Спиридонов Юрий Владимирович: другие произведения.

Казуальный мизантроп

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...- У меня никого нет, никого никогда не будет, и мне это не нужно. Не помогало. Цель была расслабиться и отключиться от ненужных проблем. По-моему, началось сбываться то, о чем раньше я только слышал и говорил другим. Процесс пошел, и с течением времени весь оптимизм, кстати, приобретенный с трудом, стал выветриваться. Пессимизм побеждал...


Yura

КАЗУАЛЬНЫЙ МИЗАНТРОП

MisanthrТpos casualis

5.09.1999. - 7.09.1999.НАЧАЛО

   Далеко в небе светит звезда. Я люблю именно эту звезду, не зная причины своего столь странного отношения к астрономическому телу. Не знаю я и что это за звезда, может это вовсе планета. Я всегда встречаюсь с ней летом на даче, она провожает меня до дома, и в Риге я долго вижу ее из окна. Потом что-то меняется, и я перестаю о ней вспоминать...до тех пор, когда вижу ее там же - на дороге к даче...
   Время пощадило звезду. Вернее, продлило ей жизнь, дало возможность блистать после гибели. То, что вижу я, прошло, закончилось, безвозвратно погибло миллиарды лет назад, световых лет... Все наше звездное небо - обман, для тех, кто хочет верить, для тех, кто любит мечтать. Катастрофические вихри, взрывы и бури в космосе - для нас лишь уроки истории, мы не видим настоящего, не можем чему-то помешать. В этом ничтожество человека.
   Я люблю прошлое звезды, люблю красоту прошлого, люблю и вряд ли могу осознать предмет своей любви. Что же на самом деле происходит с человеком, если он может находить прекрасное в неосязаемом прошлом и совсем не видеть прекрасного рядом? Почему так часто мы проходим мимо настоящего человека и только спустя огромный овраг времени начинаем его ценить? Как жить, если не знаешь, зачем? Как жить, не посвящая себя кому-то, одному, только для себя?
   Однажды мы заговорили об этом со Славиком.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ПЕРВЫЙ РАЗГОВОР

  -- Славик, ты счастлив? - вот так, совсем банально и просто начался наш разговор. Я продолжил: - По настоящему, как просто не бывает?
  -- Нет, это прошло. Был момент, когда казалось, что да, я добился. Ну а дальше...
  -- Как раз это я знаю.
  -- Ну да, ты все всегда знаешь.
  -- Конечно, не надо сомневаться.
  -- Животное!
  -- Я тебя тоже люблю. Ты договаривай, а то тебя развернуло и понесло. Ты же говорил, что появились варианты.
  -- Вот именно, варианты.
  -- Тоже приятно, у меня нет даже их. На мне варианты кончились.
  -- И...
  -- Можно без и. Похабно. Свет потух, и мрак настал. Конечно, смотря чего надо. Если только одного, то можно организовать. Хотя, если честно, у меня и это не получается. Во-первых, противно, а во-вторых, нет жгучей потребности.
  -- У меня тоже.
  -- Еще бы, всякое бее на дороге не подбираю.
  -- Убью!
  -- В очередь, как говорил кто?
  -- О да, это известный случай. Как раз в тему.
  -- Я никак не могу его до сих пор понять - это действительно так нужно?
  -- Наверно он просто на этом съехал. Каждый раз он с кем-то другим.
  -- Удивительно, опять же, как его пассии это переносят. Привыкли. Большая и вечная любовь, видимо, потухла. Да, это было весело, ни школа, а притон малолетних не знаю кого, что-то все слова в голове перепутались.
  -- Дуриков.
  -- Мне всегда нравилась твоя самокритика.
  -- Ну..., а ладно, сам позвал, знал, на что шел, придется терпеть.
  -- Я все-таки доволен, что у нас была такая компания. Странно, больше меня ничего так не впечатлило. С кем ни поговорю, последние классы - скука и пустота. Уж мы-то не поскучали...
  -- Да... Я был страшно забитым до десятого класса.
  -- И мы тебя добили. Иначе, почему после школы ты рванул от нас со скоростью света? Ты подумай, с кем ты сейчас общаешься, неужели с нами?
  -- Все как-то поднадоедает... Особенно все время одно и тоже.
  -- Славик, а ты как из штопора выходишь?
  -- То есть?
  -- Ну, в смысле, что ты делаешь, чтобы не было тяжело и мучительно больно за бесцельно прожитые годы?
  -- Я по горло в работе, просто мало места для мыслей. А так... Я не выхожу. Я привык жить для кого-то, теперь я просто не могу приноровиться, тем более, не все в состоянии понять полет моей мысли и принять то, как я думаю жить.
  -- Я вот уже, черт знает сколько времени, потратил на Мариса. Конечно, это здорово и все такое, но меня бесит, что отдельно меня никто не воспринимает, и что каждый раз, когда к нему приезжает любовь, я не нужен. Надоело.
  -- Он придет?
  -- Не знаю, мы не разговариваем.
  -- Опять?
  -- Профилактика.
  -- Глупо спрашивать про причину.
  -- То же самое. С его необязательностью я - самое последнее, что должно было бы ему встретиться. Никогда не думал, что буду с ним общаться, любовь зла. Получилось теперь, что ничего и никого не существует, свободное от Мариса время тоже исчезло, неумно себя веду, блин. Одно, зато знаю абсолютно точно, - положительные качества не компенсируют отрицательные, приходится жить и с теми и другими, легче не становится от мысли, что когда-нибудь все будет хорошо.
  -- Можно поспорить.
  -- Наверняка. Только станет ли кому-то лучше?
  -- Это да, согласен.
  -- Меня это радует, люблю, когда соглашаются.
  -- Ты сволочь!
  -- Знаю.

НАВЕЯНОЕ

   Говорят, что себя можно убедить в чем угодно, повторяя это с назойливой регулярностью. Также известен факт, что, повторяя какую-нибудь мысль достаточно настойчиво, можно добиться потрясающих результатов в виде материализации идеи, отраженной в повторяемой мысли, и это не всегда доставляет безграничное счастье и удовольствие. Например, не стоит повторять фразы типа: - Я страшнее всех на свете! - и дальше в том же духе, потому как результат может быть плачевным и очень реальным.
   Я сидел и повторял про себя одну фразу, шаг за шагом теряя последние остатки здравого ума и твердой памяти. Фраза заключалась в бичевании собственных пороков и не была образцом высокого искусства:
   - У меня никого нет, никого никогда не будет, и мне это не нужно.
   Не помогало. Цель была расслабиться и отключиться от ненужных проблем. По-моему, началось сбываться то, о чем раньше я только слышал и говорил другим. Процесс пошел, и с течением времени весь оптимизм, кстати, приобретенный с трудом, стал выветриваться. Пессимизм побеждал.
   Плохое настроение, порождаемое различными факторами, в двадцать лет имеет дополнительные минусы, - положительные и успокаивающие факторы только повышают общее раздражение и недовольство жизнью. Успокоить в такие минуты меня может только абсолютный покой, хотя можно и подраться. Противоречиво, зато действует! Возможно, я не прав, и кто-то гораздо умнее меня сумел подчинить свой разум себе и полностью. Моя проблема всегда была в том, что разум мне полностью подчинялся до того момента, когда с языка начинали слетать разнообразные сентенции, никак не отражающие мое прекрасное воспитание и тонкий ум...
   Итак, я сижу и битых двадцать минут твержу свое заклинание. Можно ли понять меня? Я, например, себя не понимаю... Почему мне важнее то, что и как у Мариса, а не то, что мои возможности позволяют мне больше? Зависть? Нечему завидовать. Ты в ответе за тех, кого приручил. Я в ответе, он в ответе... Но читал ли он Сент-Экзюпери? Знает ли он, что нужно быть в ответе за кого-то, а не просто наслаждаться приятными мгновениями до тех пор, пока не засвербит и не раздастся призывный клич обожаемой? Получается странная вещь. С одной стороны, должна быть дружба, с другой стороны, и любовь имеет полное право на существование. Что делать тому, кто не может разорваться на две половины, удовлетворяя себя во всех проявлениях человеческого общения? Марису, например. Правильно, выбрать что-нибудь одно. Вот он и выбирает - неделю одно, неделю другое. Сложно ли предположить, что чувствуют те, чья неделя как раз кончилась, особенно если они искренни в своих чувствах к рассматриваемой личности? Нет. Что делать? А ничего, ничего не поделаешь.
   Люди, когда стали писать бизнес-планы, выделили там специальный раздел, посвященный защите от изменений внешних условий. Вполне предсказуемо, что очень незначительная часть людей имеет в голове установку на то, что внешние условия, среда, в которой они живут, может измениться... Дело в том, что мы защищаемся только от того, что уже с нами было. Конечно, всех могут бросить, обидеть просто так. Но при чем, помилуйте, мы сами?! Наверно предполагается, что люди устойчивее плана финансирования застройки кратера Везувия.
   Кто мог подготовить к тому, что в жизни много козлов, к тому, что общие ценности окажутся ниже собственных? Никто. Надо учиться на себе, на своих ошибках, повторяя их по несколько раз, для углубленного проникновения в исследуемую материю, тем более так поступают все дураки. И дуры, наверное. Всегда удивляло меня то, что в том, что ты - дурак не принято в обществе сознаваться, ни в коем случае не надо говорить человеку то, что он дурак. Зато всегда можно сказать: - Я совсем не знаю физику, математику и т.д.
   А я могу признаваться в чем угодно и кому угодно по очень простой причине - я знаю, то, что я скажу, да и вообще то, что скажет любой человек, всегда можно оспорить, в этом есть даже какая-то привлекательность, отсутствие абсолютности и уникальности мнения. Признаюсь, когда со мной спорят, быстро выхожу из себя, но поспорить с кем-нибудь, особенно если ничего не знаешь - несравнимое удовольствие и расслабление затекших нервных окончаний.
   Но только сижу и повторяю, не останавливаюсь. Мимо проходят люди и дни, но только все равно. Пускай на меня смотрят, пускай крутят пальцем у виска... Может, я считалку учу...
   Помню слова ослика Иа: - И какой из этого следует вывод?...

ВТОРОЙ РАЗГОВОР

  -- Пошли, Марис пришел, - Славик вывел меня из коматозного состояния.
  -- Куда?
  -- В магазин.
  -- Шоп?
  -- Ну да, есть хочу и чай надо.
  -- Давай сходи, я пообщаюсь.
  -- Деньги давай!
  -- Только напечатаю и сразу.
  -- Только стекла не бейте.
  -- Попытаюсь сдержаться.
   Ну вот. Я с Марисом один на один. Битва началась. Юра, вперед!
  -- Привет!
  -- Привет!
  -- Как дела?
  -- Нормально.
  -- Что собираешься делать?
  -- Не знаю пока.
  -- А кто знает?
  -- Я просто пока не решил...
  -- Не буду напоминать, что просто так ничего не бывает. Интернет?
  -- Да, наверно.
  -- Будешь общаться?
  -- Не знаю.
  -- Мы тут со Славиком пообщались, посплетничали, ничего нового. У Славика тоже проблемы.
  -- Какие?
  -- Вечные, впрочем, он сказал, что у него есть варианты, это уже само по себе является утешительным фактом. По крайней мере, Славик по этому показателю меня значительно опережает, не говоря уже о тебе. Ты ваще супермен!
  -- Перестань.
  -- Неправда?
  -- Конечно! Тем более я сто раз говорил об этом. Если бы ты захотел, то ты бы уже все имел.
  -- Ты забыл, что у меня никого нет, и никогда не будет.
  -- Ты можешь говорить что угодно, только я уже сказал, что я по этому поводу думаю.
  -- Спасибо за разрешение, только все-таки стоит согласиться со мной, сам себя я вроде немного лучше знаю.
  -- Я не верю, что можно так просто сказать что-то, и все так и будет. Если ты хочешь продолжать, то продолжай, я просто не буду отвечать.
  -- Прекрасно, скажи сразу, что просто я тебе надоел!
  -- Если так будет, я тебе скажу.
  -- Большое спасибо, ты очень добр. Кстати, когда у нас по плану очередное расставание?
  -- Не знаю, а что, ты хочешь?
  -- Я же не могу помешать тебе, когда приедет...
  -- Не деретесь? - Славик наконец-то вернулся.
  -- Ты вовремя, только начали.
  -- Ну что, Марис, будешь общаться?
  -- Да, подключи меня, наверное.
  -- Что уже решился?
  -- Я же не говорил, что не буду.
  -- Передавай привет, заодно узнаешь, когда приедет, буду знать, когда надо сваливать.
  -- Перестань.
  -- Зачем? Я опять не то говорю, что тебе хочется услышать?
  -- Ладно, перестаньте, - подключился Славик.
  -- Может мне лучше уйти, чтобы тебе не мешать?
  -- Как хочешь.
   Юра, пора останавливаться.... Знаю, знаю, словарный запас больше, сил и желания продолжать больше, только надо ли? Что можно изменить?
   И хочешь ли ты что-то менять?

НЕСОВРЕМЕННОЕ

   И что теперь? Я кольнул его пару-тройку раз, но что я могу поделать с его неподвижностью... Стоит ли пытаться менять людей, особенно, если сам не поддаешься никаким изменениям? Зачем надо разрушать себя, то шаткое равновесие, которое помогает удержаться от самых неразумных поступков, проще говоря, зачем я перегибаю?
   Стал бы я встречаться со страшным, злым, мстительным Марисом? Нет. Я сам его выбрал, правда получил конфетку в обертке, а под оберткой может много чего быть. Даже в самой лучшей на вид конфетке может оказаться щепочка, стеклышко или камушек... Не стоило надеяться на легкость и простоту в отношениях с Марисом только из-за врожденной детскости, желания всем помогать и хорошего воспитания, не стоило не замечать инертность, отсутствие активности... Сам кретин, возможно.
   Марис - интересный человек. Славик - интересный человек. Нет на планете неинтересных людей...только вот одни интересны психоаналитикам, другие фанатам футбола, и чем дальше, тем хуже, не стоит и перечислять. Есть разные люди, в том числе и глупые, плохие, странные, отвратительные, страшные... Никуда от них не деться. Определенно, для того, чтобы подготовиться к такому, моих двадцати лет не было достаточно.
   Человека можно полюбить, причем любого, даже никакого, гарантирован подобный результат и мне. Стоит ли растрачивать себя на ссоры с Марисом? Можно ведь просто предоставить человеку возможность - пусть обожает меня, надо спросить, вдруг ему тоже так хочется?! Представляю картинку... Я сижу по центру, и все восхищаются мной. Какой кошмар, похоже на страшный сон, хуже восторгающейся толпы могут быть только две толпы. Проверял.
   Разрушение чужой психики во время ссоры несравнимо с разрушением собственной. У нас с Марисом именно так. Когда что-то начинается, сложно сказать на что уходит больше времени: на перечисление претензий или на последующую релаксацию, надо это обоюдно понимать. Может быть поэтому, со Славиком, который у меня вызывает меньшее душевное сопротивление, мы не ссоримся. Я думаю, что ссориться полезно - только на приличном отдалении проступают доселе скрытые факторы, влияющие на взаимоотношения, а внутренние проблемы, наконец, имеют полную возможность материализоваться... И отразиться на моем здоровье.

ТРЕТИЙ РАЗГОВОР

  -- Звезды, вы слышите меня?
   Молчание. Очень сложно говорить с тем, кто тебе не отвечает.
  -- Звезды... Вас так много, неужели ни одной из вас я не интересен? Зачем молчать, если я жду вашего ответа?
   Они молчат... Я попробую сказать им, объяснить... Я не просто мизантроп, я люблю людей, я казуальный мизантроп, такого и в природе не бывает, а я вот есть.
  -- Звезды, я люблю людей, своих друзей. Я не спускаю им ничего, придираюсь без причины и с причиной, но, звезды, я просто такой. Вам легко судить, вы так далеко, вам не надо вникать в причины, суть, вам кажется, что вы видите все. Но и вас я вижу лишь как маленькие точки на небе. Узнаю ли я правду о вас? Мне не важно это, главное в том, что я люблю вас здесь, на Земле, совсем не зная за что.
   Так тяжело и грустно, так пусто, если нет друзей, друзей в небе. Я хочу лететь, выше птиц и Катерины, лететь со звездами, как это несбыточно! Как холодно вокруг, как холодны звезды, они совсем не дают тепла, не дают жизни?
  -- Звезды, я обращаюсь к вам, звезды, я мог бы звать солнце, и оно бы ответило, согрев своими лучами, но я зову вас, не надеясь на тепло, жду только ответа. Почему ваше холодное настроение жестоко? вы видели много, вы знаете много... как сберечь дружбу? как не стать жестоким и выжить? Как быть, если нет вокруг никого, кто мог бы ответить на тысячи вопросов, тысячи вскриков души?
   Я не прав. Я бываю жестоким к тем, кого люблю. Жизнь дает мало шансов доказать свою привязанность, свои чувства, а те, что дает, мы считаем слишком простыми...
  -- Звезды, расскажите мне про Лену и Вову, про Мариса, Славика про многих-многих... Как они? Легко ли им? Не нужен ли я им? Я помогу, хоть еще вчера мог обидеть их, разрушить их счастливый покой...
   Вы все молчите...
   С кем я говорю? О чем я думаю? Я вижу свет... Но может, звезды уже нет. А если есть, то донесется моя мысль тогда, когда о людях забудут... Кому же ответит звезда?
   Одиночество мизантропа - его счастье.
   Счастлив ли я? Казус, нет.
   Глупо спрашивать звезды.
  -- Юра, что с тобой?
  -- Я думаю, что что-то не так...
  -- Давай перестанем.
  -- Давай. Ты же знаешь, я этого хочу, только не всегда получается на практике.
  -- Знаю.
  -- Проблема разрешилась благополучно.
  -- Не было проблемы.
  -- Не важно.
  -- Точно.
  -- Пойдем?
  -- Давай.
   Сколько ты выдержишь, Юра?
   Сколько часов будет длиться идиллия? Когда ты вспомнишь про себя? Когда тебе надоест?
  -- Я вижу, все в порядке.
  -- Да, Славик, до следующего раза...
   Когда он будет, этот следующий раз? Как сделать так, чтобы его не было? Возможно ли...
   Нет.
   Я ведь мизантроп.
   Да. Я казуальный...
   Неординарный человеконенавистник - смесь греческого и латыни.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"