Striker Alan: другие произведения.

Изгнанник (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.80*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто прочтёт, пусть отпишится как и что. Не стоит кричать "Автор, закончи сначала начатое". Писалось под настроение, летом, поэтому просто выложил что есть. Крики "Это МС", "Это - махровый МС" и тд будут игнорироваться, а такие комментарии - удаляться. Если кто не знает что такое МС, почитаете последние главы Наруто. ))) Впрочем, от аргументированных комментариев не откажусь. Только не надо много букв. Лучше кратко, но по существу. ППС Это отнюдь не единственное что было написано мной за лето, но остальное я лучше придержу. Чтобы перейти к проде, кликните на картинку:


  
  
LAST EXILE
  
   Shest soten let proshlo s tech por kak chelovechestvo pokinilo Zemlyu. Shest soten let planeta ne videla svoich sinovey.
  
   No prishlo vremya sinovyam vernutsa k materi. I nashelsya tot kto privedet izgnannikov domoy.
  
  
  
OGLAVLENIE
  Глава Первая. Подготовка Фигуры
  Глава Вторая. Дебют Пешки
  Интерлюдия Первая. Тени Прошлого
  Глава Третья. Этюд в Багровых Тонах
  Глава Четвёртая. Перенятое Задание
  Глава Пятая. Больше, чем просто задание
  Глава Шестая. Сильвана
  Глава Седьмая. Последствия Решения
  Глава Восьмая. Обмен Фигур
  Глава Девятая. Причины и Следствия
  Глава Десятая. Вычисление Алекса
  
  
  
  
  
GLAVA PERVAYA
  
PODGOTOVKA FIGURI
  
   За что дети любят своих родителей? Пожалуй, лишь когда ребёнок вырастет и потеряет их, он сможет ответить на этот вопрос. Потому что когда они живы он попросту не может оценить всего того что родители делают для него, как они его любят, как они заботятся о нём. Но стоит ему потерять их, как обрушившийся на него жестокий мир заставляет его понять всю невосполнимость понесённой утраты. И хорошо для такого ребёнка, если он уже давно вырос. Тогда боль утраты -- лишь боль в его сердце. Но горе тому ребёнку который потерял родителей когда он ещё ребёнок. Ведь больше не стало тех кто защитит его от невзгод этого жестокого мира. И мало найдётся тех, кто захочет помочь сироте. Скорее уж больше будет тех, кто окончательно добьёт его, погрузив в пучину полнейшего отчаяния.
   Почему я об этом говорю? Потому что я сам испытал подобное. Я был тем ребёнком, которому пришлось перестать быть ребёнком, ведь мои родители умерли.
  
   Я родился в Нарикии, небольшом городе в государстве Анатоль. Жители Нарикии любят свободу и небо. А ещё они любят чистую воду, как и анатолийцы. С раннего детства мой смысл жизни сосредотачивался лишь на нескольких людях. Гамилькар и Жустина Барка, мои папа и мама. Я любил их, но лишь позднее понял насколько они были важны для меня. А ещё в мой мир входили Джордж Хэд и его дочка Лави.
   Гамилькар Барка и Джордж Хэд выросли вместе. И вместе стали членами союза авиаторов Нарикии. Мой отец был пилотом ваншипа, а Джордж -- его навигатором. Ваншип -- это такой маленький верткий летательный аппарат. Дословно -- "Вангард Шип", корабль авангарда, так как изначально они предназначались для разведки впереди флота. Ваншип имеет два двигателя, работающих по клавдиевому принципу, разработанному в Анатоле. Он заключается в нагнетании раствора клавдия по трубкам при помощи силы сжатого пара. Передний двигатель, несущий, создаёт подъёмную силу, удерживающую ваншип в воздухе, вокруг него расположена батарея трубок по которым под давлением нагнетается раствор клавдия. Также передний двигатель вращает генератор, производящий электричество. Задний двигатель имеет радиальную структуру и соединён с центробежным компрессором, который нагнетает паро-клавдиевый раствор в заднюю клавдиевую трубу, придающую ваншипу ускорение. Иногда эту часть ошибочно называют клавдиевым ядром в аналогию с гильдийскими клавдиевыми установками. Часто несущая труба прямая, а вектор тяги создаётся изогнутым стержнем -- клавдиевым резонатором, усиливающим клавдиевое поле. Военные ваншипы снабжены одновременно и тем и тем. Отработанный паро-клавдиевый раствор охлаждается в радиаторе и поступает на новый цикл. При работе двигателя раствор клавдия не тратится, тратится топливо -- авиационный бензин. Впрочем, если хотите знать всю теорию Клавдиевого двигателя, то лучше обратиться к ученым. Простые же пилоты как мой отец знали лишь практическое применение этой технологии. Но именно за возможность свободно парить в небе пилоты и любили как свою профессию, так и свои ваншипы.
   Главная особенность полёта на ваншипе заключалась в необходимости действовать сообща. То есть пилот и его навигатор обязательно действуют вместе, иначе ваншип разобьётся. Слаженность работы двух разных людей -- вот что требовалось от хорошей команды. И наши с Лави отцы были лучшей командой Нарикии. Для нас они были непререкаемым авторитетом. Я мечтал стать пилотом, как мой отец, а Лави -- навигатором как её. И мы хорошенько учились, хотя в то время нам было всего по пять лет.
   Как я говорил, у пилотов Нарикии всегда была любовь к небу. Не зря именно в Нарикии и появились первые ваншипы. Но было и ещё кое-что. Если спросить любого пилота, что является его заветной мечтой, настоящий пилот ваншипа, у которого полёты буквально в крови, ответит лишь одно -- пересечь Гранд Стрим, Великий Поток. Гранд Стрим разделял два государства, наше, Анатоль, и соседнее, Дизит. Этот поток воздуха был столь стремителен что ни один ваншип не мог выдержать его. Лишь крупные корабли могли пересечь его, и то они сильно рисковали в этом несмолкающем шторме. Наши с Лави отцы тоже не были исключением. И однажды они отправились с заданием через Гранд Стрим.
   Любой пилот ваншипа знает что значит выполнить задание. Они бывают различной сложности, оцениваемой звездами от одной до десяти. Как можно легко догадаться, одной звездой оцениваются самые простые задания, выполнить которые под силу даже ребёнку. Самые же сложные, выполняя которые пилот рискует собственной жизнью, оценивались максимальным количеством звёзд, десятью. Гамилькар Барка и Джордж Хэд как лучшие пилоты союза авиаторов Нарикии получили именно такое задание. Дело в том, что между Анатолем и Дизитом вот уже многие десятилетия, а может даже и столетия шла непрекращающаяся война. Но как с одной так и с другой стороны понимали что её надо прекратить. Поэтому, чтобы начать переговоры с правителем Дизита, Император послал лучших пилотов на ваншипе. Наших с Лави отцов и ещё одну команду. В их день отлёта я узнал их имена. Это был мужчина-пилот по имени Алекс, его же навигатора, девушку поистине неземной красоты, что мог оценить даже я, пятилетний мальчишка, звали Юрис. Две команды с одним заданием в десять звёзд. В тот день я очень гордился своим отцом. Когда их ваншипы поднимались всё выше в небе к Грандстриму, мы с Лави стояли и долго махали им вдогонку, желая удачной дороги и скорейшего возвращения.
   Но они не вернулись. Два дня спустя перед нашим домом опустился один из двух ваншипов, что отправились через Гранд Стрим в Дизит. Из ваншипа вылез весь израненный пилот. Он молчал. Это был Алекс. По его взгляду, опущенному в землю и пустым глазам всё стало понятно. Мама опустилась на колени и зарыдала. Лави, стоящая рядом с нами, ещё не понимала до конца что потеряла своего отца. Я же понял всё и мне стало очень горько. Алекс отвернулся и зашагал прочь. Ему было невыносимо смотреть на наше горе, а помочь он не мог ничем. Я тоже не знал что делать. Но тут я понял что нужно сказать.
  
   -- Подожди! -- прокричал я ему вдогонку, когда он уже отошёл на добрую полусотню метров от нас. Алекс остановился и обернулся, я же подбежал к нему и схватил его за руку. -- Я... Я обязательно пересеку Гранд Стрим!
  
   -- Тогда воспользуйся этим ваншипом, -- сказал он и указал рукой на тот ваншип на котором прилетел. Я кивнул и протянул ему руку.
  
   -- Меня зовут Клаус Барка, я обязательно стану пилотом и покорю Гранд Стрим, -- сказал я. Алекс смотрел на мою руку недолго, после чего пожал её мне.
  
   -- А меня зовут Алекс Роу, и я обязательно сделаю небо Анатоля свободным... от Гильдии, -- последнее слово он прошептал, но я расслышал и запомнил.
  
   После этого Алекс ушёл и я его не видел долгое время. А спустя полгода после этих событий умерла моя мама и мы с Лави остались одни. Мама не смогла перенести потерю отца, ведь она так его любила. Пожалуй только потеряв её я понял насколько мы беззащитны и одиноки. Мы с Лави остались одни, а ведь нам едва исполнилось по шесть лет. Хотя моя мама не была родной для Лави, которая потеряла свою как я слышал когда родилась, но она заменила ей её. Мы с Лави росли как брат и сестра и теперь нам предстояло заботиться друг о друге.
   Конечно нельзя сказать что "Союз Авиаторов Нарикии" состоял из людей не знающих что такое дружба. Наоборот, после смерти наших отцов нам сильно помогали многие пилоты. А когда умерла мама мы бы никак не справились без чужой помощи. Но вместе с тем я понимал что долго так продолжаться не может и мы должны учиться сами заботиться о себе. Поэтому всякий раз когда появлялась возможность, я старался заработать хотя бы немного. Я выполнял любую работу, будь то подметание улиц, доставка продуктов из магазина кому-нибудь домой и прочие мелкие поручения, которые мог выполнить шестилетний мальчишка вроде меня. Зная о нашей трагедии, многие были не прочь предложить такому сироте как я работу, хотя как я догадывался многие из поручений даваемых мне те люди могли бы выполнить и сами и сделали бы это, если бы ни мы.
   Но как и в любой ситуации, тут были свои исключения. Например в Нарикии кроме хороших людей, были ещё и те кто был не прочь обидеть сироту, либо сделать ещё какую гадость. И если в случае со мной я просто терпел, то когда кто-то приставал к Лави, дело часто доходило до драки. И разумеется не в мою пользу. Взрослым я естественно ничего не мог сделать, а дети... Дети всегда ходили большой кампанией, поэтому едва только кто-то начинал нас задирать, то все присоединялись.
   Когда умерла мама, денег у нас было немного, поэтому посовещавшись с Лави, мы продали дом семьи Хэд и стали жить в нашем доме. Денег от продажи хватило нам на несколько лет. Кроме того какой-то заработок был и у меня. Видя насколько усердно я тружусь, хотя я всячески старался этот факт скрыть от неё, Лави взяла всю заботу о доме на себя.
   Вместе с тем, пока мы росли, мы учились. Вернее в школе училась одна Лави, так как обучение там было платным, а средств у нас было немного. Приходя домой она рассказывала мне всё чему она выучилась в классе. Я же учился по её записям, а также по тем книгам что были у нас дома. К счастью у меня обнаружился талант к учёбе и уже вскоре мне не требовалась помощь девочки, но я хранил это в секрете, иначе Лави обязательно бы бросила учёбу в школе чтобы сэкономить средства, а мне этого не хотелось. Мне не хотелось чтобы она теряла последнюю частицу детства. К тому же в школе у неё наконец появились друзья.
   Я же по книгам моего отца и Джорджа Хэда постепенно осваивал всё более сложный материал. Исследуя их записи я понял, что они были очень талантливыми механиками, ведь ваншип, на котором они отправились через Гранд Стрим, был их собственной конструкции. Когда я понял это, я решил заниматься ещё лучше, чтобы также хорошо разбираться в ваншипах. Заодно я радовался тому, что мастерская была в нашем доме и мы не продали её. Теперь я начал часто пропадать там и к десяти годам я уже неплохо разбирался в конструкции ваншипа.
   Но моё времяпровождение заключалось не только в постоянной работе и учёбе. Иногда, когда Лави была в школе, а я сделав всю работу имел несколько часов свободного времени, я выбирался за окраины Нарикии и проводил время обследуя окрестности города. В одну из таких вылазок я забрался в старый разрушенный Храм. Или может это просто все считали его храмом, а на самом деле это были просто обычные развалины, я не знаю. Но это было одно из моих самых любимых мест. Наверное что-то во мне осталось от ребёнка, раз я тратил своё время на это. И однажды я нашёл кое-что.
   Это была небольшая щель в камнях на полу в самом углу помещения. Поначалу я не придал ей значения, но потом понял что это может быть какой-то подземный ход. Опустившись на колени и приложив к щели ладонь, я почувствовал движение воздуха. Это означало что за щелью довольно значительное свободное пространство. А значит тут спрятан секретный ход. Думаю, несложно догадаться какой во мне, десятилетнем мальчишке загорелся азарт, когда я догадался об этом. И рядом не было ни старшего товарища, и никого из взрослых, кто вразумил бы меня от неосторожных поступков. Тем временем я начал искать возможности открыть этот ход. Но сколько я ни пробовал, у меня никак не получилось сдвинуть её с места. Наконец, спустя полтора часа попыток, когда уже было пора возвращаться домой, чтобы успеть до возвращения Лави, я решил передохнуть и привалился к стене. И разумеется по совершенной случайности нажал на нужный камень. Неожиданно совершенно бесшумно каменная плита отодвинулась обнаружив проход с лестницей ведущей вниз. Внезапно я почувствовал такую гордость за себя, что мои труды оказались не напрасны. Внимательно осмотрев камень, я понял как он работает. Это было похоже на клавишу. Нажав до щелчка на другую часть я заметил как проход закрывается. Просто и понятно. Порадовавшись этому открытию я в хорошем настроении побежал домой. По возвращении с занятий Лави долго выпытывала у меня что такого хорошего произошло со мной, но я отнекивался, говоря что просто у меня хорошее настроение.
   А на следующий день я вернулся сюда едва Лави ушла в школу. Заодно я тайком прихватил с собой фонарь. Было тяжело тащить эту бандуру, но иначе я просто рисковал заблудиться, ведь наверняка внизу очень темно. Нажав на найденную вчера клавишу, я вновь наблюдал как плита бесшумно открывалась. Мне пришла мысль что храм наверняка не такое простое помещение раз тут такие проходы. Ведь я ещё ни разу не видел чтобы так легко двигались тяжелые каменные плиты.
   Спустившись по лестнице вниз, я включил фонарь. Передо мной предстал проход какого-то туннеля. Поводив по стенам, я нашел такую клавишу как и наверху. На ней были изображены точно такие же символы. Нажав её, я наблюдал как проход закрывается. Конечно, было немного страшновато, но я не хотел чтобы кто-то случайно зашел следом за мной и раскрыл мою тайну.
   Вытащив заранее приготовленные писчие принадлежности, я двинулся вперёд. Понимая что внизу может оказаться лабиринт, в котором заблудиться очень легко, я сразу решил рисовать карту. Попутно я осматривал стены в поисках клавиш подобных тем что открывали проход. Но стены были самыми обычными, а в туннеле не было никаких перекрестков. Лишь изредка попадались повороты, за которые я заходил с опаской. Но вот, спустя три сотни шагов и пять поворотов, я оказался в круглом помещении. Кроме того прохода, через который вышел я, тут было ещё три таких же узких. А вот четвёртый был очень широким. Зарисовав схему помещения и пометив на карте проход, через который вышел я, я постарался прикинуть где сейчас нахожусь. И тут до меня дошло, что нахожусь я там, где располагается огромная скала, которую все жители Нарикии считали просто монолитной. Но оказывается у этой скалы есть свои тайны.
   Решив что самой интересное может быть только в одном месте, я двинулся оп самому широкому проходу. Но очень быстро он закончился металлическими дверями. Это были именно двери, а не плита. И они были чуть приоткрыты. Судя по тому что следов тут нет никаких, ими не пользовались уже несколько сотен лет. Но когда я открыл её, дверь даже не скрипнула.
   Войдя внутрь я увидел что тут есть ещё одно помещение, а от него в стороны отходило три коридора, под прямым углом друг к другу. Повернувшись же к двери я увидел что над ней написана какая-то надпись. Буквы были отчасти похожи на наши, а некоторые были совсем незнакомы. Например буквы "А", "П", "В", "Х". А ещё рядом была табличка изображающая как я понял человеческую фигурку, выходящую через дверь. Должно быть это было обозначение выхода. Когда я убрал фонарь, то заметил что надпись подсвечивается тусклым светом. Я удивился этому, но решил списать на особенности постройки.
   Обновив схему и сделав пометки, я двинулся по центральному коридору. По пути мне стали попадаться двери наподобие тех, через которую вошел я, вот только надписи над ними были другими. Ещё я заметил что они не светятся ровно до тех пор пока на них не попадет свет фонаря. Но стоит этому произойти, как они начинают тускло светиться сами. Так я постепенно исследовал коридор, силясь разобраться хотя бы в некоторых записях. Но язык был незнакомым. Видимо не всегда люди говорили на одном языке.
   Коридор оказался очень длинным. Я прошёл ещё пару сотен шагов, и по пути мне попались десятки дверей, похожие одна на другую. Я уже замучился перерисовывать символы с надписей. Плюсом было то, что я смог набить руку используя этот незнакомый шрифт. Но всему когда-то наступает конец, закончился и этот коридор. Глянув направо и налево, я увидел что от него тоже отходят такие же коридоры. Мысленно я прикинул размеры и присвистнул -- здесь под землёй было очень много помещений. Наверное когда-то тут было очень людно.
   Тут мой взгляд зацепился за что-то висевшее на стене. Этим "что-то" оказался какой-то план. Судя по всему это был план коридоров. Без труда я нашел тот по которому пришёл сюда, а уже затем обнаружил нечто интересное. Перерисовав план, управившись при этом за десять минут, я отправился к тому месту, которое обнаружил на плане. Войдя туда, я увидел большой зал. В нём рядами стояли кресла, а перед ними какие-то похожие на стеклянные плоские панели черного цвета. Напротив каждого кресла была такая панель. А ещё на столах были какие-то панели поменьше, но с большим количеством кнопочек, как у печатной машинки. На этих кнопках я обнаружил те же символы что были на надписях в коридоре. Должно быть тут тоже много печатали. Только не на печатной машинке. Но наверное тут умели обходиться и без неё. Глянув на темное стекло я догадался что текст который печатали, скорее всего появлялся на нём.
   Вот только это было далеко не всем, что было на столах. Например я нашёл немалое количество всяких бумаг странных на ощупь. Вот только я не мог разобраться в написанных на них словах и не думаю что кто-то ещё в Анатоле, не говоря уж про Нарикию, разберётся в них. Ещё тут были всякие карандаши и ручки. Эти-то предметы я узнаю всегда. Они были самыми обычными, но я их решил пока оставить тут. Не хотелось привлекать к себе внимания. Что меня удивило в них, так это то, что чернила до сих пор не засохли. Наверное их создатели знали какой-то специальный состав.
   Исследуя это помещение дальше, я поднялся по небольшой лесенке в кабинет, который отделялся от основного зала перегородкой с большим окном. Там стояли такие же кресла и такие же стеклянные панели. А ещё на столе в углу я заметил что-то похожее небольшую черную плитку. Тоньше моего пальца, шириной с мою пятерню и длиной где-то вполовину больше. Но стоило мне поднять этот предмет и направить на него луч фонаря, как спустя пять секунд на нём внезапно зажглось что-то. От неожиданности я едва не выпустил его из рук, но всё обошлось. Вновь взглянув на неё, я увидел что посреди панели горит какой-то прямоугольник зелёного цвета, а посреди него значок молнии. Я вспомнил что это символ электричества. Наверное этим символом пользовались и создатели всех этих подземелий. Присмотревшись я заметил что прямоугольник постепенно как бы заполняется. Когда же я отвел фонарь, он перестал заполняться. Я вернул фонарь обратно и прямоугольник продолжил заполняться. Я догадался что таким способом заряжается батарея этого устройства. То что это была необычная плитка я уже понял. Тем более что таких я не встретил ни на одном столе в зале. Хотя подобные могли быть и в ящиках, которые я не стал открывать.
   Батарея устройства заполнялась ещё минут десять, а я тем временем осматривал этот кабинет. Тут было много интересного. Хотя я не мог читать того что находилось в книгах, но мне попалось пара альбомов с фотографиями. На них были изображены различные люди, такие же каких я привык видеть на улицах Нарикии, разве что предпочтения в одежде немного отличались. Они также улыбались и радовались. Я видел их детей и семьи. Но когда я открыл ещё одну страницу альбома, то застыл в изумлении.
   На большой фотографии было изображено какое-то странное сооружение. Огромное, заслоняющее половину неба и висящее в воздухе, цвета колосящейся пшеницы. Должно быть это был корабль. Но не это поразило меня до глубины души, а название корабля, которое было подписано внизу фотографии. Там было написано EXILE. Это название я знал. Более того, трудно найти человека в Анатоле и, наверное, в Дизите, который бы не знал легенды Экзайла. Никто не знал что это такое, но все знали что наш народ связан с ним. И вот теперь я смотрю на фотографию этого самого Экзайла.
   Тут со стороны раздался какое-то пиликание. Повернув голову я увидел что, то устройство, которое я оставил заряжаться от света моего фонаря, уже закончило заряжаться. Подойдя к нему я увидел что прямоугольник, который скорее всего отображал заряд батареи полностью заполнен и мигает. Я убрал фонарь и решил попробовать посмотреть как работает это неизвестное устройство и прикоснулся к прямоугольнику. Тот мигнул, а затем исчез. После чего на поверхности стали появляться какие-то рисунки, которые в конце концов превратились в надпись. Затем она пропала, а на её месте появился список. Я недолго смотрел на него пока не догадался что это за список. Дело в том, что в каждой новой его строчке были совершенно разные символы. И в самом низу я нашел знакомые. Там была подпись на моём родном языке, которая значила "Анатоль". Не долго думая, я притронулся к ней пальцем. Действовал я чисто по наитию, но стоило мне коснуться поверхности, как тут же рисунок на ней изменился. Следующая картинка состояла из множества значков с различными подписями под ними. Тут были "Справочник", "Словарь", "Руководство пользователя" и многое другое.
   Изучению устройства я посвятил то немногое время что у меня оставалось, после чего покинул это подземелье. Его я прихватил с собой для дальнейшего изучения. Всё остальное я оставил на месте так как планировал не единожды возвращаться сюда. Эти подземелья таили в себе много загадок и я даже не уверен как это отразится на моей жизни, но я собираюсь использовать любую возможность, чтобы освободить Анатоль и Дизит.
   От чего освободить? Краткого пребывания в подземелье хватило для того чтобы кое-что понять, а последующее изучение найденного артефакта лишь укрепило меня в моих догадках. Наш мир изначально не задумывался таким каким он был сейчас. В той панели что я нашёл, кстати, как следовало из руководства, она называлась "планшетный компьютер", так вот в ней содержалась история Престела, как называется наш мир, в первые годы его существования. Также в нем содержались записи относительно предыстории его возникновения. Как оказалось наш народ и народ Дизита происходит из совершенно иного мира, Голубой планеты под названием Земля.
   Это был процветающий мир, во много раз больше Престела. На нём было много чистой воды, его леса были полны животных, а моря -- рыбой. Но людская жадность разрушила его. Люди истощили ресурсы своей планеты и погрязли в бесконечных войнах. В итоге жизнь на Земле стала невозможной. Тогда было принято переселить людей из того мира на новые миры, построенные человеком, таким образом дав планете отдохнуть от своих беспокойных детей и восстановиться. Так появились Экзайлы, громадные корабли колонистов, которые могли взять на борт миллионы людей. Эти корабли и новые миры были чудом инженерной мысли. Люди были переселены на десятки искусственных миров в их звёздной системе.
   Но как и в прошлые времена, система созданная людьми дала сбой. Не знаю, происходило ли подобное в других мирах-колониях, но на Престеле те, кому было поручено управлять колонией, внезапно полностью перехватили контроль над всеми функциями колонии. Это были люди подобные нам. Только немного изменённые благодаря специальным препаратам и тренировкам. Как гласила запись, они появились ещё на Земле в результате экспериментов по развитию человека. И уже тогда среди них были те, кто заявлял об их исключительности, с чем сложно было поспорить. В чём-то они были лучше многих людей, например они были сильнее физически, а их разум был весьма отточен. Но в итоге у многих развилась непомерная гордыня. Так спустя двадцать пять лет после переселения появилась Гильдия. Жители Престела пытались сопротивляться, но практически все восставшие были перебиты. В живых остались лишь немногие, ставшие основой для двух новых народов -- Анатоля и Дизита. Постепенно память об этой трагедии выветрилась, либо её просто стерли, а люди стали жить под гнётом Гильдии.
   Согласно плану колонисты должны были вернуться на Землю спустя триста лет после добровольного изгнания, но согласно календарю в планшете уже прошло больше шестисот лет. А значит Гильдия не намерена исполнять поставленной изначально задачи.
   Подземелье, которое я обнаружил, было одним из запасных командных пунктов колонии. Но во время переворота он оказался пуст. А те немногие что тут находились, ушли, потому что боялись что их схватит Гильдия. Но Гильдия их не схватила или не посчитала угрозой. А может они просто погибли во время той войны. Факт в том, что с тех пор тут больше никто не появлялся.
   Читая о трагедии многовековой давности, я даже не знал как реагировать. Мой мир, до того включавший лишь Лави, да Нарикию, внезапно расширился на всю Солнечную Систему, где обитали люди. Я задумался о том, а как живут люди в других мирах. Неужели там есть свои гильдии, которые также с презрением наблюдают из своих гигантских дворцов в небе за копошащимися внизу людишками.
   И тут я вспомнил Алекса Роу, а точнее его взгляд. "Я обязательно сделаю небо Анатоля свободным... от гильдии" сказал он тогда. Только теперь его слова раскрыли для меня свой истинный смысл. Алекс прекрасно знал что такое Гильдия. Возможно он не знал её историю, но он знал её суть. И тут у меня мелькнула в голове ещё одна догадка из-за которой у меня руки сжались в кулаки и ногти на пальцах впились в кожу до крови. Я понял что произошло там в Гранд Стриме, когда погибли наши с Лави отцы. Их убила Гильдия! Их, и подругу Алекса, Юрис. Теперь я гораздо лучше понимал взгляд Алекса и его намерения. Понимал, почему он ненавидит Гильдию. И тогда я впервые задумался над тем, а чтобы сделал я на месте Алекса? Чтобы я сделал встретившись с Гильдией лицом к лицу? Ответа я пока дать не мог.
  
   Зато я мог сделать кое-что другое. От Лави не скрылось моё удручённое состояние, но трактовала она его по своему. Учитывая что я несколько дней подряд всё свободное время практически не вылезал из мастерской где стоял наш ваншип, она расценила моё состояние как желание поскорее подняться в воздух. К десяти годам мы отлично знали теорию управления и навигации. И даже пару раз поднимались в воздух на ваншипе. И надо сказать это было незабываемо. Но для того чтобы работать курьером в Союзе Авиаторов Нарикии этого было мало.
   Особенностью курьерской службы была система заданий, поручаемых пилотам и навигаторам. Каждый экипаж должен выполнить порученное им задание в полной мере в любой ситуации. От этого зависела наша честь. Безупречные экипажи всегда в почёте. Такими были наши отцы. Поэтому мы хотели стать такими же. Только так можно чего-то добиться в этом мире.
   Кроме чести, курьерская служба имела ещё одну особенность. Требовалась чётко слаженная работа навигатора и пилота. По сути они должны стать единым организмом. Особенно это проявлялось в том случае, когда команда брала задание. Как происходил этот процесс? О, это ещё одна особенность Союза Авиаторов Нарикии. Задания выдавались не в кабинете. Среди авиаторов вообще не было ни одного кабинетного работника. Всё было гораздо проще и соответствовало нашему духу свободы.
   Когда команда собиралась взять какое-либо задание, они летели по одному ущелью, что располагалось сразу за границей города. На стене этого ущелья каждый день размещались плакаты с различными заданиями. Задача навигатора заключалась в том чтобы за один раз прочитать все задания и выбрать подходящее. А сделать это было далеко не просто, ведь ваншип летит со скоростью 200-250 узлов. Неподготовленный человек ничего не разберёт, а навигаторы и пилоты очень даже способны на это.
   Но это только начало. Выйдя из ущелья, они должны согласовать друг с другом берут они задание или нет. Если да, то перед тем как пилот должен будет зайти на второй круг, навигатор должен просигналить на наблюдательный пункт в конце ущелья о выбранном задании. Находящиеся там авиаторы, как правило пожилого возраста и очень опытные, в случае если считают что команде это задание по силам, вывешивают капсулу с подробным описанием задания на десятиметровом шесте с крюком на конце -- за крюк цепляется металлическое кольцо полуметрового диаметра с прикреплённой капсулой. Здесь очень важно точное взаимодействие пилота и навигатора. От пилота требуется пролететь максимально близко под кольцом, а навигатор должен будет в нужный момент схватить это кольцо с заданием. И лучше всего это сделать с одной попытки. Если команде требуется две и больше попыток, то их репутация страдает. И чем больше попыток, тем хуже отношение к ним других пилотов.
   Именно поэтому Лави предложила мне начать тренировки чтобы учиться брать задания. Проводили мы их на склоне холма неподалеку от дома. Лави садилась на маленькую тележку, а я тянул её по склону вниз в сторону низко висящей ветки, на которой было закреплено "кольцо с заданием". Я должен был подвести тележку как можно точнее, а Лави должна была схватить "задание". Тренировались мы регулярно, но сил мне хватало раз на пять подряд, не более. Так мы тренировались. А вот остальные науки мы отрабатывали лишь в теории, так как полеты на ваншипе требовали затрат топлива, которое стоило недёшево.
  
   Примерно так текло время, казал бы я если бы не нужно было упомянуть ещё об одном событии. Оно произошло спустя пару месяцев после того, как я обнаружил наследие предков. Читая документы касавшиеся появления "модифицированных людей", я наткнулся на описание экспериментов, которые проводились чтобы получить требуемый результат, сильных выносливых солдат, сверхлюдей. Пробраться через текст буквально заваленный техническими терминами было довольно сложно, но главное я понял -- практически все эксперименты велись с человеческими эмбрионами, из которых потом выращивали людей, младенцев. И большая часть была так называемым "браком". Что с ними делали я читать не стал, так как догадывался что ничего хорошего. Но меня привлекло описание ещё одного опыта. Это направление практически не исследовали за неимением подопытного человеческого материала.
   Как я понял из описания, суть процесса заключалась в изменении не эмбриона, а начавшего активный рост организма. Что это значит я бы не понял, если бы не стояло примечание что активный рост приходиться примерно на 10-12 лет для человека. Так как я, образно говоря, входил в эту категорию, то я решил ознакомиться с этой информацией подробнее. Как оказалось суть процесса мало отличалась от общепринятого где изменяются эмбрионы. Главное отличие заключалось в интенсивности воздействия. Причины почему потребовались такие исследования не приводились, но я догадался что таким образом просто хотели сократить время на выращивание солдат. Но если в случае с эмбрионами продвинулись значительно дальше экспериментов, то что касается этого метода, тут были трудности. В описании прямо говорилось что проект пришлось отменить, так как "невозможно не привлекая общественного внимания отыскать необходимое количество биологического материала для экспериментов".
   Откуда у меня были эти документы, ведь такие вещи должны храниться в строжайшем секрете? Всё было предельно просто. Мне как всегда "повезло". Во время эвакуации с Земли всё оборудование и результаты экспериментов вывезли на Престел, туда где я нашёл эти документы. И судя по последним записям, когда люди оставили то место, оборудование было ещё работоспособным.
   Несложно догадаться что я решил самолично проверить это оборудование. А затем... Затем я сделал то о чём впоследствии не раз ругал себя самыми последними матерными словами, какие только мог вспомнить. Видимо я в свои десять лет по-прежнему был ребёнком с полным отсутствием критического мышления. А потому решил испытать этот препарат на себе. Ощущения что я испытал сложно назвать просто неприятными и нельзя отнести просто к нетерпимым. И длилось это далеко не один день. Порой мне даже казалось что вот-вот я умру. Когда же всё закончилось, мне пришлось отмываться самому и отмывать полы в лаборатории. Лишь на следующий день, когда я привёл себя в порядок, я смог найти в себе силы вернуться туда. И там я наткнулся на одну запись в журнале которую я благополучно пропустил в первый раз. Она гласила что вероятность успеха эксперимента составляла полпроцента. Узнав это, мне едва не пришлось отмываться во второй раз за два дня.
   Одно радовало. Всю неделю что я отсутствовал дома, Лави была в отъезде. Их класс отправили в Минагис, участвовать в какой-то церемонии. Лави хотела чтобы я поехал тоже, но я сумел отговориться. Хотел провести эксперимент. Вот и провёл на свою голову.
   Особых перемен я не заметил. Лишь то что стал лучше ориентироваться, лучше соображать, замечать больше деталей. Даже мне было понятно, что осваивать свои новые возможности мне придётся не один год.
  
   Но это событие можно считать единственным, которое действительно было плохим с того момента как я узнал о прошлом нашего мира. Оно меня многому научило, в том числе и критическому мышлению. Пусть не до конца, но всё-таки теперь я не хватался "голыми руками" за неизвестные объекты. Что же касается Лави, то она так и не узнала о том что едва не осталась окончательно одна. Я предпочёл хранить это в тайне насколько возможно.
  
   Так мы с Лави росли и учились. Когда же нам стало по двенадцать лет, то мы наконец официально вошли в Союз авиаторов Нарикии. Конечно, нам с Лави далеко не сразу стали поручать ответственные задания. Но наши старшие товарищи сразу взяли шефство над нами. Гамилькара Барку и Джорджа Хэда отлично помнили и горько оплакивали их безвременную кончину. Также нередко к нам домой заходил кто-то из их старых друзей и проведывал нас, узнавая всё ли у нас в порядке и не нужна ли нам какая помощь. Поэтому неудивительно что едва мы официально стали авиаторами, то их интерес к нам ещё больше разгорелся.
   Когда мы с Лави собирались взять первое задание, понаблюдать за тем как мы это сделаем, собрались наверное все экипажи из Нарикии. Но несмотря на волнение как у Лави, так и у меня, мы смогли взять его с первой попытки. Не зря мы с ней так часто и долго тренировались.
   Начинали мы с самых простых заданий в одну звезду. А через год нам уже стали доверять задание в две звезды. Но мы сами понимали что нам ещё расти и расти. Но начало было положено. Постепенно я становился всё более умелым пилотом, а Лави -- умелым навигатором. Впрочем, это не значило, что мы совершенно не умели делать того что делает другой. Порой мы менялись. Лави более менее сносно управляла ваншипом, а я умел ориентироваться на местности, прокладывать маршрут и прочее. И это было разумно. На самом деле многие экипажи практиковали подобное разделение. В критической ситуации, например когда кто-то из команды не в состоянии выполнять своих обязанностей, другой может взять их на себя и таким образом завершить полёт без риска для себя и напарника. Именно на это я и делал акцент, когда предлагал Лави учиться ещё и на пилота. Постепенно наше мастерство признали все авиаторы Нарикии.
  
   к оглавлению
  
  
  
  
GLAVA VTORAYA
  
DEBYUT PESHKI
  
   Просыпаться рано утром было тяжело. Очень тяжело. Но под бдительным оком Лави сачкануть мне не удалось.
  
  
   -- Вставай, Соня, -- разбудил меня её голос, а следом за этим последовал чувствительный толчок в плечо. Лави была с утра сама деликатность, особенно со мной. Пришлось вставать, иначе моё избиение грозило затянуться.
  
   -- Доброе утро, Лави, -- протянул я, потягиваясь и прогоняя последние остатки сна. -- Что случилось что ты сегодня подняла меня ещё раньше обычного?
  
   -- Ха, тебе лишь бы спасть и спать! Ты и впрямь соня, -- усмехнулась девушка, по своей привычке уперев руки в бока и наклонившись к сидящему мне, а заодно и состроив ехидное выражение лица. -- Ты забыл? Сегодня квалификация! А мы ещё хотели успеть выполнить с утра миссию. Тем более что сегодня твоя очередь готовить завтрак, так что пошевеливайся.
  
   -- Да помню я, помню, -- ответил я, отстраняя от себя этот комок ехидства и насмешки. С годами, прежняя Лави Хэд, которую я знал в детстве как застенчивую и тактичную девочку, куда-то исчезла, а на её месте появилось "это". Однако ничего тут поделать было нельзя, не устранять же в самом деле её физически, поэтому я пошёл приводить себя в порядок.
  
   Сегодня должны были состояться квалификационные заезды гонок Нарикии перед завтрашней гонкой и Лави очень хотела подняться на стартовой позиции повыше, чтобы не случилось как в прошлом году, когда нам из-за опоздания на квалификацию пришлось стартовать последними и прорываться всю гонку. Нет, мы победили в соревнованиях, но гонка была очень тяжелой и мы с Лави ещё пару дней приходили в себя после неё.
   Впрочем, в этом году я собирался не просто победить в гонке, но сделать это с солидным отрывом от остальных участников. Не зря последние полгода я доводил наш с Лави ваншип до наилучшего его состояния.
   Уже пять лет прошло с тех самых событий, когда я обнаружил лабораторию основателей Престела. И так никому до сих пор и не рассказал об этом. Не видел причины и не желал привлекать внимание Гильдии к своей персоне. То, что у этой организации немало шпионов в каждом городе не было для меня секретом. Я даже знал некоторых из них. А потому просто ждал подходящей возможности применить полученные знания. То, что это когда-нибудь произойдёт, я не сомневался.
   За эти годы я, благодаря знаниям, что были в их книгах и других носителях информации, узнал многое и многому научился. Конечно меня сложно было бы сравнить с какими-нибудь учёными древности, так как учился я самостоятельно, но я знал о мире гораздо больше ем остальные. Я прекрасно разбирался в технике, для меня ничего не стоило перебрать ваншип по винтику. Благодаря этому я смог модернизировать его до такой степени, что он по праву считался быстрейшим во всей Нарикии, если не во всём Анатоле. Но дело было и не только в скорости или управляемости. К примеру я сделал то, чего не делали ни разу до меня. Я добавил навигатору элементы управления ваншипом, а пилоту добавил некоторые жизненно-важные приборы навигатора. Лави этого не понимала, но я отговорился что это страховка на случай если она или я внезапно потеряем сознание. То, что я внимательно относился к безопасности было известным фактом. А в свете нашей мечты пересечь Гранд Стрим и то, что к этой мечте мы усиленно готовились, подобные соображения безопасности давно перестали казаться ей лишними. Тем более что один раз нас уже выручила моя предусмотрительность.
   Сделав утреннюю зарядку, свой обычный комплекс упражнений, я посмотрел на Лави.
  
   -- Я уже сделала зарядку, -- махнула та рукой. В этот раз я не стал расспрашивать что именно она сделала, так как желание отсутствовало. А вообще я был очень въедлив в плане физической подготовки. "Слабый пилот не может хорошо управлять ваншипом, а слабый навигатор не может выдержать сложный полёт" -- вот что я ей постоянно заявлял стоя над ней, пока она с трудом отжималась, попутно матеря меня в мыслях. Нет, читать их я не научился. Но вот расшифровать гневные взгляды, это пожалуйста. Впрочем, судя по тому что Лави только ими и ограничивалась, её такое положение вполне устраивало, что мог записать как признание моих слов, что не могло не радовать.
  
   Спустя двадцать минут мы сидели и завтракали. Вернее завтракал я, а Лави просто поглощала пищу. Хотя у нас и был солидный запас времени, она торопилась так, будто у неё вот-вот отнимут содержимое её тарелки.
  
   -- Клаус, поторапливайся, -- теребила она меня вновь. Я же не спешил.
  
   -- Лави, где твои манеры? -- с лёгкой укоризной в голосе спросил я. -- Тем более то, как ты ешь... Я удивляюсь как ты ещё не подавилась. Это вредно для желудка. Пищу надо пережёвывать, а не глотать такими большими кусками.
  
   -- Опаздывать на миссию, вот что вредно, -- проворчала она, тем не менее снизив темпы поглощения пищи. -- Аристократишка.
  
   Последнее слово она проворчала шепотом, но я всё равно услышал. Но отвечать не стал. Зачем возмущаться правдой? Я действительно был дворянином, хотя и жил в довольно простых условиях в Нарикии, а не где-нибудь в столице. Тем не менее, зная о своём происхождении я просто принял его как факт. Ну и старался не то чтобы соответствовать, финансов для этого было маловато, но такие слова как этикет и честь не были для меня пустым звуком. Я всегда был учтив с женщинами, никогда не повышал свой голос при разговоре. Знал толк в искусстве и умел вести беседу. Неплохо играл в шахматы и был просто воплощением достоинства и спокойствия даже в самой сложной ситуации. Эти качества дались мне не без усилий, но существенно облегчили нам с Лави жизнь.
   Вообще, наша жизнь протекало не просто неплохо, а я бы даже сказал замечательно. И это несмотря на то что мы были сиротами. С тех пор как мы сами стали выполнять курьерские миссии, наши дела шли в гору. Мы по-прежнему жили в нашем домике. Достаток у нас был. Конечно мы не шиковали, хотя и могли. Просто не были к этому приучены. Что же касается заработка, то помимо нашей основной работы, я ещё подрабатывал механиком, ремонтируя чужие ваншипы и модернизирую их. Насчет последнего Лави немного возмущалась, что я даю в руке конкурентам оружие против нас самих, но я лишь отмахивался. Я не был жадным до своих навыков, тем более когда платили хорошо. К тому же, кроме ваншипов я ремонтировал многое другое. Уж слишком качество и исполнение отличалось от других мастеров, что не удивительно с моим-то багажом знаний. Естественно что благодаря таким навыкам в средствах особого недостатка не было.
   Если же говорить про титул, то тут нужен отдельный разговор. Когда мне было лет тринадцать, перебирая как-то бумаги отца я наткнулся на те, что описывали его сословное положение. Что интересное, его дворянство было титулованным, а значит наследственным. Более того он не просто происходил из дворянского рода, но ничуть не утерял своего статуса, несмотря на то что оставил столицу и переселился в Нарикию. А значит право на титул имел и я. Вот только я прекрасно понимал что наличие титул, это наличие дополнительной головной боли. Конечно, были и свои плюсы. Например меня бы не могли судить обычным судом. Или например не могли относиться как к простолюдину. А за попытки такого отношения я вполне имею право вызвать обидчика на дуэль. Кроме этого, дворяне имели право на ношение оружия и применения, разумеется в рамках закона. Да и слово их как правило имело больший вес, чем слово простолюдина.
   Но кроме привилегий имелись и обязанности. Например, явиться по первому зову императора. Дворяне обязаны были нести военную службу в течении минимум десяти лет. Конечно были исключения, но каждое из них определял лично император. Но это всё мелочи по сравнению с тем, что каждый дворянин должен был платить налог в соответствии со своим титулом. Чем выше титул, тем выше налог в казну. Денежной единицей Анатоля был Клавдий. Раньше его стоимость была равна унции минерала клавдия, но теперь деньги чеканят на императорском монетном дворе, чтобы не тратить драгоценное вещество необходимое для двигателей ещё и на денежные операции. На один клавдий можно было купить на выбор три килограмма хорошего хлеба, три литра молока, курицу или полкило мяса попроще. Как правило у большинства работников зарплата составляла 120-180 клавдиев за вычетом налогов. Обычный нобиль, многие из которых были не богаче простолюдинов, должен был платить 250 клавдиев в год. Эсквайер платил уже пятьсот клавдиев. Шевалье -- тысячу, а Баннерет, занимавший высшее положение среди нетитулованного дворянства, платил уже 2500 тысячи клавдиев. Такой расклад исключал для большинства из них возможность заниматься обычными делами, какими занимаются простолюдины. Поэтому единственная дорога для них -- либо государственная, либо военная служба. Только в этом случае их доходы росли сообразно их титулу и он не был для них бременем. Конечно были ещё предприниматели, владельцы фабрик, производств, наконец торговцы. Но им уже приходилось платить, что впрочем отнюдь не было для них в тягость.
   Что же касается титулованного дворянства, то тут ситуация складывалась ещё интереснее. Суммы росли в такой же прогрессии. То есть Баронет платил 5000 клавдиев, Барон -- 10000, а Герцог уже полмиллиона. Но тут начинали действовать всякие дополнительные условия. К примеру Герцог Мацейн, возглавляющий флот Анатоля, не платил ни клавдия. В Минагисе он исполнял ту же функцию что и император и был по сути его наместником. Так как именно он собирал налоги, то ему император положил определённую долю с них, на которую он мог содержать Минагис, что-то выделяя себе в качестве жалования. Кроме того, ему также выделялись средства из казны на содержание флота подконтрольного ему и он был также волен распоряжаться ими по своему усмотрению.
   Подобный принцип распространялся и на всё остальное титулованное дворянство. Сумма ежегодного налога зависела от того, кто этот человек, какие у него отношения с императором, какие у него награды, какое у него место службы. Много самых разных факторов которые учитывались. И все эти факторы следовало узнать прежде чем заявлять права на титул. Я внимательнейшим образом и несколько раз исследовал документы отца, пока картина не сложилась в нечто относительно целое.
   По неизвестной для меня причине, Гамилькар Барка покинул столицу ещё в молодости и переселился в Нарикию. По слухам, которые мне удалось собрать, и некоторым записям в его дневнике, причина заключалась в том что он просто любил небо и хотел свободно в нём летать. Весьма романтично. Вот только я давно перестал верить в романтику и стал думать. Мой отец был далеко не глупым человеком. И судя по его бумагам, он не из тех кто ради какой-то эфемерной романтики оставит то, что его предки строили столетиями. Хотя я так и не понял его причины, но я понял что его причина была довольно веской. Может быть угроза жизни, может он просто стал неугоден кому-то из вышестоящих чиновников, но не императору, может быть ещё что-то. К сожалению отец не оставил и намёка на возможную причину того, почему он в спешке покинул столицу.
   Спустя несколько лет он женился на красавице Жустине, а через год родился я. За всё это время он несколько раз выполнял поручения императора. О них косвенно упоминалось в дневнике, без каких либо подробностей. А когда мне было пять лет он отправился на сложнейшее задание из всех возможных, доставить мирный договор в Дизит. Разумеется простому человеку император никогда бы его не доверил, даже если бы он был лучшим пилотом. Тут нужен был кто-то кому он мог доверять. И тут появляется один из лучших пилотов Нарикии, граф Гамилькар Барка.
   У меня даже возникли сомнения относительно того, а действительно ли мой отец так любил небо? Но я отмахнулся от этой мысли, так как не думаю что чувства отца были неискренними когда он рассказывал мне о полётах на ваншипе. Так мог говорить только человек влюблённый в небо. Впрочем, скорее император увидев в нём эту особенность, решил использовать её по-своему. Отправив его в Нарикию он оторвал отца от двора, но вместе с тем у него появился человек которому он мог доверять и которому мог поручать определённые задания, не привлекая внимания двора. Ведь то что все дворяне служат императору, ничуть не меняет того факта что каждый пытается отстаивать в первую очередь свою точку зрения и большинству наплевать на мнение императора, чтобы они не говорили вслух. За троном происходит такое количество дрязг и интриг, что об этом не знает только слепо-глухо-немой с поврежденным рассудком.
   Впрочем, теорий можно было построить много, а решать вопрос с титулом надо конкретно. Я даже не мог ни с кем толком обсудить этот вопрос. Единственный человек, который мог хотя бы что-то знать об этом был сейчас совершенно недоступен. Поэтому я решил оставить этот вопрос ровно до тех пор, пока не подвернётся возможность что-то узнать. И такая возможность таки подвернулась, когда мне исполнилось четырнадцать лет.
   Тогда мы с Лави выполняли одну из сложных миссий. Это была первая наша миссия на четыре звезды. Нужно было доставить письмо герцогу Мацейну. Он принял нас, мы передали ему письмо и Лави уже собралась уходить но я задержался.
  
  
  
  
  
*** INTERLYUDIYA PERVAYA ***
  
*** TENI PROSHLOGO ***
  
   -- Герцог Мацейн, разрешите задать вам вопрос, -- обратился я к адмиралу. На вид ему было лет тридцать пять. Его ясные голубые глаза всегда смотрели прямо и без лукавства. Его русые волосы составляли аккуратную прическу, усы и бакенбарды были ухожены, а подбородок гладко выбрит. Одет он был в мундир адмирала флота Анатоля и всем своим видом представлял славу и гордость империи. И вместе с тем при взгляде на этого человека ощущалось какое-то тепло и доброта. Не домашнего очага, но чего-то значительного, вызывающего благоговение и в то же время ничуть не подавляющего, а наоборот, обещающего защиту.
  
   -- Что ж, ты отлично потрудился со своим навигатором, Клаус, поэтому я не вижу причины отказать тебе в твоей просьбе, -- с присущей ему теплотой в голосе ответил Мацейн. -- Вижу тебя что-то очень сильно беспокоит. Не бойся, если в твоих словах не будет угрозы Анатолю, они не покинут этой комнаты.
  
   -- Благодарю вас, Герцог, -- ответил я и поклонился. -- Вопрос который волнует меня, разрешить может лишь несколько человек во всём Анатоле. Но сейчас я могу обратиться лишь к вам.
  
   -- Мне уже не терпится узнать что это за вопрос, -- с интересом в голосе произнёс Мацейн, когда я умолк. -- Итак, Клаус, прошу.
  
   -- Разбирая бумаги моего покойного отца, почившего в бозе едва мне от рождения исполнилось пять лет, я обнаружил некоторые бумаги которые привели меня в сильное смущение. Я бы не обратил внимания на них, если бы они не лежали отдельно в шкатулке красного дерева и с неизвестным мне гербом на нём. Само присутствие подобной шкатулки среди бумаг, да ещё запирающейся на ключ, который отец всегда оберегал, побудило меня посчитать что эти бумаги имели для него определенную ценность. Обнаружив ключ в том месте где мой отец оставлял его перед дальними путешествиями, я открыл её и нашёл те самые бумаги. Многие из них были заверены большими печатями, а одна из них напомнила мне императорскую, о которой я однажды читал в книге и где она была изображена. Поэтому я не видел основания не доверять этим бумагам. Содержимое этих бумаг открыло мне правду о происхождении моего отца и о его титуле.
  
   -- Так значит твой отец был дворянином, -- кивнул Мацейн уловив мой ход рассуждений. -- Скажи мне, Клаус, разве ваша матушка не рассказывала вам о нём?
  
   -- К несчастью спустя примерно полгода после гибели моего отца, моя матушка не выдержала и умерла. Здоровье её было слабо, а случившаяся беда подточила её окончательно.
  
   -- А учитывая что тебе тогда было всего пять или шесть лет, она не просто не успела рассказать тебе всего, -- кивнул Мацейн. Теперь он смотрел на меня с сочувствием. У Герцога была дочь и он прекрасно понимал насколько дети зависят от своих родителей и насколько сложно им обходиться без них. --
   Я сочувствую твоей потери, Клаус. Печально когда дети остаются без попечения своих родителей, особенно в столь раннем возрасте. Отрадно видеть что горечь утраты не сломила тебя и ты нашёл своё место. Но я так понимаю ты начал этот разговор отнюдь не ища сочувствия. Должно быть ты хочешь узнать некоторые подробности о твоём отце... Хм, ты сказал что твой отец погиб. Можешь ли ты рассказать как его звали? И о том, как он погиб.
  
   -- Моего отца звали Гамилькар Барка, -- ответил я, постаравшись вложить в свой голос всю ту гордость за моего родителя, что была у меня. -- Он погиб выполняя задание высшей сложности. Тогда перед отлётом он показал мне капсулу с заданием. Я до сих пор помню те десять звёзд что были на печати. Согласно слов моего отца их заданием было доставить мирный договор в Дизит. Их же путь должен был пролегать через Гранд Стрим, известный своими несущими смертельную опасность свирепыми штормами. В тот день он и трое его товарищей отправились в путь, но лишь один из четверых вернулся назад. Гамилькар Барка, Джордж Хэд и девушка-навигатор второго ваншипа, я знаю лишь её имя, её звали Юрис. Все они погибли. Пилота который вернулся, был весь израненный, изнеможенный и истекающий кровью. Тяжело даже представить какие трудности они испытали в пучине той бури. Боль утраты до сих пор в моём сердце и в сердце Лави. В тот день отца потерял не только я, но и она. И это было вдвойне тяжелее, ведь он был единственным близким человеком для неё. Но мы, и я и Лави, очень любим наших отцов и гордимся ими.
  
   -- И это правильно, -- кивнул Мацейн, после чего повернулся к Лави. Я предупредил её заранее о чём пойдёт тема беседа в том случае если она состоится. Но похоже она всё-таки была не готова к таким разговорам. Видно что ей всё-таки тяжело вспоминать о любимом человеке, пусть даже спустя столько лет. -- Юная леди, я восхищаюсь вашей выдержкой. И я рад что мне выпала такая честь познакомиться с дочерью человека, который был готов сделать всё для того чтобы принести мир между народами Анатоля и Дизита. Клаус, Лави, я был среди тех кто предложил императору заключить мирный договор с Дизитом. И я хорошо знал ваших отцов. Гамилькар Барка и Джордж Хэд. Я отлично помню эти имена. Это был отличный экипаж, который не единожды выполнял многие поручения императора. Выполнял с достоинством и честью, как и престало рыцарям. И хотя ваш отец, юная леди, так и не получил титула, для меня он всегда был образцом чести и достоинства. Как и твой отец, Клаус.
  
   -- Спасибо вам, сэр, -- ответила Лави и расплакалась. Услышать как кто-то спустя столько лет до сих пор помнит её отца, причём помнит что-то хорошее. Это действительно очень трогает. Подойдя к Лави я приобнял её за плечи, чтобы утешить. Мацейн же тактично подождал когда девушка немного успокоиться.
  
   -- Клаус, я благодарю тебя, что ты обратился именно ко мне. Ты всколыхнул мои старые воспоминания и кое-что мне напомнил. Что же касается твоего отца... Что именно ты хотел узнать у меня? Как доверенное лицо императора я могу решать многие вопросы. Поэтому, если ты скажешь, я могу помочь в этом.
  
   -- Если возможно, я бы хотел узнать о том, не осталось ли каких либо обязательств которые мой отец не исполнил, -- ответил я, глядя Мацейну прямо в глаза, решительно и твёрдо. -- Я не хочу чтобы в этом мире существовало что-то, что не давало бы его духу успокоиться. А ещё я бы хотел узнать что мне необходимо сделать чтобы восстановить тот титул что имел мой отец. Ведь он ценил наследие предков и было бы печально если бы оно стёрлось среди времени.
  
   -- Верно сказано, Клаус. Мы всегда должны помнить достояние предков что было оставлено нам, честь и достоинство, передаваемые из поколения в поколение, -- Мацейн явно был доволен беседой и не жалел потраченного времени. Похоже теперь он и сам заинтересован в том чтобы помочь мне в моём вопросе. Тем временем он продолжил. -- Что же касается обязательств, то я могу прояснить этот вопрос. Это находиться в моей компетенции, ведь за Нарикию и Минагис именно я несу ответственность перед императором. И, несомненно, я лично сообщу Его Величеству о твоей просьбе. Его Величество всегда ценил твоего отца за его службу, а потому я уверен что он одобрит твоё решение восстановить имя твоего рода среди знатных домов Анатоля. Но, Клаус, ты должен понимать что Его величество не имеет право делать что-то просто так. Все его решения должны идти на благо Анатоля. И каждый дворянин несёт ту же ношу что и император, пусть и в меньшей степени. Ты должен понимать что если ты вновь обретёшь титул что с гордостью носили твои предки ты будешь нести ответственность перед Его Величеством и должен будешь неукоснительно исполнять его приказы. А наказание за неподчинение будет суровым, -- Мацейн сгустил краски, но было видно что он просто хотел чтобы я понимал всю серьёзность ситуации. На его слова я лишь кивнул, выражая полное согласие.
  
   -- Я никогда не гнался за титулами, Герцог, -- ответил я. -- Просто я хотел исполниться свой долг перед родителем. Я уверен, он бы одобрил моё решение. И моё желание.
  
   -- Это хорошо что ты прекрасно отдаешь себе отчёт в том, чего ты просишь, -- согласился Мацейн. -- Впрочем, мне не следовало столь сильно сгущать краски. На само деле Его Величество всегда ценит таланты в своих людях и старается реализовывать сильные стороны каждого но именно с добровольного согласия. Именно благодаря этому качеству Его Величества Анатоль и стал столь силён в последние десятилетия. Глядя на тебя и слушая тебя, я ещё больше уверяюсь в том, что Его Величество удовлетворит твою просьбу. Я извещу тебя когда твой вопрос проясниться. А пока... Не желаешь ли ты и твоя спутница присоединится ко мне и моей семье на обеде? У нас в доме редко бывают такие гости как вы. Несомненно мои супруга и дочь будут рады познакомиться с вами. Тем более насколько я наслышан о вас, вы отличные авиаторы и отзывы о вас в Союзе авиаторов Нарикии исключительно положительные.
  
   -- Но... -- запнулась Лави и посмотрев на меня, прошептала. -- Клаус, ты уверен?
  
   -- Не беспокойся, Лави. В это нет ничего страшного, -- ответил я, успокаивая её, а затем повернулся к Герцогу. -- Если вас не смутит наш внешний вид, то мы принимаем ваше приглашение.
  
  
KONEC INTERLYUDII
   к оглавлению
  
   Теперь спустя год, будучи уже полноценным графом, я всё ещё не чувствовал себя им. Я присягнул на верность Императору и обещал быть верным солдатом Анатоля, защищать рыцарские четь и доблесть. Но эти слова ничего не вызывали внутри меня, как будто я пытался перекричать ветер. С тех пор я не раз доказал свою верность его величеству. Но ни разу я не испытал тех же чувств что испытывал Герцог Мацейн, Генерал Гламис и прочие аристократы. А я... Пожалуй Лави права, я действительно всего лишь аристократишка, который не видит смысла в "той чести".
  
   -- Клаус, не спи, -- окликнула Лави. Я кивнул и поспешил на кухню, готовить завтрак. Сегодня предстоял тяжелый день, а значит нужно позавтракать поплотнее. Лави глянув на наш ваншип хотела было съесть только половину, чтобы немного облегчить вес, но я едва ли не силой стал кормить её.
  
   -- Мне нужен сильный навигатор, а не его призрак, -- приговаривал я при этом. Лави же не могла мне сопротивляться и смирно ела. Всё-таки я на порядок сильнее её.
  
   -- Всё, всё, отпусти меня, доем я всё, сама доем, -- запричитала Лави и я отпустил её и перестал кормить. Она надулась но через пару минут тарелка была пуста. -- И что на тебя порой находит? То тебя не добудишься, то какой-то ты излишне активный, а потом опять в себя уходишь.
  
   Закончив с завтраком, я отправился в мастерскую где стояли ящики с различным снаряжением. Какая-то, то ли мысль, то ли предчувствие вертелась у меня в уме и я всё никак не мог образно говоря схватить её. Наконец, махнув на предчувствия рукой, я принялся готовить необходимое снаряжение для сегодняшнего полёта.
  
   Обычно пилоты ваншипов берут с собой лишь минимально необходимое снаряжение, чтобы сэкономить на топливе и ресурсе машины. Но я так поступаю только в том случае, если абсолютно уверен в задании. А сегодня я как раз абсолютно не уверен. Вздохнув, я принялся переносить некоторые ящики к ваншипу что стоял снаружи и устанавливать всё что посчитал необходимым.
   Под днище ваншипа я установил две торпеды, как раз по бокам киля. Как-то я проводил испытания этих игрушек по заданию Императора. Тогда нам с Лави пришлось серьезно повозиться. Моя напарник была недовольна тем что мы испытываем оружие, но награда которую мы получили за неделю полётов мигом её заткнула. Всё-таки сто тысяч клавдиев за неделю это вам не задание в три звезды. Кстати, это было наше первое задание на шесть звёзд. Задание секретное, потому такая большая выплата и столько звёзд. После этого задание Мацейн отгрузил мне пару десятков этих торпед "на всякий случай". А учитывая что флот Дизита повадился наведываться в Анатоль, пару "весомых аргументов под килем" не помешает.
   В нижней задней части корпуса в специальные разъёмы я одну за другой вставил дымовые шашки. Ровно двадцать штук. Это были улучшенные шашки, каждой из которых хватит на полминуты. Мало ли что случится и надо будет срочно уходить.
   Дальше пошли всякие полезные мелочи. Под конец ваншип оказался забит под завязку "всяким барахлом" как иногда обзывала мои изобретения Лави. Одно радовало, мне удалось рассовать их так, что снаружи незаметно. В довершении я проверил работу маскирующего устройства. Оно полностью поглощало шум клавдиевого двигателя, так что сонар не мог его обнаружить. Я смог собрать компактную модель и запихнуть её в наш ваншип.
   Впрочем, даже загруженный полностью ваншип не был перегружен. Ещё полгода назад я полностью перебрал его двигатель, повысив выходную мощность втрое. Для этого правда пришлось поставить кое-какие уникальные детали. Но оно того стоило. Кроме этого я запихнул в него дополнительно ещё два бака, так что топлива нашему кораблику должно хватить надолго
  
   -- Только не говори мне что ты опять набил ваншип своим барахлом, -- встав в позу и скрестив руки на груди вопросила меня Лави. -- Да он даже от земли не оторвётся.
  
   -- Ты прекрасно знаешь что он и двойной вес спокойно потянет, -- парировал я, залезая в кабину. -- Залазь лучше, скоро прозвучит колокол. Что же на счёт, как ты говоришь? Барахла? Так вот, я всё равно не полечу без этих вещей.
  
   -- Невозможно приготовится ко всему на свете, -- философски заметила Лави, полезая в кабину
  
   -- Нет, я не собираюсь готовиться ко всему на свете, -- покачал я головой. -- Они мне просто даруют мне душевный покой.
  
   -- Особенно те две торпеды под нами? -- это был даже не сарказм.
  
   -- Торпеды тем более, -- подытожил я и тут же посерьёзнел. -- Ладно, заканчиваем разговоры. Пора.
  
   Вдали, со стороны Нарикии раздался звук колокола, который оглашал начало рабочего дня курьеров.
  
   -- Включаю запись. Экипаж Барка-Хэд. Командир, Клаус Барка. 12 июля 664 года. Шесть часов пять минут. Навигатор, доложить о готовности, -- произнёс я в переговорное устройство.
  
   -- Навигатор к полёту готов. Приборы норма. Давление в тормозной системе норма. Давление клавдия норма. РУД в положении ноль. Ветер нормальный. Ваншипов в воздухе не наблюдаю. Чека снята, вентиль открыт, маска подсоединена.
  
   -- Подтверждаю. Пилот к полёту готов. Сидение застопорил. Чеку снял. Рули норма. Оружие подсоединено. Приготовиться к запуску двигателя, -- я нажал на кнопку стартера и двигатель плавно запустился.
  
   -- Давление клавдия по-прежнему норма, -- подтвердила Лави. -- Скорость ветра восемь метров в секунду, северный. Давление воздуха 755.
  
   -- Начинаю движение, -- объявил я и тронул рычаг. Ваншип начал двигаться вперёд. -- Выруливаю на склон. Внимание, взлетаю. Держать РУД.
  
   -- РУД держу. Параметры в норме. Скорость сто. Сто двадцать. Сто сорок. Отрыв сто шестьдесят. Ваншип в воздухе. Внимание, через десять секунд поворот на три часа.
  
   -- Есть поворот на три часа через десять секунд, -- ответил я и вышел на нужный курс.
  
   Набрав скорость в две сотни узлов мы направились в сторону ущелья. Со стороны города я также заметил приближающиеся ваншипы, но они были дальше чем мы. Да, если ты хочешь получить хорошее задание, нужно торопиться. Всё-таки закон "первого" тут никто не отменял. Спустя несколько минут мы с Лави летели вдоль стены и выбирали задание. Вернее выбирала она, я же просто приглядывался. Я даже сбросил скорость до 150 узлов чтобы ей было проще. Наконец она выбрала.
  
   -- Задание номер одиннадцать, почта от Мацейна в Минагис, сложность -- три звезды, -- произнося эти слова, она выставила вперёд в сторону контрольной вышки сигнальный фонарь и стала передавать сообщение о выбранном нами задании. То что она выбрала именно это задание, меня не удивило. Лави прекрасно знала о моём отношении к Герцогу Мацейну, да и ей самой нравился этот "добрый дядька", как она его порой называла при разговоре со мной. Вот только необходимость доставить почту в Минагис... Учитывая что там уже давно неспокойно из-за претензий Дизита на эту территорию, сложность задания может оказаться повыше чем три звезды. Но к этому я был готов.
   Пока я всё это обдумывал, Лави закончила передавать сообщение. На контрольной вышке его приняли и я увидел как опустился шест с заданием. С вышки подали сигнал что оно для нас. Выровняв машину и подняв её на уровень чуть ниже чем висящее кольцо с капсулой, я прибавил газу. В том что Лави схватит задание, я ничуть не сомневался. Что и произошло.
  
   -- Задание у меня, Клаус, -- прокричала в переговорное устройство Лави. Хотя, в этом смысла не было, так как я давно его модернизировал, так что направленный микрофон обладал прекрасной чувствительностью и не реагировал на фоновые шумы. Сделав вираж, а затем иммельман, я взял курс на дом Мацейнов. Тем временем Лави передала на вышку что задание принято. -- Клаус, опять иммельман?
  
   -- А что? самое то, для начала хорошего дня, -- ответил я. Действительно, я любил выполнять на ваншипе фигуры пилотажа и иммельман был моей одной из самых любимых. Можно сказать визитной карточкой. Как и у моего отца.
  
   Путь до дома Мацейнов занял где-то час. Вскоре мы увидели предгорья, где и находился особняк Мацейнов. Он находился посреди большого озера чистейшей воды, окруженного двадцатиметровой стеной. Позади особняка возвышалась скала, в подножье которой стоял станция по добыче воды. Вот уже не одно поколение семья Мацейнов обеспечивало чистейшей водой окружающие земли и делала это очень хорошо никогда не поднимая цены сверх меры. Это и послужило источником богатства и уважения к ним.
   К зданию через озеро вело две бетонные дорожки от берегов, а от станции шёл каменный мост. Дорожки были достаточно широки чтобы на них мог приземлиться ваншип, поэтому я выбрал западную в качестве посадочной площадки. Коснувшись поверхности и пробежав с десяток метров по ней, ваншип остановился.
   Мы с Лави вылезли из ваншипа и направились в сторону особняка. Путь наш пролегал через сад перед домом. Композицию сада возглавлял небольшой фонтан из которого вода изливалась в расположенный под ним ложе, соединённое узкими, шириной с ладонь каналами с озером и обрамлёнными серым гранитом. Вокруг этого фонтана и строилась композиция сада. Впрочем, Лави этого даже не заметила, обратив всё своё внимание на то, насколько чистая вода в фонтане.
  
   -- Какая чистая вода! Погляди Клаус, совершенно прозрачная, -- сказала Лави, оглядывая фонтан. Реакция Лави вызвала у меня улыбку. Её радовали совершенно простые вещи. -- Интересно, её можно пить прямо так?
  
   -- Конечно можно, -- ответил я и сложив ладони лодочкой набрал в них воды из фонтана и испил. На вкус она была просто чудесной. Всё-таки какие бы хорошие фильтры не стояли, трудно добиться "природного" качества. Лави сначала удивилась что я вот так вот просто пью воду, но потом решила последовать моему примеру. Вот только она едва не свалилась в ложе фонтана, так как хотела пить прямо из льющейся струи. Равновесие она конечно смогла удержать, но вот голову в струе намочила. А учитывая что вода была мягко говоря прохладной, девушке это не понравилось и она даже отскочила от фонтана на несколько шагов. Посмотрев на меня, она увидела что ничего плохого больше не происходит.
  
   -- Сейчас принесу флягу! -- воскликнула она и побежав в сторону ваншипа через мгновение столкнулась с дворецкими и упала на землю. Вот что происходит когда не смотришь куда бежишь и не замечаешь людей вокруг. Посмотрев на лежащую перед ним девушку пожилой дворецкий наклонился и помог Лави подняться на ноги.
  
   -- Приветствую вас, Воркли, и простите что едва не сбили вас с ног, -- извиняющееся произнёс я подходя к нему.
  
   -- Не стоит волноваться, господин Клаус, -- добродушно ответил старик. -- Юная леди совсем не навредила мне. Могу я поинтересоваться о причине вашего визита, чтобы поведать о ней моей госпоже?
  
   -- Разумеется, -- ответил я и показал капсулу с заданием. -- Мы взялись выполнить то задание, что разместило семья Мацейнов. Три звезды, почта Мацейнов в Минагис. Передайте пожалуйста госпоже что мы готовы за него взяться.
  
   -- Хорошо, я сообщу об этом сию же секунду, господин граф, -- степенно кивнул он и провёл нас в сторону особняка. Оставив нас дожидаться в гостиной, он поднялся на верх. Спустя несколько минут он спустился обратно, а следом за ним шли Леди Мацейн и её девятилетняя дочь Холли.
  
   -- Добрый день, Герцогиня, -- обратился я первым к вошедшей женщине и отвесил лёгкий поклон. Леди благодушно улыбнулась и сделала книксен. -- Маркиза, -- следующей моего поклона удостоилась её дочь Холли. Правда в её случае реакция была несколько иной. Она сильно засмущалась, но всё-таки нашла в себе решимости обозначить что-то похожее на книксен.
  
   -- Вы как всегда галантны, господин граф, -- с довольством в голосе произнесла женщина. -- А ваша спутница? Если не ошибаюсь Лави Хэд.
  
   -- Очень приятно, -- теряясь в своих чувствах, Лави всё-таки смогла изобразить что-то вроде приветственного поклона. Затем схватив меня за рукав, она притянула меня к себе и гневно зашептала на ухо. -- Клаус, что всё это значит?
  
   -- Не ругайте его, Дорогуша, -- улыбаясь сказала Герцогиня. -- Господин Граф всегда галантен по отношению к дамам и старается безукоснительно следовать этикету. Наверное в повседневном общении он не столь обстоятелен раз это удивляет вас?
  
   -- А? Нет, но Клаус это Клаус, да и просто как-то неожиданно... -- залепетала Лави. Похоже она не знала что сказать в данной ситуации. Наконец она покраснела как помидор и резко склонилась в извиняющемся поклоне. -- Прошу меня простить, Леди Хильда!
  
   -- А ведь вы обычно стараетесь не доводить дам до конфуза, -- с "укором в голосе" поддела меня герцогиня. Её эта ситуация веселила. Холли смотрела на нас с недоумением. Дворецкий Воркли сохранял ледяное спокойствие. Лави краснела.
  
   -- Вы абсолютно правы и это моя вина, -- смиренно признал я свои ошибки. -- Обычно с Лави я общаюсь несколько проще, так как отношусь к ней как к своей сестре.
  
   -- Раз так, то не будем разводить политесы, -- предложила Герцогиня. -- Я вижу именно вы решились взять то задание которое я хотела поручить курьерам из Союза Авиаторов Нарикии. Мне очень приятно что именно ты Клаус взялся за него. За всё то время, что мы знакомы, на моей памяти ты ни разу не подвёл моего мужа когда выполнял порученные им задания, хотя не все из них были тебе по душе.
  
   -- Ни одно из этих заданий не шло вразрез с моими принципами, Леди Хильда, иначе я бы прямо отказался от их выполнения, -- ответил я, когда она взяла паузу. -- К тому же в этих заданиях меня всегда поддерживала Лави. Она дала бы мне знать если бы с ними что-то было не так.
  
   -- Хорошо когда есть люди на которых можно положиться, -- улыбнулась герцогиня и повернулась к Лави. -- Дорогуша, берегите этого молодого человека. Сегодня редко можно найти таких галантных юношей, не чуждых такого понятия как честь и достоинство. Пока вы будете с ним, он всегда будет для вас надёжной поддержкой и опорой.
  
   -- Я как-то об этом не думала, -- засмущалась Лави и густо покраснела. Не успел я и глазом моргнуть как меня уже посватали. И кому? Моей наречённой сестре. Куда катиться мир? Я кашлянул, привлекая внимание.
  
   -- Давайте пока оставим этот вопрос открытым и вернёмся к нашей главной теме, -- предложил я. Герцогиня весело улыбнулась и кивнула.
  
   -- Хорошо, раз эта тема тебе так неприятна, дорогой Клаус, -- примирительно сказала она. Хотя из её интонаций было ясно что я слез с этой темы только временно. То что меня и моё семейное положение будут ещё ни единожды осуждать в этом доме, причём с самых разных ракурсов можно считать устоявшимся фактом. Такова особенность представительниц светского общества.
  
   В этот момент герцогиня дала знак Воркли и тот отлучившись буквально на полминуты, вернулся с серебряным подносом, на котором лежала капсула, скреплённая печатью. Должно быть оно и есть письмо которое нужно доставить в Минагис. Также на подносе лежал кожаный мешочек с монетами, закрытый печатью Мацейнов.
  
   -- Клаус, вот это письмо, -- подтвердила леди Хильда, указав рукой в сторону Воркли. Теперь в её голосе напрочь отсутствовала весёлость, лишь сосредоточенность и серьёзность. В связи с этим подобрались и мы с Лави. -- Не хотелось бы отправлять именно вас в Минагис, потому что сейчас там очень опасно, но вы -- один из лучших экипажей в Нарикии. Берегите себя и доставьте это письмо моему супругу. Лично в руки.
  
   -- Постойте, -- вдруг произнесла Холли и выбежала из комнаты. Мы в недоумении переглянулись, но девочка вернулась через минуту. Споткнувшись, она оступилась и выронила серую капсулу что держала в руках. Металлический предмет несколько раз звякнув, оказался у моих ног. Я поднял его и вопросительно посмотрел на девочку. -- Пожалуйста, передайте его папе.
  
   Я улыбнулся и подошёл к ней. Она же сделала шаг назад. Хотя мы были знакомы уже год, она несколько стеснялась меня. Привстав перед ней на одно колено, я показал ей её письмо.
  
   -- Я обязательно доставлю его по назначению, -- произнёс я, глядя девочке прямо в глаза. Та неуверенно кивнула.
  
   -- Можешь на него положиться, -- уверенно сказала Лави. -- Клаус хоть и тормозит иногда, но летает он лучше всех!
  
   Лави была как всегда в своем репертуаре. И похвалила и спустила с небес на землю. На её слова мне оставалось лишь скорбно усмехнуться.
  
   к оглавлению
  
  
  
  
GLAVA TRETYA
  
ETYUDE V BAGROVIH TONAH
  
  
   На закрытой палубе корабля царил сумрак. Солдаты сидели вдоль стены и держали свои ружья наготове. В синих мундирах, в белых штанах и сапогах. Высокие шапки на головах. Каждый из них думал о чём-то своём, но общее настроение было далеким от радостного. Если бы вы всмотрелись в лицо каждому, там бы вас ждало лишь ожидание неминуемой участи и слабая надежда на то, что она минует. Кто-то готовил своё оружие к бою, кто-то молчал, кто-то тихо шептал какие-то слова себе под нос. И никто не разговаривал друг с другом.
  
   -- Пули Дизита не коснуться тела Морана Шетланда. Пули Дизита не коснуться тела Морана Шетланда. Пули Дизита не коснуться тела Морана Шетланда.
  
   Произносивший эти похожие на молитву или скорее на заговор слова солдат ничем не отличался от остальных. Такие же усталые глаза. Такой же дрожащий голос. Такое же видавшее много ружьё. Моран Шетланд был одним из пятисот пятидесяти стрелков приписанных к Клайм Солайс, флагману флота Анатоля под командованием Герцога Мацейна. Моран Шетланд гордился тем что служит под началом такого великого человека, как гордился каждый солдат его батальона. И как и каждый солдат, он с ужасом в сердце ожидал начала боя по правилам Гильдии.
   Правила Гильдии это закон для Анатоля и Дизита. Закон что уравнивает эти два государства друг перед другом. Закон, заставляющий солдат враждующих сторон проливать кровь друг друга. Моран Шетланд знал что каждый третий пехотинец не доживал до своего третьего боя. Моран Шетланд, прошёл через восемнадцать таких боёв, о чём свидетельствовали награды на его груди. Восемнадцать раз он рисковал расстаться с жизнью от шальной пули Дизита. Теперь же пришёл черед сделать это в девятнадцатый раз.
   Почему он не оставил службу в пехоте, хотя он и мог это сделать, Моран Шетланд не знал. Наверное потому что он любил своих товарищей и не хотел бросать их. А может это из-за той удачи что принесла ему служба на Клайм Солайс. Но одно Моран Шетланд знал точно. Пехотинец прошедший двадцать боёв получает возможность беспрепятственно наняться на любой корабль Анатоля. Возможно ради этого он и рисковал своей жизнью всякий раз выходя под пули Дизита. Лишь одного он не знал точно -- будет ли этот раз последний или же он вновь получит награду за бой.
  
   -- Пули Дизита не коснуться тела Морана Шетланда. Пули Дизита не коснуться тела Морана Шетланда. Пули Дизита не коснуться тела Морана Шетланда.
  
   Среди пехотинцев нет трусов. Трус никогда не стал бы пехотинцем. Моран Шетланд никогда не был трусом, именно поэтому он взял ружьё и одел эту форму. Но не быть трусом не означает не иметь страха. Как и любой солдат Моран Шетланд боялся. Он до дрожи боялся смерти, но тем не менее каждый раз вставал и шёл вперёд под пули. И эта молитва, этот заговор... каждый пехотинец знал подобные слова и каждый солдат произносил их, в надежде что он будет среди тех кто выживет.
   Моран Шетланд повторял слова своего заговора. Остальные пехотинцы вокруг него тоже делали подобное. Каждый молил о том, чтобы не умереть. И все ожидали того момента когда будет объявлено о начале сражения.
  
   -- Нам выпала честь сойтись лицом к лицу в этой битве. Уверен что обе стороны будут сражаться честно и достойно.
  
   Это прозвучало объявление по громкой связи от Герцога Мацейн. Едва его слова зазвучали в помещении где находились стрелки все стали внимательно вслушиваться в них. Но никто не прекратил повторять слова своих молитв. Моран Шетланд своей правой рукой сжал свои награды что всегда занимали достойное место на его груди. Наверное так он хотел получить больше сил на предстоящий бой. Едва герцог закончил говорить, как слово взял его старший помощник.
  
   -- Внимание всем! Мы должны подтвердить делом слова командующего Мацейна. Для нас людей Анатоля потеря Минагиса всё равно что меч приставленный к горлу. Пришло время доказать нашу верность Родине и Императору! Дух рыцарства всегда на нашей стороне, стороне Анатоля! И сегодня каждый из нас докажет свою храбрость!
  
   А тем временем в помещении для пехоты...
  
   -- Пули Дизита не коснуться тела Морана Шетланда. Пули Дизита не коснуться тела Морана Шетланда. Пули Дизита не коснуться тела Морана Шетланда.
  
   ***
  
   -- Вы что летите прямо на поле битвы? -- спросил меня один из механиков на дирижабле обеспечения, где мы остановились дозаправиться. Всё-таки за два часа полёта мы израсходовали немало топлива. И хотя в баках его хватило бы с лихвой и на обратную дорогу, рисковать мне не хотелось.
  
   -- Да, такое задание, -- ответил я механику.
  
   -- Ещё летят, иди, помогай, -- раздался сверху голос бригадира. Из-за боевых действий в Минагисе мы были не единственными курьерами в этом районе.
  
   -- Уже иду, -- ответил механик и перебрался с нашего ваншипа на лестницу. Вообще на этом дирижабле заправляющиеся ваншипы обычно крепились в подвесном состоянии и лестница вела прямо к ним. Никаких площадок тут не было. Поэтому работа механика была довольно рискованной. До поверхности тут километра два, потому лететь долго. Но ребята тут все рисковые, иных в небе нету, поэтому и вёл он себя свободно. Держась одной рукой он кинул мне стопку писем. Такая уж традиция в небе. Если тебя заправили то прими и передай почту. -- Удачи вам, ребята.
  
   -- Спасибо, -- ответил ему я, убирая письма во внутренний карман.
  
   -- Увидимся на обратном пути, -- крикнула ему вслед Лави.
  
   -- К сожалению нет, мы сегодня уходим в Нарикию, -- огорчил он Лави. Пока она гневно возмущалась на такую несправедливость, я успел отсоединиться и упасть ваншипом на сотню метров вниз, что сделало вопль девушки ещё комичнее.
  
   Повернув на нужный курс я ускорился и уже через полчаса мы увидели на горизонте несколько крупных точек. Это был флот Мацейна. Он шёл тем же курсом что и мы, но постепенно мы его нагоняли. Это объяснялось тем, что линкоры не обладали большой скоростью, ограничиваясь сотней узлов. По сравнению с ними ваншипы обладали существенно большей скоростью в 200-250 узлов. Мой же был ещё быстрее. Вот что значит хорошо настроенный двигатель. Спустя полчаса мы догнали эскадру.
   Корабли флота Мацейна были огромны. Пять с половиной сотен метров в длину, более двух сотен метров в высоту. Ширина же между бортами составляла 101 метр. И таких махин в этом флоте было больше десятка. Наш ваншип по сравнению с ними казался совершенно ничтожным. Я даже немного завидовал Мацейну в том, что он руководит таким большим предприятием.
   Но стоило нам поравняться с последним из кораблей, как вся моя зависть улетучилась. Мы с Лави увидели всю жестокость войны. На открытых палубах трюма лежали раненые и убитые солдаты Анатоля, десятки солдат. Если учесть что на каждом корабле служит пять с половиной сотен пехотинцев, то потери Анатоля составили приблизительно 15-20 %. Согласно же правилам гильдии техническое поражение присуждается стороне понёсшей тридцати процентные потери в пехоте. И судя по сигналам передаваемым между кораблями, таковые были как раз у Дизита.
  
   -- Клаус, -- позвала меня Лави. В её голосе чётко слышался испуг. Похоже она вот-вот расплачется. Мне стало жаль её, она не готова была увидеть столько крови. -- Клаус!
  
   -- Успокойся, Лави! -- одёрнул я её, чтобы отвлечь от той картины. Взглянув в зеркало я увидел как она отвернулась от кораблей. -- Лучше следи за приборами.
  
   Она кивнула, и уткнулась взглядом в приборную доску. Я же продолжил следовать вперёд к флагману. Переведя взгляд на флот Дизита, я увидел подаваемые им сигналы. Они отказывались признавать поражение от Анатоля по результатам боя между стрелками-пехотинцами. А это означало что дальше последует артиллерийская дуэль. Я поспешил подняться выше, чтобы случайный снаряд не зацепил наш ваншип. Мелькнула мысль что лететь между двумя противоборствующими флотами было опрометчиво. Но всё обошлось, я у спел вовремя набрать высоту. А затем началась артиллерийская дуэль.
   Это было впечатляюще. Сорок восемь орудий на каждом из двенадцати кораблей Анатоля, которые шли в передней линии. Четыре 20-ти дюймовых, двенадцать 14-ти дюймовых и тридцать два 12-ти дюймовых. У Дизита же на каждом корабле было всего лишь тридцать орудий. И хотя в основном это были длинноствольные 16-ти орудия в количестве двадцати двух штук, а кроме них были ещё два сорокадюймовых орудия и шесть десятидюймовых, они были значительно менее эффективны вооружения Анатоля. Сверхтяжёлые орудия Дизита могли стрелять лишь прямо по курсу. Легкие орудия не могли пробить броню, а из расположенных в днище и по бокам шестнадцатидюймовых орудий могли вести огонь лишь половина. Расположение же орудий в кораблях Анатоля было не в пример эффективнее. Поэтому против одиннадцати 16-ти дюймовых орудий было противопоставлено 28 орудий разного калибра. При равном же количестве кораблей в первых линиях флотов выходило что в артиллерийской дуэли со стороны Дизита участвовало 132 орудия, а со стороны Анатоля -- 336 орудий. Что называется, почувствуйте разницу!
   И эта разница не преминула дать о себе немедленно. Едва отгремели первые залпы, как один из кораблей Дизита разломился пополам и стал разрушаться. Раздался жуткий треск и из его середины поднялась его силовая установка. Остатки же корабля вместе с его экипажем и пехотой обрушились вниз. Глянув в зеркало я порадовался что заставил Лави смотреть за приборами и она не видит того что происходит вокруг.
  
   2712 человек. Таково количество членов экипажа и стрелков пехотинцев на кораблях класса Репарасьон, основных кораблях Дизита. Как-то эти сведения печатались в газете, а я запомнил. Теперь же я смотрел на то как погибает единовременно без малого три тысячи человек. Ни у кого из них нет шанса на спасение. И хотя Анатоль и воюет с Дизитом, мне было горько видеть что так много людей погибает вот так вот просто, из-за отделившейся силовой установки.
   Силовая установка. Дар Гильдии человечеству. Так они трактовали это. А затем заставляли два государства сражаться друг с другом. Каждый бой между флотами Анатоля и Дизита щедро орошался кровью солдат обоих держав. И сегодняшний не стал исключением. Сколько погибло стрелков-пехотинцев во время первой фазы боя не скажет никто. А сколько погибнет вместе со своими кораблями подскажет сухая статистика.
  
   -- Клаус, что случилось? Что это за треск? -- испуганно спросила Лави.
  
   -- Ничего, Лави, следи за приборами, -- требовательно произнёс я, удивившись тому, насколько жёстко прозвучали мои слова.
  
   -- Но... -- попыталась она возразить мне, но я был непреклонен.
  
   -- Следи, я сказал, -- резко оборвал я её, а затем смягчился. -- Пожалуйста, Лави!
  
   -- Хорошо, -- кивнула она.
  
   Я же переведя взгляд на флот Дизита увидел как ещё два корабля стали терпеть крушение. Итого погибло с начала боя три корабля, с экипажем общей численностью 8136 человек. И это не считая пехоты на всех остальных кораблях. Общее же число погибших приблизилось наверное уже к десяти тысячам. А битва ведь ещё не завершилась.
   Лави тем временем всё-таки заметила падающие корабли Дизита. Понять что на самом деле происходит у неё не составило труда и я стал свидетелем её слёз. Она продолжала исправно выполнять обязанности навигатора, но слёзы не переставали течь из её глаз. Об этом я догадывался по её всхлипам, которые она безуспешно пыталась сдержать. Сил посмотреть в зеркало на её лицо у меня не было. Надо будет сегодня сводить её в бар к Теодору. Конечно, пить вредно и до восемнадцати там обычно не наливают, но я попрошу его сделать исключение. Иначе боюсь Лави просто не сможет уснуть сегодня ночью.
   Наконец мы достигли флагмана. Я попросил Лави передать сообщение о наших целях. Пересилив себя она смогла его переслать при помощи сигнального фонаря.
  
   -- Дали разрешение на посадку, кормовая палуба, -- спустя некоторое время произнесла она. Похоже она немого успокоилась, но глаза у неё по-прежнему были на мокром месте.
  
   Сделав вираж, я снизил высоту и пристроился в корму кораблю. Полётная палуба уже была открыта и я ловко вписался в пятиметровый створ ангара. В ширину проём был сорок метров. Сходу я сел как раз туда куда нужно, за что был удостоен похвалы от присутствовавших тут механика и пилота.
  
   -- Неплохо, -- сказал пилот, довольно молодой на вид.
  
   Вот уже несколько лет в экипажи военных кораблей включают экипажи ваншипов. На таком корабле как Клайм Солайс размещалось двенадцать ваншипов общего назначения, четыре дальних разведчиков и четыре хэвикарго или транспортников, которые могли взять на борт до трёх тонн грузов или двадцать пассажиров. Соответственно ангар для ваншипов у кораблей этого типа был существенно расширен, по сравнению с теми же ольстерами, которые были слабее во всём -- и в броне, и в пушках, и в авиации. Разве что дешевле.
  
   -- Я Клаус Барка, спасибо за разрешение на посадку, -- отчитался я этим двоим. Конечно я ожидал что меня будет ждать сопровождающий, но похоже он ещё просто не успел прибыть в ангар ваншипов. В этот момент Лави вылезла из ваншипа и поспешила встать рядом со мной.
  
   -- Л-Лави Хэд, -- представилась она, едва не сбив меня с ног. Краем глаза я заметил, что слёзы на её глазах так и не успели высохнуть. Впрочем, их можно было списать на то, что она летела не одев очки и глаза у неё просто слезились из-за ветра. Такое иногда бывает у навигаторов и пилотов, поэтому их не принято спрашивать почему глаза красные.
  
   Минут через пять ожидания офицер что должен был сопровождать нас до мостика всё-таки добрался до ангара и представившись попросил следовать за ним. Он повёл нас через весь корабль. По пути мы прошли мимо контрольной комнаты силовой установки. Как и на всех военных кораблях Анатоля и, скорее всего, Дизита, эта комната была запечатана. Доступ туда имела только Гильдия. Из неё шло управление двигателем. И из неё могли отдать команду на отсоединение установки от корабля, что означало бы для последнего неминуемую гибель.
   Когда мы проходили мимо я невольно бросил взгляд на крепления силовой установки. Мне почему-то стало очень страшно. Стало казаться что вот-вот и они разомкнуться в ответ на поданный из комнаты управления сигнал. От этой мысли я покрылся холодным потом. Мне было очень неуютно в этом мрачном месте. Неужели всё что отделяет корабль от гибели это вон те два десятка хрупких на вид крепления? Если это так, то стоит отдать должное экипажам этих кораблей которые не бояться летать на них, несмотря что они могут в любую секунду прекратить своё существование, если на то будет воля Гильдии.
  
   -- Скажите... А мы победили? -- внезапно спросила Лави нашего сопровождающего. Настолько внезапно, что на фоне моих мрачных мыслей этот вопрос показался мне абсолютно неуместным. Но я предпочёл промолчать. Не хотелось давить на Лави.
  
   В этот момент сопровождающий нас офицер остановился и повернулся к нам. Его лицо было бесстрастным но затем он улыбнулся.
  
   -- Что? Конечно победили! Это Великая победа для нас, флота Мацейна! -- объявил он и задрал большой палец вверх. Типичный вояка. В этот момент Лави схватила меня за руку и потащила меня вперёд. Я не стал сопротивляться, так как окончательно потерял из виду то, что происходит у неё в мозгах. Столь резкий старт заставил нашего сопровождающего припуститься за нами, чтобы мы не потерялись. -- Не туда, направо, направо!
  
   Мы прошли до конца перехода возле силовой установки и вышли к коридору, что проходил по правому борту. С него через иллюминаторы открывался вид на несколько кораблей флота. И в тот момент когда мы проходили по нему корабль сильно тряхнуло. Глянув через иллюминатор на соседний корабль я увидел как на нём сверху расцвела вспышка взрыва и он сразу просел метров на десять. Конечно корабли Анатоля имели самое сильное бронирование как раз по верхней палубе, где и размещались все башни с вооружением. Вот только соседним кораблём была Армада, класса Голиаф. В отличие от Клайм Солайс они обладали меньшой толщиной брони, 300 мм против 400, хотя и были заточены именно под оборону и имели вдвое большое число пехоты. А судя по тому насколько сильным был выстрел, огонь вёлся из 40-ка дюймовых орудий Дизита. Но если это так, то получается их кораблей в Минагисе значительно больше чем я видел изначально. И единственная причина почему их не обнаружили до сих пор заключается в том, что они скорее всего прятались в Гранд Стриме.
   Репарасьон. Только эти корабли могли себя чувствовать относительно комфортно в Гранд Стриме. Этому способствовала их отличная аэродинамическая форма и решётчатая конструкция. В бою такая особенность была слабым звеном этих кораблей, но в Гранд Стриме была необходимым условием. И сейчас ещё одна эскадра этих кораблей, которая до этого пряталась в воздушном потоке разделяющем Анатоль и Дизит, спустилась вниз и вела обстрел флота Мацейна.
   Мы уже бежали по коридору, когда сопровождавший нас офицер остановился у иллюминатора и прижался к стеклу.
  
   -- Телемеус сбит, -- произнёс он. Но затем спохватился и побежал вперёд указывая нам дорогу. Телемеус был ещё одним броненосцем класса Голиаф. И похоже его как раз подвела слабая броня. 3381 человек, столько было на борту Телемеуса. А спустя минуту я услышал чудовищный взрыв. Должно быть это рванули топливные танки Телемеуса. От того взрыва наш корабль нещадно тряхнуло. Десять тысяч тонн высококачественного топлива не шутки. Мы уже подходили к мостику, когда услышали что был подбит ещё и Ансвеллер. А это было уже серьёзно, так как он был однотипен Клайм Солайсу. На нём было 2857 человек и если двигательная установка отделиться они погибнут. Наконец мы вошли на мостик.
  
   -- А как же рыцарская честь? Где же она? -- услышал я чьи-то слова. Посмотрев в сторону где должен был быть Мацейн, я увидел Герцога и его помощника. Судя по всему последние слова произнёс именно он, так как стоял в сгорбленной позе, уперев кулаки в стол. Мацейн же сидел прикрыв глаза, но я прекрасно понял насколько ему сейчас тяжело. Один корабль потерян, а второй под угрозой, более трёх тысяч подчинённых ему людей погибло. Вот что значит командовать флотом.
  
   -- И это большая победа? -- громко произнесла вслух Лави прежде чем я успел её остановить. Все офицеры разом повернулись к нам, а пехотинцы что стояли на входе даже навели на нас свои ружья. -- Что, разве не так?
  
   И тут я увидел то, отчего мне стало совсем нехорошо. Сверху со стороны Гранд Стрима спускалось тридцать два кораблей Дизита. Я отчётливо видел как каждый из них разворачивает свои башенные орудия в сторону кораблей Анатоля. Вот только теперь они шли с более удобного ракурса, а потому репарасьоны могли задействовать все свои орудия. Все 960 орудий, включая шестьдесят две 40-ка дюймовых пушки. И тут они открыли огонь.
   Корабль затрясло от множества попаданий. Большая часть офицеров мостика попадали на пол из-за этого. Упали и мы с Лави. В этот момент бронестекла мостика стали рассыпать на осколки. Заметив это я постарался прикрыть Лави собой, чтобы её не поранило. При этом я едва не выронил капсулу с письмом что держал в руках, но обошлось. Радовало одно, мостики на броненосцах Анатоля всегда располагаются снизу корабля, поэтому прямое попадание снаряда сверху маловероятно. Впрочем при таком количестве орудий у противника даже такую вероятность исключать нельзя.
   Когда тряска относительно прекратилась, а целых стёкол на мостике не осталось, я поднялся с девушки, а затем помог подняться и ей. Тут она внезапно как-то сдавленно пискнула, глянув на меня.
  
   -- Клаус! -- я с удивлением посмотрел на неё, но проследив за её взглядом, понял что она смотрит на мой лоб. У меня как раз возникло ощущение что он у меня сильно вспотел. Проведя рукой по лбу, я с удивлением обнаружил что у меня рассечена бровь. Хорошо что в кармане у меня всегда аптечка с перевязочным материалом. Сняв шлемофон и плеснув на рану обеззараживающей жидкости, я перевязал свою голову. После чего постарался нацепить шлемофон обратно, что мне с трудом, но удалось сделать.
  
   -- Лави, как ты сама, в порядке? -- спросил я её. Согласен, в такой ситуации глупый вопрос, понятно что она отнюдь не в порядке, но ничего иного мне в голову не пришло.
  
   -- Угу, -- промычала она. Я постарался улыбнуться чтобы приободрить её.
  
   -- Смотри, письмо у меня, осталось отдать его по назначению и мы с тобой выполним это задание, -- ободряюще сказал я. -- Продержись ещё немного.
  
   -- Хорошо, -- кивнула она.
  
   -- Ансвеллер повреждён, -- раздался голос офицера с наблюдательного поста на мостике. Мы с Лави синхронно повернули головы в его сторону. В глазах остальных офицеров была тревога. -- Сигнал тревоги. Ансвеллер падает.
  
   Стоящие на мостике офицеры, все до единого, вытянулись по стойке смирно и отдали честь павшему кораблю. Затем раздалась мощная вспышка, а за ней последовал чудовищный грохот.
  
   -- Ансвеллер взорвался. Голиаф отступает. Берталон серьёзно повреждён.
  
   -- Клаус, -- Лави со слезами на глазах прижалась ко мне.
  
   -- Мит повреждён, выходит из боя, -- объявил наблюдатель.
  
   -- Клаус, давай уже отдадим это письмо, нам надо уходить, -- просила меня Лави.
  
   -- Мы должны отдать его лично в руки, -- как можно спокойнее произнёс я. -- Командующий Мацейн.
  
   -- Убрать посторонних, -- скомандовал старший помощник.
  
   -- Отставить, -- на этот раз команда прозвучала из уст герцога. Тот встал со своего места и спустившись к нам принял из моих рук письмо. -- Эти молодые люди рискуя жизнью прибыли чтобы доставить сюда важное сообщение и они никак не посторонние.
  
   -- Спасибо, Герцог, -- ответил я и поклонился. Лави последовала моему примеру.
  
   -- А теперь я действительно попрошу вас поскорее покинуть корабль. Как видите тут становится небезопасно. Мне не хотелось бы чтобы вы пострадали.
  
   -- Как прикажите, Герцог, -- вновь ответил я.
  
   Мы с Лави покинули мостик и отправились к ангару. Пока мы шли по внутренним переходам и коридорам, мы видели сотни измученных солдат которые сидели на полу, ожидая своей участи. По-иному их состояние описать нельзя. Я коротко приказал Лави не отставать и следовать за мной. Она повиновалась и вскоре мы достигли ангара. За это время корабль успело ещё несколько раз тряхнуть.
   Подойдя к нашему ваншипу, мы стали отстёгивать его от палубы и готовить к полёту.
  
   -- Клаус, -- позвала меня Лави расстроенным голосом.
  
   -- Чего, Лави? -- спросил я и повернулся к ней. И понял что значит "чего". Она держала в руках капсулу с письмом от Холли. -- Мда, пожалуй та была права Лави, я действительно тормоз.
  
   -- Что будем делать, Клаус? Мы так и не передали это письмо в руки. А на мостик нас навряд ли пустят во второй раз. Им сейчас не до этого.
  
   -- Слушайте приказ командующего Мацейна, -- раздался голос герцога по общей связи. -- Солдаты, мы идём в контратаку!
  
   -- Во имя рыцарской чести нашего флота сокрушим войска подлого Дизита! -- это уже продолжал его старший помощник. -- Наш флот не посрамит рыцарскую честь! Будем сражаться с Дизитом до последнего корабля. И это наше последнее средство защитить командующего Мацейна, его честь и гордость!
  
   Пока он произносил эту сколь высокопарную столь и бессмысленную речь, я успел подсоединить кабель связи от ваншипа к коммутатору на полётной палубе. Канала связи с мостиком тут не было, но зато был канал общей связи. Конечно, такой способ доставки письма противоречил традициям курьеров. Но в исключительных ситуациях так можно. Тем более что я догадывался о чём писала Холли своему отцу.
  
   -- Лави, похоже это единственный способ доставить письмо, -- произнёс я. Включив микрофон, я проверил насколько хорошо идёт звук. По громкой связи раздался мой голос. Мысленно я извинился перед Холли за то что её письмо услышат все члены экипажа. -- Здесь письмо для командующего Мацейна. С вашего позволения мы, Клаус Барка и Лави Хэд, зачитаем его.
  
   -- Ты зачем наши имена то сказал? -- вздохнув спросила Лави.
  
   -- Как будто герцог их не знает, -- буркнул я в ответ, прикрыв микрофон, а затем вернулся к письму. -- Моему дорогому отцу! Когда ты вернёшься, отец? Та олива в саду, которую ты так любишь, расцвела. Её цветы похожи на облака.
  
   -- Олива? -- спросила меня Лави.
  
   -- Белые цветы оливы означают надежду. Надежду людей на мирную жизнь, -- ответил я. -- Мама и дворецкий Воркли меня успокаивают... -- тут я услышал шум в коридоре. -- Лави, читай дальше.
  
   Я передал ей письмо и микрофон, а сам пошёл к двери проверить что случилось. Как я и думал нами заинтересовались и сейчас солдаты бежали сюда. Я закрыл дверь и постарлася её заблокировать.
  
   -- Продолжай, Лави, -- крикнул я ей. В дверь ударили и мне пришлось теперь держать её.
  
   -- Мама и дворецкий Воркли меня успокаивают. Они не говорят какой такой опасной работой ты занимаешься, отец! Но стаи птиц летящие ос стороны Минагиса и те слухи, которыми делятся наши слуги меня очень тревожат. Клаус!
  
   Пока она читала письмо, я держал дверь. А это очень нелегко когда в неё ломиться несколько солдат сразу. Наконец они подгадали момент когда я слишком ослабил хватку и разом навалились на дверь. Она распахнулась, а я отлетел на пару метров. Впрочем уже через мгновение я вновь стоял на ногах. И тут раздался крик Лави. К ней приблизился офицер и схватил её за руку. Я разбежался и вывернувшись по пути из-под двоих солдат сбил того офицера с ног.
  
   -- Хватайте его, -- прокричал тот поднимаясь на ноги. Если бы солдаты бросились в рукопашную я бы ещё посопротивлялся, но они просто наставили на нас ружья. Довольный офицер проходя мимо меня отвесил мне знатную оплеуху, а затем выхватил у Лави микрофон. -- Они задержаны.
  
   Офицер стоял и ухмылялся. Вокруг нас стояли четверо солдат наведя на нас ружья. Мы же с Лави держали руки поднятыми вверх. Ситуация мягко говоря была очень паршивой. Похоже этим солдафонам не понравилось что мы посягнули на их "рыцарскую честь". Но тут ситуация изменилась. В ангар вошёл ещё один солдат, что интересно, без головного убора, и навёл ружьё на офицера. Остальные ослабили свои стойки, так как не знали как реагировать.
  
   Этот солдат сильно отличался от остальных. И дело не в его помятой форме. На его груди висели награды, такие давали за проведённые бои. Солдаты с пятью наградами считались очень опытными, а с десятью -- ветеранами. У этого их было восемнадцать. Его глаза были немного прищурены, как будто он целится. По нему было видно что он уже не единожды выходил против смерти победителем.
  
   -- Пусть дочитают до конца, -- вкрадчивым тоном произнёс он. По лицам остальных было видно что этого ветерана тут хорошо знают. -- Пусть читают, правда?
  
   Офицер, которого он держал на мушке, согласно закивал головой. Похоже в том, что этот ветеран в случае чего применит своё ружьё он не сомневался. Солдаты опустили ружья и мы с Лави наконец смогли вздохнуть с облегчением.
  
   -- Офицер разрешил, -- произнёс этот ветеран и, усмехнувшись, подмигнул нам. Я взял письмо у Лави, поднял микрофон и приготовился читать.
  
   -- Я не очень понимаю что такое эта рыцарская честь, отец, -- читал я. -- Отцу, который так любит оливы, я приготовлю пирог на день рождения. Пусть бережёт тебя небо Нарикии. Холли Мацейн.
  
   -- Детям и простым людям никогда не понять что такое рыцарская честь, -- раздался по общей связи голос старшего помощника. -- Ты всего лишь курьер!
  
   И что было на это отвечать? Разумеется я решил промолчать. А вот Лави была иного мнения.
  
   -- Слушай, ты! -- закричала она, выхватив у меня микрофон. -- Ты когда-нибудь не мог заснуть из-за голода? Вся ваша рыцарская честь -- чушь собачья!
  
   Её голос эхом разнесся по всему кораблю, многократно отразившись через громкоговорители. Офицер, которого ветеран держал на мушке, взбесился.
  
   -- Как ты смеешь! -- похоже слова Лави задели его за живое. Он повернулся к солдатам. -- Ну же, стреляйте!
  
   И закрыл глаза. Да, похоже у него рыцарская честь головного мозга, заболевание от которого есть только одно лекарство -- свинец в голову. Ветеран стоял с направленным на офицера ружьём и не шевелился. А вот у солдат что опять выцеливали нас, стволы так и ходили ходуном. В воздухе так и повисло напряжение.
  
   -- Опустите ружья, -- раздался по общей связи голос герцога Мацейна. -- Всем опустить оружие! Неважно кто ты, дворянин или простой человек, вы все важны для меня. Мы на одной стороне! И я не позволю поднимать оружие друг на друга. Начинается сражение с Дизитом. Вы нужны для решающей битвы.
  
   Все последовали приказу герцога и опустили ружья. Теперь мы точно могли расслабиться.
  
   -- Эти пилоты ещё здесь? -- вновь спросил Мацейн.
  
   -- Так точно, господин Герцог, -- ответил ему я.
  
   -- Благодарю вас за то что доставили мне письмо от моей дочери. У меня есть для вас задание. Я хотел бы попросить вас передать ей сообщение для моей дочери. Передайте ей что я вскоре вернусь.
  
   -- Обязательно передадим, -- ответила Лави. Я уже отключил наш микрофон, но теперь работал внутрикорабельный аппарат.
  
   -- А ваше вознаграждение? -- спросил Мацейн.
  
   -- Решим при следующей встрече, -- весело ответила Лави, залезая в ваншип.
  
   -- Внимание, проверка систем перед запуском. Навигатор, доложить о готовности, -- произнёс я, прерывая Лави.
  
   -- Навигатор к полёту готов. Приборы норма. Давление клавдия норма. РУД в положении ноль.
  
   -- Внимание, запускаю двигатель, -- произнёс я нажимая на кнопку стартера. -- Клайм Солайс, прошу разрешения на взлёт.
  
   -- Взлёт разрешаем, ветер встречный, пять метров в секунду, -- ответили мне по связи.
  
   -- Вас понял. Приготовиться к взлёту, -- это я уже произнёс Лави.
  
   -- К взлёту... Подожди, Клаус, -- внезапно остановила она меня. Я убрал руку от РУДа и посмотрел в зеркало. Лави немного высунулась из кокпита и что-то кинула тому самому ветерану тчо нас так здорово выручил. Присмотревшись я узнал её бурдюк с водой. Хм, небольшая цена за спасение жизни, но хоть что-то. -- Спасибо вам.
  
   -- Мне нравиться ваше безрассудство, -- весело ответил тот.
  
   Мы отлетели от корабля и набрали высоту. Но я не спешил покидать Минагис, ожидая что предпримет Мацейн. И герцог не подвёл моих ожиданий. С флагмана был подан сигнал: "Всем кораблям! Мы оставляем Минагис. Корабли получившие повреждения -- в центр строя. Наш флагман, Клайм Солайс, отступает последним". С корабля была запущена красная ракета. Спустя мгновения такие же ракеты запустили и остальные корабли сигнализируя что они приняли приказ.
  
   -- Клаус, Клаус! -- позвала меня Лави. Я повернул голову в сторону флота Дизита. Передняя его линия догоняла корабли Анатоля, постепенно зажимая их с флангов, грозя открыть перекрёстный огонь. Учитывая ещё и их преимущество по высоте, результат мог оказаться плачевным. -- Дистанция уже полмили!
  
   -- Как я и думал. Репарасьон превосходит наши корабли по скорости. Да и Дизит ни за что не отпустит флот Мацейна просто так.
  
   -- Что будем делать Клаус? Летим в Гильдию?
  
   -- Нет, это бесполезно. Дизит никогда бы не отошёл от правил ведения боя Гильдии, а значит у них было их дозволение нарушить эти правила. Гильдия хотела чтобы Анатоль проиграл этот бой и оставил Минагис. А значит даже если мы и полетим туда, нас всё равно не послушают.
  
   -- Но мы должны что-то сделать!
  
   -- Мы можем вмешаться, но боюсь тебе это не понравиться.
  
   -- Не понравиться? Подожди... Ты хочешь использовать торпеды?
  
   -- Можно ещё поставить дымовую завесу, но тут слишком много кораблей для одного ваншипа. Впрочем, давай попытаемся. Приготовься использовать дымовые шашки.
  
   -- Хорошо, давай лучше попробуем дымовую завесу.
  
   Я поменял курс и зашёл с фланга обоих флотов. Лави включила дымовые шашки. Одну за другой. Когда мы пролетели строй, весь наш запас дыма был исчерпан, но два флота оказались разделены непроглядной стеной синего дыма. Впрочем, это была временная мера. Спустя две минуты дым начал рассеиваться и корабли первой линии Дизита прошли его. Расстояние между флотами вновь начало сокращаться.
  
   -- Хм, Коннард уже в зоне поражения, -- произнёс я, глядя сверху на диспозицию боя. -- Мы можем его спасти, Лави. Но это будет означать гибель для корабля Дизита. Гибель от наших рук. 2712 человек. Может больше, может меньше. Впрочем, на Конраде 2837 человек, на 125 больше. Так что будем делать?
  
   -- Нет, это... это слишком.
  
   -- Да, дилемма. Если вмешаемся, погибнут люди от нашей руки. Если не вмешаемся, погибнут другие, но зато не от нашей руки. Хорошо, предлагаю иной вариант. Как я слышал, у репарасьонов в корме, в районе тяговой установки, есть слабое место. Если ударить туда торпедой, он потеряет ход, а потерь не будет по причине их необитаемости, опять же если мои сведения верны. Что скажешь?
  
   -- Это лучший вариант, -- кивнула Лави с облегчением.
  
   -- Рано радуешься, -- покачал я головой. -- Если промахнуться можно попасть в топливные танки. И тогда кораблю конец.
  
   -- Что? А если мы промахнёмся? -- Лави пугала перспектива стать палачом для такого количества людей и я прекрасно её понимал.
  
   -- Именно поэтому целиться буду я, а ты, Лави, пожалуйста, убери руки от приборов и закрой глаза. Тебе не стоит смотреть на то что будет дальше.
  
   Я взял курс на корму корабля преследовавшего Конрад. Когда до него оставалось три десятка метров, я запустил торпеду. Она вошла точно в нужный проём в корме. Внутри раздался взрыв и корабль резко замедлился.
  
   -- У тебя получилось, Клаус, -- радостно завизжала Лави.
  
   -- Верно, получилось, -- кивнул я. -- Но у нас осталась ещё торпеда, а Дизит по-прежнему не прекращает преследования флота Мацейна. Так что я предлагаю застопорить ещё один.
  
   -- Хорошо, -- кивнула Лави.
  
   На этот раз атака была не столь эффективна как в первый раз, но я целил в первую очередь так чтобы не попасть по топливным танкам. Да и эта атака также заставила корабль Дизита замедлиться. Впрочем, строй кораблей это не нарушило, а тяжёлое вооружение у меня закончилось. К тому же стрелки на кораблях стали активнее и начали обстреливать нас. Вернее пытались, так как чтобы попасть по быстродвижущемуся ваншипу из парового ружья, надо обладать недюжинным талантом. Да и я непрестанно маневрировал, не давая возможности бить на упреждение.
   Хотя у меня и закончились торпеды, я не стал уходить в сторону, а стал заходить на цель в третий раз.
  
   -- Клаус, что ты делаешь? У нас же закончились торпеды! -- не поняла моего маневра Лави.
  
   -- Вот только экипажи репарасьонов об этом не знаю, -- ухмыльнулся я. В это момент капитан корабля видимо не выдержал моей атаки и отвернул с курса. А в нашу сторону в ещё большем числе полетели пули. На этот раз пришлось отворачивать и мне. Но своей цели я добился. Отстав от этого противника, я полетел к своему следующему. На этот раз меня встречали не только стрелки, но и тяжёлые орудия. -- Смотри, Лави. Бояться, значит уважают.
  
   -- Клаус, ты с ума сошёл! -- вопила девочка. Ей видимо не понравился мой весёлый тон. -- Отворачивай уже, сейчас они попадут по нам.
  
   -- Прорвёмся! -- воодушевленно сказал я. Тут я заметил что к нам сзади пристроился ещё один ваншип, похожий на военного разведчика, только красного цвета. Он выстрелил в нас из гарпуна и попал в корпус. Я не стал маневрировать так как это был такой способ проводной связи между ваншипами. Вместо этого я включил приём.
  
   -- Уходите! Вы мешаете. Ваш ваншип на линии огня Сильваны, -- раздался в шлемофоне высокий женский голос. -- Следуйте за мной!
  
   Гарпун отцепился и красный ваншип вырвался вперёд. Я не стал артачиться и пошёл следом. Мы находились под обстрелом и лететь следовало как раз через плотную завесу огня. Очень плотную. Несколько пуль срикошетировали от корпуса ваншипа, а вот одна самая меткая рассекла мне левое предплечье.
  
   -- Лави всё в порядке? -- решил уточнить я когда мы вышли из-под обстрела, подлетев к решётчатой конструкции в центре крейсера Дизита.
  
   -- Да, всё нормально, -- ответила она.
  
   -- Хорошо, -- с облегчением ответил я. В этот момент мы пролетали через крейсер и я успел заметить как от красного ваншипа отделились какие-то два объекта и упали на палубу.
  
   -- Клаус, что это? -- Лави тоже заметила фокус того пилота.
  
   -- Это бомбы, -- ответил я. -- Лави, следи за давлением, я увеличу ход до максимума.
  
   -- Хорошо, -- ответила она.
  
   Едва мы отлетели на пару сотен метров как раздался сильный взрыв, а затем крейсер Дизита развалился пополам. Похоже пилот с Сильваны не боится жертвовать чужими жизнями.
   Тут мы с красным ваншипом разминулись. Он пошёл вниз, а я вновь начал набирать высоту.
  
   -- Клаус, а с тобой-то самим всё в порядке? -- вдруг спросила меня Лави. Похоже она заподозрила что-то после моего вопроса.
  
   -- Более менее. Лишь поцарапало немного, но пока терпимо, -- честно ответил я. -- Давай лучше пока сосредоточимся на бое.
  
   Посмотрев вниз, вслед красному ваншипу, я заметил как из облаков вышел небольшой броненосный корабль. Угадать чей он не составило труда. Во всём Анатоле такой только один. Это была Сильвана-убийца. Мятежный корабль не признающий никаких правил. Похоже её капитан решил вмешаться в ход битвы за Минагис и помочь флоту Мацейна уйти.
   Сильвана серьёзно отличалась от остальных кораблей Анатоля. Во-первых это её размер. Она была в три раза меньше чем тот же Клайм Солайс. Однако орудий у корабля было много. И что-то мне подсказывало что это далеко не все сюрпризы этого корабля. Помимо орудий в глаза бросалось мощное бронирование корабля. Тут явно использовали лучшие материалы и бронировали по максимуму самые важные узлы корабля. Кроме этого на корабле очень сильно выделялась полётная палуба, которая занимала всю корму верхней палубы начиная с середины корабля. На Сильване явно неслабая группировка ваншипов и судя по тому красному, они там не только разведчики. Если же говорить о Сильване в общем, то она производила впечатление хищника готового вот-вот вцепиться в горло жертве. Уж очень у неё были резкие линии корпуса.
   Мятежный корабль навёл свои орудия на флот Дизита и открыл огонь. Нужно отдать должное канонирам Сильваны, стреляли они метко. Снаряды же судя по всему были бронебойными. Сразу три репарасьона оказались серьёзно повреждены, а один даже стал терпеть крушение. Спустя полминуты двигательная установка отделилась от него, обрекая экипаж на гибель. Построение флота Дизита было окончательно разбито и теперь флот Мацейна мог беспрепятственно уйти.
   Отстрелявшись, Сильвана стала опускаться обратно в зону облачности. Напоследок я успел заметить как красный ваншип успел сесть на её полетную палубу. После чего броненосец скрылся в облаках. Убедившись что больше нет желающих преследовать флот Анатоля, я взял курс на особняк Мацейнов. По пути я передал управление ваншипом Лави, а сам занялся перевязкой. Пришлось снять куртку.
  
   -- Ну как там твои раны, Клаус? -- с беспокойством спросила моя напарница.
  
   -- Могло быть хуже, -- ответил я. -- Знал бы что так будет, поставил бы броню на ваншип.
  
   -- Может, сядем и я тебе перевяжу?
  
   -- Не стоит, не хочу терять время из-за мелочей. К тому же я сам виноват что плохо пилотирую
  
   -- Ты слишком категоричен, -- не согласилась со мной Лави. -- К тому же в меня не попали ни разу. Да и на Клайм Солайс ты прикрыл меня собой, иначе этот осколок бы достался мне. Ты сегодня считай дважды спас меня.
  
   -- Ну раз так, то давай сегодня отпразднуем это событие и заскочим к Теодору. Я думаю мы с тобой заслужили маленький праздник.
  
   -- Угу, вот именно заслужили, апчхи, -- чихнул я. -- Ну и холодрыга. Знаешь, Лави, сбрось немного скорость, а то я околею тут в одной футболке.
  
   -- Прости, сейчас, -- извинилась она и сбросила скорость до приемлемой. Наконец я перетянул всё что надо было перетянуть. Раны конечно болели но уже не так сильно как до этого.
  
   Лави прибавила газу и вскоре мы уже приземлились на территории особняка. На этот раз сажала ваншип Лави и приземлилась она в саду, так как не хотела тратить время на долгое хождение. Судя по тому, что едва мы с Лави вылезли из ваншипа, как из дома выбежала Холли Мацейн, девочка с нетерпением ожидала нашего возвращения. Она подбежала к нам, но запыхалась и пыталась отдышаться. Лави же в это время пила из фонтана наплевав на все условности. Я не стал её одергивать. Она сегодня пережила слишком много волнений.
  
   -- Вы вернулись! -- наконец переведя дух произнесла юная маркиза. -- Вы передали сообщение?
  
   -- Конечно, -- кивнул я. -- Мы передали твоё сообщение. И твой отец просил нас лично передать тебе что он возвращается.
  
   -- Как хорошо! -- обрадовалась Холли.
  
   -- Это действительно чудесные новости, -- произнесла подошедшая Леди Мацейн. -- А раз так, то почему бы вам не остаться на обед?
  
   -- Обед? -- вдруг переспросила Лави. Её глаза округлились. -- Клаус, квалификация! Мы ещё можем попытаться успеть!
  
   -- Сильно сомневаюсь, -- вздохнул я. Мне сейчас совершенно не хотелось никуда спешно лететь. Но зная характер Лави о спокойствии можно забыть. -- Простите Леди, но нам действительно пора лететь. Завтра будет Приз Нарикии и мы хотели посоперничать за первое место. Мы с Харикейн Хогом до сих пор не решили кто из нас быстрее. Так что на кону наша с Лави честь пилотов ваншипа. Подробности же нашего разговора с вашим супругом вы можете узнать у него самого.
  
   -- Честь очень важна, -- согласно кивнула герцогиня. -- Что ж, тогда не буду вас более задерживать. И удачи вам на гонках.
  
   -- Спасибо вам, -- поклонился я. После чего поспешил забраться в ваншип, пока Лави не улетела без меня.
  
   На этот раз пилотировал я и уже через пятьдесят минут мы были на месте. Ваншип сейчас был легче обычного, так как практически всё топливо было выработано, а торпеды израсходованы. Поэтому и скорость его была выше. Вот только это оказалось бесполезно. Когда мы на бешеной скорости ворвались на площадь, было уже поздно. Квалификация уже завершилась.
  
   -- Не может быть! -- прокричала Лави. -- Клаус, как мы могли опоздать?
  
   -- Бывает, -- флегматично ответил я пожимая плечами. Сейчас я развалился на скамейке возле фонтана на площади и смотрел на самобичевание Лави. Если честно мне теперь не до чего не было дела. Денёк выдался слишком напряжным и мне просто хотелось лечь и выспаться как следует.
  
   -- Вижу вы не торопились на квалификацию. Настолько уверены в своих силах? -- спросил кто-то рядом со мной. Голос был знакомым. Это был Харикейн Хог. С неохотой я повернул голову в его сторону. Рядом стояли ещё несколько авиаторов, вся наша братия гонщиков.
  
   -- А, это ты? -- вяло ответил я, как будто это был не лучший пилот Нарикии, а надоевший комар. Лави оторвалась от самотерзаний и с интересом наблюдала за тем как будет разворачиваться дело.
  
   -- Что значит "а, это ты"? Разве так принято обращаться к победителю квалификационных заездов? -- видимо этим он хотел меня впечатлить. Вот только он совсем забыл что я совершенно иного теста. -- И кстати, с кем ты подрался, что пришлось даже голову перевязать?
  
   Похоже он заметил выглядывающий из-под шлемофона бинт. Я проверил в каком он состоянии, но всё вроде было в порядке.
  
   -- С котёнком вот поиграть решил. Котёнок шустрым оказался, -- со стороны Лави послышался нервный смешок. Но по её глазам было видно что она одобряет мою линию поведения.
  
   -- А ваншип "покусал" тоже он? -- вопросил подошедший Санни Бой, ещё один отличный пилот Союза Авиаторов Нарикии. В руках он держал что-то что подобрал возле нашего ваншипа с земли. Присмотревшись я разглядел сплющенную пулю Дизита. -- И зубки у него смотрю пятидесятого калибра.
  
   -- Какой ты догадливый, -- умилённо глядя на двадцатичетырёхлетнего парня, произнёс я.
  
   -- Ладно, парни, оставьте его в покое, не хотят рассказывать, не надо, -- предложил Харикейн Хог. -- Вот только, Клаус, если тебе кто угрожал то лучше тебе рассказать нам. Мы тогда этому...
  
   Он показательно сжал кулак, а парни вокруг согласно закивали.
  
   -- Нет, не нужно никому ничего устраивать, -- махнул я рукой. -- Я уже сам достаточно всего устроил.
  
   -- Ну так что произошло, ребята? Что-то вы сильно темните! -- рухнув на лавку рядом со мной он дружески хлопнул меня по руке. Как раз точно по ране. От неожиданности я зашипел от боли.
  
   -- Клаус! -- беспокойно окликнула меня Лави. А затем повернулась -- Идиот, ты чего творишь? Ты не "Волосатый нос", ты "волосатые мозги"!
  
   -- Да что случилось-то? -- подскочил с места темноволосый пилот, уворачиваясь от кулака моего навигатора.
  
   -- Успокойся, Лави, он тут не причём, -- остановил я девушку которая собралась начать избиение Санни Боя. Девушка посмотрела на меня, потом перевела гневный взгляд на "Волосатого носа" но взяла себя в руки. Я вздохнул. Не хотелось огорчать ребят, но раз уж они сами хотят знать. -- Если честно я пока не хотел говорить, но... Минагис пал. Флот герцога Мацейна вынужден был отступить. Потеряны Ансвеллер и Телемеус. Много кораблей серьёзно повреждены. Голиаф бежал с поля боя.
  
   -- Что? Вот чёрт! Да не может быть! Какого... Ну и дела... -- раздавались возгласы ребят вокруг меня.
  
   -- Понятно почему ты не хотел говорить, не хотел нас расстраивать. Так, Клаус? -- спросил Харикейн Хог. Он всегда выделялся среди пилотов своей проницательностью и пониманием. -- Мда, ты уж прости нас, дураков.
  
   -- Чего уж там, -- махнул я рукой.
  
   После этого мне пришлось потратить минут десять на краткий рассказ о бое, упомянув о Сильване и не упомянув о нас с Лави, вернее о том, как мы подбивали корабли Дизита. На вопрос же где я получил ранение, пришлось честно рассказать про Клайм Солайс и про прикрытие отступления флота. После, сославшись на то, что мы с утра ничего не ели и хотели бы просто передохнуть, мы с Лави отчалили в ресторанчик Теодора.
   Уже сидя за столиком, закончив с первым и вторым и ожидая десерта, Лави вдруг спросила меня.
  
   -- Клаус, а сколько сегодня всего погибло людей? -- в её глазах не было слёз, чего я честно говоря опасался и боялся. Она просто хотела знать. Я пристально смотрел ей в глаза пытаясь выискать что-то там, но так и не нашёл ничего.
  
   Я задумался над тем сколько именно. В начале боя, когда было противостояние между стрелками-пехотинцами, у Дизита потери составили более 30%, потери же Анатоля я оценивал в 20 %. Учитывая что в первой фазе боя принимало участие по двенадцать кораблей с каждой стороны, то потери со стороны Дизита составили более 2600 человек, а скорее 2800 стрелков. У Анатоля же скорее всего потери были 1600-1800 человек, на тысячу меньше. Во время же первой артиллерийской дуэли Дизит потерял три корабля, 8136 человек. Часть из этих потерь приходиться на стрелков-пехотинцев. Кроме этого в завершении боя, когда вмешалась Сильвана было сбито ещё два корабля и два серьёзно повреждены. Экипажи двух кораблей составляют 5424 человека. На повреждённых же кораблях потери составили скорее всего в среднем 5-15% экипажа, в зависимости от тяжести повреждения. Те корабли что подбил я, потерь понести не должны были. Во всяком случае, я на это надеялся. Таким образом, для десяти поврежденных кораблей потери составили в общей сложности 2700 человек ранеными и убитыми. Итого потери Дизита составили 17500 убитыми и 2500 ранеными.
   Что же касается Анатоля, то тут цифры были "скромнее". Ансвеллер и Телемеус несли 6238 членов экипажа и пехоты. Плюс 1200 погибших солдат в бою между стрелками. И примерно 2000 раненых и убитых на поврежденных кораблях флота. Итого потери Анатоля составили примерно 8800 убитыми и минимум 1500 раненых.
  
   -- Скорее всего погибло больше двадцати шести тысяч человек и тысяч пять ранено, -- ответил я. У Лави округлились глаза и наполнились слезами. Я же поднялся из-за стола и подошёл к Теодору.
  
   -- Чего желаешь, Клаус? -- спросил меня добродушный хозяин.
  
   -- Понимаете... -- замялся я. И коротко рассказал как всё есть на самом деле. Старик подумал и достав бутылку, сам налил в стакан и отдал мне. Заодно я расплатился по счёту, после чего вернулся за стол. -- Лави, выпей. -- Она выпила и закашлялась. -- Сейчас всё пройдёт.
  
   -- З-зачем? -- спросила она.
  
   -- Потому что тебе нужно успокоиться. Я не хотел чтобы ты встречалась с таким в своей жизни. Но как видишь война сама приходит в наш дом. И хотя мы могли бы и не отправляться на это задание, но что-то мне подсказывает что это только начало. Потом будет только хуже.
  
   -- Куда уж хуже? -- тихо спросила Лави, успокаиваясь.
  
   -- Куда усмотрит Гильдия. Это их рук дело.
  
   -- Гильдия, ха, -- горько усмехнулась Лави. -- Мы про них вообще ничего не знаем. Небожители!
  
   -- Верно, мы для них словно насекомые. Вот они и хотят сделать свою жизнь веселее наблюдая как мы убиваем друг друга.
  
   -- Зачем им это Клаус?
  
   -- Не знаю, но я обязательно выясню почему они стали такими.
  
   -- Неужели ты не ненавидишь Гильдию после того что произошло сегодня? Ведь погибло столько людей, а ты сам сказал что это они всё устроили.
  
   -- Верно, инициатива исходила от них, -- кивнул я. -- И мне отнюдь не нравятся их дела. Но мне хочется думать что в Гильдии далеко не все получают удовольствие наблюдая за нашими страданиями.
  
   -- Почему ты так в этом уверен?
  
   -- Было бы просто очень печально, будь всё иначе, -- поведал я ей. -- Ладно, давай закругляться. Уже темнеет а нам надо ещё хорошенько выспаться чтобы надрать хвосты нашим птичкам.
  
   -- Это ты верно сказал, надерём им всем хвосты и пустим по небу! Ик! -- весело сказала Лави. Я дал ей запить водой, чтобы прошла икота, после чего мы отправились в сторону дома.
  
   Пилотировал я сам, так как Лави уже спала. В дом мне пришлось нести её на руках. Уложив её в кровать, я перегнал ваншип в мастерскую и принялся заделывать те немногие пробоины что оставили стрелки Дизита. После чего я перепроверил все системы и установил ускоритель. Немного подумав, я всё-таки решил оставить устройство подавления шума на двигателе. Масса его небольшая, поэтому на ходе гонки это не должно отразиться. Вспомнив о сегодняшнем бое я задумался о вооружении ваншипа. Конечно на гонку я вооружаться не собирался. Но вообще было бы не лишним иметь что-то наподобие пулемёта.
   Спустившись в арсенал я осмотрел оружие что у меня имелось. Больше всего подходила автоматическая винтовка пятидесятого калибра с бронебойными пулями. Я отыскал несколько подобных винтовок в подземельях руин. Немного подумав, я решил всё-таки взять её. Калибр был солидный да и боеприпас был бронебойным. Разве что отдача сильная, но в моём случае это терпимо. В ваншип помимо винтовки, я перенёс и некоторое количество боеприпасов к ней, уже снаряжённых в магазины по тридцать патронов. Четырёх магазинов мне показалось достаточно. Но это было оружие для ваншипа, пусть и не встроенное. В качестве личного оружия мой выбор пал на тяжёлый пистолет сорок пятого калибра с весьма звучным названием "Степной Сокол". Кобуру я прикрепил под куртку, взяв к нему ещё три магазина про запас.
   Наконец, вооружившись и успокоив мою паранойю, я запер оружейную. Уже было поздно, а завтра подъём планировался ранний.
  
   к оглавлению
  
  
  
  
GLAVA CHETVERTAYA
  
PERENYATOE ZADANIE
  
  
   Мы с Лави стояли на самом последнем месте на старте семьдесят пятого кубка Нарикии. Впрочем, я не сомневался что смогу побороться за победу даже с последнего места. Наш ваншип был прекрасно настроен, да и ускоритель на нём стоял довольно мощный. Разве что вес... Наш с Лави ваншип всегда был самым тяжёлым. У всех экипажей Союза Авиаторов Нарикии ваншипы были курьерские либо гоночные. К примеру у Харикейн Хога был тяжёлый курьерский ваншип с очень мощным двигателем. У Санни Боя же был лёгкий гоночный тип. У других были лёгкие курьерские.
   Наш же ваншип был предназначен для использования в Гранд Стриме. Это была тяжёлая машина с очень прочным корпусом. Я специально не облегчал его чтобы не терять жесткости. Лишь заменял детали на более лёгкие сплавы, если не терялись прочностные характеристики машины. А в гонках... Не думаю что кто-то захочет "потолкаться" со мной на виражах. Я просто сомну таких противников. Впрочем, пары раз за прошлые гонки хватило чтобы все это поняли, поэтому меня старались не затирать.
   Тем не менее тяжёлая машина была оснащена самыми мощными двигателями. Я постарался максимально модернизировать их и теперь наш ваншип мог легко обставить любого противника. И на этот раз, стартуя с последней позиции я не собирался сдерживаться.
   Пока я проводил последнюю проверку, двое ребят которые дружили с Лави желали нам удачи на гонку. Тут остальные гонщики стали занимать свои места на старте. Вот над нами пролетела Фат Чикен. Как всегда Лави обозвала её "Свинокрылом", что не могло не отразиться на спокойствии этой пусть и хорошей но полной пилотессы. Следом был Санни Бой, или "Волосатый нос". Этот раз не стал исключением, когда буйная растительность в носу пилота подверглась осмеянию со стороны моего навигатора. Последним над нами прошёл Харикейн Хог.
  
   -- Привет, Лави, -- поздоровался он и решил не упускать момента поиздеваться над ней. -- Надеюсь до финиша ты доберёшься. Не опозорь свою машину.
  
   Вот такое вот приветствие. Лави как правило ругалась со всеми пилотами, но особенно с этими тремя. И только Харикейн Хог всегда оставлял её с носом. Я же никогда не вмешивался в их дружеские перепалки, так как они никогда не переходили рамок приличия.
  
   Тем временем комментатор на сцене, где на большой доске висели списки пилотов написанные мелом и была прикреплена карта-схема полёта, для обозначения положения участников на трассе, закончил объявлять всех участников поимённо и предупредил что до старта одна минута. Трасса отчистилась от фанатов и зрителей и теперь остались только экипажи со своими ваншипами.
   За полминуты до старта все ваншипы поднялись в воздух и стали ждать отмашки судьи. А за десять секунд начали обратный отсчёт. Наконец он закончился, судья стал размахивать стартовым флагом и машины сорвались с места. Я не стал медлить и резко стартовал, выиграв сразу семь позиций из-за того что пилоты передо мной замешкались.
   Дальше от стартового створа трасса проходила по узким улочкам Нарикии. Они очень удобны для гонок, так как тут требуется огромное мастерство. Не снижая скорости и не убирая руки с РУДА, я на полном ходу проходил как остальных участников, так и повороты. Наконец впереди показался резкий поворот на девяносто градусов влево.
  
   -- Впереди поворот налево, -- предупредила Лави чтобы я снизил скорость. Но я не собирался этого делать. Я прекрасно знал что машина сможет в него вписаться если правильно работать двигателем и корпусом. -- Ты слышишь? Ты же не впишешься на такой скорости! Ааааа!
  
   Лави кричала, а я повернув машину на бок вошёл в вираж, пройдя в считанных миллиметрах от стены, лишь немного чиркнув по ней шасси. Впереди оказалось натянуто чьё-то белье на высоте пяти метров. И так как я летел именно на это высоте, кому-то придётся затевать стирку второй раз. Что интересно, разлетевшееся бельё имело хороший разброс, так что пилотам что шли позади меня придётся уворачиваться от простыней и одеял.
  
   -- Неплохо, Клаус, -- только и смогла сказать Лави. Я же молчал, полностью сосредоточившись на трассе. -- Похоже мы теперь пятые.
  
   Вскоре мы догнали пилотов что шли впереди нас. Это были Скай Маджишен и Фат Чикен. Они боролись за третье место. Скай постарался обогнать на прямой Фат Чикена, но сказалась разница в классах ваншипов, а точнее в их весе. У Ская был лёгкий курьерский, Фат же летала на тяжёлом курьерском, а разница в сотню килограмм для ваншипов существенна. Фат смогла оттереть Ская в сторону и тот зацепившись за какую-то лавочку перевернулся. Впрочем ничего такого страшного не произошло иначе гонку бы остановили.
  
   -- Что ты делаешь! -- закричала Лави, когда Фат встала точно перед нами когда я попытался обойти её. Впрочем, сейчас я не особо спешил, лишь прощупывая противника. Впереди остались лучшие пилоты, а потому я хотел пройти их чисто и красиво.
  
   -- А что тут детишки делают? -- своим похожим на петушиный голосом спросила Фат. -- Ой, боюсь, боюсь!
  
   -- Ну, только попадись ты мне после гонки, курица копчёная! -- в зеркало я видел как Лави показывает Фат кулаки. Сам же я оставался спокойным. Я уже знал как пройду этого соперника.
  
   Дальше гонка должна была войти в туннель, а там было довольно узко. И если я не обращал внимание на подобное, так как ваншип проходил спокойно, то вот Фат такие туннели не любила и невольно снижала скорость, стараясь держаться безопасной высоты. Так случилось и в этот раз. Фат летела на высоте пяти метров над водной поверхностью, оставляя мне пространство для манёвра.
  
   -- Ныряем, -- предупредил я девушку и резко встав боком снизился на два метра.
  
   -- Ииииии, -- раздалось в наушниках. Похоже не только Фат не любит узких мест. Впрочем, когда мы прошли её, Лави сразу повеселела и обрела вторую наглость. Выровняв машину я поднялся на один уровень с Фат, чтобы Лави смогла показать все свои ораторские способности. -- Увидимся на финише!
  
   В зеркало я увидел как Лави послала Фат воздушный поцелуй. Это было подло, но эффективно. Фат была морально раздавлена. Нажав на газ я стал быстро отдаляться. Позади послышался грохот. Похоже Фат всё-таки не смогла совладать с собой и зацепив стену, резко потеряла скорость.
  
   Мы вылетели из туннеля и пройдя контрольную отметку, повернули в сторону полей, где проходила трасса. Впереди оставалось ещё двое противников. Харикейн Хог и Санни Бой. У следующей контрольной точки нам удалось догнать их. Но и они двигались довольно быстро.
   Дальше трасса проходила по сельской дороге. Гонщики должны были двигаться на высоте не более трёх метров точно над дорогой, что сужало пространство для манёвра. Мы пролетели поля, небольшой мост, пастбища.
  
   -- За деревьями будет ущелье, -- предупредила меня Лави. -- Там мы их и сделаем. Первое место ждёт нас!
  
   Вскоре мы действительно вошли в ущелье Долина Смерти как и предупреждала Лави. Это был самый сложный участок трассы. Мы втроём шли друг за другом с разницей в пару корпусов. На такой сложной трассе считай вплотную.
   Я попытался обойти Санни на прямой, но тот перекрыл мне створ. Впрочем, не без последствия для себя самого. Он случайно зацепил своим ускорителем мой капот. Разумеется мой капот оказался крепче, а ускоритель теперь не запуститься.
  
   -- Что такое? Хватит тормозить! Уступите дорогу! -- кричала Лави размахивая кулаками и отвлекая оппонентов. Тут я заметил что Санни Бой слишком долго летит по прямой и не набирает ход. Мысленно усмехнувшись, я прибавив газу на полном ходу прошёл их как стоящих. Должно быть они с напарником пытались запустить ускоритель но у них ничего не получалось и я даже знаю почему. Лави решила попрощаться напоследок. -- Пока, волосатый нос!
  
   -- Да выщипаю я их! -- услышал я удаляющийся крик.
  
   Пройдя Санни Боя мы очень быстро нагнали Харикейн Хога. Он оставался последним противником, которого нам нужно было пройти для победы в гонке.
  
   -- Впереди вираж. Там очень крутые повороты, -- предупредила меня Лави.
  
   Услышав это я лишь нажал на газ, так как Харикейн Хог тоже ускорился. Похоже он всё-таки решил принять мой вызов и посоревноваться на пределе наших возможностей. Во всём Союзе Авиаторов Нарикии пилотировать ваншип на таком уровне могли только мы двое. Сейчас я полностью отрешился от посторонних мыслей. Для меня существовала лишь трасса, мой ваншип и ваншип соперника который мне нужно обойти во чтобы то ни стало. Я буквально чувствовал каждую часть моей машины. Я слился с ней в одно живое существо, симбиотический организм. У меня не было рук и ног, у меня были крылья и двигатели.
  
   -- Лави, следи за давлением клавдия, -- на всякий случай предупредил я. Так я делал всякий раз когда собирался использовать машину на пределе её возможностей.
  
   -- Хорошо, -- последовал ответ. Сейчас, будучи максимально сосредоточенным я чётко ощущал эмоции Лави, отражающиеся в её голосе. Ей было не по себе, но она хотела выиграть и она абсолютно мне доверяла. Эти её чувства очень сильно меня поддерживали, а потому я передвинул РУД ещё на одно деление.
  
   Но и Харикейн Хог был непрост. Я буквально чувствовал его в десятке метров впереди себя. Хотя трасса и петляла очень сильно из стороны в сторону, это не мешало нам обоим проходить её на полном ходу так, будто это прямая.
  
   -- Впереди штопор, -- предупредила меня Лави и я знал что Хог получил такое же предупреждение от своего навигатора. Вот только в этот раз Лави не стала просить меня сбросить скорость потому что я этого не сделаю. Как не сделает и Харикейн Хог, несмотря на просьбу своего навигатора. Вот она гонка, когда мы сражаемся на пределе наших возможностей и наших машин. Я буквально чувствовал это повисшее в воздухе напряжение.
  
   Вот только в отличие от Харикейн Хога у меня было преимущество. Я шёл следом за ним. А потому все его ошибки были у меня как на ладони. И хотя ошибок у него ещё не было, я знал, Харикейн Хог не выдержит и сделает-таки ошибку. Пуская одну, пускай совсем маленькую, но он обязательно её сделает. И хотя не в моих правилах надеяться на чужие ошибки, в этот раз я собирался поступить именно так.
   Перед гонкой Харикейн Хог уже совершил одну ошибку. Он перешёл грань, когда шутил над Лави. Тогда он сказал: "не опозорь ваншип". Но для Лави этот ваншип -- ваншип наших погибших отцов. Сказав это, пусть даже по незнанию и не желая зла, он плюнул ей в душу. Я видел её взгляд в зеркале, когда он приземлился на первой позиции. Горькая обида на несправедливость. И теперь я собирался самым мягким способом наказать его -- лишить его победы. Показав что Лави никогда не сможет опозорить тот ваншип что для неё так дорог.
   И Харикейн Хог всё же совершил ошибку. Он не смог полностью совладать со своей мощной машиной и на одном из виражей вышел слишком сильно. Крылом он задел стену ущелья и потерял скорость. Совсем немного, но мне хватило этого чтобы сделав бочку вырваться вперёд.
  
   -- Полегче, -- раздался крик Лави. А я тем временем, так как проходил повороты не по траектории, нивелировал это упущение фигурами высшего пилотажа. Так я мог не терять позиции и сохранять скорость на таком сложном участке. Наконец я выровнял машину. Лави теперь была вся такая радостная. -- Обогнали, обогнали Хога.
  
   -- Поворот к финишу впереди, используем ускоритель, Лави? -- предложил я.
  
   -- Да, используем его, -- согласилась она и стала готовиться. Нужно точно подгадать момент, чтобы использовать ускоритель максимально эффективно.
  
   Мы проходили один вираж за другим. И тут я почувствовал что Хог тоже собирается использовать ускоритель. И от того насколько эффективно мы его используем, насколько вовремя включим, будет зависеть исход гонки. Как и я, Хог доверял своему навигатору, а значит теперь от Лави будет зависеть наша победа.
  
   -- Вижу! -- крикнула Лави.
  
   До поворота оставалось три сотни метров. Идя впереди я выбрал максимально выгодную для меня траекторию. И теперь мне нужно было провести машину по ней максимально точно, чтобы не дать Хогу ни единого шанса воспользоваться своим преимуществом преследователя.
  
   -- Вперёд, -- крикнула Лави. Похоже она готова запустить ускоритель.
  
   Сейчас до поворота осталось сотня метров. Я начинаю готовиться к тому чтобы заложить вираж на двадцати метрах до поворота и чувствую что Хог идёт точно следом за мной. Слипстрим. Он решил воспользоваться тем что я разрываю воздушный поток перед ним и это даёт ему возможность максимально приблизиться ко мне. Чтобы использовать этот навык на ваншипах нужно обладать огромным мастерством. Иначе если ты совершишь ошибку, то свалишься в штопор и клавдиевый двигатель тут тебе не поможет. У Харикейн Хога такое мастерство было. Но и я был не хуже, а потому перевёл РУД ещё на четыре деления вперёд. Это сверхкритический режим работы. Долго так работать он не может, но мне долго и не нужно. Всего одну секунду. Тяговый двигатель резко увеличил свой режим и скорость ваншипа подскочила. Всего секунда. Но мне хватил этого чтобы оторваться от Хога и создать между нами зазор. Небольшой зазор, который позволит воздуху успеть собраться за мной и создать нормальное атмосферное давление. Тогда эффект слипстрима пропадёт и двигателю Хога придётся совершать полную работу по преодолению сопротивления воздуха. Более того, резкая перемена давления воздуха заставит машину на мгновения заколебаться на своём курсе. Машина получит лёгкий воздушный удар. Конечно, Хог выровняет её, но это будет стоить ему победы. Он потеряет те драгоценные миллисекунды что решают исход нашей схватки.
   Что происходило за мной я не видел, но я чувствовал это. Когда за двадцать метров до поворота я начал входить в вираж я понял что Хог попался в мою ловушку. Он уже справился с этим воздушным ударом, но в поворот он теперь входил со скоростью чуть меньшей, чем моя. Разница составляла десятые доли узла. Но этого было достаточно. Тем не менее я не расслаблялся. Ведь мне нужно завершить поворот максимально точно и тогда ровно в апексе траектории Лави должна будет запустить ускоритель.
   Вот я начал входить в поворот. Я отчётливо вижу справа от себя два сталактита на скале. Они находятся ровно посередине на этом перекрёстке. Отстранённо я вспоминаю что другое ущелье ведёт через руины старого города в сторону павшего Минагиса. И тут я замечаю то, что мне показалось неправильным в данной обстановке. Военный курьерский ваншип серого цвета. Такой в гонке точно не участвует. А значит он выполняет задание.
   И в этот момент я замечаю что наши траектории сходятся. И если до этого момента время для меня двигалось замедленно, то сейчас оно практически остановилось. Я чётко увидел весь этот ваншип. Я увидел что он сильно повреждён. Его левое крыло было раскурочено, а шасси оторвано. Борт был пробит и из машины вытекало топливо. Пилот был в очень плохом состоянии. В это единое мгновение я сумел разглядеть что он истекает кровью и похоже вот-вот отключится. Лишь слабый взгляд в мою сторону подсказывал что он пока ещё в сознании. Навигатор же сидел склонив голову вперёд. По пробоинам в корпусе мне стало понятно что скорее всего он мёртв.
   Всё это я увидел и осознал за одно мгновение. А в следующее, я, вместо того чтобы в апексе поворота убрать РУД на четыре деления назад, перевёл его до предела вперёд и потянул ручку штурвала на себя, одновременно нажимая на правую и поднимая левую педаль. Следующие секунды растянулись для меня в минуты. Я чётко видел как наш ваншип резко задрал нос вверх и прошёл точно над внезапно встретившимся нам ваншипом, лишь слегка чиркнув по его капоту дугой двигателя. Одновременно я стал заворачивать корпус на левый бок, чтобы разминуться со скалой что мне удалось сделать весьма успешно. Краем глаза я заметил что Харикейн Хог прошёл под курьерским ваншипом. Вот только всё оказалось для него ещё более неожиданно чем для меня. Хогу не удалось справиться с управлением. Он потерял скорость и задев верхушку дерева пошёл на вынужденную посадку. Я же мгновенно потеряв к нему интерес, он большой мальчик, сам справиться, устремился следом за повреждённым ваншипом. Он тоже шёл на вынужденную и я понимал что там мы с Лави нужнее.
  
   -- Что это было, Клаус? Что ты делаешь? -- прокричала Лави. Уверен она тоже увидела многое за те мгновения но пока ещё не собрала для себя всю информацию в единое целое.
  
   -- Им требуется наша помощь, -- ответил я, снижаясь следом за серым ваншипом.
  
   Пилот сумел посадить машину между стволами деревьев, свалив пару из них. Я же зависнув рядом с ним, через мгновение сел рядом в образовавшуюся просеку. Прихватив с собой аптечку, я выскочил из машины и буквально в несколько прыжков достиг подбитого мной ваншипа.
  
   -- Шустро, -- прохрипел пилот. Из его рта вытекала кровь и ему было очень тяжело говорить.
  
   -- Держитесь, сейчас я вам помогу, -- обратился я к нему и стал осматривать его раны. Он был очень плох. У него было две тяжёлые раны. Одна пуля прошла левее сердца, а вторая похоже задела сердце.
  
   -- Мне уже не помочь, -- проговорил он.
  
   -- Это ты мне на моих похоронах будешь рассказывать, -- грубо прервал его я. Подхватив его за подмышки, я вытащил его из кокпита и постарался как можно плавне спрыгнуть с ним вниз. Всё-таки Лави я не мог передать этого здоровяка, уж слишком он был тяжёл для неё. -- Лави, посмотри что с навигатором.
  
   -- Хорошо, -- кивнула она и забралась на ваншип. -- К-Клаус, она... Она мертва.
  
   -- Ладно, оставь её, ей уже не помочь, -- ответил я, Усаживая пилота на землю и прислоняя его спиной к ваншипу.
  
   -- Девочка, Аль, -- проговорил он. Я придержал его за плечи.
  
   -- Хорошо, сейчас. Главное не делай лишних движений, -- успокоил я его и повернулся к напарнице. -- Лави посмотри там есть ребёнок?
  
   -- Да, тут девочка, сейчас вытащу, -- ответила она и взяв ребёнка осторожно сняла её с ваншипа. Девочка спала. -- Она не ранена.
  
   Это была хорошая новость. Значит я могу заняться конкретно одним пациентом. Срезав ткань куртки вокруг раны я осмотрел характер раны. Судя по характеру ранения, ребра не задеты, а значит повреждения легкого минимальны. Но меня пугало сильное кровотечение. Как мне казалось, существовала серьёзная опасность для работы сердца. Сам я разумеется это вылечить не мог, нужно было срочно доставить пострадавшего к доктору. Удалив из раны обрывки одежды и позволив крови немного вытечь, я стал накладывать герметичную повязку на грудную клетку с обоих сторон. Но нужно было торопиться. Я не знал точно характер ранения поэтому предполагал худшее. Далее я перешёл к осмотру раны в брюшной полости. Отверстие раны было небольшим, но я знал что это могло таить в себе опасность. Также как и в предыдущем случае, я разрезал одежду в районе раны и, удалив из неё обрывки одежды и грязь, наложил асептическую повязку, которая была у меня в аптечке. После чего вколол обезболивающее. Больше серьёзных ран у него не было. Сняв с него шлемофон, я обработал немногие царапины на голове и замотал всё это бинтом.
  
   -- Так, с перевязкой покончено, -- объявил я. Глянув на часы я с удивлением отметил что управился за три минуты.
  
   -- Ты молодец Клаус, так быстро... -- похоже Лави удивлена моими медицинскими умениями. Я же прекрасно понимал что ничего практически не сделал. Жизнь пилота по-прежнему была в опасности.
  
   -- Нет, ещё ничего не закончилось, -- покачал я головой, поднимаясь на ноги и убирая аптечку в карман. -- Нужно срочно доставить его доктору. Меня беспокоит насколько серьёзны его раны.
  
   -- Спасибо тебе, парень, -- проговорил пострадавший. Судя по голосу ему стало немного лучше. -- И тебе, девочка.
  
   Я залез в его ваншип и проверил состояние навигатора. Пульса не было.
  
   -- Её звали Гита, -- вдруг сказал пилот.
  
   -- Так, сейчас мы доставим тебя к врачу, -- сказал я, думая над тем как их разместить. -- Как вас хоть зовут-то?
  
   -- Ральф, Ральф Венсдей, -- произнёс он и протянул мне капсулу что держал в руке. Я взял её. На печати было семь звёзд. -- Боюсь я не смогу доставить девочку по назначению. Вы сможете сделать это? Пожалуйста!
  
   Я взглянул на Лави. Она кивнула.
  
   -- Хорошо, -- согласился я. -- Мы выполним это задание вместо вас. Но пока мы обязаны доставить вас к доктору.
  
   Вместе с Лави мы осторожно перенесли его в наш ваншип и усадили на место навигатора. Пришлось максимально сдвинуть сидение, чтобы кроме него на это место поместилась и Аль. Лави же должна была лететь со мной. Когда почти все разместились и мне оставалось присоединиться к моему навигатору, я услышал пиликание сканера что был у меня в плечевом кармане. Это мне не понравилось. Лави недоумённо посмотрела на меня. Я же достав прибор, глянул на экран. К нам быстро приближалась цель издающая мощный сигнал.
  
   -- Так, у нас гости, -- произнёс я, прикидывая характер цели. Сканер регистрировал его как штурмовик гильдии. Подобные машины используются более шести сотен лет. Поэтому неудивительно что сканер смог распознать его несмотря на свой солидный возраст. Достав штурмовую винтовку, я спрыгнул на землю под удивлённый возглас Лави.
  
   -- Клаус! Что ты делаешь?
  
   -- Назад, Лави! Не высовывайтесь! -- предупредил я, занимая позицию для стрельбы и снимая винтовку с предохранителя.
  
   Едва штурмовик вылетел из-за кромки леса и завис в десяти метрах от нас, я открыл по нему огонь. Это слишком верткая машина чтобы давать ему шанс увернуться. К сожалению попасть в уязвимую точку мне не удалось. В самый последний момент штурмовик всё-таки дернулся в сторону. Тем не менее тяжёлые бронебойные пули серьёзно повредили его плоскости.
  
   -- Всё, уходим, -- крикнул я, забираясь в ваншип и одновременно с двигателем запуская маскирующее устройство. -- Пригодилось-таки.
  
   -- Клаус? -- спросила меня напарница.
  
   -- Потом, Лави! Сейчас нам нужно уходить, причём быстро, -- прервал я её.
  
   Сидеть вдвоём на одном сидении было неудобно, тем более что мне пришлось примоститься практически на краешке. Но выбирать не приходилось если я хотел чтобы все выбрались отсюда живыми. Быстро набрав высоту и скорость, я взял курс на Нарикию и включил ускоритель. До города было недалеко, поэтому спустя пять минут мы уже подлетали к госпиталю.
   По городу мы летели ещё быстрее чем вчера вечером и чем сегодня в начале гонки. 320 узлов это не шутки. Впрочем, летел я не по улицам, а напрямик в больницу. Заложив резкий вираж я приземлился рядом со входом, заставив какую-то парочку отскочить с пути бешенного ваншипа. Лави осторожно пересадила Аль вперёд, а затем мы спустили Ральфа. В этот момент к нам подбежал дежурный доктор. Он сразу сообразил что мы не просто так прилетели и помог нам с пациентом. Спустя ещё две минуты его уже увезли готовить к операции. Напоследок он сжал мне руку.
  
   -- Спасибо, -- произнёс он.
  
   Подойдя к ваншипу, мы сели в него. Я открыл капсулу и стал читать задание, чтобы и Лави услышала.
  
   -- Секретное задание номер 0880. Скорейшим образом доставить указанную персону в координаты 3457 и передать Алексу Роу. Написано что он будет ждать завтра с утра.
  
   -- Алексу Роу? Так это же капитан Сильваны! Да ни за что! Мало ли что он сделает с девочкой?
  
   -- Предлагаешь нам в одиночку защищать эту девочку от Гильдии? -- спросил я и Лави осеклась.
  
   -- Гильдии?
  
   -- Тот корабль который напал на нас -- штурмовик Гильдии. И судя по количеству звёзд на печати, Гильдия охотиться за ней.
  
   -- Зачем Гильдии маленькая девочка?
  
   -- Мало ли, вдруг она наследница одного из домов... Хмм, наследница... -- я серьёзно задумался над этим вопросом и ещё раз глянул задание. Там значилось полное имя девочки. -- А ведь полное имя нашей подопечной Альвис Э. Гамильтон.
  
   -- И что?
  
   -- Один из четырёх домов Гильдии как раз носит имя Гамильтон.
  
   -- Что? Так получается она что-то вроде принцессы?
  
   -- Угу, а мы с тобой храбрые рыцари что бросились спасать её из пасти дракона, -- усмехнулся я. -- Хотя нет, рыцарь я, а ты мой оруженосец.
  
   -- Чего? -- возмутилась Лави моей шутке. -- Вы слишком много о себе мните, господин Граф!
  
   -- Одно меня беспокоит, -- сменил я тон с весёлого на озабоченный. -- Как они смогли обнаружить нас, если двигатели ваншипа были выключены. Неужели кроме датчика реагирующего на клавдиевые двигатели у штурмовиков есть ещё датчики жизненных форм?
  
   -- Чего ты у меня спрашиваешь? Я вообще ту страхолюдину первый раз в жизни увидела, -- ответила Лави. -- И вообще ты обещал мне многое объяснить.
  
   -- И объясню, но сначала давай пока вернёмся домой. Лучше подготовиться к миссии как следует. Да и передохнуть нам не помешало бы, как и подкрепиться.
  
   -- А ты уверен что нас не найдёт этот звездообразный?
  
   -- Штурмовик Гильдии? -- переспросил я и задумался. -- Не уверен, но иного выбора у нас нет. В крайнем случае я постараюсь подстрелить его.
  
   Вскорости мы добрались до дома. Девочка по-прежнему спала, поэтому я положил её в комнате Лави. Мы же с Лави поужинали и начали готовить ваншип к завтрашнему вылету. Хотя и предстояло пролететь вроде как небольшое расстояние, но я посоветовал подготовиться как следует.
  
   -- Что ты имеешь в виду, Клаус, говоря "подготовиться как следует"? -- спросила она меня.
  
   -- Лави, это задание на семь звёзд. Мы не знаем как ситуация сложиться дальше. Что если нам придётся везти её в другое место, а нас будут преследовать? Или вдруг ты окажешься права и Алекс Роу действительно окажется монстром в человеческом обличии?
  
   -- Так значит ты всё-таки согласен что Аль не стоит везти на Сильвану? -- с надеждой спросила Лави. Эта тема её очень сильно задевала. Про Сильвану ходило море слухов, один ужаснее другого и Лави пыталась меня переубедить отказаться от этого задания.
  
   -- Пф, Лави, ты прекрасно знаешь что большая часть слухов про Сильвану не имеют под собой никакого основания, -- не стал я её обнадёживать. -- Если бы всё было так, флот Анатоля давно бы расправился с ней. Не отрицаю, Сильвана мощный корабль, но во всём флоте более двухсот вымпелов старшего ранга. И большая часть мало уступает Клайм Солайс. Неужели ты думаешь что Сильвана могла бы противостоять всей этой мощи? Вижу что ты иного мнения. И это правильно. Лично я считаю что Сильвана отнюдь не обходиться без поддержки среди кого-то в верхушке правительства. Очень удобны для некоторых её действия.
  
   Для выразительности я хлопнул по стопке газет что мы выписывали. Там что ни выпуск, всегда присутствовала статья про мятежный корабль.
  
   -- И почему ты настолько уверен что Алекс Роу сможет защитить Аль? -- спросила меня Лави.
  
   -- Потому что этот человек никогда не отдаст её Гильдии, -- ответил я, вспоминая свою первую встречу с этим человеком десять лет назад. Да, Алекс Роу слишком сильно ненавидит Гильдию чтобы отдать им то что они ищут.
  
   -- Похоже мне тебя не переубедить, -- покачала головой Лави, помогая мне ставить ускоритель на место.
  
   Я решил не отказываться от этой полезной детали в ваншипе. Мало ли мне понадобиться дополнительная скорость, а ускоритель может оказаться очень полезным в этом плане. Лави меня в этом поддержала, добавив при этом просьбу использовать его только на прямых участках.
  
   -- Слушай, а зачем нам такие большие запасы топлива? -- спросила она меня. -- Только не говори что на всякий случай. Это, последнее время твой любимый ответ.
  
   -- Хорошо, не буду, -- кивнул я и продолжил заниматься ваншипом. Лави недоумённо посмотрела на меня.
  
   -- Ну так что? -- похоже она так и не поняла, о чём только что просила.
  
   -- Хм, Лави, ты сама просила меня не говорить что всё что мы сейчас делаем, это мои приготовления на всякие неожиданности. Вот я и не говорю что это на всякий случай.
  
   -- Клаус!!!
  
   -- Можешь считать что всё это я делаю для собственного душевного равновесия, -- серьёзным тоном произнёс я. -- Со всеми этими модификациями я чувствую себя гораздо увереннее и спокойнее.
  
   -- А с торпедами тем более, -- вздохнула она. -- Ты в своём репертуаре.
  
   -- Торпеды? Спасибо что напомнила, Лави. Что бы я без тебя делал? -- я подошел к ней и обнял так, что она даже опешила. -- С новой подвесной системой и модернизированным двигателем ваншип сможет нести аж пять торпед. Мы их сейчас же установим!
  
   -- И кто меня за язык тянул? -- удручённо прошептала она, понимая что меня теперь не переубедить.
  
   -- Это была шутка, -- медленно по слогам произнёс я, мило улыбаясь.
  
   -- Клаус! Ты! -- Лави была зла, но быстро успокоилась. -- Так, всё, я -- в дом. А ты приберись тут.
  
   Выбора мне не предоставили, так как сказав это Лави мигом вышла из ангара. Покачав головой я принялся наводить порядок. Разумеется никаких торпед на ваншип я устанавливать не собирался. Нет, технически это было возможным, установить пять штук сразу. Вот только расход топлива подрастёт на порядок, а скорость уменьшиться и мы будем еле тащиться. А мне наоборот хотелось сохранить высокие параметры скорости. В предстоящей миссии нам противостоит штурмовик Гильдии, а если верить архивным данным, что имелись у меня, наш ваншип обладая равными с ним скоростными возможностями существенно проигрывает в манёвренности. Поэтому, если тот звездообразный вновь объявиться завтра, мне придётся серьёзно постараться чтобы мы втроём не погибли.
  
  
  
  
  
GLAVA PYATAYA
  
BOLSHE, CHEM PROSTO ZADANIE
  
  
   -- А где Гита? -- спросила Аль едва войдя в кухню, где мы с Лави готовили ужин. Видимо девочка только что проснулась, однако сразу же успела озадачить меня. А что, скажите пожалуйста, мне отвечать ребёнку, чья, судя по всему, кормилица умерла буквально пару часов назад? Я посмотрел на Лави ища у неё поддержки, но в её взгляде было даже больше замешательства чем у меня. Видимо сообщать печальные известия придётся мне, но как же не хочется.
  
   -- А мы тут, эээ... ужин готовим, -- невпопад ответил я, попутно обводя рукой обеденный стол. Скатертями мы пользовались только по праздникам чтобы не тратить лишний раз драгоценную воду на стирку, пусть даже и плохо очищенную, так что стол был непокрытым. Да и посуда была сплошь простая, без изысков. -- Прости, ты наверное не привыкла к такому. Но скоро мы закончим и сможем поужинать... Кстати, меня зовут Клаус, а это -- Лави, -- я указал сначала на себя а потом на моего навигатора. Речь моя была сбивчивая, так как мне приходилось буквально выдавливать из себя эти слова. А ещё больше всего я боялся того что Аль вновь начнёт спрашивать про Гиту. Мне было жутко неудобно. -- Так получилось что, пока ты спала, это задание передоверили нам.
  
   -- Где Гита? -- Аль всё-таки не повелась на мои неумелые попытки перевести тему. Спросила она тихим голосом но по её дрожащим глазам было видно что она вот-вот расплачется.
  
   -- Гита? Гита... Гита летела с тобой, да? -- я поймал себя на том что отвожу взгляд от девочки, а это явный признак неискренности. Надеюсь, Аль не знает таких тонкостей человеческой психологии. Я поспешил посмотреть ей в глаза. -- Гита улетела.
  
   -- Она улетела домой, сказала что у неё важное дело! -- наконец помогла мне Лави. Она закончила раскладывать ужин по тарелкам и сейчас ставила их перед нами. -- Есть хочешь?
  
   Я взглянул на Аль. Похоже её напугала напористость Лави и тревога так и не покинула её. Наконец она нашла в себе силы посмотреть на поставленную перед ней тарелку и я вновь мысленно пожалел её. Хотя Лави и научилась сносно готовить, внешний вид её блюд оставлял желать лучшего. В этот момент Лави не мешкая приступила к ужину. Я тоже не медлил.
  
   -- Вкусно! -- произнёс я, попробовав готовку Лави. Не знаю что в моих словах было больше, похвалы или лести, я давно перестал обращать внимание на такие мелочи, как вкус пищи. Глянув на Лави я с сожалением отметил что хотя она и знает правила приличия, пользуется ими редко. Хорошо хоть не чавкала, и то хлеб. Переведя же взгляд на Аль я заметил что она так и не притронулась к своей тарелке. -- Ешь, это вкусно! -- я поощрительно улыбнулся Аль, но она по-прежнему сидела печально опустив глаза.
  
   -- А она вернётся? -- неуверенно спросила девочка, с надеждой глядя на меня.
  
   -- Гита? -- Аль кивнула. -- Гита...
  
   -- А ты что-нибудь умеешь? -- Лави сама деликатность, вмешиваться в разговор таким грубым тоном.
  
   -- Лави! -- одёрнул я её. Всё-таки переходить границы не стоит. Аль же опустила голову, с опаской глядя на мою подругу. Казалось она вот-вот заплачет. Вздохнув, я положил ложку обратно в тарелку и встав подошёл к девочке. Опустившись на одно колено перед ней, я положил ей руки на плечи и посмотрел ей в глаза. -- Аль, Гита сегодня не вернётся.
  
   -- Почему? -- спросила она в ответ. Я опять отвёл взгляд, так как не мог сказать ей правды, у меня на это просто не было сил.
  
   -- Потому что... потому что... -- я лихорадочно соображал чтобы такого сказать, чтобы успокоить Аль хотя бы на то время пока мы не передадим её Алексу Роу. Почему-то я до дрожи в коленях боялся того момента когда она узнает правду. Тут я наконец придумал и вновь посмотрев Аль в глаза, улыбнулся. -- Потому что завтра мы к ней сами полетим!
  
   -- Правда? -- за весь вечер девочка первый раз улыбнулась.
  
   -- Да, как проснёмся, так и отправимся! -- заверил я её.
  
   -- Ты не обманываешь? -- спросила она меня с сомнением.
  
   -- Нет! -- вновь улыбнувшись и кивнув ответил я. -- А теперь чтобы всё скушала! А то я расскажу всё Гите!
  
   -- Хорошо, -- кивнула девочка и принялась за трапезу. Сначала с опаской, но распробовав немного, стала уплетать за обе щеки. Всё-таки голод не тётка. -- Вкусно!
  
   -- Ну, ещё бы, ведь это Лави готовила! -- ответил ей я, садясь обратно и принимаясь за свою порцию. -- Ты даже можешь сказать ей за это спасибо.
  
   -- Спасибо, -- смущаясь тихо произнесла Аль.
  
   Вскоре покончив с ужином, Аль решилась осмотреть наш дом. Я не стал ей препятствовать и даже вызвался провести небольшую экскурсию. Судя по её реакции для неё тут всё было открытием. Я показал ей наши с Лави комнаты, нашу мастерскую и прочее. Даже показал ей наши фотографии сделанные ещё тогда, когда мы были детьми. Аль с интересом рассматривала маленьких меня и Лави. Но в конце концов сытный ужин, тёплый дом и спокойная обстановка сделали своё дело. Заметив что Аль начинает клевать носом, я решил вернуть её в комнату Лави, где она спала до этого. Когда она закрыла глаза я услышал как она тихо произнесла: "Гита".
   Укрыв её одеялом, я покинул комнату. Вскоре мы с Лави тоже решили укладываться. Она заняла мою комнату, а я расположился в гостиной. На всякий случай я попросил мою напарницу быть наготове. Спали мы одетыми.
   Проснулся же я на рассвете. И первым делом, поднявшись, я решил проверить сканер. На экране было чисто, никто не летел к нам и никого не было поблизости. И тут я решил на всякий случай проверить в другом диапазоне. Едва я переключил экран, как он тут же отобразил мощный источник клавдиевого излучения, находящийся в нашем доме. Я даже не поверил своим глазам, когда увидел показания на экране. На всякий случай я даже выключил и снова включил сканер, но источник излучения никуда не делся. Быстро поднявшись наверх и подойдя к комнате где спала Аль, я понял что источником излучения является девочка.
   Но едва я собрался открыть дверь как услышал из-за неё блеяние. От этого я опешил и убрал руку от двери. Только спустя полминуты до меня дошло что это скорее всего Аль, которая, скорее всего, нашла старую игрушку Лави. Игрушечный козлик мог подать свой голос если положить его набок. Усмехнувшись своей нерешительности, я отошёл от двери. С источником излучения можно разобраться и позже. Аль лучше пока не волновать лишний раз.
   Но и проигнорировать ситуацию я не мог. Если мой сканер смог засечь это излучение, скорее всего это могут сделать и в гильдии. А значит Аль по-прежнему в опасности.
   Взглянув на часы, я понял что скоро нам пора будет выдвигаться на место. Поэтому я пошел будить Лави. Девушка была недовольна ранней побудкой, хотя из нас двоих именно я носил прозвище "Соня". Встав и немного придя в себя, она отправилась готовить ваншип к вылету. Я же пошёл за Аль. Пару раз стукнув по двери, я вошел внутрь.
  
   -- Аль, ты уже проснулась? -- спросил я, заглядывая в комнату. Девочка сидела на кровати, но её руки были спрятаны под одеялом. Догадаться что именно она там прячет было несложно, но я сделал вид что не заметил. -- Мы скоро вылетаем, так что пора...
  
   И в этот момент от сканера раздался тревожный сигнал. Быстро достав прибор, я взглянул на экран. К нашему дому стремительно приближался гильдейский штурмовик.
  
   -- Аль, давай быстрее, они уже рядом, -- обеспокоенно произнес я. Убрав сканер, я помог девочке одеться и обуться. Управились мы буквально за полминуты, после чего подхватив её на руки, я помчался вниз. -- Лави, быстрее в ваншип! -- крикнул я выбегая из дома. Она как раз стояла возле двигателя.
  
   -- Что случилось, Клаус? -- недоуменно спросила она, глядя на меня с Аль на руках. Подбежав к ней я вместо ответа показал на кромку леса. Над ней завис штурмовик гильдии. -- Ээээ?
  
   -- Нет времени, Лави! Забирайся внутрь, -- прервал её я, забираясь вместе с Аль на место пилота. -- Приготовься к взлёту!
  
   -- Я... я... я готова, -- заикаясь ответила Лави.
  
   -- Ну и хорошо, -- мигом успокоившись произнёс я и запустил двигатель. -- Взлетаем.
  
   Ваншип оторвался от земли и мы полетели. А следом за нами, вдогонку, полетел "звездообразный".
  
   -- Клаус! -- окликнула меня в переговорное устройство Лави. -- Он совсем близко.
  
   -- Вижу, -- ответил я, совершая манёвр уклонения. Через секунду через то место, где мы должны бы были пролетать, не уклонись я с курса, пронеслось несколько очередей.
  
   -- Беэээ, -- раздалось рядом со мной. Похоже Аль прихватила с собой игрушку Лави. Впрочем, я мигом забыл об этом. В данный момент были иные вещи требующие большего внимания.
  
   Управлять ваншипом было неудобно, так как одной рукой мне приходилось придерживать Аль. При этом я не мог использовать большинство фигур высшего пилотажа, так как девочка не была пристегнута. Банально нечем было её пристёгивать чтобы она не выпало. Это делало ситуацию очень опасной. Оставалось надеться что мне удастся и так уклониться от выстрелов, не дав повредить машину.
  
   -- Клаус! -- кричала Лави. -- Он сейчас попадёт по нам.
  
   -- Следи за приборами, Лави! -- постарался как можно более спокойным голосом произнести я, чтобы успокоить её. Вот только какое моет быть спокойствие когда нас вот-вот нашинкуют пулями.
  
   До руин лететь было недалеко, но мне приходилось постоянно маневрировать, чтобы не дать штурмовику попасть по нам. Я надеялся что у него не так много боеприпасов и наверное мои предположения оказались верны, так как в конце концов "звездообразный" прекратил стрелять. Видимо боеприпасы действительно закончились. Тем не менее я не расслаблялся, продолжая постоянно уходить с траектории предполагаемого огня. Меня беспокоило что это могла быть просто уловка пилота гильдии чтобы подловить нас и попасть в самый неподходящий момент.
   Через три минуты таких плясок мы достигли границы города и покинув его направились в сторону места назначения. Прилетать туда с вражеской машиной на хвосте мне никак не хотелось, поэтому я стал соображать как "скинуть" его.
  
   -- Лави, приготовь трос! -- отдал я команду. Трос связи был отличным вариантом в данной ситуации. У него на конце был гарпун, для того чтобы надежно закрепить его на корпусе ваншипа с которым нужно было связаться. Причем прочность соединения была довольно высокой. Некоторые умельцы даже буксировали таким образом нерабочие ваншипы.
  
   -- Что ты задумал, Клаус? -- спросила она меня.
  
   -- Нам нужно оторваться от него и я придумал как, -- ответил я, прикидывая как лучше всего исполнить мою идею. Наконец, я нашел нужное место. Это был большой водопад рядом с Нарикией. Я планировал уйти в пике и потянув штурмовик за собой "искупать" его, заодно выведя из строя. -- Давай, Лави! Сейчас!
  
   -- Хо-ро-шо! -- растянула она и я боковым зрением увидел как на очередном вираже гарпун с тросом вцепился в штурмовик. Двигатель на нашем ваншипе оказался всё-таки мощнее гильдейского. Поэтому, когда я свалил нашу машину в пике, звездообразный завалился следом за нами. Из-за этой "капризной рыбёшки" штурвал так и норовил вырваться у меня из рук. А ещё и Аль надо держать. Так что пока мы падали вниз на предельной скорости, за эти несколько секунд с меня сошло десять потов. Но то было только начало.
  
   -- Держитесь! -- крикнул я, сильнее прижимая Аль к себе и одновременно потянув штурвал на себя. Сразу почувствовался весь наш вес и даже больше.
  
   Из пике я вышел в самый последний момент, а вот гильдиец -- нет. Краем глаза я успел увидеть как вражеская машина всем своим корпусом с размаху ударилась о воду. Не знаю, сильно ли ей это повредит, но возобновить преследование он сможет ещё не скоро. Да и пилот скорее всего испытал не самые приятные ощущения. Хотя ребята из гильдии очень крепкие, не думаю что они сколько-нибудь значительно превосходят обычных людей.
   Выровняв машину, я повернул в сторону руин. Лететь оставалось ещё пару минут и вскоре мы приземлились в месте встречи.
  
   -- Уф, сели, -- вздохнула с облегчением Лави. -- Клаус, ты -- псих!
  
   -- Аль, как ты? -- спросил я девочку, которую всё это время крепко держалась за меня. Лави могла и подождать.
  
   -- Оно всегда гонится за мной, всегда, всегда... -- тихо прошептала она, глядя на меня. В её глазах плескался страх.
  
   -- Не беспокойся. Я не отдам тебя им, -- ободрительно произнёс я, гладя её по голове. -- Я обязательно защищу тебя от Гильдии.
  
   -- Что-о? Чего ты там ей обещаешь, Клаус? -- услышал я возмущенный вопль с места навигатора. -- Клаус, ты совсем спятил? Сначала это самоубийственное задание. А теперь ты со всей Гильдией намереваешься сражаться? Ты совсем с ума сошёл?
  
   -- А что тут такого? -- невозмутимо спросил я.
  
   -- Что такого? Ты спрашиваешь что тут такого? -- градус эмоций моей подруги всё рос и рос. -- Да мы едва не погибли сегодня! Хочешь чтобы такое каждый день происходило?
  
   -- Ничего, справимся как-нибудь, -- самым беззаботным тоном ответил я.
  
   -- У-у-у-у, прощай моя недолгая жизнь, -- протянула Лави и медленно опустилась в кресло. Я тихо рассмеялся. -- И ничего тут смешного нет!
  
   -- Прости! -- ответил я, продолжая трястись от смеха. Лави привыкла всё слишком драматизировать.
  
   -- Клаус, держи! -- окликнула она меня спустя минуту. Я обернулся и Лави метнула мне сверток. -- Остатки ужина. Всем понемногу.
  
   -- Спасибо! -- ответил я и усевшись обратно, стал разворачивать сверток. Там был сэндвич. Я прошептал на ухо Аль, -- Знаешь, про еду Лави никогда не забывает!
  
   -- Ты что-то сказал? -- окликнула меня мой навигатор.
  
   -- Нет, ничего, -- отрицательно ответил я. -- Кстати, может вместо того чтобы есть внутри, может всё-таки вылезем?
  
   -- Это мысль! -- согласилась Лави.
  
   Мы вылезли из ваншипа и расположились внизу, у его шасси. Свою порцию я отдал Аль. Девочка слишком переволновалась и наверняка сейчас без сил. Увидев что я сделал, Лави неодобрительно покосилась на меня, но ничего не сказала. Я же сидел и наблюдал за девочкой.
  
   -- Ну, как тебе? -- спросил я её, когда она распробовала на вкус хлеб и начинку.
  
   -- Вкусно, -- ответила Аль. Но тут она начала плакать.
  
   -- Что с тобой? Что случилось? -- одновременно спросила мы с Лави.
  
   -- Гита, -- произнесла она и посмотрела на меня своими большими голубыми глазами. Слёзы ручьём текли из них. -- Гита. Она ведь... умерла?
  
   Я отвёл глаза. Вот и случилось то чего я боялся.
  
   -- Прости, -- сказал я наконец и посмотрел на Аль. Глядя на неё мне самому хотелось плакать. Наконец я посмотрел на неё вновь. -- Прости меня Аль. Прости что я не сказал тебе праву сразу. Гита действительно умерла.
  
   -- Гита... -- Аль всё-таки продолжила кушать, но по-прежнему плакала. Я посмотрел на Лави. Она отложила свой сэндвич в сторону. Похоже ей сейчас не до еды.
  
   -- Лави, ты должна поесть. Иначе у тебя не будет сил, -- сухо, без эмоций произнёс я. Спорить со мной она не стала и кивнув быстро съела свой хлеб.
  
   -- Что будем делать дальше, Клаус? -- спросила меня Лави, когда доела.
  
   -- Подождём прибытия Алекса Роу, -- ответил я. К этому моменту я уже поднялся на ноги и осматривал окрестности на предмет опасности, но пока всё было в порядке. -- Уверен, он скоро явиться за Аль.
  
   -- Ты точно уверен что ему стоит отдавать Аль? -- вновь спросила меня Лави.
  
   -- Посмотрим... -- неопределённо буркнул я. У меня не было ответа на её вопрос. Он появиться только когда объявиться сам Алекс. Уж слишком он был противоречивой личностью. И судить о нём по газетным статьям и городским слухам... смешно!
  
   -- Беэээ, -- раздалось рядом. Посмотрев на Аль, я увидел что она теперь вся пунцовая, а слёзы уже не текли из её глаз.
  
   -- Что это было? -- спросила удивлённая Лави.
  
   -- Просто Аль приглянулась твоя старая игрушка, -- добродушно ответил я. -- Ты ведь не против, Лави?
  
   -- А? Против? Конечно нет! -- ответила она. Ещё бы она ответила по-другому, когда я, пока Аль не видела, состроил страшное лицо намекая на то, какой ответ будет верным. Впрочем, Лави и сама была не прочь хотя бы так поддержать девочку. Иначе не видать Аль игрушки как своих ушей.
  
   -- Спасибо, -- смущенно проговорила девочка.
  
   -- Вот и сла... -- начал я. но меня прервал тревожный сигнал сканера. Метнув на мгновение взгляд в сторону Лави, она ещё ни разу не видела подобных устройств у меня, я всё же достал его и глянул на экран. Гильдеец был в сотне метров от нас и медленно приближался. Я взглянул в ту сторону. Вскоре оттуда послышались тяжёлые металлические шаги. -- Чёрт, когда же ты отстанешь.
  
   -- Что это, Клаус? -- спросила Лави. Но через секунду мой ответ уже был не нужен, так как белая машина появилась из леса. На этот раз штурмовик передвигался по земле, превратив свои горизонтальные "лучи" в опоры и выставив из хвоста ещё две дополнительные "ноги". Из его левого луча-опоры вытянулся манипулятор, похожий на руку. Должно быть им он и собирается схватить Аль. Вот только я не собирался ему этого позволять.
  
   -- Лави, будь рядом с Аль и приготовьтесь бежать к тем камням, -- шепнул я, за спиной указав рукой в нужном направлении, при этом стоя лицом к гильдийцу и внимательно отслеживая его действия. Попутно я прикидывал как добраться до винтовки в ваншипе, но пришлось признать свой просчёт. До оружия в ваншипе мне просто не удастся вовремя добраться. Звездообразные скорее всего успеет разобраться со мной быстрее чем я заберусь внутрь. Оставалось надеяться на двенадцатизарядного "Степного Сокола", что дожидался своего часа в кобуре у меня подмышкой. Его калибра должно хватить на гильдийца, вот только мне совершенно не хотелось светить таким оружием перед Гильдией.
  
   Через тридцать секунд звездообразный приблизился на дистанцию выстрела. Мы же стояли не шевелясь. Я лишь переложил правую руку за отворот расстёгнутой куртки и незаметно вытащив пистолет из кобуры, снял его с предохранителя. Теперь мне не составит труда быстро открыть огонь. Одновременно с этим я лихорадочно осматривал корпус машины, выискивая уязвимые места где мои пули гарантированно могли бы пробить обшивку.
   Лави же и Аль дожидались моего сигнала, чтобы броситься в укрытие. Каменные плиты там были сложены таким образом что манипуляторы штурмовика никак не смогли бы достать укрывшегося там человека. Масса же камней была достаточной чтобы не позволить их разворошить силами одной машины.
   Наконец, я нашел что-то похожее на уязвимость. Оценив расстояние я понял что смогу попасть.
  
   -- Лави! Аль! Давайте! -- крикнул я и Лави сорвавшись с места потащила за собой Аль. Штурмовик дернулся в их сторону и подставил мне свою уязвимую точку.
  
   К этому моменту я уже вытащил пистолет и сейчас выцеливал её. Спустя секунду прозвучал выстрел. Пуля отколола от обшивки несколько крупных кусков металла и "звездообразный" задергался как будто в конвульсиях. Я опустил пистолет и это было моей ошибкой. Выстрел хоть и повредил машину, но лишь незначительно. Своей мобильности штурмовик ничуть не утратил. К тому же она находилась в пяти метрах от меня. Переключившись на внезапную угрозу, эта страхолюдина за несколько стремительных шагов достигла меня и ударила одной из своих опорных клешней. Сила удара была столь велика, что меня отбросило в сторону на несколько метров и я, "обогнав" Лави и Аль, завершил свой полёт ударившись спиной о камень. Попытавшись вздохнуть, меня передёрнуло от давящей боли в ребрах и я понял что они сломаны. Я не мог вздохнуть полной грудью.
  
   -- Клаус! -- вскричала Лави бросаясь ко мне. Аль отстала от неё и в этот момент их догнал гильдиец. Аль схватили прежде чем мы успели хоть что-то сообразить. Лави обернулась и с ужасом увидела что произошло. Мои же эмоции были более спокойными. Мне сейчас было слишком больно чтобы реагировать так остро, как это сделала Лави. -- Аль! Отпусти её! Монстр! -- закричала она и бросилась выручать девочку из лап монстра. Вот только это закончилось тем что тот просто лягнул её своей клешнёй и развернувшись пошагал в сторону.
  
   Понимая что вот-вот Гильдия заполучит девочку и больше ей никто не сможет помочь, я скрипя зубами поднялся и бросился вдогонку. Гильдиец далеко уйти не успел и я догнав его, выстрелил ему в корпус. Вот только в этот раз выстрел цели не достиг и всего лишь срикошетировал от него. Угрозу тот оценил верно и меня второй раз за эти пять минут приложили по многострадальным рёбрам. Вновь отлетев, я познакомился с ещё одним камнем. На удивление он оказался столь же твёрдым как и предыдущий. Но мой противник на этом не остановился. Стуча своими ногами-опорами "звездообразный" подошёл ко мне и замахнулся одной из них, целя мне в солнечное сплетение. Взгляд мой зацепился за одно из мест на его поверхности.
  
   -- Вот и уязвимая точка, -- пронеслось у меня в голове. Сознание медленно уплывало вдаль, но я по-прежнему мог оценивать окружающую обстановку. Где-то вдали кричала Лави. Аль без сознания висела на клешне "звездообразного". Тот схватил девочку за капюшон пальто и похоже её немного придушило воротом, потому она и потеряла сознание. Лишь где-то на самом краю сознания маячила мысль что ещё немного и моя жизнь завершится, когда лапа монстра раздробит мне грудную клетку.
  
   И тут я своим обострённым восприятием заметил как в той самой уязвимой точке, которую я обнаружил, внезапно вспучился металл, а после разлетелся осколками. Следом за этим пришёл звук выстрела. "Звездообразный" задрожал, сделал несколько шагов и наконец замер на месте. Похоже выстрел оказался смертельным для пилота машины. Коротко вздохнув с облегчением и поморщившись от боли в рёбрах я перевёл взгляд на стрелка.
   На входе в руины стоял человек в черной военной форме и плаще. С моего места было плохо видно его лицо, но вот темные длинные волосы, что развивались на ветру я разглядел вполне отчетливо. Этот человек прекрасно подходил под описание Александра Роу. Впрочем, я и не сомневался что это именно он. В правой руке он держал длинное паровое ружьё. Видимо именно из него он подстрелил гильдийца.
   Поставив пистолет на предохранитель я убрал его в кобуру и стал подниматься, держась за камень. В этот момент Алекс размашистыми движениями убрал своё оружие. Впрочем, сейчас он меня интересовал мало.
  
   -- Аль, -- произнёс я, делая шаг к девочке. Та не отвечала. На земле же валялась игрушка которая выпала из её рук. Превозмогая боль, я стал подходить ближе к ней.
  
   В этот момент сзади Алекса подбежала двое, видимо его люди. Один -- здоровяк в расстёгнутом комбинезоне и закатанными рукавами. Его кепка была обернута козырьком назад. Второй же куртку от формы носил на манер пояса, а сам будучи бритым на лысо имел весьма оригинальные уши. В его руках была здоровенная пушка.
  
   -- Это принадлежит нам, -- сухо произнёс Алекс. Мне совершенно не понравился его тон, впрочем подчинённые ему не удивились.
  
   -- Понял! -- произнёс здоровяк и эти двое одновременно бросились вперёд. Двигались они очень легко, несмотря на весьма сложный "ландшафт" в развалинах. Сделав несколько шагов парень с пушкой остановился и прицелившись выстрелил. Попал он в сочленение манипулятора, который удерживал Аль и девочка потеряв опору упала вниз.
  
   К этому моменту я уже подошел ближе и перехватил её до того как она упала на землю. Здоровяк видимо тоже собирался это сделать но не стал мне мешать. Я же терпя боль в груди, аккуратно посадил Аль на Землю, придерживая её за плечи, и ослабил ей воротник. Едва я это сделал, как она задышала нормально и бледность лица начала проходить.
  
   -- Ты -- пилот? -- спросил меня подошедший парень с пушкой, которую он закинул на плечо. На его уши были одеты какие-то металлические насадки что делало его остроухим. Вместе с его лысой головой, тонкими чертами лица и отсутствующими бровями это смотрелось мягко говоря жутко. -- Спасибо за работу. А теперь передай груз нам. Больше тебе здесь делать нечего.
  
   -- Груз? -- переспросил я, не спеша отпускать Аль. Тут перед моими ногами на землю упал кожаный мешочек с монетами. Алекс даже не потрудился чтобы спуститься к нам, по-прежнему оставаясь стоять у входа.
  
   -- Вот плата за работу, -- произнёс он. Теперь с более близкого расстояния я мог внимательнее рассмотреть его лицо. Лицо человека что забыл что такое жалость. На его лице не было видно ни одной эмоции, лишь выражение вселенской скуки. Похоже ему совершенно нет дела до Аль.
  
   Я не спешил брать деньги. Мельком взглянув в сторону я увидел что Лави в относительном порядке и сейчас внимательно наблюдает за мной. И в этот момент мелко затряслась земля. Но лица Алекса и его подчинённых не выражали беспокойства. А значит это...
   В ответ на мои мысли за спиной Алекса из ущелья, что находилось у входа в развалины, стал подниматься большой корабль. Сомнений быть не могло, это была Сильвана. Её я узнаю всегда.
  
   -- А теперь, когда ты получил свою плату, будь добр, передай груз нам, пилот! -- продолжил не меняя тона капитан Сильваны. Я покосился на мешочек с деньгами но не спешил отдавать девочку. Ко мне двинулись здоровяк и остроухий.
  
   -- А ты изменился, Алекс Роу, -- хмыкнул я и с вызовом взглянул на этого человека.
  
   -- У меня нет времени на детские споры, -- надменно произнёс он. По его лицу было видно что ещё немного и он просто силой заберёт Аль. -- Гудвин! -- кивнув своим людям он просто наблюдал издали. Здоровяк же, к которому обратился Алекс, подойдя ко мне просто забрал девочку у меня из рук. Когда же я попробовал его остановить, то он просто вмазал мне по лицу.
  
   -- Ничего личного, парень, -- усмехнулся он, поудобнее перехватывая девочку. -- Но ты своё задание выполнил. Теперь она наша забота.
  
   Забрав Аль, эти двое быстрым шагом поднялись к своему капитану после чего скрылись с моих глаз. Шатаясь из стороны в сторону и держась за камень о который я приложился (это был третий камень с которым я сегодня познакомился в этих развалинах) в результате удара здоровяка Гудвина, я наконец смог подняться на ноги. У меня болело всё но после того как Аль забрали меня моё состояние волновало мало.
  
   -- Клаус, ты как? -- участливо спросила Лави. -- Сильно они тебя отделали?
  
   Я глянул на неё. Видно было что ей хватило и одного удара гильдийца. Должно быть сейчас всё её тело в синяках, которые она заработала защищая Аль. Я потянул конечностями. Хотя у меня и было сломано несколько ребёр, а про ушибы и говорить нечего, в моём теле было полно адреналина. Слишком много эмоций. Слишком много напряжения. Это немного притупляло чувство боли.
  
   -- Что будем делать Клаус? -- вновь спросила меня Лави.
  
   -- Сначала надо привести себя в порядок, -- ответил я.
  
   -- Может, сделаем это дома? -- с надеждой спросила меня девушка.
  
   -- Нет, сейчас передохнем, приведём себя в порядок и отправимся следом за Сильваной, -- беспощадно разбил я все её надежды. -- Я должен лично убедиться что с Аль всё в порядке.
  
   -- Клаус! Клаус! -- Лави даже подскочила от моего заявления. -- Хватит, Клаус! Ты выполнил задание. Ты доставил груз в место назначения и передал получателю.
  
   -- Так значит Аль для тебя всего лишь "груз"? -- жёстко спросил я, глядя ей прямо в глаза. Я указал рукой в ту сторону куда ушла Сильвана. -- Хочешь сказать, что эта девочка которая вчера потеряла единственного близкого человека... она для тебя всего лишь груз который нужно доставить за деньги? Ответь мне, Лави!
  
   -- Клаус, я... я... -- похоже моя отповедь была слишком для неё неожиданной. Сейчас она сидела на коленях и плакала. Нет я понимал Лави, понимал что она чувствует. Она просто боялась. Боялась за свою жизнь. И в этом не было ничего плохого. Ведь сегодня нас действительно могли убить. Но я просто не мог оставить Аль без защиты. И сейчас мне хотелось чтобы Лави поняла мои чувства и разделила их. -- Клаус, прости меня. Я совсем запуталась.
  
   -- Эх. И ты прости меня Лави. Прости что я накричал на тебя, -- уже более спокойным тоном произнёс я. -- Когда погибли наши отцы, а спустя полгода умерла наша мать, мы с тобой остались одни. Но ты ведь помнишь? Ребята из союза пилотов Нарикии не оставили нас в одиночестве. Да и мы с тобой всегда поддерживали друг друга. А Аль... Аль сейчас одна. Что же касается Алекса. Ты видела его глаза?
  
   -- Что с ними не так? -- спросила она. Сейчас она уже вытерла слёзы и больше не плакала, а внимательно слушала меня.
  
   -- Помнишь его холодный взгляд? -- Лави кивнула. -- Этот взгляд... Мой отец, твой... Даже сам Алекс... Десять лет назад он смотрел совсем иначе. Сейчас же он совсем не любит неба.
  
   -- Десять лет назад? -- удивленно переспросила она. -- Что ты имеешь в виду?
  
   -- А ты не помнишь? -- я удивился в ответ. -- Алекс Роу был с нашими отцами в той миссии когда они должны были пересечь Гранд Стрим. Он один выжил и принёс известие об их гибели. Эта игрушка, -- я указал на козлика, что прихватила из нашего дома Аль и что сейчас держала в руках Лави. -- Это он подарил его тебе. Забыла?
  
   -- Вот же чёрт! -- выругалась Лави и смачно ударила себя раскрытой ладонью по лицу. -- Так вот что ты имел в виду когда говорил что он разучился обращаться с детьми, -- тут она призадумалась. -- Подожди так это Он? -- Я не понял что она имела в виду, но на всякий случай кивнул. -- Клаус! Мы просто обязаны попасть на Сильвану!
  
   -- Кхм, что? -- переспросил я. Уж больно резкая перемена произошла с моей подругой. -- А как же то что Сильвана -- "Корабль-убийца"? То что её капитан -- сам Алекс Роу? То что вокруг неё ходит столько слухов?
  
   -- К чёрту Сильвану! И слухи вокруг неё пусть идут туда же, -- махнула она рукой. -- Мы должны убедиться что с Аль действительно всё в порядке.
  
   -- А если нет? -- осторожно спросил я.
  
   -- А если нет, я сама начищу рожу Алексу Роу! -- в её глазах загорелся кровожадный огонёк решимости и мне на секунду даже стало жаль Алекса. Если Лави что-то вбила себе в голову, выбить это оттуда -- неблагодарное дело.
  
   -- Хорошо-хорошо, -- примирительно замахал я руками. -- Вот только давай сразу по прибытии не будем бросаться на капитана корабля с кулаками, а сначала выясним как они обращаются Аль и присмотрим за ней первое время сами.
  
   -- Думаешь, они нам позволят? -- спросила успокоившаяся наконец Лави.
  
   -- Думаю, я найду парочку весомых аргументов, -- усмехнулся я и перевёл взгляд на игрушку в руке Лави. -- К тому же...
  
   -- Чего? -- переспросила она, но проследив за моим взглядом, улыбнулась. -- Верно. Аль забыла свою игрушку. Мы должны её вернуть. Это для неё важно.
  
   -- Это задание звёзд на десять, да? -- ответил я с улыбкой и Лави усмехнулась.
  
   -- Э, Клаус? -- вдруг окликнула меня Лави, когда я направился в сторону ваншипа. -- А ты уверен что нам хватит топлива на полёт до Сильваны? Они скорее всего успели уйти очень далеко за то время что мы тут стоим.
  
   -- Хм, -- призадумался я, окидывая взглядом наш ваншип. Нет топлива у нас вроде было достаточно. Но мало ли что? К тому же немало ушло на то чтобы двигатель работал на пределе своих возможностей когда я маневрировал уклоняясь от гильдийца. Тут я перевёл взгляд на штурмовик, что стоял в двух десятках метрах от нас. Я указал на него рукой. -- А ведь топливо есть там.
  
   -- Что? Предлагаешь взять топливо там? Да мы даже не знаем на чём он летает и как! К тому же, как мы его откроем?
  
   -- Принцип полёта, скорее всего, тот же, -- пространно ответил я, подходя к "звездообразному". -- А открываться он должен просто.
  
   За пару секунд я нашёл нужный рычаг. Он располагался там же где располагался и в прошлом. Потянув за него, я открыл люк. Едва я это сделал, как нам с Лави предстала довольно неприятная картина. На ремнях сверху свисала фигура пилота. Мёртвого пилота. Пуля Алекса прошила его в районе левого плеча, практически оторвав сустав с корнем. Естественно артерия была тоже перебита. Из-за этого крови в кокпите натекло знатно. Алекс явно прекрасно знал куда надо бить чтобы попасть наверняка.
  
   -- Он мёртв? -- спросила Лави. В её голосе чувствовалась лишь опаска, не более.
  
   -- Да, -- кивнул я. -- Принеси пустую канистру и шланг.
  
   Перелить топливо труда не составило. К тому же, пока оно переливалось, я успел немного окинуть взглядом внутреннее убранство машины. Она была рассчитана на одного пилота. Впрочем, наверняка ему немало во время полёта помогал компьютер. Иначе сложно представить себе как нужно так управлять машиной, как это делали в гильдии.
  
   -- А он что, один летает? -- спросила вдруг Лави. Я посмотрел на неё, а затем кивнул. -- Хм, и как же ему удалось найти Аль...
  
   -- Похоже они могут отслеживать работающий клавдиевый двигатель, -- ответил я и указал на один из экранов. -- Взгляни. Видишь?
  
   -- Что это, Клаус?
  
   -- Похоже он показывает где находиться ближайший двигатель, -- ответил я и указал на крупную точку что удалялась на экране от центра к окраине. -- Видишь эту точку? Она движется от центра этого круга к краю.
  
   -- Да, вижу, -- кивнула Лави, всматриваясь в экран и в обозначения. Ей как навигатору не составит труда разобраться что да как.
  
   -- Скорее всего эта точка -- Сильвана, -- сделал я вполне логичное предположение. -- Теперь зная направление мы её легко найдём и нагоним.
  
   -- А хорошая эта штука, -- кивком головы Лави указала на экран. -- Хорошо бы её нам на ваншип установить.
  
   -- Возможно ты права, -- задумчиво произнёс я. -- Вот только не думаю что в Гильдии обрадуются что двое неких пилотов ограбили их машину, которую сами и сбили.
  
   -- Но это не мы, это Алекс Роу! -- возмутилась Лави.
  
   -- Вот и давай не будем оставлять против себя дополнительных улик, -- логично предложил я. Лави ничего не оставалось как согласиться. -- Да и никуда Сильвана не денется. В том направлении всего одно место куда они могут идти. Так что всё в порядке.
  
   -- Думаю, ты прав Клаус.
  
   Заправившись мы полетели вдогонку за Сильваной. Топливо, что мы залили в бак оказалось очень хорошим, поэтому пришлось немного изменить настройки двигателя, чтобы он не вышел из строя. Когда мы наконец освоились в управлении и взяли нужный курс, прошёл уже час как мы расстались с Сильваной и её капитаном. А теперь нам потребовался ещё час чтобы догнать их. Впрочем, скорость нашего ваншипа в два раза превышала скорость корабля, поэтому эта часть нашего плана прошла без особых затруднений.
  
   Вскоре мы заметили впереди темную точку на небе. Здесь мог быть только один корабль, а значит это Сильвана. Я стал набирать высоту надеясь подойти к ней в верхней полусфере. Конечно нас так быстрее заметят, да и большая часть орудий Сильваны, как и у остальных кораблей Анатоля, направлено именно вверх. Но на это я и собрался сделать расчёт. Подойти к Сильване сверху -- значит открыто бросить вызов ей и её капитану. Наверняка они захотят проверить насколько крепкие у нас нервы, а значит стоит ждать мощного артобстрела. Куда более плотного, чем два дня назад устроил нам флот Дизита. И я был намерен не проиграть Алексу.
   Именно это я и объяснял Лави, пока мы набирали высоту, догоняя Сильвану. Сначала она была против этой затеи, но в конце концов поняла что иначе завоевать уважение нельзя. Мы с ней даже запланировали несколько имитаций атак на уязвимые точки корабля как если бы у нас были торпеды.
   Когда же мы приблизились на несколько кабельтовых, с Сильваны поступил сигнал. Нам велели не приближаться к кораблю.
  
   -- Что будем делать, Клаус? Надо что-то ответить им, -- сказала Лави после того как закончилось сообщение с Сильваны.
  
   -- Хмм, пожалуй ты права, нужно им ответить, хе-хе, -- произнёс я.
  
   -- Ты что-то придумал? -- спросила она. -- Не томи, Клаус! Говори, давай.
  
   -- Ну... Хорошо, -- "сдался" я. -- Передавай. "Мстителю. Ты забыл как менять пелёнки? Ничего, сейчас приду и напомню. А заодно и посылку отдам. Ты забрал у меня только часть, а я не люблю быть должен. Подпись -- Пилот". Всё.
  
   -- Ээ, Клаус, а это не слишком? -- спросила Лави когда закончила передавать сообщение.
  
   -- Ничего не слишком. Всё в самый раз, -- ответил я. Тут я увидел как Сильвана стала поворачивать орудия в нашу сторону. -- Ну вот видишь? Сообщение достигло цели. Иначе с чего бы Алексу отдавать приказ о нашем уничтожении?
  
   -- Клаус!!! Ты... -- закричала на меня Лави. И в этот момент Сильвана открыла по нам огонь, на что я расхохотался и стал уклоняться.
  
   -- Держись, Лави, сейчас они примутся за нас всерьёз, -- предупредил я её.
  
   -- Всерьёз? Уда уж всерьёз? -- возопила она. -- Прощая моя недолгая жизнь.
  
   Но у команды Сильваны видимо было иное мнение. Если поначалу выстрелы были одиночными, то уже через пару минут Сильвана стала стрелять залпами сильно усложняя нам манёвр. Но тут я заметил кое-что странное. Звук выстрела несколько отличался от того, что я слышал во время бол я за Минагис.
  
   -- Лави, -- окликнул я свою подругу. -- Тебе не кажется что выстрелы по звуку немного отличаются?
  
   -- Ааа, да какая разница. Сейчас по нам попадут и нам крышка, Клаус!
  
   -- Просто послушай, Лави, -- одёрнул я её. Она наконец взяла себя в руки и стала прислушиваться. -- Ну так как?
  
   -- Знаешь, сейчас похоже на то что ты прав, -- наконец согласилась она. -- Выстрел другой. Погоди, ты хочешь сказать они стреляют холостыми?
  
   -- Именно, -- кивнул я, в очередной раз делая вираж. -- А знаешь что это значит? Это значит что они совсем не воспринимают нас всерьёз.
  
   -- Что ты задумал? -- подозрительно спросила она меня.
  
   -- То что мы и планировали с тобой, пока летели сюда. Мы сымитируем атаку на крейсер. Посмотрим чем они ответят. Приготовься выпустить немного масла из дополнительного бачка. А ещё приготовь акустические гранаты. Будет сюрприз для их ушек.
  
   -- Надеюсь они не сильно обидятся на это. Как бы потом не заставили отмывать, -- пробурчала она.
  
   К этому времени я успел оценить местоположение основных постов корабля и обнаружил заодно и мостик. Там было несколько небольших круглых иллюминаторов. Я планировал забрызгать их маслом чтобы лишить их видимости. А затем атаковать их слуховую установку акустическими гранатами.
   Подгадав момент между залпами, я резко вывел машину в пике. Теперь канонирам придётся потратить время чтобы переставить взрыватели на другую высоту. Этого вполне хватит чтобы совершить один заход на мостик.
   Моя затея удалась. Так как снаряды уже находились в орудиях, то перенастроить их на стрельбу на более низких высотах канониры банально не успели. Поэтому по нам никто и не стрелял. Мы же безнаказанно достигли мостика и мелко нагадили им прямо под носом. А затем, сделав короткую петлю над полётной палубой корабля, я развернул ваншип и Лави сбросила акустические гранаты. Глухие взрывы раздались совсем рядом с приемниками звука и я мысленно пожалел оператора слуховых установок. Ему сейчас приходиться не сладко.
   После того как мы прошли низко над кораблем, я быстро снизился, надеясь найти безопасное укрытие под крейсером. Вот только оказалось что и обычные стрелки на корабле имеются. Они встретили нас дружными залпами едва мы снизились ниже уровня клавдиевого двигателя Сильваны. На этот раз стреляли пулями, что было гораздо опаснее холостых залпов. И хотя шанс попасть по нам был невелик, не хотелось словить шальную пулю. Это вынудило меня уйти ещё ниже.
  
   -- Лави, смотри, там под кораблем есть палуба, -- сказал я, показывая на нижнюю часть крейсера. -- Давай попробуем приземлиться на неё.
  
   -- А они не будут стрелять по нам сверху? -- с опаской спросила напарница.
  
   -- Нет... Если конечно они не совсем спятили, -- добавил я негромко.
  
   Увернувшись ещё от нескольких залпов я всё-таки смог подгадать момент и приблизился к крейсеру, к его нижней палубе. Сразу за этим выстрелы прекратились, поэтому мы смогли сесть относительно спокойно. На палубу мы попали довольно точно. Похоже я начиная привыкать садиться на такие корабли.
  
   к оглавлению
  
  
  
  
GLAVA SHESTAYA
  
SILVANA
  
  
  
   -- Так, Лави, давай-ка закрепим ваншип, -- сказал я, глуша двигатели и доставая тросы. -- Я спереди, ты -- сзади.
  
   -- Хорошо, -- кивнула она.
  
   Мы споро закрепили наш ваншип на палубе, после чего отправились искать лестницу наверх. Искомая дверь оказалась в её передней части. Это была переборка, которая не была заблокирована. Открыв её, мы вошли внутрь коридора. Как и на всех подобных кораблях, технические помещения не отличались богатством отделки. Серые металлические стены, полы и потолки, с кучей проводов и труб. Едва войдя, мы тут же обнаружили лифт. Определённо, он вёл наверх.
  
   -- Клаус, как думаешь, почему они прекратили стрелять? -- спросила Лави, когда мы вошли в лифт. -- Ведь была отличная возможность нас сбить. Тем более если бы они стреляли боевыми.
  
   -- Они нас проверяли, Лави. Просто проверяли, -- ответил я и пояснил. -- Мы бросили им вызов своим появлением, вот они и пытались поставить нас на место. Впрочем, расслабляться рано. Нам ещё предстоит встреча с командой Сильваны и её капитаном.
  
   -- Как думаешь, у нас получится? -- спросила она меня с надеждой.
  
   -- Посмотрим, -- пожал я плечами. -- Сейчас попробуем найти либо Аль, либо Алекса. Главное чтобы по нам не стреляли.
  
   -- Эээ? -- вытаращила на меня глаза Лави. Этого она точно не желала.
  
   Наконец мы приехали наверх. Но оказалось что лифт ведёт не на самый верх корабля. Когда мы выглянули из него, то увидели стоящие ваншипы. Должно быть мы попали в технический ангар. Здесь были похожие на курьерские машины и даже один хэвикарго.
  
   -- Ангар? -- спросила Лави. -- Что-о?
  
   Произнеся это, Лави выбежала из лифта. Оказалось что она увидела красный ваншип, два дня назад уничтоживший один из репарасьонов Дизита. Она подбежала к нему. Я проследовал следом за ней. Сбоку в глубине ангара я заметил несколько человеческих фигур. Должно быть это здешние техники. Сделав вид что я их не заметил, я подошел к Лави.
  
   -- Это же... -- заворожено проговорила она.
  
   -- Да, это тот самый ваншип, -- кивнул я, подходя к нему поближе чтобы рассмотреть.
  
   -- Не трогай, -- раздался неподалёку знакомый голос.
  
   Вокруг нас собралась дюжина механиков Сильваны. Они окружили нас и вели себя как обычные уличные бандиты, пытаясь запугать нас с Лави своей бравадой. Один из них, он был в очках, даже сел на корточки, выразительно расставив ноги, показывая что тут он из старших. Большая часть держала свои руки в карманах, а у некоторых были тяжёлые разводные ключи. Весьма тёплый приём для двух подростков. И все ухмылялись, чувствуя себя хозяевами положения. Среди них были и здоровяк Гудвин, что забрал Аль, и тот остроухий, что был с большой пушкой в развалинах.
  
   -- А, это вы, -- "узнал" нас тот, сложив руки на груди.
  
   -- Что вы тут делаете? Денег слишком мало заплатили? -- подхватил Гудвин. Среди всех он был единственным кто не улыбался. Должно быть он и был тут главным.
  
   -- И доставили же вы нам хлопот, -- произнёс очкарик. -- Измазали какой-то дрянью корабль. Поцарапали его своей железякой. Да ещё и попортили нам акустическую систему. Вы знаете что вам за это будет? Что бывает с теми кто вредит Сильване?
  
   -- О-хо-хох, -- протянул я, глубоко вздохнув и устало взглянув на этих "экземпляров". -- И это нам говорят после того как сами улетели, оставив в наших руках половину груза.
  
   -- Половину груза? -- спросил один из механиков помоложе. И усмехнулся. -- Ты что имеешь в виду эту игрушку? -- он указал на козлика в руках Лави.
  
   -- Именно, -- невозмутимо и на полном серьёзе кивнул я, беря игрушку у Лави из рук. -- Эта вещь принадлежит вашему пассажиру и мы должны передать её. Как только мы передадим её, мы улетим.
  
   Механики рассмеялись.
  
   -- Он начинает мне нравиться, -- сказал остроухий, смотря на меня каким-то выжидающим взглядом.
  
   -- Быстро он тебя купил Гейл, -- произнёс рядом стоящий механик. Теперь я знал имена двоих из них.
  
   -- По-моему храбрость и безрассудство -- разные вещи, -- вмешался очкарик, при этом беззастенчиво ковыряя в ухе.
  
   -- Хорошо, мы передадим вашу посылку, сэр, -- произнёс ещё один механик. Он подошёл ко мне и собрался выхватить козлика, но я вовремя убрал в его сторону, так что он промахнулся.
  
   -- Посылка должна быть передана лично в руки! -- наставительным тоном произнёс я. -- Это -- обязанность курьеров.
  
   -- Значит, не хочешь решить всё по добру? -- угрожающим тоном произнёс очкарик, поднимаясь на ноги. -- Ну тогда тебе придётся испытать немного боли.
  
   -- Мда, похоже мужикам чтобы лучше познакомиться друг с другом ни в коем случае нельзя обойтись без хорошей драки, -- задумчиво произнёс я, при этом глядя на Гудвина и поглаживая левую скулу, которая уже успела припухнуть после утреннего "знакомства" с кулаком здоровяка. -- А вы знаете, ребята? Ещё одна обязанность курьеров заключается в том чтобы защищать груз от тех кто посягает на него. Хотите, покажу как?
  
   -- А ты я вижу не робкого десятка? -- усмехнулся очкарик, разминая свои кулаки.
  
   -- Лави, придержи у себя, -- кинул я ей игрушку. После чего скинул на пол ангара краги и куртку. Сняв кобуру, я передал её Лави. Остальные это не могли не заметить. Расстегнув свой лёгкий комбинезон, что я носил под низом, я обвязал его поясом и остался сверху в одной футболке. Не хватало ещё чтобы мне одежду порвали на этом корабле. -- Ну? И кто будет первый? Или мы поодиночке не можем.
  
   -- Ха, -- усмехнулся очкарик и неожиданно ударил меня прямым в голову.
  
   Вот только это был слишком читаемый удар. Мне не составило труда уклониться от него и ударить его в подмышку. Второй удар пришёлся в корпус, а следом за ним снизу в челюсть. Очкарик не ожидал от меня такого, конкретно недооценив меня из-за возраста. Бокс не был моей сильной стороной, но тут я оказался победителем.
  
   -- И это всё? -- обиженным тоном произнёс я, когда мой противник упал на колени. Я взглянул на механиков взглядом ребёнка у которого только что отняли конфету. -- Нет, вы шутите. Правда?
  
   -- Костаби, ты как? -- спросил один из механиков.
  
   -- Чёрт, ребята, а он сильнее чем кажется, -- произнёс тот, подымаясь на ноги.
  
   -- Ну наконец-то ты стал серьёзно настроен, -- мило улыбаясь произнёс я. -- Может теперь начнём настоящую драку? Тем более что у меня перед кое-кем небольшой должок. Не так ли, Гудвин?
  
   Я смотрел на механика, ожидая что он скажет. Механики же несколько удивились тому что я знаю как зовут их босса. Наконец он решился.
  
   -- Ладно, пилот, посмотрим чего ты на самом деле стоишь, -- сказал он и вышел ко мне, засучивая рукава. -- Парни, не вмешивайтесь.
  
   -- Давай, Гудвин, покажи ему что такое Сильвана. Задай ему как следует. Размаж его по палубе, -- стали раздаваться возгласы от механиков.
  
   Я взглянул на своего противника. Гудвин был крепок и высок. Самый настоящий здоровяк. То что под его кулаки мне лучше не попадать было понятно с первого взгляда на них. Разве что принять его удары на крепкий блок. Впрочем, я-то как раз основной упор делал именно на подвижность и скорость, а у человеческого тела достаточно уязвимых точек, чтобы применить эти умения на практике. Вот только цель этого боя иная. Не добиться победы, а заручиться поддержкой. Если я просто вырублю Гудвина, меня не поймут. Если же я дам достойный отпор по "их правилам", то есть прямые открытые удары, как в боксе, то уважение части команды мне обеспечено. А значит -- жесткие блоки и сильные удары правой.
   Увидев что я встал в стойку и приготовился к бою, а также заметив как я намётанным взглядом за пару мгновений оценил его, Гудвин усмехнулся. И эта усмешка сказала мне многое. Гудвин не такой суровый, каким хочет себя показать. Он вполне себе добряк. Только любит иногда погреть кулаки. Впрочем, то не со зла, а от широты душевной. И он не будет "добивать" меня, если я свалюсь.
   Гудвин атаковал меня первым. Это был прямой кросс правой. От него, как и в случае с Костаби я также увернулся и попытался контратаковать. Но именно что попытался. Гудвин наученный горьким опытом своего подчинённого отскочил влево и мне пришлось прекратить контратаку и отступать самому чтобы не подставиться под удар здоровяка. Хмык Гудвина прозвучал для меня похвалой моим действиям.
   Следом, Гудвин атаковал второй раз. На этот раз левой. На этот раз я уклонился вниз, но похоже техник этого и ждал. Хотя мы с ним пока и использовали удары свойственные боксу, это был не бокс, а обычная драка. Поэтому Гудвин ударил коленом, целя мне в голову. Этого я не ожидал, но всё-таки поставил блок, одновременно уходя вправо и отскакивая вновь назад.
  
   -- А ты хорош, -- наконец произнёс техник. -- Посмотрим, как ты справишься теперь.
  
   Гудвин очень быстро сократил расстояние между нами. Если честно, я не ожидал от него такой прыти. Хотя, если подумать, там, на развалинах он двигался очень легко по тем камням, несмотря на свой размер. И теперь он собирался атаковать меня напрямик, используя всю свою скорость. Уклониться от его удара я не успевал. Оставалось только одно. Резко сместившись вбок, я парировал его удар и контратаковал на противоходе. Сильный удар правой и мой кулак приходит ему в скулу. Удар был сильным, очень сильным. Видимо поэтому Гудвин остановился удивленный и потёр ушиб. На том месте появился крупный синяк, который рос буквально на глазах.
  
   -- Думаю, теперь мы квиты? -- оскалился он. -- А значит...
  
   Но вместо того чтобы закончить фразу, Гудвин просто вновь сократил дистанцию между нами и стал атаковать ещё стремительнее. Удар следовал за ударом, и мне пришлось сильно попотеть, уклоняясь от его мощных атак. Но долго так продолжаться не могло. Кто-то из нас двоих должен был сделать ошибку. И к сожалению это был я. Всё-таки в отличие от Гудвина мне не хватало опыта в обычных драках.
   Подловив меня на контратаке, Гудвин вновь стремительно уклонился в сторону, а затем пробил мою защиту. Механик ударил мне прямо по рёбрам. И тут я вспомнил что у меня-то с ними далеко не всё в порядке. Перед глазами у меня заплясали темные пятна, а в груди отдало сильной болью. Что самое паршивое удар пришёлся как раз на выдох. Что только усложнило положение. Моё дыхание оказалось сбито. Ребра сильно болели. А в голове просто был шум, который не давал мне соображать. В итоге я пропустил ещё пару чувствительных ударов Гудвина и свалился на пол. Дыхание мне перехватило и я зашёлся в кашле. Мельком я заметил как кашель стал с кровью.
  
   -- Клаус! -- вскричала Лави и подбежала ко мне. -- Клаус!
  
   -- Ой, пилот, что с тобой? -- спросил Гудвин. Похоже он оказался озадачен. Впрочем, сейчас мне было не до него. -- Да не должно так быть!
  
   -- Идиоты! Оба! -- набросилась на него Лави. -- И он, и ты!
  
   -- Да что случилось то? Что это с ним? -- раздались голоса техников.
  
   Сейчас я лежал на полу и лишь смутно различал что происходит вокруг, изредка кашляя. Дыхание восстановить удалось, но боль никуда не делась. Лави тем временем не прекращала ругаться. О чём, я разобрал плохо. Но внезапно до меня дошло. Похоже Лави злилась больше не на техников вокруг и не на меня. Она злилась на саму себя что не смогла меня остановить от глупостей. Мне внезапно стало стыдно что я заставил её волноваться. По сути, я влез во всю эту вакханалию сам и силком потащил за собой Лави не спросив её мнения. А она не стала мне перечить, хотя была абсолютно против такого риска.
  
   -- Хватит, Лави, -- произнёс я, поднимаясь на ноги. -- Они тут не причём. И Гудвин тоже. Я сам виноват.
  
   -- Но Клаус... -- попыталась она остановить меня. Но в итоге просто подставило плечо чтобы я не упал.
  
   -- И прости меня, что я втянул тебя не подумав о твоих чувствах, -- продолжил я, держась за подругу. -- Наверное я и вправду дурак.
  
   -- Эй, парень, так что с тобой случилось? Мой удар не мог так сильно тебе навредить, -- вмешался Гудвин.
  
   -- Прости, Гудвин, -- я примирительно улыбнулся. -- Просто, как Лави и сказала, до этого меня отделал тот "звездообразный", хорошенько поваляв меня по камням в развалинах. И похоже он сломал мне пару ребёр.
  
   -- Дурак! -- крикнул Гудвин и отвесил мне затрещину, от которой я не стал уклоняться. -- Ты хоть понимаешь что я мог тебя убить? И как бы я потом жил с этим?
  
   -- Вот поэтому я и не отрицаю что я дурак, -- кивнул я. -- Прости меня.
  
   -- О, похоже вы уже подружились, -- с ехидством в голосе заметил Гейл. -- Поздравляю, пилот, ты -- один из немногих, кто смог так долго продержаться против Гудвина один на один.
  
   -- Мда, достижение, -- хмыкнул я и решил присесть на палубу. Ноги меня больше не держали.
  
   Тут со стороны раздались шаги. Техники прекратили разговоры и уставились в ту сторону. Вскоре из прохода, в котором виднелась лестница ведущая наверх, показалось двое. Две девушки лет двадцати в лётных комбинезонах. Что примечательно, облегающие комбинезоны были полностью закрытыми. В левой руке они несли шлем со стеклянным забралом, наподобие тех что были у гильдии. У девушки что шла впереди, должно быть она была пилотом, были короткие волосы. Вторая же, скорее всего навигатор, носила длинные волосы, заплетённые в косу.
   Едва они показались в ангаре, как техники поспешили выстроиться в линию и приложили кулаки к сердцу. Это было стандартное воинское приветствие в войсках Анатоля.
  
   -- Офицер на палубе! -- объявил Костаби.
  
   Эти двое прошли к красному ваншипу. Но стоило им поравняться со мной, как пилот остановилась и внимательно посмотрела на меня. Определённо я чем-то заинтересовал её.
  
   -- Как тебя зовут? -- спросила она. Но я не спешил с ответом.
  
   -- Офицер спросил твоё имя! Отвечай! -- раздался позади меня суровый голос Гудвина. Я посмотрел на техника, затем перевёл взгляд на этого офицера. И поднялся на ноги. Негоже мне, пусть и раненому, сидеть перед такой красивой девушкой.
  
   -- Клаус Барка, -- ответил я, глядя ей прямо в глаза.
  
   -- Я запомню, -- сказала она. Я был в недоумении. То что она сейчас произнесла... Это был неприкрытый вызов. А ведь мы только сейчас увиделись. Разве можно брать в расчёт битву за Минагис? Но видимо произошло что-то ещё, о чём я не знаю.
  
   Произнеся эту странную фразу, она отошла к ваншипу и стала вместе со своим навигатором готовиться к полёту. Техники принялись им усердно помогать. Я же повернув голову в сторону Гудвина и Гейла заметил каким странным взглядом они переглянулись друг с другом. Похоже такого поведения от своего офицера они не ожидали.
   Закончив предстартовую проверку, они запустили машину. Техники убрали трап и ваншип взлетел. Пролетев несколько метров он поравнялся с нами и завис.
  
   -- Если ты ищешь ту девочку, поднимись на капитанский мостик и спроси там, -- сказала пилот ваншипа.
  
   -- Спасибо, -- ответила Лави вместо меня.
  
   -- Я назвал тебе своё имя, может ты назовёшь своё? -- вместо этого спросил я. Если уж она бросила мне вызов, то не стоит отказываться от этого. Она показала себя хорошим пилотом в битве за Минагис. Вот и выясним верно ли моё первое впечатление.
  
   -- Да кто ты такой, чтобы... -- вмешалась навигатор, но была остановлена пилотом.
  
   -- Меня зовут Татьяна. Татьяна Висла, -- представилась она. Значит она приняла мой ответный вызов.
  
   -- Я запомню, -- ответил ей я. Со стороны может показаться грубо, но всё было сделано верно. Мы говорили с ней на равных. Теперь предстояло доказать что я достоин такого отношения.
  
   На мои слова Татьяна ничего не ответила. Вместо этого, красный ваншип двинулся в сторону грузового лифта, который должно быть вёл на верхнюю палубу.
  
   -- Командор Висла редко кого спрашивает об имени, -- заметил стоящий рядом со мной Гудвин.
  
   Вскоре лифт унёс наверх красный ваншип. Я облачился обратно, а затем, спросив у Гудвина куда идти, отправился с Лави в сторону мостика. По лестнице нам пришлось подниматься целых восемь этажей, чтобы достичь цели. И если бы не Лави, я бы свалился по дороге. Наконец мы встали у двери на мостик. Открыв её мы вошли внутрь. И сразу же наткнулись на Алекса Роу. Слева от него стояла офицер, видимо его старший помощник. Кроме них на мостике было ещё несколько человек. Ах, да, и на нём ещё было очень темно. Все иллюминаторы были заляпаны маслом, поэтому через них не было ничего видно. Мне даже стало очень приятно от совершённой мной гадости.
  
   -- Привет, мы не ошиблись дверью? -- спросил я, глядя прямо в глаза Алекса.
  
   -- Нет, не ошиблись, -- ответил тот, глядя на меня с интересом. Иначе я никак не мог объяснить этот взгляд.
  
   -- Вот и чудно, -- кивнул я. -- Тут возникла маленькая проблемка. Кое-кто слишком быстро дал дёру из развалин и это был не я.
  
   -- И? -- Алекс выразительно поднял бровь, ожидая продолжения.
  
   -- И забыл кое-что важное для его пассажира, -- продолжил я. -- Вот я и хотел вернуть эту вещицу Аль? -- я указал взглядом на игрушку, что держала в руках Лави. Во взгляде Алекса мелькнуло узнавание.
  
   -- Это так важно? -- спросил он.
  
   -- Разумеется, -- ответил я тоном не терпящим возражения, как будто объяснял самые элементарные вещи. -- А ты не знал? Впрочем, оно и не удивительно. Не думаю что на этом корабле найдется хотя бы один человек который умеет ладить с детьми. Это ещё одна причина по которой я и явился сюда.
  
   -- Довольно смелое заявление, пилот, -- в его голосе проскочила некоторая... весёлость? Хм, похоже этот разговор забавлял его.
  
   -- Я всегда верен своему слову, -- ответил я ему с гордостью.
  
   Тут я понял что меня несколько "заносит". Вообще я не хотел доводить ситуация до подобных заявлений. Но тут я почувствовал что не в полной мере контролирую своё состояние. Общая усталость, повреждённые кости, сильное эмоциональное напряжение -- всё это в совокупности сильно давило и меня наконец "прорвало". Прорвало там, где мне это меньше всего хотелось. От осознания абсурдности ситуация, о чём я пытаюсь заявить капитану Сильваны, меня прорвало на мелкий смех. А после этого я почувствовал что просто теряю сознание. Спасительная темнота укрыла мой разум.
  
   В сознание я пришёл мгновенно, как будто кто-то включил свет в комнате. Открыв глаза я увидел что лежу на койке в каюте, а рядом со мной сидит Лави.
  
  
   -- Клаус? -- позвала она меня, едва я открыл глаза.
  
   -- Время, -- коротко сказал я. Лави прекрасно поняла что я хочу. Мне сейчас хотелось знать сколько я пробыл без сознания и что произошло за это время.
  
   -- Сейчас четыре часа дня. Ты проспал шесть часов, -- ответила она. Мысленно я прикинул так ли это. Но похоже Лави действительно не ошиблась. -- Доктор осмотрел тебя и сказал что перелома нет. Только сильный ушиб. Он сделал тебе укол и велел отдыхать.
  
   -- И ты все шесть часов вот так вот сидела возле меня? -- спросил я.
  
   -- А чего ты хотел? Конечно же сидела. Не оставлять же тебя одного, дурака такого? -- ответила она, сверля меня своим взглядом.
  
   -- Спасибо тебе, Лави, -- искренне произнёс я. -- Спасибо за всё.
  
   -- Да, ладно, чего уж там, -- вздохнула она. Но было видно что моя благодарность была ей по душе.
  
   -- Кстати, я совсем не помню ничего после того как мы с тобой пришли на мостик, -- вдруг вспомнил я. -- Там мне уже тяжело было оставаться в сознании. Помню только я о чём-то говорил с Алексом. Вот только о чём конкретно, хоть убей, не помню. Можешь рассказать.
  
   -- Не помнишь, значит? -- с каким-то подозрением в голосе и с соответствующим взглядом она рассматривала меня. -- Ну, ладно, поверю на этот раз. Что же касается того о чём вы говорили... Ты уверен что действительно хочешь это услышать?
  
   Теперь в её голосе было полно ехидства. Причём его было так много что мне даже стало страшно. Я нервно сглотнул, а затем покорно закрыл глаза.
  
   -- Похоже теперь это уже не имеет значения, -- ответил я. -- Расскажи уже, не томи. Пожалуйста.
  
   -- Хорошо, -- кивнула она и рассказала. Рассказ был недолгим, но он заставил меня несколько раз покрыться красным цветом, что доставило Лави немало веселья.
  
   Спустя примерно полчаса как я пришёл в себя, я смог встать с кровати. Зов природы, с ним не поспоришь. А такие дела любому человеку привычнее делать самому. Оправившись, я вернулся в каюту. И застал там нежданную гостью.
  
   -- Клаус! -- это была Аль. Видимо её разрешили нас проведать. Увидев меня девочка обрадовалась и бросилась меня обнимать. -- Как ты?
  
   -- Всё хорошо, Аль. Только так сильно обнимать пока не надо, рёбра болят, -- улыбнулся я ей. Она поспешила ослабить хватку.
  
   -- Прости, -- извинилась она.
  
   -- Всё нормально, -- повторил я и усадил её на кровать на которой лежал до этого. -- Лучше скажи, как ты сама. Тебя не обижали?
  
   -- Нет, со мной хорошо обошлись, -- ответила она и повернула голову в сторону двери. -- Эта женщина разрешила мне увидеть вас.
  
   -- Женщина? -- переспросил я и посмотрел на Лави.
  
   -- Она была на мостике рядом с Алексом, -- пояснила Лави. -- Пока тебя не было, она привела Аль, а затем ушла куда-то.
  
   -- Хм. Наверное это старший помощник, если судить по нашивкам на рукавах, -- задумчиво произнёс я. Мне было интересно почему нам разрешили увидеться, но пока было мало информации и я не спешил с выводами.
  
   -- Ну ты даешь, Клаус. О чём ты разговаривал с Алексом ты не помнишь, а такую мелочь как нашивки -- запомнил. Удивительно! -- Лави так и сочилась ехидством, злорадно смотря на меня.
  
   -- Ну, как-то так. Запомнилось почему-то, -- я не стал отрицать очевидного.
  
   В этот момент раздался стук в дверь и она открылась. В каюту вошла та самая старший помощник, о которой мы только что говорили. В её руках был поднос.
  
   -- Я принесла еду! -- объявила она, с улыбкой и некоторой весёлостью в голосе.
  
   Сейчас я мог более внимательно рассмотреть эту женщину, чем несколько часов назад. Но тут внезапно я понял, что передо мной не женщина, а девушка. Военная форма делала её старше, но если приглядеться... Её глаза, шея... Все признаки указывали что ей меньше двадцати лет или около того. А значит... Значит и с возрастом Татьяны Вислы я мог ошибиться на несколько лет.
   Если же говорить про саму первого помощника, то она была довольно красива. Прямая осанка выдавала в ней аристократку. И судя по тому, какую должность она занимает на таком корабле как Сильвана, несмотря на свой юный возраст, её родители, скорее всего, лица приближённые к императору. Её каштановые волосы были заплетены в косу, которую в свою очередь она заколола таким образом, чтобы её прическа соответствовала уставу. Единственно что выбивалось -- пряди на висках. Но даже они были убраны специальными заколками.
   Её карие глаза, скрытые за очками с прямоугольными линзами, смотрели прямо. С одной стороны создавалось впечатление что перед тобой школьный учитель. Но с другой... Что-то в ней было такое, что не оставляло сомнений в том что перед тобой офицер армии Анатоля.
   Пройдя в каюту, она поставила поднос на небольшой столик что был посередине. На нём было три кружки с водой и три больших свежих печенья. Как говориться, путь к сердцу человека лежит через желудок. А ещё мне это почему-то напомнило как приручают животных. Обычно начинают как раз с кормёжки. Эта мысль вызвала у меня улыбку. Похоже нас недооценивают.
  
   -- Прошу прощения за столь грубый приём, -- сказала она, отойдя в сторону. -- Наши механики...
  
   -- Не стоит, -- остановил её я и продолжил максимально мягким тоном. -- Я сам виноват что поддался на провокацию. Гудвин и ребята тут не причём.
  
   -- Значит, ты уже успел с ними познакомиться, -- констатировала она. То как она это произнесла было больше похоже на одобрение. А значит она только поддерживает дружеские отношения в коллективе. Это был ещё один плюс ей как старшему помощнику на Сильване.
  
   -- Чистая вода, -- внезапно сказала Лави. Она уже успела подсесть к столику и сейчас собиралась как следует пообедать. И похоже её озадачило качество еды. -- Откуда у вас чистая вода?
  
   -- Сильвана -- самое безопасное место в мире, -- ответила ей первый помощник.
  
   Вам когда-нибудь приходилось торговаться на рынке? А бывало ли такое что вам встречался торговец который страстно хотел вам продать товар который вам совершенно не нужен? Когда же вы пытались поговорить о том что нужно вам, он как будто вас не слышал и вам просто приходилось искать другого торговца.
   Если такое бывало, то вы прекрасно понимаете мои чувства в тот момент, когда первый помощник не ответила на вопрос Лави. Похоже она, как и тот торговец, хочет попросту продать тот товар который у неё "залежался" на полке. Я понимаю что торговец должен зарабатывать деньги и стараться продавать все имеющиеся у него товары. И если говорить про неё, то надо отдать должное, "торговала" она очень умело. Внимательность при первой встрече. Забота об Аль (я заметил в руках девочки игрушку, что мы привезли. Скорее всего именно она и передал Аль этого козлика, так как Лави ни за что бы не отошла от меня) и это в свою очередь добавило ей очков с позиции девочки. Оказанная мне медицинская помощь расположил к ней Лави. И вот теперь хорошая еда, участливое отношение и заверения в безопасности. Старший помощник поступила как хороший торговец, чтобы расположить нас к себе. И это ещё больше уверило меня в том, что она не из простых дворян.
   Вот только сейчас я был покупателем, который понял что ему "впихивают" залежавшийся товар. Моя улыбка сменилась хмурым выражением лица, и я буквально впился в неё взглядом. И она, надо отдать её должное, правильно расценила моё настроение и поспешила убрать свою приветливую улыбку.
  
   -- Клаус? -- удивлённо посмотрела на меня Лави. Ей удивило моя реакция на простые слова что она даже прекратила есть.
  
   -- Хочешь поговорить с капитаном? -- сразу спросила старший помощник.
  
   -- Да, -- ответил я и повернулся к девочкам. -- Лави, Аль оставайтесь здесь, я скоро вернусь. Ах да, не забудьте хорошенько поесть.
  
   -- Хорошо, Клаус, -- кивнула Аль. Похоже всего за один день девочка очень сильно привязалась ко мне. Моё имя он произносила с таким уважением, чего я никак не ожидал. И от старшего помощника эта реакция не укрылась. Вот только она никак не прореагировала на тот факт что с ролью няньки фактически я справляюсь лучше неё. Похоже её фигура далеко не так однозначна как мне показалось то ранее. А значит... Значит, я получу немало удовольствия разгадывая этот ребус.
  
   Старший помощник, которая так и не представилась мне, хотя хорошо знала моё имя, вела меня по коридорам корабля. До этого моё знакомство с Сильваной ограничивалось лишь нижней палубой, ангаром с ваншипами, лифтом, лестницей и мостиком. А также отведённой нам каютой. Теперь же мне предстояло познакомиться с кораблём поближе, в более спокойной обстановке.
   Впрочем, от Клайн Солайс, Сильвана мало чем отличалась. Разве что более скромной обстановкой в каютах и гораздо меньшими размерами. В остальном -- те же самые металл и металл, лишь немного разбавленные в обжитых местах деревянной обшивкой. Ещё его сильно отличало отсутствие большого числа открытых пространств. Меня этот вопрос сильно заинтересовал и я поставил себе на заметку разузнать про здешнюю силовую установку.
   Но это был вопрос будущего, неважно отдалённого или нет, а пока меня ожидал разговор с капитаном Сильваны, Алексом Роу, на который я вызвался самостоятельно.
  
   До мостика мы не поднялись целых два этажа, войдя в один из проходов ведущих от лестницы. Пройдя несколько поворотов, мы достигли нужной двери. Стукнув два раза, она открыла металлическую дверь.
  
   -- Разрешите войти, капитан? -- окликнула она, а затем указала мне на проход. Я вошёл и думал что она войдёт следом. Но за мной дверь закрылась и мы остались с Алексом Роу наедине.
  
   Как и ожидалась, капитанская каюта была обставлена значительно богаче, чем соответствующие помещения отведённые под проживание рядового состава и младших офицеров и была больше по размерам. У дальней от входа стены оказалось два больших иллюминатора и один маленький. Вернее один очень большой, другой втрое -- поменьше, а третий -- вчетверо. Благодаря ним днём было очень светло. Возле этого "окна" стояло пару кресел, диван тумбочка и журнальный столик. На полу, в этом уголке домашнего уюта посреди неба, лежал ковёр с длинным светлым ворсом, завершая эту композицию.
   В одном из этих кресел сейчас и сидел Алекс. Одет он был как обычно в свою чёрную форму и плащ. На руках же у капитана были тёмные перчатки. На коленях -- его трость-ружьё, из которой он подстрелил "звездообразного" сегодня утром тем самым спася мою жизнь.
   Хотя кресло, в котором сидел Алекс, и было обращено в сторону входа, тот повернув голову смотрел в иллюминатор. Казалось ему нет дела до меня и его больше интересует "пейзаж за окном". Так я простоял где-то полминуты.
  
   -- Ты хотел о чём-то поговорить? -- наконец спросил он меня, так и не повернувшись.
  
   Я призадумался. Поговорить с Алексом действительно хотелось. Да нет, не просто хотелось. Алекс Роу. Уже десять лет прошло с тех пор как он рассказал нам с Лави о гибели наших отцов. Десять лет назад состоялась наша последняя встреча. Тогда я совсем не понимал что это за человек. Но узнав в тот день его имя, я не смог его забыть.
   Не скажу что Алекс Роу был моим кумиром, иначе это бы значило погрешить против истины. Но и то что я интересовался жизнью этого человека тоже было правдой. Всякий раз когда в выпуске газет я натыкался на статью повествующую о "подвигах" мятежного капитана, она занимала особое место в моей коллекции. И хотя о нём писали не много и сомневаюсь что большинство подробностей рассекретили, но даже того что было хватило мне чтобы понять -- Алекс не забыл о своей цели.
   И сейчас, человек который хочет уничтожить Гильдию по какой-то причине разместил на своём корабле девочку. Аль! Какие у него цели на неё, я не знал. Это-то я и хотел выяснить.
  
   -- Аль, зачем она тебе? -- спросил я прямо.
  
   -- Альвис Гамильтон? -- переспросил он, не отрывая взгляда от иллюминатора. -- А зачем она тебе?
  
   Алекс неожиданно вернул мой вопрос мне обратно. И я призадумался. С самого начала, как только я увидел подбитый ваншип Ральфа, я захотел помочь. Когда увидел тело погибшей Гиты, я плакал. Ральф просил завершить его задания и я согласился ради него. Но... "А где Гита?"Этот простой, совершенно детский вопрос Аль что-то во мне сломал. Он напомнил мне о том дне когда мой отец не вернулся домой с задания. С того самого момента я не мог относиться к девочке которая потеряла всех кого знала как к простому заданию, к грузу, пусть и на семь звёзд. "Оно всегда гонится за мной, всегда, всегда". Для меня эти слова звучали как произнесённые только что. Те чувства что я испытывал к Аль в тот момент... Они не могут лгать. И это и есть ответ на вопрос Алекса.
   Тут ему видимо надоело ждать моего ответа и он повернулся ко мне.
  
   -- Я хочу защитить её, -- наконец произнёс я. Вот и всё, Алекс. Я открыл тебе то что у меня на сердце, как и ты тогда, десять лет назад. Но если тогда ты услышал от меня лишь мою детскую мечту, и тем не менее это тебя вдохновило, то как ты отреагируешь теперь, когда мой тон стал таким же решительным как и его?
  
   -- Зачем? -- тут же спросил он и не давая больше времени мне на размышление, продолжил давить. -- Не можешь ответить? Как же ты собрался её защищать?
  
   -- Старший помощник сказала что Сильвана -- самое безопасное место в мире, -- ответил ему я. На это Алекс кивнул, соглашаясь. Вот только с этим не согласен был я. -- Но мне кажется она не была искренней. Гильдия ищет Аль и для неё не существует безопасных мест.
  
   -- Но тут её хотя бы могут защитить, -- заметил Алекс.
  
   -- Вот поэтому я и здесь, -- произнёс я, ясно показывая своим тоном что дал ответ.
  
   -- Летая в небе... Куда ты стремишься? -- спросил он отвернувшись к окну.
  
   -- Ты знаешь ответ, Алекс, -- ответил ему я.
  
   -- Капитан, что-то приближается к кораблю, -- внезапно раздалось по внутренней связи. Алекс мгновенно поднялся с кресла и устремился к выходу. Я посторонился пропуская его и он вышел из каюты, оставив меня одного.
  
   -- Ты знаешь ответ, -- повторил я уже в одиночку. -- А вот знаю ли его я? Знаю ли я чего я сам хочу? О чём мечтаю? К чему стремлюсь?
  
   В каюте мне делать было больше нечего и я, поспешив покинуть её, отправился обратно к Лави и Аль. В изменившейся обстановке нужно было решить что делать дальше.
  
   к оглавлению
  
  
  
GLAVA SEDMAYA
POSLEDSTVIYA RESHENIYA
    
    
    Восприятие человеком времени, поистине удивительно. Порой годы могут лететь стремительно, и мы даже не замечаем этого. Но бывает, пусть и гораздо реже, когда дни растягиваются в целые годы. Последние два дня были как раз такими. Семьдесят пятый Кубок Нарикии закончился вчера. А сегодня мне кажется, что с тех пор прошёл уже целый год. Если события и дальше будут так нестись вскачь, что же будет со мной?
    
    После разговора с Алексом Роу, который был прерван сигналом тревоги, я поспешил вернуться к Лави и Аль. По дороге я стал свидетелем того, как один за другим, все члены экипажа вооружаются и занимают места согласно штатному расписанию. По всем коридорам разносился голос старшего помощника, передаваемый по общей связи вместе с сиреной и непрерывным звонком.
    
    - Внимание всем, тревога! Повторяю, внимание всем, тревога! Всем занять свои места!
    
    В чём причина тревоги, можно было только догадываться. Впрочем... учитывая ЧТО я знаю, вариантов тут немного. Уж слишком 'вовремя' появилось 'что-то, что приближается к кораблю'. Но если это так, то сейчас не время для пространных рассуждений. Мне нужно найти Аль и Лави. На это у меня ушло несколько минут, так как приходилось двигаться по неизвестному кораблю, а на сопровождающего в условиях боевой тревоги рассчитывать просто смешно.
    
    - Полный вперёд, держаться двадцать минут! Повторяю, полный вперёд, держаться двадцать минут! - снова раздался голос первого помощника. После того как было сказано про двадцать минут, я автоматически посмотрел на часы и отметил в уме сколько именно нужно продержаться. Сейчас эта информация будет не лишней. Вопросы же типа, почему двадцать минут, зачем нужно продержаться столько и так далее, казались мне сейчас совершенно неуместными.
    
    Через пару минут после этого объявления, я таки смог добраться до нужного коридора. Найдя 'нашу' с Лави каюту, я поспешил войти. Войдя, я увидел, что они сидят на той же кровати, на которой до этого отлёживался я. Сидели они в обнимку друг с другом, и с первого взгляда было ясно, что они обе сильно напуганы.
    
    - Клаус! Что это за звук? - спросила меня Лави, едва я прошёл внутрь и сел рядом с ними.
    
    - Сигнал тревоги, - ответил я, что напугало их ещё больше. Сидеть вот так, под непрерывным воем сирены, и не знать ничего, что происходит вокруг. Не удивительно, что они испугались. А значит пора успокаивать. - Лави, всё будет хорошо. Главное не паниковать. Хорошо?
    
    - Хорошо, Клаус, - кивнула она. Уже лучше.
    
    - А ты Аль? Больше не будешь пугаться? - спокойно спросил я девочку. Она посмотрела на меня, на Лави, а потом опять на меня.
    
    - Нет, не буду, - наконец ответила она. Вообще замечательно. Теперь можно и подумать над тем, что делать дальше.
    
    Вариантов как поступить было много. Можно было остаться на месте и не отсвечивать. Но... Я прекрасно знал, что Гильдия знает 'точное' местоположение Аль. Излучение клавдия от девочки было очень сильно и его просто не могли не перехватить. А значит оставаться на месте небезопасно. В храме я на собственной шкуре убедился, насколько хорош 'звездообразный' против обычного человека. Если что, мои рёбра мне это подтвердят ещё раз. Уверен, гильдийские штурмовики с лёгкостью проникнут на борт Сильваны. Сможет ли нас защитить команда корабля? Сильно сомневаюсь. Они конечно ребята хорошие, но не чета Гильдии. А значит оставаться на месте нельзя. Ещё один вариант - лететь сражаться. Вот только по мне это глупо. Наш с Лави ваншип не вооружен и нас в лучшем случае собьют. В лучшем... В худшем из нас получится отличный фарш вперемешку со свинцом. Свинцово-мясные котлеты? Что-то меня на черный юмор потянуло. Третий вариант - бежать, прихватив с собой Аль. Эта идея смотрится откровенно слабо, так как мне известны характеристики машин Гильдии. Да и в отличие от утренней ситуации, нам будут противостоять не одна, а два десятка машин. Более быстрых и манёвренных машин. Мда, лучше отложить пока эту идею до того момента когда будет уже невмоготу и мы исчерпаем все другие варианты действий. Четвёртый вариант, который пришёл мне в голову, понравился мне больше всех. Мы можем остаться на борту Сильваны и попытаться самим защитить Аль. Но для этого придётся перейти в ангар ваншипов, так как одного моего степного Сокола явно недостаточно.
    Именно это я и предложил остальным. За неимением других вариантов они согласились и мы, быстро собравшись, отправились в ангар. Сильвана не была большим кораблём, поэтому добрались мы туда довольно быстро. Когда мы вошли в ангар, техники во всю готовили ваншипы к бою, а один уже был в лифте готовясь к взлёту. Не отвлекаясь, мы прошли к нашей машине.
    
    - Клаус, мы улетаем? - спросила Лави.
    
    - Пока нет, слишком опасно, - покачал я головой. - Но нужно подготовиться. На всякий случай. Посади Аль внутрь.
    
    - Хорошо, - кивнула она и помогла девочке сесть на место навигатора.
    
    Я же достав винтовку, проверил боезапас. Его должно хватить. Тем более что они точно не будут стрелять в Аль. Как я понял, она нужна им живой. Конечно, не очень хорошо использовать её как живой щит, но должен же я как-нибудь её защитить?
    Тем временем бой продолжался. Один за другим слышались залпы орудий, а Сильвана усиленно маневрировала. Во всяком случае, это прекрасно чувствовалось в ангаре. Хотя надо отдать должное пилотам корабля. Вели они его так, чтобы экипаж внутри не валился из стороны в сторону.
    Отправив все ваншипы в бой механики Сильваны стали более мене свободны. Вот только это не значит, что они расслабились. То тут, то там можно было видеть, как они готовят вооружение. В бою бывает всякое, а в бою против Гильдии тем более, поэтому лучше быть во всеоружии. Тут к нам подошёл Гейл.
    
    - Ну, как дела, ребята? Не страшно? - спросил он, оглядев нас и задержав взгляд на винтовке, что я повесил наперевес через плечо. - Не беспокойтесь. Сильвану так просто не взять. Верно ребята?
    
    Последнюю фразу он произнёс довольно громко, при этом повернувшись к другим техникам. Те согласно закивали, подтверждая слова Гейла и потрясая своим оружием. Мда, бравада конечно, но я ничего против не имел, так как Лави и Аль ещё немного расслабились. Я же улыбнулся. Всё-таки экипаж Сильваны совершенно отличается от распускаемых о корабле слухов.
    Вскоре к нам подошла Первый помощник. Очевидно, её послал Алекс и я даже догадываюсь зачем. Пришлось вновь задуматься, как поступить с Аль. Оставить её тут или отпустить с ней. В принципе оба варианты равнозначны. Не думаю, что я смогу защитить Аль лучше Алекса, да и сам я не хуже его. Просто... Я оглядел ангар. На лицах механиков застыло беспокойное выражение, а некоторые смотрели вверх, на потолок, будто могли сквозь металлический корпус разглядеть ваншипы в небе над Сильваной. Вот оно единство команды. Они переживали за своих товарищей, что сейчас сражались с Гильдией. А ведь даже один умелый экипаж может переломить ход боя. В этот момент корабль в очередной раз тряхнуло, на этот раз ещё сильнее.
    
    - И это вы называете самым безопасным местом в мире? - вскричала Лави, глядя прямо в глаза Первому помощнику. Но та выдержала гневный взгляд. Мне же пора было вмешаться в разговор.
    
    - Лави, успокойся, - одёрнул я её и вопросительно посмотрел на Первого помощника, ожидая что она скажет.
    
    - Я позабочусь об Альвис, - с ходу заявила она.
    
    - Нет! - Аль бросилась к Лави, ища у неё защиту. Я даже почувствовал укол ревности. Маленький такой, но от того не менее болезненный. - Лави...
    
    - Здесь оставаться опасно! - воззвала к разуму Первый помощник. Вот только сомнительно это делать по отношению к ребёнку. Тут нужен другой подход.
    
    Тут я обратил внимание, что грузовой лифт заработал и в ангар спустился ваншип. Он сильно дымился. Должно быть, штурмовики Гильдии подбили его.
    
    - Капитан, Второй прибыл, - объявил по переговорному устройству самый молодой техник. Но тут уже не было ничего видно, так как дым стал быстро заполнять пространство.
    
    - Берите огнетушители! - приказал Гудвин. Подъехал тягач и подцепив поврежденную машину оттащил её в сторону освободив лифт. Подбежавшие с огнетушителями техники тут же стали тушить его. В стороне я заметил пилота и навигатора этой машины. Один из них шел сильно прихрамывая. Его поддерживал товарищ. В это время тушение ваншипа закончилось, и Гудвин продолжил отдавать приказы. - Поднимайте лифт, Третий идёт.
    
    - Есть, - отозвался кто-то. Лифт стал подниматься.
    
    - Освободите проход, - вновь отдал приказ Гудвин.
    
    - Есть, - прозвучало в ответ. Прямо не ангар для ваншипов, а театр. Настолько слаженной была их работа.
    
    И в этот момент снизу из шахты лифта вырвался луч красного цвета и указал сначала на Первого Помощника, что до сих пор стояла рядом с нами. Затем на меня и наконец, остановился на Аль. Похоже, Гильдия всё-таки проникла на корабль. Увидев это, Офицер сразу же прикрыла собой девочку. Да только для штурмовика Гильдии это не преграда.
    
    - Не может быть! - воскликнул Костаби. Да согласен неприятный сюрприз, обнаружить во время боя врага у себя, по сути, в тылу.
    
    - Здесь Штурмовик Гильдии, - не теряя спокойствия, что удивило меня, объявил Гудвин. - Итен, перекрой палубу лифтом.
    
    - Есть! - ответил тот самый молодой техник. Такими темпами я перезнакомлюсь со всеми техниками, не спрашивая их имён. Пока звездообразный шёл по палубе, Итен подскочил к переговорному устройству и вызвал мостик. - Это ангар! На борту враг! Один Штурмовик Гильдии!
    
    Пока Итен говорил, штурмовик мерно и неумолимо приближался к нам. Я посмотрел на машину противника, на винтовку что держал в руках, а затем перевёл взгляд на Аль.
    
    - Мда, значит, всё-таки придётся... - вздохнул я. Мне не хотелось сражаться, но свой выбор я уже сделал.
    
    Обойдя женщин, встал на колено и приложил приклад к плечу. Переведя автомат на режим одиночной стрельбы, прицелился. Я уже знал, где уязвимая точка звездообразного, спасибо Алексу. А учитывая, что на оружии стоял оптический прицел, промахнуться было затруднительно. Медлить больше было нельзя, и я выстрелил. Пуля пробила машину навылет и штурмовик остановился. Я даже удивился, как всё быстро обернулось. Для верности подождав ещё секунд десять, я решил подойти к нему поближе и проверить.
    
    - Ой, парень, ты бы был поосторожнее с ним, - предостерёг меня Гудвин. В руках он держал ту же пушку, что была у Гейла в храме.
    
    - Тогда прикрой меня, Гудвин, - усмехнулся я в ответ, после чего повернулся к своим. - Лави, Аль лучше на это не смотреть.
    
    Напарница кивнула и стала следить, чтобы Аль не смотрела в мою сторону. Первый помощник тоже встала так чтобы перекрыть обзор девочке. Подойдя к штурмовику, я открыл кабину. Пилот был гарантированно мертв. Бронебойная пуля пробила туловище в районе шеи, и картина была неприглядная.
    
    - Он мёртв, - сказал я вслух, и в ангаре ощутимо спало напряжение. Я же заинтересовался приборной панелью машины. На экране что был на ней, шёл обратный отсчёт. И он поразительно точно совпадал с тем, что отсчитывал я по своим часам. - Хм. А они тоже ведут счёт времени, госпожа Старший Помощник.
    
    - Что? - удивилась она и, подойдя, тоже посмотрела на приборную панель. О чём она подумала, я не знал, но было очевидно, что какие-то выводы Первый Помощник точно сделала. - Хм, думаю, капитана заинтересует этот объект. Молодец, пилот. А теперь... Что ты будешь делать с Аль?
    
    Аль и Лави напряглись, а Первый Помощник ожидала моего решения. Я посмотрел на девочек. Ответ я уже знал. Но примет ли Лави его? Ведь она отличается от меня.
    
    - Аль, тебе лучше пока пойти с этой женщиной, - произнёс я. Лави попробовала возразить, но я мотнул головой и девочка промолчала. - Это действительно так. Алекс Рой сможет защитить тебя. Он ни за что не отдаст тебя Гильдии. Даже ценой своей жизни.
    
    - Хорошо, Клаус, - кивнула Аль и неуверенно шагнула в сторону женщины. Повернувшись к Лави она хотела что-то сказать, но та просто улыбнулась и подтолкнула её к Первому Помощнику.
    
    - А что будешь делать ты? - спросила она меня. - Ты же хотел защитить Аль!
    
    - И я не откажусь от своих слов, - кивнул я, глядя на свой ваншип. - Вот только защитить её можно по-разному.
    
    - И как же ты защитишь её? - вопрос больше похожий на вызов.
    
    - Мне понадобиться ваша помощь, - если наглеть, то до конца.
    
    - Чего ты хочешь? - судя по её тону, она не прочь помочь мне. Может мой план и сработает.
    
    - Наш с Лави ваншип не предназначен для боя против малых кораблей вроде Штурмовика Гильдии, - произнёс я, глядя ей прямо в глаза. Похоже, она поняла, чего я хочу. - Но ваши - предназначены.
    
    - Тебе нужен ваншип? - переспросила она и я кивнул. Пауза была недолгой. - Хорошо. Я спрошу капитана.
    
    Как я и думал, Алекс дал разрешение. Спустя две минуты мы с Лави сидели в кокпите военного ваншипа, который Гудвин с ребятами усиленно готовили к бою. Костаби инструктировал нас с Лави относительно управления этой машиной и подсказывал как на ней вести бой. Гейл заливал топливо в бак позади навигатора. Итен возился в двигателе, попутно подсказывая мне как пользовать прицелом. В общем, большая дружная компания. И только я хотел сказать об этом, похвалить ребят, как со стороны лифта послышался скрежет, а затем на палубе оказался ещё один звездообразный. Винтовку я так и не убрал, а потому, прежде чем кто-либо успел сообразить, что происходит, выстрелил по противнику. Эффективная дальность моего оружия - две сотни метров. А с двадцати он легко пробьёт корпус Штурмовика. Для большей надежности я сделал ещё пару выстрелов, после чего убрал автомат.
    
    - Закончили? - спросил я Гудвина, дабы всех вывести из ступора. Механики просто ошалело смотрели на то, как заваливается уже второй Штурмовик и не сразу сообразили, что меня это мало волнует.
    
    - Кхм, да, мы закончили, - отмер Гудвин и, махнув рукой своим подчинённым, велел подавать ваншип на подъёмник. Вот только времени было мало, да и подъемник был наверху ожидая Третьего.
    
    - Не стоит, Гудвин, попробуем кое-что другое, - ухмыльнулся я и сосредоточился. - Борт ноль пятый. Командир, Клаус Барка. 14 июля 664 года. Семнадцать часов ровно. Навигатор, доложить о готовности.
    
    Механики удивлённо посмотрели на нас. Ну да, не ожидали что у 'детишек' всё серьёзно. Но если честно лучше лишний раз провести проверку перед полётом, чем потом лететь камнем вниз с трёхкилометровой высоты.
    
    - Навигатор к полёту готов, - стандартно ответила Лави. - Приборы норма. Давление в тормозной системе норма. Давление клавдия норма. РУД в положении ноль. Боезапас сто процентов. Чека снята, вентиль открыт, маска подсоединена.
    
    - Подтверждаю. Пилот к полёту готов. Сидение застопорил. Чеку снял. Рули норма. Оружие подключено. Приготовиться к запуску двигателя, - я нажал на кнопку стартера и двигатель плавно запустился. Похоже, тут тоже решили что без стартера плохо. - Взлетаем. Держать РУД.
    
    - РУД держу. Обороты двигателя норма. Давление Клавдия норма. Внимание впереди через двадцать метров под прямым углом вниз.
    
    - Есть вниз через двадцать метров, - весело ответил я и через секунду мы с подругой дружно ухнули вниз, пролетая по шахте корабля.
    
    Я перевёл РУД практически до упора и наш ваншип стал стремительно набирать скорость. Через пару секунд мы оказались за пределами корабля, а ещё через секунду я отвернул в сторону и стал набирать высоту. От перегрузки у меня даже заложило в ушах. Теперь мы практически столь же стремительно полетели наверх и через пару секунд оказались сверху Сильваны.
    
    - Лави, ты как? - спросил я подругу. Мало ли? Слишком уж резво я стал набирать высоту.
    
    - Заткнись и веди ваншип! - взвилась она. - Предупреждать надо, что ты ТАК будешь пилотировать! У меня язык чуть желудок не уронил!
    
    - Эээ, понятно, - промычал я. Вообще-то мне ничего не было понятно, но спорить с Лави, когда она в таком настроении, себе дороже.
    
    Тем временем, поднявшись выше линии боя, я тут же наметил себе первую цель. Ваншипов в воздухе больше не было, поэтому мне было из чего выбирать. Ближайший от меня оказался в одном кабельтове. Я находился у него за спиной сверху, и он был для меня лакомой целью. Другие звездообразные были дальше. Не теряя времени, я встал на нужный курс и уже через десять секунд разнёс его в клочья очередью на треть обоймы. Попутно я отслеживал другие штурмовики. В небе их на порядок больше и я для них могу стать лёгкой добычей. Поэтому расслабляться не стоит.
    Поднявшись чуть выше, я вновь осмотрелся. Похоже, хотя меня и заметили, мной по-прежнему особо не интересовались. Первые десять секунд. Потом от общего строя отделилось два штурмовика, и кинулись наперерез мне.
    
    - Посмотрим насколько у вас крепкие нервы, - усмехнулся я и пошёл в лобовую атаку, быстро набирая скорость. Звездообразные перли мне на встречу, также ускоряясь. Вот только их была два, а я - один. А значит нужно быть особенно внимательным и, главное, быстрым. - Лави, приготовься, сейчас я сделаю одну нехорошую вещь.
    
    - Клаус, о чём ты... А? Аааа, Клаус, ты сдурел? Стой, стой, стооооооо... - кричала Лави, а я нёсся на полной скорости вперёд.
    
    Вот до противника осталось триста метров. Я выбираю в качестве цели тот штурмовик что слева, а правый... Правый я беру на прицел моей винтовки, попутно переведя её в автоматический режим стрельбы, и прижимаю её к краю борта и лобовому стеклу. Стрелять придётся одновременно. Но если на счёт пушек ваншипа я мог не беспокоиться, то про отдачу автомата забывать не стоит. Двести метров. Теперь я отчётливо вижу некоторые детали корпусов машин противника. В этот момент мой мозг работает очень быстро, рассчитывая траектории стрельбы. Нужно не просто выстрелить одновременно в два разных объекта, но ещё и попасть. Что сильно упрощало мою задачу, так это наличие у меня автоматического оружия и построение гильдийцев. Без этого мои мозги точно бы завернулись в трубочку. Сто метров до машин противника. Лави за мной прекратила завывать. Всё-таки она хороший навигатор и прекрасно помнит о своих задачах. И это навело меня на мысль. Нужно вооружить Лави отдельно, тогда я не буду так изгаляться, столкнувшись с подобной ситуацией вновь. Пятьдесят метров. Все посторонние мысли испарились, оставив место сухим расчётам и готовности нажать на курки. Двадцать пять метров. Вот нервы пилота штурмовика, на которого я летел, не выдерживают и он забирает чуть выше. В этот же момент я улавливаю, что ещё немного и правый штурмовик войдёт в зону поражения. Спустя полмгновения надавливаю на курок автомата, одновременно давя на гашетку ваншипа. Короткая очередь из десяти бронебойных пуль срывается в сторону правого, и я краем глаза замечаю, как они попадают прямо в центр корпуса. Мне сегодня везёт. Левому же достаются две длинные очереди от пулемётов ваншипа, которые буквально рассекают его пополам. Убрав автомат, снижаю скорость и вновь начинаю оглядываться в поисках противника.
    
    - Всё? - спросила меня сзади Лави. Похоже, она не видела как я уничтожил две цели единовременно. - А? А-а? Клаус, ты что, сбил двух одновременно?
    
    - Нечего было впритирку друг к другу идти, - ответил я невозмутимо. Лави незачем знать, что я стрелял по двум разным направлениям. Тут я обратил внимание. Что за свистопляской боя мы серьёзно отдалились от корабля. - Так, Лави, глянь, что там с Сильваной.
    
    - Хорошо, - ответила девочка и стала высматривать крейсер в бинокль. - Клаус, они лезут внутрь. Через обшивку.
    
    - Мать вашу, - выругался я, поворачивая в сторону крейсера. Ещё не хватало, чтобы эти консервы устроили на борту Сильваны мясной цех.
    
    Подлетев ближе я сам увидел, как несколько звездообразных вьются вокруг Сильваны. Неужели они не заметили, что я уменьшил их число? Или же им 'специально не заметили'? Я не знал ответа. Но что-то делать нужно было, потому я увеличил скорость. Пока летел, заметил ещё кое-что, штурмовики лезли только с тыла.
    
    - Мда, Алекс, подставил ты свою задницу, - прошептал я. У меня в голове возникли пошлые мысли, но я тут же их прогнал. Лучше сосредоточится на бое.
    
    - Клаус, скорость 350 узлов, дистанция полторы тысячи. Мы слишком быстро летим, - обеспокоенно сказала Лави. - Ты точно знаешь что делать?
    
    - Угу, доверься мне, Лави, - ответил ей я, выбирая как сподручнее отбить у Гильдии охоту соваться на наш корабль. Наш корабль. Только сейчас до меня дошло что я считаю Сильвану своим кораблём. А ведь ещё утром я не думал, что всё так обернётся. - Покажем, как надо летать!
    
    - За что мне это... - раздался печальный возглас за моей спиной, что лишь развеселило меня
    
    Я ещё немного ускорился и на скорости почти 400 узлов пулей пронёсся мимо штурмовиков, успев подстрелить одного как раз в тот момент, когда он лез внутрь Сильваны и был беззащитен и не мог уклониться.
    
    - Впереди противник. Дистанция пятьсот, - сообщила Лави. Похоже, она потихоньку приноравливается к бою, но вот лицо всё зелёное. Слишком большое напряжение.
    
    - Вижу, - ответил я. - Сколько осталось боеприпасов?
    
    - Половина обоймы, - этого должно хватить.
    
    В этот раз пилот не стал меня недооценивать. Должно быть, ему сообщили о моей результативности и он сейчас активно маневрировал чтобы уйти из зоны обстрела. Но и я не сплоховал. Ему удалось увернуться, но в самый последний момент я всё-таки достал его. Штурмовик задымил и стал снижаться. Я не стал добивать его. Угрозы он больше не представляет, а патроны нужны для иных целей. Глянув на часы, мне хотелось выругаться. Казалось столько времени прошло, я уже сбил пятерых, а на самом деле до конца боя оставалось ещё десять минут.
    
    - Лави, как ты? - спросил я напарницу.
    
    - Пока ничего, - сказала она. Но я видел, что девочка едва справляется.
    
    - Если хочешь, выйдем из боя, - предложил я. Всё-таки геройствовать это одно, а здравый подход - совсем иное. Тем более что после того как Гильдия потеряла половину своих штурмовиков, им не удастся захватить Аль.
    
    - Нет, ты прав, мы должны защитить Аль! - мотнула она головой. Я пожал плечами, сосредоточиваясь на пилотировании и ища глазами противника. И тут я услышал испуганный голос Лави. - Клаус, там...
    
    Я вновь посмотрел в зеркало. Лави смотрело влево вверх. Я перевёл взгляд в ту же сторону. Оттуда, немного с кормы, под прикрытием солнца к нам приближался ещё один штурмовик. И на этот раз у него были все преимущества. Высота, скорость, манёвренность. И заходит с тыла.
    Я стал маневрировать, пытаясь сбить его с хвоста. Ох, как не хватало второго ваншипа, который бы прикрыл бы меня. Зря я наговаривал на Алекса. Теперь уже взялись за мою задницу. Лишь бы по Лави не попали. Тут я заметил, как к нам подбирается ещё одна очередь. Я стал отворачивать, но...
    
    - Ай, больно, - раздался её крик, и я мгновенно похолодел. То, что попали и по мне, меня волновало слабо. Я выкарабкаюсь, не мальчик. А вот Лави... Я боялся того насколько серьёзной может быть её рана.
    
    - Лави, как ты? Что с тобой? - крикнул я.
    
    - Всё... нор... мально, - еле проговорила она. - Всё хорошо... Клаус.
    
    - Потерпи ещё немного. Сейчас мы достанем его, - пообещал я ей.
    
    - Ну, уж постарайся, Соня, - подколола она меня.
    
    Я увеличил скорость и стал набирать высоту. Гильдиец не отставал от меня и шёл практически по той же траектории что и я. И даже не догадывался что это моя ловушка. Когда ускорение ваншипа замедлилось, я убрал РУД и перевернул машину. После чего, когда началось пикирование, вновь перевёл РУД до упора. Иммельман. Весьма опасный для преследователя манёвр. Ведь теперь мы шли в лобовую атаку. Штурмовик начал стрелять с сотни метров. Я же обождал пару мгновений и открыл ответный огонь. Это было опасно, но в итоге победителем опять вышел я.
    Провожая взглядом разбитую машину Гильдии, я позволил себе вздох облегчения. Наши жизни пока ещё при нас. Посмотрев на часы, я с грустью отметил что до конца боя осталось целых семь минут. А ведь мы с Лави больше не можем продолжать бой. Она ранена, да и я тоже.
    
    - Лави, возвращаемся, мы сделали всё что могли, - сообщил ей я.
    
    - Как скажешь, Клаус, - в её голосе послышалось облегчение.
    
    - Только не расслабляйся, пока мы не сядем на Сильвану, - предупредил я её. - Там ещё полно врагов.
    
    - Умеешь ты поднять настроение, Клаус, - проворчала Лави. Но я знал, что это только для проформы. На самом деле она прекрасно всё понимает.
    
    Я взял курс в сторону Сильваны. До корабля было три тысячи метров. Надеюсь, мы сможем проскочить гильдийцев.
    
    - Противник по левому борту, расстояние тысяча, ниже нас на сто, - вдруг сообщила Лави. Я посмотрел в ту сторону. Да, цель слишком удобная нельзя упускать такую удобную возможность. Чуть довернув штурвал я увидел, как звездообразный попал в перекрестье моего прицела. Дело осталось за малым, сократить расстояние и атаковать.
    
    - Сколько патронов? - спросил я Лави.
    
    - Ещё двадцать, - ответила она. - На две секунды.
    
    - Приготовься перезарядить, - приказал я, ускоряя ваншип.
    
    До цели оставалось пятьсот метров. Но когда я сократил расстояние настолько чтобы не промахнуться, слева от нас внезапно появился ещё один штурмовик. Слева в трёх метрах от меня. Внезапно. То есть я его не заметил. И он шёл параллельным курсом с нами. Надо ли говорить, что меня едва инфаркт не хватил прямо там? Разумеется, я сразу отвернул с курса. И разумеется этот звездообразный последовал за мной. С этого началась игра.
    Этот пилот, что вмешался в бой был хорош, очень хорош. Если сравнивать его с теми, с кем я сражался минутой ранее, небо и земля. Вероятно, Гильдии надоело что какой-то немытый варвар сбивает их пилотов вот и послали кого-то из элиты разобраться и проучить меня. Иного варианта я не видел. И теперь мне приходилось прилагать максимум усилий, чтобы не попасть в его прицел. Я буквально нутром чуял, как этот гад улыбается сидя в кокпите своего штурмовика. В то же время хотелось выть от бессилия, ведь мы тоже не железные. И если со мной ладно, то вот Лави уже не выдерживала. Из-за бессилия у меня, наверное впервые проснулась такая ненависть. Я хотел буквально перегрызть горло этому чертову пилоту, что не дает мне привести Лави на Сильвану, где ей бы оказали медицинскую помощь.
    В этот момент мы приблизились к Сильване и она открыла огонь. Да, опасно, но они явно заметили, что мы сами не можем сбросить преследователя и хотят помочь чем могут. Главное не подставиться под дружественный огонь. Вот только мой преследователь был слишком хорош, чтобы этот обстрел хоть как-нибудь навредил ему. Сесть в такой ситуации мы не могли. Потому нам пришлось уходить чуть в сторону от Сильваны.
    Выбора не было и я решил попробовать воспользоваться иммельманом, чтобы сбить противника с толку, а может даже и уничтожить. Я вновь, как и в прошлый раз начал ускоряться, а затем в верхней точке уже собрался перейти в пике. Вот только звездообразный нисколько не отстал от меня и в пике мы вошли одновременно на одной высоте. Он отстал буквально на пол мгновения от меня, что тут же дало ему колоссальное преимущество.
    
    - Если мы выйдем живыми из этого пике, это будет чудо! - промелькнула у меня в голове мысль. Чудо было единственным, на что мы могли надеяться в данной ситуации.
    
    Я усиленно маневрировал, но тот в точности повторял ВСЕ мои манёвры. Я уже даже не знал, что думать о моём противнике. Если в Гильдии так пилотирует, хотя бы половина, мне в небе делать нечего. И тут я заметил, как он вышел мне в хвост. Казалось всё, пора прощаться с жизнью. Но выстрела не последовало. По какой-то причине пилот звездообразного не стал стрелять по нам. Мне даже некогда было думать почему. В тот момент я поверил в пресловутое чудо.
    Две минуты он гонялся за мной. А я не мог ничего сделать. Такое ощущение будто за мной летает воздушный змей, привязанный к хвосту ваншипа. Никакие уловки не давали мне сбросить его с хвоста. Я больше не думал о других штурмовиках Гильдии и не думал о возвращении на Сильвану. Меня беспокоило лишь то, как бы нам с Лави выжить в этом бою.
    Но ничто не может продолжаться вечно. Вот и мне удалось приспособиться к стилю пилотирования моего соперника. Мнё всё лучше удавалось уходить от его предполагаемых атак, я всё проще мог предвидеть, куда довернёт он. Из-за такого его поведения, мне даже начало казаться, что он специально учит меня пилотировать, ведь я чувствовал что он может больше. Но я постарался отогнать это мысль подальше. Не стоит вовремя боя забивать голову бесполезными вещами.
    За всей этой свистопляской я заметил, что атаковавший меня штурмовик Гильдии всё-таки существенно отличается от остальных. В чём причина этого, я не знал и не хотел гадать.
    
    - Он не стреляет, - раздался позади голос Лави. За те четыре минуты, что мы тут 'танцуем', он мог поразить нас два раза. Но не сделал этого.
    
    - Играет что ли? - предположил я вслух, при этом сильно сжав зубы. Во-первых, нервное напряжение, а во-вторых мы с Лави банально просто не успели перевязать раны. А они кровоточили, пусть и не сильно. Но бой надо заканчивать, иначе Лави просто свалится от перенапряжения.
    
    Тут я решил попробовать ещё кое-что. Войдя в пике, я устремился к облакам внизу. Если получится я смогу обмануть его и контратаковать. На полной скорости я вошёл в слой облаков. И как я успел заметить, звездообразный не посмел сунуться за мной. Но радоваться было рано. Взяв штурвал на себя, я перевёл ваншип в вертикальный полёт вверх. Выскочив позади звездообразного я тут же открыл огонь. Но тот каким-то неимоверным образом сумел уклониться. Несколько раз пули бессильно чиркнули по его корпусу, так и не нанеся сколько-нибудь значительного урона. Я сжал зубы. От этой неудачи мне просто хотелось выть. Но, тем не менее, я продолжил преследование.
    Штурмовик сделал горку. Теперь я был за ним и был не худшим пилотом, чем он. Во всяком случае, я на это надеялся. Но всё-таки я мог неотрывно преследовать его. И тут спустя ещё несколько секунд мне подвернулась возможность атаковать его на пологом спуске. Я нажал на гашетку и... И ничего. Обойма была пуста. Кончились патроны.
    
    - Лави, перезаряди обойму, - приказал я. - Лави!
    
    Но не было никакого ответа. Я посмотрел в зеркало и грязно выругался. Она была без сознания. И я даже боялся думать по какой причине. Я остался без навигатора. А также без оружия. Я не мог сражаться и не мог бежать. У меня была единственная возможность выжить в этом бою - уклоняться от атак и не давать атаковать. Но...
    Во время одного из манёвров Звездообразный сделал какой-то пируэт и зашёл мне в хвост. Снова. А я так сделать не мог. Вот оно, техническое превосходство во всей красе. Штурмовик опасно приблизился ко мне, и я понял что сейчас он будет стрелять.
    
    - И никакое чудо не спасёт, - подумал я. И ошибся. Чудо таки спасло меня в лице красного ваншипа. - Татьяна Висла.
    
    С одной стороны я был рад, что меня выручили. Но с другой... Это сделала Татьяна, а мне не хотелось быть её должником. Внезапно появившийся красный ваншип мигом сломал наш 'танец'. Теперь мы летели с ней одним курсом, а звездообразный преследовал нас. Татьяна заметила это и повторила мой манёвр с уходом в облака, только сделала это как-то более быстро. Раз и она уже за спиной звездообразного.
    Мне уже хотелось вздохнуть с облегчением, но всё мгновенно изменилось. Гильдиец показал, чем он отличается от остальных машин этого типа. Когда Татьяна уже собиралась его уничтожить, штурмовик просто разделился на два. Смешно, правда? Я даже опешил когда один штурмовик вдруг разделился на два, и они разлетелись в разные стороны. И я не сомневаюсь, что Татьяна испытала схожие чувства. Один из них резко замедлился и буквально сел на ваншип Татьяны. Другой же продолжил преследовать меня. И где называется справедливость?
    Я видел, что двигатель красного ваншипа повреждён и теперь я опять останусь один. Хотелось выть. Однако у Татьяны было иное мнение на этот счёт. Несмотря на повреждённый двигатель, она продолжила сражаться со своим противником. А мне пришлось переключиться обратно на своего, потому как он стал вновь опасно приближаться ко мне. Должно быть, он уже увидел что мой навигатор без сознания.
    Я глянул на часы. Оставалось ещё полминуты. Видя, что ещё немного и меня уничтожат, я стал ещё усиленнее маневрировать. Но мой противник был неумолим. Каждую секунд его траектория полета опасно совмещался с моей. Я ещё раз глянул на часы. Двадцать секунд. Нет, не успеть.
    И тут я пошёл на отчаянный шаг. Резко включив реверс на правом двигателе, а левый, выжав до упора, я завернул направо. Из-за того что я использовал ещё и двигатели, ваншип повернулся боком к противнику практически мгновенно. И в ту же секунду я выставил автомат прямо в сторону противника и нажал на спуск. Лишь чудом мой враг вывернулся в самый последний момент. Но тут время вышло.
    
    - Теперь-то всё? - спросил я, меняя магазин. Мало ли гильдиец начнёт чудить? Но всё обошлось. Он лишь немного пролетел одним курсом со мной держась рядом. Так он, наверное хотел либо бросить мне вызов, либо сказать 'до новых встреч'. Хотя, какая к чертям разница. Я жив, Лави жива, а это главное.
    
    Напоследок я увидел как эти два штурмовика уходят в небо, в сторону Судейского корабля, который весь бой сопровождал Сильвану в отдалении. Должно быть на нём располагается штаб операции. Проводив их взглядом, я взял курс на Сильвану.
    А по пути я разминулся с группировкой Гильдии что атаковала крейсер. Их было много, полсотни. Учитывая сколько штурмовиков было сбито и сколько осталось, можно сказать что нас спасло лишь то что у Гильдии был лимит времени, который они сами и установили. Когда я пролетал мимо них, если честно, мне было не по себе. Да нет, мне было стрёмно! Захотят атаковать и у меня не будет ни малейшего шанса. Пусть я и превосхожу любого, ну или почти любого из них в отдельности. Но вместе они способны дать прикурить даже Сильване. А ведь это песчинка в пустыне по сравнению со всеми силами Гильдии. И им противостоит Алекс? Да уж, у него поистине вольфрамовые яйца.
    Но мне вновь повезло, который уже раз за сегодня. Гильдии не было до меня дела и я смог наконец взять курс на Сильвану. Нам с Лави требовалась помощь.
    
    к оглавлению
    
    
    
GLAVA VOSMAYA
OBMEN FIGUR
    
    
    
     Я сидел на стуле в каюте, что была отведена нам с Лави, прислонившись затылком к холодной переборке. Голова болела нещадно, а холод металла хоть и немного, но убирал боль. Впрочем, волновало меня это мало. Сейчас меня больше беспокоило состояние Лави, которая лежала на койке рядом со мной, по-прежнему пребывая без сознания. Кроме нас двоих в каюте также находилась также Аль. Девочка сейчас спала на другой койке.
     Лави. Сколько всего ей пришлось пережить за этот день. А точнее, за эти три дня. Сначала Битва за Минагис. Затем Семьдесят Пятый кубок Нарикии. Сразу после него - Альвис Гамильтон. А сегодня - Сильвана и атака Гильдии. Вроде прошло всего три дня, а кажется что три года. Так много событий. Да ещё и ранение. Одно хорошо, пуля что попала по Лави, всего лишь оцарапала её. Но, в самом ваншипе, по словам Гейла, насчитали три десятка пуль. Нам с Лави просто жутко повезло. Без сознания же она оказалась потому, что я слишком активно пилотировал и она просто не выдержала перегрузок. Но я её не виню. Не каждый день происходит такое. Главное мы живы. И Аль с нами.
     Аль. Сколько всего пережила за эти два дня девочка. Сейчас я абсолютно уверен, что её перевозили как раз из-за проигранной Битвы за Минагис. И тогда-то её и обнаружила Гильдия. Мне было жалко эту девочку, которая стала объектом охоты 'небожителей'. И я боялся, что они не остановятся. А сможем ли мы защитить её? Я сильно сомневался в этом. Да, нам удалось выиграть вчерашний бой. Но нужно быть объективным. Гильдия не бросила против нас и сотой доли своих сил.
     Двадцать минут. Алекс сказал что мы должны продержаться двадцать минут. Откуда он знает нравы Гильдии? Должно быть, у него есть источники надежной информации, как по самой Гильдии, так и по тому, кто руководит ею. Сражается используя нравы противника? Очень рискованно со стороны Алекса. Ведь, по сути, он отдаёт себя и своих людей в руки врага, оставляя всё на его милость. Если подумать что он полностью положился на эту возможность, становится жутко.
     Семьдесят пять штурмовиков. Именно столько атаковало Сильвану сегодня. И пятнадцать из них мы уничтожили. Половину засчитали на мой счёт. Вот только это не добавляло мне радости. Нет, я не горевал по поводу их смерти. Всё-таки если смотреть в корень, они с оружием напали на маленькую девочку, а я и Сильвана защищали Аль. Но... Если бы тот кто стоит во главе Гильдии захотел бы победить любым способом, это бы и случилось.
     Бессилие. Оно действительно угнетает. Когда ты ничего не можешь сделать. Когда против тебя силы, которые та даже не можешь вообразить. Шесть сотен лет Гильдия управляет Престелом. Управляет очень хорошо, если смотреть с точки зрения гильдии конечно. Она - закон для всех. Никто не смеет противиться её решениям. Никто кроме Сильваны и Алекса Роу.
     Алекс Роу. Определённо этот человек умеет идти к своим целям. Он сказал, что очистит небо от Гильдии. Освободит его. Сейчас, заполучив в руки Аль он, видимо, придвинулся к осуществлению своих целей как никогда. И я не знаю никого, кто мог бы похвастаться такими успехами как он. И если я хочу защитить Аль, я должен чётко знать, чего добивается Алекс Роу. Иначе однажды мы можем стать врагами. А мне бы этого не хотелось. Хотя бы в память об отце.
    
     Мысли плавно текли по кругу. Я вновь и вновь вспоминал слова и события, действия и их последствия. Искал связи и отличия. Постепенно головная боль стала проходить, а меня самого стало клонить в сон. Но тут проснулась Лави и всю мою сонливость как рукой сняло. Девушка медленно открыла глаза, и первое что она увидела - была моя улыбка.
    
     - Привет, Лави! Как ты себя чувствуешь? - спросил я её.
    
     - Голова... болит, - медленно произнесла она и поморщилась. - Что случилось? Помню только что был бой, а потом... я уже здесь...
    
     - Ты потеряла сознание, - ответил я, помогая ей сесть на койке. С трудом, но это ей удалось сделать. Правда у неё от этого действия сильней закружилась голова, но это уже мелочи, проходящие со временем. - Во время боя тебя ранило, но это оказалась всего лишь царапина. Правда останется маленький шрам на руке, но это уже мелочи. Вот только тебе придется носить что-то поприличнее твоего топика.
    
     - Поприличнее? - спросила она и тут же посмотрела на повязку на руке. Рана у неё болела, но не сильно. Главное сильно не теребить. - Клаус, признай честно, ты специально меня подставил под выстрел, чтобы я больше не носила мой любимый топ?
    
     - Да, ты меня раскусила, - ответил я и рассмеялся. Если Лави так шутит значит всё в порядке. - Нет, если хочешь, носи свою пошлятину и дальше. Кто я такой, чтобы давать советы относительно одежды? Освещая и дальше высшее общество своим голым пупком. Да и шрамы украшают. Будешь завлекать кавалеров своей брутальностью...
    
     - Клаус!!!... Заткнись! - разозлилась Лави, но не сильно. Я замолчал, а она посмотрела на меня. А точнее, на те повязки, что были на мне. Много повязок. Я вздохнул. Сейчас она наверняка начнет распекать меня за то, что я совсем себя не берегу. Лави же продолжила, на этот раз гораздо мягче. - Скажи лучше, как ты сам?
    
     - Я? - я оглядел себя. Да, ран на моём многострадальном теле было порядочно. Вот только они заживут очень быстро. К примеру, те, что я получил позавчера, во время Битвы за Минагис, уже почти зажили. - Могло быть и хуже.
    
     - Хуже? - подругам с сомнением посмотрела на меня. - Ну, раз ты так говоришь, то... Кстати, что произошло после того, как я отключилась?
    
     Я вздохнул и начал рассказывать. О том странном штурмовике. О том как он играл со мной. И о том что Гильдия вообще себя странно ведёт. Попытку Лави начать извиняться передо мной за свою потерю сознания, я пресёк на корню, прямо заявив девочке что и без этого у нас было мало шансов. Но Лави всё равно заметно расстроилась.
    
     - Так, если у тебя есть силы расстраиваться, то... В качестве извинения можешь принести нам троим ужин, - нагло предложил я. А что, никаких серьёзных ран нет, а лишня прогулка ей не помешает. Моё требование несказанно удивило Лави. Наверное, она думала, что я буду носиться вокруг неё как курица вокруг цыплят. Наивная. Впрочем, я не лучше, а потому за ужином пойду сам.- Ладно, шучу. Сиди, я сам схожу.
    
     - Ну, уж нет, Клаус! - она поднялась с кровати и остановила меня жестом. - Не надо со мной обращаться как с грудным ребёнком. Я сама справлюсь!
    
     - Как скажешь, Лави, - ответил я, поднимая руки и показывая, что сдаюсь.
    
     Лави ушла, а я остался наедине с Аль. Я достал сканер и вновь посмотрел на показания прибора. Девочка по-прежнему была сильным источником излучения клавдия. Я уже много думал над тем, что с ней такого странного. Почему от неё такое сильное излучение клавдия? Причем, что интересно, на высокочастотном диапазоне! Я попробовал вспомнить всё, что знаю по технологии Клавдия. Низкие частоты излучения использовались в двигателях для полётов. Причём неважно, какая масса у объекта, частота не играла особой роли. Она была примерно одинаковой, что у ваншипов, что у крейсеров. Разве что у последних чуть ниже. В основном менялась лишь интенсивность излучения, у больших кораблей она, разумеется, была больше. А вот у Аль... Тут частота была на несколько порядков выше. Но с чем это связано я не мог даже предположить. Всё-таки кроме полётов, анатолийцы больше нигде не используют клавдий.
     Убрав сканер, я достал планшет, с которым практически никогда не расставался. Здесь должно упоминаться хоть что-то про клавдий и его использование. Раньше я об этом даже не задумывался, а вот сейчас это была моя последняя надежда узнать хоть что-то. Поиск занял немного времени и наконец я нашёл нужный файл. Но только я собрался начать читать, как я услышал чьи-то шаги в коридоре. Должно быть это Лави, а значит пока стоит повременить с узнаванием важной информации. Спрятав планшет, я посмотрел на дверь, которая тут же открылась.
    
     - Ну что, Клаус, не скучал без меня? - спросила Лави, входя с подносом в руках. На нём была вода, три кружки, и три тарелки с горячим.
    
     - Разве можно скучать в обществе прекрасной дамы? - спросил я, кивком указывая на койку, на которой лежала Аль. Лави посмотрела на девочку и усмехнулась. После чего поставила поднос на столик. Я же присел на койку к Аль и стал будить девочку, тихонько теребя за плечо. - Аль, вставай. Слышишь? Надо покушать.
    
     - А? Клаус? - протерев глаза кулачками, узнала меня девочка. Я улыбнулся ей. - Я заснула?
    
     - Да, ты заснула, - кивнул я и указал на поднос. - Давай, просыпайся скорее, будем кушать.
    
     Пока я был занят Аль, Лави расставила тарелки и сейчас наблюдала за нами. Когда Аль села и взялась за ложку, я, наконец, заметил взгляд Лави, а точнее её зависть. У меня возникли смутные опасения.
    
     - А вот обо мне ты так давно не заботился, - произнесла Лави отрешённым тоном, просто констатируя факт.
    
     - Ооох, - тяжело вздохнул я и тихо засмеялся. Утирая выступившие слёзы, я с укором посмотрел на девушку. - Лави, только не начинай, пожалуйста. Мне ещё разборок тут не хватало.
    
     - Ладно, не буду, - усмехнулась девушка, возвращаясь к приёму пищи.
    
     - Разборок? - недоумённо спросила Аль и повернулась ко мне, ожидая моего ответа. Я пожал плечами.
    
     - Лави ревнует, - наконец ответил я, отчего моя напарница подавилась водой и закашлялась. Я с заботой похлопал её по спине.
    
     - Ревнует? Что значит, 'ревнует'? - с интересом спросила девочка, глядя на краснеющую Лави.
    
     - Н-ничего, - замахала руками и головой Лави. - Клаус!
    
     - Чего? Будешь говорить, что тебе не завидно, что я так забочусь об Аль? - 'удивился' я. Лави 'выразительно' на меня посмотрела. - Ну, ты и собственница!
    
     - Клаус!!! - о, сколько эмоций в этом звуке. Но надо знать меру, иначе меня будут бить.
    
     - Ладно, Лави, извини меня, - вздохнув, попросил я. - Просто нервы и...
    
     - Всё уже, ешь, давай! Зря я, что ли, на камбуз таскалась? - похоже Лави успокоилась также быстро как и вспылила. Но главного я добился, она уже забыла о том что происходило днём, а именно этого я и добивался, устраивая словесную перепалку.
    
     К девяти часам вечера мы закончили ужин. И в это же время Первый помощник объявила что мы направляемся в док 'Дворец Уолкера' на ремонт и пребудем туда через пять часов. Хорошая новость. На этой плавучей базе находилось 'Казино Рояль' и там можно было хорошо отдохнуть. Что я и предложил сделать Лави, чтобы она немного развеялась. Примерно догадываясь, какие там цены, я протянул ей небольшой мешочек на пять сотен клавдиев. Деньги солидные, но не в ущерб нашему бюджету.
    
     - Клаус, я не могу... - попыталась она возразить, но я был непреклонен.
    
     - Бери и чтобы всё потратила! - потребовал я. - Как, на твоё усмотрение. Если хочешь, там можно сделать ставку на птичьи бега. Уверен, ты сделаешь правильный выбор, и мы даже заработаем. Позже я к тебе сам присоединюсь.
    
     - Хорошо, Клаус, - кивнула она и ушла.
    
     А я же получил несколько свободных минут в одиночестве, чтобы прочитать ту статью, что я нашёл. Была она небольшой, но после её прочтения вопросов появилось больше, чем ответов. В ней описывалось возможное применения клавдия, и один из вариантов подходил под случай с Аль. Высокочастотное излучение клавдия применяется для связи. Причём передавать таким образом можно огромное количество информации. Но как это связано с Аль, понять я не мог. Мне казалось, что ответ где-то рядом, но нащупать его я всё никак не мог. И от этого бессилия просто хотелось лезть на стенку.
     Поняв, что бессмысленное глазение в одну точку мне ничего не даст, я решил сам последовать своему совету, данному Лави, пойти и развеяться. Вот только внешний вид мой совершенно не подходил. Не идти же в казино в рабочем комбинезоне? Это техники Сильваны могут себе такое позволить. Ну, или Лави, пойти и пощеголять голым пупком. А вот я... Граф я или погулять вышел? То-то же. Хорошо хоть на всякий случай в багажном отделении ваншипа, то есть под моим сидением, у меня лежит кое-что про запас. Никогда не знаешь, куда судьба-злодейка тебя закинет. Так что, выйдя из каюты, я отправился в сторону ангара. Добравшись туда и оценив степень разрушения после налёта Гильдии, а также усилия механиков дока по восстановлению работоспособности корабля, я прошел к нашему ваншипу и достал оттуда нужный свёрток. Вернувшись в каюту, я переоделся. Теперь я был готов к выходу в свет. Теперь можно и в казино. По пути туда я натолкнулся на навигатора Татьяны. А я ведь так и не познакомились с девушкой.
    
     - Привет, - поздоровался я с ней. - Кажется, нас так и не представили друг другу?
    
     - Привет, - кивнула она, попутно осматривая меня. Сейчас она была одета не в лётный комбинезон, а в обычные светлые штаны и матроску с коротким рукавом. На правой руке в районе локте была свежая перевязь. Должно быть, ранение после встречи с тем странным ваншипом. - Я - Алисия, Алисия Эгрю. А ты - Клаус, верно? Хм, так ты дворянин?
    
     - Похоже, ты уже всё обо мне выяснила, - улыбнулся я и поклонился. - Граф Клаус Барка к вашим услугам, юная леди.
    
     - Очень приятно, Господин Граф, - не теряясь, Алисия протянула мне свою руку, и я поцеловал её. - У вас отличные манеры. Только...
    
     - Предлагаете перейти к более простому общению? Что ж, я не против, - кивнул я. - Можете называть меня Клаусом.
    
     - Спасибо, а то это так утомляет, - Алисия с благодарностью посмотрела на меня. - И называйте меня Алисией. Кстати, скажите, а ваш навигатор...
    
     - Лави Хед, но вы можете называть её просто Лави, - ответил я. - Моя подруга тоже не любит всей этой 'высокосветской чепухи', выражаясь её языком.
    
     - Как я её понимаю, - вздохнула она и тут же переключилась на другую тему. - Я слышала, вы хорошо себя показали, когда напала Гильдия и сбили немало штурмовиков, - похвалила она меня. - Не думаю, что нам бы с Татьяной удалось повторить твой результат.
    
     - Нам просто повезло. Как новичкам, - покачал я головой. - Тот последний штурмовик... Он играл с нами. Остальные были просто не чета ему. Как думаешь, кто это был?
    
     - Не знаю, - покачала головой Алисия. - Я никогда раньше не встречалась с таким противником.
    
     - Да, заставил он меня понервничать, - вздохнул я, вспоминая тот бой. - А ведь он мог трижды сбить нас с Лави, но не сбил. А теперь вот я думаю, почему такое произошло. Чувствую себя неполноценным.
    
     - Понимаю, - кивнула Алисия. - Ты в док?
    
     - Да, Лави уже отправилась туда, а я не хочу оставлять её наедине с пьяной солдатнёй, - хмыкнул я и она повела меня в сторону трапа. - Как рука?
    
     - Уже лучше, спасибо, - поблагодарила она меня и повела по трапу с корабля. Вскоре мы добрались до лифта.
    
     Мне очень понравилось разговаривать с Алисией. Мы очень быстро перешли на 'ты' и, можно сказать подружились. Бывают такие люди, с которыми легко делиться наболевшим. Тем, о чём не поговоришь с близкими людьми. Алисия была такой. В плане общения она была находкой.
     Пройдя в док, мы дошли до лифта, который вёл в Казино. Лифт был битком, но увидев меня, солдаты коих тут было полно, немного посторонились, пропуская меня и Алисию. Я дал всем ясно понять, что она со мной и к ней не лезли. По разговорам я понял, что к доку пришвартован также Голиаф. Одно упоминание этого корабля заставляло мой желудок выворачиваться наизнанку, но я держался. Наконец мы дошли до казино. Зад был полон народу, должно быть бега уже давно начались. Может, и я успею сделать ставку?
    
     - Да, не протолкнуться, - заметила Алисия, оглядывая помещение. - Хм, все наши уже тут!
    
     Я посмотрел, куда она указывала, и увидел Гудвина, Гейла и остальных. Они сидели и пили. Судя по их физиономиям, они уже успели продуть кругленькую сумму. Тут невдалеке я заметил и Лави.
    
     - Алисия, а вот и Ла... - начал было я и осёкся, увидев как моя подруга с громким криком разбивает стул о стол крупье. - ...ви. Кхе-кхе-кхе. Э-э-э.
    
     Впрочем, Алисия никаких ответов от меня не требовала, сама пребывая в изумлении от того что творила и говорила Лави. А сказала она многое, и не всё из этого было цензурным. Я даже заслушался. Те эпитеты, которыми она награждала экипаж Голиафа... Многие из них я слышал впервые. Смысл сводился к тому, что все тут лгут, а в особенности - экипаж Голиафа. Один из старших офицеров Голиафа тут же подскочил к Лави и схватил её за топик. Мда, уже за одно это, я имею полное право его убить. Но... у Лави уже нашлись защитники.
    
     - Напали на беззащитную девочку, - первым крикнул Костаби, поднимаясь из-за стола.
    
     - Её нужно спасти, верно? - добавил Гейл, оглядывая друзей.
    
     - Нельзя же стоять и смотреть? - разминаясь, произнёс Гудвин.
    
     - Точно, - раздались крики экипажа Сильваны. - Пошли!!!
    
     И ребята быстро бросились в атаку на экипаж Голиафа. Стенка на стенку. Гудвин подбежал к офицеру, что держал Лави и смачно прописал ему в скулу. Причем, так что тот свалился на пол.
    
     - Хм, мне кажется или стало немного шумно? - спросил я Алисию и та усмехнулась. Шумно, не то слово. В зале поднялся такой вой от драки, что, наверное, слышно за несколько километров. Везде летали стулья, тарелки, бутылки, продукты. Бедлам.
    
     Тут кто-то из офицеров Голиафа решил, что меня тоже можно бить и бросился на меня с кулаками. В результате этот неудачник отлетел в такую же толпу идиотов.
    
     - Мда, умеют они испортить настроение, - вздохнул я.
    
     - Как ты его отбросил? Я практически ничего не заметила, - спросила меня вдруг Алисия.
    
     - Годы упорных тренировок, - махнул я рукой. - Поверь, лучше даже и не пытаться освоить этот стиль.
    
     Тут я заметил, что какой-то солдат бросился на пышно разодетого павлина. В той толстой роже я узнал капитана Голиафа. А вот солдат... Его лицо мне показалось знакомым.
    
     - Вы и есть настоящие трусы! В Минагисе именно Голиаф сбежал без боя! - кричал этот солдат.
    
     Я вспомнил его. Это был Моран Шетланд, пехотинец с Клайм Солайс. И я прекрасно понимал его чувства по отношению к Голиафу. А он оказывается и не робкого десятка, чтобы дерзить капитану этого корабля. В ответ на это, Чарльз Ноулз, вытащил саблю и направил её на стоящего на коленях Морана.
    
     - Как ты смеешь! Оскорбляя меня, ты оскорбляешь императора! - взвился этот напыщенный индюк. А ведь таких как он во флоте немало. Я посмотрел в сторону Лави. Судя по всему, она сильно переживала за Морана.
    
     - Голиаф - банда трусов! - выпалил в ответ Моран. Ноулз обернулся к своей команде, те закивали головами. Гаденько улыбнувшись, Ноулз занёс свою саблю.
    
     - Тогда ты умрёшь, - произнёс он.
    
     - Стойте!!! - крикнула Лави.
    
     Я вздохнул. Похоже, мне всё-таки придётся вмешаться. Встревать в чужие разборки не хотелось, но и допускать смерть Морана нельзя. Всё-таки я ему обязан жизнью. Расстояние в полтора десятка метров между мной и Ноулзом я преодолел за полсекунды. Его же саблю я отбил своим мечом. Оружие моё было крепче и от удара сабля аристократишки разлетелась пополам.
    
     - Достаточно, Граф Ноулз, - произнёс я, встав вплотную к нему, и приставив меч к его горлу. - Своим поведением вы позорите само звание дворянина.
    
     - Кто ты такой? - вскричал Ноулз, но тут же осекся, скосив взгляд на лезвие застывшее практически у него под носом.
    
     - Вижу, ваша память столь же коротка, как и ничтожна ваша честь, Граф, - зло усмехнулся я. - А ведь полгода назад мы встречались. Позвольте представиться вновь, Граф Клаус Барка.
    
     - Ты? - Всё-таки зря я сомневался в его памяти. Он меня вспомнил.
    
     Я опустил меч и Ноулз сделал несколько шагов назад, отступая от меня. Я же повернувшись к Морану Шетланду, протянул ему руку.
    
     - Вставайте, солдат, - произнёс я. - Негоже ветерану Анатоля сидеть на полу.
    
     - Спасибо, - кивнул тот подымаясь. Но видно, что ему не по себе.
    
     - Ты меня оскорбил! Я требую дуэли! - Ноулз всё не унимался. Тут, прежде чем я успел ему ответить, к нему подошёл один из его офицеров. - Дуэль на кораблях! Я уничтожу вас всех!
    
     - Ты забыл дуэльный кодекс, Ноулз, - лениво ответил я. - Оружие выбирает вызываемая сторона. А так как корабля у меня нет, то я остановлю свой выбор на мече, - я поднял своё оружие в воздух, а у графа заметно затряслись поджилки. - Да только вот незадача, твоё оружие уже сломалось о мой меч, а значит, ты уже проиграл эту дуэль.
    
     - Тогда... Тогда я вызову тебя! - прокричал Ноулз и указал пальцем в сторону подошедшего в начале перепалки Алекса Роу. Тот был с кем-то из местных. Должно быть, это и был Уолкер, владелец дока. Алекс посмотрел на Ноулза, как обычно смотрят на грязь под ногами.
    
     - Идёт, - сказал капитан Сильваны.
    
     - Я буду секундантом, - объявил его спутник. Значит это действительно Уолкер.
    
     - Готовьтесь к похоронам, - прокричали нам со стороны команды Голиафа. Сейчас они бесновались и спешно бежали на свой корабль.
    
     В зале остался только экипаж Сильваны. Оглядев погром, я покачал головой.
    
     - И как их угораздило? - тихо прошептал я.
    
     - Такая уж Сильвана, - ответила мне Алисия, которая вновь была рядом со мной. - Мы все друг за друга горой.
    
     - Хм, - только и ответил я.
    
     На корабль экипаж погрузился быстро.
    
     - Идём со мной, - произнёс, проходя мимо меня Алекс. Пожав плечами, я последовал за ним. Хозяин тут он.
    
     До рубки мы добрались быстро, после чего он уселся в единственное кресло, что тут стояло. Я встал слева от него, чтобы не мешаться. Алекс по очереди представил меня офицерам Сильваны, пока мы двигались вперёд на позицию. Но прежде чем мы достигли нее, и дуэль началась, корабль несколько раз ощутимо содрогнулся от попаданий. Ожидаемо. Видимо увидев, кого они вызвали на дуэль, команда Голиафа решилась на отчаянный шаг, нарушить условия дуэли и атаковать первыми. С любым другим кораблём такое, может быть, и прошло бы, но только не с Сильваной.
     Вскоре к нам присоединилась и Первый Помощник, которая задержалась. Должно быть, проверяла всё ли в порядке с Аль.
    
     - Опаздываешь, - вместо приветствия произнёс Алекс. Она посмотрела на меня, но ничего мне не сказала.
    
     - Ты хочешь провести его испытания сейчас? - спросила она капитана.
    
     - Было бы неплохо, - согласился Алекс. Мне даже стало интересно, что они собрались испытывать. Единственное что подходит для данной ситуации - новые орудия, а значит... Представление будет интересным.
    
     - Есть, - ответила Первый Помощник и подошла к переговорному устройству. - Начинаем боевые испытания. Скорострельные бронебойные орудия к бою!
    
     - Сигнал принят, - объявил наблюдатель.
    
     - Открыть огонь, - отдала приказ Первый Помощник.
    
     Трудно было не услышать этот залп. Даже не залп, а... Это больше походило на пулемёт, только корабельного калибра. Вот что значит Скорострельные бронебойные орудия. Не завидую я экипажу Голиафа. Интересно, от корабля что-нибудь осталось?
    
     - Капитан, мы получили сообщение, - к нам подошёл другой наблюдатель. В его руке был лист с сообщением. Алекс кивком головы приказал читать. - Дуэль окончена! Победитель - Сильвана! Свидетели подтверждают результаты дуэли! Пост скриптум. Желаю Удачи. Выпьем с тобой, как вернёшься. Уолкер.
    
     Алекс на это сообщение кивнул. Он сидел с закрытыми глазами и похоже наслаждался триумфом. Внутренне, так как эмоций на его лице как всегда было ноль.
    
     - Что ты решил? - обратился он наконец ко мне.
    
     - Как я уже сказал раньше, я намерен защитить Альвис Гамильтон, - ответил ему я. - Но об этом я бы хотел поговорить отдельно.
    
     Алекс наконец-то открыл глаза и посмотрел на меня. Затем он перевёл взгляд на своего Первого Помощника, а потом вновь повернулся ко мне. Затем он встал и пошёл на выход.
    
     - Иди за мной, - приказал он, стоя в дверях. Я последовал за ним и вскоре мы оказались в его каюте. Включив лампу на столе, Алекс уселся на кресло и указал мне на второе, напротив. - О чём конкретно ты хотел поговорить?
    
     - Альвис Гамильтон. Какую роль она играет для Гильдии? Почему на неё охотятся? - сразу спросил я его.
    
     - Ты слишком много хочешь знать, - ответил он спустя пару секунд раздумий. - Ты ведь всего лишь мальчишка который не может определиться со своими желаниями. Разве нет?
    
     - Хорошо, поставлю вопрос по-другому, - ответил я, не поведясь на его подначку. Алекс с интересом посмотрел на меня, ожидая, что же я придумаю. - Если Альвис Гамильтон обычная девочка, почему она является мощным источником излучения клавдия, пусть и отличающегося по характеристикам от двигательных установок?
    
     Есть накрытие и попадание. Мой 'простой' вопрос пробил эмоциональную блокаду капитана.
    
     - Что это значит? - спросил он, вскочив на ноги и уставившись на меня.
    
     - Это значит, что Гильдия запросто может обнаружить свою цель, - спокойно ответил я. - Если тебе интересно как, проверь приборные панели штурмовиков что остались у нас на корабле после атаки Гильдии. У них есть сканеры излучения клавдия и Альвис Гамильтон чётко отображается на них. Я убедился в этом, находясь в храме. После того как ты подстрелил того звездообразного, а потом ушел, я сумел вскрыть его и наткнулся на его сканер. Тогда-то я и понял, как они постоянно находили Аль несмотря на все наши попытки скрыться.
    
     К концу моего монолога Алекс успокоился и теперь внимательно меня слушал.
    
     - Я отдам приказ самым внимательным образом исследовать наши трофеи, - наконец произнёс он. - Благодарю тебя за информацию. Она будет полезна. Что же касается Альвис Гамильтон... Она - ключ к Экзайлу.
    
     И тут всё встало на свои места. Стало понятно, почему Гильдия охотиться за маленькой девочкой. Почему капитан неуловимого мятежного корабля готов защищать её ценой своей жизни. Почему от неё идёт высокочастотное излучение клавдия, и как её находила Гильдия. Я даже вспомнил ту статью в планшете, что читал несколько лет назад об Экзайле. Там описывалось, как им управляли. Теперь я понял, что я не мог вспомнить, это была именно та статья. Для управления кораблём нужен навигатор и четыре мистериума, что пробуждали его силу. Вот только эти мистериумы там не упоминались. Впрочем, я не искал конкретно. Может они всё-таки есть в базах данных?
    
     - Хм, тогда мы тем более должны защитить Аль, - произнёс я, глядя Алексу прямо в глаза. - Если Гильдия захватит её, мы можем навсегда забыть про такое слово как 'свобода'.
    
     - Смелые слова для мальчишки, - заметил Алекс. В ответ я усмехнулся. - Скоро в горизонтальной пещере состояться восьмичасовые гонки ваншипов. Попутно с ними будет проводить аукцион, на котором будет представлен 'ключ от Экзайла'.
    
     - Мистериум? - предположил я. Алекс удивлённо посмотрел на меня и кивнул.
    
     - Похоже, ты знаешь многое, - утвердительно произнёс он. - Тем лучше. Ты готов принять участие в гонке и прикрыть нас?
    
     - Разумеется, - кивнул я. Ещё бы я отказался... Во-первых, на кону - судьба человечества! А во-вторых - это же гонки на выносливость в горизонтальной пещере! Какой нормальный пилот откажется от участия в них?!
    
     - Отлично, значит, у нас будет две команды, - кивнул Алекс. И затем пояснил. - Вторым участником будет Татьяна Висла и её навигатор. Гудвин и его команда помогут вам.
    
     - Ясно, - кивнул я. По сути, все вопросы относительно гонки решены. - Хм, остается только вопрос, что делать с герцогом?
    
     - Что ты имеешь в виду? - спросил Алекс.
    
     - Хотя граф Ноулз и был идиотом, его отец просто так не спустит вам убийство его сына, пусть и на дуэли, - пояснил я. - Герцог Генри Ноулз... Он что называется 'человек старой закалки'. И он приложит всё своё влияние, чтобы отомстить. Вполне возможно, что он будет ждать тебя там, на аукционе.
    
     - Я не сомневаюсь в этом, - махнул рукой Алекс.
    
     - Тогда будь осторожен, - ответил я и поднялся, чтобы уходить. - Спасибо за приглашение. И берегите себя, капитан.
    
    к оглавлению
    
    
    
GLAVA DEVYATAYA
PRICHINI I SLEDSTVIYA
    
    
  
   Спустя час после разговора с Алексом Роу относительно моей судьбы и судьбы Альвис Гамильтон, капитан прислал мне сообщение с посыльным. Это было приглашение посетить машинное отделение Сильваны. Стоит ли говорить, что это предложение заинтересовало меня? Быстро собравшись, я отправился следом за солдатом, которого отрядили проводить "высокого гостя".
   Хотя Сильвана была меньше Клайм Солайс, но путь до места назначения также занял некоторое время. Пришлось сначала спуститься по лестнице, затем на лифте, а потом ещё по одной лестнице. Однако всё когда-то заканчивается, закончилось и наше короткое путешествие. Дойдя до поста охраны, мой сопровождающий остался там. Я же ступил дальше, вглубь этой обители сумрака и металла.
   Низкое гудение наполняло машинное отделение Сильваны. Тут находилось сердце корабля, его клавдиевый двигатель. Даже запах тут витал особый, отличный от остального корабля. В темноте скрывалась некая таинственная аура, которую я ощущал на грани сознания. Впрочем, всё это могло быть и игрой моего воображения, так как обстановка вокруг лишь располагала к подобному мистицизму.
   Спустившись на нижний уровень машинного отделения, я, наконец, добрался до блока управления двигателя, где меня и должен был ожидать мой "собеседник". Кто это будет, я пока не знал, но уже догадывался, что всё не так просто.
   Первое, что я увидел, войдя в помещение -- сам клавдиевый двигатель. А точнее -- комната управления, так как сама установка занимала значительную часть внутреннего объема корабля и представляла для меня мало интереса. Клавдиевый двигатель, установленный на Сильване, как и следовало ожидать, был гильдийской моделью. Об этом говорила та комната управления, что я увидел. Белая, похожая на вытянутую каплю, капсула, в которой скрывались органы управления клавдиевым двигателем и средства связи с гильдией. Вот только в отличие от Клайм Солайс и как я догадываюсь абсолютно всех остальных крупных кораблей, как Анатоля, так и Дизита, комната управления не была задраена. Одно это говорило о том, что Гильдия тут не властна.
   Но не только открытый люк в капсулу привлек мое внимание. Рядом с ним стоял пожилой человек, облаченный в белую мантию. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что он из Гильдии. А сложив в уме некоторые факты, я понял, что в этой самой Гильдии ему совершенно как не рады. В данный момент этот пожилой человек, старик, стоял возле большого стенда, на котором были закреплены большое количество стрелочных приборов различного назначения и рассматривал их. Должно быть, он проверял все ли в порядке с кораблем. А может просто создавал видимость усиленной работы, чтобы показать свою значимость и впечатлить юнца вроде меня. В любом случае, когда я вошел в помещение, меня "не заметили".
  
   -- Мне сообщили, что вы можете пролить свет на некоторые мои вопросы, -- произнёс я, подойдя к нему ближе и привлекая к себе внимания. Сразу к делу, зачем темнить? Старик повернулся ко мне и стал без стеснения разглядывать меня, будто я редкий экспонат музея.
  
   -- Вполне возможно, -- ответил он спустя некоторое время.
  
   Что о нём можно сказать? Седой, пожилой, среднего роста. Окладистая бородка и усы, также седые. Если опустить тот факт что он из Гильдии, ничего примечательного в его внешности не было. Всё, кроме глаз. Глаза зеркало души, вроде так говорят. Так вот его глаза были двумя глубокими омутами, в которых легко утонуть. Хотя его стариковский взгляд был совершенно не различим в плане эмоций, угадывался лишь легкий интерес, не более, казалось, что на тебя направлен рентген. Всё это свидетельствовало о том, что передо мной очень опытный человек. Нужно ли говорить, что подобное отношение лишь подогрело мой интерес к нему?
   Принимая во внимание, что о себе я также придерживаюсь высокого мнения, я предположил, что передо мной глава одного из домов или один из его старших членов. К тому же лучше заранее перестраховаться, чем ждать, когда меня как глупого щенка макнут в моё же...
   Тут старик чуть повернулся ко мне и указал рукой на стоящий рядом столик с шахматами. Видимо это одно из немногих доступных старику развлечений.
  
   -- Может быть, сыграем одну партию? Здесь не так много развлечений мне по душе. Порадуете старика? -- предложил он с некоторым сожалением в голосе. Вот и гадай, о чем он сожалеет. То ли о том, что к нему привели мальчишку, то ли о том, что нет у него товарищей по игре. Впрочем, скорее всё это театр ради одного зрителя.
  
   -- Почему бы и нет? -- согласился я, подходя к шахматам. Стульев тут понятное дело не водилось, а значит, играть нам придется стоя. Впрочем, пусть об этом у этого старика голова болит, раз он тут назначил место встречи. Для меня постоять несложно.
  
   Мы начали партию. Не спеша, можно сказать классически. Однако уже спустя несколько ходов я понял, что мы с этим стариком немного похожи. Игра показала это. Как и я, старик не любил играть резко, предпочитая расставить фигуры согласно собственному плану. Неспешная игра без "сильных" ходов. Мой любимый стиль и вполне возможно -- его. Поэтому первые десять ходов не происходило ничего особенного.
  
   -- Предпочитаешь играть от обороны? -- спросил вдруг меня старик. Впервые за партию, он прервал своё молчание. Подняв на него взгляд, я увидел, что он по-прежнему рассматривает доску, не глядя на меня.
  
   -- Не люблю нападать первым, -- ответил я ему с неохотой. И не потому, что он сбил меня с обдумывания следующего хода. Просто, хотелось мне того или нет, но мой характер влиял на то как я играю. Взяв в руку слона, я всё-таки сделал атакующий ход и взял его коня. -- Хотя в древности считали, что лучшая защита это нападение.
  
   -- Некоторые сегодня считают точно также, -- произнёс он, забирая моего слона пешкой. А потом посмотрел на меня. Опять этот взгляд, от которого у меня пробежали мурашки по спине. -- Ты отличаешься от капитана этого корабля. Наверное, таким бы был Алекс Роу, если бы не произошло то, что произошло и он изменился.
  
   -- И что же с ним произошло, что он изменился? -- спросил я, продолжая смотреть на старика. А тот вновь погрузился в шахматы.
  
   Мы сделали по паре ходов. Постепенно баталия становилась горячее. Но с другой стороны казалось, что старик больше думает о моем вопросе, чем над разворачивающимся сражением.
  
   -- А как ты сам думаешь? Какая сила может так сильно изменить мужчину? -- спросил он, когда мне пришлось прерваться чтобы как следует обдумать следующий ход. Но он больше озадачил меня не своим ходом, а вопросом. Впрочем, в этом самом вопросе, крылся вполне очевидный ответ.
  
   -- Мужчину? Разве что женщина, -- ответил я, прикидывая, о какой именно женщине говорит этот старик. А вот сам старик, едва услышав мой ответ, поднял на меня взгляд и пристально посмотрел. Теперь его интерес не был скрыт за маской равнодушия, а искорки что скакали в его глазах, придавали ему более молодой вид. И тут он рассмеялся, не громко и не заливисто, а по-стариковски сдержанно.
  
   -- А вы гораздо проницательнее молодой человек, чем многие из тех, кто играл со мной в шахматы, -- похвалил он меня, отсмеявшись, и даже утер слезу, что выступила у него. Но тут его лицо погрустнело, и он вновь уткнулся в шахматы. -- Именно так. Женщина всему виной. Красивая женщина. Красивая и смертельно опасная.
  
   -- Мне уже страшно, -- подавшись назад, я даже поднял руки. А затем, опустив их, улыбнулся. -- Так кто эта женщина?
  
   Старик хмыкнул, оценив мою реакцию, и вернулся к игре. Я не стал возражать, чувствуя, что ответ я всё же получу. Так и случилось спустя пару ходов. Поставив мне шах, мой собеседник прервал молчание.
  
   -- Дельфина Эраклеа, Маэстро Гильдии, -- произнёс он ровным тоном. Кажется, в таких случаях надо звонить в колокол или трубить в трубы. Во всяком случае, я был пускай и не шокирован, так как уже догадывался о подобном, но впечатлён. И фокус не в том, что Алекс имел зуб на Маэстро, а в том, что она заинтересовалась им. У меня уже было устоявшееся мнение об этой женщине. Исходя из той политики, что она проводила, а об этом в Анатоле знали все, даже дети, Дельфина рассматривала Престел как свою собственность, игрушку.
  
   -- И чем же её так заинтересовал простой посыльный, что она даже не обратила внимания на его возлюбленную? -- спросил я, подняв взгляд на старика. Похоже, мне удалось его удивить. Что ж, пойдем дальше? -- Хотя, можете не отвечать. Я уже знаю что именно. Экзайл, ведь так?
  
   -- Вы хорошо осведомлены, молодой человек, -- медленно, с расстановкой произнес он.
  
   -- Однако недостаточно хорошо. Мне известно лишь немногое, а хотелось бы знать гораздо больше, -- я глубоко вздохнул и покачал головой в ответ. Старик с пониманием кивнул. -- И поэтому я пришел к вам.
  
   -- Кажется, вы сегодня заявили капитану этого корабля, что хотите защитить Альвис Гамильтон, так? -- спросил он меня, выдержав недолгую паузу. Я кивнул. -- А ты в курсе кто такая Альвис Гамильтон?
  
   -- До этого у меня были только догадки, но их сегодня подтвердил капитан. Альвис Гамильтон -- ключ к Экзайлу, -- признал я. Старик кивнул, но я ещё не закончил. -- Вот только настоящая причина, почему я хочу защитить её -- иная.
  
   -- И в чём заключается эта причина? -- спросил он, прищурившись. Мне вновь стало не по себе от его взгляда, но виду я не подал. Как мне кажется.
  
   -- Скажите, у вас есть дети или может быть внуки? -- ответил ему я, переходя "в наступление". Реакция на мой простой вопрос была... не то чтобы неожиданной, но и не ожидаемой. Старик нахмурился, как будто мой вопрос вызвал у него нехорошие воспоминания из прошлого. А может и не "как будто".
  
   -- У меня были дети, -- наконец ответил он. Теперь его взгляд изменился. Он больше не пронзал меня насквозь, а просто смотрел. -- Они были убиты Дельфиной. Внуки же остались в живых, но в её руках.
  
   -- Однако ваши чувства ни к вашим детям, ни к вашим внукам не изменились, -- констатировал я. Реакция старика была очевидной, и толковать её двояко не имело смысла. Я опустил голову, вспоминая Аль. Не то чтобы она была мне столь близка, но... -- Знаете, что я вижу, когда смотрю на Альвис Гамильтон? Я вижу маленькую девочку, которая осталась совсем одна.
  
   -- Вот как? -- ответил он. Мы вновь помолчали и вновь сделали несколько ходов. Постепенно партия двигалась к финалу и закончилась ничьей. -- Похоже у нас ничья.
  
   Я кивнул. Старик собрал фигуры и расставил их на доске вновь. Вот только играть больше ни он, ни я не собирались.
  
   -- Что ты хочешь знать, Клаус Барка? -- прямо спросил он у меня.
  
   -- Что такое Гильдия? -- также прямо спросил я в ответ. Сейчас я хотел узнать не то, для чего создавалось Гильдия, а то, какая она внутри сейчас. Чтобы победить врага, его надо понять. Именно поэтому мне жизненно необходимо найти ответ на этот вопрос. -- Ведь кто как не член Гильдии может поведать о ней?
  
   -- Гильдия... Это слово не просто набор звуков, -- произнёс старик, собираясь с мыслями. -- Хорошо, Клаус Барка. Я, Люциус Дагобел, глава дома Дагобел, расскажу тебе, что такое Гильдия. Но сначала тебе нужно узнать, для чего она была создана. Гильдия была создана больше шестисот лет назад. Её задача заключалась в том, чтобы следить за ходом Проекта Возрождения.
  
   -- Проект Возрождения? -- переспросил я. -- Возрождения чего?
  
   -- Нашей родной планеты. Она называется Земля, -- усмехнулся Люциус и посмотрел на меня. -- Неужели ты думаешь, что люди всегда жили на Престеле?
  
   -- А почему я должен думать иначе? -- конечно, я не до конца откровенен, но это пока потерпит. Сначала нужно решить вопрос со стариком.
  
   -- Действительно, почему, -- задумавшись и, кажется, даже немного сконфуженно произнёс он. После чего вернулся к рассказу. -- Дело в том, что на протяжении последних трех сотен лет, что люди жили на своей родной планете, они неустанно губили её. Эксплуатировали её природные ресурсы, загрязняли атмосферу, заражали воду. В конечном итоге планета стала непригодной для жительства. И тогда был придуман Проект Возрождения. К тому моменту технология шагнула настолько далеко, что были созданы микроскопические разумные машины. Именно на них должно было лечь бремя восстановления нашей родины.
  
   Тем не менее, процесс восстановления экосистемы планеты должен был занять довольно продолжительное время, примерно от двух до трёх сотен лет. Так как, как я уже говорил, условия на Земле были непригодными для жительства, в течение всего этого времени человечество должно было ожидать за пределами Земли, когда Земля восстановиться. Они были переселены на огромных кораблях на различные искусственные миры в их родной звездной системе. Экзайлы или Изгнанники перенесли множество людей в миры похожие на наш.
  
   -- Получается, Престел -- не единственный мир населённый людьми, -- пришёл к выводу я. Я, конечно, это знал, но одно дело иметь всего один источник, пусть и достоверный. И совсем другое, когда кто-то ещё подтверждает это.
  
   -- Как только экосистема Земли пришла бы в норму, на Экзайл поступил бы сигнал, и тогда Гильдия должна была бы организовать перемещение переселенцев обратно на Землю. В этом заключалась задача Гильдии.
  
   -- Однако затем Гильдия изменила свои задачи, и переселенцы остались на Престеле. Так? -- спросил я, посмотрев на него. Он кивнул. Я вздохнул и усмехнулся. -- Отрадно сознавать, что ничего в мире не меняется. Имея власть трудно с ней расстаться. Однако, господин Люциус, меня больше интересует, что собой представляет нынешняя Гильдия, а не ваши предки, сделавшие нас с вами пленниками этого мира. Можете поведать мне об этом?
  

-- Разумеется, и... -- тут он посмотрел на меня с благодарностью. Я даже опешил от такой реакции. -- Клаус, я рад, что ты не винишь лично меня в том, что Дизит и Анатоль оказались под пятой Гильдии.
  
   -- Полноте вам, Люциус. За что мне винить вас? Лучше поведайте, как Дельфина стала Маэстро. Ведь как я догадываюсь, именно там кроются многие ответы.
  
   -- С самого начала в Гильдии был установлен механизм сдерживания, и каждому Дому была отведена своя роль. Главных Домов в Гильдии четыре. Бассианус, Дагобел, Эраклеа и Гамильтон. Четыре дома и четыре задачи. Представители Дома Бассианус выступали за налаживание связей с "поверхностью", так как вследствие жизни в полной изоляции Гильдия стала вырождаться, и технологические знания могли быть утеряны. Дагобел не интересовались политическими дрязгами, предпочитая уделять внимание технологическому развитию. Именно, чтобы не потерять технологическое превосходство, они решили поддержать Бассианусов. Эраклеа наоборот настаивали на изоляции Гильдии и сохранении господства над Анатолем и Дизитом. На фоне этого Дом Гамильтонов сохраняли нейтралитет. Гамильтоны были хранителями особой био-технологии, если ты, конечно, понимаешь о чем я. Именно этому Дому Гильдия обязана лучшими правителями-Маэстро. Глава Дома Эраклеа, Дариус, не отличался особыми политическими амбициями, что для представителей его Дома было большой редкостью. Интересуясь историей, он работал над поиском знаний о древних технологиях и однажды узнал, что некий корабль Экзайл, который уже и в Гильдии считался легендой, может существовать на самом деле и следы его нужно искать в Дизите. Он неоднократно отправлялся в Дизит, чтобы заняться поиском вплотную. Получив подтверждение своим догадкам, он решил выставить свою кандидатуру на пост Маэстро Гильдии, чтобы потом иметь возможность монополизировать Экзайл. Но в это время у Гамильтона уже родилась внучка, Альвис, которая стала считаться единственно вероятным кандидатом на титул Маэстро. Чтобы продолжить исследование Экзайла, Дариус покинул Гильдию, оставив Дельфину под охраной Цикады. Старый Гамильтон тогда уже потерял хватку, а Мариус и я, отказались претендовать на титул. Дельфина в кратчайшие сроки узурпировала власть, захватила крейсера и отдала Джеймса Гамильтона под трибунал. Также она потребовала возвращения Мариуса и меня из Анатоля, но наст вовремя предупредили. В итоге, уничтожив представителей оставшихся трёх Домов и организовав убийство своего отца, Дельфина получила абсолютную власть над Гильдией.
  
   -- Сдается мне, одного только желания, да наличия умелого помощника в лице этого Цикады недостаточно, чтобы перехватить власть над такой могущественной организацией, -- задумчиво произнёс я, когда Дагобел закончил свой рассказ. -- Как мне кажется, Дельфине удалось угадать с желаниями большинства в Гильдии. Или она им что-то пообещала. И как мне кажется, я даже знаю что. Экзайл. Я прав?
  
   -- В точку, -- ответил Люциус. Из его уст вырвался смешок. -- Да, Алекс серьезно недоговорил, когда назвал тебя смышлёным мальчиком. Однако ты превзошел все мои ожидания.
  
   В ответ, я лишь пожал плечами. Что тут можно ответить? Ничего. Тут Люциус отошел от столика с шахматами.
  
   -- Желаешь посмотреть на устройство двигателя Сильваны? -- спросил он меня, указав на комнату управления. Я кивнул. Ещё бы я отказался.
  
   Я проследовал внутрь за Люциусом. Органы управления двигательной установкой серьезно отличались от таковых на ваншипе. Оно и не удивительно, ведь её устройство на порядок сложнее.
  
   -- Марк Четыре. Эту двигательную установку создал Нирвиус Бассианус больше трёхсот лет назад. И, как ты, наверное, догадываешься, она превосходит все предыдущие модели. Знаешь в чём её преимущество? -- Люциус прищурившись посмотрел на меня. Видимо от меня ожидают правильного ответа.
  
   -- Больше мощности? Долговечность? Или же... -- я огляделся ещё раз, осматривая внутреннее "убранство". Всё было аскетично до предела. И как они тут жили месяцами? Я вновь посмотрел на Люциуса и дал окончательный ответ. -- Автономность.
  
   -- Зришь в корень, -- хмыкнул Люциус, не глядя на меня. Он прошелся по кабине и провел рукой по органам управления. Всё блистало чистотой, и не было видно ни единой соринки. -- Раз в полгода Гильдия проводит "техосмотр" своих установок. Вот только суть такого осмотра заключается в смене экипажей. В течение этих шести месяцев этим самым экипажам приходиться существовать в настолько невыносимых условиях, что их организмы не выдерживают. А ведь в этом плане представители Гильдии куда выносливее обычных людей.
  
   -- Ещё бы, если учесть вашу модернизированную ДНК, -- решил поделиться я. Вообще-то я никак не мог знать что такое ДНК, но надо же посмотреть на реакцию старика? И он меня не разочаровал. Люциус в течение минуты напряженно смотрел на меня. Я же делал вид, что ничего не произошло. Наконец его взгляд стал буквально прожигать меня, и я счел необходимым пояснить свой ответ. -- Господин Люциус. Я прекрасно осведомлен, что такое ДНК, а также что значит слово "био-технология", которое вы упомянули ранее. Я пока не буду пояснять вам, откуда, потому как мы ещё не настолько доверяем друг другу. Придёт время, и я расскажу вам всё. А пока лучше поведайте мне, каким вы, глава Дома Дагобел, видите будущее Гильдии? Какое место, по вашему мнению, она должна занять на Престеле?
  
   -- Хм, разве сначала не нужно победить Дельфину? Пока она у власти, мы не сможем думать о будущем, -- заметил он, глядя на меня с нескрываемым интересом.
  
   -- Маэстро Дельфина? Это не существенный вопрос, Люциус. Нам гораздо важнее уже сейчас определиться с тем, какое будущее мы хотим построить, а уже затем нам не составит труда решить, как воплотить его в жизнь. Иначе война не закончиться никогда.
  
   Люциус посмотрел на меня расширившимися глазами. Затем, оглядевшись и найдя стул, коих тут было два, сел на него и вновь воззрился на меня снизу вверх. Интересно, чего это он так на меня смотрит? Неужели я говорю настолько странный вещи.
  
   -- Почему ты пришел к таким выводам, Клаус? -- спросил он, немного придя в себя. Однако, как он не пытался, ему так и не удалось вернуть на лице равнодушное выражение. Просто не смог.
  
   -- Я хорошо изучал историю, Люциус. Не только историю Анатоля и Дизита, -- я посмотрел ему прямо в глаза и чуть улыбнулся. Пусть он немного побудет в заблуждении. -- И вывод, к которому я пришел -- проблемы надо решать путем их недопущения, а не отнюдь по мере их наступления. На вещи нужно смотреть шире и глубже. Преследуя лишь сиюминутные эгоистичные цели в конечном итоге можно добиться лишь разрухи, ненависти и несчастья. Если мы не решим сейчас, чего мы хотим достичь, начнется новый конфликт, который может растянуться на куда больший срок, чем предыдущий. И ошибка эта в конечном итоге может стоить жизни не только нам, но и всем нашим потомкам.
  
   Я продолжал ходить из стороны в сторону, произнося все эти слова. А Люциус внимательно слушал и следил за мной. Стоило же мне закончить, как Дагобел погрузился в глубокие раздумья. Прошло минуты полторы, прежде чем он, пришел к каким-то выводам и прервал молчание. На его лице появилась грустная улыбка.
  
   -- Хотелось бы, чтобы у нашей Гильдии был такой мудрый Маэстро как ты, Клаус, -- сказал он. Впрочем, его реакция меня не удивила. Любой другой Маэстро, который не зациклен на себе самом был бы куда предпочтительнее тех, кто стоял во главе Гильдии последние столетия. Не сомневаюсь что даже у Джеймса Гамильтона, которого сейчас передо мной так превозносил Люциус, не обошлось без собственных тараканов в голове. Иначе бы он постарался не допустить подобного. Впрочем, слишком много я хочу... -- А если бы ты стоял во главе, Клаус, куда бы ты повёл Гильдию, Анатоль и Дизит?
  
   И в глазах такая вот хитринка. Чего он от меня хочет? Чтобы я сообщил ему очевидные вещи, вроде того, чтобы вернуть жителей Престела обратно на Землю? Смешно. Задачи, поставленные шесть сотен лет назад, вполне уже могли потерять свою актуальность.
  
   -- Вернуть нас на Землю, вот какая задача стояла перед Экзайлом, -- ответил ему я и, отвернувшись, перевёл взгляд на приборы управления. Мой взгляд задержался на крайнем правом рычаге. Вернее на том, что от него осталось, так как он был обрезан у основания и заварен. Догадаться, что он предназначен для отделения двигательной установки от корабля было несложно. Уверен, крепления тоже были заварены. -- Вот только не факт что эти задачи требуют исполнения теперь.
  
   -- Что ты имеешь в виду? -- не понял меня старик.
  
   -- Триста лет. Именно настолько мы должны были покинуть нашу родную планету. Однако срок прошел вдвое больший. Кто знает, что случилось за это время? -- вопрос был резонен и старик согласно покивал. Действительно произойти могло что угодно. -- Не удивлюсь, если планета будет занята и нам не будут рады. А это в свою очередь грозит нам очередной войной.
  
   -- Но не слишком ли ты сгущаешь краски? -- Люциус, похоже, начал привыкать к моей манере мыслить. -- Вдруг всё не так плохо и на Земле все ждут нашего возвращения?
  
   - Не исключено. Вот только... -- я задумался, припоминая одну фразу, читанную ранее в одной книге. Интересно, как он отреагирует на цитату? -- Древние говорили: "Si vis pacem, para bellum". Желающий мира, да готовиться к войне.
  
   -- В твоих словах много печальной правды, -- тяжело вздохнув, произнёс Люциус. Затем он встал и двинулся к выходу из капсулы. Я последовал за ним.
  
   Выйдя, Люциус стал осматривать приборы и снимать показания. Вот только я не сомневался, что сейчас он больше сосредоточен на моих словах. Нам обоим было, о чем подумать.
  
   -- Надеюсь, это не последняя наша беседа, Люциус Дагобел, -- я поклонился и, развернувшись, уже собирался направиться к выходу. Однако Люциус меня остановил.
  
   -- Постой, Клаус, -- я повернулся к нему. Он отвернулся от своих приборов и внимательно смотрел на меня, как будто чего ожидая или ища. -- Я ещё не рассказал тебе всего о том, кто такая Дельфина. Есть ещё кое-что, что ты должен знать. Возможно, это поможет тебе защитить Альвис Гамильтон.
  
   -- И что же я должен знать ещё? -- спросил я у него.
  
   -- Я расскажу тебе о самой Дельфине. Пускай я и знаю о ней немного, как и об её окружении, так как с тех пор как я последний раз видел её, прошло более десяти лет. Однако кое-что не изменилось, -- Люциус задумчиво посмотрел сквозь меня, а затем продолжил. -- Слушай внимательно, Клаус. Дельфина Эраклеа...
  
    
    к оглавлению
    
    
    
GLAVA DESYATAYA
CALCULATSIYA ALEKSA
    
    
    
    
    
    Известие о том, что нам предстоит принять участие в восьмичасовых гонках на выносливость в горизонтальной пещере, существенно подняло настроение Лави. С тех пор как мы отправились на это задание, она уже и думать забыла о том, что нам когда-нибудь удастся поучаствовать в гонках. Стоит ли тогда говорить, что она отнюдь не собиралась отказываться от такого шанса, во всеуслышание заявить о себе? Узнав об этом, ребята, Гудвин и его команда, выразили готовность помочь нам в подготовке к соревнованиям. Тем более на это был отдан приказ самого капитана. Я же, не сомневаясь в их профессионализме, всерьёз рассчитывал на их помощь. Знаете, порой достаточно немного понаблюдать за тем как человек работает и уже можно составить свое мнение о его профессиональных навыках и даже, возможно, дать некоторые звонкие эпитеты. Говоря об этом и вспоминая про техников Сильваны, я почему-то смог выдать только один эпитет - механики-маньяки. И гонка в Горизонтальной пещере лишь упрочила моё представление об этих людях.
    
    Что такое восьмичасовая гонка в Горизонтальной пещере? Это гонка команд, не только пилотов, но и механиков. По условиям этих соревнований, организаторы предоставляют каждой команде одинаковые ваншипы. Задача участников заключается в следующем: механики за отведённый промежуток времени, три часа, ремонтируют эти ваншипы до максимально лучшего состояния. При этом нельзя менять основные узлы машины. Без хороших механиков не добиться высоких показателей скорости и манёвренности. После того, как машины будут приведены в порядок, в четыре часа дня стартует сама гонка, в которой принимают участие уже пилоты. Однако роль механиков на этом не заканчивается. Во время самой гонки, в течение всех восьми часов от них требуется всегда быть наготове, мало ли что произойдёт с ваншипом? В случае поломки, они должны будут привести машину в порядок и вернуть её трассу.
    
    Кроме механиков, от экипажа также требуется приложить немало усилий. Гонка в Горизонтальной пещере не просто так считается сложной. Помимо изнуряющей длительности гонки, дистанция которой на кольцевой трассе исчисляется сотнями километров, пилотам также ни в коем случае нельзя забывать и о самой трассе. Её двадцатикилометровое кольцо, которое экипажи должны будут за гонку пройти не единожды, само по себе изобиловало множеством сложных участков. В некоторых местах она была очень извилистой, узкой, а где-то легко возникали турбулентные потоки. Проходя большей частью в туннелях и иногда выходя в крупные пещеры, трасса изобиловала огромным количеством проходов, в которых без умелого навигатора легко было заблудиться и сбиться с маршрута, который был обозначен двенадцатью контрольными точками. Судьи отмечали, какие экипажи миновали их, таким образом, во-первых, упрощая возможность комментирования гонки, а во-вторых, лишая экипажи соблазна обойти самые опасные, а от того и самые зрелищные участки трассы. Участники были обязаны пролетать эти контрольные точки, чтобы не быть дисквалифицированными за срез трассы. Таким образом, те, кто сумеет продержаться на трассе с самого старта гонки до полуночи и при этом финиширует первым - выигрывает соревнования. В гонках в Горизонтальной пещере не только пилоты, но и механики показывают своё мастерство.
    
    Сборы на гонку были недолгими и вот уже в восемь часов утра мы вылетели по направлению к Горизонтальной пещере. Двух Хэвикарго вполне хватило чтобы перевезти обе команды с запчастями, а также Алекса Роу вместе с Первым Помощником и Альвис. По замыслу капитана, наш с Лави экипаж будет основным, представляющим Сильвану. У Татьяны же с Алисией будет совершенно иная задача. В чём она заключается, он мне не сообщил. Впрочем, мальчик я уже большой, с излишним любопытством завязавший, потому справлюсь как-нибудь сам. Тем более что догадаться не сложно, что мог поручить Алекс своему лучшему экипажу.
    
    Изучая карту трассы, я с интересом для себя обнаружил, что десятая контрольная точка находиться подозрительно близко к Залу, где должен будет состояться аукцион. Не думаю, что Алекс не озаботиться о путях отхода. Самым логичным было предположить, что заданием Татьяны и Алисии является диверсия. Во всяком случае, на его месте я бы поступил также.
    
    Прибыв в горизонтальную пещеру, мы успели как раз к самому началу распределения ваншипов. Оно проходило прямо в ангаре, где команды должны будут отремонтировать предоставленные им машины. По словам ведущего, сегодня должна была состояться двести двадцать пятая восьмичасовая гонка. Круглая дата, учитывая, что эти соревнования проводят раз в две-три недели, а порой и раз в месяц. Но столь частые даты проведения гонок не делают их менее значимыми. Ведь далеко не каждый экипаж проходит всю трассу до конца. Как я слышал, бывали этапы, когда ни один из участников не добирался до финиша. А некоторые даже ухитрялись разбиваться насмерть. Согласитесь, это уже многое говорит о сложности трассы.
    
    Выбирать ваншип для нас я попросил Аль. Лави и Гудвин с ребятами меня поддержали. Маленькая Аль с игрушкой в руках стала живым талисманом нашей команды и растопила суровые мужские сердца. Даже ведущий похвалил "милого пилота этого ваншипа". Закрутив лототрон, Аль вытащила заветный номер. Ваншип же что нам достался... Да, определённо, это должно было стать серьёзным испытанием для нашей команды. Впрочем, меня, как и нашу команду не пугал "страшный" вид машины. Мы были абсолютно уверены, что через три часа она поднимется в воздух.
    
    Что интересно, Гудвин прихватил с собой не только немало полезных деталей, но и нового техника Сильваны. Думаю, нетрудно догадаться, что им стал Моран Шетланд. После гибели Голиафа он убедился, что не стоило даже пытаться наниматься на тот "летающий гроб". И теперь Итен вовсю нещадно эксплуатировал своего нового, а точнее первого подчинённого. Впрочем, Моран оказался отличным механиком, даром что пехотинец. Вот примерно в такой компании мы начали готовиться к гонке.
    
    Оглядев нас напоследок и посовещавшись о чём-то важном со своим Первым Помощником, Алекс уже собрался отправиться на аукцион, как его остановила Татьяна.
    
    
    
    - Капитан, они нам мешают! - Рассерженным тоном произнесла командор. - Я не буду летать с дилетантами! Она теряет сознание в бою! А это... Это не игрушки!
    
    
    
    Алекс, даже не повернулся к ней, лишь скосил взгляд. А вот на меня он посмотрел, чем удивил. Такой взгляд говорит лишь об одном, моё мнение для него важнее, чем мнение "взбалмошной девчонки". Но много о себе я старался не думать, а потому лишь пожал плечами и развёл руками. Действительно, чего я могу ему тут посоветовать? Не буду же я вмешиваться в то, что меня касается лишь краем? На это Алекс хмыкнул. Видимо моя "покладистость" в отношении его влияния на своих подчинённых, ему понравилась.
    
    
    
    - Что случилось? - произнёс он интересующимся тоном, бесстрастно посмотрев на Татьяну. Та немного стушевалась от такого отношения. - Разве Татьяна Висла боится летать?
    
    
    
    - Капитан... - попыталась возразить Татьяна, но Алекс уже ушёл. Да, так морально опустить несколькими словами, я бы точно не смог. Простой вопрос, а как качественно заткнул своего командора. Вот что значит хорошо знать своих людей.
    
    
    
    Впрочем, меня, как человека со стороны, пусть и, будем говорить на чистоту, временно вошедшего в команду Сильваны, эта ситуация волновала мало. Тараканы в голове Татьяны, это её тараканы и пусть она сама с ними разбирается. Тем более что, как показала практика, Алекс Роу прекрасно умеет их контролировать. Уверен, зная сильные и слабые стороны своих людей, он уже давно вовсю пользуется этим знанием в своих интересах, как и положено настоящему капитану. Так что, скорее всего его взгляд, направленный на меня, теперь казался мне лишь очередной проверкой моих способностей. Понимая, что думать и гадать на эту тему можно ещё очень долго, я отбросил посторонние мысли и решил полностью сосредоточиться на гонке.
    
    За те три часа, что были отведены мне с механиками, Лави и Аль, нам удалось полностью перебрать машину. Краем глаза заметил что Костаби, Итен и Моран также не отставали от нас, параллельно готовя ваншип Татьяны и Алисии. Примечательно, что в лотерее удача повернулась лицом к командору Висла, и их экипажу достался ваншип красного цвета. Согласитесь, шанс был не велик, так что это уже говорит о многом, хотя я и не суеверен.
    
    Впрочем, много думать о чужом ваншипе я не мог, так как приходилось быть полностью поглощенным нашей машиной. Похоже, нам действительно досталась худший аппарат из всех, но мы справились. Пригодились даже те уникальные запчасти, что я прихватил с нашего с Лави ваншипа. Как знал, что что-то такое понадобиться. И, несмотря на то, что изначально этому ваншипу место было исключительно на свалке, теперь он мог побороться, не много ни мало, за победу в соревнованиях. Когда мы закончили, все радовались успешно выполненной работе. Аль мы торжественно назначили главным механиком, а Гудвин плакал как младенец, на что Гейл лишь закатывал глаза. Да, главный механик Сильваны - очень эмоциональный человек.
    
    И всё-таки, сильнее всех радовалась Лави. Гонка в Горизонтальной пещере! Именно об этом она мечтала всегда. Когда-то, ещё до того как отправиться в полёт через Гранд Стрим, наши отцы выиграли одну из первых гонок на выносливость. И теперь Лави считала эти соревнования отличной проверкой наших возможностей. Ещё одной ступенькой на пути к главной цели нашей жизни, Гранд Стриму.
    
    
    
    Горизонтальная пещера. Если говорить вкратце об этом объекте, то... она просто огромна. Внутри мог бы поместиться целый город, и ещё бы осталось место. В центре пещеры возвышались огромные песочные часы. Мало кто знал что это - символ нашего мира. Мастерские, в которых мы готовили ваншипы, находились на дне пещеры, боксы были подвешены к середине. А вот зрительские места, а также зал аукциона, находились на самом верху.
    
    Поднявшись наверх и разместив ваншипы в боксах, мы стали ожидать начала соревнований. Было ровно полдень и до начала гонок оставалось четыре часа.
    
    
    
    В какой-то момент, стоя возле нашего ваншипа, я почувствовал, как кто-то меня обнял сзади. Признаюсь, до этого я расслышал, как подлетел ваншип и кто-то, легко пройдясь по нему, прыгнул. Но я даже не мог вообразить, что целью этого незнакомца буду я.
    
    
    
    - Привет, Иммельман, - раздался позади меня красивый юношеский голос. Подойдя сзади, меня бесцеремонно взяли за подбородок и прильнули к моей щеке. Краем глаза я рассмотрел белые волосы и оранжевые пятна вокруг глаз незнакомца. Впрочем... Не такой уж это и незнакомец. Я догадывался, кто это мог быть. Беседа с одним из членов семьи Дагобел, одной из четырёх главных в Гильдии, открыла мне некоторые подробности её внутреннего устройства. - Давно хотел с тобой познакомиться поближе, Иммельман.
    
    
    
    - Какой интересный способ знакомства, - "промурлыкал" я в ответ как можно нежнее, постаравшись сделать свой голос похожим на голос этого гильдийца. Чуть подавшись вперёд, я выскользнул из его объятий, так и не встретив сопротивления. Развернувшись, я осмотрел того, кто меня только что обнимал. Это и вправду, судя по его одеяниям, был гильдиец. Молодой, примерно моего возраста, может немного старше. Судя по его раскрепощённой манере поведения, наверняка он наследник одного из Великих Домов. А если учесть что в Гильдии таковой, вследствие политики Маэстро Дельфины, остался только один, то передо мной представитель Дома Эраклеа. Вполне возможно младший брат Дельфины. Кажется, его зовут Дио. Судя по его манере общаться, он не любит грубости, предпочитая ей нежность. Что ж, попробуем ответить ему тем же. Ведь это ничего не стоит, правда? Я постарался сделать своё лицо таким же "милым", как и у моего собеседника. - Может быть, для начала стоит представиться?
    
    
    
    - В самом деле? Думаю, ты прав, - похоже, меня ещё пока не собираются убивать. Равно как и топить в ласке. Если бы здесь был кто-то другой, я бы забеспокоился относительно его здравого рассудка. Однако учитывая какая обстановка царит в Гильдии, нарциссизм ещё не самое страшное, что стоило бы ожидать от его представителя. Что интересно, его телохранитель выглядел вменяемым. Хотя, наверное, это просто следствие жёсткого воспитания. - Привет меня зовут Дио Эраклеа! А это Люсиола!
    
    
    
    Дио указал на своего телохранителя, что незаметной для моих друзей тенью возник рядом. "Незаметной" для них, но не для меня. От меня не укрылось то, как передвигался Люсиола. Надо сказать оба представителя гильдии были красивыми юношами. И если Дио выглядел как любящий проказы и всё интересное озорник, то Люсиола сохранял воистину царское спокойствие, что делало его очень милым.
    
    
    
    - Что тебе надо от Клауса?! - встряла между нами недовольная Лави. Видимо ей не понравилось обращение Дио со мной. Ревнует.
    
    
    
    - А это та навигатор, что теряет сознание, - констатировал Дио и улыбнулся девушке. Теперь стало понятно, что это был за странный звездообразный, и почему их оказалось на самом деле два. Заодно я понял и причину странного поведение того пилота. Дио просто было скучно, вот и всё.
    
    
    
    - Вы знакомы? - спросил Гейл, на всякий случай, подхватив монтировку. Гудвин стоял рядом с тяжёлым гаечным ключом. Ну да, двое внезапно появившихся юношей со странным поведением и неизвестными целями, кого угодно заставят насторожиться.
    
    
    
    - Хм, к сожалению, нет, я бы запомнил, - склонив голову набок, я продолжал изучать Дио взглядом. Посмотрим, как он отреагирует на мою "забывчивость".
    
    
    
    - Да ладно тебе, я уже подстрелил тебя два раза, - ответил Дио, уперев руки в бока. А я вздохнул и покачал головой.
    
    
    
    - Люсиола, а Дио всегда такой? - спросил я второго гильдийца, что стоял с закрытыми глазами рядом. Тот открыл глаза и с удивлением посмотрел на меня.
    
    
    
    - Да, - ответил Люсиола, мельком взглянув на улыбающегося Дио. И хотя его тон был абсолютно ровным, от меня не укрылось невысказанное "к сожалению".
    
    
    
    - Ясно, - кивнул я и добавил. - Сочувствую.
    
    
    
    - Эй! Я, между прочим, тут! - возмутился Дио, однако в его голосе чувствовалась наигранность. Ситуация его веселила.
    
    
    
    - Клаус, он сказал, что я потеряла сознание... - произнесла Лави, удивленно уставившись на наших нежданных гостей. Похоже, она, наконец, поняла кто это.
    
    
    
    - Да, ты права. Это тот самый гильдиец, с которым мы сражались недавно, - невозмутимо ответил я. Реакция последовала незамедлительно. Обогнув меня, Гудвин и Гейл бросились на Дио с Люсиолой, а вот Лави шустро скрылась за ваншипом, дабы не попасть под раздачу.
    
    
    
    - Не двигаться! - вопил на всю пещеру Гудвин, размахивая своим ключом. Вот только ребята оказались более проворными, чем механики Сильваны. В пару скачкой они вновь оказались на своём ваншипе. Это был гоночный ваншип, такой же, как и у нас с Лави, только белого цвета. И судя по всему, Дио решил также принять участие в гонке.
    
    
    
    - В чём дело? Я пришёл поздороваться? - улыбаясь, спросил Дио. Он стоял, немного облокотившись на Люсиолу и приобняв того левой рукой. Я подошёл к краю площади и оперся об ограждение.
    
    
    
    - Чего ты хочешь, Дио Эраклеа? Альвис Гамильтон? - спросил я его.
    
    
    
    - Меня это не волнует, - махнув рукой, ответил он. - Меня больше радует то, что я буду участвовать в гонке с тобой, Иммельман.
    
    
    
    - Любишь давать людям новые имена? - спросил я его.
    
    
    
    - Раз я называю тебе Иммельман, значит, так оно и есть, - ответил тот. - Предлагаю пари! Если я выиграю, ты назовешь мне своё имя.
    
    
    
    - Обычно говорят "если я проиграю", - заметила Лави, которая всегда была остра на язык.
    
    
    
    - Я не могу проиграть, - парировал Дио. - Возвращаемся, Люсиола.
    
    
    
    - Да, - вновь коротко ответил его телохранитель, и они расселись по своим местам в ваншипе. Дио, разумеется на место пилота, а Люсиола - навигатора. Ваншип развернулся, чтобы улетать, но Дио не спешил.
    
    
    
    - Да кстати... - произнёс он многозначительно, и я увидел, как он повернул голову в сторону соседнего ангара, где располагалась команда Татьяны. - Ты летела на красном ваншипе? Летай, где хочешь, но не вздумай больше мешать нам!
    
    
    
    Последнее предложение он произнес с угрозой в голосе, как будто угрожали его любимой игрушке. И я даже знаю, кто для него эта самая игрушка. До меня внезапно дошло, что Дио меня не оставит в покое просто так. Он видел, как летаю я. А я видел, как летает он. И одно могу сказать точно, он любит небо не меньше меня. Для нас это родная стихия. А значит, мы обязательно встретимся. И не единожды.
    
    Они улетели, оставив нас со своими думами. И хотя я не видел сейчас лица Татьяны, мне хватило нашего короткого знакомства, чтобы изучить её и понять что сейчас она просто вне себя от бешенства. Татьяна Висла слишком горда, чтобы вот так вот просто спустить такой "плевок в лицо" от гильдийца.
    
    
    
    - Мне они не нравятся, - заметил Гейл.
    
    
    
    - Точно, - вторил ему Гудвин.
    
    
    
    - Что они тут вообще забыли? - проворчала Лави. Я посмотрел на неё и улыбнулся.
    
    
    
    - Похоже, наши соперники решили просто поздороваться с нами, - сказал я. Наверное, со стороны я немного похож на идиота, со своей улыбочкой. Вот только у меня были причины, чтобы так улыбаться.
    
    
    
    Сейчас, после знакомства с Дио, моё настроение значительно улучшилось. Я понял значение этого знакомства. Да, Дио собственник и я для него игрушка. Вот только нет ничего более непостоянного в небе, чем ветер. Он суть Дио, это было ясно видно. А значит, стоит мне приложить немного усилий, и я смогу перерасти из игрушки в друга. Стать другом наследнику Гильдии, тому, кто станет следующим Маэстро. Разве можно найти более верную стратегию, чтобы принести мир в небо Анатоля?
    
    
    
    - Клаус?! - позвала меня Лави. Я повернулся к ней и, положив ей руку на голову, немного растрепал её волосы.
    
    
    
    - Вместо того чтобы возмущаться по поводу визита вежливости от гильдии, ты лучше подумай куда мы поставим кубок, который получим после победы, - весело ответил я ей. - И не вздумай сказать, что этого не произойдёт!
    
    
    
    - Кто ты и куда подевал Клауса?! - пригрозила мне Лави, на что я только громко рассмеялся.
    
    
    
    
    
    
* * *
    
    
    
    
    
    - Готовность тридцать секунд, - предусмотрительно сообщила мне Лави. Впрочем, я и так видел табличку, что подняла на вытянутых руках весьма очаровательная брюнетка с короткой стрижкой. Эта красавица выделялась своими обнаженными плечами и руками, грудь же была прикрыта топом, впрочем, оставляя простор для воображения. Её подружка, одетая в длинное вечернее платье тоже была ничего. - Клаус, не засматривайся на этих куриц!
    
    
    
    Ну вот, меня лишили чувства прекрасного. Одно радует, Лави на месте навигатора, а значит, пинка или затрещины в ближайшие восемь часов ожидать не стоит.
    
    Мысленно я стал отсчитывать секунды от того момента как прозвучала сирена. Лишний контроль не помешает, так как решение о старте принимаю я. Однако, не сомневаюсь, что и Лави мониторит ситуацию не хуже. Как и остальные команды. Мне не нужно было смотреть в остальные боксы, чтобы видеть, насколько напряжены все пилоты и навигаторы. Сейчас все ждут сигнала на старт, боясь пропустить лишнюю секунду. Все нацелены на победу. Кроме меня. Ведь я уже знаю что победил.
    
    Каждая команда просчитала свою стратегию на всю гонку. Вот только из года в год ничего не меняется. С самого начала Восьмичасовой гонки идет борьба за первое место. А ведь это гонка на выносливость. А что главное в гонке на выносливость? Правильно. Главное не просто прийти первым или дойти до финиша. Главное - сохранить единый темп на всю гонку.
    
    
    
    - Лави, ты уже решила? - спросил я, когда до старта оставалось двадцать секунд.
    
    
    
    - Чего "решила"? - недоуменно спросила девочка. Ну, ещё бы, такой момент и тут я лезу со своими "дурацкими" расспросами.
    
    
    
    - Куда поставим кубок? - повторил я немногим ранее заданный вопрос.
    
    
    
    - Клаус, мне сейчас не до шуток! - прорычала она. Эх, "такой красивый дэвушка, а так страшно рычит!" - Не проспи старт! Десять секунд!
    
    
    
    - Шуток? Ты не понимаешь насколько это серьезно! - возмутился я и, привстав, повернулся к ней. - Пока не скажешь куда, я вообще с места не тронусь!
    
    
    
    - Клаус? - её глаза вылезли из орбит. Краем глаза замечаю, что глаза механиков от её глаз не отставали. - Клаус!!!
    
    
    
    Тут раздался громкий щелчок, означавший, что огромные песочные часы, установленные в Горизонтальной пещере, перевернулись и встали на место. Следом за этим мы услышали, как один за другим ваншипы стали срываться с места. Все, кроме нашего. Лави круглыми глазами провожала их.
    
    
    
    - Итак, я слушаю? - стоя на коленях на своем пилотском кресле, я облокотился о фюзеляж и пристально посмотрел ей в глаза. При этом подперев подбородок рукой, словно у меня полно времени. Лави была в панике. Вся её тщательно подготовленная стратегия летела в тартарары. - Ну же, чем дольше ты молчишь, тем стремительнее нам придётся их догонять.
    
    
    
    Лави перевела взгляд на меня, а затем закрыла глаза. Хотя я и не мог прочитать её мыслей, я догадывался, что она сейчас усиленно считает до десяти, чтобы успокоиться. Лави давно меня знала. Знала, что порой я бываю упрямый, как крупное поголовье мелкого рогатого скота. Когда ровно через десять секунд отсчет закончился, она открыла глаза и с ехидством посмотрела на меня.
    
    
    
    - Поставим в моей комнате! Буду открывать глаза по утрам, и любоваться на результат моей победы! - по-собственнически заявила она. В ответ я фыркнул.
    
    
    
    - Твой эгоизм как всегда во всей красе. Сделаем по-моему и поставим его в гостиной! - заявил я и заняв свое место, в два счета привел ваншип в состояние готовности.
    
    
    
    - Клаус, ты... - заорала Лави. В зеркало я увидел, как она всё-таки решила встать и надавать мне по первое число. Вот только своих целей я уже достиг.
    
    
    
    - Старт! - коротко сказал я в переговорное устройство и перевел РУД практически в максимальное положение. Ваншип резко сорвался с места, что подтвердил протяжный крик моего навигатора.
    
    
    
    - Клаус!!! - раздался вой по связи, на что я ответил громким ржанием. Гонка началась.
    
    
    
    Сделав короткий виток, мы вышли на дистанцию. До пелетона было двадцать секунд. Именно столько мы потеряли на старте. И за это время остальные успели оторваться на целую милю. Вот только это не значило абсолютно ничего.
    
    
    
    - Клаус, зачем ты вообще всё это устроил? - спросила меня Лави, когда я выбрал темп. Она уже успела успокоиться и сейчас лишь интересовалась, а не желала меня убить.
    
    
    
    - Я это сделал, чтобы успокоить тебя, - ответил я, посмотрев в зеркало. Не думаю, что она оценила бы, если бы я вновь повернулся к ней, забравшись коленями на кресло.
    
    
    
    - Вход в правый поворот через сто метров, тридцать градусов, - произнесла она. Мы долетели до поворота, и я вошел в него на солидной скорости. Впрочем, я пока не использовал абсолютно всей ширины трассы, так как это мой первый полёт тут. Лучше не рисковать. - Зачем?
    
    
    
    - Ты волновалась и боялась проиграть, - произнёс я, выравнивая машину после поворота. Я вновь посмотрел в зеркало. - Перед стартом нельзя думать о проигрыше. Нужно быть уверенным, что ты победишь.
    
    
    
    - Левый поворот, пятнадцать градусов. Дистанция сто пятьдесят, - сообщила она. Мы прошли ещё один поворот. - Это было так заметно?
    
    
    
    - Очень, - ответил я. В этот момент в зеркало я увидел, что Лави склонила голову. Должно быть, смотрит в приборы или ещё что делает. - Однако теперь, когда ты больше не думаешь о проигрыше, мы с легкостью победим.
    
    
    
    - Отрыв, между прочим, весьма солидный, - заметила она, спустя некоторое время. Значит, она проводила расчёты. - Нам потребуется минимум пятнадцать минут, чтобы догнать основную группу. Это если мы сохраним нынешний темп.
    
    
    
    - Нет, - ответил ей я, когда мы прошли очередной поворот. С начала гонки прошло уже полторы минуты. - Первый круг всего лишь "прогревочный".
    
    
    
    - Прогревочный? - переспросила Лави. В зеркало я видел её удивлённый взгляд.
    
    
    
    - Лави, мы первый раз тут. Неужели ты думаешь, что я буду рисковать и полечу во весь опор прямо с первого круга? - задал я вопрос девушке. Она промолчала, так как понимала что я абсолютно прав.
    
    
    
    Конечно, мы с Лави достаточно времени просидели над картой трассы, копии которой организаторы раздали каждому экипажу-участнику. Карта была хорошей, подробной. Она описывала даже такие мелкие детали, как то высота и ширина тоннелей в каждой конкретной части трассы, были описаны крупные и средние препятствия. А относительно особо сложных мест были пометки, чего лучше избегать и как их проходить. Всё было сделано для того чтобы снизить до минимума смертность в этих гонках. Вот только даже наличие карт не давало гарантий, что что-то произойдёт. Вдруг организаторы не учли какую-то мелочь, которая для нас с Лави станет фатальной? Именно поэтому первый круг мы просто осматривали трассу.
    
    В этом отношении наше последнее с Лави место было даже предпочтительнее. Мы видели, как проходили трассу впереди идущие экипажи. Видели их маневры, их ошибки. А нас не видел никто. Вместе с тем расстояние между нами и следующим ваншипом неумолимо сокращалось. Пелетон растягивался и мы вот-вот должны были начать бороться за предпоследнее место. Однако я не спешил.
    
    
    
    - Клаус! Чего ты ждешь? - позвала меня по связи Лави, когда первый круг уже заканчивался, а мы по-прежнему находились на последнем месте. - Ты уже раза три мог их обогнать. Почему не сделал этого? Мы так не сможем победить!
    
    
    
    - Сможем! Доверься мне Лави, - я посмотрел вперёд. Впереди был последний поворот, а дальше линия "Старт-Финиш". - Лучше давай сосредоточимся на последнем повороте. Он решит исход гонки. Смотри внимательней.
    
    
    
    - Хорошо, - пробурчала Лави. Но, тем не менее, она последовала моему совету-приказу и стала наблюдать за тем как в поворот входит наши противники. Каждый входил пусть и почти одинаково, но всё-таки по-разному. Различия всегда есть и опытный глаз всегда их отследит. Сделали это и мы с Лави.
    
    
    
    - Что скажешь? - спросил я, когда до поворота оставалось пятьдесят метров.
    
    
    
    - Сбрось газ на треть и доверни закрылки на тридцать градусов! - коротко приказала Лави. За что я всегда любил её талант навигатора, так это за невероятно быстрый, почти интуитивный просчет траектории и необходимых углов атаки. - Держись ближе к стене, чтобы иметь запас инерции. За три метра до апекса поворота ставь газ на девяносто пять процентов.
    
    
    
    - Есть, - коротко ответил я и сделал так, как сказала Лави. Результат был ожидаемым. Мы вошли в поворот очень чисто. Когда же до точки апекса оставалось пять метров, Лави подала мне сигнал. Я поставил газ, как она и сказала на девяносто пять процентов, с тем, чтобы в точке самого апекса, двигатель успел выйти на расчетный режим работы. В итоге выход получился таким, что через секунду мы поравнялись с впереди идущим экипажем. Линию "Старт-Финиш" мы пересекли одновременно. Я пару раз крутанул плечами, разминая их, покрепче сжал рукояти управления и сказал только одно слово. - Работаем.
    
    
    
    Теперь всё поменялось. Больше не было смысла сдерживаться, и я начал атаковать. Именно к этому я готовился, из года в год, учась пилотировать ваншип на грани возможностей. Проходить по самому краю. Использовать всё, что у меня есть.
    
    На втором круге мы с Лави поставили лучшее время. На третьем мы обошли ещё двоих и улучшили свой же результат. А дальше пошло-поехало. Конечно, нельзя сказать, что мы обходили всех как стоящих. Гонщики собрались тут лучшие, и при равных машинах, а так и было на самом деле, всё зачастую зависело именно от мастерства. Тем не менее, мы уверенно продвигались вперёд. Уже спустя первый час гонки, когда пришло время первой остановки на дозаправку, мы были в первой десятке. А спустя два впереди нас был только один белый ваншип.
    
    Красный, на котором летели Татьяна и Алисия, отстал последним ближе к середине гонки. Им предстояла выполнять своё задание, а не бороться за победу в гонке. Совмещать оба этих пункта стало невозможным по той простой причине, что ни я, ни мой противник на белом ваншипе, мы и не думали снижать темпа. Нос к носу, крыло к крылу. С упорством, примеров которому не сыщешь во всём белом свете, мы устремились к победе.
    
    Когда гонка перевалила через половину, я уже знал всё о своём противнике. Как и он обо мне. Ежеминутно меняясь позициями друг с другом, мы шли в лидерах этой гонки, сильно оторвавшись от остальных участников. Один за другим мелькали повороты, позволяя нам изучать своего противника. Неудивительно, что в такой ситуации нам порой удавалось предугадывать действия противника.
    
    Дио Эраклеа. Эта гонка оказалась прекрасной возможностью изучить наследника Гильдии. И я не собирался её упускать. Дио молод, горяч. Но вместе с тем я чувствовал - он, как и я, любит летать. Сейчас, после нескольких часов гонки я ощущал это ещё более отчётливо, чем ранее.
    
    
    
    - Радиус сто двадцать! - напомнила мне перед одним из последних поворотов Лави. Я вновь прошёл его практически идеально. Тем более что в десяти корпусах впереди меня летел отличный ориентир. - Ещё два часа! Если продержимся так два часа - победим!
    
    
    
    Весьма и весьма интересно. Три четверти гонки прошло и начинается самая ответственная и опасная часть. Впереди у нас было последняя дозаправка. С тем, во сколько на неё идти не стоит ошибаться. Об этом я и сообщил Лави. Об этом я и сообщил ей, чтобы она не расслаблялась. В этот момент, идущий впереди ваншип чуть довернул, и его пилот послал мне воздушный поцелуй. Дио в своём репертуаре.
    
    Наконец, когда время подошло к четверти двенадцатого и до конца оставалось немного, мы залетели на последнюю дозаправку. А вот тут Лави удивила. Она предложила залить всего половину бака. Механики удивились, но затем поняли её задумку.
    
    
    
    - Не половину, а шестьдесят процентов, - добавил я и поворачиваюсь к Лави. - Не забывай, нам ещё Сильвану догонять!
    
    
    
    - Ай, я совсем забыла, - сконфуженно произнесла она. Впрочем, даже такого количества топлива было с одной стороны - достаточно чтобы победить, а с другой - ваншип был достаточно лёгок.
    
    
    
    А вот дальше началась свистопляска. Хотя мы и лидировали на протяжении всей гонки, и я, и Дио приняли решение позволить основной группе догнать нас. Мы берегли ресурс наших машин для финального рывка. Это была моя идея, а Дио остался со мной за компанию. Не знаю, разгадал ли он мой манёвр, но ему, скорее всего, было неинтересно выигрывать гонку в одиночку.
    
    Когда же группа преследования догнала нас, Дио понял мой манёвр. В этот момент до конца оставалось всего десять минут. Другие пилоты попытались вклиниться между нами, но Дио, воспользовавшись не совсем честными трюками, вынудил их либо существенно сбавить темп, либо пойти на вынужденную посадку.
    
    
    
    - Ты же обещал мне! Почему ты не стараешься? - воскликнул Дио, когда наши ваншипы поравнялись. Я повернулся к нему, краем глаза отмечая, что наш ваншип летит прямо на скалу.
    
    
    
    - Не ведись на его уловки! Вперёд смотри! - прокричала мне Лави. От угрозы я увернулся буквально в самый последний момент.
    
    
    
    - Хорошая реакция! - прокомментировал Дио, вновь поравнявшись с нами. - Ни один пилот ваншипа не сравниться с тобой! Покажи мне ещё что-нибудь!
    
    
    
    Весь его восторженный монолог я встретил холодным молчанием. А когда поступило такое заманчивое предложение, я также молча перевёл РУД на пару делений вперёд, существенно ускоряя ваншип и уходя в отрыв. И, кажется, Лави показала Дио напоследок язык. Интересно, как он отреагирует на игнорирование? Надеюсь, он не сильно обидеться на меня?
    
    До конца гонок осталось пять минут и на этот раз темп, взятый нашими экипажами, был куда выше. Теперь было не место ошибкам или поддавкам. Я шёл впереди, Дио за мной и сейчас решалась судьба победы.
    
    Мы приближались к последним поворотам.
    
    
    
    - Лави, время! - спрашиваю её и вхожу в поворот.
    
    
    
    - Тридцать пять секунд! - быстро отвечает она.
    
    
    
    На мгновение прикрываю глаза и мысленно прикидываю, где сейчас Татьяна. Да, она сейчас в самом низу трассы, ровно на полукруге. Готовиться к сбросу. Открываю глаза и предвкушающие улыбаюсь. Впереди предпоследний поворот и именно там решиться судьба гонки. Мы входим в него первыми, а сразу за нами Дио.
    
    Уверен, сейчас Дио прикладывает все усилия, чтобы удержаться за мной. Наш с Лави ваншип легче и Дио это уже понял. Должно быть осознание что мы его сделали, выводит его из себя. Однако он по-прежнему не теряет надежды. Да, надежда - это всё что у него осталось.
    
    
    
    - Клаус, последний поворот! - кричит Лави. Да, её эмоции тоже на пределе, как и у Дио. Тяжёлая гонка, выпивающая в первую очередь наши эмоции, а уж потом силы. Но у тех, кто их лишён... Нет, у тех кто их умеет контролировать - неоспоримое преимущество. Мы прошли последний поворот и теперь летели вертикально вверх, к финишу. - Клаус, увеличь мощность до максимума.
    
    
    
    Да, больше не было смысла экономить. Но я и не сразу вывел РУД на максимум. Обороты двигателя я стал повышать плавно и неумолимо. А вот Дио, заметив мои манипуляции, сразу дал по газам. Конечно, это действие к ужасу Лави позволило ему практически догнать нас, но... В этом и заключается преимущество стратегии над тактикой. Когда двигатель белого ваншипа работал на пределе и готовился вот-вот начать выдыхаться, наш двигатель только-только выходил на финальную мощность. Это стало особенно очевидным, когда до финиша оставалось менее двухсот метров.
    
    Постепенно, сначала миллиметр за миллиметром, потом больше и больше наш ваншип стал отрываться. А затем наш отрыв увеличился до половины корпуса. Ещё немного и мы победим.
    
    
    
    - Люсиола, мы проигрываем! - слышу я крик Дио. Крик, в котором присутствуют нотки отчаяния. - Ты можешь увеличить скорость?
    
    
    
    Не знаю, что тот ему ответил, хотя догадываюсь. Скорее всего, Дио, в свойственной ему ветряной манере велел залить полный бак. Это и стало его ключевой ошибкой.
    
    
    
    - Люсиола, вылазь! Сейчас! - прокричал Дио. А я нахмурился. В зеркало заднего вида, я внимательно следил за Люсиолой. Отсюда было прекрасно его видно. Как и удивлённый взгляд мальчика на обычно невозмутимом лице. Он не мог исполнить приказ Дио. И это давало мне определённую надежду.
    
    
    
    - Время, - прошептал я, краем глаза заметив, как закрылся люк, соединявший две чаши огромной клепсидры, перекрывая льющийся вот уже восемь часов поток песка. Перевожу взгляд на трибуну арбитра. Там всё те же самые две девушки, к которым меня приревновала Лави перед началом гонки. И сейчас одна из них вытянула клетчатый флаг, чтобы поприветствовать победителя.
    
    
    
    - Вперёд! - кричит за моей спиной Лави и РУД упирается в крайнюю точку. Часы на приборной панели показывали две секунды, одну...
    
    
    
    Под взмахи клетчатого флага мы первыми пересекли финишную черту. А следом за нами с отставанием в два корпуса финишировали Дио и Люсиола. Я вздохнул с облегчением. Люсиола так и не выпрыгнул. Если бы это произошло, я бы прервал гонку и бросился за ним.
    
    
    
    - Мы сделали это!!! - кричала Лави, искренне радуясь победе и маша зрителям на трибунах.
    
    
    
    Я тоже не отставал от неё, отложив в сторону свою обычную невозмутимость. Гонка завершилась нашей победой, и теперь можно было расслабиться. Повсюду раздались взрывы фейерверков, а пространство пещеры заполнило конфетти.
    
    
    
    - Возвращаемся? - спросила меня Лави
    
    
    
    - Нет смысла, - отвечаю я ей, продолжая махать трибунам. - Наших там уже нет.
    
    
    
    - Чего?! - воскликнула она. А я вспомнил, что забыл ей рассказать про "план".
    
    
    
    И тут погас свет. Фейерверки продолжали взрываться, но общее освящение, которое никогда не выключают - пропало. Зная о плане, я подготовился и прихватил с собой прибор ночного видения. Но я не спешил куда-то лететь, лишь наблюдая со стороны за происходящим. Фейерверки не умолкали, и я даже стал свидетелем, как хевикарго забирает Татьяну и Алисию. Нет, чтобы и нас подобрать
    
    
    
    - И что мы будем делать? - спрашивает меня Лави. Сейчас мы припарковали наш ваншип на одной из мостовых балок, чтобы не тратить драгоценное топливо. Отсюда открывался замечательный вид на пространство пещеры. Мы сидели на ваншипе и любовались. - У нас мало горючего!
    
    
    
    - Было бы ещё меньше не вмешайся я, - отвечаю ей и убираю ноктовизор. - К тому же на крайний случай, я знаю дорогу. Но давай подождём. Думаю, скоро свет включат.
    
    
    
    Я сидел, подперев подбородок рукой, и продолжал наблюдать за фейерверками.
    
    
    
    - Лави, - позвал я подругу. Она повернулась ко мне. - Спасибо.
    
    
    
    Она удивлённо ахнула, видимо не ожидала от меня подобной похвалы.
    
    
    
    - Мы победили благодаря тебе. Это твоя заслуга, Лави, - говорю ей. - Не важно, что о тебе будут говорить другие, моим навигатором всегда будешь ты, Лави.
    
    
    
    - Спасибо, - ответила она, утирая проступившие слёзы. Затем она отвела взгляд. - Клаус, знаешь... после окончания, гонки я хотела тебе кое-что сказать.
    
    
    
    - Клаус, я много думала, но... я не хочу летать на военном ваншипе, - наконец произнесла она. Чего-то подобного я ожидал от неё. Это решение было... закономерным. Нет, Лави действительно способна сражаться и делать это лучше других. Но... это противно её природе и я понимал её. - Клаус, теперь ты смотришь на небо иначе, чем я. Когда ты сражаешься... я догадываюсь, что ты чувствуешь. Я старалась, но я не могу. Поэтому... поэтому я буду работать с твоим военным ваншипом. Но только как механик! Эгоистично, правда?
    
    
    
    - Но ты ведь останешься со мной? Будешь рядом и не бросишь меня? - спрашиваю её, при этом грустно улыбаясь. Я не считал её выбор эгоистичным. Эгоистичным было бы обратное - пытаться летать, когда ты не способен на это.
    
    
    
    - Да, - отвечает она.
    
    
    
    - Тогда когда в небесах опять будет спокойно, ты станешь вновь моим навигатором? - спрашиваю её. Она кивает снова. - Если Лави будет заботиться о моём ваншипе, мне будет не о чем беспокоиться в небесах. Даже в самом горячем сражении.
    
    
    
    Последние слова я прошептал, глядя вверх и улыбаясь. Но не сомневаюсь, что Лави меня услышала.
    
    
    
    - В следующий раз мы полетим с тобой через Гранд Стрим, хорошо? - спрашиваю её и не сомневаюсь в ответе. - Обещаешь?
    
    
    
    - Да, обещаю! - отвечает она.
    
    
    
    Тут фейерверки кончились. Мы приняли важное решение, и теперь нам делать было нечего. Но тут я услышал звук приближающегося ваншипа. Уже не сомневаясь, что увижу, я приготовился встречать гостей. В наш ваншип ударился гарпун для связи, а затем в динамике я услышал голос Дио.
    
    
    
    - А я вас ищу. Какие-то проблемы? - довольно ровно спрашивает он меня. Наверное, обиделся на наш "обман". - Я выведу вас отсюда!
    
    
    
    - А как же темнота? - спрашиваю его. Хотя не сомневаюсь, что в их прозрачных шлемах присутствует функция ноктовизора. Их зеленоватое свечение намекало на это.
    
    
    
    - Я могу "видеть"! Ну, для этого есть специальные устройства... - отвечает он. Причём с такой интонацией, как будто мы дикари. Хотя, почему как будто? Для Гильдии всё так и есть. - Правда, удобно?
    
    
    
    - Клаус? - тихо спрашивает у меня Лави.
    
    
    
    - Похоже, у нас нет выбора, - развожу руками.
    
    
    
    Мы поднялись в воздух следом за Дио и Люсиолой. А дальше мы так и летели в связке. Пока пролетали туннель, ведущий наружу, свет опять включили.
    
    
    
    - Как жаль, - вдруг произнёс Дио. - Я так и не узнаю твоего имени. Видимо так и придётся звать тебя Иммельман.
    
    
    
    - А это чтобы жизнь сахаром не казалось, - громко хмыкаю я. А затем спрашиваю уже иным тоном. - Вот только неужели эта победа была для тебя настолько важна, что ты был готов пожертвовать Люсиолой?
    
    
    
    Дио не ответил. Мы продолжили лететь и вскоре покинули Горизонтальную пещеру.
    
    
    
    - Расстояние три четверти мили, на один час. Сильвана, - произнесла Лави. Наконец-то мы дома.
    
    
    
    Подлетев к Сильване, мы приземлились на нижнюю площадку. Первыми на лифте стали поднимать мы. Следом за нами должны будут подняться Дио с Люсиолой. Уверен, они не заблудятся.
    
    
    
    - Вы вернулись даже раньше, чем мы думали! - произнёс Гудвин, выходя вместе с остальными механиками нам на встречу. Мы с Лави уже поднялись в ангар и убрали ваншип на стоянку, освобождая лифт.
    
    
    
    - Эй, эй, это, между прочим, не мы вас бросили там! - угрожающе повысила голос Лави, подходя ближе и упирая руки в бока. - Мы там рисковали остаться навсегда из-за вас!
    
    
    
    - Клаус, Лави! - Раздался тонкий голосок позади Гудвина. Механики вздохнули с облегчением. Аль стала их спасительницей от разгневанной Лави.
    
    
    
    Девочка подбежал к нам, и кинулась обнимать. Она была очень рада нашему возвращению. И мы тоже.
    
    
    
    - Выиграли? - спрашивает она, потянув меня за рукав комбинезона. Другой она держалась за Лави. Видимо, чтобы мы не убежали.
    
    
    
    - А ты как думаешь? - хитро улыбнулся я.
    
    
    
    - Тогда будем праздновать? - спросила она, глядя на Лави. Но та не успела ответить.
    
    
    
    - Праздновать? Звучит весело! - услышал я знакомый голос со стороны грузового лифта. Дио и Люсиола наконец-то прибыли.
    
    
    
    
    
    к оглавлению
    
    
    
    
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
    
    
    
    
    
    
    
    
  

Оценка: 4.80*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"