Спесивцев Анатолий Фёдорович: другие произведения.

Мир динозавров (название рабочее)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 5.07*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    6 февраля добавлено начало 3 главы.


Мир динозавров (название рабочее).

Часть І

1 глава

  
   Шли ходко. Если честно сказать, так на пределе Мартиновых сил и возможностей. Пот заливал ему глаза, из-за чего приходилось то и дело смахивать его рукой, сердце от натуги готово было выскочить из груди, лёгким не хватало воздуха, а ноги... ног он давно не чуял. Несли они его со скоростью, задаваемой идущим впереди Есдом Нчки, ну и ладно. Марти Эс Ю и не подозревал, что приятель, знавший о его куда меньших пешеходных талантах, специально задал темп, как он думал, непосильный для плотного и малорослого приятеля. Но тот вцепился взглядом за латку на заплечном мешке провокатора и тянулся за ним, будто привязанный.
   "Не отстану! Ни за что не отстану!"
   К этому времени дыхание у Марти сбилось, он уже пыхтел, как разозлившийся трирог, да и топал сандалиями, как бы, не громче, чем здоровенный зверь толстенными ножищами, но всё ещё выдерживал заданный длинноногим товарищем темп. Есд и сам подустал, да и, наконец, до него дошло, что поднятый шум и распространяющийся вокруг запах пота обязательно привлекут внимание хищников, от большей части которых двум подросткам не отбиться. Что особенно обидно, если вспомнить о добыче, которую они тащили с собой. Привычно подавив злость на нескладного дружка, с которым поддерживал добрые отношения сугубо из-за выгоды, Нчки скомандовал:
   - Привал.
   У Ю к этому времени не имелось сил даже для радости по поводу отдыха. Он на автомате скинул заплечный мешок на землю, и рухнул рядом с ним.
   "Ой, как мне плохо! Ещё немного и сдох бы на ходу. Но помру, а упрашивать сбавить скорость не буду! Надоели все эти подколки про мою толщину и коротконогость. Ну что я могу поделать, если таким вырос?! На каждые два шага Нчки мне приходится делать три, да и вешу, в придачу, раза в полтора больше. Зато поднять могу вдвое против пацана-южанина, а в драке стою троих из них. Мы, северяне, сильны не в беге, да и папа говорил, что мой родной отец имел рост всего на пару пальцев меньше, чем у него самого".
   Пока один из авантюристов, осмелившихся нарушить запрет на вылазки в очень опасные места, выходил из состояния грогги от чрезмерного напряжения, второй, также сильно уставший, вслушивался в окружающие звуки и осматривался. Увлёкшись идеей в очередной раз унизить своего приятеля, Есд даже отбросил привычную осторожность, о чём сейчас искренне и сильно жалел. Искоса бросил взгляд на напарника. Тот валялся на спине с открытыми, но явно ничего не видящими глазами. Почти сразу сложился план спасения. Мысленно пообещав себе так больше не зарываться, он приступил к действиям по избавлению от смертельной опасности.
   - Марти, и, правда, раз ты так устал, давай разделимся. Я сейчас двину домой, а ты немного позже, когда отдышишься.
   Пока тот непонимающе лупал глазами, пытаясь понять что, собственно прозвучало - уж очень вымотан был - Нчки вскочил на ноги, будто не устал совсем и, забросив свой заплечный мешок на спину, бодро зашагал, с трудом удерживаясь от перехода на бег, чтоб не встревожить раньше времени будущую жертву - а то вдруг увяжется следом и не отстанет? Заодно Есд порадовался, что рядом есть прекрасный ориентир - высокий утёс - по которому легко можно будет потом найти это место и присвоить содержимое мешка толстяка, и, сожалея, что на этом возможность поиметь что-нибудь с него закончится. Он, как и все ребята селенья, испытывал расистское предубеждение в отношении бледнокожего приёмыша вождя, но научился делать вид, что симпатизирует ему. Уж очень удачлив оказался тот, и по-идиотски щедр, чем грех было не воспользоваться.
   - Эээ... - растерянный Марти попытался спросить друга, единственного в селении, о причинах его решения разделиться, но обращаться было не к кому. Свои слова тот немедленно претворил в жизнь, даже шорох задеваемых при ходьбе кустов доносился уже с порядочного расстояния.
   У вроде бы почти бессознательного парня сработала привычка, что любая неожиданность или неясность может нести опасность или неприятность, ибо с детства дети испытывали на прочность мальчишку, выглядящего не так, как они. Северянин немедленно мобилизовал все резервы организма и, с кряхтением и лёгким стоном сел и стал оглядываться и прислушиваться. Хотя из сидячего положения в кустах много не рассмотришь, причина поспешного ухода Есда, прояснилась немедленно. Услышав стрекот радужных четырёхкрылок, преследующих обычно хищников - сам от них страдал на охоте, уж очень часто они распугивали добычу - заметил, что они летят в его направлении. А прислушавшись внимательнее, услышал пересвист рнков*.
   "Проклятье! Идут по нашему следу. Одному от стаи не отбиться. Вот почему сволочь Нчки прервал отдых и сбежал - понадеялся, что хищникам меня на еду хватит и за ним они не погонятся. А я его другом считал... Подозревал же, что гниловат он, но так не хотелось в это верить! Теперь догнать скользкого гада не получится, наверняка он припустил изо всех сил, а в чём-чём, в беге мне с ним не равняться. Всё, отжил Марти своё, одному от стаи не отбиться".
   Чувства обиды на несправедливый мир, на конкретного человека, оказавшегося предателем и трусом, сожаление, что ничего в жизни не успел, заполонили мысли парня. И тут бы ему и был конец, скорый и страшный - рнки жрут добычу ещё живой - да воспротивилась этому вся его сущность, прошедшая закалку несправедливых преследований. Вовремя пришло и воспоминание о прекрасной Ласс, вроде бы поощрительно улыбнувшейся при их последней встрече.
   Он встал и завертел головой, осматриваясь и выискивая путь к спасению, одновременно невольно прислушиваясь к стрекоту четырёхкрылов и участившемуся пересвисту рнков. Последние часы пути Марти ничего, кроме заплечного мешка Нчки, не видел, окружающим миром не интересовался - не до того было. Сейчас, поглядев по сторонам, заметил, что находится в знакомых местах. Сюда, к зарослям красноягодника, из посёлка каждые весну и осень организовывались экспедиции. Весной женщины и подростки рвали почки, настой которых как ничто другое помогал при воспалениях и тяжёлых простудах. Осенью собирали ягоды - их отвар служил прекрасным укрепляющим средством. Каждый раз охранять сборщиков приходили воины, минимум половина мужчин посёлка, в броне и с оружием - уж очень опасные здесь места. Особенно осенью, когда спешило полакомиться ягодами множество разнообразного зверья, а вслед за ними подтягивались хищники всех мастей и размеров. Редко когда обходилось без фатальных происшествий, о ранах от укусов и говорить нечего.
   "Убежать от быстроногих пернатых нечего и мечтать, подобное разве что длинношеим крыланам по силам. Спрятаться от них в кустах, сбить со следа...тоже не получится. Нюх у тварей такой, что и под землёй найдут, если закопаться. Залезть куда-нибудь наверх?"
   Марти прикинул расстояние до высоких деревьев вдалеке и до радужников, кружащих, скорее всего, над стаей хищников.
   "Не, к деревьям не успеть, раньше догонят. Остаётся утёс. Какое счастье, что я в этот раз кошку-тройчатку с собой захватил, с тросом из паучьего шёлка, без неё туда не забраться".
   Выхватив из ножен коготь** ещё времён богов, переселивших людей сюда - ничего ему за тысячу лет не сделалось, люди так делать вещи не умеют - он разрезал завязки собственного мешка и вывалил содержимое на землю.
   "Тащить с собой наверх ещё и тяжеленный мешок - глупость несусветная. Да и ничего этой добыче хищники не сделают, их моя туша интересует. Интересно, это пёстрые рнки или ошейниковые? Впрочем, мне не осилить ни тех, ни других, глупости в голову лезут, когда надо только о спасении думать".
   Нервничая, разбросал кучу вывалившуюся из мешка, подрагивающей от волнения рукой схватил "кошку", потом, несколько мгновений поколебавшись, выхватил из барахла несколько наиболее дорогих, вещей - запаска для метателя молний, бинокль - сунул их в мешок и забросил его за плечи. Для подъёма по тонкому шнуру у него имелись перчатки, порылся, разыскивая их, но не нашёл, а стрёкот и пересвистование приближались. Махнул рукой - лучше поранить руки, чем погибнуть при поиске нужного в этой куче. Поднял рогатину***, повертел её в руках и воткнул в почву - лезть наверх она явно будет мешать, спастись в данном случае, не поможет. После чего бегом кинулся к утёсу.
   Вблизи скала производила неприятное впечатление - будто кончик пальца огромного великана торчала она из ровного, без выхода камней вокруг места, высотой в шесть-семь человеческих ростов. Поверхность её имела тёмно-серый цвет и была на удивление гладкой. От последнего обстоятельства у Марти сжалось сердце. А рнки свистели всё чаще и всё ближе, путая мысли и вводя конечности в дрожь.
  
   * - Рнк - Хищный стайный динозавр до трёх метров длинной и сорока килограммов весом. Имеет на каждой из лап один палец с удлинённым когтем в палец взрослого мужчины. Стая рнков способна убить травоядное на пару порядков тяжелее их самих.
   ** - Коготь - из-за похожести формы люди так называли кинжалы из нержавеющей стали. Подобное оружие стоило огромных денег, но человек, лазающий по развалинам в труднодоступном месте, мог обзавестись таким девайсом и бесплатно.
   *** - Рогатина - короткое, в данном случае, копьё с массивным, мечеподобным наконечником, пригодным и для укола и для рубки.
  
   "Гадство скользкое... а ведь кошка может и не зацепиться крючьями, если там так же зализано".
   Уже откровенно трясущимися руками распутал веревку и метнул приспособление на вершину. Скользнув по суживающей поверхности крюками, оно упало вниз, вызвав у парня приступ не страха даже, а панического ужаса. Однако на переживания времени не было, он подскочил к "кошке" и, прицелившись, бросил её в наиболее, как ему показалось, подходящее место - с трещинами и выбоинами. Вероятно, кто-то из хищников это заметил, и очень громко свистнул совсем в другой тональности, чем прежде. Другие члены стаи дружно откликнулись, счёт пошёл на мгновения. Крюки, на великое счастье, зацепились за верхушку и, не пытаясь проверить надёжность зацепа - для ещё одного броска уже не было времени - Марти со всей возможной для него скоростью, помогая себе ногами, полез наверх.
   Воистину, если хочешь чуда и делаешь для его прихода всё, что можешь и немного сверх того, то оно придёт. Может быть.
   Понимая, что на одних руках ему высоко до появления у скалы рнков не подтянуться, Марти, будто по наитию свыше, смог сделать несколько шагов по почти вертикальной скале, оказавшись при этом спиной к поверхности земли. Раздавшееся невдалеке шипение зверей, увидевших добычу, придало ему дополнительные силы. Перебирая руками верёвку, он ещё бодрее зашагал, стремясь убраться из зоны достижимости хищников. Достаточно ощутимый толчок в спину - видимо один из членов стаи смог допрыгнуть - только помог ему забраться повыше. Продолжая подниматься, он прислушался к ощущениям в спине, с тревогой ожидая боли от появившейся там раны. Своими страшными когтями рнки и зазевавшихся на суше крокодилов разделывали. Однако, к его радостному удивлению, обошлось.
   Рнки - животные относительно небольшие, здешние так головой достают не выше пояса мужчины, а в длину имеют метра два-два с половиной*, зубы у них маленькие, но зато когти страшные, особенно - по одному на каждой из нижних конечностей, с мужской средний палец руки. Для человека без доспеха и одного удара таким когтем хватит. Тяжёлая рана и быстрая смерть от потери крови гарантированы.
   "Надо будет жертву духам предков принести, отблагодарить за спасение".
   Поднимаясь дальше Марти слышал два или три удара когтем по скале и шумы после приземления пернатых гадов, пытавшихся его достать. Нога соскользнула с малюсенького выступа, на который пытался ею опереться и его здорово мотнуло, хорошо, что на верёвке удержался, не свалился на радость пускавших слюни сволочей. Зато внизу раздался громкий вопль.
   - Яууу!
   Причём, вопль был полон боли, а не радости или предвкушения сытного обеда. Там определённо что-то приключилось, но пытаться рассматривать подробности этого происшествия он не стал. Здесь, невдалеке от вершины, продолжить подъем, шагая по стене, не удалось, пришлось подтягиваться по верёвке, долго ища ногой хоть какой-то выступ для опоры. У и без того вымотанного Марти остаток сил убывал с пугающей быстротой, а отдохнуть пока возможности не имелось.
   Наконец удалось на зубах - в прямом смысле этого слова, пару раз пришлось вцепляться зубами в верёвку, когда руки уже не справлялись, начинали скользить, давая таким образам отдых обессилевшим мышцам - добраться до кошки. Тут выяснилось, задача спасения далеко не решена - щель, за которую она зацепилась, оказалась отнюдь не на вершине, существенно ниже.
   Подняться выше по почти гладкой скале он не мог, как не был в состоянии долго висеть в неопределённом положении между небом и землёй. Гоня прочь желание плюнуть на всё и прекратить изнурительную борьбу за жизнь, разжать окровавленные кисти рук, постарался как можно тщательнее рассмотреть поверхность, надеясь найти какие-нибудь выбоины или выступы для подъёма на самую вершину.
   Однако многочисленные царапины и шероховатости, замечаемые там, для зацепа пальцами не подходили, уж очень мелки, уставшими пальцами за такие надёжно не схватишься. Глаза от пристального разглядывания начали слезиться, пришлось их вытирать о собственную руку, оторвать конечность от верёвки он не решился - не был уверен, что хват одной кистью достаточно надёжен для удержания. Понимал, что соскальзывание, пусть не в самый низ, только на несколько метров, для него - смертный приговор. Осилить ещё раз путь наверх он не сможет.
  
   * Во избежание путаницы, все меры будут приводиться в привычной читателям метрической системе.
  
   Попытался повисеть с закрытыми глазами, расслабив хотя бы часть мускулов, однако быстро понял бессмысленность такого занятия. Висение без движения вверх отнимало меньше сил, но отнимало, а их без того осталось всего ничего. Ещё раз принялся рассматривать скалу, уже не веря в возможность найти там путь к спасению. К сожалению, плохие предчувствия оправдывались, в нынешнем своём состоянии ему о подъёме здесь можно разве что помечтать.
   Отчаяние совсем было захлестнуло Марти, когда он заметил, что четыре тонюсеньких, совершенно непригодных для хватания за них пальцами щели, образуют прямоугольник величиной с дверной проём. Крюк "кошки" зацепился за скалу у нижнего левого угла этого образования.
   "Дверь в скале?! Да на самой вершине, куда никто в здравом уме не полезет. Но уж очень ровненькие щели, только внизу у одного из стыков образовалась выбоина, за которую-то кошка и зацепилась. Уж не мерещится ли мне эта дверь?"
   Парень попытался убрать пелену с глаз, потеревшись ими о предплечье - боялся разжать кисть, оторвать её от верёвки. К счастью щели ему не мерещились.
   "Впрочем, ещё неизвестно, к счастью ли? Сама по себе дверь не откроется, и неизвестно, удастся ли отворить её вообще. Интересно, это захоронка богов или волшебников? А уж сколько там хабара... Так хитро прятать пустышку никто не будет".
   Однако на пустые гадания и мечтания время в данный момент тратить было бы просто глупо, поэтому Ю немедленно приступил к действиям, откуда только взялись новые силы и изобретательность. На мгновение зависнув на одной руке, обмотал верёвку вокруг запястья другой конечности - чтоб не соскользнуть вниз в процессе самоспасения. После чего, не обращая внимания на острую боль от впившейся верёвки, попытался нащупать дверь в выбоине. Нащупать-то нащупал, только толку с того? Быстро осознал, что кончиками двух пальцев ему её не открыть. Силёнок не хватит, опора, опять-таки, для значительных усилий неподходящая - от шевеления кошки при этих телодвижениях у него душа в пятки шмыгнула и не сразу оттуда обратно вернулась.
   "Ой, как обидно было бы стать едой в самый последний момент перед спасением! Даже странно, что не обоссался от испуга. Беда... ведь тихонько висеть, не шевелясь, смысла нет - пойду на корм летучим падальщикам вместо рнков, разве чуть попозже. Лучше уж упасть и подкормить свирепых хищников, чем трусливых трупоедов. Боги, духи предков, подскажите, как мне спастись?!!"
   То ли кто-то его наверху услышал, то ли смертельная опасность подстегнула умственные способности, но Марти вспомнил о висящем на поясе клинке. Перехваченная тонкой верёвкой рука не только болела, пальцы её стали синеть, стоило поспешить - даже открыв дверь надо ещё забраться в помещение. С одной работающей верхней конечностью это будет сделать уж очень мудрено, если вообще возможно.
   Вытащив коготь, заранее взявшись за рукоять обратным хватом, попытался всунуть остриё в боковую щель. Не тут-то было! Даже острейшее лезвие, произведённое во времена волшебников, туда не лезло, настолько хорошо всё здесь было подогнано. Тогда парень всунул его кончик - щель оказалась очень узкой - внутрь через выбоину снизу и попытался отжать препятствие к спасению. При третьей попытке, когда ему удалось подвиснуть на клинке, он хрустнул и обломался, оставшись без острия.
   У Марти сердце ёкнуло и в глазах потемнело. Естественно, не из-за стоимости обломанного клинка. Он чувствовал, что силы уже совсем на исходе, как открыть таинственную дверь не представлял, а внизу его с нетерпением ожидали. На обед в виде основного блюда. В увлечении открывшимися обстоятельствами, он некоторое время не то, чтобы не слышал вопли и шипение доносившиеся снизу, просто перестал обращать на них внимание. Теперь же, крайне расстроенный, на грани отчаянья, вдруг расслышал все оттенки голосов хищников.
   Жизнь во враждебном окружении - не любили местные смуглые пацаны и девчата инаково выглядящего, "богато упакованного" бледнолицего парня - приучила Марти к преодолению трудностей и поиску путей к победе. Он принялся елозить остриём у места отлома лезвия по щели, вкладываясь в это дело максимально. Прямо на лицо ему посыпалась каменная пыль, засорился один глаз, но он своих попыток спастись не прекращал, невзирая ни на что. И чудо произошло.
   Что-то внутри скалы тихо щёлкнуло, дверь не открылась, а медленно отошла в сторону, спряталась в скале. Глазам (точнее, глазу, запорошенный он зажмурил, не обращая внимания на резь в нём и текущие слёзы) парня открылись потолок и часть стен небольшого помещения - видно было даже снизу верх недалёкой от входа противоположенной стены. Всё - из белого пластика*, причём, потолок светился неярким светом.
   После краткого мига бурной радости, пришлось сосредоточиться на самом насущном. Задача спасения от гибели стояла по-прежнему в полный рост. В открытое помещение необходимо было попасть. Снизу, притом, что рука, перехваченная верёвкой, онемела до полной потери чувствительности, подтянуться же на одной, нечего было и мечтать. Да и не видел он, за что наверху можно бы было схватиться.
   "Ой, кажется, рано радовался. Непонятно, как туда забраться в моём нынешнем состоянии. И сил уже... на донышке осталось, и кисть правой руки нехорошо смотрится, и хвататься не за что. А времени на раздумья нет совсем. Странная какая-то комнатка, непонятная и слишком маленькая. Сени, что ли? Так, здесь, наверху, кроме них ничего не поместится. Но об особенностях сооружения... пожалуй, волшебников, боги немного иначе строили, буду размышлять, когда там уже буду. Не так уж легко туда забраться, придётся барахтаться. Авось духи предков и дальше меня вниманием не оставят".
   На предков надейся, а сам не плошай! - выразиться так афористично Марти, скорее всего, не смог бы, но действовал вполне в подобном стиле. Первоочередной задачей для него сейчас было освободить из верёвочной петли руку и не свалиться вниз. С некоторым усилием отвлёкся от разглядывания таинственного помещения для обдумывания способа проникновения в него.
   Прежде чем снимать петлю с руки, надо было как-то закрепиться здесь, на верхотуре. Ничего другого, как предварительно обмотаться в другом месте, в голову не приходило. Больше всего для крепежа подходила шея, но отправляться добровольно молодым и здоровым к тем самым предкам не хотелось совершенно. Да и по верованиям людей, ждало самоубийцу после смерти нечто совсем нерадостное.
   Марти перевёл взгляд на собственный торс и взвыл вслух:
   - Местный дух** мне голову морочит, что ли? Зачем я обматывал руку, если можно было подвести петлю под плечи?!! Дух, клятвенно обещаю, что принесу тебе достойную жертву, как только смогу. Умоляю, не мешай мне, а помоги!
   Дух к недогадливости, конечно же, отношения не имел. Парень, предельно вымотанный и сильно испуганный, сделал первое, что пришло в голову. Бросилась в глаза рука - обмотал её. Но вот переиграть, сделать петлю вокруг тела, оказалось не так уж легко. Один из рнков, заметив шевеление верёвки, подтягиваемой человеком вверх, уцепился в неё зубами и когтями - сработал инстинкт хищника - и принялся мотать головой туда-сюда. Начинание товарища поддержали собратья по стае, это закономерно отразилось на другом конце верёвки.
   Марти начало чуть-чуть покачивать из стороны в сторону, но, самое главное, он заметил, что пару раз сдвинулся крюк кошки, в прочности зацепа которого он уверен не был. Самое обидное - ничего при этом Ю сделать не мог. Висел, как плод на дереве, в который раз потел от страха и молил предков помочь, а местного духа смилостивиться. К предкам он обращался мысленно, а к духу скалы вслух, ибо не имел уверенности, что он услышит мысли.
   - Дух скалы, смилуйся! Самую жирную зензетку пожертвую, как только смогу.
   Если до этого он вниз смотреть боялся - опасался, что голова закружится - то сейчас не выдержал и опустил взор. Картина открылась, можно сказать, почти знакомая, будто смотришь во двор с крыши дома. Высота, конечно, больше, так и "птички" крупнее. Впрочем, вели себя рнки скорее как домашние мухоловки***, змеееды4* или рсы5*, любящие "поохотиться" за пучком перьев на шнурке. Животные, откармливаемые на мясо, обычно играми не интересовались.
  
   * Мир постакаполиптический, так что многие его обитатели знакомы с остатками прежней роскоши - вещами и понятиями высокоразвитой цивилизации.
   ** В древности люди заселяли всё вокруг неисчислимым количеством духов. Совершенно естественным для Марти было посчитать, что и у скалы тоже имеется свой дух, отрицательно относящийся к вторжению в свои владения.
   *** Домашние мухоловки - мини-рапторы, которых содержали в домах для отлова не столько мух, сколько пауков, скорпионов, многоножек и мышей. Имелись практически во всех домах из-за многочисленности ядовитых насекомых. Одомашнены ещё "богами".
   4* Змеееды - рапторы величиной с индейку, специализировавшиеся на отлове змей и ящериц. Содержались обычно во дворах. Также почти непременные обитатели подворий, хотя некоторые хозяева предпочитали ограничиваться во дворе одними рсами. Одомашнены "богами".
   5* Рсы - Одомашненные в незапамятные времена рнки, разведённые генетически с предками в много большей степени, чем собаки и волки. Использовались как аналоги собак, сторожевых и охотничьих. Вероятно, первое из одомашненных "богами" животных.
  
   Хищники наскакивали на веревку, били по ней когтем, хватали её зубами, и немного помотав головой, отскакивали прочь, тут же сменяемые другим членом стаи. Только боги могли знать, сколько это продолжалось бы, если бы один из отскочивших не налетел на рнка не участвовавшего в потехе, а ходившего в сторонке, волоча переднюю лапу по земле и поскуливая. Бедолага пронзительно взвизгнул, заскулил уже громко и очень жалобно.
   Остальные члены стаи бросили игру и сбежались к пострадавшему сородичу. Кто-то из них неловко наступил на волочащуюся лапу, что вызвало новый визг и приступ скулежа.
   Марти, пока твари отвлеклись, поспешно подтянул верёвку вверх, к себе и принялся срочно сооружать петлю для провисания на плечах, гадая про себя о причине травмы этого рнка. В последний момент он сообразил, что расстояние между плечевым подвисом и крюками должно быть не менее двух метров - чтобы верёвка не блокировала проникновение в помещение.
   Наконец, захлестнув петлю вокруг туловища и закрепив её, в очередной раз взмолился к духам предков. Предстояло освободить руку, что неминуемо означало короткое, на те самые два метра, падение вниз. Если крюк кошки не сорвётся и падение не продолжится - на радость хищникам - до земли.
   Предки не подвели. Пережив несколько дли-и-инных и страшных мгновений падения (иногда доли секунды могут восприниматься как немалый отрезок времени), он закачался в паре метров от вершины. Крюк хоть и пошевелился, но не слетел с зацепа. Повисев недолго мешком - верёвка теперь больно врезалась в подмышки - нашёл опору для правой ноги, облегчив, таким образом, боль. Дождавшись полного восстановления работы правой руки, дав небольшой отдых мышцам левой, полез обратно вверх.
   Вопреки опасениям, несмотря на изрезанность кистей верёвкой и относительность отдыха, подъём прошёл без происшествий. На самом краю пола непонятного помещения обнаружился паз, достаточно широкий для просовывания в него пальцев - прекрасная, надёжная опора. Подтянулся, отметив, что помещение не только маленькое, но и абсолютно пустое, с неимоверным усилием перевалил тело на гладкий пол, судорожно извиваясь, подтянул ноги, окончательно, таким образом, уходя от опасности падения. Вот здесь-то силы закончились. Совсем. Марти, будто кто-то выключил, нажав на кнопку или щёлкнув тумблером.
   Очнулся он от боли и жажды. Болело... да, кажется, легче перечислить, что не болело - зубы и внутренности. Хотя... Марти прислушался к сигналам, подаваемым собственным организмом, что-то там, внутри, болеть не болело, но нудело о неблагополучии.
   Приложив для этого немалые усилия - каждое движение отдавалось резким усилением нытья, пару раз укололо так, что слёзы выступили, сел. Изменение позы с "лёжа на боку" на "сидя, прислонившись к стенке" заняло более минуты. Мощные ещё утром мышцы - несмотря на малый рост, Марти не без оснований считал себя самым сильным среди ровесников Южного Форпоста - не справлялись даже с лёгкой нагрузкой. В горле и во рту воцарилась катастрофическая засуха. Плюнуть на неприятные ощущения он сейчас не смог бы при всём желании - нечем было. Организм настоятельно требовал срочного восполнения потерянной сегодня влаги.
   С трудом - руки не слушались хозяина - снял фляжку с пояса, еле-еле выдернул пробку и, смакуя, выцедил остававшуюся там сотню граммов воды. Напиться не напился, но хоть во рту пожар загасил, и горло капельку промочил. Попытался повесить пустую фляжку обратно, но пальцы не справились с этим заданием, положил её в угол, на пол. Пальцы не сгибались толком, руки дрожали.
   "Бражки не пил, а чувствую себя... будто до потери сознания нажрался. Обидно. Лучше бы мы вчера пьянку затеяли. Уж воспоминания-то были бы точно куда приятнее".
   Покрутив головой, обнаружил на одной из стен несколько кнопок и табличку с надписями рядом. Решил обязательно их исследовать, но чуть позже. Прежде всего, занялся осмотром себя самого. Боль в мышцах и, кажется, в суставах решил игнорировать, как и гул в голове. Такие мелочи воин обязан переносить, не подавая вида об их присутствии. Наряду с жаждой, голодом и страхом. Вот состояние кистей вызвало у него серьёзную тревогу. На их внутренних поверхностях живого места не было - сплошь раны, причём, кое-где глубокие, от шнура. Из-за кровавых ран, местами чуть ли не до костей, он сжать кисти в кулаки сейчас не мог. Не от боли, руки его тупо не слушались.
   "Как же я с такими руками спускаться буду? Странно даже, что смог забраться сюда. Вроде бы боль ощущал, но будто издалека. Зато теперь...надо бы срочно обработать раны, а все лекарства остались внизу. А вдруг что-нибудь в заплечном мешке осталось?"
   Судя по небу, вечерело, то есть, провалялся в отключке он несколько часов. Невольно морщась - то тут стрельнёт, то там заколет, а уж гул в голове, как от недалёкого водопада - лёг на брюхо и подполз к по прежнему открытой двери. После пережитых при спасении мучениях, выпасть наружу, разбиться насмерть было бы особенно, просто до чрезвычайности обидно, выглядывать стоя или сидя он боялся.
   Опасения, кстати, оказались не напрасными. Стоило глянуть вниз, как всё вокруг закружилось, пришлось зажмуриваться. Переждав, пока успокоится стук сердца, зачастившего, будто в груди дятел заработал, вот-вот наружу пробьётся, открыл глаза снова.
   Перед скалой никого не было. То есть, возможно, какие-то мелкие твари в окружающей утёс траве имелись, но рнки отсутствовали. И характерный пересвист не пугал до оцепенения обитателей этих мест.
   "Интересно, вокруг везде кустарники, а здесь трава, причём, низкая. Почему? Странно, что твари умотали, они ведь упорные и умеют выжидать, караулить загнанную добычу. Впрочем, умотали и умотали, мне легче. Только глупо спускаться, не обсмотрев здесь всё самым тщательным образом. От нечего делать такие комнатки не сооружают, наверняка здесь есть какой-то тайник или лаз вниз".
   Посомневавшись, осторожно вытащил кошку и подтянул свешивавшийся шнур.
   "А вдруг и здесь, внутри скалы пригодится?"
   Не успел он взгромоздиться на задницу для распутывания ненужных узлов на верёвке, как исчезнувшая было дверь, вдруг с тихим шорохом вернулась на место, отрезав Марти от окружающего мира.
   Испытав приступ панического ужаса, не обращая внимания на неприятные ощущения, встал на ноги. Протянул было руку, чтоб попытаться её открыть, однако опомнился.
   "Чего это я? Уже ж не раз с действующими устройствами старых времён сталкивался. Прежде чем обратно на улицу рваться, надо обязательно здесь всё исследовать. Быть такого не может, чтоб эта одна пустая комнатка здесь была. Хотя... если здесь что-то лежало, а потом кто-то его забрал... надо проверить всё. Огляжу, обстучу, обнюхаю. Надо будет, и оближу".
   Отшагнув к противоположенной от входа стенке, парень начал изучать надписи возле кнопок. Они оказались малоинформативными. "-1 этаж", "-2 этаж", "-3 этаж", "-4 этаж". Четыре кнопки, четыре коротких надписи. Невольно вспомнил легенду об аде, в котором нижние три этажа предназначались для особо нагрешивших, а верхние четыре принимали обычных грешников. Марти невольно улыбнулся.
   "Можно подумать, что это дорога в ад. Меня особо нагрешившим вряд ли назовёшь, молод ещё, как раз на верхние этажи и попаду после смерти. Но как это понимать без шуток? Каждая кнопка открывает проход на другой этаж?"
   Он посмотрел под ноги. Пол выглядел как один цельный кусок пластика. Не став долго мучиться этой загадкой - мозги, как и мышцы, работали с натугой и на малую часть обычных своих возможностей - нажал на верхнюю кнопку. Сразу ничего не произошло, собрался было нажать другую кнопку, колеблясь между двойкой и четвёрткой, когда пол вдруг дрогнул и, набирая скорость, комната начала проваливаться вниз. Одновременно рухнуло в пятки сердце, сами собой зажмурились глаза, прекратилось, будто передавленное чьей-то могучей рукой, дыхание и настоятельно попросилось наружу содержимое мочевого пузыря.
   Марти привалился спиной к стенке, у которой стоял, неимоверным усилием удержался от увлажнения штанов - предстать перед повелителем ада обоссаным не хотелось, к трусам на всё посмертие так можно попасть - и мужественно раскрыл глаза, когда недолго падавшая комната остановилась, после чего сами собой двери спрятались в стене. "Опасности надо смотреть в глаза". Эту-то мысль в него давно вбили на уровень инстинкта. Как и то, что, конечно, лучше неприятности избегать. Известно, что лезущий в пасть каждого встречного крокодила, на этом свете не задержится.
   Взору открылась комната, также сплошь выложенная белым пластиком. Пока парень (испытавший даже лёгкое разочарование, не увидев духов тьмы) тупо таращился в открытую дверь, ожидая возвращения на место сердца из пяток и мыслей из... одни боги знают, откуда, подлая дверь вдруг со зловещим шелестом вернулась обратно, отрезав его от нового помещения и вызвав новый приступ паники.
   В испуге стукнув несколько раз кулаками по двери, Марти быстро пришёл в себя. Отрезвила его боль в кистях, кровь с которых двумя пятнами пометила дверь. Отшагнул назад и опять оказался возле кнопок. Посомневавшись, нажал снова ту, которая была рядом с надписью "-1 этаж". Дверь с привычной задержкой уползла в стену, он не преминул этим воспользоваться. При этом, чуть не упал из-за шнура "кошки", обмотавшегося вокруг ног, по прежнему одним концом прикреплённого к его пояснице.
   Сунулся развязывать и перематывать, но глянув на собственные кисти, отказался от этой затеи. Опухшие, покрытые шрамами, часть из которых снова начала кровоточить... для любых тонких работ они сейчас не годились. Самое большее, что ими в данный момент можно было сделать, так подержать сосуд с водой или ложку при еде.
   Мысленно махнул рукой и обмотал вокруг поясницы весь шнур, не заморачиваясь его распутыванием. Обрезать рука не поднялась. Не из сантиментов по отношению к верёвке спасшей жизнь. Ещё неизвестно как придётся спускаться, да и хозяйственная крестьянская натура (поселок, где он рос, по сути, был большим селом) воспротивилась порче имущества.
   По той же причине - жадности - испытывал недовольство из-за отсутствия трофеев.
   "Вот досада! Забрался в действующее древнее убежище, а трофеев пока - голая дуля. Даже пластик со стен и с пола не отдерёшь, пробовал уже раньше в других местах, одни обрывки бесполезные сдираются. А ведь этот пластик не просто покрытие стен для красоты, он и насекомых отпугивает, разную вредоносную гадость впитывает, чтоб мы ей не дышали, моется легко. Эх, ну зачем, спрашивается, его намертво к бетону приклеивали?"
   Марти уже напрочь забыл, что оказался здесь не в поиске трофеев, а спасая жизнь.
   Закончив возиться с верёвкой, он подошёл к замеченной им двери. Ни ручки, ни видимого замка выглядеть на ней не удалось, зато рядом с ней, на уровне его плеча, имелось как бы вдавленное в стену изображение растопыренной человеческой кисти. Парень, не задумываясь, вставил в неё свою, опухшую и окровавленную, догадываясь, что это и есть замок и ключ одновременно.
   Изображение засветилось, в ладонь что-то кольнуло, после чего приятный женский голос произнёс, с чуть заметным акцентом: - Вы прошли идентификацию. Допуск в императорское хранилище открыт.
   Одновременно дверь, уже привычно неспешно, уползла в стену, открыв ему доступ в новое помещение. Длинное, относительно узкое и традиционно пустое. Коридор с несколькими дверями, ведущими в другие помещения. С такой планировкой Марти сталкиваться приходилось, в старых развалинах. Осматриваясь, повторял про себя слово "идентификация", чтоб не забыть. Раньше его не встречал, но сразу догадался, что оно означает нечто вроде опознания. Любил он ввернуть умное словечко в разговоре, не понимая, что добавляет этим лишний камешек в стену отторжения других жителей посёлка. Делал это не из желания кого-то унизить, просто "распускал хвост", старался показаться умнее и значительнее, но не любят люди "слишком умных", а уж в традиционной общине - особенно.
   Родство с императорской фамилией для него новостью не стало, знал, что и отец и мать имели среди предков первого императора, но на трон претендовать никак не могли, ибо входили в число многочисленных потомков-бастардов. И сам император, и его дети-внуки, имели повышенную любвеобильность, естественных результатов и связей "на стороне" не стеснялись.
   "Ну, хоть за новыми дверьми, меня, наконец, встретят не голые стены? Голос сказал ведь, что это хранилище, надеюсь, оно не пустое? Пока из того что я здесь заметил, с собой можно вынести только лампы и двери. Только лампы не так легко достать с потолка будет, а двери-то - без петель. Небогатый хабар. Однако прежде, чем искать что-то получше..."
   - Не знаю, как тебя называть? - обратился он к голосу.
   - Искин* императорского хранилища номер сто сорок четыре тысячи сто сорок четыре.
   - Искин императорского хранилища номер сто сорок четыре тысячи сто сорок четыре, мне срочно нужно попить и отлить.
   - Что Вы желаете попить и что и куда собираетесь отливать?
   Ему приходилось читать об искусственных интеллектах, невероятно умных помощниках, созданных для помощи богам и людям. По слухам в больших городах они кое-где сохранились, но где те города...
  
   * Искин - искусственный интеллект. Их прежние хозяева планеты произвели великое множество. Рассказы о искинах в посёлке смахивали на повествования средневековых арабов о джиннах в нашем мире.
  
   Реальный искин оказался совсем не таким умным - с точки зрения подростка с границы - раз не понял простейших вещей. Пришлось объяснять. И - опять разочарование - в отличие от сказочных искинов, этот не спешил исполнить любое желание.
   Пришлось самому помотаться. Сначала в первую дверь налево - со знакомыми буквами божественного алфавита, которыми и в нынешнее время обозначали сральню. В своё время он пытался узнать, почему именно эти буквы? Но никто толком не смог объяснить. А руки оказались в таком плохом состоянии, что возникли трудности с расстёгиванием штанов, а застёгивать их он пока вообще не стал.
   "Раз баб здесь нет, чего я буду мучиться? Без того левую кисть дёргать начало. И так сойдёт!"
   Затем пришлось заглянуть в первую дверь направо, с изображением красно-чёрной пчелы, обозначавшей всё связанное с лекарством. Ещё в раннем детстве его удивляло традиционная условность этих рисунков, будто их не очень умелый художник рисовал. Там обнаружилось питьё в прозрачной пластиковой бутылке, особо полезное при ранениях по заверению искина. Пришлось проявить некоторое волевое усилие, чтоб не выхлебать тут же вторую - парень знал, что в таких случаях так поступать опасно. Ему и после выпитой взахлёб одной бутылки поплохело.
   - Искин номер сто сорок четыре тысячи сто сорок четыре, а подлечиться здесь можно? А то я себя не очень хорошо чувствую, руки, опять же, у меня... пострадали при подъёме.
   От частого повторения имени искина у Марти язык начал узлом завязываться - опасался он самовольно его сократить или, даже, спросить о назывании просто "искином".
   "А вдруг обидится? Я ведь сейчас полностью в его власти. Да и поиметь с него здесь можно... все обзавидуются. Ничего, не отвалится мой язык от нескольких лишних повторений. Может ему приятно слышать своё имя?"
   - Да, такая возможность имеется. Но вам необходимо предварительно пройти медицинское обследование.
   - Это как? - забеспокоился парень. Ему вдруг подумалось, что проклятая машина может его и разрезать, чтоб посмотреть, что внутри делается.
   - Вам надо будет лечь в медкомплекс КТТР-5М, предназначенный для лечения и обследования биологических объектов.
   О лечебных саркофагах Марти не только слышал, он о них брошюру, отпечатанную на пластике, читал, с картинками. По легендам эти устройства, сделанные ещё богами, могли вылечить всё, кроме смерти. Но, на всякий случай, решил подстраховаться.
   - А этот медкомплекс мне руки не отчекрыжит, из-за того, что они покоцанные?
   - Не имею сведений о значении слов "отчекрыжит" и "покоцанные", поясните, пожалуйста, что они означают.
   Тяжело вздохнув - определённо, тупой искин попался, если не знает значения всем известных слов - объяснил.
   - Отчекрыжит, означает - отрежет, а покоцанные, покоцанные... это раненые.
   - Медкомплекс КТТР-5М отрезать конечность может только в случае совершенной невозможности её восстановления.
   - А если я не согласен, чтоб мне руку отрезали, он отрезать не будет?
   - Искин медкомплекса КТТР-5М не может производить операции пациенту без его согласия.
   - Эээ... я немного подумаю, - про себя уже решившись, парень взял небольшой перерыв до официального подтверждения согласия.
   Одни боги знают почему, но напившись, он ощутил, насколько же сильно от него несёт потом. Захотелось, прежде чем ложиться на обследование, выкупаться. Хозяин хранилища подтвердил, что это легко сделать за второй дверью налево. Правда, снова встала проблема с верёвкой - при таком состоянии рук развязать её сейчас он просто не смог бы. Вся натура Марти протестовала против её разрезания.
   "В хозяйстве же может ещё пригодиться!"
   Только накатывавшаяся опять усталость помешала ему спуститься на минус третий этаж и проверить лично, не врёт ли искин о наличии больших запасов прочнейшего шнура в хранилище.
   "Судя по аптеке, не врёт, мерзавец, много чего здесь сложено. Из собственной шкуры вылезу, но унесу, сколько смогу утянуть".
   С муками душевными перерезал шнур своим когтем с обломанным кончиком и сбросил "кошку" на пол. Но свою одежду, грязную, потрёпанную, вонючую, снял осторожно и приказал - где только наглости набрался - не трогать. Рассказывать в посёлке о своей фантастической находке, демонстрировать там в открытую вещи отсюда, он не собирался. Понимал, что мигом превратится из приёмного сына вождя в ключик к хранилищу.
   Хоть и чувствовал себя не очень хорошо, от купания под тугими душевыми струями, да с имперских времён душистым мылом, получил истинное наслаждение. К сожалению, недолгое. И есть захотелось, а по заверению проклятого балаболки обследование здоровья надо делать на голодный желудок. Да и левая рука всё сильнее беспокоила.
   Обсушившись тёплым сухим воздухом, голяком пошёл в помещение с лечебными саркофагами, благо оно находилось рядом, на этом же этаже. Стесняться машины, пусть и разумной, глупо, а прохладная поверхность пола приятно холодила ноги.
   Залазить в этот самый саркофаг, если честно, ему было по-прежнему страшновато.
   "Саркофаги, они ведь не только для лечения применяются, но и для упокоения. Залезешь поправить здоровье и навсегда здесь останешься. Оно мне надо? Я ещё молодой, даже испытание на право называться мужчиной не прошёл".
   - Искин императорского хранилища номер сто сорок четыре тысячи сто сорок четыре, а может, давай подлечим меня обычным способом, без этого медкомплекса?
   - Мои датчики фиксируют значительные отклонения в состоянии вашего организма от нормы. Походная аптечка может не справиться с диагностикой и лечением подобных отклонений. К тому же, медкомплекс КТТР-5М произведёт вам необходимую коррекцию генетических отклонений, на что аптечка не способна.
   - Это каких таких отклонений?! - от обиды Марти даже голос повысил.
   - Например, повышенная чувствительность кожи к солнечным лучам, или...
   - Это у меня и конопушки исчезнут?!
   - Если вы считаете необходимым от них избавиться, то да, подобные пигментные пятна легко выводятся.
   - А что ещё может улучшить медкомплекс в моём организме? - сама собой раскаталась губа на халявный апгрейд.
   Искин-искуситель наобещал много чего. В том числе и провести, одновременно с лечением, генетическую коррекцию с резким подъёмом возможностей организма, вставить внутрь живота особую железу для уничтожения попавших внутрь ядов. Также, подправить кожу, чтоб не облазила на солнце; убрать веснушки - вгонявшие парня в тоску при каждом взгляде в зеркало, ни у кого вокруг их не имелось - способствовать скорейшему росту...
   "Да много чего наобещал, не во всём врали рассказы об искинах. Сам потом себя загрызу, если не воспользуюсь сейчас такой возможностью".
   Тянуть и сомневаться было бы глупо. Марти некоторое время нерешительно топтавшийся перед медкомплексом, крышка которого бесшумно откинулась сама собой, залез внутрь и лёг на оказавшееся удобным ложе.
  

2 глава.

  
   Проснулся, и сразу почувствовал себя бодрым, выспавшимся, жаждущим пообщаться с красивой девушкой как можно теснее. Однако желания поваляться ещё в постели, помечтать не было. Раскрыв глаза, в первое мгновение не мог понять, где находится - уж очень помещение медцентра отличалось от привычных ему домов или палаток. Не сразу, но вспомнив о событиях, его сюда приведших, первым делом поднёс к глазам кисти рук. Вздутия и покраснения спали, от шрамов остались тоненькие полоски. Осознал, что чувствует себя на редкость хорошо, просто великолепно. Никакой усталости, ничего похожего на слабость или болезненное состояние.
   "Интересно, как я сейчас выгляжу? Сильно изменился? Искин-то много чего сулил".
   Сел так легко, что показалось, будто мог взлететь, если бы приложил большие усилия. Сразу же бросился в глаза признак влечения к прекрасному полу. Хотя искусственного создания, этого искина, стесняться, вроде бы, глупо, густо покраснел. Имелся у Марти и такой недостаток, нередко служивший поводом для издёвок сверстников.
   "Вот гадство, хоть и железный он, а неприятно. Надо будет срочно одеться, заодно и сбегаю отлить".
   Пробежка в туалет времени немного заняла. Заодно заскочил в умывальник и посмотрелся в зеркало. Увиденное в нём его сильно огорчило.
   "Никаких изменений! Даже конопушки все на своих местах! И рост остался прежним. Разве только краснота с кожи исчезла. Вот и верь после этого искинам. А наобещал-то!"
   Однако начинать выяснение отношений голяком не решился, уж очень неуютно и неуверенно себя раздетым чувствовал. Только подняв с пола свои штаны, резко перехотел их надевать. Задубевшие от пота, в многочисленных пятнах грязи и крови, они, что на вид, что на ощупь, что на нюх вызывали резкое отторжение. После мытья и лечения это - курточка выглядела не лучше - натягивать на себя не хотелось. Причём, категорически. Даже заранее появилось очень неприятное ощущение соприкосновения чистой и нежной кожи с грубой от грязи и вонючей материей.
   Парень задрал голову, считая, что искин смотрит на него оттуда. Обращаться к любому существу надо глядя на него, если не хочешь его обидеть.
   - Искин императорского хранилища номер сто сорок четыре тысячи сто сорок четыре, а у тебя одежда в хранилище есть? Желательно моего размера, не слишком длинная и широкая, но и не маленькая, чтоб не пришлось натягивать с трудом.
   - В хранилище имеется разнообразная одежда для воинов и медиков. Уточните тип одежды.
   - Как я могу уточнить тип одежды, если я её в глаза не видел?!
   - Пройдите по коридору к помещению номер 411*, там есть экран, на котором я покажу все типы одежды. Вашу старую одежду утилизировать?
   - Это в смысле - уничтожить?
   - Да.
   - Нет, ни в коем случае! Мне же надо будет ещё возвращаться в посёлок. Если я явлюсь туда во всём новом и с кучей хабара, то меня заставят рассказать, где я это взял и всё отберут. Ну, разве что крохи какие оставят. Я же ещё мальчиком считаюсь, пока испытание на переход в воины не прошёл, всё что найду, принадлежит отцу. А он у меня, в придачу, не родной. Хоть и обо мне хорошо заботится, но больше у него о собственных детях душа болит. Не-е, я об этом месте никому рассказывать не хочу.
   Рассказав о своих планах, Марти замолчал, ожидая ответа искина, но тот хранил молчание. Не имевшему опыта общения с искинами парню это молчание показалось зловещим, и он спросил первое, что в голову пришло.
   - Искин императорского хранилища номер сто сорок четыре тысячи сто сорок четыре, а сколько времени прошло от моего появления здесь? Почему я себя таким бодрым и отдохнувшим чувствую?
   - От открытия двери хранилища прошло сто семьдесят пять часов восемнадцать минут двадцать четыре секунды**.
   - Скока-скока? - не поверил своим ушам потрясённый Марти.
   - Сто семьдесят пять часов восемнадцать минут двадцать девять секунд.
   - Ну, всё, - совершенно расстроенным, почти плачущим голосом отреагировал на справку парень. - Мне конец.
   Махнув в пространство рукой, он сел на прохладный пол голой задницей.
   - Не понимаю. Почему конец? Что вам угрожает?
   - Ты... Да... Чтоб!.. Ничего ты не понимаешь, железяка тупая. Как я теперь в посёлке появлюсь? Чем оправдаю своё длительное отсутствие? Чего мне рассказывать о том, где я всё это время просидел, чем питался, что пил? Почему не отзывался на крики искавших меня людей? А искали меня наверняка, не мог Есд не рассказать, что ходили мы вдвоём. Эх!..
   Пока Марти - на грани мазохистского кайфа - предавался отчаянью, искин напряжённо, на пределе возможностей, искал выход из сложившейся ситуации. Он разделял нежелание потомка императора отдавать охраняемые сокровища посторонним.
   - Сослаться на болезнь нельзя? Вы ведь больны были и ранены, - первым нарушил искин.
   - А где я болел?! На земле меня бы рнки в клочья порвали. Да и чем я всё это время питался? Выгляжу-то я, будто меня на убой кто откармливал. Мне что, рассказывать сказку, что меня в своём гнезде чернокрылый трупоед спрятал и тухлятиной подкармливал? Так не поверят!
   *В доставшейся от прежних хозяев планете системе счёта имелось не десять цифр, как у нас, а двенадцать - система счёта у разумных динозавров была двенадцатиричная. Так что 4 и 11 это две цифры.
  
   **Во избежание путаницы и время также, по мере возможности, будет даваться в привычных землянам единицах. Но и длина года - пятьсот сорок два или пятьсот сорок одни местные, или семьсот двадцать наших суток. Продолжительность суток - двадцать четыре местных часа - на той планете на пять минут меньше наших тридцати двух часов, так что полной аналогии быть не может. Час больше нашего на треть, минута на одиннадцать процентов, а вот секунда чуть короче. В сутках тоже двадцать четыре часа, но в часе семьдесят две минуты, а в минуте семьдесят две секунды.
  
   - В окрестностях есть несколько небольших укрытий. Можно сослаться на пребывании в одном из них. И видимое ухудшение состояния организма легко имитировать, убрав большую часть жировых тканей.
   Юноша вынырнул из пучины отчаянья и заинтересованно уставился в потолок. Неудобно так сидеть, но его опять стали волновать проблемы приличий и перспектива возвращения в посёлок.
   - Слушай, искин, а можно я тебя буду называть искином, не добавляя номера? А то у меня язык в трубочку от длиннющих повторений заворачивается.
   - В хранилище имеется ещё двадцать четыре искина, может возникнуть путаница, что нежелательно.
   - Тогда я буду называть тебя главным искином, ладно?
   - Да, согласен. Сочетание слов "Главный искин" корректно отражает иерархию в хранилище.
   - Тогда, Главный искин, куда мне идти, чтоб посмотреть карту укрытий?
   - В помещение номер 411.
   - О, классно, заодно мне покажешь, какая одежда у вас здесь есть, а то голяком ходить надоело.
   Марти вприпрыжку - что для пацана в семь с половиной лет* не удивительно - почти побежал к названной комнате, позабыв на время о своей голозадости. Нужное помещение обнаружил быстро. Запомнив, что под номером есть ещё и табличка с непонятным сочетанием букв, отложил выяснение смысла этой надписи на потом.
   "О, надо заодно не забыть спросить искина о смысле букв на сральнях. Он-то должен знать!"
   Кабинет N411 оказался относительно большим, где-то шесть на шесть метров, но неинтересным на первый взгляд помещением. Стол у дальней стенки и занимающие большую часть площади деревянные стулья много не стоили, а больше здесь брать было нечего. Юноша завертел головой, ища место, где могут храниться карты и одежда разных типов. По всему выходило, что где-то по соседству, так как здесь их и не спрячешь, даже если захочешь. Некуда.
   Засветившийся вдруг на стене прямоугольник привлёк его внимание.
   "Окошко?! Здесь, внизу, в глубине земли?"
   Только прямоугольник оказался не окном, а экраном. По слухам, у большухи** имелся большеэкранный работающий компьютер, но с военным вождём у неё существовали серьёзные трения и наблюдать тот комп в работе сыну вождя не приходилось. Марти как зачарованный подошёл к экрану, на котором простирались окрестные просторы, будто показываемые с птичьего полёта и протянул руку, ожидая ощутить ветер и солнечные лучи. Однако пальцы наткнулись на твёрдую поверхность, и он разочарованно вздохнув, сделал шаг назад. Голографическая картинка, выглядевшая просто волшебно, к ощупыванию пригодна не была. Торчать стоймя не хотелось, посему парень отошёл и сел на стул, угрожающе заскрипевший под не таким уж малым весом.
   Вообще-то, с компьютерами он не только сталкивался, но даже умел на них работать. Кстати, благодаря деду-императору, Марти-Мудрому, который смог организовать выпуск некоторого количества простых, дешёвых, но надёжнейших планшетов. Именно императорский выбор в пользу планшетов, а не плазменников, обеспечил возможность получения компьютерного образования для внука реформатора и тот смог стать весьма начитанным. Ведь большая часть информации в мире богов существовала только в электронном виде. Марти добровольно вызвался рыться в кристаллах памяти, разыскивая в них файлы достойные переноса на пластик - для упрощения доступа к тексту всех остальных.
  
   * По нашим меркам - пятнадцатилетнего, созревшего для прохождения Испытания на взрослость.
   ** Большуха - официальная глава посёлка. Обычно избиралась из наиболее влиятельного рода. У разумных динозавров самки были крупнее самцов и даже на пике развития имелись следы матриархата в организации общества. При переносе и генетической коррекции людей они уменьшили разницу в росте и физических данных полов, сделав женщин относительно крупнее, хоть, всё же, и чуть меньше мужчин. В общественной же жизни южан в мирное время женщины доминировали.
  
   Чуть поёрзав по пластиковому стулу, юноша попросил изменить намеченную программу действий. Всё же собственная обнажённость его нервировала и мешала сосредоточиться на решении важных задач.
   - Главный искин, покажи сначала мне одежду, а потом посмотрим убежища.
   Карта местности сменилась изображением пятнистых, коричневое на пыльно-зелёном, куртки и штанов, потом показом самого Марти в этой одежде, следом другой одежды, ярко-зелёной... Просмотрев показ моды милитари, парень возжелал немедленно всё примерить, так как выбрать по изображению он не решался. И все виды одежды, даже форма медиков, оранжево-голубая, выглядели такими красивыми... как тут выберешь?
   - Главный искин, а принести по одному комплекту каждого вида одежды сюда можно? Или мне надо спуститься в помещение, где хранится одежда?
   - Спускаться нет необходимости. Я отдал указание, сейчас робот-подносчик доставит заказанное сюда.
   Юноша даже о красивой одежде, в которой ему очень хотелось показаться поселковым девчатам, забыл на время.
   "Робот!!! Интересно, какого типа? По книгам и рассказам они очень друг от друга отличались. Говорят, что в некоторых замках губернаторов они сохранились, включаются только в случае опасности - уж очень много энергии потребляют. Вот бы явиться в Южный форпост не только в красивой одежде, но и с идущим следом боевым роботом, способным выстрелом из тяжёлого плазмовика испепелить... да что угодно и кого угодно! Все бы ахнули..."
   Ушедший в мир мечты, Марти чуть не прозевал появление того самого робота, увидев которого он испытал жесточайший приступ разочарования. Квадратный короб высотой ему до середины бедра, на небольших колёсиках, вряд ли пригодных для передвижения по лесу, без малейших признаков оружия. Под коробом можно было рассмотреть пластиковый ящик, вероятно с мотором, аккумулятором и прочими "потрохами" этого передвижного устройства. В коробе виднелась аккуратно сложенная одежда.
   - Это что, робот?
   - Да, робот-подносчик складской, ШУУЖ 13 РС, N7.
   - А другие роботы у тебя есть? - парень уже представил себя входящим в посёлок со следующим сзади боевым роботом.
   "Ух, я бы..."
   Что именно он сделал, вернувшись с боевым роботом, следующим за плечом, Марти и сам толком не представлял. Поиздевался бы над теми, кто шпынял и унижал его, наверное, покрасовался перед девушками...
   - Да, хранилище обеспечено достаточным комплектом роботов для его длительного функционирования.
   - А боевые роботы у тебя есть?
   - Нет, искинам запрещено отдавать распоряжения боевым передвижным автоматическим устройствам. Это закон, вшитый в каждого искина.
   - А как же ты будешь защищать хранилище, если сюда кто полезет?
   - Здесь размещено достаточное количество огневых точек. Также есть возможность воздействия на не имеющих допуск химическими и агрессивными биологическими средствами.
   Юноша сталкивался в жизни с крысой-пердуном и жуком-плевальщиком, поэтому представил как огромный железный ящик - так он себе представлял искин - выезжает навстречу грабителям и, повернувшись к ним задом, пускает в них облако непереносимой вони. Глупо хихикнув над воображаемой картиной, засомневался, что искин имеет задницу - питается-то он электричеством. Опять мысленно махнул на всё рукой и занялся важным делом - примеркой привезённой ему одежды.
   Только в случае с медицинским обмундированием ограничился прикладыванием его к телу. Яркие, с проблесками оранжевые пятна на светло-голубом фоне делали носителя этой одежды очень заметным на любом фоне, а бросаться в глаза всем хищникам округи неразумно. Остальные комплекты перемерил и выбрал из них наиболее красочный, ярко-зелёный с золотистой опушкой и однотонные ему сандалии.
   Хотел было идти уже к экрану, когда сообразил, что на данный момент остался практически безоружным.
   - Главный искин, а у тебя оружие есть? Ну, в запасе, для вооружения воинов. А то я свой коготь сломал, когда сюда лез, а рогатину бросил внизу, когда от рнков спасался. Теперь выходить отсюда страшновато.
   - В хранилище имеются запасы стрелкового и холодного оружия.
   - Стрелкового!? Какого?
   Собственно в поисках чего-то стреляющего, прежде всего Марти лазил по древним развалинам. Чем дальше, тем меньше оружия дистанционного воздействия оставалось у людей, тем дороже оно стоило. Знал он и о волнениях в имперской армии, когда после нахождения большого репликатора в рабочем состоянии, его дед загрузил сложнейшее устройство производством планшетов, а не плазменников. Рассказывал ему отец, что именно постепенный выход из строя стрелкового оружия и вынудил южан добровольно войти в империю, основанную северянами. Здесь, на южном континенте, давление окружающей среды на людей было куда более сильным, чем на севере, спускаться с плоскогорий вниз приходилось большими отрядами, иначе даже для храбрых воинов вернуться обратно было проблемно. И двум друзьям теперь грозило серьёзное наказание за их авантюрную вылазку.
   - Семнадцать высокотемпературных резаков*, сто сорок четыре электроразгонных ружей**, пятьсот семьдесят шесть самострелов***, пятьсот семьдесят шесть пневматических ружей.
   - Запасные аккумуляторы к плазменникам и электроружьям имеются? Оружие новое или отремонтированное? - уж в чём-чём, а в оружии будущий воин разбирался на профессиональном уровне.
   - Запасные аккумуляторы в наличии, резаки и электроразгонные ружья заложены на хранение после ремонта, самострелы и пневматические ружья поставлены с производящих их предприятий.
   - Боезапас к электроружьям и воздушкам имеется в достаточном количестве? Какие его разновидности в наличии?
   Искин отчитался и по боезапасу. Марти счёл, что его заложили в явно недостаточном количестве, однако из того, что мало для многих, можно выбрать достаточно для одного. Единственное, что его тревожило, согласится ли искин так легко как вещи, отдать ему и оружие.
   - Дай мне три... - парень вспомнил, сколько весит запрашиваемое оружие. - Нет, два электроружья с минимальным износом ствола и два плазменника понадёжнее. С запасными аккумуляторами и боезапасом в таком составе...
   Вопреки опасениям и к великой его радости, всё запрошенное искин обещал доставить в ближайшее время. Оружие необходимо было расконсервировать, пули запрошенных типов подобрать.
   "Эх, вот бы по такому поводу бражки выпить, пока взрослые не видят. И закусить...кстати, а почему это я жрать не хочу и даже пить? За несколько дней без воды и помереть можно".
   Вспомнив своё изображение в зеркале, он решил, что за это время и не похудел ничуть. Попытался сообразить, как такое может быть, ничего путного не придумал, зато заподозрил искина во вранье. Непонятно даже в каком? Неужели он солгал о времени пребывания Марти в хранилище? Так и не придумав ничего толкового, не выдержал и задал вопрос.
   - Главный искин, а почему я не похудел, если валялся в медкомплексе так долго? Даже не проголодался.
   Искин ответил, но обоснованно гордившийся своими знаниями юноша его объяснения не понял. Специализированные медико-биологические термины, употреблённые в ответе, прозвучали непонятной абракадаброй. Неживой собеседник, созданный ещё прежними хозяевами планеты, не сообразил, что человеку без высшего или специализированного среднего образования объяснять такие сложные вещи необходимо в упрощённой форме.
  
   * Высокотемпературные резаки имели промышленное применение в мире разумных динозавров, но были приспособлены к войне для поражения целей на близком расстоянии и получили наименование "плазменники".
   ** Электроразгонные ружья обычно называли электроружьями. В них пуля со стальным сердечником разгонялась электротоком.
   *** Люди были извлечены с Земли ещё до изобретения ими луков. После краха цивилизации "богов", "волшебники" озаботились поиском дешёвых стрелковых устройств в исторических музеях. За время короткой своей эпохи они успели наладить их выпуск.
  
   Марти попытался вникнуть в то, что запомнил из озвученного искином. Однако слишком много прозвучало незнакомых терминов, ему вообще не ведомых, попытка не удалась. Хоть он с самого раннего детства по природному любопытству и вынужденно много читал. Игры со сверстниками, к нему относящимися с предубеждением, быстро перестали его привлекать, а по хозяйству сына военного вождя практически не напрягали. В доме и без пацана рабочих рук имелось в достатке. Но бессистемного самообразования для понимания такого объяснения ему не хватило.
   "Ой, как хорошо, что нас никто не слышит! А то опозорился бы... хоть в болоте топись. Попросить повторить объяснение нормальными словами? Ну, его!.. Вдруг эта железяка обидится и передумает мне оружие давать. Вот выспросить об имеющихся на складе других полезных штучках, это да, стоит. Приходилось ведь читать о многих придумках богов и волшебников, наверняка и здесь хоть что-то есть. А пока надо побыстрее шевелиться, искать замену хранилищу для отмазки перед поселковыми. Не случайно, наверное, у меня сердце сбоит, как подумаю, что они узнают о моей находке. Слава богам, что скоро время испытаний. Как пройду его, можно будет сваливать отсюда. Главное - не проболтаться никому".
   Двинувшись, было, уже к экрану с картой, опять отложил выбор убежища. Приехал робот-подносчик с заказанным оружием и боеприпасами. Забыв обо всём, мальчишка схватил в руки ружьё и начал вертеть его в руках, прицеливаться в воображаемую цель, поглаживать пальцами. Он только что не облизывал это орудие смертоубийства, ведь мечтал об обладании таким оружием давно. Точнее, углубился в мечты о подвигах на поле брани и на охоте, которые совершит с помощью электроружья. И, конечно же, о признании этих свершений девушками, особенно одной из них, той, которая часто тревожила во снах...
   Осмотром привезённого оружия дело не ограничилось. Натешившись с ружьём и плазменником, парень сообразил спросить, что ещё есть в хранилище. Искин вывел на экран список подотчётного имущества и Марти закопался в него совершенно. Не в список, в имущество, послушно доставляемое роботами по первой же просьбе человека. Ох, чего там только не было... многие сотни, если не тысячи, одних названий, а уж единиц хранения, так, пожалуй, миллионы. В общем, почти всё, кроме, разве, птичьего молока - так ему показалось. Запасы обнаруженного разнообразного имущества потрясали воображение, а договорённость с искином - о сохранении самого факта существования хранилища втайне от всех остальных - вдохновляла. Да и то потому, что даже боги птиц к получению от них молока не приспособили.
   - А вот это можно принести? - спрашивал он у искина, и робот привозил запрошенное. Посмотрев привезённое, откладывал его в сторону, на стулья и интересовался у искина: - А что такое это? - вычитав в списке незнакомое слово. Искин объяснял и, если предмет казался мальчишке интересным, приказывал роботу доставить его для осмотра.
   Юноше из приграничья показалось, что он попал в одну из сказок, рассказываемую вечером - слышал подобные истории не раз. Удачливый молодец находит хранилище богов, становится богачом и правителем, женится на самой красивой девушке... Правда, даже пятнадцатилетний мальчишка понимал, что он не в состоянии распорядиться и тысячной долей найденного, но эта мелкая деталь легко выводилась за скобки и задвигалась в самый дальний угол.
   "Ничего, сейчас не могу, так потом смогу. Главное, чтоб никто не догадался в посёлке. Даже отцу говорить нельзя, он мигом всё распотрошит в собственных интересах. Потерплю".
   В конце концов, когда Марти только с четвёртого раза смог положить попону для вьючного уна*, на скопившуюся груду разнообразных вещей, большая часть которых ему нужна не была, и решил отложить просмотр списка на потом. Тем более, что неожиданно почувствовал сильнейший приступ голода.
   - Главный искин, а еда у тебя есть? Я жр... кушать захотел. Сильно.
   И вот здесь парня ждал неожиданный облом. Продовольствия в хранилище не имелось. В результате прояснения ситуации выяснилось, что построивший, в преддверии Войны Яйца**
  
   *Ун - средней величины, до трёхсот килограммов весом, двуногий растительноядный динозавр использовавшийся "богами" на заре истории как ездовой и вьючный. Позже их разводили для красоты и престижа, а после краха цивилизации и выхода из строя большей части транспортных средств, люди вернулись к истокам - перевозить-то грузы надо.
   ** Война Яйца - катастрофическое выяснение отношений между прежними хозяевами планеты. Самые "прогрессивные" из них решили исключить яйцо из цикла воспроизводства, перейти на живорождение.
  
   хранилище - вопреки догадке Марти о времени сооружения - "бог", сублимированные продукты заложил, но обнаруживший его император, не только перенастроил искина на себя и своих потомков, но и, среди прочей перетасовки содержимого, изъял еду.
   "Вот тебе и сокровища Горы*. Если бы я вздумал здесь оставаться, сдохнул бы от голода. Придётся пошевеливаться побыстрее. Не уходить же отсюда в том, в чём явился?"
   - Поддержать биологический организм в функциональном состоянии может любой из медкомплексов. Путём внутривенного вливания глюкозы и витаминов с микроэлементами.
   Идея питаться инъекциями юноше не понравилась. В высшей степени. Он вообще к уколам относился весьма отрицательно, с самого раннего детства. Здесь, на юге, считалось нормой не пытаться делать их существам мужского пола безболезненно. Раз тебе суждено стать воином - умей терпеть, без этого в бою или походе не обойтись. Ну, а если не сможешь, то это тем более никого не волнует. В доме военного вождя медициной заведовала старшая жена, имевшая заметную склонность к садизму, медпроцедуры для всех - кроме самого военного вождя - превращались в пытку. Именно поэтому сама мысль питаться внутривенно вызвала такое отторжение.
   - Нет, спасибо Главный искин, я предпочту поголодать. Да и худеть мне надо, иначе не поверят в посёлке, что я много дней где-то прятался.
   - В аптеке имеется напитки для поддержания сил в походе, они частично могут снять чувство голода.
   - О! Прикажи принести. А пока, давай-ка мы лучше займёмся разборкой того, что робот сюда натаскал и определимся с местом укрытия для меня. Которое я назову людям.
   "Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается". - эту истину, наверное, Марти и сам бы смог сформулировать, после завершения всех приготовлений. Самым лёгким было выбрать два укрытия. Одно - для объявления его местом пребывания все эти дни. Другое - для переноски туда имущества, какое он собирался прихватить с собой в большой мир, когда пройдёт испытание на право называться воином. К его великому сожалению, искин категорически отказался помочь в транспортировке имущества вне хранилища, отговорился неприспособленностью роботов к передвижению по неровным поверхностям. Пришлось урезать аппетит с расчётом на перенос всего на собственном горбу.
   Напиток с глюкозой и витаминным коктейлем, чувство голода резко снизил, заснулось легко, но, обычно не помнивший снов, утром парень вспомнил, что ему снилось, что он жадно объедает толстое жареное птичье бедро. Вопреки нелюбви к уколам, завернул в медцентр и принял - совершенно безболезненно получилось, но всё равно неприятно - укол для ускоренного сжигания жира в организме. Искин заверил, что уже через несколько часов интенсивной ходьбы Марти обязательно заметно похудеет. Ради такого результата он и не на один укол согласился бы.
  

* * *

  
   Толком не выспавшись, с самого раннего утра принялся разносить отобранные вещи по двум намеченным местам. Слава богам, создавшим мир, что в аптечке, ещё из их времён, нашлось какое-то бодрящее средство. Ходить по лесу сонным уж очень рискованно.
   Штаны и куртку, кстати, надел старые, только, постиранные в холодной воде с мылом для мытья рук. Женщина назвала бы такую стирку размазыванием грязи по одежде, но коробиться и царапать кожу она перестала, а большего желать не приходилось. Как ни хотелось ему заявиться в новье, чувство опасности такого действа вынудило отказаться от появления на люди в обновах. И, подумав, посоветовавшись с искином, резко сократил количество вещей, предназначенных к показу односельчанам.
   Раннее утро выдалось прохладным, чтоб не простудиться, пришлось пододеть под свою старую курточку плотную тунику. Однако уже вскоре после восхода солнца стало быстро теплеть. Помня о необходимости худеть, снимать ничего не стал.
   От ходьбы с тяжёлым грузом в излишне тёплой одежде устал чрезвычайно, точнее, вымотался до предела, промочил собственным потом одежду, будто под дождём побывал, но доволен был как був* добравшийся до большой лужи. Можно сказать, пребывал в состоянии осуществления мечты, пусть одной из многих, но с надеждой, что и остальные юношеские грёзы сбудутся. Кому было бы неприятно чувствовать себя богатейшим на планете? И даже без зеркала легко было заметить - по кистям рук - что приводивший в отчаянье избыток жира в теле тает.
   Счастье счастьем, а по сторонам парень поглядывал внимательно, и прислушиваться к происходящему вокруг не забывал. Хотя воины селения часто прочёсывали окрестности, выбивая опасных зверей, они быстро заводились снова - приходили с юга. А уж о смертельно опасных змеях и говорить нечего, их здесь имелось неисчислимое множество. Наступишь нечаянно на хвост такой и не факт, что успеешь спастись противоядием.
   "Ох, и находился я за эти дни... как только ноги не отвалились. Что-то надо было оттащить в пустой узел связи для подарков родне и отмазки по появлению новых вещей у меня самого. Ну не ждать же времени ухода из посёлка в большой мир! Ещё больше, много больше, пришлось перетащить в расположенный ближе к дороге подсобный склад, с расчетом, что заберёт всё это позже, уезжая отсюда, и его содержимого никто из местных не увидит. Не заработали они на такие щедрые подарки от меня. Некоторым бы с удовольствием смерть подарил, да помедленнее и помучительнее, только связываться неохота".
   Дополнительной тягостью стали немалые крюки, которые приходилось выписывать. Чтоб не натоптать тропинок выдающих его хитрость с утаиванием хранилища, он ходил каждый раз другим путём. Обучать-то быть внимательным его обучали, а возраст, семь с половиной лет (пятнадцать земных), сказался. Вкупе с усталостью и радостью пополам с тревогой по поводу сохранности найденных сокровищ. Отвлечение на мысли о свой фантастической находке, ожидание скорого отдыха - посёлок был уже близок - сыграли с Марти плохую шутку. Злую.
  
   * - Був - крупное, до трёх тонн весом, домашнее животное, происходящее от утконосых динозавров, но живородящее. Во взрослом состоянии перьев и пуха практически не имеет, спасается от кровососущих насекомых, вываливаясь в грязи.
  
   Уже пару часов его преследовала радужная четырёхкрылка, оповещая - совершенно безвозмездно, сугубо из присущей её виду вредности - всех вокруг имеющих слух, о передвижении потенциально опасного существа. Дело привычное, да и, если не охотишься, даже полезное. Многие хищники - во избежание неприятностей - убираются от такого треска подальше. Углубившись в думы о хранилище, парень не обратил внимание на усиление треска.
   "Подумаешь, летают вокруг две птицы вместо одной. Да хоть целая стая!"
   Ошибка из разряда фатальных. Это он осознал, увидев, что вторая радужка летает не над ним, а невдалеке. Посчитав, что если уж прозевал и заметил потенциальную опасность слишком поздно, разумнее выяснить её природу. Горожанин, скорее всего, обнаружив, какой оборот принимает прогулка, не задумываясь, повернул бы обратно и попытался убежать. Воину от опасности бежать не пристало. К тому же, если уж такой раззява заметил рядом стаю хищников, можно было не сомневаться, что опекаемые другой четырёхкрылкой давно в курсе о приближении человека. У них-то со слухом и внимательностью уж точно всё в порядке.
   "Вот вляпался... и ведь не убежишь. И чего я, дурак безнадёжный, не повесил плазменник на пояс? Выхватил бы его сейчас и расстрелял этих пернатых сволочей. Побоялся засветить дорогую вещь, ввести в соблазн кого-то из односельчан, так его и всё остальное с моего трупа возьмут".
   Надо признать, что опасения надуманными назвать было нельзя. Особой любовью северянин не пользовался, официально наверняка считался уже мёртвым, а стоил плазменник немало, да не пустой заплечный мешок мальчишки, при наличии на поясе дорогущего оружия, становился также соблазнительным призом.
   Новая для него радужка кружила над полянкой, на которую вышел по узкой тропке. Картина, открывшаяся глазам, действительно, и опытного воина, не имеющего под рукой дальнострела, не могла вдохновить. Стая из пяти пёстрых рнков, скорее всего, та самая, что загнала его на скалу, прижала к густым зарослям колючего переплётника* бува и немужчину** в затасканной, это издали было видно, чёрно-серой женских юбке и грязной головной повязке.
   Був, молодой - по-взрослому побуревший, но ещё сохраняющий на боках детские полоски - уже помеченный кровоточащими ранами от ударов когтей рнков, пока сдаваться не собирался. Глухо, на грани слышимости человеческим ухом, рычал басом, делал выпады, неожиданно выпрыгивая вперёд и тут же отскакивая назад, прикрывая кустами тыл. Рнки казались по сравнению с ним мелкими и неопасными, но без помощи со стороны животное было обречено.
   Немужчину Марти сразу узнал. Ушт Нчки, двоюродный брат предавшего северянина Есда и, совсем недавно, мечта всех девочек-подростков, потерял яйца всего с пару лет назад. Для многих в посёлке стало шоком, что самый высокий, сильный и красивый, далеко не глупый и не конфликтный парень дважды с треском провалил испытание. Не то что не смог убить, даже подойти к сухопутному крокодилу, а через год к дикому буву не решился. Возможно, таким образом, предопределив поражение лидерши его рода в состязании за пост большухи посёлка.
   Пока, если не обращать внимания на одежду и причёску, выглядел Ушт красавцем-мужчиной. Без следов обычного для урезанных раннего старения, то есть, молодым и сильным. Он также прижался спиной к кустам и панически водил из стороны в сторону длинным дротиком. И того, и другого, то ли атаковали, то ли караулили по два зверя. Опасаясь получить тяжёлую травму - известно, что рнки слабы на раны - они не спешили. Пятый, стоявший в центре поляны, не спеша, приглядываясь, направился к новому действующему лицу.
  
   * Колючий переплётник - выведенное "богами" растение для ограждения участков или пастбищ от проникновения извне и ухода скота вовне. Практически непреодолимое без полной брони или секатора.
   ** Немужчина - парень побоявшийся пройти испытание на воина два года подряд, оскоплялся и становился парией общества южан. Его принуждали носить женскую одежду и выполнять самые грязные или тяжёлые работы.
  
   Мысленно ругая себя распоследними словами, юноша спешно сбросил на землю заплечный мешок, круговыми движениями размял плечи, вытащил левой рукой метательный нож, а правой постарался поудобней перехватить рогатину.
   "Лезть за плазменником поздно, не даст эта тварь мне его достать. Остаётся принять бой с тем, что в руках. Напади на меня все рнки сразу, вмиг бы пошинковали на гуляш, а так, пока большая часть отвлечена, побултыхаемся, авось, выплыть удастся".
   Явно обрадовавшийся появлению человека був громко взревел, обратив на себя внимание всей стаи, кроме подходившего к Марти вожака - так он интуитивно определил его статус. Парень немедленно этим воспользовался, метнув нож в спину одного из опекавших Ушта. Метать в ближайшего не стал, подозревая, что тот успеет уклониться. Бросок оказался на редкость удачным - лезвие полностью вошло в спину хищника. Вожак проводил нож одним глазом, не выпуская нового врага из вида, рассерженно зашипел. Для поражённого в спину, рана оказалась смертельной, постояв с секунда неподвижно он упал и забился в предсмертной агонии.
   Вопреки надеждам северянина, Нчки не попытался избавиться от второго из противостоявших ему противников при отвлечении его внимания.
   "Слабак! Можно же было ударить! Воистину, немужчина. Да половина женщин посёлка не растерялись бы. Значит, придётся рассчитывать только на себя".
   Зато був воспользовался ситуацией блестяще. Рванул вперёд и с оглушительным рёвом, рубанул ближайшего к себе рнка огромным когтем передней лапы, который обычно используется для выкапывания питательных корешков. Пусть и не такой острый, как у хищников, коготь легко перебил - судя по откинувшейся под немыслимым для живого углом голове - шею. Правда, второй из опекавших домашнюю животину зверей, успел перерубить ей какую-то важную жилу в её собственной шее. Кровь из этой раны полилась уже куда более заметной струйкой, чем из предыдущих.
   "Какой молодец! Настоящий храбрец!"
   Юноша же, опустив взгляд на ноги врага, направил рогатину остриём к земле, затоптался, старательно имитируя растерянность и испуг. Хотелось спровоцировать вожака на атаку, пока к нему не присоединились другие члены стаи, на долгое противостояние им раненного бува и трусливого Ушта рассчитывать не приходилось.
   И провокация удалась. Вожак - самый крупный и яркий по оперению среди присутствовавших на поляне, с длиннющими маховыми перьями на "руках-крыльях" - подойдя поближе, прыгнул, норовя в прыжке-полёте рассечь жертве грудь. Но удара не получилось - рнк сам налетел на выставленное стремительным движением вперёд копьё. Пробитый насквозь, уже не в ударе, а боком, хищник налетел на человека и упал у его ног, вырвав копьё из рук. Пахнуло почему-то мокрыми перьями, хотя вокруг было сухо и кровью.
   Отскочив от агонизирующего зверя - и при смерти тот продолжал быть смертельно опасным - Марти метнул второй, последний из имевшихся при себе, метательный нож в спину рнка жаждавшего добить бува. На сей раз попадание не стало настолько убойным, лезвие воткнулось в рябое плечо, но болезненный визг и немедленное отступление хищника подальше от врагов, прижимание его к стене кустарника, позволяли надеяться, что вмешиваться в разборку с последним здоровым членом стаи он не будет.
   Добившись блестящего успеха - убив двоих и ранив третьего из противников - не считая убитого бувом - парень немного растерялся.
   "Что же дальше делать? Пойду добивать подраненного, так здоровый ударит в спину. Попытаться атаковать здорового? Так, во-первых, его ещё попробуй, поймай, а во-вторых, легко подставиться под удар в спину подраненного - на ноги он, вроде, крепок. На бува уже надежды нет, бедолага на ногах еле-еле держится, видно крови много потерял, а с немужчины в бою толку нет совсем. Правду, оказывается, отец рассказывал, не случайно их холостят, чтоб не размножались".
   Посомневавшись, Марти решил освободить проход, сдвинувшись вдоль кустарника влево, к тихонько подвывающему рнку с торчащей из плеча ручкой ножа.
   "Может, эти двое сами уйдут, если проход освободить? Ножа, конечно, жалко, но собственная шкура дороже. Против двоих сразу могу и не выстоять".
   Выдернул рогатину из затихшего уже навсегда вожака и, держа её окровавленный наконечник на виду, боком, маленькими шажками двинулся, прижимаясь спиной к удивительно ровной зелёной стене.
   "А ведь этот кустарник мало где сам по себе растёт, его специально выращивать надо, иначе не приживётся. Боги дураками не были, позволять такой жуткой растительности, в которую даже змеи заползать боятся, расползаться по всей планете. А здесь правильный круг внутри - явно не случайно. Стоило бы покопаться в земле, поискать, авось и найду чего интересного. Странно, что никаких развалин не видно, полянка ровная, как стол".
   С минуту северянин, сосредоточившись, не выпуская противников из виду, двигался при молчаливом внимании всех присутствующих. Кроме немужчины, разве. Тот, сжимая дротик в дрожащих руках, не отрывал взгляда от ближайшего к нему рнка. Не пытаясь при этом даже имитировать контратаку.
   "Странно, что рнки его не завалили сразу, они ведь страх чуют не хуже вони. Буву вон как досталось, весь в ранах, а на этом ничтожестве ни царапины. Или они его для игры оставили?"
   Но тут события рванули вскачь. С тревогой наблюдавший за приближением к себе врага, подранок пронзительно засвистел и, почему-то прихрамывая на левую ногу - при ране-то в правое плечо - начал отступать от человека. Одновременно був - вероятно окончательно обессилев - с громким стоном опустился на землю, а последний здоровый хищник, вместо бегства куда глаза глядят, кинулся на самого опасного из врагов. То ли вступаясь за члена стаи, то ли не желая отдавать редкую добычу, хищник в три прыжка оказался рядом с Марти и, неожиданно, ударом руки-крыла отбив копьё в сторону, попытался рассечь ему когтем "ноги" живот.
   Получись у него задуманное, умирал бы человек долго и неприятно - пытаясь втиснуть в брюхо выпадающие из него кишки. Однако не напрасно парня ежедневно дрессировали по фехтованию рогатиной. Не имея возможности воткнуть её в рнка, он, извернувшись, парировал вражеский выпад древком, одновременно боднув в грудь, по инерции невольно слишком близко подлетевшего, находившегося в воздухе пернатого лбом.
   "Эх, жаль, что не имею рогов", - мелькнула в голове мальчишки мысль, при виде неловко приземлившегося, но устоявшего на ногах хищника. От толчка тот лишь на долю секунды потерял равновесие, удар остриём в грудь его убил бы. Зато в руках человека оставалась рогатина. Для укола он извернуться не смог, зато от души, хоть и без размаха - не было на него ни времени, ни пространства - рубанул ею поперёк туловища рнка. Пусть не так сильно, как смог бы на большем расстоянии, но на пернатом боку сразу же проявилась красная полоса, а перья ниже раны стали темнеть. Тот взвизгнул, взмахнув передними конечностями, и невольно сделал шаг назад. Впрочем, заваливаясь назад в опасении продолжения атаки, зверь в этом взмахе попал когтями по голове юноши.
   Удар получился несильным, а черепа у северян прочные. Правда, в шее парня что-то неприятно хрустнуло, правый глаз стало заливать кровью, однако на боеспособности это не сказалось, по крайней мере, сразу. Отклоняясь, враг подставился уже под выпад остриём наконечника копья, немедленно осуществлённый Марти. Среагировав на тычок, отбить копьё пернатый не смог, хоть и попытался. Ещё один шаг назад, для уклонения от удара у рнка запоздал, к кровавой полосе на боку добавилась глубокая рана на животе.
   Зашипев как крупная змея, хищник разорвал дистанцию, отступив сразу на несколько метров. Шипение тут же повторил первый из подранков, успевший прихрамывая доковылять до места схватки. Оба синхронно расставили в стороны руки-крылья, правда, раненый ножом широко отставил только одну конечность. Подумывавший о контратаке, юноша переменил планы и встал в оборонительную стойку. Точь-в-точь такую, в какой пребывал Ушт.
   "Вот и гадай теперь, к кому раньше подмога придёт? Прибежит хоть один здоровый рнк - схарчат они меня, заявится кто-то из посёлка - конец этим гадам. Только вот, с чего в эти кусты человеку лезть? А хищники прибегут на запах. С другой стороны, они-то - подранки..."
   Кровь, довольно обильно стекавшая с головы, вынудила его зажмурить правый глаз, заметно ухудшив возможность наблюдать за врагами. Быстрым движением стёр её с лица, постарался отвести струйку мимо глаза, наклонив для этого голову.
   "Н-да, таки я, тоже, не совсем здоров. А ведь при ударе ни малейшей боли не почувствовал, только в шее что-то хрустнуло. Положение сложилось... что ни сделай, можно на неприятности нарваться. Вот, если бы немужчина помог..."
   - Эгей, Ушт, отвлечь на себя внимание одного из рнков сможешь?
   Однако Нчки все просьбы о помощи проигнорировал, будто и не слышал их. Стоял, по-прежнему, в защитной позе, уставившись куда-то застывшим взглядом, и не на что не реагировал.
   Зато весьма нервно дёрнулся и глянул на Ушта подранок с ножом в плече. Видимо, понял, что это призыв к совместным действиям.
   "Умные твари, опасные. Умей они договариваться между собой, действовать не семьями, а большими родами или племенами, ох и туго нам пришлось бы. Но странно, что тот, который напротив немужчины стоял, никак не отреагировал. Чего-то у него заметил, считает его неопасным?"
   Поворачивая голову, нечаянно снова перенаправил продолжавшую стекать кровь в глаз. Пришлось срочно протирать его и опять искать для головы положение, при котором кровотечение не мешает. Может из-за неестественности подобных поз, может, из-за повреждения шеи, однако боль для парня - судя по всему, в позвоночнике - превратилась в серьёзную проблему. Посомневавшись, он решительно шагнул вперёд и сделал заведомо не опасный - враги стояли слишком далеко - выпад копьём в их сторону.
   Те дружно зашипели, расставили опять пошире руки-крылья, и отшагнули назад.
   "Вот и верь после этого людям, которые, все как один, утверждали, что рнки на рану слабы. Второй вообще, вроде бы, со смертельной раной лапами машет, шипит как здоровенный удав, но помирать не собирается".
   Будто услышав его мысленные сетования, хищник имевший две раны зашатался, пустил струйку крови изо рта и молча, повалился на землю, закатив глаза. Его товарищ жалобно засвистел, неловко склоняясь к рухнувшему.
   "Нельзя терять удобный случай!" - понял Марти и ринулся на последнего из оставшихся на ногах врагов. Благоразумно выбрав для атаки не прямую линию, а обходя по дуге упавшего.
   "А вдруг он притворяется?"
   Но притворства в падении не было. Как явно не было его в скулеже ещё остававшегося на ногах подранка, жалостливом и испуганном. С недопустимым опозданием заметив приближение человека, рнк, опять-таки неловко, выпрямился и развернулся спиной к атакующему и с воплями, наверное, взывая о помощи, захромал прочь, практически не опережая преследователя по скорости. Марти кинулся в погоню, стараясь не обращать внимание на усиливающуюся боль в шее и капающую с макушки кровь.
   Только вот бежать на полянке было некуда. Нет, разумеется, в нормальном, боевом состоянии, рнк легко и непринуждённо, и на таком куцем пространстве имел возможность в несколько прыжков оказаться за спиной человека, рвануть в единственный выход отсюда. Но сильно хромая и, судя по всему, испытывая боль при каждом резком движении, о таком исходе подранок мог разве что мечтать.
   Прохромав до зелёной стены, он жалобно взвизгнул, развернулся и попытался осуществить эту мечту, вырваться из пространственной ловушки, но парень врага отпускать не собирался. Он перемещался по внутреннему радиусу, без труда блокируя попытки противника сбежать с поля боя.
   "Не-е-ет, тварюка! Не уйдёшь! Как нападать, так ты грозным был... или, скорее, была, вроде это самочка - оперение тускловатое. Причём, молодая - меньше всех в стае. Только за убитого бува ты мне своей шкурой ответишь, как и за попытку меня угрохать. Кто ж тебя отпустит? Да и собратьев ведь можешь привести, а отбиться от нескольких рнков сразу мне вряд ли удастся, чудо, что смог вас поодиночке положить".
   Дёрнувшись несколько раз то вправо, то влево, хищница обречённо застыла на месте, опустив передние конечности, подставляя под удар горло и жалобно, тоненько поскуливая, как бы признавая поражение и вымаливая себе жизнь. Казалась она в этот момент маленькой, слабой и неопасной. Из грозного хищника, сумевшего нанести смертельный, судя по всему, удар такому крупному животному как був, она вдруг превратилась в испуганного и обиженного подростка. Марти даже показалось, что она плачет. При виде приближающегося человека, рнка не сделала ни малейшей попытки, подготовится к бою. Хотя и раненый рнк - опасный противник, когти-то при ней остались.
   Запал на уничтожение врага, у готовившегося к нанесению решающего удара северянина, куда-то мигом испарился. Жалость коварно проникла в его сердце, в голову пролезли мысли о поимке её живой, хоть и непонятно зачем. Выяснилось, что одно дело убивать врага в битве, когда и он пытается убить тебя, и совсем иное - добивать сдавшегося, прекратившего сопротивление.
   Парень затоптался на месте, в пределах уверенного, убойного выпада копьём от будущей жертвы. Только боги знают, хватило бы ему духа на этот поступок, но тут раздался стон бува, последний, роковой удар которому нанесла именно эта противница, и Марти ударил в подставленное горло. Наконечник без трудностей пробил не только горло, но и позвоночник, жертва даже не пыталась сопротивляться, видимо утратив волю к борьбе.
   Падала она уже мёртвой, это сразу почувствовалось, превратившись в кучу перьев на траве. Копьё он успел, без затруднений, выдернуть, в фатальности удара не сомневался, но ощущения на душе после этой победы были самые гадостные. Будто там проходило огромное стадо оссков* и они все опорожнили свои необъятные кишечники. О радости по поводу блистательной победы, которой гордился любой воин, и речи не шло.
   Волоча ноги, поплёлся к лежавшему невдалеке буву.
   "А вдруг его можно подлечить?"
   Однако подойдя к животному, понял, что оно умирает. Бедолага не реагировал даже на скапливающихся в ранах мелких, но очень кусючих (и ядовитых) полосатых муравьёв, обычных обитателей колючего переплётника, но обнаружив рядом с собой человека жалобно фыркнул. Марти тяжело вздохнул. Испытывая смесь самых разных чувств - гордость и радость за победу над грозными противниками ("И слышать не приходилось, чтоб кому-то в одиночку стаю рнков удалось одолеть!"), тревогу за состояние шеи ("Мало ли что там хрустнуло? Вон, Ист Ирн, уж какой сильный был, а неловко упал и его в один миг паралич разбил, ничем ниже шеи пошевелить не мог, сам попросил добить его, чтоб не мучиться"), жалость к так помогшему животному, юноша присел на корточки, побоявшись наклоняться из-за болей в шее, чтобы почесать буву лоб.
   Этот сентиментальный порыв спас ему жизнь.
  
   * Осски - единственный сохранившийся вид древних, огромных по величине - до тридцати метров длинной и двадцати пяти тонн весом - зауроподов.
  

3 глава.

  
   Дотронуться до шершавой шкуры лба животного Марти не успел. Что-то быстро пролетело над его головой, потревожив короткие волосы и, зашуршав, кануло в кустарнике. С трудом удержался от инстинктивного броска на землю и ухода переворотом от возможного повторного вражеского броска. Затормозил было начавшееся это привычное движение - побоялся за шею. Подхватив с травы рогатину, резко, но ровно держа туловище и голову, встал, одновременно отшагнув влево, развернулся к опасности. Уже в повороте, краем глаза уловил мелькание чего-то небольшого. Шорох переплётника за спиной подтвердил, что второй бросок ему не померещился.
   Шагах в десяти перед ним стоял Ушт. С перекошенным от двойной неудачи лицом, с так сжатыми в кулаки кистями, что они посветлели, с тяжело и часто вздымающейся грудью. Ни дротика, ни зуба* в ножнах на поясе у него не наблюдалось. А другое оружие открыто носить немужчина и не имел права. Северянин самым внимательным образом пригляделся к противнику, прежде всего - к скудной одежде на нём.
   "Вроде бы, больше никакого оружия или, даже, жалкого его подобия типа "зуба" у него нет. Но расслабляться не стоит. Совсем недавно его считали не только красавцем, эх, мне бы такую внешность, но будущим великим воином. Только кончилось для него всё очень нехорошо. Мало быть сильным и быстрым, для воина боевой дух важнее и смелость, а у него жажда жить любой ценой пересилила желание стать воином. Странно, как он смог выстоять против двух рнков сразу. Вон другая пара неслабого бува завалила".
   Поудобнее перехватив рогатину - с ней он себя чувствовал куда увереннее - и, жалея, в который раз, об оставленном у входа на поляну плазменнике, Марти двинулся навстречу врагу.
   Тот, при первом же шаге северянина дёрнулся и отшагнул, не глядя, назад. Доминировавшие в лице Нчки ненависть и злоба заметно разбавились испугом.
   - Ты!.. - высоким, скорее женским, чем мужским голосом, взвизгнул он.
   - Я! - оскалился и прищурился, глядя прямо в глаза немужчины, северянин, делая ещё несколько шагов вперёд.
   Ушт синхронно отступал назад, но, несмотря на куда большую длину ног, его шаги получались куда меньшими, расстояние между врагами неуклонно сокращалось.
   - Ты! Ты! Это несправедливо!!! Это я должен был завалить этих рнков!
   Сблизившись метров до пяти, Марти понял причину Уштовой неуязвимости. Даже с такого расстояния, не слишком хорошо развитому его обонянию пришлось туго от жуткой вони, исходившей от немужчины.
   - И кто же тебе помешал сделать это до моего прихода? Занят был очень, кишечник и мочевой пузырь в набедренную повязку опорожнял? Сколько же ты сожрал, если от тебя так несёт? - подчёркивая сказанное, северянин зажал нос пальцами левой руки, продолжая внимательнейшим образом наблюдать за противником и готовясь в любой момент отразить его контратаку с помощью рогатины.
   - Я должен был их завалить! Я, а не ты, ничтожный уродливый мальчишка! Это моя добыча! - лицо Ушта перекосилось в гримасе лютой ненависти, готовности разорвать противника голыми руками. Однако взгляд его не отрывался от острия копья в руках северянина. Не забывал он отшагивать от надвигающегося врага. Казалось, ещё чуть-чуть и немужчина разорвётся пополам от противоположенных желаний: кинуться вперёд и сбежать прочь.
   "Говнюк, решил выдать мою победу за свою и получить статус воина. Перейти, пусть условно, в число мужчин. Детей ему по любому уже не иметь, но дом и жену - какую-нибудь не способную рожать - он вполне мог бы приобрести. Сам ведь видел, как некоторые вдовицы к немужчинам бегали. По слухам, доставить удовольствие женщинам многие из лишённых мужской силы могут".
   - Это нечестно! У тебя рогатина и "коготь", а у меня оружия нет! - сменил вдруг тему засранец. - И ты не имеешь право носить с собой рогатину! Брось её! И коготь тоже. Давай выясним отношения по-честному, на кулаках.
   - А кто ж тебя, ссыкуна вонючего, заставлял своё оружие бросать? Причём, что характерно, мне в спину. Покусился на жизнь будущего воина - получай от него ответ оружием. Марать руки о дерьмо я не собираюсь.
   Нчки попытался ускорить передвижение задом наперёд, но умудрился споткнуться на ровном месте и упасть на спину. Короткая женская юбка при этом задралась, демонстрируя противнику правильность его догадки - изначально белая набедренная повязка под ней была мокрой и совсем не белой. Вонь вокруг заметно усилилась. Трус, несколько раз оттолкнулся ногами от травы, отползая на спине.
   "Как в спину бить без предупреждения, так он о честности не задумывался, а как ответ за подлое нападение держать, так сразу вспомнил. Стервятник трусливый! Но здоровенный ведь, выше меня, как бы не на голову и мускулатура во какая накачанная. После удара по голове, мне с таким врукопашную сцепиться - самому себе смертный приговор подписать. Выкрутит голову задом наперёд и скажет, что так и было. Не заслужил он поединка. Только и убивать... не буду. Пусть на совете племени его судьбу решают, приговор выносят. Однако обезножить гада обязательно надо. Иначе ведь догонит и опять со спины нападёт".
  
   * - Зуб - небольшой нож с прямым лезвием хозяйственного предназначения.
  
   Чувствуя лёгкое поташнивание от вони, Марти одним из самых своих любимых ударов, "атакой полосатого остромордника*" проткнул колено врага. Тот завизжал от боли и, схватившись за рану обеими руками, свернулся в позу эмбриона. Северянин после секундной заминки, повторил удар в подколенную впадину второй ноги немужчины. После чего, уверенный в отсутствии опасности с его стороны, не обращая внимания на его вопли, угрозы и униженные мольбы (среди которых отсутствовала просьба добить, чтоб не мучиться), вернулся к буву.
   Увы, пока шла разборка с пастухом, животное умерло. Обнаружив это, Марти испытал прилив бурных эмоций. Сожаление, что так и не успел поблагодарить товарища по битве за помощь (он ещё не раз возвращался к этому эпизоду впоследствии), печаль по погибшему, которого воспринимал в данный момент не как животное, а именно как соратника, злость и досаду на немужчину, желание отомстить всему роду Нчки.
   Посомневавшись, присел-таки возле трупа, погладил его по лбу.
   - Прости, что не успел попрощаться, и спасибо за помощь. Не уверен, что без тебя я смог убить остальных рнков. Счастливого тебе посмертия! Боги любят и ценят храбрецов.
   После чего, немного стыдясь навернувшихся на глаза слёз и радуясь, что их никто не видит, северянин обошёл поляну, собрал метательные ножи, попутно выяснив странное поведение последнего из добитых хищников - у него в ноге торчал огромный шип, пробивший стопу насквозь. Срезал со всех пернатых скальпы, четыре подвесив к поясу, а пятый бросив у туши бува. Вопреки удалению от вонючки, поташнивать его продолжало, боль в шее не утихала. Хотелось плюнуть на всё и лечь, прямо здесь, на траву, отдохнуть.
   "Мечты, мечты... лечь-то здесь можно, а вот отдых может превратиться в вечный. И урод этот не замолкающий уж подползти-то к спящему сможет, и остатки стаи пожаловать на пир могут, а в нынешнем состоянии мне и с одним хищником будет трудно справиться. Стервятники, пока летучие, уже со всей округи слетаются, скоро здесь от них не протолкнуться будет. Потом и двуногие могут подтянуться. Нет, как мне ни плохо, а надо добираться до посёлка своим ходом, благо, он недалеко".
   По-прежнему подчёркнуто не обращая внимания на вопли, стоны и рыданья Ушта, Марти двинулся домой. Над так хорошо укрытой полянкой уже кружили стервятники, им-то с неба произошедшее здесь видно было как на ладони. Сможет ли перепуганный и покалеченный немужчина отбиться от алчущих свежего мяска, северянина не волновало. Среди жаждущих мертвечины летунов обращали на себя внимание чёрные гребенники*, красноносые стервятники**, небольшие, но шумные и наглые серки***. Их количество возростало с устрашающей быстротой.
   "Положим, от летучих гадов он, может быть - при лежащем невдалеке трупе бува - отобьётся. Лезть в драку с человеком, когда рядом лежит такая гора мяса глупо. Но на пир вскоре наверняка явятся и наземные любители халявы. Попадись среди них крупный зверь, этому Нчки не жить. Ну, туда ему и дорога - в брюхо стервятников".
  
   * - Полосатый остромордник - самая быстрая на планете ядовитая змея, чью атаку мог отследить только опытный воин с хорошей реакцией.
  

* * *

  
   Возвращение домой вылилось для Марти в испытание куда более тяжёлое, чем кровавый, смертельно опасный, но короткий бой. Проблемы начались прямо у входа на поляну. Ранец, который и ранее не казался лёгким, теперь как будто вдвое потяжелел. Но не оставлять же добро без присмотра? Пусть в глазах темнеет, а голова кругом идёт, свою добычу надо тащить в дом через "не могу". Очень уж хотелось парню заявиться в посёлок не битым везунчиком, а гордым победителем. Чтобы все-все - и, особенно, ОНА - заметили, какой он храбрый, умелый, сильный...
   Первым делом он вытащил из ранца плазменник и засунул его за пазуху. Пусть вероятность встретить ещё одну стаю рнков равнялась нулю - не терпят хищники конкурентов, трудно им пропитаться большими группами - опаснее пернатых были другие двуногие, люди.
   "Если меня объявили пропавшим без вести... гадство какое, забыл об этом Ушта расспросить! Хотя,.. ненадёжный он источник информации, гнилой. Лучше отца расспрошу, когда приду. Но поберечься стоит. Не только проклятых Нчки, пусть об Уште они ещё не знают, но для прикрытия Есда вполне могут меня втихую где-нибудь прикопать. Воин не должен товарища в опасности оставлять, за такое и кое-что обрезать могут. Но уж подсунуть на экзамене самого опасного противника, так в обязательном порядке. А за содержимое ранца... впрочем, откуда кому-то знать, что там находится? Но... если я официально пропал и никого вокруг не видно... не все от соблазна прибарахлиться смогут удержаться. Ох, не все".
   Марти много раз приходилось слышать рассказы о предательских ударах в спину от приёмного отца и его друзей, посему в этом отношении никакого розового оптимизма он не испытывал. Да и жизнь среди, большей частью, отрицательно относящихся к нему людей не способствовала развитию веры в доброту человеческую.
   Дальше предстояло выбрать к какому из подъёмов на плоскогорье, где обитали люди, идти. Если во времена богов и волшебников южный континент был мировой житницей, здесь жили сотни миллионов, если не миллиарды разумных, то после самоуничтожения сначала "богов", а потом и "волшебников", произошла череда катастроф превративших тропики и субтропики в ад, где человеку не место.
   Племена южан или, как они себя сами называли, Повелителей животных (проще говоря - пастухов), смогли закрепиться только на плоскогорьях, потратив огромные усилия на затруднение подъёма на них крупным хищникам. Работа эта продолжалась непрерывно - осыпи и обвалы регулярно создавали новые тропинки для хищников, не спасали от них патрули, посты у специально оставленных дорожек для спуска вниз.
   Однако, хоть с трудом, но жить на плато, разводить животных, заниматься огородничеством было можно. Благодаря добровольному присоединению к империи, удалось даже освоить несколько новых территорий, в том числе и плато, на котором стоял Южный форт.
  
   * - Чёрный гребенник - огромный, с размахом до восьми метров и весом до пятидесяти килограммов птерозавр.
   ** - Красноносые стервятники - птерозавры-падальщики, размах крыльев до пяти метров, вес до пятнадцати килограммов.
   *** - Серки - птицы очень похожие, как по внешности, так и повадкам на земных ворон.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.07*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"