Striker Alan: другие произведения.

Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Что называется для легкого чтения. Переработанный вариант. Пока 11 глав. Добавил попаданца. )))









Интерлюдия No 2
Прода


Пролог

    Тени ползли по предрассветному лесу. Животные и птицы спали в своих норах и гнездах, более крупные животные - в своих стойбищах. Ночные хищники заканчивали свою охоту, а дневные еще даже не проснулись. В такие моменты можно было услышать шепот деревьев. Лишь уханье совы нарушало тишину величественного леса. На востоке темный небосвод начинал потихоньку светлеть, превращаясь из иссиня-черного в просто темно-синий. Однако в лесу это было не так заметно. В этом царстве природы ночь любила задержаться чуть дольше, чем в иных местах, словно любуясь застывшей жизнью, что поутру должна вновь возобновить свой бег.
    Но и в этом лесу, в котором деревья вполне могли соперничать за звание величайшего, тени, в конце концов, тоже стали уходить. Солнечный диск еще не появился над горизонтом, как небо на востоке уже успело перекраситься из синего в красный и с каждой минутой все четче прорисовывались окружающие детали. Видимые сначала темные силуэты, превратились в деревья и кусты, а затем на них стали различимы веточки и листочки. И если бы здесь был внимательный наблюдатель, он бы обратил внимание на странное поведение некоторых теней. Вместо того чтобы уйти вслед за ночью и, обойдя землю, вернуться вечером, они стремительно двигались в ином направлении, нисколько не боясь взошедшего солнца.

***


    Наш отряд двигался всю ночь, чтобы успеть к месту назначению как можно скорее. Со мной в отряде были те, кому я мог доверять. Лишь у одного преданность вызывала некоторые сомнения, но его присутствие просто необходимо, чтобы разобраться в проблеме, а она была и немаленькая.
    Это место называлось "Хору". Оно находилось в Тонико но Сато, которая была разрушена во время Четвертой мировой войны. Я помню это селение, место, которое едва не погубило все живое. Хотя я никому не рассказывал о своих чувствах, но меня до сих пор бросает в дрожь, когда вспоминаю ту ужасающую силу, которой обладает артефакт. Артефакт, что был создан задолго до запечатывания и разделения Джуби, задолго до Рикудо Санина. Ама но Хоку, что давало Силу. Десять лет назад, в самом начале Четвертой мировой войны, Кабуто хотел использовать его силу ради своих целей. Тогда я едва не потерял контроль над собой. Огромными усилиями нам удалось остановить его. А теперь с Ама но Хоку вновь что-то происходит, и мы обязаны выяснить причину этого. Но есть еще кое-что, я должен выяснить правду о самом артефакте, откуда он появился, кто его создал и для чего.

    Для выполнения поставленной задачи был собран усиленный отряд шиноби. Возглавил его мой друг, Собаку но Гаара, Пятый Казекаге, после войны вновь ставший джинчурики Шукаку, хоть и немного необычным. Двое друзей вполне обходились без печати, как правило сдерживающей Биджу. После повторного знакомства друг с другом, на фоне Битвы с Джуби, Шукаку уже не нуждался в ограничениях. Как я с Курамой, так и Гаара с Шукаку смогли понять друг друга и подружиться. В конце концов, Гаара смог открыть в себе силы настоящего джинчурики, сливаясь со своим Биджу, как Би с Хачиби. Конечно, теперь, когда в Великих Странах царит мир, особой необходимости в таких сильных шиноби нет. Но не стоит расслабляться, ведь так?
    Кроме меня и Гаары в отряде был шиноби, чье присутствие было необходимо, а вот доверие к нему... А как еще оценивать тот факт, что для участия в нашей миссии пришлось пригласить Орочимару? Уж больно неприятный мужик, хотя вроде и на нашей стороне. Я бы его не брал, если бы не необходимость в нем как в ученом. Пожалуй, если говорить про науку, здесь трудно найти кого-то сравнимого с Орочимару. Его знания и опыт не поддаются оценке. Разве что, Кабуто может сравниться с ним. Вот только за последние десять лет тот наукой занимался меньше, сосредотачиваясь в основном на медицинских исследованиях и на практике в госпитале. После войны, когда он все-таки смог сбросить Изанами Итачи, в Коноху вернулся уже другой Кабуто. И хотя мы сильно пострадали от его действий, Гокаге Кайдан принял решение пощадить его. Теперь Кабуто работает в госпитале Конохи, соперничая в мастерстве с Цунаде и Сакурой и, порой, превосходя их в ирьениндзюцу.
    Еще один человек, который принял участие в нашей миссии, по расследованию происходящего в Тонико но Сато, был Даруи из Кумо, правая рука Райкаге и один из сильнейших шиноби Кумогакуре но Сато. Райкаге послал его на эту миссию, но я не отрицаю, что помощь "Черной молнии" нам не помешала бы в любом случаи. У Даруи огромный опыт схваток, которого порой недостает мне или Гааре.
    А вот от Киригакуре в нашем отряде присутствовал Чоуджиро, которого отправила с нами Теруми Мей. За десять лет после войны он возмужал и растерял свою нерешительность. Чего стоит только одно его предложение Мизукаге руки и сердца. А вообще, Великий Мечник Тумана хороший боец и замечательный человек, и я рад, что он в нашем отряде.
    Присутствию в отряде Кицучи из Ивагакуре, я тоже был рад. По моему скромному мнению, он - сильнейший шиноби Ивы. После Четвертой мировой войны, Ооноки сильно сдал. В той войне он показал себя самым лучшим образом, но при этом, сильно подорвала свое здоровье. И хотя старик по-прежнему силен, но до меня дошли слухи, что он постепенно готовит себе замену. И эта замена, как несложно догадаться, Кицучи. В пользу этой кандидатуры говорит тот факт, что ему удалось освоить Кеккей Тота. А уж про опыт Кицучи и говорить нечего. Пожалуй, в нашем отряде по этому показателю он может поспорить с Орочимару.
    Седьмым членом отряда, была моя головная боль и по совместительству ученик, Сарутоби Конохамару. Сил ему не занимать, да и ума тоже. Но порой он творит такое, отчего даже у меня, привыкшего ко многим странностям в своей жизни, волосы встают дыбом. Однако стоит признать, ученик он хороший. Многому ли я научил его? Нет. Искусство мудреца он постигал самостоятельно при помощи Энмы, который учил еще его деда. Единственное, что я ему передал - это теневые клоны и расенган, та основа, на которой мальчик строил свой боевой стиль шиноби. Конечно, были еще кое-какие приемы тайдзюцу, но гордился я не этим. Мне удалось научить его не сдаваться. Пожалуй, это стремление, а также желание принести мир в мир шиноби сильно повлияло на его становление как человека и как шиноби. Думаю, из него получится отличный Хокаге.

    Наш отряд двигался непрерывно, пока не достиг Хачо но Сато. Для начала мы намеревались выяснить подробности у Докку, который хранил Саезури, а после предварительной разведки, начать исследования в Тонико но Сато. Спустя час после рассвета мы прибыли в селение. Из всего отряда раньше тут бывал только я, поэтому показывать дорогу пришлось мне. Пока мы шли по живописным улочкам поселка, успел заметить, что после нападения моего клона все восстановили. Где-то даже появились новые дома и, как мне кажется, само селение стало больше. Видимо сюда приехало немало переселенцев, что неудивительно, ведь здесь очень хороший климат.
    Возглавляя наш отряд, я шел, вспоминая дорогу. И, наконец, мы вышли на нужную улицу. Но не успели мы дойти до нужного дома, как меня кто-то окликнул. Причем голос был довольно знаком.

- Наруто-ниичан? - повернувшись на этот голос, я с удивлением узнал в юноше, что выходил из переулка, Лео. В его глазах промелькнуло сначала удивление, а потом он широко улыбнулся. - Наруто-ниичан!

- Э-э, Лео, тебе не кажется, что ты уже достаточно большой для этого? - спросил я, когда парень подбежал ко мне с явным намерением повалить на землю, как они впятером делали это раньше. Лео смутился, остановился, но все-таки обнял меня.

- Как хорошо, что ты пришел, Наруто-ниичан, - сказал он, глядя на меня снизу вверх. Все-таки к двадцати семи годам я ухитрился здорово вытянуться. Глядя на Лео, я вспомнил прошлое, когда эти дети радовались жизни, проводя время со мной, и обнял его в ответ. Кареглазый мальчишка с такой теплотой смотрел на меня, а по краям глаз блестели слезинки, что у меня проснулись ответные чувства.

- Да, я тоже рад, что вернулся сюда, но сейчас нельзя терять времени, - ответил я, отцепляясь от мальчика. Тот понял, что сейчас не время, и, сделав серьезное лицо, отшагнул назад. - Мы прибыли, потому что Коноха получила сообщение твоего отца.

- Отец дома, пойдемте, - сразу предложил он серьезным тоном. Подойдя к дому Шисеру, его матери, мальчик вошел внутрь и пригласил нас. - Входите, не стесняйтесь.

Я оглядел нашу компанию и хмыкнул. Действительно, здесь собрались довольно "стеснительные" люди. Мои товарищи также заулыбались. Мы-то знали свою силу и силу друг друга, а простые обыватели нет. И порой из-за этого случались курьезы. Однако все, даже Орочимару, старались к этому относиться проще. И это разумно, иначе люди будут считать всех шиноби монстрами.

    Войдя в дом, я отметил, что здесь ничего не поменялось за десять лет. Все та же тесная прихожая, в которой обуваться и разуваться могут от силы двое. Узкая лестница на второй этаж, на которой могут разминуться разве что дети. Но, вместе с тем, в доме ощущалась теплота дружной семьи, забота и внимание родителей к детям. Разувшись по очереди, мы прошли в гостиную, где нас уже дожидался Докку.
    Глава большого семейства стал старше, на его висках пробилась седина, а лысина стала ещё больше, чем раньше. Судя по не уменьшившемуся "пузику", как любила говорить Шисеру, Докку так и не стал физически сильнее. Впрочем, ему это и не нужно. Я прекрасно знал, насколько силен этот человек на самом деле, силен не физической силой, а силой духа. Когда я едва не потерял контроль над силой Кьюби, он остановил меня, остановил простыми словами. А разве можно считать слабым человека, который не побоялся выступить и смог остановить сильнейшего Биджу? Человека что спасал меня, потерявшего сознания из-под лап Кьюби?
    Увидев меня, Докку встал и уважительно поклонился. Я не замедлил поклониться в ответ, соблюдая традиции. Я представил ему моих спутников и позволил всем раскланяться друг с другом.

- Я рад, что вы пришли Наруто-сан, - сказал он. - Прошу прощения, что возникли такие обстоятельства. Но, боюсь, самостоятельно разобраться с ними мы не сможем. Еще раз простите меня за беспокойство.

- Докку-сан, - прервал его я. - Вы правильно поступили, что позвали нас, как и в прошлый раз. Уверен, вместе мы найдем решение. И называйте меня просто Наруто. Мне непривычно слушать всякие почтительные суффиксы по отношению ко мне, тем более от вас.

- Спасибо, Наруто, - не стал со мной спорить старик. Мы прошли в комнату, и расселись на полу. Лео пристроился в углу. Значит, он стал достаточно взрослым, что Докку не отсылает его. Впрочем, не удивительно, учитывая, что десять лет назад тогда еще маленькому Лео пришлось самолично поучаствовать в событиях связанных с Ама но Хоку. Поэтому Лео имеет право на участие в разговоре. Докку подробно поведал нам обо всех странностях, что начали происходить с артефактом неделю назад.

    Десять лет назад Саезури было запечатано и стало храниться у Докку. Семь ключей разделены и теперь находятся в надежных местах. По какой-то причине древнее устройство вновь начало работать, хоть и не в полную силу. По словам хранителя, засветились лишь "каналы" на устройстве. Само оно даже не поднялось из-под земли, как произошло во время прошлой активации Саезури. Докку даже специально проверил Саезури, но устройство бездействовало. Вот уже в течение недели только светящиеся красным цветом каналы подтверждали, что с Ама но Хоку что-то не так. Мы не знали, как повлияет такая "работа" артефакта на близлежащие земли и на весь мир. А потому приняли решение посмотреть на него вблизи. Но прежде я обратился к Докку с просьбы еще раз пересмотреть документы Диссонасу.

- Но зачем, Наруто? - удивился он. - Ведь шиноби Конохи столько раз перепроверяли их. Они бы точно нашли что-нибудь.

- Я не сомневаюсь в профессионализме наших экспертов, - усмехнулся я, вспомнив одного, вернее одну, из них. Взбалмошную девицу с огромными очками, ужас Учиха Ичизоку, и кошмарной прической, от вида которой Мадара удавился бы от зависти. И это не преувеличение. Когда я первый раз встретил Шихо, от неожиданности я использовал "Кай". - Просто, Орочимару-сан когда-то работал с Диссонасу и может взглянуть на них "свежим" взглядом.

- О-Орочимару? - глаза Докку расширились так, как мне еще не доводилось видеть. Кто-то в нашей компании многозначительно хмыкнул, кажется, это был Гаара. Меня же не удивила реакция Докку на это имя. Змеиный Санин легенда не только среди шиноби. В стране огня им стали пугать детей, когда имя Учихи Мадары уже не наводило такого страха. Докку пробежал по нам глазами и обнаружил Санина, который "мило" улыбался, оскалившись.

- Кхм, - сказал Гаара. - Орочимару-сан, пожалуйста, уберите свою шею, - Орочимару послушался Казекаге, и, убрав шею, облизнул брови. Кицучи от увиденного закашлялся, от смеха или отвращения, я так не понял. Даруи фыркнул, а я просто захихикал. Порой Орочимару ведет себя как ребенок, хотя ему шесть с половиной десятков лет. Тяжело вздохнув, Гаара продолжил. - Спасибо, теперь перейдем к делу. Мое предложение такое. Мы разделимся на две группы. Первая группа - под руководством Орочимару-сана, - Гаара указал на Санина и тот усмехнулся, как бы говоря "А под чьим же еще?". - В неё войдут также Наруто и Кицучи-сан. Вы будете исследовать документы Диссонасу, - мы с Кицучи кивнули, а Орочимару выглядел удовлетворенным.

    Все-таки мы двое больше подходили для бумажной работы, чем остальная команда. Кицучи, как и все шиноби камня от природы усидчивый. А я... Возможностей моих теневых клонов по обработке и анализу огромных массивов данных никто не отменял. Если же говорить о других... Гаара, насколько я знаю, терпеть не мог копаться в бумажках, в которых у него как у Казекаге никогда не было недостатка. Даруи тоже, так как не думаю что Эй только на Мабуи оставляет свою корреспонденцию. Про Конохамару и Чоуджиро и говорить нечего, оба - ярко выраженные боевики и возня с бумагами вызывает у них резкие приступы тошноты и других прелестей эметологии, говоря медицинским языком.

- Вторая группа займется предварительной разведкой, - тем временем продолжал объяснять Казекаге. - Ее возглавлю я. Даруи-сан, вы в авангарде, мы с Чоуджиро пойдем в середине, Конохамару замыкает. Докку-сан, вы можете указать точное расположена Тонико но Сато относительно Хачо но Сато? И если у вас есть подробная карта, она тоже не помешает.

- Могу указать, да и карта имеется, - кивнул тот. Протянув руку к шкафу, что стоял в комнате, он достал с полки небольшую папку и передал ее Гааре. Тот открыл и пробежал глазами по документам. По его удовлетворенному лицу, которое если честно, нечасто увидишь, можно было судить, что нам улыбнулась удача.

- Отец, Гаара-сан, позвольте мне пойти с вами? Я покажу вам дорогу, - вмешался в обсуждение Лео.

- Не думаю что это хорошая идея, - задумчиво произнес Казекаге. - У тебя нет достаточной подготовки...

- Нет, есть, - пылко возразил юноша. - Все эти годы мы с братьями и сестрами усиленно тренировались. Мы даже нашли учителя, который обучил нас, как работать с чакрой. Именно мы регулярно в течение десяти лет проверяли состояние Ама но Хоку. И именно мы заметили неладное и сообщили отцу, а он сообщил в Коноху. Мы...

- Хватит Лео, - спокойным тоном сказал Докку и мальчик, замерев на полуслове, опустил голову.

- Здесь дело не только в твоей подготовке, - обратился к мальчику Гаара. Его лицо не выражало эмоций, но я прекрасно понимал что он испытывает в этот момент: "Парень, не лезь. Дай профессионалом разобраться. Я не хочу приносить твоим родителям твое тело". - Я уже успел заметить, насколько развита твоя чакра. Я бы дал ей уровень чуунина, а то и Токубецу-джонина, - юноша непонимающе смотрел на моего друга. Его хвалили, но не хотели брать. Как это понимать? - Лео, пойми, я не просто так сказал что у тебя нет достаточной подготовки. Твой ранг по классификации шиноби соответствует B+. Но согласно инструкции, действующей во всех подразделениях АНБУ Великих Стран: "разведка объектов попадающих под категорию опасности S+ и выше, может вестись шиноби ранга не ниже A+, при обязательном присутствии шиноби S-ранга или, за редким исключением, которое определяет Каге, ранга A+++". Мы не можем допустить твоего участия в разведке, пусть даже в качестве проводника. Ама но Хоку имеет уровень S++ и ты сам должен понимать что это неспроста. Там очень опасно и мне не хотелось бы чтобы по неопытности ты пострадал.

    Гаара это говорил, а я видел сжатые зубы Лео. Он был очень обижен, что его не хотят брать, но пока еще находил в себе силы сдерживать слезы. Я прекрасно понимал что чувствовал парень, когда к нему относились как к ничто не смыслящему младенцу, когда ему не давали исполнить свой долг, возложенный на него дедом. Подобные чувства были и у меня, когда Альянс в течение долгого времени водил меня за нос, а я делал наивный вид будто верил всему что мне говорят. В первый день Четвертой мировой войны я не сбежал на поле боя только потому, что мне нужно было закончить тренировки с режимом Чакры Биджу. Но когда я освоился со своей новой силой, я сразу покинул остров, несмотря на все попытки остановить меня. И теперь меня беспокоило, как бы Лео не поступил также, пойдя в Тонико но Сато в одиночку.

- Поверь словам Гаары, Лео, - вмешался я, так как парень расстраивался все больше и больше. - Про уровень опасности он нисколько не преувеличивал. Ама но Хоку вполне способно уничтожить весь мир. Творящиеся с ним странности, как вы описывали в письме, могут иметь печальные последствия. Поэтому сначала мы и проводим предварительную разведку. Однако это не значит, что тебе вообще нельзя туда попасть. Я понимаю насколько для тебя важно это место и важна та роль, которую в нем играли многие поколения твоей семьи. Хочу заверить тебя, что как только мы закончим с документами, в чем, как я надеюсь, ты нам поможешь, мы включим тебя в отряд.

- Правда? - обрадовался он и я кивнул.

- Постой, Наруто, - начал Даруи. - Все-таки Гаара тут командир.

- Не отрицаю, - кивнул я. - И я уверен, что он поддержит меня.

- Наруто, - Гаара пристально посмотрел мне в глаза. Он верил мне, но даже моему другу требовались "железные" доказательства, помимо моего слова. - Ты уверен, что в этом есть необходимость? Все-таки он недостаточно силен. Я бы взял его, если бы у него был реальный опыт, но... Как я понял, он просто учился пользоваться чакрой, но не сражаться как шиноби. Тем более у него нет реального боевого опыта.

- Его нет у многих шиноби, закончивших Академии Альянса за последние десять лет, - парировал я, заставив моих друзей задуматься. - А что касается силы... Поверь, десять лет назад Докку-сан смог остановить Кьюби безо всякой чакры, - после моих слов, удивленное выражение лица было у всех, кроме нас с Докку. Я не преувеличивал, когда говорил это. Сила слов, сила духа. Именно поэтому я считаю его сильным. - Вы правильно сделали, Казекаге-сама, что обратили внимание на инструкцию, - продолжил я официальным тоном. - Порой инструкции могут спасти жизнь или помочь принять решение в спорной ситуации. Но если вы вспомнили ее, тогда может вспомните еще кое-что? Вспомните, что значит для шиноби Долг. Семья Лео и другие жители Тонико но Сато из поколения в поколение хранили Ама но Хоку. Десять лет назад практически все жители деревни погибли, защищая свою святыню. Выжило только шесть человек. Для Лео это не просто миссия высокого ранга. Он несет ответственность за святыню своих предков перед ними, и он не боится ее. Позвольте ему исполнить свой долг и не препятствуйте.

- Хорошо, - сдался Гаара. - Когда отряд соберется вместе, тогда Лео тоже может пойти. А теперь, Конохамару, Даруи, Чоуджиро, выступаем. У нас есть шесть часов до заката, чтобы добраться до Тонико но Сато и провести разведку. Связь будем держать по рации.

- Есть! - раздались дружные голоса. И четверо шиноби мгновенно испарились.

- Тогда мы займемся исследованиями, - прошипел Орочимару. Затем он повернулся к Докку. - Где хранятся документы Диссонасу-куна?

    Мы покинули дом Докку и они вместе с Лео проводили нас в резиденцию старейшин деревни. В архиве нам выдали все документы, что были у Диссонасу и выделили нам просторное помещение. Анализ документов занял неделю. Все это время отряд Гаары вел непрерывный мониторинг артефакта, периодически связываясь с нами по радио. Но никаких изменений с Ама но Хоку не происходило. Наконец, собравшись вместе мы провели совместный брифинг, по результатам которого было принято решение выдвигаться в Тонико но Сато.
    Повторная проверка всех документов Диссонасу нам мало что дала в понимании ситуации. Но зато мы смогли глубже разобраться в принципе управления Саезури. Как оказалось, оно являлось гораздо более сложным устройством, чем мы представляли раньше. По сути оно было не только пультом управления Ама но Хоку, но еще и вычислительным устройством, наподобие компьютеров шифровального отдела Конохи. Вот только при этом не то что на порядок, а на много порядков превосходило все что было у нас. Когда мы свели эти данные воедино, я еще раз поразился до глубины души создателями Ама но Хоку. Боюсь представить, насколько уровень их цивилизация опережал нашу. Возможно именно они приложили руку к созданию Джуби, которому после упадка той цивилизации люди вполне могли начать поклоняться как богу.
    Когда мы путешествовали на Шимагаме, по пути мы высадились на один остров на котором тоже проводили эксперименты, только уже в наше время. Эксперименты, масштаб которых впечатлял. Поэтому мое предположение кажется вполне резонным. Но что могла значить частичная активация артефакта? Возможно ли что существует еще один Саезури или его аналог? Кто замешан в этом? Вопросов после анализа стало еще больше, но я держал их при себе. Тяжелое детство в Конохе приучило меня скрывать свою суть за маской и даже сейчас, когда нет никого кто мог бы угрожать моей жизни, полностью раскрыться другим нелегко.
    Прихватив Саезури и ключи, ввосьмером мы отправились на место. Как я и обещал Лео, мы взяли его с собой. Оказавшись на месте, я с удивлением обнаружил, что природа этого места успела восстановиться, а неподалеку от артефакта стоит крепкий домик. По словам Лео, они с братьями сколотили его, чтобы сподручнее было проверять Ама но Хоку. Следующие три дня мы с Орочимару лазали по всему периметру и сооружению. И если от Змеиного Санина такое поведение вполне ожидалось, то от меня - нет. Даже Гаара привык видеть меня дурачком, так что мои изыскания и весьма здравые и логичные выкладки по некоторым вопросам заставляли всех удивляться.
    Не удивлялись лишь Лео, потому что я был для него любимым нии-чаном, и Орочимару, потому что он сам когда-то водил за нос кучу народу, а я в последнее время не скрывал от него своих знаний. Так что для меня не было сюрпризом, что он вычислил меня, о чем Санин и поведал мне на третий день в Хачо но Сато. После того откровенного разговора, я больше не смотрел подозрительно на Белого Змея, а наоборот, видел в нем родственную душу.
    В общем исследования шли своим чередом, ничего необычного не происходило. Свечение артефакта никуда не исчезало. Но на четвертый день пребывания у артефакта, мы с Орочимару решились на эксперимент - используя Саезури, попробовать отключить Ама но Хоку. Если бы мы знали, к чему это приведет...

***

Дыра. Местонахождение Ама но Хоку и Тоника но Сато

- Готов, Наруто? - спросил Гаара. Я стоял перед парящим в воздухе Саезури. Вокруг меня полукругом собрались мои товарищи. Лео же я самолично отправил за границу селения. Мне пришлось настоять, попросив парня со стороны отслеживать все что будет происходить во время эксперимента. Почему-то в этот день у меня было странное ощущение, обязательно произойдет что-то нехорошее. Но будет лучше, если это "нехорошее" произойдет от наших рук, чем от чьих либо еще.

- Готов, - кивнул я. Набрав нужную комбинацию на Саезури и нажав ввод данных, я отметил, что Ама но Хоку стало меняться, растя вверх. - Отлично, если все так пойдет и дальше, мы сможем просто отключить его обратной командой.
    На какой-то миг все мои беспокойства показались глупой паранойей и я расслабился. Через минуту Ама но Хоку закончил разворачиваться и теперь этот артефакт предстал перед нами во всей красе.

- Спасибо что закончили всю работу за меня, - внезапно раздался голос со стороны. Повернувшись я увидел высокого человека в белом плаще с темными волосами. От его лица веяло доброжелательностью, но мне он почему-то сразу не понравился. - Теперь благодаря вам я могу начать ритуал, - тут он посмотрел на Саезури, который я держал в руке. - Кто бы мог подумать, что их Цивилизация использовала для "этого" технологии своих противников. Впрочем, неудивительно.
- Кто вы? - спросил я его. Человек с интересом перевел взгляд на меня. Мне стало не по себе.
- Так вот что это за мир, шиноби, - усмехнулся он. - Пожалуй, слава о вас идет во многих мирах, хотя вы и не подозреваете о ней. Особенно ты, Шиноби но Ками, Узумаки Наруто.
- Ты знаешь кто я, но не представился сам, - сказал я ему прохладным тоном. - Тебе не кажется это невежливым?
- А зачем? - развел он руками. - Имена, титулы... Мне кажется в этом совершенно нет смысла. Главное - сила. А еще умение ей пользоваться. В чем вы шиноби похвастаться не можете.
- Что ты имеешь в виду? - спросил Гаара, а я в этот момент начал концентрировать и ускорять чакру в теле. Вот только смутные ощущения, или если хотите, интуиция, подсказали, что противник уже осведомлен о моих действиях.
- К чему слова? - вновь усмешка, отдающая некоторой печалью. - Давайте лучше начнем ритуал. И для начала, я бы хотел попросить вас стать моими благородными жертвами.
- Что? - вскричали Чоуджиро с Конохамару, а до остальных похоже тоже стало доходить что этот парень опасен.
- Вы столько уже сделали для меня, так что отдать ваши жизни ради моих целей, это ведь такая малость, - его голос так и лучился от теплоты, но его слова... Я понял что битвы не избежать. Но сделать я ничего не успел. Этот парень как-то повел ладонью и мы застыли. Я не мог даже пошевельнуться, а чакра как будто исчезла из моего тела.

- Наруто, - раздался голос Курамы. - Ему как-то удалось отрезать нас от чакры. Я даже не представляю как ему это удалось. Но он, однозначно, опаснее Джуби. Тот не работал с энергией на таком уровне. Это даже не Онмьётон, и уж тем более не стихии, это гораздо выше. Даже Шинигами не работает на таком уровне, уж поверь мне.

- И как нам его победить? От чакры нас он уже отрезал. Разве что попробовать сконцентрироваться? Вот только сомневаюсь что его что-то проберет, - спросил я.

- Попробуй, может физическая атака будет действенна? - предложил Курама. Я решил его послушать и стал концентрироваться на своей чакре.

- О, похоже ты смог перебороть мою силу, - заметил наш противник и зааплодировал мне. - Но, как я говорил, вы шиноби совершенно не умеете работать со своей силой.

    Он снова взмахнул рукой и теперь я потерял не только то слабое ощущение чакры, что мне удалось восстановить, но вообще перестал чувствовать свое тело. Я даже перестал слышать крики Курамы. Мое сознание постепенно уплывало. Вместе с тем, я продолжал четко понимать, что происходит вокруг.
    Мы проиграли не успев даже атаковать. Шиноби но Ками, как же. Этот титул вызвал у меня усмешку. Я никогда не считал себя самым сильным и уж тем более богом. Моя жизнь научила меня, что всегда могут найтись противники заведомо сильнее тебя самого. И вот теперь я получил практическое подтверждение этой истины. Этот вторженец, а судя по его словам он действительно не из нашего мира, оказался сильнее меня и я не смог защитить моих друзей. Теперь он воспользуется нами в своих целях. Для каких? Ну, тут у меня почему-то сомнений нет. Видимо этот ритуал позволит ему стать еще сильнее. А что он сделает с нашим миром после этого? И опять у меня не возникает никаких сомнений.
    Осознание всего этого вызвало во мне страшную горечь, обиду. И я возможно даже заплакал от собственного бессилия, если бы не был оторван от тела. Да, я учил Конохамару не сдаваться, но сейчас надежды не было никакой. На мгновение мне удалось почувствовать силу этого противника. Его мощь была выше моей, поэтому я сомневался что Лео сможет сделать хоть что-то. Более того, я искренне надеялся, что сейчас он бежит отсюда куда подальше. Этот противник ему не по зубам. Мне хотелось кричать, выть, плакать. Хотелось...

- Соберись, тряпка, - мысленно прорычал я на самого себя. - Забыл кто ты? Ты никогда не проигрывал, не проиграешь и сейчас. Если ты сдашься, все кого ты всегда защищал, погибнут страшной смертью. Давай, вставай...

    Пока я собирал свой разум по кусочкам, наш противник закончил свои приготовления к тому ритуалу, о котором он говорил. Он активировал Ама но Хоку и в небо ударил огромный луч энергии. От луча в небе стали образовываться густые облака багрового цвета. И в этот момент на него напал Лео. Мальчик был великолепен в бою. Его тайдзюцу не знало ошибок. Ему удалось в совершенстве отточить Стиль Листа. Но... противник оказался сильнее. Поиграв немного с мальчишкой, он отсек ему голову рукой. Когда тело Лео безвольно упало на землю, а голова подкатилась к моим ногам, во мне что-то сломалось.

- Отлично, теперь начнем ритуал, - весело сказал этот убийца. Он протянул к нам нити, наподобие тех, что используют марионеточники Суны. Вот только они были иного рода, окутывая не наши тела, но... Наши Души? Нашу Суть? Возможно. Когда нити коснулись меня, я ощутил чудовищную боль, от которой сознание стало растворяться. Я уже не мог связно мыслить, но по-прежнему понимал что происходит вокруг. Для меня происходящее было на границе между сном и явью. И лишь одно заставляло меня не отключаться. Дикое, животное желание остаться самим собой и спасти моих друзей. Желание о котором я беззвучно кричал на всю вселенную.

    В небе над Ама но Хоку появился огромный круг и отстранено мне пришло понимание что это портал. Там, за гранью я видел иные миры, и меня почему-то тянуло туда. Но я отчаянно сопротивлялся. Наш враг смеялся, видя наши страдания, видя, как мы растворяемся в портале, как...

- Ты зашел слишком далеко, - раздался спокойный голос и в портале я увидел Старца. Наш враг побледнел, но прежде чем он успел что-то сделать, Старец просто посмотрел на него и врага не стало. Без каких либо внешних проявлений, без всяких красивых техник. Просто он был и его не стало. - Как он тут все наворотил, - покачал головой Старец, а затем посмотрел на меня. - Ты сможешь исправить? - я почему-то был уверен, что мне это под силу, а потому кивнул. - Ну тогда иди.

    И прежде чем я успел что-либо сообразить, все померкло.




Глава 1

     В небольшой комнатке общежития спал светловолосый мальчишка, откинув одеяло и раскинув руки-ноги по кровати. На вид ему было лет шесть- семь, невысокого роста, отлично сложен. Мальчик был по своей натуре весьма подвижен, этакий электрический моторчик, который не перестанет работать, пока есть электричество. Да и лицом он был довольно мил, несмотря на шесть шрамов, симметрично располагавшихся у него на лице. Так интересно получилось, что из-за них он походил то ли на котенка, то ли на лисенка. А учитывая его непоседливый характер, не было ничего удивительного в том, что он часто попадал в неприятности. И порой жители его селения называли его демоном и монстром. Правда, сейчас на демона ребенок был совсем не похож. И даже не тянул на чертенка.
     Но вот луч утреннего солнца забрался в комнату через щелочку между штор и примостился на веке мальчишки. Такого надругательства над собой он не выдержал и, потянувшись, открыл глаза. Сонный, в смешном колпаке-лягушке и цветастой пижаме он смотрел еще более комично, чем спящий. Раскачиваясь как сомнамбула, ребенок встал с кровати и, одернув шторы, выглянул в окно.
    
    - Как мило, - буркнул он и, продолжая раскачиваться, поплелся в ванную. Там он долго смотрел на раковину, которая была ему по грудь. А вот до шкафчика с зеркальной дверцей он не доставал. Проведя рукой по подбородку, он еще немного постоял и вышел из ванной, не став умываться.
    
    Вернувшись в комнату, которая была и гостиной, и спальней, ребенок огляделся. Он поднял с пола грязный носок, глубокомысленно посмотрел на него и кинул обратно. Затем пройдясь по различным мусорным кучам, которыми пол был буквально усеян, мальчик упер свой взгляд в отрывной календарь, висевший на стене. На нем значилось пятое апреля пятьдесят пятого от основания Конохагакуре но Сато. Паренек моргнул раз, затем другой. Протер кулачками глаза, помотал головой и для верности ущипнул себя.
    
    - Кай! - сказал он, сложив из пальцев странную фигуру, но ничего не изменилось. - Ясно, значит, мне это действительно не кажется. Ладно, главное, жив. Осталось разобраться, что произошло, - задумчивым тоном произнес он.
    
    
***

    
    - Ясно, значит, мне это действительно не кажется. Ладно, главное, жив. Осталось разобраться, что произошло, - произнес я, обдумывая произошедшее.
    
    Надо сказать то, что со мной случилось - не рядовой случай в моей практике, но подобные ситуации случались. Мне уже доводилось переноситься по разу, как в прошлое, так и в параллельный мир. Но вот таким образом, то есть попасть в свое собственное тело, но только семилетнего возраста, такого еще не было. Ощущения непередаваемые. Как попасть назад - неизвестно! Сколько это продлиться - неизвестно. Может это вообще Муген Цукуеми Учихи Мадары.
    Присев на кровать, я стал вспоминать, что произошло со мной, каждую мелочь могла быть важна. Хотя во время того "избиения младенцев" я и находился в полуобморочном состоянии, слишком многое я воспринимал ясно. Мне удалось вспомнить практически все, хотя я так и не понял, как меня атаковали. Я вспомнил и нашего противника, и портал, и Старца. Сейчас, уже находясь в более спокойной обстановке, эти воспоминания заставили меня содрогнуться. Какой же мощью обладают такие сущности, что ему хватило на противника всего лишь взгляда? А то, что я увидел через портал, вообще поражало воображение. Каким-то непостижимым для меня образом это воспоминание становилось все четче и четче. Я понял что видел там не просто сотни миров. Их было сотни миллионов, и каждый звал меня к себе.
    А еще я вспомнил Взгляд. Кто-то наблюдал за мной оттуда, издалека. Чем-то этот взгляд был похож на взгляд Старца, также проникал в душу. Но если Старец просто скользнул по мне глазами, то этот Взгляд... Казалось он разобрал саму душу, а потом собрал вновь. Если Старец позволил мне самому принять решение, добровольно. То этот Некто ни о чем не спрашивал меня, а просто сделал то, что хотел. И мне это до жути не нравиться. Причем он что-то сделал со мной, ведь не просто так я вспомнил об этом только сейчас. По сравнению с этими сущностями я чувствовал себя маленьким и никчемным. Что для них сила Санина?
    Сам того не заметив, я забрался с ногами на кровать и зарылся в одеяло. Мне стало очень неуютно. Я догадывался почему я оказался в прошлом, в своем теле. Видимо это понадобилось, чтобы я "исправил что-то". Создавалось впечатление, что меня хотят использовать втемную. Но и поспорить против этого нельзя, ведь я сам дал согласие. Это еще больше выбивало меня из колеи. Мне пришла мысль, что во многих знаниях, многие печали. Где я ее слышал, я не помню, но теперь я понимал всю ее правдивость. Одно осознание собственной ничтожности лишило меня сил. Разозлившись на себя, я попытался взять себя в руки и наконец, смог успокоиться.
    То, что я оказался в прошлом нельзя назвать таким уж страшным результатом. Все могло быть гораздо хуже. Теперь же у меня есть время, и возможность предотвратить многое что произошло и сделать то, что не было сделано. Так что, отчасти это можно считать подарком. Немного своеобразном, но подарком. Хотя если честно, видел я все эти подарки...
    Кончив рефлексировать, я встал с кровати и решил проверить вторую по важности вещь в доме холостяка, холодильник. Открыв его, я увидел пакет молока, на поверку оказавшееся просроченным. А еще каким-то боком в холодильник затесался чай, расфасованный, наверное, еще при Шодайме Хокаге.
    - Дерьмо, - проникновенно сказал я. - Я и забыл про это.
    Действительно, мое раннее детство не назовешь счастливым. Хлопнув дверцей, я прошелся по своим "заначкам", что смог вспомнить. Все они оказались пусты. Лишь в одной было пару сотен Рё. Глянув еще раз на календарь, я присвистнул. Судя по дате, меня дня четыре назад неплохо отходили ногами добрые жители нашего селения. Помню, после этого я пару недель не мог прийти в себя, ревя в подушку. Тогда даже ко мне зашел Хирузен. Вернее он хотел пригласить меня в Академию, занятия в которой должны начаться с завтрашнего дня. Но я тогда был, мягко говоря, неадекватен. Кстати, после этого случая меня перестали донимать жители, а чиновники - зажимать итак скудное пособие. В тот год я учиться так и не начал. В последующие годы я также не спешил начинать учиться, пока мне не исполнилось девять. Тогда уж поступление в Академию стало обязательным, и отвертеться не получилось. Теперь же я не намерен упускать такую возможность. Хирузен придет ко мне в первый раз, и я соглашусь на его предложение. А вот продажных чинуш я, пожалуй, сдам. Сколько они мне, да и другим сиротам попили крови.
    Приняв решение, я вспомнил о своем друге. С Курамой тоже не помешало бы поговорить. Перенесся ли он со мной или же здесь сидит "местный" Лис? Сдернув дурацкий колпак с головы, я завалился обратно на кровать. Конечно, для того чтобы попасть во внутренний мир, лучше сесть в позу лотоса, прекрасно подходящую для медитации. Вот только что-то не припомню, чтобы я знал об этом в шесть лет. А учитывая что у Третьего есть интересный шарик, который, как мне известно, он любил использовать по назначению, причем не только для женских бань, но и для меня.
    Я сосредоточился на своем организме. Опытные шиноби умеют чувствовать едва ли не каждую клетку своего тела, и сейчас я намеревался проверить все ли со мной в порядке. Как оказалось, каналы чакры были разработаны неплохо, но слабо. Тенкецу практически не использовались, и я понимал почему. До этого я не использовал ни одной техники, а каналы были разработаны Курамой. Лис постоянно впускал свою чакру через брешь в печати и это не могло не повлиять на каналы. Источник чакры тоже был слабо развит, хотя ее уже в этом возрасте было у меня немало. Сказывалось мое происхождение. Сосредоточившись, я перешел во внутренний мир. Оказавшись там, я стал искать Кураму. Пройдя по многочисленным коридорам, я, наконец, пришел в Зал Лиса. Печать была на месте, и ворота оказались заперты, а сам Лис спал за решеткой.
    
    - Это я удачно зашел, - весело сказал я, потирая руки. Мне осталось выяснить тот ли это Курама, которого я знал или придется все начинать с чистого листа.
    
    Подойдя к решетке, я проверил ее состояние. Печать по- прежнему крепка, а в ней ощущались две смутно знакомые чакры. Это знание вызвало у меня улыбку. Что ни говори, а я ценил любую возможность пообщаться с моими родителями, хотя доводилось мне это крайне редко. Конечно, их можно вернуть при помощи Эдо Тенсей и я даже знаю, как это сделать, но не думаю, что они оценят. Правда, еще остается вариант с Ринне Тенсей, но сейчас на это способен лишь Нагато, а лидер Акацуки навряд ли согласится на это.
    В этот момент Лис зашевелился и, открыв глаза, уставился на меня. А я смотрел в его большие честные глаза. Смотрели друг на друга мы минут пять, и ничего не говорили.
    
    - Ты кто? - спросил я Кьюби. Сейчас лучше не рисковать и не называть его по имени. Лис недоуменно посмотрел на меня.
    
    - Значит, ты не помнишь? - спросил он в ответ.
    
    - А что я должен помнить? - Мой голос так и лучился любопытством.
    
    - Нет, ничего особенного, - мотнул он головой.
    
    - Так кто ты? Как тебя зовут? - вновь решил я пробить лиса на откровенность, сделав при этом такие же большие и честные глаза. - А можно тебе погладить? Или тебе больше нравится, когда чешут за ушком?
    
    Лис выглядел так, будто ему сделали ценный подарок, а потом сказали, что надо подождать еще лет десять, чтобы его получить. Сейчас я четко ощущал эмоции Биджу. Похоже, это действительно был мой Курама. Я не смог удержать улыбки при виде его обиженной мордочки. Лис посмотрел на меня и его глаза расширились.
    
    - Наруто, да ты издеваешься? - зарычал он. - Отвечай, ты это или не ты?!
    
    - Какие у тебя странные вопросы, Курама, - недоуменно ответил я. - По-моему, я - всегда я.
    
    - Тогда зачем ты устроил этот концерт? - судя по ощущениям, Курама был расстроен своей эмоциональностью. Его голос звычал слишком жалобно. - Ты даже не представляешь, что я испытал, когда неожиданно вновь оказался за решеткой.
    
    - Да нет, представляю, - усмехнулся я в ответ. - То же самое я испытал сегодня, когда проснулся. Знаешь, какое сегодня число?
    
    - Пятое апреля семьдесят пятого от основания Конохи? - спросил лис с интересом. Я отрицательно покачал головой.
    
    - Дата практически верна, за исключением года. Сейчас не семьдесят пятый, а пятьдесят пятый, - после моих слов Лис издал нечленораздельный звук, а затем разразился такими лексическими конструкциями, которые мир шиноби не слышал, наверное, со времен Рикудо Санина. Выговорившись, Лис пристально осмотрел меня.
    
    - Теперь понятно, почему ты выглядишь таким сопляком, - усмехнулся он. Я не стал ему язвить в ответ и его язвительность поугасла. - Ну? И что мы будем делать? Что там вообще произошло? А то, как тебя во второй раз отрубили от чакры, я вообще ничего не видел и не мог докричаться до тебя.
    
    - Что было? - задумчиво произнес я. - Нас раскатали как Санин младенцев. Я не знаю что это был за... У меня даже слов нет описать его. Но он был очень силен, на порядок сильнее меня. А еще он работал с чакрой... Нет, не совсем с чакрой, а с энергией на таком уровне, на котором мне и не снилось. Впрочем, ты и сам это заметил.
    
    - Да, Онмьётон и рядом не стоял с его техниками, - подтвердил Курама. Затем он встал и, потянувшись, выпрямился во весь рост, а затем сел. - Что было дальше? Ведь не просто так мы оказались тут?
    
    - Дальше? Дальше Лео попытался нас спасти, но в итоге этот урод его обезглавил. Ама но Хоку был полностью активирован. А затем он начал этот свой ритуал. В небе открылся огромный портал, и я увидел другие миры, много миров.
    
    - Что? Другие миры? - поразился Курама. - Но...
    
    - Да, это вполне возможно, - кивнул я. - Не знаю, откуда я узнал, откуда у меня эти знания, но в какой-то момент я понял, что не хочу уходить за грань. Мое сознание тогда практически растворилось из-за его техники. Это был уже не крик, не вопль, просто мысль. Но мне показалось, что она прозвучала на всю вселенную. А потом... а потом все закончилось и я оказался тут.
    
    - Ты что-то недоговариваешь, я чувствую, - сказал Курама, не спуская с меня глаз. - Говори как есть.
    
    - Хорошо, - кивнул я. - Это было на грани реальности и сна, сознание плыло, но эту фигуру я видел столь же отчетливо, как и тебя сейчас.
    
    - Кого ты видел? - настороженно спросил Лис.
    
    - Старца, - честно ответил я. - Он одним взглядом остановил нашего врага и заставил того исчезнуть. Его силы были еще больше, грандиознее. Но не представляющие опасности для меня. Это я ощутил, когда он попросил меня исправить то, что натворил наш противник.
    
    - Попросил? - усмехнулся Лис. - А не заставил?
    
    - Именно что попросил, - покачал я головой, вспоминая детали того события. - Он спросил, можешь ли исправить и я кивнул. А после я оказался в прошлом.
    
    - Ясно, - сказал Лис и вновь улегся. Затем он приподнял голову и посмотрел на меня. - Наруто, Старец - это Рикудо?
    
    - Нет, не Рикудо, - сказал я. - Не знаю кто это, может Изначальный, может его аватар, может еще кто-либо из демиургов... Не спрашивай, откуда я все это знаю. Скажу тебе одно, то что произошло сильно подорвало мои представления о мире. В этот раз нам помогли, остановили ритуал вовремя. Но что-то мне подсказывает, что этот случай не последний. Наш противник... Мне кажется что он не оставит попыток отмстить нам хотя бы за то, что мы видели его поражение. Я никогда не видел таких людей, Курама. От него веяло добротой, но холодной. Его отношение к нам, эта просьба умереть, это страшное существо. Знаешь, Курама, мой проигрыш заставил меня задуматься о многом. И в первую очередь, мне нужно...
    
    - Стать сильнее? - закончил за меня Курама и я кивнул, соглашаясь с ним. - Разумно. Мне бы не хотелось вновь испытать такие же ощущения, как и тогда. Как будешь реализовывать? То, что знания у тебя есть, я не сомневаюсь. Да и до прежнего уровня ты дойдешь очень быстро. Но кое-что тем, кто наблюдает за тобой, может показаться странным. Как объяснишь свои знания?
    
    - Хмм, а в Конохе что, мало гениев? Завтра прием в Академию, а значит сегодня, ближе к обеду должен прийти Хирузен, агитировать меня учится. В этот раз я уже не буду отказываться. Заодно стрясу с него пару дзюцу.
    
    - Кто о чем, а ты о дзюцу, - покачал головой Курама. - За десять лет ты так и не вырос.
    
    - Стрясу с него теневых клонов, а лучше вообще доступ к свитку Первого. Хочу посмотреть информацию о барьерах.
    
    - А барьеры тебе зачем? - удивился Курама.
    
    - Чтобы было, - привел я весомый аргумент. - К тому же это последнее что я не дочитал в этом свитке.
    
    - Ладно. Думаю, старик согласится, - вынес вердикт Курама относительно моего плана занятий. - Тем более что он не заподозрит, что ты можешь выучить все из этого свитка. Что на очереди? Три года в Академии?
    
    - Полгода, - ответил я. - А точнее, триместра вполне хватит. Надо же поддерживать репутацию гения. А потом... Пожалуй, АНБУ. Не хочу светиться. Пусть о моих успехах знает как можно меньше народу.
    
    - АНБУ? - усмехнулся Лис. - Может сразу в "Корень"?
    
    - Можно и в "Корень", - пожал я плечами. - Но не думаю, что Хирузен отпустит. У Данзо репутация слишком... в общем, обойдемся обычным подразделением.
    
    - Что будешь делать с Акацуки? - спросил Курама.
    
    - Пока ничего. Можно попробовать связаться с Орочимару, но не вижу в этом смысла.
    
    - Думаешь все, кто был "там", перенеслись? - спросил мой друг.
    
    - Не исключено, но проверить нет возможности, - тут я задумался, а как это можно проверить? В Конохе только Конохамару, но его навряд ли сейчас выпустят из кланового квартала. Орочимару уже года три как в Акацуки и сейчас усиленно создает свою собственную деревню. Даруи и Кицучи в своих деревнях. Хотя им будет проще связаться именно друг с другом, все-таки они гораздо старше и сейчас далеко не рядовые шиноби. Чоуджиро же пока не сможет выбраться из Кири, учитывая, что там правит Ягура. А Гаара сейчас... Точно. - Курама, у меня есть мысль.
    
    - Да неужели? - съязвил он, на что я фыркнул.
    
    - Как насчет того, чтобы попробовать связаться с Шукаку? Если он тоже перенесся вместе с Гаарой...
    
    - То мы выясним, единственный ли мы случай, - закончил за меня Лис. - Хмм, на более глубоком единении джинчурики с Биджу, расстояния для нас не играют роли. Мы сможем поговорить с Гаарой и Шукаку. Тогда сосредоточься.
    
    Когда я вновь открыл глаза, решеток уже не было. На этом более глубоком уровне ничто не может ограничить Биджу и Джинчурики.
    
    - ШУКАКУ!!! - заорал надо мной Курама дурным голосам так, что у меня заложило уши. - ВЫХОДИ, ТРУСЛИВАЯ ЗАДНИЦА.
    
    - Ты прямо верх тактичности, Курама, - хмыкнул я.
    
    - ТЕБЕ ЖИТЬ НАДОЕЛО, КУРАМА! - проревел в ответ Шукаку.
    
    Он внезапно появился перед нами с самым решительным видом поотрывать кое-кому лишние хвосты. У него на голове стоял шестилетний Гаара. Пятый Казекаге как всегда был собран и серьезен, но все впечатление портил плюшевый медвежонок в руках. Я заржал от этой картины, хватаясь за живот. Остальные недоуменно посмотрели на меня.
    
    - Наруто? - во всегда спокойном и размеренном голосе Гаары чувствовались нотки удивления.
    
    - Что с ним такое, Курама? - успокоившись, спросил Шукаку.
    
    - Не знаю, - помотал головой лис. - Эй, Наруто...
    
    - Казекаге с мишкой, - продолжая смеяться, едва смог выдавить из себя. - Нет, представляешь? Гаара с плюшевым мишкой!
    
    - Ну и с мишкой, и чего тут та... - тут Курама наконец заметил игрушку и сначала расплылся в улыбке, а потом присоединился ко мне. Наконец мы успокоились.
    
    - Прости, Гаара, просто так неожиданно увидеть тебя в таком облике, - сказал я моему хмурому другу.
    
    - А я не ожидал тебя увидеть в этом, - палец Гаары уткнулся в мою пижаму. Теперь уже все смеялись надо мной. Я фыркнул и применил Хенге. Теперь я выглядел как уменьшенная копия себя самого. Спустя мгновение Гаара последовал моему примеру, а после начался серьезный разговор.

***

    
    Время в компании Джинчурики и Биджу летит незаметно. Кажется, разговаривали целую неделю, а прошло от силы минут пять. Я вкратце рассказал им обоим подробности боя, а также свои "планы на будущее". Меня обозвали упрямым идеалистом и обещали помочь.
    Как оказалось, Гаара тоже попал в весьма знаменательный период своей жизни. И это неслабо его напугало. Все-таки он имеет гораздо меньше представлений о межмировых путешествиях и прочей высокоинтеллектуальной хрени. Мне пришлось, оглядываясь на свои собственные скудные познания в данной области пояснять ему те моменты, которые я хотя бы сам более менее понимал. Гаара поведал, что этот его период жизни несколько печальнее моего. Я, конечно был в курсе, что у Гаары было несладкое детство, но меня хотя бы не пытались целенаправленно убить по приказу Каге. Единственное чему Гаара был рад в этой ситуации, это тому, что его дядя по матери, Яшамару, был жив. И будущий Пятый Казекаге никоим образом не собирался его убивать. Благословив моего друга, на сей благородный поступок, мы расстались, обещав, периодически связываться друг с другом. Закончив разговор с Гаарой и Шукаку, я покинул внутренний мир.
    Поднявшись с кровати, первым делом я решил осмотреть свою комнатку, и вывод был неутешительным - у меня в доме бардак. Есть мнение, что на Хокаге не произведет благоприятное впечатление то, как я веду домашнее хозяйство. Взяв в руки совок и веник, которые как я заметил, были изрядно покрыты пылью и паутиной, мне пришлось принимать за уборку. Можно конечно вызвать клонов в помощь, но мне не охота светить тем, что я уже знаю это дзюцу. Откуда, если я даже в Академию еще не хожу? После уборки, а заодно и помывшись, я с удовлетворением отметил, что теперь не стыдно пригласить в гости высоких людей. В тот момент, когда вскипел чайник, раздался стук в дверь. За дверью обнаружился Третий Хокаге самолично. Я с интересом рассматривал столь почтенного гостя, не пуская его в квартиру.
    
    - Здравствуй, Наруто-кун, - поздоровался он со мной. - Можно войти?
    
    - Привет старик, - ответил я ему широкой улыбкой. Может не столь почтенно, как следовало бы, просто по другому я ни разу с ним не здоровался в этом возрасте. Да и учитывая, что Конохамару называл меня нии-чан, то называть его деда джи-чаном вполне нормально.
    
    - Разрешишь войти? - повторил свою просьбу, так как я не спешил освобождать проход. Пришлось изобразить забывчивость и пропускать старика.
    
    Я проводил Хирузена на кухню и начал заваривать чай. Черный, потому что зеленого, который полагалось бы подать Каге, у такой сироты как у меня, отродясь не водилось. Как и сахара. Вообще кроме пары упаковок готового рамена, просроченного пакета молока, половины батона сухого недельной давности хлеба и початой пачки черного чая, половина которой занимал всякий мусор, продуктов в доме не было. Чай, откровенно говоря, был паршивым, но надо отдать Хирузену должное, пил он его не морщась.
    
    - Я вижу, ты прибрался, в доме, Наруто-кун, - решил нарушить тишину старик. - Это хорошо, что ты следишь за чистотой.
    
    В ответ я лишь пожал плечами. Хокаге поставил чашку с недопитым чаем на стол и прошелся по комнате. Заглянул в холодильник, где сиротливо стоял пакет молока, взял его.
    
    - Наруто-кун, а ты знаешь, что молоко просрочено? - спросил он меня. Я опять кивнул. - Когда ты его купил?
    
    - Вчера, - последовал честный ответ. Действительно, "добрые люди" часто продавали мне молоко и продукты не первой свежести.
    
    - А хлеб тоже?
    
    - Нет, хлеб позавчера, - ответил я, с интересом наблюдая за стариком. Все-таки в прошлом Хокаге особо не интересовался моим бытом и это - его первый визит, хотя со мной он разговаривал и раньше. Хирузен стоял пытаясь видимо что- то сказать, но не находил слов. Он так и стоял, рассматривая молоко и хлеб, что держал в руках. - Хокаге-сама, так для чего вы пришли? - наконец решил я нарушить тишину.
    
    - Для чего? Завтра начинается учебный год в академии. И я хотел пригласить тебя учиться в ней, - предложил мне Хокаге.
    
    - У меня нет денег на учебу, - ответил я.
    
    И это тоже было горькой правдой. В шесть лет у меня было крохотное пособие, с которым я едва сводил концы с концами. Для сравнения, самый дешевый обед в Ичираку, суп Мисо со свининой, стоил шестьдесят пять Рё. А я получал пособие в тысячу сто двенадцать Рё в месяц. Конечно, оно должно было быть "немного больше", но кого волновало, сыт ли сирота, а тем более "демон" или нет. Вот и приходилось мне брать, что дают. Естественно я питался в раменной очень редко, перебиваясь сухим раменом по пятнадцать Рё за упаковку. Готовить я особо не умел, да и продукты на рынке были очень дорогими. Мясо же я мог позволить себе от силы только раз в месяц. Конечно, я старался откладывать деньги на всякий случай, но... Став старше я узнал, что стоимость трехгодичного обучения в Академии составляет шестьдесят тысяч Рё за год. То есть, в общей сложности сто восемьдесят тысяч за три года. Такие деньги могут себе позволить немногие. Конечно, на деле такие сироты как я не платили всей суммы и им были положены определенные льготы. А мой случай так вообще уникальный. Мне действительно оплатили учебу в Академии из бюджета Конохи. Вот только снаряжение и прочее я должен был покупать за свой счет. Хорошо хоть к девяти годам обирать стали меньше. И если тогда мне хоть на немногое, но хватало пособия, то сейчас его явно не хватит.
    
    - Коноха возьмет на себя расходы, связанные с твоим обучением, - сказал Хирузен. - Все-таки сиротам положены льготы.
    
    - Ну, раз так, то я согласен, - не стал тянуть я. - Где расписаться?
    
    - Я прикажу подготовить документы, завтра распишешься, - ответил старик. Затем сунул руку за пазуху и достал какой-то листок бумаги. - Вот тебе список необходимого для академии.
    
    Я взял список, что дал мне Хокаге и, пробежав его глазами, присвистнул. Список был внушительным и мне точно не хватит денег даже на десятую часть от всего этого.
    
    - Что такое, Наруто-кун?
    
    - Здесь написано пятнадцать кунаев, двадцать сенбонов и пятьдесят сюрикенов, - пояснил я, протягивая бумагу обратно. - У меня денег даже на ржавый кунай не хватит. И я смотрю тут много чего еще по мелочи, все это в общей сложности еще на пятьдесят тысяч тянет. Для меня это слишком много, я не потяну, простите.
    
    Хокаге пристально изучал список.
    
    - Наруто-кун, а какое ты получаешь пособие? - спросил меня он.
    
    - Ну, вы сами знаете, Хокаге-сама, ведь на бумажке что мне показывали, стоит ваша подпись, - ответил я, относя пустые чашки в раковину. Помыв посуду, я бережно убрал ее в шкаф. И только после этого ответил. - За вычетом налогов я получаю тысячу сто двенадцать Рё в месяц. Конечно, особо себя не побалуешь, но если все аккуратно рассчитать, то мне почти не приходиться голодать.
    
    На старика было жалко смотреть. Он многого ожидал, но такого, чтобы сын Четвертого жил даже не как бедняк, как нищий... Похоже, он действительно не знал, что в деревне так воруют. Самое интересное, что в прошлом я ни разу об этом не упоминал. И судя по всему, другие сироты тоже. Правда вскрылась только после победы Альянса в Четвертой мировой войне. Я дал запрос Хокаге и было проведено расследование, по итогам которого было казнено около двух десятков чиновников, замешанных в крупных хищениях. Масштабы их наглости просто поражали. Более восьмидесяти процентов средств полагающихся сиротам уходило в карман кому-либо, но только не детям. Причем все были повязаны круговой порукой. И Хокаге на стол регулярно ложились "правильные" документы. А здесь, судя по реакции старика, все может начаться гораздо раньше.
    
    - Что-то случилось, Хокаге-сама? - с беспокойством спросил я.
    
    - Нет, ничего, просто я вспомнил о некоторых срочных делах, - опомнившись, произнес он. - А насчет списка... Постараемся что-то придумать. Ты же не забудь прийти завтра, в девять утра.
    
    - Хорошо, Хокаге-сама.
    
    Старик ушел, а я остался осмысливать разговор. Я хотел изменить Коноху? Похоже, она уже начала меняться. Скольких проблем можно было бы избежать, имей сироты нормальное обеспечение? Тогда бы Кабуто не стал тем, кто он есть. Тогда бы не погибло такое количество шиноби в Четвертой мировой. Да и сколько бы шиноби прожили более счастливое детство. Конечно, трудности закаляют и это особенно важно для нас, ниндзя. Но... Если маленькое деревце постоянно нагружать, оно может и не сломается, но вырастит кривым.
    Я сидел и вспоминал свою жизнь. Жизнь сироты. Даже повзрослев, я не избавился от чувства одиночества, которое сопровождало меня всю жизнь. Единственной отрадой последние десять лет был Курама. По сути, он заменил мне семью. И я искренне рад, что он перенесся со мной.

***

    
    Утром, шестого апреля, перед Академией Шиноби Конохагакуре но Сато собралось немало народу. Сегодня начало нового учебного года, а потому много родителей привели сюда своих детей. Как всегда народу поступало немало. Коноха содержала порядком двадцати пяти тысяч шиноби, которые обучались в основном в Академии. Кроме этого было еще несколько учебных пунктов для повышения квалификации, но там проходили краткие специализированные курсы в основном генины и чуунины. Сегодня перед зданием Академии собралось под тысячу человек, из которых учеников сотни три. Нас, скорее всего, разделят классов на десять. Кто-то из них закончит Академию за год, такое бывает нередко, особенно когда родители ребенка шиноби и сам он прилежен в учебе. Кто-то будет учиться все три года, а я собираюсь потратить на обучение всего лишь один триместр. Так дешевле и соответствует моим планам. Хотя, если честно, деньги меня особо не волнуют. Шиноби высокого уровня способны за пару миссий S-ранга и выше заработать до нескольких миллионов. А за несколько лет их состояние может достичь пары сотен миллионов, в чем я убедился на собственном примере.
    В Академию я надел то лучшее из одежды, что у меня было. Лучшее - по моим меркам. На фоне других детей я смотрелся каким-то нищебродом. А учитывая мою репутацию в селении не было ничего удивительного в том, что меня сторонились. Я слышал, как родители давали наставления своим восьми-девятилетним детям не общаться "с тем демоном" и вообще, держаться от меня подальше. В прошлом я бы разразился криками и убежал, но сейчас я знал всю правду, а потому просто игнорировал подобное отношение.
    
    - Ты чего сюда приперся, выродок, - раздалось за моей спиной. - Считаешь, что тебе можно учиться в Академии? Да даже если ты подрастешь, тебе никогда не стать настоящим шиноби. Смотри на меня, когда с тобой разговаривают Учихи.
    
    Я повернулся к этому человеку. Конечно, мне было известно, что Учих иногда заносило, но чтобы так относится к сироте? Думаю, Мадара такого бы "потомка" самолично раскатал бы в свиток. Краем глаза я заметил, что все с интересом смотрят на то как ситуация будет разворачиваться дальше. Видимо, надеялись, что я, ревя во все горло, убегу, теша их самолюбие. Вот только у меня было совершенно иное мнение по этому поводу. За вчерашний вечер мне удалось проверить свою форму и все оказалось не так плачевно, как я подозревал вначале.
    
    - Что совсем сказать нечего? Тебя что манерам не учили? Ах да, твои родители бросили тебя, когда ты родился. Впрочем, это естественно, зачем воспитывать такого урода как ты? Да ты вообще живешь за наш счет и должен проявлять уважение к нам.
    
    Как зовут этого Учиху я, естественно не знал. Но судя по его возрасту и жилету чуунина, он пришел сопровождать деток клана и сейчас показывал им какой он крутой, задирая меня. И как мне его остановить? Можно конечно его отделать публично, но...
    
    - Хватит, Шун, - послышался строгий голос. К нам подошел ещё один Учиха, одетый в традиционные для их клана одежды. И этого Учиху я знал. Итачи показывал мне его в своем Цукиеми, Учиха Шисуи. Сейчас он являлся сильнейшим Учиха в клане. - Не стоит позорить наш клан недостойными высказываниями. Этот ребенок не заслужил от тебя подобного обращения. Тебе следует извиниться перед ним.
    
    - Простите, Шисуи-сама, - ответил задиравший меня Шун. - Но почему я должен извиняться перед ним? Ведь он...
    
    - Шун, не заставляй меня сомневаться в твоих способностях здраво мыслить, - постепенно выходя из себя, ответил Шисуи. - Пожалуй, мне придется доложить главе о твоем недостойном поведении. Уверен, он подберет тебе соответствующее наказание, - Шун побледнел, а в этот момент Шисуи повернулся ко мне и поклонился. - Прошу прощения за оскорбительные слова моего соклановца, Узумаки-доно. Его ждет соответствующее наказание за его проступок.
    
    - Премного благодарен вам, Учиха-доно, - ответил я в такой же интонации, поклонившись в ответ. Правила этикета сами собой вспоминались в этот момент. Все-таки не зря меня Хината таскала к старейшинам своего клана. Их уроки мне здорово пригодились, в том числе и сегодня. - Но прошу вас поверить, его слова не задели меня настолько сильно, как это могло показаться со стороны.
    
    - Тем не менее, Узумаки-доно, позвольте загладить вину нашего клана заверением, что ворота клана Учиха всегда будут открыты для вас, - сказал Шисуи, отчего брови на моем лице поползли вверх. Если честно, я даже не знал что у Шисуи такая власть в клане. Вот только как на такое предложение дружбы, а иначе это не назовешь, отреагируют старики? Ведь они сейчас по разные стороны баррикад с Учихами. И все-таки что-то надо было отвечать.
    
    - В таком случае, двери моего дома также открыты для вашего клана, Учиха-доно, - ответил я.
    
    Как говорила Цунаде, перед тем как в очередной раз проиграть мне в карты, ставки сделаны, ставок больше нет. Конечно, старейшинам не понравится этот договор, но тот факт, что я говорил именно с Шисуи, может заметно смягчить ситуацию. И потом, возможно, у меня получится остановить восстание Учих и их клан не будет истреблен. Самое интересное, что представители остальных кланов внимательно наблюдали за нашим разговором с Шисуи, и я абсолютно уверен, что сегодня вечером во всех кланах будут говорить о нем.
    Когда Шисуи вернулся к своему клану, больше никто не посмел подойти и начать оскорблять меня, а кто-то даже с интересом поглядывал на меня. Но вскоре все внимание было переключено на Хокаге. Тот начал приветственную речь, которая затянулась на полчаса. После чего нас повели по аудиториям.
    Мне достался класс, в котором были в основном представители основных кланов Конохи. Абураме, Яманака, Акимичи, Нара, Учиха, Хьюга и другие. По одному, по два представителя от каждого клана. Почти всем было по девять лет и лишь двоим было лишь немногим меньше. Я один выделялся среди всех. Никого из ребят я не знал, и когда все представились, никто из них не вспомнился. Видимо к тому времени, когда я занял ведущее положение в Конохе после Хокаге, они все погибли. Печально, но такова участь большинства шиноби - погибнуть, защищая свою деревню.

*** Интерлюдия ***

    Кабинет Хокаге. 9:00 вечера, 6 апреля 55 года от основания Конохи.
    Двое стариков сидели и молчали. Сарутоби Хирузен, занимающий пост Третьего Хокаге и Шимура Данзо, глава АНБУ, старейшина Конохи и главная опора силе Хокаге. Им было о чем поразмышлять в этот вечер. Новое поколение листьев распустилось на их с любовью взращиваемом дереве, и один из них представлял для руководства деревни особый интерес. Узумаки Наруто проявил свой гений и смог поступить раньше срока в Академию. Также как когда-то поступил его отец. И с самого первого дня он заставил обоих стариков серьезно задуматься.
    Так получилось, что за этим сиротой велось наблюдение с самого первого дня, как он появился на свет. И все потому, что он являлся Джинчурики, носившим в себе Девятихвостого Демона-Лиса, главное оружие деревни, гарант ее безопасности в случае войны. Но в самой Конохе не было однозначного мнения по поводу того, как следует воспитывать этого ребенка. Родители Наруто пожертвовали своими жизнями, чтобы защитить деревню и запечатали Биджу в ребенка. И теперь Наруто остался один. Кто-то из кланов желал взять его на воспитание, но другие кланы не желали усиление кого бы то ни было в деревне. Ребенок рос один, предоставленный сам себе. Причем, как удалось выяснить Хокаге буквально за день до этого, в таких ужасных условиях, что еще непонятно как он до сих пор жив.
    И сегодня этот ребенок в очередной раз озадачил тех, кто печется о деревне. Он ухитрился заключить договор с кланом Учиха. Каким-то образом мальчик, которого никогда ничему не обучали, сумел правильно понять слова одного из влиятельнейших членов этого клана и дать ему соответствующий ответ. Причем он договор был заключен при равном партнерстве, что для сироты кажется невероятным. И теперь оба, и Хирузен, и Данзо не знали что делать.
    
    - Мог ли Шисуи использовать свой Мангёке Шаринган? - спросил Хокаге.
    
    - Исключено, - ответил Данзо хриплым голосом. - Мои люди, что следили за джинчурики, это бы заметили. Да и потом, там были представители других кланов. Шисуи никак не смог бы это провернуть незамеченным. По всем прикидкам получается, что Наруто самостоятельно принял решение пойти на союз с Учихами.
    
    - Мда, ему шесть лет, между прочим! - заметил Хирузен. - Почему он ответил Шисуи именно так? Еще неделю назад он был хулиганистым ребенком. Дня не проходило без его шалостей. А тут дня четыре о нем ни слуху, ни духу, а когда я к нему пришел, то он меня встретил весьма почтительно. Такого раньше не было.
    
    - Если говорить точнее, Наруто шесть с половиной лет, - поправил своего старого друга Данзо. - Что же касается его поведения, то вполне возможно последнее нападение вправило ему мозги.
    
    - Нападение? - переспросил Хирузен. - Мне докладывали, что его немного побили...
    
    - Скорее, сильно избили, - уточнил глава Корня. - Никакой угрозы жизни, но, похоже, такое отношение к нему, окончательно переломило в нем прежний характер.
    
    - Мда, надо будет взять на контроль, чтобы разобрались с этими нападениями, - массажируя переносицу, сказал Сарутоби. - Кто вообще слил информацию, что он джинчурики?
    
    - Это выяснить не удалось, - отрицательно покачал головой Шимура. - Вполне возможно, что в тот день, когда запечатывали Биджу, Наруто видел не только ты с сопровождением. Это самый оптимальный вариант. Конечно, это мог сделать еще и Орочимару, но ему просто незачем.
    
    Хокаге достал свою трубку, набил ее и закурил. Данзо лишь недовольно поморщился. Он не разделял увлечений своего друга и соперника.
    
    - Кстати, надо будет проверить, как выдается пособие сиротам, - сказал Хокаге, прокурив половину трубки. Данзо вопросительно поднял бровь незабинтованого глаза. - Я был вчера у Наруто дома. По словам мальчика, его пособие составляет, за вычетом налогов, тысяча сто двенадцать Рё. И он явно не врал.
    
    - Тысяча сто двенадцать Рё? Налоги? - переспросил Данзо. - Притом, что дети-сироты должны получать в месяц от десяти до пятнадцати тысяч, в зависимости от возраста? Не считая того, что деревня обеспечивает их одеждой и предметами первой необходимости? Кстати, ты вчера хоть заметил, как был одет Узумаки?
    
    - Вообще-то да, но не придал этому значения, - сказал Хокаге, теребя подбородок. - Получается, они совсем зарвались. Ну, ничего, я устрою им. Вот завтра ими и займусь.
    
    - А что будем делать с Узумаки? - спросил Данзо. Хирузен призадумался.
    
    - Ничего, незачем его трогать сейчас, - наконец ответил Хокаге. - Если Учихи попробуют использовать его в своих целях, другие кланы сами надавят на них. Но вот мешать их общению не получится, этим мы только оттолкнем Узумаки от себя. В таком случае лучше в течение полугода познакомить Наруто с такими кланами как Яманака, Нара, Акимичи и Хьюга. Хотя, учитывая характер парня, если он, конечно, такой, как я и подумал, то он сможет сам перезнакомиться со всеми.
    
    - Лучше бы отдал бы его мне в Корень, там мы бы воспитали его должным образом, - хмыкнул Данзо.
    
    - Не думаю что это здравая идея, - с сомнением произнес Хирузен. - Печать ты ему не сможешь поставить, а насчет воспитания... Его уже достаточно навоспитали. А вот если решишь просто показать себя добрым дедушкой, я не против. Хоть как-то нивелируешь воздействие кланов на него.
    
    - Я подумаю над этим, - ответил Данзо.

*** Конец Интерлюдии ***


Глава 2

    

    Проснувшись поутру, я открыл глаза и посмотрел на будильник. Было пять часов утра. До занятий в Академии было полно времени, и я собирался провести его с пользой. Вот уже три месяца как я учусь в Академии, и успехи меня не радуют. Нет, теория идет хорошо и учителя не могут нарадоваться моим знаниям, насколько можно вообще нарадоваться знаниям презираемого всеми джинчурики.
    Хотя ко мне и стали относиться менее предвзято, всеобщая ненависть никуда не исчезла. Никто из детей не стремился общаться со мной, предпочитая избегать меня. Я же тоже не спешил идти на контакт, много времени проводя в библиотеке и освежая свои знания теории. Да, я не демонстрировал в Академии, появившиеся буквально из ниоткуда знания. С первого дня я записался в библиотеку, хотя на меня там по первой и смотрели подозрительно, но потом привыкли. Как-то так получилось, что угловой столик в ней никто кроме меня не занимал, и он практически стал моим персональным. Все-таки иногда репутация демона может быть полезна.
    Надо сказать, что библиотека Академии была полна интересных сведений. Конечно, тут не было каких-то уж слишком секретных техник. Но было много другой полезной информации. В основном теория, сбавленная примерами из практики. Как вести караван, как ходить по лесу, как определять время по солнцу, как ориентироваться в море и прочее. В прошлом до этих знаний я как-то не дошел, а сейчас я решил разбавить свои слабые практические знания в этих областях небольшим количеством теории. Никогда не знаешь, что может пригодиться. Я даже откопал и прочитал пособие по кройке и шитью, а уже вечером дома я немного попрактиковался, и у меня даже что-то получилось.
    А вот пособие по радиотехнике мне давалось с трудом. К сожалению, технические знания не были моей сильной стороной, хотя я и понимал всю важность умения не только разбираться, как использовать технические устройства, но и как они работают, по какому принципу. Я все-таки не забыл, почему я оказался здесь. Мы шиноби слишком привыкли полагаться на чакру и собственные силы. Чем сильнее шиноби, тем меньше он зависит от окружающей обстановки. Такие шиноби способны подстраивать мир под себя. Вот только когда сталкиваешься с более продвинутой техникой, вроде того блокиратора чакры, что повесили на меня в стране Снега или тех же самых Ама но Хоку, Саезури и прочего, начинаешь понимать, что лучше в этом начать разбираться. Поэтому я немало уделял внимание изучению всех доступных свитков по разным 'техническим' наукам. Успехи были скромными, но они хотя бы были. Например, мне удалось собрать простейший радиоаппарат по чертежам, что были в учебнике.
    Описаний техник в Академии было немного. В основном все базовые проходили на уроках. Но кое-что имелось. Например, мне как-то попался в руки старый свиток называющийся 'То, что должен знать генин Ивагакуре'. Что это свиток делал в Академии, я не знаю, но техники что описаны в нем были очень интересны. Конечно, ничего архисложного, но простому генину пришлось бы серьезно потрудиться, чтобы освоить их. Самыми полезными техниками в этом свитке были по моему скромному мнению Мейсай Гакуре но Дзюцу и Дотон: Дорью Хеки, маскировочная и защитная техники Ивы. Сам я знал обе, но свиток изучил.
    Еще в библиотеке я нашел описание тренировок по улучшению контроля. Этот свиток лежал на видном месте, и было видно, что с ним часто работают. Там были описаны тренировки на деревьях и на воде. В свободное время я практиковал эти упражнения, улучшая мой контроль. Если бы я в детстве знал их, мне было бы проще. А так Какаши обучил нас ей только в стране Волн. Что самое интересное, клановых-то детей обучают им гораздо раньше. Но наша троица как раз к таковым не относилась. Отец у Сакуры был Генином, а у нас с Саске просто не было никого кто мог бы обучить каким-то техникам или упражнениям. По сути все, что мы знали - Академический уровень.
    Но большего библиотека Академии дать не могла. В Академии за три месяца я зарекомендовал себя не просто отличным учеником. Мне удалось показать, что программа мной усвоена на должном уровне. Я быстрее всех 'освоил' ручные печати. У меня ушел на это месяц благодаря тому, что я складывал их каждую свободную минуту. Естественно, я сдерживался, но вбить в память тела до состояния рефлекса то, что уже знаешь, значительно проще, чем нарабатывать это с нуля. Месяц у меня ушел на 'освоение' академического стиля тайдзюцу. В общем, все было более менее. Но меня не радовали мои успехи.
    Перенос в прошлое гораздо серьезнее сказался на мне, чем я думал по началу. И если тело со временем можно развить, то кое что так просто не решить. Больше всего меня беспокоил мой источник чакры. По сути то, что я создавал в течение полутора десятков лет и к чему я привык как к естественному продолжению моего тела, исчезло. Том малюсенький ручеек не сравниться с тем океаном, что был у меня. И хотя со временем эта проблема решаема, но... Это займет довольно продолжительный промежуток времени. Нахрапом ничего тут не исправить.
    Еще больше проблем вызывало, что я хотел изучить. А именно - Онмьетон. Теоретически я знал как его тренировать, но вот на деле... Все упиралось в контроль. И хотя Онмьё - базовое умение шиноби, так как, по сути, представляет собой формирование самой чакры, но целенаправленное использование этого умения требует поистине запредельного контроля, чего мне пока достичь не удалось. Конечно, если быть последовательным, то мой контроль превосходил таковой у всех моих одноклассников. Но мне этого было мало. Чтобы хоть как-то улучшиться в этом плане, я стал задумываться о том, чтобы понемногу начать изучать ирьениндзюцу. Они имеют практически ту же основу, что и Онмьётон, но сами по себе проще. Но это уже после Академии.
    
    - Ладно, это все мелочи, - произнес я вслух и отправился на кухню завтракать. Посмотрев на склад лапши быстрого приготовления, я скривился. Нет, старик Теучи готовит замечательно, спору нет, но вот 'это' до его лапши, значительно недотягивает. - И чем я питался все эти годы?
    
    - Что, рамен тебя уже не так привлекает? - усмехнулся лис. - Решил перейти на здоровое питание?
    
    - Ну, старик Теучи готовит неплохо, - задумчиво произнес я. - Но вот рацион надо будет пересмотреть. Да и наконец-то научится сносно готовить. А то от готовки Сакуры нос воротит даже свинья. Ты даже не представляешь как мы с Саем и Ямато давились, когда она скармливала нам свои 'кулинарные шедевры'.
    
    - Что же ты раньше сам этим ни разу не занялся? - вопрос Курамы заставил меня задуматься. Действительно .почему я сам не научился готовить раньше.
    
    - Представляешь, даже никогда не задумывался над этим, - наконец выдавил я из себя, смотря на завариваемый в пластиковом стаканчике рамен. - Мда, неудобно как-то.
    
    Смех был мне ответом. Махнув рукой на веселящегося Биджу, я сосредоточился на еде. С которой очень быстро было покончено.
    
    Вскочив, я наскоро оделся. Моего оранжевого комбинезона у меня еще не было, потому я надел светлые шорты и черную футболку с символом страны огня, в которых я ходил на распределение, самая приличная моя одежда. Мой путь дальше лежал на один из заброшенных полигонов. Нет, я не собирался там тренировать разрушительные техники, иначе мог возникнуть резонный вопрос, где я им научился. Всего лишь отработка полученных в Академии знаний. Спустя два часа я уже порядочно утомился. Если бы не Курама, я бы уже давно свалился с ног. Лис по-прежнему исправно снабжал меня чакрой, когда моя была на исходе. После полигона я сразу направился в Академию.
    
    - Привет, старик! - весело улыбнулся я, когда встретил Хирузена по пути в Академию. Хотя теперь я и старался называть его в уважительной форме, иногда я 'радовал' старика таким фамильярным отношением. Впрочем, зная его характер, можно не сомневаться что он не против.
    
    - Доброе утро, Наруто-кун, - улыбнувшись, поприветствовал он меня. - Слышал о твоих успехах в Академии. Что тебе удалось побить в тайдзюцу твоего одноклассника Хьюгу Токуму. - Я смущенно покраснел и опустил глаза. - Наруто, здесь нечего смущаться, это весьма хороший результат. Токума-кун считается одним из лучших учеников академии.
    
    - Мне просто повезло Хокаге-сама, - я резко мотнул головой. - Просто он случайно подставился, и я воспользовался ситуацией. Если бы он не ошибся, я бы проиграл.
    
    - В бою использовать слабости своих противников, такой совет дают учителя Академии всем ученикам. Ты ведь слышал его? - спросил Хокаге и я кивнул, преданно смотря ему в глаза. - Так что нет ничего зазорного в том, чтобы использовать чужие слабости ради победы. Даже когда тренируешься с друзьями. Спарринг шиноби призван отточить боевые навыки и ликвидировать слабости. Так что с друзьями тем более следует в спарринге давить на их слабые стороны. Уж лучше это сделаешь ты, чем это сделает враг.
    
    - Нет у меня друзей, - тихо ответил я, отводя взгляд. Естественно, я не стану упоминать Кураму, Гаара и Шикаку. - Мои одноклассники не хотят общаться со мной, называя выскочкой и малявкой. А после победы над Токумой, они смеялись надо мной.
    
    - Эх, Наруто, - вздохнул Хокаге и потрепал меня по голове. - Не так-то просто заводить друзей. Но я уверен, если ты приложишь усилия, твои одноклассники подружатся с тобой. Возможно, на это уйдет немного больше времени, чем ты думаешь, но, поверь результат того стоит.
    
    - А у вас были друзья, когда вы были маленьким, Хокаге-сама? - с интересом спросил я старика. От такого он даже закашлялся.
    
    - Да, Наруто-кун, у меня было много друзей. - Улыбнулся он. - И у всех нас была одна цель.
    
    - Какая? - спросил я, уже догадываясь, какой будет ответ.
    
    - Защищать Коноху, наш дом! - ответил Хокаге с широкой улыбкой. Да, старик действительно любит деревню и уничтожит любого, кто попытается причинить ей вред. А его друзья... Похоже, те из них, кто выжил в течение десятилетий, сейчас занимают посты старейшин Конохи. - Хорошо, Наруто-кун, я, пожалуй, пойду. Да и тебе стоит поспешить, занятия скоро начнутся.
    
    - Хорошо, Хокаге-сама. - Протянул я и обежал в сторону Академии.
    
    На самом деле при разговоре с Хокаге я немного лукавил. В бою с Токумой я сдерживал себя и, как мне кажется, Хьюга это заметил. Его ошибка на самом деле была не ошибкой, а попыткой переломить ход боя, удивить меня, чтобы я попался в его ловушку. Вот только чего-то такого я ожидал от Хьюги, а потому спокойно обошел ее и победил. Пожалуй, только сам Токума да еще парочка одноклассников заметили это. И хотя кое-кто пытался поднять меня на смех, не смотря на мою победу, Токума с интересом смотрел на меня после нашего спарринга.
    Вскоре я пришел в Академию. Для меня уже было правилом проводить время перед занятиями в тренировке. И теперь я, успев принять душ в Академии, первым занял свое место в классе. Вскоре стали подходить и другие ученики. Пока дети здоровались друг с другом и рассаживались, я заполнял заявление о досрочной сдаче экзаменов. Краем глаза я заметил заинтересованный взгляд Хьюги Токумы, направленный в мою сторону. Он уже давно смекнул, что я сильнее его, а потому каждый раз пытался вызвать меня на бой. Мы с ним сражались раза два. В первый раз победил он, а во второй я. И теперь я чувствую, что он хочет взять реванш за вчерашний проигрыш.
    
    - Доброе утро, Класс, - поздоровался с нами Дайкоку-сенсей. И Ирука и Мизуки еще не работали в Академии, а вот этот чуунин был тут уже довольно давно. Его недавно назначили учителем, и теперь он прикладывал много усилий, чтобы оправдать оказанное ему доверие. - Сегодня мы с вами будем проходить теорию засады.
    
    Урок проходил спокойно. Я уже дописал заявление и внимательно слушал сенсея. Дайкоку рассказывал довольно интересно и по существу. Если же у кого были вопросы, он старался отвечать на них. Что меня радовало в Дайкоку, он не делил своих учеников на любимчиков. Ко всем он относился по-доброму, желая, чтобы каждый понял материал. И хотя порой он смотрел на меня с опаской, даже по отношению ко мне он старался быть хорошим преподавателем. Когда урок закончился и дети покинули класс, я задержался и протянул заявление Дайкоку.
    
    - Что это, Наруто-кун? - спросил меня сенсей.
    
    - Это мое заявление о досрочной сдаче экзаменов в Академии, Дайкоку-сенсей, - ответил я. Чуунин удивленно посмотрел на меня. - Можете проверить, оно заполнено по форме, как и указано в уставе Академии.
    
    Дайкоку принял мое заявление и пробежался по нему глазами, после чего он посмотрел на меня.
    
    - Ты уверен, Наруто-кун? - спросил он меня.
    
    - Да, - кивнул я. - Я думаю, я достаточно силен, чтобы стать генином.
    
    - Хорошо, - сказал сенсей и задумался. - Вот только сначала я должен убедиться, что ты можешь действительно сдать экзамены. Покажи мне Хенге, Иллюзорного клона и Каварими.
    
    - Хай, - кивнул я и сложил печать концентрации. Хенге у меня получилось весьма недурно. Сенсей не смог найти отличий от самого себя. Затем были Каварими и Иллюзорный клон. И вновь учителю не к чему было придраться. Все-таки эти техники не представляют для меня особого труда.
    
    - Хорошо, вижу, ты действительно неплохо владеешь базовыми техниками шиноби, - Дайкоку замолчал и внимательно посмотрел на меня. - Осталось только проверить твои навыки в тайдзюцу, хотя... Нет, лучше их действительно проверит опытный джонин. Я передам твое заявление Хокаге, и если он одобрит, то мы проведем для тебя выпускной экзамен.
    
    - Спасибо, Дайкоку-сенсей, - кивнул я. - На меньшее я и не рассчитывал.
    
    ***
    
    Выйдя из здания Академии, я направился в сторону дома. Но на полпути меня окликнули.
    
    - Наруто-кун, - раздался мальчишеский голос. Повернувшись, я увидел Токуму. Он стоял возле Ичираку и, видимо, дожидался меня. - Мы можем поговорить?
    
    - Токума-кун? - 'удивился' я, а затем кивнул. - Хорошо, давай поговорим.
    
    Я предложил ему зайти в раменную, хотя уверен, он нарочно встал здесь, так как моя любовь к Ичираку ни для кого не была секретом.
    
    - О чем ты хотел поговорить, Токума-кун? - спросил я его, когда старик Теучи принял наши заказы.
    
    - Вчера ты победил меня, и, надо сказать этим изрядно меня удивил, - не спеша начал Хьюга. - Знаешь, у меня в клане меня называют гением, - я приподнял левую бровь, показывая удивление, и Токума поспешил пояснить свои слова. - Просто, у меня хорошо развит Бьякуган, это наше клановое додзюцу.
    
    - Я в курсе, что такое Бьякуган, - остановил я его, пока он не сболтнул мне секретов клана. Ничего нового я не узнаю, а у самого Токумы могут быть проблемы. - Лучше поясни, почему ты решил, что произошло что-то особенное? Это был обычный спарринг шиноби. Кто-то проигрывает, кто-то выигрывает. Один раз выиграл ты, другой - я. Неужели наша схватка чем-то отличалась?
    
    - Отличалась! - помотал головой Токума. - Я еще никогда не видел, чтобы так кто-то дрался как ты. Не скажу что я такой уж эксперт в стилях тайдзюцу Конохи, но основные я знаю. И то, что ты показал вчера... Я никогда такого не видел.
    
    - О чем ты говоришь, Токума-кун? - осторожно возразил я. - Я использую базовый академический стиль. Лишь немного переработал его для себя, да добавил пару приемов показавшихся мне эффективными.
    
    - Да, наверное, ты прав, - разочарованно кивнул Токума. - Просто в конце вчерашнего боя... Это было что-то запредельное. Поэтому я и подумал что это какой-то новый стиль.
    
    - Нет, Токума-кун, - ответил ему я. - Просто я использовал то, что эффективно против Джукен Хьюг, - теперь во взгляде Токумы было удивление. - Ваш стиль тайдзюцу не просто так называют совершенным. Он действительно очень эффективен и очень опасен. Но это не значит, что совершенный стиль нельзя победить. Когда мы с тобой сражались в первый раз, мне очень хорошо досталось от тебя. Ты выбил тогда мне все тенкецу.
    
    - Угу, а я после того боя еще неделю хромал, - буркнул Токума, что вызвало у меня усмешку.
    
    - Ну, извини, мне просто стало жуть как обидно, а потому я просто вспылил, - сказал я. - Проанализировав наш с тобой бой, я придумал тактику борьбы. Вернее даже не тактику... Я просто понял, что должен быть быстрее тебя.
    
    - Ты, наверное, тоже гений, раз смог понять все это после одного боя, - усмехнулся Токума.
    
    - Ну, скорее предположить, - вернул я ему усмешку. - Что-то я смог подтвердить во время второго боя, что-то сейчас, а что-то так и осталось непонятным.
    
    - Но, Наруто-кун, меня беспокоит один момент, тот прием, что ты использовал в конце, - замялся Токума. - Конечно, я слишком наглею, что спрашиваю тебя об этом, но... Он же базировался не на скорости. Мне тогда удалось попасть по тенкецу, но они не закрылись. Почему?
    
    - Хм, так ты заметил? - скривился я. - Эх, а я надеялся, что ты на это не обратишь внимание.
    
    - Трудно такое не заметить, особенно с активированным Бьякуганом, - резонно ответил он мне.
    
    - Мда, ладно, раз заметил, то поясню и этот прием, - сдался я. - Дело в том, что в последнем случае на скорости базировался ты.
    
    - То есть? - не понял моей мысли Хьюга.
    
    - Токума-кун, не заставляй меня разочаровываться в тебе, - недовольно покачал я головой и посмотрел на него с укоризной. - На чем базируется Джукен? На выбивании тенкецу чакрой. Вы, Хьюги, ускоряете чакру в своем теле и используете ее как оружие напрямую. Загоняя свою чакру в тенкецу противника, нарушаете работу его чакросистемы. Таким образом, вы можете наносить повреждения его внутренним органам, без видимых внешних проявлений травм, - после моей краткого объяснения принципов Джукена, Токума смотрел на меня расширившимися от удивления глазами.
    
    - Ты же не Хьюга! - наконец воскликнул он. - Откуда ты это знаешь?
    
    - Мне хватило пары боев с тобой, чтобы понять общий принцип и сделать выводы, - ответом мне был недоверчивый взгляд. - Зря не веришь. У меня, между прочим всегда было неплохо с анализом. Мне действительно никто не рассказывал про Джукен, кроме самой общей информации. И мои выводы оказались верны, - тут я позволил себе немного улыбнуться. - Ведь мне же удалось тебя победить? Хочешь знать, как я это сделал? - Токума кивнул, жадно поедая меня глазами, будто пытаясь проникнуть мне в мозг своим Бьякуганом. - Все дело, как я и сказал чуть раньше, в скорости! А если еще точнее, то в скорости и точности. Джукен требует ускорения чакры в организме, а также весьма точной его подачи в тенкецу противника. Если промахнуться, эффект достигнут не будет. Именно Бьякуган позволяет вам добиваться точности подобных ударов, снижая чакрозатраты во время боя. В противном случае даже джонины Хьюга истощили бы себя, используя Джукен. Этот стиль проблематично использовать не-Хьюга именно из-за его чакрозатратности. Только обладая объемами Каге можно добиться сходных результатов в сравнении с тем, что показывает ваш клан. Но на этом уровне, как правило, используют техники боя совершенно иного уровня. Именно поэтому Джукен - уникальная техника вашего клана.
    
    - Знаешь, Наруто-кун, даже у меня в клане учителя не рассказывали так подробно про наш стиль, как ты это сделал сейчас, - задумчиво произнес Токума, смотря на свою пустую тарелку из-под рамена. Мы даже не заметили за разговором, как доели свои порции. - Но ты так и не объяснил, как ты меня победил.
    
    - Что противоположно скорости? - спросил я Токуму напрямик. Тот задумался над моим вопросом.
    
    - Не знаю, может быть, сила? - наконец спросил он с сильным сомнением в голосе.
    
    - Сила, - кивнул я. - Скажи, ты ведь наблюдал за мной своим Бьякуганом во время боя? Что ты заметил, когда я использовал тот прием чтобы остановить тебя. Бьякуган способен видеть чакру, и ты должен был заметить что-то необычное. Попробуй вспомнить.
    
    - Что-то необычное? - переспросил он, морща лоб. Спустя минуту его лицо просияло. - Погоди, в тот момент твоя чакра как-то изменилась. Она... загустела что-ли?
    
    - В точку, - ответил я. - В тот момент я действовал чисто интуитивно, но лишь после мне удалось понять, что именно я сделал, чтобы победить. Я усилил поток своей чакры через тенкецу. Через ВСЕ тенкецу. Усилил настолько, что твоя ускоренная чакра просто не смогла пробиться через этот барьер.
    
    - Но, погоди, на этом же принципе работает Джукен. А ты сам говорил, что для не-Хьюг это слишком чакрозатратно, - недоуменно спросил он. - Что для этого нужно иметь объемы чакры сравнимые с... Не может быть!
    
    - Посмотри на меня Бьякуганом повнимательнее, Токума-кун, - предложил я и начал постепенно разгонять свою чакру. Хьюга активировал свое додзюцу и постепенно его рот открывался все шире и шире.
    
    - Невероятно, - прошептал он.
    
    - Именно поэтому я так рано поступил в Академию, - чуть улыбнулся я, успокаивая свою чакру. - Я хочу научиться контролировать эту силу на благо деревни.
    
    - Наруто-кун, почему ты рассказал мне все это? - недоуменно спросил он. - Ведь старейшины клана потребуют от меня отчета об этом разговоре. И они узнают, что ты разгадал наш секрет и тогда...
    
    - Хватит, Токума-кун, - чуть улыбнувшись, мягко сказал я,Заодно выставив вперед руку в останавливающем жесте. - Не надо больше ничего говорить. Прости, что заставил тебя выбирать из двух сложных вариантов, а потому, если старейшины спросят тебя, расскажи им все без утайки. Вот моя просьба к тебе.
    
    - Но, почему, Наруто-кун? - как-то обиженно спросил он меня.
    
    - Ты очень добрый, Токума-кун. Я рад, что у меня есть такой друг, - улыбнулся я в ответ. - Только настоящий друг задумается о подобном, и я рад, что ты так отреагировал. Что же касается старейшин, то в силу определенных причин, о которых я пока не могу говорить, они ничего не предпримут относительно меня.
    
    - Но, ты уверен, Наруто-кун? - спросил он, успокаиваясь.
    
    - Вполне, Токума-кун, - улыбнулся ему я. - Я рад, что могу назвать тебя моим другом.
    
    - Знаешь, Наруто-кун, даже если меня спросят, я не буду рассказывать всего, - тихо сказал он. - Ты - мой первый настоящий друг, а не просто товарищ по Академии. Прости, что недооценивал тебя раньше.
    
    - Ну, товарищами по Академии нам осталось быть недолго, - усмехнулся я. - Я подал заявление о досрочной сдаче экзаменов.
    
    - Но тебе же еще восьми нет! - удивился он. - Ты хочешь окончить её за один триместр?
    
    - Да, - кивнул я и затем добавил. - Вообще-то семи мне тоже нет, я на два года младше тебя. Впрочем, у тебя будет стимул окончить Академию быстрее.
    
    - Обязательно, Наруто-кун, - в его глазах зажегся огонек азарта. - Я закончу Академию в этом же году. Приложу для этого все старания.
    
    - Иного ответа я и не ожидал от тебя, Токума, - усмехнулся я. - Ладно, мне пора. Еще увидимся.
    
    - Пока, Наруто, - махнул он мне, когда я уже убегал.
    
***

    

    Хокаге одобрил мое заявление, но также и настоял на той проверке, на которую намекал Дайкоку-сенсей. Одного из джонинов попросили проверить мои навыки. И им оказался Сарутоби Асума, один из действующих членов Шугонин Джуниши. Должно быть, он пришел в Коноху проведать отца, а тот решил попросить его испытать меня. Все-таки, я - джинчурики, и мало кому можно доверить такое ответственное дело.
    С самого начала я понимал, что никто не собирается просто так, без предварительной проверки, позволять мне становится генином. А уж если меня собрались проверять на закрытом полигоне АНБУ с минимальным количеством зрителей, то от меня как минимум ожидают максимальной отдачи, чтобы я показал все что умею. А как максимум... Даже не хочу думать, что придумали на этот счет. Очевидно, ничего хорошего.
    Асума вышел на арену сразу за мной. Он носил простую темно-зеленую рубашку с перевязанными бинтами на предплечьях рукавами, а в районе запястий стянутыми мягкими браслетами. Брюки он носил также темного оттенка, а на ногах стандартные сандалии шиноби черного цвета. Также на нем была одета куртка-безрукавка с мехом на воротнике, впрочем, расстегнутая. Все-таки у нас - не страна Снега, в Конохе довольно тепло в середине июля.
    Асума с сомнением посмотрел на меня, и я его понимал. Сражаться с таким сопляком как я... Думаю, он просто боялся ненароком пришибить меня. На краю полигона в этот момент появился Хокаге, Данзо, Кохару и Хомура, а также несколько довольно пожилых джонинов и пара АНБУ. Хокаге вышел вперед.
    
    - Итак, сейчас начнется экзаменационный поединок, - объявил Хокаге. - Узумаки Наруто претендует на звание генина Конохагакуре но Сато. Его навыки оценит в бою джонин Сарутоби Асума. Вы готовы?
    
    - Да, - ответили мы хором.
    
    - Тогда, начали, - дал отмашку старик и поспешил отойти назад.
    
    Впрочем, мы оба остались на местах, продолжая изучать друг друга. Асума еще не был знаком со мной, а потому весьма настороженно относился ко мне. То, что мне нет и семи лет, если и смущало его, то не сильно. Все-таки он сам закончил Академию в девять, а Учиха Итачи вообще в семь. Наконец, он коротко кивнул и начал атаку.
    Скорость джонина потрясала воображение. Он приблизился ко мне настолько быстро, что, будь на моем месте обычный генин, он бы уже валялся на земле без сознания. Но я был не совсем обычным генином, а потому принял удар Асумы на блок, одновременно напитывая руки чакрой, а заодно закрепляясь на земле ногами. И именно поэтому я остался на месте, чем удивил Асуму. Его удар был настолько мощный, что не закрепись я, меня бы отнесло за границу полигона.
    Впрочем, удивление не слишком замедлило опытного джонина, прошедшего горнило третьей мировой войны. Он атаковал меня вновь, и на этот раз мне пришлось не блокировать, а отклонять его удары. В противном случае я просто рисковал не дотянуть до конца боя. Я чувствовал что Асума не жалеет меня, сражаясь в полную силу. И я понимал его план. Если я не могу достаточно протянуть против джонина, то мне пока рано быть генином. Конечно, такое объяснение притянуто за уши, потому что это требование для чуунина, а не генина. Но, похоже, руководство деревни не горит желанием выпускать меня из Академии раньше времени. А потому ради выполнения моих планов мне придется выложиться по полной программе.
    Асума же не останавливался. Увидев, что я отвожу все его удары, он собрался, и мне пришлось действовать с еще большей осторожностью. Его скорость вновь увеличивалась, удары руками, ногами. Филигранное владение своим телом. Мне пришлось от многих ударов отклоняться, но он по-прежнему усиливал натиск. Увидев, что я явно превосхожу уровень обычного генина, он перестал сдерживать себя, но по-прежнему ограничивался лишь тайдзюцу.
    Тем не менее, я понимал, что таким образом я не смогу сдать экзамен. Старейшины ждут от меня чего-то, вот только я не собираюсь использовать силу своего Биджу, как они думают, скорее всего. У меня наберется еще достаточно сюрпризов для них. Когда Асума в очередной раз отступил от меня, я решил использовать этот момент не для короткой передышки, как делал уже несколько раз подряд, а для контратаки. Джонина это не удивило, а потому он был готов к защите. Вот только я атаковал не простым тайдзюцу. Напитав руки чакрой под завязку, первым же ударом я заставил его жесткий блок прогнуться, а на лице Асумы возникла кривая ухмылка. Очевидно, он ждал от меня чего-то такого.
    Отскочив от меня в очередной раз, Асума достал свой клинок, нож, и напитал его чакрой Ветра. Теперь у него в руках появилось грозное оружие против моих кулаков. Я достал кунай, чтобы хоть как-то защитить свои руки от его лезвий ветра. Мне пришлось вновь действовать осторожно, потому что в противном случае я рисковал остаться без рук. Но Асума явно медлил, ожидая, когда я привыкну к его усилившимся атакам. Очевидно, ему понравилось сражаться со мной, и он решил растянуть удовольствие. А заодно вытянуть меня на более оживленный бой. Уже сейчас я дрался втрое быстрее, чем в начале, и Асума не мог этого не заметить.
    Метательного оружия у меня с собой было немного и я все время берег его, понимая, что глупо попусту раскидываться железками и лучше их приберечь напоследок. И в тот момент, когда я уже собирался воспользоваться своими кунаями, Асума вновь атаковал, но на этот раз еще быстрее. И если говорить начистоту, я прозевал его атаку, так как слишком расслабился. Меня спасла техника замены, которую я еще не использовал в этом бою. Я оказался в тридцати шагах от джонина, а его клинки ветра аккуратно рассекли бревнышко надвое.
    
    - Это было опасно, между прочим, - с укором сказал я ему, когда он остановился.
    
    - Ну, так ты сумел увернуться от моей атаки, - парировал он. По субъективному ощущению казалось, что прошло уже несколько часов, но на самом деле с начала боя прошло не больше двух с половиной минут. Однако за эти минуты я успел изрядно устать. Бой с джонином - это бой совершенно иного уровня.
    
    - Хорошая атака, сильная, - заметил я, используя этот разговор как возможность перевести дух. Асума же не торопился нападать, а зрители не торопили нас. - А что это за клинки? Я так понимаю, ты пропускаешь через них чакру, что делает их еще сильнее?
    
    - Какой ты наблюдательный, Наруто-кун, - усмехнулся он, а затем спохватился. - Надеюсь, ты позволишь тебя так называть? И не обидишься, что я с тобой так жестко сражаюсь?
    
    - Ну, что вы, Асума-семпай, я даже рад, - оскалился я в ответ. - У меня никогда еще не было таких сильных противников.
    
    - Это хорошо, - кивнул он. - Этот стиль тайдзюцу называется Хиен. Я действительно напитываю свое оружие, и оно может прорезать любой материал. Как видишь сам, это отразилось на твоем кунае.
    
    Я посмотрел внимательнее на свое оружие. Это был мой самый лучший кунай, я потратил на него немало сбережений, чтобы иметь качественное оружие. Но после нескольких попаданий Хиеном, на нем осталось немало зазубрин, а посередине шла нехорошая трещина.
    
    - Мда, так и без оружия остаться можно, - удрученно заметил я. - И как с вами сражаться? Тоже напитывать оружие чакрой?
    
    - Боюсь твой кунай не предназначен для этого, Наруто-кун, - покачал головой Асума. - Здесь нужен чакропроводящий метал, а также довольно сильная концентрация, чтобы чакра сформировала клинок. Иначе ты потратишь много чакры, а толку будет ноль.
    
    - Много чакры? - удивился я. А затем у меня на лице вылезла нехорошая усмешка. Я отвел правую руку с кунаем в сторону и стал напитывать чакрой. Не только кунай, но и все тело. Вообще нинтайдзюцу использует только Четвертый Райкаге, и то, с чакрой Молнии. Но принцип этого стиля применять могут многие шиноби, пусть результат не такой выдающийся, как у Эя. Когда я напитал свое тело чакрой, а лезвие чакры на кунае вытянулось до метра, джонин не сказал ничего, так как был занят ловлей челюсти. - Действительно, много чакры ушло. Спасибо за совет, Асума-семпай, думаю, с таким покровом мое тайдзюцу станет еще лучше. Я нападаю!
    
    Асума быстро собрался и кивнул, показывая, что готов к моей атаке. Зачем я предупредил его? Ну, так ведь у нас сейчас дружеский спарринг, а не битва насмерть. Используя покров чакры, стало возможным двигаться еще быстрее, практически не встречая сопротивления воздуха. Лезвие чакры со свистом рассекло воздух и встретилось с клинком джонина. Он успел вовремя блокировать мой удар, но я не останавливался только на одном ударе. Справа, сверху, слева, я атаковал джонина со всех сторон, но Асума не просто так носил звание джонина. Опытный шиноби сводил на нет мои попытки достать его, блокируя все мои атаки. Наконец я отступил, а на лице Сарутоби играла улыбка.
    
    - Молодец, Наруто-кун, за такое короткое время придумать такую действенную технику, - похвалил он меня. - Давно я не встречал таких гениев. Но особенность Хиена не в том чтобы напитать клинок обычной чакрой. Сейчас я покажу тебе настоящую силу Хиена.
    
    Чакра на клинке Асумы изменилась и я отчетливо ощутил стихию Ветра. А значит Хиен Асумы стал действительно еще опаснее.
    
    - Вижу ты заметил, - сказал он. - Тогда приготовься. Если ты пропустишь эту атаку, то можешь серьезно пострадать.
    
    Я судорожно сглотнул, но кивнул показывая, что готов. Асума атаковал меня. Я знал в чем состоит особенность этого Хиена. Футон серьезно усиливал режущие способности клинков чакры, а потому обычный клинок, пусть даже напитанный чакрой, не может противостоять такой атаке. Вернее, может но для этого нужна серьезная концентрация чакры. Сосредоточившись, я убрал чакры с тела и максимально уплотнил чакру на кунае, превратив его в меч. Мой меч столкнулся с клинками Асумы, но благодаря своей плотности, а также тому что я держал концентрацию, он выдержал удар.
    
    - Поразительно, ты сумел блокировать эту атаку, а не уклонить от нее, - произнес Асума, отступая от меня. - Ты уплотнил свою чакру в мече и она смогла перебороть стихийную.
    
    - Стихийную? - переспросил я.
    
    - Да, я использую чакру Ветра, она позволяет усилить Хиен, так что он может разрезать практически все, - пояснил Асума. - Но, вижу ты готов даже к такой атаке. Пожалуй больше проверять тебя в тайдзюцу нет смысла, а потому... - Асума убрал клинки чакры и я понял что сейчас меня будут... Асума сложил печати. - Катон: Гоен но Дзюцу.
    
    Расширяющийся поток пламени понесся на меня и мне больше ничего не оставалось, как защититься самой действенной для этого случая техникой.
    
    - Дотон: Дорью Хеки, - произнес я, сложив печати. Передо мной выросла довольно высокая стена земли, которая защитила меня от техники Асумы. Тяжело дыша, я стоял за этой преградой. А Асума в этот момент не терял времени.
    
    - Футон: Фуджин но Дзюцу, - атаковал он меня с вершины стены. Я не успел уклониться от нее и техника пришлась по мне полностью. Я завалился на землю, чувствуя как по моему телу течет кровь. Все-таки не следовало полностью убирать покров чакры. - Шиматта! - Асума метнулся ко мне, но я метнул в него кунай, который был им отбит. - Наруто-кун?
    
    - Не думал что попадусь так глупо, Асума-семпай, - горько усмехнулся я, приподнимаясь на локте с земли. - Ксо, как же больно.
    
    - Хватит, Наруто-кун, ты уже показал что ты достаточно силен, - остановил меня Асума. Я же не собирался его слушать и продолжил подниматься. - Если ты не остановишься, мне придется атаковать тебя снова.
    
    - Я не сдамся, это мой Путь ниндзя, - сказал я и в этот момент мне на затылок обрушился удар Асумы. Хотя сознания я не потерял, но вот обратно на землю свалился.
    
    - Достаточно, - произнес Хирузен. Асума остановился и я наконец получил возможность подняться. - Узумаки Наруто, ты показал себя сильным шиноби, достойным носить хитайате Конохагакуре но Сато. Более того, ты показал себя достаточно сильным шиноби, способным на равных бороться с противником ранга джонин. И хотя у тебя пока мало опыта, мы уверены, что ты еще покажешь себя.
    
    Хокаге протянул мне протектор и я с благодарностью приняв его, повязал его себе на лоб. Отблагодарив Хокаге я отошел в сторону. Эта битва вымотала меня больше, чем я предполагал. Все-таки за три месяца в достаточной мере развить тело очень тяжело. Я оглядел себя. Одежда на мне была вконец порвана и годилась только на тряпки. На теле же было столько порезов, не говоря уж про царапины, что я удивлялся, как я еще не истек кровью.
    
    - Тебе бы к ирьенину обратиться, - заметил подошедший Асума. - Ты уж извини меня, Наруто-кун, что я так с тобой.
    
    - Ничего страшного, Асума-семпай, - поспешил я успокоить его. - Лучше вы, чем враги. Зато я теперь придумал для себя новую технику.
    
    - Это верно, - усмехнулся джонин, оглядывая меня. - Техника у тебя получилась что надо. Думаю, когда ты доработаешь ее, она станет прекрасным оружием ближнего боя. Только не забывай следить за своей чакрой, а то получишь истощение. Кстати, похоже я тебе должен новую одежду, все-таки твоя пострадала от моей техники.
    
    - Не стоит беспокоиться, я сам виноват что подставился под нее, - стал отнекиваться я, но Асума был непреклонен.
    
    - Не спорь, ты помог мне неплохо провести время и я не думаю, что у тебя в карманах завалялись пара лишних Рё, - безапелляционно заявил он. Асума настоял также на том, чтобы мы прошли ирьенинам, где мне оказали медицинскую помощь.
    
    Пятнадцатого июля пятьдесят пятого года от основания Конохи я стал ее полноправным генином, а также приобрел себе интересного друга. Через пару дней после моего испытания, Асума вновь покинул деревню, чтобы вернуться в ряды Шугонин Джуниши, а я стал выполнять свои задания. Задания, которые я выполнял под маской АНБУ, так как меня зачислили в их ряды по приказу Хокаге.
    

    
    Восемнадцатое июля пятьдесят пятого года, кабинет Хокаге.
    
    Двое старых шиноби сидели в кабинете Хокаге и беседовали. Тема их разговора касалась, как и многие подобные разговоры в кругу пожилых людей, молодого поколения. Сарутоби Хирузен и Шимура Данзо, будучи уже в летах, тем не менее оставались полными сил, а вдобавок к этому обладали немалым опытом. Они в течение нескольких десятилетий оставались во главе их селения и как никто другой знали, что из себя представляет Коноха, какое будущее ее ожидает и что нужно сделать чтобы это будущее пришло.
    Сегодня они видели будущее Селения Скрытого в Листе. Один из ее совсем юных листочков распустился и готов осенить дерево своей защитой. Но некие сомнение не отпускали этих опытных, видавших многое в своей жизни людей. Их огромный опыт, их отточенные чувства говорили что с ребенком что-то не так. И сейчас они хотели сравнить свои знания и свои наблюдения чтобы выяснить что именно и уже на основании этого решать дальнейшую судьбу мальчика.
    
    - Как тебе наше пополнение, Данзо? - спросил своего старого друга Хирузен. - Дети сильных кланов по-прежнему рвутся защищать деревню и ничто не является для них помехой. Даже если это опытные джонины.
    
    - Да, в отношении Наруто ты прав, Хирузен, - кивнул глава АНБУ Не. - Мальчик действительно силен. И именно это меня и волнует.
    
    - Думаешь, слишком силен? - усмехнулся Хокаге. - Я тоже заметил. Явно без хорошего учителя здесь не обошлось.
    
    - Именно, чувствуется рука опытного мастера, - кивнул Шимура. - Столь опытного, что создал свой стиль тайдзюцу. Ты же видел стиль боя Узумаки. Никто в деревне не владеет им. И хотя он и основывается на базовом стиле... Это не он, лишь малая часть.
    
    - В течение тех месяцев что мальчик учился в Академии за ним неотрывно наблюдали мои люди, и твои, как я понимаю, тоже, - не вопрос, а утверждение прозвучало из уст Хокаге, на что Данзо лишь отмолчался. - И никто, ничего не заметил. За три месяца единственный с кем он общался кроме одноклассников был Учиха Шисуи. И то они ограничились лишь двумя встречами.
    
    - Мангёке Шаринган обладает способность Цукуеми, она дает возможность погрузить человека в гендзюцу на семьдесят два часа, - высказал мысль Шимура. - Мои люди не заметили чтобы Шисуи использовал Мангёке, но когда дело касается Шисуи тут ничего определенного утверждать нельзя.
    
    - Я приказал Иноичи считать ночью, пока Наруто спал, его воспоминания, - нарушил молчание Хирузен. - Среди всех мозголомов Конохи только он может проникнуть в разум джинчурики незаметно для того и его Биджу. К печати он не рискнул подбираться, там слишком опасная чакра, а вот считать воспоминания ему удалось. И знаешь, по его словам все что раньше того случая, когда мальчика избили как будто закрыто пеленой. По словам Иноичи, это может быть свидетельством как результатом чужого вмешательства, так и результатом психологической травмы ребенка. Повреждения очень сильные, он не рискнул лезть глубже иначе ребенок мог погибнуть.
    
    - И он, конечно, не обнаружил никаких ментальных закладок, - добавил Данзо, задумчиво рассматривая отчет главы клана Яманака, который передал ему Хирузен.
    
    - Естественно, только псих полезет ставить их джинчурики, - покачал головой Хирузен. - Конечно, это мог сделать как сам Иноичи, так и кто-либо из Учих. Вот только ни один из них не приближался к джинчурики в те дни. Да и по словам Яманака, такое влияние сразу бы бросалось в глаза. Так что если тут и поработали с его разумом, то нам до такого уровня ползти как до Рикудо.
    
    - Значит, к нему никто не приближался за эти три месяца и не мог учить, - задумчиво произнес Данзо, теребя подбородок. - Погоди, ты говоришь, Иноичи не проверял только печать?
    
    - Считаешь что что-то может быть в печати? - с сомнением спросил Хокаге.
    
    - Как вариант, твой преемник мог поместить туда свою чакру в виде теневого клона, - предположил Шимура. - Наруто вполне мог добраться до печати в тот день, когда его едва не убили, где и повстречаться с ним. После чего отец стал его учить. Не думаю что такая техника просуществует долго, потому парень сразу поступил в Академию, чтобы в короткий срок выучить как можно больше.
    
    - Ты сам веришь в этот бред? - удивился Хирузен. - Ты же всегда с сомнением относился к подобным случаям. Почему ты не считаешь что это, к примеру, Рейка но Дзюцу.
    
    - Это еще больший бред, - невозмутимо ответил глава Корня. - Эта техника что разработал Като Дан не может действовать в течение нескольких месяцев. Ты сам следил за ее развитием. Да и применять ее на джинчурики... Знаешь, есть более простые способы совершить самоубийство. С Кьюби разве что Учиха Мадара, да Хаширама-сенсей могли справиться, да вот только они уже много лет как умерли. А если бы где в мире был подобный по силе шиноби, то мы с тобой уж точно узнали бы об этом.
    
    - Мда, - протянул Хирузен и они оба вновь задумались. Наконец, Хокаге нарушил тишину. - Значит, считаешь что это все-таки дело рук Минато?
    
    - Да, - кивнул Данзо. - Только он мог поставить закладку в печать, когда ее ставил. Ты же сам наблюдал весь процесс со стороны, может, вспомнишь что?
    
    - Издеваешься? Это было лет семь назад и что там Минато намутил с Шики Фуджинн сейчас один Ками разберет, - спокойно ответил Хокаге. - Есть идеи, как проверить эту теорию?
    
    - Конечно, можно оставить за ним наблюдение на несколько лет, - сразу ответил Шимура, а затем, сделав паузу, продолжил. - Но это слишком затратно в плане ресурсов. Почему бы не предложить ему выучить что-нибудь из техник отца, предоставив свитки четвертого? Если его учит отец, то он с легкостью освоит их, скажем за неделю-две.
    
    - Хм, и какие техники предложить для обучения? - спросил с интересом Сарутоби. - Расенган и Хирайшин?
    
    - Как вариант, - согласился Данзо. - Можно еще что-то по печатям добавить, для усложнения задачи. А там уже сразу будет видно, сам ли он осваивает их или ему помогает 'Отец'.
    
    - А мне нравиться эта идея, - усмехнулся Хирузен. - Если дело выгорит, мы получим довольно сильного шиноби. Если же он облажается, делай с ним что хочешь.
    
    - Мудрое решений, мой друг, - усмехнулся в ответ Данзо.
    
    Так двое стариков решили судьбу маленького мальчика в угоду своим сомнениям.
    

    
    

    

    Порой, когда выполняешь порученные Хокаге миссии, случай может привести тебя в самые неожиданные места. Так случилось и со мной. Вот уже полгода как я генин Конохи, а еще АНБУ. И теперь выполняя одно из секретных заданий, мне пришлось покинуть страну огня, не уведомив об этом Хокаге. Вернее, я уведомил его, оставив записку в условленном месте. Но, думаю, после этого меня могут здорово пропесочить по поводу покидания страны Огня. А может и нет, так как от меня по-прежнему держат в тайне как мое происхождение, так и то, что я - джинчурики.
    Задание, на первый взгляд простое, заключалось в том, чтобы сопровождать торговый караван. Вернее не просто торговый караван, а одного члена этого каравана. И не просто сопровождать, но еще и выяснить кое-что о его нанимателе. Чтобы это сделать, некий светловолосый мальчишка семи лет с миловидным личиком прибился к нему в одном из торговых городов Хи но Куни в поисках лучшей доли. Мальчишка-сирота оказался достаточно решительным чтобы подойти к взрослым дядям и попроситься в караван на простую работу. Это была обычная для подобных караванов практика брать таких мальчишек на работу, хотя это делала и не часто. Но глава каравана дал добро, при этом предупредив мальчишку что в случае чего его выкинут в ближайшем городе. Мальчик не возражал и теперь я уже в течение двух недель сопровождал этот караван, исправно и старательно выполняя свою работу.
    За это время мы посетили много городов в стране Огня и я даже смог посмотреть на местные достопримечательности. Меня даже не подозревали в том, что я шиноби. В АНБУ меня 'научили' скрывать свою чакру и теперь я выглядел как обычный мальчишка, вел себя как обычный мальчишка и даже думал как обычный мальчишка. Мне нравилось это задание, и хотя я ни на минуту не забывал о моей цели, я отдыхал, выполняя его.
    И вот теперь мы покинули страну Огня. Как я узнал, путь нашего каравана лежит в страну Снега, а это уже позволяло сделать мне некоторые предположения относительно личности нанимателя. Учитывая что три с половиной года назад власть в этой стране захватил Казахана Дото, то он вполне может быть нанимателем.
    Страна Снега всегда славилась своим высоким уровнем технологического развития. Чтобы попасть туда, мы погрузились на корабль и отправились в путь. Сам глава каравана спросил не желаю ли я остаться в стране Огня. Я же ответил что всегда мечтал путешествовать, в чем нисколько не лукавил, и что все равно когда-нибудь я вернусь домой. Поэтому мне позволили остаться.
    Вскоре мы добрались до страны Снега. Из порта в столицу вела железная дорога, а потому мы добрались туда буквально за несколько часов. Как я узнал из разговоров пока работал в караване, Дото последнее время занимается усиленным развитием технологий в своей стране, порой даже за счет простых людей. Практически весь бюджет страны Снега направлен на технологическое развитие. Уровень же благосостояния обычных людей с каждым годом снижается и если все пойдет так и дальше, то страну может накрыть социальная катастрофа. Конечно, голода там не будет, но и в достатке жить сможет только дайме и его люди.
    Я понимал, что моя задача как разведчика не просто выяснить нанимателя, что я уже практически сделал. Теперь я решил на свой страх и риск выяснить насколько продвинулись в своих разработках Дото и его люди. Как и большинство Дайме, Дото на самом деле желает процветания собственной страны, а потому будет делать все чтобы усилить ее положение на мировой арене. А учитывая его разработки и характер, с него вполне станется объявить о четвертой мировой войне.
    Когда мы прибыли в страну снега, меня обеспечили тепло одеждой. А то в обычных шортах и футболке тут не походишь. Все-таки при такой низкой температуре лучше носить теплую куртку, штаны и сапоги. Когда мы прибыли в столицу, глава каравана вызвал меня к себе.
    
    - Менма-кун, в столице мы пробудем где-то месяца два, так что пока твои услуги не потребуются, - сказал он мне. - Но как я понимаю, тех денег что ты заработал тебе будет мало, а потому я подыскал тебе неплохую работенку. Возможно даже ты захочешь остаться в стране Снега.
    
    - Спасибо вам, Акаги-сама, - поблагодарил я караванщика. Он передал мне бумажку с адресом и именем куда мне следует обратиться и я отправился по месту назначения.
    
    Как оказалось мне предложили работать на одной из фабрик. Понятное дело, на подсобной работе. Никто не будет обучать особым навыкам мальчишку, что через пару месяцев перестанет тут работать. Тем не менее, за эти два месяца, я успел понять многие технологические процессы, а также пробраться в заводское управление и просмотреть и запомнить информацию с технологических карт. Особо секретность тут не соблюдали, а о том, что я могу быть шпионом, никто и не догадывался.
    Караван задержался в столице еще на месяц, но в конце концов, мы двинулись обратно в страну Огня. Когда мы сошли в порту, я заметил слежку. Как оказалось, это был АНБУ Корня. Сделав ему знак, я передал ему записку, когда нас никто не видел. Я не хотел чтобы меня Акаги заподозрил меня в шпионаже, а потому планировал еще немного пройтись с караваном. Когда же мы расставались в одном из многочисленных городов Страны огня, мне на руки была выдана солидная по меркам сироты сумма.
    
    - Спасибо тебе, Менма-кун, - сказал караванщик. - Ты был хорошим работником, не то что некоторые лодыри, - остальные работники каравана недовольно заворчали, но глядя на меня улыбались. Я был душой кампании и часто им помогал, а потому все эти месяцы был для них незаменимым работником.
    
    - Спасибо вам за все, Акаги-сама, спасибо вам всем, - поклонился я им и развернувшись убежал.
    
    Спустя три часа, как я вышел из города, передо мной появился давешний АНБУ. Должно быть он успел сбегать до Конохи и обратно, передав сообщение.
    
    - Хокаге-сама требует чтобы ты немедленно вернулся в Коноху, - сходу начал он.
    
    - Ни здрасте, ни до свиданья, вот так сразу требует? - пробурчал я, на что АНБУ прожег меня взглядом. Как ему это удалось через маску, я не знаю. - Может сначала привал, а потом и понесемся на всех парах?
    
    - Хокаге велел сразу, - безапелляционно заявил он.
    
    - Ты ж Данзо-сану подчиняешься? Причем тут Хокаге? - с интересом спросил я, присаживаясь на камень.
    
    - Узумаки, не нарывайся, - прорычал он, но затем взял себя в руки. - Ладно, можешь сделать привал. Пять минут.
    
    - Что? Пять минут? Даттебайо, а как же обед? Время-то уже позднее, - вскричал я на масочника. Но почувствовав его раздражение, решил сбавить обороты. - Дай хотя бы полчаса! Ведь не на Коноху же напали.
    
    - Ладно, полчаса, - сдался он.
    
    - Ура! - вскричал я и принялся распаковывать рюкзак. Быстро приготовив обед на двоих, мы с АНБУ умяли его. Все-таки в Корне служат нормальные ребята, но слишком уж принципиальные. Но и к ним можно подобрать ключик.
    
    - Ты хоть задание выполнил? - спросил он меня.
    
    - Даже больше, - ухмыльнулся я в ответ. - Потому и задержался. Но подробности извини сообщать не буду.
    
    - Ну, это само собой, - кивнул он, но затем добавил. - А если вкратце?
    
    - Хех, вкратце? Можно и вкратце, - сказал я и рассказал о том что мне удалось узнать в стране снега. Все-таки шиноби не меняются и любят узнавать информацию. Тем более, что ничего секретного я не рассказал, так общие наблюдения. Хотя, грамотный аналитик, а в их наличии в Корне я не сомневаюсь, сможет немало полезного вытащить из этих данных. А еще я рассказал ему потому, что он позволил мне нормально поесть, а не заставил нестись сломя голову в Коноху. Так что это была ответная услуга.
    
    После короткого рассказа, мы собрались и уже нормальным ходом шиноби понеслись в Коноху. Воротами, как подобает АНБУ, мы не пользовались, пройдя специальным путем. И вскоре мы уже стояли перед Хокаге и старейшинами Конохи. Четверо внимательно изучали меня, а АНБУ что привел меня почтительно остался у двери. Прежде чем они успели хоть что-то сказать, вытащил из-за пазухи свиток и положил его на стол.
    
    - Что это, Наруто-кун? - спросил меня Хирузен вкрадчивым тоном.
    
    - Результаты разведки, Хокаге-сама, - поспешил ответить я, вытянувшись по струнке. - Мне удалось выполнить задание, а заодно разведать кое-что о нанимателе того каравана.
    
    - Наруто-кун, это хорошо, что тебе удалось столь успешно завершить миссию, - спустя минуту размышлений произнес Хокаге. - Но тебе не следовало на столь долгий срок покидать страну Огня не посоветовавшись с нами.
    
    - Что вы имеете в виду, Хокаге-сама? - его слова мне не понравились и это ясно отразилось на моем лице и в голосе. - Ведь у меня была миссия. Вы сами дали мне несколько месяцев на ее выполнение.
    
    - Наруто-кун, тебе следовало заранее предупредить нас о том, что тебе необходимо для выполнения миссии покинуть Страну Огня, - с укором произнес Хокаге. - Ты сильно рисковал, самостоятельно проникая в чужую страну и ведя там разведывательную деятельность. Такие миссии поручать может только Каге или Совет. Ты знаешь что могло произойти в случае твоего раскрытия? - голос Каге был суров, как никогда.
    
    - Война, - глухо ответил я, отводя взгляд в сторону.
    
    - Хорошо что ты это понимаешь, - произнес Хокаге. - Ошибки в работе АНБУ недопустимы и слава Ками, что ты не попался. Впрочем, после такой напряженной и продолжительной миссии тебе следует отдохнуть и немного подумать. Поэтому в качестве наказания ты на три месяца отстраняешься от выполнений миссий. Советую провести это время с умом.
    
    - Думаю, стоит также назначить Наруто-куну дополнительные занятия по тактике, что проводятся в АНБУ, - произнес Митокадо Хомура. - Тогда он не будет совершать столь опрометчивых поступков и подвергать деревню риску.
    
    - Я согласна с этим предложением, - кивнула Утатане Кохару. Данзо же промолчал сверля меня своим единственным взглядом. К слову оказалось, что он еще не носил своего одеяния, каким я его видел в последний раз. На нем была стандартная одежда шиноби Корня, лишь правый глаз был перевязан.
    
    - Наруто-кун, ты понял что от тебя требуется? - спросил меня Хокаге и я кивнул.
    
    - Да, Хокаге-сама, - ответил я. - Разрешите идти?
    
    - Иди, - сказал он и я вышел из зала совета.
    
    Все-таки наказание оказалось не таким жестким как я предполагал. К тому же я давно хотел взять небольшой отпуск, а то с тех пор как стал АНБУ, одно задание сменялось другим и я толком ни разу не был дома за все это время. Что же касается лекций по тактике, так я даже рад. Конечно на них поспать не получиться, но зато не надо будет самому искать нужную информацию.
    Выйдя из резиденции Хокаге, я порадовался, что так и не переоделся из одежды что носил в стране Снега. Зима в Конохе хоть и теплее, но тоже бывает снежной и я вернулся в самый ее разгар, да еще и когда разгулялся пронизывающий ветер. На улице никого не было, так как жуткая погода разогнала всех по домам. Хотя нет, я ошибся, вон те синие генины явно возвращаются с задания. Присмотревшись я узнал в одном из них Токуму. Они брели зябко поеживаясь от ветра в легкой одежде и загребая снег сандалиями.
    
    - Хм, а ваш сенсей не говорил вам одеваться по погоде? - ехидно спросил я, оглядывая не менее синего сенсея ребят. Тот видимо только получил звание джонина, а может быть даже просто пока чуунин, так как выглядел лет на пятнадцать. Сокомандниками же Токумы оказали двое ребят чуть постарше его самого, имен которых я не знал. - Или он просто забыл?
    
    - Мы знакомы? - удивился Хьюга, его же товарищи с завистью смотрели на теплую одежду что была на мне.
    
    - Ничего я не забыл! - возмутился их командир. - А ты кто такой, парень?
    
    - А не многого ли ты хочешь, дядя? - с усмешкой спросил я, отчего тот возмутился еще больше.
    
    - Эй, ты! - обличительно обратился он ко мне, но я уже повернулся к Токуме.
    
    - Можно тебя на минуту? - спросил я парня. Тот кивнул и отошел вместе со мной. Его команда отправилась в резиденцию, сказав что подождут внутри. Я откинул капюшон и улыбнулся своей всегдашней улыбкой. - Не узнаешь что ли?
    
    - Наруто? - шокировано просипел он.
    
    - Токума, вижу ты стал генином? - спросил я у него.
    
    - Да, я решил не терять времени и как ты подал заявление о досрочном окончании Академии, и не жалею об этом, - сказал парень. - Теперь я могу делать все ради деревни.
    
    - Хороший настрой, Токума, - улыбнулся я.
    
    - Кстати, Наруто, а мы можем с тобой поспарринговаться? Я все это время усердно тренировался и хотел показать чего я достиг.
    
    - Я-то не против, но ты сам видишь какая сейчас погода, а у меня нет на примете подходящего помещения, - заметил я. - Если конечно, ты не против попрыгать по сугробам, то можно и на улице.
    
    - Я думаю, я бы смог договориться с кем-нибудь из старейшин чтобы они разрешили воспользоваться помещением...
    
    - Если договоришься, скажи, - усмехнулся я. - Ну все, хватит тут стоять, иди внутрь, а то совсем в ледышку превратишся. Да и команда поди тебя заждалась.
    
    Хьюга ушел, а я отправился в сторону дома. Надо было там порядок навести. Придя домой, я обнаружил удручающую картину. Цветы совсем засохли, недоеденные фрукты на столе буквально сгнили, в холодильнике испортились все продукты. Ах да, еще мой дом стал рассадником живности клана Абураме. Пришлось в срочном порядке организовывать уборку и проветривание помещения. В этот раз я порадовался что на улице зима, так как свежий холодный воздух был лучшим средством против неприятного запаха. Впрочем, убраться я смог всего за полчаса, в силу небольшой жилой площади квартиры.
    
    - Буду жить в большом доме, заведу домработницу, - громко сказал я. Действительно, иначе после каждой продолжительной миссии придется делать генеральную уборку и заводить новые цветы.
    
    Оглядев усилия моих трудов, я удовлетворенно хмыкнул и решил сходить в магазин за продуктами. Благо что мне все-таки заплатили за эту миссию как за A-ранг, а не B, что было изначально. Все-таки сто пятьдесят тысяч Рё больше, чем двадцать.
    Застегнув свою куртку и накинув капюшон, я вышел из дому. Ветер вроде успокоился, но жизнь в стране Снега научила меня быть осторожным со сквозняками. Как вспомню, сколько я намучался с обыкновенной простудой. Хорошо хоть Курама помог своей чакрой. Она греет лучше всякой грелки. Вот только сейчас он почему-то отказался ей делиться, а моя не так эффективна как его и слишком зудит.
    До магазина я добрался достаточно быстро. Едва я вошел внутрь, как на меня сразу обратили внимание. Вот только вместо того чтобы попытаться меня прогнать, как обычно поступали некоторые торговцы, со мной дружелюбно поздоровались. Это меня изрядно удивило, но виду не подал. Купив нужные продукты, я направился к выходу. И тут мой взгляд встретился с зеркалом. Оттуда на меня смотрел я, но... не я одновременно. Я совсем забыл что дети растут чуть быстрее, а также то, что на время миссии в стране Снега я замаскировал свои 'усы'. То-то меня так внимательно Хокаге и Старейщины рассматривали.
    
    - Зато теперь первое время к тебе в деревне будут нормально относиться, Менма, - ехидно заметил Лис.
    
    - А я не против, - ответил ему я. - Да и неплохо иметь еще одну легенду в деревне. Заодно будет кому в команду номер семь третьим пойти за место меня.
    
    - Как ты докажешь, что ты не Менма? Ведь со временем тебя могут начать подозревать!
    
    - Каге Буншин или же Дотон Буншин. Обе техники я знаю, - тут я призадумался. - Знаешь, пожалуй я буду использовать Земляного клона. Он покрепче будет. Хотя можно и Каге Буншин укрепить. Тем более что сенсоры его не способны отличить.
    
    - Ну, дерзай, Наруто, - сказал Лис.
    
    Я действительно серьезно призадумался о том, чтобы создать себе двойника. Но не просто двойника, а как будто второго человека. А спорные вопросы могут быть разрешены при помощи клона. Жаль что я не владею Мокутоном. Это был бы идеальный вариант. Вот только лучше обговорить это с Хокаге и старейшинами. Думаю, они вполне могут помочь с легендой, а возможно даже и документами. А уж если сам Данзо скажет что лично припрятал моего двоюродного брата, а потом тот сбежал и 'случайно' забредя в Коноху обнаружил меня, то против таких аргументов никто не поспорит.
    Хихикнув от грандиозности своих планов я решил не медлить, а сразу же обратиться к заинтересованным лицам. Собравшись в два счета, я выскочил из дома. На улице уже стемнело и зажглись фонари. Температура упала еще больше, а я бежал в сторону резиденции. Наконец, я добрался до нее и вошел внутрь. В вестибюле было всего пара дежурных чуунинов, опасливо косившихся на Шимуру Данзо. И сам старейшина, который просматривал какие-то документы у них. Можно было бы спросить про Хокаге, но мне почему-то показалось что лучше с таким предложением обращаться сначала к главе Корня.
    
    - Данзо-сама, а можно с вами поговорить? - спросил я самым невинным голосом Шимуру, добавив туда просящие нотки. Дежурные выпучили на меня глаза, будто только что перед ними станцевал сам Данзо. Данзо же поднял на меня свой единственный взгляд и, как мне показалось, просмотрел меня всего насквозь, прочитав заодно все мои мысли. На секунду мне захотелось убежать отсюда как можно дальше, но я отбросил этот мимолетный испуг в сторону. Раз уж решился на что-то, то лучше делать до конца.
    
    - Хорошо, подожди меня пять минут, - наконец сказал он и вернулся к документам. Я послушно стал ждать, старательно не смотря на чуунинов, которые буквально сожрали меня своими глазами. Наконец Данзо закончил, сделав несколько пометок. Дежурные мгновенно потеряли ко мне интерес и внимательно смотрели теперь уже на главу Корня.
    
    - Не забывайте докладывать обо всех подобных случаях, - сказал Шимура напоследок и направился к боковому коридору. Проходя мимо меня он притормозил. - Следуй за мной.
    
    Я поспешил за Данзо. Он ходил хоть и не слишком быстро, но не с моим ростом расслабляться. Пройдя по коридору и пару поворотов, мы уперлись в малоприметную дверь. Стукнув по ней два раза, Данзо открыл ее и прошел внутрь. Я последовал за ним. За дверью была лестница ведущая вниз. Спустившись на несколько уровней, мы оказались в еще одном коридоре, который был тускло освещен. Пройдя по нему, мы вышли на открытое пространство. Это место больше походило на шахту, перекрытую несколькими широкими мостами на разных уровнях. Мы пересекли один из них и вошли в другой коридор. Пройдя еще пару поворотов, мы уткнулись в еще одну неприметную дверь. Данзо открыл ее и мы оказались в его кабинете. Пройдя внутрь он дождался пока я войду и запер дверь. Затем он сложил печать концентрации и я понял что он активировал защиту кабинета. Причем, я готов поспорить на что угодно, с защитой этого кабинета может поспорить разве что кабинет Хокаге. Шимура указал на стул для посетителей, а сам подошел к шкафу и достал какой-то журнал. Усевшись на предложенное место, я стал ждать когда он закончит, попутно рассматривая убранство рабочего стола. Спустя минуту Данзо закончил и сел в кресло за столом.
    
    - Я слушаю! - сказал он, уперев в меня свой единственный глаз.
    
    - Э-э, Данзо-сама, - осторожно начал я, от волнения начав разминать пальцы рук. - Я тут подумал... Скажите, а вы меня сегодня ведь не сразу узнали когда я предстал перед советом для доклада? Пожалуйста, это важно! - я умоляюще уставился на него. На лице Данзо не дрогнул ни один мускул.
    
    - У тебя довольно примечательная внешность, что является сомнительным достоинством для шиноби, - ровно произнес он. - Однако, признаю, узнать тебя было довольно сложно. Особенно после того как ты скрыл свою главную примету, - тут он кивком головы указал на мое лицо и я понял что он говорит о шрамах. - Почему тебя заинтересовал этот вопрос? - в обычно лишенном эмоций голосе Данзо промелькнул... интерес? Возможно.
    
    - Понимаете, сегодня когда я сходил в магазин, я совсем забыл свести маскировку, да и сменить одежду, если честно у меня вообще другой нет. Я уже вырос из той, в какой меня видели жители деревни. Похоже меня сегодня не узнали. В магазине ко мне вместо обычной неприязни почему-то отнеслись дружелюбно. Даже Хьюга Токума, мой бывший одноклассник не сразу узнал меня, хотя мы с ним довольно часто общаемся, - сказав это, я замолчал, задумавшись. Данзо же внимательно слушал и ждал когда я продолжу. - Когда я понял почему это произошло, я подумал, почему бы не воспользоваться этим? Я мог бы изображать в Конохе двух людей. Узумаки Наруто, которого ненавидят многие жители деревни и который является АНБУ Конохи и Менму, который только что вернулся в Коноху и встретил тут своего брата близнеца.
    
    - А ко мне ты решил обратиться чтобы получить документальное подтверждение своей легенды? - спросил Данзо и я кивнул. - Зачем тебе такие сложности?
    
    - Мне... мне надоело что жители Конохи смотрят на меня с ненавистью как на врага, как будто это я виноват в их бедах, - тихо сказал я опустив голову.
    
    - Думаешь, фиктивная личность, к которой в деревне относятся положительно сделает тебя счастливее? - спросил меня Данзо. - Какие бы ты маски не одевал, ни одна из них не сможет изменить отношение жителей Конохи к тебе.
    
    - Нет, это не единственная причина, - мотнул я головой и вздохнул. - Если честно, то это была даже не причина, а так, пожелание. Настоящая же причина в том, что мне хочется иметь козырь в рукаве. Чтобы защитить деревню, я хочу видеть ее с той стороны с которой не могу видеть будучи АНБУ. Я не хочу показывать всей своей силы и тогда это может стать ловушкой для врагов.
    
    - Хм, твое предложение интересно, - задумчиво произнес Данзо и постучал пальцами по подлокотнику кресла. - Изначально планировалось что ты поступишь в Академию вместе с наследниками сильнейших кланов Конохи. Так получилось, что все вы - одногодки. Многие шиноби не заводили детей до того момента, пока не окончилась третья мировая война. Если же реализовать твой план, то в Академию пойдет твой брат-близнец, которым будешь на самом деле ты. К тому времени я думаю ты станешь сильнее и сможешь защитить их в случае опасности. Что ж, я поговорю с Хирузеном и подготовлю необходимые документы. Осталось решить, как ты выкрутишься, если тебя заподозрят в подмене?
    
    - Я знаю Каге Буншин, - ответил я. - Клон вполне может продержаться сутки и подмены никто не заметит.
    
    - Вот только если его повредить, он развеется, - заметил Данзо.
    
    - Это зависит от количества чакры и от контроля, я проверял, - сказал я.
    
    - Наруто, учти, что подобную подмену стоит создавать не на год, не на два, а на значительно больший срок, возможно на всю жизнь, - сказал Шимура, пристально глядя мне в глаза.
    
    - Я понимаю Данзо-сама, - кивнул я. - Но это сильно расширит мои возможности. А учитывая технику теневого клонирования, я смогу официально быть в двух местах одновременно.
    
    - Хорошо, изложи все что ты сейчас мне сказал на бумаге, - сказал Данзо и достав из ящика листы бумаги, протянул их мне. - Пиши здесь.
    
    Я подробно расписывал свою легенду на бумаге. А в это время Данзо читал какие-то свитки. В какой-то момент я поймал себя на мысли, что спокойно сижу в кабинете главы Корня и меня никто не пытается ни пытать, ни подчинить. Мысленно я усмехнулся этому. Спустя полчаса активной писанины я закончил и протянул листы Данзо. Тот взял их и отложив бумаги стал внимательно просматривать, изредка делая пометки. Закончив он убрал их в папку, в стол.
    
    - Будь готов с этого дня начать использовать обе личности. Документы будут готовы к завтрашнему дню. Тебе предоставят новое жилье, а также поставят в нем печати и барьеры, скрывающие все происходящее внутри. Позже обучишься им, Данзо замолчал, задумавшись. Я же не спешил прерывать тишину. - Это хорошо что ты взялся за ум. Твоя легенда отлично проработана.
    
    - Меня беспокоит только один момент, Данзо-сама, - осторожно сказал я. Взглядом Шимура предложил мне продолжать. - Хокаге-сама говорил мне, что неизвестно кто мои родители и я строил легенду исходя из этого. Но я тут подумал... А что если кто-то в деревне знает правду о моем происхождении и в самый неприятный момент раскроет что у меня нет никакого брата?
    
    Данзо внимательно посмотрел на меня. Похоже я настолько близко подошел к 'запретной теме' разговора, насколько он не ожидал. Но внешне он никак не проявил своей реакции так что мне оставалось только догадываться о его мыслях.
    
    - Можешь не волноваться по этому поводу, никого из тех кто присутствовал при твоем рождении не осталось в живых, - сказал наконец Шимура. - Они все погибли в ту роковую ночь семь лет назад, как и твои родители. Единственные кто знает всю правду, это Хокаге и Старейшины. Даже главы кланов имеют лишь ту информацию, что им предоставили мы и твоя легенда нисколько не противоречит ей. Что же касается личности твоих родителей, я в курсе кто они. Но сразу после твоего рождения Хокаге принял закон, запрещающий вашему поколению рассказывать правду о той ночи. Это было сделано ради вашей безопасности и твоей в том числе. У твоих родителей было слишком много врагов, а потому твоей жизни угрожала опасность. Очень многие шиноби других деревень пожелали бы тебя убить, узнай они правду о тебе.
    
    - Как и некоторые жители нашей деревни, - добавил я. - А кое-кто желает этого до сих пор.
    
    - Да, мне докладывали об этом, - спокойным тоном произнес Данзо. - Последний случай был, кажется, весной, в конце марта. После этого ты как-то резко изменил свой характер и решил поступить в Академию. Затем ты закончил ее за один триместр и сдал экзамены в конце июля. А после сразу поступил на работу в АНБУ. Прямо-таки головокружительный взлет, тебе не кажется?
    
    - Просто тогда мне, наверное, заодно вправили мозги, когда били ногами по телу и голове, - пожал я плечами. - Мне неприятно об этом вспоминать, Данзо-сама, - тот кивнул на мои слова. Тут я решил немного пролить ясности относительно собственного происхождения, раз об этом зашла речь. - Данзо-сама, вы упомянули что у моих родителей было много врагов. Я понимаю что вы мне не скажите их имен, но я могу предположить кто это. Это ведь Четвертый?
    
    - Ты весьма проницателен и умен, и этим походишь на своего отца, - произнес Шимура. - Храни это знание в тайне. Многим будет не по нраву узнать правду твоего рождения. Что же касается твоей матери... - на эти слова я дернулся. Данзо же достал из стола какую-то папку. - Думаю тебе следует кое с чем ознакомиться. Формально я тебе все равно ничего не рассказываю, так что все в рамках закона. Тем более что некоторую информацию тебе следует знать.
    
    В папке было личное дело Узумаки Кушины. Самые основные детали. В том числе и упоминание что она была джинчурики. Особо внимательно я прочитал последнюю запись относительно родов, датированную десятым октября сорок восьмого года. В причине смерти было указано 'обширное чакроистощение, связанное с извлечением Биджу из джинчурики'. Также было указано, в кого был запечатан Биджу после этого и кто произвел запечатывание.
    
    - Значит мой отец запечатал Девятихвостого в меня, - задумчиво произнес я. - Мда, что-то такое я и ожидал узнать. И все ради деревни?
    
    - Да, - кивнул Данзо, а затем добавил. - Ты удивил меня, Наруто. Я ожидал от тебя более бурной реакции, а ты отреагировал спокойно. Я бы сказал, даже слишком спокойно.
    
    - О том, что Биджу запечатан в меня, я догадывался уже давно, - пожал я плечами. - Пару раз я оказывался перед его клеткой. И после этого я смекнул, что не просто так меня называют Демоном. Видимо, эту информацию вам не удалось скрыть?
    
    - Слишком много было свидетелей этого, - подтвердил Данзо.
    
    - О том что четвертый - мой отец, я тоже догадывался давно. Все-таки очень уж мы похожи, - и я улыбнулся той мягкой улыбкой что всегда улыбался мой отец. - А вот о маме я не нал ничего. Спасибо вам, Данзо-сама. Я даже не знаю как вас отблагодарить.
    
    - Ты отблагодаришь меня, если всегда будешь защищать Коноху, - ответил Данзо. - Для меня нет большей награды, чем процветание моей деревни.
    
    - Как и для меня, - кивнул я. Данзо встал и велел следовать за ним. Он вывел меня из здания другим путем и сказал что завтра мне нужно будет перебираться на новое место. Он даже пообещал прислать АНБУ в помощь.
    
    Когда я пришел домой, я с удивлением понял, что больше не испытываю к этому человеку не то что неприязни, но даже страха перед ним. Все-таки, хотя он и ошибался в своих поступках, но все он делал ради Конохи. И именно ради деревни он рассказал мне сегодня многое. Может мне удастся благодаря этому не допустить уничтожение клана Учиха?
    

    
    Весна и лето в Конохе гораздо более приятная пора, чем зима. Могу сказать это с определенной долью ответственности. Зимой у нас иногда холодно, а в основном слякотно и сыро. Лишь от пары недель до месяца держаться морозы, а в остальное время идут проливные дожди. И в этом отношении морозы мне нравятся больше. А весной, когда заканчиваются дожди и все начинает расцветать, наступает та пора, которая нравится уже всем.
    Сидя на голове монумента Четвертому Хокаге, я наслаждался хорошей погодой, а заодно любовался своим селением. Надо сказать, что несмотря на те неприятности, что оно мне доставило, я по-прежнему любил его и его жителей. Конечно, меня назовут наивным, но мне не за что ненавидеть ни деревню, ни ее жителей.
    Прикрыв глаза, я сосредоточился на окружающей чакре. Сенсорные способности я стал развивать сразу, как попал в прошлое. Всю их полезность я испытал когда оказался на поле боя Четвертой мировой войны. Способности клана Узумаки испокон веков считались уникальными, примером тому служила Узумаки Мито, моя дальняя родственница и жена Первого Хокаге. Конечно, пока мне не удалось достичь моего прежнего уровня, когда своим видением я мог охватить все Какурезато, разделяя чакру каждого шиноби Альянса. Но уже сейчас я мог почувствовать всю деревню и различать конкретных шиноби. Но с другой стороны, в прошлом даже подобного у меня не было, когда мне было восемь лет. Да я даже в Академии еще не учился, а сейчас я состою уже в АНБУ.
    Тут я почувствовал как рядом со мной появилась еще один человек. Открыв глаза я увидел того, кого и ожидал увидеть, себя самого, а точнее, мою немного измененную копию, которая в селении была известна под именем Менма. Он был частью моего долгоиграющего плана. Но еще он был моей отдушиной. Я даже не думал что моя идея создания своего двойника настолько сильно отразиться на мне. Конечно, для этого образа я использую теневого клона. Но иногда я создаю теневого клона вместо себя, для того чтобы самому пройтись в обличие Менмы и просто отдохнуть от всех пропитий службы АНБУ. Иногда потому, что я не могу отождествлять себя с Менмой, хотя он - это я. Порой я даже начинаю подозревать у себя раздвоение личности, что скорее всего связано с таким частым использованием Каге Буншина.
    Для создания этого клона, я использую особую наработку Каге Буншина. Мне пришлось перелопатить немало материала, оставленного Тобирамой, что предоставил мне Данзо. Также тут пригодился и мой опыт использования этой техники. В итоге благодаря почти годичной кропотливой работы в этом направлении мне удалось создать технику, которая на целый порядок превосходила все то, что я создавал раньше. Когда-то я сказал Кураме, что хочу научиться работать с Онмьетоном на должном уровне. И кажется Каге Буншин стал тем ключиком, что позволил мне работать с Ин и Ян на доселе недостижимом для меня уровне.
    В самом начале эпохи шиноби, Ооцуцуки Хагоромо более известный в мире шиноби как Рикудо Санин, использовал одну из техник основанных на Онмьетоне, высвобождении Ин и Ян - Банбутсу Созо, для того чтобы разъединить Джуби и создать девять хвостатых зверей, Биджу. До этого уровня мне еще далеко. И дело не в отсутствующем у меня Риннегане. В конце концов, заполучить это додзюцу... мне не кажется такой уж сложной задачей. Во всяком случае, я знаю по крайней мере три способа для этого. Отобрать додзюцу у текущего владельца, как поступил Обито, заполучить Шаринган и клетки Сенжу, и развить с их помощью Риннеган, как это сделал Мадара, и, наконец, собрав в себе чакру девяти Биджу и частицу тела Джуби, пробудить в себе Додзюцу, как было с Хагоромо.
    Вот только я не спешил с реализацией этих планов. Вспоминая как я проиграл свой бой перед тем как попал сюда, я осознаю что обладание додзюцу если и приблизит меня к освоению нового уровня, то лишь на один шаг из тысячи. Мне не нужна такая сила. Именно поэтому всюду я шел своим путем. В том числе и в работе с чакрой. Новая вариация Каге Буншина была во много раз прочнее и могла существовать значительно дольше, так как имела собственный источник чакры. Но было одно 'Но', которое нивелировало все преимущества этой техники. Чем дольше существовал клон, тем сложнее мне было принимать его воспоминания. Возникало ощущение будто я не просто развеиваю клона, а убиваю часть себя. Именно поэтому я старался держать клона не дольше суток.
    
    - Ты как всегда сидишь один, нии-сама? - 'возмущенным' тоном заявил Менма. Мы с ним оба знаем что это игра, но стараемся жить ею, чтобы наблюдатели поверили в неё и по словам Данзо мне это успешно удается. - Почему ты меня с собой не позвал когда вернулся с миссии?
    
    - Прости, не хотел отвлекать тебя от тренировки, - грустно улыбнулся я в ответ. Порой замечаю за собой что в такие моменты я начинаю становиться похожим на Итачи, когда тот не может выкроить время чтобы поиграть с Саске. Несколько раз эту картину замечал лично, когда гостил в клане Учиха у Шисуи. Видимо, неосознанно я срисовываю образ поведения старшего брата с Итачи. - Но зато теперь мы можем вместе полюбоваться природой, подышать свежим воздухом...
    
    - Я хочу тренироваться, даттебайо! - воскликнул Менма. Я аж поперхнулся.
    
    - Где ты научился этому 'даттебайо'? - скривился я, размышляя где допустил ошибку когда создавал этого клона.
    
    - Но ты сам говорил это! - обидчивым тоном произнес Менма, выпятив нижнюю губу. И мне это показалось неправильным. Нет не в плане реалистичности. Модель поведения клона разрабатывал я очень долго и создавая новых, копировал поведение предыдущей версии, а не самого себя. Где же эта модель могла дать сбой? Ведь даже она не должна была проявлять такого своеволия.
    
    - Что-то мне расхотелось любоваться природой, - сухо сказал я. - Идем домой.
    
    - Хай, - протянул мой клон грустным тоном и покорно последовал за мной. Прибыв домой я активировал печати закрывающие его от сенсоров и собрался уже развеять его. - Нии-сама, пожалуйста не отменяй дзюцу, - я едва не лег там где стоял. Посмотрев в глаза клона я покачал головой.
    
    - Нет, ты прекрасно знаешь что я должен, Кай, - сказал я и клон развеялся легким дымком. Боли я не ощутил так как создавал его сегодня, но вот на душе было неприятное ощущение. - Курама, где я ошибся?
    
    - В самом начале когда задумал эту идею, - бесстрастно сказал Лис. - Вернее, именно такую реализацию. Я не сообразил сразу, но сегодняшнее поведение твоего клона лишь подтверждает мои подозрения.
    
    - Какие подозрения? - недоуменно спросил я.
    
    - Эта модификация Каге Буншина... Она гораздо сложнее, чем я когда-либо видел в твоем исполнении, да и вообще в чьем-либо еще. Похоже ты смог подобраться к основам Банбутсу Созо гораздо ближе чем ты думаешь. Эта твоя техника по характеру очень похожа на то, что делал Рикудо-джичан.
    
    - Что? Почему ты только сейчас об этом говоришь? - недоуменно спросил я. - Почему ты не сказал раньше?
    
    - Успокойся, я только сейчас это понял, потому и говорю, - остудил меня Лис.
    
    - Ксо, я не планировал заходить настолько далеко, - сказал я, вдобавок ударив по столу рукой. Немного отдышавшись, я постарался успокоиться. - Ладно, больше не буду применять эту технику. Она слишком опасна. Обойдусь простыми клонами. А эту личность клона уничтожу.
    
    - Ты уверен, что у тебя это получится? - спросил Курама со странной интонацией в голосе.
    
    - Что ты имеешь в виду? - спросил я в ответ.
    
    - Наруто, скажи, что ты чувствовал, когда рядом с тобой был этот клон? Как ты к нему относился? - казалось Курама говорит что-то важное, но я так и не мог понять о чем именно.
    
    - Это клон, как мне к нему относится? - раздраженно ответил ему я.
    
    - Не лги хотя бы самому себе! - прорычал Лис. - А лучше вспомни, на основе чего ты создал его!
    
    - На основе чего? Странный вопрос, конечно же на основе своей личности, вернее того варианта что был в моей памяти когда я попал сюда, моей семилетней личности, - ответил я, все еще не понимая к чему клонит лис.
    
    - А ты никогда не думал, откуда взялась эта личность? - с укором в голосе спросил Курама.
    
    - Откуда взялась? Да откуда она могла взяться, я же... Постой, уж не хочешь ли ты сказать, что это... - до меня наконец дошло какую именно основу я использовал для личности Менмы и мне внезапно стало ужасно противно от осознания того что я сделал.
    
    - Да, подозреваю что это действительно так, - согласился Курама. - Вот только как это тебе удалось провернуть, я не знаю.
    
    Да, теперь я понял, что стало с моей личностью, когда я попал сюда. Она не исчезла, как я думал и не была поглощена мной. Она просто спала в моем сознании. А потом, когда я решил создать двойника и придумал столь головоломную технику, я просто воспользовался той частью сознания, что казалась мне ненужной, но удачно сохранившейся. Я даже и представить не мог, что это может быть моя семилетняя копия. Нет, даже не копия, а просто семилетний ребенок, которого я лишил будущего. А затем, когда я воспользовался им в своих целях и у него пробудилось сознание, я лишил его будущего вновь. Простая мысль заставила меня почувствовать отвращение к себе. Я поступил хуже чем могли поступить Орочимару, Кабуто или другие любители поиграться с чужими душами.
    Курама что-то говорил мне, а я не слушал его, полностью уйдя в себя. Я сидел на полу и никак не мог осмыслить произошедшее. Но делать что-то надо было, а потому я поднялся и создал обычного теневого клона. Клон отправился к Данзо с задачей передать просьбу о трехмесячном отпуске. Мне понадобится именно столько времени чтобы исправить ошибку.
    
    - Что ты задумал, Наруто? - спросил меня Лис, следя за моими перемещениями.
    
    - Исправить мою чудовищную ошибку, - коротко ответил я, спускаясь в подвал дома. - Мне не следовало так опрометчиво возвращаться в прошлое. А теперь я просто обязан исправить этот вред что я причинил.
    
    - Но он - это ты! - сказал Курама.
    
    - Нет, он - не я. И я еще могу спасти его, - сказав это я вошел в свою лабораторию.
    В этом помещении я работал над различными устройствами и техниками. Здесь я собрал все знания как настоящего, так и будущего. Что я смог раздобыть во время различных миссий по линии АНБУ, а что смог раздобыть у Данзо. Здесь даже было содержимое одной из лабораторий Орочимару, чем я и собирался воспользоваться. Я не просто так попросил три месяца отпуска. Я собирался всецело сосредоточиться на необходимых исследованиях. Дело в том, что все мои исследования носили чисто технический характер. Лишь пара из них была связана с биологией, да и то слабо. Сейчас же мне было необходимо вырастить целое человеческое тело, собственного клона. А заодно разработать способ привязки сознания к нему. Я никогда еще не работал на таком уровне с биологическими объектами. Конечно, у меня есть определенный опыт в применении ирьениндзюцу, а при помощи Режима Биджу мне даже удавалось практически воскрешать умерших. Но здесь мне предстояло создать нечто новое.
    Глубоко вздохнув и создав два десятка клонов я приступил к работе.
    
    ***
    
    Три месяца прошло с тех пор, как я начал работу. Три месяца я ходил по грани ища то, что могло бы дать жизнь. Воспользовавшись всем знанием что я имел, я смог создать тело, идентичное моему, за небольшим отличием - в нем не было Биджу. Попутно встал вопрос о том, а где 'местный Курама', на что Лис пояснил что он поглотил его когда оказался в печати. Чего не сделал я с тем, кому изначально принадлежало это тело.
    За эти три месяца я смог создать не только тело, но и доработать личность моего 'брата'. Многолетние ментальные практики, в том числе постоянное использование множественного теневого клонирования, сделали свое дело и теперь я мог работать с личностью, сознанием и памятью на очень высоком уровне. Но помимо того что было создано тело и то, что мы называем 'душой', требовалось соединить их. И здесь пришло на помощь знание, о наличии которого я даже не подозревал. Как мне кажется, основы работы на таком уровне были переданы мне когда меня направляли сюда. Не скажу что я рад такому вмешательство, но сейчас я был благодарен, что имея такие знания я могу исправить причиненный мной вред. Остался последний штрих. Я сложил печать концентрации и максимально сосредоточился, разделяя свою чакру на две составляющие.
    
    - Онмьетон: Банбутсу Созо: Нинген но Тенсей но Дзюцу.
    
    Печатей для той техники я использовал очень много. Они здорово облегчали работу, но даже с ними приходилось внимательно следить чтобы соединение разума и тела шло правильным образом. Я внимательно следил чтобы не совершить ошибку, так как попытка у меня была только одна. Техника выполнялась минут пять, которые мне показались просто вечностью. Наконец я закончил и внимательно осмотрел тело. Хотя, нет, это уже было не тело, это был мой брат, Менма. Восьмилетний мальчишка мирно спал на моем рабочем столе. Я проверил его состояние и облегченно вздохнул. Как оказалось в физическом плане все в норме. Я до сих пор удивляюсь тому, как мне удалось провернуть эту поистине гигантскую работу. Я аккуратно привел его в сознание.
    
    - Нии-сама, - сказал он, увидев меня, и улыбнулся. Из его глаз потекли слезы.
    
    - Все хорошо, Отото, все хорошо, - сказал я проведя рукой по его щеке и вытирая слезы. Я помог ему подняться и сделать первые шаги уже в своем собственном теле. - На восстановление уйдет несколько недель, но уже совсем скоро ты сможешь бегать как и раньше.
    
    - Что со мной случилось, Наруто-нии? - спросил мальчик.
    
    - Случился я, по моей вине ты в таком состоянии, но мне удалось вылечить тебя и теперь все будет хорошо, ты сможешь вновь перезнакомиться со всеми в Конохе, - сказал я, проводя его в его комнату и уложив в кровать. - А теперь отдыхай, тебе нужно восстанавливаться.
    
    Я погрузил его в сон, а сам продолжил анализировать его состояние. То что мне удалось можно назвать чудом, ведь вероятность успеха была незначительной.
    
    - Наруто, так ты все-таки поработал с его памятью? - спросил Курама раздраженным голосом. - Изменил ее в угоду себе?
    
    - Не совсем, мой друг, - тихо ответил я. - Я просто стер те неприятные воспоминания, что причинили бы ему боль. Теперь это целиком его жизнь! И пусть он проведет ее счастливо. Клянусь, я сделаю все для этого.
    
    - Значит ты все-таки не изменил себе, - сказал Лис уже более спокойным тоном. - Что ж, раз так, то я могу не волноваться что однажды тебе захочется провернуть подобные эксперименты со мной. Что будешь делать дальше, Наруто?
    
    - Мой отпуск кончается завтра, - ответил ему я. - С Менмой посидит мой клон, а мне пора приниматься за миссии. Иначе Хокаге три шкуры с меня спустит за такое разгильдяйство. Что же касается Менмы, то в следующем году он поступит в Академию шиноби. Вместе с остальными детьми. Надеюсь он там найдет себе настоящих друзей, как и я когда-то.
    
    - Что за упаднические настроения, Наруто, - фыркнул Лис. - Это на тебя не похоже. Тем более это и твои друзья тоже.
    
    - Спасибо за поддержку Курама, - хмыкнул я.
    
    
***

    

    Постепенно Менма восстановился после операции. Я попросил его молчать о ней, предупредив что у меня могут быть проблемы. Он согласился, так как не хотел подставлять меня. Воспоминания, что я ему вложил, говорили о том, что он пострадал по моей вине и что я сам занимался его лечением пока мой клон изображал его в деревне. Данзо естественно я ничего не сообщал об успешно проведенной операции. Пусть думает что я по-прежнему разыгрываю концерт с клоном. Конечно, в идеале чтобы вообще все осталось в тайне от всех. Но, к сожалению, а может и к счастью, все тайны со временем становятся явью.
    Когда проблемы с моим новоиспеченным братом решились, на горизонте замаячили новые, куда более грандиозные. Вот уже больше двух лет я поддерживал дружеские отношения с кланом Учиха, был знаком со многими его сильными шиноби, такими как Учиха Шисуи, Учиха Итачи и Учиха Яширо. А кроме этого довольно часто я разговаривал и с главой клана Учих, Учихой Фугаку.
    И то что происходило вокруг этого клана, события развивающиеся с каждым днем... Все это не нравилась. Печальная история клана Учиха повторялась. Все больше и больше росло отчуждение этого клана, все сильнее и сильнее назревала вражда между ним и Селением. Если все пойдет так и дальше, то летом следующего года клан решится поднять восстание и будет уничтожен Итачи по приказу Совета. Мне не хотелось допустить такого, а потому я держал руку на пульсе событий. Мне удалось выяснить насколько глубока неприязнь между двумя сторонами конфликта, который разгорается вот уже восемь лет, ровно с того дня как Кьюби напал на Коноху. Но тем не менее я понимал что на самом деле история этого конфликта восходит в еще более глубокие времена. Не стоит сбрасывать со счетов ту вражду что существовала между кланами Сенжу и Учиха еще со времен Рикудо Санина, а точнее начавшаяся сразу после смерти мудреца между двумя его сыновьями. В итоге после основания селения, клан Сенжу оказался практически полностью уничтожен и такая же участь ожидает клан Учиха, если они не отбросят свои старые обиды прочь. Примерно к этой мысли я приводил Фугаку каждый наш разговор, но находил благодарных слушателей лишь в лице Итачи и Шисуи.
    Я понимал, вероятность того, что глава Учих послушает меня очень мала. По сути кто я для него? Сын старого друга, который даже не знает об этом? Ведь ни разу Фугаку так и не намекнул на то, кто мои родители. Хотя он и его жена Микото дружили с ними. Я понимал что для Фугаку клан важнее, чем сын его друга, а потому не торопил события. Тем не менее у меня еще оставался шанс убедить Фугаку отказаться от переворота. И как вариант, я мог бы использовать чакру отца. Ту, что он запечатал вместе с Биджу. И однажды я решился реализовать этот план.
    
    
***

    

    Была дождливая осень пятьдесят седьмого года от основания Конохи. Я в очередной раз шел в квартал Учих, по приглашению главы клана. Шел один, так как нам предстоял серьезный разговор. В воротах меня повстречал Учиха Текка, длинноволосый полицейский с приметной родинкой на лбу. Мы с ним были знакомы и поддерживали неплохие отношения. Поприветствовав меня, он проводил меня до дома Главы клана.
    
    - Мерзкая погодка сегодня, - сказал он по пути. - Как будто сами небеса недовольны нами и решили извергнуть на нас свой гнев.
    
    - Такое уж время года, Текка-сан, - пожал я плечами в ответ. - Хотя, соглашусь, солнечная погода мне нравится больше.
    
    - Да кому она не нравиться, - усмехнулся он в ответ, а затем почему-то посмурнел и добавил тихо. - Разве что крысам, что днем прячутся по своим норам.
    
    Его намек был слишком понятен. Взаимная 'любовь' между деревней и Учихами росла и ширилась, а особенно когда дело касалось Корня АНБУ и его Главы. Данзо слишком преданно исповедовал идеалы своего учителя, Тобирамы Сенжу, что не могло доставлять радости клану Учиха.
    Дойдя до дома Главы, Текка отправился внутрь доложить, пока я дожидался на улице. Наконец, мне позволили войти. Хотя я и поддерживал дружеские отношения с этими людьми, я все равно был для них чужаком и на меня распространялись те же правила, что и на всех жителей деревни. Просто так в дом к главе клана мне не попасть. Исключение, пожалуй, делалось для Менмы, так как они ухитрились подружиться с Саске, пока я точил лясы с его отцом. И даже тему для разговора нашли общую, старшие братьям которым некогда тренироваться с ними.
    Откинув посторонние мысли я вошел в дом. Меня встречал сам Глава. Видимо Фугаку отозвал свою семью предупредив что этот разговор не для лишних ушей.
    
    - Добрый вечер, Узумаки-доно, - поздоровался он первым со мной на правах хозяина дома.
    
    - И я приветствую вас, Учиха-доно, - ответил я. Фугаку пригласил меня к себе в кабинет и я прошел следом за ним. Когда мы вошли я четко ощутил как активировались защитные барьеры. Глава Учих серьезно отнесся к моей недавней просьбе о разговоре и подготовился основательно.
    
    - Итак, о чем вы хотели поговорить со мной, Узумаки-доно? - официально начал он разговор со мной.
    
    - Думаю, сейчас не то время чтобы вести столь возвышенные беседы, Фугаку-сан, - нарушил я этикет. - А тема разговора очень серьезная, иначе бы я не отнимал даром ваше время. Так что не будем разводить тут церемонии, а сразу перейдем к делу.
    
    - Вот значит как? - переспросил Учиха. - Ну что же, Наруто-кун, я готов выслушать тебя. Что ты мне хотел сказать?
    
    - Мне не нравится, Фугаку-сан, та ситуация что складывается в Конохе, - прямо сказал я. - Вот уже несколько лет напряженность растет и конец как мне видеться будет один. Кровь! Поэтому я пришел к вам чтобы спросить совета, что нужно сделать чтобы остановить кровопролитие, если ни одна из сторон не хочет идти на мировую. Я люблю Коноху и не хочу терять тех, кто мне дорог.
    
    - Ты задал сложный вопрос, Наруто-кун, - задумчиво произнес Фугаку. - Причины конфликта столь глубоки, что невозможно просто так решить дело миром. Я понимаю твои чувства к деревне и разделяю их. Клан Учиха немало сил и средств вложил в Селение Скрытое в Листе. Его по праву можно назвать нашим детищем. Но так получилось что это детище хотят отнять у нас. Я рад, Наруто-кун, что ты растешь столь проницательным ребенком и понимаешь многое, что скрыто от глаз обычных шиноби. Ты мне чем-то напоминаешь моего старшего сына, Итачи. Вы знакомы с ним. И он также как и ты, как ты наверное сам знаешь, любит Коноху. Я рад Наруто-кун, что ты так беспокоишься о моем клане. Поверь твои слова беспокойства, которые я прекрасно понял, ценны для меня как для его Главы.
    
    - Вот только слова будут бесполезны, когда грянет гром и заглушит их, - перебил я его. - Фугаку-сан, вы прекрасно знаете, что пожар в доме тушат, когда он только начинается. Если же дом уже охвачен пламенем, в первую очередь спасают соседние дома, иначе сгорит вся деревня. Я не хочу, чтобы до такого дошло в Конохе.
    
    - И что ты хочешь от нашего клана? - вздохнув, спросил Фугаку. - Учихи не пойдут на уступки. Слишком долго нас задвигали с основных позиций, пора тебе это уже понять. Мы лишились много, что имели во времена Четвертого Хокаге. Прошло всего девять лет, а наш клан уже вполовину не так силен, как тогда. И я догадывался, ведь предпосылки к этому вели еще задолго до этого.
    
    - Да, такой уж был план у Тобирамы, - кивнул я. От такого заявления глаза Учихи внимательно уставились на меня. - Держи врагов у сердца. А полиция, созданная Вторым Хокаге, как раз защищала сердце Конохи, ее жителей. Тобирама кинул вам кость, а вы повелись как малые дети. А теперь ваше поколение испытывает все последствия этого опрометчивого соглашения. Что, я не прав?
    
    - А ты, я смотрю, не церемонишься. Наруто-кун, - как-то печально хмыкнул Фугаку. - Давненько со мной так прямо не говорили. Пожалуй только Четвертый Хокаге. Тот всегда мне говорил что нашему клану надо меняться. Говорил прямо, не сдерживая слов. А я не смел его заставить замолчать потому что любил как брата. Да, пожалуй, будь он сейчас жив, то этого бы нашего с тобой разговора сейчас не было. Минато точно бы нашел способ примирить Учих с Конохой.
    
    - То есть без его дружественного пинка вы ни на что не способны? - разозлился я на него. Но тут уже Учиха не сдержался на мою дерзость.
    
    - Знай свое место, сопляк, - взъярился он на меня. - Будет мне тут указывать.
    
    Я с грустной улыбкой посмотрел на Фугаку. Он всегда был прямым человеком, когда общался со мной. И сейчас его эмоции открыто говорили что ему хочется исправить всю эту ситуацию, но он не видит иного выхода.
    
    - Значит вам нужен совет четвертого, - задумчиво проговорил я теребя подбородок и глядя в сторону картины, висящей в его кабинете. - Впрочем, разумно, меня вы все равно слушать не будете, да и слов подходящих я не знаю, что вам бы могли убедить, - тут я улыбнулся и посмотрел прямо на Учиху. - Фугаку-сан, могу я вас попросить о маленькой услуге? Активируйте Шаринган и посмотрите мне в глаза.
    
    - Зачем? - сказать что Учиха был растерян, это ничего не сказать. Кто-то нарочно просит воздействовать на него Шаринганом. Впору почувствовать подвох.
    
    - Так надо, - отрезал я. - Постарайтесь попасть в мой внутренний мир, а заодно и меня захватите. А то не хочу чтобы вы попали в неприятности.
    
    Фугаку пожал плечами, но просьбу мою исполнил. Его глаза изменились и я увидел три томоэ Главы клана. А спустя мгновение мир вокруг померк, чтобы мы вдвоем вновь оказались рядом, но уже в коридоре заполненном водой. Фугаку стоял рядом со мной.
    
    - Добро пожаловать в мой внутренний мир, - оскалился я. - Следуйте за мной, хочу кое с чем познакомить.
    
    - Как-то у тебя тут слишком сыро, - произнес Фугаку.
    
    - Нормально, - махнул я рукой. - Почти пришли.
    
    И действительно, через пару поворотов мы вошли в огромный зал. Посередине проходила гигантская решетка у которой не было видно краев ни по бокам, ни сверху. Огромные ворота находились перед нами, а за ними простиралось необозримое пространство. И, судя по всему, Фугаку был весьма впечатлен тем что он увидел.
    
    - Так значит это и есть печать, - тихо, вполголоса произнес он, но я услышал.
    
    - Да, это печать, - кивнул я. - Единственная преграда, что отделяет Коноху от разъяренного Девятихвостого Демона.
    
    - НАРУТО, КАК ТЫ ПОСМЕЛ ЗАЯВИТЬСЯ СЮДА, ДА ЕЩЕ В СОПРОВОЖДЕНИИ УЧИХИ! - проревел Лис, отыгрывая заранее оговоренную роль, чтобы произвести нужное впечатление на 'гостя'. ВЫПУСТИ МЕНЯ, И Я ПОКАЖУ ТЕБЕ СВОЮ СИЛУ.
    
    - Ну, вот примерно так каждый раз как я сюда прихожу, - спокойным тоном, будто ничего существенного не произошло, поведал я Учихе. Тот же лишь нервно дернул головой. Конечно он ожидал увидеть подобную картину и морально к ней готовился, но Курама постарался на славу, создав нужный антураж.
    
    - Теперь понятно почему у тебя такой тяжелый характер, с таким-то соседом, - задумчиво произнес Фугаку. Он уже отошел от первой встречи и теперь с интересом оглядывал Лиса в клетке. Курама тоже перестал орать и разглядывал Учиху в ответ.
    
    - ПРОКЛЯТЫЙ ШАРИНГАН, - наконец громогласно нарушил тишину Лис. - ПОТОМОК МАДАРЫ. НЕНАВИЖУ ВАШ КЛАН. ЗА ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ ВЫ ДВАЖДЫ БРАЛИ МЕНЯ ПОД КОНТРОЛЬ! ПЕРВЫЙ РАЗ МАДАРА ПОЛВЕКА НАЗАД, А ВТОРОЙ РАЗ КТО-ТО ЕЩЕ ИЗ УЧИХ ДЕВЯТЬ ЛЕТ НАЗАД! ЧЕРТОВ ЧЕТВЕРТЫЙ ЗАПЕЧАТАЛ МЕНЯ. БУДЬТЕ ВЫ ВСЕ ПРОКЛЯТЫ!
    
    - Так значит это все-таки Учиха взял Кьюби под контроль девять лет назад? - спросил Фугаку, повернувшись ко мне.
    
    - А это не у меня надо спрашивать, - язвительно сказал я. - Мне тогда всего минут двадцать было от роду. А потом Четвертый запихнул в меня ЭТО! Чтоб ему на том свете икалось!
    
    - Скажи Наруто-кун, а зачем ты меня сюда пригласил? - с сомнением спросил меня Фугаку. - Выяснить что Учиха виновен в нападении на Коноху девять лет назад? Так Хокаге в этом и так был уверен.
    
    - Зато вы не были уверены, - ответил ему я, сложив руки на груди.
    
    - И что мне даст эта информация? - решил узнать у меня Учиха. В ответ я пожал плечами.
    
    - А вот здесь уже от вас самого зависит как вы ее примените, - сказал я. - Кстати, раз уж мы здесь, может, взгляните на Печать Шаринганом? Если увидите что-то необычное, скажите. Мне самому интересно, как она работает.
    
    Фугаку исполнил мою просьбу и активировал Шаринган. А затем его лицо переменилось.
    
    - Не может быть, на печати чакра Минато, и не мало! - сказал он.
    
    - Ну так ведь это четвертый поставил ее, - резонно заметил я. - Если он ее поставил, то там и должна быть его чакра, разве нет?
    
    - В том-то и дело, что его чакра не внутри печати, а просто находиться на поверхности, - ответил Учиха, внимательно разглядывая бумажку. - Я пожалуй, подойду поближе?
    
    - Пожалуйста, - кивком головы я подтвердил согласие. - На счет Лиса не беспокойтесь, он не вырвется.
    
    Фугаку подошел ближе к воротам. А затем вода подняла его на уровень печати. Значит Шаринган дает даже такую власть над внутренним миром других людей. А точнее, если моя теория верна, Шаринган облегчает владение Онмьётоном, поэтому многие его техники выполняются на порядок легче, чем без додзюцу. Учиха протянул руку и прикоснулся к печати и в этот момент его остановили.
    
    - Не стоит этого делать, Фугаку, - произнес Четвертый. - Я не для того запечатывал Лиса, чтобы его выпустили убив моего сына.
    
    - Так значит это действительно ты, Минато, - грустным тоном сказал Глава Учих. - Ты запечатал вместе с Лисом немного своей чакры в качестве дополнительной гарантии. А еще чтобы увидится с сыном, я прав?
    
    - Да, чтобы узнать как растет мой мальчик, - кивнул Четвертый. Интересно, как он отреагирует, узнав что теперь у него два сына?
    
    - И как вы собираетесь узнавать это, Йондайме Хогаке-доно? - холодно спросил я его, стоя в отдалении и сложив руки на груди. - Вы запечатаны во мне и мала вероятность того, что вы сможете без проблем для меня выбраться наружу. А приводить сюда еще кого бы то ни было, у меня нет желания.
    
    - А зачем куда-то идти, когда ты здесь, Наруто-кун? - со своей всегдашней улыбкой спросил Четвертый.
    
    - Что ты имеешь в виду? Откуда ты знаешь мое имя? - спросил я добавив в голос удивление.
    
    - Потому что я дал его тебе. Ты - мой ребенок! - сказал он и пошел в мою сторону. Фугаку же почтительно стоял в стороне. - Я рад что могу увидеть тебя. Уй! - добавил он когда мой кулак впечатался ему в печень.
    
    - Это тебе за то что оставил меня одного, - хладнокровно произнес я, разминая руки и ища взглядом, куда бы еще добавить. Затем я перевел взгляд на ухмыляющегося Фугаку. - Похоже вам двоим надо поговорить. На кону судьба клана Учиха. Отец, постарайся убедить его, что гордыня - не лучший путь.
    
    - Что? Но... Фугаку, разве вы не решили все с Хирузеном мирным путем? Ведь ты же сам говорил... - удивленным тоном начал Четвертый.
    
    - Нас обвинили в том, что это мы натравили Биджу на Коноху, - прервал его слова Учиха. - Старые обиды разгорелись вновь. Сам я может и готов идти на уступки, но клан не примет этого.
    
    - Учихи слишком горды, - задумчиво произнес я. - Зря я вас сюда привел, Фугаку-доно, не думаю что мой отец сможет убедить вас. Здесь надо разговаривать с каждым Учихой лично, так как вы отказались говорить за весь клан из-за страха перед ним.
    
    - Наруто, хватит, - остановил меня отец. - Ты ничего не изменишь, если будешь отзываться в таком тоне.
    
    - Знаешь, отец, я всегда верил в добро в людях, - грустно улыбнувшись, сказал я. - Я всегда верил, что все в деревне любят друг друга, что внутри никогда не будет вражды. Но когда я вижу, как дело идет к войне... что я должен делать? Я говорил по этому поводу со многими Учихами. Но мне просто не хватает слов, чтобы убедить их остановится. Я говорил по этому поводу и с Хокаге, и даже с Данзо, но они не собираются останавливаться пока Учихи не образумятся.
    
    - Ты говорил даже с Данзо? - шокировано спросил меня Отец. Впрочем, Фугаку тоже недалеко ушел в проявлении эмоций, хотя на вид они их не выставляли.
    
    - Да, даже с ним, - кивнул я. - Тем более что именно он рассказал мне правду о моем происхождении. То, что не сделал Хокаге, что ни сделал никто из кланов. Я понимаю твое отношение к нему. У него довольно пугающая репутация. Но за то время что я его знаю, я узнал его как человека что любит Коноху больше всего. Для него Коноха - это клан. И Учихи, и остальные кланы ищут в Конохе выгоду только себе, а не деревне. Подумайте об этом, Фугаку-доно. До того как была основана Коноха между многими кланами велись войны. Сколько крови были пролито тогда, сколько ненависти накопилось. Чтобы добиться мира, нужно отбросить ненависть, не думать о мести. Только простив врага, можно примириться с ним. Искать мести, лелеять старые обиды, искать выгоды только для себя - делать все это очень легко, ведь такие дела отражают человеческую суть. Рикудо Санин мечтал что его потомки принесут мир, но вы совсем не желаете жить по заветам своего предка.
    
    - Наруто прав, Фугаку, - кивнул мой отец. - Подумай над его словами. Я бы не сказал лучше чем он. В нашем мире итак много ненависти. Не стоит добавлять еще. Поэтому как друг прошу тебя, отбрось пустые обиды. Позволь твоим детям жить в мирных условиях.
    
    - Хорошо, Минато, я подумаю над твоими словами, - кивнул Учиха. - Думаю, мне стоит оставить вас двоих, все-таки ты оставил свою копию чтобы поговорить с сыном, а не тратить время на меня.
    
    Учиха исчез, а мы с отцом остались. Он смотрел на меня, а я просто думал.
    
    - Наруто, не желаешь поговорить в более приятной обстановке? - спросил Минато.
    
    - Мне и тут нравится, не так ли, Курама? - спросил я Лиса.
    
    - Пфф, как всегда оптимистичен, - фыркнул Лис. - Но тебе стоит принять предложение твоего старика. Не хочу слышать как он тут будет говорить за жизнь.
    
    Минато был не то что удивлен, просто шокирован реакцией Лиса на мои слова. Я же хмыкнул и щелкнув пальцами перенес нас в другое место.
    
    - Что это было, Наруто? - удивленным тоном спросил он меня.
    
    - Хмм, не что, а кто! - многозначительно хмыкнув, покачал я головой. - Это был мой друг, Курама, которого ты запечатал в меня. И не стоит о нем отзываться столь пренебрежительно, все-таки все эти годы он наблюдал за мной как родитель.
    
    Пока Минато обдумывал что я сказал ему, я анализировал его чакру. Чтобы лучше ее почувствовать я ладе подошел поближе и взял его за руку. Но потом до меня дошло, что рядом со мной отец, которого я очень давно не видел. Я отпустил его руку и обнял его.
    
    - Наруто, - отец обнял меня в ответ. - Как же ты вырос. Сколько тебе сейчас?
    
    - Девять лет, - ответил я, крепче прижимаясь к отцу. Ах да, еще попутно я анализировал его чакру подбирая нужные параметры, чтобы он смог побыть со мной подольше. Наконец я закончил и отпустил его. - У тебя ведь немного чакры, так? Тогда я поделюсь с тобой моей и не спорь, - ультимативно сказал я. Приложив руку к его животу я аккуратно влил в него чакру. Все-таки не в режиме Биджу проделывать это гораздо сложнее. Наконец, я закончил. - Вот, как-то так. Как себя чувствуешь?
    
    - Хмм, ты научился подстраивать свою чакру под других, - задумчиво произнес отец. - А ты достаточно силен, Наруто. И добиться таких результатов в девять лет. Я поражен. Думаю, в Академии тебе нет равных.
    
    - Вообще-то я закончил ее три года назад, - уточнил я. - Сейчас я АНБУ. Сам попросился туда.
    
    - Мда, получается что ты уже взрослый? - спросил отец. - Закончил Академию, подружился с Биджу, стал АНБУ. Небось уже джонин?
    
    - Нет, пока чуунин, - отрицательно покачал я головой. - Но сдавать буду уже через месяц. Сразу на A-ранг. Я и раньше-то не сдавал из-за того что не было времени. Вернешься с одной миссии, сразу надо идти на другую. Кстати, хочу тебя обрадовать, у меня появился брат, Менма.
    
    - Названный? - с пониманием спросил отец.
    
    - Нет, родной, - ответил я, наблюдая как отвисает его челюсть. - Менма - мой брат близнец.
    
    - Невозможно, у Кушины родился только один сын, ты, уж это-то я точно знаю, - сказал отец, пытаясь прийти в себя.
    
    - Я в курсе этого, - кивнул я. - Вот только наши клетки идентичны, да и внешне мы похожи как две капли воды, только у него усов нет, как у меня. По его словам, сколько он себя помнил, он жил в какой-то лаборатории. Потом он как-то сбежал оттуда. Побродив вместе с торговыми караванами по разным странам, он вернулся в страну Огня и очутился в Конохе, где и наткнулся на меня. Конечно, тащить его сразу в подвалы Корня я не стал, а сам расспросил его и даже проверил воспоминания. Я хоть и не Иноичи-сан, но тоже кое-что умею А проверив еще кое-что, я понял что кто-то ухитрился создать моего клона. Как оказалось, это дело рук Данзо. Ему нужно был дополнительный сосуд для джинчурики, на случай если Кьюби вырвется из меня. В общем, мне удалось отбить у него мальчика и сейчас он мой брат Менма. Я постарался обеспечить ему нормальное детство. Сейчас у него уже есть немало друзей. Хотя в Конохе благодаря моим и Данзо усилиям теперь считают, что мама родила двоих.
    
    Мне было неприятно рассказывать моему отцу эту легенду, но иного выбора не было. Я не мог рассказать ему правду обо мне, а как-то объяснять наличие у меня брата надо. Теперь-то когда отец не в печати он быстро заметит, что за мальчишка возле меня крутится. Если же он когда-нибудь доберется до Данзо, то он подтвердит что все так и есть. Правда, я не могу даже предположить какая будет у Данзо реакция когда он узнает что это не теневой клон, а самый что ни на есть настоящий человек. Но не думаю что старик сделает что-то плохое.
    
    - Знаешь, Наруто, ты удивительный человек, - покачал головой отец. - Я рад что у меня такой сын.
    
    - А я рад что у меня появился Менма, - улыбнулся я в ответ. - Он стал той отдушиной, той причиной что связывает меня с деревней. И хотя я знаю правду о его происхождении, для меня он - мой брат!
    
    - Наруто, нам нужно с тобой серьезно поговорить, - наконец сказал отец. - Я хочу чтобы ты узнал правду о том, что произошло в ту ночь, девять лет назад.
    

    

    Тест на джонина прошел как-то буднично, возможно, из-за отсутствия боев. Дали же мне ранг B, но при этом Хокаге обещал дать A-ранг уже через полгода. Все-таки годы службы в АНБУ делают свое дело. По сути, мы постоянно ведем войну, незримо охраняя селение от любой из угроз. Правда зачастую мне поручали такие задания, в которых действовать следует в одиночку. Но и покомандовать группой мне уже приходилось. А пару раз я участвовал в операциях вместе с Корнем.
    Став джонином у меня появилось еще больше обязанностей, это притом, что мне еще нужно было готовить Менму к поступлению в Академию в апреле, вместе с одногодками. При этом я не забывал про собственное развитие. Я уже довольно хорошо ориентировался в Дотоне, а Катон и Футон, которыми я владел раньше и вновь освоил, но тайно, по-прежнему оставались моим козырями. И хотя я мог открыто пользоваться такими техниками как Расенган и Хирайшин, их я тоже пока оставлял прозапас. О том что я владею ими в Конохе знало всего пятеро - Генма, Хокаге и Старейшины.
    В миссиях я в основном полагался на свое мастерство в тайдзюцу и базовых ниндзюцу. Причем мне удалось подобрать очень хороший стиль боя, эффективный против большинства противников. Все-таки для многих шиноби потолок развитие B ранг, хотя почти все из них знают немало техник A-ранга. Вот только чакры для этого уровня недостаточно. Мой же уровень чакры, и это не считая чакры Биджу давно перевалил за S-ранг обогнав в этом отношении даже Джирайю и Хирузена. Вот только опыта мне пока 'недоставало'.
    Благодаря постоянной подпитке, мой отец теперь мог учить меня. Узнав что я освоил Расенган и Хирайшин за неделю, он с энтузиазмом стал подбивать меня добавить к его коронной технике стихию. Тогда я показал ему Расенсюрикен, отчего он выпал в каплю. Пришлось долго его успокаивать, что все нормально и нет ничего зазорного что в чем-то сын превзошел его. С еще большим усердием он стал обучать меня всему что знал сам, а знал он немало. За те полгода, что прошло с нашей первой встречи, он научил меня многому, ниндзюцу, тайдзюцу, гендзюцу. И что самое важное - фуиндзюцу. Эти знания помогли мне ступить на новый уровень. Что-то я уже знал, но до освоения большей части у меня просто не хватало раньше времени. Отец же помог более систематично начать изучение этих дисциплин, что позволило ускорить обучение. Все-таки, того факта что он хороший учитель не отнять.
    А еще я смог выбить у отца информацию где находиться ключ от печати. Как я и думал, Геротора должен быть у Джирайи, а по словам Хирузена, его ученик должен вернуться в Коноху как раз в начале апреля, когда ученики будут поступать в Академию. Это новость вызвала у меня усмешку. Джирайя даже не знал, что я уже закончил Академию. То-то он удивиться увидев Менму.
    
    ***
    
    Шестого апреля пятьдесят восьмого года в восемь утра перед Академией собралось довольно много народа. Сегодня в ее стены поступали учиться новые шиноби. Как и три года назад, учащихся должно оказаться три-четыре сотни, год от года эта цифра варьировалась. Но примечательным был не факт количества поступающих, которых в этом году было значительно больше, чем в предыдущие. Сегодня под стены Академии пришли отпрыски глав сильнейших кланов Конохи и все они будут учиться в одном классе. Так они смогут узнать друг друга получше. В тот же класс Хокаге определил и Менму Узумаки. Мне даже не пришлось просить его об этом, так как это входило в его планы. Хирузен давно заметил что я гораздо сильнее моих сверстников и как мне кажется уже положил на меня глаз чтобы сделать своим преемником.
    Вчера вечером Менма все никак не мог уснуть. Он очень сильно волновался перед поступлением, боялся провалиться. Дошло до того, что мне пришлось усыпить его, чтобы он смог хотя бы выспаться перед ответственным днем. Уложив его спать я еще долго просидел рядом с ним. Я заметил что с каждым днем моя привязанность к нему все растет. Хотя я и называю его братом, пожалуй мои чувства к нему можно назвать отеческими. Мысленно я вспоминал забавные эпизоды связанные с моей излишней опекой над ним. Менма очень обижался что я часто ему просто прохода не даю, всюду ограничивая. Я понимал что ошибался и дал ему больше свободы, но это не избавило, а только усилило мое волнение за него. Пожалуй, Менма помог мне понять, что испытывает Учихи друг к другу. У меня никогда не было таких привязанностей и я не представляю что со мной будет если с Менмой что-либо произойдет.
    Утром Менма высказал мне все что он обо мне думает из-за того что я усыпил его. И теперь стоя рядом со мной он дулся на меня. Но я понимал как он волнуется.
    В отличие от моего поступления, когда я был одет не самым лучшим образом, для Менмы я подобрал очень хороший гардероб. Моя зарплата позволяла мне одеть его в качественную, хорошую одежду. Я не хотел чтобы на него косились с первого же дня. Сам же я оделся в свою стандартную одежду шиноби Конохи. Синие штаны и футболка, черные сандалии, обмотанные бинтами голени ног и зеленый жилет с повязкой на голове в виде банданы. На руках перчатки с обрезанными пальцами и бронированными щитками на тыловой части запястий. На бедре и поясе были подсумки со снаряжением, а за спиной ниндзя-то в ножнах. Мой облик ничем не отличался от облика обычных джонинов Селения. Разве что я первый раз появился в таком виде не перед Хокаге, да и жилет одел не АНБУ. Увидев меня в таком виде, обыватели не спешили выказать свое недовольство мною, предпочитая пока наблюдать.
    Сейчас стоя рядом с братом я ловил на себе удивленные взгляды многих кланов. Пожалуй, не удивлялись только Учихи, Хьюга и Нара. А вот Менме такое внимание не нравилось. Я положил ему руку на плечо, чтобы успокоить.
    
    - Не волнуйся ты так, все будет хорошо, - мой голос так и лучился уверенностью. - Ведь это же не твоя свадьба. Хотя, если желаешь, вон сколько тут красивых девушек.
    
    - Не шути так, нии-сама, - протянул он обиженным тоном. До чего же мне нравится дразнить его. Он становится таким милым в этот момент, что так и хочется его затискать. В том они с Саске как братья-близнецы. Оба одинаково дуются и оба строят одинаково милые мордашки при этом, а мы с Итачи этим пользуемся. Варианты розыгрыша младших братьев у нас с ним отдельная тема разговора.
    
    Проводить своего сына к Академии пришел сам Фугаку вместе с Микото и Итачи. Саске по какой-то причине тоже дулся на них или, скорее всего на Итачи. Должно быть к нему применили ту же технику что и я к Менме, чтобы он уснул. Поприветствовав их кивком, я вернул свое внимание брату.
    
    - Скоро появится Хокаге и произнесет вступительную речь, после вас поведут знакомить с Академией. Смотри, будь внимателен. Первый день в Академии очень важен. Вас распределят по классам и с теми ребятами ты будешь учиться три года. Так что постарайся ни с кем не вступать в конфликт. Постарайся подружиться со всеми.
    
    - А Саске-кун? - спросил Менма. - Мы с ним хотели поступить вместе.
    
    - Так вы и поступаете вместе, - усмехнулся я. - По секрету скажу, что вы будете в одном классе.
    
    - Спасибо, Наруто нии-сама, - протянул он. Похоже теперь он забыл что дулся на меня. Все-таки у детей очень быстро меняется настроение. Тут я подумал во что выльется когда он станет постарше и гормоны начнут брать свое и поспешил отогнать эту мысль. Надо будет научить его контролю, а то в ином случае это будет стоить мне немалого количества нервов. Эх, сколько я в свое время Джирайе добавил приятных моментов своими юношескими выкидонами. И теперь боюсь того, как мне самому пережить переходный возраст Менмы. Наверное надо будет заручиться поддержкой Эро-Санина. Заодно Менму можно будет обучить искусству Санина. Думаю к Шестнадцати годам он будет готов освоить его.
    Вскоре появился Хирузен и произнес приветственную речь для новых Учеников Академии, где особо подчеркнул ту честь которая им оказана учиться в стенах основанной Вторым Хокаге Академией. А также что впоследствии им представится еще большая честь, защищать Конохагакуре но Сато. Слушая речь старика на всякий случай я подмечал особо ценные моменты, так как подозревал что не за горами то время когда подобные речи придется произносить мне. Закончив речь, он отправил детей распределяться по классам. Махнув Менме на прощание, я сказал что буду ждать его дома.
    Выйдя с территории Академии я направился к шиноби, которого засек стоило тому появиться в деревне. Джирайя наблюдал распределение со стороны довольно профессионально скрывшись в кроне дерева и приглушив свою чакру. Вот только от Сенсора Узумаки такого рода хитрости скрыться не помогут. Затри года я весьма серьезно продвинулся в развитии своих сенсорных способностей. И хотя я не могу видеть чакру, ощущаю я её весьма отчетливо. С другой стороны я сам не выплескиваю ее в окружающую среду что затрудняет уже мое обнаружение. Впрочем, особо в деревне я не скрываюсь, а потому хорошие сенсоры иногда могут обнаружить меня.
    Подобравшись к Джирайе, я увидел как он напрягся. Это говорило что он обнаружил мое присутствие. Что не удивительно, ведь я не скрывался, а для Санина это все равно что громко протопать по деревянному полу.
    
    - Ну, привет, Великий Извращенец, - поздоровался я с ним. Вообще-то это была наша первая встреча, но репутация у Джирайи бежала впереди паровоза. Санин с неодобрением посмотрел на мою радостную рожу. - Подглядываешь?
    
    - Ты мог бы проявить и больше уважения к моим сединам, мальчик, - заметил он с укором.
    
    - Да ладно, - усмехнулся я. - Хотя я раньше думал что ты больше по женским баням мастак. Но то какими глазами ты смотрел на моего брата... Пожалуй, теперь он будет мыться только дома, а то мало ли какие у тебя, любителя маленьких мальчиков могут возникнуть мысли.
    
    - Эй, что это за грязные намеки! - возмутился он. По его красному лицу было видно насколько он возмущен моим предположением. - Я просто смотрел на новое пополнение шиноби! А в этом смысле, чтобы тебе было известно, меня интересуют только девушки.
    
    - О, раз так, то я прощаю ваше настырное внимание к моей семье, - усмехнулся я. - А может, поделитесь, кто из молодого поколения по вашему мнению наиболее перспективна в том смысле? - спросил я для выразительности поиграв бровями. Джирайя немного задумался.
    
    - Ну, молодая Хьюга уже неплоха, будь еще у нее одежда боле открыта, тогда бы все увидели что она уже... - тут Джирайя запнулся и посмотрел на меня расширенным взглядом. - Так, хватит меня тут путать молодой человек.
    
    - Простите-простите, Джирайя-сама, - замахал я руками. - Ну не мог я удержаться и не подколоть вас. А в качестве извинения позвольте вас пригласить на чашечку чего покрепче.
    
    - Раз угощаешь, то я не против, - задумался он. - Но чтоб больше безо всяких подобных намеков.
    
    - Хорошо-хорошо, - кивнул я.
    
    Я проводил Джирайю в одну из закусочных, в которой он любил иногда посидеть когда возвращался в Коноху. Там я и рассказал ему про себя и про брата. Санин все никак не мог поверить что у Кушины была двойня.
    
    - Наруто, Данзо нельзя доверять, - наконец сказал он мне, когда я упомянул при разговоре что Глава Корня помог с определением Менмы в деревню. - Он воспользуется тобой в своих интересах.
    
    - Зачем ему это? - с удивлением спросил я. - Если он и воспользуется мной, то лишь в интересах Конохи, а тут наши с ним цели совпадают. Я понимаю вас, Джирайя-сан, вы не доверяете Данзо из-за его методов. В этом плане я с вами согласен, они порой слишком жестоки. Но нельзя же считать его абсолютным злом. В конце концов чисто по-человечески это просто свинство считать абсолютным злом человека, который защищает тебя. Может Данзо и жесток, но я прекрасно его понимаю. Не принимаю его действий, но понимаю и он это знает. Поэтому я вполне могу доверять ему.
    
    Джирайя удивленно смотрел на меня. Сын его ученика защищает человека, считающегося самым жестоким и беспринципным в Конохе, человека который привык распоряжаться чужими жизнями по собственному усмотрению.
    
    - Хорошо, Наруто-кун, я предупредил тебя о нем, и ты сам уже знаком с его характером, поэтому не буду пытаться тебя переубедить, - сдался наконец Санин. - Скажи лучше, хочешь отправиться со мной в путешествие на пару лет? Увидишь страну Огня, да и в других странах побываешь.
    
    - Нет, спасибо, - покачал я головой. - Я уже давно не генин и мне некогда ходить по туристическим маршрутам, а вести разведку вы можете и в одиночку, - Джирайя лишь хмыкнул на мое видение его путешествий. - Зато я не буду против если вы как-нибудь, когда Менма закончит обучение, пригласите его хотя бы на полгода с собой. А может даже всю его команду. Ведь как я подозреваю, вы мечтали учить сына Четвертого Хокаге, как когда-то учили его самого.
    
    - Не будем загадывать так далеко вперед, хорошо! Хотя, я подумаю над твоим предложением, - ответил Джирайя. - Скажи Наруто-кун, а может ты хочешь обучиться у меня какой-нибудь суперкрутой технике?
    
    - Суперкрутой технике? - задумчиво переспросил я. - Ну, можно. Как на счет Кучиесе но Дзюцу? Слышал у вас есть контракт с жабами, как и у Четвертого Хокаге.
    
    - Вообще-то это мой контракт изначально и был, а Четвертый подписывал его в МОЕМ свитке! - пояснил мне Джирайя. Видимо его сильно уколол тот факт, что его заслуги не ставят в расчет.
    
    - А, ну, прости-прости, - поднял я руки в извиняющем жесте. - Таких подробностей я правда не знал. Ну так что, дашь подписать?
    
    Джирайя с сомнением посмотрел на меня.
    
    - Мда, с Минато было легче, определенно, - заметил он. Санин встал и предложил мне следовать за ним. Выйдя из забегаловки через несколько минут ходьбы мы оказались на одном из полигонов. Расположившись на бревне, Джирайя достал из-за спины свой гигантский свиток. - Поставь здесь свое имя. Кровью!
    
    - Спасибо! - обрадовался я и выхватив кунай, полоснул им по ладони. Когда я вывел свое имя, Джирайя показал мне ручные печати и предложил призвать кого-нибудь. Я кивнул и сложив печати, выполнил призыв. - Кучиёсе но Дзюцу!
    
    Чакры на технику я не пожалел, да еще и устойчиво держал в голове образ того, кого хотел призвать. Поэтому на призыв откликнулся Глава клана Гама, Бунта. Довольного скверного характера жаб, с которым в прошлом имел дело отец, но заодно и ставший мне неплохим другом.
    
    - Джирайя, - сердито произнес этот жаб. - Зачем ты меня призвал?
    
    - А, Гамабунта, это не я, - сразу замахал руками Санин. - Просто учу молодого Узумаки призыву.
    
    - То-то я и смотрю что чакры многовато для тебя, - усмехнулся он. - От тебя жлоба большего и не дождешься, - в этот момент я спрыгнул с головы жаба и оглядел его со стороны. Такое ощущение, будто Гамабунта совсем не изменился. - Так значит ты и есть Наруто? - спросил он меня. - Джирайя на Мьёбокузане все уши нам прогудел что ты станешь его учеником. Стало быть он начал твое обучение?
    
    - Вообще-то я только свиток с контрактом подписал, - пожал я плечами. - Самому Джирайе меня учить нечему, разве что искусству Санина, но тут уж лучше у вас помощи попросить.
    
    - Да, проходить такое обучение лучше на Мьёбоку, - кивнул Гамабунта. Но потом изменился в лице и едва не выронил трубку. - Постой, как это ему нечему тебя учить? Ты ж еще мальчишка и наверное даже не генин еще.
    
    - Вообще-то я уже джонин A-ранга, вчера стал, так что я даже не знаю что сказать на сей поклеп, - усмехнулся я. - Или я жилет ношу, чтобы не продуло?
    
    - Джирайя, он правда джонин? - спросил Гамабунта. На это Санин лишь пожал плечами. О таких вещах не привирают. - Да, чакры у него действительно не мало. Сколько ж тебе лет, Наруто?
    
    - Девять, - ответил я. - Еще что-то хотите спросить Гамабунта-сан?
    
    - Нет, больше ничего, Наруто-кун, - задумчиво произнес жаб. Не думаю что он ожидал увидеть что сын Четвертого уже шиноби. Поэтому он так на меня и отреагировал.- Ладно, раз хочешь изучать сендзюцу, то я поговорю с Фукасаку-саном. Только учти это дело не быстрое. Тебе потребуется немало времени на это.
    
    - Ну, я ученик старательный, - заметил я, покосившись на Джирайю. Тот лишь фыркнул в ответ. - И у меня как раз есть пара свободных недель.
    
    - Посмотрим насколько, - усмехнулся Бунта и исчез в клубах дыма.
    
    ***
    
    Менма начал учебу довольно неплохо. Не отлынивал от занятий, слушал учителей внимательно, поднимал руку и всегда был готов ответить. Да и в практических занятиях он был в числе первых, споря по этому показателю с Учихой Саске. И оба мальчика были предметом обожания среди прекрасной половины класса, а заодно и увеличившегося количества подколок с моей стороны на эту тему. Так что смотря на них, я не мог нарадоваться.
    Вот только все мое хорошее настроение улетучивалось, когда я оставался один. Дела в деревне обстояли паршиво. А если говорить конкретнее, клан Учиха отказался мириться с Хокаге, несмотря на те уступки, на которые был готов пойти Хирузен. Больше двух лет я обрабатывал руководство деревни, подводя их к мысли, что с Учихами можно жить мирно. И как я надеялся, Фугаку-сан сделает все со своей стороны, чтобы убедить клан принять предложение Совета. Но не срослось. Гордый клан не захотел пойти на уступки, они по-прежнему хотели всей полноты власти в селении. Положение 'умеренных' Учиха в клане и так было неустойчивым. Когда же открылось что Учиха Шисуи, лидер этой партии, попытался использовать способность своего Мангёке Шарингана Котоамацуками для того чтобы склонить на свою сторону других Учиха, им всем пригрозили расправой, а Шисуи был убит.
    С горечью в сердце я наблюдал как история повторяется вновь. С Шисуи мы стали настоящими друзьями и мне было больно терять такого близкого человека. Убийство поручили Учихе Итачи, чтобы тот доказал преданность клану, и тот исполнил приказ Совета клана. Вот только оба Шарингана своего друга он не уничтожил, а тайно передал мне. Шисуи предвидел такой расклад и хотел чтобы после смерти его глаза послужили Конохе, попросив меня проследить за этим. Убив Шисуи, Итачи обрел Мангёке Шаринган. Так получилось, что он остался единственным Учихой с высшей формой додзюцу Шарингана.
    Практически каждый день я приходил в резиденцию Хокаге и беседовал как с ним самим так и с Данзо. Поведение Учих поставило крест на клане в сердцах Совета и теперь я надеялся выторговать помилование хотя бы для тех, кто не собирался участвовать в восстании. В гордыне Учих я видел собственный провал. Когда-то мне удалось заставить переменить свое мнение самого Учиху Мадару. Но как оказалось, не всех Учих можно убедить словами. И такие люди готовы утянуть с собой в бездну весь клан.
    Когда со смерти Шисуи прошел месяц, мы встретились с Фугаку последний раз, когда я пригласил его ко мне домой. Я тогда мало говорил, просто смотря на этого человека. Да и смысла говорить больше не было. Я говорил в течение долгого времени, но мои слова не возымели действие.
    
    - Наруто, может быть ты все-таки займешь нашу сторону? - стал уговаривать меня Фугаку, на что я лишь грустно посмотрел на него.
    
    - Фугаку-сан, вы прекрасно понимаете, что я никогда не приму вашего предложения, - покачал я головой. - Когда-то давно я обещал, что двери моего дома будут всегда открыты для вашего клана. Но мой дом - это Коноха. Вы же собираетесь разрушить то, во что я верю, мой дом. Скажите, как мне принять вашу сторону, если вы отвергаете меня? Я никогда не приму вашу сторону.
    
    - Ясно, - кивнул он с грустью. - Прости что не смог оправдать твоих надежд относительно клана Учиха. И я не в обиде на тебя. Но мы сделаем то что должны.
    
    - Фугаку-доно, вы понимаете что это конец? - тихо спросил его я.
    
    - Нет, это начало, - улыбнулся он в ответ. И я понял, что из нас двоих прав был именно я. Для клана Учиха настал именно конец.
    
    - Прощайте, Фугаку-сан, - сказал я вставая и отворачиваясь к окну.
    
    - Прощай и ты, Наруто-кун, - сказал он уходя. - Жаль что все так обернулось.
    
    ***
    
    Фугаку ушел, а немного погодя стал собираться и я. Сегодня предстояла тяжелая ночь. Одев обмундирование АНБУ, я надел также и маску, маску Лиса, что всегда скрывала мое лицо. Волосы же при помощи чакры я перекрасил в черный цвет, одна из техник, что меня обучили еще в начале работы АНБУ. Иначе бы все узнавали меня по блондинистой шевелюре. Приготовившись я при помощи Хирайшина переместился к резиденции и вошел в нее. Сосредоточившись я обнаружил чакру Старейшин, Хокаге и Итачи в одном из залов собраний. Должно быть участь Учих уже решена, так как источники чакры уже расходились. Я сразу направился навстречу Данзо и Итачи, которые уходили вдвоем.
    
    - Ты должен будешь уничтожить всех, - говорил Данзо. - И дети - не исключение, даже если они не знают о заговоре. Только таким образом можно сохранить мир в селении и жизнь твоему брату.
    
    - Как всегда предпочитаете действовать прямо, Данзо-сама? - с усмешкой спросил я старейшину и тот повернулся ко мне. Мне удалось незаметно подобраться к этим двум шиноби, не последним по силе в деревне.
    
    - Узумаки, - проговорил своим безэмоциональным голосом старик. - Ваши с Хирузеном попытки остановить Учих не увенчались успехом. Сколько раз вы пытались решить дело миром и вам ничего не удалось. Настало время для решительных действий. Время действует против нас, а потому лучше атаковать сейчас. Иначе под угрозу будет поставлена безопасность селения.
    
    - Вы не хуже меня знаете, Данзо-сама, что под угрозу Селение было поставлено самим фактом своего существования, - усмехнулся я. - Пока существует система скрытых Селений, в том виде в котором она представлена сейчас, ни одно из них не будет в безопасности. Пока существует такая система, короткие периоды мира будут сменяться еще более короткими периодами войны. В которых будет гибнуть огромное количество шиноби. В последней войне дошло даже до того, что в ней принимали участие дети даже младше меня. Уничтожение Учих... Оно принесет мир в Селение... года на три, может чуть больше. А потом придет очередная война.
    
    - Если этого не сделать сейчас, война прижжет гораздо раньше, - ответил мне Данзо. Я же перевел взгляд на Итачи, который внимательно нас слушал. - Если такой клан как Учиха открыто восстанет, ты не хуже меня знаешь как на это отреагирую остальные Селения. Кумо, что считает превыше всего только силу, Кири, чья жестокость не знает границ, Ива, что никогда не считается с потерями и Суна, что привыкла бить в спину. У Конохи нет союзников и даже ее шиноби, не все из них заслуживают доверия. Твоим наивным мечтам не суждено сбыться в нашем мире, Наруто. Такова суть людей что его населяет.
    
    - Наивным мечтам? Возможно вы правы, Данзо-сама, - кивнул я. - Вот только я знаю каким образом претворить их в реальность. Итачи, ты ведь уже принял решение, как поступить?
    
    - Да, Наруто, - ответил Учиха, глядя мне прямо в глаза. - Я уже знаю что мне надо делать.
    
    - Тогда я отправляюсь с тобой, - сказал я одевая маску лиса. - Ведь я знаю как остановить клан Учиха не уничтожая его.
    
    - Узумаки, если твой план провалится, я не буду себя сдерживать, - сказал Данзо. - И тогда можешь даже не возвращаться в Селение.
    
    ***
    
    За территорией селения мы встретили одного интересного человека, на лице которого была маска.
    
    - О, меня обнаружили? - с усмешкой в голосе спросил он. - Как вы двое узнали обо мне?
    
    - Ты проник в святилище Накано, обойдя защиту Учих, но Итачи смог тебя выследить, - сказал я.
    
    - Только Учиха знают о том месте, - сказал Итачи. - Я проанализировал твои действия и попытался понять кто ты и каковы твои намерения.
    
    - И понял что я один из Учиха и у меня есть претензии как к клану так и к деревне, - усмехнулся Обито. - А как на счет того, что не-Учиха знает о том святилище? - спросил он, указав на меня пальцем. - Отличить чакру Учихи от чакры Узумаки я все еще могу. Не боитесь что кто-то из клана возьмет Биджу под контроль когда вы нападете? Тогда деревня может пострадать, как это случилось девять лет назад.
    
    - О, точно, это когда ты сам взял Кьюби под контроль, - 'осенило' меня и я ударил кулаком в ладонь. - Не так ли, Учиха Мадара?
    
    - Приятно когда тебя помнят, - усмехнулся он. - Чего ты хочешь от меня Узумаки Наруто? Мести за твоих родителей? За то что я вырвал Кьюби из твоей матери?
    
    - Месть не вернет их, - покачал я головой. - Нам всего лишь нужна твоя помощь. Сломить гордость клана Учиха.
    
    - Вы хотите истребить его полностью, - кивнул он.
    
    - Нет, всего лишь зачинщиков заговора, - ответил Итачи. - Уничтожив их клан Учиха надолго перестанет представлять опасность для Конохи.
    
    - Как интересно, и вы считаете что я соглашусь на такое предложение? - спросил он.
    
    - Верно, ведь твоя цель сейчас - в первую очередь Учихи, - ответил я. - Ты хочешь отомстить клану что не оправдал твоих ожиданий. Моя же цель не допустить полного уничтожения клана.
    
    - Какой интересный подход, Узумаки Наруто, - усмехнулся Мадара. - Ты полностью отличаешься от своего отца, хотя и не хочешь бессмысленных жертв. Это все?
    
    - Пожалуй, есть еще кое-что, - сказал я и достал свитки. - Старайтесь не целиться в голову. Лучше в сердце. После того как убьете сразу запечатывайте, а перед уходом из деревни отдадите их мне.
    
    - Да, ты отличаешься от своего отца, - задумчиво произнес Обито. - Уничтожить клан, но при этом спасти. А через несколько лет ты возродишь их всех, так?
    
    - Я не столь оптимистичен в прогнозах как ты, Мадара, - сказал я. - Думаю, уйдет не одно десятилетие на то, чтобы изменить мнение всех этих Учиха о Конохе. Вообще-то изначально я планировал использовать особый Джуин, идею которого я позаимствовал у Изанами.
    
    - Изанами? Ты хочешь сказать, что ты знаешь что это такое? - удивился Обито.
    
    - Не только знаю, - кивнул я. - Я разработал этот Джуин, но думаю это слишком жестоко таким образом переубеждать всех Учих отказаться от своих притязаний. Я хочу предоставить им право выбирать. Выбирать не оглядываясь на мнение их клана. Лучше так, чем лишать их свободы выбора или даже убивать их.
    
    - А то что ты собираешься устроить, разве нельзя назвать убийством, пусть даже и временным? - спросил Мадара. - К тому же не факт что ты спасешь всех. Даже если я пообещаю никого не убивать отрубая голову или любым другим способом, чтобы как можно сильнее повредить мозг и тело, не факт что ты спасешь всех.
    
    - Надеюсь на вашу аккуратность, Мадара-сан, - улыбнулся я.
    
    - Ладно, все равно такой расклад меня устроит, - махнул он рукой. - Хотя, если честно, я рассчитывал на пару Шаринганов.
    
    - Итачи, сколько Учих ответственны за восстание и кто? - спросил я у шпиона и тот ответил. - Что ж, Мадара, ты получишь свои Шаринганы, как и Данзо. Эти люди несут полную ответственность за судьбу своего клана. Когда выступим, Итачи?
    
    - На закате, - сказал Итачи, после чего мы стали разрабатывать подробный план атаки.
    
    ***
    
    Клан Учиха, потомки Старшего сына Рикудо Санина. Сколь велика ваша любовь к своим братьям и к сколь великой ненависти приводит ее потеря. Клан гордых людей, привыкших всегда скрывать свое смирение. Людей, что всегда ищут силы, дабы скрыть не свои слабости, но то что они ценят больше всего. Клан способный видеть суть вещей, но редко пользующийся этой способностью. И сегодня этот клан был на грани уничтожения.
    Со своей стороны я сделал все чтобы спасти его. А может быть даже больше, чем все. Но есть кое-что, что совершили Учихи и что требует справедливого возмездия. Задумав переворот, чтобы реализовать свои собственные эгоистичные желания, они нарушили тот договор, что заключил клан при основании Селения. Однажды они уже попробовали совершить эту ошибку. Но Тобирама жестко пресек восстание. Это была вторая попытка, но его остановили мы с Итачи, при этом сохранив репутацию клана. Но я понимал что это их последняя ошибка что была прощена. Предательство можно простить раз, другой. Но если предатель не хочет меняться... Какой тогда в нем смысл?
    Наше наступление на клан началось за десять минут до захода солнца. Проникнув на территорию клана мы оказались возле печати контролирующей барьер. Пригласить поучаствовать в операции Обито было хорошей идеей, так как его пространственно-временное ниндзюцу позволяло проникнуть куда угодно. И тут пригодились мои умения Мастера печатей. Барьер над кланом был поднят и больше никто не мог войти и выйти с его территории, как и заметить что-либо происходящее внутри него. Клан оказался отрезан от внешнего мира. После этого мы начали нашу атаку оттуда, откуда не ждал никто, с тыла! Обито и Итачи были профессиональными убийцами, а потому действовали с филигранной точностью. Они убивали Учих и запечатывали их в свитки что я дал. Я не отставал от них, для надежности используя помимо тайдзюцу еще и режим Санина. Так как я был в маске, он не был заметен для Учих. Клан ничто не мог противопоставить нам. Мы действовали стремительно, а потому в течение нескольких минут были убиты и запечатаны почти все Учихи старше двенадцати лет. Лишь четыре десятка детей были оставлены нетронутыми, но каждый из них был погружен в гендзюцу. Лишь Учиха Саске и его родители остались нетронутыми. Ими Итачи решил заняться самолично.
    Не могу даже представить, каково было Итачи самолично уничтожать клан и убивать своих родителей. Но Итачи не отступил и прошел свой путь до конца. Напоследок, погрузив своего младшего брата в Цукуеми, он запечатал тела родителей и передал все свитки мне. Обито уже сделал это и покинул территорию клана, сообщив что будет ждать Итачи в условленном месте.
    
    - Скажи, Наруто, ты сможешь вернуть их к жизни? - спросил он меня.
    
    - Смогу я или нет, не смей умирать, Итачи! - ответил ему я. - Ты очень хороший человек и я не хочу потерять тебя.
    
    - Наруто, пообещай что присмотришь за Саске и остальными детьми, - попросил он меня. - Саске будет искать меня и скорее всего забудет про них.
    
    - Я не забуду о них, - ответил ему я. - Клянусь моим именем. Мы еще увидимся, Итачи!
    
    - Да, до встречи, Наруто! - попрощался он со мной и скрылся.
    
    Я же оглядев последний раз опустевший клан поспешил к управляющей барьером печати. Отключив его, я переместился в условленную точку Хирайшином. Вскоре АНБУ проникнут на территорию клана и обнаружат последствия нападения. Ночь еще даже не перевалила за вторую половину, а я уже был дома. По счастью, Менма ничего не заметил. И только когда я спрятал свитки с телами Учиха, я смог вздохнуть с облегчением. Жребий брошен и уже поздно поворачивать назад.
    
Глава 6

    

    Известие о нападении и практическим полном уничтожении клана Учих сильно ударило по Конохе. В ту ночь вернувшись домой, я даже не стал ложиться спать. Зайдя в комнату брата я сел возле его кровати и глядя на мирно спящего ребенка, размышлял. Размышлял о том что сегодня произошло. О том, насколько значимо уничтожение Учих для меня, для Селения, для их детей, для моего брата.
    Учихи заплатили свою цену за предательство. Мы с Итачи также взвалили на себя свою ношу. Слово ниндзя происходит от иероглифа 'терпение'. Об этом рассказывают еще на самом первом занятии в Академии шиноби, самое первое что дают учителя своим ученикам. Но только после таких событий, ты начинаешь понимать истинное значение этого слова. Его я понял давным-давно. А вот Итачи только начал понимать, что значит взвалить на себя столь тяжелый груз.
    С ранних лет он ценил то наследие, что оставили его клану предки, включая Рикудо Санина. Итачи с ранних лет задумывался над такими вопросами, которыми не утруждали себя его более старшие соклановцы. В возрасте четырех лет, увидев все ужасы войны, Итачи возненавидел ее всем сердцем, до глубины души. Видя страдания других, смерть, что несет с собой война, он пообещал в своем сердце что больше никогда не увидит такого в Конохе, в своем доме. Желание что превысило его любовь к родным. И я понимал каково ему сейчас. Итачи взвалил на себя такую ношу, которую способен вынести далеко не каждый взрослый. Именно поэтому я вмешался, именно поэтому я решил дать его клану шанс, дав самому Итачи надежду вернуться однажды домой и сказать 'Тадаима'. И услышать в ответ заветный 'Окаринасай', сказанные его папой и мамой.
    Любовь Итачи к Конохе превысила его любовь к его клану. Но я не хотел чтобы эти два чувства боролись между собой. Любовь не должна бороться с любовью, именно поэтому, имея надежду вновь увидеться со своими близкими, однажды Итачи обретет мир в своем сердце. И я сделаю все, что зависит от меня. А пока... Пока я позабочусь о том, чтобы дети клана Учиха не остались одни и чтобы они не вырастили своем сердце ненависть. Это будет нелегко, но то, что они не одни поможет им пережить. И хотя сам Саске будет искать встречи с братом чтобы узнать правду, и я уверен однажды он ее узнает, я постараюсь подготовить его к тому что его ожидает.
    Хотя Итачи и постарался создать из своего младшего брата мстителя, процесс этот небыстрый. Как однажды он сам сказал мне, Саске - чистый лист бумаги и из него выйдет то, что ты нарисуешь на нем. Жажда мести и ненависть заставили Саске развиваться. Идти вперед несмотря ни на что. Но то, каким он будет в конце концов зависит от того, что вкладывать в этого шиноби. Когда Саске поймет причину, почему Итачи так поступил... Тогда его месть лишиться своего основания. И тогда клан Учиха будет прощен.
    
    ***
    
    Ранним утром меня вызвали к Хокаге. Едва я вошел в кабинет, как почувствовал на себя взгляд Хирузена. Не думаю, что Данзо или Итачи проболтались относительно моего участия в ночной феерии, но готов биться об заклад, старая обезьяна догадалась о моем участии в сегодняшних событиях. Слишком много я выкладывал в мир с Учихами и я не мог не вмешаться. А фактов для этого для Хокаге уже более чем достаточно. Первый - барьер. Со дня нападения Кьюби на Коноху клан Учиха ни дня не оставался без наблюдения и то, что сегодня произошло с их барьером не могло укрыться от АНБУ. Второе - исчезнувшие тела. Это сложнее, так как их объяснить гораздо проще. Но опыт подскажет Хирузену, что что-то тут не чисто. И опять я в числе подозреваемых, ведь изготовить такое количество печатей в Конохе могут немногие и я - один из них.
    Тем не менее, Сарутоби не стал выказывать подозрений вслух, иначе это было бы уже обвинением. Скупо поздоровавшись со мной он сообщил об уничтожении клана Учих и усилении в связи с этим патрулей АНБУ. На его сообщение я прореагировал... никак! Лишь добавив что это было ожидаемо. Хокаге не стал меня больше расспрашивать и выдав задание, отпустил.
    Когда я ближе к вечеру вернулся домой, я застал Менму в ужасном настроении. Слухи в Селении распространяются быстро, а учитывая что мальчик ходит в Академию, где учатся дети со всей Конохи нет ничего удивительного что все уже знают о произошедшем с Учихами. Войдя в квартиру я ни слова не говоря прошел на кухню. Нужно было приготовить обед, а то брат так и будет сидеть голодным. Вот только все уже было готово, а сам Менма сидел на кухне подперев голову рукой и смотрел в одну точку на стене. Это было неожиданно для меня. Раньше он не утруждал себя готовкой как правило все взваливая на меня. А теперь он сам без моей помощи приготовил поесть. Должно быть произошедшее очень сильно ударило по нему. Когда я вошел в кухню, он даже не повернулся ко мне, не заметил.
    
    - Вижу ты приготовил обед? - заметил я, привлекая к себе его внимание. Менма услышав меня резко дернулся и обернулся ко мне. В его глазах отражался страх. Точно такой же, какой был в глазах Саске, когда Итачи рассказал ему как вырезал клан. Но едва Менма увидел меня, то вздохнул с облегчением и вскочив с табуретки бросился ко мне.
    
     - Наруто-нии! - крикнул он, бросившись мне на шею и разразившись рыданиями. Пришлось успокаивать его. Все-таки в девять лет узнать что те люди с которыми ты еще вчера пил чай - мертвы, сильный шок для ребенка, даже если он учится на шиноби. - Фугаку-оджисан, Микото-обасан...
    
    - Все хорошо, Менма, все хорошо, я здесь, - говорил я, держа его в своих объятиях. - Я знаю что произошло. Можешь больше ничего не говорить.
    
    - Саске-кун в больнице, - всхлипнул он постепенно успокаиваясь. - Я хотел к нему попасть, но меня не пустили.
    
    - Завтра мы сходим к нему, - сказал я. На самом деле я уже успел поинтересоваться состоянием выживших Учих. Как и ожидалось, все они без сознания. Кто-то придет в сознание завтра утром, а вот Саске пролежит еще пару дней. Цукуеми применяли только к нему, с остальными обошлись обычными гендзюцу.
    
    - А нас пустят? - спросил он с надеждой и я поспешил кивнуть.
    
    - Пустят, пустят, - успокоил его я. - Менма, ты как?
    
    - Уже нормально, нии-сама, - ответил он, краснея. - Прости что расплакался. Ты хочешь чтобы я был сильным, а я...
    
    - Не стоит, Менма, - похлопал я его по плечу. - Ты мой любимый брат и я готов принимать тебя таким какой ты есть. Ты зря волнуешься. А что насчет слез... Знаешь, я ведь тоже иногда плачу. И если я когда-нибудь не сдержусь при тебе, надеюсь, ты меня простишь?
    
    - Конечно прощу, нии-сама, - сказал он. Затем он встал и подошел к кастрюле. - Я тут обед приготовил. Правда не знаю как получилось. Я делал по книге рецептов, что у нас была, но так и не распробовал.
    
    - Ну так давай распробуем вместе? - предложил я. Менма кивнул и мы стали раскладывать обед. Когда я попробовал его готовку, в лице я от неожиданности переменился. - Мда, Менма, похоже теперь готовить будешь ты.
    
    Мальчика обрадовала моя похвала и он наконец улыбнулся пусть и совсем немного. Действительно, то что у него получилось было гораздо лучше того что выходило у меня. Нет, я готовил сытные и полезные блюда и их вполне можно было есть. Но у Менмы должно быть проклюнулся настоящий талант. Конечно, ничего определенного сказать нельзя после всего одного раза. Но я во всяком случае так не готовил.
    Обещание брату я исполнил на следующий день, когда мы с ним сходили к Саске в госпиталь. Поначалу даже меня не хотели пускать. Ирьенин что дежурил в тот день был мне не знаком. Но мне повезло так как в коридоре показался Данзо. Глава Корня оказался весомым аргументом и нас пропустили. Вот только почему-то Менма очень испуганно косился на старика. Должно быть что-то слышал о нем или это просто инстинкт самосохранения. Надо будет потом спросить его.
    Саске ожидаемо оказался без сознания. Менма сел возле него и стал просто смотреть на своего друга.
    
    - Итачи воздействовал на него Цукуеми, сильнейшим гендзюцу клана Учиха, - сказал Данзо. Мне это было уже известно в отличие от Менмы.
    
    - Гендзюцу? - спросил мальчик. Мысленно я дал себе подзатыльник. Надо было обучить его хотя бы элементарным вещам, а не только физической подготовке и некоторым печатям. Впрочем, в его возрасте я не знал и этого.
    
    - Особая техника, направляющая чакру напрямую в мозг оппонента, - пояснил я. - Воздействуя определённым образом можно обмануть все пять чувств человека, заставить его поверить в реальность создаваемой иллюзии. Цукуеми - пример высшей формы гендзюцу. Внутри этой иллюзии происходящее настолько реально что вполне может отразиться на физическом состоянии жертвы. Как видишь даже спустя полтора суток, как Итачи применил Цукуеми к своему брату, Саске не может выйти из этой иллюзии и никому не известно, что он там видит.
    
    - Но можно ему помочь? - с надеждой спросил Менма.
    
    - Против Цукуеми наши мастера гендзюцу бессильны, - покачал головой Данзо. - Здесь могли бы помочь сами Учиха, но они все мертвы. Так что остается надеяться что Цукуеми прервется само, а юный Учиха выдержит это испытание.
    
    - Как же так, нии-сама? - спросил меня Менма. В его глазах было отчаяние. То что Саске страдает, причиняло ему боль. - Нии-сама, ты же очень умный, неужели ты не можешь помочь ему?
    
    Я призадумался. Мне уже приходилось сталкиваться с самыми разными гендзюцу и прерывать их. Вот только Цукуеми это иной уровень. Здесь используется Интон на совершенно ином уровне. И тут меня осенило.
    
    - А ведь можно попробовать! - задумчиво сказал я, оглядывая лежащего без сознания Саске. Данзо даже открыл от удивления глаз. Видимо, не ожидал что я попробую что-то сделать против одной из высших техник Учих. Я же не терял время даром. Заняв место Менмы перед Учихой, я положил ему правую руку на голову, а левой сложил печать концентрации. Требовалось осторожная, буквально филигранная работа, чтобы снять эту иллюзию. Закрыв глаза я сосредоточился на чакре в мозгу мальчика. Чакра Итачи, в которой так и чувствовалась та тьма характерная для Мангёке Шарингана Учих, буквально обволакивала мозг. Чтобы не ошибиться, я перешел в режим Санина. Так я мог гораздо лучше чувствовать как чакру, так и все, что меня окружает.
    Гендзюцу. Техника что используют шиноби для обмана чувств противника. Чем слабее человек, тем проще воздействовать на него при помощи гендзюцу. Так сложилось, что людей с высоким уровнем интеллекта сложнее погрузить в иллюзию. Но все меняет чакра. Чем выше уровень шиноби, чем более изощренно он умеет использовать Интон, тем сильнее его гендзюцу. Додзюцу Учих Шаринган позволяет вывести это умение на практически недосягаемый для большинства шиноби уровень. А с пользователем Цукуеми могут сравниться лишь такие мастера гендзюцу как Нидайме Мизукаге.
    Все эти три года я делал основной упор именно на Онмьетон, чьей составляющей частью и является Интон. И естественно в своем обучении я не мог обойти стороной гендзюцу. И теперь двигаясь по неизведанному маршруту я пытался нащупать тот принцип по которому Итачи строил свое гендзюцу. Шаринган позволял манипулировать Интоном на невиданном уровне. Додзюцу Учих можно сравнить с совершенным инструментом. Сравнивать его и мои умения, это все равно что сравнивать скальпель хирурга и каменный нож диких племен юго-западного континента. До уровня Учихи мне еще расти и расти. Но даже так я мог почувствовать в каком направлении следует двигаться. Продвигаясь буквально по крупице и максимально сосредотачиваясь на цели, я распутывал то, что создал Итачи. Постепенно картина его иллюзий становилась все яснее и я все более четко начинал понимать что надо делать чтобы снять ее, не навредив при этом Саске. И наконец я смог понять как снять его окончательно.
    
    - Интон: Сейшинкай то Ями. Кай! - произнес я, открывая глаза. Передо мной все плыло, но наконец я смог четко различить лежащего передо мной мальчишку. Саске смог открыть глаза и посмотрел на меня.
    
    - Наруто-сан? - спросил он. Я же кивнул. - Что со мной? Где я?
    
    - Лежи, ты только пришел в себя, - сказал я. - Теперь тебе надо отдыхать и набираться сил.
    
    - Мой брат, он... - начал мальчик и я почувствовал что он не может больше сдерживать своих чувств. - Почему? Почему? Мама, папа.
    
    Гендзюцу, в которые мы помещали все детей Учиха должны были исказить их представления о той ночи. Показать что их клан был атакован одним человеком. Но в отношении своего брата Итачи пошел гораздо дальше. Он заставил его пережить всю ты боль что испытали члены клана в ту ночь. И теперь эта боль заставит его искать силу. А еще я почувствовал, что Саске уже пробудил свои глаза, но Цукуеми запечатало их. Видимо должно пройти какое-то время или Саске должен оказаться перед лицом смертельной опасности чтобы печать слетела с додзюцу. И я не сомневался, что благодаря стараниям Итачи додзюцу его брата будет одним из сильнеших.
    Пока я размышлял об этом, один из дежуривших в палате АНБУ испарился, а второй приблизился ко мне. Ни Данзо, ни Менмы не было.
    
    - Сколько прошло времени, - спросил я у АНБУ. Тот быстро понял о чем я спрашиваю.
    
    - Почти восемь часов, - сказал он. - Данзо-сама приказал отвести вашего брата домой, а нас оставил тут для дежурство. И, Наруто-сан, у вас кровь из носу идет.
    
    Я проверил. Действительно, из носа шла кровь. Должно быть последствия столь глубокой работы с Интоном. Вместе с этим осознанием пришла и головная боль, причем очень сильная. Все-таки я ухитрился перенапрячься. АНБУ хотел уже броситься ко мне, но я остановил его жестом.
    
    - Все нормально, сейчас пройдет, - сказал ему я. В этот момент открылась дверь и в палату вошел Хокаге, а за ним ирьенин. Я освободил место позволив врачу позаботиться о Саске. Тот уже успел немного успокоиться и прийти в себя.
    
    - Наруто-кун, тебе удалось снять гендзюцу? - спросил меня Хирузен, пока ирьенин осматривал Учиху.
    
    - Если можно, Хокаге-сама, позже я представлю более подробный отчет. Пока я не в состоянии ничего сделать. Это гендзюцу значительно выше по уровню, чем все что я видел до этого раньше, - сказал я, пристроившись на стул возле стены. - Чудо что его вообще удалось снять.
    
    - Ты молодец, Наруто-кун, - похвалил меня Хокаге. В этот момент ирьенин закончил осмотр Саске.
    
    - Физически с ним все в порядке, - сказал он, подойдя к Хокаге. - Относительно психологического состояния нужно проводить дополнительное обследование. Но в принципе его уже можно отпускать.
    
    - Как ты себя чувствуешь, Саске-кун? - спросил Хирузен мальчика. В его голосе звучал неподдельный интерес и я знал что это не игра. Для Хирузена все жители Конохи - его родные. Иначе бы он просто не мог оставаться во главе деревни вот уже сорок с лишним лет. Пока шиноби Конохи не пошли против Селения, они всегда могут рассчитывать на поддержку Хокаге. Но стоит перейти черту и Хирузен может показать, чего на самом деле стоит пойти против него.
    
    - То что сказал Итачи, это правда? - тихо спросил мальчик. - Он правда убил всех?
    
    - Мне жаль тебе сообщать это, но Итачи действительно убил всех Учиха старше двенадцати лет, - с горечью в голосе сказал Хирузен. Я знаю что он был против этой операции и хотел решить дело миром. Вот только Данзо был на сто процентов прав и медлить было нельзя. Если бы Учихи не были истреблены вчера ночью, завтра они бы уже подняли восстание. И кто знает, во что бы обернулось для Конохи предательство Великого клана. И чтобы сохранить его имя, Итачи взял на себя огромную ношу. Ради клана, ради выживших. Хирузен рассказал в общих чертах Саске все что касалось этого события и какое теперь положение занимает Итачи. Когда Хокаге закончил и встав уже собрался выйти из палаты он повернулся ко мне. - Кстати, Наруто-кун, было обнаружено завещание Учихи Фугаку. Его последней волей было чтобы ты исполнил данное тобой обещание и позаботился о клане Учиха пока у него не появиться дееспособный глава.
    
    - Странно, почему именно я? - новость что сообщил Хокаге была действительно удивительной. - Если не ошибаюсь в таком случае о клане должно было позаботиться Селение. Во всяком случае так гласит договор, заключенный между кланами. Почему Фугаку-доно нарушил это соглашение и назначил меня в обход Селения?
    
    - Видимо из-за того, что последнее время мы имели некоторые разногласия, он стал меньше мне доверять, - задумчиво произнес Хокаге. - А вот тебе, насколько мне известно, он доверял чуть ли не безоговорочно. Ведь ты же поддерживал с ним хорошие отношения. Да и среди клана Учиха у тебя было много друзей.
    
    - Это так, но все равно странное решение, - задумчиво произнес я, а затем повернулся к Саске. Мальчик сидел на кровати, обхватив свои худые коленки руками. - Учиха-доно, я понимаю что вам сейчас трудно принимать какие-то решения, но тем не менее вам сейчас придется принять одно. Учиха-доно вы готовы принять на себя обязанности Главы Великого клана Учиха и нести всю ответственность за принятые решения?
    
    - Я не знаю, - тихим голосом ответил Саске. В его глазах отражалось непонимание того что происходит.
    
    - Раз так, то... - я повернулся к Хокаге. - Я не имею ничего против того чтобы исполнить свое обещание данное Фугаку-доно. Я готов временно взять на себя опеку над кланом Учиха до тех пор пока среди них не появится дееспособный глава клана. В связи с этим прошу предоставить трехмесячную отсрочку в исполнении обязательств клана Учиха перед Селением, чтобы я смог разобраться с необходимыми документами и рассмотреть все дела. Насколько я помню, в соглашении подписанном кланом Учиха, есть пункт позволяющий предоставить подобную отсрочку в случае если клан серьезно пострадал.
    
    - Отсрочка для клана Учиха будет предоставлен на запрашиваемый вами срок, Узумаки-доно, - кивнул Хирузен. - Также прошу вас как можно скорее выдвинуться в сторону территории клана, чтобы возглавить следственные мероприятия.
    
    - Я пошлю туда теневого клона, - ответил я и исполнил технику. Клон незамедлительно испарился в шуншине. Хокаге постоял немного смотря на место откуда исчез теневой клон, а затем попрощавшись с нами вышел, оставив нас с учихой вдвоем. Я раздумывал как теперь разорваться на сотню частей, чтобы как выполнить все обязательства Учих, так и про свои дела не забыть. А еще придется взять под контроль дела полиции Конохи. И не отвертишься, иначе мне потом Фугаку голову открутит, когда я его возрожу, а если не открутит он, то Микото сковородкой прибьет.
    
    - Наруто-сан, это правда что папа просил вас позаботиться о клане? - спросил он меня.
    
    - Об этом официально заявил Хокаге, сославшись на завещание. А с такими вещами не шутят, - заметил я. - Впрочем, если желаешь я могу отказаться от этого и передать тебе все обязанности главы клана.
    
    - Нет, раз папа доверял тебе, то ты справишься лучше, - покачал он головой. - Да и не нужно мне это, у меня уже есть цель.
    
    - Есть цель? - переспросил я. - Как это понимать, Саске-кун? - в моем голосе лязгнул металл, и Учиха испуганно посмотрел на меня. Затем он разозлился и вскочил с кровати.
    
    - Я должен отмстить брату за клан! - сказал он. - За то что он убил маму с папой! За то что...
    
    - А как же клан? - спросил я.
    
    - Ну ведь я же не единственный выживший, - пожал он плечами. - Как-нибудь справятся без меня. К тому же ты позаботишься о нем.
    
    - Значит ты решил все-таки отмстить Итачи, - произнес я. - Тогда ответь мне, Учиха Саске, если ты настолько силен чтобы мстить своему брату, почему ты не смог защитить свой клан?
    
    - Я не силен, я слаб, - ответил он. - Но я стану сильнее! И отомщу!
    
    - А что ты будешь делать после того, как отмстишь? Тихо умрешь? - спросил я бесстрастным голосом.
    
    - Нет, я... - мальчик замолчал не зная что сказать.
    
    - Саске-кун, никто не запрещает тебе идти и мстить Итачи, - заметил я, говоря с мальчиком доверительным тоном. - Но это не значит что ты можешь вот так просто отбросить те обязательства которые есть у тебя перед кланом. Долгое время клан тебя растил, но пришло время и тебе позаботиться о нем. Ты думаешь твой отец просто так попросил меня позаботиться о вас? Нет. Он ожидал что когда-нибудь ты встанешь на его место во главе клана. Если ты проявляешь к нему хоть толику уважения, не забывай об этом.
    
    - Простите, Наруто-сан, - ответил мне покрасневший Учиха. Ему теперь было стыдно за свой мимолетный порыв. - Зачем все это? - спросил он меня расстроенным тоном. - Вы столько всего делаете для меня, для клана.
    
    - Знаешь Саске, когда Менма узнал что случилось с тобой и кланом он первым делом прибежал к тебе, - сказал я. - Менма очень любит тебя, как брата. Даже ко мне он не проявляет таких чувств, как к тебе. Ты - его первый друг. Пожалуйста не забывай об этом. Ради него, ради тебя, ради твоего клана я позабочусь о вас, - я встал со стула и пошел в сторону. - Только не думай, что ваш клан я собираюсь тащить в одиночку. Будущий Глава - ты, а значит будешь мне помогать! Кстати, доктор сказал что тебе уже можно покинуть больницу. Так что собирайся.
    
    Я вышел из палаты и Саске последовал за мной. Было очевидно что он по-прежнему пребывал в смятении, но уже отказался немедленно бежать мстить брату. Оформив необходимые бумаги, мы покинули больницу и отправились в сторону территории клана Учиха. Там уже находился мой клон, но лучше принять дела расследования в свои собственные руки.
    Прибыв на место, я обнаружил что поиски улик все продолжаются. Развеяв клона я узнал все подробности. Больше всего волновал вопрос, что случилось с телами. Ни одного тела не было обнаружено. Но были следы крови и анализы подтвердили что это кровь Учих. Больше всего АНБУ волновало куда могли деть столько тел.
    
    - Мва-ха-ха-ха-ха - раздался у меня в голове голос Курамы. - Наруто, признавайся куда ты Учих подевал? Бедные АНБУ уже устали носом рыть землю.
    
    - Куда-куда, тебе скормил, - усмехнулся я. - Все равно у тебя на них давно зуб наточен, так что ты - самое заинтересованная морда в их мясе.
    
    - Значит это дело поручили вам, Наруто-сан? - услышал я знакомый голос Шикаку Нара.
    
    - Вы абсолютно правы, Шикаку-сан, - кивнул я оборачиваясь к нему. Тот как всегда стоял засунув руки в карманы и нацепив ленивое выражение лица. Казалось еще мгновение и он уснет прямо тут.
    
    - Вот и хорошо, уверен у вас будет больше идей по поводу того что тут произошло, - сказал он. - Я приказал АНБУ выставить охрану и никого не пускать на территорию. Барьер клана совсем отказал.
    
    - Хорошо, я посмотрю что можно сделать, - кивнул я. - Как закончу, АНбу можно будет отозвать. Что касается оперативников, то как я понимаю они ничего не нашли?
    
    - Именно, все тела исчезли как и следы, - сказал он, покосившись на Саске. Тот внимательно слушал, несмотря на то что был очень потрясен. - И, боюсь, тут больше ничего сделать нельзя.
    
    - Рекомендуете отозвать их? Согласен. Пусть только подготовят подробный отчет к завтрашнему дню. Может подтолкнет к каким-нибудь мыслям.
    
    Шикаку кивнул и испарился. Позвав Саске я пошел в сторону резиденции Главы клана. Предстояло немало работы, которую свалил на меня Фугаку.
    
    
    
Глава 7

    

    Сидя в своем кабинете я размышлял над причинами восстания клана Учих. Теперь когда мне пришлось во исполнение старых обещаний взвалить на себя обязанности их клана, я понял в чем заключалась еще одна. Дело в том, что Учихи являлись полицией Конохи, эту обязанность на них навесил Тобирама. И я теперь еще лучше понимал почему он делал такое лестное предложение своим врагам. Бумаги, огромная куча бумаг. В Конохе и окрестностях проживает под четверть миллиона жителей и все обязанности по обеспечению безопасности, проведению следственных мероприятий с соблюдением протокола и прочее, и прочее, все это висело на клане Учиха.
    Наверное, надо было у Хокаге просить вместо трех месяцев отсрочки, все три года, вот только никто столько ждать не будет. Даже тех трех месяцев, что мне обещали дать, у меня не было. Мне пришлось налаживать нормальную работу полиции буквально в этот же день, как Хокаге подтвердил мои полномочия опеки над кланом. Видимо почувствовав свободу от Учих разом решили проснуться все дебоширы Конохи. Пришлось вмешиваться самолично. В тот день я побегал знатно, а затем и всю неделю. Зато после воспитательной беседы со всеми дебоширами и другими сомнительными личностями, Коноха прямо-таки засияла чистотой. Я не стал штрафовать их или сажать в тюрьму. Просто назначил всем общественно-полезные работы на две недели, чтобы остыли, гребя мусор. Особо ретивым такие работы были назначены на более длительные сроки. Все бы ничего, вот только тщательность исполнения наказания в каждом конкретном случае мне приходилось контролировать лично, посылая теневых клонов. Народ почувствовав на себе прежнюю хватку полиции успокоился. А мне пришлось заняться другими делами, которых было немало.
    Вернее, я занимался ими параллельно и опять при помощи клонов. Я знал что в полиции ведут много бумаг, много дел, а их архив ничуть не меньше такового у АНБУ. Вот только попробуйте все это обработать в одиночку, пусть даже и при помощи теневых клонов. Когда я вечерами дома развеивал технику, мне приходилось входить в режим Биджу чтобы выдержать и обработать тот поток информации, что мои клоны получали за день. Обычный человек давно бы умер от такой передозировки информации, но меня спасала моя сущность джинчурики. Эта ситуации мне здорово напомнила Четвертую мировую войну, когда мне приходилась на одних ощущениях обрабатывать море информации, когда мне приходилось подстраивать чакру Курамы под без малого сорок тысяч человек, при том что каждый человек обладает индивидуальными параметрами чакры. Так что сейчас я вовсю использовал этот опыт, создавая каждый день сотни клонов и используя их в качестве своих главных помощников.
    А спустя две недели когда я более менее утряс ситуацию с дебоширами, с текущими делами и еще многим чем, меня вызвали на совет джонинов. До этого я в нем не состоял, но учитывая что я стал начальником полиции Конохи, теперь я там находиться просто обязан. Хирузен потребовал от меня предоставить краткий отчет о проделанной работе. Мысленно посмеявшись над стариком, я стал составлять 'краткий' отчет, который составил парочку таких объемных томов. Теперь для меня такие объемы не были проблемой.
    Когда я вечером назначенного дня вошел в зал совета, все уже собрались и дожидались только меня. Сначала меня видимо хотели пожурить, но увидев как я вношу стопочку толстеньких папок, Хокаге закрыл рот не сказав и слова, лишь молча кивнув мне начинать. Я начал и закончил... через два часа. Ясно показав всем глубину той задницы в которой оказалась деревня после гибели клана Учиха. Описывать ситуация я старался в красках не скупясь на наглядные примеры.
    В итоге, когда дело дошло до выдвижения каких либо конкретных предложений по урегулированию ситуации, никто не мог сказать ничего внятного. Пришлось опять запрягаться мне и описывать план комплексных работ по приведению в порядок как репутации селения, так и того фронта работ, что ранее выполнял клан Учиха. В итоге я подчеркнул необходимость усиления полиции бойцами АНБУ, или другими шиноби, которые тем не менее проходили бы по документам именно как полицейские.
    АНБУ мне не дали, но вот чуунинов обещались. В итоге с Хокаге мы сторговались на полусотне человек, необходимый минимум чтобы поддерживать элементарный порядок в селении. Конечно, можно бы было распустить полицию, но мне жутко не хотелось брать на себя ответственность за это неудобное решение. Самое интересное, Хокаге об этом даже не заикался на совете.
    Все дело в репутации клана Учиха. Клан Учиха не просто был одним из сильнейших кланов Конохагакуре но Сато. Наряду с кланом Сенжу, они являются кланом-основателем селения. И если они просто так откажутся от своих обязательств, это очень сильно ударит по престижу селения. Прецедент был, когда во второй мировой войне клан Сенжу был практически окончательно истреблен. Тогда обязательства этого клана перед селением распределили между собой другие кланы, в том числе Сарутоби и Узумаки. Но последний был истреблен во время нападения Кьюби на Коноху. То что я являюсь его последним представителем уже не играет никакой роли. Так как долгое время я не мог исполнять обязанности главы своего клана по причине малолетства. По сути сейчас на мне лежит задача не только восстановить клан численно, что не представляет особой проблемы, особенно для Узумаки. Но от меня требуется восстановить также и Имя клана. Именно поэтому я так носился с Учихами. Таким образом я убивал одновременно нескольких зайцев. Моя репутация как Узумаки только росла, так как я показывал что мой клан держит слова, даже когда у него в живых остался один член. Также я избавлял выживших Учих от последствий падения престижа клана. Селение не теряло полицию и ее обязанности не нужно было передавать АНБУ. В общем огромное количество плюсов. И один из самых жирных - мой членство в Совете. Тяжело, конечно, но мой внутренний хомяк наряду с жабой точно бы меня задушили, откажись я от всего того, что я на себя взвалил.
    
    ***
    
    Спустя полгода после уничтожения Учих, ситуация более менее успокоилась. Поняв, что не смотря на уничтожение Великого клана, Коноха по-прежнему сильна, остальные Гакуре, получив от нас по зубам, оставили нас в покое. Для этих целей пришлось мобилизовать всех высокоуровневых джонинов, к которым относили и меня, хотя я и получил A-ранг относительно недавно. Наладив работу полиции я смог брать для себя миссии вне деревни и как раз несколько таких был она границе. В одной из таких миссий я и повстречал шиноби Суны. В качестве оппонентов мне попалась команда Гаары.
    
    Заметил я их еще за половину дневного пешего пути. Даже не то что заметил, а почувствовал чакру Гаары. И естественно сразу связался с ним. Я выяснил что им было поручено проникнуть на территорию страны огня и выяснить нашу обороноспособность. Двигаясь по широкой дуге вдоль границы со страной рек, я вышел в тыл их отряду. Кроме его команды там было несколько других команд Суны.
    
    Догнал я их стремительно. Я не боялся в одиночку атаковать столь крупное соединение. Из всех шиноби только Гаара мог представлять для меня опасность. Тактику я избрал свою любимую, атаковать с тыла, по самым слабым в отряде шиноби. В основном отряд Суны состоял из генинов. Также было четверо чуунинов и двое джонинов. Впрочем, сенсоры сработали неплохо, заметив что их атакует джонин Конохи и отряд попытался перестроиться. Атаку я начал сверху, при помощи теневых сюрикенов. Эта атака внесла смуту в ряды бойцов, я же не останавливался. Действуя аккуратно я вырубил троих генинов прежде, чем меня контратаковали. Убивать я никого не собирался иначе Гаара не будет со мной церемониться, а настраивать против себя друга мне не хотелось.
    
    - Кто ты такой? - прокричала Темари, раскрывая свой веер.
    
    - Скорее это я должен спрашивать, что шиноби Суны забыли в стране Огня, - заметил я, вставая перед ними.
    
    - Не твое дело! - раздраженно ответил Канкуро. В это время Баки, должно быть он был их командиром, стал обходить меня.
    
    - Хм, не думаю что это верный ответ, - задумчиво ответил я. - Впрочем, может, скажете с чего это Суна отправила сюда генинов?
    
    - Нас вполне хватит чтобы проучить тебя, - заметила Темари и бросилась на меня. Остальной отряд последовал ее примеру, кроме Гаары. Тот внимательно смотрел на меня, ожидая что я предприму. На его лице застыла тень улыбки.
    
    - Так-так, генины решили показать свою удаль, - усмехнулся я. Когда дело доходит до бойцов высокого ранга, понятия качество и количество не равнозначны. Я конечно не Учиха Мадара, но и против меня не Альянс шиноби. Тем не менее, бой я провел в самых лучших традициях легендарного Учихи, раскидав суновцев как котят меньше чем за минуту. Когда моя победа была уже очевидна, но суновцы не хотели сдаваться, Гаара наконец вмешался.
    
    - Достаточно, - сказал он своим ка всегда бесстрастным голосом. - Суна признает свою ошибку и мы обязуемся покинуть территорию страны Огня как можно скорее.
    
    - Сразу бы так, - усмехнулся я.
    
    - Постой Гаара, а как же задание Казекаге, - попробовала возразить Темари.
    
    - Оно потеряло смысл, когда мы встретили этого противника, - сказал Гаара, как будто это все объясняло.
    
    - Да вообще этот парень? - проворчал один из генинов Суны.
    
    - Узумаки Наруто, джинчурики Кьюби, - ответил Гаара. - У вас изначально не было шансов против него.
    
    Постепенно до горячих пустынников стало доходить кто я такой и их челюсти отвисали все больше.
    
    - Ты мог бы попытаться нивелировать мое превосходство при помощи своего Биджу, Собаку но Гаара, - заметил я и протянул ему руку. - Рад встретить своего собрата. Можешь называть меня Наруто.
    
    - Взаимно, - кивнул он и ответил на мое рукопожатие. - Зови меня Гаара.
    
    Отряд Суны со все большим удивлением смотрел на нашу мирную беседу, будто только что не было жаркого боя.
    
    - Кстати, если не секрет, в чем заключается ваше задание? - прямо спросил я Гаару. - Проверить обороноспособность Конохи после уничтожения клана Учиха?
    
    - Именно, - кивнул Гаара. - Поэтому я более не вижу смысла в исполнении этого задания. Ваши границы защищены весьма недурно.
    
    - Вы можете оставаться на территории страны огня сколько пожелаете, если ваши цели не будут угрожать Конохе, - сказал я и достав небольшой свиток, написал на нем несколько строк и скрепил его своей печатью. - Как начальник полиции Конохи я могу предоставить одной вашей команде временный пропуск и вы сможете воочию убедиться, что Коноха по-прежнему сильна как никогда.
    
    -Думаю, мы примем ваше предложение, - кивнул Гаара. - Разумеется остальные отправятся обратно в Суну.
    
    Отряд разделился. Баки, Темари, Канкуро и Гаара отправились за мной, а остальные суновцы отправились в сторону границы. Сокомандники Гаары сначала пытались возражать против его самоуправства, но что такое слова простых шиноби против джинчурики? К слову, по словам Гаары, Казекаге дал добро на тот случай, если отряду предложат ознакомиться с состоянием дел в Конохе. В принципе пока Суна позиционирует себя как наш союзник, а потому мы 'не ожидаем удара в спину'. А значит провести одну команду в Коноху, чтобы Суна убедилась в нашей боеготовности просто необходимо.
    В Коноху мы прибыли через день. Всю дорогу мы довольно неплохо общались с Гаарой. Поначалу его команда бросала в мою сторону настороженные взгляды, но удостоверившись что я не собираюсь нападать на них, успокоились. В самом селении Хокаге тепло встретил неожиданных гостей из другой деревни и заверил что Коноха помнит о своих договоренностях с сунной и не намерена отказываться от них. Гаара предложил своей команде пойти прогуляться по Конохе, раз у них есть разрешение на пребывании в селении, а сам изъявил желание пообщаться 'со своим собратом-джинчурики'.
    
    - Наруто, ты помнишь о моей просьбе? - спросил он меня, когда мы прогуливались в сторону моего дома.
    
    - Да, у меня все готово, - кивнул я. - Схему я собираюсь использовать ту же самую как и в первом случае.
    
    - Отлично, - кивнул он и улыбнулся. - Знаешь, когда ты рассказал что ты сделал, я тебе сначала не поверил. Но теперь у меня буквально камень с души упал. Когда можем приступить?
    
    - Прямо сейчас, - сказал я, когда мы уже подошли к дому.
    
    Менмы еще не было дома, а потому нам никто не мог помешать. Спустившись в подвал мы занялись тем, для чего собственно и планировался этот визит. Как и в моем случае, у Гаары когда он оказался в своем детском теле, разум предыдущего владельца тела оказался запечатан. И когда мой друг узнал как я выкрутился из этой ситуации, он сразу же потребовал чтобы я сделал также и для него.
    
    - Надеюсь ты понимаешь, что мальчика придется держать у меня? - заметил я. - Ты просто не сможешь никак его залегендировать в Суне. А мне не составит труда. Тем более сам понимаешь какое я занимаю положение. А вот имя придумать должен ты сам. Все-таки это твой брат.
    
    - А он точно ничего не вспомнит? - с сомнением спросил Гаара.
    
    - Ты кому это говоришь? - обиделся я. - Да во всех пяти странах нет мозголома лучше меня, разве что Иноичи Яманака, - Гаара скептически посмотрел на меня но спорить не стал. - Ну так как насчет имени?
    
    - Думаю, его можно назвать Айкава, - сказал Гаара.
    
    - Река Любви? - переспросил я. - Не слишком ли?
    
    - Не знаю, думаю ты прав, - кивнул он. - Пожалуй это слишком сентиментально. Ему девушки проходу давать не будут. Тогда давай просто, Акай.
    
    - Красный? - выразительно изогнул я бровь. - Не слишком ли банально?
    
    - Чего тебе все не нравится? - возмутился Гаара. - Вон у тебя имя вообще значит кусок рыбного рулета. А твой брат - бамбук моченый.
    
    - Не тронь наши имена, это семейная традиция, - гордо сказал я.
    
    - Угу, как ты своего сына-то назовешь? Барбекю? А дочь - Данго? - давненько я не видел столько эмоций у Гаары. - Если ты такой умный, предложи свой вариант.
    
    - Как насчет Хао? - предложил ему я.
    
    - Мда, такого от тебя я точно не ожидал, - хмыкнул Гаара, а потом рассмеялся. - Ну и имечко ты придумал.
    
    - Чего тебе не нравится? - возмутился я. - Никакой сентиментальности. Самое то для парня.
    
    - Если подумать, Хао Узумаки - неплохое имя, - задумчиво произнес Гаара. - Хорошо, я согласен с твоим вариантом.
    
    - Вот и славно, - кивнул я.
    
    - Ладно, - махнул он рукой. - Давай приступай.
    
    Вся процедура заняла у меня часа три. Образец ДНК Гаара переслал мне раньше, а потому я вырастил тело уже к его приходу. Когда мы закончили, Гаара с нежностью смотрел на своего брата.
    
    - Эх, жаль что мы теперь не скоро увидимся, - с грустью сказал он.
    
    - Если хочешь, потом я могу рассказать Хао кто его брат, - заметил я.
    
    - Не стоит, - покачал головой Гаара. - Если эта информация вскроется, вскроется правда и о Менме, а ведь ты этого не хочешь. Пусть лучше у него будет нормальная семья. Ты же позаботишься о нем?
    
    - Конечно, - кивнул я. - Хотя, думаю, ваше сходство все равно будет бросаться в глаза.
    
    - Ты уж реши с этим проблему, хорошо? - попросил он меня.
    
    - Конечно, Гаара, - кивнул я.
    
    Я создал клона и он переместил Хао ближе к границе Суны. А на следующий день, когда я провожал Гаару с командой до границы, на обратном пути я 'наткнулся' на мальчика. Я нарочно отправился в эту миссию не один, взяв дополнительную команду генинов под командованием джонина-наставника, Акиры Хонды, которая должна будет выступать свидетелями обнаружения Хао. Такие сложные маневры были необходимы чтобы отвести от меня все подозрения.
    Краткий опрос мальчика, который я получил Акире, выявил что он - сирота. С родителями он жил в деревни, но они умерли когда он был еще очень маленьким. Деревня почему-то невзлюбила его и его пытались убить. Он сбежал и теперь не знает куда идти.
    
    - Это все? - спросил Акира, на что Хао кивнул. Джонин повернулся ко мне. - Я предлагаю отвести его в ближайший приют, Наруто-сан. Там о нем позаботятся.
    
    - Нет, - покачал я головой. - Мы возьмем его в Коноху.
    
    - Почему вы приняли такое решение? - недоуменно спросил меня Акира.
    
    - Я чувствую что он имеет отношение к моему клану, - сказал я. - Его красные волосы похожи на Узумаки. А его чакра имеет немного сходный оттенок, хотя есть и отличия. Кроме этого, несмотря на то что он не шиноби, его чакра сильна. Поэтому я возьму его в Коноху. Хао-кун, ты хотел бы вступить в мой клан? Я обещаю позаботиться о тебе.
    
    - А можно? - неверяще спросил он.
    
    - Да, я чувствую что мы как минимум дальние родственники, - ответил я. - А потому я просто обязан позаботиться о тебе.
    
    - А я должен буду стать шиноби? - спросил он с опаской.
    
    - Если пожелаешь, - сказал я. - Но все предпосылки для этого у тебя есть. Так что можешь подумать.
    
    ***
    
    Факт того что у меня в клане появился еще один член сильно усилии мои позиции в деревне. Хао был отправлен мной в Академию, в тот же класс что и Менма. Конечно, далеко не все оптимистично восприняли новость относительно моего усиления. Были те кому сильно не нравилось что клан Узумаки постепенно восстанавливается. Сейчас конечно это не заметно, но трое сильных шиноби, а в перспективе и Менма и Хао вполне смогут добраться до S-ранга, дадут не менее сильное потомство. Так что через тридцать лет в клане может оказаться уже несколько десятков человек. А ведь я еще вполне могу обнаружить других Узумаки на континенте и кое-кто у меня уже есть на примете.
    Благодаря моим превосходным сенсорным способностям, обнаружить чакру Узумаки мне не составляло труда. Именно поэтому я знал о нескольких десятков человек, рассеянных по стране Огня. И среди них имелись люди с довольно сильной чакрой. И именно сбором таких людей я и решил заняться после того как в мой клан вошел Хао. Конечно, отлучатся из Конохи надолго я не мог, но благодаря моим техникам перемещения и тому что необходимые печати стояли во многих населенных пунктах страны Огня, расстояния не играли для меня роли.
    В течение года я собирал рассеянных Узумаки. В основном это были дети-сироты. Взрослых членов клана за исключением нескольких матерей одиночек в живых не осталось. Вот только эти женщины опасались идти ко мне, так как боялись за жизнь своих детей, что им придется стать шиноби. Пришлось обрисовывать им ситуация, что называется на пальцах. В итоге я оказался главой клана состоящим в основном из детишек от трех до двенадцати лет. И только трое женщин старше тридцати.
    Порой я удивлялся тому, сколько всего я взвалил на себя. Сорок Учих, два десятка Узумаки. За всеми надо уследить, всем организовать работу. Детей надо обучать, проводить с ними время. Пожалуй в этот год я в полной мере уяснил что значит глава Великого Клана. Мне даже не оставалось времени на собственное развитие, не говоря уж о каких-либо научных изысканиях. У меня совершенно не было на это времени, а если и находилось, то напрочь отсутствовало желание. Техника Теневого клонирования вновь стала моим спасением в этой ситуации. Вот только не стоит забывать про то, что моральная усталость никуда не девается.
    А ведь не стоит забывать что под моей опекой находилось множество детей. А где дети, там обязательно жди проблем. Хорошо хоть ни у кого из них не возникал вопрос слушаться меня или нет. Для Учих и Узумаки я был Наруто-сама. Вот только это никоим образом не избавляло их от глупости в поведении. И возраст тут не играл абсолютно никакой роли. Порой старшие Учхихи, которые уже успели стать генинами, отчебучивали такое, что волосы у меня на голове начинали водить хоровод. Иногда у меня возникало желание пойти на сорок четвертый полигон и сжечь там что-нибудь Катоном. А в редких случаях просто хотелось набить кому-нибудь морду, например Райкаге. Но приходилось сдерживаться. Не будешь же мериться силой с детьми. А кричать на них смысла нет. Пожалуй, Менма был единственным кто чувствовал что со мной происходит и всячески старался сделать мне легче.
    
    Я сидел в своем кабинете и подводил итоги своей деятельности в течение всего года. Я сводил итоги всей проделанной работы воедино, чтобы иметь общую картину. Уже было за полночь, но мне было не до сна. Для меня это явление было вообще роскошью, которую я нивелировал чакрой. Внезапно в дверь постучали.
    
    - Входи, Менма, - сказал я. Дверь открылась и мальчик вошел. Одет он был в пижаму и смешной ночной колпак, похожий на лягушку, который ему подарил я.
    
    - Брат, уже два часа ночи, а ты все не ложился, - сказал он мне с укором. Я не смог не улыбнуться на такие слова.
    
    - Да, ты прав, - кивнул я. - И похоже сегодня придется опять обойтись без сна.
    
    Я потер виски, разгоняя усталость медчакрой. В этот момент брат подошел ко мне со спины и обнял меня.
    
    - Давай я тебе помогу, - предложил он мне.
    
    - И ты знаешь что надо делать? - спросил я с иронией.
    
    - Нет, - ответил он. - Но если ты меня научишь, тебе больше не придется не спать ночью.
    
    - Спасибо, Менма, - сказал я. - Тогда завтра сразу после Академии не задерживайся и приходи в квартал Узумаки. Я буду ждать тебя в резиденции главы клана. Начнем твое обучение. А сейчас иди спать, набирайся сил. Завтра они тебе понадобятся.
    
    - А ты? - спросил он.
    
    - Не беспокойся, какой-то горке бумаг не сломить меня, - усмехнулся я. Идея начать готовить Менму как моего наследника появилась у меня достаточно давно, но я пока не спешил с этим. И то что он сам подошел ко мне с этим вопросом, поднимало его в моих глазах. Пожалуй, из Менмы вышел идеальный брат. И это была не навязанная мной установка, а его собственное желание.
    
    - Вы чего не спите? - раздался недовольный голос Хао, еще один человек, в котором я души не чаял. Вообще, подобные чувства я проявлял ко всем детям как моего клана, так и клана Учиха. Но этих двоих я любил больше всего. И хотя Хао был довольно ворчлив и несговорчив, он никогда не перечил мне и тоже по-своему проявлял обо мне заботу. Например, они с Менмой готовили на порядок лучше чем я. Хао с удовольствием заботился о младших членах клана, даря им теплоту и любовь, которой сам был лишен. Сейчас он стоял в дверях и сонно потирал кулаками глаза.
    
    - Прости, я наверное разбудил тебя, когда шел по коридору, - извинился Менма.
    
    - А нии-сама еще не ложился? - спросил он, глядя на меня. И его лицо скривилось, видя что я еще сижу за бумагами и свитками.
    
    - Так, умные вы мои, а ну-ка, живо спать! - сказал я. - Обоих завтра учить начну.
    
    - Чему учить? - с интересом спросил Хао. Он любил учиться. Особенно когда дело касалось чего-то практического. А вот теорию он не любил. - Новые дзюцу?
    
    - Копаться в бумажках, - ответил я, для наглядности поднимая одну из толстых папок. Его лицо скривилось. - Спать!
    
    - Хай! - протянули ребята хором и оставили меня одного. Я оглядел бумаги и потянулся.
    
    - Что-то я совсем потерял форму, Курама, - мысленно обратился я к своему другу. - Даже толком потренироваться некогда.
    
    - На миссиях потренируешься, - хмыкнул Биджу. - Тебе сейчас нужно набирать вес.
    
    - Как раз занятие для сидячего образа жизни, - усмехнулся я. - Пока буду сидеть с бумажками, стану Акимичи.
    
    - Я в переносном смысле, - ответил Курама. - Твои так нелюбимые бумажки добавляют тебе политического влияния. Ведь не думаешь же ты обходиться своим 'Датебайо' всякий раз когда нужно на кого-то повлиять. Правда у тебя еще остались глаза Учихи Шисуи. С Котоамацуками ты сможешь переубедить кого угодно. Не забудь только поместить в себя клетки Хаширамы, чтобы эту способность можно было использовать чаще.
    
    - Нет, это не мой метод, - ответил я. - Я не хочу никого принуждать. Пока будет возможность, я буду стараться воздействовать иными способами.
    
    - Но глаза-то ты приберег. Оставил для Сусанноо?
    
    - Чтобы использовать чакру для своей защиты, мне не нужен Шаринган, - твердо сказал я. - А глаза Шисуи... это слишком ценное наследие чтобы отказываться от него. И они могут пригодиться в будущем.
    
    - А как насчет клеток первого Хокаге? Ведь они тоже есть у тебя. Ты бы вполне мог имплантировать их себе. А с твоими-то умениями операция была бы успешна и ты спокойно мог пользоваться Мокутоном.
    
    - Нет, как я говорил тебе ранее, я собираюсь максимально полно развить свои собственные возможности. Того что у меня есть пока вполне достаточно для моего развития. Я уже освоил четыре стихии. Пожалуй пора приступать к освоению пятой.
    
    - То что ты года полтора осваиваешь Райтон это конечно хорошо, но этого мало. Ты знаешь всего лишь его основы. Ты не достиг нужного мастерства в этой стихии.
    
    - Я и не собираюсь перестать ее использовать. Наоборот чем лучше я владею Онмьетоном, тем лучше мне удается совершать стихийные Дзюцу. И наоборот. Все взаимосвязано Курама и я чувствую, что уже можно осваивать пятую. И конечно же я не буду никому открывать что владею всеми стихиями. Во всяком случае пока.
    
    - В этом ты прав. Старик Хирузен тоже помалкивает что освоил все пять. Держал всегда эти козыри до последнего. Что будешь делать когда освоишь Суйтон?
    
    - Попробую смешение стихий?! - предположил я.
    
    - Мокутон? - с пониманием спросил Курама.
    
    - Нет, Джинтон, - усмехнулся я. - На самом деле я уже кое-что пробовал, но пока безрезультатно. Здесь нужен поистине запредельный контроль.
    
    - Кеккей Тота! - протянул Лис. - Как ты без генома собираешься осваивать его?
    
    - Как ни крути, геном всего лишь повышает потенциал в использовании стихии, - заметил я. - При должном старании можно освоить нужную стихию и без генома. Тем более я помню чакру Ооноки.
    
    - Умение подстраивать свою чакру под остальных, - задумчивым тоном произнес Курама. - Пожалуй это твое главное умение.
    
    - Умение которое я освоил, чтобы я мог поддержать моих друзей. Сила ничто если не направлена ради стоящей цели. Что же касается Мокутона, то он будет на очереди. Что-то мне подсказывает, что стоит мне освоить Кеккей Тота, как любой Кеккей Генкай не будет представлять для меня большой сложности, - тут я посмотрел на часы. - Ладно, к черту бумаги. Я пошел спать.
    
    - Давно пора, - хмыкнул Курама.
    
    
Глава 8

    

    Я стоял и смотрел на горящую деревню. Я хотел остановиться в ней на ночлег, но видимо она только что подверглась нападению бандитов. Судя по всему они ушли недавно, потому что пламя только разгоралось. Я почувствовал что в одном из горящих домов остались живые люди.
    
    - Суитон: Мизураппа, - произнес я, быстро складывая печати Дракона, Тигра и Кролика. Мощная струя воды вырвалась из моего рта и покрыла территорию деревни, туша пламя. Подойдя к дому в котором были люди, я услышал плач. Дверь и окна были заколочены снаружи. Впрочем, для шиноби эта не преграда. Уже через полминуты я был внутри. Здесь прижавшись друг к другу и со страхом глядя на меня сидело десятка два детей в основном младше десяти лет. - Что здесь произошло?
    
    - На деревню напали, - сухо ответил один мальчишка на вид мой ровесник, лет двенадцати. Он единственный не плакал. В его глазах было безразличие. - Я не знаю кто они.
    
    - Ясно, - кивнул я. - Надо выводить вас отсюда.
    
    - Они не захотят идти, - покачал он головой. Тут он сглотнул. - Там...
    
    - Хорошо, я не буду выводить вас в деревню, - ответил я. - Я перенесу вас за ее пределы.
    
    Перенести всех детей Хирайшином за пределы селения мне не составило труда. Они даже не успели ничего заметить как оказались посреди лесной поляны. А вот дальше мне пришлось разбить лагерь, потому что темнело и становилось холодно, а большинство детей было легко одето. Вот тут я пожалел что не владею Мокутоном. С ним вырастить дом для того чтобы укрыть детей не составило бы труда. Впрочем, на подобные случаи у меня в свитке была запечатана большая походная палатка. Пять минут и она установлена.
    
    - Как тебя зовут? - обратился я к старшему ребенку, с которым заговорил первым.
    
    - Шинджи, - ответил он.
    
    - Шинджи-кун, надо бы посмотреть что осталось в деревне из вещей, - сказал я, когда мы вдвоем вышли из палатки. Тут я заметил что он держится за бок. - Что у тебя?
    
    - Царапина, - ответил он, но под моим требовательным взглядом задрал вверх свою куртку и футболку. Это была не просто царапина. Повязка уже намокла от крови. Да, с такой раной лучше бы ему было не двигаться. Я снял повязку и стал залечивать ее медтехникой. - Ты - шиноби?
    
    - Узумаки Наруто, - ответил я. - Я из Конохи. А теперь рассказывай подробно сколько их было, что говорили, куда собирались идти. Все что ты слышал. Сейчас важна любая информация. - В этот момент из деревни вернулся клон, которого я отправил раздобыть немного еды для детей. Шинджи удивленно посмотрел на него. - Это теневой клон, одна из техник шиноби. Он накормит детей. А теперь я слушаю.
    
    Шинджи кивнул и начал свой рассказ. Как оказалось их деревня была довольно мирным селением, занималась охотой, рыболовством и добычей меда. В деревне было много мастеров, был отличный кузнец, ткачи, стеклодув и многие других ремесленников. Вот только сегодня за их счет решила поживиться какая-то банда. И ладно бы просто ограбили. Они люди простые, такое бы пережили. Поплакали бы конечно, но стали бы жить дальше. Но бандиты оказались не людьми. Все взрослые мужчины деревни были убиты при нападении. Женщины... озверевшие бандиты долго издевались над своими жертвами пока они были живы. Все эти зверства происходили на глазах у детей. А когда бандиты собрались уходить, они заперли всех в одном из домов и подожгли. Когда Шинджи мне рассказывал все это по его щекам текли слезы.
    
    - Пойдем, - потянул я его за собой в деревню. - Надо им принести теплую одежду.
    
    - Я не хочу туда идти, - помотал он головой.
    
    - Я уже убрал тела и захоронил их, - успокоил его я. Рукой я указал в сторону палатки. - А о них еще нужно позаботиться. И мне нужна для этого твоя помощь.
    
    - Хорошо, - кивнул он и пошел следом за мной. Мы обошли каждый дом и нашли вещи каждого ребенка. Мы собрали вещи и отнесли их детям. Теперь они могли нормально согреться. Все-таки зима не лучшее время для ношения летней одежды. Я активировал свои сенсорные способности и обнаружил бандитов в нескольких километрах к северу. Они стояли на одном месте, должно быть разбив лагерь. Проверив, все ли в порядке с детьми и оставив клона, я направился к лагерю бандитов. - Наруто-сан, а куда вы пойдете сейчас?
    
    - Я найду этих бандитов и они ответят за все, а после я отведу вас туда где о вас позаботятся, - сказал я.
    
    - Возьмите меня с собой, - попросил он. - Я хочу помочь вам и...
    
    - Отомстить? - закончил я за него. Я смотрел на этого ребенка и раздумывал что делать. - Хорошо, я возьму тебя с собой. Вот только мстить тебе не придется. Не беспокойся, я воздам им по заслугам. То что произошло с вашим селением отчасти моя вина. Шиноби Конохи обязаны защищать страну Огня, а приди я сегодня пораньше, ваша бы деревня не пострадала.
    
    - Вот только я не знаю в какую сторону они ушли, - опустив голову сказал мальчик.
    
    - Не беспокойся, я знаю, - ответил ему я. - Следы указывают на север. К тому же именно там я ощущаю большую группу людей со злыми намерениями.
    
    - Ты так умеешь? - спросил мальчик удивленно.
    
    - Да, - кивнул я и добавил с горечью в голосе. - Именно поэтому в произошедшем я виню себя. Если бы я постоянно пользовался этой своей способностью, я бы заметил нападение на вашу деревню и помог бы. Моя беспечность твоим близким стоила жизни.
    
    - Вы не виноваты, Наруто-сан, - покачал головой мальчик.
    
    - Раз так, то идем, - кивнул я и подхватив его, сорвался с места. Добрались мы до лагеря быстро. А ведь я даже не пользовался шуншином. Остановились мы на ветке большого дерева в прямой видимости лагеря. - Шинджи-кун, ты хорошо видишь лагерь?
    
    - Да, Наруто-сан, - кивнул он.
    
    - Оставайся здесь и смотри, - сказал я. Нас заметили, впрочем никак не отреагировав. Бандиты должно быть никогда не встречались с шиноби или же полагали что в одиночку на них никто не нападет. Лишь несколько человек встали мне навстречу. В этот момент я заметил что недалеко от костра в цепях сидело несколько человек, в основном девочки от десяти до четырнадцати лет. Я не питал иллюзий относительно предназначения этого 'товара'. Шинджи лишь скрипнул зубами и сжал кулаки. - И даже не вздумай ослушаться моего приказа, иначе погибнешь.
    
    Я спрыгнул на землю и не спеша пошел в сторону бандитов, покрепче натягивая перчатки на руки.
    
    - Посмотрите какой цыпленок пришел к нам в гости, - усмехнулся какой-то здоровяк. - Да и друга к нам привел.
    
    - Вот только он больше похож не на цыпленка, а на лисенка, вон какие у него усики и решительная мордочка, - усмехнулся другой. - Да и на зрачки то посмотри. Точно лис!
    
    - Только смотрите, не помните ему ничего, я еще хочу поиграться с ним, - сказал третий осматривая меня сальным взглядом и смеясь своей шутке.
    
    Я же не говоря ни слова приближался к ним. Наконец, когда я поравнялся с одним из бандитов, тот попробовал схватить меня своей лапищей. Вот только бесполезно пытаться схватить меня когда мое тело усиленно одновременно чакрой Биджу и сенчакрой. Здоровяк свалился на землю прежде чем смог прикоснуться ко мне, при этом вопя во все горло и держась за сломанную в четырех местах руку. Второму приблизившемуся ко мне бандиту я сломал обе ноги прежде, чем он сделал ко мне последний шаг. Выхватив из его руки длинный кинжал я подошел к третьему и обманным движение обошел его и сделал подсечку, свалил тушу на землю. Прежде чем он встал, я прибил к земле кинжалом его руки, сведенные мной вместе. Все вместе это заняло не больше секунды. Бандиты только начали подниматься со своих мест, а я поставив свою ногу на голову третьего поверженного мной, решил немного размять язык.
    
    - Так вы хотели поиграть со мной? - спросил я. - Как ни странно, я тоже хотел поиграть с вами.
    
    - Кто ты такой, ублюдок? - спросил один из них, судя по всему главарь.
    
    - Ваша смерть, - ответил им я и метнул сенбон ему в глаз. Я всегда носил в рукавах по нескольку штук. Главарь заверещал не своим голосом, должно быть больно терять глаз.
    
    - Он шиноби, - раздался крик. Наконец-то этот сброд определил мой статус, вот только этот факт не прибавил им мозгов. - Убьем его.
    
    - Вы настолько уверены в своих силах, - спросил я, доставая из-за спины ниндзя-то.
    
    Первому метнувшемуся ко мне противнику я отсек ногу, увернувшись от его удара. Мой меч всегда был хорошо заточен, а вдобавок к этому я пропустил через него чакру ветра. Второй лишился кисти, в которой держал дубину. Перехватив его оружие левой рукой, и одновременно делая подсечку, я несильно метнул ее в еще одного, причем так, чтобы не убить. Мужик от удара дубиной в живот свалился на землю. Я же наступал дальше. Через пять шагов на меня напало уже трое. Вот только чтобы совместно нападать на противника нужно действовать слаженно. Они же действовали в разнобой. Мне не составило труда сместившись заставить их ударить друг по другу. В итоге они свалились в кучу потеряв сознание. В этот момент в меня едва не попала стрела, которую я перехватил возле своей головы. Лучник засел на ветке дерева. Я вернул ему его стрелу. Так, тратя на каждого не больше одного-двух ударов, как учил Мадара, я обезвредил всю банду, при этом никого не убив. Связав стонущих бандитов и проверив не скрылся ли кто, я подозвал Шинджи и стал освобождать пленниц.
    
    - Шинджи-кун, - закричали они, бросаясь к мальчишке, ревя во все горло. Я же создал нескольких теневых клонов. Они должны были обнести весь лагерь. Бандитам их вещи уже не понадобятся. Пока у детей состоялась радостная встреча, я подошел к главарю.
    
    - Эй ты, ты знаешь на кого мы работаем, - заявил он брызжа слюной.
    
    - Мне было бы интересно это узнать, - кивнул я.
    
    - Мы работаем на Гато, и он не оставит это просто так, - заявил этот идиот. - Как только он узнает что ты на нас напал, тебе не поздоровиться.
    
    - И ты думаешь что Гато узнает? А даже если узнает у него хватит влияния чтобы навредить мне? - усмехнулся я.
    
    - Шкет, ты не знаешь кто такой Гато, - зарычал главарь. - Потом ты будешь на коленях вымаливать у нас прощение.
    
    - Мда, видимо ты не совсем понимаешь ситуацию, - покачал головой я. - Что ж, тогда я представлюсь. Мое имя Узумаки Наруто, Глава клана Узумаки и исполняющий обязанности Главы клана Учиха, а также начальник полиции Конохагакуре но Сато. Я вхожу в Совет Конохи. Неужели ты думаешь что у какого-то торгаша достаточно влияния чтобы навредить мне? - я приставил ему ниндзя-то к горлу. - Позволь я поясню тебе простую истину. Этим миром правим мы - шиноби. Все остальные - сор под нашими ногами, включая твоего Гато. Вы живете до тех пор, пока на это есть наша воля. Сегодня ты и твои люди перешли черту. Ваша ошибка не в том, что вы уничтожили деревню. Ты посчитал себя достаточно сильным, чтобы противится воле шиноби. И за это вы сегодня умрете.
    
    Я отошел от них к детям. Шинджи позаботился одеть бедных пленниц и теперь всячески успокаивал их.
    
    - Шинджи-кун, теперь тебе предстоит решить, какой смертью должны умереть эти бандиты, - сказал я. Мальчик посмотрел на связанных людей и отвернулся.
    
    - Я... я не знаю, - покачал он головой. - Они убили всех. Они... Я хочу чтобы они умерли самой мучительной смертью. Но... мама бы сказала что это неправильно. Наверное, пусть лучше они просто умрут.
    
    - Ясно, - кивнул я. Все ценное из лагеря было собрано и помещено в свитки. Остальное можно было уничтожить. - Я так понимаю, вы больше не хотите видеть смерть? Тогда вам лучше уходить. Ты ведь помнишь дорогу, Шинджи? Впрочем, мой клон вас проводит.
    
    - Простите, Наруто-сан, - всхлипнул мальчик и побрел в сторону бывших пленниц. Вскоре мой клон увел их. Я же вернулся к главарю.
    
    - Мальчик не хотел чтобы вы приняли мучительную смерть, - сказал я им. - Я согласен с ним, поэтому вы умрете быстро и безболезненно. Но прежде, я хочу испытать кое-что, провести опыт над вами. Вы не против? Впрочем, кого я спрашиваю?
    
    - Что ты задумал? - с ужасом завопил главарь.
    
    - Так, небольшое гендзюцу, - хмыкнул я. - Вы же знаете что это такое?
    
    'Небольшое гендзюцу' на самом деле было моим аналогом Цукуеми, хотя и не таким совершенным как оригинал. Все-таки в области Онмьетона без додзюцу работать очень сложно. Мое гендзюцу растягивало секунду времени до суток и я мог полностью контролировать создаваемую реальность. Когда я закончил испытания, все выжили, но представляли собой пускающие слюни растения. Никто не выдержал моих пыток. Поэтому я милосердно прервал их жизнь. Как я и обещал, умерли они быстро и безболезненно. Свое слово надо держать. Воспользовавшись Дотоном, я похоронил то, что осталось от них.
    
    Детей я решил разместить в одном из приютов Конохи. Конечно, ни один из них не мог просто так принять такое количество сирот, но я знал где мне пойдут на встречу.
    
    - Вы уж простите меня за беспокойство, Ноно-сан, - обратился я одной из воспитательниц приюта. - Просто я не знаю ни одного другого места, где могли бы принять всех этих детей.
    
    - Что вы, Наруто-сан, разве мы можем отказать, если вы просите об этом, - ответила она. - Тем более что вы можете отдать соответствующий приказ.
    
    - Ну, вам приказывать я не буду, - ответил я. - А что же касается приюта, то я переговорю с Хокаге. Мы увеличим финансирование.
    
    - Вот только где их всех разместить? - задумчиво произнесла она. - Хорошо бы конечно построить второй корпус.
    
    - Хорошая мысль, Ноно-сан, - согласился я. - И я пожалуй знаю кто нам в этом может помочь. Только это секретная информация.
    
    - О, неужто в закромах деревни завалялся пользователь Мокутона? - спросила она. - Это бы значительно облегчило дело.
    
    - Приятно что мы поняли друг другу, - усмехнулся я. - Теперь мне осталось уговорить Хокаге. Впрочем, не думаю что это вызовет какие-то проблемы, так что к вечеру у вас будет второй корпус.
    
    Припахать Тензо к работам не составило труда, так что мое обещание было исполнено. Хокаге был недоволен моим самоуправством, но отдал мне своего АНБУ на время. Что же касается самого Тензо, то ему мы оформили все как миссию B-ранга, так что он не возникал. Но и ему самому пришлось постараться чтобы построить здание покрасивее. В итоге сироты получили новый дом, а я снял со своего сердца этот груз.
    
    ***
    
    С Якуши Ноно мы были знакомы уже года два. Я полностью доверял этой куноичи, которая всю себя посвятила заботе о сиротах. Этот сиротский дом на окраине Конохи - ее детище. Она столько сил положила на его развитие, став для тамошних детей матерью. Я познакомился с ней, когда Шимура Данзо отдал ей приказ уничтожить некого вражеского шиноби. Вот только я знал что им был Якуши Кабуто, приемный сын Ноно. События той ночи я помню как будто они происходили вчера. Серьезный разговор заставивший Данзо по-новому посмотреть на меня. Данзо вызвал Ноно в Корень и на центральном мосту отдавал ей приказ.
    
    - Данзо-сама, вы считаете что обманом заставляя мать уничтожать свое дитя, вы защищаете Коноху? - спросил я, выходя из тени.
    
    - Узумаки Наруто, - констатировал Данзо, поворачиваясь ко мне. - Ты опять вмешиваешься в дела Корня.
    
    - Совет сам настоял чтобы я стал Начальником полиции, а защита Конохи и ее жителей - моя прямая обязанность, - сказал я бесстрастным тоном.
    
    - Что вы имели в виду, говоря про мать и дитя, Наруто-сан? - спросила Ноно дрожащим голосом, судорожно сжимая в руках фотографию с ее предполагаемой целью.
    
    - На фотографии изображен ваш приемный сын, Якуши Кабуто, - ответил я, указав пальцем на снимок. - Именно он и является вашей целью. Он слишком много знает, а потому представляет угрозу для Конохи и его нужно устранить.
    
    - Что? Но я же видела фотографии как он рос, - сказала шокированная женщина. - Он совсем не похож.
    
    - Те фотографии были подделками, - сказал я. - Это было сделано специально, чтобы вам было легче самой устранить его, - тут я замолчал и посмотрел на Данзо. Его эмоции угадать было трудно, так как даже сейчас он оставался спокоен, но я чувствовал по его чакре, что он раздражен. - Вернее, предполагалось что вы оба уничтожите друг друга. С самого начала.
    
    - Ты слишком болтлив, Наруто-кун, - покачал головой Данзо. - Многолетняя работа пошла насмарку из-за тебя.
    
    - Не слишком ли громкое заявление, Данзо-сама? - усмехнулся я и, подойдя к Ноно, взял фотографию Кабуто. Это действительно был он, те же черты лица. - К тому же, этих шиноби нет смысла убивать. Ноно-сан прекрасно справляется со своими обязанностями в приюте и вы знаете, что она не подходит для работы в Корне. Сами же об этом и говорили. А Кабуто... - я замолчал.
    
    - Ты что-то придумал относительно Кабуто? - спросил Данзо, внимательно смотря на меня своим единственным глазом.
    
    - Вы в курсе что им заинтересовался Орочимару? - спросил я. Судя по расширившемуся глазу Данзо, он этого не знал
    
    - Откуда у тебя эта информация? - спросил он сухо.
    
    - Источник надежный, - спокойно ответил я. - Я думаю вы понимаете что это меняет многое? Кабуто может стать прекрасным шпионом у Орочимару. Более того, он замечательный Ирьенин, который в будущем превзойдет Цунаде. А Орочимару даст ему неплохой толчок в развитии. В добавок к этому он сможет получить доступ к результатам исследований беглого Санина. Согласитесь, Конохе бы не помешала ТАКАЯ информация.
    
    - В твоих словах есть резон, - задумчиво произнес Данзо. - Но ты уверен что он справится с Орочимару? Ученик Третьего гораздо опытен во лжи, чем Якуши Кабуто.
    
    - В умениях Орочимару я не сомневаюсь, - усмехнулся я. - Если уж ему удалось заслать своих шпионов даже в Корень, - второй раз за разговор Данзо проявил свои эмоции. Этого факта он, судя по всему не знал. - Данзо-сама не стоит так эмоционально реагировать на мои слова. Мне известен лишь сам факт того, что у Орочимару есть шпионы в Конохе. В том числе и в Корне. Кто именно является его шпионом, я не знаю. Но воспользовавшись Кабуто мы можем выяснить и это.
    
    - Вот за это я и не люблю тебя, Узумаки, - ответил Данзо. - Ты всегда любишь озадачить в самый неприятный момент, - я же лишь пожал плечами на его слова.
    
    - Кабуто так или иначе станет учеником Орочимару, - добавил я. - И нам не остается выбора кроме как предложить ему выполнить это задание до конца. В противном случае мы рискуем заполучить для Конохи врага уровня Каге. Уже сейчас Кабуто сильнее Ноно-сан, а в будущем его силы возрастут многократно.
    
    - Значит у нас нет выбора, - произнес Данзо, наконец соглашаясь со мной. - Что ты предлагаешь?
    
    - Я сам поговорю с Кабуто, - сказал я. - После чего вы, Ноно-сан, выполните то задание, что дал вам Данзо-сама. В сражении с вами Кабуто победит, а вы будете тяжело ранены. Вам нужно будет продержаться до моего возвращения. После этого к Кабуто явиться Орочимару и предложит ему сотрудничество и они уйдут вместе. Сама Ноно-сан, после того как я подлечу ее, вернется в свой приют и вы больше не будете требовать от нее работать на Корень.
    
    - Не беспокоишься что Орочимару узнает о нашей милой беседе? - спросил Данзо.
    
    - Конечно узнает, но только то что я захочу ему сообщить, - ответил я. И опять на чуть-чуть, но эмоции Данзо дрогнули. Я же перевел взгляд на стену. Я чувствовал присутствие шпиона там. - Ведь так, Шпион-сан?
    
    Техника сокрытия спала и лазутчик попробовал скрыться. Но рядом с ним в мгновение ока появился мой теневой клон, который погрузил его в гендзюцу.
    
    - Ты научился чувствовать своих врагов, - констатировал Данзо. - Такой же способностью обладала Узумаки Мито, жена Хаширамы Сенжу. А еще я вижу ты неплохо владеешь гендзюцу.
    
    - Ну, до таких мастеров как Учиха Мадара, Учиха Шисуи или Нидайме Мизукаге мне еще пока далеко, - усмехнулся я. - Но я не собираюсь сдаваться. Как я сказал, шпион сообщит Орочимару то что я ему позволю. О моем вмешательстве Белый Змей не узнает, - в этот момент клон закончил менять воспоминания шпиона. - Да, кстати, Ноно-сан, не стоит говорить Кабуто что вы знаете что он ваш цель. Орочимару будет наблюдать за вами обоими, причем так что вы его не заметите. Поэтому постарайтесь атаковать как можно более убедительно. На этом, пожалуй все. Я пошел.
    
    Я исчез в Хирайшине, отправившись к Кабуто. Я собирался перетянуть его на мою сторону. Мне не хотелось чтобы он совершил свою прежнюю ошибку, попытавшись стать копией Орочимару.
    
    - Здравствуй, Кабуто-кун, - сказал я, появляясь в шуншине перед ним. Сейчас на нем была экипировка Ивагакуре. Мое появление было столь неожиданным для него, что он поначалу опешил. Но сообразив что перед шиноби, быстро атаковал меня. - Остановись, я не причиню тебе вреда, - сказал я, парируя его выпады. Кабуто остановился и внимательно посмотрел на меня.
    
    - Кто ты такой? - спросил он, хотя думаю он уже знает ответ.
    
    - Узумаки Наруто, - представился я, подходя к нему ближе и присаживаясь на камень.
    
    - Что тебе от меня нужно? - спросил он тем не менее убирая кунай.
    
    - Данзо принял решение, - сказал я. Парень мгновенно среагировал на это имя и весь превратился в слух. - По его мнению ты знаешь слишком много.
    
    - И что он решил предпринять? - спросил Кабуто, ожидая моего ответа, хотя конечно же уже догадался каков будет ответ.
    
    - Он послал шиноби убить тебя, - сказал я.
    
    - Это ты? - спросил он меня, напрягшись как сжатая пружина.
    
    - Начальник полиции Конохи и Глава двух Кланов похож на марионетку? - с иронией спросил я.
    
    - Со стороны это выглядит именно так, - заметил он, на что я улыбнулся.
    
    - И это замечательно, - сказал я. - Хотя сам Данзо убежден в обратном.
    
    - Кого он послал? - спросил Кабуто, расслабляясь.
    
    - Твою Мать! - ответил я. - Он отправил Ноно-сан, чтобы она убила тебя. Но на самом деле он хотел чтобы вы погибли вместе.
    
    Сколько раз я был свидетелем того, как подобные новости выбивали из людей желание жить. Напрасно считают что все шиноби сильны как кремень. Наоборот, найдется немало того что способно выбить из нас дух. Простые слова порой становятся для нас сильнейшим ударом в сердце. Кабуто сел там же, где и стоял и спрятав голову в коленях заплакал. Я не стал его останавливать. Предательство тех, кому доверял
    
    - Он с самого начала обманывал ее, поэтому она не знает как ты выглядишь, - сказал я. Парень перестал плакать и вытерев слезы, выжидающе посмотрел на меня, ожидая продолжения рассказа. - Тем не менее мне удалось ее перехватить на выходе из Конохи. Но так получилось что из вас двоих я могу спасти только одного. Ты должен выбрать кого именно, - я внимательно посмотрел на Кабуто. На его лице не было сомнений. - Я так и думал, а потому все сделал для того, чтобы она смогла спокойно жить в Конохе, не опасаясь что Данзо опять попробует использовать ее.
    
    - Что от меня требуется? - спросил Кабуто.
    
    - Ты должен будешь сразиться с ней и победить, серьезно ранив ее, - сказал я. - Я буду рядом и когда ты уйдешь, я смогу вмешаться и спасти ее жизнь. Ты же должен будешь как можно быстрее скрыться.
    
    - А что мне делать после этого? - спросил он. - Я ведь не смогу вернуться в Коноху?
    
    - Данзо не сможет всегда влиять на жизнь Конохи, - сказал я. - Когда придет время, ты сможешь вернуться обратно и никто больше не помешает тебе и твоей матери. Это я могу пообещать как Глава клана Узумаки, поклявшись своим именем.
    
    - Я верю вам, Наруто-сан, - улыбнулся Кабуто. - Но как вам удалось уговорить Данзо?
    
    - У меня хорошо подвешен язык, - усмехнулся я. - Но не в этом суть, - я серьезно посмотрел на него. - Тобой заинтересовался Орочимару. Именно поэтому я напряг все свои силы, чтобы ты не возненавидел Коноху.
    
    - Орочимару? - удивился Кабуто. - Но зачем я этому предателю?
    
    - Ты талантлив, Кабуто, и Орочимару это увидел, - ответил я. - Увидел еще тогда, когда ты в первый раз лечил его. И вполне естественно он захотел взять тебя в ученики. Орочимару станет твоим учителем. У него ты сможешь стать сильнее, гораздо сильнее чем ты сейчас. Ты получишь доступ к его исследованиям и сможешь проводить свои.
    
    - И надолго это? - с грустью спросил Кабуто.
    
    - Может шесть лет, может десять, - пожал я плечами. - Кабуто, это не задание, не миссия. Я не знаю, сможешь ли ты после такого предательства доверять Конохе. Но я желаю тебе только одного, чтобы ты - жил.
    
    - Чертов Данзо, - разозлился Кабуто. - Если бы не он, я бы до сих пор был с мамой.
    
    - Когда Хаширама Сенжу вместе с Учихой Мадарой создавали Коноху, они хотели чтобы дети шиноби могли жить в мирных условиях, чтобы они не страдали, - сказал я глядя в пространство. - Они не хотели чтобы их дети сражались.
    
    - Мир, - усмехнулся Кабуто. - За эти годы я побывал во всех селениях шиноби и могу сказать одно. Ни одно из них не пойдет на уступки.
    
    - И это печально, - согласно кивнул я.
    
    - Вы хотите чтобы я передавал вам информацию об Орочимару? - спросил Кабуто.
    
    - Как пожелаешь, - ответил я. - В принципе мне ничего из этого не нужно. Но если соберешь и передашь общие сведения, я не буду против. Я даже думаю, что с Орочимару станется отправить тебя в Коноху в качестве шпиона.
    
    - Почему вы помогаете мне, Наруто-сан? - спросил он.
    
    - Мы похожи, Кабуто, - ответил я. - У нас с тобой отняли детство и использовали в своих интересах. Считай это альтруизмом. Тот факт что я в будущем надеюсь на твою поддержку можно опустить. Здесь ты волен решать сам, на чью сторону становится.
    
    - Говорить ли об этом разговоре Орочимару? - спросил Кабуто.
    
    - Как пожелаешь, - вновь пожал я плечами. - Это нисколько не навредит ни мне, ни тебе. Разумеется кроме последних пары предложений, - я улыбнулся и Кабуто тоже. - Только не становись таким как Орочимару.
    
    - Позаботьтесь о маме, Наруто-сан, - попросил он.
    
    - Обязательно! - сказал я в ответ. - И называй меня просто - Наруто!
    
    Я скрылся в Хирайшине, оставив Кабуто одного. Я больше ничего не мог сделать для него. Впрочем, Кабуто вполне может о себе позаботится самостоятельно. Больше меня беспокоило другое. Каким человеком сейчас являлся Орочимару? Тот ли это Белый Змей, которого я знал или же это прежний Орочимару? Предатель или друг? Ответы на эти вопросы еще предстояло найти. И эта комбинация с Кабуто должна была помочь в этом.
    
    
Глава 9

    

    Из нашего отряда, посланного к Ама но Хоку, только в отношении нас с Гаарой я мог сказать что-то конкретное. Об Орочимару мне не было известно ровным счетом ничего. Санин настолько умело заметал свои следы, а из того что было о нем известно его поведение ничем не отличалось от того что было в моем прошлом, что я ничего конкретного не мог сказать про него. То же самое можно было сказать и про Даруи, Кицучи и Чоуджиро. Так как они были шиноби других деревень, я не знал что с ними произошло, а выяснять правду было рискованно.
    Поэтому единственным удобоваримым вариантом в этой ситуации был Сарутоби Конохамару. Вот только на хромой козе к нему не подъедешь. Не буду же я спрашивать его напрямую: 'Сарутоби-доно, а вы случаем не тот за кого себя выдаете?' Он меня тогда сразу выдаст. Деду на опыты.
    Вообще если говорить про моего ученика, он оказался кадром еще более ушлым, чем я подозревал ранее. Когда я очутился в своем семилетнем теле, я даже не думал искать Сарутоби, потому что тот безвылазно сидел в своем квартале. А после у меня банально не было на него времени. Ситуация усугубилась когда был вырезан клан Учих. Тогда я, каюсь, вообще забыл о своем ученики. А вспомнил я о нем только когда случайно встретил его с друзьями возле Академии. Это произошло через полгода после знакомства с Ноно-сан, в начале лета пятьдесят девятого года от основания Конохи.
    В этот день я неспешно прогуливался по Конохе, наслаждаясь природой и хорошей погодой. В моем понимании разумеется, то есть от минус двадцати пяти, до плюс тридцати пяти градусов. Остальные температурные режимы приносили мне легкий дискомфорт. Тем более в Конохе стало приятно прогуливаться еще и от того, что в мою сторону больше не было направлено полных ненависти взглядов. Должность начальника полиции имеет свои плюсы. А то что ростом не вышел... Как говориться, подобный недостаток проходит со временем.
    
    - А я говорю вам точно получиться! - услышал я знакомый уверенный голос за углом. Применить технику Мейсай Гакуре но Дзюцу для меня не составило труда. Из-за угла вышел Конохамару со своей будущей командой и мне было интересно что они так увлеченно обсуждают.
    
    - Но Конохамару-кун, а ты уверен что мы не попадемся? - спросил Удон.
    
    - Даже если попадемся, Менма-ниичан научил меня потрясному ниндзюцу, - со знанием дела заявил главарь этой шайки. А я же гадал, какому ниндзюцу мог научить его мой брат. И если это то, о чем я думаю, кто-то сегодня лишится своих ушей, которые я ему откручу. - После него старик точно отдаст мне титул Хокаге.
    
    - А что это за ниндзюцу? - спросила Моэги.
    
    - Увидите, пусть это пока останется нашим козырем, - сказал мальчишка.
    
    Судя по всему ребята шли в сторону резиденции Хокаге. Желая выяснить что это за новое дзюцу, а также что они задумали сделать старику, я неслышно пошел за ними. Знаю, поступок идиотский, но должен же я иногда отдыхать? За ребятами я проследовал до самого кабинета Хокаге. К слову, дежурившие сенсоры АНБУ, в том числе и Хьюги, даже не заметили меня, что делает мне честь. Еще немного и я стану похож на Му-сама. Останется только применить Хенге и пойти пугать Ооноки. Поднявшись следом за ними на второй этаж я чуть приподнял маскировку, чтобы АНБУ меня заметили. Не стоит так под маскировкой заявляться в кабинет Хокаге. А вот Конохамару зашел в кабинет Хокаге как к себе домой, распахнув дверь едва ли не ногой. В это время Хирузен работал с бумагами, а рядом стоял Генма.
    
    - Старик, отдай мне свой свиток, - сказал парень. - Я выучу кучу крутых техник и стану Хокаге.
    
    Генма едва не проглотил свой сенбон. Хокаге тоже вытаращился на внука. А я наконец-то задумался, кто мог рассказать мальчишке про свиток?
    
    - О каком свитке ты говоришь, Конохамару-кун? - спросил недоуменно старик. Косясь на то место где стоял я. Мою чакру он узнал, но разоблачать не спешил. АНБУ же на потолке в количестве трех штук вообще не спускали с меня глаз. А еще полтора десятка джонинов. Я даже не сразу понял что они тут делали, пока до меня не дошло, что Конохамару ворвался во время заседания. Я сделал вид что не заметил их, полностью сосредоточившись на внуке Хокаге. Генма тоже прикинулся ветошью и не отсвечивал. Должно быть он банально не успел на потолок из-за большого количества бумаг в руках.
    
    - Нам в Академии Ирука-сенсей рассказывал, - сказал мальчик. - У Хокаге хранится свиток с секретными техниками. И я подумал что если я выучу их, стану первоклассным шиноби. Так что гони свиток, Старик! Иначе я применю свое секретное дзюцу!
    
    - О, так ты уже выучил какое-то дзюцу? - с интересом спросил Хокаге. - И кто тебя научил?
    
    - Менма-ниичан, - с гордостью сдал своего сенсея парень. Значит не только я буду драть сегодня уши моему брату. - Так, Старик, не отвлекай меня. Давай сюда свиток.
    
    - Боюсь я не могу этого сделать, Конохамару-кун, - с отеческой улыбкой ответил Хирузен.
    
    - Ах так, - обиженным тоном ответил мальчишка и сложил печать концентрации. - Ойроке но дзюцу!
    
    Я закрыл глаза чтобы не видеть это непотребство. Но вместо звука падающих тел, я услышал смешки. Открыв глаза я увидел действительно непотребство. Техника у Конохамару совершенно не получилась и я облегченно вздохнул. В этот момент за дверью раздался топот и в кабинет влетела неразлучная троица - Менма, Хао и Саске.
    
    - Старик-сама, - начал с порога Менма. У меня возникло четко оформленное желание побиться головой об стену. - Мы правда не хотели...
    
    - Чего вы не хотели, Менма-кун? - тяжело вздохнув, спросил Хирузен, опять косясь на меня, но уже не так явно. Но в этот момент ребят прорвало на смех, когда они увидели во что превратился Конохамару.
    
    - Вот этого, - отсмеявшись сказал Менма. - Честно, я не хотел учить Конохамару этой технике, но он настаивал и я уступил ему.
    
    - Хм, и что же это за техника? - спросил Хокаге. - Может, продемонстрируешь свое изобретение? А то я аж в предвкушении, - когда я это услышал, едва не начал икать. Я-то знаю в чем заключается его хобби, а воображение у меня богатое.
    
    -Вообще-то оно не мое, а брата, - протянул Менма. - Но у меня тоже неплохо получается. Сейчас покажу! - Менма сложил печать и поднатужившись выкрикнул. - Ойроке но Дзюцу!
    
    Глаз б мои это не видели. У Менмы получилось еще хуже, чем у Конохамару. Почему - я не знаю. Раньше у него эта техника выходила на ура.
    
    - Нии-сама? - спросил Менма у меня. Тут до меня дошло, что с меня слетела маскировочная техника и все теперь смотрят на меня. - А что ты тут делаешь? Я тебя тут не видел!
    
    - Что может начальник полиции делать у Хокаге? - 'раздраженным' тоном проговорил я. - На чай пришел, у нашего Хокаге знаешь какое варенье?
    
    - Какое? - с интересом спросил Менма.
    
    - Вот я тоже думаю, какое? - 'задумчиво' произнес, теребя подбородок. - Сколько с Данзо-сама не бились об заклад по этому поводу, а выяснить так и не получилось, - тут я перевел взгляд на шестерку 'Академиков'. - Кстати, а что это вы тут пытались показать за дзюцу? Если я не ошибаюсь, Ойроке но дзюцу? Что-то не припомню, чтобы я учил тебя такому.
    
    - Это было когда ты получил Джонина A-ранга и вы с Генмой-саном немного перебрали саке, - 'честно' сдал меня брат. Я почувствовал как у меня запылали уши и прикрыл глаза.
    
    - Это правда? - спросил я Генму. Тот по цвету не отличался от меня. Рассказывать такое перед Хокаге и джонинами. Хотя они и помалкивали, но я чувствовал что пересуды ходить будут долго.
    
    - Боюсь что да, - ответил Генма, с сочувствием глядя на меня.
    
    - Ох, ками-сама, - прикрыл я глаза левой рукой. - Зря ты выучил это дзюцу, - сказал я Менме. - Тем более что без некоторого 'вдохновения', - я выразительно покрутил пальцем в воздухе, - оно не будет работать.
    
    - Ну так покажи, нии-сама
    
    - Да, покажите, Наруто-сама, - присоединился к нему Конохамару.
    
    - И мне интересно, Наруто-сан, что это за дзюцу вы изобрели, - усмехнулся Хирузен. Мне не хотелось показывать его, но эта усмешка решила все. Я прикрыл глаза и мило улыбнулся.
    
    - Вы сами попросили Хокаге-сама, - учтиво сказал я. - Ойроке но дзюцу! - Хорошо что я стоял чуть вдали от стола Хокаге, а потому не был придавлен свалившимися сверху АНБУ и джонинами. - Что с вами мальчики? Красивых девочек не видели? - произнес я максимально томным голосом. Вот что значит работать в поле безвылазно. Вид пышногрудой блондинки со всеми максимально открытыми прелестями заставил всех мужиков уйти в нирвану. Тройка же детей никак не среагировала на увиденное. Что с них взять, дети. Правда года через три ситуация поменяется. Саске и Хао покраснели, а вот Менма смотрел на меня изучающим взглядом, причем так пристально что мне стало не по себе. Боюсь представить какие мысли бродят в его голове. Ширануи Генма как самый опытный вообще стоял с закрытыми глазами. Он-то прекрасно знает что это за дзюцу, а потому не хочет рисковать своим здоровьем. Я снял дзюцу.
    
    - Я же предупреждал? - сказал я приходящим в себя шиноби.
    
    - А как у тебя получилось выполнить это дзюцу, что тут столько народу появилось? - спросил Менма.
    
    - Это Пространственно-временное ниндзюцу, - со знанием дела сказал я. - Помимо того что оно превращает тебя в обворожительную блондинку, так оно еще и переносит к ее ногам толп почитателей. Иначе смысла в нем и нету. Зачем красота без почитателей?
    
    - Вот оно что, - протянул Менма.
    
    - А чтобы получалось оно хорошо надо в баню ходить, - сказал я. - В женскую! Так, ладно, у нас тут сейчас совещание будет, так что идите домой. Вечером спросите что да как.
    
    - Хай, нии-сама, - ответил Менма.
    
    ***
    
    А вообще, если подумать, все что кроме рамена - фигня. Да и сам рамен - еще большая фигня. Это я к тому, что за полтора года я так и не смог выяснить перенесся ли Конохамару в прошлое или нет. Либо гад конспирируется, что как раз в его стиле. Либо с его переносом что-то не так. Либо на него так повлияло общение с Менмой и его кодлой. Во всяком случае что-то относительно определенное по его поводу можно было сказать только одно - этот Конохамару определенно учится лучше, чем тот которого я знал. Хотя какого-то ума он не показывает. Жаль нельзя залезть к нему в голову, Хокаге просечет такое на раз-два. Сюда бы Шикамару, он бы вмиг раскусил этого фрукта. Или не вмиг?
    Собственно, сокрушался-то я, по поводу того что не могу выяснить правду относительно Конохамару, недолго. Решив что в нужный момент если он того захочет он себя раскроет, я просто перестал учитывать его фактор как надежный в своих планах и перевел его в неизвестную величину. Конечно же я не оставлял его развитие без внимания, но оно было сведено к минимуму. Кроме Конохамару у меня были и другие темы для размышлений.
    К двенадцати годам я заметил что мой уровень сил практически перестал расти, несмотря на постоянные тренировки. Конечно, нельзя сказать что я был слабым шиноби. Наоборот, в Селении разве что Профессор мог бы потягаться со мной, да и то не факт. Но общая картина удручала. Если раньше я прогрессировал очень быстро, то сейчас мое развитие шло черепашьим шагом, а увеличение времени тренировок не дало ровным счетом ничего. Это наводило меня на невеселые думы и заставляло все чаще и чаще обращать свое внимание на мое хранилище. Я все чаще и чаще обращался к мысли вживить себе Шаринган и клетки Хаширамы.
    
    - Ты слишком многого от себя требуешь, Наруто, - говорил мне Отец, когда мы встретились в моем внутреннем мире и я поделился своими переживаниями. - Может ты этого не замечаешь, но ты развиваешься очень быстро. А подобные паузы вполне нормальны. Просто твое тело еще не привыкло к твоей силе.
    
    - Угу, вот только до Мадары мне еще очень далеко, - заметил я, вспоминая своего сильнейшего противника-шиноби прошлого.
    
    - Ты недооцениваешь себя, сынок, - усмехнулась Кушина. С тех пор как я снял печать она также осталась в моем внутреннем мире. - Ты смог сделать большой шаг вперед, по-прежнему оставаясь собой. Если бы Мито-сама была жива, она сравнила бы тебя со своим мужем.
    
    - Мда, скорее с Мадарой, - скривился я, здраво оценивая себя. - Во всяком случае моя репутация в Конохе скатывается к этому. Наверное, я слишком заигрался в политику.
    
    - Что-то я не замечал такого, - с сомнением спросил Минато.
    
    - Да хотя бы тот факт, что при моем появлении где бы то ни было, замолкают все разговоры, - пояснил я. - Как же, начальник полиции Конохи. Стоит мне зайти в какую забегаловку или баню или еще куда.
    
    - Фугаку мне тоже на это всегда жаловался, - хмыкнул Минато.
    
    - Во-во, - закивал я, сохраняя недовольный тон. - Свалил все на меня своим дурацким восстанием, а мне разгребай эту клоаку.
    
    - Сын, что у тебя случилось такого что у тебя такое настроение? - обеспокоенно спросила меня Кушина. - Расскажи нам!
    
    - Да ладно, ничего особенного, - махнул я рукой. - Просто наверное устал от всего этого. Постоянное напряжение, ни минуты отдыха. Сплю через раз. А отложить ничего из дел нельзя.
    
     Минато с Кушиной переглянулись. Я был благодарен им за заботу обо мне, пусть даже она заключалась лишь в моральной поддержке. Мама с папой начали что-то обсуждать шепотом. В моем внутреннем мире при желании я мог узнать что угодно, но намеренно оставил им возможность хранить тайны от меня. Впрочем, и у меня было что скрывать от родителей. Все-таки без определенного доверия не будет хороших отношений. Наконец они закончили обсуждать и повернулись ко мне.
    
    - Вижу, вы что-то задумали? - с опаской глядя на родных, спросил я. - Скажу сразу, я не согласен! Мне бы с тем что у меня уже есть разобраться.
    
    - А мы ведь еще ничего не сказали, - хмыкнул отец. - Но не бойся, ничего такого страшного мы не хотели предлагать тебе.
    
    - Ладно, что у вас? - вздохнул я, глядя на улыбающиеся лица родителей. Что-то мне не становилось весело от их хорошего настроения, везде чувствовался подвох.
    
    - Мы тут подумали, почему бы тебе действительно не воспользоваться тем что у тебя есть и не повысить свои собственные возможности, - сказала Кушина. - У тебя же есть и Шаринган, и клетки Шодайме Хокаге. А если ты прав относительно происхождения Риннегана, то у тебя большой шанс пробудить это додзюцу.
    
    - Ага, а заодно с ним огрести кучу других проблем, - кивнул я. - Я же вам рассказывал как происходит пробуждение Шарингана. Неужели вы считаете, что Риннеган, который есть финальная стадия Шарингана отличается в этом плане? Сильные эмоции должны изменить чакру. Мне не хочется подвергать себя таким воздействиям. Да и всаживать себе чужие глаза или клетки. Боюсь я тогда потеряю себя. Поймите, я не хочу переходить черты. Иначе меня никто не сможет остановить. Я итак уже сильно изменился.
    
    - Ты нисколько не изменился, Наруто, разве что стал немного умнее,- громогласно сказал Курама. - Ты по-прежнему напоминаешь мне старика Рикудо. Но бремя мира нести в одиночку нельзя. В этом и заключается твоя проблема, ты все пытаешься делать один. В Конохе, да и не только в ней, найдется немало шиноби готовых поддержать тебя. Неужели тебе этого мало?
    
    - Я не хочу подвергать их опасности, - покачал я головой.
    
    - Я ошибся, Наруто, - вздохнул Лис. - Ты стал не умнее, а глупее. Ни один человек не способен нести на себе бремя мира. А ты до сих пор не хочешь понять этого.
    
    - Выходит, я был прав с самого начала, - вздохнул я. - Для того чтобы вынести это бремя, мне нужно перестать быть человеком. Вот только как при этом сохранить себя?
    
    - Боюсь, мы тут мало чем можем помочь, - покачал головой Минато. - Курама прав, Наруто, ты слишком много на себя взвалил, - сказал он, а затем подошел и обнял. - Но мы всегда будем рады поддержать тебя.
    
    - Спасибо, папа, мама, - кивнул я. - Спасибо и тебе, Курама, - я задумался над этим разговором. Постепенно у меня сложилась картина того, каков должен быть мой следующий шаг.
    
    - Что ты будешь делать Наруто? - спросила меня Кушина.
    
    - Пожалуй, пришло время вернуться туда, где все началось, - сказал я. - Пора навестить Ама но Хоку. Возможно я найду там ответы на свои вопросы.
    
    - Удачи, - сказали мне родители.
    
    ***
    
    Я сидел на краю огромной дыры. Это и была Тонико но Сато. В этом оазисе посреди пустыни теплилась жизнь. Природа процветала, а жители мирно спали в своих домах.
    Я прибыл в селение поздней ночью, когда все спят крепким сном. Замаскировав свою чакру, а также использовав Мейсай Гакуре но Дзюцу я озаботился чтобы меня не смогли обнаружить, разве что тут найдутся очень опытные сенсоры. Таким образом, проникнуть в селение не составило труда, как и добраться до Саезури. Артефакт хорошо охранялся, но не от высокоранговых шиноби. Обследование Саезури не дало никаких результатов. Чтобы иметь хоть какие-нибудь данные нужно было активировать его, но тогда бы я обнаружил себя, а мне этого не хотелось. Оставив это бесполезное занятие я принялся обследовать сам Ама но Хоку. При помощи техник Дотона я обследовал весь периметр Артефакта и добрался даже до дна. Он уходил вглубь на несколько километров. Но нигде я не находил никакого пояснения, ничего что могло бы объяснить его происхождение. Спустя неделю я уже отчаялся что-либо найти тут.
    И вот теперь спустя неделю я сидел и просто смотрел на это место. Луна хорошо освещала центр деревни, где хранилось Саезури.
    
    - Так ты все-таки пришел сюда, - раздался голос за моей спиной. Резко повернувшись я увидел Старца что отправил меня в прошлое. - Но как все исправить по-прежнему не знаешь.
    
    - Я уже вообще ничего не знаю, - вздохнув ответил я и повернулся обратно к деревне.
    
    - О, а ты изменился, - протянул Старец и присел рядом со мной. - Уже нет того задора что раньше? Жаль, тот веселый мальчик нравился мне больше.
    
    - Кто вы? - спросил я, на что Старец рассмеялся.
    
    - Зачем тебе это знание? - спросил он. - Тебе это не даст ровным счетом ничего.
    
    Я усмехнулся. Он был прав, мне действительно это ничего не даст.
    
    - Ты ищешь ответы не там, - сказал Старец, рассматривая звезды на небе. - Я тоже когда-то искал ответы на те вопросы, на которые пытаешься найти ответ ты.
    
    - Я понял лишь то, что сила - не главное, - покачал я головой. - Это все что я смог узнать.
    
    - Поверь, многие не могут узнать и этого, - сказал он в ответ ободрительным тоном. - Но... это всего лишь начало. Начало пути! Нельзя оставаться на месте.
    
    - Движение - жизнь? - спросил я и Старец улыбнулся.
    
    - Видишь? Ты многое понимаешь уже сейчас, а значит многое сможешь понять и в дальнейшем, - сказал он, продолжив рассматривать звездное небо. - Посмотри на небо! - он протянул руку, указывая наверх. - Что ты видишь?
    
    - Звезды? - спросил я. Почему-то в этот момент я ощутил себя маленьким семилетним мальчиком, которого учит дедушка.
    
    - Да, а знаешь что такое звезды? - спросил он и я не знал что ответить на этот вопрос. Я просто никогда не задумывался об этом. - Вижу что мой вопрос поставил тебя в тупик. Хотя ты и смотрел на небо. Ты никогда не видел той мощи, которую из себя представляет вселенная. Звезды, видимые тобой - лишь ее малая часть. Даже самый сильный шиноби - песчинка по сравнению с любой звездой. Ты хочешь узнать о вселенной больше?
    
    Меня хватило лишь на судорожный кивок. А затем Старец показал мне Вселенную. И я понял почему он говорил о шиноби как о песчинках. Действительно, что такое вся моя сила и могущество, которые я раньше считал едва ли не абсолютными, по сравнению со Вселенной! Я чувствовал себя столь незначительным, что казалось еще немного и я истаю перед тем, что я видел. Слово 'благоговение' открыло для меня свое истинное значение. Я именно благоговел перед Вселенной. Старец рассказывал мне о звездах и планетах, о галактиках и их частях. О Великих Стенах и межгалактических пустынях. Я потерял счет времени, а когда он закончил говорить, я не мог произнести и слова. И тут у меня в голове мелькнула догадка.
    
    - Это ты все создал? - спросил я дрожащим голосом. Старец в ответ лишь улыбнулся.
    
    - Нет, другой, - ответил он. Но мне почему-то казалось что и он способен на подобное, иначе сказал бы об обратном. - А ты хотел бы научиться творить также?
    
    - Я даже не думал об этом, - сказал я. - Не думаю что у меня что-то получиться. Мой уровень сил недостаточно высок для этого.
    
    - Хо? Недостаточно высок, говоришь? - с удивлением протянул Старец. - Ты удивительный человек, Узумаки Наруто. Там где кто-либо увидел возможность для роста собственных сил, ты проявляешь достаточную скромность, осознавая свои возможности. Мне нравится твой подход. Я чувствую, что Сила в твоих руках не будет причинять вреда другим. А потому я помогу тебе научиться пользоваться ею.
    
    - Научишь пользоваться ею? Но... - я замолчал, обдумывая его слова. Действительно до этого момента все мои способности были только на уровне шиноби. Сейчас же мне предлагают совершенно иной уровень. Я уверен что с этими знаниями я точно смогу перейти на иной уровень. - Однажды я согласился с твоим предложением, не вижу смысла отказывать вновь. Ведь я уже сделал свой выбор!
    
    Старец улыбнулся и встав протянул мне руку. Я схватился и он с легкостью поднял меня на ноги.
    
    - Идем, я провожу тебя, - сказал он.
    
    Я сделал шаг следом за ним и мир вокруг меня переменился.
    
    
Глава 10

    

    Представьте что в течение всей своей жизни вы привыкли пользоваться какой-то вещью, каким-то устройством, чем-то что облегчает вам жизнь. Этот предмет настолько плотно вошел в вашу жизнь, что вы уже не мыслите себя без него. И если вас лишить его, это может настолько усложнить вашу жизнь, что вам может казаться что жизнь кончена. И именно в такой ситуации оказался я, когда попал в этот мир. Та Энергия, та Сила, которая являлась основой моего существования, смыслом моей жизни, исчезла.
    Я оказался посреди какого-то переулка меж двух высоких зданий. Оглядев себя я обнаружил что одет в шорты и рубашку 'навыпуск', а на ногах были легкие кроссовки. Осмотр вещей занял немного времени и показал что с собой у меня была только маленькая бумажка на которой карандашом был накарябан адрес и имя. Во всяком случае этого языка я не знал. Не зная языка, не имея никаких сведений о том что это за место, не имея никакого снаряжения, а также не имея возможности оперировать чакрой, я оказался в такой ситуации, дать название которой вслух у меня даже не поворачивался язык. Хотелось просто громко и грязно ругаться. Но все-таки я взял себя в руки. Раз меня поставили в такое положение, значит это пойдет мне на пользу. А нет - это будет отличным уроком мне - не доверять незнакомцам. Вздохнув, я поплелся в сторону выхода из переулка.
    Но не пройдя и десяти шагов, остановился. Впереди была довольно шумная и оживленная улица, что несколько настораживало меня. Собравшись с духом, я все-таки выглянул из переулка. Мне открылась доселе невиданная картина. Нет, в принципе ничего такого странного я не увидел. В середине улицы двигалось много экипажей, наподобие тех грузовиков, что я видел в стране снега, а по тротуарам шли люди, много людей. Все было знакомо, за исключением одного. Даже в Конохе я не видел такого большого потока, разве что по праздникам. Стоит к этому добавить что двигатели этих машин были отнюдь не бесшумными, а выхлопы их двигателей чувствовались за несколько десятков метров от дороги. От всей это свистопляски у меня голова пошла кругом и я поспешил отойти поглубже в переулок.
    Наконец я собрался с силами и вышел из переулка. Постепенно я привык к мельтешению прохожих и гудению машин. И даже абстрагировался от обилия запахов, в наличии которых этот город давал Конохе сто очков вперед. Оставалось определить в каком направлении мне идти. Глянув еще раз на бумажку, я покачал головой. Мне не был известен язык. Единственное что я мог различить, так это литеры алфавита, несколько отличные от тех что применяют в Конохе. Вроде и знакомые, но отличия все же есть, а потому я никак не мог прочитать ни адреса, ни имени. Хорошо хоть сумел различить где что.
    Я посмотрел на стену ближайшего здания, ища табличку с адресом. Оная нашлась довольно быстро, синяя металлическая пластина с белыми буквами на фасаде дома. Вот только название улицы не совпадало с тем что было у меня. Я вздохнул. В этот момент к небольшому стеклянному павильону возле дороги, к крыше которого была прикреплена табличка с большой литерой 'А', подъехала какая-то большая машина с застекленными окнами. Когда двери открылись в нее стали заходить люди. Должно быть это что-то вроде местного общественного транспорта. Подойдя поближе я увидел что на одной из стен этого павильона есть карта. На ней были обозначены улицы и дома. Пояснения же были на двух языках. Причем один из вариантов я мог вполне спокойно прочитать. Нет, этот язык я не знал так хорошо, но судя по написанию он очень похож на старый язык Кумо. Сейчас от него остались лишь некоторые слова которые проникли и в другие страны. Да и литеры явно указывали на это. Хоть какая-то хорошая новость. Также на карте была отметка, которая видимо указывала где я нахожусь.
    На этом хорошие новости закончились, потому что как я не искал нужную мне улицу, на карте ее не было. В этот момент ко мне подошел какой-то мужчина лет двадцати пяти и что-то произнес, указывая на бумажку в моей руке. Я отдал ему ее и он прочитал адрес, после чего хмыкнул и посмотрев на карту за полминуты нашел нужный адрес и ткнул туда пальцем, что-то сказав, при этом возвращая мне бумажку. Запомнить дорогу мне как шиноби не составило труда, а потому кивнув в знак благодарности, я пошел в нужную сторону. Ничего вслух я не говорил, так как не хотел показывать свое незнание языка. Пусть лучше думает что я глухонемой.
    Шел я примерно двадцать минут. За это время я внимательно наблюдая за прохожими выучил несколько простых правил. Например переходить дорогу в положенном месте на зеленый сигнал. Уж слишком плотный был поток машин на дороге и я не хотел понапрасну рисковать своей жизнью. Проходя мимо витрин одного из магазинов, я обратил внимание на свое отражение. Это был действительно я, за малым отличием. У меня не было 'усов'. А значит я ничем не выделялся среди обывателей. Это не могло не радовать. Все-таки я предпочел бы в такой ситуации не иметь лишних отличительных особенностей. Все остальное было на месте - большие голубые глаза, короткие блондинистые волосы, широкая улыбка до ушей. Помахав своему отражению, я пошел дальше. Лучше производить на окружающих впечатление наивного подростка, чем такого же подростка не пойми по какой причине удрученного. Это бы вызвало ненужные вопросы и внимание ко мне, чего мне хотелось бы избежать.
    Наконец я пришел по нужному адресу. Как я понял, цифра после номера дома указывала на нужную мне квартиру. Мне повезло что номера квартир, которые были в подъездах дома, были указаны на входе. Найдя нужный подъезд и поднявшись на нужный этаж, я встал перед квартирой в которую, как мне казалось, нужно прийти. Честно говоря, я не знал что скажу тому кто здесь живет по поводу своего визита, но больше вариантов куда мне идти у меня не оставалось. Вздохнув, я нажал на кнопку звонка.
    Через минуту дверь мне открыл мужчина тридцати лет. Он оглядел меня и что-то спросил. Не зная что именно, я просто протянул ему бумажку. Тот взял ее и прочитал, посмотрел на меня и снова прочитал бумажку. Затем он отступил от двери и жестом пригласил меня войти. После чего о чем-то спросил меня.
    
    - Простите, я не понимаю вашего языка, - ответил я, пожав плечами и сделав соответствующее выражение лица.
    
    - Ниппонец что ли? - спросил он, видимо имея в виду мой язык.
    
    - Наверное, - пожал я плечами вновь. - Я не знаю.
    
    - Оригинально, - весело хмыкнул он. - И кто тебе дал мой адрес?
    
    - Когда я очнулся на мне была только эта одежда, а в кармане эта бумажка, - честно ответил я. Веселость сразу пропала и он о чем-то задумался. Закрыв дверь он пошел внутрь квартиры. Я поспешил разуться и последовать за ним.
    
    - Мой руки, - сказал он, указывая на узкую дверь. Там оказалась ванная комната. После он провел меня на кухню. От обилия приятных запахов у меня заурчало в животе, что вызвало у него усмешку, отчего я покраснел. - Вижу ты голоден?
    
    - Есть немного, - ответил я. В ответ он понял крышку одной из кастрюль и стал разливать по тарелкам суп. На голодный желудок незнакомое мне блюдо пошло на ура. Этот суп чем-то напоминал овощную похлебку, которую я ел в стране Снега. У него был такой же красный цвет. Похоже мой хороший аппетит был самой лучшей благодарностью хозяину, так как он смотрел на меня с умилением. После супа было второе, а дальше был чай. В большой кружке, горячий, черный, с лимоном и сахаром, прямо как я люблю. В спокойной обстановке мы сидели молча и наслаждались напитком.
    
    - Мой друг просил меня присмотреть за его учеником, - нарушил тишину мужчина. - Сказал что он сам придет ко мне. И ты попадаешь под то описание, что он дал.
    
    - А что еще он сказал? - осторожно спросил я.
    
    - Просил обучить тебя элементарным вещам, говорил что ты жил в такой глуши, что многое тебе будет в диковинку, - ответил он. Затем поднялся и подойдя к тумбочке стал в ней рыться чего-то ища. Наконец он достал какой-то конверт и протянул его мне. - Он просил передать тебе письмо, так что держи.
    
    Я открыл конверт и прочитал это письмо.
    
     Ну, здравствуй, мой нежданный ученик!
    Честно говоря ты озадачил меня когда появился в моей жизни. Не буду лукавить, я знаю кто ты. Впрочем, тебе это тоже известно. О моем же происхождении тебе знать пока рано. Скажу одно, все что я делаю, я делаю не просто так. Впрочем, так поступают все разумные, во всем мы ищем собственную выгоду, даже если не видим ее.
    Когда я увидел тебя в первый раз, я понял что ты можешь пойти далеко. Гораздо дальше чем многие из тех, с кем мне доводилось водить знакомство. Я догадываюсь в чем причина этого. Не твой якобы долг шиноби, не путь ниндзя навязанный тебе учителями и не те обязательства что на тебя в твой первый день жизни возложили родители. Я увидел в тебе простого человека. Банально, правда?
    Знаешь, не случайном человека называют венцом творения. При всем нашем эгоизме, при всем нашем тщеславии, при всей нашей ненависти к другим, мы остаемся самими собой. Парадокс, но именно подавив все свои пороки человек способен стать очень сильным существом. Той силы что ты достиг будучи шиноби, ты достиг по большей части благодаря собственным усилиям, по своему собственному желанию, благодаря своему упорству. Вспомни тот момент когда ты первый раз использовал чакру, чтобы применить Хенге. Вспомни тот момент, когда ты первый раз использовал теневое клонирование чтобы защитить своего учителя. Когда использовал чакру Биджу, чтобы защитить своего друга. Когда за неделю выучил технику ранга А, чтобы защитить свою мечту. Когда освоил режим отшельника чтобы остановить ненависть лиса и спасти свое селение. Когда ты подружился с Лисом, чтобы он оставил свою ненависть. Конечно, во всех этих случаях были люди которые помогали тебе, но нельзя отрицать и того факта, что львиную долю усилий приложил ты сам.
    Своими желаниями, стремлениями, усилиями ты напомнил мне меня самого в молодости, а потому я и решил тебе помочь. До сих пор ты развивался только с оглядкой на свой мир и даже получив информацию о том что миров много, ты не смог извлечь из этого многого. Поэтому я и решил тебя отправить в один из миров, где ты мог бы получить стимул развиваться дальше. Мир в который ты попал ничем примечательным не выделяется. Как ты наверное успел заметить его технологический уровень выше, чем твоего. Но вместе с тем, проблемы общества остались те же, если даже не усугубились.
    Твоя задача - наблюдать и учится, думаю, трех месяцев тебе хватит. Советую освоить местный язык, тебе это не составит труда. Николай, у которого ты будешь жить, мой хороший знакомый. Но распространяться о своем происхождении не стоит. Впрочем, задавать лишних вопросов он не будет, так как доверяет мне и знает мой стиль. Так как твое имя в определенных кругах этого мира известно, я озаботился о другом. Твои новые документы у Николая, спросишь у него. И вообще, не стесняйся спрашивать совета если ты чего не понимаешь. Он отзывчивый человек и его не напугать вопросами.
    Что ж, на этом прощаюсь с тобой. Увидимся через три месяца.
    
    Внизу стояла какая-то неразборчивая подпись. Я несколько раз перечитал письмо.
    
    - Старик умеет озадачить, - хмыкнул Николай. - Кстати, наверное он написал об этом в письме, но твои документы уже у меня. То что ты должен был в незнакомой обстановке добраться до меня только подтверждает что он твой учитель, как раз его стиль. Пойдем я покажу где ты будешь жить и чему будешь учиться.
    
    ***
    
    Что можно сказать про тот мир где я провел три месяца? Там такие же люди, как и в моем родном мире. Конечно есть различия в культуре, в уровне технического прогресса, в языке и во многом другом. Но люди те же.
    Наверное именно это и хотел показать мне Старец. В этом мире проблемы общества были ярко выражены, о них говорили едва ли не на каждом углу, но никто не хотел их решать. Поначалу я буквально истлевал от желания вмешаться, но Николай быстро осадил меня, сказав что двенадцатилетний мальчик мало что сможет сделать и посоветовал мне просто наблюдать, учиться, 'мотать на ус'. Этому совету я и последовал.
    Язык, на котором говорили местные жители оказался не сложен в освоении, главное было понять принцип. Чем он мне понравился, так это богатым набором идиом. В них порой вкладывалось столько смысла, что без 'поллитры', как говорил Николай, не разобрать. За полмесяца учась по восемь часов в день я освоил его основы.
    Самым интересным в этом мире оказался способ хранения знаний. Компьютерные сети прочно вошли в жизнь местных жителей. Книги, фильмы, музыка. За три месяца я освоил немногое, но это очень сильно отразилось на мне, позволило еще шире взглянуть на окружающий меня мир. Я даже узнал почему Старец отдельно упомянул мое имя, почему оно известно тут. Когда я увидел Это, я даже не знал смеяться мне или плакать. Просмотрев пару эпизодов и поняв что тут описывается моя предыдущая жизнь, я вырубил эту чушь. Смотреть второй раз как я делаю глупости было выше моих сил.
    Конечно, за три месяца ничему особо выучиться нельзя, но я был благодарен Старику за то что он предоставил мне такой полезный отпуск. Я отдыхал не только просиживая у компьютера. Николай вытаскивал меня на различные экскурсии, в музеи, театры, на природу. Я наконец смог почувствовать себя обыкновенным ребенком, отдохнуть что называется душой.
    
    - Я вижу ты неплохо отдохнул, - услышал я голос за спиной. Лежа в кресле я читал книгу об одной из Мировых Войн этого мира. Я уже собирался подняться но Старик остановил меня. Хотя теперь он выглядел как старик, скорее как мужчина лет пятидесяти. - Сиди, сиди, я вижу ты читаешь хорошую книгу, не хочу тебя отвлекать. А где Николай?
    
    - Поехал сдавать свой проект, - ответил я, возвращаясь в кресло. - Сказал что будет к семи часам вечера.
    
    - Как раз успею принять душ, - ответил мой 'учитель' и отправился в сторону ванной. - А ты - читай!
    
    Как и было оговорено, Николай вернулся к семи часам. Когда он узнал о нежданном госте, я так и не смог понять его реакцию. То ли он доволен, то ли нет. Тем не менее, он постарался убрать с лица кислую мину.
    
    - Ну как? Доволен своим учеником? - спросил он недовольным тоном.
    
    - Вполне доволен, Николай, - ответил тот. - А вот ты мной вижу не совсем.
    
    - Еще бы я был тобой доволен, - раздраженно ответил Николай. - Сколько мы с тобой знакомы, но я до сих пор не могу тебя понять. К примеру этот парень. Зачем он тебе? Хочешь сделать из него второго себя? Или ты думаешь я не знаю кто он на самом деле? - тон разговора мне не нравился, но я предпочитал помалкивать хотя последняя фраза несколько удивила меня.
    
    - Все-то ты знаешь, - усмехнулся Старик. - Кстати, раз уж зашла речь обо мне и моих методах, то пора бы мне наконец представится.
    
    - Уж сделай милость, а заодно поведай ему о своих планах, - сказал Николай, успокаиваясь.
    
    - Никаких планов не было, - ответил тот. - Был просто мальчик, которому была нужна помощь.
    
    - Двадцать семь лет и мальчик? - с иронией в голосе спросил Николай.
    
    - Ну не девочка же, - обиделся 'учитель'.
    
    - Ты от темы-то не отлынивай, - сказал Николай и повернулся ко мне. - Вот чего от него сложнее всего добиться, так это того чтобы он говорил прямо по существу. Любит он видите ли вещать о высоких материях, не говоря ничего конкретного. Соглашусь, порой это здорово помогает, но меня всегда только раздражало.
    
    - Может быть потому, что ты никогда не был моим учеником? - усмехнулся старик. - Ладно, можешь звать меня Симеон или Симон, как тебе больше нравится. Как и ты когда-то я тоже был человеком и смею надеяться до сих пор им остался. Что же касается моей помощи тебе, то с моей стороны скрытые мотивы были. Но они касались лишь того, что когда придет время ты не откажешься помочь мне.
    
    - Ага, так всегда, - съязвил Николай. - Только невинная просьба может варьироваться от простой подноски сумок старушке, до захвата целого мира. И там, и там нужна практическая помощь.
    
    - Ничего такого глобального я не задумывал, - замахал руками Симон.
    
    - Кому ты это говоришь? Ты этого понятия и не знаешь потому что у тебя и так все глобально, а разгребать приходиться другим. Ты нисколько не изменился с тех пор, - теперь мне казалось что Симон не старец, а провинившийся подросток. А Николай и есть его учитель. - В общем так, парень, не слушай ты этого умника. Он тебя припашет ты и не заметишь. Что же касается умения пользоваться своими силами, то тут я думаю, все ограничено лишь твоим воображением.
    
    - Верно, попробуй окинуть своими мыслями весь мир и тогда тебе откроются новые горизонты, - пафосно изрек Симон. - А теперь тебе пора!
    
    И прежде чем я успел что-то сказать, подо мной открылся портал и я провалился в него. Единственное что я успел заметить, это как Николай выхватывает из моей руки кружку с чаем и сует в нее планшет.
    
    - С вами посуды не напасешься, - услышал я напоследок.
    
    Спустя мгновение я вновь оказался на плато рядом с Тоника но Сато, одетый в свою одежду шиноби. Моя чакра вновь была со мной, а в руке я держал давешний планшет. Усмехнувшись предусмотрительности этих 'людей', моих учителей, я убрал компьютер и отправился в сторону Конохи.
    
    
Глава 11

    

    Мой отпуск прошел незамеченным не только для Конохи, но и для моих церебральных сожителей. Курама лишь поинтересовался, чего это я на пять минут отключился, что меня было не дозваться. Успокоив его, что все в порядке и я просто задумался, я стал размышлять о том, какими же силами обладают Симон и Николай раз смогли провернуть мое перемещение настолько тонко. И все ради чего? Чтобы я просто поглядел на иной мир и извлек кое-какие уроки. Да, пока что мне далеко до их размаха.
    Что же касается планшета, что всучил мне Николай в последний момент, то таких технологий я не видел нигде. Ни в моем мире, ни в его. Тут была вся информация по его миру и кое что о моем. А еще куча фильмов, музыки и книг, с которыми я просто не успел ознакомиться. Мой внутренний хомяк буквально пустился в пляс от осознания того какие тут скрываются плюшки. Этого мне хватит надолго.
    Вернувшись в селение я с новыми силами приступил к своим обязанностям. В последнее время я активно вел разведку, собирая и анализируя данные. Благодаря путешествию в иной мир я смог узнать немало нового относительно того как еще можно вести разведку и откуда черпать данные для анализа. Поэтому вновь полученные данные помогли мне увидеть положение пяти Великих Стран в ином свете. Становилась понятной напряженная ситуация во многих селениях, например в Кусагакуре, Киригакуре и в других. Также я обратил внимание на некоторые крупные компании, например на транспортную компанию Гато, промышленников Страны Железа, горнодобытчиков Страны Земли и другие предприятия. По такому большому количеству данных я мог составить более полную картину.
    В Конохе же все было спокойно. С тех пор как клан Учиха был практически уничтожен, другие кланы присмирели, причем очень сильно. А благодаря моей поддержке Хокаге, позиции кланов оказались еще более слабыми. И если раньше они относились ко мне более менее нейтрально, то за три года я стал для них едва ли не врагом номер один. И если с Шикаку Нара еще можно было спокойно общаться, то Хиаши Хьюга меня просто возненавидел. Что интересно, их ненависть была направлена конкретно на меня, а не на кланы которые я возглавлял. За короткий срок 'Демон Конохи' обрел такой вес, что меня уже нельзя было без ущерба стряхнуть с олимпа. А в ближайшее время я собирался лишь упрочить сове положение. И для этого я применял все чему научился.
    Хотя мне и было неприятно следить за кланами в самой деревне, я понимал насколько важно не упускать и этот фронт. Если клан Хьюга имеет какие-то претензии ко мне, это не значит что я не имею претензий к нему. Пожалуй, мои претензии имели еще больше оснований под собой. Проклятая печать Хьюга, что сдерживает побочную ветвь их клана. Мне удалось выяснить ее происхождение, хотя я и раньше догадывался об этом. И это никоим образом не поднимало моих предков в моих глазах. Я ненавидел это наследие Узумаки, и эта ненависть переносилась на клан Хьюга. Вот только пока у меня связаны руки, чтобы попытаться что-то изменить в этом клане.
    Инузуки и Абураме заняли в отношении меня выжидательную позицию, как и кланы Яманака, Нара и Акимичи. Хотя кое-какие шевеления направленные против меня в этой пятерке кланов шли. Я же продолжал наблюдать со стороны за их возней, держа руку на пульсе. Осторожность еще никогда никому не вредила. Остальные кланы не могли выставить что-то весомее против меня, а гадить по мелкому опасались. Поэтому я не ожидал нападок с их стороны.
    Если же говорить про кланы Узумаки и Учиха, за которые я нес прямую ответственность, то тут тоже было не все гладко. Несмотря на мои попытки заставить Саске заняться делами клана, он по-прежнему жил местью своему брату, постоянно изводя себя тренировками. Мне приходилось буквально силком вдалбливать необходимые ему знания, заманивая его очередным дзюцу как пряником. Я долго думал над тем, оставить ли все как есть или же крепко поработать с мозгами Учихи. Но немного подумав решил не вмешиваться. Раз он несмотря на все мои увещания хочет встречи с Итачи, то мне не стоит препятствовать ему. Главное чтобы он не сбегал из деревни к Орочимару. Что самое интересное, Менма поддался настроению Саске и также усиленно тренировался, чтобы помочь другу победить его брата, даже несмотря на то, что ниндзюцу давались ему значительно тяжелее чем Саске. Когда дело доходило до тренировок они оба становились упорными как два барана. И я устал постоянно одергивать их. Единственной отрадой был Хао. Вот кто действительно во всем слушал меня и помогал мне с в делах клана. Конечно, порой и в Саске с Менмой просыпалась совесть и они садились за бумаги, но это происходило редко. Гораздо реже чем мне этого хотелось.
    Настала весна и приблизилось время сдачи экзамена в Академии. Скоро мои ребята станут генинами. В этом году в Конохе станет на пару десятков Учих и Узумаки больше, чем было до этого. И все благодаря тому что мне удалось собрать многих Узумаки и сохранить Учиха. Конечно, кому-то пришлось попотеть чтобы закончить Академию в этом году, но я уверен, что все мои ребята полностью готовы к полевой работе.
    
    ***
    
    Я стоял на ветке дерева и наблюдал как ученики Академии метали снаряды в мишень. Саске, чья очередь была сейчас, как всегда поразил все мишени.
    
    - Молодец, Саске-кун, - похвалил его Умино Ирука. - Как всегда лучший результат.
    
    - Пф, - был ответ гордого Учихи. Надо будет провести с ним воспитательную беседу о почтительном отношении к учителям. Ирука же просто не обратил внимание на это пренебрежительное отношение, будто его и не было вовсе, чем заработал еще больше уважения в моих глазах. Все-таки Ирука - один из лучших учителей Академии.
    
    - Так, следующий - Узумаки Менма, - объявил Ирука. Мальчик вышел на позицию. Судя по его недовольному виду, они с Учихой успели сегодня повздорить. Встав в стойку, он метнул сюрикены. Вот только он перестарался и снаряды веером разлетелись в разные стороны. - Узумаки, что ты творишь? - вскричал Ирука. И прекрасно его понимал, такое пренебрежение к технике безопасности недопустимо для шиноби.
    
    - Простите, Ирука-сенсей, ошибочка вышла, - попытался извиниться Менма, вот только на его лице явно застыл испуг. Такого от себя он точно не ожидал.
    
    - Сенсей, а почему эти сюрикены висят в воздухе? - спросила Сакура, до которой снаряд не долетел каких-то полметра, как и до Яманака Ино. Оба сюрикена перехватил я, вот только я не снял Мейсай Гакуре но Дзюцу, а потому был невидим для остальных. Ирука сначала не понял вопроса девочки, но когда сам увидел висящие в воздухе сюрикены, его взгляд тут же стал настороженным.
    
    - Кто здесь? - требовательным тоном спросил он.
    
    - Я вижу на ваших занятиях не все ученики следуют инструкциям учителя, Ирука-сан, - максимально вежливым тоном сказал я, снимая маскировку. Увидев меня, Ирука побледнел. И дело не в том, что я пришел во время занятий, а то что я застал такой инцидент. - Если бы я случайно не заглянул на полигон, Коноха сегодня вечером не досчиталась бы двух куноичи.
    
    - Я уверен, это была случайность, Наруто-сама, - попытался защитить Менму Ирука.
    
    - Случайность, которая едва не привела к гибели человека называется халатностью, Ирука-сан, - с нажимом ответил я. - А вы как сенсей не предотвратили её. Мне продолжать?
    
    - Нет, я все понял, Наруто-сама, я готов понести наказание за свою вину, - сказал он. В его голосе была готовность выгородить виновного мальчишку.
    
    - Вот только ваша вина в этом инциденте косвенная, так как я застал тот момент, когда вы проводили инструктаж, - сказал я, переводя взгляд на своего младшего брата. Тот стоял весь бледный, смотря на свои сюрикены в моих руках. Похоже до него стало доходить, во что он только что вляпался. - Большая же часть вины лежит на тебе, Менма-кун. Ты едва не убил двоих своих одноклассниц. У тебя есть что сказать в свое оправдание? - Менма отрицательно покачал головой. Я отвернулся от своего нерадивого брата. - Тебе повезло что ты еще не шиноби. Преступная халатность наподобие той что ты совершил, может иметь только одно наказание.
    Я говорил медленно и негромко, но все слышали мои слова. Эта ситуация может послужить прекрасным уроком для нового поколения, а потому я решил извлечь из нее максимальную пользу. Но если до Менмы уже дошел смысл моих слов, то до Саске нет.
    
    - Но Наруто-сама, Менма не виноват, подумаешь, ошибся, с кем не бывает, - стал защищать своего друга Учиха и от учеников послышались одобрительные возгласы. В ответ я просто метнул сюрикены вверх, в пролетавших над полигоном птиц и на землю к ногам ребят упали две бьющиеся в конвульсиях птичьи тушки. Многим детям стало не по себе.
    
    - Цена ошибки отличается от случая к случаю, но ни одну из них нельзя оставлять безнаказанной, - спокойно ответил я. - Сдай твое оружие и следуй за мной. Узумаки Хао, прими у него подсумки.
    
    Красноволосый мальчишка медленно подошел и подождав пока Менма снимет свои подсумки бережно взял их.
    
    - Следуй за мной, - приказал я.
    
    - Подождите, Наруто-сама, - попробовала остановить меня Сакура. И к ней присоединилась Ино.
    
    - Мы ни в чем не виним Менму-куна, пожалуйста, не наказывайте его, - сказала Ино.
    
    - Я не собираюсь наказывать его, - ответил я. У детей на лицах появилось облегчение, но я поспешил это исправить. - Так как Академия шиноби находится в прямом подчинении Хокаге, окончательное решение по поводу преднамеренного нарушения техники безопасности Узумаки Менмой будет принимать Трибунал Конохагакуре но Сато. Степень его вины будет справедливо оценена и ему будет вынесено соответствующее наказание. А вам двоим стоит подумать как следует. Вы вполне могли оказаться на месте этих птиц. И то что я перехватил сюрикены - чистая случайность.
    
    Я взял Менму под локоть и препроводил его в резиденцию Хокаге. Там же быстро был созван Трибунал, куда вошли Хокаге, Данзо и я. Наша тройка приняла решение довольно быстро. Так как особого вреда от проступка Менмы не было, то было решено ограничиться административным наказанием, десять ударов плетью. Почему я настойчиво добивался такого наказания для моего брата, которого по идее должен был покрывать? Ответ прост. Менме и Саске нужна была встряска. Они настолько были поглощены тренировками что не замечали ничего вокруг. Поэтому когда подвернулся такой случай, я не мог им не воспользоваться. К тому же это научит не только Менму, но и остальных учеников Академии ответственности за жизни товарищей. Конечно, Хирузен был поначалу против такого подхода, но мы с Данзо настояли на нем. Да и для самого Менмы это наказание было необходимо, чтобы он мог простить себя. Был в этой ситуации еще один плюс, для кланов станет очевидным что я готов не жалеть ради своих целей никого, а значит всю свою ненависть они сосредоточат на мне, окончательно оставив в покое подконтрольные мне кланы.
    Всю ночь Менма просидел в камере, а утром его вывели на площадку перед Академией. Там уже собрались все студенты и немало шиноби. Ширануи Генма зачитал приговор вынесенный Трибуналом, а исполнить его должен был Морино Ибики. На площадке были установлены два столба, к вершинам которых были прикреплены веревки. С Менмы сняли куртку и футболку, оголив торс и привязали его руки к веревкам, растянув его. Прежде чем Ибики начал исполнение приговора, я подошел к мальчику и, достав кожаный валик, подставил его Менме под челюсть.
    
    - Закуси его, - сказал я ему. - Будет легче. Поверь. Я знаю.
    
    Это был еще один сигнал всем относительно мотивов моего поступка. Я может и требователен к своему брату, но я не жесток по отношению к нему. Когда я вернулся на место, Ибики посмотрел на меня, ожидая разрешения начать исполнение наказания. Я кивнул и Ибики оттянул плеть назад.
    Такой профессионал как Ибики, знает как убить плетью с одного удара. Тем не менее сегодня целью было не убийство студента, а лишь наказание в воспитательных целях. Поэтому главный экзекутор Конохи бил ослабленными ударами. Хотя это было всего лишь относительно. Уверен, такими ударами можно легко убить неподготовленного человека. Шиноби же вроде Менмы должно хватить как раз на десять ударов. Так и произошло. На пятом ударе изо рта ослабленного мальчика выпал кожаный валик, но он не кричал, а удары он терпел сжав зубы. С десятым же ударом мальчик потерял сознание. Генма объявил что наказание исполнено и разрешил расходиться. Двое чуунинов что привели Менму, подошли к нему и стали отвязывать его от плахи. Я тоже подошел к ним. Мой брат был без сознания. Я забрал его у них и перенес домой.
    Придя домой я стал осторожно обрабатывать его израненную спину. Ибики хорошо постарался и теперь на спине брата не было и живого места. Все-таки он мог бы и помягче обойтись с ним. Надо будет прописать ему в челюсть, а то меня не поймут джонины. Тем не менее я не стал лечить его чакрой. Пусть эти шрамы пока побудут у него в качестве напоминания о проступке, а позже я сведу их, если он конечно захочет.
    Тут я почувствовал что Менма приходит в себя. Когда я промывал один из шрамов, он всхлипнул от боли.
    
    - Брат, прости меня, - тихо сказал он и я увидел на его лице слезы. - Я опять подвел тебя. Если бы не ты, Сакура-чан и Ино-чан...
    
    - Дурачок, - также тихо сказал я и погладил его по голове. - Я больше ни в чем не виню тебя. Ты показал себя достойно, когда принял наказание. Теперь пора оставить это в прошлом. Просто не совершай больше этой ошибки, хорошо?
    
    - А ты не ненавидишь меня, брат? - осторожно спросил он меня. - Просто ты так смотрел на меня...
    
    - Просто мне было обидно что ты совершил такую глупую ошибку, - ответил я, продолжив обрабатывать его раны. - И я очень испугался за тебя. Обычно за такое ученика могут исключить из Академии, а то и посадить в тюрьму. Поэтому я сразу попросил для тебя столь сурового наказания чтобы ты смог стать шиноби.
    
    Я закончил обрабатывать его раны и стал собирать аптечку.
    
    - Брат, не уходи, посиди со мной. Ты так давно не сидел со мной просто так, - попросил меня Менма. Я послушался и сел рядом с ним на кровать. Немного подумав, я решил снять боль от ран у мальчика и напитав руку медчакрой, немного подлечил его.
    
    - Все-таки Морино перестарался с тобой, - вздохнув, констатировал я. - Он мог бы и полегче с тобой обойтись.
    
    - Скажи, брат, а тебя тоже так наказывали? - спросил вдруг Менма. - Просто когда ты сказал что с той штукой будет легче, я всё то время что меня били, думал о том что ты сказал.
    
    - Вот оно что, - произнес я, вспоминая эти обстоятельства. Немного подумав, я решил рассказать ему кое-что из своего прошлого. - В тот день мне исполнилось пять лет. В Конохе был праздник посвященный победе над Кьюби. И я решил посмотреть на него. Это и было моей ошибкой. Я никогда не рассказывал тебе, но в день когда мы родились, Кьюби напал на Коноху. И Четвертый Хокаге победив его запечатал Биджу в своем сыне.
    
    - Отец запечатал его в тебе? - удивился мальчик и даже приподнялся на локтях чтобы посмотреть на меня. - Но зачем? Это же так жестоко!
    
    - Нужно было сохранить баланс сил между Селениями Шиноби. В этом заключался его долг как Хокаге, - сказал я. - Если бы Кьюби исчез, Коноха была бы в опасности.
    
    - А что произошло потом? - спросил Менма.
    
    - То что я стал носителем Демона или Джинчурики, должно было оставаться тайной, но об этом знало слишком много людей и эта тайна всплыла наружу, - продолжил рассказ я. - И все это вылилось в ненависть жителей Конохи ко мне. Они видели во мне не маленького мальчика, а жестокого демона, убивших их близких в ту роковую ночь.
    
    - И что произошло когда тебе исполнилось пять лет? - осторожно спросил мальчик.
    
    - Когда я имел неосторожность попасть на этот праздник, меня обнаружили. Сначала меня начали оскорблять, затем унижать, а в конце избивать. Не знаю сколько это продолжалось, так как очнулся я на следующий день уже в госпитале. После такое повторялось еще несколько раз пока я не стал шиноби. Поэтому я и сказал что знаю каково это, терпеть боль.
    
    - Прости брат, я никогда не думал что тебе пришлось пережить такое, - Менма смотрел на меня своими большими глазами. Такой взгляд у брата был редок. Удивление, жалость, сожаление. Целая плеяда чувств переплелись в нем и я знал что все они - искренни.
    
    - Все это в прошлом, Менма, - улыбнулся я ему. - Это многому меня научило и в конце концов я стал таким какой я есть. Эх, я должен был уберечь тебя от ошибок.
    
    - Нет, брат, не вини себя, - Менма сел на кровати и обнял меня. - Ты все время пытаешься взять все на себя. Я же вижу сколько ты трудишься на благо клана, на благо Конохи. Прости что я последнее время вел себя так глупо. Если бы я был более внимателен к твоим словам, этого происшествия бы не было. Обещаю, я исправлюсь.
    
    - Верю, Менма. Верю! А теперь ложись, тебе нужно денька два полежать чтобы восстановиться, - сказал я и стал укладывать его на кровать. - И не вздумай вставать.
    
    - Но, брат, мне же скучно, - заканючил он. А я опешил, такой милой мордашки у него я еще не видел. Немного подумав, я кивнул.
    
    - Сейчас вернусь, - сказал я и отправился к себе в кабинет. Раз мальчику скучно, пусть учится. Я достал свиток с техникой Хирайшина и принес его Менме. - Вот это - техника, которую разработал отец, Полет Бога Грома. Раз тебе скучно почитай теорию. И не забудь про технику безопасности. Ее я у тебя спрошу в первую очередь. Ты меня понял?
    
    - Да, брат, выучить технику безопасности в первую очередь, - кивнул он, не скрывая улыбки. Он уже давно облизывался на эту технику, но я постоянно обламывал его. А теперь такая плюшка. Может я слишком балую его? Мысленно махнув на это рукой, я отдал ему свиток и вышел из комнаты.
    
    Спустившись на кухню, я наткнулся там на Хао. Он сидел за столом, положив подбородок на столешницу. Было видно что он чем-то расстроен. Его глаза были красными.
    
    - Что-то случилось, Хао? - спросил я.
    
    - Я все слышал, брат, - сказал он тихо. - Прости, мне не стоило подслушивать твой разговор с Менмой.
    
    - Скорее это мне стоило позвать тебя чтобы ты тоже слышал это, - улыбнулся я ему. - Ты не чужой человек и имеешь полное право знать всю правду обо мне.
    
    - Скажи, ты наказал Менму, чтобы защитить клан? - вдруг спросил он меня. - Я слышал что у тебя напряженные отношения с другими кланами. Ты хотел так защитить нас всех?
    
    - Отчасти - да! - не стал я отрицать выводов Хао. - Не буду отрицать, кланы относятся ко мне с опаской, а некоторые ненавидят. Это было неизбежно, а потому я стараюсь делать все возможное чтобы уберечь вас от этого.
    
    - Но почему они тебя ненавидят? - спросил Хао. - Я долго думал об этом, но так и не смог понять причин. Ведь не из-за того что ты начальник полиции. Из-за того что ты поддерживаешь Хокаге?
    
    - Лишь отчасти, - сказал я, думая над тем сколько правды можно раскрыть Хао. - Дело в том, что некоторые главы кланов не согласны с официальным заключением расследования дела клана Учиха.
    
    - Клана Учиха? - переспросил Хао, вспоминая. - Старший брат Саске, кажется его зовут Итачи, он истребил весь клан кроме маленьких детей. Но с чем они не согласны?
    
    - Они считают что Итачи не мог в одиночку истребить весь клан. Считают что кто-то ему помог в этом. Клан Учиха не был согласен с политикой Хокаге и они были его главными оппонентами в этом вопросе. Все знали об этом, а также о моих попытках примирить обе враждующие стороны.
    
    - А затем Итачи истребил клан, - задумчивым тоном произнес Хао. - А чью сторону в этом конфликте занимал Итачи? Ведь наверняка среди Учих была партия 'умеренных'.
    
    - Ты задаешь правильные вопросы, Хао, - улыбнулся я. - Вот только будь с ними осторожен. Не всем в Конохе может понравиться твоя любознательность.
    
    - Как все запутанно, - покачал головой Хао. - Но я так и не понял, за что тебя ненавидят кланы? Как будто не Итачи, а ты истребил клан Учиха.
    
    - Хм, именно так думают некоторые, - кивнул я. - Вернее, они думают что я помогал Итачи истреблять его клан.
    
    - Но это же абсурд, - возмутился Хао. - Саске говорил что ты дружил со многими Учиха и с его отцом в том числе. Иначе почему он попросил тебя взять опеку над кланом.
    
    - Итачи тоже любил своих родителей, но это не помешало ему убить их, - ответил я шокированному мальчику. - Таков мир шиноби, Хао. Ради своих целей некоторые могут предать свой клан, своих друзей, своих близких. Единственная причина, по которой меня до сих пор не объявили преступником, это то что ни у кого нет доказательств моей вины. Едва они найдутся, я больше не смогу удержать свое положение в Конохе. Именно поэтому я и стараюсь не вмешивать в мои дела клан.
    
    - Но ведь ты не убивал Учих, ведь так? - с надеждой спросил Хао.
    
    - А кого это волнует, Хао? - с иронией в голосе ответил я. - При желании можно найти любые доказательства. Если же их нет, их можно и сфабриковать.
    
    - Но это же гнусно! - воскликнул мальчик.
    
    - Нет, Хао, это политика, - похлопал я его по плечу. - И если ты хочешь стать хорошим политиком, приготовься лить на своих недругов тонны грязи и нечистот.
    
    - Я не хочу быть политиком, - проворчал мальчик.
    
    - А если я скажу что от этого зависит судьба клана? - спросил я его. Он посмотрел на меня не верящим взглядом. - Чему ты удивляешься? Если меня обвинят в этом, мне придется покинуть Коноху. И тогда кто-то должен будет взять на себя обязанности главы клана.
    
    - Но почему я, а не Менма? - спросил Хао.
    
    - Ну, кто-то же должен стать Хокаге, а совмещать эти две должности сложно, - заметил я. - Поэтому я и предлагаю вам самим выбрать, кто за что будет отвечать.
    
    - И как скоро против тебя выдвинут эти обвинения? - немного успокоившись, спросил Хао. Я внимательно посмотрел на него и задумался.
    
    - Пока я имею столь крепкие позиции как сейчас, они не будут выдвигать против меня никаких обвинений, - наконец ответил я. - Даже если они уже нашли какие-то доказательства, они придержат их до определенного момента.
    
    - До какого момента? - спросил Хао, внимательно слушая каждое мое слово.
    
    - Пока я не совершу ошибку, - ответил я. - Пока я не буду ослаблен достаточно, чтобы меня можно было сбить с моих позиций. Скорее всего действовать они будут быстро. Возможно Хокаге не будет в Конохе. Возможно они надавят на него как-нибудь еще. Хотя от Хокаге они поимели больше неприятностей, его противники постараются как можно скорее сместить именно меня.
    
    - Почему? - спросил Хао.
    
    - Хм, мог бы и сам догадаться. Хокаге уже немало лет и сколько он проживет еще - неизвестно. А у меня однозначно впереди долгое будущее. Поэтому в долгосрочной перспективе я представляю для моих противников гораздо большую опасность, чем престарелые Хокаге и Старейшины. Если они выбьют меня, вопрос с расстановкой сил в Селении будет решен в течение трех-пяти лет. Именно поэтому, когда меня объявят нукенином... Я говорю не если, а когда, ты меня понимаешь, Хао?
    
    - Да, брат, - опустив голову кивнул мальчик.
    
    - Так вот, когда меня объявят нукенином, вашим двум кланам следует согласиться с этой официальной позицией. После этого вам следует заключить союз с кланами Нара, Яманака и Акимичи. Думаю, тебе не следует объяснять почему?
    
    - Нет, - помотал головой Хао. - А как же клан Сарутоби?
    
    - Они будут держаться особняком, но поддерживать дружеские отношения с ними не помешает, - сказал я. - Что же касается клана Хьюга... Пока они не изменят свою внутреннюю политику, клану Узумаки с ними не по пути.
    
    - А они не нападут? - обеспокоенно спросил Хао.
    
    - Нет, - ответил я. - Хотя они и считают себя великим кланом, у них просто не хватит решительности выступить против вас в одиночку. Селение никогда не поддержит такой инициативы. К тому же, я всегда буду неподалеку и если они заартачатся, я напомню им о себе.
    
    Хао сидел и обдумывал мои слова, а я в это время пил ягодный морс. У наших девочек получилось неплохо сварить его. Хорошо что я узнал у Николая рецепт. Спустя некоторое время Хао оторвался от своих дум.
    
    - Скажи, брат, зачем так мудрить? Ведь не факт что они смогут найти или сфабриковать доказательства. Может, стоит наоборот самим пойти в наступление?
    
    - Хороший настрой, вот только не тебе тягаться с Хиаши Хьюгой, пока что! - прямо сказал я. - Да и кто тебе сказал что я не планирую чего-то еще? Если их факты окажутся натянутыми и не имеющими нормальных оснований, я просто посмеюсь над ними. А вот если они смогут накопать чего такого, что просто шокирует всех, тогда и вступит в действие мой план о котором я тебе говорил. Не думай что я планирую всего лишь один вариант событий. Наоборот, я всегда держу наготове с десяток активных планов и столько же у меня в резерве. И тебе советую развить такой же подход к делам. К примеру, сейчас Менма усиленно учит Хирайшин. Тебе тоже следует освоить эту технику. Причем вам следует знать ее что называется 'от' и 'до'. Кроме того, я покажу тебе мою тайную библиотеку, по которой ты будешь заниматься дальше. Менма получит свою... Не удивляйся так. В одной стране есть хорошая поговорка: 'Не храни все яйца в одной корзине'. Это я тоже не просто так делаю.
    
    - Все имеет под собой тайный смысл? - перестав уже удивляться моим решения, ответил Хао. - Нет, брат, мне никогда не стать таким интриганом как ты.
    
    - У тебя есть все предпосылки для этого, иначе бы я не рассказывал тебе всего сейчас, - усмехнулся я, а затем посерьезнел. - Учись хорошо, Хао, я полагаюсь на тебя. А об этом разговоре... Пока никому не стоит знать о нем, хорошо?
    
    - Хорошо, брат, - серьезно кивнул мальчик.
    


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | А.Майнер "Целитель" (Научная фантастика) | | А.Грэйс "Магазинчик" (Научная фантастика) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки - 2. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"