Спесивцев Анатолий Фёдорович: другие произведения.

И вновь продолжается бой. Мой Тайный город.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это начало второго романа о приключениях моих героев в Тайном городе, Нью-Йорке, Крыму... Когда буду писать его вторую часть, и буду ли её писать вообще - не знаю. Поэтому выкладываю как отдельную повесть.

   12 ноября, Москва, улица Сущевский вал, частная квартира.
  
  
  
   Началом этой истории, впоследствии, Ирбис посчитал своё опрометчивое, решение сводить подружку в "Ящеррицу". Они вдвоём, с двадцать восьмого сентября, никуда, кроме тренировок на лоне природы не выбирались. Собственно, виновата была в этом сама Валечка. Вместе с Наташкой, естественно. Девчата, воспользовавшись затянувшимся визитом наёмников в бар, умудрились проиграть у рулетки в "Реактивной куропатке" всю свою наличность, потом очистили собственные счета. Войдя в раж, на этом они не остановились. Имея коды доступа, спустили почти все деньги со счетов своих дружков. Ирбис надеялся, что этих средств им хватит на жизнь минимум на полгода, рассчитывая за это время собрать побольше информации о Тайном городе. Ему одному их и на два года хватило бы. Но человек предполагает... Правильно говорят о вредности алкоголя. Причём вредность надо учитывать не только для здоровья, но и для кошелька. Триста грамм коньяка под дружескую, неспешную беседу здоровью врядли, чем бы повредили.
  
   Свою вину девушка понимала и никаких просьб о продолжении разгульной жизни себе не позволяла. Ни единого слова. Разве что, иногда Ирбис ловил по вечерам её тоскливый взгляд или слышал, изредка, тяжёлый вздох. Но без какой-либо привязки к желательности выхода в свет. Вела себя как ласковая и послушная киска. А тут ещё, после разрыва Добрыни с Наташкой, и в гости пойти стало не к кому. Близких знакомых в Тайном городе у обоих, Ирбиса и Вали почти не было. Сам-то Ирбис от этого не страдал. Для быстрейшего освоения в новом мире, он регулярно заглядывал в клуб наёмников. Если бы не серьёзность финансовых потерь, то он скорее был бы рад прекращению шатания по клубам и ресторанам. Ему катастрофически не хватало времени на тренировки, осваивание магических артефактов, изучение истории Тайного города и особенностей его жителей. Все эти занятия для него куда были куда интереснее, чем пьянки в кабаках. Выпить, когда хочется, лучше дома, в тесной, приятной душе компании. Но о некомфортности такой ситуации для молодой и привлекательной девушки Ирбис догадывался. А с некоторых пор, бог знает почему, всё сильнее и сильнее стал чувствовать себя деспотом и держимордой. И ещё, негодяем и садистом, мучающим невинную девушку, хотя, невиновной-то её, в этой ситуации назвать было нельзя.
  
   В понедельник, правда, двенадцатого, а не тринадцатого ноября, он не выдержал. Прикинув, что можно ещё немного ужаться в расходах, позвонил в "Ящеррицу" и заказал столик для двоих неподалеку от сцены на пятницу. Захотел порадовать девушку. Известно, куда выложена добрыми намерениями дорога.
  
  
  
   15 ноября, четверг, Москва, клуб "Ящеррица" в Измайловском парке.
  
  
  
   - Да вы все ни на что толковое не способные тупые бабы! - Вставший в запале спора плотный, среднего роста, рыжеватый шатен тыкал при этом, в сторону (очень приблизительно) сидевших за соседним столом четырёх красивых блондинок пальцем. Остро пахнувшем маринованной селёдкой. Что свидетельствовало об изрядной степени опьянения. Мастер иллюзий Великого Дома Чудь, Даг Трик, в трезвом состоянии себе такого плебейского жеста ни за что бы не позволил.
  
   - Тоже мне, способный нашёлся! - Скривилась, впрочем, очень мило, как и подобает носительнице имени Миловида и фате Великого Дома Людь зеленоглазка, вызвавшая гнев чуда. От вскакивания со стула она, пока (не без усилий, нервы и у неё не железные), воздержалась, но своего, явно отрицательного отношения к оппоненту скрывать не трудилась. - Да вы сами, все как один, годны только для марширования под дудку. И больше ни для чего.
  
   - Да ты... грязная распутная девка! - Перевёл чуд диспут на обсуждение личности вызвавшей его гнев. - Да я... тебя!
  
   Имевший хорошее образование, весьма неглупый, Даг не мог найти в споре слов для выражения своих чувств. Что и не удивительно, если вспомнить о литре с прицепом водочки, принятой им на грудь в этот вечер. Товарищи, ненавидящие людов не меньше, дружно вскочили. То есть, это они так воспринимали своё принятие вертикального положения. Со стороны это выглядело взгромождением на ноги. Замедленным. Усиженные, да больше под разговоры, чем под закусь, бутылочки, девять, или десять, (кто, кроме официанта их считал?) располагали их, скорее к отдыху, чем к дискуссиям. Самоотрезвляться с помощью магии никому не хотелось. Зачем портить себе вечер? Но разве может не взыграть ретивое сердечко, при виде наглых врагинь?
  
   - Что, ты?! Гавкать можешь? - Излишне широко взмахнула полусъеденным бананом блондинка, при этом заметно покачнувшись. - Чмо ты поганое!
  
   Со стульев, ни она, ни её подружки, всё же, не вставали. Не смотря на страстное желание разобраться с наглыми чудами по полной программе. Выпили девушки за этот вечер, конечно же, меньше, чем грубые мужики. Бутылки на четыре, хотя, возможно, на три. Или, две... в конце концов, пили они, естественно, не горькую и вонючую водяру, а сладкий и пахучий банановый ликёр. При распитии последней бутылочки, девушки посчитали забавным закусывать банановый ликёр бананами. К чудам у них у всех отношение было не менее "тёплое", чем у чудов к ним. Души погибших во время недавней войны Кадаф родственников и друзей взывали о мести. Разве что Спящий знает, да не скажет, добудись его попробуй, от чего возникший конфликт, быстро скользил к драчке четыре на четыре. Пьяных в дупель магов. Вдохновляющая перспектива для окружающих и заведения. Учитывая, что в зале было полно друзей и соратников обоих сторон нараставшего конфликта.
  
   - Скандал, попадающий в новости Тиградкома - удачная реклама для "Ящерицы", причём совершенно бесплатная. - Считал Птиций, и в разборку между двумя членами Великих Домов поначалу не лез. Сделал только денежный начёт на разместившего рядом врагов официанта. Но магический бой в заведении был, по его мнению, уже излишеством. Могущим отпугнуть потенциальных клиентов. Трупы, сточки зрения совсем не воинственного конца - это перебор. Девизом, хобби, любимым занятием его семьи была любовь, а не убийство.
  
   - Уважаемые! Уважаемые! - Храбро вклинился конец между готовыми сцепиться между собой чудами и людами. Маленький лысый человечек в бархатном светло-жёлтом пиджаке с кроваво-красной бабочкой на голубой рубашке, зелёных, с блёстками штанах. Попугайчик, залетевший между взбешенными, готовыми сцепиться, стаями медведей и пантер. - Предлагаю решить спор дуэлью. Дуэлью в мастерстве устраивания иллюзий. Вы ведь оба известные мастера по иллюзиям. Вот и покажите, кто чего стоит. Чтоб все увидели, кто из вас лучше. Завтра на сцене этого клуба перед друзьями и беспристрастными зрителями.
  
   Вмешательство конца помогло увлёкшимся спорщикам вспомнить о суровых предписаниях королевы и магистра избегать кровопролитий. Каждый из спорщиков считал себя заведомо круче оппонента, поэтому предложение напористого конца нашло у них понимание, а потом и согласие.
  
  
  
   16 ноября, Москва, клуб "Ящеррица", Измайловский парк.
  
  
  
   Уже утром Ирбис почувствовал сильное нежелание идти вечером в клуб. Стремительно стало падать настроение, заныл давно выдранный коренной зуб, обострилось и без того неплохое обоняние. Почти все признаки надвигающихся неприятностей. Крупных. Даже немного поломал голову над причинами, которые позволили бы избежать этого визита. Но Валечка так радовалась возможности выйти в свет, (и так энергично выражала эту радость ночью!) что он не решился заводить разговор на эту тему.
  
   - Будь, что будет! - Махнул на плохие предчувствия наёмник. - Возьму с собой побольше оружия и буду повнимательнее. Авось, пронесёт.
  
   Странности начались ещё на подходе к "Ящеррице". Холод и дожди, в сочетании с сыростью и промозглым ветром подвигли многих тайногородцев на вояжи в тёплые места. Однако, к удивлению парочки, около входа в клуб была целая толпа. Прячась от льющейся с неба холодной воды под зонтиками и капюшонами, поворачиваясь к пронизывающему ветру спиной, они, тем не менее, не спешили укрыться под гостеприимным кровом клуба. Что было весьма нетипичным, для жителей Тайного города.
  
   Подивившись про себя, парочка прошла к входу, где к ним подбежала невысокая фигурка в ярко-жёлтом дождевике и блестящих красных сапожках.
  
   - У вас есть билеты? Продайте их мне, плачу двойную цену!
  
   Тут же возник рядом ещё один конец, в розовом дождевике и ядовито-зелёных сапожках. - Не слушайте его. Я дам вам два с половиной номинала!
  
   Ирбис удивлённо пожал плечами. Для входа в клуб никогда у него билетов не спрашивали. - Нет у нас никаких билетов. - После чего, не обращая внимания на толпившихся вокруг фигурки в ярких плащах, повёл спутницу к входу в клуб. Где высоченный, на полголовы выше него, люд тоже попросил их предъявить билеты. Однако, узнав о предварительно заказанном столике, сверился с имевшимся у него списком и освободил для парочки проход.
  
   Слова Ирбиса о столике возле сцены вызвали настоящий всплеск энтузиазма в толпе. Сразу несколько концев и, судя по росту и чёрному цвету плащей, челов, возжелали обогатить парочку. Самый настырный, в жёлтом плаще, осмелился даже схватить Ирбиса за рукав, предлагая уже, пять номиналов.
  
   Вздохнув про себя, с огромным удовольствием пополнил бы свой скудный счёт, но... наёмник наклонился к концу и тихим голосом, с трудом слышимым и на маленьком расстоянии, пообещал: - Если немедленно не выпустишь рукав, сломаю руку.
  
   Конец, к своему счастью, имел хороший слух и Ирбису поверил. О причине ажиотажа узнали от гардеробщика. Могли бы и сами догадаться, ведь утром в новостях Тиградкома слышали о предстоящей магической дуэли, хотя, больше грядущее событие походило на соревнование в мастерстве. Вот Птиций и ввёл на все, не заказанные на вечер места, билеты. И с большим успехом их продал. Народ по-прежнему хотел зрелищ. Во все времена и во всех странах и цивилизациях.
  
   Не успела парочка освоиться за "своим" столиком, а Валечка покрутиться во все стороны, демонстрируя свои драгоценности, как к ним подвалила пара людов. Десятник дружины Выхинского домена Храброслав и его подчинённый, верный оруженосец Грознополк. Хорошо известные в среде гуляк Тайного города своим шакальим поведением. Лидер и по жизни, куда более органично выглядящий в тряпках от Версаче, Храброслав смерил пару челов презрительным взглядом и процедил Ирбису.
  
   - За этим столиком будем отдыхать мы. - Бросил нарочито-маслянистый взгляд на Валю и добавил. - Забирай свою метёлку и вали прочь.
  
   Валя от такой наглости онемела и одеревенела. Меньше всего она ожидала в этот вечер обид и оскорблений. Ирбис, привычный и не к таким неожиданностям, озверел, что, впрочем, смог бы определить только маг. Предварительно сломавший амулет, прикрывавший Ирбиса от влияния на его мозги. Люды-мужчины, магами не бывают.* Повертев головой, нет ли рядом дружков этих козлов, Ирбис встал, демонстрируя нерешительность и растерянность, и сделал шаг к ухмылявшемуся люду. Тот в это время соображал, чем бы ещё оскорбить челов? Зная о некотором своём превосходстве в скорости и, подавляющем, в силе, люд чела не боялся совершенно.
  
   - Что узкоплечий чел может сделать ему, опытному бойцу? В полтора раза более лёгкий, с худшей реакцией и меньшим боевым опытом (Храброслав был участником двух войн в Тайном городе). Да против такого храбреца, знала мама как называть сынка, чел заведомо обречён. Если он не маг. Но колдовать его ведьма недоделанная, не решится, в заведениях Тайного города это категорически запрещено. Значит, проглотят они всё, что он им скажет, и смоются подальше. Плакаться друг другу на несправедливость. А жаловаться могут кому угодно, хоть самому Спящему. В Тайном городе не челы хозяева.
  
   От вылезшего из-за стола наёмника дружинник не ожидал никаких сюрпризов. Не недоделке Спящего сражаться с воином Великого Дома Людь! Да и по роже ведь видно, испугался челишка, перетрусил. Не обращая на жалкого чела внимания, Храброслав радовался.
  
   - Как вовремя попались ему эти челы! Выбить для гордячки Цветаны такое удобное место! У самой сцены. В дюжину раз лучшее, чем предоставил этот нахал конц. Чуть ли в полёте стрелы от сцены, у самой стенки!
  
   Ирбис, не отводя взгляда от мутно-зелёных глаз врага, старательно сохраняя зажато-побитый, самый что ни на есть жалкий вид, сделал полшага вбок. Не пытаясь отстраниться, от нависавшего над их столиком люда. Понимал, если он хочет остаться в Тайном городе, люда надо проучить. Причём, не менее жестоко, чем в своё время красных шапок, беспощадно. Чтоб другие запомнили и намотали на ус. Даже если у них усы не растут. Иначе потом - затопчут как слабака. Жаловаться администрации он не собирался. Заняв, благодаря последнему шагу удобное положение для удара, наёмник его немедленно нанёс. Коленом в промежность, благо рост у них был почти одинаковый.
  
   Анатомия у людов, в целом, очень близка человской. Храброслав, не крича даже, а, сипя от боли, схватился обеими руками за ушибленное подлым челом место, одновременно сгибаясь в дугу. Предвидевший такую реакцию Ирбис сдвинулся заранее ещё на полшага в сторону и ткнул натренированным пальцем в затылочную ямку люда. Тот кулем свалился на пол. Гарантированный глубокий нокаут. Не напрасно Ирбис, среди прочего, интересовался анатомией нечеловеческих рас. В объёме куда более полном, чем в восьмом классе школы проходил анатомию человеческую.
  
   Выбросив, пока, из головы мысли о поверженном враге, Ирбис обратил всё своё внимание на его товарища. Здоровущий даже для люда бугай, тот произошедшее увидел, но осознать не успел. Когда говорят, что у мужчин-людов реакция лучше чем у челов-немагов, то опускают несколько немаловажных деталей. Во-первых, разница, не так уж велика, а иногда просто незначительна. Люд - не моряна или гарка. Во-вторых, умение быстро ловить мячик, совсем не означает автоматического умения быстро оценивать обстановку и мгновенно делать правильные выводы из произошедшего. Гигант и силач Грознополк был тугодумом.
  
   Неожиданный оборот затеянного Храброславом дела, выбил великана из колеи. В их совместных похождениях он всегда был вторым номером, выполнял указания друга и осуществлял силовую поддержку. Удивление, нет, потрясение до ступора охватило Грознополка. Он даже не успел разъяриться от этого. Только инстинктивно приподнял немного руки, будто собираясь задавить наглеца чела.
  
   Ждать когда люд сообразит что надо делать, Ирбис не стал. Заметив широко расставленные локти Грознополка, чел смело ринулся к нему в объятья. При желании, думается, способные выдавить душу из медведя. Но стиснуть мёртвой хваткой наёмника дружинник не успел. Одновременно с шагом к люду, Ирбис синхронизированным движением ткнул богатырю-люду большими пальцами под мышки. Разогнав, для скорости, кисти от бёдер. И Грознополк, будто сдутый шарик, словно из него вынули все кости, начал рушиться вниз. Болевой шок от удара по нервным узлам, расположенным у людов прямо под мышками без защиты мышц, надёжно предотвратил его участие в драке. Во избежание неприятностей с посетителями, сидящими за соседними столиками, Ирбис подхватил потерявшего сознание дружинника под мышки. Не давая бесчувственному телу завалиться на кого-нибудь, медленно опустил его на пол. Потратив при этом намного больше энергии, тяжеленный, зараза, чем во время драки. Чуть было не опозорился, испортив от натуги воздух. Благодаря заметному расположению столика, схватку видели многие. Получился как бы пролог к главному событию вечера. Быструю и эффектную победу наёмника над людами некоторые, в основном чуды, шасы и навы, даже приветствовали аплодисментами. Довольно жиденькими, впрочем. Но чел посчитал уместным отреагировать на них поклоном.
  
   Не пытаясь добить поверженных противников, место не то, Ирбис молча вернулся за свой столик. Валя продолжала пребывать в прострации, что для волшебника непростительно. Ирбис, чьи предчувствия грядущих неприятностей не прошли, а усилились, с садистским удовольствием стал её поучать правилам поведения в экстремальных ситуациях. Слаб человек. Кстати, если бы его поучения слышал кто-нибудь из преподавателей Валентины, то он бы согласился бы со всеми поучениями наёмника. Расслабляться, ловить ворон, не стоит при сколь угодно высоких магических способностях. Перефразируя известную поговорку: "Бьют не по способностям...".
  
   Тела людов, они так и не пришли в себя, вынесли охранявшие мероприятие их коллеги, дружинники. С неприкрытой злобой посматривавшие при этом на Ирбиса. Тот, наконец, сообразил, кто может ему помочь, и достал трубку мобильного телефона.
  
  
  
   16 ноября, Москва, Богородицкое шоссе, тренировочный зал
  
   Сокольнического Домена Великого Дома Людь.
  
  
  
   Остриё тяжёлого двуручника звучно просвистело в месте, где миг назад была шея Добрыни. Ратилюб целился прямо под заросший густой чёрной щетиной подбородок. Чел ни за что бы не успел отклониться от этого удара, хоть откинулся назад, если бы не сделал перед ним шаг вспять. Люд резко ударил обратным движением меча на уровне груди, будто желая перерубить противника пополам. Эффектное, подготовленное предыдущими действиями, завершение поединка. Однако, наёмник, каким-то чудом, успел скрючиться-согнуться к этому времени ещё больше и меч люда опять ограничился звуковыми эффектами. А вот сам Добрыня, в этот же момент, умудрился ткнуть соперника остриём своего меча в пах. С какого-то немыслимого угла, несильно, коряво, но защитный амулет люда среагировал вспышкой. Это означало, что третий бой, в отличие от первых двух, люд проиграл. Как и пари, которое они перед этим заключили. Сможет или нет, чел выиграть хоть один бой из трёх? Смог. Правда, радости на лице наёмника от этого не прибавилось.
  
  
  
   Обида и злость жгли Добрынину душу. Несколько недель он испытывал муки похлеще легендарных Тантала и Сизифа.** Обида на изменившую ему Наташку, злость на самого себя.
  
   - Как она мгла?!!! Ладно бы соблазнилась кем-то знаменитым или богатым. Тоже обидно было бы, но понятно. Но с концем!!! Маленьким лысеньким уродцем? Глупая похотливая сучка. Где были мои глаза, когда влюблялся?
  
   Обладая эффектной внешностью, Добрыня привык к женскому вниманию. Само собой, ему случалось не раз влюбляться. Но все романы прежних лет поблекли перед чувством, охватившим его при виде Наташи. С первого взгляда. Расскажи ему кто раньше, не поверил бы, посмеялся. Свалившемуся на него счастью он отдался всей душой, целиком. Тем больнее, вернувшись с отложенного авиарейса, было обнаружить любимую под лысым уродцем.
  
   - А она, издеваясь, наверное, посмотрев на него, впала в оргазм! При том, кому признавалась в любви!
  
   Почему он тогда не прикончил их обоих, сейчас, он и сам не мог бы сказать. Возможно, удержала его руку та самая любовь?
  
   Спиртное душевную боль и обиду только усиливало. Наркотики, исключались заранее. Лучший его друг сгорел от героина и выглядело это отвратительно. Добрыня понимал, что на игле ему будет не лучше, а подыхать постыдной смертью ему, всё-таки не хотелось. Вот и приспособился наёмник выплёскивать свои расстроенные чувства в тренировочных схватках с знакомыми людами. Друг Брячеслав поспособствовал его пребыванию на тренировочной базе своего домена. В сокольнической дружине отнеслись к его беде с искренним сочувствием. Без малейшего зубоскальства. Уж очень ситуация была знакомой. Многие, слишком многие люды пережили подобные обстоятельства. Или, боялись пережить. Поэтому сочувствие было самым, что ни на есть неподдельным. И в тренировочном зале, к удивлению многих, чел обузой не был. Вчистую уступая оппонентам силой и опытом схваток холодным оружием, он, нередко, умел удивить их неожиданным поворотом схватки. А благодаря исключительной, для чела, гибкости, иногда наносил удары под углами, недостижимыми для могучих, но совсем уж негибких людов. Полезный тренинг для будущих схваток. За уходы от ударов прогибом и удары из невообразимых для людов поз, смуглого чела прозвали Чёрным змеем. Поначалу дразнили глистом и жердью. Приятное изменение мнения окружающих, не склонных к положительной оценке его расы, впрочем, мало грело душу наёмника. Не до того ему было.
  
   Добрыня направлялся в душевую, когда его внимание привлекло курлыканье собственного мобильника. Посомневавшись секунду, брать его в руки, или отложить общение с неведомым абонентом на потом, он всё-таки вытащил трубку из кармана курточки и, увидев с какого номера звонок, ответил. Услышав, что произошло в "Ящеррице", Добрыня окликнул проходившего мимо Брячеслава. Напарнику явно была нужна поддержка. И уже через пятнадцать минут они неслись на бумере люда в Измайловский парк. Когда боевой товарищ в беде, любая задержка - преступна.
  
  
  
   16 ноября, Москва, клуб "Ящеррица", Измайловский парк, 20.50.
  
  
  
   После драки в клубе, Ирбис сидел как на иголках. Понимал, люды такое оскорбление на тормозах спустить не могут. Неприятности, ожидаемые им с утра, всего лишь начинались. Стоило явиться Добрыне и Брячеславу, как к ним подошёл ещё один здоровяк-люд.
  
   - Кто из вас будет секундантом? Вы же понимаете, что оскорблённые воины такой выходки простить никому не могут. Сразу предупреждаю, никакие извинения не помогут. Храброслав настаивает на поединке до смерти проигравшего.
  
   Явственно слышавшаяся в его голосе издевка поставила для Ирбиса всё по своим местам. Слабая надежда на благополучный исход этого вечера лопнула. Можно было показать зубы по принципу: "Погибать, так с музыкой!".
  
   - А никто извиняться перед теми уродами и не собирается. С какой стати? Это он должны каяться и просить прощения.
  
   И, не обращая внимания на покрасневшего от злости люда, он повернулся к Добрыне.
  
   - Насколько я понимаю, договариваться о подробностях должны секунданты. Так вызов идёт от них, то за мной выбор оружия. Договорись о дуэли на пистолетах с минимального расстояния. Можно против двоих по очереди. Там ведь ещё один побитый есть, пристрелю обоих хамов зараз.
  
   Для переговоров, вызвавшиеся быть секундантами Брячеслав и Добрыня пошли, с так и не представившимся людом, в медкабинет заведения. В таком месте как "Ящеррица", не может не случаться достаточно большого количества мелких травм, а не все захотят, или смогут финансово, отправляться для вправки вывиха в Обитель. Именно там находились пострадавшие от Ирбиса люды и сочувствующие им. Кстати, все - сплошь мужики. Ни одна, самая завалящая фея, не посчитала возможным, хотя бы выразить своё сочувствие Храброславу и Грознополку. Даже симпатизировавшие им девушки отложили утешение повергнутых богатырей на потом.
  
   Сомнительность исхода дуэли с огнестрельным оружием дошла и до людов. Против пули бессилен самый большой кулак. Они, наконец, вспомнили, что челы, из-за своих слабости и медлительности, нередко умеют неплохо обращаться с огнестрельным оружием. Храброслав же, тем более, Грознополк, стреляли весьма посредственно. Вслед за публичным побитием быть пристреленными, по собственной инициативе, Храброславу категорически не хотелось. Товарищ его, традиционно, своего мнения по этому поводу не имел. Когда Добрыня начал выяснять, из чего они согласны стреляться, последовал наглый демарш: - Огнестрелы - не благородное оружие, им на дуэлях только недоделанные Спящим челы пользуются. Что ни в коем случае не соответствовало реальности. Хотя, действительно, огнестрельное оружие в Тайном городе особой популярностью не пользовалось. Благородные люды, согласны были биться, исключительно холодным оружием. Секирами или лабрисами. В крайнем случае, булавами.
  
   Попытки Брячеслава вмешаться неуважительно пресекли. Именно его в Выхинской дружине "любили", чуть ли не сильнее, чем гвардейцев чуди. Мужем предыдущей королевы был командир их дружины, так что племенника фаворита королевы новой, они воспринимали как злейшего врага. Потеря некой избранности пекла многих дружинников из Выхино. Тем более что всем было известно о его дружбе с напарником, так оскорбившего сразу двух выхинских дружинников чела. С Добрыней же, челом, не имевшим высоких покровителей в Тайном городе, церемониться считали излишним. Не стесняясь, ему давали понять, что он никто и звать его никак. Пытались не вести переговоры, а ставить ультиматум. Прямым текстом наёмникам заявили, что для королевы или Сантьяги правила одни, для членов Великих Домов другие, а для не имеющих силы за спиной челов, которых и так в мире как грязи, совсем третьи. Чем вам укажут, тем и будете драться. Скажите спасибо, что просто так не прирезали.
  
   В двойственном, неуютном положении оказался Брячеслав. Как друг Добрыни и приятель Ирбиса он должен был бы защищать их интересы, выступать на их стороне. Как дружинник Великого Дома Людь, племянник будущего супруга королевы, обязан выступать за представителей своей расы. Тем более, его дядя позиционировал себя как представителя мужчин-людов в руководстве. Поэтому Брячеслав вёл себя нерешительно, в стиле кота Леопольда.
  
   Зато Добрыня, и без того злой в связи с личными обстоятельствами, от наглых наездов просто взбесился. Когда долго молчавший Грознополк, подал, весьма неуместно, надо признать, подал голос в защиту дуэли именно на секирах, наёмник отреагировал: - Ба, да он и разговаривать умеет?
  
   Через минуту-другую гигант понял, ЧТО сказал чел и ринулся на него как раненый медведь. Схватить, смять, разорвать на мелкие кусочки, стереть в порошок... Быть бы наёмнику тут же убитым, если бы он, предвидя эту атаку, не сдвинулся в последний момент с траектории движения Грознополка. Оставив на месте выставленную ногу. Перецепившись об неё, люд с шумом врезался головой в стеклянную дверцу шкафа и обзавёлся многочисленными порезами лица, ушей и кистей рук. Способные рассуждать его товарищи не дали своему горячему парню превратить переговоры в побоище, способное запачкать репутацию воинов Великого Дома. На дуэль двуручными мечами Грознополк согласился без споров, грозно (пардон за тавтологию) рявкнув на товарищей, опять поднявших вопрос о секирах.
  
   - Люд чела любым оружием покрошит!
  
  
  
   17 ноября, Москва, клуб "Красная ванна".
  
  
  
   Зал был забит. Нервное напряжение конфликта Кадаф у большинства сошло. Страх перед опасностями военных действий, у кого он был, отступил. Мёртвые - мертвы, а жизнь продолжается. Не все смогли ухать из города в это неприятное время, да и не все захотели это сделать. В Тайном городе немало обитателей, никогда не покидавших его границ. Поэтому, в несколько однообразном бытии последних недель, магическая дуэль люды и чуда, а потом поединки до смерти между людами и челами-наёмниками стали событием, вызвавшим всеобщий интерес.
  
   Ирбис, чей поединок по жребию был вторым, занял место в первом ряду и, обернувшись, высматривал в зале знакомые лица. И легко находил. На безрыбье и рак - рыба. На поединки никому не известных челов с мало кому интересными людами, явилась немалая часть тайногородского бомонда. Скорее всего, не столько на них посмотреть, сколько себя показать. Тщеславие - черта свойственная не только челам. Все популярные личности, само собой, расселись в той части зала, где зрители сидят за столиками, вкушая одновременно и еду, и зрелища. С соответствующе завышенной оплатой и того и другого.
  
   Удивительное дело, но именно там наёмник заметил бывшую подружку Добрыни. Наташа смогла занять столик между столиками Доминги и Биджара Хамзи. Никого из челов вблизи не было. Красота действительно, страшная сила. И красавица сидела в гордом одиночестве. Опять, что ли, вздумала возвращать сбежавшего дружка? Зачем же тогда меняла кавалеров как перчатки, каждый день?
  
   Взревели фанфары, на арену торжественно прошествовала целая процессия, с флагами, гербами и этими самыми фанфарами. В духовых музыкальных инструментах Ирбис не разбирался, но что-то знакомое по училищу, углядел. Разряженный как павлин и фазан сразу, конец, очень громко и звонко объявил о предстоящем событии и начал перечислять членов жюри, призванных обеспечивать недопущение применения магии, других, обеспечивающих поединок личностей. Челов, что характерно, среди них не было. Концы уверенно превращали действо в балаган.
  
   Наконец, на арене остались только бойцы, и прозвучал гонг, возвестивший начало первой дуэли. Все замерли. Огромный люд, шесть футов, восемь дюймов ростом и почти четыреста фунтов весом, причём фунтов не жировых, а костно-мышечных, подобно носорогу бросился на своего врага. Казалось, никто не сможет устоять, перед белокожим гигантом, в светло-зелёных трикотажных штанах крутящим над собой шестифутовый меч как тростинку. Правда, на сравнение с вертолётом, вопреки классикам, богатырь не тянул. Скорее, он напоминал неправильно выставленный ветряк. Но попасть в шелестящий круг его меча врядли захотел бы самый закоренелый мазохист. В недавнем гиперборейском конфликте, Грознополк сумел отличиться. Можно сказать, даже, немного прославиться. Зарубил пятерых гиперборейцев при отбитии их штурмов и трёх чудов во время "Лунной фантазии". С учётом физического его превосходства, он был безусловным фаворитом поединка.
  
   Тоже не малыш, шести футов, шести дюймов ростом, чуть больше двухсот фунтов весом, смуглый чел, в чёрных трикотажных штанах и чёрной же бандане, на его фоне выглядел бледно. Фигурально выражаясь, конечно. Да и меч у него быль поуже, менее массивный. На бойца способного, на равных рубиться с силачём-дружинником, наёмник не походил. Для этого надо ему надо было бы быть гаркой, а не походить на гарку. Хоть и очень сильно. Он рубиться и не пытался. В последний момент Добрыня нырнул рыбкой под летящий на него меч Грознополка, выбросив при этом, руку со своим мечом вперёд.
  
   - Задел! - Обрадовался он, вскакивая после переката сзади Грознополка. Намерение тут же закончить поединок, осуществить не удалось. Провалившийся в своём рывке люд успел начать разворот, да ещё с мощнейшим ударом на уровне поясницы. Попади по противнику, разрубил бы надвое. Гигант был не только несравнимо сильнее, но и быстрее. Из-за чего, собственно, согласился на бой непривычным оружием. Пришлось Добрыне пятиться, ловя момент, когда дружинник кинется на него снова. К его счастью, всеми своими движениями Грознополк сигнализировал ему о начале и направлении атаки. Довольно быстро темневшая, ниже появившейся чуть выше правого колена прорехи, штанина, его не смущала. Видимо, рана была не столь уж серьёзна.
  
   Не давая челу ни секунды отдыха, люд продолжал атаковать, неутомимо крутя, нелёгким мечём. Добрыня непрерывно маневрировал по арене, вот уж, действительно, для него в этот момент известный принцип, движение - жизнь, воплотился в полной мере. Вскоре наёмник заметно посветлел, песок арены облепил вспотевший торс, и стал двигаться не так плавно, рывками. На правом плече и левом предплечье (Грознополк иногда использовал обратный удар, слева направо), у чела появились небольшие порезы. Сильно помогало челу выживать и откровенное однообразие действий противника. Грознополк, показав, куда собирается бить, ни разу не смог перестроиться во время нанесения удара. Что давало возможность Добрыне начинать уклонение до нанесения самого удара. И, к великому удивлению большинства зрителей, продолжать бой.
  
   А люд, как автомат, продолжал теснить врага. Почти все зрители уже ожидали, что вот-вот могучий дружинник дожмёт противника. Появившиеся у люда за время поединка ещё три раны, кровоточившие куда интенсивнее, чем царапины чела, большинство зрителей посчитало несущественной мелочью. Казалось, что финал близок и меч дружинника, уже попробовавший вражьей крови, поставит последнюю точку в поединке. Дамы и девицы затаили дыхание.
  
   Но, заведомый аутсайдер, явно слабейший по всем статьям чел, сдаваться не хотел. Опытные воины не могли не заметить, что люд, с некоторых пор, стал куда осторожнее бросаться на противника. По крайней мере, два из выпадов наёмника могли закончиться для гиганта плачевно, если бы проводились Добрыней более решительно. Продолжая атаковать, Грознополк стал делать это приметно осмотрительнее и для концев с шасами. С куда большими перерывами. Потому что до него, наконец, дошло, лёгкой победы не будет. Никак он, один из лучших бойцов строя всего Тайного города не представлял, что встретит такое ожесточённое сопротивление со стороны какого-то чела. Да ещё новичка. Очень неприятной неожиданностью для него стали изворотливость и гибкость врага. Не встречал он в тренировочных поединках настолько вёртких соперников. А в боях, где люд участвовал, даже сумел отличиться и обратить на себя внимание, никаких перемещений по фронту быть не могло. Когда лоб в лоб сходятся два строя, сдвигаться, уворачиваться просто некуда. Порой, невозможно отклониться и на несколько дюймов. Сзади и с боков подпирают соратники. Отражай удары врага и бей посильнее сам - вот и вся тактика со стратегией для рядового бойца. Благодаря выдающейся, даже для люда силе, там Грознополк был на месте. Для поединка с Добрыней нужны были другие качества, у дружинника отсутствовавшие.
  
   Ожидаемый большинством завершающий удар, у люда, почему-то, никак не получался. Пусть чел выказывал, всё более заметно, признаки усталости. Пусть он вывалялся в песке как свинья в грязи в комариную пору. Но по-прежнему успешно Добрыня уходил от преследующего его люда. И чёрные, в свете прожектора, полоски окровавленного песка на его плече и руке снизить его боеспособность никак не могли.*** Да и Грознополк напор явно приуменьшил. На его лице, красными полосами, отчётливо проступили вчерашние порезы, немедленная полная уборка которых показалась гиганту слишком дорогим удовольствием. Залечили, и ладно. Зрители стали скучать. Мёртвой тишины начала поединка, как не бывало. Кое-кто и на арену стал посматривать изредка, увлёкшись разговором с соседом или соседкой. А кое-кто впервые забеспокоился о поставленных на победу люда деньгах. Перед боями выяснилось, что неожиданно крупные ставки сделали красные шапки на челов, особенно на Ирбиса. На Добрыню, в придачу, поставило немало представительниц прекрасного пола, весьма ему симпатизировавших. Многие из них рвались утешить его горе. Разумные, поставившие на людов, рассчитывали на, не очень значительный, но всё же не копеечный выигрыш. Теперь появлялись сомнения, так ли уж рационально было ставить на Зелёных?
  
   Впервые за время поединка, Грознополк остановился, перестал, непрерывно работать мечём. Пот залил ему глаза, да и перевести дыхание не мешало. Обвязать лоб банданой или повязкой он не посчитал нужным. Рассчитывал победить быстро и эффектно. Угнетало его и отсутствие привычного для боёвой обстановки допинга. Волшебные напитки уже сотни тысяч лет помогали воинам Великого Дома Людь в боях и тренировках. Без их привычной поддержки даже огромное сердце не могло долго полноценно снабжать кислородом массивные мускулы гиганта. Все, вплоть до красных шапок, не могли не заметить, что люд потерял уверенность в победе, растерялся. При сходном весе, двуручный меч требовал совершенно других навыков, чем любимый лабрис, занятиям с которым он уделял львиную долю тренировочного времени. В ущерб всем остальным видам холодного оружия. Впечатлённое его успехами в строю начальство закрывало на это глаза, "Лунная фантазия", вроде бы, подтвердила правильность такого выбора. Но, вот, проклятый чел поставил всё, в том числе его жизнь, под большой вопрос. Надо было срочно выдумывать новую линию проведения поединка, а с этим была большая, можно сказать, огромная проблема. Умение мыслить, или, хотя бы быстро соображать, никогда не было козырем могучего люда.
  
   Переведя немного дух, Грознополк снова ринулся на Добрыню. В конце концов, тот не мог не устать ещё сильнее. - Люд всегда одолеет чела в схватке один на один!
  
   Грудь наёмника ходила ходуном, ноги были уже далеко не так свежи, как в начале поединка, однако, вопреки этому внешнему впечатлению, устал он меньше, чем противник. Несмотря на многочисленные падения и кувырки. Почти вдвое более тяжёлый люд израсходовал на работу своих могучих мышц несравнимо больше энергии, чем худощавый, стройный чел. Впрочем, Добрыня понимал, что достаточно Грознополку удачно попасть один раз, и тушите прожектора. У него-то были запасные планы на поединок. Одним, рискованным и наверняка очень болезненным, он решил воспользоваться.
  
   Ещё три атаки совершил люд, без малейших шансов на поражение противника. Ещё один контрвыпад сделал чел, чуть было, не подрубив дружиннику ногу. Того спасло преимущество в реакции, Грознополк успел подпрыгнуть в стиле киношных боевиков. Ещё немного они потоптались вокруг центра арены. Грознополк остановился вытереть пот во второй раз. Левой рукой, угрожая, при этом противнику, поднятым на уровень плеча мечём. Сил держать его в этой позиции одной рукой у него ещё хватало.
  
   Ждавший этого Добрыня, впервые за время поединка сделал резкий шаг вперёд, куда только усталость делась. Впервые скрестил свой клинок, с мечом противника, придержав его своим клинком на той же высоте. И, сделав ещё один шаг к противнику, вдруг, сам, уступив немного пространство, позволил вражескому мечу упереться в собственное плечо. В этот момент, адресовав свой меч одной рукой в незащищённое тело люда.
  
   На обычный удар, рубящий, колющий, Грознополк среагировал бы автоматически. И, почти наверняка, благодаря преимуществу в реакции, смог бы его отбить. Но настолько нестандартная атака застала его врасплох. Он попытался сообразить, что ему надо делать в этой ситуации. А надо было не думать, а действовать. Заминка стоила Грознополку жизни. Меч Добрыни вонзился в его тело на пару дюймов выше пупка, легко добравшись до позвоночника. Вспомнив нудёж напарника о живучести врагов, наёмник провернул клинок, кромсая внутренности врага. После чего оба поединщика упали. Грознополк от смертоносного болевого шока, Добрыня, от его предсмертного толчка мечом. На размах для удара у люда не было времени. Он думал.
  
   Зал потрясённо замолк, залети туда в это время муха, её жужжание смогли бы услышать многие зрители. Не обращая внимания на боль в распанаханном плече, наёмник встал, пошатываясь от кровопотери, песок, облепивший его левую руку, стремительно почернел, на плече появилась рана-оскал. Добрыня одной рукой воткнул остриё меча под подбородок лежавшего навзничь, беспамятного люда, пропихнул меч внутрь на пару ладоней. С арены мог уйти только победитель, после смерти противника. Именно на таком условии настояли вчера люды. Бросив меч возле трупа, Добрыня сорвал с пояса "Дырку жизни", инициировал её, и, оставив кровавую тёмную дорожку на песке, шагнул в портал. Настало время поединка для его напарника.
  
  
  
   16 ноября, Москва, клуб "Ящеррица", Измайловский парк, 23.30.
  
  
  
   Когда озверевший от бесстыдства людов Добрыня, стал возмущённо пересказывать ему, ультиматум выховской дружины о поединке на длинномерном холодном оружии, и исключительно на нём, он с трудом удержал напарника от анти-людовских демаршей. Ничего хорошего из этого не могло получиться, для них самих, прежде всего. Опозоренные публичным избиением двух своих бойцов сразу одним челом, люды жаждали гарантированного реванша, устыдить их, в этом случае, было нереально. Следовательно, надо было внести в намеченное ими избиение наглых челов коррективы, которые позволили бы этим самым челам, дать зарвавшимся людам ещё один урок. Они уверены, что сражаясь любимыми ими железками, легко победят? Пусть остаются в этом заблуждении и дальше. Тем неприятнее будет для их друзей и родственников реальный итог дуэлей. Нужно только подготовить для этого условия. И позвал к себе метушившегося невдалеке Птиция.
  
   - Уважаемый, вы не хотели бы устроить публичную дуэль, до смерти проигравшего, двух пар. Побитых недавно здесь людов с нами?
  
   Птиций хотел. Можно сказать, жаждал. Правда, "Ящеррица" для такого мероприятия подходила мало, но он мог, если дуэлянты согласятся, устроить это в "Кровавой ванне", специально предназначенной для таких шоу. Осадив Добрыню, возмутившегося таким названием поединка не на жизнь, а на смерть, Ирбис тогда выторговал (эх, иметь бы хоть капельку способностей к торговле шасов...) у конца неплохую, по его меркам, оплату и медицинскую страховку, для победителей и отослал заниматься делом. Удивлённому же напарнику пояснил: - Мы не можем проконтролировать людов в отношении магии. Поэтому, бой на публике будет для нас гарантией, что они будут драться честно, если можно по отношению к ним употреблять это слово. А люды наверняка согласятся. Я их бил при множестве посторонних глаз. Им, безусловно, захочется, что их реванш видели также многие. Ты будешь драться с Грознополком на секирах?
  
   - Нет, что ты. На секирах в бою с ним у меня нет ни малейших шансов на победу. И на булавах или боевых молотах. С его силой и скоростью он сомнёт меня в несколько секунд. Брячеслав, они и его обхамили, подсказал мне, что здоровяк никогда не тренируется на двуручных мечах. Но ты то с длинномерным оружием вообще дела никогда не имел. Как же и на чём будешь драться ты?
  
   - Как ты думаешь, Этот идиот Храброслав, согласится выйти с секирой, если у меня будет алебарда?
  
   - Конечно, согласится. Только... - Добрыня замялся, подбирая слова. - Идиот то он идиот, но... у тебя... очень сомнительные перспективы и в этом случае. Брячеслав рассказал мне, что Храброслав боец не из лучших, но неплохо умеет махаться всем, что рубит или крушит. А ты, э...
  
   - А я в этом ни ухом, ни рылом? Очень было бы хорошо, если бы он в этом убеждении и остался. Я попробую его удивить.
  
   - Но он же набросится на тебя как голодный тигр! Ты же все его планы порушил.
  
   - Какие планы? Я к нему не лез.
  
   - Опозорил в глазах любимой девушки, к тому же, очень выгодной невесты, дочери жрицы. Птиций выделил им столик далеко от сцены, не престижный. Вот Храброслав и решил показать удаль и оборотистость. А теперь она с ним за один столик не сядет, не то чтобы к венцу идти.
  
   - Странно, почему же она не выжила нас с Валюхой сама. Без всяких драк, через того же Птиция? Или слово дочери жрицы Великого Дома Людь для концев уже ничего не значит?
  
   - Так на этот столик не одна она претендовала. Угодишь одному, испортишь отношения со многими.
  
   - Ну, и чёрт с ними со всеми! Попробуем завтра отправить их в ад? На мой взгляд, они такую поездку вполне заслужили.
  
  
  
   17 ноября, Москва, клуб "Красная ванна".
  
  
  
   Ещё не утих гул в зале после сенсационной победы чела над известным бойцом-людом, ещё звучал, казалось, отзвук фанфар, возвестивших о вызове на арену второй пары бойцов. Их ждали. И они явились. Первым вышёл массивный и могучий, хотя и не настолько, как его погибший друг, люд. Десятник дружины Выхинского домена. Такой же белокожий блондин в светло-зелёных трикотажных штанах, обтягивающих могучие мышцы ног. Повязку, как и его предшественник, он надевать не стал. Имея большую известность, чем его противник, Храброслав мог бы выйти на бой последним, но, захотев подольше покрасоваться перед зрителями, он явился на арену первым. В возможность чела долго сопротивляться ему, более сильному, быстрому, опытному, он не верил. Даже после гибели своего верного оруженосца.
  
   Храброслав поигрывал перед зрителями мускулами, легко помахивал своей верной, хорошо послужившей ему в недавней войне секирой. К своему великому сожалению, он не мог не заметить, что вызывает интерес куда меньший, чем предыдущая пара бойцов. Большая часть зрителей и зрительниц продолжали обговаривать предыдущую схватку, перекусывали после острого зрелища, стимулировавшего, у привычных к таким кровавым картинам, аппетит. Вид чужой смерти, когда тебе ничего не грозит, возбуждает. И не только аппетит. Не надо было запрашивать Дегутинского оракула, что бы точно предсказать возникновение в этот вечер немалого числа новых флиртов. Почему-то даже зеленоглазые блондинки обращали внимание куда угодно, но не на арену, или показывавший происходящее на ней крупным планом, гигантский экран.
  
   Но вот, конец выкрикнул, в стиле небезызвестного Баффера**** растягивая слова, имя Ирбиса. И шум резко усилился, изменил тональность. Раздался хохот и свист. Храброслав оглянулся и застонал. Ещё бы не хохотать и не свистеть. На арену строевым шагом выдвигался его противник. Конечно, босиком по песку это выглядело не так красиво, как во время парадов на Красной площади. Но внимание Ирбис привлёк куда больше, чем его соперник. На штанах-трико цвета хаки, у него по бокам были широкие жёлтые полосы, настоящие генеральские лампасы. Лицо, руки, торс были разрисованы маскировочными чёрными полосами и пятнами. Правда, непонятно было, от чего они могли маскировать, в ярком свете прожекторов на жёлтом песке арены? На голове лихо сидел краповый берет с эмблемой украинских аэромобильных сил. Вообще-то, в армии родной Украины Ирбис не служил ни одного дня. Да и относился, к этой структуре... скажем, без большого пиетета. Мягко говоря. Но для полноты ансамбля, счёл нужным нацепить именно эту эмблему.
  
   Стараясь разбрасывать, как можно больше песка при каждом шаге, направился к застывшему от изумления противнику. Держа наперевес тонкую, сильно прогнувшуюся бамбучину, с тяжеленным навершием старинной швейцарской алебарды на конце. С заметными ещё издали следами ржавчины. Наведёнными вчера Валечкой на дорогое, антикварное изделие. Впрочем, вблизи легко было засечь, что режущие части остро наточены. Отбивая шаг, Ирбис имел возможность любоваться расстроенной и растерянной рожей Храбролюба. Для люда, немедленное убийство такого шута горохового, сразу, грозило пожизненным остракизмом в общении с представителями других рас и падением авторитета среди своих. Ведь всем ясно было, что при его несравненном преимуществе в мастерстве и опыте владения холодным оружием вместо поединка получалось публичное убийство. Храброслав осознал перспективу не отмыться от "Ящерричного" позора никогда. Даже самый плохо разбирающийся в сражениях обитатель Тайного города, не мог не увидеть неготовности Ирбиса к подобным боям. Вон и галёрка, набитая красными шапками, поставившими на чела целое состояние, тревожно затихла.
  
   Так, под свист почтенной публики и молчание галёрки, наёмник прошагал к застывшему столбом люду. Тот со страшным напряжением пытался найти ход, позволявший получить хоть немного славы из убийства этого идиота Ирбиса. По закону всемирной подлости, наспех ничего не придумывалось. Ставший на фут дальше, чем мог достать в глубоком выпаде своей "алебардиной", чел нерешительно затоптался на одном месте. Навершие, будто ворона на тонкой ветке, раскачивалось при явно неловких движениях чела. Потом наёмник сгорбился, согнул колени, и начал тыкать в его сторону уродской штуковиной, которую и алебардой-то называть язык не поворачивался.
  
   Видимо, Храброслав обратил таки внимание, на остроту раскачивавшегося на бамбучине навершиия. И, от греха подальше, решил избавиться от маловероятной, но всё же существующей опасности. Обезоружить чела, а там видно будет. Широко размахнувшись, дружинник рубанул по несуразно тонкому древку алебарды наёмника. На долю секунды, выпустив противника из виду. Непростительная небрежность для опытного, ведь, действительно, опытного, воина. Пусть даже этого противника можно уже было считать обезоруженным.
  
   Ждавший, ох как ждавший, этого момента, поставивший на него свою жизнь, Ирбис начал распрямляться в прыжке уже в момент удара секиры по древку алебарды. Храброслав заметил атаку врага слишком поздно. В напрасной попытке отбиться секирой, он смог только ушибить обухом кость правой ноги наёмника ниже колена. Но отмахнуться, от выпада косо срубленной бамбучиной в горло, не успел. Удара со всех сил, с добавлением веса прыгнувшего чела. Деревяшка, далеко не так легко как штык-нож, не говоря уж о навском клинке, в горло, таки воткнулась. Не очень-то глубоко, но с явным разрушением какой-то артерии.
  
   Значительная часть почтенной публики, как бы не с треть, смогли посмотреть этот прыжок-удар только в записи. Потому что в момент его нанесения обсуждали срамной выход беззащитного перед людом чела. Об отказе дружинников стреляться уже знали все. И, все же, осуждали такое поведение Выхинской дружины. Настолько быстрой победы чела не ждал никто.
  
   Была ли рана Храброслава смертельной - бог весть. От удара дружинник упал на спину, зажимая рваную рану на горле руками. В тщетной попытке удержать покидающую вместе с кровью жизнь. Бамбучину он инстинктивно вырвал из раны и отбросил прочь. Ирбис шлёпнулся мордой в песок у ног люда. Тут же встал на четвереньки и, не обращая внимания на слёзы, застилающие от боли глаза, по болезненному месту попал обух секиры, полез на четвереньках к голове врага. Не на секунду не забывая, с арены уходит один из двух. По пути прихватил секиру люда, оброненную им при падении. Стал на колени, боясь громоздиться на ноги из-за боли, от души размахнулся и рубанул по окровавленным кистям рук Храброслава. Хорошо наточенная, тяжёлая секира с маху перерубила и руки, и горло. Застряла в позвоночнике шеи. Но бегать по арене с отрубленной головой врага Ирбис и не собирался. Ему вполне был достаточен вид бьющегося в агонии врага. Не смотря на ощутимое амбре, запах умирающего врага, в таких случаях, очень даже приятен. Потому как означает продолжение собственной жизни.
  
   Притерпевшись немного к боли, да и уменьшилась она до переносимого уровня, снял с трупа "Дырку жизни", ему она уже ни к чему, а живому может пригодиться. Поднял с песка бамбучину, встал, и, опираясь на неё, слишком тонкая для его веса деревяшка гнулась, неудобно, похромал к выходу с арены. Под восторженный рёв галёрки (Кого сегодня дураками называть надо?!) и растерянный гул партера.
  
   Помимо друзей и родственников, среди самых пострадавших оказались несколько букмекеров-концев, с радостью принимавших ставки на победу челов и не озаботившихся о перестраховке. Концы, конечно не шасы, кошелёк у них всего лишь второе по чувствительности место, но все равно, очень неприятно. Ирбис, увидев, что ставки на индивидуальную победу дадут неожиданно небольшой доход, сделал ставку на двойную человскую викторию, красные шапки, по большей части, до этого не додумались. А разумные жители Тайного города, на челов не ставили.
  
   Приветственные крики, пусть и от красных шапок, дают вполне положительные эмоции. Да, вот, в голову невольно полезли мысли о мирно спящей в его квартире Валечке. Утром он сыпанул в кофе большую порцию "Пыльцы Морфея". Из самых добрых намерений. Решил, что ей тяжело будет переживать предстоявшие поединки. Однако, теперь у него возникли, вдруг, опасения, что ведьмочка проснувшись, может устроить ему нечто похлеще, чем придурок-люд. Эти женщины такие непредсказуемые...
  
   По пути в душ подошёл к своей одежде, вытащил фляжку коньяка, предусмотрительно принесённую с собой, сделал несколько глотков. Хорошо. Затренькал мобильник, Ирбис взял в руки трубку, чтоб отключить. Меньше всего его сейчас интересовали поздравления с победой. Но высветившийся номер заставил его ответить на звонок. От этого абонента поздравлений ожидать не приходилось. Не та личность.
  
   - Алло?
  
   - Подъезжай ко мне, у меня для вас дело есть.
  
   - Вообще-то, начинать разговор полагается с приветствия. Да и занят я сейчас. И с чего ты взял, что после случая с последним твоим заказом нам, мы примем от тебя ещё один?
  
   - Слушай, чел, я-то тут при чём, если твоему напарнику вздумалось не вовремя возвращаться домой. Пересидел бы в аэропорту, всё было бы нормально.
  
   - Может и не виноват, а впечатление осталось.
  
   - Дело, между прочим, серьёзное. Хорошо оплачиваемое. Так что не выступай, а мигом приезжай сюда.
  
   - Слушай, шас. Сейчас я пойду в душ, смывать с себя пот и кровь. Потом поеду в монастырь, к эрлийцам. Проведаю там своего напарника. После чего завалюсь спать. Да будет тебе известно, мы, челы, существа хлипкие, очень не любим, когда нас пытаются убить. Сильно переживаем по этому поводу. Поэтому после таких неприятностей нам нужен отдых. А если ты к утру не передумаешь, как уже бывало, я подъеду завтра утром к тебе в лавку. Или ты по воскресеньям не работаешь?
  
   В трубке раздалось уже хорошо знакомое Ирбису сопение. Надолго обижаться за такое хамское поведение Тархан Хамзи не стал. Не счёл нужным.
  
   - Хорошо, приезжай. А побеждать в поединках, надо не выставляя себя посмешищем всему Тайному городу. Пи-пи-пи...
  
   Пожелавший оставить последнее слово за собой Тархан отключился.
  
  
  
  
  
  * - Широко известное происшествие с Вестником, было исключением, подтверждающим правило. В магов людов-мужчин превращал ещё Золотой корень, но это уже совсем отдельная песня.
  
  ** - Древние греки мифических времён, осмелившиеся разгневать богов и подвергнутые за это особым, персонально для них выдуманным мукам в Аиде. Специалисты из ведомств папаши Мюллера или Лаврентия Павловича смогли бы сделать это куда с большей выдумкой, но на Олимпе подобных учреждений не было.
  
  *** - Добрыня был чистокровным челом, и в жилах его струилась кровь, а не гудроно-образная жидкость, но электрический свет, зачастую, меняет окраску предметов. Тёмно-красная кровь может в лучах прожектора выглядеть чёрной.
  
  **** - Знаменитейший из ринг-анонсеров, объявляющих о выходе бойцов на ринг.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"