Созутов Семен Евгеньевич: другие произведения.

Летописи Танарты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Все летописи Танарты в одном файле. (Вся "Башня Теней" плюс первая часть "Историй древних героев").

  
   Истории древних героев.
  
  
  
   История первая. Авар.
  
  
  
  
  
   Пролог.
  
  
  
  
  
  
  
  -Идра!... Идра! Где ты, мать твою!... - в дупель пьяный здоровенный мужик под пятьдесят, заросший густой сивой бородой до самых глаз свирепо ругался, пытаясь отыскать свою непонятно куда запропастившуюся жену.
   Та же в свою очередь забилась в угол дровяного сарая, тщетно пытаясь унять дрожь и дикую боль в животе. Идра была на последнем месяце беременности. А еще Идра была крестьянкой, проживавшей на окраине славной Кортурской империи вместе с мужем-забулдыгой в маленьком покосившемся домике.
   Старый Дибр был законченным пьяницей уже довольно давно и ни в какую не желал исправляться. К тому же он обладал изрядно злобным нравом и донельзя тяжелой рукой, так что несчастная девушка частенько оказывалась крепко бита за любую даже самую малую провинность, а то и вовсе без оной.
   Вот и сегодня Дибр снова с самого утра добре нарезался самогонкой и начал гонять жену. Причем его не смутило даже то, что она была беременна. Идра, пользуясь опьянением супруга, сумела убежать, но тут как назло ее скрутили сильные схватки внизу живота. Похоже, пришла пора рожать.
   Девушка выгнулась дугой и отчаянно закричала. Боль была резкой и сильной, но младенец вышел неожиданно легко. Был он весьма мал даже для новорожденного, однако вроде бы родился здоровым. Наскоро осмотрев ребенка, женщина испуганно сжалась. Дибр как бы сильно не был пьян, не мог не услышать ее крик.
   Однако сегодня ей повело дважды. Ее муж был настолько пьян, что по ходу поисков жены запнулся о полено во дворе и рухнул на землю, сильно ударившись головой, отчего тут же вырубился и оглушительно захрапел, так и не отыскав свою благоверную.
  
  
  
   Глава первая. Звереныш.
  
  
  
  
  
   Большие серые птицы ходят и летают по двору, опасливо подбирая крошки хлеба и прочей еды завалявшейся на земле. Угрюмый худой мальчуган в лохмотьях с грязными темными волосами с длинной седой прядкой пристально наблюдает за ними, сжавшись, словно дикий зверь.
   Он не знает названия этих птиц, ему просто очень хочется есть. Не знает он также и своего имени. Он вообще не умеет разговаривать. Потому что не научили. Потому что все время, сколько он себя помнил, он сидел на цепи, словно дворовый пес, ночуя в грязной собачьей конуре.
   Воровато, оглянувшись, мальчуган бросил в сторону птиц несколько хлебных крошек. Те, заинтересовавшись угощением, подошли ближе. Еще бросок. Птицы подошли еще ближе... ближе... Росчерк! Фигура паренька метнулась, словно темная тень, схватив худыми, но невероятно цепкими руками одного из голубей.
   Тот, было, затрепыхался, но мальчуган одним движением свернул ему голову и скрылся в конуре. Уже там, в безопасности он с наслаждением впился острыми крепкими зубами в шею птицы и начал жадно сосать кровь. А затем, наскоро ощипав перья, разодрал тушу голубя надвое и с наслаждением принялся поедать сырое еще теплое мясо. Ммм, вкуснота...
   Сегодня ему повезло. Он не остался голодным, хотя подобное нередко, надо признать, случалось с ним. Папаша Дибр своего отпрыска не кормил вообще. Иногда, правда, его подкармливали соседи, но они сами были бедны и посему не могли дать многого.
   Мать же парня умерла вскоре после родов. Дибр не соизволил тогда расщедриться на лекаря, и она померла от внутреннего кровотечения. После этого Дибр хотел, было снова жениться, но никто из женщин в деревни не счел сего кандидата достойным своего внимания, и посему, не достигнув успехов на любовном поприще, он окончательно превратился в никчемного пьяницу.
   Мальчуган же рос как дикий зверек. Непонятно как он вообще не помер еще во младенчестве, но чудеса, по всей видимости, все же иногда случаются, и он выжил. Однако, папаша, когда сын более-менее подрос, посадил его на цепь примерно в возрасте трех лет, чтобы тот не мешал ему пить.
   Ныне парню было пять, а он до сих пор не умел говорить и даже не имел собственного имени. Однако интеллектом и инстинктами природа явно его не обидела. Звереныш рос, набирался сил, и все чаще пробовал на прочность свою цепь.
   Папаша редко заглядывал к нему. Лишь тогда когда был не слишком пьян, и ему требовалось сорвать на ком-нибудь свою злобу. И тогда он бил парня кнутом. Правда, издали, поскольку однажды тот ухитрился вцепиться ему зубами в ногу и разорвать плоть до мяса. И такая злоба была тогда в пятилетнем мальчике, что даже Дибр, бывший далеко не робкого десятка не осмелился более приближаться к нему.
   А в свободное время, в те редкие минуты, когда мальчик не был голоден, он смотрел на голубей, летавших по двору. Он мечтал сам стать птицей и улететь прочь из опостылевшей собачьей будки, и вот однажды ощутил, как его тело начало вопреки всем законам гравитации подниматься над землей...
   Радость, восторг, упоение... Нет, эти чувства не описать обычными человеческими словами. Нет тех слов, чтобы описать чувства во время полета того, кто изначально был рожден без крыльев. Мальчуган испытал их в полной мере.
   Однако жизнь научила его относиться ко всему прагматично. Пусть не через разум, пусть на одних инстинктах, но он начал тренировать свою новую способность. Несколько месяцев он летал по ночам вокруг собачьей будки, насколько позволяла ему его цепь, пока вся деревня спала. И вот, наконец, однажды ночью проржавевший металл не выдержал, и цепь оборвалась.
   Мальчуган с диким ликующим визгом взвился высоко в воздух. Его первой мыслью было лететь прочь. Лететь прочь как можно быстрее от того ада, в котором он был рожден. Однако затем неожиданно новая мысль пробилась в его мозг.
   Тот бородач, который бил его и посадил на цепь, сейчас валяется пьяным в доме. Мальчуган знал это, ибо дверь была не заперта, и богатырский храп Дибра разносился далеко окрест. Идеальная добыча для воров была бы, если б у Дибра было бы еще что брать.
   Темная злоба вспыхнула в душе мальчика. Его обидчик должен быть наказан. Широкий мясницкий нож был воткнут в деревянную колоду, на которой Дибр иногда резал кур, одним ударом отрубая им головы. Мальчик видел это не раз...
   Выдернуть его оказалось не так уж и трудно по сравнению с разорванной цепью так и вовсе сущий пустяк. Мальчик осторожно вошел в дом. Дибр валялся прямо на полу, раскинув руки, и громко храпел. Дальше он уже не колебался ни мгновения. Темный инстинкт сам подсказал ему, что нужно делать. Одно быстрое движение, и бородач захрипел перерезанным горлом. Он умер, так и не проснувшись. Сегодня мальчик сполна отомстил судьбе за свои предыдущие унижения.
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Эй, парень!... Да, ты, я тебе говорю!... Подойди сюда!
   Девятилетний парнишка в грязных лохмотьях злобно окрысился и зарычал. Трое молодых парней явно бандитской наружности захохотали.
   После того как мальчик убил своего отца, он четыре года скитался по западному Кортуру, воруя еду и ночуя где придется. На глаза людям он старался по возможности не попадаться, следуя инстинкту. Вот в одной из подворотен небольшого городка Трин он и наткнулся на тамошних головорезов.
  -Ты гляди, а парень то с норовом!
  -Ничего, нам как раз такие и нужны... - Хмыкнул другой. - Эй, парень, как тебя зовут? Имя есть?
  -Аааррр... аааррр....
  -Авар? Твое имя Авар? Прям как у благородного... Слышь парень, есть хочешь? Пойдем со мной... - Бандит помахал перед лицом мальчика краюхой черного хлеба.
   Мальчик сглотнул голодную слюну. Есть он хотел. И сильно.
  -Ну, давай иди же... - Подначивал головорез. - Мы тебя не тронем...
   Мальчуган недоверчиво покосился на него, но все же подошел и быстро выхватил краюху из руки бандита. Тот попытался, было поймать его за шиворот, но мальчик в ответ на это злобно зашипел и стремительно взвился в воздух, отлетев шагов на десять назад.
  -Слышь, ты это видел... Ну ничего себе...
  -Слушай, Курм, может ну его к тьме? Сам же видишь, не человек он... - Неуверенно протянул один из бандитов.
  -Человек не человек, а парень с такими талантами нам в любом случае не помешает. - Нахмурился Курм, загорелый мускулистый черноволосый парень лет двадцати пяти. - Эй, парень, подойди ко мне!... Да не бойся, больше тебя никто здесь не тронет! Ты же есть хочешь, а у нас в ухоронке еще много еды для тебя!... Ну?... Пойдешь?... Пошли, пошли... Ну вот и славно...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Так мальчик попал в банду Курма. Они промышляли в одном из бедных районов Трина кражами и грабежами, живя в одном из городских подземелий. Иногда парни совершали и убийства на ночных улицах города, но с этим все же старались не перебарщивать, ибо тамошняя стража все же не зря ела свой хлеб, и на убийц охотилась особенно рьяно.
   Всего в банде было около полутора десятков человек, причем лишь пять из них были взрослыми парнями как сам Курм. Остальные же были подростками, а то и вовсе совсем еще пацанятами наподобие самого Авара.
   Авар... звучное, красивое имя. И сильное. Оно пришлось по душе мальчику, и теперь он откликался только на него. Его способности преступники использовали для того, чтобы проникать в богатые дома через распахнутые окна. Причем добыча в таких случаях всегда доставалась старшим, а Авара потом только сытно кормили.
   Курм вообще был крайне невысокого мнения относительно интеллекта мальчика, поскольку тот до сих пор даже не говорил. Остальные необычного паренька побаивались и не задирали без нужды, но при этом и сближаться не пытались. Посему вышло так, что Авар был единственным в банде, кто совсем не имел друзей, если не считать, конечно, самого Курма, но тот больше относился к нему со снисходительной заботой сопряженной с жаждой наживы на его способностях, нежели реально любил, посему дружбой подобные отношения можно было назвать лишь с очень большой натяжкой.
   Однако Авар на самом деле был далеко не так прост, как казался на первый взгляд. Все то время что он провел в банде Курма, мальчик учился. Присматривался к людям, прислушивался к их разговорам, и вот через четыре года после того памятного дня, когда и состоялось их знакомство, он неожиданно для всех подошел к Курму, который как раз был занят подсчетом добычи, и решительно выдал.
  -Я хочу свою долю.
   Народ в ухоронке пораженно уставился на него. Ни разу, подчеркиваю, ни разу до сего момента мальчик не произнес ни слова. Многие вообще считали его за дикого зверя, неведомо зачем принявшего человеческий облик. И вот на тебе...
  -Ээээ... я понял тебя. - Стараясь справиться с потрясением, выдавил из себя Курм. Он был сильнее всех в банде, однако Авара, несмотря на его двенадцать лет и крайне невнушительную комплекцию по понятным причинам инстинктивно опасался, и теперь не решился ему отказать.
   Худой, грязный с длинными черными волосами, в которых явственно проглядывалась седая прядь и диким огнем в глазах, Авар, тем не менее, сейчас выглядел грозно.
  -Так сколько ты хочешь?
  -Шестую часть от всего. И так теперь будет всегда.
  -Ладно, уговорил...- Натужно рассмеялся Курм и протянул ему горсть серебряных монет. - Теперь мы в расчете?
  -В расчете. - Серьезно кивнул Авар и направился восвояси. Сегодня у него был повод для того, чтобы гордиться собой...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  -Нет, так дело не пойдет... - Курм раздражено вышагивал из угла в угол. В их ухоронке было два помещения. Одно побольше предназначалось для "молодняка", другое поменьше для "старших", элиты банды. Сегодня там проходил закрытый совет на котором присутствовало всего два человека... - Сегодня он требует от меня доли, а завтра захочет занять мое место... Этому не бывать!
  -Ну, так что, прирежем ночью по-тихому и вся недолга! - Хмыкнул другой парень, похожий на Курма как родной брат. Им он, к слову, сказать, и был.
  -Не скажи, Шевр. - Не согласился главарь. - Спит он чутко, да и потом,... а вдруг его вообще нельзя убить?
  -Ну это уж ты перегнул... Помнишь он тогда порезался ножом?
  -Ага, и порез зажил за день!
  -Но все же...
  -Нет, не будем рисковать. - Отрубил Курм. - Завтра у него дело... Вот и сообщим куда надо... Пусть с ним городская стража разбирается... У них все одно опыта больше в этих делах...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Выходя на очередное дело, Авар не особенно нервничал. Подумаешь, делов то влететь в дом, забрать все мало-мальски ценное, да и смыться по-тихому! С его то опытом... плевое дело!... Нет все же надо было потребовать у Курма не шестую часть а половину... А то что это за дела, он работает, а они жируют за его счет... Нет, с этим пора завязывать...
   Рассуждая таким образом, Авар не заметил как достиг нужного дома. В этом квартале жили состоятельные граждане, и тут всегда было чем поживиться. Правда, данный район контролировали совсем другие банды более сильные и многочисленные, но это ничего не значит. Он не оставляет следов. А значит ни его банде, ни ему самому ничего не угрожает.
   Окно в доме по летнему времени было широко распахнуто. Двухэтажный особняк из темного кирпича. Дом, который он возьмет сегодня. Долгие колебания были не в природе парня. Фигура в лохмотьях взвилась высоко в воздух и влетела в окно. Чья-то спальня. Пустая. А на столике золотые украшения... Неслыханная удача!
   Вот только почему горит ночник? Что здешние обитатели настолько богаты, что могут позволить себе жечь масло, не экономя? Похоже на то... Авар уже протянул руки к украшениям, как вдруг внезапно на его голову обрушился тяжелый удар, и свет померк в его глазах...
  
  
  
   Глава вторая. Турак.
  
  
  
  
  
   Очнулся Авар уже в грязной тюремной камере на вонючей подстилке из соломы. Было здесь душно, донельзя воняло, и по камере туда-сюда сновали крупные серые крысы, однако парню было не привыкать. Доводилось ему бывать в местах и похуже...
   Более менее придя в себя, Авар выругал себя самыми последними словами. Расслабился, зазнался, почувствовал себя неуязвимым... ну и как следствие получил то, что заслужил. На деле нельзя расслабляться... Все время надо на стреме быть...
   Однако же крепко его приложили. До этого раза Авара еще никто не вырубал, а ведь случалось ему схлестываться в драках с парнями гораздо старше и тяжелее себя. И он всегда побеждал. А здесь, поди ж ты, опростоволосился...
   Через несколько часов здоровенный угрюмый стражник принес ему миску какой-то вонючей каши и кружку воды. Авар с аппетитом поел, а затем провалился в долгий тяжелый сон...
  
  
  
   ***
  
  
  
   Проснулся он от грубого пинка под ребра. Тот самый стражник, что принес ему еду, мрачно посоветовал ему побыстрее подымать свою задницу и идти за ним. А то господин следователь ждать не любит.
   По грязным тюремным коридорам Авара ввели в небольшое помещение, где стоял большой письменный стол, за которым сидел невзрачный человечек лет сорока в красном мундире и что-то сосредоточенно писал.
  -К капитану обращаться, Ваша Милость. - Злобно прорычал стражник на ухо Авару и грубо пихнул его внутрь.
   Авар разочарованно выдохнул. Окон здесь не было, а значит, на побег нечего было и рассчитывать. Свет давали несколько факелов, висевших на стенах.
  -Кто такой? Имя. Сословие. - Брезгливо процедил человечек, отрываясь от писанины.
  -Авар. Бродяга. - Поколебавшись, выдал паренек.
  -Ваша Милость! - Грубо ткнул его кулаком в спину давешний стражник.
  -То бишь сословия своего не знаешь? - Прищурился следователь.
  -Отец крестьянином был... вроде бы... Ваша Милость...
  -Ясно. Где проживал отец?
  -Не помню, Ваша Милость ...
  -Сам где живешь?
  -Где придется...
  -Понятно... Зачем влез в дом ювелира Лама?
  -Есть хотел, Ваша Милость.
  -А украшения зачем крал?
  -Я не крал, я только посмотреть, Ваша Милость ...
  -А ты у нас еще и шутник, оказывается... - Неприятным голосом протянул следователь. - В бандах состоишь?
  -Нет, один я, Ваша Милость ... - Протянул Авар. Товарищей сдавать нельзя. Непреложный закон улицы. Да и самому Авару подобное претило на глубинном уровне.
  -Ясно... Ну что ж, все очевидно. Бродяжничество, попытка кражи со взломом.
  -Я ничего не ломал...
  -Молчать! Так о чем бишь я... Ах да... Попытка кражи со взломом. Приговор ясен. Пятнадцать лет каторги.
  -За что?
  -За все хорошее. - Отчеканил следователь, холодно уставившись в серые глаза растерянного Авара, а затем, уже обращаясь к стражнику, брезгливо процедил. - Увести преступника...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Через два дня Авара этапировали к месту отбывания наказания. Тот все надеялся подгадать удобный момент и улететь куда подальше, но стражники, перед тем как вывести его на улицу из здания городской тюрьмы набили ему на шею и запястья тяжелые деревянные колодки, в которых далеко не улетишь, тем паче, что стражи, помимо всего прочего были вооружены еще и арбалетами.
   Сам этап состоял из трех десятков осужденных, также забитых в колодки и двух десятков конных стражей, которые нещадно погоняли их кнутами по ходу движения. Путь до места отбывания наказания занял у колонны конвоируемых четыре дня.
   Каторга располагалась совсем неподалеку от границ Кортура и Туннакра еще западнее Трина. Здесь заключенные добывали золотую руду. Большой лагерь с разбросанными повсюду деревянными бараками не был обнесен забором или рвом, зато каждому каторжанину здесь едва снимали колодки, тут же на ногу надевалось тяжеленное железное ядро, с которым и ходить то было трудно, не то что бегать. Снять его самостоятельно не было практически никакой возможности. Разве что напрочь отпилить себе ногу. Посему здешние заправилы не особенно опасались побега.
   Сам лагерь был разделен на две части. В первой располагались жилища гарнизона пограничной стражи, которая по совместительству также охраняла и самих каторжан. Во второй же ютились бараки осужденных. Эти постройки были поплоше и не столь добротно сделаны, однако заключенным было не из чего выбирать.
   Авара определили жить в один из бараков. Старшим над бараком оказался Турак. Пожилой крепкий дядька лет пятидесяти. Наполовину туннакрец, наполовину кортурец. Староста барака оказался справедливым человеком, чуждым гонора и дешевых понтов. Он тут же указал новичкам на их спальные места, а затем весь барак отправился на боковую, поскольку время уже было довольно позднее, а на завтра их всех, как впрочем, и всегда, ждала тяжелая работа...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
   Авару не спалось. Нечто тревожное ли витало в воздухе, или парень просто перенервничал из-за прибытия на новое место, но он никак не мог уснуть. Лежа на спине с открытыми глазами, он неожиданно заметил неясную темную тень, метнувшуюся в тот угол, где располагалась шконка старосты.
   Дальше уже действовали инстинкты. Стремительно соскользнув со своего лежака, парень неслышно как кошка пробрался следом, подхватив на руки ядро, чтоб не гремело. И вовремя. Он успел перехватить руку мужчины в тот самый момент, когда он уже занес деревянную заточку над спящим Тураком.
   Злоумышленник попытался, было бороться, но тут острые зубы гибкого Авара впились ему в ухо, и тот, не выдержав, заорал от боли. От криков проснулся сам Турак и практически весь барак.
  -Что здесь происходит? - Грозно уставился он на замерших Авара и его соперника.
  -Да вот, старшой, этот хотел тебя прикончить! - Злобно уставился мужчина на угрюмого Авара.
  -Да ну? - Не поверил Турак. - И зачем тебе было это надо, парень? - Повернулся он к Авару.
  -Он лжет. - Прорычал Авар. - Он сам хотел тебя убить...
  -Ну что твое слово против его. - Задумчиво протянул Турак. - Да только тут вот какая несостыковочка получается, Игр. Заточка то у тебя в руке... Да и потом ты что, хочешь мне сказать, что этот пацан, едва придя сюда, стал бы меня убивать? Зачем... А вот то, что ты давно на мое место метил, ни для кого не секрет... Ну что, сам во всем сознаешься или помочь тебе?
  -Да пошел ты! - Злобно ощерился Игр. - Ты давно уже всем поперек горла со своими правилами!
  -Ну, коли так, пущай народ сам мне об этом скажет. - Пожал плечами Турак. - Есть здесь такие, кто считает также как Игр?... Нет?.... - С этими словами он коротко кивнул, и трое здоровенных заключенных, громыхая ножными ядрами, сноровисто скрутили Игра. Один из них деловито перекрыл ему широкой ладонью рот и нос и, дождавшись, пока тело перестанет дергаться, брезгливо выпустил обмякший труп.
  -Ну, все вопрос решен. - Флегматично хмыкнул Турак. - А ты, парень, давай ка перебирайся ко мне поближе. - Улыбнулся он Авару. - Мне такие люди как ты здесь ох как нужны...
  
  
  
   Глава третья. Бои.
  
  
  
  
   Так Авар стал одним из приближенных Турака. Это означало, что ему теперь не нужно было ходить на работу вместе с остальными заключенными, а вместо этого он должен был с еще десятком самых крепких и свирепых обитателей барака присматривать за порядком.
   Было это не так уж и легко как на первый взгляд. Нередко приходилось устраивать разборки с силовиками других бараков за лучший кусок земли, которые нередко кончались кровавыми драками. Стража на подобное смотрела обычно сквозь пальцы.
   Элита заключенных держала в повиновении остальных осужденных, получая взамен лучшую кормежку и право не работать вместе с остальными. При этом, однако, в бараке Турака все было более или менее по справедливости. Да, его люди не работали, но при этом они обеспечивали порядок, в корне пресекая стычки между рядовыми заключенными, да к тому же выбивали для них лучшие участки для работы и еду. Так что все познается в сравнении...
   К тому же в лагере существовало еще одно развлечение. Бои без правил. Бои без правил устраивались между осужденными на совершенно законных основаниях с ведома охраны, которая и сама была весьма падка на подобные зрелища.
   К тому же на бойцов делались ставки и зачастую немалые, что служило дополнительным источником заработка для охраны и некоторыми привилегиями для заключенных. Авар тоже вызвался участвовать.
   Сперва Турак поставил его против молодого парня Рена из своего окружения. Был тот молод, лет восемнадцати, среднего роста и весил около восьмидесяти килограмм. Смуглое мускулистое тело его было лишено даже малейшего намека на жир.
   Турак специально поставил Авара против Рена, чтобы тот понял, что двенадцатилетнему парню в таких поединках участвовать нечего, однако все повернулось не так, как он рассчитывал. В Аваре на данный момент не было и пятидесяти килограмм, однако мистическая сила, которой он обладал, позволяла ему наносить гораздо более резкие и сильные удары, нежели обычно наносили люди его веса.
   Поединок проходил на улице. Было довольно жарко, да к тому же сильно мешало ядро на ноге, но... его противник также был скован и потел не меньше, так что Авар все же рассчитывал сегодня на победу. Рен начал поединок неторопливо. Он был уже довольно опытным бойцом, несмотря на юные годы и потому неторопливо вышагивая вокруг Авара, неожиданно резко нанес ему прямой удар правой ногой.
   Авар пропустил ее над собой, присев, а затем резко выпрямился. Не ожидавший этого Рен растянулся на земле, однако тут же вскочил и обрушил на него целый град ударов руками. Если бы не ядра, сильно сковывающие движения обоих, Авар вряд ли выдержал бы этот натиск. А так ему удалось подхватить свое ядро на руки и резким прыжком, подкрепленным магией разорвать дистанцию.
   Рен вынужденно замешкался, и Авар, пользуясь этим вновь высоко подпрыгнув, оказался прямо перед его носом и нанес ему два быстрых хука слева и справа. Оба удара попали плотно, и Рен поплыл. Третий удар, апперкот правой, довершил начатое, отправив самоуверенного юношу в глубокий нокаут.
   Зрители, наблюдавшие за поединком, восхищенно заорали. На их памяти это был первый раз, когда столь юный парень участвовал в подобном. А тот факт, что он еще и одержал победу...
  -Поздравляю, парень. - К довольному Авару приблизился Турак. - На вот держи тебе за труды. В ладонь юноши перекочевала серебряная монетка. - Однако как же ты силен! С этой штуковиной и так высоко прыгать... Представляю каким ты станешь, когда вырастешь... Недооценил я тебя, недооценил... Ладно, то дело прошлое, что же до нынешнего... Завтра у нас бои с другими бараками. Нужны победы. От этого, сам понимаешь, многое зависит. Хочу тебя в один из поединков поставить. Как, сдюжишь?
  -Постараюсь. - Серьезно кивнул головой Авар.
  -Постарайся, парень, постарайся... И помни. От того, как ты себя завтра покажешь, во многом зависит твое дальнейшее будущее...
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   На следующее утро заключенные и охрана собрались в самом центре лагеря, где земля была вытоптана практически до идеально ровного состояния. Там же белой краской был очерчен круг, своеобразная арена, за который заступать было запрещено под угрозой поражения. Здесь должны были проходить поединки бойцов. Терять время даром было не в характере здешнего контингента, и посему бои начались, едва прибыл тысячник гарнизона, гроза всего лагеря, важный тучный усатый человек по имени Дамбит.
   Первые два поединка не особенно впечатлили собравшихся. Затем выпал черед идти Авару.
  -Давай, парень не подкачай. - Хлопнул по плечу парня Турак. - Я на тебя поставил изрядную сумму...
   Шагнув в круг, Авар внимательно пригляделся к своему противнику. Тот был молодым полноватым парнем, причем по классу боя явно ниже Рена, так что Авар не особенно нервничал, однако рисковать не стал и, едва прозвучал сигнал к началу поединка, высоко подпрыгнул и мгновенно преодолев расстояние, отделявшее его от соперника со всей дури врезал ему головой в переносицу.
   Сила удара была такова, что у Авара на миг потемнело в глазах. А его соперник так и вовсе рухнул как подкошенный с напрочь расквашенным носом. Было понятно, что больше он уже не поднимется.
   Заключенные при виде этого зрелища принялись восторженно орать и улюлюкать. Бой их явно впечатлил. Особенно тем, что в нем участвовал совсем еще юный парнишка, мальчик по сути.
  -Нда... и где ж ты откопал такое сокровище? - в широкую ладонь Турака перекочевал увесистый кожаный мешочек, в котором приятно позвякивало серебро.
  -Где откопал, там уже нет. - Отшутился староста барака.
  -Слышь, а давай новое пари! - не унимался Ильхор, молодой капитан кортурской стражи. - Поставим твоего парня против Имаза! Как, хватит смелости рискнуть?
  -Рановато ему драться против него. - Нахмурился полукровка. - Пацан он еще совсем...
  -Нет, погоди, так дело не пойдет. - Неприятно сощурился капитан. - Я сейчас по твоей милости крупно проигрался. А я этого крайне не люблю. Так что думай. Или выставишь своего против Имаза, или тебя и твоих людей ожидают крупные неприятности. Ты знаешь, я смогу тебе это устроить. Тем более в связи с недавним убийством одного из твоих людей. Я закрыл на это глаза тогда,... но могу и открыть... Так как?
  -Хорошо, уговорил. - Через силу выдавил из себя Турак. - Только пусть этот бой будет последним, лады? Все же парню надо отдохнуть, настроиться...
  -Лады. - Хищно усмехнулся Ильхор. - Думаю, бой этот станет отличным завершением сегодняшнего шоу...
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  
   Бои продолжались до полудня. Люди Турака были сегодня в ударе. Из десяти поединков они проиграли лишь три, и это считалось очень хорошим результатом, благо остальные бараки выставляли на поединки своих лучших бойцов.
   И вот, наконец, финальный бой. Авар против Имаза. Имаз был тяжеленным коренастым мужиком с изрядной долей лишнего веса и огромной силы. На сегодняшних боях он поверг уже двоих бойцов, причем последнего поднял над головой и сломал о колено как деревянную куклу. Несчастный умер на месте...
   Имаз лениво разминался в своем углу. Он не нервничал вообще. Да мальчишка конечно бесспорно силен для своих двенадцати лет, но... ему всего двенадцать! Что это за боец... Тем более против взрослого стадвадцатикилограммового мужчины, который половину жизни прослужил в Кортурской армии, воевал против Туннакра, и лишь по воле судьбы злодейки стал узником этого проклятого всеми богами места.
   Авар начал поединок осторожно. Сперва он долго присматривался к сопернику, который в свою очередь разглядывал его словно некое диковинное насекомое, а затем неожиданно резко ударил его кулаком в лицо. Удар достиг цели и разбил Имазу губу, но тот вдруг неожиданно резко нанес ответный удар, и парнишка кубарем покатился по земле.
   Богатырь не спешил добивать его, лениво оставаясь на месте, лишь утер кровь с разбитой губы. Похоже, он все еще не воспринимал Авара всерьез. Его соперник поспешно вскочил. Удар Имаза основательно встряхнул его, но парень оправился быстро.
   Имаз же, видя, что соперник поднялся на ноги, лениво подошел и нанес ему точно такой же удар, как и в первый раз. Но Авар успел подхватить свое ядро и выставить его перед собой. Великан взвыл, тряся отбитой кистью, и парень сполна воспользовавшись оплошностью противника, швырнул ядро тому в лицо.
   Чугунное ядро, разбив лицо Имазу, упало тому на ногу, заставив запрыгать на месте. Авар же, довершая успех, изо всех сил ударил богатыря свободной от ядра ногой прямо в пах. Имаз тоненько заскулил и рухнул на землю, держась за причинное место, и Авар последним завершающим штрихом прыгнул ему обеими ногами на лицо, усилив удар магией.
   Брызнула, кровь, и Имаз судорожно засучил руками и ногами в агонии. Последний удар вогнал ему носовую перегородку в мозг и оказался фатальным...
  -Держи... - Капитан Ильхор с ненавистью швырнул в лицо Тураку его выигрыш. Тот ловко поймал, не обратив внимания на грубость служивого. Так было проще. - Нечестно дерется твой выкормыш... - Не унимался капитан. - Забил моего бойца ядром... нечестно...
  -Да ладно тебе, старшой. - Хмыкнул Турак. - Сколько раз на боях люди об цепку эту запинались... Да и самим ядром били... что в первой... То уже как часть тела лагерника!
  -Да, вы, отбросы, уже давным давно не люди... - Брезгливо скривился Ильхор. - Ладно, вали в свой барак и постарайся в ближайшее время не показывать мне свою гнусную рожу... Чтоб я еще хоть раз с тобой связался...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  
  -Молодец парень. - Скупо похвалил Авара Турак, после того как день поединков подошел к концу, и заключенные вернулись в свои бараки. - Красиво сработал. Красиво... Однако теперь у меня из-за тебя большие проблемы с капитаном Ильхором... Да и у тебя тоже.
  -Это с тем белобрысым? - Поморщился Авар. - А чего ему не так?
  -Чего, чего... денег он много проиграл вот чего... Да не своих... Поназанимал в долг у всех кого только можно, а отдавать нечем... И ладно бы только у лагерников или своих подчиненных, так нет же. И у начальства сподобился... Так что отдавать как ни крути надо...
  -Может, дать из наших? - Робко предложил Авар.
  -Нет, нельзя. - Нахмурился Турак. - Мы выиграли и выиграли честно. Дашь один раз и будешь потом платить всю жизнь. Запомни это, парень. Никогда и никому не показывай своих слабостей, даже если этот кто-то сильнее тебя. Потому что так есть хоть какой-то шанс уцелеть. А проявишь слабину - сожрут сразу. И имени не спросят...
  -Так что нам делать то?
  -Что, что жить как и раньше... Авось и пронесет ветер перемен беду мимо нас... Дай Небо, чтоб так было...
  

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Каминская "Как приручить рыцаря: инструкция для дракона" (Современная проза) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Когда твоя пара - ведьма!" (Любовное фэнтези) | | Е.Лабрус "Заноза Его Величества" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"