Созутов Семен Евгеньевич: другие произведения.

Истории древних героев.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Истории трех великих героев Сотворенных Миров Авара, Воронвэ и Владыки Ночи Вэла с момента рождения и вплоть до первого появления в последующих романах. Каждая из историй абсолютно самостоятельна, но тем не менее неким мистическим образом связана с остальными... Можно читать отдельно.

  
  
   Истории древних героев.
  
  
  
   История первая. Авар.
  
  Карта мира Танарты [Созутов Семен]
  
  
  
   Пролог.
  
  
  
  
  
  
  
  -Идра!... Идра! Где ты, мать твою!... - В дупель пьяный здоровенный мужик под пятьдесят, заросший густой сивой бородой до самых глаз свирепо ругался, пытаясь отыскать свою непонятно куда запропастившуюся жену.
   Та же в свою очередь забилась в угол деревянного сарая, тщетно пытаясь унять дрожь и дикую боль в животе. Идра была на последнем месяце беременности. А еще Идра была крестьянкой, проживавшей на окраине славной Кортурской империи вместе с мужем-забулдыгой в маленьком покосившемся домике.
   Старый Дибр был законченным пьяницей уже довольно давно и ни в какую не желал исправляться. К тому же он обладал изрядно злобным нравом и донельзя тяжелой рукой, так что несчастная девушка частенько оказывалась крепко бита за любую даже малейшую провинность, а то и вовсе без оной.
   Вот и сегодня Дибр снова с самого утра добре нарезался самогонкой и начал гонять жену. Причем его не смутил даже тот факт, что она была беременна. Идра, пользуясь опьянением супруга, сумела убежать, но тут как назло ее скрутили сильные схватки внизу живота. Похоже, пришла пора рожать.
   Девушка выгнулась дугой и отчаянно закричала. Боль была резкой и сильной, но младенец вышел неожиданно легко. Был он весьма легок даже для новорожденного, однако вроде бы родился без видимых дефектов. Наскоро осмотрев ребенка, женщина испуганно сжалась. Дибр как бы сильно не был пьян, не мог не услышать ее крик.
   Однако сегодня ей повело дважды. Ее муж был настолько пьян, что по ходу поисков жены запнулся о полено во дворе и рухнул на землю, сильно ударившись головой, отчего тут же вырубился и оглушительно захрапел, так и не найдя свою благоверную.
  
  
  
   Глава первая. Звереныш.
  
  
  
  
  
   Большие серые птицы ходят и летают по двору, опасливо подбирая крошки хлеба и прочей еды завалявшейся на земле. Угрюмый худой мальчуган в лохмотьях с грязными темными волосами с длинной седой прядкой пристально наблюдает за ними, сжавшись, словно дикий зверь.
   Он не знает названия этих птиц, ему просто очень хочется есть. Не знает он также и своего имени. Он вообще не умеет разговаривать. Потому что не научили. Потому что все время, сколько он себя помнил, он сидел на цепи, словно дворовый пес, ночуя в грязной собачьей конуре.
   Воровато, оглянувшись, мальчуган бросил в сторону птиц несколько хлебных крошек. Те, заинтересовавшись угощением, подошли ближе. Еще бросок. Птицы подошли еще ближе... ближе... Росчерк! Фигура паренька метнулась, словно темная тень, схватив худыми, но невероятно цепкими руками одного из голубей.
   Тот, было, затрепыхался, но мальчуган одним движением свернул ему голову и скрылся в конуре. Уже там, в безопасности он с наслаждением впился острыми крепкими зубами в шею птицы и начал жадно сосать кровь. А затем, наскоро ощипав перья, разодрал тушу голубя надвое и с наслаждением принялся поедать сырое еще теплое мясо. Ммм, вкуснота...
   Сегодня ему повезло. Он не остался голодным, хотя подобное нередко, надо признать, случалось с ним. Папаша Дибр своего отпрыска не кормил вообще. Иногда, правда, его подкармливали соседи, но они сами были бедны и посему не могли дать многого.
   Мать же парня умерла вскоре после родов. Дибр не соизволил тогда расщедриться на лекаря, и она померла от внутреннего кровотечения. После этого Дибр хотел, было снова жениться, но никто из женщин в деревни не счел сего кандидата достойным своего внимания, и посему, не достигнув успехов на любовном поприще, он окончательно превратился в никчемного пьяницу.
   Мальчуган же рос как дикий зверек. Непонятно как он вообще не помер еще во младенчестве, но чудеса, по всей видимости, все же иногда случаются, и он выжил. Однако, папаша, когда сын более-менее подрос, посадил его на цепь примерно в возрасте трех лет, чтобы тот не мешал ему пить.
   Ныне парню было пять, а он до сих пор не умел говорить и даже не имел собственного имени. Однако интеллектом и инстинктами природа явно его не обидела. Звереныш рос, набирался сил, и все чаще пробовал на прочность свою цепь.
   Папаша редко заглядывал к нему. Лишь тогда когда был не слишком пьян, и ему требовалось сорвать на ком-нибудь свою злобу. И тогда он бил парня кнутом. Правда, издали, поскольку однажды тот ухитрился вцепиться ему зубами в ногу и разорвать плоть до мяса. И такая злоба была тогда в пятилетнем мальчике, что даже Дибр, бывший далеко не робкого десятка не осмелился более приближаться к нему.
   А в свободное время, в те редкие минуты, когда мальчик не был голоден, он смотрел на голубей, летавших по двору. Он мечтал сам стать птицей и улететь прочь из опостылевшей собачьей будки, и вот однажды ощутил, как его тело начало вопреки всем законам гравитации подниматься над землей...
   Радость, восторг, упоение... Нет, эти чувства не описать обычными человеческими словами. Нет тех слов, чтобы описать чувства во время полета того, кто изначально был рожден без крыльев. Мальчуган испытал их в полной мере.
   Однако жизнь научила его относиться ко всему прагматично. Пусть не через разум, пусть на одних инстинктах, но он начал тренировать свою новую способность. Несколько месяцев он летал по ночам, пока все спали вокруг собачьей будки, насколько позволяла ему его цепь. И вот, наконец, однажды ночью проржавевший металл не выдержал, и цепь оборвалась.
   Мальчуган с диким ликующим визгом взвился высоко в воздух. Его первой мыслью было лететь прочь. Лететь прочь как можно быстрее от того ада, в котором он был рожден. Однако затем неожиданно новая мысль пробилась в его мозг.
   Тот бородач, который бил его и посадил на цепь, сейчас валяется пьяным в доме. Мальчуган знал это, ибо дверь была не заперта, и богатырский храп Дибра разносился далеко окрест. Идеальная добыча для воров была бы, если б у Дибра было бы еще что брать.
   Темная злоба вспыхнула в душе мальчика. Его обидчик должен быть наказан. Широкий мясницкий нож был воткнут в деревянную колоду, на которой Дибр иногда резал кур, одним ударом отрубая им головы. Мальчик видел это не раз...
   Выдернуть его оказалось не так уж и трудно по сравнению с разорванной цепью так и вовсе сущий пустяк. Мальчик осторожно вошел в дом. Дибр валялся на полу, раскинув руки, и громко храпел. Дальше он уже не колебался ни мгновения. Темный инстинкт сам подсказал ему, что нужно делать. Одно быстрое движение, и бородач захрипел перерезанным горлом. Он умер, так и не проснувшись. Сегодня мальчик сполна отомстил судьбе за свои предыдущие унижения.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Эй, парень!... Да, ты, я тебе говорю!... Подойди сюда!
   Девятилетний парнишка в грязных лохмотьях злобно окрысился и зарычал. Трое молодых парней явно бандитской наружности захохотали.
  После того как мальчик убил своего отца, он четыре года скитался по западному Кортуру, воруя еду и ночуя где придется. На глаза людям он старался по возможности не попадаться, следуя инстинкту. Вот в одной из подворотен небольшого городка Трин он и наткнулся на тамошних головорезов.
  -Ты гляди, а парень то с норовом!
  -Ничего, нам как раз такие и нужны... - Хмыкнул другой. - Эй, парень, как тебя зовут? Имя есть?
  -Аааррр... аааррр....
  -Авар? Твое имя Авар? Прям как у благородного... Слышь парень, есть хочешь? Пойдем со мной... - Бандит помахал перед лицом мальчика краюхой черного хлеба.
   Мальчик сглотнул голодную слюну. Есть он хотел. И сильно.
  -Ну, давай иди же... - Подначивал головорез. - Мы тебя не тронем...
   Мальчуган недоверчиво покосился на него, но все же подошел и быстро выхватил краюху из руки бандита. Тот попытался, было поймать его за шиворот, но мальчик в ответ на это злобно зашипел и стремительно взвился в воздух, отлетев шагов на десять назад.
  -Слышь, ты это видел... Ну ничего себе...
  -Слушай, Курм, может ну его к тьме? Сам же видишь, не человек он... - Неуверенно протянул один из бандитов.
  -Человек не человек, а парень с такими талантами нам в любом случае не помешает. - Нахмурился Курм, загорелый мускулистый черноволосый парень лет двадцати пяти. - Эй, парень, подойди ко мне!... Да не бойся, больше тебя никто здесь не тронет! Ты же есть хочешь, а у нас в ухоронке еще много еды для тебя!... Ну?... Пойдешь?... Пошли, пошли... Ну вот и славно...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Так мальчик попал в банду Курма. Они промышляли в одном из бедных районов Трина кражами и грабежами, живя в одном из городских подземелий. Иногда парни совершали и убийства на ночных улицах города, но с этим все же старались не перебарщивать, ибо тамошняя стража все же не зря ела свой хлеб, и на убийц охотилась особенно рьяно.
   Всего в банде было около полутора десятков человек, причем лишь пять из них были взрослыми парнями как сам Курм. Остальные же были подростками, а то и вовсе совсем еще пацанятами наподобие самого Авара.
   Авар... звучное, красивое имя. И сильное. Оно пришлось по душе мальчику, и теперь он откликался только на него. Его способности преступники использовали для того, чтобы проникать в богатые дома через распахнутые окна. Причем добыча в таких случаях всегда доставалась старшим, а Авара потом только сытно кормили.
   Курм вообще был крайне невысокого мнения относительно интеллекта мальчика, поскольку тот до сих пор даже не говорил. Остальные необычного паренька побаивались и не задирали без нужды, но при этом и сближаться не пытались. Посему вышло так, что Авар был единственным в банде, кто совсем не имел друзей, если не считать, конечно, самого Курма, но тот больше относился к нему со снисходительной заботой сопряженной с жаждой наживы на его способностях, нежели реально любил, посему дружбой подобные отношения можно было назвать лишь с очень большой натяжкой.
   Однако Авар на самом деле был далеко не так прост, как казался на первый взгляд. Все то время что он провел в банде Курма, мальчик учился. Присматривался к людям, прислушивался к их разговорам, и вот через четыре года после того памятного дня, когда и состоялось их знакомство, он неожиданно для всех подошел к Курму, который как раз был занят подсчетом добычи, и решительно выдал.
  -Я хочу свою долю.
   Народ в ухоронке пораженно уставился на него. Ни разу, подчеркиваю, ни разу до сего момента мальчик не произнес ни слова. Многие вообще считали его за дикого зверя, неведомо зачем принявшего человеческий облик. И вот на тебе...
  -Ээээ... я понял тебя. - Стараясь справиться с потрясением, выдавил из себя Курм. Он был сильнее всех в банде, однако Авара, несмотря на его двенадцать лет и крайне невнушительную комплекцию по понятным причинам инстинктивно опасался, и теперь не решился ему отказать.
   Худой, грязный с длинными черными волосами, в которых явственно проглядывалась седая прядь и диким огнем в глазах, Авар, тем не менее, сейчас выглядел грозно.
  -Так сколько ты хочешь?
  -Шестую часть от всего. И так теперь будет всегда.
  -Ладно, уговорил...- Натужно рассмеялся Курм и протянул ему горсть серебряных монет. - Теперь мы в расчете?
  -В расчете. - Серьезно кивнул Авар и направился восвояси. Сегодня у него был повод для того, чтобы гордиться собой...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Нет, так дело не пойдет... - Курм раздражено вышагивал из угла в угол. В их ухоронке было два помещения. Одно побольше предназначалось для "молодняка", другое поменьше для "старших", элиты банды. Сегодня там проходил закрытый совет на котором присутствовало всего два человека... - Сегодня он требует от меня доли, а завтра захочет занять мое место... Этому не бывать!
  -Ну, так что, прирежем ночью по-тихому и вся недолга! - Хмыкнул другой парень, похожий на Курма как родной брат. Им он, к слову, сказать, и был.
  -Не скажи, Шевр. - Не согласился главарь. - Спит он чутко, да и потом,... а вдруг его вообще нельзя убить?
  -Ну это уж ты перегнул... Помнишь он тогда порезался ножом?
  -Ага, и порез зажил за день!
  -Но все же...
  -Нет, не будем рисковать. - Отрубил Курм. - Завтра у него дело... Вот и сообщим куда надо... Пусть с ним городская стража разбирается... У них все одно опыта больше в этих делах...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Выходя на очередное дело, Авар не особенно нервничал. Подумаешь, делов то влететь в дом, забрать все мало-мальски ценное, да и смыться по-тихому! С его то опытом... плевое дело!... Нет все же надо было потребовать у Курма не шестую часть а половину... А то что это за дела, он работает, а они жируют за его счет... Нет, с этим пора завязывать...
   Рассуждая таким образом, Авар не заметил как достиг нужного дома. В этом квартале жили состоятельные граждане, и тут всегда было чем поживиться. Правда, данный район контролировали совсем другие банды более сильные и многочисленные, но это ничего не значит. Он не оставляет следов. А значит ни его банде, ни ему самому ничего не угрожает.
   Окно в доме по летнему времени было широко распахнуто. Двухэтажный особняк из темного кирпича. Дом, который он возьмет сегодня. Долгие колебания были не в природе парня. Фигура в лохмотьях взвилась высоко в воздух и влетела в окно. Чья-то спальня. Пустая. А на столике золотые украшения... Неслыханная удача!
   Вот только почему горит ночник? Что здешние обитатели настолько богаты, что могут позволить себе жечь масло, не экономя? Похоже на то... Авар уже протянул руки к украшениям, как вдруг внезапно на его голову обрушился тяжелый удар, и свет померк в его глазах...
  
  
  
  
  
   Глава вторая. Турак.
  
  
  
  
  
  
   Очнулся Авар уже в грязной тюремной камере на вонючей подстилке из соломы. Было здесь душно, донельзя воняло, и по камере туда-сюда сновали крупные серые крысы, однако парню было не привыкать. Доводилось ему бывать в местах и похуже...
   Более менее придя в себя, Авар выругал себя самыми последними словами. Расслабился, зазнался, почувствовал себя неуязвимым... ну и как следствие получил то, что заслужил. На деле нельзя расслабляться... Все время надо на стреме быть...
   Однако же крепко его приложили. До этого раза Авара еще никто не вырубал, а ведь случалось ему схлестываться в драках с парнями гораздо старше и тяжелее себя. И он всегда побеждал. А здесь, поди ж ты, опростоволосился...
   Через несколько часов здоровенный угрюмый стражник принес ему миску какой-то вонючей каши и кружку воды. Авар с аппетитом поел, а затем провалился в долгий тяжелый сон...
  
  
  
   ***
  
  
  
   Проснулся он от грубого пинка под ребра. Тот самый стражник, что принес ему еду, мрачно посоветовал ему побыстрее подымать свою задницу и идти за ним. А то господин следователь не любит ждать.
   По грязным тюремным коридорам Авара ввели в небольшое помещение, где стоял большой письменный стол, за которым сидел невзрачный человечек лет сорока в красном мундире и что-то сосредоточенно писал.
  -К капитану обращаться, Ваша Милость. - Злобно прорычал стражник на ухо Авару и грубо пихнул его внутрь.
   Авар разочарованно выдохнул. Окон здесь не было, а значит, на побег нечего было и рассчитывать. Свет давали несколько факелов, висевших на стенах.
  -Кто такой? Имя. Сословие. - Брезгливо процедил человечек, отрываясь от писанины.
  -Авар. Бродяга. - Поколебавшись, выдал паренек.
  -Ваша Милость! - Грубо ткнул его кулаком в спину давешний стражник.
  -То бишь сословия своего не знаешь? - Прищурился следователь.
  -Отец крестьянином был... вроде бы... Ваша Милость...
  -Ясно. Где проживал отец?
  -Не помню, Ваша Милость ...
  -Сам где живешь?
  -Где придется...
  -Понятно... Зачем влез в дом ювелира Лама?
  -Есть хотел, Ваша Милость.
  -А украшения зачем крал?
  -Я не крал, я только посмотреть, Ваша Милость ...
  -А ты у нас еще и шутник, оказывается... - Неприятным голосом протянул следователь. - В бандах состоишь?
  -Нет, один я, Ваша Милость ... - Протянул Авар. Товарищей сдавать нельзя. Непреложный закон улицы. Да и самому Авару подобное претило на глубинном уровне.
  -Ясно... Ну что ж, все очевидно. Бродяжничество, попытка кражи со взломом.
  -Я ничего не ломал...
  -Молчать! Так о чем бишь я... Ах да... Попытка кражи со взломом. Приговор ясен. Пятнадцать лет каторги.
  -За что?
  -За все хорошее. - Отчеканил следователь, холодно уставившись в серые глаза растерянного Авара, а затем, уже обращаясь к стражнику, брезгливо процедил. - Увести преступника...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Через два дня Авара этапировали к месту отбывания наказания. Тот все надеялся подгадать удобный момент и улететь куда подальше, но стражники, перед тем как вывести его на улицу из здания городской тюрьмы набили ему на шею и запястья тяжелые деревянные колодки, в которых далеко не улетишь, тем паче, что стражи, помимо всего прочего были вооружены еще и арбалетами.
   Сам этап состоял из трех десятков осужденных, также забитых в колодки и двух десятков конных стражей, которые нещадно погоняли их кнутами по ходу движения. Путь до места отбывания наказания занял у колонны конвоируемых четыре дня.
   Каторга располагалась совсем неподалеку от границ Кортура и Туннакра еще западнее Трина. Здесь заключенные добывали золотую руду. Большой лагерь с разбросанными повсюду деревянными бараками не был обнесен забором или рвом, зато каждому каторжанину здесь едва снимали колодки, тут же на ногу надевалось тяжеленное железное ядро, с которым и ходить то было трудно, не то что бегать. Снять его самостоятельно не было практически никакой возможности. Разве что напрочь отпилить себе ногу. Посему здешние заправилы не особенно опасались побега.
   Сам лагерь был разделен на две части. В первой располагались жилища гарнизона пограничной стражи, которая по совместительству также охраняла и самих каторжан. Во второй же ютились бараки осужденных. Эти постройки были поплоше и не столь добротно сделаны, однако заключенным было не из чего выбирать.
   Авара определили жить в один из бараков. Старшим над бараком оказался Турак. Пожилой крепкий дядька лет пятидесяти. Наполовину туннакрец, наполовину кортурец. Староста барака оказался справедливым человеком, чуждым гонора и дешевых понтов. Он тут же указал новичкам на их спальные места, а затем весь барак отправился на боковую, поскольку время уже было довольно позднее, а на завтра их всех, как впрочем, и всегда, ждала тяжелая работа...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Авару не спалось. Нечто тревожное ли витало в воздухе, или парень просто перенервничал из-за прибытия на новое место, но он никак не мог уснуть. Лежа на спине с открытыми глазами, он неожиданно заметил неясную темную тень, метнувшуюся в тот угол, где располагалась шконка старосты.
   Дальше уже действовали инстинкты. Стремительно соскользнув со своего лежака, парень неслышно как кошка пробрался следом, подхватив на руки ядро, чтоб не гремело. И вовремя. Он успел перехватить руку мужчины в тот самый момент, когда он уже занес деревянную заточку над спящим Тураком.
   Злоумышленник попытался, было бороться, но тут острые зубы гибкого Авара впились ему в ухо, и тот, не выдержав, заорал от боли. От криков проснулся сам Турак и практически весь барак.
  -Что здесь происходит? - Грозно уставился он на замерших Авара и его соперника.
  -Да вот, старшой, этот хотел тебя прикончить! - Злобно уставился мужчина на угрюмого Авара.
  -Да ну? - Не поверил Турак. - И зачем тебе было это надо, парень? - Повернулся он к Авару.
  -Он лжет. - Прорычал Авар. - Он сам хотел тебя убить...
  -Ну что твое слово против его. - Задумчиво протянул Турак. - Да только тут вот какая несостыковочка получается, Игр. Заточка то у тебя в руке... Да и потом ты что, хочешь мне сказать, что этот пацан, едва придя сюда, стал бы меня убивать? Зачем... А вот то, что ты давно на мое место метил, ни для кого не секрет... Ну что, сам во всем сознаешься или помочь тебе?
  -Да пошел ты! - Злобно ощерился Игр. - Ты давно уже всем поперек горла со своими правилами!
  -Ну, коли так, пущай народ сам мне об этом скажет. - Пожал плечами Турак. - Есть здесь такие, кто считает также как Игр?... Нет?.... - С этими словами он коротко кивнул, и трое здоровенных заключенных, громыхая ножными ядрами, сноровисто скрутили Игра. Один из них деловито перекрыл ему широкой ладонью рот и нос и, дождавшись, пока тело перестанет дергаться, брезгливо выпустил обмякший труп.
  -Ну, все вопрос решен. - Флегматично хмыкнул Турак. - А ты, парень, давай ка перебирайся ко мне поближе. - Улыбнулся он Авару. - Мне такие люди как ты здесь ох как нужны...
  
  
  
   Глава третья. Бои.
  
  
  
  
   Так Авар стал одним из приближенных Турака. Это означало, что ему теперь не нужно было ходить на работу вместе с остальными заключенными, а вместо этого он должен был с еще десятком самых крепких и свирепых обитателей барака присматривать за порядком.
   Было это не так уж и легко как на первый взгляд. Нередко приходилось устраивать разборки с силовиками других бараков за лучший кусок земли, которые нередко кончались кровавыми драками. Стража на подобное смотрела обычно сквозь пальцы.
   Элита заключенных держала в повиновении остальных осужденных, получая взамен лучшую кормежку и право не работать вместе с остальными. При этом, однако, в бараке Турака все было более или менее по справедливости. Да, его люди не работали, но при этом они обеспечивали порядок, в корне пресекая стычки между рядовыми заключенными, да к тому же выбивали для них лучшие участки для работы и еду. Так что все познается в сравнении...
   К тому же в лагере существовало еще одно развлечение. Бои без правил. Бои без правил устраивались между осужденными на совершенно законных основаниях с ведома охраны, которая и сама была весьма падка на подобные зрелища.
   К тому же на бойцов делались ставки и зачастую немалые, что служило дополнительным источником заработка для охраны и некоторыми привилегиями для заключенных. Авар тоже вызвался участвовать.
   Сперва Турак поставил его против молодого парня Рена из своего окружения. Был тот молод, лет восемнадцати, среднего роста и весил около восьмидесяти килограмм. Смуглое мускулистое тело его было лишено даже малейшего намека на жир.
   Турак специально поставил Авара против Рена, чтобы тот понял, что двенадцатилетнему парню в таких поединках участвовать нечего, однако все повернулось не так, как он рассчитывал. В Аваре на данный момент не было и пятидесяти килограмм, однако мистическая сила, которой он обладал, позволяла ему наносить гораздо более резкие и сильные удары, нежели обычно наносили люди его веса.
   Поединок проходил на улице. Было довольно жарко, да к тому же сильно мешало ядро на ноге, но... его противник также был скован и потел не меньше, так что Авар все же рассчитывал сегодня на победу. Рен начал поединок неторопливо. Он был уже довольно опытным бойцом, несмотря на юные годы и потому неторопливо вышагивая вокруг Авара, неожиданно резко нанес ему прямой удар правой ногой.
   Авар пропустил ее над собой, присев, а затем резко выпрямился. Не ожидавший этого Рен растянулся на земле, однако тут же вскочил и обрушил на него целый град ударов руками. Если бы не ядра, сильно сковывающие движения обоих, Авар вряд ли выдержал бы этот натиск. А так ему удалось подхватить свое ядро на руки и резким прыжком, подкрепленным магией разорвать дистанцию.
   Рен вынужденно замешкался, и Авар, пользуясь этим вновь высоко подпрыгнув, оказался прямо перед его носом и нанес ему два быстрых хука слева и справа. Оба удара попали плотно, и Рен поплыл. Третий удар, апперкот правой, довершил начатое, отправив самоуверенного юношу в глубокий нокаут.
   Зрители, наблюдавшие за поединком, восхищенно заорали. На их памяти это был первый раз, когда столь юный парень участвовал в подобном. А тот факт, что он еще и одержал победу...
  -Поздравляю, парень. - К довольному Авару приблизился Турак. - На вот держи тебе за труды. В ладонь юноши перекочевала серебряная монетка. - Однако как же ты силен! С этой штуковиной и так высоко прыгать... Представляю каким ты станешь, когда вырастешь... Недооценил я тебя, недооценил... Ладно, то дело прошлое, что же до нынешнего... Завтра у нас бои с другими бараками. Нужны победы. От этого, сам понимаешь, многое зависит. Хочу тебя в один из поединков поставить. Как, сдюжишь?
  -Постараюсь. - Серьезно кивнул головой Авар.
  -Постарайся, парень, постарайся... И помни. От того, как ты себя завтра покажешь, во многом зависит твое дальнейшее будущее...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   На следующее утро заключенные и охрана собрались в самом центре лагеря, где земля была вытоптана практически до идеально ровного состояния. Там же белой краской был очерчен круг, своеобразная арена, за который заступать было запрещено под угрозой поражения. Здесь должны были проходить поединки бойцов. Терять время даром было не в характере здешнего контингента, и посему бои начались, едва прибыл тысячник гарнизона, гроза всего лагеря, важный тучный усатый человек по имени Дамбит.
   Первые два поединка не особенно впечатлили собравшихся. Затем выпал черед идти Авару.
  -Давай, парень не подкачай. - Хлопнул по плечу парня Турак. - Я на тебя поставил изрядную сумму...
   Шагнув в круг, Авар внимательно пригляделся к своему противнику. Тот был молодым полноватым парнем, причем по классу боя явно ниже Рена, так что Авар не особенно нервничал, однако рисковать не стал и, едва прозвучал сигнал к началу поединка, высоко подпрыгнул и мгновенно преодолев расстояние, отделявшее его от соперника со всей дури врезал ему головой в переносицу.
   Сила удара была такова, что у Авара на миг потемнело в глазах. А его соперник так и вовсе рухнул как подкошенный с напрочь расквашенным носом. Было понятно, что больше он уже не поднимется.
   Заключенные при виде этого зрелища принялись восторженно орать и улюлюкать. Бой их явно впечатлил. Особенно тем, что в нем участвовал совсем еще юный парнишка, мальчик по сути.
  -Нда... и где ж ты откопал такое сокровище? - В широкую ладонь Турака перекочевал увесистый кожаный мешочек, в котором приятно позвякивало серебро.
  -Где откопал, там уже нет. - Отшутился староста барака.
  -Слышь, а давай новое пари! - Не унимался Ильхор, молодой капитан кортурской стражи. - Поставим твоего парня против Имаза! Как, хватит смелости рискнуть?
  -Рановато ему драться против него. - Нахмурился полукровка. - Пацан он еще совсем...
  -Нет, погоди, так дело не пойдет. - Неприятно сощурился капитан. - Я сейчас по твоей милости крупно проигрался. А я этого крайне не люблю. Так что думай. Или выставишь своего против Имаза, или тебя и твоих людей ожидают крупные неприятности. Ты знаешь, я смогу тебе это устроить. Тем более в связи с недавним убийством одного из твоих людей. Я закрыл на это глаза тогда,... но могу и открыть... Так как?
  -Хорошо, уговорил. - Через силу выдавил из себя Турак. - Только пусть этот бой будет последним, лады? Все же парню надо отдохнуть, настроиться...
  -Лады. - Хищно усмехнулся Ильхор. - Думаю, бой этот станет отличным завершением сегодняшнего шоу...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Бои продолжались до полудня. Люди Турака были сегодня в ударе. Из десяти поединков они проиграли лишь три, и это считалось очень хорошим результатом, благо остальные бараки выставляли на поединки своих лучших бойцов.
   И вот, наконец, финальный бой. Авар против Имаза. Имаз был тяжеленным коренастым мужиком с изрядной долей лишнего веса и огромной силы. На сегодняшних боях он поверг уже двоих бойцов, причем последнего поднял над головой и сломал о колено как деревянную куклу. Несчастный умер на месте...
   Имаз лениво разминался в своем углу. Он не нервничал вообще. Да мальчишка конечно бесспорно силен для своих двенадцати лет, но... ему всего двенадцать! Что это за боец... Тем более против взрослого стадвадцатикилограммового мужчины, который половину жизни прослужил в Кортурской армии, воевал против Туннакра, и лишь по воле судьбы злодейки стал узником этого проклятого всеми богами места.
   Авар начал поединок осторожно. Сперва он долго присматривался к сопернику, который в свою очередь разглядывал его словно некое диковинное насекомое, а затем неожиданно резко ударил его кулаком в лицо. Удар достиг цели и разбил Имазу губу, но тот вдруг неожиданно резко нанес ответный удар, и парнишка кубарем покатился по земле.
   Богатырь не спешил добивать его, лениво оставаясь на месте, лишь утер кровь с разбитой губы. Похоже, он все еще не воспринимал Авара всерьез. Его соперник поспешно вскочил. Удар Имаза основательно встряхнул его, но парень оправился быстро.
   Имаз же, видя, что соперник поднялся на ноги, лениво подошел и нанес ему точно такой же удар, как и в первый раз. Но Авар успел подхватить свое ядро и выставить его перед собой. Великан взвыл, тряся отбитой кистью, и парень сполна воспользовавшись оплошностью противника, швырнул ядро тому в лицо.
   Чугунное ядро, разбив лицо Имазу, упало тому на ногу, заставив запрыгать на месте. Авар же, довершая успех, изо всех сил ударил богатыря свободной от ядра ногой прямо в пах. Имаз тоненько заскулил и рухнул на землю, держась за причинное место, и Авар последним завершающим штрихом прыгнул ему обеими ногами на лицо, усилив удар магией.
   Брызнула, кровь, и Имаз судорожно засучил руками и ногами в агонии. Последний удар вогнал ему носовую перегородку в мозг и оказался фатальным...
  -Держи... - Капитан Ильхор с ненавистью швырнул в лицо Тураку его выигрыш. Тот ловко поймал, не обратив внимания на грубость служивого. Так было проще. - Нечестно дерется твой выкормыш... - Не унимался капитан. - Забил моего бойца ядром... нечестно...
  -Да ладно тебе, старшой. - Хмыкнул Турак. - Сколько раз на боях люди об цепку эту запинались... Да и самим ядром били... что в первой... То уже как часть тела лагерника!
  -Да, вы, отбросы, уже давным давно не люди... - Брезгливо скривился Ильхор. - Ладно, вали в свой барак и постарайся в ближайшее время не показывать мне свою гнусную рожу... Чтоб я еще хоть раз с тобой связался...
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Молодец парень. - Скупо похвалил Авара Турак, после того как день поединков подошел к концу, и заключенные вернулись в свои бараки. - Красиво сработал. Красиво... Однако теперь у меня из-за тебя большие проблемы с капитаном Ильхором... Да и у тебя тоже.
  -Это с тем белобрысым? - Поморщился Авар. - А чего ему не так?
  -Чего, чего... денег он много проиграл вот чего... Да не своих... Поназанимал в долг у всех кого только можно, а отдавать нечем... И ладно бы только у лагерников или своих подчиненных, так нет же. И у начальства сподобился... Так что отдавать как ни крути надо...
  -Может, дать из наших? - Робко предложил Авар.
  -Нет, нельзя. - Нахмурился Турак. - Мы выиграли и выиграли честно. Дашь один раз и будешь потом платить всю жизнь. Запомни это, парень. Никогда и никому не показывай своих слабостей, даже если этот кто-то сильнее тебя. Потому что так есть хоть какой-то шанс уцелеть. А проявишь слабину - сожрут сразу. И имени не спросят...
  -Так что нам делать то?
  -Что, что жить как и раньше... Авось и пронесет ветер перемен беду мимо нас... Дай Небо, чтоб так было...
  
  
  
   Глава четвертая. Нападение.
  
  
  
  
  
  
   Три дня в лагере прошло, как и обычно, а на четвертый день прибыло пополнение. Угрюмые невольники пугливо озирались на новом месте, подгоняемые тычками копий сытой стражи и, громыхая ядрами, торопились на место своего нового проживания.
  -Герн, это ты? - Вытаращился Авар на паренька примерно его возраста.
  -Авар! - В свою очередь изумленно выдохнул тот. - Какими судьбами?!... Хотя чего это я... все ж ясно было...
  -Что ясно? - Непонимающе нахмурился Авар.
  -Да сдали тебя старшие, чего ж тут неясного... - Нехотя протянул Герн. - А меня вон за карманную кражу взяли... За дрянной кошель мне бы плетей только всыпали, так фраер тот, кого я подрезал, сказал, что у него там целая гора золота была... Сука... - Герн со злостью сплюнул на землю.
  -О том, что Курм меня сдал, откуда знаешь? - Сверкнул глазами Авар.
  -Знаю... - Хмыкнул Герн. - Тальк их разговор подслушал... Хотели тебя предупредить, да побоялись Курма...
  -Понятно... - Выдохнул Авар. - Ну, что ж, спасибо и на этом. Хошь, я Турака попрошу, чтоб он тебя к нам в барак определил?
  -Было б хорошо... - Улыбнулся Герн. - Все не чужие люди...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Турак Герна взял, хотя сперва и поворчал для порядка. Мол, слишком много малышни в бараке. Герн оказался весьма посредственным бойцом и потому его, как и большинство остальных заключенных нарядили на работу. Впрочем, тот был доволен и этим.
   Еще двое суток прошли без происшествий, а затем днем, в самый разгар работы за Аваром пришли...
  -Давай, собирайся. Тебя капитан хочет видеть. - Нагло протянул один из двоих стражников, посланных за парнем.
   Авару с первых секунд не понравился ни его тон, ни гнилой, бегающий взгляд. Стражи явно задумали недоброе.
  -Вы, господа стражи, гуляйте себе мирно. - Спокойно протянул Турак, но глаза его при этом полыхнули темным недобрым огнем. - Нечего моему парню у капитана делать. Тем более сейчас.
  -Слышь, староста, ты бы не борзел... - Нагло протянул крепкий мускулистый детина с наглыми голубыми глазами, тот самый который заговорил первым. - А то ведь так ненароком и места лишиться можно...
  -Тебя не спросил, сопля недозрелая. - Ровно проговорил Турак, но стражи от его тона попятились назад. - Ты кто? Мелкая сошка, лопушок, который приказы исполняет. А ты что, думаешь, я на тебя управы не найду. Одно мое слово, и тебя найдут со вспоротыми кишками. И ничто, ничто, не укажет на меня. Сомневаешься в моих словах, так поинтересуйся у тех, кто подольше твоего служит... И капитан твой ничего мне не сделает. Его задача караулом командовать, а не лагерников казнить без суда и следствия. Или ты думаешь, я не догадался?... Пошли вон отсюда. Оба.
   Голубоглазый страж еще попытался, было восстановить статус кво, но один пристальный взгляд Турака напрочь отбил у него всякую охоту спорить дальше. Стражи еще потоптались с секунду, а затем вышли вон, как и было приказано. И тот факт, что приказал им не их законный начальник, а обычный заключенный, пусть даже и весьма авторитетный, почему-то в тот момент совершенно не пришел им в голову...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Они хотели меня убить? - Напряженно спросил Авар, едва стражи убрались восвояси.
  -Да, парень, влипли мы с тобой... - Задумчиво протянул Турак. - Теперь тебя Ильхор точно в покое не оставить. Гнилой он человек и мстительный... Бежать тебе надо, да как уж тут сподобишься...
  -Турак, ты не все обо мне знаешь. - Как в омут с головой кинулся Авар. Кроме них двоих в бараке сейчас никого не было, и он решил рискнуть. - Смотри. - С этими словами парень взвился в воздух и завис в тридцати сантиметрах над землей.
  -Кто ты! - Пораженно выдохнул Турак. - Злой дух, принявший облик мальчика?
  -Турак, я не знаю кто я. - Горько усмехнулся Авар. - Но летать умею, сколько себя помню. Ну, и раны у меня быстрее заживают, чем у других. В остальном я самый обычный человек.
  -Да уж обычный... - Хмыкнул Турак. - Ну и чего ты здесь забыл, маленький дух?
  -Вот это. - Усмехнулся Авар, похлопав ладонью по ядру. - С ним я далеко не улечу...
  -Да это проблема... Но вообще я могу договориться с кузнецом барака, чтоб он тебя расковал, но... Тогда влетит всем остальным... И влетит неслабо...
  -Бежим со мной!
  -Парень, я в отличие от тебя не умею летать... Конная стража возьмет меня в два счета.
  -Я смогу раздобыть форму солдат, если буду без этой штуки...
  -Это меняет дело. - Просиял Турак. - С формой мы смогли бы соврать караулу что он послал нас со срочным поручением... Идти само собой надо ночью, а там и... как кривая выведет... Все лучше чем тут тухнуть... Только ты слишком уж юн для солдата...
  -А ты один отравляйся. А я окольными тропами... Встретимся уже за чертой лагеря. Я сам тебя найду.
  -Нет, парень. Добудь форму и считай, ты мне более ничего должен. Спасайся сам. Ты молод и должен жить. А я уж как получится... Все одно помирать мне не страшно... Хорошую жизнь прожил... яркую... есть что вспомнить...
  -Я своих не бросаю! - Оскорблено вскинулся Авар.
  -Ишь ты... - Покачал головой Турак. - И ведь не врешь... Хороший ты парень, Авар, только уж прости, добрый чересчур. В этой жизни каждый сам за себя. Запомни. Я бы при случае ради тебя шеей своей рисковать бы не стал.
  -Я так не могу. - Покачал головой Авар.
  -Не можешь... А ну-ка пошли во двор, я тебе одну штуку покажу... А то потом глядишь и не доведется... Ты конечно непрост, ну да и я не всю жизнь здесь штаны просиживал...
   Оказавшись на улице, Турак сделал приглашающий жест в сторону Авара.
  -Нападай.
  -Зачем? - Непонимающе нахмурился парень.
  -Себя проверить хочу. - Усмехнулся Турак. - Да и тебе лишняя наука не помешает. Давай... Или боишься?
   Что-что, а трусом Авар не был никогда. Он стремительно сорвался с места и попытался провернуть тот же трюк что и в своем первом бою между бараками. Однако Турак оказался гораздо более опытным, нежели тот безымянный паренек. Он стремительно ушел с линии атаки Авара и, проворно перехватив его за руку шею, скрутил в хитром болевом захвате, заведя руку парню за спину, таким образом, что у того не было никакой возможности ее освободить.
  -Сдавайся. - Выдохнул он, сжимая захват, одновременно проводя болевой на руку и удушающий.
  -Нет... - Прохрипел Авар. - Боль была просто невыносимой, но он терпел.
  -Сдавайся! - Уже громче повторил Турак. Азарт боя захлестнул его, и в его голосе уже явственно проскальзывал звериный рык.
  -Никогда!
  -Дурак... - Турак выпустил парня, тяжело дыша. - Если бы ты не спас меня тогда, я сломал бы тебе шею... Ну? - Уже другим тоном протянул он. - Захват запомнил?
  -Запомнил... - Пробурчал Авар, с трудом справляясь с пережитым унижением от своего первого поражения.
  -Да не дуйся ты... - Хмыкнул Турак. - Проиграть бой не позорно. Позорно не извлечь из своего поражения урок... Ладно, пошли-ка в барак поспим мало-мало... Сегодня у нас с тобой будет бессонная ночь...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Ночью Турак и двое заговорщиков тихонько вышли на улицу. Все уже спали и потому они не особенно нервничали. Действовать надо было быстро. Ильхор наверняка не спустит Тураку и Авару то, что они исхитрились уже дважды утереть ему нос, и посему чем быстрее они окажутся вне зоны его досягаемости, тем лучше.
   Кузнец барака, пожилой полноватый человек, согласился помочь при условии, что побежит тоже. Турак согласился, ибо у него попросту не было иного выхода.
  -Мешкать не стоит. - Поучал он остальных. - Все должно свершиться сегодня и пройти без проволочек. Иначе нам будет худо.
  -Так кому первому сбивать то? - Кузнец деловито достал клещи и небольшой молоток.
  -Ему. - Указал Турак на Авара. - Без него наш план все одно летит коту под хвост.
  -Этот малец... - Хмыкнул Нимр, так звали кузнеца. - Да он то что против стражей сделает...
  -Авар, покажи ему... - Кивнул Турак парню, и тот взвился в воздух, зависнув над землей.
  -Вот это да... - Пораженно протянул Нимр.
  -Ты не рот разевай, а работу делай. - Прикрикнул на него Турак. - Время дорого...
  -Я гляжу, вы никак побег замыслили... - Неприятным голосом протянул худощавый мужчина лет тридцати, выходя из-за угла барака, где и проходила встреча беглецов, однако при этом держась на безопасном отдалении. Стражи в лагере несли свою службу сквозь пальцы, ибо вероятность побега из-за ножных ядер была крайне мала, а за каждого беглого ответственность несли старосты барака и их люди, которые также осуществляли дополнительный надзор за лагерниками.
  -А если и так, Свиф, то что? - Прищурился Турак. - Заложишь нас?
  -Да вы и пяти миль не пройдете...
  -Мы добыли форму охраны. С ней прорвемся... Четвертым будешь?
  -А ты покажи мне ее... - Осклабился Свиф - тогда и разговор будет...
  -Лады... вот она! - Турак изо всех сил швырнул в лицо Свифа увесистый булыжник.
   Свиф с проклятием рухнул на землю с разбитым лицом, и Авар взвился в воздух, приземлившись незадачливому доносчику прямо на голову. Сила удара мгновенно вырубила мужчину.
  -Дай-ка я... - Турак не спеша, приблизился к поверженному и одним движением мощных рук сломал ему шею. - Так оно вернее будет... гнилой он человек... Ни к чему нам лишние свидетели... тем более такие... Ну что застыли? Сбивайте ядра!
   И кузнец сноровисто принялся за дело. Он достаточно насмотрелся в лагере на смерть и убийства, чтобы сейчас впадать от подобного в ступор, да и Авара назвать мирной овечкой можно было бы только смеха для...
  -Вы слышите... - Авар напряжено замер. - Что это за гул...
  -Да и я слышу... - Нахмурился Турак. - Похоже на конский топот...
  -Ну вот, парень, теперь ты свободен... - Довольно похлопал по плечу Авара кузнец, но в следующий миг им уже стало не до разговоров.
   В лагерь на полном скаку вломился целый отряд полуобнаженных мускулистых всадников, с торсами, разукрашенными синей охрой. Туннакрские варвары. Гроза и ужас всего западного Кортура. Степняки на полном скаку пускали стрелы, в том числе и горящие, которые вонзались в стены и крыши бараков и поджигали их. Их гигантские алебарды-глефы рассекали мечущихся от ужаса охранников и заключенных надвое. Кое-кто пытался дать отпор, но силы были явно неравны.
   Туннакрцы три дня назад прорвали оборону Кортура на границе, уничтожив несколько тамошних гарнизонов, и ускоренным маршем двинулись вглубь империи. Цель у них была простой до невозможности. Пограбить всласть и вернуться назад с богатой добычей.
   Узнав о том, что в лагере Авара добывают золотую руду, они попросту не могли пройти мимо такого лакомого куска и атаковали ночью, когда противник совершенно не ожидал нападения.
   Лагерный гарнизон еще не знал о начавшейся войне, поскольку все гонцы с границ были перехвачены и убиты степняками, так что результат был вполне себе закономерным. В течение нескольких часов все кортурцы в лагере были либо перебиты, либо угнаны в рабство.
  -Авар, спасайся... - Еще успел прошептать Турак, после того как одна из шальных стрел навылет пробила ему грудь.
   И Авар последовал мудрому совету старосты, взвившись в воздух и полетев прочь. Ошалевшие от крови туннакрцы его даже не заметили...
  
  
  
  
   Глава пятая. Месть.
  
  
  
  
   Авар летел прочь на крыльях ночного ветра. В его душе царили горечь и пустота. О том, чтобы предупреждать кортурцев об опасности туннакрского вторжения у него не возникло даже и малейшей мысли, благо тот единственный человек, который был к нему добр в этой жизни, сам был наполовину туннакрцем. И теперь он мертв.
   Куда лежал его путь... Авар и сам этого толком не знал этого. Он просто летел, куда глаза глядят, доверившись инстинкту, который не раз выручал его там, где пасовал даже разум. Однако затем парень вспомнил разговор с Гердом, который теперь наверняка мертв, как и прочие. У него оказывается в Трине есть один должок... А долги надо возвращать...
   Трин встретил его мягкой прохладой бабьего лета. Жители здесь вовсю готовились к предстоящей обороне от варваров запада. Видно известия о начавшейся войне уже успели дойти и до этих мест. Но Авару было плевать. Его душу жег гнев. Гнев на неправедную обиду, которую нанесли ему те, кого он считал если не семьей, то, по крайней мере, верными соратниками.
   Найти квартал, в котором орудовала банда Курма, не составило для юноши никакого труда. Он не стал хитрить и ходить вокруг да около. Вместо этого он направился прямиком в ухоронку банды. В дневное время старшие, как правило, были там, отдыхая от ночных грабежей. И этот раз не был исключением.
   На вошедшего Авара все вылупились словно на выходца с того света. И нельзя было сказать, что ему это не понравилось.
  -Авар... - Растерянно подал голос Курм. В присутствие этого парня он и раньше ощутимо робел, хотя и тщательно скрывал это от других, но теперь, после всего того, что с ним приключилось, сила исходящая от Авара стала гораздо более ощутимой и опасной. - Ты жив... А мы думали ты погиб.
  -Да я выжил. - Криво усмехнулся Авар. - Ты рад?
  -Да конечно... - Совсем растерялся Курм, лихорадочно размышляя, что именно известно его оппоненту. - Мы все рады тебе, братишка...
  -Ну, так давай обнимемся, брат. - Широко улыбнулся Авар, раскинув руки. Но в глаза его были холодны как лед.
   Курм растерянно подошел и обнял Авара. Тот, усмехнувшись, сделал то же самое.
  -Ну, здравствуй, брат. - Хрипло выдохнул он и вонзил Курму в спину боевой кинжал, которым разжился еще по дороге в Трин.
   Курм захрипел и рухнул на землю. Из его раскрытого рта текла кровь...
  -Шевр, а что же ты не обнимешь своего брата? - Повернулся Авар к впавшему в ступор младшему брату Курма. - Ведь и по тебе я тоже очень сильно скучал...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Покончив с Курмом и Шевром, Авар направился восвояси. Более никого трогать он не стал, равно как не стал он и заявлять свои права на место вожака банды. Людьми всех мастей он был сыт по горло.
   Однако жизнь не стоит на месте и сурово заявляет свои права. Авару нужны были кров и еда, а у него не было ни того, ни другого. Юноша хищно усмехнулся. Что ж, ремесло вора он еще не забыл, а значит, скоро у него всего этого будет в избытке...
   Потолкавшись весь день по улицам Трина, Авар сумел разжиться несколькими кошельками, причем один из них оказался весьма увесистым. Заимев наличность в свое распоряжение, юноша решил как следует отпраздновать свое освобождение из лагеря и направился в один из многочисленных трактиров города.
   "Талая свеча" было вполне себе приличным заведением, однако все же не слишком роскошным. Здесь, как правило, собирались зажиточные ремесленники и средней руки купцы. Время уже было довольно позднее, но юношу пустили, благо он давно уже щеголял не в лохмотьях, а был вполне себе прилично одет, примерно как сын преуспевающего ремесленника.
   К тому же из-за перенесенных лишений юноше вполне было можно дать все пятнадцать, а такие клиенты бывают весьма щедрыми, поскольку еще попросту не знают цену родительским деньгам.
   Сев за один из столиков, Авар заказал себе порцию жареной оленины и красного вина. Для него поистине королевский ужин. Однако, лениво потягивая вино, юноша не забывал также и присматриваться к здешней публике, выискивая потенциальных жертв. Ныне он был не намерен более спать где придется и планировал снять себе комнату, пусть даже пока и довольно скромную. А на это все нужны были деньги. И немалые. Ведь и питаться теперь он был намерен лишь в трактирах. И недешевых. Как говориться, все одно живем лишь один раз...
   Жертву он наметил себе довольно быстро. Немолодой сухощавый мужчина с черными с проседью волосами был одет скромно но с изыском и был непохож ни на ремесленника, ни на купца. Скорее уж на средней руки дворянина.
   Вообще конечно, грабить белую кость довольно опасно. Может сильно боком выйти. Но без риска нет и самой жизни, и потому Авар решил сегодня проследовать этому правилу, а заодно и проверить себя.
   Закончив свой ужин, дворянин, который был за столиком один, аккуратно вытер губы салфеткой и вышел на улицу. Авар, выждав секунд двадцать, также направился на выход.
  Выследить куда именно пошел мужчина, не оставило для Авара никакого труда. Тот неспеша шел по дороге, нисколько не скрываясь.
   "Значит точно фраер". Решил про себя Авар. А клинки носит с собой лишь для форсу. Ну да ничего, драться мы с ним все одно не собираемся... А вот пошарить по кармашкам... Это уже совсем другое дело...
   Авар осторожно двинулся следом, бесшумно ступая по мощеной камнем мостовой. Однако когда до жертвы осталось всего пять шагов, незнакомец неожиданно повернулся и произнес абсолютно спокойным и уверенным голосом.
  -А ведь я тебя заметил еще тогда в трактире... Ну и что ты собираешься со мной делать? Грабить?... Нет, думаю, не ошибусь, если назову тебя как карманника. Я угадал?
  -Что вы, господин. - Через силу выдавил Авар, прячя глаза. - Я всего лишь шел мимо...
  -Ну да конечно! - Рассмеялся незнакомец. - А я Его Величество император Кортура Тамир Восьмой! Парень, брось вешать мне лапшу на уши. От тебя за версту разит улицей и опасностью... Для посвященных, конечно. - Во время разговора мужчина слегка прицокивал языком, что для знающего человека автоматически обличало его как коренного уроженца столицы, однако Авар в силу возраста и отсутствия необходимого жизненного опыта этого, понятное дело знать не мог.
  
  -Что-то ты сам не слишком-то похож на нашего брата. - Пробурчал Авар. Ему было не слишком приятно, что его так легко раскусили.
  -Это потому что я не имею никакого отношения к вам. Я дворянин в пятом поколении. Имя же мое тебе знать необязательно. А твое как?
  -Зачем тебе знать мое имя? - Набычился Авар.
  -Затем, что придется тебе, парень, на меня поработать. И тогда я так уж и быть закрою глаза на то, что ты хотел ограбить меня.
  -Я могу и не согласиться... - Прищурился Авар.
  -Тогда я убью тебя. Чтобы потом ты ненароком не убил кого-нибудь из добропорядочных граждан. Потенциальных убийц, парень, я чую хорошо. Карманником ты будешь недолго, уж ты мне поверь.
  -Меня не так то просто убить...
  -Да ну? - Не поверил дворянин и стремительно обнажил два недлинных прямых клинка, которые он извлек из под своего коричневого плаща.
   Мужчина был быстр, очень быстр для своих лет, но Авар оказался быстрее и проворно отлетел от него шагов на двадцать, обнажив кинжал.
  -Вот значит как... - Озадаченно пожевал губами мужчина. - Это в корне меняет дело... Слушай, парень, давай ка мы с тобой пройдем туда где встретились и за кружечкой хорошего вина побеседуем не горячась.
  -Говори здесь. - Не согласился Авар.
  -Хорошо, буду краток. - Кивнул головой мужчина. - Ты знаешь, парень, в империи существуют много орденов магии, в том числе и тех, которые работают на самого императора, но вот летать из их адептов не может никто, уж ты мне поверь. Так вот я к чему веду. Представь, что кто-нибудь кроме меня узнает о твоих способностях. И что тогда? Тебя либо заставят работать на империю, причем на совершенно невыгодных для тебя условиях, либо, что намного более вероятно, разберут на части в одной из их магических лабораторий, чтобы узнать твой секрет. Рано или поздно ты проколешься, поверь мне. Нельзя всю жизнь жить в постоянном напряжении, рано или поздно ты допустишь промах и... Перспективы ясны?
  -Что предлагаешь ты? - Нахмурился юноша.
  -Я предлагаю тебе поработать на меня с немалой выгодой для самого себя.
  -С чего бы это мне тебе доверять?
  -Ну, хотя бы с того, что я раньше был в дворцовой охране самого императора и слово свое привык держать. Потом я оставил службу... Почему именно позволь пока умолчать. Но поверь, у меня нет причин любить ни самого императора, ни всякого рода чародеев и колдунов. Но ты,... ты другой... твоя сила... природная что ли.... Нет, не могу объяснить точнее, я все же магом никогда не был... Так каков будет твой ответ? Учти, теперь я в любом случае знаю о тебе, а убить меня у тебя вряд ли достанет сил, несмотря даже на твои возможности.
  -Какую именно работу ты мне предлагаешь? - Авар, как и всегда в подобных случаях, доверился чутью, а оно подсказало, что этому господину доверять можно. По крайней мере, в данный момент.
  -Мне нужна кое-какая вещица... Но хозяин ее не хочет, чтобы она досталась мне. Взять ее силой я не смогу, а вот хитростью... В общем, ты должен ее украсть.
  -Конкретнее. Что за вещица и у кого именно я должен ее украсть. - Поморщился Авар.
  -Эта фамильная ценность. Ожерелье дивной красоты. А украсть его ты должен у одного моего старого врага. Сейчас он знатный вельможа при дворе императора...
  -То есть ты предлагаешь мне ради твоей выгоды перейти дорогу столь важному человеку. - Хмыкнул юноша. - Быть может, мне проще сразу убить тебя и забыть обо всей этой истории...
  -Ну что ж, попробуй. - Согласился дворянин. - Посмотрим, как это у тебя выйдет.
   Больше мешкать Авар не стал. Мужчина еще не успел даже окончить фразу, как в него уже со страшной скоростью полетел кинжал. Юноша вложил в этот бросок все свое умение, но его атака оказалась отбита. Кротко сверкнул один из клинков незнакомца, и кинжал звякнул по камням мостовой, отлетев далеко в сторону.
   Авар стремительно взвился в воздух и вновь завладел кинжалом.
  -Ну что стоишь, атакуй. - Насмешливо произнес мужчина, делая приглашающий жест своим клинком. - Что, твой кинжал слишком короток... Вот то-то и оно... Помоги мне в моем деле, а я обучу тебя искусству боя на мечах. Так как?
  -Хорошо. - Через силу выдохнул юноша. Инстинкт подсказал ему довериться этому человеку, и он не стал противиться сему чувству. - Твоя взяла.
  
  
  
  
   Глава пятая. Новая семья.
  
  
  
  
  
   Дом Сариса, так звали аристократа, был довольно просторным, хотя и не слишком роскошным и находился в одном из самых престижных и богатых кварталов Трина. Кроме него самого в доме также проживала прислуга и пятеро юношей в возрасте от пятнадцати до двадцати лет. Как объяснил Сарис, ученики.
   Авару выделили для проживания небольшую, но весьма уютную комнатку с настоящей кроватью, взгромоздившись на которую юноша тут же провалился в глубокий тяжелый сон.
  Проснулся он рано утром, когда еще не вошло солнце, однако из тренировочного зала уже доносился звон оружия. Ученики тренировались с клинками под бдительным присмотром Сариса.
  -А, проснулся... - Поприветствовал Авара аристократ, облаченный в алую рубаху и черные шелковые штаны, едва тот тихонько вошел в зал. - Вот что, подойди к стене и выбери себе оружие, которое по твоему мнению тебе более всего подходит.
   Авар проследовал совету мастера и подошел к стене, на которой было вывешено самое разномастное оружие. От мечей и кинжалов всех форм и размеров до тяжелых алебард и цепов. После недолгого колебания юноша выбрал два недлинных прямых парных клинка. Точь в точь таких, какие были и у самого Сариса.
  -О, превосходно! - Расплылся тот в довольной улыбке. - Вижу я не ошибся в тебе... Ну, что, давай поработаем в паре. Погляжу сперва на что ты годен, а уж потом решим, как дальше будем тебя обучать...
   После десяти минут ожесточенного обмена ударами, Сарис поднял клинки вверх, тем самым, ознаменовав завершение поединка.
  -Ох и заставил же ты меня попотеть парень... и это в твои то годы... хотя сколько тебе полных лет?
  -Двенадцать.
  -Небо тебя забери... Ну что сила есть, ловкость и быстрота тоже, причем и того и другого даже больше чем нужно... А вот с умением дела обстоят пока неважно... Впрочем это мы поправим... Что до твоего места... Объясняю. Мои люди работают в тройке. Один из них это "лом" тот, что идет в центре и вызывает противников на себя. Здесь в большей степени нужна сила и концентрация. Второй "ловкач". Этот кружит вокруг "лома" и добивает тех, кто занят рубкой с ним. Здесь нужна ловкость, стремительность и точность. Третий "стрелок". Этот обстреливает неприятелей из арбалета и в рукопашный бой вступает лишь в самом крайнем случае... В принципе ты типичный "ловкач"... хотя ты можешь быть и "ломом" в принципе... мышцы у тебя как у медведя...
  -Постой, постой... - Нахмурился Авар. - Что-то я не вполне тебя понимаю...
  -Поймешь в свое время. - Хмыкнул Сарис. - Решено. Буду обучать тебя всему. Для предстоящего задания тебе понадобится самая разнообразная подготовка.
  -Я подряжался на одно задание, Сарис. - Нахмурился Авар. - У нас сделка. Ты учишь меня бою, я... делаю то, что обещал. А ты говоришь мне о каких-то тройках... Что это за дела? Предупреждаю, если ты хочешь меня обмануть...
  -Да не кипятись ты! - Рассмеялся аристократ. - Наш договор в силе, просто подумай вот о чем. Там на улице жизнь не слишком то радостная. А здесь в моем доме ты можешь жить как ученик и соратник сколь угодно долго, если...
  -Если буду делать для тебя определенную грязную работу. - Закончил за него Авар.
  -Ну, зачем так грубо... - Покачал головой Сарис. - Но в принципе ты прав. Мир - недоброе место, а ты, мой дорогой, уж прости за откровенность, сам далеко не ангел небесный. Или ты думаешь, я не почуял, что ты убийца? Ведь так, Авар?
  -У меня не было другого выхода...
  -У всех у нас не было другого выхода, здесь ты не оригинален. - Хмыкнул аристократ. - Но я буду с тобой честен. Выполнишь задание и можешь идти куда хочешь. Или можешь остаться. Решать в любом случае тебе самому.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Так началась учеба Авара. Днем он целый день звенел мечами с Сарисом и его учениками, осваивая ко всему прочему еще и искусство рукопашного боя, стрельбу из арбалета и метание ножей. Вечерами же он оказывался предоставлен самому себе и часто бродил по улицам Трина, заглядывая в таверны и прочие интересные места.
   Однажды вечером он поймал Сариса, который еще не успел убежать по своим таинственным делам и напрямую спросил.
  -Где в этом городе самый лучший публичный дом?
  -О как! - Рассмеялся аристократ. - Ну, что ж это вполне закономерно... Деньги у тебя есть?
  -Да остались...
  -Хорошо я с тобой.
  -Я не по этим делам... - Нахмурился Авар.
  -Представь себе, я тоже. - Хмыкнул Сарис. - В "Чаровнице" для каждого клиента предусмотрены отдельные кабинеты. Я просто хочу составить тебе компанию.
  -Значит, "Чаровница"? - Лукаво усмехнулся Авар.
  -Она самая. И поверь, название сие вполне соответствует истине...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   "Чаровница" действительно оказалась роскошным заведением. Правда предназначалась она лишь для дворян, но Сарис был тамошним постоянным клиентом, причем весьма уважаемым и посему охрана в его присутствии не стала придираться к Авару и беспрепятственно пропустила его.
   Внутри заведение было сделано в темно-багровых, постельных тонах. Впрочем, существовали здесь кабинеты и с иной цветовой палитрой на самый разнообразный и изощренный вкус.
   Блудницы тоже как на подбор были прекрасны и маняще сладостны. Авар выбрал себе худенькую блондинку с невероятно красивым лицом. Сарис же уединился с высокой рыжеволосой стервой родом из Туннакра. Говорят их женщины в любви, что дикие кобылицы...
   Так юноша лишился невинности. Он не запомнил имени своей первой женщины. Но ему чертовски понравилось это занятие...
  -Ну что как оно ничего да... - Похлопал Авара по плечу Сарис, когда они поздно ночью возвращались домой. - Надо бы почаще туда заглядывать... чтобы девочки не скучали...
   Внезапно из подворотни вынырнули две темные тени.
  -Ложись! - Крикнул Сарис и бросился на землю, увлекая за собой Авара. Два арбалетных болта просвистели у них над головами. - К бою! - Аристократ обнажил мечи и бросился на нападавших.
   Один из них тут же устремился навстречу, обнажая меч. Второй поднял руки на уровень груди. Меж них начало медленно разгораться яркое рыжее пламя...
  -Авар, осторожнее! Меж них маг! - Выкрикнул Сарис и сшибся с мечником.
   Юноша в свою очередь бросился на колдуна. Тот швырнул в него ком рыжего пламени, но промазал и вынужден был также обнажить оружие и вступить в рукопашный бой. Сосредоточенно звенели клинки. Все четверо были хорошими вышколенными бойцами за исключением, быть может, Авара.
   Но недостаток умений с лихвой восполнялся его мистической силой, что тот и не преминул продемонстрировать, взлетев над сражавшимися и обрушившись сверху на противника Сариса, вонзив один из своих клинков ему в затылок.
   Оставшегося одного мага добить уже не составило никакого труда. Зажатый в клещи он не успел ни убежать, ни воспользоваться своими умениями и оказался зарублен на месте. Чародеем нападавший оказался не очень хорошим...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -И кто это был? - Авар вопросительно уставился на Сариса, едва придя домой.
  -Точно не знаю, но думаю это пламенный привет от моего давнего врага.
  -Того самого? - Выразительно поднял бровь юноша.
  -Да того самого. - Усмехнулся аристократ. - Жаль, что не удалось захватить никого живым, но... маги есть маги. С ними даже пленными шутки плохи.
  -Ну и что нам теперь делать?
  -Да ничего, жить как и прежде - Пожал плечами Сарис. - Благо этот подарочек от моего визави далеко не первый...
  
  
  
  
  
   Глава шестая. Эвер.
  
  
  
  
  
   Целый год провел Авар в доме Сариса, тренируясь и постигая сложную науку боевых искусств, пока, наконец, его учитель не решил, что он достаточно готов. За это время произошло много чего. Туннакрское вторжение оказалось отбито регулярной армией Кортура. Степняки не захотели ввязываться в затяжную войну и удалились восвояси, удовлетворившись тем, что разграбили все западное приграничье империи.
   Однако для Авара эти события оказались весьма далекими. Война миновала Трин стороной, и юноше в большей степени приходилось думать о своем будущем нежели о событиях весьма далеких и малозначительных для него.
   За это время он изрядно подрос и раздался в плечах. Наука Сариса пошла ему только впрок. Впрочем, он не ел в его доме свой хлеб даром. Нередко ему приходилось воровать на улицах Трина и большую часть добычи он отдавал аристократу, который, несмотря на свое происхождение, оказался не слишком-то щепетилен в подобных вопросах.
   Вообще, Авар сперва недоумевал за каким лядом он вообще так понадобился Сарису. Ведь у него было нечто вроде собственного ордена состоявшего примерно из двух десятков учеников, которые смотрели ему в рот и во всем подчинялись. И все они были старше Авара и намного опытнее в ратных делах.
  -А ты мне сперва для другого нужен был. - Усмехался аристократ в ответ на осторожные расспросы парня. - Но потом когда я увидел, как ты летаешь... Парень, у тебя невероятный потенциал. Смотри не растрать его попусту... К тому же дом моего врага - это целая крепость. Я уже попытался однажды поникнуть туда... И едва унес ноги. Но с твоими возможностями думаю, мы справимся.
  -Дом твоего врага здесь, в Трине?
  -Нет, что ты! Он же при дворе императора и при том далеко не последний человек. Его крепость в стольном Эвере...
  -Значит, в скором времени нас ждет дальняя дорога?
  -Да. - Отрубил Сарис. - И чем скорее, тем лучше. Пора уже показать Сихону Таррийскому, что он слишком рано списал меня со счетов...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Эвер был красивым городом. Даже можно было сказать прекрасным. Полностью оправдывая название столицы, он был богат самой разнообразной и причудливой архитектурой и цветущими зелеными садами.
   Сарис специально выбрал для путешествия середину весны. Путешествовали они верхами особенно не торопясь и то и дело останавливаясь в прилежащих дорожных трактирах. Отряд их насчитывал всего пять человек. Авар, сам Сарис и трое лучших учеников его дома. Дорога заняла у них около месяца и как ни странно прошла без особых происшествий.
   Армия Кортура тоже ела свой хлеб не даром, и после войны с Туннакром по всем дорогам были выставлены усиленные караулы, придирчиво проверяющие всех проезжающих, и не дававшие скучать разбойному люду, который при таких делах ушел глубоко в леса и практически носа не казал из своих лежек да ухоронок.
   Лето в Эвере было особенно роскошным. Цветущие сады ломились от созревших фруктов, а фонтаны били ключом. Правда, купаться в них простому люду было запрещено, равно, как и появляться в богатых кварталах в неподобающей одежде, но от этого Эвер и вовсе казался диковинной игрушкой, вышедшей из под руки неведомого, но весьма искушенного и искусного мастера.
   Особняк Сихона Таррийского был громадной розовой цитаделью, практически еще одним дворцом в центре города и был богат и роскошен настолько, насколько это вообще в принципе было возможным.
   Сам же дворец императора был еще более огромным серебристо-белым зданием с множеством куполов и надвратных башенок. Возле гигантских серебряных ворот неусыпно несли службу десять молодцеватых здоровенных воинов облаченных в красно-золотые мундиры. Личная гвардия самого императора.
  -А ведь и я когда-то тоже... - Вздохнул Сарис, глядя на подтянутые, молодцеватые фигуры гвардейцев, и тут же поспешно умолк, постеснявшись своего откровенного порыва.
   Остановились путники в одном и самых роскошных постоялых дворов столицы "Благость императора". Здесь могли останавливаться лишь благородные и их слуги.
  -Ну и какой у нас план? - Вопросительно уставился Авар на Сариса, едва путники остались одни в своих роскошных апартаментах, где без труда смогли бы разместиться и двадцать человек.
  -План выработаем по ходу дела. - Отмахнулся аристократ. - Сперва выясним, что именно произошло при дворе за все то время, что я был в отъезде.
  -Но, Сарис... - Замялся Авар - не проще ли было заселиться в скромный трактир и выдать себя за простолюдинов? Теперь же вся столица знает о том, что ты здесь, и добыть твое ожерелье будет намного сложнее.
  -Сихон должен знать, что расплата близка. - Упрямо поджал губы аристократ. - Я не трус и привык выступать с открытым забралом. Ты украдешь ожерелье, мы же с ребятами отправим этого ублюдка на Небо. Иной участи он не заслужил.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Авар оказался абсолютно прав. Прибытие Сариса не прошло незамеченным для знати, и уже через три дня их пригласили во дворец императора на званый прием. Роскошный зал, изукрашенный сусальным золотом и перламутром был полон гостей и дворцовой челяди.
   Сарис прибыл на прием лишь в сопровождении Авара, который по легенде был его сыном, рожденным уже вне стен Эвера, благо аристократ покинул столицу около двух десятков лет назад, и Авар идеально вписывался по возрасту в придуманную историю.
   Надо сказать, что Авар в своем серебристом камзоле и длинными темными волосами с седой прядью и томным красивым лицом произвел, быть может, и не фурор, но все равно вызвал целую бурю восхищения среди представительниц противоположного пола.
   Многие из них бросали на юношу заинтересованные взгляды, но подойти и заговорить не решилась ни одна. Благо Сарис слыл изгоем, и его сын тоже по умолчанию получал это клеймо в глазах расчетливой аристократии. Впасть в немилость императора не хотел никто.
   Тем паче никто не хотел наживать столь могущественного врага, коим являлся Сихон Таррийский. А вот и он сам. Статный господин в серебряном мундире с черными усами. Исполнен достоинства и собственной значимости. Ну, еще бы. Первый советник императора, да еще и начальник его личной охраны. Практически временщик, если бы Его Величество Тамир Восьмой не отличался весьма крутым нравом и посему вольничать никому не давал. Даже своему ближайшему миньону.
   Сихон Таррийский лишь недовольно повел взглядом в сторону Сариса и Авара, но более никак не проявил себя по отношению к ним, видимо посчитав подобное ниже собственного достоинства.
   Все время пока шел прием Авар болтался в одиночестве, не зная, куда себя деть. Его "отец" же тем временем деловито общался с представителями знати, вежливо кивая на их шутки, которые, надо сказать, произносились сквозь зубы, ибо бесцеремонный Сарис всегда первым начинал диалог, а этикет не позволял им попросту послать нежелательного собеседника куда подальше.
   Когда, наконец, Сарис дернул Авара за рукав и предложил покинуть сие замечательное мероприятие, юноша лишь вздохнул с облегчением. Балов и приемов на сегодня с него было предостаточно.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ну что? Ты выяснил все что хотел? - Нетерпеливо спросил Авар, едва они вышли из дворца.
  -Да. Более чем... Ну что могу сказать, император более на меня не гневается. Разрешил жить в столице, буде я пожелаю, но, конечно о серьезной карьере при его дворе я могу забыть раз и навсегда. К тому же он вряд ли станет вмешиваться в мой с Сихоном конфликт. По крайней мере, на моей стороне уж точно.
  -Что-то я не видел самого императора на приеме... Или я что-то упустил?
  -Нет, не упустил. Его Величество редко удостаивает подобные мероприятия своим визитом. Я пообщался кое с кем из его ближайшего окружения.
  -Они не могли солгать тебе?
  -Могли. Но только смысла нет. Захоти император меня уничтожить, он давным давно бы уже это сделал, причем на совершенно законных основаниях. Воля Владыки Кортура превыше всего...
  -И все-таки что же ты такого сделал, что тебя сослали? - Рискнул задать вопрос Авар.
  -Давным давно - невесело прищурился Сарис - я был начальником охраны императора. Тогда он еще был совсем молодым юношей, в то время как я уже был зрелым мужем. Однажды в его покои ворвались наемные убийцы. Их было десять. Нас было трое. Мы бились до последнего. Семерых мы сразили, но и мои воины все до единого пали в бою. Я остался один против троих. Я был изранен... И они сумели оттеснить меня от императорской четы. Молодую жену Его Величества закололи сразу... Сам император продолжал сражаться до последнего и погиб бы, не появись в его покоях Сихон, тогда еще совсем юноша, но уже сильный и исполненный амбиций воин... Он помог императору добить оставшихся врагов... Я же в это время сидел, прислонившись к стене и истекая кровью... Мои раны были не смертельными, но я был сильно ослаблен кровопотерей... Император не смог простить мне гибель своей жены, которую нежно любил... Он посчитал меня трусом, которому не место в его личной гвардии и отправил в ссылку... Хорошо, что вообще не казнил, слишком уж силен был его тогдашний гнев... Потом осев в Трине, я начал набирать учеников. Большинство из них бывшие дети простолюдинов, но есть и такие как ты, выходцы из самых низов городского дна... Вот так вот я и стал тем... кем стал. Жалким изгоем, бледной тенью своей былой славы...
  -Но за что ты так ненавидишь Сихона? Ведь он вроде как выполнил свой долг, не более того...
  -Сихон, когда началось разбирательство надо мной, заявил что я струсил, испугался за свою жизнь,... хотя знал, что я бился до последнего, и не было моей вины в том, что раны ослабили меня настолько, что я не смог более сопротивляться... Он метил на мое место, а потом уже после моего изгнания неоднократно отправлял по моему следу наемных убийц, чтобы я уже никогда более не смог стать ему угрозой...
  -Откуда ты знаешь, что это были именно его люди?
  -Я знаю способы, которые очень хорошо умеют развязывать даже самые крепкие языки. - Холодно усмехнулся Сарис. - Изгнание - не то место, которое способствует проявлению лучших качеств человека, уж можешь мне поверить...
  -Так каков наш дальнейший план?
  -Тот же самый что и был. Ты крадешь драгоценность. Мы убиваем Сихона.
  
  
  
  
   Глава седьмая. Господин в серебряном мундире.
  
  
  
  
   В крепость Сихона решили отправиться этой же ночью, несмотря даже на то, что их там явно ждали.
  -Попробуем использовать элемент неожиданности. Вряд ли Сихон ожидает нас так скоро. А мы преподнесем ему сюрприз. - Внушал Сарис своим подопечным. - А там уже придется надеяться лишь на удачу. Власть моего врага в Кортуре велика...
  -Послушай, Сарис, но откуда у Сихона вообще твоя семейная реликвия? - Рискнул спросить Авар, когда они уже почти приблизились к вражеской цитадели.
  -А кто, по-твоему, стал владельцем моего фамильного замка и всего того, что в нем находилось? - Раздраженно дернул щекой аристократ.
  -Так эта крепость...
  -Наше фамильное гнездо. И я не забыл об этом... Запомни, Авар. Серебряное ожерелье с крупными дымчатыми топазами. Ты должен вынести его из дома Си... моего дома любой ценой.
   Авар хмыкнул, но ничего не сказал. Теперь стало понятно, откуда у Сариса были эти подробные чертежи здания.
  -Но ты уверен, что оно именно там, где ты указал?
  -Уверен. Этот фамильный тайник Сихон вряд ли обнаружил... А если все же да, - глаза аристократа полыхнули суровым бойцовским пламенем - то мы снимем ожерелье с его трупа...
   Двоих дюжих гвардейцев, что стояли на страже перед вратами розовой цитадели сняли бесшумно маленькими отравленными стрелами из необычного оружия в виде полой трубки, которое Сарис привез из Кессаля.
   Далее Авар взвился в воздух и проник в здание через окно первого этажа. Ему не составило никакого труда это сделать, ибо чертежи здания он изучил досконально, так как весь план был проработан ими заранее еще в Трине. Он должен был спуститься в подвал и взять ожерелье, буде оно там окажется.
   Сарис и трое его учеников облаченные в темные плащи полезли следом за ним по специальным веревочным лестницам. У них была другая задача. Им требовалось проникнуть в покои Сихона и убить его. После этого каждая группа должна была покинуть город и встретиться в условленном месте за городской чертой.
   Однако с первых же минут операции все пошло не так, как они планировали. Едва Авар пробрался в подвал, как на него тут же нацелили арбалеты трое стражников, а затем еще двое сноровисто скрутили ему руки и потащили наверх.
   Там уже его дожидались и его товарищи, так же скрученные по рукам и ногам. В обширных покоях столпилось около двадцати стражников в красных мундирах. На полу лежал труп Сихона с перерезанным горлом. На его шее поблескивало то самое ожерелье, которое Авар не раз уже видел на рисунках аристократа.
  -Так, так, так, я вижу, все уже в сборе. - Холодно усмехнулся вошедший в покои мужчина в серебряном мундире как две капли воды похожий на Сихона Таррийского. Похожий, или... - А вы оказались глупее и предсказуемее, чем я думал. Столь топорная работа... Не ожидал от тебя, Сарис. Хотя, что взять с труса и неудачника...
  -Заткнись, предатель! - Прорычал аристократ в бессильной ярости, тщетно пытаясь разорвать свои путы. - Ты прекрасно знаешь, что тогда я сделал все, что мог!
  -Видимо этого оказалось недостаточно. - Хмыкнул Сихон, снимая ожерелье с трупа и надевая на себя. Очертания лежавшего трупа тут же исказились, и перед ошарашенными учениками Сариса предстало тело какого-то юноши с расширенными от ужаса глазами. - Один из моих рабов. - Дернул щекой хозяин дома. - Что? А вы не знали? Да, это непростое ожерелье. Оно позволяет надевшему принимать какой угодно облик. Иначе старый пройдоха Сарис столь рьяно за ним бы не охотился... Но теперь об ином. Что мне с вами делать? Пожалуй, я бы мог проявить благородство намерений и отпустить вас живыми,... но не проявлю. Казнить их. - Повернулся он к стражам.
  -Авар, окно! - Рявкнул Сарис, но юноша уже и сам все понял. Он был связан, и у него не было никакой возможности помочь своим товарищам. Но его способности к левитации никуда не делись. Худощавое тело юноши стремительно взвилось в воздух и вылетело в окно, вдребезги разбив дорогое разноцветное стекло.
   Пара стражей разрядили в его сторону арбалеты, но от неожиданности произошедшего помазали. Авар же, не обращая внимания на многочисленные порезы от стекла и связанные руки, полетел прочь. Ему предстояла долгая дорога...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Он еще заглянул в город, чтобы узнать о судьбе своих друзей. Все оказалось печальнее некуда. Всем им отрубили головы и выставили на всеобщее обозрение на главной площади. Тот, кто посягает на императорского советника, посягает и на саму императорскую особу...
   После этого Авар поспешил покинуть красивый, но жестокий и коварный Эвер и полетел в сторону Трина. На случай подобного исхода у них с Сарисом, чья одержимость местью погубила всех участников этого похода кроме него самого, имелся определенный план.
   За поясом Авара лежала бумага, свидетельствующая о том, что он является полноправным дворянином, сыном Сариса Эверского, которую он по здравому размышлению сжег на первом же привале. Быть сыном мятежника не слишком то приятная перспективка. Ныне его ждали выжившие ученики Сариса...
   Дорога до Трина заняла у Авара около двух недель, так как он путешествовал по воздуху, летя гораздо выше скорости галопа лошадей. Прибыв на место, Авар кратко рассказал ученикам о произошедшем, после чего дом Сариса был выставлен на продажу, ибо Сихон знал о его местонахождении.
   Дом удалось продать в течение пяти дней, правда сумма была сильно занижена из-за сжатых сроков, но все равно была достаточна для того чтобы поселиться где-нибудь в отдаленной провинции и жить весьма безбедно.
   Для нового проживания Авар и Дарис, который оставался среди учеников за старшего выбрали небольшой городишко Мрот, что располагался несколько севернее и восточнее Трина. Здесь было поближе к столице, но расчет строился на том, что искать их станут как раз таки в самых отдаленных местах империи, а не поблизости от метрополии.
   Дарис был высоким чернявым юношей не худым и не полным, а вполне себе среднего телосложения. Молчаливый и немногословный, он сразу же признал за Аваром старшинство, ибо тот, несмотря на свои крайне юные годы уже успел побывать в таких переделках, какие остальным его товарищам и не снились, хотя, конечно, и их прошлую жизнь сахаром назвать также было нельзя. А уж когда выяснилось, что он еще и умеет летать...
   В Мроте юноши купили просторный деревянный дом. Поплоше конечно, чем тот, что остался в Трине, но выбирать им особо было не из чего. В новом городе ребята занялись тем же, чем занимались и ранее. То бишь грабежом и воровством. Но недолго. Затем им удалось при помощи своих навыков наладить кое-какую торговлю всякими нужными вещами для ремесленников. Хотели еще и по случаю развернуть торговлю оружием, но потом решили не светиться понапрасну и удовольствоваться малым. Жить среди учеников Сариса хотели все.
   Несколько раз в городе появлялись отряды императорских солдат, которые разыскивали каких-то мятежников, чуть не убивших советника Сихона, но Авар лишний раз на улицах предпочитал не появляться, а остальные ребята изначально придумали легенду о том, что они якобы переселенцы с восточного Кортура и все братья промеж собой. Таких переселенцев в Мроте было предостаточно, благо свободным подданным императора было не запрещено перемещаться по империи в поисках лучшей доли, и посему на них посланцы Сихона так и не вышли.
   Три года прожили ученики Сариса в гостеприимном Мроте, до тех пор, пока в балансе сил империи не начали происходить серьезные изменения, от которых никто уже не мог остаться в стороне...
  
  
  
  
   Глава восьмая. Повелитель змей.
  
  
  
  
  -Ну что там у нас? - Авар деловито склонился над выручкой. Теперь, когда ему было шестнадцать, он сильно вытянулся и уже ничем не напоминал мальчишку. Вполне себе сформировавшийся молодой человек в расцвете лет.
  -Да все вроде бы как всегда. - Молчаливо отрапортовал Дарис. - Прибыток небольшой, но жаловаться грех...
  -Мда... спокойная здесь жизнь, конечно, но весьма скучная...
  -Я слыхал, завтра к нам приезжают артисты с самого Кессаля. Можно будет сходить. - Пожал плечами Дарис.
  -Да можно... если бесплатно...
  -Представление на главной площади. Хошь плати, хошь так глазей.
  -Ну, тогда сходим. Заодно и слегка развеемся от скуки этого стоячего болота...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Главная площадь Мрота была не слишком большой, и посему народ здесь толпился довольно плотно. Каждому хотелось посмотреть на представление. Труппа артистов прибыла на место незадолго до полудня. Их фургоны остановились за городской чертой, подмостки же уже были загодя приготовлены специальными людьми, которые прибыли в Мрот за сутки до них.
   Сперва представление Авару не шибко понравилось. Все эти акробаты и жонглеры, конечно, могли произвести впечатление на неискушенную публику Мрота, но не на человека (человека ли?) умеющего летать, бывшего на императорском приеме, побывавшего на каторге и ко всему прочему еще и прошедшего жестокую школу улиц.
   Но затем, когда на сцену вышел немыслимо худой смуглый человек с ярко-зелеными глазами, его будто холодной водой окатило. Что-то такое было в незнакомце, что Авар сразу же инстинктивно почувствовал к нему отторжение. С одной стороны он будто бы почуял некое сродство с артистом, что было тем более странно, поскольку тот был явно кессальцем, а у Авара не было никаких родственных связей, по крайней мере известных ему самому, с этой страной, но с другой нечто настолько чуждое и противное его собственной природе, чего он не ощущал даже с теми, кого ранее смертельно ненавидел. Те были хоть и негодяями но все же обычными людьми, этот же... Впрочем тут началось представление, и Авар ничтоже сумнящееся решил оставить свои неясные пока еще ощущения до лучших времен.
   На сцену специальные люди в белых тюрбанах тем временем внесли громадные глиняные кувшины. Всего их было четыре. По одному на каждый угол деревянной сцены. Человек с зелеными глазами, которого глашатай выкрикнул как "серпьенте рионе" , тем временем спокойно по очереди открыл все четыре кувшина. Он был облачен в одну лишь белую набедренную повязку, выставляя напоказ худое жилистое бронзовое тело, а на голове у него был просторный белоснежный тюрбан.
   Затем человек достал из-за пояса небольшую деревянную флейту и начал медленно наигрывать тягучую завораживающую мелодию. Тянущие душу неторопливые созвучия, несмотря на их кажущуюся незатейливость, заполнили толпу целиком. Народ восхищенно замер. Он почуял, что сейчас будет что-то необычное.
   Тем временем из первого кувшина неспеша выполз гигантский пятнистый удав, водившийся лишь в Кессале и начал медленно играть кольцами перед хрупким беззащитным перед его мощью человечком, пристально вглядываясь в его лицо холодным немигающим взором. Мужчина же, как ни в чем не бывало, продолжал играть. На его бесстрастном лице не было заметно ни малейших признаков страха.
   Наконец удаву наскучила эта игра в гляделки, и он начал неторопливо обвивать хозяина своим чудовищным телом. Народ выдохнул. Все ждали, что гигантская рептилия переломает кости незадачливому артисту. Однако на удивление людей ничего подобного не произошло.
   Удав, обвив кольца вокруг повелителя змей, не делал попыток сжать свои кольца в смертоносных объятиях. Вместо этого раздвоенный язык чудовища нежно коснулся смуглого лица человека, будто в поцелуе.
   Однако это было еще не все. Из трех оставшихся кувшинов выползли еще три змеи. Черная, желтая и красная. Все три смертельно ядовитые для человека, как знал Авар, ибо Сарис преподавал ему отнюдь не только одну лишь военную науку.
   Змеи начали медленный причудливый танец вокруг своего повелителя, двигаясь на удивление плавно и синхронно. Апогеем всего действа стало то, что все четыре змеи обвили человека с ног до головы, образовав причудливый клубок, и под исступленные крики толпы прильнули головами к лицу своего владыки.
   Повелитель змей же, не обращая никакого внимания на обвившую его тяжесть, сделал в сторону зрителей изящный поклон, а затем резко хлопнул в ладоши. Все четыре змеи, повинуясь команде, вернулись назад в свои кувшины. Представление закончилось.
   Публика взорвалась овациями. Провинциальный городишко и так был не слишком богат на события, но подобного никому из живущих в нем видеть еще не доводилось никогда.
  -Слушай, но ведь и правда превосходное шоу! - Не удержался от комплимента даже такой молчун как Дарис, толкнув Авара в бок.
  -Да превосходное... - Рассеянно отозвался юноша. В данный момент его заботили совершенно иные мысли...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
   Тайный вход в подземелье был освещен целой вереницей факелов. Вот уже тысячелетия как сюда не ступала нога ни одного разумного, но сегодня все было иначе. Мрачная процессия людей с ног до головы закутанных в коричневые балахоны толпилась подле огромного замшелого валуна на самой окраине Мрота.
   Вот один из них вскинул руки и гортанным голосом пропел слова древнего заклинания. На поверхности валуна тут же зловещим зеленоватым свечением вспыхнули руны древнего, давно забытого языка. तव कर्म नियमय
  -Что здесь написано, повелитель? - Подобострастно прошипела одна из фигур.
  -Это додревние руны не нашего мира. - Отозвался тот, кто прочел заклятие. - Дословно они переводятся как "будь хозяином своей судьбы". Это я и намерен продемонстрировать ей в самое ближайшее время. - Зловеще усмехнулся он и зашагал вглубь подземелья. Секундой позже к нему присоединились и все остальные.
   Внутри подземный ход уводил еще глубже в подземелье, но уже через несколько минут пути он привел в древний склеп, в котором прямо в воздухе висел витой костяной жезл с навершием в виде черепа змеи.
  -Ну, наконец, то! Скипетр Подчинения... - Выдохнул предводитель и вновь зашептал слова заклинаний. По мере звучания слов в зале начал нарастать неясный вибрирующий гул, который вскоре, однако прекратился, и Скипетр Подчинения перекочевал во властно протянутую к нему худую смуглую руку.
   Раздалось тихое змеиное шипение, и предводитель закричал от боли. Скипетр истаял на глазах, превратившись в пыль, которая тут же впиталась в плоть человека. Глаза предводителя вспыхнули зловещим зеленым огнем, и он дико расхохотался, а затем низким совершенно нечеловеческим голос прорычал всего одно слово.
   В воздухе тут же закрутилась зеленоватая воронка диаметром примерно в полметра и зловещий голос из нее прошипел.
  -Наконец то. Избранный. Ты знаешь кто я? - Голос бы абсолютно нечеловеческим и напоминал скорее стрекотание некоего гигантского насекомого.
  -Да, Великий Тхэрсиорх. - Низко склонился предводитель. - Я читал о тебе в древних хрониках нашего мира.
  -Ты знаешь, что я потребую от тебя взамен той силы, что ты получил от скипетра?
  -Да, Великий. Я сделаю все, что ты прикажешь...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   После увиденного представления Авар долго не мог найти себе место. Что-то в этом странном человеке, так ловко управляющимся со смертельно опасными рептилиями сильно настораживало и вызывало неясную тревогу.
   Юноше было особенно не по себе от видимой беспричинности своего страха, но инстинктам своим он привык доверять всегда. А они кричали ему, что незнакомец этот смертельно опасен и в будущем от него будет очень много неприятностей, в том числе и у него самого.
   Но еще более Авара смутило странное ощущение сродства с этим кессальцем. Нет с этим определенно нужно было что-то делать... Но вот что? В итоге, взвесив все за и против, Авар решил все же пустить все на самотек. В конце концов, этот артист не сделал никому из них никакого зла, да и светиться им с парнями лишний раз опасно. Советник Сихон не из тех людей, кто склонен прощать своих врагов. Пусть даже и много лет спустя.
  
  
  
  
   Глава девятая. Потрясения.
  
  
  
  
  
  
   Весть о том, что Великая Кортурская империя объявила войну фуррийцам, грянул подобно грому среди ясного неба. Вообще в последние полгода Его Императорское Величество Тамир Восьмой изрядно тронулся разумом и превратился в жестокого диктатора, одержимого культом Смерти.
   Повсюду начались репрессии и гонения на инакомыслящих. Сперва это казалось дикостью, ибо Его Величество хоть и был далеко не мягким монархом, но все же всегда славился своим здравомыслием и никогда не карал своих поданных понапрасну.
   Но теперь все изменилось. Кровавый культ Смерти набрал огромную силу и его служителей, прозывавших себя Орденом Змеи, люди стали бояться как огня. Особенно их лидера. Некоего Серпетриона. Ходили слухи, что этот нечестивый чародей обманом поработил разум светлого императора и теперь вершит его именем насилие и произвол.
   Авара и его парней пока не трогали, но это не могло продолжаться долго. Людей приносили в жертву на алтарях сооруженных прямо в центре города чуть ли не каждый день, и однажды юноша не выдержал и заявил всем остальным.
  -Так дольше продолжаться не может. - Бывшие ученики Сариса вопросительно глядели на него. Аристократ специально подбирал для своего дела тех, у кого не было семьи и кому было некуда возвращаться. И теперь они ожидали решения Авара, ибо, несмотря на то, что он был младше многих из них, они привыкли ему подчиняться. Многие всерьез считали его незаконнорожденным сыном Сариса, которому в свое время присягали на верность. И ни один из них не был готов нарушить эту клятву человеку, который предоставил им кров и дело всей жизни.
  -Что ты предлагаешь? - Вопросительно глянул на вожака Дарис.
  -Надо уходить в земли приграничья. Говорят, там формируются силы сопротивления. Повстанцев, которые жаждут вернуть мир этой земле.
  -Если даже мы туда и доберемся, нас все равно разобьют. - Покачал головой Дарис. - Регулярная армия сметет повстанцев в два счета. А так есть шанс выжить, если не будем высовываться.
  -Не будем высовываться? Да очнись ты, людей приносят в жертву ни за что ни про что по одному лишь навету, а то и вовсе без оного! Неужели ты думаешь, что нас минет сия чаша? А даже если и так, вам самим не противно от того, что творится? Мы не ангелы, многим и нас довелось убивать людей, но мы выживали как могли, а это... Нет, вы как хотите, а я не желаю жить в постоянном страхе, что за мной придут эти в серых балахонах... Но это добровольный выбор. Я никого ни к чему не принуждаю. Кто хочет, тот волен остаться здесь. Я ухожу завтра ночью. И ждать я никого не буду.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   На следующую ночь все пятнадцать учеников Сариса направились к западной границе с Туннакром. Остаться не пожелал не один... Авар мрачно усмехался про себя, и это была усмешка не шестнадцатилетнего юноши, но много пожившего и повидавшего мужа. Вот и вновь его несет в места, где он когда-то тянул срок на каторге. Где он похоронил своего первого друга... Веселое, хотя и жестокое было время, что ни говори...
   Коней раздобыли в первой же деревне, попросту украв их из деревенской конюшни. Так себе конечно кони, но все лучше, чем пешком. Правда, потом пришлось в спешном порядке удирать от деревенских, но здесь, слава богам, обошлось. Ни один из его парней не пострадал в ходе короткой стычки. Деревенские же отделались лишь парой легко раненых.
   Однако на следующий день им не повезло. Их отряд наткнулся на конный патруль кортурской армии из пяти человек. В ходе короткого ожесточенного боя всех их удалось перебить, но двоих парней из отряда они лишились. Одному рассекла горло кортурская сабля. Другого сразила арбалетная стрела.
   После этого они забрали коней стражей себе и гнали на запад без перерыва в течение трех суток, меняя лошадей, которых теперь стало на семь больше, нежели членов отряда. После такой ожесточенной скачки половина лошадей пала, а на оставшихся отряд, наскоро передохнув, уже неспеша продолжил путь. До границы оставалось совсем немного...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Должен сказать, твои обряды сильно разоряют мою страну. - Император Тамир Восьмой холодно взглянул на худого смуглого человека в белом тюрбане. - Если так будет продолжаться и далее империю ждет крах. К тому же фуррийцы... очень опасны, ты не находишь? Вряд ли война с ними поспособствует нашему плану.
  -Нашему плану поспособствуют смерти живых существ. И чем больше, тем лучше. - Зловеще усмехнулся его собеседник. - Что до империи... она все равно нам не понадобится. Там в ином мире, где Великий Тхэрсиорх дарует тебе силу и вечную молодость. Если ты конечно и впредь будешь выполнять его и мои приказы... Кстати, в моем присутствии можешь не таиться. Магические силы твоего ожерелья не беспредельны.
  -Постоянно об этом забываю. - Хмыкнул Тамир Восьмой и щелкнул пальцами...
  -Да. - Усмехнулся Серпетрион. - Таким ты мне нравишься гораздо больше... Этот зазнайка Тамир в свое время изрядно попортил мне крови своей несговорчивостью.
  -Тем сладостнее мне было убивать этого старого хрыча. - Расхохотался Сихон, блеснув белоснежными ровными зубами. На его груди тускло мерцало серебряное ожерелье из крупных дымчатых топазов...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Силы сопротивления действительно формировались на западе Кортура. Еще, говорят, были какие-то отряды на юге, но их количество было ничтожно малым, основной костяк собрался именно здесь. Авар и присные достигли их лагеря на пятые сутки пути. Погони за ними так и не выслали, но это было ожидаемо. Регулярная армия тоже ела свой хлеб отнюдь не даром и собиралась в самое ближайшее время покончить с врагом одним ударом.
   Всего повстанцев было что-то около десяти тысяч. Из них по настоящему обученных войне не более трех. Все остальные - вчерашние крестьяне и ремесленники лишь в силу необходимости сменившие привычные плуг и долото на меч и копье.
   Настроение в лагере, несмотря на явное преимущество их противника, было приподнятым. Люди явно настрадались в последнее время и ждали боя как избавления и шанса отплатить своим обидчикам за все и сразу.
   Лишь опытные бывалые воины с застарелыми шрамами на лицах озабоченно хмурились, но на людях старались этого не показывать. Они слишком хорошо знали цену боевого духа в битве и посему старались поддерживать его у своих менее опытных товарищей как могли.
   Командовал в лагере немолодой уже бывалый отставной тысячник Ихар. Коренастый и седоусый. Ему было сильно не по душе то, что творилось в империи в последнее время, и в итоге он, как и все здесь решился на открытый бунт, несмотря даже на данную в молодости присягу Кортуру и его великому императору.
   Войска Кортура подошли к силам повстанцев лишь через неделю пребывания в лагере Авара и остальных. Было их около тридцати тысяч. Из них десять тысяч - регулярная
   армия, а остальные - набранные в провинциях наемники и ополчение.
   Армии столкнулись примерно в полдень. Ярко светило солнце, отражаясь на наконечниках копий и мечей. Пехота противника первой начала бой. Пятнадцать тысяч пешцев ринулись в атаку, подняв копья. Кортурские гвардейцы хорошо сражались в фаланге, но необученное ополчение и наемники, противостоявшие повстанцам, сильно уступали им в этом мастерстве. Сшибка была жесткой и практически моментально превратилась в кучу-малу, где каждый сражался сам за себя.
   Повстанцы тотально уступали в численности своим противникам, но в ходе битвы случилось неожиданное. Ополчение противника перешло на их сторону и ударило в спину немногочисленным наемникам.
   Пятнадцать тысяч конников, пока еще не принимавших участие в битве тут же осыпали мятежников градом лучных и арбалетных стрел. Залп попал плотно и выкосил треть повстанцев, большинство из которых не имело при себе никаких доспехов.
   Авар сам сражался конным, равно как и его товарищи. Конницы в армии повстанцев было примерно четверть от общего числа, так что они сразу же оказались среди элиты. В ходе сражения погибла уже половина учеников Сариса, поскольку у Авара не было никакой возможности приглядывать за ними в образовавшейся на поле боя кошмарной толчее и неразберихе.
   Однако Дарис и лучшие воины его отряда пока еще были живы, а значит, надежда еще оставалась. Наконец коннице неприятеля надоело наблюдать за битвой издалека, и она начала набирать гибельный разбег, выставив чудовищные длинные копья и ни на секунду не прекращая обстрел.
   Строй повстанцев заколебался. Они не были обучены стоять под смертоносным ливнем арбалетных болтов, а уж вид грозной лавы кавалерии неприятеля и вовсе выбил из многих весь боевой дух. Кто-то разрыдался, кто-то покончил с собой, или просто опустился на колени, ожидая помилования, но большинство мятежников все же нашло в себе мужество встретить атаку конницы лицом к лицу.
   Пехота выставила копья, пытаясь остановить разбег кавалерии, а немногочисленная конница мятежников, ведомая опытным Ихаром, ударила неприятелю в правый фланг. Командир армии Кортура вовремя заметил этот маневр и успел перенаправить часть кавалерии против них.
   Авар, когда до сшибки остались считанные метры, на полном скаку взвился в воздух, оставив свою лошадь, и ударил первого попавшегося на пути неприятеля ногой в лицо. Тот рухнул на землю под копыта коней своих товарищей.
   Конь Авара уже без всадника сшибся с еще одним кортурцем, и обе лошади рухнули на землю, образовав небольшой затор. Авар, заметив это, прямо в воздухе срубил еще двоих воинов врага, а затем перерезал сухожилия на ногах их лошадей. Те с жалобным ржанием рухнули вслед за всадниками. Затор усилился.
   Там, где сражался Авар, мятежники серьезно потеснили неприятеля, но на остальных участках фронта все было хуже. Погиб Дарис, пронзенный копьем безымянного кортурца. Ихар тоже пал, сразив перед смертью троих врагов.
   Конница неприятеля таки сумела прорвать строй пехоты бунтовщиков и учинила среди них форменную резню. Сдававшихся однако не трогали, а лишь деловито вязали. Жертвы для Ордена Змеи требовались с завидной регулярностью. Кавалерия мятежников тоже долго не смогла сопротивляться врагу. Слишком уж неравны были сегодня их силы.
   Авар, осознав, что битва проиграна, полетел прочь. Он сразил сегодня многих, но в одиночку сражаться со многими тысячами никак не входило в его планы.
  
  
  
  
   Глава десятая. Воители с фиолетовой кожей.
  
  
  
   Авар летел по направлению к Фурре. В его душе были смятение и раздор. Не смог. Не защитил. Обрек всех на гибель. Всех тех, кто доверял ему, считая, что он сможет позаботиться о них. А он не смог. Пошел на поводу у собственных желаний и жажды приключений. Надоело сидеть на одном месте, захотелось ветра перемен. Вот он и нашел свой ветер. Ветер потерь... Ветер позора и погибели...
   Все, кого он считал своей семьей, ныне мертвы. И пусть он при их жизни не особенно проявлял свои чувства, но все же они были ему по настоящему дороги. Именно сейчас он в полной мере осознал это. А значит остается только одно. Доказать, что их смерти не были напрасны. Что они сражались за поистине достойное дело против извергов и тиранов. Он должен был продолжить борьбу.
   Мятежники разбиты. Битва проиграна. Но война продолжается. Фуррийцы слыли невероятно могучими воинами чуждыми проявлению страха. Но их слишком мало. Кортурская империя может выставить сто тысяч воинов, а может даже и сто пятьдесят тысяч.
   Фуррийцы вряд ли способны больше чем на тридцать тысяч, да и то, если соберется весь мужской люд от мала до велика. Правда, говорят, что у них при нужде воюют и женщины, но все же... Есть еще Крант, страна, которая платит Фурре дань, спасибо Сарису за его уроки политики и географии этого мира. Но крантцы - торговцы, а не воины. Да и вряд ли они будут проливать кровь за жизни своих поработителей, хотя вроде бы как жить под пятой фуррийцев не столь уж и незавидная доля...
   Ладно, будем ломать головы лишь над теми загадками, которые помогут ему в предстоящей борьбе. Решил про себя Авар. А то иначе проще и вовсе никуда не лететь, а просто повеситься на первом суку, чтобы не видеть всех дальнейших ужасов правления Ордена Змеи.
   Как оказалось, в Фурру спешили бежать очень многие кортурцы, недовольные правлением нынешнего монарха. Однако таковых фуррийцы заворачивали со своих границ, предлагая идти сразу в Крант. Они готовились к войне.
   Невозможно было без содрогания смотреть на этих могучих воителей. Невероятно крепкие и коренастые с темно-фиолетовой кожей, они вызывали восторг и ужас у простых людей, а их желтые глаза с вертикальными кошачьими зрачками были полны столь ярой и неукротимой силы, что обычный человек попросту не мог вынести их взора. И немудрено. Прямой взгляд глаза в глаза считался у фуррийцев вызовом на поединок, а урона своей чести гордые воители не терпели.
   Воинское искусство и сила были возведены у них в абсолют. Каждый фурриец верил, что после смерти он попадет в Алый Чертог, истинный рай для воинов и им подобных. Сплошные пиры и сражения. Вечность напролет. Что может быть прекраснее...
   Авар взгляд фуррийца мог выдержать без страха, но когда ему объяснили, что почем, также предпочел разыгрывать перед ними робость и трепет. Эти воители ныне были его союзниками, и ссориться с ними понапрасну юноша не желал.
   Однако для него не сделали никакого исключения и заставили идти в Крант, не пропустив через границу. Все желавшие сражаться с армией Кортура должны были вступить в крантское ополчение, которое набиралось на добровольных основах. Авар же был намерен поступить иначе...
   Фуррийцы были настолько гордыми, что не пожелали сражаться в одном строю с людьми, коих презрительно именовали промеж себя не иначе как "задохликами". И надо сказать причины у них для этого были.
   Даже без оружия зрелый муж Фурры мог задавить десятерых обычных людей. Что уж говорить о вооруженном. Даже ребенок-фурриец был намного сильнее среднего взрослого мужчины из числа людей.
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Вместо того, чтобы идти в Крант, Авар пересек границу соседнего государства Аббор и, таясь, принялся ждать, когда же, наконец, начнется война. Ему хотелось посмотреть на битву фуррийцев и кортурцев, а при случае и вмешаться в нее.
   Абборцы были довольно миролюбивым народом, но при этом отнюдь не безобидным. Они не поддержали в этом конфликте ни одну из сторон, но на всякий случай принялись подтягивать свои войска к границам, чтобы в случае чего не оголять рубежи своей родины. И кортурцы и фуррийцы слыли крайне воинственными народами...
   Армия, подошедшая к рубежам Фурры спустя две недели, не была особенно большой. Пятьдесят тысяч человек. Двадцать тысяч конницы, сорок тысяч пехоты. Однако Авара смутили несколько десятков фигур облаченных в серые плащи служителей Смерти. Эти то что здесь забыли?
   В Кортуре ходили слухи о мистических силах, коими якобы обладают адепты Ордена Змеи, но Авару пока не довелось ни разу видеть их проявления. Лишь кровавые жертвоприношения беззащитных горожан и селян.
   Против пятидесяти тысяч человек вышло всего лишь десять тысяч фуррийцев. Все как на подбор в одних темных набедренных повязках и с огромными тяжеленными гизармами из темного металла невероятной крепости.
   Учитывая то, что слышал Авар об этих воинах, он никак не мог сказать, что фуррийцы сегодня были в меньшинстве. Скорее уж наоборот. Сражение состоялось возле самой границы Фурры. Первыми в атаку опять таки погнали ополчение. Без доспехов, без мундиров, кое-как вооруженное... Фуррийцы расправились с ними походя. Тяжелые гизармы вращались с невероятной скоростью и легко рассекали слабые тела людей на части.
   Среди фиолетовокожих воителей во время этой атаки упало, быть может, от силы пять фигур. Далее в бой пошла конница, выпуская перед собой тучи стрел. Фуррийцы отбивали их гизармами, вращая ими в воздухе с огромной скоростью, но то и дело какая-нибудь одиночная стрела нет-нет, да и находила дорожку, и среди жителей Фурры падал очередной воин.
   Однако эти потери были слишком ничтожными, чтобы сокрушить монолитную стену фуррийских порядков. Даже прямой удар кавалерии не сумел разрушить их строя. Фуррийцы подсекали ноги лошадям, сбрасывая всадников наземь, рубили людей, ловко, несмотря на свою комплекцию, уворачивались от стрел и копий... И тут неожиданно начался кошмар.
   Внезапно тела павших фуррийцев и людей начали подниматься с земли и обрушились на фиолетовокожих воителей со всех сторон. Если фуррийцы и растерялись в первые секунды, то, надо отдать им должное, быстро оправились и с удвоенным рвением взялись за дело.
   Гизармы в кашу секли восставших мертвецов, причем как своих, так и чужих, не оставляя им ни малейшего шанса на восстановление. Но мертвые фуррийцы не теряли своего боевого умения, и строй сынов Фурры заколебался. Никто не мог победить фуррийцев... кроме самих фуррийцев.
   Однако, как ни тяжело им приходилось, сыны Фурры таки сумели удержать строй и перебить всех поднявшихся мертвецов и две трети конницы. Оставшаяся треть с позором отступила назад. Всего воинов у кортурцев, считая и уцелевшую кавалерию, осталось примерно двадцать тысяч. Фуррийцы потеряли в битве треть от своего числа.
   Осознав, что воинский дух их неприятелей подорван, фиолетовокожие воины с радостным ревом бросились на уцелевших кортурцев. Те дрогнули, было, однако железная воля их командиров быстро навела в войске порядок.
   Вперед выдвинулись пять десятков служителей Смерти, сжимавшие в руках короткие жезлы с небольшими зелеными кристаллами, тускло мерцающими недобрым мертвенным огнем. Они взялись за руки и затянули зловещее заклинание.
   Миг, и перед торжествующими фурийцами выросла редкая цепь полупрозрачных фигур. Эти фигуры оплыли навстречу желтоглазым воинам. Те пытались рубить их своим оружием. Тщетно. Призраки втягивались в тела живых, и те поворачивали оружие против своих же.
   Завязалась ожесточенная рубка между воинами Фурры. Воспрянувшие духом кортурцы выпускали в эту мясорубку все стрелы, которые имелись у них в наличие. Ровно половина фуррийцев добралась до боевых порядков кортурской армии. И снесла их дочиста. Большинство Служителей Смерти в разыгравшейся суматохе сумели ускользнуть. Остальные нашли свою гибель под безжалостными гизармами народа воинов.
  
  
  
  
  
   Глава десятая. Хирам.
  
  
  
  
  
   После того, как отгремело сражение с фуррийцами, Авар решил направиться в Крант. Жизнь там была весьма привольной, и посему туда стекались бродяги и изгои со всех концов далеко немалого мира Танарты. Насчет его будущего Авар не обольщался. Да на этот раз фуррийцы сумели одержать полную победу, но лишь потому, что противник их недооценил.
   Если хотя бы малая толика служителей Смерти владеет теми же силами, что и те, что схлестнулись с фурийцами, то их врагам не позавидуешь. Военная мощь Кортура плюс нечестивое чародейство его новых хозяев... Что и говорить, убойная смесь... А еще эти кристаллы. При одном лишь взгляде на них, Авар, наблюдавший за сражением с безопасного расстояния, чувствовал почти физическую боль.
   Неведомые артефакты в буквальном мыле этого слов пили жизненную энергию из окружающего пространства, и это было нехорошо. Страшно представить, на что они окажутся способны, если впитают в себя достаточное количество силы... Авар и сам не замечал, что рассуждает о вещах совершенно непонятных для человека неискушенного в магии и делает однозначные выводы из всего произошедшего.
   А ведь никто никогда не обучал его чародейству, тем более его теории. Да, он явно необычный человек, умеющий летать, с повышенной силой и живучестью,... но в то же время и вполне себе обычный парень выросший на улицах западного Кортура, отнюдь не мирного и безопасного места...
   Авар вообще не слишком то был склонен ломать голову над неразрешимыми внешне загадками, но сейчас перед ним неожиданно остро встал вопрос о том, кто он на самом деле, и откуда именно происходит его мистическая сила.
   За все в этой жизни рано или поздно надо платить. Это он усвоил еще в детстве, выживая в огне нужды и насилия, и, похоже, вскоре ему предстояло это сделать. Ответить перед собой, перед собственной совестью, кто же он на самом деле. Безродный бродяга, целью которого является одно лишь выживание в этом безумном мире, неведомо как получивший в свои руки невероятные возможности или... или же все же нечто большее.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Он сам не заметил, как за полторы недели пролетел насквозь весь Аббор, через который и решил путешествовать. Столица Канта Мэрве была разноцветным, веселым и донельзя пестрым городом с самым причудливым населением из всех, что он когда-либо видел.
   Мэрве была не столь богата и обширна как, скажем, тот же Эвер, но зато здесь можно было встретить представителей всех возможных рас проживавших на Танарте. И козлоголовые морантцы, и крылатые вирры, похожие на летающих лисиц размером примерно с десятилетнего ребенка, и стройные, загадочные эльфы всегда державшиеся несколько высокомерно и отстраненно.
   Авару понравился город. Пожалуй, здесь он бы с удовольствием прожил всю оставшуюся жизнь, пусть даже и она окажется весьма недолгой. Первым делом юноша узнал последние новости. Оказалось, что весть о победе Фурры давно уже достигла ушей обитателей столицы, и ее жители готовились праздновать победу своих могучих покровителей. Ведь как-никак пади фуррийцы, и они сами недолго будут наслаждаться своей свободой, пусть даже и весьма относительной.
   Пробродив по городу до самого позднего вечера, Авар отправился искать ночлег и... столкнулся в одном глухом переулке нос к носу с пятью явно затрапезного вида личностями, поигрывающими длинными ножами и кинжалами. Что именно им было нужно от него, Авар уточнять не стал.
   Вместо этого он тут же вился в воздух и обнажил мечи. Бандиты опешили от такого, и он сумел сразить двоих. Но тут к головорезам подоспело еще трое их товарищей вооруженных арбалетами. Два болта просвистели мимо, но третий вонзился прямиком в бок не успевшего реагировать Авара.
   Тот с проклятиями полетел прочь. Бандиты его впрочем, преследовать тоже не стали. Два трупа их подельников стали достаточно весомы аргументом для того, чтобы они отказались от дальнейших враждебных намерений относительно столь опасной добычи...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Очнулся Авар в грязной подворотне оттого, что его кто-то деловито ощупывал. Открыв глаза, юноша неожиданно увидел перед собой молодого фуррийца явно ненамного старше его самого. Юноша озабоченно цокал языком, глядя на залитую кровью одежду Авара.
  -Эй, друг, ты как в порядке? - Нахмурил брови фурриец. В его лице не было и следа той грубости и задиристости, что обычно была присуща большинству представителей его народа. Напротив оно светилось неподдельным участием и интеллектом.
  -Да вроде бы... - Пробормотал Авар, ощупывая раненый бок. За ночь рана практически затянулась, оставив лишь небольшой рубец, который также должен был исчезнуть не позднее чем через два дня.
  -Чем это тебя попятнало? - Не угомонился фурриец. - Серьезное что-то?
  -Арбалетный срезень... - Хмыкнул Авар и осекся. Сам того не желая, он выдал себя с головой, и если у этого юноши хватит мозгов... Хватило.
  -Такие раны не заживают за ночь. - Покачал головой фурриец. - Но я вижу, что ты не врешь. Ты - нечеловек, так ведь?
  -Не знаю точно, кто я - не стал отпираться Авар - но и ты тоже не шибко то похож на фуррийца... по крайней мере мы уже с минуту глядим друг другу в глаза, а лицо у меня до сих пор не разбито...
  -Да ты прав. - Кивнул юноша, улыбнувшись. - Я не слишком-то похож на истого воина, хотя с боевым умением у меня все в порядке, отец постарался... Но давай ка лучше мы с тобой пройдем в мое жилище. А то ты ранен и тебе нужен покой. Там заодно и потолкуем обо всем...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Как оказалось, жил Хирам в небольшой пристройке просторного дома на самой окраине Мэрве, куда и занесло ночью Авара. В пристройке было чисто и сухо, но крайне небогато. Стоял лишь один лежак, да на прибитых к стенам деревянных полках громоздились различные склянки и бутылки с разноцветными жидкостями.
  -Вот здесь я и живу. - Развел руками Хирам, когда Авар уже деловито взгромоздился на его лежак, не удосужившись даже спросить разрешения у хозяина дома. Фурриец впрочем, против этого не возражал. - Мастер Кисонус добрый человек, правда изрядно ворчливый. Он учит меня искусству алхимии. Это моя страсть с детства. Отец мой, правда, сильно не любил это мое увлечение, поэтому пришлось мне уйти из его дома. Мастер Кисонус поворчал, но пустил меня жить в эту пристройку. Не бог весть что, но зато я свободен выбирать то дело, которое мне по душе.
  -Значит, быть воином не по тебе? - Хмыкнул Авар.
  -Воинское искусство у фуррийцев в крови, и я не исключение. - Не согласился юноша. - Но гораздо больше я люблю познавать новое. Особенно в алхимии. Ты знаешь, я никому об этом раньше не говорил, но я хочу открыть секрет бессмертия. - Выдохнул он, и его глаза сверкнули восторженным огнем вдохновения. - Мои сородичи - могучие воины, но живут слишком мало. Три десятилетия - и мы умираем. Не так как люди... Не стареем... Просто умираем. В один миг застывают члены и стекленеют глаза... Как будто бы кто-то незримый и безмерно могучий гасит в нас сам огонь жизни... Я так не хочу... Мои сородичи верят в Алый Чертог, рай для воинов, куда мы все уходим после смерти если жили достойно, но я, признаться честно, не слишком то в него верю... Хотя может быть всякое, конечно... Твои раны заживают так быстро... Не разрешишь ли ты мне взять немного твоей крови для исследований?
  -Валяй... - Авар вяло протянул ему руку. Почему-то он сейчас абсолютно доверял фуррийцу. Опять то самое пресловутое чутье, которое помогало ему безошибочно определять, где друг, а где враг.
   Хирам осторожно закатал рукав куртки Авара и сделал небольшой разрез, нацедив кровь в небольшую стеклянную колбу.
  -Ну вот и все, теперь возможно мои исследования продвинутся дальше... Хотя мне еще учиться и учиться, надо признать... Ну а ты? Кто ты, и какова твоя мечта?
  -Я - Авар, бродяга без роду и племени. - Не стал скрывать очевидного юноша. - Что до мечты... Ну, например, сейчас я хочу освободить свою страну от Ордена Змеи.
  -Достойная цель. - Серьезно кивнул фурриец. - Кстати, мое имя Хирам...
  
  
  
  
  
  
   Глава одиннадцатая. Война с Аббором.
  
  
  
  
  -Послушай, но все-таки что именно занесло тебя в Мэрве? - Хирам вопросительно потряс Авара за рукав, не давая тому провалиться в сон. - Все же далековато от Кортура, как ни крути...
  -В Кортуре продолжать войну бессмысленно. Император благоволит магам Смерти, или даже сам давно уже их марионетка... Но они не остановятся на этом... вот увидишь. Скоро они объявят войну еще кому-нибудь. И, скорее всего Аббору.
  -Да, мои сородичи знатно задали им перцу... Мой отец пошел на эту войну... не знаю жив ли он еще или нет, но он проклинает меня за то, что я сбежал из дому... Попадись я ему ныне, мне бы сильно не поздоровилось... Слухи об этой войне ходят странные... Будто бы мертвецы вставали с земли и рвали живых голыми руками... Еще говорили о духах без плоти и крови, что овладевали душами наших воинов, заставляя их сражаться против сородичей... Все это сказки конечно. Люди склонны сочинять небылицы, а своих сородичей я расспрашивать боюсь. Здесь в Мэрве меня все знают, приходиться таиться. Я для них теперь изгой, отступник. А таковые по наши законам подлежат смерти.
  -Сурово... - Хмыкнул Авар. - Но рассказы о духах и мертвецах - это не сказки. Я видел эту битву. Все это правда, до последнего слова... Твои сородичи и впрямь очень сильны, раз сумели повергнуть такого противника...
  -Вот значит, как... - Озадаченно прищурился Хирам. - Но как ты сам сумел ускользнуть?
  -Я умею летать. - Хмыкнул Авар.
  -Я серьезно спрашиваю. - Обиделся юноша.
  -Смотри. - Хмыкнул Авар и взвился в воздух, правда, тут же со стоном опустился назад. Рана все еще немного давала о себе знать.
  -Ничего себе... - Пораженно выдохнул Хирам. - Неслыханная удача, что я встретил тебя, Авар. Я не знаю, кто ты,... но ты чудо природы. Это правда. Я горд тем, что имел счастье беседовать с тобой...
  -Да ладно, не начинай. - Поморщился Авар. - Я и сам толком не знаю, откуда у меня это все... Вроде родился в обычной семье простолюдинов... Слушай, ты не против, если я посплю немного. А то вчерашняя ночь меня... скажем так, изрядно измотала...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Прогноз Авара оказался правдивым. Через несколько недель до Мэрве дошли слухи о том, что Кортур объявил войну Аббору. Правитель Аббора, надо отдать ему должное, оказался вполне готовым к подобному повороту событий, и семидяситысячную армию наступавших лоб в лоб встретили регулярные войска этой страны.
   Авар, как узнал о том, что твориться тут же направился в Аббор, чтобы вступить добровольцем в его армию. С ним вызвался идти и Хирам, которого тоже ни на шутку встревожили вести, которые принес его товарищ, и который также хотел разобраться в сути колдовства творимого кортурскими некромантами.
   Вообще за то время, что молодые люди провели вместе, они крепко сдружились. Оба были изгоями у своих народов и тянулись друг к другу, почуяв родственную душу. Все это время Авар жил у Хирама в пристройке и предавался безделью, в то время как его товарищ усердно работал в мастерской своего учителя. Когда же настала пора покинуть столицу Кранта, Авар был только рад. Мэрве уже успела ему изрядно наскучить.
   Юноша, правда, слегка досадовал из-за того, что им придется сильно замедлиться из-за Хирама, который по понятным причинам не мог передвигаться по воздуху как он, но все же в глубине души был рад тому, что будет не одинок в своей предстоящей борьбе.
   Молодой фурриец и впрямь оказался отличным товарищем. Раздобыл им обоим превосходных лошадей, на которых они ехали вплоть до самой границы с Аббором. Там их встретил приграничный отряд, и когда выяснилось, что молодые люди хотят вступить в ополчение, им выделили новых коней и даже дали сопровождение.
   Ну, еще бы. С воинами у Аббора обстояло неважно, а присутствие в их войске даже одного фуррийца сильно поднимет боевой дух простых солдат, ибо фиолетовокожие воители никогда ранее не сражались в одном строю с людьми.
   Как оказалось, дела у Аббора действительно шли неважнецки. За те две с лишним недели, что молодые люди потратили на прибытие к линии фронта, кортурские войска успели полностью выбить своих противников из всего восточного Аббора и подошли вплотную к Румею, его столице.
   Румей был большим хорошо укрепленным городом, и оборонять его смешливые, темноглазые и добродушные в мирной жизни абборцы были намерены до последнего. Именно к Румею и прибыли друзья как раз в тот момент, когда к нему подходила армия Кортура.
   Всего их было примерно пятьдесят тысяч. Войско абборцев насчитывало около тридцати тысяч человек. Довольно большая цифра для такой невеликой страны. Ни крантцы, ни фуррийцы не откликнулись на призыв о помощи. Первые из страха, а вторые попросту не считали слабых достойными существования. А уж просить кого-либо о помощи для фиолетовокожих воителей и вовсе было неслыханно. Наитягчайший позор.
   Правитель Аббора, уже пожилой начавший седеть мужчина, однако, оказался весьма мудрым и дальновидным человеком. К нему и привели ошарашенных сверх всякой меры друзей абборские стражники. Темноволосый и темноглазый, как и все абборцы, он посмотрел на Хирама своими печальными много повидавшими глазами и тихо попросил.
  -Я хочу, чтобы ты сказал, что Фурра вышлет воинов нам на подмогу, если мы отстоим город.
  -Но к чему эта ложь? - Удивился Хирам. - Я готов биться в первых рядах твоих воинов, но даже если вы разобьете кортурцев в пух и прах, мои сородичи не помогут вам!
  -Не помогут. - Согласился правитель. - Но так мои люди будут знать, что надежда не потеряна, и станут сражаться изо всех сил. Надежда дает силы. И немалые. Поверь моему опыту, юный фурриец. Если хочешь, я встану перед тобой на колени, лишь бы ты выполнил мою просьбу.
  -Нет, не надо! - Поспешно осадил Хирам уже начавшего было подниматься из кресла правителя. - Я сделаю то, что ты хочешь. Но взамен я попрошу тебя, ели мы выживем, даровать мне право жить здесь. Крант подчиняется Фурре. А я и так нарушил законы своего племени, а теперь я и вовсе буду для них смертником, которого нужно уничтожить любой ценой, чтобы избыть позор.
  -Конечно, я выполню твою просьбу. - Заулыбался правитель. - Я выделю тебе дом, землю, все что попросишь, только сделай то, о чем я тебя прошу!
  -Мне нужно собраться с мыслями... Думаю, через минуту я буду готов.
  
  
  
   ***
  
  
  
   Хирам оказался от природы превосходным оратором. Он так зажигательно выступил на главной площади Румея, что простой люд, внимавший ему, под конец речи просто ревел от восторга. В этот миг им был не страшен никто. Ни прекрасно обученная кортурская гвардия, ни кошмарные маги Смерти. Никто. Они были готовы защищать свою родину до последнего вздоха.
   Долго говорил Хирам, и когда он, наконец, выдохся, даже у самого прожженного циника не осталось ни малейших сомнений. Румей врагу просто так не взять. Стены города были довольно высоки, да к тому же абборцы понаставили на них тяжелые метательные машины от гигантских арбалетов до баллист и катапульт.
   Первую попытку штурма кортурцы предприняли глубокой ночью, когда их враги спали. Однако настенная стража ела свой хлеб недаром, и тревога была поднята заблаговременно. Длинные приставные деревянные лестницы, по которым захватчики попытались проникнуть вовнутрь, были сброшены наземь.
   Заработали чудовищные стрелометы под факельным освещением. Гигантские болты прошивали порой по нескольку тел за раз, и нападавшим в итоге пришлось отступить. В этот раз их было не особенно много, две-три тысячи. Так сказать разведка боем. Пробный выпад. Однако при этом и смертельно опасный. Ведь доведись передовому отряду укрепиться на стенах, в бой тут же пошли бы гораздо более серьезные силы, также ждавшие своего часа в полной боевой готовности.
   При свете дня кортурцы предприняли вторую попытку. На этот раз они установили свои боевые машины напротив городских стен и начали прицельный обстрел. Громадные катапульты оказались намного дальнобойнее, нежели тяжелая техника их противника, и посему стены города начали содрогаться от ударов тяжелых камней.
   В принципе у кортурцев в избытке имелись и менее маломощные орудия наподобие тех же баллист, "козлов" и стрелометов. Эти прицельно били по настенным орудиям, выводя их из строя. Абборцы отвечали им тем же, и в итоге в ходе суток ожесточенных перестрелок вся осадная техника и с той, и с другой стороны за исключением дальнобойных катапульт была полностью выведена из строя.
   На следующий день обстрел возобновился. В стенах начали возникать первые проломы. Пока они были не слишком большими, но долго так продолжаться не могло. Становилось понятно, что открытого столкновения не избежать. Кортурцы предприняли две попытки штурма главных ворот под прикрытием огня из катапульт, но обе эти атаки абборцам удалось отбить с немалыми потерями для осаждающих.
   На третий день вперед выступили сероплащные маги Смерти с жезлами увенчанными зелеными кристаллами. Они взялись за руки и образовали кольцо неподалеку от стен, однако, вне пределов досягаемости вражеских стрел. Воздух вокруг них стустился, и вот уже сплошное облако сероватой пыли летит прямо к воротам.
   Что-то заполошно закричали абборские десятники своим людям, что стояли неподалеку от входа город, но было поздно. Облако неведомой магии разом накрыло их всех и превратило в безвредный прах. Вместе с воротами.
   Тут уже ничто не сдерживало атакующих. С торжествующим ревом они устремились в образовавшийся пролом. Со стен во множестве полетели стрелы, но они уже не сумели остановить захватчиков. Вражеское войско проникло в город. Сперва его поток еще худо-бедно сдерживался воинами Аббора, но когда за их спинами поднялись их же мертвые товарищи...
   Битва была долгой и жестокой. Абборцы обороняли город до последнего. Хирам и Авар сражались с отчаянием обреченных, но в итоге им пришлось спешно покинуть гибнущий в огне войны Румей. Они бились храбро, но погибать за чужие идеи и символы были все же не намерены.
  
  
  
  
   Глава двенадцатая. Новая сила.
  
  
  
  
  
  
  -Эй, пошевеливайтесь! - Молодой белокурый капитан с холодным жестоким вглядом верхом на прекрасном караковом жеребце брезгливо оглядел неровную шеренгу пленных. - Этих - он указал на двоих стариков - под нож некромантов. Остальных нарядить на работы. Пусть помогают приближению победы славного Кортура!
   Капитану Ильхору повезло. В тот злополучный день, когда на их лагерь напали степняки, он сумел спрятаться в одной из ям, где держали провинившихся заключенных, и выжил. Туннакрцы его не нашли. После под покровом ночи он сумел ускользнуть из разоренного лагеря и даже прихватить одну из лошадей.
   Так он домчался до близлежащего форта и предупредил тамошнего командира о вторжении, солгав, что его послал якобы его тысячник со срочным донесением. В итоге Ильхор не только не был наказан за трусость и уклонение от боя, но и напротив награжден за своевременное донесение, во многом благодаря которому, не будем грешить против истины, западным войскам Кортура удалось вовремя привести себя в боевую готовность и дать степнякам достойный отпор.
   Затем была служба уже в другом гарнизоне, ну а когда пришли к власти некроманты, Ильхор также сумел удержаться на плаву благодаря своей природной хитрости, жестокости и беспринципности.
   Ныне же он командовал сотней, которая занималась ловлей рабов на территории Аббора. Надо сказать, что к моменту описываемых событий практически вся территория этой страны была в руках армии Кортура. Поражение под Румеем сломало абборцам хребет...
   Однако отдаленные западные провинции еще худо-бедно сопротивлялись. Однако их поражение было лишь вопросом времени и лишь слегка осложнялось тем, что на границе с Туннакром у кортурцев снова возникли небольшие стычки с этим воинственным народом.
   Однако здесь в центральном Абборе все ныне подчинялось имперским интервентам, и сопротивление осуществлялось лишь на подпольной основе. Посему Ильхор и его люди чувствовали себя уверенно и безнаказанно, опустошая беззащитную деревню. Напасть на вооруженную сотню кортурских солдат, пусть даже ночью здесь никому не привидится даже в кошмарном сне.
  -Ну что там закончили? - Лениво осведомился капитан у одного из своих подчиненных, когда вдруг в воздухе засвистели стрелы. Люди Ильхора, не ожидавшие нападения принялись валиться с коней. Стрелками неведомые враги оказались весьма меткими.
   Но дальше больше. Не удовлетворившись дальним обстрелом, из-за кустов начли выбегать люди, закутанные в темные плащи, на бегу стреляя из арбалетов. Опомнившиеся кортурцы ответили тем же, но нападавшие ловко лавировали в ночной тьме и залпы против них оказались малоэффективными, чего не скажешь о стрельбе самих абборцев.
   Вот одна и фигур взвилась высоко в воздух и обрушилась на кортурцев сверху. В свете факелов, которые сжимали некоторые люди Ильхора, мелькнуло красивое лицо в обрамлении длинных темных волос с седой прядью, которое показалось капитану смутно знакомым.
   Авар же напротив сразу узнал своего давнего обидчика, во многом благодаря которому погиб Турак, и с яростным рыком полетел навстречу. Ильхор же настолько испугался мистического воителя, что с трудом заставил себя поднять руку с саблей.
   Свистнул клинок юноши, и отрубленная рука Ильхора упала на землю. Тот истошно завопил от боли, рухнув со своего коня.
  -Узнал? - Мрачно усмехнулся Авар, оказавшись рядом.
  -Ты?!!! - Неверяще прошептал Ильхор похолодевшими губами. - Несмотря на прошедшие годы, он, наконец, узнал своего противника.
  -Я. - Кивнул Авар, пронзив капитану сердце. - Отправляйся под землю, мразь.
   Схватка было жестокой, но короткой. Люди Авара оказались намного более подготовленными к битве, нежели их противники и посему кортурцев довольно быстро удалось перебить с минимальными потерями для нападавших.
  -Этого недостаточно. - Нахмурился Авар, глядя на залитые кровью на трупы кортурских солдат.
  -Ты о чем это, друг? Мы же победили! - Непонимающе нахмурился Хирам.
  -Нужно кое-что еще, чтобы наши враги трепетали от ужаса при одном лишь упоминании о нас... Вот что. - Юноша порывисто наклонился над телом Ильхора и двумя стремительными росчерками клинка прочертил от его глаз к подбородку две ровные кровавые борозды. - Отныне мы будем зваться Орден Плачущих. - Голос Авара наполнила тяжелая мрачная сила, от которой на миг стало не по себе даже бесстрашному Хираму. - И горе тому, кто встанет у нас на пути...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
   Слухи о новом Ордене, воюющем против Кортура и его нечестивых служителей Смерти, разлетелись по Аббору со скоростью молнии. Все в Абборе в последнее время только и говорили, что о нем. Что служат там не простые воины, но безжалостные порождения ночи, призраки умерших абборцев, жаждущие возмездия. Абборцы относились к его адептам со смесью страха и восхищения.
   Бывалый люд, конечно же, все прекрасно понимал и над подобными слухами лишь посмеивался. Но не было такого абборца, даже и среди тех, кто вроде бы смирился с новой властью, что втайне, а то и открыто не желал бы победы этим воителям, посвятившим свою жизнь мести и борьбе против тиранов и угнетателей.
   Весь западный Аббор полыхал в огне войны. Вдохновленные его примером потихоньку начали шевелиться и остальные провинции. Серпетрион, видя, что маленькая страна не желает так просто покоряться ему, приказал Сихону лично явиться туда и проконтролировать ее окончательное порабощение...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ты хотел видеть меня, Неуязвимый? - Изящный светловолосый эльф вопросительно уставился на совершено невероятное существо с черным худым слюдянистым телом и длинными непропорциональными конечностями. Обычно никому из его народа не было хода в ту часть заповедного леса, где жил Шаннор, слишком велик был священный ужас перед этим созданием даже у бессмертных эльфов. Но сегодня случай был особый. Неуязвимый сам пожелал беседы с вождями дивного народа, и отказать ему в этой просьбе эльфы попросту не могли. Теорн, один из эльфийских старейшин был единственным, кто, несмотря на священный ужас, впитанный эльфами, наверное, еще с молоком матери, решился войти на запретную территорию и поговорить с Шаннором с глазу на глаз.
  -Да. В мире появилась новая сила. Смертельно опасная сила. Я чувствую ее присутствие... Ты должен доставить меня на Ксеней.
  -Должны ли мои воины вмешаться в происходящее? - Стоящее напротив него существо вызывало у гордого эльфийского воителя ощутимый трепет.
  -Нет. Этого не требуется. С этим я сумею справиться и сам...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Серпетрион радостно потирал руки. Все складывалось донельзя удачно. Кристаллы силы, выданные ему Тхэрсиорхом наполнялись энергией даже быстрее чем он планировал, а значит, в скором времени на Танарте можно будет открыть полноценный портал и тогда... - маг Смерти зловеще расхохотался - жалким здешним людишкам не позавидуешь...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Странная худая слюдянисто черная фигура лишь отдаленно походившая на человека во весь опор мчалась на четырех длинных угловатых конечностях, не зная отдыха, день за днем преодолевая огромные расстояния, намного большие нежели даже самые резвые скакуны из числа отборной имперской породы чистокровных "кортурцев", специально выведенной для владыки Кортура и членов его семьи, могли проскакать за это же время.
   Он должен был успеть. Зло становилось сильнее день ото дня, и пусть сам он отнюдь не был поборником добра и справедливости в истинном смысле этого слова, но и смотреть на то, как гибнет мир, в котором он нашел вполне себе неплохое и тихое пристанище, отнюдь не входило в его планы...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Весть о том, что Его Величество Тамир Восьмой лично изволил почтить армию Кортура свои присутствием, облетела Аббор со скоростью молнии. Кортурцы откровенно ликовали. Для них это являлось весомым подспорьем, ибо поднимало боевой дух и рвение, как простых солдат, так и их командиров до заоблачных высот (и не в последнюю очередь оттого, что император не прощал ошибок и не терпел трусов тем паче в военное время).
   К тому же вместе с Его Величеством на подмогу кортурцам шли отборные мастера Смерти, чье зловещее искусство уже давным давно не было ни для кого секретом. А это значит, что проклятых абборцев в скором времени ждет либо гибель, либо окончательное порабощение.
   Сам же Сихон был явно не в восторге от этой поездки. В прошлом могучий бесстрашный воин, ныне он крайне неохотно ввязывался во всякие стычки напрямую. Ибо теперь перед ним маячила перспектива вечной жизни. А жизнь Сихон Таррийский любил...
   Однако с Серпетрионом не поспоришь. Если бы не он, аристократ правил бы единолично конечно, но и о бессмертии ему бы пришлось забыть раз и навсегда. К тому же маг Смерти обладал невероятной силой абсолютно несравнимой с его собственной. На днях он вообще заявил Сихону, что является не магом, а бери выше! Полноценным богом. Так якобы сказал ему сам великий Тхэрсиорх. И ведь не поспоришь...
   К тому же постоянное поддержание иллюзии облика императора пило его силы. А Сихон был весьма посредственным магом со средненькими природными способностями. Поэтому ему большую часть времени приходилось проводить в крытой карете, в которой он и путешествовал в сопровождении внушительного эскорта.
   Ну да ничего. Скоро все это закончится. Серпетрион обещал в скором времени открыть портал в иной мир, и уж тогда, он, Сихон Таррийский, величайший император Кортура всех времен и его первый меч, получит, наконец, свою обещанную награду...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
   Это место не было отмечено ни на одной из карт, хотя и находилось практически в самом сердце кортурской империи. Ну, еще бы. Ни одному правителю, пусть даже и самому мудрому и справедливому не захочется признавать, что есть что-то на его землях, что ему совершенно неподконтрольно, и что он, несмотря на всю свою силу и величие ничего не может с этим поделать.
   Перекрестье двух рек. Гравы и Орлы. Огромный водопад, низвергающий свои воды с головокружительной высоты как раз в месте пересечения двух этих водных потоков. Чудовищный источник силы, исходящий откуда то из под земли. До сих пор не покорившийся ни одному из чародеев. Никто не знал, что именно там происходит. Ни один из отрядов посланных вглубь водопада при прежних властителях Кортура не вернулся назад. Было лишь известно о том, что за чудовищным ревущим потоком воды есть вход в подземелье. И что оттуда не возвращаются даже чародеи...
   Сегодня очередной отряд предпринял попытку разобраться в первоисточнике неведомой магии. Три десятка воинов. Пятеро магов в серых балахонах. Одним из них был Серпетрион, теневой владыка Кортура. Он решил рискнуть, ибо магия влекла его сильнее всего на свете, а мощь, исходящая из подземелья была такова, что его нынешнее могущество казалось в сравнении с ним жалким фиглярством.
   Поток воды послушно расступился, повинуясь могучей магии пришельцев на судоходных баржах, и отряд проник вовнутрь. Внутри была довольно просторная пещера, и поток воды уходил вглубь подземелья, однако путь преграждала радужная завеса явно магического происхождения.
  -Сейчас отдавайте мне силу. - Повелительно прошипел Серпетрион. В просторном сером плаще ныне он был ничем неотличим от остальных своих магов. Чародеи повиновались, и в завесе возник проход, через который тут же устремились все воины отряда. Маги прошли самыми последними.
  -Очень много затрат энергии... - Недовольно нахмурился Серпетрион. - Держите свои кристаллы наготове...
   Далее коридор ветвился надвое. Сила исходила из правого ветвления, но и слева ощущалось нечто непонятное, поэтому Серпетрион решил сперва проверить левый коридор во избежание всяческих неожиданностей.
   Коридор сей оказался не слишком длинным и закончился небольшой пещерой с довольно большим подземным озером. От его вод явно веяло неприкрытой опасностью, но один из воинов все равно неосторожно сунулся к самой кромке воды.
  - Назад! - Рявкнул Бог Смерти, но было поздно. Из воды внезапно выметнулось темное гибкое щупальце и одним движением разорвало воина надвое. - Некроманты, к бою! - Только и успел отдать команду Серпетрион, как из воды вылезло одно из самых кошмарных и отвратительных созданий, какие только может измыслить воображение.
   Внешне оно напоминало осьминога с огромной головой на двух могучих длинных шупальцах. Гладкая кожа создания была буро-коричневой с небольшим сиреневым отливом. Еще один стремительный бросок, и щупальце охватило разом троих воинов, раздавив их тела в кашу.
   Ответный удар некромантов не заставил себя долго ждать и волна серого праха, окутав осьминога,... впиталась в его тело, не причинив никакого вреда. Напротив чудовище даже стало еще более активным.
  -Эта тварь жрет энергию! - Выкрикнул Серпетрион, спешно отбирая все зеленые кристаллы у своих чародеев.
   Воины тем временем остервенело рубили оба щупальца, но тугая плоть твари практически не поддавалась их клинкам, а мелкие раны и порезы заживали у бестии практически в мгновение ока. Ответные выпады щупалец ломали кортурцам кости и отрывали головы. Отряд был близок к полному истреблению, когда внезапно из всех пяти жезлов с кристаллами силы вырвалась толстая зеленая нить и ударила в голову октопуса, заставив его скрыться в толщах воды.
  -Что вы сделали, господин? - Осмелился спросить один из двоих выживших магов. Остальные были безжалостно разорваны неведомой тварью на куски.
  -Накормил его силой по самые гланды... - Жестко усмехнулся Серпетрион. - Теперь переваривает... Пошли назад. Убить его мы все равно не сумеем...
   Наскоро преодолев обратный путь, остатки отряда достигли баржи и, взяв подкрепление и новые кристаллы, двинулись в правый коридор. Бог Смерти был не из тех, кто так легко отказывается от своих планов...
   Здесь коридор оборвался массивными белыми вратами с выгравированным на них черным обсидиановым черепом. Врата защищала могучая магия, но Серпетрион вновь прибег к кристаллам и, ворота распахнулись.
   Внутри находился небольшой идеально ровный квадратный зал, в глубине которого висел громадный сиреневый светящийся кристалл. На полу в позе лотоса сидел могучий коренастый эльф с темно-серой кожей, длинными роскошными темными волосами и яркими зелеными глазами.
  -Я Аримис, Хранитель Кристалла. - Мелодично пропел он, глядя на пришельцев. - А вы чужаки, которые хотят уничтожить мой кристалл, я прав?
  -Нет, не прав. - Хмыкнул Серпетрион. - Мне нужна его сила...
  -Этот Кристалл - мое проклятье... - Устало выдохнул эльф, или, по крайней мере, тот, кто походил на него. - Я прикован к нему незримыми путами и не могу отойти далее чем за пределы этого зала... По идее я бы с радостью сам уничтожил его, но сила взрыва будет такой, что даже такому как я не выжить... - Эльф явно был не прочь поговорить.
  -А если я просто попробую исследовать его? - Осторожно начал Серпетрион. - Мне нет никакого резона взрывать его, ведь тогда я тоже погибну... - Он нутром чуял могучую силу неведомого существа и не спешил пока вступать с ним в открытый конфликт. - Быть может, я сумею освободить и тебя самого...
  -Это было неплохо... - Усмехнулся Аримис. - Но какое тебе до меня дело?
  -Никакого. - Не стал скрывать очевидного Бог Смерти. - Мне нужна сила кристалла, но я не хочу биться с тобой. Ты мне нужен. Поэтому давай ка мы с тобой попробуем помочь друг другу. Я попробую разобраться в принципе действия Кристалла, а ты не будешь мне в этом мешать.
  -Ну что ж, это справедливо. - Согласился Хранитель.- Я даже готов пойти на риск его уничтожения ради возможности освобождения... Я чую в тебе достаточную силу и мастерство, чтобы разрешить тебе попытаться. Действуй.
   Получив разрешение, Серпетрион тут же вынул из заплечного мешка с десяток жезлов с зелеными кристаллами и, сплавив их мощь воедино, начал осторожно прощупывать Кристалл. Тот со всех сторон был отгорожен магической радужной завесой, явно очень мощного и опасного толка, но Бог Смерти был истым докой в своем деле.
   Виртуозно создав из силы кристаллов тонкие энергетические щупы, он начал аккуратно вплетать их в потоки магии сиреневого Кристалла. Тот сперва возмущено загудел, но Серпетрион не шел напролом. Он убеждал, договаривался. И кристалл, который не был истинно разумным существом, начал потихоньку прислушиваться к нему.
   В итоге в ходе нескольких часов кропотливой работы, Серпетриону удалось замкнуть в энергетическую цепь один из зеленых кристаллов силы и непосредственно сам Кристалл. Теперь он мог приказывать Кристаллу. Пусть не во всем, пусть опосредованно, но теперь он мог заставить его отдавать свою энергию для собственных нужд.
   Однако что до освобождения Аримиса... Серпетрион мог бы в принципе это сделать. Но не стал. Хранитель был чудовищно силен, он чуял это. Но его сила практически та же самая что и сила того монстра в левом ответвлении коридора. Грубая и прямолинейная. Да он опасен. Но не в тонких играх виртуозного мастерства работы с энергией.
   Быть может, он и одолеет Серпетриона в открытом бою, но зачем вообще биться, если можно использовать его силу для собственных нужд?
  -Ну что там, ты обещал мне освобождение... - Нетерпеливо подал голос Аримис, когда Серпетрион, наконец, вытер честный трудовой пот со лба.
  -Здесь не все так однозначно... - Нехотя процедил он. - Кристалл слишком нестабилен... Поэтому если я попытаюсь вмешаться напрямую, он может взорваться... Боюсь, не в моих силах освободить тебя...
  -Проклятье! - Хранитель от избытка чувств сжал в кулаке крупный серый булыжник, превратив его в пыль. - А я так надеялся... Жаль, ты был неплохим собеседником...
  -Что ты имеешь в виду? - Насторожился Серпетрион. Что-то в тоне Аримиса заставило его непроизвольно попятиться. Это его то, самого могучего существа на Танарте... как он сам думал до совсем недавнего времени...
  -Ну, видишь ли, это не слишком то справедливо, если ты сейчас уйдешь и будешь наслаждаться свободой, в то время как я буду продолжать гнить здесь бессчетные тысячелетия... Не расстраивайся, ты сделал все что мог, и потому я убью тебя быстро...
  -Воины! - Отдал команду Серпетрион, но Аримис уже сорвался с места, легко расшвыряв стражей Бога Смерти. Их клинки нанесли ему неглубокие царапины, которые исчезли быстрее, чем лезвия отдернулись от идеально гладкой плоти бессмертного. Магам он переломал шеи, даже не замедлившись, однако сам глава Ордена Змеи успел потоком силы отшвырнуть Хранителя прочь и поспешно покинул зал, запечатав двери своей магией.
   Очутившись в безопасности, Серпетрион сперва хотел, было приказать Кристаллу уничтожить вероломного Хранителя, но затем передумал. Пусть мучается своим вечным пленом.... Бог Смерти злобно усмехнулся. Пусть каждый миг своего заточения помнит о том, насколько он был близок к освобождению и страдает от этого. Вечность напролет. К тому же лучшего стража для Кристалла, чем этот Аримис все одно не найти. Вот пусть и занимается тем для чего предназначен...
   Сам же Хранитель после бегства Серпетриона страшно разозлился и чтобы хоть как-то выместить свой неистовый гнев, посжигал всех выживших воинов Бога Смерти, которые не успели уйти из его обители, в огне радужной завесы Кристалла. Хоть какое-то развлечение. Идею оставить хотя бы одного из них в качестве собеседника, Аримис отмел сразу же как не стоящую внимания. Кормить ему его здесь было все равно нечем.
  
  
  
   Глава тринадцатая. Покушение на смерть.
  
  
  
  
  
   Вернувшись из поездки в логово Хранителя в Эвер, Серпетрион откровенно ликовал. Теперь в его распоряжении была еще и сила Кристалла. И пусть она совершено иного толка, нежели та, которой он служит, он сумеет найти и ей должное применение, благо на войне, да и в жизни тоже для достижения цели все средства хороши.
   Бог Смерти зловеще усмехнулся. Сихон сейчас покоряет Аббор, и если то, что он слышал об этом человеке хоть на малую толику истина, ему это непременно удастся. А если нет,... что ж, тогда он быстро подыщет нерадивому исполнителю подходящую замену...
  
  
   ***
  
  
  
  
   А тем временем война в Абборе шла полным ходом. Уже многие его коренные жители, прослышав об Ордене Плачущих и его могучем лидере Аваре, который по слухам и вовсе не человек, а нечто гораздо более опасное и смертоносное, брали в руки оружие и шли против захватчиков. Пока еще стычки носили мелкий локальный характер, но вскоре должна была вспыхнуть открытая война, в ходе которой судьба Аббора и его народа решится окончательно.
   Авар устало оттер свой клинок от крови. Он уже потерял счет бесчисленным стычкам и ночным вылазкам, в ходе которых они практически всегда одерживали полную победу над врагом. Вот, к примеру, сегодня они наткнулись на тварь в виде ожившего парящего над землей скелета с горящими зеленым огнем глазами в сопровождении двух сотен кортурских солдат.
   Солдат удалось быстро уничтожить, а вот с тварью сей пришлось изрядно повозиться. Она была неуязвима для обычного оружия да к тому же выдыхала какой-то зеленый яд, от которого его воины валились замертво. Авар самолично обезглавил чудовище, оторвав его уродливую костяную башку голыми руками. Его неведомая сила помогла ему и в этот раз... Юноша скривил губы, недовольный собственной работой и вновь принялся полировать свой меч. Да война вроде бы в последнее время складывалась весьма неплохо для его отряда. Жаль лишь, что людей у него было слишком мало...
   Ныне отряд Авара насчитывал около пяти сотен воинов. Из них полсотни - новые члены нового ордена. Ордена Плачущих. В него юноша набирал лишь искушенных в ратном деле воинов, которых потом еще и сам безжалостно муштровал (еще раз большое спасибо Сарису за его бесценные уроки). Остальные же были просто рядовыми жителями Аббора, которым было не по душе вторжение захватчиков на их земли, и они тоже старались вносить посильный вклад в общее дело как могли.
   Надо сказать, эта война наложила на Авара неизгладимый отпечаток. Красивое живое юное лицо стало словно бы восковым, взгляд стал гораздо более жестким и холодным. Его теперь откровенно побаивались даже бывалые воины, тем паче те, кто уже знал о мистических возможностях своего предводителя. Тем страшнее выглядели татуировки в виде четырех синих слез по две на каждой щеке, что сделал себе Авар и остальные члены Ордена в память о погибших от рук Серпетриона.
   Авар не скрывал более свою суть. В тех условиях, когда им приходилось вместе воевать, это было попросту невозможным. И вот сегодня, наконец, настал решающий день. Именно ныне было решено напасть на ставку Сихона и одним ударом обезглавить вражескую армию.
   Такое событие должно сильно подорвать боевой дух захватчиков и поднять - их врагов. Все это прекрасно понимали и теперь были готовы идти до конца. У Сихона в лагере около двадцати тысяч отборных воинов плюс некроманты - страх и ужас для простых людей.
   Сын ныне покойного правителя Аббора вроде бы собрал целых пять тысяч на западе и призывал всех абборцев способных держать оружие от мала до велика, выступить под его знаменами.
   Однако пять тысяч не выстоят против тридцати да еще с некромантами вкупе. Да как ни крути, надо было признать, что до серпетрионовых служителей Смерти абборским, да и иным кортурским чародеям было куда как далеко. Кстати на чародеев иных сил Серпетрионом была объявлена тотальная охота. За их головы было обещано солидное вознаграждение, и теперь магам приходилось скрываться. В отряде Авара было пятеро чародеев. Сильнейшим из них был Эллад, высокий статный чародей, маг Земли. С ранней сединой в длинных темных волосах, он был чем-то похож на самого Авара, и издалека их даже можно было спутать друг с другом.
   Сегодня у магов отряда была важная задача. Они должны были нейтрализовать некромантов буде те встанут на защиту своего господина. Авар не знал, обладал ли Сихон какой-либо иной магией, кроме силы ожерелья, и сумеет ли он повергнуть его в открытом бою. Ну что ж, скоро он это выяснит.
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Ночью в лагере кортурцев все кроме часовых спали глубоким сном. Вражеская армия была далеко, мелкие партизанские отряды не в счет, а значит, бояться им было некого. На тридцать тысяч отборных воинов славного Кортура столь малыми силами может напасть разве что безумец.
   Часовой на посту беспечно зевал, то и дело прикладываясь к фляге с вином. Он мечтал лишь о том, что его вскоре сменят, и он сможет забыться сном. Внезапно из темноты бесшумно вылетела маленькая стрелка и вонзилась аккурат ему в горло. Воин упал, даже не успев пикнуть.
   Авар отнял от губ длинную полую коричневую трубку, которую привез из своих многочисленных странствий впору бурной молодости еще Сарис, и молча отдал команду своим воинам идти вперед. На это задание он взял лишь три десятка. Лучших из лучших.
  Больше и не потребуется. Они сегодня либо вернутся с головой Сихона, об истиной сущности которого Авар сподобился узнать при помощи ловких разведчиков из числа своего ордена, либо не вернутся вовсе. Третьего не дано.
   Шатер императора находился в самом центре лагеря, куда бесшумно направлялись три десятка теней. Он охранялся двумя десятками воинов личной гвардии императора. Эти на дежурстве не спали и не пьянствовали, да к тому же и выучены были куда лучше, чем рядовые солдаты. Ну что ж, это они предвидели, благо вся необходимая разведка была заблаговременно проведена, так что неожиданностей возникнуть было не должно.
   Три десятка легких арбалетов выпустили свои стрелы. Два десятка стражей шатра рухнули на землю мертвые. Неожиданно. Никто из них не успел даже застонать. Душу Авара невольно наполнила гордость. Значит, все же своих людей он учил не зря.
   Внутри гигантского красно-золотого шатра проходил военный совет. Еще три десятка гвардейцев плюс несколько некромантов и тысячников. И сам Сихон Таррийский в обличии императора Тамира.
   Авар выругался. Этого он не ожидал. Однако арбалеты его людей были загодя перезаряжены и вновь выпустили смертоносные болты. На этот раз упало лишь с десяток человек. Некроманты вовремя среагировали, выставив защиту, которая гибельным серым прахом распылила стрелы нападавших. Завязалась ожесточенная рубка. Земля под ногами некромантов разверзлась и поглотила трех из них. Трое выживших вновь ударили серым прахом уничтожив половину отряда Авара.
   Сихон, от неожиданности принявший свой истинный облик выхватил шпагу и пронзил сотворившего заклятье Эллада насквозь. Тот не успел защититься. Авар же обрушился с воздуха на некромантов. Те не ожидали от него такой прыти и оказались зарублены на месте.
   Гвардейцы и люди Авара сражались с отчаянием обреченных. Одни понимали, что шансов выжить у них нет, если они не выйдут из этого боя победителями. Другие смертельно боялись гнева императора и тоже бились как могли.
   Сам же Авар схлестнулся с Сихоном, который был облачен по обыкновению в свой серебряный мундир (то-то подивились приближенные, как на изменение вкусов своего повелителя, так и на исчезновение самого Сихона). Аристократ превосходно владел оружием. Он бился двумя длинными парными шпагами с режущими кромками. Очень необычный стиль боя, который кроме самого Сихона никто больше в Кортуре не исповедовал.
   Клинки аристократа были намного длиннее, но Авар был сильнее и быстрее, да к тому же умел летать и обрушивался на Сихона с самых неожиданных позиций. Поединок был жестоким. Оба противника были сильно изранены, а все остальные участники битвы погибли, перебив друг друга.
   Как ни странно на шум боя подмога пожаловать не соизволила. Шатер императора стоял несколько обособленно от остальных, и посему крики сражавшихся воинов так и не были услышаны в остальном лагере.
   Один из клинков Сихона оказался сломан, и он подхватил с земли шипастый кистень одного из воинов. Шипованный шар со свистом рассек воздух, и Авар, не успевший вовремя перестроиться в воздухе, рухнул на землю. Удар угодил ему прямиком в висок...
  -Пришлось же с тобой повозиться... - Даже довольно проворчал Сихон, утирая пот со лба. - Давненько мне не попадались такие сильные сопер... - И захрипел с мечом Авара в горле, который тот исхитрился метнуть прямо из положения лежа.
  -Меня не так то просто убить... - Хрипло усмехнулся Плачущий, половина лица которого было залито кровью, и хладнокровно выдернул клинок из шеи аристократа. Тело Сихона мягко упало на пол шатра, и Авар не мешкая боле, сорвал с него ожерелье из дымчатых топазов, разрубил его надвое своим клинком и брезгливо швырнул в ярко полыхающий огонь в камине. Гибель своих друзей и своего наставника он этой колдовской безделушке простить так и не сумел.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Когда в тронный зал дворца императора в Эвере ворвалось жуткое черное страшилище с худым вытянутым телом и непропорционально вытянутыми конечностями, Серпетрион вместе со многими своими чародеями находился внутри.
   Неуязвимый прекрасно чуял своего врага, и потому теперь его прыжок был безошибочен. Однако он разбился о Волну Праха, которую создали некроманты на его пути. Его тело отлетело назад, но тварь тут же вскочила и предприняла новую попытку. Раз за разом его отбрасывало чародейство магов Смерти до тех пор, пока в залу не вбежала многочисленная вооруженная стража. Когти Неуязвимого рвали их на части, устилая драгоценный пол залы человеческими телами, но полсотни могучих стражей в итоге все же сумели прижать его к полу и полностью обездвижить...
  -Так, так, так, значит, слухи оказались правдивыми... - Насмешливо протянул Серпетрион, разглядывая рычащего монстра спутанного по рукам и ногам целым ворохом цепей и веревок. - Легендарный Шаннор... Значит ты воистину неуязвим, как вещает о тебе молва... а вот это мы сейчас и проверим. - В ладонях Бога Смерти возник тонкий серый жгут колдовского праха, до предела напоенный его силой и принялся ввинчиваться в черную плоть Шаннора. Никакого эффекта. Магия лишь бессильно разбилась о неведомую бестию, которое в большей степени напоминало статую, сработанную из неведомого материала, нежели живое существо.
  -Ладно, хорошо... - Раздраженно дернул щекой Серпетрион. - Раз над тобой не властна даже магия, мы похороним тебя на вечные времена в каменном мешке... Немедленно снять с него мерки и соорудить саркофаг по его пропорциям! В точности! Чтоб не мог даже пальцем шевельнуть! - Отдал он команду своим чародеям. - Пусть узнает, что такое вечный плен безо всякой надежды на освобождение...
  
  
  
  
  
   Глава четырнадцатая. Змеи и их союзники.
  
  
  
  
  
  
   Серпетрион раздраженно метался по своим покоям. Саркофаг для Неуязвимого был сработан за три дня и теперь, казалось бы, опасный для него противник обрел вечный покой внутри него, но ему и этого было мало.
   Как ни крути, у него много завистников и тайных врагов даже внутри ордена. А это значит, что Шаннор может быть освобожден в любой момент кем-нибудь из них. Нет с этим тоже надо что-то решать... И как можно быстрее...
   Долго терзался этой проблемой Бог Смерти. Терзался до тех пор, пока не вспомнил о Забытом острове и его тайных жителях. Забытый остров был самой западной частью суши Танарты. Моряки никогда не ходили туда потому что, во-первых, им нечего было там делать, а во-вторых, это было смертельно опасно. Даже Кэргор, жуткий континент кентавров-людоедов считался менее жутким местом.
   Проживавшие на забытом острове наги были крайне не расположены к чужакам, да к тому же по слухам, их нельзя было убить. Серпетрион злобно усмехнулся. Что ж, тюремщики будут вполне стоить своего заключенного.
   Согласно древним легендам Шаннор и наги были давними непримиримыми врагами, и если первый был воистину неуничтожимым, то наг все же можно было убить при помощи какого-то тайного секрета, который был известен лишь Неуязвимому. Собственно говоря, именно по этим причинам меж ними и возникла свара, которая длилась, если верить легендам, уже тысячелетия.
   Вот он, Серпетрион и преподнесет нагам поистине королевский подарок. Бог Смерти даже прищелкнул пальцами от удовольствия за свою, как он сам считал, блестящую задумку. Да идея воистину была блестящая. Будем надеяться, что и наги, в свою очередь, тоже не останутся в долгу и выполнят то, что он от них ожидает.
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Корабль Серпетриона отчалил от берегов Кортура уже поздней осенью. Всего в море вышло пятеро судов, одно из которых несло на себе и самого Бога Смерти, благо слишком уж сильно он опасался предательства со стороны своих и решил самолично проконтролировать весь процесс передачи Шаннора нагам.
   Война в Абборе тем временем продолжалась, но весьма вяло. Абборцы были сильно потрепаны кортурскими войсками, но гибель императора изрядно остудила пыл захватчиков, и их натиск на время ослаб.
   Серпетриону еще пришлось задержаться, чтобы возвести на престол нового императора Итара II, сына Тамира, который был в противовес отцу совершенно безвольным, если не сказать, бесхребетным юношей. Так что немудрено, что подобного субъекта Бог Смерти быстро взял в полный оборот и промыл мозги при помощи магии таким образом, что он стал совершенно безвольной, послушной марионеткой, игрушкой в его руках, за которой он на всякий случай оставил присматривать нескольких магов низшего звена. Все высшие чародеи сейчас находились с ним в поездке, чтобы как говориться, под присмотром были...
   Все путешествие заняло около месяца. Скалистый берег Забытого острова был пустынен, однако прибывших гостей вышло встречать десять совершенно невероятных существ. Были они похожи на помесь змеи и человека. С могучим человеческим торсом на толстом змеином хвосте, со змеиными головами и громадными рубинами во лбах, они повергли свиту Бога Смерти в самый натуральный шок. Ранее подобных существ им видеть не доводилось. Вооружены наги были звездообразными алебардами на толстых длинных рукоятях.
  -Я - Риэсх. - Прошипел один из змеелюдов. - Что вы забыли здесь на наших землях, люди?
  -Мы привели тебе, подарок, почтенный нага. - Усмехнулся Серпетрион, кивая на каменный саркофаг с крестообразным углублением на верхней части, который держало на плечах дюжина могучих полуголых рабов-носильщиков.
  -Я чувствую... - Прошипел Риэсх. - Шаннор... Воистину королевский дар...
  -Да,... а ключ от этого дара на дне морском. - Усмехнулся Серпетрион. - Я слышал о древнем подземелье здесь на острове... неплохо было бы опустить саркофаг туда... А я еще ко всему прочему наложу на него защитные чары...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Нужно менять тактику. - Авар напряженно оглядел собравшихся в его шатре воинов Ордена. В принципе он первым высказал вслух то, что давным давно уже было понятно всем. - Войну не выиграть мелкими стычками. Врага нужно лишить головы раз и навсегда.
  -Ты говоришь о... - Рискнул перебить командира один из воинов.
  -Именно о нем. О Серпетрионе. Пока у нас есть шанс повергнуть его. Шанс призрачный, но все же... Если мы действительно те, за кого себя выдаем, а не бледные тени, влачащие во мраке жалкое существование милостью и попустительством Бога Смерти, мы должны покончить с ним раз и навсегда.
  -Но как...
  -Молча. - Отрезал Авар. - Также как мы расправлялись с остальными. Вряд ли добрый клинок окажется бессильным... А если и окажется... что ж, у меня найдутся в рукаве и кое-какие иные козыри...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Риэсх бесшумной тенью скользил в непроглядной толще океанических вод. Он прекрасно чувствовал, что замок от саркофага был непростым, а магическим, а значит, и узы соединившие ключ с замком можно было почуять. К примеру, такому как он. Риэсх ненавидел и боялся Шаннора не меньше иных наг, но он слишком давно привык быть лидером. А Ликадонна, древняя королева наг, которая была несоизмеримо сильнее его самого, ныне пребывала в глубоком сне на дне морском.
   И она тоже боялась Шаннора. А значит иметь в своих руках дополнительную козырную карту ему, Риэсху отнюдь не помешает...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -И какой резон нам воевать против Кортура? - Прищурился могучий желтоглазый фурриец.
  -Почтенный Орв. - Низко поклонился Авар вождю фуррийцев. - О твоей доблести и силе слагают легенды, и ныне я прошу тебя о помощи. Вы, фуррийцы - лучшие воины Танарты, об этом известно всем. Но Серпетрион уже один раз бросил вызов вашей непобедимости и едва не одержал верх. Теперь же я хочу спросить тебя, ведомо ли Фурре о том, что Бог Смерти намерен покорить Аббор?
   После того, как Орден Плачущих принял решение покончить с Богом Смерти, они решили просить помощи у Фурры, ибо больше было попросту не у кого. В крайнем случае, оставался еще многолюдный Туннакр, но его воины как бы ни были сильны, вряд ли сумеют справиться с армией Кортура и тем более с его некромантами.
  -Это так. - Кивнул головой Орв. - Но нам нет до этого дела. Пусть люди сами решают свои свары.
  -Серпетрион становится сильнее день ото дня. И если он сосредоточит власть над всем континентом в своих руках, то не устоите даже вы. - Выдохнул Авар, глядя прямо перед собой и готовый в любую секунду взвиться в воздух. Горячий нрав сынов Фурры был хорошо известен всем без исключения народам Танарты.
   Орв со свистом втянул воздух и шумно выдохнул. Среди нестройной толпы фуррийцев поднялся гул негодования. План Ордена повис на волоске.
  -Хорошо, я услышал тебя, человек. - Наконец сумел справиться с собой вождь фуррийцев. - Но нам нужно посовещаться. Ожидай ответа не раньше чем через три дня... А это что за воин? - Указал он на Хирама - назови себя, тервар!
  -Хирам, сын Агона. - Отчеканил фурриец, ожидая смертного приговора.
  -Тот самый отступник?! - Вытаращил глаза Орв. - Тебя следует предать немедленной смерти за твою измену!
  -Вождь, позволь мне выкупить его жизнь! - Подал голос Авар, прежде чем случилось непоправимое, ибо фуррийцы уже начали потихоньку обступать стоящего Хирама, готовясь претворить в жизнь приказ своего вождя.
  -Предательство нельзя выкупить. - Покачал головой Орв. - Отступник должен быть наказан по закону!
  -Можно, если выплатить его жизнью долг Крови! - Не согласился Авар.
  -Откуда тебе известно об этом обычае? - Нахмурился вождь.
  -По дороге в твои владения мы наткнулись на фуррийца, которого взяло в окружение две дюжины кортурских солдат. Было это у самых границ Фурры и империи Серпетриона. Мы спасли ему жизнь. И в этом бою Хирам сражался со мной плечом к плечу. Так что если хочешь убить его, убей заодно и меня. Я не бросаю своих друзей.
  -Как было имя того воина, что вы спасли? - Прищурился Орв.
  -Изр, сын Дораза. - Улыбнулся Авар.
  -Назови тайное слово, что он должен он передать тебе как данник Крови.
  -Охор эсер мене. - Прошептал Авар на ухо вождю. - Слово это было настолько тайным, что его передавали именно так и лишь тем людям, которые удостаивались особого доверия сынов Фурры. Лишь истинным воинам, с которыми и фуррийцам не зазорно воевать плечом к плечу.
  Лишь тем, кто спас фуррийца от неминуемой гибели.
  -Слово сказано. - Подтвердил Орв, обводя тяжелым вглядом своих подданных. - Чего ты хочешь в качестве выплаты долга? - Обратился он к Авару.
  -Я хочу, чтобы ты отпустил Хирама живым со своих земель и позволил ему жить той жизнью, какой он захочет жить.
  -Да будет так. - Кивнул головой Орв. - Хоть и горестно мне от предательства сына Фурры, ибо первый это случай в истории нашего народа, но долг Крови свят, и не выплатить его не могу я по нашим законам. Отныне тебе, Хирам, нет места среди фуррийцев! Ты больше не тервар, а изгой без роду и племени! Так будет вплоть до самой твоей смерти! Отныне тебе запрещено переступать границы Фурры! И если нарушишь ты сей запрет, наказание будет одно. Смерть. Я сказал.
  -Дозволено ли мне будет спросить? - Через силу выдавил из себя Хирам, вздрагивая от пережитого унижения.
  -Спрашивай. - Кивнул головой Орв, с презрением глядя на фигуру ученика алхимика.
  -Запрет распространяется лишь на Фурру или и на Крант тоже?
  -Там можешь жить, предатель. - Брезгливо скривился Орв, отворачиваясь от Хирама. - Среди слабых людей тебе как раз самое место...
  
  
  
  
   Глава пятнадцатая. Финал.
  
  
  
  
  
  
  
   Через три дня Фурра объявила о своей готовности вступить в войну с Серпетрионом. Было это уже в середине зимы, но фуррийцам были не страшны холода. Даже в самую лютую стужу ходили они лишь в одних набедренных повязках и нисколько от того не страдали.
   Двадцать тысяч фуррийцев перешли границу Кортура. Поскольку сборы их заняли считанные дни, Серпетрион не сумел вовремя отреагировать на это нападение. Через западный Кортур фиолетовокожие воители прошли как нож сквозь масло, практически не встречая сопротивления.
   Некроманты в это время находились в башне Бога Смерти, которая не так давно было наскоро выстроена по его приказу для одному лишь ему ведомых нужд. Сила, которую он накапливал в зеленых кристаллах, выданных ему Тхэрсиорхом, была почти собрана, а значит, в скором времени портал в иное измерение должен был быть открыт.
   Однако вторжение фуррийцев спутало ему все карты. Потрепанные войной с Аббором имперские войска оказались не в силах сопротивляться желтоглазым воителям и оказались разбиты в трех крупных сражениях. Ни личи, ни призраки одержимости, ни зомби не сумели их остановить. После этого они подошли вплотную к башне Бога Смерти, и Серпетрион понял, что это его конец. Как бы силен он ни был, ему было не выстоять против стольких воинов Фурры одновременно. Однако за тем ему в голову пришла одна неожиданная мысль...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Быстрее, становитесь в круг! - Поторапливал он своих некромантов, и те поспешили выполнить его требование. Жертвовать своими жизнями понапрасну никто из них не хотел. Образовав круг из полусотни некромантов в заклинательном покое башни на самом ее верху, Серпетрион выложил внутри него полсотни жезлов с кристаллами и принялся читать заклинание.
   Чудовищный поток силы Смерти вырвался из камней, заставив их распасться черным пеплом, однако это было еще не все. Сосредоточив в своих руках колоссальное количество энергии, Серпетрион потянулся своим разумом к Кристаллу Аримиса, с которым ныне был связан незримой пуповиной силы. И Кристалл подчинился его воле.
   Незримый поток его энергии устремился к башне, окутав ее сплошным энергетическим коконом. Сила Смерти сплелась с энергией самого Кристалла и трансформировала людскую постройку в нечто совершенно иное. Ее серые стены стали будто живыми, заиграв причудливыми тенями, за которые эту башню впоследствии прозовут Башней Теней, но это уже совсем иная история...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
  -Ну что, так и ничего?
  -Так и ничего. - Виновато улыбнулся Хирам своему товарищу. - Уж чем только я ее не пробовал... Но я все же пока не полноценный мастер алхимии, я только учусь.
  -Да ладно тебе, дружище... - Похлопал Авар по каменному плечу фуррийца. - Ее вон целая армия твоих сородичей разрушить не сумела... О чем тут говорить... магия есть магия...
  -Так что теперь будем делать?
  -Да ничего. - Пожал плечами Авар. - Будем жить как и раньше... К тому же серпетрионовы недобитки до сих пор бродят по Кортуру... Так что работы хоть отбавляй...
  -Прости, но теперь уже без меня. - Улыбнулся Хирам. - Я свободен, как и мечтал всегда. Теперь я хочу погрузиться в тайны алхимии. Война более не прельщает меня. Надеюсь, ты верно поймешь мое решение. С отребьем Серпетриона ты справишься и без моей помощи. Я знаю.
  -Справлюсь, куда ж я денусь! - Рассмеялся Плачущий. - Теперь здесь все будет по-другому...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Серая громада Башни Теней поражала своей давящей мощью. Внутри нее, в заклинательном покое на самом верху висел черный кокон паутины. В ее тенетах висела серая высохшая мумия с мерцающими зелеными глазами. Последнее заклятье едва не стоило ему жизни, необратимо изуродовав тело, но это ничего... Мумия зловеще усмехнулась. Скоро придет пора платить по счетам, и уж тогда он покажет жалким смертным, что они слишком рано списали его со счетов...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   В дальнейшем армия Фурры, потеряв половину своих воинов, вернулась назад в свои земли. Некроманты Серпетриона большей частью затаившиеся тогда сумели восстановить связь со своим господином и вернуть Кортур под свой гнет. Вскоре к Кортурской империи примкнули Аббор, а затем и Кессаль.
   Авар после неоднократно просил сынов Фурры о помощи, но неизменно получал отказ. Класть свои жизни в угоду людям они были более не намерены, посчитав пленение Серпетриона достаточной гарантией собственной безопасности...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Когда перед опешившими нагами образовался круглый голубой портал, из которого вышел солнечнокожий человекоподобный див с длинным вытянутым лысым черепом, они в первое мгновение растерялись, но затем проворно ринулись на непрошенного гостя.
   Ихиль сражался парными изогнутыми клинками, отбрасывая змеелюдов от себя. Вот он превратился в живой поток золотистого сияния, стремительно пронесся меж нагами, которых в пещере было пятеро. Все они тут же рухнули на землю рассеченные на части, которые потом преспокойно срослись воедино, и наги ожили, атаковав вновь.
   Ихиль с проклятием выругался. Ну и мирок... Но ничего у него есть в запасе еще один Амулет Портала, и уж он наконец доставит его в более менее спокойное место для проживания.
   Чужак из иного мира растворился в голубом портале из коего и вышел, но был ранен нагами, и одна из капель его солнечной крови попала вовнутрь странной дубины с крестом на конце похожей на гигантский ключ. Внутри нее были полости, которые позволили сей капле не вытечь обратно, но никто из наг, поглощенный схваткой этого не заметил...
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Авар направлялся на Забытый остров. В одиночку. Он вызнал о том, что Серпетрион спрятал там одного пленника, который был силен настолько, что его по слухам вообще невозможно было убить. Все эти сведения он выпытал у одного некроманта, которого чудом сумел захватить живым во время одной из стычек. Так тот надеялся выкупить свою жизнь...
   Плачущий жестко усмехнулся. Для некромантов всех мастей в его сердце не было жалости и милосердия... Пленник же этот был его единственной надеждой на то, чтобы разрушить несокрушимые стены Башни Теней и уничтожить того, кто был внутри нее. Последней надеждой.
   Он летел несколько недель над морской гладью практически без сна и отдыха, лишь в первые дни, пристраиваясь к кораблям попутчиков в ночном мраке, чтобы хоть немного поспать. Прибыв на Забытый остров, он тут же рухнул на землю без сил, провалившись в тяжелый сон. Сейчас его легко сумел бы прирезать даже ребенок...
   Очнулся он оттого что здешние птицы стали клевать ему лицо. Белые чайки, посчитав, что он умер, решили попробовать новое для себя лакомство. Человечину. Но их надеждам не суждено было сбыться. Одно стремительное движение, и крупная упитанная чайка забилась в крепкой руке Авара, который тут же свернул ей шею и, ощипав перья, принялся с наслаждением поедать теплую сырую плоть. Уроки детства не прошли для него даром...
   Окончив трапезу, Плачущий с трудом поднялся. Силы возвращались, однако он все еще чувствовал себя не лучшим образом. Хорошо еще, что он приземлился в той части острова, что была совершенно пустынна, иначе он вообще вряд ли бы проснулся.
   Прежде чем соваться в логово зверя, Авар облетел весь остров по периметру. Двоих змееголовых стражей охранявших вход в пещеру в самом центре острова он заметил практически сразу. Остальные видимо были неподалеку.
   Плачущий задумчиво прищурился. Тот некромант говорил о десятерых, а ведь еще могли быть и иные бестии... Но ничего не попишешь. Кто не рискует, тот не выигрывает, а значит идти надо было либо сейчас, либо дождаться ночи, когда бестии будут спать.
   Прикинув все за и против, Авар решил выбрать второй вариант. Ныне он был слишком измотан, чтобы вступать в бой с кем бы то ни было.
   Весь день Авар проторчал в самом глухом месте острова, не забыв изловить и сожрать еще одну чайку, чтобы к часу икс быть, так сказать, во всеоружии. Ночь на остров опустилась незаметно. Ранняя весна, что стояла сейчас оказалась на редкость теплой, и посему Плачущий совершенно не чувствовал холода.
   Бестий за все то время, что Авар выжидал перед входом, прибавилось, но они явно спали, застыв подобно изваяниям. Плачущий осторожно опустился на землю и проник вовнутрь. Спящие наги даже не дернулись.
   Пройдя вглубь пещеры, он увидел перед собой простой серый каменный саркофаг с крестообразным углублением на верхней крышке. В пещере спал еще один нага. Возле него стояла необычная дубина из неведомого материала с крестом на конце. Потянувшись своим сознанием к предмету, Авар сразу же почуял, что это ключ и... почуял могучие чары, охранявшие саркофаг помимо самого ключа. Смертельно опасные чары.
   Интуиция Плачущего, как и всегда, сработала безошибочно. Он понял, что не сумеет разрушить заклятье, однако вынести ключ от саркофага было вполне в его силах, что он не преминул сделать, осторожно забрав его так, что нага ничего не почуял. Дальше был тихий бесшумный бег обратно наружу, а потом вольный ночной ветер на своих крыльях унес Авара прочь с этого проклятого места...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Он сам не помнил, как долетел до корабля. Его не смутило даже то, что судно было явно кортурским. Он был полностью опустошен и обессилен. Против того заклятья ничего не смогли бы поделать и все члены его Ордена, однако в глубине его души жила непонятая уверенность в том, что он еще вернется, став сильнее, и тогда уже сумеет добиться своей цели...
   Когда на его корабль спикировала фигура летучего человека, капитан Абр даже не удивился. Он был достаточно битым жизнью человеком, чтобы спокойно реагировать на любые перипетии, что приключались с ним.
  -Ты Авар? - В упор спросил Плачущего капитан, едва тот приземлился на палубу.
  -Да. - Так же коротко ответил он. Скрывать не было никакого смысла. Все в этом мире уже прослышали про Орден Плачущих и про уникальные способности его предводителя.
  -Что это у тебя? - Указал капитан на ключ в руках Авара.
  -Спасение от тирании Серпетриона. - В упор взглянул Плачущий в глаза капитана. Тот не отвел взгляда.
  -Что мы должны делать?
  -Плыть на Кэргор. Если нам и может кто помочь, то только эльфы...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Авару повезло. Он попал на частное торговое судно, капитан которого яро ненавидел Серпетриона и его команда не была исключением в этом отношении. Изначально корабль должен был плыть на Ротэрр, но ради такого дела капитан изменил курс, и они отправились на Кэргор.
   Уже у самых его берегов разыгравшийся шторм разбил корабль вдребезги. Выжил один лишь Авар, сумевший чудом сохранить ключ от темницы Шаннора. Так сложилось, что его выбросило на землях кентавров.
   Беспамятного Авара полулошади взяли в плен, чтобы съесть, а ключ нарекли Небесной Дубиной, поскольку материал, из которого он был сделан, был намного прочнее, нежели их собственные дубины коими они обычно пользовались во время боя.
   Впоследствии Авару удалось вырваться из плена при помощи своих способностей, но отбить назад ключ он не сумел. Придя в земли эльфов, Авар сумел подружиться с тамошним народом, но не сумел заставить их магов выступить на Забытый остров. Они посчитали, что это не их дело...
   В дальнейшем посещал Авар и земли кентавров уже не в качестве пленника, но как гость. Впечатленные его полетами полудикие конелюды сделали для него исключение и позволили даже выучить свой язык, однако Небесную Дубину не вернули.
   Авар не стал настаивать на этом, поняв, что лучших хранителей Ключа ему не сыскать. Он нутром чуял, что время развязки этой истории еще не пришло. Что настанет день, и он сполна отомстит Серпетриону и прочим магам Смерти за все беды, которые они принесли на его землю. Но это будет еще нескоро...
  
  
  
  
  
  
  
  
   50 лет спустя.
  
  
  
  
   Авар осторожно крался среди безжизненных улочек Мрота. Вот он и вернулся туда, где когда-то провел немалую часть своей юности. Однако ныне город было не узнать. О том, что в его пределах твориться нечто непонятное он узнал около недели назад, будучи как раз неподалеку по делам своего ордена...
   А ведь как хорошо все сперва складывалось. Серпетрион был пленен, они были молоды и полны надежд и амбиций, а ныне все мечты о счастливой жизни лежат в руинах подобно пустынным улицам Мрота. Бог Смерти ныне хозяин самой большой империи на Танарте и хоть он так и не сумел освободиться из вынужденного плена (хотя быть может, просто не захотел), он победил.
   Они же выиграли битву, но проиграли войну. Теперь Авар даже не знал, где обретается его друг Хирам. По слухам он сумел победить смерть и стал тем, кем хотел стать. Уважаемым алхимиком, истинным мастером своего дела. Бессмертным. Однако более с того самого дня разлуки они не встречались ни разу.
   Он Авар посвятил свою жизнь борьбе против тирана и узурпатора, а его друг предпочел иной путь. И пусть не ему, Авару судить его за это, но привкус горечи от того, что Хирам не пожелал тогда к нему присоединиться, все же остался...
   Однако нынешние беды Мрота были совсем иного корня. Даже некроманты Серпетриона, истинные владыки империи говорили о том, что здесь творится с изрядной опаской. Немало их сгинуло здесь, когда они пытались понять, что же приключилось с таким обычным с виду провинциальным городишкой. Авар же был намерен поступить иначе. Он не собирался погибать, он собирался решить проблему Мрота раз и навсегда.
   Сказать, что Плачущий был в шоке от увиденного, значит, ничего не сказать. Все пыльные развалины, как будто бы из домов ушла та незримая сила, что поддерживает их целостность. Все эти редкие истощенные неведомым недугом люди сидящие и лежащие прямо на камнях с совершенно пустыми лицами и глазами... А ведь никакой войны тут не было и в помине. Это было нечто совсем иное. Нечто гораздо более худшее...
   Авар нарочно не взял с собой никого из своего Ордена. Здесь, он чуял это нутром, он должен справиться сам... Плачущий и сам не понимал, откуда у него эта сила. Та сила, которая позволяла ему летать, а после и не стареть и даже повелевать ветром. О нем теперь слагали легенды по всей Танарте. Он был ничуть не менее известной персоной, нежели даже сам Серпетрион, а быть может даже и более.
   Молва нарекла его богом. Живым воплощение стихии воздуха. И нельзя было сказать, что самому Авару это не нравилось... Однако как ни крути, но Мрот был во власти какой-то жуткой мистической силы, которую бессмертный чуял очень хорошо. Ее источник находился в ратуше градоправителя ныне совершенно заброшенной.
   Плачущий осторожно приближался к ней, держа свои клинки наготове. На людей, которые изредка попадались ему, он не обращал никакого внимания, инстинктивно чувствуя, что ныне от них не исходит для него никакой опасности. Не в том состоянии они были.
   Внутри деревянной ратуши царило мрачное запустение. Однако ни крыс, ни насекомых не было видно, что тут же насторожило Плачущего. В воздухе пахло не жилым и... какой-то пыльной соломой, словно от деревенского чучела. А вот это было уже плохо. Если это то, о чем он думает...
  -У нас гости, поглядите ка... - Жутким кудахтающим смехом рассмеялось соломенноголовое существо в лохмотьях неопределенного пола и возраста. От него волнами расходилась чуждая злая сила. Для Авара сразу же стало понятно, что именно это существо и есть корень всех бед злосчастного городка.
  -Етишок... - Выдохнул он, поднимая мечи.
  -Ух ты какой шустрый... - Вновь рассмеялась бестия, повернув голову вокруг своей оси. Теперь даже самому недалекому из людей стало бы понятно, что перед ним не человек. - А если мы так... - Вокруг существа неведомой природы сгустилось облако недоброй силы, и у Авара тут же подкосились ноги. Тварь была невероятно сильна, раз сумела подчинить себе целый город. Обычно етишок довольствуется деревней или даже одним домом, выпивая энергию его обитателей, но этот... Никто точно не знал, откуда они брались, но до войны с Серпетрионом о них практически не было слышно. Лишь после эти твари вышли на свет, видно почуяв, что их час настал...
   Увидев, что его соперник практически сломлен, етишка злобно завыл и прыгнул прямо с места, единым махом преодолев десяток метров, и сбил Авара с ног. Ожившее чучело оказалось невероятно сильным и цепким. Его тонкие скрюченные пальцы схватили Плачущего за горло, не давая дышать.
   Сознание Бога Ветра стало уплывать в небытие, но тут словно глоток свежего воздуха в его памяти всплыло воспоминание о былом... Если бы ты не спас меня тогда, я бы сломал тебе шею... ну? Захват запомнил?... Перед глазами Авара всплыло решительное лицо Турака, и его руки вспомнили. Немыслимо извернувшись, он обхватил шею етишка, одновременно вывернув ему руку за спину. Етишка заверещал, и Плачущий, воспользовавшись его временной растерянностью, вонзил свой лежащий на земле клинок ему в висок, одновременно отпихнув от себя ногами.
   Ожившее чучело покатилось по полу, но затем тут же вскочило и, выдернув меч, вновь бросилось на Авара. Однако на этот раз он был начеку и, резко уйдя в сторону, рубанул по шее твари оставшимся клинком. Голова етишки с глухим стуком покатилось по пыльному полу залы ратуши. Тело его еще несколько секунд подергавшись, наконец, затихло.
   Авар же едва перевел дух, тут же развел на улице огонь, в котором до тла спалил тело жуткой бестии. Непреложный закон. Убил етишку - сожги тело. Иначе потом снова возродится...
  -Спасибо, старый друг... ты опять спас меня от смерти... - Еле слышно пробормотал Авар и направился прочь из Мрота. Жизнь в этот многострадальный город скоро должна была вернуться вновь...
  
  
  
   Эпилог.
  
  
  
  
  
   Игхон осторожно крался к хижине шаманов, отчаянно труся. Ведь его могут заметить взрослые. И тогда уж позору не оберешься... Игхон был обычным мальчишкой кентавром коих немало на пустынных равнинах Кэргора, однако с детства он отличался весьма непоседливым и независимым характером. Вот и сейчас он планировал вопреки запретам хоть одним глазком посмотреть на Небесную Дубину, величайшую святыню их народа.
   Хижину шаманов охраняло двое могучих воинов-конелюдов, но ныне они мирно похрапывали во сне прямо стоя, как умели спать кентавры. Ну, еще бы. Какой же безумец сунется в самое сердце главного стойбища их могучего народа? Даже остроухие сопляки эльфы и те лишь горазды бить исподтишка своими стрелами под прикрытием своих колдовских чащоб. Здесь же на бескрайних равнинах столь милых сердцу истинного кентавра, они ничто. Тлен. А уж среди самих конелюдов никому и в голову не придет нарушить священный покой обители духов.
   Но вот поди ж ты. Пришло. Аккуратно миновав стражу, Игхон оказался в шатре, внутри которого все было заставлено различными грубо слепленными статуэтками и завешано разнообразными травами всех сортов и мастей. Небесная Дубина покоилась в самом центре шатра на высоком деревянном постаменте.
   Не узнать ее было невозможно. Сколько раз уже Игхон видел ее на различных церемониях и посвящениях своего племени, мечтая, что и он сам когда-нибудь станет вождем и будет удостоен права держать в руках это священное оружие, принесенное его народу самим могучим духом ветра около столетия тому назад.
   Дрожа от священного трепета, Игхон бережно взял дубину в свои еще неокрепшие тонкие детские руки, с удовольствием ощущая ее приятную тяжесть. Повертев ее туда-сюда, мальчишка заметил мелькнувшую в самой глубине ее извивов святыни солнечную каплю, словно то была последняя капля дивного вина бессмертных из неведомого божественного сосуда.
   Солнечная капля манила Игхона своим завораживающим блеском, и тогда уже не помня себя, он поднес Небесную Дубину к губам и жадно слизнул неведомый дар неведомого бога.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   История вторая. Воронвэ. Книга Ветра.
  
  Карта мира Силоры [Созутов Семен]
  
   Пролог.
  
  
  -Как она? - Взволнованно спросил крепкий черноволосый мужчина за тридцать.
  -Да что ей сделается, разродилась, голубушка. - Устало вытерла пот со лба пожилая повитуха.
  -Сын? - Замерев в ожидании ответа, вновь спросил мужчина.
  -Сын. - Снисходительно улыбнулась повитуха. - Крепенький такой мальчик...
  -К ней уже можно?
  -Можно... Только поосторожнее, Фарл. Роженице надо как следует отдохнуть...
   Бывший наёмник по имени Фарл, зрелый, закаленный в боях муж, с неожиданной для себя робостью вошёл в собственный дом. Там на широком деревянном ложе лежала женщина лет тридцати с тёмными, как и у самого Фарла волосами.
  -Как ты родная? - С нежным трепетом спросил он.
   Женщина слабо покачала головой. Она была ещё слишком слаба, чтобы говорить.
  -Сын.... - Фарл бережно, словно величайшую драгоценность взял на руки совсем крошечного малыша, лежавшего на отдельной кроватке. - Сыночек... Ворвом назовём, как моего деда. А глазки-то мои.... И серьёзные какие... Как будто ты и не младенец вовсе, а пожилой мудрец, немало повидавший на своём веку...
   Глаза у ребёнка действительно были довольно необычные. Тёмно-карего цвета, они были не по детски задумчивы и печальны, как будто бы младенец заранее знал, что предстоящая жизнь для него отнюдь не будет легкой...
  
  
  
   Часть первая. Раб.
  
  
  
   Глава первая. Звездочёт.
  
  
  -Эй, Ворв, пойдём играть с нами! - Крепкий светловолосый мальчуган лет семи-восьми насмешливо смотрел на паренька помладше, темноволосого и кареглазого, который его явно побаивался.
  -С вами....
  -Ну да с нами! В воинов Света и разбойников! Ты будешь воином Света!
  -Правда,... ну, не знаю.... - Названный Ворвом очень хотел быть Воином Света, но, как правило, Дряг (светловолосый парнишка) всегда придумывал ему разные каверзы и вообще, всячески досаждал.
  -Да соглашайся же! У нас как раз одного человека не хватает для ровного счёта!
  -Ну, хорошо... А ты не будешь обижать меня?
  -Какие разговоры! Нет, конечно! Пойдём, нас уже ждут... Слушай, Ворв, - тем временем продолжал Дряг, когда они, наконец, подошли к остальной ватаге ребятишек - теперь тебе придётся закрыть глаза, а я отведу тебя в одно место, откуда ты будешь начинать нас искать.
  -А что это за место?
  -О, это секретное место, и ты не должен видеть дорогу туда, до тех пор, пока не окажешься там.
  -Ладно, закрываю...
   Как только Ворв закрыл глаза, Дряг, не мешкая, взял его под руки и повёл на сельскую дорогу сильно размытую весенними дождями...
  -А теперь можешь открыть глаза. Место куда я тебя привел, называется... грязная лужа! - С этими словами блондин изо всех сил толкнул кареглазого мальчишку в грязь.
  -Ха, ха, ха! - Засмеялся Дряг. Наблюдая, как Ворв пытается выбраться из лужи. - Да ты у нас настоящий свин! - Теперь уже смеялись все дети без исключения, жалко Ворва не было никому.
  -Ха, смотрите, да он сейчас заплачет! - Вновь подал голос Дряг, заметив, что глаза парнишки наполнились слезами. - Девчонка...!
  -Девчонка, девчонка...! - С удовольствием подхватили и остальные.
   Этого Ворв вынести уже не смог и, всхлипывая, бросился прочь. С этого дня он дал себе зарок больше не играть с другими детьми ... никогда.
  
  
   ***
  
  
  -Сынок, тебе нужно учиться стоять за себя. - Сочувственно вздохнул крепкий черноволосый мужчина, глядя на измазанного грязью Ворва с покрасневшими от слез глазами.
  -Но они такие злые....
  -Они не злые, просто им нечем заняться, вот они и измываются над тобой, потому, что ты младше и слабее.
  -А ты можешь с ними поговорить?
  -Нет, не могу.
  -Но, почему?
  -Потому что ты сам должен уметь себя защитить. Я ведь не смогу оберегать тебя вечно, правда, ведь?
  -Правда.... - Тяжело вздохнул Ворв. - Ну, я пойду?
  -Иди, сынок, иди, у меня ещё очень много работы...
  
  
   ***
  
  
   С тех самых пор звёзды стали для Ворва за место друзей, которых у него не было. Он часто выходил по ночам из избы, несмотря на запреты отца и подолгу сидел у крыльца, разглядывая ночное звёздное небо. Он искал маму.... Мать Ворва умерла практически сразу после его рождения из-за внутреннего кровотечения, по всей видимости, отдав все силы своему первенцу, других детей и них с Фарлом не было.
   Наёмник очень тяжело переживал гибель своей жены, которую искренне и сильно любил, но он понимал, что теперь он единственный, кто может позаботиться о его сыне и потому, довольно быстро сумел взять себя в руки.
   Нанять кормилицу для малыша было не сложно, благо бабы в деревне рожали довольно часто и имели иногда и по пять детей. Ворв рос довольно здоровым ребёнком, но вот беда, не умел за себя постоять, что немало огорчало отца, который сам в детстве был изрядным хулиганом и забиякой. "Как будто и не мой вовсе!" - Часто раздосадовано ворчал про себя наёмник, но сына, тем не менее, всё равно любил, хотя и не знал толком, как ему помочь в этой его беде...
  
  
   ***
  
  
  -...а что это у нас у Оссика такое? ... Ушки, ой какие ушки... - Довольно рычал крепкий мускулистый мальчуган с абсолютно лысой головой совершенно недетским басом. -...А это у нас что такое? ... Лапья, ой какие лапья.... - Продолжал необычный ребенок, крепко держа большого чёрного кота, чтобы тот не вырвался. - А вот это что у кота такое? - Наконец подошёл паренёк к апогею своего импровизированного представления. - Яйца!
   -Мяаа...!
  -...Яйца!!! - Не успокаивался жуткий ребёнок, явно наслаждаясь тем, что животному его игра неприятна. - Яйца, етит твою мать!...
  -Сэмх, ты чего это тут делаешь?
  -А ... кто?! ... Что?! - Заполошно подскочил названный Сэмхом. - А это ты Ворв.... - Недовольно протянул мальчуган, было видно, что ему неприятно, что его застали за таким странным занятием. - Чего тебе?
  -Да нет, ничего, просто пришёл....
  -Да? ... Ну, тогда просто и с...би отсюда к чёртовой матери! - Весело всплеснул руками жуткий ребёнок, явно наслаждаясь своим чувством юмора. -... Эй, да ты чего, я же пошутил! - Заполошно подскочил Сэмх, видя, что Ворв принял всё за чистую монету. - Какой ты всё-таки.... Так, стоп, а этто что такое? - Указал жуткий ребёнок на правый глаз Ворва, под которым расплывался внушительного вида фингал.
  -Ничего....
  -Как ничего? Я что, по-твоему, слепой?! Быстро говори, кто сотворил сие безобразие, а то я тебе щас второй поставлю ... для этой ... как его ... симметрии....
  -Это сделал Дряг. - Вздохнул Ворв.
  -Как Дряг? ... Я же запретил этой мрази приближаться к тебе!
   Ворв промолчал и только ещё раз тяжело вздохнул.
  -Так, понятно, где он сейчас?
  -Сэмх, может не надо?
  -Где он сейчас, твою мать?!
  -Играет неподалёку с другими ребятами...
  -Это не ребята, а самые настоящие скоты, так впредь их и называй.... Пойдём, покажешь мне, где он играет.
  -Сэмх...
  -Пошли, пошли... А с тобой я позже закончу...- Повернулся жуткий ребёнок к коту.
  -Может не надо больше котика трогать? - Робко предложил Ворв - Ему же твоя игра не нравится...
  -Ему не нравится,... зато мне нравится! - Довольно осклабился Сэмх. - Да брось ты! Всем животным приятно внимание, а боли я ему не причиняю, уж можешь мне поверить!
  -Сэмх....
  -Ну, чего ещё?
  -А ты бы правда мне второй фингал поставил, если бы я тебе не сказал, кто меня ударил?
  -А ты сам как думаешь?
  -Я думаю, что ты пошутил.
  -Вот и не задавай глупых вопросов. И помни впредь, что бы ни случилось, я никогда не обижу тебя, и всегда буду защищать, понял?
  -Понял... - Счастливо прошептал Ворв.
  -Вот и хорошо.
  -Сэмх...
  -Ну....
  -А что такое симметрия?
  -Ох, как же ты меня достал! Сколько раз я тебе предлагал, давай я тебя читать научу, так нет же, рассказы мы слушать любим, а чтобы самим его прочитать, так это нет! Зачем! Ведь есть же Сэмх, которому можно выносить мозг целый день напролёт!
  -Интереесно!
  -Ну ладно, так уж и быть, в последний раз... Слушай...
   Надо сказать, что Сэмх, а точнее Самхейн, каковым и было его настоящее имя, был, пожалуй, смой приметной личностью во всей деревне. Сын единственной в округе ведуньи, он поражал окружающих недюжинной силой, легко справляясь даже со взрослыми мужиками и досаждал всем постоянными проделками и совершенно несносным характером.
   Ходили слухи, что Херрея (так звали ведунью) прижила его от какого-то демона, но на самом деле это было не так. На самом деле отцом Самхейна был оборотень, чьи кланы живут за Чертой в загадочной Героне, стране, куда нет хода смертным. А если ещё учесть тот факт, что сама Херрея обладала сильным божественным даром Тьмы, то становилось понятно, с каким невероятным существом столкнула Ворва всемогущая судьба ....
  
  
   ***
  
  
  -А вот и наш зверёныш пожаловал.... - Недобро протянул Дряг.
  -Ты что, мразь, совсем страх потерял? - Набычился сын Херреи. - Ты что, забыл, чем кончилась наша последняя встреча?
  -Ничего, за это. - Дряг указал на то место, где у него было раньше левое ухо, а ныне красовался багровый уродливый шрам. - Я с тобой сейчас посчитаюсь....
   По его знаку Самхейна и Ворва начали опасливо окружать пятеро пацанов примерно их возраста вооружённых палками и камнями.
  -Я даю вам последний шанс уйти отсюда целыми. - Спокойно проговорил сын Херреи, но от его голоса веяло смертельной угрозой, и нападавшие, почувствовав это, нерешительно остановились.
  -Да что вы, как бабы! - Начал подзуживать остальных Дряг, видя, что его шестёрки вот-вот обратятся в бегство. - Со всеми не больно-то справится! ... - С этими словами он изо всех сил метнул в Самхейна довольно увесистый булыжник.
   Сын Херреи даже не стал уклоняться. Вместо этого он легко перехватил камень в воздухе и швырнул его назад хозяину. Дряг согнулся от невыносимой боли, не в силах вдохнуть. Булыжник угодил ему прямиком в пах.
  -Валите на х...й отсюда, покуда целы.... - Тихо прошипел оборотень. - Он уже начинал потихоньку заводиться.
   Они не отвалили. Уж не знаю, о чём они думали в ту секунду, но, наверное, о том, что если вот сейчас, впятером, отступят перед одним (Ворва никто из них в расчёт не принимал), то тогда уж точно перестанут себя уважать.
   Они атаковали практически одновременно, но это им не помогло. Самхейн неожиданно для всех превратился в чёрную смазанную молнию и уже через три секунды всё было кончено. Все нападавшие валялись на земле, держась за животы, и тихо подвывали от боли. Оборотень, помня взбучку, полученную от матери, за то, что оторвал Дрягу ухо, старался бить, не оставляя видимых следов.
  -Ну что, твари, получили? - Недобро протянул сын Херреи, злобно оглядывая скулящих от боли пацанов. - А теперь к тебе, Дряг, ещё раз ты тронешь Ворва или Морта, и я оторву тебе то, за что ты сейчас держишься. Это последнее предупреждение. И твой подонок папаша тебе не поможет.... Усёк?!
  -Усёк.... - Нехотя процедил Дряг. Его отец был местным старостой и пользовался в деревне большим влиянием, но когда он хотел поквитаться с сыном Херреи за оторванное ухо сына, Самхейн быстро нашёл нужные слова и доходчиво объяснил, что будет с ним и его семьёй, если посмеют встать на его пути.
   С тех самых пор, староста смертельно возненавидел оборотня, но, к сожалению не нашёл никаких рычагов воздействия на него и посему строго запретил сыну связываться с этим "адским отродьем". Дряг его не послушал, ... а зря.
  
  
   ***
  
  
  
  
   -Так, Самхейн, ты опять драку устроил?
  -Что ещё за новости? ... Ничего я не устраивал!
  -Мне Хильда сказала, что ты побил её сына и его друзей.
  -Врёт всё твоя Хильда! Никого я не трогал!
  -Сынок, не ври мне, пожалуйста....
  -Да ничего я не вру! Если не веришь, пойди, посмотри на своего Дряга, морда у него целая....
  -Понятно.... Значит бил, не оставляя следов?
  -Ничего я не .... А как ты догадалась? - От неожиданности сын Херреи даже перестал отпираться.
  -Потому что ты мой сын и знаю я тебя с пелёнок.... И ещё ты абсолютно не умеешь врать.
  -Неправда, всё я прекрасно умею! ... А если Дряг Ворва ещё хоть пальцем тронет, я его вообще убью!
  -Так всё, хватит! ... Пойди, наколи дров! Сколько можно тебе напоминать!
  -Ну, маам.... - Самхейн одним грациозным движением оказался рядом с матерью и принялся тереться головой о её колени как самый настоящий заправский кот, что было совсем недалеко от истины, поскольку его звериным альтер эго был горный саблезуб, гигантская хищная кошка, обитающая в Героне. - Не могу я сегодня колоть дрова, у меня ручки боляят!
  -Не ври, я знаю, что ты у Фарла этими ручками пни в щепки расшибаешь.
  -Но я как раз собирался на тренировку! - Предпринял последнюю попытку увильнуть от ненавистной работы Самхейн.
  -Подождёт твоя тренировка! Сначала дрова!...
  
  
   ***
  
  
  -Что-то ты сегодня припозднился, парень! - Жизнерадостно проревел Фарл при виде сына Херреи.
  -Матушка велела наколоть дров.
  -А, ну тогда понятно! Слушай, мне сын тут рассказал, что ты опять Дряга отделал?
  -Ну не я один. Их там было шестеро, если бы Ворв мне не помог, то я ни за что бы не справился.
  -Да, а он мне сказал, что ты один всех раскидал.
  -Он скромничает. Всё было так, как я сказал.
  -Ну, ну.... - Неопределённо протянул Фарл. Он, разменяв уже четвёртый десяток, кое-что понимал в жизни и потому ни на секунду не поверил словам оборотня, но виду не подал.
  -А Сэмх ещё и классно шутить умеет! - Подбежал к отцу, слышавший весь их разговор Ворв.
  -Хм, интересно было бы посмотреть....
  -О, я кузнец, такой же здоровый и тупой, как мой молот! - Голосом Фарла прогудел сын Херреи, при этом широко расставив ноги, и пройдя метра три смешной медведистой походкой. Ворв и Морт, златокудрый мальчишка, тоже бывший другом Самхейна, так и покатились со смеху.
  -Ах вы, шантрапа недоделанная! Вот я вас... - В притворном гневе прорычал Фарл, который в деревне занимался кузнечным делом, и, подхватив свой молот, грозно двинулся в их сторону. Ребята со смехом кинулись в разные стороны. Им было весело...
  
  
   Глава вторая. Деревня.
  
  
  
  
  -Ну, что, Ворв, Как ты, готов? Собьёшь рога этому Ванну?
  -Собью. - Твёрдо кивнул головой худощавый юноша лет пятнадцати.
  -Ну и отлично. Пойдём, а то скоро начнётся....
  
  
   ***
  
  
   Кулачные бои проходили в деревне с завидным постоянством. Каждый год на главной площади устраивался большой импровизированный турнир, в котором могли участвовать все мужчины старше пятнадцати лет.
   Распорядителем боёв в деревне считался Фарл, так как он был единственным, кто знал военное дело и мог в случае чего и толково рассудить бой, и при большой нужде оперативно разнять чересчур уж рьяных любителей подраться.
   Ворв тоже участвовал в этом состязании. Правда он не претендовал на звание чемпиона, но хотел раз и навсегда доказать кое-кому, что он уже далеко не тот хлюпик, каким был в детстве.
   За последние годы Ворв действительно сильно переменился. Тренировки, которым Фарл подвергал их вместе с Самхейном, не прошли для него даром, и он сам не заметил, как превратился в высокого, крепкого и довольно привлекательного юношу, на которого вовсю засматривались местные красавицы.
   Первый бой сегодняшнего вечера проходил между сыном Херреи и одним пареньком по имени Мекл, которого оборотень быстро вырубил. Затем на ринг вышла ещё одна пара участников, ну а затем выпал черёд драться Ворву...
  -Итак, Ворв против Ванна! - Весело выкрикнул Фарл, но было видно, что он переживает за сына.
   Ванн был крепким веснушчатым парнем несколько пониже и потяжелее Ворва, в котором из-за юного возраста ещё не было и шестидесяти килограмм. Однако при преимуществе в весе, Ванн не был слишком умел, и он не знал тех приёмов, которым научил Ворва его отец и посему кареглазый паренёк всерьёз надеялся выиграть.
   Ко всему прочему Ворв обладал преимуществом в длине рук и поэтому он с первых секунд боя старался держать противника на расстоянии. Ванн же напротив, пёр напролом и пытался всеми силами сократить дистанцию и прорваться в ближний бой. Однако это у него не слишком выходило, поскольку Ворв сдерживал его короткими прямыми ударами, которые уже успели ощутимо повредить Ванну бровь.
   Но шестёрка Дряга сдаваться не желал. Он хорошо помнил, каким слабаком считался Ворв в детстве и понимал, что если проиграет, то навлечёт на себя насмешки остальных парней. Прикинув все за и против, Ванн ринулся в самоубийственную атаку, за что тут же и поплатился. Ворв мощным апперкотом навстречу в подбородок отправил веснушчатого паренька в глубокий нокаут.
  -Молодец Ворв, ты настоящий боец! - Радостно прокричал сын Херреи. - Ну, теперь и я не подкачаю! ...
  
  
   ***
  
  
  -Ворв ... Ворв, ты как?
  -Нормально....
  -Эх, говорил, я тебе, учись драться на земле! А ты всё отшучивался.... И зачем, спрашивается, ты вообще полез биться с этим Дрягом? Сказал бы мне, я бы его сам уделал!
  -Да ты его и так уделал, мне Морт рассказал....
  -Значит, уделал бы раньше, и он бы тебя не покалечил!
  -Да ладно, чего уж там...
  -Чего уж там! - Передразнил Самхейн своего друга. - Ты часом не забыл, что ты человек, а не оборотень, а? Обратно мозги не соберёшь! ... Ладно, давай, лежи, поправляйся, я к тебе позже зайду...
   Ворв действительно вызвался биться с Дрягом, но недооценил силу своего бывшего мучителя и получил от сына старосты знатную трепку. Впрочем, за друга отомстил Сэмх, который после отправил Дряга в глубокий нокаут, восстановив тем самым статус кво. И, несмотря на проигранный бой, Ворв, тем не менее, был вполне доволен сегодняшним днем. Как минимум теперь то его уж точно никто не будет считать за слабака...
  
  
   ***
  
  
  -Слышь, Ворв, а у тебя с Милой уже всё было?
   Друзья, как всегда уютно расположились в небольшом сарае дядюшке Фарла, которому теперь уже было за пятьдесят.
  -Что, всё?
  -Да ладно, не прикидывайся! Вижу, всё ты понял! ... Ну, так что? - Златокудрый красавец Морт аж привстал в предвкушении подробностей.
  -А тебе что за дело?
  -Ну, не знаю ... просто интересно!
  -Можно подумать ты не знаешь, как это бывает! Ты ж в деревне ни одной юбки не пропустил!
  -Всё равно интересно...
   Морт действительно пользовался большой популярностью у женского пола, поскольку обладал крайне смазливой, практически кукольной внешностью. По деревне даже ходили слухи, что мать родила его от эльфа, но доказательств тому естественно не было никаких.
  -А ты не мне расскажи, а Сэмху, он как раз таки ничего про это не знает! Он у нас любитель котов...
  -Что ты сказал? - Грозно надвинулся на Морта оборотень.
  -Да ты чего, Сэмх, я же пошутил.... - Побледнел от испуга Морт. - Ты что, друг...
  -Говоришь, я об этом ничего не знаю.... - Вдруг как-то странно усмехнулся сын Херреи. - Вот сейчас и узнаю... Снимай штаны!
  -Ззачем? - испуганно проблеял Морт.
  -Щас я из тебя девку делать буду.
  -Ккак, девку ... нне надо, ... друг, пожалуйста, ... не надо... - Теперь в глазах юноши стояли самые натуральные слёзы.
  -Ха, ха, купился, дурачок! Не бойся, не трону... Но и ты впредь, следи за своим языком. Не всеми вещами можно шутить, понял?
  -Ппонял....
  -Вот и молодец. - Произнеся эту тираду, Самхейн с деланным равнодушием отвернулся к окну. На самом деле его совершенно не радовал тот факт, что к своим восемнадцати годам он до сих пор ещё был невинен, но ничего с этим поделать было нельзя.
   Даже один раз с оборотнем необратимо ведёт к зачатию, а сыну Херреи и так приходилось скрывать свою истинную сущность, поскольку оборотни считались в империи Света исчадиями Зла и подлежали немедленному уничтожению. Лишь его мать, да оба его друга знали о том, кто он на самом деле. Больше никто. Даже Фарл, хотя последний как раз таки догадывался о чём-то подобном.
  -Ладно, не дуйтесь друг на друга. - Примирительно поднял руки Ворв. - Давайте лучше споём!
  -А давай! - Бесшабашно махнул рукой Самхейн. - Подхватывайте!
  
   Вот стоит старый дом,
   Время смыло весь лоск.
   Царство хаоса в нём,
   Древних лет он форпост.
  
   Там десятки веков
   Промелькнули как миг
   На столе лежит прах
   Непрочитанных книг.
  
   Там веранда стоит
   Нет перил, а на ней
   Мне послышался смех
   Там игравших детей.
  
   В зале сцена стоит,
   Занавес весь истлел.
   Там на ней старый мим
   Песни грустные пел.
  
   Кто-то недолюбил.
   Кто-то недоиграл.
   Слишком рано к себе
   Мир иной их позвал
  
   В спальне нету окон
   Но кровать там цела.
   Спит на ней вечным сном
   Что мне светом была.
  
   Всё меняется вновь,
   Всё уходит во тьму.
   Замерла в жилах кровь.
   Как же я проживу....
  
  
  -Сэмх ... - Потрясённо выдохнул Морт - А что это за песня?
  -Да так матушка однажды пела.... - Неопределённо протянул сын Херреи.
  -И ты вот так сразу и запомнил?
  -Конечно, я же не человек.... Ладно, пойду я что-то у меня сегодня дел много. Матушке вон дров наколоть обещал....
  -Ты ж ненавидишь этим заниматься!
  -Бывай, Морт, увидимся завтра. - С этими словами оборотень резко развернулся и покинул сарай.
  
   ***
  
  
  -Ну и кто тебя за язык тянул? - Накинулся на Морта сын Фарла, когда фигура оборотня, наконец, скрылась за поворотом.
  -А что такого, у него у самого язык без костей! - Огрызнулся златокудрый паренёк.
  -Ну, думать-то головой хоть немного надо!
  -Я же извинился!
  -Ладно, забыли.... Ты чем сейчас заниматься собираешься?
  -Да не знаю, можно в кабак зайти, мне там Рита давно глазки строит.... А ты?
  -А я пойду к Миле....
  
   ***
  
  
  -Ворв, любый мой....
   Сеновал. Ярко светит полная луна в ночи. Её свет освещает два обнажённых тела, слившихся в страстном объятии.
  -Мила, выходи за меня!
  -А твой отец не будет против?
  -Я думаю, нет. Он у меня всё понимает....
  -Да, но мои родители хотят, чтобы я стала женой Дряга....
  -А ты сама?
  -Что ты спрашиваешь, глупенький! - Рассмеялась красивая златоволосая девушка и игриво провела рукой ему по подбородку. - Ты же знаешь, кого я люблю....
  -Ты не будешь женой Дряга. - Решительно отрубил Ворв. - Я ему не позволю сделать этого.
  -Но он сильнее тебя, а у его отца большое влияние.... Ворв, мне страшно....
  -Ничего, в крайнем случае я попрошу о помощи Сэмха.
  -Это чудовище? Ворв, любимый, заклинаю тебя, не якшайся ты с ним больше! Он такой же нечестивый колдун, как и его мать! Ты навлечёшь на себя гнев Всевышнего!
  -Успокойся, Мила, Сэмх никакой не колдун. Просто он очень силён, вот все и завидуют ему, потому и выдумывают разные глупости.
  -Он не человек, я видела его на турнире.... Человек не может обладать такой силой! Он демон! Исчадие ада!
  -Тише не кричи .... Ладно, я расскажу тебе, но ты пообещай, что всё, что я скажу сейчас, останется между нами.
  -Ладно, обещаю....
  -Сэмх действительно не человек. Он сын пришлого оборотня, которого воины Света убили лет восемнадцать тому назад. В деревни об этом до сих пор толки ведутся.
  -Да я слышала эту историю .... Но раз так, то ты должен рассказать об этом слугам Света! Оборотни прокляты Всевышним! Пусть они убьют его!
  -Да ты, что Мила?! Он же мой друг! Я не могу этого сделать!
  -Тогда это сделаю я!
  -Нет, Мила, не сделаешь. - Неожиданно жёстко отрубил Ворв, и девушка поразилась неожиданной перемене в облике всегда спокойного и мягкого паренька. - Потому что если ты донесёшь на него, между нами всё будет кончено.
  -Ворв, да ты что! Он тебе дороже, чем я?
  -Нет, вы для меня оба одинаково близкие люди. - Вздохнул сын Фарла - И потому я не смогу жить с тобой после этого.
  -Хорошо, Ворв, я поняла! Я ничего никому не скажу, только не бросай меня!
  -Любимая .... Как же я тебя брошу....
  
   ***
  
  
  -Ну что, Милка, скоро моей будешь! - Крепкий здоровенный парень нагло обхватил хрупкую золотоволосую девушку своими могучими ручищами и попытался задрать ей подол.
  -Ни за что! ... Отстань, Дряг! ... Я закричу!
  -Кричи, сколько влезет, никто тебя здесь не услышит, все спят давно!
  -Ворв скоро будет здесь, и отделает тебя как следует!
  -Неа, я сам его отделаю, а потом и тебя заодно ... отделаю! Ха, ха, ха ...! - Парень радостно заржал, довольный своей остротой.
  -А Сэмха ты тоже не боишься, а? Мало тебе прошлого раза было?!
  -Да пошла ты со своим Сэмхом, я и на него управу найду. - Проворчал Дряг, но теперь его голос звучал уже не так уверенно. Он действительно крепко побаивался сына Херреи.
  -Не найдёшь, потому что он не человек, а оборотень! - Запальчиво выкрикнула девушка и тут же испуганно зажала себе рот рукой, осознав, что сболтнула лишнего.
  -Оборотень, говоришь ...? - Недобро окрысился Дряг. - Вот и поглядим, как это понравится слугам Света!
  -Он убьёт тебя раньше, чем ты донесёшь, я всё ему расскажу!
  -Неа, не расскажешь. Твой ненаглядный Сэмх ещё три дня назад на городской турнир укатил вместе с Фарлом и Мортом, не слыхала что ль? Так что когда они вернуться, их уже будут ждать...
  -Скотина! ... Подонок!
  -Заткнись! - Рявкнул вконец разозлённый Дряг и влепил девушке увесистую оплеуху.
  -Что здесь происходит! - На сеновал ворвался разгорячённый от бега Ворв, который ещё издалека услышал крики и поспешил на помощь возлюбленной. - Мила, ты в порядке?
  -Да... - Простонала девушка, тщетно пытаясь прийти в себя после удара.
  -Ну а с тобой, мразь, мы сейчас разберёмся...
  -Что, в прошлый раз мало получил, да? - Нагло протянул Дряг. - Ничо, щас добавлю... И твой поганый дружок Сэмх тебе больше не поможет... С него самого скоро слуги Света шкуру снимут... - С этими словами Дряг с воинственным рёвом бросился на Ворва.
   Однако на этот раз это был не кулачный поединок, в котором были свои правила и ограничения. На этот раз Ворв защищал свою возлюбленную и посему, как только Дряг приблизился на расстояние удара, сын Фарла изо всех сил ударил его ногой в пах.
  -Уууй, бл...! - Завопил Дряг от резкой боли и осел на землю, А Ворв, не давая противнику опомниться, от души добавил ему ногой в лицо и расквасил маленький курносый нос сына старосты.
   На этот раз Дряг повалился на спину и, держась руками за разбитый нос, принялся тихо всхлипывать от боли.
  -Это тебе наука, падаль, если ещё раз ты или твои дружки... Подожди... Мила... Деревня горит...
  
  
  
   Глава третья. Набег.
  
  
  
   Со стороны деревни и впрямь поднималось красноватое зарево пожара, к тому же были слышны крики и звон оружия.
  -Мама! ... Папа! - Мила кинулась было в сторону пылающего села, но Ворв удержал её.
  -Подожди!... Это может быть опасно... Я сам посмотрю, что там, а ты спрячься в лесу!...
  
  
   ***
  
  
   Подкравшись к деревне, Ворв увидел, что она была атакована какими-то латниками, причём явно не гинорцами, у тех на доспехах были совершенно другие эмблемы. Первая его мысль была броситься на захватчиков, но затем, прикинув все за и против, Ворв понял, что это бесполезно.
   Практически всех жителей уже вытащили из домов и деловито вязали. Тех, кто оказывал сопротивление, рубили на месте, либо умело оглушали и тоже связывали.
   У нападавших тоже были потери. Ворв сам видел, как здоровенный мужик по кличке Голован, бывший после Самхейна сильнейшим кулачным бойцом в деревне, с диким рёвом сломал шею одному из вражеских воинов, прежде чем его самого порубили на куски аж трое латников.
   Сами же дома по большей части были охвачены огнём. Увидев всё это, Ворв уже хотел было скрыться в лесу, как вдруг неожиданно у него под ногой хрустнула ветка, и его заметили.
  -Вон смотри, там ещё один! ... Стреляй, а то уйдёт!
   Первая арбалетная стрела пролетела совсем близко от головы беглеца, вторая же попала в плечо, от чего Ворв коротко вскрикнул и растянулся на земле. Через несколько секунд подоспели и запыхавшиеся преследователи.
  -Ну-ка посмотрим, кто тут у нас.... - С этими словами Ворва рывком подняли на ноги, но от не растерялся и изо всех сил двинул ближайшего к нему воина лбом в переносицу. Налётчик рухнул на землю, обливаясь кровью, а второй преследователь обрушил на затылок сына Фарла тяжёлый меч...
  
  
   ***
  
  
  
   Сквозь кровавую пелену, Ворв наблюдал, как его отволокли к остальным, предварительно связав руки, а затем налётчики прибивали к уцелевшим воротам тело старосты и худой человек в пластинчатых чёрных латах, по всей видимости, главарь, хладнокровно расстреливал его из арбалета. Затем к налётчикам присоединилось ещё с десяток воинов, но те вдруг неожиданно все разом схватились за горло и рухнули мёртвыми с лошадей.
   Из разговора худого, которого командир вновь прибывших называл Ваша Светлость, Ворв понял, что изначально их было больше, но потом они наткнулись на чёрную ведьму и в схватке с ней многих потеряли.
   Ворв устало прикрыл глаза. Черной ведьмой такой силы могла быть только мать Самхейна ведунья Херрея, и это означало, что теперь её уже нет в живых.
  -Смотрите! Ваша Светлость ещё одного нашли на сеновале! Его кто-то крепко отделал до нас!
  -Чёрт, это плохо. - Сквозь зубы выругался названый Вашей Светлостью. Никто не должен нас здесь видеть... Всё, уходим! Мы выполнили то, зачем сюда пришли...
  
  
   ***
  
  
  -Ну что, всех берёшь?
  -Да. - Довольно осклабился здоровенный зеленокожый орк с серебряной серьгой в правом ухе. - На этот раз полон хорош! Все как на подбор крепкие, да здоровые...
  -Можно подумать, я когда-нибудь поставлял тебе негодных рабов! - Возмутился невысокий человек с эмблемой десятника.
  -А то нет! - Усмехнулся зеленокожый - Смерды твоего вождя вечно тощие да голодные. Падаль, а не рабы! Небось, эти из Гинора?
  -Это не твоего ума дело! Так берёшь или нет?
  -Беру. Двести золотых за всех.
  -Рехнулся?! Триста, не меньше! ...
   Ворв с кривой усмешкой наблюдал за орущими друг на друга, словно базарные бабы десятником и оркским работорговцем. До Харбрада они добирались около двух с половиной суток, во время которых их гнали быстрым маршем.
   Всего в полоне оказалось около семидесяти человек и практически все из них молодые юноши и девушки. Последних преимущественно везли, перекинув через седло, поскольку они вряд ли бы смогли выдержать заданный захватчиками темп.
   Парни же топали, а точнее бежали на своих двоих. Троих или четверых, которые падали, не в силах продолжать эту безумную гонку, безжалостно зарубили. Худой человек в чёрных латах, оказавшийся никем иным, как самим графом Григориусом Шаргрским потом объявил, что так будет со всяким, кто слишком слаб, поскольку ему нужны только сильные рабы.
   Бежать не было никакой возможности. Руки пленникам не развязывали и постоянно держали в центре конной колоны. У многих всадников к тому же помимо мечей были ещё арбалеты. На привал останавливались всего два раза и тогда каждому пленнику выдавали по небольшой сухой лепёшке и несколько глотков воды. И всё...
   Достигнув Шаргры, отряд разделился. Сам граф с десятком латников направился в свой замок, а остальные во главе с десятником Ригом двинулись к границе Харбрада.
   Встреча с зеленокожими проходила на их территории, но Рига сей факт, по всей видимости, не смущал абсолютно, так как он ничтоже сумнящееся пытался надуть местного работорговца и продать свой товар втридорога. Впрочем, харбрадец оказался тоже не лыком шит, и в итоге они сторговались на двухстах пятидесяти золотых монетах и остались при этом вполне довольны друг другом.
   Ворв вновь позволил себе кривую усмешку. Подонки... Как жаль, что Сэмха в тот момент не было в деревне! Если уж его мать сумела оставить по себе столь "добрую" память, то ему даже страшно было подумать, на что же на самом деле способен его друг. Ничего.... Главное, что Мила сумела ускользнуть, по крайней мере, в полоне он её не видел. Он попытался, было тихонько расспросить Дряга о её дальнейшей судьбе, может быть, он чего знает, но сын покойного ныне деревенского старосты ответил лишь оскорблениями.
  
   ***
  
  
  
   Как только рабы перешли в собственность уроженцам Харбрада, их тут же разделили на две группы. На юношей и девушек соответственно. Женщин погнали на запад, а мужчин дальше на юг. При этом орочий отряд тоже разделился, и теперь с мужчинами осталось всего три десятка их воинов, правда, все на могучих зверях отдалённо похожих на волков, но гораздо крупнее и свирепее. Варги - понял Ворв.
   На привалы они теперь останавливались гораздо чаще, поскольку орки были на своих землях, и им не было нужды спешить, как в свое время солдатам графа Григориуса. Кормили их теперь тоже не в пример чаще, правда, всё теми же сухими лепёшками, к которым изредка присоединялось какое-то непонятное варево, то ли каша то ли суп, мерзкое на вкус и очень дурно пахнувшее. Как потом узнал Ворв, эта была обычная пища гоблинов, местных рабов, которая готовилась орками из самых натуральных помоев.
   Останавливались они чаще всего в оркских селениях, где местные мальчишки швыряли в пленников комья грязи, а взрослые просто смотрели, на них как на пустое место. Однажды один из пацанов кинул в Ворва вместо грязи увесистый булыжник, но тут же получил по уху от взрослого воина, и обиженно ревя, кинулся прочь. Свой товар орки портить не позволяли даже своим.
  
  
   ***
  
  
  -Эй, Ворв.... Ворв...
  -Чего тебе.... - Сонно пробормотал сын Фарла недовольно повернувшись к звавшему. - Дряг? - От удивления, что сын старосты первым к нему обратился, Ворв моментально проснулся.
  -Слышь, дело есть.... Ты бежать хочешь?
  -Хочу....
  -Так давай я тебе щас руки развяжу и вперёд! Пока они опомнятся, нас уже и след простыл!
  -Кто ещё бежит?
  -С полтора десятка парней. Остальные бабы, а не мужики, хотят до конца дней у зеленозадых в рабах ходить...
  -А какой план?
  -Какой, какой ... убьем стражника и дёру!
  -А кто убивать будет?
  -Да хоть бы и я! Заманим в сарай и навалимся всем скопом! Против всех он больно-то выдюжит!
  -Хорошо, я согласен, давай...
  -Чего давай-то?
  -Руки развязывай, говорю!
  -А.... - Дряг торопливо наклонился над своим извечным соперником и впрямь принялся распутывать тугие узлы на запястьях сына Фарла.
  -Готово.... Теперь начнём шуметь, будто мы тут дерёмся, а как только он зайдёт.... В общем, ты понял, остальные уже всё знают.
  -Хорошо. - С этими словами Ворв изо всех сил саданул ногой в стену сарая, пожалуй, даже слегка переборщил и немного отбил стопу. - Ай, зараза! - Непритворно выругался Ворв и Дряг поспешил поддержать его самыми заковыристыми матюгами, которые только знал.
  -Заткнитесь, сучье отродье! - Донёсся раздражённый рык из-за двери.
  -Сам заткнись, урод зеленозадый! - Во всю глотку рявкнул в ответ Дряг.
  -Что?! - Оскорблённо взревел орк. - Я сейчас вас на куски порву, людское отребье! - С этими словами харбрадец принялся решительно отпирать дверь. Он ни капельки не боялся связанных безоружных пленных, и потому сейчас с удовольствием предвкушал расправу.
   Но, ни тут-то было. Едва здоровенный стокилограммовый орк шагнул за порог сарая, где держали пленных, как на него тут же накинулись пятеро из числа потенциальных беглецов. В схватке один на один у человека мало шансов против орка, так как те намного сильнее и свирепее, но против пятерых крепких молодых парней могучая сила харбрадца уже ничего смогла поделать.
   Сперва у него отобрали ятаган, который он даже не успел выхватить из ножен, а затем оным же ятаганом и перерезали горло. Несчастный даже пикнуть не успел.
  -А теперь дёру! - Дряг, который как-то незаметно оказался за главного, первым рванул к выходу...
  
   ***
  
  
  -Ну что, розовокожие твари, думали сбежать от нас? - На ломаном всеобщем насмешливо процедил работорговец и с наслаждением ударил Ворва по лицу. - Думали, самые умные, да? Кто убил стражника? - Внезапно уже совершенно другим тоном задал вопрос харбрадец, и от его слов явственно повеяло холодом.
  -Он мёртв. - Нехотя проговорил сын Фарла. - Погиб в битве с вашими.
  -В битве?! - Орк снова ударил его. - Ты, жалкий раб смеешь говорить здесь о какой-то битве?! Это была не битва, а ваше наказание за побег, ничтожный червь, ты понял меня?!... Отвечай!!!
  -Понял.... - Нехотя процедил Ворв, отводя взгляд от перекошенного злобой лица работорговца.
  -Это хорошо, что понял. Пойми вот ещё что. Если ты ещё раз посмеешь бежать, то наказание будет одно. Смерть. Я сам вырежу твое поганое сердце из груди... - С этими словами орк резко развернулся и покинул клетку, в которой теперь содержали пленников.
  
  
   ***
  
  
  
   Оставшись один, Ворв лишь криво усмехнулся. В последнее время эта усмешка выходила у него всё более и более невесёлой. Да, в одном орк-работорговец был прав. Это была не битва, а самое натуральное избиение, в ходе которого погибла почти половина бежавших.
   Их настигли уже на следующий день. Как ни быстро старались передвигаться пленники, варги оказались намного быстрее. Орков было десятеро. То есть в полтора раза меньше чем людей. Но, тем не менее, это им не помогло. После скоротечной схватки шестеро односельчан Ворва остались лежать на неплодородной земле Харбрада. У орков не было даже легкораненых, не говоря уже об убитых.
   Ворву повезло. Его не убили, а лишь оглушили тяжёлым древком орочьего топора. Дрягу повезло меньше. Он был единственным у кого было оружие, давешний ятаган, и его осатаневшие от крови харбрадцы попросту изрубили на куски. Ворв сам видел это перед тем, как потерять сознание. Да, Дряг прожил не слишком достойную жизнь, но умереть при этом сумел как настоящий герой.
  
   ***
  
  
  -Эй, Рашид, сколько дашь за этих прекрасных рабов?...
   Ворв устало утёр липкий мутный пот со лба. Как говорится, история повторяется. После взбучки, полученной от орка-работорговца, их опять погнали на юг. На привалах всех, кто принимал участие в побеге, держали в отдельных клетушках, которые специально стояли в каждой деревне как раз видимо для подобных случаев. Тесными они были невероятно, невозможно было даже вытянуться во весь рост во время сна, но Ворв постепенно привык.
   Дорога до сархалионской границы заняла примерно три дня, и теперь робкие надежды сына Фарла на то, что Сэмх найдёт и вызволит его, окончательно канули во тьму. Так далеко вглубь вражеских земель не забраться даже сыну Херреи.
  
  
  
   Глава четвёртая. Рудники.
  
  
  
   Когда рабы перекочевали в руки торговца Рашида, их осталось всего около четырёх десятков. Изначально граф Григориус взял в плен примерно полсотни мужчин и три десятка женщин, но семерых односельчан Ворва зарубили во время побега, а ещё трое погибли, не выдержав тягот пути ещё в самом начале этого жуткого приключения. "Хорошо ещё, что с женщинами обращались куда бережнее". - Невольно подумал Ворв.
   Впрочем, женщин на самом деле ждала весьма печальная судьба, просто Ворв по молодости этого не понимал. Пленных женщин орки намеревались продать в сархалионские бордели, а это было намного хуже смерти, поскольку сексуальные пристрастия некоторых сархалионских мужей были весьма экзотичными. Например, некоторые любили выжигать раскалёнными иглами на коже пленниц замысловатые рисунки или вырезать узоры из шрамов. В султанате это считалось самым настоящим искусством...
   Оказавшись в руках сархалионцев, гинорцы сразу же почувствовали, что значит, по настоящему быть рабами. Всё дело было в том, что орки очень редко избивали своих пленников плетьми, так как их смертоубийственные орудия, сделанные из гривы варгов с вставными круглыми камнями, предназначенные для "вразумления" гоблинов были для людей слишком тяжелы. К тому же зеленокожие прекрасно понимали, что порченый товар будет стоить намного меньше, нежели целый и невредимый.
   Сархалионцы же (видимо сыграла свою роль горячая южная кровь) сей факт понимать упорно не желали и посему лупцевали пленников плетьми почём зря. На второй день безумной гонки вся спина Ворва представляла собой сплошную кровавую рану, которая не иначе как чудом до сих пор не воспалилась.
   С раной на плече, которую сын Фарла получил от арбалетного болта, кстати, тоже особых проблем не возникло, она полностью затянулась уже через три дня и, сейчас о ней напоминал только небольшой красноватый шрам. Если бы Ворв знал, что обычного человека подобное ранение отправило бы в больничную койку как минимум на несколько недель... Впрочем, я забегаю вперёд.
  Двое из гинорцев умерли по дороге, не выдержав побоев. Хорошо ещё, что бичи южан не шли ни в какое сравнение с плетьми зеленокожих, а то потерь среди невольников оказалось бы намного больше.
  -Вы крепкие рабы. - Сказал однажды один из охранников каравана Ворву на ломаном Всеобщем, щеря в усмешке крупные желтоватые зубы. - За вас золота дадут много...
   Вода в Сархалионе была в большом дефиците, оазисы попадались редко, и потому рабы получали крайне скудные порции этой драгоценной жидкости. Через двое суток такого путешествия большинство пленников с трудом могли держаться на ногах.
   Однако сархалионцы тоже не хотели потерять весь товар раньше срока и посему наконец-то устроили большой привал на трое суток неподалёку от одного из крупных оазисов. Во время этого привала пленников хорошо кормили и практически не били, так что многие к концу этого отдыха почувствовали себя намного лучше.
   А ещё через сутки путешествия перед усталыми пленниками во всей своей красе предстали загадочные Южные горы...
  
   ***
  
  
  
   О Южных горах в империи Света ходило немало страшных баек. Всё дело было в том, что здесь проживало племя гномов, низкорослых бородатых карликов, на весь мир славящихся своим мастерством в изготовлении различного рода оружия. Впрочем, это было не единственным их достоинством.
   Помимо превосходного знания кузнечного дела гномы были еще и отличными строителями, их неприступные крепости не сумела взять штурмом даже превосходно обученная армия султаната, и посему в описываемую эпоху между Сархалионом и королевством Южных гор установились исключительно мирные отношения.
   Карлики поставляли султанату превосходное оружие, а сархалионцы взамен обеспечивали гномов продовольствием, с которым у них было туговато, так как на каменистой почве их королевства практически ничего не росло.
   Но пища была далеко не единственным, в чём нуждались низкорослые бородатые мастера. Южные горы были богаты различного рода рудой, и добыча некоторых её видов была сопряжена с большим риском, поскольку пыль, выделяющаяся, к примеру, при добыче гномьего белого мрамора была крайне ядовитой. Вот и старались гномы использовать на этих работах преимущественно невольников, купленных у султаната. Даже самые крепкие выдерживали на каменоломнях не больше трёх месяцев, большинство же гибло гораздо раньше.
  
   ***
  
  
  -И вот за эту падаль ты хочешь полсотни золотых монет? Да они здесь и недели не продержаться! - Презрительно поджал губы могучий коренастый гном, который был, несмотря на жару, в дорогой пластинчатой броне серебристого оттенка.
  -Не глупи, Гаред, эти намного крепче тех, что я приводил тебе в прошлый раз.
  -Но полсотни золотых...
  -А чего ты хочешь? Мне же тоже нужно покрывать расходы, - пожал плечами Рашид - к тому же это гинорцы, а не жалкие дохляки Григориуса. Так что будут работать хорошо.
  -Ладно, уговорил, мне сейчас позарез нужны свежие рабы.
  -Вот и отлично, давай обмоем нашу сделку...
  
   ***
  
  
  
   Таким образом, за пятьдесят золотых монет Ворв и его товарищи были проданы гномам, и если раньше им казалось, что ничего хуже уже с ними быть не может, то теперь они воочию убедились, как же сильно они ошибались.
   Вход в шахту по добыче белого мрамора находился в огромном котловане, специально вырубленном для того, чтобы исключить всякую возможность побега со стороны рабов.
   Спали несчастные тут же на каком-то тряпье, которое им выделили здешние хозяева. Два раза в сутки утром и вечером рабам на лебёдках спускали еду в огромном железном котле. Нечто, отдалённо напоминающее кашу и довольно отвратительное на вкус.
   Свой первый день в каменоломне Ворв запомнил на всю оставшуюся жизнь...
  
   ***
  
  
  
  
  -Шевелитесь, ленивые твари! - Громогласно рычал громадный полуголый человек, поперёк себя шире с абсолютно лысой головой. - Шевелитесь, а не то отведаете кнута!
   Ворв устало вытер пот со лба. Он проработал всего только около двух часов, но его лёгкие уже горели огнём от нехватки кислорода.
   И действительно дышать в шахте было практически нечем. Кругом витала мелкая мраморная пыль, отчего все невольники казались скорее какими-то серыми тенями, призраками, нежели живыми людьми...
   Всего в забое находилось около сотни невольников. Встречались среди них и сархалионцы и уроженцы империи Света и даже джеррийцы, хотя последних было крайне мало, поскольку этот народ практически никогда не сдаётся в плен, предпочитая рабству смерть.
   Но, так или иначе, все они были измучены и истощены до последней крайности и напоминали обтянутые кожей скелеты. Односельчане Ворва казались на их фоне настоящими богатырями. Пока казались.
   Как только вновь прибывшие вошли в тёмный провал пещеры, им навстречу вышел громадный полуголый человек почти двухметрового роста.
  -Я Шерг! - Свирепо прорычал исполин. - Здесь я сильнее всех! Будете работать, тогда, когда я вам скажу, отдыхать, тогда когда я вам скажу, теперь вы мои!
   Новоприбывшие при этих словах покорно опустили головы. Бросить вызов местному набольшему не решился никто...
  -Эй ты, пошевеливайся, грязная тварь! - С этими словами Шерг с наслаждением огрел Ворва своим кнутом. Сын Фарла поспешно подхватил кирку и принялся, остервенело долбить стену шахты, выбивая куски драгоценного мрамора.
   Вообще, все работающие делились на две группы. Те, кто долбит стены и те, кто относит мрамор наружу в котлован, откуда его уже достанут сами гномы, когда настанет время очередной кормёжки. Место работы невольнику указывал сам Шерг.
   Шерг был довольно примечательной личностью. Он был полукровкой, родившимся от смешанного брака онглона и человека. Онглоны, северная раса карликов, обитающих за чертой, отличалась невероятной силой и непримиримой ненавистью к гномам, с которыми они вроде бы были, хотя никаких доподлинных подтверждений тому нет, в каком-то отдаленном родстве.
   Отец Шерга был довольно непутёвым представителем своего племени и в отличие от остальных своих собратьев, которые сиднем сидели в своих горах Ужаса, любил путешествовать. Вот в одном из таких путешествий он и повстречал будущую мать Шерга.
   Надо сказать отцом нерадивый папаша оказался на редкость хреновым и посему бросил свою зазнобу, когда она была беременна. Шерг же во всём пошёл в своего родителя и уже в пятнадцать лет покинул родной дом в поисках приключений.
   Подходящие приключения нашлись довольно быстро. Полуонглон связался с какими-то тёмными личностями из числа людей, и, совершив разбойное нападение на дом одного богатого мэртисского купца, угодил в лапы его охраны.
   Надо сказать, купец тот тоже оказался не лыком шит. Взвесив все за и против, он решил продать незадачливых грабителей в Харбрад, ну а дальше история полукровки очень сильно напоминает историю самого Ворва.
   Отличие заключалось лишь в том, что едва попав на рудники, Шерг тут же начал устанавливать свои порядки, благо его огромная сила позволила ему сделать это. Ну а поскольку, гномы не слишком любили сами спускаться в котлован (изначально надсмотрщиками были они сами), то они по здравому размышлению не стали наказывать чересчур агрессивного раба, а предложили ему самому стать надсмотрщиком вместо них.
   Так что теперь сами гномы вообще перестали спускаться в котлован, а лишь следили, чтобы каждый день рабы поставляли им определённое количество мрамора. Если породы было меньше чем нужно, то влетало за это самому Шергу, и тот по вполне понятным причинам изо всех сил старался, чтобы этого не случалось.
   Ещё могу добавить, что если бы гномы узнали, кто Шерг на самом деле, то тут же прикончили бы его, поскольку смертельно ненавидели онглонов, но полукровка был слишком высок, чтобы можно было в нём заподозрить поганую кровь карликов, к тому же он сам, прекрасно зная о взаимоотношениях двух рас, тщательно скрывал своё происхождение.
  
   ***
  
  
  
  -Давай, Дамм, поднажми!
  -Не могу больше...
  -Давай, сейчас тебя заметит Шерг!
  -Плевать ... надоело... Пусть лучше убьёт...
  -Да ты что....
  -А ты почему не работаешь?! - Полуонглон, увидев, что один из рабов вместо того, чтобы долбить породу, обессилено прислонился к стене, резво двинулся в его сторону.
  -Я устал,... не могу больше...
  -Ах, ты устал... - Насмешливо протянул Шерг. - Ну, так отдохни маленько!
  -Что, правда...? - Выдохнул Дамм, боясь поверить собственному счастью.
  -Ха, ха, ха! - Нагло захохотал Шерг, запрокинув вверх громадную круглую как шар голову. - Конечно, нет, падаль! Давай, поднимайся, а не то отведаешь кнута!
  -Да пошёл ты...
  -Что ты сказал? - Зловеще протянул Шерг, и все невольники, слышавшие разговор невольно замерли. Они очень хорошо знали, что разговаривать с Шергом в подобном тоне крайне нежелательно, поскольку это было чревато для говорившего большими неприятностями. Очень большими неприятностями.
  -Да пошёл ты, мразь.... - Паренёк в сердцах сплюнул на каменный пол пещеры. - Хочешь убивать, убивай. По крайней мере, твою поганую рожу больше не увижу...
   Договорить ему не дали. Разозлённый до крайнего предела Шерг одним могучим рывком вздёрнул парнишку на ноги и нанёс ему жесточайший удар кулаком в лицо. Дамм рухнул, обливаясь кровью.
   Но этого полукровке показалось мало и он, схватив паренька за пояс штанов, поднял его почти к потолку и начал методично ударять его лицом о землю. Всё это он проделывал одной рукой, хотя в парне было никак не меньше шестидесяти килограмм.
  -Ирра! - Резко выдохнул Шерг, с особой силой швырнув парня оземь в последний раз. - Ну что все поняли, что будет с тем, кто осмелится не подчиниться мне? - Довольно прорычал исполин, обводя торжествующим взглядом испуганных невольников. Ну, чего замерли? За ра....
   На этот раз договорить не дали самому Шергу. Сын Фарла, увидев жестокую расправу над своим односельчанином, окончательно вышел из себя. Дамм никогда не был его другом, но подобной смерти он не заслужил. Подобной смерти вообще никто не заслуживает. Все это промелькнуло в голове Ворва со скоростью молнии, и прежде чем его разум успел вмешаться, юноша отчаянно бросился на жестокого надсмотрщика.
   В эту атаку Ворв вложил всю свою силу и скорость, но он устал, а в шахте повсюду витала пыль, и посему, вместо того чтобы обрушить свою кирку на голову исполина, сын Фарла угодил ему прямиком в трапециевидную мышцу между шеей и плечом.
  -Ааа! - Истошно заревел гигант и от души съездил Ворву кулаком по лицу. От этого удара сын наёмника покатился по камням, но сознания не потерял. А тем временем Шерх, вырвав из своего тела орудие рудокопа, брезгливо отшвырнул его в сторону и угрожающе двинулся к непокорному рабу.
  -Я тебе сейчас шею сломаю, падаль! - Рявкнул исполин и вцепился в горло так и не успевшего подняться Ворва своими могучими ручищами.
   Сын Фарла задыхался. Сперва он попробовал было разжать чудовищную хватку соперника, но куда там! Силой Шерг превосходил его порядков на десять. Тогда, не придумав ничего лучше, Ворв схватил пригоршню пыли прямо с земли и швырнул её в лицо опешившему от такого полуонглону.
   Хватка Шерга тут же ослабла, а сам он принялся судорожно протирать глаза, пытаясь прийти в себя. Но Ворв не дал ему такой возможности. Не теряя времени даром, сын наёмника подхватил первый попавшийся булыжник и изо всех сил ударил Шерга по голове. Исполин раздражённо хрюкнул, но даже и не подумал упасть. Тогда Ворв принялся методично бить гиганта камнем по лицу и это, наконец, возымело действие. Шерг таки рухнул на землю с разбитым в кровь лицом, а сын Фарла тут же не мешкая, схватил оборонённую кирку и обрушил её прямо на пах надсмотрщика.
  -Оооор!!! Оооооууу... - Утробно завыл Шерг, и замолк только тогда, когда кирка Ворва пробила ему череп, войдя в глаз почти до половины...
  
   ***
  
  
  
  -Эй, вы, пошевеливайтесь, ленивые твари! - Два стражника гнома насмешливо оглядывали грязных измождённых рабов, пришедших забрать очередную порцию дурнопахнущего варева, есть которое ни один уважающий себя гном не будет даже под страхом смерти.
  -Эй, а почему это с вами нету Шерга? - Внезапно насторожился один из стражей.
  -Да спит он, господин гном, никак не смогли добудиться.
  -Вот ленивое отродье... - Пробурчал стражник, не заподозрив подвоха. - Ну, ничего, я ему устрою... Готовы, что ль принимать?
  -Готовы, господин гном!
   Получив утвердительный ответ, стражники принялись неспеша опускать громадный котёл, подвешенный на толстых стальных цепях. Для спуска использовался специальный хитроумный механизм, для обеспечения работы которого гномам требовалось лишь крутить определённые рычаги, при этом практически не напрягаясь физически.
   Когда котёл был, наконец, спущен в котлован, невольники принялись снимать его с креплений на цепях и вдруг....
  -Господин гном, заело что-то!
  -Что за чёрт? - Недовольно выругался стражник. - Отсоединяй, тебе говорят!
  -Сил не хватает! Вы сверху потяните...
   Не переставая ворчать на тупоумных рабов, один из гномов всё же взялся за "заевшую" цепь, которую на самом деле никто и не подумал отсоединять, и попытался изо всех сил дёрнуть её вверх.
   Воронвэ только этого и было надо. Дождавшись, когда ничего не подозревающий страж возьмётся за цепь, резко дёрнул её на себя, отчего гном, несмотря на свою довольно внушительную физическую силу, не удержал равновесие и рухнул вниз.
   Наблюдавший за всей этой сценой второй стражник широко разинул рот от изумления, за что тут же и поплатился. Метко пущенный из самодельной пращи кем-то из джеррийцев камень угодил ему прямиком в рот, отчего коротышка, харкая кровью, последовал вслед за собратом.
  -Ну, и чего теперь?
  -Лезем наверх. - Решительно отрубил Ворв.
  -Может, лучше дождаться темноты?
  -Нет, если стражников не будет слишком долго, сюда пожалуют остальные и тогда нам уже точно не выбраться.... Ну, Джубей, если бы не твоё мастерство....
  -Да ладно чего там.... - Скромно пожал плечами невысокий мускулистый джерриец. - Полезли лучше, а то и вправду, этих отродий шайтана скоро хватятся...
  
  
   ***
  
  
  
   Рудник по добыче мрамора к счастью для беглецов находился на отшибе по сравнению с остальными и охранялся всего двумя десятками стражников, которые сменялись каждые две недели. Правда, вооружены они были помимо секир и мечей ещё и арбалетами, но поскольку на свободу вырвалось около семи десятков невольников, то у Ворва и его товарищей появлялся реальный шанс на победу. Если конечно им удастся захватить стражей врасплох...
  
   ***
  
  
  
  - Слышь, Родди, тебе не кажется, что Трору и Оину уже давно пора было вернуться?
  -Да, чего-то они и впрямь подзадержались...
   Договорить им не дали. В небольшую каменную казарму что-то невразумительно вопя, ворвалась целая орава грязных оборванных людей, которые, не теряя ни секунды драгоценного времени, ринулись на гномов.
   Всего невольников, как я уже говорил, было около семи десятков. Ещё около тридцати человек остались в котловане, поскольку были настолько истощены и измучены, что попросту не смогли подняться наверх.
   Практически никто из нападавших не был как следует вооружён. У убитых ими стражей было по одной секире и короткому мечу, которые забрали себе сам Ворв и ещё трое самых сильных невольников, остальные же довольствовались простыми кирками, а то и вовсе подобранными булыжниками.
   В первые секунды боя гномы настолько растерялись, что практически не оказывали сопротивления, чем и воспользовались нападавшие, уничтожив троих из них, но затем коротышки взяли себя в руки, и битва закипела уже всерьёз.
   Захлопали арбалеты, и многие невольники повалились на каменный пол, насквозь прошитые короткими толстыми болтами. Гномы не расставались с нательной бронёй даже во сне, и это тоже играло им на руку. Уязвимыми у карликов оставались только голова и лицо, невольники же были бездоспешными и потому громадные секиры подземного народа легко рассекали их чуть ли не напополам.
   Но, несмотря на потери, беглые рабы всё-таки одерживали верх. Арбалетные болты больше не свистели у них над головами, наполняя воздух колючей смертью, поскольку стрелки боялись попасть по своим, а многие гномы уже лежали на земле погребённые под массой тел своих противников. Невольники, не мудрствуя лукаво, валили их наземь, а затем кто-нибудь из них всаживал меч или ржавую кирку прямо в распахнутый рот или глаз подземного воителя.
   Наконец, всё было кончено. Гномы дорого продали свои жизни, уничтожив около трёх десятков своих врагов, но и сами не пережили эту битву. Лишь один из них сидел на земле, злобно поглядывая на победителей. Левая рука его была сломана ударом топора, а под правым глазом расплывался громадный кровоподтёк.
  -Как нам лучше всего выбраться отсюда? Ну, отвечай же! - Наклонился Ворв к самому лицу пленника.
  -Да пошёл ты. - Выдохнул недомерок и плюнул в лицо сына Фарла.
  -Погоди, дай-ка я с ним поговорю... - зловеще протянул Джубей и, поигрывая коротким трофейным кинжалом, направился в сторону пленника...
  
   ***
  
  
   Гном рассказал им всё. И как лучше добраться до Хирха, города наиболее близко расположенного к мэртисской границе, и расположение оазисов, и даже где в казарме запрятана провизия, предназначенная для него и его теперь уже мёртвых товарищей. Он рассказал всё...
   Сперва джерриец с экзотическим именем Джубей медленно срезал с его пальцев ногти, заставив пленника вопить от невыносимой боли. Затем, когда это не помогло, приставил окровавленный кинжал к паху подземного воителя и ласковым голосом пообещал отрезать ему яйца. Эта угроза моментально возымела своё действие. Со страхом косясь на испачканное кровью лезвие, гном начал говорить...
  
   ***
  
  
  
   И вновь для Ворва началась безумная гонка. Гонка со смертью. Их преследовали двое суток, но затем карательный отряд карликов вынужден был вернуться обратно, поскольку на землях султаната вооружённые гномы без письменного разрешения соответствующего чиновника, мягко говоря, не приветствовались. Беглецам сильно повезло, что карлики не умели ездить верхом и не держали лошадей и прочих ездовых животных, к тому же их ноги были гораздо короче человеческих. Если бы не эти два обстоятельства изможденным до последней крайности невольникам вряд ли удалось бы уйти от мести своих бывших господ.
   Впрочем, забегая вперёд, скажу, что карлики всё же попытались усложнить жизнь беглецам, сообщив через гонцов властям Хирха о том, что у них сбежали рабы, но когда посланцы, наконец, добрались до города, беглецов уже там не оказалось...
   Сразу после битвы со стражниками беглецы разделились. Сархалионцы и некоторые джеррийцы направились не в Хирх, а в Имер, который лежал к западу от Южных гор. Вблизи мэртисских границ им делать было нечего. Сам же Ворв и ещё двадцать беглецов, среди которых к его удивлению оказался и Джубей, как уже было сказано, двинулись в направлении Хирха.
   Они не собирались заходить в сам город, так как такое количество оборванных грязных иноземцев вызвало бы ненужное подозрение у стражи, но решили послать кого-нибудь для пополнения запасов пищи и воды.
   Идти выпало Ворву и Джубею. Поначалу беглецы вообще хотели отказаться от этой затеи, благо от Хирха до границы было чуть меньше суток пути, но без воды, которая быстро закончилась, бывшие невольники настолько обессилили, что и это расстояние было им не по плечу...
  
   ***
  
  
   Хирх оказался не большим провинциальным городишкой с невысокими глинобитными домами и единственной каменной постройкой, представляющей собой дом местного эмира. На входе в город двое стражников скучающих у ворот окинули беглецов ленивыми взглядами, но ничего не сказали.
   Многие местные жители были также оборваны и грязны, как и сами путники, к тому же и Джубей и сам Ворв из-за удлинённых черт лица, отросшей бороды и загара практически ничем не отличались от настоящих сархалионцев.
   Остановившись перед зданием, которое оказалось местным трактиром, путники несмело вошли внутрь. Толстый трактирщик окинул их ленивым равнодушным взглядом.
  -Есть, пить будете? - Лениво осведомился он по сархалионски.
  -Мы бы хотели купить у тебя еды и воды для дальней дороги. - Ответил Джубей, который знал сархалионский, и у которого были деньги, благополучно позаимствованные им у погибших гномов.
  -Сколько?
  -Двадцать больших фляг и мешок хлеба и сыра.
  -А где ваш караван? - Несколько удивлённо поинтересовался трактирщик.
  -Он не стал заходить в город, хозяин торопится и велел нам купить всё необходимое самостоятельно.
  -А кто ваш хозяин? - Хитро прищурился трактирщик. - Быть может, я знаю этого почтенного человека?
  -А к чему эти вопросы? - Насторожился джерриец. - Мы торопимся, а наш хозяин путешествует инкогнито.
  -Ладно, ладно! - Примиряюще поднял руки толстяк и кивком подозвал двух здоровенных вышибал. - Я сейчас отойду, присмотрите тут за всем. - Небрежно бросил он им, при этом сделав какой-то незаметный знак рукой. - Пойдёмте, господа, сами отберёте то, что вам нужно.
   Беглецы, не заметив подвоха, прошли вслед за трактирщиком в плохо освещённое подсобное помещение, как внезапно на их головы обрушились увесистые дубины, и свет померк в их глазах...
  
  
   Глава пятая. Воин.
  
  
  
   Когда Ворв, наконец, пришёл в себя, то обнаружил, что его руки и ноги крепко стянуты прочными верёвками, как и у его товарища. Оба они лежали в каком-то тёмном помещении, больше всего напоминающем обыкновенный сарай.
   Ворв с проклятием попробовал пошевелить пальцами, пытаясь хоть немного разогнать застоявшуюся кровь, и после нескольких неудачных попыток это ему удалось.
  -Эй, Джубей... - Тихо позвал сын Фарла своего спутника. - Ты как?
  -Бывало и получше... - Вяло отшутился джерриец.
  -Освободиться сможешь?
  -Мог бы, давно освободился.
  -Сейчас я попробую перегрызть твои верёвки... - С этими словами Ворв и впрямь подполз поближе к Джубею, но в этот момент в их импровизированную тюрьму пожаловали новые действующие лица.
  -Ты смотри, очухались. - По сархалионски произнёс давешний толстый трактирщик.
  -Ничего, крепкие. - Одобрительно проговорил высокий мускулистый сархалионец лет тридцати с решительным смелым лицом воина. - Можно будет выгодно продать... Я беру их. Сколько возьмёшь?
  -Двадцать золотых за обоих! - Тут же выпалил толстяк.
  -Не смеши меня, Абдул, я же знаю расценки. Не больше десяти.
  -Но, Осман...
  -Это моё последнее слово. Да и потом, давай начистоту, ты же их незаконно похитил, так ведь... Знаю я твои методы. Так что не торгуйся, и они перестанут быть твоей головной болью.
  -Ладно, уговорил... - Нехотя пробурчал Абдул, и новоявленные рабы перекочевали в руки загадочного сархалионца...
  
   ***
  
  
  
   После того, как Ворв и его спутник были проданы торговцу по имени Осман в сарай, где их держали, вошли ещё двое сархалионцев, по виду типичных воинов и рывком подняли пленников на ноги.
  -Значит так, слушайте сюда. Моё имя Осман и теперь я ваш хозяин. Поскольку вас взяли с оружием, у вас есть два пути. Либо я продаю вас вместе с остальными рабами гномам на рудники, либо вы можете доказать свою храбрость в бою с одним из моих людей, мне как раз не хватает двоих охранников в караване, и в случае победы вы получите эту должность. Нет - останетесь рабами. Если, конечно, выживите. - Осман позволил себе кривую усмешку. - Я не привык гробить свой товар понапрасну... Ну что, согласны?
  -А у нас разве есть выбор? - Вяло отшутился Ворв. - Верёвки-то снимешь, или связанными прикажешь драться?
   По знаку Османа один из его людей кинжалом перерезал путы сначала на сыне Фарла, а затем и на джеррийце.
  -Кстати, делать глупости не советую. - Вновь усмехнулся торговец. - На выходе с десяток моих людей с арбалетами, так что в случае чего живыми вы отсюда не выберетесь.
   Драться первым выпало Ворву. Его противником оказался давешний воин, перерезавший его верёвки.
  -Не понял, а что оружие мне не полагается?
  -Нет. - Рассмеялся торговец. - Мало ли ты чудить начнёшь. Попробуй-ка без него.
   Ворв озадаченно прищурился. Нда, задачка что надо. Победить без оружия опытного воина, который в отличие от тебя самого прекрасно вооружён.... Весёленькая перспективка, нечего сказать.
   А тем временем его противник, повинуясь короткому кивку своего хозяина, не замедлил атаковать. Ворву пришлось нелегко сразу же с первых секунд боя. Его соперник оказался весьма умелым в обращении с оружием, и его короткий клинок уже умудрился пару раз достать сына Фарла, нанеся ему две неглубоких, но довольно болезненных царапин.
   Поняв, что так просто ему не победить, Ворв решил пойти на хитрость. Выждав, когда короткий клинок сархалионца в очередной раз пронесётся в считанных сантиметрах от его лица, он резко упал на спину, одновременно скользнув вперёд, и нанёс своему противнику жесточайший удар ногой в пах.
   Сархалионец согнулся от невыносимой боли и выронил своё оружие, чем не преминул воспользоваться сын Фарла, проворно подхватив клинок и нанеся воину сильный удар рукоятью по затылку.
   Уроженец султаната мешком свалился на пол. Похоже, он был без сознания.
  -Молодец. - Одобрительно кивнул Осман. - Ты не только победил, но и сохранил жизнь моему воину, что говорит о том, что сначала думаешь, а потом делаешь. Клинок пока отдай мне. Потом, обещаю, ты получишь настоящее оружие.
   Ворв заколебался, но потом всё же отдал меч. Он понимал, что в случае отказа подчиниться шансы остаться в живых у него практически равны нулю.
  -Теперь ты. - Кивнул торговец джеррийцу, и тот презрительно усмехаясь, встал напротив второго бойца Османа.
   Сперва Ворв переживал за товарища, полагая, что ему тоже придётся нелегко, но, как оказалось, делал он это напрасно. Уже на первых секундах боя стало понятно, что Джубей даже безоружный на голову превосходит своего соперника.
   Джерриец оказался превосходным бойцом. Он кружился вокруг своего противника, словно зверь, пытаясь подловить его на ошибке, а затем вдруг резко сделал "колесо" при этом заехав воину Османа обеими ногами прямо по лицу. Сархалионец беззвучно распростёрся на полу. Он был в глубоком нокауте.
  -Ха, так ты джерриец! - Понимающе усмехнулся Осман. - Я должен был сразу догадаться... Ну что ж, рад приветствовать такого могучего бойца в своём караване. Кстати, надеюсь, твои понятия о чести не помешают тебе служить у меня?
  -Нет, я изгой. - Коротко ответил Джубей, при этом резко дёрнув щекой. Было заметно, что эта тема ему неприятна.
  -Понятно.... Ну что ж, господа, в таком случае сейчас вам выдадут оружие, и вы приступите к своим обязанностям, но прежде вы расскажете мне, кто вы такие и дадите клятву служить мне. Лгать не советую. Лгунов я не терплю, и ложь сразу почую. Итак, начнём с тебя, джерриец. За что тебя изгнали?
  -Обесчестил дочь вождя. - Коротко ответил Джубей. - Если бы не бежал, то меня бы казнили.
  -Так, теперь ты, неверный.... Что таращишься? Да я сразу понял, что ты не сархалионец и уж тем более не джерриец.... Как ты оказался в султанате? ... да ты не бойся, своих людей я в обиду не даю, если они мне верны.
   Ворв, прикинув все "за" и "против" решил, что сейчас лучше всего говорить правду и коротко поведал Осману, что с ним приключилось, начиная с набега на его деревню и заканчивая пленением в злополучном трактире Хирха.
  -Нда, интересная история... - Как бы про себя пробормотал торговец. - В других обстоятельствах я бы ни за что не поверил в неё, но сейчас поверю и вот почему. Во-первых, при вас нашли гномье оружие, которое стоит целое состояние, а во-вторых, вчера к эмиру приезжал какой-то карлик и поведал ему, что с рудников сбежало человек сорок невольников, которые к тому же перебили своих стражей... Я сейчас могу выдать вас властям и потом получить хорошее вознаграждение, ибо месть для гномов священна... Но я дал слово и потому я так не поступлю.... Если вы сейчас немедленно не дадите мне клятву, что будете служить у меня в течение года бесплатно. Затем можете либо продлить свою службу уже за деньги, либо проваливать на все четыре стороны. Насильно вас держать никто не будет...
  
   ***
  
  
  
  
   Таким образом, Ворв и Джубей стали караванными стражами. Работа эта оказалась нелёгкой, но это было все же лучше, чем гнить в кандалах или глотать пыль на рудниках.
   Осман оказался по-своему справедливым, хотя и весьма жестоким человеком. К примеру, он никогда не нарушал данного слова, но при этом мог спокойно продавать тем же гномам на рудники пленников, зная, какая ужасная участь их там ждёт.
   Кстати говоря, сразу же после того, как беглецы дали клятву служить Осману в течение одного года, он и предпринял очередной поход к Южным горам, а когда Ворв заикнулся о том, что его там могут узнать, сархалионец со смехом выдал им обоим специальные платки, которыми жители султаната заматывали себе лица во время песчаных бурь.
  -Замотайте себе лица, и вас никто не узнает. - Посоветовал он друзьям. Так оно и случилось.
   Кстати говоря, Джубей и Ворв действительно стали настоящими друзьями. Джубей, к слову сказать, оказался настоящим мастером джеррийского кулачного боя и не преминул преподать Ворву пару уроков.
   Сам же сын Фарла поражался, отчего такой великолепный боец, как Джубей покорно махал киркой на рудниках вместо того, чтобы бросить вызов Шергу.
  -Видишь брат, тут вот какое дело. - Обстоятельно объяснял джерриец, когда Ворв, наконец, решился задать ему этот вопрос. - Мы джеррийцы ставим своё слово выше своей жизни, и вот когда меня полубесчувственного бросили в эту яму, я постепенно пришёл в себя и увидел над собой этого ублюдка Шерга. Ну, тут он естественно, начал на меня орать, показывать свою власть. Я же ему заявил, что работать не буду. Я воин, а не жалкий раб! Тогда эта мразь заявила, что переломает мне все кости, я же в ответ на это сказал что с такой обезьяной, как он справлюсь даже в кандалах, и если он меня побьет, то буду работать за двоих и даже не помыслю о бунте ....
  -Ну, и!
  -Не справился..... Он больно крепкий оказался. И вот ещё что я тебе скажу, братишка. Как хочешь, а не человек он. Я ему ногой в кадык заехал, от этого моего удара люди кровью харкают и падают замертво, а этот только всхрапнул и опять, как ни в чём не бывало, в драку кинулся,... поломал меня крепко,... но добивать не стал. Уж больно ему меня унизить хотелось... Да и власть свою показать... Не обижайся, Ворв, но тебе очень повезло, что ты его свалил. Ожидай он нападения, ты бы не сдюжил. Уж поверь мне, я в схватках кое-что понимаю...
   Оружие друзьям выдали сразу же, как они дали клятву, правда, гномьи клинки Осман, который выкупил их у трактирщика, оставил себе, дав беглецам замен простые стальные мечи, но весьма хорошего качества.
  -Сам посуди, я за них целое состояние отдал, как же я тебе их верну?- Объяснял торговец возмущённому Ворву. - Вот если ты готов за них заплатить, тогда другое дело...
  
   ***
  
  
  
  
   Так незаметно для себя Ворв прослужил у Османа целый год. Во время службы он не раз вспоминал родной дом и друзей, но, к сожалению, не мог попытаться разыскать хоть кого-нибудь из них, поскольку был связан клятвой.
   И вот, наконец, его последний поход. Поход, после которого торговец пообещал отпустить их с Джубеем. На это раз их путь лежал в Хети, город находящийся практически на самой границе с Джеррой, откуда был родом Джубей, и где Осман надеялся выгодно продать очередную партию гномьего оружия, которое попало к нему как всегда, не вполне законным путём.
   Надо сказать, что джерриец отнюдь не был обрадован этим фактом, поскольку многие его соотечественники могли его помнить, и если он встретит их в Хети, где они были отнюдь не редкими гостями, то можно было нарваться на очень серьёзные неприятности.
   Дорога по песчаным равнинам Сархалиона отнюдь не была лёгким делом, поскольку постоянные песчаные бури и палящая жара могли вывести из себя кого угодно. Но Ворв уже был привычен к подобным переходам, поскольку, как уже говорилось, находился в султанате около года, во время которого ему приходилось не только путешествовать подобным образом, но и тренироваться во владении оружием, а также изредка отбивать нападения на караван различного рода банд, которых в Сархалионе водилось в изобилии.
   Когда до города оставалось около нескольких часов пути на горизонте внезапно появилось небольшое чёрное облако, внимательно приглядевшись к которому, Осман с проклятием выругался.
  -Джеррийцы, степные шайтаны будь они не ладны! Держитесь, парни, схватка будет жаркой!
   У хозяина каравана не было ни малейших сомнений в том, что разойтись мирно не удасться в любом случае, ибо вот такие вот небольшие отряды воинов Джерры специально проникали на территорию султаната в поисках добычи. Как правило, они старались не углубляться во вражеские земли, чтобы в случае чего быстренько отступить обратно в свою степь.
   Все джеррийцы как один были на великолепных быстроногих жеребцах, считающихся лучшими конями во всей Силоре и стоивших баснословно дорого. Уроженцы Джерры отличались и ещё одной особенностью. Они все брили голову наголо, оставляя лишь длинный чуб на макушке. Джубей, к слову сказать, сразу после поступления на службу к Осману при первой же возможности сбрил себе все "лишние" волосы...
   Приблизившись на достаточное расстояние, степняки с дикими криками выпустили в своих противников град стрел из своих коротких, но чрезвычайно тугих луков. Воины Османа не замедлили вскинуть прочные деревянные щиты, которые были у каждого в обязательном порядке.
   Нападавших было примерно три десятка, столько же воинов насчитывалось и у самого Османа. В его отряде вообще кроме воинов никого не было, ибо торговец считал, что нанимать отдельно воинов и обслугу непозволительная роскошь. В его караване все умели делать всё.
   Вообще Осман был весьма смелым человеком. В прошлом он был разбойником с большой дороги, и только незаурядный ум и решительный характер позволили ему стать тем, кем он стал. Любой другой торговец на его месте попытался бы откупиться от степняков, зная сколь они неистовые и страшные воины, но бывший головорез отступать не желал. Да и знал он прекрасно, что в случае сдачи всех его людей, включая и его самого, ждёт позорное рабство, что было для него много хуже смерти.
   А тем временем степняки, поняв, что их стрелы не производят на их противников особого впечатления, с гиками вступили в рукопашную. Все джеррийцы были обнажены до пояса и сражались длинными гибкими саблями, которые напоминали скорее плети, чем клинки. Впрочем, когда Ворв увидел, как такая сабля легко снесла голову одному из его товарищей, он сразу же перестал с презрением относиться к подобному виду вооружения.
   Джеррийцы оказались превосходными бойцами, но воины Османа ничуть не уступали им и дрались до последнего, прекрасно понимая, что их ждёт в случае поражения. На самого Ворва налетел один из нападавших на рослом джеррийском скакуне чёрной масти. Степняк махнул своей саблей, пытаясь снести противнику голову, но сын Фарла резко нырнул под его руку и одновременно изо всех сил дёрнул сына степей за его короткую кривую ногу.
   Джерриец гортанно вскрикнув, растянулся на земле, и Ворв не замедлил добить его, наступив сапогом на горло. Нелёгкая жизнь наёмника приучила сына Фарла забывать о сострадании, когда от этого зависит его жизнь.
   Джубей тоже не скучал без дела. Он умудрялся отбиваться сразу от двоих своих соотечественников. Сам он, в отличие от своих противников был вооружён коротким сархалионским ятаганом, но это не мешало ему вполне успешно теснить обоих своих соперников.
   Вот один из них совершил ошибку, чем тут же и воспользовался товарищ Ворва, одним неуловимым движением располосовав ему горло. Однако, сделав это, он на секунду открылся, и второй нападающий атаковал его спины. Джубей успел в последний момент изменить траекторию удара соперника, но полностью отразить эту атаку всё же не сумел, и на его спине заалела широкая рваная рана. Впрочем, джерриец быстро взял себя в руки, и даже раненый умудрился покончить и со вторым своим противником, вогнав свой ятаган ему прямо в живот.
   Схватка была в самом разгаре. Уже практически все степняки сражались пешими, а половина их и вовсе валялась на земле, ибо у Османа тоже нашлись меткие стрелки, а джеррийцы не имели таких же широких щитов, как их противники. У охранников каравана потерь оказалось существенно меньше, и это не замедлило сказаться на рисунке боя.
   Вскоре всё было кончено, и караванщики занялись подсчётом потерь. Все джеррийцы до единого были уничтожены. В плен они не сдавались никогда.
   Оказалось, что у Османа погибла почти половина его людей, но зато в их распоряжении оказалось почти три десятка джеррийских жеребцов, если не считать трёх из них, которые погибли от случайных стрел. А это было целое состояние...
  
   ***
  
  
   Когда караван, наконец, добрался до Хети, все его члены пребывали в превосходном расположении духа. Ещё бы, сам Осман расщедрился и подарил каждому охраннику по джеррийскому жеребцу! Такого коня можно было либо очень выгодно продать, либо ездить самому, при условии, что сможешь его приручить, ибо лошади в Джерре такие же дикие, как и их хозяева и, как правило, признают только одного хозяина. Впрочем, из каждого правила бывают исключения.
   Кстати говоря, на самом деле щедрость Османа тут была совершенно не причём. На самом деле он бы и рад был вообще не делится добычей, но прекрасно понимал, что в этом случае вполне может оказаться лежащим в сархалионских песках вместе со злосчастными джеррийцами, ибо один против полутора десятков он явно не выстоит.
   Впрочем, он всё равно не прогадал. Остальные полтора десятка жеребцов всё равно стоили настолько дорого, что теперь он был обеспечен деньгами до конца своих дней. При условии, что он будет распоряжаться ими с умом, конечно.
   Самому Ворву достался давешний жеребец чёрной масти, хозяина которого он так ловко отправил в мир иной. Сын Фарла вышел из того боя практически целым, если не считать небольшой царапины на щеке, от слегка задевшей его сабли, а вот Джубею повезло гораздо меньше. Рана на спине оказалась очень неприятной и заживала плохо. Поэтому теперь джерриец ехал в повозке вместе с ещё двумя серьёзно пострадавшими воинами из отряда Османа.
   В Хети караван расположился неподалёку от одного из трактиров, а сам его хозяин пошёл договариваться с трактирщиком о пище и ночлеге для своих людей. И надо же было такому случиться, что именно в этот момент мимо них как раз проходило четверо джеррийцев, которые, увидев скакунов своей породы, уставились на караванщиков широко открытыми глазами.
  -Где вы взяли этих коней? - Высокомерным тоном осведомился самый молодой из них, но одетый куда богаче остальных своих спутников.
  -Где мы их взяли, это только наше дело. - Спокойно ответил Камиль, старший после Османа в караване.
  -Нет, это не только ваше дело. - Ничуть не обескуражено заявил молодой джерриец. - Я вижу, многие из вас ранены, а это значит, что, скорее всего вы убили кого-то из наших соплеменников, ибо у такого сброда, как вы не может быть денег на покупку даже одного нашего скакуна!
   При этих словах джеррийца многие из каравана тут же схватились за оружие, степняки не замедлили сделать то же самое, но тут всех остановил резкий окрик Камиля.
  -Тихо, уберите ятаганы!... Послушай, парень. - Проникновенно наклонился он к молодому джеррийцу. Этих коней мы честно купили, но если ты сомневаешься в этом, то можешь попробовать на нас силу своей сабли, правда, я думаю, что ты и сам понимаешь, чем это закончится для тебя здесь на территории султаната. Так что не гневи Творца Миров, опусти оружие и иди своей дорогой. - С этими словами сархалионец отвернулся от степняка, давая понять, что разговор окончен.
   Тут бы вроде и конец истории, но внезапно взгляд уже собравшегося было уходить джеррийца наткнулся на раненого Джубея, который всё это время невозмутимо цедил вино из своей фляги.
  -Это ты? - Изумлённо выдохнул джерриец. - Предатель, обесчестивший мою сестру! А теперь ты спутался с погаными сархалионцами!!!
  -Выбирай выражения, Алдын. - Спокойно парировал Джубей. - Мы с твоей сестрой любили друг друга, и тебе об этом прекрасно известно.
  -Она женщина и должна любить того, на кого ей укажет отец или брат! - Вскинулся названный Алдыном. - Впрочем, это уже не важно. Она получила по заслугам... А если ты мужчина, а не жалкий трус, то мы выясним всё здесь и сейчас!
  -А то, что я ранен, тебя не смущает? - Усмехнулся джерриец.
  -Нет, в этом ты сам виноват, нужно лучше защищать себя во время боя! - Парировал Алдын.
  -Постой. - Неожиданно вмешался Ворв. - По вашим обычаям за раненого воина может вступиться его друг и сражаться за него.
  -Откуда тебе об этом известно? - Прищурился Алдын. - Впрочем, неважно. Если таково твоё желание, пусть будет так, но как только я расправлюсь с этим дохляком, ты, Джубей сам подставишь шею под мою саблю, как жалкий раб!
  -Ворв, ты уверен, что справишься с ним? - Тихонько спросил Джубей, отозвав сына Фарла в сторону на разговор. - Алдын - сильный боец, один из лучших в моём племени.
  -Не знаю, но в твоём нынешнем состоянии ты с ним не справишься точно.
  -Это так... - Вздохнул джерриец. - Ты не подумай, я не боюсь смерти, просто умирать, добровольно подставляя себя под меч... Нет, не такой бы я желал себе смерти.
  -Понимаю... Не волнуйся, я с ним справлюсь.
   С этими словами Ворв решительно зашагал в сторону Алдына, сжимая в руке свой короткий меч. Его противник уже поджидал его, поигрывая своей длинной саблей. Алдын был не слишком высок, немного пониже Ворва, но его обнажённый торс бугрился могучими мышцами, о которых сыну Фарла приходилось только мечтать.
   Джерриец начал бой первым, изо всех сил обрушив свою саблю на своего соперника. Ворв легко уклонился и в свою очередь, атаковал сам, пытаясь располосовать бедро степняка. Тот легко парировал и вдруг неожиданно резко ударил Ворва ногой в живот. От этого удара сын Фарла перегнулся пополам и рухнул на землю, не в силах вдохнуть.
   Увидев, что его противник абсолютно беспомощен, Алдын с усмешкой посмотрел на отвернувшегося Джубея и медленно пошёл к распростёртому телу Ворва. Однако стоило ему приблизиться и поднять саблю для последней атаки, как сын Фарла моментально схватил его за ногу и резко дёрнул на себя.
   Не ожидавший ничего подобного джерриец потерял равновесие и оказался на земле, чем немедленно воспользовался сын Фарла, нанеся своему сопернику три сильнейших удара кулаком в челюсть.
   Но и джерриец не собирался так просто сдаваться. Он вдруг неожиданно подогнул под себя ноги и одним мощным рывком перевернул Ворва через себя. Оказавшись сверху, степняк моментально заблокировал руки сына Фарла своими мощными кривыми ногами и взял соперника в удушающий захват.
   Свою саблю джерриец давно выронил, но, тем не менее, Ворв понял, что попал в безвыходное положение. Он был полностью блокирован и медленно задыхался. В отчаянии он попытался, было достать своего соперника ногой, но из такого положения удары выходили настолько и легковесными и слабыми, что джерриец попросту не обращал на них внимание.
   "Вот бы сейчас ветер подул и швырнул ему в морду песок!" - Вяло подумал почти потерявший сознание Ворв и вдруг неожиданно мощный порыв ветра и впрямь выполнил его желание.
   От подобной неожиданности джерриец дёрнулся и принялся лихорадочно тереть разом заслезившиеся глаза, а Ворв, не утруждая себя излишними раздумьями, резво сбросил с себя противника и, быстро подхватив валяющуюся неподалёку саблю степняка, приставил её ему к горлу.
  -Сдавайся, ты проиграл. - Холодно произнёс он.
   Но не успел джерриец ответить, как из трактира вскочил взъерошенный Осман.
  -Что здесь происходит! - Набросился он на своих воинов. - Что всё это значит.
  -Да вот эти почтенные господа почему-то решили, что мы убили кого-то из их сородичей. - Спокойно произнёс Камиль. - В общем, повздорили малость, но всё уже позади. Ведь так, почтенные? - Он повернулся к опешившим джеррийцам.
  -Да, все недоразумения улажены. - Тут же поспешил заверить Османа один из степняков. Мы уходим. С этими словами джеррийцы поспешили поднять злобно шипящего Алдына на ноги и повели его прочь.
  -Мы ещё с тобой встретимся, предатель! - Злобно прокричал он, глядя на усмехающегося Джубея. - И с тобой тоже, проклятый колдун! И с тобой тоже!
  -Чего это он? - Недоумённо повернулся Осман в сторону Джубея.
  -Да бес его знает! - Засмеялся тот. - Наверное, не любит проигрывать. - На этот раз уже засмеялись все.
  
  
   Глава шестая. Наёмник.
  
  
  
  -Послушайте, парни, может, всё-таки останетесь со мной. Вы отличные воины, и нанимать других я не хочу... Хотите, буду платить вам в полтора раза больше?
  -Извини, Осман, но ты же знаешь мою историю. Я должен наведаться в родные края и постараться узнать, что случилось с моим отцом и остальными, кто не был той ночью в деревне.
  -Понимаю, сыновний долг священен... Ладно, раз так, то не буду тебя больше задерживать... Ну а ты, джерриец, почему ты не хочешь остаться?
  -Ты знаешь, Осман, Ворв теперь мне как брат, так что куда он, туда и я.
  -Ну что ж, тогда прощайте. И помните, если вдруг Творцу Миров угодно будет вновь столкнуть нас на узкой дороге жизни, то вы всегда сможете рассчитывать на место в моём караване. Прощайте.
   С этими словами Осман резко развернул своего коня и помчался догонять остальных.
  -Ну что, брат Ворв, куда двинем? - Жизнерадостно хлопнул товарища по плечу джерриец.
  -В Мэртис... Вот только не знаю, как ты поедешь со мной.
  -А что! Сейчас у нас войны с Орсиллиантом нет, так что ничего со мной не случится.
  -Хотелось бы верить.
  -Да ладно, не бери в голову, я же сказал, куда ты туда и я! Так что поехали, нечего здесь рассиживаться!...
  
   ***
  
  
  
   Как только друзья покинули город, то уже через пять минут езды увидели, что их кто-то преследует. Приглядевшись, Джубей с проклятием дёрнул себя за чуб.
  -Это люди Алдына... Зря ты, Ворв тогда не прирезал этого шакала.
  -Ну, что будем делать?
  -Уйти уже вряд ли удасться. Думаю, надо дать им бой. - С этими словами джерриец проворно снял со спины свой кроткий тугой лук и, наложив стрелу, плавно спустил тетиву. Один из четырёх всадников коротко вскрикнул и слетел с коня.
   Оставшиеся трое в свою очередь тоже взялись за луки, и теперь уже Ворву с Джубеем поспешно пришлось пригибаться, чтобы не попасть под шальную стрелу. Сам Джубей ухитрился ещё раз выстрелить из лука, но передовой всадник на этот раз был начеку и сумел уклониться.
   Наконец, расстояние между преследователями и преследуемыми сократилось настолько, что и те и другие отложили бесполезные теперь уже луки и взялись за сабли. Ворв резко натянул поводья, разворачивая коня навстречу врагам, секундой позже и Джубей последовал его примеру.
   Воины Алдына неслись на них во весь опор, стараясь взять друзей в полукольцо, но когда между ними оставалось около пятнадцати шагов, Джубей неожиданно резко выбросил вперёд руку с зажатым в ней метательным ножом. Ближайший к нему всадник захрипел и рухнул на землю с ножом в горле. Таким образом, теперь количество воинов с той и другой стороны было равным.
   Ворв хотел, было, как и в прошлый раз выйти против самого Алдына, но Джубей, разгадав намерения друга, резко закричал.
  -Нет, на этот раз он мой!
   Сын Фарла не стал спорить и развернул коня, беря на себя другого противника. Желания спорить у него не возникло. Он помнил, что в прошлый раз ему удалось победить лишь чудом.
   А тем временем Джубей и Алдын на всём скаку сшиблись конями. Сила столкновения была такова, что обоих всадников выбросило из седла и теперь они сражались пешими. Джубей успел встать на ноги первым, давешняя рана уже практически не беспокоила его, и, не давая противнику опомниться, нанёс ему удар саблей сверху вниз. Однако Алдын не только сумел парировать этот удар, но ещё и одновременно попытался подсечь ноги своего соперника круговой подножкой.
   Джубей проворно прыгнул одновременно вверх и назад, разрывая дистанцию. Теперь противники кружили друг напротив друга, ожидая, кто из них первым совершит ошибку. Им оказался Алдын. Нанеся подряд три быстрых удара, он оказался слишком близко к своему сопернику и не успел полностью отреагировать, когда сабля Джубея обрушилась на его шею.
   Алдын резко ушёл вниз, но сделал это недостаточно проворно и клинок его врага начисто срезал его чуб у самого основания. Глаза Алдына налились кровью. Это было уже слишком.
   В Джерре срезание чуба с головы считалось страшным оскорблением. Так иногда наказывали провинившихся в трусости молодых воинов, и теперь, чтобы смыть это оскорбление, Алдыну нужно было непременно убить осквернителя своей причёски.
   Взревев, как горный див, Алдын начал вращать саблей с попросту невероятной скоростью, одновременно наступая на пятившегося Джубея. Этот осатанелый напор не мог продолжаться долго. Либо Джубей падёт под градом его ударов, либо сам Алдын выдохнется и тогда противник сможет взять его голыми руками.
   Так оно и случилось. Во время безумной атаки молодого джеррийца Джубей получил пять или шесть неглубоких порезов, но зато его противник уже больше не мог атаковать, а лишь тяжело дышал, глядя на приближающегося врага.
   Джубей заколол Алдына на третьем выпаде. Сперва провёл обманный удар вниз, затем резким круговым движением отсёк ему два пальца на правой руке, ну и в довершении резким колющим выпадом пробил ему горло.
  -Кха, кха... - Захрипел Алдын, тщетно пытаясь протолкнуть в лёгкие хотя бы немного воздуха.
  -Кха, кха... - Насмешливо передразнил его Джубей. - Тебе не следовало трогать мою невесту, падаль...
   А тем временем Ворв сражался со вторым джеррийцем. Надо сказать, что воином тот оказался намного более худшим, нежели сам Алдын и потому сыну Фарла уже на первых секундах боя удалось отрубить противнику правую руку, сжимающую оружие. Джерриец, воя от боли рухнул с коня, Ворв в свою очередь, спешившись, хладнокровно перерезал ему горло. Всё равно умрёт от потери крови, а так хоть мучиться не будет...
  
   ***
  
  
  
   После боя с воинами Алдына друзья до самого Мэртиса добирались практически без приключений. Коней павших джеррийцев друзья выгодно продали ещё в Сархалионе и теперь стали обладателями довольно приличной суммы в сто пятьдесят золотых. Хватит на безбедное существование как минимум на год.
   В самом Мэртисе на путешественников, как это ни странно, тоже никто не нападал, хотя многие с неприязнью косились на смуглое лицо джеррийца. До границы Мэртиса и Гинора друзья добирались примерно полторы недели, поскольку особо не спешили и вовсю отдавали дань как мэртисской стряпне, так и мэртисским красоткам. Нелегкий хлеб наёмника учит на многие вещи смотреть гораздо проще, чем это, как правило, бывает в мирной жизни...
   Оказавшись в Гиноре, Ворв первым делом заехал в родную деревню, точнее в родное пепелище, где никто так и не стал селиться, и минут десять сидел молча возле обугленных развалин своего дома.
  -Ну, как ты, брат? - Осторожно приблизился Джубей к гинорцу, сочувственно положив ему руку на плечо.
  -Да ничего, бывало и похуже. - Отшутился Ворв, но в глазах его стояла застарелая боль, которая, отступив на время, вновь дала о себе знать.
  -И куда теперь?
  -Поспрошаю по окрестным сёлам. Может, кто-нибудь из тамошних сможет рассказать мне о судьбе моего отца и остальных...
  
   ***
  
  
  
  -Ворв?! Ты?!!!... - Мила неверяще смотрела на вернувшегося возлюбленного, как на выходца с того света.
  -Я... - Тупо ответил сын Фарла, не зная, что ещё сказать.
  -Но как?! Я думала, ты мёртв!
  -До недавнего времени я тоже так думал. - Невесело усмехнулся Ворв. - Но что ты всё обо мне! Расскажи, как ты сама! Как сумела выжить?
  -Мила, кто это? - Хмуро проворчал крепкий кряжистый мужик, выходя из сеней низкой бревенчатой избы.
  -Это ... знакомый.... Мы с ним из одной деревни... Харт, милый, я тебе потом всё объясню!
  -Из одной деревни говоришь... Ну, ну... - Неопределённо протянул Харт и неспеша двинулся обратно в избу.
  -Твой муж? - Спокойно кивнул Ворв в сторону удаляющегося Харта.
  -Ворв ... понимаешь... Когда наша деревня сгорела, я была в ужасе, не знала, куда идти! А потом набрела на эту деревню, и Харт, он ... он подобрал меня, хотя я была ему никто... Ну а потом пришли слуги Света расспросили меня, кто я и откуда и приписали меня к смердам этой деревни.
  -Понятно.
  -Ворв...
  -Ладно, ничего не объясняй, я всё понимаю и тебя не виню. В конце концов, у тебя не было другого выхода... Вот возьми. Здесь пятьдесят золотых. Хватит, чтобы выкупить из холопов и себя и мужа... И даже детей, если они у вас есть.
  -Ворв, почему ты... Я предала тебя...
  -Возьми деньги. - Словно не слыша слов девушки, повторил сын Фарла. - Только не ходи к приказчикам, иди сразу к князю, сунешь мзду его человеку, и он тебя пропустит. Тогда уже никто не посмеет присвоить твои деньги и сказать, что ты ничего не давала... Ты не знаешь, что случилось с моим отцом или с Сэмхом?
  -Нет, Ворв, я не раз ходила на пепелище, но никого там никогда не видела...
  -Прощай, Мила.
  -Ворв...
  -Будь счастлива.
  
   ***
  
  
  
  -Ну, ты даешь, брат! - Всплеснул руками джерриец, когда они отъехали на достаточное расстояние от деревни. - Я бы на твоём месте тут же бы порешил их обоих, а ты... Ещё и все свои деньги ей отдал!
  -Пусть будет счастлива. Я не держу на нее зла.
  -Но она же с другим мужиком! Пока ты там в плену гнил...
  -Она не знала, что я жив. - Грустно пожал плечами Ворв. - Так что всё сложилось, ... как сложилось.
  
   ***
  
  
  
   После этого разговора друзья три дня ехали практически в полном молчании. Ворв витал в каких-то своих мыслях, а Джубей не решался беспокоить своего друга по пустякам, понимая, какое сильное потрясение он испытал.
   Когда же, наконец, друзья остановились в одном из трактиров, джерриец всё же решил расставить все точки над и.
  -Слушай, брат, хватит казнить себя! У тебя ещё столько этих баб будет!
  -Мила не баба.
  -А кто же она?
  -Не знаю,... чего ты прицепился?
  -Да потому что пора решать, что нам делать дальше!
  -А ты что предлагаешь?
  -Я думаю завербоваться на службу в какой-нибудь отряд.
  -Отличная идея. Всеми руками за.
  -Что-то не слышу радости в твоём голосе.
  -Да, знаешь... - Задумчиво протянул Ворв. Я вообще-то не люблю насилия. Но теперь, когда я узнал, что Григориус мёртв, а все, кого я знал, либо мертвы, либо пропали без вести, мне ничего другого, кроме как идти в наёмники не остаётся... Потому что я уже не смогу мирно жить, зная, что в любой момент придёт какая-нибудь мразь, наподобие шаргрского графа, и уничтожит всё то, что я с таким трудом создавал.
  -Ну, ты и сказанул... Давай-ка лучше выпьем, брат! Как говорят у нас в Джерре, бить, пока враг кровью не изойдёт, пить до тех пор, пока кровавый понос не продерёт!
   Ворв невольно усмехнулся. Пошлая острота товарища неожиданно подняла ему настроение.
  -А, твоя правда! Гулять, так гулять!... Только, чур, платишь ты, а то у меня денег нету!
  -А, я сегодня добрый! - Махнул рукой джерриец. - Угощаю! Хозяин!... Вина всем за мой счёт!... Неси побольше! Сегодня вино должно литься рекой!...
   Гуляки отозвались на это одобрительным громогласным рёвом. Многие начали тут же подсаживаться за их столик, понимая, где сегодня будет больше всего жратвы и выпивки. Другие же наглыми голосами затянули донельзя похабную песенку про гнома и эльфа...
   Гуляки орали до самого утра, и Ворв орал вместе с ними. И про гнома с эльфом, и про пьяного феарнского короля, хотя вообще-то подобное в империи Света считалось святотатством, и про Тути-девственницу. Он с каким-то исступлением выкрикивал самые похабные бранные слова, которые до этого никогда не пускал на свой язык.
   Ворв не осознавал тогда, что именно в этот момент закончилась его юность, и он окончательно повзрослел, приобретя присущий зрелости здоровый цинизм...
  
   ***
  
  
  
  -Значит так, с этого момента вы поступаете в моё распоряжение! - Десятник Рон, в десяток к которому они попали, оказался крепким краснорожим мужиком лет сорока. - Правила у меня простые. Не пьянствовать, не дебоширить, не задирать местных мужиков и не лезть под подол к их жёнам! Кто ослушается, тот будет иметь дело вот с этим! - Рон внушительно потряс перед новобранцами своим громадным пудовым кулаком. - Всем всё ясно! Ну, так разойдись, сучье отродье! - С этими словами десятник зашагал куда-то по своим делам.
  -Что он сказал про мою мать? - Внезапно налился кровью джерриец. - Эй, ты...
  -Ладно, ладно, успокойся. - Ворв поспешил заранее погасить так и не начавшийся благодаря его усилиям конфликт. - Он не имел в виду твою мать, просто здесь в Мэртисе присказка такая... Он не со зла!
  -Гнилая страна... - Злобно сплюнул джерриец. - У нас в Джерре такое оскорбление можно смыть только кровью.
  -Ладно, проехали... Да и потом это же была твоя идея поступить в наёмничий отряд, а если ты убьёшь этого десятника, то все наши усилия пойдут коту под хвост!
   Джерриец пробормотал какое-то ругательство на своём языке, но всё-таки сумел взять себя в руки.
  -Ладно, пока забудем, но при первом же удобном случае я пришью эту скотину...
   Вернувшись обратно в Мэртис, друзья и впрямь решили поступить на службу в качестве наёмников и, рассудив здраво, что больше всего платят тем, кто служит на границе, опять подались к сархалионским рубежам.
   Там они нашли стоянку одного из отрядов наёмников и его командир сотник Рольф, проверив их владение оружием, с удовольствием взял друзей к себе. После этого они попали в десяток Рона, ну а остальное читателю уже известно.
   И потянулась у друзей служба на сархалионской границе... Надо сказать, занятие это было весьма непыльным. По сравнению с тем, чем они занимались раньше, так и вовсе рай. Ну, каждый день занятия по рукопашному бою и владению оружием утром и вечером. Ну, пришлось пару раз ловить сархалионских лазутчиков. А в остальном - ешь, спи и никаких забот.
   Так бы и продолжалась у друзей сладкая жизнь, если б неожиданно в их отряд не пришло известие о том, что началась война...
  
  
   Глава седьмая. Война.
  
  
  
   Известие о том, что Сархалион готовится к войне, принёс измученный до последнего предела мэртиссец, которого друзья сначала приняли за сархалионца, настолько искусно он был загримирован.
   Это не была война на истребление, скорее очень крупный набег, целью которого было разорение южного Мэртиса, но друзьям не было от этого легче. Разведчик сообщил, что сюда направляется войско в составе тридцати тысяч человек! А с ними ещё и два боевых олифанта!
   Ворву, ещё когда он служил в Сархалионе доводилось дважды видеть этих чудовищных зверей, и он хорошо представлял себе насколько это на самом деле страшная сила. И это притом, что местный гарнизон не насчитывал и двух тысяч! Поневоле задумаешься, есть ли богам дело до людей на этом свете...
   На совете командиров было решено срочно направить гонца в Корум, ближайший крупный город отсюда с требованием прислать на подмогу не менее десяти тысяч человек. Второй гонец на двух сменных лошадях был послан в Мерон, откуда могли прислать ещё не менее пятнадцати тысяч.
   Тысячник Ротарус только и мог, что скрежетать зубами от бессильной ярости. А ведь он предупреждал. Не раз предупреждал нерадивое начальство, что такое рано или поздно случится. Но от него отмахивались, как от назойливой мухи. Мол, чернозадые хорошо усвоили урок последней войны и больше к нам не полезут. Благородные, мать их...
   Сам Ротарус заслужил рыцарское звание потом и кровью в бесчисленных битвах и знал военное дело на ять. Он был сыном мэртисского смерда и тот факт, что ему удалось подняться так высоко, иначе как чудом назвать было нельзя.
   Последняя война Мэртиса и Сархалиона бушевала примерно сто лет назад, когда воины султаната при поддержке орков Харбрада вторглись в земли империи Света, но были наголову разгромлены Орсиллиантом и пришедшим ему на подмогу тварями Дивного леса. Война была очень жестокой и кровопролитной. Число жертв с обеих сторон исчислялось тогда сотнями тысяч, и посему все командиры высшего звена более или менее знакомые с историей своей страны, да и простые воины тоже только и могли, что молить всех богов каких только знали о том, чтобы удача и в этот раз не обошла своим капризным вниманием воителей света и добра, к коим они, и надо сказать не совсем без оснований причисляли себя, стороной, и им посчастливилось бы выжить и рассказать об этой войне своим детям, а если повезет то и внукам. Да, как говориться, поможет нам в этом Великий Орсиллиант...
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Ну, что, брат готов встретить этих говнюков?
  -Всегда готов!
  -Ну и отлично, я тут у десятника узнал, эти твари уже через сутки будут здесь. Тридцать тысяч!
  -Да, с нашим гарнизоном выстоять будет трудновато.
  -Да, брось, сархалионцы хорошо сражаются лишь на открытом пространстве, не так, конечно, как мы, джеррийцы, но всё же... Брать крепости они не умеют.
  -Ой ли? Я слыхал, что с ними будут олифанты, а они намного страшнее обычного тарана.
  -Ну, у нас тут два огненных мага, они пообещали разделаться с чудовищами.
  -Ну, ну поглядим...
   Как и сказал Джубей, сархалионцы появились ровно через сутки. Громадное тридцатитысячное войско, причём из них десять тысяч одной только конницы. Они остановились неподалёку от крепости и теперь, по всей видимости, решали, что же им делать дальше.
  -Хорошо, что они не знают, сколько на самом деле у нас людей. - Мрачно протянул десятник Рольф. - Тогда бы они не были столь нерешительны.
   Впрочем, как оказалось, недостаток решимости, это было не то, в чём можно было упрекнуть воинов султаната. Запели боевые рожки, и лёгкая сархалионская пехота медленно, но неотвратимо двинулась в атаку.
  -Катапульты, залп! - Резко скомандовал тысячник, и десятки катапульт, стоявших на крепостных стенах выпустили картечную дробь. Мелкие камешки размером не больше куриного яйца взвились в воздух и обрушились на сархалионские порядки, убивая и калеча воинов.
   Тогда по команде сархалионцы перешли на бег, и второй залп уже практически никого не задел, поскольку пехотинцы успели миновать зону обстрела.
  -Лучники! - Отдал новую команду тысячник, и залп из разнокалиберных луков и арбалетов собрал обильную жатву с воинов султаната.
  -Однако же и дисциплина у них! - Восхищённо протянул один из солдат крепости, стоявший рядом с Ворвом.
  -У них есть хороший стимул... в виде конницы за спиной. - Отшутился сын Фарла.
   А тем временем сархалионцы, наконец, достигли крепостных стен и, не теряя времени даром, вскинули приставные лестницы. Стены крепости не были особенно высоки и вот уже первые нападавшие проворно полезли наверх.
  -Отпихивайте, отпихивайте, вашу мать! - Надрывался тысячник, однако не тут то было. Лестницы внизу крепко держали товарищи налётчиков, обеспечивая им максимальную устойчивость.
   Лучники вновь дали залп, однако это не остановило осатанелого напора сархалионцев, и тогда в ход пошли уже котлы с кипящей смолой. Адская жижа обрушилась на нападавших, превращая их в обугленные головёшки, а когда лучники выпустили горящие стрелы, то внизу начался уже настоящий ад. Горело всё, что только могло гореть, а живые в тот миг позавидовали мертвецам...
   Уже давно был брошен таран, который сархалионцы не иначе как чудом ухитрились дотащить до стен под градом стрел и камней. Лестницы, которые теперь было просто некому держать, потому что нельзя одновременно их держать и быть объятым пламенем, тоже валялись неподалёку. Они также были охвачены огнём.
   Вонь от горелого мяса была настолько сильной, что у многих привычных ко всякому закалённых защитников крепости закружилась голова. Кто-то блевал, перегнувшись через парапет, но всё же основном все воины были, так или иначе, в пределах нормы.
   Потерь у защитников также оказалось немного, поскольку никто из нападавших так и не добрался до самого верха, а немногочисленным лучникам было трудновато стрелять под вражескими залпами, да ещё и по скрытым высокими каменными парапетами мишеням.
   Первый приступ был отбит. Немногочисленные уцелевшие воины противника удирали без оглядки, однако стоило им приблизиться к основной своей армии, как густой залп арбалетных болтов превратил их в подобие утыканных иглами ежей.
  -А вот и корни их безумной отваги. - Мрачно усмехнулся Ворв. - Бьют своих, чтобы у чужих от страха руки опустились... Однако всё же первый приступ мы отбили.
  -Подожди радоваться, братишка, - в свою очередь усмехнулся Джубей - это была только разведка боем.
   Так оно и оказалось. Увидев, с какой лёгкостью проклятые неверные отбили их первую атаку, сархалионцы взялись за дело уже всерьёз. В первый раз на приступ пошло около пяти тысяч воинов. Теперь же в ход пошла уже вся их пехота. Около пятнадцати тысяч солдат плюс Ворв углядел среди них устрашающе громадные туши двух олифантов.
  -Чёрт, кажется, запахло жареным... - Прищурился сын Фарла.
  -А я тебе что говорил? Держись крепче, братишка, сейчас тебе понадобится всё твоё умение.
   Увидев плачевную гибель своих собратьев, сархалионцы не стали повторять их ошибку и потому, как только их отряд оказался в пределах досягаемости катапульт, пехотинцы сразу же перешли на бег. Могучие крепостные орудия всё равно дали пару залпов, но на этот раз потерь от них сархалионцы понесли намного меньше, чем в первую сшибку.
  -Что-то наши маги не торопятся... - Озадаченно нахмурился Ворв, видя, что один из олифантов находится уже практически рядом с воротами и явно собирается их таранить.
  -Погоди, ещё не вечер... - Ухмыльнулся Джубей.
   И как в воду глядел. Внезапно прямо из воздуха соткалась ярко-алая пламенная сеть и в один миг окутала гиганта с ног до головы. Исполин заревел от боли. Трое воинов, оседлавших его спину, были сразу же разорваны на части пламенными нитями, но могучее животное ещё держалось... Но в итоге не устояло. Обугленный до черноты олифант валялся на земле с начисто оторванным хоботом. От его туши шёл густой вонючий пар...
   А Ворву и остальным защитникам приходилось нелегко. Сархалионцы пёрли и пёрли, словно осатанелые, таща за собой легкие приставные лестницы и ловко карабкаясь по ним вверх. Мэртиссцы, как ни старались, попросту не успевали сбрасывать их вниз. Лучники теперь тоже мало что могли сделать, поскольку со стороны неприятеля стрелков стало намного больше и они попросту не давали им даже высунуть нос из-за парапетов, а кипящая смола, к сожалению, у защитников крепости закончилась.
   В итоге нападавшие всё же сумели взобраться на стены и оттеснить защитников от парапетов. И тут уже мэртиссцам стало понятно, что крепость им не удержать. В открытом бою двум тысячам не устоять против пятнадцати и один из уцелевших сотников, принявший командование взамен погибшего от шальной стрелы тысячника отдал приказ покинуть крепость.
   К счастью для осаждённых, сархалионцы не стали брать крепость в кольцо, надеясь на быструю победу, и теперь у тех, кто пережил этот бой, появилась возможность ускользнуть. Кони, стоявшие во внутреннем дворе крепости, который ещё не успели занять нападавшие, оказались уже подготовленными к езде, поскольку мэртисский тысячник был далеко не дурак и заранее предвидел возможность отступления.
   Так что мэртиссцам оставалось только проникнуть во двор через специальные узкие проходы и, пока немногочисленные добровольцы обороняли их от уроженцев султаната, преспокойно покинуть крепость через вторые ворота...
  
   ***
  
  
  
  
  -Ну что, брат джерриец, попытка номер два?
  -Да, на этот раз мы должны их остановить... - Мрачно протянул Джубей, не поддержав шутливого тона Ворва. - Мы должны отомстить за павших товарищей.
   Ворв понимающе кивнул. Он хорошо знал, сколь ревностное внимание джерриец уделяет понятиям долга и чести, да и сам он, если говорить по чести, не намного от него в этом отличался. Иначе чем ещё объяснить тот факт, что вместо того, чтобы бежать куда-нибудь в Гинор или вглубь земель Мэртиса, они в очередной раз стоят на крепостных стенах, на этот раз в Коруме и решительно смотрят на подступающие бесчисленные вражеские шеренги.
   Весь корумский гарнизон тоже был здесь. Его градоправитель оказался неглупым человеком и не стал высылать подмогу к приграничью, понимая, что его солдаты могут и не успеть и тогда им придётся сражаться на невыгодных для себя позициях. Поэтому, вместо того, чтобы отдать приказ о наступлении, он приказал готовиться к осаде.
   Помимо десятитысячного гарнизона в Коруме было созвано ополчение, которое создавалось как из горожан, так и из жителей окрестных сёл, а это дало защитникам ещё около десяти тысяч воинов. Сархалионцев же теперь было около сорока тысяч. Всё дело было в том, что уже после взятия крепости к воинам султаната присоединились многочисленные шайки головорезов, которые с нетерпением ждали, чем же закончится первое сражение с мэртиссцами.
   Командир сархалионцев не стал возражать против их присоединения, поскольку понимал, что его отряд понёс довольно серьёзный урон, который необходимо было восполнить.
   На этот раз не было ни каких пробных натисков. Корум был укреплён гораздо лучше, нежели безымянный приграничный форт и посему сархалионцы сразу же пошли на серьёзный штурм. Впереди, подбадривая себя дикими криками неслись присоединившиеся к войску головорезы, практически все они были на лошадях. За ними уже спешила регулярная сархалионская пехота, а во главе передового отряда мрачно маячила громадная серая туша второго олифанта.
   В этот раз сархалионские командиры уже не рассчитывали на приставные лестницы, благо стены Корума были намного выше, нежели чем предыдущие, и весь расчет строился именно на взятии главных ворот.
   Тем временем всадники из числа бандитов подскакали вплотную к городу и, не мешкая, выпустили тучу стрел по его защитникам. Те тоже остались в долгу, и среди сархалионцев начали падать первые убитые. Но эта атака была лишь прелюдией. Основная задача лежала на пехоте и олифанте. Когда громадная туша зверя, наконец, приблизилась к воротам, маги из числа корумцев, которых было около десятка, вновь попытались повторить фокус с пламенной сетью, но вопреки ожиданиям, огненные струи лишь бессильно разбились об исполина и его погонщиков.
  -Как такое может быть?! - Гневно прокричал градоправитель, хватая за грудки первого попавшегося мага.
  -Нне знаю, правитель... - Прохрипел полузадушенный чародей. - Скорее всего, их обсыпали кобальтовой пылью...
   Кобальт вообще и кобальтовая пыль в частности являлись по своей сути сильнейшими негаторами магии, чтобы преодолеть их действие требовалась колоссальная магическая сила, которой попросту не было у корумских волшебников.
   А тем временем ничем не сдерживаемый олифант, наконец, со всего маху врезался в исполинские обитые железом ворота города. Раздался характерный треск, и массивные створки рухнули вовнутрь, давя не успевших вовремя отбежать защитников.
   Олифант ворвался следом и, не мешкая, принялся крушить всё вокруг, калеча не успевших вовремя уйти с его дороги воинов врага. Его могучий хобот оплетал по нескольку тел за раз и с жутким хрустом ломал им позвоночники, брезгливо отбрасывая в сторону изувеченные трупы.
   В животное полетели стрелы, но они не могли причинить серьёзного вреда могучему колоссу, и тогда один из корумских мастеров направил на тварь своё собственное изобретение. Оно представляло собой громадный железный барабан, в который было вставлено шесть стальных ломов с намного более острыми концами, чем это обычно принято.
  -Обрубай! - Рявкнул он на своего помощника и дюжий немногословный подмастерье изо всех сил обрушил свой чудовищный топор на крепкий канат, удерживающий механизм на взводе. Толстенный трос с противным звуком лопнул, и освобождённая пружина заставила барабан вращаться с бешеной скоростью, посылая ломы в полёт один за другим.
   Ни один из этих импровизированных снарядов не прошел мимо цели. Все они вонзились в покрытую сероватой шерстью исполинскую тушу зверя, а один из гигантских болтов на полной скорости врезался в грудь погонщика, прошив его насквозь и отшвырнув несчастного метров на пять назад.
  -А, мать твою за ногу! - Довольно взревел мастер-затейник, видя, что один из ломов вонзился бестии аккурат в большой круглый глаз. Олифант, получив смертельную рану, зашатался и со звуком похожим на падение пыльного мешка с тряпьём размером с гору растянулся на земле. Оставшихся в живых погонщиков тут же хладнокровно добили, невзирая на их мольбы о пощаде.
   А тем временем на других участках фронта сражение было в самом разгаре. Вся первая волна нападавших давно уже захлебнулась в крови под ливнем стрел и камней из катапульт, и теперь защитники вели бой с пехотой противника, которая пыталась пробить себе дорогу внутрь города через главные ворота, уничтоженные олифантом. Пока это у них получалось из рук вон плохо. Горожане не сидели, сложа руки, и уже вовсю возводили баррикаду на месте пролома.
   В нападавших летели стрелы и арбалетные болты, их нанизывали на длинные пики, бывшие в ходу у корумской стражи, но они всё равно продолжали с муравьиным упорством лезть вперёд. Слишком свежо у них было воспоминание об их товарищах, которые на свою беду попытались спастись бегством во время первого штурма...
   Казалось, победа была близка, но тут, сархалионцы показали, что у них в запасе ещё есть несколько козырей в рукаве. Внезапно над головами защитников сгустилось облако тёмно-серого праха и, с секунду повисев над их головами, обрушилось на людей. На стенах раздались отчаянные крики. Прах, соприкасаясь с человеческой плотью, превращал её в часть себя, и мгновение назад пышущие здоровьем и силой воины на глазах превращались в кучки безвредной для нападавших пыли.
  -Некроманты!!! Среди них некроманты!!! - Донёсся чей-то отчаянный вопль, тут же потонувший в многоголосом вое погибающих жуткой смертью людей.
   Некроманты в Сархалионе вообще имели двойственное положение. С одной стороны официально культ Смерти был в султанате запрещён, и все его служители подлежали в случае поимки медленной и мучительной казни. Но с другой стороны, никто кроме некромантов не мог составить достойную конкуренцию магам школы Атонферресса, и посему сархалионским султанам приходилось, скрепя сердцем терпеть на своей территории этих "вероотступников" и даже давать им защиту от обычных жителей. За это маги Смерти служили своим покровителям верой и правдой, как в мирной жизни, так и на поле боя, обеспечивая войскам султаната мощную магическую поддержку...
   Надо сказать, корумские маги сориентировались довольно быстро. Добрая половина их погибла от жуткого праха магии Смерти, но оставшиеся немедленно образовали кольцо и в свою очередь нанесли удар.
   Среди ровных порядков всадников султаната, которые пока ещё находились довольно далеко от стен и среди которых предположительно и находились маги Смерти, внезапно возник гигантский смерч, мгновенно расшвырявший попавших в его воронку людей лошадей в разные стороны. Кони сходили с ума при виде этого чудовищного природного явления и сбрасывали с себя своих седоков.
   В порядках элиты сархалионского войска мгновенно возникла куча мала, из которой то и дело вылетали людские и лошадиные тела, причём нередко с оторванными конечностями. Сархалионский военачальник погиб одним из первых, трое некромантов тоже ненадолго пережили своего командира.
   Увидев, что их командный состав мёртв, а конница рассеяна, сархалионцы разом растеряли весь свой боевой пыл и бросились наутёк. Никто из них уже не думал о том, как бы взять город. Тут свою шкуру бы спасти, и то хорошо...
  
  
  
  
  
   Глава седьмая. Конец войны.
  
  
  
  
  
  -Ну что, брат Ворв, знатная была битва! За павших товарищей! - С этими словами джерриец одним махом опрокинул в себя большую дубовую кружку эля. Многочисленные посетители трактира поддержали его хором нестройных пьяных голосов.
  -И не говори, теперь эти твари не скоро забудут преподанный им урок...
   Оба друга вместе с выжившими товарищами по отряду расположились в просторной трактирной зале. Многие из них были уже изрядно навеселе, да как не гулять-то, когда корумский градоправитель расщедрился и выдал всем воинам, оборонявшим город двойное жалование, а? ... Вот то-то и оно...
  -Меня только смущают некоторые факты...
  -Этто, какие же...? - Недоумённо нахмурился пьяненький Джубей.
  -Да, понимаешь, глупо всё это как-то... Вот скажи на милость, какого рожна сархалионцы попёрлись брать укреплённый город, вместо того, чтобы пограбить окрестности в своё удовольствие, да и отступить обратно в свои земли?
  -Ну, нне знаю...
  -Ведь они же не могли не понимать, что с их воинством у них нет шансов выиграть большую войну против Мэртиса, так или не так?
  -Ттак... - Тупо кивнул головой уже явно плохо соображающий джерриец.
  -Понятно... - Усмехнулся Ворв, видя, что его товарищ уронил голову на стол и оглушительно захрапел. - И всё-таки действительно, на что же они рассчитывали...
  
  
   ***
  
  
  
   На что на самом деле рассчитывали сархалионцы стало понятно, когда с востока пришло сообщение о том, что в земли Мэртиса вторгся очень крупный орочий отряд. Всё дело было в том, что вблизи Харбрада кроме Корума не было ни одного крупного города, поскольку хоть Орсиллиант и пытался несколько раз заложить подобные города, все они тут же безжалостно уничтожались харбрадскими воителями, которые не хотели, чтобы у Столпа Света появились плацдармы для наступления на их собственные земли.
   Орки были настолько упорны, что с этим ничего не смогла поделать даже вся божественная сила Бога Света и его воины, ведь и Сархалион по договору с зеленокожими тоже не оставался в стороне от их конфликтов.
   В итоге уже сами люди начали бунтовать, отказываясь селиться в этих самых новоиспечённых городах, понимая, какая печальная участь их там будет ждать. Так что пришлось Столпу Света скрепя сердцем полностью отказаться от своей затеи...
   Итак, как я уже говорил, орки большим отрядом вторглись на земли Мэртиса, защищённые лишь небольшими приграничными крепостями, и теперь вовсю наслаждались своей безнаказанностью, сея вокруг себя смерть и насилие. А что вы хотели? Сила приграничных фортов сломлена, корумский гарнизон был связан сархалионцами, которым за это зеленокожие пообещали изрядную долю добычи, а из Мерона помощь должна была появиться ещё не скоро из-за его удалённости от земель восточного Мэртиса.
   Гинорские же войска без прямого приказа от Орсиллианта и носа не высунут из своей провинции. На их землю не лезут, и то хорошо, а там уж мэртиссцы пусть сами разбираются со своими проблемами, наше дело сторона, если Его Совершенство не прикажет по иному, но пока его гонец еще до нас доберётся...
   В общем, так или иначе, но когда сообщение о бесчинствах харбрадцев, наконец, достигло Корума, орки уже успели разорить практически весь восточный Мэртис, и теперь градоправитель срочно отдал приказ о выступлении пятнадцати тысяч воинов, больше половины из которых было плохо обученными ополченцами, добровольно вызвавшимися идти на защиту родного края.
   Прибывший из Мерона гонец привёз приказ от самого Горгона, верховного военачальника Мэртиса о том, чтобы воины Корума переправились через реку Хрон и там ждали прибытия главных сил из Мерона, Гитса и блистательного Орса, столицы империи Света. Военачальники прекрасно понимали, что догнать харбрадцев на своей территории уже вряд ли получится, и потому планировали ответный карательный рейд в земли зеленокожих...
  
   ***
  
  
  
   Объединённое войско трёх городов получилось весьма внушительным. К пятнадцати тысячам корумских ополченцев присоединилось ещё без малого около двадцати тысяч солдат, причём среди них четыре тысячи мэртисской кавалерии и пять тысяч воинов Света. Сёрьёзная сила, а если ещё учесть тот факт, что по ходу его движения к границам Харбрада к войску присоединялись жители разорённых провинций с целью поквитаться с зеленокожими, то нечего удивляться, что к моменту решающего сражения оно уже насчитывало более сорока тысяч человек.
   Вся эта сила уже была готова обрушиться на западный Харбрад, но зеленокожие тоже, как оказалось, не сидели, сложа руки, и уже практически на самой границе мэртиссцев поджидало войско неприятеля как минимум не уступавшее по размеру их собственному.
  -Но нет худа без добра! Раз поганые нелюди решились таки встретиться с нами лицом к лицу, то для нас эта отличная возможность покончить с ними одним ударом, а затем и сжечь их проклятые города к чёртовой, то есть к их собственной матери! - Эту тираду перед воинами гулким могучим голосом произнёс громадный человек, целиком закованный в тяжёлый чёрный доспех. Его шлем более всего напоминал перевёрнутое ведро и был абсолютно глухим. Даже прорезь для глаз была забрана металлической сеткой, чтобы ни у кого не возникло желание пустить туда стрелу или арбалетный болт.
   Этого человека звали Тиррус Эфестос, и был он предводителем всей тяжёлой кавалерии Мэртиса. Правда своим подчинённым он был более известен под прозвищем Башня, поскольку был настолько могуч и высок, что некоторые злые языки шутили, будто бы его мамаша, для того чтобы произвести его на свет, согрешила с огром, хотя на самом деле это, конечно же, было неправдой.
   Помимо Эфестоса в мэртисском войске имелось ещё двое богатырей. Первым из них был не кто иной, как сам полубог Горгон, не слишком высокий, но могучий воин с ярко-алыми глазами и с мифрильной маской на лице. Вторым же был могучий бессмертный исполин Церберус, первый помощник Горгона, внешностью и повадками напоминающий горного дива во время спаривания.
   У орков не было столь же могучих героев, но зато вместе с ними было две сотни троллей, каждый из которых весил под триста килограмм и легко мог разорвать человека напополам голыми руками. Также их сопровождал двадцатитысячный отряд гоблинов, но эти твари сильно уступали в бою самим оркам, да к тому же были трусоваты.
   По сигналу Горгона запели боевые рожки и мэртиссцы, подбадривая себя воинственными кличами, пошли в атаку. Зеленокожие, не желая отставать от противника, последовали их примеру. С обеих сторон засвистели стрелы и арбалетные болты, начали падать первые убитые.
   Пока сражалась только пехота. Кавалерию мэртиссцы решили до поры до времени оставить в резерве. У орков же и вовсе дрались только гоблины и присматривающие за ними орки-надсмотрщики на кошмарных варгах с плетями наперевес. Традиционный боевой порядок харбрадского войска.
   Ворв и Джубей тоже были здесь, среди мэртисских воинов. За участие в этой битве им пообещали тройное жалование, и друзья решили попытать удачу. Поначалу всё складывалось весьма неплохо. Гоблины, несмотря на внушительную силу и выносливость, были не очень хорошими воинами, и сыну Фарла удалось зарубить четверых из них. Но затем он столкнулся с по настоящему серьёзным противником.
   Им оказался необычный гоблин, который в отличие от своих сородичей, довольствующихся одной набедренной повязкой, был облачён в чёрные кожаные доспехи. Да и оружие у него было весьма серьёзное, не какой-нибудь полуржавый кинжал, а тройной кистень, от длинной рукояти которого отходило не одно, а целых три цепи, оканчивающиеся тяжёлыми шипастыми шарами.
   Ворв не знал, что право носить доспехи удостаиваются лишь единицы из этого народа, как доказавшие своё право называться воинами наравне с орками, а не просто пушечным мясом, а этот воин слыл одним из сильнейших даже среди самих орков, так что сыну Фарла с самых первых секунд боя пришлось нелегко. Шипастые шары вращались во все стороны, убивая и калеча находящихся поблизости мэртиссцев.
   Гоблин был не только чрезвычайно сильным, но ещё очень ловким и быстрым, и Ворву не как не удавалось зацепить его хотя бы кончиком своего короткого клинка. Хорошо еще, что у него самого был прочный деревянный щит, позволяющий блокировать удары кистеня, а то поединок бы закончился ещё в самом начале.
   Наконец ему удалось мечом зацепить противника по пальцам правой руки сжимающей оружие. Издав дикий вопль, гоблин выронил кистень, однако тут же, нисколько не растерявшись, бросился противнику в ноги. Ворв не ожидал от него подобного фортеля и упал на спину, при этом сильно ударившись головой о землю. Своё оружие он при этом тоже выпустил из рук, зеленокожий, не мешкая, обхватил его за шею, с явным намерением сломать её.
   Ворв сдавленно захрипел, хватка у его соперника оказалась поистине железной, но тут неожиданно гоблин вновь пронзительно закричал и, отпустив сына Фарла, кинулся на кого-то сзади. Этим кем-то оказался Джубей, который, увидев, что его друга вот-вот убьют, исхитрился вонзить твари в спину тяжёлую стрелу, подобранную неподалёку.
   Однако, несмотря на ранение, гоблин, совершенно не растерял ни силы, ни агрессивности, и вот уже сам Джубей лежит под его худым, но невероятно жёстким как дерево телом. На этот раз гоблин не стал утруждать себя всякими захватами и тому подобной чепухой. Вместо этого он тупо вцепился зубами в глотку джеррийцу и умудрился сразу же вырвать кадык.
   Тело Джубея задёргалась в агонии, а очухавшийся Ворв, видя эту сцену, изо всех сил вонзил свой короткий меч прямо в затылок твари под основание черепа. Зеленокожий умер беззвучно. Джубей ещё пару раз булькнул разорванным горлом и тоже затих.
   У сына Фарла не осталось времени даже попрощаться с другом, ибо на него тут же кинулся какой-то орк верхом на варге. Орка Ворв сбил метательным ножом в горло, а варг рухнул неподалёку, пронзённый чьей-то меткой стрелой...
  
   ***
  
  
  
   Битва продолжалась и продолжалась. Её первые участники уже практически перебили друг друга, и в ход пошла, так сказать, тяжёлая артиллерия. Тяжёлая мэртисская кавалерия взяла свой гибельный разбег. В ответ на это к месту боя уже спешила отборная орочья пехота и безмолвные устрашающие громадные туши троллей.
   Горгон, скакавший во главе этой процессии, на скаку выпустил из своих глаз смертоносные багровые лучи, которые рассекли на части нескольких орков в первых рядах их пехоты. И с той и с другой стороны защёлкали тяжёлые арбалеты, но даже это не остановило набравшую скорость кавалерию, и вот, наконец, её стройные ряды врезались в пехотинцев врага, разрезая их боевые порядки на части.
   У орков не было длинных копий и пик, чтобы остановить тяжёлого рыцаря и посему конница играючи расправлялась с ними. Рыцари насаживали их на длинные пики, разрубали тяжёлыми мечами, впускали прямо в лицо тяжёлые арбалетные болты.
   Орки тоже не оставались в долгу, они подрубали ноги лошадям, стаскивали наездников с коней, но им приходилось крайне тяжело, поскольку ноги лошадей были защищены кольчужной сеткой, а сами всадники отнюдь не горели желанием быть сброшенными под копыта собственных скакунов.
  -Сражайтесь, сражайтесь, свиньи! - Могучим голосом орал Башня, сшибая противников с ног мощными ударами громадной железной полубулавы-полудубины. Разгорячённый боем он схватил первого попавшегося мэртиссца, который оказался чьим-то оруженосцем и швырнул в гущу вражеского строя, окончательно ломая его ряды.
   Надо сказать, что был далеко не первый случай, когда Тиррус Эфестос в пылу битвы нападал на своих. Но на это обычно смотрели сквозь пальцы, ибо воином он был на редкость могучим, а смерды... А что смерды! Их и так пруд пруди. В крайнем случае, бабы ещё нарожают...
   Церберус сейчас сражался среди мэртисской пехоты. Её уже осталось немного, а когда к месту битвы подоспели гиганты тролли, то её порядки и вовсе рассыпались, как карточный домик. Громадные дубины мерно вздымались и опускались, сшибая по нескольку человек за раз и ломая им кости.
   А тем временем Церберус вскинул на плечи тушу одного из варгов и изо всех сил хрястнул её об землю, ломая зверю позвоночник. Его погонщика он ещё пару секунд назад разрубил пополам своим чудовищным зазубренным клинком с очень широким лезвием.
   Увидев, что в его сторону движется один их троллей, исполин обрадовано взревел. Он был несколько меньше гиганта, но вряд ли слабее, поскольку ему было уже около двухсот лет отроду, а бессмертные становились тем сильнее, чем дольше они жили.
   Громадная дубина тролля просвистела над головой богатыря, но тот даже не обратил на это внимания. Вместо этого он лихо прыгнул вперёд и изо всех сил обрушил свой меч на уродливую голову харбрадского чудовища. Исполинский клинок легко рассёк кости черепа, несмотря на их невероятную крепость и глубоко врубился в мощное туловище тролля. Хлынула густая тёмная кровь, и гигант рухнул на землю мёртвой тушей.
   А пока Церберус расправлялся с троллем, остальные гиганты окончательно рассеяли мэртиссцев, и теперь их пехота превратилась в отдельные группки разбегающихся в разные стороны людей.
   Зато кавалерия мэртиссцев как раз наоборот одерживала полную победу, орочья пехота не смогла долго сопротивляться её натиску, и её порядки быстро рухнули, несмотря даже на то, что она превосходила противника по численности как минимум вдвое.
   От четырёх тысяч тяжёлых рыцарей осталось едва ли две, орки дорого продали свои жизни, но сами зеленокожие полегли практически полностью, и немалую лепту в их уничтожение внёс сам Горгон своими смертоносными лучами.
   Теперь всё должно было решиться сшибкой кавалерии и троллей. Конников было больше, но чудовища намного превосходили их силой. Когда кавалерия, наконец, сшиблась с неровным строем исполинов, во все стороны тут же полетели тела искалеченные людей и лошадей, которых гиганты подбрасывали в воздух своими дубинами.
   Мэртиссцы тоже не оставались в долгу, стараясь всадить свои длинные боевые пики чудовищам в глаза и рот. У многих это успешно получалось. Получивший подобную рану гигант тут мешком валился на землю и уже больше не подавал никаких признаков жизни. Да, кровь воистину лилась здесь рекой...
   Церберус, совершенно озверев от чрезмерного обилия сей "влаги жизни", кромсал своим клинком троллей направо и налево, подрубая исполинам ноги, одному и вовсе умудрился вонзить свой зазубренный меч прямиком в пах.
   Вскоре стало понятно, что мэртиссцы выиграют эту битву. Всё больше гигантов троллей валилось под ноги их лошадям, да и остатки пехоты, видя успех кавалерии, сумели собраться с силами и ударить монстрам в тыл. В итоге практически всех чудовищ удалось истребить, оставшиеся два десятка с позором удирали восвояси. К ним присоединились и немногочисленные орочьи пехотинцы и варжьи всадники, последних выжило совсем немного, не более десятка. Из гоблинов не уцелел никто.
   Мэртиссцы тоже понесли страшные потери. Из кавалерии в живых осталось около полутора тысяч, из пехотинцев примерно пять, причём в основном все из регулярных частей. Ополченцы полегли практически все. Теперь уже не было и речи о том, чтобы продолжать преследование врага на их территории, все были настолько измотаны, что мечтали лишь о том, где бы прикорнуть.
   Ворву повезло. Он оказался в числе выживших, хотя и получил две неглубокие раны в плечо и шею. Но следует отметить, что непопятнаных вражеским оружием в мэртисском войске практически не было. Даже многие закованные в доспехи рыцари, не исключая и их предводителя Тирруса, которому здоровенная сучковатая дубина тролля сломала пару рёбер, в той или иной степени получили увечья.
   Когда в войске, наконец, было наведено хоть какое-то подобие порядка, порядком уставший, но всё же сохранивший намного больше сил, нежели его воины, полубог Горгон отдал приказ о возвращении в Мерон.
  
   ***
  
  
  
   В Мерон Ворв приехал мрачнее тучи. Его не радовал даже тот факт, что всех выживших в этой харбрадской мясорубке ожидало выплата жалования в трёхкратном размере от обычного. А что жалование? Ведь деньги не смогут вернуть ему Джубея, который стал сыну Фарла настоящим другом, и который погиб, прикрывая его. Если бы ему предоставилась такая возможность, Ворв, не задумываясь, обменял бы свою жизнь на жизнь могучего джеррийца.
   Но, к великому для него сожалению, у него не было этой возможности. Мёртвые не возвращаются, а, значит, нужно было решать, что же ему делать дальше.
  
   ***
  
  
  -Эй, брат, вставай!
  -А? ... что? - Спросонья Ворв никак не мог понять, что же от него хотят.
  -Вставай, тебе говорят! Облаву на нас устроили, понимаешь, нет?
  -Ннет... - Ворв пытался сфокусировать свой взгляд на собеседнике, но ему это никак не удавалось, поскольку вчера он изрядно хватил лишку, поминая Джубея и других павших товарищей, и сейчас довольно плохо соображал. - Марв... - сын Фарла, наконец, узнал в говорившем своего сослуживца ещё по приграничному форту с Сархалионом. - Что случилось?
  -Облаву, тебе говорят, на нас устраивают. - Злым быстрым шёпотом зачастил названный Марвом. - Всех пехотинцев кроме воинов Света объявили трусами, за то, что мы тогда было разбежались... Эх, я дурак, должен ведь был догадаться, что Горгон нам этого не спустит! Так что теперь всех, кто приходит за обещанной наградой хватают и под трибунал! То бишь петлю на шею! Я чудом сбежал! Меня уже ищут! Всё, бывай, выпутывайся как знаешь! - С этими словами Марв выбежал из комнаты, которую снимал Ворв, громко захлопнув за собой дверь.
   Ворв озадачено прищурился. Вот, значит как... Теперь понятно почему Орсиллиант несмотря на всю свою божественную силу до сих пор не сумел покорить ни Харбрад, ни Сархалион, среди населения которых не было не только богов, но и даже полубогов. С такой политикой в отношении своих воинов, удивительно, что сам Мэртис ещё стоит, а не находится под пятой чернозадых или зеленокожих. Мда, весёленькие дела...
   Сын Фарла решительно встряхнулся, прогоняя остатки хмеля из головы. Нужно было бежать и бежать немедля, пока его не нашли и не отдали под трибунал. Тогда выпутаться будет намного сложнее. Хорошо ещё, что его раны практически зажили.
   Ворв вообще заметил эту свою особенность к быстрому заживлению ран ещё во время набега воинов Григориуса, когда ему пробили арбалетным болтом плечо. В тот раз рана тоже зажила на диво быстро. "Из-за того, что так долго с Сэмхом общался что ли". - Тогда невесело усмехнулся он.
   Впрочем, сейчас было не до того, чтобы думать, откуда взялась эта необычная способность. Сейчас главным было то, что она играет ему на руку.
  
   ***
  
  
   Ворв покинул Мерон, не таясь, через главные ворота. На вопрос стражей, не участвовал ли он в походе на Харбрад, он с видимым сожалением ответил, что не успел, и посетовал, что если б участвовал, то сейчас уже бы вовсю пропивал денежки, которые бы ему полагались за это.
   Стража поверила словам беглеца, и его оставили в покое. Раны Ворва не были видны за широким чёрным походным плащом, да и, как я уже сказал, они всё равно уже практически зажили.
   Покинув, наконец, оказавшийся столь негостеприимным город, Ворв двинулся в сторону Санариса, где, как он не раз слышал, жизнь была намного вольнее, нежели в иных провинциях Империи Света. Он пока не знал, что будет делать дальше. Но в одном он не сомневался. В том, что больше никакая сила не заставит его поступить на службу в чью-либо армию. Отныне он сам по себе.
  
  
   Глава восьмая. Битва с огром.
  
  
  
   Дорога до Санариса заняла у Ворва около двух недель. Опасаясь вызвать ненужные подозрения, он никуда не торопился, останавливаясь по дороге в довольно приличных трактирах, благо деньги у него ещё были, правда, старался не шиковать понапрасну.
   Однако в одном из этих заведений на него обратили внимание трое тёмных личностей, занявших самый дальний столик. Несколько косых взглядов и вот уже один из них вальяжной походкой направился в его сторону.
  -Слышь, давай выйдем, поговорим... - С мрачной угрозой протянул незнакомец.
  -О чём... - Устало усмехнулся Ворв.
  -Найдётся о чём... Ну так что, идёшь, или уже обоссался со страху?
  -Ну, идём, раз такое дело...
   Уже на тёмной деревенской улице головорезы не стали утруждать себя разговорами, а вместо этого вытащили длинные боевые кинжалы и набросились на сына Фарла. Тогда Ворв, видя, что дело принимает угрожающий оборот, резко распахнул плащ и вынул свой короткий клинок, крутанув его пару раз в ладони.
  -Слышь ты того... - один из головорезов, видя, что добыча оказалась непростой, враз растерял всю свою воинственность - ...извини, значитца, погорячились мы...
  -Извиняю.
  -Всё, всё, мы уходим...
  -Уходите. - Кивнул головой сын Фарла, который на самом деле тоже не хотел проливать кровь понапрасну, но бандитам этого показывать было нельзя, иначе они могут принять это за слабость, и вновь изменить свои намерения.
   Когда бандиты бесследно растворились в непроглядном ночном мраке, Ворв позволил себе устало выдохнуть. Всё-таки хорошо, что на этот раз не пришлось никого убивать. Пусть даже и таких непутёвых людей как эти отбросы.
  
   ***
  
  
   Уже в самом Санарисе Ворв набрёл на деревеньку, которая, как ему показалось, отвечала его требованиям.
  -Кто таков? - Сурово прищурившись, спросил его местный староста, крепкий мужик с длинными вислыми усами.
  -Ворвом кличут. Вот, хочу поселиться в вашей деревне.
  -Хм, поселиться, говоришь? - Полунасмешливо процедил староста. - А что делать-то ты умеешь, мил человек, а? У нас задаром хлеб не едят.
  -Был наёмником, теперь вот хочу мирной жизни.
  -Мирной жизни,... а ты, случаем, не беглый смерд?
  -Нет, мой отец был деревенским кузнецом , а до этого тоже наёмником. Так что я свободный от рождения.
  -Ну, лады... Мне вообще-то мало дела до твоего прошлого, это я просто так интересуюсь. А вот что до настоящего... Понимаешь, паря, повадился на нашу деревню нападать огр-людоед, уже троих поел, а мы его всё никак поймать не могём... Умный, падла, только по ночам сюда шастает. Дрон его видал однажды, но пока тревогу поднял, его уж и след простыл. Ты нам его поймать помоги, а там уж и с твоим поселением порешаем. Убъёшь тварь, так мы тебе и дом построить поможем, да и вообще, заместо родного будешь! А нет, так извиняй, ищи себе другое жильё.
  -Ясно... А хоть примерно известно, где у этой твари логово?
  -Да ты чего, белены объелся, что ли? Да если б мы знали, где он отлёживается, мы бы его давно уж сами прижучили. Мы все охотники-то бывалые, не хухры-мухры. У нас в вольном Санарисе вообще все смелые да удалые! - Староста даже гордо подбоченился, произнося эти слова. - Слабаки да неумехи у нас надолго не задерживаются!
  -Понятно... Слышь, староста, я согласен, только обеспечь меня провизией дня на три, чтобы я мог сосредоточиться только на поисках.
  -Экий ты прыткий, а ежели ты с этими припасами исчезнешь без следа, и делать ничего не станешь?
  -Ну, я могу заплатить за еду... Вот, держи золотой - Ворв и впрямь достал из кошелька в котором у него было ещё четыре подобных монеты, не считая меди и серебра. - Хватит? Глаза старосты при виде золота алчно блеснули, но сын Фарла, к сожалению этого не заметил.
  -А то! Конечно, хватит! ... Ты это... если огра то не найдёшь, на ночлег заходи, не стесняйся, накормим и обогреем в лучшем виде!
  -Хорошо. - Кивнул Ворв. - Так что с провизией-то?
  -Щас, щас, уже бегу... - Засуетился староста и действительно поспешил в свой добротный деревянный дом.
  
  
   ***
  
  
  
   Логово огра Ворв искал целых двое суток. Оно действительно было укрыто более чем искусно, что говорило об изрядном интеллекте бестии. Сын Фарла озадаченно нахмурился. Он-то всё время слышал, что огры тупые как пробки, а тут на тебе. Задачка, видно, окажется не такой простой, как он думал вначале.
   В самом логове, вопреки ожиданиям Ворва, никого не было. Понял он, что берлога принадлежит именно огру лишь по обглоданным человеческим костям в изобилии валявшимся там повсюду, да по здоровенной дубине, упрятанной в самом углу пещеры.
   "Ну, что ж, значит, будем ждать" - резонно подумал сын Фарла и занял диспозицию в кустах неподалёку от логова людоеда.
  
   ***
  
  
  
   Огр появился лишь на утро четвёртых суток, если считать с момента разговора Ворва с деревенским старостой. Где он ошивался столько времени стало понятно, когда сын Фарла разглядел у него на плече тело какой-то молоденькой девушки.
   "Сейчас или никогда" - решил Ворв и выпустил болт из своего миниатюрного арбалета, который он снял с трупа одного сархалионца ещё в пору наёмничества, прямо в глаз чудовищу. Но ему не повезло. В последний момент тварь успела убрать голову, и снаряд просвистел совсем близко от его морды, лишь слегка оцарапав кожу.
   Утробно взревев, монстр отбросил тело девушки в сторону и ринулся в сторону укрытия Ворва. Перезарядить свой арбалет сын Фарла уже не успел. Ему пришлось в спешном порядке уворачиваться от мощных лап разъярённого чудовища.
   Огр был огромен. Около трёх метров ростом и весом под триста килограмм он был страшным противником, но ему не хватало проворства, которое в избытке имелось у самого сына Фарла и посему твари никак не удавалось его поймать.
   Однако и самому Ворву приходилось нелегко. Он уже начал выдыхаться, в то время как его противник, казалось, совершенно не чувствовал усталости. Поняв, наконец, что если он в ближайшее время ничего не предпримет, то просто проиграет эту схватку, сын Фарла решился на отчаянный шаг. Сделав вид, что собирается атаковать ногу твари, он вместо этого вдруг неожиданно резко швырнул свой короткий меч ему в морду, а сам резко отпрыгнул назад, разрывая дистанцию.
   От неожиданности тварь резко отшатнулась и принялась очумело трясти головой, силясь понять, что же произошло. Таким образом, у Ворва появилось время, чтобы, наконец, зарядить свой арбалет, но выстрелить он уже не успел. Монстр неожиданно быстро пришёл в себя и прыгнул на сына Фарла, стремясь поймать его в свои костедробительные объятья.
   Ему почти удалось. Ворв в самый последний момент успел избежать захвата, но огру удалось схватить его за полу крепкой кожаной куртки. Невероятно изогнувшись, сын Фарла кое-как умудрился вывернуться из внезапно ставшей смертельно опасной одежды, а затем, перекатившись по земле, уже лёжа исхитрился выстрелить прямо в широко распахнутую пасть чудовища.
  -Аыыы... - Низким утробным голосом взревела тварь, а затем рухнула на мягкую плодородную землю Санариса. Она была мертва.
  -Твою мать... - Ворв устало вытер пот со лба. - Ну и бестия... А девушка-то скорее всего мертва...
   Придя к такому умозаключению, Ворв наклонился над телом несостоявшейся добычи огра, но к своему великому удивлению обнаружил, что девушка жива, просто находится в глубоком обмороке. "Оно и понятно, такое пережить..." - резонно подметил Ворв.
  -Эй, ты жива? - Сын Фарла принялся легонько похлопывать девушку по щекам, пытаясь привести её в чувство.
  -Жива... Где я...?
  -Всё в порядке, тебя схватил огр-людоед, но теперь всё позади, я уничтожил его.
  -Что, один? - Не поверила девушка.
  -А ты видишь здесь ещё кого-нибудь?
  -Нет...
  -Ну, вот видишь, выходит, один... Впрочем, сейчас не это главное. Ты цела? Он тебе ничего не повредил?
  Да нет, вроде... Правда всё тело ломит, будто меня целый день палками били. А в остальном всё вроде бы в порядке.
  -Ну и чудненько. Давай, я отведу тебя домой. Где твой дом ты, надеюсь, не забыла?
  -Нет...
  -Тогда пошли. Давай, я помогу тебе встать...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Дорога до родной деревни Лоны, так звали девушку, заняла примерно около суток. К немалому удовольствию Ворва деревня девушки оказалась как раз той, где он и получил заказ на убийство чудовища, так что лишний крюк ему делать не пришлось.
  -Эй, староста, открывай, гости пожаловали! - Забарабанил Ворв в крепкую деревянную дверь дома старосты.
  -Кого там черти принесли... - Угрожающе протянул староста, выходя на крыльцо с тяжёлым арбалетом. Он был хмур и заспан, так как время было уже позднее. - А, вернулся, мил человек! - Староста, увидев, знакомую худощавую фигуру странника, заметно расслабился и повеселел. - И даже Лону привёл, молодца... Ну, что огра то завалил или как?
  -Завалил, вот девушку у него отбил...
  -Молодца, молодца... Слушай, а ты часом золотишко-то своё не потерял, а?
  -Да нет, всё при мне, а к чему ты об этом спрашиваешь?
  -Да я то ничего, просто с золотишком-то тебе у нас жить намного легче будет.
  -Это я уже понял. - Усмехнулся Ворв.
  -Ну и лады... Слышь, ты давай, ступай в вон в тот сарай, там пока переночуешь, а после... Ну а после поглядим, куда тебя пристроить.
  -Лады, ну ладно, Лона, ты беги домой, а я спать пойду, утро, как говорится, вчера мудренее... - С этими словами Ворв повернулся к старосте спиной и уже собрался, было идти восвояси, как вдруг...
  -Ворв, сзади!!!
   Чисто инстинктивно сын Фарла резко отпрянул в сторону и буквально кожей почувствовал, как в считанных сантиметрах от него пронёсся тяжёлый арбалетный болт. Дальнейшее тоже получилось чисто машинально. Ворв резко выхватил свой уже заряженный мини-арбалет, который на фоне громоздкого бронебойного чудовища старосты казался и вовсе игрушкой, и из положения сидя всадил арбалетный болт прямо в лоб раскрывшего рот от изумления старика.
  -Вот чёрт... - Ворв даже не сразу сообразил, что же на самом деле случилось. - И чего это он, из-за денег что ли?
  -Да, из-за денег... - С печальным вздохом подтвердила Лона. - Он всегда был очень жадным... Тебе надо уходить, пока наши не проснулись, а то тебе не поздоровится.
  -Это уж точно... Спасибо, что предупредила, Лона, я вовек не забуду твоей доброты ко мне.
  -Да ладно, чего уж там... Ты ведь тоже меня спас...
  -Прощай, Лона, авось когда-нибудь свидимся.
  -Ворв...
  -Да, Лона?
  -Возьми меня с собой!
  -Да ты что девочка, как же ты со мной-то? Со мной опасно... Да и потом тебе надо вернуться к родителям. Они же волнуются, в конце концов!
  -У меня теперь никого нет, Ворв... Никого кроме тебя.
  -А как же ты жила здесь совсем одна?
  -Не одна... я жила с дядей... ты его только что убил, Ворв...
  
  
   ***
  
  
  
   После того, как Лона и Ворв покинули оказавшиеся такими негостеприимными земли санарисского княжества, перед ними во весь свой немалый рост встал вопрос, а что же делать дальше?
  -...Лона... ты извини, что спрашиваю тебя об этом, но мне показалось, чтобы совершенно не переживаешь, что я убил твоего дядю...
  -Было б о ком переживать... он мне с малолетства жизни не давал... Когда мой отец погиб на охоте, мне было всего четыре годка... Мамка через год тоже преставилась, не вынесла утраты... Вот он меня к себе и забрал... Столько от него натерпелась, что вспомнить страшно... И бил смертным боем, и работать заставлял от зари до зари... А днях и вовсе... напился как свинья и полез, ... скотина проклятая... Я кой как отбилась, из дома выбежала, вот чудище-то впотьмах на меня и набросилось... Я завопила, а оно мне по голове своим кулачищем шваркнуло, и всё... Дальше помню только, как открываю глаза и ты надо мной стоишь... - Лона отвернулась и неловко замолчала, смущённая собственной откровенностью.
  -Понятно... нелегко тебе пришлось...
  -Да и тебе тоже, я ж по твоему лицу всё вижу. Много ты страдал... Ну да ничего, теперь о тебе есть кому позаботиться... Ворв...
  -Ау...
  -А куда мы идём?
  -В Кварис. Оставаться в Санарисе теперь опасно.
  -А нас туда пропустят?
  -В смысле?
  -Ну, как же, я слыхала, у каждого княжества пограничные заставы есть, абы кого не попускают.
  -Значит так, Лона, вот тебе первый урок бывалого бродяги, раз уж ты решилась пойти со мной. Никогда не пересекай границу так, как делают это остальные.
  -Почему?
  -А потому что, спросят тебя стражники: "а кто это у нас тут такая, и чего ей здеся надо?" Ты скажешь: "такая-то, такая-то, из Санариса". А они тебя спросят: "а ты случайно не из беглых смердов?"
  -Нет, как же в Санарисе нету такого...
  -Да? А то, что ты родом из Санариса у тебя что, на лбу написано? Или ещё где... Возьмут тебя стражники под белы рученьки и отведут к барону, ... ну или графу и скажут, так мол и так, Ваша Светлость поймали беглую холопку...". В общем, в итоге им выдадут по серебряной монете, которую они тут же благополучно направятся пропивать, а ты станешь рабыней у местного князя... и это ещё в лучшем случае.
  -Ты такой, умный, Ворв...
  -Да уж, умнее некуда...
  
  
   ***
  
  
  
   Как и говорил Ворв, в Кварис беглецы пробрались тайком, обе границы Санариса с Шаргрой и Шаргры с Кварисом. пересекли вдалеке от застав и посему, естественно никому и в голову не пришло их не задержать. В Шаргре, кстати говоря, теперь правил племянник ныне покойного графа Григориуса, который характером практически во всём пошёл в своего дядюшку... Впрочем, это уже другая история.
   Кварис несколько отличался от остальных провинций империи Света. Всё дело было в том, что, во-первых, на его территории совершенно не было городов, а во-вторых, он единственный имел выход к восточным морям, вследствие чего имел большое значение для империи Орсиллианта.
   Наиболее крупное поселение, которое с небольшой натяжкой можно было назвать городом, располагалось аккурат на побережье и имело своей целью обслуживать громадный порт, единственное место морской торговли в Империи Света.
   Изначально была попытка создать ещё один подобный неподалёку, но его тут же разграбили и уничтожили нордиссцы, вот и решил Его Совершенство по здравому размышлению не городить огород понапрасну и вместо того, чтобы восстанавливать разрушенное, как следует укрепить старое место торговли, чтоб его уж точно никто не разорил.
   Именно в порт и направились наши беглецы, здраво рассудив, что в его многолюдстве затеряться будет намного легче, нежели в мелких кварисских деревушках...
  -...И куда нам теперь?
  -Не знаю. Думаю, будет лучше остановиться в одном из трактиров, благо деньги у меня пока ещё есть, а после я подыщу подходящую работу в порту.
  -А я?
  -А ты будешь ждать меня с работы, и украшать мою жизнь, как и полагается женщине... - усмехнулся Ворв.
  -Я готова...
  -Ну и хорошо. - Ворв поспешил свернуть неосторожно начатый им разговор. Всё дело было в том, что Лона безнадёжно втюрилась в красавца наёмника, но вот сам сын Фарла пока ещё не был уверен, что разделяет её чувства. Ведь одно дело единожды переспать с понравившейся тебе девушкой, и совсем другое выбрать себе спутницу жизни. В таких делах спешка как говориться ни к чему...
  
  
   Глава девятая. Заказ мага.
  
  
  
   Подходящую таверну Ворв подобрал довольно быстро. И недорого, и место вроде бы приличное, безо всякого жулья и прочего отребья в изобилии ошивающегося в подобных заведениях. После сытного и обильного ужина сын Фарла уложил Лону спать, а сам отправился побродить по ночным припортовым улочкам... Ну и как водится нарвался на каких-то отморозков, которые втроём ожесточённо наседали на маленького тщедушного человечка, который при этом правда довольно умело отмахивался от них тяжёлым деревянным посохом.
   Вскоре выяснилось, что человечек этот оказался не просто непростым, а очень непростым. Внезапно в его руке зажёгся жёлтый пламенный шар и на большой скорости устремился на одного из нападавших. Раздался дикий исполненный боли вопль, и бандит рухнул на землю охваченный магическим огнём, который практически невозможно погасить обычным способом.
   Однако, сотворив заклятие, маг на секунду выпустил из поля зрения остальных налётчиков и один из них сильно ранил его в плечо своим коротким клинком. Решив, что пора бы уже ему вмешаться, Ворв молча бросился на помощь. Один из нападавших, заметив нового противника, тут же переключился на него, а второй продолжал наседать на чародея с явным намерением поскорее его прикончить и помочь своему подельнику.
   Но его планам не суждено было сбыться. Ворв умудрился заколоть своего оппонента уже на третьем выпаде, а когда оглянулся на мага, то понял, что тому помощь уже не нужна. Его противник валялся такой же грудой обугленной плоти, в какую несколько секунд назад превратился самый первый из налётчиков.
  -Мда, ну и субчики... - устало произнёс колдун слегка дребезжащим, но довольно приятным голосом. - Спасибо вам, молодой человек, вы прямо таки спасли мне жизнь!
  -Да не за что. Думаю, вы бы и сами справились.
   Чародей хитро посмотрел на Ворва, но ничего не сказал. Он прекрасно знал, что тот знал, что если бы сын Фарла не вмешался, итог сватки мог бы быть совершенно иным.
  -Но что же вы делаете один в столь позднее время в этих трущобах?
  -Не знаю, просто гуляю... Ну а вас, уважаемый, а вас что сюда занесло?
  -Это долгая история, и я не могу посвящать в неё каждого встречного, но у меня безвыходное положение. Во-первых, вы спасли мне жизнь, а во-вторых, я довольно серьёзно ранен, поэтому буду вынужден просить вас об услуге.
  -Какой услуге?
  -Мне срочно необходимо попасть в Орс, и мне нужен сопровождающий. Не согласитесь ли вы им стать? Естественно, за эту поездку я вам щедро заплачу.
  -Ну, не знаю...
  -Сто золотых монет.
  -Сколько?!
  -Молодой человек, поймите, моё дело не терпит отлагательств! Это дело государственной важности!
  -Даже так?
  -Именно так! Кстати, забыл представиться, меня зовут Ниллус Сторм, я имею честь принадлежать к плеяде чародеев Атонфересса!
  -И что же вы делаете так далеко от своей цитадели?
   Ниллус Сторм в ответ на этот вопрос сперва долго и пристально смотрел Ворву прямо в глаза, а затем решительно тряхнул головой.
  -Хорошо! Моё чутьё, которое ещё ни разу меня не подводило, подсказывает мне, что вам можно доверять. Только сперва вы должны дать мне своё согласие на участие в моём деле.
  -Идет. - С секунду поколебавшись, ответил Ворв. Деньги ему сейчас были ох как нужны.
  -Я получил от одного человека некий чрезвычайно ценный артефакт. Теперь мне нужно передать его в Орс. Этот артефакт ценен нам, магам, для вас он будет абсолютно бесполезен, а продать его безо всяких последствий вы попросту не сможете, именно поэтому я так легко вам об этом рассказываю.
  -Я понял...
  -Ваша задача будет состоять лишь в том, чтобы сопровождать меня в поездке до Орса и охранять от всяческих тёмных личностей. Как только артефакт попадёт в нужные руки, ваше задание будет считаться выполненным, и вы получите свою награду.
  -Отлично, я согласен. Только у меня будет одно условие. Сколько примерно займёт наша поездка туда и обратно?
  -Ну,... где-то около месяца.
  -Тогда выдайте мне аванс в десять золотых прямо сейчас. Дело в том, что у меня здесь в Кварисе есть девушка, которой всё это время нужно будет на что-то жить...
  -Не продолжайте, я всё понял! - Взмахнул руками пожилой чародей. - Вот держите!
  -А вы не боитесь, что я попросту исчезну с этими деньгами?
  -Нет, не боюсь. - Лукаво усмехнулся чародей. - У меня на людей глаз давно намётан, да и потом... Молодой человек, ... развивайте память! Мы ведь с вами остановились в одном трактире.
  
  
   ***
  
  
  
  
   На следующее утро Ниллус Сторм вместе с Ворвом отправились в путь. Надо сказать, чародей имел при себе различные целебные мази и посему на утро этого дня чувствовал себя намного лучше нежели вчера после ранения.
   С самим Ворвом было и того проще. Собрал мешок с припасами, подпоясался мечом и кинжалом, захватил трофейный арбалет и болты к нему и вперёд в путь-дорогу! На ратные, так сказать, подвиги... Правда немалых трудов стоило уговорить Лону дождаться его здесь, в Кварисе. Девушка почему-то вбила себе в голову, что он её бросает, но в итоге ему и это с грехом пополам удалось.
   Кроме них двоих в отряде не было больше ни одного человека, поскольку Ниллус никому кроме него не доверял.
  -Наша задача добраться до цели как можно незаметнее, лишние люди тут совершенно ни к чему! - Так объяснил он Ворву своё нежелание увеличивать количество участников похода, и сын Фарла более не приставал к нему с подобными расспросами.
   Дорога до Шаргры протекала без происшествий, кстати говоря, теперь путники пересекали границу строго официально, а стражи, которым Ниллус показал какой-то кусок пергамента, перевязанный золотой тесьмой, перед ним чуть ли не на цырлах плясали. Но вот стоило им пересечь границу, как неприятности не заставили себя ждать...
  
  
   ***
  
  
  
  -...Это ... господин Ниллус!
  -Да?
  -Может, не будем искать трактир, а прямо здесь и заночуем?
  -Можно... Признаться, я и сам уже все ноги сбил... Мда, старость не радость...
   Путники и впрямь начали устраиваться на ночлег на просторной лесной поляне, как вдруг откуда-то из темноты вылетел арбалетный болт и едва не вонзился в голову Ниллусу, который в последний момент нагнулся, ища что-то на земле, и стрела просвистела мимо.
  -Ложись! - Заполошно крикнул Ворв и наугад выстрелил из своего арбалета в сторону, откуда был выпущен болт.
   В ответ раздался полный боли вопль и топот убегающего человека.
  -Попал, вроде...
  -Значит, нашли таки... - Негромко пробормотал Ниллус себе под нос, но сын Фарла его услышал.
  -Кто нашёл, господин чародей?
  -Да нет, так мысли вслух.
  -Нет уж, господин чародей, вы давайте начистоту! Я вас взялся охранять, так что мне нужно знать с кем я дело иметь буду и чего от них ждать! Вы же сами сказали, что мне можно доверять!
  -Можно то можно, но...
  -Это из той же шайки, что и те трое?
  -Точно не знаю...но скорее всего, да... Ладно, так уж и быть... В общем, помимо меня за артефактом охотятся и иные силы...
  -Что это за артефакт?
  -Этот артефакт... - маг развернул полу своего плаща и вытащил из-за пазухи небольшую прозрачную сферу. - Этот артефакт позволяет видеть людей и предметы на расстоянии.
  -То есть?
  -То и есть. К примеру, захочу я увидеть какого-нибудь вельможу в Орсе, сфера мне его и покажет, вместе с тем, что его окружает. При условии, конечно, что я чётко сформирую мыслеобраз.
  -Ничего себе, этот артефакт наверняка стоит целое состояние!
  -Именно так... А ещё больше ты удивишься, узнав, кто именно продал нам его секрет.
  -И кто же?
  -Нордиссцы. А точнее их Верховный Бог Льдан.
  -Ничего себе! А я думал, что эти северяне умеют только убивать...
  -Мы тоже до недавнего времени так думали... И как видишь, напрасно. У них на земле практически ничего не растёт, так что за изрядное количество продовольствия Льдан открыл нашему полубогу Горгону секрет далековидения.
  -Понятно... А почему же тогда не он владеет сферой?
  -А потому что на изготовление артефакта потребовалось время, а у полубога было много иных неотложных дел. Вот и послали меня вместе с иссайшинцами на Нордис.
  -Разве вы бессмертны?
  -Нет, куда уж мне... - невесело усмехнулся чародей, но нам магам известен способ защиты от излучения бессмертных земель. Какой именно, я, прости, тебе не скажу, ты и так знаешь уже слишком много...
  -Неужели северный бог настолько глуп, что за жалкий запас продовольствия подарил вам такую ценную информацию?
  -Ну, хм, не таким уж и жалким был тот запас, к тому же у него, видимо, не было выбора, его народ голодает...
  -Понятно... А что это за иные силы, которые охотятся за артефактом?
  -Да так... не много не мало, а сам король собственной персоной! Заметил, что нас не сопровождает более ни одного воина? Так вот, это потому, что Его Совершенство опасался, что среди них окажутся предатели, он знал, что заказчик - кто-то на самом верху, но не знал, кто именно. Даже воины Света и маги Атонферресса не смогли избежать подозрений. Я совсем недавно узнал, кто именно стремиться спутать нам все карты... Когда Орсиллиант узнает, кто именно его предал, нашего монарха ждёт костёр, ... и это ещё в лучшем случае.
  -Не понял, а ему это зачем?
  -Как это зачем? Что за идиотский вопрос?! Ты что до сих пор ещё не понял, какими силами обладает эта сфера?!
  -Но ... ведь если я не ошибаюсь, он подчиняется Его Совершенству Орсиллианту так же как и вы?
  -Так, да не так. Подчиняться-то он подчиняется, а вот выйти из под опеки небожителя стремиться всеми силами. Не открыто, конечно, иначе его давно бы заменили на другого, но всё же...
  -Значит, это его люди... А откуда вам об этом известно?
  -Об этом долго рассказывать, да и не столь это важно, главное добраться до Орса живыми, а там уже все виновные понесут заслуженное наказание...
  
   ***
  
  
  
   Во второй раз их проверили на прочность, уже в Гиноре. На этот раз их было пятеро. Все крепкие загорелые мужчины в возрасте от тридцати до сорока.
  -Тихо, тихо, не дёргайтесь, господа. - Тихим вкрадчивым голосом произнёс высокий мужчина в чёрной широкополой шляпе и с чёрной же повязкой на левом глазу. - Сопротивление бессмысленно. Твоя магия, Ниллус тоже не поможет, мы обсыпаны кобальтовой пылью с головы до самых, мать их, чёртовых ног. Так что давайте тихо и без истерик отдайте мне артефакт. Ты, Ниллус пойдёшь со мной, а ты можешь проваливать на все четыре стороны. Ты ранил одного из моих людей, но я на тебя не в обиде... Впрочем, если ты начнёшь играть не по правилам, я могу и передумать...
   Реакции Ворва в этот момент мог бы позавидовать любой высший вампир, если бы он случайно оказался здесь. Молниеносно выхватив арбалет, он тут же выпустил стрелу в главаря, но тот невероятным образом изогнувшись и практически переломившись напополам, сумел избежать попадания болта, который угодил в шею его помощника, стоявшего чуть позади.
   "Минус один" - холодно подумал Ворв и, выхватив свой меч, атаковал главаря. Ниллус не мешкая, взял на себя оставшихся троих. Поток огненного пламени ударил по помощникам главаря и бессильно разбился об их тела как морская волна об утёс.
   Однако чародей был готов к подобному повороту событий. На самом деле он добился того, чего хотел. Вспышка пламени на несколько секунд ослепила нападавших, и их арбалеты, которые имелись у каждого из них выпустили болты вхолостую. К тому же маг, который в молодости изучал боевые искусства у одного иссайшинца, успел своим тяжёлым посохом разбить одному из бандитов горло.
  -Чародея брать живым! - Прокричал главарь команду своим головорезам, успевая при этом отражать бешеные атаки Ворва.
   Но чародей оказался крепким орешком. Пока бандиты приходили в себя, он успел вынуть свой арбалет и застрелил ещё одного нападавшего. Таким образом, теперь бой шёл двое надвое. Бой на равных. Впрочем, похоже, после этого удача, наконец, отвернулась от путников. Главарь оказался отменным бойцом, куда лучше самого Ворва, да и оставшийся в живых его помощник успешно теснил немолодого чародея, который уже, похоже, практически выдохся.
   Поняв, что если так будет продолжаться и дальше, они проиграют, сын Фарла резко отпрыгнул в сторону, разрывая дистанцию, и одновременно изо всех сил метнул свой меч прямо в спину воина, наседавшего на Ниллуса. Бросок оказался удачным клинок вошёл головорезу в затылок, и он тут же рухнул на землю, не подавая признаков жизни.
   Ворв же тем временем резко перекатился в сторону упавшего воина и одним сильным рывком выдернул меч из мёртвого тела.
  -Браво! - Издевательски усмехнулся главарь, направив в сторону путников два парных лёгких арбалета. - А теперь, господа, игра закончена! Я же предупреждал, что не стоит со мной шутить...
   А пока головорез наслаждался победой, в памяти Ворва внезапно всплыл момент схватки с Алдыном, когда внезапный порыв ветра швырнул тому пригоршню пыли в лицо, и благодаря чему сын Фарла тогда одержал победу. "Вот если бы и сейчас так, хотя чудес на свете не бывает..."
   Внезапный шквальный порыв ветра ударил в лицо бандита, вихрем подняв сухие осенние листья, и также внезапно угас. Впрочем, своё дело он сделал. Ошеломлённый непонятным природным явлением головорез машинально выстрелил с обеих рук, но к счастью болты улетели вверх, так никого и не задев.
  -Мы ещё, встретимся, господа! - Злобно прошипел одноглазый и растворился в лесной чаще.
  
  
   ***
  
  
  
  -Да, господин чародей, втянули вы меня в историю... В тот раз он был один, теперь появилось пятеро... Сколько их будет в следующий раз десять, сто?! Говорил вам, нужно было брать больше людей...
  -Конспирация требует...
  -К чёрту конспирацию! Не работает ваша конспирация! Так мы не доберёмся до места, нас убьют намного раньше!
  -Тише, тише, успокойтесь, мой друг... У наших врагов не так много людей, как вы думаете. Тот одноглазый, это Карлос Сантино, потомственный дворянин, но при этом ещё и вор, убийца и игрок, каких мало. Выполняет для короля самые щекотливые поручения. Если мы докажем причастность Карлоса к этому делу, это по сути будет означать для короля смертный приговор, настолько тесно они связаны.
  -Не знаю, какой там он игрок, но дерётся он крепко...
  -Это уж точно. Сантино нанимает людей со стороны. Он боится привлекать воинов Света или солдат из иных регулярных частей, опасаясь предательства, поэтому у нас с вами есть шанс. Но только один шанс. Ведь не исключено, что страх перед провалом миссии пересилит страх Сантино перед предательством... Кстати говоря,... парень... Я не уверен, но, по-моему, когда в лицо Сантино ударил ветер, я ощутил мощный энергетический заряд, исходящий от тебя.
  -Не знаю, я ничего не почувствовал... Вы намекаете, что я маг?
  -Нет, нет, это исключено. Будь ты магом, я бы непременно это почувствовал, но всё же... Хотя ладно, забудь об этом. Наверное, мне действительно просто показалось...
  
  
   ***
  
  
  
   И вот, наконец, долгожданный Орс. Ворв до этого никогда не был в столице и, надо сказать, она произвела на него довольно сильное впечатление. Особенно поразили громадные ворота сделанные целиком из чистого золота. А ведь многие мэртисские холопы живут впроголодь...
  -Ну и что теперь?
  -Теперь нам в эту сторону. - Ниллус указал на неприметную улочку, которая уходила куда вдаль от центра города. - Там нас и ждёт нужный нам человек.
   Пройдя вдоль по указанной улочке несколько сот метров, путники остановились перед довольно богатым особняком, который явно выделялся среди своих собратьев, бедных покосившихся лачуг ремесленников.
  -Нам сюда?
  -Именно. Ты постой здесь, а я переговорю с хозяином. - Произнеся эту фразу, чародей не спеша, подошёл к калитке и постучал. Через некоторое время она отворилась, и на пороге показался невысокий тучный человек.
  -Принёс? - Произнёс он вместо приветствия.
  -Нет, пока я проверял всё ли в порядке. Сейчас пойду, схожу за артефактом.
  -Всё в порядке, не сомневайся.
  -Ну, тогда я пошёл.
  -Давай...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -В доме засада. - Спокойно произнёс Ниллус, подойдя к Ворву.
  -Не понял, этот же сказал, что всё в порядке.
  -Он подал мне тайный знак рукой. Знак опасности.
  -Ясно... Наши дальнейшие действия?
  -Придётся уничтожать засевших в этом доме.
  -А не проще ли просто отнести эту вещицу в Атонфересс или прямо сразу Орсиллианту?
  -Нет, не проще. Среди магов Атонферресса тоже могут оказаться предатели, даже на самом верху. А к его Совершенству меня попросту не пропустят. В крайнем случае, я смогу лишь передать артефакт в руки кому-нибудь из стражей, но опять же нет никакой гарантии, что среди них нет предателей.
  -А что Орсиллиант не мог отдать приказ пропускать тебя безо всяких разговоров?
  -Мог бы, но опять же, что помешает заговорщикам благополучно проигнорировать этот приказ? В случае моей смерти концов ведь всё равно не найдёшь... При дворе свои законы, парень.
  -Тогда почему Бог Света так доверяет тебе?
  -А потому что моя семья на время выполнения задания гостит у Его Совершенства. Вздумай я играть не по правилам, ... в общем, ты понял. То же самое касается и Тронга, это тот толстяк, так что выход у нас один. Штурмовать здание.
  -И как мы поступим?
  -Я думаю, сперва надо устроить взрыв в доме, а потом добить оставшихся в живых.
  -А если они опять обсыпались кобальтовой пылью?
  -Наверняка обсыпались. Магический огонь им не повредит, но вот обломки здания ущерб всё равно нанесут... Если я правильно понял в доме пятеро. Ещё двое заняли диспозицию во дворе. Когда рванёт, смотри в оба и попытайся снять этих двоих... На, держи мой арбалет. Сейчас он тебе понадобится больше... Ну что готов?
  -Готов.
  -Тогда поехали. - С этими словами чародей резко поднялся во весь рост из зарослей, в которых они до этого прятались с Ворвом, и с могучим криком-выдохом метнул в сторону дома тугой синеватый сгусток магического пламени. Оглушительный взрыв прогремел на всю округу. Из особняка вылетели все оконные рамы. Крышу тоже сорвало начисто, и её обломки упали вовнутрь обгорелого остова здания.
   Надо сказать, что засаду организовывали настоящие профессионалы своего дела. Те, кто был на улице, не замедлили среагировать на поднявшегося чародея, и один из них всадил арбалетный болт прямо в грудь пожилого мага.
  -Аххрррр... - Захрипел смертельно раненый чародей и рухнул на землю.
   Ворв, стараясь не обращать внимания на упавшее тело Ниллуса, выстрелил в ответ в сторону высокого дерева росшего на участке Тронга, откуда и был произведён выстрел. Послышался тяжёлый звук падающего тела, и Ворв удовлетворённо улыбнулся: "минус один".
   Затем, отбросив разряженный арбалет, сын Фарла с разбегу перемахнул через забор, понимая что, сильно рискует нарваться на выстрел, но арбалетный болт второго бандита лишь слегка чиркнул его по плечу, зато ответный выстрел Ворва оборвал жизнь самого головореза, занявшего позицию позади дома, вонзившись ему в шею.
   После всего этого сын Фарла позволил себе несколько секунд на то чтобы немного перевести дух и перезарядить оставшийся у него арбалет. Затем, сосчитав до трёх, он осторожно двинулся в сторону здания.
   На первом этаже оказалось пусто. Лишь валялось двое мёртвых головорезов, лица которых напоминали кровавые маски, и тело самого Тронга с перерезанным горлом. "Значит, теперь их трое" - Мимоходом отметил Ворв, а затем, прикинув весь расклад, как можно незаметнее вернулся назад на улицу и прихватил с собой арбалет застреленного им бандита, предварительно не забыв перезарядить его. "По крайней мере, теперь шансы уравниваются" - усмехнулся сын Фарла.
   Затем, подойдя к одному из выбитых окон второго этажа и стараясь двигаться как можно более бесшумно, он подхватил с земли одну из валявшихся там тяжёлых веток и изо всех сил швырнул её на землю прямо напротив оконного проёма. Из окна тут же вылетел арбалетный болт, а Ворв не мешкая, выстрелил из одного из арбалетов в мелькнувшую в проёме фигуру бандита. Фигура беззвучно упала, и сын Фарла, не теряя более ни секунды, ринулся в дом.
   Стремительно преодолев лестницу на второй этаж, он увидел, что двое из трёх бандитов мертвы, (ещё один погиб от полученных во время взрыва увечий) а оставшийся, оказавшийся ни кем иным как самим Карлосом Сантино выпустил в него два болта с обеих рук. Ворв резко упал на землю, и сам выстрелил в ответ. Ему повезло, и арбалетный болт угодил в ногу Сантино, глубоко погрузившись в бедро, снаряды же самого головореза пролетели мимо.
   Не давая бандиту опомниться, Ворв выхватил свой короткий меч и ринулся в рукопашную. Сантино тоже выхватил два парных ятагана, но было видно, что каждое движение даётся ему с явным трудом. Так что Ворву не составило большого труда оттеснить головореза к самому оконному проему, а затем резким ударом ноги сбросить его вниз.
   Сантино с коротким криком исчез внизу, а Ворв, убедившись, что оба головореза находящиеся в комнате действительно мертвы, со всех ног бросился к месту, где лежало тело Ниллуса.
  
   ***
  
  
  
   Это походило на сказку, но старый маг до сих пор был жив.
  -Вворв... - Прохрипел он и изо рта у него пошла густая тёмная кровь. - Тты уничтожил их?
  -Да...
  -Ччто с Тронгом? ...
  -Мёртв...
  -Вворв ... ннайди мага по имени Хран, он мой друг, и передай ему сферу... Ты найдёшь его в таверне "Золотой кот", он бывает там каждый вечер. Он мой единственный друг... Вот возьми... Здесь тридцать золотых...Ввсё, что у меня есть с собой... Сскажи... Ххрану, чтобы он заплатил тебе остальное... - После этих слов Ниллус несколько раз судорожно дёрнулся и затих. Теперь уже навсегда.
   Сын Фарла с секунду постоял над лежавшим телом, а затем со всех ног бросился обратно в догорающий дом. Собственно говоря, гореть там было уже и нечему, поскольку стены дома были из камня, а всё что могло сгореть, уже давным-давно сгорело.
   Торопливо вывернув карманы мёртвых головорезов, Ворв внезапно услышал жалобный скулёж. Пойдя на его звуки, сын Фарла увидел деревянную конуру, расположенную в дальнем углу сада и не тронутую пожаром, а в ней маленького зверя, который был ни кем иным как настоящим щенком королевского дога.
   Сын Фарла восхищённо присвистнул. Вот это да! Собаки в мире Силоры стоили баснословно дорого и имелись только у очень богатых людей. Говорят, раньше было не так, но ещё в Эпоху Хаоса, до пришествия Орсиллианта в этот мир, знать запретила смердам, да и вообще простым людям иметь подобных животных, поскольку они стояли за хозяев горой и в больших стаях могли представлять серьёзную угрозу даже для тяжёлых всадников, поскольку лошади этих зверей панически боялись, волчье ведь всё-таки племя...
   Короче говоря, иметь собаку считалось большим престижем, а уж королевских догов могли иметь только дворяне в десятом поколении. Остальным это грозило очень крупными неприятностями.
   Ворв тяжело вздохнул. Ему доводилось как-то раз видеть одного подобного зверя ещё в Орте у гинорского князя, когда Фарл брал его с собой по каким-то своим делам. Он хорошо понимал, что не сможет взять щенка с собой, но... но всё-таки взял.
   Зверёныш смотрел так жалобно и умильно, что сын Фарла попросту не смог оставить его на произвол судьбы. Схватив щенка в охапку, он поспешил покинуть оказавшееся столь негостеприимным жилище. Ему ещё повезло, что дом Тронга стоял немного на отшибе от остальных. Иначе здесь давно бы уже хозяйничали воины Света...
  
  
  
   ***
  
  
  
   Таверна "Золотой кот" оказалась довольно приличным заведением, хотя особой роскошью и богатством не отличалась. Впрочем, в слишком шикарные места Ворва бы и не пустили. Мордой, как говорится, не вышел. Спросив у хозяина, нет ли среди его посетителей мага по имени Хран, он получил ответ в виде молчаливого кивка на пожилого задумчивого человека в одиночестве расположившегося за одним из дальних столиков.
  -Ты Хран? - Коротко спросил Ворв указанного трактирщиком старика.
  -Ну, я. - Усмехнулся чародей. - У тебя дело ко мне?
  -Да, но оно не для чужих ушей. Давай выйдем на улицу.
  -Ну, давай...
   Когда они, наконец, вышли из трактира и свернули за угол в тёмную неприметную подворотню, Ворв протянул Храну небольшой свёрток.
  -У меня для тебя послание от Ниллуса. Здесь то, зачем он ездил на Нордис. Как ты этим распорядишься, мне всё равно. Теперь прощай.
  -Подожди! ... Что случилось с моим другом?
  -Он мёртв.
  -Но, постой, может быть, ты хочешь денег? Сколько тебе обещал Ниллус?
  -Это уже не важно. Прощай. - С этими словами, Ворв резко развернулся и зашагал прочь. Он твёрдо знал, что отныне больше никогда не будет влезать ни в какие авантюры. Теперь только честный труд в порту Квариса ... и, быть может, общие дети с Лоной... Если она захочет, конечно...
   А под грубой кожаной курткой недовольно шевелился пока ещё совсем крохотный щенок королевского дога. Впрочем, Ворв не обольщался на этот счёт. Ведь если верить тому, что он видел в Гиноре, то зверёныш скоро вымахает намного крупнее своего новоявленного хозяина...
  
  
  
   Глава десятая. Возвращение.
  
  
  
  
   А пока Ворв добирался до Квариса, глубокой ночью к порту этой провинции причалило два вытянутых корабля с очень низкими бортами и с резными драконьими головами на носах. Нордисские драккары. Большой набег. Около тысячи берсерков, готовых растерзать любого, кто встанет на их пути.
   Портовая стража, как всегда бывает в таких случаях, пропьянствовала и не успела вовремя поднять тревогу. Полупьяные стражники были мгновенно зарублены, и нордиссцы с яростным рёвом ринулись громить портовые склады. К счастью квариссцы были могучими крепкими людьми и знали, с какого конца браться за меч. Заспанные взъерошенные мужики всё же сумели похватать первое попавшееся под руку оружие и встретить врага.
   Нордиссцы были сильнее своих противников, но их было намного меньше. К тому же их целью было как всегда захват съестных припасов, а не тотальное уничтожение провинции Кварис, на это у них бы попросту не хватило воинов. Поэтому они удовлетворились тем, что разграбили несколько портовых складов, сожгли парочку трактиров и преспокойно отступили на свои корабли, не потеряв практически никого из своих.
   У оборонявшихся же потерь было намного больше, и потому никто не обратил особого внимания на труп совсем ещё молоденькой девушки, походя зарубленной одним из нордиссцев в одном из припортовых трактиров...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Самому же Ворву не удалось уйти далеко от Орса, ибо едва он пересёк городскую черту, как из близлежащих зарослей шаркающей неровной вышла шатающаяся фигура, в которой сын Фарла с изумлением узнал покойного, как ему до недавнего времени казалось, Сантино.
  -Ну, вот, мы с тобой и встретились, странник... - Зловеще прошипел наёмник, а его единственный глаз неожиданно сверкнул зловеще-багровым светом.
  -Как тебе удалось выжить? - Стараясь сохранять хладнокровие, спросил Ворв.
  -Уж не твоей милостью. - Усмехнулся Сантино. - Впрочем, это неважно. Сейчас ты всё равно умрёшь.
  -Брось, Сантино, посмотри на себя. Ты же еле держишься на ногах! Как ты собираешься драться со мной?
  -А вот так. - Наёмник неожиданно взвился в воздух и нанёс Ворву сокрушительный удар кулаком в челюсть, от которого тот кубарем покатился по земле. - Нравится мой подарок? - Вновь усмехнулся Сантино. - Это тебе привет от магов Атонферресса. Зелье, которое я берёг на крайний случай. Оно высвобождает все ресурсы организма, давая своему хозяину нечеловеческую силу и выносливость, но действует всего лишь сутки... После принявший это умирает... Но в моём случае времени пока ещё более чем достаточно... то падение из окна стоило мне сломанного позвоночника... - Сантино продолжал и продолжал говорить, глядя куда-то в сторону, давая Ворву прийти в себя. -...Воины Света нашли меня без сознания, но подумали, что я мёртв и погрузили в труповозку ... Но мне удалось выжить... Зелье было зашито у меня в ладанке и я зубами дотянулся до него. Потом убил погонщика, забрал его кинжал и отправился на поиски тебя... Я знал о связях Ниллуса и посему предположил, что ты выйдешь на связь с Храном и, как видишь, не ошибся... Дальнейшее ты знаешь... В тот раз тебе просто повезло, если бы не та злополучная стрела, тебе ни за что было бы ни справиться со мной... Впрочем, в конце концов, я победил... Пусть я и ненадолго переживу тебя, но на твой поганый труп я ещё плюнуть успею... - С этими словами Сантино неожиданно нанёс Ворву жесточайший удар сапогом по рёбрам от которого тот согнулся пополам. - Что, не нравиться? То ли ещё будет... - Сантино, ухмыляясь, вытащил длинный боевой кинжал, но в этот момент что-то вцепилось ему в ногу.
   От удивления наёмник на секунду растерялся, а затем брезгливо отшвырнул от себя злобно рычащий комок, который оказался незамеченным Сантино в пылу своего жаркого монолога щенком, подобранным Ворвом. Карлос явно не рассчитал своих многократно возросших сил, и зверёныш отлетел далеко в сторону, сильно ударившись при этом о толстенный дуб росший, неподалёку и больше не подавал признаков жизни.
   Впрочем, своё дело он сделать успел. Тех нескольких секунд, которые Сантино потратил, разбираясь со щенком, как раз хватило сыну Фарла для того, чтобы выхватить свой меч и, вскочив на ноги, одним мощным ударом отделить голову наёмника от тела. Кровь фонтаном брызнула из рассечённой шеи, и голова Сантино отлетела далеко в сторону. На её лице так же, как и при жизни злобно горел единственный багровый глаз... Правда теперь его свет смотрелся скорее жалко нежели грозно.
   Ворв же, подхватив в охапку маленькое тельце щенка, который едва дышал от полученных побоев, поспешил покинуть это, оказавшееся столь опасным место.
  
  
   ***
  
  
  
  -Эй, хозяин, у тебя есть молоко?... Тогда неси скорее! И подогреть не забудь!
  -А кто это там у тебя? - Подозрительно нахмурился трактирщик, недоверчиво косясь на шевелящийся под курткой сына Фарла комок.
  -Это?... Да это кошка моя! Прибилась по дороге... Кто-то её крепко избил, а мне вот жалко стало... Ты давай уж подсуетись, а я внакладе не останусь!
  -Лады... Ганька!... Подогрей крынку молока! Слышь, добрый человек, ты это... может, покажешь мне свою кошку, а... может, я смогу ей помочь?
  -Нет, она у меня стеснительная... Да к тому же крепко пострадала бедолага,... не будем понапрасну её тревожить... На вот держи золотой... Свободные комнаты у тебя есть?
  -Конечно, есть, как не быть!
  -Я беру одну... Скажи своим девкам, пусть кто-нибудь принесёт мне ужин прямо туда... и молока не забудь.
  -Лады, сделаю. - Кивнул головой трактирщик, а когда фигура Ворва скрылась на втором этаже, насмешливо проговорил, ухмыляясь в седые усы. - Кошка, говоришь?...Ну, ну...
  
  
  
   ***
  
  
  
   Унылый осенний день. Промозглый стылый ветер пробирает до костей. Возле безымянной могилы стоит высокий худощавый мужчина с печальными карими глазами и мягкими каштановыми волосами. Стоит возле могилы своей несостоявшейся возлюбленной. Возлюбленной, с которой они ни разу не были даже по настоящему близки.
   Ворв тяжело вздохнул, убрав рукой с лица непослушную прядь каштановых волос. Опять потеря. Ещё одна в бесконечной череде утрат, которыми так любит радовать его жизнь... Он снова остался один... Впрочем последнее на самом деле не вполне справедливо.
   Непоседливый щенок, растущий на удивление быстро, вертится вокруг его ног, умильно заглядывая в глаза и не понимая, отчего его хозяин такой печальный, когда вокруг так много всего интересного... Да, дети есть дети...
   Детство вообще самая счастливая пора, пора, когда ещё не понимаешь всей грязи и несовершенства этого мира, и смотришь в будущее с широко раскрытыми глазами. Такая пора, пора полёта души, наверное должна быть у каждого... Те же, у кого её не было, становятся либо циниками, да злодеями, либо поистине великими личностями, вне зависимости от наличия дешёвой популярности, ведь истинно великим человека делает отнюдь не всенародная известность и признание... Впрочем, я отвлёкся от сути.
   Постояв над могилой Лоны ещё несколько минут, Ворв поспешил покинуть это место. Ему ещё предстояло решить много проблем.
  
  
   ***
  
  
  
   А тем временем намного западнее Квариса в блистательном Орсе в громадном поражающем своей роскошью золотом дворце Бога Света его хозяин сосредоточенно вглядывался в небольшую полупрозрачную сферу, водружённую на специальный постамент в виде золотой длани.
  -Так, посмотрим... - Брезгливо процедил сияющий ослепительным светом прекрасный юноша, впрочем, юношей он казался лишь внешне. На самом деле ему было более трёх тысяч лет. - Значит, вот на какое заклятие её запечатал этот гордец... - Произнеся эту тираду, Орсиллиант неожиданно сильным звучным голосом принялся нараспев читать заклинание на каком-то древнем языке. - "Сейчас эта сфера покажет мне всё..."
  -Дззинь!!! - Неожиданно раздался оглушительный звон, и сфера внезапно лопнула, разбрызгивая осколки по всем покоям.
   Орсиллиант с проклятием отскочил, утирая посечённое в кровь лицо. Хоть он и был богом, но оружие смертных было властно над его плотью.
  -Тварь!!! - В бешенстве прорычал небожитель. Теперь для него стало понятно, почему нордиссцы так легко продали ему этот секрет по совершенно смехотворной цене. И он сам тоже хорош. Попался на такую простую уловку! Поверил жалкому слову их нечестивого бога! Ну, ничего, в скором времени проклятые варвары дорого заплатят за своё вероломство...
  
  
   ***
  
  
  -Великий, дозволь обратиться! - Могучий серокожий гигант более двух метров ростом преданно смотрел на ещё более могучего и высокорослого мужчину с длинными белыми как снег волосами.
  -Дозволяю, Круэлос. - Ленивым, мелодичным голосом отозвался мужчина. - Что там у тебя?
  -Владыка ... как нам теперь ходить в походы? Теперь после того как проклятые смертные карлики смогут издали наблюдать за нами?
  -Ха, ха, ха! - Рассмеялся мужчина, высоко запрокинув при этом голову. - Ты что же, считаешь, что я действительно подарил смертным этот секрет? Тогда ты глупее, чем я думал...
  -Но как же, я сам видел...
  -А что ты видел? Ты видел, как жалкий колдунишка проверяет действие артефакта, и он послушно показывает ему то, что он хочет... Результат моей магии, не более того. Без меня эта игрушка ни на что не годна... Впрочем нет, лгу... Ты помнишь, что я сказал тому смертному, что для того чтобы привести артефакт в действие нужно проделать определённые магические манипуляции, причём сделать это должен именно сам Орсиллиант?
  -Да, Владыка, я помню.
  -Так вот, как только он это сделает, сфера взорвётся прямо у него в руках! Неплохо придумано, правда?
  -Но, Владыка, вы ведь давали слово...
  -Да, давал. Я дал слово, что этот артефакт будет показывать то, что захочет увидеть его владелец. Но вот как долго это будет продолжаться, я уточнить случайно позабыл...
  
  
   ***
  
  
  
  
   На востоке империи Света, в славном Кварисе, а точнее в одной из его многочисленных приморских деревушек на дальнем отшибе стоит домик. Окружает сие творение человеческих рук, небольшой рукотворный же сад, в котором растут яблони и вишни.
   В этом домике живёт человек. У него длинные каштановые волосы и задумчивые, немного печальные карие глаза. Этот человек живёт затворником, лишь изредка выбираясь в припортовый рынок, чтобы продать там свои фрукты и выручить немного денег на жизнь. Ему хватает...
   В общем, ничего необычного в этом человеке вроде бы и нет, но вот его дальние соседи (ближних у него нет) иногда жалуются, что по ночам возле его дома якобы кто-то воет или издаёт какие-то странные звуки.
  -Волки, наверное. - Пожимает плечами в ответ на осторожные расспросы хозяин жилища, и соседям ничего не остаётся, как согласиться с ним. Действительно, кто же ещё может так выть...
   Ворв довольно усмехался, покуривая резную деревянную трубочку с джеррийским табачком, который он покупал иногда в порту у заезжих моряков, наблюдая, как громадный чёрный зверь, раза в два крупнее обычного волка с упоением резвится в саду, гоняя белок и куниц.
   Уже целых семь лет прошло с тех пор, как он вернулся сюда и купил этот домик. Щенок подобранный им в доме покойного Тронга превратился в могучего матёрого пса, которого сын Фарла часто выпускал по ночам в окрестный лес погулять. Днём опасался, ибо, если кто прознает, что у него есть собака, тем более такая, ему не избежать очень больших проблем.
   Пока ему удавалось скрывать Нила, так был назван пёс в честь покойного чародея Ниллуса, от посторонних глаз. Это было не слишком сложно. Жил он на отшибе. А если возле его калитки и показывался какой случайный путник, то Нил сразу же прятался в погребе на заднем дворе, люк в который всегда был широко распахнут, к этому Ворв его приучил быстро, благо пёс отличался недюжинной сообразительностью.
   Да,... а ведь было время, когда он всерьёз задумывался о том, а не подкинуть ли щенка кому-нибудь из людей барона. Такого пса, как Нил взяли бы в любом случае... Но узнав о гибели Лоны во время нордисского набега, Ворв тут же напрочь отмёл эту мысль.
   Теперь он отвечал только за себя, а значит, собака могла остаться с ним. В случае чего Нила всё равно не убьют, слишком уж дорого он стоит, а что касается его самого, то ... сам Ворв давно уже перестал бояться смерти. Ведь за её порогом его, скорее всего, уже ожидал его отец ... и его мать...
   Внезапно от невесёлых мыслей сына Фарла отвлёк приближающийся конский топот.
  -Нил, в погреб! - быстро скомандовал Ворв, а сам продолжал как ни в чём ни бывало сидеть у порога, покуривая трубку. Занятие, к которому его приучил ещё Джубей...
  -Эй, хозяин! - Послышался надменный грубый голос. - Отворяй ворота! Сам Его Светлость барон Тармис изволил к тебе пожаловать!
   По спине Ворва потёк липкий холодный пот. "Значит, всё таки прознали,... где же я прокололся?... Впрочем, не важно,... Быть может, им нужно что-то другое... Главное не признаваться до последнего". Решив про себя как ему действовать, Ворв медленно поднялся навстречу вновь прибывшим.
  -Желаю здравствовать, Ваша Светлость. - Степенно поклонился сын Фарла сидящему верхом всаднику, разодетому по последней моде.
  -Кто таков? - Брезгливо поцедил барон Тармис, молодой мужчина лет тридцати, совсем недавно ставший бароном после смерти своего отца.
  -Ворвом кличут, Ваша Милость. Что привело вас в дом такого простого человека, как я?
  -Вопросы здесь задавать буду я, смерд. - Брезгливо процедил аристократ. - Один здесь живёшь?
  -Так точно, Ваша Милость, один. - Кивнул сын Фарла.
  -Понятно... А живности у тебя никакой не водится?
  -Водится, как не водится-то... Вон белки, да птахи лесные ко мне в сад забегают, иные здесь и живут... Да и пущай живут, мне не жалко...
  -Вот как, да... А собаки у тебя в доме случайно нет?
  -Дык, откуда ж ей у меня взяться, Ваша Милость? - Вполне правдоподобно изумился Ворв. - Она ж, бают, кучу денег стоит!
  -Нету, говоришь... - зловеще прошипел барон, а затем, резко свесившись с седла, схватил Ворва за ворот рубахи и одним сильным рывком притянул к себе. - Мне донесли, что у тебя в саду живёт королевский дог! Люди, чьим словам я полностью, подчёркиваю, полностью доверяю! В связи с этим у меня к тебе два вопроса, смерд. Первый, откуда у тебя это животное, и второй, почему ты, как живущий на моих землях селянин, не отдал его мне?! - Тут терпение Тармиса, наконец, лопнуло, и он от души отвесил Ворву смачную оплеуху.
  -Ппомилуйте, Ваша Светлость... - Ворву удалось очень правдоподобно изобразить растерянность и испуг. - Да откуда же ему у меня тут взяться? Не ведаю я, о чём вы мне толкуете...
  -Не ведаешь, говоришь, ... ну ладно, тварь... - С этими словами барон резко оттолкнул сына Фарла и ударил его сапогом в лицо, отчего последний растянулся на земле с разбитым носом. - Сейчас мы проверим, что тут у тебя есть... Обыскать дом! - Отдал короткий приказ барон, и два десятка дюжих дружинников тут же ринулись его выполнять.
   Впрочем, долго искать не пришлось. Увидев из своего укрытия, что его хозяина бьют, громадный пёс по кличке Нил с громоподобным лаем помчался на обидчиков.
  -Назад, Нил! - В отчаянии выкрикнул Ворв, но было уже поздно, животное заметили.
   Дружинники уже, было, с радостным рёвом устремились к вожделенной добычи, на бегу раскидывая ловчие сети, но тут неожиданно в действие вступил ещё один персонаж. Внезапно над головами у дружинников возникли чёрные широкие лезвия, сотканные, казалось, из непроглядного ночного мрака и начали деловито рассекать воинов Тармиса на неравные истекающие кровью части.
   Немногие перед смертью ещё успели заметить плывущую по воздуху могучую фигуру человека с абсолютно лысой головой и чёрными бездонными глазами, которые казалось, поглощали саму суть бытия, прежде чем их всех навеки поглотила тьма...
  
   Эпилог.
  
  
  
  
  -Сэмх... Ты...
  -Да. Я. - Коротко усмехнулся бездноглазый мужчина. - Ну что стоишь, как неродной, может, всё-таки обнимешь своего старого друга?!
   После этих слов Ворв со смехом обнял неугомонного оборотня, с удовольствием ощущая под безрукавкой каменную твёрдость его могучих мышц.
  -Но как?! ... Почему тебя так долго не было?! ... Где тебя носило?!
  -Всё, всё, погоди с расспросами! - Со смехом поднял руки Самхейн. - Я тебе всё расскажу после, а пока... - Оборотень лениво повернулся в сторону предварительно связанного по рукам и ногам Тармиса. - Так, значит, это ты, мразь, ударил моего друга... - Самхейн с видимым наслаждением пнул пленника ногой. - Слышишь, тварь... Встань, когда разговариваешь с богом!!! ... Мразь...
  -Да оставь ты его!
  -Ладно, хрен с ним, пусть полежит пока... Закину ка я его в погреб, а ты иди в дом, нам с тобой предстоит долгий разговор...
  
  
   ***
  
  
  
   Они проговорили весь день... Каждый спешил поделиться с другом своими злоключениями, ведь наконец-то они снова были вместе...
  -...Вот так я и стал Старшим Богом . Теперь я куда сильнее, чем этот ублюдок Орсиллиант...
  -Что стало с моим отцом, Сэмх?
  -Он умер. - Виновато развёл руками сын Херреи. - Сердце не выдержало, когда узнал о том, что стало с нашей деревней... Пойми, Ворв, я ничего не мог сделать! Не успел... Да и матушку свою тоже ... не уберёг...
  -Да ты что, я тебя не виню, друг, я всё понимаю...
  -Прости, что не вызволил тебя из плена, я думал ты погиб, так мне сказал один орк, которого я... Впрочем я же уже об этом рассказывал... Послушай, Ворв, я понимаю, тебе пришлось нелегко, но я хочу поговорить с тобой об одном деле. Только не падай в обморок... В общем ты, потенциальный бог... Это значит, что ты никогда не состаришься, а твои силы будут расти с каждым прожитым годом... Твоя сила, это Эфир, то бишь ветер. В свете последних событий спокойно жить тебе не дадут, поэтому я предлагаю тебе провести твоё перерождение в самое ближайшее время. Перерождение усилит твои способности во много раз, к тому же ты получишь магическое оружие... В общем, одни выгоды! ... Соглашайся, ведь убийство стражей барона тебе всё равно не простят!
  -Хорошо, я согласен... Вот только что будет с Нилом?
  -Это ты про пса? - Усмехнулся Самхейн, весело поглядывая на сжавшегося в углу дога, который панически боялся вновь прибывшего гостя, но пытался скрыть свой страх за грозным рычанием. Впрочем, получалось у него не слишком удачно, поскольку, рычание то и дело помимо воли хозяина переходило в жалобный скулёж, а под могучим телом пса уже натекла приличных размеров зловонная жёлтая лужа...
  -Молодца! Обоссался, но честь свою отстоял! - Одобрительно рявкнул Самхейн, и оба друга покатились со смеху. - Так хочешь, я и ему заодно бессмертие дарую, мне же теперь это раз плюнуть! Ну, или почти раз плюнуть... В общем, раз ты согласился, то давай не будем терять времени, дорога каждая секунда, и у нас много врагов... Кстати, а давай-ка изменим тебе имя, а то это Ворв... Как кличка у собаки, прости господи... Давай мы назовём тебя на эльфийский манер ... Воронвэ, а?
  -Воронвэ? - Задумчиво проговорил Ворв, пробуя на вкус новое звучание собственного имени. -Воронвэ... Ну, что ж, пускай будет Воронвэ.
  
  
  
   Май - июль 2011.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   История третья. Владыка Ночи.
  
  
  Карта мира Санг [Созутов Семен]
  
  
   Пролог.
  
  
  
  
  
  
   По сухой, выжженной, раскаленной земле, задыхаясь, бежал человек. Был он грязен и одет в нелепые лохмотья. По его лицу струился темный пот, а изо рта летели белые брызги. Он был на пределе. За ним в небольшом отдалении летело два гигантских птицеящера, на каждом из которых сидело по полуголому мускулистому воину с копьем наперевес.
   Внезапно один из них размахнулся и с гортанным криком метнул свое копье в спину беглеца. Снаряд просвистел мимо, едва не пронзив несчастного насквозь. Второй наездник пока выжидал. Он видел неудачу своего товарища и не спешил, выбирая верный момент для атаки. Наконец он решил, что его час настал и послал свое оружие в полет.
   Мужчина уклонился лишь чудом. Он был на последнем издыхании, но Сумеречные скалы были уже в двух шагах, а это означало, что он почти спасен. Поняли это и его преследователи. Едва беглец скрылся в каменистых расселинах скал, они с разочарованными возгласами направились прочь, не забыв впрочем, подобрать свое оружие. Их добыча на этот раз сумела от них ускользнуть.
  
  
  
  
  
  
   Глава первая. Племя сумрака.
  
  
  
  
  
  
   Вэл настороженно вглядывался в горизонт. Тени птериксов все еще маячили в лучах заходящего солнца, но мальчик был спокоен. В Сумеречные скалы им хода не было. Только здесь на территории народа Сумерек Полуденные дивы и их приспешники из числа людей не имели никакой власти. Полуденные не могли находиться здесь в силу своей природы, а их миньоны не смели соваться сюда без поддержки своих жутких господ. Бойцами здешние люди были отменными. Жизнь научила.
   Вообще конечно если бы не природное чародейство этого места, сородичи Вэла уже давным давно бы пали в неравной битве. Ибо не человеку равняться с Полуденным. Даже один див мог с легкостью истребить сотню человек, а случаев, когда Полуденного удавалось убить, и вовсе можно было пересчитать по пальцам одной руки. Да и то смерти те были весьма загадочными, а после разгневанные дивы вырезали целые деревни, чтобы напомнить смертным о том, кто именно является истинным хозяином этого мира...
  -Эй ты, худосочный! Лови! - На задумавшегося Вэла обрушился сокрушительный удар от подкравшегося незаметно крепкого темноволосого парня примерно его возраста. Вспыхнула ожесточенная драка. Несмотря на то, что ее участникам было примерно по десять лет, бой был нешуточным. Жизнь в Сумеречных скалах была весьма суровой, и мальчиков здесь с самых пеленок приучали быть воинами и отвечать ударом на удар.
   Впрочем, убийство сородича было страшным грехом, табу за которое полагалось изгнание из племени во Внешние земли, и посему сорванцы бились лишь голыми руками, избегая пользоваться булыжниками и прочим подручным материалом, которого на здешней земле валялось в изобилии.
   Наконец бой завершился. Вэл весь в крови лежал на земле, тяжело дыша.
  -Когда-нибудь я отплачу тебе за все сполна, Ихэр. - Прохрипел Вэл, с ненавистью глядя на обидчика.
   Его соперник торжествующе глянул на него и ничего не сказав, направился прочь. Сегодня он одержал верх. Вэл же полежав еще с минуту, тяжело поднялся и сплюнул кровь из разбитой губы. Он был далеко не последним бойцом среди ровесников, но до Ихэра ему пока было далеко. Пока было далеко.
   Ихэр, сын вождя племени Телуна, был первым среди парней своего возраста. Так как он был единственным ребенком в семье стареющего вождя, именно ему пророчили вскоре занять его место, ибо уже сейчас в Ихэре явно проглядывался будущий лидер.
   Вэл был единственным, кто не признавал этого. И потому ему постоянно доставалось как от самого Ихэра, так и от его окружения, смотревшего ему в рот. Вообще то в обычной жизни Вэл был тихим неразговорчивым пареньком, весьма нелюдимым и скромным. Однако, поди ж ты, именно он проявил недюжинную твердость характера и упорно не признавал лидерство заносчивого Ихэра, невзирая даже на постоянные побои и унижения.
   И не признает. Вэл был сиротой. Его родителей убили воины Полуденных когда те отправились в поход за припасами на их земли. Земля Сумеречных скал была весьма неплодородна и посему еды всегда не хватало. Оба родителя были воинами. И они остались прикрывать остальных от летучих наездников, чтобы их товарищи сумели доставить продовольствие в их племя. Они смогли добиться своей цели. Но заплатили за это своей жизнью.
   В благодарность за их жертву Вэла воспитало все племя. Но сирота есть сирота. Фактически бесправный человек, за которого некому вступиться, а благодарность людей - штука весьма непостоянная... Так что ныне существование парня нельзя было назвать особенно радужным. Скорее уж наоборот.
   Но надо отдать ему должное, Вэл, несмотря на свою крайне невнушительную комплекцию, был внутри крепким и твердым как гранит. Он не ныл, не жаловался на судьбу и не просил других о защите. Он бился за себя сам. Как умел. Вот и сегодня едва оправившись о поражения, он начал с ожесточенным упорством тренироваться, оттачивая навыки кулачного боя.
   Вообще в Сумеречных скалах собрался самый разный люд. Помимо коренных жителей племени были здесь и различного рода беглецы со всех концов земель Полуденных, так что единой универсальной системы боя в племени не существовало. Каждый старался кто во что горазд.
   Вэл же наблюдал за матерыми воинами, присматривался, копировал их движения и походку, смотрел на учебные бои взрослых. Что-то примерял под себя, что-то отбрасывал, действуя инстинктивно, но ему пока все же не хватало умения, чтобы повергнуть Ихэра, которого по приказу вождя тренировали лучшие воины племени.
   Да впрочем, и Полдень с ним. У него, Вэла, в конце концов, вся жизнь впереди, и вскоре, если он будет упорен и тверд, он сумеет доказать Ихэру, что он слишком рано возомнил себя лучшим...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Умор устало вытер проступивший пот. Он до сих пор не верил, что сумел оторваться от своих преследователей. Однако же реалии налицо. Он жив, свободен и даже не ранен. Теперь ему предстояло вступить в контакт со здешними жителями и попытаться им понравиться. От этого ныне зависела его жизнь.
   Племя Сумрака проживало в основном в природных пещерах своих родных скал. Аборигены были в основном вооружены пращами и костяными и кремниевыми копьями. Железного оружия здесь практически не было. Его приносили немногочисленные беглецы, но секреты плавки металлов были ведомы лишь Полуденным и их ближайшим подручным и охранялись как величайшая тайна. Ведь владевший стальным клинком получал громадное преимущество над тем, кто имел лишь кремниевое оружие.
   Умор неопределенно усмехнулся. Прежде чем решиться на бегство и пересекать равнину Отчаяния, он по рассказам тех, кто чудом пересек ее в обратном направлении и остался жив (были и такие) более или менее сподобился узнать о местных порядках. У него самого был небольшой короткий меч из стали. А это значит, что у него есть все шансы занять в племени не самое последнее место.
   Встречать чужака высыпало практически все племя, что проживало в этой части Сумеречных скал. Было еще несколько подобных племен числом примерно по тысяче-две человек в разных концах здешних земель. По умолчанию меж ними существовал договор о ненападении и взаимопомощи. Полуденные и их миньоны шутить не умели.
   Полуголые дикари, одетые в одни лишь набедренные повязки не выглядели особенно дружелюбно, но и сам Умор был далеко не робкого десятка. Всю свою жизнь, сколько он себя помнил, он был воином. Однако изуверские порядки Полуденных вскоре встали ему поперек горла, и он решился бежать как многие... Да многие решались на побег, но немногим удавалось пересечь равнину Отчаяния, жуткую пустыню, которую к тому же круглые сутки патрулировали Небесные Всадники в поисках нарушителей. Невероятная скорость полета птериксов и их возможность подниматься на огромную высоту позволяли им быстро пересекать огромные расстояния и не ведать недостатка в пище и воде.
   Умору еще повезло, что его обнаружили практически у самой границы Сумеречных. Иначе бы он разделил судьбу тех, кому повезло меньше...
   Как оказалось, местные дикари были злобными лишь на первый взгляд. Просто они не привыкли особо выражать радостные эмоции по причине суровости своего быта, но беглецов привечали всегда.
   Ранее Полуденные пытались внедрить в племена своих лазутчиков, но жизнь здесь, несмотря на изрядную жесткость и убогость, была настолько несравненно лучше, чем то, что творилось на землях дивов, что все лазутчики предпочитали, едва войдя в племя, послать своих бывших хозяев куда подальше и жить на новых землях спокойной жизнью.
   Мир Санг находился на уровне переходного развития между первобытно-общинным и рабовладельческим строем. Древнее звериное начало у местных было сильно, и свободу они ценили намного выше, нежели сытную кормежку и благосклонный кивок жутких пришельцев.
   Единственное чем можно было купить сангоссцев так это бессмертием и сверхсилой, кои могли быть дарованы любому смертному по желанию дивов. Но здесь уже вступало в силу высокомерие самих Полуденных. Они считали себя настолько выше людей, что одаривали их бессмертием лишь в очень редких случаях, да и то для этого требовалось соответствовать определенным внешним параметрам.
   Умору повезло и на этот раз. Он более менее сподобился выучить язык аборигенов еще до того как планировал побег, так что худо-бедно сумел объяснить дикарям кто он и зачем здесь. Посовещавшись, племя все же в итоге приняло его в свое лоно.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ты неправильно держишь клинок.
   Вэл настороженно обернулся. Позади него стоял давешний чужак, который совсем недавно прибыл в их племя с земель Полудня. Незнакомец дружелюбно улыбался.
  -Ты неправильно держишь клинок, когда наносишь удар. - Повторил он. - Нужно расслабить кисть и бить чуть более плавно. Вот смотри. - Умор выхватил свой стальной клинок и продемонстрировал Вэлу круговой удар снизу вверх. - Видишь, как работает кисть? Повтори.
   Вэл машинально повторил движение.
  -Хорошо, но нужно еще много тренироваться, чтобы было как надо. - Усмехнулся Умор. - Мне в свое время довелось немало сражаться, и я видел, как тебя бьют, но ты все равно не сдаешься. Это хорошо, значит в тебе есть дух воина. Хочешь я буду тренировать тебя?... Тогда давай начнем с более простых ударов...
  
  
  
   Глава вторая. Равнина Отчаяния.
  
  
  
  
  
   В неусыпных трудах и тренировках прошло долгих пять лет. Вэл из мальчика превратился в крепкого черноволосого юношу, правда, несколько худоватого и не слишком высокого, но зато сильного и гибкого, словно горный барс. Уроки Умора не прошли для него даром.
   Сам беглый воин за это время успел вызвать среди племени Сумрака изрядное уважение к себе благодаря мудрости отваге и воинскому искусству. Ихэр, сын вождя, тоже вырос, став могучим высоким коренастым воином. Правда, пока еще не официально. Все дело было в том, что посвящение в мужчины проходило в племени как раз в пятнадцать лет. Оно должно было состояться завтра на рассвете. Вэл и его погодки готовились вступить во взрослую жизнь.
  -Как считаешь, кто станет завтра победителем в последнем испытании? - Спросил Вэл у Умора. Они вместе со своим наставником как раз закончили очередную тренировку и расположились на отдых на теплых камнях нагретых летним солнцем.
  -Все может быть. - Философски пожал плечами Умор. За последние пять лет он практически не изменился. Быть может, лишь в черных как вороново крыло волосах появилась едва заметная первая седина. - Но у тебя все шансы, не забывай об этом. Не зря же я тебя готовил столько лет...
  -Постараюсь выиграть. - Усмехнулся Вэл. - Говорят, если ученик плохо усвоил урок, то дело не в нем, а в его учителе...
  -Если проиграешь, то ко мне больше не приходи. - Деланно нахмурился Умор, но в глазах его светилось лукавство. - А не то я сброшу тебя со скалы вниз, как свое несостоявшееся творение...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   На следующее утро все участники испытания собрались перед пещерой вождя племени. Остальные столпились вокруг. Испытание на мужество было одним из самых знаменательных событий в племени, и пропускать его не хотел никто. Состояло оно из трех этапов. В первом участники отправлялись на охоту, которая продолжалась до полудня. Затем наступал черед метания копий, ну и напоследок были припасены поединки. Оттого как зарекомендует себя юноша в каждом из состязаний во многом зависело его будущее в племени и его социальный статус.
   Пока Вэл не особенно нервничал. Охотником он был сносным, хотя и далеко не лучшим из своих погодков, но это и не страшно. Главное не придти совсем уж с пустыми руками, а там видно будет. В любом случае все силы он берег для последнего испытания. В нем он жаждал победить любой ценой.
   И вот, наконец, вождь подал сигнал, и юноши неспеша двинулись в сторону гор, сжимая в руках кремниевые копья. Охота для Вэла не сложилась особенно удачно. Два сайгака и одна горная куропатка вот и вся его добыча за полдня, но это при том, что он не особенно выкладывался, стремясь сохранить как можно больше сил.
   В итоге, когда пришло время демонстрации трофеев, юноша оказался едва ли не самым последним. Впрочем, Ихэр тоже был здесь далеко не на высоте, чему Вэл не мог не обрадоваться. Победителем в этом состязании оказался Хум, худой молчаливый юноша, прирожденный охотник. Он добыл двух горных козлов и пяток сайгаков. Очень неплохой результат, учитывая тот факт, что племени постоянно не хватало еды. А тут как говориться двух зайцев одним выстрелом. И состязание выиграл, и племени потрафил.
   Во втором состязании юноши должны были метать копья сквозь специальные кольца, грубо сделанные из костей животных связанных промеж собой грубыми шерстяными нитями, приделанными на специальные деревянные шесты.
   Вэл неплохо метал копье, но и здесь он оказался не в числе первых, хотя и далеко не последним. Первым же вновь оказался Хум. Он пробросил свое оружие аж через десяток колец единовременно. Прием, требующий невероятной точности и мастерства владения копьем.
   И вот, наконец, поединки. Участников распределили по парам. Всего юношей оказалось двенадцать. Биться должны были либо деревянным мечом, либо копьем по выбору участника. Все оружие было тупым, учебным, так что серьезно пострадать в ходе боев не должен был никто, не считая различного рода ушибов и ссадин. Но это все мелочи недостойные того, чтобы мужчина обращал на них внимания...
   В первом бою Вэлу попался не особенно умелый противник. Обменявшись с ним несколькими ударами, юноша изящным стремительным выпадом обозначил укол в сердце, таким образом нанеся смертельный удар и выиграв бой.
   Ихэр также играючи расправился со своим оппонентом, попросту лупанув ему могучим кулачищем промеж глаз, отчего тот моментально вырубился. Остальные показали себя кто как, и в итоге во второй тур вышло шестеро. Здесь уже следует остановиться на участниках более подробно. Ими оказались помимо Вэла, Ихэра и Хума еще трое. Риб, Эгх и Кир.
   Риб и Эгх были невысокими светловолосыми крепышами, а Кир был чем то похож на Умора, только моложе. Такой же сильный, жилистый, темноволосый и немногословный. В итоге Вэлу впало драться с Рибом, которого он за счет гораздо большей подвижности быстро сумел утомить и обозначить укол в шею, поставив тем самым последнюю точку в поединке.
   Эгх бился с Хумом, и последний за счет превосходящей длины рук нанес последнему болезненный удар в плечо, выбив его клинок из рук и приставил свое копье, с которым не расставался с момента первого состязания ему к шее. Победу засчитали охотнику.
   Поединок Ихэра и Кира длился особенно долго. Оба бились мечами, и никто не хотел уступать, что осложнялось еще и тем, что оба были отличными воинами, несмотря на юные годы. Бой закончился тем, что Киру удалось "ранить" свое соперника, в то время как клинок Ихэра нанес ему самому смертельный удар.
   Полуфинал. В него вышло трое участников, и посему решили кидать жребий. Для этого вождь пустил стрелу вдаль, приказав участникам бежать за ней. Тот, кто принесет стрелу обратно, тот мог не участвовать в поединке и сразу выходил в финал.
   На этот раз первым оказался Вэл. Ихэр за счет большой массы бегал неважно, а Хум был уже изрядно вымотан предыдущими состязаниями, где в отличие от двух остальных юношей выкладывался на полную.
   Таким образом биться промеж собой должны были Ихэр и Хум. Сперва удача была на стороне охотника. За счет длины копья он держал своего соперника на расстоянии, то и дело нанося резкие короткие выпады. Пару раз он зацепил Ихэра, но затем тот вдруг неожиданно ловко поймал копье за древко свободной рукой, и за счет гораздо большей физической силы просто вырвал его из рук Хума. Не ожидавший этого охотник инстинктивно качнулся вперед и... напоролся на любовно подставленный меч сына вождя, тем самым проиграв битву.
   Финал. После небольшого отдыха оставшиеся двое участников вновь вышли на арену, коей служила относительно ровная каменная площадка перед пещерой вождя. Так как Вэл не участвовал в полуфинале, он по правилам должен был биться тем оружием, которое выберет его соперник.
   Ихэр выбрал меч, чем не особенно раздосадовал Вэла, поскольку именно меч был его основным оружием. Впрочем, его оппонент уже достаточно обжегся на поединке с Хумом в ходе которого едва не потерпел поражение и теперь рисковать не желал, даже зная о предпочтениях Вэла. Сам он копьем владел совсем неважно.
   Итак, противники стоят друг напротив друга, и вождь поднимает руки, призывая начать битву. Ихэр был выше и тяжелее Вэла, да еще и при этом всегда бил его в учебных боях до того. Ни разу сироте не удалось одержать верх над сыном вождя, и это давало последнему серьезное психологическое преимущество.
   Но зато Вэл был гораздо гибче быстрее и подвижнее. И этим он намеревался воспользоваться сегодня сполна. Вэл настороженно обходил соперника, который издевательски ухмылялся, явно его провоцируя. Уже давно прошли те времена, когда гнев застилал ему глаза, заставляя его очертя голову бросаться в бой, не думая о последствиях. Умор научил его думать головой. Спасибо ему за это.
   В итоге взаимная неприязнь, если не сказать ненависть толкнула их навстречу друг другу, заставив мечи сшибиться с такой силой, что оружие вывернулось из рук Вэла, который правда не растерялся и тут же пребольно пнул Ихэра под колено, а затем ударил по руке, заставив выпустить свой клинок.
   Соперники сцепились в рукопашной. Сын вождя сразу же оказался наверху, повалив своего противника и нанося ему ожесточенные удары кулаками. Вэл умело закрывался, как учил его Умор, а затем, улучив момент, ловко извернулся и пнул Ихэра ногой в лицо. Тот взвыл и рухнул на землю с разбитым носом.
   Вэл еще успел подхватить свой меч, прежде чем осатаневший от ярости Ихэр вновь бросился на него и инстинктивно выбросил руку с клинком вперед прямо в горло несущегося на него сына вождя. Удар оказался настолько силен, что моментально смял трахею Ихэра, отчего тот, хрипя, рухнул наземь и забился в агонии.
   Племя впало в ступор. Подобного не ожидал никто.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -И что теперь?
  -Пересечь равнину Отчаяния - дело практически безнадежное. - Вздохнул Умор. - Но я ж таки пересек в свое время... Значит и ты сможешь...
   После того как Вэл убил Ихэра в поединке, его отец был в такой ярости, что едва не приказал своим воинам заколоть парня на месте. Остановили его лишь законы собственного племени, по которым сироту требовалось сперва судить.
   В принципе все понимали, что Вэл виновен в гибели Ихэра лишь отчасти. Даже учебный поединок не гарантирует стопроцентной безопасности. Однако вождь был настолько разгневан, а его влияние так сильно, что старейшины не осмелились противиться его воле, и вынесли обвинительный приговор, по которому Вэлу давались сутки на то чтобы покинуть племя. В противном случае его ожидала смерть.
  -Есть и еще одна проблема. - Покачал головой Умор. - Ты не знаешь языка на землях Полудня. Там тебя в два счета вычислят как чужака, и тогда тебе не позавидуешь... Так что решено. Я иду с тобой.
  -Да брось, Умор. Зачем тебе это надо? Ты же сам говорил, что дело почти безнадежное. Тебя ведь не изгоняют.
  -Вождь поступил неправильно, осудив тебя фактически на смерть. А ты, Вэл стал мне почти сыном за все годы, что я знал тебя. Я не могу допустить, чтобы ты погиб.
  -Так что мы будем делать?
  -Выйдем завтра на рассвете. И постарайся поспать в эту ночь. Все силы тебе будут нужны завтра...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   На рассвете путники двинулись в дорогу. Племя не запрещало им взять все, что они посчитают необходимым, и посему у обоих были мешки с провизией и оружие. Копье и меч. Причем Умор взял свой старый клинок из стали, а Вэл довольствовался простым деревянным с острыми кремниевыми вставками по краям. Таким было легче рубить, нежели колоть.
   Вообще то безопаснее всего равнину было пересекать ночью, но она была слишком огромна, и путь их в любом случае занял бы много недель. Посему Умор решил пойти с утра, поскольку Небесные Всадники редко отваживались приближаться к Сумеречным Скалам, и они имели реальные шансы пройти внушительное расстояние за следующие сутки, чтобы потом уже отдыхать днями и идти ночами. Так было безопаснее всего.
   Первые сутки дались Вэлу особенно тяжело. Он по вполне понятным причинам так и не смог заснуть намедни, да к тому же солнце здесь палило нещадно, и посему когда Умор, наконец, объявил привал, он попросту на землю свалился без сил.
   Вообще мир Санг не ведал зим и холодов. Здесь всегда было либо тепло, либо жарко. На землях Полудня же, и особенно на равнине Отчаяния жара и вовсе стояла практически круглый год. Климат сумеречных земель был гораздо более мягким в этом отношении.
   Теперь они шли ночами. Днем же укрывались от солнца темными плащами из звериных шкур, изредка находя убежище в прохладе редких уже здесь обломков скал.
   С первым Небесным Всадником они столкнулись на пятые сутки пути. Случилось это на закате, когда путники только закончили свой всегдашний дневной отдых и тронулись в путь. Тут то их и заметил зоркий глаз воздушного охотника. Гортанно крича, он спикировал вниз на своем птериксе, который в такт ему омерзительно шипел. Умор отреагировал мгновенно. Его копье мелькнуло со скоростью молнии пущенное сильной рукой, и глубоко вонзилось в бедро незадачливого воина.
   Тот заорал от боли и немедленно поднял своего птерикса в воздух, исчезнув вдали. Его рана была слишком серьезной, чтоб он и дальше мог продолжать схватку.
  -Это очень плохо, что мы его не убили. - Сказал Умор на привале своему ученику. - Теперь он расскажет о нас остальным, и за нами начнется охота.
  -И что же теперь делать?
  -Равнина Отчаяния велика. - Усмехнулся Умор. - И здесь практически нету приметных мест, по которым можно ориентироваться. Охотник расскажет остальным, где он нас видел, но точное место вряд ли сможет указать. А значит, у нас все же есть шанс пройти незамеченными.
   Как впоследствии оказалось, Умор все просчитал верно. Несколько раз они замечали вдалеке полуголых мускулистых воинов проносившихся в небе, но всегда успевали либо укрыться за камнями либо если таковых не наблюдалось поблизости просто броситься ничком на землю, укрывшись с головой своими плащами, чтобы охотники их не увидели.
   Припасы закончились через две недели. Умор, который предвидел это наперед, вел своего ученика прямиком к одному из немногочисленных оазисов, руководствуясь одним лишь звериным чутьем.
   Удача и на этот раз не обошла их стороной. Оазис попался им как раз тогда, когда их силы были уже на исходе. Вдоволь напившись и пополнив запасы пресной воды, они целые сутки отдыхали и отсыпались, чтобы потом вновь со свежими силами продолжить путь. Им оставалась еще ровно половина дороги.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   По настоящему крупная неприятность случилась с ними, когда они были уже практически в конце пути. До этого путники еще дважды попадали в песчаную бурю, но и здесь предусмотрительный Умор обо всем позаботился, заставив Вэла надеть на голову свой опустевший мешок с провизией, намертво замотав лицо. Таким образом, когда песчаный ветер чудовищной силы, занес их с ног до головы, они сумели откопаться и вновь продолжить путешествие.
   А ныне им угрожал враг гораздо более опасный нежели слепые силы природы. Враг хитрый жестокий и безжалостный. Имя этому врагу было человек. Небесные Всадники все же сумели их выследить, настигнув на открытом пространстве. Прятаться было поздно. Оставалось лишь принять бой.
   Всадников было трое. Могучие воины в самом расцвете сил с выбритыми наголо головами с длинным конским хвостом на макушке. Отличительный признак всех наездников птериксов. Надо сказать Умор был превосходно осведомлен о манере боя своих врагов, равно как и о природе их зверей, посему он быстро отобрал у Вэла копье и метнул в одного из противников, когда все трое как раз спикировали на них.
   Бросок был настолько выверенным и точным, что пораженный в глаз птерикс одного из всадников прямо в воздухе столкнулся со своим сородичем, и оба повинуясь инстинктам, сцепились в ожесточенной схватке, сбросив своих седоков.
   Третий всадник в свою очередь метнул копье в Умора. Тот ловко перехватил его прямо в воздухе и послал обратно. Наездник рухнул вниз пораженный в грудь. Остальным двоим повезло чуть больше. Один ловко сгруппировался в падении и, оказавшись на земле тут же вскочил на ноги готовый к битве. Третий упал неудачно и сломал спину, но он хотя бы в отличие от убитого Умором был жив.
   Двое столкнувшихся птериксов сильно друг друга изодрали и теперь истекали кровью, так и не разжав смертельных объятий. Таким образом против Умора и Вэла остался лишь один наездник и один птерикс, лишившийся своего седока.
   Вообще птериксы особым умом не блещут и привыкают лишь к одному человеку за всю жизнь. Однако, повинуясь инстинктам, выживший монстр кинулся на Умора злобно шипя. За Вэлом остался всадник.
   Юноша уже был неплохим воином, но ему пока еще все же не хватало силы, в то время как наездник был налит ею до краев. Однако воином тот оказался не слишком хорошим. Слишком привыкнув поражать своих жертв в спины и с безопасного расстояния, мечом он на поверку владел неважно.
   Вэл всего за минуту боя сумел нанести ему множество мелких и глубоких порезов, в то время как его сопернику не удалось зацепить его ни разу. В конечном итоге, измотав всадника ранами и своей подвижностью, юноша таки исхитрился нанести ему смертельный удар в горло.
   Покончив с врагом, юноша кинулся к Умору, но там все уже было кончено. Птэрикс валялся бездыханной тушей с мечом в шее, но и сам учитель Вэла был настолько тяжело изранен мощными когтями и зубастым клювом жуткой рептилии, что мог только лежать на земле, истекая кровью, и слабо хрипеть.
   Через минуту все было кончено. Умор отошел в мир иной, если конечно оный существует, а Вэл посидев немного над телом своего наставника, отдавшего жизнь за него, продолжил свой путь.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава третья. Яма.
  
  
  
  
   Он придерживался направления заданного Умором, пока, наконец, перед ним не открылось необычное поселение. К тому времени силы вконец оставили его. Вэл жутко хотел спать, а еще больше пить, поскольку вода у него закончилась два дня назад.
   Уже не в силах таиться он вышел к людям. Селение здешних жителей в корне отличалось от тех, что юноша привык видеть у себя на родине. Здесь не было скал. Вообще. Люди жили в маленьких хижинах из странного коричневого материала. То была глина. Каменный дом оказался лишь у жуана, так здешние называли вождя.
   Селение было небольшим сотни на три человек. Так что при виде Вэла народ переполошился. С ним пытались говорить, но юноша с трудом понимал их речь и отвечал невпопад. Тогда кликнули стражу, которая, схватив обессиленного путника, отвела его в дом жуана.
   Жуан, уже старый, невысокого роста мужчина, сурово зыркнул на вновь прибывшего и начал задавать вопросы на непонятном для Вэла языке. Когда он убедился, что юноша его не понимает, велел стражникам дать ему еды а затем его отвели в одну из пустующих хижин, которая видно специально предназначалась для пленников и оставили там на ночь под бдительным присмотром вооруженной стражи.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   На утро Вэла грубо пихнули в бок торцом копья, заставив подняться на ноги. Он все еще чувствовал слабость, да к тому же еще и сильно хотел есть. Еды ему дали на улице, правда, весьма скудную. Миску похлебки непонятного содержания, да кусок черствого хлеба, после чего его под конвоем из двух вооруженных мужчин повели прочь из деревни.
   Они шли полдня и к концу пути оказались перед громадным котлованом около ста метров в диаметре и глубиной метров в десять. По краям котлована стояли все те же глинобитные постройки, мелькали фигуры вооруженных воинов. Один из конвойных Вэла перекинулся парой слов с каким то местным воином одетым чуть побогаче остальных, после чего по его приказу, один из солдат принес длинную толстую веревку, которую бросили на дно котлована одним концом и велели Вэлу спускаться вниз, при этом недвусмысленно поигрывая копьями.
   Юноше ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться, и он судорожно цепляясь за канат, полез вниз, пока несколько воинов держали веревку наверху. Когда до дна осталась пара метров, руки Вэла не выдержали напряжения, и он рухнул вниз, сильно ударившись головой и потеряв сознание.
  
  
  
   ***
  
  
  
   Очнулся он от резкой боли в руке и, открыв глаза, увидел перед собой крупного шакала, который, видно посчитав жертву мертвой, прокусил ему руку до крови. Было уже темно, но Вэл не растерялся и проворно схватил зверя за горло, повалив на землю. Шакал отчаянно заверещал и забил лапами, попытавшись вырваться.
   Но не тут то было. Вэл держал крепко и в итоге сумел таки задушить падальщика. Покончив с хищником, Вэл выдернул из потаенного кармана своих одежд превратившихся почти в лохмотья острый кремниевый нож, который его пленители не сумели обнаружить и пробив яремную вену шакала, жадно напился еще теплой крови.
   Покончив с трапезой, юноша поднялся на ноги и принялся осматриваться. В ночном мраке он видел превосходно и осторожно исследовав яму, понял, что она обитаема. Помимо него самого здесь находилось еще три группы людей, которые явно враждовали промеж собой. Аборигены парня, конечно, заметили, но попыток напасть пока не предпринимали, однако же ясно дали понять, что приближаться к ним ему не стоит.
   Помимо людей в Яме жили еще волки и шакалы. И если последние не нападали на аборигенов предпочитая держаться в отдалении и охотясь за отбросами, то первые напротив были очень даже не против отведать человеческой крови.
   Волков было пятеро. Крупные матерые хищники. Они начали медленно окружать Вэла со всех сторон, явно определив его как легкую добычу. Юноша понял это конец. Одного короткого ножа не хватит, чтобы отбиться от такого количества хищников.
   Он отступил к самому краю котлована с отвесными стенами, по которым вскарабкаться было невозможно тем более обессиленному пленнику, он приготовился дорого продать свою жизнь, но тут со стороны одной из групп отделилось несколько мужских фигур с яркими факелами. Они отогнали зверей, которые панически боялись огня и сделали знак юноше следовать за ними.
  
   ***
  
  
  
  
   Как оказалось, юноша попал в группу тех, кто подобно ему сумел пересечь равнину Отчаяния, либо попросту воевал против Полуденных, за что и угодил сюда. Во второй группировке находились те, кто был приговорен за бытовые преступления, а в третьей были провинившиеся стражи. Эти были самыми жестокими из всех. Группировки вели между собой войны за еду, которую изредка доставляли сюда верхние стражи и прочие ресурсы Ямы.
   Также иногда сюда сбрасывали диких зверей, наслаждаясь зрелищами битв местных с ними. Вообще суть предназначения Ямы была не только в наказании провинившихся, но и в том, чтобы вычленить среди преступников тех, кто смог бы стать гладиаторами на аренах битв. Это развлечение было очень популярным в землях Полудня.
   Все это объяснил Вэлу один из группы бунтарей по имени Зарим. Он подобно ему самому пересек равнину Отчаяния несколько лет назад и по пришествии в земли дивов был отправлен в Яму как чужак.
   Первую ночь в Яме Вэл, не считая давешних событий, провел относительно спокойно, а затем начались проблемы. В котлован сбросили очередную порцию еды. Хлеба, плодов, воды и даже немного мяса, а это означало новые столкновения с враждебными группировками.
   Стражники были лучше вооружены, чем остальные, местные бытовики во многом смотрели им в рот, и лишь группа Вэла вела с ними полномасштабное противостояние. Пока их спасал лишь опыт самых сильных членов группы и их боевое искусство. Стычка окончилась парой трупов с обеих сторон, после чего припасы, наконец, то были худо-бедно поделены. Это было первым испытанием Вэла.
   Второе началось тогда, когда в Яму спустили в клетке на специальных тросах огромного льва с густой черной гривой. Вэл до этого никогда не видел подобных зверей и испытал самый натуральный ужас при виде грозного хищника. Стражи наверху вскинули луки, отгоняя аборигенов от животного, а затем давешний воин, который и распорядился определить Вэла сюда, небрежным движением указал на него самого, и еще на двоих воинов из группировки стражей, недвусмысленно приказывая начать бой со зверем, клетку которого уже открыли при помощи хитроумного веревочного приспособления.
   Остальные не имели права вмешиваться. Верхние зорко следили за этим, и их луки были лучшей гарантией исполнения их воли. Все трое новоиспеченных гладиаторов были вооружены длинными копьями, которые выдали им свои.
  -За удар в спину не опасайся. - Шепнул Вэлу Зарим в самый последний момент. - У нас на это есть договор. Его чтут даже бывшие стражи.
   Так оно и оказалось. Лев был чудовищно силен. Трое его соперников, не сговариваясь, взяли его в клещи. Пока один отвлекал животное, другой резко наносил ему удар копьем, оставляя неглубокие, но донельзя болезненные раны.
   В итоге льву это надоело и он, взревев, прыгнул на ближайшего воина, не обращая внимания на выставленное копье. Оружие глубоко погрузилось в тело зверя, но его чудовищная разорвала горло бывшего стража. Вэл и оставшийся в живых страж, радуясь нежданной удаче, разом вонзили свои копья в чудовище, пригвоздив его к земле.
   Таким образом лев был повержен, а стражи потеряли в этом бою одного из своих. Группировке Вэла это было лишь на пользу.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   А еще через несколько дней, когда Вэл уже более менее освоился в новом для него месте, в Яму пожаловали купцы. Они же торговцы живым товаром. Поставщики рабов на гладиаторские арены всего Санга и даже самой Светлой цитадели, обители Полуденных. Возглавлял купцов могучий светловолосый юноша с царственной осанкой и надменным взором.
  -Солнечнокровный... - пронеслось по рядам узников. Под его придирчивым взором стражи спустились вниз в котлован и выстроили невольников в одну шеренгу. Луки и копья а также то и дело маячившие в воздухе Небесные Всадники недвусмысленно давали им понять, что любая попытка бунта будет тотчас же жестоко подавлена.
   Пятеро самых крепких воинов были отправлены наверх. Всех остальных распустили восвояси. После ухода купцов в лагере Вэла долгое время не могли успокоиться. Трое из пятерых забранных воинов принадлежали к их числу, а это означало, что грядут новые серьезные изменения в здешнем балансе сил.
  
  
  
  
   Глава четвертая. Лумар.
  
  
  
   Лумар... Никто толком и не помнил когда среди них появился этот странный узник, сразу же примкнувший к группировке Вэла. Был он весь каким-то не от мира сего. Постоянно кутался в свой меховой плащ с глухим капюшоном, сторонился остальных членов банды, но все время пристально за всеми наблюдал. Как будто бы искал кого-то. И при этом люди воспринимали это как должное, не лезли с расспросами, да и вообще старались обращать на новоявленного узника как можно меньше внимания.
   И вот однажды вечером он подсел к Вэлу, который как раз расположился в одиночестве наедине со своими мыслями.
  -Тебе не слишком-то нравиться находиться здесь, не так ли, мой юный друг? - С лукавой улыбкой спросил он.
  -Как и всем остальным. - Пожал плечами юноша.
  -Не хочешь бежать? - В упор взглянул на него Лумар.
  -Как? - Вскинул брови парень. - Стражи не спят круглые сутки... Нам не пройти...
  -Не пройти, да... - Хмыкнул Лумар. - Видишь вот этот булыжник? - Он протянул камень величиной с кулак Вэлу. - Раздави его.
  -Я не сумею. - Улыбнулся Вэл. - Нужно быть дивом или ночным демоном, чтобы сотворить такое.
  -Смотри. - Лумар небрежно подбросил камень в воздух а затем ловко поймав, одним движением пальцев превратил его в пыль.
  -Кто ты? - Изумленно выдохнул Вэл.
  -Ночной демон. - Улыбнулся Лумар, обнажив длинные игольчатые клыки, которые до этого прятал непонятно где.
  -Значит, вы не вымерли, как говорит молва... - Надо сказать, что сохранить внешнее спокойствие у юноши соображения хватило.
  -Практически да. Я последний. По крайней мере, о других не слышал.
  -И что же ты здесь делаешь?
  -Подыскиваю себе ученика.
  -Зачем?
  -Чтобы он помог мне биться с Полуденными. Я доверяю своему чутью, Вэл. Меня сразу потянуло к тебе... Ну что скажешь? Хочешь стать таким же как я?
  -Что я для этого должен делать? - Вэл сразу же поверил Лумару, поскольку лютая вражда между дивами и ночными демонами давным давно уже вошла на Санге в поговорку. В племени Сумрака даже существовал обычай приносить им жертвы, чтобы те оберегали людей от гнева Светлых и их приспешников.
  -Испить моей крови. - Лукаво поднял бровь демон. Его короткая рыжая борода и яркие зеленые глаза идеально сочетались с бледной фарфоровой кожей, отчего Лумар в свете ночного костра и впрямь выглядел нечеловеком.
  -Сейчас?
  -Нет, дождемся ночи. После уберемся отсюда. Но для начала оставим нашим обожаемым владыкам один пренеприятнейший сюрприз...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Перерождение прошло на ура. Вэл выпил крови Лумара, после чего рухнул замертво и очнулся совсем другим существом. Вампиром, если кто не догадался. После этого выбраться из котлована, легко карабкаясь по отвесной стене, не составило для обоих особого труда
  -Теперь тебе будет необходима кровь. - Внушал новоявленному вампиру его создатель. - Никакая другая еда не нужна. Она тебя попросту не насытит... Впрочем прожив достаточно долго ты сможешь обходиться без крови да и вообще без еды. Хотя сможешь получать от нее удовольствие... Теперь о деле. Завтра сюда пребудет Солнечнокровный вместе со своими миньонами для очередной партии рабов. Нам нужно будет его убить.
  -Ты представляешь, что тогда начнется? - Вытаращил глаза Вэл.
  -Представляю. Именно это мне и нужно.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Всю ночь Лумар учил Вэла использовать свои новые способности. Юноша оказался неплохим учеником, так как прошел жестокую школу выживания до. На утро они устроились в укромном уголке скрытые пологом невидимости коий Лумар накинул на обоих, и принялись дожидаться гостей.
   Те не заставили себя долго ждать. Солнечнокровый и его прихлебатели прилетели на птериксах. Было их около полутора десятков.
  -Атакуем сейчас. - Кивнул Лумар. - Я хочу, чтобы ты лично убил их главного. Если что я подстрахую, но постарайся справиться сам. Я займусь остальными. - И сбросив одежду и на бегу превратившись в громадного авлара, гигантскую летучую мышь с короткой черной шерстью, сорвался с места. По всей вероятности Лумар был очень старым вампиром. Он двигался как черная смазанная молния, и там где он проносился, оставались лишь разорванные на куски трупы. Даже чудовищные птериксы ничего не могли поделать с новоявленной бестией и валились наземь с оторванными головами.
   Вэл же схлестнулся с солнечнокровным. Полог невидимости спал, едва он бросился в атаку, и светлый сумел обнажить клинок. Когти Вэла прочертили на его мускулистом плече кровавые бороздки, но и сам едва успел уклониться от стремительного выпада. Светлый явно проигрывал ему в скорости, но зато практически не уступал в силе.
   В итоге Вэл, уклонившись от очередного удара, вцепился светлому в горло, повалив на землю, тот инстинктивно попытался оторвать его от себя, но тем самым лишь ускорил свой конец. Оторвавшийся от тела вампир оторвал бессмертному и часть гортани, отчего Солнечнокровный захрипел перегрызенным горлом, а вскоре ставшие вдруг невероятно сильными руки Вэла для верности оторвали ему голову.
  -Что ж, неплохо, мой юный друг. - Хмыкнул Лумар, глядя на плоды трудов своего ученика. Он тоже закончил свою работу, и так напугал всех оставшихся в живых стражей, что те разбежались кто куда, оставив своих пленников на произвол судьбы. - Но тебе нужна гораздо большая сила чтобы одолеть дивов. А силу бессмертному дает время. Ты теперь бессмертный. Так что привыкай.
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  Покончив со стражами, Лумар сбросил веревку узникам, предварительно накрепко привязав ее наверху и вместе с Вэлом направился восвояси.
  -...Но почему нельзя было их всех превратить в таких как мы? - После недоумевал юноша. - Столько воинов такой силы... От Полуденных бы ничего не осталось!
  -Мальчик мой... - Снисходительно похлопал его по плечу Лумар. - Ты еще так юн и наивен... А легкая победа вскружила тебе голову... Ты думаешь, будь Полуденные настолько слабы и глупы, они сумели бы подмять под себя весь этот мир... Помимо простых воинов у них несколько сотен солнечнокровных, которые почти равны молодым вампирам по силе... А сами дивы... Ты не видел их в действии... Но скоро увидишь. Я собираюсь ловить одного из них на живца.
  -Это как? - Не понял юноша.
  -Убийство солнечнокровного - тяжкое преступление. Угроза нынешней власти. Плюс убийство многих простых воинов... Я буду не я, если один из Полуденных не заявится сюда лично.
  -А если они явятся сюда всем скопом?
  -Вряд ли. - Хмыкнул Лумар. - Ты спросил меня, почему я не превратил в вампиров всех остальных. Мой ответ - не все люди могут выдержать перерождение. То есть вампирами то они станут, а вот рассудок... может пострадать. Таким образом мы получим банду озверевших кровососов, которые рвут и убивают всех подряд... Я не святой... Но и не законченный подлец. Я хочу принести мир на эти земли. А не ввергнуть их в кровавый хаос.
  -Но причем здесь...
  -Если я все же решусь на это, то толпу вампиров дивы может и остановят, но и сами могут погибнуть. Поэтому они сперва произведут разведку боем, послав одного... Что еще ты хочешь узнать?
  -Солнечнокровные это...
  -Солнечнокровные - это люди, которые испили крови дивов. В этом их сила. Но в отличие от нашей они не могут передавать ее до бесконечности. Солнечнокровные стерильны, то бишь не могут иметь потомства, а их кровь в отличие от дивьей не несет в себе перерождения для смертных. Свет конечен по своей сути...
  -А как же дивы? Как они стали такими?
  -Дивом станет тот смертный или солнечнокровный, который выпьет крови их короля. Ксиона.
  -Он тоже див?
  -Да. Но другой. Не такой как остальные... Мне дважды доводилось схлестываться с ним. В первый раз он едва не отправил меня к праотцам. Во второй раз я разорвал его на куски, а останки сбросил в море... А он через некоторое время объявился в своей цитадели живой и невредимый... Запомни, мальчик. Ксион - ключ ко всем здешним бедам. Убив его, мы сломаем дивам хребет.
  -Но ты же не знаешь, как его убить, или я не прав?
  -Дивы не зря не суются в земли Сумрака... Тамошнее излучение на них плохо влияет. Если я заманю его туда, то, разорвав его на куски, можно будет захоронить останки в Сумеречных скалах. Их сила не даст ему восстановиться.
  -А если сжечь их на огне? - Высказал блестящую, как ему казалось, мысль Вэл.
  -Дивы не горят в огне, мой мальчик. - Усмехнулся бессмертный. - Они сами есть потоки чистого света. Огонь - их родная стихия.
  -А мы?
  -А мы горим, мальчик... мы горим... - Печально усмехнулся вампир. - И не столько во внешнем огне, сколько во огне внутреннем... - Неожиданно закончил он и отвернулся, давая понять, что не желает больше говорить.
  
  
  
  
   Глава пятая. Дивы.
  
  
  
  
  
   Сегодня в Светлой Цитадели было неспокойно. Небесные Всадники доставили донесение от том, что на северных границах с Равниной Отчаяния был убит Солнечнокровный. Причем свидетели утверждали, что их убил ночной демон. Происшествие весьма серьезное чтобы можно было просто так от него отмахнуться и оставить без внимания, и поэтому сегодня все Полуденные собрались в главном зале своего дворца, оставив даже ближайших своих подручных за закрытыми дверями.
  -Итак, нам брошен вызов. - Эти слова произнес тонкий высокий юноша со светлыми волосами и холодными голубыми глазами убийцы. Его голос был внешне бесстрастен, но каждый из присутствующих в главном зале почувствовал, как от него по коже побежали ощутимые мурашки. - Я хотел бы, чтобы кто-то из вас отправился туда, где был убит наш верный миньон и разобрался в чем дело. Есть добровольцы?
  -Повелитель, я с радостью выполню твой приказ. - Поклонился невысокий худощавый воин с раскосыми глазами и светлыми как впрочем, и у всех присутствующих волосами. Был он вооружен двумя парными кривыми клинками.
  -Вот и славно. - Холодно улыбнулся юноша. - Отправляйся немедленно и выясни все, что мне нужно...
   Отправив гонца восвояси, король дивов небрежно оглядел оставшихся в тронном зале бессмертных.
  -Я хочу насладиться битвой. - Внезапно холодно улыбнулся он, обводя своих потупивших взор миньонов жестоким безжалостным взглядом. - Следуйте за мной.
   По знаку верховного дива все остальные владыки Санга вышли во внутренний двор светлой цитадели, где находился довольно большой котлован наподобие того, в котором содержали Вэла. В яме находилось около двух десятков полуголых мускулистых людей, тренировавшихся с самым разнообразным оружием. Здесь содержали и готовили будущих гладиатором для игрищ бессмертных.
  -Зара, Иссильд, Ихиль, займитесь ими. - Холодно приказал миньонам трем своим приспешникам, и те, хищно улыбаясь, спрыгнули в котлован, несмотря на то, что высота его стен превышала пять метров.
   Оказавшись внутри ямы, бессмертные принялись деловито поигрывать своим оружием, явно приглашая людей первыми начать атаку. Те, мгновенно все осознав, подбадривая себя яростными криками, бросились на дивов. Дети света по-прежнему не проявляли ни малейших признаков тревоги. Дождавшись когда, один из нападавших окажется с ним лицом к лицу, златокудрый гигант Иссильд мощно и резко рубанул своим огромным топором, разом развалив соперника от плеча до пояса, тут же ударив торцом древка в висок еще одного воина, легко проломив ему череп.
   Кара с головокружительной скоростью завращала копьем с очень острым и длинным наконечником, которым можно было не только колоть, но и рубить, сразу же лишив жизни троих. Ихиль сражался короткими парными клинками. Отведя неумелый выпад высокого худощавого мужчины, вооруженного простой заостренной палкой, он легко поразил его в незащищенное горло.
   Люди, осознав, что они проигрывают схватку, не сговариваясь, разом бросились на бессмертных всем скопом, однако те размытым золотистым потоком внезапно исчезли из их поля зрения, мгновенно оказавшись у них за спиной и сразили еще пятерых. Могучие дивы легко перемещались по яме со скоростью недоступной для их соперников, нападая на них с самых неожиданных углов и не проявляя ни малейших признаков беспокойства и усталости.
   Гладиаторы поневоле ничего не смогли противопоставить мистической мощи бессмертных. Сильные воины по меркам своей расы, но слабые и жалкие перед могучими детьми света, не имеющие даже нормального стального оружия, вскоре все они пали в этой неравной битве, оказавшейся, по сути, самым натуральным избиением. Ни один из дивов при этом даже не был ранен.
   Последний из них, с отрубленными по локоть мечами Ихиля обеими руками тщетно умолял победителей о пощаде, стоя на коленях и тряся перед лицом кровавыми обрубками культей. Огромный топор Иссильда легко рассек его голову на две идеально равные половины. Дети света не ведали жалости, считая ее уделом лишь слабых.
  -Я сам хотел его добить. - Недовольно скривился Ихиль, неприязненно глядя на сородича.
  -Не повезло тебе. - Равнодушно пожал могучими плечами богатырь, легко освобождая свое чудовищное оружие из плоти несчастного смертного. - Нужно быть быстрее.
   Ихиль злобно ощерился, но ничего не сказал. Он сам считал, что легко бы победил Иссильда в бою один на один, слишком уж тот был, по его мнению, неповоротлив для дива, но Ксион под страхом немедленной казни запрещал смертельные поединки между бессмертными, так что диву ничего не оставалось делать, кроме как проглотить оскорбление. Ксиона светловолосый красавец боялся намного больше, нежели того, что о нем подумают остальные дети света. Благо жизнь свою див ценил гораздо выше своей чести.
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Три дня прождали гонца от дивов Лумар и Вэл, скрываясь в окрестностях Ямы. Для этого Лумар с непостижимой скоростью и силой вырыл две глубокие ямы как раз такие, чтоб поместился один человек. Там они с его учеником коротали время, изредка общаясь при помощи телепатии. Как раз и необходимая практика заодно.
   А на третий день в окрестности Ямы пожаловали долгожданные гости. Три десятка Небесных Всадников, причем из них два солнечнокровных, а один...
  -Такое впечатление, что у него кожа из живого металла... - Потрясенно прошептал Вэл. - Но я чувствую что это...
  -Да все правильно. - Рассмеялся Лумар. - Это одежда из металла. Называется доспехи. Золоченая сталь. Ее все дивы носят... А люди искренне считают что это часть их тела... По крайней мере многие из них... Смертные, что с них взять... Видишь, и у солнечнокровных и у дива волосы светлые? Это их пунктик. Темноволосых они не обращают, считая их низшей кастой рабов. Рыжие как я считаются выше таких как ты, но не намного... Со светловолосыми им в их системе понятий все одно не равняться...
  -Атакуем сейчас?
  -Нет, выждем немного. Пусть расслабятся. Я буду не я, если они не заночуют здесь. Сейчас уже вечер и в сумерках многого не разглядишь, если ты, конечно не ночной демон... Они разобьют лагерь, а утром уже начнут детальные поиски и допросы здешних. А посему дождемся ночи. Она нам поможет...
   Действительно, после того как двое вампиров учинили здесь самую настоящую резню, сюда уже через полдня прибыли вооруженные отряды местных. Они пошарились по окрестностям но так ничего и не нашли в том числе и лежки ночных демонов. (Лумар умело отвел им глаза).
   Однако бессмертные Солнечнокровные, а тем более див это отнюдь не тупые провинциальные стражи. Им глаза так просто не отведешь. Но на это Лумар и не рассчитывал. Едва наступила ночная мгла, и новоприбывшие разбили лагерь, готовясь отойти ко сну, он мысленно подал сигнал Вэлу, что пришла пора действовать.
  -Будем ловить на живца. Я уберу часовых, ты пройдешь к шатру дива, не скрываясь. Он почует тебя, и тогда уже в дело вступлю я...
  -А тебя он разве не учует?
  -Нет, если я приложу для этого достаточно усилий, и он не будет точно знать, что нас здесь двое... Попробуем рискнуть. За последнее время дивы стали слишком уж самоуверенными. Нужно воспользоваться этим и сбить с них эту спесь...
  
  
  
   ***
  
  
  
   Лагерь новоприбывших состоял всего из трех палаток, причем палатка самого дива, хотя не палатка, а полноценный шатер был намного больше и богаче остальных двух. Караульщики несли службу из рук вон плохо. Видимо присутствие дива вскружило им головы, и они посчитали себя с ним неуязвимыми.
   По большей части это уверенность была не такой уж и не оправданной, учитывая тот факт, что на дивов не покушались уже очень давно. Мало того, что это было в принципе невероятно опасно, так еще и если такой безумец каким-то чудом выживал, на него бы объявилась тотальная охота на всех землях Полудня и даже за их пределами. Нет, на такое мог решиться либо отчаянный безумец,... либо тот, у кого в рукаве скрывались какие-то козыри, о которых простые сангоссцы не имели ни малейшего понятия.
   Посему двое часовых даже толком понять ничего не успели, как могучие руки Лумара посворачивали им шеи. Вэл, дождавшись команды, пошел вперед. Он инстинктивно закрывался пологом невидимости, но его чары были слишком слабы, чтобы сбить с толку солнечного дива.
   Тинк сразу же почуял присутствие вампира, едва тот оказался достаточно близко от его шатра. По тонкому жестокому лицу бессмертного с чуть приподнятыми раскосыми глазами пробежала зловещая усмешка. Слишком молод, слишком наивен... Получил силу и теперь как ребенок играет ей, не понимая что за все в этой жизни надо платить... Однако же где его создатель? Впрочем, об этом мы спросим у него самого, благо такой сопляк не представляет для него, Тинка, сколь бы то ни было серьезную угрозу. Сперва мы захватим его, а там...
   Тинк решительно вскочил на ноги, подхватив свои длинные парные кривые сабли с узкими, но невероятно острыми клинками. Золоченые доспехи он так и не снял. Все воины за исключением двоих солнечнокровных застывших у преддверия его шатра подобно двум изваяниям и тех двоих недотеп, что прикончил Лумар сейчас спали, но дива это не волновало. С исчадием ночи он жаждал расправиться сам.
   Выйдя из шатра и небрежным жестом успокоив вытянувшихся в струнку солнечнокровных, он принялся настороженно вглядываться в ночную мглу. Фигуру Вэла он заметил практически сразу же. Тот сделал небрежный кивок в сторону, приглашая дива потолковать без свидетелей. Тинк жестоко усмехнулся. Сопляк желает поединка? Что ж он его получит...
   Пройдя немного в сторону вампира мягким пружинистым шагом, див внезапно превратился в золотой смазанный поток, стремительно приближаясь к Вэлу, но за мгновение до столкновения внезапно почуял присутствие еще одного вампира. Гораздо старше и опытнее.
   Осознание того, что его провели, промелькнуло в мозгу дива подобно молнии, но отреагировать он уже не успел. Стремительно отросшие когти Лумара, оказавшегося сзади одним движением начисто сбрили диву полчерепа. Вторым ударом вампир разорвал Тинка напополам, невзирая даже на его доспехи.
   Солнечнокровные встревожено крича, запоздало дернулись на подмогу, но два небрежных удара старого вампира разорвали им глотки и они упали замертво следом за своим господином.
  -Мда и где они только берут таких мордоворотов. - Хмыкнул Лумар, придирчиво оглядывая могучие фигуры бессмертных. Мы по сравнению с ними просто тростиночки...
   И действительно. Вэл при крайне невысоком росте весил всего килограмм пятьдесят. Лумар быть может чуть больше, но не намного.
  -Внешняя мощь еще не показатель истинной силы. - Пожал плечами Вэл. - Так учил меня мой первый наставник...
  -И что с ним приключилось? - Полюбопытствовал Лумар.
  -Он умер.
  -Сочувствую. Однако теперь нужно решить, что делать дальше. Убъем тех, кто сейчас спит в шатрах или оставим жить как свидетелей нашей победы...
  -Это может быть опасно... - Осторожно протянул Вэл.
  -Я хочу заставить дивов совершать ошибки. - Перебил его Лумар. - Мы направимся в твои родные земли ныне. Я сделаю так, чтобы они знали об этом. Тогда возможно они все-таки решат пересечь границу и попробовать окончательно покорить Санг. Только в землях Сумрака у нас есть реальный шанс противостоять им...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Весть о том, что убит Полуденный, один из Восьми бессмертных владык Санга облетела мир со скоростью молнии. Небесные Всадники постарались на славу. За Вэлом и Лумаром была объявлена охота. Последний нарочно не стал передвигаться с той скоростью, с какой мог бы, и на следующее после убийства утро три десятка птериксов с их наездниками настигли беглецов на границы с равниной Отчаяния, куда те отправились.
   В ходе ожесточенного боя Небесные Всадники были перебиты, ибо в своем обличье авлара Лумар внушал птериксам запредельный ужас, который они при всем желании не могли побороть. В итоге выжили только двое, которых Лумар специально оставил в живых, и которые с максимально возможной скоростью мчались сейчас к Светлой Цитадели, чтобы донести своим хозяевам весть о том, что впервые за долгое время их правления им был брошен прямой вызов...
  
  
  
  
  
   Глава шестая. Между светом и тьмой.
  
  
  
  
  -Пора тебе узнать еще кое-что о природе дивов...
   Равнину Отчаяния беглецы пересекли всего за три дня благодаря невероятной скорости и выносливости Лумара и его способности превращаться в авлара ( Вэл все это время путешествовал на его спине). После они прибыли в племя Сумрака, побывав во всех отдаленных уголках Сумеречных скал, неся весть о возможной скорой войне. В родном племени Вэла на юношу сперва косились, но его новый статус на корню исключал возможность неприятия. Ночных демонов здесь почитали свято.
   Долго говорил Лумар с местными вождями о грядущем, и в итоге народ Сумрака начал готовиться к возможному вторжению. Ныне же двое бессмертных расположились на отдых прямо на открытом воздухе, неподалеку от небольшого горного озера чтобы обсудить сложившееся положение дел.
  -... Дивы, мой дорогой мальчик, находясь в потоке света неуязвимы. Убить их можно только тогда когда они в человеческом, так сказать, состоянии. Но они не могут постоянно быть в потоке. Это жрет их силы. Тот див совершил ошибку, выйдя из потока тогда... Видно не случалось ему ранее сталкиваться с тем кто равен ему или даже сильнее... Однако это не повод обольщаться. Другие Полуденные, будь уверен извлекут из всего произошедшего все необходимые уроки...
  -Ты уверен, что мы даже здесь сумеем противостоять им? Ведь у них намного больше воинов...
  -Мальчик мой, не считай меня глупцом... Когда я сказал тебе, что других вампиров ныне нет, я солгал. Здесь в Сумеречных скалах погруженные в сон лежат полсотни моих учеников... Остальные как я и говорил мертвы. Те кто был равен мне по мощи или даже сильнее... Все мертвы... Но полсотни вампиров - это грозная сила. Хотя они все и молоды, но все же... К сожалению дальше оттягивать нельзя. Я больше столетия готовился к этому мигу. Прости, что не сказал раньше, но слишком многое было поставлено на карту... Ксион в любой момент может приказать обратить в солнечнокровных и дивов сотни людей и тогда мы точно не устоим. Сейчас он раб своих догм и этим надо воспользоваться. Но он далеко не дурак. Если король дивов поймет, что проигрывает эту войну, то он отступится от своего нынешнего мировоззрения... Для него это во многом игра... - Лумар задумчиво прищурил глаза, теребя себя за бороду. - Но она уже и так изрядно затянулась... И у него в любой момент может закончиться терпение.
  -А если обратить в вампиров некоторых из здешних людей? - Предложил Вэл. Его бессмертие и недавние события сильно изменили его мировоззрение.
   Он уже подсознательно не причислял себя к людям и мыслил гораздо более широкими категориями. Он был вполне готов включиться в Большую Игру Мироздания, в которую в той или иной степени играют все без исключения вечноживущие, ибо такова их суть. Для этого они и созданы. Чтобы украшать собой миры, неся простым его смертным обитателям свет и дух Совершенства и роста. Дух того, что отличает нас всех от просто животных, чьи цели не идут дальше выживания, продолжения рода и удовлетворения самых простых и примитивных естественных надобностей...
  -Я думал над этим. - Кивнул Лумар. - Так и поступим. Я приглядел здесь уже с десяток юношей и мужчин вполне подходящих для этого... В крайнем случае придется обращать всех подряд прямо на поле боя. Если мы перебьем дивов, то даже погибнув сами, освободим людей от их гнета... Моя давняя мечта... Но стоп. Умереть мы всегда успеем... Ты, Вэл в случае чего спасайся бегством, в этом нет позора. Если я паду, ты выживешь и продолжишь мое дело. Род вампиров должен жить. Это прежде всего. Ведь это наш род. И наша кровь. Кровь рыцарей Ночи. Она должна жить, что бы ни случилось. Пообещай мне.
  -Обещаю. - Через силу выдохнул Вэл. Ему крайне не хотелось давать подобное обещание, но отказать наставнику он не мог.
  -Вот и хорошо. - Хмыкнул Лумар. - А теперь я хочу искупаться. - Он одним движением сбросил свой темный балахон, оставшись совершенно обнаженным, и прыгнул в воду, стремительно скользя в кристально чистой воде.
   Вэл невольно залюбовался совершенным мраморным телом своего учителя, и тот, заметив восторг юноши, лукаво подмигнул ему.
  -Я могу обучить тебя не только искусству боя...
  -Прости, но я предпочитаю девушек. - Смутился Вэл.
  -Я понял. - Рассмеялся вампир. - Не бойся, я предпочитаю быть желанным гостем в любых постелях. Как в женских так и... Так что в любом случае настаивать не стану...
  -Лумар, а я смогу также как и ты превращаться в ту бестию...
  -Сможешь. - Усмехнулся дитя ночи.
  -А когда? - Жадно вскинулся юноша.
  -Совсем скоро. Всего то через тысячу лет... Что для тебя этого гигантский срок, да... Думаю очень скоро ты сможешь убедиться в том, что время течет для бессмертных гораздо быстрее, чем тебе кажется...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Как убит?!! - Ксион даже не пытался сдерживать свою ярость. Превратившись в смазанную золотую молнию, он одним ударом своего изысканного тонкого клинка обезглавил гонца принесшего ему столь дурную весть. - Это Лумар, его штучки... - Злобно прошипел он, немного успокоившись. - Что ж, видимо пришла пора раз и навсегда положить конец нашим спорам... Созовите военачальников! - Приказал он стоявшим подле него дивам, которые, несмотря на собственное могущество, сейчас ощутимо побаивались своего грозного повелителя. - Мы начинаем большую войну...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Хлопоты по подготовке к предстоящей войне шли в Сумеречных скалах полным ходом. Лумар не ошибся. Ксион, едва узнав о том, что был убит его ближайший миньон, пришел в дикую ярость и приказал собирать армию, чтобы раз навсегда покончить со всеми и всяческими противниками власти Полуденных на землях Санга.
   Всего людей в землях Сумрака проживало где-то тысяч двадцать, в то время как на всем остальном Санге более сотни тысяч. Этот мир был совсем невелик, да к тому же люди пришли сюда совсем недавно и не успели сильно расплодиться, однако предстоящая война должна была стать самым крупным событием подобного рода в истории Санга.
   Сорок тысяч воинов собрал Ксион для своей военной кампании. Из них около трех тысяч составляли Небесные Всадники, полторы сотни солнечнокровных и трое дивов. Остальные были обычными людьми, лишь волей жестокого приказа отправившиеся в этот поход.
   Подготовка к нему заняла у Ксиона несколько месяцев, так как Равнина Отчаяния была слишком опасным местом, чтобы пересекать ее без должной подготовки и загодя заготовленных запасов.
   Сосредоточив под своим началом столь гигантскую армию, Ксион выжал практически досуха подконтрольные ему земли, как в людском, так и в ресурсном плане. Народ едва-едва сумел собрать все необходимое для нужд предстоящей войны. Вспыхнул голод. Люди начали понемногу роптать, однако оставшиеся Солнечнокровные вкупе с регулярной армией вполне справлялись с поддержанием должного контроля, и не последнюю роль в этом отношении играл суеверный простых людей перед могуществом бессмертных.
   Еще пару месяцев занял сам поход. В итоге благодаря должной подготовке армия дивов сумела преодолеть весь путь практически без потерь и подошла к границам земель Сумрака в полном составе.
   Лумар, который стал военачальником армии Ночи благодаря своей силе и опыту, возглавлял десять тысяч воинов всех мастей. Пятьдесят молодых вампиров, которые были захоронены в глубокой пещере в самой отдаленной части Сумеречных Скал были выведены их прародителем из состояния сна и теперь усилено тренировались перед предстоящим боем.
   Те же, кто выступал за мирное решение вопроса, оказались как бы между светом и тьмой. С одной стороны на них давили дивы и солнечнокровные, жаждавшие уничтожить своих соперников любой ценой, а с другой дети ночи и те, кто особенно рьяно им поклонялся. Вторые прекрасно понимали, что дивы не пойдут на попятную, и с ними ни в коем случае нельзя играть в поддавки. Посему поборникам мира, в числе коих оказался, кстати, и вождь племени Вэла пришлось скрепя сердцем отказаться от своих намерений, благо у них хватило здравого смысла понять, что ничего хорошего из этого все равно уже не выйдет.
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Первое столкновение произошло на землях Сумрака, когда дивы предприняли попытку перейти горную гряду. Местные, прекрасно ориентируясь в здешних скалах и ущельях, заручившись одобрением Лумара рискнули дать им бой. Правда, пока все ограничивалось мелкими вылазками, которые отнимали у врага по нескольку десятков воинов. Стрелы из засад, камни, брошенные сверху, ночные набеги партизанских отрядов все не способствовало поднятию духа в армии дивов. Среди них поднялся ропот, однако военачальники все же сумели прервать зарождавшийся бунт на корню, казнив нескольких особенно рьяных роптателей.
   Армию возглавляло трое дивов. Зарен, Кара и Гальдар, все старые бессмертные знающие толк в сражениях. Зарен, как самый древний и искушенный был назначен Ксионом официальным главой всего войска. Высокий немного сутулый воин, он, как и все дивы обладал длинными светлыми волосами и был вооружен громадной косой, которой легко мог рассечь человека напополам.
   Кара - стройная дева-воительница вооруженная длинным копьем и Гальдар могучий высокий юноша с полуторным клинком, хоть официально и были равны с Зареном по положению, в данном походе подчинялись ему, что естественно взаимных симпатий с обеих сторон не прибавляло.
   Солнечнокровные и Небесные Всадники - элитные части армии дивов бдительно следили за тем, чтобы остальная масса воинов поневоле не разбежалась кто куда, и пока что им худо-бедно удавалось поддерживать порядок. Летучие воители были вооружены копьями и пращами, из которых весьма неплохо метали круглые камни, которые, летя с высоты, приобретали особенно убийственную силу.
   Армия дивов продвигалась вперед хоть и медленно и вот-вот должна была перевалить через скалы, и тогда Лумар скрепя сердцем отдал приказ встретить противника во всеоружии, пока тот еще совершает подъем, ибо промедление оборачивалось для армии вампиров потерей важной стратегической позиции.
   Сумеречные напали нежданно-негаданно, появившись из-за различных скальных уступов и складок подобно призракам тогда, когда враг совсем не ожидал нападения. Дивы, надо отдать им должное, быстро сориентировались в ситуации, и приказали своим воинам занять оборону. С обеих сторон полетели стрелы и метательные копья. Небесные Всадники низвергались на противников сверху, обрушивая на врагов град копий и камней, но здесь в скалах птериксам негде было особо развернуться, и посему особого преимущества этим воинам их звери не давали.
   Но, тем не менее, врагов было намного больше, и перевес постепенно стал клониться в их сторону. Полк солнечнокровных сплошным кольцом окружил своих повелителей, и под их богатырскими ударами сумеречные воины валились, словно снопы сена, не в силах пробить их несокрушимый строй.
   Лумар, который также принимал участие в сражении, уже успел неоднократно пожалеть, что не приказал напасть ночью, пока враги предавались отдыху, но теперь уже поправить ничего было нельзя, и посему он отдал приказ вампирам, что пока оставались в засаде, вступить в бой.
   По всей округе раздались леденящие душу вопли. Дети ночи, выпрыгивая из самых невероятных мест, где попросту не смог бы укрыться обычный смертный, обрушились на армию дивов подобно коршунам. Легко разрывая обычных смертных голыми руками, они ринулись на монолитный строй солнечнокровных.
   Закипела ожесточенная схватка. Солнечнокровные были сильны, но вампиры были все же немного сильнее. Но зато их было в три раза меньше. Лумар сражался в первых рядах. Авлар, в которого он обратился, сперва внес сильную сумятицу в ряды Небесных Всадников, которые теперь были в большей степени заняты тем, чтобы успокоить своих бестий, нежели разыгравшимся под здешним солнцем сражением, а затем обрушился на дивов.
   К тому времени строй солнечнокровных был прорван, но и вампиров погибло больше половины. Дивов осталось только двое. Гальдар уже успел погибнуть, разорванный детьми ночи на части, правда, перед этим успев сразить своим клинком немало врагов. Кара и Зарен все еще сражались, но здесь в землях Сумрака их возможности были существенно меньше чем обычно.
  -Надо уходить! - Прокричал Зарен своей компаньонше, рассекая своей косой очередного вампира.
  -Нет! Мы должны биться до конца! - Фанатично парировала та, ловко орудуя копьем. - Ксион не просит нам поражения!
  -Что ж, желаю удачи. - Хмыкнул див и подпрыгнул высоко в воздух, красиво уйдя из круга дерущихся... для того чтобы когти чудовищного авлара прямо на лету сняли ему голову. Реакция Лумара была поистине сверхъестественной.
   Кара осталась одна. Казалось бы, ее копье не было особенно грозным оружием против бессмертных Тьмы, но та скорость, с которой она им работала, да к тому узкое длинное острозаточенное лезвие ее оружия, способное отсечь голову даже вампиру делало ее страшным противником.
   В битве наступил очередной перелом. Практически все вампиры были мертвы, в то время как солнечнокровных оставалось еще примерно полсотни. Небесные Всадники почти не понесли потерь, а вот сумеречные воины лишились трети своих. Так что Лумар, скрепя сердце приказал отступать. На этот раз поле боя осталось за светлыми.
  
  
  
  
   Глава седьмая. Цена жизни.
  
  
  
  
  
   После разыгравшегося сражения обеим армиям нужен был отдых. Сумеречные были разбиты, но и их враги потеряли огромное количество бойцов, в том числе и двух из трех дивов, что явно нельзя было считать для их оппонентов неудачей. Правда, из всех вампиров в живых осталось менее десятка, но Лумар уже сейчас придирчиво разглядывал желающих пройти перерождение, выделяя тех, кто мог это сделать без последствий для собственного рассудка.
   Таким образом, уже к концу дня он довел количество своих птенцов до двух десятков. Немного, правда, смущал тот факт, что и выживший див вполне мог проделать тоже самое. Лумар тогда так и не сумел добраться до него. Опомнившиеся солнечнокровные и Небесные Всадники встретили его целым градом копий и стрел, вынудив отступить.
  -Нужно убить их предводителя. Без него они обречены. - Лумар недовольно скривился. Тот факт, что не сумел убить последнего дива, был для него не слишком приятен.
  -Но его будут хорошо охранять. - Не согласился Вэл, который тоже сумел выжить в прошедшей битве, так как по совету Лумара не лез на рожон, сберегая себя как носителя темной крови на случай гибели остальных.
  -Это решаемая проблема. - Усмехнулся его создатель. - Ночью им будет необходим отдых, и вот тогда то я и ударю. При всем своем уме они не могут быть настороже постоянно. Отдых порой необходим даже бессмертным.
  -Быть может, стоит выждать?
  -Нет. Нужно действовать сейчас. Нельзя допустить увеличения числа солнечнокровных. Ибо в противном случае мы просто проиграем войну.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Госпожа. - Могучий золотоволосый воин преданно глядел на величественную надменную деву в золотых доспехах со схваченными серебряным обручем волосами расположившуюся в небольшом походном шатре. - Позволено ли мне будет сказать...
  -Давай, что там у тебя. - Нахмурилась воительница. Излучение здешних земель крайне негативно влияло на нее, и потому сейчас ей как никогда был необходим отдых.
  -Не мне решать подобное, но... молю, обратите в Свет хотя бы еще с десяток воинов! Мы с моими братьями подготовили кандидатов...
  -Разве ты не знаешь, Ориал, что солнечнокровным может стать лишь тот, кто пройдет должные испытания и выкажет себя достойным сей высокой чести? - Прищурилась дива.
  -Сие ведомо мне. - Почтительно склонился Ориал. - Но...
  -Никаких но. - Отчеканила бессмертная. - У нас вполне хватит сил, чтобы завершить поход и стереть отродий тьмы во прах. Или ты сомневаешься в моей мудрости и мудрости короля Ксиона?
  -Нет, но...
  -Вот и не трать мое время понапрасну. Лучше иди отдыхай, воин. Завтра нас ждет тяжелый переход...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
   На ночной отдых вражеское войско расположилось неподалеку от места последнего боя. Несмотря на тяжелые испытания, выпавшие на долю бойцов, Кара приказала выставить усиленные патрули, опасаясь внезапного нападения.
   Лумар, глядя на ночной лагерь своих врагов с высоты птичьего полета, лишь усмехался. Похоже, предводительница учла ошибки предыдущего командира, вон даже шатер себе взяла такой же, как и у остальных воинов. Вот только ей это не поможет. Местонахождение дива старый вампир прекрасно чуял даже с подобного расстояния.
   О да у нас тут целый эскорт... Аж десяток солнечнокровных в молчаливых позах стояли вокруг дивьего шатра. Учитывая тот факт, что даже ночные костры в лагере были все разожжены довольно далеко от этого места, для смертного было бы весьма проблематично его обнаружить.
   Собственно говоря, Лумар более не стал мешкать. Стремительно спикировав сверху, он могучими лапами авлара отшвырнул ткань шатра прочь и, подхватив ошарашенную диву подмышки, направился прочь. Солнечнокровные даже и ахнуть не успели.
   Дива лишенная своего оружия, попыталась, было сопротивляться, но она была и так то существенно слабее Лумара, а уж здесь в условиях земель Сумрака... Через десять минут скоростного полета они уже были в лагере детей ночи.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -...Итак, я дал тебе достаточно времени подумать. Ты принимаешь мое предложение?
  -Да пошел ты! - Окрысилась дива, гневно сверкая небесно-голубыми очами. - Исчадие Бездны! Ты еще поплатишься за все свои злодеяния! Владыка Ксион разорвет тебя на куски!
  -Или я разорву его... - Хмыкнул Лумар. После того как он похитил Кару из лагеря вражеского войска, он доставил бессмертную в свою ставку, где предложил ей выкупить свою жизнь, приказав войску дивов уйти назад в свои земли. Однако Кара в отличие от многих своих сородичей была истым фанатиков Света, не желавшим идти ни на какие компромиссы с Тьмой. Ее вера в собственную правоту была абсолютной. И смерти она не боялась.
  -Послушай, твой приказ мог бы спасти многие жизни... - В последний раз попытался урезонить вампир свою пленницу.
  -Мой ответ нет. Мои воины бьются за правое дело. И если станется так, что им предстоит пасть... Что ж, это лучше, чем заключать сделки с Тьмой. Это мое окончательное решение, кровосос. Иного не будет.
  -Что ж, тогда ты умрешь. - Жестко отчеканил Лумар, в упор глядя на пленницу. - Ты и твои сородичи повинны во многих преступлениях. И поверь, моя рука не дрогнет.
  -Тогда чего ты ждешь, рази. - Усмехнулась воительница.
  -Ты знаешь, возможно я переменю свое решение. - Хмыкнул вампир. - Я предложу твоим солнечнокровным выкупить твою жизнь. Посмотрим, что они на это скажут.
  -Мои дети никогда не пойдут против моей воли. - Рассмеялась дива.
  -Вот и поглядим, так ли это...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   На следующее утро Лумар вновь появился неподалеку от лагеря противников, ведя за собой связанную по рукам и ногам диву. Трое старших солнечнокровных, отправившихся на переговоры лишь бессильно хмурились и сжимали кулаки. Они знали запредельную силу Лумара и потому даже не пытались отбить свою госпожу назад.
  -Значит предложение такое. - Вампир насмешливо оглядел суровые лица детей света. - Я сохраняю вашей госпоже жизнь, а вы уходите назад в свои земли.
  -Ты отпустишь госпожу Кару под наше честное слово? - Усомнился старший из солнечнокровных.
  -Нет - Хмыкнул Лумар - но я даю вам слово, что отпущу ее, после того как ваша армия уберется с этих земель.
  -Ты можешь солгать. - Не поверил светлый.
  -Ну, в любом случае выбор у вас небольшой. Либо поверить мне, либо дива будет мертва. К тому же теперь вы ограничены в бессмертной силе. Я же могу обратить во Тьму столько воинов, сколько мне понадобиться, и я это сделаю, можешь не сомневаться. Вы в любом случае проиграете. У вас нет припасов, вы не знаете жизни в горах. Вы погибнете здесь, если не отступите.
   Кара слушала речь вампира, скрипя зубами от негодования. Ее рот был предусмотрительно накрепко заткнут шерстяным кляпом.
  -Быть может, мне имеет смысл положить здесь всех своих воинов, чтобы ослабить вас до такой степени, чтобы потом король Ксион наверняка добил вас, чем верить твоим вероломным словам? - Вспыхнул солнечнокровный.
  -Что ж валяй. - Рассмеялся вампир. - Вот только ты упускаешь одну вещь. Я очень быстр, парень. Я могу в считанные дни перелететь равнину Отчаяния и обратить сотни людей в вампиров. И тогда тотальная война на истребление... Я этого не делаю лишь потому, что мне жаль всех тех смертных, что стонут сейчас под вашим гнетом... Я вижу ты неплохой парень. Подумай на досуге о моих словах и том, кому ты на самом деле служишь... Что же до моего слова, то оно будет верным. Твоя армия уже сейчас страдает от нехватки воды и еды. Я дам вам припасов, чтобы добраться до дома. Немного, но дам. К тому же я обещаю отпустить диву, когда вы углубитесь в равнину Отчаяния на три дневных перехода. Пошли своих Небесных Всадников, чтобы они доставляли вам воду и еду по ходу продвижения.
  -Они могут возроптать... - Растерянно произнес солнечнокровный.
  -Послушай меня... как тебя зовут?
  -Ориал...
  -Ориал... Послушай меня, Ориал. Ты можешь сказать, что сама дива отдала этот приказ... Видишь, как она реагирует? - Лумар со смехом встряхнул возмущенно затрепыхавшуюся воительницу. - Она согласна... Думай, парень. У тебя есть реальный шанс спасти тысячи жизней. И не говори мне, что это тебе безразлично.
  -Я должен посовещаться с остальными солнечнокровными. - Наконец выдохнул Ориал. Его душа явно находилась в глубоком смятении.
  -Иди-иди, посовещайся. Через час жду твоего окончательного ответа.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Через час Ориал принес ответ солнечнокровных возглавивших войско в виду скоропостижной гибели всех тамошних дивов. Он был положительным. Многие солнечнокровные жаждали спасти Кару любой ценой, поскольку восемь бессмертных владык Санга были для них поистине священными особами, давшими им свою кровь и силу. Чуть ли не божествами-родителями. К тому же не все бессмертные света были по своей сути бесчувственными тварями, и многие из них жалели смертных и искренне считали, что воюют с исчадиями мирового зла, которое должно быть искоренено в любом случае и несмотря ни на что.
   Уговор был следующим. Сумеречные обязаны были дать своим врагам как можно больше припасов для пересечения равнины Отчаяния. Светлые же в свою очередь обещались после этого тут же повернуть назад в свои земли. Один Небесный Всадник и сам Ориал оставались в лагере Лумара, чтобы забрать диву, едва их войско углубиться в равнину на три дневных перехода. Учитывая большую мобильность воинов неба, с координацией всех перемещений проблем возникнуть было не должно.
   Так оно и оказалось. Обе стороны в итоге сдержали свое слово, и возмущенная опозоренная, но вполне себе живая и здоровая дива была передана в руки светлых. Первая стычка Ночи и Дня окончилась с равным счетом.
  
  
  
  
   Глава восьмая. Ответный ход.
  
  
  
  
   Оказавшись, наконец, на свободе, Кара пришла в такую неописуемую ярость, что едва не отдала приказ своей армии тотчас же повернуть назад и казнить несчастного Ориала, который невольно оказался крайним между ней и Лумаром, прямо на месте. Не сделала она этого лишь потому, что, несмотря на весь свой фанатизм, была все же далеко не глупа и видела, что ее люди и так на грани бунта. Есть черта, за которой даже священный ужас перед могуществом дивов не удержит людей от восстания. И она вот-вот могла быть перейдена.
   Даже Небесные Всадники и солнечнокровные были на пределе и отнюдь не желали возвращаться назад на верную гибель, и посему диве скрепя сердцем пришлось уступить, ограничившись посланием для короля и Ксиона и обещанием жестоко покарать тех, по чьей вине была сорвана вся их военная кампания.
   В конечном итоге для Ориала и всех остальных все обошлось более менее благополучно. Солнечнокровного не казнили, как он сам того ожидал, и даже не бросили в Яму. Войско дивов с грехом пополам сумело преодолеть обратный путь, правда, потеряв несколько тысяч воинов и без того измотанных сражением и длительным путешествием по сухим раскаленным землям равнины Отчаяния.
   Кара тоже избежала наказания, хотя Ксион был страшно разгневан на своих миньонов за поражение. Однако он тоже был далеко не дураком и посему не стал в преддверии войны с народом Сумрака ссориться со своими поданными. Вместо этого он закрылся в своих покоях и начал придумывать план, который должен был помочь ему раз и навсегда одолеть своего давнего соперника.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Как ни странно, но, потерпев от своих врагов столь сокрушительное поражение, дивы вроде бы малость попритихли. Не собирались более армии, не ковались клинки, люди вернулись к своим повседневным обязанностям, включая и тех воинов, кто сумел вернуться из Великого Похода живым.
   Лумар, вернувшись из очередного своего рейда в земли Полудня, только кривился.
  -Ну, еще бы, после такой взбучки им ничего иного и не остается. - Рассмеялся он в ответ на расспросы Вэла и остальных детей Ночи. - Если они и дальше будут продолжать в том же духе, их ждет бунт. Уже сейчас появились адепты Тьмы, поклоняющиеся нам как богам. Этих они, конечно, вылавливают и казнят, но их стало слишком много. Сейчас Ксион ждет, что я совершу ошибку и сунусь в его Цитадель Света, где уже у него будет передо мной огромное преимущество.
  -А ты совершишь? - Подал голос Вэл.
  -Нет. - Усмехнулся Лумар. - Не совершу. Паду я, и вы все тоже обречены. Тогда уж Ксион, будь уверен, положит всех смертных и бессмертных Санга, но уничтожит весь наш род до последнего вампира.
  -Так что же нам делать?
  -Выжидать. Власть дивов сейчас слаба как никогда. Пусть адепты Тьмы разносят вести о том, что в землях Сумрака каждый свободен. Что там никто никого не гонит на убой как бессловесную скотину. Да пусть наша жизнь тоже нелегка и полна лишений. Но зато у нас есть то, чего смертные никогда не получат при нынешней власти. И именно Свобода. Это высшая ценность из всех возможных. Ни Любовь, ни Дружба, а именно Свобода. Ведь внутренне несвободный человек не может по настоящему любить и принять своего возлюбленного или друга таким, какой он есть. Целиком... - Лумар на мгновение прикрыл глаза, в которых, как показалось Вэлу, на мгновение промелькнул призрак застарелой, но с годами ничуть не притупившейся душевной боли. Или молодому вампиру просто показалось? - Пусть миньоны Ксиона нигде не чувствуют себя в безопасности. Я обращу еще несколько десятков людей во Тьму на землях Полудня. Пусть просвещают людей относительно истинного положения дел. Тогда его нервы не выдержат, и король дивов не откажется от того предложения, которое я намерен в скором времени озвучить для него.
  -Что за предложение?
  -Я вызову его на поединок. Первые два раза я его недооценил, но теперь я знаю, как с ним бороться. Этот бой станет для одного из нас последним. И от его исхода теперь зависит судьба всего этого мира.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Через несколько месяцев после описываемых событий, когда власть дивов начала уже самым натуральным образом трещать по швам, а в некоторых провинциях уже в открытую выказывали недовольство нынешней властью и не признавали светлых владык, Ксион получил весть о том, что Лумар, глава ковена детей Ночи вызывает его на поединок.
   Король дивов был в растерянности. Он боялся посылать войска для подавления мятежей, опасаясь какой-нибудь хитрой ловушки Лумара, ведь проиграй они еще раз хотя бы одно сражение, и можно будет считать, что контроль над смертными дивы потеряли.
   Ксион не представлял, какой именно он должен предпринять ответный ход, но поединок, предложенный главой вампиров, давал ему надежду поправить свои дела и вернуть дивам былое величие. Ведь как ни крути он неуязвим. Ничто в этом мире не могло его уничтожить. А вот как раз Лумар подобной особенностью не обладал.
   Правда он быстрее и сильнее его самого но, во-первых, не намного, а во-вторых, он не сумеет его убить, а значит и не сможет по сути выиграть поединок. Существовал, правда мизерный шанс на то, что вампир догадается об обращении излучения земель Сумрака себе на пользу, но в тех местах он, Ксион, ни в коем случае не согласиться принять бой. Ведь он же не идиот.
   Так что пусть это отродье Тьмы сколь угодно бравирует собственной силой. Он, светлый див, лучший в своем роде, скоро покажет ему, что ум и хитрость значат в этом мире гораздо больше...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ну что он согласен?
  -Да. - Лумар задумчиво почесал бороду. Появление в землях Сумрака стольких вампиров ныне осложнялось тем, что им постоянно требовалась человеческая кровь. Птенцы Лумара не убивали своих жертв пока, ограничиваясь лишь добровольными донорами, коих было в избытке из-за специфики здешних религиозных верований, но все равно их создателю пришлось увести их жить в отдельную пещеру подальше от смертных чтобы лишний раз не провоцировать на агрессию ни тех, ни других.
   Поскольку пещера сия находилась как раз аккурат на землях племени Вэла, самому юноше не раз и не два доводилось видеть на себе настороженные взгляды бывших сородичей. Они, по всей видимости, теперь просто не знали, как именно им следует реагировать на его новый статус.
   Здешний вождь вообще сперва всерьез опасался мести со стороны новообращенного вампира, но тому не было до старика никакого дела. Гибель Умора стала для юноши в свое время тяжелой утратой, но мстить за это старику, который уже сам был практически одной ногой могиле... Нет, подобное было совсем не по нему.
   Так что все сложилось вполне закономерно. Вампиры проживали по сути отдельно от людей, и Вэл, который и во время смертной жизни не имел среди племени близких друзей, теперь практически все время проводил со своей новой семьей.
   - ...Но лишь на своих землях. Мне с трудом удалось добиться проведения поединка неподалеку от Равнины Отчаяния как раз там, где мы с тобой впервые познакомились. - Вампир желчно усмехнулся. - Боится наш обожаемый Светлый Владыка. Боится хоть и всеми силами старается этого не показывать. Я буду не я, если у него на случай собственного поражения не имеется дополнительный план.
  -Какой именно? - Полюбопытствовал Вэл. Незаурядный ум и хитрость его создателя вызывали у юноши самое натуральное восхищение. Да, без Лумара они бы точно ничего не достигли, и дивы бы тогда играючи расправились с ними.
  -Думаю, он попросту прикажет остальным дивам уничтожить меня, едва я начну брать верх, да еще и стянет туда дополнительные войска. Но я тоже не вчера родился. Уже послан клич всем нашим сторонникам собраться у места проведения поединка. Свои воззрения они не станут афишировать до того самого момента, как Ксион не начнет двойную игру. Вот тогда они замаскированные под обычную публику также начнут действовать... Будет много крови, но иначе никак. Ели я сумею убить Ксиона, или хотя бы сделать его недееспособным и убрать от остальных дивов, мы считай что выиграли войну.
  -Но как ты собираешься это сделать на землях Полудня?
  -Вот здесь несколько ножей. - Лумар продемонстрировал Вэлу три коротких прекрасно выкованных швыряльных ножа. - Я напитаю их собственной кровью и воткну Ксиону в особые точки на теле дива, которые я сподобился разыскать, пока наша давняя подруга Кара изволила быть у меня в гостях. Это должно парализовать его. В теории... Если же нет - просто разорву на части и распихаю в отдельности в мешки каждый кусок. После я унесу его в земли Сумрака и похороню в самой глубокой пещере, какую я здесь видел. Причем каждую часть отдельно чтоб уж совсем наверняка.
  -Думаешь, поможет?
  -Не знаю. Но иного выхода у нас все равно нет.
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   На поединок Ксиона и Лумара собралась смотреть толпа в без малого тридцать тысяч человек. Почти треть населения всего Санга. Весть о том, что именно здесь будет решаться судьба этого мира, облетела земли Полудня со скоростью молнии. Вампиры с каждым днем пользовались все большей популярностью и поддержкой, благо дивы успели уже изрядно всех достать своей тиранией и догматическими воззрениями, не несущими простому люду ничего кроме страданий и смерти.
   Были среди этих людей и переодетые бойцы как с той так и с другой стороны. Официально же оба бойца прибыли на поединок в гордом одиночестве. Сохранить лицо и хотя бы внешнее представление о том, что он играет честно, хотел каждый из них.
   Лумар не особенно нервничал. За последние столетия он изрядно поднабрал мощи, а ведь Ксион уже тогда был для него не слишком то опасен, если не считать, конечно, его феноменальной, если не сказать абсолютной живучести. Но сегодня ему это не поможет. Главное до самого конца быть начеку и не дать произойти какой бы то ни было досадной случайности. И тогда все будет в ажуре. Он сумеет добиться своего и, наконец, принесет на эти земли столь желанные всеми мир и свободу.
   Ксион же напротив был издерган последними бессонными ночами. Он прекрасно понимал, что Лумар никогда не согласился бы на этот бой, если бы у него не было какого-нибудь плана на то, как его выиграть. И это очень настораживало. Король дивов сам толком не знал, что случиться, если его убьют в землях Сумрака. Не было случая проверить. Но как ни крути земли сии далеко, а здесь он неуязвим. А значит сегодня он выйдет из боя победителем и навсегда втопчет во прах саму память о детях Ночи и их проклятой силе. Иначе и быть не может.
  -Ихиль. - Подозвал он к себе светловолосого красавца среднего телосложения, который сейчас был облачен в глухой плащ с капюшоном. - Помнишь мой приказ?
  -Да, владыка. - Коротко кивнул див, стараясь не привлекать внимания.
  -Отлично. Скоро победа будет за нами. - Ухмыльнулся Ксион и двинулся к арене.
   Арена представляла собой ту же самую Яму, в которой довелось сражаться Вэлу в свое время. На случай столь знаменательного события из нее были извлечены все звери и заключенные. Теперь она должна была стать местом смертного ристалища лишь для двоих.
   Одним стремительным прыжком низринувшись вниз, Ксион красивым сальто приземлился на ноги, широко раскинув руки в знаке приветствия. Его длинный тонкий меч свободно покоился на перевязи за спиной. Золоченые доспехи дива красиво переливались в лучах полуденного солнца. Треугольный шлем с длинным проносьем венчал вычурный витой белый рог, который вкупе со всем остальным обликом придавал диву вид некоего грозного божества пришедшего совсем из под иных солнц.
  -Лумар! Ну, где ты? Покажись, отродье Тьмы, если на самом деле достаточно смел для того, чтобы выйти сюда! - Звенящим литаническим голосом прокричал див, и Лумар откликнулся.
   Стремительная темная тень выметнулась из передних рядов зрителей столпившихся вокруг котлована и спикировала вниз. Лумар был облачен как всегда в свой просторный темный плащ, который не мешал ему даже при обращении в авлара. Кстати именно он в свое время придумал этот фасон, для того чтобы во время обращения не нужно было избавляться от одежды.
  -Я здесь. - Усмехнулся он и тут же атаковал. Его бросок был столь стремителен, что див во время первого же столкновения умудрился лишиться шлема и заработать два глубоких пореза на лице. Ксион едва сумел отбить этот выпад. Превратившись в смазанный золотистый поток, он атаковал сам, но Лумар легко ушел с линии его атаки.
   Однако див не торопился выходить из потока, гоняя вампира туда-сюда по всей площади котлована. Подобная игра продолжалась где-то минуты две, после чего Ксиону пришлось остановиться, чтобы перевести дух. Этим и воспользовался Лумар, вышибив меч из рук дива и сбив его с ног.
   Ксиону опять пришлось уйти в поток, чтобы попросту не лишиться головы, однако теперь он уже не мог зависнуть в нем на столь долгое время, ибо это жрало слишком много его сил. В очередной раз выйдя из сияния, король дивов уже не сумел вовремя отреагировать. Резкий удар жесткой и тяжелой словно мрамор ладони Лумара вогнал ему носовую кость в мозг, после чего первый из загодя заготовленных ножей исчадия ночи вонзился диву в затылок по самую рукоять.
   Следующий клинок насквозь пронзил темя дива, и последний нож, вампир, яростно разорвав своими черными когтями металл доспеха, словно тонкий лист, вогнал незадачливому поединщику прямо в центр позвоночника, разрушив его целостность.
   Казалось бы, победа была близка, но тут коротко запела тетива, и Лумар задергался с тяжелой стрелой в правом глазу. Дальше целый рой подобных снарядов вонзился в тело вампира, правда, не слишком глубоко из-за жесткой консистенции плоти последнего и плотной ткани плаща.
   На арену стали поспешно спрыгивать дивы и солнечнокровные, загодя прятавшиеся в толпе зевак. Им попытались помешать прятавшиеся там же вампиры. Среди зрителей вспыхнули ожесточенные схватки. В самом котловане было еще жарче. Темные и светлые бессмертные ожесточенно рвали и резали друг друга на куски, стремясь оттеснить соперников от поединщиков.
   Лумар обернулся в авлара, попытавшись, было унести в когтях тело короля дивов, но еще одна стрела, вонзившаяся в голову, заставила тварь разжать лапы и тяжело полететь прочь ни с чем. Четверо дивов благодаря своей сверхсиле все же сумели оттеснить вампиров от тела Ксиона, а у самого Лумара уже не осталось способности продолжать бой, и посему ему пришлось ретироваться. Увидев бегство своего вожака, ринулись прочь и остальные дети Тьмы.
   Светлые их преследовать не стали, окружив тело своего короля сплошным кольцом. Стрелы продолжали бить по поджарому телу авлара, но тот уже сумел подняться достаточно высоко и теперь летел прочь, спеша покинуть столь опасное для него место.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Таким образом, поединок завершился ничем. Лумар не сумел исполнить задуманное. Ксион остался жив, однако и сам король дивов не до конца преуспел в своем плане. Он рассчитывал, что Лумар в горячке боя будет сражаться до последнего и тогда в виду подавляющего численного превосходства светлых бессмертных его можно будет уничтожить.
   Но подобного не случилось. Лумар был слишком опытен и стар, чтобы совершить подобную ошибку, и теперь обе стороны направились каждый в свою вотчину зализывать полученные в стычках раны и придумывать очередные более хитрые и далеко идущие планы о том, как одолеть друг друга.
  
  
  
  
  
  
  
   Интерлюдия.
  
  
  
  -Великий, только что получены срочные сведения от одного из наших агентов. - Высокий темноволосый мужчина с необычными раскосыми глазами преданно уставился на короткостриженного шатена с седыми висками. Последний явно принадлежал к человеческой расе, в то время как у первого облике явно проглядывались нелюдские черты.
  -Сведения какого рода, мальчик мой? - Тепло взглянул шатен на своего ученика.
  -Вы помните эксперимент по прорыву пространственного континуума в иной сектор?
  -Да помню. - Насторожился Демиург Знаний.
  -Так вот получены первые сведения от агента, который был послан в один из тамошних миров. Мир сей носит название Санг. Там полностью отсутствует магия, но зато бессмертные монстры, инкапсулируя свою энергию внутри себя, обнаруживают поразительную скорость и силу. Имя им - светлые дивы, они поработили этот мир и правят огнем и насилием. Но это еще не все. Догадайтесь, кто им противостоит...
  -И кто же? - Не скрывая своего любопытства, поинтересовался Кармос.
  -Вампиры, Великий. Они противостоят дивам и вроде бы как симпатии смертных на их стороне. Дивы несут им лишь рабство и геноцид. Мне кажется необходимо вмешательство Арканта.
  -Я изучал тамошний континуум. Внутри него энергозатраты наши будут особенно велики, но думаю, ты прав, Тиерос. Нельзя закрывать глаза на подобные преступления, тем паче что союзники внутри иного сектора вселенной нам в любом случае не помешают.
  -А что с вампирами?
  -С вампирами... Ну не все они исчадия зла, как ты знаешь, мальчик мой, и раз уж симпатии смертных, как ты сказал, на их стороне... Но в любом случае придется ориентироваться на месте. Иное пространство это не шутки. Так что действовать будем максимально осторожно и сообразно ситуации.
  
  
  
  
  
   Глава девятая. Вторжение из вне.
  
  
  
  
  
   Гнездовья птериксов находились в самой северо-западной части континента, где местность была достаточно холмистой, для того чтобы эти бестии могли спокойно строить гнезда и высиживать птенцов. Однако хитрый тамошний люд, зная об этих местах, ухитрялся выкрадывать яйца рептилий, чтобы потом выращивать из них покорную животную силу, столь необходимую владыкам Санга для поддержания контроля и подавления мятежей со стороны смертных.
   Питомник птериксов находился совсем неподалеку от места обитания их диких сородичей, но последние в эти места предпочитали не соваться, ибо местные охотники вовсю уничтожали их ради драгоценных шкур, из которых потом можно было сделать очень неплохие доспехи.
   Седловых птериксов убивать было запрещено под страхом смертной казни, но на диких этот запрет не распространялся, поскольку выросшие на воле твари абсолютно не поддавались никакой дрессуре.
   Однако сегодня с небес к местным смотрителям пожаловали отнюдь не привычные их глазу летучие бестии. Вместо этого в небесной выси вспыхнул громадный голубой портал, из которого появились неведомые человекоподобные фигуры, закутанные в коричневые балахоны. Они привели с собой также и воинов в необычной радужной броне, которая оказалась не по зубам оружию здешних заправил.
   Разведка Арканта сработала как всегда безукоризненно. Она вычислила два основных места дислокации вражеских войск, на которых зиждился здешний миропорядок. Энергетические клинки рядовых воинов и могучая магия Высоких, коренных обитателей этого мира сделали свое дело. В считанные минуты весь питомник был зачищен от дивьих воинов. Большинство из них было перебито, а лишь немногим уцелевшим из тех, кто сразу бросил оружие, позволили сдаться и связанных по рукам и ногам доставили на Аркант.
  -Великий, здесь все. Каковы наши дальнейшие действия? - Тиерос вопросительно уставился на Демиурга Знаний.
  -У нас огромные затраты энергии. - Устало отозвался Кармос. Как и остальные Высокие, он сегодня принимал самое активное участие в битве. - Нужно быстрее заканчивать с дивами и уходить. Портал на пределе. Если мы сейчас его потеряем, то вернуться назад уже вряд ли сможем.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Когда перед Светлой Цитаделью, монументальным белым обелиском, уходящим своей величественной громадой в небесную высь, из круглых голубых порталов, внезапно возникших вокруг, появились неведомые воители в радужной броне, Ксион оказался первым среди тех, кто сообразил что нужно делать.
   Он был прекрасно осведомлен о наличии иных миров в отличие от других дивов, которых создал из смертных уже на этой земле, и посему ему, скрепя сердце, пришлось срочно бежать на самый верх башни, чтобы воззвать к тем силам, в которых таился исток его собственного существования. К тем силам, о наличии которых он так долго и безуспешно пытался забыть...
  -Великий, посмотрите наверх. - Тиерос указал рукой на вершину башни, над которой безо всякой видимой опоры парили пять больших белых камней размером примерно со среднего человека. - Мне кажется, там готовится какой-то ритуал.
  -Я чувствую. Это ритуал призыва. - Жестко нахмурился Кармос. - Высокие, быстро за мной! --Он сотворил портал, заставив пятерых Высоких переместиться с ним на самый верх башни.
   Хлестнула ослепительная голубая молния сотворенная сразу всеми Высокими, и один из камней раскололо на части. Ксион злобно завыл и кинулся на незванных гостей, превратившись в золотистую молнию. Один из Высоких рухнул на землю рассеченный пополам мечом светлого дива.
   Миг. И в руках Кармоса оказалась широкая черная лента, которая как живая сноровисто обвила Ксиона с ног до головы, полностью его обездвижив. Теперь он только и мог, что бессильно рычать и извиваться на земле. Порвать неведомое изобретение неведомого чародея ему оказалось не под силу.
  -Так этого пока в лагерь. - Кармос и впрямь телепортировал пленника к остальным своим воинам, собравшимся у подножия башни, которые впрочем, на всякий случай держались от нее на весьма почтительном расстоянии. - Пора заканчивать с остальными, а потом срочно назад. Иначе мы потеряем возможность обратного исхода.
   Отсканировав пространство внутри башни при помощи внутреннего зрения, Кармос в один миг перенес всех выживших Высоких в главный зал Светлой Цитадели, где ныне собрались все остальные дивы и солнечнокровные, не знавшие что предпринять в отсутствии своего вечного владыки.
   Сразу вычленив главных своих врагов, уроженцы Арканта атаковали дивов. Первым из них пал златокудрый богатырь Иссильд. Голубая молния Тиероса взорвала его голову изнутри. Кара кинулась на Высоких как дикая кошка. Ее знаменитое на весь Санг копье с огромной скоростью ударила в фигуру Кармоса, но лишь для того чтобы бессильно отскочить назад, превратившись в жалкий огарок дерева и металла. Демиург Знаний ни на секунду не забывал о защите.
   Из рук Высоких выметнулись голубые петли, охватившие диву со всех сторон. Она злобно зарычала, превратившись в золотой смазанный поток, но разорвать заклятие не сумела. С минуту подергавшись в энергетических потоках, она погасла, рухнув на землю мертвой, попросту выгорев изнутри до тла. Сила Арканта оказалась для нее непомерна.
   А тем временем Кармос силовым полем энергии оттеснил всех солнечнокровных вон из залы. Тягаться с демиургом в чистой мощи оказалось для них непосильным испытанием. Последний выживший див Ихиль предпочел бросить свои парные клинки наземь и замереть в коленопреклоненной позе в знаке покорности. Его примеру последовали еще несколько солнечнокровных.
   Захватив пленников в лагерь, Кармос приказ остальным Высоким вместе с пленными и простыми воинами Арканта возвращаться назад. Его же ждало еще одно неоконченное дело. Несколько сотен солнечнокровных еще были в башне, но сил на то, чтобы договариваться с ними уже не было.
   Время было на исходе, а солнечнокровных ни в коем случае нельзя было оставлять в живых в виду их количества и потенциальной опасности, и посему Кармос скрепя сердце вынул из складок своей коричневой хламиды несколько серо-бурых комков слизи. Протоплазменные био-деструкторы с Занны, купленные за непомерную цену у Демиурга Жизни Лотариуса. Похоже, что пришло время пустить их в ход.
   Комки протоплазмы легко прилипли к матовой мраморной поверхности подножия башни, после чего голубой портал мгновенно перенес Демиурга Знаний к основным вратам в его измерение, оставшимся в небе над бывшим питомником птериксов, чтобы он вместе с остальными смог вернуться назад.
   А еще через несколько секунд вся Светлая Цитадель беззвучно осыпалась вниз пыльными каменными обломками, навсегда похоронив под своей непомерной тяжестью всех солнечнокровных находящихся внутри. Так Свет победил Свет, принеся, наконец, мир на эти многострадальные земли...
  
  
  
   Эпилог.
  
  
  
  
   После своей блистательной победы неведомые пришельцы сгинули неизвестно куда. Так, по крайней мере, думали оставшиеся в осиротевшем Санге дети ночи и выжившие солнечнокровные. Последних, к слову сказать, осталось совсем мало.
   Прознав о падении Светлой Цитадели и об исчезновении дивов, люди сполна отыгрались на детях света за все их прошлые прегрешения. Уцелело лишь меньше десятка сиих бессмертных. Среди них был и воин по имени Ориал. Многие воины пошедшие с дивами в Великий Поход помнили о том, кому именно были обязаны своим спасением, и посему сполна выплатили этот долг, сохранив солнечнокровному жизнь и защитив от преследования.
   На самом же деле бессмертные Арканта вернулись назад в свой мир, и поскольку велика была их вражда с темными демиургами своего слоя, более не предпринимали они попыток проникновения в иной.
   И лишь спустя тысячелетия, в ходе которых Санг неоднократно сотрясали жестокие войны, но лишь с участием смертных, поскольку все бессмертные этого мира предпочли продолжать существование в тени, уже эрды из мира Этерры , дружественного для Арканта мира, прошли путем своих давних союзников и открыли для всех желающих в мире Санг проход в иной мир.
   Стройные дивные создания, они принесли свои изобретения и культуру в дикий мир Санга, научив его жителей добру и милосердию. Некоторые из них даже предпочли остаться в этом мире в качестве новых хранителей нового порядка.
   Среди потока добровольных переселенцев в иной мир оказался и Вэл, уже не юноша, но могущественный и древний вампир. Ему уже давным давно наскучила жизнь на Санге. Все древние это мира затаились, поклявшись более никогда не воевать друг против друга, и если даже порой дитя ночи встречался с солнечнокровным лицом к лицу, это становилось лишь поводом для ностальгии о былых славных временах, когда этот мир еще принадлежал бессмертным...
   Для людей же, которые живут слишком мало, истории о вампирах и дивах постепенно стали лишь красивыми сказками, которые хорошо рассказывать детям на ночь, или в походе при свете бликующего полуночного костра.
   Так закончилась история Вэла в этом мире. В мире же ином могучего вампира ждали еще многие невероятные приключения и опасности. Впрочем, этой истории место уже в совсем иной летописи.
  
  
  
  
   Апрель- сентябрь 2013.
  
  
  
  
  
   Аннотация. (На обложку).
  
  
  
   Истории трех великих героев Сотворенных Миров Авара, Воронвэ и Владыки Ночи Вэла с момента рождения и вплоть до первого появления в последующих романах. Каждая из историй абсолютно самостоятельна, но, тем не менее, мистическим образом связана с остальными...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"