Спиридонов Юрий Владимирович: другие произведения.

Ада

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Девушка в море, не отрываясь, смотрела туда, где потухали последние недотлевшие огоньки, тяжелые волосы спадали с плеч, она была русалкой, мистической, странной, грандиозной...


Yura

0x08 graphic

Безупречная красота существует только в романтических мечтах

05.12.1999 - 06.12.1999

   Когда потяжелевшие облака начали сгущаться над северной стороной залива, небрежная гладь на поверхности моря дополнила картину идеального летнего заката. Пара лебедей медленно пересекала лунную дорожку, в солнечной поблескивали феерически ярко темные волосы Ады. Спокойно, почти стих ветер. Смеркалось, солнце отдавало нам последние вечерние лучи, окрашивая все в нежный розовый цвет, оранжево-красный диск соприкоснулся далеко, на горизонте, с водой. Угасали крики последних купающихся, начиналась ночь. Гул самолета, и тонкая белая линия начертилась у дальнего леса на другом берегу, медленно побежала к солнцу.
  -- Интересно, успеет самолет долететь до солнца раньше, чем оно сядет? - крикнул я в море.
   Ни лебеди, не прилив, ни Ада не отозвались. Я присел на быстро остывающий песок, начал играть мелкими камушками, ракушками, причудливо повторяющими формы тех гигантских камней, между которыми иногда высвечивались стремительные движения невидимого в темноте тела. От пышущего жаром диска осталась половина. Самолетная нить и мигающая впереди ее звездочка легко приближались к центру залива, к месту заката. Звезды на другой стороне проступали по одной, как капельки ртути, падающие на ковер из разбитого термометра.
  -- Ада, смотри, солнце почти село! И самолет успел! Выходи, холодно!
   Всплеск. Может, она и не услышала меня. Недавно розовый песок чернел, превращая берег и лес в нечто загадочное, пугающее, стал виден Млечный путь, Медведицы, Арктур... Над зеркалом кричали чайки, видимо, вспоминая удачный день, рыбацкие лодки вдалеке неспешно, со знанием дела рассекали почти несоленую воду. Только они и Ада еще мешали морю погрузиться в абсолютный покой. На горизонте оставалась дымка величия, нежного, теплого тона, над ней таяла белая линия улетевшего самолета. Все. Природа закончила свой ежевечерний показ, солнце село. Девушка в море, не отрываясь, смотрела туда, где потухали последние недотлевшие огоньки, тяжелые волосы спадали с плеч, она была русалкой, мистической, странной, грандиозной. У меня перехватило дыхание, забилось сильнее сердце, она почувсвовала меня, взмахнула, приветствуя, рукой и бросилась навстречу, шумно разбрызгивая непрозрачную, темную воду.
   Через несколько минут она была рядом, улыбалась, смеялась, засовывая мне под майку холодную руку и кусочки тины. Я взял ее за руку, и мы побежали к дому, нашему дому, по каменным ступенькам, идущим почти от самого берега. Ее волосы пахли солью, водорослями и свежестью, мне так хотелось жить от неимоверного счастья.
   Дома было тепло, очень сухо и тихо. Никого нет, нет знакомых, друзья далеко. Музыка, музыка. Ада всегда любила арфу, оркестр, но так и никогда не смогла изменить скрипке. Она очень редко играла мне, и это были моменты сильнейших волнений, чувств. Мы бегали под дождем, чтобы послушать, как играют оркестры в парках, много, много раз слушали одно и то же место в Раймонде Глазунова, бессмысленно возвращаясь к звукам арфы. Когда бывал шторм, гроза, Ада распахивала окна и пела, исступленно, отчаянно, потом брала скрипку и играла так нервно, так страстно, что я уходил, закрывал двери, прятался... Потом она долго плакала у меня на плече, мы закрывали окна и топили камин.
   Сегодня мы будем пить вино, я видел, что Ада довольна и очень устала, мы всегда пили вечерами вино. Ее любимый Cabernet Savignon или что нибудь другое... Мы пьем много мартини, я люблю Manhatten, она нет.
  -- Ада, бокал вина?
   Она кивает, значит, все хорошо, значит, она не изменилась. Волосы у нее все еще мокрые, на легкой, домашней рубашке разводы. Ада тянется к камину, она замерзла, я принесу одеяло и укрою ее. В нашей комнате все просто, функционально и красиво. Мы вдвоем создали этот интерьер, этот дизайн, свой стиль. Это плод взаимных компромиссов, уступок. Мы никогда не ругались, мы никогда не теряли себя в толпе. Ада говорила, что в детстве она пряталась под кровать, когда спрашивали ее мнения, она боялась, что ее будут ругать. Нам не надо было говорить слова, мы, переглянувшись, отходили к другим стендам, другим витринам, цветам, фактурам. Ада сказала, что не хочет в доме цветов, боится, что они погибнут, если нас долго не будет. Я согласился, мы хотели пышный сад, но так и не смогли приспособить песчаную почву. Мы привезли земли и посадили низкие лилии, теперь по ночам мы выходим на веранду, чтобы послушать чудесное благоухание этих цветов. Признаться, я больше люблю левкои, но они слишком нежны для нашего ветра, он бы разорвал в клочья их мягкие листья и цветы.
   Вокруг нашего дома растет дикий шиповник, совсем неприглядный, когда нет листьев, но мы слишком привыкли срывать огромные розовые бутоны и украшать ими спальню, комнаты, даже ванную. Мы не можем жить без него, без чаек, моря, без того, что заполнило все вокруг и превратило все это вместе в наш с Адой мир.
   Я вспоминаю тот день, когда мы с Адой приехали в этот дом, как мы бегали по этажам, с каким интересом мы рассматривали витражи в прихожей, как долго первый раз растапливали наш камин. Ничего не изменилось, каждый раз, что я дома, мне кажется, что только вчера я вошел в него впервые. Так же горит огонь в камине, отбрасывая тени на черные волосы Ады и на бокал с красным вином, так же стучит сердце, так же скрипит третья ступенька на лестнице. Ада никогда не замечала этого скрипа, она всегда пробегала через нее, через эту единственную скрипящую ступеньку...
   Ада спит, огонь в камине горит не так яростно. Ада похожа на маленькую принцессу, заблудившуюся в реальности. У нее мягкая белая кожа, нежные руки, длинные ресницы. Она прекрасна, прекрасна, как только может быть прекрасна спящая фея, нимфа. Огонь охватывает последние рубежи, съедает без устали последнее дерево, которое со стоном и щелканьем исчезает. Ада не любит смотреть долго на огонь, она говорит, что это заставляет ее слишком о многом вспоминать. Мне никогда не надо было знать, что она боится вспомнить, какие мысли не дают ей покоя. Ада знает, что для меня имеет значение только наше настоящее, знает, и бережно сохраняет свои тайны. Давно уже глубокая ночь, тяжелые волосы Ады спадают с кресла, маленькая капелька беззвучно падает с самого кончика волоса вниз, разлетается брызгами на теплом, пушистом ковре.
   Я возьму ее на руки, отнесу наверх, уложу в кровать. Она безвольно соглашается, слегка обхватывает мою шею, и мы идем вперед. Она не открывает глаза, лишь немного чаще и беспокойнее стало дыхание. Как маленькой девочке я снимаю с нее намокшую рубашку, закрываю толстым покрывалом, провожу рукой по волосам и спускаюсь вниз. Я допиваю свой бокал вина, немного ворошу угли в камине и выключаю лампу. Комната погрузилась в полумрак. Я подхожу к окну и смотрю на море, далеко посверкивает маяк, Луна серебрит воду, звезды светят ярким, электрическим светом. Я постою немного, соберусь, вспомню, как прошел день и пойду к Аде, к Аде, которая видит сны, спрятавшись от мира в тепле и тишине.
   Я поскриплю ступенькой, тихо зайду в спальню, улыбнусь темноте, прикоснусь губами к теплому плечу Ады, лягу рядом с ней и засну до утра. И засну очень быстро.
   С утра меня разбудит ветер из открытого Адой окна. Она всегда встает раньше, всегда успевает обогнать меня. Я встану, не буду одеваться, пойду вниз, к Аде. На столике у камина белый листок бумаги, ее записка. Я не буду читать ее, я знаю, что она пишет записки всегда по одному и тому же поводу, она ушла. Она пишет о свободе, о том, что ее тянет к арфе, что она поняла, что сможет добиться большего где-то вдалеке от меня, где ее чувства будут спокойнее. Она пишет о красоте, о счастье, о любви и верности. Она всегда заканчивает записку одним и теми же словами... Я тебя любила, я никогда не вернусь...
   Дом стал пустым, шиповник скучным, солнца нет, будет дождь. Нет, не будет, вон уже и солнце. Солнце не меняется.
   Я возьму бокал, сделаю свой коктейль крепче, чем обычнее, пойду босиком на веранду. Включу Раймонду, послушаю арфу, с утра уеду в город, потом вернусь в пустой дом. Искупаюсь, посмотрю закат. Поговорю с рыбаками, позвоню друзьям. Лягу спать. Не забыть полить лилии и оставить открытой дверь. Она всегда возвращалась. Ада.
  
   0x01 graphic
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"