Созутов Семен Евгеньевич: другие произведения.

Силора. Жизнь после смерти.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Силора - уникальный мир. Мир бесчисленных рас и народов самого разнообразного и причудливого толка. Мир, который пережил огромное количество потрясений, но вопреки всем и всяческим перипетиям, приключившимся с ним до сих пор еще жив. Однако на этот раз ему противостоит враг невиданной силы. Враг, который уже поглотил огромное количество иных миров, и который не привык отступать и проигрывать. Но не стоит забывать о том, что силорцам уже не раз доводилось побеждать даже самых могучих и неодолимых с виду противников. Побеждать вопреки всему... Читать сразу после "Миротворца". Второй роман мегацикла.

   Цикл: Мир Силоры.
  
  
  
  
   Силора. Жизнь после смерти.
   Книга Возрождения.
  
  Карта мира Силоры [Созутов Семен]
  
  
  
  
  
  
   Пролог. 305 г. Э. Н.
  
  
  
  
  
   Вечерело. Бездонная морская гладь неподалеку от того места, где когда-то находился кошмарный Провал, жуткая иномировая бездна в этот день была бы как обычно безмятежно спокойной, если бы не дикая свистопляска неведомых сил, что бушевала в воздухе над нею.
   Собственно говоря, на поверхности воды это никак не отображалось, но назвать атмосферу того вечера спокойной было бы попросту смешно. Два существа невероятной силы сплелись в борьбе не на жизнь, а на смерть, заставляя воздух вокруг гудеть от чудовищного напряжения. Черные как ночь призрачные щупальца сплетались с радужным сиянием, и сияние понемногу одолевало своего сверхъестественного соперника.
   Наконец слошной кокон радужной переливающейся энергии окружил со всех сторон сгусток первородной Тьмы, который через мгновение под воздействием его силы растаял без следа. Неведомое сияние же, справившись со своей задачей, тут же приняло форму человеческого тела, которое через мгновение в ослепительной вспышке также бесследно растворилось в воздухе.
  
   ***
  
  
  
  -Что случилось, Рамон? - Плачущий озабоченно наклонился над бледным кареглазым юношей, который среди ночи своим жутким криком переполошил всех обитателей дома. - Тебе приснился кошмар?
  -Мне было видение... - Заворожено прошептал тот. - Мир закричал от боли... Как будто бы он получил смертельную рану...
  -Ты уверен в этом? - Озабоченно нахмурился Авар. - Может, это был лишь дурной сон...
  -Не знаю... Но никогда ранее мне не было так плохо... и так страшно...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Облаченная в глухой темный плащ фигура медленно двигалась по пустынным пескам Сархалиона, направляясь на север. У него ушло много сил на то чтобы одолеть своего соперника, который оказался невероятно могучим. Могучим настолько, что все, что ему удалось сделать, это погрузить его в сон, ибо сущность Хранителя неразрывно связана с тем миром, который он оберегает. А значит и уничтожить его можно будет лишь тогда, когда будет уничтожен весь его мир.
   Фигура зловеще расхохоталась, и под глухим капюшоном сверкнула вспышка ослепительного радужного огня. Что ж, за этим, как говорится, дело не станет...
  
  
  
  
  
  
  
   Часть первая. 300 лет спустя...
  
  
  
  
   Глава первая. Новые реалии.
  
  
  
  
  
  -Почему мне пришлось так долго ждать тебя? - Маленький невзрачный человечек с трусливыми бегающими глазками недовольно уставился на красивого темноволосого юношу с серыми глазами и похожими габаритами, хотя и сложенного намного более пропорционально. - Не забывай, ты живешь в моей стране, а значит должен повиноваться моим приказам незамедлительно!
  -Вот как... - Неопределенно протянул юноша, а затем вдруг неожиданно резким неуловимым движением оказался подле опешившего человечка и схватил его за горло.
   Человечек сдавленно захрипел, двое дюжих охранников ринулись, было на подмогу, но были тут же остановлены одним жестким взглядом холодных как лед серых глаз. Они слишком хорошо знали силу вновь пришедшего, чтобы не подчиниться предостережению.
  -Ты, похоже, кое-что подзабыл, мой дорогой друг. - Спокойно процедил юноша, но от его тона у всех присутствующих в тронном зале дворца стольного града Орса на мгновение застыла кровь в жилах. - Моя земля - это моя земля. Никаких прав на нее ты не имеешь. И еще. Я никогда и никому не подчинялся по принуждению. И не подчинюсь. Запомни это, Ваше Величество. - С этими словами юноша брезгливо выпустил дергающегося от ужаса человечка и неторопливо вытер руку о полу его мантии. - А теперь давай начнем нашу беседу заново. Зачем ты меня позвал?
  -Наяды... - Стараясь справиться со своим страхом, хрипло прокаркал человечек, вздрагивая от пережитого унижения. - Они совсем зарвались... Не платят подать, хотя и живут на моих землях. Их давно бы стоило приструнить.
  -Дорогой мой Авир, ты опять путаешь понятия. - Усмехнулся сероглазый юноша. - Наяды живут на своих землях и посему подати платить тебе не обязаны. Я сам лично отдал им Сарту, выполняя обещание Самхейна, данное им триста лет тому назад. Поэтому все твои претензии к ним, мягко говоря, лишены смысла.
  -Но времена изменились. - Вкрадчиво отозвался король мэртисской империи Авир I, к которому постепенно возвращалась его прежняя самоуверенность. - Мы стали сильнее, и договор нужно пересмотреть. Пусть эти нелюди платят мне ежегодную подать или убираются за океан, откуда и прибыли!
  -Ну что ж, ты как король имеешь полное право объявить им войну, но мои вампиры в этом участвовать не будут. Это мое последнее слово.
  -Но мои войска без поддержки твоих птенцов не пойдут против змеелюдов!
  -В таком случае сам отправляйся в Сарту и скажи наядам, что они больше не хозяева на своей земле. - Хмыкнул Владыка Ночи. - Посмотрим, что они тебе на это ответят... Если у тебя все, то извини, у меня дела. В Гитсе в последнее время неспокойно... Кто-то сеет панику среди людей, заставляя их выступать против вампиров. И предупреждаю, Авир. - Голос Вэла потяжелел. - Если я узнаю, что в этом замешан ты или кто-то из твоего ближайшего окружения, то у Мэртиса в самое ближайшее время будет новый король. Все, бывай. - С этими словами Владыка Ночи обратился в огромного авлара и вылетел в распахнутое окно.
  
  
   ***
  
  
  
   После гибели Владыки Хаоса Самхейна прошло без малого триста лет. С тех пор в балансе сил Силоры не произошло особенно существенных изменений. Напротив Эпоха Надежд в полной мере оправдала себя. Официально в хрониках летописцев она началась сразу же после гибели Самхейна и уничтожении врат в другое измерение. Так закончилась Эпоха Потрясений...
   Бесчисленные расы и народы мира Силоры продолжали жить каждый на своих землях. Можно было даже сказать, что эти триста лет были тремястами лет мира, хотя конечно и не обходилось без мелких локальных конфликтов. Крупных же войн не случалось вовсе. Однако народы Силоры сильно разрослись по численности и жаждали новых земель. Так что что-то вот-вот должно было произойти.
   Напряжение копилось постепенно, но неотвратимо. Вот и в Мэртисе ситуация складывалась похожим образом, особенно после того, как к власти пришел нынешний монарх оказавшийся весьма никудышным правителем. Ковен вампиров, который до недавнего времени во многом помогал в управлении империей света, теперь был сослан на вторые роли, зато очень усилилась власть церкви Всевышнего Атона.
   Ее служители вдруг ни с того, ни с сего стали обнаруживать недюжинные способности к магии, что сильно не нравилось Владыке Ночи. Но ему пришлось смириться. Отстраненный от внешнего мира, хоть и не столь сильно как его птенцы, он вмешивался в политику смертных лишь опосредованно, да и то в большей степени отдавая дань уважения памяти погибшего друга, нежели действительно интересуясь делами людей.
   Бессмертные вообще в последнее время затаились и ушли в тень. Люди же живут слишком мало, и поэтому вскоре они забыли о событиях Войны Потрясений, равно как и том, кому именно они были обязаны своим тогдашним спасением...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Рита тихонько кралась среди непроглядного ночного мрака, моля святого Воронвэ-Заступника лишь о том, чтобы ее не заметили. Ее сердце бешено колотилось в такт осторожным шагам, хотя вроде бы в этом деле она была уже далеко не новичком.
   Рита была довольно привлекательной молодой девушкой с копной роскошных черных волос, но ей сильно не повезло в жизни. Она родилась в бедном окраинном квартале столице, и жила с одной лишь престарелой матерью. Денег у них не было, идти на панель было не по ней, и посему Рита, чтобы хоть как-то существовать, сделалась воровкой, ибо на работу ее попросту не брали. Слишком уж много было нуждающихся.
   Вот и сегодня Рита наведалась в один довольно богатый дом, расположенный в благополучном районе Орса, чтобы совершить очередную кражу. Девушка была очень ловкой и незаметной, посему ее и приметил Ухор, главарь одной из уличных банд, что в последнее время расцвели в славном Орсе как грибы после дождя.
   Работа осуществлялась следующим образом. Наводчик под различными предлогами проникал в богатые дома, вычисляя потенциальных жертв, а после, как правило, ночью специальные люди вскрывали замок, и уже непосредственно Рита проникала вовнутрь, а ее подельники ждали снаружи.
   Таким образом, бандиты максимально обезопасили себя, заставляя девушку делать за них самую опасную работу. Уже после при дележе добычи Рите доставались жалкие крохи от того, что ей удавалось добыть, но даже этого ей хватало хоть и впритык на то, чтобы худо-бедно жить.
   Сегодня же заказ оказался особенно опасным. Особняк, который банда собиралась ограбить, принадлежал ни кому-нибудь, а самому Гурмосу, начальнику дворцовой охраны. Но вроде бы пока все шло гладко. Собаки во дворе (большая редкость!) были усыплены специальными снадобьями, замок вскрыт, и девушка уже успела прихватить немало ценных вещей, о месторасположении которых ее заранее уведомил наводчик.
   И вот уже вроде бы пора уходить, и вот уже совсем близко заветный выход, как вдруг...
  -Попалась, воровка! - Цепкая мужская рука ловко поймала ее за волосы, а затем вторая безжалостно вывернула девушке запястье.
   Рита глухо застонала от боли и попыталась пнуть обидчика, но не тут то было. Задержавший ее мужчина был далеко не новичком в боевых искусствах в отличие от нее самой, и посему всего через мгновение Рита уже лежала обездвиженная придавленная к полу тяжелым коленом и могла лишь только беспомощно брыкаться.
   Вспыхнули факелы. Со всех сторон к месту происшествия заспешили заспанные встревоженные слуги и стражники.
  -Господин, вы в порядке? - Обеспокоено спросил мужчину, поймавшего Риту высокорослый стражник могучего сложения, по всей видимости, старший среди своих.
  -В порядке, в порядке... - Проворчал он, с кряхтением подымаясь с колен. - А вот вас бы не мешало выгнать ко всем чертям за разгильдяйство! Совсем распустились... Это ж надо! Проморгать воровку в моем доме!... Ладно, чего там... Давайте вяжите эту голубушку и в подвал на цепь. А уж утром мы с ней как следует потолкуем...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ну что, голуба, давай, выкладывай, - черноволосый усатый мужчина, обремененный изрядным брюшком выжидающе уставился на сжавшуюся в комок Риту - кто твои подельники, имена, клички, где хоронятся... Всяко ж не одна ты это все провернуть хотела... Ты мне их имена, а я тебя тогда по-свойски обласкаю. Сделаешь все правильно, так мы тебя даже особо и не попортим. Сразу видно, девка ты ладная... А нет, так пойдешь не взыщи на плаху. Обворовать начальника дворцовой охраны. - Гурмос гордо подбоченился. - Тяжкое государственное преступление. Сама должна понимать... Ну, так что выбираешь?
  -Одна я была... - Отвела глаза Рита. - Не было со мной никого.
  -Одна, говоришь, была... - Усмехнулся Гурмос. - А кто же мне тогда всех псов потравил, а? Бедолаги вон до сих пор в себя придти не могут... А замок кто вскрыл? Думаешь, я руку мастера не узнаю... Нет, голубка. Не одна ты была. Не одна как пить дать... Чего ты их покрываешь? Боишься что ль расправы? Так не бойся. Мы их всех голубчиков враз накроем. А тебя отпустим... Ну, так как, скажешь или нет?
  -Одна я была... - Через силу выдавила Рита, вновь отводя взор. По-другому и быть не могло. Ухор был очень хитрым и осторожным человеком, и посему каждый раз, когда Рита отправлялась на задания, специальный человек оставался дома с ее матерью, как гарантия ее молчания, в случае если ее поймают. - Одна...
  -Ну что ж, будь, по-твоему. - Разочарованно вздохнул Гурмос. - Пытать я тебя не буду, не по мне это, ну а за грех свой ответишь по всей строгости, как и обещал. Завтра тебя казнят на главной площади. Советую свой последний день провести в молитвах Всевышнему, чтобы он был милостив к твоей грешной душе. - С этими словами Гурмос неспеша покинул подвал, где держали девушку. Следом за ним вышли и его молчаливые стражи.
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Снова казнь... - Рамон с отвращением уставился на эшафот, где огромный дюжий палач в черной маске уже затачивал свой чудовищный обоюдоострый топор каменным оселком, доводя лезвие до идеального состояния. Приговоренных пока еще не привезли, но казнь должна была состояться с минуты на минуту, и посему за этим дело не станет. Палачи Орса, равно как и специальная стража ответственная за исполнения наказаний знала свое дело на ять. - И когда только они успокоятся...
  -Нда... Что-то в последнее время власти совсем озверели... - Неопределенно процедил красивый юноша с длинными черными волосами, меж которых виднелась широкая седая прядь. Впрочем, сейчас его голова была скрыта глухим капюшоном просторного плаща и посему эту его удивительную особенность никто из толпы разглядеть не мог.
   А толпа на площади собралась довольно внушительная. Ну, еще бы. Казнь - крайне знаменательное и интересное событие, по крайней мере, по меркам средневекового люда, не шибко избалованного на развлечения. Так что, понятное дело, пропускать подобное не хотел никто.
  -Чую, надо уходить из города. А то не ровен час... - Седовласый юноша неопределенно хмыкнул. - Ну, в общем, ты меня понял.
  -А что Хирам и Гротт?
  -Они до сих пор торчат на заднем дворе, проверяют кто из них сильнее. - Рассмеялся Авар. -А если ты то об их взгляде на все это, то думаю, они не будут возражать.
  -А капитан?
  -Этот вчера как всегда надрался и теперь дрыхнет... - Бог Ветра неодобрительно покачал головой. - Даже не знаю, что с этим делать. Он, по-моему, стал квасить еще больше с тех пор как стал бессмертным... Ладно, с этим мы еще разберемся... Смотри, приговоренных ведут. - Толкнул он в бок зазевавшегося юношу.
   Приговоренных и впрямь возвели на помост четверо дюжих стражников. Обычно процессии подобного рода были гораздо более внушительными, но сегодня смертников было всего двое. Невысокий худощавый седой человек средних лет и совсем юная черноволосая девушка, испуганно озирающаяся по сторонам. При виде нее у Рамона сжало сердце от острого приступа жалости и... чего-то еще, пока непонятного даже ему самому.
   А тем временем обвинитель, облаченный в коричневую мантию, коротко зачитал приговор сразу обоим приговоренным и поспешил покинуть эшафот. Первого к плахе подвели мужчину. Уже непосредственно перед ней тот отчаянно запричитал и попытался вырваться из цепких рук стражников. Один из них тут успокоил его сильным ударом под дых, а затем оба сноровисто просунули его голову и руки меж дубовыми колодками плахи.
   Коротко свистнул двуручный топор, и отрубленная голова покатилась по деревянному настилу эшафота, пачкая его кровью. Палач неспеша поднял ее за волосы и продемонстрировал толпе, которая тут же отозвалась на это восторженным ревом, после чего оная голова перекочевала в специальную корзину, небрежно брошенная туда сильной рукой исполнителя наказаний.
  -Неужели и ее также? - С мукой прошептал Рамон. - Нет, не хочу... Авар, помоги ей!
  -Да ты что, сдурел? - Вытаращил глаза на юношу Бог Ветра. - На виду у смертных, да еще и сейчас, когда этот... Орден Страждущих практически сел нам на хвост! И думать забудь.
  -Авар, пожалуйста! Я у тебя никогда больше ничего не попрошу! Только спаси ее!
  -Ты всегда так говоришь... до очередной просьбы. - Хмыкнул Авар.
  -Мы же все равно собираемся уходить из города!
  -Ладно, хорошо уговорил. Ждешь, когда я закончу, и лишь потом, только потом аккуратно покидаешь толпу и идешь домой, понял?
  -Да понял, понял, давай быстрее! Они уже начинают! - Отчаянно задергал Плачущего за рукав Рамон.
  -Хорошо, как скажешь... - Усмехнулся Бог Ветра и на глазах изумленных людей стремительно взвился в воздух и оказался прямо перед эшафотом. Опешивший от такого палач замер на месте, подняв топор, но короткий росчерк недлинного прямого меча Плачущего, который он прятал в складках своего необъятного плаща заставил его забулькать перерезанным горлом и рухнуть на эшафот. Стражи же в свою очередь оказались сбитыми с ног порывами мощного ветра налетевшего непонятно откуда.
   Авар же, не теряя времени даром, легко сорвал верхнюю колодку плахи, затем подхватил опешившую девушку под руки и полетел прочь. Несколько арбалетных болтов выпущенных ему вдогонку оправившимися от изумления стражниками пролетели мимо цели...
  
  
  
   Глава вторая. Незваная гостья.
  
  
  
  
  
  
  -Ну и что нам теперь с ней делать? - Грузный усатый мужик в грязной засаленной рубахе неодобрительно уставился на испуганно сжавшуюся худенькую черноволосую девушку лет двадцати. - Доведет ведь девка до греха, как пить дать доведет...
  -Да брось, ты же сейчас не в море. - Рассмеялся Авар. - Да и потом до какого такого греха? У тебя там, небось, от пьянства давным давно уже ничего не работает!
  -Смейся, смейся... - Неодобрительно пробурчал Урхаган. - Я еще всем вам сосункам фору дам...
  -Ты бы все-таки поменьше пил, друг. - Уже другим тоном продолжил Плачущий. - А то, знаешь ли.... Ну, в общем, не слишком приятно.
  -А я не просил делать меня бессмертным! - В свою очередь вскинулся Урхаган. - Сотворили грех, теперь терпите...
   Надо сказать, что после смерти Рины капитан не хотел жить и долгое время пребывал в состоянии мрачной отчужденной прострации, потребляя в немереных количествах самую дешевую и дурную выпивку. Друзья долго не могли придумать, чем ему помочь, и тогда Хирам предложил Авару сделать капитана бессмертным. И так как тот наотрез отказывался, они дождались, когда Урхаган в очередной раз напьется до мертвецкого состояния, и попросту влили зелье алхимика ему в горло.
   Уже трезвым узнав об этом, капитан страшно разозлился и сперва хотел вообще уйти из дома Авара, но потом от души обругал друзей последними словами. Потом напился... А потом неожиданно остался.
  -Ага, Авар дело говорит, не слишком то приятно было наблюдать, как ты вчера валялся здесь посреди комнаты, заголившись. - Поддержал Бога Ветра Рамон.
  -Врешь, сопляк, не было такого! - Вскинулся задетый за живое капитан.
  -Было. - Хмыкнул Плачущий. - И кстати уже далеко не в первый раз... Я понимаю твою боль, сам не раз терял друзей, но это не повод постоянно заливать себя этим дерьмом.
  -Да пошли вы, сосунки, много вы понимаете в жизни... - Пробурчал Урхаган, вставая с кресла и умудрившись по ходу движения перевернуть стоявший на столе канделябр.
   Бронзовый подсвечник тяжело рухнул на деревянный пол, но к счастью свечи, зажженные по вечернему времени, тут же погасли от удара, и посему пожара на сей раз не случилось. Капитан же, не обращая никакого внимания на плоды своих пьяных трудов направился наверх в свои "покои". Ему явно был необходим отдых.
  -Нет, ну и что прикажешь мне с ним делать? - Повернулся Авар к Рамону. - Ведь не мальчик уже... Ладно с этим после разберемся. Теперь с тобой. - Повернулся Плачущий к Рите, которая уже начала потихоньку осваиваться в новой незнакомой для нее обстановке. - До нашего отъезда из города побудешь здесь. После выберешь сама. Либо продолжишь путь вместе с нами, либо... иди куда пожелаешь. Но до того момента будешь слушаться меня во всем, это ясно?
  -Ясно. - Коротко кивнула девушка. Она, несмотря на свои молодые годы, была уже достаточно бита жизнью, чтобы понимать, когда нужно спорить, а когда стоит и промолчать.
  -В таком случае сейчас отправляйся к себе в комнату... А, у тебя ее нет... Займешь пока комнату Рамона... Нет, а что ты на меня уставился, твоя ж была идея!
  -Дома у меня осталась престарелая мать... - Рискнула нарушить неловкое молчание девушка.
  -Еще веселее... - Присвистнул Плачущий. - Ладно, сейчас расскажешь мне, где она живет, а уже завтра я обо всем разузнаю...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   На следующее утро Авар вернулся домой после вынужденной разведки, растолкав сонного Рамона, который теперь спал в гостиной. Вообще небольшой двухэтажный особняк, который Бог Ветра сподобился приобрести сразу же после Войны Потрясений, воистину стал их вторым домом.
   Правда, Авару и остальным приходилось жить в нем периодами, чтобы соседи ничего не заподозрили, благо триста лет - чересчур уж большой срок для любого смертного и никакими байками здесь попросту не отговоришься. Так что лет тридцать они жили в Орсе, потом переезжали в Гитс к Владыке Ночи, где благополучно гостили лет пятьдесят и... снова, так сказать в родные пенаты.
   Все соседи к тому времени благополучно отправлялись в мир иной, ибо средняя продолжительность жизни смертных в Силоре не была особенно великой, ну а их потомки и знать не знали, что "новые" владельцы дома на самом деле отнюдь не новые, а просто хорошо забытые старые. За особняком же на время их отсутствия присматривал кто-нибудь из детей Владыке Ночи, так что с этим особых трудностей тоже не возникало.
  -Вставай, лежебока. - Рассмеялся Плачущий, видя недовольно кривящегося Рамона, всю ночь проспавшего на кресле в неудобной позе и теперь чувствовавшего себя не самым лучшим образом. - Я тут навел кое-какие справки о нашей новой постоялице... а вот кстати и она... В общем так, дева, новости у меня неутешительные. Матушка твоя, как узнала, что тебя схватили, померла от сердечного приступа... Нет, твои подельники ее не тронули, тот, что оставался с ней, сам перепугался, побежал на помощь соседей звать, когда ей плохо стало... Видать не совсем еще пропащий человек... Что смотришь? А ты думала, я не узнаю о твоих связях... Ладно, не плачь, мать ты этим все одно не вернешь... Или наоборот поплачь. Может оно легче станет...
  -Зачем ты с ней так! - Вскинулся Рамон, едва девушка исчезла наверху.
  -Как так... Ну извини, я тебе не сестра милосердия, души врачевать не умею... Хотя конечно жалко девчонку. Такая молодая, а уже столько всего на нее свалилось... Кстати, а где все остальные?
  -Капитан спит, а Хирам и Гротт на заднем дворе промеж собой борются.
  -В общем, все как всегда... Ладно буди капитана, а я пока позову этих воителей. Пора начинать шоу.
  -Ты уверен, что стоит?
  -Уверен. Нужно вести себя также как и всегда, чтобы не вызывать ненужных подозрений.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Уважаемые дамы и господа! - Звонкий голос Рамона разносился далеко окрест. - Предлагаем вашему почтенному вниманию представление марионеток! Господин Кукольник творит настоящие чудеса! В его руках марионетки словно живые! Эх, да что там говорить! Смотрите сами... - С этими словами юноша отошел в сторонку, открывая взорам собравшихся небольшой лоток на котором и должно было происходить представление.
  -Где капитан. - Одними губами прошептал Авар, когда Рамон проходил мимо него.
  -Не добудился, сильно пьяный был. - Также едва слышно ответил юноша.
  -Вот скотина. - Пробормотал про себя Бог Ветра. - Ну, ничего, проспится, получит от меня добрый пропиздон... - Плачущий еще раз вздохнул. Капитана нет, но ничего не попишешь, представление надо было начинать, и посему Авар взмахнул руками, и...
  -Эй, Тара, где моя бутылка? - Хриплым голосом проворчал седой с плешиной дед, поднимаясь над лотком. При этом руки Бога Ветра были демонстративно расположены на виду у зрителей, так что фигурка как бы парила в воздухе сама по себе.
   Народ на площади восхищенно замер. Никто из них не мог разгадать природу фокуса, и посему разворачивающееся перед ними действо особенно притягивало взор.
  -Пошел ты к лешему, ирод! - Над лотком поднялась сутулая большеносая старуха в платке, донельзя сварливая даже на вид. - Все пропил, скоро по миру пойдем, а все ему неймется! Ох, говорила ведь мне матушка, намаешься ты с ним, так нет же! Позарилась, дура на смазливую рожу. И где она теперь то? Старость все съела, а ума совсем не прибавила! Наоборот, совсем дурак дураком стал! Лишь бы выпить! Скоро совсем уж загнешься от своего пьянства!
   Народ на площади покатывался со смеху. У Урхагана озвучивать получалось лучше, но и сам Плачущий справлялся с этим вполне неплохо, благо ему уже далеко не в первый раз приходилось подменять старого забулдыгу на работе.
  -Да ты на себя посмотри, старая мегера! Черти в аду и то краше!
  -Да чтоб ты шею себе сломал в своем кабаке, старый дурень!
  -Да что ж это такое ни выпить, ни х...я... Проклятая баба! Чтоб тебя черти в ад утащили! - Парировал пропойца-дед.
  -Тебя скорее утащат, скотина! - Истерично взвизгнула старуха и огрела своего суженого чугунной сковородой, которая чудесным образом появилась в ее руке.
   Пьяный скандал продолжался еще несколько минут под довольный хохот зрителей, после чего супруги, наконец, примирились, и представление было окончено. Народ был доволен и щедро сыпал в подставленную шляпу медные, а иногда даже и серебряные монеты.
  -Ну а теперь встречайте! - Голос Рамона звенел от восторга. - Грозный Гроттурра! Он будет бороться с каждым желающим на руках, или в обхватку. Также можно побиться с ним и в кулачном поединке, ежели у кого смелости хватит!
   На импровизированной арене специально сооруженной для подобных случаев показался силач Гротт. Ему даже не потребовался эликсир Хирама. Гротт-Урод оказался природной Бестией Хаоса с очень высоким уровнем силы, так что бессмертие было даровано ему самой природой. Об этом Авару поведал сам Самхейн еще до своей гибели...
   Сперва Гротт не хотел принимать участие в кулачных боях, но потом по мере того росла его и без того немалая сила, он переменил свое решение, благо теперь он стал настолько силен, что мог спокойно вырубать своих соперников без существенного урона для их здоровья.
   Гротт или как он теперь себя называл Гроттурра, был обнажен до пояса, открывая всем собравшимся свое мощное коренастое тело без капли жира. А его уродливая шишковатая голова вызывала невольный ужас даже у бывалых, битых жизнью людей.
  -Ну что, кто смелый? - Рамон задорно обвел взглядом толпу.
  -Эх, была, не была! - Хлопнул себя по колену крепкий чернявый молодой парень лет двадцати и полез на помост.
  -Куда ты, дурень! - Сочувственно заорали ему некоторые из тех, что посердобольнее люди. - Покалечит ведь!
  -Нет, пущай покажет, на что способен! - Не соглашались более кровожадные, которым не терпелось посмотреть поединок. Благо не редки были и такие дни, когда против Гротурры не выходил вообще никто, настолько грозным бойцом он был. Это притом что выступления труппы Авара проходило в последнее время чуть ли не каждый день на главной площади Орса.
   Однако парень был явно не из пугливых. Не обращая внимания на крики зевак, он спокойно встал напротив гиганта Гротта.
  -Кулачный бой или как? - Вопросительно поднял бровь Урод.
  -В обхватку. - Не согласился парень.
  -Уверен? - Насмешливо рыкнул исполин, скептически оглядывая довольно щуплую на его фоне фигуру паренька.
  -Уверен. - Отпарировал тот.
  -Ну, тогда начали. - Рыкнул исполин, медленно надвигаясь на юношу.
   Вообще борьба "в обхватку" на самом деле была ею только по одному названию. На самом деле при этом состязании было лишь запрещено бить, а все остальное было вполне разрешено. Выигравшим считался тот, кому первым удавалось повалить своего противника на обе лопатки.
   Урод уже с первых же секунд схватки попытался обхватить соперника своими могучими лапами, но тот неожиданно ловко уклонился и, проскользнув между ногами колосса, дал ему ловкую подсечку сразу двумя ногами.
   Не ожидавший подобного силач, вы меня простите, уселся на жопу. Причем во всех смыслах. Юноша же, не теряя времени даром быстро обхватил Урода ногами за шею и попытался уложить его на спину. Гроттурра играючи стряхнул с себя юношу, а затем, легко скрутив, прижал к помосту, тем самым завершив схватку.
  -Как зовут то тебя? - Тепло рыкнул он, глядя на поверженного противника.
  -Тимор. - Коротко отозвался тот. - Чуть-чуть не рассчитал. Слишком уж ты силен.
  -Иссайшинская школа? А? Я прав?
  -Откуда ты... - Изумленно вытаращился юноша. - Да ты прав.
  -Ох уж эти мне иссайшинцы... - В притворном гневе рыкнул исполин. - Все им неймется... Кто твой мастер?... Да не бойся, мне можно сказать.
  -Мастер Хой. Седьмой дзэн посвящения. - Повинуясь внезапному наитию, выдохнул юноша.
  -Знаю такого. - Кивнул головой Гротт-Урод. - Передавай ему от меня привет... И ежели чего, заходи на огонек. Дом Кукольника думаю, знаешь где. А ежели не знаешь, так тебе здесь каждая собака на него укажет.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -...Нет, ну вы подумайте... слишком много пью... чертовы сосунки... слишком много пью...
   Трактир "Морская крыса" был одним из тех злачных мест, которые добропорядочные граждане предпочитают обходить десятой дорогой. Чтобы ненароком чего не вышло.
   Капитан Урхаган же был постоянным клиентом данного заведения, наверное, во многом благодаря названию. Сюда он приходил, как правило, после очередной ссоры с Аваром. Вот и сейчас получив доброго дрозда за пропущенное выступление, бессмертный пьяница не нашел ничего лучше, чем залить свое горе местным самогоном, который для нормального человека был сущей отравой.
   Трактир сей был, мягко говоря, отнюдь не роскошным. Грязный пол, валяющиеся повсюду объедки, непонятный контингент из низового отребья города, все это абсолютно не способствовало популярности данного заведения. Урхаган же чувствовал здесь себя как рыба об лед... пардон, в воде. Хотя, наверное, это во многом зависело от того, в какой степени кондиции он на данный момент находился...
   Сегодня в "Морской крысе" было не особенно многолюдно. Какой-то подвыпивший служитель Атона в засаленной серой рясе непонятно что здесь забывший, мрачноватая компания из трех мужчин явно бандитской наружности, да парочка совсем уже опустившихся пьяниц, вот и все посетители.
   Сам же капитан сидел здесь уже второй час кряду, пребывая в полной гармонии с миром и со здоровенным кувшином наикрепчайшего местного эля, который тутошний хозяин варил непонятно из чего. Однако внезапно его внутреннюю гармонию нарушил истеричный возглас священника, который явно хватил лишку.
  -Истинно говорю, братия, грядет конец времен! - Визгливо вскрикнул он, вскакивая со своего стула. - Разверзнется небосвод, и ангелы атоновы будут судить людей по грехам их! Покайтесь! Покайтесь пока не поздно! Ибо близок сей час! Сам огнекрылый Самаэль спустится к нам с небес, и горе тому, на кого укажет его огневеющий перст!
  -Самаэль... Самаэль... - Пьяно пробормотал Урхаган. - Знавал я одного Самаэля, да только крыльев у него не было...
  -Что ты бормочешь, богохульник! - Вскинулся задетый за живое священник. - Пади на колени и моли Святого Самаэля о прощении! В великой милости своей спас он наш мир ценою жизни своей, может и тебя, дурака помилует!
  -Да... спас... триста лет тому назад... Я помню его... Не было у него никаких крыльев... да и звали его не Самаэль... а этот... как его, дьявола... Сссс...Самхейн...
  -Эй, слышь, чубатый! - Грубо окликнул капитана один из троих головорезов за столом. - Ты чего это хулу на нашу веру возводишь? Здесь тебе не ваш поганый Сархалион, так что следи за своим вонючим языком, пока тебе его не отрезали!
  -Да пошел ты к бездне... - Вяло огрызнулся Урхаган и приложился к кувшину. С его бритой налысо головой, длинным чубом и смуглой кожей его постоянно принимали за джеррийца, чью расу истребил ныне покойный Бог Смерти Сахмет три столетия назад. Теперь джеррийцы практически исчезли с лика Силоры, и лишь отдельные редкие экземпляры, что пошли от уцелевших джеррийских наемников тех лет все еще бродили по миру.
  -Чего ты там вякнул? - Развязно протянул головорез, вальяжной походочкой приближаясь к столику Урхагана. - Может, пойдем, выйдем? - Он недвусмысленным кивком указал капитану на дверь.
  -Зачем выходить, мы и тут можем. - Не согласился пропойца и от души шарахнул бандита тяжелым кувшином по голове.
   Тот рухнул как подкошенный. Двое его товарищей тут же вскочили со своих мест и ринулись на подмогу, на ходу обнажая длинные боевые кинжалы. Урхаган, однако же, не растерялся и схватил тяжелый табурет, на котором до этого сидел.
   В дальнейшем оказалось, что далеко не всегда количество побеждает качество. Несмотря на постоянное пьянство, капитан был весьма грозным бойцом, особенно по рамкам смертных, и потому уже через минуту оба бандита валялись на полу оглушенные и могли только слабо стонать. Капитан же отделался лишь небольшим, но довольно глубоким порезом на щеке.
  -Мораль сей басни такова. - Не зли бравого морского волка, целее будет голова. - Глубокомысленно продекламировал Урхаган только что сочиненные им стихи и, покачиваясь, двинулся к выходу. Его ждал дом.
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Так ты значит, вчера еще и подрался... - Неопределенно протянул Авар, сумрачно глядя на изрядно помятого вчерашними возлияниями капитана. Его порез уже практически зажил, но взгляд до сих пор был мутноватым. - Все веселее и веселее... Нет надо быстрее сворачивать тут все дела и валить из города... Рамон, что там Вэл?
  -Я послал ему мысленный зов, но он почему-то пока не торопится отвечать... Странно, обычно он всегда отзывался сразу. Связь создателя с его птенцом крепка...
   А вы не знали? Да, да именно так. Рамон стал вампиром три столетия тому назад. И обратил его не кто иной, как сам Владыка Ночи. Таким образом, юноша-эмпат решил ту свою проблему, которая до этого беспокоила его чуть ли не каждый день. А именно недостаток физической силы и боевого умения. Особенно по рамкам бессмертных.
   Теперь же проблема была решена, и по негласной иерархии сил он стоял в компании на предпоследнем месте. На последнем, как вы уже, наверное, поняли, стоял постоянно квасящий капитан...
  -Ну и что, подумаешь, подрался эка невидаль... - Не согласился Урхаган, держась за голову. - Что мне было стоять что ли...
  -Тебе следовало бы поменьше шляться по всяким злачным местам!... - Парировал Авар. - Впрочем, ладно, тебе все равно ничего не докажешь... Значит, говоришь, Владыка Ночи не откликается на зов... это очень плохо. Не хотел бы я расставаться с нашим домиком... Ладно, выждем еще неделю, если Вэл так и не объявится, придется уходить так. Нутром чую, ждать больше нельзя...
  
  
  
   Глава третья. Кровь за кровь.
  
  
  
  
  
   Дом Кукольника был хорошо известен на всю округу. Особенно среди беспризорных детей. Ну, еще бы. Где вы еще видели, чтобы каждое утро грязным оборванным заморышам выдавали по медяшке? Причем, абсолютно ни за что? Вот то-то и оно. А у Кукольника выдавали.
   Он сам выходил и в порядке строгой очереди раздавал монеты голодным детям. Добр был старина Кукольник, но остерегись влезть вне очереди или отобрать медяк у более слабого! Зорки глаза фокусника и цепки пальцы его, что немилосердно выкрутят ухо нарушителю и безжалостно вышвырнут вон.
   И если первый раз ты нарушишь правило, то не получишь денег один раз. Если во второй - то потом три дня не приходи. Ну а если и в третий раз опростоволосишься - то навсегда закроются для тебя гостеприимные двери дома уличных артистов. И не плачь потом, и не проси помиловать тебя! Крепка память Кукольника и нерушимы его правила. Ни разу не было еще такого случая, чтобы простил он того, кто три раза подумал, будто бы он умнее и хитрее самого хозяина дома.
   Камир, как и всегда стоял в неровной шеренге уличных сорванцов, терпеливо дожидаясь своей очереди. Как даст Кукольник монетку, надо тут же со всех ног рвануть в близлежащий трактир, где тебе за медяк нальют тарелку постного супа или дадут пирожок из тех, что поплоше.
   Вообще, конечно, за медяк можно купить два хороших пирожка или две тарелки супа, но тут уж ничего не попишешь. Трактирщики пользовались бесправным положением беспризорников и безбожно обманывали их, зная, что те все равно ничего не смогут с этим поделать. Да к тому же старшие товарищи уже на улице подальше от дома Кукольника бессовестно отнимали деньги у тех, что помладше, а Камиру было всего пять. Весьма незавидная доля.
   Так что следовало поторопиться и получить свою порцию еды, до того как тебя заметят и нагонят старшие, ведь нередко случалось так, что скудная утренняя трапеза оставался единственной за весь день.
   Но сегодня все обошлось. Круглый медяк, как и положено, перекочевал с изящной ладони Кукольника в маленькую заскорузлую ладошку, а уже потом толстый краснощекий трактирщик ни с того ни с сего расщедрился настолько, что выдал обалдевшему от счастья мальчугану цельный большой калач, посыпанный сахарной пудрой. А говорят, что Всевышнему нет дела до нас грешных... Вот и верь после этого людям...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ну, че? Этот? - Крепкий высокорослый мэртиссец вопросительно уставился на троих помятых головорезов со следами недавней трепки.
  -Этот, этот... - Недовольно процедил тот. - Я его, суку, на всю жизнь запомнил... Только у него порез должен быть на щеке, а этот... целый...
   Шестеро головорезов расположились в темном углу подворотни, откуда наблюдали за покачивающимя запоздалым прохожим, который, несмотря на довольно позднее время, нисколько не скрываясь, шагал по улице насвистывая незамысловатую мелодию.
  -Подожди, чего ты тут мне лепишь... - Недовольно нахмурился главарь. - Это он или не он?
  -Да он, он точно. - Поддержал товарища другой бандит. - Может и правду вчера в трактире бормотал...
  -Кто бормотал?
  -Да этот... сын степи... Базарил будто бы триста лет назад самого святого ангела Самаэля видал!
  -Дык понятно, пьяный был вусмерть! - Тихонько заржал еще один.
  -А порез тогда куда делся? - Не согласился первый. - Я ж хорошо помню, как я его разукрасил. Такой удар на всю жизнь шрам оставляет, а у этого ничего... Ясен пень без магии дело не обошлось.
  -Слышь, атаман, может, ну его к бесу? - Робко подал голос еще один. - Узнал я его, он у Кукольника его марионеток озвучивает, а тот с Гротуррой якшается. А он сам знаешь... Да и сам этот артист... в общем стремный какой-то...
  -Ладно, щас разберемся, что это за фрукт. - Хмыкнул главарь. - А вы чтоб держали его на прицеле. - Повернулся он к двум головорезам, вооруженным арбалетами. Только рыпнется сразу стреляйте,... а к Кукольнику этому сраному у меня еще должок имеется,... девку он у меня увел... эту как ее... Риту. Видал один из наших ее у него дома...
  -Это ту, которую на площади едва не казнили? - Вытаращил глаза один из шайки. - Слышь, атаман, там ведь дело совсем жареным пахнет. Сам ведь помнишь, как все было...
  -Помню, помню... да не бздите, мы с этим только малость потолкуем и все. А Кукольник все одно потом не дознается, кто его дружка завалил... Все пошли. Неча зря базары разводить... Эй, сын степи! - Нагло окликнул он капитана, который уже почти дошел до перекрестка. - Потолковать с тобой хочу... Да не бойся, не тронем, ежели рыпаться не будешь... - Рассмеялся он, медленно приближаясь к Урхагану. За ним шли пятеро его подельников. Двое из них напряженно следили за каждым движением капитана, направив на него небольшие арбалеты, весьма удобные для уличного боя. - Нехорошо, знаешь ли, моих людей обижать...
  -Это которых... Ааа... узнал, узнал... Все вам неймется, все вам мало... - Пробурчал Урхаган и двинулся дальше, не обращая внимания на опешивших бандитов.
  -Стой, я еще не закончил... - С угрозой протянул головорез, стараясь скрыть свой страх за показной бравадой. - Ты мне должен, а я никому и никогда не прощаю долги...
   Внезапно в одном из углов подворотни послышался слабый шорох. Короткий кивок атамана, и вот уже один из бандитов тащит за шиворот упирающегося сорванца лет пяти с расширенными от ужаса глазами.
  -Вон, атаман, смотри, кого словил! - Довольно осклабился головорез.
  -А знаю его... - Хмыкнул атаман. - Этот на меня работает... Ну и чего ты здесь забыл?
  -Отпусти мальца... - Мрачно протянул Урхаган, повернувшись в сторону бандитов.
  -Да ну? - Усмехнулся атаман. - А давай так. Ты мне рассказываешь, как ты умудрился так быстро залечить свою рану, а мы тебе отдадим это отродье... Ну так как? Кто ты бессмертный, или кто?
  -А если и так то что? - Хмыкнул Урхаган. - Тоже таким хочешь стать... Все вы хотите... А что ты будешь с этим делать... Бесконечная жизнь... без цели и смысла...
  -Это уж я сам решу. - Нахмурился Ухор. - Так каков твой ответ? Как стать таким как ты?
  -Как стать таким как я? Дык это совсем просто! - Всплеснул руками Урхаган. - Цалуй меня прямо в жопу! - И, выставив свой грязный афедрон, (имеется в виду штаны) ринулся на опешивших от такого бандитов. Головорез, державший мальчика рухнул как подкошенный, сбитый с ног мощным хуком справа.
   Мелькнула длинная сабля, и еще один из банды упал, захлебываясь кровью. Свистнули арбалетные болты, и капитан рухнул на землю, умудрившись перед падением сразить еще одного. Паренек опрометью бросился прочь, за ним с проклятьями устремились уцелевшие бандиты, и лишь сам Ухор на секунду задержался, чтобы перерезать лежащему капитану горло.
  -Живи, сынок... Живи, как я не сумел... - Еще успел еле слышно прошептать Урхаган, прежде чем милосердная смерть сомкнула над ним свои объятья...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  -...Так, погоди, не части... - Раздраженно оборвал Авар испугано озирающегося парнишку. - Точно уверен?
  -Точно, господин Кукольник, это ваш друг был... Они его из арбалетов завалили, а он меня спас...
  -Так, Рамон, буди Хирама и Гротта. А ты... Как тебя зовут?
  -Камир, господин Кукольник.
  -Камир... Дорогу показать сможешь?... Ну вот и славно.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Вот значит, как... - Авар потерянно наклонился над бездыханным телом Урхагана. - Эх, капитан, капитан... Ведь говорил я тебе, не шляйся ты по этим кабакам проклятым... Да что там теперь ... От смерти все одно не убережешься...
   Хирам и Гротт сочувственно молчали. Рамон же плакал навзрыд, нисколько не стесняясь своего трехсотлетнего возраста. Капитан, несмотря на постоянное пьянство, был ему, да и всем остальным настоящим другом, и теперь вампиру было мучительно стыдно за то, что в последнее время они были столь требовательными и суровыми по отношению к нему.
   Головорезы Ухора так и не смогли поймать мальчонку, который тоже знал погибшего и посему помчался прямиком в дом Кукольника. Ему повезло. Ловкий и незаметный, он сумел ускользнуть от бандитов в непроглядном ночном мраке, и те так и не сумели его обнаружить.
  -Ладно... Оставлять его тут не дело. - Вновь подал голос Авар. - Возьмем с собой и похороним на заднем дворе. Так как он того заслуживает...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ну, старшой, дальше то что делать будем? - Гротт-Урод вопросительно уставился на Авара.
  -Что-что... Да ничего. Надо валить из города. Но перед этим неплохо было бы посчитаться с теми, кто убил капитана... Вот и первая потеря... - Лицо Плачущего приобрело донельзя скорбное выражение. Было видно, что он глубоко переживает гибель друга, хоть и сильно старался этого не показывать.
  -Авар, к нам гости... - Голос появившегося в гостиной Рамона не предвещал ничего хорошего.
  -Кто там на этот раз?
  -Из самого Ордена Страждущих пожаловали.
  -Вот дьявол, как же не вовремя... - Еле слышно пробормотал Плачущий. - Хирам, Рита, Камир, спрячьтесь в подполе!... Все?... Давай, зови. - Кивнул он уже Рамону. - И не расслабляйтесь. Еще неизвестно, с чем они к нам пожаловали...
  -Мир вашему дому. - В гостиную неторопливо по хозяйски вошел невысокий человечек в серой рясе в сопровождении двух дюжих стражей в золоченых панцирях воинов света.
   Авар прищурился. Сила во вновь пришедшем была и немалая, но только не своя. Заемная. Невидимые магические нити от его фигуры уходили куда-то на юг, но Плачущий не мог проследить их путь до самого конца. Не хватало сил. Да и магия в служителе Атона была ни на что не похожа. Какой-то пульсирующий сгусток, полыхающий многоцветьем от взгляда на который тут же начинало ломить виски.
   Бог Ветра кинул короткий предостерегающий взгляд на Рамона, и тот также еле заметно кивнул в ответ. Священник если и заметил этот короткий диалог, то не подал вида, и продолжил, как ни в чем не бывало.
  -Ну, здравствуй, чадо. - Холодно усмехнулся он, глядя на Авара. - Вот и свиделись... Как звать то тебя?
  -А Кукольником и звать. - Дерзко усмехнулся Плачущий. - С рождения не помню ни отца, ни матери. Тем и пробавлялся, что своих кукол за ниточки дергал. Так что нет у меня имени, господин священник.
  -Да... Ну допустим. Собственно говоря, меня не это интересует, а знаешь что?
  -Что? - И глазом не моргнул Бог Ветра.
  -Да слухи о тебе нехорошие ходят. Говорят чернокнижник ты, детей ешь...
  -Брехня это все. Я самый обычный человек. А слухи эти распускают те бездари и неумехи из нашей плеяды, которые завидуют мне, что на моем шоу больше всего зрителей.
  -А беспризорные дети возле твоего дома, что каждое утро делают? Или тоже скажешь, не было такого? - Не унимался священник.
   Орден Страждущих возник меньше года назад как раз примерно тогда, когда служители Атона овладели магией. После гибели Атонфересса в Войне Потрясений и смерти всех магов высшего звена, чародейство в империи света переживало упадок. Нет, конечно, все основные действующие школы стихий сохранились, но и только. Ни о каком прежнем положении при дворе не могло быть и речи. Нынешние маги казались жалкими фиглярами по сравнению с теми, что жили три столетия тому назад.
   А вот как раз церковники ни с того ни с сего начали творить чудеса именем Всевышнего, чего ранее никогда не случалось, и быстро отодвинули привычных чародеев на второй план. Слуги света - старое название, заимствованное священниками из прошлых эпох стали вновь очень грозной силой, и теперь даже сам король не принимал ни одного решения, не посоветовавшись с их главой, ныне носившим титул Архипрелата.
   Так совпало, что не так давно этот пост занял Кимр II, человек крайне решительный и волевой. Именно он во многом поспособствовал тому, что вампиры во главе с Вэлом оказались отодвинуты на второй план...
  -Детишек я подкармливаю и только. - Парировал Авар. - Да вы и сами это прекрасно знаете, не так ли, господин священник?
  -Вопросы здесь задаю я. - Прошипел служитель Атона вплотную придвинувшись к Плачущему, и воины света тут же на всякий случай схватились за эфесы. - Странный ты человек... странный и непонятный... А скажи мне вот еще что. Я знаю, у тебя в доме живет пять человек. Я вижу только троих. Где четвертый и пятый? Где торговец зельями и этот ваш пьяница?
  -Вы о чем, господин? - Искренне изумился Авар. - Не было у меня сроду никаких торговцев! Да и потом торговать зельями запрещено указом короля и церкви Всевышнего. А я чту законы... А что до джеррийца, так тот небось опять надрался где-нибудь, я ведь ему не хозяин, так что он передо мной не отчитывается...
  -Не прикидывайся! Мой человек лично покупал у него эликсиры! Лично!... Ну!
  -Ваша взяла, господин. Действительно был у меня такой. Сам родом из Сархалиона или еще откуда, он о своем прошлом особо не распространялся. Но теперь его нет. Ушел.
  -Почему?
  -Не сошлись характерами.
  -Обыскать дом. - Коротко приказал священники воинам света. - Позовите еще нескольких с улицы... Да, а ты не знал? У меня там на улице два десятка воинов. На тебя и твоих сообщников с избытком хватит. Так что давайте без глупостей. - С этими словами священник, который так и не соизволили представиться, первым подавая пример своим людям, начал лично проверять каждый угол дома Авара.
   Воины света не замедлили последовать его примеру, однако полчаса поисков так ничего и не дали. Люк в так называемый подпол находился на заднем дворе и был настолько искусно укрыт травой и высоким бурьяном, что незванные пришельцы так и не смогли его обнаружить.
  -Ладно, закончили... - Недовольно процедил служитель Атона. - Хорошо, мы сейчас уйдем. - Повернулся он к Авару, а затем шепотом добавил. - Я не знаю почему, но пока король приказал тебя не трогать. Вот только скоро все будет иначе. Скоро его величество и шагу не сможет ступить без соизволения Святейшего Архипрелата, и вот тогда мы с тобой поговорим уже по-другому. И еще. Шепни ка мне по старой дружбе, как это тебе удается двигать свои фигурки, не дергая за нити. Магия?
  -Что вы, господин. - Усмехнулся Авар. - Какой же из меня колдун... - Фокус это и не более того. Но секрет я вам, простите, открыть не могу. Профессиональная тайна.
  -Может, покажешь сейчас? - Ласково улыбнулся служитель Атона.
  -Извините, но фокус сей требует очень долгой подготовки, поэтому, опять же простите, но я не смогу удовлетворить ваше любопытство.
   Священник в ответ на это лишь раздраженно дернул щекой и поспешил покинуть домик уличных артистов. Следом за ними устремились и молчаливые воины света.
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Фу, неужели все... - Вытер пот со лба Рамон. - А ведь чуть не прогорели...
  -Надо сказать, у этого святоши не слишком то много мозгов. - Усмехнулся Авар. - Зачем было заранее предупреждать нас о том, что скоро нам хана... Впрочем, ладно. Теперь ситуация ясна как божий день. Надо уходить в Гитс. И чем скорее, тем лучше.
  -Когда выступаем? - Хирам, уже успевший благополучно покинуть свое укрытие, равно как и остальные, вопросительно уставился на Плачущего.
   Желтоглазый фиолетовокожий фурриец, он был единственным представителем этой расы на Силоре, так как пришел вместе с остальными домочадцами Авара из совершенно другого мира, он по понятным причинам не мог просто так показываться на людях, и потому выходил на улицу лишь по ночам, да и то в глухом плаще с капюшоном.
  -Завтра же. - Непреклонно отрубил Авар. - Что же до тех, кто убил капитана... Я выяснил, где их логово. Ну? Кто со мной?...
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ты уверен, что это здесь? - Подозрительно прищурился Гротт, принюхиваясь к вонючему воздуху грязной подворотни.
  -А что тебя смущает? - Поднял изящную бровь Плачущий.
  -Да как-то непохоже на обиталище тех, кто держит в страхе целый квартал...
  -Не скажи, сейчас с теневым отребьем у властей разговор короткий, вот они и крутятся,... как могут... - Авар скептически оглядел обшарпанные покосившиеся развалины. - Они живут не здесь, а в подземелье. Чужому туда так просто не попасть...
  -Сколько у них людей? - Вмешался в разговор Хирам.
  -Камир сказал, что банда Ухора насчитывает около трех десятков бойцов плюс различного рода попрошайки и воры, которые также под ним ходят... Эти разбегутся при первых же признаках боя... Четверо бессмертных против трех десятков людей... По моему вполне честно... Ладно, шутки в сторону. План предлагаю следующий...
  
  
   ***
  
  
  
  
   В эту ночь Кривой Эл торчал в подворотне, высматривая зазевавшихся прохожих. Ухор был очень осторожен и всегда оставлял подле своей ухоронки одного-двух человек, чтобы тот в случае чего поднял тревогу. Однако помимо основного занятия головорезы не гнушались под шумок обобрать подгулявшего прохожего. Ухор против этого не возражал, запрещая лишь убивать вблизи ухоронки, так как солидный процент от таких дел шел ему лично, и Эл в этом отношении не был исключением.
   На этот раз ему повезло. В подворотне он заметил шатавшуюся фигуру в плаще. "Вот и первая пташка пожаловала". Радостно осклабился Эл и осторожно двинулся вперед. Лет сорока пяти, довольно крепкий и кряжистый, опытный убийца, он нисколько не сомневался в том, что легко заставит незадачливого гуляку отдать ему все свои ценные вещи.
   Однако он просчитался. Едва он достиг цели, как фигура прохожего непостижимым образом извернувшись, выбила из его руки массивный тесак, и вот уже Эл, хрипя, хватает ртом воздух, полностью обездвиженный цепкими, невероятно сильными руками незнакомца.
  -Вздумаешь дернуться, зарежу. - Холодно предупредил прохожий, приставляя к горлу Эла короткий меч из темного металла. - Сколько людей у Ухора внутри... Ну? - Авар, видя, что пойманный бандит не спешит выкладывать ему информацию, больно вывернул ему запястье.
  -Он убьет меня... - Прохрипел Эл, тщетно пытаясь справиться с болью.
  -Нет, не убьет. Не успеет. Сделаешь все как я сказал - будешь жить. Нет - и примешь смерть здесь и сейчас. Выбирай.
  -Хорошо... ладно... У него там сорок человек. Два десятка бывалые... Остальные мясо...
  -Сейчас пойдешь за мной, постучишься в люк. Как только он откроет, я тебя вырублю. Дальше уже не твоя забота... Все понял?
  -Да...
  -Тогда пошли...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Эй, ты чего барабанишь... - Недовольно проворчал один из головорезов в ответ на настойчивый стук.
  -Это я, Эл. Базар у меня есть до атамана...
  -До атамана? И чего ты у него забыл?
  -Это уж не твоего ума забота. - Огрызнулся тот. - Открывай, говорю, дело серьезное.
  -Ладно, щас... - Головорез недовольно завозился с замком, но когда тот, наконец, был открыт, то бандит увидел перед собой не корявую дубленую рожу Эла, а незнакомого юношу с черно-белыми волосами. Тот усмехнулся, коротко взмахнул недлинным прямым клинком, и головореза не стало.
   Авар ворвался в ухоронку бандитов подобно урагану. Расшвыряв всех ближайших к нему людей потоками ветра. Следом за ним в подземелье спрыгнули и остальные. Многие из местных обитателей при виде подобного с визгом забились по углам, однако два десятка выхватило оружие и кинулось навстречу.
   Грязный подземный коридор был не слишком широким, однако достаточно просторным для того чтобы четверо человек могли сражаться в одной линии. Таким образом, противников каждому досталось с избытком. Первыми засвистели арбалетные болты, однако ветер Авара легко отбросил их, и закипела кровавая рукопашная.
   Хирам и Гротт сражались, словно боги войны, расшвыривая нападавших во все стороны. Оба были вооружены массивными короткими булавами весьма удобными в здешних условиях. Фурриец вообще то привык сражаться длинной гизармой, но здесь от нее было бы мало толку, и посему он сегодня довольствовался иным оружием.
   Рамон, пользуясь своей запредельной для смертных скоростью, легко уворачивался от атак головорезов, пронзая их насквозь длинной боевой шпагой с острыми режущими кромками. Оружие это относительно недавно вошло в моду среди мэртисской аристократии, и пришлось вампиру как раз по руке.
   Однако основную лепту в сражение вносил, конечно же, Авар. Он летал по коридору, обрушиваясь на головорезов Ухора с совершенно неожиданных позиций, и те ничего не могли противопоставить этой тактике, поскольку привыкли иметь дело с обычными людьми, а не с бессмертными и уж тем более не с небожителями.
   В итоге схватка завершилась довольно быстро. Все бандиты лежали на полу в лужах крови. Все кроме Ухора, которого Авар знал в лицо как одного из теневых лидеров квартала, в котором он проживал.
  -Зачем ты убил капитана. - Холодно прогремел он, приближаясь к головорезу, мрачному небритому типу лет сорока, лицо которого от страха нервно подергивалось. - Кто тебя нанял?
  -Никто... клянусь, никто! Он сам на нас набросился! Мы защищались!
  -Мальчик, которого вы не сумели поймать, сказал, что ты хотел узнать от него секрет бессмертия. Так или нет?
  -Черт... Да! Бес попутал! Я не хотел его убивать, клянусь! Только попугать!
  -А сейчас ты хочешь обрести бессмертие? Да или нет?
  -Да... да, хочу!
  -Получай. - Авар неуловимо быстрым движением приблизился к атаману и отсек ему голову. - На том свете этого добра должно быть в избытке...
  
  
  
   Глава четвертая. Крах детей ночи.
  
  
  
  
  
  
  -Ну и куда мы теперь? - После того, как все закончилось, друзья вышли на свежий воздух, и теперь были заняты тем, что обсуждали сложившуюся ситуацию.
  -В Гитс... Что там с Вэлом?
  -Так и ничего... - Растеряно пробормотал Рамон. - А как же наши новые жильцы?
  -Ты про пацана и Риту? Возьмем с собой. Девчонке теперь все одно жизни здесь не будет, да и пареньку негоже по улицам шляться... Эх, была б моя воля, я бы вообще всех забрал, но... в общем сами все понимаете... Тут про себя то не знаешь, жив ты будешь завтра или мертв, а подвергать такому риску еще и детей... Ладно все. Пошли собираться. Нутром чую, мешкать больше никак нельзя.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Владыка Ночи напряженно размышлял о сложившейся ситуации. На днях один из его птенцов поссорился со служителем Атона. Ни один не пожелал уступать и в итоге результат налицо. Разорванный надвое человек и сожженный в пепел вампир. Вот радость то была для тех, кому посчастливилось наблюдать за этим представлением в одном из трактиров...
   Но да не суть. Главным во всей этой ситуации было не это. Главным было то, что теперь отношения между детьми ночи и церковью Атона испорчены окончательно. Глава вампиров уже летал в Орс, чтобы обсудить эту ситуацию с Архипрелатом и королем, но уладить дело миром не удалось. Его Святейшество был в страшной ярости и заявил, что более не потерпит присутствия кровососов в своей империи. В своей империи. Формулировка говорит сама за себя, не правда ли? Тем паче, что король не посмел сказать по этому поводу ни слова против.
   Теперь же Владыка Ночи находился в своих покоях в Гитсе и размышлял над тем, че конкретно грозит ему и всем остальным вампирам нынешнее положение дел. Однако долго размышлять ему не дали. Внезапно всю громаду Темного Собора потряс чудовищный взрыв. Потолок покоев обрушился вниз, но Вэл успел вылететь в окно прямо через стекло до того, как это случилось. Вот что значит реакция старого бессмертного.
   На улице же творилось и вовсе форменное светопреставление. Ровные шеренги воинов света под прикрытием жрецов Атона и чародеев стихий деловито теснили его напуганных растерянных птенцов. Несмотря на свою феноменальную физическую силу, дети ночи гибли практически как бараны на бойне.
   Сперва их шпиговали арбалетными болтами по самое не балуй, а потом уже деловито секли на куски длинными алебардами, специально захваченными воинами света для этого случая. Сказать, что Вэл был растерян, значило ничего не сказать. Как Архипрелату удалось так быстро организовать подобную акцию, и самое главное, как ему удалось скрыть такое количество воинов от его бессмертных разведчиков?
   Ответ напрашивался сам собой. Все это, в том числе и ссора безымянного священника с его птенцом, было спланировано заранее. А прикрыть подход таких сил могла только магия. Та магия, что сравнительно недавно появилась у слуг света. И вот эта загадка пока оставалась для Вэла неразрешимой. Откуда именно она появилась. Откуда именно...
   А тем временем бой приближался к своему концу. Вампиры были рассеяны по городу. Люди же были заняты тем, что добивали уцелевших. Владыка Ночи не вмешивался. Против такой армии один много не навоюешь. Однако внезапно он заметил среди сражавшихся закутанную в темный плащ фигуру, от которой волнами расходилась чудовищная, исполинская, сила. Чудовищная и исполинская настолько, что даже сам Архипрелат, бывший ныне самым могучим чародеем во всей империи света казался на его фоне слабее котенка.
   Вот он шанс решить все прямо здесь и сейчас. Решил про себя Вэл и полетел вперед. "Коса смерти", которая всегда лежала подле изголовья его кровати и которую он также успел захватить с собой, была грозно поднята над головой. Однако по мере приближения высший вампир почуял. Ему не выстоять. Древний инстинкт, который не раз спасал его на протяжении тысячелетий, заставил его рвануть в крутое пике.
   Следом за ним рванулся сгусток радужной энергии непредставимой мощи, который, достигни он цели, легко испепелил бы даже такое могучее создание, каким был Вэл. Но он не достиг. Скорость высшего вампира позволила ему избежать этой атаки, и ком энергии внезапно резко расширился и... накрыл сплошным куполом весь город.
   Владыка Ночи был уже достаточно высоко и оказался вне его пределов. Остальным вампирам повезло меньше. Они попали в западню и были безжалостно уничтожены войсками Мэртиса и тем жутким безымянным существом, что соизволило придти вместе с ними...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Вэл, что с тобой? На тебе лица нет! - Рамон озабоченно вглядывался в бледное затравленное лицо высшего вампира.
   На сборы и подготовку не ушло много времени, и уже к раннему утру Плачущим была приобретена довольно просторная крытая повозка и тройка лошадей для путешествия. Однако не преодолели они и нескольких километров, как на них сверху обрушилась темная тень...
  -Дела плохи, друзья. - Хрипло выдохнул Владыка Ночи. - Гитс уничтожен. Все мои птенцы тоже... Погодите, не перебивайте. Там была какая-то неведомая тварь плюющаяся радужным огнем чудовищной силы... Намного сильнее меня. А также воины света и слуги света наделенные "Даром Всевышнего"... Теперь вы понимаете, что это за дар и от кого он получен?
  -От этой твари?
  -В точку.
  -Ну, это еще надо доказать. - Не согласился Хирам.
  -Не надо ничего доказывать. - Отрубил Вэл. - Я видел эту тварь. И я видел жрецов Атона. Их сила от нее. Поверь моему десятитысячелетнему опыту, друг мой.
  -Так, и что нам со всем этим делать?
  -Я так понимаю, вы покинули Орс, поскольку там оказалось слишком опасно. Это верное решение. В Гитс нам теперь путь заказан, поэтому думаю, вам либо надо идти в Рощу Кошмаров к Шеолу и Номибису, либо побыть пока странствующими артистами. Я бы порекомендовал вам второй вариант. Путь к Роще теперь сильно небезопасен. А я пока как раз слетаю к ним и узнаю их мнение насчет всего происходящего...
  -А что Морэн и Меркуцио?
  -Эти гостят у Гроттеска. - Усмехнулся Вэл. - Я послал им телепатический сигнал, однако на таком расстоянии... Хотя моя сила и довольно велика... Не знаю. Но в любом случае они старые опытные вампиры, и то, что к Гитсу теперь лучше не приближаться почуют задолго до приближения к городу, так что думаю, с ними все будет хорошо.
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Погожий яркий летний денек. По ухабистой дороге неторопливо катится дребезжащий видавший виды деревянный возок. На козлах, насвистывая незамысловатую песенку, сидит длинноволосый юноша лет двадцати с карими глазами и довольно красивым лицом. Рядом летит еще более красивый юноша с длинной седой прядью в волосах и с необычной татуировкой на щеках в виде четырех синих слезинок.
   Внутри экипажа четверо. Двое богатырей донельзя свирепой наружности, причем один, судя по виду, явно не человек и пяти-шетилетний мальчик с девушкой лет двадцати. Труппа Кукольника пусть и в несколько обновленном составе снова вместе и снова дает представления.
   На этот раз они колесят по всей необъятной империи света и выступают в городах и деревнях, получая за это весьма щедрую плату, ибо искусство бродячих артистов было действительно выше всяких похвал.
   После того визита Владыки Ночи прошло больше месяца. За это время он еще несколько раз прилетал к ним, докладывая о новом положении дел. Всех вампиров объявили вне закона. Самого Авара и его труппу тоже разыскивали, но не особенно рьяно, так как повозку они купили у надежных людей за городской чертой, а Орс покинули тайком.
   Собственно говоря, никто из сильных мира сего кроме Вэла не знал об истинной природе Бога Ветра, равно как и о том, кто именно похитил Риту на главной площади, поэтому Авара вскоре оставили в покое. Как говорится, мало ли на свете чудаков...
   Его дом, правда, перешел в городскую казну, и сей факт немало огорчал танартцев, которые прожили в нем целых три столетия, но ничего с этим поделать было уже нельзя. Как говорится, сами уцелели, и то хорошо.
   Авар надо сказать, особо долго горевать своей труппе не дал и сразу же принялся обучать новых ее членов актерскому ремеслу.
  -У нас никто не ест свой хлеб даром. - Внушал он Рите и Камиру. - Ты - повернулся он к девушке - будешь доставать монетку из-за уха детей в толпе. Вот смотри, как это делается. В рукаве плаща прорезается особый карман, куда и прячется монетка. Далее заводишь руку за ухо и... вуаля... Нет так сразу не получится, конечно. Тренируйся, оттачивай свои движения, и рано или поздно все получится. К тому же ты будешь озвучивать женские роли моих марионеток, а то знаешь ли постоянно ломать голос... Я все же не Самхейн... Твои монологи разучим после... Так теперь с тобой. - Повернулся он к Камиру. - Ну что с тебя взять... Будешь обходить почтенную публику со шляпой и собирать выручку. Главное в глаза им гляди пожалобнее, чтоб значитца побольше давали... Гляди, утаишь от меня хоть медяк, посажу на самое высокое дерево и там и оставлю! Ты знаешь, я могу... Да пошутил я, пошутил, чего ты так на меня уставился... Эх ты...
   И новые члены труппы не подкачали. После недели напряженных репетиций и тренировок Рита уже смогла худо-бедно озвучивать спектакли и показывать простенькие трюки. Камир также справлялся со своей новой ролью на ять. Остальные же выполняли свои прежние обязанности.
   Вампиры теперь жили в Героне в башне Эрма. Их осталось всего трое. Сам Верховный Координатор был вполне себе жив и здоров и все также продолжал наблюдать за внешним миром. Правда теперь его кругозор значительно сузился, ибо новый Хранитель Силоры, уничтоживший шимбигцев три столетия назад не любил излучение башни, и эрд инстинктивно чувствовал, что не стоит активно использовать ее и слишком уж злить Хранителя, который по неведомой прихоти пощадил тогда его жилище. Ведь реши он напасть, и даже колоссальная сила магии эрдов его не спасет, настолько невероятно могучей была эта сущность.
   Эрм также не смог сказать ничего определенного по поводу недавних событий по вышеизложенным причинам, однако он обещал приложить все силы для того, чтобы разобраться во всей этой истории. Особенно в том, оттуда взялась та неведомая тварь, едва не уничтожившая самого Вэла, одного из сильнейших бессмертных во всей Силоре.
   Номибис и Шеол, которые теперь жили вместе, обратились к древним ритуалам и слушали мир, но все что они смогли понять, так это то, что тонкие энергии Силоры сотрясаются от ужаса по неведомым для них причинам. Короче говоря, не шибко определенно.
   Мир определенно должен был измениться. В очередной раз. И бессмертные готовились встретить эти изменения во всеоружии. Какими бы они не оказались.
  
  
   Глава пятая. Войны вечных союзников.
  
  
  
  
   Между Харбрадом и Сархалионом вспыхнула война. Ни с того, ни с сего. Безо всяких видимых причин. Хотя нет, собственно говоря, определенные причины для этого все же были. И те, и другие жаждали новых земель. К тому же в последнее время мелкие стычки у границ были для обеих держав вполне обычным делом.
   Но все равно известие о крупной войне стало для сопредельных соседей громом среди ясного неба. Теперь Мэртис спешно приводил свои войска у границ Харбрада и Сархалиона в боевую готовность. Провинции, прилегавшие к землям орков, также не остались равнодушными и спешно вооружались.
   Инициатором конфликта был Сархалион. Чудовищная армия в триста тысяч конных и пеших воинов должна была опрокинуть орков и раз и навсегда и положить конец их империи. Но Гром, вечный вождь зеленокожих со времен Эпохи Потрясений не собирался сдаваться просто так. Семьдесят тысяч орков, гоблинов и троллей должны были встретить врага. К тому же двадцать тысяч отборной пехоты должны были охранять границы с Мэртисом в случае нападения со стороны империи света, и также могли вступить в дело в любой момент.
   Сархалионцы сильно превосходили числом своих соперников, но орки были штучными воинами, гораздо более сильными и опытными, нежели уроженцы султаната, привыкшие брать числом. К тому же на стороне орков были их шаманы и горные тролли. Элита элит.
   Все должно было решиться в едином генеральном сражении. Сархалионцы не собирались ходить вокруг да около и были намерены покончить с врагом одним ударом. Битва состоялась на границе земель орков и султаната на равнинных степях.
   Сархалионцы перли широким фронтом, сразу же совершив полуохват своих противников, настолько сильно они превосходили числом. Пехота в центре, конница по флангам, тяжелые осадные орудия в арьергарде. Таков был их боевой порядок. В самом центре Всадники Смерти и неистовый Джамаль Вечный. Божественный наместник Творца Миров. Бессмертный, как и сам Гром, правивший сархалионцами с самой Эпохи Потрясений.
   Харбрадцы сбили свое воинство в единый кулак. Центр составляли отборные орочьи пехотинцы и шаманы во главе с самим Громом. Их окружали варжьи всадники, ну а в первой линии копошились многочисленные гоблины и совсем немногочисленные горные тролли. Последних было около сотни. За три столетия те сумели немного увеличить свою популяцию, но Гром не хотел пока рисковать и приберег основную их массу на случай поражения в первой битве.
   Сшибка оказалась настолько яростной, что, наверное, даже неистовые духи войны, вечно алчущие крови на миг ужаснулись. Гоблины и тролли погибли первыми, истребив немало воинов противника. Трупов и с той и с другой стороны было столько, что бойцам трудно было сражаться. Не хватало места.
   Харбрадцы сражались в широком полукольце врагов. Те всеми силами пытались сломить их дух и обратить в бегство, но зеленокожие лишь теснее смыкали ряды, понимая, что отступление ныне смерти подобно. Смяв ряды гоблинов и троллей, сархалионцы нос к носу столкнулись с варжьими всадниками. Их конница шарахнулась в сторону. Лошади боялись чудовищных волко-гиен невероятных размеров, и смуглые обитатели юга ничего не могли с этим поделать.
   Тогда дальновидный Джамаль приказал конникам отойти и двести тысяч уцелевших пехотинцев, невзирая на ужас, бросилось на чудовищных зверей. Варги легко рвали людей на части. Орки-наездники своими гигантскими ятаганами умудрялись снимать иногда аж по несколько голов одним ударом, настолько плотным было наступление. Но врагов было сегодня слишком много.
   Копья сархалионцев то и дело пронзали наездников насквозь и пришпиливали их жутких скакунов к земле. В итоге варжьим всадникам пришлось отступить по флангам, открывая противнику самое сердце орочьего строя.
   Шаманы, понимая, что их войско вот-вот проиграет эту битву, взялись за руки и начали проводить ритуал темного перерождения, которое превращало любого воина в истинную машину смерти на несколько часов. Правда потом оный воин практически неизбежно погибал от перенапряжения сил, но это в нынешних условиях была приемлемая плата.
   Вообще, это заклятье работало только с теми, кто внутри себя был готов добровольно пройти перерождение, за исключением тех случаев, когда его накладывал небожитель, но с этим проблем было возникнуть не должно. Орки были воинами до мозга костей, и гибель в бою почитали донельзя почетной. Тем более если речь шла о сохранении их родины.
   Над шаманами сгустилась зыбкая темная туча и устремилась к воинам, однако внезапно из глубины вражьего строя выметнулось не менее зыбкое радужное сияние и без следа поглотило заклятье зеленокожих. Шаманы изумленно разинули рты. В этой битве они себя исчерпали, отдав свои силы до капли, и теперь уповать приходилось лишь на чудо.
   Правда нескольких орочьих воинов туча все же зацепить успела. Их глаза полыхнули багровым огнем, и они ринулись на врагов, легко разрывая их голыми руками. Сархалионцы замешкались. Они были смертными и были не лишены суеверного ужаса. Они никогда ранее не видели ничего подобного, так как жили слишком мало.
   Несмотря на малое количество перерожденцев, строй пехоты дрогнул. Харбрадцы же воспользовавшись их замешательством, плотным клином рассекли их строй надвое, заставив в панике отступить.
   Джамаль с проклятием хватил кулаком по колену. Его чародеи также исчерпали себя в этой битве. Даже привычные некроманты отдали все силы на нейтрализацию магии орков, послужив живым генераторами энергии для служителей Творца Миров, не так давно как и мэртиссцы обретших собственную магию.
   Теперь на поле боя сложилась следующая ситуация. Пехота орков по-прежнему плотно держала строй. Немногочисленные уцелевшие варжьи всадники кучковались по флангам. А сархалионцы держались теперь на некотором отдалении, ожидая дальнейших приказов от своих военачальников.
   Джамаль крепко задумался, а затем внезапно его озарило. Подозвав к себе тысячников, он приказал им отдать все необходимые команды лучникам. Конные лучники были одними из самых грозных воинов султаната. Быстрые, неуловимые, они могли легко рассеять любой даже самый плотный строй неприятеля прицельными залпами из своих луков.
   Сахмет, надо отдать ему должное, в свое время был очень мудрым и дальновидным правителем. Он истребил практически всех джеррийцев, но немногочисленных оставшихся велел вербовать в отряды, таким образом, заставив свои регулярные части перенять некоторые секреты джеррийского боя. Как рукопашного, так и лучного.
   Вот и сейчас сархалионцы вполне успешно применяли эти навыки. Несколько сотен лучников на резвых скакунах джеррийской породы подлетали чуть ли не вплотную к харбрадскому строю, выпускали целую тучу стрел из коротких, но при этом невероятно тугих джеррийских луков и тут же откатывались назад. Затем вторая волна. Затем третья...
   Подкатились осадные орудия. Катапульты и баллисты своими чудовищными снарядами выкашивали целые шеренги орочьих воинов, но те, однако быстро приспособились и теперь при атаке осадных орудий мгновенно рассыпались и снова смыкали строй, пропуская большую часть снарядов противника мимо себя.
   Орочий строй дрогнул. Слишком много их сегодня погибло. Чуть ли не половина. Гром, скрепя сердцем отдал приказ отходить, но с оглядкой, и вот тут сархалионцы совершили ошибку. Посчитав, что враг полностью деморализован, они с ликующими возгласами полезли вперед очертя голову. И конные, и пешие.
   Но орки быстро показали, что они не зря считаются одними из лучших воинов Ардониса. Опешивших сархалионцев встретила не толпа испуганных жертв, а монолитный плотный строй, который харбрадцы восстановили едва ли не за считанные секунды.
   Плотный удар клином в лучших традициях орочьего боевого искусства, и среди врагов снова возникла куча-мала. Орочьи топоры и ятаганы сегодня сполна отведали свежей крови... Масла в огонь подливали и взбесившиеся кони, которые снова столкнулись с варгами и снова не сумели побороть свой врожденный страх перед этими зверями.
   В кошмарной толчее и неразберихе погибла половина всей сархалионской армии. От орков осталось едва ли треть. Битва продолжалась до глубокой ночи, и только тогда харбрадцы изрядно потрепанные и уставшие, отступили в свои земли.
   Джамаль Вечный умел считать. Он был в дикой ярости оттого, что его военачальники проявили своеволие и послали людей в эту безумную атаку, но он умел считать. Многие из них лишились голов после битвы, но если орки дали им такой жесткий отпор здесь на нейтральной территории, то что будет, когда он сунется на их исконные земли, где каждый калека, каждая женщина, каждый ребенок будет для него смертельным врагом?
   Взвесив все за и против, султан Сархалиона приказал своей армии отступить в свои земли. Ему нужен был новый план.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Владыка Ночи направлялся в Сархалион. Он давно уже был наслышан о странных делах творившихся там, но до сего момента не спешил вмешиваться. С Сахметом он в свое время был в довольно натянутых отношениях из-за "косы смерти" - жуткого оружия древнего Бога Смерти Танатоса.
   Сахмет в свое время потребовал вернуть ему ее, так как она вроде как принадлежала сархалионскому народу, на что Вэл тогда флегматично заявил, что если Владыка Смерти хочет себе его оружие то пусть возьмет. Но только через его труп. Самхейну тогда удалось быстро угомонить спорщиков, приняв сторону Вэла, но взаимной симпатии между обеими сторонами конфликта это естественно не прибавило.
   Джамаль же до сих пор боготворил Сахмета и соответственно относился к Владыке Ночи примерно так, как к нему относился в свое время его господин. То бишь весьма прохладно. Однако одно дело натянутые отношения, а другое дело тотальная война, первая со времен конца Эпохи Потрясений, когда все выжившие бессмертные негласно поклялись не обнажать оружия друг против друга.
   Нет, подобное вопиющее событие Вэл проигнорировать никак не мог. С Джамалем следовало объясниться. И чем скорее, тем лучше.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   К роскошному белому дворцу Хатума Вэл прибыл под покровом ночи. Инстинкт подсказывал ему, что на этот раз официальный визит - не решение проблемы. С Джамалем ему следовало поговорить с глазу на глаз. Пусть даже и против его воли.
   Вычислить, где именно обретается на данный момент султан Сархалиона, равно как и пойти незамеченным его охрану для существа такой силы, каким был Владыка Ночи, особого труда не составило.
   Правитель, несмотря на довольно позднее время, находился в своем тронном зале и о чем-то негромко беседовал с двумя жрецами. Кроме этих троих в зале находилось еще и четверо гигантов-телохранителей. Владыка Ночи хищно усмехнулся. Ну, с этими голубчиками у него проблем не возникнет. Опасение вызывали жрецы...
  -Желаю здравствовать, Владыка. - Коротко поклонился Вэл Джамалю, входя в тронный зал. Наружная охрана валялась оглушенной у дверей. - Прости меня за столь несвоевременный визит, но дело, по которому я явился, не требует отлагательств.
  -Святотатец! Осквернитель! - Суровое лицо султана перекосилось от гнева - Схватить и уничтожить! - Бронзовокожий, худой, мускулистый, среднего роста с длинными черными, как вороново крыло волосами и орлиным профилем, он выглядел истым воином и был величественен в своей ярости. Но это не помогло ни ему, ни его охране.
   Двое жрецов вскинули руки над головой, но Вэл теперь слишком хорошо понимал, что означает этот жест. Два стремительных удара "косой смерти" - два обезглавленных тела на полу покоев. Веер метательных ножей навеки упокоил четверых богатырей из числа рядовых стражей, прошив их тела насквозь, а сам Джамаль оглушенный в когтях чудовищного авлара с косой на перевязи летел на запад. Каким бы могучим воином не был нынешний султан Сархалиона, с Владыкой Ночи ему было не тягаться...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -...Святотатцы... осквернители... - Карие глаза Джамаля были совершенно безумными.
  -Черт, даже мне ясно, что на нем какие-то чары. - Нахмурился Владыка Ночи. - Что скажешь, Шеол?
  -Да ты прав. - Прошелестел плющеобразный монстр размером с человека похожий на ожившее растение. - Его сознание находится в тумане...
  -Кто-нибудь из вас знает, как этому противодействовать?
  -Я помогу ему. - Журчащим, невероятно красивым и мелодичным голосом протянул Номибис, немыслимо прекрасный человек четырех метров ростом с бледно-голубой кожей.
   Надо сказать, что слова Хранителя не расходились с делом. Подняв руки над головой, он мысленно призвал несколько донельзя отвратительных тварей Рощи Кошмаров, где на данный момент и пребывали бессмертные, он смешал их густую темную кровь в деревянном сосуде, а затем набрал воды в небольшом озерце неподалеку.
   Когда эликсир был, наконец, готов, Номибис легко заставил брыкающегося и плюющегося Джамаля, для которого владыка Сархалиона был не сильнее ребенка, выпить все до капли, после чего того немедленно вырвало на темно-зеленую густую траву лесной поляны. Одна из призванных тварей немедленно принялась пожирать блевотину, довольно ворча.
   Вэл с проклятием отвернулся. Несмотря на то, что он давным давно не нуждался ни в какой пище, даже в крови, и как следствие не имел рвотного рефлекса, увиденное ему, мягко говоря, не слишком понравилось. Шеол и Номибис же остались совершенно безучастными. По всей видимости, для них это было вполне себе порядке вещей. Как говорится: сделал дело- прибери за собой...
  -Ну что пришел в себя? - Владыка Ночи наклонился над опешившим султаном.
  -Проклятье... Где я... Что со мной...
  -Понятно... Что из последнего ты помнишь?
  -Я сижу в тронном зале... Какая-то фигура в темном плаще... сияние...
  -Спасибо, достаточно. - Усмехнулся Вэл. - Чуете, откуда ветер дует?
  -Я попробую пробудить Древних. - Прожурчал Номибис. - Враг невероятно силен, только им под силу повергнуть его...
  
  
  
  
  
  
   Глава шестая. Наяды.
  
  
  
  
   Рея была вне себя от ярости. Жалкий, самонадеянный слизняк! Мальчишка-смертный, возомнивший о себе невесть что! Ну, ничего, скоро она положит конец его наивным амбициям... Подумать только, он предложил ей, ей, непобедимой воительнице, которой сотни лет отроду платить ему дань! Это ж надо...
   Гонца принесшего эту весть, Рея собственноручно обезглавила, а голову его велела доставить королю Мэртиса в качестве ответа. Надеюсь, ему понравится... Но шутки шутками, а Мэртис был серьезной силой, с которой невозможно было не считаться. Да еще и эти церковники... Вон вампиры и те не сдюжили. Ну да ничего. За три столетия да на таком просторе, о котором наяды раньше и мечтать не могли, их популяция достигла сорока тысяч особей! И это только в Сарте. А ведь были еще наяды Хмэры, что остались жить на Тайном архипелаге... А вампиров было всего лишь около двух сотен... Нет, нечего тут и рассуждать. Если монарх империи света все же рискнет развязать войну, то умоется кровью. Уж она об этом позаботится...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Мэртиссцы напали на наяд в середине лета 305 года Эпохи Надежд. Для этого они собрали внушительную армию в шестьдесят тысяч человек. Казалось бы, против бессмертных наяд - капля в море, но, во-первых, в свете последних событий границы никак нельзя было совсем уж оголять, а во-вторых, у короля Мэртиса была в запасе одна козырная карта. Вернее даже целых две...
   Рея насмешливо оглядывала идеально ровные шеренги воинов света, нестройную толпу ополчения и внушительную лаву тяжелой кавалерии. Производит, конечно, впечатление, но... против них двадцать тысяч воинов моря. Двадцать тысяч, каждый из которых легко положит пять опытных воинов из числа людей. Арифметика достаточно ясная. Тем паче, что далеко не все в войске неприятеля были доками в военном искусстве. С избытком хватало и дилетантов.
   Немного смущали, правда, Рею закутанные в серые рясы фигуры служителей Атона и совсем уж непонятная "черепаха", ровный квадрат из воинов со всех сторон укрытый массивными щитами. Как про себя окрестила ее предводительница наяд - "коробка".
   Рея еще раз усмехнулась. Если что-то пойдет не так, то в битву вступит молодняк - еще двадцать тысяч. Этим конечно до опытных воинов еще расти и расти, но для людей и их силы должно хватить с избытком. Особенно при нынешнем балансе мощи на этом поле битвы.
   Наконец, пропели боевые рога, и ополчение пошло в атаку. Тридцать тысяч вчерашних смердов, которым после гибели Старшего Бога никто и не подумал даровать свободу, как тот обещал, и многие из которых совсем недавно жили бок о бок с наядами, неуверенно жались друг к другу. Силу воинов моря они знали более чем хорошо.
   Чуда не произошло. Сиреневые копья-мечи наяд на длинных рукоятях безжалостно посекли тела людей в плохоньких доспехах. Те же не могли пробить несокрушимую природную броню змеелюдов своими вилами и плотницкими топорами. Ополчение легло все. Потери наяд составили считанные единицы. Но, похоже, это была лишь разведка боем.
   Вновь подали голос боевые трубы, и вот уже воины света ровным боевым шагом, выставив свои копья, идут против воинов моря. Следом за ними медленно движется так называемая "коробка". Воины света - опытные безжалостные воины, но и им тяжело стоять против змеелюдов, каждый из которых существенно превосходил даже самого сильного человека в скорости и мощи. Бронированные хвосты легко сшибают "златодоспешных" с ног. Сиреневые копья разрубают им горла, но воины света держат строй. Держат, обливаясь кровью.
   И вот, наконец, к месту боя подоспела "черепаха". Лишь на миг разомкнулись щиты, и тут же прозвучал залп и пищалей и аркебуз. Сравнительно новые изобретения появившиеся всего лет тридцать назад. И вот пришло время опробовать его в действии. Выпущенные с близкого расстояния пули сбивают наяд с ног. Некоторые получают серьезные ранения или даже гибнут. Но слишком уж крепка их природная броня. Потери змеелюдов минимальны, а чтобы перезарядить громоздкие орудия требуется время...
   Боевой клич воинов моря сшибает с ног. Он одновременно напоминает крик чаек и шипение змеи. Жуткая, убойная смесь. Люди при этих звуках цепенеют и обливаются холодным потом. Даже самые стойкие, прошедшие огонь и воду на мгновение теряются, и змеелюды сполна отдают дань уважения этой минутной слабости.
   Строй воинов света сломан окончательно. Аркебузисты, помимо основного оружия вооруженные лишь короткими пиками тоже ненадолго переживают своих союзников. Их "коробка" растащена в стороны наядами, и обезумевших от ужаса беспомощных людей рубят на части осатаневшие от крови воины моря.
   Казалось бы, победа близка, но тут над головами служителей Атона сгущается радужное облако и на огромной скорости врезается в шеренги змеелюдов. Эффект просто поразительный. Весь центр войска наяд выметен дочиста. Всех тамошних воинов попросту разорвало на куски.
   Рея спаслась лишь чудом. В круговерти битвы ее вынесло чуть правее основного удара магии противника, и она осталась цела и невредима. Однако более половины ее воинов погибло. Тогда предводительница наяд громко шипит особым образом, и из скрытых складок местности равнинной Сарты выходит подкрепление. Двадцать тысяч молодых воинов моря. Будущее расы.
   Звучат боевые рожки, и тяжелая мэртисская кавалерия атакует их порядки. Возникла кошмарная давка. Молодняк воинов моря не особенно силен, но и их сил хватает на то, чтобы остановить гибельный разбег конницы. Размен идет два на одного не в пользу мэртиссцев, но их гораздо больше в общей сложности. Но теперь уже не на этом поле боя...
   Старые опытные наяды, из тех, что выжили, бросились на жрецов Атона, только что уничтоживших их сородичей. У тех не осталось сил, чтобы сопротивляться, и их легко порубили в клочья. Покончив с магами, наяды Реи повернули против кавалерии, помогая молодняку окончательно сломать ей хребет.
   В итоге из шестидесяти тысяч мэртиссцев не уцелело ни одного воина. Наяды потеряли примерно половину своих, и Рея, взвесив все за и против, начала готовится к отплытию с Ардониса. Мэртис вполне мог позволить себе подобные опустошительные кампании. Они - нет.
  
  
   ***
  
  
  
  
  -...Слыхал, что его величество недавно отчебучил?
  -Слыхал... - Авар закончил протирать очередную марионетку чистой белой тряпицей и аккуратно отложил ее в сторону. Все это нити одного клубка... Наяды ушли с Ардониса.
   Артисты только что закончили очередное кукольное представление. На этот раз его героями оказались старый забулдыга отставной солдат и продажная девка, к которой тот зашел на всю ночь, но от постоянного пьянства так ничего до самого утра и не смог сделать.
   Народ такие спектакли воспринимал на ура. На то он как говорится и простой народ, черная кость, если выразится иначе. А вот грустные истории тот слушал неохотно, зевал,... мог и гнилыми яблоками закидать! Это вам как говорится не балы вашей сопливой аристократии...
   Однако Авар настолько тонко продумывал разные сюжеты и неожиданные ходы, что в его исполнении даже трагедии вызывали у зрителей бурю восторга. Чего только стоит одна история об отставном солдате и дочке, которую насильно взял в полюбовницы молодой красивый хлыщ-дворянчик.
   Солдат возвращается с последнего задания и узнает об этом. Берет пистоль, и убивает проклятого сладострастника. Потом его прилюдно казнят на главной площади, а его дочь продают в рабство семье застреленного дворянина в качестве компенсации.
   После этой пьесы народ плакал навзрыд и сжимал кулаки, от всей души призывая Всевышнего Атона как следует покарать проклятых богатеев, и искренне молил его ниспослать бедолаге-солдату вечную райскую жизнь в его царствии...
   Ведь и сами они сталкивались с похожими историями в жизни, которые оставляли на душе даже самого черствого человека неизгладимые шрамы. Так мы хоть здесь, хоть в представлении утрем нос этим проклятым богатеям! Пусть знают...
   Еще была одна знатная хохма, когда в одном из городов, где труппа Авара давала свое представление, на площадь внезапно вышел худой совершенно голый белобородый дед, одетый в одну лишь набедренную повязку с довольно увесистым валуном в руках. За ним семенила маленькая толстая женщина лет пятидесяти и поносила его самыми распоследними словами.
  -Ты что творишь, дурак! Остановись, осрамишь же на всю округу... Ой, люди добрые! - Повернулась старуха к собравшейся толпе. - С год назад с мужем проснулись, видим, у нас во дворе какой-то дед страшный лежит-валяется! Бормочет что-то не по-нашему, грязный, худой, в чем только душа держится! Мой дурак говорит, это он с султаната ихнего проклятущего! Давай, говорит, поможем бедолаге, а нам на том свете потом зачтется! Ну, я дура, и согласилась. А потом как-то раз зашла во двор, а он голый на свой елдак валун на веревку прицепил и раскачивается! Я его гнать со двора, так мой благоверный опять взъерепенился! Мол, что ты доброго человека обижаешь, а потом на следующий день гляжу, они уже вдвоем голые каменьями трясуть! - Голос старухи сорвался на истеричный вопль. - Ой, господи, господи, за что мне все это... Остановись! Остановись, пока не поздно, покайся перед Всевышним, может тогда и помилует он нас грешных! - Продолжала совестить мужа старуха, который уже деловито снял набедренную повязку и как раз привязывал валун к своему хозяйству, которое, надо признать, было весьма внушительным.
   Народ на площади гоготал и улюлюкал. В деда полетели гнилые овощи, но их было не особенно немного. Все хотели посмотреть на такое представление, ибо ничего подобного никто из них никогда не видел.
  -Гляди, а нехилый у деда елдак! - Насмешливо прокричал один из молодых парней. - Небось старуха не нарадуется...
  -Да нет, ты ж видишь, ему больше камни по душе! - Не согласился другой. - Вот она и лютует!
  -Это древнее искусство сархалионских факиров. - Шепнул Авар остальным, пользуясь тем, что народ временно перестал обращать на них внимание. - В султанате весьма распространено. В Мэртисе же такое в диковинку. Думаю, старика ждет фурор...
  -Если сейчас же не прекратишь, домой можешь не возвращаться! - Предприняла остановить мужа сварливая старуха, хотя ее конечно, тоже можно было понять.
  -Да и ты пошла к дьяволу... - Проворчал дед, заканчивая закреплять валун. - Я вон к Селиму жить пойду. Все лучше, чем с тобой, старой мегерой...
  -И еться тоже с ним будешь!!! - Визгливо заорала старуха.
  -Да хоть бы и так! - Ничуть не смутился дед. - Селим даром что чернозадый, но зато человек душевный, не то, что ты... - С этими словами дед, наконец, поднялся на ноги. Валун, привязанный к его хозяйству завис в воздухе, и дед принялся качать бедрами. В такт им закачался и камень. Восторгу толпы не было предела... Когда, наконец, представление закончилось, народ щедро насыпал в деревянную миску, принесенную стариком медных и серебряных монет. Авару и его труппе тогда досталось намного меньше, но они были не в обиде. Представление устроенное непутевым дедом и его женой того стоило.
   История эта, к слову сказать, имела свое продолжение. После представления супруги помирились и вернулись домой. А на следующий день в их домик заявился священник из Ордена Страждущих и доходчиво объяснил деду, что именно его ждет, если он еще раз отчебучит нечто подобное. Церковь Всевышнего сочла подобные представления недопустимыми...
   Дед предостережению внял, но занятие свое не бросил, продолжая упражняться на своем заднем дворе вплоть до... впрочем, всему свое время...
  -И что теперь будет?
  -Да ничего... земли новые конечно отойдут Мэртису... Но да это не страшно. Страшно другое. На днях я разговаривал с Вэлом. В Гитсе творится нечто совсем уж непонятное. Весь город окружен непроницаемой магической завесой, непреодолимой ни для кого. Темный Собор вампиров снесен начисто. На его месте прямо в камне выплавлена какая-то гигантская колдовская фигура... Боюсь, если Номибис не пробудит своих Древних, кем бы они не были, нас всех в скором времени ждет гибель. Тот неведомый, который едва не убил нашего дорогого Владыку Ночи, не успокоится, пока не приберет к рукам весь этот мир. Нутром чую... При такой то силе...
  -Если бы Старший Бог был жив...
  -Если бы да кабы... - Поморщился Авар. - К чему нам сейчас об этом думать... Самхейна ведь все одно теперь не воскресить...
  
  
  
   Часть вторая. Возрождение героев.
  
  
   Глава седьмая. Возвращение легенды.
  
  
  
  
  
  
  -Эй, смотрите, Трухлявый идет! - Нагло прокричал здоровый молодой парень, налитый нерастраченной силой. - Айда каменьями его! - Ватага парней лет восемнадцати радостно забрасывала увесистыми булыжниками закутанную в грязный плащ корявую фигуру нищего. Тот в ответ лишь сдавленно хрипел, не в силах дать отпор.
   Однако подойти ближе и устроить более знатную травлю, они не решались. Все хорошо помнили, как Трухлявый сломал руку одному из тех парней, кто решил, будто бы эта жертва совсем уж безобидна. Если бы не град камней, отбивший тогда нищего от его жертвы, то он бы и вовсе сломал парню шею...
   Трухлявый был небыстр, неуклюж и явно чем-то сильно болен. Но силой при всем при том обладал медвежьей. Так что хош, кидай камни, хош дай пинка исподтишка, но ближе не подходи! Ежели, конечно, здоровье дорого.
   Никто точно не знал, кто он и откуда пришел. Странный нищий, что-то вечно бормочущий про себя, до него в деревне никому не было особого дела. Кроме местной ребятни и молодняка. Эти с радостью издевались над убогим...
   Вообще, конечно, Трухлявый был довольно странным даже для нищего. Никогда не просил подаяние, ни с кем не разговаривал и не просил защиты от наглой молодежи. Никто никогда не видел, чтобы он что-то ел, и вообще было непонятно, на что он жил, как выживал и где спал.
   Но над этим головы особо никто не ломал. Многие про себя уже не раз мысленно пожелали неведомому бродяге провалиться под землю, или на худой конец помереть от своего недуга, но костлявая брать его почему-то упорно не желала...
   Наконец, молодняку надоело изводить тихо сипевшего бродягу и они направились восвояси.
  -Эй, Герд! - Внезапно совсем не старческим голосом окликнул вожака Трухлявый.
  -Чего тебе... - Через силу выдавил тот, стараясь справиться с приступом внезапно охватившей его робости.
  -А ведь я тебя найду. Тебя и твоих дружков. И тогда вы заплатите за все...
  -Ха, ты чего там бормочешь! - Попытался задорно прокричать названный Гердом, но его голос неожиданно для него самого сорвался на девчачий визг. - Ладно, пошли... нечего здесь стоять... - Стараясь справиться с внезапно охватившим его непонятным и от того особенно постыдным ужасом, пробормотал Герд. - Этот по ходу от старости совсем свихнулся...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Он как обычно лежал под корягой, где устроил себе логово наподобие дикого зверя, пребывая в состоянии прострации. Каждый раз, когда он впадал в него, ему снился один и тот же сон. Один и тот же сон...
   Громадные отсвечивающие жутким мистическим сиреневым пламенем врата... Черный смерч, врывающийся в них, дикая рвущая на части боль... иной мир, страшный мир... Кошмарные человекоподобные фигуры со свиными рылами... крылатые козлы,... сверкающие рати иных миров... Странная тварь, похожая на вытянутый человеческий скелет с непропорционально длинными конечностями и гибким позвоночным хвостом, на конце которого скалит зубы зубастый череп несколько меньшего размера, нежели основной... Длинные когти впиваются ему в плечи. Тварь явно желает убить его,... Его руки сжимаются на ее горле... Тварь пронзительно кричит... кровавая круговерть перед глазами... Солнце иного мира... тварь выворачивается из его хватки и исчезает в сиреневой вспышке, оставляя его в незнакомом месте... Кто же я такой... снова забыл... нет вспомнил! Я - Самхейн, Старший бог, Владыка Хаоса, Черный Саблезуб. Вернее то, что от него осталось.
   Гибельный иномировой огонь прочертил на его теле широкую борозду и вплавился в саму его суть. Больно... Незаживающая рана пульсирует и горит огнем, но мощная регенерация бессмертного не дает ей углубиться или расшириться. Теперь он превратился в жалкую головешку. Кожа по всему телу напоминает коросту, и порой отваливается пластами,... но нарастает новая. Воистину Трухлявый...
   Ну да ничего он зарастит свою рану, победит свой недуг, как побеждал всегда своих врагов. Ведь это тоже враг. Враг внутренний и оттого особенно опасный. Но он справится. И тогда те, кто считал его жалким оборванцем, дорого заплатят за свою ошибку...
   Трухлявый с кряхтением поднялся. Может быть, не стоит так долго ждать, а подкараулить Герда, пока тот будет один и... ведь его сила до сих пор при нем, хотя магия более и не повинуется ему... По крайней мере в деревню наведаться не помешает... Но только осторожно. Если его снова заметит молодняк, то опять побьет камнями, а с него итак достаточно избиений. По крайней мере, на сегодня.
   Из горла Самхейна вырвался жуткий звериный рык. Если бы его солдаты, шедшие по одному его приказу на смерть, увидели, во что он теперь превратился, интересно, чтобы они сказали? Интересный вопрос...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Он не мог поверить своему счастью. Околачиваясь возле деревни, он неожиданно заметил подле дома старосты нового персонажа, явно не из здешних мест. Вновь прибывший явно был воином. Это было заметно и невооруженным взглядом. И этот белобрысый могучий воитель был ему смутно знаком. Но где? Силора?... Нет, что-то иное... Аркант! Точно, Аркант!
  -Аркант, Аркант! - Забыв обо всем на свете, хрипло заорал Самхейн вслед собравшемуся было уже уходить воину. - Стой, твою мать, Аркант!... Синх!... Синх!... Ты ведь Синх!
  -Ты... постой, ты откуда меня знаешь... - Удивлено протянул воитель, глядя на грязного оборванного нищего. Этот мир был под патронатом Арканта, и ему не было нужды хранить здесь инкогнито, но все же... Бог Жизни как раз пришел в деревню Трухлявого узнать кое-какие подробности о своем очередном задании, и никак не ожидал, что его здесь кто-нибудь узнает, благо своего истинного имени он никому из здешних не называл.
  -Знаю, знаю,... а ты меня разве не узнаешь? - Насмешливо прокаркала фигура.
  -Нет...
  -Ну, тогда разрешите представиться. - Издевательски поклонилась фигура. - Владыка Самхейн...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ну, рассказывай, как ты очутился на Ирте. - Демиург Знаний сурово оглядел согбенную фигуру Старшего Бога.
  -Читай сознание, не могу говорить... - Закашлялся Самхейн, сплюнув угольно черный комок слизи прямо на пол кабинета. - И расскажи мне о том, что произошло, пока я был... так сказать вне зоны доступа.
  -Тебе незачем знать о делах Арканта. - Нахмурился Кармос. - Но, в общем,... Демиурги темных миров живы и здравствуют, мы до сих пор с ними воюем, так что все, увы, катится по давно наезженной колее.
  -А что случилось с тем светлокудрым мальчиком, который помогал нам на Силоре? - Прокашлял Самхейн. - С этим... как его... Тиллаком.
  -Помню его. - Кивнул демиург. - Этот юноша погиб почти сразу же после возвращения на одном из заданий. Аркант до сих пор скорбит о его гибели...
  -Ну, ну... - Хмыкнул Старший Бог. - Ладно, то меня мало интересует... Что ты мне можешь сообщить о моем нынешнем состоянии?
  -Ну, как тебе сказать... У меня есть для тебя две новости: хорошая и плохая. Хорошая заключается в том, что твое сверхздоровье рано или поздно залечит твои ожоги, и ты станешь прежним.
  -Это я знаю и без тебя. - Отмахнулся Самхейн. - Что там с плохой.
  -Процесс регенерации затянется на столетия.
  -Ты что совсем ох...ел?!!!... Еще на столетия?!!!... Твою мать!!!... Немедленно все исправляй!!!!
  -Боюсь, ничем не смогу тебе помочь. - Парировал Демиург, не обращая внимания на, мягко говоря, неуважительный тон собеседника. - Нам неведомы глубинные секреты регенерации, это прерогатива тварей Хаоса.
  -У вас что, нет никого из Миротворцев этой силы?!!!
  -Есть, но... Они не настолько могущественны, чтобы помочь тебе в этой проблеме.
  -Слушай, Кармос, переправь меня на Силору! Я знаю, кто сможет мне помочь... Только дай мне сопровождение, чтоб меня не прибили по дороге. А уж я в долгу не останусь...
  -Самхейн. - Сурово отчеканил Демиург Знаний. - Ты повинен в чудовищных преступлениях! Ты убил тысячи невинных! Я бы приказал предать тебя немедленной смерти, но ты спас свой мир, хотя сам при этом чуть не погиб. Именно поэтому ты до сих пор жив. Однако ни о каком возвращении на Силору не может быть и речи! Ты останешься на Арканте в качестве пленника до скончания времен! Это все что я могу для тебя сделать.
  -Послушай, Кармос... - Вкрадчиво начал Самхейн. - А если я предложу тебе секрет одного,... ну скажем одного артефакта способного даже воскрешать мертвых, а?
  -Откуда тебе может быть ведом подобный секрет? - Нахмурился Демиург Знаний. - Сдается мне, ты лжешь, Черный Саблезуб...
  -Послушай, отправь меня с Синхом на Силору, и он будет у тебя. Ты же видишь, я сейчас слабее котенка! Ты в любом случае ничего не теряешь! В награду же я попрошу тебя позволить мне остаться на Силоре и исцелиться.
  -Нет, этого не будет. Артефакт будет доставлен на Аркант. Здесь ты будешь первым, кто исцелится, но потом ты останешься здесь в качестве пленника. Навеки.
  -Хорошо, твоя взяла. - Легко согласился Самхейн. - Слишком уж сильно меня измотала эта рана... - Ну так что, мы пошли?
  -Идите. - Согласился Кармос. - Синх, приглядывай за ним. Если начнет чудить, сразу убей. Поверь, эту участь он вполне заслужил...
  
  
  
   Глава восьмая. Чудо природы.
  
  
  
  
  -Ну и где это... И почему я не удивлен. - Синх насмешливо уставился на границы Рощи Кошмаров. - А сказать тебе, что будет дальше? Ты заведешь меня туда, вырубишь при помощи Шеола, а сам исцелишься и пошлешь весь Аркант вообще и Кармоса в частности куда подальше.
  -Ты настолько дурного мнения обо мне? - Скорчил невинную рожу Самхейн, что на фоне его нового облика смотрелось довольно жутко.
  -У меня к тебе предложение. - Не принял игривого тона Синх. - Ты делаешь что хочешь, посылаешь Кармоса куда подальше, а я возвращаюсь на Ис Сай Ши. А ты, если Кармос захочет силой вернуть меня обратно, поможешь мне отстоять мою свободу.
  -Вот дела... - Озадаченно протянул Самхейн. - Выходит, Миротворцы и их идеалы тоже изрядно тебе осточертели, а, мой неверный друг?
  -Видишь ли... Кармос нарек тебя тираном и диктатором, но ты старался ради спасения своего мира... нашего мира, да где-то ты шел на поводу у своих темных желаний, но... иногда мы уничтожаем целые миры со всеми их обитателями! Целые миры! Ради того, чтобы в иные области не проникло великое зло, и это называется сопутствующим ущербом... Если враг слишком силен, Кармос тут же отступает. Да, он сам не раз рисковал жизнью, но... ты пошел дальше, когда уничтожил тот портал. Это мое слово. Я считаю, что не Кармосу тебя судить. Поэтому я хочу вернуться на Силору. Мне надоели все эти бесконечные войны под чужими солнцами. Я хочу жить в своем мире и оберегать свой народ. Я Бог Жизни, а мы считаемся скорее темными, нежели светлыми. Мы стоим у самой грани Сил и сами вольны делать выбор в ту или иную сторону. Я свой сделал. Я хочу остаться... Ну так как?
  -Предатель! Изменник дела Света! Я заточу тебя навеки в этой Роще! Прямо у Шеола в заднице... Если конечно, она у него есть...
  -В таком случае чего мы ждем?
  -Да ты прав. - С серьезным выражением лица кивнул Самхейн, которое смотрелось еще более жутко, нежели даже когда тот пытался кривляться. - Вперед...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
  -... Вот так я и стал тем, кем стал...
  -Очень печальная и поучительная история. - Глубоким голосом отозвался Номибис.
  -Да печальная... Где Цветок? Ты не представляешь, как мне надоело мое нынешнее состояние,... чешусь постоянно,... в общем, ужас!
   Цветок Жизни, гигантский, ярко-синий, состоявший всего из трех, правда, очень крупных лепестков, находился в самом сердце рощи. Он действительно мог воскрешать даже мертвецов, так что Старший Бог надеялся, что уж его то раны он залечит быстро и наверняка.
   Войдя в лоно Цветка, Самхейн скинул с себя свои давно уже опостылевшие ему лохмотья и блаженно вытянулся. Цветок тут же скрыл его сплошным куполом и засветился ярким сиренево-синим светом.
   Однако в этот раз что-то пошло не совсем так как обычно. По всей видимости, никогда ранее в его нутро не входила столь могучая сущность как Старший Бог, и теперь Цветок дрожал и вибрировал от чудовищного напряжения. Процесс исцеления длился довольно долго, и когда уже все собравшиеся начали терять терпение, Цветок Жизни внезапно взорвался фонтаном вонючей фиолетовой слизи, и взорам бессмертных предстал совершено голый и абсолютно здоровый и счастливый Владыка Хаоса.
  -Я снова прежний! - Громовым голосом прорычал он, и его бездонные глаза, как случалось и прежде, полыхнули темным бойцовым огнем. - Нет, даже немного сильнее... Шеол, прости, я опять тут малость начушкал... Обещаю достать тебе новый такой же.
  -Семя Цветка уцелело... - Еле слышно прошелестел Бог Растений. - Ему просто нужно время, чтобы вырастить новую чашу...
  -Ну, тогда совсем хорошо! - Жизнерадостно прорычал сын Херреи. - Нет, ну правда, мои силы изрядно возросли...
  -Ты сможешь сейчас связаться с Кармосом? - Напряженно спросил его Синх.
  -Могу... А зачем?
  -Надо сказать ему о том, что мы решили. А то он отправит за нами своих Миротворцев.
  -Так зачем его лишний раз провоцировать?
  -Я думаю, мне удастся его убедить. Твои силы действительно очень возросли. Думаю, теперь ты достаточно грозный соперник даже для него. Это должно его удержать от опрометчивых поступков.
  -Ну, хорошо, как скажешь,... - Пожал плечами Самхейн и сотворил проекцию портала на Аркант таким образом, что через нее можно было лишь общаться. Такого он не смог бы сделать даже тогда был Старшим Богом...
  -Что за дела... - Озадаченно протянул Кармос, принимая телепатический вызов. - Самхейн?!... Почему ты голый?
  -Да неважно. - Отмахнулся сын Херреи. - Это самое... Я чего хотел то... В общем, короче говоря, мы не намерены возвращаться. И секрет воскрешения ты тоже теперь хрен получишь... Нечего было жадничать... И да еще... Синх тоже остается... Ты его изрядно достал своими... всем. Ну, короче говоря, ты меня понял.
  -Синх, что это значит? - Сурово повернулся демиург к Богу Жизни.
  -Он говорит правду, Кармос. - Поджал губы беловолосый воитель. - Прости, но я решил вернуться к своему народу. Я устал от бесконечных войн... Ты должен меня понять. Думаю, я немало сделал для Арканта и заслужил свободу.
  -Ты освободил преступника!
  -Я его не освобождал... - Устало отмахнулся Синх. - Погляди на тех, кто сейчас стоит рядом с ним и скажи, был ли у меня хоть малейший шанс выстоять против них...
  -По нашим законам Миротворец не имеет право покидать Аркант!
  -А как же Эрм терр Рохх? - Усмехнулся Бог Жизни. - Разве он не был Миротворцем? И тем не менее он живет на Силоре... Безнадзорно...
  -Не сгущай краски, эрды это отдельный разговор...
  -То есть ты хочешь сказать, что они выше простых смертных и бессмертных? Равно как выше них сами Высокие, ангелы Солирры и уроженцы Файра и Арменоса? Это ты хотел сказать?
  -Я не...
  -Послушай, Кармос, я уважаю тебя, правда, уважаю, но посуди сам. Скольких смертных и бессмертных мы губим, выполняя задания? И это считается нормальным. Но Самхейна за те же самые грехи ты заклеймил как тирана всех времен и народов. Разве после того, что творили мы сами, мы вправе его судить? Особенно теперь, когда он своей жертвой полностью искупил свои грехи... Прежде чем ответить подумай об этом на холодную голову, Демиург Знаний. Докажи, что твой титул, это не пустой звук! Я сейчас разорву канал, вернее Самхейн его разорвет, но предупреждаю. Добровольно назад я не вернусь. А вздумаешь заставить меня сделать это силой, мне найдется, чем тебе ответить... Всего хорошего.
  -Лихо. - Коротко резюмировал сын Херреи. - Теперь не завидую я тебе... Но да, как говорится, не бзди. Ты мне помог - я помогу тебе. Если Аркант нападет, я сражусь плечом к плечу с тобой... Слушай, но ведь и вправду как же возросла моя сила... Сейчас свяжусь с Эрмом и Вэлом, пусть прилетают на огонек, а вы пока рассказывайте... о вашем житье-бытье...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Значит вон оно как... - Задумчиво протянул Самхейн, выслушав краткий рассказ Владыки Ночи. Номибис и Шеол мало что знали о внешнем мире, поэтому пришлось ждать Вэла, который прибыл в Рощу Кошмаров через несколько дней. - Вовремя я вернулся... Что это за тварь выяснить не удалось?
  -Нет, но она очень сильна... Боюсь, сильнее даже чем ты, друг мой.
  -Проверим... - Тихонько процедил Самхейн. - Слушай, я тут уже успел побывать в Мэртисе.... То что канонизированы Воронвэ и Ханна я понял, святые... Но что это за гомик с золотыми крыльями так подозрительно и постыдно похожий на меня...
  -Ну не все лесному хозяину мед лакать ...
  -И как же ты позволил...
  -Послушай, друг, эти святоши еще три столетия тому назад угодливо заглядывали мне в глаза и вещали о том, что твой облик нужно смягчить! Мол, смерды не поймут и так далее... и я... а что я... Я не хотел новой войны... Я не ты, в конце концов! Пусть смертные живут, как сами того желают... Ну, вот так все и вышло...
  -Смертные знают о событиях тех лет?
  -О чем ты, друг! Да они же все извратили! Ты теперь ангел Атона, не Самхейн, а Самаэль!... Все с ног на голову!
  -Какой кошмар... это твой просчет. Теперь Хаос и все его служители вновь вне закона... Ладно я тебя не виню...Да и смысл... Надо срочно все исправлять, и первым делом ликвидировать ту тварь, что порабощает сознание моих бывших поданных...
  -Бывших? - Лукаво поднял бровь Владыка Ночи.
  -Нет, друг, и не проси. Повторения моей тирании не будет. Хватит и того, что уже было. Избавим мир от этого создания, добьемся того чтобы нас не гнобили и все на этом. Будем тихо и спокойно жить в Героне... Или отстроим заново Темный Собор...
  -Идея хорошая, но сперва нужно посчитаться с этой бестией.
  -Лады. У меня следующий план. В Гитс я летал, что там творится, видел, поэтому думаю, надо заманить ее на нейтральную территорию. Там у нас будет больше шансов.
  -И как будем действовать?
  -Направим ка мы свои стопы сперва в Орс... Там как раз ныне вотчина этого твоего Архипрелата... Ты сказал, что он обладает большой силой, причем заемного толка. Вот и посмотрим, как отреагирует этот Безымянный на гибель своего лучшего миньона...
  
  
   ***
  
  
  
  
   Архипрелат Кимр II, маленький квадратный человек в коричневой рясе с бульдожьей челюстью и такой же хваткой во всех отношениях раздраженно барабанил короткими толстыми пальцами по письменному столу. Вчера этот слизняк Авир внезапно заартачился, когда он поставил его перед фактом объявления новой войны. Видите ли, в борьбе с наядами они потеряли слишком много воинов!
   Пришлось открыть ему до срока, что теперь Сархалион с ними заодно, равно как и напомнить, кто именно теперь имеет реальную власть и силу в Мэртисе. Хвала Атону до него дошло...
   Ангел Атона появился перед ним около года назад. Появился и объявил, что отныне он Кимр, простой служитель Атона, избран Всевышним для свершения великой миссии просветления умов и душ всех обитателей сего многострадального и погрязшего в грехах и ереси мира.
   Кимр сразу поверил словам радужного ангела, ибо сила исходящая от него была настолько впечатляющей и необоримой, что не поверить ему было попросту невозможно. С тех самых пор Архипрелат истово служил своему новому небесному покровителю. Служил преданно и самоотверженно, искренне веря в то, что все, что он делает, он делает на благо этого мира и его погрязших в ереси темных невежественных обитателей.
   Вотчина Кимра теперь находилась на главной площади Орса, где в рекордные сроки ( явно не обошлось без магии) был возведен циклопический серый собор, по сравнению с которым даже дворец его величества казался не более чем нарядной детской игрушкой.
   Архипрелат был сильно озабочен. На днях Ангел приказал ему организовать экспедиции в иные части света для распространения религии Всевышнего Атона. Все необходимые распоряжения были им отданы, и теперь корабли вот-вот должны были отчалить. Но Кимр все равно испытывал странное беспокойство.
   Его сила, та самая сила, которой столь щедро поделился с ним Ангел, сегодня настойчиво предупреждала о незримой опасности, вот только установить ее источник Архипрелат так и не сумел.
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ну, что, ты готов? - Самхейн скептически оглядел громаду нового сооружения.
  -Как скажешь, Владыка. - Отшутился Вэл. На приступ они решили идти ночью и лишь вдвоем, так как были самыми быстрыми и сильными бессмертными Силоры, и пока планировали лишь разведку боем.
  -Тогда вперед. - Отрубил Самхейн и быстрым шагом направился прямо к главным воротам.
   Серый прямоугольный собор возвышался над площадью на целых пятьдесят метров, будучи в ширину около семидесяти метров. Очень внушительное сооружение, особенно по меркам этого мира, но Черный Саблезуб никогда не обращал внимания на размер. Спрессованный комок чистого Хаоса темным сгустком ударил в гигантские каменные ворота, и они тут же осыпались мелкой щебенкой.
   Восемь дюжих стражей с огромными протазанами, стоявших подле них валялись оглушенными. Из их ушей текла кровь.
  -А здесь многое изменилось... - Хмыкнул сын Херреи и влетел в собор. Там его уже ждали несколько наиболее быстро соображающих членов Ордена Страждущих. Лишь его адепты владели магией. Радужные нити пятерых чародеев оплели фигуру Самхейна. Тот схватил их голыми руками и, переплетя между собой, резко дернул на себя. Пять фигур рухнуло на землю бездыханными. Магия Черного Саблезуба вынула из них души...
   По гигантскому залу черной молнией металась фигура Вэла, рассекая на части всех, кто подворачивался под лезвие его чудовищной косы. Самхейн же полетел наверх в покои местных набольших. Силу, исходившую оттуда, он чуял слишком хорошо, чтобы ошибиться в направлении.
   В покои Кимра он влетел, вышибив могучим плечом резную деревянную дверь. Секундой позже туда же ворвался и Владыка Ночи. Лезвие "Вселенского Кошмара", сгусток чистой энергии, который Самхейн теперь мог призывать прямо из пустоты, в капусту посекло двоих стражей. Те и глазом моргнуть не успели.
   Архипрелат же, однако, если сперва и растерялся, то быстро пришел в себя. Мгновенно оценив баланс сил, он окружил себя непроницаемым колдовским щитом и мысленно воззвал к своему небесному покровителю.
   Но Самхейн не стал ждать, когда тот закончит. Подлетев вплотную к священнику, он изо всех сил обрушил свой черный пластинчатый клинок на его щит. Лезвие меча Хаоса играючи рассекло защиту Кимра, и разрезало его самого наискось от плеча до пояса. Две половины тела беззвучно шлепнулись на пол.
   Однако это было еще не все. Внезапно в углу кабинета замерцало радужное сияние, на месте которого тут же появилась фигура в темном плаще с капюшоном. Поток разноцветного пламени буквально вышвырнул обоих друзей из покоев Кимра. Вся сила Самхейна ушла на то, чтобы отразить эту атаку.
  -Отступаем! Он слишком силен! - Прокричал Черный Саблезуб и, первым подавая пример, рванулся прочь из собора. Следом за ним летел гигантский авлар, в которого обратился Владыка Ночи. Их жуткий противник по ведомым лишь ему одному причинам не стал их преследовать.
  
  
  
  
   Глава восьмая. Снова вместе.
  
  
  
  
  
  -Ну что, разведка боем вполне удалась. - Самхейн весело оглядел собравшихся. На этот раз все они собрались в башне Эрма. Все те бессмертные, кому удалось выжить в свете последних событий. Тэрк, Гроттеск, Номибис, Самхейн, Вэл, Меркуцио, Морэн, Авар и его труппа, Кхорус и Орэн.
   По поводу двоих последних, наверное, следует внести некоторые необходимые пояснения. Кхорус был главой темных братьев еще тогда, когда существовала Инфротерра, и Самхейн был у власти. Рожденный в конце Эпохи Света, Кхорус в молодости был кулачным бойцом, выступая под псевдонимом Кхор Душитель. Уже после, когда началась Темная Эпоха, он пришел ко двору сына Херреи и попросил взять его на службу.
   Тот не отказал ему, поскольку хорошо помнил Кхора еще по турниру в Орте, где Самхейн побил его в одном из проходных поединков. Умный, хитрый и жестокий, Кхор, а точнее уже Кхорус, получивший дворянство и бессмертие от сына Херреи быстро сумел достичь самой вершины иерархии темных братьев, а после гибели их бессменного лидера Нилхоса, сам возглавил их.
   Когда Черный Саблезуб "погиб" во второй раз, Кхорус остался при дворе Анора Первого в том же качестве. Однако уже впоследствии после гибели великого короля начала Эпохи Надежд он попытался захватить в Мэртисе власть, но потерпел поражение и бежал в Гитс.
   Однако там ему быстро наскучило, и он подался на остров Насилия, поступив на службу тамошнему новому владыке. И вот здесь мы уже плавно переходим к истории Орэна. Орэн после гибели Бога Земли Гронта стал королем острова Насилия.
   Анор I сперва даровал всем головорезам, принимавшим участия в Войне Потрясений свободу, а затем и вовсе сделал остров Насилия полноценной провинцией, а не местом ссылки для всякого отребья. Однако, получив возможность строить свои собственные суда, вчерашние бандиты быстро забыли о том, что являются данниками Мэртиса и объявили о своей независимости.
   Это произошло уже после гибели великого короля, и его потомки не сумели вернуть эти земли в лоно империи света, благо Орэн оказался превосходным политиком и полководцем. Будучи первым фаворитом Гронта еще при жизни того, он походил на него, как старший брат походит на младшего. Немыслимо высокий, хотя и не настолько, насколько был высок сам Бог Земли, он не был и таким же массивным, но зато, куда более гибким и пластичным.
   Однако даже при таких реалиях рост его превышал два метра, а вес и сила, несмотря на гибкость и даже некоторую худобу была более чем внушительными. Вообще, если Кхорус чем-то напоминал удава, то Орэна вполне можно было сравнить с полноценной анакондой, или если брать реалии данного мира змеей Ассалька, так что немудрено, что при таких константах оба бессмертных быстро спелись и стали друзьями не разлей вода.
   Фаворит (а некоторые поговаривали, что и любовник) Гронта стал бессмертным еще в Эпоху Света и обладал внушительной силой. Он правил островом Насилия три столетия до тех самых пор, пока к нему не пожаловал один священник из Ордена Страждущих.
   Однако Орэн до этого момента уже успел пообщаться с Владыкой Ночи, который с ног сбился, оповещая всех бессмертных о новой опасности, и посему не стал ходить вокруг да около.
   Едва жрец Атона попытался наложить на него заклятие, как цельнокованое железное копье Орэна насквозь пронзило его тщедушное тело, которое перепуганный бессмертный, наслушавшийся жутких рассказов Вэла, тут же вышвырнул в окно из своих покоев прямо через стекло, где и происходило все действо, чтобы ненароком чего не вышло.
   Тело незадачливого жреца рухнуло на землю грудой окровавленной плоти. Копье короля острова Насилия пришпилило его к земле как жука. Никакого заклятия он наложить так и не успел... После всего этого Орэн вместе с Кхорусом и еще некоторыми своими людьми быстренько сел на корабль и прибыл в Герону под защиту Эрма и Гроттеска.
   Кстати еще об одном. Излучения бессмертных земель более не существовало. Хранитель уничтожил Завесу по всему миру еще в конце Эпохи Потрясений вместе с тварями Шимбига, так что теперь путь в бессмертные земли для простых смертных был открыт, но люди и прочие смертные расы все равно с большой настороженностью к ним относились и не спешили соваться на территорию вечноживущих, вполне справедливо полагая, что последним это не шибко понравится. Так было до сегодняшнего дня...
  -Теперь нужно будить Древних Номибиса. Это единственный выход. У нас не хватит сил ему противостоять... Кстати, а почему это среди вас нет нашего бравого капитана? - Поднял бровь Самхейн. Теперь он стал настолько силен, что мог телепортировать в любую точку не только себя самого, но и целые группы людей или еще кого.
  -А ты не знаешь... - Грустно усмехнулся Авар. - Он погиб. Совсем недавно. Погиб, спасая вот этого мальчугана. - Бог Ветра ласково потрепал настороженно посапывающего Камира по голове.
  -Погиб, говоришь... - Прищурился Самхейн. - А где его тело?...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -...Ну, что, вылазь, создание бога!... Вот оно... как всегда пьяное... грязное, косматое и небритое... и как тебе не стыдно оказываться на глаза столь почтенной публике в таком неподобающем виде?
  -А это ты, мохнорылый... - Пробурчал Урхаган, неторопливо вылезая из своей могилы. Он был практически голым, так его одежда за прошедшие полтора месяца с момента его гибели истлела почти полностью.
  -Капитан! - Рамон первым радостно бросился обнимать старого забулдыгу. Остальные также были очень обрадованы, но выражали свой восторг более сдержанно.
  -Ты знаешь, дружище, я в шоке. - Честно признался Владыка Ночи, глядя на Самхейна. - Я от тебя всякого, конечно, ожидал, но воскрешать мертвых... это уж...
  -Да и сам от себя не ожидал. - Хмыкнул сын Херреи. - Моя сила изрядно возросла. Хаос - это прежде всего регенерация, сиречь самовосстановление, так что теперь я могу делиться этими своими свойствами с другими в более полной, так сказать, форме. Был бы капитан смертным, я бы не смог вернуть его к жизни по прошествии столь долгого срока, а так,... в общем, ты сам все видишь... Тела бессмертных - это квинтэссенция их силы, она привязывает их души к нашему миру, не давая им уйти за грань, так что, если хоть что-нибудь от тела сохранилось, то...
  -Послушай, но при таких реалиях...
  -Вот и я о том же. Нужно как можно быстрее воскресить всех тех воителей прошлого, чьи останки сохранились, чтобы они еще разок сразились за благополучие своего мира,... а потом можно их обратно в могилу... Шучу, конечно,... пущай живут,... мне рази жалко...
  -И с кого начнем?
  -А это ты мне скажи, я вообще так толком пока и не разобрался, что у вас тут было, ты ж вечно в своих рассказах перескакиваешь с пятое на десятое.
  -Это ты так слушаешь...
  -Я главнее, значит я прав! - Шутливо вскинулся сын Херреи.
  -Трухлявый...
  -Я ведь могу и башку с плеч...
  -Ты знал, кому рассказывал. - Отпарировал Вэл. - Так что теперь нечего...
  -Скоты... никакого почтения... Так с кого начнем?
  -С Льдана.
  -А он что тоже того?... Ну поехали...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Нордиссцы не верили своим глазам. Северяне были бессмертны и многие из них помнили Владыку Хаоса в лицо. Но они своими глазами видели и его гибель, и вот теперь он снова среди них...
  -Дети севера! - Громовым голосом обратился к ним Самхейн. Сперва они забросили Авара и остальных назад в Герону, а затем уже вдвоем с Владыкой Ночи направились на Нордис. - Вы помните меня?... А я узнаю многие лица... Я вернулся! Вы знаете, что я ваш Верховный Вождь по праву сильного! И поэтому сегодня я отдам дань уважения вашему народу и верну к жизни того, кто был вашим вождем и символом в течение многих тысячелетий! Я говорю о Владыке Льдане!
   Варвары встретили это известие восторженным ревом. Гробница Льдана ныне была величайшим символом их народа, но теперь они были готовы разнести ее в клочья лишь бы вернуть к жизни своего обожаемого прародителя.
   Гробница Льдана за три столетия не претерпела никаких существенных изменений. Она находилась в заклинательном чертоге Лодрейна, там, где и принял добровольную смерть гордый Бог Холода не пожелавший жить с незримым гнетом своего первого и единственного поражения от сына Херреи в поединке . По обе стороны от нее стояли двое молчаливых ледяных гиганта. Ледоход и Метель. Последние в своем роде.
   Четверо бессмертных. Более сюда никого не пустили. Простым воинам нет хода в священную обитель.
  -Ты уверен, что сдюжишь? - Тихонько толкнул в бок сына Херреи глава вампиров. - Он ведь все же бог...
  -Так это легче. - Хохотнул Самхейн. - Я ж не убивать его собрался... Вот если бы он был смертным... Ладно не отвлекай меня пока. Я начал...
   С этими словами сын Херреи поднял руки над головой и глыба льда, в которую был вмуровано тело Льдана, мгновенно испарилась. Само же тело с мечом в груди зависло в воздухе безо всякой видимой опоры. Мускулы Самхейна под черной кожаной безрукавкой вздулись чудовищными змеями. Меч "холодный пламень" засветился бледно-голубым светом и вырвался из тела Бога Холода. Сквозная рана затянулась прямо на глазах, а затем Льдан открыл глаза...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   На входе в Лодрейн собралась огромная толпа воинов. Все они с нетерпением ждали, чем закончится ритуал, не смея нарушить покой священного жилища богов. Наконец массивные ледяные створки распахнулись, и из хрустальной цитадели тяжелой походкой медленно вышел Владыка Хаоса. Его лицо было мрачнее тучи. Остановившись на пороге, он тяжелым взглядом обвел суровые лица северян.
   Те отворачивались и с проклятиями опускали глаза. Ничего не вышло! Даже такому могучему воину как Владыка Хаоса не удалось победить всемогущую костлявую старуху...
   Внезапно лицо Черного Саблезуба в один миг озарилось радостной широкой улыбкой, а в глазах заплясали лукавые чертики.
  -Ну что стоите? Встречайте своего Владыку! - Рассмеялся он и театральным жестом указал себе за спину, где как по мановению руки появилась могучая трехметровая фигура Льдана.
   Восторженный рев нордисских берсерков едва не обрушил цитадель в ледяную пыль...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ну что, кто следующий на очереди?
  -Думаю, стоит обратить внимание на Герону. - Усмехнулся Вэл, когда Самхейн доставил их вместе с Льданом и ледяными гигантами в башню Эрма. Обычные воины были против Радужного бесполезны, и посему Владыка Хаоса ныне собирал всех бессмертных вместе, чтобы, ежели тот вздумает напасть первым, объединить их силы в один кулак. Тогда есть хоть какой-то шанс уцелеть...
  -Гроттеск, что имеешь сказать по этому поводу?
  -Здесь их много. - Прошелестела серая тень, лишенная четких очертаний. - Мой брат Гертерос, Урсус, трое детей Тэрка и Белый Велг. Все они похоронены с особыми почестями неподалеку от моего обиталища, и их тела сохранены мною до лучших времен... Я провидел, что еще увижу своего брата живым...
  -Мда... - Озадаченно протянул Самхейн. - Чую работы будет много...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Фу... как же я намаялся... - Самхейн с наслаждением вытянулся на своем ложе в одном из покоев башни эрдов. Надо сказать здешняя обстановка хоть и была довольно причудливой, но все равно радовала взор. Например, ложе сына Херреи напоминало гриб на тонкой ножке, а стены были идеально белыми. Впрочем, Самхейн быстренько сменил их тон на темно-багровый, который был его любимым в интерьере, причем без единой капли усилий со своей стороны. Башня позаботилась обо всем сама... - Но результат того стоил...
   Результат действительно того стоил. Все. Все без исключения бессмертные названные Гроттеском теперь были живы и снова бродили по земле. Братья-велеты тут же принялись рыскать по горам, разыскивая своего отца, который теперь обитал неизвестно где, так как не потрудился никому сообщить о своем местонахождении.
   Остальные же присоединились к компании Самхейна. Старые герои вновь ходили по земле. Мир перевернулся с ног на голову. Над Героной же сгущались тучи. Все бессмертные нутром чуяли, что скоро им предстоит бой не на жизнь, а на насмерть и не все далеко не все из них переживут его, но они были готовы к этому.
  -Самхейн, есть еще одно. - В покои сына Херреи втек Гроттеск вновь обретший брата. - Здесь в башне заточен первый сын Гертероса. Воистину первый. Именно он, а не Уррх был старшим в своем роду.
  -Вот как? - Поднял бровь Владыка Хаоса. - Надеюсь, хоть этого воскрешать не надо...
  -Нет, он жив, но погружен в глубокий сон неотличимый от смерти. Его имя Карнатхор, сын карна. Он невероятно могуч, даже мне в свое время едва удалось его повергнуть.
  -А зачем было повергать? Вы же одна семья! - Удивился Черный Саблезуб.
  -Карнатхор безумен, он убивал своих братьев и сестер. Он одержим разрушением... Но если бы мы смогли привлечь его на свою сторону, то обрели бы поистине могучего союзника...
  -Ну что ж, ладно. Завтра я им займусь... Сегодня извини не могу. Мои силы тоже ведь далеко не беспредельны...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -И вот этот дохляк - ваш вождь? - Насмешливо рыкнул Карнатхор. - Да я убью его одним ударом! - Сын карна, великан двух с половиной метров ростом чудовищного сложения с красными навыкате глазами и длинным черным гребнем полуволос-полушипов, он на фоне Самхейна, который был невысокого роста и весьма средней комплекции, казался неведомым древним титаном, пришедшим из каких-то совершенно иных сказочных времен, каким, по сути, и был.
   На следующее утро Эрм сам пробудил своего пленника, заточенного в глубоком подземелье Башни, чтобы уж совсем не перегружать сына Херреи. Тот сперва вырвался на волю, полыхая от дикой ярости, но затем, увидев Гроттеска, малость поостыл. Свое первое и единственное поражение он, по всей видимости, еще не успел забыть. Дело происходило неподалеку от башни на равнинах Героны.
  -Хорошо, давай попробуй. - Спокойно резюмировал Самхейн. - Вижу, дорогой мой, ты понимаешь только силу.
   Карнатхор в ответ на это резко сорвался с места и со всей силы ударил соперника плечом в грудь. Это был коронный удар сына карна. Большинство переживших его мгновенно погибало на месте. Некоторые выживали, но на ногах не мог устоять никто. Никто до сего момента.
   Раздался мягкий глухой гул. Самхейн не сдвинулся даже на миллиметр, хотя для этого ему пришлось приложить все свои силы. Карнатхор ошарашено уставился на странного карлика, и тот, пользуясь его замешательством, со всей силой влепил ему кулаком в переносицу, вложив в удар всю свою физическую и ментальную мощь с единственным коротким мысленным приказом "спать".
   Глаза Карнатхора собрались в кучку, и он тяжело рухнул на землю. По всей видимости, это был нокаут.
  
  
  
   Глава девятая. Битва в Героне.
  
  
  
  
   Кимр с неослабевающим восторгом, в который уже раз ощупал свое тело. Воистину Ангел атонов всемогущ и послан самим небом! Иначе как объяснить его чудесное исцеление, после того как демон, принявший облик святого Самаэля своим проклятым клинком рассек его надвое... Однако это было еще не все. Всемилостивейший Атон-Вседержитель позволил своему ангелу раскрыть свое истинное имя нам, жалким смертным.
   Да это был он. Святой Самаэль, как и было предсказано, явился с небес, чтобы вновь спасти сей многострадальный мир. А демон принявший его облик в скором времени будет до тла сожжен Святым Небесным Огнем, и тогда, наконец, настанет долгожданный мир во всей Силоре! И ангелы спустятся с небес, а хищные звери будут бродить бок о бок с агнцами, не причиняя зла ни им, ни людям. Воистину рай на земле...
   Но пока еще сильна власть демона. Жуткую армию своих приспешников собрал он в проклятых землях Героны, чтобы раз и навсегда уничтожить верных чад Атона. Но мы не поддадимся. Уже кинут клич, уже спешат, сбиваясь с ног, воители со всех концов могучей хранимой Вседержителем империи света, чтобы сразиться за святое дело. И даже неверные сархалионцы, наконец-то узрели светоч истинной веры и теперь идут бок о бок со своими вчерашними противниками.
   Лишь богомерзкие орки приняли сторону темного владыки. Эх, сейчас бы ударить по незащищенным землям Харбрада и раз и навсегда покончить с этим нечестивым народом, но Ангел говорит иначе. Он говорит, что сперва нужно разделаться с самым главным противником Добра и Милосердия, уничтожить и втоптать во прах его неисчислимую армию Тьмы. И вот тогда уже настанет черед и остальных. И орков, и недалеких огров, которых и так уже практически не осталось и всех остальных, кто не захочет узреть светоч истинной веры. Арде.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -А нехилую армию собрали господа одержимые... - Хмыкнул Самхейн. - Даже и не знаю, выстоим ли...
   Ритуал Номибиса был проведен. Древние так и не пробудились, а значит оставалось лишь уповать на собственные силы. По всей видимости, силы Радужного тоже были не беспредельны, или имелись какие-то ограничения на сей счет, но он не сумел или вернее будет сказать, не предпринимал пока попыток поработить орков.
   Зато Мэртис и Сархалион держал крепко. Нечего было и думать, чтобы вразумить тамошних обитателей. Жрецы новой религии крепко запудрили им мозги, и теперь в их глазах Самхейн стал чуть ли не живым воплощением вселенского зла, которое нужно было немедленно уничтожить, пусть даже и ценой собственной жизни.
   Двести тысяч сархалионцев и девяносто тысяч мэртиссцев ныне угрожали Героне. Еще пятьдесят тысяч должны были высадиться с моря. По всей видимости, Радужный не привык размениваться на мелочи.
   Против них было десять тысяч орков во главе с Громом, который сразу же признал верховенство сына Херреи, едва тот нашел время наведаться в Харбрад. Геронов в общей сложности было около сорока тысяч, плюс пять тысяч циклопов во главе с Арусом. Карлики-онглоны в своих горах не пожелали принять участие в открытом столкновении, но пообещали всеми доступными им силами задержать переход вражеского войска через перевалы гор Ужаса. Все лучше, чем ничего.
   Немалую помощь оказали Владыке Хаоса как ни странно гномы. Низкорослые бородатые воители после окончания Войны Потрясений вернулись в свои жилища, и Джамаль сдержал слово данное Самхейном. Гномы получили полный суверенитет и за три столетия сумели из жалких изгоев вновь превратиться в гордый и могучий народ.
   Узнав о возвращении Владыки Хаоса, бессмертный Хумбольт, которого Самхейн успел одарить вечной жизнью еще до своего исчезновения, вывел на поле боя знаменитый гномий хирд в две тысячи отборных воителей, атаковав южные провинции Сархалиона.
   Это сильно сократило количество уроженцев султаната, пошедших в поход на Герону, которым волей-неволей пришлось отражать это внезапное нападение. Случись иначе, их было бы гораздо больше, хотя, казалось бы, куда уж больше.
   Радужный, однако же, на все эти мелкие проблемы не отвлекался и своим миньонам не давал. Его сильно беспокоила новая сущность, появившаяся в Героне, и он был намерен покончить с ней незамедлительно.
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Неисчислимая армия Радужного переправилась через горы Ужаса в начале осени. Громадная людская река несколько дней переходила границу, отделяющую земли смертных от владений вечноживущих. Сын Херреи, наблюдая за этим процессом, решил преподать им жестокий урок.
   Облетев горы по периметру, он мысленно воззвал к сумрачному сознанию всех тамошних животных. Фокус сей стоил ему недешево, но эффект оказался что надо. Надо было видеть изумленные лица людей, когда на них внезапно словно бы из ниоткуда обрушились стада геронских баранов, втаптывая их в пыль и скидывая с крутых обрывистых утесов.
   Хищные геронские волки, пещерные медведи и горные саблезубы исполинских размеров рвали мэртиссцев и сархалионцев на куски, а чудовищные северные носороги под две тонны весом пробивали в их рядах целые просеки.
   Они были настолько могучими созданиями, что один из носорогов ухитрился сбросить с обрыва целого олифанта вместе со всем экипажем, врезавшись в него. Сархалионский гигант с жалобным трубным ревом низринулся в бездну. Следом за ним полетел и неудержавшийся на скользких камнях носорог...
   Впрочем, долго продолжаться этому безобразию не дали. Радужный, который также находился со своей армией, произнес какое-то заклятье, и звери тут же повернули назад. Но все равно потери от этой атаки его войска понесли весьма ощутимые.
  
   ***
  
  
  
  
   Локки хищно усмехнулся, сжимая рукоять своего короткого меча с очень толстым лезвием.
  Рыжебородый низкорослый нордиссец (хотя низкорослым он был лишь по меркам своего народа, на самом деле рост его составлял около двух метров), он правил своим племенем уже многие столетия.
   Уже давным давно никто не смел оспаривать его власть, вот и теперь, едва он получил приказ от Самхейна, Локки быстро удалось собрать свою боевую дружину и отправиться на двадцати просторных драккарах на Ардонис. Он вел за собой три тысячи воинов.
   Вражескую флотилию из сорока крупных судов они настигли у самых его берегов и напали внезапно под покровом ночи. Хищные вытянутые небольшие драккары таранили неповоротливые галеры мэртиссцев, а затем северяне шли на абордаж.
   Мелькали чудовищные секиры серокожих гигантов, и люди валились на палубу рассеченные на части. Локки сражался в первых рядах. Его меч снес уже немало голов, но ему все было мало. Густой ночной мрак не давал людям эффективно использовать луки и арбалеты, зато бессмертные нордиссцы как раз таки превосходно видели в темноте. Почти как кошки.
   В итоге сражение завершилось довольно быстро. В условиях ночной видимости и абордажного боя мэртиссцы так ничего и не сумели противопоставить своим жутким противникам и легли все. Немногочисленных пленных нордиссцы пустили по доске, а уцелевшие суда забрали в качестве трофеев. Пригодятся как материал для постройки новых драккаров. Никаких иных кораблей северяне попросту не признавали.
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Две армии столкнулись на равнинах Героны спустя несколько дней. Надо сказать, что помимо зверей армию Радужного хорошенько потрепали внезапно сходившие на них лавины и камнепады, лишив ее таким образом всех олифантов. Гиганты просто не сумели пройти крутые горные перевалы под беспрестанным каменным дождем. Карлики сдержали свое слово...
   Мэртиссцы по левому флангу, сархалионцы - по правому. Радужный со своими жрецами строго в центре. Их противники расположились в следующем порядке: циклопы и Клан Волка на левом фланге, Клан Медведя - на правом, Клан Саблезуба и бессмертные в центре. Два первых клана теперь обрели новых вождей. Нет, конечно, и Барибал, и Воут были более чем достойными правителями выше всяческих похвал, но... Урсус и Белый Велг - это Урсус и Белый Велг. Живые легенды. Прародители Кланов. Что тут еще скажешь...
   Надо сказать, что в своем великодушии Самхейн хотел воскресить и Уррха, но с этим у него ничего не вышло. До крайности обозленные его тиранией, воины Клана Саблезуба сразу же после его гибели от рук сына Херреи сожгли тело своего бывшего вождя до тла, а пепел развеяли по ветру. Чтоб, как говорится, совсем наверняка...
  -Что-то я не вижу Карнатхора... - Пробормотал сын Херреи. - Он мог бы нам сильно помочь...
  -Этот едва очухался, ускакал в горы... - Хмыкнул Урсус, чудовищный детина с выступающими нижними клыками покрытый рыжей шерстью. - По мне так лучше бы он сломал там себе шею... Все одно спокойнее...
   Надо сказать, что при всем своем свободолюбии даже своенравные древние герои сразу же признали старшинство Самхейна. Не из страха, конечно, просто чувствовали, что сейчас иначе никак... Возрожденные велеты разыскали своего отца Тэрка и теперь вместе с ним тоже стояли среди безмолвных рядов бессмертных.
   Сын Херреи, взвесив все за и против, отослал воскрешенных на фланги. Каждого в свой Клан. Велеты примкнули к Клану Медведя, так как там было меньше всего воинов, для сохранения баланса.
   Остальные, как уже говорилось, дислоцировались в центре. Самхейн, Гроттеск, Номибис, Синх, Авар и компания, Гертерос, Льдан с его ледяными гигантами и Эрм терр Рохх. Вэл со своими вампирами должен был осуществлять связь между флангами.
   Морские силы противника к месту битвы не прибыли. И не прибудут. Самхейн загодя оповестил нордиссцев об угрозе с моря, и их боевые драккары, в срочном порядке выведенные в море, нос к носу столкнулись с галерами и триерами противника прямо возле береговой линии Ардониса.
   В разыгравшемся ожесточенном сражении северяне одержали полную победу, потеряв немало своих воинов, но при этом ни одно судно неприятеля не вышло из битвы целым. Равно как и члены их экипажей...
   Первыми битву начали мэртиссцы. Девяносто тысяч. Среди них были воины провинций, воины света, тяжелая кавалерия и ополчение. Против них выступали оборотни из Клана Медведя. Сшибка была жестокой. Чудовищные звери под тонну весом с ходу прорвали ряды ополчения и схватились с конницей и регулярными частями. Кавалерия сразу же вышла из под контроля. Кони пугались звериного духа и не желали подчиняться своим хозяевам.
   Лишь могучие вислоусые санариссцы и гиганты-квариссцы могли худо-бедно сопротивляться геронам. Урсус сражался в первых рядах, орудую гигантской дубиной из железного дерева сплошь усеянную короткими мощными шипами. От его ударов воины света разлетались во все стороны, словно диковинные золоченые кегли...
   Воины света при виде великана лишь плотнее сбили ряды и выставили копья. Урсус зарычал и сменил обличье. Чудовищный рыжий медведь в полторы тонны весом, однако полностью сохранил разум. Он не попер дуром на копья, а вместо этого проворно поймал зубами древко одного из оружий, когда его попытался атаковать один из самых смелых соперников и выдернул его из строя. Удар могучей лапы, и незадачливый вояка уже летит в сторону со вспоротым животом. Его прочный панцирь на этот раз не помог.
   На правом фланге сархалионская конница, выпуская тучу стрел, мчалась на циклопов и Волков. Однако шкура циклопов невероятно прочна, а оборотни слишком вертки и живучи, чтобы понести серьезный урон от простых стрел. Вдохновленные воскресшим из мертвых Велгом-альбиносом воины его клана мчались в битву словно на крыльях.
   Звериный аватар Волков весит двести килограмм, так что немудрено, что чудовищные волки легко смяли кавалерию султаната и обратили в бегство. Подошедшие чуть позже циклопы довершили разгром.
   Радужный, видя, что его войска, вот-вот обратятся в бегство, послал почти всех чародеев на левый и правый фланги, а сам вместе с горсткой сильнейших магов пошел навстречу Самхейну и его бессмертным. Тот тоже не стал чересчур мудрить и послал воинов Клана Саблезуба на фланги, оставив при себе лишь богов и сильнейших бессмертных.
   Таким образом, получилось, что против Самхейна, Вэла, Гроттеска, Номибиса, Авара, Льдана и Гертероса остался лишь сам Радужный и пятеро служителей Атона среди мешковатых фигур, которых Черный Саблезуб с негодованием узнал воскресшего из мертвых Кимра.
   А тем временем Медведи столкнулись с временными трудностями. Все дело было в том, что на поле боя вновь появилась та самая "коробка" что была опробована на наядах. И на этот раз помимо аркебуз и пищалей внутри стены щитов оказались еще и миниатюрные, но невероятно мощные баллисты.
   Стальной снаряд, выпущенный из подобного устройства, убивал наповал даже такого могучего зверя как пещерный медведь. Однако тут внезапно среди сражавших мелькнула исполинская фигура карна. Чудовищный ящер похожий на земного стегозавра, но гораздо свирепее и массивнее, покрытый крепкой костяной броней, он на бегу врезался в ровные ряды "черепахи" и тут же не обращая внимания на выстрелы из огнестрелов, опрокинул их. Чудовищный шипастый хвост хлестал во все стороны, убивая и калеча воинов неприятеля. Удары были настолько сильны, что фигуры солдат разлетались в разные стороны, словно детские мячики.
   Когда, наконец, Карнатхор закончил, выражаясь языком иного мира, играть в дартс легкими, слабыми человечками, "коробка" перестала существовать. Баллисты человек-ящер в самом конце переломал с дикой яростью, грозно рыча.
  -А я думал, ты сбежал как последний трус! - Проревел исполин-Урсус, который уже вернулся в свой первоначальный вид.
  -Должен же кто-то подтереть вам сопли! - Огрызнулся Карнатхор и исчез в круговерти битвы.
   Вражеские чародеи, заметив чудовищного карна, послали в него сильнейший заряд радужного огня. Карнатхор рухнул на землю с выжженными внутренностями, но тут же регенерировал и вскочил на ноги. Нерастраченная за тысячелетия заточения сила в нем яростно бурлила и требовала выхода.
   Заметив своих новых врагов, карн ринулся на них, получив по ходу движения еще три могучих заряда вражеской магии. Но всякий раз после очередной трепки он вставал, и когда, наконец, достиг чародеев, те уже ничего не смогли с ним сделать. Их конец был печален...
   Правый фланг войск Самхейна также одерживал победу. Сархалионцев было много, много больше, нежели оборотней и циклопов, но они были и намного слабее. Героны прошли сквозь их строй как нож сквозь масло, а трехметровые одноглазые гиганты и вовсе легко расшвыривали слабых людишек, попадавшихся на их пути.
   А вот в центре все обстояло не слишком радужно. Точнее простите за невольную аллегорию, слишком радужно. Радужный давил всей своей силой совместный колдовской щит, выставленный его противниками. Жрецы Атона тем временем готовили какое-то, по всей видимости, крайне неприятное для своих врагов заклятье. Жуткий пришелец явно все четко рассчитал.
   Однако тут внезапно на них бросились вырвавшиеся далеко от своих Карнатхор и Урсус в облике чудовищного рыжего медведя невероятных размеров. Радужный на секунду отвлекся на новых противников, чем тотчас же воспользовался Гроттеск, который неуловимо быстрым движением как-то сразу оказался возле пришельца и, превратившись в темный живой клинок, пронзил его насквозь.
   Самхейн, тут же сориентировавшись в ситуации, послал ком чистого первородного Хаоса прямо грудь раненого противника. Радужный отчаянно закричал и исчез в единой вспышке пламени. Следом за ним исчезли и его миньоны, не приняв предложенного им боя...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Эта битва, несмотря на весь свой размах и грандиозность, оказалась не такой уж и кровопролитной. Мэртиссцы и сархалионцы потеряли примерно треть от своего общего числа и теперь с позором удирали назад в свои земли. С уходом Радужного исчез и весь их боевой дух. Потери же их соперников и вовсе оказались минимальны.
   Самхейн приказал своим воинам врагов не преследовать. В конце концов, они были лишь одурманенными пешками, так что, спрос по сути с них был невелик... Лишь одно омрачало радость победы. Погиб Гроттеск. Погиб, ценой своей жизни вырвав победу. Радужный же уцелел. Это было ясно как божий день даже для самых недалеких из числа воинов сына Херреи. А значит, в скором времени им предстояли новые сражения. Более же никто из героев и богов не погиб, и это несмотря на все вышеописанное, не могло не радовать.
  
  
  
  
   Глава десятая. Новый виток.
  
  
  
  
  
   Надо сказать, что уже практически в самом конце битвы у армии Самхейна обнаружились новые союзники. Три тысячи солдат в форме легионеров Хаоса ударили в тыл правого фланга и, что называется, вломили чернозадым по самые сопли, окончательно довершая их разгром.
   И апогеем всему стало появление на поле боя гигантских мух-жжургов и орков Грома. Последние стояли в резерве, до последнего выжидая, куда же именно им лучше всего ударить. И в итоге ударили по мэртиссцам, помогая оборотням покончить с ними.
   После окончания битвы сын Херреи подозвал к себе жутких пришельцев Гашшарвы. Ими оказались остатки воинов Жживра, которые прибыли на Силору в самом конце Темной Эпохи. Впоследствии после Битвы Слез, они сперва подались, было на Имерос, но разругались с ныне покойным Гвэргом и вернулись в горы Ужаса, где и затаились на века.
   Надо сказать, Силора пришлась этим тварям весьма по вкусу, и они не стали напоминать о себе своему господину Тхэрсиорху, который о них давным давно уже благополучно забыл, ибо три десятка рядовых жжургов для него было все равно, что капля в море.
  -Мы видели жизнь на Силоре. - Проскрежетал Жживр. Его воинов осталось не более полутора десятков, и они не могли продолжить свой род, так как все были самцами. - И мы видели жизнь в Гашшарве. Мы хотим остаться здесь. Мы хотим остаться здесь даже несмотря на то, что не можем отложить яйца и дать потомство. Мы хотим быть хозяевами самим себе.
  -Хорошо оставайтесь. - Великодушно разрешил Самхейн. - Я вас помню... Но учтите, этот мир на грани гибели. За него придется биться и биться насмерть.
  -Мы готовы. - Наклонил голову Жживр. - Тхэрсиорх нас для того и создал.
   Что же касается новоявленных легионеров Хаоса, то здесь было все еще более удивительно.
  -Кто вами командует? - Обратился сын Херреи к неровному строю воинов. Надо сказать, что лица все они имели донельзя продувные и разбойничьи, но он сам все видел. Сражаться эти люди умели.
  -Дык это... Я, Владыка! - Браво отчеканил донельзя колоритный персонаж среднего роста лет сорока-пятидесяти с длинными рыжими усами и наглыми зелеными глазами. - Разрешите представиться! Капитан Черт Зал...ный! Командир Легиона Хаоса! Многие из нас из семей первых легионеров Хаоса. Они помнят тебя, Владыка. Они видели тебя, и они сохранили старые иконы. Мы сразу узнали тебя, едва увидели и готовы сражаться под твоим началом.
   Надо сказать, что после "гибели" Самхейна Легион Хаоса вновь был упразднен, а его воинам предложили либо перейти в воины света, либо отправиться в отставку. Большинство выбрало первый вариант. Однако некоторые немногие предпочли иное...
  -Это весьма похвально... Но позволь спросить тебя, почему у тебя такое прозвище? И как твое настоящее имя?
  -А нету имени. - Нагло прищурился капитан. - Сам я бродяга без роду и племени, матери, отца не помню. Чертом прозвали за то, что хитрый да удалый, ну а второе... Дык у нас в Легионе все такие прозвища имеют! Вон, например Скотина! - Указал он на дюжего детину поперек себя шире с дубленым лицом бывалого воина и знаком тысячника, похожего на неошкуренный чурбан. Кулаком прошибает кованый медный щит!... Покажи. - Обратился он к Скотине, и тот с готовностью выставил перед собой свой тяжелый медный щит. Раздался гулкий звон, и в нем тотчас же появилась широкая сквозная дыра. Чудовищный кулак Скотины остался целым и невредимым... - А вон Дрищ! - На этот раз перст Черта указал на высокого худого легионера с таким же знаком похожего на тощую жердь. - Двуручником может с одного удара сбрить человеку все волосы с головы!... На ком бы показать...
  -Дык вон на нем! - Со смехом указал сын Херреи на подошедшего Урхагана. - Чуб ему пущай на корню сбреет, у него все одно потом новый отрастет.
  -Но, но не балуй... - Сумрачно погрозил капитан пальцем уже начавшему было примериваться Дрищу. - У меня того... сабля острая и кулак тяжелый...
  -Вот так вот! - С гордостью оглядел Черт своих бравых молодцов. - Так что ты не гляди, что мы такие неказистые... В бою кому хош фору дадим!... Нет, ежели мы тебе не подходим, то так и скажи, мы навязываться не привыкли...
  -Вы мне подходите. - Рассмеялся Самхейн. - Но... Смотри, я хотел даровать тебе дворянство, а как тебя наречь, то? Неужели прям Чертом Зал...ным?... Ты смотри, я ведь так и сделаю!
  -Дык и пусть его... - Беспечно махнул рукой Черт. - Я уж к этому имечку привык...
  -А твое настоящее имя? - Повернулся Самхейн к Скотине.
  -Дык это... Владыка... я его, етит твою мать, уж давным давно забыл... - Просипел Скотина, который, по всей видимости, был еще и изрядно навеселе.
  -Так, капитан, почему твой тысячник пьяный, да еще и хамит? - Сварливо осведомился сын Херреи.
  -Дык это... Скотина, ты мне того, етит твою колотить... - Принялся распекать своего подчиненного Черт, но Самхейн со смехом его оборвал. Среди же бессмертных и небожителей, которые тоже потихоньку приблизились к говорившим стоял уже самый натуральный хохот.
  -Ладно забудь... А почему капитан? Ты что был в море?
  -Дык был, как не быть! - Радостно осклабился Черт - Ты не думай, я "табель о рангах" хорошо знаю, просто... Мы ж вольные люди были... Кто из беглых холопов, кто и вовсе из лихого люда... Вот я и решил... так сказать, посвоевольничать малость...
  -Отлично! - Хлопнул себя по бокам Владыка Хаоса. - Тогда вот. - Указал он на Урхагана. - Общайтесь! Думаю, у вас найдется много общего...
   Сперва двое морских бродяг настороженно приглядывались друг к другу, а затем...
  -Самогон пьешь? - Сразу взял быка за рога Урхаган и протянул Черту свою флягу.
  -Дык е...т твою,... а то! - Радостно хлопнул капитана по плечу Черт и с готовностью принял флягу, сделав добрый глоток. - Эх забористый... - Довольно протянул тот.
   Бессмертные многозначительно переглянулись. До сих пор пойло Урхагана ни один из его товарищей не мог даже нюхать. Скотина же при виде фляги и вовсе чуть не выпрыгнул из своего панциря.
  -А мне глоточек... - Сипло протянул он, и Черт нехотя отдал флягу своему тысячнику. Тот жадно присосался к горлышку и в три глотка выхлестал ее до дна.
  -Ни хера себе глоточек...- Уважительно протянул Урхаган.
  -А еще нет? - С надеждой протянул Скотина, возвращая флягу хозяину.
  -Есть. Только ты мне так все запасы изведешь... - Добродушно проворчал капитан. - Но для хороших людей ничего не жалко...
  -Лады. - Подытожил Самхейн. - Считай, ты и твои тысячники дворянство себе заработали. - Но учти. Враг невероятно силен, и далеко не факт, что мы одержим победу.
  -Дык так оно даже интереснее! - Осклабился Черт Зал...ный, и остальные легионеры тотчас поддержали его дружным ревом...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Вечером после битвы друзей ожидало еще одно радостное событие. Оказывается, Гроттеск не умер, а просто очень сильно истончился и стал невидимым, отдав практически все силы на свою самоубийственную атаку. Однако к вечеру его неясная тень уже вновь мелькала по лагерю, хотя еще и была изрядно слаба.
  -Это подарок судьбы. - Радостно прорычал Гертерос, могучий двухметровый исполин с очень грубым лицом и копной толстенных черных волос похожих на конскую гриву. - А я уж думал, что буду оплакивать своего брата, как он тысячелетия назад оплакивал меня. Жизнь - воистину удивительная штука, всегда возьмет, да и преподнесет нам очередной сюрприз, когда думаешь, что уже сполна познал, как она устроена...
   Самхейн в ответ на это лишь грустно усмехнулся. Может быть, сама суть жизни и заключается в том, что бессмертные, обладая особо тонким восприятием, видят жизнь такой, какая она есть, а не такой, какой ее хотелось бы видеть. Это прерогатива смертных.
   Так возникает логический диссонанс, великий парадокс, когда смертные и бессмертные видят одно и тоже, но интерпретируют события совершенно по-разному. Бессмертные видят все несовершенство жизни и чуют как надо. Чуют, но не могут ничего сделать, ибо смертных намного больше и они гораздо агрессивнее в своей жажде жизни. Ведь им нужно столько всего успеть за свои пятьдесят-семьдесят лет... И пусть они отчасти глупее и толстокожее, но порой нет-нет да и выкидывают нечто такое, что ставит в тупик даже самых древних и могучих из числа вечноживущих.
   Быть может вся суть и соль именно в этом великом непонимании. В разрыве связи времен. Два мировосприятия сталкиваются друг с другом и порождают то безумное искрящееся нечто, что мы именуем жизнью. Мы можем проклинать, можем восторгаться ей, но от этого она не станет другой. Быть может, весь смысл именно в этом...
  
  
  
   ***
  
  
  -Послушай, Самхейн. - В покои сына Херреи вошел Синх. - Я знаю, кто именно тебе противостоит. Мне нужно срочно на Аркант.
  -И чего ты там забыл...- Вяло отмахнулся Владыка Хаоса.
  -Друг, эта тварь пожирает целые миры. Кармос показывал мне его через сеанс телепатической связи в свое время... Ты не представляешь, как сильно мы с тобой вляпались. Я вообще не понимаю, почему он до сих пор не смахнул нас в небытие как назойливых мух. Обычно для него это не проблема...
  -Во время битвы я приглядывался к нему. Мощный поток силы непрерывно идет от него в самые недра мира... вот только зачем... Это явно сильно его ослабляет... Щас позову Владыку Ночи...
  -Вэл, дружище. - Поприветствовал он вампира, едва тот появился в его покоях. - Помоги разрешить загадку. Радужный непрерывно тратит гигантское количество сил на то, что... неведомо на что. Не знаешь, на что именно? Поток идет в самые недра мира и...
  -Черт и как же раньше я не догадался... - Хлопнул себя по лбу Вэл. - Хранитель, новая сущность...
  -А ну-ка, давай поподробнее... - Вскочил со своего ложа оборотень.
  -Сразу после твоей гибели родилось темное облако невероятной силы. Оно уничтожило всех шимбигцев, излучение эрдов и сгинуло неизвестно где. Но Рамон сказал, что это новый Хранитель Мира. И он просто уснул до лучших времен...
  -Об этом нужно было сообщить мне сразу... О, дьявол, ну и тупицы же вы... Я так понимаю Радужный удерживает Хранителя во сне, так как не может его уничтожить. Но почему?
  -Для того чтобы поглотить очередной мир ему нужно поставить на него пять своих печатей. - Подал голос Синх. - Теперь я понял. В Гитсе - его первая печать.
  -Почему вы не рассказали мне все это раньше?!!! - Взорвался сын Херреи.
  -Прости, друг. - Виновато улыбнулся Бог Жизни. - Бесчисленные миры, бесчисленные сражения, бессчетное число разных тварей всех толков и мастей, разве все сразу упомнишь... Я просто не связал сразу два и два. Ты как бессмертный должен меня понять... Радужный питается смертями. Они делают его сильнее.
  -Теперь становится понятно, зачем нужны были эти опустошительные кампании против орков и наяд. - Подал голос Владыка Ночи. - Он тупо набирался сил...
  -Но затраты слишком велики. Радужный почуял во мне угрозу и решил сперва разделаться со мной, а потом уже спокойно добить Силору.
  -Может, имеет смысл разрушить печать?
  -Вряд ли я сумею это сделать. - Поморщился Самхейн. - На это уйдут все мои силы до капли, а наш противник это учует, явится в Гитс и мне хана. Я даже убежать не смогу...
  -Тогда какой выход?
  -Нужно отправить меня назад на Аркант. - Решительно отрубил Синх. - Кармос давно уже охотится за ним. Если мы поможем ему в уничтожении Радужного, он простит нам все грехи. Убъем двух зайцев одним выстрелом.
  -Ты уверен? - С сомнением протянул Владыка Хаоса. - Аркант не щадит предателей...
  -Иного выхода нет. Мы не можем пробудить Древних Номибиса и нового Хранителя. Радужный этому противодействует. Так что своими силами мы здесь никак не обойдемся.
  -Ладно, я открою тебе портал на Аркант, но там уже надейся только на себя. Ничем более я там тебе помочь не смогу...
  
  
   Глава одиннадцатая. Экспедиция на Танрис.
  
  
  
  
   Адепт высшего посвящения Ордена Страждущих брат Дирк пристально вглядывался в горизонт. Несмотря на то, что Танрис появился на Силоре столетия назад, он так и не перестал быть чуждым для всех остальных обитателей этого многострадального мира.
   Слишком много опасностей таил он в себе, начиная от скалистых, мало пригодных для высадки берегов и постоянных штормов до агрессивных аборигенов, не терпевших на своих землях чужаков.
   Экспедиция под началом Дирка состояла из двух триер и одной гигантской квартиеры. Экипаж всех судов составлял около трех тысяч человек. Преимущественно воины, но хватало среди них и магов. Их задачей было высадится на берег негостеприимного континента и вычертить одну замысловатую фигуру, чертеж которой на бумаге уже имелся у Дирка в каюте.
   Святой ангел Самаэль не скрывал от своих верных слуг для чего именно она нужна. Это были врата. Врата в небесное царство Атона, ибо сильна еще на Силоре власть зла и скверны, и ниспослал Всевышний нам грешным испытание, чтобы кровью своей заслужили мы право на вечную жизнь и благодать.
   Однако опасностей здесь хватало с избытком. Но крепка вера воителей света и не дрогнут они пред лицом Вековечной Тьмы... Изначально экспедиция планировала высадку на землях минотавров, но разыгравшийся шторм сильно сбил их с пути и прибил корабли возле Злого леса. Возвращаться в море капитаны не рискнули. Существовала большая опасность разбить корабли о прибрежные скалы и завалить все дело.
   За три столетия имперцы довольно сносно изучили географию континента. По крайней мере, уж о злобных карликах Злого леса и о его жуткой растительности был наслышан каждый. Но воины не собирались отступать. Среди них были и регулярные части воинов света, и закаленные, жженые всеми огнями наемники. Бывалые люди, привыкшие всегда и во всем добиваться своих целей.
   Так что не стоило рассчитывать на то, что они спасуют на этот раз, тем паче, что с ними были стихийные чародеи, которые должны были найти общий язык с жуткими тварями Злого леса, а самое главное святые братья из Ордена Страждущих. В их силе не сомневались даже циничные наемники, благо слишком часто и с большой готовностью те ее в последнее время демонстрировали.
   Впрочем, посовещавшись, командиры решили все же не лезть на рожон и пройти вдоль береговой линии пешим ходом до земель минотавров, оставив несколько сотен воинов для охраны судов. В сам Злой лес решено было не соваться, поскольку Радужный не назвал конкретного места, где должна была появиться его фигура, так это было не принципиально. А то с карликов станется положить всех членов экспедиции, несмотря даже на внушительную магическую поддержку.
   Карлики напали ночью, когда весь отряд уже давным давно отправился на боковую, не забыв выставить, однако сторожевые посты. Часовые повалились на землю с отравленными стрелами в горлах. Однако Дирк и его братья не спали и быстро почуяли неладное.
   Несмотря на густой ночной мрак, они сумели весьма оперативно поднять людей и организовать оборону. Карликов было не особенно много, так как они сперва хотели проверить, на что способны неведомые чужаки в бою, прежде чем решиться на крупное столкновение, так что их быстро удалось отбросить.
   Люди потеряли в этой стычке несколько сотен воинов. Мэнгров погибло намного меньше.
  -Черт, если так пойдет и дальше, мы потеряем отряд! - К Дирку приблизился Увор, командир наемников.
  -Не канючь. - Раздраженно оборвал вояку священник. Высокий и широкоплечий, он, несмотря на внушительное брюхо, которым разжился к сорока годам из-за излишней любви к еде, был весьма неплохим бойцом даже без магии и в молодости сам несколько лет отрубил солдатом удачи. - Потери конечно весьма неприятные, но... ничего не поделаешь. Это Танрис. Не робей. Еще двое суток и мы выйдем на земли минотавров. Там уже будет поспокойнее.
  -А нельзя ли поставить эту... как ее... Печать Всевышнего прямо здесь?
  -Нельзя. - Отрубил священник. - Слишком близко к линии прибоя. Шторма здесь нередки, а наложить защитные чары я смогу только после того как фигура будет полностью готова. А ее создание боюсь, затянется на несколько дней. Я взял с собой лучших чертежников и картографов, но все равно... слишком уж сложный рисунок...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -... Нет, чую, ждать нельзя. Надо атаковать его прямо сейчас!
  -Ты о чем, друг? Да он в разы сильнее нас! - Усмехнулся Владыка Ночи, сочувственно глядя на сына Херреи.
  -Но ведь тут мы его изрядно потрепали! К тому же он вынужден отвлекаться еще и на Хранителя и Древних Номибиса...
  -Этого мы наверняка не знаем. Возможно он закачивает силу в недра мира для чего-то иного... Да и потом, как ты его найдешь? У него же нет постоянного места обитания, или, по крайней мере, мы его не знаем.
  -Ну, насчет этого не беспокойся. Есть тут у меня один интересный план...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Жители Мэртиса! - Величественная фигура Владыки Хаоса парила над главной площадью Орса в десяти метрах от земли на глазах у изумленной толпы. - Жители Мэртиса! Вас обманывают! Вам сказали, что с небес спустился сам огнекрылый Самаэль! Но под маской прекрасного ангела к вам спустился демон! Я настоящий Самаэль!
  -Изыди, отродье Тьмы! - Раздался чей-то истеричный возглас, и его тут же поддержал хор негодующих воплей.
  -Я настоящий Самаэль. - Как ни в чем не бывало, продолжал Самхейн. - И это против моих воинов вы выступили в Героне! Но я не виню вас! Поймите, эти кровопролитные войны делают демона лишь сильнее! Подумайте, кому кроме него выгодна эта война! Сколько родных и близких вы уже на ней потеряли и потеряете еще, если не прекратите слушать лживые речи исчадия Бездны! Он хочет уничтожить этот мир! Но я сумею защитить вас от него!...
   Он появился перед сыном Херреи внезапно, как и в прошлый раз. Просто в один миг соткался из воздуха. В обличие огнекрылого ангела, который во всем остальном ничуть не отличался от самого Владыки Хаоса. Разве что белыми одеждами и огненными глазами. Ожившая икона во плоти. Самхейн же был, как и всегда облачен в столь любимую им боевую черную кожу, а глаза у него были абсолютно черными и бездонными.
   Свет и Тьма вновь сошлись в своем извечном противостоянии. В руках ангела появилось два гигантских серпа полыхающих золотисто-белым пламенем. Самхейн сжимал свой верный черный меч. Радужный действительно был изрядно ослаблен постоянным оттоком энергии и недавним поражением сразу от двух могучих богов Хаоса, но все равно даже сейчас он был существенно сильнее сына Херреи.
   Народ на площади пораженно замер, наблюдая за этим противостоянием титанов. Кто-то упал на колени и истово молился. Несколько человек даже покончили с собой, не в силах вынести все величие и размах разворачивающегося перед ним действа.
   Огненные серпы мелькали со скоростью молнии, и Самхейн едва успевал отражать их своим клинком. Помимо этого аура соперника незримым прессом давила на его сознание. Если бы не его собственная магия, Владыка Хаоса уже давным давно был бы повержен.
   Наконец, осознав, что сопротивляться у него более нет сил, сын Херреи внезапно исчез с площади, телепортировавшись назад в башню Эрма. Его противник вопреки его ожиданиям за ним не последовал...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Твою мать, он не повелся... - Сын Херреи в ярости хватил кулаком по стене, на которой тотчас же появилась глубокая трещина, тут же впрочем, затянувшаяся. - А ведь я был так близок...
  -Он далеко не дурак, друг мой. - Усмехнулся Эрм Терр Рохх. Он вместе с Вэлом, Льданом, Номибисом, Аваром, Гроттеском, Гертеросом и двумя ледяными гигантами находился сейчас в зале Контроля над внешним миром.
   Изначально план был следующим. Самхейн телепортировался в Орс, где начинал свою пропаганду относительно того, какой он весь и себя хороший, и какая сволочь непосредственно Радужный. Тот по идее должен был незамедлительно среагировать, поскольку Мэртис ему был нужен. Это полностью подтвердилось.
   Однако затем сын Херреи должен был биться с ним до последнего и лишь затем вернуться в башню Эрма, где его противника, который должен был в принципе легко отследить перемещение Владыки Хаоса и пожелать добить его, в полной боевой готовности ждали остальные боги.
   И вот тут то они и совершили промах. Радужный не повелся на провокацию и не сунул голову в петлю, ведь при поддержке башни стольким небожителям собранным вместе наверняка удалось бы его повергнуть. Вместо этого он опять затаился.
  -Он далеко не дурак, дружище. - Сочувственно протянул Владыка Ночи, соглашаясь с Эрмом. - Ты побежден, статус кво в Мэртисе восстановлен. Народ ликует, неистовствует и поет ему осанны. Он нас переиграл.
  -Мда... Интересно, каким будет его следующий шаг...
  -А вот об этом я как раз могу вам поведать. - Взял слово Синх, неожиданно появляясь из голубизны межпространственного портала вместе с неизвестным старичком в коричневом балахоне. - Я говорил с Кармосом. Если мы поможем ему повергнуть Радужного, он простит нам все грехи, и Аркант не будет более иметь к нам никаких претензий.
  -С чего бы это такая щедрость... - Хмыкнул сын Херреи.
  -Он для них давно уже как кость в горле. Радужный уничтожает целые миры, в том числе и те, которые находятся под патронатом Коалиции. Все демиурги светлых миров прямо заинтересованы в том, чтобы он как можно скорее... хм, скажем так, исчез. Так что теперь мы можем рассчитывать на их помощь. Но есть правда одно но...
  -Ну, давай говори, не томи...
  -Радужный слишком силен. Слишком. Быть может, он и не сможет противостоять одновременно сразу нескольким демиургам, но вот уйти от преследования и раствориться в неизвестном направлении - это запросто. Поэтому демиурги готовы действовать лишь тогда, когда на Силору будут поставлены все пять печатей. Когда Радужный начнет выкачивать из Силоры жизненную энергию, он уже не сумеет убежать. И тогда они ударят. Но не раньше.
  -То есть ты хочешь, чтобы я позволил этому сукиному сыну уничтожить мой мир?
  -Он ничего не успеет сделать! - Взял слово старичок. - Кстати, разрешите представиться. Старим. Высокий Арканта. А по совместительству еще и библиотекарь и демонолог. Я буду курировать эту операцию здесь на Силоре.
  -Почему не прислали кого-нить посерьезнее? - Скривился сын Херреи. - В тебе силы с гулькин хер...
  -Радужный очень осторожен. - Ничуть не обиделся старичок на откровенную грубость Владыки Хаоса. - Он наверняка почуял точку прорыва в иной мир, когда мы перемещались. Но вот отследить откуда именно прибыли гости он вряд ли сумеет... Однако если он почует присутствие серьезных иномировых сил, то тогда он просто уйдет отсюда, и мы вновь его потеряем. Уж поверьте, что такое Аркант и Коалиция он знает более чем хорошо.
  -Хитрая тварь... Ну и что ты мне даешь гарантии, что как только печати будут поставлены, ваши демиурги атакуют его?
  -Да. Именно так. Все нужно просчитать до ангстрема. Нельзя позволить себе вновь упустить его. Еще несколько поглощенных миров, и он станет настолько силен, что даже мы вряд ли устоим...
  -А кто он вообще такой? - Подал голос Владыка Ночи.
  -Изначально он обычный смертный маг, научившийся похищать жизненную энергию разумных. - Вздохнул Старим. - Правда, весьма гениальный, должен признать. В своем родном мире, он сумел провести наисложнейший ритуал и перевоплотиться в то, что вы уже имели удовольствие наблюдать. Но он хватанул слишком много силы за раз. Теперь она не вполне ему подконтрольна. Ему постоянно нужны смерти разумных. По прошествии многих столетий его энергетический баланс, скорее всего, устоится, и он станет, как и все прочие бессмертные, но... это произойдет еще нескоро. Тем паче, что с ним вообще много неясностей, например, мы так и не сумели выяснить, какой именно Силой пользуется. Есть подозрение - голос Старима внезапно упал до заговорческого шепота - что он каким-то образом сумел нарушить базовые законы магии нашей Вселенной. И если это действительно так, то тогда помоги нам Всевышний...
  -Что-то пока не слишком помог. - Хмыкнул Самхейн. - Скорее уж наоборот... Чую, зря я в свое время разрешил культ Атона. Надо было, как говориться, старыми дедовскими методами... Глядишь и большой беды бы избежали... Ладно, я на отдых... Мне надо все хорошенько обмозговать... Завтра продолжим нашу беседу...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   В последующие двое суток мэнгры нападали еще дважды. В первый раз это была вновь небольшая ночная вылазка, а вот в последний раз все обернулось гораздо более серьезной стычкой...
  -Сомкнуть ряды!... Живо! - Надрывались командиры отряда при виде выбегающей из леса толпы карликов. На этот раз их было существенно больше, нежели в два предыдущих раза и напали они прямо среди бела дня, по всей видимости, не желая упускать чужаков на землях минотавров.
   Дождь из арбалетных стрел выкосил их первые ряды, но ответный град из отравленных колючек существенно проредил боевые порядки мэртиссцев. Воины света были наиболее среди всех прочих воинов экспедиции защищены доспехами от внешних угроз и потому пострадали меньше остальных. Наемникам же и чародеям досталось намного больше.
   Наконец, дело дошло до рукопашной. Невероятно сильные, гибкие и верткие, бессмертные карлики к тому еще и обладали длинными (вдвое длиннее самих карлов, которые ростом были примерно по колено людям) живыми волосами, которые легко выворачивали клинки из рук людей и ломали им шеи.
   Командовал мэнграми злобный фиолетовокожий карлик с более темной нежели у остальных кожей, вооруженный гигантским костяным палашом. Им он ухитрялся рассекать надвое даже могучих воинов света вместе с их золочеными доспехами.
   Казалось, исход схватки был предрешен. Мэнгров было намного больше, да и были они существенно сильнее, нежели люди. Даже магия стихийников и жрецов Атона мало чем могла помочь. Чародеи экспедиции были не особенно опытными и могли лишь швыряться грубыми потоками силы, а карлики, как уже говорилось, были невероятно верткими и живучими.
   Отряд Дирка потерял уже половину бойцов, когда на поле битвы неожиданно появились новые персонажи. Могучие быкоглавцы с громадными секирами наперевес, они существенно потеснили карликов и помогли людям отбросить их назад в лес. Атака эта была настолько неожиданной для мэнгров, что людям даже удалось захватить в плен их вожака.
   Несколько особенно удалых наемников опутали его ловчими сетями, а уже затем сам священник Дирк мощным магическим ударом лишил его сознания. Убивать он его не стал. Карлик явно знал очень много о своем лесе, в котором в любом случае занимал весьма высокое положение, а эта информация могла пригодиться Ангелу, да и им самим для дальнейшего просветления этого бренного, погрязшего в грехах и ереси мира.
   Покончив с карликам, воины обеих армий замерли, напряженно приглядываясь друг к другу.
  -Я Таурен, старейшина детей Земли! - Наконец на Всеобщем, который минотавры, вследствие какой-никакой торговли с Ардонисом худо-бедно знали, проревел самый здоровый на вид быкоглавец. - Кто вы, чужеземцы, и что вам нужно на наших землях?
  -Мы торговцы и исследователи. - Не моргнув глазом, соврал Дирк. - Мы прибыли на Танрис, чтобы торговать с вашим народом. Но по дороге шторм сбил нас с пути, и мы оказались выброшены возле Злого леса. Мы благодарны тебе за помощь в сражении и готовы щедро отплатить за услугу.
   Справедливости ради стоит отметить, что слова Дирка какую-никакую правдивую основу под собой все же имели. Они действительно захватили с собой кое-какие товары, бывшие в дефиците у быкоглавцев, чтобы иметь возможность беспрепятственно пребывать на их землях нужное им время и успеть совершить ритуал. Радужный отнюдь не был дураком и умел решать свои проблемы не только с помощью военной и магической мощи.
  -Что ж, чужеземцы, мне приятна ваша вежливость, равно как и ваша щедрость. - Гулким басом промычал Таурен. - Сколько времени вы намерены пробыть на наших землях?
  -Думаю, не больше недели. - Улыбнулся Дирк. - Потом мы вернемся на корабли. Не изволь беспокоиться, могучий Таурен. С нами у вас не будет никаких проблем.
  -Тогда в знак своей доброй воли отдайте нам плененного мэнгра. Он отличается от своих сородичей, это, скорее всего их вождь. Мы с давних пор враждуем с этой накипью нашей земли. Думаю, в обмен на своего вождя мэнгры пойдут нам на уступки.
  -Я бы и рад исполнить твою просьбу, но... он мертв. - Солгал Дирк. - Я не рассчитал своих сил и убил его... Эй, вы! Выбросьте эту падаль в море!
  -Нет, погоди. - Нахмурился Таурен. - Даже за обладание его телом мэнгры пойдут на многое...
  -В таком случае позволь нам оставить пока его у себя. Мэнгры коварны и могут вернуться за телом ночью. У нас же оно будет в безопасности. Я не хочу, чтобы из-за моих людей твое племя подвергалось ненужному риску. Потом когда вы пойдете к ним на переговоры, я вручу его тело вам.
  -Воистину ты благороден и мудр. - Заулыбался Таурен. - Я рад, что именно такой как ты, а не кто-то иной прибыл на наши земли. Оставайся здесь, сколько тебе будет угодно. Если пожелаешь, одна из наших деревень находится совсем недалеко отсюда. Мы могли бы разместить вас там.
  -Думаю, в этом нет нужды. - Покачал головой Дирк. - Мы воины и не привыкли прятаться от опасности. К тому же, как я уже говорил, мы не хотим подвергать вас ненужному риску. Не беспокойся благородный Таурен. Мы прекрасно разместимся и тут. Что же до карликов, то думаю, они получили хороший урок и больше к нам не сунутся.
  -В таком случае прощай пока, вождь людей. А завтра мы вновь вернемся и поговорим с тобой о торговле.
  -Отлично, буду ждать вас с нетерпением!...
   Дождавшись, когда минотавры, наконец, уйдут, священник Дирк вытер честный трудовой пот со лба и приказал своим людям как можно скорее приступать к начертанию фигуры. Ангел не ограничивал их во времени, но и слишком затягивать все действо также не велел...
  
  
  
  
  
   Глава двенадцатая. Новые птэрхи.
  
  
  
  
  
  
   Дирк радостно потер руки. Все складывалось как нельзя кстати. И даже по поводу вычерчиваемой в лагере гигантской фигуры удалось отчасти наврать, отчасти сказать правду, что якобы это особый ритуал почтения его богу.
   Наивные как дети минотавры им поверили, тем паче, что пока никаких чар адепты Ордена не накладывали. Это предстояло сделать в самом конце, и самому небесному ангелу Самаэлю. К тому же по пленному карлику Дирк насвистел Таурену, что тот якобы неожиданно воскрес и сбежал, хотя на самом деле его связанного искусно спрятали в глубине разбитого лагеря.
   Старейшина посетовал на это, но и здесь поверил священнику, который настолько искренне изображал негодование и сожаление, что, наверное, даже самые искусные лицедеи Гитса, глядя на этот спектакль, повесились бы от зависти.
   К тому же товары, привезенные на Танрис, удалось продать минотавром втридорога, поскольку те попросту не знали их истинной стоимости. Мелочь, а приятно... Нет, что не говори, а правду говорили древние мудрецы, хоть и были темными язычниками не узревшими свет истинной веры. Везет тому, кто везет...
   Дирк еще раз усмехнулся в бороду и велел чертежникам поторопиться в своих расчетах. Время было дорого.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
   Эрхос хищным взглядом обводил окрестности. Его радужное оперение красиво переливалось в лучах полуденного солнца. Он высматривал добычу.
   После того как Самхейн и Волонт уничтожили народ птэрхов в конце Эпохи Потрясений, их детеныши сумели выжить и вырасти настоящими воинами, еще более дикими и беспощадными, нежели их погибшие предки. Эрхос же был сыном Гора и одной из самок птэрхов. Она единственная сумела зачать от него, и результат их союза стал полубогом.
   Он не был сотворен из живого металла и практически не владел магией. Зато он был невероятно силен и быстр, а его раны заживали если и не мгновенно, то уж всяко намного быстрее, нежели у рядовых его соплеменников. Внешне Эрхос практически ничем не отличался от обычного птэрха. Мускулистый, крылатый человек с орлиной головой. Вот только оперение его крыл было не темным, а радужным.
   Сегодня большой отряд птэрхов направлялся на земли минотавров, чтобы разорить одну из тамошних деревень. Птэрхи всегда нападали сверху, а быкоглавцы настолько долго воевали лишь с наземными противниками, что в силу привычки редко поднимали глаза к небу. Этим-то и пользовались крылатые разбойники, чтобы чинить на их землях смерть и произвол. Ныне же солнце и вовсе стояло в зените и светило особенно ярко, а это значило, что заметить их будет труднее, чем обычно...
   Зависнув над одной из деревень, Эрхос, первым подавая пример, низринулся вниз. Подлетев сзади к одному из минотавров, он изо всех сил ударил его своим мощным клювом прямо в темя. Этот удар убил быкоглавца на месте.
   Но зато теперь уже все минотавры поняли, что к чему и поспешно вооружались. Исполинские секиры человекобыков столкнулись с короткими копьями птэрхов. Секиры рассекали тела крылатых воителей прямо в воздухе, острые копья пронзали могучие шеи минотавров, хищно высовывая наружу окровавленные наконечники. Славное зрелище.
   Эрхос схлестнулся с Тауреном. Битва героев продолжалась довольно долго, но Таурен был хоть и старым бессмертным, но все же не полубогом. Долго сопротивляться радужному птэрху он не смог. Чудовищный клешнеобразный клюв Эрхоса, гораздо более могучий, нежели у любого другого из его народа навылет пробил грудь старого минотавра и вырвал дымящееся, еще живое сердце.
   Таурен рухнул замертво, а еще через несколько минут и все остальные жители деревни, включая женщин и детей, были преданы лютой смерти. Птэрхи остались верны своим традициям и как всегда не пощадили никого.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -О, надо же Рамон завел себе бабу... впервые на моей памяти за триста лет ... Ну, давай, кровосос, не подкачай...
  -Ты бы повежливее! - Вскинулся задетый за живое вампир. После всех событий друзья решили закатить небольшой пир в башне, чтобы, как говорится, снять напряжение. И теперь собрались в одном из многочисленных залов башни, который Эрм изукрасил при помощи магии под замковый пиршественный. Рамон с Ритой действительно уже несколько дней не скрывали своих чувств друг к другу на людях, но вечно пьянствующий капитан заметил это лишь сегодня.
   Вообще Урхаган нашел себе превосходных друзей в лице легионеров нового легиона Хаоса, бывшими, как вы уже, наверное, поняли, парнями более чем простыми. И не чуждыми откровенного пьянства.
   Однако сейчас легион располагался на землях циклопов неподалеку от Башни, но все же не совсем рядом, так что капитан вновь остался в гордом одиночестве. Авара и компанию он все же ценил несколько больше, несмотря на многие разногласия с обеих, так сказать, сторон. Как никак из одного мира, да и прошагали рука об руку без малого триста лет. Весьма внушительный срок.
  -Ладно, ладно, не ссорьтесь... - Примирительно поднял руки Владыка Хаоса. Лучше послушайте мою балладу, которую я сложил практически сразу по возвращении...
  
  
  
   Воспаряя на тёмных крыльях
   Я по этому миру летал
   До тех пор, пока злобным усильем
   Рок мне крылья те не оборвал.
  
   И тогда я упал на землю.
   На ту землю, что презирал.
   Но она помогла всё равно мне.
   Помогла, и тогда я познал.
  
   Тяжкий труд, на износ, каждодневный
   Большинство живёт именно так.
   Не познав свет иных вселенных
   На земле, где царит вечный мрак.
  
   Мрак невежества и мрак забвенья.
   Ложь и ханжество, смерть и порок.
   Какой к чёрту там свет просвещенья!
   Нужен ангел здесь, а не пророк...
  
  
  
  
  
  -Мда, да здесь без доброго глотка не разберешься... - Пробубнил Урхаган из своего угла и в очередной раз присосался к своей заветной фляге.
  -Ну, да, у тебя, наверное, давно уже чистый спирт вместо крови. - Хохотнул Самхейн. - Слушай, Эрм, я недавно проходил мимо одних покоев... Там кто-то жутко орал, ругался и требовал выпивки... но голос был не капитана...
  -Это мой летописец. - Усмехнулся Владыка Ночи.
  -Трим? - Ахнул сын Херреи. - Он жив?!
  -Нет, Трим уже давным давно скончался от старости. Мое предложение сделать его бессмертным он не принял. Слишком уж верующим был старичок. А жаль...
  -А этот новый?
  -Жуткий пропойца. Хуже нашего капитана... Бежал из Гитса при помощи моих людей, когда там началась вся эта катавасия... Завеса иногда пропускает туда и обратно воинов Радужного, вот они и сподобились... Люди там уже не живут, иномировая тварь всех их принесла себе в жертву, но не сразу, так что мои успели как раз вовремя... Я ему тут запретил хмельное давать и заставил переписать некоторые хроники, в том числе и об Эпохе Потрясений, а то не дело это настолько истину искажать...
  -Ну и как там этот твой летописец?
  -Ну, как... Матерится в Атона, чертей и всех святых мать. Но работу делает.
  -Наш человек! - Хмыкнул Владыка Хаоса.
  -Воистину так... Ты знаешь, что я тут заметил, мой друг? Сменяются эпохи, а людишки все мельчают и мельчают... Ты представляешь, наш Рамон был последним кого я обратил! Понимаешь, нет? Последним! За три последующих столетия мне не встретилось ни одного, ни одного человека, которому бы мне захотелось вручить этот чудесный дар! Ни одной личности! Одни бездарные посредственности или посредственные бездарности, что в сущности одно и тоже! Никого не нашел!
  -Ну, дорогой мой друг... - Тихонько засмеялся Самхейн. - Не в обиду тебе будет сказано, быть может, ты просто слишком плохо искал...
  -Плохо... куда уж там... Одни вертопрахи, бездельники, идиоты, пропойцы и фанатики... Хотя вообще то ты прав. Личностей во все эпохи всегда было невероятно мало. Быть может, я действительно...хм,... слишком плохо искал...
  -Ладно, у меня предложение. Давай ка мы твою рухлядь познакомим с нашей, а? А то сидит такое тухлое да надутое... Это... Старим... тебе наверное, с нами дурнями да грубиянами не шибко интересно, а там есть такой веселый старичок, он много знает об истории этого мира... идите, пообщайтесь...
  -С превеликим удовольствием. - Улыбнулся Старим и покинул залу. По всей видимости, хамства сына Херреи с него было явно на сегодня достаточно.
  -Слушай, тут еще вот какое дело... Завтра нужно будет слетать в Орс и Орту и воскресить Миеркади и Кэртиэля. Они последние кого я знаю, чьи гробницы должны были сохраниться.
  -Против Миеркади не возражаю, знатный был боец, но Кэртиэль? - Брезгливо поморщился Вэл. - Этот трусливый слизняк-детоубийца... Он то тебе зачем?
  -Кэртиэль - Бог Воды. А нам нужны все силы, какие только возможно.... Думаю, смерть была для него достаточно хорошим уроком, тем паче, что это я даровал ему силу, и ответственен за его прегрешения, да и сам тоже далеко не ангел. Так что не мне его судить. Не нам его судить...
  -Не боишься, что Радужный нападет, едва ты начнешь проводить воскрешение? Твою силу он почует в любом случае и...
  -Я не буду делать этого на месте. Перенесу их тела сперва сюда в башню, а уж потом...
  -Но ты уверен, что их тела до сих пор сохранились?
  -Вот и проверим это на месте. - Отрубил сын Херреи. - Благо с моими новыми возможностями для меня это будет не слишком трудно... Льдан, пока не забыл, хочу тебе кой-чего сказать... Я три столетия был в ином мире без сил совершенно... меня смеха ради избивали камнями простые смертные, да... Так вот о чем бишь я... ежели ты еще раз выкинешь фортель с самоубийством, только лишь потому что тебя бедного-несчастного побили в поединке, я тебя вновь воскрешу, но на этот раз уже превращу в жабу. Я щас не щучу... Запомни, мертвые сраму не имут, а сильные его попросту не замечают... Не сопи, сопи... Думаешь легко было тебя поднимать с того света... Хм, мда... Авар, а почему ты никогда не используешь молнии во время боя? Или я просто, так сказать не сподобился...
  -Ты прав. Молнии я не использую. Это вне рамок моей силы.
  -Да ну? Даю наводку, уплотни воздух в обеих руках по отдельности и медленно сведи... Ай молодца! Глядите ка! Искорки...
  -Поразительно! - Выдохнул Бог Ветра. - Мне бы такое никогда в голову не пришло...
  -А варит еще котелочек то... - Рассмеялся Владыка Хаоса, постучав себе пальцем по лысине. - Это, мой дорогой, называется физика, нам ее на Арканте в свое время харашооо преподавали. Старина Кармос, надо отдать ему должное, крепко знает свое дело. Хотя при всем при том он еще и жуткий зануда и фанатик... Чем больше будет давление и масса соприкасаемого воздуха, тем сильнее разряд...
   Бессмертные просидели до самого утра, попивая дорогое и изысканное (хотя и не все, кто-то, не будем показывать пальцем, просто тупо квасил) вино и степенно (хотя опять же не во всех случаях) ведя неторопливые, размеренные беседы. В зале царила дружеская спокойная атмосфера. Несмотря на их весьма незавидное положение дел, сегодня им всем было на редкость покойно и тепло...
  
  
   Глава двенадцатая. Вторая печать.
  
  
  
  
  
   С воскрешением двоих последних бессмертных особых проблем не возникло. Гробница Кэртиэля пребывала там же, где и должна была быть. Еще при правлении Имморталиса его похоронили в Орте со всеми полагающимися почестями. Самхейн потом не стал перезахоронять тело, поскольку подспудно чувствовал свою вину перед эти несчастным существом волею судьбы превратившегося в маньяка-детоубийцу.
   Самхейн сперва опасался, что служители Атона могли уничтожить останки по причине их богомерзости, но абсурд вещь абсолютная, и посему когда Старший Бог "погиб" в Эпоху Потрясений, церковники переиначили и историю Кэртиэля, сделав его верным сподвижникам Святого Самаэля и ярым приверженцем религии Атона, хотя при жизни Бог Воды не имел к ней даже опосредованного отношения.
   С Миеркади было немного посложнее. После своей гибели на гладиаторской арене, его тело расчленили на шесть частей и вывесили на главных воротах Орса, настолько Имморталис был зол на него. Однако к счастью случилось это совсем не задолго до его падения, и сын Херреи, придя к власти, тут же приказал захоронить останки героя со всевозможными почестями в катакомбах под дворцом Бога Света.
   Хорошо, что память Владыки Хаоса работала как идеально отлаженный механизм (когда ему это было выгодно, разумеется). Обе гробницы находились там, где и должны были находиться, и в итоге Самхейну не составило особого труда сперва перенести останки бессмертных в башню Эрма, а затем вернуть им, так сказать, их первозданную целостность.
   Кэртиэль сразу после воскрешения долго плакал, прижавшись к могучей груди Владыки Хаоса, и истово просил прощения, обещая все силы положить на то, чтобы исправиться.
   Миеркади держался намного спокойнее. У него не было особых причин любить сына Херреи, который принес его родной земле, да и ему самому в свое время немало горя и бед, однако, надо отдать ему должное, старых обид полубог не вспоминал и был готов сражаться хоть сейчас даже с самым могучим и неодолимым противником.
   Кстати помимо самой жизни Самхейн вернул обоим и их первоначальный облик, который изрядно пострадал от иномирового огня во время Битвы Богов, так что теперь они, особенно Кэртиэль, который очень болезненно относился к своей внешности, пребывали в полной гармонии с окружающим миром.
   Миеркади, правда, первым делом поинтересовался, что случилось с его народом за то время, пока он был мертв, но Самхейн уверил его, что ничего страшного, и пообещал в скором времени доставить его на Ассальк, чтобы тот сам лично в этом убедился...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Узнав о гибели своего лучшего друга, верховный вождь минотавров Ставрос страшно разгневался. Он сразу же связал два и два, и решил, что в гибели Таурена виновны вновь прибывшие люди, хотя на самом деле это было и не так.
   Вообще по характеру ран на телах погибших, как правило, можно понять, кто именно причастен к их гибели, но копья птэрхов практически ничем не отличались от копий тех же воинов света, и чтобы, отделить, так сказать, зерна от плевел, в данном случае нужно было быть истинными профессионалом. Среди минотавров таковых не оказалось.
   Две тысячи отборных воинов быкоглавцев с самим вождем во главе атаковали имперцев рано по утру. Не ожидавшие этого воины спешно строились в боевые порядки, но если бы не могучая магия церковников, они вряд ли бы сумели дать минотаврам достойный отпор.
   Однако дарованная Радужным сила воистину была невероятно огромной. Первый же удар радужного облака служителей Атона скосил четверть армии Ставроса, превратив его воинов в кровавую пыль.
   Магия минотавров была проще, топорнее, но тоже весьма могущественной. Ответный удар, и незримая Волна Силы прошла по земле. Жрецам Всевышнего потребовалась вся их мощь, чтобы отразить эту атаку, благо слишком много магии те вложили в свое первое заклятье.
   Быкоглавцы были гораздо сильнее, нежели люди и посему долго сопротивляться их осатанелой атаке вторые просто физически не могли.
   Чертежники спешно дочерчивали последние штрихи колдовской фигуры, и Дирк, понимая, что мешкать больше нельзя, на последних остатках сил воззвал к Святому Самаэлю. Тот появился практически сразу. Одним небрежным движением руки обратил половину выживших минотавров в пепел, а затем влил свою силу в оконченную фигуру.
   Линии фигуры тут же засветились недобрым радужным огнем, а вокруг Печати образовалась незримая магическая преграда. Закончив свое дело, Радужный растаял в воздухе. Выжившие минотавры вместе со Ставросом, которому также посчастливилось уцелеть отступили назад в свои земли.
   Воины Дирка же ускоренным маршем пошли назад к кораблям. По дороге их не раз и не два атаковали карлики, но ценой огромных усилий они все же добрались до своих судов, которые также не избежали нападения.
   В итоге выживших членов экспедиции осталось не более трех сотен и им пришлось бросить два судна из трех и на боевой квартиере отчалить от проклятых берегов проклятого континента. Своего вождя мэнграм все-таки удалось отбить у пришельцев, но зато вместо него они захватили двух вполне себе обычных карликов.
   Одного пришлось убить, когда тот попытался бежать, а вот второго удалось вполне благополучно доставить в стольный Орс...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Снова эта боль... - Рамон, покачиваясь, ввалился в покои Авара. - Как тогда, помнишь?
  -Помню... - Сумрачно пробормотал Плачущий. - Оно и не мудрено при подобных перипетиях. То, что вытворяет наш радужный гость, не лезет ни в какие рамки. Мир выворачивает наизнанку, вот и ты сам чувствуешь себя плохо, так как ты эмпат... Иди в свои покои, да приляг, отдохни... Ты нам живой нужен...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   А жизнь в Героне тем временем шла своим чередом. Владыка Хаоса при помощи своих агентов в империи света кинул клич, и вот уже со всех ее концов в его стан бегут те, кто умом или на худой конец, нутром своим, которое порой подсказывает куда вернее даже самого мощного и просветленного разума чуял, что от новой власти и ее "святых чудес" ничего хорошего ждать не приходится.
   Легион Хаоса очень быстро разросся до десяти тысяч человек. И это не считая мирных бежан, которые не вступали в войско, а готовили еду и исполняли иную нужную в лагере работу. Оборотни-героны беженцев не трогали, правда, зачастую грабили тех, у кого можно было чем-то поживиться, а на слабые протесты тех о том, что Владыка Самхейн обещал им полную неприкосновенность, вполне себе резонно возражали.
  -Владыка Самхейн, конечно, велик и могуч, но он далеко. А я вот он рядом. Вон посмотри, какой я здоровый, мохнатый да клыкастый... А ты маленький, слабый и беззащитный предо мною... Ну чего глядишь, выворачивай карманы! Что у тебя есть то... Вот... вот...
   Но надо отдать геронам должное, такие случаи были весьма редки. Самхейна они по большей части чтили и уважали как действительно могучего воина и великого владыку, кем он, по сути, и являлся, как бы к нему не относиться.
   Но героны его не боялись. Каким бы жестоким правителем не был Самхейн, он не стал бы ради смертных наказывать бессмертных, тем паче собственной расы. Вообще, конечно, по сути, расизм чистой воды, но сын Херреи это все-таки не Кармос, а Силора далеко не Аркант, так что не будем судить его слишком строго...
   Хотя, если быть совсем честным, то в условиях своего мира он и не мог действовать методами Коалиции. Ведь если бы самим людям по каким-либо причинам попался живой, беззащитный герон, то минимум что его бы ждало, это медленная и мучительная смерть. Предрассудки и суеверия среди смертных Силоры были сильны...
  -Эй, Владыка... - В приемные покои сына Херреи, покачиваясь, вошел Черт Залупный. Был изрядно неряшлив и пьян, полностью тем самым оправдывая свое гордое и прекрасное имя. - Того... Казначей наш по моему меня по полной обувает... Солдаты в рванине, а у него в шатре полон сундук монет... Да не один... А я во всех этих бумажках... Ну ты понял... Может, поглядишь как и чего...
  -Пить надо меньше! - Хмыкнул сын Херреи. - Тогда и понимание придет... Ладно, пошли, устроим твоим воякам небольшое представление...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Владыка, наш казначей - гнусный обманщик и вор! - Черт Залупный, удостоенный уже звания генерала, демонстративно стоя почти вплотную (метрах в десяти) к шатру означенного хранителя злата, который, как раз вышел наружу по какой-то надобности, поклонился хмурому сыну Херреи, донельзя раздраженному и злому даже на вид. - Вчера видел у него целых десять сундуков злата, а солдаты в обносках ходят...
  -Вот скотина! - Грозно прорычал сын Херреи страшным басом. - Поймаю, подвешу за яйца и рассеку надвое своим клинком! Где, где этот проклятый вор... - Он демонстративно обвел взглядом окрестности, хотя на самом деле конечно, давно уже заметил виновника дискуссии.
   Казначей сдавленно икнул и попытался прошмыгнуть в шатер и оттуда уже вылезти с другой стороны, но сын Херреи оказался проворнее и сцепил его за пояс, когда тот уже был наполовину внутри.
  -А вот и он... Ну, и куда ты, друг мой любезный, собрался...
  -Так ведь это... я... Владыка... Помилуй, молю! Ни медяка себе не присвоил! Все для войска, все для войска!
   -Ну конечно,... небось, давно уже себе на безбедную старость там натырил... - Угрюмо проворчал сын Херреи - Щас пойдем в твой шатер, будешь мне показывать сметы... Не дай бог, хоть в малом уличу в воровстве, мой меч одним ударом быстро сумеет тебе яйца отсечь...
   Казначей обреченно поплелся ко входу, уже прощаясь с жизнью. Со сметами у него дела обстояли, мягко говоря, не слишком гладко. Оказавшись в шатре, сын Херреи бегло пробежал взглядом пару бумаг, а затем от всей души влепил нерадивому казначею по шее, отчего тот кубарем покатился по земле.
  -В общем так, голубчик... Ну, там полный п...ец, спорить же не будешь?... Не будешь, вот и молодец. Теперь так будет. Ты сейчас до завтра все мне исправляешь, выдаешь воинам всю недостачу, ежели не дай боги, еще хоть одна жалоба на тебя, то все. Не сносить тебе головы. И еще. Год будешь получать вдвое меньше жалования чем обычно... Радуйся, что еще так легко отделался, клоун, в военное время наказание за подобное - смерть.
   С этими словами Самхейн вышел из шатера следом за донельзя довольным Чертом, похожим на тощего уличного кота нежданно-негаданно урвавшего цельную крынку сметаны и повернулся к новоиспеченному генералу.
  -Теперь с тобой, братец. Завязывай бухать. Мы на войне и если не дай бог нападение, а твои люди будут вне кондиции, ответишь мне головой. Я не шучу. До завтра прикажешь всем своим фуражирам сдать весь запас хмельного мне. Не дай бог найду хоть баклагу! Все, выполняй. С этого дня начинаем вести трезвый образ жизни...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Ты изверг и тиран, ты знаешь это, нет...
  -А, капитан! - Радостно хлопнул по столу сын Херреи. - Поздравляю с началом нового дня!... А чего это мы такие хмурые? Случайно не потому, что у кого-то нечем похмелиться после вчерашнего?...
   Надо сказать, что после того, как в Героне появился новоиспеченный Легион Хаоса, старый колдырь совсем оборзел и вообще перестал появляться на людях трезвым. Легионеры тоже были не дураки выпить, особенно Скотина, в которого казалось можно было без особого труда влить целую бочку отборного самогона.
   Вчера Владыка Хаоса запретил своим воинам распивать хмельное, конфисковал все их запасы, равно как и запасы самого Урхагана, которые тот вывез на сыне Херреи еще во время своего воскрешения, (все хранилось в дворовом тайнике, где Хирам прятался при случае от людей), а в ответ на поднявшийся среди строя самый натуральный вой, непреклонно отрезал.
  -Ничего, потерпите. Как война кончится, так хоть залейтесь. А до ни-ни! Увижу кого пьяным - сниму голову с плеч. Вы меня знаете... А нет, так узнаете...
   Однако новое военное подразделение свою службу нести продолжало весьма справно. Прибывало пополнение из числа беглых смердов, сегодня утром Самхейн как раз наблюдал, как бравый десятник-старослужащий вовсю распекает растерянного новобранца, выговаривая тому за плохо начищенное оружие.
  -Это ты еще легко отделался, парень. - Проникновенно вещал он, от души отвешивая новобранцу увесистую оплеуху. - Ежели это непотребство увидел бы тысячник Скотина, то ты б с неделю провалялся в лазарете. Тот разгильдяйства не любит...
   Тысячник Скотина на самом деле не терпел даже малейшего разгильдяйства, а после того как Самхейн запретил своей новой армии пить, совсем озверел и вымешал на своих подопечных всю свою злобу из-за невозможности похмелиться. Особенно доставалось новобранцам, но и старослужащим не удалось совсем уж избежать его назойливого внимания.
   Попасть в тысячу к Скотине считалось среди бежан самым худшим вариантом из всех возможных. Этот гонял своих бойцов нещадно. К тому же уже по прошествии нескольких дней после нового приказа Самхейна он приказал своим воинам с каждого десятка приносить ему каждую неделю по полновесной фляге спиртного.
   Веселенькое распоряжение, учитывая тот факт, что все запасы были конфискованы и уничтожены Владыкой Хаоса, а сами героны хмельного не пили вообще. Если подчиненные не приносили положенного, то Скотина отыгрывался на сотниках, те в свою очередь отводили душу на десятниках, ну а те уже не давали спуску простым солдатам. Хуже всех приходилось новобранцам. Этим доставалось сильнее всех остальных вместе взятых.
   Естественно подобные фортели не прибавляли среди легионеров любви к тысячнику, и посему он нередко становился объектом для насмешек и анекдотов.
  
  
  
  
  Посадил брат сестру в тину.
  Где-то там валялся и пьяный тысячник Скотина...
  
  
  
  
  
  Нередко напевали себе под нос солдаты незамысловатую песенку, сочиненную на досуге кем-то из них самих.
   Или вели разговоры, к примеру, следующего толка:
  -Эй, Хнор, я тут бабу привел, (среди бежан были не только мужчины) постой на стреме, пока я того... не закончу, а то если увидит тысячник Скотина, то сам ее оприходует, а нам шиш!
  -Если вас увидит тысячник Скотина, то оприходует сразу обоих. - Заржал его приятель. - Потому что по пьяному делу да впотьмах не разберет, кто там есть кто...
   И так далее и тому подобное.
   Самхейн, конечно же, обо всем этом знал, но лишь кривился. Как бы то ни было, Скотина вполне себе неплохо держал своих людей, а хорошие командиры ему сейчас ох как были нужны. Лучшим же в Легионе был в этом отношении Дрищ, высокий худой воин с вытянутым, унылым лицом. Этот практически не пил, зато солдат учил на совесть. Его тысяча была самой дисциплинированной из всех.
   Да служба смертных шла своим чередом. У бессмертных же были иные дела...
  
  
  
  
   Глава тринадцатая. Похищение.
  
  
  
  
  
  
  -Какой красивый закат... - Худенькая черноволосая девушка задумчиво глядела на багряный закат солнца, который здесь в пустынных степях Героны смотрелся особенно величественно.
  -Да, ты права. - Хрупкий кареглазый юноша, в хищных грациозных движениях которого, однако чувствовалась немалая сила, нежно обнял девушку сзади. - Я тоже люблю смотреть на заходящее солнце...
  -А на восходящее? - Лукаво улыбнулась красавица.
  -Что ты, дорогая! - Деланно удивился юноша. - Так рано я еще никогда не поднимался...
  -Лентяй. - Сделала однозначное заключение Рита. - Ну, ничего я тебя перевоспитаю...
  -Может, начнешь прямо сейчас? - Подмигнул Рамон.
  -Охальник... Я быть может, и воровка, но уж точно не...
  -Я понял, не продолжай... - Поспешно прервал ее юноша. - Все будет только тогда, когда ты этого захочешь. Не раньше. Обещаю тебе.
  -А я уже хочу... - Томно нагнувшись, промурлыкала Рита ему на ухо, но тут внезапно в беседы влюбленных неожиданно вмешались новые лица.
   Трое молодых людей в черных холщовых штанах и белых щегольских рубахах появились словно бы из ниоткуда. Рамон поспешно выхватил свою шпагу. Нападавшие сделали тоже самое.
   Юноша не особенно нервничал. Прогуливаясь, они отошли довольно далеко от башни, и вряд ли могли рассчитывать на помощь бессмертных, но Рамон был вампиром, а его соперники простыми людьми, поэтому дитя ночи в данный момент думал больше о безопасности Риты, нежели о своей собственной. Чтоб ее ненароком не покалечили во время боя.
   Однако с первых же секунд боя выяснилось, что нападавшие ничуть не уступают ему ни в силе, ни в скорости. Они дрались как бешеные, а их глаза полыхали жутким багровым пламенем. Двое из них сдерживали Рамона, а один проворно схватил Риту поперек туловища и побежал прочь.
   Рамон попытался, было рвануть за ним, но оставшиеся двое умело отсекли его от своего товарища, не давая прорваться. В итоге через несколько минут ожесточенного обмена ударами, вампиру удалось одержать верх и порубить своих противников на куски, благо их умение в отличие от физических возможностей оставляло желать лучшего, но и сам он при этом был с ног до головы залит собственной кровью и с трудом держался на ногах.
   След Риты и ее похитителя к тому времени уже давным давно простыл...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Радужный в это время находился в Хатуме в белом дворце султанов. Весть о том, что операция прошла успешно, вызвала в нем злорадную усмешку. Внутри. Снаружи он улыбаться более не умел, ибо был, по сути, воплощенным живым потоком силы, который пока еще с трудом контролировал и осознавал себя, и тонкие грани чувств были ему не то чтобы недоступны, но... как бы были пока еще весьма далеки.
   Однако так будет не всегда. Совсем скоро (по меркам бессмертных) он в полной мере научится управлять своей мощью, и тогда уж его противники дорого заплатят за свою глупость. Темная фигура зловеще расхохоталась. Этот странный бессмертный невероятно силен и хитер. И донельзя опасен. Но у него есть одна слабость. Слишком много думает о других. А подобное недопустимо в играх такого масштаба.
   Что ж, скоро этот несчастный идеалист сполна осознает свою ошибку, когда сам по доброй воле сунет голову в петлю. И тогда веревочка затянется...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Как похитили?!! - Негодованию сына Херреи не было предела. - Под самым нашим носом!!!... Ладно стоп... Не время сейчас впадать в панику. И дураку ясно, что это ловушка. Радужный хочет заманить меня в туда, где ему будет выгоднее со мной сражаться... Но мы поступим поумнее... Как выглядели похитители?
   После того как Риту похитили, Рамон немедленно примчался в башню и рассказал Самхейну обо всем. В срочном порядке был созван совет...
  -Люди в щегольских нарядах со шпагами. Я знаю, кто так одевается и бьется. Это Орден Золотых. - Вздохнул Рамон.
  -Что это еще за новое дерьмо... - Прищурился сын Херреи
  -Возник относительно недавно, но уже набрал большую силу. - Вставил свое слово Вэл. - Члены ордена - исключительно аристократы. Их кредо - сила, власть, деньги и... крепкая вера в Атона.
  -Немудрено, что при таких реалиях у них ныне большое влияние... - Усмехнулся Самхейн. - Где их логово?
  -Основная штаб-квартира в окрестностях Орса, замок одного из их лидеров. Юпус Центарус. Знатный молодой амбиционный вельможа. Фаворит короля. Их основной лидер. Идейный вдохновитель и душа Ордена. Смертный.
  -Там было еще одно. - Не согласился Рамон. - Их глаза полыхали багровым огнем. Это явно были не люди... Ну или не совсем люди...
  -Понятно. - Хмыкнул сын Херреи. - Эликсир Темного Перерождения. Значит, господа светлые не брезгуют и силами Тьмы...
  -Рецептик не подскажешь? - Тут же оживился Хирам. В нем взыграл профессиональный интерес алхимика.
  -После. - Отрубил Самхейн. - Надо выручать девчонку.
  -Я пойду. - Мотнул головой Владыка Ночи. - Я и мои вампиры. Хотя эти выродки знают меня в лицо и могут поднять тревогу...
  -Значит, нужны те, кого они не знают. - Хмыкнул Владыка Хаоса.
  -Владыка, разреши мне! - К Самхейну приблизился очень невысокий по меркам оборотней герон с живым быстрым угловатым лицом.
  -Кирс... ты знатный воин, и тебя они не знают. Кто еще?
  -Я пойду. - Отозвался могучий герон с длинными рысьими ушами и таким же диковатым лицом. Гибкий и мускулистый он казался опасным лесным зверем, чья обманчивая неподвижность в любую минуту могла смениться стремительной смертоносной агрессией.
  -Дженгар? - С сомнением протянул сын Херреи. - Ты вождь Клана. - Чего ты там забыл?
  -Да просто хочу размять кости... - Усмехнулся вождь Клана Саблезуба. - Да и потом, что наша жизнь без риска? Прах и тлен... В крайнем случае Вурм будет рад занять освободившееся место...
  -И я пойду. - Вскинулся Рамон.
  -Даже и не думай. - Отрезал Вэл. - Ты еще мальчишка-желторотик. Тебе еще расти и расти до настоящего воина... Я как твой мастер и создатель тебе это запрещаю.
  -Сегодня я бился не так уж и плохо! - Вскинулся юноша-эмпат. - И мои враги теперь лежат в земле, а я жив и почти цел...
  -Вот то-то и оно что почти...
  -Вэл, она - моя жизнь! И я пойду за ней в любом случае! Хоть зверю в пасть. Согласен ты или нет. - Отчеканил Рамон, с вызовом глядя в глаза наставника.
  -А у этого щенка выросли преостренькие зубки! - Одобрительно прорычал Самхейн. - Ладно, так уж и быть, иди. Но помни. Я вмешаюсь в битву лишь в самом крайнем случае. Слишком многое поставлено на карту, чтобы так рисковать... Все все поняли? Сейчас я доставлю вас к их замку, а сам буду неподалеку. Ваша задача - вытащить девчонку и смыться по тихому ко мне и... обратно в родные пенаты.
  -Отчего ты так уверен, что девчонка именно там? - Поднял бровь Вэл.
  -Похитители смылись отсюда через портал. Этот чудак на другую букву держал его открытым более получаса. Так что его астральную проекцию я уже считал. Координаты как раз те, что нам нужны.
  -Ты понимаешь, насколько он уверен в своей победе, если дает нам такие непрозрачные намеки?
  -Да. И тем не менее будем действовать по-моему. Иного нам ведь все одно не остается...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Замок ордена Золотых был большим серо-золотым строением явно очень тонкой архитектурной работы, но при этом абсолютно простых военных форм без малейшего намека на кричащую роскошь и излишества.
   Располагался он неподалеку от Орса, но при этом практически не имел укреплений, кроме разве что толстых и прочных стен.
  -Какие мы самоуверенные... - Побормотал сын Херреи, глядя на это диво. - Ладно, господа лазутчики. Как говориться, вперед и с песней. Я же пока здесь поскучаю-постою. Даю вам час на выполнение. Потом сам иду на охоту.
  -Хорошо. - Коротко кивнул Кирс, который был назначен старшим в группе (все-таки ученичество на Арканте не прошло для Самхейна совсем уж даром), а затем, повернувшись к своим подчиненным, бросил в их сторону всего лишь одно слово. - Пошли...
   И три темные тени мгновенно растворились в близлежащих зарослях.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Со стражами ворот особых проблем не возникло. Этих молодцов в форме воинов света бесшумно снял из арбалета Рамон, тем самым доказав что уже не зря принял участие в операции. Однако дальше возникли трудности. Ворота в замок были невероятно прочными, да к тому же еще и запертыми на толстенный засов.
   Нет, конечно, чудовищная сила бессмертных вполне позволила бы им сломать его, но это подняло бы излишне много шума, а воинам Героны нужно было сделать все тихо и быстро. Поэтому, наскоро посовещавшись, бессмертные решили лезть через окно.
   Это сразу же дало свои плоды. Широкое окно на первом этаже здания, изукрашенное стрельчатыми узорами было открыто, а точнее попросту аккуратно выломано из проема при помощи Дженгара, который лез первым. Так бессмертные попали в просторный пиршественный зал.
  -Ну, где она? - Толкнул в бок товарища Кирс, и тот, подчиняясь команде, потянулся своим сознанием эмпата к разуму Риты. Обостренное чутье бессмертного помноженное на природные способности быстро выдало необходимый результат.
  -Туда. - Кивнул вампир в сторону выхода. - Она где-то внизу...
   Еще несколько минут блужданий по замку, по ходу которого лазутчикам несколько раз приходилось убирать стражников, наскоро прячя их тела за бесчисленными шторами и шпалерами, в изобилии присутствовавшими в здешних помещениях привели бессмертных к толстенной железной двери, за которой слышался неровный гул голосов.
  -Она там. - Тряхнул головой Рамон. - Но идти туда нельзя. Слишком много враждебной магии. Нам не выстоять.
  -Значит, надо звать Самхейна. - Хмыкнул Кирс. - Запомнил как расположены помещения? Самхейн считает твою память и вытащит девчонку.
  -Хорошо, тогда обратно?
  -Да. И побыстрее. Стража вот-вот обнаружит незванных гостей...
   Сумасшедшая гонка в обратном направлении, и вот уже друзья снова в пиршественном зале, с которого и начали свой путь.
  -Ложись! - Заполошно выкрикнул Кирс и рухнул на пол. Остальные инстинктивно сделали то же самое и вовремя. Шквал арбалетных стрел просвистел аккурат над их головами.
  -А вот значит и наши незванные гости. - Насмешливо проговорил один из трех десятков вооруженных до зубов людей столпившихся в зале таким образом, чтобы перегородить оконный выход.
   Факелы, зажженные по ночному времени ярко освещали его длинные рыжие волосы и надменное лицо с глазами того же цвета. - Вы как раз вовремя. Я - Юпус Центарус, хозяин сиих скромных чертогов. И я уже давно вас дожидаюсь... Взять их! - Коротко скомандовал он своим воинам, и те бросились на опешивших бессмертных. Один из воинов попытался, было проскочить мимо лазутчиков, чтобы предупредить остальных обитателей и привести подмогу, но одна из двух тяжелых сабель Дженгара прервала его путь, легко отделив голову "золотого" от его шеи.
   И началось. Воины Юпуса были одеты как и все члены ордена Золотых, то бишь в одни белые рубашки и холщовые штаны. Вооружены они были шпагами и кинжалами. Однако в бой их вступило всего два десятка. Остальные спешно перезаряжали арбалеты.
   Однако эти в отличие от тех, кто напал на Рамона в Героне, были вполне обычными людьми, и посему без поддержки своих эликсиров стали легкой добычей для бессмертных которые меньше чем за минуту посекли их в мелкий винегрет.
   Вновь залп из арбалетов, но реакция темных бессмертных снова спасает их. Ни один срезень не достиг своей цели. Теперь против геронов и вампира всего десятеро, но они, в отличие от первых гораздо лучше владеют клинком.
   Парные топорики Кирса мелькают со скоростью молнии, сабли Дженгара не отстают от них ни на миг. Шпага и даго Рамон выделывают невероятные финты (впору поблагодарить Авара за изматывающие уроки фехтования, которые тот сподобился дать ему в свое время).
   Наконец, все закончилось. Все противники бездыханные лежат на полу в лужах крови. Бессмертные же отделались незначительными царапинами. Теперь помимо них на ногах лишь трое. Сам Юпус и еще двое в золотых смеющихся масках. Все трое сжимают шпаги и длинные тонкие кинжалы.
  -Хороший вы выбрали день, чтобы умереть, отродья Бездны! - Рычит Юпус, и одним махом вливает в себя содержимое небольшой глиняной бутыли. То же самое делают и двое его воинов.
   Глаза "золотых" загораются красным пламенем, но это еще не все. Центарус, не успокаиваясь на достигнутом, хватает со стены один и факелов и высыпает в его пламя горсту белого порошка и маленького кожаного мешочка. Пламя тут же меняет свой цвет с желтого на слепящее белый.
  -Осторожно, это какое-то колдовство! - Закричал Рамон своим товарищам, а затем "золотые" ринулись в бой.
   Так сложилось, что против Рамона оказался сам Юпус, а против геронов два его прихвостня. Заклятье Темного Перерождения очень сильно подстегнуло их скорость и физическую мощь, да и к тому же все трое были мастерами боя высшего уровня, так что битва обещала быть относительно равной.
   Рамону приходилось тяжелее всех. Юпус помимо шпаги был вооружен еще и магическим факелом, а эмпат чувствовал, что при одном прикосновении белого пламени к его плоти, ему, мягко говоря, очень сильно не поздоровиться. Так что при этих новых реалиях схватки ему постоянно приходилось отступать. Аристократ, несмотря на свою смертность, ничуть не уступал ему во владении оружием.
   Дженгар и Кирс держались молодцами. Они бы уже давным давно повергли своих соперников, но те, видимо ждали подмоги и посему в большей степени защищались и не давали бессмертным пробраться к выходу, нежели пытались атаковать. Выверенная и отточенная до мельчайшего движения манера боя живых механизмов столкнулась со звериной силой, хитростью и ухватками. Кто кого?
   Наконец "золотым" улыбнулась удача. Центарус, проведя особенно хитрый прием, сумел отшвырнуть Рамона в сторону и достать факелом руку сражавшегося неподалеку Дженгара. Бессмертный закричал от боли. На его мускулистом плече тут же образовался внушительный ожог, а рука повисла плетью.
   Сабля выпала из его руки, но вождь Клана Саблезуба не растерялся и мгновенно сменил обличье, залечив рану. Гигантский саблезуб быстро-быстро замахал перед собой могучими лапами, не давая сопернику приблизиться.
   "Золотой" замешкался и сделал в сторону зверя неуверенный выпад. Щелкнули могучие челюсти, и оружие аристократа улетело в неизвестном направлении. Через секунду в том же самом направлении улетела и его голова в смеющейся золотой маске...
   А тем временем Юпус Центарус сумел прижать Рамона к стене и насквозь пронзил его своей шпагой.
  -Вот и настал твой последний миг, исчадие Тьмы. - Зловеще прошипел он, глядя на вампира безумными красными глазами фанатика. - Поверь, умирать ты будешь долго... - Он медленно приблизил факел к лицу Рамона. Тот резко взмахнул своим клинком, и отсеченная рука главы ордена вместе с магическим факелом рухнула на пол.
   Юпус завопил от боли, проворно отскочив назад, но тут сабля появившегося сзади Дженгара, который уже успел помочь Кирсу расправиться с его противником, одним небрежным движением снесла ему голову.
  -Как и все смертные, слишком много говорит... - Хмыкнул он, выдергивая шпагу Юпуса из тела Рамона и подхватывая свою одежду. Тот сплюнул кровью, но для бессмертного подобная рана была практически царапиной. - Пошли быстрее, пока еще кто-нибудь не понял, что мы здесь...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Не понял, а где девчонка? - Вытаращился Самхейн, глядя на залитых кровью бессмертных.
  -Не осилили, Владыка. - Виновато рыкнул Дженгар. - Рамон запомнил, где ее держат, если ты вломишься туда внезапно...
  -Понял, не продолжай... - Поморщился сын Херреи. - Рамон, давай, к барьеру...
   Считав с сознания юноши, все, что ему было необходимо, Самхейн тут же исчез из близлежащих зарослей, где и ждал своих воинов, и появился в подвале, где держали Риту. По всему помещению тут же поднялся темный ветер, расшвырявший не ожидавших подобного магов Радужного во все стороны, а затем оборотень сноровисто подхватил опешившую связанную Риту, которую держали в самом центре, и вновь появился перед друзьями.
   Через секунду все пятеро уже вновь были в Героне. Незадачливые похитители же так ничего толком понять и не успели...
  
  
  
   Глава четырнадцатая. Жертва.
  
  
  
  
  
  -Ну что как все прошло? - Вопросительно поднял бровь Вэл.
  -Да нормально... - Отмахнулся Самхейн. - Этот идиот почему-то не пришел на рандеву сам, а оставил своих шавок... Ну, результат закономерен... Только вот Рамона слегка помяли. - Кивнул он на раненого вампира, которого под руку придерживала спасенная Рита. Похитители ее не тронули. - Остальные, как видишь, целы.
  -Он не пришел, потому что испугался моей Башни. Ждал видно, когда его миньоны его вызовут, чтоб не подвергать себя ненужному риску. - Вставил Слово Эрм. - Если бы мы точно знали, где он будет, то вполне могли бы ударить по нему. Правда, для мира это имело бы весьма катастрофические последствия, но мало бы ему не показалось, уж можешь мне поверить. Ведь она черпает силу из энергосистемы самой Силоры, а ее потенциал практически безграничен.
  -Да при таких реалиях бы и черт с ним! - Скривился сын Херреи. - Лишь бы этого выблядка избыть...
  -Ну, видишь, он очень осторожен, и посему лупить вслепую просто глупо.
  -Я понял, не дурак... Теперь чтобы из Башни никто не ногой! Увижу кого снаружи, прибью...
  -Владыка, а как же...
  -Тебя это не касается! - Успокоил оборотень растерянного Дженгара. - Ты вождь Клана и должен быть на своих землях. Что до остальных, то... вы меня поняли. Ладно, пойду в покои набираться сил. Чую, их мне понадобится много...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Сказать, что Радужный был в ярости, значило ничего не сказать. Опять провал! И куда только смотрели эти чертовы марионетки... Нет, не зря все же он относится к людишкам как к расходному материалу... Да они попросту более ни на что не годны!
   Однако гнев гневом, а работу твою за тебя никто не сделает, поэтому нужно в срочном порядке ставить остальные Печати. Но Сила... Силы катастрофически не хватало... В глубине души Радужный уже тысячу раз пожалел о том, что сунулся в этот треклятый мирок, так непохожий на другие. Те покорялись ему с легкостью...
   С другой стороны тем сладостнее будет его конечный триумф, когда он, наконец, выпьет его досуха! А затем можно будет посчитаться и с теми козявками, которые возомнили о себе будто бы они сильнее его... Этих, особенно шелудивого пса Самхейна он найдет даже на другом краю этой проклятой Вселенной. И тогда их участи воистину позавидуют даже мертвецы...
   Закончив рассуждать, Радужный послал незримый зов, и вот уже через минуту в его покоях стоял невысокий смуглокожий человек с каким-то неприятным прожженным псиным лицом и бегающими угодливыми глазками.
  -Имар. Отдай команду своим братьям. Пусть трубят во всех мечетях о том, что Творец Миров сзывает тех, кто истинно верует в него, через три дня собраться на главной площади Хатума на великое жертвоприношение. Тот, кто пройдет его, возродится сызнова в его Садах. Ты меня хорошо понял?
  -Да, Великий Посланник! - Истово выдохнул Имар. - Разреши исполнять?
  -Исполняй. И да прирастет моя сила...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Через три дня на главной площади Хатума было не протолкнуться от паломников. Все они с нетерпением ждали чуда Исхода. Народу было только, что оказались запружены все улицы и даже снаружи за городской стеной толпился сархалионский люд. Эти сперва было, хотели силой прорываться в город, но муллы успокоили их, сказав, что всех кто прибыли, Творец Миров не оставит своим вниманием, и все они удостоятся Исхода, ибо делом а не словом доказали они свою верность заветам его.
   На белой мостовой площади же была вычерчена сложная фигура. Не такая как в Гитсе или на Танрисе, а гораздо меньшего размера. Наконец, толпа была собрана и посреди площади поднялась величественная фигура Радужного. Миг, и его накидка отлетела в сторону, являя потрясенным султанатцам тело из чистого радужного пламени, которое тут же воспарило над землей и зависло высоко в воздухе.
   Народ тотчас же рухнул на колени и забормотал молитвы.
  -Верные! - Громовой голос Радужного заставлял стены близлежащих домов и даже камень мостовой вибрировать от эха. Его непостижимым образом слышали даже за городской стеной. - Вы истинно доказали свою преданность и верность заветам Творца! Теперь же приготовьтесь к Исходу! Раскройте свои сердца и души навстречу мне!
  -Да!
  -Да! - Раздались исступленные возгласы со всех сторон.
   Радужный же, закончив говорить, вскинул руки над головой и... все люди на площади взорвались кровавой пылью. Фигура, вычерченная на площади, замерцала разноцветным пламенем, которое тугим потоком принялось изливаться в тело мага.
   Когда, наконец, поток иссяк, Радужный расхохотался и исчез в единой вспышке пламени. Все люди в Хатуме и его окрестностях погибли поглощенные огнем его силы. Всего их было около двухсот тысяч человек...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   А сам Радужный, выпив столько энергии за раз, обрушился на остров Ис Сай Ши прямо на Храм Совершенств. Его магия спалила его до тла, а на освободившемся идеально ровном фундаменте возникла третья Печать.
   Мастер Сунн, настоятель ныне исчезнувшего Храма, волею судьбы находившийся на момент атаки вне пределов Храма, (хотя многим его мастерам повезло меньше), надо признать, быстро оценил обстановку и послал гонцов в Герону к Владыке Хаоса, благо весть о его возвращении уже достигла острова мастеров.
   Однако тот уже через несколько часов прибыл сам. Оказывается, после того как в Героне узнали о вероятном пленении Хранителя, Эрм вновь принялся следить за миром, и активность обнаруженная им в Хатуме ему сильно не понравилась.
   Вмешаться, правда, друзья не успели, слишком уж быстро там все произошло, однако отследить след перехода и уж тем более засечь мощную магическую активность на Ис Сай Ши они сумели, и посему Самхейн не мешкая боле, направился к своим бывшим учителям, чтобы установить истину.
   Узрев все то, что натворил Радужный, сын Херреи от души обругал себя за непростительную медлительность, и, наказав иссайшинцам ни в коем случае не приближаться к Печати, умчался назад в Герону. Ничего большего он сделать попросту не мог...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Третья Печать... До часа икс осталось совсем чуть-чуть...
  -По мне так скорее бы. - Не согласился с Владыкой Ночи Самхейн. - Сколько еще мы будем играть в эти игры...
  -Знаешь, что я тут подумал? Мы могли бы устранять его пешек. Навроде этого Кимра.
  -Он их воскрешает...
  -Но если спалить тела в огне, то...
  -Ну и что нам это даст? Мы же навроде как ждем, что он поставит все Печати и лишь тогда...
  -Демиурги могут и предать. - Не согласился Вэл. - А так его миньоны будут гибнуть один за другим, он сразу поймет, что это наших рук дело и... возможно атакует нас здесь. На нашей территории.
  -Или он просто наплюет...
  -Почему, по-твоему, он не поставил до сих пор все Печати?
  -Ясен пень, силенок не хватает... - Хмыкнул сын Херреи. - Не даром же он так знатно в Хатуме отоварился...
  -Вот и думай. Его пешки ему нужны, чтобы баламутить народ, чтобы иметь дополнительные возможности... да много для чего! Иначе б он их просто бы не создал. А так глядишь, и его нервишки сдадут...
  -Да... ну ладно, действуй. Только сам понимаешь, при таких реалиях я должен буду сидеть здесь и беречь силы, так что тебе придется самому...
  -Лады, вот и договорились.
  -Подожди, договорились,... Я еще сперва Миеркади закину на Ассальк. А то у Ставроса этот хер разноцветный прибег к помощи своих поганых марионеток, вот я ему и того... малость подпорчу картину,... чтоб жизнь совсем уж медом не казалась...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Новые порядки Ассалька не понравились полубогу едва ли не с первых секунд прибытия. После того, как сын Херреи поставил темным эльфам на службу Живые Камни , они совсем распустились и перестали охранять свои границы. Зачем? Ведь големы превосходно справлялись и без них. Лишь несколько старожилов, еще помнивших времена на Ардонисе продолжали жить по старым порядкам. Остальные под руководством Фариэля вовсю предавались неге и праздности.
  -Это что... - Вытаращил глаза Миеркади, глядя на валяющихся на гамаках из широких темно-зеленых гигантских листьях разнеженных красавцев. - Встать!
   Те заполошно вскочили. Многие из них помнили Миеркади, и сейчас не узнать его мускулистую фигуру и не повиноваться его гневному окрику попросту не смогли.
  -А где гомота... - Покрутил головой сын Херреи. - А вот и он... Фариэль! Друг мой любезный! Как же я по тебе соскучился!... Вижу, мои уроки прошли для тебя даром...
   Фариэль, утонченный женоподобный красавец-андрогин с явно нестандартными сексуальными предпочтениями, стоял опустив голову и не смея поднять глаз на двух новоявленных бессмертных.
   Жилища ночных эльфов располагались в самой глубине джунглей Ассалька и представляли собой плетеные из травы хижины, но при этом донельзя удобные для проживания из-за природной магии хозяев. Хижина Фариэля была самой просторной из всех, практически маленький травяной дворец, который раньше, к слову сказать, принадлежал Миеркади.
  -Ашкаэль... - Потерянно пробормотал полубог, глядя на высокого статного эльфа с зеленым татуажем на лице. - Но ты то как попустил...
  -Прости, вождь. - Виновато наклонил голову Ашкаэль. - Но ты сам учил нас, что воля племени превыше всего... Племя решило выбрать Фариэля новым вождем. Я ничего не мог сделать... Однако мы думали, ты погиб! Как же ты сумел выжить?
  -Это долгая история. Расскажу после. - Отмахнулся Миеркади. - Однако же я явно вернулся не зря... - Зловеще пробормотал он, глядя на трясущихся как осиновые листы поданных. - Ну, ничего, я из вас быстро всю эту дурь выколочу... А с тобой, красавчик, у меня будет отдельный разговор... - Повернулся он к Фариэлю.
  -Эт самое... Миеркади. - Кашлянул сын Херреи. - Ну, думаю, ты сам теперь во всем разберешься и примешь все меры, если сюда пожалуют чужаки. Ежели чего, вызывай меня незамедлительно! Для этого просто пошли мне телепатический сигнал. Со своей новой силой я его учую быстро... Если нет, прибегни к помощи своих магов... В общем, ты и сам все прекрасно знаешь... И еще, позволь, я заберу у тебя этого эльфенка. - Указал он на Фариэля. - Он не так уж и плох, просто для роли вождя не годится... Будет жаль, если ты в порыве гнева пусть и отчасти праведного, что-нибудь с ним сотворишь.
  -Забирай его от греха. - Мрачно кивнул головой полубог. - Глаза бы мои его не видели...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Он что теперь будет жить с нами? - Вытаращился Вэл на прибывшего вместе с Самхейном Фариэля. После запрета Старшего Бога покидать пределы Башни бессмертные в основном торчали в Зале Контроля и от нечего делать болтали о том, о сем и наблюдали за миром. Вот и сегодня они на йоту не отступили от своих новых привычек...
  -А что тебя что-то смущает? - Лукаво усмехнулся сын Херреи. - Вполне нормальный бессмертный...
   На самом деле жестокий Самхейн взял с собой темного эльфа не столько для того, чтобы спасти его от гнева Миеркади, благо тот бы все равно не стал ему мстить, не тот характер, а чисто паскудства ради, чтобы посмотреть, как отреагируют на его появление остальные бессмертные, бывшие, выражаясь языком иной реальности, во всех отношениях пацанами правильными.
   Надо сказать, цели своей он достиг в полной мере, и теперь от души потешался над украдкой плюющимися и фыркающими товарищами.
  -Да нет, все в порядке... Просто... это как-то неожиданно... - Замялся Владыка Ночи.
  -Ты скучал по мне, милый? - Томно промурлыкал Фариэль, которому уже давно нравился красавец-Вэл и нежно повел рукой по щеке опешившего вампира.
  -Эй, гомота, ты в жопу долбись да меру знай! - Осердился сын Херреи. - Испортишь мне друга, так и знай, задницу зашью... суровой ниткой... Брысь в свои покои от греха!... Ах у тебя их нет... Эрм, выдели ему!
  -Если этот гомоблуд останется здесь, то я сваливаю к чертям... - Пробурчал Урхаган из своего угла. Старый пропойца после нового указа Самхейна стал вынуждено намного меньше пить, но все равно иногда ухитрялся раздобыть заветный эликсир, и тогда все возвращалось на круги своя. - Мало ли что ему там ночью взбредет в голову... У нас на море с такими поступали просто...
  -Это как? - Рискнул полюбопытствовать Рамон.
  -Как, как... якорь в жопу - и за борт! - Сурово отрубил Урхаган.
  -Не беспокойся, бравый морской волк! - Расхохотался Авар. - Я буду сторожить твой богатырский сон как верный пес!
  -Тогда уж лучше сразу заткни мне задницу пробкой... - хмыкнул пропойца - чтобы уж совсем наверняка...
  
  
  
   Глава четырнадцатая. Очередная стычка.
  
  
  
  
  
   Сын Херреи вновь направился на Танрис. Он уже был здесь, после того как Радужный поставил здесь свою Печать и говорил со Ставросом. Тот пообещал по возможности приглядывать за этим энергетическим новообразованием. На предложение же воскресить погибших в стычке с птэрхами и мэртиссцами минотавров, тот ответил категорическим отказом.
   Быкоглавцы хоронили своих усопших во чреве Матери-Земли и тревожить покой умерших считалось самым наихудшим святотатством из всех возможных, а минотавры несмотря на свое бессмертие, за свои старые обычаи цеплялись крепко... Тем паче, что Самхейну хватило бы сил лишь на десяток воскрешений, ну может быть, два за раз...
   Однако на этот раз путь Владыки Хаоса лежал отнюдь не в Думморнию. Нет, на этот раз его путь лежал в Великие горы, там, где должен был обретаться еще один бессмертный этого мира, о котором в суматохе все забыли, и который стоял рука об руку с ратями Старшего Бога еще во времена Войны Потрясений.
   Это был багрянокрылый Гистург. Арх, волею Самхейна ставший Богом Тьмы. Вообще, после того как птэрхи учинили среди этого народа тотальную резню, некоторые из детенышей сумели выжить, затаиться и продолжить род.
   Гистург, который частенько летал в земли своего родного племени, в одну из таких экспедиций обнаружил их и стал их вождем. Таким образом, для остальных бессмертных он пропал почти на два столетия. И снова вспыхнули кровопролитные конфликты между архами и птэрхами.
   Птэрхов было больше, но на стороне архов был бог, и это несколько уравнивало шансы. Вот и сейчас Самхейн застал очередную сшибку двух непримиримых врагов. Архи и птэрхи бились высоко в небесах, орошая их своей алой кровью. Гистург дрался с каким-то необычным птэрхом с радужным оперением. "С радужным?" - Промелькнуло в голове Старшего Бога, и он, не долго думая, бросился на подмогу.
   Однако тут на сцене неожиданно появился новый персонаж. Живой разноцветный огонь соткался прямиком из воздуха и атаковал сына Херреи. Тот попытался, было телепортироваться в Башню Эрма, но Радужный, по всей видимости, загодя подготовился к этой атаке. Сплошной кокон его силы со всех сторон накрыл Самхейна, не давая тому переместиться.
   Гистург отшвырнув от себя соперника, которого явно до этого одолевал, кинулся на выручку, но его оттеснили налетевшие со всех сторон птэрхи.
  -Эрм, выручай, эта тварь загнала меня в ловушку! - Отчаянно заорал Старший Бог, пытаясь дотянуться до сознания Верховного Координатора.
  -Слышу. - Отозвался тот. - Но удар силой Башни может разрушить целостность мира.
  -Ударь в четверть силы! Только чтоб освободить меня!
  -Хорошо. - Эрм прервал сеанс связи и, настроившись на энергопотоки башни собрал ее силу в тугой кокон и нанес удар по Радужному. Тот моментально исчез, не приняв предложенного боя.
  -Вот черт... Еле отбился... Ты как? - Повернулся он к Гистургу. Птэрхи же, поняв, что новый могучий пришелец явно на стороне их врагов, улепетывали назад в свои горы. Сражаться с таким противником как Самхейн у них не было ни малейшего желания.
  -Да ничего цел... Владыка, но как ты выжил? Ведь мы все своими глазами видели твою гибель...
  -Вы видели уничтожение Портала, и то, что я там исчез. - Усмехнулся сын Херреи. - А это еще ничего не доказывает, как видишь... Ты мне нужен в Башне Эрма. - Уже другим тоном продолжил он. Радужный слишком силен, и нам нужны все силы, какие только возможно.
  -Прости, Владыка, но я не могу бросить свое племя на произвол судьбы. Однажды я уже бежал с поля боя и... больше я не побегу.
  -Ясно. Что ж, это твой выбор. Настаивать я не стану. Ежели чего, то мысленно попробуй связаться со мной, и я приду к тебе на выручку...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Едва вернувшись назад в Герону, Владыку Хаоса огорошили весьма неожиданным известием. Оказывается Фариэль, ошалев от безделья и отсутствия мужских ласк, ночью шатался по Башне и, увидев не запертую дверь покоев Урхаган, зашел вовнутрь.
   Вообще то в Башне все двери закрываются автоматически, но капитан, который изрядно побаивался всего непонятного, упросил Эрма убрать эту опцию из его покоев и дать ему обыкновенный ключ. Ему все время казалось, что дверь захлопнется в самый неожиданный момент и оторвет ему голову...
   В общем Фариэль зашел в покои капитана и увидел его валяющимся пьяным на полу (так тот снимал стресс от присутствия новоявленного постояльца). Ну и короче говоря, по ходу дела, кто чего больше всего боится, то того и настигает. Капитан надраться то надрался, а вот дверь по пьяному делу как раз запереть позабыл, так что... в общем пылающий страстью Фариэль и... оприходовал его за неимением лучшего варианта.
   Утром, несмотря на вчерашнее опьянение, капитан сразу почуял, что именно с ним ночью сотворили, и потом Владыке Ночи пришлось за шиворот оттаскивать Урхагана от покоев Фариэля, иначе бы тому, мягко говоря, не поздоровилось, хотя еще далеко не факт, поскольку бессмертный гей был намного более древен, нежели капитан и в любом случае был не новичком в боевых искусствах, несмотря на свои... особенности.
   Самхейн как узнал об этом, целых пол часа провалялся на полу не в силах сдержать рвущийся наружу гомерический хохот. И даже тот факт, что в это время обуреваемый праведным гневом капитан сломал об его шею свою саблю и кинжал его не остановил.
   В итоге, чтоб хотя бы частично восстановить справедливость, Старший Бог выдал впавшему в глубокую депрессию капитану целых десять полновесных фляг отборного самогона, которые выудил незнамо откуда, и тот заперся в своих покоях вместе с хронистом Владыки Ночи, сухоньким старичком похожим внешностью и повадками на тухлую редиску, в которого, несмотря на явную тщедушность телосложения можно было влить хмельного не меньше чем даже в недоброй памяти тысячника Скотину.
   А Фариэля Самхейн познакомил с Орэном и,... в общем, слухи о том, как оказалось не врали. Орэн действительно не чурался противоестественной любви, а уж как увидел красавца Фариэля,... Короче говоря, дай боги им счастья...
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   А тем временем на Ассальке жизнь понемногу вновь входила в то русло, в каком текла до исчезновения Миеркади. Изнеженные столетиями праздности темные эльфы вовсю восстанавливали свои былые навыки под бдительным присмотром полубога и даже и не заикались о старых порядках. Старожилы во главе с Ашкаэлем были вне себя от радости и были готовы идти за своим обожаемым вождем хоть в огонь, хоть в воду.
   Однако беда уже поджидала их. Радужный послал свои корабли не только на Танрис. Еще целых три эскадры плыли в разные части суши Силоры, чтобы принести на их берега смерть и раздор.
   На Ассальк высадились сархалионцы. Целых пять триер, соответственно около пяти тысяч человек вкупе с магами Смерти и адептами Радужного из бывших мулл религии Хаш. Изначально они не планировали соваться в лес эльфов, но Миеркади прекрасно знал от Старшего Бога, зачем именно прибыли пришельцы и под покровом ночи сжег их корабли.
   Таким образом, сархалионцам ничего не оставалось, как идти в джунгли, чтобы хотя бы пополнить запасы питьевой воды, так как в каменистой пустоши, обители Живых Камней никаких рек или озер не было вообще.
   В итоге джунглей они достигли, по дороге подвергнувшись нападению трех гигантских големов. Магам Смерти удалось уничтожить жутких бестий, но они забрали с собой несколько сотен воинов. Веселенькое начало, нечего сказать, особенно, если учитывать тот факт, что к начертанию фигуры они еще даже не приступали.
   Адепты Радужного попытались, было воззвать к своему господину, но тот изрядно истощенный последними своими деяниями раздраженно посоветовал им поторопиться с исполнением его задания, если конечно им дороги их жизни.
   Сархалионское войско вошло в джунгли в середине осени. Здесь, несмотря на стоявшее время года царила ужасная жара, но султанатцы привыкли к такому климату у себя на родине и посему особенно от этого не страдали.
   Однако если они и рассчитывали на легкую победу над местными аборигенами, то жестоко просчитались. Три десятка Живых Камней, волею Старшего Бога стоявших на страже границы, атаковали опешивших сархалионцев незамедлительно. Стрелы и копья ничего не могли сделать против подобных противников, чудовищные лапы страшилищ легко разрывали слабые податливые тела людей, истребляя их десятками. Но магия Радужного вновь сделала свое дело, и големов удалось отбросить.
   Впрочем, на этот раз те не стояли насмерть, а, подчиняясь приказу Миеркади, заманивали врагов поглубже в лес. Враг на эту уловку попался и, войско Сархалиона втянулось в джунгли. И вот тут за них взялись уже всерьез. Темные эльфы и гигантские змеи Ассалька вкупе с големами атаковали султанатцев по всем направлениям.
   К тому же здесь в лесу сила полубога существенно возросла и помимо привычных противников на воинов Радужного обрушилась еще и ожившая растительность. Корни выворачивались из земли и оплетали ноги обезумевших от страха людей, трава внезапно становилась острее ножей, навылет пробивая ноги незадачливых уроженцев султаната. Около двух десятков магов не сумели спасти положение.
   Миеркади бросил на них големов и те, исчерпав весь магический потенциал на невероятно живучих Камнях, стали легкой добычей для темных эльфов и их змей. Битва завершилась довольно быстро. Несколько десятков эльфов из числа молодняка и примерно столько же големов и змей погибло, но ни один из вражеских воинов пришедших на Ассальк не сумел вернуться назад живым.
  
  
  
  
  
   Глава пятнадцатая. Молох.
  
  
  
  
  -У меня тут вот какая мысль возникла... - Владыка Ночи проницательно взглянул на сына Херреи. - Сперва Гитс и Темный Собор... потом Ис Сай Ши и Храм Совершенств... ничего не настораживает?
  -Ты намекаешь на то, что он ставит свои Печати в местах средоточия Сил? А как же Танрис? Там все на голой земле.
  -Чуждый континент, перенесенный из иного измерения. - Парировал Вэл. - Так как?
  -Надо составить вероятный список тех мест, где он может объявиться. - Тряхнул головой Старший Бог. - Давай считать: Лодрейн Льдана - раз, заброшенная цитадель хорхов - два.
  -В том то и суть, что заброшенная.
  -Не перебивай бога!... Так значит Лодрейн Льдана - раз, цитадель хорхов - два...
  -Пирамида Боли - три. Храм Морей наяд - четыре, Башня Эрма - пять, Роща Кошмаров - шесть. - Подытожил глава вампиров. - Господин небожитель...
  -А как тогда быть с Ассальком? - Хмыкнул Владыка Хаоса.
  -А там была попытка черчения фигуры?
  -Миеркади сказал, что нет. Только битва. Но эльфы сами их спровоцировали...
  -Значит все же небольшая несостыковка...
  -Да, получается так. Но мысль все равно дельная. Надо сгонять на Иммаргу и Тайный Архипелаг и предупредить Хмэру и этого... как ты его называл... Молоха о том, что с ними может вскорости приключиться...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   А в Шабре тем временем происходило следующее. Молох стоял напротив Иррекса, могучего звероватого краснокожего детины, невероятно рослого и сильного даже по меркам гигантов шабрцев. Молох был шабрцем с врожденным божественным даром Огня.
   Это давало ему большие преимущества перед соплеменниками, тем паче, что его дар был невероятно сильным. Но было одно но. Молоху претили убийства. Вообще. Он был очень странным по меркам своих сородичей. Не ходил в походы на Моханну, не питался мясом ее чернокожих жителей и своих соплеменников, только лишь мясом животных.
   А гигантские красные львы, невероятно грозные звери даже по меркам чудовищных шабрцев ходили за ним как привязанные и казались ручными. Шабрцы Молоха боялись и уважали, считая его новым воплощением великого бога Шерха, погибшего в Эпоху Потрясений от рук полубога моханнцев Вуду.
   За три столетия стычки моханнцев с шабрцами никогда не носили характер крупных, но вскоре все должно было измениться. Молох наконец-то по прошествии столетия с его рождения заявил о своем праве на место вождя, а это означало, что Иррекс, нынешний вождь шабрцев, на редкость жестокий и кровожадный даже по меркам своего племени, должен был биться с ним в смертельном поединке.
   Круг песчаной арены был идеально ровен. Молох был почти на голову ниже своего соперника и уже в плечах, но вряд ли это сегодня поможет Иррексу, звероватому детине в одной набедренной повязке и черными линиями татуировок по всему лицу. Молох был богом. А значит, он не мог не победить.
   Наконец противники закончили приглядываться друг к другу и со звериным ревом сшиблись. Иррекс орудовал чудовищной дубиной ныне покойного Шерха. Молох был безоружен. Он был, несмотря на могучее телосложение гибок и увертлив, и пока ему удавалось уворачиваться от мощных атак Иррекса.
   Наконец богу удалось схватить противника за запястья и нанести мощнейший удар головой в переносицу. Иррекс выронил оружие, но не растерялся, а перехватив соперника за пояс, поднял и с чудовищной силой бросил оземь.
   Молох вопреки ожиданиям тут же вскочил и нанес гиганту два сильнейших хука слева и справа, затем мощный удар ногой с разворота в голову, а затем, пользуясь тем, что противник на время потерял ориентацию, сгустил в руках шар красного огня и ударил им в грудь Иррекса. Тот с глухим рыком рухнул на землю. Сил продолжать схватку дальше у него не было.
   Молох же поднял руки вверх в знак своей победы.
  -Добей его!
  -Да, добей его! - Зарычали со всех сторон его соплеменники. Они стопились возле арены и жаждали крови.
  -Нет! Я не буду его убивать!
  -Добей, добей его!
  -Нет! Мы, шабрцы, и так убиваем слишком много! - Чистым сильным голосом прокричал небожитель. - Хватит с нас бессмысленных убийств! Мы можем жить в гармонии с этим миром! Мы бессмертны, но воюем с Моханной, убивая и погибая сами безо всякой цели и смысла! Этому надо положить конец! И я сделаю первый шаг! Я решил - Бог Огня вздохнул полной грудью - я решил вопреки нашим прежним законам подарить моему противнику жизнь. - Он протянул руку ошарашенному Иррексу, помогая тому подняться. - Я не держу на тебя зла. Мы братья по крови. Ты принимаешь мир от меня?
  -Да. - Хрипло выдохнул Иррекс, падая перед Молохом на колени. Законы своего племени были для него святы. Бог Огня выиграл поединок и мог убить его. Но не сделал этого. А значит по законам племени теперь он навеки его кровный и духовный брат. - Великий вождь... Ты поистине велик и светел... Давно моей душе не было так спокойно... - Прорычал он. - Прости, что сомневался в тебе. Жрецы не лгали. Ты действительно станешь великим вождем. Гораздо более великим, чем был Шерх...
  -Поздравляю с победой, великий вождь. - Усмехнулся появившийся прямо из воздуха лысый бездноглазый мужчина. - Прости меня, за столь неожиданный визит, но если не возражаешь, я хотел поговорить с тобой с глазу на глаз. Поверь, предметов для разговора у нас с тобой хватает...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Значит, ты говоришь о новой опасности... - Голос Молоха был глубоким и чистым, а черты лица, несмотря на некоторую грубоватость, не лишены своеобразной привлекательности. - Что ж, я верю тебе, поскольку так велит мне мое чутье, а оно меня еще ни разу не подводило.
  Но позволь спросить, чего же конкретно ты хочешь от нас?
  -Я хочу, чтобы вы были готовы отразить угрозу и объединились с Моханной. Радужный очень могуч, и для того чтобы противостоять ему и его миньонам вам потребуется единство.
  -Мир с Моханной - это то, о чем я мечтаю уже целое столетие. - Задумчиво проговорил Молох. - Все это время я набирался сил, чтобы оспорить власть Иррекса, и теперь, когда я стал вождем, думаю, мне удастся уговорить моих воинов перестать тревожить территорию черных людей. Но союз... боюсь, моханнцы сами не захотят принять нас, ибо много горя принесли мы им и их землям.
  -Ну, на этот счет можешь не беспокоиться. Что-то мне подсказывает, что я сумею найти с ними общий язык...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Приветствую тебя, Владыка Самхейн. - Коротко поклонился опешившему сыну Херреи статный мускулистый воин, едва тот появился в заново отстроенном Хейре вместе с Молохом. Хейр был небольшим городом-деревней с невысокими глинобитными домами. Дом вождя был лишь немногим больше остальных безо всяких украшений и роскоши.
  -Приветствую и тебя, почтенный,... не знаю твоего имени. - Поклонился в ответ Черный Саблезуб. - Но... прости, разве мы знакомы?
  -Ты меня не знаешь. - Усмехнулся моханнец. - Мое имя Мгамба. Я был другом великого вождя Вуду. После его гибели нам чудом удалось отстоять свои земли от пришельцев из иного мира. Когда все утихло, я отправился на остров желтолицых людей, которые издревле были нашими друзьями. Там я учился их искусству боя и достиг шестого дзэна посвящения. Я хотел продолжить обучение, но мое племя ждало меня, и я вернулся назад, чтобы стать их новым вождем. Так я обрел вечную жизнь...
  -Понятно,... но это не объясняет сам факт нашего заочного знакомства. - Хмыкнул сын Херреи.
  -В Храме Совершенств есть твои изображения. Мы знаем, кому обязаны своим спасением и от всей души благодарим тебя за то, что ты помог нам спасти наш мир.
  -Мы все приложили к этому руку... - Смутился Старший Бог. - Ладно,... ты знаешь, зачем я к тебе пришел?
  -Да. - Торжественно кивнул Мгамба. - Наш мир снова в опасности. Ты хочешь, чтобы мы помогли тебе в его спасении.
  -Почти угадал. Я хочу, чтобы вы объединились с шабрцами, и потому привел сюда Молоха. Это их новый вождь. Он желает с вами мира, и он ни разу, я подчеркиваю, ни разу не поднял руку на человека вашего племени.
  -О новом воплощении Шерха наслышаны мы. - Кивнул Мгамба. - Я уже давно живу на этом свете и я умею видеть то, что сокрыто от простых смертных. Ты не лжешь, Черный Саблезуб. Молох действительно ни разу не участвовал в походах своих соплеменников и не убивал моханнцев. Он кроток и добр сердцем как наш покойный вождь, я чувствую это, но... остальные шабрцы повинны во многих преступлениях, и мой народ вряд ли пойдет на союз с ними.
  -Великий вождь, чем я могу загладить перед тобой вину своих соплеменников? - Обратился доселе молчавший Бог Огня к Мгамбе.
  -Я не держу на вас зла. - Покачал головой Мгамба. - Вождь в первую руку должен думать о будущем своего народа, а не жить прошлыми обидами, но вот убедить остальных будет трудно... Хоть я и вождь, но моханнцы испокон веков были свободным народом, и я не могу да и не хочу диктовать им свою волю силой.
  -В таком случае попробуй найти нужные слова, для того чтобы убедить их. - Нахмурился Самхейн. - Ведь если вы не объединитесь, вас всех ждет гибель...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Мгамба нашел нужные слова. Не сразу, далеко не сразу в ходе горячих диспутов, которые едва не дошли до открытого столкновения, решение о мире Моханны и Шабра было принято. Вожди обоих народов прилюдно пожали друг другу руки, что ознаменовало собой приход новой эры на земли Иммарги.
   После праздничного пира, который состоялся на границе двух государств. Самхейн, Молох и Мгамба уединился в шатре, чтобы обсудить свои дальнейшие планы на жизнь.
  -Радужный - колдун невероятной силы. - Внушал обоим вождям сын Херреи. - Нужны все резервы, какие только возможно чтобы повергнуть его! После моих злоключений в иных мирах мои силы изрядно возросли и я могу воскрешать мертвых, при условии что при жизни те были вечноживущими... Скажи мне, Мгамба, останки Вуду сохранились?
  -Увы, нет. - Скорбно покачал головой вождь моханнцев. - Однако в Хейре похоронен заживо учитель нашего покойного вождя. Однако он полубезумен, хоть и обладает невероятными силами. Нашим шаманам вкупе с самим Вуду удалось погрузить его в сон и заточить в подземелье, но... пробуждать его вновь... не знаю...
  -Нужно попробовать. - Решительно отрубил Самхейн. - Его сила нам может очень пригодиться...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Гробница Элеми, так звали учителя Вуду, действительно оказалась сокрыта под землей Хейра в укромном месте. О ее местонахождении нал лишь сам Мгамба и двое самых старых и уважаемых шаманов.
   Увидев глиняный саркофаг, Самхейн не мудрствуя лукаво, одним ударом кулака разбил его на части и потянулся своей силой к сознанию спящего шамана. Тот практически сразу открыл глаза.
   Вблизи Элеми производил, надо признать, довольно отталкивающее впечатление. Низкорослый, немыслимо худой до дистрофилии с высохшей пергаментной кожей, он обладал при этом невероятно крепкими и рельефными мышцами, хотя весил явно не больше сорока килограмм.
   Возраст его определить было невозможно. Ему с равным успехом можно было дать и двадцать и сто двадцать лет. Среди бессмертных вполне себе обычная практика.
  -Я чую в нем Силы Тьмы! - Выдохнул Самхейн. - Однако он весьма и весьма необычен и явно очень опасен... Но со мной ему все одно не тягаться... Эй, ты!... Очухался?... Слушай, такое к тебе предложение, мы сейчас тебя вытаскиваем из твоего саркофага и даруем свободу, а ты взамен будешь оберегать свое племя, идет?
  -Идет... - Через некоторое время проскрежетал бессмертный. Он хорошо чувствовал уровень силы Черного Саблезуба и понимал, что в бою с ним ему явно не светит ничего хорошего. - Но взамен я хочу иметь собственных учеников и править племенем наравне с вождем.
  -Мгамба? - Повернулся Самхейн к моханнцу.
  -Хорошо. - Выдохнул тот. - Но помни. Расклад сил изменился. Если ты захочешь как в прошлом прибрать всю власть к своим рукам, нам найдется, чем тебе ответить.
  -Договорились. - Холодно кивнул Элеми. - А где же мой неблагодарный ученик, который упрятал меня сюда?
  -Если ты говоришь о великом вожде Вуду, то он мертв. - Опустил голову Мгамба.
   На губах Элеми промелькнула злорадная усмешка, но он ничего не сказал. Вместо этого он, кряхтя, выбрался из саркофага и с наслаждением размял мышцы. Его новая жизнь только начиналась...
  -А ну-ка что ты там от меня прячешь... - Старший Бог усилием воли потянулся к сознанию злобно оскалившегося шамана, острым зубам которого позавидовала бы и акула. Тот попытался, было сопротивляться вторжению, но силы были явно неравны.
  -Мгамба! - Радостно воскликнул Черный Саблезуб. - Кажись, нам повезло. Этот фрукт обучал Вуду магии и сумеет почуять, где его тело, если конечно оно до сих пор сохранилось...
  -Останки не были найдены... Пусть скажет, что он чует!
  -Они не сохранились. - Злобно прошипел Элеми.
  -Лжет. - Вынес вердикт Самхейн. - Так, либо говоришь как есть, либо укатаю так глубоко под землю, что тебя потом даже тысяча, таких как я, не отроет. Ты знаешь, я могу...
  -Нужно провести один ритуал... - Нехотя выдавил из себя Элеми.
  -Проводи. - Равнодушно пожал плечами Старший Бог. Теперь он не опасался внезапного нападения Радужного, благо ныне все его перемещения предварительно согласовывались с Эрмом, и тот в своей башне в любой момент был готов нанести удар по враждебной сущности.
   Элеми, что-то злобно ворча, уселся на корточки и принялся сосредоточенно раскачиваться в разные стороны. Над его головой сгустилось облако недоброй темной силы, и через несколько минут напряженного ожидания он, наконец, выдал. - Его тело где-то в Шабре.
   После этих слов колдуна сын Херреи, не мешкая, переместился в Шабр и там, расспросив местных жрецов, нашел тело полубога. Оно было захоронено в Пирамиде Боли. Вообще изначально, когда Вуду и Шерх пали сраженные колдовством друг друга, шабрцы нашли тела обоих, причем тело Бога Инфракосмоса было расчленено на мелкие части, а тело полубога было абсолютно целым безо всяких внешних повреждений.
   Жрецы Шерха предрекли, что через много лет родится новое воплощение Шерха, если сжечь его останки и сохранить тело его врага нетленным, чтобы тот никогда более не смог возродиться. Таким образом они перехитрили сами себя, ведь при нынешних реалиях Старший Бог скорее всего воскресил бы и Бога Инфракосмоса, если бы сохранились хоть какие-то останки... А так нет! Вуду был возвращен к жизни силой Черного Саблезуба, а Шерх остался пребывать в небытие...
   Вот что значит опираться не на знания, а на нелепые предрассудки, хотя конечно в высшем экзистенциальном смысле мы не можем наверняка утверждать, что Молох это не перерожденный улучшенный, так сказать Шерх, искупивший свою карму... Ладно то материи весьма туманные, посему не будем зацикливаться на них, а лучше вернемся к нашему повествованию.
   Воскресив полубога, Старший Бог, не мешкая, направился обратно в Герону. За тамошними бессмертными нужен был глаз да глаз...
  
  
  
  
  
   Глава шестнадцатая. Экспансия.
  
  
  
  
  
  
   Когда перед Эрхосом внезапно соткался живой столб радужного пламени, тот даже не удивился. Подспудно он чувствовал, что именно так и должно было произойти.
  -Здравствуй, сын. - Гулко пророкотал Огонь. - Я рад, что ты вырос сильным и бесстрашным.
  -Кто ты? - Потрясенно выдохнул полубог.
  -Я - твой отец. - Рыкнул Пламень. - Ты - моя плоть и кровь.
  -Но... мой отец - Божественный Гор! Я помню его. Он погиб три столетия назад в битве с тем жутким богом, который недавно помог проклятому Гистургу. Я тогда был ребенком, но я помню это...
  -Нет. - Усмехнулся Огонь. - Ты не его сын. Гор был проигравшим. Ты же рожден от меня и рожден победителем. Разве ты этого не чувствуешь? И если ты не веришь мне, то почему тогда скажи твое оперение радужное, как цвет моего пламени?
  -Воистину так... - Потрясенно выдохнул Эрхос. - Но... почему ты столько времени не являл себя? Почему оставил свой народ?
  -Я испытывал вас. - Рыкнул Огнь. - Лишь сильные достойны жизни, ведь так, сын мой? Ведь ты и сам, и все твое племя живет по этим законам, так неужто будешь ныне ты роптать на меня?
  -Нет, отец... Не буду... Чего ты хочешь от меня?
  -Я хочу, чтобы ты помог мне воплотиться в этом мире. Птэрхи - высшая раса, рожденная править Силорой. Со мной вы быстро займете то положение, которого достойны.
  -Что именно мы должны делать! - Выкрикнул охваченный священным экстазом полубог.
  -Отправляйтесь на Тайный Архипелаг и помогите моим людям поставить там мою Печать. Они сами знают что делать, твоим воинам нужно лишь не дать тамошним жителям помешать им.
  -Путь до Тайного Архипелага займет определенное время...
  -Нет. - Расхохотался Огонь. - Я сам перенесу вас туда...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Вернувшись в Сархалион, Радужный почувствовал, что совсем обессилел. Все-таки затраты энергии в этом треклятом мирке просто колоссальные... Мало того, что он должен тратить силы на поддержание сна Хранителей, так еще теперь ему приходилось скакать как горный козел из Сархалиона в Мэртис, чтобы его враги не вычислили, где он обычно обретается, и не лупанули по нему из этой треклятой башни.
   Вообще по большему счету куда проще было бы самому поставить Печати как на Ис Сай Ши и в Гитсе без помощи недалеких людишек, но силы... Их попросту не хватало. Во втором случае он хотя бы мог прибегнуть к силе своих магов, да и на уже готовую вычерченную фигуру Печать ставить куда проще. К тому же задача упрощалась и в том случае, если Печать ставилась на природное место Силы. Тогда энергии тратилось еще меньше.
   Поэтому приходилось ждать, вверяя успех своего плана недалеким тупоумным смертным, которые смотрят на него как на высшее существо, коим он для них, по сути, и является... Жаль что нельзя перенести всех их сразу на нужные участки суши. Хватило сил только на земли наяд. Опять не хватает энергии. Она ему нужна для сдерживания Хранителей и для противостояния с бессмертными Самхейна. Но так будет недолго. Скоро он поглотит этот злосчастный мирок, и тогда и всех остальных его обитателей ждет скорая и донельзя мучительная гибель...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Три десятка кораблей мэртиского флота и около тысячи птэрхов атаковали земли наяд. Хмэра оказалась не готова к подобному повороту событий. У нее в общей сложности было в распоряжении около тридцати тысяч воинов, но на стороне Радужного были в этот раз сильнейшие его миньоны, такие как Дирк и даже Архипрелат Кимр лично пожаловавшие на Тайный Архипелаг, чтобы разыграть партию своего господина до верного.
   Сражение произошло на главном острове наяд неподалеку от Храма Морей. Хмэра принципе неправильно организовала оборону, и получилось, так что ее силы оказались распылены, а отряд Кимра вкупе с птэрхами Эрхоса встречал сопротивление лишь небольших разрозненных отрядов, которые тем легко удавалось громить наголову за счет их малой численности.
   В итоге, когда дело дошло до генерального сражения у Хмэры осталось лишь около двадцати тысяч воинов моря против такого же количества людей и немногочисленных, но могучих птэрхов.
   Сражение практически сразу же стало складываться не в пользу наяд. На стороне противника была могучая магия Радужного, да и стихийники особенно чародеи Воды, оказавшиеся вблизи от своей родной стихии также не ели свой хлеб даром. Магия Контроля самих наяд же была мало эффективна против людей, а водных муронов они в принципе не могли использовать на суше, так что им приходилось туго.
   Наяды вовсю орудовали своими необычными сиреневыми клинками, рассекая своих противников на части. Даже летучие птэрхи нередко падали с небес рассеченные этим опасным оружием надвое, не говоря уже о людях.
   Воины моря были свирепыми и бесстрашными бойцами и дорого продавали свои жизни, но в конечном итоге магия их соперников сделала свое дело. Несколько плотных магических ударов в фирменном стиле Радужного ополовинили их количество, и наядам пришлось отступить на два других острова, чтобы попросту не быть истребленными поголовно.
   Кимр же в свою очередь не дал своим воинам долго праздновать победу. Вместо этого он приказал магам Земли устроить под Храмом Морей небольшое, но весьма мощное землетрясение, разрушившее его до основания, а затем на наскоро очищенной от обломков земле начала вычерчиваться уже знакомая читателю фигура невероятной вычурности и сложности...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Дьявол, вот сейчас бы атаковать! - Самхейн в негодовании хватил кулаком по белому круглому столу в Зале Контроля. Этот был сработан из неведомого, но невероятно прочного материала, и посему выдержал выплеск гнева Старшего Бога.
  -Нельзя. - Непреклонно отрезал Старим, который вместе с остальными бессмертными также находился здесь. - Нужно придерживаться плана.
  -Какие мы педантичные... - Хмыкнул сын Херреи. - Послушай, Старим... А переходи ко мне, а? Ручаюсь, не пожалеешь! Мне как раз нужны на Силоре хронисты и архивариусы, а то воинов у меня и так с избытком, а вот хранителей да мудрецов...
  -Прости, но я, во-первых, давал клятву. А во-вторых, Аркант - мой дом. И я никуда оттуда не уйду. - Покачал головой Высокий.
  -Не боишься, что опять на шкаф посажу? - Прищурился Самхейн.
  -Нет, не боюсь. Думать и говорить я могу и там. - Серьезно отрезал Старим.
   Вообще, как вы, наверное, уже поняли, Самхейн отнюдь не страдал излишней учтивостью в отношении окружающих, а щупленького Старима так и вовсе мог в самый разгар разговора, взять за шиворот и посадить на шкаф или надеть ему на голову деревянное ведерко, в котором бессмертным подносили различного рода ягоды. Уж не знаю, чем ему так не глянулся Высокий, но, скорее всего во всем была виновата его внешность, или сын Херреи попросту, таким образом, выражал свое отношение к Арканту вообще и к Высоким в частности.
   Старим на подобные выходки Старшего Бога не обижался совершенно, видал он дикарей и похуже, относясь к Самхейну снисходительно как к ребенку. Большому, сильному, опасному и своенравному, но все же ребенку. Справедливости ради стоит отметить, что и сам Самхейн в свою очередь это прекрасно понимал, но даже и в ус себе не дул. Мнение всяких доходяжных сморчков из иного мира его не волновало...
  -Мда сможешь... Вэл, я тебя заклинаю, Кима бессмертным не делай! Хватит с нас и одного пьяницы...
  -А я не просил делать меня таким! - Вскинулся Урхаган. - Проклятье на мою голову... мало того, что умереть спокойно не дают, так еще и педика этого бессмертного сюда притаранили... Эй, мохнатый! Небом тебя молю, убери, убери отсюдова этого проклятого жополюба! Не дай бог еще кого обидит!
  -Ну, это вряд ли. - Хмыкнул сын Херреи. - Никто кроме тебя до такого состояния тут не напивается... К тому же насколько я знаю, у них с Орэном там все весьма серьезно так что...
  -Ох, господи твою секу... Ты мне должен. - Мрачно выдохнул капитан. Он еще немного дулся на Самхейна из-за выходки Фариэля, но после того как тот преподнес ему в дар саблю из чистого мифрила и разрешил пить без меры, вроде как малость поостыл.
   Сперва Самхейн хотел привезти тому еще и жестокую шабрскую настойку из красного перца, но потом передумал. Она не содержала в себе ни капли алкоголя, но шабрцы от нее совершенно дурели и становились попросту неуправляемыми.
   Смертные же от нее мгновенно умирали в жутких мучениях. Даже тысячник Скотина вряд ли переварил бы подобный коктейль. Капитан был бессмертным, но сын Херреи все же решил оставить, так сказать, Иммарге иммаргово. А то при всех нынешних реалиях, возиться еще и с вечноживущим психопатом... Не слишком то веселое занятьице.
  -Чего ж ты еще от меня хочешь? Станцевать разве что для тебя...
  -Выдай весь запас хмельного, который конфисковал, Легиону и выпусти меня к ним из этой чертовой башни... Не могу я здесь больше!
  -Какой запас? - Вытаращился на него сын Херреи.
  -Брось, я ж не дурак... Откуда по твоему ты мне выдал... Что я свой самогон не отличу? Это ж чистейшая слеза младенца! Припрятал ты весь выпивон до лучших времен, нечего тут и гадать... А я по твоей вине пострадал...
  -Пострадал ты по собственной синей лавочке... - Рассмеялся Старший Бог. - Извини, эту твою просьбу выполнить не могу. Если я тебя выпущу отсюда, тебя могут похитить, и на этот раз просчитать все так, что даже и я тебя не вытащу.
  -Да и хер с ним!
  -У тебя есть друзья, которые за тебя волнуются, мой немытый друг. Посему думай о них. Вот увидишь, скоро все закончиться, и тогда уж и как говорится, хоть купайся в своем эликсире. А так нет. Не маленький, сам все должен понимать.
  -Да пошли вы все... - Махнул рукой Урхаган. - Чтобы я еще хоть раз с вами связался... - И вышел из зала, по всей видимости, направляясь в покои, где его уже поджидал хронист Ким. Этот теперь вообще не выходил оттуда, постоянно пребывая между состояниями полной алкогольной прострации и мрачным утренним бодуном. Как говорится, чтобы самогон ненароком не остыл...
  
  
  
  
   Глава семнадцатая. Охота за головами.
  
  
  
  
   Владыка Ночи направлялся в Сархалион. С его невероятной скоростью в обличие авлара дорога отняла у него около недели и, наконец, достигнув цели, он затаился, выжидая. Разобраться, что именно твориться в Сархалионе для него особого труда не составило. Все муллы Творца Миров приняли руку Радужного и провозгласили его посланником Всевышнего. Короче говоря, практически то же самое, что и в Мэртисе.
   Заправлял здесь его религией человек по имени Имар, невзрачный человек среднего сложения со смуглым псиным лицом и донельзя паскудным характером. До пришествия Радужного Имар был вторым лицом после Верховного Муллы Хатума и всея Сархалиона, однако после пришествия "посланника Всевышнего" занял его место. Прежний глава церкви истинность посланника не признал и тут же благополучно "исчез".
   Имар, как и Кимр был щедро наделен силой Радужного. Помимо него общую координацию подобных "магов" осуществляли еще два человека. Уссар и Ильхан - два муллы, которые занимали весьма высокие посты в иерархии культа Творца Миров. Они были заместителями Имара и тоже обладали изрядной колдовской силой, хоть и заемной.
   Радужный был воистину невероятно могучей сущностью. Он мог наделять своей силой любого, кто желал ее принять, и при этом никакого наличия природных способностей не требовалось. Так что немудрено, что он выбирал самых прожженных и фанатичных, тех, кто вообще был лишен даже малейшей капли жалости и сострадания. Им он обещал особое положение при собственной персоне, когда откроются Врата Рая, и те с радостью шли за ним, ибо его чудовищная сила была самым лучшим и весомым аргументом из всех возможных.
   "Так что уничтожение подобных субъектов - большая услуга всей Силоре". - Решил про себя Владыка Ночи и под покровом своей стихии направился к белому дворцу султанов. На днях он поймал одного из дворцовых слуг, который был весьма приближен к высокопоставленным особам дворца и выпытал у того все подробности относительно того, где именно располагались покои всех троих высших иерархов церкви Творца Миров.
   Это здание уже не так давно подвергалось его нападению во время похищения Джамаля, так что Вэл не особенно нервничал. В крайнем случае уйдет через Амулет Портала, который выдал ему расщедрившийся на благое дело (и надо признать, не без помощи сына Херреи) Старим.
   Крадясь по коридорам дворца, в которые он проник через одно из окон, словно бесшумная тень, вампир легко убирал встречавшихся по дороге стражей одним единственным резким ударом ребра ладони в кадык. Бескровный, эффективный и абсолютно бесшумный способ. Именно то, что ему сейчас было нужно.
   Возле первых покоев стражи не было. Видимо священник настолько уверовал в собственную силу, что даже не потрудился выставить охрану. Переломлен дверной засов, фигура Вэла резко врывается в покои служителя Радужного. Тот заполошно вскакивает, но ничего сделать уже не успевает. Обманчиво хрупкие и бледные словно подземные хризантемы, редкий вид цветов, встречавшийся на Силоре, руки Владыки Ночи снимают ему голову, словно она пришита к телу тоненькой ниткой.
   Удостоверившись, что противник мертв, Вэл тихонько вышел из покоев, не забыв предварительно щедро облить тело эликсиром Хирама. Концентрированная кислота неведомой формулы мгновенно растворила тело священника и чуть не проела пол...
   Со вторым объектом оказалось посложнее. Этот выставлял возле своей двери аж по восемь стражников за раз. Однако порошок незаметно распыленный Вэлом возле дверей его покоев всего через несколько минут быстро усыпил бравых воинов, а самого жреца убить оказалось даже проще чем первого. Этот видно настолько уповал на свою охрану, что даже не проснулся, когда ему ломали шею...
   И вот, наконец, последняя цель. Покои Благословенного Имара располагались в самой дальней части дворца. Их охраняло четверо. Трое могучих полуобнаженных гигантов стражей с тяжелыми гизармами наперевес в глухих черных масках и один жрец Творца Миров.
   Этот явно был не новичком в магии и почуял присутствие Владыки Ночи еще до того, как тот появился из соседнего коридора. Решив, что мешкать тут нельзя, Вэл резко вылетел из коридора и из миниатюрного арбалета стреляющего свинцовыми шариками навылет пробил лоб колдуна. Тот рухнул как подкошенный, но перед гибелью еще успел послать в сторону вампира волну радужного огня.
   Пламя пролетело мимо, но проделало громадную брешь в стене, подняв шум. Владыка Ночи выругался. Он успел выстрелить еще трижды, навеки упокоив всех стражей, прежде чем двери покоев распахнулись, и в них появилась сутулая фигура Имара в коричневой хламиде. Шарик, выпущенный в него, вспыхнул прямо в воздухе и стек вниз щепоткой расплавленного металла.
   Имар поднял руки, готовясь нанести повторный удар, но Владыка Ночи был гораздо быстрее, чем обычный человек, пусть даже и наделенный дарованной силой. В голову верховного муллы полетел разряженный арбалет, и тому пришлось на секунду отвлечься, отбивая очередной снаряд. Отразить третью атаку он уже не успел.
   Широкий метательный нож вошел ему прямиком в горло. Второй вонзился в грудь, ну а затем в голову хрипящего Имара врезался оранжевый сосуд с магическим декоктом бессмертного алхимика. Фигуру первосвященника тут же охватило яркое оранжевое пламя. Тот отчаянно замахал руками, пытаясь своей силой погасить его, но третий метательный нож, выпущенный с чудовищной силой, прервал его агонию, почти напрочь отрубив голову.
   Владыка Ночи же, сделав свое дело, поспешил активировать Амулет Портала. На сегодня с него было достаточно подвигов.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   На Тайном Архипелаге появилась четвертая Печать. Радужный собрал остатки своих стремительно гаснущих сил и, появившись там, завершил заклятье своих миньонов. Это было намного проще, чем силой своего разума чертить потоками чистой силы сложные сечения фигуры и вплавлять ее конструкцию в эгрегор мира. Когда все это делалось поэтапно и постепенно, силы затрачивалось намного меньше...
   Однако, сделав все, что от него требовалось, Радужный забрал с собой лишь служителей Атона и птэрхов, строго настрого наказав остальным охранять Печать от чужаков. По большему счету, учитывая тот факт, что Печать черпала энергию на свою защиту из ресурсов самой Силоры, никакая охрана ей фактически и не требовалась, но чародею было на это наплевать.
   Его план вот-вот должен был завершиться, и тратить драгоценные силы на ненужных ему пешек он был попросту не намерен.
   Оставшийся за старшего в экспедиции пожилой маг Воды Эммер приказал занять круговую оборону. В глубине души он уже тысячу раз проклял себя за то, что позволил втянуть себя в эту авантюру, но теперь уже у него, да и у остальных оставшихся не было другого выхода.
   Обозленные столь вероломным нападением на свои владения наяды до тла сожгли корабли пришельцев, которые вынужденно остались практически без защиты, и теперь без поддержки Радужного и его миньонов, люди были обречены. Однако сами змеелюды пока еще не знали того, что войско их врагов сильно уменьшилось в численности, и лишь это и сдерживало их до поры до времени от нападения...
  
  
  
   ***
  
  
  
   Воины Реи прибыли на родину под покровом ночи. Они потеряли свою землю и возвратились на свою прежнюю родину. Древняя воительница не зря столько времени оставалась вождем своего народа. Загодя были высланы разведчики, и уже они быстро сумели разузнать об истинном положении дел на Тайном Архипелаге.
   Тогда взвесив все за и против, Рея послала гонца в ставку Хмэры с предложением встретиться и обсудить возникшую ситуацию. Две предводительницы народа наяд встретились на одном из трех островов Тайного Архипелага, окруженные со всех сторон своими лучшими воинами.
   Обе наяды были грозными противниками. Рея была крупнее своей соперницы, а ее чешуя была темнее, зато Хмэра в отличие от нее владела магией, что уравнивало их шансы.
  -Желаешь поединка, как в прошлый раз? - Напряженно спросила Хмэра, глядя на невозмутимую воительницу.
  -Я предлагаю иное...
  
  
   ***
  
  
  
   В эту же ночь объединенная армия двух ветвей расы наяд обрушилась на лагерь пришельцев. Тех после все перипетий осталось не более пятнадцати тысяч, в то время как воинов моря было в два раза больше. И у них было ныне две предводительницы...
   Эммер наскоро организовал оборону, объединив всю силы подконтрольных ему чародеев в кольцо. Плотные струи воды рассекали тела змеелюдов на части в самом центре войска людей, но это был единственный очаг обороны, который так или иначе мог более менее сносно сопротивляться атакам наяд.
   Все кончилось довольно быстро. Бронированные змеелюды с легкостью рассеяли боевые порядки людей, а самого Эммера Хмэра при помощи свои подручных чародеев сумела лишить разума, и тот ударил по своим же магам, уничтожив их всех поголовно, так как те попросту не ожидали подобного поворота событий. Его самого, полубезумного, дрожащего от ужаса походя зарубила Рея, чтобы не оставлять все лавры победительницы своей сопернице за престол.
   Оставшихся потерявших всякое мужество воинов неприятеля наяды сбросили в море, и те стали доброй поживой для их ручных муронов, жутких хищных полурыб-полузмей почти трехметровой длины. Их конец был печален.
   Головы Эммера и еще нескольких магов наяды насадили на длинные шесты и воткнули в землю неподалеку от Печати, тем самым хоть как-то восстановив справедливость и статус кво. Проникнуть через незримые границы магической фигуры и уничтожить ее воины моря само собой не сумели.
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  -Четыре Печати поставлены... Осталась лишь одна... - Самхейн задумчиво закинул свои могучие смуглые мускулистые руки за голову.
  -Ну что ж, поздравляю. - Хмыкнул Владыка Ночи. - Ведь, если я не ошибаюсь, именно этого ты и добивался.
  -Да, добивался... Дьявол, но смотреть на то, как он разрушает мой мир... то еще удовольствие, уж можешь мне поверить на слово.
  -Наш мир, дружище. Не забывай об этом. Он всем нам дорог...
  -Если демиурги нас подставят, я выпотрошу этого сморчка Старима заживо. - Мрачно прорычал сын Херреи. - Так что для него будет лучше, если обещания Кармоса окажутся правдой. Для нас всех будет лучше...
  
  
  
  
  
  
   Глава восемнадцатая. Экспансия.
  
  
  
  
  
  
   Сархалионо-мэртисская эскадра достигла берегов Иммарги в конце осени 305 года Эпохи Надежд. Она насчитывала около пяти десятков кораблей и целых тридцать тысяч воинов экспедиции во главе с магами и чародеями Радужного. Этих здесь было не особенно много все три, за то уж различного толка чародеев стихий было около пяти десятков. Пусть были они и не особенно сильны, но от них и не требовалось покорять данный континент, а всего лишь поставить Печать.
   И им удалось бы задуманное, если бы не загодя предупрежденные аборигены. Ставка Самхейна быстро вычислила, что, ставя Печати самостоятельно, Радужный тратит гораздо больше энергии, и теперь всеми силами старалась добиваться именно такого расклада. На Тайном Архипелаге этого сделать не удалось. Теперь на очереди была Моханна.
   Надо сказать, что изначально пришельцы были настроены весьма дружелюбно. Сами выслали гонцов племени Вуду и предложили им взаимовыгодную торговлю. Аборигены ответили на предложение согласием, но на самом деле это была всего лишь уловка.
   Для них пришельцы сразу же после высадки стали смертельными врагами, благо Элеми обладавший невероятными способностями шамана настроился на потоки их силы, и уже сам Вуду по ее эманациям понял, что это нечто более неприятное, чем даже Хаос, который был, по сути, чистой квинтэссенцией Распада и Уничтожения.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ну что будем делать? - Полубог вопросительно повернулся к маленькому сухому человечку, злобно зыркающему на него из темного угла хижины. В свете недавних событий оба покинули Хейр и подошли вместе с тамошними воинами к западному побережью Иммарги, где и высадились пришельцы. Также были направлены гонцы во все части Моханны со строгим приказом полубога немедленно вооружиться и прибыть в его ставку.
  -Ты вождь, ты и решай. - Огрызнулся Элеми. Он по понятным причинам изрядно недолюбливал полубога, однако законы племени чтил всегда, а по ним нарушить данное слово было чем-то немыслимым, тем паче данное своему соплеменнику. Того же обычая, кстати говоря, придерживались и шабрцы. Вот что значит первобытная культура. Многим бы "просвещенным" у нее поучиться...
  -Не забывай, мы в равных правах ныне. - Нахмурился Вуду. Ни смерть, ни последующее воскрешение, ни капельки не изменило его облик. Он был все тем же мускулистым чернокожим атлетом среднего телосложения с довольно привлекательным и гордым ликом.
   Лишь полностью исчезли синие татуировки, которые ранее были частью его магии. Все их силы выпило до дна его последнее заклятье, убившее гиганта Шерха. Однако его сила при этом, как ни странно не уменьшилась, а напротив стала даже еще более собранной и целостной. - А значит не время сейчас предаваться прошлым обидам, время решать, что нам делать и как противостоять новому врагу. Если ты действительно любишь свое племя, то мои слова должны найти дорогу к твоему сердцу, если конечно оно все еще у тебя сохранилось.
  -Бессчетные столетия в саркофаге под землей не слишком то способствовали этому... - Криво усмехнулся Элеми. - Но впрочем, ты прав. Оставим наши дрязги до лучших времен. Ныне мы должны дать этим белокожим достойный отпор.
  -У тебя есть конкретные предложения?
  -Думаю, да... - Сказав это Элеми, тотчас обратился к своей силе.
   Он был уникальным существом способным подобно древним Хранителям подключаться к потокам силы этого мира, и посему для него не составило особого труда вызвать в лагере пришельцев чудовищной силы землетрясение, которое напрочь уничтожило зарождающую фигуру, и унесло жизни нескольких сотен воинов неприятеля...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Надо сказать, вражеские маги быстро поняли, откуда дует ветер, и прибывших для торговли моханнцев начальник экспедиции граф Иргос приказал живьем посадить на колья. Это страшно разгневало Вуду, который, не мешкая, выслал гонцов к Молоху с просьбой о помощи.
   Молох отреагировал незамедлительно, приведя к западному побережью Моханны пятнадцать тысяч шабрцев и несколько десятков красных львов. Сам полубог вывел на поле битвы двадцать тысяч своих воинов вкупе с драмарнитидами, гигантскими птицами похожими на земных казуаров, но гораздо более свирепых и массивных. И хищных.
   Элеми непосредственно перед битвой наслал на экспансеров гигантский смерч, но чародеи противника не ели свой хлеб совсем уж даром, и при помощи магов Эфира при поддержке остальных стихийное бедствие удалось остановить до того, как оно успело натворить больших бед.
   Граф Иргос, изящный аристократ с пшеничными усами, член ордена "золотых" и милостью Великого Посланца Атона могущественный маг, воззвал к своему покровителю, но тот даже не соизволил откликнуться. Его силы были на исходе, и он не мог в данный момент ничем помочь своим миньонам.
   Тогда Иргос приказал занять оборону и готовиться к битве. Они еще могли бы уйти на корабли и отчалить от оказавшихся столь негостеприимными берегов, но Иргос был истым фанатиком веры и приказал остальным стоять насмерть. Его воины - преимущественно выходцы из провинций Гинора, Санариса и Квариса его послушались...
   Позиция бойцов графа изначально была невыгодной. Их войско сильно уступало в численности воителям Иммарги, и это ощущалось особенно сильно в реалия равнинной Моханны, где практически не было природных склонов и скал, возле которых можно было бы занять более выгодную позицию.
   Здесь же на равнине могучим драмарнитидам было, где разгуляться. Именно они с юркими чернокожими наездниками на жестких покрытых плотным перьевым покровом спинах и начали атаку на неприятеля. Сшибка была жестокой. Маги противника пока не прибегали к своим чарам, опасаясь нового сюрприза от Элеми, поэтому чудовищных птиц пришлось сдерживать простым воинам вражеского войска.
   Неровная волна драмарнитидов ударила в слитный строй санариссцев. Те орудовали своими традиционными полуторниками, и это на данный момент было даже более эффективным нежели копья, на которые птицы просто не перли дуром в отличие даже о лошадей. Срабатывал повышенный, как и у всех бессмертных тварей, инстинкт самосохранения.
   Санариссцы надо отдать им должное, не стали встречать осатанелый напор наездников грудью. Вместо этого они быстро рассыпались и навязали драмарам затяжной изматывающий бой в куче-мале, остановив тем самым и первый разбег, который, встреть они его грудью, непременно бы стал для санариссцев, несмотря на все их боевое умение фатальным.
   А так опытные бойцы, они подрубали птицам голени своими клинками, а и всадников и вовсе рассекали от плеча до пояса. Драмарнитиды не оставались в долгу. Их жуткие клювы насквозь пробивали тела людей, даже через знаменитую санарисскую кольчугу, а даже самая незначительная рана, полученная от легки и неопасных на вид копий моханнцев, вскоре заставляло получившего ее падать на землю и корчится в агонии. Яд чернокожих воителей не ведал пощады.
   Сражение затянулось, и Вуду отдал приказ остальным своим воинам вступить в битву. Молох сделал то же самое, и теперь уже все воины обеих армий оказались втянуты в кошмарную рубку, где каждый уже думал не столько о победе над неприятелем, сколько о том, как тупо выжить в этой кровавой толчее.
   Вражеские маги, наконец-то, также вступили в игру, но их заклятья стихий срабатывали гораздо слабее, чем обычно, и практически не наносили неприятелю существенного урона. Элеми не зря носил свой титул Верховного шамана...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
   Самхейн, один из беженцев желает с тобой поговорить. - В комнату Старшего Бога деликатно просунулась немыслимо худая и стройная фигура Эрма терр Рохха.
  -О чем... - Вяло отмахнулся Самхейн. Сегодня он был отчего-то не в особенно добром расположении духа и не желал никого видеть, предпочитая коротать время наедине с любимой арфой и... Ночкой.
   Кто такая Ночка? Да просто кошка. Обычная черная кошка, коих много ошивается в землях империи света. Самхейн во время очередного своего рейда приметил ее ну и... прибрал, пока никто не видит. Причем тот факт, что она явно домашняя беспардонного сына Херреи не смутил совершенно.
   Кошка оказалась что надо. Ласковая, добрая, игривая да на доброту отзывчивая. Самхейн, который, несмотря на многие свои неприятные черты характера, а возможно благодаря им, до сих пор во многом остался тем деревенским сорванцом, который столетия тому назад покинул свой дом, чтобы стать кулачным бойцом в столице родной провинции Орте, возился с ней почти каждый день.
   Ну и мучил, разумеется, чего греха таить! Но по хорошему. То есть вроде как бы и мучил, а вроде бы и мучил так, что сама кошка такому мучению рада была. Все внимание...
   Вчера Самхейну, кстати говоря, пришлось преподать новоявленным легионерам Хаоса урок. Когда он застукал одного из них в явно невменяемом состоянии, сын Херреи, который по случаю как раз пролетал над их лагерем, с быстротой молнии спикировал вниз и снял ему голову своим черным пластинчатым клинком. Остальные товарищи казненного урок уяснили на ять, и старательно дыша в сторону честным перегаром, уверили грозного небожителя, что они сами ни-ни! Как говориться ни капли в рот.
   Самхейн искренним заверениям бравых легионеров "поверил", но предупредил, что в следующий раз накажет подобным образом любого, кого увидит даже слегка выпивши. Учитывая тот факт, что легионеры в любом случае расскажут своим товарищам из других десятков о произошедшем, Старший Бог не сомневался, что урок сей возымеет свое действие, и теперь солдаты будут намного скромнее и дисциплинированнее себя вести.
   Жестоко? Да жестоко. Альтернатива Радужный и его фанатики. Вкусно? Ну тогда и нечего никого судить. В конце концов, в реалиях войны и у милосердия рамки кардинально меняются. Иначе конец...
  -Он желает от тебя чуда воскрешения. - Серьезно проговорил эрд. - Его сын умер совсем недавно, и...
  -Ладно, давай его сюда... - Поморщился сын Херреи.
  -Владыка! - Истово поклонился крепкий черноволосый человек лет сорока с уже начавшей седеть головой. На руках он держал тело мальчика лет трех с небольшим. - Желаю здравствовать тебе и твоему дому! Я наслышан о тебе как о великом боге! Молю, сотвори чудо! Воскреси моего погибшего мальчика! Все сделаю для тебя, только помоги!
  -Когда умер ребенок?... Впрочем, сам вижу - меньше суток назад. - Прищурился Самхейн. - Что ж при таком малом сроке я могу помочь тебе в твоей беде, но побочным эффектом будет полная иммортализация его организма.
  -Эээ... прости, Владыка, я не понял ни слова! - Вытаращился на него бежанин.
  -Твою мать... Если я воскрешу твоего сына, то он станет бессмертным как я. Иначе никак... Ну, готов к такому? И учти, моя сила от Тьмы и я не верю во Всевышнего Атона.
  -Так это... Владыка... как же так... - Смущенно забормотал мужчина. - Говорили, ты в Мэртисе на площади люду являлся... и что посланец ты Всевышнего нашего...
  -Я это сделал - Самхейн тяжело уставился в глаза беглеца - чтобы вы помогли мне и в первую очередь сами себе защитить себя же и свой мир от того чудовища, которое теперь правит бал в твоей стране. Тебе же я сейчас говорю правду, потому что не хочу, чтобы твой сын потом страдал оттого, что его отец ханжа и мракобес, которому какие-то глупые предрассудки дороже жизни его собственного ребенка. Учти, начнешь болтать языком на стороне, тебе никто не поверит - раз, и можешь лишиться его ненароком - два. Так что ты выбираешь?
  -Так это... Владыка... Прости... пойду я... негоже это... лучше уж пусть в могилке лежит нежели исчадием бездны... - Испуганно забормотал мужчина, отступая назад мелкими шажками.
  -Ну и мразь же ты... - С презрением выдохнул сын Херреи. - Я бы на твоем месте этого самого Атона да и всю эту сраную Вселенную на куски порвал, чтобы спасти жизнь своему ребенку... А ты, сука... Что с тобой говорить... холопом ты был, холопом и помрешь... Как похоронишь сына, чтобы духу твоего в Героне не было. Иначе шкуру заживо сдеру. Домой к Радужному яйца лизать... Больше ты ни на что не годен... Пшел вон, пес, пока я не передумал и не зарубил тебя прямо здесь... И вот за это дерьмо я воюю...
  -Не суди его слишком строго, друг. - Мягко положил на плечо сына Херреи свою гибкую и жесткую как шланг руку Эрм, когда испуганный и растерянный сверх всякой меры мужчина выпятился вон. - Он простой человек, далекий от высших материй. Для него Всевышний - мерило всего. Он действительно считает, что, отдав своего сына Тьме, он безвозвратно погубит его душу... Он по своему поступил храбро, отказавшись от твоей милости и рискнув навлечь на себя твой гнев.
  -Я так же как и он родился в диком мире. - Прорычал сын Херреи, с трудом сдерживая разгорающуюся ярость. - Но в отличие от этого слизня я постигал все с нуля! С нуля! И я не жил глупой верой во всякие сказки, а лишь разумом и силой духа и потому стал тем, кем стал!
  -Друг мой, не забывай, что ты рожден бессмертным. - Мягко упрекнул его эрд. - Не забывай также, что я родом с Этерры, а мы издревле проводили различного рода изыскания и эксперименты в отношении смертных и бессмертных. Смертные не обладают настолько высоким интеллектом и непробиваемым зацикленным контуром энергии как вечноживущие. И потому не могут без веры. Это сама суть и природы. Для них вера выше разума. Для большинства из них. Так уж они устроены.
  -Да все я понимаю, дружище... - Уже тоном ниже проворчал Самхейн. - Умом понимаю, нутром принять не могу! И видно уже никогда не приму. Видать так и суждено нам быть разных системах координат и воевать...воевать до бесконечности... Мда... однако же война войною, а у меня до сих пор не сложена песня, которую я начал еще с утра! Эрм, я понимаю, ты здесь полновластный хозяин, но не мог бы ты...
  -Понял, понял! - Улыбнулся эрд. - Уже ухожу...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   А на Иммарге тем временем продолжалось кровопролитное сражение. Разобравшись, кто именно является виновником негодной работы заклятий, Иргос послал в сторону Элеми троих своих лучших телохранителей, чтобы они разобрались с этой ожившей мумией. Однако едва воины света пробились к колдуну, тот непостижимым образом извернулся и тигриным прыжком кинулся на ближайшего к нему противника. Его кожа мгновенно почернела, пропорции тела исказились, а на руках выросли внушительные когти.
   Новоявленный неведомый зверь подмял под себя опешившего воина свет и одним движением разорвал ему когтями горло. В сторону же оставшихся двоих выстрелили черные нити, появившиеся из лапы преображенного Элеми как по волшебству, и они рухнули на землю замертво. Теперь стало понятно, у кого именно учился Вуду своей недоброй темной магии...
   А тем временем армия Вуду и Молоха теснила пришельцев по всем направлениям. Строй воинов провинций Мэртиса был практически сломлен, но тут на поле боя появились новые персонажи. Около семисот птэрхов обрушились на шабрцев сбоку.
   Эрхос, повинуясь приказу Радужного, который доставил их на Иммаргу, сперва со своими воинами затаился на побережье и теперь вмешался в битву в самый неожиданный момент. Однако гиганты шабрцы вопреки ожиданиям воинов неба не растерялись от столь неожиданного нападения.
   Громадные дубины из железного дерева крушили тугую плоть птэрхов, перебивали им крылья, и те валились на землю замертво. Воины Эрхоса тоже не оставались в долгу, навылет пронзая тела краснокожих своими копьями, но их было слишком мало, и они не владели магией, чтобы обратить ход сражения вспять.
   Сам предводитель птэрхов схлестнулся с Молохом. Палица Бога Огня, которая принадлежала ранее самому Шерху, ибо таков был обычай шабрцев, это оружие передавалось их вождям из поколения в поколение, сшиблась с могучим копьем радужного птэрха. Сила столкновения отбросила полубога назад, и Молох, воспользовавшись этим, послал в его сторону тугой ком красного пламени.
   Эрхос закричал от боли и рухнул на землю без сознания. Молох тут же отдал команду своим воинам связать его и отнести в тыл для последующего допроса.
   А Вуду в это же самое время бился с Иргосом. Граф был облачен, как и все члены его ордена, в черные штаны и белую рубашку, ибо таков был их кодекс чести, которому они не изменяли даже в военное время, и был вооружен шпагой и длинным кинжалом.
   Полубог моханнцев довольствовался одной лишь набедренной повязкой, а в руках сжимал очень длинный нож-мачете из темной гномьей стали преобразованный его собственной магией и короткое копьецо.
   Полубожественный клинок был как живым. Очень гибким, острым и способным как живое существо к самовосстановлению. Иргос, мгновенно осознав свое плачевное положение, воззвал к своей заемной силе, и его шпага тут же засветилась ярким радужным пламенем. Клинок Вуду при столкновении с ней тревожно загудел. Их силы явно стоили друг друга.
   К тому времени сопротивление имперцев было уже практически сломлено, но Иргос бился до последнего. Он вынужденно отступал перед более сильным и грозным соперником, и получил уже несколько неглубоких ран, в том числе и отравленным копьем полубога. Но всякий раз ярко вспыхивал его внутренний радужный пламень, и раны запекались черной коркой, до чиста очищенной от всякой наносной отравы.
   Осознав, что еще чуть-чуть и ему конец, Иргос резко отпрыгнул назад, разрывая дистанцию и швырнул в полубога свой кинжал, тот и бровью не повел, отбив снаряд в сторону, но пальцы графа уже тянулись к маленькой глиняной бутыли на поясе.
   Вуду, почуяв, что ничего хорошего ему от этого сосуда не светит, резко сократил дистанцию и рубанул графу ножом по пальцам, державшим бутыль. Тот вскрикнул, прижимая изувеченную руку к груди, и копье полубога, довершая успех, навылет пробило ему горло.
   Граф сдавленно захрипел, лихорадочно тратя остатки своих стремительно гаснущих сил на поддержание жизни, но клинок Вуду последним завершающим ударом легко раскроил его тело надвое.
   После этого битва потихоньку завершилась. Здесь на Иммарге Элеми оказался настолько силен, что даже могучие радужные маги не смогли ему противостоять и даже в принципе использовать свою магию в полную силу, и посему все они пали. Оставшиеся три сотни птэрхов и около двух тысяч человек, осознавая всю плачевность своего положения, сдались в плен.
   Бессмертные птэрхи, быть может, и сумели бы улететь с враждебного материка, но без своего вождя, который ныне пребывал пленником в ставке Молоха, они уходить не пожелали. И посему вручили свои судьбы в руки победителей.
  
  
  
   Глава девятнадцатая. Последняя Печать.
  
  
  
  
  
   Раз, два, три... Удар,.. поворот плеча,... выход,... кувырок,... вновь удар...
  -А ты неплохо держишься! - Весело похвалил Рамон раскрасневшуюся Риту. Они тренировались в одном из просторных круглых залов башни Эрма. Бились шпагами и кинжалами.
  -У меня неплохой учитель! - Парировала Рита.
   После своего похищения девушка тут же попросила сына Херреи сделать ее бессмертной и научить драться. Собственная беспомощность ей давным давно уже обрыдла. Учить девушку вызвался Рамон. Он в отличие от чеканной школы фехтования аристократов, где все движения были досконально выверены и высчитаны, двигался с неуловимой звериной грацией и больше полагался на импровизацию, нежели на тупую шаблонную выучку. Именно так учил его в свое время Авар...
   Девушка, надо сказать, схватывала все донельзя быстро. Сказывалось полученное недавно бессмертие и природная гибкость. Ее грация напоминала кошачью, а в глазах блестел задорный вызов своему маэстро и нечто такое, отчего у Рамона кровь буквально закипала в жилах. Что-то в этом недвусмысленном взгляде подсказывало ему, что сегодня ночью скучать ему явно не придется...
  -Закончили, голубки? - В тренировочный зал беспардонно ввалился сын Херреи. - Давайте собирайтесь. Эрм всех нас ждет в Зале Контроля. Нам нужно там кое-чего обсудить...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   В землях Радужного же было неспокойно. Тот вновь собрал внушительную армию Мэртиса и Сархалиона, но на этот раз двинулся не на Герону, а на Харбрад, полностью опустошив эту страну. Вообще, надо сказать, что многие орки, поняв, что дело пахнет для них жареным, давным давно уже перебрались в Герону под крыло Самхейна, но было и немало тех, кто вопреки всему решил остаться.
   И вот им как раз таки сильно не повезло. Воины Радужного огнем и мечом пройдясь по землям зеленокожих, убивали, однако лишь тех, кто осмеливался сопротивляться им, остальных же вязали и под конвоем отправляли в Мэртис.
   В ставке Самхейна об этих треволнениях естественно узнали довольно быстро, и бессмертные вновь уже в который раз собрались в Зале Контроля на очередной экстренный совет...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Ну и какие будут у кого соображения? - Самхейн напряженно уставился на собравшихся "уважаемых членов совета".
  -У меня только одно. - Невозмутимо пожал плечами Эрм. - Он собирает жертв для очередного "пиршества", чтобы набраться сил. До сих пор Радужный демонстрировал весьма шаблонную тактику, которая, как правило, срабатывала. Вряд ли сейчас он придумает что-нибудь новенькое. Смысла нет.
  -Думаю то же самое. - Кивнул головой сын Херреи. - Будем мешать?
  -А зачем? - Усмехнулся Владыка Ночи. - Он все равно, так или иначе, должен поставить последнюю Печать. Если помешаем сейчас, жертв будет еще больше или он просто уйдет из поля Силоры, наберется сил где-нибудь в другом месте, а потом вернется еще более сильный, озлобленный и опасный.
  -Мда, это тоже вариант... - Пробормотал Старший Бог, постукивая смуглыми пальцами по круглой столешнице. - Ладно, хрен с ним. Там все равно практически одни фанатики... Гром, у тебя есть что сказать? Я понимаю, это твой народ и...
  -Я согласен с тобой, Владыка. - Отчеканил гибкий мускулистый длинноволосый орк-полубог. - Что же до пленных... я отдал им четкий приказ покинуть Харбрад. Не послушались - пусть пеняют на себя. Единственное о чем я хотел бы тебя попросить, это по возможности выручить моего племянника. Он молод и горяч, и потому сбежал, не пожелав уйти с наших исконных земель.
  -А где он может быть? - Поднял бровь Старший Бог.
  -Должен быть в Орханте... - Недовольно прищурился Гром. - Если конечно у него хватило мозгов там затаиться.
  -Орхант взят штурмом. - Не согласился сын Херреи. - Вряд ли там кто-нибудь уцелел.
  -Там есть, где спрятаться... - Усмехнулся орк. - А мой племянник хоть и молод, но далеко не дурак.
  -Ладно. - Отрубил оборотень. - Думаю, у меня есть на примете тот, кто сможет заняться его поисками...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Еще в стародавние недобрые времена Темной Эпохи Старшему Богу довелось схлестнуться с тремя невероятными созданиями. В хроники они вошли под названием гибриды. Гвендагр, Рино и Урогр. Первого Самхейн уничтожил безвозвратно, однако двое остальных были вполне пригодны для воскрешения.
   Покончив тогда с бестиями, сын Херреи приказал геронам сохранить их останки для изучения, однако так совпало, что практически сразу же после этих событий началась затяжная война с Сартой и Оргелом, и о гибридах все забыли.
   Однако верные героны сохранили их останки, и когда спустя столетия Старший Бог изволил вспомнить о них, сумели показать ему место их захоронения.
   Надо сказать, что гибриды сии отличались изрядным интеллектом. Быстро прикинув новый расклад сил, они присягнули на верность Самхейну и вступили в его армию. Рино был на вид худым черношерстым получеловеком-полулеопардом, хотя на самом деле являлся скрещенным видом вампира и герона из Клана Саблезуба. Урогр - могучей помесью оборотня того же вида и горного дива.
   Оба были невероятно сильны и быстры, однако оба же были нещадно биты Карнатхором, который, если не считать двух богов Хаоса, не терпел вызова собственной непобедимости. Вообще героны нередко устраивали между собой потасовки, и это считалось в норме вещей, поскольку никаких иных развлечений у ни попросту не было, так что никаких взаимных обид не возникало. Ведь в любое время можно было взять реванш...
   Для операции спасения племянника Грома Старший Бог решил прибегнуть именно к помощи Рино. Урогр для этого не годился. Слишком крупный, заметный и задиристый. Рино же был идеальным кандидатом. Быстрый, юркий, незаметный и... смертельно опасный. Он хорошо умел менять обличье, и посему сойти за человека для него не составило особого труда.
   Магия сына Херреи выбросила его на земле Харбрада аккурат неподалеку от Орханта. Дальше он должен был действовать самостоятельно. У других бессмертных хватало и иных забот в свете последних событий.
   Рино не особенно нервничал. Напротив радовался предстоящей прогулке как веселому приключению. Благо его сила ему это вполне позволяла. По опустошенной земле орков он добрался до горной твердыни примерно за час, идя скупой рысью бессмертных, когда вроде бы и скорость на первый взгляд небольшая, но расстояния покрываются гигантские. Причем за небольшой промежуток времени. Прерогатива тварей Хаоса.
   Карабканье по отвесным склонам гор Тумана не заняло у гибрида особенно много времени. Отроги гор Ужаса были не менее крутыми. По пути ему так и не встретилось ни единого живого существа. Однако уже внутри самой твердыни он наткнулся на совершенно обезумевшего горного тролля, который, что-то невразумительно рыча, ринулся на незваного гостя.
   Рино легко ушел с линии атаки бестии и, перекувыркнувшись в воздухе, умудрился сразу обеими передними лапами снять ему на лету голову. Прием высочайшего уровня исполнения, требующий невероятной ловкости и силы от его применяющего.
  Покончив с троллем, гибрид наскоро осмотрелся и своим внутренним чутьем отсканировал помещения.
   Его способности в этом направлении были весьма широки, и он мог позволить себе осмотреть таким образом весь Орхант причем за весьма короткое время. Обнаружив на его территории всего около десятка живых, Рино решил рискнуть и особым образом прорычал слово-пароль, который знали только Гром и его племянник. Его они придумали на крайний случай, подобный этому.
   Слово эхом разнеслось по каменным коридорам Орханта и достигло самых отдаленных уголков цитадели. Ждать пришлось не слишком долго. Уже через полчаса в зале, где находился Рино появился молодой испуганно озирающийся орк-воин, вооруженный кривым ятаганом из стали онглонов.
  -Это ты меня звал? - Напряженно спросил он у Рино на Всеобщем.
  -Твое имя Ворн? - В свою очередь спросил гибрид.
  -Да. - Коротко отозвался тот, гордо выпрямившись. Несмотря на свой страх, молодой орк старался держаться с поистине королевским достоинством, оправдывая свое происхождение.
  -Пошли. Нас ждут в Героне...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   А тем временем Радужный собрал армию своих фанатиков на границе Мэртиса и Сархалиона. Туда же пригнали и всех пленных орков, чтобы эти богомерзкие создания тоже узрели конечный триумф Всевышнего.
   Там же прямо на голой земле была вычерчена колдовская фигура. Бессмертные Самхейна в это не вмешались, и посему Радужному сполна удалось задуманное. В этот раз он единым махом выпил силу около сотни тысяч живых созданий. Сархалионцев, мэртиссцев и харбрадцев...
   Среди них, кстати говоря, был и тот мужчина-смерд, что просил Самхейна о воскрешении сына и теперь надеялся встретиться с ним в чертогах Всевышнего...
   Радужному, как уже говорилось, сполна удалось задуманное, и, получив изрядное количество силы в свое распоряжение, он сумел поставить на Иммарге последнюю пятую Печать...
  
  
  
  
   Глава двадцатая. Ритуал.
  
  
  
  
  
  
  -Дождались. Alea iacta est. - Самхейн напряженно обвел взором всех собравшихся в Зале Контроля. Ныне все бессмертные были тут. Правда, Синх отправился на Ис Сай Ши, чтобы в случае чего открыть портал в иной мир и спасти тамошних жителей. - Эрм, как только эта мразь начнет выкачивать энергию из Силоры, сразу же дай мне знать! Ты, Старим, готовь портал перехода, на тот случай если демиурги все же не явятся. И еще. Эрм, будь готов ударить всей силой Башни по нашему голубчику. Теперь как ты понимаешь, нам уже бояться этого глупо...
  -Я знаю, что надо делать. - Глубоким голосом отозвался Номибис. - Я давно уже хотел свершить сие, но все никак не мог решиться. Теперь время пришло.
  -Ты о чем это? - Нахмурился Самхейн, но Хранитель его уже не слушал. Вместо этого он истаял полупрозрачным потоком водяной дымки и появился неподалеку вне пределов Башни. Сын Херреи, почуяв неладное, переместился за ним. То же самое сделал и Эрм, не забыв в отличие от Черного Саблезуба прихватить с собой и всех остальных бессмертных, недоумевающее переглядывавшихся между собой.
   Снаружи было довольно прохладно. Небо затянули серые свинцовые тучи, но бессмертным ныне не было дела до погоды. Они во все глаза смотрели, как Номибис потоком воды, бьющим прямо из руки небрежно очертил вокруг себя идеально ровную окружность прямо на голой земле, затем глубоким литаническим голосом пропел непонятное, но весьма мелодичное созвучие фраз на неведомом языке, а затем просто взял и голыми руками разорвал себе грудину, рухнув на спину и не подавая более никаких признаков жизни.
   Чистый поток квинтэссенции, самой сути воды ударил вверх на многометровую высоту прозрачным кристально чистым ручьем. Вокруг начал нарастать неясный гул, а затем прямо из воздуха появились они.
   Гигантский белый смерч, который вопреки всем физическим законам не засасывал в свое поле чтобы то ни было из вне. Огромный каменный голем величиной с добрую скалу. И гигантская пламенная птица из желто-рыжего пламени с прекрасным женским ликом.
  -Время пришло. - Нечеловеческим голосом пропела она. - Древние пробудились, и круг замыкается. Ныне мы будем сражаться рука об руку с вами в битве против того, кто проник из вне. Но для начала нужно отдать последнюю дань памяти мудрому Эххо, который отдал свою жизнь во имя жизни этого мира. - С этими словами живой поток пламени тихонько коснулся своим крылом головы неподвижно лежащего Номибиса, и тот открыл глаза.
  -Я был мертв? - Еле слышно прошептал он.
  -Совершенно по праву ты, Младший Хранитель, ученик великого Эххо возвращен к жизни, чтобы и впредь охранять покой и благополучие нашего общего дома. - Прогудел каменный гигант Гиранд. - Теперь тебе придется нести это бремя в одиночку.
  -Не придется. - Отрезал белый смерч Ниэссэ, в могучем гласе которого слышался неистовый рев ураганных ветров. - Ты, рожденный в ином мире - повернулся он к опешившему Авару - ты несешь в себе силу первородных стихий, ты храбро сражался за этот мир, и я здесь и сейчас предлагаю тебе стать его Хранителем. Каков будет твой ответ?
  -Я согласен... - Заворожено прошептал Плачущий, и поток живого вихря поглотил его фигуру...
  
  
   ***
  
  
  
  
   А тем временем Ксандра - пламенный феникс, в мгновение ока переместилась на Иммаргу, так как почуяла на ее землях, того, кто сможет стать ее новым учеником.
   Молох в это время находился неподалеку от западного побережья. Именно туда он привел своих шабрцев, после того как Радужный поставил там свою последнюю Печать. Увидев перед собой живой поток пламени непредставимой даже для бога силы, небожитель тут же низко склонился перед ним. Так повелели ему его инстинкты.
  -Встань, несущий в себе отблеск Великого Костра Творения. - Торжественно прогремел Хранитель. - Ты бьешься за благополучие мира, и я хочу подарить тебе силу, которая поможет тебе в твоей борьбе. Ты согласен? Поспеши дать ответ, ибо время дорого.
  -Да. - Выдохнул Молох. - Все мое нутро сейчас жаждет принять ту силу, которую ты обещаешь мне, Великий Пламень. Поверь, я все силы положу на то, чтобы ты не разочаровался в своем выборе...
  
  
   ***
  
  
  
  
   А Хранитель Гиранд использовал последние минуты перед эпохальной битвы за Силору не для того, чтобы найти себе ученика. Нет, вместо этого он отправился на каменистый Ассальк и там своей силой сумел вновь вернуть разум харнам, древнему народу, известному читателю под названием Живые Камни, но об этом после...
   Свершив должное, он подобно двум другим Хранителям вернулся в Герону в ставку Старшего Бога. Судьба этого мира вот-вот должна была решиться...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
   А тем временем Радужный, наконец, дождался внутреннего слияния всех пяти Печатей в единую энергетическую цепь и появился аккурат в том месте, где когда-то был жуткий Провал - не до конца раскрывшийся портал в иное измерение.
   Взмыв высоко к небесам, живой радужный Пламень, который теперь лишь отдаленно напоминал человеческую фигуру, торжествующе воздел руки-протуберанцы вверх, и в него изо всех пяти Печатей, принялась изливаться Сила.
   Мир закричал от боли. Смертных созданий по всему миру начали бить корчи. Их энергия была связана с магическими потоками мира, и они также страдали от заклятья пришельца, как и он сам. Бессмертным было несколько легче. И сила была замкнута сама на себя, но необъяснимый парализующий волю ужас ощущали и они.
   Самхейн мгновенно появился неподалеку от разыгравшейся свистопляски. Хранители не пожелали ничего с ним обсуждать, а просто растаяли без следа, едва Радужный начал свое черное дело. Оставалось надеяться, что древние сущности знают, что делают.
  -Эрм, демиурги не явились! - Послал телепатический сигнал сын Херреи эрду. - Стариму хана... Собирай всю силу Башни в единый кулак! Покончим с этой тварью раз и навсегда!
  -Боюсь, не получится. - Отозвался Верховный Координатор. - Едва Радужный начал пить силу, башня вышла из под контроля. Пришелец полностью перехватил контроль над потоками энергии мира, и я не могу этому никак помешать.
  -Твою мать! - Грязно выругался Самхейн. - Что же теперь делать...
   И тут появились они. Четыре величественные фигуры соткались прямиком из воздуха, окружив Радужного со всех сторон. Облаченные в простые коричневые хламиды, словно бы они явились на повседневную лекцию, а не на смертный бой демиурги Кармос и Теорус, похожие друг на друга, словно два брата. Вот только короткостриженные волосы у первого были темно-каштановые с проседью, а у второго золотисто-пшеничного цвета.
   Могучий мужчина в переливчатой живой кольчуге с серебристым телом и сияющими синими глазами. Атлантор - Демиург Порядка с телом из чистого мифрила. Он сжимал в своих руках длинное копье из неведомого металла с серебристо-синеватым отливом.
   Мэртиэль - прекрасная белокурая красотка с белыми же крыльями и просторными одеждами того же цвета. Она сжимала в руках короткий жезл с ромбовидным наконечником, сияющий чистым жемчужным светом.
   Они ударили одновременно. Потоки золотистой энергии устремились из рук Кармоса и Теоруса. Голубоватая энергия Силы Порядка изливалась из копья Атлантора, и чистый поток белого сияния, невыносимо режущий глаза и, казалось бы, саму душу того, кому посчастливиться наблюдать сие действо бил из жезла прекрасного Демиурга Высоких Сфер.
   Потоки сил слились ровно в центре схождения высших сущностей и ударили по Радужному. Фигура пришельца содрогнулась от удара, но даже совместная сила четверых демиургов не сумела пробить его защиту, поскольку она подпитывалась из энергии самого мира.
   И тут свое слово сказали Хранители. Запел неистовый ветер. Заревело смертоносное пламя. Гулко задрожала земля. С высоты небес низринулись они на три из пяти Печатей, превратившись в квинтэссенцию сути своих природных стихий, и силой своею выжгли их до тла. Выжгли ценой жизни собственной...
   Замкнутая цепь энергии Радужного оказалась разорвана, и он стал уязвимым.
   Демиурги сполна оценили жертву Хранителей и атаковали вновь. На этот раз они попросту окружили Радужного непроницаемым коконом силы, не давая тому уйти из поля Силоры.
  -Самхейн, атакуй его! Иначе он сейчас уйдет! Слишком силен! - Мысленно воззвал Кармос Старшему Богу, который пока еще никак себя не проявил, выгадывая удобный момент для нападения.
   И тот атаковал. Сгустив в руках ком спрессованной квинтэссенции Хаоса, в который вкачал всю свою мощь до капли, он швырнул его прямо в поток радужного Огня, который ныне бился в незримой сети четверых демиургов.
   Сгусток Хаоса, легко пройдя через кокон демиургов, насквозь пронзил пламенную фигуру пришельца, растворившись в нем, и тот, отчаянно закричав, рухнул вниз. Его фигура замерцала многоцветьем, которого не было даже в радужном спектре. Он готовился уйти. И это ему бы удалось. Даже удар Самхейна не смог до конца добить его, а демиурги также исчерпали все свои силы, и уже не могли ему ничем помешать.
   И тут на поле неожиданно для всех появился новый персонаж. Над морем внезапно сгустилась зыбкая темная туча, которая тут же приняла форму гигантской пасти и единым махом поглотила неясную фигуру Радужного, самую малость опоздавшего со своим заклятьем перехода.
   Сегодня Хранитель сумел взять реванш.
   Так закончилась история обычного смертного мага волею судьбу получившего в свои руки совершенно невероятную силу, но так и не сумевшего должным образом ею распорядиться...
  -Благодарю тебя, Демиург Хаоса. - К парящей в воздухе фигуре сына Херреи приблизился Кармос. - Ты стал демиургом еще тогда после своего исцеления, но становление твоей сути завершилось именно сейчас, когда ты сумел отстоять свой мир. Ты помог нам спасти не только свой мир, но и весь наш слой от этого чудовища. Я много думал с момента того нашего разговора и пришел к выводу, что во многом вы с Синхом были правы. Аркант более не в претензии к тебе. Можешь жить в своем мире спокойно. Однако предупреждаю. - Голос Демиурга Знаний потяжелел. - Если ты вновь возьмешься за старое, на тебя обрушаться все силы Коалиции, и тогда даже со своей новой силой ты не устоишь.
  -Я понял, можешь не продолжать. - Хмыкнул сын Херреи. - Я не собираюсь возвращать себе власть. Не потому конечно, что испугался вас, светлячков, а просто мне это все обрыдло... Ладно, не смею более тебя задерживать. Прощай, Демиург Знаний. Прощай и - голос Самхейна неожиданно потеплел - спасибо тебе за то, что помог мне сегодня. Я этого не забуду...
  
  
  
  
   Глава двадцать первая. Эра Возрождения.
  
  
  
   То, что его сила ушла и ушла безвозвратно, Дирк почуял сразу же, едва Радужный отправился небытие. В это время священник как раз занимался тем, что хотел изучить более досконально природу пойманного мэнгра, которого освободил из клети, где его держали, обездвижив потоком своей магии.
   Несмотря на ту свистопляску сил, которая бушевала на Силоре в это время, основной костяк адептов Радужного ничего не почуял вплоть до самого последнего момента, ибо сами были напитаны его силой и не зависели более от эгрегора Силоры.
   Однако едва сила ушла, рухнули и незримые оковы, и мэнгр сполна воспользовался этой неожиданной удачей. Дирк был довольно хорошим бойцом по меркам смертных, но против бессмертного карлика не выстоял. Острые зубы мэнгра прогрызли ему горло, и душа священника навеки упокоилась... там, где ей и должно было.
   Самхейн и остальные бессмертные уже после, вступив во дворец, обнаружили в одном из его комнат труп Дирка и затравленно озирающееся существо.
  -Ой, какой лохматый! - Радостно пропищал Камир и бросился гладить мэнгра. Тот сперва сердито зашипел, но потом, видимо смущенный столь искренним порывом мальчугана, дал себе погладить и даже почесать за ухом.
  -Верни меня в лес. - Обратился мэнгр к Демиургу Хаоса. За время, проведенное в плену он успел более менее сносно выучить Всеобщий. - Я хочу вернуться на свою родину.
  -Нет, не надо! - Вновь пропищал Камир, которому было всего пять и который был совершенно непосредственен в своих чувствах. Это из него не смогла выбить даже улица...- Оставайся со мной!... я тебя кормить буду... гладить... чесать... - Он прижал опешившего мэнгра к своей груди. Они были практически одного размера.
  -Хм... - Замялся Самхейн. - Я, конечно, могу выполнить твою просьбу, но... Может, подумаешь хорошенько, а... - Он выразительно кивнул в сторону совершенно счастливого мальчугана. - Может, и не надо обратно в лес...
  -Да. - С секунду подумав, согласился мэнгр. - Может, и не надо обратно в лес...
   А в верхних покоях дворца бессмертные обнаружили короля Авира с восемью стражниками. Те сразу же все поняли, и даже не пытались сопротивляться. Просто повинуясь молчаливому кивку сына Херреи, коротко поклонились и вышли вон.
  -Ну что, королек... - Недобро прищурился оборотень. - А с тобой мы сейчас по-другому говорить будем...
  -Ааа!!!... - Истошно завопил Авир и на огромной скорости врезался в двери, пытаясь сбежать. От удара король разбил себе лоб в кровь, но это его не остановило, и он помчался дальше, но на крутой лестнице спуска споткнулся и рухнул с нее вниз, сломав себе шею.
  -Ну что, по ходу дела сей субъект наказал себя сам. - Хмыкнул Самхейн. - Кто там у нас еще в списке грешников?
  -Много... - Поморщился Вэл. - Но самым первым стоит Архипрелат Кимр. Этот уже, скорее всего, покинул город.
  -А магия Радужного его обессмертила... - Прищурился сын Херреи. - Непорядок... Впрочем, я знаю что с этим делать... - Сказав это, Самхейн сотворил на ладони маленький черный шарик и что-то тихо в него зашептал...
  
  
   ***
  
  
  
  
  -Эй, Гам... обосрался что ли... - Прохрипел грязный бородатый нищий, толкая в бок своего товарища. Оба "господина" валялись пьяные в грязной вонючей подворотне Орса неподалеку от трактира "Морская крыса". - Давай, вставай, пошли у Нора выпросим там на опохмелочку...
   Так и не дождавшись своего обосравшегося товарища, забулдыга ввалился в залу трактира. Стояло раннее утро, и народу было совсем чуть-чуть, всего пятеро грязных, оборванных людей жизненным рангом чуть выше самого бродяги. У них хотя бы хватало денег заплатить за свою выпивку...
   Сам же бродяга довольствовался тем, что трактирщик Нор иногда выдавал ему кружку самого дрянного пива и кой-чего пожрать от того, что оставляли другие. Веровал трактирщик Нор во Всевышнего Атона, потому и кормил иногда здешних нищих, надеясь, что ему это зачтется на том свете.
   Но тут внезапно в трактире случилось то, отчего бродяга враз позабыл о своей беде, хотя давным давно уже был горьким пьяницей. Внезапно у одного из тамошних посетителей, маленького коренастого мужчины в грязном сером плаще, ни с того, ни с сего взорвалась голова. Взорвалась, забрызгав всех остальных фонтаном мозгов и крови.
   Кто-то тут же сблевал на пол, остальные же просто вскочили со своих мест, в страхе озираясь по сторонам. Однако более ничего выдающегося не произошло. Ни маги, ни воины света в трактир не нагрянули, и посему трактирщик Нор быстренько приказал своим подручным втихую выбросить обезглавленное неведомой силой тело от греха подальше.
   Остальные же быстро вернулись к своим занятиям. Они были достаточно биты жизнью для того, чтобы не ломать долго головы над внешне неразрешимыми загадками. Ведь так, как говориться, и свихнуться недолго...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   Вот так и закончилась эта история. Мир преобразился до неузнаваемости. Сила, которую нес в себе Радужный, Хранитель растворил в океане энергии Силоры, и все в ее пределах заиграло новыми дивными красками. Две последние Печати были также уничтожены темной сущностью, донельзя обозленной вторжением наглого пришельца.
   Впрочем, по всей видимости, кое-каким зачатками разума Хранитель все же обладал, поэтому не стал более ни на кого нападать. Напротив даже вроде бы как смирился с присутствием Башни Эрма и его магическим наблюдением за миром.
   Все возвращалось на круги своя. Атмосфера повсюду была благостной и дружелюбной. Легион Хаоса начал готовиться к возвращению в родные земли, а то героны уже косо поглядывали в их сторону, недвусмысленно поигрывая своими чудовищными секирами. Война подошла к концу, и более терпеть смертных на своих землях они были не намерены.
   Урхаган вызвался идти с ними. С ним также увязался и хронист Ким, о котором в суматохе все забыли, и который по дороге в Мэртис помер от пьянства. И, надо сказать, какими бы раздолбаями не были легионеры в обычной жизни, похоронить старичка у них соображения все же хватило. Также с капитаном находился мальчик Камир с его ручным мэнгром.
   Этот злобно зыркал на всех своими желтыми глазищами, и шипел, едва кто-либо приближался к сорванцу. Не знавший до этого, что такое любовь и ласка, только один лишь закон взаимопожирания, бессмертный карлик был готов разорвать любого за того, кто открыл для него это новое прекрасное чувство...
   Пацан же в свою очередь не отходил от капитана спасшего его от банды Ухора еще с самой Башни, Ураган сперва мальца вообще то от себя шугал, а потом ничего попривык, и даже сам сильно привязался к непоседливому сорванцу, и потому Самхейн уже, после того как решил все первоочередные вопросы в Орсе, отдал мальчика ему...
   Наяды Реи вернулись на Ардонис и потребовали от Демиурга Хаоса вернуть им их земли назад, что тот и сделал, чтя древний договор. Авар и Молох стали наряду с Номибисом новыми Хранителями мира. На языке Арканта те кем они стали прозывались Неисчерпаемыми. Их силы возросли многократно, и теперь они встали в один ряд с даже с такими могучими сущностями как Вэл и Гроттеск.
   Полубог Эрхос со своими птэрхами полностью раскаялся в содеянном, поскольку Молох показал ему величайший пример милосердия, пощадив его и сохранив жизнь его народу, несмотря на его вероломное нападение на Иммаргу. Вернувшись на Танрис, он на виду у двух крылатых народов Силоры пожал руку Гистургу, вождю архов, тем самым, заключив с ним вечный мир.
   Посетил он также и земли Ставроса, покаявшись в убийстве его друга и пообещав никогда более не тревожить его земли, и вождь минотавров, скрепя сердцем принял этот мир, ибо хоть и велика была горечь его от потери друга, с которым он шагал рука об руку столетиями, но жизнь и безопасность своего народа он ценил все же превыше собственной боли...
   Орэн и Фариэль уехали жить на остров Насилия. По всей видимости, праздновать свой медовый месяц...
   Ну а остальные бессмертные вернулись каждый в свои земли, чтобы продолжить вечную войну со скукой и прошлым, от которого, как ты ни крутись, никуда не деться. Ведь оно, так или иначе, всегда остается с тобой...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   -Ты знаешь, что самое забавное? - Самхейн весело уставился на Владыку Ночи. Оба бессмертных неспеша прогуливались по нарядной по случаю праздника Возрождения, нового праздника учрежденного указом Самхейна, рыночной площади Орса.
  -Ну? - Поднял бровь вампир.
  -А ведь я таки разгадал истинную природу Радужного.
  -Да что ты! Интересно было бы послушать...
  -Он вполне себе обычный бессмертный. Просто из-за того что он хватанул столько силы за раз, его аура была как бы... несколько расщепленной что ли... отсюда и все эти силы разом... Ведь в Хаосе есть отголос всех Восьми сил, просто они обычно слиты воедино, а здесь... Думаю, по прошествии определенного времени, он стал бы обычным бессмертным с силой чистого Хаоса, пусть и невероятно могучим... Старим практически докопался до истины... Но вот поди ж ты! Последний завершающий штришок в этом вопросе поставил именно я...
  -И как мы этим гордимся... - Усмехнулся Владыка Ночи. - Интересно только, почему он так упорно пытался уничтожить наш мир. Ведь невыгодно же! Ушел бы спокойно и нашел бы добычу себе полегче...
  -Гордыня не позволила. - Хмыкнул сын Херреи. - Как же ему, непобедимому, бросили вызов! Вот и нарвался... на то, что сам желал.
  -Мораль. Не суйся к нам с мечом, а то им же тебя и кастрируем, да, мой скабрезный друг...
  -Ага... - Неопределенно протянул Самхейн. - Детишки, а вы что это здесь делаете? - Противно просюсюкал сын Херреи, обращаясь к весело пищащей ватаге ребятишек, деловито теребящих толстого ленивого бурого кота, вальяжно разлегшегося на обочине.
  -С котиком играем... - Неуверенно протянула одна маленькая розовощекая пигалица лет пяти.
  -А с котиком не так играть надо...
  -А как? - Заинтересованно протянули дети.
  -Яйца, яйца, яйца...
  -Мяяя...
  -Ха, ха, ха! - Довольно запищали сорванцы, вдохновленные примером шального демиурга, и принялись с удвоенным рвением тискать кота, который впрочем, при таких реалиях быстро задал знатного стрекача, несмотря на свою донельзя дородную и важную комплекцию.
  -Хм, и какой пример мы подаем подрастающему поколению... - Осуждающе протянул Вэл. - И не стыдно тебе?
  -Ну, как тебе сказать... нет! Я же скотина, мне все можно,... а вот ты по моему чересчур уж зазнался и заважничал,... чертов кровосос... - Сын Херреи неожиданно сильно пихнул Владыку Ночи в бок, отчего тот едва не упал и напрочь снес близлежащий лоток с фруктами.
   Хозяин лотка злобно заругался, Вэл ответил Самхейну тем же, и вот уже двое могучих бессмертных бегут по улице, швыряясь в друга зеленью и овощами и толкаясь, словно пятилетние сорванцы, совершенно не обращая внимания на растерянных прохожих и возмущенных торговцев. Им было весело. И плевали они на все...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Ну, здравствуй, Риннушка. - Грузный пожилой мужчина с длинным чубом на гладко выбритой голове стоял на коленях возле совсем древней заросшей бурьяном могилки, находившейся неподалеку от одной из деревень прилегающих к Орсу. О том, что там был когда-то захоронен человек свидетельствовал лишь замшелый камень с кругом Всевышнего Атона высеченным на его поверхности. - Вот уже триста шестой год пошел с твоей смерти... Не думай, я помню... А вот за могилку прости, что не ухаживаю... все руки недоходят... Да и больно мне... Ну что тебе сказать еще, пью я, конечно не без этого и много пью, ты уж прости меня, старого дурня... У меня вон друг погиб от этого дела... Душевный человек был что и говорить... Правда я за все время нашего знакомства от него больше трех слов не слышал, но все равно жаль парня... Сколько уж раз я сам молил Великие Небеса о смерти, да толку... А порешить себя смелости не хватает... Трусливый и никчемный тебе муж достался, что и говорить... Но сегодня я ни-ни! Сегодня очередная годовщина... Сегодня твой день... Ты не поверишь, но ни разу за три столетия я не выпил в этот день ни капли... Да что я говорю, ты ведь и сама все знаешь... тебя ведь теперь не обманешь, тебе теперь ведь там все видно... А ты знаешь, ведь я тоже был там... долго был... Но этот мохнорылый черт, которого ты тоже знаешь, вытянул меня оттуда зачем то... И я не помню, встречались ли мы с тобой там на небесах... Да что я несу, конечно же встречались! Не могли не встретиться... Ты уж прости, что не остался с тобой, видно, зачем то я еще нужен здесь, на этой земле... А это Камир, малец мой... Нет, ты не думай, не сын, хотя для меня он теперь дороже родного... Ведь я с момента твоей смерти так и ни разу не посмотрел ни на одну женщину... И не посмотрю более... Хотя я еще мужик хоть куда, надо признать... Прости меня за все, прости меня за все, Рина, прости за то что не уберег, прости за то что пил и ругался и прятал от тебя бутылку в подполе... я знаю, ты не любила пьянства... Прости, что тогда, когда был нужен тебе, я был далеко и сражался совсем не за то, за что должен был... Прости... - Еще долго стоял мужчина на коленях, что-то беззвучно шепча и не обращая внимания на продирающий до костей стылый зимний ветер, до тех пор, пока его осторожно не тронул за плечо маленький мальчик лет пяти, закутанный по случаю мороза в просторную меховую шубу.
  -Она была твоей женой? - Робко спросил Камир, глядя на капитана своим серьезным совсем недетским взглядом.
  -Пойдем, парень. - Урхаган ласково взъерошил мальчику волосы на голове и, кряхтя, поднялся на ноги. - А то, я гляжу, ты у меня тут совсем замерз...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -И как там наши дела... - Рассеянно спросил Владыка Ночи, вглядываясь в икону, изображавшую двух влюбленных державшихся за руки с сияющими золотыми нимбами над головами. Святые Воронвэ и Ханна. Покровители всех влюбленных и обездоленных.
   И несмотря на то, что ныне они были изображены как возлюбленные, коими и были столетия тому назад, Вэл не чувствовал по отношению к своему невольному сопернику ни капли ревности. Лишь глубокое чувство благодарности за то, что тот подарил ему возможность, пусть и совсем ненадолго, побыть с самой прекрасной женщиной во Вселенной. Он никогда не забудет ни ее глаз, ни ее волос, ни ее запаха, ни ее светлой души. Никогда. Она воистину достойна того, чтобы объявить ее святой на все времена. Более чем кто-либо...
  -Да все вроде бы в порядке... - Также рассеянно отозвался Самхейн. - Даже на диво... В Мэртисе, да и в Сархалионе тоже. Джамаль вовсю восстанавливает старые порядки...
   Надо сказать, что после падения Радужного, Демиург Хаоса всерьез подумывал о том, чтобы раз и навсегда запретить культ Атона и вырезать всех его жрецов подчистую. Но потом он вспомнил свое правление в дни Темной Эпохи, и осознал, что, во-первых, так уже поступал, и, во-вторых, во что это впоследствии вылилось. И не стал ничего менять. Лишь объявил на главной площади, что отныне каждый может верить в то, во что он хочет, а тех, кто начнет силой навязывать другому свои убеждения, будет ждать самая суровая кара из всех возможных.
   Конечно, некоторые отдельные фанатики пытались бунтовать, но таковых сын Херреи, не мудрствуя лукаво, попросту развесил на деревьях на окраинах Орса, и люди присмирели. Фанатиков все же после чудовищных жертвоприношений Радужного осталось совсем немного, а остальные были либо недовольны правлением жрецов Атона, либо попросту были обычными не слишком далекими людьми, которых куда направишь, туда они и пойдут.
  -А что там с новым королем?
  -А что с королем? "Старший сын Авира" правит как оно и должно. Его Величество Рамон Первый Лотаринг! По-моему, звучит, ты не находишь?
  -И что аристократы вот так вот запросто проглотили эту байку о неизвестно откуда возникшем старшем сыне королевской династии?
  -Конечно, проглотили, куда бы они делись. - Хохотнул сын Херреи. - Жить то им охота... Тем паче, что Легион Хаоса тоже ест свой хлеб не даром. Да и темные братья во главе с Кхорусом... Столетия практики!
   Легион Хаоса действительно был полностью возрожден к жизни. А генерал Черт Залупный и тысячники Скотина и Дрищ (Лэрт, Дамир и Сикст соответственно) все же сумели взять себя в руки и вспомнить свои настоящие имена и получили бессмертие, став его живыми символами. Им Демиург Хаоса наказал во что бы то ни стало хранить легион. "Весь мир может рухнуть ко всем чертям, но Легион должен жить!" - Именно так дословно звучал его наказ...
  -Снова эти перестановки в названиях...- Поморщился Вэл. - И когда только это кончится... Только привыкнешь к одному, как на тебе... снова все вверх ногами...
  -Привыкай, дружище, такова жизнь... - Отмахнулся сын Херреи.
  -А что с этим собором Радужного? Я думал, ты его снесешь...
  -А на кой? - Искренне удивился Самхейн. - По мне, так лучшего места для новой академии волшебства не найти!
   -Уже присмотрел кого-нибудь подходящего на пост ректора?
  -А ты догадайся с трех раз... - Загадочно ухмыльнулся сын Херреи.
  -Да ну ладно... Да не может быть... Чтобы ты и...
  -Все когда-то происходит впервые. Вот и я, так сказать, наконец-то, нашел себе новое амплуа. Посмотрим, насколько хорошо оно мне подойдет...
  -С каких это пор ты посещаешь церковь Всевышнего? - В храме Атона неслышно появилась еще одна фигура, закутанная в просторную коричневую хламиду.
  -Ты? - Поднял бровь Самхейн. - Вот уж кого не ожидал встретить в моих владениях... Что я опять что-то там нарушил...
  -Мне надо с тобой очень серьезно поговорить и не здесь... - Не принял игривого тона сына Херреи Демиург Знаний.
  -Это о чем же... Предупреждаю, если ты хочешь заманить меня в ловушку, то...
  -Самхейн, я когда-нибудь лгал тебе?
  -Нет... - С усилием выдохнул оборотень. Что-то в тоне Кармоса заставило его сдержать резкий ответ, который он сперва планировал.
  -И я не сумасшедший вроде бы как, не правда ли?
  -Да вроде бы нет...
  -В таком случае говорю как на духу. Полчаса назад ко мне явился... Всевышний Атон...
  
  
  
  
   Эпилог.
  
  
  
  
  
   В этот день Герд и его компания как обычно торчали неподалеку от деревни и распивали местное пиво. Вообще то говоря, в деревне давно уже началась летняя страда, и они должны были вовсю трудиться, но несознательная молодежь ухитрилась таки увильнуть от работы, и теперь вовсю наслаждалась бездельем.
   Да что и говорить хорошо в такую погоду посидеть в теньке с кружечкой холодного эля... Жаль вот только Трухлявый куда то запропастился, не над кем травлю знатную устроить... Подох видать где-нибудь в лесу... Да и, как говориться, хрен с ним. Странный он был какой-то, хорошо хоть не заразный...
   Парни вовсю наслаждались незаслуженным отдыхом, как вдруг внезапно прямо перед ними в воздухе сгустилась мускулистая фигура мужчины с темными бездонными глазами, затянутая в боевую черную кожу.
  -Ну, что, Герд, я же говорил, что я о тебе не забуду... - Усмехнулся мужчина и медленно поднял над головой свой черный пластинчатый клинок.
  
  
  
   Март - апрель 2013.
  
  
  
  
  
  
  
   Об особенностях психологии адептов Сил Сотвореных Миров.
  
  
  
  
  
   Вообще, конечно, психология как наука вообще и психофизика отдельного существа в частности вещи настолько сложные, тонкие и запутанные, что, как говорится, изо всякого правила здесь всегда существует свое исключение. Но в целом все же есть некоторые общие закономерности поведения приверженцев той или иной Силы, которые я сейчас и постараюсь как можно более полно раскрыть в последующих строках.
  
  Сила Высоких Сфер. - Ее адепты, как правило, кротки нравом, нерешительны, застенчивы и крайне склоны к рефлексии. Однако при этом очень остро чувствуют чужую боль и страдания и уж если считают свое дело правым, то, несмотря на все вышесказанное, сражаются до последнего. Причем адепты Силы Эфира - странники и бродяги по натуре, не выносят шумных компаний, любят одиночество. А приверженцы Силы Жертвенности повсюду ищут тех, кто, по их мнению, обижен жизнью и стремятся это исправить всеми имеющимися в их наличие силами. Такова уж их натура.
  
  Энергия. - Ее адепты стремительны и энергичны в своих порывов. Порой излишне резки, не выносят когда с ними спорят. Склонны к шаблонному мышлению, и, как правило, имеют определенную идею фикс. Одержимы в отличие от предыдущих сущностей спасением целых народностей и миров, а не отдельных индивидуумов. Иногда от хороших побуждений могут наворотить таких дел, что даже темные, как говориться, аплодируют стоя. Причем те, кто от Огня крайне задиристы, а от Света - терпеть не могут проигрывать любые споры.
  
  
  Порядок. - Ее служители догматичны, уравновешены. Любят во всем порядок и гармонию. При этом достаточно холодны в проявлениях чувств и не слишком милосердны. Не терпят слабости в любых ее проявлениях. Слабость для них - нарушение гармонии мира, и должна быть искоренена, посему эти сущности могут проявлять жестокость, но не сверх необходимого. При этом адепты силы Земли делают, как правило, физическую силу своим плефиксом. А силы Твердости - силу духа.
  
  Жизнь. - Ее адепты гармоничны в своем развитии, спокойны и воспринимают любые проявления мира как должное. При этом жестоки, как может быть жестока сама первозданная природа. И цель это торжество жизни повсюду, где только можно, и для достижения подобного они не гнушаются никакими средствами. Честь для них, в отличие от служителей Порядка, для которых данное слово, как правило, является священным - пустой звук. При этом адепты Воды в большей степени обращены в себя, а Силы Роста - как правило, на захват новых ареалов обитания для своего вида.
  
  
  Совершенство. - Ее адепты холодны в чувствах и разуме, и одержимы улучшением собственной личной природы. Это их плефикс. Для достижения подобного они не гнушаются ничем. Сила Совершенства - это Сила Бездны, поэтому жалость и милосердие данным сущностям вообще не свойственны. Первые четыре типа все же в той или иной степени подвержены этим чувствам. При этом Время ориентировано в большей степени на совершенствование тела, духа и разума, а Холод - на внешнюю силу, то бишь на доминирование над другими сущностями.
  
  Смерть. - Адепты смерти - истые фанатики по сути. Они одержимы искоренением Жизни повсюду, где только возможно. При этом они не лишены и стремления к самосовершенствованию, но оно у них не возведено в абсолют, как у адептов предыдущей силы. Для достижения своих целей данные сущности не жалеют ни себя, ни других. Причем существа Гибели в большей степени ориентированны на разрушение, в то время как Тление (раттанхи, к примеру) в большей степени ориентирована на сохранение и совершенствование собственной сути.
  
  Инфракосмос. - Адепты данной силы, грубы, безжалостны и рады доставить иным сущностям столько страданий, сколько вообще в принципе возможно. Это их хлеб и их источник жизни. Но к тому же они получают от выкачки гавваха и изрядное удовольствие. Жалость и сострадание им попросту не свойственны и вызывают в них лютую ненависть, ибо такова их природа. Причем Тяжесть в большей степени ориентирована на мучения жертв и получение удовольствия от этого, а Вампиризм - непосредственно на получение силы от данного процесса.
  
  Хаос - Адепты этой силы склонны проявлять все те черты характера, которые свойственны всем семи предыдущим силам. Ведь недаром в Великой Октаве сил Хаос звучит слитным аккордом всех семи предыдущих. Так что при таких реалиях предсказать, как они поведут себя в той или иной ситуации практически невозможно. Они могут проявить и милосердие, как адепты Силы Высоких Сфер, а потом вдруг ни с того, ни с сего, показать такую запредельную жестокость, которая не снилась и адептам силы Инфракосмоса. Именно поэтому твари Хаоса считаются самыми опасными из всех, и с ними в меньшей степени стараются иметь дело представители иных сил. Причем Тьма в большей степени ориентирована на сохранение и усиление собственного бытия любой ценой, а Трансформа любит различного рода эксперименты и приключения, причем самого разнообразного толка.
  
  Так мы видим, что в каждой Великой силе одна из Малых сил нацелена на внешнюю сторону жизни, а другая - на внутреннюю.
  
  
  
  
   Бестиарий (продолжение).
  
  
  
  
  
  
   Карны - Гигантские ящеры, похожие на земных стегозавров с могучим шипастым гребнем на спине. Покрыты непробиваемой костяной броней с ног до головы. Обладают чудовищной пастью и очень коренастым телосложением. Были бессмертны. Вес - две тонны. Длина 5- 7 метров. Впрочем, иногда встречаются и более крупные экземпляры. На данный момент вымерли, так как были полностью истреблены геронами еще в Эпоху Хаоса. Именно в такого ящера превращался Карнатхор.
   Хранители. - Неисчерпаемые огромной силы. Могли черпать энергию прямиком из потоков сил мира, в котором обитали, по сути, сливаясь с ними. Однако в отличие от смертных не так зависели от них и практически не теряли силы или тем паче индивидуального контура энергии, оставаясь способными к магии и без этой подпитки, хотя, конечно при таких реалиях и доступная им сила становилась меньше.
  
  
  
  
   Твари Танриса. ( Все твари бессмертны.)
  
  
  
   Мэнгры - Карлики с сиреневой кожей и длинными живыми волосами. Уроженцы Танриса. Бессмертны. Ростом по колено человеку, вес около 30 кг. При этом очень сильны и быстры физически. Бесполы. Имели на своей территории древа-матки, которые выращивали мэнгров подобно плодам.
   Древа-матки. - Могучие деревья с чудовищными пастями лишенные листьев. Выращивали плоды, из которых вылуплялись мэнгры. Один-единственный раз за всю жизнь такая матка выбрасывала из себя ярко-сиреневое семя, которое служило источником жизни очередной матки. Бессмертны. Мэнгры заботливо сажали его и ухаживали за подобным семенем, ибо от этого также зависело продолжение и рода. Деревья-матки способны передвигаться и выкапываться из земли, а также атаковать противников. Отношения между ними и мэнграми можно охарактеризовать как полноценный симбиоз.
   Минотавры - люди-быкоглавцы ростом более двух метров. Вес - около 200 кг. Бессмертны. Покрыты плотной буро-коричневой кожей с очень коротким мехом. Сражались секирами, металл для которых изготавливали сами.
   Сатиры - Козлоглавцы. Были покрыты светло-коричневым мехом. Ростом с людей и весом около ста килограмм. Миролюбивы нравом. Оружие - серпы из металла минотавров.
   Архи - потомки ангелов Солирры. Могучие бессмертные люди с белыми орлиными крыльями. Были вооружены парными длинными клинками, которые изготавливали сами. Умели летать.
   Птэрхи - Люди с темными орлиными крыльями и орлиными головами. Извечные враги архов. Были вооружены короткими копьями, которые делали сами.
   Волгры - Серые комья протоплазменной слизи размером с человека или больше. Обитали в пустыне Тхаш. Могли при необходимости достаточно быстро передвигаться, но, как правило, лежат на одном месте, изображая из себя валуны и экономя энергию. Переваривали практически все, что затягивали в себя. Размножались делением, но лишь несколько раз за всю жизнь.
  
  
  
  
   Аннотация. (На обложку).
  
  
  
  
  
   Силора - уникальный мир. Мир бесчисленных рас и народов самого разнообразного и причудливого толка. Мир, который пережил огромное количество потрясений, но вопреки всем и всяческим перипетиям, приключившимся с ним до сих пор еще жив. Однако на этот раз ему противостоит враг невиданной силы. Враг, который уже поглотил огромное количество иных миров, и который не привык отступать и проигрывать.
   Но не стоит забывать о том, что силорцам уже не раз доводилось побеждать даже самых могучих и неодолимых с виду противников. Побеждать вопреки всему...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Карта мира Силоры.
  
  
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"