Созутов Семен Евгеньевич: другие произведения.

Первые эпохи Силоры

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Это книга о первых эпохах Силоры. Здесь рассказаны истории как старых героев, с которыми читатели уже более или менее знакомы, так и совершенно новых персонажей. Книга написана на стыке жанров документалистской прозы и обычного художественного произведения. Можно читать отдельно.

   Цикл: Мир Силоры.
  
  
   Первые эпохи Силоры.
  
   Эра Титанов.
   Книга Начал.
  
  
  
  Карта мира Силоры [Семен Созутов]
  
  
   Пролог.
  
  
  
  
  
   Во вселенной Сотворенных Миров миров оных существует несчетное множество. Есть миры-гиганты, есть вполне себе обычные, есть миры обитаемые и те, которые непригодны для проживания даже для самых неприхотливых существ. Однако порой неизвестно по какой причине возникают такие миры, которые выделяются среди себе подобных, словно блистающая перламутром королевская жемчужина меж обычных серых камней в изобилии разбросанных по песчаному морскому дну...
  
  
  
   Глава первая. Сотворение.
  
  
  
  
   Среди непроглядной бездонной пустоты межпространственного вакуума полыхнула яркая вспышка. Огромная немыслимая мощь чувствовалась в ней невероятно далеким отголоском на самой грани восприятия. Сила энергетического выброса была такая, что обитатели всех без исключения сопредельных миров на секунду почувствовали необъяснимое волнение и некое неясное и оттого особенно пугающее предчувствие чего-то запредельного. Того, чего никто из них не мог толком ни описать, ни объяснить даже самому себе.
   А тем временем ком энергии чистого первородного огня, сиречь силы Творения скрутился в гигантскую багрово-желтую пламенную сферу, в которой нет-нет, да и проглядывалась также и чернота пустоты межпространства. Силы Бездны и Творения сплавились воедино и на месте этого столкновения начало зарождаться нечто новое.
   Огромная сфера гудела и вибрировала от влитой нее колоссальной мощи, вот-вот готовая взорваться в единой всепоглощающей вспышке. Однако иная несоизмеримо более могущественная сила не давала ей этого сделать, сохраняя целостность своего творения.
   Минули эоны. Сфера начала постепенно остывать, формируя новый мир. Пока еще представлял он собой жуткое зрелище. Бушующие потоки кипящей лавы, то и дело разрушающие возникающие то там, то тут твердые формирования, обещающие стать предтечами будущих континентов планеты, облака ядовитого газа, все это казалось сущим адом во плоти и жуткой огненной купелью страданий.
   Однако помимо материального мира, есть еще и мир тонкий, духовный, который, соприкасаясь с миром материальным, как бы незримо перетекает в него, изменяя его структуру, и бушевавшие в новосотворенном мире силы всех мастей и оттенков не могли не дать жизнь новым самым причудливым созданиям.
   Громадные чудовища, состоящие из камней и огня на полном ходу сшибались друг с другом, молотя друг друга титаническими кулаками и ужасающе взрыкивая от удовольствия. В воздухе и в самых недрах мира вели противостояние и вовсе немыслимые для человеческого разума существа, невероятно могучие, они уничтожали друг друга в жестоких схватках, и их смерти еще более укрепляли становление плоти новосотворенного огненного мира.
   Подобные битвы также продолжались многие эры и эоны. Однако время шло, и среди воинственных чудовищ стали появляться и те, которые не спешили проявлять агрессию к своим сородичам.
   Сначала первые уничтожали их с особым удовольствием как брак породы, но потом миролюбивые сущности начали прятаться, а то и вовсе собираться группами, чего никогда не приходило в голову их воинственным собратьям. К тому времени в мире уже оформилось четыре основных континента, хотя повсюду все еще витали раскаленные газы и бушевали потоки кипящей лавы, да и вообще мир сей был пока еще похож на сущий ад во плоти.
   Но миролюбивые сущности постепенно начали брать верх. Они были умнее своих собратьев, действуя сообща, да и к тому же научились изменять по собственному желанию свою структурную форму, как внешнюю, так и внутреннюю. Вселенская гармония проявлялась в них все яснее и яснее. И, наконец, настал тот день, когда все более или менее пришло в равновесие.
   Темные сущности великой силы были либо перебиты, либо загнаны в самые недра мира, ну а те, что были помельче рангом, до поры до времени затаились, не решаясь более поднимать голову.
   Да мир действительно претерпел существенные изменения. Окончательно оформились и остыли участки суши. Влага осела вниз из-за понижения температур, и появились моря и океаны. Практически остыли многочисленные вулканы, ранее то и дело, изливающие свою огненную ярость на многострадальную плоть этого мира.
   Появилось огромное количество новых форм жизни, которые возникли благодаря тем первородным сущностям, что одержали победу над темными титанами на заре времен. Именно они стали первыми и самыми могущественными хранителями нового мира.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Номибис пристально вглядывался в бущующий вдалеке от него громадный вулкан, который плевался черным дымом и пеплом и вот-вот был готов окончательно проснуться. Хранитель озабоченно нахмурился, похоже, все складывается именно так как, и предсказывали Древние. А это значило, что в будущем его и его народ ждут великие потрясения.
   Доргоррос, додревний титан прошлого поверженный первыми Хранителями, многие тысячелетия копивший силы в самых недрах гор пробуждался к жизни и был полон дикого первобытного гнева.
   Выяснив все, что ему было нужно, Хранитель направился к реке и скользнул в ее прозрачные воды. Способность мгновенно перемещаться в потоках первозданной стихии моментально вынесла его к водам Древнего моря. Именно там обитал один из немногих выживших Древних.
   Стоя на поверхности воды как на твердой земле, четырехметровый голубокожий гигант отдаленно похожий на человека, хотя изяществом и соразмерностью пропорций он скорее напоминал эльфа, воззвал к хозяину этих мест.
   Ответ пришел практически сразу. Древний ждал его. Многокилометровые толщи вод пришли в движение, и вот перед почтительно склонившимся Номибисом уже возвышается громадный оживший водяной вал более двадцати метров в высоту, от которого исходило ощущение древней как сам мир, тяжелой и необоримой мощи.
  -Ты выяснил, все, что я тебе поручил? - Голос Древнего глубок и низок настолько, что едва воспринимается даже чутким ухом Хранителя. Однако, несмотря на это он вовсе не звучит угрожающе. Наоборот низкие размеренные частоты действуют на сознание Номибиса успокаивающе.
  -Да, Учитель. - Почтительно поклонился Номибис. Его поклон полон глубокого уважения к собеседнику, но отнюдь не страха. - Доргоррос готов пробудиться.
  -Что ж мы знали, что рано или поздно этот час настанет. Собери своих воинов. Пусть к Темным горам пойдут лишь те, кто храбр сердцем и тверд духом. В этой битве мы будем сражаться с вами плечом к плечу.
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Воины племени эру заворожено смотрели на извергающее жерло вулкана. Кипящая лава сплошным потоком сходила с каменистых склонов, но каждый из них сегодня понимал, что это лишь самое начало действа. Помимо них здесь собрались воины еще трех народов. Дранги - народ Огня, харны - народ Камней и ниссы - дети Воздуха,
   А вулкан и не думал успокаиваться. Напротив уже вся исполинская гора трещала по швам, раскалываясь на части. Наконец она не выдержала. Вся гора заходила ходуном и обрушилась вниз потоком каменной лавины сметающей все и вся на своем пути.
  -Отдавайте мне свою силу! - Громко прокричал Номибис. Он был ощутимо выше и шире в плечах любого из своих воинов, но даже при этих константах каждый эру был не ниже трех метров. Воины, повинуясь его окрику своего Хранителя, взялись за руки, и вокруг них тут же сгустился полупрозрачный голубой щит. Щит этот оказался настолько прочным, что многотонные потоки камней лишь бессильно разбились о его кажущуюся столь тонкой и хрупкой поверхность.
   А тем временем из недр горы показался и сам Доргоррос, громадный огненно-каменный титан многометровой высоты, окруженный густой чернильной аурой мрака. Из самых первых. Детище сил Бездны и Творения. Безмерно могучий, но не сознающий себя, полуразумный по сути, словно дикий зверь, жаждущий лишь сокрушать все на своем пути.
   К нему тут же устремились четверо Древних Хранителей. Были они не столь могучими, ибо были намного более молоды, но каждый из них был разумен и жаждал уберечь свою землю и свой народ любой ценой. Громадный оживший поток Воды Эххо - учитель Номибиса. Пламенная птица Ксандра - Хранитель Огня. Белый смерч Ниэссэ - Хранитель Воздуха. И, наконец, могучий каменный голем Гиранд - Хранитель Земли, самый древний их них.
   Доргоррос издевательски расхохотался. Он жаждал битвы и не ведал страха смерти. В его могучей лапище сгустился гигантский бич сотканный одновременно из тьмы и огня и обрушился на устремившуюся на него сверху Ксандру. Хранитель отчаянно закричал и в этом крики слышался рев бушующего пламени. Одно из ее могучих крыл было перерублено чудовищным оружием напополам.
   Хранитель Огня рухнула на землю, но ей на подмогу уже спешили ее соратники. Могучий Гиранд схватил Доргорроса в свои мощные объятья, обездвижив его, Эххо сплошным водным потоком обрушился на титана, гася его пламя. Доргоррос злобно завыл, отчего затряслись горы, а воины хранимых народов все как один рухнули на колени, зажимая уши.
   Титан был сильно ослаблен, но все еще очень опасен. Но тут живой белый смерч подлетел к его могучему телу и начал деловито кромсать его на куски. Гиранд же, воспользовавшись слабостью противника, оторвал ему одну из составленных из громадных валунов рук, после чего немного оправившаяся от раны Ксандра обожгла его потоком своего ярко рыжего пламени.
   Доргоррос тоскливо зарычал. У него не осталось более сил сопротивляться, и Ниэссэ, развивая успех, развеял его тело черным прахом по всем Темным горам. Битва подошла к концу. Доргоррос погиб. Победа осталась за Хранителями, но и учитель Номибиса также не пережил этой битвы, испарившись в невероятно сильном внутреннем огне жестокого титана.
   Воины же всех четырех народов были живы. Сегодня им не пришлось вступать в битву. Однако после ее завершения трое уцелевших Древних собрали всех своих учеников и отвели в самое сердце Темных гор, чтобы там передать им свои последние знания и заветы...
  
  
  
   ***
  
   Огни... кругом повсюду насколько хватало глаз, среди непроглядной ночной мглы мерцали огни. Каждый из числа Хранимых народов сжимал в своей руке факел, сверкающий холодным синим необычайно пламенем. Дивные голоса идеальным созвучием тянули немыслимо прекрасную печальную песнь, раскачиваясь в такт музыки, звучащей из ниоткуда, рождавшейся, казалось бы, прямо в воздухе. Каждый рожденный среди Хранимых народов обладал дивным музыкальным голосом. Таков был врожденный дар гармонии, данный им этим миром.
   Дранги, ниссы и эру сидели на земле неподалеку от места последнего упокоения Хранителя Эххо, плотно соприкасаясь телами друг с другом, чтобы хотя бы в эту эпохальную ночь ощутить себя единым неделимым существом. Их Хранители безмолвными громадами ныне возвышались позади них, молчаливо выражая свою скорбь. Такова была цена за титаническую мощь их магии. Даже сейчас не могли они дать волю своим чувствам в полной мере, ибо Хранитель, потерявший над собой контроль, страшен. Он - стихийное бедствие, сокрушающее все и вся на своем пути. Это есть отображение той древней неистовой мощи, которая сохранилась в них еще со времен самых первых эонов становления мира...
   Заунывная литания все тянулась и тянулась, погружая воинов Хранимых народов в колдовской транс, в котором каждый из них мог прозреть самое себя до самых потаенных глубин. Столь близкое единение четырех народов в последнее время редко имело место, но именно сейчас оно было необходимо им как никогда.
   Такова была тризна по погибшему Учителю народа эру. Такова была цена победы...
  
  
   Глава вторая. Войны древних.
  
  
  
  
   "Кто они такие?" - Ланис изумленно взирал на могучих серокожих существ, покрытых бронированной чешуей, сжимавших громадные обоюдоострые секиры, неспешно направлявшиеся в его сторону.
   Ланис был представителем одного из бесчисленных младших народов, обитающих на земле, которую впоследствии назовут Ардонисом. В отличие от представителей четырех старших народов, он не обладал ни исполинскими размерами, ни могучей магией. Был он кроток и миролюбив по сути и не ведал зла.
   Внешне он выглядел как немыслимо прекрасный человек с изумрудно-зеленой кожей и с сиренево-голубым цветком, росшим у него прямо изо лба. Орган истинного зрения и духовной гармонии. В его деревне, если это можно было так назвать, его сородичи жили в чашах гигантских красных цветов, которые служили им одновременно и домом, и постелью, и источником пищи, в изобилии снабжая племя Ланиса сладким питательным нектаром. Широко улыбнувшись, Ланис приветственно поднял руки, встречая пришельцев древним как сама земля жестом мира.
   В ответ на это один из них лишь походя махнул секирой, и отсеченная голова Ланиса покатилась по ярко-зеленой траве, пятная ее ярко-алыми каплями крови. Остальные даже не замедлили своего движения, деловито направляясь дальше и уничтожая всех сородичей Ланиса, которые подворачивались им под руку. Жалость этим созданиям была неведома в принципе. Племя Ланиса не сопротивлялось, они даже не пытались бежать, до самого конца не сознавая, что происходит. Он не могли понять, что их попросту истребляют...
   Вскоре все было кончено. Все племя было вырезано подчистую. Их дивные цветы-жилища были срублены под корень чудовищными секирами пришельцев. Хорхи не нуждались в их сладком нектаре. Они любили мясо...
  
   ***
  
  
  -Как красиво... - Изящная девушка с медно-красной кожей и черными роскошными волосами восхищенно разглядывала крупный резной браслет из необычного желтого камня, в полупрозрачной глубине которого мерцало пламя ярко-оранжевое пламя. Дети Хранимых народов жили в гармонии с первозданной природой и посему не обременяли себя излишней одеждой, и посему на девушке были лишь две не слишком широкие полоски темной ткани, прикрывающие грудь и бедра.
  -Это огненный опал. - Улыбнулся похожий на девушку словно родной брат стройный юноша, облаченный в одну лишь набедренную повязку. - Залог вечной верности и вечной любви. Здесь пред ликом гор Пепла, породивших своим огненным дыханием наш народ, я спрашиваю тебя, Ашра, согласно ли ты быть моей избранницей сердца...
  -Да, Соэхр... - Еле слышно выдохнула девушка, опустив голову. - Я согласна...
  -И я... - Счастливо выдохнул юноша, порывисто обняв свою нареченную. - Но подожди что это... - Соэхр в мгновение ока принял боевую стойку, вызвав к жизни огненно-красный пламенный клинок. Все дранги изначально владели магией Огня, ибо были детьми первородного пламени, которое по их древним поверьям струилось в их жилах заместо крови.
   Юношу и девушку, которые на свою беду находились довольно далеко от жилищ своего племени у самых отрогов Пепельных гор, ибо такова была древняя традиция, именно там будущие пары приносили друг другу клятву верности, чтобы величественные громады, породившие огненный народ своим присутствием подтвердили и скрепили вечный союз двух сердец, окружило около трех десятков необычных существ. Они были довольно низкорослыми, но притом и крепкими, коренастыми в необычной одежде из металла, коя для Хранимых народов была в диковинку, ибо они не знали секретов плавки, живя в гармонии с природой и пользуясь лишь своей внутренней силой для выживания.
  -Ашра, беги! - Соэхр мгновенно почуял, что от незванных гостей не стоит ждать ничего хорошего.
  -Я не брошу тебя! - выкрикнула девушка, и спустя миг в ее руке также появился клинок, сотканный из чистейшего пламени правда более изящный и менее массивный и широкий, нежели у ее спутника.
   Рептилоиды же тем временем принялись деловито брать пару в кольцо. Они заметно нервничали. Эти гиганты ни капли не походили на тех, с кем они встречались раньше на этой земле. Тех убожеств истреблять было наслаждением, они даже не могли оказать и малейшей попытки сопротивления. Эти же явно были иными.
   Как оказалось, силой гиганты, вдвое превосходившие ростом даже самого высокого из хорхов, как называли себя пришельцы, обладали тоже более чем внушительной. Едва один их хорхов попытался атаковать Соэхра своей секирой, как пламенный клинок последнего играючи разрубил и оружие рептилоида и его самого, развалив незадачливого хорха от плеча до пояса. Второй хорх, по всей видимости, маг сгустил в руках жгут призрачного серого праха, которым атаковал Ашру, но бич праха, столкнувшись с огненным мечом девушки, лишь ярко вспыхнул, и хорх, завопив от боли, покатился по земле, тряся обожженными ладонями. Природная магия девушки оказалась сильнее его темного чародейства.
   Тогда командир отряда что-то повелительно рыкнул на своем языке, и на этот раз уже все без исключения хорхи бросились на отважную пару... Более полутора десятков рептилоидов, включая мага, сумели уничтожить отважные Ашра и Соэхр, прежде чем осатаневшие от ярости хорхи буквально изрубили их на куски.
  -Командир, погляди, что у меня... - Прошипел один из хорхов, указывая на браслет из необычного желтого камня на руке девушки, внутри которого мерцало колдовское пламя. Рептилоид попытался снять украшение, но у него ничего не вышло, и тогда он, злобно ощерившись несколькими ударами тяжелой секиры перерубил запястье Ашры, брезгливо сорвав браслет с окровавленной культи.
   Командир отряда рассеянно взглянул на украшение. Вещица действительно интересная, можно будет выгодно обменять ее у своих на добрый клинок или просто оставить себе в качестве военного трофея. Размышляя в подобном духе, командир, хмуро разглядывал изуродованные тела неведомых гигантов, сражавшихся с такой неистовой силой и отвагой. Похоже, вторжение не будет столь легким, сколь оно казалось им вначале...
   Хорх встряхнулся, отгоняя мрачные мысли, и приказал всем выжившим воинам возвращаться в лагерь разбитый рептилоидами на побережье. Требовалось сообщить обо всем произошедшем великому Укар-вайру.
  
  
  
   ***
  
  
  
   Номибис встревожено вглядывался в горизонт. Вновь, как и тысячелетия назад их миру и благополучию угрожала опасность. Однако на сей раз исходила она не от древнего пробудившегося зла. Нет, на сей раз им противостояли неведомые чудовища, покрытые твердой серой чешуей, пришедшие неведомо откуда с восточной части мира.
   Поодиночке были они не слишком сильны. Любой эру играючи бы расправился и с пятью подобными созданиями, но их было слишком много. Целые полчища этих существ вторгались в земли Хранимых народов, и даже вся их объединенная мощь не могла сдержать этих неведомых бестий. Впрочем, того прочного мира, что воцарился на их землях сразу же после победы Древних над Доргорросом, более не существовало.
   Древние либо погибли, пожертвовав своей жизнью, чтобы остановить древнее зло, либо уснули на вечные времена в самом сердце мира. Ныне все четыре Хранимых народа были предоставлены сами себе.
   И вспыхнули раздоры. Из-за земель, из-за мнимых обид, да и вообще много из-за чего. Номибис был единственным, кто стремился удержать стремительно разрушающийся миропорядок. Все остальные давно уже погрязли в распрях и склоках.
   Неведомые же пришельцы напротив были очень сплоченны и не ведали жалости ни к кому, кто не принадлежал к их расе. Называли они себя хорхами и были служителями темных сил Смерти. Такова была их природа и магия. Неспособная к созиданию, она превращала любого, кто соприкоснулся с ней в тлен и прах. Впрочем, магия Хранимых народов все же была сильнее. Пока была сильнее.
   Хранитель устало вздохнул. Если так будет продолжаться и далее его народу, да и всем остальным тоже вскоре придет конец.
  -Зачем ты призвал меня? - На Хранителя высокомерно уставилась громадная не уступающая ему размерами женщина с полупрозрачными стрекозиными крыльями окруженная незримой белой туманной аурой.
  -Мир на краю гибели, Орэль. - Сумрачно вздохнул Хранитель. - Тени сгущаются. Враг небывалый числом движется на наши земли. Самое время забыть старые обиды и вновь объединиться, как и эоны тому назад.
  -Те времена давно прошли, и нет к ним возврата. - Холодно отчеканила названная Орэль. - Все давно уже это поняли. Лишь ты один упорно продолжаешь цепляться за прошлое.
  -Если мы не объединимся, то погибнем!
  -Говори за себя, Хранитель. - Брезгливо сморщилась Орэль. - Я же вместе с моими воинами сумею уберечь свой народ от любой беды!
  -Что ж ты выбрала. - Печально наклонил голову Номибис и направился прочь. В своих мыслях он был уже очень далеко от этого злополучного места.
  
  
   ***
  
  
   Стоя в самых недрах океана, Номибис призывал на сей раз отнюдь не исполинские додревние силы, которые, несмотря на опасность, грозящую Хранимым народам, так и остались глухи к его мольбам. Ныне древний Хранитель был занят тем, что очищал свой разум и дух от скверны и старых обид, чтобы выйти против нового могучего зла с чистым сердцем и не дать ему извратить собственную суть. Ведь вступая в жестокую битву, так легко предаться Тьме и потерять духовную чистоту...
   Потоки сил водной стихии фактически растворяли в себе тело Хранителя, унося с собой все тревоги и треволнения прошлого и наполняя его новой свободной от скверны чистейшей мощью. Это был очень древний ритуал слияния с самой сутью первородной стихии ныне практически позабытый не только простыми воинами Хранимых народов, но и даже их Младшими Хранителями. Слишком много времени уделяли они внешней стороне своей силы, забывая о внутренней. Номибис был единственным, кто еще не отринул заветы Старших Хранителей. Единственным, кто остался верен...
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Великий Укар-вайр, эта местность согласно вашему приказанию полностью очищена от каменных страшилищ! Впереди их храм. Я чувствую там средоточие их силы. Падет он, и у их народа будет сломан хребет.
  -Отлично, Гвэрг, я доволен тобой. - Хрипло прорычал громадный хорх с ног до головы покрытый длинными серыми шипами, которыми шевелились по всему его телу подобно живым существам. В принципе так оно и было на самом деле. Укар-вайр был богом. Богом Смерти. Был он ощутимо выше и тяжелее любого из хорхов и в отличие от них не носил никаких доспехов.
   Племя хорхов зародилось на одном из континентов этого мира, который впоследствии назовут Зантрис. Их пращурами были хищные полуразумные ящеры, отличавшиеся невероятным для животных интеллектом и при этом также и дьявольской хитростью и чудовищной жестокостью.
   Плодились хорхи тоже довольно быстро, так что ничто не помешало им сперва полностью подчинить себе свой родной континент, уничтожив всех иных разумных, обитавших там, а затем научиться строить корабли и продолжить экспансию уже на другие части света. На момент описываемых событий они уже захватили все участки суши этого мира кроме Ардониса, Нордиса, и западного острова.
   Нордис им был неинтересен, так как для теплолюбивых рептилоидов там было слишком холодно, а вот Ардонис как раз наоборот представлял для них немалый интерес. Численность их росла, и молодняку уже не хватало места в старых владениях этого народа.
   По сравнению с остальными обитателями мира Силоры, хорхи находились на очень высокой ступени развития. Они были единственными, кто научились плавить металл и освоили навыки кораблестроения. Остальные же были, по сути, дикарями, живущими в гармонии с природой, и если бы не могучая магия Хранителей, они давно бы уже пали в неравном бою с жестокими захватчиками.
   Надо сказать, что своими методами войны хорхи повергали Хранимые народы в самый натуральный ступор. У них стычки носили, как правило, мелкий локальный характер, когда все решалось битвой лучших из лучших нескольких воинов промеж собой, а то и вовсе поединком двух сильнейших воинов.
   Трогать же женщин и детей или вообще мирное население не просто запрещалось, но никому из четырех народов подобное просто бы и в голову не пришло, настолько это было для них чуждым и противоестественным.
   Хорхи же напротив не гнушались ничем. Нарушенные обещания, тотальный геноцид мирного населения, нарушение регламента поединков, когда против единоборца выходило неожиданно сразу по десятку этих рептилоидов. Все это вызывало жгучую ненависть у Хранимых народов, и теперь они бились с чужаками не на жизнь, а насмерть, став воспринимать их как неких опасных паразитов, для уничтожения которых все средства хороши.
   Впрочем, даже этот факт не заставил их забыть старые обиды и пойти на военный союз, так что помимо войн с хорхами, Хранимые народы продолжали сражаться и промеж собой, так что ничего удивительного не было в том, что чаша весов мало помалу клонилась в пользу рептилоидов.
   Вот и сейчас их бесчисленная армия стояла неподалеку от Храма Земли, величайшей святыни народа харнов. И, похоже, те были намерены оборонять ее до последнего. Сами по себе харны представляли собой громадных оживших големов, которые по желанию могли маскироваться, превращаясь в бесформенную груду камней. Были они в отличие от обычных големов весьма гибкими, пластичными и умными, и, конечно же, обладали огромной силой.
   Четыре тысячи этих созданий сейчас были готовы защищать свои земли не на жизнь, а насмерть, но более пятидесяти тысяч хорхов противостояли им. Сражение началось неожиданно. Просто големы до этого неподвижно стоявшие цепью вдоль своего Храма вдруг разом бросились на неприятеля.
  -Гроссмейстеры, Волну! - Свирепо рявкнул Укар-вайр на своих чародеев, и те, повинуясь его приказу, сгустили над головами огромное серое пыльное облако, которое, подчиняясь их воле, обрушилось на харнов.
   Разом несколько сотен големов разнесло в мелкую пыль, но это не остановило могучего разбега воинов народа Камней. Могучие харны на полном ходу врезались в ряды хорхов, убивая и калеча воинов неприятеля. Трехметровые големы были неуязвимы для их секир, лишь зачарованное оружие могло нанести им рану, но такового у противника было немного.
   Среди всех хранимых народов харны были самыми могучими, хотя и отличались весьма миролюбивым нравом, чего как раз нельзя было сказать о дрангах и нисах. Впрочем, отличались они и изрядной обособленностью и никого не пускали на свои земли, не делая исключения даже для эру, которые также были более чем миролюбивым народом.
   Сражение закипело с новой силой. Огромные руки големов легко давили тела хорхов, превращая их в груды кровавого мяса, но сегодня их было слишком много. Укар-вайр орудовал огромной косой с необычайно острым лезвием. Ей он легко разрубал нападавших на него харнов напополам, и они ничего не могли поделать с титанической мощью Бога Смерти.
  -Эй ты! Не желаешь ли равного поединка? - могучим голосом прогудел огромный каменный человек, похожий на серую ожившую колонну. Был он в отличие от своих сородичей, которые казались составленными из каменных глыб разных форм и размеров, более монолитен, и скорее имел цилиндрические формы тела.
  -С радостью! - Прорычал Укар-вайр и шагнул к Хранителю.
   Ученик Гиранда Тугар, видя его приближение, изо всех сил ударил по земле чудовищным кулаком. Хорх высоко подпрыгнул, но незримая волна силы все равно опрокинула его наземь. Тогда Бог Смерти метнул в Хранителя свою секиру с широким лезвием, которая была его запасным оружием, вложив в этот бросок немалую толику магии Смерти, но тот в ответ спокойно скрестил руки на груди, призвав Внутреннюю Твердость, и магическое оружие лишь бессильно отскочило от его широкой груди.
  -Гроссмейстеры, вашу мать!!! - Испуганно завопил хорх, видя, что проигрывает поединок, и тысяча мастеров смерти разом отдала ему всю свою силу. Ощутив в себе столь колоссальную мощь, Укар-вайр издевательски расхохотался и, сгустив серый прах смерти в тугой ком в полметра в диаметре, послал его в сторону Хранителя.
   Шар праха впитался в каменную плоть ученика Гиранда, и его тело тут же пошло широкими трещинами, а затем осыпалось серой пылью. Эту атаку он отразить не сумел. Остальные же хорхи, видя победу своего вожака, разом воспряли духом и принялись опутывать харнов тугими металлическими сетями. Те сопротивлялись до последнего, но подавляющее численное превосходство хорхов и гибель Хранителя сыграли против них.
   Всех их сперва спеленали по рукам и ногам, а затем флегматично добили. Впрочем, несколько сотен оставили в живых, после чего Укар-вайр и его гроссмейстеры во главе с магистром Гвэргом сумели полностью лишить их разума, превратив в послушные нерассуждающие куклы.
   Некоторых из них планировалось использовать для битв с другими Хранимыми народами, ну а остальных Бог Смерти приказал отправить в качестве телохранителей и слуг на остров, который впоследствии назовут Ассальк. Там находилась главная его твердыня. Храм Земли же Укар-вайр приказал разрушить до основания, тем самым окончательно утвердив свое господство над землями харнов.
  
  
  
   ***
  
  
  -Должен сказать, эти твари проявляют изрядное упорство. - Почтительно поклонился магистр Гвэрг, второе лицо в армии хорхов после самого Укар-вайра. - Победить их сегодня будет непросто.
  -Не распускай нюни...- Брезгливо поморщился Бог Смерти, глядя на довольно многочисленные ряды войска харнов плотным кольцом окружившее довольно внушительное каменное сооружение из красного гранита. - Эти идиоты считай, что уже мертвы. Погляди на нашу армию - Хорх царственным жестом указал себе за спину, обводя рукой неисчислимые армады рептилоидов. Разве кто-либо способен сражаться с такой силой!
   С этими словами Укар-вайр отдал приказ к началу атаки. Хорхи двинулись на своих противников плотной толпой, они в разы, как и в прошлый раз, превосходили своим числом соперников, но каждый харн нес в себе частицу первородного пламени стихии Огня, и победить этот народ, сломить его боевой дух было ох как непросто.
   Огненные клинки краснокожих высокорослых идеально сложенных воинов, косили рептилоидов без счета, играючи рассекая природную и металлическую броню. Их Хранитель Ишхор сражался среди своих воинов, посылая во врагов волны бушующего магического пламени.
   Памятуя о своем предыдущем столкновении с Хранителем Земли, Бог Смерти не спешил ввязываться в поединок с Ишхором. Вместо этого он приказал своим гроссмейстерам посылать в стан врага эманации враждебной магии, для того чтобы пригасить уменьшить воздействие магического огня.
   И подобная тактика постепенно возымела свой эффект. Дранги падали один за другим под ударами рептилоидов. Они были сильно утомлены битвой, да и к тому эманации магии Смерти в буквально смысле этого слова пили их жизненную энергию, не давая сражаться в полную силу. В итоге Хранитель Огня остался в одиночестве. На его могущество гроссмейстеры повлиять не сумели, но против него одного сражалось без малого полмиллиона хорхов, и количество в итоге победило качество.
   Волны пламени оставляли в рядах его противников громадные проплешины, исполинская четырехметровая фигура Хранителя объятого священной яростью внушала самый настоящий мистический ужас, но, тем не менее, все новые и новые воины шли в атаку, стремясь исполнить волю жестокого Бога Смерти и захватить для него очередной трофей. Ибо за провал их могло ожидать кое-что и похуже постой гибели в бою...
   Осознав, что в его товарищи мертвы, что он остался совсем один, Ишхор издал яростный клич, и на месте, где только что находилась фигура Хранителя, полыхнула яркая вспышка, и во все стороны устремились настоящие океаны багрово-рыжего огня, разом пожрав десятки тысяч воинов неприятеля. А когда гар и дым, наконец, рассеялись, то на месте тела Ишхора не осталось ничего даже пепла. Хранитель, не сумев сберечь свой народ от гибели, тем не менее, сумел дорого продать свою жизнь...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Эти дикари изрядно глупы. На их месте я бы попытался заключить союзы, или по крайней мере передислоцировал силы, а они... Никакого понятия о военной тактике и стратегии.
  -На то они и дикари. Нам будет несложно покорить этих червей, ибо раса хорхов самой природой создана править этим ничтожным миром! - Громыхнул Укар-вайр, самодовольно подбоченясь. - Если могучие воины Земли и Огня ничего не смогли противопоставить нашим армадам, то на что рассчитывают эти крылатые дохляки? - Бог Смерти пренебрежительно кивнул в сторону мелькающих туда сюда крылатых силуэтов ниссов.
   Покорить народ Воздуха оказалось несколько сложнее, нежели их собратьев, ибо ниссы умели летать, а их главный храм и вовсе располагался очень высоко на самой вершине Темных гор. Хорхам пришлось изрядно поломать ноги по очень опасным и малопроходимым скалам, прежде чем им удалось, наконец, добраться до главной святыни детей Эфира.
   В ходе этой кампании рептилоиды потеряли множество воинов, ибо ниссы не упускали случая устроить в горах небольшой ураган или сход лавины, однако полностью остановить продвижение врага им все же не удалось. Слишком уж многочисленными были их армады.
   На этот раз первыми бой начали ниссы. Со звонкими воинственными кличами эти тонкие белокожие воины с полупрозрачными крыльями налетели на вражеские порядки потоками воздуха и вихревыми клинками, сбивая рептилоидов с ноги наводя панику. Хорхам было очень тяжело сражаться с юркими неуловимыми соперниками, которые к тому же еще и умели летать, однако магия Смерти и в этот раз сослужила поданным Укар-вайра добрую службу.
   Ниссов на момент описываемых событий осталось совсем немного, где-то около тысячи. Слишком многие из них сложили свои головы в предыдущих столкновениях, ибо в битвах всегда шли до конца и отступать не желали. Орэль создала в пределах порядков хорхов гигантский смерч, однако тот был быстро развеян бывшими начеку гроссмейстерами. Бог Смерти не прощал ошибок своим подчиненным.
   Тогда Хранитель Воздуха начала выискивать среди рядов противника ставку их предводителя, но того надежно окружал колдовской щит магии его верных мастеров Смерти, и в одиночку сражаться со всеми ими Орэль попросту не могла. Она уже горько сожалела о том, что отвергла в свое время предложение Номибиса о союзе, но ничего исправить было нельзя. Тщетно взывала Орэль к своим воинам, призывая всеми силами обрушиться на главного виновника их бед. Упоенные азартом битвы вольнолюбивые дети Эфира ее попросту не слышали. Ниссы были сильными и смелыми, но при том слишком гордыми и своенравными, для того чтобы исполнять чьи бы то ни было приказы, и сражались каждый сам а себя. Воины, но не солдаты...
   В итоге большая часть ниссов была перебита, а Орэль со сломанным крылом и жалкими остатками своего воинства укрылась за стенами Храма Воздуха. Она все же предприняла отчаянную попытку в одиночку пробиться к богу Смерти, однако ее магия была остановлена мастерами Смерти, а секира самого Укар-вайра, пущенная им из-за спин воинов чуть не лишила ее крыла. Нисса сумела уцелеть лишь чудом...
   Хранитель еще могла бы отдать приказ об отступлении, и спасти остатки своего народа, найдя убежище в землях эру, что пока еще оставались непокоренными. Но гордость не позволила ей этого. Смотреть в мягкие мудрые глаза Номибиса, после как она самолично с презрением отвергла предложенную ее народу помощь... Нет, это было выше ее сил.
  -Это их конец. - Злорадно прошипел Гвэрг.
  -Несомненно. - Рыкнул Укар-вайр. - Однако требуется последняя завершающая деталь. По его слову гроссмейстеры тут же принялись отдавать ему силу, после чего Бог Смерти одним могучим усилием направил ее разрушающую мощь на святыню детей Эфира. Раздался оглушительный грохот, и вся верхняя часть горы осыпалась вниз под собственной тяжестью, давя под своими обломками не только ниссов, но и не успевших убраться с ее пути хорхов.
   Но Укар-вайру было абсолютно плевать на это. Пешек в его арсенале было в изобилии. Главное заключалось в том, что его армия одержала очередную победу, и под обломками храма Эфира сейчас гибла последняя надежда на возрождение ниссов. Подобное сравнение доставило жестокому богу Смерти истинное удовольствие. Подождав пока осядет пыль, он в окружении своих миньонов, готовых по первому слову выполнить любое его желание, вальяжно приблизился к обломкам храма.
  -Сильные, но глупые... - Брезгливо процедил хорх, глядя на идеально сложенное лежащее на земле монументальное тело Хранителя Воздуха, сплошь покрытое кровоточащими ранами, и медленно занес над головой свою огромную косу.
   Невероятно, но Хранитель Орэль была еще жива. Она сумела выбраться из под обломков, но была вся в крови, ее крылья были переломаны в месиво, а силы на исходе. Она до последнего пыталась остановить магию Бога Смерти, но поддержанный силой своих гроссмейстеров он оказался сильнее...
   С ненавистью взглянув в торжествующие глаза победителя, Хранитель Воздуха подняла глаза к небу, которое сегодня было невероятно чистым без единого облачка. Ощутив последнее нежное касание родной стихии в виде легкого дуновения ветра овеявшего ее лицо, Орэль слабо улыбнулась. Она сделала все что могла и разделила с собственным народом его участь. Разве этого мало, для того чтобы умереть счастливой?... В следующее мгновение гигантская коса Бога Смерти одним ударом отсекла ей голову.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Мы проигрываем войну. Уже практически вся наша земля в руках хорхов! Что нам делать, Хранитель? - Могучий мужчина эру с мольбой уставился на еще более могучего Номибиса, который в свою очередь также глядел ему в глаза и не знал, что ответить.
  -Я не знаю. Наши сородичи совершили большую ошибку, отказавшись от союза. Вместе мы бы быстро расправились с этими мерзкими тварями, но теперь...
  -Нужно будить Древних... - Прошептал эру, пьянея от священного трепета.
  -Я вместе с нашими мудрыми уже пытался этого сделать, но все напрасно... Похоже, они предоставляют нам право самим решать свою судьбу.
  -Но мы не сможем их сдержать!
  -Да, не сможем. Значит, нам остается лишь одно...
  -И что же, Хранитель?
  -Погибнуть так, как подобает воинам...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Слова Номибиса, несмотря на весь свой пессимизм, были не так уж и далеки от истины. Уже все Хранимые народы кроме эру и порабощенных харнов были перебиты до последнего представителя. Храмы Земли, Ветра и Огня были стерты с лица земли. Остался лишь Храм Воды, что находился на небольшом острове на самом краю континента. Именно там находился последний оплот эру и все немногочисленные выжившие представители этого удивительного народа. Все остальные земли теперь принадлежали хорхам.
   Впрочем, совсем скоро ситуация может поменяться. Многотысячная армия рептилоидов уже окружила остров сплошным кольцом, и теперь все зависело от того, как скоро они соизволят начать наступление.
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Хорхи предлагают нам поединок. - Номибис сурово оглядел немного численных защитников острова. - Я буду драться против их бога один на один. Но хорхи вероломны. То, что они понимают под поединком есть ничто иное, как убийство одного многими. Поэтому когда мы сойдемся, я хочу, чтобы вы были готовы ко всему. Держите свои сознания открытыми, и когда я дам команду, отдавай мне все силы, какие только сможете.
  -Но... Хранитель... - Неуверенно подал голос один из трех дрангов, которые бежали со своих земель в поисках убежища. Абсолютно такие же внешне как эру и ниссы, они имели прекрасные лица и раскосые глаза, располагавшиеся как бы полумесяцем на их ликах, что придавало всем Хранимым народам некое отстраненное величие и духовную целостность.
   Единственное отличие заключалось в том, что дранги имели красновато-оранжевую кожу, а ниссы молочно-белую и несколько более хрупкое сложение, нежели сами эру. Трое дрангов и четверо ниссов. Вот и все что осталось от некогда могучих и прекрасных народов.
  -Но, Хранитель... это бесчестно!
  -Бесчестно?! Как можно говорить о чести с тварями, которые не ведают ее вовсе! Мы уже и так наделали слишком много ошибок, и если сейчас и дальше продолжать в том же духе, мы обречены. Завтра все решится. Если я одолею их бога, они испугаются и отступят! Вы, дранги, и вы, ниссы, сумеете продолжить свой род и восстановить величие ваших народов. Ну а после когда мы вновь окрепнем, мы посчитаемся с хорхами и за харнов. Возможно, я еще сумею вернуть оставшимся в живых вонам народа Камней их разум... Итак, вы все поняли?... Тогда вперед. Действуйте, как я сказал, ну а если я паду, защищайте остров столько, сколько можете. И помните. Хорхи не берут пленных и не ведают жалости...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Двое могучих древних существа стояли друг напротив друга, напряженно приглядываясь к сопернику. Дело проходило неподалеку от острова эру практически возле самой воды. Все воины Хранимых народов, равно как и многочисленная армада хорхов не менее напряженно наблюдала за происходящим.
   Укар-вайр вопреки тому, что уже поверг в подобных поединках трех Хранителей, заметно нервничал. Казалось бы чего проще? Эти дикари помешаны на чести да к тому же еще и прямолинейны и тупы как пробки. Однако сегодня внутренний голос хорха упорно твердил ему, что теперь победить будет ох как непросто, и для этого ему понадобятся все его силы.
   Номибис же наоборот чувствовал необъяснимую легкость. Практически весь его народ был уничтожен, и Хранитель не боялся за свою жизнь. Напротив, он был полон жажды отомстить за смерть своих сородичей и остальных Хранителей. Все они и Тугар, и Орэль, и Ишхор, несмотря на внутренние разногласия и конфликты сумели погибнуть как настоящие герои, пожертвовав своей жизнью, чтобы спасти свои народы от истребления. Правда, не слишком в этом преуспели.
   Противники начали медленно сближаться. Укар-вайр сжимал в руках свою косу, у Номибиса же и вовсе не было оружия. Наконец, хорх не выдержал напряжения и атаковал. Чудовищная коса обрушилась на грудь Хранителя, но Номибис легко поймал ее между ладонями и Бог Смерти покатился по земле, потеряв свое оружие.
   Осознав, что силы явно неравны, хорх, как и в прошлые разы мысленно воззвал к своим гроссмейстерам. Волна Праха сгустилась над его головой, но Номибис почувствовав призыв соперника, сделал тоже самое. Серая пыль бессильно разбилась о непроницаемый водяной щит, и после этого Хранитель уже взялся за дело всерьез.
   Схватив хорха за руку он, не обращая внимания на царапающие его плоть живые шипы соперника, легко вырвал ее с корнем. Хорх пронзительно завопил. Укар-вайр обладал способностями раттанха, то есть мог по своему желанию реструктурировать свою плоть, но все равно эта рана была для него более чем серьезной.
   Номибис же, почуяв слабину соперника, схватил его поперек туловища и бросил в воду, неподалеку от которой проходил сам поединок. И вот тут Укар-вайр понял, какую чудовищную ошибку совершил, согласившись на бой неподалеку от родной стихии эру. Он надеялся выиграть поединок быстро и без усилий, благодаря своим уловкам, но, увы. Этот Хранитель был не похож на своих прямолинейных сородичей.
   Оказавшись в воде, Номибис получил неограниченный доступ к силе. Он и так был почти вдвое крупнее соперника и намного сильнее, а уж теперь то ему и вовсе не составило труда скрутить водяную сферу вокруг отчаянно извивающегося хорха, тело которого стремительно перетекало из одного состояния в другое, и затем единым усилием воли сжать сферу, превратив тело Бога Смерти в кровавую пыль.
   Хорхи пораженно замерли. Они до самого последнего момента не верили в поражение своего повелителя, однако после того как атака гроссмейстеров провалилась, у них не осталось более никаких козырей. Магами хорхи были неважными. К тому же сила и ярость последнего Хранителя были настолько ужасающими, что никто из простых воинов так и не решился вмешаться в происходящее.
   Номибис же, расправившись с Богом Смерти, выбрался на сушу и торжествующе поднял могучие руки над головой и мощным органным голосом прогремел.
  -Хорхи! Ваш повелитель мертв! Возвращайтесь откуда пришли, или вы погибнете все! - С этими словами он единым могучим движением оттолкнулся от земли и исчез в непроглядных толщах Хрустального озера. Вскоре за ним последовали и все осталные его воины.
  
  
   ***
  
  
  
  -Мы победили! - Радости защитников острова не было предела. Они обнимались и поздравляли друг друга, празднуя свое второе рождение.
  -Погодите радоваться. - Оборвал Хранитель ликующих воинов. - Еще далеко не факт, что они откажутся от вторжения.
  -Но, Хранитель, они ведь дали слово!
  -Слово... их слово стоит гораздо меньше самой малой капли воды в этом озере. - Номибис рассеянно опустил руку в воду, а затем вытащил обратно, меланхолично наблюдая, как стекают по его идеально гладкой коже крупные прозрачные капли. - Поэтому будьте готовы ко всему. Я буду не я, если наши противники не приготовят нам очередной сюрприз...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Все в сборе? - Магистр Гвэрг сурово оглядел молчаливых гроссмейстеров. - Укар-вайр мертв, и теперь пришло время выбрать нового лидера, который поведет наш народ к процветанию. - Я выше всех вас по рангу и, следовательно, я должен занять этот пост. Таковы законы великого Укар-вайра. Есть возражения?
   Возражений не было. Дисциплина в армии хорхов была воистину железной.
  -В таком случае я предлагаю напасть на этих тварей не мешкая. Сейчас они ликуют и не ждут нападения. Сегодня ночью будет как раз самое подходящее для этого время...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Хранитель, хорхи атакуют! Идут на нас всей армадой!
   Номибис жестко усмехнулся. Итак, его подозрения оказались верными. Сперва армия рептилоидов отошла, но ночью нежданно-негаданно вернулась, атаковав его остров. Этого и следовало ожидать. Хранитель еще вчера распорядился выставить сторожевые посты по всему периметру острова, благо его площадь была совсем небольшой, и теперь это принесло свои плоды. Хорхам не удалось застать их врасплох.
   Однако что же дальше? Хорхов многие тысячи, а защитников острова осталось всего несколько сотен. Значит, оставался лишь один выход.
  -Санэ! - Подозвал Номибис одного из воинов эру. - Держите оборону, сколько сможете! Я же воспользуюсь Саркофагом Силы.
   Саркофаг Силы - древний артефакт сделанный харнами специально для Номибиса еще в те времена, когда все четыре Хранимых народа жили в мире и согласии. Этот саркофаг усиливал магическую мощь любого, кто ложился в него в десятки раз. Не случайно этот артефакт оказался именно у эру, ибо их Древний погиб в битве с Доргорросом и остальные хотели хоть как-то компенсировать им эту утрату. Более подобного творения повторить никому из Хранимых народов не удалось.
   Проследовав в алтарный чертог, Номибис откинул белую каменную крышку саркофага и медленно лег в него, ощущая хлынувший в него поток чистой мощи. Закрыв за собой крышку, Хранитель потянулся своим сознанием к происходящему на острове и понял, что опоздал.
   При помощи магии саркофага он видел, как один за другим погибают его воины, сметенные живым валом рептилоидов. Водяные бичи эру рассекали их на куски, пламенные и вихревые клинки дрангов и ниссов также не забывали вершить свою кровавую работу, но все было напрасно. Врагов было слишком много.
   И тогда осознав, что он уже ничем не сможет помочь своему народу, Хранитель произнес свое последнее заклятье. Вода озера со всех сторон взметнулась многометровыми волнами, которые разом обрушились на рукотворный остров эру и в единый миг похоронили его под толщами вод вместе с последними остатками Хранимых народов и всеми хорхами находившимися там.
  
  
   ***
  
  
  
  
   Эта была последняя крупная и значимая битва эры титанов. И хотя официально в Хрониках мудрых Арканта, Агрона, Файра и Этерры эра титанов закончилась через несколько лет после описанных выше событий во время прибытия эрдов на Силору, на самом деле закончилась она именно в ту злополучную ночь вместе с исчезновением последнего Хранителя этого мира.
  
  
  
  
   Забытая эпоха.
   Книга Теней.
  
  
  
  
  
   Глава первая. Пришествие.
  
  
  
  -Как вам этот мир? - Немыслимо тонкий закованный в глухой радужный доспех эрд вопросительно уставился на пятерых таких же созданий.
  -Пока сложно сказать, Верховный. - Пожал плечами один из них. - Мир этот дик и природа его жестока, однако думаю, здесь нам будет лучше, нежели на Этерре. Остальные лишь кивнули головами, соглашаясь.
   Этерра, родной мир эрдов был очень развит в технологическом плане. Там присутствовало все, что было нужно для существования и даже для комфортного существования разумных, но был один недостаток. Практически полностью отстутствовала природа.
   Весь мир Этерры был покрыт громадными небоскребами, немыслимых размеров вращающимися колесами, которые приводили в действия гигантские внутренние механизмы планеты, необходимыми для ее функционирования, и для природы там попросту не осталось места.
   Нет, конечно, и воздух и пища, и условия проживания благодаря магии и высоким технологиям были на Этерре на высшем уровне, но... некоторым этого было недостаточно. Некоторые из них чувствовали необъяснимую тоску по старине, по давно забытым величественным ландшафтам первозданного облика Этерры и в итоге они решили покинуть родную планету в поисках новых земель.
   Было их около сотни, благо численность эрдов никогда не была особенно велика. Предводителем ушедших стал Эрм терр Рохх, один из Верховных Координаторов Этерры, чей совет правил всем этим миром.
   Надо сказать, что Эрм существенно отличался от своих собратьев. А если быть совсем точным, он был воином, что на Этерре было явлением крайне редким. Ну, еще бы в мире эрдов не было ни хищников, ни других разумных рас, а сами эрды были слишком гуманны, чтобы проявлять агрессию по отношению к кому бы то ни было.
   Однако помимо Этерры во вселенной Сотворенных Миров существовало и огромное количество иных миров, обитатели которых не всегда отличались дружелюбием, так что профессия воинов-защитников не умерла, как пророчили в свое время некоторые особо рьяные поборники гуманизма, хотя и была на Этерре не слишком почетной.
   Эрм же и вовсе был белой вороной, поскольку не только был воином в своем родном мире, но еще и умудрился поучаствовать в дни своей бурной молодости в нескольких миротворческих операциях Арканта , зарекомендовав там себя с самой лучшей стороны.
   Однако почет и уважение среди Миротворцев обернулись некоторым неприятием его со стороны самих эрдов. Его терпели лишь потому, что никто кроме него не обладал столь выдающимися знаниями в области военных наук.
   И вскоре Эрму это надоело. Прослужив верой и правдой своему миру многие столетия, он подготовил вместо себя достойную смену и объявил о своем уходе. Его никто не стал удерживать или отговаривать, ибо технологическая и магическая мощь Этерры была столь впечатляющей, что нападать на нее не решались даже демиурги темных миров.
   Вместе с ним ушла и еще сотня таких же отверженных, как и он сам, так что когда гигантский портал поглотил огромный ковчег Верховного Координатора, никто из оставшихся горевать не стал.
   Вообще, надо сказать, что путешествия между мирами во вселенной Сотворенных Миров никогда не носили характер космических полетов. Зачем? Наука и магия (что на определенном этапе развития, по сути, перетекает одно в другое) шли во всех мирах рука об руку, и даже самому тупому и недалекому представителю научной плеяды рано или поздно становилось понятно, что кратчайшее расстояние между двумя точками это вовсе не прямая линия. Нет. На самом деле кратчайшее расстояние между двумя точками равно нулю, если тебе ведом секрет мгновенной телепортации.
   А при таких реалиях за каким простите чертом тратить время на многолетние путешествия, если можно перенестись мгновенно? Нет, конечно, на телепортацию из одного мира в другой требуется гигантское количество энергии, но при этом все равно намного меньше, нежели при альтернативных космических путешествиях.
   Ушедшие выбрали в качестве своего нового дома мир, который они окрестили "Силора", что в переводе с эрдийского означает "обитель духа", поскольку она как раз таки в отличие от Этерры отличалась невероятным богатством дикой первобытной природы, да и к тому же Кармос, демиург мира Арканта, который наблюдал за последними событиями Силоры, попросил Эрма наведаться именно туда, благо зарвавшихся хорхов давно уже требовалось приструнить, чтобы из Силоры не дай боги не получился еще один темный мир .
  -Да, мир очень красивый, что и говорить... - Мечтательно улыбнулся Эрм. - Однако расслабляться не советую. Помните о местных хозяевах и об их нраве. Думаю - Верховный Координатор невесело усмехнулся - в скором времени мы получим сомнительное удовольствие познакомиться с ним поближе...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -В общем, Кармос... - Эрм сосредоточенно уставился в магический экран, на котором виднелось изображение темноволосого мужчины людской расы с гордым, властным обликом. -Я ознакомился с бытом этих самых хорхов,... короче говоря, они все служители силы Смерти. Народы, покоренные ими либо прозябают в рабстве, либо истреблены поголовно. Участь рабов ужасна. Все это носит характер какого-то тотального геноцида. Я думаю, будет правильно, если ты санкционируешь их полное уничтожение.
  -Ну что ж, действуй. - Тяжело вздохнул мужчина. Похоже, у нас действительно нет другого выхода...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Хорхи показали свой норов уже во второй день пребывания эрдов на Силоре. Несколько тысяч этих созданий вкупе с магами Смерти атаковали гигантский круглый серебристый ковчег эрдов. Однако Волна Праха лишь бессильно разбилась об его идеально ровные стены, а ответный энергетический выброс мгновенно превратил большую часть нападавших в пепел, заставив немногих выживших в панике отступить.
   После этого Эрм терр Рохх приказал остальным круглосуточно держать энергозащиту вокруг ковчега, хотя это и требовало изрядных затрат энергии. Ну, да ничего. Скоро они выстроят башни-генераторы, которые будут преобразовывать энергию этого мира для нужд эрдов, и таким образом дадут им фактически неиссякаемый источник сил.
   В следующий раз хорхи атаковали их тремя днями позже, и на этот раз было их существенно больше, причем вместе с ними пожаловали и какие-то летающие шары с огромными зубастыми пастями и вовсе уж немыслимые создания, напоминающие жуткую помесь гигантской многоножки и дракона.
   На этот раз эрдам пришлось нелегко. Они уже начали возводить первую башню на северо-западной оконечности Ардониса неподалеку от места прибытия, но им требовалось время для того чтобы закончить. Хорхи же, чувствуя могучую свистопляску сил вокруг нового сооружения, стремились всеми силами помешать им закончить строительство.
   В итоге их атака оказалась настолько яростной, что эрдам пришлось сосредоточить все свои силы для сохранения башни и отдать хорхам ковчег, который те не сумели разрушить до основания, но существенно повредили при помощи своей магии, благо у эрдов уже не осталось энергии для того, чтобы отражать магические удары еще и от него.
   В конце концов, хорхам все же пришлось отступить, потеряв много своих воинов и магов, из эрдов же не погиб никто. Их стратегия была до безобразия проста, но при этом и донельзя эффективна. Они перенесли магические генераторы энергии ковчега в башню и при их помощи уничтожали врагов мощными энерговыбросами, либо атаковали хорхов, сплетя воедино собственную энергию, образовывая так называемое кольцо. Маги хорхов были не чета эрдам, и их чародейство не смогло пробить их силовую защиту, не говоря уже об оружии простых воинов.
   Пару раз, правда, сражение едва не повисло на волоске, когда сразу три гигантские многоножки обрушились на силовое поле башни. Защита эрдов затрещала, но все же выдержала, превратив всех трех тварей в кровавый пепел. После этого рептилоиды отступили, в спешном порядке направив корабль на Зантрис к самому магистру Гвэргу с просьбой о помощи...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Война между хорхами и эрдами длилась несколько лет. Рептилоиды неоднократно пытались разрушить башню проклятых чужаков, но все было напрасно. Пока хорхи ждали ответа от магистра, эрды сумели полностью закончить постройку башни и теперь имели доступ к неисчерпаемой энергии. Таким образом, как только хорхи пробовали атаковать их цитадель, эрды тут же воздвигали силовое поле, вбросив в него колоссальное количество энергии, а сами преспокойно расстреливали рептилоидов мощными энерговыбросами которые сметали их с лица земли.
   Дальше больше. Прекрасно понимая, что одной обороной войну не выиграть, Эрм приказал своим подопечным починить гигантские боевые механизмы, которые были в ковчеге и которые хорхи сильно повредили. Огромные циклопических размеров колесницы, стреляющие сплошными потоками всепоглощающегося огня прошлись по всей Героне всесокрушающим строем, сметая все на своем пути.
   Хорхи были могучими противниками, сильными и упорными. Им уже случалось побеждать врагов намного более могущественных, чем они сами. Однако в случае с Хранимыми народами они имели дело с пусть и невероятно могучими, но, по сути, детьми.
   Эрды же детьми не были. Понимая всю жестокость и вероломность натуры рептилоидов, они не шли с ними ни на какие переговоры, методично вырезая их под корень, также как они в свое время поступали с другими народами.
   Кладки яиц хорхов также уничтожались, чтобы в будущем из них не вывелось потомство. Вообще, как правило, жилища рептилоидов представляли собой гигантские термитники и располагались высоко в горах, однако техника эрдов без особых проблем позволяла им вскрывать эти "муравейники", несмотря на ожесточенное противодействие аборигенов, и истреблять всех, кто там находился.
   Хорхи сражались с отчаянием обреченных. Им удалось даже уничтожить одну из боевых машин и растерзать всех пятерых членов ее экипажа, но на этом все их успехи и ограничились. Эрды после гибели своих сородичей пришли в неописуемую ярость, и теперь уничтожали зловредных тварей с особенным удовольствием.
   Сородичи Эрма были невероятно изящными и худыми. С розоватой кожей прекрасными сиреневыми глазами, они, казалось бы, могли переломиться от одного прикосновения, но это было обманчивое впечатление.
   Находясь на очень высокой ступени развития, они сумели превратить свои тела по сути дела в рекурсирующий рак, который, однако, не разрушал организм, а напротив работал на него, а точнее сказать и был самим этим организмом. То бишь у эрдов не было костей, а мышцы по своей плотности напоминали очень жесткую резину. К тому же они могли напрямую получать энергию для питания из своих генераторов или даже просто из воздуха и в твердой пище не нуждались.
   Могучие закованные в несокрушимую броню воители, они и в рукопашных схватках давали сто очков вперед даже самому сильному из хорхов. Впрочем, эрды редко прибегали к ним, предпочитая действовать на расстоянии.
   Всего за несколько месяцев они полностью очистили Ардонис от рептилоидов, однако теперь чтобы продолжить кампанию, им требовалось построить свои башни и на других континентах.
  
   ***
  
  
  
  -...Ну, как вам мой план? - Эрм терр Рохх вопросительно уставился на собравшихся в зале Контроля над внешним миром. Было их примерно два десятка самых старых и опытных эрдов, которые выполняли на Силоре примерно те же функции, что и Совет Верховных Координаторов на Этерре.
  -Не знаю, Эрм. - Поморщился один из эрдов. Ты уверен, что без этого никак не обойтись?
  -Уверен. На Ассальке творится нечто нездоровое. Какая-то могущественная волшба из арсенала магии Смерти. Если мы не вмешаемся сейчас, это может иметь для нас потом самые непредсказуемые последствия.
  -Но почему именно подобным образом?
  -Ты невнимательно меня слушал, Дэрх. - Усмехнулся Верховный Координатор. - Наши шатлы не могут пробить защиту их главной цитадели, то же самое с плазменными катапультами, так что остается только одно.
  -Но потеря Защитника повлечет за собой...
  -Нет. Это приемлемая цена. В конце концов, уничтожив их главную цитадель, мы сильно подорвем их боевой дух, а это многого стоит, уж можешь мне поверить... Итак, выношу предложение на голосование. Кто за?... Пятнадцать. Кто против?... Пять. Итак, большинством голосов решение принято...
  
  
   ***
  
  
  
   За два года ожесточенных боев от хорхов были очищены все континенты за исключением Зантриса. Понимая всю сложность возведения генераторов на землях врагов, эрды использовали силы первой башни, чтобы переносить в нужное место уже готовые постройки, которые они собирали в Героне под усиленной охраной, так что хорхи не могли этому помешать.
   Как только на очередном континенте появлялась башня, туда телепортировались также и плазменные катапульты, и начиналась зачистка. К тому же эрды сумели починить небольшие круглые шатлы ковчега, которые могли с огромной скоростью перемещаться по воздуху. При помощи них они осуществляли оперативную зарядку генераторов катапульт, перенося запасные зарядники из ближайшей башни непосредственно к месту боевых действий, или тупо бомбардировали жилища хорхов энергетическими гранатами с воздуха.
   Таким образом, это позволяло им полностью доминировать в этой войне и на суше, и в воздухе. Все выжившие хорхи сбежали либо на Зантрис, свою прародину, либо на Ассальк, где находилась твердыня ныне покойного Бога Смерти Укар-вайра, которое также было сосредоточием могущественных сил.
   В последнее время именно там проявлялась наибольшая активность всех выживших магов Смерти, и Эрм решил покончить с ней раз и навсегда.
  
  
   ***
  
   Хмурым осенним утром небольшой шатл эрдов приземлился неподалеку от цитадели Укар-вайра. Волна серого праха служителей Смерти тут же превратила летательный аппарат в металлическую труху, но из него вырвалась блистающая радужным доспехом фигура эрда, но с четырьмя руками и резво побежала в сторону циклопического сооружения хорхов, представлявшего собой огромный термитник величиной с гору.
   Многочисленная охрана цитадели попыталась, было остановить ее, но четыре радужных энергетических меча по одному в каждой руке быстро превратили всех нападавших в кровавые ошметки.
   Магия некромантов тоже не смогла ничего поделать против необычного эрда, окруженного со всех сторон незримым силовым коконом, и в итоге нападавший достиг исполинских каменных ворот, не останавливаясь, проплавил в них громадную дыру и исчез внутри. А еще через несколько секунд всю громаду главной твердыни хорхов потряс чудовищный врыв, в единой вспышке похоронивший всех, кто там находился...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ну что ж, Эрм, поздравляю. Твоя затея прошла на ура. - Сухо поздравил Верховного Координатора Дэрх терр Моор, бывший кем-то вроде его заместителя.
  -Наша общая затея, друг мой. - Похлопал по плечу товарища Эрм. - И все здесь делаем одно дело, не забывай об этом. Жаль, правда, Защитника... но, в конце концов, это всего лишь механизм, не более того.
  -И все-таки, мне кажется, что мы излишне жестоки с этими созданиями.
  -Я понимаю тебя. Я и сам не в восторге от всего этого. Однако если мы проявим слабость, эти твари вновь расплодятся и тогда уже они рано или поздно уничтожат нас самих, ну а затем и вовсе разовьются настолько, что начнут нападать на иные миры. А этого нельзя допустить ни в коем случае.
  -Я все понимаю. Просто не у всех настолько железные нервы как у тебя. - Нервно рассмеялся Дэрх.
  -Не стоит переоценивать меня, дружище. - Грустно покачал головой Эрм. - Я, как и все мы сделан вовсе не из стали...
  
  
   Глава вторая. Нечестивый союз.
  
  
  
  
   Сегодня в главном капище Смерти в отличие от повседневных будней было немного народу. А точнее будет сказать, здесь и вовсе не было никого кроме всего одного хорха целиком закованного в шипастый черный доспех. Он пристально вглядывался в громадный серый камень с идеально ровной явно отшлифованной неведомой магией матовой поверхностью.
   Двадцать лучших гроссмейстеров пожертвовали своей жизнью на то чтобы открыть портал в иное измерение. Жуткое измерение, чей чудовищный хозяин служил той же силе, что и сами хорхи. Давным давно Укар-вайр открыл секрет этого заклинания своему лучшему ученику, и теперь пришло время пустить его в ход.
   Произнеся слова древнего заклятья, Гвэрг потянулся своей силой в глубины камня. Через несколько минут его поверхность подернулась рябью, и взору изумленного хорха предстал громадный восьминогий разумный паук с восемью сиреневыми буркалами на кошмарной морде.
  -Что тебе нужно, червь? - Прошипел паук, злобно вглядываясь в лицо испуганного хорха. Гвэрг был далеко не робкого десятка, но сила этого создания воистину сшибала с ног даже при подобных реалиях общения.
  -Великий Тхэрсиорх - Низко поклонился магистр чудовищу - твоя сила не знает границ. Великий Укар-вайр мертв и теперь я взываю к тебе с просьбой о помощи. Наш род истребляют неведомые чужаки, пришедшие из иного мира. Мы храбро сражаемся с ними, но силы неравны!
  -Ты понимаешь, что моя помощь будет тебе дорого стоить? - Вновь подал голос паук.
  -Да, я понимаю. - Наклонил голову Гвэрг. - Чего ты хочешь от нас, Великий?
  -Мне нужна ваша полная покорность. После того, как я разделаюсь с вашими врагами, ваш мир достанется мне. Вы же станете моими верными слугами.
  -Я согласен, Великий. Да будет так.
  -Что ж, тогда открой мне свое сознание. Я должен узнать, что за враг вам противостоит...
  
  
   ***
  
  
  
  -Эрм, на Зантрисе творится что-то непонятное.
  -Что именно, Элко? - Вопросительно поднял бровь Верховный Координатор.
  -В том то и дело, что мы толком не можем понять. Вокруг одного из их термитника формируется мощное серое облако праха. Мы не можем проникнуть сквозь его завесу.
  -Хорошо, я посмотрю, что это такое. Вы же будьте наготове. В случае чего мне может понадобиться вся ваша сила...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Гвэрг сосредоточенно тянул слова темной литании вместе с еще сотней гроссмейстеров в самых глубинах своей мрачной твердыни. Принеся в жертву около тысячи своих сородичей и подкрепленные силой самого Тхэрсиорха, они получили возможность призвать Серого Спрута, могучее создание, являющееся по сути дела квинтэссенцией Смерти. Если у них все получится, то эту бестию не сумеют остановить даже эрды со всей их нечестивой магией.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Господа эрды, дело более чем серьезное. - Эрм мрачно разглядывал остальных членов совета. - Хорхи задумали нечто небывалое, и посему сейчас нам придется объединить усилия всех трех башен, чтобы им в этом помешать.
  -Это очень серьезный шаг, Эрм. Ты уверен, что это так уж необходимо?
  -Да, Дэрх. На все сто процентов. Сейчас мы свяжемся с нашими собратьями на Танрисе и Иммарге, а затем приступим к ликвидации цитадели.
  -Эрм, серое облако растет с геометрической прогрессией! - Взволнованно прокричал Элко, который через специальный магический экран наблюдал за происходящим на Зантрисе.
  -Это плохо... Ладно, я получил ответ от остальных. Они готовы действовать. Направляйте на меня всю силу, какую только возможно. Я сам расправлюсь с этой напастью.
   После этих слов Верховного Координатора эрды тут же принялись отдавать ему силу, а Эрм стиснул кулаки от внутреннего напряжения. Сейчас сила всех трех башен проходила через его тело, и даже такой могучий маг, каким являлся главный эрд, был на пределе.
   Над Зантрисом начала формироваться гигантская багрово-рыжая пламенная сеть, затем просветы между ее ячейками начали срастаться воедино, и через несколько минут огромный огненный купол накрыл собою весь злополучный континент, который до этого уже был практически полностью поглощен огромным серым облаком.
   Багровое и серое столкнулись, и началось противостояние титанов. Две исполинские силы не хотели уступать друг другу. Серый Спрут еще не до конца сформировался, но его смутное сознание уже было полно звериной жажды жизни и смерти. Однако долго так продолжаться не могло. Тварь хорхов была невероятно могущественной, но силы башен питала энергия самого мира, чьи ресурсы были практически неисчерпаемы.
   В итоге создание Смерти не устояло. Пламенный купол в единой яркой вспышке поглотил весь континент, навсегда похоронив и самих хорхов и их жуткое творение. Континент Зантрис при этом также испарился без следа.
  
  
   ***
  
  
  
  
  -И что же нам теперь делать, Магистр? - Граор вопросительно уставился на могучего хорха, целиком закованного в черный доспех с шипастыми наплечниками.
  -Что, что, выживать. - Огрызнулся Гвэрг, деловито оглядывая окрестности.
   Во время чудовищной свистопляски сил, бушевавшей на Зантрисе он, едва осознав, что они обречены, последним усилием вместе с выжившими гроссмейстерами использовал энергию гибнущего Спрута для того чтобы перенести всех кто находился в главной цитадели Зантриса на один из небольших островов Силоры. Имя этого острова было Имерос, а выживших хорхов оказалось всего несколько десятков, правда среди них были самки, а это значило, что у их расы еще есть надежда на возрождение. Они были последним хорхами Силоры. Все остальные погибли в ходе войны с эрдами, так и не сумев повергнуть захватчиков.
  -Теперь нам главное не высовываться до поры до времени. Вряд ли эрды знают о том, что мы уцелели. Будем жить здесь тихо мирно до тех пор, пока у нас не появится возможность отомстить. И тогда - Лицо магистра приняло донельзя зловещее выражение - я этим тварям не завидую...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Эрм, тебе не кажется, что мы допустили большую ошибку, позволив этим чудовищам и дальше жить на этой земле?
  -Нет, не кажется. - Отрубил Верховный Координатор. - Пойми, Элко, эти создания, как и все прочие разумные хотят жить! Я побеседовал с их набольшим, и он уверил меня, что на Зантрисе они получили достаточный урок и теперь хотят лишь одного. Жить с нами в мире и спокойно растить своих детей.
  -И ты им поверил?
  -Да. Тем более что если они все же обманывают, мы быстро это распознаем, благо Имерос у меня всегда под круглосуточным наблюдением. Я не настолько наивен, как тебе кажется.
  -Да нет... просто эти твари... ну, в общем, ты меня понял.
  -Понял, как не понять,... но с другой стороны, чем хорхи хуже тех же самых орков? Или циклопов... Они просто были дики по своей сути и делали то, что велит им их природа. Теперь же все будет иначе. Они получили хороший урок...
   После окончания войны минуло несколько столетий. Практически избавив мир от хорхов, эрды посчитали, что этот чудный и богатый природной красотой мир слишком огромен для них одних, и открыли порталы во многих мирах для того, чтобы всякий желающий мог здесь поселиться.
   Исключений, как правило, не делалось ни для кого, кроме совсем уж жутких и кровожадных созданий, и посему теперь на Силоре проживали и орки, и циклопы, и эльфы с дриадами, которые, к слову сказать, были коренными народами этого мира, младшими народами, порабощенными хорхами еще до окончания эры титанов.
   Помимо них было и еще огромное количество рас и народов, описывать которые я в этой хронике не буду, благо их деяниям найдется достаточно места в последующих главах данного повествования.
  -Послушай, Элко, у меня тут родилась одна идея... один эксперимент,... небывалый эксперимент... Я еще не делился ни с кем своими планами,... в общем, ты будешь первым.
  -А что за эксперимент?
  -Ну, слушай...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -...Эрм, то, что ты предлагаешь полный бред! Безумие! Как мы сможем провернуть подобное? Да и зачем? - Дэрх вопросительно уставился на невозмутимого Верховного Координатора.
  -Хотя бы затем, чтобы иметь надежное убежище, если демиурги темных миров окончательно поработят наш слой. Странно, что ты этого не понимаешь.
  -Но перенос отдельного континента без его родного мира...
  -Вполне возможен. Просто до этого никому не приходило в голову совершить подобное. Суди сам. Энергии на это уйдет намного меньше, нежели если переносить весь мир. Но при этом Танрис достаточно велик чтобы в случае чего спасти многих. Во Внешнем Хаосе Инфрос и прочие из этой компании нас уже точно не достанут.
  -Да с чего вообще взял, что мы сможем туда проникнуть!
  -Все необходимые расчеты находятся здесь. - Эрм с улыбкой протянул Дэрху стопку белых бумажных листов. Если что у меня есть те же расчеты в энергоэкране. Всякий желающий может полюбопытствовать и ознакомиться.
  -Здесь у тебя говорится, что для поддержания барьеров, чтобы Внешний Хаос не пожрал Убежище, нужен постоянный источник энергии. Где же ты его возьмешь, а? - Дэрх торжествующе уставился на Эрма, видимо уже посчитав себя победителем в этом споре.
   В последнее время старший из эрдов нередко замечал, что Дэрх все более и более явно метит на его место, но не выражал по этому поводу ни малейшего неудовольствия. В конце концов, на этой должности должен быть наиболее опытный и компетентный, и если Дэрх действительно станет таковым, то он, Эрм сам охотно передаст ему свое место.
   Но таковое может случиться разве что лишь в самых сокровенных ночных грезах самого Дэрха, благо, действующий Верховный Координатор отнюдь не страдал отсутствием природной соревновательной жилки, хотя и умел, в отличие от своего конкурента, при необходимости полностью держать ее в узде, ну а уж что касается опыта и знаний, то тут он даст сто очков вперед любому даже из той плеяды эрдов, что осталась на Этерре, не говоря уж о его нынешних соратниках.
  -Читай дальше, там говорится о том, как при помощи Башни заставить Хаос бесконечно поставлять нам эту энергию, то бишь, по сути, он будет защищать нас от себя самого. Мы вкачаем в башню Зантриса ударную дозу энергии, чтобы провернуть подобное, ну а после этим займутся те, кто направится во Внешний Хаос... Ладно, даю вам всем месяц на то, чтобы обдумать предложение, ну а потом будем, как всегда в таких случаях выносить на голосование...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Великий, эрды собираются устроить какое-то нечестивое колдовство. Оно будет связано с открытием портала в иное, запредельное измерение. Мне думается, что это наш шанс на то чтобы отмстить за моих сородичей.
  -Думать за тебя буду я, Гвэрг,... но ты прав. Это можно будет использовать в своих целях. Собери для меня всю необходимую информацию. Я должен знать обо всем этом как можно больше...
   Когда Тхэрсиорх прервал сеанс магической связи, магистр Гвэрг злобно усмехнулся. Лишь он сам знал, каких трудов ему стоило скрыть алтарный чертог от вездесущих эрдов и вновь восстановить телепатическую связь между мирами. Но теперь все. Эрды сами загнали себя в ловушку и вскоре будут уничтожены, он нутром чует это, а его предчувствия редко его обманывают.
   Из глотки магистра вырвался торжествующий утробно-горловой рык, явно выдающий его рептилоидное происхождение. Скоро он докажет всем что не зря он в свое время стал вождем собственного народа. Хорхи еще станут великой расой и займут то высокое место в этом проклятом мире, которое им и полагается по рождению...
  
  
  
  
  
  
   Интерлюдия.
  
  
  
  -Что тебе нужно? - Громадный трехметровый исполин с жуткими багровыми глазами раздраженно уставился на гигантского черного паука, которого отображала массивная черная глобула на высоком темном каменном постаменте.
  -Помощь. Тебе необходим гаввах, мне - жизни разумных и их тела. Как думаешь, нам есть о чем потолковать?
  -Что ж, излагай свою просьбу. - Великодушно разрешил исполин.
  -Мне требуется покорить один из миров, однако там сейчас вовсю хозяйничают эрды, мне не совладать с их магией в одиночку, но мне стало известно, что вскоре они готовят прорыв в какое-то измерение за гранью нашего сектора. Если бы мы смогли объединить усилия, то в решающий момент можно будет спровоцировать самоликвидацию их башен. Но это будет не слишком просто...
  -Как называется тот мир, о котором ты говоришь?
  -Силора. Там очень много разумных самых разных рас. Много гавваха...
  -Хм... ее пространственные барьеры крепки, а в межпространственных путешествиях светлые намного нас опережают. Взломать их будет непросто.
  -Да. Поэтому помимо тебя я попрошу о помощи и еще кое-кого...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Этот мир был, пожалуй, самым причудливым и всех, какие только существовали в этом секторе. По сути, представлял он собой уже не мир как таковой, а единый гигантский механизм. Здесь не было привычных для людского глаза рощ и перелесков, здесь не было даже простой земной почвы. Вся конструкция Горлата, так назывался этот мир, состояла и различного рода металлов или и вовсе уж немыслимых, причудливых материалов с самыми разнообразными и специфическими свойствами.
   Обитатели сего места также были вполне под стать тамошней обстановке. Механизмы самых причудливых форм и размеров, они не были живыми в полном смысле этого слова, хотя и имели зачатки свободы воли и даже нечто вроде инстинкта самосохранения.
   Впрочем, все эти качества они имели ровно в той мере, в какой позволял им хозяин этого места Демиург Совершенства Гексатрон, пожалуй, самый загадочный демиург данного сектора. Внешне представлял он собой гигантского серебристого металлического спрута с громадным количеством щупалец и глазами сверкающими на идеально круглом туловище холодным синим светом.
   Плоть его действительно состояла из живого металла, который был способен к саморегенерации, обеспечивающей бессмертие демиурга, а также его невероятную силу и сверхпроводимость по отношению к практически любым видам энергии.
   Долгое время остальные демиурги сильно сомневались, а разумен ли вообще хозяин данного места в истинном смысле этого слова, но вскоре убедились. Да. Демиург этот был не просто разумен, но и даже не лишен определенной доли хитрости и коварства. Впрочем все остальные также не испытывали недостатка в этих качествах, и посему он выражаясь языком иного мира, вписался в их компанию просто на ура.
   Сегодня Демиург Совершенства, как и всегда, находился в самых недрах собственного мира, там, где когда-то бушевало адским пламенем его ядро, и где он устроил себе Зал Контроля, в пределах которого был практически всемогущим.
  Внезапно громадный идеально круглый кристаллический экран на одной из стен засветился холодным сиреневым светом, и в его глубинах появилось изображение гигантского черного паука, а затем неприятный холодный голос прошелестел.
  -Что ты скажешь насчет того, если подарю тебе ресурсы целого мира?
  -Под "подарю" ты понимаешь: "совместно захватим"? - Голос Демиурга Совершенства, несмотря на явный сарказм его слов, был лишен даже малейшего намека на какие-либо эмоции.
  -Так каков будет твой ответ?
  -Что это за мир, и на каких условиях мы будем делить добычу?
  -Силора. Все жители достаются нам с Инфросом, после чего ты выкачиваешь из него все ресурсы, какие тебе необходимы, ну а после этот выжатый словно лимон мирок достанется мне.
  -Ты не боишься что после того, как я над ним поработаю, тебе не достанется ничего кроме безжизненных обломков?
  -Нет, не боюсь. Я знаю твой почерк. То, что останется, меня вполне устроит. Так что по рукам?
  -Насколько я знаю, на Силоре сейчас хозяйничают эрды. Как Этерра и прочие светлые миры посмотрят на то, что мы проявляем по отношению к ним столь явную агрессию?
  -Эти эрды изгои... Да и потом светлые давно имеют на нас зуб, но никогда не решатся на открытое столкновение, благо наше совместное выступление заставит их сильно призадуматься об исходе подобной акции... Так как, ты с нами?
  -Сперва я бы хотел услышать, как именно ты собираешься перемочь силу их башен.
  -Ну что ж, слушай...
  
  
  
   Глава третья. Крах Времен.
  
  
  
  
  
  -Итак, все готовы? - Эрм сурово оглядел собравшихся в Зале Контроля. Только ему одному было ведомо, чего ему стоило протащить этот эксперимент через горнило голосования, невзирая даже на свой высокий статус и практически непререкаемый авторитет.
   А тут еще и проект (тоже его кстати) по созданию специального излучения, основанного на Энергии Хаоса, которое бы обеспечило бессмертие и сверхздоровье всем без исключения расам на Силоре пришлось свернуть из-за внезапно возникших трудностей.
   Оказалось, что это излучение действует одинаково не на всех, и что у некоторых рас резкое повышение внутренней регенерации вызывает неконтролируемые мутации и повышенную агрессивность. Ну да ничего. С этим мы разберемся после, а пока нужно было сосредоточится на выполнении непосредственной задачи.
   Надо сказать, было это делом весьма нелегким, благо прорыв во Внешний Хаос требовал попросту колоссальных затрат энергии. Пришлось даже построить еще одну, четвертую башню прямо на море, благо их конструкции как правило не стояли на земле, а парили в воздухе, но если эксперимент удастся, все эти затраты окупятся сторицей. Надежное убежище вне досягаемости для темных демиургов... об этом все они раньше могли лишь мечтать.
  -...Для пущей безопасности всю необходимую энергию будем инкапсулировать на морской башне. Сейчас я отправлюсь туда, вы же будете перекачивать энергию туда. Это все, что от вас требуется. С остальным я справлюсь сам. И еще одно. Прекращайте подачу энергии только тогда, когда я сам скажу об этом, ни раньше, но и не позже. Даже если это спровоцирует взрыв башни, потому что лучше потерять башню, чем... впрочем, этого не случится. Это я так... на самый крайний вариант. Сейчас я телепортируюсь в морскую башню, а после мы приступим...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Вы готовы?
  -Да. - Громыхнул трехметровый исполин. Серебристый спрут же лишь молча кивнул в знак согласия.
  -В таком случае направляйте на меня всю свою силу. Эрды вот-вот начнут.
  -Нет, подожди. - Покачал головой Инфрос. - Лучше я буду делать основную работу. Так вернее.
  -Это почему еще? - Оскорбленно вскинулся Тхэрсиорх.
  -Потому что я старше вас обоих а, следовательно, и опытнее. Тебе что важнее удачно провернуть операцию или меряться здесь х...ми?
  -Ну и выражения у тебя... - Поморщился Демиург Смерти, который хотя и не был человеком, был прекрасно осведомлен об этикете этой расы и правилах приличия. - Сразу видно бывшего разбойника... Ладно действуй, если Гексатрон конечно не будет возражать.
  -Не буду. - Проскрежетал наноспрут. - Пусть Инфрос прорывает барьеры. Так действительно будет более верно.
   Тхэрсиорх злобно покосился на Демиурга Совершенства, но ничего не сказал. Ему было не слишком приятно признавать чужое превосходство, но он потому и стал демиургом, что всегда прислушивался к голосу здравого смысла, а не собственного эго. Инфрос действительно умел вскрывать межпространственные барьеры гораздо лучше него.
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Прорыв барьеров миров Эрм почувствовал, когда Танрис (именно его было решено отправить во Внешний хаос) был уже практически готов к перемещению. Помимо нескольких десятков эрдов на Танрисе находилось и множество иных рас в частности минотавры, сатиры, и даже ангелы мира Солирры некоторые и которых тоже изъявили желание поселиться на Силоре. Все они добровольно согласились переместиться вместе с континентом, чтобы после наладить в его пределах приемлемые условия для проживания возможных беженцев.
   Старший эрд почувствовал попытку проникнуть в его сознание уже тогда, когда ничего нельзя было остановить. Неведомая чудовищная мощь ударила по его сознанию, и он, понимая, что единственный шанс спасти хоть что-то, это пожертвовать несколькими башнями, усилил скорость потоков энергии перетекавших из башен Танриса и Иммарги в морскую башню в сотни раз и, использовав этот гигантский сгусток колоссальной энергии, воздвиг невероятно мощные ментальные барьеры, а затем завершил заклятие перемещения.
   Исполинские очертания Танриса вспыхнули мягким сиреневым светом и растаяли без следа. Башни Танриса и Иммарги потряс колоссальный по силе взрыв. На месте башни исчезнувшего континента возникла пустыня Тхаш, а башня Иммарги исторгла из себя поток того самого смертоносного излучения дарующего бессмертие, с которым экспериментировал Эрм.
   Через несколько секунд взорвалась и морская башня, на месте которой возник жуткий черный Провал, который казалось совсем не имел дна. В самых его глубинах образовался проход между миром Силоры и миром Шимбига, миром Инфроса, который не оставлял попыток проникнуть через барьеры даже непосредственно после катаклизма.
   На континенте же Танрис появился Волонт, чудовищная боевая машина Горлата перенесенная туда в последний миг исчезновения континента из пределов мира Силоры силой Гексатрона. Мощные пространственные искажения и взрыв башни сильно повредили его механический мозг, и посему он на долгие времена стал сущим кошмаром для обитателей Танриса, которые в основной свое массе выжили, но также подверглись мутациям.
   Поток смертоносного излучения пронесся всесокрушающей лавиной по половине мира Силоры, уничтожая его обитателей или уродуя их до полной неузнаваемости и лишь усилиями выживших эрдов, которых осталось всего пятеро, включая и самого Эрма, который успел таки в самый последний момент переместиться в геронскую башню, сумели при помощи единственной уцелевшей башни в Героне не допустить его проникновения на те земли, которые назовут впоследствии землями Света.
   Тхэрсиорх был единственным из трех демиургов, кто не пытался атаковать барьеры в первый момент после Краха Времен, так потом назовут этот чудовищный катаклизм. Он ждал, что эрды не совладают с его последствиями, и тогда уже можно будет брать этот мир тепленьким, но он просчитался.
   Мировой катаклизм спровоцировал значительное усиление внешних энергетических барьеров мира, и теперь на Силору не мог попасть вообще никто из вне. Открыть проход можно было только изнутри. И даже связь Силоры с Шимбигом в глубине Провала хоть и была довольно прочной, но межпространственные барьеры пусть и сильно истончившиеся все равно не давали проникнуть никому в ее пределы даже в этом месте.
   Неконтролируемые потоки силы еще долгое время бушевали в этом многострадальном мире. Силора на долгие времена погрузилась в хаос. А на следующее утро после катаклизма все выжившие ее обитатели увидели странное багровое небо, в котором то и дело вспыхивали белые молнии чудовищной толщины и немыслимой силы. Этот багровый рассвет возвестил о приходе новой эры, которую впоследствии назовут Эпохой Хаоса...
  
  
   Эпоха Хаоса.
   Книга Хаоса.
  
  
  
  
   Глава первая. Дивный новый мир.
  
  
  
  
   Мир изменился. Теперь он больше не был местом света и радости. О нет. Крах Времен - жуткий катаклизм, спровоцированный эрдами изменил его до неузнаваемости. Расы и народы самого разного толка до этого жившие в мире и согласии словно бы обезумели и пошли друг на друга опустошительными войнами. Силору захлестнул хаос и террор. Так продолжалось многие десятилетия до тех пор, пока в мире не установилось новое шаткое равновесие.
   Выжили лишь сильнейшие, слабые не перенесли испытания, что уготовила им сама судьба, и теперь все в этом мире было подчинено лишь одному. Борьбе за выживание. Танрис исчез с лица земли. На Силоре осталось лишь два континента: Иммарга и Ардонис. Половина первого была захвачена смертоносным излучением башен эрдов, и все люди, проживавшие там, подверглись мутациям. Их кожа стала багрово-красной, а сила и свирепость возросли неимоверно. Один из них несущий в себе божественную искру Инфракосмоса стал их лидером. Его имя было Шерх...
   Остров Нордис также попал в зону облучения. Гигантские серокожие создания свирепые обликом и холодные сердцем ранее также бывшие обычными людьми стали жить на нем. Через несколько лет там родился необычный ребенок со светлыми волосами и молочно белой кожей. С самого детства он отличался громадным ростом и силой.
   Также был он способен замораживать любого одним лишь прикосновением. Войдя в свое совершеннолетие, был признан он вождем нордиссцев, а затем и вовсе стал их богом, создав при помощи своей силы совершенно невероятных существ похожих на ожившие глыбы льда. Льдан было его имя...
   А на землях, что в последствии назовут Мортарией, появился чудовищный гигантский скелет с громадными черными крыльями. То был один из ангелов Солирры , который в отличие от своих сородичей, пришедших на Силору не жил на Танрисе, а предпочел остаться на Ардонисе. Там неподалеку от места исчезновения последнего Хранителя Эры Титанов нашел он необычное магическое оружие немыслимой силы.
   То была коса погибшего Бога Смерти Укар-вайра. Ангел же был носителем божественной искры Смерти, и оружие сие помогло ему завершить свое божественное становление, превратив прекрасного некогда ангела в жуткое чудовище, которое на многие века стало настоящим кошмаром для обитателей тех мест. Танатос было его имя...
   А на Тайном Архипелаге, что состоит из трех небольших островов на самом восточном краю мира появилась раса полулюдей-полузмей с сиреневой чешуей. Это наяды, свирепые воины моря бежали с Ардониса, спасаясь от ужасов войны. Была их жалкая горстка, но даже этой силы хватило, чтобы подчистую перебить тамошних аборигенов марголов - рыболюдов совсем невоинственного толка. Лишь жалкая горстка их сумела спастись, найдя убежище на Иммарге, но это уже совсем иная история...
   Еще множество рас и народов продолжали жить в этом мире хорошо ли плохо ли, но их было слишком много, и нет смысла сейчас рассказывать о них излишне подробно. Придет время, и каждому из них найдется свое место в этой и последующих хрониках.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Гротти! Герт! Ужинать! - Зычным голосом крикнула полная темноволосая женщина, высунувшись и бревенчатой деревянной избы.
  -А что на ужин?... Мясо! Ура! - Двое темноволосых быстроглазых сорванцов с веселыми живыми лицами радостно бросились к столу. Их семья принадлежала к касте земледельцев и вела более чем скромный образ жизни, так что мясо здесь ели лишь по большим праздникам, да и то не всегда.
  -Дай сюда...
  -Куда ты ухватил!... Мне самому мало!
  -А ну тихо! - Рыкнул на враз притихших детей суровый мужчина с окладистой черной бородой. Они слишком хорошо знали его суровый нрав, чтобы ослушаться его. Благо у того в запасе были не только словесные аргументы, если вы, конечно, понимаете, о чем я... - Марш из-за стола! Хватит, поели,... Работу всю справили?
  -Да, отец...
  -Тогда идите на улицу неча здесь торчать,... но чтоб до восхода солнца были как штык! Все ясно?
  -Ясно, отец...
  -Давайте бегом...
  
  
   ***
  
  
  
  -...А подойти ближе слабо?
  -Нет не слабо...
  -Так подойди!
  -Сам подойди! Ишь, раскомандовался...
   Деревня Герта и Гротти располагалась неподалеку от Черты, границы смертных и бессмертных земель. На Ардонисе смертоносное излучение захватило всю Герону, но не продвинулось дальше гор Ужаса благодаря усилиям эрдов.
   Следуя наказу отца, оба сорванца играли на улице, но это им быстро наскучило, и они решили пойти в горы посмотреть на Черту благо они были буквально в двух шагах. До этого братья никогда ее не видели, так как были слишком малы, но слышали о ней от старших товарищей, и вот теперь они решили и сами на нее глянуть и доказать что они не трусы, благо до захода солнца оставалось еще несколько часов, и времени у них было предостаточно.
  -А че я то?!
  -А че я?
  -Да иди ты...
  -Че ты толкаешься?! Сам иди?!... Не толкайся!...
  -Сам не толкайся!... Ой, Гротти, а что это с тобой?
  -Со мной?! Ты на себя посмотри!... Ну и урод!
  -Сам урод! Ты в тень превратился!
  -Че ты врешь то!... Ой и правда...
  -Так мы перешли на ту сторону... Все из-за тебя!... А я? Что со мной то?
  -Из-за меня?! Да ты первый начал!... А ты ничо здоровый стал, не чуешь разве? Вот только лицо какое-то страшное... нос со лбом сросся...
  -Точно сросся... Ну все. Теперь отец нас убьет...
  -Так что сразу домой или еще побродим?
  -Давай уж побродим,... а то вдруг и правда прибьет,... хоть погуляем напоследок...
  
  
  
   ***
  
  
  -И что нам теперь делать?
  -Не знаю, брат. Но к людям нам теперь точно хода нету.
   Бывает так, что люди необратимо меняются всего за одну ночь. Братьям-близнецам сегодня пришлось измениться дважды. Первый раз внешне, когда они случайно пересекли Черту. Второй раз внутренне, когда их едва не зарубил топором собственный отец, исступленно кричавший что-то о тварях Тьмой порожденных.
   После этого братья бежали из деревни, преследуемые тревожными криками односельчан, однако никто их преследовать не стал. На дворе была уже глубокая ночь, да и соваться следом за неведомыми монстрами никому из них не хотелось.
  -Значит в земли за Чертой?
  -Значит в земли за Чертой. Она нас породила, она же и поможет нам выжить.
  -А если нет?
  -Ничего, брат. - Гротти, как более старший (родился первым!) тихонько обнял брата за плечи. - Главное держаться вместе, а там... как-нибудь выкрутимся...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Громадный серый саблезуб тихонько крался вдоль скалистых отрогов гор Ужаса. Но сегодня он вовсе не был намерен выслеживать добычу. Нет. Сегодня у него было несколько более важное дело. А именно он учуял самку. Причем в самый разгар течки... Однако помимо сладкого запаха самки он чуял и иной запах, который несколько сбивал его с толку. Вроде бы пахло самцом его рода, соперником, но этот запах все же сильно отличался от того, который обычно исходил от представителей этого могучего кошачьего рода.
   Саблезуб насторожено прянул ушами. Он был мощным самцом в самом расцвете сил и был не прочь подраться даже с себе подобным, но на этот раз инстинкты твердили ему, что сейчас ему лучше будет отступить.
   Когда неведомый пришелец, наконец, показался, саблезуб еще попытался угрожающе оскалить клыки, но когда в ответ на это очертания точно такого же самца дикой кошки, как и он сам, подернулись туманной рябью, зверь решил больше не искушать судьбу и медленно потрусил прочь. Эту схватку характеров он явно проиграл.
   Гертерос полной грудью вдохнул прохладный горный воздух. Вот она. Стоит перед ним. Такая грациозная, такая соблазнительная... Юный Бог Хаоса потряс головой спеша отогнать наваждение. Нет. Так нельзя... это грех, такого нельзя совершать... Такого нельзя совершать, но ведь ему же хочется! Как сладостно будет это соитие... Но ведь человек должен держать в узде свои желания! Так учил его отец... Но ведь он уже больше не человек! Да и что это за отец, который едва не убил их с братом, только за то, что они стали иными! Жалкое, слабое насекомое, неспособное осознать истинного могущества и свободы!
  -Мя... - Вопросительно мявкнула красивая молодая самка саблезуба, недвусмысленно указывая головой на темный зев пещеры. И Гертерос еще с секунду поколебавшись, двинулся следом за ней...
  
  
   Глава вторая. Противоестественные создания.
  
  
  -Брат, тебе не кажется, что это уже слишком?
  -Ой, Гротти, не начинай! В конце концов, я свободен и делаю то, что хочу! А иначе, зачем вообще жить?
  -Нет, я все понимаю, но... с самкой карна... это уже, по-моему, совсем за гранью.
  -Ну, может быть, в этот раз я несколько перегнул палку, но это был не так уж и омерзительно, как кажется на первый взгляд...
   С того момента как братья покинули отчий дом, минуло более двадцати лет. Близнецы из нескладных подростков превратились в могучих молодых людей в самом расцвете сил. Гротти, а точнее теперь уже Гроттеск выглядел как изящная грациозная серая тень настолько гибкая и изменчивая, что уловить за ее движениями какой-то конкретный образ было попросту невозможно.
   Был он отстранен от земного и предпочитал проводить время в пещере в горах Ужаса неподалеку от западного побережья Ардониса, где поселились они с братом, постигая свои новые возможности. А они были немалыми. Гроттеск теперь мог принимать практически любой облик, правда, со сходными со своим изначальным телом размерами. Его усердные тренировки и духовные изыскания позволили ему отточить технику превращений до совершенства.
   Герт же, а точнее уже Гертерос же напротив был непоседа и сорвиголова, каких поискать. Все свое свободное время он сломя голову носился по горам, вступая в схватки с различным зверьем, и совокуплялся с их самками. Выглядел он как громадный двухметровый черноволосый человек с очень грубым лицом.
   Впрочем, и он мог изменять свое тело, хотя и сильно уступал в этом отношении Гротеску. Но хотя был он намного слабее своего старшего брата, боялись его обитатели Героны намного больше из-за взрывного и беспутного характера.
   Однако в этот раз Герт переплюнул сам себя. Дело в том, что карны, гигантские ящеры, похожие на жуткую помесь гиены и стегозавра были на редкость уродливы и отвратительны. К тому характер их был вполне под стать внешности. На момент описываемых событий были они уже весьма редки, но по силе эти твари не уступали даже драконам, с которыми вели опустошительные войны за территории. Весили эти создания около двух тонн, да еще и при этом были очень крепко сбиты и покрыты непробиваемой костяной броней.
   Вот такую вот самку и "посчастливилось" оплодотворить непоседе Гертеросу. Гроттеск же после по эманациям силы отыскал эту самку и принял роды. Младенец, родившийся у нее был на редкость уродлив. Могучий мальчик с гигантскими мышцами, красными навыкате глазами и шипастым черным гребнем на голове вместо волос.
   Кстати говоря, повитухой Гроттеск работал уже не в первый раз, так что теперь у них в пещере бегали дети саблезуба, медведя и геронского волка. Были они пока еще совсем маленькими, но уже доставляли немало хлопот старшему брату Гертероса своим буйным и непоседливым нравом. Вообще детей было бы и еще больше, если бы Гертерос не научился контролировать свою репродуктивную функцию. То бишь теперь при соитии самка беременела лишь тогда, когда он сам этого хотел.
   Впрочем, даже эта троица была для Гроттеска сродни наказанию божьему. Гертерос же едва выполнял свою роль самца-осеменителя, о детях тут же благополучно забывал и продолжал, как ни в чем не бывало жить своей беззаботной жизнью. Фраза: "брат обо всем позаботится" стала для него своеобразным кредо по жизни, которого он яро и ревностно придерживался.
   Малыш карн стал четвертым. Его нарекли Карнатхором, что в переводе с языка оборотней дословно означает "сын карна". Остальных же детей назвали Уррх, Урсус и Велг соответственно. Впрочем, если это трио в детстве было просто на редкость шаловливым и неугомонным, то Карнатхор начал проявлять совершенно недетскую агрессию уже через несколько лет после рождения...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Остановись, сын, то, что ты делаешь - безумие!
  -Нет, отец, такова моя суть. Кровь кипит в моих жилах, и ярость моя требует выхода...
  -Ты убиваешь собственных собратьев!
  -Они не собратья мне! Жалкие слабые букашки неспособные постоять за себя! А значит, они достойны самой лютой смерти!
  -В таком случае тебе придется убить и меня! - Могучий черноволосый мужчина в гневе потряс гигантской двулезвийной секирой. - Я не позволю тебе безнаказанно убивать моих детей!
  -О, с превеликой радостью, отец! - Довольно рыкнул гигантский поперек себя шире великан с черным гребнем на голове и красными глазами налитыми лютой нерастраченной злобой и резко сорвался с места.
   Могучий удар плечом в грудь отшвырнул Гертероса на десять шагов и заставил врезаться спиной в одну и скал. Ответный удар секирой располосовал плечо Карнахора, но глубокая рана, нанесенная божественным оружием, закрылась в считанные секунды. Кошмарное порождение карна же в ответ на это легко выбило оружие из рук отца и изо всех сил ударило его головой о скальный уступ.
   От дикой боли у Гертероса потемнело в глазах. Карнатхор же не останавливаясь на достигнутом, легко взял ослабшего отца поперек туловища и швырнул его оземь.
  -Может быть, ты и отец мне, но я все равно намного сильнее тебя! - Насмешливо прорычал он. - Впредь остерегись переступать мне тропу, дабы не быть уничтоженным на месте!
   С этими словами Карнатхор оглушающее заревел. Его очертания исказились и вот уже на месте пусть и уродливой, но человекоподобной фигуры скалит зубы гигантский карн с необычным черным живым гребнем вдоль всей спины.
   Новосотворенный карн деловито повел головой из стороны в сторону, а затем стремительно сорвался с места...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ты считаешь, эта цепь и впрямь удержит эту тварь? - Черноволосый великан скептически оглядел серебристую тонкую цепь из неведомого материала.
  -Эта тварь твой сын, не забывай об этом. - Голосом, который звучал одновременно как бы во всех диапазонах сразу прошелестела изящная серая тень с пропорциями человека. - Онглоны уверили меня в этом, и у меня нет ни малейшего повода сомневаться в их словах. На днях Карнатхор уничтожил одну из их пещер, вырезав всех, кто там находился. Как ты понимаешь, они сами крайне заинтересованы в его поимке... или уничтожении.
  -Ну что когда отправимся на охоту?
  -Нет, ты останешься. На этот раз я буду действовать один. Нас двоих он может испугаться и тогда выловить его будет намного сложнее.
   С момента рождения Карнахора прошло около двух десятилетий. Уррх, Урсус и Велг-альбинос стали могучими юношами и дали начало собственным родам. Так появились Клан Волка, Клан Медведя и Клан Саблезуба. Кланы геронов-оборотней. Карнатхор также не избежал взросления, но, несмотря на собственную чудовищную мощь, был абсолютно бесплоден.
   Возможно, именно этим и объяснялась его дикая агрессия в отношении своих родственников по линии отца. Подобно урагану вторгался он в пределы территорий одного из кланов и уничтожал всех, кто подворачивался под руку. Однако вырезал он не всех, а лишь определенное количество воинов, а иногда и женщин и детей, находя в подобной игре некое извращенное удовольствие.
   Его братья пытались сопротивляться и защищать земли клана, но могучий звероящер легко повергал любого из них в поединке, но также не убивал, продолжая свою игру по собственному жестокому сценарию.
   Тогда сыновья Гертероса обратились за помощью к своему отцу, но тот также потерпел полное фиаско в битве с собственным отпрыском. Карнатхор же почуяв полную безнаказанность, носился по всей Героне, чиня кровь и раздор. Вторгался он также и в пределы смертных земель, вырезая людские деревни подчистую, и последние слагали легенды о неведомых тварях из-за Черты, но облик их в сказаниях сильно разнился друг с другом, так как сын карна попросту не оставлял живых свидетелей деяний своих.
  -Прости, брат. Это моя вина. Я лишь прошу тебя по возможности не убивать моего сына. Он безумен и в своей ярости сам не ведает что творит.
  -Я сделаю все, что в моих силах, брат. Однако если не будет другого выхода, я уничтожу это порождение ночного кошмара, как бы тяжело мне при этом не придется. Не забывай, в конце концов, он и моя кровь тоже...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -О, кого я вижу! - Насмешливо рыкнул Карнатхор, глядя на безликую серую тень стоявшую напротив него. - Папочка не справился со своей работой, теперь на подмогу явилась мамочка... Я дам тебе шанс уйти отсюда живым, поскольку ты даже не боец, и мне неинтересно убивать тебя.
  -Нет, Карнатхор, ты слишком зарвался. Твоим деяниям давно уже пора положить конец.
  -И кто же меня остановит, ты, мамуля?
  -По крайней мере, я попытаюсь.
  -Умри!!! - Карнатхор сорвался с места и попытался нанести Гроттеску свой коронный удар плечом в грудь. После этого удара, как правило, не могли подняться даже сильнейшие из оборотней. Но Гроттеск легко уклонился от атаки, и тело чудовища пронеслось мимо. Брат же Гертероса вырастил и своих рук длинные туманные серые клинки и рубанул по спине противника крест накрест.
   Раздался чудовищный рык. На спине сына карна появились две глубокие раны, которые впрочем, тут же закрылись. Но столь досадный промах ничуть не обескуражил Карнатхора, и тот атаковал повторно. Он сменил обличье прямо в воздухе и подмял под себя Гроттеска, однако тот тут же вспорол брюхо неугомонного создания и отшвырнул того прочь.
   Карн регенерировал прямо в воздухе и бросился на Бога Хаоса в третий раз, отшвырнув его своей когтистой лапой далеко в сторону...
   Бой на равнинах Героны между двумя могучими противниками длился весь день. Три раза менял сын карна свое обличье. Два раза удалось ему подмять под себя Бога Хаоса, но тот ухитрялся сбрасывать его с себя и продолжал полосовать бестию своими призрачными клинками.
   Не раз и не два получал Гроттеск и удары от могучего шипастого хвоста карна, однако регенерация Бога Хаоса ничуть не уступала регенерации самого Карнатхора, так что они не стали для него фатальными.
   Наконец глубокой ночью бой завершился. Гроттеск одержал верх. Для этого отрубил он карну все четыре лапы и хвост, а также срезал черный гребень, чем особенно разозлил сына карна, но то была уже бессильная ярость.
   Одержав победу, измотанный Гроттеск связал обессиленного карна мифрильной цепью скованной карликами онглонами специально для этого и потащил в сторону земель циклопов. Как бы он ни был измотан, ему требовалось поторопиться. Карнатхор восстанавливался с попросту фантастической скоростью, и для полной и окончательной победы над ним Богу Хаоса требовалась помощь совершенно невероятных существ, проживавших на самом западном краю Героны...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Чего ты хочешь от нас? - Тонкий изящный воитель в дивном радужном доспехе вопросительно смотрел на безликую серую тень, лишенную четких очертаний, стоявшую неподалеку громадной цитадели немыслимой конструкции.
  -Эта тварь - мой племянник. - Указал Гроттеск на извивающегося монстра, не оставлявшего даже сейчас попыток освободиться. - Он невероятно силен и полон жажды крови и разрушений. Я хочу, чтобы вы усыпили его на вечные времена, ибо у меня не поднимается рука лишить его жизни.
  -Мне ведомо о его деяниях. - Наклонил голову Эрм терр Рохх. - Хорошо, я выполню твою просьбу, но я хочу, чтобы он был захоронен в пределах нашей башни, дабы никогда более его зло не вырвалось бы на свободу.
  -Да будет так. - Кивнул Гроттеск. - Ныне передаю его вам и удаляюсь, но дайте слово, что не убьете его. Его отец, мой брат не простит себе его гибели.
  -Я даю тебе в этом свое слово. - Торжественно поклялся эрд. - Мы не убьем его. Лишь усыпим на вечные времена...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Эрды сдержали свое слово и усыпили Карнатхора, заточив его в одном из подземелий своей башни. После оба брата взяли со всех народов Героны нерушимую клятву о том, что никогда не расскажут те никому о сыне карна и чудовищных деяниях его, ибо таково было желание Гертероса, мучимого нестерпимым стыдом за своего сына. И все расы Героны, опасаясь гнева могущественных богов Хаоса, дали эту клятву. Таким образом, деяния Карнатхора со временем покрылись мраком забвения, и его имя растворилось в веках, вплоть до,... впрочем, об этом будет отдельно написано в другой летописи.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Было ранее утро, когда он ощутил, что меняется. Его непробиваемый каменный панцирь, который делал его неуязвимым начал стремительно отваливаться целыми пластами. Сознание дива, было, запаниковало, но внутренний голос тут же успокаивающе прошептал ему, что бояться не надо. Так и должно быть. И скоро станет он воистину непобедимым...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Брат, кто-то убивает оборотней всех трех кланов. Детей моих детей. Неужели Карнатхор вновь сумел вырваться на свободу?
  -Невозможно. Эрды сразу бы предупредили нас об этом. Это что-то иное...
  -Но что?
  -А вот это нам и предстоит выяснить...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Отец, есть новости. Одному из воинов моего Клана удалось выследить тварь. Это див необычного черного окраса. Он невероятно быстр и силен. - Могучий альбинос с белоснежными волосами и красными, лишенными радужной оболочки глазами преданно смотрел на Гертероса. Тот ободряюще улыбнулся ему в ответ. Младший сын. Его гордость. Лучший из всех. Сильный, смелый и благородный как истинный представитель волчьего племени. Намного лучше его самого. Причем во всех смыслах.
  -Хорошо! Я соберу воинов, и мы все вместе выследим эту тварь!
  -Понадобится много отрядов. Чудовище слишком сильное и острожное, для того чтобы справиться малым числом.
  -Да будет так! Мы соберем всех, кого только возможно...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Через несколько дней три отряда по двадцать воинов в каждом двинулись на поиски Черного Дива. Первый вел сам Гертерос, второй - Гроттеск, ну а третий возглавлял велет Тэрк - могучий получеловек-полудив, которого тоже не слишком радовало появление столь грозного соперника. Тэрк был сыном женщины с потенциальным даром Тьмы и горного дива, но о нем подробно рассказано в отдельной хронике и нет смысла заострять свое внимание на нем сейчас.
   Его сыновья, могучие Руфус, Орфос и Гертос также были вместе с ним. Руфус был огненно-рыжим великаном, Орфос - златовлас, ну а старший Гертос был подобно отцу черноволосым. Также приняли участие в охоте и трое сыновей самого Гертероса вместе с лучшими воинами своего клана.
   Три дня прочесывали отряды горы Ужаса, для верности разделившись на совсем уж мелкие группки, чтобы ускорить процесс, но как впоследствии оказалось, сделали они это совершенно напрасно...
  
  
   ***
  
  
  
  -Ну, ты чуешь, Онкор? Он где-то здесь...
  -Раз так, нужно позвать на подмогу остальных. - Прорычал названный Онкором, могучий воин Клана Саблезуба.
  -Ты что слабая женщина? Мы воины и сами должны справиться с врагом!
  -Закрой свою пасть! - Рявкнул Онкор. - Я не боюсь никого и ничего! Но таков был приказ Гроттеска!
  -Плевал я на его приказы... - Сплюнул на землю чудовищный детина с рыжевато-бурой косматой шевелюрой и выступающими нижними клыками. - Я - Урсус! Вождь Клана Медведя! И я не позволю никому командовать собой!... Ну а ты, кошачье отродье, можешь проваливать! Мы справимся с этим уродом и без тебя!
  -Никогда Онкор не отказывался от схватки! - Оскорбленно вскинулся Саблезуб.
  -Тогда хватит болтать и вперед! Кажись, его логово в этой пещере...
   С этими словами Урсус деловито устремился в сторону пещеры. Он был полон уверенности в себе. Ну, еще бы! Практически никто из воинов геронов не мог совладать с ним в открытом бою, разве что Уррх был немного посильнее,... но лишь совсем чуть-чуть! А чуть-чуть как говорится...
   Стремительный бросок дива вождь Клана Медведя прозевал. Чудовищные когти полоснули его по горлу, нанеся глубокую рану. Урсус захрипел и рухнул на землю. Он лихорадочно сращивал свою гортань, но тех десяти секунд, которые ушли на это, с лихвой хватило бестии, чтобы растерзать всех воинов его отряда, черной молнией носясь между ними.
   Когда сын Гертероса пришел в себя, весь его отряд был в буквальном смысле этого слова разорван на куски. Издав ужасающий рык, Урсус сменил обличье. Чудовищный рыже-бурый медведь более тонны весом грозно двинулся на своего гораздо более легкого соперника. Однако тот не растерялся и прыгнул на него, сразу же оказавшись сверху и разорвав затылок.
   Медведь перекатился по земле, стремясь задавить дива, но юркое создание с несуразно длинными конечностями, похожее на помесь человека с неведомым насекомым уже давно было далеко в стороне.
   Далее все разворачивалось по следующему сценарию. Див резко подскакивал к Урсусу, который попросту не успевал за его скоростью и вырывал из его тела огромный кусок мяса своими когтистыми лапами. Так продолжалось несколько минут, после чего сын Гертероса ослабел настолько, что уже едва держался на ногах. И лишь тогда див нанес смертельный удар, единым движением вырвав у противника нижнюю челюсть, а затем вторым ударом превратив всю его голову в одно сплошное кровавое месиво...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -...Проклятье, они все мертвы!
  -Эта тварь должна быть где-то неподалеку...
  -Сынок... - Гертерос склонился над телом поверженного Урсуса. - Будь ты проклята, тварь! - Злобно прорычал он, глядя в небеса. - Я найду тебя даже на краю земли! Выйди на свет, если ты не трус!
  -Я ждал вас. - Проскрежетал див, выглядывая из-за одного из скальных уступов. - Я - Геррхан. Сильнейший воин Героны. Я уничтожу любого, кто встанет на моем пути. Так что либо преклонитесь предо мною, либо умрите. Что вы выбираете?
  -Смерть!!! - Неистово прорычал Гертерос, явно имея в виду не свою собственную, и ринулся на бестию очертя голову. Секира "лунный блик", оружие, которым он пользовался, выкованное онглонами и закаленное его собственным чародейством, окуталось серо-черной дымкой, готовая исторгнуть из себя разрушительное колдовство из арсенала магии Хаоса.
   Геррхан легко уклонился от броска и в свою очередь бросился на остальных воинов отряда чтобы, расправившись со слабыми для него противниками, остаться с Гертеросом один на один. Однако если простые оборотни и не были опасны для Черного дива, то братья велеты, также бывшие в этом отряде, показали, что они не зря считаются одними из лучших бойцов всего севера Ардониса. Руфус и Орфос поймали бестию прямо в прыжке, схватив ее за передние лапы, и повалили на землю, Гертос крякнув, обрушил на ее голову тяжелый каменный топор.
   Раздался глухой удар, и оружие бессильно отскочило от черной брони чудовища. Геррхан же, издевательски расхохотавшись, впился зубами в глотку Орфоса, одновременно ногой отшвырнув Гертоса прочь. Рыжебородый Руфус схватил тварь сзади за голову и попытался свернуть шею, но див, разорвав горло его брату, вывернулся из его захвата и, впившись когтями в лицо велета, оторвал ему голову.
   Обозленный гибелью своих братьев, Гертос швырнул в тварь увесистый валун, сбивший ее с ног, но Геррхан тут же вскочил и, кинувшись к последнего выжившему велету нанес ему серию быстрых ударов когтями, выбив глаза, а затем легко поднял ослепшего старшего сына Тэрка и швырнул его с обрыва прямо на острые скалы видневшиеся далеко внизу.
   Гертерос, видя это, метнул в дива свою секиру, но тот легко уклонился, и оружие рассекло напополам какого-то оборотня из Клана Волка. Оставшиеся в живых пятеро оборотней моментально сменили обличье и бросились на дива со всех сторон, но тот из-за невероятной даже геронов скорости вновь сумел избежать столкновения и запрыгнул на один из уступов. Какой-то саблезуб бросился за ним, но еще в воздухе его встретил гибельный сполох когтей Геррхана, и оборотень покатился по земле со вспоротым брюхом...
  
   ***
  
  
  
  
  -Ну, что лишился всех своих пешек? - Геррхан насмешливо глядел на тяжело дышавшего Гертероса. - Теперь равный бой... - И атаковал.
   Этот бой длился довольно долго. Младший брат Гроттеска отнюдь не был слабаком, и если в случае с Карнатхором он по понятным причинам просто не мог сражаться в полную силу, то здесь его не сдерживало ничто. Однако Геррхан все же одолевал. Для боя с этим противником Бог Хаоса вырастил специальную костяную броню на теле наподобие брони карнов, но он был слишком молод, в то время как Черный Див был невероятно древен.
   Гертерос пока только и мог, что отступать под градом сумасшедших ударов чудовища. Он уже получил огромное количество ран, но все равно стоял. Наконец Геррхану удалось уклониться от широких взмахов его секиры и, обхватив бога поперек туловища насадить на один и острых каменных выступов, что в изобилие имелись в этой части гор Ужаса.
   От дикой боли у Гертероса потемнело в глазах, но он все равно ухитрился не выпустить оружие из рук. Геррхан же, посчитав поединок законченным, медленно приблизился в плотную к поверженному богу и пристально вгляделся в его глаза.
  -Скажи мне, каково на вкус поражение? - Холодно проскрежетал он и начал медленно поднимать одну из лап, чтобы добить изувеченного противника.
   И тогда Гертерос, собрав последние силы, обрушил свою секиру на голову твари, вложив в этот удар всю свою оставшуюся физическую и магическую мощь. Секира рассекла уродливую башку дива надвое, начисто отрубив одну из половин. Лапа Геррхана конвульсивно дернулась, и кошмарные когти бестии практически отсекли Гертеросу голову. Она повисла на тонком лоскуте кожи, а ее глаза еще некоторое время продолжали беспомощно моргать, не понимая, что их хозяин уже мертв...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Когда Гроттеск обнаружил тело брата, оно было уже наполовину объедено геронскими волками, жуткими хищниками под двести килограмм весом, которые решили устроить себе пиршество на костях павших героев.
   Отогнав падальщиков, Бог Хаоса похоронил тело брата со всеми почестями, не забыв также предать земле и тела остальных погибших воинов. Тэрк потом долгое время неподвижно сидел над могилами своих сыновей, а затем медленно направился прочь, позабыв даже забрать свой знаменитый каменный топор, который легко просекал даже несокрушимую каменную броню горного дива.
   Впрочем, долго лежать этому оружию без дела не дали, и его подхватила рука одного из геронов, был он могуч и черноволос, но это уже совсем другая история... Самого же Тэрка с тех пор никто больше не видел, вплоть до,... но и об этом также будет рассказано не здесь и не сейчас.
   Тело же самого Черного Дива рассекли на множество мелких кусочков и сожгли на огромном погребальном костре, чтобы никогда более он не смог возродиться. Его мясом побрезговали даже практически всеядные геронские падальщики...
  
  
  
   Глава вторая. Грехи отцов и детей.
  
  
  
  -Синх! Кай! Пришло время тренировки!
  -Да, учитель. - Покорно поклонились двое мальчишек лет по десять каждый. Оба были темноволосые с крепкими развитыми фигурами будущих воинов, но взгляд карих глаз одного был прямолинеен и тверд, в то время как точно такие же глаза второго светились спокойствием и совершенно недетской мудростью.
  -Сегодня мы будем учиться концентрации. Это состояние духа, при котором твое внутреннее я приходит в полное равновесие и гармонию с окружающей средой.
  -Да, учитель. - Хором кивнули оба. - Что мы должны делать?
  -Садитесь в позу лотоса, закройте глаза и настройтесь на свою внутреннюю суть.
  -Это как, учитель? - Вытаращили глаза ребята.
  -Освободите свое сознание. - Усмехнулся мужчина в белых одеждах неопределенного возраста с худой мускулистой фигурой бойца. Пусть энергия мира свободно течет сквозь ваши тела и души, так вы познаете состояние гармонии...
  -Отец, мы так сидим уже полчаса и никакого толку? Не лучше ли нам поработать в спарринге или просто отработать удары?
  -Нет, не лучше, Кай. - Мягко усмехнулся мужчина. - Чтобы стать воином мало одной лишь работы над телом. Лишь гармоничное развитие разума, тела и духа поможет вам обрести внутреннюю целостность и достойно пройти свой жизненный путь.
  -Но я ничего не чувствую! Никаких энергий и прочей тому подобной ерунды!
  -Терпение, сын мой, терпение. Эти умения придут к тебе со временем, Лишь каждодневная кропотливая работа над собой приводит к желаемому результату. Только так и никак иначе. Запомни мои слова, сынок...
  
  
   ***
  
  
  
  -Отец, почему ты постоянно учишь его, а не меня?
  -Ты неправ, Кай, я учу вас обоих, просто Синх с гораздо большим рвением относится к тренировкам и не пропускает их при любом удобном случае.
  -Он ведь даже не сын тебе! Жалкий подкидыш, подобранный тобой на пороге дома! А я твой сын! Твоя родная кровь!
  -В таком случае и веди себя соответственно! - Непреклонно отрубил мужчина - Ты не приходишь на занятия, вместо этого ошиваясь по кабакам и тавернам в кампании всякого сброда! Но это твой выбор! Так что нечего теперь пенять на меня!
  -Сброда?! Отец, я член банды Лотоса! - Юноша лет восемнадцати рывком обнажил левое плечо, демонстрируя ошарашенному отцу черную татуировку в виде вышеназванного растения.
  -Что же ты наделал, Кай... - Потерянно прошептал мужчина. - Ты погубил свою душу... эти люди - убийцы! Убирайся вон из моего дома и возвращайся лишь тогда, когда твоя душа и тело очистятся от этой скверны!
  -В таком случае у меня больше нет дома. - Буквально выплевывая каждое слово, отчеканил юноша прямо в лицо отцу. - Я уйду, но попомни мои слова, я вернусь сюда, и месть моя будет страшной...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Учитель, что случилось, на вас лица нет!
  -Твой брат... Он связался с бандой Лотоса...
  -Но... тогда нужно немедленно спасать его!
  -Невозможно спасти того, кто не хочет спастись сам. - Устало покачал головой мастер Янг. - Он сам должен очиститься от этого зла... Синх, Кай сказал, что будет мстить нам. Я не знаю, что это было, дерзкие слова зарвавшегося юнца или реальная угроза, поэтому с этого дня наш храм переводится на военное положение. Банда Лотоса могущественна, а наша школа им давно уже поперек горла, так что будь всегда начеку, мальчик мой. Видят духи, иногда мне так хочется, чтобы ты был моим родным сыном, а не Кай...
   Храм Совершенства возник примерно в самом начале Эпохи Хаоса. Был он основан мастерами магических и боевых искусств из числа людей, которые при помощи одного из мини генераторов энергии эрдов сумели отстоять свой остров от враждебного поля излучения взорвавшихся башен. Так что жители острова остались смертными и на этой территории примерно через столетие после Краха Времен сформировалась небольшая островная империя.
   Храм же Совершенств возник на месте того здания, где и находился тот самый пресловутый генератор. Туда набирали мальчиков с самого раннего возраста, которые по прошествии соответствующего обучения становились воинами храма.
   За несколько столетий тамошние набольшие сумели познать секрет бессмертия, ибо от эрдов они в свое время эти знания не получили, но к тому времени все основатели храма уже благополучно отправились в мир иной. Их звали Ис, Сай и Ши. По их именам и было дано название острова Ис Сай Ши.
   Мастер Янг же был первым человеком, добившимся бессмертия своим трудом. Он и стал новым настоятелем храма. А когда ему исполнилось около семидесяти лет, на территорию храма подбросили младенца в корзине, которого он, следуя внутреннему наитию, усыновил и воспитывал вместе со своим сыном Каем, также родившимся совсем недавно.
   Храм Совершенств был одной из трех значительных сил на острове. Второй была императорская гвардия, ну а третьей банда Лотоса, которая компенсировала некоторый недостаток бойцовых умений ее членов своей чудовищной многочисленностью за счет того, что в нее входило практически все теневое отребье острова.
   В последнее время банда совсем озверела. Все дело в том, что у них появился лидер, обладающий невероятной силой. Был он громадного роста, а стрелы и копья попросту отскакивали от него не в силах причинить вреда. Зачарованные непомерной мощью и обаянием нового лидера, банда испытала небывалый приток новых членов в свои ряды и теперь стремилась расширить свои и без того немалые сферы влияния на острове...
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Учитель! Один из наших воинов только что принес донесение! Императорский дворец захвачен бандой Лотоса! Имперская гвардия практически перебита! Оставшиеся ее воины во главе с самим императором бегут сюда, чтобы укрыться в наших стенах! Что нам делать.
  -Спокойно, Синх. Если император просит у нас укрытия, то наша святая обязанность ему в этом помочь. Объявляй всеобщую тревогу! Пусть наши воины встретят врага во всеоружии! В конце концов, Лотосов уже давным давно пора поставить на место...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Храм Совершенств был атакован бандитами глубокой ночью. Головорезы настолько озверели от безнаказанности и вседозволенности, что напали безо всякой разведки. Было их намного больше, нежели учеников храма и невысокие серые стены здания не сумели надолго задержать их.
   Однако недостаток численности воины храма компенсировали невероятным боевым умением, отточенным годами упорных тренировок. Метательные звездочки и стрелы выкашивали в рядах нападавших целые шеренги. Воины храма были облачены в оранжевые хламиды. Лотосы были в черных кимоно (элита), либо же попросту в грязных лохмотьях (отребье совсем недавно присоединившееся к ним).
   А вот, наконец, появился их лидер. Громадный двухметровый человек с выбритым черепом, он без труда разбрасывал в разные стороны учеников Янга, ломая им кости. Гигант орудовал чудовищным копьем с очень гибким древком. Этим оружием он сшибал сразу по несколько воинов противника. Стрелы, копья и мечи действительно лишь бессильно скользили по его могучему обнаженному торсу.
  -Сражайся с равным! - Зычным голом крикнул Янг и устремился к нему навстречу, худой и гибкий как змея, он скользил меж воинов противника подобно ужу, легко рассекая их тела сверкающим круглым диском из белого металла.
   А Синх тем временем схлестнулся с Каем. Первый был облачен в оранжевую хламиду, второй в черное кимоно с красными шевронами, свидетельство об очень высоком положении в рамках банды. Оба орудовали катанами из превосходной стали.
   В поединке же Янга с могучим Тонгом, лидером секты Лотоса или Черным Лотосом, как он сам себя называл, пока никто так и не сумел взять верх. Первый никак не мог пробить несокрушимую броню великана, а второму не удавалось зацепить даже кончиком своего копья необычайно юркого противника.
  -Железная рубашка... - Усмехнулся Янг, уворачиваясь от очередного выпада соперника. - Ну, что ж, лови... - Уклонившись от очередного замаха, мастер легко запрыгнул прямо на древко копья и танцующим шагом побежал по нему навстречу гиганту. Исполин даже не заметивший веса мастера взмахнул своим оружием, скидывая с него юркого соперника, однако тот ловко извернулся прямо в воздухе и легко приземлился на ноги.
   Оказавшись прямо перед опешившим гигантом, мастер Янг в очередной раз увернулся на этот раз от удара кулака, а затем выставил свою ладонь вперед. Вокруг нее тут же возникли завихрения воздуха, и затем Янг коротко ткнул ею прямо в солнечное сплетение Тонга.
   Гигант Тонг беспомощно заморгал глазами. Он хотел поднять руки для того, чтобы продолжить бой и не мог. Затем копье и вовсе выпало из его враз ослабевших пальцев, и он рухнул на землю. Из его рта вытекала густая темная кровь...
   Мастер Янг же устало опустился на землю. Он отдал слишком много сил на то чтобы уничтожить такого могучего соперника как Тонг, и теперь ему требовалось немного отдохнуть. Впрочем, его помощь уже особо никому и не была нужна.
   Битва к тому времени уже практически завершилась. Воины Храма одержали верх. Синх сумел таки повергнуть в поединке своего брата. Его меч насквозь пронзил тому сердце. Поучительная история о том, как порой вредно бывает идти на поводу у собственного гнева и темных желаний, сворачивая при этом с пути истинного, не правда ли?
   В этом генеральном сражении банде Лотосов был окончательно сломан хребет, жалкие ее остатки потом еще пытались сопротивляться, но были уничтожены за несколько дней разгневанными жителями империи поголовно, благо от их террора и произвола успели пострадать практически все без исключения.
   Храм же Совершенств после на многие века и тысячелетия стал хранителем мира на острове. Мастера Янга же ликующие исссайшинцы восторженно нарекли Белым Лотосом, почему, думаю, пояснять не надо. Впрочем, вскоре он таинственным образом исчез, передав власть над храмом своему приемному сыну Синху.
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Отец, тебе не кажется, что мы ведем себя неправильно?
  -О чем ты, сын? - Проскрежетало гигантское существо похожее на оживший трехметровый коричневый пень о четырех ногах.
  -Мне кажется, нам бы стоило заключить союз с орками и людьми, а не воевать с ними.
  -Эти создания убивают растения, убивают наших братьев. Мы никогда не пойдем на союз с ними.
  -Мои воины гибнут в бесполезных битвах из-за того, что ты не можешь смириться с гибелью обычного древа! Пусть это и печальное событие, но жизнь разумного дороже! - Могучий мускулистый обнаженный до пояса юноша с темно-шоколадной кожей и черными волосами заплетенными в косички с вызовом глядел на своего отца, хотя и был почти вдвое меньше него.
  -Прекрати говорить глупости, Миеркади. Ты моя плоть и кровь и должен следовать нашим законам. Мы - хранители природы. Те, кто причиняет вред живому - наши враги. Так было, так есть и так будет.
  -В таком случае, отец, так будет без меня. Я ухожу и увожу свой народ в иные земли. Там, где мы сможем жить своим умом.
  -Нет, ты останешься здесь. Либо ты будешь делать, то, что велит тебе твоя суть, либо я прикажу казнить тебя хоть ты и мой сын.
  -Моя суть велит мне покинуть эти места, отец! - В отчаянии выкрикнул Миеркади.
  -Ты просто слишком молод и сам не знаешь, что говоришь. Иди же и не тревожь меня попусту. Скоро все эти бредовые мысли сами собой исчезнут из твоей головы.
  
  
   ***
  
  
  
  
   Оставшись один, Миеркади в ярости ударил кулаком по стволу ближайшего дерева. Он был полубогом, полубогом Жизни и по своей сути любил природу, но природу этого леса он уже практически возненавидел. И все из-за треклятого самодовольства Умбурума, Бога Жизни и хозяина всего гигантского леса эльфов и дриад. Его отца...
   На территории Дивного леса вообще-то проживали три народа, дриады, светлые эльфы и эльфы темные. Миеркади был сыном Умбурума и темной эльфийки, посему все темные эльфы считали его своим вождем. Остальные же народы особенно дриады сильно недолюбливали полубога за его слишком уж независимый и свободолюбивый нрав.
   Впрочем, Миеркади на это было наплевать. Дриад он не терпел из-за их дьявольской жестокости, ну а светлых эльфов не переносил из-за их чванства и снобизма, так что можно сказать, что в отношениях у них была полная гармония.
  -Какие-то проблемы, юный полубог? - Прошелестел неприятный шипящий голос, и подле него возникло чудовищная тварь, похожая на гигантский оживший цветок с шестью лапами и кошмарной зубастой пастью на пол головы.
  -А, Шамбахак...- Неопределенно протянул Миеркади. Чувствовалось, что он явно не в восторге от вновь прибывшего.
  -Именно он... скажи мне, что я могу сделать для тебя?
  -С каких это пор ты стал таким добреньким? - Не поверил полубог.
  -С тех самых пор как у нас с тобой возникли общие интересы.
  -И какие же?
  -Я тут совершенно случайно узнал о том, что ты хочешь покинуть Дивный лес и стать хозяином самому себе, это так?
  -Это не твое дело! - Вскинулся Миеркади.
  -Да не бойся ты. На данный момент мы с тобой союзники.
  -Вот как? С чего бы это?
  -Мне тоже до смерти надоел диктат Умбурума. Я тоже хочу уйти. В одиночку я не смогу преодолеть барьеры хьорнов, но если бы мы смогли объединить усилия...
  -А с чего мне верить тебе? Где гарантия, что это не сам отец подослал тебя, чтобы помешать мне бежать?
  -Да ты что издеваешься? Да всякий в этом лесу знает, что я ненавижу Умбурума гораздо сильнее, чем ты!
  -Я не ненавижу отца. - Покачал головой полубог. - Я просто хочу стать хозяином самому себе, вот и все.
  -Так и стань им! Но для этого тебе понадобится преодолеть защиту леса, а без меня ты этого сделать не сможешь... Так как мы договорились?
  -О чем? - Устало вздохнул Миеркади.
  -Как это о чем? Мы объединяем усилия и прорываем барьеры хьорнов, ты уходишь вместе со своим народом куда хочешь, я также получаю свободу, и все. Больше никто никому ничего не должен.
  -Хорошо я подумаю...
  -Думай, но не слишком долго. Я тут краем уха слышал, что Умбурум в самое ближайшее время собирается взять твои земли под особое наблюдение...
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Нарцисс, что твои воины делают у границ моих лесов? - Миеркади грозно уставился на могучего зеленокожего воина окруженного такими же воителями.
  -Наш отец приказал нам явиться сюда и наблюдать за тобой. К тому же он велел настроить здешних хьорнов так чтобы они наблюдали за тобой и твоим народом круглые сутки. Орхидея этим займется. - Кивнул он на невысокую статную зеленокожую женщину в одеянии, сшитом из разноцветных лепестков различных цветов. - Кстати скоро подойдут еще и воины Тауреля, так что - говоривший усмехнулся - ты уж встреть их как подобает радушному хозяину...
   Миеркади устало вздохнул. Король Нарцисс и королева Орхидея были вечными повелителями народа дриад, равно как Таурель и Алиэл Лорней были соответственно королем и королевой светлых эльфов. А вот у самого Миеркади возлюбленной до сих пор не было. Да и прозывался он не королем, а вождем своего народа. То бишь, по сути, первым среди равных.
  -Делайте что хотите... - Бросил он воинам дриад и направился в глубины своей роще там, где в изобилие располагались скромные и незатейливые хижины его народа...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Шамбахак... Шамбахак, ты слышишь меня? - Миеркади сосредоточенно взывал к разуму Бога Растений, благо он также как и он в известной степени владел телепатией. Особенно в пределах родного леса.
   После того как вражеские (теперь уже вражеские) воины окружили кольцом сторожевых постов его леса, Миеркади провел совещание среди самых старых и мудрых женщин и мужчин своего народа, а затем уже собрал на совет все свое племя. В итоге в ходе открытого всенародного голосования, как было принято у темных эльфов, было решено покинуть Дивный лес и искать новых земель для пристанища и буде понадобится пробиваться с боем. Свободу сородичи Миеркади ценили превыше всего на свете...
  -Да я слышу тебя, юный полубог. - Отозвался Бог Растений. - Что, решил таки принять мою помощь?
  -Ты поможешь мне, я помогу тебе. Твои слова.
  -Хорошо, тогда собирай своих, встречаемся возле Поляны Древних.
  -Почему именно там, почему не возле границы?
  -Потому что только там я смогу переподчинить себе хьорнов. Еще глупые вопросы будут? Тогда поспеши. Мы сможем добиться успеха только ночью, пока наш обожаемый отец изволит почивать...
   Прервав сеанс телепатической связи, Миеркади созвал всех своих воинов и приказал им спешно готовить все племя к переходу, благо никто давно уже не спал все были так или иначе в курсе плана полубога.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Далеко собрался, юный полубог? - Король Нарцисс насмешливо разглядывал нестройную толпу темных эльфов, среди которых были не только воины, но и также женщины и дети.
  -Ты все еще здесь? - Усмехнулся Миеркади, стараясь скрыть свою растерянность от того, что его застали врасплох. - У тебя что же мало дел на своих землях, что ты ошиваешься тут?
  -Ну, во-первых, не ошиваюсь, а несу стражу, а во-вторых,... как видишь, делал я это не напрасно. Итак, я повторяю свой вопрос. Далеко ли ты собрался?
  -Это наше дело, Нарцисс. Отойди в сторону. Мой народ не обязан отчитываться перед дриадами.
  -Нет, ты ошибаешься. Умбурум приказал не выпускать вас с ваших исконных земель, так что в данный момент я носитель его воли, и ты обязан повиноваться моим приказам и отвечать на мои вопросы. Равно как и твой народ.
  -А не пошел ли бы ты...
  -Поосторожнее, Миеркади. - Неприятно сощурился Нарцисс. - У моего терпения имеются свои границы...
  -Я учту. - Кротко кивнул полубог и внезапно стремительно сорвался с места. Посох из железного древа укрепленный его собственной магией метнулся стремительной смазанной молнией и раздробил королю дриад горло.
   Нарцисс сдавленно захрипел и рухнул на землю.
  -Получи, ублюдок! - Истово выкрикнула королева Орхидея, замахиваясь на Миеркади Живой лианой. Жуткое оружие оплело посох полубога, прорастая в него, но внезапно вырвалось из рук опешившей женщины и одним движением оторвало ей голову. Магия королевы дриад обернулась против нее самой...
   А вокруг уже вовсю кипела ожесточенная схватка. Дриады и эльфы сошлись в кровавой рукопашной. Темные эльфы орудовали круглыми дисками из темного металла, дриады использовали либо короткие копья с широким листовидным наконечником, либо длинные мечи из зеленой стали. Немногочисленные светлые эльфы также подливали масла в огонь выпуская в поданных Миеркади свои белооперенные стрелы. Светлее эльфы и дриады были более искусны в битве, но темные превосходили их в грубой физической мощи и скорости движений.
   В итоге темные эльфы начали понемногу брать верх. Их было больше, к тому же им было нечего терять в отличие от их противников, которые отнюдь не хотели погибать понапрасну. Наконец, темные одержали полную победу. Жалкие остатки их соперников с позором отступили в свои земли. Их гонцы помчались докладывать Умбуруму о новом положении дел. Народ Миеркади же устремился к поляне Древних на встречу с Шамбахаком. Ибо там находился единственный ключ к их свободе...
  
   ***
  
  
  
  
  -Долго же тебя пришлось ждать...
  -А чего ты хотел? Умбурум отрезал нам все пути к отступлению... Ладно, каков наш дальнейший план?
  -Сейчас ты вместе со всеми своими магами будете отдавать мне свою силу, а я открою проход в роще.
  -Но мы успеем дойти до границ леса? Она в трех днях пути отсюда!
  -Успеем, не сомневайся. Я просчитал все...
  -Ладно, я поверю тебе,... но гляди, если обманул...
  -Хватит болтать! Начинай отдавать силу. Сдается мне, Умбуруму уже доложили о твоем предательстве. - С этими словами Шамбахак положил свои передние лапы на резной деревянный постамент и сосредоточенно прищурился.
   Миеркади, повинуясь приказу Бога Растений, начал отдавать свою силу, равно как и все колдуны его народа. Стычка с сородичами изрядно потрепала темных эльфов, но все равно их оставалось еще достаточно много для того чтобы обжиться на новых землях и продолжить свой род.
  -А вот и мои блудные сыны. - Пробурчал громадный оживший пень, неожиданно появляясь на поляне в компании многочисленных воинов светлых эльфов и дриад. - Зря вы все это затеяли. Теперь я жестоко накажу вас обоих.
  -Шамбахак, скорее! - Отчаянно прокричал Миеркади, и Бог Растений нанес удар. Живые древа вокруг всей поляны внезапно вытащили свои корни и резво устремились к Умбуруму. Вокруг того мгновенно начала расти трава и сплошным шелестящим покровом устремилась к хьорнам.
   Живой зеленый ковер накрыл многих из них в одночасье превратив их в гнилую труху, но все новые и новые воины растительного царства спешили им на подмогу. В итоге тело Умбурума оказалось оплетенным многочисленными корнями живых древ, и он ничего не мог с этим поделать. Будучи очень могущественной сущностью, он сумел бы справиться с Шамбахаком, будь тот один, но перемочь совокупную силу двух столь могучих существ коими были Миеркади и Бог Растений, который в принципе не намного уступал в силе своему божественному отцу, он не сумел.
   Вокруг же продолжалась битва между темными эльфами и их противниками, Миеркади сражался вместе со всеми, но, увидев, что его отец оказался на грани гибели, бросился к Шамбахаку.
  -Останови свое заклятье! Ты убиваешь его! Мы договаривались не об этом!
  -Не мешай мне, полубог! - Злобно огрызнулся Шамбахак. - Ныне я стану новым повелителем нашего леса!
   Тогда в отчаянии, не зная толком что делать, Миеркади приказал всем выжившим из его народа пробиваться к границе леса. Шамбахак еще что-то кричал ему вслед, призывая помочь добить Умбурума и разделить с ним власть, но полубог его уже не слушал. Горечь собственного предательства жгло его нутро как самый сильный из ядов. Теперь он мечтал лишь о том, чтобы вывести всех оставшихся в живых своих сородичей из этого кошмара...
  
  
   ***
  
  
  
  -Вождь, эта земля не лишком то гостеприимна, но жить здесь вполне можно. - Один и темнокожих воинов осторожно тронул плечо своего могучего вожака. - Похоже, мы, наконец, нашли то, что так долго искали.
  -Да, видимо так оно и есть, Ашкаэль. - Сурово прищурился Миеркади. - Вели своим воинам обустраивать быт. Теперь эта земля станет нашим домом...
   Оставшись один, полубог устало вдохнул. Сколько тягот и лишений перенес его народ до того момента, как они достигли острова Ассальк! Сумев таки пробиться границе Дивного леса, Миеркади на остатках своей полубожественой силы приказал сторожевым хьорнам пропустить его и его народ. Умбурум не сумел ему помешать, так как был обессилен долгой схваткой с Шамбахаком.
   Потом был долгий путь через земли Мортарии к побережью, где трем десяткам выживших, все, что осталось от некогда гордого и величественного народа удалось, отбиваясь от бесчисленных орд врагов, захватить одно из судов и отплыть на Ассальк. От пленников из числа людей, которые иногда доставлялись дриадами в Дивный лес, Миеркади знал, о том, что на этом острове есть леса, и что он считается необитаемым.
   Впрочем, помимо этого также слыл Ассальк и жутким местом, полным всяких жутких страшилищ, но это полубога не остановило. Его народу нужны были земли, и если сражаться с разумными у них уже попросту не осталось сил, то уж с неразумными тварями, полубог Жизни надеялся как-нибудь договориться.
   И он не ошибся. Природа джунглей Ассалька действительно была невероятно жестокой, но темные эльфы всегда умели находить общий язык с лесом и не спасовали и в этот раз. Женщины дали новое потомство, и племя ночных эльфов не исчезло с лица земли, а нашло свой приют здесь в лесах Ассалька.
   Миеркади же был их бессменным вождем на протяжении многих тысячелетий. Он после узнал, что Умбуруму удалось таки одержать верх над Шамбахаком и заточить его под землю, погрузив в глубокий сон, а дриадами после гибели их владык стал править совет мастеров меча "зеленый лист" . Более королей и королев они себе не выбирали. Так продолжалось вплоть до Темной Эпохи, но об этом будет рассказано несколько позже и не в этой книге.
  
  
  
  
  
  
  
   (Э. С.)
  
  
  
  
  -Ррраа... - Могучий трехметровый гигант с единственным глазом во лбу с глухим рыком рухнул на землю.
  -Неплохо, Арус... - Сумрачно усмехнулся еще более могучий гигант, протягивая руку упавшему. Тот принял ее, но циклоп вместо того, чтобы поднять поверженного противника от души влепил ему чудовищным кулачищем прямо в лоб.
  -Сколько мне тебя учить, не принимай помощь ни от кого! - Рявкнул исполин. - Тем более от того, кто только что поверг тебя! - А затем, приблизившись вплотную к Арусу, тихо добавил. -Это был последний раз, когда я проявляю к тебе милосердие и оставляю в живых, поскольку ты все-таки мой сын. В следующий раз бой будет до смерти. - С этими словами циклоп вальяжной уверенной походкой победителя двинулся прочь. Оставшийся же лежать Арус лишь злобно сплюнул на землю и проводил отца недобрым взглядом.
   Атлос, могучий вождь циклопов правил своим племенем со времен их пришествия на Силору из другого мира, спасаясь от безмерно более могучих и жутких чудовищ. Могучие трехметровые исполины с одним глазом и невероятно прочной кожей, они были бессмертны, и потому излучение эрдов ни коим образом не повлияло на них. Арус же давно уже метил на место своего отца и уже дважды вызывал того на поединок, но всякий раз бывал жестоко бит им и осмеян другими циклопами.
   Вот и сегодня очередное поражение и видимо последнее, потому что как бы ни был смел и удачлив на охоте и в боях со своими сородичами, да и с оборотнями Арус, все же он крепко побаивался своего чудовищного отца, который был невероятно древен еще тогда, когда он только лишь появился на свет.
   А тут еще как назло сегодня Большая Охота и он как сын вождя должен был участвовать обязательно, хотя после столь позорного поражения, ему не то что охотиться, жить не хотелось. Впрочем, Арус был не из тех, кто долго отчаивается и потому уже через несколько минут после окончания поединка, он более менее пришел в себя. Проиграл? Ну и что. Все равно после отца он лучший воин в своем племени. Ну, разве это не повод для того, чтобы гордиться собой?
  
  
   ***
  
  
  
  
   Большая Охота была у циклопов, наверное, самым главным праздником из всех. Это было то время, когда юноши становились мужами, доказывая свое право на ношение оружия, а вождь подтверждал свой высокий статус. Ведь от того насколько грамотно он организует действия своих воинов, будет во многом зависеть, то, будет ли его племя жить впроголодь во время зимы или есть вдосталь. Зимы в Героне были довольно суровыми...
   Арус сумрачно вглядывался в небо, холодное осеннее солнце практически не слепило его. Сегодня он также должен был быть на высоте и принести много добычи или еще как-нибудь отличиться на охоте, чтобы сгладить впечатление позорно проигранного поединка. Слабым места среди циклопов не было.
   Наконец охота началась. Атлос еще загодя обнаружил на одном и отрогов гор Ужаса большое стадо геронских баранов, могучих животных, не особенно агрессивных, но довольно опасных, если их загнать в угол, и теперь вместе со своими воинами осуществлял погоню. Он специально отрезал стаду все пути к отступлению, и теперь загонщикам только и оставалось, что гнать их к обрыву. Там бараны найдут либо гибель в пропасти, либо падут от увесистых дубин охотников. Третьего не дано.
   Арус мчался вместе со всеми. Он уже наметил себе жертву в лице крупного самца, явно вожака, но на него нацелился и сам Атлос. Вообще отбить добычу у вождя считалось фактически вызовом на поединок, но Арус и в этот раз не удержался от искушения утереть нос своему отцу.
   Самец же вдруг внезапно свернул в сторону от основной тропы. Остальное стадо промчалось мимо, не успев вовремя среагировать на выверт вожака. "Ты гляди ка, хитрый!" Про себя усмехнулся Арус. "Ну да ничего, и мы не лыком шиты...". Теперь за вожаком мчалось лишь двое циклопов. Арус и Атлос. Отец и сын. Атлос что-то сердито рявкнул своему отпрыску, но тот разгоряченный погоней, ничего не услышал.
   Наконец баран примчался к самому краю обрыва. Он попытался, было затормозить, но оступился и сорвался в пропасть, следом за ним рухнул Атлос, который попытался удержать его от падения, но не сумел, однако в последний момент успел схватиться рукой за один из каменных выступов.
  -Дай мне руку, Арус. - Прохрипел он. - Ну же!
   Арус колебался недолго. Все-таки Атлос был его отцом и протянул руку.
  -Тяни, ну же! - Ревел циклоп, но его вес был слишком большим для молодого Аруса, и тот никак не мог вытащить его. - Ну, давай же! Да ты слаб как девчонка!... Аааа!....
   Арус выпустил руку бывшего вождя циклопов, и его тело с пронзительным воплем исчезло внизу.
  -Лети во тьму, отец... - Зловеще прошептал он, презрительно усмехнувшись своим мыслям. - Там тебе самое место...
  
  
  
  
  
  
   Орсиллиант.
   Книга Света.
  
  
  
  
   Часть первая. Бог Света.
  
  
  
   Пролог.
  
  
  -... А это что за камень? - Деловито потер руки мальчуган лет десяти с длинными золотыми волосами.
  -А этот камень несет в себе силу Смерти. - Ласково потрепал по голове мальчонку могучий мускулистый человек, окруженный золотистым ореолом. Его голова была абсолютно лысой, а по ее переливающейся коже извивались причудливые узоры пурпурных татуировок.
  -Смерти... - Опасливо протянул мальчуган. - А если я до него дотронусь, то он меня...
  -Нет. - Рассмеялся мужчина. - В пассивном состоянии он неопасен. Только если ему прикажет некто наделенный такой же силой. Или некто у кого хватит мозгов обойти этот запрет...
  -А для чего он нужен? - Вновь подал голос мальчуган.
  -Видишь ли - задумчиво прищурился мужчина - я тут на досуге разработал один интересный план, и если он сработает... Эта штука - мужчина указал на лежащую на столе золотую корону - когда я закончу, сможет переносить нас в иные миры.
  -Ух ты! - Восхищенно выдохнул паренек. - Было бы здорово... Учитель Лорант, а когда у меня кожа начнет светиться так же как у тебя?
  -Когда ты научишься пользоваться собственной силой и станешь постарше. Намного постарше... - Загадочно усмехнулся названный Лорантом.
  -Эх, поскорее бы... - Мечтательно протянул мальчуган. - А то быть ребенком так скучно...
  -Скучно... - Задумчиво протянул Лорант. - А я вот бы многое отдал, чтоб хотя бы на миг вернуться в свое детство...
  
  
  
   Глава первая. Ученичество.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  -Орси, ты смотри, что у меня для тебя есть.
  -Ух ты! Неужели ты закончил?! - Пятнадцатилетний паренек с длинными золотыми волосами и пронзительными голубыми глазами восхищенно оглядывал получившееся творение.
   Его учитель Лорант долгое время собирал камни различного рода сил, чтобы достигнуть результата, и вот теперь Корона Власти, артефакт, мгновенно перемещающий применившего его в любой из миров по его выбору, был, наконец, готов.
  -Да закончил. Только у меня к тебе будет одна просьба.
  -Какая? - Доверчиво распахнул глаза юноша.
  -Будь добр, не говори пока ничего Демиургу Теорусу.
  -Но почему? Я уверен, он будет доволен твоей работой!
  -Ну,... видишь ли... Я хотел бы сперва испытать его в действии. А то может статься, что он не сработает, и будет не очень ловко перед Учителем.
  -Ну да... Вообще то ты прав. - Согласно кивнул Орсиллиант, таково было полное имя юноши. - Тогда давай испытаем его!
  -Хорошо. Но завтра.
  -Почему не сейчас?
  -Потому что сейчас у меня есть кое-какие неотложные дела, да и у тебя, если не забыл, по расписанию лекция у Учителя Теоруса, который ничего не должен знать о нашем с тобой разговоре. Так мы договорились?
  -Ещё бы, за кого ты меня принимаешь... А ты возьмешь меня завтра с собой в другие миры?
  -А то! - В тон юноши весело отозвался Лорант. - Ты ж от меня теперь все равно не отвяжешься... Но только в том случае, если сегодня ты будешь прилежно учиться и не получишь от Теоруса выговор!
  -Не получу! - Орсиллиант счастливо заметался по своей комнате. - Ни за что не получу!
  
  
  
  
   ***
  
  -...Помимо темных и светлых миров существуют также и обычные миры с примерно равным балансом сил...
   Орсиллиант устало зевнул. Он вместе с многочисленными студиозусами расположился на одной из скамеек огромной аудитории и сейчас старательно делал вид, что слушает крепкого коротко стриженного мужчину с твердым волевым лицом и острыми пронзительными глазами.
   Демиург Света Теорус был до невозможности прост в быту, предпочитая любой одежде простую коричневую хламиду, в которой ходил и зимой и летом. Злые языки шутили, что она давно уже намертво срослась с его телом, и потому снять ее у почтенного Демиурга нет никакой возможности.
   Мир, в котором жил Орсиллиант назывался Файр. Мир этот был светлым, то бишь никаким темным тварям и прочим прислужникам зла здесь места не было. Жили здесь простые люди из числа свободных селян и маги Света. Эти в отличие от первых были бессмертными. Теорус же был их главой и правителем всего мира, хотя официально Файром правил Светлый Совет, председателем которого как раз и являлся суровый Демиург.
  -Орсиллиант.... Орсиллиант!... - Резкий требовательный голос вернул юношу к действительности. - В каких эмпиреях вы витаете, юноша? А ну-ка повторите то, что я сейчас сказал!
  -Так это... - Замялся Орсиллиант, лихорадочно пытаясь вспомнить, что же там говорил Учитель Теорус. Не учитель как остальные, а именно Учитель. С большой буквы. - Так это... миры бывают светлыми... и темными... и другими...
  -Какими другими? - Поднял бровь Демиург Света.
  -Ну,... такими... разными... не светлыми... и не темными...
  -Назовите мне хотя бы один пример подобного мира.
  -Ну как... Силора...
  -Сядьте на свое место. - Вздохнул Теорус. - Еще раз уличу вас в невнимательности, и получите от меня выговор.
   Орсиллиант со вздохом уселся обратно под сдержанные смешки сокурсников, которые не очень любили витающего в облаках юношу. Вообще в Файре не было места травле, как в некоторых других мирах, но обычные студиозусы слегка завидовали своему товарищу, поскольку из всего курса в нем одном была божественная искра света.
   Это означало, что ему не нужно будет подобно им обливаться седьмым потом, чтобы заработать бессмертие, оно было дано ему с рождения. К тому же его сила всегда будет намного превышать их собственную и место в Светлом Совете гарантировано Орсиллианту при любых раскладах , так как божественная искра чрезвычайно редкий дар, в то время как их будущее неясно, и, скорее всего им придется довольствоваться куда более скромными должностями городских чародеев или даже быть смотрящими за деревнями, чего естественно не хотелось никому из них.
   Положение Орсиллианта осложнялось еще и тем, что Теорус, прекрасно зная о его даре, все время вызывал его и не давал филонить как прочим ученикам. Впрочем, как утешал его Лорант, в будущем эти неудобства и трудности окупятся для него сторицей, когда он, наконец, войдет в Светлый Совет.
   Орсиллиант устало вздохнул и вновь взял в руки перо, делая вид, что усиленно конспектирует слова Демиурга. В своих мыслях он был далеко от лекционного зала...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Лорант задумчиво вертел в руках Корону Власти. Какая красота... Неужели это все? Неужели ему никогда больше не придется выслушивать нудные наставления Теоруса и выполнять его нелепые поручения? Небожитель демонически расхохотался. Видимо да. Корона Власти позволит ему не только переместиться в иной мир, далекий от Файра и его всемогущего Демиурга, но и заметет астральный след перехода, так что даже сам Теорус не сумеет его отследить.
   Нет, Лорант не ненавидел своего учителя, которого любил и уважал, но при этом он жаждал свободы. А вот свободы у него как раз таки и не было. Не было того самого сокровенного чувства, что ты сам себе хозяин. И небожитель страстно желал испытать его хотя бы раз в жизни.
   Вот только жаль паренька. Он обещал Орсиллианту взять его с собой, но юный бог не понимает, что это будет билет в один конец. Возвращаться Лорант не планировал. Можно было бы конечно устроить юноше небольшую прогулку, но как только он переместиться, то это сразу же почует Теорус, и если он вернется потом назад, то властный Демиург наверняка отберет корону, и тогда все мечты Лоранта пойдут прахом.
   Ну а уж о том, чтобы брать Орсиллианта с собой навечно, глупо даже и говорить. Ведь неизвестно какие опасности будут подстерегать его в иных мирах, и обрекать на участь изгоя совсем еще несмышленого мальчишку попросту подло. К тому же парень может и не захотеть проследовать таким путем, а то и выдаст его план Демиургу. Из лучших побуждений, разумеется.
   Прикинув все за и против, Лорант задумчиво поцокал языком. По всей видимости, сегодня парнишку ждет большое разочарование...
  
  
   ***
  
  
  
  -Лорант, ну что завтра все в силе? - Орсиллиант выжидающе уставился на учителя.
  -Хм... видишь ли... мальчик мой... В общем Демиург Теорус против того, чтобы ты шел со мной.
  -Но почему?
  -Потому что это может быть опасно. - Покачал головой Лорант. - Неизвестно как поведет себя артефакт... Вот испытаю его как следует и... тогда пожалуйста.
  -Но ты же обещал! - Обидчиво вскинулся юноша.
  -Ну, я же говорю, Учитель против... Да и к тому же он абсолютно прав...
  -Постой,... но ты же сам велел мне ничего не говорить Демиургу!
  -Ну да велел... - Лорант нехотя отвел глаза. - Просто я подумал, что это действительно очень опасно, и решил сперва посоветоваться с Теорусом. Он дал добро, но запретил мне брать тебя... Не грусти! - Небожитель ласково как в детстве взъерошил парнишке волосы. - В конце концов, какие твои годы! Хватит и на твою долю приключений, уж ты мне поверь...
  
   ***
  
  
  
  
   Скрытый непроглядным ночным покровом, Орсиллиант пробирался в кабинет своего учителя. "Какие твои годы!" Мысленно передразнил он своего учителя. "А сам обещал..."
   Вообще юный небожитель, конечно же, прекрасно понимал, что поступает не слишком хорошо, о чем ему твердила так до конца и не задушенная им совесть, но жажда приключений была сильнее. Он страстно хотел повидать иные миры кроме Файра, а теперь неизвестно еще когда ему представится подобная возможность.
   Совесть в последний раз слабо пискнула, а затем окончательно умолкла. Кабинет Лоранта, а точнее целая лаборатория, никогда не запирался на ночь. Зачем? Во-первых, воровство в Академии Света было попросту не принято, да и некому здесь было заниматься подобным, а во-вторых, четверо Созданий Света, могучих огненных голема, охраняющие кабинет были всегда начеку и быстро бы прищучили любого даже самого ловкого и пронырливого вора.
   Казалось бы, при таких раскладах шансов у Орсиллианта не было никаких, но Лорант в свое время позаботился сделать для своего любимого ученика исключение, и големы должны были пропускать его в любое время суток, благо все изобретения и наработки юного небожителя хранились здесь же.
   Пройдя на цыпочках в просторный кабинет своего учителя, Орсиллиант вызвал своей силой несложное заклятье и от его тела пошел яркий свет, озаривший массивную дубовую столешницу с лежащей на ней сверкающей короной.
   Восхищенно замерев, юный бог дрожащими руками взялся за ободок и надел артефакт себе на голову.
  -Ух ты! - Изумленно выдохнул он. - Его тело тут же засветилось дивным оранжевым светом, причем безо всякой магии с его стороны. К тому же юный небожитель ощутил небывалый прилив сил. Он сразу же разобрался в принципе действия короны. Он был прост до невозможности. Нужно было просто приказать, и она доставляла тебя туда, куда захочешь.
   "Куда бы мне отправиться..." Задумчиво размышлял небожитель, нахмурив красивый лоб. "Нужно четко представить место конечного перемещения, иначе может случиться все что угодно... так куда бы...Точно!"
   После окончания лекции, Теорус вызвал его к себе и долго и нудно объяснял ему, в чем отличие обыкновенных миров от темных и светлых. Объяснял на примере Силоры, которую Орсиллиант сам назвал в этом качестве.
   Юный небожитель хорошо запомнил карту этого мира, ибо Демиург тогда прожужжал ему все уши на этот счет. Правда на Силоре очень много рас и народов, а законы жизни намного более жестокие чем на Файре... Ну и пусть его! В конце концов, когда остальные узнают, что он в одиночку отправился в дикий мир, то он прослывет настоящим героем, а белокурая красавица Лизель больше не будет демонстративно отворачиваться, когда он проходит мимо... Да, было бы здорово... вот только ему понадобится защита...
   Взгляд Орсиллианта зацепился за могучие фигуры неподвижно стоящих Созданий Света. А что? Големы идеальные воины, Лорант сам говорил, а при помощи короны он вполне сумеет заставить их себе повиноваться. Вот только скольких взять? Одного? Двух? Нет, лучше перестраховаться и взять всех четверых, а то неизвестно что его там ждет, все равно ведь он вернется к утру.
   Наконец, прикинув весь расклад, юный небожитель решительно направился к огненной колеснице Лоранта, способной летать по воздуху с огромной скоростью. Орсиллиант умел ей управлять, и даже весьма неплохо. Создания Света, повинуясь его команде, встали по обе стороны колеснице, а затем юный небожитель отдал команду короне начать перемещение...
  
  
   Глава вторая. Солнце нового мира.
  
  
  
  
  
  -Вот черт! - В сердцах выругался Орсиллиант, когда сияние межпространственного перехода погасло, и перед его взором возникли очертания заснеженного острова Нордис. Еще во время перемещения юный бог повторял себе, что ни в коем случае не надо представлять Нордис, так как там может оказаться очень холодно, но вследствие молодости он недостаточно хорошо контролировал свое сознание и как следствие оказался именно там, куда попасть совсем не желал.
   Однако сделанного не воротишь, и облаченный лишь в золотую тунику юноша решил посмотреть на загадочный остров поближе, благо от его огненной колесницы шло ощутимое тепло, да и четверо големов, что подобно лакеям стояли сзади и по бокам на ее гигантских подножках, полыхали жарким пламенем.
   Вблизи остров представлял собой еще более завораживающее зрелище, особенно поразила молодого бога громадная ледяная цитадель, казалось бы, выточенная из единого гигантского куска горного хрусталя, возвышавшаяся на самой его окраине.
  -Ничего себе! - Восхищенно выдохнул небожитель, подлетая поближе, но тут неожиданно стены цитадели засветились синим холодным светом, и голову Орсиллианта начало немилосердно жечь.
  -Аааа!... - Заорал юноша, корчась от невыносимой боли, и срывая с себя корону, но тут неожиданно голубой камень, вделанный в нее вырвался из гнезд и на огромной скорости устремился к цитадели, прилипнув к ее поверхности. Однако это было еще не все. Неожиданно все камни, вделанные в его корону, полыхнули каждый своим светом и, вырвавшись из гнезд, разлетелись по окрестностям.
   Орсиллиант в сердцах выругал себя последними словами за безалаберность и, трясясь от ужаса пережитого, поспешил приказать колеснице убраться отсюда подальше. Мысль о том чтобы вернуть себе хотя бы "похищенный" ледяной цитаделью камень он отбросил раз и навсегда. Жить ему хотелось намного больше...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Лорант в ярости метался по своим покоям. Проклятый мальчишка! И где теперь прикажешь его искать! Помимо того, что небожитель искренне переживал за своего ученика, он еще и прекрасно понимал, что еще долго не сможет повторить свое творение. Корона была целиком сделана из истинного золота, металла настолько драгоценного и редкого, что ему удалось заполучить необходимое ему количество лишь по счастливому стечению обстоятельств. К тому же каждый Камень Силы, был уникальным вместилищем в своем роде, на создание которого он также затратил колоссальное количество времени и сил.
   Лорант, наконец, остановился и, взвесив все за и против, решил все же рассказать о произошедшем Демиургу Теорусу. Быть может вместе им и удастся разыскать непоседливого бузотера...
  
  
   ***
  
  
  
  -Ты понимаешь, что ты натворил? - Демиург Света Теорус грозно уставился на понурившего голову ученика своими острыми пронзительными глазами.
  -Учитель, но я же не знал, что он...
  -Должен был знать! - Непреклонно отрезал Демиург. - На то у тебя и голова на плечах... Почему не рассказал мне о своем изобретении раньше?
  -Так я ж хотел сделать вам сюрприз! Мы вместе с Орси хотели... А он видно не утерпел и...
  -Ладно, забыли. - Отмахнулся Теорус. - Теперь надо думать о том, куда он мог направиться... Постой-ка, постой... кажется я его намедни о чем-то спрашивал... Ах, черт, нет. Их, бузотеров, много, а я один. О чем с каждым говорил, не упомню... Ладно, будем ждать. Авось наш искатель приключений сам воротится, как нагуляется по иным мирам...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Орсиллиант направлялся на запад. Там, если верить карте Теоруса, должен был располагаться самый крупный континент этого мира, и главное там тепло и есть пища и вода. Нет, сам Орсиллиант мог, конечно, и не есть, но... лучше все-таки есть. Тем более что поглощать энергию пространства подобно иным небожителям он умел еще не очень хорошо...
  
  
   1 г. Э. С.
  
  
  
  
  -Трам, смотри, что это? - Удивленно воскликнул громадный заросший черной бородой мужик, глядя на спускающуюся с неба величественную колесницу, на которой восседал прекрасный юноша, окруженный огненным ореолом.
  -Бог Солнца... - Заворожено прошептал его собеседник высокий мужик с длинными усами.
   Но появление небожителя заметили не только они, уже вся деревня высыпала встречать неведомого пришельца. Люди восторженно глядели на нового бога и, распростершись ниц, истово кричали что-то на непонятном для Орсиллианта языке.
   Сперва юный небожитель смотрел на все это действо, открыв рот от изумления, но затем внезапно понял, что ему нравится, когда на него смотрят, как на живого бога во плоти. Гордо выпрямившись, Орсиллиант понял руки вверх, и между его ладоней пробежал живой огонь. Восторгу селян не было предела...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Ночевать Орсиллиант остался в замке местного рыцаря. Сперва его дружинники, конечно, попытались проверить на прочность неведомого пришельца и угостить его доброй арбалетной стрелой, на после того, как один из его големов сжег ее прямо в воздухе, все сомнения у людей рыцаря, да и у него самого отпали сами собой. Небожитель, конечно, не знал местного языка, но уже успел выучить несколько простейших фраз.
   Закрывшись в своих покоях, юный бог начал лихорадочно размышлять о том, что же ему делать дальше. Вернуться назад у него теперь уже конечно не получится, так что если его сородичи не сумеют его разыскать, этот мир станет его домом на долгое время. А значит нужно будет обустроить его так, как он считает нужным.
   Демиург Света долго рассказывал ему про этот мир. Не только про его географию, но и о том, кто именно здесь обитает, так что если верить его словам, на землях Мэртиса, так называлось это королевство, нет никаких иных небожителей, кроме него самого, и это не может не радовать.
   А раз он единственный бог в этой части света, то его святая обязанность сделать так, чтобы люди, окружающие его, начали новую жизнь, лучше и светлее прежней. Ведь он из иного более просвещенного мира. Ему виднее, что именно для них лучше...
   Размышления Орсиллианта были прерваны негромким, но настойчивым стуком в дверь, и когда он открыл, его взору предстала молодая красивая девушка с черными как смоль волосами и доверчивыми карими оленьими глазами, которая, застенчиво улыбаясь, указала юному небожителю на постель.
   Орсиллиант довольно рассмеялся. Этот мир с каждым мгновением нравился ему все больше и больше...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Уже месяц гостил Орсиллиант в замке рыцаря по имени Авир. Теперь он настолько хорошо выучил Всеобщий, что мог изъясняться на нем довольно сносно. Сносно настолько, что юный бог решил, что хватит ждать у моря погоды. Пора бы уже наведаться к местному корольку и объяснить ему, кто теперь хозяин в его захудалой стране.
   Конечно, в глубине души Орсиллиант понимал, что за ним могут прийти с его родного мира, и тогда мало ему точно не покажется,... но ведь могут и не прийти! И это наполняло душу юного бога смешанными чувствами. С одной стороны он немного скучал по учителю Лоранту, но с другой... сам себе хозяин! О таком положении дел раньше он мог только мечтать...
   Вообще король Руан II Лотаринг уже был наслышан о странном пришельце, который якобы является сыном Солнца и пришел, чтобы принести на его земли мир и процветание. Однако в последнее время он был слишком сильно занят войной с королевством Гинор и не мог пока отвлекаться на всяких там шарлатанов и кудесников.
   Нет, король был верующим человеком и почитал культ Солнца, равно как и богов иных стихий, но предпочитал, чтобы их служители побольше занимались различного рода обрядами и предсказаниями и поменьше лезли в дела насущные или тем паче в политику. Как говорится, каждому свое.
   Но теперь всем слухам настает конец. Война окончена, Гинор выплатил ему значительную контрибуцию, и теперь он с чистой совестью может заняться непосредственно новоявленным небожителем.
   Отряд в три тысячи отборных латников оказался перед замком Авира в самом начале осени. Король Руан не особенно нервничал и разостлал большую часть своих воинов по домам, тем паче, что Авир всегда был верен ему и, скорее всего это досадное недоразумение удастся решить без кровопролития.
  -Пусть именующий себя Богом Света Орсиллиантом выйдет на переговоры с великим королем Руаном II Лотарингом, законным правителем этой страны! - Напыщенно провозгласил герольд.
   Руан крепкий мускулистый сорокалетний мужчина в самом рассвете сил насмешливо ждал, но когда врата замка распахнулись, его улыбка медленно сползла с лица. Парящая в воздухе золотая колесница с восседающим на ней изящным златовласым юношей в золотой короне поразила его воображение. А уж могучие огненные создания вдвое крупнее обычного человека и вовсе повергали любого в священный ужас.
   Если раньше у короля еще и оставались какие-то сомнения по поводу подлинности божественной природы неведомого пришельца, то теперь они отпали сами собой.
  -Великий... - Король Руан стремительно соскочил с могучего каракового жеребца и низко ему поклонился. - Я рад приветствовать тебя на своих землях. Что Сын Солнца хочет от своих верных слуг?
  -Я пришел, чтобы привести ваш народ к процветанию! - Пронзительный голос Орсиллианта звенел от напряжения и внутреннего торжества. - Теперь ваша земля освящена солнцем! Да будет так во веки веков!
  -Да будет так во веки веков! - Хором поддержали небожителя остальные. Все они давно уже попадали ниц, и глядели на него с восторженными детскими улыбками на сияющих лицах...
  
   ***
  
  
  
  
   Орсиллиант взошел на престол Мэртиса как верховный Бог-Император (этот титул он придумал себе сам) в середине осени 1211 года от К. В . Своим первым указом он повелел, начиная с нового года, который здесь праздновали в середине зимы начать отчет нового летоисчисления. Эпоха Хаоса закончилась. Началась Эпоха Света.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава третья. Становление империи.
  
  
  
  -Однако это переходит всякие границы! - Орсиллиант гневно уставился на опустившего голову Руана. - Эти проклятые гинорцы совсем потеряли всякий страх! Да и шаргрцы ничуть не лучше! Скажи мне, Руан, почему ты как король до сих пор не задал им хорошую трепку!
  -Владыка, я и рад был бы сделать так, как ты хочешь. - Виновато опустил голову король. За прошедшие два года он практически привык к облику Орсиллианта и не испытывал уже того священного ужаса, который завладевал им раньше при виде грозного небожителя. - Но пойми, у них военный союз! И хоть Мэртис и самое крупное королевство среди прочих, мы долго не продержимся против совместных сил даже двух из них. Если только...
  -Если только что? - Прищурился Орсиллиант.
  -Если только ты сам не поможешь нам. - Выдохнул Руан, пьянея от собственной дерзости. - Против твоей мощи не устоит ничто...
  
  
   ***
  
  
  
  
   На следующий день десять тысяч отборных латников Мэртиса и двадцать тысяч простых пехотинцев двинулось из Орса, нового города построенного специально в честь нового владыки и названного его именем в сторону гинорской границы.
   Воины пели боевые песни и вообще выглядели донельзя решительно и воодушевленно. Еще бы. Ведь на их стороне сражался небожитель... Орсиллиант ехал во главе того шествия на своей раззолоченной колеснице. За последние два года он сильно подрос и раздался в плечах, став полноценным мужчиной и воином, хотя ему пока еще и не доводилось участвовать ни в одной из битв.
   Однако это юного бога не слишком огорчало. В последнее время он сильно увеличил свой магический потенциал, тем паче, что Создания Света никуда от него не делись и были готовы в случае чего защищать своего хозяина до последнего.
   Более того, осознав свою силу, небожитель приказал соорудить во дворце Орса громадный золотой алтарь, в который практически каждый день вкачивал свою энергию и неиссякаемую энергию своих големов, чтобы иметь запас магических сил на всякие непредвиденные случаи.
   Изменился и характер непоседы Орси. Теперь его взгляд стал намного более жестким и надменным. Он уже настолько свыкся с ролью нового бога, что и вел себя вполне себе соответственно, напрочь забыв даже о том, что ни Теорус, ни Лорант никогда не позволяли себе вести себя с кем бы то ни было подобным образом. С какой охотой мы впитываем все порочное, гнусное и дурное! И как трудно порой росткам добра найти благоприятную почву для роста в мятущейся душе нашей...
   Через несколько недель ибо армия Орсиллианта никуда не спешила и то и дело останавливалась на отдых, войска Бога Света, наконец, подошли к самой гинорской границе. Там их уже поджидало тридцать тысяч воинов неприятеля, как гинорцев, так и их союзников шаргрцев.
   Последние при виде величественной фигуры небожителя изумленно замерли, но затем какой-то маг в голубом балахоне служителя Воды насмешливо прокричал.
  -Чего замерли? Они хотят сбить нас с толку! Это какой-то ихний трюк!
   И сражение закипело. Тяжелая мэртисская кавалерия с ходу врезалась в правый фланг противника, сминая его ряды. Шаргрцы, стоявшие там ощетинились длинными копьями, специально припасенными на этот случай, но не сдюжили. Их всех обратили в бегство.
   По центру сражался сам небожитель в окружении простых пехотинцев. Его огненные големы с ходу прорвали ряды гинорцев, уничтожив многих из них пламенными струями, которые эти создания выпускали из рук или тупо рвали их на куски, используя свою чудовищную силу.
   Орсиллиант же давил врагов своей колесницей, но не лез на рожон, предпочитая оставаться за спинами своих верных Созданий Света. Левый фланг при таких реалиях сражения уже ничего не мог поделать, да и маги преимущественно водной и воздушной стихии мало что могли сделать против несокрушимых Созданий Света, и вражеской армии не осталось ничего другого кроме как капитулировать, признав свое полное и окончательное поражение.
  
   ***
  
  
  
  
   Войско Орсиллианта победным маршем прошлось по территории обоих королевств. По ходу движения к нему присоединялись многочисленные отряды противника, ибо многие тамошние жители были людьми религиозными, а мощь новоявленного небожителя была видна и невооруженным взглядом.
   Так что в итоге оба королевства присоединились к быстро набирающей мощь империи молодого небожителя. Местные династии Орсиллиант не без подсказки дальновидного Руана лишил всякой власти, а на их место поставил двух наиболее отличившихся при походе рыцарей, присвоив им звания князя в Гиноре и графа в Шаргре.
   Эти титулы Орсиллиант позаимствовал из своего мира. Вообще в мире Файра деления на благородных и неблагородных давно уже не было как такового, однако по имени можно было определить к какому сословию таки принадлежал или принадлежит человек.
   К примеру, Теорус был явно отпрыском благородной фамилии, ибо окончания "ос" и "ус" на имя давались отпрыскам только благородных фамилий. Так что Лорант и Орсиллиант явно в этом отношении ничем похвастаться не могли. Как раз наоборот окончание "ант" от слова "анта", то бишь земля означало принадлежность человека к сословию крестьян.
   Закон с окончаниями был на Файре непреложным правилом, которое соблюдалось и поныне, хотя и не давало обладающему "благородным" окончанием никаких существенных бенефиций, если не считать, конечно, различного рода тайных посиделок и закрытых клубов. Ну, вы поняли, о чем я.
   Князь был соответственно несколько выше графа, поскольку и Гинор был куда более крупным и сильным королевством, нежели Шаргра, но все равно шаргрский наместник был по статусу настолько выше обычного рыцаря, что он был на седьмом небе от счастья и не выказал по этому поводу ни малейшего неудовольствия (попробовал бы выказать).
   К слову сказать, гинорским наместником был назначен уже небезызвестный читателю рыцарь Авир, а бывшие королевские династии обоих королевств Руан втихую приказал перерезать до единого человека, чтобы они не смогли потом претендовать на престол. Справедливости ради стоит отметить, что Орсиллиант об этом приказе ничего не знал...
  
  
   ***
  
  
  
  -Повелитель, простите нас, но санариссцы ответили отказом на ваше предложение присоединиться к вашей великой империи.
  -Что квариссцы? - Голос Бога Света опасно потяжелел.
  -Они тоже не хотят признавать вашу власть. Похоже, они заключили союз с санариссцами, чтобы вам противостоять.
  -Ладно, выйди пока. Потом позову, если будешь нужен.
   Согбенная фигура гонца почтительно поклонилась и вышла вон, оставив грозного небожителя наедине с могучим черноволосым мужчиной средних лет.
  -Итак, они ответили отказом. Тем хуже для них. Мои големы легко сумеют внушить им должное почтение.
  -Повелитель, если дозволишь... - Степенно поклонился Руан.
  -Ну, говори. - Милостиво кивнул головой Орсиллиант.
  -Санариссцы и квариссцы отличаются крайней независимостью. У первых даже король выборный. Там знают, с какого конца браться за меч и будут сражаться до последнего. Боюсь, вариант с Шаргрой и Гинором здесь неприемлем, тем более после того, как мы поступили с их королевскими династиями.
  -Не мы, а ты. - Холодно нахмурился Орсиллиант. - Это твой просчет. Не забывай об этом. На первый раз я тебя прощу, но если еще раз выкинешь подобный фортель, то тебе будет плохо... Готовь армию, как бы то ни было, они не смогут долго сопротивляться нам...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Орсиллиант задумчиво окинул взглядом поле боя. Как и ожидалось, победа осталось за ними и на этот раз, однако противники сражались не жалея живота своего и истребили почти половину его армии. Целых двадцать тысяч человек.
   Ну, ничего, зато теперь путь вглубь санарисских земель открыт, а там уж он быстро покажет зарвавшимся людишкам, чем чревато неповиновение ему...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Сдавайтесь! Ваше неповиновение приведет вас лишь к смерти!
  -А разве если мы сдадимся, ты не уничтожишь весь мой род! - Насмешливо проревел могучий закованный в кольчугу всадник с длинными вислыми усами. - И не превратишь мой народ в рабов, покорных любой твоей воле! Нет, санариссцы были, есть и будут свободным народом, и пусть нас ждет смерть, но мы не отступим! Верно я говорю, ребята? - Он выжидающе повернулся к идеально ровному строю закованных в кольчугу санарисских воителей.
  -А то! - Раздалось со всех сторон.
  -Мы с тобой, король до победы или до смерти! - Выкрикнул чей-то молодой голос, и дружинники тотчас же поддержали его яростным почти звериным ревом. Сегодня они готовы были стоять насмерть.
  -Что ж, тогда вы все погибнете... - Надменно процедил Орсиллиант, брезгливо взирая на жалких людишек с высоты своей роскошной колесницы - Воины, вперед!
   И нестройная толпа ополченцев, подбадривая себя яростными выкриками, двинулась в атаку, однако санариссцы были лучшими воинами во всех пяти королевствах, и толпа врагов бессильно разбилась об их несокрушимый строй. Замелькали длинные полуторники санариссцев, и атака ополчения захлебнулась в крови, дружинники северного королевства превосходно умели сражаться в строю.
  -Они бегут, Ваше Совершенство. - Льстиво обратился к небожителю один из его командиров.
  -Проклятье! - Выругался Орсиллиант. - Выпускайте кавалерию!
   По знаку небожителя десять тысяч отборных латников кавалерии двинулись в атаку, равнодушно стоптав остатки потерявших всякое мужество ополченцев. Им навстречу вынеслось примерно столько же санариссцев верхом на отборных жеребцах. Тяжелая кавалерия Мэртиса считалась лучшей из лучших, но санарисская конница уступали ей лишь совсем чуть-чуть.
   С оглушительным лязгом и грохотом армии сшиблись. Над полем повисли крики и стоны раненых и умирающих людей. Кавалерия и с той и с другой стороны была вооружена длинными копьями, и потому при столкновении многие всадники попросту вылетели из седла, а лошади рухнули на землю, образовав кучу малу, в которой уже ничего невозможно было толком разобрать.
  -Если так будет продолжаться и далее, у нас не останется войска! - Отчаянно выкрикну Орсиллиант. - Пусть ими займутся наемники!
   Шаргрские и гинорские наемники молча пошли в атаку. Как и санариссцы они были профессиональными воинами, и потому сейчас сражение обещало стать особенно жарким. Пятнадцать тысяч санарисцев против двадцати тысяч наемников. Кровавая рукопашная началась.
   Наемники были вооружены кто во что горазд. Они были гораздо более умелы и свирепы, нежели ополченцы, но они были в основной своей массе одиночными бойцами, в то время как санариссцы как раз превосходно бились именно в строю.
   В итоге оказалось, что взаимовыручка и слаженная работа в данных обстоятельствах намного эффективнее одиночных талантов и виртуозного владения клинком. Санариссцы перебили наемников, потеряв примерно половину своих. Кавалерии же практически полностью уничтожили друг друга и в той стороне сражения теперь слышались лишь слабые стоны раненых, да изредка какие то одиночные воины продолжали сражаться друг с другом уже на земле.
  -Ладно, в атаку! Они сами выбрали свою судьбу! - Пафосно провозгласил Орсиллиант и поднял над головой полуторный клинок из чистейшего мифрила, в который он также влил и немалую толику своей магии, окрещенный им "гнев света", первым подавая пример своим воинам, направил свою колесницу вперед.
   Огненные големы мерно топали вслед за ним. Им было все равно, что делать и кого убивать. Разума, как уже говорилось, у этих тварей не было ни на грош. Армии столкнулись в середине поля. Орсиллиант был окружен тысячным отрядом тяжелой кавалерии и пятью тысячами отборных мэртисских наемников. Лучших из лучших в своем роде.
   Санариссцы были отменными воинами, но огненные големы небожителя без труда рассекли и слома ли их строй своими пламенными струями. В образовавшейся толчее и неразберихе преимущество перешло к наемникам, которые были особенно хороши именно в одиночных поединках.
   Ну а когда в дело вмешался отряд конницы, разгром санарисских дружинников стал окончательным и бесповоротным. Ни один из них не выжил в этой битве. Орсиллиант приказал казнить даже тех, кто решил сдаться в плен. Как говориться в назидание остальным.
  
  
   ***
  
  
  
  
   А тем временем Руан вместе с тридцатитысячным войском атаковал земли квариссцев. Квариссцы были могучими воинами, этот народ вообще был необычайно крупным и крепкококостным, но среди них практически не было магов, которые как раз таки в изобилии имелись у их противников.
   Надо сказать, чародейство здесь было на довольно низкой степени развития. Самые сильные маги огня, к примеру, были способы лишь на то чтобы вызвать ну где-то с десяток фаерболов, либо одну небольшую огненную волну, после чего падали на землю без сознания. Обычные же чародеи и вовсе были способны на один, два, ну максимум три фаербола, а потом эффект был точно таким же.
   Однако даже такая примитивная волшба все равно стала для квариссцев фатальной. Народ здесь был довольно дикий и магии могучие, но не слишком умные квариссцы боялись как огня. В итоге их войско было разбито в двух генеральных сражениях и теперь. Мэртиссцы стояли под стенами замка местного короля.
  -Вы сдаетесь, или нам стереть вас в пыль! - Насмешливо прокричал Руан Лотаринг, глядя на столпившихся на парапете квариссцев.
  -А вот хер тебе, членосос малорослый! - Грубо проревел в ответ здоровяк с длинными светлыми волосами и такой же бородой, любовно заплетенной во множество коротких косиц. -Ты еще, падла, умоешься здесь своей поганой кровью!
   -Быть может, докажешь, что ты силен не только в оскорблениях и спустишься сюда? - Насмешливо поднял бровь Руан.
  -Да пошел ты, гомик! - Вновь проревел квариссец. - Нашел дурака!
  -А если я предложу тебе честный поединок? - Прищурился мэртиссец. - Выиграешь, и мои воины уйдут. Проиграешь, и твое королевство достанется мне!
  -Твое слово, что не обманешь!
  -Мое слово. - Серьезно кивнул головой Руан.
  -В таком случае я, Ятрис Кварисский, король Великого Квариса, сражусь с тобой! Будем биться насмерть! Я принимаю твои условия!
  -А я принимаю твои. - Усмехнулся Лотаринг. - Сегодня мои воины будут праздновать в твоем замке!
  -Нет, сегодня мои воины будут праздновать в моем замке, а твой поганый труп склюют вороны еще до наступления следующего утра! - Рявкнул квариссец, спускаясь вниз. Подъемный мост опустился, пропуская могучего гиганта, и тут же поднялся вновь.
   Руан, хмыкнув, шагнул навстречу. Он, несмотря на свое богатырское сложение, был на целую голову ниже могучего предводителя квариссцев, который при этом обладал железной мускулатурой, без единого грамма лишнего веса.
  -Топор? - Изумленно вытаращил глаза мэртисец, глядя на огромную двулезвийную секиру, которой, ухмыляясь, поигрывал богатырь. - Оружие простолюдина!
  -Как раз по твою шею! - Не смущаясь, отпарировал квариссец, и тут же атаковал.
   Руан парировал своим полуторным клинком из превосходной стали онглонов, но его эта атака заставила ощутимо вздрогнуть и отступить на три шага назад. Квариссец же продолжал яростно наступать. Его глаза налились кровью, а изо рта пошла густая тягучая пена.
   "Берсерк", смекнул мэртиссец. Что ж на этом тоже можно сыграть. Как показало дальнейшее развитие событий, квариссец оказался очень могучим воином, но его звериная ярость сыграла с ним злую шутку. Вот он слишком широко замахнулся топором, вот неверно оценил длину клинка соперника, и меч мэртиссца рассек ему горло.
   Берсерк захрипел, но не упал, как ожидал того его противник, а яростно продолжал атаковать. Остановить квариссца удалось только тогда, когда острый клинок Руана Лотаринга напрочь отсек ему голову. Тело кварисского короля и после смерти еще долгое время продолжало дергаться, словно не желая признавать, что его хозяин уже мертв.
   Руан Лотаринг устало вытер пот со лба. В этом поединке он был дважды ранен лезвием топора противника и чувствовал себя совершенно измотанным. Однако он выиграл, и это означало, что теперь новым владыкой этой земли станет его обожаемый повелитель.
  -Король Руан! - К владыке Мэртиса подскакал какой-то рыцарь на усталом покрытом мыльной пеной коне. - Король Руан, у меня для вас донесение от Великого Бога Орсиллианта! Санарис пал! Теперь Столп Света, да продлиться его правление вечно, новый хозяин этой земли! Он велел передать тебе эту весть, а также спросить, не нужна ли тебе помощь?
  -Передай Владыке Орсиллианту, что Кварис тоже теперь наш. - Торжественно отчеканил Руан Лотаринг, со звонким лязгом вбрасывая меч в ножны. - Ныне мы будем праздновать нашу победу в замке кварисского короля! - Прокричал король Мэртиса. Воины незамедлили поддержать его радостным ревом. Ныне они праздновали свою победу...
  
  
   ***
  
  
  
  
   В 4 году Эпохи Света начала свое существование империя света Орсиллианта. Всего в нее входило пять провинций: Мэртис, Гинор, Шаргра, Санарис и Кварис. В Санарисе Столпу Света пришлось поставить наместником одного из тамошних рыцарей, благо санариссцы были настолько независимы и свободолюбивы, что даже столь грозный небожитель, коим был Орсиллиант, решил пойти с ними на кое-какие компромиссы.
   В Кварисе же он поступил точно также как и в Шаргре и Гиноре. То бишь казнил всех членов правящей династии и поставил на их место одного из своих приближенных рыцарей. На этот раз уже самостоятельно.
  
  
  
   Глава четвертая. Истребление драконов.
  
  
  
  -Послушай, Руан, мне не слишком нравиться, что твориться у нас на севере. - Орсиллиант недовольно поджал губы. - Я тут изучил доклады казначейства, и пришел к выводу, что крестьяне зажимают зерно, отдавая нам не столько, сколько положено, а намного меньше.
  -Вряд ли, Владыка. Если все так, как ты говоришь, то в этом виноваты не крестьяне, а мытари. Только они могут провернуть подобное и зажать часть зерна.
  -Так разберись с этим побыстрее, черт бы тебя побрал! - Яростно рыкнул небожитель на враз опустившего голову короля. Мэртис твоя вотчина, и если ты не способен ей как следует управлять, то я найду того, кто справиться с этой задачей намного лучше!
  
  
   ***
  
  
  
   Оставшись один в своих покоях, Руан Лотаринг яростно ударил кулаком по стене. Здесь в стольном Орсе он в последнее время ощущал себя не в своей тарелке. То ли дело Феарна - город, оставшийся столицей провинции Мэртис. Провинции Мэртис... Об этом ли ты мечтал, король? Руан не находил ответа на этот вопрос. Впрочем, и вопрос этот был во многом риторическим, ибо против Орсиллианта он был все равно, что муха против сархалионского олифанта, громадного животного вдвое крупнее земного слона.
   Однако и вернуться в Феарну у него пока не было никакой возможности. До тех пор пока он не разберется в этой неожиданно возникшей проблеме...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -ТЫ! - Король Руан гневно уставился на доставленного по его приказу человека, стоящего сейчас на коленях в его роскошных покоях и трясущегося от невыносимого ужаса. - Почему казна недополучает денег с твоей территории?! Воруешь?!
  -Нникак нет, владыка... - Жалобно проблеял старший мытарь, глядя на суровое лицо Руана отчаянными затравленными глазами. - У крестьян нету зерна, чтобы посылать в столицу. Они голодают...
  -По какой причине? - Нахмурился Лотаринг, он давно жил на белом свете, и сейчас внутреннее чутье подсказывало ему, что мытарь не лжет.
  -Драконы, сир. Они расплодились как тараканы и теперь прилетают на наши земли, чиня смерть и разруху. Многие деревни сожжены дотла, люди бегут в другие провинции, повсюду голод...
  -Почему не доложил об этом раньше?
  -Я докладывал главному казначею... - Прошептал мытарь, опустив голову, похоже, он ждал смертного приговора.
  -Ладно, верю. - Хмыкнул Руан, брезгливо отводя взгляд от несчастного мытаря. - Главного казначея немедленно сюда!
   Когда невысокий полный человечек с быстрыми хитрыми глазками был, наконец, доставлен, король уже начал в нетерпении постукивать пальцами по эфесу своего клинка.
  -Ты получал доклад этого человека о положении дел на севере? - Сразу взял быка за рога Руан, указывая на трясущегося старшего мытаря.
  -Нну, да... - Выдавил из себя казначей. - Я сказал ему, что империя не должна страдать от его трудностей...
  -Ты должен был доложить об этом мне. - Отчеканил Лотаринг. - Из-за твоего разгильдяйства и спеси мы потеряли много драгоценного времени и денег. У тебя нет мозгов, казначей. А на твоей должности глупцам места нет. Повесить. - Коротко указал он на побелевшего тихонько подвывающего от ужаса казначея двум дюжим стражам, которые тут же сноровисто подхватили его под белые холеные руки и потащили к выходу.
  -Ты. - Руан коротко указал на впавшего в ступор от всего произошедшего старшего мытаря. - Займешь его место. Надеюсь, ты будешь более благоразумен и не допустишь подобных проколов. Помни, это в твоих же интересах...
  
  
   ***
  
  
  
  -Вот значит как, драконы... - Задумчиво протянул Орсиллиант. - Я много слышал об этих созданиях, но ни разу не видел... Что ж, видимо, пришло время познакомиться поближе. Готовь армию, Руан. Мы отправляемся к горам Ужаса.
  -Владыка, дозволь сказать...
  -Ну, чего там у тебя ещё?
  -Излучение бессмертных земель уничтожит любого смертного, или превратит в чудовище. А гнезда драконов начинаются уже за Чертой.
  -Да это проблема...
  -Владыка, если позволишь, есть одна идея...
  -Ну?
  -Отдай приказ, чтобы воины небольшими группами расположились неподалеку от гор Ужаса вдоль по всей границе насколько это возможно, и отслеживали всех драконов, прилетающих из-за Черты. Пусть вооружаться крепостными арбалетами и баллистами. Думаю, они окажутся весьма эффективными против подобных созданий.
  -Да это действительно неплохая идея... Ладно делай, как задумал. Ну а я отправлюсь на охоту...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Горы Ужаса не особенно впечатлили Орсиллианта, который пока еще не был нигде кроме как Нордиса и своей империи света. Как говориться, не до того было. Однако теперь все более менее пришло в норму, и Владыка Света в скором времени собирался совершить небольшое путешествие по миру Силоры. Но для начала нужно было разобраться с драконами, которые в последнее время совсем потеряли всякий страх.
   От своих поданных Орсиллиант был осведомлен, что твари эти неразумны в отличие от оборотней, циклопов и горных дивов, которые нет-нет, да и вторгались в пределы смертных земель небольшими групками. Однако это нам только на руку. Сперва выведем под корень не в меру обнаглевших крылатых ящеров, ну а затем уже можно будет посчитаться и с остальными обитателями этих земель. Может они и бессмертны, но уж богов-то среди них точно нет...
   Обуреваемый примерно такими мыслями, Орсиллиант вместе со своими големами медленно облетал на своей колеснице вершины гор Ужаса, пытаясь обнаружить хотя бы одно гнездовье зловещих созданий. И не прогадал!
   Стоило ему приблизиться к одной из вершин, как на него ринулся громадный черный дракон, десяти метров длиной. Надо сказать, отреагировал небожитель мгновенно. Гудящая пламенная струя, выпущенная ящером бессильно разбилась о выставленный силовой щит небожителя, а ответный прицельный залп огня из рук големов моментально превратил бронированную голову ящера в одно сплошное обугленное месиво.
   Громадное тело рептилии, кувыркаясь, рухнуло вниз. Небожитель же торжествующе расхохотался и приказал колеснице спускаться. Требовалось еще найти и уничтожить кладку яиц страшилища, ежели она, конечно, окажется в наличии...
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Вот это я влип... - Озадаченно нахмурился Орсиллиант, глядя на кружащих неподалеку от него троих драконов, синего, лазоревого, и красного оттенков. Самец и две самки. Уничтожив пятерых одиночек, небожитель настолько осмелел, что перестал действовать с оглядкой и как следствие нарвался на гнездо, которое охраняло сразу три подобных создания. Положение осложнялось еще и тем, что он растратил сегодня практически все свои магические силы, и теперь отступить ему мешала лишь гордость.
   Вот изловчившись, он сумел сильно опалить крыло красного самца и сбить его на землю, но его подруги, разозленные гибелью своего супруга (высота, на которой проходила битва, была более чем внушительной) обстреляли его колесницу сплошным потоком пламени, который его защита едва выдержала, и небожителю пришлось скрепя сердцем, покинуть поле боя. Драконицы еще некоторое время пытались преследовать его, но их скорость не могла сравниться со скоростью божественного транспорта, и вскоре они отстали.
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Как продвигается зачистка?
  -Очень даже неплохо, Владыка. - Обрадовано доложил Руан. - Крепостные орудия действительно очень хорошо справляются с их броней. Мне доложили, что уже более десятка этих тварей уничтожено.
  -Хм, а я расправился пока только с шестью... - Хмыкнул Орсиллиант, благополучно умолчав о своем последнем бое. - Ладно, продолжай. Я же буду изредка совершать набеги на их жилища, но не рассчитывай на многое. В конце концов, я один, а этих бестий целые полчища.
  -Я понял, Владыка. Будь уверен, я не подведу тебя.
  
  
   ***
  
  
  
  
   Через несколько месяцев после начала кампании драконы гор Ужаса были практически истреблены. Немалую лепту внес в это действо и сам Бог Света, ибо лишь он один мог уничтожать не только самих тварей, но и их гнездовья. Конечно, отдельные экземпляры, еще продолжали скрываться на территории Героны, но нападения на мэртисские и санарисские деревни прекратились практически полностью.
   Поданные ликовали и славили своего бога-императора, власть которого становилась все более и более крепкой...
  
  
   Глава пятая. Знакомство с Харбрадом.
  
  
  
   Ворг задумчиво озирал окрестности. Он сам и еще два десятка воинов под покровом ночи перешли границу с Мэртисом и теперь направлялись в сторону одной из деревушек. Ворг был орком, могучим зеленокожим созданием с выступающими нижними клыками весом около ста килограмм.
   Тот факт, что его воинов гораздо меньше, нежели мужиков в деревне Ворга не смущал, равно как не смущал он и никого из его отряда. Как воины орки могли дать сто очков вперед любому из людей, за исключением уж совсем каких-нибудь богатырей, поэтому сейчас харбрадцы рассчитывали на легкую победу.
   Как впоследствии оказалось, расчет орков полностью оправдался. Деревушка насчитывала около пятидесяти дворов, но заспанные необученные войне виллане со своими серпами да косами ничего не смогли поделать против вооруженных боевыми топорами и воронеными ятаганами харбрадцев.
   Уничтожив всех жителей деревни и потеряв при этом всего трех бойцов, двух искололи вилами местное мужичье, а еще одного какой-то могучий полупьяный детина схватил поперек туловища и приложил спиной о дверь сарая, из которой торчал здоровенный ржавый гвоздь, зеленокожие отступили в свои земли, не забыв прихватить все продовольствие и ценные вещи, которые им повезло там обнаружить.
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Владыка, тревожные вести. В последнее время на границе с Харбрадом участились нападения на наши деревни. Похоже, орки готовятся к большой войне...
  -Вот как... - Задумчиво прищурился Орсиллиант. - Мы могли бы покорить их демонстрацией моих сил. Они же варвары...
  -Владыка... - Король Руан деликатно прокашлялся. - Видите ли,... орки поклоняются Великой Тьме и...
  -Я тебя понял. Значит мы с ними смертельные враги. Хотя быть может, при встрече со мной они изменят свое мировоззрение...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Армия зеленокожих в составе пятидесяти тысяч орков перешла границу с Мэртисом в начале весны, как только сошел первый снег. Были среди них в основном их пехотинцы и варжьи всадники, но встречались и гоблины и даже несколько шаманов. Судя по всему, драться харбрадцы были намерены всерьез. Разорив все приграничье, их армия нос к носу столкнулась с сорока тысячами воинов Мэртиса во главе с самим Орсиллиантом.
   Еще тридцать тысяч спешило на подмогу из других провинций, однако они вряд ли успеют даже к финалу битвы, ибо Бог Света был до крайности разозлен выходкой зеленокожих и был намерен покончить с ними одним ударом.
   Первыми бой начали харбрадцы. Им прекрасно был виден могучий златокудрый бог, восседающий на сияющей колеснице, но ни он, ни даже его големы абсолютно не впечатлили их командиров. Орки были очень свирепыми воинами, и сейчас отступать явно не желали.
   Захлебываясь яростным визгом первыми бой начали гоблины. Передвигались эти худые зеленокожие создания на четвереньках, а в руках сжимали короткие ножи и кинжалы из донельзя дерьмовой стали или просто заостренные палки. Однако их атака бессильно разбилась о несокрушимый строй щитоносцев Мэртиса, которые своими полуторными клинками уничтожили их всех практически поголовно.
   В бой ринулась варжья кавалерия и столкнулась с тяжелыми конниками Мэртиса. Лошади испуганно вставали на дыбы и сбрасывали своих седоков, и атака несокрушимых в прошлом воителей захлебнулась в крови. Варжьи всадники рассеяли ее порядки, потеряв примерно половину своих.
   Щитоносцы же уже вовсю рубились с орочьими пехотинцами. Здесь рисунок боя также складывался явно не в пользу людей. Их строй еле держался и должен был вот-вот рухнуть, но тут Орсиллиант, понимая, что еще немного, и они проиграют битву, наконец, таки соизволил вступить в сражение. Он возглавлял внушительный пятитысячный отряд конников во главе с Руаном Лотарингом и нескольких десятков лучших мэртисских чародеев.
   Этот отряд двинулся на подмогу к щитоносцам и в сражении с ними сразу же наметился коренной перелом. Тяжелая конница легко рассекла орочий строй надвое. Маги швырялись во врагов сгустками силы своих стихий, и те дрогнули.
   Но тут подоспела варжья кавалерия, и сражение окончательно превратилось в кучу малу. Несколько шаманов произнесли короткое заклинание и их глаза вспыхнули жутким багровым пламенем. Темные перерожденцы помчались прямо в сторону небожителя, по ходу дела легко разрывая своими могучими когтистыми руками попадавшихся им на пути солдат противника.
   Одного из них удалось остановить и изрубить на куски, но оставшиеся трое достигли своей цели и совершили громадный скачок в сторону опешившего Орсиллианта. Големы не дремали. Перерожденцев прямо в воздухе встретила сплошная стена огня, которая отбросила их назад, где их тут же захлестнуло людское море.
   Как бы не были сильны перерожденцы, но могучее пламя Созданий Света и подавляющее численное превосходство сделали свое дело и все они теперь валялись на земле грудами изрубленной на куски обугленной плоти.
   После этого уже ничто не мешало мэртиссцам окончательно дожать растерявшихся врагов, перебив большую их часть, а оставшуюся обратить в бегство.
  
  
   ***
  
  
  
  -Как думаешь, на этом все? - Орсиллиант выжидающе повернулся к хмурому Руану.
  -Вряд ли, Владыка. - Мне донесли, что орки собирают новую армию. Они не из тех, кто забывает старые обиды.
  -Дьявол, это очень плохо! - Орсиллиант гневно стукнул кулаком по столу. - Их заклятья очень могущественны... Послушай, Руан, ты помнишь те два зеленых яйца, что я принес из одного из рейдов в горы Ужаса?
  -Да, Владыка, я помню. - Наклонил седеющую голову Руан с тех пор, кажется, прошло лет пять?
  -Да именно так. Они вылупились и дали могучее потомство. Мы выдрессировали их насколько возможно...
  -Владыка хочет сказать, что драконы поддаются дрессуре? - Вытаращил глаза король.
  -Именно. И вскоре ты в этом сам убедишься. Так что если зеленокожие и надумают сунуться. - Орсиллиант хищно усмехнулся. - Их будет ожидать один донельзя неприятный сюрприз...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Как впоследствии оказалось, жестокий урок, полученный харбрадцами от Орсиллианта действительно ничему их не научил, и они, собрав громадную армию в семьдесят тысяч орков, среди которых теперь были даже горные тролли, громадные создания, вооруженные чудовищными дубинами, шли по направлению к столице Мэртиса, сметая все на своем пути.
   Они уже разрушили несколько городов и бессчетное количество деревень, и лишь возле самого Мэртиса их встретило пятидесятитычное войско небожителя. Памятуя о темных перерожденцах, Орсиллиант собрал вокруг себя всех магов Огня и Света, каких только сумел найти. Все они должны были передавать ему свою силу, и ни в коем случае не вступать в сражение без его команды.
   На этот раз все началось спонтанно. Армии сшиблись с невероятной силой и яростью, словно бы стремясь в один момент выяснить, кто же из них все-таки сильнее, и сражение мгновенно превратилось в кровавую свалку и неразбериху.
  -Что там наши крошки? - Прокричал Орсиллиант Руану Лотарингу.
  -Будут с минуты на минуту. - Выдохнул король. Вокруг них пока образовалось свободное пространство за счет выставленной небожителем защиты, и они могли спокойно наблюдать за сражением.
   А оно шло своим чередом. Гиганты тролли своими могучими дубинами вносили в ряды мэртиссцев настоящее опустошение, пока не пали все до единого под гибельным огнем Созданий Света.
   Чаша весов вновь стала клониться в сторону людей, но тут шаманы вновь произнесли свое жуткое заклятье, и разом полтора десятка орков и один чудом выживший горный тролль поменяли цвет своих глаз . Перерожденцы принялись кромсать вражеских солдат, но не лезли к небожителю, и тот отдал приказ магам атаковать.
   Потоки огня и золотистого сияния ударили по воющим и визжащим солдатам Харбрада, превращая их в безвредные груды обугленной плоти, и перерожденцы, наконец, атаковали колесницу Орсиллианта.
   Вот теперь небожитель понял, какой просчет совершил, растратив практически всю свою магическую энергию, так как и сам принял в огненной атаке самое активное участие. Но тут над головами сражавшихся появилось два темных силуэта.
   Двое могучих красных дракона, ведомых людскими наездниками. И с той и с другой стороны зазвучали изумленные выкрики. Похоже, такое зрелище было в новинку для всех без исключения.
   А тем временем гигантские ящеры обрушили на головы харбрадцев потоки огня и, мгновенно сориентировавшись в ситуации, ринулись на перерожденцев. Один из драконов схлестнулся с пятью темными орками, ну а второй схватился один на один с горным троллем. Два гиганта сжали друг друга в костедробительных объятьях, и хотя тролль был существенно меньше, Тьма внутри него позволила ему таки сломать шею дракона, перед тем как тот своими могучими чешуйчатыми лапами легко разорвал его напополам.
   Пал и второй ящер, уничтожив с десяток темных орков, которые нанесли ему такие серьезные раны, что он не сумел от них оправиться и издох прямо на поле боя. С остальными перерожденцами расправился уже сам Орсиллиант и его големы, хотя это и далось ему с невероятным трудом.
   В итоге войска империи света и Харбрада практически поголовно истребили друг друга. Орки не пожелали отступать на этот раз, и потому легли все. От мэртиссцев осталась жалкая горстка в несколько сотен воинов во главе с небожителем и королем, но все равно они сумели отстоять свою землю, и потому их нарекли победителями.
  
  
  
   Глава шестая. Путешествие.
  
  
  
  
  -Послушай, Руан, я устал от этих бесконечных войн и хотел бы немного попутешествовать. Это будет выгодно и нашей империи, благо с жителями других частей света можно будет заключить какие-никакие союзы... или наладить торговлю...
  -Да, Владыка, это было бы прекрасно. Вот только смертным нет хода в бессмертные земли.
  -Ну что ж, хвала Атону, я бессмертен, так что это мне не грозит...
  -Атону? А кто это, Владыка? - Вытаращил глаза Руан.
  -Да не обращай внимания... - Нехотя поцедил Орсиллиант. - Так что ты можешь мне поведать об иных странах?
  -Немногое, Владыка. Нам нет хода в бессмертные земли, однако квариссцы говорили о каких-то громадных серокожих варварах, которые раз вторглись на их земли на кораблях. Они огромны и очень свирепы. Квариссцам тогда с трудом удалось их отбросить... Хотя это могут быть и байки... О сартах ты наверное и так знаешь...
  -Нет. - Встрепенулся Орсиллиант. - Давай-ка поподробнее о них.
  -Сарты - могучие воины. Мы не знаем точно люди они или нет, о скорее все же нет, ибо и сила намного превосходит человеческую, а сражаются эти существа как истинные боги войны...
  -Вот даже как... ну что ж, возможно они в будущем будут полезны моей империи...
  -То что твориться за горами Ужаса нам неведомо, но твари обитающие там Тьмой порожденные... Почти возле самой Черты на море находится жуткий Провал, кошмарная бездна, не имеющая дна. Моряки рассказывают, что на самом его дне живет огромный Кракен, который выползает оттуда в поисках добычи и топит наши корабли... Не знаю правда это или нет, но многие наши суда так и не вернулись оттуда. Теперь туда уже никто не плавает. Зачем, там ведь нет ничего интересного для торговли... На море мы торгуем только с Мортарией. Остров на западе необитаем, там тоже нет ничего интересного для нас. Остров Ассальк, что на востоке - жуткое место, полное неведомых чудовищ. Еще никто оттуда не возвращался... Говорят, есть на востоке есть и дальше земли, но туда уже никто не ходит. Несколько раз некоторые отчаянные головы пытались заплыть подальше, но они наткнулись на Черту и повернули назад. Больше я ничего не знаю, Владыка. - Виновато развел руками король.
  -Хм, я знаю несколько больше. - Усмехнулся Орсиллиант. - Но об этом мы поговорим позже, когда я вернусь, а сейчас... - Бог Света достал из-за пазухи небольшой сиреневый камень. - Держи. У меня есть точно такой же. Если возникнут какие-нибудь непредвиденные трудности, то сожми его в кулаке и мысленно взывай ко мне. Что бы было легче, можешь говорить вслух... Созданий Света я заберу с собой, хотя пожалуй оставлю тебе одного на всякий случай... Хотя нет не оставлю. Неизвестно еще, как он себя поведет вдали от меня. Ладно, я в дорогу, а ты смотри, чтоб к моему приезду все было в порядке. В общем, не мне тебя учить. Бывай.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Распрощавшись с Руаном, Орсиллиант направил свою колесницу в сторону Нордиса. С момента его последнего пребывания там прошло довольно много времени, и он хотел точно узнать, что именно там происходит, и нет ли возможности вернуть назад хотя бы один из камней.
   Нордис встретил его пронизывающим северным ветром и леденящим холодом, пробирающим, казалось, до самых костей. Облетев его вдоль по периметру, небожитель обнаружил множество могучих серокожих варваров располагавшихся то там то тут.
   Тогда взвесив все за и против, юный бог решил рискнуть и вступить в более близкий контакт.
  -Я - Орсиллиант! Бог Света и Владыка империи света, что на землях Ардониса. - Обратился он к варварам на Всеобщем. - Я хочу поговорить с вашим набольшим!
   Северяне некоторое время хмуро рассматривали его, а затем один из них повинуясь повелительному окрику, опрометью бросился в сторону ледяной цитадели, которая находилась от их деревни не так уж далеко.
   Через некоторе время нордиссец вернулся в сопровождении шестерым могучих ледяных исполинов, которые ничуть не уступали мощью даже Созданиям Света и огромным беловолосым мужчиной с прекрасным словно бы выточенным из белого мрамора лицом и богатырской статью.
  -Мое имя Льдан, чужеземец. Я Бог Холода и Владыка детей севера. Что привело тебя к нам.
  -Я хочу, чтобы ты вернул то, что отнял у меня! - Надменно процедил Бог Света.
  -Ты что-то путаешь чужеземец. - Покачал головой Льдан. - Я ничего не брал у тебя, да и вообще, вижу в первый раз.
  -Что ж, я освежу тебе память. Камень размером примерно с голубиное яйцо, круглый голубовато-синего цвета. Твоя цитадель притянула его к себе. Или скажешь, ты ничего об этом не знаешь?
  -Знаю. - Наклонил голову Льдан. - Этот камень несет в себе силу Холода. Мы нарекли его Жемчужиной Льда. Теперь этот камень принадлежит нам.
  -Нет, он мой! Я его владелец! - Запальчиво прокричал Орсиллиант.
  -Ты был его владельцем, чужеземец, но не сумел совладать с его мощью. А значит, ты не достоин им владеть.
  -Я убью тебя! - Злобно рявкнул Бог Света и атаковал пламенной струей, которая бессильно разбилась выставленный щит Холода. В ответ Льдан медленно, даже с какой-то ленцой вытащил из складок своей меховой накидки Жемчужину Холода и поднял над головой.
   Мгновенно поняв, что именно сейчас произойдет, Орсиллиант приказал колеснице унести его прочь из этого места. Как оказалось, с местным Владыкой ему было не тягаться.
  
  
  
   ***
  
  
   Потерпев фиаско на Нордисе, небожитель направился на остров Ис Сай Ши. Там жил довольно приветливый узкоглазый народ, который впрочем, умел за себя постоять. Все это Орсиллиант узнал от Теоруса и сейчас был намерен выяснить, так ли это на самом деле.
   На острове его встретили приветливо и радушно, однако небожитель ощущал непонятную могучую ауру этого места, и потому не проявил свой норов как обычно, а вполне мирно побеседовал с тамошним набольшим мастером Синхом, настоятелем Храма Совершенств, и даже договорился с ним о поставке на Ардонис иссайшинского шелка и клинков. Небесплатно разумеется.
   Погостив у иссайшинцев где-то с недельку, Орсиллиант направился на Иммаргу. По дороге он наткнулся на Тайный архипелаг, представляющий собой три небольших острова на котором проживали наяды, могучие бронированные полулюди-полузмеи. Сперва небожитель попытался, было наладить контакт, но когда те попытались атаковать его колесницу, ограничился тем, что сжег нескольких из них и направился восвояси.
   На его счастье колесницу питал неиссякаемый источник энергии черпающий свою силу из энергии света рассеянной в пространстве, и на этот счет он мог не беспокоиться. Достигнув Иммарги, юный бог сперва было, сунулся на территорию Шабра, но, достигнув Пирамиды Боли , понял по кошмарным эманациям, витающим там, что лучше не искушать судьбу, и покинул оказавшиеся столь негостеприимные земли.
   А вот уже в Моханне он испытал на себе все радушие местных чернокожих жителей и их полубога Вуду. И хотя тот был темным, Орсиллиант спокойно воспринял его природу, и договорился с ним о совместной торговле, хотя здесь была определенная проблема в том, что моханнцы, как и его мэртиссцы и прочие были не столь искусными мореходами как исссайшинцы, но Вуду уверил Бога Света, что его поданные сумеют справиться с этими трудностями...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Посетив Иммаргу, Бог Света направился обратно на Ардонис, но по пути сделал большой крюк, посетив Имерос и Ассальк. На Имеросе хорхи встретили его весьма недружелюбно. К тому же он был атакован какими-то летающими шарами с громадными пастями. Спалив их всех своим пламенем, Орсиллиант покинул Имерос, благо на подмогу шарам уже спешили какие-то местные чародеи, явно не из слабых, а юный бог пока был не расположен к конфликтам с теми, кого совсем не знал.
   На Ассальке же он и вовсе не встретил ни одного живого существа, до тех пор, пока над деревьями леса, над которым он пролетал, не раздался тихий свист и перед ним возник могучий полуобнаженный мужчина.
  -Как тебя зовут, чужеземец. - К удивлению Орсиллианта на Всеобщем спросил его местный.
  -Я Бог Света Орсиллиант. Владыка империи Света. А кто ты?
  -Меня зовут Миеркади. Я полубог и владыка темных эльфов. Не желаешь ли погостить у нас?
   Прогостив у местных несколько дней, Орсиллиант направился обратно на Ардонис. Темные эльфы его сильно разочаровали. Слишком отстраненные от внешнего мира. Замкнутые и неразговорчивые, они не пришлись ему по нраву практически с первого момента пребывания. Тем более, что когда красавец небожитель попытался было склонить к соитию одну из местных красоток, на его пути тут же мрачно выросла могучая фигура полубога в сопровождении аж пяти громадных бронированных змей, после чего вся охота к любви отпала у юного бога сама собой.
   Покинув остров ночных эльфов, Орсиллиант едва сдерживал раздражение. Ну и мирок! После того как он оставил земли ночных эльфов, он решил еще немного полетать над пустошами их острова, но был тут же атакован какой-то ожившей каменной глыбой, и только реакция его Созданий Света уберегла небожителя от неминуемой смерти.
   После этого, взвесив все за и против, Орсиллиант решил, что с него уже достаточно всяких путешествий по миру. Пора уже скорее возвращаться на родной материк. А то верный Руан, поди, его уже заждался.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава седьмая. Новая религия.
  
  
   Вернувшись на Ардонис, Орсиллиант на своей поражающей воображение огненной колеснице направился в Герону. Он давно уже хотел поподробнее выяснить, что же именно там твориться, а то Теорус рассказал ему об этом мире лишь в самых общих чертах. Вообще в последнее время Бога Света постоянно терзал страх, что за ним придут. Придут из того мира, о котором он уже и думать забыл, да и вообще с трудом верил, что он родом именно оттуда.
   Ведь тогда ему ох как не поздоровиться, да и своей великой империи он тогда лишиться. Впрочем, Орсиллиант поспешил отогнать прочь всякие дурные мысли. Сейчас ему требовалось сосредоточиться на дороге. Герону при любых раскладах никак нельзя было назвать спокойным и безопасным местом.
   Надо сказать, очнулся он как раз вовремя, стоило только небожителю обратить свое божественное внимание на грешную землю, как с одного скалистого утеса, возле которого он как раз пролетал на его ринулось могучее каменное страшилище и одним ударом, несмотря даже на выставленную магическую защиту, сбросило его с колесницы.
   От сильного падения у Орсиллианта на миг потемнело в глазах. Горный див же, а именно он напал на юного бога, радостно бросился вслед упавшей добыче, но был отброшен в сторону могучей пламенной струей, выпущенной одним из големов.
  -Взять его! - Коротко приказал созданиям света Орсиллиант, и могучие големы спрыгнули с бортов колесницы, которая зависла в воздухе, и проворно схватили дива за все четыре конечности. Тварь отчаянно заревела. Она была очень могучей, но сопротивляться сразу четверым полубогам никак не могла.
  -Зря ты со мной связался... - С деланным сожалением протянул небожитель и одним мощным ударом своего клинка разрубил голову дива напополам. Тело твари рухнуло на землю, но все еще продолжало дергаться, и тогда Орсиллиант мощным потоком энергии Света превратил его разрубленную голову в сплошное кровавое месиво. Лишь после этого див окончательно затих.
  -Едем дальше. - Коротко распорядился небожитель и, подозвав к себе колесницу, одним мощным прыжком вскочил на нее. Через секунду к нему присоединились и его големы.
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Значит это ты главный в своем племени? - Брезгливо процедил Орсиллиант взирая с высоты своей колесницы на угрюмого чернобородого оборотня, который, как и все его племя, хмуро разглядывал его из под своих густых кустистых бровей.
  -Ну, я... - Протянул он. - Чего хотел-то...
  -Теперь вы переходите под мое начало! Я ваш новый повелитель!
  -У Героны уже есть свой повелитель. - Протянул Берр вождь Клана Медведя. - Он видел всю колоссальную мощь пришельца и решил его обхитрить, не вступая в открытое столкновение.
  -И кто же он?
  -Его зовут Гроттеск, он живет на самой западной оконечности гор Ужаса возле Большой Воды.
  -Что ж, я наведаюсь к нему, - Высокомерно усмехнулся Орсиллиант - и для него будет лучше признать мое полное превосходство...
  
  
   ***
  
  
  
  
   От входа в эту пещеру тянуло каким-то смертным замогильным холодом. Она казалась истинным провалом в небытие. Орсиллиант невольно поежился, представив, что ему придется туда входить, но затем он решил действовать несколько иначе.
  -Эй, ты, как там тебя, Гроттеск! - Запальчиво прокричал, он, стараясь перебороть свой страх. -Перед тобой новый хозяин этой земли, а значит и твой тоже! Покажись!
  -Вот как, мальчик - Из пещеры плавно выплыла темная серая тень, лишенная четких очертаний. - А ты не слишком молод, если не сказать, мал для подобной ноши?
   Орсиллиант хотел уже было выдать странной твари гневную отповедь, но слова замерли у него на языке сами собой. От фигуры неведомого бога исходило ощущение такой давящей и необоримой мощи, что он только и мог, что беспомощно открывать и закрывать рот, разом позабыв и про свою магию и даже про Созданий Света.
  -Я слышал о том, что ты убиваешь драконов и дивов на этих землях. - Как ни в чем не бывало, продолжала тень. - Мне они безразличны, но остерегись нападать на геронов. Они дети моего брата, и если ты позволишь себе их обидеть, я достану тебя даже в твоей империи. Ты понял, что я тебе сказал? - Голос Гроттеска был абсолютно лишен каких бы то ни было эмоций, но от его звуков у Орсиллианта разом застыла в жилах вся кровь, и он только и сумел, что судорожно кивнуть в ответ.
  -В таком случае уходи из этих мест. Ты неприятен мне, равно как и твоя сила. И я не буду долго тебя здесь терпеть...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Орсиллиант восседал на своем роскошном золотом троне мрачнее тучи. Казалось, в его голове после встречи с Гроттеском поселился какой-то мерзкий шелестящий шепоток.
  -Гроттеск тебе сказал, а ты и обгадился со страха. - Мерзко нашептывал он ему. - Гроттеск тебе сказал, а ты и...
  -Заткнись!!! - Злобно рявкнул Орсиллиант, швыряя кубок с вином прямо на устланный бесценными мортарийскими коврами пол. - Выйди из моей головы! Выйди вон!!! Все вон!!! - Рявкнул он на застывших от ужаса стражников и слуг, которые тут же поспешили выполнить приказание грозного небожителя.
   Оставшись, один Орсиллиант зловеще усмехнулся. Меж его лба залегла тяжелая тень, а лицо приняло донельзя отталкивающее и зловещее выражение. - Стража! - Уже совсем другим холодным металлическим голосом отчеканил он. - Позовите ко мне Руана!
  -Завтра огласишь на площади мой новый приказ. - Зловеще протянул он, когда могучая фигура стареющего короля показалась на пороге. - Всем жителям моей империи искать и уничтожать любого, кто обладает силами Тьмы! Всех нечестивых чародеев сжигать на кострах как бешеных собак!
  -Владыка, но если позволишь,... для лучше всего будет обучить специальных людей или на худой конец нанять...
  -Приказываю! Создать подразделение специально обученных людей! Называться оно будет... Слуги Света! Также приказываю привести ко мне всех жрецов храма Солнца, Луны и Воды! А также всех прочих! Отныне в нашей империи будет новая религия!
  -Но, Владыка... - Осторожно начал Руан. - Поданные могут и не понять...
  -Должны понять! Я - бог! И этим все сказано! Я лучше знаю, как вы должны жить и кому поклоняться! Или ты не согласен? - Орсиллиант грозно уставился на испуганно сжавшегося короля.
  -Нет, что ты. Ты бог. Твое слово - закон. - Покорно склонился Лотаринг, испуганно отводя взгляд.
  -В таком случае в нашей империи будет введен культ Всевышнего Атона!
  -Прости, Владыка, но кто такой этот Атон? - Рискнул полюбопытствовать Руан.
  -Всевышний Атон - создатель всего сущего! - Торжественно провозгласил Орсиллиант, величественно обводя рукой тронный зал. - Он повелел нам почитать его и также нещадно расправляться со всякими служителями Тьмы, Хаоса и тому подобными тварями!
  -Я понял, Владыка. - Кротко кивнул король. - Я исполню все, что ты приказал...
   Отдав все необходимые распоряжения, Орсиллиант закрылся в своих покоях и забылся черным тяжелым сном, но и во сне мерзкий шепоток, поселившийся в его голове, даже и не думал умолкать.
  -Никчемный жалкий слабак... Слабак... Слабак...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   И началось строительство храмов. Орсиллиант вполне справедливо рассудил, что такой великий бог, каким являлся Всевышний Атон, нуждается в подходящих ему по статусу капищах, и не замедлил отдать соответствующий приказ.
   Вообще культ Всевышнего был довольно распространен на Файре, и Орсиллиант тупо перенял всю его атрибутику, чтобы, как говориться, особо не заморачиваться. Культ Атона преподавался в академии, где обучался Орсиллиант и, хотя сам он был не особо верующим, равно как и Лорант, но вот Демиург Теорус был ревностным его служителем и требовал того же от других.
   Возникает вопрос, почему же Орсиллиант при таких реалиях не заменил Всевышнего Атона на себя? Ответ прост. Ему не позволили это сделать остатки совести. Все же он был довольно молод и искренне верил, что действительно старается на благо своего нового народа, тем паче, что изрядную пользу ему он уже принес на самом деле.
   Конечно на подсознательном уровне, Бог Света попросту мстил за свою попранную, как он сам считал гордость, но боялся признаться в этом сам себе, и от того ненавидел прислужников Тьмы, да и сам себя еще сильнее.
   Началась охота на ведьм. Всех тех, на кого падало хотя бы малейшее подозрение в служении Тьме, тут же волокли на костер. Причем как сами селяне, так и новоявленные слуги Света в серых безликих балахонах. Жрецы старой религии отныне стали либо служителями Атона, либо были безжалостно уничтожены за приверженность к старым порядкам.
   Люди по всей империи света словно обезумели. Даже простые знахари и травники, в которых темной искры не было и в помине, попадавшиеся под горячую руку, да и просто обычные люди, которые чем нибудь не угодили своим соотечественникам, тоже не избежали этой участи.
   Однако помимо безобидных травников и знахарей-самоучек на территории империи Света скрывались и иные совсем небезобидные создания...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Меркуцио как обычно в это время торчал на крыше замка, любуясь ночными зведами. Это было его самым любимым занятием из всех возможных. Меркуцио был вампиром. Помимо него в замке также проживало еще несколько вампиров. Все они были детьми Вэла, первого вампира Силоры, который проник в этот мир вместе с потоком переселенцев, когда эрды открывали порталы на Силору всем желающим.
  -Меркуцио, к тебе пришли! - Неприятным голосом прокричала белокурая девушка с красными глазами появляясь на крыше.
  -Кто там еще... - Недовольно пробормотал звездочет, неохотно отрываясь от созерцания ночного неба. Отстраненный от земного чудаковатый мудрец, он с трудом отличал реальный мир от своих мыслей и от того казался почти сумасшедшим.
  -Племяннички твои... - Неприязненно прошипела Сюзанна, так звали девушку. - Не понимаю, почему Вэл разрешает тебе их сюда водить. В конце концов, людям здесь не место. Ну, быть может, лишь в качестве обеда...
  -Ладно, позови их сюда... - Пробормотал Меркуцио. Теперь он уже пялился в какую-то карту, составленную им самим и был в своих мыслях явно далеко от реальности.
  -Я тебе не служанка! - Огрызнулась Сюзанна, но все же махнула рукой кому-то внизу, призывая подняться наверх, а сама исчезла внизу.
  -Дядюшка, дорогой, здравствуй! - Темноглазый шатен с приятным открытым лицом радостно поприветствовал седовласого звездочета и стиснул его в объятьях.
  -Осторожнее, бузотер... - Прошипел полузадушенный Меркуцио. - Ты мне так все кости переломаешь...
  -А что это у тебя... - Начал, было, второй из парней ростом немного пониже, но похожий на первого как родной брат (в принципе так оно и было), но тут неожиданно поскользнулся на мокром скольком настиле крыши и с отчаянным криком полетел вниз.
   Мелькнула серая смазанная тень, и звездочет легко поймав шатена за руку, выдернул его обратно. Опоздай он хоть на секунду, и было бы уже поздно.
  -Ох, ну и напугал ты меня, мальчик мой. - Посетовал Меркуцио. - Чуть сердце не разорвалось...
  -Дядюшка... - Мариус, так звали высокого шатена, проникновенно вгляделся в его лицо. - Скажи нам правду, кто ты? Ни один человек бы не успел его поймать, да и поднял ты его без усилий как будто он ничего не весит... Так даже я не смогу.
  -Что ты наговариваешь... - Недовольно скривился Меркуцио, прячя глаза. - Я самый обычный человек. Это я от страха... вот...
  -Да ладно врать, ты же сам учил нас, что говорить неправду нехорошо! - Всплеснул руками Сэт, так звали второго юношу. - Да не бойся ты, мы никому ничего не скажем!
  -Ну ладно уж, что с вас взять... - Покачал седой головой звездочет - В общем, я вампир.
  -Я так и знал! - Хлопнул кулаком по ладони Мариус. - Давно уже подозревал, что что-то здесь нечисто. А как ты им стал?
  -Это неважно... - Вновь насупился Меркуцио.
  -Ну, уж нет, раз рассказал на правду, так расскажи до конца!... А то всем все расскажем!
  -Я стал им по воле хозяина этого замка, Вэла. - Нехотя отвел взгляд звездочет.
  -Он тоже вампир? - Вытаращил глаза Сэт.
  -Здесь все вампиры... Да и вообще лучше бы вам перестать ко мне ходить, а то еще кто-нибудь из них захочет вами полакомиться... Или еще сами станете вампирами...
  -А мы тоже можем стать вампирами? А как?
  -Нет, этого я вам не скажу! - Заартачился Меркуцио - Живите свои человеческие жизни и не морочьте мне голову!
  -Да, дядюшка, ты прав. - Племяннички хитро переглянулись между собой. - А скажи нам, пожалуйста, как именно стать вампирами, чтобы мы никогда в жизни ими не стали даже случайно... Никогда, никогда!
  -Ну, вообще-то... Капля крови любого вампира выпитая вами непременно сделает вас вампирами.
  -А не покажешь ли ты нам, дядюшка, как именно выглядит кровь вампира, что бы мы всегда могли отличить ее от людской?
  -Ну что с вами делать... - Всплеснул руками Меркуцио и вытащил из-за пояса небольшой нож с изогнутым лезвием на серебряной рукояти. - Вот глядите. - Он деловито надрезал себе запястье. - Кровь вампира несколько темнее обычной человеческой, ни в коем случае не допускайте ее попадание вам в рот... Эй ты зачем облизнул лезвие!
  -Ну,... видишь ли, дядюшка, я просто хотел лучше понять, как именно не нужно делать. - Виновато улыбнулся Мариус, но в глазах его плясали лукавые чертики.
  -А ты зачем облизнул? - Напустился Меркуцио уже на Сэта.
  -Так я это... дядюшка, дорогой... для лучшего усвоения урока!
  -Вот недотепы! - Схватился за голову Меркуцио. - Все в свою непутевую мать... Ну ладно, что с вами делать... Пойду расскажу Вэлу о случившемся. Будем надеяться, он позволит вам остаться...
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Владыка, похоже, они не собираются отступать. - Высокий черноволосый юноша выжидающе уставился на худого молодого человека примерно его возраста с томным красивым лицом и неожиданно жесткими серыми глазами много повидавшего человека.
  -Я вижу, Мариус. Ну что ж, похоже, у нас нет выбора. Этот щенок слишком зарвался. Придется принимать крайние меры...
  -А что с этими-то делать? - Названный Мариусом растеряно указал на бесновавшуюся у стен высокого черного замка толпу.
   Замок Владыки Ночи Вэла стоял на границе Мэртиса с Санарисом. Стоял он на отшибе в глухих местах, где практически не было людей. Проживало здесь кроме него всего десять человек, а точнее не совсем человек. Все дело было в том, что все обитатели этого замка были вампирами, могучими созданиями, пьющими чужую кровь.
   Владыка Ночи Вэл был старейшим из них и, по сути, их отцом. Ибо он был тем, кто даровал им свою силу. Все они за исключением Мариуса и Сэта, которых непонятно по какой причине совсем недавно обратил чудаковатый звездочет Меркуцио, были очень старыми и древними и вели свой род аж с самого начала Эпохи Хаоса. Фабрицио, Меркуцио, Сэт, Мариус, Сюзанна, Артуро, Сорбонн, Морэн, Сумэрт, Флорэн и сам Владыка Ночи Вэл, который единственный из них происходил из Забытой Эпохи или даже из еще более древних времен. Впрочем он не любил распространяться о своем прошлом.
   Другие рыцари и короли догадывались об истинной природе странного владетеля, и предпочитали не связываться с ним, оставив его и его детей в покое. Но теперь все было иначе. Вдохновленные безумным мальчишкой, возомнившим себя богом люди подумали, что наступил золотой век, и что пришла пора посчитаться со всеми прислужниками Тьмы и Зла, и ныне громадная толпа обезумевших смердов стояла под его стенами, явно готовясь штурмовать.
   Вообще, надо сказать, ненависть селян не была столь уж необоснованной, ибо вампиры, обратившись в громадных авларов частенько устраивали на них охоту, так как им постоянно требовалась свежая кровь, но Владыке Ночи было на это наплевать. К смертным он относился как к говорящему скоту и теперь отнюдь не был намерен позволить им прихоти ради разрушить его прекрасный замок, к которому он за прошедшие столетия сильно привязался.
   По его команде разом восемь громадных авларов взвились в воздух с парапетов замка и спикировали на опешивших селян. Впрочем, оцепенение их длилось недолго. Уже через несколько секунд они с дикими криками бросились прочь. Колдовской ужас, который внушали им дети ночи, оказался сильнее ярости и жажды крови.
   Немногие особо стойкие правда пытались оказать сопротивление, швыряя в авларов вилы и пытаясь зацепить косами и серпами, но таких смельчаков вампиры попросту разорвали на куски и тут же принялись пить кровь из жутко изуродованных тел. Как говорится, чтоб добро даром не пропадало.
  
  
  
  
  
   Глава седьмая. Танатос.
  
  
  
  
   В это время суток в капище Смерти обычно было пустынно. Жрецы уже заканчивали свою работу и отправлялись в свои скромные кельи, готовясь ко сну, а прихожане приходили обычно с утра.
   Но сегодня все было иначе. На каменном полу храма сидело, по меньшей мере, полсотни полуобнаженных фигур, которые раскачивались в такт негромкой музыке, издаваемой десятком барабанщиков и флейтистов, и что-то негромко пели. Их взгляды были обращены внутрь себя, казалось, им не было никакого дела до окружающей их действительности. Так оно и было на самом деле. Ибо были они Посвященными Смерти.
  -Все готово? - Громадный двухметровый человеческий скелет с могучими черными крыльями за спиной злобно уставился своими пустыми темными глазницами на троих седых служителей Смерти, покорно распростершихся перед ним ниц.
  -Да, повелитель. - Жалобно проблеял один из них. Высокий старик с жестким и властным взглядом и таким же голосом в обычной жизни.
  -Тогда пошли вон. - Все так же злобно прошипел Бог Смерти.
   Оставшись, наконец, наедине с Посвященными и музыкантами, Танатос, зловеще усмехнувшись, поднял над головой гигантскую косу с немыслимо острым лезвием. Пришло время жатвы.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   В этот вечер на одной из пограничных застав на границе Мэртиса с Мортарией было как всегда тихо. Трое стражников дежуривших здесь неторопливо переговаривались меж собой, распивая бутылку доброго мортарийского винца, как вдруг их отвлек от этого приятного времяпрепровождения какой-то непонятный шум, отдаленно похожий на гигантский топот.
  -Эй, Ронт, сгоняй, глянь, что там... - Недовольно пробурчал старший смены, и названный Ронтом недовольно выглянул из окна высокой дозорной башни.
   Увиденное заставило его сперва выпучить глаза, а затем опрометью броситься к выходу.
  -Ты чего? - Недовольно покосились на него его дружки.
  -Беда! Мортарийцы напали! - Выкрикнул Ронт и продолжил свой бег.
   Однако это его не спасло. Громадная туша олифанта на полной скорости врезалась в деревянную основу башни, и она, не выдержав столкновения, принялась медленно заваливаться набок.
   Очень скоро вся конструкция рухнула, развалившись на бревна, из которых была сделана, в одночасье похоронив всех, кто в ней находился.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Владыка, похоже, у нас большие проблемы. - В покои Орсиллианта ворвался обеспокоенный Руан. - Огромная армия мортарийцев перешла наши границы и чинит произвол.
  -Не вижу никакой проблемы. Зеленокожие получили свое. Настало время приструнить и чернозадых.
  -Владыка... все это так, но... их бог...
  -Что за бог? - Разом подобрался Орсиллиант.
  -Танатос. Древний бог Смерти. Он правит мортарийцами с незапамятных времен и...
  -Ты лично-то видел этого самого бога? - скептически скривился небожитель. - Может быть, это все их нелепые сказки.
  -Боюсь, что нет, Владыка. - Нахмурился стареющий король. - Слишком много свидетельств людей, словам которых у меня нет ни малейшего основания не доверять. Мои предки рассказывали мне, что моему деду доводилось видеть его лично.
  -Ладно, готовь армию. Посмотрим, что это за такой подарочек...
  
  
   ***
  
  
  
  -Владыка, я проследил за этим щенком, как ты и приказал. - Черноволосый мужчина средних лет коротко поклонился. - Во дворец мне проникнуть не удалось, только я туда попытался зайти, как мою кожу начало сильно жечь, так что я едва не выдал себя, но все обошлось. От его окружения мне удалось узнать, что Орсиллиант готов встретить вторгнувшихся мортарийцев неподалеку от Орса. Скорее всего, все решиться в едином генеральном сражении.
  -Это было бы хорошо... - Задумчиво поцокал языком невысокий темноволосый мужчина с серыми глазами. - Что ж, я доволен тобой, Сумэрт. Ты хорошо справился. Однако я хочу разыграть эту партию до верного. Решено! Я отправляюсь следом за ними!... Нет вы останетесь здесь! В связи с нынешними реалиями с местных рыцарей станется организовать поход на замок, несмотря даже на войну, а я не хочу его потерять. С этим сопляком я вполне сумею расправиться и сам...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Семидесятитысячное войско мортарийцев прошлось по территории Мэртиса огнем и мечом. Горели города и деревни. Люди бежали в другие провинции. Вспыхнул голод.
   Танатос, ехавший на скелете гигантской лошади во главе его порядков лишь зловеще усмехался. Все складывается как нельзя лучше. Этот щенок Орсиллиант потерял уже половину своей страны и потеряет еще, если будет и дальше бездействовать. Ну а если у него все же хватит смелости встретиться с ним лицом к лицу, то здесь он и найдет свою гибель, а его власть вскоре распространиться на весь этот злосчастный континент...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Мэртисское войско встретило врагов уже практически возле самого стольного Орса, который мортарийцы как раз были намерены взять штурмом и тем самым окончательно сломить боевой дух своих врагов.
   Было их около шестидесяти тысяч. Конечно, на пути мортарийцам попадались и мелкие отряды противников, которые те безжалостно уничтожали, но в основном все встреченные солдаты империи света бежали вглубь мэртисских земель, ибо противостоять такой огромной армии в одиночку было попросту безумием.
   Армии столкнулись летом 11 года Эпохи Света. На стороне мэртиссцев помимо тяжелой кавалерии, щитоносцев и ополченцев сражались также гинорские чародеи, спешно вызванные Богом Света из этой провинции, а также пять тысяч санариссцев.
   Мортарийцы же имели в своих рядах помимо традиционной пехоты двадцать тысяч отборной легкой кавалерии и несколько олифантов, громадных животных с длинным хоботом, направляемых специальными погонщиками, восседающими у них на спине.
   Битва была долгой и жестокой. Ни те, ни другие не желали отступать, ведомые не только чувством долга, но и священным ужасом пред своими грозными небожителями. Наконец, когда сражение достигло своего апогея, боги решили выяснить свои отношения один на один и вступили в поединок.
   Танатос был намного крупнее, чем его юный соперник, который к тому же лишился своей божественной колесницы, после того как в нее врезалась Волна Праха, посланная Богом Смерти. Кровавая круговерть битвы разлучила Орсиллианта, с Созданиями Света и теперь они не могли прийти ему на помощь.
   А по всему складывалось, что Танатос одержит верх. Оба противника уже исчерпали свои магические силы, но все равно Бог Смерти был намного более древним и сильным, нежели юный небожитель, и он с трудом парировал своим клинком атаки его чудовищной косы. Вот он неосторожно открылся, и ее лезвие скрежетнуло по божественному золотистому доспеху Орсиллианта, оставив на нем глубокую зарубку. Вот он недостаточно верно оценил длину оружия противника и получил чудовищный удар металлическим древком в живот, заставивший его опрокинуться на землю.
   Торжествующий Танатос уже поднял, было свое оружие, чтобы добить юного бога, но тут неожиданно из гущи сражения вырвался громадный авлар, который на лету изо всех своих немалых сил ударил лапами по костлявой шее Бога Смерти. Раздался весьма ощутимый хруст, и Бог Смерти, зашатавшись, выронил свое оружие, которое тут же подхватил Владыка Ночи (авларом был именно он).
   Орсиллиант, увидев замешательство соперника, поспешно вскочил на ноги и одним могучим ударом меча обезглавил потерявшего ориентацию Бога Смерти.
  -А теперь ты мой! - Торжествующе прорычал Вэл, поднимая подобранное брошенное Богом Смерти оружие, но тут неожиданно стрела какого-то мэртиского лучника вонзилась ему прямиком в глаз.
   Авлар противно зашипел, дернувшись от боли, и тут еще несколько стрел вонзилось в его тело. К тому же на подмогу своему обожаемому господину уже вовсю спешили создания Света, которые как раз только что превратили тушу последнего из олифантов в груду хорошо прожаренного мяса.
   Решив больше не искушать судьбу, Владыка Ночи полетел прочь, не забыв прихватить оружие ныне покойного Танатоса. Он летел назад в свой замок. Нужно было залечить раны и выработать новый план.
   В этой битве мэртиссцы потеряли две третьих от всей численности войска. Армия же мортарийцев была частично перебита, частично рассеяна по окрестностям и теперь жалкие остатки некогда грозной силы спешили назад в свои земли.
   После гибели Танатоса Мортарию полгода сотрясали междуусобные войны, пока, наконец, молодой и решительный шейх Сулейк аль Септим не сумел взять бразды правления в свои руки, став первым султаном новой империи, которую окрестили "Сархалион", что на древнем языке хорхов означало "земля правых".
   Служители культа Смерти Танатоса были истреблены практически поголовно, и жалкие его остатки на время затаились. Взамен на территории новой империи возник новый культ Творца Миров, чьим служителям активно покровительствовал сам султан Сулейк. У бывших мортарийцев, а ныне сархалионцев началась новая жизнь...
  
  
  
  
   Глава восьмая. Войны Крови.
  
  
  
  
  
  -Владыка, плохие известия!
  -В чем дело, Сюзанна. - Вэл хмуро всматривался в бледное красноглазое лицо вампирессы-альбиноса.
  -Наш замок сожжен дотла! Мы не сумели его отстоять! Врагов было слишком много и нам пришлось отступить.
  -Никто не погиб?
  -Хвала Тьме, нет. Даже молодняк Меркуцио удалось спасти.
  -Этто хорошо... Ладно, я так понимаю, что щенок совсем потерял связь с реальностью и возомнил себя пупом земли. Что ж. Скоро он убедится, что это далеко не так...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Этим вечером в безымянной деревушке на самой границе Мэртиса с Санарисом ничто не предвещало беды. Немногочисленные селяне готовились мирно отойти ко сну, как вдруг внезапно в воздухе появилось восемь громадных теней.
   Жители смотрели на это диво, раскрыв рот от изумления, но долго дивиться им не пришлось. Могучие авлары спикировали прямо на головы воющим от ужаса смердам, которые даже не сумели поднять руки дл защиты и принялись их деловито резать словно скот.
   Через несколько минут все было кончено. Вся деревня обезлюдело. Повсюду насколько хватало глаз, валялось громадное количество трупов. Однако несколько десятков селян были согнаны вампирами в кучку и теперь с ужасом ожидали скорой кончины. Однако все повернулось иначе. Закончив истребление остальных жителей деревни, вампиры деловито направились в их сторону, по ходу движения надрезая себе запястья длинными боевыми кинжалами...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ты вообще соображаешь, что твориться?
  -Да, Владыка. - Устало вздохнул Руан Лотаринг. - Мы проигрываем эту войну.
  -Вот и именно! - Гневно прорычал небожитель. - И спрашивается почему?
  -Потому что кровососы оказались сильнее. Они обращают виллан в себе подобных десятками, а то и сотнями. Мы ничего не можем противопоставить этой тактике.
  -Проклятье! Это переходит всякие границы! Найди выход, Руан, найди выход из этого положения! Иначе я велю казнить тебя и всех членов твоей семьи! Ты меня хорошо понял?
  -Да, Владыка. Я сделаю все, что в моих силах...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Положение дел в империи света теперь поистине было катастрофическим. Все без исключения провинции были охвачены войной. Вампиры Вэла обращали в себе подобных целыми деревнями, и хотя новосотворенные существенно уступали в силе старым вампирам, но и их мощи было вполне достаточно для того, чтобы теснить регулярные войска небожителя и чинить на территории империи света хаос и террор.
   Крупных стычек практически не случалось. Вампиры попросту уклонялись от них, в крайнем случае бросая новосотворенных сошедших с ума от перерождения на произвол судьбы. Иные редкие новообращенные не теряли разума и продолжали свои кровавые вакханалии уже самостоятельно, чтобы тупо выжить.
   Главных же виновников этих бед выловить так и не удалось. Высшие вампиры во главе со своим повелителем легко уходили от преследования, скрываясь от крупных отрядов и вырезая под корень мелкие.
   Маги Света и Огня сбились с ног, истребляя кровососов везде, где только можно. Да и остальные чародеи не сидели сложа руки, борясь с вампирьей вакханалией. Орсиллиант получил ровно то, что заслужил...
   Вообще цель детей ночи в этой войне было именно уничтожение Бога Света, но тот, словно чувствуя это, не казал носа из своего дворца, окруженного магической защитой, непреодолимой даже для высших вампиров.
   Наконец, осознав, что еще немного, и он проиграет эту войну, небожитель решил попросить помощи и существ, союз с которыми, он заключил совсем недавно...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Еще только вступив в этот мир, Орсиллиант был прекрасно осведомлен о том, что на территории его империи в Дивном лесу живут два загадочных народа. Эльфы и дриады. Уже много позже, попутешествовав по свету, он наведался и туда, заключив союз с местным владыкой Умбурумом, который тоже был богом, но только гораздо более древним, нежели сам Орсиллиант.
   Теперь же Бог Света вновь направлялся на его земли, чтобы попросить помощи в войне против вампиров. Земли Дивного леса встретили его сплошной стеной могучих живых древ, которая на миг разомкнулась, пропустив его самого и его кортеж, и затем все так абсолютно безмолвно сомкнулась вновь.
   Орсиллиант настолько боялся нападения вампиров, что решил путешествовать инкогнито. Даже своих Созданий Света не прихватил, понимая, что их то уж точно никак не удастся скрыть от шпионов детей ночи, и покинул дворец под покровом ночи в сопровождении всего нескольких десятков всадников, завернувшись в глухой черный плащ с капюшоном, чтобы сокрыть ауру света, исходящую от него.
   Вступив в пределы Дивного леса, Бог Света тут же направился в рощу дриад, где и проживал могучий древний бог этого места. Его сопровождало четверо безмолвных эльфийских воителя, которые следили за тем, чтобы он не сбился с пути.
   Место обитания Умбурума представляло собой довольной просторную поляну, со всех сторон окруженную хьорнами, в самом центре которой находился резной деревянный постамент, а на нем...
  -Изумруд Жизни! - Выдохнул Орсиллиант. - Один из камней моей короны! Откуда он у тебя! - Его вопрос был обращен к громадному ожившему древу с грубым гротескным ликом на четырех могучих колоннообразных ножищах-корнях.
  -Этот камень - дар этого мира нам. - Торжественно проскрипел Умбурум. - Его принес мне один из эльфов, который отнял его у человека, пришедшего к нашим границам. Это великое чудо, и камню самое место здесь.
  -Но он мой! Это я принес его из другого мира!
  -Этот камень - ныне великая святыня нашего народа. - Со скрипом покачал головой Бог Жизни. - У нас ему будет лучше, поверь мне.
  -Ты не имеешь право посягать на мою собственность!
  -Ты находишься на моей территории, юный бог, не забывай об этом. Здесь я хозяин, и все в этих пределах подчиняется мне. Посему в моем лесу я имею право на что угодно.
   Орсиллиант хотел, было разразиться угрозами, но вовремя одумался. Здесь в своей роще Умбурум был практически непобедим и если бы захотел, легко расправился с ним, даже при наличии Созданий Света. Теперь же...
  -Ладно, оставим пока эту тему... - Нехотя процедил небожитель. - Я здесь по другому вопросу. У нас с тобой заключен союз, а мою империю разоряют проклятые кровососы! Я прошу тебя о помощи.
  -Какую именно помощь ты хочешь получить?
  -Вышли ко мне своих хьорнов, дриад и эльфов. Вместе мы искореним эту заразу!
   Вот тут Бог Растений уже сам всерьез задумался. Изумруд Жизни, который находился в его роще постоянно действовал на сознание Умбурума, пытаясь склонить его к тотальной войне против других народов, которые не были детьми силы Жизни. Однако он был невероятно древним богом и посему голос камня не оказывал на него особого воздействия, чего как раз таки не скажешь о старом добром здравом смысле.
   И вот этот самый здравый смысл говорил ему, что союз с империей Орсиллианта необходим ему сейчас как никогда, поскольку и орки, и мортарийцы, ныне сархалионцы смертельно ненавидели его леса, а особенно дриад, которые проявляли к остальным народам попросту дьявольскую жестокость, подвергая всех попавшихся к ним в плен изощренным пыткам.
   К тому же Умбурум стремился расширить границы своего леса, но все три державы на корню пресекали эти попытки, поджигая хьорнов и обычные заросли. Особенно в этом отношении преуспели сархалионцы, которые своим горючим зельем вносили в ряды его зеленого воинства настоящее опустошение, а сами оставались неуловимы для могучих, но не слишком быстрых живых древ на своих стремительных скакунах.
  -Хорошо, я помогу тебе. - Проскрипел хозяин Дивного леса. - Но взамен ты отдашь мне несколько акров твоей земли под мои леса и не будешь более претендовать на владение Изумрудом Жизни.
  -Хорошо. - С усилием выдохнул Орсиллиант. - договорились...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Покидая границы Дивного леса, Орсиллиант не мог сдержать своей ярости, даже несмотря на обещание помощи со стороны Умбурума.
  -Опять получил поджопник... - Вновь напомнил о себе мерзкий шепоток. - Молодец среди овец...
  -Заткнись! - Рявкнул небожитель, шандарахнув струей огня по близлежащему дереву.
  -Поосторожнее, чужеземец. - Холодно процедил один из эльфийских воителей, сопровождавших его. Дело происходило уже у самой границы Дивного леса. - Если ты будешь проявлять агрессию к нашим лесам, то долго не проживешь, несмотря даже на свою божественную природу.
   "Простой бессмертный! Это уже слишком!" Орсиллиант гневно стиснул кулаки и пришпорил коня, стремясь оказаться как можно дальше от треклятого леса.
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   На следующее утро десятитысячный отряд эльфийских лучников и дриад покинули Дивный лес и ускоренным маршем двинулись по землям Мэртиса, уничтожая всех встреченных кровососов. При этом потерь они не несли практически никаких, ибо, несмотря на существенно превосходство новосотворенных в физической силе, дриады и эльфы владели могущественной природной магией, а последние к тому же были превосходными стрелками, так что иной дитя ночи, прежде чем добраться до строя жителей леса был в буквальном смысле нашпигован стрелами с ног до головы и напоминал дикобраза.
   Перевес сразу же начал клониться в сторону людей, а через месяц весь Мэртис был полностью очищен о влияния вампиров...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Владыка Ночи скептически усмехнулся, глядя на десяток дриад рыщущих по опустошенной деревне в поисках новосотворенных. Захотели вмешаться в конфликт? Что ж, тем хуже для них... Громадный авлар ринулся с высоты на опешивших от подобного сынов леса, поскольку раньше им еще не доводилось встречаться с высшими вампирами, и отрезал голову одному из них своей громадной косой.
   В ответ мелькнули живые лианы дриадских магов, попытавшиеся обвить тело Вэла, но лезвие "косы смерти" играючи рассекла и их. Швырнув свое тяжеленное оружие в оставшихся в живых воинов, Владыка Ночи ринулся в рукопашную и расправился с еще тремя сынами леса. Оставшиеся шестеро принялись медленно обходить вампира с боков. Все они за исключением троих были вооружены зелеными пиками с широким листовидным наконечником.
   Стремительный прыжок и вот один из воинов уже корчиться на земле с вырванными глазами. Владыка Ночи же перемахнув через окружение, вновь подхватил свое оружие и двумя ударами рассек тела дриадских магов на несколько кусков. Дальнейшее развитие событий показало, что как ни могучи были дриады, справиться с Вэлом им было явно не по силам.
   Все они пали под гибельными взмахами жуткого оружия Бога Смерти. Все кроме одного. Этот в отличие от остальных был вооружен длинным немыслимо острым клинком с травянисто-зеленым лезвием. Он оказался настолько впечатляющим мастером, что умудрился некоторое время продержаться даже против главы высших вампиров. До тех пор, пока его клинок не сломался, не выдержав столкновения с оружием богов.
  -Что закончил? - Владыка Ночи насмешливо уставился на дриаду. - Не бойся, я не убью тебя. Вот только...
  -Аааа!!! - Истошно заорал дриада от страшной боли, катаясь по земле. Коса смерти Вэла отсекла ему часть носа и сильно пробороздила лицо.
  -Что не нравиться? - Усмехнулся Владыка Ночи. - А как ты хотел? Ведь никто же тебя сюда не звал, сам пришел... А теперь к делу, мое оружие как я заметил оставляет на теле людей незаживающие раны, однако ты у нас бессмертный, да к тому же твой Бог Растений возможно сумеет тебя вылечить... Но сейчас речь не об этом. Ты пойдешь назад в Дивный лес и расскажешь своему отцу о том, что бывает с теми, кто идет против меня. А взамен я дарую тебе жизнь. Ну, как по рукам?
   Дриада, уже немного пришедший в себя после ранения с ненавистью кивнул.
  -Твое слово?
  -Мое слово. - Прошипел сын леса, злобно косясь на главу вампиров.
  -Тогда вали. - Равнодушно пожал плечами Вэл. - И поторопись. Бессмертный ты там не бессмертный а,... в общем "коса смерти" очень могущественное оружие...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ну что, пойдем или нет?
  -Да. Завтра должно состоятся генеральное сражение, а мне как-то не шибко хочется рисковать своей шеей... К тому же наш владыка мне давно уже поперек горла.
  -Как и нам хором кивнули трое высоких мужчин. Двое из них были черноволосыми, а второй обладал светло-русыми вьющимися локонами.
  -В таком случае завтра я встречусь с Лотарингом. - Задумчиво протянул четвертый мужчина коротко стриженый блондин с холодными голубыми глазами. - Посмотрим, что за условия он нам предложит...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -На твоем месте было довольно глупо приходить на встречу в одиночку. - Руан, прищурившись, разглядывал молодого человека с короткими светлыми волосами. Хотя на самом деле молод он был лишь внешне.
  -Да брось. - Рассмеялся незнакомец. - Нам всем эта война давно уже поперек горла, и тебе невыгодно меня убивать. К тому же неужели ты думаешь, что жалких три десятка людей сумеют меня остановить?
  -Ладно, не будем угрожать друг другу. - Примирительно поднял руки Руан. - Поговорим об условиях. Сколько еще вампиров готовы участвовать в заговоре?
  -Трое помимо меня. При условии внезапного нападения этого вполне должно хватить.
  -Отлично это то, что нам нужно. Итак, вот мои условия. Вы убиваете Владыку Ночи и прекращаете войну. Мы же в свою очередь гарантируем безопасность всем высшим вампирам, которые участвуют в заговоре и земли.
  -Что тебе помешает перебить нас, как только мы выполним свою часть сделки?
  -Ваша сила и неуловимость. Орсиллиант получил хороший урок. Его империя сильно обескровлена. Больше он вас не будет беспокоить.
  -Что по землям?
  -Выбирай сам. - Всплеснул руками Лотаринг. - Кроме столиц естественно.
  -Ну,... Гитс. Город артистов и менестрелей. В этой пестрой толпе мы вполне сумеем затеряться... И все земли вокруг него на два гектара.
  -Что-то многовато... - Нахмурился король.
  -Да что ты! Ты вообще понимаешь, о чем говоришь?! Вы проигрываете эту войну! Проигрываете, Руан! Я мог бы затребовать половину империи и не прогадал бы! Но я здравомыслящий вампир и понимаю, сколько я сумею удержать, а сколько нет. Поэтому либо соглашайся, либо уходи. Иного я предложить не могу.
  -Ладно, хорошо. - С секунду поколебавшись, кивнул головой Руан. - Но только наше соглашение должно быть тайным, и люди Гитса не должны догадываться, кто на самом деле ими будет править, так что официально он останется частью империи света.
  -Ну, официальная сторона вопроса меня мало волнует, но если вы начнете под шумок отжимать у нас и власть реальную, то тогда,... в общем, ты меня понял.
  -Понял, как не понять. - Вздохнул Руан. - Так когда Владыка Ночи будет убит?
  -О, в самое ближайшее время... - Зловеще усмехнулся вампир. - В самое ближайшее время...
  
  
   Глава девятая. Покушение.
  
  
  
  
  -Ну и в чем, дело, Фабрицио? Почему ты позвал меня именно сюда, да еще и в столь поздний час? - Владыка Ночи брезгливо оглядел развалины одной из деревень, в которую его пригласили трое вампиров.
  -Видишь ли, Владыка... тут такое дело... Артуро, покажи!
   Названный Артуро невысокий молодой человек со светлыми каштановыми волосами приблизился вплотную к Вэлу и вдруг ни с того, ни с сего резко полоснул его по горлу коротким клинком. Владыка Ночи настолько не ожидал нападения, что пропустил эту атаку и захрипел перерезанным горлом, однако его рука молниеносно метнулась к коварному предателю, и движение это было настолько быстрым и сильным, что мраморная ладонь главы детей ночи отсекла Артуро голову.
   Однако Фабрицио, старейший вампир после самого Вэла не дремал и полоснул своим клинком по шее своего повелителя сзади. Но даже это не остановило Владыку Ночи, который, отшвырнув Фабрицио в сторону обрушился на Сорбонна, еще одного вампира, принимавшего участие в заговоре. Тяжелое тело главы ковена прижало его к земле, и когти старейшего вампира впились ему в глаза, вырвав половину черепа.
   Но тут опомнившийся Фабрицио подскочил к Вэлу сзади одним мощным ударом "косы смерти" оброненной главой вампиров обезглавил его. Тело Владыки Ночи конвульсивно дернулось, но и этого Фабрицио показалось мало, и он еще одним ударом божественного оружия рассек тело Вэла напополам. Посчитав на этом свое дело законченным, новый глава ковена преспокойно направился восвояси...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Подлетая к штабу своих сородичей, находившемся в одном из старых полуразвалившихся замков, на границе Мэртиса и Гинора, Фабрицио не мог сдержать своего ликования. Все кончено! Он победил! Однако же какая сила! Даже застав его врасплох они чуть было не потерпели фиаско, а уж если бы это было открытое столкновение...
   Новый глава ковена задумчиво прищурился. Жаль, с ними не было Сумэрта, однако того Владыка Ночи еще загодя отправил с каким-то поручением в Шаргру, и появление его в тех местах, где состоялась последняя схватка, вызвало бы у ныне покойного Вэла ненужные подозрения, и тогда уже нечего было бы рассчитывать на внезапное нападение.
   Приблизившись к штаб-квартире высших вампиров, Фабрицио застал там следы недавно бушевавшей жестокой битвы, однако это его ничуть не обескуражило. Он сам выдал Руану местонахождение остальных, причем уговор был такой, что тот попытается уничтожить всех высших вампиров ковена, чтобы у самого Фабрицио не осталось более никаких конкурентов. Огромная армия, состоящая из людей, выходцев Дивного леса и даже Созданий Света, которых Орсиллиант также отправил в этот последний бой, наголову разгромила не ожидавших нападения детей ночи. Правда, всем высшим опять удалось ускользнуть, и сейчас Фабрицио облетал окрестности в попытке обнаружить, уцелевших, ежели они, конечно, будут иметься в наличии.
   Долго искать ему не пришлось. Все птенцы Вэла обнаружились в нескольких десятках километрах от места битвы, ожидая, когда их найдут остальные, благо ментальная связь между Вэлом и его птенцами была более чем крепкой.
  -Фабрицио! - Радостно стиснул в объятиях старого вампира Морэн, томный черноволосый красавец менестрель. - А где остальные?
  -Погибли. - Отвел глаза Фабрицио. - Нарвались на засаду. Сам Орсиллиант пожаловал вместе с тварями Дивного леса.
  -Как погибли... - Побледнел Морэн. - И сам Вэл... тоже...
  -Да. - Печально наклонил голову Фабрицио. - Он погиб, защищая нас. Мне удалось уцелеть лишь чудом. Из вас все целы?
  -Все. - Высокий шатен приблизился к старому вампиру уверенной вальяжной походкой. - И теперь над предстоит решать, что делать дальше... и кто будет новым главой ковена.
  -Послушайте, братья. - Проникновенно начал Фабрицио. - Нужно прекращать это кровопролитие и вызывать людей на переговоры. Иначе конец и им, и нам.
  -Ну, с последним ты загнул. - Прищурился Флорэн. - Есть еще земли Сархалиона...
  -Соображай, что говоришь. - Поморщился Фабрицио. - Никто из нас не знает тамошнего языка - раз. Мы не похожи на сархалионцев за исключением, быть может, Морэна - два. И не знаю, как вы, а лично я давно уже привык к этим землям - три. Что же до того, кто станет новым главой ковена, то, по-моему, это очевидно. Я старейший вампир клана. И посему я объявляю это место своим. Кто-то не согласен?
  -Ага... - Нагло усмехнулся Флорэн. - Я не согласен. Видишь ли,... у меня почему-то возникло такое подозрение, что Вэл погиб не случайно... Есть что сказать на этот счет?
  -Это бред! Нонсенс! Да у меня в жизни не хватило бы сил, чтобы справиться с ним, и тебе об этом прекрасно известно!
  -В одиночку быть может, но вкупе с Орсиллиантом...
  -Это серьезное обвинение. У тебя есть доказательства?
  -Нет, но...
  -В таком случае и не трепи попусту языком! Я новый глава ковена! Кто не согласен, тот может вызвать меня на поединок! Ну! - Фабрицио обвел всех уверенным тяжелым взглядом, и все без исключения склонили голову в знак согласия, кроме...
  -Флорэн!
  -Нет, это место мое! - Злобно прошипел шатен и, обратившись в авлара, атаковал.
   Ему удалось сбить Фабрицио с ног и выбить "косу смерти", которую тот сжимал в руках, но затем ныне старейший из вампиров сумел сбросить с себя соперника и тоже обернуться гигантской летучей мышью. Противники сбились в визжащий и рычащий комок, а затем распались и вновь сшиблись. Так продолжалось довольно долго, пока, наконец, один из авларов покорно не склонил голову перед другим.
  -Ныне я ваш повелитель! - Прорычал Фабрицио, принимая человеческий облик. - И как ваш повелитель я позабочусь о вашем благе! Мы прекращаем войну и начинаем переговоры с людьми о мире. Да будет так!
  -Да будет так. - Через секунду покорно склонили головы остальные. Воевать надоело всем.
  
  
   ***
  
  
  
  
   Его пробуждение было долгим и мучительным. Все тело невыносимо ломило, но он был жив. Жив даже, несмотря на те ужасные раны, которые нанесли ему. Раны смертельные даже для высшего вампира.
   Однако Владыка Ночи был невероятно древен и силен. Силен настолько, что его тело сопротивляясь агонии, сумело сперва нащупать отрезанную голову и приставить ее на место, а затем и соединить расчлененное туловище.
   На то чтобы срастить все части тела воедино у Вэла ушли все его жизненные силы. Все внутренние резервы организма были направлены на то чтобы его тело вновь стало целостным, и теперь самый древний вампир Силоры был слаб как котенок. У него не было сил даже на то, чтобы самостоятельно подняться на ноги.
   Только сейчас Владыка Ночи понял, насколько ему повезло, что схватка происходила ночью. Случись иначе, и Фабрицио наверняка бы увидел самовосстанавливающееся тело и, скорее всего, спалил бы его в огне, и тогда бы уже даже он не сумел бы заново возродиться. Однако все обошлось. Теперь уже он наверняка выживет, вот только для того чтобы вновь стать прежним, ему необходима кровь. Много крови.
   Вот только где ее взять? И тут Вэлу вновь повезло. Он почувствовал на своей левой руке какое-то шевеление. Рефлексы высшего вампира не подвели, и вот в его кулаке уже слабо пищит небольшая серая крыса. Какая удача! Обескровленная тушка зверька отлетела далеко в сторону. Начало положено, но этого мало. Нужно еще... Однако крыс в деревне водилось много и многие из них были привлечены валяющимися повсюду трупами, так что Вэлу не составило труда подманить еще нескольких товарок убитой, которые не замедлили разделить ее злосчастную судьбу.
   Ощутив себя более менее сытым, Владыка Ночи медленно поднялся на подрагивающих ногах. Слабость еще заметно ощущалось, но это уже не проблема. Сейчас он прошвырнется по окрестностям и найдет себе пищу уже из числа людей. И тогда он вновь станет самим собой.
   А его враги умоются своей жалкой кровью...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Город Гитс был воистину местом, поражающим воображение. Его архитектура была непохожа ни на один из других городов, и была, наверное, даже более интересной (хотя и не настолько богатой) чем даже архитектура стольного Орса. Здесь проживала вся творческая плеяда империи света, да и сархалионцы, которым показалось слишком уж тесно в своей суровой стране бежали именно сюда в поисках свободы.
   Помимо всего прочего Гитс был примечателен еще и тем, что здесь, как и в Санарисе не столь ревностно соблюдался культ Атона, но дело тут было не в страхе метрополии перед бунтами свободолюбивых общинников, а в том, что Орсиллиант, раз посетив этот город, был просто поражен многочисленными талантами его жителей и решил особо не вмешиваться в их жизнь, благо выходцы отсюда, давали роскошные представления и в стенах его дворца, громко славя могучего небожителя за его любовь к искусству.
   Вот именно в этот город и направлялся ничем не примечательный с виду человек в потрепанном коричневом плаще, с довольно красивым лицом и серыми холодными глазами. Войдя во врата города, и уплатив небольшую плату за вход привратникам, он тут же поинтересовался у первого встречного прохожего, где здесь собирается творческий люд.
   Тот молча указал на довольно скромное здание неподалеку от врат, носившее название "Драная кошка" и пошел дальше. Мужчина холодно усмехнулся. Что ж, по всей видимости, здесь он найдет, то, что ищет. Войдя в помещение, отличавшееся довольно приличной чистотой и публикой, он сразу же обратил внимание на томного менестреля со смуглым лицом и глубокими черными глазами, который исполнял какую-то слащавую балладу о любви.
   Дождавшись окончания песни, он подошел вплотную к артисту и хлопнул его по плечу. Тот нехотя поднял взгляд на незнакомца, но как только увидел его лицо, глаза его изумленно расширились, и он собрался, было что-то сказать, однако мужчина в ответ на это молча приложил палец к губам и взглядом показал на дверь.
   Через несколько секунд двое мужчин уже были на улице...
  
   ***
  
  
  
  
  -Владыка! Глазам не верю! Но как же так! Фабрицио сказал, что ты погиб!
  -Тише, Морэн, давай поспокойнее. - Поморщился сероглазый. - Ни к чему привлекать излишнее внимание...
   После того как Владыка Ночи восстановил свое тело, он проплутал некоторое время, по окрестностям убив и выпив кровь из нескольких пойманных им крестьян, а затем, вновь обретя свою былую мощь, направился на поиски своего ковена.
   Будучи далеко не глупой личностью, он сразу же связал два и два и, узнав о прекращении войны и истреблении всех "главных кровососов", поймал одного из слуг света и подробно расспросил его об истинном положении дел, пригрозив жестокими пытками, если тот не ответит.
   Тот рассказал все. Конечно, Орсиллианту было бы выгоднее и вовсе не сообщать ничего о той позорной сделке, что он заключил, но истребление двух третей от всего населения его империи заставило его пойти на крайние меры. Все слуги света были оповещены об истинном положении дел, тем паче, что Бог Света планировал держать свое обещание лишь до тех пор, пока кровососы не расслабятся и не уверуют в собственную неуязвимость.
   Войны Крови подошли к концу. Победа осталась за Столпом Света, так велел ныне называть себя Орсиллиант, окончательно пав в неравной битве со своим непомерным тщеславием и манией величия. Отдельные дикие новосотворенные еще скрывались от слуг света, чиня раздор, но это уже были лишь, как говориться, последние жалкие отголоски столкновения титанов.
   Народ был обозлен до крайности всем ужасом произошедшего, но винил во всем, как ни странно не Владыку Света, а вампиров, которые за последнее время сильно расплодились и совсем потеряли всякий страх.
   Когда весть о победе Орсиллианта в этой войне дошла до всех провинций, простые крестьяне не могли сдержать своего ликования. Наконец то с владычеством Тьмы покончено! Вот теперь в нашей благословенной империи уж точно настанет золотой век! А все благодаря Его Совершенству Великому Столпу Света Орсиллианту, да продлиться его правление вечно!
  -... Так значит все остальные здесь? Послушай, Морэн, ты точно ничего не скрываешь от меня?
  -Нет, как можно, Владыка! Ты же знаешь, я тебе до смерти верен! Ты спас меня о неизбежной старости, даровал силу и бессмертие... да если б я знал, что этот ублюдок...
  -Ладно, верю. Где обычно обретается Фабрицио?
  -Все мы живем в местной ратуше... - Растеряно пробормотал Морэн. - Это просто шедевр, тебе должно понравиться...
  -После об этом... - Поморщился Владыка Ночи. - Ты сумеешь выманить его этой ночью... ну скажем вон в тот замечательный переулок?
  -Попробую... Но я не знаю, он очень подозрителен...
  -И все же сделай, как я тебе сказал. О том, что видел меня, пока никому ни слова. Они узнают обо всем, когда придет срок. - Владыка Ночи зловеще усмехнулся. - И вот тогда мы и выясним, кто из них чего стоит...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Подходя к "драной кошке", Фабрицио с трудом сдерживал раздражение. Ну, еще бы в столь поздний час, когда он мог бы вовсю развлекаться с красивыми и соблазнительными куртизанками, которые в славном Гитсе были особенно искусны и обольстительны, он вынужден тащиться на самую окраину города в поисках встречи неизвестно с кем.
   Сперва вампир даже заподозрил заговор, но потом отмел эту идею на корню. Если бы его хотели убить свои же, то напали бы неожиданно, чтобы избежать потерь, как он сам в свое время поступил с Вэлом, а не стали бы городить огород, вызывая у жертвы ненужные подозрения. Ну а если его задумал убить сам Орсиллиант, который передал Морэну просьбу о встрече, то он легко переживет подобное покушение.
   Сам Столп Света как показала практика, слишком труслив, и вряд ли решиться на открытое столкновение даже с одним высшим вампиром, его Создания Света слишком уж заметны даже в ночной темноте, и он легко уйдет от них, ну а остальные его миньоны ему и вовсе не противники.
   Продолжая гадать, что же именно понадобилось от него заносчивому мальчишке, Фабрицио и сам не заметил, как подошел в условленное место. Там его уже поджидал невысокий человек, закутанный в темный коричневый плащ.
   Высший вампир брезгливо скривился. Ну, вот как он и предполагал, никакое это не покушение а, скорее всего банальные деловые переговоры, на которых человек Столпа Света попытается выторговать побольше привилегий для своего господина и ограничить власть вампиров здесь, ну а он Фабрицио будет соответственно заниматься прямо противоположным.
   Глава вампиров уже приготовился к долгим нудным переговорам, как вдруг незнакомец поистине театральным жестом откинул капюшон.
  -Ну, здравствуй, чадо. - Усмехнулся оживший кошмар во плоти. - Куда... - Вэл легко прервал начавшуюся было трансформацию Фабрицио в авлара и прижал его тело к каменной стене одного из домов.
   -Я буду кричать... - Еще еле-еле сумел выдавить из себя Фабрицио, прежде чем чары Владыки Ночи окутали его сознание мутной пеленой беспамятства.
  
  
   ***
  
  
  
  
   К Темному Собору ныне обиталищу высших вампиров Владыка Ночи подходил с тяжелым сердцем. Сегодня он сполна дал волю своему гневу, и теперь то, что осталось от Фабрицио годилось разве что в пищу уличным крысам, которые не так давно спасли жизнь ему самому.
   Однако один факт мешал Вэлу насладиться своей местью в полной мере. У него оставались подозрения, что помимо той тройки вампиров, которых он уже уничтожил, в заговоре участвовал кто-то еще. И если этот кто-то действительно существовал не только в его воображении, то теперь он наверняка затаится и будет вести себя тише воды ниже травы до тех пока ему не представится удобный случай взять реванш.
   Однако стоп. Оборвал сам себя глава ковена. Все это пока проблемы неразрешимые, а над такими, как говорят мудрецы далекого Ис Сай Ши, нечего ломать голову вовсе. Совершенно бесполезное занятие.
   Обуреваемый недобрыми мыслями Владыка Ночи подошел практически вплотную к зданию собора.
  -Кошелек или жизнь! - Возник откуда-то из подворотни грязный небритый субъект с длинным кинжалом но, столкнувшись взглядом с высшим вампиром, поспешил побыстрее ретироваться. Вэл не стал его преследовать. На сегодня с него было достаточно убийств.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
  -В общем так, мои дорогие. - Вэл сурово обвел опустивших голову вампиров, когда улеглось их первое удивление от увиденного. - Я вернулся и теперь я вновь предъявляю права на место главы ковена, а то старый... скажем так, бросил работу. Есть возражения? Ну и славно. С этим разобрались. Теперь к другим делам. Я знаю, что вы заключили с Орсиллиантом мир и, взвесив все за и против, я пришел к выводу, что вы поступили правильно. Мэртис и наш дом тоже, а жить среди трупов и руин не слишком приятно даже нам детям ночи. Тем паче, что как оказалось убить Орсиллианта для нас теперь практически неосуществимая задача, так как он не покидает свой дворец. Но вот что касается вашего соглашения... Столп Света смертельно ненавидит любого темного. Мы для него как бельмо на глазу и он никогда не успокоится, до тех пор, пока не уничтожит всех нас. Поэтому я тут придумал одну хитрость, которая поможет нам избежать его излишне назойливого внимания...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Как убиты? - Непонимающе нахмурился Столп Света, глядя на вытянувшегося перед ним в струнку гонца. - Что все? А где тела?
  -Сгорели, Ваше Совершенство. - Угодливо поклонился гонец. - Жители окрестностей говорят, что у них ночью была знатная потасовка в главной ратуше, потом там вспыхнул пожар, а наутро стражники обнаружили с десяток обгоревших тел.
  -Хм даже так... Ну что ж оно и к лучшему. Я всегда знал, что эти твари настолько омерзительны и вероломны, что не смогут ужиться даже друг с другом. Ладно, свободен. А ты, Руан, останься. Нам надо поговорить...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Что-то мне не слишком верится в столь скоропостижную гибель всех высших вампиров.
  -Ну а какой резон им это инсценировать, Ваше Совершенство? - Пожал массивными плечами старый король. - Соглашение заключено, а если они захотят продолжить войну, то мы все одно сразу же узнаем об обмане, как только они предпримут активные действия.
  -А если они хотят выманить меня из дворца и покончить со мной вне защиты алтаря?
  -Хм... об этом я не подумал. - Покачал головой Лотаринг.
  -Не подумал,... стареешь, Руан, стареешь... Может быть, мне стоит назначить на твое место иного советника?
  -Как будет угодно Вашему Совершенству. - Покорно поклонился король.
  -Да не бойся. - Усмехнулся Орсиллиант. - Ты служил мне верой и правдой многие годы, и я этого не забуду. Уйдешь достойно как полагается, проведешь остаток своих дней в неге и достатке... Но не сейчас. Пока еще ты мне нужен... И пока еще я не нашел для тебя достойной замены.
  
   ***
  
  
  
   Войны Крови подошли к концу в 12 году Эпохи Света. Более двух третей жителей империи света были уничтожены вампирьей чумой. Столпу Света сильно повезло, что в это же самое время междоусобица бушевала и в Мортарии, а орки были заняты разорением приграничья этого государства и не обращали внимания на Мэртис, получив не так давно жестокий урок от его грозного владыки. Однако черная полоса рано или поздно сменяется белой, и после окончания Войн Крови на территории империи Орсиллианта наконец-то наступил долгожданный мир...
  
  
  
  
  
   Часть вторая. Золотой век.
  
  
  
  
   Глава десятая. Горгон.
  
  
  
  
  -Ваше Совершенство, сарты вновь перешли наши границы! Весь восточный Санарис разорен!
  -Военачальник Ургос вытянулся в струнку перед Орсиллиантом восседающем как обычно в это время суток на своем золотом троне.
  -Это плохо. - Поморщился Столп Света. - "Стальноголовые" похоже, окончательно решили, что моя империя это их охотничьи угодья, где они могут творить все, что им заблагорассудиться... Что ж, думаю, нужно выслать туда большую армию и положить конец их бесчинствам. Полагаю, пятидесяти тысяч будет для этого вполне достаточно. К тому же я направлю туда двух Созданий Света, чтобы уже наверняка обеспечить нашу победу.
  -Есть выслать армию, Ваше Совершенство. - Поклонился Ургос. - Разрешите выполнять?
  -Выполняй...
   Оставшись один, Орсиллиант расслабленно откинулся на своем роскошном троне. Все-таки мельчает народец. Куда уж этому деревянному солдафону до его верного Руана, который давно уже благополучно покоится в мире ином...
   С момента опустошительных Войн Крови прошло более тысячи лет. Империя света процветала. С тех самых пор Мэртис не вел хоть сколько-нибудь крупных войн, и его население, как и население провинций сильно увеличилось. К тому же столпом Света было проведено огромное количество реформ. В частности закрепощение крестьянского сословия, создание, а точнее, наверное, будет сказать, окончательное становление сословного института империи и его четкая градация.
   Также было создано подразделение воинов Света, элитных бойцов фанатично преданных лично Орсиллианту. Щеголяя золочеными панцирями, прекрасно обученные, они были настоящим кошмаром для любого рода бунтовщиков и противников.
   Но таковых практически и не было. Нет, конечно, и сархалионцы, и харбрадцы, и те же сарты нет-нет, да и совершали военные набеги, но все дело ограничивалось мелкими приграничными стычками. Высшие вампиры тоже затаились до поры до времени, либо действительно перебили друг друга еще тогда, в самом конце войны.
   Столп Света точно не знал, как обстояли дела на самом деле, но все равно предпочитал проводить практически все свое время во дворце, покидая его лишь в случае крайней необходимости и под усиленной охраной воинов и чародеев академии Атонфересс.
   Последняя, к слову сказать, была создана Орсиллиантом практически сразу после победы в Войнах Крови на территории стольного Орса и представляло собой высокую круглую башню с идеально гладкими серыми каменными стенами, а то не дело это когда провинциальные гинорские чародеи превосходят в выучке якобы элитных мэртисских. А вот с династией Лотарингов все было не столь радужно. Нет, все потомки Руана по понятным причинам были верны ему как псы, но вот до талантов своего великого предка им было куда как далеко.
   Все они были вполне себе заурядными людьми, лишенными каких бы то ни было военных талантов, и в последнее время Столп Света то и дело ловил себя на мысли, что ему ох как не хватает дельного и умного советника, каким был в свое время ныне покойный Руан Лотаринг.
   Владыка Света горько усмехнулся. Что самое забавное, теперь он стал настолько могущественным, что мог даровать бессмертие любому из людей по его выбору, но пока не воспользовался этим умением ни разу. Причина же сего была проста до невозможности. До сих пор ему не встретилось ни одного достойного кандидата... Орсиллиант устало вздохнул и приказал слуге принести ему вина. Как бы там ни было, нужно заниматься государственными делами. А то за него этого при нынешних реалиях никто делать увы не будет.
  
   ***
  
  
  
  
  
   Шестидесятитысячное войско империи света встретилось с двадцатитысячным отрядом сартских воителей на территории Санариса. Казалось бы, подавляющее численное превосходство имперцев должно было обеспечить безоговорочную победу в этом сражении, но все дело было в том, что сарты не были обычными воинами. Могучие словно бы выкованные из металла тела "стальных лбов" были намного крепче людских, что позволяло им сражаться обнаженными, а выучка и боевое умение этого народа вообще считалось за военный эталон.
   К тому же магия на этот странный народ практически не действовала, так что битва обещала быть жаркой. Так оно и случилось. Двадцатитысячный отряд ополчения бессильно разбился о железные сартские порядки и полег практически весь. Запели стрелы мэртисских лучников, но они были мало эффективны против могучих "стальных лбов" которые ухитрялись виртуозно отражать летящие стрелы своими толстыми круглыми металлическими щитами. В ответ мелькнули страшные сартские копья, пущенные их могучими руками, и на среди мэртиссцев потерь от этой атаки было намного больше.
   Тогда тридцать тысяч регулярной армии Мэртиса вступило в сражение. Пять тысяч из них была тяжелая кавалерия, которая вкупе с остальными сумела таки рассечь строй фаланги надвое. Однако и это ничуть не обескуражило сартов, которые все так же молча продолжали сражаться, словно бы были не живыми воинами, а какими-то неведомыми механизмами.
   Вот какой-то чародей из числа магов Огня метнул в одного из сартов фаербол, но тот лишь бессильно стек по могучему, словно бы отлитому из металла телу воителя. В ответ на это сарт с резким криком выдохом метнул свое страшное цельнокованое копье с широким гладким наконечником, и маг, захлебываясь собственной кровью, рухнул на землю.
   Осознав, что исход сражения висит на волоске, Ургос, который командовал армией мэртиссцев, отдал приказ личному десятитысячному отряд воинов света, среди которых находились и Создания Света, наконец, вступить в сражение. Златодоспешные фанатики ударили по правому флангу и окончательно рассеяли его порядки. Немалую лепту в сражение внесли и могучие огненные голему которые легко разрывали тела могучих сартов голыми руками.
   В итоге битва закончилась вничью. Обе армии потеряли более двух третей от своего состава, после чего остатки сартской фаланги отступили в свои земли. Измотанные многочасовым боем имперцы их преследовать не стали. Свою основную цель в этой войне они достигли, а соваться на земли "стальноголовых" выродков, у которых там наверняка скрываются свежие силы только себе дороже...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Скрытый глухим темным плащом Горгон пробирался на побережье. Вроде бы погони нет, да и не должно быть, учитывая тот факт, что он обтяпал свое исчезновение более чем ловко. Горгон был сартом. Он родился на землях сартского государства и был чистокровным сартом по происхождению. По происхождению, но не по духу.
   С самого детства ему внушали, что высшая доблесть и честь для любого воина стального народа, это умереть на поле боя, сражаясь за свою страну. Но в то время как остальные его сверстники слушали наставников с горящими от восторга глазами, у него самого подобная ахинея вызывала лишь брезгливую усмешку, которую он, впрочем, быстро приучился очень умело скрывать.
   Таким образом, для своих соплеменников он, Горгон, до недавнего времени был одним из многочисленных воинов великой Сарты, ничем не лучше и не хуже остальных. Был до сегодняшней битвы, в ходе которой он практически сразу притворился мертвым, а потом и вовсе под шумок ускользнул подальше, раздобыв в ближайшей деревушке провизию и более подходящую одежду, а то в своей красной набедренной повязке он смотрелся бы,... скажем так не слишком гармонично.
   Доблесть, честь... Для Горгона эти слова были не более чем пустым звуком. Другое дело тайные знания! Вот что влекло его с самого детства намного сильнее любой даже самой жаркой битвы. Сарты использовали особые секретные методики тренировок, чтобы улучшать породу и выбраковывать слабаков, но когда Горгон осторожно поинтересовался у своего наставника, ведомы ли ему способы достижения собственного бессмертия, тот посоветовал молодому воину заткнуться и заняться упражнениями с клинком.
   Вот тогда то Горгон и задумал бежать. Он долго готовился, просчитывал всевозможные варианты и, наконец, понял в какую именно часть света ему стоит податься...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Значит, говоришь ты сарт? - Невысокий худощавый человек с острыми узкими глазами холодно рассматривал покорно склонившегося перед ним юношу. - Что ж, я могу взять тебя с собой, но я не знаю, выживешь ли ты на Землях Тьмы, ведь ты смертен... Впрочем на нашем острове существует защита от этого губительного излучения, так что если ты готов рискнуть, то...
  -Я готов! - Жарко выдохнул Горгон. - Так вы возьмете меня с собой?
  -Хорошо, да будет так. - Наклонил голову исссайшинец. - Наше судно отправляется завтра. Ты же будешь помогать корабельной команде выполнять любую работу, о которой они тебя попросят. Это будет твоя плата за проезд. Все равно с деньгами у тебя я вижу, дела обстоят неважно...
  
  
   ***
  
  
  
   Остров Ис Сай Ши встретил молодого сарта свежим соленым воздухом морского побережья. Тот не удержался и вдохнул полной грудью. Последние дни пути он только и делал, что ничком валялся в каюте корабля мастера Суя, тщетно пытаясь унять дикие приступы тошноты и головной боли.
   Однако теперь все было иначе. Вокруг острова действительно существовала какая-то защита, и теперь молодой сарт чувствовал себя просто великолепно. Храм Совершенства не произвел на Горгона особого впечатления. Невысокое приземистое здание с простыми каменными стенами. Однако сарт пришел сюда не за впечатлениями. Его влекли знания иссайшинских мастеров. И в скором времени он собирался овладеть ими...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -...Что ж, для начала неплохо. - Высокий исссайшинец помог избитому в кровь сарту встать на ноги. - Однако тебе многому предстоит научиться. Теперь ступай в свою келью и хорошенько отдохни. Завтра начнется твое обучение...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Сказать, что Горгон был в ярости, значило ничего не сказать. Его, одного из лучших воинов Сарты избил какой-то маленький узкоглазый человечек в нелепой оранжевой хламиде. Избил как мальчишку... Ну ничего. Главное, что начало положено. Главное овладеть силой, а там уж он быстро рассчитается за все свои унижения...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Горгон провел на далеком Ис Сай Ши пять долгих лет. За это время он научился всему, что знали тамошние мастера, достигнув восьмого дзэна мастерства. Осталось овладеть девятым, но тут у молодого человека неожиданно возникли проблемы. Ему никак не удавалось овладеть собственной энергией.
  -Горгон, пойдем, поможешь мне погрузить тюки в подвал. - Подозвал задумавшегося сарта мастер Лань, тот самый, что проверял его навыки, едва он только ступил на землю этого острова.
   Тюки с рисовым зерном были довольно тяжелыми, но Горгон всегда отличался силой, равно как и сам бессмертный мастер. Горгон, к слову сказать, теперь тоже был нестареющим. Искусство иссайшинцев позволило ему отменить программу старения своего организма и значительно улучшить свои и без того выдающиеся боевые навыки.
   Зайдя в темный сырой подвал, молодой сарт не мог поверить своей удаче. Здесь один на один со своим обидчиком, да еще и его верные клинки при нем! Нет, такой шанс нельзя было упускать.
   И тогда Горгон повинуясь порыву вновь вспыхнувшей ярости за свое давнее поражение, которое до сих пор жгло его душу нестерпимым огнем, молниеносно выхватил один из своих коротких мечей и вонзил его прямо в шею наклонившегося над тюком мастера. Удар был профессиональным, и старый мастер умер мгновенно, даже не успев толком понять, что же именно произошло.
  
  
   ***
  
  
  
  -...Итак, уважаемые мастера, случай небывалый. - Мастер Синх, настоятель Храма Совершенств, высокий красивый иссайшинец в белых одеждах и с белыми роскошными волосами, собранными в изумительно красивую и необычную прическу сурово оглядел собравшихся людей в оранжевых хламидах. - Один из наших учеников, чужеземец убил одного из нас. Убил цинично и хладнокровно и при том безо всякой причины. Так он отплатил нам за кров, стол и наше гостеприимство, использовав наши знания, чтобы убить мастера Лань. Мастер Лань был мудрым, благородным человеком, мир его праху... Но сейчас нам нужно решить, как мы поступим с его убийцей. Мастер Синх указал на связанного Горгона.
  -Я думаю, смерть будет для него самым подходящим наказанием. - Подал голос один из собравшихся.
  -Я считаю, что убийство, это не выход. - Покачал головой мастер Синх. - Так мы будем ничем не лучше него, а наш Храм издревле был призван хранить мир и мудрость на нашем острове. Я предлагаю отвезти его туда, откуда он пришел, и отпустить восвояси.
  -Я не согласен. - Подал голос еще один мастер. - Так мы выкажем свою слабость перед учениками! А этого ни в коем случае нельзя допускать!
  -В таком случае ставлю вопрос на голосование. - Примирительно поднял руки мастер Синх. - Кто за то чтобы убить чужака, поднимите руки!... Пять.
  -Кто за изгнание?... Семь. Итак, решено! Чужеземец будет изгнан с острова! Мы отвезем тебя в Кварис, где и подобрали. - Повернулся Синх к связанному Горгону, злобно глядящему на него. - Отныне тебе нет хода на наш остров! Ни один иссайшинец не окажет тебе помощи и не подаст руки! А вздумаешь снова вернуться сюда, - Взгляд иссайшинца стал жестким - и тут же будешь убит на месте. Таково решение мастеров. Теперь отведите его на корабль. Не будем откладывать в долгий ящик исполнение нашего решения...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Оказавшись в Кварисе и на свободе, Горгон никак не мог поверить собственной удаче. Он до последнего момента думал, что его тюремщики или вышвырнут его связанным в море, или просто втихую прирежут, а потом все равно выбросят его уже бездыханный труп туда же. Как говорится все концы в воду.
   Вообще конечно он свалял изрядного дурака, надеясь, что иссайшинцы не найдут тело мастера, которое он затащил в самый дальний угол подвала и прикрыл какой-то ветошью, а если и найдут то уж точно не дознаются, кто убийца. И нашли, и дознались. Благо мастера этого острова легко определяли по характеру ран вид оружия, коим они были нанесены, а уж о его неприязни к мастеру Лань знали все без исключения его ученики, так что связать два и два было немудрено.
   Однако теперь перед Горгоном остро встал вопрос, что же делать дальше. Бессмертие и боевые навыки это конечно хорошо, но для того чтобы занять в этом жестоком мире по настоящему достойное место, ему нужно много больше. И тогда, взвесив все за и против, сарт решил пересечь пустыню Сали и наведаться в город Крон, который, как говорят, таит в себе немало тайн и загадок.
  
  
  
   ***
  
  
  
   Пересечь империю света для закаленного сарта к тому же прошедшего суровую школу Храма Совершенств труда не составило, и он уже через несколько месяцев оказался в приграничье султаната Сархалион. Там Горгон нанялся в пограничную охрану и еще некоторое время потратил на то, чтобы изучить язык сархалионцев хотя бы в самых общих чертах.
   Наконец, решив, что он уже достаточно поднаторел в этом деле, Горгон одной тихой летней ночью сбежал с приграничной заставы и направился вглубь сархалионских земель. Для того чтобы добраться до Сали ему понадобилось около полутора месяцев, причем практически всю дорогу он жестоко страдал от жажды. Вода в султанате была поистине на вес золота.
   Встречные отряды сархалионских воинов, если даже и попадались ему по дороге, сарта не трогали, благо он сподобился разжиться особой краской и выкрасил ею голову, лицо, шею и руки в цвет темной бронзы, так что теперь даже родная мать не смогла бы отличить его от коренного уроженца султаната.
   И вот, наконец, перед измученным сартом предстала величественная Сали, раскаленные пески которой ему предстоит пересечь в самое ближайшее время...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Уже третий день шел Горгон по необъятным просторам пустыне. Для того чтобы не загнуться от жажды, он наведался в один близлежащий сархалионский аул и, не мудрствуя лукаво, тупо перебил всех его жителей, навьючив на себя аж семь громадных объемистых фляг.
   На самом деле, сарт и сам не понимал, для чего он направляется именно в Крон. Древнейший город Силоры был, безусловно, достоин самого пристального изучения, но в этом мире было немало и других мест, полных тайн и загадок. Его влекло туда некое звериное чутье, то чутье, которое до поры до времени дремлет в каждом, пробуждаясь лишь тогда, когда это действительно необходимо человеку. Или нечеловеку.
   Горгон путешествовал в основном по ночам, когда спадал жаркий полуденный зной. Днем же обычно спал, завернувшись в просторный белый плащ, в котором было не так жарко как в темном. Шел быстро, стараясь по возможности экономить воду, так ему предстоял еще и обратный путь.
   Ему повезло. В пустыне Сали водилось множество зловредных тварей, однако сарту они не встретились, и посему в город Крон он добрался практически без приключений. Надо сказать, город этот произвел на сарта довольно сильное впечатление. Постройки совершенно невероятных пропорций, циклопических размеров статуи, все это было для него в диковинку. Долгое время проплутав по его извилистым улочкам, он повинуясь внезапному наитию зашел в один из ничем не примечательных домов.
   Как оказалось, там его не ждали, и местные обитатели в лице пяти полуразложившихся тел совершенно непонятных существ с четырьмя руками ринулись ему наперерез. Мелькнули короткие парные клинки, коими Горгон владел попросту виртуозно, и одна из бестий практически моментально оказалась нашинкованной в мелкий мясной фарш. Однако твари были очень сильными, и им удалось оттеснить сарта вглубь здания.
   Расправившись с тремя зомби, Горгон изрядно вымотался. Все-таки их плоть была довольно неподатливой, но тут взор его упал на серебристую маску с застывшей на ней выражением скорби, висевшую на стене. От нее волнами расходилась злая недобрая мощь. Повинуясь чутью, Горгон не мешкая надел её себе на лицо. Серебристая поверхность маски пришла в движение и намертво приросла к его плоти.
   Горгон отчаянно закричал, но тут мир вокруг него заиграл причудливыми красками, а из его глаз вырвались багрово-красные лучи и моментально превратили всех оставшихся зомби в пепел. Сарт демонически расхохотался. Теперь его переполняла злая недобрая мощь. Он стал намного сильнее и быстрее физически. Он ощущал себя если не богом, то уж полубогом то точно. Закончив смеяться, новосотворенный полубог быстрым шагом направился прочь из древнего города. Похоже, он нашел здесь то, что так долго искал.
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Значит, ты хочешь поступить ко мне на службу? - Орсиллиант заинтересованно оглядывал могучую коленопреклоненную фигуру полубога. - Да, ты силен... Вот как мы поступим. Сейчас ты отправишься на границу с Харбрадом и возглавишь местный гарнизон. Сперва будешь под патронатом тамошнего тысячника... Кантуса. Потом если проявишь себя как следует, мы поговорим о твоей дальнейшей судьбе. Теперь ступай пока. А я подготовлю для тебя верительную грамоту...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Горгон был на седьмом небе от счастья. Первый бой с зеленокожими прошел просто на ура. Его отряд в пять сотен гинорских воинов наголову разгромил вдвое большее войско неприятеля орочьих пехотинцев. Сперва харбрадцы атаковали с безумной яростью, думая, что победа у них уже в кармане, но на пол пути до имперских шеренг их внезапно встретили смертоносные разрушающие все на своем пути красные лучи полубога. Они косили орков десятками, и харбрадцы дрогнули.
   Вот тогда уже и сами гинорцы двинулись в ответную атаку, ударив слитно единым строем. Лучи полубога при этом ни на секунду не прекращали своей кровавой работы, и это в итоге привело к тому, что неустрашимые орки обратились в позорное бегство, потеряв примерно половину своего отряда. Гинорцы же отделались весьма незначительными потерями.
   После столь блистательной победы тысячник Кантус немедленно доложил обо всех подробностях битвы в Орс, ибо таков был приказ самого Орсиллианта, и Горгона вызвали в столицу, где сияющий словно солнце небожитель сделал его тысячником воинов света.
   А еще примерно через год, когда тысяча Горгона стала лучшей во всем подразделении (сказались сартские военные навыки полубога), Орсиллиант и вовсе назначил его командиром всех воинов света.
   О происхождении Горгона Бог Света само собой разузнал, но по здравому размышлению не стал заострять на нем своего внимания, прекрасно понимая, что сарты никогда не примут беглеца назад в свои ряды, ибо их железные законы, равно как и слово было для них намного более важными ценностями, нежели их жизнь.
   Судьба полубога сложилась так, как он того и хотел.
  
  
  
   Глава одиннадцатая. Первая Война Веры.
  
  
  
  
  
   В этот вечер на восточной границе Сархалиона и Харбрада собралось около двадцати тысяч воинов. По десять тысяч с каждой стороны. Оба войска напряженно приглядывались друг к другу, не делая пока попыток напасть.
   Наконец над рядами сархалионцев появился белый флаг, и от их основной массы отделилось около десятка всадников, поскакавших навстречу с харбрадскими парламентерами, которые примерно в таком же количественном составе тоже спешили на вызов.
  -Чего ты хочешь от нас? - Грубым голосом прорычал могучий орк в кожаных темных доспехах верхом на огромном черном варге.
  -Предложить тебе мир, могучий Урог. - Примирительно поднял руки крепкий смуглый сархалионец в белом плаще и простой чалме такого же цвета.
  -С чего бы это? - Недоверчиво нахмурился харбрадец. - Наши народы воюют испокон веков, и мы орки никогда не страшились и не уклонялись от битвы! Зачем нам принимать твое предложение?
  -Потому что у нас с тобой есть общий враг. Это Великий Владыка империи света. Он бессмертен и с годами становится лишь сильнее. И он смертельно ненавидит оба наших народа.
  -Это так. - Кивнул головой Урог. - Но так было всегда. Что же изменилось сейчас?
  -Ты невнимательно меня слушал, о вождь. - Покачал головой сархалионец. - Я сказал, мошь Орсиллианта растет день ото дня, и если мы сейчас его не остановим, то рано или поздно он обретет такую силу, что легко уничтожит нас поодиночке.
  -Что конкретно ты предлагаешь? - Выдохнул Урог. Похоже, последние слова сархалионца заставили его крепко задуматься.
  -Союз. Я Ильнар II аль Септим, султан Сархалиона и наместник Творца Миров на земле, предлагаю тебе выступить единым фронтом против нашего общего врага. Я предлагаю тебе военный союз. - Отчеканил сархалионец, глядя прямо перед собой.
  -Что ж, я услышал тебя, владыка темных людей. - Прорычал Урог. - Но мне нужно посовещаться с моими воинами, прежде чем принять твое предложение. Жду тебя на этом же месте через неделю. И тогда я дам тебе наш ответ...
  
  
  
   ***
  
  
  
   Через неделю военный союз Харбрада и Сархалиона был, наконец, заключен. Случилось это весной 1225 года Эпохи Света. Оба этих великих народа начали готовиться к войне. К войне не на жизнь, а насмерть.
   В Сархалионе шла активная пропаганда служителями культа Творца Миров, что эта война угодна Всесоздателю, и горячая даже в мирное время кровь уроженцев султаната и вовсе закипала жидким огнем. Они были готовы биться с неверными, как сархалионцы называли все иные народы, даже голыми руками.
   Немного смущал умы простых сархалионцев, правда, заключенный союз с Харбрадом, но в мечетях местные муллы быстро объяснили таким заблудшим овцам, что это богоугодное дело, и ради его осуществления можно пойти даже на альянс с такими омерзительными тварями как орки.
   В конце весны гигантское войско в двести тысяч сархалионцев и харбрадцев атаковало имперцев по всем направлениям. Сархалионцы атаковали преимущественно сам Мэртис, а харбрадцы сковали войска провинций, не давая им выслать подмогу. В ходе множества мелких стычек весь южный Мэртис оказался разорен, погибло огромное количество воинов как с той, так и с другой стороны, и вот, наконец, генеральное сражение. Семьдесят тысяч сархалионцев столкнулись с сорока тысячным воинством Мэртиса.
   Имперцев вел в бой сам Орсиллиант. Он прекрасно понимал, что если не вмешается сейчас, то потеряет свою империю, и осознание этого факта пересилило даже страх перед высшими вампирами. Верхом на ослепительно белом жеребце в сияющих золотом божественных доспехах, в окружении четверых могучих Созданий Света, он вызывал священный трепет даже у своих врагов.
   Бог Света вел в бой пять тысяч тяжелой кавалерии. Двадцать тысяч воинов света подчинялись Горгону, который сегодня тоже был здесь. Еще десять тысяч простых латников были на правом фланге. Первые два подразделения взяли на себя центр и левый фланг соответственно.
   У сархалионцев было аж тридцать тысяч конников. Но эта была легкая кавалерия. К тому же уроженцы султаната не носили доспехов, и сегодня это сослужило им весьма дурную службу. Практически вся конница неприятеля атаковала левый фланг. Однако воины света сумели остановить натиск вооруженных короткими копьями сархалионцев прицельными залпами арбалетов и могучей магией полубога, ведшего их в битву.
   Тяжелая кавалерия Мэртиса же в свою очередь легко рассекла строй бездоспешных пехотинцев противника надвое, ударив по центру, ну а десять тысяч латников не дали им вновь собраться с силами, сковав их на правом фланге.
   Когда же в спину растерянных сархалионцев ударил пятитысячный отряд пришедших на подмогу союзнику эльфов и дриад, разгром армии султаната стал окончательным. Немногие выжившие сумели спастись. Лишь сам султан, ведший своих людей в бой, да несколько тысяч конников сумели сохранить лицо и отступить, а не позорно сбежать с поля боя.
   Мэртиссцы преследовали врагов и в их землях, но там столкнулись с резервным сорокатысячным отрядом султаната, шедшим на подмогу своим. В ходе вспыхнувшей кровавой мясорубки, армии практически уничтожили друг друга, так как мэртиссцы уже были изрядно измотаны, но на их стороне все же сражались очень могущественные сущности.
   Султан Ильнар II погиб в ходе этой злополучной битвы, зарубленный одним из простых латников. Его войско разбежалось, как и в прошлый раз, а жалкие остатки мэртиского воинства отступили в свои земли зализывать раны.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   А шестьдесят тысяч харбрадцев тем временем опустошали провинции империи света. Большинство зеленокожих воинов атаковали Гинор, но и Шаргре, и Кварису тоже изрядно досталось. Впрочем, здесь дела обстояли несколько проще.
   Сперва оркам удавалось одерживать верх над людьми, но затем тридцать тысяч харбрадцев схлестнулись с двадцатью тысячами гинорцев и таким же количеством воинов Санариса, который единственный избежал нападения и не замедлил выслать подмогу.
   Как показала практика, численное превосходство и выучка оказались на этот раз сильнее грубой звериной мощи. Даже варжьи всадники не сумели переломить исход сражения и практически все пали, порубленные длинными полуторниками санариссцев.
   Урог умер как настоящий герой. Будучи не только вождем своего народа, но и могущественным шаманом, он наложил сам на себя и на своего кошмарного варга заклятие темного перерождения и носился по полю как демон из неведомых преисподний, убивая и калеча воинов неприятеля.
   Ни санариссцы, ни даже гинорские чародеи всех мастей долго ничего не могли поделать с несокрушимым орком, до тех пор, пока его варг не наткнулся на чье-то длинное копье и не сбросил своего седока.
   Лишь тогда сбитого с ног харбрадца порубила на куски добрая дюжина санариссцев, потеряв при этом половину своих. Обезумевший перерожденец рвал их на куски голыми руками. Его варга же пришпилили к земле добрым десятком копий, после чего один особенно отчаянный воин все из того же Санариса изловчился и отсек ему голову своим мечом из стали онглонов.
   После этого сражение затихло само собой. Харбрадцы с позором удирали в свои земли, либо лежали здесь на мягкой гинорской земле. В остальных провинциях орки тоже, узнав о поражении их главных сил, отступили назад в свои земли.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Хамул задумчиво глядел на огонь. В султанате смута. Правитель мертв, а нового его преемника еще не объявили. А это значило, что ему, наконец, выпал шанс осуществить задуманное.
   Хамул был бродягой без роду и племени. Он родился в семье одного джеррийского пастуха, но после того, как его отца зарубили сархалионцы, подался в разбойники. Сколотив шайку из нескольких сотен отчаянных сорвиголов, он грабил караваны и до сих пор умудрялся ускользать от регулярных войск султаната.
   Вообще, жители провинции Джерра были людьми особого рода. Слишком гордые, слишком независимые, они, тем не менее, были поданными Сархалиона. Земли здесь были весьма небогатыми, и в основном местное население промышляло скотоводством и самое главное коневодством.
   Джеррийские скакуны ценились на вес золота и считались лучшей породой во всей Силоре. Сархалионцы забирали этих коней практически задаром, и джеррийцам естественно не нравилось подобное положение дел.
   Сархалионские земли вообще-то были поделены между шейхами, которые в свою очередь беспрекословно (по крайней мере, официально) починялись султану. Однако же в Джерре не было своего шейха. Султанат пару раз пытался поставить здесь своего наместника, но в итоге все они были убиты вместе со своими домочадцами во время нередких жестоких бунтов местного населения.
   В итоге Сархалион ограничился тем, что поставил в Гулуке огромный тридцатитысячный гарнизон отборных воинов и наложил на джеррийцев ежегодную дань их скотом и лошадьми, не вмешиваясь при этом в их внутренние дела.
   Однако джеррийцам и этого было мало. Они жаждали полной независимости, и Хамул, будучи одним из них, прекрасно знал об этой черте характера своего народа, и решил, что настало время разбудить тот огонь, что сжигал сердце каждого степняка. Тот огонь, что сжигал и сердце его самого...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Сыны степи! - Голос Хамула был звонок и исполнен внутренней силы. Больше сорока тысяч свободных кочевников сейчас собрались на его зов. Люди шли с охотой, как будто бы предчувствуя надвигающиеся перемены, тем паче, что практически всем им было известно о смуте в султанате. - Сыны степи! Настало время сбросить позорное ярмо сархалионцев! Долго еще мы будем жить, словно тот скот, который каждый день сами гоним на убой? Мы воины степи! Воины по вере и по духу! Так разве гоже нам жить рабами на собственных землях!
  -Нет!!!
  -Нет!!! - Раздались со всех сторон яростные крики. Степняки выхватывали свои длинные гибкие сабли и яростно потрясали ими.
  -Так мы отомстим?
  -Да!!!
  -Да!!! - Джеррийцы пребывали уже в самом натуральном экстазе, почуяв наконец-то вожделенный запах свободы. И Хамул кричал вместе с ними. Сегодня, пожалуй, впервые в своей жизни он был по настоящему счастлив.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Степняки напали на Гулук под покровом ночи. Как бы ни были они опьянены жаждой свободы, разума они не потеряли и действовали с оглядкой. Сегодня патрули на стенах города были особенно бдительны. По сути Гулук представлял собой огромное стойбище, правда, окруженное по периметру каменными стенами, но и они не были особенно высоки.
   Хамул и еще пятеро его людей тайком пробирались наверх. Для этого они использовали специальные крюки-кошки, которыми пользовались с удивительной ловкостью. Вообще, будучи разбойниками, Хамул и его люди умели и знали много такого, что не было ведомо его соплеменникам, и потому сейчас они взирали на него с великим почтением и старались слушаться во всем. Он стал своего рода символом, знаменем этого восстания, если угодно. И он все чаще ловил себя на мысли, что наряду с боевыми кличами, степняки все чаще начали выкрикивать и его имя. И ему это нравилось.
   Со стражей не возникло особых проблем. Короткие засапожные ножи сделали свое дело, и несколько тел стражников, которые даже не успели толком ничего понять, рухнули вниз с парапетов. С привратной стражей пришлось провозиться несколько дольше. Они вовремя успели заметить степняков и поднять тревогу, но силы были слишком неравны. Разжиревшие на вольготной службе привратники не смогли долго сопротивляться матерым и поджарыми, словно степные волки людям Хамула и в итоге оказались перебиты поголовно.
   Им на подмогу уже спешили лихорадочно продирающие глаза и хватающиеся за оружие бойцы гарнизона, но лазутчики сумели вовремя отодвинуть в сторону тяжелый деревянный засов и ворота распахнулись.
   Гигантская конная лавина степняков живой рекой хлынула через них в город, на скаку рубя всех, кто подворачивался под руку. Все закончилось примерно через час. Джеррийцев было намного больше, и они были сегодня свирепы и решительны как никогда. Гарнизон Гулука был перебит до последнего человека вместе с женами и детьми. Сегодня степняки не брали пленных и не ведали пощады.
  
   ***
  
  
  
  
   В 1225 году Эпохи Света начало отсчет своего существования ханство Джерра. Первым ее ханом стал Хамул, которого степняки выбрали единогласно. Сархалион после пытался приструнить зарвавшихся джеррийцев, но степняки, почуяв свою силу, дали нападавшим такой жестокий отпор, что уроженцы султаната сочли за лучшее оставить их в покое до лучших времен.
   И еще. Все в том же знаменательном 1225 году между Харбрадом и Сархалионом был заключен "вечный мир", по сути, военный союз о взаимопомощи и ненападении. А на престол взамен погибшего Ильнара II взошел его сын Азар I. Орки тоже выбрали себе нового вождя, чье имя история, к сожалению не сохранила. Год сей оказался на редкость богатым на события.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава двенадцатая. Караграс Черный.
  
  
  
  
  
  -Капитан, прямо по курсу судно! - Худой жилистый матрос напряженно вглядывался в горизонт.
  -Флаги видно? - Враз подобрался пожилой седобородый капитан.
  -Нет, не видать пока,... хотя постойте... Всевышний! "Бородатый череп"...
  -Не может быть... - Побелевшими губами прошептал капитан.
  -Они скоро нас настигнут, что будем делать? - Матрос вопросительно повернулся к своему командиру.
  -Вот что... Передай команду гребцам, пусть бросают весла. Ложимся в дрейф. И помоги на Всевышний...
  
   ***
  
  
  
  
  -Это последние?
  -Да, капитан. - Дюжий детина с донельзя разбойничьей физиономией повернулся к еще более громадному человеку в белой шелковой рубахе и черных штанах того же материала. Довершали облик названного капитаном огромная черная густая борода до пояса и грубое дубленое лицо. Вообще весь облик незнакомца дышал такой мощью и внутренней свирепостью, что его ощутимо побаивались даже члены его собственной команды, которые все поголовно были пиратами.
   Что уж тут говорить об экипаже несчастной галеры, которой "посчастливилось" встретить судно Караграса Черного на необъятных просторах Океана Света.
  -Отлично. Тогда заканчиваем и отплываем. Вы же - Караграс повернулся к неподвижно застывшим от ужаса морякам галеры - чтоб ни слова о том, где нас встретили. Все ясно?... Ну вот и хорошо...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Экипаж флагманского корабля флота Караграса Черного насчитывал около тысячи человек. Нет, нет, я не оговорился именно флота, ибо на момент описываемых событий у этого пирата было в подчинении более полусотни крупных судов и множество мелких.
   У Караграса было заключено своеобразное соглашение с ханством Джеррой, по которому они отдавали степнякам часть награбленного, а они взамен позволяли им причаливать к их побережью. Таким образом, это позволяло ему иметь сухопутную базу, где они преспокойно предавались отдыху и скрывались от сархалионских боевых трирем, которые уже с ног сбились, пытаясь уничтожить зарвавшегося головореза.
   В итоге это привело к тому, что флот Караграса разросся настолько, что он в последнее время пираты не захватывали новые суда, а пустили по припортовым тавернам слух, что, мол, если увидите "бородатый череп" (штандарт Караграса, черный череп с бородой и рогами на белом фоне) то ложитесь преспокойно в дрейф и ждите когда к вам гости-то пожалуют. И тогда ни судно, ни вас самих никто не тронет. Вот только весь товар, вы уж не обессудьте, придется отдать. Ну, то все лучше, чем с жизнью расстаться, не правда ли?
   Надо сказать, обещание свое Караграс сдержал, и в последнее время купцы и впрямь практически перестали сопротивляться ему. Таким образом, пират еще больше увеличил свое благосостояние. Банда его росла день ото дня, и уже гордо именовалось Братством Южных Пиратов, став весьма грозным сообществом, с которым считались даже владыки иных земель. Настолько грозным, что даже сархалионский флот не сумел разгромить его, потерпев сокрушительное поражение в нескольких больших морских сражениях.
   Караграс Черный был человеком примечательной судьбы. Уроженец Сархалиона, он был сыном одного из рыбаков и в юности немало поплавал в качестве матроса на торговых и даже на военных судах. Однако этого ему было мало. Он мечтал сам стать во главе штурвала.
   Обладая с детства невероятно цепким умом и могучей жаждой свободы, он сумел перенять все премудрости морского дела за очень короткий срок. По одним лишь рассказам пьяных моряков, он сумел, так сказать, отделить зерна от плевел и выработать идеальную тактику морских сражений.
   Уже к двадцати пяти годам у него было собственное судно, где он был царем и богом. Громадный рост и чудовищная сила позволили ему быстро набрать авторитет среди припортового отребья и возглавить его. Естественно о том чтобы стать военным моряком при его свободолюбии не могло быть даже и речи, и он стал пиратом. Грабил купцов везде, где только можно. Грабил мэртиссцев и сархалионцев, моханнцев и иссайшинцев. Всех, кто хоть каким-то образом был связан с морской торговлей.
   Ну а к сорока годам он стал тем,... кем стал. Караграсом Черным, Грозой Морей, одного имени которого порой хватало для того чтобы купцы сами отдавали свой товар, моля всех богов, каких только знали, лишь о том, чтобы смерть обошла их на этот раз стороной.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Это переходит всякие рамки! - Орсиллиант в гневе метался по тронному залу. - Из-за этого проклятого головореза, вся морская торговля пришла в упадок! Купцы боятся выходить в море! И правильно! Какого черта им туда выходить, если они все равно потеряют свой товар! Им остается только продать свои корабли и стать холопами на земле! Там от них все равно будет куда больше пользы!
  -Вваше Совершенство... - Трясущимися губами прошептал Ольгредос Дунк, верховный адмирал всего мэртиского флота. - Мы делаем все, что в наших силах...
  -Значит, делайте и то, что не в ваших! - Рявкнул Орсиллиант на испуганного военного. - Не позднее чем через два месяца этот головорез должен быть уничтожен! Иначе ты лишишься всех своих постов и будешь отдан в руки слуг света за неисполнение моих приказов и как следствие святотатство! Ты меня хорошо понял!
  -Дда, Великий...
  -Тогда проваливай отсюда к чертям собачьим и не попадайся мне на глаза до тех пор, пока не выполнишь мой приказ!
  
  
   ***
  
  
  
  -Послушай, Уфар... - Когда Караграс Черный опустошал второй кувшин с вином, он приходил в весьма благостное расположение духа, и его тянуло на откровенные разговоры. - У меня давно уже созрела одна идея, которой я хочу с тобой поделиться. Ты со мной уже более десяти лет, практически с самого начала, и поэтому ты должен узнать об этом первым. Я хочу своей земли.
  -Это как, атаман? - Вытаращил глаза седой головорез с жестким, цепким взглядом.
  -Ты знаешь об острове на самом западном краю мира...
  -Как не знать, атаман, там кобальтовые рудники Мэртиса. - Кивнул головой Уфар. - Но земля там неплодородна, да и Орсиллиант так просто не отдаст ее нам.
  -А мы его и спрашивать не будем! - Хохотнул Караграс. - Наш флот - грозная сила, с которой должны считаться! Мы уничтожим сторожевые галеры мэртиссцев и поселимся там!... Подожди, не перебивай! - Осадил атаман, открывшего было рот помощника. - Мы привезем на остров много пшеницы и ржи для посевов, а также скот. Овец там, лошадей... Их мы купим у степняков, а все необходимое зерно у нас и так уже есть в наличии. Кобальтовая руда истощает эту землю. Мы освободим тамошних рабов и оставим лишь несколько шахт для добычи в глубине острова. Так мы постепенно очистим землю... Подумай, это реальный шанс стать истинными хозяевами самим себе!
  -А как же Орсиллиант? - Не согласился Уфар
  -Орсиллиант будет вынужден считаться с нами. Его флот не особенно силен, к тому же у него постоянная война с Сархалионом, в том числе и на море. Если сунется, мы дадим ему отпор, а потом он и сам потеряет к нам всякий интерес.
  -Ой ли? Столп Света славиться своей мстительностью, да и рудники приносят ему весьма солидный доход в казну...
  -Ну, если мы сами дадим ему повод нашей слабостью, он естественно не замедлит ей воспользоваться, но мы же не дадим, а? - Караграс шутливо хлопнул помощника по плечу своей огромной, твердой как камень ладонью.
  -О да, атаман. Мы не дадим. - Зловеще усмехнулся Уфар. - Мы не дадим...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Караграс Черный сдержал свое обещание. Его люди были готовы пойти за ним хоть в огонь, хоть в воду, и когда он вынес свое предложение на голосование, его поддержали практически единогласно. А уже через неделю весь его флот направился прямиком на Западный остров.
   Два десятка патрульных галер не смогли оказать ему никакого существенного сопротивления и практически сразу же сдались на милость победителей. Экспроприировав их корабли, пират отпустил их команды восвояси на одном из судов. Он не хотел слишком уж сильно ссориться с Орсиллиантом.
   Рабы же были освобождены, а их надсмотрщики перебиты все до последнего человека, после чего узники поклялись новому хозяину этих земель в вечной верности...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Да как он посмел!!! - Гневу Орсиллианта не было предела. Весь дворец словно бы вымер, опасаясь дикой ярости грозного небожителя. Все прекрасно знали, что когда Бог Света находится в подобном состоянии, ему лучше лишний раз не попадаться на глаза. - Жалкий пират!!! Покуситься на мои земли!!! На МОИ земли!!! Ольгредос! Делай что хочешь, но покарай этого ублюдка! Выбей его с Западного острова! Сделай это, ибо, если ты оплошаешь, я сожгу тебя заживо!
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   В тот вечер в "Золотом льве" было не протолкнуться от народу. Трактир сей был очень дорогим заведением, и лишь богатые и знатные персоны могли позволить себе отдыхать в нем. Вот и сегодня публика здесь была вполне себе обычной для подобного заведения. Все посетители были разодеты в пух и прах, наряды некоторых отличались прямо таки кричащей роскошью, однако несколько человек сильно выделялись на общем фоне. Они были закутаны в глухие темные плащи и явно не желали быть на виду.
   Однако, несмотря на скромный внешний вид, хозяин заведения был подчеркнуто вежлив и предупредителен с данными гостями. Чувствовалось, что он сильно побаивается странных посетителей, однако при всем при том не смеет указать им на дверь.
  -Зачем ты позвал нас? - Протянул глухим голосом смуглокожий человек средних лет, глядя на седоусого мэртиссца, сидящего напротив него. Лицо обоих были скрыты глухими капюшонами, но оба человека прекрасно знали друг друга.
  -Я позвал вас для того, чтобы предложить временный союз, достопочтенный Эссандр
  -Вот как? С чего бы это, Ольгредос? Мы давние враги. Ты знаешь, я уважаю тебя как адмирала и противника, но мы с тобой по разные стороны баррикад.
   Это действительно было так. Ольгредос Дунк и Эссандр аль Раввим были давними и ярыми противниками. Один был, как уже говорилось, верховным главнокомандующим мэртиского флота, ну а второй, будучи знатным шейхом, возглавлял всю военную сархалионскую флотилию.
   Их вражда длилась много лет и давно уже приобрела некий дух соперничества, ибо ни то, ни другое государство не было готово к тотальной войне на истребление. Все ограничивалось мелкими стычками, во время которых командующие обеих флотилий не только добывали победы своей стране, но и зарабатывали личную славу, всеми силами стараясь утереть друг другу нос.
   И тот и другой были весьма толковыми военачальниками, но до военного гения Караграса Черного им было далеко, поэтому и мэртисский, и сархалионский флот раз за разом терпел от него поражения, несмотря даже на подавляющий во всех отношениях численный перевес не в пользу морского разбойника.
  -Не в этом случае. Ты знаешь о том, что случилось на Западном острове?
  -Ну да. Караграс Черный захватил его, перебив тамошние мэртисские войска. Причем тут мы?
  -Скажи мне, сколько ваших торговых судов за последнее время лишились своего груза по вине этого разбойника?
  -Это не твое дело! - Прошипел сархалионец.
  -Не будем горячиться. - Примирительно поднял руки Ольгредос. - Просто подумай вот о чем. Если Караграс будет, наконец, уничтожен, то и Мэртис, и Сархалион от этого только выиграют.
  -Что конкретно ты предлагаешь? - Нахмурился аль Раввим.
  -Объединить флотилии наших государств на время уничтожения пиратского флота, и атаковать Западный остров.
  -Что ж, предложение это... довольно интересное. - Пожевал губами Эссандр. - Но такие решения принимаю не я, а наш султан, как ты понимаешь. Поэтом сперва я изложу эту идею ему, а уж потом... Посмотрим, какой ответ он мне даст...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Через несколько недель было получено согласие султаната на участие в войне против пиратов. После этого громадная флотилия в триста судов, считая и вспомогательные, направилась на Западный остров, чтобы положить конец бесчинствам морских головорезов.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Атаман, что будем делать? - Уфар обеспокоено вглядывался каменное лицо своего обожаемого капитана. - Их слишком много...
  -Что ты предлагаешь?
  -Отступить в Джерру! Одурачим их! Пусть поплавают за нами! Потом у них кончится провизия, и им придется отказаться от этой затеи!
  -Они не откажутся... - Устало вздохнул Караграс. - Мы для них словно бельмо на глазу... К тому же уклонение от боя и потеря острова, который многие, и я в том числе уже считают своим домом, сильно подорвет боевой дух наших людей. А это, как ты понимаешь недопустимо... Мой просчет. Никак не ожидал, что эти сухопутные крысы договорятся между собой. Поодиночке мы бы разделались с ними, теперь же... Ладно, давай-ка, соберем большой сход. Посмотрим, что по этому поводу скажут остальные.
  
  
   ***
  
  
  
  -Ну, что, бродяги, как жизнь? - Караграс Черный весело оглядел собравшихся на твердой земле острова молчаливых суровых людей, и в тот момент от него исходила такая мощная аура бесшабашности и веселой злости, что многие из них не выдержали и заулыбались в ответ.
  -Все ништяк, атаман! - Выкрикнул чей-то уверенный грубоватый голос. - Осваиваемся!
   Остальные поддержали говорившего уверенными нестройными голосами.
  -Да, теперь эта наша земля. - Голос Караграса потяжелел. - Но за свою землю нужно бороться, иначе найдется тот, кто захочет отнять ее у вас, не так ли?
   Лица пиратов враз посуровели. Все они прекрасно знали о надвигающейся угрозе, благо разведка у Караграса в лице без счета ошивавшегося в кабаках припортового отребья иной раз работала даже лучше вездесущих слуг света Орсиллианта.
  -У нас есть два выхода. Либо мы сейчас же бросаем здесь все и плывем в Джерру, оставив остров захватчикам, и потом нам все равно так или иначе придется принять бой, но уже на совершенно других невыгодных для нас условиях. Либо мы дадим бой прямо здесь, где нам поможет сама эта земля, - Караграс набрал в ладонь полную горсть сероватой земли острова - которая уже считает нас своей. Выбор теперь за вами! Как решите, так и будет! Я привел вас сюда, и я же ныне приму любое ваше решение! Так каким оно будет?
  -Здесь!
  -Мы дадим бой здесь! - Заорали тысячи луженых глоток. Многие взяли на этот остров и своих подруг, мелькнуло даже несколько детских головок. Так или иначе, они действительно уже считали эту землю своей.
  
  
   ***
  
  
  
  
   И начались подготовительные хлопоты. Понимая, что для того, чтобы отразить эту угрозу им понадобятся все силы, какие только можно, Караграс не жалел ни себя, ни своих людей. Все работали как одержимые, укрепляя подземные шахты, где в случае чего можно будет держать оборону, ежели их положение станет и вовсе катастрофическим.
   К тому же шел ускоренный ремонт кораблей, которые вызывали некоторую озабоченность своим состоянием. И еще многие, и многие дела требовали своего разрешения.
   В итоге когда, наконец, исполинская флотилия врага подошла к скалистым берегам Западного острова, пираты были готовы к бою и были полны решимости принять его...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Когда со стороны острова показалось пять небольших галер, оба адмирала разинули рты от изумления. Похоже, они ожидали совершенно иного приема. Галеры же тем временем продолжали, как ни в чем не бывало приближаться, не проявляя ни малейших признаков враждебности.
   В ответ на это со стороны объединенной флотилии двух держав выплыли два судна и направились навстречу. Однако экипаж галер их проигнорировал и продолжал молча грести веслами, приближаясь к основным силам вражеской флотилии.
   Глаза Ольгредоса полезли на лоб. Он уже понял, что это вряд ли попытка сдачи в плен и истошно заорал, чуя подвох.
  -Катапульты, залп!
   Но было уже поздно. Все пять судов, лишь одно из которых получило ряд серьезных повреждений от каменных ядер, подплыло вплотную к ровному строю мэртисских судов, а затем...
  -Получите, суки! - Рявкнул какой-то старый седой пират, поджигая веревку, уходящую с палубы в трюм и проворно прыгнул в воду, как уже сделали это все остальные члены экипажа. На остальных галерах происходило то же самое.
  -В стороны! - Заполошно заорал Ольгредос, но тут раздалось пять оглушительных взрывов, и разом три десятка мэртисских судов оказались объяты пламенем.
   А тем временем из-за прикрытия массивных прибрежных скал начали медленно выплывать пиратские галеры. Было среди них и около десятка боевых трирем, три квартиеры и даже один гигантский мэртисский галеон , флагманский корабль флота. Корабль самого Караграса Черного.
   И с той и с другой стороны тут же промелькнул дождь из каменных ядер. Многие суда получили значительные пробоины и начали медленно погружаться в воду. Их экипаж либо лихорадочно спускал шлюпки, либо просто сигал в море, стремясь добраться до соседних кораблей.
   Наконец флотилии столкнулись. Пиратские суда проносились между бортами вражеских кораблей, ломая им весла и тем самым лишая управления. Галеры таранили друг друга, пробивая обшивку судов ниже ватерлинии, а то и вовсе ломая друг друга напополам.
   Промелькнули абордажные крючья и с той и с другой стороны. Вспыхнула кровавая круговерть рукопашной. При этом корабли ни на секунду не прекращали обстреливать друг друга каменными ядрами, да и стрелы как простые, так и арбалетные и зажигательные летели в изобилии, выкашивая целые шеренги нападавших.
   Караграс сражался как одержимый, орудуя гигантским широким палашом, которым легко разрубал тела нападавших врагов надвое. Его судно стремились взять на абордаж экипаж аж троих квартиер, и теперь на его корабле было особенно жарко. Его флагман уже умудрился протаранить своим подводным тараном пять вражеских судов, но теперь, похоже, за него взялись всерьез.
   Глаза морского разбойника лихорадочно блестели. Он уже прекрасно понимал, что его люди проиграют эту битву, как понимали это и остальные. Но вопреки всему в этой битве не было слышно проклятий в его адрес. Напротив пираты умирали с именем своего вожака на устах, ибо он дал им то, чего до этого не мог дать им ни один человек. Он дал им возможность хотя бы раз в жизни почувствовать себя по настоящему свободными людьми...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Это морское сражение было невероятно жестоким по своему накалу, и было, наверное, самой крупной морской баталией, которая когда-либо случалась на Силоре. Соединенные войска Мэртиса и Сархалиона одержали в этой битве полную победу.
   Караграс погиб одним из последних, умудрившись получить в свою широкую грудь целых пять арбалетных болтов и в последний миг своей жизни разорвать напополам одного из нападавших сархалионцев голыми руками.
   Пираты сумели дорого заплатить за свои жизни, уничтожив треть всего вражеского флота. Выживших головорезов было немного. Практически все они не пожелали сдаваться в плен и были истреблены. После окончания битвы, вражеская армия прошерстила весь остров вдоль и поперек, ворвавшись и в укрепленные шахты, при этом безжалостно уничтожив всех рабов мужского пола, которые попробовали оказать сопротивление. Детей и женщин впрочем, не тронули.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Однако же мы понесли значительные потери в этой битве... - Орсиллиант задумчиво смотрел на побелевшего Ольгредоса. За прошедшие тысячелетия он ни капельки не изменился. Лишь лицо его полностью утратило юношескую живость, приобретя холодную надменность, как внешних черт, так и своей внутренней сути. - Но ты все равно молодец. Союз с чернозадыми оказался правильным ходом, который помог нам избавиться от зарвавшегося сверх всякой меры головореза, и я доволен тобой. Без этого... как его... Караграса пираты станут лишь бледной тенью самих себя... Однако что там с островом? Каково нынешнее положение дел на его территории?
  -Мы поставили там внушительную охрану... Новые рабы работают в шахтах как и прежде... Вот только пираты завезли туда еще и женщин и детей... И мы не знаем что с ними делать дальше, Ваше Совершенство.
  -Если мне будет позволено сказать... - Подал голос стоявший в углу человек в золотистом парадном одеянии светлых братьев.
  -Ну, ну, Карстус, что там у тебя? - Милостиво кивнул Столп Света.
  -Видите ли,... вполне возможно было бы сделать так, чтобы рабы сами поставляли нам нужное количество кобальта без вмешательства надсмотрщиков. Мы потеряли там много людей и...
  -Ты говоришь глупости. - Отмахнулся Орсиллиант. - Если не будет надсмотрщиков, рабы просто не будут работать. Эти ленивые создания напрочь лишены чувства долга перед своей страной!
  -Хм, видите ли,... я бы мог предложить Вашему Совершенству один из методов, изобретенных в султанате.
  -Ну и что это за метод? - Заинтересованно поднял бровь Орсиллиант.
  -Ну, к примеру, раба, который собирает урожай хлопка, в первый день его работ постоянно гоняет надсмотрщик, гоняет до седьмого пота, а к вечеру все, что собирает раб, тщательно взвешивают. Далее уже этот раб работает один, но если он принесет хотя бы раз хоть немного меньше выработки, чем в свой первый день, его жестоко наказывают. А пытки в султанате страшные...
  -Хм, я понял твою мысль, но смотри, если даже сделать так, как ты говоришь, придется проверять каждого нового раба, а на это все равно нужны люди.
  -А можно взять за основу норму выработки самого сильного раба и самого слабого и использовать в качестве нормы среднее значение этих сумм. Там они уже сами разберутся между собой, кто сколько будет работать. Нас ведь волнует не это, а результат. Ну а чтобы у них не закружилась голова от самостоятельности, можно будет устраивать им ежемесячные проверки. Таким образом, мы избежим бунтов и смертей надсмотрщиков.
  -А если они захотят, к примеру, построить корабль, чтобы уплыть оттуда?
  -Ну, это уже маловероятно. Пусть остров, как и раньше, патрулируют наши галеры. Оттуда их жалкие попытки будут видны как на ладони и при малейшей попытке неповиновения, попытке ковать оружие или еще что-нибудь можно будет высылать на них не ленивых надсмотрщиков, а регулярные части, которые быстро объяснят им как правильно себя вести.
  -Ну, что ж... в твоих словах есть здравое зерно... - Задумчиво нахмурился Орсиллиант. - Ладно, в качестве эксперимента попробуем твой метод. Ольгредос, отдай своим воякам все необходимые распоряжения... А теперь пошли вон все отсюда. Я хочу побыть один...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Как показала практика, метод Карстуса оправдал себя в полной мере. На Западный остров стали ссылать всех без исключения преступников мужского пола, которые установили на нем свои звериные бандитские порядки. Таким образом, постепенно Западный остров поменял свое название на остров Насилия, и уже через несколько веков все напрочь забыли его старое наименование.
   Можно даже сказать, что в какой-то мере Караграс Черный осуществил свою мечту и создал свое собственное государство. Вот только насладиться плодами трудов своих уже не успел...
  
  
  
  
   Глава тринадцатая. Вторая Война Веры.
  
  
  
  
  -Зачем ты вновь прибыл к нам, Повелитель Света? - Могучий голос Умбурума неприятным гулом отдавался у Орсиллианта в висках.
  -Сархалионцы и джеррийцы разоряют приграничье моей империи. Я считаю, что пора положить этому конец.
  -Чего ты хочешь от нас?
  -Я предлагаю тебе засадить всю границу между султанатом и моей империей хьорнами. Это остановит зарвавшихся сархалионцев, а ты расширишь границы своих лесов, как давно мечтал.
  -Это хорошее предложение. Но сархалионцы уничтожают мои леса, едва я пытаюсь расширить их границы.
  -На этот раз все будет по-другому. Мои воины света, да и иные войска будут помогать тебе в отражении атак проклятых чернозадых...
  
  
   ***
  
  
  
   Покидая Дивный лес, Орсиллиант не мог скрыть своего торжества. На этот раз все прошло так, как он и задумал. Бог Света стал древним и мудрым существом, просчитывающим свои действия на много ходов вперед, так что он сумел заставить Умбурума принять его предложение, а когда Бог Растений принялся предлагать ему засадить хьорнами всю границу его империи по периметру, он ответил отказом, сославшись на то, что тогда уж все остальные народы Ардониса, не исключая даже грозных сартов ополчатся против них, и тогда они уж точно не устоят.
   На самом деле рассуждения Орсиллианта были не так уж и далеки от сути, но опасался он в первую очередь не этого, а того, что, сильно увеличив площадь своих лесов и численность хьорнов, Умбурум наберет такую мощь, что уничтожит не только его империю, но и вообще засадит своими лесами весь Ардонис, исключая, быть может, лишь Земли Тьмы.
   Однако все обошлось. Бог Жизни проглотил объяснения Столпа Света, и теперь пятьдесят тысяч мэртисских войск вкупе с пятью тысячами эльфов и дриад грозной стеной стояли на границе Сархалиона, охраняя хьорнов, которые активно заполняли пустое пространство степей вплоть до Харбрада.
   Конечно для того, чтобы вырасти и произвести потомство (эти существа размножались корнями, выращивая своего двойника, после чего корневая система обоих древ разъединялась, и оба хьорна вновь обретали самостоятельность) им требовалось время. Как правило, около трех лет. Но как раз это время и собирались дать им войска Столпа Света. Впрочем, слухи об изменениях на границе быстро достигли ушей их противников...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Владыка, тревожные вести с мэртисских границ. Похоже, эти проклятые неверные вместе с тварями Дивного леса готовятся заполонить наши земли. Живые деревья покинули Дивный лес и теперь располагаются вдоль наших границ. Наши разведчики сумели выяснить, что таким образом они перекроют свои границы для наступления наших войск и подготовят плацдарм для наступления своих воинов. Тем более что если площадь лесов будет увеличиваться, справиться с ними у нас не будет ни единого шанса.
  -Проклятье, этого нельзя допустить! - султан Абдалла III гневно вскочил со своего роскошного трона. - Великий Творец свидетель, эти неверные сами напрашиваются на войну! Ну, ничего, мы покажем им, что мы, правоверные, намного сильнее, чем даже их самые мерзкие проклятые Творцом создания! Салман! Объявляй священную войну! Пусть все муллы во всех мечетях трубят об этом во все голоса! Пусть весь сархалионский люд от шейха до последнего жалкого раба выступит на защиту собственных земель!
  -Но, Великий,... быть может, стоит сперва провести переговоры? - Робко протянул первый визирь Салман аль Дигрем.
  -Ничего не хочу слышать! Выполняй мой приказ! Пусть проклятые неверные умоются своей поганой кровью...
  
  
   ***
  
  
  
  
   На этот раз к мэртисским границам подошла небывалая для той эпохи армия в триста тысяч человек и орков. Причем последних было всего шестьдесят тысяч от общего числа. Двадцать тысяч гоблинов, примерно столько же варжьих всадников и орочьих пехотинцев. Ну, и где-то две тысячи элиты. Горных троллей и шаманов.
   Сархалионцы же, используя ненависть джеррийцев к неверным, сумели заключить временный союз и с ними, поэтому сорок тысяч конных степняков стали могучим дополнением к двумстам тысячам сархалионцев, среди которых примерно треть были конницей, ну а остальные простыми пехотинцами.
   У Сархалиона вообще дела с элитными войсками обстояли, мягко говоря, туговато, но это с лихвой компенсировалось их чудовищной многочисленностью. Вообще, все эти страны уже довольно давно не вели крупных войн, и теперь их население изрядно выросло по сравнению с прошлыми тысячелетиями, и сейчас они были как никогда готовы к жестокой битве не на жизнь, а насмерть.
   Все они и люди, и орки, прекрасно понимали, чем чревато такое усиление мэртисских границ и теперь жаждали лишь одного. Уничтожить все силы империи Орсиллианта в едином генеральном сражении и тем самым окончательно сломать ей хребет. Ну а потом уже можно будет рассчитаться и с тварями Дивного леса, благо, какими бы могучими они не были, против гнева трех столь грозных держав одновременно они вряд ли устоят.
   Наверное, это было самое крупное сражение на протяжении всего существования Эпохи Света. Сто тысяч имперцев, несколько тысяч хьорнов, пять тысяч эльфов и дриад против армии, которая превосходила их числом почти втрое. Правда, на стороне мэртиссцев сражались еще и два небожителя и четыре Создания Света, что не могло не сказываться на характере боя.
   Так сложилось, что сархалионцы атаковали имперцев со стороны своего государства, а орки с противоположной, совершив тем самым полный охват противника. Все-таки шестьдесят тысяч харбрадцев очень грозная сила и остановить их продвижение по Мэртису силами одного ополчения (вся регулярная армия в то время готовилась встретить сархалионцев и не могла отвлекаться еще и на орков).
   Войска сшиблись с жутким грохотом и лязгом. Орков сдерживали силы мэртиссцев и воинов иных провинций, а сархалионцы, опасаясь хьорнов, пока лишь обстреливали их издали из катапульт сархалионским горючим зельем.
   Впрочем, живые древа горели из рук вон плохо, и уроженцы султаната, опасаясь разгрома своих союзников, наконец, таки ринулись в рукопашную. Первой неподвижного слитного строя живых древ достигла конница и... практически тут же полегла вся. Ни сархалионцы, ни неукротимые джеррийцы не сумели ничего противопоставить чудовищной силе хьорнов.
   Однако это были лишь передовые отряды. Сегодня численность врагов была слишком велика, чтобы союзники Орсиллианта сумели вот так запросто остановить их. Громадные боевые олифанты врезались в монолитный строй живых древ и рассекли его надвое.
   Сархалионцам открылся проход в тыл вражеского войска. Казалось, все было кончено, но тут внезапно в дело вступил еще один персонаж. Громадный оживший четырехногий пень с грубым гротескным ликом, на котором были едва заметны выцветшие зеленоватые глаза, воздел свои гибкие длинные руки-ветви над головой, и вокруг него сгустилось травянисто-зеленое мерцание.
   Листва со всех живых древ внезапно облетела и закружилась вокруг него в безумном хороводе, а затем превратилась в мельчайшую пыль, рассеявшуюся по окрестностям, упав в основном на сархалионские порядки.
   Уроженцы султаната отчаянно закричали. Безобидная на вид пыльца принялась разъедать их плоть, которая стремительно краснела и отваливалась пластами. Однако это было еще не все. Внезапно все выжившие хьорны окружили своего господина и принялись с сухим треском врастать в его тело.
   Через минуту перед ошарашенными воинами как с той, так и с другой стороны предстало кошмарное циклопическое древо с множеством конечностей, которое тут же атаковало сархалионцев, сокрушая их порядки. Кошмарные лапы бестии давили за один присест по десятку воинов султаната, и они не выдержали.
   С воплями страх сархалионцы принялись разбегаться в разные стороны, а воспользовавшиеся этим мэртиссцы вкупе с Орсиллиантом сумели окончательно сломить сопротивление орков. Ни тролли, ни шаманы не сумели переломить исход боя. Все что они сумели сделать, так это спасти свои войска от полного истребления и нанести врагам значительный урон, заставив их отказаться от преследования.
   Помимо основного сражения произошло еще одно знаменательное событие. В самый разгар битвы на Орсиллианта ринулся огромный авлар с гигантской косой в лапах и сбросил его с белоснежного жеребца, на котором тот восседал. Закипел ожесточенный поединок, во время которого Владыка Ночи умудрился выбить оружие из рук Бога Света, но тут им снова помешали.
   Какой-то громадный бородатый детина поперек себя шире с жуткими шрамами по всему лицу обрушил на Вэла свой зазубренный клинок. Мелькнула "коса смерти" и богатырь покатился по земле с рассеченным боком, но тут Создания Света, отрезанные на время от своего повелителя ревущей толпой харбрадцев, сказали свое слово.
   Поток ярко желтого пламени отшвырнул главу вампиров прямо в визжащий орочий строй и тот, получив громадное количество ран от их ятаганов, едва сумел сбить пламя и, расшвыряв своих противников в стороны, зигзагами полетел прочь. Сегодня с него было явно достаточно битв.
   Сражение было невероятно жестоким. Обе армии потеряли более половины от своей численности, и хотя победа осталась за Мэртисом и его союзниками, Орсиллианту пришлось раз и навсегда отказаться от идеи использования хьорнов для охраны границ своей империи. Впрочем, его противники также получили хороший урок и уже никогда более вплоть до страшных лет Темной Эпохи не решались на крупные войны с империей света.
   А гиганту, спасшему жизнь Богу Света, которого, к слову сказать, звали Цербер, Орсиллиант даровал дворянство и бессмертие, а также назначил его одним из командиров воинов света. Это был первый из двух человек за всю Эпоху Света получивший бессмертие из рук Орсиллианта. Вторым был Орестос Арциум, глава академии Атонфересса с 3850 года Э. С., но это уже совсем другая история...
  
  
  
   Глава четырнадцатая. Истрис.
  
  
  
  -Сестра, сестра, смотри, что у меня!
  -Что? - Полненькая пятилетняя рыжеволосая девчушка с кудрявыми рыжими волосами и задорными голубыми глазами с интересом уставилась на свою старшую сестру темноглазую девчонку лет восьми.
  -Кукла колдуна. - Девчонка гордо продемонстрировала своей младшей сестре грубо сделанную тряпичную куклу с нарисованными темной краской огромными глазами и глупо улыбающимся ртом.
  -А для чего она? - С интересом вытаращила глазенки малышка.
  -С ее помощью мы отомстим вредному Рону за то, что он постоянно дергает нас за косички.
  -А как?
  -А вот так. - Старшая сестра деловито принялась тыкать иглой в руки и ноги куклы. - Теперь он будет испытывать страшшшную боль! - Выкатила глаза девчонка.
  -Может не надо... - Робко протянула младшая.
  -Да ладно тебе, Истрис! - Поморщилась черноволосая. - От боли еще никто не умирал. За то ему впредь неповадно будет нас доставать!
  -Чем это вы тут занимаетесь? - В комнату девчонок деловито протиснулся озорной мальчуган лет семи с темными волосами и дерзкими насмешливыми глазами.
  -Ты ничего не чувствуешь? - Пристально вгляделась в его лицо старшая из сестер.
  -А что я должен чувствовать? - Искренне удивился паренек.
  -Ну, как... руки, ноги не болят?
  -Нет! Вы же знаете, я здоров как бык! - Искренне расхохотался мальчуган и от души дернул девчонку за косу.
  -Перестань! - Хлопнула его ладонью по руке старшая. - Тоже мне сын виконта... Выходит, заклятье не сработало. - Повернулась черноволосая к младшей сестре.
  -Но почему, Тира? - Простодушно удивилась Истрис.
  -Наверное, я что-то сделала не так. Надо пойти и спросить у Храньи. Она в этих делах дока, она нам поможет...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Старая Хранья бывшая служанкой в замке графа Ранеуса действительно вызывала у всех без исключения слуг некий внутренний трепет. Внешне она походила на обычную старуху с ног до головы закутанную в бесформенные темные тряпки, однако было в ней нечто такое, отчего все остальные слуги предпочитали держаться от нее как можно дальше и не попадаться лишний раз на глаза.
   Злые языки болтали, что она колдунья, но никто никогда по вполне понятным причинам не видел ее за ворожбой. Со слугами света шутки были плохи.
   Маленькая Истрис тоже боялась старую Хранью, однако жажда узнать, почему же все-таки заклятье не сработало, пересилила даже ужас перед неизведанным, и она таки заставила себя заглянуть в темную каморку старой служанки.
   То, что она там увидела, заставило ее в первое мгновение беспомощно замереть. Время было ночное, и потому все в замке в основном уже отошли ко сну, но вот Хранья, вместо того, чтобы предаваться заслуженному отдыху сидела на корточках на деревянном полу и сосредоточенно листала тяжелый фолиант в черной тисненой коже.
  -Что ты читаешь? - Замирая от ужаса, прошептала Истрис, тихонько войдя в комнату.
  -Юная госпожа... - Хранья испуганно сунула фолиант себе за пазуху. - Ничего я тут вот... показалось вам,... да и спать вам пора давно...
  -Не не показалось. - Уверенно протянула Истрис, задорно блеснув глазенками. - Дай и мне почитать!
  -Нет, госпожа, ни к чему вам это... - Попыталась, было отговорить девчушку старая служанка, однако та явно была настроена более чем решительно.
  -Ты ведь не хочешь, чтобы кто-нибудь узнал о том, что я видела?
  -Нет, госпожа... умоляю вас, не рассказывайте никому! Иначе мне конец... - Потерянно прошептала служанка. К сожаленью ее дверь никогда не запиралась на засов, так как граф не любил, чтобы у его слуг из числа холопов была даже такая иллюзия свободы, ну а уж если его дочь расскажет ему о том, что видела у нее какую-то непонятную книгу, то тогда пиши пропало. Нрав у Его Милости более чем суровый. Так что в лучшем случае ее просто казнят.
  -Ладно, юная госпожа. Но только вы все равно ничего в ней не поймете.
  -Вот ты меня и обучишь. - Деловито потерла руки Истрис. - Давай, доставай...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Скажи, Хранья... - Задумчиво прищурилась рыжеволосая девушка лет восемнадцати. - Я знаю тебя с самого детства и с тех пор ты практически не изменилась,... а ведь ты уже тогда была стара... Тебе что, ведом секрет вечной жизни?
  -Нет, что вы, госпожа. - Испуганно пробормотала служанка. - Эта тайна великая... мне неведомая,... но мне ведомо, как продлять жизнь, но не навечно, потом рано или поздно старость все одно возьмет свое.
  -Научи меня этому!
  -К чему вам это, госпожа? Вы итак молоды и прекрасны, зачем вам этот секрет?
  -Затем, что я не всегда буду такой, глупая старуха! - Непреклонно отрубила виконтесса. - Ну же!
   С того момента как маленькая Истрис нашла у Храньи запретную книгу минуло двенадцать лет. Виконтесса из нескладного любознательного ребенка превратилась в шикарную девушку с безупречной фигурой. Немалую лепту в этом отношении сыграли и те знания, которые были запечатлены на страницах древнего фолианта.
   Но вот что касается характера, то здесь ситуация была обратной. Властная, себялюбивая натура графа наложила на Истрис несмываемый отпечаток, и к семнадцати годам добрый сердцем и непосредственный ребенок превратился в заносчивую холодную красотку, которая плевать на все хотела кроме своих собственных желаний.
   К слову сказать, она была единственная, кто знал об этом тайном увлечении Храньи. Быстро смекнув, что такими знаниями не стоит делиться с кем попало, да и небезопасно это, Истрис предпочла держать рот на замке и за последнее время сильно отдалилась от светского общества аристократов, нередко собиравшихся в замке ее отца, которое волновали лишь придворные интриги и шашни с себе подобными.
   Нет, ей это было неинтересно. К чему ей любовь, к чему ей эти недалекие, глупые как курицы подруги, если в ее распоряжении была Сила. Это пустоголовая Хранья использовала темные знания лишь для того чтобы продлять себе жизнь. Она же поступит умнее. В фолианте были и иные могущественные заклинания, которые могли, к примеру, уничтожать неугодных ей людей. К примеру, заклятье Темного Червя. Идеальное оружие убийства.
   При умелом использовании его симптомы можно было спутать с обычным отравлением. И теперь Истрис намеревалась наконец-то стать хозяйкой самой себе...
  -Вот, госпожа... - Торопливо зачастила Хранья, показывая Истрис на открытую страницу фолианта. - Это здесь...
  -Ага... Ладно, с этим мы разберемся позже... Хранья, ты помнишь заклятье Темного Червя?
  -Зачем мне его помнить, госпожа. Это плохое заклятье. Страшный грех перед Всевышним накладывать его...
  -Страшный грех перед Всевышним - это заниматься черной магией в принципе! - Рявкнула Истрис на испуганную старуху. - Или, по-твоему, мы тут с тобой в куклы играем?
  -Так... грешна, госпожа, как есть, грешна... от матушки моей эта книга мне досталась... сызмальства черному ведовству училась, не было у меня иной доли...
  -Оставь свои оправдания! Я итак сто раз уже слышала эту историю! У меня не было выбора... - Передразнила она старуху. - И сейчас у тебя его тоже нет. Либо ты помогаешь мне убить отца, либо я прикажу сжечь тебя заживо!
  -Но как же... госпожа... батюшка ведь ваш...
  -Делай, что я сказала! Мне одной не справиться... Заклятье отнимает слишком много сил... будешь отдавать мне свою энергию во время ритуала, а уж заклятье я сама как-нибудь наложу, раз ты у нас такая чистоплюйка!
  -Хорошо, госпожа, как изволите... только это... подготовиться бы мне до завтра.. а уж там мы с вами все в миг справим, не извольте сомневаться...
  -Уж не задумала ли ты выдать меня отцу? - Прищурилась Истрис. - Хотя, что ж это я... тогда тебе ведь тоже не жить... ладно, так и быть. Дам тебе время до завтра. Но если ты подведешь меня, то лучше бы тебе и вовсе не рождаться на свет...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -...Ты что несешь? - Граф Ранеус вытаращил глаза на опустившую голову служанку. - Это моя дочь! МОЯ ДОЧЬ! А ты говоришь мне, что она хочет убить меня, старая тварь?!
  -Так, Ваша Милость,... ей богу так... сама мне она вчера об этом сказала...
  -Ладно... - Граф судорожно опорожнил кубок с вином. - Ты служила мне верой и правдой много лет, и я не вижу причин тебе лгать... Как именно она хочет это сделать?
  -Магия, Ваша Милость. Недобрая темная магия...
  -Магия? - Недоверчиво нахмурился Ранеус. - С ней что в заговоре еще какой-то темный колдун?
  -Так... Ваша Милость... я ее темному ведовству то и обучила, мой грех,... а оно вон как все повернулось...
  -Ах ты мразь... - Граф с маху ударил старуху кулаком в лицо, разбив его в кровь. - Ты погубила мою дочь,... погубила ее душу... - Ранеус устало опустился в свое резное деревянное кресло, не обращая внимания валяющуюся у его ног старуху. - Стража! Немедленно приведите сюда Истрис! Живо!...
  -Истрис. - Холодно обратился граф к своей дочери, дождавшись, когда стража приведет ее, которая его изрядно побаивалась. - Это правда?
  -Ччто, отец? - Через силу выдавила из себя девушка, которая изрядно побаивалась властного Ранеуса.
  -Эта старая ведьма говорит, что ты хочешь убить меня при помощи какого-то нечестивого чародейства!
  -Отец, да кому ты веришь! Эта безумная старуха попросту окончательно свихнулась!
  -Ваша Милость... - Еле слышно пробормотала Хранья, тщетно пытаясь встать. - Книга... там в моей комнате... пусть ее сожгут... слишком много зла...
  -Тупая тварь! - Истрис в гневе подскочила к старой наставнице и пару раз сильно ударила ее ногой по ребрам. - Там же бесценные знания!... - И внезапно осеклась, только сейчас осознав, какую ошибку она совершила.
  -Вот значит, как... - Лицо графа приняло донельзя зловещее выражение. - Вся в свою непутевую мать... говорили мне, не женись на кварисске, этот народ все равно, что дикие звери. Ни верности, ни благодарности, ни манер... Стража! Эту - Кивок на лежавшую Хранью. - Бросьте в подземелье. А ты - он повернулся к Истрис, и та с ужасом отшатнулась. Казалось, лицо ее отца в единый миг постарело на двадцать лет - собирай свои вещи и проваливай к чертям из моего замка. Если через неделю тебя обнаружат в Шаргре, то схватят и сожгут как чернокнижницу... Вон с глаз моих...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Ваша Светлость, чем обязан? - Глава шаргрских слуг света Онтус Кин доброжелательно уставился на графа Ранеуса. По сословной лестнице Ранеус стоял намного выше него, но должность шаргрского главы слуг света уравнивало их. Или даже делало Онтуса несколько значимее.
  -Желаю здравствовать, достопочтенный Онтус. Как поживаете вы и ваша семья? - Начал издалека граф.
  -О просто, замечательно, любезный! - Рассмеялся Кин. - Но у вас донельзя бледный вид. Что-то случилось?
  -Да... случилось,... моя дочь оказалась чернокнижницей... - Ранеус с силой сжал кулаки, опустив голову.
   Кроме дочери у него больше не было прямых наследников, хотя он и мечтал о сыне. Но, увы. С некоторых пор его семя перестало давать плоды, и теперь, похоже, все его состояние и титул перейдут к брату, которого Ранеус, мягко говоря, сильно недолюбливал.
  -Хм... вот как... - Смущенно прокашлялся Онтус. - Ну, если она покается перед Всевышним мы, возможно, смогли бы...
  -Я сжег святотатку собственными руками. - Отчеканил Ранеус, глядя прямо перед собой.
  -Даже так... Ну что ж, вы были в своем праве, Ваша Светлость. Думаю, Всевышний по достоинству оценит вашу набожность и верность его заветам...
  
  
   ***
  
  
  
  
   В эту ночь на главном торговом тракте, ведущем из Шаргры в Кварис было как обычно тихо. Лишь одинокий всадник скакал верхом на небольшой гнедой кобыле. Был он закутан в глухой темный плащ, из под капюшона которого то и дело выбивались кудрявые рыжие девичьи волосы.
   Истрис зловеще усмехалась. Ее отец настолько ошалел от всего происходящего, что даже забыл приказать стражникам сжечь фолиант, который девушка под шумок успела прихватить с собой, благо, повинуясь приказу Ранеуса, ее никто не задерживал и не обыскивал.
   После опомнившийся граф пытался найти злосчастную книгу, но Истрис к тому времени была уже далеко. Тогда помянув всех чертей, Ранеус приказал надеть на Хранью глухой черный мешок, заткнуть и кляпом рот, а затем привязать к деревянному столбу и сжечь на глазах у всей челяди, объявив, что это была сама Истрис.
   Те, конечно, быстро смекнули, что дело тут нечисто, тем паче, что исчезновение Храньи заметили все слуги без исключения, но уже потом, когда их таскали на допрос к светлым братьям, ни один из них не поделился с ними своими догадками, благо неприятностей для себя не хотел никто.
   Таким образом, Истрис официально объявили казненной святотаткой, и о ней все забыли...
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Все готово?
  -Да, госпожа. - Угодливо кивнули двое невысоких сутулых людей, закутанных в грубые темные плащи.
  -Тогда пошли прочь. - Брезгливо скривила нос женщина лет тридцати.
   Дождавшись, когда слуги удалятся, женщина одним движением скинула с себя роскошное шелковое платье и погрузилась в горячую ванну полную теплой свежей крови. Помимо самой драгоценной влаги жизни в ванне плавали и различного рода внутренности наподобие сердец и почек. Внутренности были человеческими. Причем принадлежали они явно либо карликам, либо детям. Сами же жертвы поневоле лежали тут же на белом мраморном полу купальни. Три девочки лет семи с красивыми кукольными лицами и длинными золотыми волосами.
  -Дорогая... - В купальню вальяжно вошел могучий чернявый мужик лет сорока. - Ну, как тебе сегодняшнее жертвоприношение?
  -О, прекрасно, милый! - Демонически расхохоталась красотка с белой мраморной кожей и кудрявыми рыжими волосами. - Все просто замечательно...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Тревожные вести, Ваше Совершенство. - Почтительно поклонился могучему мускулистому златовласому юноше невысокий человечек средних лет.
  -Что там у тебя, Таннус? - Недовольно поморщился Орсиллиант. - В последнее время все во дворце стало его сильно раздражать. Причем сам Столп Света так и не сумел понять, по какой причине.
  -В Кварисе пропадают люди. И все бы ничего, если бы это были обычные смерды, но несколько недель назад пропала дочь одного из тамошних рыцарей, и то, что он сообщил...
  -И что же он сообщил? - Вопросительно поднял бровь Столп Света.
  -Он сообщил, что в этом повинен местный барон и его жена. Они якобы давно уже занимаются черной магией и приносят в жертву людей.
  -Ну, это уж наверняка байки! -Рассмеялся Орсиллиант. - Просто вассал не слишком доволен своим сюзереном и...
  -Видите ли, Ваше Совершенство... я тоже сперва так подумал, но потом решил все же выяснить, что к чему, благо смерды давно уже судачат о темных делишках тамошнего властелина... Короче говоря, я внедрил в замок своего человека и он сообщил мне что слухи о жертвоприношениях есть ни что иное как чистая правда. К тому же там уже образовался целый орден чернокнижников. Именуют они себя Черные Сестры, причем заправляет всем даже не сам барон, а его жена.
  -Хм, даже так... - Задумчиво нахмурился Орсиллиант. - Ну что ж, это тяжкое преступление. Я мог бы еще закрыть глаза на убийство смердов, но убийство благородного, тем паче ритуальное... тем паче создание нечестивого ордена... Нет, за такие дела наказание может быть лишь одно. Смерть. И ты, Таннус, приведешь сей приговор в исполнение в наикратчайшие сроки...
  
  
   ***
  
  
  
   Через несколько недель после вышеописанной беседы к замку барона подошла десятитысячная армия воинов света. Местный барон Ольвис не стал вступать с ними ни в какие переговоры. Вместо этого он приказал запереть ворота и поднять мост.
   Замок держал оборону три дня до тех пор, пока маги Огня не сумели пережечь цепь подъемника, и мост не вернулся в первоначальное положение. Барон слишком поздно понял свою ошибку. Ему бы вовсе сжечь эту конструкцию, чтобы отрезать нападавшим все пути, но нет. Исправить свою ошибку ему уже не дали.
   Воины света под прикрытием прицельных залпов из арбалетов сумели разбить тараном ворота и проникнуть вовнутрь, после чего все находящиеся в замке, не исключая и самого барона и его челяди были вырезаны до последнего человека.
   Его жену, равно как и трех ее ближайших фрейлин обнаружить не удалось.
  
  
  
  
  
  
   Глава пятнадцатая. Дракс.
  
  
  
  -Значит, ты все же решился, Дракс. - Могучий змееголовый человек в глухой черной броне насмешливо разглядывал ничуть не уступающего ему габаритами такого же монстра, у которого, правда, в отличие от него не было шипастых наплечников командира.
  -Оставь свою иронию, Граор. - Рыкнул названный Драксом. - Ты достаточно долго был первым. Пришла пора тебе немного подвинуться.
  -Неужели ты всерьез рассчитываешь победить меня? - Насмешливо прорычал Граор. - Мальчишка! Да я разделаюсь с тобой одним ударом!
  -Вот это мы завтра и выясним. - Ничуть не обескуражено отпарировал Дракс.
  -Что ж, вызов брошен. - Пожал плечами Граор. - Завтра нас рассудит смерть...
  
  
   ***
  
  
  
   Арена Смерти была в замке хорхов ничуть не менее священным местом, нежели даже внутренний алтарь Великого Демиурга Смерти Тхэрсиорха. Круглая, вымощенная идеально гладким серым камнем, испещренным различными фресками самого пугающего и отталкивающего толка, она была предназначена лишь для смертельных поединков.
   Дрались здесь, как правило, сами хорхи, хотя случалось здесь показывать свое мастерство и чужакам, тем, кому "посчастливилось" по той или иной причине оказаться прибитым к скалистым берегам Имероса.
   Сегодня же зрителей, собравшихся здесь ждало особенно интересное зрелище. Не каждый день могучему Граору, не знающему себе равных в рукопашном бою, и второму лицу на острове после самого магистра Гвэрга бросают вызов.
   Вообще, Граор, наверное, был сильнейшим воином на всем Имеросе не исключая даже и самого магистра, но вот магический потенциал его был крайне невысок по сравнению с колдовским искусством Гвэрга, поэтому каждый из них занимал ту нишу,... какую занимал. Однако у Дракса магический потенциал и вовсе был равен нулю, хотя бойцом он был отменным, поэтому практически никто не сомневался, что Граор сегодня одержит верх.
   Наконец по знаку магистра поединок начался. Граор начал медленно наступать на своего соперника, вращая своей великанской секирой. Дракс в ответ замахнулся своей, не менее громадной. Оба оружия сшиблись со страшным звоном, но ни один из бойцов не упал. Похоже, их физические силы были примерно равны.
   Вообще оба соперника походили друг на друга как братья близнецы, и если бы не шипастые наплечники Граора, хорхи вообще вряд ли бы сумели различить кто где. Пять минут ожесточенного поединка на большой скорости не привели ни к чему. Оба воина уже шатались от усталости, но один из них так и не сумел взять верх.
   Тогда Граор решил прибегнуть к магии. Во время очередного выпада лезвие его секиры подернулось серым прахом, и оружие Дракса переломилось надвое. Не ожидавший этого хорх замешкался, и зачарованное оружие глубоко пробороздило ему бедро.
   Хорх с глухим рыком рухнул на каменный пол арены. Сил для того, чтобы подняться у него не было.
  -Проклятый щенок... - Хрипло прорычал Граор. - Было видно, что этот бой дался ему нелегко. - Однако же ты заставил меня попотеть,... но ничего... теперь у тебя два выхода. - Он повернулся к зрителям и уже совершенно другим громким уверенным голосом проговорил. - Либо ты признаешь свое поражение и отправляешься в изгнание, либо примешь смерть здесь и сейчас! Выбирай.
   Дракс колебался недолго.
  -Изгнание... - Еле слышно выдохнул он, и его соперник торжествующе воздел руки над головой, празднуя победу.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Уже к вечеру Дракс понял, что до утра не дотянет. Зачарованное оружие нанесло ему незаживающую рану, которая уже подернулась безжизненной сероватой пылью, сжиравшей его плоть заживо. Силы еще оставались, но так будет недолго. Через несколько часов он не сможет ходить, а затем и вовсе... Дракс отогнал дурные мысли прочь.
   Что ж, лечить его как изгоя гроссмейстеры отказались, но он воин и если ему что-то нужно, он придет и возьмет это сам. Даже если это навлечет на него гнев его народа. Ведь, в конце концов, теперь он все равно изгнанник...
  
  
   ***
  
  
  
  -Тебе чего здесь надо? - Хмурый стражник-хорх недоброжелательно уставился на изгоя. - Теперь тебе сюда хода нет.
  -Орх, окажи мне последнюю услугу. Дай хотя одним глазком взглянуть на нашу святыню! В последний раз! - Истово выдохнул Дракс, прячя глаза.
  -Нет. - Непреклонно отрубил хорх. - Ты изгой. А изгоям тут места нет! Пошел вон отсюда, пока я не изрубил тебя на куски! - Хорх угрожающе начал поднимать свою секиру.
  -Хорошо я все понял. - Покорно кивнул Дракс, опустив плечи.
   Орх гордо выпрямился, и тут короткий засапожный нож вошел ему точно в левый глаз. А еще через секунду резной металлический срезень, выпущенный из миниатюрного арбалета точно также уничтожил его напарника, который даже не успел толком ничего понять.
   Злобно усмехнувшись, Дракс вытащил из-за пояса свою секиру, и обрушил ее на массивный дверной засов. Ему удалось перерубить его с трех ударов, хотя в голове уже стоял кровавый туман, а ноги еле держали. Прошагав на негнущихся ногах до каменного постамента, хорх что было сил стиснул в кулаке темно-синий сапфир, мерцающих холодным светом и мысленно воззвал к его сути.
  -Что тебе нужно, посвященный? - Зазвучал холодный голос камня в его голове.
  -Вылечи меня... - Прохрипел хорх и тут же почувствовал леденящую силу Смерти, которая целебным бальзамом окутала его тело.
  -Я снова здоров и полон сил! - Выдохнул Дракс. - Послушай, мои сородичи не дают тебе уничтожать твоих врагов, живя здесь на этом треклятом острове. Я же обещаю тебе много вражеских душ и жизней! Ты пойдешь со мной?
  -Да...
  
   ***
  
  
  
  
  -Как сбежал? - Гвэрг в гневе стукнул по столу бронированным шипастым кулаком. - Немедленно догнать! Один он не мог далеко уйти!
  -Боюсь, что это не так, магистр. - Виновато поклонился один из гроссмейстеров. - Изгнанник похитил Сапфир Смерти, нашу святыню. С его силой он легко уйдет от любого преследования...
  -Вы пытались воззвать к его силе?
  -Да, магистр. Это не принесло результатов. Проклятый щенок успел отплыть слишком далеко...
  -Проклятье... - Гвэрг сумрачно прищурил свои желтые змеиные глаза с вертикальными зрачками. - Похоже, что Сапфир Смерти для нас потерян...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Ликованию Дракса не было предела. Камень оказался настолько могущественным, что ему даже не пришлось грести на той лодке, которую он похитил. Судно неслось вперед с огромной скоростью без всякого его участия, и теперь его заносчивые сородичи уже никогда не сумеют его найти.
   Прикинув все за и против, Дракс решил плыть на Ардонис. Он был в общих чертах в курсе, что там твориться, хотя все же и с некоторыми оговорками. Все-таки новости на Имерос приходили редко и, как правило, с весьма большим опозданием. Однако это его не слишком смущало.
   В конце концов, бодатся с Орсиллиантом напрямую он не собирается, ну а с его слугам света и прочими прихлебателями он уж как-нибудь сумеет справиться. С такой то силой.
  
   ***
  
  
  
   Приплыв на Ардонис, Дракс первым делом занялся тем, что уничтожил пару деревень при помощи силы камня, таким образом, сдержав свое обещание перед ним. Двое слуг света, встреченные им во второй деревне не смогли оказать ему достойного сопротивления и были уничтожены Волной Праха, так же как и все остальные жители деревни.
   Хорх зловеще расхохотался и на развалинах человеческих построек вновь потянулся к силе камня. Его глухой черный доспех начал меняться прямо на глазах, и вот через несколько мгновений уже вся его поверхность была покрыта внушительными трехгранными шипами. Такой доспех мог позволить себе лишь сам магистр Гвэрг. Дракс довольно усмехнулся. Теперь он может позволить себе все что угодно.
  
  
  
   ***
  
  
  
   Дракс держался из последних сил. Все оказалось не столь радужно, как он сперва себе представлял. Вот уже третью неделю его гнали словно дикого зверя полдюжины отборных слуг света и три десятка чародеев различных стихий. Как оказалось, сила камня была далеко небеспредельной и в последней стычке он едва не погиб, чудом скрывшись от преследователей. Хорошо еще, что камень сполна насыщал его своей энергией, позволяя ему не нуждаться в пище, иначе его положение и вовсе стало бы катастрофическим.
   Теперь же Дракс направлялся в земли султаната Сархалион. Там он надеялся скрыться от погони и составить новый план. Однако на землях султаната его встретили не менее враждебно.
   Уничтожив несколько аулов и сархалионских отрядов, Дракс поймал одну из лошадей, и при помощи Сапфира Смерти сделав ее на время невероятно сильной и быстрой, направился в пустыню Сали. Его путь лежал в город Крон, где по слухам давно уже никто не жил.
   Пустыню хорху пришлось уже пересекать на своих двоих, ибо лошадь пала практически возле самых ее границ. Если бы не могучая магия камня Дракс бы загнулся от невыносимой жажды еще на пол пути до загадочного города, а так ничего. Энергия камня в равной степени заменяла ему и пищу и воду.
   Наконец, достигнув вожделенного города, Дракс долгое время обследовал его таинственные развалины, обнаружив громадное количество зомби, которых при помощи Сапфира Смерти полностью подчинил своей воле. Теперь в его распоряжении была армия в несколько сотен мертвяков самого разнообразного толка, но хорх не стал возвращаться в Сархалион и начинать войну. Слишком мало у него было для этого сил.
  -Мы должны выждать. - Втолковывал он жаждущему крови камню. - Сейчас война ни к чему не приведет. Я погибну, а ты затеряешься в веках, как и раньше. Вместо этого нам нужно копить силы, чтобы в решающий момент быть во всеоружии.
  -Что мне делать? - Вопрошало творение неведомых сил.
  -Копи силу. - Непреклонно отрубил хорх, расположившись в подвале одного из самых больших строений города. - А чтобы не тратить энергию еще и на меня, погрузи мое тело в сон. Так мы сможем избежать ненужных магических затрат...
  
  
  
   Глава шестнадцатая. Го.
  
  
  
  
  -Ты уверен, что справишься? - Изящный беловолосый человек, по лицу которого совершенно не угадывался возраст, рассеянно перебирал между пальцами цветок жасмина, глядя на невысокого худощавого мужчину с раскосыми глазами и желтоватой кожей, облаченного в простую оранжевую хламиду. Оба находились в изящной беседке немыслимо прекрасного рукотворного сада пропитанного духом ранней осени, ибо именно подобный облик пожелала придать ему воля хозяина здешних мест. - Это сложная задача. Ассальк не назовешь гостеприимным местом... Горхейм тем более...
  -И все же разрешите мне попытаться, наставник. - Твердо наклонил голову иссайшинец.
   Мастер Синх испытующе вглядывался в своего лучшего ученика, стараясь обнаружить в нем хотя бы малейшие признаки неуверенности в себе. Уже многие тысячелетия Синх возглавляя Храм Совершенств, став преемником исчезнувшего неизвестно куда великого Янга Белого Лотоса, своего приемного отца. Синх был урожденным Богом Жизни, со временем он научился пользоваться своим даром и даже его внешность претерпела существенные изменения, став гораздо более законченной и совершенной, а волосы раньше бывшие темными стали белее первого снега... Однако как он ни старался, он так и не сумел обнаружить искомое. Взгляд молодого мастера восьмого дзена был тверд, а дух исполнен уверенности в собственном успехе.
  -Хорошо, можешь попытаться... - Наконец с видимым усилием выдохнул Синх. - Ты же все равно сделаешь по-своему...
  -Наставник, я...
  -Вот только не надо этого... - Рассмеялся Бог Жизни. - Я же не вчера родился, все прекрасно понимаю. Не дай я своего согласия, ты бы все равно поступил по-своему. Видимо, время действительно пришло. Иди и постарайся вернуться живым. Я же буду молиться за тебя...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Небольшое иссайшинское судно отправилось в путь ровно на следующий день после разговора Го со своим наставником. Молодому мастеру было немного стыдно за то, что небожитель так легко разгадал его планы, но он утешал себя тем, что старается не для себя, а для благополучия всего Храма Совершенств. Собственно говоря, так оно и было на самом деле.
   Полтора десятка матросов разных ступеней посвящения, но все не ниже шестого дзена, ибо нижестоящие мастера просто не сумели бы без последствий пересечь Черту, также были прекрасно осведомлены о целях похода и были готовы подобно своему предводителю идти до конца. В здешних широтах стояло жаркое лето, и погода была довольно благоприятной для путешествий, а отсутствие ветра легко компенсировалось колоссальной силой и работоспособностью иссайшинцев, способных, казалось грести сутки напролет, совершенно не ощущая усталости.
   Первой целью воинов востока был Ассальк. Слывший одним из самых страшных и негостеприимных мест Силоры, он, тем не менее, по вполне достоверным данным являлся хранилищем Адаманта Света, одного из камней Силы короны Орсиллианта, утерянных небожителем тысячелетия назад. Похоже, пришла пора вновь отыскать забытое.
   Целый месяц отняла дорога у отважных иссайшинских мастеров до этого места, прежде чем они, наконец, обрались до его скалистых негостеприимных берегов. К счастью для людей востока у Храма Совершенств уже были кое-какие связи с темными эльфами, проживавшими в здешних джунглях, и посему Го и его команда плыли не наобум, высадившись как раз аккурат на побережье перед здешним необычным лесом.
   На руку иссайшинцам сыграли также и малые размеры их корабля. Фактически эта была очень большая лодка, хотя и донельзя прочная и маневренная. Суда больших размеров, как правило, либо садились здесь на мель, либо их разбивало бушевавшим здесь мощным прибоем о прибрежные скалы. Однако иссайшинцы - умелые мореходы, сумели справиться и на этот раз, благополучно миновав все опасные места и достигнув суши без малейших потерь.
   Растительность здешних земель очень удивила молодого мастера и некоторых других членов его команды из тех, что еще не бывали в этих местах. Преимущественно темно-фиолетового оттенка, она не внушала доверия даже на первый взгляд. Си - один из старейших мастеров седьмой ступени, коренастый низкорослый человек лет пятидесяти на вид, хотя на самом ему было больше трехсот, уже не раз бывавший на Ассальке за свою долгую жизнь, флегматично развел огонь, бросив в него щепоть ярко-зеленого порошка, и принялся ждать.
   От костра повалил густой удушливый ярко-зеленый дым, и хозяева здешнего места откликнулись на зов. Уже через сутки в разбитый иссайшинцами лагерь пожаловали немыслимо прекрасные человекоподобные существа с кожей темно-шоколадного оттенка.
  Особенно среди них выделялся один, более могучего, нежели остальные телосложения, крепкий, словно составленный из древесных корней с длинными заплетенными в косы волосами, он сразу же подошел к брату Го, безошибочно выделив его как предводителя пришельцев.
  -Я - Миеркади. - Голос у темного эльфа был очень мелодичным, но притом и сильным и мужественным. Голос настоящего воина. - Я полубог здешних лесов и вождь темных эльфов. Что привело вас в наши владения?
  -Мое почтение, Миеркади. - Коротко поклонился молодой мастер, хотя молодым он был лишь по рамкам бессмертных, ибо разменял уже девятый десяток. - Мое имя Го, мы с моими братьями прибыли на ваш остров в поисках древней реликвии, принесенной Орсиллиантом из иного мира. Мне сказали, что ты ждал нас и поможешь нам в наших поисках.
  -Да это так. - Наклонил голову полубог. - Я помогу вам, ибо ваш народ уже сделал немало благого для моих соплеменников. Но точное местонахождение камня неведомо мне, я лишь знаю, что он на землях Живых Камней, а это крайне опасное для всего живого место. Случись иначе, я бы и сам не отказался от владения подобным артефактом... Но нет нужды трактовать мои слова как угрозу! - Развел руки Миеркади при виде нахмурившегося Го. - Обещаю, что не буду претендовать на артефакт, я уже получил от вас всю необходимую плату.
  -Да, мастер Синх сказал, что тебе можно доверять. - Улыбнулся Го. - Я нисколько не сомневаюсь в твоей порядочности, просто камень сей действительно очень могучее вместилище древних сил, и не должно ему пребывать не в тех руках. У нас же на острове он будет в безопасности, и никто не обратит его силу во зло.
  -Но как именно вы планируете искать его? Земли Живых Камней обширны, и если идти вслепую, может не хватить и года, чтобы обнаружить искомое...
  -О, не беспокойся об этом. - Рассмеялся Го. - Вот это. - Молодой мастер показал полубогу медный кулон, висевший на его шее. - Амулет, способный чуять эманации силы камня и указать нам путь к его местонахождению.
  -Хорошо. - Улыбнулся полубог. - В таком случае сейчас мы проследуем с вами в наши леса, где вы сможете как следует отдохнуть, а уж затем займемся поисками...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Должен сказать, что нам везет. - Миеркади неторопливо обвел взглядом окружавшую его пустынную равнину. Впрочем, беспечность полубога была явно лишь внешней. На самом деле он в любую минуту был готов встретить опасность. - Столько прошли и ни одного следа Живых Камней. Это радует...
   Три дня иссайшинцы отдыхали и набирались сил после долгого путешествия, а затем Миеркади предложил Го, наконец, отправиться за камнем. В поход больше никого решили не брать, ибо, против Живых Камней бесполезно практически любое оружие, и даже бессмертные мастера востока вряд ли что-либо могли им противопоставить в открытой схватке. Так что рисковать еще и их жизнями, равно как и жизнями рядовых темных эльфов было попросту незачем.
  -Идти осталось недолго. - Брат Го решительно указал вперед. - Амулет твердит, что камень где-то поблизости.
  -Он общается с тобой? - заинтересовался полубог.
  -В каком-то смысле. - Кивнул мастер. - Я улавливаю его... настрой... Толком не могу объяснить, это сродни наитию.
  -Я тебя понял. - Улыбнулся Миеркади. - Я чувствую тоже самое, когда слушаю лес...
   Пройдя еще примерно с полчаса пути, путники, наконец, натолкнулись на небольшую природную пещеру, по сути, расселину прямо в земной поверхности, ибо поблизости не было гор или даже скал, так небольшой сглаженный холм. В общем, особого впечатления хранилище древнего камня силы не производило.
  -Это здесь. - Го указал на пещеру. - Камень внутри. Амулет почти горячий...
   Живых Камней не было поблизости, и посему путники решили рискнуть и углубиться в расселину. Пещера оказалась не слишком глубокой и неожиданно закончилась небольшим залом с глухой стеной, на широком камне возле которого и возлежал Адамант света, крупный камень размером с куриное яйцо сияющий чистым золотым свечением. А подле него лежали две довольно внушительные груды крупных валунов.
  -Осторожно. - Одними губами шепнул Миеркади, но Го его услышал. - Это Живые Камни. Не потревожь их.
  -Го в ответ на это лишь коротко кивнул и пошел вперед, знаком призывая полубога оставаться на месте.
   Шаг иссайшинца был стелющимся и абсолютно бесшумным, благо умению двигаться стремительно и незаметно в Храме Совершенств обучали более чем хорошо. Осторожно приблизившись к постаменту, Го, не мудрствуя лукаво, взял Адамант света в ладонь и спрятал в складках плотного темного походного плаща.
   Все так же, стараясь не производить лишнего шума, иссайшинец двинулся обратно, но то ли сказалось исчезновение реликвии, то ли мастер допустил какую-то иную оплошность, но Живые Камни внезапно пришли в движение. Груды камней медленно заворочались, складываясь в гротескное подобие человеческих фигур...
  -Ходу! - Уже нисколько не таясь, крикнул мастер и опрометью бросился наружу, следом за ним ринулся и Миеркади.
   Големы настигли их у самого входа. Гигантские каменные страшилища, они при всей кажущейся неповоротливости могли двигаться на удивление быстро и проворно. Го, оказавшийся последним у входа, резко ударил ближайшего голема ногой, вложив в этот удар всю свою силу и мастерство, выработанное в Храме. Однако тот в ответ лишь недовольно загрохотал и двинул мастера своим каменным кулачищем в грудь.
   От чудовищного удара тело иссайшинца пролетело метров пять и рухнуло далеко от входа без сознания. Изо рта мастера вытекло тоненькая струйка крови. Было похоже, что ему досталось всерьез. Миеркади при виде этого, тут же воткнул в землю свой посох из железного древа и мелодичным голосом пропел слова древнего заклинания.
   От основания посоха внезапно начали отделяться многочисленные толстые зеленые побеги, которые проворно оплели весь вход в пещеру не давая големам выбраться наружу. Миеркади же, не теряя времени даром, проворно подхватил тело Го и свой посох, и гигантскими звериными скачками понесся прочь от этого злополучного места. Двигался он очень быстро, благо его сила и скорость далеко превосходили силу человека и даже обычного бессмертного, и потому големы, которым пришлось затратить некоторое количество времени на то, чтобы очистить проход, так и не сумели его настичь...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Признаться, я тронут. - Го тепло глядел на улыбающегося полубога. После того, как он сумел оторваться от Живых Камней, Миеркади благополучно добрался до леса и передал тело мастера местным целителям, которые своими эликсирами и настойками быстро сумели вернуть ему здоровье, благо в искусстве врачевания темные эльфы были большими доками, особенно по меркам этого мира. Прогостив у местных хозяев еще неделю, отряд, запасшись всем необходимым, решил, наконец, продолжить свой путь. - Ты спас мне жизнь, и ничего не потребовал взамен. А ведь мог и забрать камень себе, благо ты вполне имеешь на это право.
  -Не буду спорить. - Рассмеялся полубог. - Но без тебя я бы вряд ли сумел исполнить задуманное. Ты обладаешь большой храбростью. Не каждый воин решился бы на то чтобы сунуться к Живым Камням. А что до Камня, то он мне не нужен. Равно как и моему племени. Он излучает враждебную силу, и я верю, что на вашем острове он будет в намного большей безопасности.
  -В таком случае еще раз благодарю тебя за помощь. И знай, что отныне, я твой вечный друг и должник. Если тебе понадобится помощь - лишь дай знать, где и когда. И я буду там.
  -Хорошо, добрый друг, я буду помнить. - Улыбнулся полубог, обнимая мастера. - Я тоже приду тебе на помощь, лишь позови. Отныне мы с тобой братья...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -В этих краях довольно холодно. - Иссайшинец зябко поежился, поплотнее закутываясь в плащ. - Теперь, по крайней мере, становиться понятно, зачем мы взяли с собой теплые вещи. Спасибо мастеру Си за его мудрость и предусмотрительность.
   Мастер Си кивнул, улыбнувшись в ответ. Отношения иссайшинцев друг к другу всегда отличались теплотой и вниманием к ближнему, выгодно в этом отношении выделяясь среди взаимоотношений прочих рас и народов этого мира. Там все, как правило, происходило с точностью до наоборот.
   На этот раз в поход отправилось пятеро мастеров, по сути, треть всего отряда. Самые старейшие и опытнейшие. Остальные остались ждать их в одном и сартских портов, где у людей востока также был налажены хорошие связи, благо иссайшинцы как никто в этом мире умели, что называется, наводить мосты. Территорию Сарты отряд пересек без происшествий, так как мастера запаслись верительными грамотами, за немалую толику звонкого золота, разумеется, а вот в самом Горхейме все вряд ли могло пройти столь же гладко.
   Огры были абсолютно равнодушны к любым драгоценным металлам, попросту не знаю цены, в отличие от человеческого мяса. Оно как раз таки считалось среди этих полудиких гигантов истинным деликатесом и ценилось, что называется, простите мне эту невольную остроту, на вес золота.
   Амулет Го и на этот раз оказал путникам неоценимую услугу, безошибочно указывая направление. Около четырех дней плутали мастера по этой суровой негостеприимной земле, избегая столкновений с коренными обитателями здешних мест, пока, наконец, не прибыли на место.
   Пока отряду удавалось избегать открытых столкновений, благо все его члены были опытными воинами и умели при необходимости действовать скрытно и не лезли на рожон. Однако теперь все будет иначе. Иссайшинцы, прячась за скалистым уступом, хорошо разглядели семью огров и их могучего лидера, на шее которого на простой грубой веревке и висел вожделенный Алмаз Слез. Крупный камень невероятной чистоты размерами формой точь в точь повторявший Адамант Света, который, к слову сказать, остался со второй группой иссайшинцев, чтобы в случае провала миссии, им удалось сохранить хотя бы его.
   Огры были громадными, жуткими созданиями с грубой коричневой кожей и под три метра ростом. Конечно, это были не Живые Камни, но все же и этих гигантов убить было крайне сложно даже таким непревзойденным воинам как иссайшинцы, которые как раз таки не могли похвастать выдающимися размерами. После короткого совещания, было решено идти за камнем ночью, когда чудовища уснут, благо их пещера находилась как раз неподалеку от места дислокации отряда. Если все сделать правильно, то миссия увенчается успехом. Возможно, даже удасться обойтись без лишних жертв, как с той, так и с другой стороны.
   Пятеро бесшумных теней осторожно подобрались ко входу в огромную, не в пример больше той, что служило хранилищем Адаманта Света, пещере расположенной довольно высоко в малопроходимых скалах Горхейма. Возле него беззаботно дрыхло двое молодых огров, которых вообще то послали охранять он семьи, благо междоусобицы меж кланами не были такой уж большой редкостью, но молодые воины отнеслись к своим прямым обязанностям совершенно наплевательски и предпочли подобно остальным предаться сладкому ночному сну.
   Заметив спящих огров, брат Го подал знак остальным затаиться неподалеку и осторожно двинулся вглубь пещеры. Благодаря усердным тренировкам иссайшинец превосходно видел в темноте без всяких факелов и посему ему легко удалось миновать все извилистые повороты пещеры и не наткнуться ни на кого из спящих великанов, которые предавались сну прямо на холодном каменном полу, завернувшись в грубо выделанные вонючие шкуры горных козлов.
   Ложе вождя находилось в самой глубине пещеры. По сути, представляло оно собой целый ворох все тех же шкур кишащих клопами и иной мало приятной живностью, на котором, раскинув могучие лапы-бревна, возлежал сам глава семейства в компании двух молоденьких самочек.
   Поморщившись от витавшего в пещере запаха, молодой мастер тихонько двинулся вперед, обнажив кинжал. Камень все также висел на шее вождя, и иссайшинец намеревался лишь срезать его с веревки, не убивая владельца. Зряшная жестокость всегда была чужда людям востока и в особенности выученикам Храма Совершенств.
   Деловито наклонившись над могучим телом вождя, Го осторожно взял веревку двумя пальцами и одним быстрым ударом рассек ее, освободив камень и сунув его за пазуху. Огр, подобно недоброй памяти големам, проснулся в самый неожиданный момент, видимо шестым чувством почуявший, что его вот-вот бессовестно обворуют. Издав свирепый рев, он попытался сцапать иссайшинца своими могучими лапами, но тот ловко ушел от захвата, вонзив нож прямо в толстую шею огра. Тот лишь недовольно взрыкнул и, вскочив с ложа, вновь ринулся на противника.
   Иссайшинцу не повезло. В темноте он споткнулся о ногу одной из самок, которая отчего то так и не проснулась, и растянулся на земле. Огр радостно осклабился и схватил иссайшинца в свои могучие объятья, легко оторвав от земли. Го, однако, не растерялся и, собрав всю свою внутреннюю энергию, ткнул огра двумя пальцами чуть пониже уха.
   Тот взрыкнул и разжал свои костедробительные объятия, тряся головой. Мастер сполна воспользовался замешательством соперника и со страшной силой ударил его ногой в шею, вогнав торчавший из нее кинжал в плоть по самую рукоять. Огр всхлипнул и тяжело завалился на пол, перегородив своей тушей весь проход, что впрочем, отнюдь не помешало отважному мастеру как можно скорее ретироваться, а то оставшиеся в живых страшилища также начали потихоньку просыпаться растревоженные поднявшимся шумом.
   На счастье Го, одуревшие со сна чудовища попросту не заметили его впотьмах, и ему удалось без проблем пробраться к выходу и даже миновать стражников, которые все также продолжали дрыхнуть, ибо находились от места схватки дальше прочих и ничего не слышали.
  Оказавшись снаружи, мастер подал знак своим воинам, что все в порядке, и иссайшинцы поспешно ретировались с места преступления.
   Все было исполнено чисто и в наилучшем виде. В ночной мгле неуклюжие и недалекие, да к тому еще и оставшиеся без вожака огры вряд ли сумеют их нагнать, а к утру они уже будут далеко от этого места. На земли же других кланов ограм хода нету, если они, разумеется, не хотят большой войны. Инстинкт защиты территории у этих гигантов, несмотря на довольно низкий интеллект, был развит более чем отменно.
  
  
   ***
  
  
  
  
   В дальнейшем иссайшинцы безо всяких проблем пересекли Горхейм в обратном направлении, ибо в основном передвигались по ночам, в то время как огры вели преимущественно дневной образ жизни. Территорию Сарты они прошли также без приключений, благо заплатили стальному народу сполна за свободный проход, а слово сарта, как известно больше его жизни, и этот народ практически всегда старался честно соблюдать договоренности.
   Морское путешествие до острова Ис Сай Ши также прошло гладко, без сучка и задоринки, видно мастер Го родился под счастливой звездой, которая и уберегла его и его отряд от потерь. Камни Силы заняли достойное место в Храме Совершенств, а еще спустя столетия мастер Го стал верховным настоятелем храма, взамен ушедшего на покой Синха, который, правда не оставил своих учеников, продолжая жить с ними бок о бок и присматривать за ними, но практически не вмешиваясь более в их дела и посвящая все свое время духовной медитации и самосовершенствованию.
   Надо сказать, что планировал брат Го походы и за иными камнями Силы, коих было еще предостаточное количество во всех частях света, но слишком много забот легло на его плечи сразу после возвращения, и посему пришлось ему, скрепя сердце остаться на острове, и увещевания мастера Синха сыграли в этом не последнюю роль, а посланные за камнями иные мастера сгинули в чужих землях, так и не достигнув успеха и лишь напрасно сложив свои головы. Так продолжалось вплоть до самой эпохи Самхейна, но это повествование найдет свое отображение лишь в последующих хрониках.
  
  
  
   Глава семнадцатая. Илбрек.
  
  
  
  
  -Ты полукровка. - Полный, упитанный подросток с коричневой кожей выступающими клыками над нижней губой исподлобья рассматривал своего ровесника, который в отличие от него был сложен намного более пропорционально.
  -Заткнись, Трыг, лучше заткнись... - С мрачной угрозой прорычал второй.
  -Ты полукровка. - С тупым упрямством повторил подросток. - И имя у тебя нежное как у самки.
  -Смерть тебе! - Зарычал его собеседник и очертя голову бросился на обидчика. Оба противника покатились по земле, и более худой сумел быстро оказаться наверху, молотя соперника могучими кулаками. Оба участника драки принадлежали к племени огров, могучих, но недалеких созданий и уже сейчас были ощутимо сильнее любого взрослого мужчины из числа людей.
   Соперник Трыга был намного более худым, но его худоба с лихвой компенсировалась железной мускулатурой и звериной гибкостью, которой не было у самого Трыга. Таким образом ему быстро удалось успокоить соперника, нанеся ему ряд тяжелейших ударов кулаком по голове а затем деловито добить массивным булыжником, лежащим неподалеку, размозжив ему голову в кровавую кашу.
  -Во! Сразу видно моя кровь! - Обрадовано проревел гигантский огр, одобрительно хлопая худого подростка по плечу. Схватка происходило на глазах у всей семьи неподалеку от пещеры, но никто из них даже и не подумал вмешиваться в нее.
  -Твой полукровка убил моего сына, Гныр. - Угрюмо набычился не менее могучий гигант, сверля подростка тяжелым взглядом.
  -Закрой свою пасть! - Свирепо рявкнул Гныр на зарвавшегося огра. - Твой сын - жалкий слизняк, раз не сумел побить Илбрека! Из него получится хорошее жаркое... А ты если еще раз назовешь моего сына полукровкой, получишь дубиной промеж своих поганых глаз! Это ясно?
   Собеседник Гныра ничего не ответил. Лишь угрюмо опустил взгляд, признавая поражение. Гныр был вождем одной из семей огров живших в скалах Горхейма на севере. Был он могучим не ведающим жалости воином, но при этом в отличие от многих своих собратьев обладал он и изрядной долей интеллекта.
   И вот однажды этот необычный огр совершил вместе с другими самцами своего клана набег на людские земли, чтобы добыть сочного человеческого мяса. Никто не знает, что делала в то же самое время в глухой санарисской деревушке светлая эльфийка, но после того как жители деревни были перебиты и съедены оголодавшими ограми, ее саму есть не стали, а забрали с собой.
   Редкая красота бессмертной поразила Гныра в самое сердце. Он не знал, кто именно угодил ему в руки, но все равно решил сделать ее своей женой. Эльфийку понятное дело никто о согласии спрашивать не стал, у огров это было попросту не принято.
   Невероятно, но факт. Их союз дал плоды, а точнее плод в лице Илбрека, могучего полуогра-полуэльфа, который унаследовал все лучшие качества обеих рас. От эльфов - ум, изящество, ловкость и бессмертие . От огров - недюжинную физическую мощь.
   Конечно полукровку другие огры тут же восприняли в штыки, и если бы не покровительство могучего отца, то его давно бы уже съели. Мать Илбрека, так она сама назвала парнишку, умерла практически сразу после родов, не снеся тяжкого бремени, а отец переименовывать отпрыска не стал, посчитав волю умершей священной, настолько велика была его любовь к ней.
   Не раз и не два случалось так, что парня задирали другие дети семьи, но таким Илбрек всегда давал жесткую оборотку, так как с самого детства обладал сильным характером и железной волей. К тому же будучи намного умнее сверстников, он сумел выработать свою собственную манеру ведения боя и к пятнадцати годам стал сильнейшим подростком клана, да еще и к тому же очень удачливым в охоте.
   Молодые самки огров (да и старые тоже) поглядывали на могучего полукровку с обожанием, ибо по меркам этого племени он действительно был невероятно красив, но Илбрек лишь брезгливо сторонился их. Он вообще обладал многими странностями с точки зрения этого племени. К примеру, носил зачем-то кусок кожи на бедрах, прикрывая гениталии. К чему, ведь он ни капельки не греет, да и совокупляться гораздо проще без него...
   Впрочем, на эти его чудачества огры закрывали глаза, благо Илбрек приносил своему семейству изрядную пользу. Закрывали до тех самых пор, пока его отец не свалился со скалы, сломав себе ногу на охоте. Могучего Гныра, которого до этого боялись, как огня методично добили и съели, ибо таков был обычай клана. Мяса на всех не всегда хватало даже летом. Место же главы семьи осталось вакантным...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Илбрек задумчиво глядел в небеса, сидя на корточках возле пещеры. Как же все-таки причудливы и непредсказуемы извивы судьбы! Еще вчера он был сыном вождя, а теперь же в одночасье превратился в изгоя. Ыбр - сильнейший огр после гибели его отца, кстати говоря, тот самый, чьего сына он убил в поединке, практически сразу же предъявил свои права на место вождя. Илбрек оспорил это, и теперь завтра по обычаям племени их обоих ждет поединок.
   Полуогр мрачно усмехнулся. Ыбр вдвое больше и тяжелее его, но он не боялся предстоящего боя. Благо в его арсенале умений значится не только одна грубая сила...
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ну что, щенок, готов к смерти? - Огромный огр поперек себя шире насмешливо разглядывал хрупкую на его фоне фигуру Илбрека. Тот в ответ лишь дернул щекой и ничего не ответил. Не к чему тратить силы на пустые разговоры.
   Ыбр же вальяжно расхаживал из стороны в сторону, давая остальным огром насладиться собственной непомерной мощью. Он нисколько не сомневался в своей победе. Вчера отродье Гныра заявило, что побьет его простой длинной заостренной палкой... Его веселью тогда не было предела. Да это с позволения сказать оружие переломится от одного удара его могучей дубины!
   Илбрек же настороженно выжидал. Наконец Ыбру надоело тянуть кота за хвост, и он атаковал. Его дубина просвистела в считанных сантиметрах от головы юноши, который ушел от удара ловким красивым перекатом. Сие действо происходило неподалеку от пещеры на каменистом плато, одним концом упирающемся в пропасть. Ыбр пока только и мог, что гонять своего юркого противника по этой импровизированной арене. Он никак не мог зацепить его своим оружием.
   Илбрек же выждал, когда его соперник совсем расслабится и потеряет бдительность, и нанес ему сильнейший удар своим шестом под колено. Огр пронзительно взвыл и выронил свою дубину. Следующий удар пришелся прямиком острым концом в глаз Ыбра и заставил того отступить на три шага к краю пропасти. Дальше события развивались с ошеломляющей быстротой.
   Шест Илбрека запорхал как бабочка. Удар, еще удар. Морда - пах, морда - пах. Снова морда... Победа. Отступая под сумасшедшим градом ударов, Ыбр оказался слишком близко к краю пропасти и рухнул в нее с отчаянным криком.
   Полуогр же тяжело дыша, поднял свой шест над головой, как знак своей победы. Огры поддержали его яростным ревом. Сила была для этого племени наивысшим кумиром из всех возможных.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Значит так. - Илбрек свирепо оглядел самцов своей семьи, которых собрал в пещере, предварительно выгнав оттуда всех женщин и молодняк, на малый совет. - Я хочу объединить силы многих семей под единым вождем.
   Ответом ему было лишь недоуменное молчание. Мудреная речь полуогра оказалось для его сородичей не слишком понятной.
  -Я хочу стать вождем нескольких семей! - Свирепо прорычал Илбрек.
  -Так это... - Наконец подал голос самый сообразительный из огров. - Их же кормить придется... А мяса нам и самим мало...
  -Следи за логикой - Илбрек пристально уставился в глаза огра - много семей - много воинов. Гораздо больше воинов, чем сейчас. Больше воинов - больше походов. Крупных походов. Мы сможем вырезать целые деревни! Больше походов - больше мяса! Нежного сочного мяса!
  -Ааа... это да! - Радостно заулыбались огры. - Похоже, теперь эта идея пришлась по вкусу всем.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Илбрек устало вытер пот со лба. Это был уже третий его поединок с главой иной семьи, и он опять одержал верх. Однако он не собирался останавливаться на достигнутом. Его двуручный меч из превосходной стали, который он отнял у одного из санариссцев срубил уже много голов его соплеменников и срубит еще. На очереди четвертая семья. Говорят их вождь настоящий монстр, но это даже и к лучшему. В конце концов, риск делает его жизнь лишь ярче и острее...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   На поединок Илбрека с могучим Багром собрались огры аж целых пяти семейств. Три семьи теперь ходили под рукой самого Илбрека, ну, а две другие подчинялись могучему сопернику полуогра. Все дело было в том, что Багр, как и сам Илбрек был далеко неглуп и, пользуясь своей силой, начал подобно сопернику прибирать к рукам остальные семьи своего народа. Пока он разделался лишь с одним вождем, но то не беда. Сегодня он значительно расширит свое влияние и станет самым великим огром в истории своего народа.
   Багр был настоящим колоссом. Более трех метров высотой, поперек себя шире он опирался на чудовищную дубину с вставленными круглыми камнями в набалдашник.
   Его противник же поигрывал двуручным клинком, который в его лапах смотрелся полуторником. Вообще за последние его годы Илбрек изрядно поднабрал веса и сил, но все равно был ниже на голову чем гигант Багр и намного менее массивным.
   Битва происходила на северных равнинах Горхейма, так что нечего было и думать, что трюк, сработавший с Ыбром, вновь поможет ему. Сражение началось совсем не так, как рассчитывал Илбрек. Его соперник не стал подобно остальным вождям бросаться в схватку очертя голову, а вместо этого медленно кружил вокруг Илбрека, выгадывая удобный момент для нападения.
   И вот свершилось. Атака Илбрека была настолько стремительной, что Багр не сумел вовремя среагировать и получил неглубокое рассечение бедра. Дальше больше, меч полуогра замелькал с невероятной скоростью и в самое короткое время Багр получил огромное количество мелких порезов. Осознав, что еще немного, и он проиграет схватку, огр яростно взревел и швырнул свою дубину прямо в лицо опешившему от такого Илбреку.
   Полуогр инстинктивно отшатнулся и потерял равновесие, чем сполна и воспользовался его соперник, выбив меч из его руки и сжав в могучих костедробительных объятьях. От дикой боли у Илбрека потемнело в глазах, но он не растерялся и от души ударил пальцами по глазам соперника. Багр яростно рыкнул, но объятий не разжал, и тогда Илбрек, уже задыхаясь, сумел быстро-быстро нанести целую серию подобных ударов. Этого уже с лихвой хватило не только на то, чтобы Багр разжал объятья, но и на то, чтобы он отступил на несколько шагов назад, полностью потеряв ориентацию.
   У самого Илбрека перед глазами тоже плясали кровавые круги, но в отличие от Багра он хотя бы что-то видел, поэтому он, шатаясь, подобрал свой меч и на последних силах одним могучим ударом вспорол сопернику брюхо.
   Багр жалобно заревел и рухнул на колени, после чего Илбрек уже поистине запредельным усилием вонзил клинок ему в шею и устало сел на землю, даже не потрудившись вынуть меч из уже мертвого тела.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Илбрек стал самым великим вождем Горхейма за всю историю существования народа огров. После поединка с Багром он не стал расширять более границы своих владений, благо последний поединок едва не стал фатальным для него самого, а занялся укреплением уже завоеванного. Его незаурядный ум позволил ему грамотно наладить быт своих подданных и его клан никогда более не знал голода. Так продолжалось вплоть до страшных лет Темной Эпохи Самхейна. Но это уже совсем другая история...
  
  
  
  
   Глава восемнадцатая. Херрея.
  
  
  
  
  -Госпожа, у нас есть для вас новая посвященная. - Почтительно поклонилась худая девица затянутая в черную кожу рыжеволосой женщине средних лет в простой черной хламиде, восседающей на резном деревянном кресле выкрашенном в черный цвет.
  -Какого черта, Рана! - Раздраженно рыкнула на девушку рыжеволосая. - Новая посвященная не тот повод, по которому ты вправе меня беспокоить!
  -Видите ли, госпожа... - Осторожно начала названная Раной. - Все дело в том, что ее дар Тьмы весьма и весьма необычен...
  -Ладно, веди ее сюда... - Отмахнулась рыжеволосая. - И моли всех богов, каких только знаешь, чтобы твои слова подтвердились...
   Тогда по знаку затянутой в кожу девицы двое дюжих обнаженных до пояса мускулистых охранника ввели робко озирающуюся по сторонам невысокую черноволосую девушку.
  -Кого ты мне привела! - Злобно ощерилась рыжеволосая. - В этой овечке нет ни толики магии! Теряешь хватку, Рана...
  -Госпожа Истрис, эта овечка в одиночку вызвала заклятье Темного Червя!
  -Что за бред ты несешь... - Нахмурилась рыжеволосая.
  -Клянусь Великой Тьмой, эта чистая правда! Я сама бы не поверила, если бы не видела это собственными глазами!
  -Вот как... Стража! Приведите сюда одного из пленных смердов! Посмотрим, на что на самом деле сгодится эта простушка...
   Когда пленный общинник, оказавшийся невысоким белобородым дедом, которого выросшая в Шаргре Истрис упорно именовала смердом был, наконец, доставлен, рыжеволосая повернулась к трясущейся от страха девушке и сказала.
  -Сейчас ты покажешь свое умение вот на нем. Если сумеешь наложить Темного Червя, то займешь достойное место в нашем клане. Нет, и присоединишься к остальным пленникам. И ты кстати тоже. - Повернулась Истрис к испуганно сжавшейся Ране. - Мне не нужны глупцы и неудачники в моем клане.
  -Давай, не подведи меня! - Рассержено толкнула Рана в бок совсем растерявшуюся девчушку. - Ну же!
   Девушка, повинуясь настойчивым взглядам Раны, сосредоточенно уставилась на старика-общинника и стиснула руки в замок.
  -Ну, давай же, черт бы тебя побрал! - Отчаянно прокричала Рана, видя, что усилия девушки не приносят плодов. Ей было слишком хорошо известно, что бывает с теми, кто имел несчастье разозлить жестокую предводительницу клана Черных Сестер.
   И наконец ситуация начала меняться. То ли девушка испугалась криков Раны, то ли наоборот, сумела взять себя в руки, но дед вдруг отчаянно закричал, а затем его начало рвать густой черной жижей. Через несколько секунд мертвое тело старого общинника окончательно перестало дергаться и затихло.
  -Поразительно! - Выдохнула Истрис. - Никакого внешнего выплеска магии и такой результат! Как такое вообще возможно... впрочем,... тут же спохватилась Истрис, боясь уронить свой авторитет перед остальными клановцами - такое бывает, когда... ладно не важно! Как тебя зовут, чадо? - Повернулась она к девушке.
  -Хера, госпожа. - Неловко поклонилась колдунья.
  -Хера... Что ж, ладно, Хера, твой талант действительно очень впечатляет... Иди пока, Рана укажет тебе твою комнату, ну а потом... ну а потом посмотрим, на что ты сгодишься...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Оставшись одна в своих покоях, Истрис задумчиво уставилась на предусмотрительно разожженный слугами огонь в камине. Что-то не так с этой девчонкой, ох не так. Наложить в таком возрасте заклятье Темного Червя, да еще и усиленное в несколько раз и при этом так, что она сильнейшая черная ведунья во всей империи света ничего не почувствовала...
   В фолиант заглядывать бесполезно, за прошедшие сто тридцать лет она уже изучила его вдоль и поперек. Там даже близко не говорится ни о чем подобном. Истрис устало вздохнула. На самой границе ее подсознания вертелась догадка, в каких именно случаях такое может быть, но главе Черных Сестер никак не удавалось ухватить эту мысль за хвост.
   Промучавшись над этим вопросом некоторое время и так и не найдя ответа, Истрис оставила разрешение этой загадки до лучших времен и начала готовиться ко сну. Похоже, что ей уже пора на покой.
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ваше Совершенство, тревожные вести приходят с Санариса. Говорят, там завелись какие-то чернокнижники, приносящие в жертву людей и тиранящие мирное население.
  -А куда же смотрят слуги света? - Нахмурился Орсиллиант - Они, что не знают, что за беспорядок на их территории я сурово спрошу с них в первую очередь?
  -Сие так, Владыка. - Наклонил голову Горгон. - Но все дело в том, что они никак не могут обнаружить нечестивое логово.
  -Так откуда же тогда идут слухи?
  -От общинников, Владыка. Они говорят о некой темной цитадели сокрытой от глаз простых смертных могущественными чарами. Ни слуги света, ни кто-либо еще так не сумел обнаружить его.
  -Это очень плохо... Это очень плохо, Горгон. Смерды должны быть уверены в моей силе и способности покарать любого, кто будет чинить произвол! Иначе может возникнуть бунт и... прочие неприятности. - Орсиллиант недовольно поморщился. Воспоминания о Войнах Крови до сих пор вызывали у него неприятное ощущение сродни головной боли.
  -Владыка, если позволишь, у меня есть одна задумка.
  -Ну, ну, что там у тебя?
  -Кобальтовая пыль, Владыка.
  -Конкретнее! У меня нет ни времени, ни желания разгадывать твои ребусы!
  -Мы могли бы обсыпать некоторое количество наших разведчиков кобальтовой пылью и послать в те места, где предположительно находится логово чернокнижников. Она должна заблокировать отводящие глаза чары. Уверен, в самое ближайшее время это принесет нам плоды...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Гарт неподвижно лежал в густых зарослях крапивы, не обращая внимания на жалящие болезненные укусы ядовитого растения. В полусотни метров от него стоял небольшой черный замок, во дворе которого деловито сновали люди. Были они облачены в одинаковые черные хламиды.
   Охраняли же их неподвижные безмолвные стражники. Гарт замер, боясь лишний раз пошевельнуться. Неслыханная удача! Неужели это и есть то самое логово, которое они с товарищами ищут уже не первую неделю? Похоже, что оно и есть. Благослови Атон Великого полубога Горгона за столь блестящую задумку с кобальтовой пылью.
   Теперь надо как можно незаметнее улизнуть, ну а потом кабаки и продажные девицы ждут его с распростертыми объятиями. За обнаружение логова чернокнижников Горгон самолично обещал нашедшему аж семьдесят золотых монет! Как говорится, хватит и погулять всласть, и дом справить, да еще и детям с внуками останется!
   До самой ночи пролежал Гарт в крапиве и лишь когда на улице окончательно стемнело, осторожно двинулся прочь. За обещанной наградой.
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Госпожа, похоже, нас обнаружили.
  -Сколько их? - Надменно поцедил красивая черноволосая женщина лет тридцати.
  -Десять тысяч, госпожа Херрея. Среди них маги Света и Огня, сам полубог Горгон и два Создания Света. Какие будут приказания?
  -Держать оборону до последнего. - Холодно отчеканила названая Херреей. - У нас все равно нет другого выхода.
   Могучий мускулистый мужчина, затянутый в черную кожу коротко по военному поклонился и покинул заклинательный зал. Оставшись одна, Херрея задумчиво пожевала губами. Да ситуация весьма непростая. Если не сказать катастрофическая.
   Уже больше столетия минуло с тех пор, как она стала главой клана. Истрис умерла от старости на сто шестьдесят втором году жизни, передав ей все свои знания и умения, и объявила перед всем кланом свою волю, назвав Херрею своей преемницей.
   Конечно, далеко не все Черные Сестры клана были согласны с этим, благо на тот момент Херрее было всего лишь сорок пять лет, в то время как в клане было несколько колдуний, которые перешагнули уже столетний рубеж. Однако большинство все же поддержало выбор предводительницы, ибо Херрея, несмотря на относительно молодые годы, была самой сильно ведьмой клана, не исключая даже и саму Истрис.
   В итоге выбор был сделан, и Херрея стала новой предводительницей Черных Сестер. Надо сказать, взялась она за дело весьма рьяно, сразу же казнив некоторых клановцев, которые выступали против нее чересчур уж открыто, и остальные тут же присмирели. За полтора столетия они привыкли к жесткой властной манере Истрис, и Херрея в этом отношении ничуть от нее не отличалась, так что это устроило всех. Устоявшийся распорядок не хотел нарушать никто.
   На момент описываемых событий Херрея давно уже перешагнула стопятидесятилетний рубеж, но никаких признаков старения она у себя не замечала, в то время как Истрис в том же самом возрасте чего только не делала, чтобы вернуть себе стремительно увядающую молодость.
   Это походило на бред, но в глубине души Херрея почему-то и вовсе была уверена, что не состарится вообще никогда. Чепуха, наверное,... но с другой стороны есть же Орсиллиант, Горгон и прочие бессмертные! А чем она сама хуже?
   Вообще в основной своей массе все члены клана, несмотря на тайные знания доступные им, мало чем отличались от обычных селян в той своей части, что не любили ломать голову над внешне неразрешимыми загадками. То бишь, к примеру, если Орсиллиант - бог, то он бессмертен. Почему? Потому что это так. Вот и вся логика. Знания же их сводились к небольшому базовому набору заклятий, которые позволяли продлять себе жизнь и уничтожать неугодных.
   Для скептиков же скажу, что, к примеру, в тех же боевых искусствах боец, как правило, стремится наработать несколько базовых ударов и комбинаций, которые оттачивает до совершенства и эффективно применяет в бою. Некоторые потом идут дальше. Некоторые этим и ограничиваются.
   В магии все то же самое. Зачем разучивать громадное количество заклятий, если их применение требует колоссальных сил и внутренних изменений применяющего, если можно тупо наработать несколько самых нужных и все. Смерды трепещут и преклоняются, старухи получают возможность, простите за грубость, трахать молодых красивых мальчиков, ну а большего нам на хер не надо. По настоящему искусных мастеров и знатоков своего дела редко можно найти даже среди плеяды чародеев. Так уж устроена наша жизнь.
   Однако высокие материи высокими материями, а десятитысячная армия Столпа Света никуда не исчезнет сама собой, и Херрея поспешила отогнать посторонние мысли прочь. Сейчас ей потребуется вся ее сила, чтобы выжить...
   Кликнув стражу и приказав привести к ней всех посвященных высшего круга, исключительно женщин, так как мужчины выполняли в секте лишь роль воинов и охранников, Херрея отдала приказ.
  -Вы все сдерживаете армию Горгона, сколько можете. Никакой сдачи в плен! Вы знаете, что вас тогда ждет. Улизнуть тоже не получится. Селяне выдадут вас в два счета. Так что остается одно. Сражаться до последнего. Вы будете сдерживать вражеских солдат и чародеев, я же буду в своих покоях готовить одно пренеприятнейшее заклятье. Думаю - Херрея зловеще усмехнулась - оно окажется крайне неприятным сюрпризом даже для полубога и его прихвостней.
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Скрытая глухим черным плащом, Херрея пробиралась к потайному ходу. Наивные глупцы! Неужели они и впрямь думают совладать с таким противником? Нет, как ни крути, она поступает правильно. Столь самонадеянные и жалкие идиоты недостойны жизни. Она же сама сумеет улизнуть, и когда все уляжется, вновь возродит свой клан. И на этот раз она сделает все по-своему. Истрис была во многих отношениях великой ведуньей, но ей не хватало широты взглядов.
   Херрея жестко усмехнулась. Как раз ее взгляды были самыми широкими во всех отношениях. Стараясь не обращать внимания на крики умирающих солдат и чародеев ее клана, ведунья нащупала потайной рычаг и отодвинула один из камней в сторону, открыв широкий подземный ход. Ее ждала новая жизнь.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Херрея затравленно озиралась. Обложили со всех сторон! А ведь как удачно все сперва складывалось... Покинула цитадель Черных Сестер, прошла потайным подземным ходом и уже на поверхности наткнулась на одинокого воина света. Не удержалась от искушения и превратила его в черный пепел, мстя за погибший клан, и тут из близлежащих кустов в нее полетели стрелы и фаерболы магов Огня.
   Один из огнешаров зацепил ее самым краем, оставив на память болезненный ожог плеча, но могучая магия ведуньи и ее нечеловеческая сила и выносливость позволили ей на некоторое время оторваться от погони. Однако затем ей вновь не повезло. Преследователи пересели на лошадей и вновь настигли ее.
   Чудом добравшись до небольшой деревушки, Херрея наугад скользнула в одну из местных халуп, в которой обнаружилась девушка лет восемнадцати и совсем еще маленькая девчушка лет пяти, явно чем-то больная.
   Затравленный звериный взгляд ведуньи наткнулся на растерянный взор хозяйки жилища и...
  -Помоги... - Еле слышно прохрипела ведунья.
   И девушка, с секунду поколебавшись, отбросила в сторону небольшой полотняный коврик, под которым виднелась деревянная крышка люка...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ты! - Десятник воинов света Донт брезгливо оглядел убогое жилище холопки. - Никого подозрительного здесь не видела?
  -Ннет, Ваша Милость. - Испуганно пробормотала девушка. - У нас здесь чужих нету...
  -Ясно... придется нам осмотреть твою халупу,... а что это с ней? - воин света небрежно указал на красную от жара девочку.
  -Так это... Ваша Милость... лихоманка ее свалила... уже вторую седмицу бедная мается...
  -Так ладно, думаю, обойдемся без обыска. - Быстро зачастил десятник, спеша поскорее покинуть жилище холопов. - А то еще всех солдат мне перезаразите...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ты как? - девушка осторожно заглянула в темноту подпола.
  -Спасибо, что не выдала... - Сумрачно усмехнулась Херрея, деловито выбираясь наружу. - Твоя дочь? - Кивнула она на покрытого болезненной испариной ребенка.
  -Сестренка младшая... матушку тоже огневица скосила, вот теперь и она... Наверное, мы сильно согрешили перед Всевышним, раз на нас такое свалилось...
  -Сильно согрешили, говоришь... ну, ну... Ну-ка дай-ка я погляжу, что это за хворь...
   Вообще болезни были на Силоре крайне редким явлением. Однако объяснялось это вовсе не отсутствием бактерий и вирусов, как считал много лет тому вперед Самхейн, а тем, что Крах Времен сильно изменил обитателей этого мира, укрепив их иммунную систему. Бессмертные не болели вообще ничем, благодаря мощнейшей регенерации, ну а смертные были просто намного менее восприимчивы к различного рода хворям и недугам.
   Так что крупных эпидемий, не говоря уже о пандемиях, здесь не случалось вовсе, хотя изредка смертные все же заражались друг от друга различными болезнями, но это всегда носило характер мелких локальных вспышек, когда заражалось не более полутора десятков индивидуумов или и того меньше.
  -Значит так. - Херрея жестко взглянула на испуганно сжавшуюся девушку. - Порчи на ней нет, но эта дрянь скоро сведет ее в могилу, если я не вмешаюсь. Но учти я темная. Как, примешь помощь от Тьмы?
  -Так это... госпожа... мы же все равно уже прокляты,... а так хоть сестренка жива будет...
  -Ну что ж, тогда не мешай мне пока... - Херрея деловито положила свою ладонь на покрытый испариной лобик девочки и воззвала к своей силе. Воздух вокруг нее густился и завибрировал, а когда, наконец, очистился, взору изумленной девушки предстала совершенно здоровая улыбающаяся малышка, глядящая на Херрею доверчивыми веселыми глазами.
   Ведунья же, закончив свою работу, уже хотела было покинуть жилище смердов, но затем неожиданно даже для самой себя ласково погладила малышку по голове и ободряюще улыбнулась ее старшей сестре.
  -Теперь все будет хорошо... - Прошептала и она и быстро направилась прочь. - Похоже, этот неясный даже для нее самой порыв изрядно смутил обычно холодный разум могучей черной ведьмы...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Фарл весело насвистывал простую незамысловатую мелодию, быстрым широким шагом направляясь в родную деревню. Вот и закончилась его служба. Теперь впереди мирная жизнь обычного селянина. Свободного селянина, а не смерда, и это наполняло душу бывшего наемника безграничным ликованием.
   С детства отличаясь изрядным свободолюбием, он сызмальства выделялся среди своих сверстников в этом отношении и предпочел ратную службу уделу смерда, кровью выкупив свое право на свободную жизнь, о чем свидетельствовала специальная бумага лежащая у него за пазухой.
   После, уже став свободным, Фарл уволился из регулярных частей и стал вольным наемником, солдатом удачи. Отслужив в общей сложности более десяти лет, он решил что с него достаточно крови и что пора бы уже и остепениться да завести, наконец, дом и семью. А что? За годы службы он очень многому научился. К примеру, азам кузнечного ремесла. И пусть ему пока еще было далеко до истинных мастеров этого дела, но уж ковать подковы и прочие полезные в хозяйстве смердов вещи он намастырился более чем хорошо.
   Ничего не омрачало простой незатейливой радости бывшего солдата, однако внезапно из близлежащих кустов раздался приглушенный женский вопль и чья-то свирепая ругань. Фарл замер на месте. Чутье бывшего наемника подсказывало ему, что лучше сейчас ему пройти стороной, однако его сердце было добрым, и он отнюдь не был глух к чужим бедам. Вот и сейчас он не сумел заглушить голос собственной совести и бросился на выручку к неизвестной.
   Заглянув в кусты, он увидел следующую картину. Два здоровенных небритых мужика зажали совсем молоденькую чернявую девушку лет двадцати и деловито пытались задрать ей подол. Девушка отчаянно сопротивлялась, но было понятно, что рано или поздно насильники получат свое.
  -Эй, вы! А ну, отпустите девушку! - Грубо рявкнул Фарл на озверевшее от безнаказанности мужичье.
  -Пошел нах... - Прохрипел один из них, поднимаясь на ноги. Был он изрядно пьян и еле держался на ногах. - Ты что, падла...
   Договорить ему не дали. Широкий клинок Фарла описал сверкающее полукружье и легко отделил кудлатую голову разбойника от его крепкого коренастого тела. Его товарищ попытался, было вытащить кинжал, но бывший наемник оказался быстрее и вонзил свой меч прямо под ребро головореза.
   Покончив с насильниками, Фарл повернулся к трясущейся от ужаса девушке.
  -Все в порядке, не бойся, больше они тебя не тронут... Ты как в порядке?
   Девушка судорожно кивнула.
  -Тогда давай я провожу тебя в твою деревню, что ли... А то не ровен час у этой падали где-нибудь поблизости ошиваются дружки.
  -Нет спасибо, воин, я дойду сама, моя деревня здесь совсем недалеко... Послушай ты спас меня, и в благодарность я могу погадать тебе на судьбу.
  -Да нет, красавица, не стоит, наверное,... Не обессудь, но не верю я во всю эту тарабарщину...
  -Не отказывайся, воин, у меня глаз верный, не ошибусь. Вот гляди, я могу по твоей ладони сказать, как тебя зовут.
  -Да ну! - Не поверил Фарл. - Ну, давай попробуем... - Он протянул девушке свою широкую загрубелую ладонь.
   Гадалка сосредоточенно провела по его ладони руками, а затем сказала.
  -Твое имя Фарл. Но я могу рассказать больше, если ты дашь мне еще немного времени...
  -Ишь ты, верно! - Изумился наемник. - Ну, ну, давай, продолжай...
   Гадалка, повинуясь его просьбе, крепко стиснула его руку в своих, а затем внезапно отшатнулась.
  -Нет, не буду дальше говорить! И не прости!
  -Ты чего, красавица... - Удивленно протянул Фарл, осторожно обнимая девушку за плечи. - Говори уж, что ты там увидела. Чему быть, того, как говорится, не миновать.
  -Ты убъешь меня за мои слова!
  -Да ты что, девонька! Я хоть и наемник, но над мирянами никогда произвола не чинил и другим не давал... Говори, что видишь, ничего не таи!
  -У тебя родится сын, которого ты похоронишь заживо, после чего его будет ждать поистине великая судьба... - Одними губами прошептала гадалка. - Прости, воин, но это все что я могу тебе сказать, все остальное как в тумане...
  -Мда... - Неопределенно хмыкнул наемник. - Ладно чего уж там, пошли что ли... доведу тебя до деревни, а там уж подамся в родные края... И не возражай! Мне это все одно ничего не стоит...
   На свою беду Фарл быстро забыл о пророчестве гадалки и никогда более не вспоминал о нем. И как впоследствии оказалось, совершенно зря...
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Значит, хочешь поселиться в наших краях... - Крепкий кряжистый мужик лет тридцати с небольшим пристально уставился на довольно красивую женщину его возраста с длинными темными волосами.
  -Да ты прав. - Кивнула головой женщина. - Ежели конечно вы не будете возражать.
  -Ну я смотрю, ты баба крепкая... А что ты делать умеешь?
  -Я травница. Лечу людей.
  -Не ворожея случаем? - Подозрительно прищурился мужик.
  -Нет, слуги света меня проверяли.
  -Ну что ж, живи тогда. Нам лекарь не помешает. - Вздохнул мужик. - Я Хирн, значится, местный староста. - Жить, правда, не обессудь, будешь на отшибе. Колдунья ты там не колдунья, а мне лишние кривотолки здесь ни к чему... А деревня то у нас справная, три сотни дворов, церковь Всевышнего Атона опять же имеется. Ты как, веруешь во Всевышнего то? - Староста хитро уставился на травницу.
  -А как же. - Усмехнулась травница. - В церковь хожу, все чин чинарем... Да не бойся ты. Не будет у тебя со мной проблем.
  -Поживем, увидим... - Неопределенно хмыкнул староста. - А как звать то тебя? - Внезапно спохватился он.
  -Херрея - улыбнулась травница - меня звать Херрея...
  
  
  
   Эпилог.
  
  
  
  
  -Ваше Совершенство, к вам проситель.
  -Кто там еще... - Недовольно нахмурился Орсиллиант.
  -Предсказатель. Говорит, у него к вам дело небывалой важности.
  -Вон даже как... - Усмехнулся Столп Света. - Ну, зови, поглядим, что интересного он нам поведает...
  -Ваше Совершенство... - Низко поклонился невысокий человек в коричневом балахоне, расшитом причудливыми узорами. - Меня зовут брат Беллар, я из гильдии предсказателей Атонфересса. Дозвольте доложить вам о моих исследованиях.
  -Ну, докладывай, раз пришел, что там у тебя.
  -Видите ли, мы с моими братьями долгое время изучали расположение звезд и пришли к выводу, что в скором времени нас ожидает рождение Разрушителя, который может серьезно подорвать основы вашей великой империи, или даже...
  -Чего?! - Искренне расхохотался Орсиллиант. - Ты что несешь, смертный! Ты что же сомневаешься в моей божественной мощи? Да если кто-нибудь попробует бросить мне вызов, я раздавлю его как червя!
  -Но звезды говорят...
  -Мне плевать, что там говорят твои звезды! Пшел вон отсюда, пока я не испепелил тебя на месте! Тебе повезло, что сегодня я в добром расположении духа...
   Дождавшись, когда фигура предсказателя исчезнет из покоев, Орсиллиант расслабленно откинулся на троне.
  -Горгон, ты слышал? Интересно, что творится в мозгах у этих астрологов... Быть может, мне вообще стоит разогнать их гильдию к такой-то матери?
  -Как будет угодно Вашему Совершенству. - Поклонился могучий человек в глухой мифрильной маске. Он давно уже усвоил, что Орсиллиант не из тех правителей, что любят выслушивать чужие советы.
  -Нет, все-таки оставлю все как есть. - Махнул рукой небожитель. - Холопы верят во все эти байки, и это можно использовать в будущем в своих целях... Но сегодня эти фигляры сами себя переплюнули! Это ж надо такое придумать! Разрушитель... уничтожит сами основы вашей империи... давно, однако же, я так не смеялся...
  
   Август - октябрь 2012.
  
  
  
   Приложение.
  
  
   О структуре Сотворенных Миров.
  
  
  
  
   Вселенная Всевышнего Атона, или Сотворенных миров слишком обширна и многогранна, для того чтобы описать ее во всей ее великой совокупности и целостности, однако кое-какое представление я, недостойный, о ней все же дам.
   Вселенная Всевышнего поделена на многочисленные сектора или, как выражаются в некоторых отсталых во всех отношениях диких мирах, слои. В каждом секторе примерно несколько десятков тысяч миров самого разнообразного и причудливого толка. Представляют собой они, как правило, (хотя и не всегда) циклопических размеров сферы, безостановочно вращающиеся в первозданном вакууме, безвоздушном пространстве без света. Миры вращаются вокруг звезд, которые, как правило, больше их по размеру, хотя и это далеко не обязательно.
   Миры по своим эгрегорам бывают темными, светлыми и нейтральными. "Цвет" эгрегора зависит от проживающих на них рас. Если они в основном приверженцы светлых сил, то и эгрегоры, как правило, соответствующие, если же темные, то темны и коллективные соборные энергии. Иногда эгрегоры могут менять свой окрас, если меняются сами народности, проживающий в мире. Смена эгрегора, как правило, занимает несколько сотен лет, хотя период может длиться и больше, и меньше, все зависит от конкретных условий данного мира.
   Существа, населяющие миры, настолько многогранны и различны по своей природе, что я просто физически не сумею всех их описать. Как правило, для их существования необходим микроклимат и сила тяжести присущая именно их миру, хотя некоторые из них демонстрируют невероятную способность к адаптации. Есть сущности, которые и вовсе не нуждаются в мирах и обитают прямо в вакууме или даже в иных эмпиреях, о которых я расскажу ниже, они бывают дружественны нам, бывают нейтральны, а бывают и враждебны, поэтому вести себя с ними нужно с крайней осторожностью.
   А теперь, как я и обещал, несколько слов об иных планах бытия. Астрал - призрачное пространство, находящееся в невообразимых измерениях даже для такого как я. Он делится на два слоя низший и высший.
   На низшем уровне обитают духи умерших, но духами становятся не все, а лишь те, кто добился небывалого духового просветления и предпочел этот путь бессмертию в обычных мирах, либо те, кто по разным причинам не сумел обрести покой после своей физической смерти. На высшем уровне обитают Творцы - сущности, поднявшиеся настолько высоко в своем духовом и интеллектуальном уровне развития, что даже я - демиург, могу говорить о них не иначе как с трепетом и благоговением.
   Мне довелось однажды беседовать с одним из Творцов, и именно он поведал мне об астрале и сущностях его населяющих. Также есть в пределах нашей вселенной и межреальность, это не безвоздушное пространство меж мирами, но некое параллельное измерение, эдакая нора в ткани привычного мироздания. Некоторые особо могущественные маги пользуются ей, для того чтобы путешествовать из мира в мир, но сам я о ней мало что знаю, ибо порталы для путешествий гораздо эффективнее, а изучить сие измерение в сугубо научных целях не сумели мы из-за нехватки времени сил, слишком сильны темные демиурги, и постоянно вынуждены мы сражаться против них и тварей ими порожденных на благо своего мира и к нему прилежащих.
   Помимо астрала существует также уж совсем мистическое и загадочное измерение, именуемое мудрыми этого сектора как Внешний Хаос. Оно находится вне пределов нашей Вселенной и предположительно объединяет громадное количество иных планов бытия, но это уже лишь наши скромные предположения.
   Именно там видимо и обитает тот, кого мы именуем Всевышним Атоном. И хотя его существование строго не доказано, я истово верю в него, ибо изнутри меня идет это знание о силе и мудрости, его и не могу я противиться своему внутреннему гласу. Что лежит дальше, мне неведомо, но, по всей видимости, океан Внешнего Хаоса безбрежен и границ не имеет, ибо он есть первоначало Творения. Из него все вышло, в него все и уйдет, если будет на то воля Всевышнего.
   Истово верую я также в то, что в иные запредельные неведомые нам эмпиреи отправляются души каждого из нас. Не духи, а именно души. Монады. Неделимые духовные единицы. Квинтэссенции нашей сути. Но строгих доказательств тому нет, равно как и самому существованию сиих монад.
   О том, что творится в иных секторах нашей вселенной, я могу лишь догадываться, ибо отделены они друг от друга могучими энергетическими барьерами, и лишь Творцы способны преодолевать их. Однако все из той же беседы с одним из Творцов сделал я вывод, что существенно отличаются они от нашего, хотя есть и общие для всех правила и закономерности.
  
  
  
  
  
  
  
   Записано на основе хроник мудрых
   Арканта, поэтому некоторые
   суждения, высказанные здесь, могут
   быть субъективными и не
   соответствовать действительности.
  
  
  
  
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"