Спиридонов Юрий Владимирович: другие произведения.

Встретить любовь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Славик оказался приклеенным спиной, ногами до колен, носками ботинок, руками до локтя… Приклеенным отвратительным по запаху, но прекрасным по качеству клеем, клеем не оставившим на стуле разводов, совсем не похожим на виденное ранее. Если кому-то когда-нибудь придется еще раз отклеивать Славика от стула, вспоминайте про меня, может полегчает. Не уверен. Славик не орал, просто шипел и ругался неприличными словами, вернее одним, довольно известным. Брить или стричь ноги Славик отказался, поэтому брюки местами отходили весьма болезненно, озвучка была на уровне...


ВСЕ НОРМАЛЬНО

  -- Привет! - позвонил мне Славик.
  -- Привет!
  -- Как дела?
  -- Чудно, скоро приезжает Варя, все нормализуется.
  -- Рад за тебя. Хочешь встретиться?
  -- Что за вопрос в субботу?!
  -- Понял, давай зайду.
  -- Хорошо, я и Мариса позову.
  -- Здорово! Что принести?
  -- Знаешь, Саниту приноси, я тут написал кое-что, нужна благожелательная критика.
  -- Не обещаю, но попробую.
  -- Звони, хотя лучше приезжай. Хм, часиков в восемь, как думаешь?
  -- Да, а если что позвоню.
  -- Давай.
   Славик отключился. Я стал думать. Так, предположим, я, Марис, Санита, Славик. Четыре человека. Прекрасно. Нужно приготовить много чая, что-нибудь они привезут.
  -- Позовите, пожалуйста, Мариса!
  -- Да, пожалуйста.
  -- Марис, привет!
  -- Как дела?
  -- Здорово, приезжай в гости.
  -- Могу, а в универ?
  -- Я смотаюсь с чего-нибудь, нет, просто не пойду, не хочу.
  -- Я собирался.
  -- Ты сходи, а вечером ко мне.
  -- Я позвоню.
  -- Оттуда?
  -- Ага, в общем, жди.
  -- Этим я занимаюсь все время.
  -- А кто будет?
  -- Славик, может он и Саниту приведет.
  -- Ладно, не будем деньги тратить.
  -- Не будем.
  -- Что привезти?
  -- Ничего, только если сам хочешь чего-нибудь.
  -- Придумаю.
  -- Договорились, жду.
  -- Пока!
  -- Пока.

ВСТРЕЧА

   Приехали все одновременно, что никак не входило в мои планы.
  -- Как это у вас получилось?
  -- А вот уметь надо! - Марис остался доволен эффектом.
  -- Ладно, заходите. Чай, кофе или сахар?
   Разговор завязался очень быстро и стал развиваться всесторонне. Санита хорошо защитила диплом, Славик работал и собирался уезжать в Австрию. А с Марисом я и так каждый день встречался, все новости уже в голове. Шумно и весело проходило время, Славик вдруг всполошился:
  -- Совсем забыл, я же не рассказал...
  -- Ну, вот так всегда! - мы с Марисом занегодовали.
  -- Про Австрию. Я еду туда со спецзаданием. Нужно перекинуть кое-какие бумаги знакомым шефов. Всякая физика, новые данные из лаборатории. Вот. Ну и на семинаре, конечно, блеснуть. Вот.
  -- Здорово!
  -- Марис, попроси у него автограф.
  -- Животное!
  -- Ты заметил, что все время это повторяешь?
  -- Ненавижу!
  -- Разнообразие, - подключился Марис.
  -- Нет, это не разнообразие, это все, что он знает!
  -- Жив...!
   Приступом гомерического смеха меня снесло с дивана под стол. Марис последовал за мной, Славик упал с табуретки, а Санита пала ничком на стол. Успех был полный и беспрецедентный для 11 часов вечера и моей квартиры. Продолжалось действо довольно долго, погибла, к счастью, только скатерть, да и то не безвозвратно. Хрюканье стихало, постепенно воцарился покой.
  -- Итак, когда в Австрию? - я настроился на сенсацию или хотя бы сплетню.
  -- Через две недели. Хотите встретиться в среду?
  -- Смело и напористо. Марис, давай?
  -- Давай.
  -- Тогда звони нам и говори время и место.
  -- Договорились.
  -- Ну что, спасибо, что уже уходите!
  -- Ладно, до среды!
  -- Звони. Марис, и ты звони, хотя все равно завтра идти вместе учиться...
  -- Буду.
  -- Пока всем!

ЕХАТЬ?

   Во вторник утром я все еще чувствовал себя распрекрасно. Звонила Варя, последняя публикация оказалась удачной, университет не утомлял, как, впрочем, всегда. Жизнь расцветала во мне. Вставать не хотелось, что я и сделал. Из полудремы вывел пронзительный звонок, кому опять? Часто вспоминаю один случай, который обязан быть правдой.
   В военном городке жил один отставник. То ли его обокрали, то ли он просто скучал, но он решил установить сигнализацию. Имея под рукой гарнизон военно-морского флота и порты, было нетрудно достать все необходимое. Идея была удивительно простой, - в качестве сигналящего устройства был использован корабельный гудок. Кто не знает, что это такое, поясню. Например, Марис, проживавший некогда на Севере вблизи судоремонтного завода, мог слышать гудок, как впрочем, и весь остальной город, вполне и одинаково отчетливо, причем сидя дома или в школе, на другом конце города. Конечно, использовавшийся в нашем гудок был поменьше, но основной своей ударной силы не утратил. Беда приходит, если ее упорно ждать, - вор явился в отсутствие хозяина уже через неделю. Но не успел бедняга как следует приступить к делу, сигнализация сработала... Сбежавшиеся на шум соседи обнаружили бездыханное тело несчастного вора. Хозяина идеи и квартиры осудили, хотя в его защиту высказывались практически все горожане. Вот так бывает, счастья вам, люди!
   Звонок. Телефон. Всегда важно определить источник входящего шума. Выползаю с трудом из кровати. Подхожу.
  -- Да!
  -- Да! - незнакомый голос.
  -- Я слушаю!
  -- Я слушаю! - ржач. Понятно.
   Вешаю трубку. Звонок.
  -- Да!
  -- А это зоопарк?
  -- Нет, психбольница, - на другом конце шок.
  -- Аа...уу...у нас есть псих.
  -- Привозите, мы научим его лаять и мяукать.
   Отключились, больше не позвонят. Очень хорошо сработано. Звонок??? Зануды, неинтересно.
  -- Психбольница.
  -- Проверь почту, - Славик сразу повесил трубку.
   Кажется, действительно пора открывать филиал сумасшедшего дома. Почту-то все равно могу проверить. Только зачем моя почта Славику? И что он мог прислать, если об этом даже сказать нельзя. Гадость, точно. Или прикол.
   Проверяю почту. Соединяюсь, проверяюсь, одобряюсь, вхожу в сеть. Послать и получить. Есть от Славика, еще что-то, ага, Лена и Вова тоже. Все.
   Как мило, прямо телеграмма. "Проблема серьезная, немедленно приезжай, не звони. Кабинет 116". Черт! Кабинет где? Что за проблема? Почему я? Спокойно, потерпит. У Лены все хорошо, напишет еще. Мы давно не были у ее родителей, в чем дело? Правду пишет, потом позвоню. Вот здорово. Меня решили добить наверняка. С какого-то непонятного адреса и без подписи. Причем, такой адрес я и сам неоднократно имею. "Напишу, я все знаю про Славика. Уезжаю в Санкт-Петербург, оттуда самолетом в Калифорнию. Остановка в Лондоне. Отвечайте немедленно! Вы меня знаете". Блин!!!! Пошутили, и хватит. Славик не отвечает ни по одному телефону... Так, а что если все правда? Куда ехать? В институт. Точно, больше некуда. Юра, быстро справочник. Так, не то, не то, есть контакт! Записал, в штаны впрыгнул, не забыть одеть ботинки.
   А если это шутка???
   А если нет?!
   Что я теряю? Время и очередной любимый фильм. Еду? Еду!

УГОСТИТЕ МЕНЯ МАРТИНИ

   Бредовость затеи дошла до меня на второй остановке от дома. Я точно не в себе, если еду неизвестно куда, да и совершенно не зная причины. Если подумать, то чем я могу помочь Славику? Тем более при наличии Саниты, которой он уже наверняка все объяснил. Надо подготовиться заранее к самому интересному, вроде прикола с зажиганием света в полутемной комнате. Не спать, просплю остановку. Хочу мартини, скучаю по Вове. И Варе.
   Однажды, когда Лена и Вова еще не свалили в свою Америку... Черт, я просто тупой! Там было написано про Калифорнию! Лена и Вова живут под Сакраменто... Становится веселее, становится прикольнее. Жарко, господа! Что задумал Славик? И как он приплел сюда Лену с Вовой? И Петербург! Там Таня. Лондон! Там Варя. Что же за...? Не думаю, еду, еду, совсем не думаю.
  -- Ваш билет! - о, вот и повод отвлечься.
  -- Пожалуйста.
   Мне всегда везет на контролеров. Мне не верят, но я по три месяца вижу их ежедневно! Такого не бывает с нормальными людьми. Если я уезжаю за границу, то там меня уже ждут контролеры. Марис не верил и решил поездить со мной, он увидел контролеров даже там, где их просто не должно быть. Феноменальный успех же пришелся на эту весну, когда за один день и две поездки я встретил контролеров трижды.
   ...Как тогда было здорово! Я, Вова и бутылка мартини. Марис и Лена дезертировали, предпочтя нашей тройке вино. Пили мы медленно, неторопливо, где-то даже дегустировали с видимым одобрением качества. Вова первый раз пробовал этот напиток в том количестве, которого хватает для совместного распития в течение часов двух - трех. Для удачного распития. Отчетливо помню, что нам с ним ничего уже не надо было, в то время как Лена и Марис сиротливо сидели с пустой бутылкой и предлагали бежать в магазин...
   Так, пересадка, главное не ошибиться. Что дальше? Быстрее, быстрее мне надо, двигай колесами активнее! Моя? Нет, на следующей. Выхожу... Я же никогда здесь не был!
  -- Не подскажите, где здесь институт?
  -- Do you speak English?
   Нарваться в этой глуши, не верю!!! Хорошо, английский знаю, объяснили мне как последнему олуху. Я правильно иду, но скоро поворот, его не надо пропускать, там поворачивают. Если я буду поторопиться, я буду успеть, если короче. Вон то здание похоже на искомое...нет, это теплоузел. Вот оно! Я сам нашел. Теперь? Правильно, зайти и спросить кабинет 116. О вахтере сказать забыли, вход, без сомнений, по пропускам. Милый вахтер!
  -- Вход только по пропускам!
  -- Но мне надо...я забыл пропуск!
  -- Вы работаете здесь?
  -- Н...Да!
  -- Где именно?
  -- В 116 кабинете.
  -- Вы что издеваетесь? Их всего 54!
  -- Извините, что?!
  -- Такого кабинета здесь нет, а, кроме того, я всех в лицо знаю, так что...
   Меня выгнали! Нет! Нет! Не я! Дурак! Проблемы, как же! Сворачиваюсь и иду домой, приколисты неудавшиеся! Я не могу поверить, зачем им это надо? У Славика проблемы, он нервничает и очень хочет меня вдруг видеть! Чушь! Стоп. У Славика проблемы, он нервничает, разбитая клавиатура... Это может быть кабинет 16! Меня еще раз не впустят, а нужно ли мне? А, раз я уже здесь... Как там в детективах? Проползу под окошком цербера, авось задница не сильно будет торчать. А как войти в здание, извините? Он же на меня пялится, а дверь скрипит несносно! А что это за дверь? Ну, конечно, я же в бывшем СССР, это открытый черный ход, вполне доступный для очень умных. Правда под окошком придется проползти, дерзаю. Какие незабываемо приятные моменты! Скрючившееся нечто ползет по коридору, боязливо глядя на окошко вахтера... Наверное меня все в институте видят, просто от смеха ничего сказать не могут. Все, позор кончился. Лестница. Вперед! Только не топотать!
   Я преодолел расстояние от Земли до Луны за одну секунду. Дверь, кабинет 16. Стучать? Не буду. Почему везде тихо? Дверь скрипит... Блин!
   За дверью лежал Славик, но все еще сидя на стуле. Явно решили меня напугать. Лужа крови отсутствовала, прокол, не доработано, Славик не производил на меня однозначного, как впрочем, и хорошего впечатления. Воняет. Потрогать? Брр... Теплый. Что делать?!!! Как он звонил? Он что, прилип к стулу? Как оказывают в таких случаях первую помощь?
  -- Выходите, хватит приколов!...Славик, ты того...как?
   Никто не вышел. Тело, вернее верхняя его часть, с шумом начало переворачиваться, подбираясь головой ко мне. Мне захотелось быть далеко со стаканом мартини. Или бутылкой, да пожалуй, все-таки с бутылкой. Славик уставился на меня и заорал:
  -- Что ты стоишь, идиот!
   Мне стало легче. Все стало проще и как у людей.

ОБЪЯСНЯЛОЧКИ И ПОНИМАЛОЧКИ

  -- Юрка, блин, не стой как столб!
  -- Да вставай, черт! Кончай приколы!
  -- Да не могу я!
  -- Почему? - кажется, он сбрендил.
  -- Я приклеен!!!
  -- Что?
  -- Ааа!
  -- Понял, ты приклеен...
  -- Помоги мне вылезти из одежды!
  -- ???
  -- Я сел на стул и приклеился, да не делай такое лицо, я сам еще не очень врубился.
  -- Ладно. Я спокоен. Приступим.
  -- Быстрее, я не могу больше.
   Славик оказался приклеенным спиной, ногами до колен, носками ботинок, руками до локтя... Приклеенным отвратительным по запаху, но прекрасным по качеству клеем, клеем не оставившим на стуле разводов, совсем не похожим на виденное ранее. Если кому-то когда-нибудь придется еще раз отклеивать Славика от стула, вспоминайте про меня, может полегчает. Не уверен. Славик не орал, просто шипел и ругался неприличными словами, вернее одним, довольно известным. Брить или стричь ноги Славик отказался, поэтому брюки местами отходили весьма болезненно, озвучка была на уровне. Кошмарность всего происходящего дополнял мой назревающий ужас по поводу всего вышеперечисленного... Ужас мой стал расползаться по комнате, для подкрепления из глубин сознания был вызван юмор. Дело пошло веселее.
  -- Славик, говори немедленно! - потребовал я на этапе брюк.
  -- Я - идиот!
  -- Об этом позже, это не ново! Почему я, а не Санита?
  -- Санита учится...
  -- Почему не сказал, блин, не важно, почему ты приклеен?
  -- Не знаю...
  -- Я понимаю, тебя клинит, но поподробнее! Я хочу знать!
  -- Не ори! Стул был вымазан клеем, я просто шлепнулся в него, а потом не смог встать, к тому же он не вонял сначала так ужасно. А может, я и не почувствовал... Его же не видно, он почти порошок...
  -- Кто вымазал?
  -- Тот же, кто прихватил все мои документы, деньги и пакет для австрийцев. Это и есть моя проблема.
  -- Ты что все в папочку положил и за дверь выставил?!
  -- Убью!
  -- Не стоит стараться, я сам. Говори!
  -- Все было в моем дипломате. Я, идиот, сел на стул, приклеился, понял, что приклеился, попытался встать. Кое-как дополз до телефона, позвонил носом, - слава богу, телефон кнопочный. Обидно, там только деньги могут кому-то еще пригодиться!
  -- А потом?
  -- А потом я пропахал носом ковер, а клей окончательно взялся, причем еще и с ковром. Кстати, где подсох, там не так сильно держится, заметил?
  -- Да, да, давай, не отвлекайся.
  -- Только поэтому я не задохнулся, чуть-чуть мог поворачиваться. Когда я приземлился на пол, я понял, что так и останусь лежать до твоего приезда.
  -- Черт, я ведь мог не приехать!
  -- И все.
  -- Что? А дипломат?
  -- Выходил на пять минут, не закрыл дверь...
  -- Ты был приклеен!
  -- До того, совсем отупел.
  -- Как всегда, вещи оставил в порядке...
  -- Ты издеваешься? Кто-то прихватил все, не знаю, что делать, что шефам сказать! Меня с работы выкинут!
  -- Ты все проверил?
  -- Конечно, я тебе тогда написал.
  -- Славик, я никогда не проверяю почту по утрам! Зачем ты посылал письмо?
  -- Я, думаешь, думал?
  -- Так ведь если бы не клей... Ладно, одевайся!
  -- Во что?
  -- В то, что было. Клей просох. Почти. А может он вообще отмывался? Как ты сел на липкий стул?
  -- Сволочь! Я ничего не соображал, дипломат уперли!
  -- В полицию нет смысла звонить, по крайней мере, прямо сейчас, у меня идея, вернее мысль. Едем ко мне, там будем разбираться во всем. А как ты письмо посылал, стоя?
  -- Хорошо, едем. Из соседней комнаты, я там тоже смотрел. Кстати, там куда-то дели новый комп, пришлось на развалюхе мучаться.
  -- Спускаемся. Ты - вперед, я сзади, вахтер меня убьет, когда увидит, я здесь нелегально.
  -- Давай, пошли.
  -- Объясни мне по дороге, как ты понял, что дипломат именно уперли?
  -- Просто я его оставил у двери, собирался взять, но...
  -- Хм... Не могу понять, кому это надо. Почему никого нет?
  -- Свободный день, выходной придумали.
  -- Ты что один был?
  -- Может еще кто, я не помню...
  -- Постарайся, пригодится.
  -- Зачем?
  -- Подумай, кто мог зайти именно в твою комнату, именно когда тебя не было, а дипломат был? Свой!
  -- Некому!
  -- Даа, конечно! Стой, тихо, лестница.
   Очень тихо и очень осторожно, крадучись, подшаркивали мы к окошку вахтера. Тишина. Отлично, он ушел, можно бежать. Тихо, спокойно...
  -- Юрка, сюда!!! - вопль вывел меня из равновесия.
  -- Нет, не хочу!!!
  -- Быстро, придурок, его..., кровь, может, сдохший он!
  -- Что?!
   На полу в своей комнатке лежал вахтер с окровавленной головой и перекошенным лицом... Он мог быть жив? Нет, не похоже. Надо проверить, но дотронуться до него я не смогу... Меня затошнило, пришлось бежать к мусорнику, но Славик неправильно понял, что я бегу с места преступления и пытался меня задержать. Тогда я просто свалился, а Славик завалился на меня. Как я удержался от...? Не знаю. Внутренняя сила...

В ПОИСКАХ СМЫСЛА

  -- Что делать?!!!
  -- Не знаю!!!
  -- Славик, в полицию!
  -- Идти?
  -- Звонить!
  -- Откуда?
  -- Да найди, черт!
  -- А ты?
  -- Посторожу.
   Нет смысла говорить, что за те несколько лет, что Славик звонил, я весь перетрясся, в сторону окошка даже не смотрел, от шорохов начинал ползать по стенам. Все кончилось быстро. Полиция приехала, мы что-то написали, рассказали, нас отпустили, на время, я полагаю. Нет сил. Классное утро...
  -- Славик, поехали ко мне.
  -- Поехали.
   Ехали долго и молча. Пока не сталкиваешься со смертью, можно долго ее всем желать. Но мы столкнулись, не желая этого, не хочется думать. Кто он был, этот вахтер? Что будет с его семьей? Кому это зло необходимо? Необходимо... Не услышишь ответа...
  -- Заходи, - приехали.
  -- Слушай, мне плохо.
  -- Сходи в душ, тебе полезно будет.
  -- Ладно.
   Что произошло? Почему меня так грубо вырвали из привычного ритма жизни? Что изменится? Звонки, расспросы, грубость, тупизна, равнодушие... Не хочу сталкиваться с этим! Что нужно было от Славика? Его бесценный чемодан бесценен только для него. У Славика не могло быть много денег, не могло быть столь важных документов, что надо было устраивать весь этот бред! Нельзя было даже надеяться, что Славик сядет на стул, залитый клеем, не могло такого случиться! Значит, не рассчитывали на это. Зачем? Психи? Вандалы?
   Проверю почту. Ничего. Отвечайте немедленно.
  -- Что пишут?
  -- Ничего, с легким паром!
  -- Спасибо.
  -- Нужен совет, прочитай.
  -- Что им надо? - Славик уже просто не держался на ногах.
  -- Ответа.
  -- Давай ответим.
   "Прикола не поняли, пишите понятнее, кто Вы, про вахтера тоже знаете?" - гласил наш шедевр.
  -- Отсылаем? - не люблю я таких шуток.
  -- Хорошо, по-моему.
  -- Будем говорить Марису?
  -- Ты же все равно скажешь.
  -- Я ему позвоню.
  -- Звони.
   Почему? Зачем? Что делать? Ждать! Сиди спокойно, Юра, полиция есть, не детектив я в стиле западных мэтров, ничем не помогу.
  -- Марис, приезжай немедленно.
  -- Что?
  -- Проблемы.
  -- У тебя?
  -- Марис, приезжай!!!
  -- Я сейчас не могу...
  -- Марис, это очень важно, у нас со Славиком... Не могу по телефону, приезжай!!! Пожалуйста, не нужно было бы, не звал.
  -- Ладно, я попробую.
  -- Быстрее.
  -- А что все-таки случилось?
  -- Убийство.
  -- ...?!
  -- Приезжай.
   Я повесил трубку и опять стал задавать в воздух бессмысленные вопросы...

КОНТАКТ

   Размышления, дорогие, приведите же к какому-нибудь выводу. Марис, где же ты бродишь, приезжай, погибаем! Славик, вляпались мы здорово!
  -- Юрик, вляпался я!
  -- Почему только ты?
  -- Не знаю, что с Австрией, вернее знаю, но шефы?
  -- Постараешься объяснить.
  -- Я-то постараюсь, а вот будут ли они меня слушать?
  -- Не буду утешать, от этого только хуже становится.
  -- Деньги, документы...
  -- Не говори пока, может найдут...
  -- Сам знаешь, что чушь несешь.
  -- А сколько денег было?
  -- Доллары, около 1000.
  -- Твои?!
  -- Если бы... Шефские, на командировку.
  -- Не говори больше, мне плохо становится. Давай об отвлеченном. Тебе надо переодеться, ползи домой, потом ищи Саниту. Привози всех, кого встретишь, сюда, звони, в общем, штаб здесь. Не пропадай.
  -- Хорошо.
  -- Пока.
   Славик ушел, а через минут 15 появился Марис. Я был счастлив, что не пришлось все повторять по несколько раз, как-то он сразу суть уловил, мрачное опустил, зачем ему это? Добило его то же, что и Славика - письмо из Интернета. Пришлось показывать, а то не верил, предъявил и ответ.
  -- А почту проверяли? - деловито осведомился Марис.
  -- Пока еще нет.
  -- Проверяй, вдруг пришло.
  -- Что?
  -- Что-нибудь.
   Ну, хорошо, хоть один оптимизма не потерял. Проверю, что мне сделается. Соединяюсь, есть контакт, получаю... Письмо!
  -- Что там, быстрее читай!
  -- "Буду в Петербурге, сообщите адреса знакомых, если есть, потом Вы знаете, можно поймать меня по дороге. Опишите мне Ваших знакомых, я напишу, где встретиться и сама подойду. Славик может собираться в Австрию, все нормально. Вахтер? Можете со мной поговорить, пришлите свои координаты в Интернете, я назначу время. Так случайно получилось. Знакомая".
  -- Хуже и хуже.
  -- Не то слово, зато мы знаем, что это она, а не он.
  -- Знакомых посылаем?
  -- Я думаю, надо дать адреса, пускай сама всех найдет, а я предупрежу, чтобы не пугались, что их ищут.
  -- Мысль.
  -- Мне тоже кажется, что так надежнее. Адреса, конечно, интернетовские.
  -- Стой, а может она врет про вахтера?
  -- Это меняет дело...
  -- Не нужны же ей мои друзья!
  -- Думаешь?
  -- Уверен.
  -- А про Австрию?
  -- Только одна идея - она знает про чемодан больше нас.
  -- Мне тоже так показалось. А говорить с ней будешь?
  -- Пока нет, надо подождать.
  -- Чего?
  -- Славика и событий.
  -- Нам это что-нибудь даст?
  -- Абсолютно ни в чем нельзя быть уверенным, единственный выход - проверить на практике...

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ

   Славика решительно не было, отсутствовали также письма из Интернета и звонки из полиции. Глухо. События, к счастью, не происходили, но без них было грустно и скучно. Звонок.
  -- Да!
  -- Кто это? - Марис подключился моментально.
  -- Привет!
  -- Это Славик!
  -- Ты с кем говоришь?
  -- Со всеми. Где ты?
  -- В общаге, жду Саниту. Есть новости?
  -- Да, письмо пришло.
  -- Что там.
  -- Ничего вразумительного, написано, что ты можешь собираться в Австрию, писали в женском роде.
  -- Ненавижу!
  -- Полностью с тобой согласен. Приедете?
  -- Я позвоню.
  -- Ждем.
  -- Ну? - набросился на меня Марис.
  -- Ничего нового, всех ненавидит.
  -- Охотно верю.
  -- Нам нужно что-то сделать, я не могу просто так сидеть.
  -- Что?
  -- Не знаю...
   Звонок, может быть что-нибудь новенькое.
  -- Да!
  -- Здравствуйте, мы хотели бы поговорить с Юрием...
  -- Я слушаю.
  -- Вам звонят из полиции по поводу сегодняшнего происшествия.
  -- Кто это? - Марис не хочет ничего пропускать.
  -- Полиция.
  -- Вы должны приехать к нам сегодня, лучше сейчас.
  -- Хорошо. Куда?
   Не хочу! Почему Славик втянул меня в это? Я совершенно не готов к серьезному разговору, я не знаю, что говорить...
  -- Марис, поехали со мной.
  -- Куда?
  -- К полицаям.
  -- Хорошо, но зачем я?
  -- Мне будет спокойнее и надежнее.
  -- Проверь почту.
  -- Только полчаса назад проверяли!
  -- А вдруг?
   Почта, почта... Откуда у нее мой адрес? Откуда я ее знаю? Соединяюсь, проверяюсь... Почта есть.
  -- "С утра буду в Петербурге, свяжусь с Таней, все передам ей".
  -- Юрка!
  -- Что?
  -- Поезд идет сегодня вечером, мы успеваем.
  -- Точно, вряд ли летит, на поезде дешевле...
  -- Я на вокзал.
  -- Кого ты будешь там искать?
  -- Всех, кого знаем.
  -- Хорошо, кинь идею Славику на пейджер, пусть присоединяется.
  -- По коням! - и Марис уехал.
   Зачем я отпустил Мариса? Надо теперь ехать в полицию одному. Так, я знаю, что говорить, я все помню, все будет хорошо. Звонок.
  -- Да!
  -- Юрик, в чем дело, что мне делать на вокзале?
  -- Славик, спокойно. Ты успеваешь?
  -- Мне надо в полицию.
  -- Мне тоже. После едем вместе, долго объяснять.
  -- Хорошо.
   Звонок. Генеральный штаб.
  -- Да!
  -- Привет, узнал?
  -- Ты еще спрашиваешь?
  -- Как дела?
  -- Здорово, а у тебя? Когда приезжаешь?
  -- В октябре...первого.
  -- Это же через неделю!
   Как приятно поговорить так просто и ненавязчиво обо всем и ни о чем! Как приятно просто забыть об убийствах, папках, людях...просто погружаешься в себя, в разговор. Как здорово, что все-таки можно найти такого собеседника, в тишине и пустоте шумного города есть шанс найти любовь... Я повесил трубку и побежал в неизвестность.

НЕИСПОВЕДИМЫЕ ПУТИ

   Полиция, как много в этом слове! Мало людей добровольно ходят сюда получать удовольствие. От меня ничего не удалось толком добиться, все мои воспоминания почему-то были связаны с поиском мусорника. До конца я так и не решил, говорить или нет про Славика, потом вспомнил, что Славику сказал молчать и успокоился. Ненароком выяснил, что вахтера застрелили и сбросили на пол, чтобы не было видно. Произошло ограбление, и что-то вынесли. Интересно! Калибр 38-й. Свидетелей нет. Что же поделать... Так что полчаса, проведенные в полиции, им точно ничего не принесли. Стоп, говорят, что только шесть человек было в здании кроме нас. Вот и работа для Славика --пускай узнает, кто и что. Я должен докопаться до таинственной дамы просто из принципа, пускай это можно и манией назвать. Мне важно, чтобы пока никто не знал про пропажу дипломата, ведь если все откроется, то Славик моментом вылетит с работы, а она ему нравится и деньги приносит. Подумаешь, мне тяжело, ему еще тяжелее.
  -- Прочитайте, это Ваши показания, потом подпишитесь.
  -- Хорошо.
   Все, финиш, и опять старт. Успеваю? По моим часам да, значит лучше побежать, всегда путаю время отправления, предпочитая приходить позже. Я должен кого-то узнать, но она знает меня, должна и Мариса видеть. Вспомнит ли ее Марис, это серьезный вопрос, надо было... О чем я думаю, про Славика совсем и окончательно забыл, договорился же встретиться, встретимся на вокзале. Пускай сам додумается, что он должен увидеть, может его шок подвинул на активную мозговую деятельность в отличном от физики направлении?
   Быстрее, быстрее! Опять автобус так медленно едет! Вокзал, время почти-почти отправление... Бегом! Перрон, путь, другой путь... С какого пути она поедет? Пути, сплошные пути!
   Конечно, я опоздал. Славик и Марис с нездоровой улыбкой смотрели вслед удаляющемуся поезду, быстрее и быстрее он убегал от меня...
  -- Вы видели кого-нибудь?
  -- Нет, никого! - почему-то гордо ответили они.
  -- Что же делать теперь?
  -- Ты сказал в полиции?
  -- Нет.
  -- Я скрипел зубами, но сумел промолчать.
  -- Никого, совсем никого?
  -- Только Ингу.
  -- Что?!
  -- Ну, ту Ингу, которая учится вместе со Славиком.
  -- Почему не задержали?
  -- Зачем, ты что думаешь...
  -- Я думаю! Это был единственный человек на вокзале, который нас всех знает, и у вас не появилось никаких ассоциаций!!!
  -- Но мы же ее знаем, она нормальная девчонка!
  -- А что вы ожидали ненормальную? Она же была влюблена в Славика!
  -- Черт! Правда...
  -- Славик, ты спустил свою поездку в унитаз! Она была нашим объектом.
  -- Она прикончила охранника?
  -- Откуда я знаю! Вахтера, а не охранника. О чем вы говорили?
  -- Да ни о чем, только она спрашивала о тебе...
  -- ААА! Она же искала меня! Я вас ненавижу!
  -- Почему сам опоздал?
  -- Перепутал пути...
  -- Все виноваты, - резюмировал Марис.
  -- Мы должны что-то придумать! Славик, не в курсе, что сперли в институте?
  -- Новые компы, и в соседней с моей комнате тоже.
  -- Что?
  -- 10 новых компов, самых навороченных.
  -- Как она их вынесла?!
  -- Инга?
  -- Надо говорить в полиции про все...
  -- Может, был еще кто-то?
  -- Как вы их не застали?
  -- Если бы я не перепутал пути...

БЕГ ЗА СЕКУНДНОЙ СТРЕЛКОЙ

   Побежали скучные часы... Была ли возможность что-нибудь узнать на вокзале? Инга не может быть убийцей, нужен пистолет, много желания и хладнокровие. Вряд ли Инге нужны были компьютеры... Что делать, время движется так медленно! Секунды превращаются в минуты, а минуты превращаются в часы, а часы уже становятся днями, ночами, сутками... Иногда бежишь по улице, бежишь за временем, а оно уже впереди...
   Я должен сообщить в полицию, я ведь знаю, что-то. Придется рассказать про Славика, а Инга говорила, что все утрясется. Я не знаю, как надо поступать, возможно, у Инги проблемы с полицией возникнут, а в отместку она нам ничего не скажет?! Она пишет, что не знает про вахтера... Как поступают в классике, я знаю вполне хорошо, надо все расследовать самому! Бред. Как можно что-то узнать, если не умеешь пользоваться никакими средствами изучения криминального дела! Да я сам только что узнал от Мариса, что 38-й калибр означает пулю, диаметр которой составляет нечто около девяти миллиметров. Я ведь даже не понял, что вахтера застрелили, увидел кровь, и мысли понеслись к мусорнику вместе с телом! Дураки все те, кто читают детективы, верят всем очень точным описаниям. Ну, просто если подумать, не напрягаться, получается, что любой неопытный человек, обнаружив окровавленный труп, сразу поймет причину кровотечения - пуля, бутылка или бритва. Как же, разбежались! Только удар топором, если он еще торчит, можно идентифицировать безошибочно, первые мысли все равно будут о том, жив ли еще этот человек, что делать. А уж может потом, когда-нибудь, поинтересуешься о причине повышенного кровоизлияния отдельных частей тела жертвы. Бегут секунды, заснуть бы... Инга, Славик, зачем меня все в это впутывают... Что мне делать с полицией, ну не могу я о другом думать!!! Вахтер что-то видел, а может, Инга тоже это видела? Что это могло быть? Позвоню Марису, еще не очень поздно.
  -- Марик?
  -- Я.
  -- Не спишь?
  -- Нет, пока не хочется.
  -- Надо сказать про Ингу, наверное.
  -- Полиции?
  -- Ну да.
  -- Думаю, стоит.
  -- Знаешь, наплевать на все, звоню.
  -- Успехов.
  -- Спасибец.
   Не буду откладывать, номера телефонов есть, дали. Звонок.
  -- Здравствуйте, мы хотели бы поговорить с Юрием...
  -- Это я.
  -- Вам звонят из полиции.
  -- Я слушаю.
  -- Вы не рассказали, что произошло в кабинете Вячеслава К.
  -- Я собирался вам звонить.
  -- Тогда вы не против, чтобы мы приехали?
  -- Буду ждать.
  -- До свидания.
  -- До свидания.
   Успели быстрее меня, не хватило пары секунд... Приехали быстро, даже оперативно.
  -- Я хотел рассказать вам заодно о некоей Инге.
  -- Про Ингу мы знаем.
   Не успел!!! Они знают все, кроме того, не говорят ничего мне, они уверены в себе, а я... Откуда у них вся информация? Она дала показания. Значит, я был прав, она не случайно была на вокзале. Поняли, кажется, почему я не сказал сразу, проблем не будет.
  -- Найден ли дипломат? - вопрос застал их врасплох.
  -- Какой дипломат?
  -- Вы знаете про Ингу, но не знаете про дипломат? - кажется, я сильно удивлен, полиции боюсь, и в здравом уме не стал бы так с ними говорить.
  -- Ответьте на вопрос.
  -- У Славика украли дипломат. Потом он, Славик, приклеился.
   Итак, я все рассказал, полегчало. Что теперь? Они не знали про дипломат. Значит, Инга могла соврать. Они же выпустили ее за границу, понадеявшись на ее честность. Они не дураки, точно. Значит...
   Я успел, обогнал полицию. И заснул. На пару секунд.

НАВЯЗЧИВЫЕ СНЫ

   Облачко сигаретного дыма таяло, таяло и растаяло... Второе облачко, третье, еще... Уютный кабинет, струящиеся потоки медленной никотиновой смерти. Странные сказки, долгие зимы, серые дни.
  -- Ты одинок? - спросила она, слегка улыбаясь.
  -- Да.
  -- Хочешь быть со мной?
  -- Не знаю.
  -- Решайся, будет поздно, решайся!
  -- Я должен быть уверен...
  -- В чем? Не говори только о любви, ты не знаешь меня.
  -- Я не говорю.
   Я молчу, я подавлен, я не знаю, куда деться...
  -- Ты мечтаешь? - смеется она.
  -- Да.
  -- Обо мне?
  -- Не помню...
  -- Опоздаешь, спеши!
  -- Я хочу поверить...
  -- Во что? Ты думаешь, это еще кто-то делает?
  -- Я не верю.
   Кто спасет, вытянет из облака? Я не могу, я разрушаюсь...
  -- Ты боишься? - она иронизирует.
  -- Да.
  -- Меня?
  -- Не думаю...
  -- Ты должен решиться, быстрее!
  -- Я должен выбрать правильно...
  -- Не бывает одной правды!
  -- Я понимаю.
   Я один, я не верю, я жду и боюсь... Я скоро исчезну.
  -- Я ждала, верила, ты же знал! - плачет она.
  -- Да.
  -- Я исчезаю, таю...
  -- Не делай этого, не спеши, не торопись!
  -- Ты должен был успеть раньше...
  -- Нельзя проснуться раньше, чем заснул!
  -- Что толку?
  -- Я одинок.
   Не тай, табачное облако, подожди! Я жду мечту, она обязательно сбудется! Я верю, я стараюсь верить!
  -- Он променял свое счастье на честность! - знакомый голос из дыма.
  -- Он смешон!
  -- Заклеймим его и его глупость!
  -- Какой позор!
  -- Чем он отличается от нас?
  -- Он просто слишком слаб!
  -- Она предлагала себя, а он отказался!
  -- Души захотел, а сам только о теле мечтает!
  -- Пускай и остается один!
  -- Нам не нужен такой!
   Смех, радость победы, разум торжествует, да здравствует рациональный подход! Сиреневые заморозки, фонари в лужах слез. Что сказать, зачем говорить?
  -- Я не хочу быть с вами, быть таким как вы, и быть глухим, слепым, равнодушным!
  -- Я не хочу врать себе, что люблю вас!
  -- Я ненавижу ваш уклад, вашу спокойную неискренность!
  -- Вы не поймете меня, а я прост, я не хочу быть с вами!
  -- Я смогу быть без вас, я найду чистую любовь!
   Облако колышется, проступают образы людей. Я знаю всех, я видел их и шел вместе с ними. Они смеются. Тонкие ноты, боль скрипки... Нужен ли я кому-нибудь, увижу ли смысл в себе, своих поступках, выпадет ли мне чья-нибудь верность и преданность? Почему она плачет, почему они смеются?
   - Он сможет без нас! Он думает, что мы слабы, что он может что-то менять! Мы не хотим думать! Нам не нужны твои чувства! Мы и так счастливы!
   Сгустился дым, сжимается кольцо, тяжело дышать, везде люди, везде их смех. Стены сужают комнату, ломают мою жизнь, тянутся к сердцу руки. Страшно, так страшно... Туман липнет, болит от крика горло, раздавлена грудная клетка. Больно! Страшно! Смыкается кольцо, смеется толпа...
   Я проснулся.
   Я боюсь заснуть. Я ищу любовь.
   Имеет ли смысл ввязываться в детективную историю? Если ты не один. Шестой час, я лучше встану и подожду, скоро могут быть новости.

МЫСЛИ, РАЗГОВОРЫ И ОТДЫХ

   Час за часом проходит время. Почему именно тогда много времени, когда чего-то ждешь? Казалось бы, заняться бы чем-то путным, так нет, мысль о скорых новостях опять всплывает! Сколько мне ждать? Поезд прибывает в восемь утра, значит, уже примчался. От Тани ничего не было, она, может, и ничего не знает. Инга видела на вокзале моих дурачков, она могла понять, что уже ищем ее, теперь она не захочет ничего с нами общего иметь? Это может означать, что я все равно ничего не дождусь, а самое интересное, я не знаю, что ценного Инга знает, пригодится ли она вообще!
   Полиция. Интересно, как прореагирует полиция, если мы будем каждый день звонить и спрашивать про дипломат? Вообще, я сказал не все, а у меня не будет проблем. Зачем тогда бояться? Совсем не понимаю, почему Ингу так просто отпустили, утешаю себя мыслью, что кто-то знал, что делает. Чем бы мне таким ненавязчивым заняться? Побриться? Прекрасная мысль.
   Напишу-ка я всем понемногу про наши заморочки, пускай порадуются. А еще организовать надо было посиделки у Лениных родителей. Вот этим и займусь.
  -- Здравствуйте, позовите Надю, пожалуйста.
  -- Это я.
  -- Привет, а это Юра.
  -- Узнала.
   Ну вот, процесс пошел, с одной половиной посиделочной компании договорились, Надя всем позвонит. Осталось договориться с Марисом и Лениными родителями. Звонок. Наконец.
  -- Привет! - Славик взбудоражен до предела.
  -- Привет, как дела?
  -- Хорошо, мне позвонили полицаи и пригласили к себе опознать свой дипломат.
  -- Классные новости! Ты рад?
  -- Не могу сказать как!
  -- Когда едешь?
  -- Сейчас.
  -- Обязательно позвони!
  -- Конечно.
   Ну, просто распрекрасно, теперь Славик успокоится, соберется и поедет в Австрию. Приключения дипломата кончились. С Марисом договориться о встрече оказалось очень просто, к Лениным родителям он и сам давно хотел заехать. Все сегодня получается! Компенсация за ужасный сон. Опять звонят.
  -- Привет!
  -- Привет!
  -- Узнал?
  -- Да я тебя всегда узнаю!
  -- Забыла.
  -- Как дела?
  -- Да потихоньку, ничего необычного. Слышала, у вас там проблемы?
  -- Ты про что?
  -- Про Славика, а есть еще что-нибудь?
  -- Откуда ты знаешь?
  -- Мне пришло очень странное письмо, но про Славика там очень точно.
  -- От кого?
  -- От Галины, притом, что Галин я не знаю.
  -- Боже! И что там еще?
  -- Да бред, вроде какая-то случайность, глупость, ничего не понятно.
  -- Перешли мне по Интернету!
  -- Попробую. Ладно, деньги кончаются, я позвоню.
  -- Звони, я буду ждать.
  -- Пока.
  -- Пока...
   Опять я не сказал про самое главное, про какие-то пустяки говорили... Почему я просто не могу ничего сделать, все как-то через голову норовлю?
   Напишу письма. Вдруг Лена и Таня тоже получили что-нибудь? Полезное дело, написать надо, а писать почти всегда люблю, отдыхаю.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ГЛОБУСУ

   Письма я написал. Даже отправил. То, что я получил взамен, превосходило все мои возможные предположения. Письмо было от Тани и начиналось в духе последних дней: "Это ужас!".
   ..."Это ужас! Я полагаю, что ты в курсе происходящего, так вот, пойми, я - нет! Я очень старалась понять, почему мне ничего не сообщили, но не поняла. Если я не получу ответа на этот крик души, я сначала смертельно обижусь, а потом...не знаю, но что-то страшное будет. Итак, я получила письмо от какой-то Инесс, которая жаловалась на непонятные мне случайные обстоятельства, более того, мне была назначена встреча. Я определенно не стала бы об этом думать, если бы не приписка, что адрес этот дал ты, а встречаться нужно из-за Славика. Встреча должна была состояться в метро у Финского вокзала в 9 утра. Узнать я ее должна была по красной кофте и синему зонту, - просто более идиотского прикида не должно было в том месте образоваться. Специально было оговорено, чтобы ничего я не сообщала тебе, потому что пока рано. Бред. Я честно и вовремя приехала и сразу заметила нечто очень кудрявое, а потом уже сообразила, что пялюсь на Инесс. Она это тоже поняла, кинулась ко мне и затараторила... Дальше я плохо помню, она много говорила, почти без смысла, что придавала беседе определенную направленность - я вставить просто ничего не могла, даже не понимала о чем речь. Внезапно она стала говорить нормально. Сказала, что у Славика проблемы, что она частично в них замешана. В Ригу она вернется через год, все уладит окончательно. Могу ли я передать вот это письмо Славику? Могу. А пакет? Я спросила, что в нем. Он замолчала, а потом вдруг резко рванула в сторону выхода, оставив меня стоять с открытым ртом. Все! Письмо она успела выхватить, сквозь конверт я ничего не увидела. Если ты мне всего этого не объяснишь, я сдвинусь. Таня. P.S. Она пробормотала, что спешит в аэропорт, а здесь только проездом".
   Быстро в Интернет! Самолеты в Калифорнию из Петербурга, найти аэропорты! Что-то есть, быстрее же! Аэрофлот летит в Лос-Анджелес в 10, это не то, слишком рано и прямой рейс... Есть! Через Лондон в...Сакраменто летит British Airways в 12 часов и десять минут... Сакраменто, столица Калифорнии, Лена и Вова... Летит, она уже летит! Зачем она ехала в Петербург? Из Москвы удобнее!!! Почему Варя не сказала о встрече, ведь наверняка должна быть сегодня! Почему Инга называет себя Инесс, ее кудряшки ни с чем не спутаешь! Как предупредить Варю? Она же не сидит перед компьютером, совсем по другой причине и с другой целью она сейчас в Англии. Звонит телефон.
  -- Юрка, он пустой, черт!
  -- Славик, приезжай, у меня новости!
  -- Я все ненавижу! - и отключился.
   На его месте я вел бы себя еще хуже. Паразитка, летит на дорогой компании. Помню, когда Лена и Вова переезжали в Америку, у них был выбор - качество или цена полета. Они, как люди молодые и энергичные, выбрали цену решающим фактором. Позже, очень тактичная Лена в разговоре заявила:
   - Ты знаешь, я очень давно летала на самолете, не помню своих ощущений, но теперь знаю, что лучше немного доплатить, чем весь полет чувствовать себя боязливым идиотом, причем в свинарнике.
   Конечно, слова я переврал, но идея ее, пересказанная довольно точно, мне кажется весьма правильной и актуальной. Звонок в дверь. Славик. Наверное, он стоял все это время под дверью.
  -- Представь себе, они нашли мой дипломат, даже отдали.
  -- Поздравляю.
  -- В нем ничего не было! Совсем ничего! Ненавижу!
  -- Спокойнее, орать не надо. Обрати свое внимание на положительную сторону этого вопроса, - ты думал, что сперли все, а так хоть дипломат остался, могли и его упереть заодно. Где, кстати, нашли?
  -- В мусорнике, за институтом.
  -- Какие-то идиоты воровали, там же отпечатки их остались!
  -- Не думаю, вряд ли.
  -- Ты заходил в институт?
  -- Да, там все бегают, полный бардак. Слушай, оказывается, украли не самые дорогие компы, вполне обычные, их можно легко продать. Но я слышал кое-что интереснее, говорят, что прихватили и сейф с большой суммой, - должны были платить за оптический кабель, сумасшедшие деньги!
  -- Почитай письмецо, тебе еще лучше станет.
   По реакции Славика было понятно, что сейчас его лучше не трогать. Рассказал про Варю и исследования расписания, информация про Сакраменто Славика добила.
  -- Она сбрендила, маньячка!
  -- Спокойнее, есть шанс, что-то прилетит прямо к Варе в руки, я ей подробно написал, кого когда ждать, на всякий случай. Кстати, до меня кое-что дошло, не может быть тут двух историй. Варе написала Галина, а Тане - Инесс, сложить первые две буквы из каждого имени, - получается Инга.
  -- А Инесс, потому что она уверена в своем частичном французском происхождении, я согласен с тобой.
  -- Прекрасно, имеем бомбу, прибывающую в Лондон через примерно два часа. Новости появятся не раньше вечера, если появятся, расслабляйся.
  -- Тебе не снился вахтер?
  -- Нет, мне обычный кошмар.
  -- Повезло тебе. Ведь она проделает половину кругосветного!
  -- Ей тоже повезло.
  -- Давай в полицию брякнем!
  -- Если мы это им покажем, нас упекут в психушку. Что нам стоит подождать до завтра, все равно самолет не развернут!
  -- Если мы что-нибудь не сделаем, меня все равно в психушку отправят.
  -- Съезди к Саните в университет, отдохни.
  -- Ладно, буду звонить.
  -- Не верю, но не пропадай.
   Итак, новости все-таки стекаются ко мне, вроде я даже очень в курсе. Попробую написать Марису, лучше позвоню. Что мне не дает покоя, это полиция. Интересно, один раз, не знаю почему, меня за недачу показаний не расстреляли, а что будет во второй раз? Но что я могу им сказать? Что кто-то эпатирует моих друзей, разбросанных по всему глобусу? Я ведь не могу знать точно, может это не Инга вовсе, кроме того, Ингу они отпустили... На дипломате остались микроследы! Спрошу у Мариса, что это такое. Инга везучая, такой полет, такая поездка! Я бы на ее месте задержался бы в Лондоне, погулял бы...

СКРЫВАЯСЬ В ТУМАНЕ

   Лондон - большой город, в нем, к сожалению, можно заблудиться или не встретиться. Стоит ли говорить, что наличие в Лондоне двух гигантских международных аэропортов дошло до меня с некоторым опозданием, вполне достаточным, чтобы все дело завалилось само собой. Вломившись очередной раз в Интернет, в предвкушении крупнокалиберного счета за телефон, я начал перерывать расписания самолетов по новой. Результаты оказались интересными, причем чересчур. Прилетает Инга в Хитроу, а вот улетает уже из аэропорта Гэтвик, разница три часа. По Лондону она шляться не будет, в этом я уверен необычайно твердо. Я написал Варе, что она просто прилетает, не написал куда, пора нервничать. Вот и нашел занятие. Нет, проверю все-таки почту. Ничего. По времени получается, Инга уже час в Лондоне, ожидание началось, какой раз за эти два проклятых дня! Если сегодня завтра полиция ничего не найдет, можно успокоиться, похоронить все надежды... Все, что заставляет мой мозг напрягаться - это тупая уверенность, что в Лондоне что-нибудь проявится, ценное, чрезвычайно полезное...
   Я должен был бы сейчас разъезжать по городу в черных солнечных очках, перекидывать через прилавки и стойки притонов воротил черного бизнеса, расспрашивать всех подряд, выдавать свои суждения и выводы так же регулярно и глубокомысленно, как и каналы новостей предают последние известия, что там еще дальше идет по списку для начинающего детектива? Нет у меня пистолетов, не знаю я ни одного притона, а если и найду, как узнаю, кто там воротила? Спросить? Солнечные очки у меня синие, наконец. А что выведывать у потенциальных информаторов? Вы из дипломата ничего не брали, клеем стул не мазали? По-моему, такими темпами меня первого заарестуют. Разъезжать не на чем, скучно со мной. Среда... Через три дня я увижусь с Варей. И что потом? Забывать я об этом стал, а должно меня это сильнее волновать, чем поездка Славика в Австрию. Почему я не хожу гулять, не занимаюсь нормальной деятельностью? Мог бы многое успеть, сделать, а я сижу и нервничаю. Пойду в магазин, куплю себе сырного салата и наемся от пуза! С сырным салатом у меня давняя любовь, просто не могу себе отказать. Еще выдалась неделька недавно - только арбузы и баклажанная икра с черным хлебом. Фантастика, райское блаженство! А неплохо время летит, пойду еще телевизор посмотрю, оно так здорово убивается...
   Время действительно здорово поубивалось: когда позвонил Марис и спросил о новостях, на часах было восемь вечера... Что я смотрел столько времени? Почта уже ждала - и от Вари, и от Лены.
   От Вари пришло очень подробное письмо, зато от Лены с Вовой пришло какое-то ущербное и непонятное. Варя писала так:
   "Я совсем не понимаю, что происходит, словно все взбесились! Я получила твое письмо после ее, решила просто помочь, тем более кроме меня... Галина, ты ее зовешь Ингой, назначила мне встречу в 16 часов ровно в одном из залов ожидания Хитроу, подробно себя и зал описала. Я немного опоздала и сразу ее увидела, феноменальные кудряшки! Она просто со страшной скоростью рванула на меня, как только я назвала ее имя. Говорит она с потрясающей скоростью, к правильности слов не придерешься, но смысла почти не чувствуется. Поняла, что хочет она что-то передать в Ригу для Славика, но не знает, как это сделать понадежнее. Спросила, могу ли я передать конверт, в нем есть все объяснения, Славик поймет. Я согласилась, она сунула мне в руку, попросила извиниться перед Славиком, спокойно пошла вниз. Естественно, конверт я не открывала. Отвратительная погода. Надеюсь, что это все. Приеду по плану, встречать не надо. Варя".
   "Привет! Здорово, что мы поверили сегодня почту! Вы нам мало пишите, а если и пишите, то одно и то же. Теперь мы лучше вас все знаем. Готовьтесь. Лена и Вова". Вот так. Просто и интригующе.
   Тайна, тайна, что в пакете? Что у Лены и Вовы? Как именно они хотят, чтобы мы готовились? Лондон должен был открыть нам тайну, а он поглотил ее, закрыл непогодой. Я не дождался счастливой сенсации, не дождался полной ясности; в жизни, очевидно, так и происходит завершение накрученных детективных историй - в тишине, спокойствии, в полном отчуждении, при полной неподвижности атмосферы, но только хочется радоваться, веселиться, торжествовать победе, а нет ведь только разумного повода, не знаю я, что все-таки произошло, каким был финал... Разгадка, столь близкая, вновь скрылась...
   Я позвоню Славику, нечего ему сообщить. Нет новостей из полиции... Зачем мы надеялись, зачем верили, что все решится! Стоячая вода... Пессимизм подступает к горлу.

ЧАЙ НА МНОГО ПЕРСОН

   Четверг. Последний день, который я отвожу полиции, вряд ли они найдут содержимое дипломата Славика, особенно деньги, еще через несколько дней. Поздно вечером позвонили и пригласили прийти, сказали Славик, тоже будет. Я совсем не так представлял себе свои отношения с полицией, абсолютно по-другому... Пойду собираться, времени теперь мало.
   На место встречи со Славиком прибыли одновременно и вовремя, что усугубило наше общее настроение. На удивление быстро нас вызвали в кабинет и...предложили выпить чайку, количество народа в комнате приближалось к шести - семи штукам. По задубевшему выражению моего лица Славик догадался, что я уже в прострации, поэтому утвердительно ответил за нас обоих. Дальнейший ход дела производил впечатление...
  -- Вас вызвали сюда, поскольку дело практически раскрыто, - заявил один из присутствовавших в комнате.
  -- Украденное найдено? - оживился Славик.
  -- Позвольте нам все самим рассказать.
  -- Конечно, - автоматически отозвался я.
  -- Итак, осталось решить только несколько вопросов для полного завершения дела, почти все подозреваемые находятся под арестом. Мы не знаем, по какой причине, но именно этим институтом уже давно интересуются, причем не только с научной точки зрения. На месте преступления был обнаружен труп, обнаружен вами. Позвольте задать вопрос, зачем нужно было убивать простого вахтера? Он что-то видел? Мы пришли к выводу, что убийство произошло по другим причинам, а вахтер был одним из организаторов ограбления. Воры спокойно могли просто связать вахтера, а, кроме того, для похищения денег необходим был наводчик, знавший внутренний распорядок.
  -- Я жалел его! - вырвалось у меня.
  -- Совершенно правильно, он ничего не сделал такого страшного, чтобы платить за это собственной жизнью.
  -- Чем мы можем вам помочь? - Славик издал более практичную реплику.
  -- Дело в дипломате. Нам нужен точный список предметов, которые находились в нем. Также вам придется назвать имена сотрудников института, находившихся, по вашему мнению, в здании.
  -- А я? - пока все говорили про Славика.
  -- Мы предполагаем, что вы сможете очень подробно рассказать нам все, что Вы знаете и, конечно, последние новости об Инге. Мы проверили список Ваших телефонных разговоров за последние дни, видимо, Вы успели переговорить со всем городом.
  -- Почти.
   Некоторое время мы со Славиком что-то бубнили, нас записывали, потом мы подписались. С нами ничего не случилось, это точно, если кто сомневается, решайтесь, они абсолютно безвредны, когда у них хорошее настроение.
  -- К сожалению, ничего из того, о чем упоминалось вами нами не найдено. За институтом установлены два мусорника, преступники должны были проходить мимо. Дипломат был найден в одном из мусорников, а на дороге рядом валялись несколько ручек, карандашей и всякой мелочи в хорошем состоянии, то есть, их не стоило выбрасывать. Мы рассудили, что преступники забрали деньги, а все остальное, что не представляло для них финансового интереса, выкинули по дороге. Только что Вы описали большинство найденных предметов. Что касается Инги, мы не ошиблись, отпустив ее, но большего сказать не могу. Думается, она сама расскажет гораздо больше. Относительно документов из дипломата... Как это не печально, но они, скорее всего, больше не существуют, хотя всякое случается, практика показывает, что сложнее всего бывает отыскать именно документы.
  -- Я рассказывал об Инге, может ли быть, что документы у нее?
  -- Думаю, она сообщила бы об этом.
  -- Так она была в здании? А кто измазал стул клеем?
  -- Не могу ответить, думаю, лучше всего вам двоим прийти на суд, послушать...
  -- Ну уж нет, хватит...
  -- А мне не понятно, откуда вахтер мог узнать о закупке оптического волокна? - вдруг встрепенулся Славик.
  -- Этого как раз он не знал, знал поставщик, он же работает в институте. Ему предложили очень выгодную сделку, - сначала он установит кабель, выбив из своих шефов неплохую цену, но с отсрочкой платежа, потом сообщит дату осуществления платежа будущим ворам, в случае удачного выезда он получал бы процент от украденной суммы и деньги института за уже установленный кабель. Он как раз и прибежал к нам после убийства. Правда, напугало его другое: процента ему не дали, а институт решил кабель демонтировать, оплачивая только работу. Это очень ускорило принятие правильного для нас решения, конечно, все должно было быть очень анонимно. Но как раз его случай называется соучастие, судить его тоже будут. Но говорите об этом поменьше.
  -- А когда же утащили дипломат?
  -- Они прошаривали все, ведь никого не должно было быть в здании. Заходили во все кабинеты по порядку, Вячеславу просто повезло, что он вышел.
  -- Значит, я пришел, когда они орудовали?
  -- Да, поэтому вахтер и не попытался Вам помочь.
  -- Здорово...
  -- Спасибо, что пришли.
  -- Спасибо за чай.
   Что еще сказать?

ЧАЙ НА ТРИ ПЕРСОНЫ

   Я пригласил Славика на чай. И Марика, конечно. А Славика с Санитой. Вечером. Они все пришли, но без Саниты. Именно вечером, как и договаривались. Проверили почту вместе, ничего не было.
   Разговор упорно не завязывался, простаивал на месте, проблемы у всех были общие, была только одна... Что и когда говорить шефам, сложный вопрос...
  -- Славик, потерпи до понедельника, тогда точно все будет известно, - предложил Марис.
  -- И я так думаю, - идеи получше у меня в голове не было.
  -- И что изменится в понедельник? Что я тогда скажу?
  -- Расскажешь всю правду, главное не врать.
  -- И за это меня оставят?
  -- Что за документы ты вез?
  -- Да это не важно, главное деньги...
  -- У меня столько нет, а так бы дал, - Марис говорит очень искренно.
  -- Я бы не взял...
  -- Славик, а что в этой работе тебе так нравится? - кажется, я беспардонен до дальше некуда.
  -- Физикой могу заниматься! Делом заниматься, а не мурой! Люди, которые мне нравятся, которые в физике разбираются, которые...
  -- ...крадут деньги из института?
  -- Животное!
  -- Послушай, объясни толком, что тебя там держит!
  -- Понимаешь, это практически единственное место, где я могу работать в физике, если меня выкинут, то вряд ли я найду работу... Есть шанс за границу уехать, но мы с Санитой хотим здесь жить...
  -- Вот и страдайте, патриоты!
  -- Послушай, Славик, а ты деньги так пачкой и сунул в дипломат? - поинтересовался Марис.
  -- Да там всего 10 банкнот, положил в конверт, потом сунул конверт в дипломат. Так там он и валялся с воскресенья.
  -- Среди нас подпольные миллионеры! Деньги кидаем не глядя в портфель!
  -- Конверт я вложил в учебник по физике, во вторник с утра проверял, деньги были на месте...
  -- Славик, а про книжку никто ничего не говорил, наверное подобрали, еще одна потеря, - я просто разошелся.
  -- А ручки почему не взяли? - скептически ко мне настроился Марис.
  -- Да нет, книжка у меня на столе так и лежит!
   На мгновение мы с Марисом оторопели, потом посмотрели друг на друга, как будто решали, кто будет говорить. Выпало мне.
  -- Славик, а в книжке ты смотрел? - голос какой-то удавившийся.
  -- Зачем?
  -- Ты абсолютно уверен, что положил конверт в дипломат?
  -- Да...
   Когда несколько человек убеждают тебя в чем-то, сложно не поддаться. Славику не удалось, он стал пугливо озираться по сторонам, наши с Марисом лица выражали явное недоверие.
  -- Славик, только не икай! - Славик это делает часами и очень художественно, сейчас не хватает только этого.
  -- Что вы меня сбиваете, конечно я положил! - уже не так уверенно.
  -- Сейчас восемь. До каких пор открыт институт?
  -- До девяти. Но?
  -- Без но. Мы едем, правда, Марис?
  -- Да.
  -- Собирайтесь.
  -- Вы с ума сошли!
  -- Прогулка никому не мешала!
  -- Точно, Славик поспешай!
   ...Да, здесь я уже был. Вот тут встретил иностранца, шел по этой тропинке... Теплоузел. Вот и дверь. Приятный живой вахтер, ни слова не сказал, пропустил... Кабинет 16, в нем все начинается и, быть может, заканчивается. Вот тут лежал Славик, стул уже заменили. Славик с Марисом рванули к столу, полетела бумага.
  -- Вот она! - прокричал Славик, заразившись общим психозом.
  -- Смотри быстрее!
  -- Я же говорил, ничего нет! - и захрипел.
   Из середины книги выпал конверт. Очередной раз слов не хватило.
  -- Славик, ты ставишь! - хватило у Мариса.

ПРИШЛИ В СЕБЯ

   Через несколько дней впечатления не улягутся... В это невозможно поверить, не подумать о книжке, в которую сам засунул конверт... Говорят, что в минуты сильного волнения, стресса, опасности человек может совершить то, что раньше ему никак не удавалось, видимо, часть людей, которым все постоянно удается, в такие минуты тупеет беспредельно. Мы не кидались Славику на шею, обошлось без подколок и поцелуев, а также прочих рукопожатий; с нас свалилась огромная проблема, державшая всех за горло вот уже последние три дня. Неуверенность прошла, спины выпрямились, жизнь опять улыбалась. Вряд ли мы думали о причинах, побудивших Славика не посмотреть эту книжку самому, слов благодарности тоже не было слышно...
  -- Теперь я с удовольствием пошлю Ингу к черту! - заявил Славик.
  -- Интересно, что же она передала?
  -- Наверное, что-нибудь любовное, - со мной уже все в порядке.
  -- Прощаю, Животное, - Славик настроен благодушно.
  -- Давайте это отметим! - к предложению Мариса стоит прислушаться.
  -- Я не могу, давайте завтра, надо прийти в себя.
  -- Славик, не канючь, пошли!
  -- Нет, может завтра.
  -- Завтра мы идем к Лениным родителям.
  -- Правда? - Марису я об этом сказать забыл.
  -- Я договорился с Надей в среду, она соберет остальных.
  -- Замечательно, там и встретимся, - Славик уцепился за отсрочку.
  -- Хорошо, договорились, с утра созваниваемся.
   И все побрели в разные стороны... А я вспомнил, что каждый раз, когда покупаю у кондуктора билетик, в тот же миг забываю, куда его дел...
   А я буду думать о завтра, кончилось мое время, не нужен больше генеральный штаб, не будет ежедневных звонков и посещений, а будет просто скучно. Зачем лицемерить, с одной стороны мне очень жаль, что все раскрыто, с обратной стороны, потому что открыто об этом говорить вроде неприлично...
   Итак, завтра. Завтра будет весело... Надя приведет с собой Лениных подружек, тех, что учились с Леной в одной школе до того, как она перешла в нашу. Лениных подружек три. Это Надя, Яна и Аня. Даже то, что Лена с мужем Вовой переехали год назад жить в Америку, не мешает им оставаться Лениными подружками и приходить к ее родителям на веселый чай. Да и нам с Марисом совсем не мешает - можно вспомнить что-нибудь интересное, узнать новости из Америки, да и просто оттянуться со вкусом. Главное, хорошо выспаться перед...
   С утра позвонил Марис, сказал, что еще перезвонит, куда-то уезжает. Славик очень упорно не звонил, пришлось заняться им вплотную.
  -- Привет!
  -- Привет!
  -- Почему не звонишь?
  -- Да столько дел, просто не успеваю.
  -- Что думаешь про вечер?
  -- Не знаю...
  -- Вчера ты был поувереннее.
  -- Наверное, не получится.
  -- Якобы времени нет?
  -- Да я устал вообще, а в последнее время сам знаешь...
  -- Ладно, понял. С шефами говорил?
  -- Все в порядке, ничего сверхважного не посылали, восстановить можно.
  -- Расчудесно. Не пропадай опять, завтра Варя приезжает.
  -- С пакетом?
  -- Нет, она его оставит в Лондоне! Дурацкий вопрос. Ладно, пока.
  -- Пока.
   Вот и первый дезертир. Интересно, а позвонит ли Марис? Кажется, ничего и не происходило вовсе.

НАВСТРЕЧУ ПРАЗДНИКУ

   Марис позвонил, причем в этот же день, что было достаточно нетипично, более того обо всем мы очень быстро договорились. После весьма непродолжительного совещания решили купить арбузы, хотелось чего-нибудь приятного и вкусного, чем нельзя сильно объесться, от чего не толстеют, что прилично принести в гости.
  -- Только не маленькие! - сказал я.
  -- Не меньше семи килограммов! - согласился Марис.
  -- Встречаемся на остановке.
  -- Во сколько?
  -- Без двадцати девять.
  -- Договорились.
   Договорились, точно. Осталось малое - купить арбуз, сам сказал, не маленький, дотащить его... Вспомнил про аквариум, ну правильно, маршрут тот же. На Ленино шестнадцатилетие, ее первый день рождения, который мы отмечали вместе, решено было подарить Лене аквариум, очень ей рыбок хотелось иметь... Вопрос покупки, собирания денег решился очень просто, а вот вопрос транспортировки никого особенно сильно не волновал. Следует отметить, что к Лениному дому нужно идти через старое кладбище, парк, скудно освещаемый в темное время. А день рождения Лены - 15 декабря, через шесть дней после моего... Темнота, снег и лед! Для начала нужно было перейти улицу. Поток машин, дорога - ледовое поле. Нес аквариум я, Ленина кузина Наташа и Марис были на подхвате. Нескончаемый поток машин... И я решился, - рванул, не глядя на дорогу с аквариумом, Наташа с Марисом просто офонарели. Я летел по дороге, не будучи в состоянии остановиться, чудом не свалился и оказался на другой стороне! Секунд через десять Наташа и Марис спокойно перешли пустую дорогу, оказалось, я побежал прямо под колеса машине, за которой на большом расстоянии ничего не ехало... В троллейбусе была страшная давка, аквариум же создавал в толпе некую полость, в которую все пытались проникнуть. Изрядно помятые, но пока еще с целым аквариумом, мы выползли. Впереди парк... Что мы натерпелись, только нам известно. Очевидно, ангелы-хранители нас все-таки пожалели... Километры узких тропинок с ледяной коркой, полное непонимание того, куда мы идем, старые памятники и кресты... Ноги путались, Наташа и Марис падали. Как только я отпустил аквариум, отдал его Марису, сам стал падать, нога влезла в ледяную жижу... Колоссальная примочка. Аквариум мы донесли, Лене он очень нравился. Когда она уезжала в Америку, аквариум не взяла... Непорядочно!
   Случилось со мной в детстве одна вещь... Дали мне в руки блюдо, большое блюдо, с пельменями, сказали отнести в другую комнату. По дороге я навернулся, но, что самое веселое блюда не выпустил, - пельмени даже не пошевелились. Может это, в последствии, и спасло аквариум?
   Или другой случай про ледяные ванны. Иду я по улице. Посередине огромная лужа, кромка льда вокруг. Я подумал, а интересно, сколько человек в нее уже свалилось? А как они падают, вот бы посмотреть! Через две секунды моя задница находилась в самом глубоком месте этой лужи... Не рой яму и т.д.
   ...В магазине я обнаружил место, где должны быть арбузы, но там лежали только мутанты... Самый большой занимал всю каталку, сверху лежали два поменьше, в мешок точно ни один не влезет.
  -- Помогите мне, пожалуйста, а нет других арбузов?
  -- А чем эти не нравятся?
  -- Большие очень.
  -- Так разрежьте.
  -- Но я хочу целый!
  -- Они очень вкусные, те, что побольше!
  -- Но я хочу целый!
  -- Возьмите сверху, он не очень большой!
  -- А других нет?
  -- Спросите вон там, за дверью.
  -- Спасибо.
  -- Пожалуйста.
   Приятная женщина, все очень толково объяснила.
  -- А у вас есть небольшой арбуз?
  -- Выбирай любой.
   Приятный парень, все очень доступно показал.
   Арбуз потянул на восемь килограмм и был в два раза меньше самого маленького из зала. Дело сделано, можно двигаться. Что я и сделал, - сдвинулся. С места. Пошел, короче.
   На остановку приехал вовремя, даже очень вовремя. Марис с большим, круглым мешком был на месте. Я с большим, круглым мешком вышел из троллейбуса и пошел к нему на встречу... Со стороны, я думаю, было смешно, - оставалось только пройти мимо, как будто незнакомы. Так и пошли по кладбищу, таща за собой верную погибель...
   Нас уже ждали. Нам были рады, мы тоже были рады. Девушек еще не было. Непринужденно заговорили, ведь давно не виделись... Потихонечку побежало время...
  -- А во сколько вы договаривались? - спросила Ленина мама в половину десятого.
  -- В девять.
  -- А чего же их нет?
  -- Может, снизу в дверь не могут открыть?
  -- Да нет, у Яны ключ.
  -- Как удобно, надо и нам с Марисом сделать.
   Веселиться можно, но только, действительно, где они?
  -- Давайте позвоним Яне.
  -- Помнишь ее телефон?
  -- Нет.
  -- Набирай, я продиктую.
  -- Да! - ответил сочный мужской голос.
  -- Здравствуйте, а Яна дома?
  -- Дома, сейчас, - сильнее меня ошарашить было нельзя.
  -- Что там? - зашипел Марис.
  -- Сейчас позовут...трубку повесили!
  -- А что сказали? - поинтересовалась Ленина мама.
  -- Что она дома. Я перезвоню.
  -- Да! - все тот же голос.
  -- Яну позовите, пожалуйста!
  -- А ее нет дома, оказывается...
  -- Спасибо.
  -- Ну?
  -- Она уже ушла.
   Звонок в дверь. Вот и они!

АРБУЗНАЯ ОРГИЯ

   Не зря я ждал праздника! Аня принесла супервафли, у всех были фотографии... Душевные посиделки начались, и было весело, тихо похрумкивали разными вкусностями, запивали замечательным грузинским вином, лучшим вином в мире. Приходит на ум одна подробность. В Эстонии за год выпивается около 180 000 бутылок вина Киндзмараули, в то время как сам виноградник производит около 30 000 бутылок в год... Интересно, что мы пьем? Но, что бы это ни было, оно мне нравится. Надя привезла из Москвы кое-что из новых русских, повеселились основательно.
   Как много человек ест первых и вторых блюд в гостях, если он знает, что сладкого не будет. И наоборот. Я-то знал про арбузы, Марис и Ленины родители тоже знали... А девушки с удовольствием ели груши и бананы, не подозревая о страшном.
  -- Пора? - спросила Ленина мама.
  -- А что будет?
  -- Только не ежик! - попросила Надя.
   Да, было дело. Купили мы с Марисом тортик в виде ежика, пришли в гости к Лениным родителям, а резать выпало Наде. Страшное дело, оказалось. Вот сидит перед вами ежик, как его резать? Сначала голову или лапы? Не привыкли мы делать вскрытия... А кто будет глаза есть? Не покупайте таких тортиков, если не готовы стать хирургом.
  -- Конечно, ежик.
  -- Только зеленый.
  -- И полосатый.
  -- Он болеет...
  -- Поиздевайтесь, резать сами будете!
   На столе появился он, арбуз... Мой, я свое всегда узнаю. Резать буду я, не только же трепаться умею. Арбуз пошел хорошо, прямо-таки замечательно, веселье приобретало все новые и новые масштабы.
  -- А Лена давно звонила? - спросила вдруг Аня.
  -- Где-то неделю назад.
  -- Она по пятницам звонит, - Яна оказалась весьма сведущей в этом вопросе.
  -- Значит сегодня?
  -- Ну да, только у них сейчас всего час дня, может она завтра с утра позвонит, у них это все еще будет пятница.
  -- Остаемся до завтра? - осторожно поинтересовался я.
  -- Да, ничего не поделаешь, - философски заметила Аня.
  -- Ой, а полотенце можно? - кто-то изрядно вгрызся в арбуз.
  -- И мне!
  -- И нам одно на двоих!
   Полотенца были розданы, трапеза продолжалась. Мне полотенца не хватило, пришлось отобрать у Мариса.
  -- Марис, а что ты молчишь? - поинтересовалась Яна.
  -- Он плачет, я отобрал у него полотенце.
  -- Не расстраивайся, бери наше, - в Мариса полетело полотенце, по дороге прихватив за собой арбузную корку.
  -- Поймал, - успел выговорить Марис перед тем, как отпустить из рук арбузную мякоть, избавленную от косточек.
  -- Началось! - я в восторге.
  -- Дайте, пожалуйста, тряпочку для свиней! - Марис поддал самокритики.
  -- Возьми на кухне.
  -- Как вы себя ведете, нас больше не пустят, - просмеялась Аня, а в глазах у нее что-то загорелось.
  -- А мы разве будем уходить? Пока Лена не позвонит...
   Последняя фраза утонула в бурном потоке гремящего смеха. Арбуз кончался, все были очень даже довольны собой. Назревала необходимость...прогуляться, кроме того, становилось действительно пора домой.
  -- Выносим второй? - Ленина мама удачно выбрала момент.
  -- Что? - беспредельное удивление.
  -- Давайте вынесем.
  -- Я не буду, - решительно сказала Яна.
  -- Я тоже не очень хочу, - сказал Ленин папа.
   Но есть слово надо! Арбуз вынесли и поставили на всеобщее обозрение. Без короткой дискуссии начали резать. Выяснилось, что большая часть народа решительно выступает против, решено было все равно подкладывать на тарелки. Кусок арбуза, положенный Ане, оказывался у Нади, затем у Яны и оседал у меня. К счастью, арбуз был большой, и перекладывание никого не спасло, пришлось есть. Похоже, перспектива съесть огромный арбуз, когда уже ничего не влазит, странно воздействует на мозг... Хиханье и хаханье давно переросло в гогот, сотрясающий стены. Сложно сказать, над чем именно смеялись в конкретный момент, слово за слово... Закончилось все разумное тем, что началось вырезание фигурок из арбуза...
  -- Посмотрите, что у меня! - воскликнула Аня, показывая нечто похожее на маленький гриб.
  -- Что это?
  -- Замурованный! - с гордостью ответила Аня.
  -- Где ты его видишь? - заинтересовался Марис.
  -- Ну вот, смотри, вон там он сидит в каморке и плачет...
  -- Аня, что с тобой? - мне тоже стало интересно.
  -- Да посмотри, у нее же бесики в глазах, - объяснила Надя.
  -- Смотрите вот еще! - Аня сотворила нечто похожее на профиль...
  -- Кто это? Марис, ты как думаешь?
  -- Не знаю...
  -- О, смотрите, если перевернуть, то это тоже замурованный! - Аня решила нас поубивать смехом.
   И дальше в том же духе... Марис вырезал крепостные стены и ел их, стены получались первоклассными. На одном из его кусков мы с Яной решили помочь и соорудили потрясающий разводной мост, жаль, он упал на пол... Летели арбузные косточки, на кухню за тряпкой все время кто-то бежал. Аня сквозь смех просила съесть ее замурованных, потому что она не может их убивать... Я отупленно кромсал нечто гигантское, приличные куски кончились. Надя повторяла, что больше нас сюда не пустят. Расходились весело, если не сказать больше, обещали скоро встретиться...
   С утра в субботу я поверял почту, пришло письмо от Лены, она написала:
   "А я знаю, что в пятницу вы бессовестно пожирали арбузы и наслаждались обществом моих родителей и моих подружек".
   И мне пришлось ответить:
   "Арбузами мы обожрались. Просто до ужаса. А с нашими подружками мы еще увидимся".
   Ни одного слова об Инге. Я скучаю по Лене и Вове.

ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС

   Самый тяжелый день, самый трудный, столько ждать! Самолет из Лондона прилетает в половину двенадцатого, глубокой ночью... Впереди у меня целый день, тяжелый день... Странная ситуация, чего я жду, на что я надеюсь? Между нами слишком много недосказанного, незаконченного, неначатого... Много не... Переживаю, а надо ли переживать? Мне только двадцать лет, у меня все... Не так, фальшиво, только я один, вот это верно. Сколько осталось ждать до полного одиночества, когда и старые друзья останутся в стороне? И так ходить весь день! Музыка, ветер, море, разве имеет это сейчас значение?
  -- Привет! Марик?
  -- А кто еще!
  -- Решил позвонить просто так...
   Сколько еще будет вот таких звонков, оскорбительных по сути, мне же не звонят просто так... Сколько унижения в том, что хочешь почувствовать себя вместе с кем-то, не быть в одиночестве. А что, может, не делать этого? И загнивать, тупеть, проводить свое время за очередным очень нужным делом?
   ...До прилета самолета остается три часа, я успею купить цветы... Розы? Так банально... Мои любимые гиацинты цветут весной, хризантемы еще не те, только не гвоздики, что-нибудь экзотическое? Фрезии? Яркие георгины, осенние астры... Не то, сейчас хочу другого. Лилии? Ирисы, герберы... Розы. Да, розы, красиво очень.
   ...В аэропорт, не могу больше ждать! Буду ходить кругами вокруг, легче будет. В аэропорту веселее, чем дома, народу больше...
  -- Рейс номер 6003 из Лондона задерживается из-за нелетной погоды, - как гром среди ясного неба...
   Ослышался? Нет, все точно, повторили. Не хочу ждать!
  -- Рейс номер 5260 из Лондона прилетает по расписанию.
   Сколько у них рейсов из Лондона? Какой мой? Так, вроде она должна прилететь в полдвенадцатого, что там пишут? Вот, рейс 5260...прибытие в... Да, все по плану. А что задерживается? Чартерный, они здорово опоздали. Неужели Варя успела в летную погоду, а сразу после взлета началась нелетная? Непонятно, но не буду расслабляться. О, дошло! Может они из другого аэропорта? Точно, 6003 летит из Гэтвика. Не зря, не зря я рылся в Интернете, пригодились мне мои же знания. По расписанию, значит, еще часок мне обеспечен. Погуляю, подумаю...
  -- Прошу внимания! Только что прибыл самолет рейс номер 5260. Ожидающие могут пройти в сектор Б.
   Ура! Повезло! Все в порядке! В чем подвох?
  -- Пассажиры, прибывшие на рейсе 5260, задерживаются для прохождения таможенного контроля, - вот в чем!
   Интересно, почему именно задерживаются? Не проходят, а именно задерживаются? Я вижу полицаев, довольно много, очень интересно...
   А вдруг в том конверте что-нибудь? И у Варьки проблемы? Не, ха-ха, на сегодня хватит, на эту неделю хватит! Хватит, говорю!
  -- Чего хватит? - подозрительно знакомый голос.
  -- Привет!!!
  -- Привет! А я говорила, не встречай...
  -- Ты и провожаться не очень хотела.
   Неловкое молчание, цветы, самый пробивной вопрос:
  -- Ну?
  -- Что?
  -- Как дела, настроение?
  -- Устала...
  -- Знаешь, я просто рад, что ты приехала...
   Кажется, так. Почему мы не поцеловались? А что важнее, то, что мы снова или чем мы заняты? Я так думаю, я уверен.
   Проще, надо быть проще, я смогу, у меня получится! А главное люди потянутся.
  -- Садись, поехали!
  -- Платить будем пополам.
  -- Почему это?
  -- Я работала...
  -- И не на что деньги потратить? Послушай, расскажи что-нибудь!
  -- Давай завтра!
  -- Хорошо, я запомнил.
  -- Все было здорово!...
   Жизнь и время не останавливаются, не прекращаются... Для чувства.

ДЛЯ СЕБЯ

   Как признаваться в любви? Почему это так страшно смущает, если делать это искренне? Но пробовать-то надо...
  -- Варя, расскажи мне что-нибудь! - уже на следующий день.
  -- Было весело, интересно, здорово.
  -- Как в прошлый раз?
  -- Лучше.
  -- Съездили куда-нибудь?
   А время бежит... Сколько она будет ждать? Не стоит убеждать самого себя, что все это делают, у меня получится, не помогает. Уверенности нет в том, как должно все происходить, да, наконец, и в том, что должно между нами произойти? Хотим ли мы этого? Не слишком ли много вопросов? Просто...
  -- В Шотландии были.
  -- А работы много было?
  -- Не все время, случались простои.
  -- А что делали?
  -- Да все подряд.
   Я люблю...люблю? Люблю! Не сомневаться в себе значит не знать себя до конца, не уметь спорить с собой... Хуже всего тупая уверенность... К чему я иду, что будет потом? Неправильно! Убеждать себя, что надо наслаждаться текущим моментом, говорить, что пускай не на всю жизнь... Не так. Не получается так у меня. Но я опаздываю, могу не успеть никогда.
  -- А у вас что?
  -- Да основное ты знаешь.
  -- Расскажи.
  -- Лучше соберемся все вместе и поговорим, повспоминаем.
  -- Нет, я наездилась, никуда не хочу, хочу сидеть дома.
  -- А, кстати, пакет?
  -- Сейчас принесу!
  -- Сиди, сиди, потом, все равно без Славика открывать не будем.
   Музыку? Как банально? Что делать, может, позвонить в справочную?
  -- Я хочу тебя поцеловать.
   Долго, долго... Я хочу целовать тебя, ты понимаешь это, ты... Не нужны слова, даже если они есть...
   Мы понимаем друг друга, все невозможное возможно. Все не просто, не надо говорить, что все очень просто... Главное не похоть и жгучее желание, а любовь! Я нашел свою, и она прекрасна.
   Красиво? Пожалуй, нет... Сплетенья, мягкость движений. Мы не знаем друг друга, но знакомы так долго... Сколько сомнений позади, впереди... Впереди...
   Самое стыдное в любящем человеке его примитивный ум, только за него можно стыдиться... Самое пошлое в любящем человеке - его сущность, от нее, бывает, тошнит... Самое глупое в любящих людях - не уметь ждать, не терпеть, а пользоваться любым случаем, таким не светит ночью луна...
   Рвется на части от счастья сердце... Я не думаю, я не хочу думать...
   Я счастлив, я не добился, я дождался...
   В этом все. Занавес.

ЛИЧНО

   Когда-то все останется позади... Я никогда не забуду тех, кто устроил мне такую заварушку, я расскажу о ней внукам!
  -- Привет, Славик!
  -- Юрка! Ты где, я уже все обыскал! Пакет...
  -- ...привезли. Я у Вари.
  -- Понятно, когда мы встретимся?
  -- Через две минуты у меня дома.
  -- Животное!
  -- Я созваниваюсь с остальными, давай в три у меня.
  -- Договорились.
  -- Без Саниты не пущу.
  -- Попробую.
  -- Давай.
   Дальше по списку Марик.
  -- Привет!
  -- Привет!
  -- Приезжай на вскрытие!
  -- Когда? - Марис очень быстро соображает.
  -- В три.
  -- К тебе.
  -- Ну да, к истокам.
  -- Буду обязательно. А я буду ждать.
  -- У тебя все хорошо?
  -- Если коротко, да!
  -- Я рад, пока!
  -- Пока!
   Все, вот и весь список. Осталось только доехать до квартиры к трем.
  -- Поедешь?
  -- Не хочу...
  -- Сегодня надо, такое редко случается!
  -- Ладно, мне просто самой интересно, что я привезла.
   ...Гости, да нет, это уже как вторая семья...
  -- Все в курсе происходящего?
  -- Быстрее открывайте.
  -- Читать буду я, - я же в своем доме!
  -- Давай быстрее! - Славик уже подпрыгивает от нетерпения услышать.
   Я открыл конверт, в нем находились аккуратно сложенные бумажки с печатями...и все! Я передал бумажки Славику.
  -- Это документы из дипломата! - взвился он.
  -- Почему нет письма, она же обещала Тане! - недоволен Марис.
  -- Откуда у нее это? - Славик не верит своим глазам.
  -- А главное, зачем тебе это теперь?
  -- Да нет, все заново бы сделать не успели...
   Растерянность? Нет, привыкли все...
  -- Давайте отмечать! - нашелся Марис.
  -- И поводов много, - поддержал я.
   Звонок в дверь.
  -- Кто там?
  -- Курьер, посылка из Америки лично Юрию...
  -- Открывай! - а я уже надеялся, все привыкли...
   Сметая все на своем пути, рванули к двери, чуть не вышибли, не сорвали петли... Оглушили курьера, то, еле живой побежал от нас изо всех сил... Посылка оказалась у меня.
   Большой пакет. Это и есть сюрприз?
   В пакете фотографии, довольно много... Маленькие конвертики - это всякости на память... Одинокий белый конверт и чужой подчерк...
  -- Это от Инги! - заорал Славик.
   Все моментально оказались вокруг меня, ничего не оставалось...
   "Я начну с конца. Раз вы это читаете, значит, посылка дошла и все в порядке... Я этому рада. Сейчас я остановилась у Лены с Вовой, они мне предложили, они же и уговорили все вам написать, сказали, вы поймете. Лену я знаю по Юриному дню рождения, я там была. Когда я была в Ленинграде, у меня было другое письмо, оно сгорело, сожгла я его. Было слишком неудачное. Когда собиралась передать письмо, увидела двух дружинников. Я сразу решила, что это за мной, - у меня не было регистрации, а все так пугали... Если бы задержалась хоть на день, вся поездка бы полетела к черту. Ну откуда я могла знать, что регистрироваться можно в течение трех дней! Передернуло страшно, я и побежала, письмо автоматически вырвала. А Варе не могла письмо передать, уже многое не так виделось, совсем в другом свете.
   В тот идиотский день... Ну, нравился мне Славик! Не любовь, а так... А он стал слухи распускать, что я вешаюсь, разозлил меня по-страшному. И я стащила в лаборатории что-то вонючее, мне сказали безвредное... Я не знала, что это клей! Измазала быстро, просто все вылила, что в бутылке было на стул, а потом приклеилась к бутылке намертво, побежала вниз, к черному входу, там краны с водой... Это не отмывалось! Он немножко легче отдирается, когда подсохнет, а я водой лила! Я сидела в туалете, отдирала эту бутылку, тихо, никого нет... Потом спокойно вышла, вахтера не было видно. И на дороге наткнулась на кучу бумаги, потом заметила печать института, подняла...и поняла, что должна это забрать. Дальше не так интересно, просто подумала, что кто-то потерял, перешлю из Америки. А по дороге домой прочитала, там всякие доверенности, все про Славика... Написала письмо.
   Мой брат работает следователем в полиции. Именно его и вызвали в институт, а он должен был меня провожать... Когда он сказал, что едет в институт, я ляпнула, что только что оттуда... Он, естественно, пропустил все мимо ушей... И выжал из меня все ровно через час, после того как стали известны детали. Я рассказывала честно, оказывается, видела и слышала нечто важное. Рассказала и про клей, про документы... Он прикрыл меня, посоветовался с друзьями и разрешил уехать... И я уехала, поездка на год в Америку! Я не могла пропустить. А про документы сказал, чтобы попыталась отдать как можно раньше, я и пыталась. Про вахтера я, конечно, знала, но кто бы стал со мной встречаться, скажи я это? Я ничего не смогла из себя выдавить на вокзале, не ждала вас... Пора заканчивать, извините за все. Инга.
   P.S. Классно, правда? Пишите нам!"
  -- Черт!
  -- Все кончилось!
  -- Побежали в магазин? - теперь я был настроен прагматично...

ВСЕ ХОРОШО!

  -- А как все начиналось?
  -- Нет, ты помнишь?
  -- Когда Славик позвонил, я думал сбрендю!
  -- А я сбрендил, когда на этот стул сел!
  -- А я Славику ноги предлагал побрить!
  -- Представляете?
  -- Нет, надо было отдирать!
  -- А, главное, только отодрали, он перестал липнуть...
  -- Все равно был на пугало похож!
  -- Кончайте орать! - вклинился Марис.
  -- Не мешай, такие воспоминания!
  -- За воспоминания!
  -- Будем!
  -- Послушайте, пора ставить камеру и пить с нашими американцами по Интернету!
  -- Пора, давно пора.
  -- Нет, эта была еще та неделька!
  -- А мне понравилась!
  -- Нет, Марис, тогда только ты трупы находи...
  -- Сразу о грустном.
  -- Почему о грустном? Видели бы его бегущим к мусорнику!
  -- Свин!
  -- Сам!
  -- А кто тебя спасал?
  -- Никогда не забуду...
  -- Можешь забывать, но свидетель на свадьбе - я!
  -- Хорошо, дешево отделался!
  -- Какое счастье, что мы все вместе!
  -- Да, точно...
  -- Без вас было бы не так интересно...
  -- А я все равно много чего не понимаю...
  -- Ну и наплевать, пускай полиция работает!
  -- Действительно, главное мы вместе!
  -- Сила!
  -- Знаете, мы вместе уже почти семь лет...
  -- Нашли друг друга...
  -- И не потеряли за это время...
  -- И нашли любовь, - сказала Санита.
   Я их всех люблю...

09.09.1999. -21.09.99.

  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"