Созонова Ника Викторовна: другие произведения.

Nevermore, или мета-драматургия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 2.09*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Подзаголовок - "Повесть о смерти и о любви". Текст не для всех - для тех, кому тема самоубийства известна не понаслышке. Роман написан в соавторстве с мамой. Разошелся по сетевым библиотекам, опубликован в издательстве "Геликон плюс" и в журнале "Урал" ЉЉ 4 и 5, 2013 г. Жанр можно определить как документально-магический. Темы вечные: любовь и смерть. Но смерть не простая, а добровольная. Повествование идет от лица трех персонажей: двух девушек и одного андрогина (человека, сменившего пол). Общее для них - чувство к главному герою, глубоко несчастному и нарциссичному, принадлежащему к сумрачному племени "любовников смерти", теоретиков суицида. Каждая глава заканчивается маленьким кусочком пьесы. Сцена, где развертывается её действие: сетевой форум, где общаются молодые люди, собирающиеся покончить с собой. Практически все персонажи взяты из жизни. Это самый тяжелый мой текст, который никогда не стану перечитывать. И, по иронии судьбы, вызвавший наибольшее количество теплых откликов. Магия текста сработала уже четыре раза. Думаю, это не предел. Прототип главного героя покончил с собой спустя шесть лет после описываемых событий. За текстом тянется шлейф скандала, инициируемый теми, кто чувствует себя виновным в этой смерти.

  
   Александра Созонова, Ника Созонова
  
  
  
   Глава 1
   МОРЕНА Встреча в реале
  
   Что такое жизнь на пределе, на вечном выдохе без возможности вздохнуть? Я хорошо поняла это за три месяца своего ада.
   Мягкие и чуть колкие, как ворс, волосы так податливы под моей рукой. Ледяной лоб идеально ложится под форму моей ладони.
   Какова она, твоя боль?
   'Хочется закрыть глаза, зажать голову коленями и кричать ультразвуком от этой муки...'
   Моя боль не такая - она обыденнее, проще. В ней нет высот полета на раскаленных, на оголенных нервах. Она не истерична - но тянет, тянет... и я, как и ты, не могу вздохнуть.
  
   Из дневника:
  
   '...Наконец-то весна. Теплыми пальцами с желтыми ногтями (как от выкуренных сотен пачек 'Беломора') она гладит мои глаза, губы и волосы, заставляет плакать от плотного дыма сжигаемой прошлогодней травы. Миазмы помойки, смешавшись с запахами свежей зелени, забивают ноздри, причудливо сплетаются с ароматами нескольких улыбок, встреченных по дороге. Изобилие оттаявших собачьих кучек на газонах и тротуарах вынуждает внимательно смотреть под ноги. Что дарит, в свою очередь, детскими находками: монетками, бусинами, сломанными значками, размякшими от талой воды крохотными фотографиями прекрасных незнакомцев.
   Питер весной похож на ободранного котенка грязно-кремового цвета. Множество площадей разинуты в жалобном мяуканье. Заспанные, запорошенные мусором и слезящиеся талым снегом парки и скверики. Он стоит на дрожащих лапах своих мостов и, кажется, - вот-вот рухнет в черную воду. И Нева поглотит его полностью, а потом сыто облизнется своим льдистым языком...'
  
   Холодно. Непостоянная питерская весна колючими злыми зубами вцепилась мне в тело, особенно в незащищенные его части. В защищенные, впрочем, тоже: стильной кожаной курточке, явно еще не сезон. Что подвигло меня влезть в нее вместо уютного зеленого пальто до лодыжек? Тщеславие - вот имя бесенка, что играет на самых пустых и фальшивых струнах женской души. Я не исключение. Вырядилась! И это при том, что не ждала от сегодняшнего мероприятия ничего интересного. Была свято уверена, что на встречу суицидников с форума 'Nevermore' явятся одни 'лузеры', настолько же страшненькие снаружи, насколько зажатые изнутри. Было бы перед кем прихорашиваться и пижонить...
   Точкой сбора я назначила вход в Елисеевский магазин на Невском. Молодому человеку с пафосным ником Даксан (Darksun - Темное Солнце), который больше других жаждал встречи в реале, поручила роль опознавательного знака: в руке он должен был держать цветок. (Первоначально я предлагала более яркий и концептуальный знак: надутый гелием красный воздушный шарик с надписью черным фломастером: 'Nevermore!!!' - тогда бы точно никто не прошел мимо. Но Темное Солнце, будучи социофобом, постеснялся столь явной само-презентации и заявил, что будет держать в руках белую астру. Астра так астра...)
   Прибыв ровно к назначенному времени (одна из моих досадных слабостей - очень редко опаздываю), я поискала глазами юношу с астрой. Не найдя такового и сообразив, что конец апреля - не лучшее время для этих цветов, подошла к маленькому и сутулому молодому человеку, сжимавшему в кулаке полудохлую красную гвоздичку.
   - Даксан?..
   Молодой человек радостно закивал.
   - А я - Морена. Организатор всей этой дурацкой затеи.
   - П-приятно познакомиться...
   - Ты считаешь, что красная гвоздика и белая астра - практически одно и то же?
   Я тут же пожалела об этих словах: Даксан напрягся, узкое лицо с густыми бровями пошло пятнами. Заикаясь, он принялся объяснять, что обошел три цветочных киоска, но белых астр нигде не было. С трудом мне удалось остановить поток сбивчивых извинений. Мы замолчали.
   К счастью, это длилось недолго: минут через пять с разных сторон подошли еще два участника форума, выразивших желание пообщаться 'вживую': Айви и Эстер. Айви, восемнадцатилетняя москвичка, прикатила на встречу ночным поездом. Столичные суицидники давно перезнакомились между собой, питерская же встреча была первой, и ей не терпелось узреть воочию еще нескольких единомышленников. Айви смотрелась Аленушкой из детской сказки: крохотная, пушисто-белокурая, со светлыми ресницами и тоненьким голоском. (Поглядишь - и не скажешь, что это авторитетнейшая личность в суицидных кругах, тусующаяся на сайте 'Nevermore' с момента его основания, то есть уже два года, а в сети вообще - с тринадцати лет.) На ней были джинсы и задорная зеленая кепочка.
   Эстер была лет на пять старше. Ничем не примечательное лицо: очки, тонкие губы, сухой и умный взор. Редкие, крашеные в черный волосы рассыпаны по плечам. Готическая юбка до пят. На левом плече имелась крыска, белая с серыми пятнами. Животное было в ошейнике с тоненькой цепочкой, другим концом прикрепленной к массивной цепи с перевернутой пентаграммой, украшавшей шею хозяйки. Представившись, Эстер назвала и имя своего спутника:
   - Асмодей, или Модик. Прошу любить и жаловать.
   Минут пятнадцать прошло в обсуждениях Модика и его милых ужимок: мытья мордочки, почесывания, покусывания длинной сережки в левом ухе хозяйки.
   Время уже значительно угарцевало вперед от назначенной точки - как минимум, на полчаса. Я совсем задубела в своей пижонской курточке. Хуже холода было тоскливое осознание, что мои ожидания оправдались и предстоящий вечер обещает быть безнадежно нудным. (Чтоб я еще хоть раз выбралась на подобное мероприятие? Да ни за что!)
   Тема Модика иссякла. Мы стояли, обреченно поглядывая друг на друга и перебрасываясь ничего не значащими фразами. Наконец я не выдержала и, мерно отстукивая ритм зубами, спросила:
   - Мы еще кого-то ждем? Может, уже двинемся, а то как-то... не жарко.
   Эстер посмотрела на часы, потом на Модика, словно советуясь с ним взглядом.
   - Я списывалась с Бэтом. Он очень рвался на эту встречу и просил обязательно его дождаться.
   - Бэт?! - пискнула Айви с воодушевлением. - Обязательно дождемся. Редкостная личность!
   Да уж... Весьма яркий обитатель форума. Возник недавно и тут же выделился на общем фоне - отточенным и изысканным языком и повышенной истеричностью постов. На его аватаре, помнится, ухмыляется демонический красавец с черным вороном, клюющим в ухо.
   Я покорно вздохнула. Бэт так Бэт. Разбавит, по крайней мере, наше женское общество. (Даксан со своей гвоздичкой, которую не догадался даже всучить ни одной из девушек и продолжал сжимать в кулаке, ну никак не тянул на полноценную особь мужеского полу.)
   Еще через десять минут он, наконец, появился.
   При виде этого существа я с трудом удержала челюсть в горизонтальном положении. Ничего подобного в разнообразной практике общения мне прежде не попадалось.
   Высокий и худой (узкий), с густой копной (гривой? завесой?) волос, черных с проседью, спускающихся до середины спины. (Такую длину нужно отращивать и лелеять с первого класса школы, как минимум.) Подведенные тушью глаза, губы, покрытые розовым блеском, тональный крем на скулах. Длинный кожаный плащ был распахнут, открывая расклешенные джинсы с широким поясом и множеством цепочек. Шею драпировали три шарфа - два черных и красный, разной длины и фактуры. Пальцы унизывали в огромном количестве серебряные перстни.
   Бэт постоянно двигался: покачивался, жестикулировал, поправлял волосы. Жесты казались болезненно-изломанными, вычурными. Узкая фигура напоминала экзотический - китайский или японский - сосуд с высоким горлышком, однажды разбитый и склеенный.
   Мертвый цветок, сломанная черная орхидея... Впрочем, этот образ возник у меня позднее, не в первую встречу.
  
   Едва подойдя, Бэт заговорил. И затем говорил, практически не останавливаясь. Помню, первой моей мыслью, сопутствующей шоку, было: 'А вечер вполне может оказаться удачным...'
   Он звучал и выплескивался не только обильно - раза в три больше нас четверых вместе взятых, но и весьма заумно: к концу встречи я ощущала себя восьмиклассницей, затесавшейся в общество высоколобого гуманитария. Половины слов, которые он с легкостью перекатывал на языке, я попросту не знала - а ведь он был старше всего на пару лет.
  
   Мы сидели в недорогой кафешке на Гриб-канале. Бэт читал свои стихи, стихи Кривулина, Елены Шварц и Алины Витухновской. Он немного картавил и косил левым глазом. Его манера вещать была столь же своеобразной, как и визуальный образ: взахлеб и волнами, то приглушая, то повышая тон. В спокойные интонации то и дело врывались нотки истерики, а порой он задыхался от пафоса.
   Впрочем, пребывая в благостном и великодушном настроении, он позволял и нам иногда вставить пару словечек. Особенно преуспела в этом Айви, которая могла поговорить и о Витухновской, и о 'Мертвых девочках' Масодова.
   Даксан изредка разражался бурными междометиями (судя по красным пятнам на щеках, знакомство с Бэтом вызвало у него шквал эмоций) и пространными цитатами. Эстер молчала, не сводя глаз с короля застолья. Она почесывала аккуратным длинным ногтем то спинку, то живот своему крысенышу, а затем сняла цепь с пентаграммой и позволила ему побегать по столу: погрызть хлебные крошки, потыкаться мордочкой в пивные лужицы.
   Крысиную прогулку заметила официантка и принялась, некрасиво и склочно, выговаривать Эстер, что та распространяет в общественном месте заразу, чуть ли не чуму.
   - Мадам! - с галантной улыбкой обратился к ней Бэт. - Маленький декоративный зверек, готический друг и муза нашей подруги, никак не может распространять чуму. Он распространяет лишь позитивные эмоции. Но, ради вашего спокойствия, я водворю его на положенное ему место.
   Он взял Модика за бока двумя пальцами и пересадил на плечо Эстер, а цепь с пентаграммой надел ей на шею (она при этом зарделась, как гимназистка). Затем вынул из внутреннего кармана носовой платок с кружевами и изящно смахнул им черные горошинки, оставленные крыской на глади стола.
   Официантка удалилась, бормоча о штрафе и посетителях, которые 'слишком много себе позволяют', но приглушенный тон и оторопелое выражение незамысловатого лица свидетельствовали, что обаяние Бэта действует на представителей самых разных социальных групп и прослоек.
   - Спасибо, - тихо, но сердечно сказала Эстер. - Я бы так не смогла. Праведные вопли представителей людского стада вызывают у меня глухое раздражение и тоску. Я бы смогла лишь схамить в ответ или смолчать.
   - А я бы посадила крысу ей в декольте! - весело поделилась Айви.
  Эстер покосилась на нее с неодобрением, но смолчала и лишь нежно провела пальцами по пестрой шкурке зверька, умывавшегося на ее плече.
   - Х-хамить легко, - заметил Даксан. - Смолчать еще проще. А вот найти в себе силы, чтобы одарить этот тупой и бессмысленный экземпляр улыбкой, да еще изъясняться с ней человеческим языком, а не на ее ж-жаргоне...
   - Бросьте! - легко отмахнулся Бэт (левый косящий глаз блеснул польщенно). - Что за скучную тему вы принялись возделывать. Давайте лучше о ваших 'юзверь-неймах', то бишь никах. Вы ведь не просто так их выбрали. Это некая само-характеристика, доморощенный имидж или раскрашенная в меру сил и способностей маска, которую ты предъявляешь миру. Морена... - Он повернулся ко мне. - Она же Марена, или Мара - древнеславянская богиня смерти, так?
   Я кивнула с достоинством.
   - Веселенькая само-характеристика! - усмехнулся он. - Впрочем, на форуме 'Nevermore' ей самое место. Угрюмая, леденяще-жуткая хозяйка страны мертвых.
   - Вовсе нет! - возмутилась я (втайне возликовав: есть кое-что, чего он не знает и чем можно сверкнуть). - Согласно славянской мифологии было три сестры, три дочери верховного бога Рода: Жива, Леля, Морена - Жизнь, Любовь, Смерть. Морена - младшенькая. Не жуткая и угрюмая, а тихая и загадочная. И поклонников у нее не меньше, чем у двух старших.
   - Разве ж я спорю! Мы все здесь поклонники Морены. Воздыхатели и платонические возлюбленные Смерти.
   - П-пока платонические, - вставил Даксан.
   - Именно так. Истину глаголешь, братишка по суицидной вере! А вот с тобой сложнее, - он повернулся к Айви. - И так и сяк насиловал свои блондинистые мозги, но догадаться, что означает сие имя, не смог. Какая-нибудь анимешная героиня?
   - Почти, - Айви покусала пушистый золотой локон. - Отголоски детского увлечения Толкиным.
   - Н-нечто среднее между Арвен и Йовин! - догадался Даксан.
   - Отважная, как Йовин, и прекрасная, как Арвен. Очень подходящий ник, - Бэт, кажется, сам удивился щедрости отвешенного им комплимента и смягчил его иронической ухмылкой.
   - И умная, к-как... - попытался не отстать от него Даксан. (Похоже, он примеривался к роли Лепорелло при Дон Жуане или, если сказать злее, - шакала Табаки при тигре Шерхане.)
   - Как Галадриэль, - сухо закончила за него Эстер. - Других персонажей женского пола в бессмертном творении Толкина не имеется.
   - Да вы все здесь небезнадежны, мальчики-девочки, - в плане интеллекта! - ободрил нас блистательный Бэт. - Эстер, - косящий карий глаз устремился в ее сторону. - Красивое английское имя. Героиня любимого готического романа?..
   - Отнюдь, - Эстер покачала головой. - Я долго выбирала ник, если честно. Хотела назваться Лилит - но на форуме уже была таковая. Геката - слишком претенциозно. Эстер - измененное от Астарты. Богини любви и войны в пантеоне древних семитов.
   - Знаем, знаем. Весьма демоническая женщина! - Бэт одарил ее одобрительной гримаской и развернулся к Даксану. - С вами, молодой человек, все ясно. Ноль вопросов. Темное-темное солнышко...
   Взгляд, брошенный на собрата по су-тусовке, был столь выразителен, что Айви подавилась смешком. А мне стало искренне жаль мгновенно зардевшегося Даксана.
   - С-солнце имеется в виду в-внутреннее, - принялся он объяснять, заикаясь пуще обычного. - С-самость, если по Юнгу...
   - Читали, проходили. Отличный ник, зря комплексуешь! - утешил его Бэт. - Когда я на готичном форуме тусовался, имел близкий по смыслу: Блэкста, Черная Звезда.
   - А почему ты его сменил? - поинтересовалась Айви. - И что означает Бэт? Неужели 'летучая мышь' - так просто и прозаично?..
   - Э нет, не так все просто и примитивно, - глаза у него загорелись, а речь убыстрилась: видимо, говорить на тему себя, бесценного и неповторимого, было приятней всего. - Отголоски юношеского увлечения иудаизмом. Знаете, как они пишут слово 'Бог'? Б-г. Ибо это нечто несказанное, непроизносимое. А у меня - Б-т. Бэт - это так, упрощенно. Хотя летучих мышей люблю. Как и все ночное и поклоняющееся Луне.
   - Блю Той?* - глубокомысленно изрекла я.
   Он возмущенно фыркнул.
   - Я вовсе не 'блю'. Я 'би' - если уж вас интересуют интимные подробности моего бытия. А уж на 'той' вполне мог бы и обидеться...
   - Блэк Тайм? * * - высказала догадку Эстер.
   - Блэк Тайга! *** - подобострастно вставил Даксан.
   - А вот и неверно. Блэк Тир - Черная Слеза. Эта слеза имеет свойство затвердевать и превращаться в кристалл, самый прочный на свете. Мой хороший друг и весьма потрясающий индивид Атум считает, что 'т' надо поменять на 'х'. Нет, ничего матерного - Блэк Хол, Черная Дыра - по его мнению, наиболее подходящий для меня образ. Но даже гениальные люди иногда ошибаются. Еще сигареты когда-то были такие - 'БТ', мой папа любил их курить и дымил, видимо, меня зачиная...
  - А Йорик? - спросила Айви, дождавшись, пока Бэт примолкнет, закуривая с отрешенной улыбкой. - Как думаете, почему он себе такой ник выбрал?
   - Бедный Йорик, - пробормотала Эстер, доставая из сумочки сигареты (на что Бэт галантно предложил свои). - Печальный и мудрый шут.
  ------------------
   * Голубая Игрушка (англ.)
   ** Черное Время (англ.)
   *** Черный Тигр (англ.)
  - Н-ничего в нем нет от шута! - запротестовал Даксан.
  - Следовательно, ник выбран с ориентировкой на череп, - с той же улыбкой протянул Бэт.
  - Жаль, что т-ты, Айви, не догадалась захватить его с собой в Питер. С удовольствием пообщался бы с ним в реале.
  - И я, - поддержала Даксана Эстер. - Йорик - один из немногих, на кого не распространяется моя мизантропия.
  - У него кризис, - лаконично ответила Айви.
  - Кризис? - удивился Бэт. - Но разве не все здесь присутствующие в кризисе? Мой - дай бог памяти, длится уже шестой год. Возможно, я не полностью включен в ситуацию, но для меня, говоря по правде, загадка: отчего это имя, то бишь, ник всегда произносится с придыханием в голосе? Да, сайт качественный, не спорю. Лучший, пожалуй, из суицидных ресурсов на сегодняшний день. Но ведь это коллективное творение. В чем такая большая заслуга вашего Йорика?
  - Ты новенький на 'Nevermore', Бэт, - терпеливо объяснила Айви. - Скоро поймешь.
  - С-советую 'зафрендить' его 'жж', - добавил Даксан. - М-мало кого в последнее время читаю с таким интересом.
  - А я с ним переписываюсь, - вставила я свои три копейки. - На редкость глубокая личность.
  - Ладно, уговорили, - Бэт красиво стряхнул пепел указательным пальцем с огромным перстнем в виде иероглифа. - Но что мы все о Йорике, да о Йорике? Если говорить обо мне, я с бОльшим удовольствием пообщался бы с другим московским единомышленником - Окс, кажется? Он очень изящно рассуждал о том, что смерть должна быть прекрасной и умирать стоит не потому, что жить плохо, а потому, что умирать хорошо. Жаль, не застал немного. Кто-нибудь общался с ним в реале? Ты, Айви?..
  Айви кивнула, отчего-то порозовев.
  
   В начале двенадцатого кафешка закрылась, и нас выдворили на улицу. Айви, бодро попрощавшись и заявив, что питерская су-тусовка уступает московской в количестве, но не уступает в интеллекте и творческих потенциях, помахав зеленой кепочкой, устремилась к Московскому вокзалу, откуда через полчаса уходил ее поезд. Эстер, пересадив уставшего и свернувшегося клубочком Модика с плеча в карман куртки и продиктовав всем желающим мобильный и городской, уехала на свой Васильевский в маршрутке.
   А мы трое медлили, куря у входа в 'Гостинку'.
   Или это я медлила? Очень не хотелось ставить точку. Тянуло смотреть и слушать, впитывать каждое слово, каждый жест...
   Достаточно долго я уверяла себя, что влюбилась в него не с первой встречи, а позднее. Но это не так. Сразу, с первого слова, с первого его появления на моей внутренней сцене я оказалась под властью его нечеловеческого обаяния. Увязла - как пчела в сиропе, мушка в янтаре, перышко в дегте.
  
   В метро выяснилось, что мы, все трое, живем по одной ветке, больше того, на соседних станциях. (Судьба?) Меня продолжало глодать чувство незавершенности. Неужели это все? Мы обменялись телефонами и е-мейлами, но я вовсе не была уверена, что состоится еще одна встреча. Слишком скучающий вид был у Бэта в вагоне метро: определенно, он был разочарован нашими посиделками.
   Что предпринять? Нынешней ночью Таисия дежурила, и наше с ней жилье было в моем полном распоряжении. За одну остановку перед той, где Бэту выходил, я выдала с замиранием сердца:
   - Слушайте, ребята, мне что-то спать совсем не хочется. Ночь - мое излюбленное время. Может, погуляем по парку возле моего дома?
   Странно, но они согласились мгновенно. Впрочем, в согласии Даксана я почти не сомневалась: его глаза горели при взгляде на нас обоих - чем-то я его зацепила, несомненно. Но и подведенные очи Бэта заблестели от моих слов.
   - Какое совпадение! Ночь - и мое любимое время суток. Никогда не засыпаю раньше четырех, являясь подданным Лунного Божества.
   - 'Н-не бродить уж нам ночами, хоть душа любви полна, - показал эрудицию Даксан. - И влюбленными лучами серебрит простор Луна...'
   - 'Меч сотрет железо ножен, и душа источит грудь, - отпарировал Бэт. - Вечный пламень невозможен, сердцу нужно отдохнуть'. Романтиком я был лет в десять, а вот поди ж ты - до сих пор помню. Сейчас, увы, любезнее сердцу совсем иные стихи.
   - Мне т-тоже, - понимающе кивнул Даксан. - 'Тихо-тихо в белой спальне. Белый потолок. С потолка глядит печальный без плечей браток...'*
  ____________
   * С. Стратановский
   - Только, чур, сначала зайдем ко мне, и я переоденусь, - прервала я поэтическое состязание. - Иначе в этой курточке из рыбьей шерсти точно схвачу воспаление легких!
  
   Оказавшись дома, я предложила погреться чаем. Предложение было принято, и в итоге ни в какой парк мы не пошли. Мы сидели на полу, на серебристом паласе, в моей уютной и чистой после недавнего ремонта комнате.
   Разговор, не скованный рамками общественного места, потек свободнее, без пафоса и выпендрежа. Негромкий. Исповедальный. Бэт - удивительно! - столько же слушал, что и говорил.
   Даксану было двадцать два. Он бросил вуз, доучившись до четвертого курса, и работал курьером. Ненавидел родителей - 'бессмысленных обывателей'. Презирал младшего брата-'жизнелюба', с которым был вынужден делить комнату и компьютер. Он считал себя похожим на Лермонтова: некрасивый, одинокий, не понимаемый людским стадом. Правда, свои стихи читать отказался, заявив, что его творчество представлено в 'живом журнале'. Цитировал Ницше и Макиавелли, говорил, что обязательно убьет себя, если поймет, что слаб и бездарен, что такой же, как все. Это выяснится скоро: в ближайшее время он уйдет из дома, переедет в Москву и заживет самостоятельно.
   - Н-но я, в общем-то, не особо напрягаюсь относительно вопроса to be or not to be. Согласен с римским стоиком, сказавшим примерно так: 'Жизнь - дело не такое уж важное. Живут и рабы, и животные. Стоит ли заморачиваться на ее счет, словно решаешь что-то глобальное и великое?' И еще у Ницше есть гениальная фраза: 'Если твоя жизнь тебе не удалась, то может удасться смерть'. Я прочитал это месяца три назад и принял как руководство к действию. Если не найду в себе сил в ближайшие пару месяцев уехать в Москву или если уеду, но не сумею устроиться на достойную работу - с хорошим заработком, с широким полем действия для моих мозгов - убью себя. П-просто уничтожу безжалостно, как букашку. Способ выбрал давно - гарантия сто процентов.
   - У Леонида Андреева есть отличный рассказ об этой самой фразе Ницше, - заметил Бэт, заинтересованно внимавший Даксану. - Называется 'О Сергее Петровиче'. Советую почитать. Особенно хорошо описаны ощущения героя перед самоубийством. А какой способ, если не секрет?
   - С-самый банальный: прыжок из окна. Живу на четырнадцатом этаже. Понимаю, что инстинкт самосохранения - штука сильная, матушка-природа постаралась. Поэтому непосредственно перед прыжком приму пол-литра водки. Это поможет отключить инстинкт напрочь. Н-но предсмертная записка, разумеется, будет написана в трезвом состоянии.
   - Сильно... - с уважением протянул Бэт.
   - А тебе не жалко родителей? - спросила я. - И брата? Ведь для них дополнительный шок - увидеть под окном твое тело... то, что от него останется.
   Я тут же пожалела о своей глупой жалости к неведомым предкам Даксана, так как была облита горячим негодованием:
   - А им было ж-жалко меня, когда они производили меня на свет?! Без всякого смысла и цели, повинуясь лишь животной похоти? А сейчас - они жалеют меня? Может быть, они п-пытаются хоть как-то помочь, ударить пальцем о палец, чтобы вытащить из депрессии?!..
   Я хотела ответить, что тяжеловато помогать тому, кто тебя ненавидит с такой силой: все равно как тащить из проруби человека, который вгрызается в протянутую руку зубами и впивается когтями... но промолчала. Я совершенно не конфликтный человек - еще одна моя слабость. А может, это признак пофигизма: меня редко тянет отстаивать с пеной у рта свою точку зрения.
   - Ты абсолютно прав, Даксан! - еще ниже 'опустил' меня Бэт. - Моей матушке тоже было всегда наплевать на то, что творится у меня в душе. Помню, мне было около тринадцати. Я тогда в первый раз венки порезал. А матушка вбила себе в голову, что в этом возрасте все мальчики занимаются онанизмом. И чтобы застукать меня за этим занятием, то и дело входила ко мне в комнату, неожиданно. И в тот раз она так вошла. А я не знал, как резать - порезал поперек, а не вдоль, и без ванны. Смотрю, как струится кровь, какие красивые разводы на руке - словно багровые и лаковые ветви дерева. Она входит. Я объясняю: 'Мама, я не занимаюсь онанизмом'. Она кивает головой удовлетворенно и выходит.
   'Ну и мамочка! - я поежилась внутренне. - Неужели такие бывают?' Но озвучивать изумление не стала - чтобы окончательно не закрепить за собой имидж дурочки. (Позднее, уже в наших беседах наедине Бэт признался, что мама его больна психически, кажется, шизофренией.)
   Мы рассказывали о себе по кругу. Бэт, в свою очередь, поведал, что ему через два месяца исполнится двадцать, он нигде не учится, работает внештатно журналистом в известной желтой газетенке. Берет интервью у музыкантов и актеров, в том числе и таких известных, как Бьорк, Мерлин Мэнсон и Рената Литвинова. О звездах, надо признать, он говорил недолго и весьма язвительно.
   - О Бьорк я грезил лет с пятнадцати. Она казалась мне настоящей, единственной настоящей среди пустых и сытых рыл вокруг. Мечтал заработать гору денег, махнуть к ней в Исландию и сделать предложение руки и сердца. Когда добился всеми правдами и неправдами интервью с ней - помог мой инглиш, который мне почти как родной, - всю ночь выдумывал вопросы. Жаждал поразить чем-то экстраординарным, из ряда вон. 'Вам никогда не хотелось купить остров, построить на нем замок и петь - ни для кого, только для себя, волн и ветра?..' И прочее в том же духе. Но такие вопросы вызвали у предмета моих пубертатных грез лишь брезгливое недоумение. Усталая некрасивая тетка - колоссальное разочарование!.. А Рената Литвинова - о, это нечто. Я так громко хохотал над ее ответами, что она засомневалась, благоговением ли вызвана такая реакция, и очень обиделась, и отказалась продолжать интервью. За что я имел крупные неприятности - вплоть до угроз выгнать к чертовой матери - от главного редактора...
   О звездах и звездной работе он говорил немного. В основном - о своей безысходности. О боли. Той самой, когда хочется зажать уши, зажмурить глаза и кричать ультразвуком.
   Я впитывала образы его непонятной и страшной муки, насыщалась ими, проживала - чуть ли не с той же остротой и явью, что и он сам...
  
   У меня хватило ума не платить за откровенные излияния моих гостей той же монетой - искренностью. Если б я честно поведала, что не страдаю от 'депры', ни разу не резала вены и не травилась, а периоды тоски и уныния - у кого их нету? - сменяются вполне радостным мироощущением, меня тут же с позором изгнали бы из маленького, складывавшегося на глазах суицидного братства.
   Пришлось напрячь воображение. Никакой глубокой экзистенциальной причины, по которой мне опротивело бытие, я выдумать не сумела. Получился детский лепет про не встреченную до сих пор любовь (что соответствовало истине) и банальное сетование о непонятности цели, с какой я оказалась заброшенной в этот мир абсурда и боли. Сгустив краски, добавила, что дошла практически до точки и серьезно подумываю о суициде в день своего восемнадцатилетия. Дело только за выбором надежного и безболезненного способа - ни вены, ни прыжок с высотки, увы, не для меня.
   Даксан неодобрительно покачал головой.
   - В-восемнадцать лет? Извини, Морена, но это еще детство. Суицид - выбор взрослого и ответственного человека. Я бы п-посоветовал тебе еще пожить, подумать, повзрослеть.
   И Бэт активно поддержал его в этом.
  В пять утра Даксан, соскучившись по 'Nevermore', вылез в инет.
   - Все спят. Г-глухо, - с грустью констатировал он. - Отчетов о сегодняшней встрече не появилось. Впрочем, Айви еще катит в поезде, а Эстер, должно быть, осторожничает: не хочет быть первой.
   - А как там Йорик? - поинтересовался Бэт. - Написал что-нибудь умное?
   - У него же к-кризис. Обычно в такое время он только в 'жж' пишет.
   - Загляни туда, если тебе не трудно. Или у него 'подзамочные' записи?
   Даксан послушно защелкал мышью.
   - П-под замком он принципиально не пишет. Всё наружу. Ну вот, так и есть: 'Не был бы я таким принципиальным, отправил бы тушку к праотцам прямо сейчас. Невыносимо. Всё невыносимо. Каждый миг этого существования невыносим и нелеп...'; 'Опять я упал на какую-то новую глубину отчаянья. Здесь я ещё не был. Не за что уцепиться - взгляд, руки, все мое существо скользит вдоль холодных поверхностей и не чувствует ничего. Ничего не хочу больше, ни на что не надеюсь. Трудно сдерживаться, хочется стонать и рычать от боли...'
   - Перестань, пожалуйста, - я не выдержала. - Нельзя такое... просто так читать.
   - Н-но он ж пишет, - возразил Даксан. - Значит, хочет, чтобы читали.
   - Он хочет не этого, - протянул Бэт. - Умный и взрослый Йорик надеется на чудо. На то, что некий волшебник услышит его сигналы SOS, выловит бутылку с мольбой о спасении, которые он бросает в океан инета - и мановением волшебной палочки дарует исцеление. А вот я, будучи моложе его в полтора раза, уже ни на что не надеюсь.
  
   Мои новые чудесные гости ушли около семи утра. В качестве итога ночных исповедей мы заключили тройственный союз: договорились, что если одному из нас станет невмоготу, то прежде чем сделать необратимый шаг, он позвонит двум остальным. Ну, а они - попытаются удержать, вытащить. А уж если не получится, по крайней мере, скажут сердечное и сдержанное 'прощай'.
   Бэт и Даксан, бледные, покачивающиеся от недосыпа, но до боли трогательные, пообещали также явиться на мое совершеннолетие, ожидавшееся через неделю, - если, конечно, я дам слово не вытворять в сей знаменательный день никаких мрачных фокусов.
   Оставшись одна, я растянулась на полу, где сидела, и вместо того чтобы заснуть или погрузиться в мечты, принялась молиться, уставившись в снежно-чистый, недавно побеленный потолок и зачем-то сжав кулаки.
   'Господи, сделай так, чтобы ему не было так больно, так страшно больно, так невыносимо больно. Если хочешь, отдай половину его боли мне, отдай всю его боль мне, только, пожалуйста, пусть ему будет легче! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста...'
   Впервые я, кого с большой натяжкой можно назвать христианкой, молилась так яростно и так искренне.
  
   * * * * * * *
  
   Начать, наверное, стоит с естественного начала - с рождения. Это грандиозное событие (для двух-трех человек, включая меня) свершилось весной, в первых числах мая. Моя мама - непосредственная причина моего бытия, - увидев меня впервые, пришла в ужас и жалобно попросила: 'Унесите ее от меня, я не могу это видеть!', за что была справедливо отчитана акушеркой, не привыкшей к подобным реакциям у счастливых родильниц. На следующее утро, когда меня принесли кормить, и я уже не была свекольного цвета и не разевала пасть в пол-лица, рассмотрев меня вблизи и убедившись, что глаза у младенца большие, а ресницы длинные, она смирилась с моим бытием и даже по-своему прикипела.
   Правда, не сильно: иначе не ушла бы добровольно из жизни, когда мне минул год. Реактивная депрессия, так это называется. Воспитывала меня Таисия, моя бабушка.
   Из ее туманных рассказов я точно не поняла, то ли отец оставил маму за пару месяцев до моего рождения, то ли она ушла сама, не вынеся открывшейся ей при близком рассмотрении теневой стороны его внутреннего мира.
  
   Моя Таисия была уникальной личностью - создание, вышедшее из рук мастера, а не с конвейера. Мастер, правда, не то подвыпил, не то с рождения был со странностями.
   Когда я родилась, ей было тридцать девять. Два высших образования, букет способностей, и при этом - порхающее и хаотичное существование, следствие чрезмерной любви к свободе. Сколько себя помню, мы постоянно балансировали на грани благородной бедности и плохо маскируемой нищеты. Пенсии она не получала по причине малого рабочего стажа. Перебивалась случайными заработками или сменной работой - сутки через трое, на которой не выдерживала дольше семи-восьми месяцев.
   Я никогда не звала ее бабушкой. Изредка - мамой, а обычно по имени. Мало кто знал, что она мне не мама - лишь близкие родственники, да пара-тройка старых подруг. И сама я узнала об этом поздно, четыре года назад. Наши отношения никогда не были мирными и гармоничными. Я была 'трудной' с момента рождения, а может, и зачатия. (Мамочка, будучи на сносях, сдавала сессию, и, по словам Таис, вредный зародыш принимался кувыркаться в ее животе и дубасить в него пятками именно в моменты ее диалога с экзаменатором.)
   Свой внутриутробный период мне волей-неволей пришлось провести в депрессии, точнее, разделить ее темную атмосферу с мамой. Вряд ли это повлияло благоприятно на мое здоровье, характер и жизнестойкость.
   Когда я вошла в пресловутый переходный возраст и у нас с Таисией начались особенно крупные баталии, моими главными наступательными орудиями были та самая депрессия (даже врачи предлагали мамочке не рисковать и сделать аборт) и фраза в роддоме, 'поздравление' с выходом на белый свет. Ну, и вдобавок бедность, из-за которой я все детство донашивала чью-то дареную одежду и оттого обладала весьма низким статусом в обезьяньей стае одноклассников.
   Она же в ответ упирала на мое сходство с 'биологическим отцом', и внешнее - что бы ладно, и внутреннее. На резонную реплику, что отцов себе не выбирают, следовал убойный довод, что с взрослые души, пожелав воплотиться, сами выбирают себе родителей, и, сдается ей, это как раз-таки мой случай. (Тут будет кстати добавить, что в зрелые годы Таис всерьез погрузилась в эзотерику.)
   Love-hate - так можно определить наши с ней отношения. Любовь-ненависть. С ее стороны любви было больше. Ненависти, правда, тоже. Таисия была человеком-маятником - постоянно качалась из одной крайности в другую, с немалым размахом, с внушительной амплитудой.
  
   Лет с трех я существовала в двух несоприкасающихся сферах. В мире прекрасном и захватывающем, который составляли мои мечты, сны и сказки, которые я рассказывала себе перед тем, как заснуть. И в реальности, несравненно менее живой и яркой.
   Чаще всего я мечтала о человеке, которого полюблю.
   Точнее, не совсем человеке: у него были темные жесткие крылья без перьев и зеленые глаза с необычными зрачками - узкими и вертикальными, когда он смотрит вокруг, и круглыми, человеческими, когда обращает свой взор на меня. Он силен, печален и свободен. С размахом его свободы способна соперничать лишь любовь ко мне. Рядом с ним я ощущала полную защищенность - огромные крылья отгораживали, укрывали нас двоих от всей вселенной. Он воин, но не жесток, скорее бесстрастен - ко всему и всем, кроме меня. Мы равновелики, как две звезды, парящие напротив друг друга, сияющие отраженным друг от друга светом. Наши души настолько переплетаются и сливаются, что у нас общие сны, общие мысли.
   В моих грезах я спасала его: от смерти, болезни, людского презрения, самого себя. Сопровождалось это немалыми муками. Должно быть, я уже тогда подсознательно догадывалась о всеобщей гармонии и взаимосвязи, при которых невозможному счастью должна предшествовать нечеловеческая боль.
   Думаю, я была очень слабой в детстве. Дрожащим кусочком плоти, которому для ощущения комфорта нужны две ладони, теплые и защищающие, да два крыла: ведь когда смотришь на мир с высоты, он перестает быть страшным, он уже не может дотянуться до тебя и потому выглядит куда более дружелюбным и приветливым.
  
   Мои мечты, хоть я давно уже выросла, по-прежнему оставались для меня важнее настоящей жизни. Я укутывалась в сказки и грезы, словно в пуховое одеяло, укрывавшее от сквозняков реальности. Когда я закрывала глаза, мир более яркий и нежный, чем заоконный, поселялся под веками, и я растворялась в его красках, звуках и запахах.
  
   Одно из моих детских прозвищ, данных безудержной на язык Таисией, звучало как 'Помесь Ассоль и Ослицы'. Ей хотелось видеть во мне Ассоль, да я и была в какой-то мере Ассолью. Но с поправкой на современность. Пустячная эта 'поправка' причиняла моей самой близкой на свете родственнице немалые муки.
   Курить я начала в тринадцать, первого бой-френда завела в четырнадцать, в девятом классе бросила школу - ввиду скуки и неладов с одноклассниками. (Потом, правда, с грехом пополам закончила вечернюю, которую, к моей радости, можно было прогуливать по две-три недели подряд.)
   Дабы расцветить реальность, в сравнении с моими сказками глядевшуюся тускло и кисло, то и дело влипала по самые ушки во всяческие истории и умела находить 'грязь' и 'зловонное болото' (по терминологии Таис) в самых, казалось бы, сухих и чистых местах.
   К моменту описываемых событий я нигде не работала и не училась, имела за плечами опыт общения в самых разных тусовках - от уличных музыкантов до самодеятельного театра, от братства продавцов газет в электричках до детской христианской радиостанции, - несколько безответных влюбленностей, пару-тройку коротких романов и кучу вопросов о смысле этого дурацкого бытия вообще и моего в частности.
  
   Из дневника:
  
   '...Ну почему, почему только одно лицо перед глазами?
   Не могу больше.
   Честное слово, я бы хотела лежать в какой-нибудь канаве, избитая и изнасилованная, чтобы боль физическая хотя бы на время пересилила, переорала, переборола боль души. А еще лучше - машина с плотно заделанными окнами и включенным мотором. Я бы ничего не почувствовала и тихо заснула навек. Стоп. Не думай в ту сторону, не надо. Он не твой. Дождись твоего, дождись! Знай: где-то в мире есть человек, сердце которого так же мается в ребрах, мечется, словно загнанный в клетку вольный зверь. Если я засну в машине или в бурой от крови ванне, мы никогда не встретимся. Никогда. Какое страшное слово - оно похоже на надгробную плиту. Но если он не найдет меня? Зачем мне тогда жить...
   Мама, мамочка, любовь кипит во мне, и если она не найдет выхода, если не на кого будет ее излить, обрушить - она разорвет меня изнутри.
   Но тебе этого не понять. Никому этого не понять.
   И мне тоже...
  ...............................................................
   Где же ты, где? Мой зеленоглазый демон... Когда же распахнется окно и ты влетишь, шурша крыльями, и все вокруг засияет от твоих глаз, зазвенит от смеха?.. Я люблю тебя, я не знаю тебя и, не зная, люблю. Это странно, глупо, но с самого детства, с младенчества, я чувствую тебя, и только это ощущение, знание, что где-то бьется твое сердце, помогает мне не захлебнуться в потоке обид и разочарований...
  .....................................................................
   Я сама себе не нужна. Если я не нужна кому-то так же остро, как воздух или вода, зачем мне тогда жить?..'
  
   Я не была депрессивным подростком, коих сейчас так много. Хотя именно такой представала на страницах своего дневника. Дневник - отдушина в периоды упадка духа. Светлые или нейтральные моменты своего бытия я фиксировала в словах редко. Природное жизнелюбие высушивало слезы через десять минут после домашнего скандала, а обиды в школе, где, будучи метисом 'гадкого утенка' и 'белой вороны', я немало натерпелась от дорогих одноклассников, - исцеляли самодельные сказки и хорошие книжки. Если утром я просыпалась в плохом настроении, причиной был резкий переход из мира прекрасных видений в суровую реальность, но не склонность к депрессиям.
   Тем не менее, череда безответных, но страстных и выматывающих влюбленностей, отсутствие одного-единственного и бурные разборки с Таис существенно расшатали мою психику. У меня появилась мечта: работать на телефоне доверия с подростками и тинейджерами и, помогая другим, разобраться в хаосе собственной души.
   Мечта была нереальной: с моим образованием, точнее, почти полным его отсутствием, нечего было и думать о подобной работе. Таисия дала дельный совет: попробовать помогать пока бесплатно, используя какой-нибудь форум суицидно-депрессивной тематики. Благо, наш дом как раз оснастили кабельным скоростным Интернетом.
  
   Едва меня подпустили к вожделенной 'паутине', я разыскала сайт 'Nevermore'. От той же Таисии была наслышана о нем как о самом посещаемом месте общения отчаявшейся молодежи. Форум встретил меня непроглядной тьмой своего оформления и 'веселеньким' баннером на главной странице: человеческой пяткой с привязанной к ней биркой.
   Зарегистрировалась, недолго подумав, под ником Морена: благозвучно, простенько и русским духом пахнет. Нет, конечно, пафосно - для тех, кто сечет в мифологии: богиня, хоть и младшенькая из трех сестер. Но на фоне 'темных солнц', 'умирающих звезд', 'гекат' и 'люциферов' смотрелось вполне органично.
  
   Форум 'Nevermore' с первого взгляда напомнил мне пьесу. Ник участника - и его реплика. Ответы и монологи других 'действующих лиц'. Паузы. Ремарки модераторов.
   Я вышла на сцену, назвавшись Мореной и написав первый пост. С каждым следующим постом или комментарием снова и снова оказывалась под яркими лучами софитов. Но была и зрителем в то же время - сочувствующим, вовлеченным в сюжет зрителем в первом ряду партера.
   Но вот кто был Драматургом и Режиссером сего действа?
  
   Чуть позже образ уточнился. Одна большая Пьеса содержала в себе десятки маленьких. У каждой было свое начало, своя завязка и своя кульминация.
   Прологом моей пьесы было первое появление на форуме. А завязкой - тот день, когда несколько питерских участников решили увидеться в реале.
  
  
   КАРТИНА 1
  
   Забор вдоль всей сцены. На нем нарисована гигантская клавиатура компьютера. Надпись: 'ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ФОРУМ NEVERMORE! НАМ ЖАЛЬ, ЧТО ВЫ ТЕПЕРЬ С НАМИ'.
   Вбегает Край - юноша лет двадцати в футболке и рваных джинсах.
   КРАЙ (громко): Назовите три ваших самых заветных желания!
   Пишет на заборе мелом: 'ТРИ ЖЕЛАНИЯ!!!' Ударяет ногой по одной из нарисованных клавиш. Входит Бэт. Весь в черном. Кутается в длинные волосы, как женщина в фату. Прислонившись к стене, перечисляет, медленно и чуть нараспев.
   БЭТ: Хочу хоть на секунду перестать чувствовать боль. Хочу заснуть хоть на полчаса. Хочу никогда не просыпаться. Хочу набраться сил, чтобы умереть...
   КРАЙ (перебивает): Три! Я просил только три!..
   БЭТ (не поворачиваясь в его сторону): Хочу, чтобы меня полюбил хоть один человек. Хочу сделать себе пластическую операцию, не красоты ради - просто, чтобы ни один из знакомых больше не узнал. Хочу набраться сил и перемолчать оставшуюся жизнь. Хочу, чтобы при виде меня люди не блевали...
   КРАЙ: Так нечестно! У меня и всех остальных - только три!
   БЭТ: Хочу вырезать свое сердце. И съесть его на день рождения. Хочу провести ночь с Ником Кейвом. Хочу сына. Явный плагиат: ничего никогда не хотеть больше - хватит - больно...
   КРАЙ: Все бы тебе выпендриться! Не надоело?
   БЭТ: Хочу, чтобы меня убили. Хочу отдать за это последние деньги. Хочу, чтобы мне постучался в 'аську' кто-нибудь с этого сайта. Хочу двух человек, но это уже личное... на факультативных занятиях... душевная препарация для посвященных.
   КРАЙ: Высказался?
   БЭТ (очень тихо): Почему-то, когда перестаешь кричать, становится еще страшнее. Так мерзко-мерзко-мерзко от необходимости еще хоть минуту находиться вблизи самого себя. Хочется просто наконец сломаться окончательно.
   Появляются другие участники форума. Среди них Морена, Айви, Эстер и Даксан. Они бродят по сцене и выкрикивают, проговаривают, шепчут свои желания.
   ДАКСАН: Хочу жить один на острове посреди моря. Хочу знать наверняка, что будет после смерти, чтобы решить осознанно, стоит ли терпеть эту жизнь. Хочу сделать себя таким, каким вижу.
   ЭСТЕР: Хочу быть сильнее. Хочу отомстить всем своим врагам. Хочу идти по выбранному пути уверенно и спокойно.
   МОРЕНА: Хочу, чтобы как можно меньше людей уходили из жизни сами. Хочу встретить своего человека, один раз и на всю жизнь. Хочу, чтобы мои близкие и друзья жили долго и счастливо.
   КРАЙ: Хочу найти человека хоть чуть-чуть похожего на меня. Хочу знать, как справиться с инстинктом самосохранения. Хочу найти в себе силы для новой попытки суицида.
   МОРФИУС (молодой светловолосый человек, симпатичный и улыбчивый): Хочу, чтобы жизнь не была пуста и бессмысленна. Хочу, чтобы Пашка не совершал непоправимого! Хочу больше знать и уметь.
   ХЕЛЬ (юноша лет двадцати трех, в инвалидной коляске): Хочу смертельно заболеть. Хочу, чтобы настал конец света. Хочу ничего - просто ничего.
   ОНЛИБЛЭК (маленькая темноволосая девушка лет двадцати восьми): Умереть без боли и быстро, никого не ввергнув этим в отчаянье, не поранив. Чтобы мой любимый исцелился от депрессии и жил. От этого мира - больше ничего.
   Постепенно все расходятся. Остается одна Айви.
   АЙВИ: Не хочу хотеть...
   Входит Энгри. Ему двадцать семь. Грубоватые, но подвижные и выразительные черты лица, яростные темные глаза. Он стирает написанные мелом слова.
   ЭНГРИ: Айви, тебе не кажется, что фигней мы тут все страдаем?
   АЙВИ (пожав плечами): Проводим время до смерти.
   ЭНГРИ (хохочет): В точку! Хорошо сказано. Я вот лично радуюсь, что до нее остается все меньше времени. (После паузы, во время которой продолжает протирать тряпкой уже чистый забор.) Почему-то сдохнуть очень трудно, хоть и нечеловечески хочется. Кто бы только знал, как хочется сдохнуть!..
   АЙВИ: Почему трудно?
   ЭНГРИ: Веришь-нет: все время чудеса случаются. То брат из командировки приезжает на сутки раньше, ровно в тот момент, когда все уже приготовлено и остается только табуреточку выбить. То кореш с девчонкой вваливаются в два ночи - переночевать им, видишь ли, негде. И опять в тот самый момент! Зае..ли чудеса, происходящие в последний момент. Этого больше не должно быть!!!
   Входит Брюс - мужчина спортивного вида под сорок.
   БРЮС: Может, хватит истерить? Вряд ли в таком виде ты симпатичен этой милой и умной девушке.
   ЭНГРИ (с яростью): А мне пох, кому я там симпатичен! Мне, к примеру, симпатичен маньяк Чикатило, насиловавший и убивавший разную падаль, типа милых и умненьких девочек - я не про тебя, Айви! - и пожилых жизнелюбов!!!
   БРЮС: Энгри, клоун, да самоубейся ты, наконец!
   ЙОРИК ( выходит из тени в углу сцены): Брюс, вынужден предупредить, что за подобные высказывания буду банить безжалостно. Имей в виду.
   БРЮС: Давай, бань. А этого пьяного придурка, который всех заражает здесь своей шизофренией, мы банить не станем. Ни-ни! Козлам всё позволено. (Разворачивается и уходит.)
   АЙВИ: Шизофрения не заразна.
   ЭНГРИ: Давно замечаю, что тупым (идиотам, даунам, олигофренам, кретинам, дебилам, мудакам, уйопкам, жополизам, приспособленцам) не просто легче живется, а этот мир создан для них, по всей видимости. И всё-таки можете поливать меня всем форумом грязью, если я не сдохну на этой неделе. Сильно надеюсь, что чудес больше не бу...
  
  
   Глава 2
   МОРЕНА Форум 'Nevermore'
  
   Из дневника:
  '...Я листаю людей, как книги, газеты или научные рукописи. Из одних выуживаю последние новости и сплетни, а затем откладываю подальше, как ненужную макулатуру. В других заглядываю из вежливости, старательно пытаясь сдержать зевоту. Но большинство глотаю запоем. Судьбы, мысли, слова, интонации - вот что помогает из каждого спора, монолога или застольной беседы вынести что-то ценное и неповторимое именно для себя.
   Ты все время спрашиваешь, Таис, почему для меня не существует плохих и хороших людей. Пойми, я иду не той дорогой, где по одну сторону - умыто-чистые лужайки добра, а по другую - грязное болото зла. От того, куда я поверну лицо, не зависит моя судьба. Я пришла в этот мир общаться и учиться у других людей. И если человеку есть, что мне дать и чему обучить, то я возьму это, не раздумывая, будь он серийный убийца или католический священник...
  ................................................
   '...Меня преследует чувство тотальной ненужности, невостребованности социумом. Я ощущаю себя гуттаперчивым мячиком, который, как от холодных стен, отскакивает от чужих умов и судеб, не затрагивая в них ничего...'
  
   Хорошо запомнилось, как вышла на форум в первый раз.
   Меня подпустили к компу только к двум ночи. Раньше Таис было не отлепить от экрана. С азартом ребенка, осваивающего новую игрушку, она несколько часов подряд блуждала по всемирной липкой сети, восхищаясь ее возможностями и то и дело добавляя что-то в 'Избранное'.
  
   Самый последний по времени пост был от девушки с ником Найтбёд (Ночная Птица). 'Запомните меня такой!' Стихотворение, заканчивавшееся строками:
   Мне не страшно уйти из жизни.
   Мне не нужно, чтоб ты меня помнил.
   Исчезают слезы и мысли,
   Что последней вызваны болью...
   И лаконичное прощание: уходит сегодня. Просьба не отговаривать - решила бесповоротно. Всем, с кем успела тут подружиться, спасибо и простите!
   Я тут же бросилась ей отвечать. Не особо думая над словами, лишь бы не оставлять надолго одну - с ее болью и глухой ночью. Призналась, что мне очень понравилось стихотворение. Попросила написать на 'мыло'. Выдала пару детских советов, как пережить боль разрыва (мне это тоже так знакомо!)...
   Ночная Птица не ответила.
   Утром, едва проснувшись, залезла в сеть. Под последним постом и моим сгустком хаотичной жалости выстроилась цепочка комментов: 'Прощай. К сожалению, мы не были знакомы'; 'Удачи... пусть все будет хорошо для тя... обрети же тот вечный кайф... и покой... без вечной боли...'; 'Не буду тебе ничего советовать, типа: 'не надо, жизнь хороша', потому что сам в такой же ситуации: недавно бросила девушка. Просто знай, если вдруг передумаешь или отложишь, нам с тобой будет о чем поговорить. Я ведь тоже уйду очень скоро'; 'Вернись, пожалуйста!!! Я и сам три года назад говорил так. И все это было для того, чтобы привлечь внимание. Мы живы, пока нами кто-то интересуется. Я тобой интересуюсь!'; 'Покойся с миром...'
   На эти отклики ответов также не было.
   Еще был коммент, обращенный персонально ко мне - от красивой и высокомерной, судя по фото на аватаре, девушки с ником Онлиблэк (Только Черное) - подруги и правой руки Йорика. 'Пожалуйста, никогда не давайте человеку в состоянии кризиса необдуманных советов. Это может очень плохо закончиться. Несбыточные рекомендации только ухудшают положение. Хочется помочь - сделай что-то реальное. Не можешь - посочувствуй или расскажи свою историю. Не можешь и этого - лучше отойти и промолчать'.
  
   Еще много дней спустя я высматривала на форуме ник Найтбёд, но больше эта девушка не появлялась. Никогда.
   Nevermore.
  
   На форуме, как в любом человеческом сообществе, были свои лидеры и свои отверженные, непримиримые бойцы и 'белые вороны', яркие индивидуальности и серые заурядности. Единственное отличие - главной темой, стержнем общения была добровольная смерть и наиболее надежные способы ее достижения.
   И еще: смерть не только обсуждалась, но и творилась.
   Была не виртуальной, не выдуманной - настоящей.
   Словно солдаты на передовой: шутят, ругаются, философствуют... и то и дело не досчитываются кого-то из своих. Война, кровь, агония - на фоне ровных строчек на светящемся мониторе. Вот только кто противник? С кем они боролись: с ненавистной жизнью, с хромой судьбой, с Создателем (в которого почти никто здесь не верил)? С самими собой, со своими страхами и инстинктами?..
   И во имя чего погибали? ('За Сталина, за Родину!' - что было здесь Родиной и Сталиным?..)
  
   Я заметила спустя недолгое время, что большая часть исчезновений с форума была окутана туманом. Ушедший мог попрощаться, как Ночная Птица, мог закрыть дверь по-английски. Но и в первом случае не было гарантии, что ушел непременно в смерть: каждый мог передумать, не ставя об этом в известность виртуальных друзей.
   Меньшая часть уходила определенно: в морг и на кладбище. Те, кто успел завести в этой среде приятелей и друзей, с которыми встречался и перезванивался. На эти уходы, что естественно, реакция была болезненней и оживленней.
  
   Помимо форума на сайте была обширная библиотека, фонотека 'хорошей депрессивной музыки', разделы 'Творчество наших авторов', 'Способы смерти' (более сотни подробно описанных техник отправки на тот свет), 'Способы жизни' (советы, как вспрыснуть себе адреналин менее радикальными методами: с помощью байкерства, альпинизма, прыжков с парашютом), 'Смерть, которая тебе не светит' (рассказы тех, кто опробовал на себе разные методы - от прыжка с балкона до глотания ртути из градусника, - оказавшиеся неэффективными и вместо вожделенного небытия повлекшие временную потерю здоровья, в лучшем случае, или плен психушки, в худшем). Можно было поговорить в привате с психологом и даже с православным священником.
   С психологами, правда, возникали хронические проблемы. Поскольку консультации не оплачивались, профессионалам быстро надоедало играть в эти игрушки. А психологов-неудачников, болтунов и тупиц, дружная орава суицидников быстро и без затей изгоняла прочь.
   О православном священнике стоит сказать особо. Отец Иннокентий, батюшка катакомбной церкви, слыл личностью яркой и скандально известной. Сайт 'Nevermore' являлся его детищем: на пару с программистом Йориком из Москвы он скреативил его два года назад и с тех пор опекал и курировал. Помимо сайта у батюшки имелось несколько съемных квартир, куда он приглашал пожить - и отдохнуть от злыдней-родителей и садистов-учителей - юных суицидников со всех концов страны, отыскивая их в сети. Про Иннокентия (или Инока, согласно нику в сети) писали газеты и снимали телепередачи, причем размах оценок его деятельности был полярным: 'Священник спасает юных самоубийц, от которых отвернулось общество!' - 'Клуб самоубийц в Санкт-Петербурге: одиннадцать смертей за полгода'. Инок нажил массу врагов - главным образом, среди родителей мальчиков и девочек, ушедших из жизни во время 'отдыха' в его приютах. Но не меньше - восторженных последователей и духовных детей.
  
   Была на сайте и фотогалерея. Правда, доступ в нее имели не все - только те, кто пробыл на форуме не менее полугода и не запятнал себя ничем подозрительным. Конспирация требовалась в целях защиты от родителей самоубившихся мальчиков и девочек, которые порой заходили на форум: искали последние слова своих детей, людей, с которыми те общались перед уходом, пытаясь монять мотивы. Нередко они считали именно 'Nevermore' повинным в их гибели и требовали принять меры.
   В разделе 'Памяти ушедших' вспоминали тех, кто обитал здесь, общался, приятельствовал, а затем исполнил свое печальное намерение.
   Самым ярким мне показался Окс. Он ушел из жизни за неделю до моей регистрации на форуме. Москвич, музыкант, не имевший недостатка в деньгах, любимец женщин. Его посты были легкими, дружелюбными и одухотворенными. Никогда он не позволял себя нытья или оскорблений. Айви, общавшаяся с ним в реале, уверяла, что он был по-старомодному галантен и утончен. Причиной ухода послужила неизлечимая болезнь. Окс был единственным сыном у родителей, но, как ни странно, сумел добиться, что они отпустили его, согласились с его решением. Видно, по-настоящему любили. Когда на форуме поднимался вопрос, что же все-таки ждет за порогом (одна из 'хронических' тем, как и способы смерти), Окс убеждал, что главное - последний миг жизни. То состояние, настроение, в котором проживаешь этот миг, растянется на всю последующую вечность. Поэтому не стоит уходить в отчаянье или страхе. В качестве способа Окс выбрал передозировку наркотика. Уединился на даче, под хорошую музыку... Сразу после его ухода Йорик (они дружили) написал на форуме: 'Ну, вот и все, брат. Теперь ты знаешь то, чего мы еще не знаем и только строим догадки. Надеюсь, оно того стоило и ты не разочарован. До встречи'. И отключил комменты.
  
   Имелась на сайте и рубрика с необычным названием 'Анти-Синий Змей'. Синий Змей - бывший суицидник и активист сайта, ныне шизофреник и ФСБ-шник, поставил целью спасение как можно большего числа юных самоубийц. Он не брезговал никакими средствами: под разными никами и именами, знакомился на форумах, входил в доверие и, узнав в процессе доверительного общения домашний телефон, звонил родителям и сообщал, что сын или дочь собираются на днях уйти из жизни и отпрыска следует немедленно упечь в психушку. На его счету была не одна спасенная жизнь и, соответственно, не одно проклятие. Стоит ли говорить, что этот тип являлся объектом всеобщей ненависти. Рубрика 'Анти-Синий Змей' была создана для его разоблачения под любыми масками и вывесками.
  
   Помимо перечисленных достоинств у меня имелись и личные причины предпочесть 'Nevermore' иным сетевым ресурсам подобной тематики. В разделе 'Творчество наших авторов' был выложен дневник Таисии, который она вела в течение четырех месяцев, сразу после того как ее дочка и моя мама покончила с собой. Когда-то давно она выложила его в сеть, анонимно. Тексту предшествовало предупреждение Йорика: 'Если ваше решение твердое и осознанное, читать это не стоит. Но если колеблетесь, взвешиваете все 'за' и 'против', возможно, этот текст окажется решающим - ляжет последней гирькой на чашу внутренних весов'.
   К своему стыду, я дневник не читала. Несколько раз принималась, но на второй-третьей странице откладывала - на потом, на когда-нибудь. Когда стану старше и хладнокровнее.
  
   Сайт 'Nevermore' - его темы, энергии, эманации - простирался далеко за свои пределы. Почти у каждого участника имелся 'живой журнал', и большую часть френдов составляли собратья-суицидники. Дискуссии и баталии, начинавшиеся на форуме, развивались и детализировались в личных пространствах.
   Большая Пьеса - конгломерат маленьких индивидуальных пьес - ширилась и ветвилась, как дерево.
   Очень условно действующие лица делились на две неравные группы: 'суицидники' и 'спасатели' (они же 'жизнелюбы'). Я принадлежала, естественно, к меньшинству, поскольку не стремилась покинуть сей мир как можно скорее.
   'Спасателям', чтобы удержаться на форуме, следовало были вести себя тонко и мудро. Если свеженький чел начинал взывать: 'Ребят, да вы что?! Жизнь прекрасна!' или, не дай бог, проповедовать: 'Бог любит вас!!!' - его тут же изгоняли из дружного темного коллектива под бодрый матерок и улюлюканье.
   Слово 'Бог' без тяжелых последствий для себя мог произносить лишь Инок. Да и то в привате, в тет-а-тетном 'Разговоре со священником'.
  
   Наученная строгой нотацией Онлиблэк и примером вылетевших со свистом, я старалась скрывать принадлежность к презираемой породе 'жизнелюбов', давила в корне порывы 'спасать' и отговаривать. Впрочем, долго бороться с собой и гнобить светлые инстинкты не пришлось: я нашла выход. Отговаривать от последнего шага без риска быть вывалянной в смоле и перьях можно было в приватной беседе - а не на освещенной софитами сцене форума - в письмах.
   Моим первым корреспондентом стал Пашка - студент восемнадцати лет из Нижневартовска, тоже новенький. Он написал первым, заметив свежего человека своего возраста. (Как выяснилось позже, Пашка переписывался и перестукивался по 'аське' с огромным количеством народу обоего пола.)
   'Привет! У тебя есть 'аська'? Запиши мой номер, по ней общаться намного удобнее! Ты, случайно, к химии не имеешь отношения? Позарез нужен человек, который сечет в химии: собираюсь сотворить хлороформ в домашних условиях, а знаний маловато. И зачем я, дурак, на математика пошел учиться, а не на химика?..'
   Я ответила, что, даже если б знала, как делать хлороформ в домашних условиях, вряд ли поделилась этим знанием с ним. Лучше поговорить о причинах его состояния. Неужели все безнадежно?
   'Об этом говорить нет смысла, я все решил для себя. Окончательно! Я пришел на форум только за конкретной информацией: что и как. Чтобы наверняка! Так что не трать время, давая мне жизнелюбские советы!'
   Причина оказалась банальной: несчастная любовь. Ну, и сопутствующие ей подарки 'хромой судьбы': невзрачная внешность, нелады с родителями, ощущение своего 'лузерства' во всех жизненных сферах.
   Не послушавшись, я стала тратить время, стараясь писать убедительно и проникновенно. Советовалась с Таис. Поведала о новой методике погребения заживо: человека закапывают на ночь в настоящую могилу, а утром он выбирается из нее совершенно преображенным. Советовала 'умереть символически': попрощаться со всеми на форуме, исчезнуть, а спустя время вернуться под другим ником - пусть все считают, что Пашка совершил задуманное: самоубился, не испугался, не передумал.
   Пашка отвечал, но все реже. Со все меньшим количеством восклицательных знаков и смайликов. Энтузиазм в отношении меня как советчика и единомышленника у него явно иссякал...
  
   Вторым моим корреспондентом был Йорик. Таинственный и легендарный основатель и админ 'Nevermore'. Компьютерщик и художник из Москвы, замкнутый и сдержанный, он редко оставлял посты. Ограничивался лаконичными комментами, одобрительными - если нравилась мысль или предложение, и предостерегающими - если нарушались правила форума.
   Йорику я написала первой, вдохновившись чтением его 'живого журнала' (помню, на это ушло подряд две ночи). Меня потрясло сочетание полнейшей обреченности с поэтичной, лирической интонацией. Еще он показался мне добрым, а это редкое качество в среде 'любовников смерти'.
   Таисия, по моей наводке, тоже прочла его 'жж' и тоже прониклась. Она построила ему космограмму, по дате рождения в 'инфо', и сокрушенно заключила:
   - На редкость тяжелый крест. Странно даже, что он так долго его выдерживает. Целых тридцать лет...
   Мне не понравился мрачный фатализм ее тона, и я постаралась написать Йорику как можно светлее и умнее. Правда, на ответ особо не рассчитывала: у админа было множество виртуальных друзей, и его почта, верно, ломилась от посланий. Кто я для него? Новичок в су-тусовке, неопытная девчонка.
   Но Йорик ответил.
   'Йорик, извини, что пишу тебе, влезаю в твою жизнь. Меня потряс твой коммент, где ты пишешь, что назначил себе срок ухода, что песочные часы перевернуты и пошел отсчет личного времени. На форуме я постеснялась ответить, а вот сейчас, в письме, прошу: пожалуйста, не назначай себе определенных сроков! Очень прошу тебя...'
   'Видишь ли, Морена, есть такой предел боли и мрака, пройдя который жить просто невозможно. Ни дня, ни минуты. У меня он пройден. Единственное, чем я могу отодвинуть по времени свою смерть - это заключить с ней сделку, сказать: да, я умру, только не сейчас, а через три месяца. Если я отменю срок, я словно вышибу внутреннюю опору и немедленно убью себя первым попавшимся под руку предметом'.
   'Но ведь ты откажешься от этой сделки, если за три месяца ситуация изменится к лучшему, правда? Ты ведь не будешь держать слово, данное этой суке-смерти?..'
   'Ситуация не изменится. Я на финишной прямой к смерти. Уже давно, больше четырех лет, в моей жизни присутствует только мрак, и разогнать его не в человеческих силах'.
   'Я знаю, Йорик, что не в человеческих! Но я и не пытаюсь помочь тебе сама, своими слабыми силами. Есть такая вещь, как эзотерика. Астрология. Знаешь, у меня есть знакомый астролог, не шарлатан, я могу попросить его сделать тебе гороскоп, совершенно бесплатно! Нет, я вру. Я уже попросила, и он (вернее, она) уже сделала, по дате в твоем 'жж'. Нужно только уточнить по часу рождения, если ты его скажешь. И тогда, ты только послушай, как это мощно: можно рассчитать дни, когда будет совсем невыносимо, когда смерть будет дышать в ухо. И в эти дни - ведь это так просто! - попросить кого-нибудь из близких быть рядом. Ту же Онлиблэк. Или маму. Это не трудно, Йорик! Таких дней получится не так уж и много за жизнь. Темный период как нахлынет, так и пройдет. И еще: я ведь тоже буду знать твои черные дни. Я буду молиться в самое опасное время - чтобы тебе стало светлее, чтобы ты выдержал...'
   'Смешная ты, Морена... Маленькая, добрая, наивная девочка. 'Совсем невыносимо' - не в какие-то редкие дни, а всегда. Впрочем, понять это может лишь тот, кто сам испытал подобное. А этого я тебе, конечно же, не желаю. Но даже если, как ты говоришь, 'пройдет'... Мне не нужно, чтобы проходило. То, что происходит в этом мире, очень скверно, и я не хочу, чтобы моя душа когда-нибудь очерствела настолько, чтобы я мог смотреть на все это без боли. Боль - это сигнал: мне здесь не место'.
   'Йорик, я, наверное, ничего не могу, я маленькая и глупая, но я надеюсь, вопреки всему, на твою силу и свободу...'
   'Именно мои сила и свобода бунтуют против правил этого мира. Мой разум отнюдь не пасует, только у меня нет веры, будто кто-либо (твой астролог или наш православный друг Инок) знает о том, что ожидает нас за чертой. Для меня это неизвестность и, вполне возможно, единственный верный шаг в этом мире. Пожалуйста, не трать на меня силы. Направь свою энергию на тех, кому еще можно помочь. На Пашку - пацану восемнадцать, он, может быть, еще приспособится. На Бэта - он питерский, как и ты, мальчик с божьей искрой. На Энгри - он загибается без общения с умными и добрыми девушками в своей Чухляндии. А мне не пиши больше, не нужно. Пойми: это не мой мир, мне холодно здесь и, кроме того, я устал'.
  
   Со своими советами и ненужным милосердием я опять, как и в случае с Пашкой, попала впросак. Йорику пытались помочь многие. Когда его депрессия обострялась и наступал кризис, он писал об этом в своем журнале, и московские друзья находили хороших психологов, навороченные антидепрессанты, верная Онлиблэк старалась не покидать квартиру без очень важных причин.
   Иногородние тоже пытались помочь. Как-то Морфиус ('спасатель' из Киева) предложил всем друзьям Йорика, реальным и виртуальным, раз в день в определенное время совместно медитировать, посылая ему свет и исцеление. Йорик с возмущением отказался от этой идеи ('Я вам что, какой-то особенный? Папа римский?..') и удалил тему с форума.
   Моя Таисия, следом за мной все больше втягивавшаяся в форумные страсти, прониклась к его админу немалым уважением и сочувствием. По ее словам, он был наиболее глубоким, умным и творческим человеком из всей су-тусовки. Она как-то исхитрилась все же построить ему гороскоп, не зная часа рождения, и рассчитала опасные дни - дни, когда в его карте 'злобствует Уран, планета самоубийц и эскапистов'. И требовала, чтобы я обозначила их в письме к нему, чтобы 'был готов внутренне', и в письме к Онлиблэк, чтобы 'не сводила с него любящих глаз'.
   Но я не стала этого делать. К чему? К тому времени Йорик уже попросил меня не писать ему и тратить 'спасательскую' энергию на тех, кому еще можно помочь. А до этого вежливо дал понять, что в отношении астрологии 'дышит ровно'. К Онлиблэк я тем более не рисковала соваться: она казалась мне строго-высокомерной и внушала страх.
   Главное же - сколько она сама, доморощенный эзотерик, твердила мне о роке, о фатуме, о том, что настоящего самоубийцу не спасти никакими силами.
   - Ты права, - вздохнула Таис на мой довод. - Башкой понимаешь, что с роком, с кармическими законами не поспоришь. А глупое сердце все пытается спасти. Человек ведь удивительный, вот в чем горе. Редкий...
  
   Мои посты на форуме Йорик оставлял без ответов.
  Лишь однажды, когда, защищая от массовых нападок очередного 'спасателя', пытавшегося отговорить кого-то - кажется, Пашку - немедленно лечь на рельсы, упомянула 'Над пропастью во ржи' Сэллинджера, он написал - не на форуме, а в своем журнале:
   'Никого бы он не смог поймать над этой пропастью.
   Солнце скрылось за тучами, яростный ветер разметал волосы... А они все бегут и бегут. И не видят ни его, ни опасности впереди. Они играют во ржи. Поймать одного, двоих, ну ещё нескольких... И слушать крики остальных, падающих в вечность, и смотреть, как они летят. Терять и тех, кого удалось-таки поймать на мгновение, и в конце концов, отчаявшись, броситься самому вслед за ними, так никогда и не спасенными...
  Не нужно ловить детей над пропастью во ржи. Над ЭТОЙ пропастью каждый играет в свою игру' (с).
  
   КАРТИНА 2
  
   Форум. На заборе надпись: 'УГОЛОК ПСИХОЛОГА. ПРИВАТ'. Приглушенный свет. Бэт лежит на кушетке. Психолог, лысоватый мужчина за сорок, сидит спиной к нему за столом.
   ПСИХОЛОГ: Припомните хорошенько, не случалось ли вам в раннем детстве подсмотреть, как ваши родители занимались любовью?
   БЭТ: Н-нет... По-моему, они вообще не занимались любовью. Никогда.
   ПСИХОЛОГ: Интересное наблюдение. Но как же, в таком случае, вы появились на свет?
   БЭТ: Наверно, они занимались этим один-единственный раз. И испытали отвращение. А когда я родился - взглянув на меня - испытали еще большее отвращение, и это навсегда отвратило их друг от друга.
   ПСИХОЛОГ: Ладно. В таком случае, ответьте мне, когда...
   БЭТ (перебивает): Зато я помню, как - мне было лет семь - мать наклонялась надо мной ночью, зажав в руке осколок зеркальца.
   ПСИХОЛОГ: С какой целью?
   БЭТ: Чтобы перерезать мне сонную артерию.
   ПСИХОЛОГ: Значит, у вас дурная наследственность. Печально. (Спохватившись, бодрым голосом): Но ничего страшного! Ответьте мне на такой вопрос: в каком возрасте вы впервые попытались умереть, перерезав себе вены?
   БЭТ: В четырнадцать с половиной.
   ПСИХОЛОГ: И по какой причине? Неразделенная любовь?..
   БЭТ (тихо смеется, отчего кушетка поскрипывает): Вам не стыдно говорить со мной на языке, пригодном лишь для детской песочницы? Неужели вы считаете, что у меня, пусть даже в четырнадцать лет, не могло быть глубоких экзистенциальных причин для этого шага?
   ПСИХОЛОГ: Глубокие экзистенциальные причины для суицида есть у каждого мало-мальски мыслящего и хоть немного чувствующего человека. При этом существуют и не менее глубокие и экзистенциальные причины терпеть свое существование до его естественного конца. Конкретным же поводом для этого шага, увы, как правило, бывает нечто банальное: несчастная любовь, душевная болезнь, материальный крах. В вашем же случае, по всей видимости - отроческий комплекс неполно?ценности плюс проблемы с самоидентификацией на фоне возрастающих сложностей во взаимоотношениях с родителями.
   БЭТ: Ха-ха. Сейчас я живу один, далеко не отрок, с самоидентификацией все в порядке. Отчего же меня тянет сдохнуть как можно скорее?
   ПСИХОЛОГ: А вот в этом мы и будем разбираться, голубчик. Как давно вы не живете с родителями?
   БЭТ: С матерью - с пятнадцати лет. Она в другом городе. Практически не вылезает их психиатрических клиник. С отцом последние два года - он купил мне комнату.
   ПСИХОЛОГ: Не сошлись характерами с его новой женой?
   БЭТ: Отчего же? Очень милая женщина. Меня всегда тянуло смачно поцеловать ее в губы и прикорнуть на пышной груди.
   ПСИХОЛОГ: Понятно, отчего отец поспешил отселить вас, купив комнату.
   БЭТ: Отнюдь. По иной причине. Как он объяснил мне, чтобы не сойти с ума. Я всех, кто имеет несчастье оказаться поблизости, свожу с ума, видите ли.
   ПСИХОЛОГ: Шутки шутками, но вообще-то весьма печально, молодой человек, что вы живете совсем один, без присмотра. С вашими-то суицидными наклонностями, с вашей нестабильной психикой. Ну, хоть кто-нибудь вас навещает? Опекает? Заботится?
   БЭТ: Отец звонит раз в неделю.
   ПСИХОЛОГ: Это не в счет. Друзья есть?
   БЭТ: На форуме, в сети - много друзей. На сайте 'готов' у меня даже нечто вроде фан-клуба из молоденьких девочек.
   ПСИХОЛОГ: В сети не считается. В реале есть девушка?
   БЭТ: Да как вам сказать... То есть, а то вдруг и нету. Впрочем, наклевывается сейчас с одной, с нашего форума.
   ПСИХОЛОГ: С форума - не лучший вариант. Два депрессивных человека скорее утянут друг друга еще глубже в пучины душевной тьмы, чем вытащат. Вам бы нормальную, жизнерадостную.
   БЭТ: (хохочет): 'Жизнелюбку'? Вы хоть иногда думаете, что говорите? О чем я буду разговаривать с кусочком розовой ветчины, позвольте спросить?
   ПСИХОЛОГ: Зря вы так. Неужели умные и интересные люди только те, кто видят мир в черных тонах и стремятся к смерти?
   БЭТ: Умные и свободные. Урожденные рабы, как правило, не замечают своего рабства, а свиньи - своего свинства. Но вам не стоит беспокоиться за меня - я вспомнил: меня опекает еще один человек, более чем взрослый.
   ПСИХОЛОГ: Еще одна девушка?
   БЭТ: Девушкой я бы назвать поостерегся. Скорее андрогин. Египетское божество. Захаживает на наш форум, но нечасто: брезгует. Но о ней - о нем - мы с вами говорить не будем, иначе вы рискуете сломать ваши хрупкие наукообразные мозги.
   ПСИХОЛОГ: А вот хамить, молодой человек, необязательно. Все-таки вы пришли ко мне за помощью, а не наоборот.
   БЭТ: За помощью! Именно. Умоляю о помощи: мне необходимо умереть! Сейчас же. Быстро. Окончательно!
   ПСИХОЛОГ (с некоторым испугом): Ну-ну, голубчик... Мы с вами встретились здесь, чтобы это ваше желание трансформировать в противо?положное. Не умирать, а жить: любить девушек, писать стихи, совершать кругосветные круизы...
   БЭТ: Умереть. Сейчас же! (Вскакивает с кушетки.) Здесь приват, частная беседа. Никто не узнает. Вы имеете доступ к сильным таблеткам. Ну, пожалуйста!!! За любые деньги...
   ПСИХОЛОГ: Возьмите себя в руки.
   БЭТ: С-цука. Ведь у тебя же есть доступ ко всяким лекарствам. Почему ты мне не выпишешь легкую смерть?! Гнида болтливая. 'Не подглядел ли ты, мой милый мальчик, как трахались твои мама с папой в раннем детстве?' 'Ах-ах, из-за этого у нас и ненависть к папочке, и любовь к мамочке, и повышенная тяга к бритве...' Дерьмо! (Выбегает.)
   Психолог, морщась, опускается на кушетку. Заводит медитативную музыку, прикрывает глаза. Из блаженного забытья его выводит стук в дверь. Встает, поправляет одежду.
   ПСИХОЛОГ: Да, пожалуйста.
   Входит Эстер.
   ПСИХОЛОГ: Устраивайтесь. (Указывает на кушетку.) Слушаю вас очень внимательно.
   ЭСТЕР (присев на край кушетки, тщательно подбирает слова): Моя главная проблема в том, что я не люблю своих родителей. И вообще людей. Я никому не доверяю, всех опасаюсь. У меня, видите ли, то, что называется 'социофобией'...
  
  
   Глава 3
   ЭСТЕР Братство прогрессивных сатанистов
  
   Из ' живого журнала':
  
   '...Я боюсь людей. И не люблю их. Когда иду по улицам, стараюсь не поднимать глаз от своих ступней, а если случайно поднимаю, меня обдают презрительно-брезгливые взгляды прохожих. Стараюсь не носить очков - и это при моих минус-четырех, и тогда все лица - презрительные, спесивые, пустые и сальные, словно воск, сливаются в неразборчивые пятна и не задевают, не напрягают. Текут себе мимо, словно мусор в реке...Но появляется другая опасность - промахнуть мимо моей ненавистной конторы, где я просиживаю, отвечая на тупые телефонные звонки, с девяти до шести, или - чуть менее ненавистного обиталища: съемной квартиры в самом грязном и зачуханном районе Питера.
   Я живу словно за стеклом - очень прочным, не разбиваемым. Отдельно от всех - и чужих, и родственников. Яркая, полная, бурная жизнь - не для меня: за стекло нет доступа. Я не нужна никому. И самой себе тоже.
   Я - вечный наблюдатель. Не можешь танцевать сам - наблюдай, как танцуют другие. Не можешь гореть сам - любуйся чужим огнем. Но ведь я могу танцевать! Об этом никто не знает, потому что никто не приглашает меня на танец...
   Но ни одной живой душе не доставлю я удовольствия видеть меня раздавленной, жалкой, молящей. Я хорошо защищаюсь: моими усилиями стекло прозрачно лишь в одну сторону. Никто не видит, никто не знает меня - настоящую. Моя защита прочна - я не хочу быть растоптанной. Не хочу, чтобы об меня вытерли ноги и, через секунду забыв об этом незначительном происшествии, пошли дальше. Я выстраиваю глухие стены, я оборачиаю к миру не лицо, но маску. Маску с нарисованной улыбкой - тонкой и ироничной. С нарисованными глазами - умными и сочувствующими.
   Меня настоящую не увидит (не пожалеет, не сплюнет презрительно, не отшатнется) никто. Никогда.
   Но как же я устала носить эту маску...
   Она не из папье-маше. Она чугунная. От ее холода стынут скулы, от ее тяжести нарывают губы. От ее металлически-кислого запаха - чувство непрекращающейся тошноты...'
  
   - Слу-ушай... - у него картавый голос, мяукающие интонации. - Признайся, что ты безумно смущалась, придя в кафе с Асмодеем на плече. Комплексовала, как первоклассница, что накрасилась маминой губной помадой и надела мамино эротическое белье.
   - А что, было заметно?
   - Еще как. То есть мне было заметно - за остальных участников встречи отвечать, естественно, не могу.
   Мне жарко от его волос - душной волной они закрывают мое левое плечо и половину туловища.
   - Отпусти сейчас же! - Мне не нравится, что он поймал предмет разговора, когда тот пробегал по диванному валику, уцепил за хвост и, невзирая на возмущенный писк, не дает вырваться.
   - Слушаюсь, мэм! - Он расцепляет пальцы, и я беру крыску в ладони, успокоительно поглаживая дымчатый загривок. - Только будь так любезна, унеси это животное с глаз моих подальше. Лучше на кухню. Во избежание непроизвольных порывов, которые я не всегда имею силы и желание сдерживать.
   Он крепко сжимает ладонь - будто сдавливает в ней крохотное тельце, и издает звук, имитирующий хруст косточек. Меня не надо упрашивать долго - послушно сажаю Модика в его клетку и отволакиваю на кухню.
   - А что... - я подбираю слова, стараясь выразить свою мысль как можно более деликатно, - когда убиваешь что-то живое, становится легче?
   - Теоретически, да, - он кивает со значением. - На практике же для меня гораздо характернее другой вид анестезии - саморазрушение.
   Он приподнимает руку, и я издаю понимающее междометие. Это было первое, что я заметила, лишь только он разделся: шрамы. Множество шрамов на обоих предплечьях, разной величины, разной давности - зажившие, светлые и поблескивающие, и недавние, едва затянувшиеся, окруженные воспаленной припухлостью. Конечно, я и до него знала о подобном способе облегчения приступов душевной боли. Но для меня это неприемлемо: уродливо и первобытно. Неужели заражение крови или ноющие в дождь застарелые раны могут скрасить убожество и мерзость этого мира? Они лишь сделают его еще более убогим и трудновыносимым.
   Обилие искромсанной лезвием молодой плоти, тяжелая эстетика надругательства над самим собой настолько меня впечатлили, что в течение нескольких минут даже не могла отвечать на его ласки. (Жуткие шрамы ощущались и при касаниях, когда он обнимал меня или гладил по спине.) Но, говоря по правде, ласки были недолгими. Прелюдия к любовной близости оказалась коротенькой и, я бы даже рискнула сказать, халтурной. Как и само действо, впрочем. ('Вот и тайна земных наслаждений! Но такой ли ее я ждала накануне?..') И все это - и прелюдия, и основная часть - не было озвучено ни единым словом нежности или страсти.
  
   Бэт не стал особо разлеживаться. Натянув джинсы, подсел к компу. Пока агрегат разогревался, рассеянно оглядел только что оставленную постель и с кривой ухмылкой пробормотал строки неизвестного мне автора:
   - 'Осуществились на простыне серой... И ненасытные губы смешали!..'
   Без спроса подключился к инету и радостно возопил:
   - Ты сама не понимаешь, чем владеешь: кабельный интернет! Безлимитный!.. Плюс - полное отсутствие родителей и соседей. 'Стыдно, стыдно быть несчастливым!..'
   - Вообще-то, за эту грязную халупу и интернет я отдаю две трети своей зарплаты. За которую впахиваю каждый день с девяти до шести, в компании крашеных кукол и жизнелюбов с двумя извилинами...
   Но он уже не слушал, увлеченно стуча по 'клаве'.
   В полной уверенности, что он вышел на любимый 'Nevermore', я заглянула ему через плечо. Что там новенького? Не сбылась ли еще чья-нибудь заветная мечта?..
   Но Бэт, нахмурившись, прикрыл экран. И, в общем-то, имел право: поскольку общался уже не на форуме, а по 'аське'.
   С Айви, насколько я успела заметить.
  
   Мы подружились - относительно, конечно - еще зная друг друга лишь по никам и аватарам. До знаменательной встречи в реале, организованной активной, как все неофиты, Мореной.
   Морфиус как-то поднял тему о сатанизме. 'Спасатель', эзотерик-христианин и даже, как ни странно, не глупый в иных вопросах паренек, он, конечно же, понес несусветную чушь и банальщину. Судя по никам толпящегося на форуме народца: Темный, Воланд, Балаам - к славному племени сатанистов относили себя многие. Но именно что относили: вешали на себя гордый и звучный ярлык, не имея представления о сути.
   На пост Морфиуса достойно ответил лишь новенький - Бэт (остальные глупо подхихикивали и не смешно острили на темы 'хрюсов'):
   'Морфиус, дорогой, при слове 'сатанист' ты и тебе подобные сразу представляют себе мрачную личность, раскапывающую могилы, распинающую черных котов и совершающую мессу задом наперед на животе девственницы. Запомни, пожалуйста: все это имеет место быть в нашем лучшем из миров. Но творят сии некрасивые вещи вовсе не сатанисты, а люцефериане, или дьяволопоклонники. Еще раз, по слогам: дья-во-ло-по-клон-ни-ки. Сатанисты не поклоняются никому - это невозможно по определению. Больше того, они не верят - пусть это и покажется тебе парадоксальным - ни в Сатану, ни в Люцифера, ни в какого-либо иного персонажа с рогами и копытами. В Бога, естественно, тоже. Это, как правило, люди Разума, а не слепой веры. Интеллектуалы, а не сектанты и не фанатики'.
   Я не могла не встрять в дискуссию.
   'Браво, Бэт! Наконец-то я не одинока на форуме. Наконец-то появился человек, который знает и способен внятно растолковать, разжевать НЕ-знающим, что Сатана - не ужастик, не детская страшилка, не поповский бред - но архетип. Символ полноценной человеческой жизни, олицетворение всего лучшего, чем наградила человека природа: гордость, сила, могущество, ум, чувственность, индивидуализм, творческая потенция'.
   Морфиусу пришлось заткнуться (он сделал это с максимально умным видом, попросив назвать авторов соответствующих книжек), а Бэт с тех пор тепло приветствовал меня при каждом появлении на форуме. Называл 'наша мудрейшая Эстер', 'сестренка по су-вере', 'аццкая сатанесса'... (Он был неистощим на прозвища, и мне это льстило.)
   Так что я была морально готова ко встрече в реале. Чтобы произвести впечатление, взяла с собой Модика (в первый и последний раз, клянусь: бедная скотинка намерзлась, надрожалась и устала донельзя), надела 'готичную' юбку. Я сильно перенервничала, когда все уже собрались, а Бэт безбожно опаздывал, и стучащая зубами и каблуками Морена то и дело требовала немедленно завалиться в теплую кафэшку. К счастью, мы все-таки его дождались.
   И хотя я готовила себя к чему-то подобному - потрясение оказалось немалым...
  
   А через два дня после встречи и посиделок, которые можно было назвать его феерическим моно-спектаклем ('Весь вечер на арене фокусник и иллюзионист!..') они с Даксаном заявились ко мне в гости.
   И не с пустыми руками - на загривке у Даксана гремел рюкзак с немалым количеством весело булькающего баночного пива и пачкой сухариков на закуску.
   - Надеюсь, Астарта, ты не откажешься вместе с нами незабываемо угореть?..
   Пиво взбодрило всех троих до такой степени, что о суициде мы почти не говорили. Речь в основном шла о сайте сатанистской направленности, который они собирались сотворить и призывали меня присоединиться - в качестве идеолога и редактора. Разумеется, я с воодушевлением согласилась. Варианты названия были такие: 'Храм ритуальных кровопусканий', 'Аве, апокалипсис!', 'Армаггедонские посиделки', 'У Бафомета'.
   К сожалению, компьютерщика в нашей теплой компании не оказалось, и, как ни чесались руки, как ни потрескивали в голове бенгальские огоньки сногсшибательных идей, к непосредственному воплощению нашего детища мы приступить не могли.
   На этой фазе у Даксана резко упало настроение, и он стал мрачно допытываться, нет ли у нас знакомого черного мага. Предки достали до такой степени, что он готов прибегнуть даже к столь некрасивым средствам, как присушка-отсушка-порча-инвольтация.
   - Ты жаждешь их физического устранения, или хочешь, чтобы они полежали какое-то время в больнице, дав отдохнуть от себя, или же речь идет о психологическом освобождении? - деловито уточнил Бэт.
   - З-зачем мне врать перед вами: я хотел бы, чтобы их не стало вообще. Но это слишком огромная и несбыточная мечта. П-поэтому я удовольствовался бы психологической свободой: пусть не видят меня, не трогают, не замечают. Пусть в-выплескивают свои родительские инстинкты на братца, а меня оставят в полном покое. Кстати, 99 процентов детей мечтают о смерти своих родителей. Кто сознательно, кто подсознательно. П-просто мало кто знаком со своим подсознанием, а те, кто знаком - вряд ли осмеливаются озвучить свои потаенные желания.
   Врожденное чувство справедливости и любовь к абстрактной - и потому бесполезной, истине заставили меня возразить:
   - Насчет 99-ти процентов ты загнул, Даксан. Я, к примеру, не люблю своих родителей, но смерти им не желаю. Пусть живут и пережевывают свои примитивные радости: новый сериал, копченую колбасу, ремонт сортира на даче. Лишь бы, как ты правильно заметил, меня не доставали.
   - И что, не достают? - Он ядовито вперился в меня из-под густой, как у дикого сына гор, брови.
   - Мать звонит периодически, - честно ответила я. - По выходным даже наладилась меня навещать, но я специально из дома ухожу в это время.
   Даксан торжествующе расхохотался, стуча по столу кулаками.
   - Тихо-тихо-тихо, последнее пиво разольешь! - Бэт вовремя подхватил готовую скатиться на пол банку.
   - И все-таки ты не прав, - я упрямо гнула свою линию - а что мне оставалось делать? Не признавать же свое поражение в угоду двум самовлюбленным самцам. - Встречаются семьи, где родители и дети суть одно, семья, а не просто чужие люди, зачем-то втиснутые в одну клетку по формальному признаку кровного родства. Их немного, но они есть. В такой семье можно укрыться от окружающего абсурда, передохнуть, расслабиться. И я завидую тем, у кого такие семьи. Если говорить о нашей дружной тусовке, завидую Морене. По ее постам и ответам на форуме видно, что она и ее мать - близкие люди. По сути, а не по крови.
   - Морене ты зря завидуешь, - возразил мне Бэт. - Я знаю ее чуть больше. Сдается мне, ей достался весьма деспотичный экземпляр. Стоит задуматься, что предпочтительней: материнская любовь, которая душит тебя удавкой и не дает даже чихнуть самостоятельно, либо родительское равнодушие - вариант моего папочки - и, соответственно, свобода.
   - И думать нечего! - энергично осклабился Даксан. - Да здравствует свобода! - Он схватил со стола последнюю банку с пивом и втянул в себя пенящуюся струю. - М-морена еще маленькая девочка. Отлично помню, каким слюнявым дураком был в свои восемнадцать. Она не б-безнадежна, и, думаю, общими усилиями мы сумеем ее воспитать в лучших традициях прогрессивного сатанизма.
   - Она небезнадежна, - подтвердил Бэт. И горестно всхлипнул: - Ё-моё, мы что, так быстро все вылакали? Эстер, лапушка, сгоняй в ближайший круглосуточный киоск, плиз...
   Я возмутилась:
   - Я вам что, девочка на побегушках?
   - Даксан, миленький, тогда на тебя вся надежда...
   Даксан взглянул на часы и, громко выматерившись, выскочил из-за стола.
   - Через пятнадцать минут метро закрывается!!!
   Он понесся в прихожую, бормоча, что завтра с утра должен опять тащиться на свою ненавистную работу курьера.
   - Чао, братишка! - Бэт вальяжно махнул на прощание и даже не вылез проводить друга до двери.
   Как свободный художник, не связанный узами постылой службы, он никуда не спешил, заявив, едва я закрыла дверь за пошатывающимся, но стремительным Даксаном, что ночь - лучшее время для душевных бесед и пиршеств духа.
   Я живо согласилась, дипломатично умолчав, что тоже являюсь подневольной рабой, подобно Даксану, и обязана завтра вскочить в семь утра по ненавистному воплю будильника.
   - Даксан очень трогательный, - доверительно сообщил мне Бэт, сделав еще одну попытку - столь же безуспешную, как и предыдущая - послать меня за пивом. - Знаешь, он признался мне, что девственник. В двадцать два года. Когда он мне это поведал, я зауважал его с нездешней силой: человек живет радостями духа, а не плоти. Я готов был облобызать его благоговейно и сочинить восторженный венок сонетов, но... оказалось, что этот факт его вовсе не наполняет гордостью, но удручает. Можешь себе представить?
   - Могу, - усмехнулась я. - Что ж тут неестественного?
   - Неестественна моя идеализация окружающих меня индивидуумов. И больше ничего, - Бэт раскинулся на диване, вытянув ноги в оранжевых носках, на удивление новых и чистых. Его волосы искрились, как шерсть ухоженного домашнего любимца. - Знаешь, беда нашего друга внушает мне сочувствие и деятельное стремление ему помочь. Я заметил, когда мы сидели в кафе, что ему приглянулась Морена. Давай сведем их? Поспособствуем счастью двух особей. Инок, как рассказывают, очень любит венчать в своей квартирной церкви бывших суицидников, возвращенных к жизни силой любви и его молитвами. А если потом разбегутся, тоже не страшно: квартирное венчание вряд ли имеет сакральный статус. А?.. Может, намекнешь ей по-дружески?
   - Бэт, извини, не всегда могу понять: ты шутишь или серьезно?
   - Шутить счастьем друга?! Надеждой на его спасение? - он возмущенно возвысил голос, но игривые искорки в карих глазах выдавали. - Ты поговоришь с Мореной? Этим ты спасешь и ее юную душу: она совсем уж решилась отметить суицидом свое восемнадцатилетие. Откинуть маленькие детские копытца...
   Мне хотелось ему подыграть, но женская солидарность плюс элементарная справедливость пересилили.
   - Морена, конечно, мне не подруга. И вряд ли таковой станет (подруг вообще не имею, есть лишь собеседницы.) Но обижать ее без нужды все-таки не хочется. Ей бы чуть-чуть стильности и уверенности в себе - вполне ничего получилась бы девушка. Будь я существом мужского полу, из нас троих - имею в виду свеженькую су-тусовку Питера, выбрала бы ее. В ней море женственности.
   - Вот наш общий друг Даксан и выбрал.
   - Я имела в виду, что она достойна более качественного партнера.
   - Если это намек в мой огород, то я выбрал Айви, - он выждал паузу - тянул, мечтательно усмехаясь. - В ней есть ум, есть драйв, есть изюминка. А главное: она может реально покончить с собой. Не обижайся, но ни ты, ни женственная Морена вряд ли это осилят. А она - вполне.
   Говоря это, он смотрел на меня очень пристально. Любопытствовал, какую выдам реакцию?
   Но я умею владеть собой. Мои маски - надежная защита. Меня настоящую не увидит никто, не уловит никто.
  
   Почему-то именно после этих его слов мы с ним оказались в постели.
  
   Из 'живого журнала':
  
   '...Я очень люблю гулять по кладбищам. Самое любимое - Смоленское. Но и Богословское, и Серафимовское бывают хороши, под настроение. Умершие не обдают меня взглядами, полными брезгливого недоумения. Со своих овальных эмалевых фото они смотрят приветливо и умиротворенно. И живым здесь тоже не до меня. Они либо отдают скучный долг - сажают цветы, красят оградку, либо искренне горюют, если могила свежая - рыжий глинистый холмик, еще без чопорных памятников и уютных скамеечек.
   Я намного ближе к тем, что смотрят с эмалевых фото, чем к сажающим цветочки. Я не живу - умираю. Медленно разлагаюсь в атмосфере общей фальши и лжи.
   Назло кому я продолжаю существовать (не жить, не жить!)? Боженьке (которого нет)? Себе самой? Но к чему такая жестокость, такой изощренный ауто-садизм?
   Бытие назло.
   Я устала каждую секунду своей не-жизни изобретать очередной заменитель настоящего, подлинного чувства, восприятия, всплеска спонтанного бытия.
   Отпусти себя, твержу я как заведенная, отпусти себя, не истязай себя, не дли эту глупую - на радость непонятно кому, - эту жалкую пытку...'
  
   В ту ночь мне удалось поспать очень мало.
   Наговорившись с Айви, Бэт попросил кофе. Покрепче. 'Любви' больше не было. Мы просто болтали, лежа рядышком, часов до пяти утра.
   - Непонятно, как такое эфемерное создание может выносить силу тяжести собственного тела, не то что - собственной судьбы, - заметил он задумчиво, имея в виду свою избранницу. - В нашу первую визуальную встречу в кафе меня жестко прибило гротескное несоответствие между хрупким внешним и безразмерным внутренним.
   Я хотела откликнуться относительно 'внутреннего' чем-нибудь умным и в меру ироничным, но он, не слушая, поменял тему. Принялся взахлеб разливаться об Атуме.
   - Мы познакомились три месяца назад, на готическом форуме. Это самый потрясающий человек, которого я когда-либо удостаивался встретить в своей богатой на общение жизни. Дизайнер, фотограф, поэт - и все это мастерски, на высшем уровне. Но самое удивительное не это, не его таланты. Атум андрогин.
   - В каком смысле? - Моя голова гудела и шуршала от усталости, но его негромкие слова впитывала с жадностью, как иссохшая земля - щедрый ливень. - И почему Атум?
   - Я же говорю: андрогин. Атум - верховное египетское божество, создавшее самого себя из вод предвечного океана, будучи одновременно и мужчиной и женщиной. Ник более чем прозрачен. Выглядит как женщина, ослепительная женщина двадцати с небольшим лет. На самом деле ему за тридцать. Ходят туманные слухи о перемене пола, но слухи непроверенные. Говорит о себе в мужском роде. Ощущает себя и тем и другим - цельным, самодостаточным существом. Такими были первые боги и, согласно Платону, первые люди.
   - Вот бы взглянуть!
   Я выдала это искренне: если кто и может меня заинтересовать, так только сильно выделяющиеся из толпы особи.
   - Взгляни! - Он кузнечиком выпрыгнул с дивана, перемахнув через мою вытянутую тушку, и снова врубил многострадальный комп. - Вот его сайт. Вот фото...
   С экрана смотрело и впрямь редкостное создание. В толпе не пропустишь. Женщина... нет, пожалуй, соглашусь с Бэтом: андрогин. Черты лица были правильными и тонкими, и в то же время в них чувствовалась стройная сила, как у юноши. И отточенность, определенность. Изящный нос с маленькой горбинкой, безупречные неяркие губы. Глаза, удивительно голубые, густо подведены до висков, как у древних египтянок. В сочетании с иссиня-черными волосами и такими же бровями смотрелось великолепно. Взгляд пристальный, холодный и высокомерный. Над левой бровью - маленький прямоугольник того же небесного цвета, что и глаза, окруженный вытатуированным узором. На правой скуле вился затейливый рисунок черной и белой тушью с вкраплением синих стразов.
   - Просто нет слов... А что это голубое - над бровью?
   - Бирюза. Настоящая. Каким-то мудреным способом вживленная в кожу.
   - Потрясающе. А глаза в самом деле такого удивительного цвета? Или это линзы?..
   - Даже если линзы, они настолько тонкие, что их присутствие обнаружить невозможно. Злопыхатели намекают и о пластической хирургии. Но даже если и так, это тот редкий случай, когда с чужой помощью человек ваял сам себя - таким, каким видел внутренними глазами. Если честно, это вызывает во мне немалое уважение. И восхищение.
   - Присоединяюсь. Испытываю в точности те же чувства.
   - Я потом еще стихи почитаю. Или сама почитай, они есть на сайте. Некоторые мне посвящены - самые сильные.
   - Взглянуть бы на это чудо живьем... Ведь это большая редкость, когда такое - ТАКОЕ - вдруг произрастает среди унылого и серого людья.
   Мне и впрямь позарез захотелось увидеть редкостное создание вблизи. Разглядеть воочию, переброситься парой фраз.
   - Будешь хорошо себя вести, познакомлю! - Бэт выключил комп и в два прыжка оказался под одеялом.
   Он долго еще рассказывал об Атуме, о своем благоговейном восхищении, которое - вот жалость! - в физическую страсть отчего-то не переплавлялось. Поэтому с вожделевшим его красавцем-андрогином следовало как можно реже оставаться наедине, и главными местами их встреч были ночные клубы, рестораны и модные презентации...
   Он заснул резко, вырубился на полуслове, по-детски свернувшись калачиком, с гримаской, горько-удивленной и болезненной, на накрашенных губах.
  
  
  
   КАРТИНА 3
  
   Форум. С разных сторон входят Энгри и Луиза. Луизе около тридцати. Неухоженная, нездоровый цвет лица. Энгри несет в руке торт.
   ЛУИЗА: С днем рождения, Энгри!
   ЭНГРИ: Брось! С чем ты меня поздравляешь? Почитай, почти 27 лет настоящего ада.
   ЛУИЗА: Неужели за всю жизнь не было совсем ничего хорошего?
   ЭНГРИ (размахивает тортом, словно собирается его бросить): Мать на день рожденья торт подарила, а знает ведь, что я не выношу сладкого! Кому она его купила? Себе! А ты говоришь... Хороших дней за жизнь, может, пять-шесть и набралось бы. Да разве это перевесит?
   ЛУИЗА (кивает понимающе).
   ЭНГРИ: Пусть живут 'жизнелюбы', а нам по штату умереть положено! Знаешь, чем я днюху свою отметил? Сегодня ночью повеситься пробовал. Ни хрена не получилось, потому что больно и страшно. В первую же секунду начинается шум в голове - весьма поганое ощущение. Шея вся красная теперь. Наверное, чтобы реально повеситься, нужно, как говорят умные люди, заныривать в петлю в состоянии аффекта и без раздумий сразу выталкивать табуретку.
   ЛУИЗА: Энгри, родной, есть же более легкие и приятные способы! Передоза героина, к примеру.
   ЭНГРИ: Это у вас там, в столицах, легче. Здесь, в моей чухляндской дыре хрен раздобудешь. Да и бабки нужны. А откуда их взять, если за два месяца уже с третьей работы поперли? Не-ет, веревка дешевле будет. (Сделав прощальный жест, уходит.)
   ЛУИЗА: Ох, Энгри...
   Входит скучающей походкой Бэт.
   БЭТ: Извини, мы не договорили с тобой в прошлый раз.
   ЛУИЗА: Да. Ты так резко выключился. На полу-фразе.
   БЭТ: Со мной такое бывает.
   ЛУИЗА: Не объясняй, я все понимаю. Ты говорил на редкость глубокие вещи: даже странно, что ты пришел к таким мыслям в столь молодом возрасте.
   БЭТ: Некоторые уникумы стареют так быстро, что не успевают толком повзрослеть. Ко мне это не относится.
   ЛУИЗА: Пожалуй. Не сочти за комплимент, но ты - почти единственный на форуме, с кем я общаюсь на равных.
   БЭТ: Мерси. Знаешь, единственная надежда, которой пытаешься себя обмануть - что когда-нибудь что-то изменится. Не важно что - хуже, лучше - главное, чтобы было хоть какое-нибудь движение. Наверно, только этим смерть и привлекает. Тем, что может быть еще хоть что-то новое. Хотя и в это уже верится с трудом. И если взглянуть трезво - и в смерти особого шарма не чувствуется.
   Входит, точнее, въезжает на роликах Брюс. На голове у него мотоциклетный шлем.
   БРЮС: Послушай, не отчаивайся! Я сам таким был в молодости. У тебя, видимо, проблемы с девушками?
   БЭТ (с нарочитым вздохом): Еще какие...
   БРЮС: Я тебе посоветую эффективный тренинг быстрого соблазнения. Любая дама будет твоя в первые десять минут знакомства, даже если с ней рядом кавалер. Упражняться нужно два раза в день минут по двадцать. Объясняю...
   БЭТ: Брюс, дорогой, да пошутил я. Нет у меня проблем с девушками - у них со мной.
   БРЮС (делая крутой вираж): У девушек с тобой проблемы? Так это еще проще. Каждое утро ложишься на пол в упор лежа и отжимаешься. За количеством не гонись, делай, сколько сможешь. Плюс методика Норбекова. Штангу бы тоже неплохо. А также - несколько мимических упражнений перед зеркалом...
   БЭТ (вскипая): Мои посты здесь дают основание принимать меня за олигофрена?! Штанга и прокачка бицепсов мне грозят только как один из весьма болезненных способов ухода. Предпочитаю подбирать и пробо?вать более легкие методики - пока неудачно, к сожалению. А что касается девушек, проблемы у них со мной другого рода: они все больше морального прессинга не выдерживают. Туда им и дорога, впрочем.
   Появляется Айви. Она изменилась со времени встречи в кафе: на голове вместо пушистого золотистого облака нечто коротенькое и зеленое. Она стучит ногой в босоножке по клавише, на которой написано 'Приват'.
   БЭТ (Луизе и Брюсу): Тише! Свалите, пожалуйста, куда-нибудь, а?..
   Луиза понимающе кивает, уходит. Брюс поощрительно хлопает по плечу.
   БРЮС: Не упускай момент, дружище! Помни о методиках Норбекова. Мысленно я с тобой! (Укатывает.)
   Бэт и Айви разговаривают, маленькими шажками приближаясь друг к другу.
   АЙВИ: Привет...
   БЭТ: Хайль...
   АЙВИ: Поболтаем?
   БЭТ: А как же. Как вчера и позавчера.
   АЙВИ: И опять полночи?
   БЭТ: Именно. На работу не проспишь?
   АЙВИ: А я мало сплю. Часа четыре.
   БЭТ: Тебе хорошо.
   АЙВИ: На том стоим. Мне лучше всех.
   Приблизившись, смотрят друг другу в лицо. Бэт хватает ее за руку, меняя тональность, говорит быстро и горячо.
   БЭТ: Я хочу рассказать тебе о себе все, все! - чтобы ничего не оставалось за душой, ты слышишь?!
   АЙВИ: И я! Я тоже.
   БЭТ: Ты знаешь, когда я в первый раз перерезал себе вены? В четырнадцать с половиной. Только сегодня утром рассказывал об этом дураку-психологу.
   АЙВИ: А я в двенадцать!
   БЭТ (с завистью): Ты круче меня. Ты - изумительная.
   АЙВИ: Сейчас покраснею. 'В смущении потупив глаза и шаркая ножкой...'
   БЭТ: Жалко, что я не вижу. Когда ты краснеешь, ты становишься неотразимой. Рассказывай!
   АЙВИ: Все-все? Меня мать в детстве по полу таскала. Говорит перед сном: 'Пойди почисти зубы'. А я бы и рада почистить, но не под приказом. Тогда она стаскивает меня с кровати и начинает таскать по полу. За рубашку, за волосы. Они у меня длинные были.
   БЭТ: Я бы ее убил. Давай я ее убью?
   АЙВИ: Спасибо. Но разве это изменит что-либо?
   БЭТ: Да пожалуй, что нет. Раньше надо было. В раннем детстве.
   АЙВИ: Ты думаешь, в детском доме было бы лучше?
   БЭТ: Не думаю. Нигде не лучше. Этот мир, созданный Господом Догом, - огромная пыточная камера со множеством разнообразнейших закутков и закоулков. Знаешь, у меня есть подозрение, что и после смерти избавление не наступает. Что все устроено таким садистским образом - нечто вроде ловушки - чтобы отыметь наиболее чувствительных к боли изощреннее и комичнее.
   АЙВИ: Я тоже так чувствую. Только выразить так здорово не умею.
   БЭТ: Приезжай!
   АЙВИ: Ты это всерьез? Я ж только неделю назад была в Питере.
   БЭТ: А я уже соскучился. Зверски.
   АЙВИ: А ты не боишься меня увидеть? Я сильно изменилась с момента встречи.
   БЭТ: Поправилась на 15 кило?.. Вставила себе фарфоровые зубы?.. Поменяла пол?..
   АЙВИ: Поменяла прическу. Полголовы почти под ноль, а оставшееся покрасила в зеленый цвет.
   БЭТ: Супер! Это чтобы матушке не за что было тебя таскать - при домашних разборках?
   АЙВИ: С ней чуть инфаркт не случился, когда узрела меня в таком виде.
   БЭТ: Мо-лод-ца! Ты офуительная девушка. Если честно сказать, внешность для меня давно уже не важна. Я душу твою вижу.
   АЙВИ: Несколько преждевременное заявление! Свою душу даже я не вижу.
   БЭТ: А еще у меня мечта была в дальней юности: иметь свой остров в Исландии - сидеть на нем, бухать и ветер слушать.
   АЙВИ: Здорово. Я тоже от Бьорк угораю.
   БЭТ: Приезжай! На пару дней хотя бы. А то я приеду! Твоей матушке раздолье будет - волосы у меня до колен.
   АЙВИ: Помним-помним. Волосы - твой бренд. Но разве ты сейчас один? По-моему, тебя окружают восторженные поклонницы.
   БЭТ: Окружают, со всех сторон, даже слишком тесно. И поклонницы, и поклонники. Но, тем не менее (вздыхает, с кавказским акцентом), я савсэм адин!
   АЙВИ: Что-то не верится.
   БЭТ: Если совсем честно... есть тут одна. Один.
   АЙВИ: Одна или один - нельзя ли определеннее?
   БЭТ: Трудно сказать с уверенностью. Человек сменил пол в юности. Сейчас ему - ей - тридцать семь, но выглядит на двадцать. Супер. Пишет стихи, классно делает тату и фотографирует.
   АЙВИ (с ноткой ревности): Вижу, 'оно' много для тебя значит.
   БЭТ: Честно? Я им восхищаюсь. Персонаж прямиком из Серебряного века. Андрогин чистейшей воды, то есть бросивший вызов богам. Он на форум, кстати, заходит. Но редко. Под ником Атум.
   АЙВИ: А-а. Помнится. Что-то этакое высокомерно-эстетское.
   БЭТ: Есть немного. Считает всех нулями - и не без повода. Он гениальный и очень несчастный. Несмотря на бабки и внешний блеск. Потому что в женском теле ощущает себя еще более нелепо, чем когда-то в мужском. И вообще, в нем есть что-то мертвенное... Эй, ты что? Отключаешься?!
   АЙВИ: Поздно уже. Завтра на работу.
   БЭТ: Но ты же четыре часа спишь?
   АЙВИ: А сегодня хочу выспаться. Пока.
   БЭТ: Погоди! Меня не туда занесло, с Атумом. Послушай!..
   Айви нажимает ногой клавишу, выключаясь. Уходит. Бэт разочарованно бредет в другую сторону.
  
  
   Глава 4
   МОРЕНА День рождения
  
   Из дневника:
  
   '...Есть люди утра и люди ночи, вечерних сумерек и предрассветной ознобной мглы, а я - человек заката. Я смеюсь, и чем больнее мне, тем громче звучит мой смех. Я заворачиваюсь в него, как в кокон, стараясь убедить себя, что это не мой мозг трещит под напором реальности, а - звенит капель, сигналят машины, мяукают апрельские коты, и мое бессилие - лишь следствие весеннего авитаминоза, и только.
  ......................................................
   Тихий темный вечер. Небо, оранжевое от городских огней. Ищи, ищи меня - все равно не найдешь. Я затерялась в тысячах равнодушных спин, мой голос стал похож на миллионы других голосов - такой же пустой, набитый ватой чужих слов. Болота моих глаз иссохли, на их месте лесная полянка, а глубины нет. Со мной остались лишь дождь да ветер, и я пьянею лишь от запаха весенней грозы, и только тогда становлюсь такой, как раньше, и только в такие дни ты можешь узнать меня...
  ......................................................
   Кто я? Зачем я здесь, вернее - за что? Я затерялась в собственной душе, словно в дремучем лесу среди вековых елей, колючих кустов и высоченных сосен. Может быть, хотя бы завтра, в мой праздник, случится что-то хорошее?..'
  
   Ненавижу телефоны. Не могу, не умею разговаривать, не видя лица, выражения глаз и губ. Пластмассовый монстр или писклявая игрушка мобильника заставляют мысли путаться, а голосовые связки - издавать глупое хихиканье. (Со временем, наверное, мне будет являться в кошмарах огромная, раскаленная добела телефонная трубка, затягивающая в свое пышущее жаром и звоном нутро. А потом я попаду в сумасшедший дом с острым психозом - стану истребительницей телефонов и убийцей мобильников.)
   К счастью, Бэт и Даксан были приглашены заранее, и я только напомнила и уточнила время по 'мылу', не прибегая к ненавистной трубке.
   Ради моего торжества Таис согласилась переночевать у подруги. В моем распоряжении оказались обе комнаты в коммунальной квартире, где мы с ней обитали вдвоем. Главное, не лишнее пространство, конечно, а отсутствие ее бдительных глаз, без которых буду чувствовать себя намного свободней - тем более что празднество предполагалось вести до утра. Не каждый день исполняется восемнадцать лет... не каждый год. И даже не каждую жизнь.
   Гвоздем программы был, разумеется, Бэт. Даксана я пригласила скрепя сердце (скрипя сердечными клапанами): не потому, что невзрачен и утомляет обилием мрачных цитат - меня напрягала его влюбленность, которую он демонстрировал с первой встречи. Возможно, это одно из проявлений ущербности, но я никогда не могла понять девчонок, кайфующих от наличия рядом кого-то преданного и вздыхающего, но абсолютно не нужного. Меня такие отношения стреножат: на предложения встречаться или пожениться ответить нечем, а сурово отшить - жалко. Лучший выход - обратить унылого воздыхателя в веселого и ненапряжного друга, но такой фокус получается далеко не со всеми. (Даксан, весь в комплексах, как ежик в колючках, в это счастливое меньшинство не входил.)
   Но и не приглашать демонического юношу было нельзя: как никак он являлся членом 'суицидного братства', приятелем Бэта, и мой игнор мог не одобрить главный человек моей жизни.
   Какое-то время я колебалась относительно Эстер. Со дня знакомства в кафе она выказывала мне знаки приязни: звонила, справляясь о настроении, оставляла приветливо-остроумные комменты в моем 'жж', а однажды пригласила прогуляться по Смоленскому кладбищу.
   Я тоже люблю это место, особенно часовню Ксении Петербуржской с ее сотнями записочек-просьб и обилием свечей внутри и снаружи. Еще там похоронен мой отец ('биологический отец', как обязательно уточнила бы Таисия). С его могилой у меня связано интересное потустороннее переживание, которым я не преминула поделиться, лишь только мы до нее дошли:
   - Мне было тогда тринадцать. Где-то через неделю, как он умер, Таисия привела меня сюда, чтобы показать фото на могиле. Не помянуть или, там, поплакать вместе, а продемонстрировать фото - большое, цветное и очень характерное, по ее словам: 'с красными губами фавна'. Я бы взглянула и без слов поняла, почему она скорей умерла бы, чем разрешила мне с ним видеться. Фотографии на могиле не оказалось: видимо, кто-то увел - он ведь был достаточно известным человеком, хоть и в узких кругах. Только ворох цветов, венков. Мы стояли, разочарованные, и вдруг она пошатнулась, оперлась на меня и спрашивает: 'Тебя случайно не тошнит? Голова не кружится?..' Меня и впрямь тошнило... или мутило - такое состояние, словно вот-вот грохнешься в обморок. Не сговариваясь, мы быстрыми шагами пошли прочь. Отошли метров на двадцать, и все прошло. Постояли у часовни Ксении, помолились каждая о своем и двинулись назад. Когда проходили мимо его могилы, я прислушалась к ощущениям: голова опять закружилась, но слабее, чем в первый раз. Когда вышли за ограду, моя нестандартная Таис изрекла: 'Я была не права. На кладбище нужно приходить в соответствующем состоянии - скорбном, серьезном. Либо не приходить вовсе. Он оскорбился. Прости, что рикошетом и тебя задело...'
   Мне казалось, что Эстер с ее сатанистскими штучками, черными одеяниями и прочей мистикой история должна понравиться. Но она, внимательно выслушав, рассмотрев ту самую могилу (фото на ней с тех пор так и не появилось, и выглядела она на удивление бесхозной, сиротской), отреагировала не так, как я ожидала:
   - Мама твоя и впрямь нестандартная личность. Но, извини, я во все это не верю. Замогильные приветы, злопамятные привидения... Человек умирает весь, целиком. На кладбище специфическая атмосфера - может и зазнобить, и затошнить, и даже привидеться что-то. Психологически все объяснимо.
   Она говорила мягко, с извиняющейся улыбкой, но меня задело.
   - Ты что, и впрямь так считаешь? Человек умирает весь, и душой и телом?..
   Она кивнула.
   - Разумеется. Мы стоим у могилы - скажи, только честно: у тебя опять кружится голова?
   - С какой стати? Прошло несколько лет, а такое случается лишь в первые сорок дней, пока душа еще не отлетела с земли.
   - Прошу: не смеши меня.
   - Хорошо - а как же тогда твой сатанизм?
   - Сатанисты - настоящие, не декоративные - не верят во весь этот бред. Ты разве не читала тему про сатанизм на форуме? Бэт хорошо высказался: 'Это люди разума, а не слепой веры, интеллектуалы, а не фанатики'.
   Честно говоря, я не поняла, как можно быть сатанистом-атеистом. Но уточнять не стала. Ничего не имею против атеистов - каждый выбирает мировоззрение себе по росту и по вкусу. Атеисты не хуже и не глупее, они могут быть на порядок начитаннее, с коэффициентом 'ай-кю', зашкаливающим за 140. Но их внутренний мир меньше на одно измерение - измерение вечности. Поэтому не на все темы с ними имеет смысл говорить. О музыке, о кино, об общих знакомых - пожалуйста. Но о жизни и смерти?..
  
   Впрочем, Эстер упомянула Бэта (первая!), значит, одна общая тема у нас присутствовала. Больше того: самая насущная для меня на данный момент. И мы принялись обсуждать его, и занимались этим до конца прогулки. Судя по оживлению в глазах, обычно грустных и тусклых, Эстер развивала тему не только из вежливости. Мне приходилось следить за интонациями, создавая впечатление, что Бэт занимает меня исключительно как яркий и многогранный экземпляр суицидника, и не более того - и она, сдается мне, совершала те же усилия.
   Забыв об отсутствии у собеседницы 'координаты вечности', я увлеченно ляпнула:
   - В прошлой жизни он был женщиной, стопудово. И, видимо, умер в молодости, не избыв свои женские потребности. Скорее всего был поэтессой: оттуда такой изысканный и отточенный язык. Готова поклясться: он родом из Серебряного века.
   Эстер усмехнулась тонкими губами и посмотрела на меня со снисходительным сочувствием, как на маленькую девочку, пытающуюся произвести впечатление взрослой и умной.
   - Мне бы тоже хотелось верить во все эти сказки, но увы! Рассудок не вырежешь, как гланды или аппендицит. Если он присутствует. Что до Бэта, то в нем действительно сильно проявлена женская часть натуры - Анима, если по Юнгу. Но и мужская составляющая, Анимус, не слабее. Он умен, динамичен, властен, отважен - это все от мужчины. Он андрогин. Это большая редкость, когда оба начала выражены в человеке одинаково сильно и при этом не борются друг с другом.
  
   Из кладбищенской прогулки я вынесла, что ум, оказывается, не всегда является признаком яркости натуры. Ни интеллект, ни начитанность, ни экзотическое мировоззрение отчего-то не делали Эстер интересной и выделяющейся из толпы. Не помогал и 'прикид' - черные юбки и кофточки, зловещие побрякушки на шее, крыска на плече (в прогулке по кладбищу, впрочем, Модик участия не принимал). Казалось, если не увижусь месяц, ее облик - черные крашеные волосы, по-собачьи грустные глаза, постоянные упоминания о социофобии и нелюбви к людям - напрочь сотрется из моей памяти.
   Поскольку Эстер не была яркой, а празднество хотелось сделать необычным и запоминающимся (не столько для себя, сколько для Бэта), я решила ее не приглашать. Даже невзирая на возможную обиду. Вот Айви пригласила бы с радостью. Но вряд ли ради моей 'днюхи' она совершила бы вояж из Москвы в Питер.
  
   У меня есть дурная особенность - не из самых дурных, впрочем, но мешающая жить и мне, и окружающим: мне хочется, чтобы все яркие и интересные люди из моих разношерстных тусовок перезнакомились между собой, для чего я периодически пытаюсь свести их вместе, несмотря на разницу в характерах, темпераментах и мировоззрениях.
   Поэтому помимо Бэта и сумрачного любителя Макиавелли (которые, как нетрудно догадаться, вполне сочетались друг с другом) я пригласила двух самых крутых подружек и старого друга Ганешу - непробиваемого 'жизнелюба' и гениального музыканта, владеющего всеми музыкальными инструментами, которые только существуют на свете, густобородого шумного 'шоумена', постоянно играющего на публику.
   Утром в день торжества выяснилось, что обе приглашенные подруги одновременно заболели (правда, разными болезнями: у Глашки обострилась хроническая желудочная хворь, а Жанна простудилась). Я принялась, пересиливая неприязнь к телефону, звонить Эстер (пусть не яркая, но все-таки дама, да и Модик может внести определенное оживление, ему не впервой), но ее мобильник и городской не реагировали.Таким образом, я оказалась на своем празднике единственной особью женского пола. Не считая Таисии, которая собиралась провести с нами часок - разумеется, я не могла ей отказать в праве поднять бокал с шампанским за единственную доченьку-внученьку, и, разумеется, она имела право воочию узреть это чудо - Бэта, о котором я взахлеб твердила все последние дни (к счастью, с ней мне не нужно было следить за интонациями, как с Эстер). Но боже, если б я знала, сколько убитых нервов будет мне стоить ее присутствие...
   Итак, два суицидника - из которых один с манией величия и лидерскими амбициями, а другой не снимает мрачно-демонической маски, и громогласный мужичок с пузом, мандолиной (почему-то он прихватил ее, а не гитару) и красным знаменем (которое вручил мне в качестве подарка) - тот еще коктейль. И все это в стенах коммунальной комнатушки...
  
   По просьбе Бэта я встретила его и Даксана у метро. Хотя они меня уже посещали, но визит был ночным, а мой дом не так легко отыскать за деревьями парка. Он опоздал всего на десять минут (!), и, пока мы шли, я тихонько млела, держа его под руку и прижимаясь щекой к предплечью в кожаном рукаве.
   Было солнечно и тепло. Солнце - ласковая собака, веселый мопс - лизало мое лицо по-летнему жарким языком, с кончика которого капала на юную майскую травку золотая слюна.
  
   Едва увидев объект моих ночных и дневных грез, Таисия выскочила в коридор, утянув меня за собой.
   - Ты с ума сошла! Как ты могла в такое влюбиться?! Он же гей! У него накрашены глаза и губы!..
   - Он не гей, а гот! Я тебе говорила.
   - Он гей, гей! У него женские манеры, капризный голос - типичнейший голубой. И как тебя угораздило?!..
   - Гот! Если тебя так уж волнует его ориентация, то он 'би', как большинство современной продвинутой молодежи. Но влюбляться предпочитает в женщин.
   Не знаю, сколько бы мы препирались ('Гей!' - 'Гот!'), если б оживленно-ошарашенный - по той же причине, что и Таис - Ганеша не выглянул в коридор и не упрекнул, что негоже имениннице, и единственной юной даме к тому же, бросать гостей.
   Вернувшись в комнату, Таисия поставила в вазу букетик гвоздик, что принес Бэт. Зачем-то пересчитав их, выдала:
   - Шесть! Четное число. Это к чьей-то близкой смерти.
   Бэт и Даксан многозначительно улыбнулись. Что за вопрос в обществе настоящих 'су'?..
   Не удовлетворившись их ухмылками, она продолжила:
   - Нужно быть большим оригиналом, чтобы подарить девушке на восемнадцатилетие четное число красных гвоздик.
   - Мы все тут, за немногими исключениями, большие оригиналы, - отпарировал Бэт. - А смерть, знаете ли, в нашем кругу - весьма желанная и привычная гостья.
   Я не стала оповещать Таис, что зловещая шестерка получилась случайно. Бэт пришел без цветов, он подарил мне диск своей любимой Бьорк. А когда мы проходили мимо монумента в честь павших воинов, позаимствовал несколько гвоздик, лежавших на постаменте, и вручил мне. Помнится, я подумала, что дарить девушке цветы, отобранные у мертвецов, весьма концептуально. В духе нашего дружного форума.
   Словно ей было мало злосчастных гвоздик, Таисия демонстративно воткнула в другую вазу две розы, бледно-розовую - Даксана, и багряную - Ганеши.
   - Тоже четное число, заметьте. Я, кончено, не хочу быть мрачным пророком...
   - ...Но, по всей видимости, смертей будет две, - закончил за нее Бэт. - Что ничуть не мрачно, а напротив, весьма воодушевляет. Конец апреля и начало мая, кстати, самое урожайное на суициды время. Во всяком случае, так утверждают старожилы форума 'Nevermore'.
  
   За столом, точнее, за ковром: столик в нашей комнатухе крохотный, поэтому все устроились на полу, по-восточному уперев под локти подушки, - выпив шампанского, Таисия отошла от темы смерти, расслабилась и повеселела.
   Зато пришла очередь напрячься и посуроветь - мне.
   Мало чего я так не люблю и опасаюсь, как захмелевшую Таис. Это пошло с детства. Ее отец (соответственно, мой прадед) был классическим запойным алкоголиком, злобным и буйным, пившим без малого шестьдесят лет. И я с рождения боялась, что она пойдет тем же путем. К тому же, выпив грамм двести вина, не говоря уже о чем-то большем, Таисия становилась безудержно болтливой и склонной к дурацким розыгрышам и авантюрам.
   Никогда не забуду, как в мои восемь лет мы отдыхали в Тамани, и в отместку, что ребенок закатил ей истерику по поводу пьянки (угостила домашним вином хозяйка, у которой мы снимали комнату), она отправилась гулять в одиночестве, нетвердыми шагами, вдоль крутого обрыва над морем. Вернувшись через час, сообщила странным голосом без интонаций: 'Пьяная мама упала с утеса. Ты очень ее расстроила, и от слез она оступилась. Я - не мама, я ее астральное тело'. Я перепугалась не по-детски и кинулась ее ощупывать обеими руками...
   Повзрослев и поумнев, я перестала опасаться, что Таис повторит судьбу своего отца: женщины спиваются за год-два, а ей вон уже сколько. Но меня по-прежнему трясло и колбасило, стоило ей поднести ко рту рюмку с водкой или вином. Поскольку спущенный с цепи язык моей неуемной ближайшей родственницы обычно избирал объектом мою скромную особу. Мой характер, моя внешность, мои пороки и мои таланты были доминирующими темами 'под мухой'.
  
   То, чего я боялась больше всего, случилось и в этот раз. После первого же бокала за 'здоровье, главным образом душевное, именинницы' последовал оживленный рассказ об этой самой имениннице, сильно смахивавший на пиар. Желая, видимо, набить мне цену в глазах Бэта, Таис принялась крупными вдохновенными мазками живописать портрет роковой женщины:
   - Вы, наверное, думаете, глядя на нее, что это тихий простодушный ребенок, наивное эфемерное создание? Как бы не так! К своим восемнадцати годам она сумела уже поломать несколько судеб. Один ее бывший бой-френд отсидел два года за воровство, поскольку моя девица соглашалась бросить курить - он трепетно относился к ее здоровью и умолял отказаться от сигарет - только если он подарит ей набор живых бабочек. У мальчика не было денег, и бедняга пошел на преступление. А она забыла его уже через месяц - всего лишь одну посылочку и пару писем передала в 'Кресты'! Через месяц уже закрутила с другим. Этот другой с горя ушел в скинхэды, когда она отвергла его предложение руки и сердца. Третий - тихо и горько спивается, брошенный и забытый, забрасывая ее жалобными письмами по электронной почте, со все большим количеством грамматических ошибок...
   Слушая этот пламенный спич, Ганеша подвывал в кулак от смеха. Правда, он был внутренне готов к подобному, поскольку присутствовал на двух моих предыдущих днях рождения. (Но, как он признался пару дней спустя, прежние заздравные тосты меркли в сравнении с этим.)
   Даксан, бедняга, забыл про еду, уставившись на оратора с ужасом и изумлением: видимо, его нелюбимые родители вели себя на семейных торжествах как-то иначе.
   Спокойнее всех реагировал на внештатную ситуацию Бэт. Он слушал весь этот клинический бред с интересом и оживлением, вставлял остроумные реплики, задавал уточняющие вопросы.
   Хлопнув еще пару рюмок сухого, закусившая удила Таисия принялась яростно с ним пикироваться: он, видите ли, недостаточно благоговейно отнесся к нарисованному ею портрету любимой именинницы. Она периодически грозила швырнуть в него то вилкой, то пустой бутылкой, отчего Бэт пришел в полный восторг.
   Я сгорала со стыда, проклиная свою недальновидность (знала же прекрасно, что так будет, знала!..) и свою простодушную уверенность, что это неплохой бартер: час с Таисией за одним столом в обмен на обе комнаты, отданные на полное растерзание до утра.
   Когда раскрасневшаяся Таисия притормозила, чтобы отправить в себя еще бокал и перекусить, я яростно зашептала ей в ухо:
   - Час! Ты обещала пробыть только час! Посмотри на часы!!!
   - Увы, меня изгоняют из вашего теплого общества! - возопила она, обращаясь ко всем, но глядя на Бэта.
   - Как можно?! - мгновенно вскинулся он - сама галантность, само негодование - по отношению ко мне, неблагодарной дочери и хамке. - Мы вас не отпустим! Без вас застольная беседа потеряет свой градус, свой интеллектуальный накал и шарм!
   - Иронизируете? - прищурилась она. - Впрочем, я действительно обещала уйти через час. Слово нужно держать. Единственно, что мне хотелось бы взглянуть перед уходом на вашу ладошку. Сдается мне, запечатленные на ней иероглифы весьма интересны.
   Бэт с радостной готовностью выскочил из-за стола и удалился с ней на кухню. Вернулся минут через двадцать, довольный и искрящийся - видимо, доморощенный хиромант сумел изрядно ему польстить, погладить по шерстке, отыскав в переплетении линий приметы незаурядной личности и яркой судьбы.
   Когда за неугомонной и невыносимой Таисией захлопнулась наконец дверь, я вздохнула с нескрываемым облегчением, на что Бэт заметил, что я сама не понимаю, насколько мне повезло родиться у столь креативной и неординарной женщины.
  
   Оставшаяся часть праздника прошла менее безумно, но вполне весело. Какое-то время, правда, я продолжала вибрировать и каждые полчаса выбегала покурить - то с Ганешей, то с Бэтом. Мне казалось, что первый вот-вот начистит напомаженную морду второму, а для клинически ненормальной черепной коробки это могло иметь роковые последствия. Но обошлось: было шумно, дымно, но морды никто никому не бил. Несколько раз, правда, захмелевший Бэт пытался на повышенных тонах объяснить Ганеше, что 'жизнелюбы - это существа, которые находятся посередине между человеком и розовощекой свиньей', и что 'разговаривать с тем, кто ни разу не смотрел в глаза смерти, так же скучно, как учить кота пользоваться туалетной бумагой'. Но Ганеша, будучи старше и мудрее, беззлобно парировал его выпады или просто заглушал их, наяривая на мандолине частушки и романсы собственного сочинения. А когда я, вытащив его на кухню, принялась извиняться за своего экзотического гостя, добродушно расхохотался:
   - Брось! Он мне жутко понравился! Жутко!.. Ты только представь, какая это отвага, какой вызов - ходить в таком виде, с такой намакияженой мордой по улицам! А он делает это каждый день. И язык у мальчика подвешен не слабо. Он красиво живет и умрет, я думаю, так, как намеревается: 'готично' и эстетично!..
  
   Крыша у меня мерно жужжала и потрескивала от перенапряжения нервов и ощущения почти-счастья. Вот только мой бородатый друг устроил потоп в туалете, повернув краник, который не стоило поворачивать. Я узнала об этом вовремя - когда Бэт томным голосом попросил довести его в определенное место. Зайдя в предбанник перед туалетом и очутившись по щиколотку в холодной воде, первым рефлекторным движением я зажала Бэту рот, чтобы он не перебудил своим воплем соседей.
   Следующие два часа осознавший свою вину Ганеша собирал тряпкой воду, и соседи, к счастью, не прознали об этом бедствии.
   Около семи утра усталый и грязно-мокрый музыкант уполз домой, трогательно прижимая к щеке не менее усталую мандолину. Мы с Бэтом вышли покурить на лестницу и в дверях уперлись в поджидавших нас двух разъяренных соседок. Минут двадцать на повышенных децибелах нам разъясняли, что это коммунальная квартира, а не дискотека и не публичный дом, чтобы устраивать здесь безобразную оргию. Бэт, не выносящий, когда на него повышают голос, принялся хамить в ответ. Свою язвительную речь он окончил громким аккордом: с треском захлопнул дверь в квартиру прямо перед носами не выспавшихся злобных теток.
   Минуту я постояла в траурном молчании, а затем меланхолично изрекла:
   - Радость моя, а ты в курсе, что я не захватила ключей?
   Он беспечно заметил, не осознав еще всего трагизма случившегося:
   - Пусть только попробуют не открыть. Да и Темное Солнышко, думаю, догадается нас впустить.
   Покурив и поболтав, мы принялись звонить в дверь. Затем стучать. Ехидный голос с внутренней стороны сообщил, что мне самое место жить на лестнице, а не в квартире, и именно там устраивать дебоши.
   Взъярившийся Бэт занес ногу с широким размахом:
   - Я выбью эту долбаную дверь, а заодно все зубы этим индюшкам!!!
   Я вцепилась в него и с трудом оттащила от злополучной двери. Двигала мной не жалость к 'индюшкам', но меркантильные соображения: оплачивать взлом пришлось бы Таисии и, учитывая хроническое безденежье, это вряд ли привело бы ее в восторг.
   Оставалась одна надежда на Даксана. Наш некурящий друг, печальный любитель Макиавелли, пребывал в это время в одиночестве, допивая под музыку сухое вино и дожевывая остатки колбасы. Может, он заскучает без нас в конце концов и милосердно распахнет дверь?..
  Мы отошли от непрошибаемых дверей и устроились на широком подоконнике. Было не жарко, особенно в шелковом платье без рукавов и босоножках. Сквозь щели в окне задувал прохладный утренний ветер. Возникала мысль отправить Бэта на поиски мобильника, чтобы позвонить Таисии, но я гнала ее прочь: слишком хорошо было укрываться от холода в его длинных руках и волосах.
   Часа через полтора (как они пролетели, я не заметила) появился, наконец, Даксан, как видно, пресытившийся одиночеством и собравшийся домой. Мы не успели предупредить его насчет двери, и она опять оказалась захлопнутой.
   - Какого черта, Даксан?! Ты что, не слышал, как мы ломились в дверь?..
   В ответ последовало неопределенное пожатие плечами. Лицо со всегдашним демоническим выражением стало еще насупленнее и суровее.
   - Ты что, считаешь, что выйти покурить и не возвращаться два часа - это нормально?!
   - Ну, я же не знал, чем вы здесь занимаетесь...
   - А чем, блин, можно заниматься на холодной лестнице в восемь часов утра?! - Я задыхалась от негодования и от смеха одновременно.
   Конечно, не избыток деликатности, а панический ужас перед соседками (для социофоба вдвойне непреодолимый) помешал нашему другу выйти из комнаты и пройти десять метров до двери, из-за которой раздавались панические звонки. Но мы не стали акцентировать этот момент. Тем более что Даксан был нужен: я навязала ему роль посланца к Таисии, от которой, единственной, можно было ждать спасения в виде ключей.
   Едва несчастный Даксан с обреченной покорностью (сумасшедшая Таисия внушала ему не меньший ужас, чем соседки) удалился выполнять порученное, мы с Бэтом дали волю эмоциям. Мы обменивались короткими репликами относительно выражения лиц пенящихся от злости соседок... старательно-суровой физиономии Даксана... затопленного туалета... - и задыхались, и сгибались пополам, и завывали. По-видимому, то была истерическая реакция на столь бурно проведенный праздник.
  
   Таисия, несмотря на ранний - для нее - утренний час, не стала передавать ключи посланнику, а явилась собственной персоной, открыла дверь и впустила нас в вожделенное жилище. Соседки мгновенно набросились на нее, словно стая пираний, но она стойко оборонялась, доказывая, что нужно было лишь постучать деликатно в дверь, попросить молодежь вести себя потише - публика, между прочим, более чем приличная: журналист, музыкант, студент - и все было бы пристойно и замечательно. И уж никак не морозить за дверью двух девочек с неустойчивой психикой (соседки приняли накрашенного Бэта за мою подружку, и Таис, для большей жалостливости, не стала развеивать их заблуждение), склонных к депрессии и суициду, да еще и в столь замечательный для одной из девочек день: праздник совершеннолетия, бывающий, как известно, раз в жизни.
   Соседки заткнулись, поняв, что ее не переспоришь, и удовольствовавшись видом Бэта, смиренно моющего пол и протирающего зеркало в прихожей (накануне в приступе нарциссизма он долго и нежно лобзал свое отражение).
   После перестрелки с коммунальными фуриями Таисия переключилась на нас и выдала все, что думала о нашем угарном веселье, о том, как подло мы ее подставили, и о долготерпении бедных пожилых женщин - другие без долгих разговоров вызвали бы милицию посреди ночи, а не стали мучиться до утра.
   Но Бэт быстро ее обезоружил.
   - Я просто в восхищении от вас! Честно, это не комплимент. Вы так яростно защищали свою дочь, и меня заодно, от этих полногрудых гарпий. Особенно одна из них - воистину 'птица с лицом вещества и безумья'. Я инстинктивно прикрывал свою печень, когда она приближалась ко мне с правой стороны... Если б мои родители так меня защищали и оберегали, клянусь, я гораздо реже проклинал бы свою жизнь и тусовался на суицидных форумах.
   На это Таис не сумела найти в себе ничего язвительного и предложила попить кофе. И даже помогла убраться в комнате и перемыть гору грязной посуды.
  
   А когда мы выпили кофе, Бэт сказал - серьезно, без обычного игривого блеска в глазах:
   - Знаете, мне бы хотелось попросить вас, чтобы вы меня усыновили.
   И она кивнула, так же серьезно:
   - Да. Хорошо.
   Потом я заснула, вымотанная сумасшедшим праздником, а они долго гуляли по парку, и Бэт говорил, говорил, говорил... О детстве, о психически больной матери, о Бьорк, об Атуме, о самоубийстве, которое он запланировал вполне обдуманно и трезво и которое совершит в ближайшее время - как только знакомый медик раздобудет обещанные сильнодействующие таблетки.
  
  
   КАРТИНА 4
  
   Надпись на заборе: 'РАЗГОВОР СО СВЯЩЕННИКОМ'. На лавочке двое - Инок, или отец Иннокентий, и Энгри. Иноку сорок с небольшим, невысокий и юркий, рыжеватая бородка, торопливая речь. С лица почти не сходит насмешливая улыбка. Делая два дела сразу, левым глазом он просматривает серьезный толстый журнал.
   ИНОК: Что такое ад? Адский огонь - это тот же божественный свет, но если в раю он действует изнутри человека, то в аду - извне. Почему это состояние так мучительно, не спрашивайте, я и сам не знаю. Знаю лишь, что это хуже всего, о чем мы только можем помыслить или вообразить.
   ЭНГРИ: Добрый бог, ох какой добрый!..
   ИНОК: Человек выбирает, грешить или не грешить. Бог не допускает насилия над его свободной волей. Этим самоубийство - сознательное, а не как результат душевной болезни - и плохо: оно приводит к необратимому разрыву человека не только с близкими людьми, которых он покидает на земле, но и с Богом. А отделение от Бога - это и есть ад. Просто на земле мы этого отделения не чувствуем: жизнь в земном теле, даже самая плохая, действует, как наркоз.
   Подходит Эстер, внимательно слушает.
   ИНОК: Но что вы, собственно, ко мне прицепились с этой религией? Поймите, в моих делах с суицидниками религия является исключительно моим делом, а не нашим с вами общим. Вы же не будете, к примеру, говорить о религии с водопроводчиком, пришедшим к вам? Вот и со мной не надо. Разве я вас призываю ходить в мой храм, креститься и причащаться? Речь совсем не об этом.
   ЭСТЕР: Впервые в жизни аплодирую верующему стоя. Не думала, что религиозный человек может не навязывать другим свою веру, тем более священник. Это правда здорово, респект. Все верующие, кого я встречала, говорили, что за свои дела я точно огребу вечные муки после жизни, но вот ваша позиция дает мне шанс думать, что и среди православных есть вполне вменяемые люди. Теперь буду приводить вас в пример знакомым сатанистам.
   ИНОК: А верующие редко бывают верующими. Отсюда и комплексы разные, в том числе стремление навязать свое невротическое состояние другим. Много сходного с суицидниками, кстати, - и в медицинском смысле, и в духовном. Настоящее православие совсем не похоже на эти юбки, платочки, бороды и прочие страшилки.
   ЭСТЕР: Надеюсь, что так. Но опыт убеждает в обратном: как схожу на форум Кураева, так страшно становится, что завтра на улице за пентаграмму на шее по этой самой шее надают.
   ЭНГРИ (бросив на Эстер злой взгляд): Дамочка влезла в нашу дискуссию с середины, ей бы послушать ваши живописания ада - восторгов и аплодисментов бы поубавилось. Ваш пример с водопроводчиком не канает: если водопроводчик примется чинить гаечным ключом, скажем, компьютер... А ведь это примерно то, что вы делаете. Начинаете как бы издалека, а сводите все равно к вере. Поймите, ваш бог - садист. За ужасным наказанием следует еще белее ужасное - как мило! Вечные адские муки. И это называется справедливостью! Вы говорите: терпеть-терпеть... а сколько можно-то? У вас когда-нибудь ехал чердак?
   ИНОК: Ехал-ехал, не беспокойтесь. Когда был примерно в вашем возрасте или чуть моложе. И даже еще посильнее ехал.
   ЭНГРИ: А вот тут вы врете. Если б посильнее, не болтали бы вы со мной сейчас, а давно на кладбище гнили, точнее, за оградой кладбища. И уж христианином бы точно не заделались. Если б хоть раз испытали такое состояние, когда готов на все, лишь бы избавиться от боли, - возненавидели бы своего Господа Дога.
   ИНОК: Напротив. Любовь и доверие к Богу помогают исцелиться от душевней боли.
   ЭНГРИ: Бред! Как можно любить того, кто тебя ненавидит? Кто тебя пытает, и не день, не месяц - а годы? Кто-то умный сказал: "Это удивительно - быть наказанным за поступки, на которые толкает отбы?вание наказания". Вот скажите мне, только честно, зачем вы возитесь с суицидниками? Священник, помогающий тем, от кого отвернулся бог, выглядит, по меньшей мере, странно. Ваш бог нас ненавидит. Как можно оставаться честным перед собой, помогая богомерзким существам?
   Подходит Даксан. Слушает, не решаясь вступить в дискуссию.
   ИНОК: Бог никого не ненавидит, ни от кого не отворачивается. Ника?кие грехи, не исключая попыток самоубийства, не являются поводом для того, чтобы Бог отвернулся. Пока человек жив, для него не все поте?ряно. Поймите, если Бог не является таким гуманистом, которым вы бы хотели его видеть, то это не означает, что Он является таким злодеем, как вам кажется. Действительность богаче вариантами.
   ЭНГРИ: Браво! Это звучит, как: когда вас бьют, это не означает, что бьющий является таким злодеем, как вам кажется. Действительность богаче вариантами.
   ИНОК: Можно сказать и так. А что касается справедливости, Бог не имеет ничего общего с человеческим понятием о справедливости, и вообще с человеческими понятиями. Это так.
   ЭНГРИ: Собственно, это суть, и вопрос закрыт. Получается, что я, равно как и никто другой из представителей хомо сапиенс, не научился жить, по божественным понятиям. В отличие от вас. Вы, видимо, уже не человек.
   ИНОК: Отнюдь! Лично я не очень-то понимаю Бога. Даже почти совсем не понимаю. Но зато я понимаю кой-чего на тему, почему я не понимаю.
   ЭНГРИ: Демагогия. (Резко встает.) Опять я, кретин, ввязался в дискуссию! Что толку?.. (Уходит.)
   ИНОК: Вот и поговорили... (Оглянувшись, замечает Даксана, приветственно кивает.) Сколько раз зарекался говорить с суицидниками о религии! У вашей братии отношение к ней такое же, как у птичек или рыбок. Или людей, пребывающих в коме.
   ДАКСАН: Позвольте вам возразить. Никакие мы не птички. И даже не рыбки. Птички и рыбки как раз вы - со своей лицемерной верой. Знаете, как звучит ваша фраза 'Бог любит тебя' для человека, корчащегося от невыносимой боли - не день, не месяц, а годы? Представьте, что вас перепиливают пополам, без наркоза, а рядом - зрители, ханжи со сладенькими улыбочками, которые уверяют, что тот, кто перепиливает, делает это исключительно из любви к вам. Просто вы, бедненькие и убогие, отчего-то понять эту любовь не можете!
   ИНОК (с досадливым вздохом): Пойдем по второму кругу? Увольте. Да и времени, простите, нет: через полчаса служба. Вынужден откланяться. (Уходит.)
   ДАКСАН: Говорить с попами о сущностных вещах - все равно что пытаться научить бобика пользоваться зубочисткой.
   ЭСТЕР: Ты не прав. Инок - не обычный поп. Он отличается от остальных 'хрюсов': умен, а главное - умеет ценить свободный выбор другого.
   Подходит Бьюти. Ему околодвадцати пяти, молчаливый, с замедленной речью.
   БЬЮТИ: Ты не так давно на форуме, Эстер. И в су-тусовке вообще. Ты многого не знаешь.
   ЭСТЕР: Чего именно?
   БЬЮТИ: Есть подозрения, и весьма основательные, что на совести нашего уважаемого Инока несколько смертей. Кого-то он вытаскивает, оплачивает лечение в клиниках, помогает со 'впиской' и работой. А кого-то топит.
   ЭСТЕР: Это бред! Прости, Бьюти, но ты меня удивляешь. Если человек имеет дело с онкобольными, понятно, что значительная часть его пациентов будет уходить на тот свет. Если человек возится с хроническими суицидниками, естественно, что случаются летальные исходы.
   БЬЮТИ: Верно, но есть нюансы. К примеру, существует мнение, что Инок повинен в смерти Сэда, поскольку запретил ему заниматься сексом.
   ЭСТЕР: И опять бред! Как можно запретить кому-либо заниматься сексом?
   ДАКСАН: Можно. Если человек полностью от тебя зависит - и материально, и психологически.
   БЬЮТИ (вздыхает): Эх, Сэд... Школу парень с золотой медалью окончил... В МГУ на математика поступил...
   ДАКСАН: Кажется, это установленный факт: чем выше интеллект и сложнее психика, тем сильнее у человека тяга к добровольной смерти.
   БЬЮТИ: Замутить, что ли, тему на форуме? Про секс...
  
  
   Глава 5
   ЭСТЕР Черный нарцисс
  
   Из 'живого журнала'. Подзамочное:
  
   '...Острая боль сменяется спячкой апатии - вот мой маятник, мои качели. Если б можно было отключить мышление, поменяться бытием с гусеницей, с медузой, с деревом. И ведь в глубине меня таится, не гаснет глупая надежда на иную жизнь: яркую, полную, осмысленную. Когда она наконец погаснет, сдохнет, сдается мне, станет намного легче...
   Спутники Марса - Фобос и Деймос, Страх и Ужас. И у меня два таких же неотвязных спутника - Страх и Тоска. И есть еще третий, чье лицо я тщательно прячу от окружающих, - Зависть. Запись подзамочная, никто никогда не прочтет, а перед собой притворяться незачем - можно стянуть все маски, бумажные и чугунные, и признаться, что оно ощутимо терзает меня, это банальное и стыдное чувство.
   Стоит мне познакомиться с новыми интересными людьми, как надежда, что я вырвусь наконец из карцера одиночества, тут же отравляется завистью. За что мне такое - я умудряюсь завидовать даже тем, кого презираю? Я завидую Даксану - жалкому и некрасивому, потому что он пишет сильные стихи и способен к решительным поступкам. Завидую Айви - тростинке с минус-первым размером бюста, с цыплячьими лапками со шрамами на запястьях - потому что ее избрал Бэт и уважает су-сообщество. Завидую Морене - недалекой мечтательнице - потому что она женственна, имеет толпу друзей и находит общие темы с матерью. А уж Бэт, блистательный Бэт - ослепительно черный, кромешно сияющий - тут и говорить, разумеется, нечего.
   Зависть изнуряет, как жажда, и терзает, как гвоздь в сапоге. Но разве не помогает, не поддерживает меня мой Путь? Путь сильных, гордых, темных. Ярко-темных одиноких победителей. Порой мне приходится гнать себя по Пути пинками и толчками, вытаскивать за волосы из апатии, как Мюнгхаузен себя из болота. Но иначе я не достойна буду называться левопутеистом. А это единственное, что отличает меня от людского стада, от овечьей бессмысленной массы, лишь по недоразумению зовущейся людьми. Не сдаваться, бороться, ненавидеть врагов - только так можно стать кем-то, а не медленно протухающим куском мяса, облаченным в темные тряпки.
   Христианчики называют гордость великим грехом, по обыкновению все ставя с ног на голову. Не грех - но бесценный дар, лучшее, что может быть в человеке. Когда обстоятельства сжимают со всех сторон, когда подыхает надежда, когда нет ни одного близкого человека и лишь тупые свиные и овечьи рыла вокруг - только гордость заставляет двигаться вперед, только гордость не дает превратиться в животное.
   Как там у Киплинга, в его знаменитом стихотворении? 'Когда все пусто, все сгорело, и только воля говорит: иди!' Слово 'воля' я заменила бы на 'гордость'. И только гордость говорит: иди, не падай, держись, ты сильная, умная, одаренная, ты самая-самая-самая.
   Нужно только избавиться от той части человеческого в себе, что делает меня слабой, уязвимой, делает похожей на окружающих меня кукол с пустыми глазами и штампованными фразами...'
  
   - ...Этакая помесь старухи Шапокляк с дзенским учителем. Весьма безумный и жгучий коктейль, надо сказать!
   - Старуха Шапокляк? - переспросила я. - Она что, такая пожилая?
   - М-м... - Бэт, по обыкновению развалившись на диване, одновременно болтал со мной и переписывался с моего мобильного смс-ками с Даксаном. - Дело не в возрасте. Понимаешь, она по природе агрессивная, динамичная, живая. Весьма молода душой для своего полтинника с чем-то. Морена - поздний ребенок... И при этом - в плену гуманно-теософского мировоззрения. Слюнявых позывов во что бы то ни стало спасти самоубийцу, так как этим поступком он сильно утяжелит свою карму. И прочее в том же духе. Ну, никак не желает признать, что смысл всего сущего в его отсутствии. Понимаешь? Весьма эксклюзивное сочетание. Взрывной коктейль! - Он помолчал, упоенно щелкая кнопками сотового, затем прочел с выражением: - 'Милый, я решилась. Сегодня или никогда. Ты ведь знаешь, как много для меня значит это место. Или там, или нигде!' Пойдет?..
   Я неопределенно пожала плечами. Мне не очень нравился этот розыгрыш, если честно. Бедный Даксан, потеряв надежду избавиться от обременяющей его девственности с помощью Морены, обратил жалобно-жадный взор на меня. Заметив это, Бэт воодушевился и послал, с моего разрешения конечно, нашему угрюмому другу несколько смс-ок от моего имени. На тему, что он весьма интересен мне, и как личность, и как мужчина. То ли Темное Светило напрочь лишен чувства юмора, то ли он никогда не смотрелся в зеркало (что маловероятно, поскольку он периодически сбривает клочковатую растительность на подбородке), но послания произвели взрывной эффект. Он поверил. И, пылая и обмирая, попросил о свидании. Азартный Бэт, потирая ладони, назначил свидание на 'самом любимом и сакральном для меня месте' - кладбище. На выбор: Смоленском, Богословском или Серафимовском. Ровно в полночь. Там я готова буду соединиться с ним душой и телом на одном из старинных надгробий.
   Сначала бедняга Даксан умолял поменять место. Затем - время. Но закусивший удила Бэт был непреклонен.
   - Побольше иронии, юная сатанесса! - подбодрил он меня и отослал ультимативную смс-ку. - Так вот, возвращаясь к Таисии. 'Жизнелюбских' тенденций в ней, к ее чести, ни на грамм. Никаких таких обывательских лозунгов, призванных оправдать вопиющую пошлость и пустоту мироздания. С ней интересно беседовать. И просто фехтовать остротами в 'жж', и болтать о чем-нибудь псевдо-умном. К примеру, про астральное тело самоубийцы, которое долго мучается после смерти. Еще она утверждает, что во мне живут две личности: ночная и дневная. Солнечная и лунная. Она называет их Бальдр и Локи. Если ты знакома со скандинавской мифологией, то помнишь, что Бальдр - любимчик богов, изнеженный красавчик. А Локи - лжец, плут и мошенник. Даже мою тягу к суициду она умудрилась объяснить посредством этих двух архетипов: согласно мифу, Локи хитростью и коварством губит Бальдра, все боги в слезах и трауре. Две личности в одном теле, из которых одна перманентно убивает другую - отсюда якобы моя тяга к саморазрушению. Интересный ход мысли, не находишь?
   - Ну, сейчас только ленивый не читал Юнга с его архетипами. А уж если имеешь психологическое образование, то сам бог велел.
   - Ага! - Он мячиком подскочил на диване. Волосы взметнулись пушистым опахалом. - Темное Солнышко ответило! Он согласился, ура! Он выбрал Богословское - думаю, потому что живет неподалеку.
   - Лучше б Смоленское. Там все-таки храм, часовня, дорожки освещенные. Не так опасно. Ты представляешь, с каким отребьем он может столкнуться на Богословском?.. Тебе его не жаль? Все-таки приятели.
   - Что я слышу? - Бэт язвительно вздернул брови. - Достойно ли правоверному левопутеисту иметь в своем лексиконе такие слова, как 'жалость'? Тебе не кажется, что ты приблизилась на опасное критическое расстояние к столь нелюбимой тобою мещанской толпе?
   Подыгрывая ему, я патетически возвысила голос:
   - Не кажется! Поскольку Даксан наш, он полноправный член братства прогрессивных сатанистов, разве ты забыл? Грешно издеваться над собратьями.
   - Ничуть, - он сосредоточился на кнопках мобильника. - Истинный сатанист ни с кем не дружит, он может лишь вступать во временные союзы. Он никому и ничем не обязан. Не думал, что придется учить тебя азбучным истинам, сестричка. И вообще, у меня возникло смутное подозрение, что ты лишь на словах сатанистка. На деле же - преступно мягкосердечна, хоть и пытаешься скрыть эту позорную слабость.
   - Ничего подобного! - возмутилась я. - Это лишь видимость.
   - В таком случае, о чем мы сейчас ломаем копья?.. Ты чересчур зажата, Астарта. Ты боишься сама себя - своих широт и своих глубин.
   - Ну, да, - согласилась я. - Я и не спорю. Знаешь, порой мне очень хочется на несколько дней или даже часов стать мужчиной. Тогда бы я нажралась в дым в какой-нибудь забегаловке и сняла все зажимы. Устроила бы драку с ломкой мебели и битьем стекол в окнах машин... начистила пару харей у ларечных хачей... нахамила ментам... Оторвалась бы по полной.
   - Извини, Астарта, но в мужском теле ты была бы вторым Даксаном. Впрочем, если без шуток, наш демонический друг и у меня вызывает что-то вроде сочувствия. Он, видишь ли, еще маленький. Даксан старше меня на три года, но запоздал в развитии. Он романтик. Он верит, что если быть сильным, злым и напористым, то можно переломить хребет сцуке-судьбе, сломать ее игру и навязать свои правила. Мне его искренне жаль: он такой трогательный в своей детской вере, в своих пылких порывах. Года через два-три он крепко обломается, и... выйдет еще один Йорик.
   - Наверное, я тоже романтик. Потому что тоже хочу быть сильной, переломить хребет суке-судьбе и навязать ей свои правила.
   - Значит, и ты оболмаешься, дай срок, - равнодушно ответствовал он.
   - Если обломаюсь - сразу убью себя. Жить 'обломанной' не стану ни минуты.
   Бэт не ответил, потеряв интерес к этой теме. Спустя пару минут манипуляций с мобильником, торжественно продекламировал:
   - Итак, имеем следующее: 'Горжусь тобой! Жду с трепетом. Третья по счету могила, слева от входа'. По-моему, мило и лаконично. Кстати, твоему Даксану не придется тратиться на цветы - позаимствует с любой свежей могилки. Все-таки экономия.
   Представив Даксана, сжимающего в руке пучок вялых лилий с надломленными стеблями, среди надгробий, в ужасе и трепетном ожидании плотских наслаждений, я расхохоталась.
   Бэт зашелся мне в унисон, довольный своим остроумием и моей реакцией.
   - Послушай, но он же меня возненавидит после всего этого! - Резонная мысль выключила смех. - На всю оставшуюся жизнь. Он Скорпион по знаку, а они злопамятны и мстительны. Мне это надо?
   - Не бойся, дочь преисподней! - Бэт успокоительно постучал по моему плечу. - Во-первых, он туда не пойдет, скорее всего. Он мальчик острожный. А если все-таки придет и предъявит тебе завтра претензии, я уж найду, что ответить. Главное, выключи мобильник ближе к полуночи: скажешь потом, что села зарядка...
  
   После первого визита Бэт стал заходить ко мне чуть ли не через день. Иногда с Даксаном - в такие вечера мы увлеченно творили наш сайт 'У Бафомета', но чаще один. На третий вечер я дала ему запасные ключи, чему он обрадовался как ребенок.
   И я радовалась, если, бредя с ненавистной работы, замечала в своем окне отблеск горящего монитора или, вступив в подъезд, слышала доносящуюся из-под двери знакомую музыку. Глупо улыбалась, трепетала, как наивная самочка, словно меня ждало нечто сладкое и романтическое. А ждал меня хронический недосып, тяжелое пробуждение после мини-сна и необходимость гнать себя на службу пинками и поддерживать работоспособность лошадиными дозами кофе. И ноль романтики - никогда больше меня не увлекали в постель, и спать Бэт укладывался отдельно, на старой жесткой тахте. (Не знаю точно, в чем причина: то ли мое недостаточное знание Кама-сутры, то ли он был слишком влюблен - не в меня, разумеется.)
   Да, я радовалась его присутствию в моем доме, хотя большую часть времени он проводил в сети, болтая по 'аське' с Айви или грузя изощренно-темными сентенциями форум. А обо мне вспоминал, когда глаза начинали слезиться от монитора, или хотелось есть, или тянуло к расслабленной, ни к чему не обязывающей болтовне под грохот любимой 'Агаты Кристи' или Ника Кейва.
   Да, несмотря на все это, только в те вечера и ночи, что он обитал у меня, я жила, а не протухала в апатии и не корчилась от хронической душевной боли.
   Впрочем, и он нередко доставлял мне боль. Особенно, когда говорил об Айви - взахлеб, то сияя, то почти рыдая, то выцарапывая в моем присутствии на предплечье опасным лезвием ее имя дюймовыми буквами.
   Но я научилась сводить тему Айви к минимуму. Это вышло случайно: расхваливая искренним голосом ее стихи (графомания чистейшей воды), я заметила, что лицо его кривится. Уже намеренно я принялась петь дифирамбы ее интеллекту и философскому складу ума (она и впрямь не глупая девочка, но не из ряда вон), и настроение у пылкого влюбленного испортилось окончательно.
   Это было ахиллесовой пятой Бэта - он крайне болезненно реагировал, если рядом с ним говорилось в превосходной степени о чьем-либо уме и талантах. Взяв на заметку психологическое открытие, я быстренько выработала у него условный рефлекс (по типу Модика, которого иногда дрессировала от скуки): он заговаривает о любимой девушке - я плачу от восхищения и задыхаюсь от восторженных эпитетов - он затыкается, охваченный негативом, который тщетно пытается скрыть.
   Бэт обучился быстро - почти как Модик - и свел разговоры о прекрасной москвичке к сухо-информационной составляющей: 'Айви собирается в Питер на пару дней, тебя не очень напряжет вписать ее здесь?', 'Сегодня я не выхожу в 'аську' - Айви готовится к экзаменам', 'Что-то у Айви слишком унылая последняя запись в 'жж', сплошная депрессивная шняга - написала бы ободряющий, теплый коммент, если не затруднит, конечно'...
   Помимо Айви, еще два персонажа постоянно гостили в его речах: несравненный Атум (я по-прежнему мечтала с ним познакомиться, но Бэт отчего-то не спешил сводить нас вместе) и Таисия, странноватая матушка Морены, с которой он внезапно подружился на дне рождения у последней. Но этих дам обсуждать мне было легко. Во-первых, наряду с восхищением в его описаниях сквозило немало иронии (чего стоит хотя бы определение 'помесь старухи Шапокляк с дзенским учителем'), а если говорить об Атуме, то и сарказма. Главное же - он не был в них влюблен, не выцарапывал их имена у меня на глазах на бугристой от шрамов руке, обливаясь кровью, скрипя зубами (а я, как сдержанная и услужливая медсестричка, должна была быть на подхвате с флаконом перекиси и спиртом).
  
   - ...Еще с ней бухать здорово, знаешь. Крышу напрочь сшибает от одной банки джин-тоника. Совсем с катушек съезжает - падает в детство, принимается пижонить. То садится на подоконник ногами вниз, на своем пятом этаже, то швыряется в стену чашками - и обязательно, чтоб мимо моего уха свистели. То на улице бросается за бездомной дворнягой, намереваясь ее обнять. А однажды, когда мы шли от киоска, где затаривались спиртным, мимо железнодорожных путей, сказала, что всегда мечтала полежать головой на рельсах, глядя в звездное небо. И осуществила свою мечту. У 'Нау' была песенка, как раз про нее:
   Я знал эту женщину - она всегда выходила в окно.
   В доме было десять тысяч дверей, но она всегда выходила в окно.
   Она разбивалась насмерть, но ей было все равно...
   - Я понимаю, что ты гиперболизируешь и утрируешь, в своей обычной манере. Не бывает таких тетенек в возрасте полтинника с лишним. Да и песенка скорее про нас с тобой, про Айви и Даксана. Но все равно - забавный получается персонаж. Повезло Морене с родительницей - по крайней мере, не скучно.
   - Не знаю, не знаю... В качестве родительницы она зверь просто. Я бы не вынес такого груза любви, заботы и нравоучений, которые она обрушивает на бедную девочку. Меня, к счастью, она не считает нужным наставлять на праведный путь, хотя и 'усыновила'. Какая мамочка будет так бухать со своим сынком? Она утверждает, что терпеть не может пьяных, но для меня делает исключение. Видите ли, я совершенно разный в этих двух состояниях: все те же две ипостаси - бухой плачущий Бальдр и кристально- циничный Локи. Странно, но Морена совсем на нее не похожа, ни внешне, ни внутренне. Видимо, уродилась в покойного батюшку.
  Мне тоже хочется высказаться, я устаю только слушать.
   - Морена не умеет ненавидеть, совсем. Я это заметила еще по постам на форуме, не видя ее беспомощных добрых глаз. Да вот хотя бы последняя свара, которую затеял Энгри: он несет ее последними словами, кроет матом, причем без особой причины, просто чтобы выплеснуть негатив. А она даже ответить достойно не может. Приходится вам с Даксаном за нее отдуваться.
   Он согласно кивнул:
   - Ей бы зубки, как у Даксана на аватаре, но зубков нету. Не унаследовала от мамочки.
   - Я поняла, что не могу уважать того, кто не способен ненавидеть. Ненависть - самое настоящее чувство, самое подлинное. Предпочитаю, чтобы окружающие меня ненавидели, а не сочувствовали или жалели. Не умеющий ненавидеть не может быть ни настоящим другом, ни врагом, он - ничто, слизняк на тропинке.
  - Да ну? А мне показалось, что Йорика ты уважаешь.
  Я запнулась на пару секунд.
  - А с чего ты взял, что наш админ не умеет ненавидеть?
  - Видно. По постам, по 'жж'. Добрейшей души человек - аж странно.
  - А что если это маска? Ни ты, ни я не знаем его в реале. Думаю, зубы у него все же есть. Просто он их хорошо прячет.
  - Возможно. Никогда не улыбается - вот их и не видно, - Бэт задумчиво покивал, рассматривая тяжелую гроздь перстней на длинных бледных пальцах.
  - И еще у нее - у Морены, то есть - мало того, что зубов нет, как ты верно заметил, так и в голове мистическая каша: неудобоваримая смесь христианских сказок с индуистскими мифами. Когда мы гуляли с ней неделю назад по Смоленскому кладбищу, она выдала мне на голубом глазу страшилку о том, как ее умерший и зарытый там отец чуть ли не материализовался в привидение, чтобы отогнать их с мамочкой от своей могилы. Представляешь?..
   - Представляю, - он растянул губы в усмешке. - В восемнадцать лет пора бы уже отказаться от детских сказок. Кладбище! Хорошо, что напомнила. Как там наше Чернейшее Солнышко? Время-то уже к часу подбирается.
   Бэт включил мобильник и принялся, смеясь, декламировать:
   - 'Я на месте. Жду!'... Спустя десять минут: 'Где ты? Позвони!'... 'Включи телефон!!!'... Еще несколько в том же духе... истерика нарастает. 'В чем дело??? Как понимать твой странный поступок?'... Вот он, кажется, осознал, в чем дело: 'Я прождал ровно сорок минут. Желаю счастья!' Нет, но какой же он все-таки молодец, наш маленький друг! Я бы так не смог, честно. Даже если б свидание назначила Айви. Я б описался, если б мимо пробежала собака или прополз на ночевку какой-нибудь бомж. Слу-у-шай! - Голос его стал вкрадчивым и томным. - Астарта, ты просто обязана, да-да, обязана вознаградить нашего героя за его подвиг. Прикинь сама: много ты найдешь мужиков, способных на такое? Не зря, нет, не зря у него клыкастый демон на аватаре. Чувствую, что начинаю уважать его с нездешней силой!
   - Я не ослышалась? Ты предлагаешь мне отправиться сейчас на кладбище и отдаться ему на первой попавшейся могиле?
   - Зачем так сурово? Не прямо сейчас - тем более что он уже покинул кладбище, честно отстояв свои сорок минут. И не обязательно на могиле. Могила - это готично, но не гигиенично. Можно и на этом мягком одре, - он похлопал возле себя по дивану. - Не так концептуально будет, ну да ладно. Но только не позднее завтрашнего дня! Награда должна быть немедленной, иначе Темное Солнышко навсегда разуверится в людях. Обещаешь мне?
   Было темно, комната освещалась лишь огнями с улицы, да зеленым глазком магнитофона. Но сомневаюсь, что и при дневном свете сумела бы определить по его изменчивому лицу, шутит он или нет. То и дело приходится решать этот вопрос, да что за морок такой?..
   Я помолчала, выстраивая в уме достойный ответ.
   - Почему я, именно я должна служить наградой? Эта идея пришла в голову тебе, так? И осуществлял ее полностью, от и до, тоже ты. От меня участвовал лишь мобильник, да мое имя. Логично будет, если и наградой послужишь ты. Для андрогина в этом нет ничего сложного или противоестественного. Ты ведь тоже считаешь себя андрогином, подобно Атуму. Разве нет? По крайней мере, начинающим.
   Бэт благосклонно хохотнул: зачисление в андрогины было лестным.
   - Думаешь, выкрутилась? На это у меня есть два возражения: моя, как ты говоришь, андрогинность не исключает эстетической составляющей данного процесса. И второе - наш героический друг традиционен в своих сексуальных предпочтениях (чего никоим образом нельзя поставить ему в упрек - для героев и мачо сие характерно). Исходя из перечисленного, наградой должна служить ты, Астарта, нежная и страстная вампиресса, темноокая дочь преисподней.
   - А мою эстетическую составляющую ты, выходит, исключаешь напрочь?
   - Почему же? Но тебе свойственно также чувство справедливости, о котором ты периодически напоминаешь. А также неизбывное женское милосердие, которое тщательно скрываешь, как позорную слабость. Но оно склонно просачиваться сквозь малейшие щели, как когда-то зорко подметил писатель Булгаков.
   Я выразительно промолчала и потянулась за сигаретой. Но пачка выпала из рук, поскольку я ощутила на щеке ладонь Бэта. Она скользнула к шее... Теплые пальцы чуть подрагивали, жаркий шепот щекотал ухо:
   - Ну, пожалуйста... Пожалуйста...
   Сердце перестало биться. Потом загрохотало глухо и мерно, как шаги командора. Я потянулась к нему лицом и руками, зарылась в пышные колкие волосы...
   Он резко отстранился и сел.
   В темноте сверкнула зажженная спичка, затеплился огонек сигареты. Бэт прошлепал босыми ступнями к окну, распахнул его и устроился на подоконник, свесив одну ногу вниз и опустив подбородок на колено. Мефистофель Антокольского... Длинная завеса волос поблескивала от уличных огней, от рекламы универсама напротив.
   Я молчала. Он тоже молчал, молчал и курил, сбрасывая пепел вниз.
   - Знаешь... - голос дрогнул, пришлось выдержать еще с полминуты, - с тех пор как я познакомилась с тобой, и ты стал захаживать в мое логово, каждый раз благодарю господа Дога, которого нету, что сняла квартиру на четвертом этаже. А не на седьмом. Или четырнадцатом. С твоими перепадами настроения...
   - Ерунда, - еле слышно буркнул он. Правой ладонью изобразил ныряющего вниз головой. - Этаж не важен... если уметь... перелом шейных позвонков, знаешь ли...
   Я подошла, отчего-то стараясь ступать как можно тише, не скрипнуть половицей, не грохнуть случайно стулом.
   Он не смотрел в мою сторону. Смотрел ни на что, мимо. Знакомое застылое отчаянье на окаменевшем лице с тонкими мальчишескими чертами.
   - Хорошо, если для тебя это так важно...
   - Нисколько не важно, - так же тихо перебил он меня. - Ничто не важно... и не нужно. Пытаюсь закрыть внутренние дыры внешней шелухой - такое вот жалкое и смешное занятие... Знаешь, порой я мечтаю о лоботомии. О том восхитительном чувстве легкости, опустошенности, которое дарит эта операция. Она совсем простенькая: не надо даже сверлить череп, нужные движения скальпелем производятся сквозь глазные отверстия...
   - Пожалуйста, не надо! Я действительно готова...
   - Почему гребаная самаритянская жалость не дает людям умертвить тех, кто больше просто не может жить? Знаю: потому что никто не обязан этого делать. Ну и терпите, бля, что я еще живу такой, каким в гнилой капусте нашли.
   Я молчала минуты три, пропитываясь его отчаяньем и собственной досадой и болью. Потом в мозгу забрезжило: знаю, знаю, чем можно его развлечь!
   - Слушай, пожалуйста, не двигайся! Замри, - я потянулась к цифровому фотику на полке и щелкнула кнопкой. Тихо жужжа, выдвинулся объектив. - Так здорово смотришься сейчас: половина лица в тени, половина освещена зыбко-зеленым... волосы шевелятся от сквозняка, меняя свой узор на лбу и скулах... босая нога с блестящим ногтем... Усталый падший ангел, присевший на подоконник...
   Я быстро щелкала его, приговаривая невесть что, с разных ракурсов: в профиль, вполоборота, с нижней точки - из-под точеного подбородка, упиравшегося в колено, со спины с красивым пунктиром округлых позвонков...
   Бэт обожает фотографироваться. Он нарцисс. Среди моих знакомых, особенно молодых, немало самовлюбленных людей. Да и сама я принадлежу к этой категории - что естественно, учитывая мое мировоззрение. Но Бэт и в этом - как и во многом другом - на голову выше всех. Он обожает себя истово и самозабвенно. Его 'живой журнал' наполнен его фотографиями - они перемежают депрессивные посты и столь же депрессивно-упадочные, длинные, как черные простыни, стихотворения. Я читала его весь, от корки до корки, и не встретила ни одной чужой фотографии, даже групповой, даже Айви. Большинство профессиональные - цвет, постановка, готический антураж, - рука Атума. Но были и любительские. Последний пост содержал пару моих фоток - чем я втайне гордилась, придирчиво выбранных из огромного числа отснятых. На одной он курил, сидя на корточках рядом с дремавшей бездомной собакой. На другой, напудренный и томный, как Пьеро, покусывал белую гвоздику с одним-единственным лепестком.
   Не так давно мне попалась статья про нарциссизм. В ней прозвучала мысль, показавшаяся мне дельной. Обычно нарциссов причисляют к людям с психическими отклонениями, комплексами, травмами детства. Но автор опуса рассматривал это явление в ракурсе религиозного чувства. Субъект с сильно развитым религиозным чувством - потребностью любить нечто выше себя, поклоняться, благоговеть, - но при этом обладающий современным складом ума, который не позволяет увлечься химерами 'священных книг', неминуемо станет поклоняться самому себе. Потому что больше некому. Никого и ничего выше собственного 'Я' не существует.
   Бэт, по всей видимости, обладает намного более сильным религиозным чувством, чем я. Он гораздо эмоциональнее, гораздо страстнее подавляющего большинства хомо сапиенс. Слова 'экстаз', 'благоговение', 'обожание' в его случае не пустой звук, не сухие абстракции, как для меня - существа рационального и левополушарного. Я не раз наблюдала, как он подправлял себе макияж перед выходом на улицу, рассматривая свое отражение с чуть ли не с трепетом (даже пальцы подрагивали от волнения). Когда я заметила что-то по этому поводу - нейтральное, на иронию не осмелилась, - Бэт поучительно изрек:
   - Глядеть на себя в зеркало нужно до тех пор, пока не захочешь сам себя. Если не захотел, значит, макияж наложен неправильно.
   Нарцисс... Обычно с цветами сравнивают женщин - самая древняя на земле банальность. Но Бэт, как бы мне ни хотелось быть оригинальной, тоже ассоциируется у меня с цветком - с пряным запахом, ломким стеблем, из тех, что невозможно вплести в венок или пристегнуть к букету таких же. Таких же просто не существует. Он единственный в своем роде. Единственный и одинокий. Черный нарцисс с яркой сердцевиной, меняющей цвет от золотисто-желтой до темно-багровой.
   Глядя на него, я начинаю понимать индусов, которые украшают своих бронзовых божеств гирляндами пахучих цветов, кропят им ступни медом, молоком и топленым маслом.
  Ей-богу, порой мне тоже хочется все это с ним проделать...
  
   Фокус с фотосессией удался: Бэт щелчком отправил окурок за окно, потянулся и спрыгнул с подоконника.
   - Хватит, хватит, - сыто-ворчливо пробормотал Черный Нарцисс, потирая плечи с выступившими от ночного воздуха пупырышками 'гусиной' кожи. - Надо брать не количеством, а качеством. - Он плюхнулся на диван и придвинул к себе телефон. - Можно, я по межгороду позвоню? Недолго.
   - Звони, конечно. Айви?
   - С Айви я по 'асе' наговорился. К тому же с ней я не позволяю себе подобных шуточек. Даже странно бывает, знаешь ли, обозревать собственное невесть откуда вылупившееся благородство.
   - Ага, - поддакнула я ему. - Помню твой пост в 'жж' по поводу ее возможного приезда: 'Пошел шарить по углам в поисках чести и совести. Кста, не продаст кто-нить эти два полезных качества? Возьму с удовольствием, если не дорого. Мне и б-ушные подойдут...'
   - Похвально, похвально, что ты не только почитываешь мой журнал, но еще и заучиваешь, как классика... - Он набрал код Москвы и номер. - Ирина? - Я едва сдержалась от изумленного междометия: настолько по-другому зазвучал голос. Интонации стали медленными, сухими и неживыми. - Извини, что так поздно. Хочу попрощаться, спасибо за все... - Мне было слышно, как женщина на том конце трубки, видимо, ничуть не удивленная и не оскорбленная звонком в два часа ночи, взволнованно о чем-то спрашивает. - Какое это имеет значение?.. Ну, если тебе так интересно, то я стою сейчас на подоконнике... На своем собственном, чьем же еще?.. Да, шестой этаж, я никуда не переезжал с момента нашей последней встречи... Не говори глупости, как же ты приедешь? А твоя работа?.. Сколько стоит день моей жизни? Ну, сколько можно задавать один и тот же вопрос? Столько, сколько ты не заработаешь за год, потому что день моей жизни, час моей жизни - это вечность боли. Которую ты, к твоему счастью, не то что испытать, даже представить не сможешь... Ну, хорошо, хорошо. Я действительно звоню, чтобы попрощаться: ты славный, добрый человечек, и я тебе многим обязан... Не надо утренним поездом... и ночным самолетом не надо... О боже ж мой! - Он издал долгий стон, бесконечно усталый и сокрушенный. - Я уже жалею, что позвонил... Хорошо, обещаю! Ничего не буду предпринимать до твоего приезда. Ты длишь мой ад... Не срывайся завтра, дождись выходных... Как-нибудь вытерплю... Да, я уже слез с подоконника... и закрыл окно... И тебе спокойной ночи! Жду.
   Он повесил трубку.
   Я молчала, не зная, какая реакция будет наиболее уместной.
   Дойдя до клетки с Модиком, Бэт просунул сквозь прутья пальцы и ущипнул мирно дремавшего крыса за хвост. Тот запищал, взывая о помощи и защите.
   - 'А то, что совестью зовем, не крыса ль с красными глазами? Не крыса ль с красными глазами...' Ирка, она более чем прилично зарабатывает, - пояснил он. - Ей ничего не стоит сгонять из Москвы в Питер и обратно. Конечно, у Атума всегда можно попросить бабла, но, видишь ли, не задаром. А Ирка - она старше меня на восемь лет, отличная баба, абсолютно бескорыстная.
   Он долго устраивался поудобнее на своей тахте, то накрываясь одеялом с головой, то укутывая лицо волосами, подтягивая колени к груди... потом затих.
  
  
   КАРТИНА 5
  
   Входит Бьюти. Объявляет: "Как вы думаете, есть ли смысл в том, чтобы жить ради секса?" Размашисто пишет на заборе: "СЕКС...???"
   Появляется Айви. Читает, задумчиво пожимает плечами.
   АЙВИ: Для кого-то это может быть приемлемо. Так же, как и жить, чтобы хорошо покушать, к примеру. И в этом нет ничего плохого или низкого. Это классно. Если ничто другое в этой жизни не долбает...
   Пошатываясь, входит Энгри.
   ЭНГРИ (одобрительно хохотнув): Вполне! Вот я - живой (пока!) пример.
   Другие участники форума заполняют сцену. Все оживленно высказываются по заданной теме.
   ДАКСАН: В результате сексуальней неудовлетворенности может произойти гормональный сдвиг, а это прямой путь к депрессиям и суициду. Но вообще-то, все зависит от интеллектуального уровня человека - солидарен с Айви.
   МОРЕНА: Ради одного секса? Конечно же, нет. Если секс - одна из составляющих любви - другое дело...
   БЬЮТИ: Я раньше такую теорию строил: почему суицид так сильно распространен среди девственников? Они еще не знают, ради чего стоит жить. А потом понял, что это глупо.
   ЭСТЕР: Нельзя жить без смысла, бездарно, без цели, а без секса - просто жить сложнее, вот и все. Мне так кажется.
   ЕДРИТ-ТВОЮ (ему около тридцати, длинноволосый, нечто среднее между панком и хиппи): Скоро Боженька просечет, что мы сексом злоупотребляем, и лишит нас столь приятной функции. И будем мы размножаться делением и почкованием.
   КАТЁНОК (девочка лет пятнадцати, наивное и милое лицо): Секс и ему подобные животные радости - для 'жизнелюбов'! Не для нас...
   КРАЙ: Секс есть, а смысла жизни все равно нет!!!
   Входит Бэт. Усмехаясь, ждет, пока все выскажутся.
   БЭТ: У меня восхищение подобными радостями почему-то проходит через пять секунд после завершения самого процесса. Неправильно я поломанный какой-то, наверное...
   Бэт находит глазами Айви, улыбается ей и кивает. Все расходятся, оставив их на сцене вдвоем.
   БЭТ: Привет...
   АЙВИ: И тебе тоже.
   БЭТ: Как тебе дискуссия насчет секса?
   АЙВИ: Морфиус как-то на эту тему хорошо выдал: "Не забывайте все-таки, для чего это было придумано Господом Богом. Если б у спермы спроси?ли, зачем она покинула свое хранилище, она бы ответила одно: 'Ребята, как пройти к яйцеклетке?'"
   БЭТ (с хохотком): Да, неплохо. Респект! Может, перенесем эту животрепещущую тему в физическую реальность?
   АЙВИ: Это как?
   БЭТ: Приезжай! Будем проверять опытным путем, стоит ли жить ради секса.
   АЙВИ: Но ты же только что высказался, что восхищение от подобных занятий у тебя минимально?..
   БЭТ: Сражен вашим замечанием, бьющим прямо-таки не в бровь, а во все наличествующие глаза. Впрочем, легко парирую: так это ж с другими!
   АЙВИ: Откуда ты знаешь, как будет со мной?
   БЭТ: Знаю. Ты необыкновенная.
   АЙВИ: Сдается мне, ты тоже.
   БЭТ: А як же! Я - садо-мазохист. Бисексуал. Фетишист. Гот. Неофил-сатанист... Ничего не забыл, кажется?
   АЙВИ: Супер! Я просто тащусь от тебя, аки удав по стекловате... А я зоофилка.
   БЭТ: Как это мило. Кошечки и собачки?
   АЙВИ: Обижаете. Большие кошки. Леопарды и снежные барсы.
   БЭТ: Ого! В зоопарке подрабатываешь?
   АЙВИ: В цирке. Дрессировщицей.
   БЭТ: А меня - слабо укротить? Ну, пожалуйста!
   АЙВИ: Это не ко мне. Это к тем, кто работает с кенгуру. Или с кроликами.
   БЭТ: Унизить желаете? 'Отворачивается, чтобы скрыть набежавшую слезу, и шмыгает носом...' А я вот подумал-подумал, и не обиделся!
   АЙВИ: И правильно. Я просто показываю, что у меня есть зубы.
   БЭТ: В придачу к глазам, губам, волосам, бедрам, ляжкам... и прочим восхитительным частям тела? 'Покусывая пересохшие от волнения губы'. Не девушка, а мечта!..
   АЙВИ: Ну, я вообще польщена и вся раскраснелась...
   БЭТ: Жаль, что я не вижу. Рискуя быть жестоко побитым деревянными подошвами передних ног, предположу, в свою очередь, что никакая ты не дрессировщица. А... курьер.
   АЙВИ: Лаборантка. Но этим летом буду поступать в вуз, на психолога. Специализация - суицидология.
   БЭТ: Снимаю шляпку! Так могу я надеяться, что ты примчишься сюда и спасешь меня от одиночества?
   АЙВИ: Одиночество? Морена, по-моему, очень милая. И очень неровно к тебе дышит.
   БЭТ: Ох, лучше б дышала поровнее! Тяжко, знаешь ли, пребывать непрерывно в окружении обожающих и молящих очей.
   АЙВИ: Непрерывно?
   БЭТ: Да нет, конечно, я утрирую. Встречаемся - изредка. Как и с Эстер, и с Даксаном. Та памятная встреча сдружила, как ни странно. Сформировала ядро питерской су-тусовки.
   АЙВИ: Значит, только друзья? Не больше?
   В продолжение разговора они приближаются друг к другу. Теперь стоят вплотную. Айви протягивает руку, отводит с его лица длинную прядь волос.
   БЭТ: Приезжай!
   АЙВИ: Я постараюсь взять на работе три дня за свой счет.
   БЭТ: Уж постарайся. Отпросись у своих барсов и ягуаров. Пардон! - у своих пробирок и колбочек.
   Гладят друг другу лица. Шепчутся все тише и тише.
  
   Глава 6
   МОРЕНА Шесть и две
  
   Из дневника:
  
   '...Еду в метро. Не помню откуда, не знаю куда. В ушах стук вагонов. Почему я не могу поделиться своей болью с окружающими? Если каждому дать по капле, они бы и не заметили, а мне стало бы легче. Каплю - женщине в стоптанных туфлях с усталым и стертым лицом; каплю - перекисной блондинке с неаккуратными, темными у корней волосами и хищным носиком; пару капель - уверенному с виду мужчине с пивным животом и трехдневной щетиной... Все люди как люди. Все люди как люди. Куда-то едут, о чем-то думают. Одна я ничто, плевок мироздания, который так легко не заметить в сутолоке, размазать по земле.
   Да еще эта любовь, которая тяжкой ношей давит на плечи. И почему других это чувство окрыляет, а меня - пригибает к земле?..
   Да еще эти мысли... Мои мысли - веревки, стягивающие руки в запястьях, опутывающие гортань, а вовсе не крылья, помогающие воспарить. Отчего так? Ни сердце, ни разум не помогают мне. И сердце, и разум - мои враги. Где я? Кто я?..
  ............................................................
   Смерть подобна гримасе. Когда она приходит в нужный момент - это усталая ласковая улыбка. Но когда умираешь неправильно и не вовремя, она жутко изгибает рот и выпячивает глаза...'
  
   'Усыновление' состоялось. Но отношения моей экстравагантной Таис и Бэта мало походили на родственные: слишком взрывными были оба. И не похожими ни на кого на свете. Оба были остры на язык, и при этом ранимы и самолюбивы, поэтому периоды исповедальных бесед сменялись отточенными словесными стрелами в 'жж' и письмах и швырянием телефонных трубок.
   Надо сказать, своей просьбой 'усыновить' Бэт попал в самую точку, в солнечное сплетение. Даже если б он имел счастье предварительно хорошо узнать Таисию, вряд ли смог сделать более меткий выстрел.
   Она всегда хотела только одного ребенка и только девочку. Так и вышло. Но вымечтанная девочка покинула ее - заодно с жизнью. Правда, оставив взамен другую особь женского пола - меня. Ни первая, ни вторая девочки не принесли Таис желаемого отдохновения или счастья. И тогда-то Таисия горячо пожалела о преизбытке 'иньской' субстанции в своей жизни.
   Фрейд никогда не числился в ее авторитетах. Его теорию Таис называла тошнотной и уверяла, что он темный вестник, опустивший общественное сознание на много десятилетий 'ниже пояса'. Тем не менее, отчего-то уверилась, что мальчик любил бы ее больше и, соответственно, мучил меньше. Он тоже в свои пятнадцать сваливал бы из дома, ночевал где придется? Да, но непременно звонил бы, предупреждая, что жив и здоров. Он тоже не стал бы слишком долго носиться с невинностью? Да ради бога! Для мальчика это не так катастрофично.
   Если бы Бэт попросился не в 'сыновья', а в ученики, или предложил побрататься, как братались в древности идущие на смерть воины - они ведь оба, хоть и по-разному, были 'смертниками' - она бы не прикипела к нему с такой силой.
   Ей показалось, что она встретила, наконец, человека, которого можно любить так же безудержно, что и меня (ну, может, немного поменьше), и при этом не истязающего в ответ.
  
   Бедная моя Таис...
   Она стряхнула апатию и усталость, в которых пребывала, по моей вине, в последнее время, и принялась деятельно спасать Бэта от саморазрушения, оттаскивать от края 'пропасти во ржи'. Убила не один вечер, составляя с наибольшей точностью его гороскоп, напрягала виртуальных хиромантов - относительно зловещих знаков на ладони новоявленного 'сыночка'.
   Психология, которую она изучала в молодости, тоже оказалась кстати.
   - Знаешь, - увлеченно втолковывала мне Таис, - у этого потрясающего существа две души. Я обозначила их как Бальдр и Локи. Помнишь, мы читали с тобой скандинавские мифы? Бальд - прекрасный, нежный, возвышенный, и рыжая тварь Локи - бездушный игрок и лжец. И в этой двойственности моя надежда. Знаешь, почему? Ты очень не любишь, когда я с ним выпиваю. И впрямь, для постороннего мещанского глаза это выглядит дико: пожилая тетенька спаивает юного мальчика с исковерканной психикой. Но, видишь ли, дело в том, что в трезвом виде он насмешлив и циничен. Царит физиономия рыжего Локи, для которого нет ничего святого. Тут и его сатанинские штучки, и жестокие розыгрыши, и черный юмор в 'жж'. А под алкоголем вылезает внутренний человек, поскольку внешние запреты снимаются. Плачущий мальчик, тянущийся к любви и свету, Бальдр. А рыжий мерзавец Локи - внешний. Он защищается им от жестокого и враждебного мира.
   У меня было схожее ощущение: две души, две личности, диаметрально противоположные. Одна - космическая черная дыра, впитывавшая в себя чужую любовь. Вторая напоминала мне несчастного, заблудившегося в чужом и холодном мире ребенка.
  
   Таисия пыталась спасти его всем, что было под рукой, всем, чем владела в той или иной степени. Не раз, сидя у нее в комнате за компьютером, я слушала взволнованные наставления в телефонную трубку:
   - ...Вечные муки ада - равно как и вечное блаженство праведников - одна из самых нелепых выдумок христианской догматики. Но самоубийцы и впрямь попадают в ад, точнее, консервируются в аду своего предсмертного состояния, которое, как ты можешь догадаться, редко бывает радостным. И субъективно это ощущается как вечность... Да-да, можешь не иронизировать. Представь, что ту душевную шнягу, на пике которой ты ныряешь в петлю, ты растягиваешь надолго, размазываешь, как соплю на стеклышке, не на годы - времени там нет, но на вечность, маленькую такую вечность, камерную... О да, разумеется. В юности всех притягивает слово 'вечность', как мальчика Кая из сказки Андерсена...
  
   Говоря откровенно, страстное увлечение (больше, чем увлечение) Таисии Бэтом ставило меня в тупик. И вызывало двойственные чувства.
   С одной стороны, теперь было с кем говорить о нем, не таясь, не следя за интонациями. Больше, по сути, откровенничать было не с кем. Эстер, обидевшись, что не позвала ее на день рождения, перестала звонить и приглашать на готические прогулки. Любимая подруга Глашка быстро утомилась от моих излияний, заявив, что не может всерьез воспринимать чувства к 'раскрашенному самовлюбленному позеру'. (Я могла бы их познакомить - в качестве убойного довода, но медлила: исключительно из опасения за подругу.) Друзьям-мальчишкам не решалась описывать объект страсти, боясь, что меня не поймут - я ведь и сама себя совершенно не понимала.
   Но компенсировалось эта отдушина ранами, наносимыми с той стороны, откуда я никак не могла их ждать.
   По натуре я не ревнивый человек. Но мне доставляло острую боль сознание, что общение с другими людьми в градации ценностей Бэта стояло намного выше, чем со мной. Особенно изощренные муки причиняло то, что Таисию он считал гораздо более ярким и интересным собеседником, чем меня.
   Не раз, когда раздавался телефонный звонок и я брала трубку, знакомый голос бросал мне лишь беглое приветствие:
   - Морена? Привет! Надеюсь, у тебя все о-кей. Матушку свою позови, пожалуйста.
   При всем своем уме и жизненном опыте она не понимала, какую боль причиняет мне их общение, и, пытаясь утешить, ранила еще сильнее:
   - Понимаешь, я могу дать ему многое - и в плане знаний и опыта, и в плане помощи. Тебя же он воспринимает как ребенка - доброго, простодушного, милого. Тебе практически нечем его заинтересовать - слишком его начитанность и эрудиция превышают твою. Многому ли ты научилась в своей вечерней школе? Много ли умных книг прочла (фэнтези и любовные романы, как ты понимаешь, не в счет)? Тебе нечего ему дать, в сущности, кроме бесплодной жалости и сочувственного внимания.
   Я отворачивалась, чтобы она не видела лица. Умные слова резали душу не хуже хирургического скальпеля. 'Да, я знаю, я менее эксцентричная, менее эрудированная, менее сильная - снаружи, чем ты. Что я могу ему дать? И впрямь ничего - кроме любви и души, кроме бессмертной сути своей. Но ему это не нужно, ты права'.
  
   Помню их первую ссору.
   На ее пике мне было высказано, что он не может больше со мной общаться, поскольку не воспринимает в качестве отдельной личности, но лишь слитно с моей родительницей. (До этого Бэт не раз удивлялся, насколько мы не похожи с матушкой, но подобная непоследовательность была для него в порядке вещей.)
   Я сидела у него, когда все это высказывалось. Была глубокая ночь.
   - Наверное, будет лучше, если я сейчас уйду?
   Слезы обиды подкатили к глазам, но плакать при нем я не хотела. Да и не смогла бы, наверное.
   - Я тебя не гоню прямо сейчас. Можешь дождаться открытия метро.
   - Нет, я лучше уйду сейчас, не беспокойся!
   От его дома до моего - минут сорок по улице и полчаса - через парк. Я пошла через парк. Ночной, пустынный. Пока шла, не плакала: обида, несправедливая и оттого особенно едкая, разъедала изнутри. И лишь когда оказалась в стенах родной комнаты, внутреннее прорвалось наружу.
   В ушах грохотала любимая 'Ария', а я ревела навзрыд, перекрикивая ее. Часа через два пришла с дежурства Таисия, но истерика не утихла, напротив: своими попытками выяснить, в чем дело, она добилась лишь того, что я стала задыхаться: судороги рыданий не оставляли места для вдохов. Спазмы перекрывали гортань - я не смогла бы ничего объяснить, даже если бы и хотела.
   В таком состоянии выскочила на улицу и, очутившись среди спешащих на работу людей, кое-как заставила себя утихнуть.
   Вернувшись домой, заперлась в своей комнате и побрилась наголо, затупив о свою башку ножницы и шесть бритвенных станков. Хотелось сделать что-то со своим телом, с дурацкой оболочкой, чтобы мука, не дававшая дышать, сублимировалась, хотя бы частично, во внешних проявлениях и ослабила свою хватку.
   А вечером как ни в чем не бывало Бэт зашел к нам в гости. Оказывается, Таис позвонила ему, и они помирились.
  
   * * * * * * *
   Между тем Пьеса невидимого Драматурга, в которую я вступила, как в опасную и бурливую реку, продолжала разыгрываться на подмостках форума 'Nevermore'.
   Надежды, с которыми я пришла сюда: помочь, поддержать, оттащить от края пропасти - мало-помалу рассеивались. Наверное, мне следовало уйти, осознав свою беспомощность, утершись после очередной звонко лопнувшей иллюзии. Но меня затянуло. Держали острые темы, ежедневное дыхание настоящей гибели. Держали люди - предельная исповедальность этого места, разговоры на 'разрыв аорты' сближали так, как не сблизили бы годы спокойного приятельства в реале.
   На форуме произошли нехорошие перемены. Йорик сообщил, что 'Nevermore' прекращает свое существование. Его кризис углублялся, записи в 'жж' становились все темнее и безысходнее. 'В природе просто не существует таких ресурсов, которые могли бы мне помочь. У меня нет никаких трудностей. Единственная моя трудность - жизнь в этом мире'. Ни сил, ни желания поддерживать свое детище у админа не осталось. В ответ обрушился шквал комментов: сочувствующих, негодующих, умоляющих. Разгорелась дискуссия: помогает ли форум выжить, обрести какие-то смыслы и ценности, либо наоборот: общаясь с себе подобными, еще крепче утверждаешься в желании вернуть Творцу билет 'на балет'. Меня умилил довод одной девочки, совсем юной, с ником Катенок: 'Мне вот смешно, но в последнее время докатилась до того, что думаю: покончу я жизнь самоубийством. А как же я завтра узнаю, кто что на форуме напишет??'
   Дрогнув под этим напором, Йорик пошел на компромисс: хорошо, он не станет пока уничтожать сайт. Но и принимать в нем участия больше не будет.
   Лишившись мудрой и ненавязчивой модерации, сайт изменился - не в лучшую сторону. Меня поджидало болезненное открытие: наряду с душевной болью, черными волнами заливавшей форум, ждала своего выплеска иная тьма: злоба, ярость, цинизм.
   Когда поток матерной ругани выливался на очередного незадачливого 'спасателя', вылезавшего с простенькими, но глубоко оскорбительными для суицидника лозунгами: 'Оглянитесь вокруг: жизнь прекрасна!', 'Подумайте о родителях!', 'Суицид - бегство от проблем, вы слабаки и трусы!' - было неприятно, но не трагично. Ну, обидится чел, ну, сплюнет досадливо и даст себе слово никогда больше не связываться с 'любовниками смерти'.
   Гораздо хуже и непонятнее для меня были случаи, когда поток ярости выливался на своего же собрата. Травить того, кто и так на грани? Для кого пощечина на форуме может стать последней каплей, спусковым крючком?..
   Однажды я сделала попытку заступиться за девушку с ником Берегиня. На нее грубо напал Энгри, обвиняя во всех смертных грехах. Моя защита вызвала у него прилив бешенства, и, переключившись с Берегини на меня, он выдал мне по полной программе.
   Энгри был старожилом 'Nеvermore', один из самых популярных и авторитетных су-тусовщиков. Он жил в эстонском городишке, дружил со многими москвичами, был на короткой ноге с Иноком.
   Задним числом я поняла, что не разобралась в ситуации: Берегиня: кого-то подставила, заложила родителям, в духе ненавистного всем Синего Змея. Но оправдываться - после того как Энгри вылил на меня ведро помоев, было глупо. Да и не умею я оправдываться.
   И нападать не умею. Судьба обделила меня как даром атаковать, так и обороняться. Не вручила ни клыков, ни когтей.
   За меня по-джентльменски вступились Бэт и Даксан, и какое-то время было даже интересно наблюдать за перепалкой.
   Энгри честил не по-детски. Самым мягким было 'святая дева Мурена', а самым суровым - обвинение, что в действительности меня не существует, я всего лишь виртуал - одна из сетевых масок коварной Берегини. Даксан со старомодной тяжеловесной учтивостью доказывал, что мою не-виртуальность могли бы подтвердить под присягой четверо участников питерской встречи в реале. Бэт не стеснялся в выражениях и разил во всевозможные болевые точки противника.
  
   ДАКСАН: Сим подтверждаю, что Морена была на нашей питерской встрече несколько дней назад, кроме того, мы встречались с ней и после. Она не виртуал Берегини и не ее любовница. Достаточно? Энгри, угомонись. И не надо, пожалуйста, уродовать ее ник. Она очень добрый и скромный человек. Не надо ее обижать.
   ЭНГРИ: А добрые-скромные, но безмозглые - как оптическая винтовка со сбитым прицелом, как поезд без рельс. Учиться надо, или жизнь по-другому научит. Ну, вот представь: я бы приперся на Nevermore и сразу, с ходу, ни хрена не разобравшись и не овладев компом, начал бы там гнуть пальцы, мол, какого хэ вы на синюшного змея наезжаете? Стал бы его жалеть, типа 'ох ти бедный, травють тя ни за что'. Не, я сначала разобрался, потом познакомился с Йориком, Онлиблэк и черт знает еще с кем, а потом, информированный, уже и выеживался. А тут - как раз глупость несусветная, юношеский максимализм.
   БЭТ: На питерской встрече была вроде... Не, точно была... чай зеленый пила. По усам, как говорится, текло, в рот не попало. Вот так вот. А вообще наша Морена крайне авторитетная и уважаемая личность. Не смейте ее обижать!!! На небесах вам воздастся.
   ЭНГРИ: А не пошел бы ты нах со своими дурацкими шуточками, а? Крайне авторитетный в су тусовке я. А ты и мурены всякие пока так, погулять вышли.
   БЭТ: Энгри, попустись... Я уверен, что ты КРАЙНЕ авторитетен в су тусовке и, несомненно, будешь авторитетен до самого конца своей долгой жизни. И когда ты лет в 89 умрешь таки от проблем с печенью, у тебя будет целая школа верных последователей с региональными отделениями во всех крупных городах мира. Я этих славных картин, правда, уже не увижу, но тем не менее...
   ЭНГРИ: О! Как я люблю такую аргументацию! Так вот, усеки: таким уровнем аргументов ты опустил себя очень глубоко и очень надолго. Уверен, что ПОСЛЕ ТАКОГО никто из авторитетов не станет воспринимать тебя всерьез. Впрочем, они тебе и не нужны, тусуйся со своими девочками, глядишь, и убиваться перехочется (это я без сарказма)...
  
   Перепалка растянулась на несколько дней. Даже Инок, обычно не покидающий 'Разговора со священником', выполз под свет софитов и предложил воюющим сторонам выкурить трубку мира в компании славянской богини Морены. Но услышан не был. Энрги продолжал нападать, накручивая себя, словно берсерк, обреченно отбиваясь, как медведь от наседающей своры собак.
   Моя Таисия, бывшая в курсе всего, что творилось на 'Nevermore', первые два дня скрипела зубами и подсказывала хлесткие и умные реплики. На третий день родное сердце не выдержало. (Надо сказать, что обиды, причиненные мне, она воспринимала на порядок болезненнее, чем свои собственные, и реагировала не в пример активней.)
   Таисия зарегистрировалась на форуме под ником 'Ариес', коротко сообщив, что ей (ему) под сорок и за плечами Афган. Во втором по счету посте она обратилась к Энгри с предложением сыграть в русскую рулетку.
   Я была в ужасе от ее выходки. Сотворить виртуала - то, в чем была замечена несчастная Берегиня - считалось в этой среде низостью. На мой протест Таис, не моргнув глазом, заявила, что виртуал - это тот, кого нет в реальности. Она же - есть. Да, она уменьшила возраст, поменяла пол и приписала боевую биографию, но в главном не соврала: она сыграет в русскую рулетку, если Энгри пожелает того и раздобудет оружие. Почему бы и нет? Правда, у нее есть немалое преимущество: как астролог она знает наиболее вероятное время своего ухода, но она готова честно признаться в этом противнику. Должен же человек, тем паче мужчина, ответить за потоки грязи, которые излил и продолжает изливать - заметь! - на твою беззащитную голову?..
   Ее фокус удался: Энгри переключился на Ариеса и оставил меня (и Бэта с Даксаном) в покое. Как ни странно, после полдюжины виртуальных выпадов - ей неплохо удалась роль немногословного, грубовато-мужественного 'афганца' - они обменялись виртуальными мужскими рукопожатиями и чуть ли не побратались.
   Зато выскочил Бэт, предлагая сыграть в русскую рулетку вместо Энгри.
   А следом за ним - лучший друг Энгри Бьюти. А потом и Айви.
   И понеслось...
  
   Я так долго все это описываю, чтобы объяснить, насколько вымотали меня форумные страсти. Я не люблю и не привыкла быть в центре внимания - тем более столь убийственного.
   Помню, на самом пике перепалки с Энгри, в состоянии полного 'упадхи' я написала письмо Пашке - в иной тональности, чем обычно. О том, что хорошо уходить в праздники - в такие дни особенно ощущаешь, что никому на свете не нужен. Я ждала, что он бросится меня утешать и уверять, что кому-то я нужна позарез, хотя бы и ему - но Пашка откликнулся бодрым согласием: 'Да! Это верное наблюдение! Я тоже собираюсь уходить в праздник. Сначала хотел сделать это на первое мая, но не вышло: надо закончить кое-какие дела. Перенес на девятое! Возможно, мы с тобой совсем скоро увидимся ТАМ!!!'
  
   С Бэтом мы встречались почти через день и перезванивались еще чаще. Он говорил только об Айви и о скорой смерти.
   Таисия играла с ним на форуме: от имени крутого мужика Ариеса вела переговоры о русской рулетке, ведомая одной ей известной целью, а на мои протесты лишь загадочно улыбалась.
   А потом я узнала, что меня сняли с роли.
  
   Я уже упоминала мельком, что у меня был Театр.
   Народный самодеятельный театр 'Голос'. В детстве - мой восторг зрителя, моя мечта. Каждый спектакль я просмотрела по пять-семь раз, благо билеты были бесплатными - по окончании спектакля каждый желающий мог положить любую купюру в большую стеклянную банку в фойе - 'народную коммерческую банку'. В семнадцать, лишь только окончив школу, я пришла туда пробоваться, и меня взяли (вау!), несмотря на более чем скромный актерский дар. Неделю, не меньше, не могла придти в себя от счастья. Небо казалось совсем близким - еще чуть-чуть, и смогу коснуться воспаленной от восторга ладонью.
   Мне дали роль, небольшую, но вполне подходящую по типажу - влюбленной до безумия девушки. Я старательно репетировала, компенсируя нехватку актерского мастерства бурной страстностью, свойственной мне от рождения. И все бы хорошо, но... моя душа треснула по швам. Моя реальная жизнь отличалась от царившей в театре атмосферы дружелюбного радостного вдохновения, и еще более отличалась она от моей роли - нежной, чистой, безоглядно влюбленной девочки. Трудно играть чистоту и невинность, не будучи таковой. Но я пыталась изо всех сил...
   Пока не наступил 'Nevermore'. И мое погружение - в любовь к Бэту, в его боль и муку, в ауру смерти, в которой пребывали все мои новые друзья, реальные и виртуальные. Любимый Театр не мог спасти от кромешной тьмы. Я не могла, физически не могла уже играть свет, радость, упоение счастливой любовью. И я стала пропускать репетиции.
  
   В тот день перед уходом на ночное дежурство моя любящая Таисия оставила письмо - она порой прибегала к эпистолярному способу общения, считая, что слова на бумаге доходят лучше, чем посредством вибраций воздуха. В очередном приступе 'hate' мне сообщалось, что лучше бы я умерла невинной и чистой четырнадцатилетней девочкой (Джульеттой, Ассоль, Бедной Лизой), чем истлела от вич-инфекции, вполне заслуженной и ожидаемой при моем нынешнем образе жизни.
   Около одиннадцати позвонил Мишка - мой партнер по роли, и сообщил, что я больше не играю в театре 'Голос', поскольку месяц не появлялась на репетициях без объяснения причин, и мою роль передали другой девушке.
   Мишкин звонок был последней песчинкой, перевернувшей внутренние часы. Я поблагодарила за полученное известие, повесила трубку и долго сидела без мыслей и движений.
   Два месяца общения на форуме 'Nevermore' не прошли бесследно. Спокойная уверенность в том, что нужно сделать, была предсказуема и логична. Самоубийство - решение всех проблем. Если моя попытка будет успешной и я умру - замечательно: не останется ничего, о чем можно скорбеть. Если же меня откачают - тоже есть свои плюсы: пожалеют, как бедного больного ребенка, погладят по грязно-белой шерстке и перестанут трепать нервы, хотя бы на время. Но первый вариант, разумеется, предпочтительней.
   Меня не пугала смерть. Возможно, звучит пафосно, но это правда. Точнее, пугала, но не очень. Я не боялась ада, не боялась полного небытия - и то и другое казались сказками, 'ужастиками' для взрослых. Страшила неизвестность: примерно так же боязно было бы отправляться в одиночестве в далекое путешествие - в Австралию или Китай.
   По-моему, я никогда не была атеисткой, даже в детстве. Мой прадед-алкоголик, коммунист и воинствующий атеист, старался привить мне соответствующее мировоззрение. Таисия любила рассказывать, как в три-четыре года я рассудительно объясняла кому-то: 'Мама говорит, что Бог есть. Дедушка говорит, что Бога нет. А я - я не знаю'. Незнание было не слишком долгим - лет в шесть я уже не сомневалась в бессмертии души: сыграли роль и маленькие чудеса, которые Таисия устраивала под Рождество, и воскресная школа в православном храме, и хорошие книги (Льюис и Толкин), и волшебные сны, и смутные отголоски прошлых жизней.
   Смерть была не тьмой, не бездонной пропастью, а всего лишь дверью. Зеленой дверью, как в рассказе Уэльса - скрывающей незнакомые миры. Вот только открыть ее не просто. Но опять же - даром я, что ли, тусовалась на самом лучшем и самом информативном суицидном ресурсе инета?..
  
   Все складывалось как нельзя удачнее: Таисия на суточном дежурстве, соседки после моего недавнего праздника объявили мне бойкот и вряд ли заглянули в комнату, даже если, не дай бог, я принялась бы громко стонать. В моем распоряжении целая ночь.
   Поскольку Таис терпеть не могла врачей и лекарства, в нашей аптечке бесполезно было искать что-либо, помимо аспирина и пластыря. Но зато у соседки Калерии (той, которую Бэт изысканно окрестил 'птицей с лицом вещества и безумья'), сердечницы и гипертонщицы, в холодильнике на кухне находился целый фармацевтический склад. Я не боялась быть уличенной в воровстве, поскольку Калерия обычно засыпала уже к десяти вечера. Перерыв вместительную коробку, я выбрала три упаковки сердечных таблеток - в аннотации сообщалось, что при передозировке возможна кома. В придачу взяла пару таблеток снотворного. Затем сбегала в круглосуточный магазин и устроила себе шикарный ужин с горой вкусностей и любимым молочным коктейлем.
   Я решила уйти в час ночи. Была надежда, что позвонит Бэт, и очень хотелось услышать в последний раз его голос. Я тупо сидела, поглядывая на телефон. Звучал любимый Пинк Флойд, 'Стена'. В голове было тихо и пусто, будто лопнула тугая веревка, сдавливавшая мой мозг.
   Когда стрелка часов подобралась к часу, я отключила телефон, не соизволивший порадовать меня напоследок, закрыла дверь на задвижку и написала две лаконичных записки - Бэту и Таис. Затем заглотила всю адову смесь из шестидесяти двух таблеток, запив молочным коктейлем.
  
   Текли минуты. Ничего. Совсем ничего...
   Мелькнула мысль, окрашенная сожалением, но и некой гордостью, что мой ядреный организм ничем не пронять - даже снотворное не действовало. Потом подумала о маме. Она была сильнее и отважнее меня: выбрала не таблетки, дамский и ненадежный способ, но беспройгрышный вариант - выстрел. Где она раздобыла старенький 'макаров', никому не ведомо, и Таисии в том числе. Скорее всего на черном рынке. Да, я уродилась не в нее, Таис права - в 'биологического отца', безвольного и трусливого... Интересно, будет ли она меня ждать там, на выходе из тоннеля?.. И как я ее узнаю?.. Таисия водила меня на могилу отца, но могилы мамы я не видела. Ее не существует в природе: в прощальной записке мама попросила ее кремировать, а прах развеять по ветру. За день до самоубийства она сожгла все свои письма, дневники и фотографии. Даже те, что на документах, и школьные групповые... Чтобы ничто на этом свете о ней не напоминало... Уйти совсем, вычеркнуть себя из книги бытия... точнее, стереть ластиком... из той самой книги, что 'шумна и яростна, и ничего не значит'...
   Мысли становились все более вязкими. А потом вдруг накрыло - резко, внезапно. И стало то накатывать, то откатывать, волнами. Я переставала слышать и видеть, окунаясь в кромешный сумрак, и вновь возвращалась к реальности. Одна из отчетливых мыслей, пробежавших в мерцающем сознании, была о тазике, который, если сейчас не умру, срочно понадобится. Я умудрилась подняться и на автопилоте доползти до ванной. Даже осилила снова закрыть задвижку, чтобы Таис, придя с работы, как можно позже наткнулась на мои бренные останки, сброшенную оболочку.
   На этом вся метафизика моего предсмертного опыта закончилась, и началась банальная физика. Точнее, презренная физиология. Таинственная зеленая дверь в иные миры не пожелала распахнуться. И с этим надо было смириться.
   Злополучный тазик, обретенный с таким трудом, на протяжении последующих часов служил мне единственным собеседником, наставником и другом. Было так плохо, как, наверное, бывает юной девочке, никогда не пробовавшей алкоголя и 'оттянувшейся' на полную катушку на выпускном вечере. Какие там горестные мысли и душевные муки?.. Все мое существование свелось к физиологии, а все ощущения и чувства - к рвотным спазмам и блаженным передышкам между оных.
   Когда во мне не осталось ни капли жидкости, не говоря о вкусном ужине и злосчастных таблетках, покинувших желудок в первую очередь, я заснула. Но отдыхала недолго, проснувшись рано - судя по рассвету за занавесками, от ужасной жажды. Во всем теле была такая слабость, что даже шевеление указательным пальцем давалось с трудом.
   'Вода - на кухне, но туда я не добреду, ни при каких условиях... Есть вода для цветов, в бутылке на подоконнике, это ближе, но тоже не достать... Молочный коктейль на столе, осталось на донышке... липкое, сладкое - брр!..' Так я мучилась, то вырубаясь, то вновь подключаясь к реальности, и, наконец, собравшись с силами, сумела доползти до подоконника. Застоявшаяся цветочная вода показалась божественным нектаром. Она-то окончательно прополоскала желудок и позволила забыться в крепком, на этот раз, сне.
  
   Меня разбудила Таисия. Поскольку поднималась я обычно к полудню, к двум часам дня она забеспокоилась. Она стучала в мою дверь до тех пор, пока я не поднялась, шатаясь, и не открыла, тут же нырнув назад под одеяло.
   Замешательство ее было коротким, не более пяти секунд. Объяснять ничего не пришлось: обстановка комнаты и мой вид были достаточно красноречивы, и это было благом - шевелить языком и выдавливать какие-то слова казалось нечеловеческим трудом.
   - Поздравляю! - Она присела на тахту, отодвинув тазик. Поцеловала в щеку, погладила по бритой макушке. - До этого ты лишь притворялась, а теперь можешь с полным правом именоваться суицидницей.
   Слава богу, она ни о чем не спрашивала, не требовала подробного отчета о происшедшем. Поднявшись, вынесла, опорожнила и вымыла тазик, и вновь поставила у тахты - на всякий случай. Принесла очень крепкий и горячий чай. Убрала грязную посуду от ужина, поставила в изголовье букет белых нарциссов, которые накануне привезла с дачи.
   - А записка? - вспомнила Таис, нарушив, наконец, молчание. Покачала головой с упреком. - Неужели ты собиралась уйти, ничего мне даже не написав?
   - Разуй глаза... Записка на столе.
   Это были мои первые слова, произнесенные вслух. Язык, как ни странно, повиновался, хоть и казался желеобразным.
   - Могу я прочесть обе?
   - Читай...
   - 'Таис, прости меня. Я причинила тебе немало боли. Меня сняли с роли и исключили из театра, и жизнь лишилась последнего смысла. Не обижайся, но я думаю, что после моей смерти ты испытаешь облегчение. Ты заслужила отдых и покой. Пожалуйста, не играй с Бэтом в русскую рулетку - моя последняя просьба'... Мило. А главное, весьма проницательно: все родители юных самоубийц, как водится, испытывают небывалое облегчение. 'Бэт, я хочу сказать тебе...'
   - А эту про себя!
   Я писала Бэту, что полюбила его, и просила не уходить из жизни. Потому что, в отличие от меня, никому не нужной, слабой и жалкой, его любят и ценят очень многие.
   - Вторая записка потеплее. Что неудивительно. Можно я возьму на память - и ту и другую?
   Я кивнула.
   Горячий чай потихоньку согревал и придавал силы.
   - Что ж я сижу! - Таисия вскочила, осененная светлой идеей. - Нельзя упустить такой кадр! Для истории.
   Раскопав на захламленном столе цифровой фотик, который подарила мне на день рождения, принялась азартно щелкать.
   - Чуть повернись, чтобы тазик влез в кадр... кисть руки хорошо свешивается - такая слабая, вялая лапка... Красиво: тени под глазами фиолетовые, лицо бледно-синее, как сырая известка...
   Нет, я понимала, конечно, что таким образом меня пытаются развеселить, растормошить. Что Таис в сильнейшем стрессе, в шоке - это чувствовалось и по интонациям, и по движениям - непривычно быстрым, острым. Но чтобы вот так? Хоть бы заплакала, закричала, закатила истерику - что еще делают матери и бабушки, обнаружив, что единственное чадо едва-едва не отправилось на тот свет?
   Было и смешно, и обидно. И еще промелькнула бодрая мысль: забавно будет рассказать обо всем Бэту. Похвастаться. Ну, кому еще так повезло с родительницей, которая, вместо того чтобы вызывать 'скорую', запечатлевает полумертвого ребенка во всех ракурсах? В обнимку с пластмассовым тазиком, с букетом смертельно-белых нарциссов у изголовья?..
   Впрочем, о 'скорой' она тоже вспомнила, не прошло и часу - вдоволь налюбовавшись свежими фотками.
   - Тебе очень плохо? Только честно? Наверное, нужно вызвать врачей, - она нерешительно обернулась к телефону.
   - Не надо. Только слабость... Отлежусь.
   Во взгляде Таисии читалось сомнение.
   - Кстати, а что именно ты проглотила? И откуда взяла?
   - Из аптечки Калерии.
   Она подняла с пола выпотрошенные упаковки из-под таблеток и внимательно изучила.
   - Ты проглотила... все?
   Я кивнула.
   - Не врешь?.. Это очень сильная дрянь, если я хоть что-нибудь понимаю. Все три упаковки?.. Но тогда тебе должно быть сейчас ОЧЕНЬ плохо. Ты в коме. Срочно звоню!
   - Не надо, подожди... Меня вырвало, все таблетки вышли. Я не в коме, просто слабость. Завтра уже буду бегать, - я постаралась вылепить жизнелюбскую улыбку.
   - Прежде чем выйти, они успели частично раствориться в крови, - Таисия то хваталась за телефонную трубку, то отбрасывала с брезгливым выражением. Она мучительно колебалась, не зная, на что решиться. - Когда ты это сделала?
   - В час ночи.
   - То есть четырнадцать часов назад. У меня есть одно-единственное объяснение тому, что ты сейчас на этом свете, а не на том. Калерия купила 'паленые' таблетки. Сейчас чуть ли не половина лекарств фальшивые. Тебя спасли неведомые мошенники, скажи им спасибо.
   Она выпустила, наконец, из рук телефон и присела на край тахты.
   - Значит, так. Мы с тобой должны решить очень важную вещь. По всей логике мне следует немедленно вызвать 'скорую' - даже фальшивые таблетки в таком количестве могли черт знает как навредить. Тебе промоют желудок, вставят зонд, накачают парой ведер воды - процедура весьма противная. Но не это самое плохое: из обычной больницы тебя перевезут в психушку, так у них полагается. А вот там... Я знаю, что говорю: когда-то провела десять дней в подобном месте. Всего десять, но они показались внушительным тюремным сроком. С твоей психикой, с твоей патологической тягой к свободе даже неделя в Скворцово-Степаново может оказаться разрушительнее таблеток. Решай! Я сделаю, как ты скажешь.
   - Не хочу 'скорую'. Не хочу Скворцово-Степаново.
   Таисия вздохнула. С облегчением - не с сожалением.
   - Была б на моем месте нормальная мать или бабушка, она бы не спрашивала. Увезли бы как миленькую, под белы ручки. И навесили ярлык, и поставили диагноз. И оказалась бы ты до конца жизни клейменной. Ладно! Подождем до вечера. Если станет хуже - без разговоров вызываю врачей.
   К вечеру я поднялась и самостоятельно передвигалась по квартире.
   А наутро уже выбралась на улицу. Карелию явно 'нагрели' мошенники...
  
   * * * * * * *
  
   В эту ночь, как выяснилось недолгое время спустя, ушел Энгри. А еще через день - Пашка.
  Такой вот получился синхрон. (Изыск проклятого Драматурга.)
  
  
   КАРТИНА 6
  
   Входит Пашка, угловатый, болезненно-возбужденный парень лет восемнадцати. Пишет на заборе: "ПОВЕСИТЬСЯ???"
   ПАШКА: Кто может сказать что-нибудь о таком способе самоубийства, как повешение? Меня интересуют, собственно, два вопроса: через сколько минут наступит смерть? Насколько сильна агония и конвульсии - то есть, выдержит ли веревка, не сломается ли крюк?
   ЭСТЕР: Если ломаются шейные позвонки, смерть мгновенная, если от удушения - минут пять-десять. Агония мучительная и сильная. К тому же неэстетичный вид впоследствии: вываливается язык, опорожняется кишечник.
   КРАЙ: Ни фига подобного! Я читал: глюки красивые ловишь, пока в агонии. Да еще оргазм - в самый последний миг.
   ПАШКА: Скажите-ка мне, пожалуйста, для чего нужно мыло? Неужели без него никак?
   ЛУИЗА: Мылом намазывают веревку, чтобы уменьшить трение ее о саму себя.
   ПАШКА: Ага, понятно. Большое всем спасибо!
   ЛУИЗА: Пожалуйста. Но, как более старший и более сведущий в делах смерти человек, я тебе этот способ не советую. Мучительно. И надежность не стопроцентная.
   ПАШКА: А я его на крайний случай оставляю. Сперва попробую с помощью химии. Сегодня провел несколько опытов на себе. Сначала пытался получить цианид натрия из соды, угля и аммиака - способ в инете нашел. Выпил полученный раствор - мне даже плохо не стало. Далее получил хлор, но нюхать его долго невозможно. Сейчас мучаюсь от боли в глотке. Затем - хлороформ, по методике, которую мне тут посоветовали. Нюхал, нюхал его, но так и не уснул! Только голова закружилась, и аппетит испортился. Впереди еще три испытания: сульфат меди и железа и коллоидная сера. Вот такие пироги! А повешение - если только и с этим обломаюсь. На крайняк!
   ЭСТЕР: Химия - не лучшая идея. Вряд ли умрешь, зато сожжешь все органы растворами. Жить будешь, но - инвалидом. Хотя, если есть склонность к мазохизму, то флаг тебе в руки.
   ЛУИЗА: Мой тебе совет, юный химик: расслабься. Орешек знания тверд. В этом мире на халяву ничего не получается. 'Без труда не вытащишь и смерть из пруда'. Извини за любопытство: а твои родители где были, когда ты опыты свои производил, а потом нюхал-глотал отраву?
   ПАШКА: В соседней комнате. Телевизор смотрели.
   Входит Айви.
   АЙВИ: Ребят, слушайте, это что, прикол? Захожу сейчас в журнал Бьюти и читаю: 'А я вот седня дико бухой и тоскливый, поскольку кореш мой Энгри нынче ночью всех поимел: стянул шею ремнем и сиганул с перекладины на заднем дворе...'
   Общее молчание.
   ЛУИЗА: Это шутка такая?..
   Появляется пьяный Бьюти.
   БЬЮТИ: Ага, шутка, блин. А завтра продолжение шутки будет. На кладбище. (Покачиваясь, проходит вглубь сцены, садится, обхватив голову руками.)
   КРАЙ: Энгри, ведь это неправда. Отзовись!..
   БЬЮТИ: Громче зовите. В глухом отрубе наш Энгри.
   ЛУИЗА: 'Если бы я мог отдыхать во сне, я бы выспался'.
   БРЮС: Что?
   ЛУИЗА: Запись в его 'жж', вчерашняя. Последняя...
   АЙВИ (задирая голову): Эй! Тебе хорошо там? Верю, что лучше, чем здесь.
   КРАЙ: Он просто хотел спать. Но слишком мало выпил, чтобы просто уснуть.
   ПАШКА: Эх, Энгри!.. Так и не увиделись мы с тобой, не поговорили вживую... Но я не надолго прощаюсь. Совсем скоро мы встретимся!
   БРЮС: Пашка, не надо так говорить. Пожалуйста!
   ЛУИЗА: Он был настоящий. И все же очень хочу надеяться, что его уход не будет спусковым крючком к лавине самоубийств.
   БЬЮТИ: Надейся. Блин...
   Появляется Инок. Он нарочито спокоен. Всегдашний насмешливый блеск в глазах притушен.
   ИНОК: Не создавайте атмосферу отчаянья и истерии, Бьюти. Возьмите себя в руки. Всем нам тяжело сейчас, но крики и слезы ничем ему не помогут. На все воля Божья. Энгри много страдал, еще с отрочества. Мне показалось, что в последнее время в его психике появилась определенная стабиль?ность - настроение стало бодрее, строились позитивные планы на будущее. Но я ошибся. Те из вас, кто хоть чуть-чуть верит в Бога - молитесь за его душу.
   БЬЮТИ: Молиться?! (Вскакивает.) На все воля божья?! Сволочь он, твой бог. Такой же, как и ты, слышишь?! Ведь ты же мог помочь ему - и работой, и 'впиской'! Ведь ты же другим помогаешь - деньги даешь, поддерживаешь - а ему? Он так надеялся на тебя - сколько ты его обещаниями кормил, сколько соловьем разливался... Ведь он же загибался от одиночества в своей Чухляндии, а ты...
   ИНОК: В вас сейчас говорит одна боль, но не разум. Впрочем, и в лучшие времена вы не отличались способностью к непредвзятому мышлению. Поэтому вступать в дискуссию я не буду. (Уходит, стараясь делать это с достоинством, но несколько суетливо.)
   БЬЮТИ: Старый лицемер!.. (Швыряет ему вослед пустую бутылку из-под портвейна.)
   ЭСТЕР: Что с него взять? 'Хрюсы' - они все такие. Поначалу он показался мне особенным, не похожим на своих лживых собратьев. Но, увы, чудес не бывает.
   Появляется Атум. Он (она) одета необычно и изысканно: в чем-то черно-шуршащем, узком, с разрезами до бедра. На пальцах множество перстней из черненого серебра. Густо - по древне-египетски - подведенные глаза. Сходство с египтянкой усиливает фигура с широкими плечами, узким тазом и маленькой грудью и черные волосы, потоком спускающиеся до талии.
   АТУМ (оглядывает всех по очереди): И все-таки, какие нелепые вы люди, господа суицидники и суицидницы! По какому случаю траур? Один из ваших собратьев отправился в лучший мир с помощью ремня и спортивного снаряда? Так это же ваша вожделен?ная мечта, самое сокровенное желание! Порадуйтесь за господина Энгри, чье заветное желание наконец исполнилось. Поздравьте его с воплотившейся в явь мечтой, пожелайте себе того же самого, и как можно скорее. Ну? Отчего вы такие снулые? Где ваши радостные улыбки, звонкий смех, разноцветные воздушные шарики? Или вы злы и угрюмы от зависти? У него получилось, а у вас - нет? Вам слабо? Только на демонстративные суициды хватает?
   КРАЙ: А не пошел бы ты на три буквы?
   АТУМ: Уже иду. Правда, в несколько другое место. Не столь сакральное. Спешу вас порадовать: я обеспокоил своим появлением ваше дружное сообщество в первый и последний раз. Один ваш собрат все уши прожужжал про сей форум, убеждая заходить почаще. Какие якобы обитают тут умные и неординарные особи! Увы, я разочарован. Скучно у вас, господа. Не умеете вы превращать в праздник - ни жизнь, ни смерть. Не творческие вы люди. "Плевки мироздания", как кто-то тут изящно выразился. (Уходит, одарив на прощанье ослепительно-презрительной улыбкой.)
   АЙВИ (негромко): С-цука.
   БРЮС: Энгри... Прости, если что.
   БЬЮТИ: Пошли бы вы все на... придурки. Всем скопом не смогли удержать. Вместе с Иннокентием вашим...
  
  
   Глава 7
   ЭСТЕР 'Отец мой Дьявол...'
  
   Из 'живого журнала':
  
   '...Кто и зачем впихнул меня в этот тусклый и душный мирок? Заставил пребывать, быть, пришпилив невидимой булавкой к реальности, не вызывающей у меня ничего, кроме тошноты? Не вырваться, не взлететь... Ад - по Достоевскому - тесная банька с пауками по углам. Сдается мне, классик был близок к истине, но недодумал немного: все мы в аду. Люди - либо пучеглазые суетливые мухи, либо хищные пауки, и ничего боле. Ничего нет, кроме этой покосившейся душной баньки...
   Сослуживцы в офисе безмерно раздражают тупостью и навязчивостью. У них липкие лапки и пустые глаза, и внутри они полые. Сидели бы тихо в своих уголках, так ведь нет. Выползают на свет, шумят, звенят амбициями. Порой так и тянет подойти и укусить. Только поменяться предварительно зубами с гюрзой или каракутом, а то у меня клыки острые и прокуренные, но без яда. Укусить в шею, чтобы успокоился сразу. Чтоб не мучался, болезный, не пыжился, изображая из себя что-то.
   Наверное, стоит поискать надомную работу. Чтобы не видеть лиц, вызывающих рвотные спазмы своей штампованностью. Не общаться ни с кем, чтобы не заразиться ненароком проказой бездумно-животного бытия.
   Работа и форум - больше, в общем-то, я ни с кем не общаюсь. Разве что с кассиршей в универсаме. На форуме народ поглубже и поумнее - но только на первый взгляд. Иллюзия, создаваемая темными декорациями и пафосными фразами о боли, крови и небытии. Интересных и умных личностей можно пересчитать по пальцам одной руки. Большинство столь же мелки, что и презираемые ими 'жизнелюбы' - тщеславные шумные дети, играющие в свои игрушки. Если чем и отличаются от овечьего стада простых обывателей, то лишь накалом злобы. На весь мир и друг на друга. Реальный поступок - добровольную смерть могут осилить единицы. Большинство же только ноет, ноет, ноет...'
  
   - Я богат, Астарта! Баснословно богат!..
   Он принялся вынимать из раздутого, грохочущего и звенящего рюкзака, водруженного на стол, множество радующих глаз вещей: банки с пивом и джин-тоником, блок дорогущих дамских сигарет, бутылку мартини, бутылку абсента (вот это да! попробую наконец-то легендарный напиток!..), баночки с крабами, баночки с красной икрой, палку твердокопченой колбасы... Были, правда, и непонятные и ненужные вещи: связка разноцветных воздушных шариков, бенгальские огни, светящиеся в темноте краски, меховые игрушки, свечи.
   - Никак, Новый год собираешься встречать? - я кивнула на шарики и бенгальские огни.
   - Бери выше! - захохотал Бэт. - Новую эру!
   Он швырнул на пол пустой рюкзак и устало вытянулся в кресле. Потные у лица пряди налипли на лоб и скулы, узкая грудь вздымалась. Не помню, чтобы когда-либо видела его таким возбужденным.
   - Хорошая вещь, - я погладила бутылку абсента со стильной черно-серебряной этикеткой. - Знающие люди говорят, если принимать по всем правилам, бывают интересные глюки.
   - Извини, это не нам-с, - длинной лапой он загреб к себе дорогущий напиток, присоединил к нему мартини, ликер и баночки с крабами и икрой. - Айви приезжает через неделю. Три дня отгулов взяла, плюс выходные - отпросилась у своих колбочек и пробирочек. Ма-лад-ца!.. А мы с тобой в ожидании ее чем попроще перебьемся. Колбаску погрызем. С пивом...
   Он убрал избранные продукты в нижний ящик серванта и принялся жонглировать двумя пивными банками. Без большого успеха: обе, звонко булькнув, плюхнулись на ковер.
   - Гонорар получил? - Я с сожалением проводила глазами скрывшуюся бутыль с галлюциногенным питьем.
   - Гонорары у меня, сестричка, отнюдь не такие весомые, как бы мне хотелось. Едва-едва на хороший шампунь хватает. И на блеск для губ. К тому же я завалил два последних интервью в виду обострившегося отвращения к жизни, и меня скорее всего уволят. Что, собственно, мне параллельно... Чуть не забыл! Надо же поделиться праздником с Асмодеем! - Он отрезал хвостик колбасы и склонился над крысиной клеткой. - Вау! Наш маленький друг клонировался, или у меня двоится в глазах - заранее, в предвкушении выпивки?
   - Это Лилит. Я купила ее вчера - решила, что Модику будет веселее с подружкой. Знаешь, они так трогательно выискивают друг у друга блошек, совсем как Пульхерия Ивановна и Афанасий Иванович. Лилит, хоть и дама, более агрессивна - выхватывает у супруга из-под морды лучший кусок, а если он пытается вернуть отнятое, пищит, словно жертва насилия.
   - Как мило. А что ты будешь делать с выводками крысят? - Он поколебался, кому отдать колбасный хвостик, затем вручил сквозь прутья решетки Модику и с удовольствием понаблюдал, как вожделенный кусок был мгновенно отнят энергичной подружкой.
   - Придется топить в унитазе. Пока они слепые, розовые и крохотные, похожие на личинок, это нетрудно. Но ты как-то замял мой вопрос об источнике твоего богатства. Секрет?..
   - Отнюдь! Этот золотой дождь из вполне чистого источника: Инок отвалил кучу денег на мое лечение!
   - Инок?! - Мне не пришлось изображать удивление: оно было настоящим. - Мне всегда казалось, что ты не числишься в его фаворитах. Ты так едко спорил с ним о Господе Доге, помнишь? И на пивных поминках он разговаривал с тобой крайне язвительно.
   - Ну да, его любимчиком был Энгри, это всем известно. Его он удостаивал богословских бесед в своем высокоумном 'жж'. С-цука...
   Размахнувшись, он метнул в стену одну из банок. Хорошо, что не в зеркало и не в окно. И не в мою бедную голову. (До сих пор не могу привыкнуть к перепадам его настроения.) В стене осталась треугольная вмятина, банка же мирно приземлилась на пол, не пострадав.
   - Проститутка в рясе... болтун. Лучше б он Энгри эту гору бабок отвалил - ведь он в Питер перебраться мечтал из своей тухлой Чухляндии, работу здесь найти, 'вписку'...
   Он нагнулся за банкой, послужившей громоотводом его ярости, опустошил в три глотка и помолчал, успокаиваясь.
   - Впрочем, определенными сторонами характера он меня восхищает, наш православный благодетель Инок. Он восхитительно циничен. С нами именно так и надо.
   Я согласно кивнула:
   - Я бы еще уточнила: со всей этой сцукой-жизнью так и надо. Побольше цинизма. Иначе вся эта сцука-жизнь запинает тебя ногами в лицо. Или удавит собственными внутренностями.
  
   'Пивные поминки', о которых шла речь, состоялись пару дней назад в квартире - она же домовой храм - Инока. Он пригласил питерскую су-тусовку, чтобы помянуть Янку Дягилеву, к песням которой неровно дышал. Ради этого события из Москвы приехал Йорик. (Впрочем, не только ради этого: у них с Иноком имелась серьезная тема относительно сайта: быть 'Nevermore' или не быть?) Я видела знаменитого админа впервые: высокий, светло-русые волосы перехвачены надо лбом ремешком, что придавало древнеславянский облик. Очень молчаливый - за все застолье выдал лишь пару фраз. Одна была ответом на поздравление Инока: 'Рад, очень рад! Поскольку выбрался в Питер, я полагаю, кризис успешно преодолен?' - 'Посредством титанических усилий Онлиблэк и Морфиуса меня снова вернули к жизни. Хотя я думаю, что это ненадолго'. Он произнес это с улыбкой - Бэт был неправ: Йорик умел улыбаться. Криво и застенчиво, но лицо с неправильными чертами при этом редкостно хорошело.
   Так получилось, что поминать пришлось не только Янку, но еще двоих: Энгри и Пашку. Пашку мельком: новичок на форуме, ничем не примечательный мальчишка из Нижневартовска. Энгри - основательнее, поскольку Инок был давно и плотно знаком с ним и много общался в 'жж' и на форуме.
   Я сидела за столом напротив катакомбного батюшки и с интересом его рассматривала. Поскольку, как и Йорика, лицезрела впервые. Он отхлебывал пиво, бутылками коего был заставлен весь стол в увешанной иконами и крестами комнатушке, и с каждым глотком делался все румянее, все оживленнее и откровеннее. Куцая бородка растрепалась, выпуклые мутно-голубые глаза перебегали по лицам присутствующих, высокий голос чуть дребезжал. Нельзя не согласиться с Бэтом: цинизма в этом попе было через край.
   Он заливал с многоопытным видом, что подростки-суицидники, как правило, все смертники. За немногими исключениями. Поначалу бывало обидно, когда какой-нибудь недоумок, на которого тратились деньги и силы, выйдя из платной клиники, где его кормили новейшими антидепрессантами и окучивали умелые психоаналитики, через пару недель наедался отравы или пилил вены, и его приходилось, в лучшем случае, переправлять в дурку (уже бесплатную, разумеется), а в худшем - в морг и затем назад, к родителям. Потом приучил себя не досадовать - таков контингент, что с них взять?.. Он говорил и, как мне показалось, с горделивыми нотками, что на нем одиннадцать трупов (речь о тех, о ком известно наверняка), и большинство были ожидаемыми. Пашка, юный дурачок из Нижневартовска, ничем не удивил. Разве что способ выбрал редкий, требующий немалого мужества, которое трудно было ожидать от тщедушного студента. Энгри - другое дело... жаль. У парня были мозги, и уже не ребенок. Будь он здесь, под боком, почти наверняка удалось бы вытащить.
   С не меньшим интересом, чем за красноречивым батюшкой, я наблюдала за реакцией господ суицидников на эти речи. На лице Йорика читалось страдальческое терпение. Должно быть, он привык к подобным речам за время их тесного сотрудничества на ниве 'Nevermore'. Даксан, напялив всегдашнюю маску недовольного демона (сведенные щетки бровей, желваки на скулах, мрачно-напряженный взор), внимал молча, не меняясь в лице. Порой взгляд его перемещался в мою сторону и заметно теплел, сопровождаясь обильным морганием. (Бэт, как и обещал, не стал выращивать для меня злобного и мстительного врага. Наутро после жестокого розыгрыша он послал Темному Солнышку смс-ку, полную негодования: якобы я пришла в назначенный час, но никого не обнаружила возле условленной могилы. Бэт сыграл на том, что кладбище имело два входа, и мы будто бы оказались у разных.)
   Морена тоже молчала, сидела тихой мышью, опустив глаза. Пригубливала по капле пиво, словно то был дорогой коньяк. Ее явно коробили циничные речи Инока, это было заметно невооруженным глазом. Я задержала на ней исследовательский взор подольше. Бледненькая и чуть одутловатая, с тенями под глазами... но все же не верится, что на днях она заглотила невероятное количество сильнодействующих таблеток. Пожалуй, то был блеф, демонстрация: и таблеток десять-пятнадцать, и кто-то из родственников под боком - иначе не оклемалась бы так быстро. (О ее неудавшемся су мне поведал Бэт, которому она рассказала все в деталях. Позабавила реакция любящей мамочки, которая первым делом бросилась фотографировать чуть не отбросившее копытца чадо. Наверное, чтобы неопровержимые доказательства - фото в обнимку с тазиком - подняли её авторитет на форуме, повысили рейтинг. А иначе зачем? Все-таки насколько забавными бывают людишки: сама же подсадила дочь на суицидный сайт, как на иглу, наблюдала за всеми перипетиями на форуме, подсказывала умные посты, а когда впечатлительной девочке, заразившейся общими настроениями, захотелось стать 'как все', расстроилась и растерялась, развила суетливую деятельность по ее спасению.) И голову бедняжка оголила зря. Бритая под нуль голова идет девушкам с идеальной формой черепа и правильными чертами. Череп у нее, правда, приличной формы, и шея длинная, но вот чертам лица далеко до идеала. Вряд ли в таком жалком и жалостливом виде она понравится Бэту больше, чем с волосами.
   Бэт - вот кто не только слушал, но и вставлял язвительные реплики в пьяные монологи попа-гуманиста. Хитрая лиса в рясе умело парировала. И нападала обиднее: Бэт явно не относился к числу любимчиков катакомбного батюшки. Особенно хлесткой была реплика, не обращенная ни к кому персонально, но с прозрачным подтекстом, о 'неких истероидных экземплярах, способных лишь к демонстративным су-попыткам и в качестве компенсации своего убожества свихивающим мозги простодушным юным девицам'. После этого выпада Бэт позеленел, отвел глаза и глухо пробормотал, что надеется, Инок не откажется поговорить с ним в ближайшее время приватно. И еще бормотнул, чуть громче, что, к сожалению, изменил всегдашней журналистской привычке и не захватил диктофона: любопытный мог бы получиться материал. На это Инок радостно закивал: 'А давайте, батенька, давайте! Покажите, на что способно ваше золотое перо. Про меня ведь статеек множество понаписано, даже ТВ подсуетилось: опасный злодей! Но изнутри, из контингента жаждущих самоубиться еще никто не писал. Будете первым'. Бэт промолчал (что меня удивило: обычно за словом в карман он не лезет ни при каких обстоятельствах), а Морена отставила пригубленный стакан с пивом и, сославшись на срочные дела, покинула застолье.
   Батюшка очень ласково с ней попрощался, настоятельно приглашая заходить почаще в его квартирный храм или в один из приютов. Впрочем, он и со мной был ласков: провожая у двери, проникновенным тоном попросил информировать в случае обострения моей депрессии. А также передать привет Айви, своей любимице и корреспондентке, сетуя, что 'умненькая москвичка' не часто осчастливливает Питер своими визитами...
  
   - Для меня все-таки загадка, с какого бодуна Инок отвалил тебе столько денег? Вы ведь едва не подрались с ним на поминках, разве не так?..
   - Стану я с ним драться, - высокомерно протянул Бэт. - Бороденку повыдергал бы, и всех хлопот. Но, знаешь, Инок избавил меня от этого суетного занятия. Сегодня днем мы встретились и вполне мирно поговорили. Когда я шел на свиданку с ним, и впрямь подумывал, не написать ли статейку - персонаж весьма яркий, и материала хватает. Но результат беседы поменял мои планы. Инок извинился. Объяснил, что посчитал меня бездушным соблазнителем, разбившим сердце юной девочки и едва не доведшим ее до самоубиения. Но оказалось, информация была не точной или он не правильно ее понял, и на самом деле я не совратитель, а весьма одаренный молодой человек, на исцеление которого не жаль потратить энную сумму. И вручил мне, прямо тут же, у алтаря, эту самую сумму.
   - Круто! - Я изобразила восхищенный свист. - Кто бы ожидал от батюшки такой широты натуры! Правда, мне кажется, более мудро было бы вручить сумму не тебе, а в бухгалтерию клиники. Все это, - я кивнула на заваленный банками стол, - весьма условно можно назвать лечением твоей гениальной головы.
   - Не считай его глупее себя. Инок - циник и скользкая личность, но уж никак не недоумок. Разумеется, он внесет в ближайшее время деньги в бухгалтерию клиники. Кстати, там очередь, поскольку заведение весьма престижно-с, и моя подойдет только к концу лета. А то, что он мне выдал, как он сказал - на витамины, фрукты и всяческие маленькие радости бытия. Чтобы я не скучал, дожидаясь своей очереди, или, не дай бог, не самоубился на пороге исцеления. Сие было бы для него очередной обидой, коих он натерпелся множество, вступив на благородное и неблагодарное поприще спасения юных придурков. Ты не переживай: после визита девушки моей мечты, моей драгоценной депрессивной малышки, я вновь обрету привычный тебе облик полуголодного нищего поэта.
   - Да я особо и не переживаю, - я расчистила стол для предстоящего пиршества и принялась нарезать жесткую, как кость, колбасу.
   Так непривычно было видеть его радостным. Я едва не отхватила себе ножом кусок пальца - руки плохо слушались отчего-то.
   - А знала бы ты, как ненавидит Инока Таисия! - хохотнул он, придвигаясь к столу с соблазнительной жратвой. - Называет его 'маленький демиург с липкими ладошками'.
   - Демиург - понятно. Батюшка ощущает себя вершителем судеб юных смертников. Кого-то милует: осыпает деньгами, как тебя, устраивает в клинику. Кого-то отлучает от своих щедрот, предоставляя спокойно подыхать. А вот ладошки отчего липкие? От их крови? Вот уж нелепо: он никого специально не подталкивает к смерти. Наоборот.
   - Не-а, - Бэт помотал головой. - Не от крови.
   - От пота? Слишком много по клавиатуре стучит?...
   - Опять не угадала. Метафора Таис грубее. Он дрочит, видите ли. В переносном смысле. Глядя на чужие страсти: отчаянье, тоску, надежду, глядя на чужие смерти. Ибо сам он монах, то есть, по определению, существо бесстрастное и бесполое. Сублимируется и оттягивается на чужих страстях и чужих костях.
   Я не могла удержаться от смеха.
   - Слишком она наивна, твоя Таисия, для своего возраста! Она что, не знает, как оттягиваются монахи, как они блядствуют и плюют на всяческие обеты?!
   - Ну... - Он чуть смутился от моего напора и убойных доводов. - Инок ведь не просто монах. Он идеолог, теоретик. Не знаю, что там и как - я не стоял, как ты понимаешь, со свечкой в его келье, но раз он настраивает всех против секса, значит, и сам к этому делу не склонен.
   - Ха-ха. Обвинение в наивности можно, оказывается, предъявить не только Таисии.
   - Ладно, плевать на Инока! - Он набил полный рот колбасой и заурчал, как кот, давно не евший мяса. - Каждый ведь в этой убогой жизни тешится, чем может. Инок - мной, Таисия - Иноком. Мне, как ты можешь догадаться, глубоко параллельно, завязал ли он свой жезл бантиком или периодически пользует зависящих от него девочек-наркоманок (бродят и такие слухи по Датскому королевству). Нет, если совсем честно, то я не в восторге, что Айви активно с ним переписывается. Катает длиннющие телеги чуть ли не каждый день. Обязательно прекращу это непотребство, как только буду иметь на нее больше прав.
   - Айви не наркоманка! Да и вкус у нее присутствует. Полуголодного гениального поэта она, несомненно, предпочтет сытому пучеглазому батюшке.
   - Привычный тебе облик полуголодного гениального поэта продержится недолго - до больнички. Там меня обреют налысло, - он со вздохом помотал роскошной, благоухающей дорогим шампунем шевелюрой, - в драгоценные нежные мозги вставят электроды. Как крыске, как твоему Модику. Будут раздражать то зоны 'ада', то зоны 'рая', превращая в электродомана...
   - Не говори глупостей! В психушке проводят подобные опыты только над безродными, над теми, у кого нет родственников, - я осеклась, сообразив, что в очередной раз не распознала его ехидства - чертов игрок и трепач, неуемный плут Локи...
   Но голос его неожиданно задрожал, а глаза наполнились настоящими слезами.
   - Над безродными?! А ты знаешь, как сейчас лечат наркоманов? Новый метод, стопроцентная гарантия исцеления. Залезают в мозг и замораживают участок, отвечающий за радость и удовольствие. Вместо наркомана - хронический депрессант. Пожизненный! И не с безродными такое вытворяют, а с согласия любящих родителей, да еще и немалую 'зелень' берут.
   - Ужасы какие рассказываешь... Ты хочешь сказать, врачи не ведают, что творят?
   - Отлично ведают, - он одарил меня снисходительной усмешкой. - Я думаю, вымораживая участок мозга, отвечающий за простые человеческие радости, эти гуманисты в зеленых халатах испытывают изощренное наслаждение. Это, знаешь ли, покруче, чем убить.
   - Ты утрируешь. Это уж слишком.
   - Да нет, это ты, многомудрая Астарта, еще не до конца распрощалась с детскими иллюзиями. Не выросла из сказочек про добрых дядей-милиционеров, охраняющих нас от убийц и маньяков, и тетей-врачей, день и ночь пекущихся о нашем драгоценном здоровье.
   - Пусть так. Но ведь такие вещи не делают без согласия родителей, как ты сам говоришь. А твой папа, насколько я знаю, вменяемый и вполне интеллигентный.
   - А папе пофиг. Папа на мне крест поставил, лишь только первые шрамики на руках увидел. Моя судьба отныне в цепких лапках Инока - великого экспериментатора. Кто платит, тот и заказывает музыку. На его счету одиннадцать трупов, я буду двенадцатым - дюжина, хорошее число! Тут еще Таисия со своим чертовым сном...
   - Ей приснился кошмарный сон?
   - Мне приснился! А она его растолковала, со свойственной ей мудростью и прозорливостью, - Бэт схватил нож и отсек треть колбасного полена. Он вложил столько силы в это движение, что куски колбасы откатились в разные стороны и один, сбив по пути бокал, упал на пол. - Такой вот сон... весьма интересный. Где я стою на берегу кровавого океана, и мимо пролетает со свистом моя же отрубленная голова и плюхается в багровые волны. Оказывается, в эти же дни ей тоже приснился сон о моей отрезанной голове. Больше того - и Морене привиделось нечто подобное. Таисия заявила, что сон, повторенный трижды, не простой, а символический. Голова - моя суть, моя боль. Ее вылечат и тем самым лишат меня индивидуальности. Стану никаким. Тихим таким, вдумчивым... глазки кроткие, мутно-голубые... слюнка стекает от подбородка до самых чресел...
   Я вконец растерялась. Кривляние, ерничество... но тоска в глазах настоящая. И слезы. Ну, не гениальный же он актер? Куда подевался, улетел со свистом тот безудержно-радостный настрой, с которым он ввалился в мой дом с набитым под завязку рюкзаком?..
   - Не ной! - Я решительно стукнула по столу банкой, выплеснув пенный фонтанчик. - Ты забыл о своей сестричке по вере. Если злыдни-доктора по наводке коварного Инока обреют тебя налысо и вставят в мозг электроды или насильно заморозят, я просто приду в твою больничку и удавлю тебя подушкой. Смотрел, конечно, 'Полет над гнездом кукушки'?
   - Благодетельница моя! Астарта моя многомудрая и жесткокрылая! - Бэт грохнулся на колени, едва не опрокинув столик с едой и пивом, и принялся лобзать мокрыми губами мою руку. - Спасительница!!! На тебя вся надежда!..
   Кажется, мне удалось справиться с его пароксизмом тоски. Поднявшись с колен и вернувшись в кресло, он завел на полную громкость 'Пинк Флойд', попросил выключить свет и зажечь свечи.
   - Как там наш сайт поживает? Наш 'Бафомет'? Накопала что-нибудь новенькое?
   - А как же! Целый выходной на это потратила, - откликнулась я с гордостью. - Сатанистская библиотека пополняется. У Сологуба неплохие стишки нашла.
   - 'Качает черт качели'? Как же, знаем-с, читали-с...
   - Не только. Еще такой есть:
   Когда я в бурном море плавал
   И мой корабль пошел ко дну,
   Я так воззвал: отец мой Дьявол,
   Спаси, помилуй, - я тону.
   Не дай погибнуть раньше срока
   Душе озлобленной моей, -
   Я власти темного порока
   Отдам остаток черных дней.
   - 'Отец мой Дьявол' - это хорошо. Сологуб - наш человек. Всегда говорил: Серебряный век - это наше все. А что-нибудь ближе к современной эпохе не раскопала?
   - Акунин. 'Алмазная колесница'.
   - Ну... - Он поморщился. - Ты бы еще Дарью Донцову в компании с Лукьяненко предложила.
   - Ты не прав. Акунин - не чтиво. Он одновременно и развлекает, и заставляет думать. Вообще, он позиционирует себя больше мыслителем, как я понимаю, чем детективщиком. В 'Колеснице' он проводит мысль, что нужно быть преданным лишь своей душе - Большому миру, и презирать отношения между людьми - Малый мир. Людской морали для вставших на Путь не существует - можно предать, убить, обмануть.
   - Вот как? - он недоверчиво прищурился. - Прям очередная азбука сатанизма. Выходит, и Акунин - наш человек? Это отрадно. Прочту на досуге. Но и ты, будь любезна, прочти, что обещала. Начни с Жана Жене. А Ника Перумова, которого я углядел тут у тебя случайно, немедленно сжечь!
   - Слушаюсь и повинуюсь. Насчет Алины Витухновской хотела еще спросить. Не знаю, что выбрать из ее стихов - одно другого сильнее. Как тебе это:
   И человек будет любить свой ад,
   потому что Ничто и раб, и плодиться чтоб...
   - Алина Витухновская - это нечто настолько мощное и титаническое, настолько за пределами сатанизма - и какого-либо 'изма' вообще, что мы на нашем 'Бафомете' ее творчество выставлять не будем. Просто дадим ссылочку на ее сайт. Можно еще фотографию выставить - мою с ней.
   - Твою с ней?! Такая существует?.. Что-то не попадалось ничего подобного в твоем 'жж'.
   - Я ее пока берегу. Мне очень дорого знакомство с этим человеком. Один из собратьев-поэтов обозвал ее 'богоблядью'. А я бы даже не нашел подходящего эпитета. Читала ее интервью? Апогей негативизма и отрицания, 'диктатура Ничто' - разрушение реальности, ни больше ни меньше.
   - Интервью, честно говоря, меня впечатляют меньше стихов. Обыкновенный эпатаж. Либо эксклюзивный способ борьбы с хронической депрессией.
   - Пусть так, - кивнул Бэт. - Пусть это лишь эстетический акт, бьющий по нервам, щекочущий воображение - вроде перфоманса того художника, который, раздевшись донага, кусал за ноги прохожих и лаял. Она может себе такое позволить. Имеет право.
  От пива и задушевной беседы мне становилось лучше и лучше. Я даже позволила себе провести пальцами по искрящейся от седины, душистой гриве и попыталась заплести маленькую африканскую косичку.
  - Убери руки, - нахмурился Бэт. - Знаешь ведь, что я не выношу прикосновений к своей голове.
  Я тотчас повиновалась.
  - Не дуйся. Все ведь хорошо! Даже смешная суицидная попытка Морены сыграла тебе на руку.
  - Да, на редкость смешная, - кивнул он, оживляясь. - И таблетки невесть от чего, и фотки с тазиком. Когда рассказывал сегодня Иноку все подробности, мы с ним от души посмеялись. Хотя он ей и сочувствует - как всякой хорошенькой и юной суициднице, и рад бы упечь в дорогую клинику - если б не упрямство Таисии. Любит он это дело - то бишь, психиатрию! Йорика тоже долго уговаривал, обещал в Москве навести справки, чтобы отыскать лучшую. Но тот отказался.
  - И правильно сделал. - Испугавшись, что Бэт примет на свой счет и обидится, я тут же воскликнула, словно меня озарило: - Послушай! А давай позовем Йорика в гости! Если он, конечно, еще в свою Москву не укатил.
  - Укатил, опоздала, - дождавшись моего разочарованного вздоха, он злорадно добавил: - А перед этим вчера вечером долго сидел у меня в гостях.
  Я не на шутку обиделась. Настолько, что не стала даже трудиться это скрывать.
  - Меня ты, конечно, позвать не догадался. Спасибо, родной!
  - Пожалуйста. Меня давно тянуло познакомиться поближе. Потолковать тет-а-тет.
  - Ну и как впечатление?
  - Двойственное. Он умный мэн, несомненно. И при этом - уйма противоречий. Скажем, он убежден, что суицид - единственный выход для думающих и трезвых людей, но каждый раз расстраивается, когда кто-то из его знакомых этот самый выход находит. Не логично?
  - Не логично, - согласилась я.
  - И я так думаю. И как он это объясняет? 'Профессиональная болезнь суицидников - все возможные доводы в пользу смерти проходят на ура, когда речь идет о собственной смерти, а чужая все равно остается трагедией. Это противоречие порой буквально разрывает на части'. Они с Энгри никогда не ладили, Йорик даже банил его пару раз, а переживает сейчас так, словно родной брат повесился.
  - Как же ему, в таком случае, тяжело быть админом! Ведь то и дело кто-нибудь с форума возвращает творцу билет.
  - А он уже больше не админ. На днях 'Nevermore' прекращает существование. Он и в Питер приехал, чтобы лично сообщить Иноку. Тот его полдня уговаривал не убивать сайт, но тщетно.
  - Жаль. Хоть я и не сентиментальна, но привязалась ко многим его обитателям, как ни странно.
  Сама удивилась, насколько огорчило меня это известие. Даже дышать на несколько секунд стало трудно.
  - А мне нет! - Бэт хохотнул и похрустел суставами длинных пальцев. - То есть я благодарен ему, конечно, сайту 'Nevermore'. Если б не он, не встретился бы с Айви, - он скосил на меня лукавый глаз и смилостивился: - Да и с другими колоритными персонажами: с тобой, с Даксаном. С Мореной. Но если сайт отойдет в небытие, я не разрыдаюсь. Не люблю лицемеров. Йорик, 'теоретик добровольной смерти', как называет его Таисия...
  - Как-как?
  - 'Теоретик добровольной смерти', он же 'темный вестник'. Она считает его замечательным человеком, выполняющим темную миссию - продуцирующим моду на сиуцид. Вполне в ее духе. Так вот: он очень разумно все прописал на главной странице - и про жизнелюбов, и про депрессию, которая есть взгляд на мир без розовых очков. Но при чем тут слюнявые разговоры о Боженьке и страшном грехе в 'Разговоре со священником'? При чем информация о хороших психологах и новых антидепрессантах?.. Нет уж: умирать так умирать!
  Он размашисто звякнул стаканом о столик. Я молчала сочувственно.
  - Да что мы все об Иноке, да о Йорике? - пробормотал Бэт, успокаиваясь. - Других тем больше нет?
  Он доковылял до магнитофона и поставил любимую 'Агату Кристи':
  ...А снизу каменное, каменное дно...
  Откупорил бутылочку ликера, первоначально предполагавшегося для встречи с любимой.
   От музыки, от свечей, от липкого сладкого алкоголя мало-помалу стало таинственно и здорово. Почему нельзя быть вечно хмельным - не напившимся как скотина, не похмельным, с трещащей башкой и языком как наждак, но слегка захмелевшим - блаженным, легким, свободным, всеведущим?.. Глаза Бэта искрились, он тихонько поскуливал в унисон мелодии.
   - Знаешь, - протянул он загадочно и ласково, - мы готовим Иноку большой сюрприз.
   'Кто - мы?' - чуть было не спросила я, но удержалась.
   - Да. Мы с Айви. Совсем скоро...
  
  
   КАРТИНА 7
  
   Входит Луиза. Тщательно протирает мокрой тряпкой забор. Пишет одно слово: 'ПОМОЩЬ'. Подумав, ставит вопросительный знак.
   ЛУИЗА: Год назад на форуме проводился опрос, был ли у кого-нибудь позитивный опыт общения с психологами и психотерапевтами. Только 15% опрошенных сказали, что посещение специалиста им помогло. Остальные считают, что выбросили деньги на ветер, а некоторым стало хуже - возникло ощущение собственной неполноценности. С тех пор пришло много новых людей, и я предлагаю повторить тему, расширив ее. Не только помощь профессионалов, но помощь вообще - друзей, родственников - нужна ли она?
   КАТЕНОК: Почему я не хожу к психологам, психотерапевтам и прочей п......ой братии, а сижу тута, на форуме и общаюсь с единомышленниками о наболевшем?.. Отвечу так: не хожу, была, разочаровалась.
   АЙВИ: За свою недолгую жизнь общалась с шестью психологами. Только с одним возникло что-то вроде взаимопонимания. В настоящее время такое общение мне заменяет переписка с Иноком. Рекомендую
   ЕДРИТ-ТВОЮ: К моему психотерапевту на консультации приезжают со всего СНГ. Профи высокого класса, расценки - ого-го!. Но скукотища-а... Когда твой интеллект превосходит интеллект твоего врача...
   ЛУИЗА: Как я тебя понимаю, Айви. Есть еще и такая проблема: зачастую идут в психологи те, кто пытается решить таким образом собственные заморочки. Ты приходишь на консультацию, и может оказаться, что его проблемы тяжелее твоих, и очень большой вопрос, кто из вас более серьезно болен. Хотя в этой среде и попадаются толковые люди.
   МОРЕНА: К психологам не хожу, и особого желания ходить к ним никогда не было. Поскольку под боком человек с психологическим образованием, и я на собственной шкуре знаю, что это такое. Луиза права - нормальные люди в эту псевдо-науку идут редко. Помогают друзья. Общение с ними поднимает настроение. Но я стараюсь не грузить их своими проблемами и никогда не рассказываю о тяге к суициду.
   ХЕЛЬ: Друзья мои, прежде чем идти к психотерапевту, следует определиться. К чему вы стремитесь на самом деле? К жизни, то есть существованию под гнетом страха, в мире иллюзий и фальши, или к подлинности, к истине, простите за высокопарность. Если важнее жизнь, то обращайтесь к специалисту, к мастеру по редукции сознания. Уверяя, что он расширяет ваше сознание, на самом деле с помощью химии и прочих жестких методов, он безжалостно вас кастрирует, отрежет все 'лишнее', отличающее от толпы. И будете жить-поживать, добра наживать, плодить себе подобных...
   ЛУИЗА: Очередной респект, Хель. Замечательно сказано.
   БЭТ: Вот я и думаю: класться мне в платную клинику, которую мне собирается презентовать Инок, или погодить?
   ЛУИЗА: Будь осторожен. Как бы не пришлось потом расплачиваться за его благотворительность.
   БЭТ: Да что с меня взять? Душу? Так я ее давно сатане продал - увы, задешево... Чем мне импонирует Инок - что не требует в ответ за свое спонсорство переходить в свою веру. Помогает и агностикам, и атеистам. И сатанистам вроде меня.
   ЛУИЗА: Ты и сам не заметишь, как он станет тобой манипулировать. Пытаться заменить твои мозги своими. Со мной это произошло три года назад, когда я была на порядок наивнее и глупее.
   БЭТ: Станет манипулировать - пошлю на три буквы. Да и вообще, чего может опасаться человек, не собирающийся задерживаться на этом свете? Разве что врачей, которые обкромсают мне там мою непомерно разросшуюся личность, превратят в тихого мутноглазого обывателя, счастливо переваривающего 'сникерс' перед телевизором в обнимку с такой же инфузорией женского полу.
   ХЕЛЬ: Подумай, Бэт. Хорошо подумай.
   КАТЕНОК: Это Айви, что ли, инфузория?..
   БЭТ (иронично хохочет, уходит).
   ОНЛИБЛЭК: К психологам и тем более ко врачам не хожу. Что касается помощи друзей - дело ведь не в том, чтобы уговорить кого-то жить дальше. Можешь ли ты сделать эту жизнь такой, чтобы не хотелось уходить? Ты говоришь: 'Останься', и в глазах у тебя слезы, и все это разрывает сердце. Но что ты можешь сделать, чтобы оправдать эти слова?
   МОРЕНА: Что я могу сделать? Просто отдать этому человеку жизнь. Правда, она у меня одна, и поэтому я смогу спасти лишь одного самоубийцу - и то, если он полюбит меня в ответ.
   ОНЛИБЛЭК: Максимум того, что человек может дать человеку - это капелька тепла, слезы в глазах и слово 'останься'. Все остальное - только сам. Но если эти слезы искренние - кому-то их и правда может хватить, чтобы остаться. А большего нам всем на самом деле друг от друга и не нужно.
  
  
   Глава 8
   МОРЕНА Обида
  
   Из дневника:
  
   '...Я не умею любить иначе, чем отдавая себя полностью. Так, что сил порой не остается даже на дыхание. Нежность, возведенная в кубическую степень, становится той же манией, страстью, иссушающей всех и все на своем огненном пути. Я двигаюсь, но движение мое кругообразно, а это все равно что топтаться на месте.
   Я все больше становлюсь похожа на крикливую чайку с подрезанными крыльями, которая не может взмыть в воздух и лишь неуклюже ковыляет по песку, грузно переваливаясь всем телом.
  ...................................................
   Мне кажется, что я умею любить, но не умею быть любимой.
   В этом вся беда.
   И комплексы, комплексы, комплексы...
  ............................................................
   Я все еще рассказываю себе сказки. Мечты, которые никогда не смогут сбыться. Это инфантильно и малодушно - убегать от реальности, прятаться от нее за стеной выдуманного мира, где все всегда заканчивается хорошо и который требует от меня не действий, не волевых решений, но всего лишь сладостных усилий воображения.
   Полюбив тени, не становлюсь ли я сама призраком, тенью тени, отражением лунного света в осколках зеркал? 'Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его...'
  
   Моя любовь развивалась, как младенец в утробе, проходя разные стадии: немое восхищение, пронзительную жалость, нежность, смешанную с отвращением, жаркую боль... и наконец все это вылилось в абсолютную эмоциональную зависимость.
   Бэт постоянно снился. Я не могла вдохнуть два раза подряд, чтобы не подумать при этом о нем и не зациклиться на этих мыслях. Он был моим воздухом, дурманным и едким. Почвой под ногами - болотистой, зыбкой, на грани трясины. Небом над головой - ночным и беззвездным.
  
   Я знала, что нежность, сквозившая порой в его интонациях, - иллюзия. Обостренный душевный голод требовал поверить в эти миражи, но трезвый мозг обнажал суть его отношения ко мне, называл вещи своими именами. Я была достаточно смышленой девочкой, чтобы видеть и делать выводы из увиденного.
   Лишь однажды я повелась, поверила, окунулась в глупое счастье... и тем больнее было со всего размаха разбиться о разочарование - когда он повернулся ко мне другой половиной своего двуликого существа. Это было в самом начале знакомства, когда Бэт еще не успел достаточно сильно влюбиться в Айви, а может, не посчитал изменой своей девушке ту единственную сумбурную ночь, проведенную со мной. Наутро он признался, чуть ошарашенно, что это было похоже на 'сеанс экзорцизма'. Но ведь он шептал, что любит меня, что я ему очень-очень нужна... и разве могла быть иной моя реакция?..
   Таисии об этом эпизоде я не рассказывала. Она считала наши отношения платоническими, от начала и до конца. Как, в общем-то, и полагается брату и сестре - ведь она вполне искренне его 'усыновила'.
  
   Ни в одном своем сне я не чувствовала себя с ним счастливой. Вечно что-то мешало, или кто-то другой стоял между нами. Должно быть, причиной была полная и безоговорочная уверенность моего подсознания (сознание еще обольщалась глупыми надеждами), что он НИКОГДА, ни при каких условиях меня не полюбит. NEVERMORE.
   Самое светлое и сладостное - когда он был пьян и позволял касаться своих волос. (В трезвом виде голова и волосы окружались строгим табу.) Запутаться пальцами в черных с проседью прядях, длинных, как водоросли (водоросли, растущие на глубине темного-темного моря), пахнущих звериной шерстью и сладким шампунем, гладить их и, зажмурившись, представлять, что он твой... хоть на этот вечер, хоть на минуту.
   Такая сладкая иллюзия нежности и нужности.
   Хотелось окружить его собой, полностью, от макушки до пяток. Стать защитой от реальности, которая так его ранит, которую он ненавидит и боится. Стать воронкой, впитывающей его боль, громоотводом его муки. Я ведь ощущаю эту боль и муку, как свою собственную, почему же не могу забрать себе, присвоить?..
   Так хорошо, когда он молчит. Чуть покачиваясь в такт любимой музыке - 'Агате Кристи' или 'Нау', в дыме легкого 'Винстона'. Или говорит капризным слезливым тоном, словно обиженный ребенок. В такие моменты хочется стать не возлюбленной, но матерью.
   'Попроси все что угодно - и я все сделаю! Хочешь, забери мою плоть, мою жизнь, мою душу...' Я никогда не произносила этих слов, как никогда не говорила ему о своей любви. Но он знал. Все уже знали...
  
   Особенно больно слушать об Айви:
   - Мне плохо, мне очень плохо без нее! Она в Москве, а я должен торчать тут... - натуральные слезы размазывают тушь на ресницах.
   Еще хуже, когда говорит обо мне - язвительным, презрительным тоном. Полупьяные рыдания достигают апогея, я глажу его по голове, шепчу утешающий бред, ощущая себя прикроватным ковриком, о который банально вытирают ноги.
   За годы школьного ада я научилась защищаться, выстраивая стенку между мной и окружающим миром. Мне казалось, что она крепка и надежна. Но теперь я все чаще стала замечать в ней бреши, сквозь которые проглядывало нечто столь оголенное и безкожее, что, если умело ткнуть иголкой, становилось очень-очень больно...
  
   Когда мне было хуже - когда не видела его или когда находилась рядом? В первом случае на месте сердца образовывалась черная дыра, затягивавшая в себя все чувства и мысли. Во втором - открытая рана.
  
   Я не умею ревновать. Меня не научили этому. Правда, любить до полной отдачи, на одном бесконечном выдохе я научилась сама. А вот ревновать не научилась.
   Мне было больно не оттого, что он принадлежал кому-то другому, а оттого, что не принадлежал мне.
   Я бы предпочла, чтобы он спал с десятками женщин, но думал обо мне, чем если бы спал со мной, но думал о других.
   Но он спал с другими и думал о других.
  
   * * * * * * *
   Когда повесился Энгри, Бэт сильно переживал. Он многое перенял - отзеркалил - от этого яростного и предельно несчастного парня из крохотного эстонского городишки, которого ни разу в жизни не видел.
   На третий день после его смерти мне приснился необычный сон. В нем было трое персонажей: я, Бэт и Энгри. Но Бэт присутствовал на втором плане. Несмотря на смертельную привязанность, не отпускавшую и в ночных видениях, я отчего-то знала, что тому, другому, сейчас нужнее. Я ни разу не видела Энгри, даже на фотографиях, но сразу узнала. Мы сидели рядом, его коротко стриженая голова лежала на моих коленях, и я гладила по волосам, чуть покалывающим пальцы, ощущая жалость и нежность, стараясь оградить от всего мира теплым и глухим, как утроба, материнским инстинктом.
   Видимо, он приходил проститься, моя яростный форумный враг. И мы прощались и прощали друг друга за нелепую баталию в сети.
   Он совершил задуманное, Энгри, он выполнил, что обещал. Он уходил.
   Куда?..
  
   После своего неудавшегося суицида я почти перестала выходить на форум 'Nevermore'. Больше не тянуло - ни спасать, ни дискутировать, ни искать новых друзей.
   Я не могла понять, зачем я, кто я в этой Пьесе? Актриса на третьестепенную роль, служаночка с 'кушать подано'? Или того меньше - массовка, кордебалет, шум за сценой. Я не тщеславна, проживу без огней рампы. Мне впору быть суфлером - неприметным человечком в будке, никому не видимым и не слышимым - кроме героя, к которому направлен спасительный шепот.
   Но разве кому-то помог мой шепот - мои посты, мои письма?..
   Даже скромная роль суфлера оказалась не по мне: то, что я шептала, никому не потребовалось, никого не удержало на краю.
   Я почти перестала писать на форуме, но по-прежнему внимала всему, что там происходило. Перебралась со сцены в зрительный зал. Но разве зрителям, наблюдателям бывает так больно?..
  
   О таблетках, тазике и фотографиях неудавшейся 'смертницы' я рассказала только Бэту. Но через день это активно обсуждалась в су-тусовке. Разумеется, не с осуждением: каждый шрам, каждый вызов 'скорой' считался здесь чем-то вроде памятного знака или медали, а посещение реанимации или пребывание в 'дурке' тянуло на орден. Я перестала быть новичком, наивной 'спасательницей', временами подозрительно смахивавшей на 'жизнелюбку'. Стала своей.
   Но сознание выросшей популярности радости не приносило.
   Мучило не перемывание костей, но общая уверенность, что причиной моей су-попытки была отвергнутая любовь. Блистательный жуир Бэт соблазнил бедную девочку и, попользовавшись, бросил. (Пресловутая 'бедная Лиза', она же Гретхен.) Эту точку зрения внедрял в массы Инок, который каждую суицидную попытку своих подопечных - не говоря уже об удавшемся суициде - встречал с оживлением и декорировал обильной перепиской.
   Бэт неимоверно злился. Реноме коварного соблазнителя казалось ему примитивным, унижающим его достоинство. Негодование, как и следовало ожидать, излилось на меня: по телефону мне выговорили за две совершенные глупости - суицид без достаточных оснований, спонтанный и детский, и плохое знакомство с 'матчастью': на форуме в разделе 'Сто способов смерти' четко указывалось, что прием таблеток надо сопровождать анти-рвотными препаратами, чтобы яд доставался организму, а не тазику.
   Он был прав: раздел о способах смерти, карманную библию начинающего суицидника, я не читала. И еще забыла о нашем уговоре с ним и Даксаном: если кто всерьез решится отправиться на тот свет, перед этим поговорит с двумя оставшимися. Но Даксан давно уже вылетел из моего сознания и моей жизни, а Бэт... Как, интересно, смог бы утешить и отговорить от самоубийства тот, кто сам постоянно твердит о смерти, и только о ней одной (не считая страсти к Айви)?..
  
   Вечером злосчастного дня - я еще не вставала, но чувствовала себя вполне сносно - мы долго болтали с Таис. Предавались воспоминаниям детства - моего, естественно.
   - Помнишь, когда тебе было лет семь, я пересказывала своими словами 'Розу Мира'? Тебя вдохновил мир стихиалей, и ты заявила, что сама была стихиалью, а человеком родилась впервые. И мы еще гадали, какой именно.
   - И сейчас так считаю. Мне неуютно в человеческом воплощении. Мое тело мне так же узко, как школьное платьице для взрослой тетеньки. Я и стишок твой помню по этому поводу! - Я с удовольствием продекламировала:
  
   Стихиаль дождинок летних,
   горной речки шаловливой,
   или озера лесного,
   или - ветра на вершине,
   стихиаль чего угодно,
   стихиаль чего - не важно! -
  
   распрощавшись с жизнью вольной,
   в мир людской - увы! - нырнула,
   в человеческую шкурку,
   в плотяную оболочку.
  
   Как в смирительной рубашке,
   в теле жить ей. Кандалами
   звон сережек отдается,
   груз костей ей - как вериги.
  
   Ах, верните мне свободу!
   Без свободы я зачахну,
   веки бледные прикрою,
   никого не осчастливлю...
  
   Но в людском мирке свободны
   лишь одни бомжи, и то лишь
   после выпитой бутылки
   клея или одеколона.
  
   Ты идти в бомжи не хочешь?
   Хочешь ветра на вершине?
   Хочешь спать, не просыпаясь,
   растворяясь в ярких грезах?
  
   Хочешь, хочешь, хочешь, хочешь...
   Можешь, можешь, можешь, можешь...
   Хочешь - можешь.
   Спи спокойно!
   Колыбель твою качают
   на Луне и на Венере.
  
   - 'Стихиаль дождинок летних, горной речки шаловливой, или озера лесного'... - пробормотала Таис с ностальгическим вздохом. - Сейчас мне кажется, что не лесного озера, а озера городского, грязного. Ты уж извини. Озеро, в котором купаются и дети, и матерящиеся пьяные мужики. Которое равнодушно принимает в себя и чистые капли дождя, и воду впадающих ручейков, и бензин, и мочу, и плевки.
   - Даже если и так. Все равно в этом озере отражается закат. И звезды. А в глубине плавают огромные таинственные рыбы.
   - Пьяные мужики распугали всех рыб.
   - Ты недооцениваешь глубину озера. Пьяные бултыхаются на поверхности.
   - Хорошо, если так. Кстати, скажи пожалуйста, чем занимаются стихиали, кроме наслаждения своей бескрайней свободой? Всегда очень интересовал этот вопрос.
   - Я бы сказала, но... Слов таких в человеческом языке не придумали.
   - Ах ты, высокомерная девчонка! - Таис запустила в меня подушкой - хорошо, маленькой и легкой. - На самом деле гораздо больше отражает твою суть другой стишок, более ранний. Мы увлекались тогда 'Вредными советами' Остера, помнишь?
   Если вместо милой дочки
   аист вам принес в подарок
   свинохвостую макаку,
   стихиаль пустынной бури,
   полмешка навоза с перцем,
   звонкий ряд зубов кусачих,
   вирус острого психоза... -
   не ломайте рук, рыдая,
   не взывайте вы к отмщенью -
   отошлите все обратно.
   А не примут - ну так что же?
   Впредь вам будет неповадно
   о хорошенькой девчушке,
   милой, ласковой, певучей,
   об отраде и опоре
   безответственно мечтать.
  
   - Нет, ну какая еще бабушка или мама напишет такое о своей единственной доченьке, кровиночке своей?! 'Полмешка навоза с перцем'... Кстати, давно хотела спросить: ты никогда не называешь меня ни 'дочка', 'доченька', ни, тем более, 'внучка'. Только по имени или очередным дурацким прозвищем. Почему?
   - В самом деле? - Таисия задумалась. - Интересный вопрос. Знаешь, между близкими по крови людьми могут быть самые разнообразные отношения. Между мужем и женой, матерью и детьми. Может быть привязанность, не выходящая за рамки инстинкта, или равнодушие, или вражда. Спектр широкий. Ты для меня больше, чем дочь или внучка, больше, чем родная кровиночка. Ты моя душа, моя муза. А также - кармический истязатель. Самая большая радость и самая острая боль. Потому, наверное.
   - Мне кажется...
   - Подожди, - перебила она меня. - Важную вещь хочу сказать. И умную. Мне иногда кажется, что мы с тобой вроде сиамских близнецов. Только сросшихся не на физическом, а на астральном плане. Близкие люди читают мысли друг друга, это так. Мать на любом расстоянии чувствует, когда с ребенком стряслось что-то плохое, то же и близнецы, это общеизвестно. Но вот чтобы чувства перетекали от дочери к матери? Как из одного сообщающегося сосуда в другой? О подобном мне слышать не доводилось. Твои увлечения, влюбленности и страсти перетекают в меня - в ослабленном, слава богу, виде. Отчего меня так повело на Бэта, как думаешь? Не оттого, что он весь из себя необыкновенный. Нет, он конечно штучный экземпляр, но сама я никогда не увлеклась бы ничем подобным: накрашенное, женственное, истеричное... брр! Ни в твоем возрасте, ни позже. Напротив - отшатнулась бы. Но общее кровообращение - будь оно проклято...
   - Ну, не знаю... - Нарисованная ею сюрреалистическая картинка меня не вдохновляла. - Твои же страсти в меня не перетекают. Я вот, к примеру, не ненавижу Инока. Да, неприятный тип, но не более.
   - А ты вообще никого не ненавидишь - не умеешь, - ничуть не смутившись, парировала она. - К тому же мы какие-то неправильные близнецы - не похожие друг на друга. Представь, что один сидит и читает умную книгу. Или пишет умную книгу. А второй пьет водку и курит. Опьянеют оба. Оба загнутся от рака легких. А в нашем случае - какое-то одностороннее кровообращение и влияние. Один близнец уже протрезвел, а второму хоть бы хны. Сидит под своей сдвинутой крышей и тупо пускает пузыри. И ладно бы розовые пузыри или голубые - лилово-черные...
  
   Мы очень душевно так болтали. В распахнутое окно доносилось лирическое птичье пение. На столе - груда моих любимых бананов и гранатовый сок...
   Затем Таисии вздумалось осторожно выведать мои дальнейшие планы. Буду ли я и дальше пытаться открыть 'зеленую дверь'? Был ли то спонтанный порыв, или же стану 'хроником'?
   Весь день она пребывала в сильнейшем стрессе, хотя старалась этого не показывать: бодрилась, проявляла несвойственную ей активность - бралась за уборку, стирку, приготовление обеда аж из трех блюд. Речь порой становилась странно медленной. А иногда она замирала, без слов и движений, словно впадая в ступор на несколько минут.
   - Послушай, я ведь не полная идиотка, - сообщила она мне нехарактерным для нее извиняющимся тоном. - Если б в твоем гороскопе был хоть намек на возможность самоубийства, разве бы я подпустила тебя к 'Nevermore'? Неужели я зря столько лет занимаюсь астрологией?
   - Почему зря? - Было тяжело обсуждать эту тему, но я знала, что она не отстанет, пока не выговорится и не придет к каким-то выводам. - Его ведь и не произошло. Самоубийства.
   - Боже мой! Но ведь это не было демонстративной попыткой! Как я была бы счастлива, если б то была обычная демонстрация - каждый второй подросток хоть раз в жизни прибегает к подобному. Просто крик о помощи: 'Мне хреново! Мне одиноко!..' Если б ты заглотила 15-20 таблеток снотворного, если б порезала венки за пару часов до моего прихода... Но три упаковки - это не демонстрация. Ведь так?
   - Так, - я кивнула, послушно и апатично.
   - И как мне теперь жить с этим, скажи пожалуйста? С сознанием, что единственно близкий и до безумия любимый человек послал меня на три буквы, собравшись уйти насовсем?!..
   - Но ведь ты написала письмо. Не помнишь? 'Лучше бы ты умерла в четырнадцать...'
   - Ну, да! - Таисия яростно закивала и без спросу вытащила сигарету из моей пачки, хотя никогда не курила и курить не умела: едва затянувшись, принималась кашлять. - Это письмо ты предъявишь Господу на Страшном Суде. Вкупе с остальными уликами. В нем твое оправдание за все то зло, что ты мне уже причинила и еще причинишь. Между прочим, там было сказано: '...в четырнадцать лет, невинной и чистой девочкой'. То есть смерть в восемнадцать уже не имела смысла. Впрочем, ты имеешь полное право меня упрекать. Напоминай мне, пожалуйста, об этом письме при всяком удобном случае, чтобы я ненароком не забыла! - Она унеслась из комнаты, демонстративно стуча шлепанцами и выплюнув зажженную сигарету на паркет.
   Минут через десять вернулась.
   - Ну, хорошо. Я признаю: верх безумия писать такое письмо девочке, которая по пять часов в сутки сидит на суицидном сайте. Еще большее безумие - разрешить сидеть на суицидном сайте ребенку, чей основной девиз, основное стремление - 'быть как все'. Под всеми имеется в виду не весь цивилизованный мир, но ближайшее окружение - своя стая...
   Ее понесло. Таис считает себя умной, но при этом абсолютно непоследовательна: с самого детства она твердила мне, что я не 'как все', но 'индпошив', единственная в своем роде. Любила повторять слова моей подруги Глашки: 'Такой, как ты, больше нет, не было и не надо'.
   - ...Водная стихиаль, вода. Этим все объясняется. Когда ты вышла на сайт самоубийц и взяла себе смертельный ник - все было предрешено. Вода принимает форму сосуда. Подружившись с курящими и 'бескомплексными' девчонками, закурила и наплевала на все условности. Сойдясь с неформалами, ушла из дома и стала ночевать на 'сквотах'. Соприкоснувшись с грезящими о небытии - стала Мореной, девушкой-смертью. Когда же, наконец, ты станешь самой собой?
   Вопрос был риторическим, и она понеслась дальше, не ожидая моей реплики.
   - ...Ну, ладно. Прошу тебя, только ответить мне честно, предельно честно (понимаю, что при твоей врожденной лживости это звучит глупо, но ведь даже отъявленные лжецы в иные минуты бывают искренними) - ты еще будешь пробовать уйти на тот свет?
   - Скорее всего, нет. - Я подумала и добавила тверже: - Нет. Во-первых, мне не понравилось состояние, когда то и дело проваливаешься во тьму, и всякая сопутствующая физиология. Во-вторых, не люблю повторяться.
   - Не любишь повторяться - это хорошо. Это симптом творческого человека. Но можно ведь разнообразить методы: есть еще вены, петля, крыша, зимний сугроб... много.
   - Методы - это вторичное. Ты же сама постоянно твердишь, что надо принимать уроки судьбы. Не получилось: таблетки оказались 'палеными', или я оказалась тупой, не проштудировала 'Способы смерти', где ясно говорилось о противорвотном, - значит, это не мой путь, не мой выход.
   - Умница! - Таисия порозовела от облегчения. - Значит, мне можно не напрягаться на этот счет. И гороскоп не врет, что также отрадно. А то я совсем уж была готова разочароваться в астрологии - а ведь она существенно успокаивает меня и утешает.
   - Именно, - поддела я ее. - Как других тетушек твоего возраста успокаивают мыльные сериалы или вязание.
   - А вот возьму, и не буду спорить! Как сериалы, как вязание, как интеллектуальный наркотик. Впрочем, не только! Благодаря астрологии я в свое время не сошла с ума и не свалилась с инфарктом. Помнишь, как в твои четырнадцать ты принялась периодически сваливать из дома, даже не считая нужным звонить и сообщать, что жива?.. Как-то вы сбежали с Глашкой, и на третий день ее убитые горем родители позвонили мне, чтобы узнать, буду ли я писать заявление в милицию. Разумеется, нет! Они в шоке от моего жестокосердия, а я не стала объяснять, что твоя карта утешает: нет в ней ни группового изнасилования, ни смерти от руки маньяка... - Таисия ласково потрепала мою бесшерстную голову. - Пыль с макушки не забывай протирать, ладно? А вообще, я тебе парик куплю: чтоб не стеснялась вылезать на люди.
   - Я и так не стесняюсь. Даже наоборот: бритая девушка - это стильно. Знаешь, что я написала в 'жж', когда побрилась? 'Замечательно. Смотрю в зеркало и понимаю, что стала неотразима. Вместе с волосами я отрезала часть себя, только бы понять - лишнее или необходимое. Вспомнился по этому поводу стишок:
   Остригусь налысо-налысо,
   чтобы стало голове беззащитно,
   а ушам - царствовать на ней, голой...'
   - Отрадно, что помнишь мои стихи. Даже такие дурацкие, - Таис рассмеялась польщено и потянулась вновь погладить мою обнаженную башку. Но рука зависла в воздухе. - Послушай! - Ее мрачно осенило, улыбки и след простыл. - Есть ведь еще такая штука, как 'дабл'. Двойной суицид. Очень романтично, знаешь ли, и входит в моду в вашей безумной тусовке. Не будет ли это в твоей градации разнообразием?
   Я помолчала, сделав вид, что обдумываю ее слова. На самом деле для себя этот вопрос я давно решила.
   - 'Дабл' может быть. Но с одним-единственным человеком. И только если он сам об этом попросит. И если все мои попытки вытащить его из отчаянья и исцелить ни к чему не приведут.
   - Вот радость-то... - Таисия отвернулась, пытаясь справиться со слезами. Не справилась и, поднявшись, шагнула к дверям. Пробормотала почти неразборчиво: - Выходит, я рискую потерять обоих детей. Разом. Спасибо, что предупредила. Похоже, очень скоро я возненавижу своего единственного сыночка. Все к тому идет...
  
   * * * * * * *
   Кажется, я упоминала, что в отношениях к людям моя Таис раскачивалась, как маятник или качели: от восторга к отвращению, от приязни к презрению. Очередной взмах маятника был связан с Иноком.
   Они были знакомы шапочно. Старинный друг Таисии, преподаватель богословия в православном вузе, являлся преданным последователем радикального батюшки. Наслушавшись его восторженных речей в адрес бескорыстного спасателя юных наркоманов, суицидников и сатанистов, она пожелала встретиться с замечательным человеком и предложила помощь: наскребя по сусекам остатки давнего психологического образования, беседовать с его питомцами. Как никак она не со стороны знает, что такое депрессия и мысли о смерти. Инок помощь отверг - не прямо, а, переадресовав помощникам, которые долго и непонятно морочили ей голову. Таисия не обиделась, объяснив отказ своей не воцерковленностью и чересчур свободным складом ума. Она раскопала журналистку, пишущую о выдающихся петербуржцах, свела с батюшкой, и та выдала восторженную статью: с эпизодами детства, с фотографиями Инока-сегодняшнего и Инока-малыша (похожего на кудрявого Ильича с октябрятских звездочек), с мейлом, по которому могут связаться желающие помочь в благородном деле спасения отчаявшихся детей. Статья имела общественный резонанс: у Инока добавилось и подопечных, и спонсоров.
   Все это случилось полтора года назад. А этой весной вышла другая статья, уже не о 'спасателе в рясе', а о создателе 'клуба самоубийц', склоняющего молодежь к добровольному уходу из жизни. Прочитав ее, Таисия испытала потрясение. И потребность разобраться, есть ли в статье хоть доля истины, либо от начала и до конца это выдумка беззастенчивых журналюг.
   Со своей стороны я добавила ей пищи для размышлений, рассказав в лицах о поминках Янки, на которые была приглашена в числе прочих питерских суицидников. Не ограничивая себя в пиве, Инок допустил несколько неосторожных высказываний. (Бэт, когда мы возвращались домой, посетовал, что не догадался прихватить диктофон и незаметно включить его в кармане куртки.)
   Моя неудавшаяся су-попытка дала прекрасный повод встретиться с Иноком - как полагается расстроенной и обескураженной матери, и выяснить истину.
  
   Инок легко согласился на встречу. Он выразил свое сочувствие, сокрушенно поцокал языком: 'Сколько, вы говорите, таблеток? Да-а... Это очень серьезно, очень серьезно'; весьма жестко отозвался о соблазнителе Бэте: 'Редкостный урод, типичный демонстративный истероид, который благополучно скончается в свой срок от цирроза печени, но до этого, к сожалению, заманит на тот свет не одну влюбленную дурочку', и предложил как можно быстрее уложить меня в платную клинику, пообещав оплатить лечение из спонсорского фонда: 'Клиника приличная, врачи достойные, уже не один юный дурачок вышел оттуда с вправленными мозгами'. Для пущей убедительности поставил мне суровый диагноз: 'Подростковые суициды - вещь более чем серьезная. Если не вылечить вашу дочь прямо сейчас, не медля, она будет повторять свои попытки каждые два-три месяца и рано или поздно добьется своего'. То ли он забыл, что Таисия имеет психологическое образование, то ли не придал ему значения, но, войдя в раж, принялся бодро сыпать психиатрическими терминами.
   Таисия отказалась от клиники - вежливо, но твердо. Она посоветовала отправить в это славное место Бэта, находящегося в 'намного более плачевном' состоянии, заодно объяснив, что у батюшки создалось превратное впечатление о молодом человеке, который никого не соблазнял и не сманивал на тот свет, а, напротив, вел себя в сложившейся непростой ситуации тонко и благородно. И вообще, причина нервного срыва дочери вовсе не в безответном чувстве - эка невидаль! - все гораздо сложнее и глубже.
   На прощанье она вручила Иноку послание, написанное непосредственно перед встречей и навеянное статьей и моими откровениями. На бумаге язвительные и острые слова ей удавались лучше, чем при устной трансляции.
   Описывая их беседу, Таисия подчеркнула, насколько неприятен взгляд у 'бескорыстного спасателя': уклончивый, скользкий. И постоянная двусмысленная усмешка. Даже когда вещает о трагических вещах или пытается изобразить сочувствие. (Великое дело - установка: полтора года назад после беседы с ним же она поделилась приятным удивлением: насколько же Инок не похож на типичных православных батюшек - умный и чуть лукавый прищур, не злая ирония, богатый словарный запас, прекрасное владение молодежным слэнгом.)
  
   * * * * * * *
  
   Мне и впрямь подарили парик - каштановый с рыжинкой. Учитывая хроническую нищету Таис, жест был царским. Но я надела его всего пару раз - жарко и чешется кожа на маковке. Лишь в первый безволосый выход на улицу я чувствовала себя неуютно: после того как в очередной раз со мной попытались познакомиться в троллейбусе, полностью успокоилась относительно внешнего вида.
   В числе нескольких житейских радостей, перепавших мне после неудавшегося ухода на тот свет, было увеличение мелочи на карманные расходы. И я позволила себе, прихватив задушевную подругу Глашку, посетить ночной клуб 'Пар' - не самое худшее место в нашем городе.
   Получилась неплохая встряска.
  
   Из дневника:
  
   '...В 'Паре' два зала. Один большой, с неоновыми огнями. Они холодными пальцами лучей гладят кожу, студят зрачки. Другой крохотный, душный от двигающихся тел. Еще там два бара и небольшая комната отдыха, где на окнах трепещут от кондиционеров красные занавески с танцующими индуистскими богами.
   Мерная, оглушающе-монотонная музыка разрывает мозг и подчиняет простому, как биение сердца, как удары кувалдой, ритму. Ты двигаешься, как хочет она, яростный деспот - звук-движение-толчок крови в артериях... не замечаешь, как выкладываешься на сто, двести, тысячу процентов. Мельком ловишь восхищенные взгляды, что приятно подстегивает и подхватывает - все дальше и дальше.
   Как же я люблю танцевать! Пожирать телом пространство, вдыхать каждой клеточкой разогретый от неона воздух. Музыка, драйв, движение - заводят сильнее, чем могли бы завести 'экстази' или 'спиды'.
   Посидев в комнате отдыха, поглазев на извивающуюся на занавесках восьмирукую богиню Кали, в следующем танце сама становишься этой богиней: синелицей, с высунутым языком, с ожерельем из мужских черепов на шее, весело грохочущих в такт ритму...
   Очень хочется пить, в горле пересыхает, и до чего приятно, когда незнакомый парень на танцполе протягивает бутыль с водой и замечает, что я классно танцую. А, выходя из зала, слышишь брошенную вослед фразу: 'Вот это да!..'
   Когда мы с Глашкой покидали сие развеселое место, два молодых человека выразили желание нас проводить, но им пришлось удовольствоваться телефонами. Как всегда в подобных случаях, я изменила пару цифр - зачем обижать человека отказом, а так пусть думает, что в спешке записал неразборчиво.
   А когда ехала усталая в шесть утра в пустом вагоне метро, испытывала потрясающее чувство пред-полета. Кажется, что не вешу ничего и твердо стою на земле исключительно по недоразумению. Но вот-вот все разрешится, и послав ко всем чертям физику с ее законами, взмою куда-то вверх, и макушки деревьев будут царапать мне пятки. Но слишком высоко залетать не буду. Там холодно, страшно и темно, и колючие звезды, через зрачки пьющие душу. Я лучше пониже - там спокойнее...'
  
   Потом я спала до пяти вечера.
   А проснувшись, ощутила себя на удивление жизнеспособной и бодрой. И когда позвонил мой единокровный братец Остап и посетовал, что ни он, ни его друзья (и мои тоже) до сих пор не имели счастья лицезреть мою новую прическу, тут же радостно согласилась провести вечер с ними.
   Когда я красилась перед выходом и 'вытирала пыль' с макушки, раздался еще один звонок.
   - Слушай, мне очень плохо... У меня был трехдневный запой, и сейчас даже руки трясутся... Ты не могла бы приехать и посидеть со мной? К тому же я хотел бы отдать тебе на хранение деньги. Те, что остались от Инока. Иначе они могут материализоваться в алкоголь, а, учитывая, что на днях приезжает Айви, это не есть хорошо. Плиз...
   Бэт еще что-то жалобно бормотал в унисон потрескиваниям в телефонной трубке. А меня подхватило и окрылило ощущение нужности. Ему!
   - Хорошо, я приду. Буду минут через двадцать! - Я улыбнулась ненавистному телефону и понеслась, забыв даже перезвонить Остапу и отменить назначенную встречу.
  
   И через обещанные двадцать минут уже входила в знакомую депрессивную комнатуху. Я не раз бывала здесь, но так и не привыкла к тоскливому содроганию, охватывавшему с первых минут: настолько мрачен был интерьер, выдержанный в готично-суицидном духе. В такой обстановке и я бы годами не вылезала из депрессии. Потолок не белый, а темно-серый, узкое окно с багровыми шторами, упирающееся в кирпичную стену, старая мебель с опушкой пыли. Зловещие постеры. Обои над тахтой исписаны черным и красным фломастером: 'LOVE IS HATE', 'BLACK BIRD - SUICIDE', 'SELF-KILLING - MY WINGS', 'ATUM!!!'...
   Бэт наполнял меня рыдающими словами о том, как ему плохо без Айви... она в своей дурацкой Москве, он - здесь... ему безумно хреново... он на грани су... Он плакал, и в заплывших от слез карих глазах плескалось искреннее горе, словно вмещавшее в себя все расстояние между двумя столицами.
   Это тянулось несколько часов, на протяжении которых я выдавливала из себя слова сочувствия, стараясь не показать, как, в свою очередь, хреново мне. Как хочется закричать: 'Ну неужели ты, такой умный и тонкий, не видишь, не понимаешь, что занимаешься сейчас самым изощренным садизмом?..' И еще одна мысль, горестно-недоуменная, билась и просилась вылиться в крик: 'Как же так? Ведь вы любите друг друга - ты и Айви. С вами случилась самая дивная вещь на свете, вы выиграли главный приз в жизненной лотерее. То, что судьба всегда проносила мимо меня, словно кубок с вином на пиру мимо впавшего в немилость гостя. И это счастье, этот дар богов ни на малую долю не облегчает твоей депрессии, не отменяет желания умереть?..'
   Устав плакаться, он сменил тему - заговорил о своем будущем лечении в платной клинике, и стало легче.
   - Кстати, о клинике, - вспомнила я. - Три дня назад ты рассказывал Таисии свой сон, помнишь?
   - Про то, где моя голова со свистом пролетает мимо меня и шлепается в океан крови?.. Конечно, помню. Мне нередко снятся сюрреалистические сны - Дали и Бюнюэль отдыхают.
   - Так вот, самое интересное, что и мне похожий сон приснился. Там тоже была отрезанная голова, правда, неизвестно чья - валялась под кустом.
   - Мой сон круче, - самодовольно заметил он.
   - Да не в этом дело! Таисии тоже приснилось: кто-то отрезал твою голову перочинным ножиком.
   - Видимо, всплыло ее потаенное бессознательное желание. Дедушка Фрейд не зря говорил: сны - это то, чего мы хотим и чего боимся. Твоя матушка желает мне исключительно хорошего: смерть через отрезание головы одна из самых быстрых и надежных.
   - Да дашь ты мне договорить или нет?! Таисия сказала, что сон, повторенный трижды, да еще у разных людей, не простой, а символический. И его надо растолковывать.
   - И она, конечно же, растолковала.
   - Да. Она считает, что тебя могут там залечить, в твоей клинике. Голова - твоя суть, твоя индивидуальность. И твоя боль. Тебе вылечат твою боль, лишат индивидуальности. Станешь безликим и безголовым. Это не тот путь, не настоящее исцеление!
   - Передай, пожалуйста, своей матушке мою глубокую благодарность, - он изогнулся в поклоне. - Поражаюсь, когда она успевает есть, спать и смотреть телевизор - настолько огромное количество времени занимают у нее мои проблемы. Но, да будет вам с ней известно, - я не маленький мальчик и сразу сказал Иноку, что не согласен ни на какие радикальные методы лечения типа электрошока, инсулинового шока или жесткой химии. Да и сама клиника, честно сказать, еще под о-очень большим вопросом...
   Зазвонил телефон.
   - Здра-авствуйте! Приятно удивлен вашим звонком... Нет-нет, никакой иронии! - По первым же словам, по радостной и чуть насмешливой (но никак не язвительной) интонации я догадалась, что звонит моя ближайшая кровная родственница, 'сиамский близнец'. - А можно попросить вас об одной вещи?.. Нет, если это чрезмерная наглость, вы так и скажите... Мне так плохо сейчас - не могли бы вы приехать и немного посидеть со мной... выпить... Джин-тоник, как вы любите, я прекрасно помню, что пиво вы не пьете... Да? В самом деле?... Огромное спасибо! Жду!
   Его фразы вбивались в меня гвоздями. Я ощутила себя тряпичной куклой, разорванной пополам и за ненадобностью выброшенной на мостовую, под грязные колеса грузовиков и легковушек.
   Я дернулась, чтобы встать и уйти, сохраняя хоть каплю гордости, хоть видимость достоинства. Но Бэт охватил мне запястье, удерживая.
   - Отпусти! - Я рванулась в сторону двери с такой силой, что опрокинулось кресло, и пальцы его разжались.
   - Постой, не уходи так! Извини меня! Хочешь, я на колени встану? - Он и впрямь опустился передо мной на колени, не давая пройти в прихожую. - Ты очень хорошая, правда, но сейчас мне действительно нужнее твоя родительница...
   - Да, конечно, я все понимаю: она умнее, опытнее, она может поговорить и поддержать, может выпить с тобой, а я не пью... я ничто и никто. Отпусти меня сейчас же! Не думаю, что тебе будет интересно лицезреть мою истерику.
   - Только не обижайся, хорошо? - Он улыбнулся почти ласково, почти просительно, вставая с колен и пропуская меня к двери.
   - К моему глубочайшему сожалению, я не умею обижаться. Это всего лишь бессмысленная злоба, и скорее на себя, чем на тебя.
   - У тебя сейчас такое лицо, что я советую срочно сделать посмертную маску: в гробу оно не будет таким выразительным. Шучу! Ты правда хорошая. Ежик! - Он провел ладонью по начавшей отрастать шерсти на моей макушке.
   Лучше бы он так не делал: я едва удержалась, чтобы не взвыть от мимолетной ласки. Дернула головой, освобождаясь от его руки, и вылетела за дверь.
   Как ни странно, я даже не разревелась, очутившись на улице. Обида была скорее жгучая, чем болезненная, она заставляла стискивать зубы от ярости, а не обливаться слезами.
   Меньше всего тянуло возвращаться домой. Рано или поздно туда вернется Таис, а видеть ее сейчас мне было резко противопоказано. Я решила избрать приютом моей скорбной ярости (или яростной скорби?) дачу.
  
   Денег хватило лишь на жетон метро, поэтому семь километров от станции пришлось топать пешком. Меня настиг ливень, омыв горящее лицо и остудив голову - так что, когда добралась до родной облупленной халупы, клокотавшая внутри буря поутихла, уступив место апатии, подернутой синевато-склизкой пленкой тоски (так мутная лужа бывает затянута сверху переливчатой пленкой мазута).
   На мобильнике деньги тоже кончались. Я послала Таис смс-ку с просьбой не тревожить меня: хочу два-три дня провести в полном одиночестве на даче, благо погода хорошая, и отключилась от связи.
  
   Два дня я провалялась на чердаке, почти не вставая, питаясь лишь сигаретным дымом. Слабость была приятной. Посещали прозрачные глюки. То казалось, что легконогие пауки пробегают по мне, шелестя шерстью на лапках и протягивая шелковистые паутинки от ушей к носу и подбородку. То грезилось, что стою на берегу любимого озера и гадаю: смотрю ли я в него, или кто-то с моим лицом и не моими глазами вглядывается в меня из его темных глубин. Или вплетаю в несуществующие волосы подснежники и первый майский ландыш...
  
   Из дневника:
  
   '...Ландыши - цветы смерти. Сорву шесть штук и поставлю в кружку на подоконнике. Самый холодный, чистый и горький цветок. Прекрасный и потусторонний. Белые нарциссы тоже имеют отношение к смерти, но не в такой степени. Их много. Душистой белой толпой зарос весь соседний участок...
   ................................................
   Найти нашу дачу легко. Вместо калитки веревка (в семье ноль мужчин). В левом столбе от бывшей калитки свили гнездо соловьи. На грядке - мертвое дерево с обрубленными ветвями. На чердаке - бритая девочка с умирающими глазами...
  .........................................................
   Сегодня шел ливень, огромный и страшный. Казалось, он яростно вгрызается в крышу и вот-вот, пробив ее, обнимет мое лицо ледяными ладонями и до смерти зацелует обжигающе влажным и колким ртом...
  .........................................................
   Если долго плакать, слезы становятся пресно-прозрачными, никакими, чужими. Они будут течь по лицу, как дождь по телу статуи Будды.
   Холодно. Пусто. Спокойно...'
  
   На третьи сутки я отчетливо поняла, что либо сегодня еще смогу уйти своими ногами, либо завтра-послезавтра меня вынесут вперед ими же.
   Я двинулась в обратный путь. Не пройдя и трети, осознала, что погорячилась, понадеявшись с пустым желудком, в состоянии нервного срыва одолеть столь немалое расстояние. Меня бросало то в жар, то в ледяной пот. Мучительно хотелось пить: сухая гортань стягивала к себе все мысли, словно суживая, сжимая мозги до фантома бутылки... стакана... капли животворной жидкости.
   Дойдя до платформы, я устремилась к киоску, звеня найденной в карманах мелочью, обладавшей для меня чуть ли не мистической ценностью. Взамен в мои дрожащие руки легла крохотная бутылка минералки. Зажмурившись, я выпила ее одним глотком.
   Не знаю, что за процессы вызвала жидкость в моем измученном организме, но, открыв глаза, я ничего не увидела. Точнее, увидела черноту. Не тьму, а именно черноту - объемную, вязкую, бьющую по нервам своей нереальной яркостью. Какое-то время я упрямо брела вперед, словно заведенный на одно лишь движение механизм, чья остановка грозит немедленной гибелью. Затем сквозь черное стали проступать пятнами цвета: кислотно-зеленый... густо-синий... и, наконец, вернулась способность различать окружающий мир. Но он был с изъянами, не такой как всегда: плоский, расплывчатый, с зияющими тут и там чернильными дырами.
   Плохо помню, как добралась до дома, квартиры, кровати. Но именно в этот день я поняла, что выкачана полностью, до донышка. Во мне не осталось сил даже на поддержание минимальной жизнедеятельности. Я превратилась в пустую сухую оболочку. Способную, впрочем, в силу какой-то высшей несправедливости, страдать - безумно, бессмысленно, до острых спазмов в сердечной мышце.
  
  
   КАРТИНА 8
  
   Входит Морена. Пишет: 'ЧТО ВАМ НУЖНО ДЛЯ СЧАСТЬЯ?' Подумав, добавляет вслух:
   МОРЕНА: Для полного счастья и чтобы ЖИТЬ. Можно иначе: что могло бы заставить вас никогда не думать о самоубийстве?
   КРАЙ: Это дублирует тему о трех желаниях, которая была недавно. Ну да ладно. Мне - только верную спутницу жизни, и все. Я буду счастлив и никогда не буду думать о смерти! Тем, у кого она есть, завидую!
   МОРФИУС: Полностью с тобой согласен. Многие люди впадают в депрессию от недостатка общения, от ощущения никому не нужности.
   БРЮС: Да, ты прав, наверное, в этом вся соль - иметь настоящего спутника жизни. Но не всем дано встретить своего человека. Мне не повезло. Но я не в отчаяньи: у меня немало других жизненных приоритетов.
   ОНЛИБЛЭК: От этого ничего не меняется, Край, поверь мне. А вот хуже стать может, это да.
   ЕДРИТ-ТВОЮ: Я бы хотел стать сверхчеловеком. Чтобы мог перемещаться по времени, бороздить просторы вселенной и наконец узнать, откуда она возникла. Вот. А спутница жизни мне нах не нужна. Для меня счастье - это познание бытия и гармония с окружающим.
   ХЕЛЬ: Раньше я думал: если только выздоровею, стану ходить и бегать - буду абсолютно счастлив. Сейчас знаю, что счастливым не буду ни при каких условиях. Никогда. Возможно, повзрослел. Возможно, влияние форума - ведь я 'старенький', с самых истоков здесь.
   ЛУИЗА: Не думаю, Хель, что дело в форуме. Я тоже 'старенькая'. Много размышляю обо всем этом, наблюдаю. Я бы разделила всех суицидников на две категории. Первые - как наша Морена: если изменить жизненные обстоятельства, дать человеку то, чего он жаждет, он не будет думать о смерти, будет жить да радоваться. Как там у Окуджавы: 'Господи, дай же ты каждому, чего у него нет'. Одному - взаимной любви, другому здоровья, третьему денег, четвертому признания в обществе. Вторая категория - те, кто не хотят и не будут жить ни при каких условиях. Им не нравится сам этот мир, само бытие. Я, как и ты, Хель, принадлежу ко вторым. Поэтому мой тебе ответ, Морена, на твой вопрос: nothing.
   ХЕЛЬ: Nothing, nobody, nevermore, nihil... Веселые словечки на букву 'н'. Если резюмировать твою мысль, Луиза, то первым имеет смысл дружной толпой валить к психологам, психиатрам, спонсорам, пластическим хирургам... Вторым же, не менее дружной толпой - куда? Правильно, на отдых. Вожделенная аннигиляция, она же анестезия.
   ЛУИЗА: Красиво сказано, Хель. Респект. 'Вожделенная аннигиляция, она же анестезия'. Пожалуй, отмечу как фразу дня.
  
  
   Глава 9
   АТУМ Ночное Солнце
  
   'АТУМ - в египетской мифологии бог солнца, демиург, возглавляющий гелиопольскую эннеаду, один из древнейших богов. Во многих текстах он называется вечерним, заходящим солнцем. Изображается в виде человека с двойной короной на голове, а также в образе змея. Согласно гелиополькому мифу 'создавший себя сам' возник из первобытного хаоса Нуна вместе с первозданным холмом (с которым он отождествлялся). Сам себя оплодотворив, Атум родил, выплюнув изо рта, богов-близнецов воздух - Шу и влагу - Тефнут, от которых произошли земля - Геб и небо - Нут'.
   Мифы народов мира
  
   Я ненавижу полуденное солнце. От него моя кожа начинает шелушиться и покрываться кофейного цвета пятнами. А в верхней трети головы просыпается наковальня.
   Утреннее солнце тоже не жалую. Правда, абстрактно: ни разу в жизни не доводилось видеть рассвета, если не считать белесую июньскую полу-ночь - проклятие моего города.
   Но это не значит, что имя верховного египетского божества Атума - персонификации Солнца Вселенной, выбрано в качестве ника случайно или недостаточно обдуманно.
   Я неровно дышу к вечернему, закатному солнцу - могу не мигая наблюдать процесс его торжественного погружения в морскую воду или низкие, серо-розовые облака. Особенно хорошо это делать в компании с сигаретами 'Голуаз' или кальяном.
   И совершенно особое, мистическое обожание вызывает у меня Солнце Ночное.
   Ни в коей мере не имею в виду Луну - эту скучную музу всех лишенных воображения, истертую алюминиевую бирку, выпавшую из бездонных небесных карманов - средоточие слезливых стихов и сомнамбулических прогулок.
   Луна не вызывает у меня ничего, кроме оскомины и зевоты.
   Ночное Солнце не увидеть глазами. Но я ощущаю его всем телом, всеми внутренностями - пульсирующими, по-королевски багряными и женственно-перламутровыми, каждым мышечным волокном, упругим и чутким, каждым извивом аксона.
   Его свет и жар доходят до меня сквозь толщу земли, с другой стороны глобуса и, пройдя сквозь магму, ядро и опять магму, обретают особую силу.
   Ночное Солнце так же относится к Солнцу полуденному, как мистик и маг - к площадному актеру, играющему на бубне.
   Поэтому ночь - мое время. Ночью расправляются крылья и наливаются металлической силой ногти. Приходят самые точные слова и самые яркие образы. Творятся самые изощренные, самые пряные ласки.
   (Речь не о белых ночах, разумеется. Будь я меньше привязан к своему городу и более легок на подъем - обязательно понизил бы широту своего местопребывания, чтобы избавиться от ежегодного белесого морока.)
   В юные годы я мог бродить по ночным улицам часами.
   Без страха и без усталости. Ни грабители, ни убийцы, ни попрошайки не страшны тому, кому покровительствует Ночное Солнце.
  
   Когда я встретил тебя - ты показался мне ребенком ночи, подарком ночи, обласканным и изнеженным выкормышем ночного светила.
   С твоей утонченной тьмой, и внешней, и внутренней, - тьмой, беременной светом, с твоим подспудным жаром, декадентским шармом - мог ли ты быть кем-то иным?
   Но я ошибся.
   Ты - лунный выкормыш, лунное исчадие.
   Зыбкое, предательское, ртутно-дрожащее светило качало твою колыбель и вскармливало холодным и безвкусным молоком своих лучей. Молоком с металлическим мертвым привкусом.
   Ты мой враг - ведь Луна ненавидит Солнце, как подражатель и графоман ненавидит гения. Она смертельно ему завидует - ведь без него она превратится в ничто, в голый и холодный камень. Только Солнце придает ей видимость бытия и видимость блеска.
   Ты укус Луны - ядовитый укус мертвого зеркала, зеркала без тайн и глубин. Ядовитый плевок завистницы.
  
   * * * * * * *
  
   На моем сайте под фотографиями или стихами периодически всплывают восторженные отклики: 'Вы богиня!', на которые я лаконично ответствую: 'Немного ошибаетесь - бог'.
   Мания величия? Нисколько. Констатация факта.
   Чрезмерно раздутое 'эго'? О нет. Всего лишь равновеликий противовес нечеловеческому грузу боли.
  
   Я проснулся в час дня, смертельно усталым - как всегда.
   Каждое утро я просыпаюсь от усталости и каждую ночь засыпаю с надеждой, что пробуждения не будет.
   Утро внушает мне ужас. Каждую ночь я надеюсь, что моему сердцу надоест быть моим истязателем и оно перестанет стучать. Как дятел, как метроном, как шаги восставшего из ада мстителя. Заткнется.
   Но оно стучало. Как и всегда. Толчками крови выталкивая меня в бытие - как обреченного на казнь пинками и тычками гонят на эшафот. Ежеутренний эшафот с застывшими в ожидании причудливыми орудиями пыток.
   Сквозь задвинутые шторы пробивались наглые лезвия солнечных лучей. Дневное Солнце - ненавидимая ипостась.
   Пока поспевал кофе, я включил сотовый и пробежал глазами скопившиеся послания. Меня поджидал сюрприз - вызов с незнакомого городского телефона, помеченный началом третьего ночи. Любопытно, кому я понадобился в столь интимное время суток?
   Набрав указанный номер, я с лихвой удовлетворил любопытство. Низкий женский голос неопределенного возраста поведал, что с этого телефона звонил знакомый мне молодой человек. Как выяснилось, его избили вчера ночью в безлюдном парке, и звонок был сделан в ожидании прибытия 'скорой'.
   Вышеупомянутая 'скорая' отвезла молодого человека в больницу, где он сейчас и пребывает и чей адрес просил в обязательном порядке сообщить мне.
   Юноша, о котором шла речь, был выгнан мной вчера вечером - за хамство и недостаток почтительности. Он был пьян (исключительно качественные и дорогие вина), но не до безобразия. А главное - его снабдили необходимой для комфортного прибытия домой суммой. Никакого ночного парка не предусматривалось.
   Низкий женский голос был словоохотлив, его обладательница, как видно, не была стеснена временными рамками, и в ходе беседы удалось выяснить несколько смешных деталей. Оказывается, юноша моложе, чем я думал: ему всего двадцать, а не двадцать пять, как он уверял меня в вечер нашего знакомства. Он очутился в ночном парке не ради романтической - пардон! - готической прогулки, но дабы извиниться перед некими обитателями дома, расположенного в самой глухой части этой местности. Извиниться, бог мой! За четыре месяца нашего знакомства я ни разу не слышал от него ничего даже отдаленно напоминающего извинения. А поводов было предостаточно.
   Чужим телефоном ему пришлось воспользоваться, поскольку собственный мобильник был отобран вместе с деньгами и документами. (За все это время я подарил ему пять мобильников. Два были украдены, а два разбиты об стену в приступе истерии.)
   Юноша выразил желание быть навещенным в больнице, адрес которой мне услужливо продиктовали. У черта на куличках, в самом спальном районе из всех имеющихся. Как же, как же! Все брошу и побегу, задрав юбку и цокая каблуками.
   Я вежливо осведомился, с кем имею честь беседовать.
   Оказалось, с матерью одной из его подружек-'смертниц' с суицидного форума. Надо же! Для матери подружки она выглядела чересчур информированной и как-то слишком заинтересованной в судьбе нашего общего знакомого.
   Я поблагодарил за исчерпывающую информацию и отключился.
  
   Утренний макияж занимает у меня в среднем полтора часа. Больше всего времени требуют прорисовка узоров на скулах и наращивание ресниц. Я хотел ограничиться облегченным вариантом, минут на сорок (нетрудно вообразить, в каком затрапезном виде предстанет передо мной он - забинтованный и зашитый грубыми стежками, в обшарпанной больничке на краю города), но, подумав, украсил себя по полной.
   Время, потраченное на макияж, не утомляет и не раздражает - люблю зеркала. И они меня любят, надо признать.
   Особую отраду доставляет сознание, что ты не просто красив, но создал эту красоту собственным даром, собственными руками.
   Воистину, я сотворил себя сам - подобно божеству, поделившемуся со мной именем. Тело. Лицо. Ум и Эго. Татуировки на плечах и спине. Кусочек неба над левым глазом. Если в этом и участвовали чужие умы и чужие руки - то исключительно следуя моим эскизам, моим пожеланиям.
   Перед выходом прихватил двухтомник Жене и антологию французской поэзии - чтобы юноша не скучал на жесткой госпитальной койке - и блок дорогих сигарет из личных запасов. Поймал тачку - к счастью, пробок на пути не возникло. У входа в снулое здание, напоминающее казарму, затарился апельсинами, гранатами и клубникой в изящной корзиночке.
  
   Он выглядел еще жальче, чем я ожидал.
   В самом углу палаты, у двери ('у параши'), лишенный наволочки и простыни, в кричаще-желтой футболке на три размера больше. Не смытая и размазанная косметика вкупе с распухшей нижней челюстью, изменившей лицо до неузнаваемости, являли столь сюрреалистическое зрелище, что я пожалел о забытом в спешке фотоаппарате.
   Первым делом меня обломали насчет фруктов: любые жевательные движения страдальцу были строго запрещены - исключительно глотательные. Соки, сливки, спрайт. Помимо соков и сливок было выражено пожелание иметь на время пребывания в казенных стенах ноутбук. Как же, как же. Разве можем мы прожить хотя бы сутки без размазанных по экрану монитора соплей лузеров с любимого форума, без комментов восторженных дурочек в 'живом журнале' под очередным шедевром.
   Мне было позволено не сразу бежать за ноутбуком, а выкурить вместе по сигарете.
   В курилку мы выходить не стали, дымили в палате, перебравшись к окну. Со-палатники, тихие особи разной степени небритости и забинтованности, не возражали. (Впрочем, молчание, как мне объяснили и как я сам склонен был подозревать, не было присуще им имманентно - но вызвалось шоком от моего появления на сцене. Не зря все-таки я приводил себя в порядок по полной программе, отринув облегченный вариант.)
   Медработников тоже можно было не опасаться - как я понял, они заглядывали в палату настолько редко, что больные даже не успевали запомнить лиц врачей и сестер милосердия.
  
   Мы курили...
   Я еле сдерживался, чтобы не припасть губами к бледному кроткому рту с остатками перламутровой помады, не отобрать у него, не втянуть в себя дым, побывавший в его легких, теплый и терпкий. Слиться с ним, проникнуть в него - хотя бы таким способом.
   Разумеется, останавливали не снулые субъекты в пижамах, не сводившие с нас припухших глазок, позабывшие даже жевать и чесаться. Я опасался - имея на то все основания, что он отстранится, отвернет губы с капризной гримаской. А то и отодвинется.
  
   - ...За сигареты спасибо. Здесь есть киоск на первом этаже, но со всякой дрянью. Правда, дым разъедает слизистую... Ночью, когда мне вправляли зубы, а затем вставили металлическую пластину, из-за чего я чувствую себя взнузданной лошадью...
   - Избавь меня, будь добр, от физиологических подробностей.
   - Больше не буду, - он надулся и замолчал. А заговорив, добавил язвительности в интонации: вкупе с шепелявостью и выдвинутой вперед челюстью - а-ля династия Габсбургов, это выглядело уморительно. - Отдельное спасибо за книги. Разумеется, все это читано, но не вредно и перечесть на досуге.
   - Читай на здоровье. А почему ты так претенциозно одет? Впервые вижу тебя не в черном. И куда подевалось постельное белье?
   - Футболкой поделился один из собратьев, - он сделал неопределенный жест в сторону кровати с застылым в неестественной позе, забинтованным манекеном. - А белья не выдали, поскольку оформили как бомжа - в отсутствии медицинского полиса. Плевать! Я и есть бомж, в каком-то смысле.
   - Могу заодно с ноутбуком прихватить наволочку. И пижамку.
   - Не заморачивайтесь, сударь. Я и так вас слишком напрягаю. Если что, Астарта притащит. Хотя это лишнее - я здесь долго не задержусь. - Он соизволил улыбнуться, впервые за весь разговор. - Если честно, не ожидал твоего появления. Вчерашнее расставание вышло не особенно теплым.
   - Вот ты и наказан за это. 'Все равно Юпитер, знай, накажет. Кинфию обидеть - очень страшно'...
   Он хохотнул, но тут же схватился за челюсть.
   - Больно, блин...
   - Если честно, я вовсе не собирался приезжать. Когда некая непонятная женщина ('Таисия!' - вставил он) описывала по телефону твои похождения, я едва сдерживался, чтобы не сообщить сей сострадательной самаритянке, как глубоко достал меня опекаемый ею субъект.
   - Глубоко достал - звучит двусмысленно. И многообещающе.
   Судя по знакомой ухмылке, пробившейся сквозь опухоль, мне удалось поднять раненому настроение.
   - А можно хоть сейчас без твоей знаменитой иронии?
   - Ну, извини уж. От меня окромя иронии мало что осталось просто.
   - Да нет, кое-что осталось. Твой бесовской шарм еще при тебе. Я тебе не рассказывал, что люди, которых поцеловал Князь Тьмы, отличаются особыми метками? У тебя, мой маленький друг, их целых четыре: косой глазик, французская картавость, иссиня-черные волосы, особый узор родинок на левом бедре...
   Я все-таки не удержался и протянул руку. Коснулся нечесаной смоляной пряди. Пальцы предательски задрожали.
   - Еще, когда забываю почистить зубы, изо рта пахнет серой!
   Он строптиво отвел голову. Выкинул наполовину выкуренную сигарету в форточку. Шурша босыми пятками по линолеуму, вернулся на свою бомжатскую койку.
  
   За ноутбуком пришлось ехать на другой конец города. К одному из своих мальчиков - послушных мальчиков, правильных мальчиков. Безукоризненно выдрессированных. Никогда не отстраняющихся от протянутых к ним рук и губ.
   Затем я заехал в офис по важному, но весьма скучному делу.
   В больничке, соответственно, появился ближе к вечеру.
   Меня поджидал сюрприз: палата пополнилась существом лет тринадцати с виду, этакой помесью панка - в виду зеленого окраса головы - и бабочки-капустницы: столь тонки были лапки, столь невесомо присела она на краешек койки.
   - Это Айви, - представили мне существо. - Прикатила ко мне из Москвы дневным поездом.
   Если б он не сказал, ни за что бы не догадался, что это та самая Айви, чье имя мне не раз доводилось слышать вкупе с придыханиями и лестными эпитетами.
   Девушка его мечты? Ну-ну.
   Не путает ли он ненароком мечты с абстинентным синдромом?..
  
   Ноутбуку он обрадовался как ребенок. Не в пример больше, чем бросившей все дела и примчавшейся на его зов москвичке. Тут же вышел на форум и принялся строчить длинный пост о своем захватывающем приключении: драке с тремя кавказцами, боевых ранах и временном заточении в блекло-серых стенах казенного дома. 'Питерцы, а также гости столицы, желающие навестить и выразить свои соболез... свои поздравления, милости просим! Двери богоугодного заведения открыты с 9 утра до 20 вечера'.
   Я вытащил из сумки косметичку и присел на кровать, с противоположной от московской гостьи стороны.
   - Позволь, мой друг, привести тебя в пристойный вид. А то девушка ненароком испугается и пожалеет о своем порыве.
   - Не пожалею! - пискнула панк-бабочка, но с ней вступать в беседу мне показалось излишним.
   Пусть ей не тринадцать, а все восемнадцать - о чем можно говорить с самонадеянным ребенком, да еще и больным на голову?..
   Мне было позволено заняться его внешностью. Хотя это мешало стучать по 'клаве': приходилось передвигать ноутбук по коленям, то щуриться, то жмуриться - но процесс того стоил.
   Он обожал, когда я занимался его боевой раскраской. Чуть ли не мурлыкал от касаний кисточки и мягкого карандаша для губ. Я мог довести его почти до оргазма - смахивая своим дыханием излишки пудры и золотистых теней для век. Правда, все это - какое-то время назад.
   Но и сейчас он блаженствовал. Он знал, что так, как я, его не украсит никто. Ничья рука не окажется в одно и то же время столь виртуозной и столь любящей.
   Пальцы у меня опять задрожали - уголок глаза оказался смазанным.
   Он заметил: усмешка стала самодовольнее. В приливе благодарной нежности потерся щекой о мою ладонь и томно пробормотал:
   - 'Прекрасны ногти на твоих руках, прекрасны ногти на твоих ногах... Хотя им угрожает подстриженье - одно лишь ножниц круглое движенье...'
   От москвички не укрылись эти нежности.
   - И что там новенького, на форуме? - громко поинтересовалась она.
   - Да-да, я тоже умираю от любопытства, - подпел я зеленоватой бабочке. - Не осуществил ли еще кто свое намерение? Выпил йаду. Бросил билет в физиономию Творца.
   - В побитую физиономию, - уточнил он. - На днях все дружно так набросились и виртуально отколотили... Вроде нет. - Он закончил свой патетический пост и теперь ожидал комментов. - Ты, кстати, давненько перестал там появляться. Наскучило?
   - Именно. Человеческая глупость имеет свойство утомлять, видишь ли. Давно не слушаю радио, не смотрю телевизор. И вот-вот охладею к всемирной паутине: мутному океану тщеславия, мусорных страстей, выставленных на всеобщее обозрение, и обрывков украденных мыслей.
   - Паутина неоднородна, - тоненьким голоском возразила московская гостья. - Надо просто знать, где и с кем общаться.
   - Вы имеете в виду суицидную субкультуру? - Я чуть повернулся в ее сторону, аккуратно нанося персиковый тональный крем на теплую, возбуждающую пальцы скулу. - Но она так же скучна, как и все прочие. Представители вашего племени позиционируют себя интеллектуалами, элитой. Но, боги мои, ваши споры на форумах полны той же чепухи и треска, что и у презираемых вами православных или каких-нибудь наци, сатанистов, гомофобов, гомофилов. Некоторую остроту и пряность придают вашей среде отнюдь не идеи, не мысли, но поступки - всамделишная гибель наиболее решительных. Что же касается идей, увы...
   - Это не так мало! - вскинула подбородок москвичка. - Я не согласна насчет идей, но даже если взять только поступки, лишь единицы способны реально убить себя.
   - Весь вопрос, КАК убить? И зачем? Недавний случай: провинциальный сердитый мальчик умер шумно, глупо и некрасиво. Нырнул в петлю в состоянии аффекта. Хотя высшей доблестью в вашей субкультуре - думаю, вы не станете этого отрицать, считается спокойствие и трезвый рассудок в последний миг.
   Зеленоволосый ребенок открыл рот, чтобы возразить, но я не подарил ей такой возможности.
   - Вы непоследовательны во всем. Словно дети. Но дети самоуверенные, с амбициями. Вместо того чтобы осудить за глупость и трусость - восторгаетесь мужеством, а радость за собрата, который решился совершить задуманное, 'сбыл' мечту, подменяется соплями и воем. А сколько пафоса! 'Мы не занимаемся мифологией'. Как же! Именно этим вы и занимаетесь, доморощенные шопенгауэры и камю. Сопляк, перепиливающий себе венки из-за того, что не дала столь же сопливая девочка или одноклассники смеются над его косноязычием и прыщами, горделиво сравнивает себя с Катоном, Сенекой и Лукрецией. И не меньше! 'Суицид - выход для умных и свободных', видите ли. 'Человек, страдающий депрессией, знает настоящую правду' - не более и не менее. Красивое и достойное деяние, каковым оно было в мире древних или у тех же японцев, вы превратили в карикатуру, в убогий фарс. Вы воображаете себя крайними индивидуалистами, оригиналами - и при этом сбились в стадо. Обыкновенное стадо, где есть свои вожаки, свои правила и ритуалы. Лейтмотив перманентного нытья всей темной братии: 'О, как отвратителен, как безмерно отвратителен этот мир!' Но именно вы, господа суицидники и суицидницы, усиленно стараетесь сделать его еще отвратительней.
   Бедненький ребенок разрумянился от ярости.
   А тот, ради кого произносился этот пламенный спич, слушал его вполуха, снисходительно ухмыляясь, не сводя глаз с экрана ноутбука: видимо, не замедлили появиться комменты на его пост - соболезнующие, негодующие, лирические. Он упивался ими, бодро строчил ответы, гримасничал.
   - Странно все это слышать именно от вас! - выпалила разозленная москвичка, воспользовавшись паузой. - Столь яростное неприятие су-культуры и су-эстетики характерно для обывателей и 'жизнелюбов'. Вы мало на них похожи. Внешне, во всяком случае.
   - Уверяю тебя, Айви, внутри - тем более! Атум столь же далек от типичного 'жизнелюба', как я - от борца сумо. Я не спорю сейчас лишь потому, что это запредельно для моих мозгов, изрядно ослабленных вчерашним сотрясением основ моего организма. К тому же я все это уже слышал.
   По-видимому, поток комментов иссяк, раз он соизволил обратить взор в нашу сторону.
   - Извини, если повторяюсь. Самая одиозная, но и в чем-то трогательная ваша глупость - убеждение, что смерть есть выход. Некая кнопка Exit. У мальчиков и девочек недостает воображения - и это при том, что каждый второй пишет 'стихи' или 'прозу'. Вам не представить, что можно испытывать отчаянье или отвращение и лишившись тела. Юные узенькие мозги не вмещают, даже в виде гипотезы, что смерть не тождественна щелчку выключателя (гаснет люстра, затыкается телевизор, медленно протухают продукты в холодильнике). Столь же глупо выглядит уверенность, свойственная многим из вашей сплоченной стаи, отличающейся от прочих стай лишь темным окрасом шкуры, - что, умерев, получаешь ответы на все вопросы. Как будто изначально не наделенный способностью мыслить и познавать обретет эти качества, отбросив от себя нечто, уменьшив себя, но никак не расширив. Физическое тело помеха познанию? Глупцы! А как же библейское 'И он познал жену свою'? Посредством даже одного оргазма можно столь много узнать и понять...
   - Сдаюсь! Даже спорить не буду, - он дурашливо воздел руки, оторвав их от 'клавы'. - Физическая любовь, познание посредством оргазма - это твои, и только твои владения. Благоразумно затыкаюсь, и тебе, Айви, советую заткнуться с почтением.
   Я перестал метать бисер, как-то разом успокоившись.
   Принялся медленно складывать в косметичку орудия макияжа. Объект, вышедший из моих рук, был выше всех похвал.
   Как всегда, впрочем.
  
   А ведь я не утрировал, не преувеличивал.
   За полгода общения на престижном форуме 'Nevermore' мне встретился лишь один человек, что-то понимающий - один взрослый среди хнычущих младенцев. Со странным ником Окс. Москвич, к сожалению: иначе я с удовольствием посидел бы с ним за коктейлем или каппучино. Впрочем, меня не обломало бы и лишний раз прокатиться в Москву, тем более что всегда находятся сопутствующие дела в столице. Но я не успел: он ушел в апреле.
   Ушел именно так, как следует уходить. Как уйду я сам рано или поздно: налегке. С ветром в волосах. С улыбкой во все тридцать два зуба. Не оставив за собой ни безутешных стариков-родителей, посыпающих пеплом поределые волосы, ни проклинающую вдову. (Родителей он сумел подготовить и даже, как ни странно, убедить в необходимости своего шага. Все личные связи обрезал за несколько месяцев до ухода.)
   В компании с хорошим вином и хорошей музыкой. Выбрав самый безболезненный способ: укол кетамина. Растянув последний миг земной жизни - приятный и безмятежный - на всю последующую вечность. (Ну, пусть не вечность, в этом он переборщил, но на все посмертие и, кто знает? - на последующий свой визит в физической оболочке.)
   Он так красиво и славно это сделал, словно шагнул в наш век прямиком из моего любимого Древнего Египта. Во времена Клеопатры самоубийства в среде знати были очень распространены. Существовала даже специальная академия, где скучающие сливки общества совместно искали самые легкие, приятные и элегантные способы ухода из жизни.
   Впрочем, он мог бы быть и древним римлянином. Богатые патриции любили уходить из надоевшего бытия, лежа в ванной с лепестками роз, за беседой с друзьями и цитированием Платона.
   Никогда не знал, что за насекомое такое - зависть. Но, думая об Оксе, начинаю смутно догадываться о природе и симптоматике этого недуга.
   Потому что не могу уйти так, как это сделал он - прямо сейчас. Сегодня.
   Поскольку изрядно стреножен. Связан - по рукам, рогам и копытам...
  
   Молчание царило недолго.
   Вскоре возникло еще одно действующее лицо. Поистине, выдался день сюрпризов!
   - Астарта! - представили мне ее. - Потомственная сатанистка. Соучредитель знаменитого сайта 'У Бафомета'.
   Она так же напоминала Астарту, как я - каменную скифскую бабу. Личико сельской учительницы младших классов, изнуренной бесконечными проверками тетрадок и ночной ненасытностью тракториста Васи. Печать неизбывной тоски казалась врожденной, как родимые пятна на щеке и подбородке. Экзотические побрякушки на шее ничуть не оживляли, не добавляли ни шарма, ни загадочности.
   Существо принесло наволочку и простыни. И домашнюю еду в баночках. (Откупорив одну, он тут же заныл, что консистенция недостаточно жидкая для его зубов, как отсутствующих, так и послеоперационных.)
   Пребывание в подобном обществе становилось все более нелепым, и я решил, что пора откланяться. Того и гляди подвалит добросердечная Таисия со своим подношением, а за ней еще пара-тройка суицидных подружек.
   Особо задерживать меня не стали. Кроме учительницы. Она вскинулась и заговорила, волнуясь:
   - Вы уже уходите? Посидите еще! Хотите, выйдем покурим? Я давно мечтала познакомиться с вами - то есть увидеть воочию. Потому что знакомы мы давно - я не раз заходила на ваш сайт, оставляла свои послания. Я Эстер.
   Эстер... Вроде и впрямь что-то мелькало. Восторженное и натужно умное.
   - Прошу прощения. Курить можно и здесь - нашему общему другу повезло с сокамерниками. А мне и вправду пора.
   - Пожалуй, и я тогда с вами. Зачем им мешать?..
   Я поднялся.
   - Не звони мне, пока не окажешься на свободе, хорошо? Хочется насладиться здоровеньким и полноценным мальчиком, без железа в зубах и снулой толпы вокруг.
   В ответ мне попытались намекнуть, что остались в очередной раз без мобильника, но я сделал вид, что, измотанный нервотрепкой этого дня, не понял намека. Нежно поцеловал раненого в лобик и вышел.
   Астарта засеменила следом.
   Не знаю, на что она надеялась: что я приглашу ее в кафе или удостою беседы на лавочке в ближайшем сквере, но надеждам уныло-восторженного существа оправдаться было не суждено.
   Выйдя из дверей больнички, я тут же поймал тачку и, сухо кивнув на прощанье, уехал.
   Хватит на сегодня унижений.
   И так перебор.
  
   * * * * * * *
   Есть ряд вещей, которые я делаю профессионально: фотопортреты, боди-арт, эксклюзивные тату и макияжи.
   Многие приятели и знакомые приятелей зачитываются моими стихами.
   Но лишь одно я делаю на уровне гениальности, лишь в одном достиг полного совершенства - и это не скромность и не гордыня.
   Я умею любить.
   Изыскано. Запредельно.
   Но нужно ли тебе мое умение, мой дар, мой жар?...
   Оно развлекает тебя, щекочет мальчишеское тщеславие. Льстит.
   Но не более.
  
   Наверное, я напугал тебя своей любовью.
   Ее неистовостью и силой, изощренностью и беспредельностью. И беспределом.
   Тебе было неловко, когда я слизывал с твоих скул влагу очередной истерики.
   Я чувствовал твой боязливый трепет, когда, сделав аккуратный, практически безболезненный надрез на твоем предплечье, бледном, незагорелом, с россыпью маленьких родинок, припадал к нему ртом. Но разве ты не знаешь, что такое кровь? В крови растворена душа - древние евреи кое-что понимали в этом. Именно твою душу - по каплям, пугливым бесценным каплям, втягивал я в себя, причащался ею... а вовсе не пытался шокировать доморощенным вампиризмом.
   Твою юную, терпкую, искристую душу.
   Я хмелел от нее так, как не хмелел ни от коньяка, ни от гашиша.
   Но как же ты боялся. Не понимал. Трепетал.
   Маленький мальчик. Совсем маленький, крохотный, чуть выше моего мизинца, чуть протяженней одной ноты - ноты 'си', рождаемой эоловой арфой моего сердца.
   Как ты сумел сделать со мной такое: будучи крохой, стать для меня всем?..
  
   Ты не был девственником, попав в мои руки. Но был столь неумел, неловок, необразован и несмел, что мало чем отличался от девственника.
   Я играл с тобой. Играл на тебе. Лепил из глины, высекал из мрамора, отливал из золота. Складывал сложнейший паззл самой совершенной любви на свете.
   Но ты испугался. Ты привык плавать на мелководье. Тебе впору лишь сошедшие с конвейера тинэйджеры, истеричные куклы, блекло-заботливые 'сельские учительницы'.
   Моя любовь - вулканическая лава. Цунами. Прыжок из бытия в небытие и обратно.
   Ты же привык к поглаживаниям и пощипываниям, к робким и тусклым, как цветочки на подоконнике, оргазмам, к коротким стонам и сытой усталости.
  
   Как бы я хотел, боги мои, любимые египетские зверо-боги, чтобы ты оказался в одиночной палате.
   Без небритых, проглотивших языки от бесплатного шоу, дурнопахнущих человекообразных.
   Без двух заботливых дурочек: бабочки-капустницы, гордой своим перелетом из Москвы в Петербург, и офисной мышки, отпросившейся с работы, дабы смастерить нехитрое кашеобразное угощение.
   Без медсестер за дверью (которые, к их чести, лишены порока назойливости и подают о себе знать не чаще, чем раз в сутки).
   Я бы закрыл дверь на ключ и опустил шторы.
   Я бы бережно-бережно, не касаясь, одной теплой волной, идущей от моих губ, целовал опухоль на твоем лице, и она исцелялась бы на глазах. Я бы кормил тебя с рук прозрачно-алыми зернышками граната - как Аид Персефону. (Не уйдешь, не вырвешься из моего изысканного ада. А уйдешь - так вернешься.)
   Но больше всего я хочу обнимать тебя одной рукой, лежа рядом, а другой гладить по волосам и рассказывать о своей любви, чувствуя губами, как медленно холодеет твоя кожа. Хочу поцелуями закрыть веки на твоих остановившихся глазах (левый слегка косит к носу). Хочу расправить длинные пальцы, уложить мягко и стройно длинные руки вдоль тела... осыпать лепестками орхидей пушистые волосы.
   Нет, я не некрофил.
   Лишь первые несколько минут твоего остановившегося тихого бытия хотел бы я присвоить себе. До трупного окоченения, до синих пятен, до всех тех живописных изысков старухи с косой... или нет, маленькой девочки с косичками и акварельными красками в испачканных ладошках, с полу-улыбкой и пристальным взглядом вполоборота.
   Большего мне не нужно.
   Я закрою за собой дверь до того, как ты успеешь остыть, до того, как твои пальцы и суставы потеряют гибкость.
   Несколько минут тишины и ничем не колеблемой красоты.
   И твоей покорности.
  
  
   КАРТИНА 9
  
   Быстрым, ожесточенным шагом входит Даксан. Пишет на доске, сильно давя на мел, так что он крошится: 'I NEED HELP! Москвичи! Кто может вписать меня на пару недель, пока я не найду нормальную работу в вашем городе?'
   МОРФИУС: Я не москвич, да и вписать мог бы разве что летом на даче. Но, может, что посоветую? Разве в Питере найти нормальную работу - проблема?
   ДАКСАН: Питер исключается полностью. Ублюдки никак не хотят подыхать! Поэтому свое жилье в ближайшее десятилетие мне не светит. Снимать придется по-любому, но тогда уж подальше от них, в другом городе. К тому же в Москве заработки серьезнее.
   КАТЕНОК: В Москве и цены на жилье серьезнее. Я бы вписала, но некуда: сама с сестренкой в одной комнате теснюсь.
   МОРФИУС: Зря ты так, Даксан, о родителях. Какие б они ни были, некрасиво говорить о них в таких выражениях.
   ЭСТЕР: Извини, Морфиус, но твое морализаторство здесь не уместно. Мне, напротив, внушают уважение люди, которые называют все своими именами, не боясь нарушить устои, задеть чьи-либо представления о приличиях. Если сын говорит о родителях 'ублюдки', значит, имеет к этому основания.
   МОРФИУС: Интересно, какие?
   ЭСТЕР: Если Даксан пожелает, он тебе их сообщит. Но требовать от человека исповеди мы вряд ли вправе. Я вот тоже не скрываю, что мои мать и отец - чужие для меня люди. В этом их вина - не моя. Эпитеты, правда, выбрала бы помягче. Отец - пустое место, 'гомо толпикус' - представитель толпы. Мать я про себя называю 'млеко- и мясопитающее'. Сколько помню, она всегда заботилась только о моем теле, чтобы было сыто-одето, и никогда не интересовалась душой. Я давно живу отдельно, сама себя обеспечиваю, но минимум раз в неделю она заявляется с набитыми продуктами сумками и долго выспрашивает, как я питаюсь. Не что я читаю, о чем думаю, от чего прихожу в отчаянье и что ненавижу, а какие поименно продукты запихиваю в себя.
   КРАЙ: Как же тебе повезло, Эстер! Приходит с набитыми сумками... Я молился бы на такую мать. Моя мамочка поставила на мне крест, отказалась от меня, когда я в семнадцать лет угодил за решетку за хранение наркотиков.
   ЭСТЕР: Сочувствую тебе. Но со стороны чужая проблема всегда кажется меньше собственной, чужая пропасть - не такой сырой и глубокой. Если бы родители поставили на мне крест, они развязали бы мне руки.
   ХЕЛЬ: Я тебя понимаю, Даксан. Если вдруг окажешься в Иркутске, впишу с радостью. Я тоже ненавижу отца и мать. Они думают не только о моем теле, о душе тоже - покупают серьезные книги, оплачивают учебу и инет. Я ненавижу их за другое. За то, что произвели на свет инвалида и не убили его тут же, не утопили в унитазе, как топят слепых котят. В своей предсмертной записке я выскажу все, что о них думаю.
   МОРФИУС: Посмотрел бы я на тебя, как ты будешь топить в унитазе своего ребенка, если волею судьбы он окажется инвалидом!
   ХЕЛЬ: Своего ребенка у меня никогда не будет. Это исключено полностью.
   БРЮС: А интересная тема: у кого какие отношения с родителями? Я вот по своим старикам скучаю. С каждым годом все больше - они у меня далеко, во Владике.
   АЙВИ: Как бы я хотела, чтобы мои тоже жили во Владике! Особенно мама. С папой у меня терпимые отношения. Даксан бежит из Питера в Москву, а я, наверное, наоборот - поменяю Москву на Питер.
   КАТЕНОК: У меня тоже с папой отношения намного лучше. Можно сказать, мы дружим. Он химик по профессии и помог мне оборудовать химическую лабораторию в домашних условиях. Сейчас мы с ним вместе пытаемся получить хлороформ.
   ХЕЛЬ: Не понял! Ты что, и уходить будешь вместе с папой?
   КАТЕНОК: Скажешь тоже. Папочка у меня 'жизнелюб'. Это единственный его недостаток! Конечно, он не догадывается, зачем мне хлороформ. Думает, что у дочи пробудилась любовь к химии...
   МОРЕНА: А ты отдаешь себе отчет, что он может сойти с ума? Когда ты получишь с его помощью хлороформ и благополучно им надышишься?
   ЭСТЕР: А ты думала о своей мамочке, сойдет она с ума или нет, когда глотала таблетки? Вот уж не надо этих ханжеских ахов и охов по поводу безутешных родителей. Пусть меня потом называют эгоисткой, сволочью, бездушной тварью - мне все равно. Я этого слышать уже не буду.
   ЛУИЗА: Одна из самых частых тем на су-форумах - ответственность перед родственниками. Тысячи раз перемалывалось и обсуждалось. Ты новенькая, Морена, но могла бы не полениться и прогуляться по форуму. Почитать, что говорили тут умные люди на эту тему.
   МОРЕНА: Спасибо за совет: и прогуливалась, и читала. Основной довод: мама и папа зашвырнули нас в этот мир, не спрашивая у нас разрешения, это их выбор. Наш выбор - уйти, так же не спросив разрешения у них.
   ЛУИЗА: Ну и? Тебе есть что возразить на это?
   МОРЕНА: Мне - нет. Но вот моя мама, когда я периодически говорю ей эти слова, заявляет, что на самом деле все наоборот. Это я их выбрала - ее и отца. Специально свела, познакомила и родилась - совершенно не спросив разрешения. И что прикажете отвечать на такое?
   ЛУИЗА: Твоя мама, по всей видимости, не чужда эзотерики. Это нынче модно.
   ЕДРИТ-ТВОЮ: Эзохерики...
   ЭСТЕР: Это веселее, чем иметь мать-домохозяйку. Но я бы на твоем месте была осторожнее: попахивает демагогией. Доказать-то нельзя.
   ДАКСАН: Мамочка более чем веселая, вторую такую поискать: сначала фотографирует дочь, наглотавшуюся таблеток, и только потом вызывает 'Скорую'. Весьма эзотерично.
   КАТЕНОК: В самом деле?! Фигасе...
   АЙВИ: Я думаю, Даксан, если Морена сочтет нужным, она сама поведает нам об этом эпизоде своей жизни.
   НИХИЛЬ (ему лет двадцать, одутловатый, детские глаза): А моя мама просила, если я всерьез надумаю покончить с собой, обязательно рассказать ей об этом. И она сделает это вместе со мной.
   БРЮС: Как? Ты не шутишь?..
   НИХИЛЬ: Я тяжело болен психически. Это неизлечимо.
  
  
   Глава 10
   МОРЕНА Ночной визит
   Из дневника:
   '...Моя кровь бьется о стенки сосудов, забывая, что она жидкость, пытается клубочком свернуться в венах. Но сердце - безжалостный надсмотрщик - снова и снова размеренными ударами заставляет ее течь, течь, течь... Подстегивает, погоняет. А кровь плачет, да-да, моя кровь плачет, и ее всхлипы колокольным звоном отдаются в уши...
  ..................................................................
   Если будешь падать, возьми меня с собой. Я хочу лететь с тобой, пусть даже вниз, пусть даже полет будет длиться доли секунды, пусть даже итогом его будет сверкающая пыль, в которую обратится мое тело и моя суть...'
  
   Странное, парадоксальное желание - мне хочется стать для человека всем, не забирая при этом ни на йоту его свободы, не ограничивая и не подавляя. (Хочется стать воздухом?..)
   Наверное, я очень жалкая: не умею быть сильной для себя. Не существую как самостоятельное 'я', самодостаточная личность, но лишь как 'я' для другого. Что мне душа моя, если я не могу устлать ею землю, по которой будет идти любимый человек, чтобы его босым ступням не было холодно? Что мне сама жизнь, если я не могу отдать ее - девятым серебряным браслетом на твое запястье?..
   Это не самоуничижение. Я всегда знала, что пришла в этот мир для того, чтобы отдавать и любить, и стать целой - цельной - смогу, лишь окружив кого-то собой. Но некого, некого, некого... Внутренний жар раскаляет добела мои ребра, но я не могу выпустить его вовне. И я не свечусь, как могла бы, но лишь страдальчески тлею.
   И все-таки я сильная. Моя сила - мой вымечтанный демон. Он обнимает меня за плечи, и его крылья защищают от холодных ветров реальности. Не находя истинного объекта любви и отдачи, я довольствуюсь иллюзорным, и в благодарность, став почти осязаемым, он сушит своим горячим дыханием слезы на моих щеках.
   Я не знаю, чем или кем стала бы без него, без моего пред-сонного общения с ним. Пара недель общения с Бэтом - и я стерлась бы в порошок, сошла на нет, если б Он не держал меня...
  
   Второй час ночи. Остывает только что выключенный комп. Мы с Таис разговариваем в темноте. Тема все та же - она стала доминирующей в наших диалогах за последний месяц. Бэт. Но сейчас она приобрела лилово-металлический привкус обиды, нанесенной этим невыносимым существом нам обеим - и ей, и мне.
   Началось с того, что в недавно заведенном мной 'живом журнале' Таисия оставила пространный коммент (свой журнал она завести не удосужилась: возраст, видите ли, уже не тот). Зачем-то ей понадобилось более чем прозрачно уколоть Даксана: 'Многие здесь натягивают маски. Порой весьма забавные. Скажем, демонический мизантроп, гулко хохочущий, скалящий грозные клыки, цитирующий Макиавелли - разве кто догадается, что в реале это зажатый испуганный юноша, краснеющий и заикающийся, полуслепой от монитора, у которого он днюет и ночует?..' Впрочем, понятно зачем: жалость, которую она испытывала к нему, познакомившись на моем дне рождения, откачнулась в сильную неприязнь - все тот же закон маятника. Даксан, видите ли, совершенно непозволительным тоном говорит о своих родителях.
   Ну да, положим, он переборщил, написав в одном из постов фразу: 'Ублюдки никак не хотят подыхать!'. Но ведь он не думал, что кто-то из родителей и вообще из старшего поколения будет это читать. Старше сорока на форуме 'Nevermore' только Инок - а он на подобное реагирует мирно, считая, что в восьми из десяти случаев суицида подростков виноваты родители.
   Вечером на язвительный коммент Таисии появился пространный ответ. Не Даксана - Бэта. (Как было поведано мне впоследствии, он читал мой журнал не один, а с печальным соратником по су-вере, зашедшим в гости, и это стимулировало сильный выброс яда.) Он втыкал пропитанные ядовитой слюной иголки во все уязвимые места, какие только знал. Тут было и о 'матушке, которая по собственной душевной нездоровости подсадила дочь на су', и о 'не переборотых даже в сознательном возрасте комплексах, перешедших в глубокий невроз', и о социальной нереализованности, и об одиночестве. Рикошетом досталось и мне. Мой свеженький журнал был окрещен 'альбомчиком бессмысленных наследственных щенячьих метаний', а неудавшаяся суицидная попытка - 'жалкой буффонадой с тазиком, дабы привлечь внимание погруженной в свои неврозы и фобии эгоцентричной мамаши'.
   На какое-то время Таисия банально потеряла дар речи. В прямом смысле слова. Надо сказать, что только накануне она звонила знакомому хироманту и долго консультировалась насчет знаков на ладони Бэта. С радостью и облегчением мне поведали, что из перечисленных знатоком суицидных меток у него нет ни одной, хотя линия Судьбы и настораживает. Затем Таис допоздна читала его стихи, которыми он завалил ее почту, выискивая удачные образы или рифмы, чтобы хоть за что-то погладить по шерстке. (Учитывая обилие таких поэтических перлов, как 'блаженство само-скальпирования', 'плесень нежности' и 'тухлеющая прелесть', это была трудная задача.)
   Обретя дар речи, она потребовала у меня немедленно удалить грязный коммент. Я возражала: мне казалось, что достойней будет его оставить, сопроводив надлежащей репликой. Но под ее напором пришлось уступить. Успокоились мы - разумеется, относительно - лишь отправив Бэту по письму. Послание Таис было убийственно лаконичным: 'Когда, благодаря деньгам Инока, вылечат твою голову, ты станешь полным ничтожеством. Боль - единственное, что придает тебе сходство с человеком'.
   Мое было длиннее. Написав его, я удивилась: оказывается, у меня есть зубы, о которых я не подозревала.
   'Не захлебнись своим ядом. Я слышала легенды о том, как умирают скорпионы, неудачно приземлившиеся на собственный хвост. Мне бы не хотелось, чтобы у тебя была такая же нелепая и пошлая смерть (после всех многочисленных супер-эстетичных демонстративных суицидальных попыток). Забавно, из тех трех эмоций, которые ты у меня вызывал, осталась, как это ни печально осознавать, одна жалость. Это ведь признак слабости - из-за собственных неудач выплескивать агрессию на других людей. Кожи у тебя, что ли, не хватает? Поворачиваешься к кому-то улыбающейся половиной лица, а другим достается полуразложившаяся трупная гниль и мертвый оскал. Обидно, что самую большую боль могут причинить люди, которых зачисляешь в категорию близких. У меня только один вопрос: ты доволен? Этот коммент тебе действительно доставил такое моральное удовлетворение, которое перевесило на внутренних весах все остальное?..'
  
   Мы не могли заснуть, несмотря на позднее время, и переговаривались в темноте. Процесс общения давался с трудом: обе были настолько придавлены, физически и морально, что даже усилия по шевелению языком казались чрезмерными. К тому же меня второй день мучила ангина - высокая температура и резь в горле. Но молчать и не спать было еще тяжелее.
   - Он лживый и неблагодарный. И еще он пустой, - в голосе Таисии непреклонные нотки: у нее проблема с полутонами, и то, что перестает быть белым, моментально становится угольно-черным.
   - Это не так... - Я пытаюсь его защитить, хоть отчасти. Хотя могла бы предъявить ему гораздо больше: о многом Таисия просто не знает. - У него две души, тесно переплетенные, врастающие друг в друга. Одна - ледяная и злая, с раздвоенным языком и кислотной слюной, обжигающей всякого, кто имеет неосторожность приблизиться. А вторая - маленький испуганный ребенок, сирота, тянущийся к теплу и ласке и старающийся понравиться всем и каждому. Ты же сама это знаешь.
   - Раньше я тоже так думала. Бальдр и Локи, внутренний и внешний. Но, видишь ли, оказалось, что оба эти персонажа - внешние. А вот что внутри? Раньше я испытывала к нему два чувства: восхищение и острую жалость. Восхищение прошло несколько дней назад, когда я заглянула на сайт его блистательного друга и спонсора Атума. Впрочем, я ведь уже говорила - ты просто не хочешь слышать. Тексты Атума кажутся ужасно знакомыми: темы, интонации, словарное предпочтение... даже манера каждое предложение начинать с новой строки. Получается, что Бэта - как творца, обладающего собственным языком - не существует. Он всего лишь калька Атума, его ослабленная копия. А жалость... Жалость исчезла после сегодняшней его низости. Напрочь. Словно огненный смерч высушил, выжег неглубокое болото в душе. И слава Богу. Теперь там сухо. И чисто.
   - Я рада за тебя.
   - Как бы я хотела сказать о тебе ту же фразу!
  
   - ... Ведь он же не половинка тебя. Даже не четвертинка - морок. Бесовское наваждение. 'Редкостный урод' - так выразился о нем Инок. Ты знаешь, как я отношусь к Иноку, но и плохой человек может высказаться умно. Редкостный - букет пороков и извращений, находка для психолога и психиатра.
   - Но не только. 'Маленький плачущий мальчик', ты забыла? Вороненок со сломанным крылом...
   - Маска плачущего мальчика. Почитай Масодова, прошу тебя! Это его кумир. Тебя может вытошнить на третьей странице, но пересиль себя и почитай - чтобы понять, за кем он идет, кто открывает ему последние высокие истины, приподымает завесу над тайной жизни и смерти.
   - Я читала. Это все наносное - готическая поза.
   - Я не понимаю тебя, не понимаю! Тебе же всегда нравились сильные люди. С самого раннего детства, помнишь? Из детства же твоя фраза - четыре любимых слова на букву 'в': ветер, воля, волки и слово 'вечность'... Каждую ночь ты улетала в один из параллельных миров, где училась магии, ездила на верховом волке ростом чуть поменьше слона и участвовала в регулярных 'борках' со львами, по типу гладиаторских: зверя нужно было уложить на обе лопатки, не причинив при этом ни малейшего вреда...
   Таисию утянуло в воспоминания, словно в светлую воронку. Неудивительно: мое детство намного более отрадное место, чем сегодняшний день. Голос ее завибрировал и потеплел. Я подыграла ей:
   - Я помню, ты постоянно приставала ко мне, маленькой, с дурацким вопросом: кем ты была раньше?
   - Потому что дети лет до трех-четырех часто помнят прошлые жизни. А ты говорила: 'Отстань! Никем не была'.
   - Потому что была стихиалью, но не знала, как это называется.
   - Ты настолько любила волков, что будущего избранника видела непременно похожим на этого тотемного зверя. Помнишь? Лет в десять, когда другие девчонки тащатся от Бреда Пита, ты была очарована Мадуевым, легендарным бандитом, который влюбил в себя женщину-следователя в 'Крестах', убедил принести ему пистолет и совершил попытку побега. О нем сняли аж два фильма - художественный, с Абдуловым в главной роли, и документальный, где о нем, захлебываясь от восторга, говорила ясновидящая Джуна. Помню, я пыталась охладить твой пыл, доказывая, что Мадуев лишь красиво ухаживал - цветы, дорогие подарки, но сам был холоден и циничен. И женщине, ради него отсидевшей восемь лет, даже ни разу не написал на зону. На это ты парировала, опустив глаза и таинственно улыбаясь, что да, не любил и был холоден, но лишь потому, что не встретил свою единственную (намек прозрачен!), которая сумела бы увести с пути грабежей и убийств. Помнишь?..
   - Еще бы.
   - Сильная личность, одинокий волк, печальный демон... А сейчас? В нем же от женщины больше, чем от мужчины. Причем, не лучших, а худших качеств: капризная, истеричная, ползарплаты тратящая на косметику... Бедная, бедная, бедная Айви! Какое счастье, что ты не на ее месте, что его пронесло мимо! У тебя сильный ангел-хранитель - он прикрыл своим крылом, и это темное существо не заметило твоей невыносимой женственности. Знаешь, кто он для тебя? Посланный сниже. Бывают посланные свыше - ангелы или Учителя. А он сниже...
   Ее слова - камни (каждое следующее бьет больнее), или угли, прожигающие насквозь... или птицы, неотступно преследующие и клюющие в затылок.
   - ...Впрочем, извини, - Таисия поменяла тон, словно споткнулась на ровном месте. - Как бы я тут ни изощрялась, ни разоблачала его перед тобой, ни обривала налысо - все впустую. Сердцу не прикажешь. Особенно столь сумасшедшему, как твое.
  
   Поток изнуряющих словес иссяк. Благодарная ей за это, я собралась уйти в свою комнату и попытаться нырнуть в сон. Но тут раздался звонок в дверь. Короткий, испуганно-нервный. В моей голове (и в ее тоже, уверена) промелькнуло ударом бича: он! Больше в такое время придти сюда некому.
   Постаравшись скрыть вибрации голоса, я пробормотала фальшивым донельзя тоном:
   - Открой пожалуйста, мне дольше одеваться. Может, это кто-то из моих друзей - мало ли что случилось...
   Пока она набрасывала халат в выразительном молчании, звонок пискнул еще раз - жалобным котенком.
   Таисия ушла открывать и не возвращалась, как мне показалось, неестественно долго. Две-три минуты, что ее не было, растянулись для меня в триста тридцать три судорожных вдоха и выдоха. Чтобы успокоиться, потянулась к сигарете, напрочь забыв, что не курю при Таис (ее это бесит до судорог), но меня так трясло, что сигарета выпала на пол. Нагнувшись, я принялась шарить по ковру в ее поисках и в этот момент услышала пьяные рыдания в коридоре и родной ворчливый голос, призывающий выть потише, с учетом спящих соседей.
   (Позже Таис описывала, как, открыв дверь, минуту-две колебалась, прежде чем впустить его в квартиру. 'Первой реакцией при виде ненавистной, и к тому же вдрызг пьяной физиономии было - резко захлопнуть дверь. Меня остановило лишь соображение, что этого поступка ты можешь не простить мне до конца жизни. Второй порыв - процедить холодно: 'Сейчас я позову дочь', и удалиться. Лишь окровавленный подбородок и шея пробудили отдаленное подобие самаритянской жалости...')
   Когда я увидела его в крови - не засохшей, но льющейся, все мои нервы превратились в иголки, впившиеся изнутри в кожу. Я ощущала его боль физически (знаю, знаю, как банально это звучит), захлебнувшись жалостью, нежностью и отвращением (от вида крови и расквашенных физиономий меня всегда подташнивало).
   Таисия усадила его на диван - он продолжал подвывать, и кровь тонкой струей изо рта заливала подушку, - посоветовала мне надеть халат, принесла теплой воды в тазике и полотенце. Под ее мудрым руководством я принялась тихонько вытирать влажным полотенцем его лицо от грязно-бурых подтеков. Удивительно, но отвращение бесследно исчезло. Меня переполняло нечто близкое к блаженству, к катарсису. Все изначально женское, материнское ликовало во мне от возможности быть ему полезной, окружить, оградить собой от злобного мира.
   Бережно, стараясь едва касаться вздувшейся, болезненно-лиловой плоти, скользили мои пальцы, обернутые влажной тканью, вдоль линии ноздрей и скул, очерчивая, а потом покрывая губы, оглаживая подбородок. Меня вдруг осенило, что когда любишь с такой силой, нет уже ничего грязного, ничего отвратительного, и, будь он прикован к постели, я с не меньшим светом в душе подавала бы ему судно.
   - Я шел извиниться перед вами... - пробормотал он, когда рыдания - от прохлады полотенца, от исходившей от меня нежности, от теплого полумрака комнаты - наконец утихли. - Но ваш парк оказался не слишком подходящим местом для подлунных прогулок.
   Как выяснилось, он провел вечер у Атума, и тот, по обыкновению, поил его дорогими винами, окуривал кальяном, ублажал изысканными беседами. Но Атуму недостаточно утонченной дружбы, ему подавай страсть, а к ней Бэт в последнее время - с момента появления в его жизни Айви - был не расположен. Последовал скандал. Непокорную эротическую игрушку выставили за дверь в сильном подпитии. И тут его посетила светлая мысль снять камень с души, извиниться за злобный выпад (если бы бледно-пятнистый от ярости и унижения Даксан не скрипел зубами над ухом, ему и в голову не пришло бы фонтанировать ядом). В темном парке он не сумел отыскать дом, хотя был здесь раза четыре, и подошел справиться у группы тянущих пиво подростков. Ему объяснили, но он опять не нашел и, сделав круг, вернулся к ним с тем же вопросом. То ли настырность, то ли длинные волосы и обильный макияж вкупе с безлюдностью привели к тому, что он лишился денег, документов, мобильника и нескольких нижних зубов.
   Я заметила, что на его пальцах нет ни одного перстня. Всё отобрали ночные выродки. Хорошо что не разглядели под густыми волосами серьгу в ухе. Сняв свое единственное серебряное колечко с выгравированной на нем волчьей лапой - подарок названого братца из прежней жизни, протянула ему. Он благодарно улыбнулся. Кольцо, правда, наделось лишь на мизинец, но как же я была рада, что он чуточку повеселел, посветлел.
   Едва оправившись, Бэт кинулся звонить Атуму (мобильный гениального друга оказался отключен), затем по межгороду Айви (разбуженная мама гневно бросила трубку). После чего вышел в сеть и попытался достучаться до возлюбленной по 'аське'. К счастью, она была на связи. (Удивительная девушка - к моей большой зависти, она обладала способностью спать три-четыре часа в сутки.) Он описал ей свои злоключения и умолял приехать. То ли ее сочувствие было недостаточно пылким, то ли она заколебалась, прежде чем заявить, что примчится утренним поездом, но Бэт вдруг яростно выматерился и вышел из сети.
   Честно сказать, матерщина, хоть и обращенная к другой, ударила меня наотмашь. Такими словами - о любимой девушке?.. Чуть позже сообразила: несколько дней назад мы с ним и Даксаном читали журнал Энгри. Отчаянный, разрывающий перепонки мат - чуть ли не в каждой фразе: так выплескивалась его боль, его беспомощность. Бэт вобрал в себя Энгри, пропитался им - как до этого изысканным эстетом Атумом. Мертвый Энгри поливал сейчас словесной грязью оказавшуюся недостаточно преданной Айви, а не Бэт. (А есть ли он, существует ли в реальности, сам по себе - Бэт?.. Впервые я задалась этим странным вопросом.)
  
   Таисия долго раздумывала, вызывать или нет 'скорую'. (Будоражить соседей, с которыми и без того - после моего приснопамятного торжества, на ножах... Может, и так заживет, как на собаке?.. Пьяному море по колено, пьяному драка - что щекотка...) Потом все-таки сообразила, что выбитые зубы, а может, и сломанная челюсть - это серьезно.
   В четыре утра приехали две усталые неприветливые тетки. Они говорили с ним, всем своим видом демонстрируя презрение: пьяный, да еще бомж (без полиса), отчего Бэт вскидывался и принимался велеречиво и шепеляво хамить в ответ, а я, в страхе, что он выведет из себя служительниц милосердия и они, сплюнув в его сторону, уедут, успокоительно гладила его по плечу.
   - Кто-нибудь поедет сопровождающим? - поинтересовалась, захлопывая чемоданчик с инструментами, одна из врачих.
   - А это обязательно? - спросила Таисия.
   - Нет, но... - врачиха смерила ее выразительным взглядом.
   Таисия заколебалась - подобно тому как, открыв дверь, колебалась, впустить ли пьяное чудовище в дом или отправить назад, во тьму парка. Ей явно не улыбалось тащиться в больницу в четыре часа утра. Медицину во всех видах Таис не выносит на дух и даже участкового врача посещает в исключительных случаях.
   - Никому я не нужен, бросьте меня на помойку... - заныл Бэт.
   Я хотела сказать, что поеду сопровождающей, несмотря на высокую температуру, но тут она, опередив меня, решила предоставить выбор страдальцу.
   - Ладно. Кого ты хочешь сопровождающим: меня или...
   - Вас! - быстро ответил он. И добавил с льстивой пьяной ухмылкой: - Вы крутая...
   В очередной раз нанеся мне мучительную обиду.
  
   Когда они уехали, я еще долго сидела на подоконнике, глядя на наволочку с пятнами крови. Его крови. Продолжая сжимать в руке влажно-розовое полотенце. Под подушечками пальцев держалось ощущение контуров его лица...
  
   Таисия вернулась часов через пять.
   Естественно, я не спала.
   - Это было мудрое решение, что поехала я, а не ты, - сообщила она с порога, кривясь от усталости. - Наша бесплатная медицина - полный отстой. Сначала его долго и муторно оформляли как бомжа - ведь не было ни паспорта, ни страховки. Затем часа два в абсолютно пустом коридоре мы ждали, пока кто-нибудь соизволит оказать медицинскую помощь. Потом я сидела одна в коридоре и слушала через открытую дверь операционной его вопли. И проклинала врачей: вот сволочи, из экономии - кому нужен пьяный бомжеватый гот? - вправляют ему челюсть без наркоза. Как оказалось, наркоз все-таки был, самый дешевенький, но в состоянии алкогольного опьянения он не действует. В довершение всего, когда его отправили, наконец, в палату, я не смогла найти ни единой души, которая выдала бы постельное белье. На посту дежурной медсестры никого: воруй, не хочу. Вся больница словно вымерла - гулкие коридоры, тусклый замогильный свет. В конце концов он свернулся клубочком, не раздеваясь, на грязном матрасе, наволочкой служили волосы, под храп пятерых мужиков в палате... Не знаю, как бы ты вынесла все это. Я его не люблю, как ты понимаешь - больше не люблю, и то было тяжеловато.
   Как бы я вынесла? Не знаю. Может, заткнула бы уши, чтобы не слышать его стонов. Или убежала в дальний конец коридора. Молилась бы изо всех сил, чтобы ему не было так больно. Стащила белье - если коридоры пустые... Не знаю. Молилась?.. Того и гляди от такой жизни стану фанатично верующей, 'хрюсом в платочке', по терминологии Бэта и его 'сестрички по вере' сатанистки Эстер.
  
   В тот день, как я уже говорила, Таисия поставила на нем крест. Во всяком случае, объявила об этом. Не осталось ни восхищения, ни уважения, ни жалости. Впрочем, последнее оставалось, что бы она там ни говорила. Иначе отчего бы ей мучиться, слушая его стоны? Шептать слова утешения и поддержки, держа за руку, когда они ехали в 'скорой', гладить по голове, лежавшей у нее на коленях, в ожидании пугающей операции в пустом и гулком, вымершем коридоре?.. Правда, навещать его она не стала. Объяснив, что это учреждение изрядно ей поднадоело за проведенные в нем четыре ночных часа.
   А он ждал, оказывается. Каждый день ждал...
  
  
  
   КАРТИНА 10
  
   Въезжает на инвалидной коляске Хель. Подъехав к забору, хочет написать тему, но руки плохо его слушаются, мел крошится. С ожесточением швыряет мел. Говорит очень громко, хаотично двигаясь взад-вперед по сцене, быстро перебирая руками колеса коляски.
   ХЕЛЬ: Здесь нередко встречается мысль: неплохо было бы набить морду Боженьке, или кто там есть, наверху. Предлагаю открыть по этому поводу дискуссию. Для затравки два вопроса. Первый к агностикам: что, если в момент творения Демиург находился в состоянии депрессии? Стоит ли в таком случае его винить? Второй к атеистам: предложите способ набить морду Большому Взрыву.
   КРАЙ: Хе-хе... Забавная темка! Если все-таки окажется, что загробная жизнь существует, и будет возможность добраться до Апостола Петра или даже до самого Боженьки, однозначно стоит набить ему морду. Я бы этому гаду всю его седую бороденку повыдергал!!! В депрессии был? А не хрен в депрессии что-то там творить. В депрессии нужно лежать мордой к стеночке, если уж не решаешься на радикальные меры.
   МОРФИУС: Это уже сатанизм, ребятки. И бравировать тут нечем.
   ДАКСАН: Кстати, о сатанизме: 'Я обмакиваю перст в жидкую кровь бессильного идиота-Спасителя и пишу на Его израненном челе: се, истинный Князь Тьмы - Царь Рабский!... Я всматриваюсь в тусклые глаза грозного Иеговы и щиплю его бороду; я воздеваю секиру и раскалываю его прогнивший череп!' Ла-Вей, Сатанинская Библия, Дьявольская Диатриба, глава 1.
   ЭСТЕР: Вопрос поставлен в корне неверно. Нужно бить морды тем, кто придумал Боженьку. Такого Боженьку. Предлагаю набить морды высокопоставленным 'хрюсам': епископам, патриарху, папе.
   КРАЙ: Папе не надо. Неплохой мужик, много добра делает.
   ОНЛИБЛЭК: Эх, люди, люди... Все б им только кого-нибудь обвинить. Даже Бога, наверное, для этого придумали.
   БРЮС: Интересный вопрос: а где у Бога то, что вы собираетесь бить? Поскольку, как пишут в некоторых умных книжках, его сущность есть комплекс пространственно-временных вибраций, некое подобие голографической многомерной структуры.
   КРАЙ: Если очень захотеть, можно и в голографической структуре обнаружить морду. И вдарить хорошенько!
   ХЕЛЬ: Браво, Край! Респект. Я уверен, что ты непременно её обнаружишь. И адаптируешь привычное действие - битие морды - к непривычным условиям.
   ЛУИЗА: А мне вот совсем не хочется кому-то что-то бить. Наоборот. Каждый вечер, перед тем как заснуть, прошу, чтобы меня ДО-били. Как угодно: кирпичом по голове, ножом в печень. Взрывом террориста в метро. Только поскорее! Мизерекордия - 'милосердие' - так назывался в Средние века кинжал, которым добивали смертельно раненых. Я даже, наплевав на гордость, поцеловала бы руку, которая нанесет мне милосердный удар. Все равно - Боженькину или человеческую.
   ХЕЛЬ: Луиза, так это ж просто. Чаще гуляй по ночам по безлюдным пустырям и паркам. При нынешнем разгуле преступности долго ждать милосердной руки не придется.
   БРЮС: Кстати, о ночных парках. Кто в курсе, Бэт уже вышел из больницы?
   МОРФИУС: Вышел, с ним все в порядке - болтали по асе вчера вечером. Думаю, скоро объявится.
   ХЕЛЬ: Вот интересно, Бэт недостаточно горячо целовал ручки тем, кто на него напал в ночном парке? Не сумел пробудить милосердие в зачерствелых сердцах пятерых кавказцев?..
   АЙВИ: Хель, смени либо тон, либо тему. Прошу тебя - пока вежливо.
   ХЕЛЬ: Слово 'пока' меня заинтриговало. Особенно, учитывая разделяющие нас полторы тысячи км. Тон у меня, кстати, вполне почтительный.
   ЭСТЕР: Дело даже не в тоне. О поцелуях ручек говорила Луиза, и ты не вправе приписывать ее желание кому-то другому. Мне тоже, к примеру, претит быть убитой рукой какого-нибудь ублюдка. Зарезанной, задушенной или забитой ногами. Не нужно стричь всех под одну гребенку.
   ХЕЛЬ: Сдаюсь! Не буду стричь. Тем более, если остричь всеми нами уважаемого Бэта, он тут же скончается от разрыва сердца. Благодарю всех высказавшихся! Дискуссия прошла весьма плодотворно. Краткие тезисы будут отпечатаны и выставлены на всеобщее обозрение.
  
  
  
   Глава 11
   ЭСТЕР Крах
  
   Из 'живого журнала':
  
   '...Когда отчаянье рвется наружу - я загоняю его назад, в глубину себя. Когда я балансирую на грани истерики, когда готова расцарапать себе лицо или рыдать до умопомрачения - я неимоверным усилием воли заставляю себя не рухнуть за эту грань. Слезы боли грозят смыть маску, прикрывающую мое истинное 'Я', и я прогоняю их смехом или надеваю черные очки.
   Никто не должен видеть меня слабой и жалкой.
   'И только гордость говорит: иди!'
   .................................
   И в сны убежать уже нельзя. Это не раз спасало меня прежде, давало передышку на восемь часов в сутки. Теперь уже нет: сны стали тошнотворней реальности. Разве что один, самый любимый сон - он по-прежнему предан мне и приходит два-три раза в месяц. Я сотворила его сама, вырастила из воображаемых картинок, проплывающих под закрытыми веками.
   ...Я смотрю в окно на высотные дома напротив, и под моим ненавидящим взглядом прямоугольные коробки начинают оседать, рушиться, переламываться в сочленениях, подымая клубы густой пыли. Совсем как башни-близнецы Торгового центра. Над головой проносится взрывная волна, сносящая потолок и стены, мой дом проседает вместе с другими, но я не падаю, не перемалываюсь в мясорубке тотального разрушения, а взмываю в небо, словно подброшенная чьей-то сильной рукой. С высоты птичьего полета так хорошо обозревать полыхающий в огне и задыхающийся в дыму и пыли город... мир... мироздание. Мировое здание, громада сложных и стройных конструкций рушится грозно и мощно, на потеху плотоядно ухмыляющемуся Хаосу. Языки пламени, тянущиеся от земли, сплетаются с молниями, образуя красочную подсветку. Эффектное зрелище захватывает дух, радость освобождения кружит голову... И таким острым бывает разочарование, следующее за пробуждением.
  .................................
   Я гораздо более живучий зверек, чем мой Модик. И даже чем его активная подружка Лилит. Но столь же бесполезный. Моя тушка не сгодится даже на корм, даже на удобрения...'
  
   Человек, которого никто никогда не любил, не любит и не полюбит, умирает, как затравленная крыса. Эта фраза из романа Айрис Мердок врезалась в сознание в ранней юности. Отчего-то сейчас она преследует меня непрестанно, став чем-то вроде внутреннего лейтмотива. Стоит взглянуть на Модика, умывающего мордочку, грызущего морковь или ласково обшаривающего в поисках блошек свою подружку, и в уме мгновенно выстраивается: я - такая крыса. Никому не нужная, всеми презираемая, брезгливо отбрасываемая. Может, имеет смысл поменять ник на Рэт или Рэтнесс?..
   Вероятно, я потому так люблю крыс, что подсознательно отождествляю себя с ними. Впрочем, мой Модик, как и его нагловатая половинка Лилит, любимы. И друг другом, и хозяйкой. От декоративных крысок все тащатся и приходят в умиление. (Как-то заглянула из любопытства на сайт, посвященный разведению этих зверьков, и меня позабавило, как юные девочки и взрослые тетеньки делились тем, кто сколько дней проливал слезы после упокоения любимца.)
   Я - крыса уличная, помойная, чумная. Затравленная и одинокая. Видимо, пришла пора умирать.
   Или все-таки жить дальше? Бесцельно, упорно и тупо. Если и есть у меня какая-то цель, то это - сплясать на могилках пары-тройки врагов. Но где гарантии, что я переживу их, а не наоборот? Возможно, спляшут как раз они - на моей, наспех вырытой, бесхозной.
   Неистребимая дурочка. Впрочем, неистребимо во мне лишь одно-единственное - гордость. И уверенность в своем Левом Пути. 'И только гордость говорит - иди!'
   Но почему, почему он перестал помогать мне, перестал поддерживать - мой Левый Путь?..
  
   Айви, примчавшись в больницу к Бэту по его паническому вызову, вернулась в Москву той же ночью - служба, бес ее подери. Зато спустя несколько дней выпросила, в придачу к выходным, три отгула.
   И приехала в Питер на целых пять дней.
   Ей было где остановиться - имелась родная тетя, имелась комната Бэта, но он, конечно же, возжелал провести время с возлюбленной с наибольшим комфортом, поэтому наилучшим вариантом ему представлялась моя съемная хатка. Ноль родителей. Ноль соседей. И безлимитный интернет.
   Единственное, что я смогла вытребовать, - покидать мое кровное жилье не раньше одиннадцати вечера. Возвращаться с работы сразу в лоно родной семьи было для меня чересчур. (После полутора лет самостоятельной жизни я уже стала забывать черты лиц родственничков, и меня это радовало.) Бэт, правда, предложил мне пожить эти пять дней в его комнатухе, но я горячо отказалась: на редкость депрессивная обитель - с темными шторами, слоем пыли на шкафах толщиной в три пальца, зверскими постерами и смертоубийственными надписями на стенах. Одно дело - провести в такой обстановке готический вечерок, и совсем другое - окунаться во тьму и тление каждое утро. Да еще и соседи на кухне - лишняя головная боль и напряжение нервов для скромного социофоба. Уж лучше привычные родственнички.
   Особо оговаривались выходные дни. Как я ни упиралась, раньше семи вечера, как и в будни, вваливаться в родные пенаты мне было запрещено. Мне посоветовали совершать долгие прогулки по не освоенным еще пригородным кладбищам (в городе неосвоенных не осталось).
  
   Когда я пришла с работы вечером в пятницу, не узнала своей скромной хатки. Бэт изукрасил ее как мог к утреннему прибытию Айви. С потолка свисали воздушные шарики, и на каждом красовалась цитата из классиков на тему любви или смерти. Люстра была перевита елочной мишурой. Стены украшали знакомые зверские постеры (он перетащил их из своей комнатухи). На столе красовалась пепельница из человеческого черепа - как объяснил Бэт, он выпросил ее на несколько дней у знакомого 'черного' археолога. На тахте и диване восседали симпатичные плюшевые зверюшки.
   И море цветов. Исключительно белые: нарциссы, лилии, розы, пионы, ромашки.
   Все это, особенно обилие игрушек и мишуры, показалось мне дурновкусием. Но я смолчала: влюбленные глупеют, это общеизвестно. Спросила лишь о цветах.
   - Почему белые? - Он сиял от гордости и явно ждал более бурных рукоплесканий в адрес преображенного жилища. - Могла бы и сама догадаться. Белый цвет означает чистоту, легкость, смерть и свободу.
   - До сих пор ты был апологетом черного. А любимой девушке естественней вручать алые розы, - заметила я, невольно морщась: от смешения сильных ароматов кружилась голова и першило в ноздрях.
   - Айви - больше, чем любимая девушка, - ответствовал он многозначительно. Но развивать тему не стал.
  
   Уже назавтра я пожалела о вытребованном праве покидать родное жилище не раньше одиннадцати часов. Я сбилась с ног, выполняя многочисленные хозяйственные поручения Бэта. Большую часть времени пришлось торчать на кухне: разумеется, знаменательную встречу нельзя было декорировать банальными сосисками и яичницей. Рынок-магазин-плита...
   На третий день в виде разнообразия к кухне добавилась ванная. Точнее, общение со стиральной машиной. К чести Айви, она комплексовала по этому поводу и рвалась к стиральной машине сама. Но Бэт строго-настрого запретил ей делать хоть что-то по дому. Он носился с ней, как с наследницей трона, таскал на руках - в прямом смысле слова, из комнаты в туалет, из ванной на балкон и обратно.
   Прокрутить тряпки в машине - труд небольшой. Дело не в этом. Меня немало удивили кровавые разводы на простыне и белой рубашке Айви. Вариант, что она оказалась девственницей, исключался напрочь. Значит?..
   - А чему ты так удивляешься? - спросила она, стараясь скрыть смущение и придать детскому курносому личику выражение много повидавшей прожженой женщины.
   В барабане крутились простыни и белье. Бэт заглянул в ванную и, удостоверившись, что принцесса не напрягает ручек, а просто общается, милостиво позволил нам несколько минут провести за бабской болтовней.
   - Мне всегда казалось, что всякие садо-мазо штучки - это для тех, у кого нет настоящих чувств. Ни любви, ни влюбленности. Лишь вожделение. И вожделение-то вялое, которое нужно подстегивать наручниками и плетками и подкармливать свежей кровью.
   - Ну, ты не права. Видно, что ты знакома с БДСМ лишь понаслышке.
   Я едва не расхохоталась: с таким важным видом протянула это малышка, едва перевалившая через совершеннолетие. Младше меня на пять лет, между прочим.
   - Так просвети, будь любезна.
   - Охотно. Садо-мазо штучки, как ты говоришь, как раз не стоит применять, когда нет настоящих чувств. Поскольку тогда это превращается в банальное истязание для одного и выплеск зверства для другого.
   - А при наличии чувств истязание и выплеск зверства становятся не банальными?
   - При наличии чувств это не то и не другое, но удовольствие особого рода. Боль может быть таким же даром, таким же счастьем, как поцелуй или поглаживание эрогенной зоны. Самое главное - слышать партнера, вжиться в него, настроиться полностью на его волну, чтобы не пропустить тот момент, если боль вдруг перестанет быть даром, перестанет приносить счастье и маленькими упоительными скачками вести к оргазму.
   - Понятно, - протянула я. Именно в этот момент моя всегдашняя зависть к этому тонкокостному цыпленку, к 'мисс суицид', тощей, как рыбий скелет, отчего-то достигла апогея. Сдержать ее стоило больших усилий. - Хотя до конца я пойму это, видимо, лишь испробовав на практике. Возможно, когда-нибудь такое произойдет, - я сопроводила слова дружелюбнейшей улыбкой. - Надеюсь, Бэт умело превращает боль в удовольствие - учителя, как-никак, первоклассные.
   - Учителя? - она нахмурилась и поцарапала ногтем заживший шрам на запястье. - Кого ты имеешь в виду?
   - Атума, разумеется. Возможно, у Бэта были и другие, но в сравнении с ним все меркнут. Разве он тебе не рассказывал, какие изысканные уроки любви преподавал ему этот удивительный человек?
   - Пытался рассказывать. Но мне это как-то не интересно. И вообще...
   Но тут в ванную опять сунулся Бэт и объявил, что дольше десяти минут существовать без Айви не может. Это пытка! Это членовредительство и колесование души. И утащил ее, смеющуюся, за собой. Предоставив меня обществу монотонного стирального агрегата.
  
   Айви неистово ревновала Бэта к Атуму. И не пыталась этого скрывать.
   В другой раз, желая поддеть ее, я зашла на сайт блистательного андрогина, в раздел 'Поэзия'.
   - Бэт, ты последние стихи Атума видел? Одно явно навеяно посещением тебя в больнице.
   - Да ну? - приятно удивился он. - Зачитай, плиз.
   Я принялась проникновенно декламировать:
   Узколицая муза
   с жалобным взглядом косящим
   на больничной койке клубочком
  
   без белья
   без сладкой отрады
   без нижних зубов
  
   чресел увядших стыдясь...
  
   Муза,
   в чем твоя музыка?
   отчего,
   словно редкую бабочку с берегов Амазонки,
   пытаются все вокруг уловить,
   оберечь,
   залюбить,
   присвоить?..
  
   Не ответишь,
   говорить не умея...
  
   - Стоп! - недовольно прервал он мою декламацию. - Дальше не надо. И у гениев бывают неудачи. 'Увядшие чресла' - что за гадость такая...
   - А главное - абсолютно не соответствует реальности, - вставила свои 'пять центов' Айви. - И вообще: увлекаться пластической хирургией вредно. И для кожи, и для мозгов. Живой пример - Майкл Джексон.
   Я хотела заметить, что ее обожаемый Бэт имеет противоположное мнение на этот счет, но благоразумно смолчала. Восстанавливать против себя самонадеянную москвичку резонов было. Зато Бэт проворчал:
   - И ведь какой стишок выбрала - из всех имеющихся... Знаешь, сестричка, я тебя недооценивал. Считал, что ты только на словах сатанистка. Вижу теперь, что ошибся. Ты коварна, жестока и вероломна, как и полагается истинной дочери Тьмы. Приношу свои извинения за былые порочащие тебя заблуждения. Достопочтенный Варракс может гордиться своей ученицей!
  
   Говорить на тему Атума им не слишком хотелось. Что и понятно. А жаль. После незабываемой встречи в больничной палате я еще сильнее возжаждала если не приятельствовать, то хотя бы общаться изредка с этой уникальной, невообразимой личностью. И как такое чудо могло взрасти на уныло-болотистой питерской почве?
   И как можно предпочесть его кому-то другому?..
  
   Едва приехав, Айви перекрасила волосы. Избавившись от зеленого оттенка, она поступила мудро - перестав напоминать петеушницу. Теперь она стала светло-платиновой. Серебристо-белой. В сочетании с махровой белой тушью на ресницах, придававшей круглым глазам вид двух ромашек с голубенькой сердцевиной, смотрелось, надо признать, стильно. Во всяком случае, Бэту не пришлось долго просить меня запечатлеть их пару. Получился эффектный контраст черного и белого: Бэт со своей русалочьей гривой цвета безлунной ночи и карими глазами и Айви, светло-голубоглазая, серебристая, в снежно-белой (моими усилиями) рубашонке. Демон и ангел. Но, разумеется, внешнее впечатление не отражало сути: разве могут ангелы увлекаться плетками и опасными лезвиями? И разве демоны плачут ?..
  
   Никогда прежде не доводилось мне видеть счастливых людей в таком количестве. Их было двое. Но они заполняли собой весь мир.
   Их счастье не имело ничего общего с тем безоблачно-сытым состоянием, которое обозначают этим словом мещане. Оно было не голубым и не розовым, но сияюще-черным, ласково-кромешным.
   На второй вечер, вернувшись с прогулки по Старопетергофскому кладбищу, я увидела на круглом личике Айви глубокую царапину через всю правую щеку. Она была замазана йодом и придавала вид клоуна на детском утреннике. Мне объяснили, что девочка собиралась сделать свою улыбку более широкой и выразительной - с помощью опасной бритвы. Что подвигло ее на это, абсент или мартини, я уточнять не стала. Наверное, абсент.
   А через день боевую рану получил уже Бэт - его украшала ссадина на виске. В него запустили первым попавшимся под руку предметом - попасться не повезло англо-русскому словарю. Такими методами Айви отучала произносить имя Атума - в любом контексте, с любой интонацией, даже с насмешливой, не говоря уже о восхищенной. Я позавидовала в n-ый раз - ее решительности и умению ничем не сдерживать свои порывы.
   Еще запрещалось произносить имя Алины Витухновской - тоже чревато увечьями. Их совместное фото, которое Бэт вывесил на нашем сайте, подверглось уничижительной критике.
  Но и Бэту пришлось поревновать. Правда, к мертвому, но от этого его муки не стали слабее. На второй день после приезда Айви ему вздумалось почитать 'живой журнал' Окса - этот старожил 'Nevermore' исполнил свое намерение в апреле, до прихода Бэта на сайт. Кажется, он был неизлечимо болен, кружил головы романтическим девицам и был глашатаем красивой гедонической смерти. Бэт обнаружил множество комментов Айви, нежных и кокетливых, исходящих недвусмысленным желанием познакомиться поближе. А под последней, прощальной записью ('Этого мира не существует, как нет и этого дневника и того, кто в нем пишет. Поймет ли кто иронию?') самым первым стоял ее отклик: 'Ты улыбаешься? Счастья тебе...'
   Выяснение отношений прошло без меня - но послегрозовая атмосфера зависла в квартире надолго.
   Вещи тоже страдали, не только люди. Светлые обои оказались исписанными вдоль и поперек: влюбленные, как на грех - оба поэты, в передышках между занятиями любовью и членовредительством сочиняли стихи, каждый по строчке. Гекзаметры, хокку, сонеты и танки. При виде этого зрелища я мужественно устояла на ногах, но все-таки выразила протест: квартирная хозяйка, как никак, погладит по шерстке меня, а не их. На это Бэт, расщедрившись, заявил, что все оставшиеся деньги Инока я могу забрать на ремонт хаты. Правда, он добавил:
   - Но ты совершишь большую и непоправимую глупость. Советую оставить все как есть. Для потомства.
   Задвижка на двери ванной в один из вечеров оказалась выдранной с мясом. Меня угораздило придти в тот момент, когда вокруг этого события кипел яростный диалог:
   - А какого хрена ты ушла в ванную? И заперлась там?!..
   - Я всегда вечерами лежу в ванной с книжкой. Слабость у меня такая. Имею я право уединиться хоть на полчаса?!
   - Не имеешь! Мне стало нечеловечески одиноко. Ты же знаешь, я не могу без тебя даже пяти минут...
   Продолжали они, уже вцепившись друг в друга. Как смертельные враги, глаза в глаза. Давно замечено, и не мною, что любовь частенько смахивает на смертельную вражду. А оргазм - на муку.
   - Больной... сумасшедший... скорей бы тебя вылечили электрошоком...
   - Ты хочешь, чтобы меня вылечили от любви к тебе?
   - Нет!..
  
   Диалоги такого же или чуть меньшего накала звучали и за ужином, который я, вернувшись с работы или прогулки, разделяла с ними. Порой они напрочь не замечали меня - творили и говорили такое, что я ощущала себя мухой на занавеске и едва сдерживалась, чтобы не бежать прочь, не дожидаясь уговоренных часов. (Что именно сдерживало? Сие для меня загадка.)
   Бывало и наоборот. Перебродившая в них любовь перехлестывала через край, и меня обдавало ее брызгами: Бэт принимался наделять мою персону безудержными комплиментами, справлялся о здоровье и настроении, моем и Модика с Лилит (крысок в целях безопасности я временно переселила к родным). Айви усиленно приглашала в Москву, дарила фенечки, амулеты и книжки.
   Даже обычные его шуточки теряли в значительной мере градус язвительности:
   - Зачем тебе самоубиваться, Астарта? Лучше сходи-ка замуж, раза три, от каждого мужа заимей по три ребенка и назови их именами девяти бесов. А?.. Неплохой перфоманс получится.
   - Знаешь, почему я не отправляю в ответ на поток твоих оскорблений этот бокал в область твоей физиономии?..
   - Знаю. Мы в ответе за тех, кого не сумели вовремя послать.
  
   О сайте 'У Бафомета' речь ни разу не заходила. А когда я пробовала ненавязчиво поднять эту тему, ни Бэт, ни его возлюбленная ее не поддерживали. Мне было обидно, говоря по правде: хотелось поделиться новыми стихами и отрывками из прозы, которые я прилежно нарыла, пополняя библиотеку. В 'картинной галерее' тоже появилось немало темного и инфернального - недаром в последнее время я стала завсегдатаем художественных выставок (на которые прежде заманить меня было проблемой).
   Впрочем, ко мне и раньше наведывалось подозрение, что Бэт, по сути, никакой не сатанист. Левый Путь, столь много для меня значащий, для него лишь очередная игрушка скучающего ума, недолгая пища для вечноголодного воображения.
   Порой ко мне даже подкатывалась крамольная мысль: а есть ли вообще глубина у человека, не способного встать на Путь, или хотя бы этот самый Путь обнаружить?..
  
   То, что они собирались сделать в последний день, ничуть меня не удивило.
   Именно этого я и ждала. С тех самых слов Бэта о 'сюрпризе', который они с Айви готовят Иноку. Правда, поначалу это было на уровне предположения. Мало ли, какой они могли задумать сюрприз. Могли попросить Инока обвенчать их в своей квартирной церквушке. (Уверена, Бэт надел бы под рубашку перевернутую пентаграмму и в протяжении всей процедуры держал пальцы сцепленными в кощунственном жесте.) Или - окрестить их будущего ребенка. Фантазия у обоих богатая.
   Но после белых цветов, наводнивших мою квартиру, все остальные варианты отсеялись. Будучи девушкой, отличающейся умом и сообразительностью, я не нуждаюсь, чтобы мне намекали трижды.
  
   Дамы и господа! Позвольте представить вам модные в этом сезоне 'даблы'.
   Уточняю: в суицидной тусовке, к которой я имею счастье (или несчастье - это с какой стороны посмотреть) принадлежать, вошли в моду не просто 'даблы', а 'даблы' дружеские. Среди подопечных Инока таковых было два за последние полтора года. В первом случае мальчик и девочка, познакомившись на форуме, спрыгнули с крыши, для надежности сковав руки наручниками из секс-шопа. Во втором - тоже мальчик и девочка, и тоже друзья, точнее - единомышленники, брат и сестра по суицидной вере, ушли зимой далеко в лес и наглотались снотворного.
   На сайте 'Nevermore' периодически появлялись люди, ищущие партнера для прыжка в небытие. Это не поощрялось, но, в общем-то, и не осуждалось.
   Ни разу на моей памяти не совершались 'даблы' влюбленных. Что объяснимо: не в Японии живем как-никак, и не в эпоху Шекспира. Вряд ли сейчас встречаются непреодолимые препятствия для людей, желающих соединиться. Взаимная любовь обычно возвращает миру утерянные им краски, не подталкивает к суициду, а отвлекает от него, пусть на время.
   Но Бэт и Айви пожелали быть оригиналами. Задумали уйти на пике любви, которую никто - ни папа-мама, ни общество, ни государственные структуры, не стесняли и не ограничивали. Инок обвенчал бы их с превеликой радостью. (Ему не впервой венчать сатанистов, этому бунтарю в рясе.) Родители Айви смирились бы с зятем - если б альтернативой была мертвая девочка. Су-тусовки Москвы и Питера явились бы на свадьбу полным составом, с букетами белых лилий и черных роз. Платная клиника довершила бы житейское счастье новобрачных - поп-гуманист расщедрился бы и на Айви тоже.
   Но - нет.
   Им позарез нужно было выделиться, видите ли.
  
   Я догадывалась, что для этого мероприятия будет выбран последний день. Чтобы как следует насладиться любовью и мартини, чтобы спустить остатки денег Инока на ветер - на сильный ветер, на ураган.
   Меня очень тянуло позвонить им утром с работы. Но я сдерживала себя. До тех пор пока не приняла твердое решение и не проговорила его отчетливо: позвоню. Но, если не откликнется ни городской, ни оба мобильных, не понесусь, бросив все и сломя голову, домой. Дождусь оговоренных семи часов вечера. Явиться раньше было бы подло. Люди, рассчитывая свои планы, имели в виду эту договоренность и четко обозначенное время.
   О, это одна из излюбленных тем на суицидных форумах, лакмусовая бумажка для скрытых 'спасателей': вправе ли кто-то мешать человеку, задумавшему самоубийство? Благородно или подло - хватать за шкирку решившегося на прыжок, хватать уже на лету?..
   Я отдавала себе отчет, что, если Бэт уйдет в небытие, в моей жизни совсем не останется света. Пусть это лунный свет, призрачный, лживый и слабый, но лучше он, чем глухая тьма. И, скорее всего, мне придется отправиться следом за ним - покорно, как собака, прыгающая на гроб хозяина, чтобы ее зарыли с ним вместе.
   Но мешать им? Ни в коем случае.
   Не имею права.
  
   Я позвонила около полудня. Обычно в это время Айви, не нуждавшаяся в долгом сне, была на ногах. Все три телефона молчали.
   Весь оставшийся рабочий день я провела в курилке. У меня был такой вид, что добрые сослуживцы хором умоляли отправиться домой, наесться аспирину и укрыться одеялом. Я лишь отрицательно мотала головой. Говорить не могла. Исполнять непосредственные служебные обязанности тем более.
  
   Когда я добралась до квартиры - ровно в девятнадцать ноль-ноль - никаких леденящих душу пейзажей моему взору не предстало. Ни бездыханных тел, ни умирающих. Живых, правда, тоже. Бардак - лишь немногим больше обычного. Разноцветные лоскутки лопнувших воздушных шариков. Пустые бутылки, перекатывающиеся под ногами. Запах окурков, переполнявших пепельницы и сыпавшихся через край, словно грязная пена.
   Я очень внимательно осмотрела свое жилье: никаких следов крови. Никаких следов рвоты. Ни даже следов истерики - типа битой посуды или трещин на зеркале. Единственный нюанс - не было рюкзачка Айви. И ее одежды.
   Я долго, настырно звонила на мобильный Бэту. 'Абонент выключен или находится вне зоны действия сети'.
   Сволочь.
   Мог бы оставить записку - на пустой пачке из-под сигарет, или губной помадой на зеркале, или своей любимой кровушкой на обоях...
  
   Впрочем, как оказалось, я зря на него злилась и неистовствовала. Это выяснилось день спустя - мне позвонил и любезно поведал о случившемся Даксан.
   Кто-то - скорее всего, Синий Змей, так как других подонков подобного толка на форуме не водилось - узнал об их планах и позвонил родителям Айви. Отец срочно примчался спасать единственную доченьку.
   Спасибо, что хоть не стал вызывать ментов и выламывать дверь - у бедных влюбленных хватило ума открыть добровольно.
  
   Где-то через неделю после описываемых событий на форуме в разделе 'Творчество наших авторов' появилось стихотворение. Ник автора - Айланд, никому ни о чем не говорил. Новенький, а может, виртуал кого-то из стареньких. Последнее более вероятно, поскольку таинственному автору были известны такие детали, как попытка Айви увеличить свою улыбку и нелюбовь покойного Энгри к сладкому.
  
   Возлюбившие Смерть более, чем друг друга,
   взявшись за руки, лепеча обескровленными устами,
   дети - две сломанные игрушки, два темных недуга,
   две звезды рождественские с обуглившимися лучами...
  
   'Я хотел бы выблевать или вырезать свое сердце
   и вручить его вместо торта на твой день рожденья.
   В память об Энгри, не выносившем сладкое с детства,
   злом и отчаянном, повесившемся на прошлой неделе'.
  
   'Спасибо-спасибо, я вкушу этот дивный подарок,
   я запью его спиртом и занюхаю черными розами.
   Надеюсь, мне хватит: таимая в нем отрава
   сильней цианида, цикуты, цирроза мозга?..'
  
   'Ц - излюбленная согласная смерти, я тоже заметил...
   Вдвоем мы сумеем, справимся. Вместе легче.
   Только не будем ни петь, ни громко кричать об этом -
   в память о Бьюти, молча и просто ушедшем'.
  
   'Я хотела бы разукрасить лицо бритвой,
   стать подобной гранату, сочащемуся соком,
   гранату - любимому плоду Аида,
   темноликого гордого мертвого бога.
   Я хотела бы стать прекрасней всех женщин на свете,
   даже первой жены Адама - Лилит, сотворенной впустую...'
  
   'Лишь одной-единственной прекраснее стать не светит...'
  
   'Знаю. Лишь к одной-единственной я тебя не ревную'.
  
   Тихий смех понимающий. 'К нашей общей малышке, к смерти...
   единственному сокровищу...' Грезитесь или снитесь -
   дети, заблудившиеся в изнанке неба,
   в черном его подбрюшье. Рвущие серебристые нити...
  
   Ромео и Джульетт, переписанные вставшим из гроба Шекспиром,
   злым и больным, насмотревшимся потусторонних кошмаров.
   'Улыбнись, мы падаем в вечность...' Нет. Мимо...
   Снова, в который раз промахиваясь, как ни странно.
  
  
   КАРТИНА 11
  
   Входит Эстер. Пишет вопрос: 'В КАКИХ СЛУЧАЯХ САМОУБИЙСТВО ОПРАВДАНО?'
   ЭСТЕР (поясняет): Как вы думаете, когда оно приемлемо, когда нет никаких других выходов?
   ДАКСАН: Все относительно. Есть инвалиды, которые цепляются за жизнь изо всех сил - хоть как, хоть в коляске, хоть парализованному. Если б несуществующий Боженька создал наряду с человеком шкалу измерения страданий и мук в баллах - тогда можно было бы о чем-то говорить.
   ЭСТЕР: Для меня это, во-первых, прогрессирующая болезнь, ведущая к деградации личности. Лучше умереть в своем уме, чем в бессознательно-овощном состоянии. Или - когда тебя сломали и ты как личность уже не можешь жить. Если б меня, к примеру, изнасиловали, я бы покончила с собой, однозначно, так как отомстить обидчикам в нашей реальной жизни невозможно и жить с эти нельзя.
   МОРЕНА: Для меня оправдано, когда умирает уже фактически мертвый. Переставший чувствовать, мыслить, желать. Как при тяжелой депрессии, когда месяцами лежат, отвернувшись лицом к стенке. А когда уходят на пике жизни - любви, страсти, стремлений - в этом есть обидная нелепость.
   ХЕЛЬ: Самоубийство - выход для людей мыслящих, сильных и свободных. Оно менее оправдано, когда совершается в порыве, под воздействием эмоций. Как всякий серьезный шаг, его нужно совершать обдуманно и спокойно, но это - идеальный случай.
   ОНЛИБЛЭК: Ни в каких случаях не оправдано. И при этом - единственный выход для рожденных на этой планете.
   Входит корреспондентка Лара с диктофоном и блокнотом.
   ЛАРА: Здравствуйте. Извините, что врываюсь в ваш разговор. Я пишу статью о форумах самоубийц. Вы конечно читали, было уже несколько на эту тему. Тема очень тревожна и многогранна. Я хочу охватить некоторые аспекты, которые до этого не затрагивались
   Хель и Онлиблэк демонстративно уходят.
   ЛУИЗА: И что вы хотите от нас?
   ЛАРА: Я бы хотела поговорить с создателем и администратором сайта.
   ЛУИЗА: Он избегает бесед с журналистами после того, как в одной из статей нагло переврали его слова. Можете поговорить со мной: я еще не успела достаточно возненавидеть представителей вашей древнейшей профессии. И тоже принимала непосредственное участие в создании данного сайта.
   ЛАРА: Хорошо. Хочу задать несколько вопросов, чтобы разобраться в проблеме.
   ЛУИЗА: Задавайте, послушаем.
   ЛАРА: Сайты, подобные вашему - не секрет, что в Интернете их немало - опасны в первую очередь тем, что формируют в подростково-молодежной среде своеобразную моду на самоубийство. Самоубийцей становится быть престижно. Вы не согласны?
   ЛУИЗА: Интересный ход мысли. Ну-ну. Продолжайте.
   ЛАРА: Формируется нечто вроде суицидной субкультуры - подобной панкам, рокерам, скинхедам и иже с ними. Со своими символами и атрибутикой, неписаными законами, слэнгом. Скажем, деление на 'суицидников' и 'жизнелюбов'. Первыми быть почетно, последние - презираемы. Или ещё одна категория - 'спасатели'. Если они, желая удержать от ужасного шага, действуют открыто и напористо - их изгоняют. Если же ведут себя ненавязчиво и тонко, могут оставаться на форуме и кому-то, возможно, помочь.
   ЛУИЗА: Надо же, как интересно! Я вижу, вы потратили немало времени, погрузившись в наши проблемы.
   ЛАРА: Стараюсь выполнять свою работу профессионально. Но не будем говорить вообще, перейдем конкретно к вашему детищу, вашему сайту. Насколько мне известно, небезызвестный иеромонах отец Иннокентий, или Инок, имеет образование актера. До принятия сана он подвизался на сцене одного из провинциальных театров. Отказавшийся со мной беседовать администратор форума - профессиональный программист. Вы, как я знаю, по профессии фельдшер. Никто из вас не окончил даже психологических курсов. Почему? На сайте существует раздел 'Разговор с психологом'. Только что я пыталась зайти туда, но он оказался 'временно не работающим'. Как понимать такое?
   ЛУИЗА: Элементарно, Ватсон. Наши материальные возможности не позволяют платить достойные оклады специалистам. Знаете ведь, наверно, сколько нынче запрашивают психологи и психоаналитики за свой труд? А те, кто соглашаются работать даром, как правило, неудачники и никакие специалисты, и их быстро выгоняют с форума.
   ЛАРА: Неправда. У отца Иннокентия хватает денег, чтобы отправлять молодых суицидников на лечение в платные клиники. Он покупает им дорогие антидепрессанты (повторюсь, не имея психиатрического образования), он кормит и поит тех, кто приезжает в его приюты. А на оплату психологов-консультантов не хватает? Более чем удивительно. Еще один интересный вопрос: почему своими помощниками, правой и левой рукой, отец Иннокентий выбрал вас и Йорика? Не секрет, что вы оба состоите на учете в психиатрическом диспансере, за плечами у вас несколько суицидных попыток, более того, вы оба злоупотребляете наркотиками. Почему бы Иннокентию не остановить свой выбор на психически адекватных и здоровых людях?
   БРЮС: Луиза, охота тебе тратить время и выслушивать нелепые обвинения этой дуры? По-моему, деточка не вполне адекватно воспри?нимает действительность, но это ее проблемы.
   ЛУИЗА: Да нет, пусть спрашивает. Если она не продажная кукла, вдруг да и поймет что-нибудь?
   ЛАРА: А вы не задумывались, почему вы производите такое ужасающее впечатление на родителей умерших детей?
   ЛУИЗА: А вы не задумывались, что, чтобы говорить подобнее, нужно иметь на это право?
   ЛАРА: Я хочу сказать, что не понимаю и не принимаю вашего интереса к смерти. Простите меня, но я предполагаю, что вы окружили себя самоубийцами, чтобы видеть смерть в реале. Это вуайеризм - болезнь такая.
   ЕДРИТ-ТВОЮ: Луиза, да пошли ее на три буквы! Забань, и все.
   ЛАРА: Вы, конечно, можете меня забанить, можете послать. Но это ничего уже не изменит. Общественное мнение настроено против вас и таких, как вы. Вы несомненно знаете, что на Иннокентия заведено - с подачи родителей погибших детей - уголовное дело. Вы, организаторы сайта и приютов - латентные некрофилы, и для общения с вами у меня есть более серьезное место - суд.
   ЛУИЗА: Замечательно! Ждем-с повестки.
   ЛАРА: Впрочем, вы, Луиза, вполне можете веселиться. На суде вы будете фигурировать в качестве жертвы, так как, будучи наркозависимой и страдающей от соматических депрессий, не можете отвечать за свои поступки. Но вот Иннокентий - будучи здоровым психически и ведающим, что творит, я очень надеюсь, получит сполна.
   ЛУИЗА: Если бы вы действительно были в курсе всех событий, вы бы знали, что я давно не сотрудничаю с отцом Иннокентием. Поскольку не разделяю многие его методы. Отправлять детей в психушку против их воли, пичкать их сильнодействующими лекарствами, на мой взгляд - не выход. Но, тем не менее, продолжать общение с вами я считаю излишним и прошу покинуть форум и никогда больше здесь не появляться.
   ЛАРА: Это совпадает с моими желаниями. Поскольку все, что мне нужно, я узнала. Материала для статьи более чем достаточно.
   Вбегает Айви, в руке у нее газета.
   АЙВИ: Ребята! Пашка ушел. Лег под поезд. Вот, даже в газете об этом написали...
   Общее молчание.
   ЛАРА: Уже шестой. За три месяца.
   ЕДРИТ-ТВОЮ: Подсчитала, тварь?..
   БРЮС: Черт!.. Он же мне смс-ку прислал. Последнюю. Написал, что решился, что забрел в глухое безлюдное место, выпил для храб?рости. И уже слышен стук колес товарняка... А я ему написал: "Ты что, дурак? Подожди, не делай глупостей! Ты нам нужен!"
   НИХИЛЬ: А я ему написал: "Бог любит тебя"...
   КРАЙ: А я: 'Прощай. Не бойся!"
   АЙВИ: Да. Тут в статье так и написано. Не соврали журналюги: 'Самое последнее послание на его мобильнике звучало так: 'Прощай. Не бойся'.
   БРЮС: Он и не испугался...
   Общая пауза. Лара, поправив на плече сумочку с диктофоном, выходит.
  
  
  
   Глава 12
   МОРЕНА Просьба
  
   Из дневника:
  
   '...Мои мысли по пояс в обиде. Не на кого-то конкретно, а на все в целом.
  Я выкормыш мира снов, и поэтому мне тесно в реале. Мое тело для меня так же узко, как детское платьице для сороколетней матроны.
  ................................................
   Хочу зимы. Снега - нежного, чистого и пушистого. Он укутывает черную, истомленную осенью землю ласково, как отец простудившуюся дочь.
   Почему нельзя приручить собственную боль? Почему радость воспринимается как нечто свое, родное, а тоска - нет? Есть такая практика - научиться любить собственное страдание, породниться с ним. Почему у меня так не получается? Мне кажется, что великая печаль и великая радость ближе друг к другу, чем к спокойствию. Гигантский маятник, на одной стороне которого любой эмоциональный всплеск, а на другой полное равнодушие. И как все-таки научиться принимать все свои ощущения, даже негативные?..
  ...................................................
   Мир гложет меня, как щенок кость. Я под его зубами становлюсь все тоньше и глаже. И при этом чувствую себя накрепко привязанной - причем цепочка от моей шеи тянется лишь к его щиколотке...'
  
   Ангина все не отпускала. Впрочем, судя по хватке, то была не совсем ангина. Или вовсе не ангина. Хотя мне было абсолютно все равно, какая хворь не дает двигаться. Может быть, то было следствием проглоченных таблеток. Или организм отказывался работать в почти непрерывном стрессе. Температура, правда, снизилась, но слабость не позволяла выползать за пределы квартиры. И еще я не могла заставить себя есть.
   Таисия, стараясь говорить бодро, с жизнелюбским напором, убеждала меня и себя, что за две недели все пройдет. Через две недели я должна была ехать в археологическую экспедицию, уже был куплен билет. Она раскопала в сети отличное место, где нужны люди. Зарплаты, правда, платить не обещали, но обещали кормить и не слишком изнурять работой. Меня ждала Керчь - море, степь, древнегреческие черепки и монетки, безалаберная толпа археологов, гитара, сухое вино, звезды, новый роман. Меня ждало исцеление и забвение Бэта - как пыталась уверить меня и себя неуемная и наивная Таис.
   Я не возражала. Море так море. Море хорошо в любом виде, при любых обстоятельствах. Съезжу и вернусь. Если только хватит сил добраться (а еще ведь нужно будет и копать?..).
  
   Бэт позвонил на пятый день после своего неудавшегося 'дабла'.
   Ему срочно требовалась жилетка. Выплакаться, нарыдаться. Пожаловаться на очередной пинок судьбы.
   Впервые за все время нашего общения я не побежала послушно на зов, как собачка на свист хозяина или крыска - по лабиринту, к вожделенному кусочку еды. Не из каких-то высоких соображений - не могла физически. Что и объяснила, спокойно и честно, по телефону.
   Видимо, жилетка требовалась позарез. И Эстер для этой роли почему-то не подходила. И гора пришла к Магомету.
  
   Таисия была на дежурстве. Он курил - прямо в комнате, не выходя на лестницу. Меня же от сигарет тошнило, даже от любимых. Я старалась не смотреть на него - выглядел он ужасно. Слой тонального крема и яркие тени на веках не маскировали, но подчеркивали произошедшие с лицом изменения. Я не видела его со времен ночного визита и вызова 'скорой', и выступавшая вперед нижняя челюсть была внове. Но страшнее всего смотрелся мертвенный, с прозеленью, цвет кожи. Тональник, наложенный крупными неряшливыми мазками, не мог его скрыть полностью. И - погасшие глаза.
   Но все разрушения, нанесенные травмой, врачами, горем, я отмечала бесстрастно. Даже если бы лицо было сплошь покрыто ожогами или язвами, даже если б он вовсе лишился лица, для меня это не изменило бы ничего.
  
   Он начал с того, что долго и ожесточенно материл Синего Змея. Таких ругательств я не слышала даже от Энгри. По его словам, 'Синий Гад' раздобыл где-то московский телефон Айви и сообщил ее предкам, что дочка готовится совершить 'дабл' вместе с питерским бой-френдом. Больше того, откуда-то он разнюхал адрес съемной квартиры Эстер. Папа примчался на самолете, когда Эстер была на службе. Под угрозой вызова милиции и взлома дверей вошел в квартиру и силой увез ненаглядную доченьку в Москву.
   - Откуда, откуда эта синюшная б... вызнала телефон и адрес?! Мы общались предельно осторожно - Айви за два года хорошо изучила повадки этой мрази. Адрес Эстер, кроме нас, знал только Даксан. Ни одна душа с форума, кроме меня и его, не была там, но представить его в связке с синим пресмыкающимся не могу, хоть убейте! Даксан обидчив и злобен, но он не Иуда. Он тоже в шоке от случившегося. Предложил мне вполне серьезно, когда найдет работу в Москве и заработает достаточно бабок, разобраться с синим выродком с помощью лихих людей. Искалечить и напугать до потери членораздельной речи. Ничем иным его самаритянскую деятельность не пресечь...
   Айви в срочном порядке заботливые предки положили в частную клинику, откуда переправят в пригородный реабилитационный центр, а потом укатят с ней, дабы развлечь ребенка, в круиз по Средиземноморью. Эти сведения Бэт получил от ее московской подружки - связываться с ней напрямую отныне он лишен возможности: и от интернета, и от мобильника Айви отлучена до полного выздоровления. Перед тем как захлопнуть за собой и дочерью дверь, негодующий родитель отвел Бэта на кухню. Он был деловит и краток: если Бэт когда-либо каким-либо способом попытается связаться с его дочерью, он наймет киллера. Заказ на истерика и суицидника, столь немощного, что его можно отправить на тот свет щелчком в лоб, будет стоить ему копейки.
   - Разумеется, пришлось объяснить несостоявшемуся тестю, что даже если, паче чаянья, я совершенно охладею к его дочери, буду усиленно пытаться связаться с ней - так как обещанный им приз слишком вожделенен, - Бэт язвительно ухмыльнулся, совсем как прежде. Затем снова яростно выругался. - Кто?! Кто эта с-цука, которая все разрушила? Если б я только мог узнать...
   Я знала, кто. Мне хотелось остановить поток отчаянной матерщины, сказать, что на этот раз всеведущий Синий Змей не при чем. Но если б я заикнулась на эту тему, Бэт с его острым умом мгновенно вычислил бы настоящего виновника.
   Поэтому я молчала.
   Разрушила 'дабл' влюбленных Таисия. Бэт, разумеется, не сообщал ей о своем намерении прямым текстом. Но она догадалась - по отдельным многозначительно-хвастливым репликам. Да и я не скрывала его слов о супер-надежных таблетках, которые ему удружил знакомый, имеющий отношение к фармакологии. Как она умудрилась раскопать московский телефон Айви и адрес съемной квартиры Эстер - для меня загадка. Она не знала ни их настоящих имен, ни фамилий. (Фамилий даже я не знала.) Ей были известны только даты рождений - поскольку она составляла обеим гороскопы, по моей просьбе. И еще - что Айви окончила супер-престижную гимназию с изучением языка хинди, а Эстер - институт культуры. Наверняка Таисия напрягла кого-то из московских приятельниц и изрядно перешерстила сетевые базы данных. В обычное время неспешная и апатичная, в случае острой необходимости Таис могла развить титаническую активность. Видимо, она очень его не хотела, 'дабла'. Задача была не из легких и отняла уйму времени, поэтому папа Айви примчался лишь в последний день пребывания дочки в Питере. Впрочем, он успел вовремя - точь-в-точь. Невидимый режиссер Пьесы про Айви и Бэта срежиссировал эффектно, хотя и банально.
  
   Я почти все время молчала. Слов сочувствия не было. Не потому, что я его не испытывала. Свой крах он устроил собственными руками. Особенно жаль было Айви - почему-то представляла ее в круизе по Средиземноморью, на белоснежном лайнере - уставившейся в одну точку, высохшей и немой, как дерево в пустыне.
   Жилетка на этот раз оказалась не качественной. Не утешала, не старалась впитать в себя, вместе со слезами, львиную часть боли.
   Похоже, Бэт пожалел, что пришел.
  
   Он осведомился осторожно, в каком градусе дружбы-вражды к нему пребывает сейчас Таисия.
   - Если она не пышет ненавистью, не пылает праведным негодованием, я бы зашел посоветоваться. Всегда, знаешь ли, презирал все эти гороскопы-хреноскопы, но дошел, видимо, до ручки. Готов искать хоть крохи надежды где угодно: в бормотании звезд, в кофейной гуще, в кишках курицы.
   Я очень надеялась, что маятник Таис по отношению к Бэту больше не будет раскачиваться. Что он остановился в точке 'hate' или презрительного равнодушия. Упаси Бог им еще раз встретиться, тем паче за джин-тоником. Хмельная Таисия мигом выболтает, что звонок родителям Айви - ее рук дело. И этим подпишет окончательный приговор их отношениям. И ладно бы только их - но и моим с Бэтом тоже. Он не простит ей чудовищного - по меркам суицидной тусовки - поступка. И по своей дурацкой привычке отождествлять меня и мою самую близкую родственницу, не простит и меня.
   Поэтому я постаралась ответить твердо, но и осторожно, словно прикасаясь к краям открытой раны:
   - Знаешь, мой тебе совет: сейчас не стоит. Может, попозже, когда она отойдет. Она очень отрицательно относится к 'даблам'. Считает, что один в таких случаях всегда ведомый. В вашей паре ведомой она сочла Айви.
   - Понятненько. Ну и ... с ней!
   В сочетании с именем Таис матерное словцо я услышала впервые.
   Смолчала, на несколько минут потеряв дар речи.
   Он мрачно насвистывал. Говорить больше было не о чем. Я ждала, что он вот-вот поднимется и хмуро буркнет: 'Пока!'
   - Вороненок с подбитым крылом... - подумалось вслух.
   - Что? - переспросил Бэт, болезненно морщась.
   - Ничего, это я о своем... Вырвалось.
   Вороненок... Таисия, склонная везде и во всем видеть знаки судьбы, рассказывала: когда они с Бэтом гуляли по парку наутро после моего дня рождения, им попался выпавший из гнезда вороненок. Уже довольно большой, волочащий крыло. Она сразу связала его с сайтом 'Nevermore', с картинкой ворона на главной странице, и с представителем этого сайта, хмельным и темным, бредущим рядом. Проводив Бэта до метро, возвращалась уже одна - и снова тот же вороненок, на той же тропинке. Вид - умирающий. Мелькнула мысль: взять бы, подлечить и выпустить. Впрочем, разве она (то есть я), лентяйка и разгильдяйка, будет за ним ухаживать?.. С тех пор он не выходит у нее из памяти - нахохлившийся вороненок, понуро умирающий - точка острой жалости, вины и боли. И у меня в душе поселился этот образ. И тоже не выходит...
  
   Наволочка и полотенце, которым я вытирала его лицо, в разводах крови, лежат у меня под подушкой. Я забрала их у Таисии - якобы постирать - и присвоила. Такая вот полудетская магия. Наверное, со стороны это выглядит дико смешно. И они взахлеб смеются надо мной - вместе с Эстер. Вместе с Айви. Впрочем, что я несу? Айви теперь не до смеха. И ему тоже. А Эстер вообще никогда не смеется - лишь криво и тонко, в лучших традициях сатанизма, улыбается.
  
   - Может, попьешь кофе? - Не знаю, насколько светской получилась моя интонация.
   - Спасибо, не стоит.
   - А как прореагировали на форуме? - Я упорно пыталась быть нейтральной и невозмутимой. - Меня редко сейчас подпускают к компу. Я не в курсе.
   Бэт желчно рассмеялся. Произнес еще одно матерное ругательство, очень витиеватое (даже Энгри так не умел).
   - Положил я на этот форум, знаешь ли. Как и на твою премудрую матушку. Мне плевать, что обо мне кто-либо думает. Перемывать чужие кости - любимое занятие интеллектуально убогих и творчески бессильных. На форум я больше не хожу. Скучно-с. Йорик не будет возвращаться и восстанавливать из руин 'Nevermore', это однозначно. Самые умные и неординарные личности уже на том свете. Барахтаться в болоте, полном самовлюбленных головастиков и хнычущих школьниц? Увольте. И тебе не советую. Ты, кажется, на юг собралась? Вот и правильно. Море, фрукты, загорелые накачанные мачо... Слушайся мамочку, подлечи нервишки и забудь обо всем, как о ночном кошмаре. Поиграла девочка с бритвочками, и хватит. Пора в свой детский сад с булочками на полдник и заботливо вытирающими носы воспитательницами.
   Я ошарашенно молчала, не зная, как переварить очередной поток несправедливой иронии.
   Он запнулся, словно спохватившись.
   - Я, собственно, вот зачем пришел. Ты не могла бы перед отъездом на юг выполнить одну мою просьбу? Несложную и небольшую. Много времени она не займет.
   Казалось бы, чего проще: кивнуть - да, конечно. Мало ли его просьб мчалась я выполнять со всех ног. Но эта, покуда неведомая, отчего-то страшила.
   - Я бы мог попросить Эстер, разумеется, - он слегка удивился моему колебанию. - Но не лежит к ней душа, понимаешь? Устал от ее мизантропии и унылого серенького мирка. Нет, она отличный и преданный друг, конечно. Как и Даксан. Но отчего-то именно ты, именно тебя я вижу в этой роли лучше всего. Пожалуйста!..
   - А что за просьба?
   - Пустяковая, поверь мне. У меня есть причины не озвучивать ее сейчас. Я скажу, когда ты выздоровеешь и придешь ко мне. Договорились?..
   Мое упрямое противостояние начало его раздражать. Бэт резко вскочил на ноги - я уж решила, что сейчас, не прощаясь, он вынесет себя прочь. Но он подался к буфету, распахнул его - словно был у себя дома, и вытащил заначенную Таис ополовиненную бутыль водки.
  Не знаю, для чего он решил напиться - для смелости, убедительности, или просто знал, что хмельные его глаза горят ярче.
  - Послушай. Только тебе могу это сказать: ни Эстер, ни Таисии, ни Даксану. Я подлец. Я последняя трусливая тварь и сволочь.
  Я сжалась, с тоской ожидая продолжения.
  - Я кривил перед тобой душой, проклиная Синего Змея. Ничему бы он не помешал. Я сказал Айви, что настоятельно попросил Эстер переночевать у предков. Это ложь - ни о чем я ее не просил. И прием таблеток назначил на пять часов, за два часа до ее возвращения со службы. Так что нас откачали бы, как миленьких - зря Синее Пресмыкающееся так напрягалось.
  'Бедная Таис. Бедная наивная Таис - столько хлопот, и все из-за очередной демонстрации, очередного дешевого спектакля...'
  - И вот поэтому! - Он так заорал, что я вздрогнула и подалась в сторону. - И вот поэтому мне нужна твоя помощь, понимаешь?! Я не хочу больше быть трусливой тварью, презренным истериком! Ты поможешь мне?
   Я неуверенно кивнула - главным образом, чтобы он перестал так страшно кричать.
   - Гран мерси! - Мгновенно успокоившись, Бэт ущипнул мне плечо в порыве благодарности и вскочил на ноги. - Выздоравливай! Я позвоню на днях.
   И унесся, не дожидаясь, пока я поднимусь следом и добреду до прихожей. Едва успела предупредить вдогонку:
   - Только на городской не звони! Таисия может швырнуть трубку...
  
   Эстер... Ее мне тоже было жаль. Хоть и меньше, чем Айви.
   Она, как видно, оказалась еще слабее меня, раз позволяла так с собой обращаться. По скупым рассказам Даксана (да и Бэта тоже) я знала, что она практически превратилась в служанку, в безгласную рабу.
   Я не понимала ее, хотя мы были сестрами по несчастью - ведь ее чувство к Бэту было не слабее моего. Интересно, она тоже жила на бесконечном выдохе, или ей все-таки удавалось перехватить порой глоток воздуха? Я бы не выдержала столько, сколько терпела она, даже если б любила еще сильнее (если такое возможно). Наверное, задохнулась бы, умерла, встав перед выбором: кромешная тьма рядом с ним или беспросветная тоска вдали от него.
   У меня, по крайней мере, была любящая Таис (хоть и пожиравшая нервы со страшной силой). И друзья, которые если и не всегда могли поднять настроение, то, во всяком случае, всегда пытались это сделать.
  
   * * * * * * *
   Сказать, что Таис поменяла отношение к Бэту, слабо и неточно. Первый гвоздь в гроб ее любви к новоявленному 'сыночку' был, конечно, вбит его ядовитым комментом. Извинение и разбитая челюсть лишь немного смягчили силу удара. Вторым гвоздем был неудавшийся 'дабл'. Третьего не понадобилось.
   - Понимаешь, - втолковывала она мне, сидя у изголовья, в очередной раз пытаясь накормить какой-нибудь целительной гадостью типа меда с луковым соком или мелко накрошенных листьев столетника, - 'дабл' - это всегда подлость и низость. Ну, или почти всегда. В 'дабле', как правило, один ведущий, а другой ведомый. Тот случай, о котором столько шумели год назад: когда девочка и мальчик спрыгнули с высотки, сковав руки наручниками из секс-шопа, - в нем ведущей была явно девица: сатанистка с неуравновешенной психикой. Она предлагала прыгнуть вместе многим ребятам из тусовки Инока. Ей говорили: 'Иди, прыгай, если есть такое желание! Зачем тебе компаньон?' Покуда не попался тихий мальчик, сломавшийся под ее напором, влипший в ее темный шарм. Да за одни наручники стоило бы запереть в психушку и накачать аминазином! Чтобы второй, видите ли, не смог передумать! Да, человек имеет право самостоятельно поставить точку, как твердят вам в ваши детские уши теоретики добровольной смерти. Но не меньшее право имеет и передумать, остановиться в последний миг на краю крыши, и не важно, что его остановит: инстинкт самосохранения или мысль о родителях.
   - Послушай, - слабо пыталась я возражать, вклиниваясь в поток негодующей речи, - может, ты и права насчет наручников. Но во втором случае, когда двое ушли зимой в лес, никаких наручников не было. Любой мог передумать и вернуться. Но не вернулся.
   - С этим лесом - темная история, - не сдавалась она. - Когда девочку искали родители, прозорливый старец из белорусского монастыря сказал: 'Молитесь за неивнно убиенных'. Не за самоубившихся, а за убитых.
   - За самоубийц молиться нельзя. Вот он так и сказал. По доброте.
   - Не знаю, не знаю. Слишком много неясного... Но все это я к тому, что в паре наших общих знакомых ведомой была Айви. И она честно готова была уйти. А твой нарцисс, твой демонический красавчик...
   - И вовсе не была она ведомой! Ты не знаешь Айви, - возражать Таисии и всегда-то нелегкое дело, а тут еще слабость и общее истощение психики. Но глотать подобное молча свыше моих сил. - Первая попытка была у нее в тринадцать лет - за пять лет до знакомства с 'нарциссом'. Ты знаешь ее лишь по форуму, а я общалась лично. Она сильная и отчаянная.
   - Я знаю ее по форуму, и поэтому знаю хорошо. Не тебе мне рассказывать, что это за форум - люди там выворачиваются наизнанку. Отчаянная, в чем-то сильная и отважная, да. Но при этом влюбившаяся по уши, и оттого зависимая. Я даже твою су-попытку простила этому выкормышу мрака, но 'дабл' - нет, не прощу никогда. Эта девочка всегда была мне по-особому симпатична. Больше всех из темной тусовки. Кроме разве что Йорика.
   'Выкормыш мрака' - ну конечно. Сначала был раненый вороненок, маленький плачущий мальчик, потом - Бальдр плюс Локи, а теперь выкормыш, исчадье, сгусток зла. Отмашка маятника у моей Таисии еще та. Зашибить может запросто, если ненароком приблизиться на опасное расстояние.
   - ...Я вообще тут, благодаря твоей суицидной братии, пересмотрела свои взгляды. Раньше для меня было однозначно: пытаться спасти любого, кто намеревается уйти сам. Вытаскивать из пропасти, из депрессии, из петли, не жалея сил. А сейчас думаю: а может, не всех? Не каждого? Может, для кого-то это очень важный урок, серьезное наказание. Может, кто-то натворил в прошлом такое, что только нынешним суицидом и можно искупить?..
   Я молчала, не пытаясь больше спорить. Седина у нее стала гуще - я как-то внезапно это заметила. Таисия, несмотря на пофигистское отношение к собственной внешности, всегда выглядела моложе своих лет. Теперь нет. Серебро на макушке росло сплошняком. И не только волосы...
   Интересно, что ее так подкосило? Мой неудавшийся опыт с таблетками? 'Сыночек', которого она ринулась было спасать, опекать и лелеять - оказавшийся в итоге 'выкормышем мрака'?
   Или злодей-Инок? То есть не сам Инок, конечно: мало ли вокруг злодеев - живем как-никак во взрослом 'ужастике', а не в детской сказочке со счастливым концом. Ее старый друг, который и вывел Таис на батюшку-'спасателя', самый близкий и задушевный друг, принадлежал к его пастве, трепетно целовал ручку после богослужения, отчитывался во всех грехах, растекался елеем в комментах в его заумно-богословском 'жж'. Переубедить, раскрыть глаза на духовного отца ей оказалось не под силу. 'Он спит беспробудно', - заключила она, поставив в тридцатилетних отношениях точку.
  
   КАРТИНА 12
  
   Въезжает на коляске Хель. Что-то напевая, пишет на заборе: 'ВАША ПРОЩАЛЬНАЯ ЗАПИСКА'.
   ХЕЛЬ (поясняет): Если, конечно, вы собираетесь ее писать. Я лично не знаю, есть ли в этом острая необходимость.
   БЭТ (читает с листка, который держит в руке): "Жизнь - всего лишь бег по лезвию боли и обреченности. К чему его длить?" (Сминает листок, отбрасывает, под ним другой): 'Как сказал кто-то из уже отбывших: жизнь - всего лишь борьба со смертью, либо с мечтой о смерти. Нынче моя многолетняя волшебная мечта станет явью'. (Отбрасывает и этот листок.) Молча, господа. Все важные дела на свете стоит совершать в безмолвии.
   ДАКСАН: 'Будьте вы все прокляты. Как проклят я'.
   КАТЕНОК: 'Простите и поймите'.
   ЭСТЕР: Я оставлю записку только любимому человеку - если он у меня будет на момент суицида.
   АЙВИ: 'Завидуйте мне, оставшиеся: через пару минут я буду точно знать то, о чем вы только гадаете и чего боитесь'.
   КРАЙ: 'Завидуйте мне, оставшиеся: я свободен!'
   ОНЛИБЛЭК: Близким людям я оставлю адрес своего 'жж': прочитают и все поймут. Чужим - ничего.
   ЛУИЗА: Записки - пошлость и пафос. Согласна с Бэтом - просто, молча, с достоинством.
   ХЕЛЬ: Я оставлю записку только на форуме. Вам. Потому что, кроме вас, у меня нет никого и ничего. Вот она: 'Спасибо, что вы у меня были. Общение с вами помогло мне обрести недостающую решимость. Я сделал свой выбор. Теперь я смогу'.
   МОРФИУС: Э-эй, дружище! У меня такое ощущение, что твоя записка - не гипотетическая, а самая что ни на есть настоящая. Это так?
   КАТЕНОК: Хель, пожалуйста, не молчи! Откликнись...
   АЙВИ: Громче кричите.
   БЭТ: Красиво. Если это не розыгрыш. Снимаю шляпу.
  
  
  
   Глава 13
   АТУМ Колдун
  
   Ты снишься мне каждую ночь.
   Каждую ночь я раздеваю тебя.
   Каждую ночь я проживаю все те ночи, что были у нас с тобой - я знаю, ты помнишь их, как и я, до малейших деталей.
   Были ночи изысканной нежности, когда я наполнял ванну чистейшей минеральной водой, добавляя эфирные масла - сандал, эвкалипт, ирис. Пламя свечей отражалось в черном кафеле стен, а твои волосы - живые и душистые, таинственно шевелились, мешаясь с лепестками алых, розовых и белых роз, которые я сыпал в воду горстями, не обращая внимания на шипы, впивавшиеся в ладони.
   Были ночи упоительной боли. Помнишь, как боялся ты вначале, как отказывался? Хотя твоя тонкая прохладная кожа давно не девственна - множество шрамов рытвинами бороздят голубые тропинки вен на предплечьях. Как вжимался и покрывался мурашками твой белый живот, когда я лишь слегка царапал его лезвием? Но я целовал рубцы, вздувавшиеся на твоей худой спине под ударами моего стека, я слизывал капельки крови... И ты вынужден был признать, что боль, которая предваряет такие поцелуи, которую венчают такие поцелуи - изысканна и сладка.
   Были ночи дурманных тайн и путешествий за пределы. Мы курили кальян со старинными смесями, рецепт которых ты безуспешно пытался у меня выудить, касаясь друг друга лишь краешками губ - передавая мундштук, лишь кончиками пальцев - поглаживая нежную кожу на внутренней стороне локтей и бедер... Мы уплывали в разные стороны, а потом возвращались и смеялись, обретя друг друга, и рассказывали о мирах, которые посетили, путая небесный язык с человеческим.
   А помнишь нашу смертельную ночь? Я рассказывал тебе о сэппуку (на простонародном языке - харакири), какое это тонкое и сложное искусство, учить которому начинают с семилетнего возраста. Настоящим самурайским кинжалом из моей коллекции я показывал на тебе, какие бывают виды вскрытия живота: крестообразный, сверху вниз по диагонали или двумя порезами, образующими прямой угол.
   Сэппуку - не просто самый болезненный вид самоубийства (солнечное сплетение - клубок нервов). Его символический смысл в том, что это акт предельной искренности - раскрытие всему миру своих сокровенных желаний и намерений. Примерно то же, чем для христиан была предсмертная исповедь - но на порядок эффектнее и обнаженнее.
   Я давил на кинжал чуть сильнее, чем в прежние ночи, посвященные БДСМ- играм. Глубокие ровные царапины кровоточили, на миллиметр не достигая слоя мышц. Ужас, настоящий ужас был на твоем лице, в твоих молящих глазах. Еще бы. Ведь за час-полтора до изысканного японского ритуала мы говорили о том, что ты - моя Муза. ('Обещаю тебе, что буду вдохновлять и подбрасывать творческие идеи и с того света. Поэтому не отговаривай меня, будь добр'. - 'Ты и сам не заметил, сколь тонкую вещь сейчас сказал. Бестелесная Муза вдохновляет несравненно сильнее, чем та, что во плоти'. - 'Я рад своей скромной персоной способствовать продуцированию шедевров'. - 'Совсем как у Эгдара По, помнишь? Все безумно любимые им женщины отчего-то умирали молодыми, давая ему повод для изумительных рассказов...')
   Но как же ты был мне благодарен, потом, за этот свой ужас.
   За то, что я подвел тебя за руку вплотную к твоей возлюбленной, к твоей вожделенной бледненькой девочке-Смерти, позволил заглянуть в ее круглые детские немигающие глаза.
  
   И все это ты променял на тщедушную плоть, на узенькие новорожденные мозги, на крохотный душевный мирок.
   Как там у гения? 'Как живется вам с стотысячной, вам, познавшему Лилит...'
   Но это не ревность, нет.
   Ревности ты от меня не дождешься.
   Потому что ты мой. Глупо ревновать гончару слепленный им кувшин ко всем тем, кто восхищается изяществом его линий.
  
   Ты мой.
   Не только потому, что я выбрал тебя из всех, искал и ждал долгие годы. Я тебя сделал.
   Ты моя Галатея, мой хрупкий самовлюбленный мальчик. Ты говоришь моими словами, моими интонациями, читаешь моих любимых поэтов. Твои стихи - слабое подобие, бледный отсвет моих. И даже выражение капризных губ и наклон головы на фотографиях, которыми ты заполонил свой 'живой журнал', - мои. Ты так же обматываешь тонкий шарф вокруг шеи, предпочитаешь черное, красное и серебряное, и пальцы твои, как и мои, кажется, вот-вот сломаются с сухим хрустом под грузом перстней.
   Ты бредишь Древним Египтом, Японией и Серебряным веком.
   Любишь Жана Жене и Бодлера.
   Ты моя тень - объемная и раскрашенная.
   Тень, знай свое место! - повелеваю я тебе, беззвучно и яростно, согласно рецепту из детской сказки.
   Место тени - у ног Хозяина. Но ты не желаешь знать свое место, не торопишься падать к моим ступням, послушно замерев и ловя каждое мое движение.
   Это я - у твоих ног.
   У ног собственной тени.
  
   В мире чувств, видишь ли, нет никакой иерархии. Гений может полюбить ничтожество, титан - смертельно привязаться к пигмею. К слепленной из горсти праха и капли спермы человекоподобной кукле с длинными волосами, нежными шрамами, тонкой кожей. Но много ли радости в подобном открытии?
   Это страшно, мой маленький друг.
  
   Прежде мою смуглую кожу украшали только татуировки. Да кусочек бирюзы, вживленный в кожу над левой бровью. Юной голубой бирюзы - в тон глазам. Шрамы? Они казались столь же не эстетичными, что и прыщи.
   То было до встречи с тобой. Мальчик, перенявший от меня столь многое, пропитавшийся моими мыслями, интонациями, пристрастиями, превратившийся в мою блеклую копию, в непослушную тень - и сам одарил меня кое-чем. Научил кромсать собственную шкуру от нестерпимой душевной боли.
   Два дня назад я переусердствовал с левым предплечьем: лезвие вошло слишком глубоко и задело связки. Теперь плохо слушаются два пальца - средний и безымянный. Груз сигареты им еще под силу, но не более. Они потеряли чувствительность: огромный серебряный перстень с изображением моего тотема - бога-волка Упуата, сделанный на заказ, одеваемый сразу на два пальца и закрывающий целиком фалангу - больше не холодит и не греет.
   Сей безрассудный акт я совершил в забытьи.
   Проснулся посреди ночи от резкой, как удушье, тоски - производной очередного сна все с тем же героем. Схватился за прохладное лезвие - как за соломинку, как за шприц с морфием... Снова пришел в себя - слизывающим теплые торопливые струи, стекающие на живот, на колени, расцвечивающие простыни пятнами Роршаха.
  
   * * * * * * *
   Я не видел его целую вечность. Восемь дней.
   Понятно, что он не вылезал из постели в те дни, что выделила ему преданная москвичка. Но он не пожелал встретиться даже тогда, когда объекта постельных страстей уже не было - стараниями обеспокоенного родителя, вернувшего сумасшедшую дочурку домой на пороге 'дабла'.
   Приходилось довольствоваться телефонными диалогами.
   - Традиционные японские самоубийства влюбленных? Банально до оскомины, ты уж извини. Вам что, родители запрещают пожениться под страхом лишения наследства? Жить негде? Кушать нечего? Или один из вас вич-инфицирован и благородно не желает заражать другого?..
   - Ты говоришь сейчас совсем как психиатр с форума. Или Инок. Даже странно - если не обращать внимания на твою неповторимую интонацию, покажется, что со мной беседуешь не ты - мой утонченный гениальный старший друг, а кто-то из них.
   - Но это и правда банально. И тупо, мой суицидный юный друг. Я бы еще мог оправдать двойной суицид друзей, вдоволь поживших: понимание, духовная близость, трезвость, открытые глаза. Но тащить за собой в смерть желторотую девчонку, которая виновата лишь в том, что ее угораздило вляпаться в болото твоего дьявольского обаяния... Еще странно, что вы не выбрали способ, при котором сцепляют руки наручниками из секс-шопа, а потом являют родственникам дивный натюрморт из переломанных костей и перемешанных внутренностей - апогей пошлости.
   - Ничуть не пошло. Способ облагораживает, как минимум, его надежность. И пять секунд свободного полета. Что касается Айви, то она не желторотая. Она круче меня, в каком-то смысле. Вены порезала первый раз намного раньше. На форуме уже два с половиной года, а я только пару месяцев.
   - Весьма авторитетная личность, браво! А тебе не кажется, что самая здоровая реакция на авторитеты в су-тусовке - гомерический хохот? Все-то у вас не по-человечески, а через левое плечо. Самый авторитетный - который годами нудит об этом. А тот, кто уходит с первой попытки, молча, без истерик и размазывания соплей по клавиатуре - тот второй сорт, чмо некультурное.
   - Сменим тематику, ладно? Или я попросту отключусь, извини...
   Я отключился первым.
  
   И все-таки, почему они такие неприглядные, в большинстве своем, господа суицидники? Неужели близость смерти нисколько не облагораживает? Цинизм, лицемерие, мизантропия... ('Профессиональные' суицидники, надо уточнить - а не спонтанные. Те, что толпятся на форумах.)
   Их бы на выучку к моим любимым японцам, у которых 'честь', 'красота' и 'смерть' в одной связке.
   Которые даже девочек, будущих жен самураев, учили, как правильно перерезать артерию на шее и как связать себе перед этим действом колени, чтобы тело лежало в красивой и пристойной позе.
  
   'Любью'. Когда-то давно мне попался роман с таким названием. Автор - запамятовал имя - рассказывал о своих непростых отношениях с женой. Сам текст, перенасыщенный православной символикой, впечатления не произвел. Но название запало - емкое, хлесткое словечко.
   Счастлив тот, кто никогда не испытывал подобного чувства. Одновременного желания боготворить - и медленно убивать, истязая. Целовать колени - и яростно душить, аннигилировать.
   Счастлив тот... но и беден тот. Убог и ничтожен - довольствующийся одним полюсом, теплой сладкой водичкой 'любви'.
  
   * * * * * * *
   Не помогает уже ничего.
   Ни наркотик искусства. Ни любимые книги. Ни услужливые юные мальчики - податливая плоть, нежное мясо, подобострастные телодвижения.
   Ни замшелые глубины эзотерики.
   Вычитал на днях у одного психолога-астролога: 'Когда ко мне приходит клиент с очень тяжелыми поражениями гороскопа, я говорю такому страдальцу: ваша душа слишком вам доверяет и поэтому взвалила на вас крест, который не всякий вынесет'.
   Примерил сказанное на себя. Долго хохотал - сам с собой, глядя на свой красивый фейс в зеркало.
   Выходит, моя душа нагрузила меня запредельной болью, тоской, унижением? Иными словами, я злостный извращенец, ауто-садист?..
   Так смешно, господа, что нет не только слов. Даже звуков.
  
   Порой я жалею, что родился не японцем. И некому обучить меня сэппуку. Я бы тогда разрезал себе живот, по всем правилам этого высокого искусства - благо нужный инструмент имеется - и внимательно рассмотрел вывалившиеся внутренности: вправду ли на них вытатуировано твое имя. Или мне это только кажется.
  
   Я не знаю, как это остановить.
   Потому что смерть не есть остановка и не есть отдых - с этим знанием я родился.
   Интересно, можно ли так сказать: 'Он сильно изменился - он умер'? Думаю, нет. Смерть не меняет, она консервирует, как муху в янтаре. Меняет, должно быть, клиническая смерть: сбегать туда и обратно, посмотреть и вернуться.
   Нет, смерть ничего не изменит.
   Наша с тобой связь сохранится и за этим непрочным барьером.
   Сознание этого ввергает меня в ужас, НИКОГДА не испытываемый прежде.
  
   * * * * * * *
  
   Сам себе я помочь не в состоянии. Надо это признать.
   Второй раз в жизни.
   Впервые это было пятнадцать лет назад. Тогда мне помогли два хирурга. Один с помощью скальпеля привел внешнюю оболочку в соответствие с врожденным самоощущением. Второй поработал над лицом, послушно следуя моим эскизам и пожеланиям.
   Нынешняя проблема скальпелем не решается.
   Тут нужен не белый халат, а черная мантия. Нужен колдун.
  
   Среди моих знакомых таковые не значились. Поэтому пришлось совершить определенные усилия в поисках нужного экземпляра. Я свел их к минимуму, позволив оказать эту услугу знакомой сатанистке с лицом усталой сельской учительницы и изысканным ником Эстер. Для сатанистов оккультное болото - любимая среда обитания. Отсушки, присушки, жабьи косточки, жир повешенного, слюна Чикатило... etc.
   Эстер, как и следовало ожидать, разбилась в лепешку и уже через день, запыхавшись от усердия, принесла в зубах искомый адрес. Колдун высочайшей квалификации. Никакой рекламы в газетах, упаси боже - он в ней не нуждается. Адрес передается из уст в уста, от клиента к клиенту. Определенной суммы за свои услуги не называет, о презренном металле не говорит вообще - еще один признак подлинности. Платят кто сколько может, оставляют на столе, в конверте - от ста до ста тысяч (верхнего лимита, впрочем, не существует). И прочая, прочая.
  
   Не откладывая в долгий ящик (он же - гроб высокого человека), я посетил Подлинного Колдуна в первый же приемный день.
   Дверь в квартиру была открыта - звонить не пришлось. В узкой прихожей стояла и сидела (кому как повезло) очередь человек в пятнадцать. Я чуть было не развернулся и не ретировался - очереди приемлю в той же степени, что и полуденное солнце, и демонстративную глупость - но помедлил, и не зря: каждый посетитель отнимал у колдуна от силы две-три минуты. Видимо, дело было умело поставлено на поток.
   Соответственно, минут через сорок я предстал перед темными пронизывающими очами. Впрочем, это штамп, а в действительности глаза были неопределенного цвета, с припухшими, словно с пересыпа, веками. Взгляд не пронизывал, но скользил по касательной, то и дело убегая в угол. (Я даже оглянулся посмотреть, что там, в углу: икона или статуя Бафомета? Но был разочарован: платяной шкаф всего лишь.)
   На вид колдуну было около сорока. Пивной животик, тренировочные штаны, футболка. Тапочки. Столь же обыденной была и обстановка - никаких тебе семисвечников, кристаллов, портретов Мории на стене и меловых кругов на полу. Все это я засчитал в его пользу. Поскольку дяденька не нуждается во внешних эффектах, а клиентура - судя по толпе в прихожей, не иссякает - он и впрямь что-то может. Будем надеяться.
   Я положил перед колдуном фотографию юноши с длинными волосами и капризным ртом и лаконично изложил свою просьбу. Требуется отсушка. Полная. Чтобы ни самого юноши, ни мыслей о юноше, ни даже воспоминаний о нем в моей жизни не осталось.
   Фотография колдуну понравилась. Во всяком случае, он рассматривал ее продолжительное время, то и дело бросая взоры (я даже готов признать, что пронизывающие) в сторону моей скромной персоны. Могу поклясться: не только мой внешний вид заинтересовал его, но и нечто иное.
   Наконец труженик невидимого фронта выдал:
   - Очень трудно. Сделать то, что вы просите. Это не простой человек.
   Я не стал спорить.
   - О да. В противном случае вряд ли у меня возникла бы проблема, с которой я сижу перед вами.
   - Похоже на то, что в прошлой жизни он занимался примерно тем же, чем я сейчас. Но не соблюдал при этом требуемых мер безопасности. И теперь расплачивается.
   Я хотел заметить, что расплачиваться приходится мне, но сдержался. Настоящий колдун в подсказках не нуждается.
   - Обычная отсушка в этом случае вряд ли сработает. Знаете, почему? Помимо того, что он наделен определенной силой - о которой, возможно, и не догадывается, проблема еще и в вас.
   Я вопросительно поднял левую бровь.
   Колдун полюбовался ее безукоризненным рисунком и прямоугольником бирюзы чистейшего голубого оттенка, с которым не сравнится даже небо. Разве что глаза моих любимых сиамских кошек.
   - Вы тоже обладаете силой, - доброжелательно поведал он мне. - Хотя и иного рода. Могу поспорить, вы не поддаетесь гипнозу.
   Я согласно кивнул.
   - Вот видите. Так же и в этом: отсушка вас просто не возьмет. Сила и сложность личности не всегда во благо носителю и субъекту той самой силы.
   - Увы, я тоже не раз в этом убеждался. Но что же мне делать?
   Потихоньку я стал проникаться к колдуну доверием: до сих пор он не изрек ни одной явной глупости.
   - Что делать, что делать... - меланхолично пробормотал он.
   Взгляд отлепился от фотографии и опять уплыл в угол, в гости к старому платяному шкафу.
   - Обычная отсушка не возьмет - надо понимать, существует еще не-обычная. Догадываюсь, что это будет стоить дороже. Мои материальные возможности не беспредельны, но того, что имею, жалеть не буду. Назовите сумму.
   - Дело не в сумме, - его простецкое лицо сложилось в жалостливую гримасу. Глаза, впрочем, в этом не участвовали. - Дело в вашей готовности или не-готовности ради своей цели расстаться - не с деньгами, нет. С определенными внутренними установками.
   - Догадываюсь, что расставание с установками зачастую проходит болезненнее, чем с презренным металлом. Но это не мой случай.
   - Ладно, - он вздохнул и почесал отвисший живот. - Сделаем так. Попробуем сперва обычную процедуру. Я скажу, что надо делать - это не сложно. Нужно купить семь серебряных предметов и посетить кладбище. Не в полночь, нет. В любое время суток. Запишите, что именно вам нужно будет произнести в этом месте и какие манипуляции совершить. Если в ближайшие семь-девять дней эффекта не будет - приходите еще раз. Только, чтобы второй ваш визит не сопровождался разочарованием, нужно ввести некую определенность уже сейчас. На что вы готовы пойти, чтобы освободиться от вашей привязанности?
   - Если не на все, то на многое, - ответ был твердым, но без излишнего пафоса.
   - И даже на то, чтобы объект вашей страсти... или, скажем точнее, наваждения перестал существовать в физическом теле?
   Ого! Вот мы и дошли до главного.
   Я был готов к чему-то подобному, поэтому нисколько не опешил. И, уважая собеседника, не стал изображать удивление или колебание.
   - Даже на это. Хотя я отнюдь не злодей. Больше того, желаю объекту нашей беседы исключительно добра. Чтобы вам было понятнее: данный молодой человек мечтает избавиться от своего физического тела. Он - хронический суицидник. По его словам, ничего он не жаждет больше, чем швырнуть свой билет Творцу. На днях он в очередной раз попытался швырнуть билет, на пару с одной из своих глупеньких девочек. Они едва не сотворили 'дабл' - так называется в их среде двойное самоубийство. Прыжок в небытие, сцепившись потными ладошками.
   - Вот даже как, - колдун с новым интересом уставился в фотографию. Мохнатые брови подрагивали на лбу, как две гусеницы, принимающие решение. - Не думаю, что он уйдет этим путем. Не похоже на то.
   - Мне тоже, говоря откровенно, его су-попытки всегда казались демонстрацией. Кстати, не просветите ли меня относительно еще одной вещи? Когда-то мне попалась глупейшая книжка. Глобы, кажется. Сей авторитет утверждает, что люди, служащие Тьме, имеют определенные метки: хромота, косоглазие, особые родинки и так далее. Данный субъект наделен четырьмя из перечисленных. По мнению П. Глобы, от трех и выше - уже серьезно. А вы как думаете? Стоит за всем этим некая глубинная сермяжная правда? Или?..
   Колдун почесал подбородок, небритый дня три, как минимум. Снисходительно ухмыльнулся.
   - Я читаю книги другого уровня. Но с данным положением согласен. Указанные знаки появляются не зря - это нечто вроде предупреждения. Как знаки на шоссе: 'Осторожно, крутой поворот!'; 'Осторожно, яма!' Так и здесь: 'Осторожно, вляпаешься и не выкарабкаешься!' Я ведь уже сказал, что ваш молодой человек в прошлой жизни мог быть моим коллегой.
   Я упивался, честно сказать, этим колоритным сочетанием: внешностью сантехника дяди Миши и речью усталого интеллектуала.
   - Не знаю, имеет ли смысл... - Уклончивый взгляд затуманился, выдавая колебание. - Имеет ли смысл предупредить вас о некоторых вещах? - Колдун вперил в меня зрачки, но лишь на секунду, и вновь увел глаза в угол.
   - Почему нет? Я весь внимание.
   - Подозреваю, что мое предупреждение не преодолеет барьер вашего скепсиса. Следовательно, оно бессмысленно. Но все же: отвечать за последствия данного действа вам, а не мне.
   Последнюю фразу он произнес жестче предыдущих и выделил 'вам'.
   - В самом деле? - Я улыбнулся как мог добродушнее. - А мне всегда казалось, что заказчик и исполнитель наказываются поровну.
   - Но не в данном случае, - он галантно ответил на мою улыбку, обнаружив нехватку двух передних зубов (и это при его-то заработках? - забавно). - Я принимаю определенные меры, видите ли. Меры предохранения.
   - Понимаю. Да здравствует безопасный секс! Спасибо за предупреждение - обязательно его учту. Откровенность за откровенность: я не предпринимаю никаких предохранительных мер. Тем не менее, смотрю в будущее без страха. У меня есть к этому некие основания, видите ли.
   Колдун покивал. С уважением или с тайной насмешкой? Скорее первое, хотя кто его знает.
  Я поднялся, оставив на столе, согласно полученной от Эстер инструкции, конверт с деньгами. Уже от дверей добавил:
   - Не знаю, имеет ли смысл акцентировать... Думаю, вы и без моих слов понимаете, что для меня предпочтительнее первый вариант. Чуть было не сказал 'гуманный', но вовремя спохватился: учитывая умонастроения молодого человека, второе для него намного гуманнее. Тем не менее, рискуя заслужить упреки в бессердечии, настоятельно прошу оставить альтернативное и радикальное решение проблемы на самый крайний случай.
  
   Он потратил на меня больше обычных трех минут.
   Налившаяся раздражением очередь, когда я протискивался назад, пронизывала меня недобрыми взорами. Я же рассыпал в ответ любезные улыбки. Источником их была надежда - особа весьма слабенькая и болезненная, но милая и отрадная для души. Ее презентовал мне пузатый неряшливый дядька, похожий на колдуна или черного мага так же, как я - на депутата Госдумы.
   Что ж, поиграем в предложенные им игрушки.
   Купим серебряную дребедень. Сходим на кладбище.
   Подождем семь-девять дней...
  
  
   КАРТИНА 13
  
   Входит Едрит-Твою. Покачиваясь и посвистывая, пишет на заборе: 'А ЕСЛИ ВСЕ НАОБОРОТ?'
   ЕДРИТ-ТВОЮ: Мне вот такая мысля пришла на досуге. А что, если все наоборот? Если мы путаем причину со следствием? Когда-то в прошлом мы покончили с собой и за это попали в ад. Этот мир - ад. И мы просто расплачиваемся.
   МОРФИУС: Красивая идея. Вполне подойдет для рассказа.
   ДАКСАН: Ага, ад! А наши родители, учителя, менты - поджаривающие нас черти. Правда, есть неувязочка: адские муки, по определению, бесконечны. Кто не верит - спросите у Инока.
   ЕДРИТ-ТВОЮ: Откуда ты знаешь, что наши муки конечны? 'Умрешь - начнешь опять сначала, и повторится все, как встарь: ночь, ледяная рябь канала...'
   АЙВИ: Аптека... улица... петля... окровавленное лезвие...
   ЕДРИТ-ТВОЮ: ...Хохочущие санитары... аминазинчиком крест-накрест... пара-тройка электрошоков... сырая могилка... черви... уа-уа... улыбающаяся мамаша...
   КРАЙ: А не прогулялся бы ты на три заветных буквы, Едрит-Твою? Что-то от фантазий твоих совсем хреновенько.
   КАТЕНОК: Ага. Хреноватенько...
   ЕДРИТ-ТВОЮ: А вы что думали? В светлую сказку попали?..
  
  
  
   Глава 14
   МОРЕНА Мета-драматургия
  
   Из дневниковых стихов:
  
  Я - ворох листьев под твоими узкими ступнями.
  Я - мягкое подбрюшье сна, в который
   ты падаешь навзрыд, в изнеможенье
   каждым серым утром...
  Я - след твоей ресницы на губах,
   чужих, вульгарно-выпуклых и сдобных.
  Я шепот шепота и тень от темноты...
  Ты узнаешь меня -
   ты вспоминаешь, видишь, снишь меня во всем.
  Ты мною окружен, окутан. (Так кутает ворсистым одеялом
   заботливый отец простывшее дитя.)
  Ни выдохнуть, ни выйти, ни сбежать -
   от нежности моей, тоскливо-жадной.
  Она легка -
   на плечи тебе ляжет бахромой
   из серебристой пыли и сухих стрекозьих крыл.
  Но тяжелее океанских вод -
   безгласная, тягучая, слепая -
   сдавит
   твою грудную клетку.
  Ее объятия - не разожмешь.
  Не милосердней ли тебя убить - как ты о том мечтаешь,
   плачешь, молишь?..
  Но так смешны
   и так слабы
  оковы плоти.
  
  И от себя-то в смерть не убежишь.
  А от меня - тем боле
  
   В начале июня ушел Бьюти. Как и обещал, вслед за своим виртуальным другом Энгри.
   Через две недели - Йорик.
   Еще в апреле он писал в своем 'живом журнале', что раздобыл самый быстродействующий и надежный яд. 'Меня спрашивали, что я буду чувствовать, когда получу цианид, как буду реагировать на существование кнопки ВЫХОД всегда под рукой. Теперь я могу ответить - это блаженство. Это покой и уют. Это самая лучшая уверенность в завтрашнем дне, которая дает возможность выбросить из головы все мелкие заботы, склоки, надежды и обломы и сосредоточиться на главном'. Но он не стал прибегать к заветному цианиду - повесился. Выбрал один из самых мучительных и неэстетичных, согласно мнению су-сообщества, способов.
   Наверное, можно рассуждать о методах, подводить под самоубийство философские основания, цитировать древних - когда еще терпимо. А когда болевой предел пройден, уже не важно, как и чем, главное - тут же, не медля ни минуты.
   - Чертов гороскоп... - пробормотала Таис, зайдя утром на форум. - Работает, как часы. Как автоматическая гильотина.
  Она сутки не разговаривала со мной. Перечитывала его дневник и посты на форуме.
   Как и следовало ожидать, за Йориком, лидером и харизматом, в течение нескольких дней ушли еще трое.
  
   Зловещая Пьеса набирала обороты. Мета-драматургу отказывал и вкус, и чувство меры - как видно, упреки в однообразии художественных приемов его не страшили.
   Я по-прежнему не могла понять, кто я в этом действе. Суфлер? Но мой 'шепот' никому не пригодились. Наоборот. Те, кого я пыталась спасти, сочиняя убедительные доводы 'за бытие' - ушли. И Пашка, и Йорик. Энгри покончил счеты с ненавистной сукой-жизнью не когда-нибудь, а вскоре после нашей виртуальной свары. Возможно, я чего-то не понимаю в глубинном замысле Драматурга и на самом деле мне уготована иная роль - зловещая, разрушительная?.. Не добрый и услужливый суфлер, но отравительница в обличье милой служаночки.
   Наверное, я бы совсем уверилась, что, стремясь к добру, творю одно зло, как некий антипод гетевского Мефистофеля - если б Энгри не приснился мне на третий день после своего ухода. Но об этом, кажется, я уже говорила.
   Скорее всего, я просто никто. Жилетка для Бэта. Разовая собеседница для Эстер. Недолгий объект вожделения для Даксана. Правда, есть еще Таисия. Но Таисия не в счет - ей некого любить, кроме меня. У нее нет выбора.
  
   - Пьеса, говоришь. Да, 'весь мир - театр' - эта фраза классика давно стала общим местом. И люди в нем актеры, - Таисия не удивилась моей метафоре.
   - А еще драматурги и режиссеры, хоть немножечко. И суфлеры. И зрители.
   - Наверное, - согласилась она. - Хотя, насчет драматургии и режиссуры вопрос открытый. А что касается конкретно твоей Пьесы, она интересная, я согласна. Захватывающий сюжет, необычные персонажи - особенно главный герой, вокруг которого крутятся все остальные, как планеты вокруг солнца. Темного и не греющего солнышка.... Но я, говоря по правде, хочу выйти из нее и посидеть тихонько в зрительном зале. Сколько можно? Сколько можно быть вместилищем и игралищем страстей? Излишне вовлекаясь в действо, рискуешь заработать инфаркт. Увольте меня, вычеркните из списка действующих лиц. Хотя бы учитывая мой почтенный возраст...
   Монолог был риторическим, от меня требовалось лишь молчаливое понимание.
   - Впрочем, не стоит льстить себя надеждой, - с горечью продолжила она после злой паузы. - Никуда я не выйду. Буду играть до конца, упорно и тупо - поскольку ты вовлечена в это действо. Либо нужно уходить вдвоем, либо вдвоем же доигрывать этот водевиль.
   - Почему водевиль?
   - А ты считаешь, высокая трагедия? Тебе виднее, впрочем. Мне это кажется смешанным жанром: трагедия с элементами пошлого водевиля и вкраплениями пьесы абсурда. Что же до твоего участия... Попытайся. Вряд ли тебе удастся поменять что-то в замысле Драматурга, но попробуй, почему бы и нет? Помнишь, наш с тобой любимый герой из 'Полета над гнездом кукушки', рыжий Макмерфи, хотел поднять что-то неподъемное, чтобы выбить окно и отпустить всех на свободу? 'Но я хотя бы попытался, черт возьми, это сделать!..' Черт возьми, попытайся...
  
   * * * * * *
   Больше всего меня истязало бессилие спасти Бэта - при всей сумасшедшей любви к нему. Если любящему не позволено участвовать в этой проклятой мета-драматургии, в запредельной творческой кухне, то тогда кому же еще?..
   Я хочу, чтобы Бэт жил. Исцелился и жил. Но что ему, высшему Драматургу, до моего желания? Смешно, когда служаночка с 'кушать подано' пытается сорвать свой белый фартучек и наколку, выйти на середину сцены и прокричать нечто судьбоносное.
   Дико смешно.
   Бэт чудом избежал смерти - вместе со своей Айви. (Хорошо, путь не смерти, учитывая его откровения, - близости смерти, грубых санитаров, психушки.) Но творцом этого 'чуда' была Таисия. А не я. Ее усилия, нервы, время, помощь московских подруг - предотвратили демонстративный 'дабл'. Мое участие было мизерным - лишь слова о престижной гимназии Айви, да о высшем образовании Эстер, которые пригодились в отыскании адресов.
   Но и Таисия далеко не главное действующее лицо на этой сцене - ведь настоящую гибель она не отвела, ни одну. Да и Бэт отныне - подхлестнутый стыдом, проклиная - на публику - ни в чем не повинного Синего Змея, возможно, обретет недостающее мужество. Кнопка ВЫХОД - сильнодействующие таблетки - всегда под боком. Точнее, у сердца - во внутреннем кармане куртки.
  
   * * * * * *
   Я пытаюсь понять эту запредельную творящую кухню. И пасую.
   Какое мастерство, какой филигранный расчет потребовался Мета-драматургу, чтобы, скажем, столкнуть в бескрайнем море два корабля. Теплоход 'Адмирал Нахимов' и сухогруз 'Петр Васев' благополучно разминулись бы, благо ласковый синий простор - это не шоссе и не рельсы, если б не сложные отношения капитана и его помощника, недосып и усталость второго капитана, слабые нервы помощника... и тьма других факторов, 'человеческих' и не-человеческих.
   А столкнуть в небе два самолета? Это уже не море, не плоскость, но пространство трех измерений - задача на порядок сложнее. Наверное, Мета-драматург пользуется мета-компьютером. Нет слов: супер! И какая удачная художественная находка: один из самолетов набить под завязку детьми, летящими на отдых. А чтобы сделать сюжет занимательнее, навести луч софитов, высветить крупным планом яркий и сильный характер - мужчину, потерявшего всё и всех, ставшего убийцей-мстителем.
   Тому, кто не задумываясь, цепляет на подобные вещи ярлык 'роковая случайность', хорошо бы изучить раздел математики под названием теория вероятностей. Какова вероятность случайного столкновения в небе двух самолетов? Сдается мне, хоть я и не сильна в математике, - схожая с вероятностью возникновения молекулы ДНК из 'первичного бульона'. Или напечатания 'С любимыми не расставайтесь' путем хаотичных ударов шимпанзе по клавиатуре.
   Я не умею ненавидеть. Природа или гены (или звездный иероглиф над макушкой) не наделили меня когтями и клыками.
   Но порой мне кажется, что его - невидимого Драматурга, Мета-творца, гениального и захлебывающегося от упоения собственным мастерством - я ненавижу.
   Тихо и безвыходно тлею от ненависти.
  
   * * * * * *
  
   Но все-таки...
   Со всех сторон сейчас доносится простенький рефрен: мысль материальна. Как грибы растут тренинги, где учат добиваться исполнения любых желаний: стоит лишь постоянно проговаривать их внутри себя, представляя конечный результат. 'Я хочу миллион, хочу миллион', и в воображении - тугие зелененькие пачки. По сути, это и есть вмешательство в мета-замысел, корректировка сюжета личной Пьесы.
   Но мне не дает поверить в столь бесхитростные способы утереть нос Мета-драматургу множество контр-примеров. Слово материально? Проклятие, надо понимать - тем более. Миллионы узников ГУЛАГА проклинали Сталина - не день, не два, а долгие годы. И каков эффект?.. Генералиссимус дожил до вполне приличного возраста.
   Или близкий пример с форума 'Nevermore'. Морфиус не отказался-таки от своей идеи: помочь Йорику выкарабкаться из депрессии совместными усилиями друзей. Поскольку Йорик был резко против, сделал это за его спиной: списался по 'мылу' и набрал двенадцать желающих - число гармоним. Я тоже вошла в эту дюжину. Каждый день ровно в 23.30 мы медитировали пять-десять минут, представляя нашего админа и устремляющиеся к нему со всех сторон потоки света. (Каюсь, я представляла не только Йорика, но и узкую черную фигуру Бэта по правую его руку.)
   И что?
   Йорику не становилось лучше. В приступе особенно острой боли он исполнил свое давнее желание, наплевав на все светлые энергии вместе взятые.
   Со времени знакомства с Бэтом не проходило ни дня, чтобы я не молилась за его исцеление, не просила отдать львиную часть его боли мне. Но Бэт хладнокровно собрался совершить 'дабл', пусть и не надежный. А когда ему помешала Таисия, не поменял своего намерения - лишь решил уйти в одиночку.
   Что я могу еще?
   На что надеюсь?..
  
   Из дневника:
  
   '...Из диалогов с Таисией.
   - Сколько можно лежать на диване? Ты не живешь, а спишь - мечтаешь, грезишь, сновидишь. Учти, ты пускаешь на ветер свое нынешнее воплощение!
   - Ты же знаешь, как я люблю ветер...
   - Хорошо, скажу жестче: пускаешь псу под хвост. Это место ты тоже любишь?!
   - Откуда ты знаешь? Может, каждая моя греза рождает новый мир где-нибудь в соседней Галактике?..
   - Ну да, один новый мир за другим, и все заселены существами с черными крыльями и вертикальными зрачками.
   - Он такой один - на все миры, на всю вселенную. У него не может быть двойников и клонов.
   - Ага. Ты тоже единственная. Права твоя Глашка: другой такой нет, не было и не надо...'
  
   В детстве, лет в десять-двенадцать, я зачитывалась Максом Фраем, батареей веселых оранжево-черных книжиц. Заставляла читать Таисию, так как всем хорошим привыкла делиться с ней. Таис осилила полторы книжицы и заявила, что с нее хватит 'тинейджеровского юмора' и 'фантазии, ни на грамм не приправленной реальными знаниями'. Правда, одно место показалось ей достойным внимания: главный герой обладал замечательным качеством - миры, которые он сновидел, оказывались впоследствии существующими реально. Он бессознательно вызывал к бытию симпатичные городки в горах, пустынные пляжи, руины и мельницы.
   Таисия заявила, что многие, если не все творцы обладают тем же даром, только творят не во сне, а, склонившись над бумагой или 'клавой'. Давно замечен феномен материализации сочиненного. Актриса, хорошо сыграв роль смертельно больной, через пару лет умирает, а та, что вышла замуж за иностранца по сценарию, и в жизни находит респектабельного европейца.
  Никому не известный заштатный писатель в деталях описывает гибель гигантского корабля, последовавшую четырнадцать лет спустя. Правда, этот случай можно объяснить бессознательным считыванием информации о будущих событиях. Но кто может знать с уверенностью? Считывает ли писатель будущее, а затем описывает в своей книге, или же - творит его сам, владея некими энергиями, недоступными простым смертным?...
   Ради любопытства мы принялись вспоминать сказки, которые Таис сочиняла мне в детстве. Многие она подзабыла, но у меня память лучше, и вместе мы их восстановили. И радостный шок испытали тоже вместе.
   Сбывалось практически всё, на том или ином уровне, с той или иной степенью символизма. Скажем, в мои шесть лет Таисия сотворила комикс 'О мышке Никишке и кошке Маргошке'. Мышка была сметливой, инициативной и бесстрашной, а кошка - ленивой, вальяжной и глупой, растекающейся просторным животом по дивану, жмурящей круглые недоуменные глаза. Сказка сбылась через пять лет: энергичный и смышленый крыс Ник (названный так не в честь забытого к тому времени героя комикса, а по иным соображениям) всячески гонял, кусал за ляжки и иными способами учил жизни толстого, ленивого и трусоватого кота Меркуцио. (Благо кот, тогда еще котенок, появился в доме вторым, и крыс сумел правильно выстроить иерархию отношений в стае.)
   Сказка о девочке, сбежавшей из дома в заброшенную деревню, чье одиночество разделяла окрестная нечисть - домовушка, леший из елового леса, болотница с ближайшей топи, меланхоличная кикимора - через четыре года материализовалась настоящим полтергейстом, а еще через пару лет начались и побеги из дома - правда, не в заброшенную деревню, а поближе, и дружба - если и не с нечистью, то с персонажами дикими и колоритными ничуть не меньше леших и кикимор.
   Длинный сериал о странноватом ребенке, чья мама была эльфом, а папа орком, аукнулся реальными перепетиями и амбивалентными чертами характера, проявившимися во мне во время пресловутого 'гормонального взрыва'...
   Но к чему я все это вспомнила?
  
   Жизнь - это плохая литература. Сказал кто-то из великих, не помню, кто.
   Раньше мне было лень вникнуть в суть этой фразы. На днях осенило. В реальной жизни могут случаться самые невероятные вещи. Скажем, одна из приятельниц Таис дважды была замужем с перерывом в десять лет. Оба брака длились год, и у обоих мужей отсутствовал левый глаз - его заменял искусственный. Если описать этот случай в книге - получится плохая литература, бульварное чтиво.
   В реальной жизни произрастают самые удивительные персонажи. В том числе, сочетающие в себе многообразные пороки и извращения. В литературе подобный герой вызовет лавину критики - поскольку отсутствует борьба света и тьмы в душе и нарушаются прочие гуманитарно-культурные установки.
  
   Это я к тому, что написанное... пишущееся здесь, в промежутках между приступами ангины (или не ангины?) - не литература. Не повесть, не роман, не love story.
   Захоти я создать нечто художественное, я поработала бы над образом Бэта. Что-то добавила, что-то смягчила - изобразила более реалистичным и симпатичным. Но я описала его как есть, с натуры - до любимых словечек, до предпочитаемой марки сигарет и косметической фирмы. До его невероятной способности влюблять в себя окружающих, независимо от пола, возраста и коэффициента 'ай-кю'.
   Потому что я хочу, чтобы он жил.
   Вопреки его депрессии, шрамам и супер-надежным таблеткам.
   Вопреки прогнозу гороскопа и мрачным узорам на ладонях.
   Вопреки Атуму, измученному вконец своим 'маленьким другом'.
   Вопреки Иноку с его липкими ладошками и циничными опытами на живых людях.
   Вопреки Таисии, переставшей его любить.
  
   Ничего другого я сделать для него не могу.
   Кроме как попытаться сочинить собственную концовку его Пьесы - если не счастливую, то хотя бы не беспросветную.
  
  
   КАРТИНА 14
  
   Сцена заполняется участниками форума. Они задают вопросы, проговаривают свои темы.
   'Как вы думаете, что нас ждет после смерти?'
   'Мой любимый собирается уходить из жизни. Как его остановить?'
   'Посоветуйте, что лучше: напиться или наглотаться колес, чтобы заставить себя сделать шаг с крыши?'
   'Собирается ли кто-нибудь из вас когда-нибудь заводить детей?'
   'Поделитесь способами выхода из депрессии?'
   'Как вы думаете: высшая свобода в том, чтобы уйти самому, или - вытерпеть всё и остаться?'
   'Кто хочет получить бесплатную инструкцию по приготовлению цианида в домашних условиях?'
   'Если к вам на темной улице подойдет маньяк и убийца, вы станете защищаться или скажете ему: 'Спасибо!'?'
   'Как резать вены - поперек или вдоль, и можно ли обойтись без теплой ванны?'
   'Катенок в реанимации... Если есть желающие ее навестить, когда это будет можно, связывайтесь со мной по аське'.
   'Кто знает, при минус десяти реально заснуть в сугробе и не проснуться? Здесь у нас не бывает больших морозов'.
   'Кто последний разговаривал с Краем? Он не выходит ни в аську, ни на форум уже пятый день...'
   'Три дня... осталось только три дня... и прожить их нужно на всю катушку...'
   'Больно... больно... больно... больно...'
   'А-аааааааааааааааааааааааааааааааааааааа!!!!!!!!'
   Вбегает человек неопределенного возраста, взволнованный, возбужденный. Машет руками, стараясь привлечь к себе внимание.
   НЕЗНАКОМЕЦ: Эй, послушайте! Это не та дверь! Это не та дверь!.. Сегодня ночью я говорил с Энгри. Он сумел достучаться до меня, сумел передать весть. Он сказал: передай ребятам на форуме - самоубийство не выход! Остановитесь! Не делайте этого! Это не та дверь!..
   Луиза, Едрит-Твою, Даксан и другие молча надвигаются на него, теснят к выходу, заставляют уйти со сцены.
   Последней к рампе подходит Айви.
   АЙВИ: Как вы считаете, если двое любящих совершают 'дабл', значит ли это, что после смерти они никогда не расстанутся?
  
  
  
   Глава 15
   МОРЕНА (.........)
  
   Кто я?..
   Или, может быть, что?
   Я слышу, как идут часы где-то невдалеке. А может, это бьется мое сердце - глухо и монотонно?
   Я - одна?
   Нет-нет-нет, одиночество - оно другое: спокойное, расслабляющее, невесомое. А здесь что-то давит на скулы, виски и веки, и изнутри - на диафрагму, болезненно сжавшуюся, словно скомканный чьей-то презрительной и сильной рукой теннисный мячик.
   Может, стоит открыть глаза, оглядеться, вдохнуть поглубже, а то в горле уже свербит от нехватки воздуха?..
   Комната. Узкая и темная. Узкая, как утроба лежащего навзничь, и темная, как пустые глазницы. Здесь есть еще кто-то, помимо меня - то самое гнетущее присутствие, не дающее раствориться в теплых глубинах одиночества.
  
   Я не знаю, кто я.
   Я не помню, кто ты.
   Но, подойдя к твоему неподвижному телу и дотронувшись до ледяного лба, понимаю, что ты и есть то самое, что держит меня здесь.
   Любовь? Я почти не помню, что значит это слово. Или наваждение, лишающее воли и способности двигаться?..
   Теперь ты мертв.
   Теперь ты мой...
   Упругая холодная кожа - атласно-гладкая. Я познаю ее подушечками пальцев - так видят слепые. Прикрыв глаза и обводя паутинкой касаний губы, крылья ноздрей, подбородок, ресницы... я вырезаю твой образ, словно камею, в своем сознании, в своей душе.
   Ты не пахнешь смертью, совсем-совсем. Чтобы удостовериться в этом, нагибаюсь к пряди волос над ухом. Соленый воск, мед и горечь сливовых косточек - вот твой аромат. Не смертный, нет, живой и волнующий. Может, ты просто крепко спишь? Я не буду будить тебя, мне и так хорошо и спокойно. Ты мой - мертвый или спящий, и здесь нет никого, кто мог бы воспрепятствовать или оспорить мое право обладания тобой.
   Как же тебя зовут? Кто ты? Хотя это, в сущности, не важно. Имеет значение лишь то, что ты рядом, и я могу касаться тебя: бровей, ступней, ладоней. Кажется, ты всегда бесился, когда дотрагивались до твоей головы. Но теперь я могу свободно запустить пальцы в густые волосы и повернуть ее лицом в мою сторону - послушную моему желанию.
   Полное обладание? Да. Правда, лишь плотью, пустой оболочкой, скорлупой от ореха. Что ж, мне довольно и этого. Я покорна, я не прошу о большем.
   Ты до странности маленький, когда спишь или мертв. Нет движений, нет слов. Ты как дверь, замкнутая на все замки. Как слепой котенок, застывший во льду. Как летучая мышка - мышка с крыльями, заснувшая вверх головой. Бэт.
   Бэт?! Кажется, я узнала - или вспомнила? - твое имя.
   А вместе с ним нахлынула череда образов, видений, воспоминаний...
  
   Твой смех и вычурные движения. Запах дорогого парфюма. Интонации и повадки, которые ты перенимал от тех, кто цеплял твое воображение. Полу-вранье, полу-правда, намеренно гиперболизированные детали и ускользание сути. Покровительственный взмах руки, недо-погладившей мою щеку. Тонкая ирония, впивающаяся в мое и без того затравленное самолюбие...
   Все то время, в котором ты, ныне такой покорный и полностью мой, был далеким и не-моим, нахлынуло, придавило затхлой волной, заставляя снова проживать прошедшие мгновения унижений, обид и тоски.
   Чтобы прогнать эти вылезшие из былого ада чувства, я схватила неподвижную ледяную ладонь и уткнула в нее лицо. Попыталась выдохнуть, а потом медленно-медленно вдохнуть, растворяя все эмоции в этом неторопливом действии, впитывая анестезирующий холод твоей плоти...
  
   * * * * * * *
   Кто я?..
   Сколько я уже здесь - день, месяц, год? Или - несколько секунд, несколько сотых долей секунды?..
   Комната, поначалу просто узкая и безликая, начала обретать контуры и структуру. Она кажется мне смутно знакомой. Окно, лишенное штор и занавесок. За ним - ночь? поздний вечер? - непроглядная темнота, не нарушаемая ни огнями, ни звездами, ни привычным для моего города оранжевым отсветом от миллионов окон и фонарей.
   Но в комнате тьма не непроглядна - здесь есть источники света. Их два: лампочка под потолком в темно-синем абажуре, затянутом паутиной, очень слабая, еле теплящаяся, и экран ноутбука. Ноутбук стоит на столе, заваленном дискетами, книгами, исписанными листами. Громоздкий шкаф печальной тушей притулился у стены. Он доверху забит литературой и музыкой. Подойдя, я вытащила наугад какую-то книгу - пустые сухие страницы рассыпались в желтую пыль под моими пальцами.
   Дверей в комнате нет. Я обошла ее по кругу, для надежности ощупывая стены - нет, ничего похожего на вход или выход. Вдоль стены - колченогий старый диван. На нем - он. Недвижный, холодный, спокойный. Пахнущий приторной горечью. Его присутствие успокаивает, утешает: я здесь не одна, но с ним, с Ним...
   Монитор - единственно живая и подвижная сущность в этой затхлой реальности. Я вгляделась в экран. Серый фон с мерцающими алыми прожилками. Какой-то форум без названия с одним-единственным участником. Его ник Alive. Клавиатура стерта настолько, что букв почти не различить.
   ALIVE (to MORENA): Вернись!!!....................
   Я придвинула ближе стул и коснулась клавиатуры. MORENA... Морена. Что-то знакомое, близкое... почти столь же близкое, как и слово 'Бэт'. Снова нахлынули образы - смутные и пронзительные, пробились слова-слова-слова....
   'Морена, твои надуманные проблемы - не повод для аутодеструкции. У тебя это пройдет с возрастом и течением времени. Всё не настолько катастрофично, как тебе мнится сейчас...'
   'А ты лапочка, Морена. Спасибо тебе...'
   'Морена, не пиши мне больше, пожалуйста. Направь свою доброту и энергию на тех, кому еще можно помочь...'
   'Оказывается, в нашем сообществе выискалась еще одна спасительница - святая дева Мурена!..'
   Мои пальцы задвигались по клавиатуре. Вслепую - им не нужно знать расположение букв, чтобы печатать.
   MORENA (to ALIVE): Кто я? Что это за место? Кто ты?..
   ALIVE (to MORENA): Вернись, вернись, вернись!!!....................
   Да, какой-то нелогичный диалог выходит.
   Я обернулась назад, к неподвижному телу. Мне показалось, или и вправду тень легла на его лицо? Словно он хмурится или даже взбешен. Ревнует?..
  'Не надо!' Я вернулась на свое место рядом с ним. Склонила голову на жесткое плечо......
  
   * * * * * * *
   Память возвращалась - толчками, всплесками, резкими и болезненными. Я уже не сомневалась в своем и его имени. Обрывки реальных жизненных ситуаций, перемешиваясь с бредовыми видениями, медленно текли в сознании.
   Лицо Бэта напротив. Глаза опущены, на губах сомнамбулическая улыбка. Два высоких бокала с пивом. Рядом - упаковка таблеток, крупных, белых. Он ласково касается их длинными пальцами...
   Я имею прямое отношение к этим таблеткам. Я купила эту проклятую отраву или раздобыла иным способом и принесла ему?..
  
   Господи, неужели я убила тебя?!.. Ты мертв по моей вине, от моих рук? Я убийца? Убийца самого дорогого для меня человека. Это немыслимо, невозможно...
   В ужасе и тоске я раскачиваюсь на краешке дивана, ощущая спиной молчаливый ледяной укор и натыкаясь при каждом выбросе назад на острое бедро. Пытаюсь вывернуть наизнанку память, но она сопротивляется и, словно в насмешку, подсовывает сюрреалистически-жуткие образы: конечности с обрубками вместо пальцев, орущие безъязыкие рты, плачущие обезьяны со срезанными черепами, в которых пульсирует ало-блестящее и лиловое...
   - Я не могла, не могла, не могла... - Я трясу его за плечи, раскачиваю неподатливое, влитое в диван тело. - Очнись, очнись - я не могла убить тебя! Тебя - свою жизнь, свою суть, своего Бога...
   По его лицу пробегают тени, придавая ему то скорбное, то угрожающее выражение.
   Обессилев, разжимаю сведенные судорогой ладони.
   - Я поняла. Это мой ад. За то, что взяла такой грех на душу. Мой личный камерный ад - узкая комната, ты, монитор...
  
   * * * * * * *
   Кажется, я стираюсь, как карандашная запись под ластиком.
   Становлюсь тоньше и меньше. Исчезаю? Выворачиваюсь вглубь?
   Расту назад.
   В детство. В утробу.
   В ничто...
  
   MORENA: Мне сумрачно и тяжко. Жуткие и больные образы полнят мой мозг. Я истончаюсь, исчезаю - кошмарный мир стирает меня размеренными взмахами огромного ластика.
   ALIVE: Выбирайся оттуда! Тебя ждут здесь.
   MORENA: Кажется, мы начали друг друга слышать? Странно. Мне некуда выбираться. Бежать от самой себя бессмысленно. Лучше так... понемногу и постепенно... просто исчезнуть.
   ALIVE: Глупо! Чего ты боишься? От чего так глубоко прячешься? Возвращайся!
   MORENA: Мне некуда возвращаться. Я уже дома, в конечной точке своего пути. Река впадает в море, поток моей жизни впадает в маленький, но безвыходный ад. И если здесь несколько мрачновато, это только моя вина, моя расплата.
   ALIVE: Вина? Расплата? За что?! Ты сама себя наказываешь - ладно, хорошо, это твой выбор. Но чем провинились те, кто страдают без тебя, ждут?.. Те, в чьих сердцах ты оставила такие следы, что их уже не стереть безболезненно, не смахнуть, как пыль со стола: они въелись глубоко-глубоко.
   MORENA: Может быть, я эгоистка, но своя боль всегда кажется самой острой и сильной. Да и кому меня ждать? И откуда? Я даже не знаю, где я. И есть ли я вообще. Мне кажется, я чья-то глупая выдумка или психоделическая галлюцинация, и очень бы хотелось найти того, чей воспаленный мозг сотворил меня, и набить ему морду.
   ALIVE: Ну, уж в том месте, где ты сейчас, ты его вряд ли встретишь! А насчет того, кто тебя ждет, ты, по-моему, и так знаешь всех поименно.
   MORENA: Я стала убийцей, и они не захотят иметь со мной ничего общего. Они отвернутся от меня.
   ALIVE: Убийца? Мне кажется, ты что-то путаешь. Ты никого не убивала.
   MORENA: Не обманывай меня. Моя память, хоть и вытворяет со мной странные штуки, кое-что все-таки сохранила.
   ALIVE: Ты не то и не так помнишь. Это твое воображение сыграло с тобой злую шутку. Постарайся отключить его и действительно вспомнить......
  
   * * * * * * *
   Пытаюсь вспомнить. Упаковка проклятых таблеток. Бокал пива, который он медленно придвигает к себе. Пена, тихо потрескивая, перетекает через край... А дальше - провал.
   Стены узкой комнатки давят на плечи и грудную клетку, низкий потолок - на макушку. Мерно раскачивается лампа в мертвенно-синем абажуре, подернутом паутиной.
   Его лицо. Сухой и желчный изгиб губ. Впервые, глядя на него, я чувствую что-то вроде отвращения. От этого становится очень тоскливо. И страшно.
   Что-то еще изменилось в его облике, и я наклоняюсь ближе, чтобы узнать, в чем дело. Его щеки прочертили две полоски, тянущиеся от ресниц до подбородка, с которого повисают двумя тугими каплями. Слезы? Но почему они черные и густые, и остро пахнут свежей смолой и чуть-чуть - кровью?..
   Я осторожно дотронулась до антрацитово-блестящей капельки. Она была вязкой, горячей и липкой. И тут меня окатило волной воспоминаний. Реальных, живых, мощных......
  
   Я не покупала никаких таблеток. Бэт купил их сам - у знакомого, имевшего отношение к медицине. Те самые сверхнадежные таблетки, что он подготовил для 'дабла' с Айви и о которых прожужжал мне все уши. Его просьба, о которой он туманно заикнулся, придя ко мне после краха их затеи, заключалась в том, чтобы я была рядом, когда он будет глотать отраву.
   - Морена, милая, хорошая, добрая, ты же знаешь: на миру и смерть красна. Я трусливая и слабовольная тварь, как выяснилось. Я не сумею убить себя в одиночестве, даже перед зеркалом - глаза в глаза с трусливой и безвольной тварью. Мне нужны твои глаза. Очень прошу тебя! У меня нет никого ближе: Айви потеряна безвозвратно, твоя дражайшая матушка благополучно раз-сыновила и умыла ручки. Ты ничем не рискуешь! Соседи не знают, кто ты и откуда, тебе не грозят допросы у следователя, клянусь. Просто посиди со мной. Я проглочу эту дрянь, запью ее пивом, и мы будем тихо разговаривать - ни о чем, светло и расслабленно. А потом ты просто выйдешь из комнаты и уедешь домой...
   Он пригубил пиво. Улыбнулся мне. Протянул руку, чтобы надорвать упаковку и выпустить таблетки на волю.
   Не сознавая, что делаю, я резко подалась вперед и выхватила у него отраву. Рванулась к дверям.
   Я была готова к тому, что он бросится за мной, но Бэт не пошевелился. Лишь негромко, с непередаваемой усмешкой, выдавил:
   - Если ты спустишь ЭТО в унитаз, можешь никогда больше не напоминать мне о своем существовании.
   Он прочел мои мысли: я и впрямь собиралась выбросить его смерть в унитаз.
   А потом я очутилась в парке. Большом ночном парке, что в двух шагах от его дома. Присев на скамейку, разжала ладонь. Крупные едкие таблетки застревали в горле. Чтобы облегчить им путь, спустилась к маленькому озерцу, почти луже, и выпила две горсти мутной, пахнувшей болотом водицы.
   В озере подрагивала четвертинка луны. Трава была холодной и влажной...
   Потом - провал, перерубленное черным мечом время.
  
   Очнулась я уже здесь. Интересно, 'здесь' - это где? И очнулась ли? Слишком все это похоже на бред помутненного рассудка: одетая в паутину лампа, болезненный отсвет монитора, неподвижное тело, плачущее черными тягучими слезами.
   Бред или ад? И есть ли она, четкая разница между бредом и адом?..
  
   - Я не хочу здесь находиться!!! Слышите, вы, вытащите меня отсюда!..
   Мой крик остался безответным. Низкий потолок так же слепо и мертво смотрел на меня кусками облетевшей штукатурки.
   Я сжала двумя руками ледяную ладонь Бэта.
   - Отпусти меня, пожалуйста! Я хочу жить. Я обещала Таис, что больше не совершу эту глупость. Ведь я не убивала тебя, я ничем не навредила тебе - так за что мне это?!..
   Он не отвечал. Но, казалось, улыбался, как при жизни: тонко и ядовито.
   Мне стало страшно до отвращения, жутко до тошноты. Я ринулась к монитору - единственному живому предмету среди смерти, тьмы и потусторонней издевки. Но экран был пуст. Лишь алые прожилки на сером фоне мерцали то ярче, то тусклее. Неужели мой единственный собеседник, не сумев договориться со мной, ушел - исчез насовсем?!...
   В отчаянии и ярости я забарабанила по клавиатуре, выстраивая бессмысленную череду букв и восклицательных знаков......
  
   * * * * * * *
   В какой-то момент моей адской вечности я подошла к окну и попыталась его открыть. Безуспешно - не было ни задвижек, ни ручек. Забравшись на подоконник, подергала форточку, и она, к моему удивлению, распахнулась. Я выглянула наружу: все та же тьма, аморфная и бескрайняя. И нечеловеческий холод. Казалось, за окном минус сорок, а то и все пятьдесят. Я хотела тут же захлопнуть форточку, но помедлила: мне послышались голоса. Их было множество - казалось, оторвавшись от своих носителей, как осенние листья от дерева, они носились во тьме, бесприютные и хаотичные - обрывками фраз, восклицаниями, окликами...
   - Закрой! Простудишься...
   Я вздрогнула. Незнакомый мужской голос, низкий и хрипловатый, прозвучал совсем рядом.
   Совет был дельным. Не то что простудиться - можно трансформироваться в ледяную статую за пару мгновений.
   - Кто ты?
   Стоило приоткрыть рот для произнесения этой фразы, как ледяной воздух сотней иголок проник в гортань, обжег ее и изранил.
   - Закройся, Мурена...
   'Муреной' называл меня один-единственный человек на свете. Голос был не злым - теплым и очень близким. Я непременно поговорила бы с Энгри, если б могла открыть рот. Но гортань нестерпимо болела. Космический холод убивал меня - пришлось закрыть форточку и спрыгнуть с подоконника.
  
   * * * * * * *
   Не знаю, сколько еще прошло времени.
   Его смоляные слезы заполнили всю комнату. Растянутыми каплями они свисают с потолка, добираясь туда по стенам, вопреки закону гравитации. Самих стен, как и пола, уже не видно под слоем влажно-блестящей тьмы.
   Я сижу у стола, поджав ноги - иначе они влипнут намертво, не сводя глаз с пустого экрана. Мне страшно оборачиваться: кажется, что лежащее на диване тело меняется, медленно превращаясь в нечто ужасное.
   ALIVE: Морена?
   Знакомый ник выскочил на экране, словно спасательный круг в бушующих черных валах.
   MORENA: Помоги мне! Вытащи меня отсюда, пожалуйста!..
   ALIVE: Я не могу. Я не Бог и не волшебник.
   MORENA: Тогда хотя бы не уходи! Говори со мной, ладно? Где я? Что это за место?..
   ALIVE: Я не знаю, где ТЫ. Но твое тело валяется в коме в одной из городских больниц. Вот уже вторую неделю.
   MORENA: Кто ты? Почему ты один говоришь со мной?
   ALIVE: С тобой пытались говорить и другие. Я нашел тебя в парке. Потом приходил в больницу и звал тебя, разговаривал. И однажды ты ответила. Я решил, что схожу с ума, когда услышал внутри себя твой голос. Но если ты выживешь, пускай даже ценой моего безумия, я согласен на такой бартер.
   MORENA: Отчего такая самоотверженность по отношению к совершенно незнакомому человеку? Если честно, меня это пугает и настораживает.
   ALIVE: Я слышу тебя, а ты меня, и это не может быть случайностью или совпадением. Но давай поговорим об этом, когда ты выберешься. Если вспомнишь.
   MORENA: Если выберусь...
  
   Стены и потолок, залитые черными слезами, давят на меня все сильнее. Голова словно охвачена пламенем и набита дымом. Комнатка настолько сузилась, что мне не хватает пространства для полноценного вдоха и выдоха. Маленький мирок вокруг растворился в липкой тьме с запахом смолы и крови. Вот уже не стало ни ноутбука, ни стола. К счастью, мне не нужен больше монитор: слова Элайва я слышу непосредственно в своей голове.
   - Расслабься, успокойся, не паникуй. Я здесь, я рядышком. Я не брошу, я обязательно тебя вытащу...
   Мне страшно до одури, до полного оцепенения. Если б не этот негромкий мягкий баритон, я бы, верно, сошла с ума. Я раскачиваюсь из стороны в сторону - в такт болтающейся над головой сиротливой тусклой лампочке. Липкая тьма причмокивает, когда касаюсь ее плечом или макушкой. Скоро-скоро она проглотит меня, я растворюсь в ней, как ноутбук, как окно и стены.
   - Пожалуйста, пожалуйста, отпустите меня... Я больше ни за что никогда так не сделаю! Мама, мамочка, пожалуйста, забери меня отсюда!..
   Я вернулась в детство, в младенчество, снова стала маленьким напуганным ребенком, призывающим единственное известное ему спасение от всех бед.
   - Не бойся, не бойся, не бойся, - держал меня голос, не давая забиться в конвульсиях ужаса, утратив искру сознания и надежды.
   Липкий мрак уже окутал мое лицо, запутался в волосах, забился в ноздри. Неужели я вот-вот перестану быть? Растворюсь в нем, в его слезах, в его душе, такой вязкой и неотвязной, ставшей мне теперь ненавистной?..
   - Вытащи меня!!!...
   Я выбрасываю вперед руки в последнем усилии, разрываю плотную тьму пальцами... и встречаю теплую человеческую ладонь. Меня держат за руку, уверенно и крепко. Я даже вижу эту ладонь - с узеньким шрамом под указательным пальцем, с серебряным ободком 'спаси и сохрани' на безымянном.
   Рывок - и тьма со всхлипом и плеском отпускает.
   Я вижу свет, слышу биение своего сердца. И чей-то далекий взволнованный голос: 'Она очнулась!..' И другие голоса, звонкие, кажущиеся мне птичьими, и белые взмахи и всполохи...
  
   * * * * * * *
   - Знаешь, кто тебя спас?
   Лицо у Таисии странное, незнакомое. Словно она в эти дни тоже побывала в коме, на пороге смерти. Или где-нибудь еще дальше.
   Я не решаюсь смотреть ей в глаза и только киваю.
   - Знаешь?.. Какой-то парень нашел тебя в парке. Забрел туда ночью - говорит, расстался со своей девушкой и бродил в тоске, а тут ты. Странный такой товарищ. Приходил каждый день, часами сидел возле тебя, молчал. Порой мы сидели с ним вместе, в полной тишине, с двух сторон. А как только стало ясно, что ты выкарабкалась, ушел. Телефон свой оставил, вот, на листке. Сказал, что можешь позвонить, если захочется.
   - Таис, а у него случайно крыльев не было? И зрачки его ты не рассмотрела?..
   - Нет, - она улыбается, но лицо остается странным и незнакомым. - На демона из твоих сказок он не похож. Светленький, глаза серые. В общем, не совсем в твоем вкусе.
   - Жаль. Но я думаю, это мы как-нибудь переживем.
   Она кивает...
  
   Оставшись одна (Таис на прощанье клятвенно пообещала, что к завтрашнему полудню я буду уже дома), достаю из-под подушки мобильник.
   Сонный голос отзывается не сразу. С минуту со мной говорят тоскливые длинные гудки.
   - Але...
   - Привет, Бэт!
   - А, Морена... Ну, привет. Я слышал, ты в больнице. Это ничего, если я не примчусь тебя навещать? После того, что ты выкинула, сама понимаешь...
   - О чем ты? Я звоню попрощаться. Знаешь, я убила тебя!
   - Ты бредишь?
   - Может быть. Но я искренне рада, что ты жив.
   Я обрываю вызов и улыбаюсь больничному потолку. Он высокий и белый, совсем не похожий на тот... в недавнем липком аду.
   Дотянувшись до тумбочки, беру лежащий на ней одинокий листок. Набираю номер.
   Он откликается тут же, словно держал мобильник в руке.
   - Да?
   Я молчу. Потому что терпеть не могу телефоны. Потому что привыкла разговаривать с ним напрямую. Минуя даже голосовые связки.
   - Морена... Как здорово, что ты позвонила.
   - Да. Только я не Морена больше.
   - Правильно. Хочешь, я угадаю твое новое имя? Но сначала скажу, какие у тебя глаза. Я их ни разу не видел, а сейчас вижу. Желтовато-карие, с прозеленью, словно освещенное солнцем осеннее болото. Верно?..
  
   ************************************************
Оценка: 2.09*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"