Striker Alan: другие произведения.

Маленький детектив

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 3.90*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вы слышали об Эдогаве Конане? Это семилетний мальчик, который известен своими дедуктивными способностями. Вот только никто не знает, кто он такой на самом деле. Это фанфик по аниме Детектив Конан. Здесь описана судьба "попаданца" в малолетнего детектива. Надеюсь, вам понравиться. Это второй вариант произведения. Думаю, он практически полностью войдет в версию 3.0, кроме, конечно, некоторых моментов. И да, думаю, это будет в районе пятой-десятой главы.)))


   Сержант Ибису Такахаши был удивлен, когда в парке развлечений Тропикал Ленд они, вместе с напарником Козо Ицуми нашли семилетнего мальчишку, лежащего без сознания. Внешний вид этого ребенка на взгляд Ибису был несколько странен. Одежда, что была мальчику несомненно велика, была вся испачкана, а на голове ребенка были свежие кровоподтеки, спускавшиеся на лоб. Первое, что пришло в голову сержанту - ребенок был похищен и избит, но затем мальчик сбежал. Это могло объяснить и раны ребенка, и его внешний вид, и то, что он был обнаружен в парке.
   Маленький черноволосый мальчик открыл глаза. Его недоуменный взгляд был направлен на офицера токийской полиции, что сейчас, склонившись над ребенком, пытался привести его в чувство.
   - Эй, малыш, как ты? - с беспокойством спросил ребенка Ибису, помогая мальчику сесть. Он был опытным офицером, который посвятил работе в полиции более пятнадцати лет своей жизни. И у него был сын примерно такого же возраста, что и мальчик, лежащий сейчас перед ним. Поэтому, было неудивительным то, что он так беспокоился за "чужого" ребенка. Как и любой другой отец на его месте, он подумал: "А что, если бы это был мой сын?". Ни один родитель не хотел бы, чтобы его дитя пострадало от рук преступников. Это добавило Ибису решимости выяснить, кто напал на бедное дитя. - Скажи, что с тобой произошло, кто на тебя напал? - Услышав голос мужчины, мальчик настороженно посмотрел на него. Поняв, что возможно, ребенок боится, сержант решил немного успокоить его. - Не бойся меня, я не причиню тебе вреда.
   - Как он, Такахаши? - спросил своего напарника сержант Ицуми.
   - Вроде, пришел в себя, но молчит, - ответил Ибису, придерживая за плечи мальчика, чтобы он не упал. - Бедный парень, досталось же ему. Малыш, мы тебя отнесем в участок, хорошо? Заодно и покушаешь. - Увидев слабый кивок, от которого, впрочем, ребенок тут же поморщился, сержант Такаши осторожно взял его на руки. Повернувшись к напарнику, он сказал - Пойдем, уже холодает, да и раны мальчика обработать надо.
  
   ***
  
   Вы когда-нибудь испытывали отчаяние? Согласитесь, неприятное чувство. Как правило, это происходит тогда, когда обстоятельства угнетают нас выше всякой меры, а выход из сложившейся ситуации либо сложно найти, либо он требует таких действий, что у вас опускаются руки. Именно подобное чувство отчаяния я испытал в тот момент, когда понял, где нахожусь и в какой ситуации. Представьте, что у вас есть все, любящая семья, дети, друзья, работа, что доставляет вам радость, у вас есть цель в жизни. И в один далеко не самый приятный момент вы все это теряете. Не с каждым человеком происходит такое. Но это произошло со мной, я потерял все, что имел. И самое плохое в том, что я не мог изменить сложившуюся со мной ситуацию.
   Продолжая пассивно думать в таком ключе, я не замечал того, что происходило вокруг меня. Я отчаянно пытался понять, что привело меня к такому бедственному положению. Но каждый раз я не находил понимания в собственном разуме. Наконец, поняв, что дальше предаваться самобичеванию нет смысла, я решил обратить внимание на окружающий меня мир. Первое, что я увидел, была кружка с каким-то горячим напитком, которую я держал двумя руками.
   - Хм, видимо это для меня, ­- подумал я и сделал глоток. Напиток оказался зеленым чаем. Надо сказать, что я предпочитаю, если и пить чай, то только черный и только крепкий, добавляя при этом в стакан сахару и иногда кусочек лимона. Такой чай был единственный, который я признавал, несмотря на то, что в течение лет мои близкие пытались изменить мои предпочтения. - А неплохой чай, хоть я и не люблю зеленый.
   Продолжая пить столь нелюбимый мной напиток, я стал оглядывать помещение, в котором находился. Я сидел на диване, возле которого стоял небольшой столик из стекла. Одна из стен помещения была практически полностью из стекла, причем стеклянная дверь была там же. У входа в это помещения располагалось что-то вроде стола, за которым сидел человек, в странной синей одежде и такого же цвета головном уборе на голове. В помещении располагалось еще несколько человек, мужчин, которые были одеты похожим образом, я бы даже сказал идентично, за исключением размера. Из того, каким тоном они общались друг с другом, а также учитывая их дисциплину и чистоту в помещении, я пришел к выводу, что нахожусь в расположении подразделения в каком-то силовом ведомстве или организации. Один из мужчин, что, как я слабо припоминал, привел меня сюда, пытался наладить со мной общение. Он перевязал мои раны, дал мне чаю и сейчас расспрашивал мои имя и фамилию, где я живу и другие факты личной биографии. Вот только не знал он, насколько его вопросы ставят меня в тупик.
   Нет, я не страдал амнезией, чтобы не помнить о том, кто я. Наоборот, благодаря огромному опыту у меня отличная память, и я хорошо знал, кто я. Вот только, я был не совсем я. Если память была моя, то тело совсем нет. Да, да, именно это и привело меня в неописуемое отчаяние, когда я понял, что мои руки более характерны для шестилетнего ребенка, а не для меня. Когда я стал вспоминать различные моменты моей жизни, которые, как я прекрасно помнил, никогда со мной не происходили. И, тем не менее, я был абсолютно уверен, что это были именно мои воспоминания. А в конце, на меня внезапно навалились целые пласты информации, анализируя которых я едва не потерял сознание, пока двое "полицейских", как говорили мои новые воспоминания, несли меня до "участка". Теперь вы, наверное, понимаете, почему я испытал отчаяние, ведь я оказался в детском теле в незнакомом мне мире. Единственной отрадой, было, наверное, то, что память бывшего владельца тела стала потихоньку возвращаться, да и моя тоже приходила потихоньку в порядок.
   Таким образом, когда я "пришел в себя" и закончил пить чай, сей полицейский вновь стал спрашивать меня.
   - Ну, может, скажешь, как тебя зовут? - спросил он у меня
   - Зовут? - хрипло переспросил я. Это были первые мои слова в этом мире. Я обратился к памяти этого тела, чтобы вспомнить имя. - Ку... - И тут меня осенило, что это за мир. Как будто туман рассеялся перед моими глазами. Внезапно я ясно осознал, кто же я на самом деле, чье это тело и куда я попал. И единственный вариант дальнейших действий, как я четко стал осознавать, не предусматривал моего дальнейшего присутствия в отделении полиции. Я понял, что мне надо быстро уходить отсюда. Но, пожалуй, всё же называть имя не буду. - А можно мне в туалет?
   Поворчав что-то про туго соображающих маленьких детей из породы спиногрызов, Ибису Такахаши спокойно отпустил меня в туалет. Не работать ему в контрразведке. Учитывая, что здание было одноэтажным, мне не составило труда выбраться из маленького окошка и дать деру подальше, пока не обнаружили мой побег. Я бежал в сторону теперь уже "своего" дома.
  
   ***
  
   Месяц спустя.
   Что будет делать человек, проживший не один год, если его запихнуть в тело семилетнего ребенка? Ответ прост, "страдать фигнёй". Именно эта фраза весьма точно описывала мои действия в течение месяца. Я именно "страдал фигнёй". Порой на меня находило какое-то исступление, и я находил удовольствие в занятиях первоклашки. Скажите, какие могут быть "важные" дела у семилетки, кроме учебы в школе? Тем не менее, я не смог остаться незамеченным среди моих "сверстников", уж слишком большая разница в нашем психологическом возрасте и опыте. Учителя заметили, что я очень умен, хотя я всячески скрывал свои знания, но принимали это как должное. Возможно, они оправдывали это тем, что мой родственник - известный изобретатель. Возможно тем, что я живу у знаменитого детектива. Дети, поначалу встретившие меня насмешками из-за моего нетипичного для этой местности имени, удивлялись тому, насколько я умен и это несколько отталкивало их. Но, не всех, что позволило мне обзавестись друзьями. Хотя, это для них мы были друзьями. Я же скорее бы назвал этих спиногрызов балластом, уж очень они требовали моего внимания к себе. Дети, что с них взять. Тем не менее, практически каждый день я проводил в кампании этих ребят возомнивших себя детективами из-за того, что для меня не составляли труда большая часть "преступлений", совершаемых вокруг нас.
   Тем не менее, я трезво подходил к ситуации и понимал, что, будучи ребенком, я весьма уязвим. Это побудило меня предпринять определенные шаги. Попутно я подключил сюда своего "названного" дальнего родственника, который собственно и помог мне легализоваться. Кроме этого, я не забыл о физическом развитии собственного тела, которому ежедневно уделял по паре часов тренировок. К слову, я оказался гораздо сильнее моих сверстников, хотя пока об этой моей особенности не знал никто, а я не афишировал это.
   Сейчас же я находился в банке Бейка и ждал когда подойдут "Великий" детектив и его дочь, у которых я и живу вот уже месяц, как я очнулся в этом теле. Чтобы хоть как-то убить время, я читал детскую мангу. Наконец, когда мне надоела эта "ересь", я закрыл ее. Осматривая холл банка, я обратил внимание на персонал. - Хм, знакомое лицо. - Подумал я. - ­Хирота Масами. Во всяком случае, под таким именем она устроилась сюда. Неплохо, неплохо. Интересно, почему она так часто смотрит на свои часы, ждет кого-то?
   - Прости, что заставили тебя ждать, Конан-кун. - Услышал я голос Мори Ран.
   - Так тебе перечислили уже деньги за твою работу? - спросил я своим любимым "детским" голосом детектива.
   - Ага, и не мало, - с приподнятым настроением ответил Мори Когоро, потрясая своей чековой книжкой. - Щедрых клиентов немало теперь.
   - Супер, - ответил я, "пожирая" детектива глазами, - давайте тогда зайдем в какой-нибудь ресторанчик и отметим это дело.
   - Как же давно я не сидел за стаканчиком... - начал было Когоро, но был прерван своей дочерью.
   - Папа, - сказала Ран безапелляционным тоном. В это время, пока на меня не смотрели, я наслаждался выражениями лиц моей, можно сказать, "семьи". Ран, уперев руки в бока и прикрыв глаза, приготовилась отчитывать своего отца. А Мори Когоро изобразил на своем лице последствия "Великого облома", до чего же глупое выражение лица. - Мы сейчас вообще-то про обед говорим. - Припечатала она, хорошо хоть кулаком не заехала.
   - Ладно, - сказал Мори, - пойду пока получу новую чековую книжку.
   На это Ран лишь вздохнула. До чего же она за последние годы намучилась с этим старым алкоголиком. Тут я заметил косой взгляд Ран направленный на меня. - Неужели я это сказал вслух? - Подумал я. Пришлось притвориться овощем, будто ничего странного не произошло. Замечаю, что детектив подошел к Масами-сан и начал с ней заигрывать. - Бабник. - Но "Великого" детектива ждал очередной, весьма прозаичный облом. Его послали. За талончиком. - Моя очередь, великий неудачник, смотри и учись.
   - Привет, сестренка, - поздоровался я с красивой девушкой, улыбаясь ей и держа руки за головой в своей излюбленной манере.
   - Ах, Конан-кун, - поприветствовала она меня.
   - Кого-то ждете? - спросил я её, бесхитростным голоском. - Вы так часто смотрите на часы.
   - А, просто у меня много работы, - сказала она, выдавливая из себя усмешку. - Вот и подумывала о том. Чтобы перекусить сейчас, пока есть время. Так что, увидимся, Конан-кун. - Сказала она уходя.
   - Ты её знаешь, Конан-кун? - Спросила меня Мори Ран. На что я лишь утвердительно кивнул и назвал имя девушки. Тут я услышал крик ужаса. Это Мори Когоро, в очередной раз, проявил свой несдержанный характер, увидев, что предмет его вожделения смылся в неизвестном направлении. Бедная Ран на это лишь смогла густо покраснеть. У меня же, в очередной же раз, задергалась нервно левая бровь. - Странно, не замечал за собой раньше такой несдержанности, - подумал я. - Если старик и дальше будет так над нами издеваться, я его точно когда-нибудь прибью.
   - Ран-нээтян, - протянул я, обращаясь к девушке. - Наверное, это дело затянется надолго. Можно я на улице подожду?
   - Да, - согласилась она, - только будет осторожен, и не выходи на дорогу.
   Выйдя из банка, я свернул направо. - Хм, парковка для служащих банка, - прочитал я. Зайдя на парковку, я тут же услышал странный шум, будто что-то упало. На всякий случай я спрятался за машину. Тут я услышал уже другой звук, более резкий, похожий на выстрел из пистолета с глушителем, а затем, как разбилось стекло в машине. Выглянув из-за бампера припаркованной машины, я увидел, как один из инкассаторов перетаскивает кейсы с деньгами в минивен, стоящий рядом. Рядом с ним стояли двое в масках, причем у одного был дробовик, а второй был вооружен пистолетом. Возле кабины инкассаторской машины лежало еще двое инкассаторов. Я не мог оценить их состояние с такого расстояния, живы ли они. Тут меня неожиданно окликнули.
   - Конан-кун, - позвала меня Ран, - Что ты там высматриваешь?
   - Давай уже, пошли домой, - проворчал Мори Когоро, чье настроение упало "ниже нуля", из-за пропажи "Красотки" - так тебе и надо, старик, - подумал я в ответ. Но, на мою беду нас услышали. Двое грабителей мгновенно заскочили в машину и дали по газам. Я едва успел отскочить с их пути.
   - Это грабители! - прокричал инкассатор.
   - Ран-нээчан, вызови полицию, - прокричал я, кидая свой скейтборд на землю. Уже разгоняясь, я добавил - И заодно скорую, похоже, инкассаторы ранены.
   Надо сказать, водитель был довольно лихим парнем, раз гнал по узким улочкам с такой скоростью. Видимо, он профессиональный гонщик. Я хоть и приблизился к ним, но не намного. К счастью, я успел запомнить номер машины. Вот только мне этого мало.
   С недавних пор стал замечать за собой, что расследование преступлений добавляет мне тех острых ощущений, что мне так не хватало. Чувство, когда ты распутываешь клубок преступлений, когда ты шаг за шагом подбираешься к преступнику... Теперь я понимаю, почему Кудо Шиничи стал детективом. Я же могу видеть картину даже в большем ракурсе, чем он. Те немногие случаи, когда мне приходилось вступать в схватку с преступниками, загнанными в угол, научили меня всегда быть готовым к борьбе. Каким-то непостижимым образом вокруг меня всегда происходят преступления. Я постепенно учился ощущать намерения людей, примечая их действия, поступки, порой даже самые незначительные. Наверное, это и значит быть детективом.
   Мы уже пять минут неслись по улицам. За столь небольшое время мы проехали несколько кварталов. Впереди замаячил железнодорожный переезд. У меня появилась надежда, что это задержит преступников, но, у водителя, видимо, было другое мнение. Нажав на газ и перестроившись на правую полосу, минивен понесся в сторону переезда. В стороне слышались гудки приближающегося поезда. - Врешь, не уйдешь. - Подумал я, также увеличивая скорость скейтборда практически до максимума, надеюсь, двигатель выдержит.
   Пробив опущенный шлагбаум, минивен проскочил переезд, подпрыгнув на нем. Мне же только предстояло это сделать. Увернувшись от остатков шлагбаума, я приготовился к прыжку. Мне предстоял более высокий и долгий полет, всё-таки я вешу раз в сто меньше, чем автомобиль грабителей. Я взлетел классически, сильно оттолкнувшись от земли. Боковым зрением я отметил, что до поезда осталось чуть больше пяти метров. От сложившейся ситуации во мне вскипел адреналин. Тем не менее, я по-прежнему оставался сосредоточенным и не позволял себе расслабиться, мне еще предстояло приземление. Благополучно разминувшись с поездом на какие-то пятнадцать сантиметров, я пошел на посадку. - Учитесь, студенты! - Внутренне хмыкнул я, после удачного приземления, при этом, однако, не снижая своей скорости. Бросив взгляд вперед, я обнаружил, что расстояние между мной и машиной не меняется. Таким образом, погоня продолжилась, нисколько не снизив темпа. Впереди замаячила набережная, на которую мы вскоре выехали. Примечательно, что к этому моменту мы въехали в район, где движение практически отсутствовало. Внезапно, минивен занесло, и он съехал в кювет. Я поспешил остановиться и немного понаблюдать со стороны.
   Двое грабителей поспешно вышли из машины и скинули маски. Как я и думал, один из грабителей оказался мне знаком. Они стали быстро перекладывать деньги из банковских кейсов в спортивные сумки. Используя свои очки, я смог рассмотреть поближе, что это за деньги. Это были купюры по десять тысяч йен. Они были скомпонованы по пачкам, а те, в свою очередь, в брикеты. По моим подсчетам там было сотня таких брикетов. А это значит, что сегодня был украден миллиард йен. Это очень нагло, я бы сказал. Грабители сели в припаркованную рядом машину и уехали. Да, неплохой план ограбления. Я не стал их преследовать, а вместо этого достал телефон и набрал номер Мори Когоро.
   - Привет, старик, - весело сказал я в трубку.
   - КОНАН, - раздался крик на другом конце провода, - почему ты всегда срываешься непонятно куда. Ты мог, между прочим, пострадать.
   - Прости, прости, дядя Когоро, - сказал я своим "детским" голоском. А затем добавил на пару октав ниже. - Я упустил их.
   Я буквально почувствовал, как на другом конце провода напрягся детектив.
   - Ясно, - сказал он спокойным голосом. - Ты заметил что-нибудь, когда преследовал их?
   - Да, я запомнил номер машины, - сказал я и продиктовал ему. Мори рассказал мне, что приехал Инспектор Мегуре и еще некоторые подробности дела, а затем велел возвращаться в банк.
   - Хорошо, дядя Когоро, я скоро буду, - сказал я и повесил трубку.
   И только я собрался покинуть моё временное убежище, из которого я наблюдал за грабителями, как тут же переменил свое решение. Из-за поворота показался черный Порше 456А, а в нем сидело двое. Через свои очки я внимательно рассмотрел этих людей, кто круто изменил мою жизнь. Выражение их лиц с нашей последней встречи нисколько не изменилось, они по-прежнему источали злобу, а милосердие не числилось среди их понятия добродетели. Это были Джин и Водка. Их появление полностью поменяло мои планы. Если они замешаны в этом деле, значит, все гораздо серьезнее, и я не завидую грабителям. Зная подход этих двоих к делу, можно ожидать, что не позднее, чем через пару дней, грабители украсят собой кладбище.
   Порше остановился недалеко от того места, где минивен скатился в кювет. Джин и Водка вышли из машины и не спеша пошли в сторону минивена. Открыв дверь, Водка достал из внутреннего кармана черные перчатки и маску. Джин же вытащил помаду. - Не знал, не знал, что у такого мрачного парня, ТАКИЕ пристрастия. Кому расскажешь, не поверят. - Пронеслось у меня в голове. Джин передал Водке помаду и тот нанес ее на внутреннюю сторону маски в виде следов от губ. Затем он положил и маску и перчатки в машину. - Ясно, что вы задумали, ребятки, - внутренне усмехнулся я.
   В этот момент я решил совместить приятное с полезным, и разместил по днищем автомобиля в неприметном месте маячок. Всегда полезно знать, где находятся твои заклятые друзья. К тому же, у меня возник план поработать с машиной Джина поближе. Но все это я решил оставить на потом. Сейчас, когда мне стала понятна схема, по которой произошло ограбление, и я еще больше уверился в целях Джина и Водки относительно грабителей, я решил не форсировать события, а побыть наблюдателем. Правда, если говорить про одного, а точнее, одну из них, то я постараюсь ее спасти.
   - Все готово, аники, - сказал Водка своему напарнику и шефу, закончив возиться с маской и перчатками.
   - Отлично. - Усмехнулся Джин. - Теперь полиция точно сможет выйти на Хироту Масами. Нет, на Мияно Акеми. Полиция будет считать, что тайна этих денег умерла вместе с этими троими. Все, уходим от сюда, пока не приехала полиция.
   Закончив с уликами, двое членов Организации, вернулись к своей машине. Несмотря на свою паранойю, Джин не заметил ничего подозрительного в своей машине. Сев в машину, они уехали. Что ж, мне, пожалуй, тоже здесь делать нечего, да и дядя, поди, заждался меня.
   Спустя полчаса я вернулся в банк Бейка. К этому времени, расследование ограбления шло полным ходом и инспектор Мегуре допрашивал одного из инкассаторов, того самого, который перетаскивал банковские кейсы в машину грабителей. Как раз сейчас этот парень рассказывал, что с ним происходило, и как он испугался, когда оказался под дулом пистолета. - Хм, как интересно. В стекло выстрелили и удивительным образом не попали в него. А затем он попробовал связаться с инкассаторами находящимися в кабине. Вот только когда я услышал выстрел и звук бьющегося стекла, деньги уже перекладывали из машины в машину. Сильно сомневаюсь, что этот парень не причастен к ограблению. - Такой ход рассуждения пронесся в моей голове за несколько секунд.
   - Офицер, вы ведь понимаете? - отчаянно закончил инкассатор. - Я ничего не мог поделать.
   - Эй, Дяденька, - спросил я своим тоненьким голоском. - А вы дядя действительно очень везучи.
   - Почему ты так говоришь? - Спросил он меня, будучи несколько удивленным. А как говорит древняя поговорка, удивить, значит победить.
   - Но ведь это очевидно, - продолжил я, заложив руки за голову. - Ведь окна в фургоне затонированны так, что снаружи ничего не видно, да?
   - Да. - Все еще ничего не понимая, согласился со мной парень.
   - Значит, грабители не видели, куда они стреляют, и при этом они не попали в вас. - Продолжил я проникновенно вещать очевидные для меня вещи. - Да и пуля не срикошетила никуда от стенок салона. Вам очень повезло. - Последнюю фразу я сказал, закрыв глаза, мечтательно подняв лицо вверх. - Ну, парень, готовься. - Мысленно усмехнулся я и, опустив голову, искоса взглянул на него и улыбнулся ему одной из своих ехидных улыбочек. - Как будто они заранее знали, где вы будете сидеть, а потому стреляли в мешки. - Затем я снова сделал детское личико. - Не так ли?
   До чего же я люблю порой работать мимикой. Несколько раз меняя выражение своего лица, можно заметно испугать своего собеседника, даже если он взрослый, а ты ребенок. Именно такой испуг исказил лицо этого мужчины, и он потерял дар речи. Наконец он совладал с собой.
   - Что за глупости? - выдавил он из себя вместе с жалкой улыбкой.
   Да, парня я испугал знатно. Но он не единственный подозреваемый. Тут я услышал кое-что интересное.
   - Хирота-кун, - строго произнес пожилой мужчина с залысиной и в строгом костюме. - Где тебя носит в такой момент?
   - Простите, - сказала Хирота Масами. - Хирота-сан? Значит, она вернулась со своего "обеда"? А этот старик видимо ее начальник. Все интереснее и интереснее. - Я была на перерыве.
   - Ох уж эта молодежь, - проворчал старик. - Ага. А раньше небо было голубе и трава зеленее. Конфликт поколений, будь он неладен. - Который сейчас час? Разве ты не должна сейчас работать?
   Тут дверь открылась, и в помещение ворвался, именно так, ворвался, детектив Такаги.
   - Инспектор Мегуре, - прокричал он на всё помещение с порога.
   - Что такое, Такаги-кун? - Спросил инспектор.
   - Только что поступила информация, что была обнаружена машина, подходящая под описание. - Сообщил детектив.
   - Что? И где она? - спросил Мегуре, впрочем, и остальным было интересно узнать это. Детектив Такаги достал свою записную книжку.
   - На берегу реки Теймс, - сообщил он, - как раз рядом с мостом.
   - Отлично, едем туда, - сказал Инспектор, - Ты едешь с нами, Мори-кун.
   - Я понял вас, - сказал Мори. - Ран, отправляйтесь с Конаном домой без меня.
   - Угу. - Согласилась девушка. На что я лишь хмыкнул. - Неужели они считают, что я пропущу все веселье? К тому же, для меня не составит труда добраться туда своим ходом. Жаль, правда, так кидать Ран, но, я думаю, она меня простит.
   До машины я успел добраться раньше Инспектора и остальных. Всё-таки, в городе с его пробками, скейтборд имеет ряд преимуществ перед автомобилем. У автомобиля уже копошились эксперты во главе с Томе-саном. Надо сказать, он неплохой мужик. Сколько раз мы не встречались, он всегда показывал себя настоящим экспертом. При этом он не был снобом и не возмущался, когда я влезал со своим мнением. Думаю, он уже прочит мне будущее в полиции. Незаметно я подошел к машине. Похоже, здесь уже проверили все, что можно.
   Тут к месту подъехали инспектор и остальные. Выйдя из машины, они чинно спустились к экспертам. Томе-сан подошел к ним и стал объяснять, что интересного они нашли. Впрочем, как я и думал, Джин с Водкой профессионалы и следов не оставляют, кроме тех, которые считают нужными. К ним, видимо, и следует относить перчатки и маску, которые показал Томе-сан.
   - Маска и перчатки? - спросил инспектор Мегуре.
   - Да, вероятно, мы сможем снять с них опечатки. - Довольно проговорил Томе-сан. Тут он заметил меня. - О, малыш, и ты тоже здесь?
   - Малыш? - спросил Когоро и повернулся в мою сторону. Мне осталось только улыбаться.
   - Добрый день, Томе-сан, - поздоровался я с экспертом. Тут Когоро рассвирепел.
   - Эй, - проорал он мне на ухо. - Разве я не сказал тебе отправляться домой вместе с Ран?
   - Кстати, на внутренней стороне маски что-то есть. - Поспешил я перевести стрелки в иное русло. Все воззрились на маску.
   - На внутренней стороне? - спросил инспектор Мегуре и стал осматривать маску сквозь полиэтиленовый пакет. - Что это за розовое пятно?
   Слово за слово, полиция в лице инспектора Мегуре, детектива Такаги и эксперта-криминалиста Томе, а также частный детектив Мори Когоро, были уверены, что данное происшествие - обычное ограбление банка. И лишь я был абсолютно убежден в том, что за этим ограблением кроется нечто большее, некая могучая организация, дорогу которой, я перешел однажды.
  
   ***
  
   Выяснить где живет инкассатор, для меня не составило труда. Достаточно было проследить за ним после окончания рабочего дня. Взглянув на мой планшет, я обнаружил, что машина Джина приближается к этому району города. Пожалуй, после этого дела я возьму его под плотный колпак. В это время, инкассатор Киши решил сходить в баню. Всё то время, что он находился внутри, я неотрывно следил за входом и за радаром. Джин и Водка прибыли. Я постарался максимально скрыться в тени, всё-таки ночное время позволяло, и следил за обстановкой. Наконец, из помещения показался Киши и пошел в сторону дома. Я увидел как Порше 456А начал движение. Все это время я производил видеосъемку. Перейдя на другую сторону улицы и продолжая оставаться в тени, я снимал, как расстояние между потенциальной жертвой и убийцами сокращаются. Поравнявшись с молодым человеком, Порше остановился. Вместо того, чтобы убежать или хотя бы отойти в сторону, Киши-сан так и остался стоять на месте, предрешая свою судьбу. Хотя, если говорить честно, он предрешил ее, когда согласился на это дело. Стекло правого пассажира автомобиля начало опускаться, и моя камера зафиксировала, как Водка держит пистолет с глушителем, направленный на инкассатора. Несколько тихих хлопков и падение тела возвестили о состоявшемся убийстве. Затем Джин нажал на газ, и они уехали с места преступления. Подойдя к телу, я сразу понял, что у молодого человека не было шансов. Водка не промахнулся с такого близкого расстояния, его рука не дрогнула, хладнокровно нажав на спусковой крючок. Не теряя времени, я встал на скейтборд и отправился за Порше, держась на приличном расстоянии и сверяясь по радару с их местоположением.
   Спустя некоторое время я оказался перед невысоким жилым зданием. Джин и Водка покинули машину и вошли внутрь. Я же остался снаружи, вновь скрывшись в тени, стремясь не выдать себя. Спустя пять минут эти двое вышли и уехали. Я не стал их преследовать, а лишь прошел в здание. Найти нужную квартиру мне не составило труда, так как Джин не озаботился убрать мокрые следы. Дело в том, что на улице шел дождь, и, хотя, Джин и Водка, все время были в машине, выйдя из нее, их ботинки намокли. По этим следам мне не составило труда найти нужную квартиру. Правда, через полчаса они окончательно исчезнут и полицию они уже не заинтересуют. Открыв дверь, которая оказалась незапертой, я прошел внутрь. На полке в прихожей лежали водительские права на имя Кайдзуки Широ. Пройдя в гостиную, я увидел несколько наград, за победу в автогонках. Теперь стало понятно, почему у грабителей был такой лихой водитель. Наконец я прошел в спальню и увидел то, что и ожидал увидеть. На кровати лежал Кайдзуки-сан. Его лицо застыло в выражении неописуемого ужаса. Очевидно, убийцы пришли, когда он спал. И они, как и в случае с Киши-саном, не оставили своей жертве не единого шанса. Бегло осмотрев комнату, мой взгляд наткнулся на помаду. Хоть она и была закрыта, я на все сто процентов был уверен, что она розового цвета. Я окончательно убедился, что Джин и Водка намеренно открывают имя третьего грабителя, чтобы свалить на него всю вину за ограбление и убийства. А учитывая, что они желают сохранить свое инкогнито, судьба третьего предрешена.
   - Что ж, мне здесь больше нечего делать, - произнес я вслух. - Покойтесь с миром, Кайдзуки Широ-сан. Я постараюсь, чтобы они ответили за вашу смерть.
   Я покинул помещение, аккуратно прикрыв дверь. Мне действительно нечего было здесь делать, и я отправился домой. Был уже двенадцатый час, когда я подъехал к агентству. На третьем этаже все еще горел свет. Когда я вошел в помещение, Ран резко накинулась на меня.
   - Ты где был, Конан-кун? - Возмущенно воскликнула девушка. - Пропал посреди банка, не предупредив, и ходил неизвестно где. Хотя бы позвонил. - Однако я практически никак не среагировал на ее крики, а лишь вздохнул и, пройдя в гостиную, сел на диван, уставившись в стену. Это не осталось незамеченным Ран, и она, немного смягчившись, решила поинтересоваться, почему я в таком состоянии. - Что с тобой случилось, Конан-кун? Что тебя беспокоит?
   - Ага, вернулся таки, - возмутился Мори Когоро, войдя в помещение и обнаружив меня на диване. - Почему ты заставил нас волноваться? Это безответственно, молодой человек.
   На это я опять тяжело вздохнул и продолжил сверлить взглядом стену. Наконец, когда Ран уже хотела вновь меня начать спрашивать про мои сегодняшние дела, я спросил, не глядя ни на кого. - Почему люди совершают преступления?
   Мой простой вопрос выбил из колеи и отца, и дочь. Наконец, Когоро решился нарушить тишину.
   - Почему ты спрашиваешь об этом, Конан-кун? - спросил он.
   - Преступления приносят боль другим людям. - Просто сказал я. - Почему преступники хотят причинять боль другим?
   - На это бывают разные причины. - Пространно ответил Мори Когоро. - В основном из-за денег.
   - И ради денег они готовы лишить других жизни, - заключил я. - Все это очень печально.
   - Почему ты об этом заговорил? - спросил меня настороженно Когоро. - Ведь сегодня никто не погиб, а инкассаторы были только слегка оглушены.
   - Хирота Масами-сан и Киши-сан. - Сказал я, не глядя ни на кого. - Я думаю, они замешаны в этом деле. А еще, я думаю, что их жизнь в опасности, как и жизнь третьего их соучастника.
   - Допустим, я могу согласиться с тобой, что они их поведение подозрительно. - Сказал Мори. - Но вот так сходу обвинять их... Да и с чего ты решил, что их жизни угрожает опасность?
   - В одиночку спланировать такое ограбление невозможно. - Тихо сказал я. - А вот если это был заказ со стороны... Заказчик может попробовать устранить исполнителей, чтобы исключить любую возможность выйти на его след. Тем более, когда дело касается такой суммы.
   - Как то все это слишком круто, - заметил Мори. - Думаю, это дело куда проще, чем тебе кажется.
   - Возможно, вы правы, дядя, - сказал я и чуть улыбнулся. Затем встав с дивана, я подошел к Ран и поклонился ей в пояс. - Прости меня, пожалуйста, Ран-нээчан, что не предупредил тебя о моем уходе. Больше такого не повториться. В следующий раз я обязательно предупрежу тебя, если буду задерживаться.
   - Вечно ты находишь способ выкрутиться, - весело заметила Ран. - Может, пообещаешь мне, что вообще не будешь убегать и вмешиваться в расследования? - с хитростью спросила Ран. Но увидев, как я скривился от такого варианта, Ран рассмеялась. - Ясно, этого можно у тебя не просить, все равно не сдержишь своего слова. Ладно, ты будешь ужинать, Конан-кун? Ты ведь целый день, поди, ничего не ел?
   - Нет, Ран-нээчан, я не голоден. - Сказал я, мысленно взывая к желудку немного потерпеть до завтра и не выдавать меня с головой. Желудок не внял моим просьбам и громко возвестил о своих потребностях.
   - Не голоден, значит? - Улыбнулась Ран. - Ладно, иди кушать, не зачем терпеть.
  
   ***
  
   На следующий день я с самого утра ушел из дому. Причина проста - утренняя тренировка. Вот уже месяц я каждодневно старался поддерживать свою форму и восстанавливать былые возможности организма. Вернувшись в половину восьмого домой, застал Ран, готовящую завтрак.
   - А кто-то вчера обещал, что будет предупреждать меня, если будет уходить. - Заметила Ран, едва я переступил порог дома.
   - Задерживаться, Ран-нээчан, задерживаться. - Безаппеляционно отрезал я. - К тому же, Ран-нээчан, ты прекрасно знаешь, что в это время я на тренировке.
   - Да, да, знаю я, просто шучу, - засмеялась девушка. - Какой же ты порой бываешь ворчливый, Конан-кун. И откуда ты такой взялся?
   - Что ты имеешь в виду? - многозначительно спросил я самым серьезным тоном. - Тебе описать процесс, откуда берутся дети, или тебя интересует конкретно мой случай?
   На мои слова девушка покраснела как помидор. - Конан-кун! Что ты говоришь?! Что за невозможный ребенок.
   На это я лишь пожал плечами и пошел в душ. Конечно, я старался вести себя как ребенок, но вчерашнее двойное убийство, произошедшее на моих глазах, выбило у меня все хорошее настроение. Такое со мной бывало редко и, как правило, шокировало Ран. - Ладно, думаю, через пару дней, она перестанет дуться на меня, и поймет, что она сама меня, по сути, спровоцировала на подобное поведение. - За такими мыслями я вышел из душа и присоединился к завтракающим Ран и Когоро.
   После завтрака, я сразу отправился в школу. Тем не менее, меня одолевало странное чувство, беспокойство за Хироту-сан. Я понимал, что она в опасности и бездействие просто убивало меня. Проведя несколько часов в школе, как и положено младшеклассникам, я, нигде не задерживаясь, вернулся в агентство. И это было вовремя. Дело в том, что из полицейского управления вернулся Мори Когоро и у него были свежие новости по делам расследования. Он поделился этой информацией со мной и с Ран. Мори рассказал, что были обнаружены тела Кайдзуки Широ-сана и Киши-сана и что они были убиты из одного и того же оружия.
   - То есть, получается, что этих двоих убил третий преступник? - спросила Ран своего отца.
   - Наверное, - сказал Мори, откинувшись в кресло. - Похищенные деньги так и не нашли, значит третий решил забрать себе все, а заодно и избавиться от сообщников. Инспектор Мегуре считает также. - Затем Мори выпрямился в кресле и торжествующе улыбнулся. - Но, можно сказать, что ее поимка - лишь вопрос времени.
   - Что ты имеешь в виду? - спросила Ран.
   - В комнате Кайдзуки была найдена розовая помада.
   - Помада?
   - Та же помада, что была обнаружена на маске. Более того...
   - Точно такой же помадой пользуется кассир банка Хирота Масами-сан, не так ли? - Сделал я логичный вывод.
   - Конан-кун! - возмутилась Ран, на мое заявление. Когоро же лишь хмыкнул на мои выводы и продолжил.
   - Да, согласно показаниям ее коллег, Хирота Масами пользуется такой же помадой. Сказав, что она уходит на обеденный перерыв, она на самом деле отправилась на парковку. Там, объединившись с Кайдзукой, они принялись за ограбление.
   - Но она же работает в этом банке, зачем ей грабить его? - Удивилась Ран.
   - Этого я не знаю, - сказал Мори и отпил кофе из чашки. Затем он продолжил, - и она там больше не работает. Уволилась сегодня утром. - На это я лишь хмыкнул. Вполне логичный поступок с ее стороны. - Во-первых, она устроилась на работу в банк только полгода назад.
   - И? - спросила Ран.
   - Она устроилась с целью совершить ограбление. - Сказал я. - Вполне нормальный вывод, да?
   - Да, вроде того - согласился Мори и вновь откинулся в кресло. - Ясно, все абсолютно так, как я и думал, а значит...
   - Дядя Когоро, а где живет, Хирота Масами-сан? - спросил я детектива. Детектив странно посмотрел на меня, но адрес назвал. Я встал с дивана в его приемной, где мы обсуждали это преступление и, взяв свой скейтборд, отправился к выходу.
   - Конан-кун, куда ты? - удивленно спросила меня Ран.
   - Эй, шкет, - проворчал Мори. - Уж не собираешься ли ты отправиться к ней домой.
   На это я остановился вперед дверью и, повернув голову к детективу, серьезно сказал - если мои выводы верны, то Хироте Масами-сан угрожает опасность.
   Не дожидаясь их ответной реакции, я выскочил из агентства и помчался по указанному адресу. Спустя десять минут я был на месте. Поднявшись на пятый этаж, я быстро нашел нужную квартиру. Возле двери стоял горшок с геранью. - Старо как мир, - усмехнулся я, доставая из под горшка ключ от двери. Войдя в помещение, я поставил скейтборд к стене, но разуваться не стал. Хоть я и чту японские традиции, но в данный момент не до них. Пройдя в помещение, я стал осматривать комнату Масами-сан. Внутри было чисто, ухожено, сразу видно жилище женщины. Слева от входа в комнату располагался письменный стол. Я стал осматривать его и практически сразу обратил внимание на розетку, которая была закрыта одной из стенок стола. Меня сразу это заинтересовало, и я, отодвинув стол, снял розетку. Из нее тут же выпал ключ с брелком. Я сразу узнал его, такие используются в камере хранения на станции Бейка. Теперь понятно, где находятся украденные деньги.
   Взяв ключ, я сел в кресло и решил дождаться Масами-сан. Впрочем, она не заставила себя долго ждать. Спустя пять минут я услышал, как тихо открылась дверь, и кто-то вошел в квартиру. Я же сидел в кресле и смотрел на ключ. Через полминуты в комнату вошла Хирота Масами.
   - Добрый день, Хирота Масами-сан, - поздоровался я с хозяйкой квартиры.
   - Здравствуй, Конан-кун, - ответила она на мое приветствие. Впрочем, она ничем не показала своего удивления. Но ее взгляд, прикованный к ключу в моей руке, выдавал ее. - Я так понимаю, ты обо всем уже догадался? Не мог бы ты отдать мне этот ключ, меня уже ждут.
   - Не ходите, Масами-сан, - сказал я отрешенным голосом. - Они убьют вас.
   - Боюсь, у меня нет выбора, - ответила женщина и грустно улыбнулась мне. - Я должна идти, от этого зависит судьба дорогого мне человека.
   - Вы думаете, что дорогой вам человек оценит вашу нелепую смерть? - жестко сказал я. - Двое уже погибли от их рук. Вы на очереди. Или вы считаете, что сможете обхитрить этих людей, Хирота Масами-сан? - И тут я решил использовать еще один аргумент. - Нет, Мияно Акеми.
   На этот раз маска невозмутимости треснула, и удивление захлестнуло эмоции женщины.
   - Откуда ты знаешь? - Все что и смогла она спросить.
   - Не имеет значения, откуда я знаю, - сказал я. - Главное, что я знаю, что Джин и Водка не остановятся, пока вы не умрете.
   - Я знаю это. - Сказала Мияно Акеми. - Но у меня нет выбора.
   - Выбор есть всегда, Мияно-сан. - Сказал я. - Ошибкой было бы не делать его вообще, покорно вверяя себя обстоятельствам. Вот ваши ключи. Не этого я хотел, когда приходил сюда. Может, скажите мне напоследок причину, почему вы отдаете себя этим людям? Кто тот человек, что вы готовы пожертвовать собой ради него?
   - Это моя сестра, Мияно Шихо. - Тихо сказала Акеми, беря у меня ключи. - Я делаю все это ради нее. - Она подошла к столу и достала из нее фотографию девушки с каштановыми волосами в докторском халате. - Шихо и я работаем на одну могущественную организацию. Как и наши родители. Я занимаюсь тайными операциями, в том числе и ограблениями. Она же ученый, разрабатывает медицинские препараты, как и мама с папой. Она продолжает их дело. Я хотела, чтобы нас отпустили из организации, чтобы мы могли начать мирную жизнь.
   - Как наивно. - Вздохнул я. - Насколько я знаю Джина, он не позволит вам такого.
   - Я знаю это, поэтому приготовила ему подарок, - сказала Акеми, сжимая сумочку. - А теперь Конан-кун, извини, мне пора.
   Я не прощался с ней. Я даже не сказал ей до свиданья. Я молча смотрел, пока дверь в квартиру не закрылась. Однако я не собирался бездействовать. Теперь все остальное я буду делать только ради себя. Спустя несколько секунд я резко поднялся с кресла, и выскочил из квартиры, прихватив свой скейтборд. Мияно Акеми как раз садилась в свою машину. - Это еще не все, - сказал я. - Так просто ты от меня не отделаешься. - Я вытащил маячок и достал свои подтяжки. Используя такую импровизированную рогатку, я запустил маячок в полет и он попал в левое крыло машины. - Есть, теперь-то ты не уйдешь, - мысленно воскликнул я.
   Спустя пять минут я ехал на своем скейтборде за Мияно Акеми. По своему планшету я сверялся с ее местоположением, а также с местоположением Джина. Обе точки двигались в район складов. Это отбросило все мои сомнения об этой встрече, теперь для меня главное было успеть вовремя. Недалеко от въезда на территорию я практически настиг машину Акеми. Радар показывал, что Порше 456А остановился за одним из складов. Всё-таки, хорошо, что я загрузил в планшет подробную карту Токио со всеми зданиями и сооружениями. Чудесно, Джин и Водка здесь. Теперь важно не засветиться, иначе я тоже украшу собой кладбище. Сомневаюсь, что Джина остановит мой возраст. Акеми подъехала к тому же складу, возле которого стоял Порше, только с другой стороны, и остановилась. Выйдя из машины, она осмотрелась вокруг, но я не стал выезжать на открытое место, а стал скрытно передвигаться к боковому входу на склад. Не заметив никого, она вошла внутрь. Спустя полминуты я уже стоял рядом с входом и наблюдал за Мияно Акеми, которая стояла в центре склада. На всякий случай я достал микрокамеру, которая всегда была у меня с собой и, спрятав понадежнее, включил ее.
   - Где вы? - Громко спросила Акеми. - Покажитесь.
   - Отличная работа - раздался до боли знакомый голос Джина. - Хирота Масами... Нет, Мияно Акеми.
   - Позвольте задать один вопрос? - сказала она. - Зачем вы убили тех двоих? - На это Водка рассмеялся, а Джин усмехнулся.
   - Потому, что мы так работаем. - Пояснил Джин. - А теперь, давай деньги.
   - Здесь их нет. - Сказала Мияно Акеми. - Они хранятся в другом месте.
   - Что? - разозлился Водка.
   - Сначала, моя сестра, - заявила женщина. - Отпустите её, как мы и договаривались. Когда задание будет выполнено, вы позволите мне и моей сестре покинуть Организацию.
   - Хм, не могу я этого сделать, - сказал Джин. И вместе с Водкой они двинулись к ней. - Она всё ещё нужна нам. В отличие от тебя, твоя сестра - важный человек в Организации.
   - Значит, вы с самого начала не собирались... - поняла, наконец, свою ошибку Акеми. На это Джин и Водка рассмеялись.
   - Итак, это твой последний шанс. - Сказал Джин, наставив на нее пистолет. - Говори, где деньги.
   - Вы слишком наивны, - сказала Акеми, в свою очередь, наставив пистолет на Джина. - Убив меня, вы никогда не узнаете, где они.
   - Это ты слишком наивна. - Ответил ей Джин. - Я знаю, что ты принесла с собой ключ от камеры хранения. К тому же... - Джин наставил на нее пистолет. - Я же сказал, что это был твой последний шанс. - И выстрелил в нее. Затем последовал второй выстрел. Водка склонился к ней и стал обыскивать женщину в поисках ключа. Наконец, он нашел его в кармане юбки. После этого они ушли, не сказав ни слова и оставив ее умирать.
   Едва они скрылись, я вышел из своего убежища, оставив камеру снимать дальше. Подойдя к Акеми, я склонился над ней. Её раны были смертельны. Скорая просто не успела бы доехать вовремя.
   - Мияно Акеми-сан. - Позвал я её. - Держитесь, я сейчас вызову скорую.
   - Конан-кун? - Спросила она меня слабым голосом. - Что ты здесь делаешь?
   - Я прикрепил жучок к вашей машине. - Сказал я, упавшим голосом. - Я хотел спасти вас.
   - Уже поздно, Конан-кун. - Сказала она. - Они убили тех двоих, что наняла я, а в итоге Организация убила и меня. Организация, что избрала своим цветом Чёрный. Преступная и таинственная. - Тут Акеми из последних сил взяла меня за левую руку и приподнялась. - Прошу, выслушай мои последние слова. Вот, - она протянула ключ, что держала в руке. - Это - настоящий. Они забрали подделку. Он от камеры хранения на станции Бэйка. - Тут она сильно закашляла, и мне пришлось подхватить ее. Откашлявшись, она обхватила своими руками мою правую руку, в которой был зажат ключ. - Прошу, прежде, чем они все поймут... Прости, но я не смогу... Полагаюсь на тебя... Маленький детектив... - Сказав это, она закрыла глаза и ее сердце остановилось.
   Продолжая удерживать её, я вывернул свою левую руку и, достав телефон, набрал номер отдела расследований. Сейчас я собирался сообщить об убийстве инспектору Мегуре именно как Эдогава Конан.
   - Алло, отдел расследований? - спросил я.
   - Да, чем можем вам помочь? - спросила дежурная.
   - Соедините, пожалуйста, с инспектором Мегуре. - Меня попросили подождать. Затем инспектор поднял трубку.
   - Мегуре слушает. - Ответил Инспектор.
   - Добрый вечер, инспектор, - сказал я. - Это Эдогава Конан.
   - Конан-кун? - удивился инспектор. - Что случилось, что ты звонишь сюда?
   - Хирота Масами-сан... - сказал я. - Она мертва.
   - Что ты такое говоришь, Конан-кун? - удивился Мегуре. - Как это произошло и где? - Я назвал ему место и предложил ему самому приехать сюда и все выяснить. Инспектор сказал, что они скоро будут.
   Через пятнадцать минут я услышал приближение полицейских сирен, а еще через полторы минуты, к складу подъехало с десяток полицейских машин и скорая. За все это время, руки Акеми Мияно так и не разжались, а она так и продолжала опираться на меня. Что-то во мне не давало отпустить ее. Я даже не мог отойти и взять камеру. Хорошо, я догадался спрятать ее так, чтобы ее не нашли. Да и видео записывается по радио сразу на мой планшет. Но, полиция не должна знать, что кто-то вел запись.
   Ко мне подошли инспекторы Мегуре и Ширатори, а также детективы Такаги, Сато и Чиба.
   - Конан-кун? - спросил меня инспектор. - Давно это случилось?
   - Хирота Масами-сан умерла в двадцать часов тридцать семь минут. Через одну минуту я позвонил вам. - Сухо сказал я, продолжая смотреть в лицо Акеми. - Причина смерти - множественные огнестрельные ранения в брюшной области. Я подошел практически сразу после выстрелов. Шансов на спасение у нее не было. Она умерла у меня на руках.
   - Она что-нибудь сказала перед своей смертью? - спросил меня инспектор. - Насчет денег или еще чего-нибудь?
   - Она отдала мне ключ от ячейки номер двадцать шесть в камере хранения на станции Бэйка. - Констатировал я. - Он у меня в правой руке. Что же насчет оружия, то пистолет лежит рядом. Если вы проверите его, то на нем, скорее всего, будут отпечатки Масами-сан, а следы пуль будут идентичны тем, которые были обнаружены при убийстве Киши-сана и Кайдзуки-сана. Помогите мне положить ее и разжать ее руки.
   Инспектор Ширатори помог мне освободить мою руку, и я передал ему ключи. Я продолжал стоять на коленях перед ее телом и думал о том, что бы изменилось, вмешайся я раньше. Смерть Акеми Мияно тяжким грузом легла на мое сердце. Я поклялся самому себе, что сделаю все что в моих силах и даже больше, но заставлю Черную Организацию ответить за все те жертвы, что она принесла в угоду своему обогащению. Джин и Водка, я сделаю все, чтобы вы ответили за свои преступления.
   Продолжая думать об этом, я не замечал, как летело время. Инспектор Мегуре вызвал Мори Когоро и Ран, чтобы они забрали меня. Но, я по-прежнему не отходил от тела. Когда медики положили ее на носилки и погрузили в карету скорой помощи, я стоял и молча наблюдал за этим. Начался дождь, но я не замечал его. Ран, стоя за мной на коленях и обняв меня со спины, плакала, Когоро мрачно молчал, но не мешал, ни мне, ни Ран. Когда скорая уехала, я поднял свою голову.
   - Поехали домой, Ран-нээчан, дядя Когоро, - тихо сказал я. - Нам больше нечего делать здесь.
   Перед уходом я отошел напоследок к тому месту, где лежала Акеми, и бросил на него прощальный взгляд. Но, думаю, я еще не раз вернусь сюда. Пока никто не видел, я сместился в тень и забрал мою камеру. После этого я вернулся к Мори и мы отправились домой.
  
   ***
  
   На следующий день я не пошел в школу. Вместо этого я давал показания в полиции. Я рассказал все, что считал нужным, не став опровергать предположения полиции относительно состава преступления и мотивов Масами-сан. Да, они так и не узнали её настоящего имени и личности подлинных преступников. План Джина сработал, и полиция определилась с виновниками ограбления и тройного убийства. Я же не стал спешить исправить неправильные выводы инспектора Мегуре и его подчиненных. Пусть все идет своим чередом, я же продолжу расследование. Следующие два дня были выходными, которые я лично решил посвятить слежке за Джином. Он так и не обнаружил мой жучок. Ночью, вновь найдя его машину, я подошел более основательно к установке жучков в нее. Я не только поставил более мощный маяк, который, впрочем, включался периодически, а потому работал дольше, и его было сложнее засечь, но и поставил аппаратуру прослушки внутри машины.
   На следующий день я смог убедиться, что моя работа была выполнена идеально, так как Джин не обнаружил следов проникновения. Весь день я посвятил прослушиванию переговоров Джина. Мое прослушивающее устройство никогда не вызовет у него подозрений, ведь я встроил его в магнитолу, которой он, как я понял не пользуется, но которая все время подключена к электросети машины. Идеальный вариант для меня. На всякий случай, под клаксон я запрятал еще один микрофон, работающий уже по принципу беспроводной передачи энергии. Боюсь даже говорить о том, чего мне стоило воспроизвести эту технологию. Но, результат превзошел все ожидания. Если не знать, что это микрофон с передатчиком, ни за что нельзя будет отличить его от обычного винта. В этот день мне удалось найти то место, где Джин останавливается на ночлег. Именно так, потому как назвать домом это место у меня язык не поворачивается. У меня даже создалось впечатление, что Порше 456А больше подходит под это определение.
   Но, пожалуй, главной новостью этих двух дней, что я узнал от Джина, был побег Мияно Шихо. Она отказалась работать на организацию, которая убила ее сестру, а когда ее заперли, приковав наручниками к металлической трубе, каким-то неведомым способом сбежала. Теперь Организация ищет ее и не может найти. Джин рвет и мечет, так как это была его протеже, и он теперь желает ее видеть лишь в горизонтальном положении, внутри производной от одного из представителей царства растений, иносказательно говоря "в белой ритуальной обуви".
   Я все воскресенье провел в своей лаборатории, которую я оборудовал в здании бывшего склада полмесяца назад. Это здание даже не арендовали, а выкупили мои родители через подставных лиц. Я попросил их об этом, мотивировав, что мне нужно убежище, чтобы укрыться в случае моего раскрытия, дабы не подставлять профессора, Ран или кого-либо еще из дорогих мне людей. Мои родители одобрили мой план, и теперь я владею небольшим складом. Здесь я организовал небольшое производство втайне от всех. Мне удалось воспроизвести ряд технологий известных мне, и теперь я мог быть больше уверен в своем будущем.
   Слушая переговоры Джина, и периодически просматривая видеозапись со сценой убийства Мияно Акеми, я держал в руках фотографию Мияно Шихо, которую я забрал из квартиры Акеми. Впрочем, там же я на следующий день после убийства нашел и фотографию самой Акеми. На ней она была с высоким мужчиной, японцем, с длинными, до пояса, черными волосами. Я поставил эту фотографию в рамку на столе. Не знаю, кто этот мужчина, но, видимо, он был дорог ей. Смотря на фотографию Шихо, я думал о том, чтобы сделал на ее месте. Я уже знал, что она занимала не последнее место в Организации, будучи ведущим специалистом по Апотоксину 4869. Также я узнал ее кодовое имя - Шерри, в честь Хереса, крепкого испанского вина. А еще я узнал, что ее тело не нашли. Единственный вариант, который мог прийти мне в голову, как она могла сбежать, подразумевал, что она приняла апотоксин собственной разработки, и ее тело уменьшилось аналогично моему. Этот вариант позволяет ей сбежать, при этом уменьшается риск того, что ее случайно узнают. Ведь об этом побочном действии в Организации, скорее всего, неизвестно. Я понял это, исходя из того, что Джин ни разу не упомянул этот факт, даже размышляя вслух, что не могло не порадовать меня. Видимо Шерри скрыла это от своего начальства, уже тогда прорабатывая варианты побега.
   Я вспомнил, как в течение этого месяца я несколько раз проверял свой пока что бывший дом и даже поставил камеру видеонаблюдения. Могу определенно сказать, что как минимум дважды за этот месяц, в мой дом приходили агенты Организации и проводили обыск. Внимательно пересмотрев запись с камеры наблюдения перед моим домом, я обнаружил то что, а вернее, кого искал - девушку с короткими каштановыми волосами, какой была изображена на фотографии Мияно Шихо. Да, нет сомнений, что во второй раз она была в моем доме с обыском. Если же она была и в первый раз, то могла обратить внимание на некоторые различия. Например, отсутствие моей детской одежды. Если для кого-то в Организации этот факт покажется малозначительным, то ей, знающей особенность апотоксина, это скажет о многом. Исходя из этого, можно сделать вывод, что она знает о моем состоянии. Правда, теперь опасность от нее для меня минимальна. А вот в свете ее побега из Организации, боюсь, у нее остается только один маршрут. Выглянув через небольшое оконце, я отметил, что дождь разошелся неслабый. А значит, время настало.
   Подхватив свой скейтборд, я вышел из склада и, заперев его, отправился во второй район Бэйка, в сторону своего дома. Сейчас дождь не волновал меня. Я понимал, что именно сейчас Шихо может идти в сторону моего дома в облике маленькой девочки. А значит, мне нужно поспешить, чтобы перехватить ее. Подъезжая к моему дому, я остановился перед поворотом. Лучше перестраховаться. Выглянув из-за угла, я увидел, как перед калиткой моего дома лежит девочка семи лет во взрослой одежде. Я уже собрался было выйти из-за угла, чтобы помочь Шихо, как увидел, что калитка дома профессора открылась, и из нее вышел сам профессор. Увидев лежащую девочку, профессор Агаса бросился к ней. - Пожалуй, сейчас я не буду высовываться. - Подумал я. Хоть я и доверял профессору всецело, я понимал, что не всю информацию ему стоит доверять и делал это лишь из-за того, что беспокоился за него.
   Когда профессор отнес девочку в свой дом, я отправился назад в детективное агентство. Сейчас Шихо в безопасности и ей не нужно знать о том, что я владею исчерпывающей информацией о ней. Пока я ехал, я включил прослушивающее устройство в доме профессора и вставил в ухо наушник. К тому же, камеры, расставленные мной в его доме, передадут мне исчерпывающую информацию. Но это будет потом, а сейчас я слушал, как профессор расспрашивает Шихо о том, кто она. Надо сказать, что профессор уже не так сильно удивлялся, когда во второй раз в жизни увидел человека помолодевшего на десяток лет. А вот что меня расстроила, так это доверчивость профессора. Он не стал сомневаться словам Шихо, послушав свои чувства, а, не вняв голосу разума. Я, конечно, понимаю, что сейчас это не причинит ему вреда, так как Шихо в основном не лжет. Но, если бы она была шпионом? Надо будет потом поговорить с профессором на эту тему.
   Придя домой, я сразу завалился спать. Завтра мне предстояло идти в школу. Понедельник, как-никак, и меня не было там пару дней. К тому же, по плану профессора, Хайбара Ай, именно такое имя придумал он для своей "новой" родственницы, должна будет с завтрашнего дня начать ходить в школу, в мой класс. А вот такой подставы от профессора я не ожидал. Он рассказал ей все обо мне, а вот затем обещал, что мне не скажет и слова. - Вот и доверяй после этого людям, - подумал я, услышав, о чем говорят они. - Ладно, профессор, я не злопамятен. Я просто злой и память у меня плохая. Придется мне взяться за ваше воспитание.
   Утром, после завтрака, я отправился в школу. Сегодня из одежды я отдал предпочтение не шортам, как обычно, а джинсам. Верх состоял из водолазки и джинсовой рубашки, которую я не застегивал. На руки же я надел манжеты, мое собственное изобретение. Они работали по тому же принципу, что и ботинки, которые мне сделал профессор. Скейтборд я решил с собой не брать. Зато надел мой модернизированный пояс. Он не только имел пряжку, со встроенным насосом и экстрактором мячей, но и имел парочку дополнительных гаджетов.
   Войдя в класс, я тут же услышал разговор моих одноклассников, в том числе и моих друзей о новом ученике. Для детей такие события являются очень важными. К тому же, с моего появления прошел месяц, так что новость о новичке упала на благодатную почву. Впрочем, что касается меня, то мне все равно, кто переводиться, к тому же я это знаю и так, благодаря моим надежным источникам. Я сел за парту и стал готовиться к уроку, как меня тут же отвлекли.
   - Конан-кун, - позвала меня Аюми Ёшида. - А ты как думаешь, кто наш новый ученик?
   - Ну, не знаю, - протянул я. - Наверное, он будет занудным и скучным.
   - Значит, ты думаешь, что это будет мальчик? - уточнила Аюми.
   - Я этого не говорил. - Усмехнулся я. Ребята же продолжили обсуждать ученика.
   - Аюми, - заворчал Коджима Гента. - Разве ты не видела этого ученика в учительской?
   - Нет, - сказала девочка, повернувшись к Генте. - Я только спросила имя, и мне сказали "Хайбара".
   - Хайбара? - удивился Гента.
   - Да, - радостно сказала Аюми. - "Хай" значит "серый", а "бара" значит "луг".
   - Довольно редкое имя, - заметил Мицухико Цубарая, надо сказать, самый умный из этой троицы.
   - Во всяком случае, оно лучше, чем у Конана, - съехидничал Гента.
   - Пошел ты дальним пешим маршрутом, - яростно подумал я, внешне стараясь оставаться невозмутимым. - Между прочим, у меня самое крутое имя.
   Тут дверь в класс открылась, и я увидел нашего учителя, приведшую новенькую. - Ну, здравствуй, Мияно Шихо, - усмехнувшись, подумал я. - Или мне стоит называть тебя Шерри? Ладно, пока ограничусь Хайбарой. Не зря же профессор так старался придумать тебе имя, надо уважать его труд.
   - О, это девочка, какая хорошенькая, - раздались голоса в классе.
   - Ребята, по местам, - призвала всех к порядку учительница, при этом бросив косой взгляд на мою кислую физиономию. Тут Шихо обведя взглядом класс, остановила его на мне. Я же, не подавая виду, отрешенно смотрел сквозь нее. Учительница в это время написала имя новой ученицы. - Итак, ее зовут Хайбара Ай-сан, с сегодняшнего дня она будет учиться с нами. Надеюсь, вы подружитесь с ней.
   - Хай, - протянул весь класс, кроме меня. Мне было до лампочки, кто кого.
   - Молодцы, - похвалила класс учительница. - А теперь решим, где Хайбара-сан будет сидеть.
   - Сенсей, - прокричал Гента. - Парта рядом со мной свободна.
   - Хрен вам, а не перец, - подумал я. - Почему-то я уже знаю, куда она сядет.
   Не говоря, ни слова приветствия, ни традиционной просьбы новичка позаботиться о нем, Хайбара протопала прямо ко мне. Мольбы Генты не были услышаны, и эта девочка села рядом со мной.
   - Привет, - поздоровалась она со мной. Я же, не отлепляясь от руки, лишь кивнул ей.
   - И тебе не хворать. - Пробурчал я, пытаясь сдержать зевоту, на что оказалось, что мои попытки тщетны.
   Гента начал ворчать, но тут учитель привлекла к себе внимание. - Итак, ребята, давайте начнем урок.
   Так начался понедельник. Впрочем, неудивительно, что его считают самым тяжелым днем недели. Благо хоть ко мне не приставали с расспросами, где я был несколько дней. Все внимание было сосредоточено на Хайбаре. Когда же прозвенел последний звонок, дети стали выскакивать из класса. Учебный день кончился и можно идти домой. Хайбара по-прежнему ни с кем не желала разговаривать и, молча собравшись, пошла домой. Когда она вышла из класса, троица моих друзей решила, что надо пригласить девочку в нашу кампанию. Естественно, к моему мнению никто не стал бы прислушиваться, потому я его и не озвучил.
   Ребята стали торопить меня и мне пришлось тащиться следом за ними. В коридоре мы догнали Хайбару.
   - Хайбара-сан, - прокричала Аюми, окликая девочку. Но та никак не реагировала. - Хайбара-сан! Пойдем домой вместе, а?
   Вот только у девочки было иное мнение и она не сказав ни слова, пошла дальше.
   - Да оставь ты эту задаваку, - сказал Гента недовольным голосом. Он не любил когда его игнорировали, а Хайбара за день сделала это несколько раз.
   - Но ведь... - расстроилась Аюми. Мы пошли дальше.
   - А где ты живешь? - спросил Мицухико у новенькой. - Ты недавно переехала?
   - Не скромничай, - добавила Аюми. - Мы проводим тебя до дома.
   - Бэйка, второй район, блок двадцать два. - Ровно произнесла девочка адрес профессора. - На данный момент я проживаю там.
   На это я лишь удивленно поднял бровь, но ничего не сказал. Пройдя немного вперед, девочка обернулась и выразительно глядя на меня хмыкнула. - Думаешь, уела меня, девочка? - Внутренне усмехнулся я, ничем не выказывая это наружу. - Ничего, и не таких обламывали. Но, мы тебе об этом не скажем. - Мы продолжали идти. Дойдя до раздевалки, мы стали переобуваться. Ребята о чем-то говорили с Хайбарой и я решил прислушаться к ним.
   - Молодые детективы? - Услышал я голос Хайбары, подойдя к ребятам. - Вы?
   - Ага, мы работаем и днем, и ночью, помогая раскрывать преступления. - Восторженно сказал Мицухико.
   - Хайбара-сан, присоединяйся к нам. - Добавила Аюми.
   - А Эдогава-кун с вами? - спросила Хайбара, начав переобуваться.
   - Ага, - сказал Гента. - Но он всего лишь мой ученик. - Добавил он, тыча себе в грудь. На моем же лице за все время разговора не промелькнула ни одна эмоция. И на слова ребят, я подумал лишь одно - Дети, что с них взять. Для них каждое дело - целое событие и они считают, что знают много. Не буду их разочаровывать, со временем они поймут.
   - Все просьбы кладут в шкафчик для обуви Генты-куна. - Добавила Аюми, показывая на дверцу шкафчика, на котором была приклеена бумажка с надписью "Приветствуются сложные дела!! Класс 1 Б Молодые детективы".
   - Все заявки лежат внутри. - Добавил Мицухико.
   - Хотя мы держим это в секрете от учителей, - наивно вставил Гента.
   - Это классно, - продолжил Гента, открывая свой шкафчик. - Каждый день получать письма от тех, кому нужна помощь.
   - А Гента не лишён тщеславия, и не страдает от излишней скромности, - подумал я. - В прочем, как и все дети в этом возрасте, он хочет "быть", вместо того, чтобы "казаться". Но зачастую он именно "кажется". Ничего, Гента-кун, ребята, пройдет время и вы действительно станете настоящими детективами. Уж я-то приложу все усилия для этого.
   - А? Нету. - Расстроился мальчик, увидев на полке только свою кое-как брошенную обувь. Затем он повернулся и продолжил бахвалиться - обычно мой шкафчик завален просьбами...
   - Ладно, давайте пойдем по домам, а потом встретимся в парке и сыграем в футбол, - внес я конструктивное предложение, открывая свой шкафчик, но не спеша переобуваться.
   - Ага, ага, - запрыгала Аюми.
   - Отличная идея, - добавил Мицухико и они с Аюми пошли вперед.
   - Эй, подождите меня, - сказал Гента. Я же продолжил стоять глядя на мальчика. Обувая правый кроссовок, мальчик вдруг остановился и снял его. - Значит, есть дело? - Подумал я, убирая свою обувь обратно в шкафчик.
   -Есть! - Крикнул Гента. - Заявка!
   - Правда? - спросила Аюми. Гента развернул бумажку, которая оказалась чуть ли не ватманом. Лист имел формат А3.
   - Написано, что нас будут ждать после уроков в кабинете класса 1 А. - Сказал Гента, просматривая заявку.
   - Ладно, - сказал Мицухико, убирая свою обувь, - тогда идем в класс 1 А.
   Гента и Мицухико уже убежали, я не спеша шел за ними, но Аюми чуть задержалась.
   - Давай, Хайбара-сан, - сказала девочка, - быстрей, быстрей.
   Краем глаза я заметил, что Хайбара таки решилась присоединиться к нам. Войдя в класс последним, я увидел Накадо Тосию. Он сидел, понурившись, видимо, произошло что-то действительно серьезное. Тосия рассказал, что его брат пропал.
   - Что? Он пропал? - спросил Гента.
   - Да, мой брат внезапно пропал, - сказал Тосия, сжав кулаки.
   - Неужели похищение? - спросил Гента.
   - Погоди-ка, - сказал Мицухико. - Кажется, что такое уже было.
   - И точно... - сказала Аюми. - Ой, неужели они вспомнили то дело с котом? Во, память-то. - Внутренне хмыкнул я.
   - Этот твой "брат", опять какой-нибудь кот? - спросил Гента нависнув над мальчиком.
   - Нет, это не так, - замотал мальчик головой. - Он на десять лет старше меня. Он пропал неделю назад посреди дня. Сказал, что идет к другу и больше не вернулся. Полиция тоже его искала, но никого не нашла. Я подумал, что вы-то сможете помочь, и... - мальчик опустил голову. Гента и Мицухико переглянулись.
   - А были звонки с требованием выкупа? - спросил Мицухико.
   - Звонки? - спросил Тосия. - Нет, не было.
   - Уверен, что он не сбежал из дому? - спросил Гента.
   - Мой брат никогда бы так не поступил! - с жаром сказал Тосия. - Ведь,.. ведь,.. Ведь мы с ним так хорошо ладим.
   - Но, может, у твоего брата были какие-нибудь веские причины для этого? - продолжил Мицухико. На это Тосия лишь опустил голову и я заметил как заблестели его глаза. - Что ж, похоже это действительно серьезно. - Подумал я. - Пора мне вмешаться.
   - В любом случае, давайте сходим к нему домой, - вмешался я. Тосия удивленно посмотрел на меня. - А обсудим потом.
   - Спасибо, - сказал он мне.
   - Отлично, - прокричал Гента. - Молодые детективы берутся за дело. - И они вместе с Мицухико побежали к выходу. Аюми схватила Хайбару за руку.
   - Идем, Хайбара-сан.
   Мы с Тосией двинулись следом. Спустя пятнадцать минут мы подходили к дому мальчика. Перед ним стояла патрульная машина. Тройка моих товарищей подбежала к ней и стала обсуждать ее. Видимо, уже забыв, зачем мы пришли. Тут я услышал, что дверь в дом открылась и из нее вышло двое полицейских и мам Тосии.
   - Что ж, мэм, - сказал один из них. - Если что-то выясниться, сразу дайте знать.
   - Спасибо, - сказала женщина. Ее лицо было осунувшимся. Пропажа старшего сына сильно ударила по ней. Видно, что ей тяжело дается держать себя в руках. И, как я догадываюсь, единственная причина для этого - ее младший сын, Тосия. Полицейские вышли из дома и пропустили нас. Ребята не преминули поздороваться с ними. Когда мы вошли, женщина спросила нас. - Тосия, это твои друзья? - На это мальчик кивнул.
   - Простите за вторжение, - протянула троица стандартное японское приветствие при входе в чужой дом. Мы же с Хайбарой промолчали.
   - Тогда, прошу, - чуть улыбнулась женщина. - Тосия, принести что-нибудь перекусить?
   - Спасибо, не нужно, - сказал я, улыбнувшись, - мы ненадолго.
   - Понятно, - сказала женщина. - Тогда я буду на кухне.
   - Простите, - сказал мне Тосия. - Просто мама все время думает о брате.
   - Не извиняйся, я понимаю. - Сказал я ему тихо. - Ладно, покажи нам его комнату.
   Мы поднялись в комнату его брата. Там было довольно чисто и прибрано. Скинув рюкзаки, мы принялись за поиски зацепок. Я сразу направился к письменному столу, так как велика была вероятность найти что-то там. Мицухико и Гента осматривали шкаф. Правда пришлось их одергивать, чтобы они искали зацепки, а не интересовались известными брендами. Спустя десять минут ребята отчаялись найти что-нибудь. Я же уже сделал кое-какие выводы.
   - Эй, Конан, сколько бы я ни искал, ничего не могу здесь найти, - недовольно проворчал Гента. - Эй, может он и в правду сбежал?
   - Нет, это навряд ли, - сказал я, доставая бумажник из стола. - Это бумажник твоего брата? - Спросил я Тосию, на что он кивнул. - Если бы он сбежал, то, по крайней мере, взял бы его с собой, не так ли?
   - Значит брат...
   - Несчастный случай или он был замешан в преступлении. - Озвучил я свои выводы. Тут я заметил, что Аюми забралась под кровать. Через полминуты оттуда раздался ее смех. Затем она вытолкнула из-под кровати несколько холстов и вылезла сама.
   - А это что? - весело спросила она. - Под кроватью была целая куча странных картин.
   - Ого, какая мазня, - сказал Гента. - Вообще-то, это Пикассо. - Мысленно вздохнул. Но куда детям до понимания кубизма?
   - Верно, - согласилась Аюми. - Кто вообще додумался нарисовать такое?
   - Пикассо. - Сказала Хайбара.
   - Точно! - вспомнил Мицухико. - Это "Плачущая женщина" Пикассо. - Не перестаю удивляться уму этого мальчика и его знаниям. Если бы он еще их правильно применял, цены бы ему не было.
   - Ван Гог, Моне, Гоген. Копии их работ. - Прокомментировал я картины.
   - Они прямо как настоящие. - Заметил Мицухико.
   - Их все мой брат нарисовал, - похвастал Тосия. - У него всегда хорошо получалось перерисовывать работы других членов его арт-клуба.
   - Ой, неужели его похитили, чтобы заставить перерисовывать картины? - выдал свою версию Гента.
   - Возможно. - Согласился с ним Мицухико, рассматривая картины. - Если их выдать за оригинал, то...
   - Нет, это не так, - решил опровергнуть я их выводы. Я внимательно осматривал картину и понимал, что она сильно отличается от оригинала. - Штрихи уверенные, но цвета и оттенки с оригиналом и рядом не стояли. До уровня современных подделок не дотягивает. - Я встал и посмотрел на Тосию. - Кроме того, если бы они планировали требовать выкуп за заложника, то похитили бы тебя, а не твоего брата-старшеклассника. - Затем я взял одну из картин. - Меня больше всего тревожит вот эта картина.
   - А? - удивилась Аюми. - Я его где-то видела.
   - Это - Нацуме Сосэки. - Сказал я.
   - Да, брат большой поклонник Сосэки. - Сказал Тосия. - Он так гордился этой картиной, что отправил ее на городскую выставку. Но так как портрет был неточный, все проходившие мимо нее лишь возмущались. Картину похвалила лишь одна странная женщина.
   - Странная женщина? - Спросил я.
   - Да, в такой шляпе, с широкими полями, - Тосия показал какими, - и она была с ног до головы одета в черное.
   - Черное? - спросил я. - Неужели здесь замешана Организация? - Когда это было? - спросил я ледяным тоном.
   - Дней десять назад - испуганно сказал Тосия.
   - Она была одна или с ней был кто-то ещё в черном? - продолжил я спрашивать мальчика.
   - Да, двое - не понимая моего тона ответил Тосия.
   - Неужели... - все что я и сказал вслух.
   - Что с тобой, Конан-кун, - спросила меня Аюми.
   - Покажи все места, где любил бывать твой брат. - Велел я мальчику. - Его бумажник и школьные принадлежности в столе, велосипед стоит внизу у входа. Это значит, что твоего брата кто-то куда-то позвал, а затем похитил. Пошли быстрее.
   В течение следующих трех часов мы оббежали все места, где бывал брат Тосии, но никаких следов, не было, никто его не видел. Кафе, супермаркет, игровой зал и другие места. Все было впустую. Я посмотрел на ребят. Похоже, что они выдохлись от такой пробежки. Всё-таки это только я так бегаю каждый день.
   - Эй, я зайду в магазин, пить захотелось, - сказала мне Аюми. Я кивнул и мы вшестером вошли внутрь. Ребята пошли выбирать себе напитки, я же просто наслаждался прохладой от кондиционера. Всё-таки на улице было очень жарко. Тут я заметил, как мужчина в темной одежде спросил продавца.
   - Мне пачку сигарет - сказал он. Я посмотрел на него внимательней. Он дал продавцу тысячную купюру.
   - Ваша сдача семьсот йен, - сказала продавец. - Спасибо за покупку, приходите еще, мы ждем вас.
   - Что-то не так, Конан-кун? - спросила меня Аюми, увидев, что я застыл как статуя.
   - Покупать сигареты тысячной купюрой несколько странно. - Сказал я громко. Ребята удивленно посмотрели на меня, как и продавец.
   - Может у него не было мелочи? - усмехнулся Гента.
   - С купюрой в тысячу йен можно было купить сигареты в автомате снаружи. - Ответил я. - А он пошел в магазин и отстоял в очереди.
   - Может, в автомате не было сигарет, каких он хотел? - спросил меня Мицухико.
   - Вы можете показать купюру, которой расплатился этот мужчина, - попросил я продавца. Она удивленно смотрела на меня. Одним шагом я запрыгнул на прилавок и оказался с ней лицом к лицу, и, прежде чем она успела сообразить, я уже изучал купюру.
   - Как я и думал, - сказал я, возвращая ей купюру. - Здесь нет водяных знаков. - Спрыгнув, я сказал напоследок. - Звоните в полицию.
   Я выбежал из магазина. Через минуту я нагнал мужчину и пристроился за ним на расстоянии двадцати метров. Я думал, что делать с ним. Конечно, я могу проследить за ним. Но я был не один, а мне не хотелось вовлекать ребят в это дело. - Ладно, попробуем иной вариант. - Подумал я. Тут ребята догнали меня.
   - Конан, что на тебя нашло? - спросила меня Аюми. Я лишь шикнул и подождал, пока мужчина не завернул за угол в переулок.
   - Что еще за фальшивая купюра, о которой ты говорил в магазине? - спросил меня Гента.
   - Этот парень расплатился тысячной купюрой за пачку сигарет, так? - Сказал я, продолжая наблюдать за мужчиной из-за угла. - Снаружи был автомат с сигаретами, но он предпочел отстоять в очереди. То есть, он хотел расплатиться тысячей, которую бы не принял автомат, а человек посчитает ее настоящей.
   - Но это никак не связано с исчезновением моего брата, сказал Тосия.
   - Еще как связано. - Сказал я, обернувшись к нему. Вспомни, кто был изображен на одной из его картин.
   - Нацумэ Сосэки - сказала Хайбара.
   - Точно, - согласился Мицухико. - Нацумэ Сосэки изображен на купюре в тысячу йен.
   - Значит, мой брат...
   - Да. Возможно его приметили за навыки художника и теперь держат где-то, заставляя помогать с подделками. - Сделал я вывод. Но, надо что-то делать. Я достал купюру в тысячу йен и прикрепил к ней жучок. Затем я резко побежал в переулок прежде, чем ребята успели опомниться. Добежав до мужчины, я окликнул его.
   - Они-сан, вы обронили - и протянул ему купюру. - Это ведь ваши тысяча йен, да, они-сан?
   Он выхватил у меня купюру и стал убирать себе в карман. При этом он сделал это так резко, что толкнул меня. Это позволило мне разместить еще один жучок уже на его одежде.
   - Конан-кун, - прокричала Аюми, едва ребята выбежали из переулка.
   - А этот парень обронил свои деньги, а я догнал и вернул их ему. - Похвастался я, чем вывел в ступор своих товарищей. Они до сих пор не привыкли, что я могу, если это надо для дела, так резко менять свое настроение.
   - Но что будем делать с поисками его брата? - спросил Гента.
   - Уже темнеет, - заметила Аюми.
   - Похоже, придется продолжить завтра, - сказал Мицухико.
   - Тогда идите к Тосии-куну домой за портфелями. - Сказал я Мицухико. А мне надо кое-куда заглянуть, я вас догоню.
   - А? Только давай быстрее, - сказала Аюми.
   - Пока, - помахал я им рукой.
   Перебежав на другую сторону дороги, я включил радар на очках. Он сразу поймал сигнал маячка. Я побежал в сторону станции Бэйка. Ясно, этот парень решил сесть на поезд. Когда я прибежал к станции, маячок показывал на газетный киоск. Спросив у продавца, не было ли у него покупателя в черной кепке, женщина сразу вспомнила неприятного молодого человека, который был тут несколько минут назад. Она сказала, что он расплатился купюрой в тысячу йен за кофе, ценой сто десять йен. А потом он кинул всю мелочь в телефон автомат и говорил, минут десять. А значит, это был либо звонок на мобильный телефон, либо в другой район. Затем ко мне подошел уборщик и сказал, что этот парень обронил монету в пятьдесят йен, когда приобретал билет в автомате линии Тота, и просил меня передать ему ее. На мой вопрос, знает ли на какую станцию поехал парень, уборщик ответил отрицательно, но сказал, что он использовал монету в пятьсот йен. Это должно было сузить мой поиск. Когда же я подошел к автомату и стал смотреть цены на проезд, то понял, что нашел станцию назначения, так как дать сдачу с монетой в пятьдесят йен могли только в одном случае - станция Дайтома. Купив билет, я сел на поезд и отправился по следу.
   Приехав на станцию Дайтома, я принялся опрашивать, не видел ли кто человека в черной кепке. Но здесь его никто не видел. Идя по улице, я не знал что делать. Но у меня оставался последний вариант, воспользоваться маячком. Но, прежде я хотел попробовать еще кое-что. Зайдя в агентство по недвижимости, что было рядом со станцией, я обратился к одному из служащих, спросив, не продавали ли они здание склада или тому подобное где-нибудь на окраине. Выслушав меня и посмотрев записи, служащий сказал, что таких клиентов у них не было.
   - Его могли снять и давно. - Сказал я. На это служащий закрыл папку и, подойдя ко мне, опустился на одно колено, и положил мне руку на голову.
   - Ты отвлекаешь меня от работы - мягко сказал он мне. - Забирай друзей и иди домой.
   - Друзей? - удивился я. В ответ он показал пальцем мне за спину.
   - Вон те ребята разве не с тобой? - сказал он.
   - А? - только и сказал я, и повернувшись, застыл с открытым ртом. - А? Ну вы...
   В общем, у меня не было слов. Я столько сил потратил, чтобы скинуть их, а они все равно увязались за мной. Причем, сейчас трое моих друзей имели весьма страшные физиономии и, казалось, готовы были разорвать меня голыми руками. Войдя в агентство, они окружили меня.
   - Мы не собираемся каждый раз попадаться на твои уловки, - заявил Гента.
   - Сбежать и сделать все в одиночку - старая песня. - Добавил Мицухико.
   - Как вы нашли меня? - удивленно спросил я, но, тем не менее, мне удалось подавить в себе растерянность.
   - Нам сказала Хайбара-сан, вот мы и пошли за тобой. - Объяснил Мицухико.
   - Конан-кун хочет расследовать все сам, поэтому он избавился от вас, сказала она, - пояснила мне Аюми.
   - Ясно, - сказал я бесцветным голосом.
   Тут Тосия подошел к агенту недвижимости, с которым я до этого разговаривал.
   - Извините, - замялся он.
   - Чего тебе? - сказал мужчина, наклонившись к ребенку.
   - Скажите, а здесь рядом не живет какой-нибудь писатель? - спросил мальчик.
   - Писатель? - спросил я. - А он тут причем?
   - Брат после того, как пропал, звонил домой один раз, - сказал Тосия. Ребята уже собирались начать орать на Тосия, но я вмешался.
   - Объяснись, Тосия-кун. - Сказал я серьезным тоном.
   - Ну, трубку тогда взяла бабуля, а у нее проблемы со слухом. - Сказал Тосия. - Мой брат говорил быстро, и она не смогла толком разобрать его слов. Единственное, что она поняла, так это то, что он с такими же людьми, как и Сосэки.
   - А ты полицейским об этом говорил? - спросил Мицухико.
   - Конечно, но, сколько они не искали, они ничего не нашли. - Сказал Тосия. - Сказали, что бабуля ничего не расслышала или это был какой-то розыгрыш.
   - Но ведь твой брат - поклонник Сосэки, да? - спросила Аюми.
   - Значит, волноваться не о чем. - Добавил Гента.
   - Но его голос дрожал, а затем он повесил трубку, так сказала бабушка. - Рассказал Тосия.
   Мне уже стало понятно, что брат Тосии в опасности. Надо поспешить и найти его, пока преступники не решили от него избавиться.
   - Кстати, тут есть один человек, похожий на Сосэки. - Сказал служащий агентства. - Он владелец книжной лавки за углом.
   Зря он это сказал. Ребята воспылали энтузиазмом и потащили его показывать дорогу. Даже его заверение, что это человек с очень скверным характером, не остановило их. Я не стал им препятствовать, мне мои нервные клетки дороги. Мы дошли до магазина, и ребята отправились внутрь. Я не стал вместе с ними идти к владельцу магазина и что-то требовать. Вместо этого, я скрытно осмотрел помещения, в том числе и подсобные, но ничего не нашел. К этому времени, владелец выпихнул ребят из магазина, и, сетуя, на свою нелегкую судьбу, жаловался, что Нацуме Сосэки изобразили не на десятитысячной купюре. Я лишь хмыкнул на это. Тяжело жить, когда тебя называют "Штукой".
   - Говорил же вам не ходить туда, - сказал агент по недвижимости.
   - Что с этим дядькой такое? - проворчал Гента.
   - Вызывает подозрения. - Добавил Мицухико.
   - Они беспочвенны, - ехидно заметил я, выходя из магазина. Затем я расхохотался. - Бедный Штука-сан уже на пределе. Его просто достало, что все его так называют. - Отсмеявшись, я всё-таки продолжил. - Тем не менее, эта книжная лавка действительно не имеет отношения к нашему делу. Пока вы отвлекали владельца своими, простите за мою откровенность, дурацкими приставаниями, я успел осмотреть все подсобные помещения и не нашел ничего подозрительного.
   - Почему они дурацкие, - взвился Гента. - Дядя сказал, что его все так называют.
   - Но это не значит, что ему нравиться такое прозвище, - парировал я. - Если кого-то как-то называют, это еще не повод бездумно повторять вслед. - Заметив, как приуныли ребята, я решил смягчиться. - Ну, да ладно, я вам не папа с мамой и не сенсей, чтобы нотации читать. В следующий раз будете умнее.
   - Значит, ты ничего не нашел? - спросил меня Тосия.
   - Нет, я проверил все, но никаких печатающих устройств, для изготовления фальшивок не было. - Ответил я мальчику.
   - Кстати, насчет печатных устройств. - Стал вспоминать агент. - Редакция газеты рядом с полицейским постом недавно приобрела новые.
   - Редакция? - удивился я.
   - Да, их офис на третьем этаже здания, что возле поста, - мужчина показал на здание, что находилось напротив, на другой стороне дороги. - Мы продали им помещение около двух лет назад.
   - А как эти люди выглядят? - спросил я, чувствуя, что мы на верном пути.
   - Президент кампании - женщина, которая носит такую шляпу с широкими полями и черное платье. - Мужчина показал, какую шляпу тем же жестом, что и ранее это сделал Тосия. Последние сомнения у меня отпали. И тут я вспомнил про второй жучок, который я поставил на одежду парня. Незаметно включив радар, я тут же обнаружил сигнал на третьем этаже, в помещении редакции. Тем временем, мужчина продолжал. - Но они печатают не фальшивые деньги, а городские новости. Да и кто будет печатать такое под носом у полиции? Так-то. Не знаю, что происходит, но заканчивайте играть в детективов и идите уже по домам, детки.
   Он уже собрался уходить, как я решил сказать кое-что напоследок.
   - Вы абсолютно правы, дядя. - Сказал я. - Кто будет делать это под носом у полиции? Полощи рот камнями, а под голову клади реку, не так ли?
   - Что ты имеешь в виду, мальчик? - мужчину удивила моя цитата.
   - Спасибо вам, дядя, - сказал я, - вы помогли нам с последней деталью. Теперь я абсолютно уверен в своей правоте. Брат Тосии укрывается преступниками на третьем этаже, в помещении редакции. И никто даже не подумает на них, что они могут изготавливать фальшивки под носом у полиции. Теперь мы сообщим об этом в полицию.
   - Да, молодые детективы, вперед, - прокричал Гента и пять детишек побежали через дорогу к пункту полиции. Я изобразил рукой фигуру лицо-пальма.
   - Сомневаюсь, что полиция выслушает их. - Сказал мне агент. - Но, теперь, после того, как ты вспомнил знаменитую фразу Сосэки, я думаю, что в твоих выводах есть зерно истины. Скажи, мальчик, как тебя зовут?
   - Эдогава Конан, детектив. - Сказал я, протягивая руку.
   - Киришигава Соске, - представился мужчина и пожал мне руку. Затем он достал из кармана свою визитку и дал ее мне. - Я буду рад помочь тебе, если потребуется помощь.
   - Спасибо, Киришигава-сан. - Сказал я, кланяясь традиционным поклоном в пояс. - И простите, что мы отвлекли вас. До свиданья.
   - Всего доброго, Конан-кун.
   Попрощавшись с этим человеком, я перешел на другую сторону дороги и успел как раз к тому моменту, как полицейские потешались над моими товарищами. Впрочем, я спокойно отреагировал на это. Такая реакция вполне естественна, когда дети говорят всякую чушь.
   - Эй, ребята, - крикнул я им, убегая, - чтобы ни случилось, никуда не уходите отсюда. Я скоро. - На это они возмущенно воскликнули, но я вновь повторил. - Слышали? Никуда.
   Отбежав на сотню метров, я пристроился в углу и, достав свой телефон и имитатор голоса, я набрал номер инспектора Мегуре.
   - Что? Фальшивомонетчики? - спросил меня инспектор. - Ты уверен, Шиничи-кун?
   - Да. Но у меня нет доказательств. - Обеспокоенно сказал я. - И еще, когда начнете штурм, будьте осторожны. Скорее всего, они будут прикрываться заложником.
   Тут я заметил через свои очки, через которые я наблюдал за молодыми детективами, что мои товарищи решили сами расследовать это дело.
   - Есть еще, что мне нужно знать, Шиничи-кун?
   - Да, инспектор. - Сказал я. - На их логово вышел Конан-кун. Он сразу позвонил мне, как выяснил все об этой подозрительной редакции. За него я не беспокоюсь. Он не станет лезть в пекло сломя голову. Но меня беспокоят его друзья. Конан-кун может не удержать их от опрометчивых поступков.
   - Хорошо, Шиничи-кун. - Согласился инспектор. - Я постараюсь прибыть туда как можно скорее.
   - Хорошо, Конан-кун встретит вас, - сказал я и повесил трубку. - Простите, инспектор Мегуре, но, боюсь, я встречу вас уже внутри. - Подумал я. - Ну, мелкие, доиграетесь вы у меня в детективов. Обязательно было лезть в самое пекло? Ну, ничего, я еще вам отомстю, и мстя моя будет страшна, Гы. - Подойдя к полицейским, я деланно поинтересовался у одного, - дядя, а где мои товарищи?
   - Хм, они куда-то побежали, наверное, искать фальшивомонетчиков, ха-ха. - Ответил полицейский.
   - И вы позволили маленьким детям отправиться на это опасное дело одним? - спокойно поинтересовался я, проигнорировав смех полицейского. - Ясно, чего-то такого я и ожидал. В общем, так, через десять-пятнадцать минут подъедет инспектор Мегуре с подчиненными. Скажите, что я отправился вслед за горе-детективами. Запомните? Третий этаж, там заложник. Ну, все, я пошел.
   И я не спеша двинулся в сторону редакции. А полицейские остались переваривать мои слова. С одной стороны, с ними говорил ребенок, но, с другой, его поведение совсем не вяжется с поведением ребенка. - Ладно, приедет Мегуре, тогда они, надеюсь, додумаются прийти на помощь.
   Перед тем, как войти в здание, я надел перчатки, которые всегда носил в кармане. Не хочу лишний раз оставлять свои отпечатки пальцев. Заодно я включил свои ботинки и манжеты на руках. Теперь я был во всеоружии. Футбольный мяч всегда готов вылететь из моего пояса, а с боевым ножом за спиной на поясе я не расстаюсь уже несколько дней. Войдя в здание, я сразу заметил, что оно оборудовано камерами видеонаблюдения. Впрочем, то, что меня, скорее всего уже засекли, нисколько не мешало моим планам. Кто будет в серьез принимать семилетнего мальчишку? То, что мои противники меня, как правило, недооценивают, огромное преимущество для меня. И я сегодня собираюсь реализовать его по полной программе.
   Поднявшись по лестнице на третий этаж, я вошел в коридор. Он тускло освещался через одну из стеклянных, что вела в какое-то освещаемое помещение. Я услышал голоса моих друзей, что доносились оттуда. - Значит, их еще не схватили? - Подумал я. Тут я, даже не услышал, а почувствовал приближение человека. Специально не оборачиваясь, я напряг все свои чувства, дабы отследить его перемещение. При этом я сделал вид, что собираюсь открыть дверь, перед которой стоял. В затылок мне уперся узкий металлический предмет.
   - Вашей игре в детективов пришел конец, парень. - Прозвучал торжествующий голос сзади. Вот только мужик не догадывался что я уже на взводе, мои чувства обострены, а мышцы напряжены. Я четко знал, что он один и что я слишком быстр для него. Я резко присел, одновременно разворачиваясь к противнику лицом, при этом, так быстро, что пистолет так и остался на месте. Вместе с тем, я, спустя пару мгновений нажал на кнопку на часах, и нацелил их в область шеи. Еще спустя одно мгновение, я выстрелил транквилизатором в моего противника. На все у меня ушло не больше секунды, хотя пришлось изрядно поднапрячься. Но, вроде, я ничего себе не потянул, что было уже хорошо. Но у меня еще оставались противники. Надо бы разобраться с оружием. Подняв пистолет, я осмотрел его. Семнадцатый глок, с полным боезарядом в расширенном магазине, то бишь, девятнадцать патронов. Плюс, в кармане у мужика я нашел запасную обойму к нему. Конечно, он немного тяжеловат и великоват для моей руки, но за неимением лучшего, как говориться, пистолет перекочевал ко мне. Связав руки мужика за спиной при помощи пластиковых стяжек, которые я также благоразумно носил с собой, как удобное средство ограничения свободы противника, я прислушался к тому, что происходит в комнате.
   Ребят, судя по всему, еще не схватили. Молодые детективы осматривали помещение в поисках улик, причем, делали это они весьма старательно. В верхней своей части, дверь была со стеклом, поэтому, можно было видеть, что происходит внутри. Правда, я немного не дотягивался, но стоящий в коридоре стул решил проблему. Заодно, я достал видеокамеру и стал снимать происходящее внутри комнаты. К тому же, то, что коридор был не освещен, скрывало меня от всех находящихся в комнате. Я заметил, как Мицухико перебирает на одном из столов газетные заготовки. Вдруг он вытащил одну из них. Вот только в ней совсем не было статей из следующего выпуска.
   - Эй, смотрите сюда, - позвал мальчик всех, держа перед собой неразрезанные фальшивые купюры.
   - Как много купюр по десять тысяч йен, - радостно сказала Аюми.
   - Круто, - добавил Гента. - На них можно столько жареного угря купить. - Гента стал загибать пальцы и считать, сколько именно порций угря он может купить. - Гента не исправим. - Подумал я. - Он все время думает желудком, до добра это точно не доведет.
   - Но это странно, - продолжил Мицухико, внимательно разглядывая лист-заготовку. - На этих купюрах у Фукудзавы Юкити нет левого глаза.
   - Прямо как у куклы, - раздался женский голос из-за двери. Затем, она открылась и на пороге все увидели женщину в черных шляпе и платье. В ее правой руке был пистолет, который она направила на детей. За ее спиной стояли двое. Парень, благодаря слежке за которым, мы, а если быть честным, то я, нашли логово преступников. И здоровый мужик, с седыми усами и бородой. Его правая рука висела на перевязи. Козырек его черной кепки скрывал его лицо. Женщина продолжила говорить. - Когда настанет время, мы добавим второй глаз.
   - Кто вы такие? - испуганно спросил Гента. Остальные же ребята просто потеряли голос.
   - Начнем с драматичного воссоединения двух братьев? - спросила женщина. На эти ее слова, здоровяк вытащил из-за их спин и вытолкнул вперед старшеклассника, связанного веревкой.
   - Тосия, - прокричал парень. - Видимо, это и есть искомый старший брат. - Подумал я. - Неплохо, неплохо. Пропажа нашлась. - В это время Тосия, увидев своего брата, побежал к нему.
   - Они-чан, они-чан - кричал мальчик. Однако, едва он подбежал, как здоровяк оттолкнул старшего назад и схватил самого Тосию.
   - Эй, прекратите, - крикнул Гента. В это время Аюми побежала в сторону двери, наверное, решила привести меня или кого-нибудь на помощь. - Эх, и почему они не могли просто меня дождаться - думал я, смотря на разыгрываемый спектакль. Я не спешил вмешиваться, молодые детективы должны хорошо усвоить урок послушания. Не успела Аюми добежать, как ее схватил парень в кепке.
   - Стоять, - сказал он и подхватил ее как игрушку. Мицухико и Гента бросились выручать свою подругу.
   - Что вы себе позволяете? - кричал Мицухико, обхватив левую ногу парня и пытаясь завалить его. Гента же зашел с другой стороны и тянул его на себя.
   - Отпустите ее. - Кричал Гента. Вот только сил у детей было недостаточно, чтобы сопротивляться взрослым. Всё-таки, это я один такой уникум.
   - Молчать, - сказала женщина в черном. - Похоже, вы ребятки еще не поняли, что к чему.
   - Не трогайте детей, - взволнованно сказал брат Тосии. - Или я больше не буду помогать вам.
   - Интересно, он сам понял, что сказал? - подумал я. - Как будто его кто-то будет спрашивать. Впрочем, чего можно ожидать от обычного школьника. Эх, и почему я не захватил чипсов и чего-нибудь попить? Как раз для такого спектакля самое то.
   - Не волнуйся, - сказал женщина. - Твой брат будет самым последним. Давай сюда эту девчонку с ободком. - Сказала она про Аюми.
   - Эй, что вы собираетесь делать? - спросил ее брат Тосии.
   - Повышаю темп твоей и без того медленной работы. - Сказал женщина, направившись к Аюми, и, подойдя к ней, она приставила пистолет к ее лбу. - Если они один за другим умрут на твоих глазах, то твой энтузиазм, наконец, проснется, не так ли?
   - Замечательно, - Подумал я. - Какая игра, какие эмоции. Оскара вам, милая дама. Правда, вы слегка переигрываете, но, все равно, это лучший спектакль для перевоспитания таких непослушных деток.
   - Конан-кун! Спаси меня! - прокричала Аюми. - И не собираюсь, - подумал я. - Должны же вы усвоить урок.
   - Конан? - спросила женщина. - А, если ты про того мальчишку-очкарика, что стоял на лестнице, то он уже мертв. - Эти слова повергли в шок моих товарищей. Я аж восхитился их физиономиями, до чего было приятно наблюдать за ними. Но больше всего мне понравилось лицо Хайбары, этакое выражение всемирного облома. Своей мнимой смертью я поломал все ее планы относительно меня.
   - Конан мёртв? - проговорил Гента. - Привыкай, Гента-кун, люди смертны и это факт. - Весело подумал я.
   - Неправда, это ложь. - Добавил Мицухико. - У этого здания только один вход и выход. Как вы могли убить его?
   - Ха-ха, я наблюдала за тобой, мальчик, и за твоими товарищами при помощи камеры наблюдений. - Рассмеялась женщина. - И за лестницей тоже. Разве вы не знали? Чтобы вы, ребятки, не удрали, я отправила Инуяму от аварийного выхода к лестнице. Тогда же там и объявился этот очкарик, вот он его и застрелил.
   - Ну, зачем переигрывать, А? - Возмутился я. - Как он меня мог застрелить, если выстрелов не было слышно. Да, вы могли бы играть и получше. Впрочем, для моих ровесников и такая игра сойдет.
   Тут я заметил, что женщина в черном наставила пистолет на Аюми.
   - Ну-ну, не плачь. - Ласково сказала она. - Все в порядке. Сейчас ты отправишься вслед за своим другом. Бай-бай, Принцессочка.
   - Ладно, пора уже заканчивать затянувшийся спектакль. - Сказал я про себя.
   - Не надо! - прокричал брат Тосии. Но я уже начал действовать. Тихонько открыв дверь, пока никто не смотрит на меня, я, в первую очередь, переустановил камеру на удобный ракурс. Уж больно хорошие кадры должны получиться. Выпустив мяч из пояса, я ударил по нему, и он понесся в сторону женщины в черном. Она никак не ожидала нападения, а потому была очень шокирована, когда мой мяч выбил пистолет из ее руки, который отлетел в сторону Хайбары.
   - Кто здесь? - Спросила женщина, повернувшись к двери. Я подошел к дверному проему и оперся о косяк. Свет падал таким образом, что были видны лишь мои ноги. Лицо же и верх моей фигуры были скрыты от остальных в тени.
   - Прямо как кукла? - спросил я насмешливо, говоря своим обычным низким голосом. - Не смешите меня. У Фукудзавы Юкити нет глаза только потому, что его художник получил травму.
   - Что? - удивилась женщина.
   - Ведь, ваш настоящий художник, это тот бородач с перевязанной рукой. - Сказал я. - Он повредил руку, так и не закончив работу, поэтому вы быстро заменили его братом Тосии-куна. На выставке, вы узнали о его навыках, выманили его заманчивым предложением и в итоге заперли его здесь. Бутылки с чернилами для принтера и металлический порошок на том столе. Если вы приготовили все это, значит, вы планировали обойти защитные детекторы и использовать фальшивки в автоматах. В банках, игровых залах, залах патинко чтобы обменять их на настоящие деньги. А когда ваш замысел раскроется, вы уже успеете скрыться и будете далеко отсюда. Я прав, дорогая сестренка в черной шляпе?
   - Кто? Кто ты такой, - прокричала она. В ответ, я вышел на свет.
   - Эдогава Конан, детектив. - На моем лице заиграла ухмылка. Я полностью контролировал ситуацию, хотя мои противники этого еще не понимали. Краем глаза, я заметил, как ребята восхищенно смотрят на меня. Возможно, мое появление и выглядело несколько позерским, но мне было все равно. Ведь я могу себе это позволить.
   - Конан-кун - восхищенно проговорила Аюми. На лицах Генты, Мицухико и Тосии была радость. Лишь Хайбара оставалась беспристрастной. Лица же преступников выражали полнейшее недоумение.
   - Невозможно, - прокричала женщина, - Инуяма же разобрался с тобой.
   - Так его зовут Инуяма? - спросил я и вытянул толстяка из-за двери одной рукой. После того, как я восстановил свою форму, восемьдесят килограмм веса не были для меня особой проблемой. Я толкнул его тело перед собой. - Извините, но я, кажется, слегка перестарался и вырубил его.
   - Что? - удивилась женщина. - Как такое могло произойти?
   - Просто я оказался сильнее его? - усмехнулся я. - А теперь, будьте добры сдайтесь по-хорошему. Я не хочу навредить вам.
   - Сдаться какому-то мальчишке? - возмутилась она. Похоже, ее удивление немного ослабло, и она была готова к решительным действиям. - Может тебе и удалось каким-то чудом справиться с Инуямой, но тебе не справиться со всеми нами. Ты всего лишь ребенок. А что может ребенок против взрослого?
   На ее последние слова, бородач двинулся ко мне, ухмыляясь. Впрочем, едва он успел сделать один шаг, как застыл словно статуя, а ухмылка исчезла с его лица. Я уже вытащил из-за пояса пистолет и целил от бедра в троих преступников. - Действительно, что может ребенок? Но, как говориться, Бог создал людей сильными и слабыми, а Сэмюэл Кольт сделал их равными. Хоть у меня в руках и не кольт, а Глок, я думаю, данная фраза здесь уместна, вы так не считаете, леди?
   - Но, ведь ты не выстрелишь в нас? - растерянно проговорила женщина, уставившись на ствол. - Ведь ты ребенок...
   - Поверь мне, сестренка, - сказал я, вновь ухмыльнувшись злой ухмылкой. - Во мне сейчас больше решимости сделать это, чем у тебя, когда ты угрожала смертью той маленькой девочке. А теперь, лицом к стене, встать на колени и руки за голову.
   - Сестра, - прокричал парень, за которым я следил сегодня. - Не слушай его, этот шкет не выстрелит, кишка тонка. Сейчас я его...
   Он бросился ко мне, рассчитывая отобрать оружие. Вот только он не рассчитал, что я способен решиться, не только выстрелить в человека, но и убить его. Однако, в данный момент, я действительно не хотел никого убивать. Прозвучал выстрел и парень упал с прострелянным плечом. С моего же лица слетели все остатки веселости.
   - Повторяю для особо одаренных, - яростно проговорил я. - Руки за голову, лицом к стене, на колени. Если у вас проблемы со слухом, могу сделать дополнительные отверстия в ваших пустых головах. Вопросы есть? Вопросов нет. Исполнять. - Затем, посмотрев на раненого парня, я решил смягчить ему условия. - Раненый может не убирать руки за голову. И помните, дернитесь - пристрелю. Я не собираюсь жалеть тех, кто находит в себе силы угрожать оружием детям.
   Теперь эти трое беспрекословно выполнили мои указания. Они встали на колени перед стеной и убрали руки за головы. Лишь брат женщины держался за простреленное плечо и сдерживал стоны. Я посмотрел на моих товарищей, на Хайбару, на Тосию и на его брата. Все они, даже Хайбара, пребывали в состоянии шока. Таким они не видели меня никогда. Они ни разу не видели меня в состоянии ярости. И, надо сказать, такой Конан, по всей видимости, испугал их до глубины души. Они больше не восклицали от радости, увидев меня, а страшились моего гнева. Впрочем, чего стоит ожидать от детей? Даже брат Тосии попадал в моем понимании под это определение. Лишь Хайбара сохраняла спокойствие, что лишний раз убедило меня в ее истинном происхождении. Глянув еще раз на раненого, я решил немного облегчить его страдания.
   - Где у вас аптечка? - спросил я преступников.
   - В столе, - хмуро ответил бородач.
   - Хайбара, - обратился я к девочке. Всё-таки она доктор, так что вполне справиться. - Можешь перевязать его и вколоть обезболивающее?
   Хоть я и выразил эту мысль в виде просьбы, она прозвучала как приказ. Впрочем, для меня в данный момент это было неважно. На мои слова Хайбара лишь кивнула и, найдя в столе аптечку, подошла к раненому, чтобы перевязать его.
   - Попробуйте только дернуться и отправитесь к праотцам. - Сказал я. Затем взглянув на Тосию и его брата, я заметил, что жертва похищения так и не была развязана. - Тосия-кун, ты до сих пор не освободил своего брата?
   Мальчик на мои слова лишь покраснел. На это я хмыкнул и, вытащив из-за пояса мой боевой нож, метнул его под ноги ребятам.
   - Вот, перережь веревки. - Сказал я ошарашенному ребенку. - Только смотри не отрежь ничего себе или своему брату, нож очень острый.
   Вот что значит когнитивный диссонанс. Мой внешний вид говорил, что я - младшеклассник, а вот поведение и характер более соответствуют бойцу спецназа в обстановке приближенной к боевой.
   Тут в коридор раздались шаги, и в помещение ворвалось двое полицейских с поста.
   - Что у вас произошло? - спросили они и тут же воззрились на картину. Три шокированных ребенка, стоят в стороне. Девочка перевязывает плечо парню с длинными волосами, кепка к тому времени уже слетела с его головы. Мальчик развязывает веревки на старшекласснике похожем на него. У прохода лежит мужчина со стянутыми стяжкой за спиной руками. А женщина в черном платье и мужчина с бородой стоят на коленях у стены, держа руки за головами. И как апофеоз всего, в центре комнаты стоит мальчик лет семи, держа у бедра пистолет, нацеленный на взрослых.
   - Пора заканчивать этот театр абсурда. - Сказал я. - Мицухико-кун, может, покажешь доказательства того, что эти ребята - фальшивомонетчики.
   - А? - отмер мальчик. Затем он улыбнулся. - Конечно, Конан-кун. Вот, смотрите. - Он достал лист-заготовку, которую он обнаружил ранее.
   - А вот и брат Тосии-куна, которого похитили - сказал я, указывая на парня.
   - Здравствуйте, - смущенно поздоровался парень.
   - А преступники? - спросил один из полицейских.
   - Эти четверо. - Сказал я, по-прежнему не опуская пистолета, направленного на фальшивомонетчиков. - Впрочем, сейчас должен подъехать инспектор Мегуре. - Тут я услышал приближение сирен. - Хм, а вот кажется и он со свитой.
   - Не думал, что вы, ребята, можете оказаться правы, - сказал один из полицейских. - Парень, может, уже опустишь пистолет. Не думаю, что они сбегут.
   - Думаю, вы правы, - равнодушно сказал я и положил пистолет на стол. Пройдя к Тосии и его брату, я забрал у него свой нож. Через минуту в комнату вошел инспектор Мегуре. Войдя в помещение, он осмотрел всех задержанных и, остановив взгляд на женщине, усмехнулся.
   - Так, так, "Серебряная Лиса" снова взялась за старое? - Сказал Мегуре. - Вот только на этот раз тебе будет предъявлено обвинение в похищении человека, незаконном хранении оружия и нанесении тяжкого телесного вреда. Надо же, ранить своего брата! Не думал, что ты до такого дойдешь. Похоже, вас теперь надолго упрячут.
   - О чем вы, Мегуре? - удивленно спросила женщина. - Я еще не дошла до того маразма, чтобы стрелять в своих родных. Это этот мальчишка, Конан, стрелял в него.
   - ЧТО? - Воскликнул Мегуре и бросился ко мне. Подбежав, он наклонился ко мне и гневно закричал. - Как ты мог, Конан-кун, это же опасно. Что если бы ты не ранил, а убил его?
   Во время тирады инспектора, я и глазом не повел.
   - Как я уже сказал "Серебряной Лисе", я не собираюсь жалеть тех, кто находит в себе силы угрожать оружием детям. - Холодно произнес я. - Она угрожала расправой этим детям. Такая беспринципность не заслуживает снисхождения. Мне пришлось применить оружие против ее брата, так как он желал расправиться с нами. Это был единственный вариант остановить их.
   - Зачем вы вообще полезли сюда? - Устало сказал инспектор, поняв, что со мной бесполезно спорить. Как ни погляди, я был везде прав.
   - Когда я отошел позвонить моему знакомому детективу и сообщить о ходе расследования, - начал рассказывать я, - мои товарищи проигнорировали мою просьбу остаться возле поста. Так как полицейские не стали их слушать, они решили самостоятельно добыть доказательства вины владельцев газеты в похищении и печатания фальшивых денег. Они проигнорировали возможную опасность их жизни, за что их нужно спрашивать отдельно. Когда я вернулся к посту и обнаружил, что мои товарищи уже ушли, я отправился за ними один, так как полицейские проигнорировали мою просьбу о помощи. Войдя в помещение редакции, мне удалось обезвредить одного из преступников, Инуяму. После, я стал через дверь наблюдать за моими товарищами и преступниками, стараясь не обнаружить себя. Когда же я понял, что угроза жизни моим друзьям не минуема, я решил вмешаться, так как к тому моменту помощь все не прибывала. Я выбил пистолет из руки "Серебряной лисы", когда она собиралась убить Аюми-сан. После этого, учитывая, что преступниками были все взрослые в помещении, мне пришлось использовать единственный способ усмирения, который был у меня в наличии в тот момент, пистолет Глок 17, который сейчас лежит на столе. Когда брат "Серебряной Лисы", в ответ на мое требование сдаться, попытался напасть на меня, мне пришлось претворить мои угрозы в действие. Я прострелили ему плечо, чтобы заставить его подчиниться. Затем я попросил Хайбару-сан перевязать его, пригрозив преступникам, что в случае неподчинения, я буду стрелять на поражение. Дальше вы все знаете, инспектор.
   - Хорошо, Конан-кун, - сказал инспектор. Он был несколько ошарашен моим рассказом. - Видимо, у тебя действительно не было выбора. Я рад, что все закончилось благополучно. - Затем он положил мне руку на плечо. - Конан-кун, ты повел себя смело и, в то же время, не безрассудно. И все же, будь осторожен и старайся не попадать в такие ситуации. Останавливать преступников должна полиция, а не семилетние первоклассники. - Затем он повернулся к молодым детективам. - А вот вас хвалить не за что. Вы, вместо того, чтобы дождаться своего товарища, бросились очертя голову рисковать своими жизнями. Вы понимаете, что могли погибнуть, и живы сейчас только благодаря Конану?
   - Вообще-то, я не собиралась их убивать. - Сказала женщина.
   - Это ты сейчас так говоришь, - парировал Мегуре. - Твои угрозы детям только отягчают твою вину. Уведите её, - приказал инспектор.
   Затем инспектор выслушал извинения молодых детективов. Он взял с них обещание не ввязываться больше в такие опасные дела. Затем он приказал отвезти всех нас домой. Напоследок он обратился ко мне.
   - Конан-кун, ты мог бы завтра, часов в девять утра, зайти в управление. - Сказал он мне. - Я хотел бы задать тебе пару вопросов в более спокойной обстановке.
   - Хорошо, инспектор Мегуре, - улыбнувшись, ответил я ему. - Завтра в девять я буду у вас.
   Детектив Чиба отвез нас с Хайбарой и братьев Накадо до дома. Распрощавшись с ними и пожелав братьям удачи, я пошел проводить Хайбару домой. Дойдя до дома профессора, я остановился перед калиткой.
   - Бэйка, второй район, блок двадцать два - равнодушно сказал я, глядя перед собой. Затем я повернулся к ней. - Не так ли, Хайбара Ай-сан? Если это действительно твое имя.
   - А ты догадлив, Кудо Шиничи. - Сказала она. - Не зря тебя называют гением.
   - Беспочвенно лгут, - вновь равнодушно ответил я. - И я не Кудо Шиничи. Как ты могла бы заметить, у нас небольшая разница в возрасте. - Затем я слегка улыбнулся. - Увидимся послезавтра, пока.
   Когда я повернулся к ней спиной и пошел в сторону дома, я услышал ее слова, обращенные ко мне.
   - Апотоксин 4869. - Сказала она. - В курсе что это?
   - А? - спросил я, повернув к ней голову.
   - Это препарат, который тебя заставили принять, уменьшив твое тело. - Сказала девочка, пристально глядя мне в лицо.
   - О чем это ты? - спросил я ее, сделав удивленное лицо. - Я никогда не принимал никаких препаратов, особенно с таким названием.
   - Я уверена, что назвала его абсолютно верно, - сказала Хайбара, отвернувшись от меня. - Потому что это название... - Хайбара резко повернулась ко мне, а на ее лице застыла злая ухмылка - созданного мной наркотика по заказу Организации.
   - Созданного? Организации? - Мои брови удивленно поднялись вверх. - Не понимаю, о чем ты говоришь?
   - Не хочешь признавать? - спросила она меня, усмехнувшись. - Я такая же, как и ты, тоже приняла его. Он был создан для немедленного уничтожения клеток организма, однако выявился один побочный эффект, вследствие которого, вместо смерти, все органы, кости, мышцы за исключением нервной системы уменьшаются и превращают жертву в ребенка. - Сказав это, Хайбара отвернулась и прикрыла глаза. - Новый, потрясающий воображение наркотик, не так ли?
   Я стоял и смотрел на эту девочку, что в данный момент пыталась шокировать меня внезапной новостью. Вот только вместо непонимания или паники, на моем лице застыла маска безразличия. Меня интересовал лишь один вопрос: "чего она хочет, говоря мне все это?"
   - Хайбара, - сказал я спокойным голосом. Но она прервала меня.
   - Я не Хайбара - сказала она и резко повернулась ко мне, отведя челку в бок. - Шерри. Это мое кодовое имя. - Девочка не спеша сделала пару шагов ко мне. - Что, удивлен, Кудо Шиничи-кун?
   - Значит, ты одна из них? - спросил я, не показывая никаких эмоций.
   - Сейчас не время для глупых вопросов, детектив-тугодум. - Сказал она с превосходством в голосе. - Я же говорила, "Бэйка, второй район, блок двадцать два, на данный момент я проживаю там", уже забыл? - Она повернулась ко мне. - Именно, рядом с твоим настоящим домом. Ты ведь понимаешь, где именно?
   Ясно, эта девочка решила, что меня так просто вывести из себя. И, похоже, данная ситуация доставляет ей удовольствие. Пожалуй, я не прочь немного подыграть ей. Достав телефон, я набрал номер профессора. На другом конце линии слышались короткие гудки, телефон был занят.
   - Бесполезно, - сказала Хайбара. - Сколько бы ты не звонил, линия будет занята. Все потому, что трубка снята, а он сам не может повесить ее, так как в этом мире его больше нет.
   - Ты пытаешься уверить меня, что что-то сделала с профессором? - спросил я, бросив на нее холодный взгляд, который заставил ее усмехнуться.
   - Если профессор исчезнет, у тебя появятся проблемы? - ехидно спросила она. - Твои часы с транквилизатором, увеличивающие силу удара ботинки, очки-радар. Это ведь все дело рук профессора, так? Только благодаря профессору ты можешь быть детективом в этом теле. Иначе говоря, сейчас жизнь Кудо Шиничи зависит от профессора Агасы.
   - Поэтому ты хочешь убедить меня, что убила его? - спросил я Шерри.
   - Кто знает? - усмехнулась она. - Почему бы тебе не пойти к нему и самому все не увидеть?
   - В самом деле? - спросил я и усмехнулся. Хайбара, увидев мою реакцию, опешила. Вот только я не собирался останавливаться на этом. Я вытащил из-за пояса пистолет и наставил его на девочку, так же держа его у бедра. - Пожалуй, мы действительно пойдем к профессору. Вот только не вздумай делать глупостей. Я думаю, ты сегодня могла в достаточной степени убедится, что я довольно неплохо обращаюсь с огнестрельным оружием.
   Ответом мне был шокированный взгляд девочки. Она не ожидала от меня такой реакции. Кудо Шиничи в ее представлении мог повести себя довольно импульсивно и сразу броситься к дому профессора, чтобы выяснить в каком он состоянии. Детективу-старшекласснику были свойственны такие опрометчивые поступки и именно в расчете на это, Шерри строила сегодняшний разговор. Но она просчиталась, Кудо Шиничи умер месяц назад. Теперь я - Эдогава Конан, совершенно другой человек.
   - Неужели ты выстрелишь в маленькую девочку? - ехидно спросила она меня.
   - Ты только что сама убеждала меня в обратном, - спокойно ответил я ей. - Теперь я сомневаюсь в том, насколько вообще можно доверять твоим словам. А насчет моей решимости можешь не сомневаться, я смогу выстрелить в тебя. А теперь, вперед.
   Девочке ничего не оставалось, как послушать меня и двинуться вперед. Я держался позади нее, не сводя с нее глаз и не убирая пистолета. Сейчас уже было довольно темно, а освещение на улице было весьма скудным. Кроме того, на улице мы не встретили других прохожих, поэтому я мог не волноваться, что кто-то еще увидит оружие в моих руках. Пройдя еще немного, мы свернули на улицу, на которой был дом профессора. Дойдя до него, я, поведя стволом, велел девочке входить в дом и сам последовал за ней. Пройдя в гостиную, я сразу обратил внимание, что компьютер профессора включен и на нем открыт браузер. Теперь понятно, почему телефонная линия была занята. Профессор вот уже полгода как не переходит на более быстрый широкополосный доступ, оставаясь на старом диал-апе, хотя я ему сколько раз говорил сменить провайдера. Мотнув стволом в сторону дивана, я сказал девочке.
   - Садись. Мы будем ждать твоего сообщника здесь.
   - Сообщника? - удивилась она. - С чего ты взял, что у меня есть сообщник?
   - В одиночку ты бы не смогла выйти на профессора. А если бы даже и смогла, то вот добраться до меня у тебя бы не получилось. Ты сказала, что мои очки, ботинки и часы с транквилизатором дело рук профессора? - Спросил я ее. - Ты права, это действительно так. Вот только я сомневаюсь, что демонстрировал их, либо рассказывал о них тебе. Единственный человек, который знал о них профессор Агаса, а значит он - твой источник информации. Учитывая, что сейчас я вижу перед собой семилетнюю девочку, то единственный вариант - у тебя был сообщник, который смог предоставить тебе информацию известную профессору. О методах твоего сообщника, я думаю, говорить не стоит, они и так очевидны. Не так ли, Шерри?
   На мои слова девочка промолчала. Всё то время, что я говорил, она не спускала глаз с дула пистолета, что смотрел на нее. Наконец, я услышал, как в туалете кто-то спустил воду и, спустя пару минут, дверь открылась.
   - А вот и твой сообщник, Шерри. - Сказал я, вставая таким образом, чтобы взять на мушку уже двоих. - Добрый вечер, профессор.
   - Ш-Шиничи? - испугано протянул профессор. Он не ожидал от меня, что я буду угрожать его жизни, всё-таки он знал меня с малолетства. - Что ты делаешь?
   - Всего лишь мера предосторожности, господин сообщник. - Холодно проговорил я. - Можете не отпираться, я уже все понял. Вы предали меня и сдали члену организации, носящей кодовое имя Шерри. Оная сейчас сидит здесь на диване. Честно говоря, от вас я никогда не ожидал такого, всё-таки мы давно знаем друг друга.
   - Я не предавал тебя, Шиничи. - Растерянно проговорил профессор.
   - Я уже давно не Шиничи. - Заметил я. - Неужели вы забыли, что мое теперешнее имя - Эдогава Конан. Прежний Кудо Шиничи умер, теперь остался лишь я. Однако, вернемся к теме нашего разговора, профессор. Зачем вы меня сдали? Что вам пообещала она?
   - Он приютил меня. - Тихо сказала Хайбара. - Когда нашел меня лежащей под дождем на земле перед твоим домом.
   - Это так, профессор? - Спросил я Агасу, внимательно следя за обоими. Профессор к этому времени немного успокоился.
   - Да, Шини... Прости, Конан. Я действительно нашел ее и приютил. Она рассказала мне о себе и о том, как сбежала от Организации. Она приняла тот же наркотик, что и ты, поэтому она уменьшилась.
   - Сбежала? И вы поверили ей? - Скептически хмыкнул я. - Вы слишком наивны, профессор.
   - Ну, ее рассказ был весьма убедителен... - заметил Агаса
   - И потому вы рассказали ей все обо мне, не поставив меня в известность? - холодно спросил я профессора. - Потому я и сказал, что вы - ее сообщник, предавший меня. По иному, ваш поступок и не назвать, профессор. Боюсь, я не смогу вам доверять также как и раньше. - Тяжело вздохнув, я убрал пистолет обратно за пояс за спиной. Затем, повернувшись к девочке, я продолжил, - почему после побега ты направилась к моему дому?
   - А ты не знал? - спросила она, улыбнувшись вновь. - После твоей "смерти", Организация дважды проверяла твой дом. Из всех жертв, кто принимал наркотик, лишь твоя смерть не была подтверждена. Естественно, я как заведующая лабораторией, которая занималась разработкой этого наркотика, тоже была там. Но все помещения были в пыли, и не было найдено и намека на то, что там кто-то жил. На этом проверка завершилась. Вторая проверка состоялась спустя месяц после первой. Дом по-прежнему был в пыли, и не было никаких изменений. Я уже подумала, что ты и правда мертв. Однако, когда я заглянула в твой шкаф для одежды, у меня по спине пробежали мурашки. Твоей детской одежды, что была там месяц назад на одной из полок, там не оказалось. Во время испытаний наркотика на животных, одна из подопытных мышей уменьшилась, так что такой результат был вполне ожидаем. Тело Кудо Шиничи вполне могло уменьшиться в результате имеющегося у Апотоксина-4869 побочного эффекта.
   - Вот как? - спросил я, изогнув левую бровь. - И кто кроме тебя из Организации осведомлен об этом побочном эффекте?
   - Скажи спасибо мне, я вписала в графу напротив твоего имени "смерть подтверждена". Ты меня заинтересовал, поэтому я позволила тебе жить. Расскажи я обо всем Организации, и шансов встретиться с тобой живым у меня бы не было. Хотя, когда они узнают, что эту запись сделал тот, кто их предал, они вновь начнут расследование.
   - Предала? - скептически спросил я.
   - Да. - Спокойно ответила девочка. - Факт, что они использовали наркотик, находящийся в экспериментальной стадии, был одной из причин, по которой я возненавидела Организацию.
   - Но не единственной. - Констатировал я.
   - Да, - согласилась она. - Главной причиной была моя старшая сестра. Ее убили члены Организации. Сколько бы я не спрашивала , в Организации о причинах говорить отказывались. Поэтому я и решила приостановить производство наркотика до тех пор, пока не получу ответ. Естественно, меня, за то, что я пошла против Организации, заперли в моей же лаборатории в подсобке, и оставили дожидаться решения сверху. Решив, что меня всё равно убьют, я приняла Апотоксин-4869, который я незаметно взяла. К счастью, принятый наркотик не убил меня, а лишь уменьшил мое тело, что помогло мне освободиться от наручников. Это позволило мне бежать через шахту для грязного белья. Мне некуда было идти, и единственной надеждой для меня оставался Кудо Шиничи, то есть ты. Я подумала, что ты войдешь в мое положение, раз сам оказался в подобной ситуации.
   - Ты столь же наивна, как и профессор. - Холодно заметил я. На эти мои слова девочка испуганно посмотрела на меня. - Неужели ты посчитала, что я буду тебе помогать. Ты повинна в смерти большого числа людей, создав этот наркотик.
   - Я ничего не могла поделать. - Ответила она мне, отвернувшись от моего презрительного взгляда. - У меня и в мыслях не было создавать его.
   - Шиничи, прекрати. - Профессор опять забылся. Затем он повернулся к Хайбаре. - Ну, раз ты создала его, то составить антидот к нему не составит труда, так?
   - Вся информация по наркотику хранилась в лаборатории, - сказала девочка и, поднявшись с дивана, пошла в сторону книжного шкафа, - я даже не пыталась ее всю запомнить.
   - Полагаю, спрашивать, где эта лаборатория бесполезно? - Хмыкнул я.
   - Ага, - сказала девочка. И взяв газету с полки, продолжила - взгляни. Вот статья в газете три дня назад. - Она показала статью в газете "Пожар в фармацевтической кампании. Один из сотрудников пропал без вести".
   - О, та фармацевтическая кампания? - спросил профессор. - Таинственный пожар?
   - Поэтому, если вы и пойдете туда, ничего не найдете. - Сказала девочка. - Боясь, что я раскрою информацию об этой кампании, Организация первой сделала ход. В таком случае, скорее всего, и остальные лаборатории, о которых я знаю, тоже уничтожены.
   - Значит ты... - решил высказать я свою догадку, оторвавшись от статьи в газете.
   - Да. - Усмехнулась Хайбара. - Судя по всему, Организация предпринимает все меры, чтобы найти меня. И они даже не подозревают, что мое тело находиться в таком состоянии. Однако, если Организация продолжит использовать наркотик на своих жертвах, рана или поздно появятся те, чьи тела уменьшаться подобно нашим с тобой. И тогда Организация обязательно найдет меня, ведь они знают, как я выглядела в детстве. - Затем она полностью повернулась ко мне и ехидно усмехнулась. - И что ты теперь будешь со мной делать? Избавишься от этой надоедливой девчонки? Я уже успела убедиться, что твои поступки не расходятся со словами. - Она спросила меня, а я лишь равнодушно смотрел на нее. - Да, я создала наркотик, стала причиной смерти многих людей, а теперь Организация ищет меня. Находиться со мной опасно для жизни. У тебя нет причин делать меня частью своей повседневной жизни.
   - Если они узнают про тебя, то, в конце концов, узнают и про меня, это лишь вопрос времени. - Заметил я, пожав плечами. Хочешь ты этого или нет, но тебе придется и дальше изображать ученицу младшей школы. Жить же ты будешь у профессора, раз уж он был так добр, приютив тебя. Для тебя это лучший вариант, чем скрываться неизвестно где.
   - Какой ты добрый. - Ехидно сказала Хайбара.
   - Добрый? - сощурив глаза, я внимательно посмотрел на девочку, от чего ей стало не по себе. - Ты слишком наивна, Мияно Шихо. Как и твоя сестра.
   - Что? Откуда ты... - На это я вытащил из кармана рубашки и показал ей её фотографию, на которой она была изображена взрослой.
   - Я знаю кто ты. - Сказал я. - Я знаю, почему убили твою сестру. Я знаю, почему ты искала меня.
   Я смотрел на эту девочку и не испытывал никаких эмоций. Её же лицо совершенным образом переменилось, едва она поняла, что мне все известно. Слезы наполнили ее глаза, ее губы задрожали.
   - Почему? - плача спросила она меня. - Почему ты не помог моей сестре? Ты ведь легко раскрыл ее личину, с твоими-то дедуктивными навыками. Но... Но... Почему? Почему? - она упала на колени не в силах стоять, схватив меня за рубашку. Больше она не произнесла ни слова, продолжая плакать. Похоже, мне удалось добиться своей цели, я сумел заставить Мияно Шихо показать свое истинное лицо. Вот только это не доставило мне радости. Я чувствовал себя бездушной сволочью, протоптавшейся по чужой душе. Тем не менее, я загнал это ощущение в самый дальний угол моего сознания, так как прекрасно понимал, что по-иному поступить я не мог. Моей жизни и жизням близких мне людей угрожает смертельная опасность. Если я хочу защитить их, то я должен быть готов на многое. Сегодня у меня стало на одного близкого человека больше. Слезы Шихо убедили меня в ее честности. В память о ее сестре я поклялся для самого себя защитить эту девушку, во что бы то ни стало.
   В этот день произошла наша первая встреча с Мияно Шихо, которая впоследствии переросла в нашу многолетнюю дружбу.
  
  
  

Оценка: 3.90*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"