Спящий Сергей Николаевич: другие произведения.

Сияние севера. Книги 1 и 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...и развернулись адские врата и сонмы демонов взошли. Кровь лилась рекой и ужас царил вокруг. ...с тех пор прошло двенадцать лет ...но всё же мы до сих пор остались живы. Потеряв столь многое и сохранив столь малое, мы остались живы. Мы выжили. (роман в стиле "техника против магии")

Цикл "Сияние Севера". Книги 1 и 2

(Техника vs магия)

Сияние севера. Книга 1. Холод твоего сердца

Двадцать первое столетие приближалось к концу. Великая сфера пришла на землю. На чуть-чуть загаженную, но всё равно любимую землю. Нашу единственную землю. Которую кто-то другой теперь считал своей собственной. Со всем, что на ней находится: лесами, морями, городами, реками, озёрами, горами и людьми.

...и развернулись адские врата и сонмы демонов взошли. Кровь лилась рекой и ужас царил вокруг.

...с тех пор прошло двенадцать лет

...но всё же мы до сих пор остались живы. Потеряв столь многое и сохранив столь малое, мы остались живы.

Мы выжили.

"из предисловия к труду "Первая межмировая. Война вторжения" профессора Алексея Геннадьевича Непийвода.

Город Якутск. Центральное отделение российской академии наук"

Глава первая. Не торжественный выпуск.

На торжественный выпускной Горазд не попал. Соответственно: торжественную речь ректора военной академии, стоя в строю, вместе с шестью сотнями своих товарищей-выпускников, не слушал. Кислое шампанское не пил - в первый и последний раз чокаясь с учителями и наставниками, которые с этого дня стали бывшими учителями и наставниками. Присягу в главном зале академии перед монументом всех героев не приносил и верно служить родному отечеству до последней капли крови не клялся. А произошло это вот почему:

День торжественного выпуска, когда без малого шесть сотен учеников двух старших курсов Военной Академии Бронетанковых Войск Нового Уренгоя по волшебному мановению ректора превращались в призванных на службу пилотов бронетанковой техники, Горазд провёл на гауптвахте.

Надо сказать, что это очень обидно, первый день своей настоящей службы начинать с серьёзного взыскания.

Вот уж повезло так повезло.

Хотя, как повезло - сам виноват.

Об этом он и думал весь день, пока сначала сидел на жёсткой откидной койке, потом лежал. А под конец и вовсе стоял на откидной койке (что запрещалось), сняв ботинки и вытягиваясь на носках в попытке увидеть "прощальный парад".

Недавние выпускники, хмельные не столько от кислого шампанского, сколько от редкого обилия почестей выпавших на их долю за этот день, строем выходят за ворота академии, а преподаватели и сам ректор отдают им честь. По крайней мере так было два года назад, когда на фронт уходили старшие курсы. Младшекурсники, среди которых тогда стоял и сам Горазд, смотрели на это действие со стороны. В тот день дул пронизывающий ветер, вместе с каплями дождя принося мелкое ледяное крошево и бросая в лица выстроившимся на плацу людям. Несмотря на неприятный ветер, преподаватели академии неподвижно стояли и держали руки у висков, пока последний выпускник не пройдёт через мощные ворота из толстых стальных прутьев увенчанных красной звездой и массивным гербом в виде двухголовой птицы. И звезда, и птица были одинаково потёрты, если не сказать обшарпаны.

Когда последний ряд выпускников прошёл через ворота строевым шагом, ректор академии опустил руку. Едва заметно хромая от того, что бионический протез тяжелее живой ноги и сильнее проваливается в выпавшей за ночь сантиметровый слой снега, молча вернулся в академию. За ним пошли преподаватели, потом успевшие продрогнуть на противном мокром ветру младшекурсники, подчиняясь командам старост. Главные двери академии широки, но быстро пройти через них у двух тысяч человек не получается. Пока возникла заминка на входе, Горазд успел оглянуться. Он смотрел, как медленно закрываются тяжёлые, мощные ворота академии, замыкая охранный периметр. Сыплющийся с неба не то снег, не то дождь постепенно заметал следы сотен ног уже не учеников, но молодых солдат. Как сильно он тогда им завидовал и мечтал шагать также, мимо отдающего ему честь ректора. В общем строю "прощального парада" покидающих академию вы пустившихся учеников. Но не получилось.

Увы!

Удар по решётке, отделяющей гаупвахту от помещения для караула вырвал Горазда из воспоминаний.

Пытающийся выглядеть серьёзным и взрослым, только что заступивший в караул младшекурсник с большими, торчащими в стороны, ушами грозно потребовал: -Немедленно спуститься с койки на пол! Стоять на койке запрещено!

На втором предложении голос у четырнадцатилетнего пацана сломался, и он чуть было не дал петуха.

Даже не делая попытки слезть с койки, Горазд презрительно покосился на невольно хватающегося за ремень перекинутого через плечо автомата в попытке обрести лишнюю уверенность пацана и скучающе бросил: -Цыц, мелюзга!

-Наказанный, я требую...

-Сказал же: никшни! А лучше вообще слиняй отсюда, мелюзга. Не видишь - без тебя тошно! -отозвался Горазд.

Хотя ему, как получившему строгое дисциплинарное высказывание лицу не следовало бы в таком тоне разговаривать с караульным. Но разница в статусе между учеником младшего курса и учеником старшего. А особенно тот факт, что он уже вроде как выпускник, пилот и призванный на службу офицер, а караульный пока только мальчишка, пусть и с неудобно тяжёлым автоматом за спиной - всё это позволяло Горазду разговаривать с заступившим в караул младшекурсником фамильярно, даже грубо. Пусть не обижается на "мелюзгу", ведь это правда. Что такое его четырнадцать и хорошо если не тринадцать лет, против полноценных шестнадцати у Горазда? Казалось бы, всего два года, но все говорят, что дети сегодня взрослеют быстро. Горазд ощущал себя намного старше и опытнее этого мелкого.

Кроме того, он ни капли не соврал - ему сейчас было действительно "тошно".

Видимо мелкий понял это, потому, что не стал возмущаться, хвататься за автомат, жаловаться преподавателям или совершать ещё какую-нибудь глупость. Вместо этого он тихо и даже извиняющее сказал: -Это мой пост. Я не могу его покинуть.

-Тогда сиди и не отсвечивай, - попросил Горазд.

Какое-то время он ещё стоял на откидной койке, пытаясь что-то разглядеть в крохотном окошке, расположенном под самым потолком и закрытом толстым стеклом. Потом слез, сунул ноги в ботинки, чтобы не мёрзли на холодном полу. Не глядя на пытающегося сидеть тихо, как мышка, мелкого караульного принялся размышлять.

А подумать было над чем и мысли эти были печальны и тяжелы как испортившаяся к вечеру погода за маленьким окошком под потолком гаупвахты.

Больше всего Горазда волновал главный вопрос - кто он сейчас такой? Весь его курс, даже оба курса - его и более старший, досрочно выпустили из академии. Недавние ученики принесли присягу, получили звания младших лейтенантов, а отличники учёбы и прочие счастливчики, так и сразу звание лейтенанта бронетанковых войск, без приставки "младший". У всех, кто в последний раз сегодня прошёл через ворота академии впереди законные две недели отдыха, положенные на то, чтобы разумно или не очень потратить подъёмные, прибыть в свои части и так далее. Все они ныне полноправные офицеры. Броневики, броня, погонщики консервных банок и так далее - как только не называют пилотов бронетанковой техники и как только они не называют себя сами. А кто сейчас он такой? Вроде уже не ученик, так как успешно сдал все экзамены и все тесты и должен был сегодня выпускаться вместе со своим курсом. Но вроде и не офицер так как присягу не приносил, лично ректору руку не жал, будущего назначения не получил и что дальше делать совершенно не понятно.

Хотя...

Как раз что делать дальше совершенно понятно - сидеть на губе и не дёргаться все две недели, пока недавние выпускники будут веселиться и отдыхать, бездарно проматывая выданные при выпуске подъёмные на рестораны Нового Уренгоя и задорных девчонок из трудовых отрядов.

То, что его могут отчислить, Горазд не боялся, точнее почти не боялся, успокаивая самого себя мыслями, что никто не станет выгонять из академии не самого худшего на курсе пилота, успешно сдавшего все экзамены, правда умудрившегося загреметь на "губу" прямо перед самым выпуском. Только не тогда, когда армии России, США, Северного Союза и островных республик планируют (по слухам) совместное контрнаступление - впервые за последние четыре года. Не тогда, когда в армию или отряды трудового резерва гребут кого только можно, включая не только последние, но и предпоследние курсы военной академии. По-хорошему сокурсникам Горазда ещё бы следовало учиться минимум год, но ещё в начале короткого северного лета программу скомкали, часы боевой подготовки увеличили, а теоретической, соответственно, сократили.

Нет не выгонят его.

Не сошлют в трудовой резерв как любого дуболома едва умеющего собрать и разобрать винтовку.

Ведь не выгонят же, правда?

Убедив самого себя, что никто его не выгонит из рядов "доблестной и легендарной", а точнее из лучшей её части, той, что "звеня бронёй и сверкая блеском стали" всегда на острие любого прорыва - Горазд несколько успокоился и уже без злости, по-доброму взглянул на пытающегося лишний раз не отсвечивать караульного. Эх, сколько ещё интересного впереди у этого мелкого. Его ждут замёрзшие от холода пальцы при попытке провести полевой ремонт на морозе. Ждут увлекательные стрессовые тренировки, когда за выстрел пролетевший мимо цели стрелка бьёт электрическим током, заставляя стрелять точно и по команде. Много всего интересного предстоит бедолаге. Только успеет ли он испытать всё и дойти до конца? Не выдернут ли досрочно на фронт, через два года, а то и через год? Как знать...

Почувствовав взгляд Горазда мелкий дёрнулся и опасливо предложил: -Будете... будешь шоколадку? Мне сестра на прошлой неделе передавала. Она на пищевой фабрике работает.

Предложение было как раз кстати так как на торжественный ужин Горазд, разумеется, также не попал, как и на торжественное принесение присяги, на последнюю речь ректора, на прощальный парад и прочие празднично-патетические мероприятия, символически знаменующие превращение юношей в мужей.

Это не Горазд такой умный, чтобы задвигать про символические превращения, а Вавля Тайбарей - его сокурсник, товарищ и..., наверное, можно сказать тот, кто ближе остальных подошёл к той черте, перейдя за которую, называешь другого человека своим другом. Вавля любил порой задвинуть что-нибудь такое "заумное" под настроение. Он вообще был страшно умный, даром, что ненец.

Мелкий протянул толстую плитку, завёрнутую в фольгу. Горазд взял, осторожно развернул и спрятал упаковку в карман - ещё пригодится. Разломив шоколад пополам, половину вернул мелкому, половину начал есть сам. Так и стояли какое-то время вдвоём, разделённые только решёткой, хрустя сладким пищевым брикетом, в котором от настоящего шоколада, по словам стариков, одно только название и осталось. Младшекурсник и выпускник. Ученик и офицер (да, наверное, можно сказать, что уже офицер. Выпуск ведь состоялся? И не важно, что сам Горазда на этом выпуске не присутствовал). Караульный и заключённый. Просто два парня с разницей в возрасте чуть больше двух лет и совершенно одинаковой судьбой.

Хотя... неблагодарное это дело, угадывать кому какая выпадет судьба.

-Спасибо, -поблагодарил Горазд за нежданное угощение. Прислушавшись к себе, признал: -Вкусно.

-Ничего. Мне сестра ещё передаст. У них там на комбинате часто просроченные или негодные партии списывают, если были нарушены условия производства. Так-то брикеты нормальные, просто храниться так долго, как нужно, не смогут, вот их и списывают -объяснил мелкий.

Время близилось к ночи. Судя по расположенному под потолком окну снаружи уже стемнело, но яркий свет ламп с гарантией изгонял любые тени в казённой обстановке караульного помещения и "губы". Иных заключённых, отбывающих строгие дисциплинарные взыскания лиц, кроме Горазда, сегодня здесь не имелось. Самому Горазду, после всех волнений, спать не хотелось совершенно. Да и скромная половинка шоколадки едва-едва смогла приглушить закручивающий внутренности голод. А караульному спать на посту прямо запрещалось уставом. Поэтому нет ничего удивительного, что эти двое довольно быстро разговорились.

На правах старшего и по возрасту, и по званию, и по жизненному опыту, Горазд рассказал мелкому несколько забавных историй о преподавателях академии. Например, о том, что преподаватель тактики и стратегии танкового боя, подполковник Москаленко иногда отключает индикацию работы своего левого, искусственного, глаза. И если студент видит, что правый, настоящий, глаз преподавателя тактики и стратегии закрыт, а на левом, искусственном, не горит индикатор питания - это вовсе не значит, что подполковник Москаленко правда дремлет, а не наблюдает тайком через бионический глазной протез кто там пытается списывать на контрольной.

-Я так один раз крупно влетел, -вспомнил Горазд. -А ты, смотри, не попадайся.

Мелкий, в свою очередь, рассказал про сестру работающую на пищевом комбинате номер три. Рассказал про свою семью. Про то как он радовался год назад, когда сумел попасть, по результатам общероссийских тестов, не куда-нибудь, а в бронетанковую академию в Лимбяяхе Лимбяямха (ненецкое Лимбя-Яха - "орлиная река") - бывший рабочий посёлок, ныне район города Новый Уренгой. Район расположен в 70 км к востоку от Нового Уренгоя на берегу озера Ямылимуяганто.. Ведь всем известно, что их академия прямая наследница московской бронетанковой и петербургской бронетанковой и казанской и, кажется, ещё калининградской.

-Не калининградской, а Екатеринбургской Самоходных Войск Академии имени Малиновского, -вяло поправил Горазд, которого названия всех идеологических предшественников их родной альма-матер заставил на зубок выучить тот самый Москаленко с бионическим глазным протезом, преподаватель стратегии и тактики.

-Да, и екатеринбургской! -с восторгом подхватил мелкий.

Горазд только хмыкнул, мысленно разумеется, чтобы не обидеть воодушевлённого паренька.

Конечно бронетанковая академия в Лимбяяхе является наследницей всех перечисленных академий и учебных центров. Ведь именно из их остатков, спешно эвакуируемых на север в начале войны вторжения лимбяяхская академия и была образована. Самая молодая и, на данный момент, единственная академия бронетанковых войск в Российской Федерации или, вернее, в той части, что от неё ещё осталось.

Мелкий опять начал говорить про семью, про сестру-технолога, про братьев - Горазд так и не понял сколько их всего у него: то ли двое, то ли трое. На мгновение нахлынула застарелая и горькая, словно превратившееся в уксус вино, тоска. Но только он привычно пересилил клятую тоску, мысленн силой стянув и сжав края незаживающей раны в своей душе, как мелкий умудрился снова её разбередить, даже не заметив и не догадавшись, что ударил по больному.

-Ты откуда? -спросил младшекурсник с любопытством.

-Что?

-Я ведь вижу, что ты не местный. В смысле не отсюда. Ты с Юга, да? Только не подумай будто я имею что-то против южан. Сам на половину такой. У меня мать из Нижнего Новгорода. А отец местный. Русский, но всё равно местный. Уже два поколения как семья отца жила на севере. Сначала жили в Салехарде, потом вот в Новый Урегой переехали. А откуда ты?

-От верблюда, -зло буркнул Горазд грубо прерывая неприятный для него разговор.

Мелкий обиженно протянул: -Ну ты чего-о-о?

Выглядел он сейчас словно щенок, которого сначала поманили угощением, а потом вдруг дали пинка.

-Ничего, -ответил Горазд. -Просто спать пора. Ты караульный, вот и карауль, а я спать буду.

Сняв верхнюю одежду (воздух в помещении гаупвахты был довольно теплым, не считая холодного пола), юноша застелил откидную койку и молча улёгся лицом к стенке.

В караульном помещении тихо шуршал и возился незаслуженно обиженный мелкий, обычный пацанёнок родом из большой полноценной семьи, с отцом, матерю, даже со старшей сестрой, работающей на пищевом комбинате и то ли двумя, то ли тремя ещё более мелкими братьями. Какое возмутительное, по нынешним временам, богатство, которое пацан наверняка даже толком не ценил, принимая как данность. Обладай Горазд хотя бы часть такого богатства, он бы его ценил. Он бы наслаждался каждой минутой встречи с родными. Каждой секундой бы наслаждался, если бы это только было возможно.

Как на зло сон никак не приходил. Шевелиться, вставать, что-то делать под взглядом обиженного им мелкого не хотелось, и он принялся вспоминать случай, который и привёл его туда, где он сейчас находился: на губу, в день (точнее уже ночь) выпуска двух старших курсов разом. А ведь дело было так:

-Проклятый южанин!

...вот и что на такое можно ответить? Сказать "сам ты южанин" не вариант. Сэвтя Окотэтто настолько местный, насколько это возможно. Это ясно даже только по его ненецкому имени и фамилии. Почему-то Сэвтя и Горазд уже не первый год находились друг с другом "на ножах". Горазд, честно говоря, вообще забыл с чего началось их глупое противостояние. Все их различия ничтожны. Горазд - русский, а Сэвтя - ненец. Горазда вывезли в Новый Уренгой в шестилетнем возрасте во время эвакуации, а Сэвтя родился в селе где-то рядом с Салехардом. Родители Горазда вроде как были важными людьми в том старом мире до вторжения, а Сэвтя из семьи "потомственных охотников". Но какая разница сейчас, когда они оба старшекурсники и вот-вот станут пилотами и офицерами?

Правильно - совершенно никакой разницы.

Но эти детские обиды всё ещё будоражащие слишком горячую кровь юных, шестнадцатилетних, лейтенантов!

-Проклятый южанин!

Горазд мог бы сказать, что он родился в Новосибирске, а это совсем не Юг. Он уже говорил об этом не раз. Только вот Окотэтто все объяснения до лампочки. Похоже он намеренно сегодня шёл на конфликт. Неужели его настолько задело и обидело то, что общий экзаменационный бал Горазда почти в полтора раза выше чем у потомственного ненецкого охотника. Или оленевода. Или чем там занимались его чёртовы ненецкие предки?!

Пожалуй, у Горазда хватило бы ума не связываться с клеветником накануне выпускного и пройти мимо. Он так и собирался поступить. Вот честное слово, просто пройти мимо, с видом надменным и гордым, но...

Вконец впавший в ярость Окотэтто сказал запрещённое слово.

-Кукушонок!

Не стоило ему этого говорить.

-Слышишь, южанин, ты чёртов кукушо...

И вот уже Горазд сам не понял, как его кулак бьёт в скулу Сэвтя и здоровенный ненец подрубленным деревом валится на пол с одного удара. Без всякого сомнения - это был очень хороший удар. Происходи дело на занятиях по рукопашному бою, Горазд точно получил бы высшую оценку и заслужил похвалу преподавателя. Но дело происходило прямо под видеокамерами наблюдения. Незадолго до репетиции торжественного построения.

Таким образом, вместо высшей оценки за прекрасно проведённый удар, Горазд получил строгое дисциплинарное взыскание и загремел на губу сроком на две недели. А всё из-за проклятого слова "кукушонок", как называли человека, обманным путём занявшего чужое место. Живущего за счёт чужой жизни. Кого-то, кто не должен был выжить, но при том выжил, обрекая на смерть другого человека вместо себя.

Как известно: больше всего задевают те оскорбления, в основе которых лежит хотя бы крохотная частичка правды.

Время за полночь. Сколько можно раз за разом крутить в голове и просматривать события минувшего дня. Горазд дал себе команду уснуть и почти сразу заснул.

Разбудил его громогласный бас подполковника Москаленко.

Сначала Горазд подумал, что это ему сниться. Он как раз перед самым пробуждением видел сон, где преподаватель тактики и стратегии танкового боя требует у него ответа на вопрос: сколько нужно пуантов танку, чтобы он смог выступать в балете?

Во сне Горазд мялся, кривился, а под конец взял и гаркнул: -Не могу знать, товарищ подполковник!

Вот как раз от своего крика он и проснулся.

А тут, как раз, на него с большим удивлением из-за решётки смотрят пацан-караульный (уже другой, сменившийся) и Москаленко собственной персоной.

Осознав, что подполковник настоящий и происходящее вокруг уже не сон, Горазд в мгновение ока оделся и выпрямился, привычным образом начиная поедать начальство глазами. Тем временем караульный открыл дверь в камеру, а подполковник спросил (нет, вовсе не сколько нужно пуантов танку, чтобы он смог танцевать в балете). Он добродушно усмехнулся, как усмехался всегда, одной лишь правой половиной лица потому, что левая оставалась парализованной и из левой глазницы вместо глаза смотрел бионический протез с пылающей рубиновой точкой над глазком миниатюрной видеокамеры.

-Сидишь?

-Так точно, сижу! - не стал отрицать очевидного Горазд. Правда, если быть совсем точным, то в этот момент он стоял навытяжку.

-Пошли, -предложил Москаленко.

-Куда?

-На полигон, -объяснил подполковник. -Если уж тебя угораздило получить две недели дисциплинарки прямо в день выпуска, то глупо тратить их отсиживаясь на жёсткой койке. Учитывая досрочный выпуск, лучше я эти две недели погоняю тебя на полигоне. Может быть хоть так у недоученного кадета будет немного больше шансов успешно пережить первую неделю боёв, когда начнётся контрнаступление.

-А когда оно начнётся, товарищ подполковник?

-Откуда я знаю, кадет? Мне "стальной генерал" не докладывает и план контрнаступления со мной не согласовывает.

По словам довоенных мудрецов - всё заканчивается рано или поздно. Но, почему-то, хорошее заканчивается гораздо быстрее, чем плохое. Сложно сказать к чему именно относились эти две недели во время которых Горазд буквальным образом ночевал на полигоне, порой завтракая, обедая и ужиная прямо в кресле водителя, в кабине тяжёлой боевой машины. С одной стороны, практически индивидуальные занятия не только с подполковником Москаленко, но и с другими учителями-преподавателями академии. Это дорого стоит. А с другой - две прошедшие недели должны были стать первым в жизни выпускника бронетанковой академии отпуском. Неким граничным промежутком между напряжённой учёбой в прошлом и тяготами службы в ближайшем будущем. Учитывая статистику выживания свежего пополнения, по понятным причинам выпускающегося в самом конце короткого северного лента - до следующего своего отпуска Горазд мог элементарно не дожить. А тут ещё долгожданное контрнаступление, о котором сейчас все только и говорят. Значит уровень потерь среди необстрелянного молодняка скаканёт ещё выше. Наверное, будет очень обидно погибнуть так и не посидев толком с какой-нибудь девчонкой в ресторанах Нового Уренгоя. Обидно.

Погибнуть кому-нибудь другому.

Не Горазду.

Уж он-то точно не умрёт по-глупому в первом же бою. Наоборот, сам станет бить демонов в хвост, гриву и в щупальца. Может быть совершит какой-нибудь подвиг. И уж точно дослужится не меньше чем до полковника танковых войск. А то, возможно, и до генерала!

Но как говорилось выше: заканчивается абсолютно всё. Прошли и две недели наложенного дисциплинарного наказания. Которое он, вообще-то, должен был сидеть на губе, а не гонять на танке по полигону и не рубиться часами в учебном симуляторе дополненной реальности. Но спасибо отцам командирам-преподавателям. Вот от души спасибо.

Бывать в личном кабинете ректора Горазду раньше не приходилось. Он с интересом осмотрелся. На самом деле ничего необычного. Пара больших книжных шкафов во всю стену. Пожалуй, Горазд за всю жизнь не видел такого огромного количества настоящих бумажных книг. Интерактивный рабочий, стилизованный под старинный письменный, якобы из дерева, стол с ровными стопками лежащих на нём документов: как из обычной бумаги, так и из "электронной" - способной хранить на себе гораздо больше информации, чем на неё записано.

Шторы на больших окнах распахнуты и кабинет ректора заливает солнечный свет. Сегодня на улице безоблачно. Температура колеблется где-то в районное минус пяти, но из-за обилия солнечного света в кабинете почти жарко.

Продолжавший стоять на вытяжку, перед массивным столом за которым работал ректор, Горазд почувствовал, как начинает намокать спина под курткой. Ректор работал с сенсорным экраном письменного стола, не обращая внимание на прибывшего по вызову и представившегося кадета. Когда он наконец заговорил, Горазд невольно вздрогнул от неожиданности.

-Горазд Александрович Романенко, -произнёс ректор, как будто пробуя полное имя Горазда на вкус. -Шестнадцать полных лет. Сирота. Национальность: русский. Место рождения: город Новосибирск. Время обучения в лимбяяхской академии бронетанковых войск: пять лет. Не полных.

Ректор внимательно посмотрел на Горазда, но тот стоял не шелохнувшись. От жары в кабинете по спине текла струйка пота, но под форменной кадетской курткой её не видно.

-За время учёбы заработано: семь поощрений и два награждения за отличия в учёбе, -ректор продолжил говорить, как будто для самого себя. -Восемь обычных учебных взысканий и одно строгое, дисциплинарное взыскание сроком на две недели, за неспровоцированное нападение на кадета Окотэтто.

Не дождавшись от Горазда каких-либо комментариев, ректор вздохнул и закончил: -По результатам общего выпускного экзамена двадцать второе место. Из, без малого, шести сотен выпускников. Довольно неплохо.

Достав из ящика стола электронное удостоверение, написанное на "умной" бумаге, дополнительно защищённое прочными корочками, ректор положил его на стол перед Гораздом.

-Поздравляю кадет, теперь вы офицер. Сегодняшним днём вы прозываетесь на военную службу в звании младшего лейтенанта. Вся информации о части назначения, времени, месте прибытия уже загружена в документ.

Видя, что Горазд так и стоит, ректор немного печально усмехнулся и поторопил: -Что же вы, младший лейтенант. Возьмите документ.

Крайне поражённый тем фактом, что он теперь настоящий офицер, а не кадет, Горазд несмело протянул руку, но тут же отдёрнул.

-Как же ритуал принесения присяги?

-Слова формальны, -отмахнулся ректор и внимательно посмотрел на бывшего кадета: -Настоящая готовность должна быть в сердце. Ты ведь клянёшься, младший лейтенант?

-Клянусь! -горячо пообещал Горазд.

-Тогда бери документ.

Из-за прочных корочек удостоверение выглядело массивным. Ходили слухи, которые вовсе даже не слухи, что эти корочки могут выдержать пистолетный выстрел в упор. Поэтому многие их и носили в кармане напротив сердца.

Открыв первое, настоящее удостоверение, Горазд провёл пальцем по листку умной бумаги внутри. На свету тот едва заметно переливался, подтверждая свою подлинность. В правом нижнем углу мягко пульсировал значок, коснувшись которого он сможет получить точные сведения о своём назначении. Причём если бы удостоверение попало в чужие руки, то оно просто бы заблокировалось.

-Служу... - начал было Горазда, от избытка чувств собираясь ответить громко, как на плацу

-Тише, -попросил ректор, поднимаясь из-за стола. -Не надо громких слов.

В тишине кабинета, когда ректор наступал на бионических протез, звук получался тяжелее и глуше, чем от прикосновения его настоящей ноги к полу. Горазд подумал, что сейчас ректор протянет ему руку чтобы пожать как офицер офицеру. Как во время настоящей торжественной церемонии, на которую он не попал. Но вместо этого не такой уж старый, но при этом полностью седой, до самого последнего волоска, полковник танковых войск исполняющий обязанности ректора лимбяяхской академии вдруг молча обнял Горазда. Прижимая его к груди как мог бы прижать кого-нибудь из своих настоящих сыновей, если бы хоть один из них ещё оставался в живых.

-Просто постарайся не погибнуть в первый месяц. Дальше будет легче, -напутствовал ректор.

Не зная, что ему следует делать, Горазд молча стоял. Поэтому, когда ректор сказал "иди", он просто отдал честь и вышел из кабинета. Горазд прошёл мимо секретаря ректора, почти такого же седого, как сам ректор и вышел в коридор.

Только там, в коридоре, где уже был слышен издаваемый младшекурсниками топот при перемещении между учебными классами этажом ниже, он нашёл в себе силы упасть на скамью и только тогда попытался обдумать произошедшее.

Ректор, страшный и ужасный, гроза любого кадета, его обнял? Ещё вчера Горазд мечтал пожать руку этому человеку, как им рассказывали на уроках истории войны вторжения, девять лет назад возглавившему прорыв из окружённой Москвы. Последний конвой должен был уходить из уже почти захваченного демонами города. Им предстояло пробиваться через половину страны, через занятые противником территории, вывозя последние наработки спешно образованного института изучения сверхъестественных существ, самих учёных и несколько тысяч моковских детей, кого только смогли взять тогда с собой. Возглавляемый будущим ректором конвой прорвал цепь окружения, как раскалённая игла прошёл через уже захваченные демонами области, успешно выйдя к удерживаемому остатками российской армии "поясу жизни" на севере: Анадырь-Якутск-Мирный-Норильск-Новый Урегой-Салехард-Воркута-Мурманск.

В душе Горазда царило смятение. Когда ректор обнял его, юноша вдруг, с удивлением понял, что он оказывается почти сравнялся в росте с грозным ректором и прославленным полковником. А то уже будет и немного повыше.

Горазда никто не обнимал уже целых десять лет. С тех пор, как оставшийся в Новосибирске отец, используя всё своё влияние и связи, добился для шестилетнего Горазда места в специальном эвакуационном отряде вывозящем из города семьи военных. Этот момент сильно волновал юношу. Каждый раз, когда он вспоминал лица отца или матери, невольно приходили в голову мысли о том ребёнке, чьё место он занял в спешно уходящем специальном эвакуационном конвое. Кем он был? Сын какого-то военного? Последний специальный конвой вывозил людей по списку и только деньги отца, тогда всё ещё что-то значащие, позволили Горазду занять место неизвестного ему человека.

Но сейчас не об этом. Горазд встряхнул головой. Что с ним такое, того и гляди потеряет сознание будто какая-нибудь впечатлительная барышня!

Просто... последний раз Горазда так обнимал отец, десять лет назад. Точнее он так думал, что обнимал. На самом деле Горазд не помнил. Что там может запомнить зарёванный шестилетка, когда в пригороды уже ворвалась демоническая орда и прикрывая отход эвакуационных партий тяжёлая артиллерия бьёт прямо по захваченным демонам кварталам, перемалывая тварей и хороня их в обломках обрушившихся многоэтажных домов. И никто не обращает внимание на сопутствующие потери.

Только почувствовал чьё-то прикосновение к плечу, Горазд поднял глаза и увидел подполковника Москаленко. Заключённый в сетку морщин живой глаз бывшего наставника смотрел с добродушной усмешкой и какой-то потаённой печалью, а бионический протез на повреждённой половине лица глядел пристально и отстранённо.

-Поздравляю с первым назначением, товарищ младший лейтенант, -подполковник сел рядом. -Уже узнал куда направляют?

Чуть заторможено, Горазд помотал головой: -Ещё не смотрел. Я сейчас...

Полученное от ректора удостоверение он продолжал держать в руках. И только потянулся нажать на неторопливо мерцающий символ внизу листа, как тут же получил затрещину.

-Учишь вас дуболомов, а всё без толку! -раздражённо выговаривал Москаленко опуская тяжёлую руку. -Это секретная информация, балда! Её никто не должен знать кроме тебя. Знаешь сколько там степеней защиты? По отпечатку пальца, по личной биометрии, по составу крови, по глазной сетчатке и так далее. Ты должен был потребовать от меня отойти и не стоять за спиной, когда знакомишься с защищённой информацией. И не важно, что ты знаешь меня уже лет десять. Будь я хоть сам стальной генерал, хоть твой лучший друг или брат.

Любой может оказаться замаскированным инфералом, - продолжал ругаться подполковник. -Некоторые из этих подстилок демонов умеют наводить иллюзии, а то и по-настоящему изменять свой облик. Думаешь будто разговариваешь со своим боевым товарищем, а это проклятый инферал принявший его облик. Настоящий товарищ где-нибудь с перерезанным горлом лежит, пока принявшая его вид тварей разгуливает и ведёт задушевные беседы с сослуживцами.

Подполковник говорил так, будто это было что-то личное. То, что ему выпало испытать на собственном опыте.

-Прошу прощения, -Горазд покраснел словно спелый помидор с гидропонической фермы. -Больше подобного не повторится.

-Смотри, это здесь академия, а там война. На войне любая ошибка может стать смертельное. А можно погибнуть и вообще просто так, без всякой причины или же из-за ошибки вышестоящего или чужой небрежности, -уже остывая добавил Москаленко.

-Я всё понял, товарищ подполковник, -заверил Горазд.

-Так что, посмотришь своё первое назначение, младший лейтенант?

-Пожалуйста отойдите на три шага, товарищ подполковник. Вот, к окну в конце коридора отойдите, -попросил Горазд.

Когда Москаленко с улыбкой выполнил его просьбу, палец младшего лейтенанта коснулся пиктограммы и в нижней части листка умной бумаги появился текст. Пробежав по нему глазами Горазд удивлённо вздохнул. В течении двух дней от сегодняшнего ему следовало прибыть не куда-нибудь, а на малый танковый полигон Нового Уренгоя, где принять совершенно новую машину прямиком с Салехардского танкостроительного завода. После чего от него требовалось следовать на поезде вместе с боевой машиной в ноябрьский урепрайон, где он встретится со своим первым номером, старшим пилотом и командиром шагающего танка проекта "мизгирь".

На самом деле довольно странное предписание. Если приёмка новой машины ещё как-то укладывалась в рамки, то вот чего Горазд не ожидал так это того, что со старшим пилотом ему предстоит встретиться только в разрушенном городе Ноябрьске, то есть чуть ли не на прифронтовой полосе. Какой-то перебор с секретностью. Насколько Горазд знал, экипажи из курсантов обычно полностью формировались перед отправкой, а для него почему-то сделали исключение.

Но долго раздумывать ему не дал подошедший Москаленко. Бывший наставник протянул Горазду напечатанную на обычной бумаге книгу, которую до этого держал в руках.

-Что это?

Москаленко почему-то на миг отвернулся, словно бы смутился: -Из-за досрочного выпуска часы истории, литературы и прочих не технических наук у вашего курса совсем скомкали и сократили. Вот тебе принёс для самообразования в свободное время. Чтобы, значит, совсем неучёным дуболомом не выглядел.

Горазд посмотрел на обложку. Книга называлась "Первая межмировая. Война вторжения" за авторством профессора Алексея Геннадьевича Непийвода. Кажется, он раньше что-то слышал об этом человеке. Какой-то крупный современный учёный? Изучающий демонов специалист? Забавная фамилия определённо где-то попадалась.

-Спасибо, -поблагодарил Горазд.

-Имей в виду, -уточнил подполковник так и не поворачиваясь лицом к юноше. -Это не в подарок, а только почитать. Потом вернёшь.

-А если я...

-Никаких "если"! -отрезал Москаленко. -Сказано вернуть, значит вернёшь. Это может быть подарочный экземпляр. Может быть мне его сам Алексей Геннадьевич по почте прислал. Ценная вещь! Поэтому через год или через два, как получится, приедешь в академию и вернёшь мне книгу. А до этого момента не сметь погибать смертью храбрых на поле боя! Вам всё понятно, товарищ младший лейтенант!

-Есть не смерть погибать и вернуть книгу! -отдал честь Горазд.

-Давай, беги. Электропоезд в Новый Урегой уходит через сорок минут, а тебе ещё нужно получить подъёмные в бухгалтерии, собраться и прибыть на лимбяяхский вокзал.

Горазд шагнул прочь. Потом развернулся, повинуясь какому-то внезапному порыву, обнял своего бывшего преподавателя тактики и стратегии, подполковника Москаленко и не говоря больше ни слова побежал за вещами.

Ещё не слишком старый, но изрядно потрёпанный жизнью подполковник замер, по-отчески обнимая последнего из кадетов уходящего прямиком на фронт выпуска, позволяя ему зарываясь лицом в грудь. Когда он наконец отмер, шестнадцатилетнего младшего лейтенанта уже и след простыл. Коснувшись своего настоящего, живого, глаза, он смахнул предательскую слезу. Определённо сейчас нет времени и места ни для стариковских слёз, ни для прочих душевных терзаний. Внутренне подобравшись, Москаленко поспешил к лестнице. Скоро начнётся новый урок, где очередной партии безбожно молодых балбесов нужно попытаться втолковать хоть что-то из того, что может быть поможет им остаться в живых и не погибнуть в первом же настоящем боестолкновении, когда придёт их время выпускаться и идти прямиком в бой, управляя мощными бронированными машинами.

***

На электропоезд раз в два часа курсирующий между бронетанковой академией в Лимбяяхе и Новым Уренгоем, Горазд успел едва-едва. В последний момент запрыгнул в закрывающиеся двери. Показал сканеру обложку своего нового удостоверения вместо внесения платы за проезд. И удобно устроившись на сиденье, в полупустом вагоне, принялся размышлять чем ему следует заняться в городе.

Надо сказать, хотя Лимбяяха, где располагалась академия, формально считалась удалённым районом Нового Уренгоя, но в самом городе Горазду бывать практически не приходилось. Пара совместных культурных выходов, когда курсантов группами вывозили на то или иное культурное мероприятие вроде театра, кинопоказа или празднование дня прошлой великой победы - девятого мая, не в счёт.

Для начала нужно снять комнату - решил Горазд. Вещей у него с собой не много, фактически одна плотно набитая сумка. Да и пробыть в Новом Уренгое предстоит всего пару дней. Но комната важна как важен крепкий тыл для успешного наступления. Потом... На насколько минут Горазда замечтался о разных, но все, как один, приятных, возможностях потратить выданные в бухгалтерии подъёмные в городских увеселительных заведениях.

Он знал о существующей традиции, когда молодые солдаты, перед тем как отправляться непосредственно на фронт, так сказать, проводили время с девушками оставляя им на память частичку себя. Собственно, именно этом выпускники лимбяяхской академии и должны были заниматься в предоставленный им двухнедельный перерыв между напряжённой учёбой и настоящей войной. Официально об этом не объявлялось, но старшие курсы неизменно делились нехитрой премудростью с младшекурсниками, перед тем как в последний раз пройти прощальным парадом через ворота академии. Особого секрета тут не было. Длившаяся двенадцатый год война активно пожирала молодых людей и опасаясь демографического кризиса в ближайшем будущем, верховный главнокомандующий заранее предпринимал все возможные в данной ситуации шаги.

Старшие парни рассказывали будто молодые девчонки из трудовых отрядов и сами не против получить от солдата на память ребёнка. В трудовые отряды гребут всех, кто не обладает дефицитными знаниями или навыками, словом, кто не показал отличий в учёбе или любом, необходимом стране, ремесле. Для девчонок из трудотрядов беременность - это способ на несколько лет избавиться от обязанности тяжело и много трудиться. Беременные девчонки и молодые мамы получают усиленное питание и их первых эвакуируют в безопасные места при воздушной атаке древних драконов или во время внезапных прорывов линии фронта демонами. А если женщина имеет пятерых и более детей, то она может вовсе сосредоточиться только на воспитании младших и совсем лёгкой работе где-нибудь на гидропонических фермах.

Кроме того, считалось, что молодой солдат лучше и яростнее сражается, защищая не абстрактное человечество или чуть менее абстрактную Российскую Федерацию, а конкретно своего ребёнка и ту девушку, которая была к нему мила когда-то.

Примерно такими вот приятными занятиями вроде кутежа и разврата (всё культурно и в рамках!) должен был заниматься Горазд прошедшие две недели. Которые он, как дурак, бездарно профукал из-за этого гада Севтя, чтоб у него ещё долго зубы звенели от гораздового кулака.

Немного помечтав о таких удивительных и незнакомых ему существах, как девчонки, Горазд сосредоточился на конкретных мыслях. Снять квартиру и бросить вещи. Прибыть на полигон на приёмку новенького мизгиря, прямиком с салехардского танкостроительного - его собственного шагающего танка-паука. А вот уже потом у него может быть останется день или даже два на рестораны и девчонок из трудовых отрядов перед отъездом в ноябрьский укрепрайон созданный на месте одноимённого города, полностью разрушенного в ходе боёв.

Правда Горазд совершенно не представлял, как нужно знакомиться с девчонками, тем более в форсированном режиме, потому как время не терпит. Но отсутствие опыта он собирался перекрыть избытком энтузиазма. Он помнил, как старшекурсники, в своё время, говорили, что "зацепить" девушку из трудотряда проще простого. Значит должно получиться и у него.

А пока электропоезд пожирал добрых семь десятков километров, расположенных между академией и Новым Уренгоем, Горазд открыл подаренную подполковником книгу профессора Непийвода и принялся читать.

Из предисловия к труду "Первая межмировая. Война вторжения" профессора Алексея Геннадьевича Непийвода. Благодарственная надпись на первом листе от профессора "Геннадию Фёдоровичу Москалекно, что спас не только меня и ещё два десятка таких же учёных червей, но и семь тысяч мальчишек и девчонок возрастом до двенадцати лет из канувшего во тьму города на Неве":

Ещё одно столетие приближалось к концу.

В сотнях мелких, сиюминутных забот и тысячах незначительных вопросов умирал век. Наш, не оправдавший надежд, двадцать первый век.

Остался практически невостребованным груз мечтаний и чаяний, перешедший наследством из чудесного и ужасного, стремительного двадцатого века. Мы не построили города на Марсе. Вопреки всем разговорам, ни один человек не ступил на красную планету, предпочитая изучать её удалённо, с помощью автоматических систем, да и то не слишком активно. И дело не в том, что не сумели или не было технологий. Скорее не захотели.

Лунные города под пузырями защитных куполов умерли, не родившись, на пожелтевших страницах старинных научно-фантастических романов. Даже проект многоцелевой станции на луне, который одно время активно мусолили в средствах массовой информации, не дожил до стадии воплощения, завянув на этапе планов и чертежей. Словно цветок у легкомысленной и ветряной хозяйки занятой мыслями о новых украшениях и платьях, вечно забывавшей полить нежное растение. Зато на орбите повисли гроздья военных спутников и боевых платформ, целивших в землю сотнями ракет, лазеров и электромагнитных орудий. В нашу, с вами, порядком загаженную, но всё равно любимую землю. Единственную землю.

Человечество не объединилось, о нет. Лишь в старых романах уже далёкого двадцатого века упоминалось единое государство планетарного масштаба способное собрать силы и возможности человечества в цельном, мощном порыве, чтобы в жизни воплощать чудеса, о которых только мечтали и удивительной смелости проекты и грандиозные свершения - в реальности ничего этого не было. Страны и государства волком смотрели друг на друга, исподволь готовясь к большой войне за чистую воду за истощающиеся запасы полезных ископаемых, за пищу достаточную для пропитания многомиллиардного, но чудовищно разобщённого, человечества. И, разумеется, за возможность иметь десятки различных моделей и брендов, в сущности, одного и того же телефона. За практически нетронутые богатства Арктики и природные сокровища, скрытые под льдами Антарктиды.

Самыми популярными жанрами фантастических романов, далеко потеснив научную или, не дай боже, социальную, фантастику стали постапокалипсис - как стремление авторов и читателей осмыслить происходящее в мире и, разумеется, фэнтези - как попытка мысленного бегства из скучной реальности в выдуманную. Более интересную и более простую.

Кто знает, чем бы это всё кончилось, если бы великая сфера не пришла на землю?

Уходящий двадцать первый век обманул всех нас. В нём не было ни межпланетных экспрессов, ни космических лифтов, ни чудесных научных открытий, потрясающих основы мироздания и открывающих целые научные направления. Учёные продолжали развивать и перерабатывать удивительно огромный задел, сделанный их предшественниками из чудесного и ужасного двадцатого века. Технологии совершенствовались и вот уже сотовый телефон можно было сделать таким тонким, что он сворачивался в трубочку и даже продолжал работать после того как его развернуть, но ничего кардинально нового не появилось. Едкие критики и насмешливые циники, на которых оказался неимоверно богат этот наш двадцать первый век, зло шутили по поводу "провисания" научного прогресса, называли его горизонтальным и ехидно требовали у учёных изобрести летающий автомобиль.

Способный летать и одновременно пригодный к массовому выпуску автомобиль создать не получилось, но вот шагающие танки учёные сумели воплотить в композите и пластике. Взрослые дяди с внушительными животами в больших чинах и блестящих погонах сразу вцепились в новую игрушку восхищаясь её сверхвысокой проходимостью. Компактный и безопасный ядерный реактор повысил автономность военной тяжёлой техники, в габариты которой его получалось втиснуть. Кроме того, он позволил использовать в качестве главного калибра электромагнитное оружие способное стрелять не только специальными снарядами, а чуть ли не любой металлической чушкой, лишь бы подходила под диаметр орудия.

Военная доктрина менялась, зато люди оставались всё теми же. Жёсткий запрет на эксперименты с человеческим геномом принятый в большинстве развитых стран не позволял учёным сделать человека лучше. Или хуже. Учёные тоже ошибаются и более того - учёные те же люди, со всеми человеческими недостатками, конструктивными ошибками и тяжёлым грузом эволюционных просчётов и помарок, которые запрещено пытаться исправить. Может быть зря? Кто знает, как бы всё пошло, если бы запрет на широкое вмешательство в геном человека наконец отменили, как бурно обсуждали в последней четверти умирающего века?

Вот только всё стало неважно, когда землю включила в себя великая сфера. Люди опоздали, безмерно опоздали и больше не было времени чтобы копаться в себе, пытаясь исправить недостатки и стать лучше, сильнее, умнее или добрее. Или, тем более, обсуждать этичность возможности самостоятельно изменять себя с точки зрения нравственности и принятых в обществе моральных норм. Больше для этого не было времени. Времени совсем не оставалось.

В отличии от военной мысли и даже на фоне изрядно ограниченного "горизонтального" научного прогресса, социальные науки и вовсе пребывали практически в стагнации на протяжении целого века. За столетие не появилось ни одной новой, более продуктивной, формы государственного или социального устройства. Видимо вполне хватало старых - возмутительно неэффективных, но зато привычных и простых.

Коммунизм не был построен, так и оставшись потускневшей мечтой комсомольцев из первой и юных пионеров из второй половины позапрошлого, двадцатого века. Видимо современному человеку он оказался совсем не нужен в отличии от пусть ездящего, а не летающего, зато новенького и дорогого, автомобиля, тысяч и тысяч развлекательных фильмов, передач и юмористических шоу, навечно сохранённых в бесконечных архивах глобальной сети.

Но это всё осталось в прошлом и уже не важно.

Не столь важно.

Этот век почти прошёл.

Он исходил как тяжёлый сон больного человека. Как похмельная муть, от которой кружится голова и сушит горло. Новый, свежий век обещал вот-вот наступить. Манил обещаниями и сулил надеждами. Он дразнил закоренелых пессимистов какой-то детской, наивной надеждой в здравомыслие не только отдельного человека, но человечества в целом. Не имея ничего за душой, новый век мнил опровергнуть негативные прогнозы маститых аналитиков и самонадеянно обещал принести что-то хорошее, возможно, светлое. И даже, может быть, доброе.

Но это снова был обман. Один из самых больших обманов.

Новый век стал самым жестоким из всех предшествующих. Он действительно всё изменил, но вовсе не так как того ждали оптимисты и даже не так, как боялись самые закоренелые пессимисты. Всё было гораздо хуже и страшнее. Страшнее, чем кто-либо мог бы ожидать или хотя бы представить.

Великая сфера пришла на землю. На чуть-чуть загаженную, но всё равно любимую землю. Нашу единственную землю. Которую кто-то другой теперь считал своей собственной. Со всем, что на ней находится: лесами, морями, городами, реками, озёрами, горами и людьми.

...и развернулись адские врата и сонмы демонов взошли. Кровь лилась рекой и ужас царил вокруг.

...с тех пор прошло двенадцать лет

...но всё же мы до сих пор остались живы. Потеряв столь многое и сохранив столь малое, мы остались живы.

Мы выжили.

Глава вторая. Мирной жизни короткий глоток.

Новый Уренгой Горазду понравился. Справедливости ради, ему понравился бы любой большой город. Огромное количество незнакомых людей, спешивших куда-то по своим делам. Среди них много красивых девушек и женщин. Горазд уже позабыл, когда последний раз видел сразу так много молодых и не очень девушек. Наверное, здесь же, в Новом Уренгое, когда приезжал, вместе с однокашниками, в театр, на кинопоказ или ещё какой культурный выход.

Сентябрь в этом году выдался тёплым. Он даже будто пах остатками лета. Но отношение к этому несвоевременному потеплению далеко неоднозначное. С одной стороны, нежно греющее щёки тёплое солнце приятно. С другой, все давно привыкли, что лето и тепло означает опасность. Короткое северное лето - пора, когда с не такого уж далёкого фронта пачками приходят похоронки и тающая в жестоких боях, словно лёд на солнцепеке, армия, как губка, втягивает в себя всё новые и новые жизни. Лето - это время, когда приходится, сцепив зубы, сидеть в глухой обороне. Когда трещит сжимаемая со всех сторон линия фронта, а солдаты проклинают предательское тепло и каверзное светило, что сейчас так приятно и нежно согревает щёки днями аномально тёплого, для крайнего севера, месяца сентября.

Только зимой приходит спокойствие. Долга и щедра на стужу и хлад зима в Ямало-Ненецком округе. Но многие теперь предпочли бы, чтобы она длилась ещё дольше и была бы ещё холоднее. Холод стал безопасностью и жизнью. Тепло несло с собой только смерть, всё новые и новые смерти. Таким был новый мир спустя двенадцать лет после начала вторжения.

Едва сойдя с электропоезда Горазд легко смог снять комнату у женщины лет тридцати или около того. Хозяйку звали Ириной, и она сказала, что раньше не сдавала комнату, но сейчас тяжёлые времена и небольшой приработок будет отнюдь не лишним для её скромного бюджета.

Жила Ирина одна в однокомнатной квартире не слишком далеко от центра города. По нынешним временам жить одному, даже в однокомнатной квартире, пусть не роскошь, но уже где-то близко к тому. Работала женщина на одном из полуавтоматизированных заводов наладчиком производственной линии или программистом роботизированного станка - Горазд сразу не разобрал, а уточнить поленился. Неожиданно на него накатила такая усталость, что он, едва поужинав разогретым Ириной вчерашним супом, упал на расстеленный диван и проспал до самого утра.

Ранним утром Горазд проснулся как привык просыпаться в казарме. Хозяйка ещё спала. Его взгляд задержался на её лице, таком по детскому безмятежном и на выглядывающей из-под одеяла головой коленке. На кухне он соорудил небольшую гору бутербродов и пожарил яичницу из найденных в холодильнике продуктов. Съём комнаты предполагал то, что жилец, в плане еды, встаёт на полный пансионат у хозяев.

Пока жарил яичницу, грел чайник и мешал растворимую бурду, называемую "кофе" (настоящего кофе ноль целых, ноль десятых процента), взгляд невольно скользил по стеклянным шкафам и полкам. Как в любой жилой квартире, там можно найти множество самых различных вещей и безделушек, отражающих личность хозяйки квартиры. Вот пара украшенных вышивкой полотенец. Видно, что вышивка сделана вручную, отдельные стяжки лежат неровно. Вот солонка в форме растопырившего руки приведения и зелёная перечница в виде чешущего ухо пса. Горазду пришлось постараться, чтобы вытряхнуть из нефункциональной перечницы хотя бы пару перчинок на исходящие паром, круглые как автомобильная фара, желтки. А вот за стеклом стоит фотография сдавшей ему комнату квартирной хозяйки вместе с каким-то солдатом, судя по знакам различия - оператором ИТБ (индивидуальной тяжёлой брони). Тяжёлый пехотинец выглядел на фотографии молодым, да и хозяйка квартиры казалась значительно моложе. Горазду, в его шестнадцать с небольшим, она показалась почти старой.

Разбуженная кофейным запахом, на кухню пришла хозяйка. Поутру, а время едва подбиралось к семи часам утра, она выглядела уже не так задёргано, как накануне вечером, когда стояла на вокзале держа в руках плакат с надписью "свободная комната".

-Доброе утро, а что вы... делаете.

-Завтрак, -признал очевидное Горазд нарезая яичницу на части мягкой лопаткой из негорючего пластика. -И доброе утро. Простите, если разбудил. Привык в академии рано вставать.

-Но это я должна готовить вам, как комнатосьёмщику, -сказала женщина.

-Пустое, я всё равно использовал ваши продукты. Кстати, удивительно большие куриные яйца. Как-то привык к мелким, не больше половины кулака.

-Это из экспериментального пищевого комбината. Там вывели новую породу. Мутанты, конечно. Зато несутся как заведённые и могут чуть ли не на снегу спать. Недавно разрешили свободную продажу, и все яйца в городе вдвое подешевели сразу. Теперь ими одними почти и питаюсь.

Смутившись, Ира села за стол и принялась отламывать вилкой от яичницы мелкие кусочки и отправлять себе в рот. Пока ковыряла белок, дело шло хорошо, но стило нарушить целостность одного из желтков, как тот потёк и растёкся по всей тарелке.

-Вы меня стесняетесь? -прямо спросил Горазд.

-Я никогда раньше не сдавала комнату. Жила одна с тех пор как Виталий... -бросив взгляд на шкаф со стоящей за стеклом фотографией молодого мужчины в форме технопехотинца, Ира скомкала фразу и замолчала.

-Знаете, я тоже ещё ни разу не снимал ни у кого комнату, -признался Горазд. -До сего дня лучшим моим жилищем была ячейка на шестерых курсантов. Честно говоря, было не так просто заснуть, когда никто не храпит над ухом или не заучивает вслух формулы из учебника по баллистике готовясь к завтрашнему экзамену.

Шутка удалась. Ирина хихикнула, прикрывая рот ладонью и набралась смелости промокнуть разившийся по тарелке желток кусочком хлеба.

-Я возвращаюсь с работы к семи. Обещаю приготовить вам ужин самостоятельно, -предупредила хозяйка.

Горазд кивнул. Он не знал во сколько у него сегодня получится освободиться. Ему предстояло принять новую машину. Его собственный (ну, почти. Не считая таинственного первого пилота) шагающий танк проекта "мизгирь". В основе - ещё довоенная модель. Специальная арктическая модификация, предназначенная для защиты безбрежных пространств русской Арктики. До вторжения демонов люди готовились к междоусобной войне за чистую воду и полезные ископаемые. Сейчас это кажется таким неимоверно глупым. Танк-паук, как его называли за восемь рабочих конечностей, каждая из которых могла быть как "ногой", так и "рукой", прошёл глубокую переработку на основе полученного во время войны вторжения опыта. Сейчас эта грозная машина представляла собой немалую силу даже в одиночку, а уж в составе полноценного подразделения так и подавно. И новенький шагающий танк, только привезённый прямиком с танкостроительного завода, сегодня поступит в полное распоряжение Горазда. Мысли об этом будоражили и заставляли сидеть как на иголках, побуждая скорее бежать принимать его собственный паучий танк.

Но бежать куда-то пока ещё нет семи утра не самая разумная идея. Горазд сомневался, что представитель салехардского танкостроительного, прибывший вместе с партией танков для передачи их недавно выпустившимся офицерам, появится на полигоне такую рань. Пожалуй, разумнее будет прийти часам к десяти. Да, удачное время. Вроде бы уже и не утро, но ещё весь день впереди.

Закрыв дверь за спешащей на работу хозяйкой квартиры и получив от неё копию комплекта ключей, Горазд принялся решать, чем бы пока заняться.

Он лёг полежал на диване, застеленном цветастым пледом. Вот как он иногда мечтал, живя в академии по расписанию, просто лечь и лежать сколько душе угодно. А сейчас полежал минут десять и вроде как уже и не хочется. Побродил по небольшой комнате однокомнатной квартиры. Нашёл ещё одну фотографию этого "Виталия" о котором упомянула Ирина. На ней оператор ИТБ стоял частично, облачившись в тяжёлую пехотную броню, но без шлема. Внизу фотографии было написано "жди меня, любимая". Сама фотокарточка выглядела помятой, словно её часто брали в руки и долго держали и немного скукожившейся, будто на неё пролили воду - не один или два раза, а раз десять, не меньше.

Начавший о чём-то догадываться Горазд поспешно убрал фотографию незнакомого пехотинца Виталия обратно в шкаф. Вряд ли за этой карточкой, хранимой одинокой женщиной в её пустой квартире, могла скрываться история с хорошим концом. Не так они выглядят истории имеющие счастливый конец. Совсем не так.

Рядом с диваном стояла тумбочка с выдвижными ящиками. Горазд решил, что если она стоит рядом с диваном, значит хозяйка специально выделила её под личные вещи комнатосьёмщику. Однако открыв верхний ящик, обнаружил там женские безделушки и целый ворох распечаток. Читать он их не собирался и скорее закрыл ящик обратно, но в глаза успела броситься фраза "требование в ближайшее время погасить задолжность, в противном случае...". Похоже Ирина и правда не часто впускала к себе пожить чужих людей, если даже не подумала убрать личные вещи куда-нибудь подальше.

Не рискуя больше ничего открывать и никуда заглядывать, Горазд сел на диван и достал из сумки подаренный подполковником Москаленко бумажный труд профессора Непийвода. Пролистав прочитанное вчера предисловие, он перешёл к главе, называвшейся "ключевые технологии, обеспечившие выживание человечества в условиях перманентного апокалипсиса войны вторжения".

Из труда "Первая межмировая. Война вторжения" профессора Алексея Геннадьевича Непийвода:

На самом деле технологий, претендующих на звание "ключевые" очень много. Это и гидропоника, позволяющая вытесненным к полярному кругу людям выращивать необходимое количество пищи и бионика, позволившая потерявшим части тела ветеранам снова вернуться в строй или приносить пользу как гражданские специалисты. Авионика, ракетостроение, баллистика, механика и медицина. Но разговор сейчас пойдёт только о трёх, даже не технологиях, а скорее об конкретных их продуктах, воплощённых в чертежах, схемах и вышедших в очень большую серию. О том, благодаря чему мы смогли выжить и вот уже в течении двенадцати лет противостоим вторжению Легиона.

В первую очередь необходимо упомянуть миниатюрные ядерные реакторы (МЯР). Подлинный триумф государственной корпорации "РосАтом" совершённый в 2078-ом году, позволил создать полностью безопасный миниатюрный ядерный реактор весом не более 5-и тонн (впоследствии вес "пустого" реактора уменьшен до 3,5 тонн). Вероятность развития неконтролируемой реакции и последующего взрыва полностью исключена даже при критическом повреждении корпуса.

Срок автономной работы при полной загрузке - от двух до пяти лет, для различных моделей. Стабильно выдерживают не меньше четырёх перезапусков, таким образом общий срок службы составляет от 8-и до 20-и лет. Из недостатков можно отметить только сложность самостоятельной загрузки топлива в полевых условиях и перезапуска реактора - эти работы настоятельно рекомендуется проводить с участием квалифицированных специалистов и в специально оборудованных ремонтных мастерских.

Относительно неприхотливы в отношении чистоты потребляемого топлива, относительно ремонтнопригодны, долговечны, полностью безопасны. Именно ЯР обогревают наши города за пределами полярного круга, бесчисленные теплицы и обеспечивают энергией заводы.

Благодаря миниатюрности и удобству эксплуатации стало возможным устанавливать МЯР на тяжёлую и среднюю технику, тем самым резко повышая её автономность и энерговооружённость. В свою очередь, возросшая энерговооружённость, привела к возникновению и использованию целых классов новых вооружений, таких как электромагнитные орудия. В конечном итоге, вместе с изобретением синтетических мышц, это привело к созданию универсальных шагающих платформ, так называемых "танков-пауков" или "паучьих танков". Ярким представителем которых является танк-паук "мизгирь" в арктической модификации, по праву ставший символом российских бронетанковых войск ещё до вторжения Легиона.

Также следует упомянуть, разработку технологии производства сверхмощных, многократно перезаряжаемых, аккамуляторов. Благодаря им стало возможным появление индивидуальной тяжёлой брони (ИТБ) - тяжёлого пехотного экзоскелета позволяющего оператору на равных сойтись в рукопашной даже с демоном-крушителем. К сожалению срок автономной работы ИТБ не превышает пары часов. ИТБ способны заряжаться от любого МЯР или гражданских энергосетей, но это сокрушает срок службы энергобатарей. Оптимальной является зарядка от специфического МЯР-Б-2, установленного на боевых машинах поддержки пехоты, доставляющих ИТБ и на поле боя и выполняющих по отношению к ним функцию "матки".

Во вторую очередь нужно остановиться на изобретении синтетических мышц. Их разработка велась с начала 21-го века, но только во второй половине удалось добиться серьёзного прогресса сразу нескольким исследовательским центрам, в том числе одной из дочерних фирм госкорпорации "РосНаноТех". Способные сокращаться и растягиваться под действием электрического тока. Имеющие "память формы" и способность к самовосстановлению и обновлению - синтетические мышцы открыли целый спектр технологий начиная от проектируемого, но так и не построенного орбитального лифта и кончая механическими телами. К глубокому сожалению вторжение Легиона разом перечеркнуло все подобные великолепные проекты.

Однако благодаря технологии выращивания синтетическим мышц стало возможным создание шагающих платформа, в том числе танков-пауков, за каких-то пару десятков лет почти полностью вытеснивших гусеничные танковые платформы в армии российской федерации. На технологии синтетическим мышц почти полностью построена индивидуальная тяжёлая броня (ИТБ) - тяжёлый экзосклет превращающий оператора в сказочного бронированного богатыря на срок пока не кончится заряд в энергобатареях.

И наконец последняя в списке, но может быть даже важнейшая из всех прочих - ИРИС (интегрированная распределенная информационная система). Хотя полноценный искусственный интеллект так и не был создан, учёным, до вторжения, удалось приблизиться к его разработке. ИРИС - результат объединения, сделанного уже после вторжения демонов, таких глобальных информационных систем, как: АСГУ (система автоматического государственного управления), СУБ (системы управления боем на уровне отдельных отделений, взводов, рот, батальонов и вплоть до полкового уровня), ИРа (искусственный разум - система анализа и классификации фактов применявшаяся учёными российской академии наук) и ряда других.

Сейчас ИРИС является единственным, наиболее полным, хранилищем знаний и технологий человеческой цивилизации. Только благодаря ей мы можем надеяться на скорейшее возрождение человеческой цивилизации во всей её силе и мощи, после победы над демоническим легионом и освобождению завоёванных земель.

Остановившись на абзаце про "ИРИС", Горазд вспомнил как сам работал с этой системой, вернее с её отдельными модулями. Компоненты ИРИС установлены в каждой машине, на каждом дроне, самоходной мине или даже внутри индивидуальной брони сверхтяжёлой технопехоты. Таким образом командование всегда получает максимально подробную и актуальную информацию с поля боя. Вдобавок ИРИС предоставляет не "сырые данные", а информационные выжимки, результаты собственного анализа и концентрированные сводки. Командиры не отвлекаются на сбор и анализ поступающих сведений и сосредотачиваются на выполнении боевой задачи. Рядовым бойцам ИРИС тоже служит подмогой. Она индивидуально распределяет цели для отдельных бойцов, уберегая отделение от ошибки сосредоточить весь огонь подразделения на ближайшем противнике и пропустить чуть более дальних.

Система управления боем, даже работая в локальном режиме, без связи со своей глобальной частью, подсвечивает уязвимые места, визуально выделяет силуэты скрытно подбирающихся противников и многое другое.

Раньше Горазд как-то просто пользовался её возможностями и не задумывался сколь много она делает и как помогает. Сейчас задумался, понимая, что без ИРИС воевать было бы гораздо сложнее. Пожалуй, и правда её можно назвать ключевой технологией или техноартефактом, по определению автора труда. Только вот кто такой этот Непийвода и где он раньше мог слышать его забавную фамилию? Ведь определённо где-то слышал...

Раздумывая над тем, где ему могла раньше встречаться фамилия профессора из Якутска, Горазд добрался до полигона и нашёл одного из сопровождающих партию новых танков инженера с завода. Молодой парень, лет на пять старше Горазда, попробовал надавить на то, что Горазд поздно пришёл за своей машиной, почти все остальные уже разобрали. Но Горазд пропустил слова инженера мимо ушей. Он был слишком взволнован скорой встречей с могучей боевой машиной. Его собственной боевой машиной.

В большом закрытом, но не обогреваемом ангаре сиротливо ютились семь последних оставшихся танков.

-Выбирай, что осталось, -широким жестом предложил представитель завода изготовителя. -Все как с иголочки. Все успешно прошли заводскую приёмку. Наипоследняя модификация. Салехардское конструкторское бюро закончило доработку базовой платформы только прошлым летом. В серию пошли десять месяцев назад. Это всего лишь вторая большая партия.

Горазд завороженно прошёл мимо замерших в удобной для транспортировки сторонним транспортом паучьих танков. Матово чёрное, пока отключена маскирующая система-хамелеон, покрытие. Кабина напоминает формой лежащее на боку яйцо, внутри удобно размещаются два пилота и ещё один член экипажа при необходимости использования нестандартного вооружения. Но обычный экипаж - два пилота. Младший - Горазд, а старший... Кто будет старшим пилотом и командиром боевой машины он узнает только когда прибудет в Ноябрьск.

Шагающий танк проекта "мизгирь" может передвигаться в различных режимах. В скрытном, когда танк буквально ползёт, его высота равна высоте яйцевидной непрозрачной кабины. Никаких стёкол или слабых элементов, везде сплошная броня. На броне и в её глубине расположены многочисленные камеры, сенсоры и датчики информация с которых собирается локальным модулем ИРИС встроенным в боевую машину. Пилоты внутри получают уже предварительно обработанную картинку происходящего снаружи.

Сверху, на кабину, ложится выдвинутое в боевом режиме орудие главного калибра - электромагнитная дальнобойная пушка способная стрелять самыми разными видами боеприпасов. Хоть бери любую металлическую чушку входящую в канал ствола и ею стреляй. Очень полезно на дальних рейдах, когда подходит к концу предварительно взятый запас снарядов.

Дополнительно установлена пара тяжёлых пулемётов. Тоже электромагнитных и потом нетребовательных к быстро расходуемым боеприпасам. А энергию на всё это мизгирь получает от встроенного в корпус МЯР. Максимально возможная автономность и самодостаточность.

Восемь сложенных вокруг корпуса манипуляторов, как будто лапы у паука. Отсюда и название шагающих платформ проекта: крестовик, сольпуга, мизгирь и прочие.

Каждый манипулятор имеет шесть степеней свободы и может быть использован как опорная конечность или как рабочая. Потеря манипулятора не критична для шагающего танка. Наоборот, манипуляторы являются частью активной брони и могут использоваться, например, чтобы отбить направленный в машину гранатометный выстрел. Мизгирь может эффективно сражаться, имея лишь пять из восьми манипуляторов и передвигаться, сохранив всего три рабочих конечности.

На конце каждого манипулятора полуметровое выдвигающееся лезвие из мономолекулярной стали режущей обычный металл как бумагу. Изначально лезвия из мономолекулярной стали предполагалось использовать для инженерных работ и его имели только две конечности из восьми. Война с демонами, делающими ставку на свою неубиваемость и чудовищную силу в рукопашной, быстро внесла коррективы в конструкцию.

Дополнительно мизгирь способен нести самое разнообразное вооружение в зависимости от выполняемой задачи. Доставленные с завода модели шли все в базовой комплектаци.

Представитель завода нетерпеливо топнул ногой: -Ну, сколько можно выбирать. Все машины одинаковы.

-Какие красивые, - сказал Горазд приложив ладонь к кабине ближайшего и ощущая покалывание от пропитавшего металл холода. Пусть на улице всего минус пять, что аномально тепло для середины сентября, но во время прикосновения кожи к броне холод чувствовался. Необъяснимым образом это ощущение успокоило младшего лейтенанта и настроило на деловой лад.

Горазд выбрал себе боевую машину.

Инженер предложил: -Ну что, подписываем акт приёма-передачи? Можешь не проверять, там всё точно. На заводе ответственная комиссия проводила полную проверку. Их росписи есть в документах.

-Нет, я проверю, - возразил Горазд. Ответственная комиссия от завода - это хорошо, но идти в бой на этой машине ему, Горазду, а не кому-то из членов той самой комиссии.

Представитель завода пожал плечами показывая, что это его право: проверить машинку перед подписанием акта приёма-передачи.

Горазд достал из внутреннего кармана электронное офицерское удостоверение и приложил к считывателю. Минуты две ничего не происходило. Это нормально так как удостоверение и новый танк прибывший прямиком с завода обменивались подтверждающими кодами. Боевая машина наверняка отправила уточняющий запрос через глобальную сеть в архив военного ведомства. А получив ответ о том, что младший лейтенант Романенко действительно существует и находится как раз на малом танковом полигоне, а не где-то ещё - только тогда мизгирь разблокировал входной люк.

После того как шагающий танк зарегистрируется за Гораздом, процедура идентификации упроститься и будет занимать доли секунды. А пока изволь подождать. Меньше всего и командованию, и конструкторам хотелось бы чтобы какой-нибудь ушлый инферал под чужой личиной угнал бы одну из современных боевых машин.

Внутри кабины управления всё привычно и знакомо по учебным моделям, на которых он тренировался в лимбяяхской академии.

-Ну, здравствуй, -с душой поздоровался с танком Горазд.

И боевая машина ответила: -Добро пожаловать пилот! Младший лейтенант Романенко - личность подтверждена, права подтверждены, правомерность управления проверена. Вывожу реактор из спящего режима, время одна минута, сорок две секунды. Управление машиной разблокировано. Управление бортовым вооружением разблокировано. Мизгирь под вашим полным контролем, младший лейтенант через одну минуту и двадцать восемь секунд.

Первым включился круговой обзор. Гибкие экраны, занимающие почти всю внутреннюю поверхность кабины, показывали происходящее вокруг ещё остающегося неподвижным мизгиря. Горазд увидел, как оставшийся снаружи представитель завода в нетерпении пинает носком ботинка бетонный пол. Поигравшись с управлением, младший лейтенант приблизил изображение лица приёмщика так, что оно стало занимать всю переднюю полусферу и стали видны мельчайшие дефекты кожи и то, что у заводского оказывается секутся кончики волос. Не задерживаясь, чтобы рассмотреть это малоинтересное зрелище, Горазд отдалил перспективу и проверил увеличивающий зум в подробностях разглядев крышу одного из городских зданий. Мановением руки он вывел на экран карту Нового Уренгоя, наложил поверх неё пометки и условные обозначения. Потом просчитал маршруты движения к центральной площади, к вокзалу и к комендатуре и ещё одним движением убрал с экрана результаты расчётов.

Электронная часть работала без нареканий. Осталось проверить механику.

Вошедший в рабочий режим реактор позволил танку выпрямится, вознеся кабину с пилотом на трёхметровую высоту. Горазд пошевелил парой рабочих конечностей. Покрутил их, выполняя элементы малого тестового комплекса. Выдвинул и вернул обратно лезвия из мономолекулярной стали сделанные по технологии так называемых "длинных молекул". Активировал электромагнитное орудие и подождал, пока то займёт рабочее положение, потом вернул его обратно.

Представитель завода тем временем скучающе смотрел на словно по волшебству вдруг ожившее гигантское металлическое насекомое. Он зевнул, прикрывая рот рукой с электронным планшетом где Горазд должен будет отметиться в приёме полностью исправной боевой машины.

Устав ждать, инженер недовольно спросил: -Ну долго там ещё?

-Уже заканчиваю, -ответил Горазд. Он не проверил уровень громкости внешних динамиков. Инженер нарочито коснулся указательным пальцем уха, показывая, что автоматическую регулировку громкости нужно подкорректировать.

Заставляя танк согнуть конечности и опустить кабину к земле, Горазд одобрительно похлопал по панели. Насколько он знал, часть танкостроительного завода эвакуировали в Салехард из Красноярска. Сам Горазд родился в Новосибирске. Это почти рядом, где-то день пути. Значит они с танком были почти земляками. Приятно, чёрт побери, встретить земляка меньше чем в полутора сотнях километров от границы полярного круга.

Сняв тактильные перчатки с помощью которых управлял частью функций машины, Горазд вылез из кабины наружу.

Подтверждая факт приёма боевой техники, младший лейтенант приложил удостоверение к планшету инженеру. Однако планшет раздражённо звякнул, требуя дополнительную идентификацию по радужке глаза. Пришлось наклониться и подождать несколько секунд.

После чего инженер коснулся планшетом внешнего считывателя, выдвинувшегося из-под отъехавшей в сторону броневой пластины. Теперь Горазд официально становился пилотом боевой машины и нёс за неё полную ответственность.

-Теперь малыш полностью твой, забирай, -улыбнулся представитель завода.

Горазд только и смог сказать от переполнявших его чувств: -Отличная машина!

-Да, я знаю, -кивнул инженер.

Вернувшись в кабину и улёгшись в ложемент второго пилота, Горазд не смог перебороть себя и повёл собственный мизгирь на малый танковый полигон, расположенный сразу за рядом длинных ангаров. Там он вроде бы немного погонял машину, заставляя передвигаться то ползком, то бегом. Он перепрыгивал через препятствия, совершая мощный синхронный толчок сразу восемью конечностями. Он забирался на имитацию крутого склона, цепляясь парой верхних манипуляторов и подтягивая тяжёлую машину вверх, при этом страхуя остальными манипуляторами от падения.

Наконец Горазд угомонился и повёл танк к ангарам временного хранения, где пилоты могли на какое-то время оставить или подремонтировать свои машины.

Пусть прошло не полчаса времени, как ему казалось, а добрых два с половиной. Пусть он изрядно устал, хотя всё это время лежал в ложементе, а бегали и прыгали вместо него синтетические мышцы сокращающиеся и растягивающиеся под действием электрических зарядов. Пусть Горазд успел проголодаться, а утренняя яичница и бутерброды уже превратились в воспоминание. Он был радостен и воодушевлён. Наверное, это и есть ощущение счастья. В этот самый момент младший лейтенант Романенко был, без сомнения, полностью и максимально счастлив.

Шагающий танк проекта мизгирь, особенно оснащённый грамотно подобранным дополнительным вооружениям, является реальной силой с которой приходилось считаться не только инфералам и ордам низших демонов, но даже самим высшим. И вся эта сила отныне была в его, Горазда, руках.

Он наконец-то получил давно ожидаемый шанс отомстить.

Отомстить вторгнувшимся на землю через врата тварям за погибших родителей. За разрушенное и сожжённое прошлое: все города, жизни всех людей. За украденное лично у него, Горазда, приятное и ненапряжённое будущее, которое могло бы быть у родившегося в богатой и известной семье юного мажора, если бы старый мир только продолжил бы существовать.

Да, теперь он готов уничтожать тварей и демонов.

Первая главная мечта Горазда успешно осуществилась. Он закончил академию, получил собственную (опят же не считая первого пилота) боевую машину и скоро отправится на фронт бить демонов. Теперь, пока ещё оставалось полтора дня до отхода эшелона в ноябрьский урепрайон, Горазд имел возможность попробовать осуществить свою вторую главную мечту. Не такую возвышенно-патетическую. Не такую патриотичную и гораздо более тайную, тщательно лелеемую и скрываемую от всех прочих. Горазд твёрдо собирался до ухода на фронт по-настоящему переспать с какой-нибудь девчонкой.

Не к месту вспомнилась надпись на фотокарточке виденная в квартире Ирины "жди меня, любимая". Какая глупость! Обещать кому-то вернуться, когда можешь не вернутся. Заставлять напрасно ждать и плакать над твоей фотографией. Разве этого бы хотел тот самый Виталий для своей девушки?

Горазд твёрдо решил, что точно не станет никому обещать вернуться и никого не заставит себя ждать.

В животе урчало всё сильнее и младший лейтенант Романенко закономерно направился в первый встреченный им по дороге ресторан. Выданные в бухгалтерии академии подъёмные почти нетронутые лежали на его электронном удостоверении выполняющим, кроме прочего, и функции платёжной карточки. Поэтому вперёд и только вперёд.

Без колебаний и рефлексии.

Напор и натиск, как учил подполковник Москаленко.

Правда он говорил об этом в контексте тактики танкового боя. Но должно быть аналогичная стратегия применима и при попытке найти девушку.

Горазд никогда не бывал в ресторанах, но здесь всё выглядело примерно так, как он и ожидал. Тяжёлые шторы на окнах. Таинственно мерцающие искусственные электрические свечи над каждым столиком. Скатерти цвета молодого снега и выглядывающие из-под них массивные ножки тяжёлых столов. Полупустой зал, примерно четыре-пятых мест свободно. Благородный сумрак и едва слышный гул кондиционеров.

На входе Горазда остановили, но стоило продемонстрировать удостоверение, как его тут же пропустили внутрь.

Благообразного вида пожилой мужчина с двумя орденами, прикреплёнными поверх серого пиджака, негромко уточнил у Горазда собирается ли он обедать один или, может быть, с дамой?

Приглядевшись к неброским орденам и уважительно склонив голову, Горазд ответил в том плане, что он сейчас сам по себе, но хотелось бы познакомиться с дамой, если только это возможно.

-Ничего невозможного, товарищ молодой пилот, - скупо усмехнулся исполняющий функции метрдотеля старик. -Прошу пока пройти к столу.

Усадив Горазда за стол в глубине зала, метрдотель оставил меню и степенно удалился. Двигался он нарочито неторопливо, как человек знающий цену своего времени... или как человек попавший под прямой ментальный удар высшего демона, когда нейроны в продолговатом отделе мозга буквально выгорают и так не восстанавливаются до конца, несмотря на все восстанавливающие процедуры.

Оставшись в одиночестве, Горазд потрогал скатерть. Та оказалась приятной на ощупь и чуть заметно хрустела под пальцами. Открыв меню, он совершенно растерялся в выборе предоставляемых блюд. Хотелось конечно чего-то мясного и горячего. Подполковник Москаленко из академии как-то сказал: если хотите жить вечно ребята, то каждый раз кутите как в самый последний раз. Однако незнакомые названия настораживали, намекая не спешить с выбором и сначала спросить совета знающего человека.

-Товарищ пилот, разрешите составить вам компанию?

Горазд поднял глаза и понял, что прямо вот сей момент и сей час влюбился на всю жизнь. Она была прекрасна. Светлые волосы искрились и сияли в свете электрических свечей. Очаровательно вздёрнутый носик. Ямочки на щеках и лукавые глаза, глядящие на младшего лейтенанта с каким-то внутренним вызовом и подковыркой.

-Пожалуй садись, -попросил Горазд.

-Меня зовут Марина, -протянула она руку знакомясь. От прикосновения к нежной, несмотря на натруженные мозоли, руке у Горазда поплыло перед глазами.

-А меня Горазд.

-Необычное имя, -заметила новая знакомая.

Младший лейтенант только и смог промычать что-то маловразумительное.

Поняв, что собеседника сейчас можно мало чего добиться и необходимо брать ситуацию в свои руки, Марина перешла на деловой тон. -Горазд значит? Откуда ты такой взялся, Горазд? Как будто первый раз знакомишься с девушкой, а последние недели и вовсе просидел запертый в подполе? Ну ладно, запомни главные правила нашего общения. Первое - я не шлюха, понятно? Я честно вкалываю по двенадцать часов в день шесть дней в неделю. А чем я там занимаюсь в свой единственный выходной никого не волнует. Имею право встречаться с кем захочу и где захочу или не встречаться. Могу брать деньги, а могу вернуть обратно, развернуться и уйти. Это ясно?

Горазд послушно кивал, наслаждаясь звуками её голоса.

Посмотрев на него Марина вздохнула и проложила: -Правило второе: не влюбляться. Посидели и разошлись. Никаких потом приставаний. Никаких дай номер телефона или, не дай бог, серенад под окном общежития, попыток объясниться, звать замуж и всего такого прочего. Если у нашего знакомства будет продолжение в виде ребёночка, то я сама тебе отпишу, тогда и разберёмся что к чему. А ещё раньше меня командование персонально сообщит, если вдруг станешь папой.

Горазд с честными глазами пообещал не приставать и не влюбляться.

-И наконец третье правило, -Марина подняла палец. -Жизнь коротка, трудна и опасна. А в сегодняшние времена она короче, труднее и опаснее чем когда-либо раньше. Поэтому давай веселиться и ни о чём не думать!

Этот призыв Горазд с воодушевлением поддержал. Они вместе попробовали курицу по-пекински и свинину по-китайски, дорогие блюда из натурального мяса. Запили всё каким-то сидором, пенящимся и с приятной горчинкой. Взяли с собой "на вынос" две бутылки вина, после чего Горазд собрался вести девушку на автобусную остановку, а Марина сказала ему: -Ты что, дурак? Вызови такси!

Она кстати оказалась той самой девчонкой из трудовых отрядов, о которой мечтают подавляющее большинство учеников академии в Лимбяяхе. К своим восемнадцати годам Марина окончательно заколебалась тяжело трудиться по двенадцать часов в день на неквалифицированных работах, куда только бросали её трудовой отряд. Она пробовала записаться в вечернюю школу, но после рабочего дня голова полностью отказывалась думать и её скоро отчислили. Тогда Марина решила воспользоваться доступным только девушкам путём вырваться из изматывающей круговерти вечных трудовых шестидневок.

И вот она с ним.

Богиня!

И так сладко целует. И её дыхание пахнет кисло-сладким соусом, в котором подавали свинину по-китайски.

Открыв копией ключа дверь в квартиру Ирины, Горазд провёл девушку внутрь. Застеленный цветастым пледом диван призывно скрипнул, когда на него упали два тела. Одновременно с этим заскрипел замок входной двери. Возвращалась с работы хозяйка квартиры, которую Горазд собирался, но совсем забыл предупредить.

Марина едва успела застегнуть расстёгнутую кофточку, а Горазд натянуть почти снятые было штаны.

Ирина вошла в комнату, не обратив внимание на лишнюю пару обуви у входа. Ещё в коридоре она радостно начала фразу: -Купила настоящего фарша, сейчас котлет наделю. Товарищ пилот, вы любите котлеты?

Закончила она уже перед диваном, разглядывая пытающуюся привести в порядок причёску Марину и наливающегося цветом спелой клубники Горазда.

-Простите, -сказала Ирина. -Я не подумала! Но и вы могли бы хотя бы позвонить и предупредить!

Хозяйка развернулась, собираясь уйти.

Бросив недовольный взгляд на пылающие щёки незадачливого ухажёра, Марина торопливо вскочила с дивана и остановила Ирину уже в коридоре: -Куда вы пойдёте, вечер на дворе. Опят же ночью обещают резкое похолодание. Тепловая аномалия закончилась, приближающаяся зима забирает своё.

-Что же мне, оставаться тут? -спросила женщина.

-А почему нет?! -воскликнула Марина, забирая у неё из рук пакет с замороженным фаршем. -И правда настоящий фарш. Научите меня готовить котлеты?

Увлекаемая на кухню Ирина только и успела, что неопределённо мотнуть головой.

Оставшийся в одиночестве Горазд не знал, как себя вести в такой ситуации. Этому его в академии не учили и хвастливые рассказы об интимных похождениях старших курсов, которые следовало делить в два раза, а то и в четыре, тоже не помогали.

Пару минут спустя в комнату заглянула Марина и грозно вращая глазами прошипела: -Ты что, не мог позвонить ей? Или мне бы сказал - я что-нибудь бы придумала!

-Забыл, -честно признался Горазд.

-Бегом на кухню!

-Зачем?

-Затем, что у меня сегодня единственный выходной между двумя рабочими шестидневками по двенадцать часов в день и я не позволю его испортить! Быстро на кухню, и я просто не знаю что сейчас с тобой сделаю.

Горазд послушно пошёл на кухню, где хозяйка попыталась начать то ли обвинять его, то ли извиняться самой: -Я конечно понимаю, что вам скоро в смертельный бой... У всех есть потребности... В этом нет ничего предосудительного и я должна была сама догадаться...

-Тётя Ира, давайте не будем об этом, -мягко прервала её Марина.

Каким-то непостижимым образом Марине удалось создать и поддерживать непринуждённую атмосферу. Первая из взятых с собой бутылок вина оказалась открыта, и раскрасневшаяся хозяйка объясняла, что хлеба в фарш нужно добавлять побольше, тогда котлеты и хрустеть будут и по количеству их больше получится. Марина со всем вниманием слушала и время от времени говорила: -Надо же тётя Ира, я бы никогда не подумала!

На сковородке скворчала первая порция свежеизготовленных котлет, обсыпанных снаружи мелко перетёртыми сухарями. Запах от плиты исходил изумительнейший.

Горазд увлечённо лепил следующую партию мясных шариков. Марина сначала окунала их в разбитое яйцо, потом обваливала в перемешанных со специями сухарях. Хозяйка квартиры руководила процессом.

Время от времени Горазд и Марина соприкасались то рукой, то плечом. Горазд снова почувствовал, что ему становится жарко. В крови лопалось пузырьками и било в голову выпитое вино.

Хозяйка квартиры сначала с умудрённой улыбкой наблюдала за их якобы случайными прикосновениями. Потом вдруг взяла и разрыдалась, сумбурно жалуясь на демонов, на войну и на мужа, погибшего на этой проклятой войне три года назад. Марина обнимала "тётю Иру", гладила её по голове. А женщина всё жаловалась на одиночество, на нехватку денег и на такую тоску, что прямо хоть удавись. Как будто прорвало плотину, долго возводимую из всякого хлама и поток слёз сейчас уносил оставшиеся от неё обломки.

-Одиночество только у тебя в голове, -говорила Марина. -Только в твоей голове, понимаешь? И тоска только там и нигде больше.

Она начала целовать Ирину сначала в заплаканные щёки, потом в губы, а минуту спустя, получивший чувствительный толчок под рёбра, Горазд уже сам целовался одновременно с Мариной и Ириной. Губы у квартирной хозяйки были мягкие и горячие, а блестящее от слёз лицо всё равно казалось красивым и совсем оказывается не старым.

Как-то незаметно они переместились с кухни в комнату, на диван. И этот диван оказался маловат для троих, но пришлось остаться на нём потому как кровать была ещё уже.

Потом они допили вино и открыли вторую бутылку, а Ирина выставила ещё какую-то бурду, которую она держала на совсем чёрный день.

Теперь начала плакать и заниматься самобичеванием Марина.

-Я шлюха! - ругала она себя. -Вот ты Ирина умная и на работаешь на заводе мастером. Он (кивок на горазда) вообще пилот. Может быть уже завтра поедет бить тварей. А кто я такая? Да никто! Какая от меня польза?! Что жила, что не жила - всё одно!

Горазд и Ирина утешали её как могли и вскоре эти утешения закончились повторным визитом на слишком маленький, для троих, диван.

Дальше, когда сил продолжать уже ни у кого не осталось, Марина нашла книгу профессора, подаренную Горазду подполковником Москаленко.

-Почитай! -попросила девушка.

-Что там, -отнекивался Горазд.

-Да почитай, интересно! Вот, про демонов почитай.

И он уступил. Лёжа обнажённым, между двумя пылающими отголосками недавней страсти женскими телами, в середине третьего часа ночи, Горазд принялся зачитывать отрывок из труда профессора Алексея Геннадьевича Непийвода о классификации демонических отродьев, вторгнувшегося на Землю легиона.

Из труда профессора:

... способности к усилению себя, трансформации и перехода на следующую ступень у демонов не одинаковы. Всего демоны делятся на "высших", "низших", полуразумных тварей и специально выведенных для войны существ "титанов". Высшие - могущественные иерархи Легиона: принцы и лорды - чтобы возвыситься до своего текущего положения пожравшие даже не сотни тысяч, а миллионы жизней разумных существ каждый. Низшие - обыкновенное боевое "мясо" армии вторжения, крайне многочисленное, но не такое опасное для хорошо вооружённого солдата высокотехнологичной цивилизации наподобие земной. По крайней мере один на один. К сожалению "низшие" демоны всегда нападают огромной толпой в сопровождении множества адских тварей.

Титаны - те же демоны, но с рождения усиленные специальными ритуалами наделившими их огромным ростом и силой, но заметно снизившими возможность их развития.

Особняком стоят инфералы. Изначально их силы ненамного превышают возможности обычного человека, но по мере того как заключивший контракт с бездной впитывает энергии боли, страданий и смерти, он развивается и усиливается.

Разделение на наземные и воздушные силы или же флот в армии демонов достаточно условно. Как правило высший демон может вести бой как на земле, так и в воздухе или же в толще вод.

...способны черпать силы в энергиях страданий, боли и смерти. Все демоны имеют возможность как количественно, так и качественно усиливать свои способности развиваясь и преодолевая ступень за ступенью поглощая энергию смерти живых и разумных существ. Отсюда возводимые ими на захваченных территориях гигантские некрополи, храмы страданий и алтари боли, где они похоже каким-то образом запасают и консервируют извлечённую из умирающих людей энергию в неких кристаллах. Эти кристаллы, иначе называемые "камнями душ" предположительно являются основным платёжным средством в покорённых Легионом мирах великой сферы.

...низшие демоны:

...Ракшасы - антропоморфное тело и голова зверя. Ловкие, но не слишком сильные и живучие демоны. Хотя средний ракшас в полтора - два раза сильнее среднего человека, они всё же предпочитают сражаться на расстоянии метая в противника огненные шары или обдавая потоком пламени словно из высокотемпературного огнемёта. Запутывают разум иллюзиями и так далее. Считаются бойцами поддержки. Стандартная линия развития - усиление температуры, дальности и скорости полёта огненных шаров. Вплетение в пламя потоков тьмы и смерти, отчего оно приобретает способность поджигать металл и разъедать плоть даже в случае если броня выдерживает прямой удар.

...Четырёхрукие - мощные великаны от двух с половиной, до четырёх метров ростом. Могут спокойно поднять и метнуть в противника, например, автомобиль или голыми руками пробить стену. Выступают бойцами первой линии. Крайне сильны. Крайне живучи. Обычно вооружены примитивным оружием в виде гигантских, плохо заточенных мечей из плохого железа или утыканных шипами булав весом в сотню килограмм. Стандартная линия развития - усиление собственного тела, в первую очередь силы, выносливости и естественной брони.

...Кровожады - скорее техническая обслуга, если можно так назвать, чем бойцы. Строят примитивные жилища для четырёхруких и ракшасов. Возводят храмы бездны и алтари боли для высасывания силы и жизни из пленников и рабов. Чистят и вычёсывают титанов, кормят драконов и так далее. Не способны метать десятки огненных шаров в минуту, как ракшасы. Максимум могут выдать один или два, после чего валятся без сил. Испытывают проблемы потребляя твёрдую пищу. Лучшая еда для них - кровь живых существ, откуда и название. Способны вытягивать силы и насылать слабость. Для бойца в ИТБ или экипажа танка-паука представляют малую опасность при любом разумном количестве. Стандартная линия развития - усиление способностей к поглощению и высасыванию чужих жизней, развитие способностей чувствовать живых на значительном расстоянии, выращивание ядовитых когтей и прочее.

...адские гончие, нетопыри, змеи-душители, адские карлики и так далее - многочисленные и разнообразные псевдоразумные полузвери составляющие нижнюю основу любого отряда демонической армии. Имеют самые разнообразные способности, как правило связанные с огнём, кислотой или ядом. Способны к частичной трансформации тела. Стандартная линия развития - усиление существующих способностей и развитее интеллекта. Порой матёрая гончая превратившаяся за десятилетия непрекращающихся войн из полуразумного хищника в разумную и хищную тварь может быть опаснее вооружённого четырьмя булавами в пятьдесят килограммов весом каждая четырёхрукого.

...высшие демоны:

...дьяволы - входят в свиту лорда. Основная ударная демонических армий. Краснокожие великаны ростом от пяти метров, но при этом способные временно принять почти человеческий облик. Предпочитают сражаться огромными огненными мечами, рассекающими композитную броню как тонкую фанеру. В совершенстве владеют дальнобойной и прочей магией. Могут испускать из рук лазерные лучи большой мощности называя это "заклятием обжигающего света". Способны телепортироваться на сверхкороткие расстояния в пару десятков метров. Могут воззвать к своему лорду для передачи срочной вести или вызове подмоги. Способны к медлительному полёту, не быстрее полусотни километров в час, что делает их в воздухе лёгкими целями для средств противовоздушной обороны. На земле крайне сильны. Крайне живучи - способны продолжить сражаться с оторванной конечностью или выжить и зарастить дыру в животе размером с канализационный люк. Крайне опасны. При нападении дьявола на одиночный танк-паук или одиночное отделение тяжёлой пехоты рекомендуется немедленное отступление и вызов подмоги. Стандартная линия развития - сбор силы и трансформация в лорда.

...лорды - развывшиеся и перешагнувшие ещё одну веху дьяволы. Владеют гораздо более разнообразной магией. Генералы и полководцы демонических армий. Способны к дальней телепортации. Могут открывать врата и проводить через них некоторое, небольшое, количество воинов. Могут напрямую черпать энергию из алтарей смерти и храмов боли, преобразуя её в опустошительные заклинания. Аналог оружия массового поражения тактического уровня. Смертельно опасны. Являются приоритетной целью для уничтожения. Способны создавать защитный купол прикрывающий подвластные им войска от ударов дальнобойной или ракетной артиллерии. Стандартная линия развития - сбор силы и трансформация в принца.

...принцы - предположительно высшие иерархи демонического легиона. Наместники покорённых миров. Повелители орд вторжения и так далее. Способны изменять реальность одним своим присутствием. Если принц демонов захочет, то в некоторой локальной области порох не будет воспламеняться, а конденсаторы электромагнитных орудий потеряют способность заряжаться. Принц демонов может убить обычного человека одним своим взглядом. Класс опасностей - вне категорий. Стандартная линия развития - неизвестна.

...прочие демоны и твари:

...титаны-гиганты - мощные сухопутные твари ростом от десяти до сорока метров. Выглядят как огромные гуманоиды с мощными руками и ногами, но непомерно крохотной головой (могут быть добавлены несколько пар дополнительных рук или щупалец, или змеиный хвост вместо ног). Неимоверно сильны. Неимоверно живучи. Глупы и требуют, чтобы их направляли и периодически обслуживали кровожады. Крайне опасны для наземных сил, но представляют лакомые цели для ударов с воздуха или дальнобойной артиллерии.

...титаны-левиафаны - специализированные чудовища для надводных и подводных сражений. Способны топить корабли обрушиваясь на них всей своей массой. Могут использовать заклинание "луч света" представляющее собой мощный лазер. Отдельные экземпляры умеют наносить мощный акустический удар или плеваться кислотой, вмиг разъедающей сверхпрочный корпус. Способны перевозить под водой в своём желудке тысячи низших демонов и псевдоразумных тварей десантируя их на удерживаемые противником территории. Крайне опасны для всех видов надводных и подводных кораблей.

...драконы (обычные и древние) - занимают нишу воздушных сил в демонической армии. Драконы сильно различаются размерами и мощью в зависимости от возраста. Древний дракон проживший полторы - две тысячи лет может без особой опаски вступить в бой сразу с двумя парами сверхсовременных истребителей. Молодой дракон, едва разменявший пару сотен лет, в страхе бежит от одного единственного СУ-57. Владеют разнообразной магией. Могут перевозить на спине, в специальных сёдлах от нескольких десятков до пары сотен низших демонов и тварей высаживая их в тылу. К счастью древних драконов, имеющих возраст от тысячи лет и больше у вторгнувшегося на землю доминиона не так и много. Если новый истребитель СУ-57 можно построить за полгода, то чтобы вырастить нового тысячелетнего дракона нужно ждать всю тысячу лет и ни единым днём меньше.

...инфералы - не такие сильные и не такие опасные (сразу после инициации)) как низшие демоны. Эти слуги демонов и предатели рода человеческого заключившие контракт с бездной в обмен силу, здоровье, магию. Представляют наибольшую опасность будучи малоотличимы от обычных людей и атакуя изнутри, организуя теракты, массовые убийства гражданских, устранение лидеров человеческого сопротивления и так далее. Прокачанного инферала можно условно сравнивать по силе с тяжёлым пулемётом, самоходной артиллерийской установкой, артиллерийской батареей и так далее, в зависимости от степени индивидуальной "прокачки". Инферал сохраняет всю память и все навыки, приобретённые им в "прошлой" жизни, чем особенно опасен. Людям крайне повезло, что среди предателей-инфералов не так много настоящих учёных, инженеров, конструкторов или профессиональных солдат.

Утро выдалось тяжёлым. Скорее очень тяжёлым. Горазд с огромным трудом сумел открыть глаза и разглядеть Марину что-то ему протягивающую.

-Глотай, полегчает.

-Что это? -попытался отстраниться Горазд, тут же тихо застонавший от резкого движения

-Армейский универсальный антиод. Спаси господь стального генерала, разрешившего его к свободной продаже гражданским.

Он проглотил вязкие и горькие шарики. Примерно через десять минут рискнул встать с дивана и хотя его ещё шатало, но мир вокруг больше не собирался разваливаться на осколки.

-Отвязано вчера посидели, -щебетала Марина явно собираясь. Со стороны ванной слышался звук текущей воды, видимо Ирина тоже встала.

-Ты был просто великолепен и не подумай будто я каждому говорю что-то подобное. Но выходной закончился. Девушке пора на работу. Убираться в свинарниках, сортировать субстрат на фабрике органических удобрений и заниматься прочими малоаппетитными делами. Ничего не поделаешь - проза жизни. Если от наших вчерашних шалостей появится сыночек или дочка, то обязательно напишу тебе, о мой герой. День вчера был подходящий, поэтому будем надеяться, что мне не вечно месить грязь в трудотряде.

Наклонившись, Марина поцеловала Горазда в губы. Язык у Горазда спросонья едва шевелился, как толстый шмель.

-Только имей в виду, что вчерашнее идёт по двойному тарифу так как фронт работ непреднамеренно увеличился вдвое, -девушка кивнула в сторону ванной комнаты откуда доносился мерный звук текущей воды.

Горазд не стал спорить и просто перевёл весь остаток полученных подъёмных, за вычетом совсем небольшой суммы остающейся ему на проезд в городском транспорте. К деньгам младший лейтенант оставался полностью равнодушен. По прибытию в часть его поставят на полное довольствие. А деньги - зачем они ему на войне с демонами?

Достав телефон и взглянув на полученную сумму, Марина тихо охнула и покачала головой: -Ты реально не от мира сего. Честно-честно надеюсь, что именно ты будешь отцом моего будущего ребёнка.

Чуть помявшись, она махнула рукой и сказала: -Не могу взять так много. Веришь, совесть не позволяет? Лучше вот Ире переведи. Она хоть взрослая тётка и умная, если работает мастером-наладчиком, но дура - дурой.

Электронное удостоверение Горазда тихо звякнуло, показывая, что часть ранее переведённых средств вернулась обратно.

-Прости-прощай мой герой. Бей врага крепко и постарайся сам не погибнуть!

Уже в дверях, Марина обернулась и лукаво добавила: -Передай "тёте" Ире, что котлетки у неё получились пальчики оближешь. Большое спасибо за рецепт!

Входная дверь закрылась, а дверь в ванную комнату, наоборот, отворилась. Квартирная хозяйка робко, как будто не в своей квартире, вошла в комнату. Сама она была закутана в большое полотенце и меньшее по размеру закрывала её волосы.

-Эта девушка... Марина... уже ушла?

-Ушла, -подтвердил Горазд.

Оба испытывали странную смесь из смущения, раскаяния, неловкости и некоторого количества душевной теплоты к человеку, который прошлой ночью несколько раз становился с тобой единым целым.

Впрочем, неловкость рассеялась уже во время раннего завтрака. Совместно приготовленные вчера котлеты и в холодном виде оказались очень даже ничего. Горазд перевёл остатки средств Ире. Женщина сначала возмутилась, но Горазд твёрдо сказал: -Пожалуйста возьми.

-Спасибо, -Ира опустила глаза.

-Он бы одобрил, -добавил Горазд допивая чай и оставляя пустую кружку на столе. -Я уверен, что больше всего на свете он бы хотел, чтобы ты была счастлива.

Тихий шёпот не столько слышимый, сколько угадываемый по робким движениям губ: -Спасибо...

Без спешки, но и без лишней медлительности, Горазд собрал вещи. Купив на последние оставшиеся деньги биллет, доехал на автобусе до ангаров временного хранения военной техники, где пересел на своего собственного мизгиря. Уже на танке-пауке, своим ходом, дошёл до погрузочного терминала главного вокзала города Нового Уренгоя.

В дорогу ему хозяйка квартиры, где он снимал комнату, положила штук десять завёрнутых в полотенце холодных котлет.

Глава третья. Поезд на фронт.

За ночь серьёзно похолодало. На улице минус пятнадцать, не меньше. Стоит только выглянуть из уютной кабины мизгиря наружу, как проснувшийся мороз начинает покусывать щёки. Кусает пока не больно. Закрывать лицо маской или шарфом нет необходимости.

Тепловая аномалия, с начала месяца накрывшая Ямало-Ненецкий округ скоропостижно исчезла.

Люди радовались лёгкому морозцу как старому знакомому. Скоро, совсем скоро он станет злым, будет жалить и тереть снежным наждаком не вовремя высунутую щёку или нос, но и то хорошо. Холод - это жизнь. Холод - это безопасность. И надежда.

На железнодорожном вокзале Нового Уренгоя, откуда с самого утра отходили следующие в ноябрьский укрепрайон поезда, царила строго упорядоченная суета. Один за другим тяжёлые составы с загруженными военной техникой платформами и забитыми бойцами пассажирскими вагонами отправлялись в Ноябрьск. В сторону фронта.

Давно ожидаемая зима наконец-то вступала в свои права и катилась с севера на юг. Вместе с морозом и холодом - шли люди.

Дожидаясь очереди на погрузку, Горазд полулежал в кабине своего мизгиря, пусть пока без дополнительного вооружения, но уже с загруженным стандартным комплектом боеприпасов, а значит уже во вполне боевой машине и наблюдал за запланированным бедламом и строгой суетой, всегда возникающей при передвижении больших групп людей и техники.

Неподалёку толпились несколько сотен операторов ИТБ, индивидуальной тяжёлой брони. Камуфляж сейчас выключен, поэтому пехотинцы выглядели эдакими великанами, почти под два метра ростом, с ног до головы закованными в чёрную броню. Технорыцари вооружены чудовищного калибра винтовками "танкобоями" вложеными в крепления за спиной. Стволы монструозных винтовок возвышаются над головами тяжёлых пехотинцев как редкий лес копий.

Так как все, без исключения, демоны и инфералы и на порядок сильнее, быстрее и живучее даже очень хорошо обученного человека, то в бою с ними могут помочь только большие калибры. Точнее - очень большие калибры. Маленькие элегантные пистолетики отныне остались не у дел. Лучшей снайперской винтовкой стало противотанковое ружьё, вдобавок дополнительно усиленное. Даже хорошо тренированному человеку будет сложно пользоваться тяжеленым "танкобоем" или ручным пулемётом. Но солдатам в экзосклетах такие пушки приходились как раз по плечу.

Разумеется, ядерный реактор в габариты индивидуальной брони не втиснуть, но сменные батареи позволяют пехотинцам использовать экзоскелет в течении пары часов под максимальной нагрузкой. А зарядить батарею можно от БМП или вот даже от его, Горазда, мизгиря. Хотя зарядка от специализированного реактора боевой машины пехоты предпочтительнее: быстрее по времени и ресурс батарей выдерживает больше циклов разряда-заряда.

Пока Горазд с комфортом ожидал очереди на погрузку в кондиционированной кабине шагающего танка, мимо прошёл, набирая скорость один из везущих на фронт свежее пополнение эшелонов. На первом и последнем вагоне установлены стационарные зенитные установки в роли которых выступала глубокая модификация старой-доброй "шилки". Четыре пары независимых друг от друга счетверённых стволов тяжёлых электромагнитных пулемётов грозно целились в низкое, укрытое серыми облаками небо. Это конечно далеко не мобильная зенитно-ракетная система, но чтобы отвлечь решившего сжечь одинокий поезд дракона вполне достаточно. А там уже прилетит воздушное охранение с ближайшего аэродрома.

Если воздушное пространство над городами и крупными производственными или сельскохозяйственными центрами плотно контролировалось, то на идущие по железным дорогам поездам нападения драконов, занимающихся рейдерством и свободной охотой, иногда случались.

Энергию дальние потомки ещё советских "шилок" получали от реактора атомного поезда.

Осторожно заведя свой танк на грузовую платформу. Поставив его почти вплотную к загрузившемуся парой минут ранее, так чтобы между задней частью кабины одного мизгиря и передней частью кабины другого оставался зазор всего в пару пальцев, Горазд удовлетворённо улыбнулся и покинул боевую машину.

Руководивший погрузкой капитан молчал показал младшему лейтенанту большой палец и нетерпеливо махнул рукой. Уходи мол, не задерживай.

Офицеры ехали в купе по четыре человека. Дорога займёт остаток дня, после завершения погрузки и почти всю ночь. Прибудут в ноябрьский укрепрайон построенный на месте полностью разрушенного в ходе длительных боёв с демонами города Ноябрьск завтра ранним утром.

Пройдя по поезду, Горазд нашёл купе, где оставалось ещё одно свободное место. Тем более там обнаружился его сокурсник и хороший товарищ Вавля Тайбарей. В поезде вообще нашлось много знакомых, по лимбяяхской академии, лиц.

Крепко обнявшись с Вавлей, Горазд принялся устраиваться, заняв последнюю из оставшихся, верхних полок.

Офицерское купе хотя и выглядело казённым и даже пахло неким казённым духом с нотками старого крошащегося пластика и кислым металлическим запахом, но в целом для передвижения годилось. Некий минимальный уровень комфорта подчёркивали вытертые занавески на окне и салфетки из ветхой, но чистой ткани на крохотном откидном столике между нижним рядом коек. Тканевые салфетки попирали четыре стакана в подстаканниках с алюминиевыми ложечками. В трёх стаканах уже был налит чай, причём, судя по запаху, сдобренный чем-то креплённым, а один пока пустовали.

Кроме Вавле, в купе ехали ещё двое шапочно знакомых Горазду сокурсника. Эти двое получили назначение в экипаж одного и того же мизгиря. И тот, кому повезло стать первым пилотом и командиром машины всё пытался построить второго пилота. Второй пилот, лениво отбрыкивался, делая вид будто полностью игнорирует ехидные приказы первого пилота.

Пока Горазд раскладывал вещи, сокурсники организовали ему в пустующий стакан горячего чая. Без спроса и церемоний, плеснули туда пару столовых ложек крепкого алкоголя из пронесённой бутылки. Конечно, это было запрещено, но кто станет проверять, тем более здесь и сейчас?

Помня о том, как плохо ему было сегодняшним утром, Горазд без особого энтузиазма отпивал маленькими глотками обжигающе горячий чай со вкусом дешёвого коньяка. Ребята продолжили прерванный его появлением разговор. Похоже они обсуждали как во время двухнедельного отпуска между учёбой и службой побывали чуть ли не в каждом баре Нового Уренгоя. Один раз их компания молодых пилотов бронетанковых боевых машин наткнулась на аналогичным образом гуляющую компанию тяжёлых пехотинцев. Операторы ИТБ учились всего два года, но зато в технорыцари отбирали только физически крепких и сильных парней. Поэтому полуторное численное превосходство "брони" над "пехтурой" не выглядело стопроцентной гарантией победы. К счастью нарождающийся конфликт погасила пара капитанов, которым переругивающийся молодняк мешал культурно отдыхать в том же баре.

По вагонам прокатилась волна дрожи. Поезд тронулся. Сначала тихо и за окнами неторопливо проплывали городские пейзажи Нового Уренгоя. Остался позади забитый людьми и подготавливаемой к погрузке техникой вокзал. Мелькнули и пропали редкие многоэтажные здания. Вскоре потянулись серые, почти одинаковые, двухэтажные постройки.

Вавля, к слову не принимавший участия в разгульном походе юных пилотов по барам, а ездивший к семье, в Воркуту, начал рассказывать:

-Такое дело, ребята. По последним слухам твари похоже начали у себя перевооружение.

-Неужели четырёхрукие вместо булавы с одним шипом теперь бегают с булавой, на которой целых два шипа? - засмеялись сокурсники.

-А с одноразовой ракетницей, не хочешь? Или с со связкой гранат? Или с какой пушкой? Они ведь сильные, любой вес тащить у себя на горбу сумеют.

-Откуда у демонов гранаты и ракеты?

-Инфералы сделали на оккупированных землях. Они, я слышал, и танки клепать у себя снова научились. Примитивные, конечно. Никакой электроники, только дизель на гусеницах и пушка.

-Да глупые страшилки всё это, - не поверил один из пилотов. -Двенадцать лет, с начала вторжения, бегали с тупыми мечами и железными булавами, а теперь вдруг на ракеты-миномёты-гранаты-пушки переключились? Не может такого быть.

-Так за двенадцать лет и самый тупой четырёхрукий поумнеет. Додумается, что прежде чем бить по мизгирю кривой железной дубинкой, его сначала можно попробовать закидать гранатами.

-Нет, не может быть.

-А представь, если так? Под демонами сейчас почти восемьдесят процентов пригодных для жизни территорий. Знаешь какая это масса людей? Не всех же они там за это время съели и в камни душ переработали? А инфералы - они хоть и предатели, и гады, но всё равно бывшие люди. Ладно если такой мерзавец раньше был менеджером или таксистом. А если он имеет инженерное образование и знает: как сделать взрывчатку, как отлить ствол пушки, чтобы её не разорвало? Представляешь, что тогда будет? Каждый ракшас с гранатомётом. Каждый четырёхрукий с ручной артиллерией. Гигант и вовсе может хоть атомную бомбу в руках унести и метнуть её на километр в любую сторону, только сумей этот ядрён-батон изготовить.

-Не может быть такого. Демоны всё порушили в оккупированных городах. Они людей презирают, считают за животных. За насекомых даже считают, кузнечиков каких-нибудь или муравьёв, маленьких и слабых. Никогда раньше они не проявляли особого интереса к нашим технологиям. И даже инфералы не могут переубедить новоявленных господ. Демоны их тоже презирают, так как когда-то они были слабыми людьми.

-Может и так, -согласился Вавля. -Только мне отец и старший брат рассказывали, что в последнее время встречается много чего странного. Поэтому лучше быть начеку, дольше проживём. Я вам рассказал, а уж вы решайте верить мне или не верить. Лично я рассказам брата и отца верю.

Один из сокурсников принялся тихо ворчать, что ничего такого не может быть потому, что за все двенадцать лет вторжения не было. И вообще, зачем тому, кто владеет магией какой-то там криво сделанный, заклинивающий через раз, пулемёт? Любой демон, да и инферал, лучше станет свою магическую силу увеличивать, чем корпеть над исправлением технических недостатков в конструкции самодельного пулемёта. Ведь так?

Молчавший во время всего разговора, Горазд заметил: -А ведь было уже такое. Раньше драконы просто так летали, а последние пару лет сделанные инфералами примитивные бомбы таскают и пытаются сбрасывать. Особенно драконий молодняк, у которого с магической силой не очень. Помните, Москаленко об этом рассказывал?

-Одно дело драконы с самопальными бомбами, другое гиганты с противотанковыми пушками на плечах. Совсем разный технологический уровень! - возразил скептик.

Какое-то время ребята ехали молча. Потом один сказал: -Есть хочется. Сегодня совсем без обеда, один завтрак был. Денег под конец вообще не осталось.

-Держи, -порывшись в сумке, Горазд достал полотенце с котлетами и развернул. Там же, в отдельном маленьком полотенце, нашлась пара кусков хлеба.

-Спаситель!

-Неужели домашние? Где ты раздобыл это богатство?!

Горазд пожимал плечами и отшучивался.

-Слушай, -спросил Вавля с удовольствием откусывая кусок от положенной на пластик хлеба холодной котлеты. -А куда ты потерялся после выпуска? Я хотел найти тебя, предложить к своим скататься хотя бы на день или два, но ты как в воду провалился.

-Помнишь Сэвтю?

-Такого забудешь!

-Дал ему по зубам хорошенько. Жаль только прямо под видеокамерой. Он кстати, случайно не с нами в поезде едет?

-Не видел. Ну ты даёшь, конечно. Расскажешь подробности?

-Да какие там подробности, -махнул рукой Горазд.

-А кто у тебя напарник?

-Не знаю.

-Как не знаешь?! -удивился Вавля.

-Вот так не знаю, -развёл руками Горазд. -В предписании сказано, что первый пилот найдёт меня в ноябрьском укрепрайоне. И больше ничего. Ни фамилии, ни звания. Никакой информации!

-Странно это, -сказал сокурсник, которому самому повезло стать первым пилотом. -Обычно пары образуют из курсантов, сразу по выпуску из академии. Всё равно все данные по нам давно собраны. Совместная эффективность, психологическая совместимость, уровень общей слаженности.

-Да я и сам говорю, что ерунда какая-то, -согласился Горазд. -Развели секретность на пустом месте будто я в военный совет собираюсь.

-Если первый пилот присоединиться сразу в Ноябрьске, значит он или из госпиталя, или недавно потерял машину вместе с напарником. В любом случае это будет кто-то уже повоевавший и опытный, -заметил Вавля.

Горазд задумался. Он не рассматривал ситуацию с такой стороны. Конечно хорошо бы получить грамотного и опытного командира. Так вероятность выживания резко увеличивается. Ну а то, что тот до этого потерял свою бывшую машину вместе с напарником - на войне всё может быть. Если не попал под военный трибунал - значит не виноват.

-Слушай, -вдруг предложил Вавля. -Попробуй сходить к связистам. Они за нами едут, в соседнем вагоне. У связистов допуск выше. Вряд ли фамилия твоего таинственного напарника такая большая тайна, что хранится в засекреченных банках данных.

Это была действительно хорошая идея.

-Держи, чтобы не идти с пустыми руками, -сокурсник протянул Горазду наполовину ещё полную бутылку коньяка откуда он доливал в чай.

-Только там рядом едут операторы роя ударных дронов, не перепутай. У операторов допуск как у нас, они ничем не помогут, только зазря всё выпьют и не останется чем подмазать настоящих связистов.

-Спасибо, ребята!

-Какое спасибо, с тебя две таких, как только представится возможность.

Горазд благодарно кивнул: -Не вопрос.

Визит к связистам прошёл успешно. И хотя долговязого парня года на три старше Горазда не обрадовала обнаруженная в подношении недостача, но он согласился поискать в доступных ему хранилищах данных, честно предупредив, что если информация окажется закрытой, то он не будет даже пытаться её вытащить. И коньяк тоже не отдаст. На последнем Горазд и не настаивал, тем более, что принесённое им подношении жрецам тонкой электроники и информационных потоков, связывающих армию в единый организм, уже разлили по стаканам и самому Горазду налили тоже. Чаем связисты не заморачивались, поэтому каждому досталось по два пальца крепкого, дерущего горло, довольно посредственного коньяка.

Пощёлкав в планшете, жрец информационных технологий сообщил Горазду фамилию его предполагаемого напарника: старший лейтенант Золотилов.

-Дальше уже сам, -отмахнулся связист, -найдёшь по фамилии на общевойсковом портале.

-Спасибо!

-Иди, иди, броня, -вежливо выпроводил Горазда старший связист, возвращающийся на фронт после отдыха в Новом Уренгое. -Дай насладиться последним спокойным денёчком. Чувствует моя душенька, что как приедем, так сразу и начнётся и закрутиться, что ни сна, ни отдыха.

Едущие с ним в одном купе младшие товарищи, ещё необстрелянные, как и сам Горазд, с вниманием прислушивались к старшему коллеге.

Обогащённый знанием фамилии предполагаемого напарника, Горазд вернулся к себе, но заняться поиском в сети не хватило времени. Подошла очередь танкистов ужинать и пропустить такое событие было никак нельзя.

В столовой, от её бытности ещё вагоном-рестораном, осталась пара роскошных, пусть и изрядно побитых люстр с висюльками из толстого стекла, имитирующего хрусталь. Люстры не горели (столовая освещалась прикрученными к стенам светильниками) но тихонько покачивались в такт движения поезда и сверкали отражённым светом придавая скупой обстановке налёт некой аристократичности. Видимо поэтому их и оставили.

Горазд с товарищами заняли застеленный отрезом белой ткани столик у окна. Снаружи уже сгустились сумерки и ничего невозможно разобрать, кроме самого факта движения поезда.

Столовая работал по принципу самообслуживания. Здоровенный, неразговорчивый повар накладывал каждому подходившему по большой тарелке супа и картофельного пюре с котлетами. Суп, в принципе, был ещё ничего, а вот котлеты сильно проигрывали тем, что они вчера готовили на кухне у Ирины. Справедливости ради котлеты тоже ничего, но всё равно проигрывали. Оглядевшись, он увидел, как четыре десятка (помещающихся в вагоне-столовой за раз) коротко стриженных мальчишеских голов наклонились над тарелками и уплетают в два счёта.

Нет, голод первых лет вторжения давно преодолён. Гигантские обогреваемые теплицы раскинувшиеся в республике Саха, в пригородах Якутска и его городках-сателлитах, дают урожай круглый год. Карское и Баренцево моря исправно снабжают морской рыбой, да и многочисленные озёра вносят свою немалую лепту. Подземные утеплённые животноводческие комплексы, пусть с трудом, сглаживают недостаток мяса. Традиционно недооцениваемые коренными северными народами грибы и ягоды вносили разнообразие в рацион. Голода, как такового, не было вот уже несколько лет, но и лишних разносолов тоже не имелось.

Горазд никак не мог понять постного лица Вавли Тайбарейя сидевшего над тарелкой грибного супа. Как выходец из народов крайнего севера, он не жаловал грибы, полагая их чем-то не полностью съедобным. Впрочем, армейская жизнь даже мусульман заставит с аппетитом обсасывать поджаренные свиные косточки, а уж ненца есть грибы и подавно. Или Тайбарейне не ненец, а керек или вовсе камчадал? Он говорил, но Горазд позабыл. Да и не важно всё это сейчас: керек или камчадал. Главное, что русский. Главное, что вообще человек, а не инферал или не какая продавшаяся демонам тварь.

После плотного ужина хотелось спать. Размеренное движение поезда успокаивало и усыпляло. Товарищи Горазда по купе завалились каждый на свою койку и только вяло переговаривались. Но у самого Горазда ещё имелось одно, не терпящее отлагательств, дело. Выпросив у Вавли электронный планшета с базовым офицерским доступом к узлам глобальной информационной сети Горазд легко нашёл интересующую информацию по будущему напарнику, старшему лейтенанту Золотилову. В общем-то как и обещали подкупленные половиной бутылкой дрянного коньяка связисты. Вот только найденная информация была... неоднозначной. Она вызывала больше вопросов, чем давала ответов.

Итак, судя данным из армейского реестра старшему лейтенанту Николаю Владимировичу Золотилову тридцать два года.

Действительно старый солдат сражающийся с демонами чуть ли не с самого начала войны вторжения. Имеет множество наград и поощрений, значительная часть из которых позже была... аннулирована. Как такое может быть? За какой проступок можно отобрать выданную боевому офицеру награду? Горазд попробовал представить, но фантазия пасовала. Он принялся читать дальше.

Четыре года назад Золотилов получил даже звезду героя. Должно быть во время спешного отступления, почти бегства, с территорий, освобождённых во время неудачного контрнаступления перечёркнутого предательством адмирала Кравцова. Тогда русская армия значительно продвинулась на юг, но затем пришлось всё бросить и отступать чтобы сохранить войска. Даже ноябрьский укрепрайон потеряли и следующей зимой пришлось отбивать обратно в тяжёлых боях.

Подполковник Москаленко, в академии, рассказывал, что во время отхода после неудачного контрнаступления четыре года назад армия понесла огромные потери. И эти потери были бы ещё больше, если бы не подвиг всех тех, кто оставался или кого командование оставляло прикрывать отступление основных сил. В то ужасное лето генеральным штабом было инициировано награждение множества "героев российской федерации". Вот только подавляющую часть наградили посмертно.

-Если Золотилов получил героя именно за то, что прикрывал отход основных, то как его награду могли аннулировать? -подумал Горазд.

Отчаянно хотелось посоветоваться с ребятами, но они уже спали. Верхний свет выключен. Тускло тлеет лампочка дежурного освещения над закрытыми дверями купе. За тёмным окном проносились едва видимые силуэты деревьев, холмов, а может быть покинутых и разрушенных домов - не разглядеть. Экран планшета, на фоне царящей в купе полутьмы, ярко сиял с ощутимым голубоватым оттенком.

-Странно, что за столько лет Золотилов дослужился только до старшего лейтенанта, -подумал Горазд и почти сразу наткнулся на выписку из приказа о представлении Николая Золотилова к званию капитана. Что нужно натворить, чтобы лишиться звания, почти всех наград, и при этом остаться в действующей армии?

Неужели подозрение на предательство человечества?

Но после такого обвинения от армейской контрразведки человек выходит либо полностью оправданным, либо не выходит вовсе. Ну или в штрафной батальной, что, примерно, как расстрел, только не так быстро и гораздо хуже.

Читая дальше, он выяснил: Золотилов оставался старшим лейтенантом, и награда "героя" у него осталась. Пожалуй, единственная, которая не была аннулирована. Причём понизили его не с капитана, как думал Горазд, а со звания майора. То есть из старших офицеров в младшие, но при этом не расстреляли и даже не законопатили в штрафной батальон. Будущий напарник Горазда явно не вписывался ни в один из предполагаемых сценариев.

Прикрыв планшет, младший лейтенант Романенко долго думал повезло ему получить такого странного напарника или, наоборот, не повезло. По всему выходило, что это какое неправильное везение. Везение с приставкой "не".

Утро вечера мудренее - решил Горазд закрывая планшет. Завтра все вопросы разрешаться. Завтра он прибудет в ноябрьский укрепрайон. На фронт.

Ровно бежал поезд, временами покачиваясь, когда колёса попадали на стык рельс.

Казалось бы, ложись и спи под равномерный стук колёс. Но отчего-то не спалось.

Тогда Горазд открыл труд профессора, передвинулся по ближе к лампочке и начал читать.

Великая сфера - протянутые между различными мирами связи, позволяющие мгновенно перемещаться из одного мира в другой в определённых местах, называемых портальными площадками или просто порталами. Пока земной науке неизвестно кто и когда создал сферу и создавал ли вообще. Предположительно сфера насчитывает даже не десятки, а сотни тысяч различных миров. Никто не может похвастаться, что сумел побывать во всех мирах сферы или, хотя бы, в большей их части.

Важный момент - сфера связывает только схожие между собой миры, существующие в так называемой "полосе жизни". Где вода находится в жидком состоянии. Где состав воздуха и температурные границы примерно равны, не считая небольших отклонений в плюс-минус двадцать или тридцать градусов. Сфера связывает только миры где есть, или хотя бы была жизнь. И не просто жучки и червячки, а обязательно разумные существа.

К моему огромному сожалению все наши знания о самой великой сфере и его других мирах получены в ходе допросов низших демонов, захваченных в плен солдатами российской армии. Большой вопрос насколько можно доверить словам этих созданий. А если даже они и заслуживают доверия (всё-так соврать во время медикаментозного допроса при вводе просто чудовищного количества сильнодействующей химии не получится даже у настоящего демона), то рядовых тварей Легиона никто не назовёт интеллектуалами.

Многочисленные эксперименты учёных и попытки пройти через врата неизменно оканчивались неудачей. Мы просто не знаем, что необходимо для этого сделать и тупо пытаемся заставить заработать портальные площадки. Все захваченные в плен и допрошенные на эту тему демоны утверждают, что люди не магические создания и принципиально не способны самостоятельно перемещаться между мирами. Причём, по их словам, не каждый высший демон или иное сильное сверхъестественное существо способно воспользоваться вратами и тем более попасть в нужный ему мир. Для этого существует специальная закрытая каста проводников, называющихся "магами пространства".

Когда сфера разрослась настолько, что включила в себя нам мир, произошло это так. Сначала появилось множество, несколько сотен, портальных площадок - матово чёрных, идеально ровных пространств размером от футбольного поля, до маленького авианосца. Казалось, на землян свалилось нежданное счастье. Вот они - другие миры, чужие цивилизации. Достаточно сделать всего один шаг, если конечно, умеешь. Один единственный шаг до иных миров, древних загадочных цивилизаций и долгожданного контакта с братьями по разуму. Увы.

Не мы пришли к ним, а они к нам.

Пришли не гостями, а завоевателями.

Мир Земли невообразимо богат искусственными металлами, удивительными синтетическими материалами, хитроумными устройствами и прочими продуктами развитых технологий. Богатый мир, населённый людьми - слабейшей из рас, обитающей в великой сфере. Так решили завоеватели.

Судя по всему, великая сфера включает в себя не так много технически развитых цивилизаций. Вполне возможно, что земляне вообще единственные такие. Люди будучи полностью лишены возможности индивидуально развивать собственную магическую силу, вместо этого коллективно создавали заменяющие её протезы в виде науки и технологии.

Сладкий ночной сон грубо прервала воздушная тревога. Ярко засветились потолочные лампы разгоняя темноту по самым дальним углам купе. Захрипел динамик и едва проснувшийся Горазд уже был готов бежать к своему мизгирю, спрыгивать с движущегося состава, чтобы не быть лёгкой мишенью и целить стволами пулемётов в тёмное, холодное небо. Товарищи по купе остановили первый порыв, а после он уже сам разобрался, что воздушная тревога была первого, самого минимального уровня. Не столько тревога, сколько предупреждение, что где-то в этом районе замечены воздушные силы врага. Бежать к замершим на платформах танкам пока не надо. Нужно находиться в боевой готовности сделать это, на случай резкого ухудшения ситуации.

Горазд спустился на нижнюю полку. Вавля принёс на всех противный, чуть тёплый, кофе. Очередь к умывальникам выстроилась в половину вагона. Динамики общего оповещения замолчали. Все с тревогой ожидали новостей об изменении ситуации. Продолжал мчаться через ночь проезд.

На данный момент вводная была такая: служба контроля воздушного пространства заметила в квадрате прохождения поезда двух драконов. Судя по размерам, то молодые экземпляры, а значит далеко не такие опасные, как старейшие патриархи их проклятого племени. Вряд ли они собирались атаковать стекающиеся к Ноябрьску составы, скорее выполняли разведывательные функции.

По обнаруженным целям, из Нового Уренгоя и из ноябрьского укрепрайона отработали зенитно-ракетные комплексы класса "триумф". Одна цель уничтожена, второму дракону удалось уйти. Собственно, на этом воздушная тревога и закончилась. Можно дальше заваливаться спать и так, пожалуй, и следовало бы сделать - середина ночи, до Ноябрьска ехать ещё не меньше пяти часов.

Легко сказать, ложись и спи. А как тут уснёшь, если это чуть ли не самое первое дыхание войны, коснувшееся вчерашних курсантов в их новом качестве полноценных бойцов?

Они ещё долго обсуждали летающих тварей, вспоминая рассказанные преподавателями характеристики этого, крайней неудобного, для наземной бронетехники, противника.

Вообще-то учёные считали драконов отдельной расой то ли сотрудничающей с демонами, то ли порабощённой ими. Драконы были по крайней мере ограниченно разумны, а может быть и обладали полноценным разумом. Насчёт последнего учёные мужи до сих пор отчаянно спорили. Для солдат всё было просто. Огромная летающая ящерица способная бросаться шарами низкотемпературной плазмы и рвать когтями броневую сталь представляла собой страшного противника.

Размах крыльев взрослых экземпляров достигал трёх десятков метров. Вес доходил до нескольких тонн. Как эта махина умудрялась, при необходимости, летать чуть ли не со скоростью звука и прицельно бросаться шарами плазмы - никто не понимал. Старейшие представители драконьего племени владели дополнительным арсеналом средств воздействия на реальность, которую иначе чем магией назвать не получалось. Хорошо ещё, что драконы, так же, как и демоны, привыкли к значительно более жаркому климату и действовали зимой менее эффективно, тратя часть сверхъестественных сил на обогрев и поддержание собственной жизнедеятельности.

Как удалось выяснить, размножались драконы редко, но в одной кладке могло быть до нескольких десятков яиц. И, при соответствующей заботе, выживало и вырастало в зубастых тварей не меньше половины из них. Авиация вообще не самый удобный противник для наземной бронетехники. А обладающий собственным злобным разумом живой бомбардировщик и вовсе настоящий кошмар. Собранный не из стали и композитов, а из живой плоти, защищённый бронёй и магическими щитами, матёрый взрослый дракон представлял собой отнюдь не простого противника даже для современного истребителя Су-57.

Из штатного вооружения танк проекта "мизгирь" мог противопоставить воздушному противнику только отпугивающую стрельбу из электромагнитных пулемётов. И, при наличии специальных противовоздушных боеприпасов, взрывающихся на заданной высоте или по сигналу - заградительную стрельбу из главного калибра. В одиночку танк мог отогнать только молодого дракона. Пятёрка слаженно действующих мизгирей способна доставить неприятности взрослой особи. А если танки оснащены дополнительным вооружением, специально подобранным для поражения воздушных целей, то здесь уже драконам приходится опасаться укрытых в яйцевидной кабине, под слоями композитной брони людей.

Вроде бы всё не так плохо, но и драконы в одиночку не летают. Разве только на такие вот разведывательные миссии.

Постепенно выветривался адреналин, вызванный сообщением о воздушной тревоге. На столике тихонько брякали липкие из-под выпитого кофе стаканы. Горазд снова заснул.

***

Остаток пути прошёл спокойно, если не считать проверки армейской контрразведки уже на въезде в Ноябрьск. Солдаты в облегчённой версии индивидуальной брони, с собаками прошлись по вагону проверяя у прибывших отпечатки пальцев и сканируя радужку глаз. Собаки, здоровые, как телята, заросшие шерстью, с мощными, выступающими челюстями и чёрными, влажными носами - насторожено обнюхивали едущих на фронт бойцов. Подходя к огромным, по пояс, зверюгам, младшие лейтенанты замирали, давая тем обнюхать себя. Не всех инфералов может учуять пёс, но достаточно многих, чтобы такая простая проверка оставалась действенной.

Горазд был полностью уверен, что он настоящий человек, а не скрывающаяся под чужой личиной сверхъестественная тварь, но всё же не без облегчения отошёл прочь от не заинтересовавшейся его запахом собаки. Мало ли о чём может думать и рассуждать натянутая тварью личина? Может быть она тоже считает себя обычным человеком и полностью в этом уверена? До тех пор, пока не приходит время сбросить её, выбросить, как использованное одноразовое полотенце.

Пока проверяли пассажиров. Пока поезд ждал своей очереди на разгрузку. Прошла первая половина нового дня и учитывая, что завтракали они только утром, уже хотелось перекусить. Но ещё больше того хотелось отыскать таинственного напарника, старшего лейтенанта Золотилова, с кем Горазд должен встретиться по прибытию в Ноябрьск. Но кто сказал, что первый пилот будет встречать его сразу на вокзале? При всей царящей здесь суете это было бы достаточно неудобно.

Следуя предписанию, Горазд должен найти расположение своего полка, оставить вверенную технику и идти оформлять документы и представляться старшим офицерам. Так он и собирался поступить и уже хотел забраться обратно в кабину мизгиря, тем более что к бодрящему утреннему морозу добавился набирающий силу ветер и это уже было не так приято. Снега в окрестностях Ноябрьска почти не имелось. А тот, что выпал, давно растоптали прибывающие и прибывающие в прифронтовой город войска. Время обильных снегопадов придёт чуть позже и, насколько понимал Горазд, ставка планировала начать наступление именно в этот короткий период, когда уже ударили относительно серьёзные холода, но дороги ещё не полностью завалило снегом. Шагающим платформам это не столь важно, но есть ещё и машины обеспечения, и тяжёлые ракетные комплексы на гусеничном и даже на колёсном ходу, которым для движения требуется хоть какие-то дороги.

-Эй, парень! - окликнули его. -Ты что ли будешь младшей лейтенант Романенко?

Обернувшись, Горазд столкнулся взглядом с прищуренными, из-за ветра, серыми глазами человека в обычной военной форме без знаков различия.

Если этот был тот, о ком Горазд думал, то почему не в комбинезоне танкового пилота? И почему без знаков различия?

Однако рефлексы взяли своё и Горазд звонко крикнул: -Я!

И уже потом, на полтона ниже, осторожно спросил: -А не вы ли...

-Старший лейтенант Золотилов. Николай, -представился собеседник. -Полтора часа уже тебя жду. Замёрз, как собака.

-Там поезд задержали для проверки. Потом ещё ждали очереди на разгрузку, -попытался объяснить Горазд и замолчал. Вместо этого он подумал - чего это я оправдываюсь, как мальчишка? Как будто поезд задержался исключительно по моей вине?

Золотилов носил зимний вариант военной формы, которым обеспечивались войска обеспечения, вроде операторов ударных дронов, связистов, техников и так далее. Но в отличии от всех них у него не имелось нашивки с родом войск и (это вызывало всё большее недоумение Горазда) отсутствовали знаки различия. Как будто перед ним стоял не первый пилот шагающего танка, а только призванный и ещё никуда не определённый резервист.

-Что стоишь, проверяй, -Золотилов протянул ему своё удостоверение.

Для проверки Горазду пришлось забраться внутрь мизгиря и там приложить переданное удостоверение к считывающему сенсору.

Что примечательно, собеседник не пытался даже дотронуться до опоры танка. Горазд, на всякий случай, следил краем глаза. Он всё ещё не был уверен, что новоявленный первый пилот действительно тот, за кого он себя выдаёт.

Успешная проверка идентификации разрешила сомнения. Горазд тут же представился: -Младший лейтенант Романенко!

-Не кричи, не на плацу, -посоветовал первый пилот. -И не "летенанькай" лишний раз. По имени зови. Мы ведь теперь вроде как напарники. Два пилота одной машины. Кстати, как она?

-В полном порядке товарищ ста... Николай, -вовремя поправился Горазд. -Загружен стандартный боекомплект. Проверена работа все бортовых систем. Ожидаю получения специальных боеприпасов и дополнительного вооружения!

Золотилов вдруг спросил: -Тебя Гораздом зовут? Ну и имечко. А скажи мне парень, ты случайно не южанин?

-Так точно, -скривился Горазд решив лишний раз не спорить.

-Откуда родом?

-Из Новосибирска.

-Ну и какой же ты южанин, если родом из Новосибирска? -поинтересовался Золотилов.

Не найдя что можно ответить, Горазд промолчал. Они забрались в кабину мизгиря, причём старший лейтенант сел на место пилота-водителя. Боевая машина едва заметно дрогнула, оживая. Разогнулись стальные конечности. Повинуясь уверенной руке Золотилова, шагающий танк покинул вокзал.

-Товарищ старш... то есть Николай, а вы где родились? -спросил Горазд.

-В Бердске, -бросил Золотилов. -Но вырос уже в Москве.

-Это же совсем рядом с Новосибирском? -чему-то обрадовался Горазд. -Мы с вами практически земляки!

Золотилов в ответ ухмыльнулся. Он сосредоточился на вождении и только когда танк вышел за пределы города и впереди уже виднелся символический забор из поставленных стоймя железобетонных плит и контрольно-пропускной пункт негромко сказал: -Нет, не забыл...

-Что не забыли?

-Не забыл, как здорово управлять танком проекта "мизгирь", -пояснил Золотилов. -Больше года не садился за штурвал.

-А где же вы были? -удивился Горазд.

-В тюрьме сидел, -пояснил Николай. -По обвинению в сотрудничестве с врагом и предательстве интересов человечества.

Скосив глаза на открывшего рот Горазда, старший лейтенант пояснил: -Да ты не бойся, оправдали. Месяца два как вышел. Всё мотался неприкаянным пока ждал машину и напарника. Получается, что дождался.

Солдат в ИТБ, с монструозной винтовой в руках, но с откинутым забралом шлема, сделал знак остановиться при приближении к контрольно-пропускному пункту. Согнув опорные конечности, Золотилов опустил кабину на уровень лица стоящего человека и открыл защитный колпак.

-Кто и куда? -потребовал ответа пехотинец.

-Люди мы, человеки, -ухмыльнулся Золотилов. -А насчёт "куда" - так на войну-матушку. На неё родимую.

Охранник шутки не принял и перехватил свою винтовку. Из-за являющихся частью индивидуальной брони перчаток, его пальцы казались значительно больше настоящих, но и в них винтовка поражала размерами. Не столько винтовка, сколько миниатюрная пушка.

-Спокойно, солдат. Вот наши удостоверения и предписание. Новое пополнение мы, точнее его маленькая часть.

Изучив выведенные на его лицевой щиток, пересланные в ответ на запрос в электронном виде документы, охранник успокоился и махнул рукой, чтобы открыли ворота.

Уже отходя, он недовольно буркнул: -Отстаёте.

Закрыв колпак и подняв танк на ноги, Золотилов сказал, но из-за закрытого колпака его ответ услышал только сидящий в соседнем ложементе Горазд: -Мы не отстаём. Демонов и инфералов на всех хватит. Как бы даже не было бы слишком много.

Мизгирь вошёл в местоположение одной из танковых армий, концентрируемых командованием для начала масштабного наступления. Ворота закрылись.

***

В кабинете верховного главнокомандующего российской федерации или её остающихся свободными северных территорий проходил непростой разговор. Главнокомандующий Башуров разговаривал по телефонной линии с президентом северного союза Юсси Хейккиненом.

Союз включал в себя Норвегию, Швецию и Финляндию, вернее их остатки, объединившиеся уже после вторжения, так как выживать в новом мире по одиночке было решительно невозможно.

Ставка главнокомандующего располагалась сейчас в Новом Уренгое, городе, откуда должна будет покатиться самая мощная волна контрнаступления. Президент северного союза Норвегии-Швеции-Финляндии говорил из Тромсё. Единственного крупного города этого самого союза. И хотя в его положении следовало бы просить, но он чуть ли не требовал.

-Леонид Сергеевич, -звучал в телефонной трубке полный праведного негодования голос Хейккинена. -Мы понимаем, что планируемое наступление требует от вас передислоцировать и перераспределить силы. Но мы решительно против того, чтобы ослаблять мурманскую армию. Это действие существенно угрожает безопасности наших территорий на севере Финляндии!

Уловив короткую паузу в словах президента, верховный главнокомандующий уточнил: -Бывшей Финляндии. Кроме того, господин Хейккинен, мурманская воздушная армия и мурманские зенитные войска по-прежнему остаются на защите воздушного пространства над северными районами бывших Финляндии, Швеции и Норвегии.

-Мы решительно возражаем против использования прилагательного "бывшие" относительно территорий, вошедших в Северный Союз стран, -недовольно высказал президент.

Выдержав небольшую паузу, как бы намекая, что не стоит перебивать, главнокомандующий Башуров продолжил: -Надеюсь вы помните, что Россия взяла на себя обязательства по защите вашего воздушного пространства исключительно добровольно и не требуя взамен ничего существенного. Мы хотим, чтобы наши границы соприкасались с нормальным человеческим государством, а не инфералами и прочими марионетками демонов. Вы согласны с этим, господин Хейккинен?

-Помилуйте, Леонид Сергеевич, разве это "не требуя ничего взамен". А как же поставки рыбы, полезных ископаемых, в частности одного ванадия было поставлено на сумму... Хотя сейчас, наверное, бессмысленно использовать в расчётах довоенные цены. Но мы ещё частично прикрываем ваш Мурманск с моря. И, как вы правильно заметили, по мере сил чистим территорию вошедших в союз стран от присутствия сверхъестественных сущностей. Тем самым изрядно помогая вам удерживать под контролем такой стратегически важный город как Мурманск.

Если бы у нас только оставалась своя военная авиация, -пожаловался президент, - но её у нас нет, как и серьёзных зенитно-ракетных комплексов способных угрожать драконам и гигантам. Мы вынуждены просить помощи России и с вашей стороны крайне некрасиво пользоваться нашим бедственным положением в своих меркантильных интересах.

-Я сказал "не требуя взамен ничего существенного", а не "не требуя ничего", -поправил президента Хейкина Башуров. -Если же вы хотите получать защиту нашей армии на безвозмездной основе, мы можем повторно вернуться к ранее отвергнутому вами предложении о включении бывших Норвегии, Швеции и Финляндии в состав Российской Федерации в качестве автономных субъектов. Без принятия этого предложения НАШИ солдаты не будут класть жизни за защиту ВАШИХ суверенных территорий. Максимум на что вы можете рассчитывать, это воздушная поддержка. Что уже само по себе весьма существенно.

-Гордые народы Финляндии, Норвегии и Швеции никогда не согласятся на ваше возмутительное предложение! - воскликнул Юсси Хейккинен.

-Тогда о каких претензиях к нам идёт речь? -с действительно стальным спокойствием уточнил верховный, оправдывая своё прозвище "стальной генерал".

-У вас осталась авиация. Эти ваши истребители Су-57 и бомбардировщики ПАК-ДА. Я точно знаю, что в окрестностях Мурманска размещается не меньше четырёх оперативно-тактических ракетных комплекса "Искандер". Вы должны помочь нам отразить наступление инфералов со стороны Струтман-Лулело. Иначе погибнут наши солдаты!

Президент Юсси почти сорвался на крик. Он вообще был удивительно эмоциональным для финна.

-А вы хотите, чтобы взамен погибли наши солдаты? -со всё тем же ледяным спокойствием уточнил Башуров.

-Бросаете нас на произвол судьбы?!

-Как уже упоминал ранее, господин Хейккинен, вы получите поддержку с воздуха, но и только. Задействовать сухопутные войска на вашем направлении мы не планируем. Приоритетная задача мурманской наземной армии - защита города Мурманска и прилегающих территорий. Будьте благодарны за то, что Россия защищает ваше воздушное пространство, -посоветовал верховный. -Что до "Искандеров", то это самый последний довод. Пока ситуация не настолько критична, чтобы использовать их.

-Нам стало известно, что инфералы пытаются восстановить авиационную промышленность! -с паническими нотками воскликнул президент Юсси. -Мало нам было гусеничной бронетехники на дизельных двигателях и дирижаблей, так они восстанавливают военную авиацию!

-Что же вы хотели, господин Хейккинен, -удивился Башуров. -Инфералы суть бывшие люди, предавшие человечество и присягнувшие демонам в обмен на сверхъестественные силы. Но всё-таки когда-то они были людьми и имеющихся знаний не растеряли. Неудивительно, что среди предателей нашлось какое-то количество бывших инженеров, которые сейчас пытаются восстановить изначально уничтоженную демонами промышленность и разорванные технологически цепочки. На наше счастье демоны хорошо постарались, уничтожая на захваченных землях всё созданное людьми. Прежде чем в их рогатые головы наши снаряды и ракеты вбили мысли о ценности тяжёлой промышленности, пользе и продуктах технологического уклада - они успели разнести почти все оставленные промышленные мощности. Инфералы ещё долго не смогут даже приблизиться к довоенному уровню технологий. К тому уровню, который, пусть и с потерями, удалось сохранить России. Не беспокойтесь, мы гарантируем крепость воздушного зонтика над севером бывших территорий Финляндии-Швеции-Норвегии в ближайшие годы.

-Если вы так говорите, Леонид Сергеевич, тогда хорошо. Но нам всё же хотелось бы получить от России помощь если не живой силой, то хотя бы поставками техники.

-Обсуждать поставки военной техники и, тем более, участия сухопутных подразделений нашей армии в защите ваших территорий возможно только если вы примете решение войти в Российскую Федерацию. Наши солдаты не будут проливать кровь за интересы чужих стран. И без того уже было пролито слишком много крови, - в который раз повторил своё единственное предложение Башуров.

-Леонид Сергеевич...

-Кроме того, вам известно, что Россия планирует крупные наступательные операции для освобождения части захваченных территорий. Следуя первоначальным договорённостям, северный союз должен был также, по мере сил, начать освободительное наступление на территории бывшей Норвегии. В целях отвлечения внимания и связывания местных сил демонов и инфералов. Вы не выполняете ранее взятые на себя обязательства, господин Хейккинен...

-Но у нас нет на это сил! Мы положим остатки своей армии!

-Союз расплатился обещаниями начать параллельное наступление в обмен на партию ядерных реакторов для сельскохозяйственных оранжерей городов Томсё и Алта. Несмотря на тяжёлое положение на фронтах, Россия завершила поставки реакторов ещё в начале текущего года. Сейчас оказывается, что вы отказываетесь выполнять данное обещание. Более того, требуете людей и технику, для защиты ваших земель. В любой другой ситуации я бы сказал, что это совершенно недопустимо, господин Хейккинен.

-В другой ситуации? - ухватился за сказанные верховным главнокомандующим слова президент северного союза. -А что вы скажете сейчас, Леонид Сергеевич?

-Сейчас я скажу, что варианты оплаты, которыми союз сможет расплатиться за поставленную партию безопасных ядерных реакторов мы с вами, господин Хейккинен, обсудим позже. И не советую вам проявлять излишнюю щепетильность. Помните, чьи зенитно-ракетные комплексы и чьи крылья охраняют ваше небо.

Юсси помолчал, но затем не выдержал и сказал: -Не только Россия сохранила современную военную авиацию.

-Разумеется, господин Хейккинен, вы всегда можете обратиться за защитой к Соединённым Штатам Америки или, точнее, к тому, что от них осталось. Насколько мне известно, они до сих пор не могут восстановить производство современных самолётов в штате Аляска и ограничиваются исключительно ремонтом и обслуживанием сохранённого числа воздушных судов. Но для начала подумайте, что вы можете предложить американцам в обмен на защиту вашего неба на другом краю земли? Очередную партию невыполненных обещаний?

Президент северного союза молчал. Через телефонную трубку вытекали его безмолвное недовольство и возмущение.

-Подумайте ещё раз над предложением о присоединение к Российской Федерации в качестве автономных субъектов. Поверьте, предложение отнюдь не бессрочное и вы вполне можете опоздать принять его.

В голосе президента Хейккинена прорезался металл: -Вы угрожаете свободному народу Северного Союза, Леонид Сергеевич?

-Отнюдь. Всего лишь предупреждаю о том, что условия ранее сделанного и отвергнутого вами предложения могут измениться при изменении текущей геополитической ситуации.

-Благодарю за предупреждение, -холодно отозвался Хейккинен.

-Прощайте и подумайте, что вы могли бы предложить в оплату за поставленную партию ядерных реакторов. Наверняка это не последняя высокотехнологичная продукция, которое вам потребуется от Российской Федерации. В условиях затяжной войны Россия не может осуществлять такие поставки в долг или под залог невыполняемых обещаний. Ожидаю подготовки к совместному контрнаступлению с вашей стороны или иных приемлемых вариантов оплаты.

Верховный главнокомандующий положил трубу. Какое-то время он молчал, недовольно разглядывая телефонный аппарат в углу широкого стола. На столе лежат множество вещей необходимых главнокомандующему в работе, но в середине оставался солидный запас свободного места, за чистотой которого он тщательно следил. Противоположенная стена кабинета представляла собой огромный, во всю стену, видеоэкран. Сейчас там размещалась карта северной части России с отмеченными направлениями контрнаступления.

-Не очень-то на вас и надеялись, -пробормотал стальной генерал, имея в виду ненадёжных финнов и прочих европейцев из так называемого Северного Союза. Минимум промышленности, зато максимум амбиций, оставшихся ещё с того, прежнего мира. Немалое население, состоящее не столько из местных, сколько из вытеснивших их беженцев из захваченной демонами Европы. Если бы не помощь России, которой не улыбалось иметь с ещё одной стороны дикую пустошь или того хуже, враждебное государство под властью инфералов, то никакого Северного Союза давно бы уже не существовало. Любой объём помощи им уходил как в чёрную дыру. Сколько не отправь, всё равно мало. А гонору-то, как у сверхдержавы полностью способной обеспечить себя всем необходимым!

Вот и получается эдакий чемодан без ручки. И бросить жалко и нести неудобно. Это, ещё не принимая во внимание вопросы человеколюбия. Слишком многих сумели захватить демоны, слишком мало осталось свободных людей. Фактически все они - лишь осколки, не более чем остатки когда-то огромного и могучего человечества. Но, увы, на свою беду, слишком разобщённого человечества. И до с их пор каждый старается держаться сам по себе. Несмотря на годы ужасных бедствий, каждый всё равно старается держаться сам по себе и выживать, если получается, за счёт другого. Но до тех пор, пока Башуров занимает пост верховного главнокомандующего, никто другой не будет спасаться от демонов и выживать за счёт России.

Карта северных территорий Российской Федерации растелилась на всём протяжении стены, от одного угла до другого. Качество изображения великолепное, казалось, что это нарисованная с удивительным мастерством картина, а не видеоизображение, транслируемое на интерактивных обоях. Изображавшие части армий разноцветные стрелки огибали одна другую, порой смыкаясь, порой охватывая какой-то важный районо в кольцо.

Запланированное масштабное наступление по разработанному генеральным штабом планом должно было вот-вот начаться.

Учтены предыдущие ошибки.

Подготовлены люди и средства.

Разработаны планы и кроме озвученных, общеизвестных целей наступления, есть и дополнительные, известные лишь узкому кругу. Этим наступлением верховный главнокомандующий ставил задачи не только освободить значительный объём захваченной демонами территории, но и вырвать у врага самое ценное, что только может быть - информацию. Кто такие демоны? Откуда и зачем приходят? В чём их слабые места?

Что-то было уже известно. Собрано по крупицам за годы бескомпромиссной войны за самое существование человечества в качестве свободной расы, а не рабов и не кормовых животных для пришедших из-за грани миров захватчиков. Но информации было мало, слишком мало. Чтобы она сложилась в целостную картину, следовало узнать больше. И стальной генерал планировал добыть её, вырвать из лап врага любой ценной. Даже ценной неудачи очередного наступления. Если никакой другой возможности узнать требуемое не будет. Любая цена, даже самая страшная - допустима, чтобы узнать то, что может принести в будущем к победе.

К окончательной победе над демонами.

Много умных голов с большими погонами гадали: как так получилось, что демоны, едва появившись, достигли столь впечатляющих успехов и почему в первые годы вторжения армии людей всё отступали, оставляя врагу города, гражданских и производственные мощности?

И ведь нельзя сказать, что к концу очередного века на земле наступил мир и процветание и военное ремесло оказалось забыто. Скорее наоборот. В мире где с каждым годом становилась вероятнее угроза четвёртой мировой войны, где редкий год проходил без какого-нибудь локального конфликта, где число военных или двойного назначения спутников как бы не превышало число гражданских. Назвать такой мир беззубым никак нельзя.

Однако всё перечисленное мало помогло, когда по всей планете вдруг открылись порталы, через которые хлынули орды разнообразных чудовищ. Точнее, неправильно будет говорить, что не помогло. Часть порталов удалось закрыть (к сожалению, временно) ядерными ударами.

Как здесь не вспомнить о так и не построенных городах на луне, где могла бы спастись часть населения? Да что там города, хотя бы несколько военных баз и электромагнитных катапульт, установленных на последней господствующей высоте старушки земли - её единственном спутнике, могли бы серьёзно переломить ситуацию в пользу людей! И ведь могли бы построить, если бы начали готовиться заранее.

Технологии имелись, не хватало желания.

И времени.

Необходимость космической экспансии, пусть не прибыльной, пусть даже убыточной, стала абсолютно понятна в самом начале вторжения, но времени на неё уже не оставалось.

Но всё же как так получилось, что возникшие как грибы после дождя порталы не были подвергнуты бомбовым ударам сразу после того как из них полезли разнообразные твари? Можно долго рассуждать о сверхъявственной природе вторгшегося врага. Можно свалить на появление инфералов - людей, согласившихся работать на демонов и получивших за это различные сверхъявственные способности. Причём требовалось именно добровольное согласие, хотя альтернативой ему и могла быть смерть или пытки, или пытки и смерть близких людей. Но находилось и предатели, самостоятельно приходившие к демонам. Вторая молодость для стариков, сила для слабых и власть для посредственностей - предлагаемых тварями искушений не счесть.

Наконец можно сказать, что демоны не считались с потерями и хотя миллиарды полуразумных адских тварей, десятки миллионов низших и тысячи высших нашли погибель на поле битвы, но там, откуда они прибывали, ещё оставалось их много больше и это стало причиной поражения человеческих армий. И эти слова тоже будут правдой.

Частью правды.

Но всё же первоначальные успехи по захвату демонами плацдармов откуда они затем с успехом развивали наступление принято объяснять иным. Резко, как удар головой о бетонную плиту, великая сфера миров включила в себя землю. Это произошло почти моментально и практически незаметно. Настолько незаметно, что о самом существовании великой сферы люди узнали много позже, от захваченных в плен демонов.

Внезапное появление захватчиков из-за грани миров почти инициировало начало четвёртой мировой войны. Вместо того, чтобы сражаться с врагом, развитые страны начали обмен ракетными ударами друг с другом. Первый удар накопленной людьми за десятилетия условного мира военной мощи пришёлся по самим людям. И только позже, опомнившись и разобравшись, что за вылезающими из порталов тварями стоит не условный противник из соседнего государства, люди прекратили воевать между собой и начали сражаться с демонами. К сожалению, каждая страна пыталась делать это сама по себе, слабо взаимодействуя с соседями. И когда уже опомнились и поняли, что враг у всех один и значит воевать с ним надо вместе, стало уже поздно.

Стало почти совсем поздно.

Демоны плохо переносили холода. Откатываясь всё дальше на север, армии людей получали передышку, учились воевать с новым противником и наконец установилось шаткое равновесие. Продвижение демонов остановилось, но и люди, после всех потерь и поражений, только мечтали отвоевать утраченное.

К сожалению демоны тоже учились. Если в начале они рассматривали людей как жертвенный скот и стремились разрушать города, заводы и фабрики, которые захватывали. То, за годы войны вторжения, бомбы, ракеты, снаряды и пули вколотили в их рогатые головы мысль о том, что технологии и их продукты делают сильными даже слабых людей. В начале войны демоны буквально разбирали захваченные города выдирая металл в любом виде - от железнодорожных рельс, до электрических проводов. Но позже они догадались: выгоднее, когда порабощённые люди сами производят столь драгоценные для них ресурсы на постоянной основе. Металл, стекло, определённые виды пластика, синтетика и целый ряд искусственных материалов. Всё это не имело аналогов там, откуда пришли демоны. И как всё редкое, представляло огромную ценность. Земля стала для демонов настоящим колондрайком уникальных материалов, какие сложно или вовсе невозможно производить не имя соответствующих технологий.

Когда рогатые осознали, насколько постоянная дань выгоднее одноразового разграбления, люди на захваченных территориях были переведены из разряда кормового скота, в разряд рабов. Тогда же начались массовые возвышения инфералов - им отводилась роль надсмотрщиков. На оккупированных землях возникали псевдогосударства под властью инфералов и демонов, где с различным успехом пытались восстановить часть уничтоженной за время вторжения промышленности. Но высокие технологии хрупки и требуют длинных цепочек производства всего необходимого. Кроме того, за двенадцать лет непрерывной войны с начала вторжения, вся уцелевшая промышленность была эвакуирована на север и инфералам приходилось не столько восстанавливать разрушенное, сколько создавать заново. Их технологии отставали от довоенных на целые поколения. Пока ещё отставали. Впрочем, демонов это вполне устраивало. Даже продукты относительно простых технологий пользовались ошеломительным спросом в других мирах великой сферы куда вели открытые порталы.

Остатки не покорившегося человечества воевали с марионеточными государствами инфералов столь же жестоко, как с самими демонами. Или даже более жестоко, так как враг он и есть враг, от него не ждёшь пощады и не даёшь её ему. А покорившийся врагу предатель заслуживает самой худшей кары во много раз страшнее обычной смерти.

Глава четвёртая. Драконы в зимнем северном небе

Из труда "Первая межмировая. Война вторжения" профессора Алексея Геннадьевича Непийвода. Глава "Rраткая хроника вторжения":

Ситуация в мире на момент "перелома веков" (конец двадцать первого и начало двадцать второго) сложилась весьма накалённая. Такие сверхдержавы, как США, Китай, Россия, Азиатский союз и их сателлиты пристально следили друг за другом, исподволь готовясь к новой мировой войне за почти нетронутые ресурсы Арктики и Антарктики. За углеводороды. За оставшиеся месторождения редкоземельных металлов. Просто за чистую воду.

Редкий год обходится без парочки крупных терактов или иных провокаций кого-нибудь против кого-нибудь. В мире царит атмосфера всеобщего недоверия и обречённого ожидания скорой большой войны.

1-ый год. Великая Сфера включает в себя новую планету - нашу с вами землю. Сквозь плоть земли, камень и грязь, прорастают врата, или, как их ещё называют, портальные площадки. Мировые сверхдержавы пытаются засекретить и исследовать появившиеся на их территориях необычные объекты. Каждая сторона подозревает, что странный феномен может быть чьей-то новой провокацией, произведённой с непонятной целью. В мировой политике делаются несколько крайне громких и столь же бредовых заявлений.

Появляются слухи о необычных существах, появляющихся ниоткуда и уходящих в никуда. Кто-то утверждает, будто видел самого настоящего эльфа. Кто-то сумел заснять на телефон якобы гнома. А кто-то третий, с пеной у рта, утверждает будто его знакомого, у него на глазах, растерзал гигантский пёс размером с телёнка и с пылающей шерстью. Множатся сообщения об исчезновениях людей и нахождении тел умертвлённых необычными и непонятными способами. Правительства всех стран, без исключения, хранят молчание.

2-ой год. Первая волна вторжения. Следует полагать, что миньоны Легиона всё же провели некоторую разведку, а не вторглись в наш мир полностью "наобум" как считают некоторые историки-исследователи. Иначе никак нельзя объяснить тот факт, что первоначальные удары всё пребывающих войск Легиона оказались нацелены на наиболее крупные по численности города. Когда буквально "из ниоткуда" начали вываливаться орды демонических тварей. Когда они принялись пожирать, терзать и убивать попадающихся на их пути мирных людей сотнями тысяч. Тогда мы, земляне, совершили одну из главных ошибок в начавшейся войне - мировые сверхдержавы принялись воевать между собой.

Конечно, застигнутых врасплох полководцев и военные интеллектуальные системы не подозревающие о возможности вторжения из другого мира и решивших, в условиях резко наступившего хаоса, что подверглись внезапной атаке можно понять. Понять можно, но простить их ужасную ошибку никак не получается.

Ракеты вынырнули из шахт. Капитаны стратегических бомбардировщиков, несущих дежурство в небе, вскрыли запечатанные конверты с приказами. Подводные крейсера, резко потеряв связь с центрами управления, выхватывая из гудящего радиоэфира обрывки сообщений и новостей, не понимали, что происходит. Орбитальные спутниковые группировки, настроенные в ожидании третьей мировой на параноидальный лад, без приказа начали воевать между собой и сбивать друг-друга.

Пока лидеры стран разобрались в происходящем, человечество чуть было не начало воевать между собой прямо в разгар первой волны демонического вторжения. И в это "чуть" попал не один и не два уничтоженных ядерными ударами города и целые армейские корпуса прекратили существование во время первоначального обмена ударами. Пока одумавшиеся люди не успели остановить раскручивающуюся колесницу междоусобной войны.

3-ий год. Противник наконец определён и это проклятые твари бесконечным потоком лезущие из-за грани миров. Каждое страна пытается защитить свою территорию собственными силами, но можно сказать, что человечество хотя бы формально объединяется перед лицом общей угрозы.

До семидесяти процентов земной территории захвачены демонами или превратились в обезлюдившие пустоши. Все, без исключения, мировые столицы пали. Множество стран, особенно располагавшиеся в тёплых климатических поясах, полностью прекратили своё существование попав под власть захватчиков. Но первая волна демонического вторжения остановлена. Образуется относительно устойчивая линия фронта. Отступив глубоко на север, люди пусть с трудом, но сдерживают натиск демонов, заметно слабеющих во время сильных морозов.

Свободные территории Российской Федерации составляют так называемый "пояс жизни" из крупных северных городов. Это Анадырь-Якутск-Мирный-Норильск-Новый Уренгой-Салехард-Воркута-Мурманск.

Соединённые штаты Америки уверенно защищают от демонов Аляску и больше половины спешно аннексированной ими Канады.

Складывается так называемый Северный Союз, как объединение остатков Швеции, Норвегии и Финляндии, со столицей в городе Томсё.

На месте Исландии и Гренландии образуются одноимённые островные республики (самоназвание "свободная республика Исландия" и "свободная республика Гренландия") состоящие не столько из местного населения, сколько из беженцев со всего мира, в первую очередь из Европы и Великобритании. Военные силы и инфраструктуру островных республик составляют флоты бывших стран Евросоюза и Великобритании, сбежавшие туда после захвата демонами европейских государств.

Люди земли, с удивлением, узнают, что их планета насильно включена в некий Доминион Багрового Пламени. И от этого самого доминиона поставлен демон-принц, первый наместник земли.

4-ый год. Опомнившиеся люди проводят ряд локальных контрнаступательных операций. В частности, в результате спецоперации США включающей в себя скоординированные удары воздушных сил и дальнобойных ракет, убит первый наместник земли. Для его уничтожения пришлось пожертвовать целым городом, где наместник обосновался и принялся строить себе личный некрополь с костяным дворцом в центре. Город, со всеми пережившими завоевание мирными жителями, сгорел в атомном пламени. Вечная память невинным, чья невольная жертва позволила убить первого из поставленных Владыкой доминиона багрового пламени наместников мира Земля.

Прибытие нового демонического принца. Второго наместника непокорной планеты из центральных миров доминиона.

5-ый год. Второй наместник начинает вторую волну вторжения. Завязшая в позиционных боях на границах "пояса жизни" демоническая армия получает множественные подкрепления из центральных миров доминиона. Все ранее освобождённые территории поглощены демонами вновь. Фронт прогибается, но стоит. Ценой героических усилий люди сдерживают напор тварей.

На захваченных территориях демонами создаётся ряд полностью подконтрольным им марионеточных псевдогосударств во главе предателями рода человеческого - инфералами.

На взгляд демона планета Земля просто неприлично богата. Подавляющее количество качественного металла, стекла, всех проих материалов. Всё это варварски разграбляется. Оставшиеся на захваченных землях машины, в том числе военные, в том числе неповреждённые оружейные склады - всё разрушается, портиться, вывозиться через портал в Доминион в виде сырья. Демоны даже не пытаются понять или как-то использовать захваченное человеческое оружие и машины. Предатели-инфералы пытаются подсказать своим новым хозяевам, но те их не слушают. Да и число этих предателей не так велико, как может показаться. К чести человечества надо сказать, что число учёных, грамотных инженеров, опытных военных, врачей, конструкторов и вообще специалистов своего дела среди инфералов крайне мало. Отчасти это связано с тем, что работающих головой или руками людей в предвоенном мире было не так много. А принявший в себя силу бездны бывший менеджер, или грузчик, или продавец, или туроператор и так далее - почти не способен помочь демонам понять технологии землян и адаптировать их под себя.

6-ой год. Вторая волна вторжения выдыхается, не добившись крупных успехов. Линия фронта остаётся там, где стояла раньше. Каждым летом демоны усиливают напор, вдавливая линию вглубь остающихся подконтрольных людям земель. Каждой зимой люди выправляют линию фронта обратно, дополнительно проводя локальные освободительные операции, вывозя забытое при спешном отступлении оборудование или освобождая дефицитных специалистов, оставшихся на захваченных демонами землях.

Не имеющие сухопутных границ с демонами, островные республики проводят политику самоизоляции. На словах они поддерживают общую борьбу объединённого человечества, но по факту стараются игнорировать призывы и минимально участвовать во всех крупных совместных операциях.

Апеллируя к неимоверным богатствам нового мира Доминиона, второй наместник выпрашивает у Владетеля новую армию демонов, обещая в короткие сроки искоренить сопротивление людей и полностью подчинить новый мир.

7-ой год. Второй наместник земли ликвидирован в ходе совместной операции России и США. В этот раз остатки межконтинентальных ракет решили приберечь. После мощного авианалёта на город, где основал свою резиденцию второй наместник, следует массовая высадка десанта. В течении двух дней идут кровопролитные городские бои, заканчивающиеся со смертью демона-принца, второго наместника мира Земля. Но его смерть не отменяет начало третьей волны вторжения.

Под напором третьей волны вторжения люди теряют часть ранее удерживаемых территорий. Впервые, вместе с низшими демонами, адскими тварями и драконами, в войне против человечества активно участвуют инфералы. Кое-как начав восстанавливать разрушенные производственные цепочки на занятых демонами землях, они воют, используя технологическое оружие на несколько поколений отстающее от современного. При этом личная магическая сила инферала компенсирует несовершенно вооружения. Демоны по-прежнему атакуют с голыми руками или примитивным средневековым оружием чудовищных размеров и крайне низкого качества.

8-ой год. Прибывший из Доминиона третий наместник Земли, демон-принц Ашарх~Иш~Аш, проводит политику, отличающуюся от политики своих предшественников. Во-первых, он скрывается, не давая возможности людям обнаружить своё конкретное местоположение и попытаться уничтожить его. Во-вторых, марионеточные государства инфералов получают больше свободы. Инфералы начинают всё активнее восстанавливать производственные цепочки, разворачивая массовое производство до предела упрощённых копий оружий и военной техники. Демоны прекращают без разбора выжимать в храмах страданий захваченное мирное население. Хоть что-то умеющие специалисты отделяются от остальных. Теперь у них появляется третья альтернатива между смертью на алтаре и превращения в инфералов. Они могут оставаться собой, начав работать на врагов. Некоторые соглашаются. Некоторые нет.

Опасаясь того момента, когда третий наместник Ашарх~Иш~Аш вооружит армии Легиона дальнобойным земным оружием, лидеры выживших стран планируют мощное совместное контрнаступление. Планируется освобождение до пятидесяти процентов захваченных демонами территорий.

Контрнаступление начинается удачно. Освобождены первые города. Но мощный порыв человеческих армий прерывает предательство российского верховного главнокомандующего, адмирала серверного флота, Кравцова Михаила Богдановича. К счастью, предательство адмирала, в самый последний момент, разоблачается его другом и соратником, Башуровым Леонидом Сергеевичем, уже получившим на тот момент своё знаменитое прозвище "генерал-сталь" или "стальной генерал".

В окрестностях Мурманска, новой северной столицы России, обнаруживаются крупные отряды скрытно прибывших туда демонов и инфералов. Бои за Мурманск длятся больше недели. В это время российская сторона спешно сворачивает контрнаступление. Русская армия спешно откатывается назад.

В битве за Мурманск побеждают люди. Адмирал-предатель бежит из города захватив с собой львиную долю кораблей северного флота. Таким образом Россия оказывается лишённой флота, за исключением нескольких подводных атомных крейсеров, несущих в период предательства адмирала дежурство или выполнявших боевые задания. В дальнейшем Российская Федерация вынуждена полагаться в защите с моря на своего соседа, Северный Союз. В обмен Федерация защищает воздушное пространство Северного Союза и экспортирует ему продукты высоких технологий (в первую очередь ядерные реакторы) с огромной скидкой, фактически в обмен на рыбу и морепродукты.

Из-за вынужденного выхода России из общего контрнаступления, оно вскоре захлёбывается. Отдельных успехов ещё добиваются американцы, но закрепиться на новых рубежах у них не получается. Демоны усиливают напор, забирая обратно все освобождённые людьми земли.

Верховным главнокомандующим России становится бывший полковник арктических войск, Башуров Леонид Сергеевич. Человек прозванный в народе "стальной генерал".

9-ый и 10-ый, годы. Демоны атакуют коротким северным летом. Люди пытаются огрызаться во время длительных зим. Россия залечивает рану нанесённую предательством адмирала Кравцова. Спешно увеличивается численность армии и трудовых отрядов. Страна готовится повторить несостоявшееся освободительное контрнаступление с новым результатом.

Третий наместник земли вынашивает собственные планы. Демонический легион медленно, очень медленно, перевооружается. Многочисленные демонические лорды и дьяволы активно сопротивляются самой попытке разобраться и использовать земные технологии и науку. Это кажется им отвратительным и не нужным. Третий наместник Ашарх~Иш~Аш постепенно прогибает свиту под себя, но процесс движется крайне медленно. В первую очередь демону-принцу не хватает грамотных специалистов среди землян способных заново выстроить разрушенные во время войны вторжения технологические цепочки. Множество бывших инженеров, конструкторов и учёных не пережили десять лет демонического владычества. Часть из тех, кто пережил и сохранил знания просто отказываются работать на врагов предпочитая честную смерть подлому предательству.

11-ый год. Неотличимые с виду от обычного человека инфералы организуют множество крупных терактов на свободных человеческих землях. Убит предыдущий президент северного союза. На его место приходит новый. Организовываются два покушения на генерала Башурова, но армейская контрразведка начеку и верховный главнокомандующий не пострадал.

Стальной генерал активно работает над попыткой организовать второй "крестовый поход", как иносказательно называют подготавливаемую глобальную операцию по освобождению и дальнейшему удержанию ряда захваченных демонами областей.

Люди пытаются отыскать где скрывается третий наместник земли, но безуспешно. Впечатлённый смертью двух своих предшественников, тот регулярно меняет место пребывания. Флот уведённый предателем-адмиралом Кравцовым, свинцовой гирей нависает над всеми прибрежными территориями людей. Одним своим существованием сковывая возможности участия островных республик в общем контрнаступлении.

12-ый год. Всё должно решиться в самое ближайшее время. Может быть прямо в этот, двенадцатый по счёту год с начала войны вторжения.

Третий наместник мира Земля от Доминиона Багрового Пламени и полководец Легиона, демон-принц Ашарх~Иш~Аш сидел в одиночестве над картами. Услужливые слуги отобразили на широких листах последние полученные разведданные на тему планируемого людьми зимнего наступления. Если сложить все листы в стопку, то её толщина окажется больше сантиметра. В различных масштабах, с различной степенью детализации, карты отображали всю поверхность нового мира, двенадцать зим назад вошедшего в пространство великой сферы.

Низшие демоны поголовно, а вдобавок к ним и те из высших, кто поглупее, думают, что высокопоставленные иерархи, вроде принцев и лордов, только и делают, что сутки напролёт развлекаются: совокупляясь с рабынями из числа туземцев и пожирая их. Мучают и убивают на алтарях рабов, доверху наполняя разряженные камни душ энергиями боли и смерти. Плавают в кровавых бассейнах. Без ограничения пожирают мозги и сердца рабов.

Примитивные умы низших демонов руководствуются простой логикой: если можно невозбранно развлекаться, то чего ждать и медлить?

Если бы всё было настолько просто!

Когда-то очень давно Ашарх~Иш~Аш и сам так думал, когда был гораздо слабее и занимал место дьявола в иерархии высших демонов доминиона. Реальность внесла свои коррективы. Конечно, он мог бы прямо сейчас вызвать к себе сотню рабынь любого вида и из любой покорённой легионом расы. Мог бы позабавиться с ними, тем самым немного пополнив и улучшив поголовье низших демонов, коим и без того нет числа. Но зачем? Подавляющая часть демонов выращивается в инкубаторах, а не в животах рабынь. Просто потому, что это инкубаторы многоразовые и выращивать низших в них экономически выгоднее.

Ашарх~Иш~Аш мог в любой момент пожрать любого из своих рабов, кроме разве особенно ценных. А местных человечков, властвовать над которыми поставил его владыка доминиона он мог и вовсе жрать без счёта. Даже после затянувшейся войны их здесь всё равно осталось столько, что одному демону не употребить и за тысячу лет непрерывного жора. Вот только без перерыва жрать надоест гораздо быстрее. Да и на его уровне развития уже практически нет особой пользы от поглощения жизненных энергий примитивным существ. Разве только если тех будет сразу несколько миллионов. Но, во-первых, пожрать миллион человек элементарно муторно и очень долго. При желании можно найти других существ, гораздо более наполненных жизненной силой и магией. А во-вторых, владыка доминиона, сквозь когти смотрит на развлечения наместников покоряемых легионом миров, но только если эти развлечения не мешают делу.

А надо сказать дела, в мире Земля, шли далеко не так хорошо, как хотелось бы.

Ашарх~Иш~Аш поскрёб когтём прочную красную кожу на подбородке и грозно рыкнул, вызывая секретаря. Умный, услужливый дьявол, выбранный демоническим принцем как раз за редкой проницательности (у демонов, стоящих на данной ступени развития) ум, тотчас появился в комнате. Он прекрасно знал, что хозяин любит размышлять и работать с картами в одиночестве, но при этом требует моментального исполнения своих приказов.

Как, собственно, и любой демонический принц или лорд от входящих в его свиту и всех нижестоящих.

-Омарх, ты проследил за подготовкой, чтобы всё было так как я хотел? -спросил наместник.

Глубоко поклонившись и чуть было, не чиркая рогами по полу, дьявол-секретарь почтительно ответил: -Ваше повеление исполнено в точности.

Место, где они сейчас находились раньше создавалось как личное бомбоубежище одного главы мелкой европейской страны. Кровожады вычистили его от растерзанных тел предыдущего владельца, его телохранителей и техников. Однако дверные проёмы, столы и всё прочее предназначалось для использования существами человеческих размеров. Поэтому и наместник, и дьявол-секретарь по имени Омарх и другие высшие демоны должны были значительно уменьшить свой истинный размер, чтобы комфортно себя чувствовать в покоях бывшего бомбоубежища, а ныне временной резиденции третьего наместника мира земли.

Проклятые земляне! Мысль о том, что он вынужден скрываться от них, чтобы защитить свою жизнь привычно обожгла яростью сознание Ашарх~Иш~Аша. Впрочем, голос разума, напомнивший о судьбе двух предыдущих наместников, присланных в этот проклятых мир, заставляла временно примириться с создавшимся положением.

Конечно, те два его предшественника были изрядными дураками. Тупые, разожравшиеся без всякой меры, исполины. Но при этом потенциал их обоих находится примерно на уровне принца. И то, что каким-то полностью бесталанным, в магическом плане, смертным удалось прикончить двух демонических принцев одним этим фактом заставлял относиться к землянам с опаской и уважением.
Точнее даже не к самим землянам, а к тому, что они называют "наукой" и "технологией". Неспособные не накапливать, не использовать ни грана магической силы, люди из мира Земля сумели создать аналоги магических способностей. Странные и непонятны. Но при этом, без сомнения, эффективные и смертельно опасные.

Двое прежних наместников этого не понимали.

Туда им и дорога.

Но Ашарх~Иш~Аш не такой.

Он гораздо умнее и понял, что если суметь поставить себе на службу хотя бы часть земных "технологий", то это многократно увеличит его возможности, силы и его богатство. Это мир просто неприлично богат. Столько металла, стекла и всего остального. Но можно получить в десятки раз больше, если не пытаться забрать всё силой, а заставить покорённых землян самим производить для него свои удивительные товары.

В своё время Ашарх~Иш~Аш был ошарашен, когда понял: то, что земляне называют "поточной производственной линией" изготавливающей редчайшие предметы роскоши может легко обвалить внутренний рынок Доминиона Багрового Пламени. А то и экономику всех, захваченных Легионом, миров.

Их чудесное и опасное, но такое сложное и капризное, оружие может бесконечно усилить его личную гвардию. И тогда уже можно будет попробовать замахнуться на что-то большее, чем пост наместника ещё одного, покорённого Легионом, мира. Например, на место Владыки. Стать во главе доминиона!

Но тихо! Такие мысли лучше, как следует прятать и скрывать, пока они ещё так далеки от осуществления.

Прикрыв глаза, Ашарх~Иш~Аш вспоминал, как сложно ему было заставить закостенелых в плену прожитых тысячелетий дураков прислушаться к его словам. Как он объяснял, показывал, приказывал и требовал получше приглядеться к используемым землянами оружию. Попытаться понять принципы его работы и поставить на службу Легиону. Он запрещал без разбора тащить на алтари бывших учёных или конструкторов, если таковые находились среди рабов. Он неизменно, раз за разом, вставал на сторону "возвышенных" из людей (они называют таких инфералами) в их спорах с высшими демонами из его свиты.

И всё равно, пока он не казнил десяток самых упорных и тупых дьяволов и показательно не вырвал сердца у двух лордов - дело не двигалось с места. Поэтому так важны были молодые выскочки вроде этого же дьявола Омарха, кто понимал и разделял его цели. Кто надеялся поставить "технологии землян" на службу Легиону и с их помощью вознестись так высоко и быстро, как не смел раньше и мечтать.

Но всё было совсем не просто.

"Технологии" землян требовали выполнения кучи разных условностей, чтобы работать. К тому же сбежавшие на дальний север, где большую часть года царил такой ужасный холод, остатки землян каким-то образом умудрились не скатиться в варварство. Наоборот, они сумели организоваться и год от года доставляли всё больше и больше проблем. Доходило до того, что Ашарх~Иш~Ашу приходилось постоянно выпрашивать у Владыки всё новые и новые орды и армии низших демонов. А проклятые земляне методично и эффективно продолжали перемалывать их, хороня сотнями тысяч в северной, промороженной, земле.

К счастью неисчислимые богатства нового мира позволяли не урезать поставки в казну доминиона и при этом делать богатые подношения высшим из близкой свиты Владыки, чтобы те хорошо отзывали при нём о Наместнике.

Но терпении Владыки не бездонно, и он уже не раз и не два интересовался, когда же наконец будет додавлено сопротивление жалких людишек и Земля полностью покориться Доминиону? То и глядишь, решит ещё, что Ашарх~Иш~Аш не справляется и поставит нового наместника. Этого ни за что нельзя было допустить.

Друзья из свиты Владыки, уже намекали наместнику, что в ближайшее время этот мир должен окончательно пасть к ногам легиона. В противном случае падёт сам наместник.

Первое правило иерархии демонического легиона: нельзя расстраивать вышестоящих.

Наместник не слишком беспокоился о тех, кто заперся на островах и старается не высовывать оттуда носа. С ними он справиться позже, а пока морские чудовища-левиафаны надёжно стерегут берега островов, называемых людьми Исландией и Гренландией и ещё десятка горазда более мелких и расположенных в южных водах. Главной головной болью Наместника являлись две континентальные страны, именуемые Россией и США. Будучи оттеснёнными далеко на север и потеряв свои южные и серединные территории, они умудрились сохранить высокий уровень технологий недостижимый для поделённых на улусы под управлением возвышенных инфералов захваченные земли. И хуже того, они сохранили боеспособные армии. Пусть более малочисленные, по сравнению с теми, которые имелись на начало вторжения, но зато научившиеся воевать с демоническим легионом и от того гораздо более опасные.

Наместник заранее знал: зимой люди пойдут в большое наступление. Они договорились об этом между собой, планируя начать наступление одновременно на обоих континентах.

Проклятый холод ослабляет лучших бойцов легиона. И драконам, и титанам, и даже высшим демонам приходится тратить часть сил на поддержание комфортной среды в непосредственной близости от их тел. В течении часов или даже дней на тридцатиградусном морозе или ниже, падение силы ощутит даже он - одно из сильнейших существ в этом мире, его Наместник. Но у этого есть и обратная сторона: люди привыкли к слабости демонов зимой. Их можно обмануть.

Ашарх~Иш~Аш собирался воспользоваться массированным наступлением земных армий, чтобы разбить их всех и уже потом, без особых усилий, захватить лишённые защиты города.

Он приготовил несколько крупных сюрпризов человеческим полководцам. Нечто такое, с чем им ещё не приходилось сталкиваться раньше, за все двенадцать лет войны с Легионом.

О да, он приготовил не один и даже не два, а целых три сюрприза и все вместе они гарантируют неминуемое поражение армии землян.

Первый сюрприз уже приведён в действие.

Ашарх~Иш~Аш впился взглядом в продолжающего покорно стоять склонив голову Омарха. Наместник листал память дьявола, не заботясь о том, что его грубое вторжение причиняет слуге сильную боль. Перед мысленным взором наместника проплывали образы десятков и сотен драконов, собранных вместе. Сама по себе немалая сила. Но по его приказу на молодых драконов, чья магия ещё слаба, навешаны по сотне созданных рабами-мастерами мощных бомб. А древние ящеры несут на себе тысячи рельсовых направляющих для ракет. Магия тысячелетних драконов позволяет им подниматься и летать с огромным перевесом. А массированный залп неуправляемыми ракетами послужит неплохой прелюдией к драконьему пламени от которого горит даже металл.

Наместник собирался напасть первым на пока ещё только собирающих силы в единый кулак землян.

-Ты всё хорошо сделал, Омарх, -вынес вердикт наместник.

-Благодарю за похвалу... господин, -подвергнутый грубому ментальном воздействию дьявол упал на колени, часто и мелко дыша.

Наместник не без брезгливости взглянул на верного слугу, но вспомнил, что тот всего лишь дьявол - низшая из ступеней развития, которую только относят к высшим демонам. Достав из ящика стола мелкий камень душ, Ашарх~Иш~Аш щелчком отправил его в полёт к Омарху.

Заходившийся в приступе кашля дьявол, однако ловко поймал кристалл и приложив к губам как будто всосал содержавшуюся в нём силу. После чего камень душ потускнел.

-Бесконечно славлю вашу щедрость, владыка.

-Иди отсюда, -повелел наместник, но тут же передумал. -Хотя постой. Принеси мне этот ... как там его ... телефон. Я желаю говорить с тем возвышенным адмиралом. Скоро настанет его черёд искупить свою прошлую ошибку.

Пока Омарх отсутствовал, наместник ударился в воспоминания. Легиону и прежде встречались опасные противники. Но чем кровопролитнее была война, тем больше новой силы, в конечном счёте, обретал демонический легион. Те же драконы, каких трудов стоило покорить их кланы? Сейчас они входят в свору легиона на положении боевых псов. Вспомнить конклав великих магов в мире, называемом Анрон? Выжатая из них и поглощённая сила позволила возвыситься Ашарх~Иш~Ашу, перейдя со ступени лорда на ступень принца. А сам Анрон превратился в один из миров-маток, поставляющих бесперебойный поток адских гончих, ракшасов, четырёхруких, кровожадов и прочих низших демонов для Легиона.

Когда он окончательно покорит землю, сила людей станет его силой. Процесс превращения уже запущен. Всё больше низших демонов вооружаются создаваемым людьми оружием. Пулемёты, гранаты, мины, пушки, ракеты - всё это прекрасно служит новым хозяевам. Когда земля покорится, рабы-земляне займут место новых оружейников легиона взамен ранее покорённой расы гномов. Это гораздо лучше, чем перейти в разряд мясных рабов или рабов для жертвоприношений.

Услужливый Омарх вернулся с проводным телефоном, почтительно передавая снятую трубку наместнику.

-Скоро придёт твой час, адмирал Кравцов, -проговорил Ашарх~Иш~Ашу. -Готовься и готовь своих людей. Приходит ваше время доказать свою полезность доминиону.

В трубке прозвучал хриплый голос: -Слушаю и повинуюсь, хозяин.

***

Ветер под крыльями пел тягучую песню. Горхан любил ветер и ненавидел холод, отнимающий часть его сил и делающий немного слабее.

Древний дракон, возрастом в добрых два, с половиной, тысячелетья вёл стаю собратьев, чтобы по приказу хозяина обрушить его гнев на посмевших сопротивляться людишек. О, люди этого мира не такие, как их собратья в других мирах. Нет, с виду они те же самые. Слабые и жалкие существа. Но их стреляющие жезлы так больно ранят, а мощные копья летят, разгоняя себя сами и от них не увернуться, одна надежда - на заранее выставленный щит и на то, что первым успеешь сбить такое копьё заклинанием.

Так говорили другие драконы. Сам Горхан впервые прибыл в этот мир, присланный Владыкой доминиона в помощь местному наместнику неспособному справиться с какими-то людишками, пусть и закованными в металлические шкуры. Разве это так сложно?

Сколько он сожрал разных рыцарей, тоже облачённых в броню, дополнительно пропитанную магией. Сколько десятков рыцарей-чародеев из народов эльфов, оборотней-зверолюдов, орков и всех прочих попались ему на зубок. И самое сложное было выковырять их сочные тела из малосъедобного железа. А ведь тогда Горхан был намного младше и, следовательно, слабее, чем сейчас.

Поэтому древний дракон не боялся предупреждений других старейшин, успевших повоевать с местными людишками. Они просто слабаки. Он самый сильный здесь. Он самый древний. Он - вожак стаи.

Немного мешала лететь установленная на спину громадина. Какие-то стволы, трубы. Всё пахнет огнём и металлом и ещё какими-то незнакомыми, резкими запахами. Кроме этой штукенции приходилось нести на спине десяток людишек. Не простых, конечно, а отмеченных бездной. Слуг и рабов демонов.

Горхан их презирал как может презирать ползущего по ней муравья гора.

Однако приказ высших демонов неоспорим и должен быть исполнен.

Продолжая мерно взмахивать большими кожистыми крыльями, хотя в том и не было большой нужды, Горхан отдался ощущению полёта и экстазу близкого боя. Он достаточно стар, чтобы помнить время, когда Легион вторгнулся и завоевал мир драконов. О, это были славные битвы. Старейшие патриархи драконьего племени сошлись в сражении с демонами-принцами окружёнными свитами из демонов-лордов и дьяволов. Драконьи кланы проиграли Легиону их кладки были разделены между участвующими во вторжении доминионами. Молодым ящерам пришлось принести нерушимые клятвы верности новым хозяевам. В их числе был и Горхан.

Впрочем, древний дракон нисколько не мечтал об объединении драконьего племени и возвращении ему свободы. Какая разница кому подчиняться - высшим демонам или старейшинам племени? Главное для любого дракона это возможность летать и сражаться, а Легион с избытком обеспечивает обе эти потребности.

Как сладко жечь огнём с неба почти беззащитных наземных существ. Как приятно пожирать их тела, ещё тёплые и покрытые корочкой пепла.

Горхан помнил, как ещё давно, когда был молодым, но уже матёрым, драконом он охотился за воздушными магами, умеющими парить на лёгких, изящных дельтапланах. Как здорово было гоняться за ними, словно за бабочками. И глотать, глотать не разжёвывая.

Он помнил, как нападал сверху и жёг огнём бронированные, но медлительные дирижабли гномов. О, это было прекрасное побоище. А после он забрался по широкому ходу в их подземный город под горой и выжег там всё и выжрал всех. От жара его пламени расплавилось и потекло спрятанное запасливыми коротышками золото. Он широкими глотками пил тогда эту реку расплавленного металла с попадающимися в ней вкраплениями драгоценных камней. Чешуя Горхана от избытка выпитого золота приобрела благородный золотистый цвет и стала гораздо прочнее. Он тогда выпил столько золота в городе под горой, что потом ещё несколько дней испражнялся им. Дракон специально летал вокруг горы и оставлял после себя золотые кучи. Представляя, как жалкие потомки уцелевших гномов, обуреваемые жадностью, будут копаться в его застывших испражнениях и переваренных остатках их гномьих предков, выковыривая оттуда вкрапления застывшего золота из разграбленной и пожранной сокровищницы их народа. Горхан громко и торжествующее ревел, насмехаясь над остатками растоптанной гордости очередной завоёванной Легионом расы.

Вот и сейчас он рвался в бой. Хотел испытать так ли страшны придуманные людишками железные драконы, о воздушных боях с которыми ему рассказывали сородичи.

-Расстояние для пуска ракет подходящее, -мысленно передал Горхану старший из инфералов, которых ему приходилось нести, вместе с их громоздкой, тяжеленой и вонючей металлической штукой у себя на спине по приказу вышестоящих.

-Прикажи остальным, кто несёт ракеты, выстроится полусферой и по возможности замереть, -продолжал телепатически передавать инферал.

В другое время древний дракон бы просто раздавил бы смеющего отдавать ему указания наглеца. Даже жрать бы побрезговал. Но сейчас он должен был слушаться. Так повелел посланец наместника этого мира, подчиняться которому ему приказал Владыка доминиона.

Между тем сидящие у него на спине, как блохи, инфералы переговаривались между собой. Из-за пронизывающего ветра на высоте и сильного холода, им приходилось разговаривать мысленно. Поэтому Горхан легко их подслушивал, даже если не хотел этого.

-Такую крупную стаю сто процентов заметили, -сказал один. -Наверняка нас ведут уже минимум полчаса.

-Не дрейфь, -одёрнул старший. -Чистые ещё ни разу не сталкивались с тем, чтобы демоны так активно применяли "человеческое" вооружение вроде ракет и бомб. Они сейчас ждут, что драконы, как всегда, попытаются подлететь поближе и снизятся. Вот там чистые и готовятся нас сбивать. Предварительный ракетный обстрел заставит их запаниковать. И вот тут эти живые и огнедышащие бомбардировщики скажут своё веское слово выжигая всех чистых под чистую.

-Гык, чистых и под чистую. Да ты поэт, командир!

-А ты работай, если не хочешь отправиться в полёт вниз без парашюта. Загружай ракеты в направляющие, -потребовал старший.

-Да загружаю, загружаю. Всё, можно давать первый залп.

Дальше со спин двух десятков древних ящеров сорвались сотни огненных стрел, устремившихся к земле. К огням внизу, отмечающим границы армейского города сразу за крепостями и бункерами ноябрьского укрепрайона.

Инфералы принялись загружать новую порцию для второго залпа, а сотни четыре молодых драконов, выполняя приказ повелителя, резко пошли вниз. Сидящие у них на спине низшие демоны принялись торопливо хватать огромные железные шары и бросать их вниз. При ударе об землю железные шары взрывались, также, как и выпущенные минутой ранее огненные стрелы. И в завершении всего этого, снизившийся дракон, обдавал всё под собой струёй концентрированного пламени, от которого земля спекалась в камень, а обычный металл плавился и тёк как ручей. Выдув запасы пламени, ящеры поднимались вверх и заходили на повторный заход. А удержавшиеся у них на спинах и не свалившиеся вниз демоны продолжали бросать вниз взрывающиеся железные шары и резать крепления, которыми те крепились на спине дракона.

Ночь осветилась ярче, чем светлый день. Куда ни глянь вниз - везде бушевали пожары, что-то или взрывалось само по себе или просто горело.

Горхан разочарованно оскалился. Это было слишком легко и даже не интересно.

Но тут сразу двух молодых драконов разорвало в клочья и на землю пролился фонтан их кипящей, чёрной крови.

-Копья! -закричали драконы. -Люди бросают в нас свои большие, летающие копья.

-Чёрт, противовоздушные ракеты. Кто-нибудь заметил откуда они вылетели? -уловил Горхан речь продолжающего сидеть у него на спине инферала.

Ещё не меньше десятка молодых драконов взорвались фонтанами кипящей крови и обугленного мяса. А вокруг одного из древних драконов замерцала сфера щита и на её границе раздался мощный взрыв, похожий на мгновенно выросший огненный цветок. Пострадавший ящер замотал головой и отшатнулся, отчего установленная у него на спине конструкция для запуска огненных стрел оторвалась и полетела вниз, вместе с крохотными фигурками инфералов.

Горхан радостно взревел. Похоже этот бой всё-таки может стать ещё интересным.

***

В штабе армии, собиравшей силы для решительного контрнаступления от бывшего города Ноябрьск и дальше, царила напряжённая и вместе с тем радостная атмосфера.

-Купились, товарищ полковник! - радостно докладывал молодой связист. -Разбомбили фальшивый лагерь. Прямо в пыль там всё разнесли. Всё проутюжили. А настоящий военный городок совсем не пострадал, так и стоит с выключенными огнями в режиме максимальной светомаскировки.

Внимательно вчитывающийся в выводимую на экран информацию, полковник резко прекратил общее оживление в штабе: -Тихо! Все видели, чем они с начала выстрелили? Это настоящий, мать, его, ракетный залп. Пусть и из неуправляемых ракет. Аналитики ожидали, что драконы в этот раз будут активно сбрасывать самодельные бомбы. Но ракеты?! И не десять штук, не сотня, а как бы не пара тысяч. Немедленно сообщите об этом в ставку главнокомандующего. Замаскированным точкам противовоздушной обороны разрешить вести огонь по собственному усмотрению. Воздушному охранению даю приказ вступить в бой.

Посмотрев на забегавших штабных, полковник покачал головой и добавил: -И объявите уже воздушную тревогу на территории настоящего военного городка. Больше нет необходимости соблюдать светомаскировку.

***

Конечно младшего лейтенанта Романенко никто и не потрудился предупредить о проводимой командованием операции "ловля крупной рыбы на фальшивую блесну". Не того он был ещё полёта птица, чтобы его лично командование о чём-то там предупреждало.

К тому же никто не мог сказать точно, когда демоны решат нанести превентивный удар по так удобно собираемым в одном месте многочисленным отрядам российской армии. Может сегодня нанесут, может завтра. А возможно и вовсе не решатся, чуя заготовленную ловушку. Поэтому обычных солдат и младших офицеров никто не дёргал. Никто им ничего не говорил, позволяя спать себе спокойно и не просыпаться от каждого ночного шороха. Требуя только беспрекословного соблюдения правил световой маскировки.

Поэтому так и получилось, что когда раздался первый оглушающий грохот близкого разрыва крупной бомбы, а земля задрожала от попаданий в неё сотен неуправляемых ракет, первая мысль Горазда была - землетрясение!

Тем более вокруг царила такая темнота, что хоть глаз выколи. Только откуда-то со стороны, через окна, проникало немного света от бушующего в отдалении, сильного пожара.

Вспомнив, что при землетрясениях полагается первым делом покинуть помещение и выбежать на улицу. Горазд принялся торопливо одеваться. В темноте сделать это не просто, а лампы под потолком на яростные щелчки выключателем не реагировали.

Пока искал в темноте предметы гардероба, мозг немного включился, и он понял, что сейчас происходит отнюдь не землетрясение.

А что тогда?

Наконец загорелись лампы под потолком. Вспыхнули так ярко, что Горазд на секунду зажмурился. И прежде чем он успел открыть глаза, завыл ревун воздушной тревоги и голос по сети общего вещания потребовал: -Всем пилотам, немедленно занять места в своих машинах. Разрешается открывать огонь, без получения дополнительных указаний. Объявлена воздушная тревога первой степени. Всем пилотам немедленно занять места в своих машинах. Разрешается открывать огонь, без получения...

Горазд немедленно выбежал на улицу, но тут раздался близкий взрыв. Сброшенная сверху бомба разворотила угол ближайшего здания. Ощутивший, как его ноги отрываются от земли, Горазд только успел глубоко вдохнуть. А потом сильный удар в спину выбил весь воздух из лёгких

Очнулся Горазд несколько минут спустя, но за это время окружающая обстановка сильно изменилась. Обнаружившие свою ошибку драконы набросились уже на настоящий армейский городок.

Крыша общежития, откуда он выбрался, горела. Всё вокруг заволокло дымом. Вокруг куда-то бежали какие-то тёмные силуэты.

Пошатываясь, Горазд попытался встать и к его удивлению у него получилось. Он растерянно оглянулся, в попытке понять в какой стороне находится ангар с его мизгирём. Но душная волна плотного серого дыма с дерущим горло запахом химии накрыла младшего лейтенанта заставив закашляться.

Порыв ветра сдул дым и Горазд увидел, как дальше по улице двое солдат в ИТБ, но с не застёгнутыми шлемами, подняли ручные пулемёты и увлечённо стреляют куда-то вверх. Проступая из дыма и ночной темноты над ними показался дракон. Пулемётные очереди били ему прямо в грудь, но вместо того, чтобы прошить тело ящера насквозь, словно бы натыкались на невидимую преграду и сверкали рикошетами. Наконец, когда дракон навис уже прямо над головой у бойцов тяжёлой пехоты, раздался громкий мелодичный звон, будто разбилось большое стекло и очереди двух ручных пулемётов ударили уже прямо в тело ящера. Отлетели прочь крупные жёлтые чешуйки и из булавочных, для такой громадины, ран ударили тонкие струйки чёрной, кипящей крови. Секунду спустя струя пламени залила бойцов с головой. Пулемёты резко замолчали, а дракон снова начал набирать высоту, только усеянный шипами гибкий хвост, с костяным набалдашником на конце походя ударил по крыше соседнего здания.

Осознание факта увиденной чужой смерти, встряхнуло Горазда, и он побежал в направлении ангара. Вместе с ним в освещённой вспышками света темноте бежали другие танкисты, спеша укрыться за многослойной бронёй и следить за мелькающими в небе гигантскими чёрными тенями уже посредством боевых систем фиксации и ведения целей.

Ещё один близкий разрыв бросил Горазда вперёд. Уже в полёте тело само, каким-то чудом, вспомнило многочисленные тренировки и сгруппировалось. Перекатившись по земле несколько метров, он вскочил, собираясь тут же бежать дальше, но чуть было не запнулся о лежавшего рядом человека и остановился. Видимо другой боец упал неудачно. Обмякшее тело не реагировало ни на встряхивание, ни на похлопывание по щекам. Одет незнакомец в плотный зимний комплект. Показывающая принадлежность к родам войск нашивка какая-то странная, незнакомая. А, впрочем, в озаряемой вспышками полутьме толком разглядеть не получалось.

Лицо потерявшего сознание бойца закрывала маска из плотной ткани с прорезями для глаз и капюшон, сейчас сброшенный. Крови вроде бы не было, хотя это ничего не значило, может быть она не вытекала наружу, скапливаясь внутри плотной зимней одежды. Нащупав на ремне квадрат аптечки первой помощи, Горазд оглянулся, желая позвать кого-нибудь на помощь, но хотя вокруг было много людей, все они куда-то бежали или что-то тащили. Тогда он снял маску с незнакомца, собираясь достать личный медальон на цепочке положенный каждому солдату, чтобы сообщить врачам фамилию пострадавшего бойца. Под маской оказалось довольно миловидное лицо, а когда он закатал маску выше, чуть ли не на лоб, то из-под неё выпали длинные, мягкие волосы. Это была девушка.

Не то, чтобы женщин не брали в действующую армию. Всё же равноправие полов, за которое так долго ратовали феминистические организации, и всё такое прочее. Но встретить среди бойцов девушек было не так и просто. Во-первых, для них, как правило, существовали отдельные части. А во-вторых вся система воспитания в ведущей жестокую войну стране была построена так, что девушек детородного возраста старались всячески оберегать. Чтобы попасть на фронт, возжелавшая подвигов воинственная девица должна была пройти множество препон бюрократического и психологического характера. Особенно упёртые добивались желаемого, становились солдатами и умирали молодыми потому, что потери в действующей армии всё ещё оставались крайне высоки. Но большая часть всё же предпочитала работать в трудотрядах, растить по трёх-четырёх детей и трудится где-нибудь на сельскохозяйственных оранжереях в тылу. Подальше от фронта и в безопасности. В условной безопасности, так как с начала вторжения по-настоящему безопасных мест на планете не осталось. И даже островные государства Исландия и Гренландия всё равно воевали с оккупировавшими моря левиафанами и страдали от воздушных налётов и от террористических акций инфералов. Впрочем, пока в северной части крупных материков ещё существовали свободные человеческие государства, Исландией и Гренландией демоны занимались по остаточному принципу.

Глаза у девушки оставались закрыты. Горазд попытался достать её личный медальон, для чего ослабил ворот, нащупал цепочку и потянул за неё.

Пластинка медальона сверкнула в свете очередной вспышки откуда-то сверху. Рука девушки дёрнулась и перехватила ладонь Горазда сжимавшего нагрудный медальон. Казавшиеся чёрными, в освещаемой вспышками полутьме, открывшиеся глаза уставились на него как спаренное крупнокалиберное орудие. Горазд вдруг обнаружил, что его ладонь, продолжающая сжимать медальон, лежит прямо на груди неизвестной девушки.

Он убрал руки с её груди. При этом пришлось выпустить медальон и тот так и лежал поверх одежды, сверкая при каждой новой вспышке в небе.

-Вы в порядке, скажите что-нибудь? -попросил Горазд.

Девушка грязно выругалась.

Он помог ей сесть, мимоходом порадовавшись, что она не была ранена. Возможные ушибы не в счёт.

-Что происходит?

-Нападение с воздуха, -объяснил Горазд.

Она посмотрела на него как на идиота и конкретизировала вопрос: -Что сейчас происходит?

Горазд оглянулся. Пока он возился с девушкой, воздушный бой сместился в сторону от и теперь вспышки и взрывы гремели в значительном отдалении. Вокруг стало темнее, но темноту прорезали мощные лампы фонарей. Значит воздушное нападение успешно отбито и пришла пора восстанавливать порушенное и считать потери.

-Это ведь был мой первый бой, -подумал Горазд. -Первый настоящий бой, а я в нём не участвовал. Даже до машины не добежал.

Девушка продолжала выжидающе смотреть на него, ожидая ответа и Горазд произнёс очевидное: -Кажется мы победили.

-Победили?

-Ну, во всяком случае, не проиграли. Нападение отбито, мы живы.

Горазд подумал о том, что понятия не имеет о случившихся во время ночного налёта потерях и замолчал. Вместо этого он сказал: -Наверное мне нужно идти. Был приказ пилотам занять места в их машинах.

Девушка спросила: -Ты танкист? Проводи к четвёртому общежитию, там все наши остановились и профессор тоже. Я из научной группы. Меня Катя зовут.

Горазд мельком подумал: что ещё за научная группа, интересно? Зачем учёные вообще попёрлись на фронт?

Но если честно, то имя девушки его заинтересовало сейчас больше ответа на вопрос. Он торопливо представился: -А я Горазд. Пилот шагающего танка, танкист.

-Ничего себе имя, -удивилась девушка.

Провожать её к четвёртому корпусу не пришлось. Откуда-то из темноты уверенный голос окликнул: -Екатерина! Вот ты где.

В конус света от фонаря вбежал пожилой растрёпанный мужчина. Шапки он потерял и слишком длинные, для военного, седые волосы застыли на морозе в нелепых формах. Кончики волос успели покрыться налёт инея.

Не обращая на Горазда никакого внимания, мужчина бросился к девушке: -Екатерина, с тобой всё в порядке?!

-Да, профессор. Видимо заклинание огненного шара попало совсем рядом.

-Плазменного шара, -поправил профессор. -И не заклинание, а сверхъестественное воздействие. Пожалуйста, соблюдай правильную терминологию. То, что наша группа сейчас приписана к третьей танковой армии, ещё не повод уподобляться неграмотным солдафонам.

Горазд прокашлялся, но на него упорно не обращали внимания.

-Профессор, что с установкой, она в порядке? - не без некоторой взволнованной дрожи в голосе спросила его новая знакомая.

-В полном. Западная часть городка практически не пострадала, -заверил профессор, пытаясь увести девушку куда-то в темноту. Должно быть к той, таинственной установке о судьбе которой она так беспокоилась.

Но прежде чем уйти, Катя повернулась и поблагодарила Горазда: -Большое спасибо вам за помощь.

-Да-да, -добавил профессор. -Огромное спасибо за спасение моей сотрудницы. Без неё я оказался бы как без рук.

-Что вы, Антон Геннадьевич, -смутилась девушка.

-Нет-нет, я говорю совершенно серьёзно! Даже не думай попасть под шальное воздействие или погибнуть каким-нибудь другим способом. По крайней мере не в ближайшие два-три месяца. Я этого не потерплю! Не будь я профессором Непийвода.

Среагировав на знакомую фамилию, Горазд поднял голову, но знаменитый профессор и молодая лаборантка по имени Екатерина уже спешно уходили прочь.

Горазд попытался продолжить путь к ангарам с военной техникой, но его перехватил пробегавший мимо капитан и тут же направил на разбор пожара в соседнем здании. Там один мизгирь держал падающую крышу, а несколько десятков человек тушили последние очаги возгорания и разбирали остатки обгоревшей и поломанной стены. К ним Горазд и присоединился. Спустя два часа его нашёл Золотилов и, поругавшись сначала с ремонтниками, потом с руководившим ремонтными работами капитаном, он забрал Горазда. После чего вручил второму пилоту управление их собственным мизгерём и отправил разгребать образовавшиеся после ночного авианалёта завалы. Сам при этом совершенно беспардонным образом удобно устроился в ложементе первого пилота и вскоре заснул. Разрезая мономолекулярными ножами обрушившиеся перекрытия и откатывая в сторону каменные блоки, Горазд слушал выводимые первым пилотом рулады и отчаянно завидовал ему.

К утру завалы оказались разобраны и с ощущением честно выполненной работы Горазд вернулся в свою комнату общежития. К счастью она не пострадала не смотря на частично разрушенную крышу. Падая на кровать и засыпая прямо в полёте, Горазд вспомнил, что так и не удалось поужинать вечером. Но спать хотелось больше чем кушать, и он уснул, уткнувшись носом в подушку, сняв сапоги, но сил снять комбинезон пилота уже не хватило.

Глава пятая. Освобождение посёлка Вынгапуровский

Из труда "Первая межмировая. Война вторжения" профессора Непийвода. Раздел "Личности двух верховных главнокомандующих":

До вторжения, Леонид Сергеевич Башуров занимал должность полковника арктических войск Российской Федерации. Михаил Богданович Кравцов был адмиралом северного флота защищающего границы русской Арктики. Сложно переоценить роль обоих этих людей в создании укреплённых районов вдоль "пояса жизни" из крупных российских северных городов. Во многом благодаря их усилиям откатывающимся остаткам российских вооружённых сил удалось зацепиться и остановить демонов на самой границе пригодного для жизни пространства северной части России.

К третьему году войны оба они входят в новообразованный верховный военный совет, взявший на себя всю полноту власти в остающихся свободными землях Российской Федерации.

Кравцов выбран главой совета и исполняющим обязанности главнокомандующего. И пусть мы никогда не простим его предательства, следует всё же помнить о тех, без малого, пяти годах, когда Михаил Богданович Кравцов ещё оставался человеком, а не адской тварью. Когда он укреплял оборону, развёртывал сотни эвакуированных с захваченных земель южной и центральной России, заводов. Размещал сотни тысяч беженцев и лично курировал восстановление российской академии наук и создание большого исследовательского центра в Якутске.

Никто не знает на какой из крючков сумели поймать демоны несгибаемого адмирала. Неужели он поддался на их стандартные обещания вечной жизни и магической силы? На посылы полностью исцелить парализованную (адмирал попал под ментальный удар демона-лорда во время морского сражения) половину тела? На жизнь единственного сына Михаила Богдановича, пропавшего без вести и, возможно, попавшего живым в руки иномирных тварей? Этого уже никому и никогда не узнать.

Восьмой год войны вторжения. Год, когда начиналось заранее подготовленное совместное контранаступление всех остатков свободного человечества и когда оно провалилось из-за предательства верховного главнокомандующего, адмирала Кравцова.

Восьмой год войны стал самым сложным и самым тяжёлым, если не считать первых лет вторжения. Поднимая мятеж и проигрывая сражение за Мурманск, адмирал-предатель сбегает с большей частью флота на оккупированные демонами земли. Разоблачивший предательство соратника и близкого друга, Башуров сам занимает должность главы военного совета и верховного главнокомандующего. Другие члены совета выбирают его кандидатуру отчасти из-за того, что свою семью Башуров потерял ещё в самом начале войны. У него нет родственников, через которых можно попробовать надавить на стального генерала.

К слову, прозвище "стальной генерал" или "генерал сталь" Башуров заслужил задолго до того, как занял должность главнокомандующего. В начале оно означало его стальную волю и стальное самообладание, благодаря которым полковник арктических войск смог сохранить имеющиеся в его распоряжении силы в самые первые и самые страшные годы войны вторжения. Теперь же прозвище "стальной генерал" стало относиться и к проводимой им политике. Жестокой. Бескомпромиссной. Эффективной.

За четыре последующих года Россия смогла восстановиться от последствий предательства адмирала-инферала Кравцова. И быть может пришла пора снова попытаться отбросить демонов с завоёванных ими территорий. Потому, что "потом" для истаивающего в нескончаемой войне человечества уже может никогда и не наступить.

Древний дракон Горхан получил бой, которого так жаждал. Когда огромные металлические копья землян начали в клочья разрывать его младших собратьев, а небо расчертили очереди скорострельной противовоздушной артиллерии, он рванулся вниз, намереваясь рвать и терзать.

Яростный клич древней твари разорвал тёмное небо.

Волна тёмного пламени, сплетённого с магией смерти, прокатилась по земле внизу. Выжигая всё, что там ещё могло остаться после падания огненных стрел, бомб и огня более молодых драконов. Промороженная земля в миг растаяла, но не успела растечься жидкой грязью, как тут же спеклась в крепкий монолит на несколько метров в глубину от невыносимого жара.

И только тогда, выплеснув часть ярости, Горхан услышал о чём, напрягая свои крохотные силы, что есть мочи телепатически кричали ему сидящие на спине инфералы.

-Не туда! Это обманка! Фальшивый лагерь! Настоящий армейский городок там!

Поняв, что всех драконов, и его в том числе, обманули презренные людишки, Горхан издал повторный крик. Наполненный ещё большей злобой и ещё большей яростью.

Резкий разворот сорвал и сбросил закреплённую на его спине нелепую конструкцию для запуска огненных стрел. Вместе с ней сдуло и крохотные фигурки инфералов. Они с криками страха полетели вниз.

Впрочем, один инферал сумел удержаться на спине заходящего в атакующее пике древнего дракона. Он тоже кричал от страха, но его голос срывал и уносил прочь ледяной ветер, на такой скорости дерущий незащищённую кожу будто наждачная бумага.

Могучий древний ящер почувствовал, как в выставленный им щит ударила очередь бьющих откуда-то с земли снарядов. Автоматически захватившая и продолжающая вести цель скорострельная пушка выбрасывала чуть ли не сотню снарядов в секунду и все они разбивались о выставленный Горханом магический щит. Но всё же тревожа его и сбивая полёт. Тогда дракон обрушил свою ярость на эту пушку, но она оказалась подвижной и сумела отъехать в сторону, не переставая обстреливать его с удивительной точностью.

Не пытаясь достать кусачего металлического противника когтями, хвостом или пламенем, Горхан бросил в её сторону разрывающее заклинание. Тяжёлый камаз подбросило вверх. Кабина была полностью разворочена, а установленный на его базе зенитно-артиллерийский комплекс типа "панцирь" захлебнулся и смолк.

Поднимаясь свечой резко вверх, чтобы повторно обрушиться на нахальных людишек внизу, Горхан ощутил резкий укол опасности. Он не знал, что в этот момент его захватила, как цель, самонаводящаяся умная ракета.

Ощущение грозящей опасности резко усилилось. Дракон устремился вверх со всей возможной скоростью, но ракета не отставала. Отдалившись от бушующего на земле пожара и продолжающейся яростной битвы, он наконец увидел её - вытянутое, узкое тело стальной хищницы, идущей по его следу, не сворачивая и разгадывая любой его манёвр.

Будь на месте Горхана более молодой и более слабый дракон, он мог бы надеяться только на крепость своего щита. Но древний ящер по уровню внутренней силы уже давно сравнялся с демоном-лордом. Тонкая огненная сеть метнулась от дракона к настигающей его ракете, и та детонировала, не долетев три десятка метров до цели.

Воздушный удар от близкого взрыва закрутил Горхана, но ему удалось выровнять полёт.

Тем временем бой от земли перемещался всё выше в небо и выше. Появившиеся из ниоткуда стальные колесницы с треугольными крыльями обрушили на молодых драконов смертельный град из скорострельных орудий и самонаводящихся ракет.

Чувство опасности подсказало Горхану, что в его сторону летят сразу шесть штук этих мёртвых, но ведущих себя как живые, металлических копий. Никакой щит бы не выдержал одновременного их подрыва. Хотя ящер и не любил использовать заклинания, предпочитая сражаться своим огнём и когтями, но сейчас другого выхода не было.

Исчезнув в одном месте, древний дракон мгновенно появился в другом, чуть выше и чуть позади выпустившей в него самонаводящиеся копья стальной треугольной колесницы.

Струя тёмного пламени ударила точно в хвост истребителя Су-57. Секундой спустя взорвались двигатели, треснул и рассыпался корпус. И хотя система катапультирования пилота успела сработать, это не спасло отважного лётчика так как протуберанцы тёмного пламени успели коснуться его, убив мгновенно.

Но времени праздновать победу древнему дракону не оставалось. Бой внизу практически прекратился. Остатки выживших драконов, что есть сил удирали прочь, а их преследовали стальные треугольные колесницы людей и их самоускорящиеся, самонаводящиеся, взрывающиеся при попадании огромные копья.

Спасительная интуиция дала понять Горхану, что на него нацелились сразу две стальные колесницы. Видимо то, как он уничтожил их собрата не прошло незамеченным и люди решили отомстить.

Тогда один из патриархов драконьего племени издал третий свой крик. И сейчас это был крик бессильной ярости и впервые за долгие столетия в нём прозвучали нотки ужаса и страха за свою жизнь.

Он полетел прочь. Так быстро, как только мог. Обгоняя собственный крик. Быстрее, чем распространяется звук. Никто, ни в одном из известных ему миров великой сферы, не мог летать с такой скоростью. Но люди этого проклятого мира смогли.

Стальные колесницы держались позади как приклеенные. Хуже того, они постепенно догоняли его. Вот один из них выпустил ракету. Горхан заставил её взорваться слишком рано, нарушив целостность корпуса ловко брошенной огненной сетью.

Очередь из скорострельной пушки ударила в его щит, заставив тот опасно зазвенеть. Ещё немного и щит не выдержит.

Древний дракон был в неописуемой ярости. Его, повелителя ветра и огня, словно неразумного зверя загоняли презренные людишки. Самая слабая и презренная раса, из тех, что встречаются в различных мирах великой сферы.

Древний дракон, может быть впервые за последнюю тысячу лет своей жизни, испытывал настоящий страх. Эти мягкие, слабые, неспособные создать ни единого заклинания, людишки внутри своих наполненных металлом и молниями, стальных колесниц вот-вот могли настигнуть его!

Стонущее от ужаса сознание патриарха драконьего племени нащупало поблизости молодого дракона, разменявшего всего лишь восьмую сотню лет после вылупления из яйца. Он тоже удирал прочь от проигранной битвы. И именно он мог послужить Горхану спасением.

Мысленным усилием, подчинив более молодого собрата своей воле, древний дракон заставил его развернуться и напасть на преследующие Горхана колесницы.

Пару секунд спустя он ощутил позади смерть молодого дракона. Но время было выиграно, древний ящер сумел оторваться далеко вперёд, и истребители людей перестали преследовать его так как и без того углубились слишком глубоко на оккупированную демонами территорию.

Треугольные колесницы полетели назад. А Горхан облегчённо вздохнул, выдохнув небольшой клок пламени и стал устало спускаться. Он потратил много сил, крайне устал и сейчас собирался поймать и съесть какого-нибудь низшего демона и только потом возвращаться с докладом к посланнику наместника.

***

Вынгапуровский, до войны, официально считался отдалённым микрорайоном города Ноябрьск. Очень и очень отдалённым, больше восьмидесяти километров по прямой от границы города. Но с логистической точки зрения его было удобнее считать микрорайоном, а не посёлком.

Когда началось вторжение и более южные города захватывались демоническим легионом один за другим, именно Ноябрьск стал той чертой, где люди смогли остановить наступление демонов по направлению к Новому Уренгою и Салехарду. Эти два северных города превратились в промышленные центры из-за множества эвакуированных с юга заводов и производств.

Линия фронта не раз и не два качалась в обе стороны от ноябрьского укрепрайона. Она значительно продвинулась на юг во время прошлой попытки масштабного контрнаступления. Но из-за предательства адмирала Кравцова, бывшего верховного главнокомандующего, пришлось спешно отводить брошенные в наступление силы обратно на север. Наспех возведённые укрепления в недавно освобождённых землях рухнули под напором демонов и инфералов. Враг, на плечах отступающих солдат, сумел взять Ноябрьск и пройти дальше, но ценой титанических усилий был остановлен. Следующей зимой практически разрушенный город люди отвоевали обратно и построили на его месте мощные эшелонированные укрепления.

Бывший район города, посёлок Вынгапуровский, из-за отдалённости от города, не входил в ноябрьский укрепрайон. Но демонам он тоже особенно не нужен, так как находился слишком близко к северной крепости людей.

Постоянно в Вынгапуровском давно никто не жил. За годы боёв посёлок неоднократно подвергался разрушениям с обеих сторон. Но нельзя сказать, что бывший посёлок Вынгапуровский стоял полностью заброшенным. Туда периодически наведывались разведывательные патрули из укрепрайона, а одно время там расположили пост наблюдения за воздушным пространством, но затем убрали, так как в отдалении от города он был уязвим.

Сейчас, когда в окрестностях ноябрьского укрепрайона сконцентрировались ударные силы объединённых армий ямало-ненецкого округа и республики Коми - в районе бывшего посёлка Вынгапуровский патрули часто замечали низших демонов. Видимо Наместник мира Земля специально держал некоторые силы так близко, чтобы тотчас узнать о начале наступления людей.

Как ни крути, а бывший посёлок следовало очистить от врага, занять и как можно скорее возвести на его основе защищённую точку транзита и хранения, для обеспечения разворачивающегося наступления всем необходимым.

Именно так объяснял Горазд Николаю полученный ими приказ, предписывающий их мизгирю войти в отправленный зачищать Вынгапуровский отряд.

Старший лейтенант Золотилов в тот день оставался хмур и поэтому мрачно смотрел на младшего лейтенанта Романенко донельзя вдохновлённого приближением первого в его жизни боя. Боя, который он (в отличии от ночного налёта драконов на город) встретит, как и положено бойцу бронетанковых войск, в кабине мизгиря, а не в пеших забегах по темноте.

Горазд пытался оставаться серьёзным, хотя мысль о первом сражении будоражила и волновала. Полученный приказ, точно надуваемый воздушный шарик, распирал ему грудь. Хотелось взлететь и сердце билось, словно выстукивая короткое словосочетание "наконец-то в бой!".

В противоположность второму пилоту, первый номер оставался хмур, мрачен и кажется зол на весь мир в целом. В таком состоянии он находился уже несколько дней, после объявления нового приказа верховного главнокомандующего о даровании прощения тем из инфералов, кто переметнулся обратно на сторону людей.

-Ну конечно, как же не простить предателей, если они теперь вдруг для чего-то понадобились! -изгалялся Николай Золотилов. Старший лейтенант, пониженный в звании с майора, лишённый всех наград, кроме звезды героя. Подозревавшийся армейской контрразведкой в предательстве интересов человечества, но в итоге оправданный за отсутствием состава преступления.

-Подумаешь, предали! Зато теперь снова чистенькие, только покаяться. И по чём нынче у нас идёт продажа индульгенций? -после оглашения в части приказа о даровании прощения инфералам и возможности кровью искупить совершённое ими предательство, Золотилов сделался положительно не сносен.

-Уж я, с этими гадами, в одном поле для этого самого не сяду. А уж воевать с ними в одном строю и подавно! -плевался Николай.

Под конец он надоел всем, вплоть до подполковника Бухаренко, в чей ударный отряд входил их, с Гораздом, мизгирь. Бухаренко посадил Золотилова на три дня на гауптвахту. И во время недолгого отсутствия напарника, Горазд хотя бы спокойно отдохнул от его язвительности.

И вот, наконец, великолепная новость, им выпало одними из первых идти в бой! Узнав о приказе, Горазд прибежал радостный, будто ему подарили воздушный шарик.

Это как раз Золотилов так и сказал. Старший товарищ, после отсидки на гауптвахте, ходил нахмуренный, точно сыч на ветке, а заметив радостного Горазда спросил: -Ты чего такой счастливый, как будто тебе воздушный шарик подарили?

-Так в бой!

-Какой ещё бой?

-В наступление!

-Сиди дурак, я сам открою, -пробормотал себе под нос Золотилов и отправился самостоятельно разузнать что к чему. Вскоре он вернулся, но выглядеть менее мрачным не стал.

-Как ни крути, а надо зачищать Вынгапуровский. И отстраивать его обратно тоже надо, -заявил Горазд.

-Сам придумал? -хмуро переспросил Николай.

Горазд помотал головой: -Нет, человек из особого отдела рассказывал. Но он всё правильно говорит!

Командование считало, что если приказ не секретный и нет причин скрывать информацию, то солдатам следует обрисовывать общую ситуацию. Так сказать, для правильного понимания. Поэтому комиссары и читали лекции по текущему положению дел на фронтах и в тылу. И молодые бойцы, вчерашние мальчишки, из которых не менее чем на четверть состояла действующая армия, валом валили на импровизированные лекции. Лекции комиссары читали интересно, взаимодействуя со слушателями и оставаясь с ними на одной волне. Других развлечений всё равно практически не имелось. Масштабное наступление штука долгая. Части вводились в бой постепенно и пока кто-то уже сражался, другой только мечтал о скорейшей отправке на передовую. Или не мечтал - солдатские мечты дело личное. Положения устава их не охватывают.

Горазд любил ходить на такие леции в свободное от службы время. Николай только морщился и презрительно называл лекции "промывкой мозгов", а комиссаров "особистами". Горазд не понимал, что напарник хотел этим сказать. Разве чисто это плохо, а грязно это хорошо? Почему это "промывка" стала чем-то нехорошим?

-Какой смысл тебе объяснять, -махнул рукой Золтилов. -Приказ получен. Остаётся только идти выполнять.

-Приказ получен, -радостно подтвердил Горазд.

Глянув на напарника, Золотилов только сморщился, будто откусил от неспелого лимона, да, вдобавок, без сахара.

Они замолчали, сначала занятые сборами, потом проверкой и подготовкой мизгиря.

Наконец Николай спросил: -Думаешь будет бой?

Горазд яростно закивал.

-Зря думаешь, -с мстительным удовольствием разбил его надежды старший товарищ. -Демоны конечно сволочи и мрази, своих кладут без счёта и берут нахрапом. Но они отнюдь не дураки и прекрасно понимают, что посёлок им не удержать. Поэтому и пытаться не станут. Как только увидят, что на них двинулись серьёзные силы, так сразу разбегутся.

-Прямо разбегутся? - не поверил Горазд.

Золотилов обнадёжил: -Не беспокойся, они своё во время марша на Когалым возьмут. Засады, неожиданные удары, ночные нападения. Лишающая сна и сводящая с ума аура безумия. Отрава в воздухе. Прячущиеся среди обычных людей инфералы. Переброска войск и удары в тыл с помощью локальных порталов через массовое жертвоприношение в каждом населённом пункте по пути к Когалыму. Много чего интересного предстоит.

Только вот на этот раз так получилось, что опытный солдат Николай Золотилов ошибался, а молодой и необстрелянный младший лейтенант Романенко был прав. Им действительно пришлось брать бывший посёлок Выгнапурский с боем.

-Проверь запаздывание отклика орудия, -приказал Золотилов. -Всё-таки нам завтра идти в бой.

-Ты же говорил, что боя не будет, демоны разбегутся? - подначил Горазд.

-А вдруг я ошибаюсь? - спросил старший лейтенант.

Он закурил сигарету, пока второй пилот работал. Потом от одной сигареты прикурил другую.

Поиграв с параметрами, Горазд поставил бортовую систему перегружаться. Высунувшись по пояс из кабины, он набрался смелости и спросил: -Почему ты так ненавидишь принятых обратно на службу инфералов?

Золотилов насмешливо хмыкнул: -Любой нормальный солдат ненавидит предателей.

-А, по-моему, очень правильное решение дать второй шанс тем инфералам, кто осознал всю низость своих поступков и мечтает искупить их, -возразил Горазд.

Не скрывая усмешки, Золотилов спросил: -Это тебе особисты на политзанятиях сказали?

-Какая разница кто и где сказал, -горячился Горазд, -главное, что правильно сказано!

-Знаешь, как человек становится инфералом? -неожиданно спросил Николай. -Что вообще значит "получить проклятую метку бездны"?

-Там высший демон. Ритуал, -попробовал собраться с мыслями и сформулировать Горазд.

-Вот именно, что ритуал, -язвительно улыбался Золотилов. -И в ходе ритуала инициируемый должен принести жертву. Не кошечку, не собачку, а человека. Испить, так сказать, кровушки в первый раз. Не даром этот процесс ещё называется инициация. Нужно отнять чужую жизнь, без этого инфералом не станешь. Именно поэтому инфералов, мягко говоря, не любят. Они не просто оступились. И слова "предатель человеческого рода" не просто слова. Этого вам особисты на лекциях не рассказывали? А вот нам рассказывали, когда ещё никто и подумать не мог, что однажды военный совет придумает "прощать" инфералов только потому, что они "ой, раскаяслись".

Горазд ошарашенно смотрел на старшего лейтенанта.

-Не веришь? - спросил Золотилов. -Спроси вон у своей учёной крали. Научники демонов уже двенадцать лет изучают, много чего интересного могут рассказать.

-Катя никакая не "краля". И вообще, мы не с ней даже не встречаемся, -опроверг Горазд. Лицо предательски залила краска. Тем более досадно, что они и правда не встречались. Так, виделись ещё пару раз, один раз разговаривали и ещё он узнал где живёт научная группа куда входила Екатерина.

-Обидно, да? -Золотилов гнусно усмехнулся и, вдобавок, развязано подмигнул.

...Екатерина, Катя! -позвал Горазд.

Заметив его, девушка взмахнула рукой, показывая, чтобы он подходил. Немного смущаясь, так как Катя была не одна и рядом стояли ещё двое мужчин в военной форме, но с нашивками научных сотрудников, Горазд подошёл. Разумеется, научники тут же принялись с интересом рассматривать его. Одним из учёных оказался уже знакомый ему профессор Непийвода. Сейчас его седые волосы прятались под толстой шапкой. Он смотрел на младшего лейтенанта, но явно не узнавал его.

-Это он помог мне тогда ночью, во время налёта, -объяснила Екатерина. Она тоже одета в военную форму, но сейчас, при свете вечернего солнца, Горазд бы ни за что не спутал бы её с парнем. Да и любой, имеющий глаза, не спутал бы.

-Горазд попросил консультацию, -сказала Катя.

Один из мужчин с улыбкой заметил: -И, естественно, выбрал для консультации самого прекрасного нашего сотрудника. Впрочем, наука, как и остальные отрасли, должна всегда и во всём помогать фронту. В какой же области консультацию вы хотели бы получить молодой человек?

Ситуация развивалась не так, как он планировал. Во всяком случае эти двое явно были лишними. Попросив девушку о встрече и договорившись на вечернее время, рядом с общежитием научников, Горазд не подумал, что может здесь встретить кого-то ещё. Наверное, надо было попросить встретиться в другом месте, не перед общежитием.

-Меня интересует природа демонов, -сказал Горазд.

Мужчина снова засмеялся: -Нас всех она очень и очень интересуют.

И хотя смелся он достаточно добродушно, в этот момент Горазд желал ему провалиться под землю или, как минимум, просто уйти прочь.

Другой учёный заметил: -Стремление как можно лучше узнать противника похвально. Но, думаю, Катенька вполне сможет дать юноше нужную ему информацию. Антон Геннадьевич, не будем мешать молодым людям?

В этот момент Горазд готов был расцеловать учёного и даже заочно простил ему "Катеньку".

-Катя, жду вас, как только освободитесь. Есть несколько вопросов по вашей последней работе.

-Конечно профессор, -сказала девушка.

Наконец профессор Непийвода и второй учёный зашли в здание общежития и Горазд поторопился увести Катю прочь, пока не появился кто-то ещё.

-Прогуляемся?

-Куда? -спросила девушка. -Зачем?

-Я завтра иду в бой. В свой первый бой, -зачем-то уточнил Горазд, хотя сначала не собирался уточнять, что этот бой будет у него первым. -Давай прогуляемся.

Катя согласилась: -Давай.

Они отошли прочь. Настоящая зима началась недавно, но снега нападало уже прилично и приходилось ходить строго по расчищенным дорожкам. Вокруг, из-под белого покрывала, выступали похожие на скалы, тёмные громады зданий. Ветви редких деревьев покрыты толстым налётом инея, как бывает, если после оттепели ударит мороз. Деревья стояли красивые, как скульптуры. Горазд когда-то смотрел на планшете виртуальные экспозиции довоенных музеев и даже гулял по больше не существующим коридорам и рассматривал наверняка окончательно уничтоженные экспонаты. Ему тогда быстро наскучило виртуально бродить по нарисованным музеям, но сейчас, проходя мимо очередного деревца, Горазд подумал: как в музее. Дерево было белым-былым и вблизи видны мохнатые иголки из толстого инея сковавшее и ветки, и ствол. Казалось: если тронуть это хрустальное деревце, то оно зазвенит. Но на самом деле только бы осыпался иней с ветвей.

-Что ты хотел спросить про демонов? -уточнила девушка.

-Правда, что для того, чтобы стать инфералом требуется в ходе ритуала убить живого человека?

-Вообще-то это немного секретная информация, -ответила Катя.

-Немного секретная?

-Ладно, -махнула рукой Катя. -Глупо продолжать засекречивать то, что почти все знают. Человека в инферала превращает высший демон и в ходе ритуала неофит действительно должен отнять жизнь другого человека. В идеале желательно, чтобы это было невинное дитя. Но, по факту, сойдёт почти кто угодно. Лишь бы не старый, не больной, не психопат и так далее.

-Гадость! - скривился Горазд.

Катя согласилась: -Ещё какая гадость.

Вечернее солнце висело над краем небосклона ярким красным диском. То ли от мороза, то ли просто отсвет, но Горазд заметил, что Катины щёки алеют румянцем.

-А в чём вообще разница между высшими и низшими демонами? И тех и других куча разных видов, по какому признаку их разделяют?

-Вам вообще ничего не рассказывали про врагов? -удивилась девушка.

-В обучении основной упор приходился на то, как их следует уничтожать, -признался Горазд.

-Или кто-то благополучно проспал скучные теоретические уроки?

Младший лейтенант признался: -Не без этого.

Она засмеялась. Из рта вырвалось и тут же развеялось маленькое облачко пара.

-Тогда слушай и просвещайся, -снизошла Катя к пилоту-водителю шагающего танка. -Принято считать, что на землю вторгся демонический легион. На самом деле не весь легион, а только его часть, подвластная одному из так называемых принцев. Принцы это сильнейшие, из известных на данный момент, демонов. Наместник земли является демоническим принцем. Другой принц правит доминионом, куда входит наша земля. Вернее, это они думают, что входит, -поправилась девушка.

Молодые люди шли по почти безлюдным тропинкам на самой окраине местоположения седьмой танковой армии. Садящееся за горизонт догорающее солнце отбрасывало от деревьев и зданий длинные красноватые тени. Снег под ногами едва слышно хрустел. При разговоре вырывались и быстро рассеивались крохотные облачка пара. Ветра нет и относительно серьёзный мороз казался совсем слабым.

-Легион принято отождествлять с демонами, но это не совсем верно. Кроме них самих в него входят и другие расы, либо покорённые демонами раньше, либо являющиеся их вассалами, либо связанные другими договорами. Там всё достаточно сложно, и мы до сих пор не разобрались в их политических хитросплетениях. Из других рас, входящих в легион можно привести в пример драконов, оборотней, эльфов, коротышек гномов и так далее. Но нужно помнить, что названия большинству рас дали сошедшиеся с ними в боях солдаты, а не учёные, поэтому точность описания немного хромает. Тех же эльфов так назвали из-за заострённых кончиков длинных ушей, но у себя на родине они живут в обычных средневековых городах, а вовсе не в лесу и друидов среди них не больше чем среди других рас. Гномы получили название из-за малого роста, но живут тоже не под землёй. Вместо того, чтобы сражаться топорами в свой рост они льют пороховые пушки, и чёрт знает сколько времени безуспешно пытаются собрать пригодный для эксплуатации паровой танк. До того, как великая сфера миров включила в себя нашу землю, гномы считались главными оружейниками легиона.

-А гиганты тоже отдельная раса? -поинтересовался Горазд. -Все эти морские чудовища и сухопутные титаны размерами с пятиэтажку?

Увлёкшуюся объяснениями Лиду порадовал его вопрос. -С гигантами всё сложно. Их много, они разные и непонятно можно ли их всех отнести к одной расе. Сейчас считается, что гиганты - это не отдельная раса, а продукт военных биологических технологий демонов. Что-то вроде самостоятельно размножающихся танков и кораблей выведенных в далёком прошлом предками современных демонов. По крайней мере анализ тканей взятый из фрагментов их тел и анализ структуры внутренних органов даёт поразительно любопытные результаты.

-Неужели демоны обладают биологическими технологиями, позволяющими создавать новые виды живых существ? -неприятно удивился Горазд

-Раньше обладали, -поправила девушка. -Но может быть и нет. Из-за их способностей непосредственного изменения реальности, в просторечье магии, очень сложно разделить где технология, а где эта самая магия. На самом деле мы очень мало знаем про демонов и про другие миры великой сферы откуда они к нам приходят. Ведь мы воюем с ними, а не изучаем.

-Но биологические технологии! -никак не мог успокоиться Горазд.

-Если и были доступны, то только древним демонам, современные их утеряли. По крайней мере других объяснений почему они за двенадцать лет войны не смогли вывести устойчивых к минусовым температурам бойцов у нас нет. Но ты спрашивал, чем высшие демоны отличаются от низших и здесь всё ещё интересней. Это одна и та же раса, но искусственно разделённая на несколько подвидов. У высших и низших демонов были одни и те же предки, но силы низших принудительно ограничены. Их специально сделали более слабыми и глупыми. Их сделали слугами!

-Кто?

-Наверное высшие демоны. Аристократы отделились от плебеев на генетическом уровне.

-Дай угадаю, -предложил Горазд, -это разделение произошло в незапамятные времена?

Катя поощряющее улыбнулась, как будто он только что решил невесть какой сложности задачу.

Горазд сказал: -Подожди, но низшие демоны тоже могут становиться сильнее, поглощая жизненную силу убитых врагов.

-Только их развитие искусственно заторможено, да и начинают они, судя по всему, с гораздо более низкого старта. Может быть мы ошибаемся и их разделение на высших и низших вызвано лишь недостатком достаточного количества живых существ, которых демонам нужно поглотить, чтобы всем, поголовно, развиться до высших. Всё-таки мы очень мало знаем о наших врагах. Но искусственные различия в геномах высших и низших демонов видны любому генетику даже по прошествии невообразимого количества лет. Древние демоны, в отличии от современных, явно владели биотехнологиями на высочайшем уровне. И использовали их чтобы навсегда исковеркать самих себя обрекая большую часть детей на роль рабов, слуг и расходного материала.

-Зато они завоевали вселенную, -сказал Горазд.

-Не вселенную, а только великую сферу и не полностью завоевали. Наверное, не полностью, -поправилась Катя. -И ещё демоны растеряли в процессе завоевания большую часть своих биотехнологических достижений. Элитаризм, разделение на единичную элиту и массу, в перспективе до добра не доводит. Тем более принудительно закреплённый на генетическом уровне. Так называемой "элиты" всегда слишком мало, и она просто не сможет долго поддерживать требуемый уровень сложнейших и ресурсозатратных технологий.

-На поле боя всегда рулят только большие батальоны, -перевёл на свой язык Горазд. -Уникальные единичные образцы не выигрывают масштабных сражений.

Катя согласилась: -Можно сказать и так.

Солнце почти село. Они обошли расположение седьмой третьей армии по кругу и приближались к общежитию научной группы с противоположенной стороны.

Горазд спросил: -Катя, а что профессор, да и вообще вся научная группа, делает на передовой?

-Изучаем демонов, -пожала плечами девушка.

-А почему не остались в безопасности, в Якутске. Слышал там есть целый институт изучающих тварей из других миров. Да и не один.

Катя вздохнула: -В Якутск доходит совсем немного биологически активного материала. Туда всё больше трупы привозят. Да и то - одних только низших демонов или адских тварей.

-Так вам что ли нужен живой высший? -ахнул Горазд.

-Считай, что я тебе ничего не говорила! -испугано попросила девушка.

Она не отставала от Горазда, пока тот не пообещал, что ничего не слышал и только тогда, успокоенная, отправилась к себе.

Горазд ещё потоптался на морозе, но потом махнул рукой и ушёл отсыпаться. Завтра ему предстоял первый полноценный боевой выход. И хотя Николай Золотилов был полностью уверен, что серьёзного сопротивления в Выгнапурском можно не ждать. Завтра всё равно предстоял непростой день.

***

Падал тихий снег. Вокруг белым-бело. И только тёмные силуэты деревьев стоят, словно пригнутые, лежащим у них на ветвях снегом. Да, изредка, можно наткнуться на давно обрушившиеся и похороненные в том белом безмолвии развалины какого-нибудь здания.

Подразделение из шести средних танков проекта "мизгирь" шло ходко. Восемь сильных и гибких конечностей несли шагающие танки. Трёхмерные сканеры легко просвечивали толстое снежное покрывало, показывая куда можно без проблем поставить стальную "ногу". Не испытывая никаких трудностей, пилоты вели свои машины на скорости в тридцать километров в час. Могли бы и быстрее, но позади месила снег колёсами две боевых машин пехоты, перевозя, в общей сложности, двадцать четыре пехотинца в экзоскелетах индивидуальной тяжёлой брони.

Впереди крутились дроны разведки. Они первые и принесли тревожные новости.

С момента последней воздушной разведки, проведённой сутки назад, число демонов в районе посёлка Выгнапурский изрядно увеличилось. Дроны показывали огромную стаю адских гончих, самых всевозможных форм: от гигантских псов размером с телёнка, до многоногих, похожих на раздувшиеся сколопендры, тварей со стекающими по жвалам каплями кислоты. Не меньше четырёх десятков четырёхруких, возвышающихся над остальными, словно башни над крепостной стеной. Сколько-то ракшасов и, это было самым худшим, вырытую кровожадами яму, где свернувшись клубочком, спал молодой дракон. По краям ямы горели костры. Похоже кровожады заготовили и просто умопомрачительное количество дров. Все демоны старались присесть поближе к огню. Их стоянку, целиком, накрывал полупрозрачный купол дрожащего воздуха. Падающий на купол снег стекал с него, не проникая внутрь. А внутри марева явно было значительно теплее, чем снаружи.

Получив картинку с высланных вперёд беспилотников, шагающие танки остановились. Боевые машины пехоты тоже встали, и операторы ИТБ спешно выгружались. Экзосклееты глубоко проваливались в не успевший как следует слежаться снег. Но, при необходимости, технорыцари могли задействовать реактивный двигатель и буквально выпрыгнуть из снежной ловушки.

-Вот тебе бабушка и Юрьев день, -процедил сквозь зубы Золотилов после того как изучил полученную с дронов картинку.

-Ну и подумаешь, четырёхруких в два раза больше, чем рассчитывали, -легкомысленно махнул рукой Горазд.

-Не забывай про дракона.

-А что дракон? Он похоже молодой, лет двести - триста на вид. Не так и опасен, -отмахнулся второй пилот.

Золотилов поморщился, но объяснил: -Если есть дракон, значит есть и тот, кто на нём прилетел. Высший демон класса лорд или, хотя бы, дьявол. Опять же защитный купол видишь? Пробить его с первого раза шести мизгирям не хватит мощности залпа. Значит демоны разбегутся и накрыть их всех разом, на стоянке, не получится. А знаешь какой самый главный вопрос?

-Какой? -с любопытством переспросил Горазд.

-За каким чёртом высший демон припёрся сюда и чего ждёт? Он не может не понимать, что рано или поздно мы займём Выгнапурский. Так ради чего этот высший рискует?

-И что будем делать?

-Пусть капитан решает. Я бы на его месте срочно запросил поддержку. Нам самим с этим сборищем справиться будет сложно и без потерь не обойдётся. Особенно если там и правда сидит высший и защитный купол его рук дело, а не какой-нибудь артефакт включили.

Похоже капитан рассуждал на одной волне с изрядно повоевавшим Золотиловым. Полученный приказ требовал оставаться на месте и не давать себя обнаружить противнику.

Золотилов на это одобрительно прокомментировал: -Ждём большие калибры. Вот так воевать и надо. Спокойно и методично, без лишнего геройства.

Но спокойно дождаться подмоги не получилось.

Горазд всё обдумывал вопрос Николая: зачем высшему демону рисковать и сидеть буквально под носом у третьей танковой армии? Он крутил и так, и эдак, пока напарник, первый пилот, Николай Золотивлов вдруг не схватился за голову и не замычал так, будто у него сильного разболелся зуб.

-Всё-таки не успели!

-Что не успели! -всполошился Горазд.

-Не успели дождаться подкрепления. Видишь, по камерам дронов, со стороны леса три снегохода едут прямо к посёлку? И демоны зашевелились. Зуб даю, это ради них шишка на драконе прилетела.

-Шпионы? -у Горазда загорелись глаза. -Инфералы?

-Сейчас нам прикажут во чтобы то ни стало перехватить этих троих на снегоходах. Зачем-то ведь их появления ждал тот высший? Наверное, за чем-то важным. А больших калибров всё нет и когда прибудут непонятно. Поганая ситуация.

-Это наш шанс, -сказал Горазд.

-Главное, чтобы это не стало нашей смертью, -поправил Золотилов.

Потом от капитана в головном мизгире пришёл приказ, и наплевав на всякую маскировку, танки и тяжёлые пехотинцы побежали вверх по холму, чтобы первыми занять вершину и первыми открыть огневой контакт.

Интегрированная распределённая информационная система (ИРИС) тотчас вышла из сна, нарезая каждой отдельной единицы, от шагающего танка, до одиночного пехотинца и даже лёгкого разведывательного дрона передающего картинку сверху, свой спектр задач.

На мгновение взбирающиеся вверх танки остановились. Шесть больших электромагнитных орудий слажено выстрелили навесом по невидимой, из-за холма, цели, ориентируясь по наведению с беспилотника. Горазд почувствовал, как от выстрела просела машина и восемь упёртых в промозглую землю ног вдавились чуть глубже. Дальше снова бег и снова слаженный выстрел. Нацеленные в одну точку попадания разбивают щит над лагерем демонов. Там начинается суета. Твари ревут и хватают разброшенные по земле гигантские мечи размером с оглоблю или булавы из дрянного металла весом в добрых полсотни килограмм.

Но вот что-то новенькое. Разбившись на пары, два десятка четырёхруких поднимают и тащат мощные стальные щиты, кажется сделанные в мастерских, согласившимися работать на демонов мастерами. Изготовленные из броневой стали щиты весят не меньше тонны каждый. Пара четырёхруких низших демонов пыхтят, но бодро тащит. А когда ставят щит на землю и упираются сзади, то огромные демоны полностью скрываются за ним.

Спешащая на встречу с демонами тройка на снегоходах спешно разворачивается и едет в обратном направлении. За ней, огромными скачками, преодолевая по двадцать - сорок метров за раз, несутся шесть пехотинцев. Остальные восемнадцать, вместе с парой БМП, готовятся поддержать огнём вырвавшиеся вперёд мизгири.

Горазд вдохновенно управлял тяжёлой машиной, как не управлял прежде и на экзамене. Подчиняясь скупым командам первого пилота постоянно перемещался, не давая ракшасам засыпать мизгирь градом огненных шаров. Одиночное попадание, тем более на излёте, броня неплохо держала, но вот несколько штук подряд вряд ли бы пошли им на пользу. На секунду останавливаясь и замирая, Горазд давал возможность Золотилову прицельно стрелять, и старший лейтенант успешно использовал каждую такую возможность.

Тем временем свора адских тварей уже добежала до подножия пологого холма, где засели люди, и торопливо карабкалась вверх. Следом бежали четырёхрукие, прикрываясь щитами. Горазд сам видел, как снаряд из главного калибра ударил в такой щит, но не пробил его. Прячущиеся за ним четырёхрукие покатились вниз, но почти тут же встали, подняли упавший щит, красующийся здоровенной вмятиной по центру и продолжили штурм холма.

-Ребята, держимся десять минут, -ободрил по общей связи капитан. -Только десять минут.

А потом через холм перехлестнула волна адских тварей.

Успевшие установить пулемёты, пехотинцы создали сплошной огненный вал, как пила срезающий любого перед собой. Так продолжалось целую минуту, пока, наконец, не подоспели злобно пыхтящие четырёхрукие с тяжелеными бронированными щитами. Они их переваливали через край холма и что есть сил упирались, удерживая под сосредоточенным пулемётным огнём. Дружно рявкнули основные орудия шести мизгирей и часть щитов, вместе с держащими их низшими демонами, полетела вниз. Но этой заминки хватило, чтобы скопившиеся адские твари успели запрыгнуть на вершину холма и попытались навязать ближний бой тяжёлой пехоте.

Не принимая ближнего боя, пехотинцы попытались слаженно отступить за шагающие танки, но двое растерзанных тел, в дымящихся от кислоты доспехах, остались лежать на гребне холма.

-Где же дракон? -волновался Горазд. Пусть даже молодой и относительно слабый, в магическом плане, ящер, подберись незаметно и обрушившись сверху, мог натворить дел.

Краткое мгновение передышки позволило окинуть взглядом общую картину. Оказывается, подкрепление уже пришло и бой шёл не только на земле, но и в воздухе. Два истребителя кружили вокруг поднявшегося на высоту в пару сотен метров дьявола, прижимая его к земле. Дьявол пытался отмахиваться от них резко удлиняющимся огненным хлыстом и то и дело испускал из свободной руки ослепительно острый световой луч. Лётчики явно опасались этого аналога лазерного оружия, но дьявол никак не мог попасть в юркие треугольные истребители. А те носились вокруг него, не торопясь приближаться и засыпая градом снарядов и ракет, которые дьявол пытался, порой успешно, разрубать на лету огненным хлыстом.

Дракона нигде не было видно. Видимо с ним разобрались в самом начале. Молодой трёхсотлетний ящер современному истребителю совсем не соперник. Опасаться стоит только тех, кто перешагнул тысячелетний рубеж или хотя бы вплотную приблизился к нему.

Дальше отвлекаться стало опасно.

Отступая, пехота подорвала заложенные мины и весь край холма обрушился вниз. Неразберихи добавил ракетный залп с держащихся позади БМП. Но из дыма и гари, словно черти из ада, выпрыгивали четырёхрукгие, размахивая стокилограммовым булавами и пытаясь обрушить их на гибкие конечности мизгирей.

Отступать нельзя. Сразу позади пехота пытается спешно обустроить новый огневой рубеж. Поэтому Горазд бросил машину вперёд. Золотилов выстрелил из основного орудия бронебойным снарядом пробив, со сверхблизкого расстояния, сразу и щит и прячущегося за ним четырёхрукого, разорвав того чуть ли не напополам. Дальше стрелять было уже невозможно. Горазд еле успел убрать электромагнитное орудие в походную форму, чтобы не оторвали или не погнули ствол.

Два независимых пулемёта установленные на мизгиря трещали без перерыва, выплёвывая боезапас с невообразимой скоростью. Вот очередь перерезала какого-то ракшаса, когда тот замер на секунду, пытаясь сформировать в лапах огненный шар. Вот пули рвут адскую тварь, похожую на гигантскую гусеницу с огромными, бритвенной остроты жвалами. Половина тела у неё отстрелена, но тварь упорно ползёт вперёд, вцепляясь в ближайшую конечность мизгиря, которой тот упирается в землю. Покрытые кислотой жвалы начинают мусолить сталь и на металле появляются глубокие рванные полосы.

Подскочивший четырёхрукий ударил мечом прямо по выставленному Гораздом манипулятору, ломая и выдирая синтетические мышцы. Его большой, красный живот перечёркивает пулемётная очередь, но он снова замахивается похожим на заточенную рельсу мечом. Действуя свободной конечностью, выдвинув на её конце мономолекулярное лезвие, Горазд разрезает четырёхрукого на две половинки. Как хорошо, что у шагающего танка целых восемь рабочих конечностей и на каждой есть выдвигающееся лезвие, выращенное по технологии "длинных молекул"!

Получив от ИРИС долгожданную команду на отход, Горазд отталкивается всеми шестью, неповреждёнными конечностями и шагающий танк прыгает, приземляясь уже позади тонкой линии пехотинцев в ИТБ, успевших за предоставленное им время окопаться и построить новый защитный периметр.

Только вот цена выигранного времени высока. Из шести мизгирей отступают из бойни только пять. Один остаётся лежать оплавленной и покорёженной грудой.

Тяжёлые пехотинцы открывают по выжившим тварям и низшим демонам ураганный огонь. Все свои щиты четырёхрукие давно бросили. Ракшасы не успевают создать защитный купол, да и это не их уровень, здесь нужен кто-то, начиная с ранга "дьявол" или вплотную приблизившийся к нему по силе.

Плотный огонь на кинжальной дистанции выкосил остатки демонов. Оставшихся добивают уже прицельно из длинных винтовок "танкобоев" пехотинцы и пилоты мизгирей.

Не в силах сдержать чувств, Горазд закричал: -Победа!

-Кажется мы остались живы, -с некоторым удивлением согласился с напарником Золотилов.

Однако они совсем забыли, что бой шёл не только на земле, но и в небе.

Истребители прижали выдохшегося дьявола к земле. Взрыв пропущенной им ракеты пришёлся тому прямо на личный щит. Не пробил, но с силой отбрасил, отчего высший демон падает вниз, чуть ли не на головы радующимся людям.

Ближайший танк только разворачивался, целясь главным орудием в упавшего высшего демона. Но дьявол быстрее. Взмах огненным хлыстом и по центру кабины пролегла чёрная обугленная полоса, а сам танк замирает. Выбросив свободную руку, дьявол пронзил насквозь тонким, как рапира, лучом света ещё один мизгирь. Буквально пронзил насквозь. В кабине с многослойным бронированием остаются два источающих невыносимый жар отверстия. О пилотах внутри и говорить не приходится.

Интуитивно догадавшись, что вот они будут следующими и что выдвинуть в рабочее положение электромагнитную пушку он ни за что не успеет, Горазд заставил танк сделать два шага вперёд. Не бежать прочь, а подойти вплотную к стоящему по пояс в выбитой им при падении яме дьяволу. Сразу два манипулятора с выдвинутыми мономолекулярными клинками бьют по высшему демону. Один отрезает ему руку в локте, другой ударяет в плечо и проворачивается, вырезая дыру размером с крышку от кастрюли.

Дьявол закричал от боли, злобы и бессильной ярости. Не столько физический, сколько ментальный крик бьёт по мозгам, заставляя всех, кто рядом, скрежетать зубами. Но психоизолирующий материал брони справляется, ослабляя воздействие до того уровня, когда подготовленный человек вполне может выдержать и не впасть в кому.

Подобравшийся со спины пехотинец стреляет из "танкобоя" и в теле дьявола появляется ещё одна дыра. Пилот соседнего мизгиря повторяет манёвр Горазда, отрезая мономолекулярным лезвием демону последнюю оставшуюся руку с огненным хлыстом.

Горазд хотел добить высшего демона, но ИРИС потребовала голосом полковника Бухаренко - возьмите его живым ребята! Учёные описаются от радости, если мы им живого высшего демона привезём.

Тогда Горазд бьёт, но уже только манипулятором с убранным лезвием, дьявола по голове. Раз, другой, третий. Один рог ломается и кровоточит. Наконец дьявол закатывает глаза и начинает резко уменьшаться в размерах с десятиметрового пылающего великана до человеческих размеров. При этом отрубленные руки и обломанный рог так и остаются лежать на размякшей, от растаявшего снега, земле непропорционально большими кусками.

Тяжело дыша, Горазд попытался понять откуда исходит тот странный звук, который он слышит. Наконец он понял, что это нервно смеётся первый пилот.

-Укатали сивку, наши горки, -сквозь смех произнёс Золотилов, кивая на отрубленную руку дьявола продолжающую сжимать и разжимать увенчанные когтями пальцы.

Секунду Горазд непонимающе смотрел на напарника, а затем перевёл взгляд на обгорелое пятно чёрного, от копоти, снега, перемешанного напополам с вырванной взрывом промёрзшей землёй. Если бы высший демон перетянул огненным хлыстом не соседний мизгирь, а их машину, то они бы сейчас уже были мертвы. Возбуждение боя схлынуло и юношу, кажется, начинало изрядно потряхивать.

Как-то так получалось, он совсем не думал, что первый настоящий бой будет таким... Таким, где он может по-настоящему погибнуть. Ведь нет ничего глупее, чем в шестнадцать лет умереть в первом же бою так и не отомстив демонам за всё, чего его лишили и за весь старый мир сгоревший в длящейся двенадцатый год войне вторжения.

Горазд Николаевич Романенко, не топ-менеджер, не финансовый директор, не чиновник-депутат и не высокооплачиваемый юрист, каждым из которых он мог бы стать если бы из открывшихся по всей земле порталов не вышел бы демонический легион.

Сын весьма богатых родителей, обладающих изрядным административным ресурсом (а так наверняка и было, иначе бы из осаждённого демонами Новосибирска вывезли бы другого ребёнка, а не его. Никто уже не знал точно, но возможно, что именно так и было. А может быть просто повезло и связи отца совершенно ни при чём. Когда деньги старого мира перестали что-либо значить, военные пытались спасти и эвакуировать любых детей, каких только получалось и когда только в уходящем эшелоне находилось свободное место).

Горазд Николаевич Романенко, не главный бухгалтер крупной фирмы, не очередной "золотой" мальчик, не финансовый аналитик или венчурный инвестор. Простой солдат. Один из многих и многих. Второй пилот-водитель шагающего танка. Горазд смотрел на горелую рану, нанесённую укрытому снегом телу земли. Пытался осознать потенциальную возможность своей собственной смерти. Но это осознание было настолько невозможным, что думать о нём иначе как об отстранённой теоретической возможности не получилось.

Глава шестая. Подавляющее торжество нейрофизиологии

Один из секретарей и личных порученцев наместника земли Ашарх~Иш~Аш, дьявол по имени Омарх, пришёл в себя уже в плену. Проклятые людишки захватили его живым. Что ж, они ещё не знают, как ошиблись, не убив его на месте, пока у них была такая возможность.

Омарх оскалился и тут же поплатился за это надолго закашлявшись. Похоже он весьма сильно пострадал. Но это поправимо. Сейчас бы хорошо поесть или хотя бы выпить пару камней душ. Но и так его сила излечит любую не смертельную рану, просто нужно будет подождать чуть дольше. И тогда людишки ответят за то, что попытались пленить личного порученца наместника этого мира.

В голове мутилось. Зрение то расплывалось, то позволяло сосредоточиться вновь. Судя по тому, что он видел, Омарх находился в тёмном, небольшом помещении. Он попробовал встать или хотя бы повернуть голову в сторону, но не смог. Похоже его держали в цепях. В поле зрения мигали крохотные огоньки каких-то индикаторов на так любимых людьми этого мира электронных устройствах. Один из огней вдруг прямо на глазах сменил цвет со светло жёлтого, на ярко красный.

-Интересно, чтобы это значило? - вяло подумал Омарх.

Дьявол вспомнил подробности его пленения. Пришлось рискнуть, оставаясь так близко от армии людей. Но слишком уж важными были сведения, которые должны лично доставить шпионы-инфералы. Последние годы положение с внедрёнными агентами вообще из рук вон плохо. Люди научились находиться тайно внедрённых или завербованных инфералов. Тотальная слежка с помощью электронных устройств напиханных буквально везде. Стоит агенту один раз проколоться и его можно списывать со счетов. Но даже при таком раскладе, иногда получалось подцепить на крючок и обратить в инферала какого-нибудь человека. О, способов множество. Магическая сила, идеальное здоровье, шанс на долгую, очень долгую жизнь - на эти обещания ловились многие. А для остальных всегда оставался ещё более беспроигрышный козырь - кто-то из родственников оставшийся на покорённых Легионом землях. Стоило правильно разыграть эту карту и вот уже любящий отец или брат, или жених послушно пересказывает все секреты и выполняет тайные операции. Личное всегда в приоритете у общественного. Пусть погибнет страна, да что там страна - всё человечество, но вот лично мой ребёночек будет жить, и злые демоны не станут делать ему больно. На этот крючок Омарх лично подцепил многих и многих. А наместник, сам Ашарх~Иш~Аш, четыре года назад сумел обратить в инферала верховного главнокомандующего государства людей под названием Россия. Это был подлинный триумф и то, к чему стремился сам Омарх или любой другой, работающий на данном поприще, высший.

Но возвращаясь к позорному моменту попадания в плен. Тайные агенты из так называемых учёных изучающих демонов (после того как они превратились в инфералов, они получили великолепную возможность изучать самих себя!) передали, что имеют сведения крайней степени важности. Дьявол Омарх лично отправился встретить их потому, как если бы привезённые агентами сведения оказались пустышкой, за эту ошибку расплатились бы сами агенты. И они прекрасно знали об этом. Поэтому если агент говорил "очень важно", то так обычно оно и было. Но дождаться осведомителей не получилось. Люди направили крупные силы к посёлку Выгнапурский и в итоге: он в плену, а с таким трудом внедрённые агенты полностью провалены.

И самое главное, он так и не узнал, что они хотели сообщить ему, раз настояли на немедленной встрече.

Всюду провал.

Ашарх~Иш~Ашу это крайне не понравится.

Мигающий перед глазами красный огонёк раздражал и мешал сосредоточиться. Дьявол привычно пожелал, чтобы тот потух, но ничего не произошло. Вообще ничего. Как будто все его силы вдруг пропали, а он сам снова обратился в слабосильного ракшаса, которым был когда-то очень и очень давно.

Омарх впервые, по-настоящему, испугался. Сила - это всё. Буквальным образом всё. Поэтому её неожиданная пропажа сильно встревожила дьявола.

Изображение в глазах снова на миг расплылось и сфокусировалось обратно. Что происходит? Что сделали с ним проклятые людишки?

Дьявол дёрнулся, но опять не смог сдвинуться с места.

-В бою мне отрубили руки, -вспомнил он. -Успели ли они отрасти обратно? А ноги, почему я не чувствую их тоже?

Неожиданно дверь в помещение где он находился открылась и яркий свет на секунду ослепил Омарха. К нему зашли двое. Один солдат в закрытой, полностью застёгнутой техноброне. Второй старик в белом халате с всклокоченными и торчащими в разные стороны седыми волосами.

-Как тут наш подопечный? -спросил старик в белом халате. -Уже очнулся? Не притворяйся, не притворяйся. Здесь всё видно по приборам.

Открыв глаза, Омарх уставился прямо на него, желая, чтобы сердце старика разорвалось на тысячу мелких кусочков.

Ничего не произошло.

Дьявола снова накрыла волна страха. Что с его силой? Где она? Что с ней сделали люди?

Полюбовавшись на недоумевающего демона, старик радостно спросил: -И что же ты только, что пытался со мной проделать? Вскипятить мою кровь, остановить сердце, перебить позвоночные нервы? Какой плохой дьявол! А знаешь почему ничего не получается? Последняя разработка института изучения сверхъестественного. Временно блокирует возможность совершать сверхъестественные воздействия. Полностью синтетически препарат, в природе такого не найдёшь. На самом деле страшно вредная штука, но ведь у таких чудовищ как ты просто чудовищная регенерация!

Старик в халате рассмеялся над собственной шуткой.

Дьявол узнал его. Это был Антон Геннадьевич Непийвода, профессор и фактически создатель того самого института изучения сверхестественного. Входит в первоочередной список целей для немедленного устранения, наряду со "стальным генералом" главнокомандующим Башуровым, президентом Соединённых Штатов Америки и так далее. Если бы он только мог дотянуться и перегрызть ему горло. Одно это полностью искупило бы его провал в глазах Ашарх~Иш~Аша. Но увы, профессор осторожен и не подходит вплотную, а двигать получается только глазами, даже головой не шевельнуть.

-Пойдём скорее, дорогой враг, -радостно продолжал профессор Непийвода. -Устрою тебе небольшую личную экскурсию по нашему полевому отделению исследовательского центра. Выдам пару государственных тайн, раскрою пару тройку секретов. Заодно узнаешь о чём пытались сообщить вам те предатели. Уверяю, это просто грандиозно. Тебе точно понравится!

Профессор направился к выходу, но на ходу оглянулся и нарочито хлопнул себя лбу: -О чём это я? Совсем забыл. Ты ведь не можешь ходить потому, что мы отрезали всё лишнее. Понимаешь, плоть высшего демона слишком редко попадает в руки к нам, учёным. Да ещё такая свежая, можно даже сказать наисвежайшая. Пришлось поделиться с коллегами. Я им значит твою ногу, а они знаешь, что в обмен? Пойдём покажу. Точнее поехали!

Солдат в броне зашёл за спину и Омарх почувствовал, как его везут.

Профессор шёл по длинному коридору. Изредка попадались другие люди в белых халатах. Все они, кто с любопытством, кто с ненавистью смотрели на Омарха, но ничего не говорили.

-У нас тут всё по-походному, просто, без излишества, -пояснил Непийвода с трудом открывая тяжёлую герметичную дверь.

Вкатив Омарха следом, солдат оставил его у блестящего длинного стола очень похожего на хирургический и вышел, аккуратно закрыв за собой герметичную дверь.

-Сейчас я тебе всё объясню, -пообещал профессор, усаживаясь по молодёжному прямо на стол. -Сколько лет уже как не преподаю, а привычка объяснять осталась. Люблю я это дело. Интересно, как там мои студенты? Последний курс, прямо перед вторжением. Так и не успели доучиться. Надеюсь вы там не всех из них съели или на алтарях в камни силы перегнали? Часто о них вспоминаю. Да и не только о них. Все эти лица. Помню запах старой рассохшейся деревянной кафедры в триста шестнадцатой аудитории московского биологического института. Память порой выкидывает такие странные штуки. Впрочем, я заговорился. Уж прости старого профессора.

Омарх почувствовал, как за его спиной снова открылась дверь, и кто-то вошёл.

-Екатерина, дорогая моя, ты немного рано. Я ещё не успел объяснить нашему гостью всё, что его ожидает в самом ближайшем будущем.

Сзади раздался молодой женский голос: -Профессор, опять вы читаете лекции демонам?!

В поле зрения Омарха вошла девушка в белом халате с чепчиком из прозрачного пластика, закрывающего волосы.

-Екатерина, -представил профессор. -Моя лучшая ассистентка. Без неё я был бы прямо как без рук. Уж ты-то должен меня хорошо понять, дорогой враг, ибо сам потерял свои руки.

-Профессор, может быть сегодня обойдёмся без всего это? -предложила Екатерина.

-Нет, нет, -замахал руками Непийвода. -Должны же мы объяснить нашему гостью, чем мы тут занимаемся. А то нехорошо получается. Он старался, шпионов внедрял, а так и не узнает главную тайну малыша-кибальчиша. Я хочу, чтобы он всё услышал и прочувствовал, прежде чем мы начнём.

Приятное лицо профессора на мгновение исказила запредельная, яркая, словно прожектор в ночи, ненависть.

-Как вам будет угодно, -согласилась Екатерина, отходя в сторону.

-Так на чём мы остановились, дорогой враг? Ах да, на самой главной тайне. А она крайне проста, -неторопливо покачивая ногой принялся рассказывать профессор. -Чем человек отличается от демонов и прочих сверхъестественных существ? Ответ скрыт в самом вопросе. Вы можете прямо воздействовать на реальность, а мы только лишь опосредованно, с помощью приборов, механизмов и глубокого познания природных законов. И судя по всему это базовое ограничение не обойти! Если не считать разную экзотику вроде превращения в инферала, укуса высшего вампира и прочие столь же неприятные способы. Хотя работы в этом направлении, конечно, не прекращаются. Но сколько демонов и прочих существ не допрашивали мы или наши союзники - вы все как один твердите: люди слабы, люди ничтожны, люди самая бесполезная из рас, встречающихся в мирах великой сферы.

Крайне-крайне интересная информация. Особенно в таких частях как "одна из рас" и "во всех мирах". Но не будем отвлекаться. Допустим, что человек разумный, хомо, так сказать, сапиенс и правда не может оперировать этой вашей "силой", "магией" и прочим, прочим. Вот не может и точка. Что тогда?

Непийвода вопросительно посмотрел на дьявола как будто ожидал от него ответа, словно от одного из своих студентов. Где-то за спиной гремела чем-то метллическим Екатерина.

-А тогда встаёт вопрос: как же люди могут управлять "магией", если они "магией" управлять не могут? -профессор поднял вверх указательный палец и продолжил. -А очень просто, между прочим. Екатерина, душенька, будьте так любезны, выкатите из кладовки экспонат прима.

Девушка вздохнула, но отправилась выполнять указание профессора.

Вскоре Омарх смог наблюдать мелкого ракшаса, накрепко, за руки, ноги и шею пристёгнутого к стальному креслу. Причём верхнюю часть головы низшего демона закрывала плотная повязка. Глаза ракшаса смотрели бесцельно, как будто его не интересовало ничего из того, что он мог бы увидеть.

-Смотри внимательно, дорогой враг! - седой профессор, как будто молодой, подскочил к низшему демону и сдёрнул у него с головы повязку.

Прямо в голову ракшаса, между двух пар пеньков, оставшихся после отпиливания мелких рожек, входили множество тонких серебрённых и золотых нитей.

-Это электроды, идущие к определённым точкам в мозгу, -с удовольствием продолжил объяснения профессор. -Я нажимаю кнопку и объект формирует воздействие плазменного шара.

Низший демон действительно как-то странно дёрнулся и в воздухе перед ним появился крохотный, размером с напёрсток, огненный шар.

Профессор Непийвода поколдовал над пультом и огненный шар исчез, оставив после себя только лёгкий запах палёной шерсти.

Омарх понял, что именно ему показалось странным в движениях ракшаса. Он двигался как мог бы двигаться механизм. В нём не было жизни.

-Пришлось предварительно провести небольшую нейрохирургическую операцию по лоботомированию объекта, -пояснил профессор. -Потом мы вживили электроды. Знаешь, как сложно было разобраться какая часть вашего мозга за что конкретно отвечает? Как понимаешь избытка живых объектов для последовательных экспериментов мы не имели. Поэтому всё на интуиции, на расчётах. Обошлись минимальным числом практических опытов. Но посмотри каков результат! Работа лучших психохирургов страны, кого получилось эвакуировать на север! Настоящее торжество нейрофизиологии и психохирургии. Вот тебе и ответ на вопрос как не способные использовать "магию" люди всё же могут её использовать. Просто нужно уметь под рукой живой мозг того, кто может влиять на реальность напрямую и вживить ему пару сотен тончайших управляющих электродов. И вот уже машина для практического колдовства готова!

Омарх попытался закричать, но не смог издать и звука. Он постарался дёрнуться, но только и мог, что бешено вращать глазами. Прочие части тела ему совершенно не подчинялись.

-Но какой прок замыкать электрическую цепь в мозгу низшего демона, заставляя его, как отрезанную лягушачью лапку в электрохимическом растворе, послушно дёргаться и по команде создавать мелкие шары низкотемпературной плазмы? -продолжил профессор. -В этом нет никакого только. По крайней мере не тогда, когда имеешь электромагнитные пушки, пулемёты, ракеты, бронебойные винтовки и так далее. Другое дело если попытаться провести аналогичный эксперимент на мозге высшего демона. Здесь уже открываются возможности совсем другого порядка. Можно, например, попробовать самостоятельно открыть врата между мирами на ближайшей портальной площадке. Выйти посмотреть, как вы там живёте у себя во внутренних мирах доминиона. Так сказать, нанеси ответный визит вежливости. От нашего дома - вашему. Почему бы нет? Если только всё получится.

-Профессор, я готова, -сказала Катя.

-Давай положим наш объект на рабочий стол, -предложил Непийвода.

Вдвоём они приподняли Омарха и водрузили его на блестящий стол из холодного металла.

-А у нас обязательно получится, -произнёс профессор. -Не в этот раз, значит в следующий. Или после следующий. Но получится. Строгий научный подход это такая штука, когда даже отрицательный результат работает на пользу дела и приносит новые знания в копилку. Нейрофизиология - точная наука, а психохирургия пока ещё почти искусство. Вместе эти две дисциплины, рано или поздно, помогут людям разобраться в тонкостях "высшей магии пространства".

Омарх дико вращал глазами. Он уже чувствовал отголоски собственной силы, блокированной проклятой человеческой отравой. Если только седой профессор даст ему ещё немного времени, чтобы он смог дотянуться, зачерпнуть из внутреннего источника хотя бы немного энергии на самое простое разрывающее заклинание...

-Профессор, время, -в область зрения вошла Екатерина с крохотной дисковой пилой. Изящные женские руки обтягивали медицинские перчатки.

-Да-да, уже заканчиваю, -кивнул Непийвода. -Сим оставляю тебя в опытных руках помощницы. Сам я давно уже не оперирую. Что поделаешь: возраст, дрожание руки. А вот Катенька просто чудо. Она могла бы стать знаменитым хирургом и вылечить тысячи человек, если бы только вы не решили, что так легко и просто сможете завоевать и покорить наш мир. Никто другой не проводит трепанацию черепа так аккуратно, как она. Начинайте, Екатерина. Я пока приглашу всех остальных нейрофизиологов и психохирургов.

Если бы это было возможно, Омарх бы закричал от страха и ужаса. Но он был нем. Единственный громкий звук в операционной издавала дисковая пила. Остро наточенные лезвия слились в сплошной круг. Последнее, что запомнил дьявол и личный посланец наместника земли - это склонившиеся над ним, серьёзное, девичье лицо.

...спустя несколько часов, когда стало понятно, что психохирургическая операция по вживлению первой партии электродов завершилась успехом и объект остаётся в условно живом состоянии, профессор Непийвода позвонил в Новый Уренгой по защищённой линии. Требовалось как можно скорее доложить "стальному генералу", что у них теперь есть высший демон, превращённый в "магическую машину".

К сожалению, в контролируемой русской армией северной части России не находилось портальных площадок. Имелась одна в свободной республике Гренландия, но перетрусившие вояки, пару лет назад, жахнули по ней таким количеством мегатонн, что она ещё не скоро восстановится. Да и радиационный фон там такой, что ни о каких экспериментах и говорить не приходится.

Ближайшая портальная площадка, откуда высшие демоны могли открывать проходы в другие миры великой сферы, имелась под городом Когалымом. Но вот сам город находился глубоко в оккупированных Легионом землях.

Как только связь установилась, профессор немедленно потребовал связать его с главнокомандующим.

-Приоритет альфа-ноль-два, -уточнил он, ожидая незамедлительно услышать в трубке голос главнокомандующего Башурова.

Вместо этого его попросили немного подождать.

-Альфа-ноль-два, -повторил Непийвода. -Что у вас там случилось, если не можете меня связать с главной военного совета?

-Ничем не могу помочь, -извинился секретарь главнокомандующего. -Леонид Сергеевич прямо сейчас беседует по прямой линии с президентом соединённых штатов. Приоритет альфа-ноль-два не предусматривает прерывания важнейших правительственных разговоров. Оставайтесь на линии.

-Остаюсь на линии, -согласился профессор.

***

В кабинете главнокомандующего горит настольная лампа. Дальняя часть кабинета погружена в сумрак, а вот стол прекрасно освещён. Лежащие на нём документы отбрасывают чёткие тени.

Человек прозванный "стальным генералом" вертит в пальцах карандаш. Телефонная трубка для линии межконтинентальной связи пересылающей сигнал через последние, уцелевшие на орбите, спутники плотно прижата к уху.

С другой стороны стола сидят ещё два человека, но они не участвуют в разговоре. Это постоянный советник ставки главного командования и по совместительству начальник главного управления контрразведки Егор Ветлицкий. Некрупный мужчина со сточенным резкими ветрами лицом горного стрелка, целящегося тебе прямо в сердце. И начальник аналитического отдела, Илья Неркаги. По-настоящему Илью зовут Илко, но он уже давно и привычно откликается на русскую транскрипцию исходно ненецкого имени. Илья пониже Ветлицкого, но шире в плечах и полностью соответствует своей ненецкой фамилии. Неркаги - ерник, она же тундровая берёза. Невысокое, но живучее растение всеми корнями вцепляющееся в холодную почву русского севера.

Находящийся с другой стороны океана собеседник говорил напористо, явно накручивая самого себя.

Хозяин кабинета спокойно выслушивал нападки заокеанского коллега, временно оставляя их без ответа. И этим, кажется, злил президента того, что осталось от Соединённых Штатов Америки ещё больше.

-Господин Башуров, ещё раз говорю, ваше поведение совершенно недопустимо! Вы единолично нарушили принятые всеми нами правила! Нельзя, чтобы глава одной страны единолично игнорировал правила, принятые лидерами всех стран совместно.

Простой карандаш неторопливо скользил между пальцами главнокомандующего. Сам он молча слушал заокеанского коллегу, давая тому возможность сразу высказать все свои претензии.

-Подумать только, возвращать гражданство инфералам! -ярился американец. -Что дальше, господин Башуров? Вы согласитесь считать демонов законной властью на оккупированных территориях? Может быть в России так и делаются дела, но не в Америке! Нет, господин Башуров, американский народ никогда не признает за предателями рода человеческого никаких других прав, кроме права на электрический стул!

Россия не может в одиночку отменять глобальные международные договорённости!

-Россия может, господин президент, -спокойно возразил Башуров.

Если подумать, то на что вообще рассчитывал американский президент? Что он устроит выволочку русскому главнокомандующему по телефону и тот сей же час отменит свои распоряжения? А может ещё и униженно извиниться, мол, простите пожалуйста дураков, в следующий раз, перед тем как чихнуть, обязательно спросим вашего на то разрешения.

Хотя... единоличное нарушение международных договорённостей это вам не простой чих.

Политика.

Клятая политика, в которую люди вынуждены играть словно дети в песочнице даже тогда, когда мир стоит на грани уничтожения, а человеческая раса находится под угрозой полного порабощения.

Стальной генерал, Леонид Сергеевич Башуров, напомнил: -Россия может отменять действие международных договорённостей на своей территории временно или постоянно, по своему усмотрению. Также, как и Соединённые Штаты Америки. Вспомните Канаду, господин президент. Или мне правильнее говорить: бывшую Канаду?

-Как вы можете сравнивать добровольное присоединение северных городов Канады к Соединённым Штатам для совместной борьбы с распроклятым врагом и ваше единоличное решение отменить немедленную смертную казнь для всех выявленных и обнаруженных инфералов?

-Насколько нам известно, господин президент, "добровольное решение о присоединении бывших канадских городов к штатам" было принято единолично американской стороной и вылилось в то, что люди снова воевали с людьми, пусть и недолго.

-Не понимаю вас, господин Башуров.

-Оставим прошлое в прошлом, -мирно согласился стальной генерал.

В разговоре двух лидеров возникла короткая пауза, но долго не продержалась.

-Значит Россия хочет выйти из международного договора, касающегося немедленной казни любого выявленного или захваченного предателя-инферала? Может быть и другие договора ей больше не интересны? -осведомился американский президент.

-Господин президент, вы ошибаетесь, если полагаете, что мы спрашиваем у международного сообщества разрешения. В данном случае Россия только уведомляет международное сообщество о принятом ею решении, -уточнил Башуров и сейчас в его голосе действительно звучала сталь.

-Одумайтесь, господин Башуров. Я призываю вас одуматься!

-Вы бы ещё санкциями пригрозили, господин президент. Полагаю, продолжение данного разговора бессмысленным, - в первый раз за время беседы вспылил стальной генерал.

Как будто ожидая именно этого живого проявления эмоций, американский президент повёл разговор в конструктивном ключе.

-Из каких ещё международных договорённостей Россия собирается выйти в одностороннем порядке в ближайшее время?

-Все остальные договора остаются в силе.

-И гарантией этого будет?..

-Моё слово.

-Хм, пусть будет так. Что насчёт планов зимнего контрнаступления и совместного нанесения взаимно согласованных ударов?

-Остаются без изменений, -заверил заокеанского коллегу главнокомандующий. -В любом случае это уже уровень маршалов, пусть они и занимаются их согласованием.

-Ещё один момент. В качестве жеста доброй воли хотим поделиться информацией. Наши спутники заметили некоторые движения на кораблях эскадры уведённой адмиралом-предателем Кравцовым.

-Благодарю за предупреждение, господин президент. Наши спутники дают аналогичную информацию. Но пока ещё непонятно какие задачи ставит перед своими людьми адмирал-предатель. Мы, по возможности, пытаемся контролировать их. К сожалению имеющиеся возможности спутникового наблюдения весьма ограничены.

-Аналогично, господин Башуров. Я отдам распоряжение, чтобы вашей стороне немедленно сообщали, если наши спутники увидят, что эскадра адмирала-предателя стронулась с места.

-Благодарю. Российская сторона также станет делиться всеми полученными сведениями.

-Не стоит благодарности. Атомные надводные ракетоносцы в руках инферала не та тема, на которой имеет смысл набирать политические очки. Это угроза общемирового масштаба. Хорошо ещё, что у Кравцова нет ядерного оружия. Спасибо за уделённое время, господин Башуров. Несмотря на то, что у нас не получилось диалога по вопросу прощения предателей человеческой расы, Америка ценит вклад России в борьбу с общим врагом.

-До свидания, господин президент. Уверяю, что недавние изменения в законодательстве (разрывающие международную договорённость по инфералам и разрешающие им, при определённых условиях, снова вернуться в лоно человеческой цивилизации, заслужить прощение и даже повторно заслужить российское гражданство) направлены исключительно на победу над демонами.

Короткий писк в трубке подтвердил разрыв связи. Но только-только Леонид Сергеевич опустил трубку на телефонный аппарат, как тотчас же зазвенел селектор внутренней связи, и секретарь уведомил об ожидающем на линии профессоре Антоне Геннадьевиче Непийвода.

-Насколько это срочно? -поинтересовался Башуров.

-Объявленный профессором приоритет: альфа-ноль-два.

Привычно подавив усталый вздох, главнокомандующий распорядился: -Включай.

Тотчас раздался взволнованный голос профессора: -Леонид Сергеевич, у нас крупное продвижение: высший демон уровня дьявола! Моя команда недавно закончила работать с ним.

-Как получилось захватить высшего так быстро? -удивился Башуров.

-Удивительная удача. Прошу форсировать вторую часть, -предложил Непийвода.

-Вы можете гарантировать, что сумеете с помощью вашего дьявола открыть врата, если армия обеспечит контроль над портальной площадкой? - поинтересовался Башуров.

-Гарантировать? -по телефону было слышно, как усмехнулся профессор. -Пожалуй, с большой долей вероятности. Но говорить о конкретных сроках я не могу.

-Тогда всё остаётся по-прежнему и ко второй части плана будем переходить не раньше, чем получим дополнительную страховку, -решил главнокомандующий. -Главное не потеряйте случайно новый основной элемент "магической машины".

-Ни в коем случае не потеряем, -пообещал профессор. За состоянием пленника постоянно следит кто-то из моих ассистентов, а физически он заперт на такой глубине, что и атомная бомба с первого раза не добьёт.

Закончив разговор с профессором Непийвода, главнокомандующий взглядом потребовал высказаться своих ближайших соратников. Они полностью слышали его разговор и с американским президентом, и с главным экспертом в области изучения сверхъестественных явлений и иномирных тварей играющем важную роль в их совместном глобальном плане. Собственно, для осуществления, этого разрабатываемого в течении четырёх последних лет плана и начиналось разворачивающееся сейчас зимнее контрнаступление человечества. Союзники игрались в тёмную, не зная ничего о плане. Само контрнаступление и отбрасывание демонов на пару сотен километров к югу подавалось союзникам как главная и единственная цель. Но на самом деле это был лишь первый этап, основа настоящего плана по полному освобождению Земли из-под власти иномирных захватчиков.

Башуров, в который уже раз, подумал, что имея только неполных девять миллионами человек проживающих сейчас в городах "северного пояса жизни" или за ним и где-то миллионов пятнадцать - двадцать, общее население свободной Америки, Северного Союза и обоих островных республик - он бросает вызов не только сотням миллионов людей и инфералов на оккупированных демонами территориях, но и всему доминиону багрового пламени, имеющему чёрт знает сколько завоёванных миров в подчинении. И даже всему демоническому легиону, состоящему из многих десятков различных доминионов. Это непредставимое число самых ужасных тварей, чудовищ и монстров. Причём разумных чудовищ, обладающих извращённым, жестоким разумом и магической силой способной временно изменять физические законы в некоторой области пространства.

Как можно надеяться в таком случае победить?

И всё-таки была не только слепая надежда, но и расчёт.

А пока... Пока за работу товарищи.

-... островные республики не простят нам одностороннего выхода из соглашения по инфералам, -высказал своё мнение Вертлицкий. -Но, честно говоря, и чёрт с ними. Пусть не прощают. Всё оставшееся "международное сообщество" сейчас одна единственная лодка. Никто не станет прорубать в днище дырку, чтобы только досадить соседу.

-Так оно так, но объём сделок по торговле с республиками оружием и энергоносителями явно уменьшится. Американцы расширят свою долю рынка за наш счёт. Больше никого на этом рынке не осталось. Сейчас только мы и они можем массово производить современную военную технику и безопасные ядерные реакторы, -возразил Илья.

Башуров вспомнил: -Это же изначально твоя идея была, выйти из договора по инфералам, Неркаги?

-Моя, -согласился Илья. -Я сейчас, как и раньше, готов ответить головой за её последствия. Но нельзя значительно выиграть в одном, не проиграв, пусть даже по мелочи, в чём-то другом.

-Ну, твоя голова мне ещё пригодится, -добродушно усмехнулся Леонид Сергеевич.

Контрразведчик уточнил: -Насколько конкретно пострадает торговля?

-От двенадцати до двадцати двух процентов, -тут же ответил заранее проработавший вопрос начальник аналитического отдела. -Мой отчёт у тебя, Егор, уже две недели как на почте лежит. До сих пор не прочитал?

-Да как-то всё времени нет, -улыбнулся Вытлицкий. -Поиск предателей. Расстрелы предателей. То одно, то другое.

Улыбка говорила, что он шутит. Но улыбались одни только губы. Улыбаться по-настоящему, глазами, начальник главного управления контрразведки давно уже разучился.

-Хотя бы выжимку прочитай, -посоветовал аналитик. -Она в том же документе на первой, не считая оглавления и допуска по степени секретности, странице.

-Прочитаю, -пообещал Егор.

Башуров благодушно наблюдал за привычной пикировкой аналитика и контрразведчика.

Он прекрасно понимал доводы аналитиков: многие инфералы повернутся лицом к России, если будут знать о возможности заслужить прощение. Пусть через кровь и труд, но сама возможность вернуться к людям, искупить мгновение позорной слабости - стоила очень дорого. Для некоторых не было ничего ценнее такой возможности.

Сильное партизанское движение на захваченных демонами территориях. Многие тысячи продолжающих формально подчиняться захватчикам, но мечтающие о победе свободного человечества инфералы.

Не в текущем положении России было игнорировать такую возможность.

Сам Башуров, как и Ветлицкий, как и Неркаги, с большим удовольствием продолжили бы политику нулевой терпимости к инфералам. Когда сам факт раскрытия того, что человек на самом деле давно уже не человек - служил достаточным поводом к немедленному уничтожению предателя. Однако, реальное положение дел таково, что начавшему второе масштабное контрнаступлению человечеству будет нужна любая помощь и поддержка, от кого бы она не исходила.

И если для пользы дела должен быть прощён предатель, трус - объявлен героем, а настоящим герой заклеймён подлецом, то так оно и будет сделано. Потому, что когда на кону стоит вопрос выживания расы, то уже не до сантиментов и не до игр в дешёвое благородство.

Без всяких сомнений: враг будет разбит.

И победа будет за нами.

***

Катя стояла почти одна, среди покрытых снегом холмов, если не считать живущего привычной жизнью военного городка, к которому она повернулась спиной. Ночной холод не мог пробраться через плотный зимний комбинезон. В ясном небе узким серпом блестела молодая луна. Звёзды, крохотные, невообразимо холодные точки, изливают ледяной хлад на и без того промёрзшую землю.

Но земле не холодно. Она укрыта толстым снежным одеялом и мирно спит под ним.

Вдохнув морозного воздуха, Катя устало улыбнулась. Долгая и сложная операция на мозге пойманного вояками дьявола закончилась. Хотя это только первый этап, введена только лишь первая партия управляющих электродов. Но все прижились успешно, объект остался в живых. Если только подобное существование можно назвать жизнью.

Это была долгая операция. Как, впрочем, и любая операция, проводимая на открытом мозге. У них всё получилось хорошо. Катя в очередной раз подтвердила своё прозвище "лёгкая рука" и неформальное звание лучшего молодого психохирурга.

Ещё бы, ведь в Якутске она проходила практику у лучших из лучших, и лично профессор Непийвода многому научил подающую большие надежды ассистентку.

Сложная операция вымотала морально и физически. Сейчас Катя просто смотрела на звёзды и отдыхала.

Немалая ответственность - вживлять электроды в мозг такого могущественного существа, как высший демон. Она догадывалась, что при его захвате погибло немало солдат. И если бы она ошиблась и существо на операционном столе умерло, то армейцам пришлось бы снова пытаться захватить другого высшего демона. И опять многие из них бы погибли.

Ответственность она ведь не только на поле боя, когда ошибку командира искупают жизни солдат.

Иногда ответственность находится на кончике скальпеля.

-Чуть ли не посередине военного городка, а так тихо и пусто, -произнёс голос за спиной.

Полагая, будто она одна здесь, не считая бойцов на блокпостах и размещённых в лесу секретов, Екатерина вздрогнула и резко обернулась.

-Прости, я кажется помещал? -выставил раскрытые ладони молодой танкист с забавным именем - Горазд.

-Не то, чтобы помешал, но...

-Всё понимаю. Ты хотела побыть одна. Мог бы и догадаться. Зачем ещё стоять ночью, на улице, развернувшись спиной к лагерю. Просто...

Он махнул рукой и развернулся, чтобы уйти.

Неожиданно Кате сделалось интересно: что именно это самое "просто" и она придержала его лёгким прикосновением к плечу.

-Просто я тоже хотел побыть один, -закончил Горазд.

-Ты хотел побыть один и поэтому подошёл ко мне? -удивилась Катя.

Горазд только развёл руками, показывая, что и так вот бывает.

-Мне ведь было непонятно со спины, что ты это ты, а не кто-нибудь другой.

-Как будто это что-то объясняет!

-Но на самом деле я как раз тебя искал с самого утра, -признался Горазд.

-Зачем, интересно?

-Да ладно, пустое.

-Нет уж, если начал разговор, то договаривай, -потребовала Катя.

-Мне медаль "за отвагу" дали.

Она вполне искренне сказала: -Поздравляю.

Горазд немного помялся, а потом спросил: -У тебя так бывало, чтобы вот был знакомый человек. Ты уже успел составить о нём мнение. А потом узнаёшь что-то, что резко меняет ранее составленное мнение. И ты даже не знаешь, что о нём теперь думать.

-У меня так не было, -сказала Катя. -Я стараюсь не делать скоропалительных выводов о других людях. О ком ты говоришь?

Горазд потоптался, перенося вес с ноги на ногу, отчего выпавший утром и успевший слежаться в течении дня верхний слой снега легонько поскрипывал.

Своего напарника и старшего товарища, первого пилота, Золотилова Николая Владимировича, Горазд невзлюбил почти сразу.

Справедливости ради нужно сказать, что Николай и не думал предпринять хоть одну попытку сблизиться с вторым пилотом. Никаких совместных занятий, кроме обязательных совместных тренировок, у них не было. Николай или пропадал неизвестно где, предоставляя Горазду заниматься своими делами или валялся на своей кровати в их одной, на двоих, жилой ячейке, работал с планшетом и беззастенчиво сваливал на второго пилота все бытовые дела.

В общении Золотилов тоже отнюдь не подарок. Такого одновременно замкнутого и язвительного человека Горазд встречал впервые. Хуже всего то, что большой жизненный опыт (шутка ли - тридцать два года против шестнадцати. Ровно в два раза больше!) позволял Николаю находить такие слова и поднимать такие темы, на которые Горазду было совершенно нечего возразить. Золотилов ругал, казалось, вообще всех. Он критиковал в пух и прах указы главнокомандующего зачитываемые в части. Главным образом тот указ о прощении раскаявшихся инфералов, если те смогут заслужить его кровью и делом. Николай едко отзывался о способностях высшего командного состава третьей танковой армии и поносил сослуживцев. Оставалось только удивляться как такой человек мог успешно избегать дисциплинарных взысканий, которые, точно молнии, били во всех вокруг, но только не в него, как будто в руках у Николая имелся громоотвод.

Словом, Золотилов был не слишком приятным в общении человеком и просто ужасным старшим товарищем. Хотя дело знал, тут надо признать, и управлял мизгирём как частью собственного тела, свободно и легко. Пожалуй, сам подполковник Москаленко из бронетанковой академии в Лимбяяхе не смог бы найти ни единой ошибки в принимаемых им, как командиром танка, тактических решениях.

-И вдруг я узнаю то, что чуть ли не полностью меняет сложившееся мнение о старшем лейтенанте Золотилове, -рассказал Горазд.

А дело было так:

Горазд и Николай проводили послеремонтную донастройку шагающего танка. После боя за посёлок Выгнапурский, их мизгирь отправился к техникам. Повреждения не такие значительные, поэтому уже через день шагающий танк вернулся обратно, со всеми восемью рабочими конечностями. Разумеется, все личные настройки техники сбросили под ноль. Оба пилота занимались тем, что восстанавливали их из бэкапов, когда в ангар вошли большие чины.

То есть не самые большие, несколько капитанов, парочка майоров и возвышающийся среди них, словно пытающаяся маскироваться под кролика лиса, рослый подполковник. Человек-гора покрутил головой и уверенно пошёл в направлении Горазда и Николая, увлекая остальную свиту. Возвышаясь над остальными больше чем на голову, он походил на пышущего здоровьем атлета, зачем-то пришедшего на собрание больных дистрофией.

Золотилов сидел в кабине, а Горазд снаружи, работая через выносной терминал. Поэтому он, в отличии от напарника, сразу заметил появление старших офицеров. Чем ближе они подходили, тем беспокойнее становилось Горазду. Повышенное внимание старших офицеров не могло сулить ничего хорошего скромному младшему лейтенанту.

На какое-то мгновение Горазд подумал, что они пройдут мимо, но нет. Человек-гора со знаками различия подполковника остановился прямо перед их мизгирём. Выпрямляясь и отдавая честь, Горазд попытался понять: к какому роду войск он относится, что за странный шеврон?

Золотилов, не выглядывая из кабины, недовольно позвал: -Ты чего там застрял?

Горазд молчал, продолжая старательно пучить глаза на большое начальство.

Тогда старший лейтенант выглянул и тоже увидел собрание старших офицеров, словно в музее, выстроившихся перед их танком. У Николая вырвался какой-то обрывок слова или вздох, но оборванный на половине. Моментально выбравшись из кабины, он соскользнул по передней опоре и замер, выпрямившись рядом с Гораздом.

А младший лейтенант Романенко тем временем вспомнил к каким войскам относит его обладателя похожий шеврон. Не к научникам. И не к безопасникам. Совсем недавно, после объявления приказа верховного, помимо обычных штрафных отрядов, ввели новый род войск - штрафные отряды для сражающихся на стороне людей инфералов и заодно прочих сверхъестественных сущностей. Солдаты их тут же окрестили "маговойсками". Штрафников и нормальных бойцов командование старалось не смешивать, поэтому Горазд раньше не встречал похожий шеврон. А здесь перед ним целый подполковник.

-Боже мой, неужели это настоящий инферал? -подумал Горазд и тут же засомневался. -Да нет, обычный человек вроде, только здоровый как чемпион по рукопашному бою среди тяжёлых пехотинцев. Или всё-таки инферал?

Он попытался вспомнить как выглядят получившие от демонов проклятую метку предатели человеческого рода, но судя по просмотренным кадрам хроники и вызубренным в академии описаниям, инфералы, при желании, практически не отличались от нормальных людей. Обычный человек, не имеющий специальной техники для распознавания или хотя бы натасканной собаки, и не заметит разницы.

Чёрт, неужели настоящий инферал? Да ещё и в звании подполковника! - подумал Горазд. Только сейчас он заметил, что стоит с открытым ртом и поспешил закрыть.

Собственное удивление от встречи, вот так, лицом к лицу, с настоящим предателем и врагом, да ещё сражающимся на стороне людей, едва не помешало Горазду заметить напряжение, возникшее между его старшим товарищем, первым пилотом, и явившимся без спроса подполковником штрафных маговойск.

Между тем, напряжение было такой силы, что оставалось только удивиться, как у собравшихся капитанов и майоров, и других танкистов, державшихся в отдалении от старших офицеров, не встают дыбом волосы.

-Здравствуй Коля, -произнёс подполковник.

-Здравия желаю! -словно на плацу, пролаял Золотилов, как будто обматерил.

Подполковник предложил: -Давай без чинов и без лишней субординации.

-Ну давай, Саша -ухмыльнулся Золотилов.

Столпившиеся вокруг, и старшие офицеры и младшие из числа ремонтников и пилотов, молча слушали разговор между подполковником штрафных войск и старшим лейтенантом бронетанковых.

После некоторой паузы, подполковник неловко дёрнул головой, будто ему мешала собственная шея и признался: -Я просто хотел сказать тебе спасибо. Не стал вызывать, решил прийти сам. В общем спасибо. Ты знаешь, за что.

-Знаю, -наклонил голову Золотилов. -Вот только своё "спасибо" можешь оставить себе. Мне оно не нужно.

Кто-то из свиты подполковника возмутился: -Вы забываетесь товарищ старший лейтенант!

Движением руки подполковник унял недовольного столь возмутительным нарушением субординации поборника устава.

-И всё-таки: спасибо, -повторил подполковник. Взглянув на вскинувшегося было Николая закончил: -Знаю, что моя благодарность тебе даром не нужна. Это мне нужно было высказать её. Почти три года в себе носил, теперь вот высказал.

Николай молчал. Помедлив, подполковник спросил: -Ты теперь старший лейтенант?

-За твоё "спасибо" из майоров стал старшим лейтенантом. А ты, смотрю, до подполковника дорос? -со злым ехидством заметил Николай.

-Ты же знаешь, что это была не моя вина, -сказал подполковник.

-А мне всё равно чья! Обратно уже не отмотаешь, -заявил Золотилов.

-Ладно, бывай, Николай, -попрощался высокий гость.

-Прощайте, товарищ подполковник, -развязано ответил старший лейтенант. -Второй встречи с вами мне не пережить, поэтому надеюсь больше не свидимся. Дай бог война поможет.

Последнее уже выходило за всякие рамки, но подполковник снова унял возмущение майоров и капитанов. Не глядя больше на Николая и замершего молчаливой статуей Горазда, направился к выходу из ангара.

-Чёрт подери, и даже выпить нельзя, -непонятно кому пожаловался Золотилов.

-А..., -протянул Горазд, не зная, что сказать и о чём спросить. Слишком много вопросов крутились в голове, он никак не мог выбрать один и, к тому же, подозревал, что первый пилот, по своему обыкновению, не станет отвечать.

Ещё раз чертыхнувшись, Золотилов обвёл злым взглядом продолжающих толпиться в отдалении других танкистов, отчего все резко вспомнили об отложенных было делах. Николай покосился на продолжающего стоять с видом полнейшего недоумения Горазда и явно пожалел, что не может отправить напарника куда подальше, так как им надо ещё завершить настройку и обкатку полученного из ремонтных мастерских танка.

-Подбери слюни, молокосос, -похоже неожиданная встреча со старым знакомым сделала Николая ещё более язвительным и вредным, нежели обычно.

-Эй! -возмутился Горазд. -Я не молокосос.

-Это будет видно к лету. Если доживёшь до него. И если я доживу, -пообещал Золотилов.

Горазду вдруг, сильнее чем когда-либо раньше, захотелось дать старшему по званию напарнику в глаз. Останавливало только то, что сейчас они стояли посреди ангара, на виду у всех. И ещё немного останавливала боязнь нарушить субординацию. И ещё то, что Золотилов недавно занял второе место в чемпионате по рукопашному бою внутри части.

Словом, в том, что Горазд на месте не засветил своему первому номеру кулаком, был замешен целый комплекс причин.

Но видимо что-то такое Николай прочитал в задумчивом взгляде второго пилота или, может быть, вспомнил о том, что во время боя, для пилота танка, не должно быть друга надёжней, чем другой пилот.

-Давай в кабину, -приказал Николай.

Когда защитный колпак надёжно отгородил их от внешнего мира, Золотилов предложил: -У тебя есть пять минут. Спрашивай о чём угодно, и я честно отвечу. Но чтобы потом ни одного дурацкого вопроса, согласен?

-Согласен, -решил Горазд. Неожиданно щедрое предложение застало врасплох и первую минуту он бездарно потерял, выбирая о чём спросить в первую очередь и выстраивая накопившиеся вопросы по степени важности.

Николай наблюдал за вторым пилотом с вялой улыбкой энтомолога, замучившегося изучать личную жизнь отдельно взятого насекомого.

Сообразив, что он бездарно теряет драгоценное время, Горазд выпалил первое пришедшее в голову: -Кто это был?

-Тот подполковник? -уточнил Золотилов.

-Вот только давай без тысячи наводящих вопросов, -потребовал Горазд, -не тяни время!

-Ладно, ладно, -усмехнулся первый пилот. -Если коротко пересказать длинную историю, то мы с этим "товарищем", вместе служили ещё до провального наступления четыре года назад. Я был майором, он - сначала капитаном в моём подчинении, потом тоже дорос до майора. Потом, как ты помнишь, штабисты сели в лужу, и фронт катился на север чуть ли не быстрее, чем успевали отступать отдельные части. Вот тогда я снова встретил этого "товарища", но только уже в новом качестве. За несколько месяцев пока война раскидала нас, и мы не виделись он, видимо следуя примеру адмирала-предателя Кравцова, успел предать человечество скопом и боевых товарищей в частности и стал инфералом.

-И, что дальше?! -потребовал Горазд, видя, как Золотилов умолк, погрузившись в точно не самые лучшие свои воспоминания. Отпущенные пять минут утекали со стремительной скоростью.

-Надо было пристрелить этого гада, как только встретил, -зло сказал Николай. -Пристрелить как предателя, как подлую тварь! Знаешь почему я этого не сделал?

Горазд молчал, но старшему лейтенанту уже не требовался собеседник. Сейчас он говорил с самим собой. С тем собой, который остался в далёком прошлом, четыре года назад, в последнем большом поражении, которым обернулось предыдущее наступление.

-Он спас и меня и ребят, -жарко дыша запахом чеснока и котлет, которые они ели на обед, сказал Золотилов. -Нас тогда крепко зажали. Мы бы не выбрались. А он, этот гад, уже после того как предал человечество, сошёлся с партизанскими отрядами, наполовину состоящими из таких же опомнившихся предателей, как он сам. Тогда взаимодействие армии и партизан было налажено из рук вон плохо. В партизанящих отрядах много инфералов, и они не слишком доверяли солдатам. Но всё равно старались помогать и прикрывать друг друга, когда диспозиция позволяла и начальство отворачивалось.

Мы отбились и вместе прорывались назад. Пока доблестная армия бежала, спасаясь, обратно на север, мы пытались догнать своих, попутно нападая на тыловые отряды демонов и перерезая их коммуникации. В том партизанском отряде собрались матёрые звери, да и мои ребята были не промах. Как тогда шутили: десять инфералов соответствуют по боевой мощи самоходной артиллерийской установке. Преувеличение конечно, да и на кой нужна артиллерия, без средств наблюдения, корректировки огня и так далее. Но мы знатно тогда погуляли - неполный десяток танков и три изрядно побитые роты тяжёлой пехоты, в которых солдат едва бы набралось на одну полную. Плюс пара сотен озверевших от нескончаемой войны партизан, вооружённых кто чем. И около полсотни инфералов в придачу. Из тех, которых вроде как замучила совесть, и они решили сражаться на стороне людей.

Так твёрдо решили, что когда наш потрёпанный отряд добрёл до своих - инфералы пошли вместе с нами. Хотя по закону, в то время, все инфералы, без исключения, должны быть расстреляны на месте. Международное соглашение на тему нулевой терпимости к предателям человеческой расы - слышал?

Они тоже слышали, но всё равно решили идти вместе с нами, к людям. Раскаявшиеся идиоты! -фыркнул Золотилов выражая максимальную степень презрения.

Горазд молчал и сидел не шелохнувшись, опасаясь прервать неожиданную исповедь старшего товарища.

Золотилов молчал, и он осмелился спросить: -Их всех расстреляли?

-Кого?

-Тех инфералов, которые помогли твоему отряду прорваться обратно.

-Нет, ты думай о чём говоришь! - возмутился Николай. -А что за конь в погонах к нам приходил? Неужели он похож на мертвеца? Не считая самых первых лет, никто давно не расстреливает согласных сотрудничать инфералов. То есть иногда расстреливают, но либо тех, кто пытается играть в двойных агентов, либо совсем уж замаранных кровью. Штрафные отряды для инфералов не вчера организовали, чтобы бы там не рассказывали на лекциях дядечки из особого отдела. Такие отряды существуют чуть ли не с самого начала вторжения. С самого первого "раскаявшегося" инферала возжелавшего искупить вину и вышедшего к людям. В штабе сидят далеко не дураки и там прекрасно понимают где и с какой пользой можно использовать "своего" инферала. Помнишь шутку про то, что десять этих гадов равны самоходной артиллерийской установке? Это не совсем шутка. По крайней мере если речь идёт об успевших прокачаться и высосать не одну сотню жизней инфералах.

Николай замолчал. И хотя пять обещанных минут правды давно истекли, Горазд решился поинтересоваться: -А что было дальше?

-Дальше меня взяли под руки контразведчики. За сотрудничество с предателями и так далее. Был майором, а стал лейтенантом, спасибо ещё что старшим. И спасибо, что на свободе.

-Просто так арестовали?

-Было за что, -недовольно признался Золотилов. -Пришлось кое-кому прострелить кое-что, чтобы моего бывшего сослуживца вместе с сотоварищами прямо там не положил один излишне молодой и ретивый. И вот теперь я старший лейтенант, а он подполковник, и, наверное, командует целым батальоном таких же штрафников.

-Мне кажется это не справедливо, -высказал своё мнение Горазд.

-Тебя вовсе не спрашивают, -отмахнулся Золотилов. Он явно уже раскаивался в том, что приоткрыл душу перед таким молокососом, как его второй пилот.

-Послушай, если сейчас отменили международное соглашение по нулевой терпимости, то может быть твоё дело заново рассмотрят и вернут звание и награды?

-Нет, ты всё-таки наивный мальчишка, -покачал головой Николай. -Кому оно надо: ворошить прошлые дела и тратить время чтобы что-то там пересмотреть? И ради кого? Ради старшего лейтенанта, коих пруд пруди, даже не майора.

Глава седьмая. Наступление на Когалым

Кравцов, адмирал-предатель, бывший российский главнокомандующий, вошёл в большой зал, где его ожидал наместник земли Ашарх~Иш~Аш.

Принц демонов восседал на троне, сделанном из костей и черепов человеческих президентов и премьер-министров. Где-то там, под его седалищем, нашли своё последнее пристанище черепа английской королевы и председателя китайской народной республики. С навершия левого подлокотника скалился череп немецкого канцлера, а с правого его российского коллеги.

Про третьего наместника мира земля известно, что он предпочитает видеть в своей свите расторопных и услужливых дьяволов, а осмеливающихся иметь собственное мнение демонов-лордов держит подальше от себя. Собственно, так оно и было. Кроме самого наместника, в большой зале старого бомбоубежища, превращенного во временную резиденцию наместника, нашлись только два демона-лорда, безоговорочно поддерживающих политику Ашарх~Иш~Аш и его попытки перевооружить Легион высокотехнологичным оружием землян. Не меньше двух десятков дьяволов выполняли обязанности секретарей, помощников и предводителей отдельных отрядов демонических армий.

Из других людей, кроме Кравцова и черепов в троне наместника, в зале присутствовали юные девушки в неясном статусе: то ли рабыни для утех, то ли изысканное угощение. А может быть сначала первое, а затем, без перерыва, и второе. Сейчас они жались друг к другу в дальнем углу и их большие глаза то и дело сверкали, отражая отблески пламени от горящих, под потолком, ярких огненных шаров. Со стороны "женской" половины не доносилось ни вздоха. Девушки отчаянно надеялись, что о них просто забудут. И явно понимали тщетность подобных надежд.

Не вставая с трона, Ашарх~Иш~Аш громко объявил: -Я доволен тобой и твоими людьм,и адмирал.

Рассеявшиеся по залу дьяволы повернули головы в его сторону. Пара лордов, обладающих собственной небольшой свитой из дьяволов, не скрывая презрения, уставились на Кравцова. Адмирал чувствовал, как от одних их взглядов резко усилилось давление на его личный щит и в голове появился тихий шёпот приказывающий немедленно сдаться, покориться, встать на колени и взвывать о милости вышестоящих.

Но если лорды надеялись, что их ментальная аура легко подавит выскочку-инферала, то они явно просчитались. За четыре года, с тех пор как он впустил в себя бездну, Кравцов очень неплохо прокачался и прокачал ушедших с ним моряков. Они поглотили жизненную силу сотен человек каждый. Участвовавшие в заговоре морские пехотинцы поголовно достигли уровня низших демонов. А сам адмирал и вовсе перешагнул уровень среднего низшего. Хотя даже до самого слабого дьявола он пока сильно не дотягивал.

Подойдя ещё ближе к трону, Кравцев встал на одно колено и склонив голову перед наместником доложил то, что и так было тому известно: -Наступление второй американской армии в штате Монтана остановлено. По вашему приказу господин, вместе со своими людьми, осуществлял диверсии и препятствовал снабжению. Уничтожено до пяти тысяч единиц живой силы противника. И не меньше сорока тысяч единиц живой силы попали в котёл окружения, после обрыва линий коммуникации и снабжения. Собственные потери: девяносто шесть принявших силу бездны морских пехотинцев и порядка трёх тысяч приданных сил из числа низших демонов, не считая адских тварей.

-Как думаешь, в какие сроки американцы смогут вывести свои силы из котла и продолжить наступление вглубь Монтаны? -поинтересовался наместник.

Кравцову в голову пришла совершенно неуместная мысль - наверное неудобно ему там сидеть, головой попой на твердолобых черепах могущественнейших людей и политиков эпохи начала войны вторжения.

Вслух он сказал: -Полагаю вы, господин, не дадите возможность заблокированным силам вырваться из окружения. С вашего разрешения, я бы послал туда драконов.

-Неплохая мысль, -согласился Ашарх~Иш~Аш и наконец хлопнул в ладоши: -Встань.

Кравцов выпрямился.

-Я доволен тобой, мой верный раб, -повторил наместник. -Ты и твои люди прекрасно показали насколько эффективным и опасным может быть сплав ваших земных технологий, военного опыта и магических сил, даруемых бездной. Я разрешаю тебе задать один вопрос и обещаю не наказывать, если твой вопрос покажется мне излишне дерзким. Или, может быть, у тебя есть просьба? Говори скорее, пока я в хорошем настроении и доволен тобой.

-У меня нет просьб, -объявил Кравцов. -Служить Легиону и вам, господин. Пожирать жизни и миры, чувствуя, как растёт твоя собственная сила - это лучшее о чём только можно мечтать, и я уже имею всё это. Но вопрос у меня есть.

Ашарх~Иш~Аш ждал с выражением лёгкого интереса. Кравцов понимал, что ему следует хорошо постараться, чтобы не разочаровать и не разозлить наместника. Конечно тот обещал не наказывать за дерзость, но как ставленник доминиона и высшая власть в мире Земля он мог взять обратно собственное слово так же легко, как дал его минутой назад.

-Я понимаю, что вы испытывали меня и моих людей в реальном бою, -осторожно начал Михаил Богданович. -Вы проверяли: стоим ли мы всех сделанных вами вложений, господин. Но почему вы дали нам задание остановить наступление американцев в Монтане, а не русских в Ханты-Мансийском автономном округе? Их третья танковая армия уже почти дошла до крупного города Когалыма рядом с которым находится самая северная портальная площадка. Её утрата грозит невозможностью вовремя перебрасывать подкрепления с южных земель и временной потерей значительной части завоёванного севера России.

Кроме того, мне и подготовленному из принявших силу бездны морских пехотинцев специальному отряду сражаться с русскими было бы проще, чем с американцами так как нам прекрасно известны все тактические приёмы и стратегические недостатки бывших соотечественников.

Похоже адмиралу-предателю удалось оправдать интерес наместника. Тот с куда большим интересом посмотрел на стоящего перед троном Кравцова и объявил: -Ты будешь награждён потому, что мне понравился твой вопрос. Но скажи, все ли твои люди согласились бы сражаться против своих бывших товарищей?

-Все до единого, -заверил Кравцов. -Ни у кого из нас больше нет ни родины, ни товарищей, вне специального отряда и вне Легиона. Всех слабаков и сомневающихся я лично казнил ещё три года назад и выпил их жизненную силу.

-А у него неплохие задатки, -обращаясь к свите объявил Ашарх~Иш~Аш и словно бы в шутку заметил: -Берегитесь истинные демоны! Ловкие и инициативные возвышенные из числа людей этого мира скоро могут начать наступать вам на пятки, выполняя мои приказы и добиваясь моего расположения.

Ментальное давление на щит усилилось в разы. Наместник оказал медвежью услугу, напомнив дьяволам и лордам, что какой-то презренный человечек, пусть и инициированный силой бездны, рано или поздно может стать на одну ступень с ними, а то и обогнать в извечной гонкой за положением и увеличением уровня личной силы.

Впрочем, Ашарх~Иш~Аш наверняка сделал это сознательно. Мудрый господин завсегда сеет раздор между слугами, чтобы избежать застоя, заговоров и выявить из слуг самых лучших, тех кто способен выживать в непрекращающейся борьбе всех со всеми. А может быть наместнику просто было скучно, и он решил немного развлечься.

-Я не послал тебя сражаться против бывших своих, потому, что мне нужно, чтобы российская армия дошла до портальной площадки под Когалымом, -объяснил Ашарх~Иш~Аш. -Там, поблизости от врат между мирами, их жалкие армии будет легче уничтожить. Но главное, мне нужно чтобы клевреты Владыки доминиона багрового пламени подтвердили ему, что люди почти захватили одну из портальных площадок.

Один из двух присутствующих в зале лордов, почтительно поклонившись, осмелился спросить: -Для чего это необходимо, о повелитель?

-А для того, чтобы когда Гишмалая~Ка~Аша найдут убитым оружием землян, его род не имел бы формального повода объявить мне личную вендетту. Какие-то земляне, с помощью своей проклятой науки, научились перемещаться между мирами и убили демона-лорда. Чего только не бывает в бесконечных мирах великой сферы. А то, что подлец Гишмалая~Ка~Аш вот уже целый год льёт патоку в уши Владыке, наговаривая ему: будто я не гожусь в наместники земли. Будто я не справляюсь и меня надо скорее сменить. Конечно всё это совершенно ни при чём и не могло послужить причиной смерти Гишмалая~Ка~Аша!

-Но люди не способны открывать магические дороги между мирами! - возразил тот же лорд.

-Пусть родственники негодяя и доказывают это перед Владыкой, -довольно оскалился Ашарх~Иш~Аш. -Ну ведь не я сам переправил заранее подготовленный отряд возвышенных из числа землян для ликвидации зарвавшегося лорда из личной свиты Владыки? В этот бред никто не поверит. Тем более, что я буду находиться здесь, всеми силами отражая контрнаступление, начатое землянами.

По залу прокатился вздох восхищения планом наместника.

И только один из лордов сохранял скептическое выражение лица: -Господин, вы полагаете, людишки, пусть даже возвышенные и немного отъевшиеся на жизненной силе других таких же, только ещё более ничтожных, людишек, смогут справиться с демоном-лордом?

-Гишмалая~Ка~Аш готовится отразить нападение с помощью магии. Он не догадывается о возможностях оружия землян. Кроме того, адмирал, подойди ближе. Пора тебе принять свою награду за бойню в Монтане.

Кравцов подошёл вплотную к трону. Раскрывший рот череп немецкого канцлера как будто беззвучно кричал на него с навершия левого подлокотника.

Демон-принц Ашарх~Иш~Аш, с видимым усилием, поднял длань и впечатал её в грудь адмиралу. Кравцову показалось, что он горит. От невыносимой боли он закричал. Но боль скоро ушла, а ощущение разливающегося внутри океана энергии и силы осталось. Дар господина с размахом перебросил его на несколько ступеней вверх, минимум до уровня сильного дьявола. Заёмная сила обжигала и переливалась внутри.

-Отбери шесть десятков из своих людей и приведи ко мне. Я награжу их подобно тебе, -повелел Ашарх~Иш~Аш. -Тогда у вас будет достаточно силы, чтобы скрытно подобраться к Гишмалая~Ка~Ашу и убить его.

Кравцов прохрипел: -Благодарю, повелитель!

-И я ещё обещал награду за развеселивший меня вопрос, -вспомнил наместник. -Можешь выбрать любую из рабынь и делать с ней всё, что захочешь. Цени моё расположение. Далеко не каждому дьяволу или лорду достаётся девственница со стола самого наместника!

Пошатываясь от переполнявшего его ощущения силы, Кравцов подошёл к сжавшемся и пытающемся отползти от него подальше, женскому клубку.

-Ты, -он ткнул пальцев в ту, у которой в глазах плескался самый бездонный океан ужаса и страха.

Девочка не хотела идти за ним и пыталась цепляться за подруг по несчастью. Но плещущаяся внутри адмирала сила, даже не оформленная в заклинание, заставила несчастную разжать пальцы и со стеклянным взглядом следовать за инфералом.

Под прищуренными взглядами дьяволов и заинтересованными лордов, они вышли из зала, а затем и из бомбоубежища.

Географически временная резиденция наместника сейчас находилась на юге бывшей Италии. Зима здесь была мягкой и скорее дождливой, чем снежной. Но обнажённая девочка всё равно тут же покрылась мурашками. Её тонкие ножки-ручки дрожали.

-Держи, -адмирал снял плащ и укутал им подарок наместника, три раза обернув худое тельце вокруг.

-Иди, -сказал он.

Девочка похоже не слышала обращённых к ней слов.

Надеюсь она хотя бы не сошла с ума от всего пережитого, -мысленно поморщившись подумал Кравцов.

Бомбоубежище-резиденция располагалось в пригороде крупного города, точнее того, что от него осталось после завоевания демонами.

Впрочем, развалины не были пусты. В них теплилась жизнь. Какие-то дома даже восстанавливались либо силами самих жильцов, либо по приказу инфералов-управляющих. Местные жили в натуральном аду, под властью демонов и инфералов, но всё равно жили, выживали. Пытались выживать вопреки всему и без всякой надежды.

-Пошла прочь!

Заторможено, словно вытащенная из воды, почти уснувшая рыба, девочка подняла на него глаза.

-Что смотришь? - спросил Кравцов. -Есть я тебя не стану. Людоедством только совсем отмороженные дебилы занимаются, думая будто таким образом смогут приблизиться к нашим господам. Того, кто хотя бы раз поглощал жизненную силу другого человека обычный секс уже почти не прельщает. А выпивать из тебя имеющиеся крохи жизненной силы и вовсе глупо. Они не дадут мне и тысячной части той силы и энергии, которую вложил в мою грудь повелитель. Поэтому просто иди.

Она стояла и смотрела на него большими испуганными глазами.

Может быть всё-таки сошла с ума? -подумал Кравцов.

Он криком прогнал её: -Прочь!

Только тогда девочка, будто очнувшись, побежала.

Адмирал мимоходом пожалел о хорошем плаще. Плащ был ещё из того времени.

Теперь такой нигде не раздобудешь.

Если только снять с чьего-нибудь трупа.

***

Рост гиганта равнялся высоте пятиэтажного дома. В целом гуманоидной формы тело выглядело пародией на человеческое. Бочкообразное, покрытое плотной, крепкой кожей. Короткие мощные ноги и длинные сильные руки. И ещё очень маленькая, крохотная для такого большого тела, голова.

В первые секунды боя, меткий выстрел, напрочь снёс маленькую голову с огромного туловища. Но непохоже, чтобы гигант сильно страдал от её отсутствия. С поразительной ловкостью он подхватил с земли и спрятался за совершено монструозным щитом весящим, наверное, как пара танков разом.

Даже бронебойные снаряды не могли пробить это творение сумрачного гения, какого-то продавшегося захватчикам бывшего металлурга. Десяток четырёхруких сгрудились за спиной неуязвимого гиганта со щитом. В отдалении обеспокоенно топталась шестёрка мизгирей, отправленных командованием в тыл к демонам, пока основная часть армии завершала окружение превращённого противником в сильный опорный пункт, города Когалыма.

Видимо продолжая что-то соображать своей отстреленной головой, гигант с места довольно резво побежал в сторону замерших на невысоком холме танков. Те стреляли, но щит держал попадание бронебойных снарядов даже на коротких дистанциях, а сам гигант только слегка шатался и немного сбавлял темп. Единственный успех - кто-то перенёс огонь на отставших четырёхруких и почти всех их положил, как косой прошёлся.

Когда гигант добрался до холма, мизгири прыснули в разные стороны, собираясь окружить сложного противника, рассчитывая, что щит у него всего один, а сторон света целых четыре.

Однако никто не ожидал, что гигант вдруг метнёт тяжеленный щит перед собой. Острая кромка и огромная масса металла, попав в мизгирь, словно гигантским ножом, срезала выставленные в попытке защититься конечности и смяла кабину.

Уловив момент, когда враг беззащитен, оставшиеся пять танков выстрелили одновременно. Большое тело обзавелось пятью большими рваными ранами. На секунду плеснули фонтаны чёрной кипящей крови, а затем полученные повреждения начали зарастать чуть ли не на глазах.

Молча развернувшись, так как у него не осталось ни рта, ни головы, где тот мог бы размещаться, гигант вырвал с корнями ближайшее дерево и метнул его в мизгирь. Горазду пришлось проявить чудеса управления, избегая столкновения. Пока он выполнял кульбиты, стрелять из главного калибра Золотилов не мог, а постоянно работающие пулемёты причиняли беснующейся туше вреда не больше, чем комариные укусы.

Гигант принялся швыряться всем, что попадалось под руку. Вековые деревья, с корнем вырванные из земли, огромные камни, притащенные не иначе как последним ледником, сотни тысяч лет тому назад.

Оставшиеся пять мизгирей торопливо разрывали дистанцию, не переставая расстреливать гигантского демона, полагая что рано или поздно его чудовищная регенерация перестанет справляться. Пока ужасные рваные раны, образующиеся при попадании бронебойного снаряда в очень прочную, но всё равно живую плоть, продолжали срастаться и заживать в считаные минуты.

Демон похоже и сам понял, что рано или поздно его так затравят. Прекратив пытаться попасть в юркие мизгири всем, что попадалось под длинные, загребущие руки, он побежал к брошенному щиту и принялся вытаскивать его из покорёженной машины.

Выстрелы из пушек частили один за другим и вот уже гигант начал сдавать. Всё дольше били фонтаны чёрной крови и медленнее заживали раны. Стало понятно, что нужно поднажать ещё немного и поле боя останется за людьми.

Желая сделать более точный выстрел, мизгири подходили опасно близко к пытающемуся укрываться за щитом гиганту. За это и поплатились. Казалось бы, обессиленная и истекающая кровью гора плоти неожиданно поднялась во весь рост. Щит снова полетел в сторону одного танка, но остающийся настороже пилот сумел увести машину в сторону. Сам же гигант прыгнул в сторону другого танка. За раз преодолел в прыжке удивительно большое расстояние и всей тяжестью обрушился на мизгиря, хороня его под собой.

Совершив последнее усилие, гигант застыл. Хотя четыре оставшиеся танка ещё долго расстреливали гору плоти, опасаясь, что тот опять притворяется.

Дозваться по рации до экипажа раздавленного гигантским демонов мизгиря не удалось. ИРИС показывала, что оба пилота мертвы.

Не снимая тактильной перчатки, Горазд вытер выступивший на лбу пот.

Золотилов, как обычно, ругался. И, пожалуй, в данный момент Горазд полностью соглашался со своим первым номером.

Задание - разведка и рейдерство на коммуникациях. Причём главное первое, а второе только по возможности. Шли скрытно, разослав вокруг дронов. Беспилотники издалека засекли здоровенную тушу гиганта, тянущего по направлению к городу грубо сколоченные деревянные сани не менее исполинских размеров. Капитан разведывательного отряда решил уничтожить небольшую группу, состоящую по факту из одного только гиганта, да небольшого количества четырёхруких. Это решение привело к потере двух машин из шести. Фактически треть отряда. И хуже всего: тот, раздавленный уже умирающим гигантом танк и был командирским.

Закончив ругаться, Золотилов включил общую связь и объявил: -В связи с гибелью командира, как старший по званию, беру командование на себя.

Ему никто не возразил, хотя Николай был не единственным старшим лейтенантом. Но тот, другой, решил промолчать и не брать на себя ответственность.

Горазд спросил: -Что будем делать?

-Возвращаться, конечно, -пожал плечами Золотилов. -Разведданные собраны, в отряде потери. Какие ещё могут быть варианты?

-Давай хотя бы посмотрим, что они тащили с такой поспешностью? - предложил второй пилот.

Как известно: в армии инициатива наказуема, поэтому разгребать имущество убитых демонов отправился Горазд. Четыре переминающихся с "ноги на ногу" мизгиря поблизости внушали чувство уверенности. Поэтому он, особенно не опасаясь, добрёл до саней, проваливаясь по колено в снегу. Сами сани размером с хороший грузовик. И как только гигант тащил их за собой километр за километром? Впрочем, у таких созданий не занимать тупой физической силы и выносливости, в них уходит вся их внутренняя магия. Катя, из научной группы профессора Непийвода рассказывала, что гигантов, левиафанов и прочие "живые единицы тяжёлой биотехники" демоны создают в мирах-ульях из обычных низших демонов, как-то изменяя направление их развития. В итоге получаются такие вот чудовищно живучие и сильные монстры, совершенно неспособные как-то иначе использовать присущую всей расе демонов магию.

От размышлений оторвал голос Николая в наушниках интересующийся что там за груз тащили твари.

-Гранаты, снаряды, пушечные стволы, -перечислял Горазд, осторожно вскрывая грубо сколоченные ящики и вываливая их содержимое прямо на снег. Часть ящиков и без того успела треснуть, когда гигант неловко толкнул сани и они перевернулись на бок. -Всё самодельное. Высокотехнологичного оружия нет. Постойте!

-Что такое? -забеспокоился Николай.

Напряжённым голосом, Горазд попросил: -Одну минуту.

С особой осторожностью он вскрыл длинный ящик из плотно сбитых досок. Подцепил лезвием ножа крышку и быстро откинул в сторону. После чего схватил болтающийся на спине автомат и направил на открытый ящик.

-Демоны связанного демона везли.

-Что за ерунду ты мелешь?! - возмутился Золотилов.

-Говорю, там связанный низший демон лежит. Кажется, ракшас. И они везли его в этом ящике в Когалым. Понятия не имею зачем.

Николай подвёл мизгирь ближе и заглянул в открытый ящик: -Хм и правда ракшас. Не только связанный, но ещё и избитый. Интересно, зачем они тащили его в город? И что нам с ним делать?

-Надо поторопиться, пока демон не околел, -предложил младший лейтенант. -Его избили до полусмерти, и большая часть сил уходит на регенерацию. Долго продержаться на морозе он не сможет. Не зря ящик-тюрьма плотно укрыт тканью и внутри выстлан какими-то тряпками. Хотели довести пленника до Когалыма живым.

Боевой нож и инструменты из полевого ремонтного набора позволили в считанные минуты расковырять стенку ящика. Переворачивать и вытряхивать пленника Горазд не решился. Было бы крайне нелепо убить того из-за глупой случайности.

Обмотанный верёвками, как муха паутиной, ракшас бешено вращал глазами, но не мог ни сдвинуться с места, ни сказать что-нибудь разборчивое. В рот ему вставили кляп. Или, скорее, не вставили, а вбили, так как губы ракшаса разорваны, кровь залила шею. Может быть и часть зубов выбита, но из-за кляпа не разглядеть.

Горазд остановил потянувшуюся было вытаскивать кляп руку. Кто его знает, вдруг укусит. Всё-таки демон.

Николай в это время докладывал о необычной находке по радио. Пилоты трёх других мизгирей подвели машины поближе, желая разглядеть демона, которого другие демоны зачем-то тащили связанным в наполовину окружённый город.

Горазд осторожно перепиливал верёвки, стараясь дополнительно не ранить покрытого коркой засохшей крови пленника. Закончив освобождать руки демона, Горазд сделал шаг назад. Ноги у пленника оставались туго связанными. Приподнявшись на руках, ракшас посмотрел на человека и принялся избавлять от кляпа. Часть зубов у него и правда оказалась выбита.

-Спроси кто он такой и почему его связанного везли в Когалым, - потребовал Николай.

-На каком языке спрашивать? -поинтересовался Горазд.

-А ты много языков знаешь?

-Только русский.

-Вот на нём и спрашивай, -посоветовал Золотилов, -если тварь по-нашему не понимает, то пристрелим её и дело с концом.

-Не стреляй, человек, -попросил демон. В его порванной пасти можно было увидеть как ворочается язык, с трудом выговаривая слова человеческой речи.

-Кто ты? -спросил Горазд.

-Друг.

Это было смешно. И ещё нелепо: демон, называющий себя другом людей.

-Враг врага есть друг, так говорят люди? -уточнил ракшас правильно поняв сомнения Горазда. -Проводите меня к своим полководцам. Я несу для них важную весть.

Позади пылал костёр, огромный как пожар, и рвались в огне уничтожаемые боеприпасы. Армии людей примитивное и низкокачественное оружие без надобности, но и оставлять его демонам нет никакого смысла.

Четвёрка мизгирей спешно уходила прочь, опасаясь любопытных, кто мог бы пожаловать на огонёк. Они сейчас находились фактически за линией фронта, мешая демонам подвозить в осаждённый Когалым боеприпасы и подводить силы. На полноценное окружение города сил человеческой армии пока не хватало, да оно и не требовалось. Современная война это прежде всего скорость.

Первые, пробные атаки, подтвердили данные разведки. Враг успел сосредоточить в городе и прилегающих районах крупные силы. По-хорошему следовало бы предварительно провести масштабную артиллерийскую подготовку, не жалея ни снарядов, ни бомб, ни ракет. Но, во-первых, кроме демонов, в Когалыме находилась пара сотен тысяч людей. Русских людей, которым не повезло оказаться под властью демонов, когда, в первые годы вторжения, армия пыталась спасти хотя бы саму себя и у неё не хватал сил пытаться спасти остальных. Тех, кого она должна была защитить. Кого обещала защищать.

Когалым инфералы превратили в важный производственный центр по переработки нефтепродуктов и на восстановленные ими мощности у генерального штаба имелись свои планы. Разнести всё по камешкам, чтобы потом, отрывая так нужные сейчас на других проектах силы и средства, отстраивать перерабатывающие заводы обратно, командование не хотело. В идеале было бы захватить производственные мощности с минимумом повреждений. Но как это сделать, чтобы не пришлось заплатить крайне высокую цену солдатскими жизнями - не понятно. У командования имелись на этот счёт свои планы. Как всегда, секретные. По крайней мере солдаты очень и очень рассчитывали на то, что такие планы существуют. И они не знают о них исключительно из-за высокой степени секретности.

-Разве демоны могут переходить на сторону людей? -напечатал Горазд. Освобождённый от грубых верёвок, вместо этого закованный в гораздо более комфортные ручные и ножные кандалы, пленник ехал на месте третьего, дополнительного, пилота в их мизгире. Оказавшись внутри кабины, предварительно накормленный двумя порциями солдатского пайка, ракшас заснул. Или крайне убедительно делал вид будто спит. Спрашивать вслух Горазд не решился и отправил вопрос сидящему рядом Николаю в текстовом виде.

-Что его может ожидать у нас? -печатал младший лейтенант.

Занятый отслеживанием получаемой с дрона картинки, Золотилов лениво ответил: -Штрафные батальоны...

На экране видны ловко бегущие по снегу мизгири впереди и остающиеся за ними перепутанные цепочки следов. Плохо, что нет снегопада. Если какой-то дракон или, того хуже, высший демон захочет проследовать за ними, то ему не составит труда. Можно идти в режиме маскировки, не оставляя чётких отпечатков, но он сделал ставку на скорость. Многие демоны способны бежать по глубокому снегу со скоростью специально приспособленного для этого шагающего танка в арктической модификации. Но мало кто из них может поддерживать требуемый темп длительное время.

-Разве штрафные отряды не для инфералов, то есть людей, пусть даже и бывших? -переспросил Горазд.

-Дорога в штрафники открыта даже дьяволу, если тот вдруг выразит желание перейти на сторону людей и искупить вину кровью. Что уж тут говорить о рядовом, в общем-то, низшем демоне. Расскажет всё, что можно, контрразведке. Потом, если у учёных не возникнет вопросов, поживёт в годик - другой в штрафном отряде на передовой. А там ещё и гражданство получит. Россия - многонациональная страна.

-Не до такой же степени! -возмутился Горазд

-Правда мне пока не встречались дьяволы, желающие через службу в штрафниках получить российское гражданство, -успокоил второго пилота Николай. -Вот некоторых низших демонов, из тех, кто обладают полноценным разумом, я там видел. Что их ждёт у своих? Бесконечная война сразу после выхода из инкубатора и короткого периода обучения. Потенциально они могут становиться сильнее побеждая и выпивая жизненную силу разумных или принося тех в жертву, но поверь мне, на жертвенные ритуалы у демонов очередь длиннее чем у нас за настоящим кофе и другими спецпродуктами. Во всяком случае - для низших (высшим демонам закон не писан, они сами пишут законы). В общем не очень им там у себя весело. Думаешь низшие не понимают, что для высших они не больше чем пушечное мясо? Прекрасно понимают.

-Я слышал, - вставил Горазд. -Большую часть низших принудительно генетически ограничивают, чтобы они никогда не сравнялись с высшими и не составляли тем лишней конкуренции.

-Твоя Катька рассказывала? -уточнил Золотилов. -Не знал об этом. Интересно, что ещё известно научникам и старшим офицерам, чем те не спешат поделиться с рядовым составом.

Младший лейтенант насуплено молчал, но подтверждения и не требовалось.

-Вот какой-нибудь особенно сообразительный низший демон, в один прекрасный момент, задумывается - ждёт ли его в будущем что-то лучшее, чем продолжать служить пушечным мясом для демонического легиона? Он оглядывается вокруг в поисках альтернативных перспектив и... ничего не видит.

-То есть как не видит? -переспросил Горазд.

-В мирах доминиона, власть высших демонов абсолютна. Ей нет альтернативы. Нет нигде, кроме нашей Земли, -Золотилов замолчал, работая с передаваемой дроном-разведчиком картинкой. Впереди по курсу несколько деревьев завалились, образуя естественную засеку. И непонятно, то ли и правда естественную, то ли хитро замаскированную под неё.

Николай приказал отряду остановиться, пока дроны тщательно обследовали образовавшийся в ложбине между двумя холмами бурелом. Вроде бы и правда деревья упали сами по себе, никто не готовил никакую ловушку. Танкистам уже приходилось сталкиваться с диверсионными группами инфералов-предателей, вооружённых современным оружием. Те как раз обожали такие вот засады, где и поджидали малые отряды, свободно пропуская большие силы. Непонятно, зачем бы диверсантам устраивать ловушку в условном тылу, но кто их знает. Бережённого, как говориться, бог бережёт, а не бережённого - демон жрёт. Все, кто немного повоевал и при этом остался в живых, очень быстро приучаются дуть на воду.

Ловушки не обнаружилось, и мизгири по одному преодолели естественную засеку из поваленных то ли ветрами, то ли снегом, деревьев.

-Проверь там нашу добычу, не проснулась ли?

Передав управление Золотилову, Горазд развернулся к захваченному демону.

***

Мимирха поймали, как раз тогда, когда он уже почти перестал опасаться. Выбраться из осаждаемого людьми города оказалось не слишком сложно. Хитрый Мимирх бежал не напрямую к людям, через линию фронта, а наоборот, вышел с тыльной стороны и углубился далеко в тыл. Там он собирался отойти в сторону, развернуться и перейти фронт на каком-нибудь спокойном участке, чтобы не попасть в зубы отряду легиона или под огонь солдат наступающей российской армии.

Увы, но в данном случае хитрец перехитрил сам себя. Отойдя на значительное отдаление от города, Мимирх столкнулся с одной из подвод с впряжённым в неё гигантом, везущих в Когалым человеческое оружие, изготовленное на юге согласившимся работать на демонов мастерами из числа землян. От тяжело пыхтящего гиганта тянущего исполинских размеров сани ракшас бы легко спрятался. Но вместе с ним шли четырёхрукие и две адские гончие.

Огромные псы с огненными языками легко унюхали его. Убежать тоже не получилось.

Четырёхрукие не поверили объяснениям Мимирха о тайном задании, полученном от двух поставленных руководить обороной Когалыма дьяволах. Правильно, в общем-то, не поверили. Так-то четырёхрукие никогда не славились особенно выдающимся умом, но у захваченного врасплох ракшаса не хватило времени придумать убедительную ложь. А уж когда адские гончие, по запаху, нашли зашитое внутрь тёплой куртки письмо, написанное человеческим почерком - его положение и вовсе стало незавидно.

Главарь четырёхруких велел, для острастки, побить Мимирха. Он отобрал письмо, повертел в руках, но так как не умел читать на языке землян (и вообще не умел читать ни на одном из языков великой сферы), то просто спрятал его.

Демоны и так-то не слишком жалуют друг друга, а разные подвиды и вовсе чуть ли не конфликтуют. Четырёхрукие изрядно помяли попавшегося в их руки ракшаса. Адская гончая откусила порядочный кусок мяса с бедра, правда заплатила за это. Изогнувшись, Мимирх вскрыл горло твари прекрасным ножом с лезвием из мономолекулярной стали, подаренным ему тем же человеком, который написал и передал письмо. За смерть гончей его дополнительно избили настолько сильно, что Мимирх временно потерял сознание, пока его природная магия медленно, но верно залечивала полученные повреждения, сшивала сосуда и вправляла сломанные кости.

Четырёхрукие сунули его изломанное тело в один из ящиков, собираясь передать командующим обороной города высшим. Тогда бы и пришёл молодому, хитрому ракшасу очень поганый конец. А вместе с ним и паре десятков других низших демонов и инфералов собравшихся поднять восстание, переметнуться на сторону окруживших город русских и тайно провести их штурмовые отряды в обход построенных демонами укреплений. Мимирх как раз и шёл к людям, чтобы получить от их полководцев гарантии неприкосновенности и прощения для всех членов заговора - демонов и предателей-инфералов.

Слухи о том, что Россия во всеуслышание объявила: сверхестественные существа могут искупить или просто заслужить российское гражданство переходя на сторону людей и сражаясь в их штрафных восках - всколыхнули и подарили надежду многим и многим низшим демонам и инфералам.

Одни совсем не горели желанием как можно скорее сложить голову во славу Легиона. Возможность сражаться, убивать, копить силу в зыбкой надежде когда-нибудь, очень нескоро, перейти в разряд высших демонов прельщала далеко не всех низших демонов. Особенно тех, кто уже успел повоевать с людьми, испытать на себе убойную силу их оружия, каким-то чудом оставшись в живых и не желающих испытывать благосклонность случая вновь.

Многие инфералы, из не замаранных в совсем уже непростительных преступлениях, тайно мечтали предать своих новых хозяев и снова стать частичкой могучей силы по имени человечество. Пройдя перерождение, они перестали быть людьми по сути, но память, образ мыслей и всё прочее у них оставались вполне себе человеческие. Они сравнивали то, что имели раньше и то, что получили, поддавшись на посулы демонов и находили условия свершившейся сделки очень неравными. Дополнительно огня подливали сами демоны, особенно высшие, относясь к возвышенным ими инфералам как к таким же рабам, что и остальные людишки, может только чуть выше рангом. Многим инфералам этого было достаточно. Их устраивала роль привилегированных рабов-надсмотрщиков, люто ненавидимых их бывшими соотечественниками. Многих устраивала, но не всех.

Недовольных хватало.

Когда стало понятно, что Когалым попадает в окружение и пересылаемых через врата на портальных площадках подкреплений недостаточно, чтобы остановить накатывающуюся третью бронетанковую армию - тогда и начала зреть идея этого заговора.

Заговора предателей, один раз предавших свою расу и собирающихся повторно предать новых хозяев. И ещё таких хитрых ракшасов, как Мимирх, полагавших, что переметнуться к людям и воевать на их стороне ему безопаснее, чем оставаться на стороне Легиона и сражаться против людей.

Очнулся Мимирх от звуков близкого боя. Сначала он испугался, а потом наоборот обрадовался. Чтобы не происходило, всё было лучше, чем испытать на себе изысканные пытки придуманные высшими, чтобы наказать перебежчика.

Когда звуки боя стихли, ракшас ощутил, как кто-то ворочает заколоченный ящик с ним внутри. Через щели он увидел фигуру человека в военном комбинезоне и в шлеме с закрытым забралом. Видимо человек тоже заметил его потому как сбил крышку с ящика и тут же схватился за автомат.

Мимирх подумал, что вот сейчас его пристрелят, связанного, с кляпом, забитым глубоко в горло. И это будет ещё довольно неплохая смерть, в сравнении с тем, что приготовили бы ему высшие за попытку предать Легион.

Но человек не стрелял. Он развязал Мимирха и даже накормил сытной и вкусной едой. Правда руки и ноги ракшаса снова сковали короткой стальной цепью, но зато его поместили в тёплое чрево одного из металлических зверей, на которых воевали люди. Мерное покачивание вскоре усыпило пригревшегося ракшаса. Пострадавшее тело торопилось излечить хотя бы самые крупные повреждения.

Из блаженной полудрёмы Мимирха выдернуло навязчивое внимание спасшего его человека. Без закрытого шлема тот выглядел очень молодо, ракшас уже приноровился различать возраст человека на глаз.

-Откуда ты? -спросил человек.

Мимирху хотелось спать, а не разговаривать, но он боялся разозлить или прогневать своих то ли спасителей, то ли пленителей, поэтому послушно ответил: -Шёл из города. Вы называете его Когалым.

-Нет, -поправился человек. -Расскажи из какого мира ты пришёл на нашу землю. Как там у вас всё устроено. Я никогда ещё не разговаривал с демонами. Сражаться - сражался. Убивать - убивал. А вот поговорить не доводилось.

-Оставь пленника в покое, -посоветовал другой человек. -Охота потом с контрразведкой объясняться и лишние подписки о неразглашении подписывать?

-Но ведь интересно! - с жаром возразил первый. -А запись я на всякий случай включил. Потом просто отдам её им.

-Запись и без того, будь уверен, ведётся, когда оно того требуется, -хмыкнул продолжавший управлять огромным стальным пауком человек, но возражать больше не стал.

Ракшас спросил: -Ты хочешь узнать о внутренних мирах Легиона?

-Очень. Расскажи, -приказал человек. А может быть попросил. По тону голоса как будто бы попросил, но зачем просить, когда Мимирх находится в полной власти этих двоих и они могут легко приказать или выбить из него нужную им информацию?

-Я простой низший и знаю очень немного, -сразу поспешил извиниться ракшас. -На самом деле я и видел только два мира великой сферы. Мир-улей, где вышел из родильной камеры, прошёл предварительный отбор и тренировался. И ваш мир - Землю, куда меня и многих других призвал Владыка Доминиона так как люди, убили слишком многих и требовалось срочно восполнить потери.

-Что за отбор? -поинтересовался человек.

-Обычный отбор, -попытался объяснить Мимирх. -Когда в одном блоке родильной камеры рождается слишком много маленьких низших, им дают столько еды, чтобы на всех не хватало. Новорождённые сражаются за еду убивая и пожирая наиболее слабых. Когда их число уменьшится до приемлемого, всех выживших забирают из послеродового блока и начинают тренировать как воинов. Разве у людей не так?

-Заставляют ли люди новорождённых убивать друг друга? -поразился человек и яростно замотал головой. -Конечно же нет!

-Как тогда вы отбраковываете слабых?

-Никак.

Ракшас не поверил ему, но промолчал.

Другой человек управляющий несущим их в своём чреве стальным пауком прокомментировал: -Прямо целая раса спартанцев.

-А как выглядел мир-улей в котором ты родился?

-Там было тепло, -сказал ракшас. -Гораздо теплее, чем здесь. И постоянно приходилось быть настороже, чтобы кто-нибудь из одногодков не подставил бы тебя. Любая серьёзная ошибка или неудача в обучении или тренировках каралась смертью.

-Война ради войны, -прокомментировал другой человек. -Это принцип на котором стоит Легион.

Мимирх процитировал одну из вдалбливаемых наставниками в молодых демонов максим: -Когда-нибудь будут завоёваны все, до единого, миры великой сферы.

-Зачем тогда ты пошёл против Легиона?

-Несколько сильных ракшасов ополчились против меня. С такими могущественными недоброжелателями, не имея покровительства в верхах я бы всё равно не дожил даже до начала штурма города. Сбежать означало объявить себя дезертиром и самостоятельно выживать зимой. Единственный сулящий какую-то надежду выход - переметнуться к вам.

-Поди незаконными делишками занимался, если свои ополчились? -со смешком поинтересовался другой человек.

Мимирх промолчал. Хотя, собственно, так оно и было.

***

Демона-перебежчика сразу на въезде в лагерь забрали представители контрразведки.

Золотилов только и сказал: -Одной проблемой меньше.

А вот Катя проводила уводивших скованного ракшаса контрразведчиков голодными глазами. Видно она бы отнюдь не отказалась заполучить себе новый экземпляр для исследований. Может быть ещё и попытается, через профессора, когда контрразведчики закончат с ним работать.

На секунду Горазд посочувствовал уводимому ракшасу. Не хотел бы он попасть под пристальный интерес питомцев профессора Непийвода в качестве интересного объекта для изучения.

Другие мизгири ещё только проходили в ворота, а Катя ловко забралась по выставленной конечности к ним в открытую кабину.

Скорчившего недовольную гримасу Золотилова она проигнорировала, бесцеремонно усаживаясь на место третьего, дополнительного пилота, где пять минут сидел демон.

Не успев поздороваться, Катя жадно спросила: -Слышала вы завалили гиганта?

Горазд переглянулся с Николаем и кивнул.

-И конечно не догадались отрезать от него хоть кусочек в подарок девушке?

-Понимаешь, как-то не до того было, -начал оправдываться Горазд. -Кроме того: он огромный. Как перевозить отрезанный от него кусочек?

-Привязали бы и волокли сзади, -отмахнулась Катя. -Вы знаете, что в руки учёных, за всё время войны вторжения, части тел гигантов попадали всего дважды? Мы так мало знаем о физиологии и внутреннем устройстве этих исполинов!

-Ну уж прости, -включился в разговор Николай. -Сами еле живые остались. В следующий раз обязательно отпилим от трупа гигантского демона ногу. Будет тебе подарок от Горазда, вместо букета.

-Можно не всю ногу. Достаточно от ступни и ниже, -смилостивилась Екатерина. -А вообще хорошо было бы захватить живой экземпляр.

Вспомнив бой с гигантом, Горазд вздрогнул и пробормотал: -Как бы он нас не захватил. Внутрь живота.

-Не говори ерунды, -отрезала Катя. -У гигантов очень маленькая голова. Он не сможет проглотить целый танк.

-Это целый не сможет. А если по частям. Сначала манипуляторы, потом кабина... - возразил Золотилов.

-Всё поняла. У девушки слишком большие запросы. Приму в подарок губозакаточную машинку, -согласилась помощница профессора.

-Не настолько большие запросы, насколько... экзотические.

-Ребята, я так рада, что вы вернулись в порядке!

-А уж как мы рады-то, -проворчал Золотилов закрывая колпак кабины и направляя мизгирь к стоянке.

***

Уродливая рогатая голова демона-лорда Гишмалая~Ка~Аша, яростного противника назначения Ашарх~Иш~Аш третьим наместником нового мира Земля, находилась прямо в центре прицела снайперской винтовки.

Сама винтовка лежала на скальном выступе, более чем в полутора километрах от цели.

Кравцов мысленно опросил ещё десять снайперов, так же, как и он, сейчас держащих на прицеле демонического лорда. Всё десять подтвердили готовность. Всё-таки телепатия как бы не более удобная штука, чем современные системы управления боем. Командир может чувствовать весь отряд и мгновенно отдавать указания подчинённым, как если бы они были частью его тела.

-Готовность один, -мысленно приказал адмирал.

Чужое, слишком большое и близкое, вдобавок с выраженным голубоватым оттенком, солнце играло на длинном стволе снайперской винтовки. Фактически миниатюрная пушка способная на расстоянии нескольких километров пробить броню тяжёлого пехотинца. Крайне дорогая штука, созданная ещё до начала вторжения и найденная демонами на одном из разграбленных военных складов во множестве оставшихся на захваченных ими землях.

-Готовность ноль, -вёл отчёт адмирал. Сейчас вся его заёмная, полученная от наместника, сила сосредоточилась только на одном - не дать Гишмалю~Ка~Ашу почувствовать грозящую тому опасность.

Десять снайперов. Десять эксклюзивных снайперских винтовок. Одна из последних разработок довоенного российского военно-промышленного комплекса. Жаль, что их нашлось на том складу всего десять штук. Умелых снайперов из числа морских пехотинцев адмирал-предатель смог бы подобрать и больше, но он был сильно ограничен по современному высокотехнологичному оружию и боеприпасам к нему.

Тем временем демон-лорд, вместе со своей свитой из дьяволов, с удобством расположился в каменном саду. Скульптуры, множество из которых подозрительным образом напоминали корчащихся в муках существ примерно человекоподобного вида, стояли в беспорядке на каменной площадке. Сама площадка выдолблена в скале так, чтобы большую часть дня её без ограничений заливал свет большого голубого солнца.

Гишмаль~Ка~Аш о чём-то беседовал с одним из дьяволов. Он находился в промежуточном облике и выглядел как огромный краснокожий человек трёх метров росту. На демоне было надето что-то вроде халата с обильной золотой вышивкой. Кончики рогов тоже позолочены и ярко сверкали. Это немного мешало целиться.

-Огонь, -мысленно прошептал Кравцов. Слабина курка выбрана ещё по команде "готовность ноль".

Большая красная голова Гишмаля~Ка~Аша взрывается, словно переспелый арбуз. Ускоренное восприятие позволило адмиралу успеть заметить, как за мгновение до этого, первые два или три выстрела рикошетят от личного щита, постоянно окружающего демона-лорда. Но третья или четвёртая пуля пробивают щит, а остальные шесть беспрепятственно проламывают лобовую кость. Она, конечно, у Гишмаля тверда и прочна, но не прочнее композитной брони экзоскелета тяжёлого пехотинца.

Чёрная кровь заливает всё вокруг. Попадает на ближайшую каменную статую, и та начинает дымиться и плавиться, будто сахар в горячей воде. Дьяволы из свиты также не избегают подобной участи. Едкая кровь лорда попадает и на них. Они кричат, закрывая лица руками.

Но чем там дальше кончится не разглядеть. Вторая группа начинает обстреливать дворец Гишмаля из миномётов. Взрывы ложатся на построенный вокруг скалы дворец перекрестьем. Первым залпом накрыт каменный сад. Вторым узкое место скалы, примерно в одной четверти от основания. Скала переламывается, увлекая за собой дворец. Всё рушится и поверх этого дополнительно встают султаны взрывов от попаданий тяжёлых миномётов.

Конечно хорошо бы добавить поверх всего этого тактическим ядерным снарядом. Но чего нет в наличии, того нет. Захватить арсенала со специальными боеприпасами во время мятежа в Мурманске получилось, а после и вовсе было совершенно невозможным.

Поэтому Кравцов командует: -Отходим.

И обе группы: снайперы и миномётчики, слаженно отступают, грузятся в бронетранспортёры и те мчатся, взбивая пыль, до ближайшей портальной площадки, где их ждёт проводник, который откроет врата. И по цепочке из разных миров приведёт отряд обратно на землю.

Глава восьмая. Сражение за Когалым

Врата между мирами открылись и закрылись, пропустив окутанную всполохами огня фигуру третьего наместника мира Земля, Ашарх~Иш~Аша. Резкий перепад давления и температуры, без которого не обходился почти ни один переход, хлестнул по ушам громким хлопком. На рукоятях мечей, ножнах и пуговицах сконденсировалась из воздуха влага. Густые, но редкие хлопья внезапно появившегося тумана попытались оплести ноги появившихся на портальной площадке существ, но почти тут же исчезли, сдутые сухим, тёплым ветром.

Ашарх~Иш~Аш прибыл налегке. Его сопровождали только двое дьяволов, несущих по огромному, окованному стальными полосами, сундуку каждый.

Появления демонов ожидали четверо эльфов из четырёх наиболее могущественных домов Теневого королевства.

Первый эльф представлял дом листа. В его одежде много раз повторены природные мотивы. Даже ножны меча сделаны в виде переплетённых корней, а на рукояти горит зелёным огнём крупный изумруд. Второй старейшина дома ручья. Одежда спокойных, голубых тонов. Пальцы рук усеяны золотыми кольцами с вделанными в них сапфирами. В руках держит короткий золотой жезл с массивным, тёмно-синим сапфиром в навершии. Третий встречающий представлял дом смерти и одевался, соответственно, в чёрные тона. Его два меча висели не на боку, а за спиной, вырастая из плеч, словно элементы разбитого венца. Четвёртый был во всём сером и являл собой дом тени - самый могущественный, королевский дом от которого и пошло название королевства.

Стоило взгляду наместника скользнуть по ним, все четыре старейшины поклонились. Но их поклоны оставались исполнены достоинства. Теневое королевство эльфов являлось данником Легиона и, можно сказать, проиграло войну демонам ещё в давние времена. Когда-то оно занимало три мира, но сейчас эльфы заперты на своей материнской планете и вынуждены платить Владыкам доминионов тяжёлую дань умелыми воинами и магическими артефактами.

Но здесь есть важный нюанс.

Старейшины эльфийских домов, чтобы избежать окончательного поражения в той давней войне, вынуждены были присягнуть Владыкам участвующих в войне с теневым королевством доминионов. По их слову они должны посылать молодых эльфов воевать на стороне Легиона. А вот слова наместника какого-то нового мира для старейшин уже не указ. Эльфы вынуждены проявлять к Ашарх~Иш~Аш почтение и уважение, как к высшему демону ранга "принц", но немедленно выполнять любой его приказ они не обязаны.

-Приветствуем, высший, -шеи у эльфов наклоняются, но спины остаются прямы. -Легка ли дорога между мирами?

-Для сильного все дороги легки и нет для него препятствий, -ответил наместник.

Он заранее известил эльфийских старейшин о времени встречи и теме, которую хотел бы обсудить. Поэтому больше никаких задержек не чинилось. Ашарх~Иш~Аша, вместе с сопровождающими дьяволами, усадили в массивную, специально усиленную для перевозки иномирных гостей, карету. Когда дьяволы поставили окованные сундуки внутрь, карета качнулась и подозрительно заскрипела, но всё-таки выдержала. Как только демоны расположились на вышитых золотым шитьём подушках, здоровенный тролль впрягся и потащил карету со скоростью хорошего рысака. Тролли происходили из мира, ранее покорённого теневым королевством, когда эльфы находились в зените могущества и ещё не столкнулись с Легионом. Не слишком умные, но зато сильные и выносливые, тролли пережили гибель их родного мира во время войны эльфов с демонами. Вывезенные в материнский мир эльфов серокожие здоровяки размножились и сейчас повсеместно использовались высокорождёнными для всех работ, где требовалась грубая физическая сила.

Тролль упрямо тащил тяжёлую карету с демонами, ничуть не отставая от запряжённых тонконогими скакунами лёгких и изящных повозок в которых передвигались старейшины. Более того, скудного ума тролля вполне хватало, чтобы быть самому себе кучером.

Повозки остановились у гостевого дворца, специально расположенного недалеко от портальной площадки. Большое здание из светло-серого камня удивляло необычным сочетанием массивного, даже не вид совершенно непоколебимого, основания и тонких, воздушных башен, закручивающихся по спирали и уходящих высоко в небо. Подобная двойственность подчёркивала двойное назначение гостевого дворца. Как крепость, охраняющую одно из мест, где опытный маг может открыть проход между мирами. И как место приёма гостей из других миров, заключения сделок и разнообразных договоров.

Едва наместник прошёл через парадный вход, к нему подошёл эльф в серых тонах королевского дома и вежливо осведомился: -Желает ли высший отдохнуть с дороги? Мы можем предоставить всё необходимое для любого отдыха: лучшие вина, изысканные блюда, умелые рабы, которых, однако не желательно убивать и множество рабов, совершенно различных рас и видов, с которыми можно делать всё, что угодно.

-Я хочу говорить с четырьмя домами, -отрезал демон. Дело прежде всего, а рабов и вина у него полно и в мире Земля.

-Представители домов благословенно ожидают, как только вы проявите к ним внимание, -поклонился эльф. -Разрешите я провожу. Нужно ли вызвать слуг, чтобы они несли ваши сундуки?

Ашарх~Иш~Аш отмахнулся: -Слуги их не поднимут.

Его провели в один из малых залов, для приватных бесед, где высокие стороны решали серьёзные дела, не нуждаясь в пышных и торжественных церемониях. В зале, у стены, стоял тяжёлый стол, густо усеянный обещанными винами и блюдами. На четырёх креслах в ожидании сидели четверо старейшин встретивших его у портальной площадки. Незаметными тенями, в серых одинаковых костюмах, замерли молчаливые официанты, готовые удовлетворить любой каприз гостей или старейшин. Все они являлись эльфами. Ни один представитель "низших рас", коими эльфы именовали всех прочих, кроме себя и, вынуждено, демонов и драконов, сюда не допускался. Нечего рабам делать в малом зале для приватных бесед. Ещё услышат что-нибудь лишнее, казни их потом и заново обучай этикету новых.

Усевшись в остающееся свободным массивное кресло, Ашарх~Иш~Аш обвёл старейшин мрачным взглядам. Мест для сопровождающих его дьяволов хозяева не предоставили и те встали на вытяжку за спинкой кресла наместника. Массивные сундуки поставили в ногах.

Старейшины четырёх важнейших, в бывшей Империи Тени, а ныне всего лишь Теневом королевстве, домов не смутились под угрюмым взглядом демонического принца. Все четверо стары, даже по меркам долгоживущих эльфов, но вряд ли кто-то из них застал времена, когда королевство назвалось империей и не покорилось воле Легиона. И всё-таки нахальства им не занимать. Знают, что он не Владыка, не правит доминионом багрового пламени и, следовательно, не может им приказывать. Только торговаться.

Значит пришла пора хорошенько поторговаться.

-Тебе нужны воины, высший? -начал разговор старейшина дома ручья. -Хорошие, умелые воины. Правильно ли нас известил твой посланник?

-Почти правильно, -хмуро ответил наместник. -Но вы неправильно поняли его. Мне нужно от вас не просто много воинов. Мне нужны целые армии.

-Дань багровому пламени, за это столетие, выплачена королевством сполна, -заметил старейшина дома листа. -Множество эльфийских воинов сейчас сражается за пламя с другими доминионами или покоряет иные миры во славу Легиона.

Ашарх~Иш~Аш сказал: -Я пришёл не за данью. Я пришёл как наниматель.

-Как наниматель? Тогда тебе должно быть известно, что хорошие воины стоят дорого. А эльфы лучшие воины во всех мирах великой сферы, за исключением демонов. Найдётся ли у тебя чем заплатить за армию лучших воинов?

-Не сомневайтесь, -пообещал наместник. -Но прежде чем объявлять цену, подумайте старейшины о том, что за последнее столетие совершались уже два восстания молодых эльфов из малых домов против власти вашей четвёртки. Оба восстания вы утопили в крови, но долго ли ожидать следующего? Молодые наглецы грезят эфемерной свободой эльфийской расы. Вы правильно делаете, что жестоко давите их, потому, что в противном случае Легион снова вторгнется в ваш мир и тогда юные смутьяны узнают, что такое настоящая жестокость и покаются за свои ошибки. Но будет уже поздно.

-К чему говорить об этих наглецах?

-К тому, что я предлагаю вам, уважаемые старейшины, одним махом, на долгие годы, избавиться от проблемы переизбытка юных сорвиголов. Соберите их всех и отдайте, как наёмников, мне. Кто-то из них сложит голову в другом мире, а кто-то вернётся, заработав богатство, опыт и мудрость. Ваши же четыре дома получат, кроме щедрой платы, спокойствие в королевстве на долгие годы. Пусть все смутьяны, недовольные и вольнодумцы отправятся в мир Земли, в обмен на щедрую плату как им, так и вам лично и вашим домам. Те же, кто вернутся - вернутся богачами. А богатый мудрый эльф, как известно, гораздо менее склонен бунтовать и выдвигать дерзкие требования просто потому, что ему теперь есть, что терять.

Старейшины переглянулись. У наместника получилось поразить и удивить живущих многие столетия и обладающих немалой властью существ.

Во время возникшего перерыва, вышколенные эльфы-стюарды, принесли каждому по бокалу или раскуренной трубке. Ашарх~Иш~Аш осторожно сжимал хрупкое стекло, баюкая рубинового цвета жидкость и насмешливо посматривая на старейшин, делающих вид будто полностью заняты дегустированием редких вин. Ментальное поле в малом зале гудело от активных телепатических переговоров эльфов между собой. Подслушать их мысленные разговоры демонический принц не мог, по крайней мере так, чтобы старейшины этого не заметили. Но сам факт наличия горячих прений улавливал отчётливо.

Стюарды не обделили и сопровождающих его дьяволов. В отличии от наместинка, они не стали сдерживаться и аппетитно хрустели жаренными детскими косточками. Принимающая сторона прекрасно знала о вкусовых пристрастиях демонов и некоторые кушания были специально приготовлены в расчёте исключительно на них.

Отпив небольшой глоток из очередного, поданного молчаливыми слугами, бокала, представитель королевского дома тени, как будто бы нехотя, произнёс: -Предложение необычно и вместе с тем весьма интересно. Однако цена всё равно останется весьма высокой. Жизнь эльфа, даже если он смутьян, вольнодумец и молодой нахал в придачу, тем не менее стоит гораздо дороже жизни любого из представителей "низших рас".

-Поверьте, я и не думал сбивать цену, -признался наместник. -Тысяча больших, доверху наполненных, камней душ вас устроят? Разумеется, это только мой презент четырём домам. Оплата наёмникам пойдёт отдельно. Дополнительно могу предложить большое количество прекрасного металла. Самые разнообразные сплавы, включая те, с которыми ваши кузнецы ещё не встречались. Предметы роскоши: стекло, бумага, пишущие без чернил перья и многие другие артефакты в большом количестве.

-Доставшийся вам в управление новый мир похоже весьма богат, -заметил старейшина смерти. -Допустим цена, в целом, устраивает. Но против кого придётся сражаться? Не хотелось бы посылать нашу молодёжь участвовать в ваших внутренних конфликтах с другими доминионами или даже внутри одного и того же доминиона. Это может быть чревато проблемами и лишними претензиями к нашему королевству в дальнейшем.

-Уверяю, что ни о каких претензиях или проблемах не может быть и речи, - заверил Ашарх~Иш~Аш. -Враг против которого я ищу помощи наёмных армий - люди. Родная раса того мира, наместником которого я являюсь.

Его слова снова удивили старейшин. Коротко переглянувшись, они упёрли испытующие взгляды в лицо наместнику.

-Люди? Это такая шутка? Чтобы разобраться с низшими из низших вовсе не нужна армия эльфийских воинов. Пара сотен учеников воинской школы легко разгонит любое количество так называемых "человеческих рыцарей". Я не понимаю... -признался представитель дома тени.

-Увы, но ваши слова верны во всех мирах, кроме мира Земли, -признался наместник. -Люди этого мира не владеют магией, но вместо этого они пошли путём гномов и далеко опередили бородатых коротышек. Вместо мечей и копий они используют скорострельные жезлы, стреляющие комочками металла. Их хрупкие тела защищают не стальные доспехи, а сложнейшие устройства, позволяющие им сравняться в силе с низшими демонами. Огромные стальные пауки носят землян в своих чревах. Их пушки выстреливают десяток снарядов быстрее, чем успеешь моргнуть. Летающие металлические колесницы метают молнии с неба. Их подводные железные корабли рвут на части моих левиафанов. Нет, уважаемые старейшины, чтобы справиться с армией землян, совсем недостаточно пары сотен учеников воинской школы. Мне нужны умелые бойцы-эльфы и мне нужно их очень много.

Слова наместника ошарашили старейшин. Но не желая их напугать слишком сильно, высший демон тут же продолжил: -При этом мир Земли крайне богат. Всё перечисленное в качестве оплаты, кроме камней душ, я отдаю, черпая из запасов нового мира. Разнообразных богатств там ещё очень и очень много. И это, не считая техно-артефактов и удивительного оружия землян, которым я тоже собираюсь, частично, поделиться. Не с рядовыми наёмниками, разумеется, а с вашими четырьмя домами.

Старейшины переглянулись. Ашарх~Иш~Аш видел их интерес и знал, что они согласятся на его предложение. Совсем скоро у него появится армия эльфийских воинов, которых можно будет бросать в самые жаркие битвы. И самое лучше во всём этом то, что ему не придётся в который раз просить Владыку прислать новые орды, рискуя окончательно и бесповоротно перейти границу его терпения.

Эльфы одни из лучших бойцов в великой сфере. Не зря только с ними и ещё с расой драконов Легион заключил что-то вроде договора вечного вассалитета. Все прочие завоёванные расы уничтожались или низводились до положения бесправных рабов. Может быть, скоро, к эльфам и драконам прибавятся ещё и земляне. Они тоже станут частью великого завоевательного похода демонов. Займут нишу оружейников Легиона или будут уничтожены. Будь полезен Легиону своими делами или принесёшь ему пользу в качестве корма. Такова великая истина вечного завоевательного похода демонов по бесчисленным мирам великой сферы.

***

Сбросив серую ливрею стюарда прямо на пол, Эйренивэль подошёл к столу, где стояло крохотное, размером с детский кулачок, зеркало. Пару секунд он рассматривал своё отражение, потом взял лежащий на столе нож и подцепив край своего лица, принялся снимать его. Осторожно, действуя больше пальцами, чем ножом, избавился от фальшивого лица. Теперь оно лежало у него в ладони тонкой, сморщенной плёнкой телесного цвета.

Короткий всплеск силы и фальшивое лицо сгорает, распадаясь в пепел. При том тонкий контроль над магическим пламенем не дали тому обжечь пальцы. Следующим шагом, Эйренивэль достал из глаз цветные линзы и спрятал в карман. В отличии от маски-лица, изменяющие цвет глаз линзы стоили по паре золотых каждая.

Он повторно взглянул на себя в крохотное зеркальце. Теперь там отражался совсем другой эльф, лишь отдалённо похожий на одного из стюардов служащих в гостевом дворце. Отражение в зеркале смазывалось из-за дефектов стекла. Не сравнить с теми чистыми и большими зеркалами, которые показывал демонический принц как пример артефактов, создаваемых землянами.

Эйренвэль ещё раз оглядел себя, потом достал из-под кровати тюк с одеждой и принялся, не спеша, передаваться. Новый облик соответствовал образу не слишком бедствующего, однако и не слишком зажиточного, горожанина. Нанесённые умелой рукой румяна и тени состарили его внешний вид на несколько столетий. Да, вот так, прекрасно подходит. Обычный горожанин не представляющий никакого интереса для стражи.

Выбираться из гостевого дворца Эйренвэль собирался через окно. Но прежде чем уходить, он наклонился над связанным эльфом с заткнутым кляпом ртом. Сверкнул нож, разрезая путы. Настоящий стюард, место которого он занял, чтобы подслушать разговор старейшин четырёх главных домов с высшим демоном, зажмурился от страха. Пришлось его дружески потрепать по щеке, чтобы трус открыл глаза.

-Вот твоя награда, -Эйренвэль бросил на стол глухо звякнувший кошель. Услышав приятный звук, издаваемый золотыми монетами, ударяющимися друг об друга и о поверхность стола, стюард поднял голову.

Так, это был пряник.

-В твоих интересах, чтобы никто и никогда не узнал о нашей маленькой шутке, -напомнил Эйренвэль. Иначе стража, пытки, потом дознаватели дома и знакомство уже с палачами дома. Исключительно для тебя. Меня всё равно не найдут.

Стюард сглотнул и молча кивнул.

Продемонстрировав кнут, Эйренвэль выскользнул из окна и торопливо пополз вниз по совершенно гладкому камню. Голые ладони и ступни надёжно прилипали и отклеивались. Он полз по вертикальной стене словно муха, с тем одним отличием, что мухи не несут в заплечном мешке свои башмаки.

Незаметно спустившись, эльфы обулся и уже открыто вышел на ведущую в город дорогу. А зачем ему скрываться? Тревогу никто не поднимал и вряд ли поднимет. Просто один из стюардов, служащих в гостевом дворце, сейчас жадно пересчитывает золотые монеты в оставленном на столе мешочке. Гладит их и пробует на зуб. К чему поднимать тревогу? Ведь ничего не произошло и не осталось никаких доказательств, что тайную беседу старейшин с демоном мог подслушать кто-то посторонний.

Ближе к городу, Эйренвэль поймал свободную от пассажиров повозку с троллем. Бросил серокожему гиганту мелкую медную монетку и приказал везти себя в центр. При этом цедил слова сквозь зубы и всем видом показывал присущую обеспеченным горожанам надменность.

Оказавшись в центре, Эйренвэль, не благодаря, покинул повозку, поплутал немного по улицам и вошёл в неприметную дверцу, ведущую в полуподвальное помещение. Там он избавился от средних размеров накладного животика, смыл грим и заодно переоделся в более удобную одежду популярную у молодых эльфов из малых домов. Пройдя подвал насквозь, вышел с другой стороны и скоро уже сидел в уединённом кабинете одной популярной харчевни. Кроме подаваемых здесь блюд, харчевня славилась ещё тем, что верхний этаж отводился под такие вот уединённые кабинеты, где можно было обсудить важные дела или просто отдохнуть, не опасаясь, что тебя кто-нибудь подслушает.

Вместе с Эйренвэльем за столом сидели ещё две молодые эльфийки и три эльфа немного старше. Хотя, определить возраст одного эльфа под силу только другому. Для всех прочих, что столетний юнец, что тысячелетний старец, выглядят почти неотличимо. И только заговорив или заглянув в глаза можно попытаться примерно угадать возраст собеседника.

Одна из эльфиек, видимо самая нетерпеливая, жадно спросила: -Ты узнал о чём они говорили, Эйренвэль?

-Прекрасная Лисвэна, чья красота сравнима только со вкусом этих чудесных пирогов, разреши мне утолить свой голод, прежде чем я утолю твоё любопытство! - насмешливо выдал эльф, отчего эльфика, к которой были обращены его слова, насупилась и грозно поджала губы.

-Действительно, Лисвэна, позволим нашему герою поесть, прежде чем расспрашивать его, - согласился старший эльф.

Однако Эйренвэль вполне мог одновременно жевать и рассказывать, чем, к слову, грубейшим образом нарушал застольный этикет. С другой стороны, именно на намеренном нарушении этикета и прочих традиций и обычаев строилась культура "отрицающих". Как называли себя многие молодые эльфы. Они происходили из разных домов, порой даже враждующих между собой. Из разных слоёв - был представлен весь спектр, от бедняков до богачей, от происходящих из древних аристократических семей, до простых воинов, не входящих ни в один дом. Главное, что их объединяло это отрицание покрывшихся мхом стариков. Это старики заключили мир с демонами на позорных условиях, молодые эльфы не считали себя обязанными выполнять не ими заключённое соглашение. Старики опутывали их сотнями нитей из обычаев, законов, требований. Они отвергали их всех скопом и мечтали о свободе эльфийского народа. Впрочем, понимая под "свободой" самые разные, порой взаимоисключающие вещи. И даже главный призыв их революционного молодёжного комитета "сделаем эльфов великими снова" каждый из них понимал исключительно по-своему.

Что это такое "эльфийское величие" - возрождённая Империя Тени, сбросившая ярмо Легиона и заодно захватившая несколько соседних миров? Или это республика на месте существующего сейчас Теневого королевства? А что насчёт рабов из низших рас (то есть всех "не эльфов")? Рабство, конечно, упразднять сугубо преждевременно - полагала часть молодых эльфов, состоящих в революционном комитете (РК). Пожалуй, единственное, в чём они все сходились было желание избавиться от диктата четырёх великих домов, убрать короля, а заодно и всех прочих "влиятельных старцев" и уж тогда они как-нибудь разберутся как вернуть эльфийскому народу былое величие и сделать его "великим снова" - были уверены действующие члены РК.

-Наш источник в доме смерти был полностью прав, друзья мои, -поделился Эйренвэль не переставая откусывать от пирога и запивать разбавленным водою вином. -Старые пауки из четырёх домов собираются отправить всех нас в другой мир, воевать за интересы демонов. Причём, упоминая "нас" я говорю не только о действующих членах РК, но вообще о всех молодых и "лишних" эльфах. Это грандиозное преступление перед эльфийским народом. Но самое худшее, что у них вполне может получиться, ибо демон обещает хорошо заплатить не только четырём домам, но каждому наёмнику. Вы не хуже меня знаете, как мало сознательных эльфов даже среди членов РК. А уж для всех прочих, звон золотых монет, легко затмит любые наши увещевания.

-С кем же предполагается воевать? -уточнила Лисвэна.

-С людьми из нового мира, называемого "земля", недавно покорённого доминионом багрового пламени.

-Воевать с людьми? - поднял бровь самый старший, из сидящих за столом, эльфов. -А почему бы не предложить пастуху воевать с овцами или огороднику выйти на бой с выращиваемой им свеклой?

-По словам того демона, земляне не совсем обычные люди. У них много разных штук похожих на гномовские, только гораздо лучше.

-Видел я эти гномьи мушкетоны, -презрительно ответил другой эльфы. -Пока зарядишь и выстрелишь, пара минут пройдёт. А потом давай заряжай по новой. Прицельно бьёт шагов на двадцать. Обычный личный щит среднего уровня не пробивает. А стоит как заготовка для рунного клинка с мифриловой кромкой.

-Нет, там всё гораздо серьёзнее, -возразил Эйренвэль. -Во всяком случае Легион уже не первый год бьётся. Никто не считает демонов слабаками? Они на Землю одну орду за другой отправляют и всё без особого толку. Да что там говорить: разговаривающий со старейшинами демон-принц Ашарх~Иш~Аш третий наместник мира Земля. Кто-нибудь мне объяснит куда делись два предыдущих? Может быть, как раз людишки и убили?

-Нет, ну это ты уже хватил через край. Чтобы убить высшего демона ранга "принц" нужно не меньше десяти мастеров тени и то, если получится застать его одного, без свиты? Куда там людям справиться. Пусть даже с гномьими мушкетонами.

-И всё же, друзья, это может быть шансом, -с жаром принялась доказывать Лисвэна. -Если проклятые демоны наткнулись в новом мире сферы на каких-то странных людей, которые режут демонических принцев как слепых котят, то это как раз и есть наш шанс! Помните, сколько лет, мы ищем кого-то или что-то способное противостоять Легиону? Так может быть это оно и есть? Может быть мы нашли третью силу, которая займёт демонов в достаточной степени, чтобы эльфы снова смогли попробовать обрести свободу?

Сразу двое эльфов не выдержали и захохотали. Третья сила, способная на равных противостоять ордам вторжения демонов это люди? Ну разве не смешно?!

-Да ладно вам! -возмущалась Лисвэна. -Уже и сказать нельзя.

-Но что-то у этих землян есть, раз уж целый наместник примчался к нашим старейшинам покупать себе армию эльфов, -заметил Эйренвэль.

-Ты прав. Нельзя отметать с порога ни одно предположение, как бы бредово оно не звучало, -согласились члены РК.

-Значит прямо завтра записываюсь в наёмники и отправляюсь с первой партией на Землю, геноцидить там аборигенов во славу наших хозяев из Легиона, -махнул рукой Эйренвэль. -Как только разберусь что там к чему, пришлю весточку. Тогда и определимся насчёт землян, можно ли их будет использовать для великого дела - освобождения эльфийского народа.

-Хорошо, ждём твоего отчёта. До этого момента РК постарается не предпринимать никаких серьёзных шагов. Все согласны?

Эльфы поочерёдно кивнули.

***

Столкнувшись с уничтожением караванов, подвозящих оружие и боеприпасы в Когалым, демоны развернули два локальных портала, через которые планировали перебрасывать в город живую силу с южных земель. Хотя порталы тщательно укрыли от наблюдения сверху, разведка людей почти моментально узнала их точное местонахождение. Каким-то образом люди узнавали о любом решении демонов. Узнавали неправдоподобно быстро и с таким количеством подробностей, как будто наместник лично звонил генералу людей и тщательно докладывал о всех применяемых оборонявшимися уловках и ходах.

Люди и прежде славились тем, что их летающие или ползающие машинки проникали далеко за линию фронта, электронные глаза могли видеть ночью как днём, искусственные механические уши вслушивались в колебания пространства, а ветшающая год от года, пока сохраняющаяся, спутниковая группировка пыталась смотреть с недостижимой для большинства демонов высоты. За годы войны вторжения демоны научились учитывать разведывательные возможности людей и бороться с ними. Но то, с какой скоростью и точностью, командование людей получало информацию о действиях обороняющих Когалым демонов и инфералов, заставляло заподозрить наличие двойного агента. Предателя, предавшего ещё раз. Однако времени искать откуда происходит утечка не оставалось. Закончив точечное прощупывание обороны, армия людей готовились нанести главный удар.

По локальным порталам, из глубокого тыла человеческой армии, отработали оперативно-тактические ракетные комплексы класса "Искандер". Мало того, что локальные порталы, на открытие которых потрачено столько камней силы оказались уничтожены, толком не выполнив своего предназначения. Люди, как будто специально, дождались, когда через порталы с более южных районов начали проходить демонические орды и накрыли их прямо на сходе с портальных площадок. Они точно знали и место, и время и то, что, кроме низших демонов, через порталы пойдёт парочка высших. Поэтому сразу ударили ракетами со специальными боеголовками, несущими огонь такой силы и мощи, что ни у одного высшего демона не хватит силы ни подчинить его ни укротить.

Генеральный штаб хотел сохранить относительно неповреждённым только сам город, точнее размещённые в нём нефтеперерабатывающие производства. Откатившиеся в техническом развитии назад чуть ли не на столетие, инфералы вынуждены варварски перегонять нефть на топливо. Сохранившей технологию производства безопасных компактных ядерных реакторов Российской Федерации бензин почти без надобности, но нефть - это ещё и все виды пластмассы и, при необходимости, даже еда.

Штаб планировал захватить восстановленные инфералами производственные мощности малоповрежденными. Армия не стала бы подвергать массированному обстрелу центр города, где располагались бараки для людей. Сохранность всего прочего не была в приоритете. Поэтому открытые демонами локальные порталы залил беспощадный свет, стирая без остатка успевших пройти через них тварей.

Бьющий со снайперской точностью и какой-то пророческой проницательностью дождь снарядов и ракет накрывал именно те квадраты, где демоны отстроили оборонительные рубежи, где располагались их утеплённые казармы и обильно отапливаемые лежбища. Подземные логова-убежища не избежали общей участи, их уничтожали снарядами, предназначенными для разрушения заглублённых бомбоубежищ, а чуть в стороне от города ничуть не стеснялись использовать специальные боеприпасы с ядерной начинкой.

Поднявшихся в небо драконов выбивали контролирующие воздух зенитно-ракетные системы. Если где-то возникали проблемы, тут же подключалась авиация. Истребители связывали матёрых драконов боем и точечно уничтожали уцелевших после обстрела сухопутных гигантов. В первую очередь старались уничтожать титанов класса "гидра", опасных способностью далеко и метко выстреливать тончайшими струями сверхактивной кислоты практически мгновенно разъедающей любой материал от броневой стали, до химически инертного стекла.

Отрезая возможность обычным способом подвести к осаждённому городу войска, к югу от Когалыма отбомбились сохранившиеся у российской армии с начала вторжения три последних сверхдальних бомбардировщика базирующиеся на аэродромах под Мурманском. Опасаясь потерять хотя бы одну из сохранившихся машин, командование отправило отряд истребителей Су-57 прикрывать бомбардировщики, а при малейшей угрозе они должны были отменить миссию и лететь обратно. Но всё прошло штатно и не ожидавшие столь мощной атаки с воздуха, задолго до подхода к Когалыму, идущие на подмогу демонические орды и инфералы попали под устрашающий бомбовый удар частично уничтоживший, частично рассеявший их порядки.

Сразу после прекращения артиллерийской подготовки, вперёд пошла тяжёлая пехота с ног до головы закованная в индивидуальную броню со встроенным экзоскелетом позволяющим таскать на плечах её вес и неподъёмное обычным человеком тяжёлое вооружение. В рядах пехоты шли машины боевой поддержки, в том числе мизгири, с установленным дополнительным оборудованием для сражения в городе. В первую очередь это были мощные броневые щиты, позволяющие укрыться от плевка титана класса "гидра" или разрушительного заклинания, созданного высшим демоном или группой низших.

Казалось никто живой не мог бы пережить столь интенсивный обстрел, но стоило людям подойти к вроде бы уничтоженным оборонительным сооружениям, как на них навалились демоны. Гиганты с установленной у них на плечах длинноствольной танковой пушкой и расчётом из инфералов выполняли роль подвижных, бронированных огневых точек. Выжившие гидры сами по себе являлись опаснейшим противником, им не требовалось дополнительное оснащение человеческим оружием, созданным предателями-инфералами.

Собравшиеся в малые ковены по семь - двенадцать особей, ракшасы запускали гигантские огненные шары способные, при попадании, если их не принять на щит, повредить мизгирь или полностью сжечь более лёгкую машину поддержки пехоты. Четырёхрукие низшие демоны частично вооружены пулемётами и примитивными гранатами, частично холодным оружием. Если удар с размаху гигантским мечом весом в добрых пятьдесят килограммов шагающему танку не особенно страшен, то броню пехоты, даже тяжёлую, такой удар пробивает на раз. Особенно если четырёхрукий восседает на адской гончей, размером с быка, и с размаху втыкает копьё длиной метров в двадцать в замешкавшегося пехотинца или даже в борт машины поддержки, пытаясь если не пробить броню, так хотя бы перевернуть машину силой удара, помноженной на набранный гончей разгон.

Наилучшая тактика борьбы с ними - уничтожать издалека, не доводя схватку до рукопашной. Но как это сделать если чем ближе к городу, тем чаще попадаются руины различных зданий, закрывая обзор и предоставляя укрытие для выживших под обстрелом и бомбёжками тварей.

Высшие демоны насылали волны страха и пытались взять под контроль разум солдат. Сражаясь с ними нужно всё время оставаться готовым к удару в спину от своего же товарища чей разум смог взять под контроль демон.

В одном ряду с тварями сражались инфералы-предатели. Они активно использовали вооружение от автоматов до примитивных, но отчасти действенных, гранатомётов. В бою на близких дистанциях инфералы по опасности не уступали демонам. Они способны пережить очередь в живот из крупнокалиберного пулемёта, могут бросить в лицо подошедшему близко пехотинцу огненный шар или дымную струю проклятия. Наиболее прокаченные из инфералов способны принимать боевую форму превращаясь в что-то среднее между чудовищем и человеком, но с человеческим разумом. Могут прыгать на высоту в несколько своих ростов и кратковременно передвигаться с запредельной скоростью. Прокаченный инферал способен за мгновение до выстрела почуять угрозу и увернуться. Или, при наличии некоторого времени, сорвать забрало шлема с пойманного пехотинца и выпить его жизнь, одновременно излечиваясь от ранений и восполняя потраченный запас магической силы.

Вместе с титанами опасность для наступающей бронетехники представляли замаскированные позиции примитивных, но опасных, особенно если почти в упор, противотанковых пушек, снятых с ревущих и пахнущих сгоревшими продуктами нефтепереработки гусеничных танков инфералов.

Встретив активное сопротивление, волна наступающих людей замедлялась, но по координатам особенно опасных участков работала из ближнего тыла артиллерия, а где-то хватило огневой мощи электромагнитных орудий мизгирей и машин поддержки, поддержанных залпами неуправляемых ракет или атаки роёв ударных дронов.

Понеся существенные потери в начале боя от предварительного обстрела, демоны не могли сдержать силы людей и отступали, пока было куда отступать. Высшие демоны, командующие размещёнными в городе когортами демонического легиона, сначала сражались в воздухе. Но всё больше драконов находили свой конец и падали вниз развороченными тушами в облаке дымящейся чёрной крови и оставаться над городом, представляя из себя цель для ракет типа "земля-воздух" и для истребителей людей стало слишком опасно. Сразу два дьявола огненными метеорами упали в центр наступающих порядков людей. На какое-то время образовался хаос и наступление снова замедлилось. Но даже трижды высший демон не обладает бесконечной силой и не может поддерживать защитный щит под непрекращающимся обстрелом вечно. Щит одного лопнул, не сумев выдержать слаженный залп пяти мизгерей, при поддержке пехоты. Разогнанные до умопомрачительных скоростей внутри стволов электромагнитных орудий болванки пробили рассыпавшийся искорками злого пламени щит, а затем размазали высшего демона. Против такого не поможет никакая регенерация. Да и не было у поверженного дьявола сил ни на то, чтобы регенерировать, ни на то, чтобы дальше держать щит.

Второй дьявол сумел ускользнуть в самый последний момент. Отступив к алтарю, представлявшему из себя одну из ключевых точек обороны, высший принялся без разбора поглощать жизненную энергию рабов, массово убиваемых низшими демонами-экзекуторами. Потускневший было щит снова запылал так, что при взгляде на него жгло глаза. А сам демон, вытянув лапу, лучом концентрированного света срезал крыло заходящему на траекторию атаки истребителю. Тот закрутился, но другие истребители выпустили по накрывающему алтарь куполу защитного магического щита стаю ракет. Требовалось немедленно уничтожить алтарь, не взирая на то, что он стоял вплотную к рабским баракам и на риск сопутствующих разрушений.

Высший демон укрепил своей силой общий щит, созданный десятками ракшасов. Энергии от постоянно, как на конвейере, приносимого в жертву человеческого потока было достаточно, но кроме общего объёма силы имеет значение что-то вроде пропускной способности. Нет никакого смысла в моменте иметь в своём распоряжении целое море, если ты не можешь выпить зараз больше половины ведра.

Не выдержав одномоментного разрушительного воздействия, щит треснул. Часть ракет попала в алтарь, уничтожая палачей и даря долгожданное забвение мучимым ими жертвам. Отброшенный взрывами высший демон выжил и тотчас окутался личным огненным щитом, но уходить ему было некуда и оставалось только продолжать давить его огневой мощью.

В лапах у дьявола материализовался пылающий огнём меч. Переместившись разом на полсотни метров, демон рубанул пылающим мечом по мизгирю, легко рассекая и подставленный под удар щит и держащий его манипулятор, и кабину пилота. Ближайшие мизгири брызнули в стороны, одновременно поливая высшего демона из пулемётов и наводя главные калибры. Но тот, понимая, что главным его преимуществом является скорость, метался туда и сюда, отбрасывая тяжёлых пехотинцев будто сделанных из соломы кукол и отсекая своим чудо-мечом конечности пытающихся поймать его в прицелы главных орудий мизгирей.

Он уничтожил один танк, второй, третий, повредил втрое больше и казалось, что разъярённого высшего демона не сдержать, но тут у него под ногами взорвались оказавшиеся в нужном месте и в нужное время самоходные мины. Взрыв пробил огненный щит и превратил ноги демона в фарш. Взрывная регенерация обожравшегося заёмной силы с алтарей боли дьявола тут же принялась залечивать повреждения. Однако даже регенерация высшего демона не была мгновенной. Выигранного времени не хватило бы чтобы пилоты успели навести на пылающую огнём трёхметровую фигуру электромагнитные пушки. Но оказалось вполне достаточно, чтобы один из мизгерей прыгнул на демона. Как будто его пилот сошёл с ума и вместо того чтобы использовать преимущества дистанционного боя пошёл на высшего демона врукопашную. Шесть мономолекулярных клинков (две конечности мизгирь успел потерять) прошли сквозь огненный щит продавленные многотонной общей массой навалившейся машины. Мономолекулярные лезвия глубоко вошли в тело демона.

Не способный удержать тридцать тонн веса на весу, демон упал. Пилот принялся как можно скорее кромсать и пытаться раздавить пылающее огнём тело, но один взмах огненного меча рассёк кабину. Демон попытался выпрямиться, одновременно вырывая из себя манипуляторы, заканчивающиеся полуметровыми лезвиями. Но этой задержки хватило, чтобы оставшиеся мизгири и пехотинцы сосредоточили огонь на согнутой фигуре. Через мгновение огненный щит лопнул, не выдержав напряжения и дьявол оказался размазан по остаткам разбитого чуть ли не в щебень здания на улице почти уже освобождённого города. Выпавший из оторванной снарядом лапы чудовищного размера огненный меч тут же потух и теперь представлял собой грубо выкованную железяку больше неспособную резать броневую сталь словно подтаявшее масло.

Бой за город закончился к вечеру, но до следующего утра отдельные отряды выкуривали спрятавшихся демонов, а солдатам приходилось трижды проверять уже очищенные участки, опасаясь появления какой-нибудь хитрой твари зарывшейся под землю и надумавшей вылезти после того как армия людей обследует развалины, посчитав их очищенными ранее.

На момент подхода к Когалыму человеческой армии, в городе и его ближайших окрестностях насчитывалось чуть меньше полумиллиона человек. Это были те, кто работал на нефтеперерабатывающих производствах, кто обслуживал и поддерживал существование города и расквартированных в нём когорт демонического легиона. И те, кто просто сумел пережить двенадцать лет войны вторжения и продолжал выживать вопреки всему и неизвестно зачем. Теперь для них появилась надежда.

Демоны и гиганты любили тепло, и значительная часть произведённого топлива уходила на обогрев их казарм, укрытий и лежбищ. Кроме того, всю эту ораву приходилось кормить. Город постоянно получал продовольствие извне, но частично пытался обеспечить себя сам с помощью рыбы, грибных плантаций и парников, окруживших дымящие трубы выстроенных для обогрева лежбищ и берлог ТЭЦ. Всем этим занимались рабы, в статусе которых находилась большая часть размещённых в Когалыме людей. Много меньше было согласившихся работать на демонов специалистов, занимавшихся строительством и поддержанием инфраструктуры, и другими инженерными работами. По сути те же рабы, но живущие в чуть лучших условиях. Часто "согласие" работать на демонов означало лишь способ выживания для бывшего инженера или техника и их семей. Назвать его добровольным можно только с большой натяжкой, но со всем этим ещё предстоит долго разбираться контрразведчикам отделяя козлищ от агнцев.

Отдельной кастой стояли "возвышенные" демонами инфералы. Их называли предателями даже те, кто рыл для демонов их казармы-логова и строил обогревающие их ТЭЦ. Разумеется, называли исключительно за глаза. Жизнь раба не стоила почти ничего. Жизнь специалиста ценилась лишь немногим более. Любой низший демон или инферал, носящий шеврон с оскаленной пастью на фоне багрового пламени, мог убить любого человека отвечая перед высшими демонами лишь за нецелевую растрату ресурса, который можно было бы, например, принести в жертву.

С попавшими в плен инфералами тоже ещё предстоит разбираться дознавателям из контрразведки. Приговаривая к расстрелу одних и отделяя тех, кто во время битвы за город ударил в спину демонам и другим инфералам. Последних ждут штрафные отряды, если только их преступления против человечества не совсем уж запредельны. Быть может кто-то из освобождённых рабов не согласится с тем, чтобы часть их бывших тюремщиков и мучителей получили шанс на реабилитацию. И они будут в этом полностью правы. Но как бы не хотелось обратного, соображения эффективности перевешивают моральные доводы. Месть без цели и без смысла - непозволительная роскошь для ведущей смертный бой, сражающейся ради собственного выживания, страны.

На момент подхода к Когалыму освободительной армии, в городе насчитывалось до полумиллиона обычных человек, не инфералов. Готовясь к нападению, возводя оборонительные рубежи и напитывая силой драгоценные камни, демоны принесли в жертву десятки тысяч рабов. Но во много раз больше людей погибло при штурме города. Хлипкие бараки разрушались от близкого попадания ракет и снарядов, хороня под обломками сотни человек. Демонические лорды затуманивали разум тысячам, посылая оболваненных людей навстречу мизгирям и пехоте, выстраивая их на манер живого щита. И дело обстояло так, что иногда солдатам приходилось идти напролом. В противном случае темп наступления бы сбился и это только привело бы к многократно возросшим потерям, в том числе и среди бывших рабов.

Когда армия завершила освобождение города Когалыма, из полумиллиона человек, в живых осталось чуть больше двухсот тысяч.

Но они уже больше не были рабами.

Боевую задачу удалось выполнить и перерабатывающие производства захватили в пригодном для быстрого восстановления виде. Остальной город пострадал сильнее и уже медленно замерзал лишённый постоянного притока живительного тепла. Двести тысяч освобождённых человек требовалось как-то обогреть и накормить. Кроме того, их требовалось лечить потому, что состояние большинства далеко от идеала и хорошо ещё, что самый распространённый недуг - последствия длительного недоедания - излечивается достаточно просто, было бы время.

Освобождённых граждан Российской Федерации требовалось рассортировать, классифицировать и занести в базы данных. По возможности восстановить как прошлое до войны вторжения, так и то, чем они занимались под оккупацией. Наконец необходимо пропустить всех освобождённых через тщательный фильтр, выявляя пытающихся затеряться среди людей инфералов, не желающих сдаваться законной власти и маскирующихся под человека сверхъестественных тварей. Некоторые виды низших демонов не обладали выраженным боевыми способностями, но зато могли превращаться в того, кого съедали, полностью копируя внешность, поведение и даже частично получая память реципиента. Отдельные инфералы, прокачивающие себя в направлении маскировки, получали похожие способности.

Но всё это может немного обождать. Сейчас главное обогреть и накормить двести тысяч больных, плачущих одновременно от радости и от горя, человек. И нужно немедленно проводить спасательные работы, разбирая завалы и пытаясь отыскать выживших, пока они не замёрзли насмерть, не задохнулись, не потеряли последнюю надежду. Поэтому часть войск пошла вперёд, создавая линию обороны к югу от города. Другая часть осталась в Когалыме, помогая идущим следом за армией инженерным частям с развёртыванием надувных домов, мобильных электростанций и временных госпиталей.

После взятия Когалыма, перед продолжением освободительного похода в сторону Сургута и Нижневартовска, армии требовалась передышка и пополнение свежими частями.

Всех бойцов, проявивших себя во время сражения за город, командование наградило, оставив их отдыхать и ремонтироваться. Вдобавок необходимо помогать инженерным частям с восстановлением города, контразведчикам с фильтрацией освобождённого населения, войскам поддержки с созданием укрепрайонов и так далее. Но всё перечисленное не сравниться с яростными сражениями с чудовищами, когда видишь их орды, несущиеся на тебя и только плотность и мощность создаваемого подразделением огня, определяет жить тебе или пасть смертью храбрых. Когда с опаской идёшь по тонущему в снегу лесу или среди разрушенных зданий с пустыми провалами выбитых окон и ежеминутно ожидаешь нападения притаившихся тварей. В сравнении со всем этим, даже короткий отдых в уже освобождённом и практически очищенном городе воспринимается как долгожданный отдых.

Но здесь как раз дала осечку хранившая Горазда и Николая в бою их счастливая звезда. Без единого ранения пережив многодневный поход к стенам важного для демонов города, постоянно подвергаясь нападениями из засад и избегая разнообразных магических ловушек. Их мизгирь вошёл в одну из групп прорыва, взламывающих оборону и принимающих на себя самые первые и сильные удары и при этом практически не пострадал, не считая пары легкозаменяемых конечностей. Но вот несдержанный язык Золотилова, уже после того как город был успешно взят и во всю шёл процесс вычищения затаившихся тварей, довёл обоих пилотов до беды.

Вот зачем было Николая цапаться с контрразведчиками, проводившими первоначальную фильтрацию жителей, выискивая среди обычных людей затаившихся перевёртышей и пытающихся скрыть дарованные бездной сверхъестественные способности? Но нет, Золотилов не смог пройти мимо выстроившейся огромной очереди из кутающихся в обрывки людей с впалыми, от голода и холода, глазами.

Может быть Горазду и самому не слишком нравились методы, применяемые контрразведчиками. Но они были эффективны и с неплохой результативностью выявляли тварей. А то, что контрразведчикам, на пункте фильтрации, помогали перешедшие на сторону людей инфералы-ренегаты, ещё больше усиливало вероятность обнаружения скрывающихся среди толпы людей тварей.

Длинная-длинная очередь из оборванцев выстроившаяся перед одним из пунктов фильтрации. Хорошо, что нет ветра и солнце, время от времени, проглядывает через затянувшую небо белесую хмарь облаков. Но мороз всё равно хрустит. А у многих из стоящих в очереди нет нормальной одежды. Кто-то и вовсе стоит чуть ли не босиком, закутав ноги чем попало, в снежной каше, разбитой сотнями ног, прошедшими до него.

Но хуже всего были взгляды. Выстроившие перед пунктом фильтрации люди молчали. Но при этом они смотрели на проходивших мимо солдат с невыразимой обидой. Их взгляды словно бы спрашивали: за что вы так с нами? Вы воины, вы должны были защищать нас, но не защитили. Вы сбежали, спрятались дальше на севере и сидели там. А когда наконец пришли, мы уже устали ждать. А теперь вы собрали нас и заставляете стоять под прицелом тяжёлых пулемётов в медленно двигающейся очереди. Если кто-то из нас и прислуживал демонам, то только чтобы выжить. Ведь клявшиеся защищать нас солдаты сбежали и прятались всё это время. Мы не твари, не перевёртыши и не предатели. Мы те, кого вы обещали защитить. И мы не виноваты в том, что сумели выживать целых двенадцать лет под властью демонов и пережили освободительный штурм города.

Краем глаза Горазд заметил, как дёрнулся Николай. Проследив за взглядом напарника, он увидел, как тот пристально смотрит на инферала-регента из штрафного батальона. Тот был одет в тёплый комбинезон и выйдя из пункта фильтрации на улицу, с сосредоточенным видом осматривал петляющую и уходившую на соседние улицы очередь ожидавших проверки жителей города.

Поймав взгляд Николая, инферал стушевался и торопливым шагом вернулся обратно на пункт фильтрации, буквально втолкнув входившую туда очередную порцию стоявших в очереди.

Каким-то внутренним чутьём, Горазд сразу понял, что собирается сделать напарник.

-Не надо, -сказал он. Но сказал, как бы не с сомнением. Словно сомневаясь: а может быть всё же надо?

-Ты знаешь, что делал этот гад? -спросил Николай, не отрывая взгляд от входных дверей фильтрационного пункта. -Он питался. Стоял такой довольный, в тёплом и хорошем комбезе, вдыхал обречённость людей в очереди. Их страх перед будущем и их боль от многочисленных обморожений.

Понимаешь? Этот гад питался! -почти кричал Золотилов так, что в их сторону повернул голову ближайший расчёт при спаренном тяжёлом пулемёте, нацеленном на толпу, на случай если какая-нибудь пытавшаяся замаскироваться тварь поймёт, что ей не обмануть контрразведку и попытается сбежать из очереди.

Горазд повторил: -Не надо.

Но Золотилов уже развернулся и быстрым шагом шёл к началу очереди. Горазду оставалось только тоскливо оглядеть множество людей, вынужденных ждать на морозе и полностью отученных демонами просить, возмущаться или требовать. Мысленно плюнув, он побежал следом за напарником. А тот уже входил внутрь фильтрационного пункта, оттолкнув плечом какого-то бедолагу.

Наверное, Николаю следовало бы найти старшего офицера и спокойно высказать свои претензии к работе фильтрационного пункта и присланных в помощь инфералов-ренегатов из штрафного батальона. И уж точно ему не нужно ломать пистолетом нос инфералу, решившему впитать зазря растрачиваемое в воздухе слабо концентрированное страдание исходящее от покорно ожидающих людей. Глаза у застигнутого на горячем регенте забегали. Он не пытался сопротивляться или отнекиваться, только беспомощно поднимал мясистые ладони и размазывал текущую из разбитого носа кровь.

Возмущённые контразведчики попытались отнять у Золотилова оружие, но вмешательство Горазда помешало им. А минуту спустя в здание фильтрационного пункта ворвались двое тяжёлых пехотинцев и положили всех присутствующих носом в пол. Появившееся начальство провело короткое разбирательство, по итогам которого "каждой сестре досталось по серьге". Контразведчики получили выговор. Прикреплённый к ним в помощь инферал заработал взыскание и отправился обратно в штрафной батальон, где его наверняка дополнительно накажет собственный командир. А Горазд и Николай, за нападение на союзника, были вынуждены на две недели переквалифицироваться в обычных патрульных, контролирующих спокойствие недавно отвоёванного у демонов города в ночное время. Из элиты, пилотов шагающих танков, выше которых, в негласной табели о рангах, стоят только лётчики, на пару недель скатились до уровня бойцов вспомогательных войск. Но ведь могло быть и гораздо хуже?

Пусть по Когалыму частой гребёнкой прошлись чистильщики и вероятность наткнуться на серьёзную тварь или продолжающего скрываться инферала достаточно мала. Но ночное патрулирование улиц всё равно опасное занятие. Патрули скорее требовались для общего поддержания порядка среди освобождённых людей, чем для поиска и отлова продолжающих прятаться тварей.

Получив временное назначение в патруль, Золотилов почему-то обрадовался. Сам Горазд мечтал только о том, чтобы заснуть и спать без сновидений целый год или два. Прошло уже больше недели после освободительного боя за город, но стоило ему закрыть глаза, как тут же вставали картины жестокой схватки. Он кричал во сне, просыпаясь от собственного крика и будя напарника. Младший лейтенант полагал, что это не нормально, но Золотилов утверждал: как раз нормально и скоро само пройдёт. Почти все молодые проходят через подобное если выживают в своей первой "мясорубке". Он так называл бой за Когалым: мясорубка. Напарник объяснял терзающие Горазда кошмары тем, что тот мог краем попасть под ментальную атаку высшего демона или запачкаться в других эманациях. В городе, где несколько лет правили демоны и инфералы более чем хватало всякой дряни как сверхъестественного, так и вполне естественного толка. И с последим Горазд без вопросов соглашался.

Стоило хотя бы десять минут поговорить с кем-нибудь из бывших рабов, как появлялось жгучее желание поймать любого, абсолютно любого демона и расстрелять из главного калибра или медленно, по кусочкам, нарезать на ломтики мономолекулярными лезвиями. То, что они творили здесь выходило за всякие рамки и не могло бы прощено никогда и не из каких политических соображений.

После назначения в патруль, пришлось много ходить, что немного непривычно для пилотов шагающего танка.

Впрочем, оно и к лучшему. То ли от усталости, то ли он уже привык, "переболел и приобрёл иммунитет", как говорил Золотилов, но кошмары становились всё менее красочными и Горазд всё реже просыпался в холодном поту и в насквозь мокрой постели.

Они уже отходили свою смену в патруле. Возвращаясь во временно выделенную им на двоих комнату в возведённом буквально пару дней назад, из привезённых готовых блоков, общежитие. Внимание привлёк скрип снега, но мало ли кто мог бы идти по своим надобностям пусть даже в ночной темноте. Улицы освещались достаточно фрагментарно. Яркие фонари сияли над некоторыми, сохранившимися лучше других, руинами, а часть используемых зданий, в том числе жилых, соблюдала светомаскировку. Они почти прошли мимо, но глухой вскрик или что-то очень на него похожее, заставило Золотилова насторожиться, а Горазда остановиться.

Остановился Горазд неудачно, прямо под фонарём. Те, кто шумел в темноте, тоже затаились и это служило ещё одним доказательством, что там не просто спешащий на службу солдат или совершающие ночной обход техник. Те, из темноты, явно желали избежать лишнего внимания двух патрульных.

Переглянувшись друг с другом, пилоты, без всякой телепатии, приняли одно и то же решение. Сделав вид будто шум в темноте их не заинтересовал, оно спокойно прошли дальше. Вышли из круга света, но не предпринимали никаких действий, пока не свернули за угол на ближайшем, по ходу пути, перекрёстке.

Скрывшись от возможного наблюдения, Горазд перевёл в боевое положение висевший на спине автомат, выдаваемый патрульным в дополнение к штатному пистолету, положенному пилотам. Золотилов доложил по рации дежурному. Такой порядок заведён для того, чтобы если заметивший необычное патруль пойдёт разбираться и пропадёт с концами, то дежурный немедленно вышлет на место спецгруппу. Просто так гонять спецгруппу по каждому подозрительному шороху слишком накладно. Но и терять патрульных, находя утром их безжизненные тела или даже не находя тел, нельзя.

Включенный прибор ночного видения превратил ночь в сумрак и теперь следовало избегать ярко освещённых мест и нельзя смотреть на яркие источники света, иначе в ту секунду, пока проходит подстройка под изменившиеся условия освещённости, они станут слепы и уязвимы.

-Расходимся! -шепнула в ухе гарнитура голосом Николая.

Не обладая полной уверенностью, кто они сейчас в ледяной ночи: охотники или добыча, напарники осторожно подошли к сияющему провалами на месте окон и дверей дому где слышали похожий на вскрик шум.

Никого не было видно, но по снегу вились цепочки следов, как будто прошли несколько человек. Они двинулись следом. Горазд первым, Золотилов прикрывая. Кроме них никого нет. Улица пуста, что и не удивительно - зимняя ночь и холод за минус сорок градусов. Не по службе и не по необходимости, без существенной причины никто из тёплого дома не выйдет.

Тех, по чьим следам шли, они нагнали через пару минут. Вооружённый прибором ночного видения, Горазд насчитал четыре человека. Или не человека. Это у военных тёплая зимняя форма или даже комбинезоны с внутренним подогревом, а все остальные одеваются кто во что может, спасаясь от холода. Бредущие в темноте силуэты напоминали оборванных снеговиков из-за обилия потрёпанной одежды самого разного типа и фасона - одевали всё, что могли, сохраняя крохи тепла. Особенности фигуры разобрать невозможно, как-то ориентироваться получается только по росту и походке.

Вроде люди. А может быть хорошо маскирующиеся под них твари. Правда на таком морозе низшие демоны долго не выдержат, а маскироваться и вовсе смогут лишь с очень большим трудом. Значит всё-таки люди.

Немного расслабившись, но только самую малость, Горазд громко выкрикнул: -Стоять! Патруль! Приготовьте документы.

Выговорить "документы" проще чем "идентификационные карточки", а сейчас Горазд хотел чего угодно, но только не вести с подозрительными субъектами длинные беседы.

Незнакомцы дёрнулись. Когда тебе ночью кричат в спину "стоять" дёрнуться вполне нормально. Ненормально то, что двое из них тут же развернулись, доставая из по множества надетых одёжек что-то отсвечивающее металлическим блеском.

Горазд позорно промедлил. Успевший окончательно растерять весь пиетет перед ценностью абстрактной человеческой жизни, Золотилов выпустил две короткие очереди и фигуры задёргались, падая на землю. Тихо звеня, по льду откатился в сторону укороченный автомат то ли старого образца, то ли произведённый инфералами новодел, Горазд не очень хорошо разбирался в образцах старого ручного оружия. Достать его успели, а воспользоваться нет. Возможно выстрел Золотилова спас младшему лейтенанту жизнь.

-Стоять! Стоять! -закричал Горазд поднимая своё оружие, хотя двое оставшихся и без того замерли без движения перед нацеленными на них стволами. Самые резвые неподвижно лежали и судя по всему они уже никогда не смогут делать ничего иного.

-Вот наши карточки, вот, -частила одна из задержанных.

Даша и Маша - из освобождённых, сёстры. Прошли предварительную фильтрацию, получили идентификационные карточки, назначены на работу в теплицах. В тех самых, которые построили ещё когда городом владели демоны и их марионетки. Во время освобождения Когалыма часть теплиц пострадала, значительно большая часть замёрзла из-за перебоев с отоплением, но многое уцелело и командование прилагало все силы, чтобы сохранить теплицы со съедобными грибами до тех пор, пока не будут отстроены нормальные фермы.

Девушки как раз возвращались с ночной смены, когда к ним подошли те двое, чьи тела сейчас медленно замерзали у них под ногами. Угрожая оружием отобрали продовольственный паёк и зачем-то потребовали, чтобы девушки шли с ними. Сёстрам было очень страшно, но неизвестные убили провожающего их дядю Михаила, резанули ножом по горлу, когда он не захотел отдавать свой продовольственный паёк. Не захотел потому, что у Михаила имелась, хворая от недоедания, дочь. Вообще-то её пообещали вылечить и поставить на усиленное питание, но чуть позже, когда помогут тем, кому помощь нужна в первую очередь и всё немного образуется. Продовольственный паёк за работу в теплицах Михаилу выдавали увеличенный, с расчётом и на дочь. Поэтому он не хотел отдавать его бандитам. За это они его и убили. А кто кроме бандитов это мог ещё быть? Пока правили демоны, бандиты прислуживали им, а сейчас присматриваются к новой власти. Пока, отбирают еду у тех, кто прошёл предварительную фильтрацию, встал на учёт и получил работу.

-Они заставили нас оттащить тело дяди Михаила и спрятать в развалинах. Второй подъезд большого дома на бывшей улице Степана Повха. Номер не знаю, но он без стены и всего пара этажей сохранилась, -спокойно объяснила младшая из сестрёнок, Даша. Судя по информации в идентификационной карточке ей было девятнадцать, сестре двадцать два. И то, что они пережили под оккупацией демонов и инфералов заставило девушек спокойно рассказывать о смерти явно близкого им человека.

-Спасибо вам большое! - поблагодарила Маша, старшая из сестёр. С разрешения Горазда она успела обследовать тела бандитов, достав свой и сестры продовольственные пайки и ещё один, видимо принадлежавший дяде Мише, за который его убили. Горазд промолчал, так как мёртвым бандитам чужие пайки точно не нужны, да и телу неизвестного ему Михаила они тоже без надобности. Разве только за его дочерью надо приглядеть, но не прямо сейчас, а когда наступит утро.

-Спасибо на хлеб не намажешь, - непонятно для Горазда ответил Николай. Иногда разница в возрасте и жизненном опыте сказывалась и Золотилов употреблял не совсем понятные Горазду слова и выражения видимо ещё из той, довоенной жизни.

Сёстры переглянулись. Маша вздохнула и протянула Золотилов оставшийся от Михаила усиленный паёк.

-Что вы девушки! -возмутился Николай. -Я совсем не в этом смысле, даже наоборот.

Горазд хотел спросить: что именно наоборот. Но Золотилов продолжил: -Где вас разместили? Это же другой конец города. К сожалению, не сможем вас проводить, мы с напарником крайне-крайне устали. Но и отпустить вас одних тоже не имеем права, правда Горазд?

Не совсем понимая к чему ведёт первый пилот, младший лейтенант кивнул.

Золотилов продолжал разливаться: -Мороз такой, что снег уже не скрипит, а плачет. Разрешите предложить переночевать в нашем общежитии?

Снова переглянувшись, девушки кивнули. Горазд за это время успел доложить дежурному о двух трупах бандитов и ещё одном мёртвом теле спрятанном в каком-то доме на бывшей улице Степана Повха. Получив от дежурного указание оставить тела там, где лежат ("утром подберём, если не убегут" - пошутил дежурный), Горазд пошёл вместе с Золотиловым и девушками в сторону общежития. Выпавшие из рук бандитов короткоствольные автоматы они захватили с собой.

Ночь перевалила за половину. Стало ещё холоднее, хотя, казалось, холоднее уже быть не может. Под ногами резко скрипел снег. И без того закутанные по самые глаза девушки сгорбились, будто желая сжаться в позе младенца сохраняя остатки неизбежно улетучивающегося, даже через десяток одёжек, тепла.

-Правильно Николай придумал отвести их в общежитие, -подумал Горазд. -А то и правда могли бы замёрзнуть, пока бы дошли к себе.

В тамбуре общежития температура чуть-чуть плюсовая. Намёрзший с внутренней стороны входной двери иней не думает таять. Но после улицы кажется, что здесь страшно тепло. Освобождаемые от одежды руки и щёки тут же начали зудеть. И сам тамбур нужен не столько, чтобы служить дополнительным воздушным шлюзом между тёплыми помещениями внутри и страшным холодом снаружи, но и для того, чтобы в нём можно было снять верхнюю одежду и дать телу немного привыкнуть к тому, что на свете всё ещё существуют места, где может быть по-настоящему тепло.

Пока приведённые девушки разматывали по десять слоёв своей одежды, Золотилов сделал знак Горазду отойти на несколько шагов, благо размеры тамбура позволяли. Сначала Горазд не понял зачем, а потом догадался, что это лишняя страховка. Вдруг Маша и Даша на самом деле не люди, а маскирующиеся под них твари укравшие идентификационные карточки настоящих сестёр? Закутавшись с ног до головы, тварям даже особенно маскироваться не надо. Но вот Маша сняла какой-то платок и волосы цвета прелой соломы расплескались по плечам. Даша тоже оказалась светленькой, но в отличии от сестры волосы стригла совсем коротко, чтобы не требовали утомительного ухода.

Окончательно успокоившийся Золотилов отстегнул и снял шлем. Горазд выключил обогрев комбинезона и расстегнулся. Успевшие снять верхнюю одежду девушки стояли в выцветших, бесформенных кофтах с длинными стоячими воротниками. Но хотя бы теперь можно было быть уверены, что они действительно девушки. На худеньких плечах огромные кофты болтались словно на вешалке. Большие глаза смотрели оценивающе. В руках сёстры продолжали сжимать продовольственные пайки. В отличии от вороха грязной одежды их они не решились выпустить из рук.

-Проходите, -пригласил Золотилов беря под руку Машу и увлекая в душное тепло внутренних помещений.

Замешкавшийся с развешиванием верхней одежды, Горазд остался наедине с Дашей. Девушка прижимала к груди свёрток с завёрнутым в ткань продовольственным пайком. Стоящий торчком воротник безразмерной кофты был перехвачен булавками, видимо молния поломалась.

-Может быть проводить тебя с сестрой в столовую? -предложил Горазд. -Там всегда что-нибудь остаётся с ужина. Лепёшки уж точно остались.

Облизнув губы, Даша сказала: -Давай сначала сделаем это. Потом, если можно, в столовую.

-Что сделаем? -не понял Горазд открывая дверь, ведущую во внутрь и пропуская девушку вперёд. Изнутри шёл мощный поток тепла и лампочка, после тамбура, светила по ночному времени тускло, чтобы только видеть куда идёшь и развешенные на дверях номера.

-Вы ведь хотите нас... -так просто, почти естественно, предположила Даша, -давай сразу.

Услышав её предположение, Горазд возмутился: -Что?! Нет!

Он действительно не думал об этом, хотя сейчас все поступки Золотилова неожиданно выстроились стройным рядом. И самое худшее то, что, когда она сказала, Горазд вдруг понял, что и правда хотел бы. Но это будет неправильно. Всё равно что самому уподобится тем бандитам. Им, наверное, нужно было от девушек тоже самое.

-Нет, -сказал Горазд, -нет.

-А твой друг?

-Я его остановлю, -Горазд спешно прошёл мимо растерянно замершей девушки и толкнул дверь в комнату Николая. Большую часть комнатушки занимала кровать и на этой кровати сидели Маша и Золотилов и он что-то ей рассказывал. Когда вошёл Горазд, Николай обнял старшую сестру за талию и шептал, склонившись к самому ушку.

-Ты совсем дурной? -спросил Золотилов с каким-то академическим интересом. Он отстранился от Маши и рассматривал сжавшего кулаки от праведного гнева напарника.

Собиравшийся немедленно бросить в лицо старшему лейтенанту сумбурные обвинения, Горазд промолчал, наткнувшись на неожиданный вопрос Золотилова, точно на невидимую стену.

-Герой, - фыркнул Золотиов и сказал это так обидно и скверно, что смысл слова изменился на полностью противоположенный.

-А ты знаешь, герой, что женщин с маленькими детьми, ну или тех, кто умудрится забеременеть, как говориться, по факту, немедленно переправляют в глубокий тыл? В безопасность, где нет демонов и инфералов. По крайней мере плохих инфералов. Милая, ты ведь хочешь переехать в Салехард, или Воркуту, или Новый Уренгой, а может быть даже в сам Якутск? -последнее Золотилов спросил у девушки.

-Хочу, -протянула Маша. Она успела избавиться от свитера и сидела в рубашке с длинными рукавами.

-Тогда тебе придётся постараться, но сначала мы тебя как следует отмоем.

-В тёплой воде? -зажмурилась от предвкушения Маша.

-В настолько горячей, насколько ты только захочешь, -пообещал Золотилов и бросил Горазду. -Ванная комната занята. Посиди пока со своей где-нибудь.

-С моей? -удивился Горазд пропуская Золотилова и виснущему на нём Машу. Горячая ладошка коснулась его щеки. Сзади стояла Даша и она тоже сняла кофту, продолжая держать её в руках.

Горазд спросил: -Ты правда этого хочешь?

-Я не хочу больше оставаться в проклятом городе ни одного дня, -ответила Даша. -Помоги мне. Пожалуйста.

-Пойдём, покажу где моя комната. Всё равно ванная пока занята, -предложил Горазд. Он обхватил её ладонь своей. Горячую-горячую ладошку.

Глава девятая. Совесть солдата всегда чиста.

Юсси Хейккинен, президент Северного Союза, объединяющего остатки Норвегии, Швеции и Финляндии, раздражённо вытирал платком вспотевший лоб. Долгие споры не принесли никаких результатов, за исключением того, что он окончательно рассорился с советом министров.

Закончив вытирать лоб, Юсси аккуратно сложил влажный платок и убрал в карман. Насупившиеся министры молча смотрели на него и в их взглядах было не больше теплоты, чем в водах зимнего балтийского моря.

-Поймите, господин Хейккинен, -в очередной раз попытался воззвать к разуму министр внутренних дел. -Никого из нас не радует идея войти в состав Российской Федерации. Но объективные обстоятельства таковы...

-Какими бы ни были обстоятельства, я не позволю поступиться суверенитетом! Народ не простит нам этого, - отрезал действующий президент Северного Союза.

Сидящий в углу министр энергетики суетливо взмахнул руками: -Вы говорите народ не простит?! Это вы о том самом народе, который сейчас мёрзнет в своих квартирах? Кто вынужден мыться холодной водой и включать отопительные приборы не более чем на два часа в сутки? У нас на пороге глобальный энергетический кризис, господин президент. Благодаря вашему отказу участвовать в глобальном контрнаступлении, русские прекратили поставки топлива для ядерных реакторов и требуют оплатить сделанные ранее поставки!

-Я сберёг жизни наших солдат! - рявкнул Юсси.

-И теперь они могут благополучно замёрзнуть заживо! Поверьте, господин президент, людям гораздо важнее получить тепло в квартиры, еду на стол и горячую воду, чем сохранить какой-то там суверенитет.

-Финляндия никогда больше не станет частью российской империи. Право на свободу финны вырвали кровью!

-Не забывайте, господин Хейккинен, что вы президент всего Северного Союза, а не одной только бывшей Финляндии. Да и говорить о всех финнах за глаза, на вашем месте, я бы поостерегся.

Словно подхватывая падающее знамя, заговорил министр внутренних дел: -Энергетический кризис, господин президент. Энергия - это всё: тепло, еда, производство, сама жизнь. Не будет энергии, не будет жизни. Башуров отказал нам в льготных поставках топлива. Теперь он требует платить за него.

-Неужели мы не можем купить у русских их распроклятое топливо? -возмутился Юсси.

-Можем, но только ценной острого продовольственного кризиса. Единственный наш ликвидный актив - рыбная продукция. Либо рыбу едим мы, либо её будут есть русские, а снабжение наших граждан пойдёт по остаточному принципу. Никакого другого крупного производства, нужного русским, в Северном Союзе нет.

-Хочу напомнить, что русские до сих пор продолжают держать "зонтик" от атак с воздуха над территорией Союза, -напомнил министр вооружённых сил.

-А мы прикрываем их с моря!

-Но кроме "зонтика", их дальнобойные ракетно-артиллерийские комплексы наносят удары по крупным скоплениям демонов близ наших границ по передаваемым нами координатам. И всё это они продолжают делать, не требуя платы. Только потому, что не хотят видеть на месте нашей страны ещё одно марионеточное государство под управлением инфералов и под властью демонов.

-Или пасть под ордой демонов или войти в состав России. Вопрос ещё какой вариант лучше? - оскалился Юсси.

Министр внутренних дел даже привстал: -Надеюсь вы шутите, господин президент. Потому, что сравнивать эти два варианта всерьёз...

-Господа! Господа! Предлагаю сделать небольшой перерыв и вернуться к конструктивному обсуждению, - предложил помощник министра энергетики.

Оставив совет сидеть за столом, Юсси вышел из комнаты и направился на кухню. Там он налил стакан воды и жадно выпил. Потом отставил пустой стакан, набрал воду в сложенные лодочкой руки и умыл лицо, словно пытаясь смыть груз навалившихся на его плечи проблем и вопросов.

Проклятый Башуров. Неужели свободолюбивым финнам придётся снова идти под ярмо нового русского царя, чтобы только сберечь жизни своих мужей и сыновей? - подумал Хейккинен.

Но он чувствовал, что стальной генерал не позволит его народу, в очередной раз, отсидеться за спинами русских солдат. Он погонит финнов на фронт с тем же успехом с каким сейчас гонит русских мужиков. Говорят, у них там уже воют чуть ли не дети. Подростки управляют огнём артиллерийских систем, а юноши командуют подразделениями. Не такого будущего Юсси хотел для жителей своей страны. Но Башуров ясно дал понять, что больше не станет бесплатно поставлять реакторы и топливо для них. И помощь в отражении нападений демонов будет строго ограничена воздушным прикрытием и поддержкой огнём дальнобойных систем. Хейккинен отказался участвовать в совместном контрнаступлении желая сохранить жизни финнов и норвежцев. В ответ разозлившийся стальной генерал сказал, что больше русские солдаты не станут умирать, защищая чужие земли. Пусть теперь финны умирают сами, защищая свою страну.

Куда ни кинь - всюду клин - мысли метались в голове у Юсси, так, что он не сразу заметил помощника министра энергетики, следом за ним появившегося на кухне.

-Что вам надо? - раздражённо спросил Юсси.

Как-то странно усмехнувшись, помощник, вместо ответа, поинтересовался: -Вопрос в том, что надо вам, господин Хейккинен?

-Я не понимаю вас.

-А между тем всё очень просто.

Да он явно издевается! - чувствуя, как начинает закипать, подумал Юсси. Вслух он потребовал: -Немедленно оставьте меня. Я хочу побыть один, перед продолжением совета.

-Никакого продолжения не планируется, -нагло заявил помощник министра энергетики или кто он там был. -Своим упрямством или, если хотите, своей стойкостью и верностью убеждениям, вы, Хейккинен, подписали себе смертный приговор. Министр внутренних дел окончательно решился на мятеж. Как он считает "ради спасения страны". И другие министры его поддержат. Вас собираются убить прямо здесь и сейчас, как только вы вернётесь к заседанию совета. Может быть зададут в последний раз тот же самый вопрос. А потом "пиф-паф" - помощник сделал вид будто стреляет в президента из пальца. -Вы мертвы. Совет министров объявляет о вхождении Северного Союза в состав России. Сначала до окончания войны с демонами, а по факту - кто знает. То, что попадает в рот новому русскому царю, стальному генералу Башурову, то он очень неохотно отпускает обратно. После знаменательного объявления начнутся мелкие волнения, но быстро стихают. Прямая поставка энергоресурсов из России собьёт градус недовольства. Горячая вода в кране и тепло в квартирах с лёгкостью побеждают патриотичные чувства большинства жителей Северного Союза. А лично вы гниёте в могиле. Или, что вернее, превращаетесь в замороженную мумию зарытую, за ненадобностью, в земле. В истории вы останетесь как недалёкий президент чуть было не сдавший страну иномирным тварям. Что вы обо всём этом думаете, господин Хейккинен?

Юсси только открывал и закрывал рот. От возмущения его глаза налились кровью, а от мясистых щёк можно было зажигать спички одним только прикосновением.

-Да как вы смеете? Обвинять совет министров в предательстве!

-Успешный мятеж никогда не назовут таковым, - пожал плечами помощник. -Не верите мне, смотрите сами.

Он достал планшет с уже выведенными на экран нужными документами.

-Вот здесь переписка министра внутренних дел с другими министрами. Здесь записи их тайных переговоров. Вот предварительный план как взять управление войсками, в случае вашей внезапной, или, правильнее говорить, запланированной кончины. Всё здесь, в этом планшете. Весь компромат. Возьмите же его.

Чуть ли не силой всунув планшет в руки Юсси, помощник усмехнулся и, наклонившись к уху, негромко сказал: -Вот теперь вас совершенно точно убьют, господин президент. Как только поймут, что вам известен их план - у Северного Союза тут же появится другой президент. Не надейтесь на телохранителей. Часть из них также участвует в заговоре. Большая часть.

-Кто вы такой? - спросил Юсси.

-Как хорошо, что вы наконец-то спросили! Я представитель третьей силы, предлагающей Северному Союзу оставаться свободной страной, не входя в состав России и не погибая под атаками Легиона. Более того - я ваш шанс наконец-то закончить эту изматывающую войну и заключить мир с демонами. Наверняка вам ещё неизвестно, но наместник, с недавних пор, отказался от политики тотального завоевания. Он вполне готов терпеть независимые и свободные человеческие государства, при выполнении некоторых, не слишком обременительных, условий и при выплате небольшой, весьма необременительной, дани.

-Ты демон?

-Отнюдь. Я человек или когда-то был таковым.

-Посланник русского адмирала-предателя?

-Будьте вежливы, -предостерегающе поднял руку помощник министра энергетики или, вернее, кто-то иной, успешно скрывающийся под его личиной. -Ведь я не называю вас президентом-предателем, только потому, что вы, прямо сейчас, спасаете будущее своей страны?

Набрав ещё один стакан воды, Юсси медленно выпил. Покосился на дверь, но инферал успокаивающе махнул рукой, показывая, что никто случайно не войдёт и не прервёт их разговор.

-Что от меня требуется?

-Всего лишь пропустить флот адмирала Кравцова через свои воды, когда придёт время. - инферал усмехнулся. -Как вы финны говорите: пусть русские убивают русских. Всё именно так и будет. От Северного Союза требуется только вовремя отступить в сторону, и вы останетесь одним из немногих человеческих государств, на захваченной Легионом Земле. Подумайте, господин президент. Война вторжения закончится для вашей страны. Больше никаких смертей. Главное вовремя выплачивайте дань. Причём не людьми, а продуктами производства - оружием, машинами и так далее. Ваши мастера смогут неплохо зарабатывать, выполняя заказы наших новых хозяев. Они смогут заработать себе даже вечную молодость или излечение от всех болезней, кто ещё и где предложит подобное? Могут получить магические силы или продолжать оставаться людьми - ритуал "возвышения" награда, а не наказание от хозяев. Со временем Северный Союз может занять хоть весь север называющийся сейчас "русским". Демоны всё равно не слишком ценят эти холодные земли.

Юсси пил и пил холодную воду, уже не испытывая банальной жажды, точнее испытывая жажду совсем иного рода.

-Как мы справимся с мятежом? - спросил он.

-Вот это правильный вопрос, господин президент. Позвольте мне, как вашему новому союзнику, разобраться с этим вопросом. Просто смотрите.

Инферал, чудовище в обличии человека, жестом призвал идти за собой и вышел из кухни в коридор. Там лежали тела двух человек из числа охраны.

-Мы слишком долго разговаривали. Наши друзья устали ждать и решили немного поторопить события. Неудачно, как видите, -объяснил инферал.

Воздух над трупами охранников задрожал, по появившемуся человеческому силуэту пробежала цветная волна. Снявший маскировку человек-хамелеон поднял голову и Юсси увидел своё собственное лицо на этом существе.

-Не пугайтесь, -положил руку на плечо посланник адмирала Кравцова. -Это наш запасной вариант, на случай если бы вы отказались от заманчивого предложения. Но вы ведь не отказались?

Юсси потрясённо замотал головой наблюдая как его лицо, будто маска, сползла с человека-хамелеона и вот теперь перед ним стоит совсем другой, незнакомый человек.

Они прошли дальше, вошли в зал для совещаний. За время недолгого отсутствия Хейккинена, комната разительно преобразилась. Разорванные тела министров превратили её в какой-то филиал готического театра. Кровь, всё было залито кровью и Юсси пришлось сделать шаг назад, чтобы не запачкать в ней носки ботинок.

Рука мёртвого министра внутренних дел сжимала пистолет с огромным, рассчитанном на живучих тварей, диаметром ствола. Ещё одно чудовище в человеческом обличи в левой руке держало отстреленную кисть правой и задумчиво на неё смотрело, словно решая, чтобы такого сделать с необычным трофеем. Из раненной руки кровь не текла, и сама культя выглядела очень хорошо, для свежей рванной раны.

-Опять позволил себя ранить в схватке, боец Гришковец, -покачал головой сопровождающий Юсси инферал. -И кому - кабинетным воякам вооружённым простыми пукалками?

Не боясь запачкать в крови обувь, он подошёл к телу министра внутренних дел и достал из мёртвой руки пистолет.

-Это была последняя ошибка, Гришковец. Слабаки мне не нужны.

Однорукий инферал попытался дёрнуться, но командир уже направил поднятое оружие и дважды выстрелил - в сердце и в голову.

Юсси испуганно вскрикнул, когда тело устроившего бойню на заседании совета министов, инферала отбросило к стене с развороченной грудью и без верхней половины черепной коробки.

-Держите, господин президент, -протянул пистолет командир инфералов. -Вы только что убили тайного агента демонов. Увы, но перед этим он успел прикончить всех министров и часть охраны. Придётся вам теперь временно править страной единолично. Не правда ли, весьма удачное совпадение в свете наших, с вами, совместных планов?

***

Выполняя добровольно взятое на себя задание революционного комитета, Эйренивэль, появился в вербовочном пункте одним из первых. Их только начали открывать, по приказу совета четырёх великих домов, а юный эльф Эйренвивэль уже тут как тут. Весь из себя рвущийся записаться в армию к демону-наместнику и готовый послужить родному королевству теней за звонкую монету и долю в трофеях.

Вербовщик, достаточно пожилой эльф-простолюдин, с недовольством посмотрел на добровольно пришедшего записываться в наёмники к высшему демону молодого эльфа. Вербовщик и Эйренивэль сразу не понравились друг другу. Если первый буквально воплощал в себе все пороки "поколения стариков" не пытавшихся протестовать и смирившихся с протекторатом Легиона над Королевством Тени. То Эйрениваль выглядел как ходячий сборник пороков "молодого поколения": от намеренной небрежности в одежде, до демонстративного неуважения к старшим, дерзости, бунтарству и отрицанию авторитетов консервативного общества долгоживущих эльфов.

А знал бы ещё старик, что перед ним действующий член того самого революционного комитета за отношение к которому положена смертная казнь для простолюдина или принудительное затворничество для аристократа, -внутренне смеясь подумал Эйрениваль состязаясь в дуэли взглядов с пожилым эльфом.

Вербовщик первый отвёл глаза. Демонстративно прокашлявшись, он открыл тяжёлую, на вид, тетрадь и поднял перо, готовясь записывать: -Ваше имя?

-Эйрениваль из младшего дома цветущей ветви.

-По какой причине записываетесь в наёмники?

-Тороплюсь, пока этот процесс ещё остаётся добровольным и стража не начала хватать всех прохожих без разбора и волочь сюда, -широко улыбнулся Эйрениваль.

Вербовщик недовольно покачал головой, но возражать не стал. Они оба знали, что рано или поздно что-то подобное начнёт происходить. Как только жидкая волна добровольцев схлынет, а совету великих домов потребуется и дальше выполнять заключённое с Ашарх~Иш~Ашем соглашение.

-А если честно, то собираюсь немного пополнить показывающий дно кошелёк истребляя дикарей во славу демонического Легиона, -откровенным тоном поведал Эйрениваль. -А то прадед - глава дома, совсем не понимает как молодым людям сегодня нужно золото и держит меня в ежовых рукавицах.

Вербовщик скривился, показывая, что уж он бы таких молодых повес и вовсе держал бы в кулаке, пока те не обучаться соответствующим образом чтить старших. Но вместо этого он спросил: -Желаете пойти офицером?

-Разумеется. Как аристократ младшего дома, владею школами тьмы и смерти в ранге подмастерья, школой яда в ранге ученика.

И школой тени в ранге старшего мастера, -мысленно продолжил Эйренивэль, но вслух не сказал ничего. Школа тени была запрещена для всех, кроме входящих в одноимённый королевский великий дом.

-Пожалуйста продемонстрируйте, -казённым голосом попросил вербовщик. Должно быть таким же голосом, он, когда служил в страже, требовал от новобранцев показывать запасные носки с целью оценить их чистоту.

Эйрениваэль свёл ладони вместе, а когда развёл в стороны, между ними пульсировал сгусток темноты с тёмно-зелёной дымкой по краям. Он снова свёл ладони вместе, развеивая созданный конструкт и привычно поглощая избыточную энергию, выделившуюся при уничтожении нереализованного заклинания.

-Улучшенный офицерский годовой контракт с возможностью продления? - после недолгого колебания предложил вербовщик. -Когда собираетесь отправляться?

-Как можно скорее. Хочется, знаете ли, экзотики. Говорят, дикарки становятся такими страстными, если перед этим убить у них на глазах их родных, -поведал Эйрениваэль с удовольствием наблюдая как перекосило вербовщика. Традиционное эльфийское общество крайне неодобрительно относилось к полукровкам, считая недопустимым смещение высокой и низкой крови.

И вот он, вместе с отрядом из десяти тысяч эльфов, набранных вербовщиками за первые недели, после выхода приказа великих домов, вдыхает пряный воздух нового мира. Эйрениваэль, как офицер и аристократ, по желанию нанимателя, должен изучить основные языки мира Земля. Учить их простой зубрёжкой слишком долго. Проще поглотить готовое знание языка из головы его носителя. Сам носитель при этом умирает, но кого волнуют жизни рабов?

-Хотел бы я сказать, что будет не больно, -с лёгкой грустью говорит Эйрениваэль притащенному низшими демонами связанному дикарю со страхом глядящему на него. -Но, к сожалению, создавая ритуал высасывания знаний, никого не волновали ощущения жертвы в процессе.

Множество новых знаний и понятий гуляет в его голове. Мужчина-дикарь рвался и бился в путах. В его налившихся кровью глазах не оставалось и капли разума.

Покачиваясь, Эйрениваэль дошёл до своей комнаты в волшебном доме, выделенном наместником для эльфов-офицеров наёмной армии. Здесь волшебные светильники, без капли магии, сияли ярче, чем огненные шары. Здесь текла горячая и холодная вода в специальном помещении.

Это называется кран. А помещение называется ванной комнатой, -подсказали чужие знания вызвав лёгкую порцию головной боли.

Эльф плеснул в лицо водой из крана и игнорируя полотенце завалился на ложе. Сейчас ему следует выспаться. Когда он проснётся, силой выдранные из чужого разума знания улягутся, и он сможет пользоваться ими, не испытывая приступов боли. Тогда и придёт момент посмотреть на что способны жители этого мира. Смогут ли они стать тем отвлекающим фактором для демонов, пользуясь которым революционный комитет заберёт власть у старых пердунов из великих домов и поведёт эльфийский народ к процветанию?

***

-Ну же, напрягись, дорогой, порадуй нас, -бормотал профессор Нейпийвода готовя стенд к новому испытанию.

Помещение залито светом мощных ламп, размещённых под высоким потолком, словно операционная. Дополнительное сходство добавляет сгорбленная фигура дьявола, проглядывающего сквозь переплетение разноцветных проводов и прозрачных трубок с циркулирующими по ним разноцветными жидкостями. Глаза демона открыты, но вряд ли он понимает то, что видит перед собой. Верхняя часть черепа аккуратно срезана и закрыта колпаком из биологически инертного пластика. Колпак частично прозрачен. Сквозь него видно, как многие сотни, если не тысячи, тончайших золотых проводков уходят в обнажённый мозг демона, сращивая его со сложнейшей машиной, над которой как раз колдует профессор.

Одна часть помещения представляет собой большое окно, закрытое метровым слоем прочнейшего пластика, весьма стойкого. Сложная структура материала способна без вреда поглотить мощную ударную волну и длительное время выдерживать высокую температуру. Через прозрачную стену видно, как ветер сдувает редкие снежинки, успевшие, за последние полчаса, упасть на портальную площадку где люди пытались научиться открывать врата между мирами.

Эксперименты частенько заканчивались мощными взрывами. К сожалению, нельзя проводить их из безопасного места, так как открывающий проход высший демон должен находиться на портальной площадке и видеть место, где собирается открыть врата.

Сама портальная площадка, поблизости от освобождённого города Когалыма, тщательно охранялась. Автоматизированные скорострельные пушки готовы засыпать градом снарядов любого незваного гостя, пришедшего из других миров. Размещённые в углах площадки баллоны с парализующим и смертельным газами могли быть вскрыты по команде охранной системы. В качестве последнего довода имелся мощный ядерный заряд способный сжечь вообще всё живое в радиусе пары километров. Само место, где могли быть открыты врата в другие миры, заключалось в центре особенно укреплённого района способного отразить атаку как снаружи, так и изнутри. Обжёгшись двенадцать лет назад, люди теперь относились со всем вниманием к возможным визитам гостей из иных миров.

И планировали начать наносить ответные визиты.

-Катя, солнышко, уменьши подачу снотворного, пора нашей дорогуше немного проснуться, -попросил профессор, не отрываясь от настройки последовательности искусственного возбуждения отдельных частей мозга демона в попытке заставить его открыть врата.

Замершая у прозрачной стены из сверхпрочной пластмассы, Екатерина отозвалась: -Конечно, профессор.

Ток жидкости по одной из трубок, опутывающих дьявола, замедлился.

Сердцем созданной профессором Непийвода машины служил высший демон. Только он может открыть врата. Задача всего остального, сложнейшего медицинского комплекса, заставить его это сделать. Посылая электрические импульсы к определённым областям мозга, учёные смогли заставить демонов творить простейшие заклинания вроде создания огненных шаров, слабого телекинеза и так далее. Даже научились заставлять их создавать лечебные воздействия, подстёгивающие регенерацию, правда не слишком сильно. Но открытие врат слишком сложное и комплексное воздействие. Чтобы выполнить его необходимо возбуждать различные участки и в определённом порядке. Именно этот порядок и пыталась нащупать группа профессора Непийвода. Словно опытный взломщик, аккуратно играясь с замком и тщательно вслушиваясь в шелест металлических стержней, входящих в пазы.

Неспособные манипулировать невидимой и ранее неизвестной формой энергии, называемой магической силой, люди, как всегда, нашли обходной путь. Если не можешь колдовать сам - создай машину, которая может. И то, что главной и обязательной частью этой машины является живой мозг высшего демона, то всего лишь ещё одна трудность, разумеется преодолимая. Развитие бионики, в том числе из-за создания многочисленных протезов для солдат потерявших части тел в войне вторжения, вполне позволяло создать подобное биомеханическое устройство. И даже в какой-то мере забавно, что мозги высших демонов, полагающих себя абсолютными хищниками, повелителями и хозяевами - земляне низвели всего лишь до редкого сырья, необходимого для создания "магической машины".

Точнее, пока ещё пытались такую машину построить.

Закончив вводить последовательность искусственного возбуждения отдельных нервных узлов, профессор пробормотал в прикреплённый к воротнику халата микрофон: -Попытка номер сто четырнадцать. Всем покинуть зону проведения эксперимента и приготовиться. Начало через сто двадцать секунд.

Стоящие у стен четверо пехотинцев шевельнулись, готовые подхватить Непийводу под руки и немедленно унести подальше от комнаты управления вынужденно расположенной прямо перед портальной площадкой на случай если что-то пойдёт серьёзно не так. Контролировать ход очередного эксперимента останутся помощники и ассистенты профессора. Таково было личное распоряжение стального генерала. Если помощников и ассистентов можно будет, при необходимости, заменить. То найти замену для самого профессора практически невозможно. Весь проект создания "магической машины" держался исключительно на Непийводе и ещё двух профессорах якутского института изучения сверхъестественных воздействий, но те двое больше отвечали за теоретическую часть.

Постройка способной колдовать машины, и разработанная в надежде на её создание операция "ответный визит" держались в строжайшей тайне. Башуров не без оснований опасался, что если бы только наместник узнал о том, что люди могут открывать врата, он бы немедленно бросил все силы, чтобы только отвоевать Когалым и расположенную рядом с ним портальную площадку, обратно.

-Екатерина, следите за участками Б-16 и В-2, в прошлый раз мы их недостаточно возбудили и врата схлопнулись едва открывшись, -продолжал раздавать последние указания профессор, хотя охрана его уже на руках выносила из комнаты контроля, спеша спрятать сверхценного специалиста от возможных последствий неудачных игр с пространством.

Синтезированный голос объявил: -Семьдесят секунд до начала эксперимента.

-Непременно, профессор, -отозвалась Катя, правда герметичные двери уже закрылись, и Непийвода её не услышал.

Снова они остались вдвоём, не считая многочисленных камер и датчиков.

Девочка и монстр.

Катя и дьявол.

Талантливый нейрохирург и жертва его мастерства.

-Сорок секунд до начала.

Катя проверила показания огромного и сложного, какой был, наверное, на первых космических кораблях, пульта управления мозгом превращённого в часть машины демона. Немного подкорректировала скорость тока различных жидкостей. Она коснулась части пульта ответственного за названные профессором участки, но пока не решилась изменять настройки.

-Двадцать секунд до начала.

Катя тихо-тихо попросила: -Сезам, откройся. Ну же, пожалуйста, откройся.

Переходя в режим повышенной защиты, прозрачная стена стала матовой. Но сквозь неё всё равно было видно, как прямо по центру портальной площадки вдруг возникла висящая в воздухе яркая полоса.

Края полосы дёргались и изгибались, словно кто-то невидимый пытался развернуть слипшийся свиток.

Страшно захрипел и задёргался, в удерживающих его путах, дьявол. Решившись, Катя чуть тронула ползунки ответственные за активность на указанных профессором участков, а заодно ещё сильнее уменьшила подачу препарата, не позволяющего демону прийти в себя.

Яркая полоса превратилась в овал. Он увеличивался и увеличивался в размерах, пока не вырос высотой в двухэтажный дом.

Видимо наблюдающие за ходом сто четырнадцатой попытке военные сами не ожидали, что она окажется удачной, потому, что замешкались с выводом мелкого робота с установленной на него камерой. Но вот металлический малютка торопливо въезжает в портал и от него начинает волной поступать информация о другом мире. Давление, температура, напряжение магнитного поля, точный состав атмосферы и много чего ещё. Но учёные сейчас игнорируют весь массив данных, кроме передаваемого камерой изображения.

Там, бог знает за сколько парсеков и в каких глубинах космоса, скрывается пригодный для жизни мир. Ещё один мир, как и планета Земля, пойманный сетью великой сферы и включённый в неё. Чужой мир.

Могучие деревья. Сложно сказать насколько они необычны. Тёмно-зелёные листья и ещё более тёмного цвета коричнево-чёрный ствол. Камера поворачивается - виден кусочек неба, такого же голубого, как на земле. Ещё поворот и на монитор попадает большой яркий цветок светло-розового оттенка с лепестками, как будто отлитые из жидкого металла.

Катя не ботаник и она, вместе с остальными, завороженно смотрит на передаваемые камерой образы чужого мира.

От созерцания её оторвал резкий звон разбившегося стекла. Обернувшись, она увидела пытающегося разорвать опутывающие его путы дьявола. Сейчас взгляд демона пылал вполне разумной ненавистью и жаждой разрушения. Из порванных трубок, на пол вытекали и смешивались различные жидкости.

Не теряя ни секунды, Катя включила подачу наркотика в кровь демона на полную мощность. Дьявол успел ещё раз дёрнуться и тут же пылающие огнём глаза закрылись. Вместе с тем открытый портал задрожал, готовясь исчезнуть. Военные поспешили вывести механического разведчика обратно, чтобы не оставлять улик их пребывания в другом мире, но не успели. Портал сжался в сверкающую линию и почти сразу исчез. В центре портальной площадки валялись оставшиеся от не успевшего вернуться разведчика куски гусениц и часть манипулятора. Место среза было зеркально ровным и блестело.

Ощущая, как сильно бьётся сердце, напуганное внезапным пробуждением высшего демона, Катя невпопад подумала, что открывая и закрывая портал можно резать любой материал. Это была весьма забавная мысль - использовать для банальной обработки сверхтвёрдых материалов ведущие в иной мир врата, открывая их и закрывая по команде. Но лучше размышлять над этим, чем вспоминать пылающие глаза дьявола, вдруг пришедшего в себя и каким-то образом осознавшего где он находится и что с ним делают.

Но долго переживать девушке не дали открывшаяся дверь и ворвавшийся в комнату управления миниатюрным вихрем радостный профессор.

Непийвода обнял Катю и сделал попытку закружиться с ней в танце, правда сам чуть было не упал при этом.

-Получилось, у нас наконец-то получилось!

-Портал не стабилен, -попыталась напомнить Екатерина, но Непийвода отмахнулся от её возражений: -Дальше уже технические трудности. Немного поиграть с силой и частотой посылаемых в нервные узлы импульсов и вопрос будет решён. Вы понимаете, что это означает, Катя?

Она кивнула. Хотя в тот момент ещё стояли перед внутренним взором пылающие огнём глаза высшего демона, готовящегося разорвать путы и врываться на волю.

-Прорыв! Это определённо прорыв! - продолжал тараторить профессор. -Я немедленно позвоню Башурову!

И только наступив на валяющийся на полу кусок оторванного пластика, Непийвода немного сбавил обороты и с удивлением оглядел мешанину из перепутанных трубок и частично разорванные оковы, едва-едва удержавшие демона.

-Неужели объект сохранил какие-то остатки сознания, -бормотал профессор, обходя свою чудесную машину, с помещённым внутрь неё дьяволом, по кругу. -И это после лоботомирования! Надо же как интересно!

На секунду отвлёкшись, Непийвода обратился к ассистентке: -Катенька, солнышко. На сегодня я вас отпускаю. Отдохните хорошенько, впереди у нас ещё очень много работы.

-Спасибо, профессор.

Она вышла из отведённого научной группы здания, прошла через несколько постов охраны и миновав последний, замерла, решая куда она хочет пойти.

Наверное, следовало бы идти к себе и как следует выспаться. Простая солдатская мудрость: если есть время - спи, если есть еда - ешь. Кто знает, когда в следующий раз доведётся выспаться или наесться. Но сейчас ей не хотелось ни того, ни другого.

А чего?

Перед глазами снова всплыл образ рвущего стальные кандалы, словно бумагу, высшего демона. Катя вздрогнула и поёжилась, хотя в тёплом комбинезоне с подогревом совсем не было холодно.

Решено, если только те двое танкистов сейчас свободны, то она лучше проведёт время до вечера в их компании. Они единственные из солдат, с кем Катя свела близкое знакомство. Особенно с тем юношей с забавным именем. Может быть в окружении бойцов, постоянно рискующих жизнью и не раз сражавшихся с демонами и побеждавшим их, её страх уйдёт и ночью не будут сниться пылающие ненавистью, огненные глаза?

К счастью Горазд был свободен. Катя нашла его в ангаре, где он, вместе с Николаем Золотиловым, что-то настраивал или проверял, бегая вокруг шагающего танка словно наседка вокруг яйца. Последний раз, когда они виделись, Горазд жаловался на то, что их с напарником, временно, перевели в патрульные. А теперь, получается, они снова вернулись к пилотированию танка-паука.

-Привет, ребята! - радостно позвала Катя.

-Ну привет, - обернулся Золотилов и в своей привычке спросил: -Ты чего такая весёлая? Как будто кто-то плохой-плохой умер.

А вот Горазд, как только увидел её, вдруг покраснел.

Тряхнув головой, Катя заявила на приветствие Золотилова: -Наоборот. Кто-то очень хороший жив!

-И кто же?

-Да вы ребята! - деланно засмеялась девушка. Здесь она немного погрешила против истины. Екатерина отчётливо понимала, что сегодня смерть мимоходом разминулась с ней. Если бы сковывающие дьявола оковы оказались чуть послабее. Если бы высший демон сумел очнуться от химического дурмана чуть пораньше. Её вполне уже могло бы не быть. А радующемуся успеху профессору Непийвода пришлось бы подыскивать себе новую ассистентку.

-Ну-ну, -недоверчиво протянул Золотилов, но всё же отложил выносной пульт, с которого тестировал мизгирь и ловко скатился, цепляясь за конечность замершего шагающего танка.

Следом спустился Горазд. Всё так же стараясь отвернуться и не смотреть в глаза девушке.

-Что с тобой? - искренне удивилась Катя.

-Всё с ним нормально, - Золотилов хлопнул второго пилота по плечу так, что у того, от неожиданности, чуть было не подкосились ноги. -Парень первое серьёзное боевое крещение прошёл. Кишки, кровь, огонь и всё такое.

-Держи, - Катя протянула пакет. -Здесь бутерброды и немного кофе. По нормам питания для научной группы.

-Ух-ты, колбаса, пахнущая мясом, а не картоном, -сунул нос в подарок Николай. -И ещё настоящий кофе. У вас, в закрытом секторе, ещё телепатию не изобрели? Потому, что ты сейчас просто прочитала мои мысли.

-Кофе не совсем настоящий, -поправила Катя.

Обрадованный Золотилов заявил: -Ничего. Главное, что пахнет как настоящий. Главное, что у него вообще есть запах. Такую качественную имитацию вполне можно посчитать за натур-продукт.

Закрыв мешок, он вытолкнул вперёд продолжающего мяться Горазда: -Считай, что взятка принята. Младший лейтенант Романенко, слушай боевую задачу. До конца дня поступаешь в распоряжение этой милой девушки, что подкармливает старого солдата вроде меня бутербродами, сделанными не из картона, и ещё принесла почти настоящий кофе с почти настоящим запахом. Требую развлекать девушку, веселить и вообще всеми силами поддерживать честь ударного кулака третьей танковой армии. Допустим лёгкий флирт. Летите голубки, этот вечер ваш.

-Ну ты того... -попытался возразить Горазд.

-Не сметь спорить со старшим по званию! -отрезал Золотилов. -Сказано развлекать и флиртовать, значит флиртуй и развлекай. Не тушуйся, лейтенант и когда-нибудь станешь полковником.

Горазд покраснел ещё больше.

Катя сказала: -Знаешь почему ты такой ехидный, Николай?

-Ну-ка, ну-ка, интересно.

-Потому, что тебя никто не любит!

-Мне не надо, чтобы меня любили. Мне надо, чтобы меня кормили, -старший лейтенант помахал пакетом с бутербродами и став серьёзным, сказал: -Гуляйте, молодёжь. Пока есть с кем и есть где.

Провожаемый заинтересованным взглядами техников и своих собратьев, танкистов, Горазд поспешил вывести Катю из ремонтного ангара. Освобождённый Когалым всё ещё немного пах дымом и гарью и пустые дома с рухнувшими стенами, провалившимся крышами и пустыми окнами жадно смотрели на пытавшихся вернуть городу жизнь людей. Выпавший за последние недели снег частично укрыл чёрные, от бушевавших пожаров, стены и сгладил картины разрушения и запустения. Но город всё равно нисколько не подходил для романтических прогулок.

Катя шла рядом с Гораздом. В утеплённом комбинезоне её можно издалека принять за парня.

Горазд сказал: -Не могу понять, когда Золотилов шутит, а когда говорит серьёзно.

-По-моему он вообще никогда не шутит, -откликнулась Катя. -У него всегда такой настороженный и усталый взгляд. Как будто он уже один раз видел всё на свете.

Кате пришлось догонять Горазда и самой брать его за руку. Она чувствовала, что между ними как будто что-то случилась, но не могла понять причины. Обычно весёлый и, как иногда говорят, светлый парень сегодня вёл себя неразговорчиво и отстранялся от неё.

Катя сказала: -Хорошо, ты остался в живых.

-Сам рад, -в первый раз с момента их встречи сегодня, улыбнулся Горазд. -На самом деле потери при взятии города были не такие больше. Меньше двадцати процентов от штатного состава, да и то большее всего пострадала пехота и те, кто шёл в самых первых рядах.

-Я бы попросила тебя быть осторожным, но это глупо, правда?

-Правда, -сказал Горазд. -Очень глупо.

Они ещё немного прошли мимо старых развалин и новых, почти мгновенно отстроенных из привезённых тягачами готовых блоков, зданий. Почему-то было хорошо вот так гулять и молчать или говорить разные глупости. И совсем-совсем не думать о будущем.

-А правда, что под посёлком Ортьягун захватили живую гидру? -поинтересовался Горазд, вспомнив последние новости.

-Её похоронило под обломками сложившегося, от попадания тяжёлой бомбы, дома. Она там ещё в подземный туннель частично провалилась. К моменту, когда нашли и откопали, чудовище совсем замёрзло, не могло плеваться и двигалось с трудом. Солдаты хотели добить, но офицер связался со штабом. Штаб известил исследовательский отдел и вот теперь в якутском исследовательском центре есть настоящая гидра. Живой артиллерийский комплекс средней и малой дальности, умеющий вырабатывать разъедающую металл и стекло кислоту и плеваться ею с удивительной точностью.

-А как везли в Якутск. На поезде? Разве гидра влезет в вагон? -засомневался Горазд. -Если только на платформе разместить.

-На платформе и везли. Собрали утеплённый каркас и пару тепловых пушек засунули, чтобы редкий экземпляр не околел в пути. Если получиться разобраться с вырабатываемой ею кислотой, то это будет настоящим прорывом в химии.

-Так вот зачем вы, научники, за фронтом следуете, -догадался Горазд. -Таких вот недобитых демонов подбирать и исследовать?

-Давай не будем говорить о моей работе, -отвела глаза Катя.

Они шли без особой цели. Просто гуляли. Но любая жилая улица, в спешно отстраиваемом, после освобождения, городе выходила на главную площадь. Здесь же располагалась какая-никакая культурная жизнь начинающего потихоньку оживать Когалыма. В частности, недавно открылся пока единственный, на пятьдесят километров в любую сторону, ресторан. Здесь можно было очень хорошо и вкусно поесть. Не по карточкам, а за живые деньги. Весьма большие деньги.

Но кто из постоянно ходящих под смертью солдат думает о деньгах?

На самом деле многие задумываются и либо откладывают, либо отсылают семье. Но достаточно и таких, кто считает, что было бы крайне глупо умереть, имея на личном счету большой запас неистраченных средств. Поэтому офицеры в ресторане часто кутили словно бы в последний раз. Иногда, как карта ляжет, это и правда был их самый последний раз.

-Зайдём? -предложил Горазд.

-Здесь дорого, -напомнила Катя.

-Здесь просто безбожно дорого, но почему бы и нет? -улыбнулся младший лейтенант. -Пусть Золотилов давится твоими бутербродами. Опять, как в прошлый раз, заточит их в одиночку и ничего не оставит. Зачем ты только его подкармливаешь?

-Чтобы он тебя отпускал, -пояснила Катя. -Он всё-таки твой прямой командир.

-Ну да, командир. Пусть давится бутербродами, а мы сегодня гуляем! - объявил на глазах повеселевший Горазд.

Катя задумалась, но согласилась, тряхнув головой: -Только чур счёт пополам. Не люблю быть должной, а довольствие у членов научной группы профессора знаешь какое хорошее?

-Уж явно не больше, чем у сражающихся на передовой пилотов мизгирей, - не поверил Горазд.

-Веди девушку, танкист.

-Исполняю приказ старшего по званию. Как там Николай говорил "кормить и ублажать"?

-Это уже творческое расширение рамок полученного приказа, -рассмеялась Катя.

Внутри тепло, горит мягкий свет и даже имеется живая музыка. Какой-то мужчина, в отведённом для него углу, закрыв глаза играет на скрипке. Если приглядеться, можно разглядеть на его руках многочисленные шрамы и уже начавшие подживать, заклеенные телесного цвета повязками, язвы и следы обморожений. При этом инструмент музыкант держит осторожно, словно ребёнка. Распухшие пальцы легко извлекают самые потаённые оттенки мелодии. Должно быть рестораторы наняли кого-то из местных, сумевших выжить под властью демонов. Губы у скрипача плотно сжаты, но за него плачет инструмент.

Впрочем, здесь, наверное, весь персонал из местных. Кого ещё нанимать, не солдат же. А получившие свободу люди сейчас готовы работать за любую копейку, даже только за одно обещание переправить их в тыл, где можно не опасаться, что демоны снова захватят город.

-Господа? -обратил на себя внимание метрдотель.

Но стоило Горазду укоризненно на него посмотреть, как метрдотель тут же исправился: -Товарищ пилот?!

Им достался хороший столик, в глубине зала, за выступом, создающим иллюзию уединения.

-Уже не помню, когда последний раз была в ресторане, -поделилась Катя. -А ты помнишь?

-В Новом Уренгое, сразу после выпуска из академии, -отозвался Горазд.

-Как быстро ты вспомнил.

-Потому, что это было моё первое и единственное посещение ресторана. Сегодня вот второе, -улыбнулся Горазд.

-Не может быть!

-Именно так.

Кате оставалось только покачать головой.

Тягучее и горячее вино разлилось по бокалам. Самое то, чтобы быстрее согреться и на время забыть о долгой опасной зиме, царившей снаружи и о бродящих в ней чудовищах.

Еда тоже горячая, плотная и ещё острая, заставляющая то и дело возвращаться к вину.

-Мы проели целое состояние, -покачала головой Катя. И непонятно, то ли это запоздалое раскаяние в предложении поделить общий счёт пополам, то ли просто так говорит.

Горазд махнул рукой: -Ну и пусть. Оно того стоило.

Мужчину со скрипкой, сменили две девушки с гитарами запевшие что-то простое, но при этом весёлое и задорное. Другие посетители их приветствовали радостными криками.

Катя неожиданно предложила: -Хочешь пойдём ко мне?

Не ожидавший подобного предложения, Горазд растерялся: -Ты это серьёзно?

-А почему нет? Ты мужчина, я женщина. Уже завтра ты можешь погибнуть в каком-нибудь бою, а я от вышедшего из-под контроля очередного эксперимента профессора. Так зачем ждать и терять время? Мы молоды. В старое время мы бы только учились и главными нашими проблемами были бы несделанное домашнее задание или выбор в какой институт попробовать поступить. А здесь можно погибнуть в любой момент. Я не хочу ждать. И не хочу потом жалеть.

-У тебя что-то случилось? -догадался Горазд. -Раньше ты так не говорила.

-Какая разница! - рассердилась Катя. -Так ты идёшь со мной или останешься сидеть здесь дальше?

-Конечно иду, -решил Горазд.

Катя стремительно поднялась. Как хорошо, что члены научной группы профессора проживали в отдельных ячейках. Хоть с этих проблем не будет. За исключением слишком узкой, рассчитанной на одного, кровати. Но ведь спать они не собираются? А если что, то можно постелить и на полу. Набросать побольше одеял и готово.

Глава десятая. Вопросы политической целесообразности

Выше и выше вставало холодное зимнее солнце. Красный пожар зажигал облака над горизонтом и те вспухали, как будто в небе применили боеприпас объёмного взрыва, только замедленный в сотни и тысячи раз. Вставший стеной справа от дороги лес, отбрасывал на снег длинные и угловатые тени

Боец из отряда тяжёлой пехоты, поднял забрало шлема и крикнул прикрывающим его товарищам: -Ей богу, это эльф! Настоящий эльф, ребята!

Два перевёрнутых грузовика и разбросанные вокруг тела дополняли утренний пейзаж. Похоже попали в хорошо подготовленную засаду, да так, что даже прикрывавший их бронетранспортёр, с подразделением тяжёлых пехотинцев, не смог помочь. Его перекрученные неизвестной силой остатки лежали дальше в стороне. Как если бы водитель решил сменить позицию, но не успел.

Среди тел солдат в экзосклетах попадались другие тела, в светло-серых куртках с глубокими тёплыми капюшонами. Один из присланных проверить, что случилось с грузовиками, бойцов обследовал место скоротечного боя. Подняв капюшон и увидев нечеловечески длинные уши - он не смог удержаться и позвал товарищей.

Горазд с Николаем, как и ещё один шагающий танк, приданные в усиление двум отделениям тяжёлой пехоты на двух бронетранспортёрах пришли разобраться, что случилось с грузом и кто напал на перевозящий припасы караван на условно очищенной территории.

-Не нравится мне это, -Николай был, как всегда, мрачен и подозрителен.

-Ты слышал? Неужели и правда эльфы? В новостях говорили, что наступающие на Нижневартовск вторая и четвёртая бронетанковые столкнулись с эльфами. Я думал какая-то ерунда, -удивился Горазд.

-Любая фигня, которая появляется, рано или поздно докатывается и до нас, -глубокомысленно заметил Николай. -Меня больше интересует, почему тела остались так живописно лежать на снегу. Они даже своих не забрали.

-Может быть не успели?

-Или это ловушка, -повинуясь отданным Николаем команды, от мизгиря отделился дрон и полетел в сторону леса. Но полетел не вверх, где и без него описывала круги парочка беспилотников, а прямо к кромке леса. Как будто первый пилот вдруг заинтересовался ботаникой или решил рассмотреть деревья поближе.

Тем временем выгрузившиеся из бронетранспортёров пехотинцы растаскивали найденные тела на две кучи, сортируя на своих и чужих. Командир пехотинцев задумчиво рассматривал перекрученный, словно его долго били огромными молотами, броневик сопровождения. Пилоты второго шагающего танка, убедившись, что противника поблизости нет, открыли колпак кабины и курили, пуская в холодное, рассветное небо тонкие струйки дыма.

-Не нравиться мне вс..., -начал было говорить Николай, но не успел закончить, как камера улетевшего к лесу дрона показала снежную вспышку, как если бы взорвался сам снег. Или кто-то очень быстрый и ловкий, до этого момента совершенно необнаруженный, прятался в снегу, а когда дрон подлетел опасно близко, просто выскочил и разрубил летающую машинку мечом. Не успели две половинки несчастного беспилотника упасть, как события начали развиваться со всё возрастающей скоростью. Холодное зимнее утро сразу сделалось жарким.

Не успел меч выскочившего из-под маскировочного плаща эльфа разрубить дрона, как система управления боем уже подняла тревогу. Рамка вокруг экрана загорелась красным. Командир и бойцы получили предупреждение, но уже было поздно.

Один за другим, встающие из-под маскировочных плащей эльфы, появлялись словно бы из ниоткуда. Каким-то образом, куски зачарованной ткани, скрывали не только от визуального обнаружения, но также смогли обмануть инфракрасные тепловизоры.

На не успевших среагировать людей обрушился град стрел. Курившие танкисты так и остались, где сидели. Недокуренные сигареты выпали из ослабевших пальцев, а бронированный колпак кабины был с преступным пренебрежением открыт и некому больше его захлопнуть. Поднявший забрало шлема боец получил стрелу точно в глаз и тоже застыл, в нелепой позе, когда синтетические мышцы экзосклета прекратили получать управляющие приказы. Все, кто открыл забрала или даже умудрился снять шлем, умерли в течении первых секунд. Но больше было тех, кто не пренебрегал правилами.

Знаменитые эльфийские луки, посылая стрелы с наконечниками из лунной стали, не могли пробить броню экзосклета, если только не попадали в уязвимые сочленения. Но и в этом случае боец не выходил из строя и мог продолжать бой с частичной потерей подвижности.

В ответ загрохотали тяжёлые, мощные, похожие на небольшие ручные пушки, винтовки пехотинцев. Попасть в мерцающие, полупрозрачные силуэты была бы та ещё задачка, если бы система управления боем, заботливо не выделяла активных противника красной рамкой. Загрохотали пулемёты последнего, уцелевшего, мизгиря. А пару секунд спустя к ним добавилось басовитое гудение скорострельной электромагнитной пушки, переламывающей при попадании даже стволы вековых сосен.

Но эльфы и не думали ограничиваться одним только обстрелом из дальнобойных луков. Прячущиеся чуть поодаль, за той же маскировочной тканью, серокожие здоровяки размерами с добрый грузовой автомобиль каждый поднялись и принялись метать заранее припасённые камни и шары с какой-то страшно едкой кислотой. Брошенный с силой камень, при попадании в пехотинца, сбивал его с ног и не всегда солдат мог подняться обратно. Шар с кислотой, разбившись о бок замешкавшегося бронетранспортёра, тут же принялся парить плотным, зелёным дымом. А композитная броня растворялась на глазах. Хорошо, что в одном шаре кислоты было недостаточно, чтобы разъесть всю машину.

Пока Горазд, бросив пулемёты, а точнее переключив их в автоматических режим выбора целей, пытался отвести танк подальше, не попадая под обстрел камнями и алхимическим гранатами, Николай сумел положить одного серокожего здоровяка из основного орудия. Разобравшись с первым, он перевёл прицел на второго, но короткая очередь, в три снаряда, разбилась о вспыхнувший щит, поставленный кем-то из эльфов. Тролль - а именно так обозвали учёные, идущие в наступление на Нижневартовск вместе с танковыми армиями, доставленные им тела серокожих здоровяков - размахнулся и бросил алхимическую гранату. Рассчитав траекторию её полёта и сочтя опасной, оба автоматических пулемёта скрестились на только выпущенном из рук шаре из толстого мутного стекла. Шар мигом лопнул, и кислота пролилась на тролля, мигом растворив его, не оставляя даже скелета.

Оба бронетранспортёра сосредоточили огонь на серокожих здоровяков. Выставленные эльфами щиты лопались один за другим и вскоре все восемь троллей лежали изрешечённые из скорострельных пушек, крупнокалиберных пулемётов и монструозных винтовок занявших оборону пехотинцев.

Увы, но тролли служили только лишь отвлекающим манёвром. За те мгновения, пока люди сосредоточили огонь на метающих здоровенные каменки и алхимические гранаты великанах, ловкие эльфы успели добежать до залёгших солдат. Отбросив строну луки, они сражались мифриловыми мечами. Казалось бы, исход боя предрешён - бросаться с мечами на закованных в броню пехотинцев или, тем более, на огрызающиеся огнём бронетранспортёры. Вот только неизвестный до этого в мире Земля металл обладал тем важнейшим свойством, что мог проводить через себя внутреннюю силу владельца, дополнительно усиливая её. В руках человека или иного, полностью не способного к оперированию магической энергией создания, мифриловый клинок оставался бы просто очень прочным, гибким и при этом удивительно лёгким, мечом. Но когда его рукоять сжимала рука обученного эльфийского воина, этот меч мог с лёгкостью разрубать любой не напитанный силой материал. Когда-то давно, когда Теневое Королевство ещё называлось Теневой Империей, мифриловые клинки эльфов сталкивались в бою с огненными мечами дьяволов и демонических лордов. И ни один из них не мог разрубить другой.

Взмах клинка и рефлекторно пытавшийся закрыться винтовкой пехотинец с удивлением видит, как обычный меч тускло-серого цвета с лёгкостью разрезает винтовку пополам и, продолжая движение, распарывает тяжёлую броню экзоскелета. Сразу четверо эльфов набрасились на пытающийся пятиться бронетранспортёр и точно бешенные миксеры начали прорубаться через броню сразу с нескольких сторон. Водитель пытается сдвинуть машину с места, но не успевает. Кто-то из эльфов уже внутри. Пара секунд и внутри бронетранспортёра всё залито кровью.

Оставшаяся боевая машина пехоты, видя бесславную гибель собрата, резко даёт задний ход. Одновременно стрелок безостановочно поливает всё перед собой из скорострельной пушки. Снаряды бессильно разбиваются о вспыхивающие вокруг эльфийских воинов щиты, однако вынуждая их задерживаться. Вот лопается один щит и тело длинноухого воина мигом превращается в фарш. Лопается второй щит с тем же результатом. Оставшийся эльф отпрыгивают в сторону, опасаясь преследовать в лоб зубастый бронетранспортёр.

Но отступить и вернуться, чтобы забрать выживших пехотинцев, машина не успевает. Внезапно вокруг её носа вспыхивает свечение, а затем кто-то невидимый начинает сминать и перекручивать бронетранспортёр так, что броневые листы лопаются, как пересохшая глина.

Система управления боем подаёт звуковое оповещение. Синтезированный голос вещает: -Зафиксирована новая, ранее не встречаемая, опасность. Вероятно, гравитационная аномалия. Идёт сбор данных. Предварительная рекомендация - не стоять на месте, постоянно перемещаться.

Горазд и пытается постоянно перемещаться. Мизгирь бегает, словно настоящий паук угодивший на медленно нагревающуюся сковородку. Не смотря на помощь системы, Николаю даже стало трудно прицеливаться, и он вполголоса ругается.

Эльфы вынырнули непонятно откуда. Только что их не было и вдруг появились. Заметив их в самый последний момент, Горазд отмахивается сразу четырьмя свободными манипуляторами. Имеющему всего две руки и две ноги человеку довольно сложно полноценно управлять сразу восемью конечностями. Конечно сильно помогает система, беря на себя большую часть рутины. Но в бою на систему полностью полагаться нельзя. Поэтому в пилоты шагающих танков берут только тех, кого можно попробовать научить управлять сразу двумя парами стальных рук и ещё двумя парами ног. Научиться этому совсем не просто. Но возможно.

Один из эльфов попадает под удар стальной "рукой". Вокруг него вспыхивает линза щита, но это уже не важно. Отброшенный сильным ударом, он летит далеко в сторону, где неизбежно свернёт себе шею при приземлении, если только не обладает гибкостью и ловкостью кошки. Ещё два одновременных удара более опытные эльфы принимают на клинки, отсекая прочнейшие конечности металлического паука.

Николай сделать что-либо бессилен. Электромагнитная пушка не может стрелять прямо под ноги бегущему мизгерю, а продолжающие искать цели в автоматическом режиме пулемёты просто не успевают. Ещё один взмах длинной стальной "руки" с выдвинутым у неё с конца мономолекулярным лезвием эльф отражает мечом. Он даже отрубает кончик мономолекулярного лезвия. Но тем, что осталось, Горазд легко разрезает на две половинки самого воина. А ещё одного эльфа нанизывает как бабочку на лезвие, выдвинутое на одной из "ног". Манипуляторы-конечности шагающего танка универсальны и каждая из них может быть, как "ногой", так и "рукой". Ловко поменяв функции двух манипуляторов местами, Горазд запутал эльфийского воина и убил его, когда тот уже примеривался как бы половчее рубануть мифриловым клинком по кабине.

-Опасность! - кричит система управления боем.

Машину буквально бросает в сторону. Рядом, там, где они только находились, вспыхивает фиолетовое свечение гравитационной аномалии, но ей остаётся сдавливать только снег и мёртвое тело одного из эльфов, которое она превращает даже не в фарш, а в какую-то кровяную взвесь.

-Новые данные, -говорит система. -Обрабатываю.

А Горазд, не слушая, ведёт танк по широкой дуге. Похоже эльфы не могут швыряться аномалиями как из пулемёта. Каждую им приходится долго подготавливать и только потом выстреливать ею. Плохо, что в отличии от огненных шаров ракшасов, аномалия невидима. Но как-то система всё же смогла предсказать куда та попадёт и спасти паучий танк, а заодно и обоих его пилотов.

Четверо выживших пехотинцев отстреливаются от редкой цепочки окружающих их эльфов. Впрочем, их полупрозрачные силуэты всё так же сложно было бы разглядеть невооружённым взглядом, если бы не система, помогающая в их отслеживании и выделении.

Заметив подбегающий к ним мизгирь, пехотинцы прыжками на реактивных двигателях выпрыгивают из снега, изрядно удивив почти подобравшихся к ним эльфов. Все выжившие пехотинцы закрепились на броне танка с помощью поясов. Руки у них свободны, поэтому продолжают отстреливаться. Да и Николай не экономит боеприпасы. Не время их сейчас экономить. Тела ещё двух неосторожно высунувшихся эльфов разлетаются кровавыми брызгами под мелодичный звук лопающихся магических щитов.

А потом Горазд даёт полную скорость и паучий танк спешно увозит четырёх выживших пехотинцев и двух пилотов прочь от проигранного боя. Чуть погоди сзади раздаётся мощный взрыв, это срабатывает самоуничтожение того мизгиря, пилоты которого так бездарно погибли в самом начале боя, нарушив технику безопасности, требования приказа и просто элементарный здравый смысл.

Система управления боем, собрав данные с экзоскелетов уцелевших пехотинцев, отправляет в штаб пакет за пакетом. Сегодня люди столкнулись с новым и очень опасным противником. А на место проигранного боя уже летят истребители с приказом вбомбить там всё живое на метр ниже уровня снега. Но эльфов к тому времени там уже не будет. Они сегодня тоже столкнулись с чем-то новым для себя и опасным. Почти таким же опасным, как твари демонического Легиона, в незапамятные времена, отвоевавшие у Империи Тени два мира из трёх и обложившими эльфийский народ данью и кабальным вассалитетом.

***

С любопытством ожидая первой серьёзной схватки с человеческими воинами, катящимися на юг с грацией асфальтового катка, Эйренивэль не пренебрегал собственной безопасностью. Он хорошенько расспросил выживших старожилов из низших демонов и возвышенных силой бездны местных - так называемых инфералов. Во всех разговорах он придерживался образа легкомысленного повесы, молодого аристократа из младшего дома, записавшегося в наёмники не столько ради обещанной наместником земли платы, сколько ради развлечения. Образ во много совпадал с внутренней сутью Эйренивэля и играть его было легко. Как будто просто помолодеть на сто лет, тогда он именно таким и был - молодой, талантливый, бесшабашный и готовый ввязаться в любую представившуюся авантюру.

-Так это и есть автомат? - с любопытством расспрашивал эльф хмурого инферала. Его собеседник курил какой-то местный дурман, часто сплёвывал, но на вопросы отвечал так как знал, что за своё любопытство остроухий хорошо платит. А в середине холодной зимы, в несколько раз разрушенном городе, предателю человеческой расы много было не нужно. Пара бутылок знаменитого эльфийского вина, лёгкого, как цветочный нектар, но обладающего тем несомненным достоинством, что после первого же бокала наконец становится неслышен голос надоевший подлюки-совести. Сладости из мира Тени - не обычная еда, а вызывающая прилив магических сил, как если бы прямо сейчас выпил чью-нибудь жизнь, а не съел тщательно завёрнутую в широкие листья перетёртую кашицу. Впрочем, ещё неизвестно из чего эльфы делают свои завёрнутые в листья и траву энергетические батончики.

Другими словами, с любопытного эльфа было что получить. Он, как правило, не скупился и те кому нужно, из низших демонов и инфералов, знали об этом и стремились удовлетворять любопытство молодого скучающего аристократа.

-Эта штука вроде бы должна стрелять?

Инферал, не целясь, выстрелил одиночным.

-Неплохо, но, честно говоря, после всех рассказов, ожидал большего, -скептически поднял бровь Эйренивэль.

-А если вот так, -предложил инферал и в служащую импровизированной мишенью бетонную стену рухнувшего и перегородившего пару улиц многоэтажного дома ударила уже более длинная очередь.

Эльф с удовольствием полюбовался на отлетающую бетонную крошку.

-Теперь представь, не эту слепленную в рабской оружейной поделку, а настоящий штурмовой автомат тяжёлого пехотинца, -предложил инферал. -Скорострельность выше. Вес пули в полтора раза больше. Прицельный огонь можно вести на расстоянии до полутора километров. При этом умный компьютер тебе и траекторию рассчитает и все внешние факторы учтёт, поправляя прицел.

-Какая разница, любой воин выше ранга ученика щит на автомате держит, -отмахнулся Эйренивэль.

-Ну и долго продержится твой щит если из пары таких стволов, да на средней дистанции? А если что, то и гранату из подствольника можно будет метнуть. Или и вовсе дать наводку мобильной артиллерии, которая сама хоть за десять километров стоит, а чемоданы, по наводке, посылает с точностью до пары метров.

Эйрениваэль озадачено кивнул: -И правда задачка получается.

-Ну так, не одной магией-шмагией единой, -ухмыльнулся инферал, как будто был рад лишний раз напугать молодого эльфа и прихвастнуть достижениями технического прогресса человеческой расы, к которой сам, больше, практически не имел отношения.

-И такой вот артефакт, есть у каждого бойца? - не мог поверить Эйрениваэль.

-У демонов, то есть у нас, мало пока автоматического оружия, - честно признался бывший человек. -Но ищем мастеров, восстанавливаем цеха. Расширяем производство потихоньку, правда только максимально упрощённых копий и качество г...о. А у северян подобных штук много. И качества они не в пример лучше. Они технологии сохранили. Всех инженеров и конструкторов на дальний север в первую очередь эвакуировали. Меня вот только забыли. А может специально оставили. Я ведь простой гражданский инженеришка был, ни разу не военный. Поверишь, новый дизайн утюга разрабатывал, когда всё началось. Смешно сейчас звучит, да? А теперь и вовсе кем стал...

Сплюнув тягучую жёлтую слюну, инферал замолчал, помрачнев ещё больше.

Желая разговорить собеседника, Эйрениваэль вежливо поинтересовался: -Утюг - это тоже какое-то мощное оружие?

-Утюг, это средство развязать язык тому, кто не сильно жаждет общаться, -захохотал инферал и спросил: -Хочешь дам пострелять? Только тогда бутылку "лесных родников" сверху, договорились?

-Договорились! -махнул рукой эльф. Вскоре он прижимал к себе угловатую, неудобную штуку и старательно, пусть и совершенно неумело, стрелял одиночными выбивая бетонную крошку из переломанной, на уровне второго этажа, стены.

Собранная тут и там информация однозначно говорила, что местные люди, со всей их техникой, технологией, техноартефактами и всем прочим, оказались весьма крепким орешком для Легиона. Пожалуй, и эльфийским воинам-наёмникам из Теневого Королевства придётся с ними попотеть. Эйрениваэль уже отправил для революционного комитета через портал зашифрованное письмо, под видом послания своему прадеду, главе младшего дома. Но главное требовалось увидеть своими глазами. Описания, пересказы и всё подобное это очень хорошо. Но слишком важно знать точно, может ли революционный комитет использовать местных людишек в качестве прикрытия, пока они будут забирать власть из одряхлевших рук стариков из великих домов?

Демоны должны будут отвлечься на Землю. И не только подконтрольные наместнику этого мира силы, а весь доминион. И внимание владыки доминиона должно будет полностью сосредоточиться на этом жалком мирке, чтобы он проглядел начало происходящих в Теневом Королевстве изменений и не успел бы на них вовремя среагировать. А дальше эльфийский народ уже сбросит многовековое ярмо, обретая свободу, силу и воли для борьбы. И то, что для этого придётся пожертвовать низшей расой землян из нового мира - это допустимая жертва во имя великой цели свободы эльфийского народа. Земляне послужат той упрямой заготовкой, лежащей между молотом и наковальней демонического гнева. Их задача продержать и отвлекать внимание демонов достаточно долго, чтобы революционный комитет смог взять власть в Теневом Королевстве.

В голове Эйрениваэля зрел план, как можно во много раз раздуть и преувеличить исходящую от землян опасность, чтобы сам владыка доминиона багрового пламени заинтересовался происходящим в новом мире, да так, чтобы почти забыл о всех остальных мирах своего доминиона.

Главное, чтобы земляне не оказались тем ещё колосом на глиняных ногах. Их не должны раздавить моментально, как только владыка бросит в этот мир новые орды. Прежде чем рекомендовать комитету начинать осуществление давно обговоренного плана, людишек следовало проверить на прочность в настоящем бою. И вскоре Эейренвилю такая возможность представилась.

Высшие демоны собирались перебросить две сотни отборных эльфийских воинов, вместе с добрым десятком серокожих троллей в неглубокий тыл к людям. Там они должны нападать на перевозящие грузы караваны, кошмарить местное население, если только его найдут и любым способом пакостить. Тем самым усложняя подвоз боеприпасов, затрудняя логистику и замедляя наступление людей, первые отряды которых уже начали блокировать город Нижневартовск, а другие части одновременно создавали угрозу Сургуту. Эти два города наместник категорически не был готов потерять.

Узнав о сборе рейд-отряда, Эйрениваэль поспешил записаться в него добровольцем. Так как наместник нанял его на офицерский контракт, то он автоматически становился одним из руководителей диверсионного подразделения.

А эльфы издревле особенно хороши в диверсионных операциях. Это может подтвердить любой противник, когда-либо вторгавшийся под сень их лесов. Да и в чужом лесу эльфийские воины не должны будут оплошать.

Драконы перевезли их за линию фронта. Эти земли потеряны демонами ещё совсем недавно. Плотную сеть противовоздушной обороны, вдалеке от опорных пунктов и забитых двигающимися войсками импровизированных дорог, люди развернуть ещё не успели. Поэтому, в некотором отдалении, летать ещё можно было с минимальной опаской.

Пара доставивших их сюда мощных ящеров с трудом дождалась высадки последнего эльфийского воина и со всей возможной скоростью поторопились убраться обратно. Один этот момент говорил очень и очень много. Эйрениваэль, наверное, в первый раз, увидел гигантских ящеров рангов "старейшина" серьёзно испуганными. И пугали их не другие драконы, не гнев их хозяев, высших демонов, а всего лишь жалкие людишки в их стальных колесницах способных летать по небу быстрее и смертоноснее древних ящеров.

Дальше отряды разделились на два по сотне эльфов в каждом. Один ушёл в сторону, другой остался практически на месте высадки, благо недалеко проходил не слишком активно используемый тракт. Подгадали момент, напали на пару грузовиков, под прикрытием бронетранспортёра. Короткий бой закончился победой, но при этом потерян почти десяток воинов. Потери практически один к одному и это при внезапном нападении из засады. Эйрениваэлю пришлось показать, что он практикует запретную школу тени. Иначе боевая машина людей смогла бы уйти. Достать её можно было только заклинанием создающем в области пространства разнонаправленные векторы сильного притяжения. Весьма сложное и долгое плетение. Но другие эльфы уже начали понимать, что простой войны с местными людишками не выйдет. Пусть по расовой теории они относятся к низшим видам, но когда тебе в брюхо прилетает пробившая личный щит металлическая болванка, как-то резко становится не до нюансов толкования общепринятых в Теневом Королевстве расовых теорий.

Жаль, что пришлось продемонстрировать владение запретной магией. Но вроде бы, Эйрениваэль вполне мог положиться на собратьев, что те сохранят его маленькую тайну... какое-то время.

Он предложил попробовать сделать засаду на тех, кого пришлют искать пропавший грузовой караван. На этот раз подготовились серьёзно. Снарядили шары с боевой алхимией. Жаль, взяли с собой очень небольшой запас, но вопреки всем рассказам, никто из них просто не ожидал столь ожесточённого сопротивления.

Тела специально не стали убирать, надеясь отвлечь прибывшую подмогу и это сработало.

Не видя эльфов под маскировочными накидками сплетённых из волокон священного дерева меллорна, люди расслабились, за что и поплатились. Град стрел убил всех, кто пренебрёг защитой. Потом в дело вступили тролли, но с ними люди покончили удивительно быстро. Настал черёд схватки на короткой дистанции. Здесь преимущество эльфийских воинов было несомненно, но стальной паук, который люди называли шагающим танком, преподнёс неприятный сюрприз. Расправившись с пытающейся атаковать его группой, он вышел из боя и ещё вынес оставшихся в живых технорыцарей.

И вроде бы эльфы победили, так как поле боя осталось за ними. Но если смотреть с другой стороны, то они определённо проиграли так как не выполнили поставленную задачу террора на коммуникациях. Всего два боя, а от сотни первоклассных воинов осталось едва два десятка. Чудовищный, невообразимый процент потерь. Всё, что им оставалось это немедленно отступать, попытаться встретиться со вторым отрядом и отступать уже совместно. Если только второй отряд вообще уцелел.

Впрочем, задачи Эйренивэля отличались от задач его сородичей. Молодой эльф был так же ошеломлён, как и остальные, но зато план революционного комитета становился всё реальнее. Он больше не сомневался, что люди этого мира смогут на какое-то время привлечь внимание всего доминиона багрового пламени и отвлечь высших демонов на достаточное время. Дело оставалось за малым. Нужно было, чтобы владыка в красках узнал о всех неудачах поставленного им в этот мир наместника. Эйренивэль планировал напугать владыку так, чтобы тот всё своё внимание сосредоточил на землянах, временно забыв про остальные миры доминиона. Ему нужно было напугать того, кто сам считался воплощённым ужасом и носил прозвище "погибели миров". И Эйренивэль знал, как он попробует это сделать.

***

Освобождённый Когалым уже считался достаточно глубоким тылом. Неумолимо прогрызавшие себе дорогу на юг танковые армии успели уйти далеко вперёд. И пусть в зимнем лесу ещё можно наткнуться на лежбище какой-нибудь притаившейся твари или бандитский притон, организованный на месте безымянного разрушенного посёлка. Но в самом городе безопасно. Безопасно также на нефтедобывающих производствах, отстроенных, восстановленных и заработавших в полную силу.

Отдельный островком безопасности идёт особый укреплённый район, построенный вокруг портальной площадки. Никому постороннему не попасть туда и не выйти. Даже большая часть охранников понятия не имеют что там творится. Официально озвученная версия гласит, что возведённая вокруг портальной площадки крепость должна сдерживать возможные попытки прорыва из иных миров. Но у любого, кто даст себе труд задуматься, возникнут неизбежные сомнения. Слишком много учёных крутится поблизости. Слишком много контрразведчиков. И вообще всего - слишком много. Чтобы окончательно перекрыть доступ из других миров великой сферы на портальную площадку под Когалымом, можно было бы задействовать на порядок меньшие силы.

А значит здесь какая-то тайна.

И значит неизбежно появятся те, кто попробует эту тайну выведать.

Заступая на дежурство, капитан Егор Кузнецов привычно прошёл процедуры идентификации по сетчатке глаза, по отпечатку пальца. Выдвинувшаяся игла кольнула в руку и скрылась, забирая капельку крови.

Створки мощной двери способной выдержать таранный удар разогнанного до крейсерской скорости танка плавно раскрылись.

Локальный модуль интегрированной распределённой информационной системы (ИРИС) обеспечивающий безопасность и контролировавший доступ на объект, поприветствовал его синтезированным женским голосом: -Капитан Кузнецов, предварительный доступ разрешён. Просьба дождаться полного подтверждения. Экспресс-тест анализа крови завершится через пять минут и семнадцать секунд. Ваше дежурство начнётся через семь минут и сорок секунд. Пожалуйста ожидайте полного подтверждения доступа на объект.

Мощные двери закрылись, пропуская капитана. Пока ещё он находился, не на самом объекте, а в предварительном тамбуре. Здесь можно было переодеться. Переговорить с товарищами, аналогичным образом готовящимися заступить на дежурство, как и он, ожидающими результатов экспресс анализа крови, призванного подтвердить, что все они люди, а не замаскировавшиеся под них твари.

Ничего не значащий трёп и привычную процедуру прервало внезапное требование системы: -Капитан Кузнецов, прошу повторно сдать кровь на анализ. Пожалуйста положите левую ладонь на красный круг.

Почему-то на этот раз системе потребовалась кровь из левой руки, хотя все, обычно, сдавали из правой.

Встрепенувшиеся сослуживцы тут же принялись острить.

-Похоже заело нашу систему, -предположил старший лейтенант.

-Что Егор, хорошо отдохнул вчера? В вашем алкоголе крови не обнаружено? -пошутил знакомый капитан.

-Похоже учёная братия там стадо кровожадов откармливает, вот им побольше кровушки и понадобилось. А у Егорки кровь самая вкусная.

Под дружеские подначки и смешки сослуживцев, Кузнецов только отмахнулся: -Да ну вас всех!

Как и было велено, он приложил ладонь левой руки к нарисованному на стене красному кругу. Выдвинувшаяся игра уколола, субъективно, гораздо глубже, чем должна была. Система огласила новое время ожидания результатов экспресс-теста.

Обернувшись к сослуживцам, капитан заметил, что многие из них держат личное оружие так, чтобы в одно мгновение могли бы вскинуть его и открыть огонь. Немного нервно усмехаясь, Кузнецов вернулся на своё место и демонстративно сцепив ладони в замок, принялся ожидать вердикта системы.

Через положенное время его полный доступ подтвердился, а лёгкая насторожённость в глазах задержавшихся, чтобы подождать его, сослуживцев полностью исчезла.

Продолжая шутить на тему внезапного потребовавшегося повторного анализа, новая смена охранников вошла на объект. Они здоровались, пожимая руки уходившей смены и принимали у них дела.

А в своей одиночной, запертой снаружи, жилой ячейке лежало тело настоящего Егора Кузнецова. Свёрнутая шея однозначно свидетельствовало, что капитан мёртв. Впрочем, тело ещё не успело остыть, а значит смерть наступила совсем недавно, не больше часа назад. При взгляде на тело, опытному человеку, бросилась бы в глаза выраженная бледность кожи. Как будто из Егора, до его смерти, выкачали довольно много крови.

Тем временем, во внешнем кольце укреплённого района, построенного вокруг портальной площадки и лаборатории профессора Непийвода, существо, выдающее себя за капитана Кузнецова, успешно заступило на пост и начало своё дежурство.

Первые полтора часа, существо точно следовало регламенту и со всей старательностью контролировало вход и выход сотрудников лаборатории и охранников внутреннего кольца. Затем существо, предупредив напарника, отошло на пять минут в туалет. И надо было так случится, что у него из кармана выпал крохотный тёмный комочек. Его бы вскоре нашли и утилизировали роботы-уборщики поддерживающие чуть ли не стерильную чистоту в коридорах. Но они не успели добраться до этого места так как сразу после существа, по коридору прошёл торопящийся заступить на дежурство во внутреннем круге контрразведчик со здоровенным чёрным псом по кличке "комиссар".

Комиссар - натасканный на тварей и инфералов пёс, с которым дежурный контрразведчик обязательно подходил к каждому собирающемуся пройти во внутренний круг безопасности человеку. Огромный, чёрный как смоль пёс, едва войдя в коридор где только что находилось существо, сильно забеспокоился. Он принялся принюхиваться и даже один раз негромко рыкнул в сторону туалета, но вдруг его нос уловил иной, крайне привлекательный запах. Прежде чем это успел увидеть встревоженный беспокойством пса хозяин, комиссар одним движением языка подхватил выпавший из кармана существа тёмный комочек испускающий такой манящий, для собаки, запах и проглотил его. После чего комиссар принялся тереть лапой себе глаза и нос. Контрразведчик уже хотел вызвать себе, точнее своему мохнатому детектору, замену, но пёс вскоре успокоился и продолжил выполнять свои обязанности живого детектора. Через два часа он ляжет на пол и откажется подниматься. После вскрытия уже мёртвого тела, выяснится, что у собаки полностью деградировал отдел мозга, отвечающий за распознавание запахов.

Но то будет через два часа. А пока, через заступившего на дежурство на проходной между внешним и внутренним кольцами охраны, контрразведчика и ещё живого пса по кличке "комиссар" прошёл один из сотрудников лаборатории. Вернее, обескровленное тело самого сотрудника, в тот момент только начало остывать. А второй пояс безопасности преодолело ещё одно существо.

Долгое время планируемое проникновение в святая-святых когалымской крепости возведённой вокруг портальной площадки началось.

Оба существа, надевших чужой облик как одежду, когда-то являлись людьми. Более того, то существо, которое носило облик капитана Кузнецова, действительно когда-то было самым настоящим капитаном, правда с совсем другими именем и фамилией. Оно было капитаном морской пехоты на атомном ракетоносце "Пётр Великий" - одном из кораблей северного флота, чья команда поддержала мятеж адмирала-предателя Кравцова. И кто последовал за ним, уводя корабли с сильно прореженной командой, когда предательство адмирала раскрылось и спешно отозванные из контрнаступления армии подходили к Мурманску, готовясь подавить мятеж и защитить город.

Убедившись, что его сообщник успешно прошёл через первый и второй контур безопасности, существо приступило ко второй части плана. Бывший капитан и бывший человек прошёл в технические помещения столовой, где - надо было так случится - сегодня не работали камеры наблюдения и техники ещё не успели их починить. Там, избавленное от назойливого внимания пседоразумной системы безопасности, существо легко и быстро расправилось с поваром и его двумя помощниками. После чего сменило облик капитана Кузнецова, на облик повара и переоделось в его одежду.

Трупы оно спрятало в кладовке. После чего, перекинувшись парой шуток с сослуживцем, заглянувшем в столовую, чтобы перехватить что-нибудь до обеда.

Выдав голодающему здоровенный бутерброд с густым слоем паштета и спровадив ненужного свидетеля, существо продолжило работу повара, принявшись варить, жарить и разогревать полуфабрикаты превращая их в готовые блюда. С тем одним исключением, что отведавший приготовленный им обед личный состав уже не сможет встать из-за стола.

Конечно, совершая подобную диверсию, существо когда-то бывшее капитаном морской пехоты подставляло себя. Его наверняка раскроют и, возможно, уничтожат. Зато этот отвлекающий манёвр позволит его сообщнику, успешно прошедшему внутренний круг безопасности, незаметно уйти с объекта и унести собранную им ифнормацию. Кто сказал, что в аду не бывает героев, вызывающих огонь на себя? Во всяком случае с некоторыми шансами выжить при этом и очень большой обещанной наградой за выполнение опаснейшего задания.

До обеда оставалось меньше двадцати минут.

Пседоразумная система безопасности, построенная на базе локального модуля распределённой системы ИРИС отметила, что вошедший в помещение столовой капитан Егор Кузнецов слишком уж долго там задерживается. Впрочем, это не было подозрительным действием. Капитан Кузнецов и раньше отличался тем, что пропадал в столовой вместо того, чтобы нести службу. Он любил поесть и кроме того приятельствовал с поваром за пределами службы. Вся эта информация имелась в распоряжении системы безопасности и потому она только лишь отметила необходимость сделать выговор капитану Кузнецову за пренебрежением служебными обязанностями. Повода, чтобы поднять общую тревогу, система пока ещё не видела.

Впрочем, внутренний уровень угрозы понемногу нарастал. Свой вклад в него внесли и небольшие искажения при анализе крови капитана Кузнецова во время заступления его на дежурство. И то, что в столовой вышли из строя камеры наблюдения. Надо сказать, что камеры вышли из строя по совершенно объективной причине - из-за кривых рук хорошо погулявшего накануне техника, проводившего регламентное обслуживание. Данный инцидент был расследован: техник являлся стопроцентным человеком, не под заклинанием, не под контролем или другим, возможным, воздействием. По крайней мере на момент принудительного обследования бедолаги. Вердикт проводившего расследование контрразведчика прост и ясен: техник - раздолбай каких поискать. Гнать его с секретного объекта, законопатить в тьмутаракань и впредь не давать в руки технику сложнее совковой лопаты.

Внутренний уровень угрозы, суммируемый системой, нарастал, но очень медленно.

А до обеда оставалось уже куда меньше двух десятков минут.

***

-Врата, в целом, открываются вполне стабильно, -помахивая надкусанным пряником вещал один из научных сотрудников для собравшихся вокруг, в ожидании пока закипит чайник, членов команды профессора.

Услышав словосочетание "в целом", Екатерина не смогла сдержать улыбки.

-Нет, ну накладки конечно имеются, -заметив её усмешку тут же поспешил поправиться сотрудник.

-Эти накладки нам неделю назад чуть было Льва Ивановича не спалили, вместе со всем оборудованием.

-И главное объект очнулся на какие-то секунды, -поддержали её.

-Как он только успевает себе лобные доли регенерировать? Отрезаем ведь чуть ли не по часам. И всё равно приходится объект постоянно под мощными седативными держать, -пожаловался нарколог. Его сочувственно поддержали, особенно молодые помощники и помощницы, вынужденные оставаться наедине с объектом, на момент экспериментов, когда Непийводу и других учёных мастодонтов принудительно заставляли прятаться в убежище.

Особенно активно кивал тот самый Лев Иванович - молодой парень лет двадцати пяти, со следами лечения ожогов лица и рук. Видеть его лишённое сгоревших бровей и волос лицо было очень непривычно.

-Зато получилось выяснить в какое количество миров открывается проход с когалымской портальной площадки. Сорок семь! Наверняка это число должно значить что-то особенное.

-Может быть это не разные планеты, а одна и та же. На земле открой портал в джунгли, сосновый бор, в пустыню или тундру - тоже подумаешь, что совсем разные миры, если не знаешь.

-Надо начинать вести планомерные наблюдения за ночным небом в других мирах, -сказала Катя.

-Тут, подруга, все понимают, что надо. Но ты поди безопасников убеди! Всё боятся, как бы демоны чего не проведали. Помнишь, как открыли портал, а там какой-то город? Мигом захлопнули и потом три дня новых экспериментов не проводили.

Закипевший чайник на секунду прервал разговоры. Учёная братия выставила принесённые с собой кружки, куда успевший расправиться с пряником научный сотрудник, с полным ощущением собственной важности, разливал кипяток.

В так называемый "предбанник" лаборатории вошёл ещё один научный сотрудник. Его тут же позвали присоединиться к чаепитию, но он успокаивающе махнул рукой и не стал подходить.

Получив свою долю кипятка в кружку с заранее положенными туда заменителями сахара и чая, Катя подняла глаза, собираясь продолжить прерванную вскипевшим чайником беседу, но наткнулась на совершенно безумный взгляд Виталия.

Виталий недавно присоединился к команде профессора. Выглядел он как типичный студент-отличник, разве только очков не носил. Точнее раньше носил, но совсем давно, когда ещё был человеком. В начале третьего года войны вторжения Виталик предал человеческую расу и получил метку бездны. Это была довольно грустная история полная одновременно и самопожертвования, и подлости. Катя знала её потому, что Виталий сам рассказал, когда пришёл в лабораторию. Блестящий молодой учёный-биолог со специализацией на становившемся модным, перед самым вторжением, направлении искусственного редактирования человеческого генома. Даже профессор Непийвода слышал о нём в своё время. Правда думал, что он погиб, как многие и многие, кого не смогли или не успели эвакуировать. Виталий выжил, правда стал инфералом, а всем известно, как люди превращаются в инфералов. Для этого необходим высший демон, начиная с ранга дьявола, человеческая жертва и добровольное участие в ритуале самого реципиента.

На полулюбительском уровне, не имея необходимого оборудования и возможности производить требуемые эксперименты, Виталий всё время, после обращения, продолжал изучать иномирных тварей, других инфералов и самого себя. Он накопил любопытный материал. Неоднократно помогал сопротивлению и партизанам, ушедшим в леса и развернувшим свою собственную войну с захватчиками. Когда стальной генерал отменил закон о нулевой терпимости к предателям человеческого рода, Виталий сам вышел к солдатам. Какое-то время его терзали контрразведчики, но в конце концов было решено использовать бывшего молодого учёного по профилю. Так он, в конце концов и попал в команду профессора.

Катя ещё не успела определиться со своим личным отношением к Виталику.

Но сейчас она случайно взглянула на него и читала на его лице всю гамму обуревавших парня чувств.

Сначала обычная настороженность. Как у человека, вдруг почувствовавшего странный запах. Потом беспокойство - он крутит головой, пытаясь найти источник запаха или чего-то другого, что можно было бы с ним сравнить.

Взгляд Виталика упёрся в только что вошедшего в лабораторный комплекс сотрудника. Секундное непонимание. Потом он резко отвернулся, словно опасаясь, что тот заметит его повышенное внимание. Катя сидела близко и видела, как пальцами свободной руки Виталик нащупывает тревожный браслет и резко дёргает за него, разрывая тонкую цепочку.

Дальше события закрутились с ужасающей быстротой.

Видимо тот, кто вошёл под чужим обликом в лабораторию, тоже почувствовал Виталика тем странным чутьём, которым хищные звери способны чувствовать друг другу на расстоянии.

Вскинув руку, он выстрелил молнией, но Виталик создал что-то вроде щита, защищая сгрудившихся вокруг чайника учёных.

Тогда инферал прыгнул вперёд сам и принялся кромсать попадающихся людей невероятно быстро отросшими когтями, каждый размером с добрый ножик. Двоих учёных, стоявших на пути, он разделал в мгновение ока. Катя почувствовала, как её с силой оттолкнули в сторону и, уже падая, увидела рванную рану, оставленную на груди оттолкнувшего его инферала Виталика. А потом в лабораторию ворвались стоявшие наготове солдаты в закрытых шлемах и в два ствола расстреляли прыгнувшую на них тварь.

По всему укрепрайону завыли сигналы тревоги. Автоматически захлопывались и блокировались двери. Охрана хватала оружие и закрывала забрала шлемов.

И больше всего охранники внешнего кольца безопасности сожалели, что тревога началась прямо перед обедом, буквально за пару минут до него.

Сначала они сожалели, а потом, когда стали известные все обстоятельства почти удавшегося внедрения, молча радовались. Ведь всего несколько минут спустя они должны были спускаться в столовую на обед.

Глава одиннадцатая. Предложение, от которого можно отказаться

На внезапно объявившийся под Когалымом отряд эльфов устроили настоящую охоту. Те, кого послали как охотников и диверсантов сами сделались дичью. Надо сказать, весьма умелой и неудобной для охотников, но всё равно дичью.

Маскировочные плащи эльфов позволяли им скрываться от наблюдения с воздуха, а благодаря умению лёгкого шага они могли идти по свежевыпавшему снегу не оставляя следов. Но взбешённое даже не слишком удачной попыткой террора на растянувшихся коммуникациях командование привлекло к поимке остроухих диверсантов такие силы и средства, что уйти у тех не оставалось никакой возможности. Раз вцепившись в хвост удирающим, что есть мочи, эльфам, люди так и продолжали держаться, словно сжавший зубы бульдог. Долгое отступление в сторону всё дальше откатывающегося фронта превратилось для эльфов в одно очень долгое и растянутое сражение.

И если охотники могли подменять друг друга, выводя из преследования уставших бойцов и вводя свежие силы, то эльфам оставалось только бежать. Даже запредельной выносливости эльфийских воинов положен предел.

Короткая очередь в три снаряда из автоматической пушки ударила в основание могучего кедра. Раненный исполин пошатнулся, но не упал, продолжая стоять, чуть кособочась, как раненый богатырь.

Горазд сместил машину так, чтобы если кто лежал, скрываясь за тем кедром, то его можно было накрыть следующим выстрелом. Но там, где они ожидали увидеть подраненного или, быть может, уже успешно давшего дуба остроухого никого не было.

Потеряв противника из виду, пилоты забеспокоились. Горазд повёл танк на открытое пространство, подальше от стоящих вокруг деревьев. Золотилов сосредоточился на управлении парой дронов, которые точно загонные псы, сначала вывели их на отделившуюся от основной группы удирающих эльфов дичь, а потом старались держаться подальше от боя. Из своих мощных луков, эльфы на раз сбивали низколетящие беспилотники, а если те поднимались повыше, то просто прятались под маскировочными плащами.

-Где же ты гад. Куда же ты делся, -цедил сквозь зубы Николай, просматривая запись с обоих беспилотников, в поисках того момента, когда противник успел сменить местоположение.

Основные силы продолжали преследовать и добивать последние остатки остроухих диверсантов. То, что один из них отделился и попытался сделать крюк - заметили совершенно случайно. Одна единственная засветка на тепловизоре и достроенная системой управления боем траектория скрытого отступления. Полковник не хотел распылять силы и проконтролировать уже остывающий след послал только одну машину.

Танк-паук бежал по укрытой плотным снежным одеялом земле. Далеко впереди летели беспилотники, перекрывая наиболее вероятные векторы бегства. Первые полчаса Горазд вёл машину практически вслепую, руководствуясь только предположениями системы о том, где мог бы находиться беглец. Пилотам оставалось только надеяться, что предположения системы хоть сколько-то соответствуют реальности, а беглец, за которым они гонятся, действительно существует. Что он не ошибка в расчётах, работающих в параноидальном режиме алгоритмов.

Но вскоре они получили зримое подтверждение того, что идут по правильному следу. Скорее даже не получили, а наткнулись, буквальным образом влетели в него. Скрытая в снегу ловушка на основе кислотной гранаты и паутины белоснежных, практически невидимых нитей. По сути банальная растяжка. Но кто бы мог ожидать? Демоны не минировали пути отступления. Разве только инфералы, если кто из них до предательства был военным. И вот ещё эльфы, как оказывается.

В самый последний момент система подняла тревогу и перехватив управление заставила мизгирь прыгнуть с места и неожиданно. Стеклянный шар уже лопнул и струя разъедающей металл кислоты ударила в слабозащищённое брюхо шагающего танка. Но одной кислотной гранаты оказалось всё-таки слишком мало. Да и резкий прыжок помог минимизировать количество едкого вещества, попавшего на корпус.

После того как мизгирь приземлился, погасив импульс всеми восемью конечностями и уйдя ими глубоко в снег, Николай сначала заставил Горазда отойти подальше от места установки ловушки и только потом вышел наружу, чтобы осмотреть повреждения. Существовала вероятность, что хитрый эльф залёг где-то поблизости и ждал пока люди, откроют колпак кабины, чтобы нашпиговать их стрелами, как зайцев.

Потоптавшись по рыхлому снегу, проваливаясь чуть ли не по колено, Николай забрался обратно и отвечая на вопрос напарника махнул рукой: -Пока нормально, но следующая кислотная граната может и прогрызть. Броня на дне кабины вся в кавернах. Самые крупные почти полсантиметра глубиной.

-Из чего они делают эту гадость? -поинтересовался Горазд.

-Я тебе что химик? - дёрнул щекой первый пилот. -Давай дальше по следу. У меня уже руки чешутся прибить одного слишком хитрого ушастика.

Тут как раз подал сигнал один из дронов заметив движение на, казалось бы, чистом участке, где до этого момента не было ничего кроме снега.

Николай азартно схватился за управление скорострельной электромагнитной пушкой: -Вот он гад! Точно ждал рядом, чтобы добить. Прямо как по учебнику. Если только существуют учебники для эльфов по диверсионной борьбе против тяжёлой техники. Как думаешь, существуют такие?

-Может быть и есть, - согласился Горазд направляя мизгирь в обратный путь, к месту где они чуть было не угодили в кислотную ловушку. -У них там гиганты есть и тролли. Может быть ещё какие-нибудь великаны. Чем не танки?

-Сейчас мы его прищучим. Давай быстрее! - торопил первый пилот, наблюдая на картинке с дрона как их цель торопливо отползает под защиту росшего неподалёку леса.

-Не могу быстрее. Вдруг там ещё одна ловушка? -отмахнулся Горазд.

И точно, не успели они подойти к почерневшему от попавши на него кислотных капель снегу, как система управления боем подала ещё один сигнал тревоги. На этот раз растяжку из тончайших, практически невидимых ниток, и закопанной в снегу кислотной гранаты они обнаружили загодя.

-Какой хитрый эльф, - почти радостно присвистнул Николай. -И как грамотно действует. Сейчас мы его хитрого и прищучим!

Вылетевшая из леса стрела свалила крутившейся над самыми верхушками деревьев дрон. Тот упал куском бесполезного металлического хлама. Но ещё несколько отправленных вперёд по маршруту предполагаемого движения беглеца беспилотников спешно возвращались. Эльф отступал глубже в лес, но мизгирь это вам не древняя бронированная коробка на гусеницах. Аккуратно ступая подвижными конечностями, то сгибая, то разгибая синтетические мышцы, танк-паук передвигался по утонувшему в снегу бурелому со скоростью бегущего человека.

Эльфу было не уйти. И самое прекрасное - он тоже знал об этом.

Очередь в три снаряда разбила основание кедра, но могучее дерево устояло. Растущие рядом исполины словно поддерживали ветвями подраненного собрата, не давая ему упасть. Только эльфа уже не было там, где он вроде бы спрятался секунды назад. Куда же он делся?

Ответ на вопрос дала завопившая во всю мощь система тревоги. Не способный двигаться с той скоростью, с которой он обычно мог, из-за окружающих его деревьев, мизгирь рванулся в сторону, но край созданной эльфом гравитационной аномалии коснулся его. Две конечности, попавших в пятно рассеянного в воздухе фиолетового света, оторвало моментально. Бронированный колпак кабины затрещал, но каким-то чудом выдержал. Его задело только самым краешком. Правда для находившихся внутри пилотов одно это оказалось тяжёлым испытанием. Их мотало так, словно кто-то большой и сильный схватил танк как погремушку и принялся что есть сил трясти. Не будь они плотно привязаны ремнями к ложементам, не обошлось бы без переломов. А так отделались только по десятку крупных синяков на брата и гудящей, словно колокол, головой.

Но не стоило забывать о подловившем их противнике, сумевшем нанесли почти смертельный удар. Не успел Горазд толком прийти в себя, как проклятый эльфы уже оказался сверху на колпаке кабины и рубил её слабо светящимся мечом. Прочнейшая композитная броня разрезалась и отслаивалась, будто плотная бумага. Горазд даже успел увидеть, как прямо над ним сверкнул клинок эльфа, насквозь прорубив бронированный колпак.

Управляющие перчатки оставались на руках и только это их спасло. Стальная сегментированная конечность танка-паука ударила по кабине сверху, намереваясь расплющить наглого эльфа. Но тот вовремя заметил опасность и спрыгнул на землю. Теперь он воткнул свой всеразрезающий меч в брюхо лежащего на боку мизгиря. Там, где слой брони самый тонкий. Тем более уже изрядно повреждённый кислотой. Поэтому клинок пробил её насквозь с первого удара и на двадцать сантиметров вылез из пола прямо между ложементами первого и второго пилота.

Выдвинув мономолекулярное лезвие на уцелевшей конечности, Горазд попытался сделать из продолжающего орудовать внизу ушасика двух маленьких эльфов, но тот отмахнулся мечом и отрезанный сегмент стальной конечности шагающего танка упал рядом.

Только вот даже если ты тренировавшийся в течении столетий эльфийский воин с волшебным мечом, режущим сталь как масло - всё равно не стоит играть в фехтование с танком. Горазд действовал сразу двумя манипуляторами. Один эльф разрубил. От выдвинутого лезвия на конце второго увернулся, но мощный удар отбросил его прочь.

Личный щит спас эльфа, вспыхнув вокруг него голубым сиянием. Только сила удара стальной руки была такова, что лёгкий воин вылетел из-под танка как пробка из бутылки с тёплым шампанским, которое перед этим хорошенько потрясли.

Он бы, наверное, совсем далеко улетел, если бы дело не происходило в лесу. С силой приложившись о ствол кряжистой сосны, эльф снова выжил только благодаря принявшему на себя удар щиту. Не будь его и перелом позвоночника был бы обеспечен. А так отделался дезориентацией. Плюс потерял свой волшебный меч пока летел как отправленный в полёт добрым пинком гордый хомяк.

С трудом приоткрыв заклинивший колпак, Золотилов высунулся из кабины с автоматом и тут же зарядил очередью по успевшему прийти в себя эльфу.

Наконец его защита лопнула. Первые пули отлетели от снова вспыхнувшего голубого пузыря в стороны, но минимум одна пуля попала в цель. Об этом свидетельствовали обильные следи крови на месте сумевшего отползи и спрятаться за деревом эльфа.

-Бери автомат. Обойдём его с двух сторон! - приказал Золотилов.

Их мизгирь если и можно было починить, то только в полноценном ремонтном цеху, а туда ещё следовало добраться. Двигаться самостоятельно искалеченная машина не способна.

Схватив автомат голой рукой, Горазд почувствовал какой тот холодный. Включив автоматический обогрев комбинезона и надев перчатки, он спрыгнул с оружием на землю. Там уже ждал прикрывавший его Золотилов, целившийся в дерево, за которым прятался раненный эльфы и только ожидавший, чтобы тот попытался высунуться, чтобы выстрелить из лука или бросить заклинание.

Посмотрев на очищенную от снега, усеянную перемолотыми в щепу могучими деревьями, проплешину, где недавно бушевала гравитационная аномалия, созданная эльфом, Горазд поёжился. В который уже раз смерть прошла совсем рядом с ним. И это за какие-то три, нет, пожалуй, уже четыре, месяца с тех пор как он закончил лимбяяхскую бронетанковую академию.

-Эй, эльф, ты меня слышишь? - вдруг непонятно зачем закричал Золотилов. -....ц тебе эльф, ты понял меня?!

Неожиданно противник ответил, хотя сам Николай, похоже, совсем не ожидал подобного.

-Как насчёт почётного пленения? - предложил раненный эльфийский воин.

Николай с Гораздом переглянулись, крайне удивлённые тем, что враг вообще знает русский язык и, вдобавок, сам предлагает сдаться в плен.

Пауза затягивалась, и эльф снова подал голос: -Ну вы там решайте быстрее, потомки обезьяны, пока я тут окончательно кровью не истёк.

-А ты чей потомок? -крикнул в ответ Горазд. -Такой же обезьяны. Только ушастой.

-Не-е-ет, - охотно поддержал странный разговор чуть было не убивший их минуту назад эльф. -Перворождённых создала великая лунная богиня. Демоны вышли из первозданного пламени бездны. Народ гномов породили земные недра. Первый дракон открыл глаза в золотой небесной купели. И только вы, люди, суть облысевшие, изрядно подурневшие и сильно обнаглевшие обезьяны.

-Знаешь, у моего товарища есть подруга из учёных. Она изучает демонов, но думаю, и эльфы ей тоже будут очень интересны. Думаю, ты знаешь значение слова "вивисекция", ушастый? - ответил Николай, одновременно знаками давая понять Горазду, чтобы тот начинал медленно идти в сторону словоохотливого противника, обходя его по широкой дуге. Потом Николай достал гранату и показал, что собирается подойти поближе и метнуть её, а Горазд должен будет его прикрывать в момент броска.

-Моя голова будет очень плохо смотреться в формалине, -ответил эльф, демонстрируя великолепное владение человеческим языком. -Уши будут мешать закрывать крышку банки!

-А ты весёлый парень, -процедил сквозь зубы Николай. -Я это ещё по растяжке с кислотной гранатой понял.

-Так и думал, что вам понравится мой небольшой сюрприз. Но слушай, хомо, ты и правда собираешься меня убить вместо того, чтобы взять в плен и получить много маленьких медалек от своих набольших командиров?

-Ты угробил наш танк, -мрачно заметил Николай.

-А ты чуть было не угробил меня. И вообще, я, может быть, парламентёр! Только без белого флага.

-Поэтому пытался нас убить?

-Ну так и вы в меня тоже не печеньками стреляли.

Горазд даже поперхнулся от такой наглости: -Это вы вторглись к нам, а не мы к вам!

-Кто такие "вы"? - спросил эльф. -Я здесь один вообще-то. И я лично никуда не вторгался. А если и дальше продолжим языками чесать, то скоро вам придётся продолжать разговор исключительно друг с другом, потому, что я отправлюсь из вашего холодного мира прямиком в чертоги лунной госпожи.

Николай подошёл на расстояние броска, но медлил. Похоже слова про много "маленьких медалек" его заинтересовали.

Горазд показывал глазами, чтобы напарник не медлил и бросал гранату. Этот наглый эльф, умудряющийся шутить даже умирая, не нравился ему. Чем-то он был похож на... Золотилова.

-Хомо, при всём моём к вам уважении, как к отличным воинам. Вы либо берёте меня в плен, либо я прямо сейчас начинаю жевать корешки лёгкой смерти. Потому, что весь этот холод, снег, такое огромное количество снега и рана в животе меня уже окончательно вымотали!

-Ты погляди: он ещё нам будет условия ставить, -выругался Николай и уже громче крикнул: -Выходи из-за дерева. Только медленно!

-Ты всё-таки натуральная обезьяна, хомо, -выкрикнул эльф. -У меня тут в животе дырка и ведро крови уже вытечь успело. Я даже встать не могу.

Золотилов снова выругался, но мотнул головой, приказывая Горазду заглянуть за тёмно-рыжий, в обхвате как автомобильное колесо, ствол старой сосны.

Со всеми предосторожностями, Горазд обошёл сосну по широкому кругу, не собираясь приближаться к эльфу ближе чем на несколько метров. Но приблизиться всё равно пришлось потому, что эльф, похоже потерял сознание и перестал откликаться. Он ткнул его тело носком сапога. Никакого эффекта. Подошедший следом Николай спрятал неиспользованную гранату в кармашек разгрузки и перевесил автомат на плечо.

-Что будем делать? - поинтересовался Горазд.

-Посмотри, там в мизгере аптечка уцелела? И ещё нужно будет вырыть что-то вроде землянки снегу и разжечь костёр. Вряд ли за нами пришлют кого-то раньше завтрашнего дня.

Горазд спросил: -Землянку рыть тоже предстоит мне?

-Копай солдат, станешь на гражданке метростроевцем, -непонятно ответил Золотилов. Правда сам он тоже не бездельничал, принявшись обрабатывать рану потерявшего сознание эльфа.

***

Ашарх~Иш~Аш задумчиво крутил в лапах инкрустированный золотом полый человеческий череп.

Внутри, как в горшочке, в сладком и тягучем соусе плавали мясные кусочки предварительно долгое время вымачиваемые в кислой подливке. В другой руке наместник мира Земля держал ложку, сделанную из кости когда-то принадлежавшей владельцу черепушки. Что сама ложка, что инкрустация на черепе выполнены довольно небрежно. Их создателям явно не хватало умения вырезать по человеческой кости, хотя они очень старались.

Череп принадлежал какому-то лидеру людей, кажется королю Англии. Когда-то существовала такая страна. А костяную ложку и золотую отделку заставили выполнять его детей и родственников, на свою беду попавших в плен демонам живыми. Кое кто из них до сих пор жив, хотя совсем-совсем не рад этому. Прошлый наместник несомненно знал в толк в изысканных развлечениях. А ему не до развлечений, приходится работать. Если конечно он не хочет закончить так же, как и занимавший это место предыдущий ценитель тонких развлечений и интеллектуальных потех.

-Значит людишки расконсервируют и приводят в готовность оставшиеся у них запасы "грязного" атомного оружия... -Наместник отправил несколько плавающих в густом сладком соусе кусочков в рот и прикрыл глаза, наслаждаясь вкусом. -Похоже они готовятся положить на алтарь затормозившего наступления свой последний козырь.

Высший демон облизнул костяную ложку. Хотя он и находится сейчас в человекоподобной форме, его во много раз удлинившийся язык обернулся вокруг самой ложки и вдобавок скользнул по превращённому в сосуд королевскому черепу.

-Прикажете наградить принёсших весть, владыка? -подхватил распластавшийся в позе подчинения дьявол. Его толстый нос время от времени дёргался, улавливая соблазнительные ароматы, исходящие из королевского черепа в лапах Наместника. -С тех пор как русский царь прекратил немедленно расстреливать любого выявленного инферала и попавшего в плен низшего демона - некоторые из наших собратьев и принявших силу бездны, возвышенных, людишек стали работать на людей. Из-за этого мы почти полностью потеряли разведывательную сеть в тылу у русских. Шпионам очень сложно обманывать одновременно и технические средства наблюдения, и внутреннее око работающих на людей возвышенных. С другой стороны, с помощью подчинённых возвышенного-адмирала Кравцова, получилось развернуть весьма плотную разведывательную сеть в Северном Союзе. Можно сказать, что сам президент Юсси Хейккинен работает главным слухачём.

Наместник кивнул: -Конечно доставивших столь важную весь следует хорошо наградить. Пока я являюсь наместником этого мира, и наказание, и награда, неизменно будут находить заслуживших.

Выточенная из королевской кости ложка получилась слишком плоской. Вынужденные обрабатывать кости своего отца подневольные мастера сделали всё, что могли, но мёртвый король покорённой страны при жизни был тонкокостным. С ложки упал мясной кусочек, скатился по коленям Наместника на пол, оставляя за собой жирные следы. Толстый нос находившегося в промежуточной форме между человеком и огненным духом дьявола жадно затрепетал, но его обладатель не рискнул сдвинуться с места.

-Приказываю продолжать держать фронт, вводя в бой новые орды без фанатизма. Я должен заранее узнать где людишки планируют применить "грязные" ракеты и бомбы, на долгие годы заражая землю невидимой смертью. Обещай доставившим верные сведения шпионам любые блага, любую силу. Обещай им моё личное расположение. Но пусть выведают, пусть узнают. И только посмей угробить мои армии под стенами их крепостей или под ракетными ударами русских!

Одновременно пошли подкрепление на американский фронт. Пусть американцы перейдут в глухую оборону позабыв и мысли о продолжении наступления. Наводни воды поблизости от островных республик морскими гигантами, а воздух драконами. Хочу, чтобы людишки сражались сами по себе. Топи транспорты, перехватывай самолёты - никакого сообщения между остатками их государств, кроме распроклятого "радио". Ни одна лишняя бомба, снаряд или ракета с "грязной" начинкой не должна попасть в руки к русским! Хватит с меня уже неприятных сюрпризов!

Играясь, Наместник достал хороший мясной кусочек из черепа короля и бросил его коленопреклонённому демону из ближней свиты. Не изменяя позы, тот поймал его в полёте телекинезом и отправил себе в рот. Есть лёжа не удобно и на каменном полу рядом с пастью образовалось влажное пятно от вытекшей между зубов слюны. Высшие демоны, в отличии от низших собратьев, обычно не отказывали себе в человеческом мясе. Какое вообще удовольствие захватывать другой мир, если не можешь вволю поесть его обитателей? Понятно, что низшим такое удовольствие перепадает по строгому распределению, иначе рабов не напасёшься, даже в "мясных" мирах-фермах. Но конкретно это блюдо оставалось деликатесом даже для многих высших демонов. Младенец королевского рода, приготовленный матерью и поданный в черепе деда - такая концентрация страданий и ужаса заставляла трепетать от удовольствия самых искушённых ценителей.

Брошенный подчинённому кусок, по демоническому этикету, символизировал разрешение говорить, и высший демон осмелился задать вопрос: -Разреши недостойному прикоснуться к свету твоей мудрости, великий! Почему ты не велишь обрушиться на презренных людишек всей силой и окончательно смять их! Знаю, что присланные из центральных миров доминиона новые орды ждут своего часа. Знаю, что лишь малая часть наёмной армии эльфов из теневого королевства сражается с людьми, а остальных ты тоже заставляешь ждать. Знаю, что возвышенный адмирал Кравцов ожидает только твоего сигнала, чтобы повести свою эскадру по северному морю на Мурманск. Так почему не отдать приказ им всем и не обрушиться на землян подобно молоту, продолжая вместо бросать против них едва ли треть от всех собранных сил? Уже потеряны Когалым и Нижневартовск в Европе, Калгари и Оттава в Америке. Вот-вот люди вернут себе Сургут и Хьюстон. И они намерены идти ещё дальше. Мы начинаем постепенно терять этот мир!

Наместник пребывал в задумчивом настроении. В этом состоянии он мог отреагировать на дерзкий вопрос самым непредсказуемым образом. Наказать вопрошавшего, просто ответить или даже поощрить за проявленную инициативу - заранее не узнаешь. Но брошенный кусок означал разрешение высказать собственное мнение. К тому же вкусная еда настроила Наместника на доброжелательный лад. Он снизошёл до пояснения своих планов нижестоящему.

-Сейчас всё застыло на грани. Двенадцать лет непрекращающейся войны не идут на пользу даже доминиону. Инкубаторы в мирах-ульях не успевают восполнять потери. Владыка в ярости, но к счастью сейчас его больше занимает неудачно начавшаяся и также неудачно продолжающаяся война с доминионом бездонного голода за цветочный мир, чем становящееся всё более ожесточённым сопротивление землян. Но и у людей силы не бесконечны. Это глобальное наступление их последняя попытка, ты понимаешь это?

-Понимаю, великий.

-Тогда пойми и то, что, я не могу бросить на землян свежие орды, выпрошенные мною у Владыки, наёмную армию эльфов и эскадру адмирала Кравцова, пока у русских и американцев остаются солидные запасы ядерного оружия. Пусть они сначала растратят их. Потеря пары крупных городов или даже пары десятков городов не играет важной роли и вполне допустима. Важно только одно: где, когда и добиваясь какой цели земляне потратят запасы несущего невидимую смерть огня. Я жду их хода, а лидеры людей, уверен, ждут моего. Но я в более выигрышном положении потому, как не ограничен по времени и у меня за спиной вся мощь доминиона, ограниченная только волей Владыки. А у них за спиной ничего нет, кроме детей и стариков, а из тех и других получаются очень плохие солдаты.

Поэтому можешь быть уверен, что рано или поздно лидеры землян не удержатся и ударят запасами невидимого огня добиваясь преимущества на отдельном участке. И вот тогда я обрушу на них все припасённые силы. Выиграв битву, земляне, неизбежно, проиграют войну. Это опасный план. Но он нравится мне гораздо больше, чем подставить эскадру адмирала, свежие демонические орды и наёмную армию эльфов под ракеты с боеголовками, несущими в себе невидимый смертельный огонь. Чтобы потом ещё добрых двенадцать лет выкорчёвывать анклавы свободных людишек с самого дальнего севера. Владыка не хочет больше ждать, и я не хочу тоже. Всё должно решиться в этом году.

-Благодарю за то, что поделились своей мудростью, великий, -распинался демон. -Она поистине не знает границ.

Благожелательно кивнув, Наместник сделал жест, означающий окончание аудиенции.

Дьявол выпрямился и, не смея повернуться спиной, шёл к выходу задом наперёд. Выпавший мясной кусочек в остатках соуса продолжал лежать на полу. Толстый нос демона, в очередной раз уловив соблазнительный аромат, дёрнулся. Но брать лакомство без явного разрешения он не посмел. Только из пасти выпала крупная капля слюны. Дверь закрылась, и Наместник остался один.

Королевский череп был ещё на треть полон, но он отставил его прочь.

Надо будет сказать, чтобы в следующий раз повариха, бывшая младшая принцесса бывшего соединённого королевства Великобритании, дольше вымачивала мясо своего следующего ребёнка. Кислинка почти не чувствуется, -решил Ашарх~Иш~Аш. И улыбнулся. Он не мог позволить себе уделять на развлечения столько же времени, сколько прошлый наместник. Разве только после того, как мир Земля покориться полностью. Но от хорошей шутки так сложно удержаться.

***

Задорно трещал и плевался искрами большой костёр, разожжённый перед вырытым углублением в земле. Отрыть полноценную землянку в мёрзлой и твёрдой почве у Горазда не вышло, поэтому ограничился тем, что очистил место от снега и натащил деревянных чушек, сооружая укрытие от ветра. Поверху застелили теплоизолирующей тканью. За спиной повесили теплоотражающее, зеркальное полотно. Поэтому, если не приглядываться, кажется будто горят два костра, с двух сторон. И волны тепла идут тоже с обоих сторон - от настоящего, живого огня и отражаясь от зеркального покрывала. Этого должно было хватить, чтобы суметь пережить одну ночь в глухом зимнем лесу в тридцать, с лишним, градусов мороза.

На обоих пилотах комбинезоны, но внутренний обогрев выключен, чтобы не садить батареи, а шлемы и перчатки сняты. Пока пылает огонь, тепла хватает, а топлива запасливый Николай натащил с избытком. Пусть их мизгирь больше не мог встать, но одна конечность с мономолекулярным лезвием на конце оставалась рабочей и используя её, Горазд быстро нарезал все деревья вокруг, до каких только смог дотянуться. Пожалуй, они смогли бы даже попробовать сложить здесь что-то вроде избушки, но в этом не имелось необходимости. Завтра их заберут, а теплоизолирующая ткань, входившая в стандартный комплект как раз для таких вот случаев вынужденной ночёвки, обеспечивала больший комфорт, чем могла бы дать криво сложенная избушка из свежих брёвен.

Николай с аппетитом уплетал подогретую на огне тушёнку. Горазд со своей банкой уже покончил и неодобрительно наблюдал за эльфов. Тот выжил и, для человека которому десять часов назад в живот попала пуля, на удивление хорошо себя чувствовал. Наверное, потому, что он не был человеком.

Вытаскивать пулю не пришлось, она прошла на вылет. Николай только продезинфицировал и закрыл края раны, чтобы прекратить потерю крови. Той и правда успело натечь немало. Не ведро, конечно, но пару кружек набрать можно. Через какое-то время эльф очнулся и занялся самолечением в том смысле, что посыпал рану какими-то своими порошками, потом что-то проглотил, отпил по очереди из двух крохотных фляжек, висевших у него на поясе и снова впал в забытье. Горазд в тот момент занимался тем, что без особого успеха пытался добить мёрзлую землю. Он нашёл потерянный меч эльфа, но, к сожалению, в его руках тот оставался просто острой и поразительно лёгкой, для своих размеров, железякой. Разрубать металл (или мёрзлую землю) как масло, он категорически отказывался.

Эльф пришёл в себя, когда костёр уже во всю горел, а ночная темнота медленно опускалась, словно лифт с последнего этажа стоэтажного дома.

В целом у пилотов оставалась, без малого, дюжина дронов. Горазд подзарядил каждый из них и развесил на некотором удалении от места ночёвки, чтобы яркий огонь не слепил переведённые в режим ночного видения сенсоры. С таким охранением дежурить по очереди нет надобности. Если только караулить пленника, но куда он денется со сквозной дырой?

Однако, удивив их обоих, эльф очнулся. Какое-то время он лежал тихо, видимо отдыхая. А может быть надеясь подслушать что-нибудь интересное. Но смертельно уставшие за день пилоты всё это время молча смотрели на огонь. Болели и чесались под одеждой синяки полученные, когда мизгирь едва-едва увернулся от гравитационной аномалии, выдавшей себя слабым фиолетовым свечением в воздухе.

Заметив отблески пламени в открытых глазах пленника, Горазд вздрогнул и на всякий случай ткнул того ногой.

-Чёртов хомо, -застонал эльф.

Горазд объяснил свои действия оторвавшему взгляд от всё уменьшающейся порции тушёнки в банке Николаю: -Просто хотел проверить жив он или уже того.

-А спросить было не судьба? -поинтересовался эльф.

-Ты вообще молчи, будущая жертва вивисектора, -оборвал Николай.

-Парламентёров нельзя вскрывать, -неожиданно серьёзно отозвался пленник. -Я может быть прибыл к людям земли с предложением от лица народа эльфов объединить силы в борьбе с демонами.

-Может тебя связать? -предложил Николай. -Какой-то ты слишком активный, для того, кто пару часов назад готовился отправляться к этой вашей богине.

-К лунной госпоже, - поправил эльф.

-Да хоть к творожной бланманже! Горазд, давай его в наручники. Пока этот живчик опять не начал бросаться во все стороны гравитационными аномалиями.

-Вообще-то это довольно высокоуровневое заклинание школы тени, -поправил пленник, болезненно морщась от того, что второй пилот принялся ворочать его и заковывать руки в наручники.

Некоторое время они молчали, но любопытство Горазда победило испытываемую им к эльфу неприязнь, и он принялся расспрашивать. По началу маскируя расспросы под насмешки.

-Что же ваш "эльфийский народ" помогает демонам завоёвывать Землю?

-Лучше помогать завоёвывать чужой мир, чем наблюдать как завоёвывают твой собственный, -эльф сделал попытку пожать плечами, но лёжа, со скованными руками, это было не так просто.

-Значит ты парламентёр? Может быть у тебя и верительные грамоты есть или какие другие документы?

-Я тайный парламентёр. Практически секретный.

Николай засмеялся, но пленник и ухом не повёл.

-Кстати, почему вы до сих пор не поинтересовались как меня зовут?

-А зачем нам это? - удивился Горазд.

-Воин обязательно должен знать имена всех, кого он победил в поединке. Чем больше имён, тем больше уважения.

-У нас это так не работает. Да и о каком поединке ты говоришь? Тут не рыцарский турнир, а большая война. Думаешь, перед тем как накрыть пару квадратных киллометров боеголовками объёмного взрыва, операторы тяжёлых огнемётных систем расспрашивают всех и каждого, кто там попадает под удар, как их зовут?

-Я Эйренивэль! -гордо объявил эльф.

-Приятно познакомиться, Эйренивэль, -поздоровался Николай и весьма чувствительно пнул эльфа в бедро.

Стиснув зубы, похоже переживая резкий приступ боли от потревоженной раны, Эйренивэль спросил: -В вашем постобезьяньем мире принято со всеми так здороваться?

-Только с теми, кто слишком много болтает, -объяснил Николай. - Хотя, пожалуй, контрразведчики тебе обрадуются, как родному.

-Не уверен, что смогу ответить им взаимностью, -сказал эльф.

-Послушай, -заинтересовался Горазд. -Вот ты говоришь, будто парламентёр и принёс какое-то предложение. А кому ты его принёс? Нам, американцам или, может быть, островным республикам или северному союзу?

-Я вообще не понимаю, как существа одной расы, живущие в одном и том же мире, могут дополнительно делиться на разные страны и говорить на разных языках, -сказал Эйренивэль. -Ещё больше не понимаю, как вы, будучи разделёнными, умудряетесь уже столько лет противостоять Легиону.

-А эльфы едины?

-Конечно эльфы едины. Все нормальные существа рано или поздно объединяются, особенно если в их мир вторгаются извне.

-Ну значит мы не нормальные, -размахнувшись, Николай выбросил пустую банку из-под тушёнки в темноту за пределом освещаемого костром круга. -Нормальные вон сдаются и становятся рабами демонов. Ну или слугами, в лучшем случае и идут воевать на их стороне. А мы значит не нормальные, если отказываемся сдаваться и собираемся победить этот ваш Легион.

-Легион не мой и эльфы не слуги!

-Ну а кто ещё, если по свистку демонов вы идёте туда, куда вас позвали и набрасываетесь на тех, на кого указали? -насмешливо спросил Николай.

-Ашарх~Иш~Аш обещал заплатить!

-Это что ещё за кадр Шарх-расшарх? -удивился Николай.

-Наместник вашего мира, поставленный владыкой доминиона багрового пламени.

-Ну и чем тут хвастаться? Тем, что эльфы, как хорошие собачки, прыгают в обмен на вкусную косточку? -похоже Золотилову нравилось дразнить пленного эльфа. На всякий случай Горазд проверил через планшет контролирующих ближайшее пространство дронов, но вокруг всё было спокойно. Даже лесные звери не пытались подойти, напуганные запахами металла и треском пламени. Младший лейтенант Романенко подбросил в костёр ещё пару свежих дровишек, от которых тут же пошёл пар и стал дальше слушать беседу своего первого номера и взятого в плен врага, утверждающего будто он вестник.

Тем временем Эйренивэль какое-то время помолчал, а потом устало признался: -Ты полностью прав хомо. Сегодня эльфы, как выдрессованые бойцовые псы, бросаются на кого укажут демоны. Когда-то было по-другому. Но я не могу упрекать предков, сделавших свой выбор между позором и окончательным проигрышем в войне на уничтожение.

-Война на уничтожение! - усмехнулся Николай. -Думаешь ты меня сейчас удивил?

Эльф тоже улыбнулся, но через миг его улыбка прогоркла, превратившись в кривую усмешку: -Ты просто не знаешь всей силы Легиона, хомо. Тысячи завоёванных миров и тысячи уничтоженных миров, чью жизненную силу пожрала вечно голодная Бездна. В таких мирах вообще нет ничего живого. Ни травинки, ни букашки. А любое занесённое в них растение или живое существо, со временем, чахнет и умирает так как опустевший мир, словно гигантская губка, сам начинает высасывать силы из любого живого пришельца. Сотни покорённых рас, многих из которых уже больше нет. В Легион входят десятки доминионов и каждый из них находится в состоянии вечной войны или завоёвывая новый мир или сражаясь с другими доминионами. Ты правда думаешь, что у землян получится победить Легион? У демонов в запасе тысячи планет, а вы никак не можете отвоевать обратно свою собственную!

-Наша победа уже в том, что мы выжили и что мы до сих пор сражаемся, -ответил Николай.

И Эйренивэль вынужден был признать: -Да, это победа. Но что будет дальше?

***

В кабинете верховного главнокомандующего как всегда накурено. На тумбочке у стола скопилось уже не меньше десятка пустых чашек из-под кофе. Последние дни Башуров работал, казалось, вообще круглосуточно. Для уборщиц, найти время между совещаниями, приёмами, телефонными разговорами и так далее, становилось целой проблемой. Поэтому пустые чашки так и продолжали копиться, пока их кто-нибудь не выносил.

Аналогичным образом получилось и сейчас. Зашедший со срочным докладом Илко Неркаги, глава аналитической службы, куда стекались вообще вся информация о положении дел в тылу и на фронтах, один из немногих доверенных лиц главнокомандующего, только неодобрительно покачал головой, разглядывая встроившую батарею. Сам стальной генерал при его появлении продолжал сидеть за столом закрыв глаза, буквально урывая редкие минуты отдыха.

Собрав пустые чашки, Илко, обычно откликающийся на русифицированный вариант имени - Илья - вытащил их коридор и передал секретарю, попросив принести свежего кофе и заодно каких-нибудь бутербродов.

Когда он вернулся в кабинет, Башуров прикуривал сигарету, выпуская тонкие струйки ароматного дыма, тут же затягиваемые в чуть слышно гудящий вентилятор.

-Леонид, ты слишком много работаешь и слишком мало отдыхаешь, -осуждающе покачал головой аналитик. -Нельзя держать вообще все нити завязанными только на тебе одном. Подумай, что будет, если вдруг не выдержишь.

-Лучше я сам буду держать все концы, чем появится второй Кравцов и похоронит результаты четырёхлетней подготовки, -ответил Башуров. -Тем более я не замыкаю всё на одного себя. Есть ещё ты и Егор. А полностью вводить в курс дела посторонних сейчас слишком опасно.

-Тогда хотя бы не кури, -попросил Неркаги и как-то тоскливо добавил. -Ведь сдохнешь же Леня. Что мы тогда с Егором будем без тебя делать?

-Скорее сдохну, если откажусь от курения, -отмахнулся стальной генерал. -Давай рассказывай, с чем пришёл. Не кофе же попить. И так график на весь остаток дня из-за тебя придётся перекраивать.

-Действительно, кофе у тебя такое же отвратное, как и везде, -согласился Неркаги. -Вот честное словно, не поверю, что не сохранилось ни одной баночки настоящего, ещё довоенного.

-Может и сохранилось, -пожал плечами Башуров. -Только знаешь, пусть оно полежит ещё. А я буду пить тот же суррогат, который пьют всё остальные. Тем более оно вроде как полезнее настоящего? Через твой отдел исследование медиков проходило.

-Если через мой отдел, тогда точно соврали. Ты ведь в курсе как это обычно бывает. Сверху спустили нужный результат, а уж исследователи под него подстроились.

В дверь постучали. Секретарь впустил женщин с подносом. На подносе стояли две пустые чашки, сахарница, пиала с молоком, только что закипевший чайник и две тарелки со сложными горками бутербродами разного вида.

-Бутерброды у тебя хорошие, -оценил Неркаги, когда женщины удалились.

-В столовой внизу такие подают, -отрезал Башуров и попросил: -Давай уже говори с чем пришёл. Что-то мне подсказывает, что новости не слишком хорошие?

-Отнюдь, в целом всё достаточно неплохо. Но проблема конечно есть.

-Ну ещё бы, -взмахнул рукой с продолжающей дымиться сигаретой Башуров. -Ко мне сюда почему-то не с решениями приходят, а с проблемами. Что у нас там? Демоны пронюхали про объект "грязь"?

-Пронюхали, -Неркаги одновременно умудрялся жевать бутерброды, запивать и при этом говорить. -Как собственно мы и рассчитывали. Подобное перемещение большой массы зарядов специального назначения полностью скрыть было невозможно. Опять же не стоит забывать о возможном наличии шпионской сети у наших союзников. Наша запрос на покупку или равный обмен "грязных" атомных зарядов адресованный союзникам стал известен Наместнику. К слову, зря мы предлагали союзникам продать сохранившие запасы грязных бомб или обменять на более современные чистые аналоги. Толком никто ничего продавать не стал, так обменяли совсем по мелочи. К тому же демоны словно взбесились. Из-за возросшей концентрации левиафанов и прочих морских чудовищ, передвигаться на подводных лодках стало чуть ли не опаснее чем по воздуху.

Другими словами, Наместник знает, что мы собираем остатки грязного атомного оружия способного сделать территорию непригодной для жизни на годы и даже на десятилетия. Он знает, что мы даже готовы обменивать устаревшее "грязное" вооружение на более современное и мощное, но "чистое", оставляющее минимальное радиоактивное загрязнение. Но он пока не знает зачем мы это делаем и полагает, что мы просто хотим громко хлопнуть дверью, создав очаги мощного радиоактивного заражения в той части страны, которую не сможем освободить. Что-то вроде принципа "сжечь свой дом, чтобы он не достался врагу". У Ашарх~Иш~Аша есть некоторые основания так полагать потому, что люди часто поступали в прошлом аналогичным образом. Не в таком масштабе, разумеется.

-Считаешь демоны не догадываются о настоящей цели операции "грязь"?

-Имеешь в виду ту, которая секретная цель или ту, которая совсем секретная и о которой знаем только мы трое и ещё парочка непосредственных исполнителей на местах? -улыбнулся Неркаги.

Башуров устало попросил: -Давай без шуток.

-Тогда не знают. Ни о той, ни о ... другой.

-Хорошо.

Стальной генерал прикрыл глаза, но затем вдруг открыл их и впился взглядом в лицо аналитика: -А в чём проблема? Ты пришёл ко мне с проблемой требующей решения.

-Тут всё просто. У нас недостаточно запасов грязного атома для полномасштабной реализации операций "грязь" и "возмездие". В принципе это не так критично потому, что обе эти операции служат прикрытием для совсем секретной "возмездие-2". Но ты понимаешь, как там всё хрупко и хорошо бы чтобы "возмездие", было не только прикрытием для "возмездие-2", но и самостоятельной угрозой для демонов. На тот случай, если "двойка" окажется грандиозным провалом.

-И где я тебе добуду грязных бомб. Их ещё до вторжения почти все утилизировали? -устало поинтересовался Башуров.

Наконец оторвавшись от бутербродов, аналитик оживился. Доставая планшет, он предложил: -Есть два варианта. Первый это старый военный бункер с законсервированными спецбоеприпасами, в том числе и грязными. Правда бункер находится на контролируемой демонами территории и у меня нет полной уверенности, что он уцелел и полного списка всего, что там может храниться.

-Ясно, а второй вариант?

-Убедить американцев отдать нам свои запасы грязного атома. Ну или островные республики, туда наверняка что-то да вывезли из Европы, когда драпали.

-Убедить льва отдать только что загрызенного ягнёнка и то будет проще, -покачал головой Башуров.

Илья открыл рот, но сказать ничего не успел, как распахнулась дверь и в рабочий кабинет главнокомандующего ворвался единственный человек, кому разрешалось вламываться вот так, без предупреждения - Егор Ветлицкий, глава армейской контрразведки и отдела государственной безопасности, второе и последнее доверенное лицо Башурова.

Тщательно закрыв за собой дверь, Егор подошёл к столу, но садиться не стал, вместо этого схватил три оставшихся бутерброда и положил их один на другого.

-Поймали эльфа. Или он сам сдался, не важно. Главное, что он утверждает, что умеет открывать врата и может провести за собой нашу армию... куда угодно.

Ветлицкий со смаком откусил от получившегося гигантского бутерброда.

-Ты хочешь сказать, что в кои-то веки, судьба нам поднесла наконец то самое блюдечко с голубой каёмочкой, которого так не хватало, -медленно проговорил Неркаги. -Что можно теперь прыгать не наобум, используя установку профессора Непийвода, а идти по мирам великой сферы целенаправленно, с опытным проводником? А ты уверен, что это не ловушка демонов? Или, может быть, эльфов. Чего он кстати хочет за свою помощь?

Покончив с едой и с тоской оглядев опустевшие тарелки, Егор ответил: -Чего может хотеть эльф? Чтобы земляне поучаствовали в каких-то их там внутренних, эльфийских разборках. Убили всех плохих и поддержали всех хороших. А взамен нам вечная благодарность эльфийского народа и столь же вечный союз, сотрудничество и помощь в войне с демонами. Но даже если мы не согласимся помогать эльфам, он всё рано готов служить проводником и мирам сферы. Такой вот хороший эльф-альтруист.

-Я не верю в альтруистов, -сказал Неркаги.

Егор согласился: -Я тоже. Но меня утешает та мысль, что ни демоны, ни эльфы даже не могут предположить, что люди научились открывать врата между мирами самостоятельно. И если этот эльф решит повторить подвиг Сусанина наоборот или ещё что-то задумал, то наш экспедиционный корпус всегда сможет вернуться самостоятельно, проделав обратный путь. Поэтому любая ловушка, если она есть, сработает против тех, кто её поставил.

Стальной генерал, прикрыв глаза, обдумывал открывающиеся возможности. Даже если предложение попавшего в плен эльфа не более чем ловушка или провокация - она всё равно играет на осуществление его планов. Что он там недавно сетовал на то, что судьба не балует подарками, норовя подбросить побольше проблем и препятствий? Похоже кто-то там наверху наконец решил восстановить баланс. Или наоборот, готовится подложить грандиознейшую свинью. Но ведь не попробовав не узнаешь.

Глава двенадцатая. Соглашения и планы

Людей в камеру напихали как сардин в банку. Даже хуже, потому, что сардин укладывают ровно, одну на другую, а пойманных людей запихивали как получится, вталкивая внутрь, не обращая внимание если кто-то сломает руку или ногу, а то и свернёт шею. Живым приходилось стоять на телах тех, кто умер, не дождавшись своей очереди попасть на алтарь боли.

Десяток ракшасов привели новую партию пленников. С тех пор как начался штурм Сургута, демоны буквально принялись хватать всех попадающихся на глаза и тащить в храмы страданий, под завязку забивая занимавшие весь первый этаж храма клетки свежими "батарейками". Каждый час демоны отбирали чуть меньше чем по сотне узников, отдавая предпочтение относительно здоровым, не имеющим переломов или открытых ран. Потом их отводили на третий этаж храма, где располагался алтарь и там потрошили. По минуте на одного человека. Три храма страданий и работающий в них чудовищный конвейер накрывали Сургут мутным колпаком, который были не в силах пробить дальнобойная артиллерия и ракетные системы. Высшее заклинание праха, тем более растянутое на весь город, удавалось поддерживать только постоянными жертвоприношениями. Пролетая сквозь мутную, колышущуюся завесу, любой материальный объект практически мгновенно сгнивал, даже если состоял из прочнейшей стали или обеднённого урана. Артиллерийские снаряды рассыпались пеплом. Сбрасываемые с самолётов бомбы успевали долететь до земли, но не взрывались, а растекались, словно сброшенные с высоты гнилые овощи, оставляя лужицы дурно пахнущей жижи. Самые крупные ракеты, летевшие со сверхзвуковой скоростью, успевали ударить в цель, до того, как полностью разлагались. Но опять же не взрывались и если убивали кого-то из демонов, то только случайно, прямым попаданием в цель.

Демоны хорошо подготовили оборону города.

Но полностью закрыться и отсидеться за щитом праха они не могли. Рано или поздно высшее заклинание всё равно развеется. Когда хотя бы в одном из трёх храмов страданий закончится живые, способные испытывать боль, ужас и страх, "батарейки". Дальше останется только высасывать ране запасённую энергию из камней силы, а когда закончатся и они - щит праха исчезнет.

Кроме того, щит не учитывал характер рельефа и имелось достаточно мест, где можно было пройти под ним или даже провести тяжёлую технику. И за каждое из таких бутылочных горлышек развернулось жаркое сражение.

Тяжёлые пехотинцы и выступающие в роли танков прорыва - мизгири, без поддержки артиллерии и авиации, уступали демонам в ближнем бою. Но выхода у командующего было ровно два. Или наступать, не обращая внимание на потери. Или осадить город и ждать пока демоны не переработают в храмах последнего гражданского. И судя по докладам разведки и полученным от партизан сведениям - ждать пришлось бы достаточно долго. Ещё до начала осады, демоны согнали в Сургут население из пригородов.

Когда твари обнаружили их убежище, Саша и Лена сидели обнявшись. Глупо было надеяться, что их не найдут. Но они, вопреки всему, надеялись. И тем гроше было разочарование.

Ракшасы, не такой сильные и здоровые, как четырёхрукие, всё равно гораздо сильнее обычного человека. Бросившего с ножом Сашу, с трудом протиснувшийся в их нору низший демон отбросил к стене одним небрежным ударом. Он слышал, как кричала и билась сестра, но ничего не мог сделать, перед глазами плыло. Затем другой демон подхватил его и вытащили наружу.

Загонщики обращались с хрупкими телами пойманных людей почти аккуратно. Нет никакого смысла портить "батарейки", когда их можно использовать по назначению. Предоставленный на несколько минут сам себе, Саша оклемался. На тесном пяточке, окружённые толпой низших демонов, сидели четыре сотни человек - всё их небольшое поселение, пытающееся выживать на теле давно захваченного и разрушенного врагами города.

Кто-то пытался активно сопротивляться, их убивали или ломали одну руку, ногу - чтобы человек сосредоточился на своей боли и не помышлял о сопротивлении. Впрочем, убитых было едва ли пара десятков человек. Загонщики стремились действовать аккуратно. А у вынужденных выживать под властью демонов людей уже давно что-то сломалось внутри.

Потом их погнали к храму страданий. Грубая пирамида, собранная из кусков бетона и обломков обрушившихся зданий. Высотой всего с трёх или четырёхэтажный дом, на фоне сохранившихся и торчавших подобно обломанным зубам во рту старика многоэтажек храм страданий можно даже не заметить. Но чётко виден бьющий с её вершины столб чёрного тумана устремляющийся вертикально вверх и на высоте пару сотен метров над городом растекающийся в мутную, едва-едва прозрачную, крышку накрывшую Сургут.

Вели их как скот. Кто не хотел или не мог идти - тех несли. Саша нашёл глазами Лену и немного успокоился. Сестра в порядке. Пока ещё в порядке. Как и все остальные, он догадывался куда и зачем их ведут. Но что тут можно было сделать?

Народу в клетке столько, что сложно повернуться. Не говоря уже о том, чтобы попытаться сменить местоположение. К тому же те, кто сидел здесь дольше, отнюдь не спешили уступать места новоприбывшим и позволять им отойти от двери. Спускающиеся с верхних этажей демоны забирали первых попавшихся и у тех, кому досталось место в глубине имелся вполне реальный шанс прожить на несколько часов дольше. Весь первый этаж храма уставлен такими вот клетками из толстых железных прутьев, вставленных в пол и потолок и с проходами между ними. В некоторых клетках люди старались пропускать подальше от входа и прятать в глубине детей или женщин. Поближе к входу добровольно вставали старики, а если их не было, то калеки или раненные. Но в той клетке, куда ракшасы запихнули Сашу и Лену, люди не нашли в себе сил оставаться людьми. Наоборот, здесь самых слабых вытолкнули вперёд, а самые безопасные места в глубине заняла компания молодых мужчин.

Саше показалось, будто он попал в вязкое желе состоящее из человеческих тел. Ни повернуться, ни сесть. Сверху доносились стоны ритуально убиваемых людей. И общий гул, состоящий из просьб, стонов, проклятий и молитв, создаваемый тысячами отчаявшихся людей. Всё это заставило Сашу впасть в подобие транса. Он не мог бы сказать сколько прошло времени до того, как клетку их камеры открыли и пара ракшасев принялись вытаскивать одного человека за другим, передавая их четырёхрукому. Вытащив десятка четыре, они остановились. Удержать большее количество был не способен даже четырёхрукий. Почему-то пленники не сопротивлялись, хотя не могли не понимать, что сейчас их отведут наверх и совсем уже скоро они будут кричать, распластанные на алтаре боли, подпитывая своими жизнями и страданиями прожорливое защитное заклинание.

Двигаясь медленно, будто под водой, Саша посмотрел на снова запертую клетку и увидел, что сестра осталась внутри. Хорошо, значит она ещё какое-то время будет жива. Правда недолго, ведь совсем скоро твари спустятся за новой партией "батареек".

Эта мысль что-то всколыхнуло внутри, отчасти сбрасывая накрывающее разум марево апатии. Парень попытался дёрнуться, но четырёхрукий словно отлит из металла. Ткни его ножом со всей силы и только лишь поцарапаешь. Идущий рядом ракшас обратил внимание на жалкие потуги человека и легонько кольнул его в лоб длинным чёрным когтем. Саша обвис и наверняка бы упал, если не продолжающий тащить его и ещё четыре десятка человек, четырёхрукий демон. От прикосновения ракшаса он снова оказался будто в тягучем и мутном сне, когда знаешь, что впереди ждёт что-то ужасное, но совсем ничего не можешь сделать.

Их доставили на верхний этаж, но самого алтаря Саша пока не увидел. Из-за закрытой двери неслись страшные крики, но что там происходило было скрыто.

-Наверное... мне нужно было убить себя... чтобы не служить тварям батарейкой, -подумал Саша. Мысли текли вяло и не спешили превращаться в какие-либо действия.

Дверь в алтарную комнату на вершине пирамиды открылась. Сопровождающий их ракшас выбрал наугад ближайшего человека, им оказался не слишком пожилой, но уже полностью седой, мужчина. Длинный коготь коснулся лба, и пленник как будто ожил. Он огляделся вокруг, словно только что проснувшийся в незнакомом окружении человек и открыл рот собираясь что-то сказать, но не успел. Ракшас втолкнул мужчину в комнату с алтарём. Дверь закрылась. А секунды спустя раздался новый крик исполненный чудовищной, невыразимой муки. При этом остальные пленники и сам Саша продолжали молча стоять и ожидать своей участи. Они тупо рассматривали грубые, сложенные из чего попало, стены и только морщились, когда высасываемый на алтаре страданий человек начинал кричать особенно сильно.

Минуту спустя ту же операцию проделали со следующей жертвой. А ещё через минуты с новой.

Чудовищный конвейер работал без перерыва уже в течении нескольких часов поддерживая высший щит праха над захваченным демонами городом.

Где-то относительно недалеко, может быть даже совсем рядом, используя неровности местности, пытались пробиться через бутылочные горлышки шагающие танки. Подтащив на кинжальную дистанцию артиллерию и тяжёлые огнемётные системы люди пытались пробиться сквозь ряды демонов, но не получалось. Пока не получалось.

Прошла ещё одна минута и демоны взяли следующую жертву. Совершенно так же ракшас прикоснулся когтем к голове женщины, убирая напускную апатию. Вернувшую всю полноту ощущений жертву втолкнули в помещение с алтарём. Перед снова закрывшейся на одну минуту дверью, вместе с Сашей оставались всего пять человек. Наверное, обслуживающие храм твари уже спустились вниз за новой партией батареек.

Однако на этот раз отлаженный механизм дал сбой.

Крики высасываемой жертвы забивали любой шум внизу. Но похоже демоны слышали гораздо лучше человека, а может быть общались телепатически. Потому, что оба ракшаса и четырёхрукий вдруг забеспокоились. Секунду спустя снизу раздался взрыв. Это определённо был звук взрыва.

Всё ещё оставаясь в плену наведённого морока, Саша ощутил такое странное и практические позабытое чувство - надежду.

Ещё череда небольших взрывов снизу. Четырёхрукий навис над ведущим вниз проходом, и Саша увидел, как чья-то короткая очередь прошивает плечо огромного, как автомобиль, демона. Капли чёрной крови и куски мяса вылетают фонтаном. Несколько капель попали на открытые участки Сашиного тела. Места попадания тут же зачесались, но не слишком сильно.

Тем временем взревевший от боли четырёхрукий бросился вниз. Сквозные раны на спине, размером с кулак каждая, принялись затягиваться на глазах. Но похоже там, внизу, знали, что делать с подобными тварями. Ещё несколько очередей, уже почти в упор, исчерпали регенерационные возможности низшего демона, и неповоротливая туша осела, перегораживая проход наверх. Беззвучная команда, отданная по радио и один боец втыкает в тушу мёртвого демона гранату. Шаг назад. Хлопок приглушённого взрыва. И вот прямо сквозь остатки тела, хлюпая в чёрной демонической крови, солдат в тяжёлой броне поднимается по лестнице.

Поднимается, только чтобы получить в лоб сразу два огненных шара брошенных ракшасами. Боец мгновенно вспыхивает и становится понятно, что это не настоящий пехотинец, а довольно грубый муляж, способный обмануть только на пару секунд. Но большего и не требуется. Пока ракшасы удивлённо рассматривают догорающие остатки собранной на подвижной платформе человекоподобной фигуры в оставшихся фрагментах давно и не ими пробитой брони, из лестничного проёма буквально выпрыгивают, задействовав прыжковые двигатели, два пехотинца. Каждый ракшас получает очередь в голову. Один, как и положено, падает, разбрызгивая то, что заменяло ему мозги, по стенам. Но другой, даже с наполовину отстреленной головой, бросается на своего обидчика. Не до конца сформировавшийся фаербол ударяет солдата в грудь, а следом падает, туша ещё живого демона.

Один за другим поднимающиеся по лестнице бойцы отбросили тушу наконец-то упокоившегося ракшаса в сторону и помогли подняться продолжающему слабо шевелиться пострадавшему товарищу. Тот с трудом отстегнул покорёженную пластину грудной брони. Другие бойцы выломали дверь в алтарную комнату и забросили внутрь сразу несколько гранат. Взрыв такой силы, что кажется криво слепленный из обломков храм страданий сейчас развалится и похоронит их всех под обломками. Но нет, где-то что-то рухнуло, однако само здание устояло.

Саню бьют по щекам и спрашивают: -Ты как? Ну ты как? Соображаешь?

Солдат, который им занимается, открыл забрало шлема, и он увидел за ним совсем молодое лицо. Пожалуй лет на пять моложе его собственного.

-Понимаешь меня? - продолжает допытываться боец. -Сможешь тварей стрелять?

Саша с трудом говорит: -Могу. Понимаю.

-Ну и отлично, -боец сунул ему в руку тяжёлый пистолет с просто огромным дулом. -Двенадцать патронов, режим одиночной стрельбы, с предохранителя снят. Целишься, нажимаешь, стреляешь. Лучше подпусти поближе, так вернее.

Солдат перешёл к следующему пленнику, начав трясти его. Саша посмотрел на пистолет. Потом на ведущую в алтарную комнату дверь. Точнее никакой двери уже не было, как и самой комнаты. Через здоровенную дыру в стене виднее кусок неба, где потихоньку начинает расползаться и истончаться мутная пелена защитного щита.

Видимо привести в себя Сашиного соседа у солдата не получилось, и он перешёл к следующему по очереди человеку.

-Иди туда! -подтолкнули Сашу.

Он спустился вниз. Хотел попытаться найти сестру, но клетки были открыты. Вокруг сидело или стояло множество людей, выглядевших так, будто продолжают спать наяву. Ещё больше было погибших при скоротечном штурме. Теле везде: живые и мёртвые. Стены в крови до самого потолка и не разберёшь - в человеческой или в крови демонов.

-Ты не смотри, иди, -подсказал солдат. Но на Сашу вид огромного количества смертей не действовал. Может быть он ещё не успел окончательно очнуться?

Взгляд скользил по лицам, но Лену не находил.

-Стой здесь, -предупредил солдат. -Увидишь тварей - стреляй. Увидишь, что кого-то убили - поднимай его оружие.

Вокруг стояли ещё несколько десятков человек из неиспользованных "батареек". У части из них имелись такие пистолеты как у Саши. У других автоматы. Многие вооружились кусками арматуры или чем-то ещё, таким же бесполезным. Видимо среди тех, кого получилось срочно привести в чувство, распредели оружие погибших при штурме бойцов.

Увидев Сашу, сестра бросилась к нему, и они обнялись.

Кто-то спросил: -Вы не будете нас эвакуировать?

-Куда эвакуировать? -пожал плечами солдат. -Демоны уже бегут сюда. Наши завязли ещё в пригороде. Если дойдут до сюда, то не раньше через несколько часов.

-Что нам делать?

-Убивать. Умирать, -ответил солдат.

Оторвавшись от Саши, Лена спросила: -Значит всё зря?

-Не зря, -сказал солдат и показал рукой в проём, через которое видно небо. В накрывавшей Сургут тёмной дымке определённо наметился разрыв. Ещё два столба чёрного, концентрированного тумана продолжали бить вверх, с двух оставшихся храмов страданий. Но этого определённо не хватало и закрывающий небо мутный купол всё больше бледнел, а наметившийся в нём разрыв только ширился.

Прямо на глазах смотрящих вверх людей, через этот образовавшийся в мутной хмари разрыв начали падать ракеты и в отдалении вспухли шары взрывов.

Загрохотал пулемёт, установленный сверху, на месте разрушенного алтаря. К нему присоединились несколько автоматов. Собравший их здесь солдат присел, нацелив автомат на заваленный чем попало и заваренный быстро застывающим пенобетоном дверной проём. Туда уже ломились, раздражённо ревя. От мощного удара снаружи пенобетон пошёл сетью трещин, но продолжал держаться.

Саша присел за здоровенным куском бетона, выпавшим из стены. Другие люди тоже подыскали себе места и целились в сторону готовой вот-вот рухнуть баррикады на месте входа в храм. Те, для кого не нашлось места, отошли. Саша надеялся, что они стали второй линией обороны в следующей комнате, а не просто сбежали и забились в угол. Впрочем, ему не было до них никакого дела. За тем же куском бетона с торчащими железными штырями спрятались Лена. Он попытался прогнать её, но сестра замотала головой, и Саша не стал настаивать.

По крайней мере здесь она оставалась рядом с ним.

У них на двоих один пистолет.

И ещё у них было целых двенадцать патронов. Надо постараться, использовать их все.

***

Как раз в тот момент, когда в сражении за Сургут наметился перелом, щит праха ослаб и пролетающие через него снаряды и ракеты начали взрываться, пусть даже один снаряд, через три - в камеру к Эйренивэлю вошёл Егор Ветлицкий, глава армейской контрразведки и доверенное лицо главнокомандующего Башурова.

Предоставленная эльфу, после первоначальных допросов, камера напоминала скорее номер в неплохой гостинице. Целых три комнаты, одна из которых спортивный зал, а другая библиотека, должны были настроить ценного пленника, а, может быть, потенциального союзника на мирный лад. Как ни спешил Ветлицкий побеседовать с эльфом лично, он сдержал себя, давая тому время освоиться в новом окружении. Всё-таки методы первоначального допроса немного жестковаты. К тому же в руки контрразведчиков эльф попал не совсем здоровым. Но восстановился он поразительно быстро. Что это: волшебная эльфийская медицина, которую земляне могли бы получить при заключении полноценного союза или расовая особенность эльфов, которую невозможно передать другим?

-Доброго дня, Эйренивэль, - поприветствовал эльфа Ветлицкий.

-Здесь я нахожусь полностью в вашей власти, и вы вольны сделать мой день как добрым, так и совершенно невыносимым, -вздохнул эльф, откладывая книгу.

Егор мельком взглянул на обложку. Пришелец из теневого королевства читал "Первая межмировая. Война вторжения" за авторством профессора Непийвода.

-Разве вам не нравится ваше содержание?

-Сейчас гораздо лучше, чем раньше, -дипломатично согласился Эйренивэль. -Но клетка есть клетка и находится в ней претит любому, чья натура жаждет свободы.

-Неужели все эльфы столь поэтичны? -рассмеялся контрразведчик.

-Когда живёшь сотни лет, надо чем-то занимать свободное время, -объясни Эйренивэль. -Впрочем, это касается в большей степени аристократов, пусть даже из второстепенных домов. Простых эльфов сильнее вопросов стихосложения занимают вопросы выживания.

-Печально слышать. Именно поэтому ваш революционный комитет планирует понять восстание против четырёх великих домов?

Помедлив, эльф налил себе из стоящего на столе графина сладкого компота, до которого неожиданно оказался большим охотником: -Причины немного сложнее.

-Банальная борьба за власть? -предположил Егор. -В обществе долгожителей смена парадигм происходит слишком медленно, а молодые лидеры никак не могут дождаться освобождения постов от своих предшественников?

-И это тоже, -не стал отрицать эльф.

-Важнее другое. Вы понимаете, что Россия не может поддерживать революции в другом мире пока наша собственная земля захвачена Легионом? Да и, честно говоря, вы обратились немного не по адресу. Опыта в поддержке чужих революций гораздо больше у американцев...

Отпив немного сока, отчего его губы приобрели розовый цвет, как будто он накрасил их помадой, эльф спросил: -Землянам не нужны союзники в войне против Легиона?

-Я не считаю, что теневое королевство сможет стать сильным союзником, -напрямик рубанул Ветлицкий.

-Что если вы ошибаетесь?

-Докажите это. Самостоятельно свергните власть четырёх домов. Изгоните демонов из своего мира и не позвольте им вернуться. Покажите, что ваша республика тени или теневая коммуна, или как вы там решите называться, способна защитить хотя бы саму себя. И вот тогда мы можем попробовать договориться как равноправные партнёры.

-О чём мы будем говорить, если эльфийский народ сделает всё самостоятельно?

-Хотя бы об элементарной торговле. Уверен, нашим мирам будет, что предложить друг другу. Но делать свою революцию за счёт землян - так не пойдёт. Ну или попробуйте обратиться к американцам. Во времена до вторжения они любили поддерживать разные "революции". Правда их вмешательство обычно кончалось плохо для всех, включая их самих.

-Это официальная позиция России?

-Мои слова - слова главнокомандующего Башурова, -пожал плечами Егор.

-Понятно. Что будет со мной?

-Вы больше не пленник, Эйренивэль. Если желаете, вас прямо сейчас отвезут на портальную площадку, благо она относительно недалеко. Можете вернуться в своё королевство и отчитаться перед революционным комитетом. Скажите им, что земляне готовы торговать и обмениваться знаниями, но у нас своя война, а у вас своя.

Опустевший стакан из-под сока коснулся поверхности стола. Эльф промокнул губы салфеткой.

-Что ещё?

-Не советую ещё раз оказываться по другую сторону фронта. Каждый сражающийся на стороне демонов наш враг. Вы убивали русских солдат, Эйренивэль. Даже если только затем, чтобы обмануть демонов и передать предложение вашего комитета нашему военному совету. Второй раз прощения не будет.

-Вот так просто отпускаете того, кто единственный может послужить для вас ключом к открытию врат и походу по другим мирам? -удивился эльф.

-У нас полно низших демонов в плену.

-Низшие не смогут открыть врата. Их не учили этому. Разве только ракшасы, если соберут круг, но куда откроется проход не смогут предсказать даже они сами. Чтобы целенаправленно открыть врата нужен кто-то из высших, начиная с ранга дьявола. Ну или я.

Разволновавшись, Эйренивэль ещё раз налил сок из графина, но поставил стакан обратно не тронутым.

-Вы готовы меня отпустить?

-Готовы, -подтвердил Ветликий, -но...

-Вот-вот, с этого места пожалуйста максимально подробно!

-Если вы, Эйренивэль, согласитесь некоторое время поработать проводником по великой сфере и поможете показать демонам, что не только они могут безнаказанно вторгаться в наш мир, но и люди способны устроить локальный армагеддон в каких-то из их внутренних миров, то...

Сделав короткую паузу, Ветлицкий закончил: -Как насчёт поставок высокотехнологичного оружия комитету в обмен на прогулки по мирам великой сферы?

-Помощь в борьбе с великими домами?

-Исключена. Только оружие, которое эльфы смогут использовать как заблагорассудиться. Сверхмощные бомбы. Контактные яды. Парализующий газ. Думаю, мы найдём, что предложить вашему комитету.

-Мне надо подумать, -заявил эльф.

Ветлицкий поднялся: -Думайте.

Не успел он сделать и шага в сторону выхода, как Эйренивэль решил: -Я согласен!

...человек ушёл. На прощание сказал, что вскоре Эйренивэля переведут поближе к портальной площадке, а заодно познакомят с учёными изучающими другие миры и проходы в них. Глупые обезьяны - пусть изучают пока не надоест. Люди не способны научиться магии и, следовательно, никогда не смогут открыть врата. Самая слабая и презираемая раса. Нижние из нижайших. Во всех мирах великой сферы они не более чем пыль под ногами и многие эльфы даже не считали людей за разумных, пусть и низших, существ.

Так, не более чем говорящие животные.

Главный признак разума - это умение оперировать внутренней силой, проще говоря магией. Магических школ существует великое множество, но изначальная суть у них всех одна. И люди - единственные, кто находится за пределами любой шкалы. Полные пустышки. Бесполезные во всём.

Правда землянам, со всей их техникой и наукой, сложно отказать в наличии разума и продолжать относиться к ним как к говорящим животным. Люди из мира Земля смертельно опасны, он сам убедился в этом. Но при всех своих особенностях, они всё равно всего лишь люди и в принципе не могут овладеть магией и, значит, не способны открывать дорогу между мирами.

А значит Эйренивэль всё-таки добился того, чего хотел. Пусть земляне отказались открыто воевать с великими домами, но кто мешает ему завести их туда, где у них не будет иной возможности, кроме как сражаться? Там, где это нужно будет комитету и тогда, когда это будет ему нужно?

Но перед этим он поможет землянам надрать хвосты демонам в каком-нибудь из внутренних миров доминиона. Пусть Владыка сочтёт непокорённую Землю главной опасностью и не будет обращать внимание на тихую возню в теневом королевстве. А потом демонам придётся иметь дело с властью революционного комитета потому, что власть четырёх домов уже давно падёт. Просто чудесно, что здесь стремления землян и планы комитета удивительным образом совпадают.

Эйренивэль ещё раз мысленно пробежался по недавнему разговору.

...-у меня будет одно требование, -попросил эльф. -Вы всё равно представите ко мне охранников или надсмотрщиков. Название не важно. Хочу, чтобы среди них обязательно были те двое воинов, которые пленили меня.

Пожалуй, здесь он первый раз за всю беседу по-настоящему удивил собеседника.

-Зачем это нужно?

-Тонкости эльфийской культуры. Мне бы хотелось ещё раз увидеть тех, кто победил меня. Пусть не в настоящем поединке, но в чём-то очень на него похожем.

-Не вижу причин почему бы нет, -согласился Ветлицкий.

Небольшой глоток сладкого-сладкого сока обжёг вкусовые рецепторы волной концентрированного удовольствия.

Не открывая глаз, эльф улыбнулся.

Он всё сделал правильно.

***

Это было нечто удивительное. Холодный и вместе с тем солнечный зимний день. Мороз такой, что снег трещит. А большое и яркое солнце похоже на обёрнутый тонкой марлей апельсин.

Позади замер тёмной громадой вездеход. Чуть слышно урчит продолжающий работать вхолостую двигатель. Катя сидела на расстеленной поверх снега теплоизолирующей ткани и с интересом наблюдала за приготовлениями Виталика. Бывший молодой гений, подающий значительные надежды в областях прикладной биохимии и генетического конструирования. Бывший человек. И ещё бывший предатель человеческой расы - Катя больше не могла воспринимать его в этом качестве, после того как он спас её жизнь и не только ей одной.

Бывший. Бывший. Бывший.

А кто он сейчас?

Катя знала кем Виталик больше не является, но понятия не имела кто он сейчас такой. Интересный собеседник - определённо. Он во многом походил на профессора Непийвода. Такой уже учёный старой, ещё довоенной, школы. Словно сам профессор помолодел лет на сорок, стал выше ростом, шире в плечах и престал всем и каждому говорить "душечка вы моя". Пока не совсем понятно на сколько увеличивался срок жизни инфералов, но никто из них не старел после того как принимал в себя силу бездны. Те же, кто проходил ритуал в преклонном возрасте также молодели, но во внешности это проявлялось не столь явно.

За предательство человечества можно было получить многое.

Задумавшись, Катя не заметила, как Виталик пробурил во льду на поверхности озера последнюю лунку и расставив приспособления для подлёдной ловли, возвращается обратно.

Она вздрогнула, обнаружив его прямо перед собой.

-Помогай, -попросил Виталик запрыгивая внутрь вездехода и начиная подавать ей разные вещи, необходимые для подлёдной рыбалки и последующего приготовления пойманной рыбы. Он уже вполне неплохо действовал обеими руками, хотя Катя знала, что тот инферал, которого раскрыл Виталик, перед смертью, сильно исполосовал его. Она сама тогда помогала оказывать первую помощь, сжимая края наиболее сильно кровоточащей раны пальцами. Потом принесли аптечку, и они всем коллективом пытались спасти Виталика. Психохирурги, нейрофизиологи и биохимики из инструментов у которых была всего лишь обычная аптечка. Но они справились. Продержали Виталика до появления реанимационной бригады, а дальше сильный организм перерождённого залечил себя самостоятельно. Остались страшные шрамы, но Виталик обещал, что и они рассосутся.

Катя вспомнила как он, вернувшись в лабораторию, смущаясь и краснея, снимал рубашку демонстрируя любопытным коллегам грубые шрамы на месте ужасных ран всего лишь двухнедельной давности. На шее, словно замысловатое украшение, блестела тонкая полоска ошейника. Каждый переметнувшийся на сторону людей инферал должен носить такой, пока командование штрафного батальона не сочтёт, что он полностью искупил свою вину.

На взгляд Кати - Виталик давно её искупил. Но похоже начальство штрафников не было согласно с ней в этом вопросе. Тонкий ошейник по-прежнему оборачивал шею.

-Спасибо, -сказал тогда Виталик.

А Катя спросила: -За что?

-Ты спасла мне жизнь. Зажимала рану. Потом зашивала. Мне рассказали, -ответил Виталик.

-Какая глупость! -отмахнулась девушка. -Ты спас нас всех и не только нас. Конечно мы не могли тебя бросить. Это меньше...

-Совсем не меньшее, -возразил инферал. -Я хотел бы как-то отплатить.

-Как?

-Давай махнём на подлёдную рыбалку? Я упрошу профессора. Наловим рыбы, там же сварим уху. Наедимся и остальным привезём. Что скажешь?

Катя ответила: -Даже не знаю.

Но это она лукавила. Уже тогда она знала, что поедет. В конце концов она никогда в жизни не участвовала в подлёдной рыбалке.

Блестят на солнце снег и лёд. От дыхания из рта вырываются крохотные облачка пара, но видно их только в тени. Разожжённый Виталиком костёр весело трещит. Над ним повешен котелок, в нём плавиться снег. Катина задача его туда подкладывать, по мере плавления и ещё следить за костром. Чтобы получить в итоге полный котелок кипящей воды. Виталик колдует с удочками. То ходит по поверхности замёрзшего озера. То вдруг наклоняется, точно пытаясь что-то рассмотреть под толстым слоем замёрзшей воды.

-Рыбу гоню, -весело улыбаясь отвечает он на заданный Катей вопрос. И непонятно, то ли шутит, то ли всерьёз. То ли так делают все рыбаки на подлёдной рыбаке, то ли применяет какое-то сверхъестественное инфернальное умение.

Вдруг одна удочка дёргается. Виталик тут же оказывается рядом. Вытаскивает и на лёд шлёпается крупная, с две ладони, рыба. Она бьётся, прыгает, но вскоре затихает. Только продолжает блестеть чешуя.

-За костром следи! - напоминает Виталик и Катя торопливо возвращается к своим обязанностям. Несколько подброшенных сучьев и пламя вздымается выше прежнего. Снег в котелке растаял, образовав лужицу воды на самом донышке. Нужно срочно подложить ещё.

К моменту, когда вода в котелке закипела, на снегу уже красовались четыре рыбины. Их чешуя покрылась инеем и блестела, словно хрустальная.

Виталик разделал улов, с ловкостью фокусника и крупные куски очищенной от чешуи, потрошённой рыбы отправились в котёл.

Катя сказала: -У тебя здорово получается.

-Что получается?

-Вообще всё. И рыбачить, и готовить.

-Дед научил, -улыбнулся он. -Знаешь, я накануне защиты диссертации уехал в одиночку рыбачить на сутки. Клевало тогда, просто феноменально, еле оторвался. На защиту приехал прямо с рыбалки. В прямом смысле весь багажник был свежей рыбой забит, не успел разгрузить. Я защищаю диссертацию, отвечаю на вопросы. А сам думаю, как бы рыба на жаре не испортилась. Ведь реально жалко будет потерять такой улов. Только об этом одном и волновался. Защитился в лучшем виде.

Рассмеявшись, Катя спросила: -Так улов в багажнике не пропал?

-Нет, сохранился. Правда после успешной защиты я вместо того чтобы пойти праздновать в баре, поехал домой чистить рыбу. До самого утра чистил!

Она смеялась. Он улыбался. Уже не такой смущённый и зажатый, каким был, признавшись при первом знакомстве с остальными членами команды профессора, что на самом деле является инфералом. Трещал костёр и кипела уха.

А как пахла уха из свежей, только что пойманной рыбы. Чарующий аромат плыл над берегом покрытого льдом озера.

На берегу понемногу увеличивалась горка пойманной рыбы, которую Виталик собирался потом раздать коллегам в лаборатории.

-Как здорово! Как просто замечательно здорово! -радовалась Катя. -Спасибо большое, что вытащил меня сюда.

Виталик спросил: -Тебя не пугает, что я инферал?

-Но ведь ты сейчас с нами, ты за людей!

-Ты ведь знаешь, как становятся инфералами?

-Не будем сейчас об этом, -твёрдо сказала Катя.

Но Виталик не унимался. Наверное, ему нужно было выговориться хоть кому-нибудь. Регулярные беседы со штатным психологом из управления контрразведки не в счёт. Психологу важно, чтобы ты не сошёл с ума и не принялся убивать сослуживцев, вместо врагов. Всё остальное для него идёт по остаточному принципу. Виталику хотелось просто рассказать.

-Наверное, никогда не смогу себя простить. Я тогда боялся конечно, страшно боялся. Но нашёл бы в себе силы бросить "нет" в лицо высшей твари. Думаю, что нашёл бы. Только я тогда подумал, что будет очень глупо умереть вот так, без всякой пользы, прямо здесь. У меня ведь светлая голова, это не я говорю, это факт. И решил, что правильнее будет выжить, что моя жизнь важнее жизни предназначенного в жертву бедолаги.

Перекипевшая уха подняла крышку у котелка и часть вылезшей пены упала в костёр, отчего тот зашипел и задымил.

-Я до сих пор убеждаю себя, что поступил тогда правильно. И никак не могу убедить.

Катя молчала. Отвернувшись, Виталик пошерудил в костре палкой, сдвигая не прогревшие дрова чуть в сторону, чтобы уха перестала кипеть.

-Скажи что-нибудь, -попросил он, когда тянуть дальше молчание стало совершенно невозможным.

-Прошлое в прошлом, -сказал Катя. -Я могла умереть две недели назад, но жива только благодаря твоему вмешательству. На этой войне все мы должны жить настоящим.

Долгий поцелуй длился и длился, пока наконец не распался, и они посмотрели в глаза друг другу тяжело дыша.

-У тебя вроде бы есть парень из танкистов? -хрипло спросил Виталик.

-Мы ничего не обещали друг другу, -сказала Катя.

-Тогда и я не буду ничего обещать.

Уха всё-таки немного перекипела.

Прошлого уже нет. Будущего может не быть. Есть только сегодняшний день и он был прекрасным.

Нельзя сказать, чтобы Катя ничего не чувствовала по отношению к Горазду. Просто они жили в такое время, когда следует любить, но нельзя влюбляться. Во время тотальной войны на уничтожение надо любить каждый раз как будто последний раз, потому, что таким он и может оказаться. А вот влюбляться нельзя потому, что никто из них не властен над собой. Линия фронта отходит всё дальше от Когалыма. В любой момент Горазда могут послать туда и ни он, ни она ничего не смогут с этим поделать. Да и нужно ли что-то делать? Может быть прямо сейчас Горазд знакомится с текстом приказа указывающему ему немедленно уезжать. Чтобы никогда не вернутся.

Война время любить, но совсем не время влюбляться.

***

Николай изучал текст приказа, а стоящий рядом Горазд прилагал поистине титанические усилия, чтобы не начать заглядывать напарнику через плечо и не спрашивать его "ну что же там такое?".

-Какого демона! -выругался Золотилов продолжая держать только что вскрытый конверт.

Чуть не подпрыгивая от нетерпения и желания узнать куда и зачем их на этот раз отправляют отцы-командиры, Горазд продолжал стойко держаться из последних сил.

-Посмотри, -предложил Золотилов и раньше, чем он успел договорить, лист с приказом уже оказался в руках второго пилота.

Внимательно прочитав, Горазд удивлённо спросил: -Так мы теперь в спецвойсках или в охране научного центра?

-Сам видишь, написано "специальные войска охраны научного центра". Двойное подчинение: по армейской линии и от научников - мама, чем я так нагрешил, что ты на мою шею вдвое больше начальников посадить пытаешься? -взмолился Николай.

-Ничего не понял, -признался Горазд.

-А понимать не надо. Надо выполнять.

-Значит нас направляют не на фронт, - Горазд с неприязнью посмотрел на Николая. -Ты рад? Сколько раз думал, как бы изловчиться и подольше в тылу просидеть, а тут такой подарок.

-Не сметь упрекать старшего по званию, -отмахнулся Золотилов. Ещё раз перечитав текст приказа, он задумчиво протянул: -Как бы в охране научников не оказалось опасностей больше чем на фронте. Чем они там таким занимаются, что им требуются танки для охраны? Эта твоя что-нибудь говорила?

-Там всё секретно. Ничего она не рассказывала.

-Да ты, наверное, и не спрашивал. Небось больше интересовал цвет её трусиков, чем то, зачем в недавно освобождённом городе построили целый научный центр.

Горазд насупился и молчал.

-Ладно, не злись, -в своей обычной манере извинился Золотилов. -Вот указано прибыть всему офицерскому составу для разъяснения и получения подробных указаний. Там должно быть расскажут.

-Что расскажут?

-Да уж точно не цвет трусиков твоей Катеньки. Объяснят нам в какое го... передрягу мы опять попали.

Здание научного центра, также, как и все остальные новые здания в недавно освобождённом людьми Когалыме, построено из типовых блоков. Строители сразу привозили готовые модули, соединяли их на месте и вот уже новое здание отстроено в рекордные сроки. Вариантов соединения модулей-комнат имелось огромное множество и поэтому можно было возводить постройки любого назначения. Если нужно было сделать большой общий зал, то из уже соединённых модулей убирались промежуточные стенки и получалось необходимое пространство. Правда впечатление от большого зала немного портил относительно низкий потолок отстоящий от пола ровно на ту же стандартную высоту, что и в живых ячейках. Выстраивать что-то вроде купола или демонтировать пол из модулей этажом выше у строителей не хватало времени.

Как раз в таком широком, но плоском, зале, похожем одновременно на рыбу-камбалу и на схематичное изображение конденсатора на электросхеме, оказались Горазд и Николай. Перед этим их личности проверили не менее трёх раз. На внешнем посту охране, на внутреннем и ещё один раз, когда огромный пушистый пёс вынюхивающий шпионов-инфералов проявил ленивый интерес к проходящему мимо Золотилову. Скорее всего интерес служебной собаки заключался в том, что перед тем как прийти сюда, Николай плотно пообедал. Но тем ни менее пришлось повиноваться приказам контрразведчика державшего пса на поводке, отойти в сторону и ещё раз подтвердить свои личности, проходя сканирование по сетчатке глаза, отпечаткам пальцев и взятие проб.

Потирая слабо ноющее место укола, откуда серьёзный контрразведчик забрал немного крови, Николай поспешил занять одно из немногих оствшихся свободных мест. Вынужденный сесть немного подальше, Горазд с интересом осмотрелся.

В зале собрались порядка полутора сотен человек. Примерно треть их них - танкисты. Действительно странно, что научникам потребовалось для охраны столько шагающих танков. Всё же главное назначение мизгирей - это прорыв вражеской обороны или создание угрозы для коммуникаций противника. Может быть учёные собрались вместе со своей хрупкой техникой идти в наступление на демонов?

Представив, как бы это могло выглядеть и улыбнувшись, Горазд продолжил рассматривать собравшихся дальше. Примерно два десятка командиров подразделений тяжёлой пехоты. В пехоте только командиры имели офицерские звания, обычные солдаты там проходили как нижние чины. Значит, примерно, две сотни тяжёлых пехотинцев. Неплохая охрана потребовалась научникам. Как бы они и правда не задумали лично поймать парочу демонов-лордов в сугубо научных целях. И это, ещё не считая оставшихся с контрразведчиков, которых вокруг слишком уж много и часть из них сидит вместе с армейцами, ожидая получений вводной. Взгляд скользил по нашивкам и эмблемам различных родов войск, иногда цепляясь - инженерные войска, войска противовоздушной обороны, ещё кто-то непонятный, кого без справочника и не вспомнишь.

Интересную сборную солянку тут собрали.

На оставленное свободным место перед рядами вышла группа людей. Горазд сразу узнал полковника Городнёва и профессора Антона Геннадьевича Непийвода. За спиной у этих двух звёзд местного небосклона столпились ещё несколько человек, но главное, что там был тот, кого Горазд совершенно точно не ожидал здесь увидеть. Взятый ими в плен эльф с каким-то там замысловатым именем держался свободно и с интересом смотрел в зал. Он совсем не походил ни на пленника, ни на жертву вивисектора, хотя за научной группой профессора Непийвода ходили нехорошие слухи будто он, вместе с ассистентами, вскрывает демонов и инфералов и не только мёртвые тела, но и живых тоже.

Столкнувшись взглядом с Гораздом, эльф помахал рукой. Причём сделал он это настолько явно, что остальные принялись оборачиваться, чтобы узнать кого отдельно приветствовал представитель ушастого племени.

-Это что здесь вообще происходит? -подумал Горазд. Причём его собственные мысли прозвучали внутри головы голосом Золтилова. Как будто первый пилот незаметно подошёл сзади и шёпотом озвучил промелькнувшую у напарника мысль.

Честно говоря, Горазду и Николаю обещали повышение в званиях, за доставку важного пленника. Вроде бы даже документы уже отправлены в Мурманск и вскоре должен будет вернуться соответствующий приказ. Разумеется, это им не за одного только эльфа, а по совокупности. Пленение эльфа было только самой последней каплей, после которой оставлять подвиги двух бравых пилотов без соответствующей награды стало уже совершенно невозможно.

Поэтому давнишний эльф вроде бы должен был вызывать в Горазде положительные эмоции. Но обещанное повышение в звании, когда ещё будет. Да и неизвестно ещё, будет или нет - в этом году все, кто выжил, в продолжающемся контрнаступлении, все через одного герои. Но всех наградить нельзя, поэтому почёт только мёртвым, а живым остаётся тянуть службу дальше. А награда? Ну может быть и будет награда. Если сумеешь дожить до её получения.

Увидев врага, а привыкнув рассматривать остроухих через прицел и уворачиваться от их дальнобойных заклинаний, воспринимать эльфа иначе как врага - Горазд не мог. Увидев врага, свободно разгуливающего среди людей, явно входящего в свиту полковника или профессора, Горазд испытал неприятное чувство. Там, в поле, эльф был врагом убивавшем солдат, а здесь он получается уже не враг и не пленник? Что-то во всём этом было неправильно.

Что-то неприятное было.

Тем временем полковник Городнёв начал говорить и весь зал превратился в слух. Говорил полковник недолго и если ещё больше ужать его речь, то он сказал, что всех присутствующих собрали в отдельное специальное подразделение. Главная задача - обеспечить безопасность научной группе и возможность им проводить исследование. Командование над сборным контингетом принимает лично он - полковник Городнёв. Со стороны учёных главным будет профессор Непийвода и ему передаётся слово.

В отличии от бросавшего короткие рубленные фразы, профессор Непийвода был словоохотлив. Тепло поприветствовав собравших, он явно нацелился прочитать небольшую лекцию.

-Душечки мои, знаете ли вы что такое Великая Сфера? -спросил профессор и сам же поспешил ответить: -Это совокупность множества землеподобных планет связанных между собой пока не совсем понятным нам способам. Сами миры находятся на громаднейшем удалении друг от друга. Пока мы даже не можем представить размеры этой сферы. Известно только, что она бесконечна и что она расширяется. Примером этого может служить наша собственная планета Земля двенадцать лет назад вошедшая в великую сферу миров.

Как это произошло? Может быть "сфера" есть некоторая область пространства, в которую буквально влетела наша солнечная система? Или же существуют какие-то агенты, механизмы или, может быть, сущности, которые разлетаясь всё дальше, ищут новые, подходящие под заданные критерии миры и "подключают" их? Кто и когда создал сферу и была ли она создана вообще или является таким же неотъемлемым свойством глобального континуума как время, расстояние или гравитация? Какова "топология" сети переходов? Мы знаем, что на одной только Земле проросли не менее полутора сотен портальных площадок. С одной площадки можно открыть врата примерно к нескольким десяткам других портальных площадок в иных мирах. Есть ли какая-то закономерность в связях между мирами?

Найти ответы на эти многие другие вопросы и предстоит группе учёных, под моим руководством. Потому, что все, кто находится сейчас в этом зале. Все, кто включён в специальную группу - отправятся в путешествие по другим мирам!

Переждав дружный вздох и последующую за ним волну перешёптываний, профессор продолжил: -Да-да, вы не ослышались, мои дорогие. Всем вам выпала уникальная возможность сопровождать нашу научную группу в этом увлекательном путешествии. А нашим проводником. Тем, кто откроет человечеству врата между мирами, будет наш дорогой друг и союзник Эйренивэль. Он эльф, как вы могли уже заметить.

Дальше последовали многословные рассуждения, причём профессор напирал на огромную пользу, для науки которую принесёт длительный поход "за грань". Горазд мельком заметил Катю. Она, вместе с каким-то парнем, выносили наглядный материал, иллюстрирующий слова профессора, когда тот всё-таки не сдержался и закатил небольшую лекцию. Потом контрразведчики собрали со всех присутствовавших строгие подписки о неразглашении и всё прочем.

И даже поздним вечером, Горазд никак не мог успокоиться.

-Другие миры! -восхищался он громким шёпотом. -Кто бы мог подумать? Какие удивительные вещи можно будет найти и узнать во множестве миров?

Уставший слушать его непрекращающиеся восторги, Золотилов отозвался: -Как знал, что нас опять бросают в самое пекло!

-О чём ты говоришь?

-Думаешь эти путешествия через открытые эльфом врата только чтобы умники набрали себе гербарии из неизвестных науке трав? -зло ответил Николай. -Чёрта с два! Уверен, что начальство уже разработало план напасть на демонов в их родных мирах, где они не ожидают. И роль ударного кулака отведена именно нам. Почему думаешь потребовалось так много танков и всех остальных? В этом "специальном подразделении" солдат наберётся на маленькую армию.

Горазд широко открыл глаза: -Получается эльфы теперь за нас? Хотя бы некоторые? Если они откроют путь, демоны не простят.

-Может быть договорились с эльфами. А может быть собираются использовать втёмную.

-Но почему тогда так мало собрали? Большая армия была бы лучше, чем маленькая!

-Как сказать. Как сказать, -отговорился явно успевший что-то там разузнать по своим каналам первый пилот.

-Расскажи пожалуйста, - взмолился Горазд, которому стало явно не до сна. Он вообще сомневался, что сумеет закрыть глаза раньше, чем наступит завтрашний день.

Немного поломавшись и подразнив напарника, Золотилов сжалился и спросил: -Думаешь нас зря назвали охранным подразделением? Мы и будем именно что охранять. Прикрывать, так сказать. Ясно что ни у кого сейчас нет лишних сил и средств, чтобы вторгаться в чужие миры и захватывать точки контроля и влияния. Нам бы сейчас хотя бы свою собственную планету отвоевать у демонов и инфералов. Но раз не получается захватить, значит остаётся только уничтожить. Пара десятков самоходных артиллерийских систем повышенной дальнобойности, плюс атомные снаряды равно многоразовый миниатюрный апокалипсис. Выйти из врат, отстреляться и сбежать обратно. А все остальные силы, включая шагающие танки, нужны только чтобы расчистить плацдарм и дать артиллеристам время на подготовку к стрельбе. И чтобы потом сдерживать разозлённые полчища, если те подоспеют раньше, чем артиллеристы успеют свернуться и сбежать через врата. Вся эта научная чушь только для отвода глаз.

-Ты точно знаешь? - спросил Горазд.

-Я знаю, что склады со специальными боеприпасами расконсервировали и свозят сейчас к Когалыму. И что в "научный поход", помимо всех прочих, идут двадцать, с лишним, артиллерийских платформ способных уверенно забросить эти самые спецбоеприпасы на расстояние порядка восьмидесяти километров и дальше. Вот и думай тут.

Но вопреки своим собственным словам, Николай не оставил Горазду времени на размышления, буркнув: -А вообще говорить о таком вслух не стоит. Правильно я угадал или нет, это командованию виднее. Давай лучше спать ложиться. На нашем с тобой месте в цепочке командования и подчинения много думать вредно.

-Почему вредно? - спросил Горазд не удержавшись.

-Потому, что можно напугать самого себя до икоты и ночью не выспаться, -отозвался Николай. -Может быть ещё всё обойдётся. Пособирает профессор иномирные цветочки, да поймает пару инопланетных шестиногих кроликов и на этом дело закончится.

-Правда думаешь, что так и закончится?

-Не думаю. Но могу же я хотя бы раз ошибиться! - в сердцах воскликнул Николай.

Глава тринадцатая. Не толерантные к людям миры

В Аэлонолене, столичном городе Теневого королевства, на улицах неспокойно. План четырёх великих домов собрать всех молодых, горящих жаждой действий и жаждущих перемен эльфов и отправить их на далёкую Землю где они либо сложат буйную голову, либо вернуться отягощённые награбленным и, следовательно, гораздо более спокойными - не оправдался.

Нет, по началу всё шло очень даже хорошо. Богатые дары, переданные Ашарх~Иш~Ашем в качестве предоплаты, моментально поделили между собой, оставив малую толику, чтобы зазывать не входящих в дома простых эльфов или едва сводящих концы с концами аристократов вроде младших сыновей младших сыновей какого-нибудь захудалого дома. Сначала в далёкий непокорный мир отправились десять тысяч эльфов. Через неделю уже пятьдесят тысяч. И число желающих заняться геноцидом низшей расы, а заодно обогатиться в процессе, росло стремительными темпами. Но так продолжалось недолго.

Прошло несколько десятидневок и обратно, в Теневое королевство, потёк редкий ручеёк. Сначала это были только получившие серьёзные раны эльфийские воины. Но чуть позже к ним присоединились многочисленные дезертиры, желающие только как можно скорее убраться подальше от проклятого нового мира, не взирая на прописанные в контракте санкции. Подобных трусов становилось всё больше. Они рассказывали ужасные вещи и были готовы столетия напролёт горбатиться на самой тяжёлой работе отрабатывая неустойку, лишь бы только никогда вновь не оказаться под плотным пулемётным огнём или не попасть под обстрел из тяжёлых огнемётных систем, когда на огромной площади выгорает сам воздух.

Выслушав рассказы вернувшихся, поток добровольцев, желающих развлечься завоеванием аборигенов из далёкого нового мира практически исчез. Выполняя заключённое с демоном-принцем соглашение, великие дома принялись принудительно отлавливать босяков, формировать из них подобия отрядов и посылать в качестве наёмников. Такая политика не могла остаться без ответа. Тут и там, словно цветы в жаркую погоду, вспыхивали и распускались множество восстаний. До какого-то момента их получалось давить личными гвардиями четырёх домов, но только до тех пор, пока не вмешался революционный комитет, объединяя и координируя восставших.

Великие дома сформировали несколько карательных экспедиций, утихомирив наиболее мятежные районы. Но стоило в одном месте залить пожар восстания кровью, как тут же вспыхивало ещё в десятке других мест. И если первоначальные лозунги звучали как "хватит отправлять эльфов на смерть во имя интересов демонов!". То сейчас, ощутившие силу восставшие, во главе с лидерами и провокаторами из комитета, требовали уже совсем иного. Они требовали власти. Разумеется, не настолько прямо, но это неизбежно подразумевалось. Обвиняя во всех грехах четыре великих дома, революционный комитет обещал одновременно и сбросить накинутое демоническим Легионом ярмо, и восстановить Империю Тени во всём блеске её былого величия, и построить свободное обществе где не будет места угнетению одного эльфа другим эльфов, а работать станут исключительно рабы из низших рас.

Великий город Аэлонолен, заложенный ещё во время расцвета эльфийской империи и переживший проигранную войну с демонами, падение империи и приход к власти совета из четырёх великих домов, нынче пылал. Эльфы сражались с эльфами на его просторных улицах и прекрасных проспектах. Кварталы, принадлежавшие великим домам, где жили их представители, воины и слуги, представляли из себя город в городе и крепость в крепости. Не раз и не два захватившие пригороды столицы, восставшие пытались штурмом взять резиденции великих домов. И каждый раз откатывались, понеся значительные потери.

Тем временем к Аэлонолену стягивались верные правлению четырёх домов войска из регионов. Ещё немного и восставших начнут планомерно выдавливать из столицы. Мятежников закроют в захваченных ими провинциях, блокируя как заразу, не давая распространятся по изрядно ослабленному от этой болезни телу эльфийского государства. После этого додавить восставших до конца и искоренить будет лишь делом времени.

В комитете прекрасно понимали, что их единственный шанс это в течении нескольких дней наголову разгромить великие дома и тогда, может быть, удастся договориться с приготовившейся отбивать столицу армией. Отруби змее голову и её хвост будет далеко не так страшен. Но в этом плане ровно одна загвоздка - как в течении короткого времени и имея в подчинении скорее разъярённую толпу, чем профессиональные войска, захватить массивные укрепления веками возводимые четырьмя домами по границам своих кварталов?

Опираясь исключительно на внутренние силы, задача не имела решения. Но в том-то и дело, что каждая из сторон прямо рассчитывала на помощь извне. Революционный комитет надеялся, как можно скорее, получить обещанные ему сверхмощные бомбы, которые невозможно будет отследить заклинанием поиска так как в них нет ни грамма магической субстанции. Великие дома молили о помощи Владыку доминиона багрового пламени. Если у большей части эльфов зависимое положение их мира вызывало разной степени активности несогласие и желание возвратить времена расцвета эльфийской империи, то правителей четырёх домов текущее положение вполне устраивало. Выплачивая дань Доминиону, они оставляли себе вполне достаточно, чтобы всеми силами защищать существующее положение дел.

И в сгорающем в огне гражданской войны Теневом королевстве вопрос стоял остро: кто успеет первым? Пришлют ли свои бомбы земляне. Или Владыка доминиона выделит несколько демонических орд в помощь своим вассалам и для окончательного усмирения мятежников?

***

В другие миры проникали постепенно. Сначала несколько пробных вылазок в открываемые Эйренивэлем врата. Учёные радовались как дорвавшиеся до песочницы дети, собирая экземпляры незнакомых растений и животных, и проводя астрономические наблюдения.

Потом пришёл черёд более длительных экспедиций, когда уходили на несколько дней от портальной площадки в мире, характеризованном эльфом как нейтральный и никому не нужный, глухие задворки великой сферы. Очень сухой мир почти полностью покрытый серым, мелким песком. В разнесённых друг от друга на сотни километров небольших оазисах ютились местные обитатели. Маленькие, едва ли по пояс взрослому человеку, похожие на крыс существа с хитрыми зубастыми мордочками и короткими хвостами. Из-за огромных расстояний, разделяющих обитаемые оазисы их цивилизация застопорилась на первобытном уровне. В какой-то мере это их и спасло. Сухой, пустынный мир, где проживало едва ли тысяч сто разумных не интересовал Легион.

Наблюдая из кабины мизгиря как ветер гонит песочные волны и стелет барханы, Горазд зевал и с нетерпением ожидал окончания дежурства. Непонятно от кого следовало защищать рассекающих на ширококолёсных машинах учёных в этом пустом мире. Однако регламент явно приписывал сопровождать гражданских не меньше, чем двумя боевыми машинами и шагающие танки, словно гигантские хищные насекомые, послушно бежали следом за обогнавшими их багги.

Из-за сыпучей поверхности мизгири передвигались не на четырёх, как обычно, конечностях, а на шести. В двух оставшихся несли контейнеры с той частью оборудования, которое учёные согласились доверить грубым солдафонам. Стальные ноги с силой вонзались в песок, но из-за расширенной "подошвы" и того, что в один момент времени опирались на землю и распределяли общий вес не меньше четырёх конечностей, глубоко не проваливались. Правда скорость при таком способе передвижения не превышала пятидесяти километров в час.

Со всех сторон песок одинаково серый. Он не лежит спокойно, постоянно переливается, сдуваемый ветром. Пройди по одному месту сейчас, вернись спустя пару часов и можешь не узнать его. Дующие, казалось, во все стороны разом потоки ветра постоянно и беспрерывно лепили новый узор из податливого материала и тут же разрушали выполненный ранее.

Наверное, наблюдая за медленным перемещением песочных барханов, хорошо было бы медитировать. Только вот Горазд не умел медитировать и ему банально хотелось спасть. Однообразный пейзаж навевал скуку и усыплял. Танк шёл в автоматическом режиме под управлением умной электроники. Вмешательство операторов практически не требовалось.

К сожалению, спать Горазду было нельзя. Хотя бы один пилот должен быть готов в любой момент перехватить управление у автоматики и находится в постоянной боевой готовности. А так как Николай давно и сладко дрых, используя управляющий ложемент как постель, то находится в постоянной боевой готовности взять на себя управление машиной приходилось Горазду. Только и оставалось, что смотреть как очередной наметённый ветром песчаный холм сменяется другим и так до бесконечности.

Примерно раз в один или два часа, состоящая из четырёх багги и двух мизгирей кавалькада останавливалась. Учёная братия, словно деловитые мураши, выбирались из своих автомобилей, торопливо развёртывали оборудование, проводили измерения, потом сворачивали всё обратно и дальше в путь.

Такие минуты отвлекали Горазда от монотонной картины пробегающей мимо пустыни. Когда учёные определялись с конкретным местом, Катя показывала пальцем, и он опускал тяжёлый контейнер. Пока учёные снимали защитную оболочку с контейнера и подключали его к реактору одного из мизгирей, Горазд наблюдал за Катей. Чтобы не потеряться в море серого песка, учёные носили яркие комбинезоны и повязывали на головы косынки, иначе в волосы мигом забивались мелкой песчаной пылью. С высоты кабины, девушка походила на диковинное насекомое с яркой, предупреждающей об опасности, раскраской.

Какое-то время учёная братия колдовала над прибором, потом устанавливали обратно снятые стенки, превращая его в контейнер и отключали питание. Горазд осторожно поднимал сложенный контейнер двумя свободными манипуляторами и помещал на спину мизгиря. Потом снова часа или два монотонного скучного движения и следующая остановка.

Горазд вспоминал короткий разговор с Катей, пока грузились и размещались остальные учёные. Он сам тогда, как только увидел её, выходившую вместе с остальными, открыл колпак кабины, спрыгнул на землю и подошёл к девушке.

-Я тебя почти не вижу последнее время, -сказал Горазд. -Почему не отвечаешь на мои сообщения?

-Так много работы, -отмахнулась Катя. -Здесь целый новый мир. Но на его исследование нет времени! Профессор и подполковник требуют переходить ко второй части и двигаться дальше. Виталик, я и остальные, пытаемся урвать хоть что-то! Может быть разрешение, полученное на вот эту вылазку последнее и если не получится сейчас, то придётся ждать когда мы сюда вернёмся. Если вообще вернёмся.

Горазд спросил: -Что не получится?

-Не получится найти следы древней цивилизации, -объяснила Катя. -Виталик считает, что под песком может быть похоронена гораздо более развитая цивилизация. Выжившие в оазиасах крысолюды её остатки. А может быть здесь когда-то и вовсе властвовала совсем другая раса.

-Подожди-подожди, -попытался сосредоточиться Горазд. -Здесь ведь нет ничего кроме песка. Так нам говорили?

-Виталик считает, что есть. Точнее, что было когда-то давно-горячо возразила Екатерина.

Девушку окликнули со стороны автомобилей. Она хотела бежать, но Горазд удержал.

-Что ещё за Виталик, о котором ты с таким придыханием говоришь? -спросил он подозрительно.

-Я с ним работаю.

-Это понятно. Но кто он такой?

-Он - гений! -Катя вырвалась и убежала к последнему, ожидающему её автомобилю.

Горазду ничего не оставалось как развернуться и поспешить к своему мизгирю. Высунувшийся из кабины по пояс Николай протянул руку и помог забраться.

-Давай рули тут, а я пока посплю, -отдал он руководящее указание.

Этот разговор и прокручивал в голове Горазд, пытаясь во время остановок для проведения измерений, вычислить кто из учёных может быть тем самым Виталиком, который вроде как гений. Пока имелась только одна кандидатура - здоровенный парень с кислотно-зелёной повязкой на голове. Вообще странно такого типа увидеть среди учёной братии. Любое отделение технопехоты его бы с руками оторвало.

Горазд уже почти уверился, что именно этот тип и есть тот самый Виталик, если бы система не подсвечивала бы его как дружественного бойца из штрафного батальона. Штрафник, значит переметнувшийся на сторону людей инферал. Было очень сложно поверить, что Виталик на самом деле инферал. С другой стороны, сам факт того, что "раскаявшейся" выкормыш бездны искупает своё предательство не на фронте, не в первых рядах, а спокойно себе маринуется среди учёных в глубоком тылу, тоже выглядел довольно странным.

Может быть правда этот перебежчик какой-то большой учёный ещё с довоенных времён? Инфералом мог стать каждый. Каждый, кто поддался на искушение или просто оказался трусом и предателем, готовым пойти на что угодно, чтобы только сохранить свою жалкую жизнь.

Очередная остановка. Снова учёные сгрудились вокруг прибора. Как понимал Горазд это было что-то вроде просвечивающего песок томографа. Учёные искали крупные твёрдые объекты, желательно геометрически правильной формы, которые могли бы являться руинами оставшимся от гипотетически существовавшей развитой цивилизации и похороненные под слоем песка. Тип в кислотно-зелёной повязке, который мог быть Виталиком и Катя держались рядом. Иногда они наклонялись друг к другу и о чём-то переговаривались. Горазд почти уже решился использовать направленный микрофон, чтобы подслушать о чём там они могут говорить, но тут учёные вдруг забегали, словно им плеснули под хвост керосина. Их громкие крики разбудили спавшего Николая, а Горазд, от неожиданности, неловко дёрнулся всем стальным телом шагающего танка, подумав, что на них вдруг кто-то напал.

Секунду спустя он сообразил, что опасности нет, просто учёные бурно и дружно чему-то радуются. Наверное, нашли свои долгожданные руины.

-Чего они там? -спросонья поинтересовался Золотилов.

Николай сам отдал команду открыть колпак кабины. Тотчас свежий кондиционированный воздух сменился горячим, сухим и словно наждак дерущим горло воздухом утонувшего в песках мира.

Высунувшись из кабины по пояс, Николай крикнул: -Нашли развалины?

-Лучше! - ответил ему какой-то учёный. -Гораздо лучше! Похоже мы нашли нефтяную полость и очень близко к поверхности. Пробивай колонку и качай!

Радость учёных была понятна. Нефть - это еда, всевозможные виды пластмасс, такое дефицитное сырьё для химической промышленности. Наконец нефть - это дармовая энергия, хотя сжигать ценные углеводороды в ядерный век суть варварство и дикость. Кроме того, наличие нефти подразумевало, что в далёком прошлом в этом месте было полно органики. Значит гипотеза Виталика получила хоть и косвенное, но весьма весомое подтверждение. Теперь командование явно не забросит песчаный мир. Здесь наверняка развернут производства, а значит и дадут учёным карт-бланш на дальнейшие исследования. Кто знает сколько ещё загадок и находок таят серые пески?

Учёные обнимали друг друга и хлопали по плечам, радуясь неожиданному открытию. Николай и тот, кричал какие-то поздравления, довольный тем, что выспался и что больше не придётся таскаться по однообразной пустыне.

Только Горазд ничего не кричал и не радовался. Он смотрел на то, как тот тип в повязке цвета раздавленного кузнечика, в порыве чувств обнял и крепко целует его Катю. Это не просто дружеский поцелуй. И когда они наконец оторвались друг от друга, Катя, словно вспомнив о чём-то, вырвалась из объятий здоровячка и виновато посмотрела в сторону мизгиря, но тот уже стоял с закрытым колпаком. Только солнце блестело на верхней половине яйцевидной кабины.

Неожиданно начавшийся закрываться колпак чуть было не придавил Николая, но тот даже не возразил.

-Что думаешь делать? -спросил Золотилов.

-Ничего.

-Прямо совсем ничего? -не поверил первый пилот.

Горазд спросил: -Ты видел какой он здоровый? Ещё и инферал вдобавок. Кто вообще сможет один на один, голыми руками набить морду инфералу? А если с оружием - мне под трибунал попадать не охота. Девчонок ещё будет очень много.

-Ты становишься взрослым, -сказал Николай и предложил: -Знаешь, давай на обратном пути я поведу.

Обратный путь, без остановок и напрямик, показался гораздо более коротким. Пара часов и они на базе, среди десятка спешно возведённых строений прямо посредине песков, вокруг портальной площадки, куда открывались врата с Земли.

Но сейчас на базе царила нездоровая суета. Можно было подумать, это из-за найденной нефти, но суета была совсем не радостная. Тревожная суета. Оставив мизгиря в ангаре, пилоты узнали, что во время их отсутствия засекли дракона. Чёрт знает откуда и зачем он здесь взялся. Может быть кто-то из высших демонов решил поохотиться на местных крысолюдов. А может быть просто крылатый вестник пролетал через этот мир транзитом, следуя от одной портальной площадки до другой. Проблема в том, что ящер и его всадник их точно видели и сумели скрыться, пока расслабившиеся зенитчики соображали куда бежать и в кого стрелять. Если дракон и его всадник относились к доминиону багрового пламени, то демоны вот-вот могут узнать, что люди научились выходить через врата в иные миры. Рассиживаться дальше больше не оставалось времени и даже новость о находке нефтяной полости отходила на задний план.

Спешно открывались врата. Со стороны Когалыма переправлялись в песчаный мир недостающие люди и оборудование. База сворачивалась. Здания и те разбирались на отдельные модули, чтобы ничего не свидетельствовало о присутствии тут людей.

Командование собиралось срочно, прямо сейчас, отправляться в поход по песку до ближайшей портальной площадки откуда, по словам эльфа, можно попасть в мир демонов. Теперь уже ни для кого из записанных в специальные войска не являлась тайной настоящая цель похода по иным мирам. Два десятка с лишним дальнобойных артиллерийских комплексов ещё довоенного производства и ожидающие своего часа атомные снаряды должны будут показать демонам, что люди способны не только обороняться, но и перенести войну на их территорию, сжигая дотла города-ульи. Это будет карательный рейд. Месть за все двенадцать лет непрекращающегося вторжения.

Только вот, Горазд не понимал одного, зачем в карательный рейд, из которого не очень много шансов вернуться тащить с собой балласт в виде учёных? Почему не отправить их прямо сейчас обратно на землю. Но видимо имелись какие-то веские причины, неизвестные ему.

Через два часа, после возвращения и получения подкрепления с земли они уже выступили. Впереди лежал не такой долгий путь через пески до другой портальной площадки, а потом ответный визит в миры демонов и сгорающие в атомном пламени чужие города.

На фоне всего этого Горазд даже удивился тому, что никак не может перестать думать о Кати и том здоровяке, Виталике-инферале.

***

В ставке генерального штаба собралось высшее армейское командование из тех, кто не оставался сейчас на передовой, лично подталкивая забуксовавший каток зимнего наступления. Здесь же находились члены высшего совета, включающего глав направлений: производственников, научников, медиков и администраторов.

Зал ярко освещала большая красивая люстра, похожая на те, что раньше висели в театрах, возможно, как раз и перенесённая из какого-то театра или дома культуры, или из крупного административного учреждения старого мира. Кроме важной и блистающей, словно прим-балерина, люстры, зал дополнительно освещал десяток настенных светильников.

На большом экране глава аналитического отдела Илья Неркаги транслировал видеоматериалы, иллюстрирующие его доклад об общем положении на фронтах. Позже генералы должны будут уточнить его, подробно отчитываясь каждый по своему направлению. Сейчас генералы слушали доклад главы аналитического отдела вполуха, подготавливая ответы на вопросы Верховного, которые тот может задать во время их докладов.

Леонид Сергеевич Башуров сидел на последнем из трёх рядов, охватывающих полукругом кафедру докладчика за которой выступал Неркаги. Сидевшим на двух первых рядах генералам и советникам было немного неуютно и хотелось обернуться, чтобы проверить не на их ли затылок задумчиво смотрит Верховный и не им ли в спину вперил тяжёлый взгляд глава управления контрразведки Ветлицкий? Не первый раз совещание проходит в подобном формате, но каждый раз хочется обернуться и никак не привыкнешь. Из-за привычки Башурова всегда садиться на самом последнем ряду, сложилась ситуация, когда последний ряд считался наиболее привилегированным. Считалось: тем, кому досталось место на заднем ряду, рядом с ним самим, Верховный особенно благоволит и к чьей работе он имеет серьёзных вопросов на данном совещании.

-Объединённые армии ямало-ненецкого округа и республики Коми полностью освободили Сургут. Форсирована река Обь, идут бои за пригороды Нефтеюганска, -докладывал и одновременно показывал на карте главный аналитик. -По данным разведки в Нефтеюганск демоны собрали от ста пятидесяти, до трёхсот тысяч человек. Командующий объединённой армией опасается повторения сургутского сценария, когда путём постоянных жертвоприношений над городом был создан "щит праха", сводящий эффективность артподготовки и ракетных обстрелов к нулю. Напомню, что накрытый "щитом праха" Сургут тогда пришлось отбивать во встречных боях, что привело к неоправданно высоким потерям в ударных танковых и пехотных частях.

Также, как и в освобождённом Сургуте, демонам удалось восстановить имевшиеся в районе Нефтеюганска нефтеперерабатывающие мощности, поэтому, кроме географического расположения, город имеет значительное производственное значение в экономике демонов. Точнее, в укрепляющейся на глазах экономике образованного демонами преступного псевдогосударства под марионеточным управлением инфералов. В окрестностях города замечено скопление гигантов классов "крушитель" и "гидра". В городе расквартированным две когорты демонического легиона. Так как каждая когорта повинуется высшему демону, то при штурме предстоит встреться минимум с двумя из них. Бои за город обещают быть жаркими, но в случае успеха мы решаем сразу две стоящие перед нами задачи. Полностью закрываем дефицит углеводородов для собственной химической промышленности и одновременно создаём резкий недостаток энергоресурсов для пытающихся выйти на промышленные темпы производства заводы инфералов строящих примитивные танки. Кроме того, значительные объёмы добытой нефти, демоны тратят на обогрев своих орд, тем самым экономя магическую силу. Пусть помёрзнут, пока зима ещё не закончилась.

Некраги выпил воды и продолжил: -Из неприятных новостей: враг активно и не без ущерба для нас применяет диверсионные группы, состоящие из прокаченных инфералов вооружённых высокотехнологичным ручным оружием и опытных эльфийских воинов. К счастью эти два вида диверсантов практически не смешиваются, действуют отдельно, каждый с присущей ему тактикой. Армейская контрразведка отдельно отмечает возросший уровень подготовки диверсантов-инфералов. Предполагается, что их тренируют предатели из числа ушедших, вместе с бывшим адмиралом Кравцовым, морские пехотинцы.

После того как прозвучало имя предателя адмирала по залу пронёсся шёпот сжавшихся рук и волна скривившихся в гримасах лиц. Над одним из советников замигал огонёк, показывая, что он хочет задать уточняющий вопрос.

Глава аналитического отдела кивнул: -Пожалуйста.

Советник, отвечавший за часть военных производств, напряжённо уточнил: -Известно откуда отродья раздобыли образцы высокотехнологичного оружия?

Его крайне волновало, не на вверенных ли ему производственных мощностях произведено доставшееся демонам оружие? Задав вопрос, в ожидании ответа, он, кажется, физически ощущал тяжёлый взгляд Ветлицкого с заднего ряда. Пусть даже лично он не виноват в утечке высокотехнологичного вооружения на другую сторону фронта, но, по мнению обласканного Верховным контрразведчика: не доглядел или не предусмотрел - значит виновен. А вопрос действительно очень серьёзен. Запросто потянет на высшую меру социальной защиты.

-Судя по захваченным нашими солдатами образцам, доставшееся демонам оружие ведёт происхождение с одного из довоенных армейских складов. Двенадцать лет оно пролежало нетронутым, но похоже демоны недавно обнаружили сохранившийся армейский склад. Судя по интенсивности нападений и диверсий, численность диверсионных групп составляет пару тысяч человек, то есть инфералов. В данный момент разведка и сотрудничающие партизанские отряды пытаются отыскать центр подготовки диверсантов. Ускоренная прокачка инфералов, как и развитие демонов, требует значительного числа жертв.

-Какое конкретно вооружение? -осмелился задать вопрос советник. Информация о том, что оружие демоны нашли на одном из забытых во время отступления складов, изрядно его успокоила. Успокоила настолько, что прозвучавшее имя адмирала-предателя он, в отличии от остальных, пропустил. Главное - виноват не он и проблема лежит в чужой зоне ответственности. Думать так не слишком правильно, но советник никогда не считал себя слишком храбрым или слишком правильным человеком. Он действительно хороший администратор и именно за это свой талант организатора заслужил место в верховном совете.

-Диверсанты использовали исключительно ручное оружие. Часто применяли примитивные по конструкции и взрывчатому веществу мины, но это явный новодел, не из старых запасов, -пояснил Неркаги. -Отсутствие техники, вроде самоходных мин, дронов и так далее, можно объяснить тем, что найденный склад не содержал её или был частично разрушен. Кроме того, мы надеемся, что демоны, при подготовке диверсантов, испытывают сильные проблемы с кадровым составом. Всё же не каждый согласиться стать инфералом, а из их числа не каждый готов воевать против бывших товарищей. А из тех, кто готов, далеко не все обладают необходимыми навыками. Аналитический отдел полагает, что если число диверсионных групп, сформированных демонами если и будет расти, то за счёт падения качества, так как им придётся привлекать к участию не обладающих специальной боевой подготовки инфералов-предателей. А вот рост численности эльфийских диверсионных отрядов вполне возможен.

-Какие действия предпринимаются для противостояние новой тактике противника? -это уже вопрос от военных. Вопрос важный. Пока диверсанты действовали только на одном из фронтов, но кто говорит, что так будет всегда? Поэтому надо заранее перенимать опыт товарищей по ликвидации угрозы.

-Наиболее эффективными оказались контртеррористические группы, сформированные из инфералов сражающихся на нашей стороне, из так называемых штрафников, -улыбнулся Илья. -Подробнее позже расскажет начальник управления контрразведки, так как идея формирования контртеррористических групп принадлежит ему, и он же курирует их деятельность. Разрешите продолжить доклад.

Картинка на большом экране сменилась. Тоже карта, но уже другой части России.

-Армия чукотско-якутского края начала подготовку к освобождению Нерюнгри. Сроки освобождения города оцениваются в шесть-восемь дней. Демоны не считают город Нерюнгри ценным и особых проблем с его освобождением не предвидится. Главная задача, стоящая перед армией чукотско-якутского края - скорейшее освобождение города, чтобы демоны не успели вывезти, вырезать или принести в жертву запертых в городе жителей.

Дальше перед армией поставлена сложнейшая задача выхода к линии Усть-Ильменск, Уст-Кут, Магистральный, Севербайкальск. Выполнение этой задачи максимум и успешное удержание освобождённых городов полностью завершит освобождение республики Саха и послужит основной для развития освободительного наступления в иркутской области следующей зимой.

Армия красноярского края без боя заняла окрестности посёлка Ермаково и активно развивает наступление вниз от Енисея. Серьёзного сопротивления на этом направлении пока не встречено. Темп наступления ограничен скоростью возведения долговременных укреплений в ключевых точках новой линии фронта, чтобы удержать освобождённые земли будущим летом. Также много работы у управления контрразведки по первичному распределению и фильтрации освобождённого населения. Не редки случаи, когда среди освобождённых людей пытаются затеряться маскирующиеся под обычного человека инфералы для выполнения задач разведки или террора. Солдаты вынуждены множество раз подвергать чистке уже, вроде бы, проверенные территории в поисках впавших во временную спячку тварей.

Армия мурманской области, единственная, чьи подразделения почти не задействованы в наступлении, выполняет задачу по охране города Мурманска и сосредоточенных в нём уникальных авиационных заводов. Хочу лишний раз подчеркнуть уникальность сосредоточенных в Мурманске производств. На данный момент там собран уровень технологий, не оставшийся более нигде в мире. Если Соединённые Штаты пока ещё могут как-то поддерживать в рабочем состоянии остатки своей авиации, то мы не только чиним уцелевшие в войне высокотехнологичные истребители, но и уже как два года строим новые экземпляры Су-57 по характеристикам соответствующие произведённым до войны. Впервые за двенадцать лет, с начала вторжения, заложена новая единица стратегического бомбардировщика-ракетоносца. Напомню, что на текущий момент у России осталось всего три подобных машины и все они также дислоцированы на аэродромах под Мурманском.

Кроме защиты сверхважного производства военной авиации, армия мурманской области выполняет задачи по охране воздушного пространства нашего соседа - Северного Союза.

Подробнее ситуацию по другим государствам, входящим в коалицию человеческих стран, в первую очередь Соединённых Штатов, островных республик Гренландии, Исландии, Порт-о-Франсе и Северному Союзу, осветит в следующем докладе министр иностранных дел.

***

Появление дракона над расслабившемся в песчаном мире экспедиционном корпусом изрядно встревожило командование. Опасаясь потерять преимущество внезапности первого удара из-за того, что демоны узнают о появлении людей в других мирах, командиры гнали их маленькую, но очень кусачую армию в максимальном темпе.

Два дня по пескам с короткими остановками и вот они у следующей портальной площадки ведущей в мёртвый мир, откуда уже можно будет попасть в миры доминиона. Эльф открывает врата и держит их, сколько может. За это время через врата проходит примерно две-трети армии. Часовая передышка, во время которой Эйренивэль пьёт свои настойки, заедая сушёными корешками и какими-то длинными серебристыми листьями. Он говорит, что это листья мэлориэна, священного эльфийского дерева чей первый росток эльфы получили из рук своей лунной богини. Когда Николай их увидел, то сказал, что листья священного мэлориэна один в один как сухие лавровые листья, которые до вторжения продавались в магазинах пачками и добавлялись в бульон для аромата. Разве только более бледные, будто забытые на подоконнике и выгоревшие на солнце.

Отдохнув и забившись своим растительным допингом по самые уши, Эйернивэль повторно открывает проход и держит, пока не пройдёт последняя машина. В этой самой машине его самого провозят через портал и уже на другой стороне он, с облегчением, отпускает натянутые пространственные нити и врата закрываются.

Эйренивэль жадно пил из фляжки обычную воду, чувствуя, как невидимым прессом наваливается усталость, пока ещё сдерживаемая бурлящей в крови силой священного мэлориэна.

Подошедший капитан с недоверием спросил: -Значит вот это и есть мёртвый мир?

Вопрос не требовал ответа, поэтому Эйренивэль промолчал.

-Ожидал чего-то большего, -признался человек. -Что там был песок, что здесь. Здесь его даже меньше будет, на первый взгляд.

-Здесь нет оазисов, -сказал эльф. -Совсем нет ничего живого. Мёртвый мир лишён души. Её сожрали. Вначале демонические орды уничтожили защитников и поработили здешнюю расу, потом высшие демоны-принцы привели сюда Бездну, и она пожрала душу этого мира. Теперь вместо неё пустота и мир, стремясь её хоть как-то заполнить, тянет силы из всего живого, что попадает в него. Это не быстрый процесс. Вполне можно дойти от одной портальной площадки до другой, спрямляя путь через мёртвый мир. Но любое оставленное здесь на длительный срок растение или животное неизбежно погибнет.

-Что-то не чувствую ничего необычного, -возразил хомо.

-Вскоре почувствуешь. Сначала это возникнет тревога, источник которой определить не получается. Потом лёгкая головная боль и ломота во всём теле, как при высокой температуре. Затем головная боль станет невыносимой и потом ты умрёшь. Симптомы станут заметны дней через десять. Но мы пробудем в мёртвом мире от силы четыре дня, поэтому можешь не опасаться, человек.

-На эльфов действует так же как на людей?

-Отчасти, -улыбнулся Эйренивэль. -Высш... то есть обладающие магией создания способны прожить в мёртвых мирах дольше так как внутренняя сила защищает своих носителей и сначала она исчерпается до дна и только потом начнёт разрушаться тело.

Построившейся экспедиционный корпус готовился начать движение. Побежали по цепочки отданные команды и гигантскими хищными котами заурчали моторы.

Научная братия сидела с недовольными лицами, а профессор Непийвода недовольно фыркал, словно толстый кот, которого на старости лет заставили мыться в ванной. Военные строго запретили проведение каких-либо исследований и экспериментов. Сейчас их волновала только скорость. Нужно выйти к демонам и ударить, пока они ещё расслаблены и не ожидают нападения с использованием высокотехнологичного оружия. Пока их защитные укрепления вокруг портальных площадок во внутренних мирах Доминиона направлены против магического вторжения и характерного для него боя на близких дистанциях. Командиры надеялись, что защита демонов будет малоэффективна против дальнобойных и высокоточных артиллерийских комплексов. Это на Земле рогатые приучились бояться сыплющихся на головы снарядов и ракет, а во внутренних мирах доминиона демоны должны быть ещё непуганы. Это может быть хороший урожай, главное успеть начать жатву.

По мёртвому миру с выпитой бездной душой, гремя бронёй и сверкая блеском стали, мчалась мобильная армия собираясь вернуть демонам всё то, что они за двенадцать лет вторжения принесли людям с планеты земля.

***

Закончив рабочий день, президент Северного Союза, Юсси Хейккиненен, собирался домой. Он уже убрал документы в портфель и просто сидел, закрыв глаза, обдумывая принятые в течении дня решения и отдыхая. Все правительственные работники знали о привычке президента посидеть так несколько минут с закрытыми глазами, перестраиваясь с рабочего ритма на домашний и не беспокоили его. Но не в этот раз.

Дверь в рабочий кабинет тихо скрипнула, отворяясь. Почувствовав рядом присутствие другого человека, Юсси недовольно открыл глаз, собираясь устроить наглецу подходящую выволочку. Он даже успел набрать достаточно воздуха для начала выволочки.

Увы, но открыв глаза, пришлось весь набранный воздух тихонько спустить. Перед Хейккиненом, на стуле для посетителей, сидел тот, кому он был обязан тем, что до сих пор остаётся президентом Северного Союза. И вообще тем, что до сих пор остаётся живым. Когда прошлое правительство решило поднять мятеж, требуя дальнейшего сближения с Россией, вплоть до интеграции, этот человек убил их всех, устроив бойню. Точнее это существо, ведь сидящий сейчас перед Юсси в облике одного из многочисленных помощников и секретарей, уже несколько лет как перестал быть человеком.

Он смотрел прямо в глаза, чуть-чуть заметно улыбаясь. Видимо ему был приятен испуг Юсси.

-Че-е-ем обязан? -нашёл в себе силы начать разговор первым президент.

Он невольно покосился на камеру установленную в каждом помещении, включая президентский кабинет, как раз после той самой бойни, где погибла большая часть прежнего правительства.

-Не беспокойтесь, нас сейчас не смотрит никто посторонний, -успокоило существо.

Хейккинен не знал сколько точно инфералов проникло, с его разрешения, в высшие правительственные круги Северного Союза. То ли охраняя, то ли держа в заложниках президента. Похоже правительственную службу безопасности они успешно подмяли под себя. Но пока он ведёт себя правильно, ни ему, ни его стране, ничего не угрожает - вспомнил президент полученные от существа обещания прямо над ещё не остывшими трупами членов предыдущего правительства.

-Что-то произошло? -вновь спросил Хейккинен.

-Пришло время выполнить своё главное обещание, -ответило существо. -Уже завтра утром тебе позвонит Башуров. Эскадра адмирала Кравцова направляется к Мурманску. Стальной генерал будет требовать от Северного Союза выполнение соглашения о защите морских границ.

-Что я должен сделать?

-Заверить нового русского царя, что Союз непременно выполнит соглашение и выставит свой флот. Пусть твои капитаны разрабатывают план совместной атаки на эскадру вместе с русской авиацией.

-Но зачем? -не понял Юсси. -Раньше мы договаривались, что Союз должен только пропустить корабли адмирала Кравцова через наши воды. Я не хочу, в этой войне русских с русскими гибли норвежские и финские ребята.

-Пожалуйста дослушай, прежде чем перебивать, -попросило существо. И хотя попросило оно достаточно вежливо, спина Хейккинена мигом покрылась холодным и вдобавок каким-то липким потом.

-Итак, твои капитаны и русские лётчики разработают план совместной атаки на эскадру. Ваших совместных сил должно вполне хватить, поэтому стальной генерал не станет перестраховываться и собирать дополнительные силы и средства, тем более, что они сейчас нужны на своём месте, ибо с завтрашнего дня бои на всех фронтах станут гораздо более сильными, а напор демонов усилится в разы. Разумеется, это не касается границ Северного Союза, в соответствии с нашими договорённостями. Подумай, как будешь скрывать этот факт, если русские или американцы заинтересуются удивительным спокойствием на твоих границах, тогда как натиск демонов на всех остальных сильно возрастёт.

Когда корабли адмирала войдут в воды Северного Союза, твои капитаны, в соответствии с планом битвы, выведут и развернут свой флот. Важно, чтобы русские ничего не заподозрили до самого последнего момента. И только в последнюю минуту, после моего личного разрешения, ты сможешь отдать своим капитанам приказ возвращаться в порты. Таким образом русские истребители останутся в одиночестве, имя на руках план битвы разработанный с учётом союзного флота, твоего флота, который откажется в ней участвовать. Воздушное сражение будет с треском проиграно. Адмирал высадит десант под Мурманском и город будет взят. В конечном итоге, ещё до середины весны, оборона России треснет как ореховая скорлупа. Дальше придёт черед остальных государств, так называемого "свободного человечества". Единственной страной, сохранившей свою независимость, останется твой любимый Северный Союз с тобой во главе. Сомневаешься?

Юсси помотал головой.

-Правильно. Даже не сомневайся. Стоит взять Мурманск и Башуров проиграет. Его удачное контрнаступление заставило растянуть коммуникации и распылить силы. Русские армии выбьют одну за другой по одиночке и к следующей зиме весь континент перейдёт под власть Легиона. Следующие на очереди американцы, а потом и островные республики, но это уже не твоё дело. Лучше подумай какими территориями может прирасти Северный Союз. Посчитай какие из захваченных у русских производств смогут освоить и восстановить твои люди. Наши хозяева любят тепло, поэтому главным спросом будут пользоваться энергетическая промышленность. Если сумеешь восстановить производство мобильных ядерных реакторов, считай сильно поднимешься в глазах самого Наместника. Тепло и оружие, вот, что в первую очередь интересует высших демонов в нашем мире. Времена, когда демоны тупо разрушали всё, до чего могли дотянуться сейчас в прошлом. Ашарх~Иш~Аш вполне понимает ценность технологий и готов сполна платить тем, кто будет поставлять ему техноартефакты, особенно военные.

Юсси нашёл в себе силы спросить: -Не рано ли делить шкуру ещё неубитого медведя?

-К победе нужно быть готовым, чтобы суметь сполна воспользоваться её плодами, -ответило существо когда-то бывшее русским солдатом. Хотя... было ли оно им хоть когда-нибудь?

Глава четырнадцатая. Страшнее демонов.

Проклятый эльф обманул и привёл их не туда.

Никто ещё не успел ничего толком понять. В конце концов чёрт его знает, как должны выглядеть внутренние миры доминиона. Может быть и вот так - гигантские, словно увеличенные в два или даже три раза деревья. Стволы диаметром в пару метров уходящие вертикально вверх и упирающиеся в сплошной покров из переплетённых друг с другом веток на высоте примерно третьего или четвёртого этажа. При этом внизу довольно просторно, между стволами-колоннами спокойно проходил грузовик. Кустов и подлеска нет, видимо вечный сумрак не позволяет им разрастаться, зато полно светло-зелёного мха, отчего кажется будто почва имеет здесь зеленоватый оттенок.

Прорыв в сплошной листве имелся только непосредственно над портальной площадкой, будто что-то мешало ветвям расти и сплетаться над ней. Благодаря ему можно видеть, что небо в этом мире самое обычное, голубое. Зрительно большее, в сравнении с земным, солнце перевалило за высшую точку небосвода, значит местное время где-то около полудня.

Пока рядовые бойцы, задрав головы, разглядывали гигантские деревья, полковник уже послал за Эйренивэлем, но того нигде не нашли. Воспользовавшись минутной растерянностью, проклятый эльф спрыгнул с прошедшего через врата последним грузовика после чего буквально растворился в бесконечном лесу.

Когда посланные за эльфом контрразведчики вернулись ни с чем, полковник чертыхнулся и повернулся к профессору.

-Антон Геннадьевич, вернуться мы можем в любой момент самостоятельно?

-Да-да, всё верно, -отозвался профессор. -Хотите назад, по уже известному маршруту, хотите вперёд, но тогда придётся двигаться наугад.

-Как вы думаете, куда нас привёл чёртов эльф? - поинтересовался полковник.

-Нужно развернуть лабораторию, взять пробы воздуха, почвы, проанализировать биологический материал, -запричитал профессор.

-Обязательно, -пообещал полковник, - но позже. Что вы можете сказать мне прямо сейчас?

Сейчас? -удивился профессор Непийвода, после чего перевёл взгляд на окружающие их со всех сторон стволы-колонны. -Это феноменальный лес. Судя по тому как плотно сплетаются и даже врастают друг в друга ветви, а возможно и корни, можно предположить, что перед нами не скопище отдельных растений, а единый гигантский биом. Хотя для подтверждения этого утверждения конечно потребуется провести ряд дополнительных исследований...

-...думаю, что мы сейчас в так называемом "теневом королевстве" - родном мире эльфийской расы, -подал голос один из научных сотрудников профессора.

Взглянув на говорившего, полковник в который уже раз ощутил мимолётный когнитивный диссонанс, узрев двухметровую фигуру идеального тяжёлого пехотинца, способного тащить броню и оружие даже без помощи встроенного в броню экзоскелета носившую форму научного отдела. Как там его зовут? Кажется, Витя, хотя нет - Виталик.

-Виталий, вы совершенно правы, - кивнул полковник довольный тем, что его собственные мысли подтверждались.

Профессор Непийвода попытался вклиниться в его разговор с подчинённым: -Подождите, сначала нужно всё проверить, прежде чем строить гипотезы...

-Идите и проверяйте, -приказал ему полковник. -Разворачивайте свою лабораторию, думаю мы тут остановимся на какое-то время. Стройте укреплённый лагерь по варианту два, - это уже он бросил своим подчинённым.

-Виталий, подождите, -задержал он собравшегося идти следом за профессором учёного.

-Если этот мир действительно теневое королевство, то зачем бы Эйренивэль мог привести к себе домой чужую армию? -поинтересовался полковник.

Вздохнув, Виталик вернулся и без спроса уселся на одно из сидений. Сейчас, когда научная группа профессора ушла разворачивать полевую лабораторию и собирать материал для первичного анализа, а пара майоров, из свиты полковника, убежали командовать разгрузкой грузов и строительством укреплённого лагеря, в штабной машине стало просторно.

-Выскажу только свои предположения, -предупредил Виталик.

-Большего и не требую, -согласился полковник, усаживаясь, напротив. Ему был интересен этот молодой инферал, слишком ценный, чтобы заставить его искупать свою вину в первых рядах штурмового отряда, постоянно бросаемого на воздвигнутые демонами укрепления в ходе наступления на любом из фронтов.

Смирившись с незавидной ролью доктора Ватсона, вынужденного служить стеной, в которую какой-то другой Шерлок Холмс бросает мячик своих идей и предположений, Виталик начал рассуждать вслух: -Исходя из того, что этот мир действительно прародина эльфов. Проводник намеренно привёл нас сюда, после чего скрылся пока часовые, раскрыв рот, глазели на местную флору.

Услышав сентенцию про рты часовых, полковник поморщился, но возражать не стал. По факту именно так всё и произошло.

-То, что, с помощью портальной машины Антона Геннадьевича мы можем самостоятельно открывать врата и легко можем пройти по уже известному маршруту обратно, проводник не знает, -продолжил Виталик. -Следовательно, он полагает, что запер нас в этом мире. Немного странно говорить "запер" подразумевая в качестве места заточения целую планету, но пусть так. Тогда встаёт вопрос - зачем Эйренивэлю нужно было приводить экспедиционный корпус землян на свою родину? Может быть он всё ещё не до конца осознаёт разрушительный потенциал человечества и не представляет мощь специальных боеприпасов, но тем ни менее эльф должен понимать, что привёл в родные леса хищника, а не жертву.

Виталик замолчал, так как дальше пришлось бы вступить в область совсем уж необоснованных предположений. Он полагал, что полковнику известно гораздо больше. Но станет ли тот делиться с научником и тем более инфералом, вот вопрос.

-В целом совпадает с моими мыслями, -подтвердил полковник. -Как думаешь, что Эйренивэль будет делать дальше?

Виталик пожал плечами: -Полагаю, что рано или поздно эльф вернётся. Ему явно что-то нужно от людей и при этом он полагает будто загнал нас в ловушку. Наверняка он попытается получить нужное ему путём требований, шантажа и обещаний. Интересно было бы послушать, что именно он станет обещать.

И ещё интересно было бы знать, зачем эльфу потребовалось приводить маленькую, но обладающую очень большим разрушительным потенциалом армию землян в свой родной мир. Обострившаяся, после того как он принял силу бездны, даже без дополнительной подкормки чужими жизнями или, как её ещё называют, "прокачки" интуиция буквально вопила, что полковнику это известно. Но делиться информацией он не планирует.

-Умный ты парень, Виталик, -подвёл итог полковник. -Не думал перейти из учёных в аналитический отдел при штабе?

-Неужели вы сможете мне доверять? -удивился инферал.

Подумав, руководитель карательного рейда кивнул: -Твоя правда: пожалуй, что не смогу. Предложение снимается как несвоевременное. Ответишь на личный вопрос?

Виталик развёл руками: -Пожалуйста.

-Как может профессор Непийвода доверять, зная кто ты такой? Только его поручительство отделяет тебя от штрафбата. Словом, кого бы другого проигнорировали, а поручительство профессора Непийвода сам Ветлицкий лично принёс стальному генералу и тот разрешил. В порядке исключения, -поделился полковник. Похоже ему было действительно любопытно. Виталику такие подробности были неизвестны.

-Всё просто. Антон Геннадьевич знал меня ещё до того, как я перестал быть человеком.

В дверь штабной машины постучали и, не дожидаясь разрешения, открыли. На пороге стояла взлохмаченная Катя, похоже бежала.

-Профессор просил передать: первичный биоанализ закончен, -выдохнула она. -С вероятностью в восемьдесят два процента вокруг нас сейчас знаменитый эльфийский лес.

-Вы это по одним листикам и веточкам определили? -спросил полковник.

-Ещё двух жуков поймали и кого-то похожего на кузнечика, -рассказала Катя.

Повернувшись к Виталику, полковник сказал: -Благодарю за участие в мозговом штурме.

Виталику очень хотелось спросить, что полковник собирается делать дальше, но он кивнул и вышел. В конце концов планы и намерения руководителя карательного рейда могут считаться военной тайной и вообще не его дело. Тем более, что узнать их можно просто немного подождав и посмотрев, что будет происходить вокруг.

А ничего как раз не происходило. До конца дня научная группа профессора занималась анализами, спеша собрать как можно больше информации о новом мире. Когда стемнело и в прорехе над портальной площадкой стали видны звёзды, профессор и вовсе заскакал словно мальчик получивший долгожданную конфетку. Программа обработки рисунка звёздного неба смогла зацепиться за искажённые, но знакомые созвездия и выдала район их примерно местоположения. От земли их сейчас отделяли десятки парсеков или один шаг через врата.

Солдаты тем временем закончили строительство укреплённого лагеря и заодно собрали десяток жилых бункеров, складывая их из готовых модулей как из конструктора. Пространство вокруг засели самоходными минами и автоматическими огневыми точками, способными сражаться до самого последнего патрона или капли энергии в аккумуляторах со всем, что их не слишком сложные электронные мозги сочтут за требующую уничтожения цель.

Во все стороны разлетелись дроны и ещё в течении дня с них начала поступать прелюбопытная информация. Гигантский лес оказался отнюдь не бесконечным. Совсем близко, в каких-то десяти километрах обнаружилась настоящая крепость наполовину построенная, наполовину выращенная из сросшихся вместе стволов, подобно гигантской клумбе.

Тотчас в занятом строительством лагере объявили тревогу!

Работающие на манер экскаваторов, выкапывающие ямы под закладку быстровозводимых, сборных жилых бункеров, мизгири повылазили из уже выкопанных ям и приготовились к отражению возможного нападения. Но чем дольше исследовали крепость беспилотниками, тем больше становилось понятно, что нападения можно не опасаться. По крайней мере вот прямо сейчас. Уверенно контролируемая людьми территория уже растянулась на пять километров вокруг лагеря, а если учитывать контроль с беспилотников, то и вовсе не два десятка километров и это расстояние постоянно увеличивалось.

Найденная крепость явно строилась, а может быть выращивалась, чтобы оборонятся от нежданных гостей из других миров. Только вот к настоящему моменту она была пуста, если не считать попадающихся тут и там эльфийских трупов примерно двухнедельной давности. Тщательное исследование позволило предполагать, что и нападавшие, и защищающиеся относились к эльфийской расе и все полученные крепостью повреждения нанесены характерной для эльфов магией. Хотя последнее было только предположением. Кто и зачем захватил, а потом разрушил охранявшую портальную площадку крепость оставалось неизвестным.

Нашлись и другие следы цивилизации. Примерно в сорока километрах дроны обнаружили сразу две деревни, причём часть строений опять же была выращена в стволах огромных деревьев, а другая часть построена из камня и мёртвого (в смысле срубленного и распиленного) дерева. Обе деревни были жилыми. Операторы дронов немного понаблюдали за повседневной жизнью то ли эльфийских крестьян, то ли друидов. Остроухие экопоселенцы пасли похожих на зелёные стога сложенного сена животных, с ног до головы покрытых плотными зарослями мха. Серокожие тролли, явно находившиеся на нижней ступени местной иерархии, под присмотром пары эльфы зачем-то обкапывали по кругу одно из деревьев. Продолжить наблюдение не получилось так как дроны довольно быстро заметили и после удивлённого разглядывания и показывания пальцами обстреляли из луков. Несколько эльфов ударили магией. Потеряв сразу шесть беспилотников из роя, операторы отвели оставшихся в лес.

Если двигаться дальше в ту сторону, то лес редел. Порой даже сквозь сплетение ветвей становилось видно небо. И чем дальше, тем больше попадалось эльфов и строений, а ещё дальше, похоже, располагался настоящий город. Там что-то горело, отправленные "на убой" беспилотники, прежде чем местные их добили, успели заметить несколько столбов дыма поднимающихся со стороны предположительно крупного города.

Всё это было крайне интересно, но непосредственной угрозы в настоящий момент не несло. Вкопанные в землю минимум на три метра каждый, тесные жилые бункеры обещали минимальный комфорт и безопасность. Утомлённые после интенсивного марша через мёртвый мир, люди укладывались на отдых. Даже неугомонного профессора, казалось желающего разобрать на первоэлементы и исследовать весь новый мир прямо сейчас, одолела усталость. Несли стражу удвоенные посты охраны и неусыпное электронное ИРИС. Полковник мог быть уверен, что не придётся просыпаться от грохота выстрелов, угодив под внезапную атаку. Даже великолепное умение маскироваться, не могло бы помочь эльфам незамеченными пройти через охранный периметр шириной в целых пять километров.

Учитывая весь объём проделанной работы и усиленные посты охраны, ночь прошла спокойно. А за ней и следующая ночь и следующий день. Над полковником всё больше довлела важность порученной миссии. Он мучительно размышлял, остаться ли и подождать ещё немного? Вернуться на землю пройдя обратным путём через мёртвый и песчаный миры? Или же попытаться самостоятельно отыскать проход в миры доминиона для выполнения порученного задания? Выходка проклятого эльфа ломала все планы.

Прежде чем он успел что-нибудь решить, остроухий беглец наконец вернулся. Да ещё не один, а в составе целого посольства. Но перед этим произошло ещё одно событие довольно сильно сместившее расставленные ранее акценты. Дело в том, что здесь, в родном мире эльфийской расы случайно нашлись те, кого никак не ожидаешь найти в чужом мире, под чужим солнцем, в десятках парсеков от земли - люди.

Произошло это только потому, что сошлись неиссякаемый энтузиазм профессора Непийвода желающего узнать об удивительной планете эльфов как можно больше и здоровая паранойя полковника, готового даже явно гражданских ушастиков подозревать в тайной подготовке нападения на экспедиционный корпус.

Невзирая на потери беспилотников от метко летящих стрел и магии, операторы пытались, насколько могли, наблюдать за эльфами в двух ближайших деревнях. До того как их сбивали, дроны успевали сбросить десятки мелких одноразовых камер. Размером не больше косточки от сливы, камеры дрейфовали по ветру на крохотных парашютиках, цепляясь за ветки и листву. Ресурса хватало на несколько часов работы. Крохотные передающие модули добивали сигналом до располагавшейся в отдалении базы и уже оттуда усиленный сигнал шёл к сидящем в лагере операторам. Подобные одноразовые камеры эльфы игнорировали. Даже находя, вертели в руках и без интереса отбрасывали в сторону. Какой-то ребёнок потянул было найденную, похожую на крупное семечко, камеру в рот, но взрослые дали ему по рукам. А вот серокожие здоровяки тролли такими пустяками не заморачивались и вполне успешно сожрали несколько попавшихся им камер. Слабый сигнал не мог пробиться через прочную шкуру и кадры внутренностей троллей до операторов не дошли, что, без сомнения, к лучшему, хотя профессор и огорчился.

Интересная и важная информация способная значительно усилить понимание эльфийского быта тщательно записывалась. Учёные радовались. Операторы скучали, но службу продолжали нести тщательно. Они первые и заметили необычное. Обрывок фразы уловленный микрофоном одной из камер смотрящую в другую сторону.

-...est vraiment mauvaise. Je pense qu'elle mourra bientфt, -отчётливо прозвучало в наушниках.

-Всем внимание, -привлёк внимание товарищей оператор. -Канал девять, сигнал двадцать. Мне кажется или...

-Je pense que nous allons tous mourir bientфt.

Поражённый до глубины души оператор поднял голову: -Это французский язык. Даже система подтвердила. Кто из эльфов может разговаривать на французском языке?

Срочно вызванный полковник приказал направить больше дронов. Важно, как можно скорее понять, что происходит и потери беспилотников не важны.

Новый расконсервированный рой из шести десятков мелких, заточенных на разведку и корректировку огня, дронов направился в деревню. Встревоженные предыдущими появлениями летающих металлических штуковин, эльфийские охотники довольно ловко перестреляли большую часть бесплиотников вынужденных лететь низко из-за сплошной полосы переплетённых друг с другом веток. Но свою задачу они выполнили. В штабе увидели несколько сотен людей, именно людей, судя по телосложению, форме черепа и длине ушей, сгрудившихся в возведённом для них троллями загоне. Более того, рядом с загоном, тролли вырыли большую яму, куда эльфы посадили саженец неизвестного растения с отливающими серебром корой и листьями. И это растение они деловито, без особой спешки, принялись поливать кровью приносимых в жертву людей.

Неизвестно как бы повёл себя полковник в другой ситуации. С одной стороны, прямо перед камерами уцелевших дронов творилось настоящее массовое жертвоприношение. С другой стороны, это чужой мир и пусть бы аборигены резали друг друга сколько им захочется. Проблема в том, что в жертву они приносили не других эльфов, а людей, причём землян. И спустить это, имея в наличии силы и средства предотвратить, никак нельзя.

Большие калибры и дальнобойная артиллерия осталась в лагере, а пятёрки мизгирей уже побежали к оказавшейся не такой уж мирной и пасторальной, как казалось сначала, эльфийской деревне. Чтобы не задерживаться, ожидая более медлительные в лесу бронетранспортёры, шагающие танки несли пехоту прямо на себе. По четыре человека на танк, с минимальными удобствами разместились поверх брони и спрыгнули уже когда среди редких стволов эльфийского леса стала видна сама деревня.

Как и остальные пилоты, Горазд настраивался на сложный бой. Он почти всегда бывает сложным, когда солдат бросают вот так вперёд, без подготовки и без предварительной артоподготовки по вражеским позициям. Но, похоже, эльфийские наёмники, пришедшие на Землю за головами туземцев и наградой от демонического принца действительно являлись элитой и на голову превосходили других всех прочих эльфов.

Без особого сопротивления мизгири прошли в центр селения, а пехота рассредоточилась вокруг, мгновенно подавляя любой намёк на сопротивление. Всех лучников и немногочисленных магов выбили в первые минуты боя. В первые три минуты.

Серокожие тролли, вместо того чтобы сопротивляться, просто уселись на землю и вжав уродливые головы в плечи со страхом смотрели на гигантских металлических насекомых и достающие им до подбородков, массивные фигуры пехотинцев в тяжёлой броне.

Определённо, местные не смогли оказать никакого внятного сопротивления. Вовремя поняв это, командование урезонило разошедшихся пилотов, и потому большая часть деревни уцелела.

Пока шагающие танки устрашающе поворачивали стволы главных калибров на любое шевеление, пехота добралась до загона и взяла под защиту загомонившую толпу пленников. Какую-то тётку сняли прямо с алтаря в виде исписанного похожими на корявые детские рисунки рунами камня. Сами экзекуторы, едва земляне ворвались в деревню, бросились на её защиту и сейчас от них осталась только пара дымящихся воронок, да, может быть, отлетевшая в сторону часть тела. Привязанной женщине пришлось дожидаться пришедших освободить её от пут солдат. Стоило ей только оказаться свободной, как она тут же повисла на ближайшем бойце, плача, завывая и бормоча малосвязанные благодарности, которые переводчик едва успевал переводить с французского языка на русский.

Боец осторожно поддерживал повисшую на нём женщину, опасаясь резким движением встроенного в броню экзоскелета повредить ей.

-Что делать с выжившими ушастыми? -поинтересовался капитан у штаба, когда из наконец прибывших бронетранспортёров выбежали медики и контрразведчики, принявшись как-то сортировать и разделять бессмысленно воющую толпу спасённых от принесения в жертву духу деревьев, или лунной эльфийской богини, или чёрт их там знает кому.

Выполняя пришедшую от штаба команду, солдаты оставили запершихся в своих домах эльфов в покое, если только те не пытались нападать сами. Если же пытались, то в ответ на первую же стрелу, вылетевшую из скрытой бойницы и едва поцарапавшей нагрудную броню пехотинца следовал немедленный ответ либо из главного орудия мизгиря, либо из подствольных гранатомётов.

Единственная накладка произошла, когда, по настоятельному требованию профессора, капитан приказал двум солдатам выкопать и привезти на базу тот самый серебристый росток вокруг которого эльфы резали связанных, словно скот, людей.

Стоило солдатам начать выкапывать странное растение, как непонятно откуда выскочил совсем древний эльф, у него даже волосы были седыми, словно присыпанные пеплом и молодая эльфийка. Видно было, что оба отчаянно трусят, но престарелый эльф при этом настроен решительно, а молодую эльфийку он просто тянет за собой.

В ответ на гневную речь старейшины деревни, переводчик только пискнул и виртуально развёл руками. Полноценного словаря эльфийского языка так ни составили из-за того, что ушастые, все как один, прекрасно говорили на основных земных языках. Тем более, похоже у эльфов, как и у людей, были в ходу разные языки, а может быть различные наречия одного и того же, но переводчик разобрал только отдельные слова, да и в тех сомневался.

Отодвинув старейшину плечом, солдат попытался поддеть лопатой, уходящий вертикально вниз, корень серебряного деревца.

Старик схватился за лопату, мешая ему. Тогда пехотинец толкнул старейшину задействовав мощь синтетических мышц экзоскелета. Старик отлетела в сторону. Поднимаясь, он сверкнул чем-то в руках. Моментально среагировав на угрозу применения боевой магии, солдат выстрел пистолета раньше, чем успел задуматься. Мощная, рассчитанная пробивать прочные демонические черепа, пуля буквально разорвала старика на части. Из отлетевшей в сторону руки рассыпалась горсть золотых, блестящих монет. Похоже эльф собирался откупиться деревенской казной, чтобы только не выкапывали их серебряный клён, а пехотинцу показалось, что боевая магия.

Эльфиская девчонка сдавлено вскрикнула. Она стояла рядом со стариком и её заметно забрызгало кровью. Солдат перевёл прицел на неё. От этих ушастых тварей всего можно ожидать. С виду испуганная девчонка, а потом раз и оглянуться не успеешь как изжарит тебя или заморозит, или в один миг разрежет на сто тысяч маленьких кусочков. Девчонка хотела завизжать, но сунула в рот руку, кусая. Подержав её на прицеле, солдат опустил оружие и мотнул головой. Всё правильно поняв, эльфийка мигом добежала до ближайшего дома и спряталась в нём. А он продолжил выкапывать инопланетную берёзу так сильно потребную умникам из научной группы профессора. Корень у этой штуки был длинный и никак не кончался, пока пехотинец не разозлился и не отрубил его лопатой.

Приняв без малого две сотни израненных и измученных физически и духовно человек, тем более говорящих на французском, а не на русском, языке, лагерь землян кипел. Контрразведчики, медики и учёные носились как заводные игрушки, которым кто-то невидимый постоянно подкручивал завод до предела. От всеобщего кипеша освобождалась только охрана, да ещё те, кто участвовал в штурме эльфиской деревни потому, как заслужили.

Горазд и Николай с удовольствием расправлялись с тарелкой макарон на брата сдобренной превосходной тушёнкой. Общая суета достигала даже столовой. Если солдаты ели спокойно, то все остальные, включая учёных, контрразведчиков и медиков торопливо закидывали еду в рот и бежали дальше.

Горячий сладкий чай настроил мысли Горазда на позитивный лад. Он держал большую кружку с чаем, грея о неё руки и пил маленькими глотками, мысленно предвкушая целых десять часов личного времени, обещанного полковником всем, кто участвовал в операции по освобождению. Для начала он как следует выспится, а потом...

Размышляя, на что ещё можно потратить остаток личного времени, если тот конечно останется, Горазд увидел вошедшую в помещение столовой Катю и неожиданно для себя приветственно помахал ей рукой.

Николай удивлённо приподнял бровь.

Секунду спустя Горазд понял причины недоумения напарника так как вместе с Катей, к их столу подошёл двухметровый инферал-Виталик. Отмотать назад уже было невозможно и пришлось сделать вид, что намеренно позвал их обоих.

Дежурные, скрывающие смущение, приветствия. Катя и Виталик сели напротив. Над столом воцарилось тягостное молчание. Чтобы сделать хоть что-то, Горазд поднёс ко рту чашку и отпил. Но то ли чай успел охладиться, то ли используемый вместо сахара подсластитель неведомым образом разложился, только набрав полный рот чуть тёплой воды Горазд с большим трудом сумел его проглотить.

Похоже один Николай получал от сложившейся ситуации некое удовольствие.

-Прекрасно выглядишь, -сказал он Кате, деликатно не замечая расползающихся у неё под глазами тёмных кругов от усталости и недосыпа.

Николай протянул руку Виталику и тот, после секундного колебания, протянул в ответ свою. Однако совершив ритуал рукопожатия, первый пилот не торопился отпускать ладонь инферала. Так и продолжая держать её над столом, он небрежно бросил: -Да не смущайтесь вы так!

-Что ты хочешь сказать? -переспросила Катя.

Виталик всё же сумел вырвать свою ладонь и для пущей сохранности спрятал её под столом.

Усмехнувшись, Николай объяснил: -Хватит уже переглядываться друг с другом как три ёжика застигнутых над мышиным трупом. Всё нормально!

-Ты действительно полагаешь, что всё нормально? -спросил Горазд.

-Конечно, -пожал плечами Золотилов. -В следующем же бою, мой юный друг, мы можем сгинуть в пасти войны. Или наоборот, прокрадётся отряд наших эльфийских союзников, которые, как выяснилось, не совсем союзники и вырежет всех учёных. Может быть тебя, -показал пальцем на Катю.

-Или тебя, -теперь палец уставился на Виталика.

-А может быть вас обоих. В любом случае, -подвёл итог Николай. -В ситуации, когда любой из нас может в самое ближайшее время выпасть из уравнения жизни тем самым решая проблему и разбивая образовавшийся у вас треугольник - довольно глупо кукситься, цепляться за прошлые обиды, терзаться муками совести и так далее.

-И что же тогда делать? -неожиданно спросил Виталик.

Горазд вдруг подумал, что Николай вдвое старше чем он или Екатерина. Он воюет с самого начала вторжения. Пожалуй, при некотором допущении, Золотилов годился им в отцы. В старшие братья уж точно. Только Виталик, благодаря силе бездны выглядевший лет на двадцать от силы, мог бы соперничать с Николаем в плане возраста и жизненного опыта. В сравнении с Виталиком или Золотиловым - он и Катя словно дети, постоянно пытающиеся доказывать взрослым, что они тоже взрослые.

-А ничего не нужно делать, -ответил Николай, глядя в глаза Виталику. -Просто жить. Не заморачиваться ерундой, потому, что уже завтра это всё может стать абсолютно не важным.

Золотилов встал из-за стола: -Кому ещё чаю?

Так как никто не отозвался, Николай решил: -Принесу чаю на всех.

Он отошёл и Горазд вдруг обнаружил, что теперь может поднять глаза и посмотреть прямо на Катю и на этого Виталика.

-Я так и не знаю, как вы вообще..., - он сделал непонятный жест рукой, -сошлись?

Они коротко переглянулись, а потом Катя сказала: -Когда в лабораторию прорвались инфералы, Виталий спас мне жизнь и не только мне одной.

-Понятно, -сказал Горазд. -Теперь у меня есть план.

-Какой?

-Я спасу жизнь вам обоим. Тогда ты, Катя, уйдёшь от него ко мне. А ты, Виталик, не будешь препятствовать потому, что будешь считать себя должным.

Он произнёс всю фразу с серьёзным выражение лица и только Виталик-инферал уточнил: -Шутишь?

-Шучу, -признал Горазд.

-Неплохо получается, -оценил Виталик.

Катя сказала: -Только я не переходящий флаг, учти.

-Так и я не флагшток, -ответил Горазд. -Учти тоже.

Потом вернулся Золотилов и принёс на всех обжигающе горячего и страшно сладкого чая. Возникшая в самом начале неловкость куда-то неведомым образом пропала.

Наверное, из-за горячего и сладкого чая.

***

Мир, в котором жила правнучка старейшины Еленоэль, перевернулся с ног на голову. Эльфы в таких случаях говорят "мелорен упал".

Сколько она помнила, их дом всегда находился на вторых ролях. По степени влияния и величине, проигрывая даже ближайшим соседям. Просто ещё один младший дом. Младшие из младших.

Как и многие другие, они владели небольшим участком великого леса. Жили в лесу и жили с леса. Пожалуй, только относительная близость к Аэлонолену, столице Теневого королевства, хоть как-то поддерживала их дом на плаву, не позволяя скатиться до уровня каких-нибудь эльфо-бирюков, только раз в десятилетие вылезающих из своей родной чащобы.

Не слишком завидная доля, но и не слишком плохая. Той же городской бедноте, не входившей ни в один из домов, жилось на порядок сложнее. А Еленоэль, как любимой правнучке старейшины, всего лишь приходилось иногда соизмерять желания с возможностями.

Так было до тех пор, пока великие дома не объявили о наборе наёмной армии, отправляющейся в какой-то недавно присоединившийся к сфере новый мир. Что-то там не ладилось у демонов и местный Наместник, очевидно опасаясь докладывать о собственных неудачах Владыке доминиона, решил привлечь помощь со стороны. Эльфы не любили демонов. Со времён древней войны прошли тысячелетия, но память о поражении ещё жива. С другой стороны, запросивший подмогу Наместник готов был платить и платил хорошо. Даже с учётом того, что часть забирали себе великие дома, всё равно выходило очень неплохо. Это предложение стало настоящим выходом для многих молодых и горячих эльфов из младших домов. На войне проще всего сделать себе имя или, на худой конец, неплохо обогатиться. Вряд ли туземцы смогут оказать сопротивление высокорождённым. Впрочем, Еленоэль не особенно во всём это разбиралась.

Трое её братьев, лучших боевых магов дома, ушли в наёмники. Сложив вместе часть платы, полученную ими вперёд, прибавив всё, что получилось скопить и серьёзно зарывшись в долги, старейшина сумел достать саженец мелорэна. Это было очень важным событием и давней мечтой как обожающей возиться с растениями Еленоэль, так и всех прочих членов дома. Потому, что просто младший дом и младший дом с собственным мелорэном - очень большая разница. Дерево богини помогает быстрее восстанавливать энергию. Позволяет проводить особенно сложные ритуалы. И главное, из рождённых вблизи мэлорена эльфов в целом вырастают более сильные маги. Наличие мэлорена обещало, со временем, вывести их дом на новый уровень.

Еленоэль помнила поднявшуюся суету, когда старейшина привёз серебристое зерно. Она не знала сколько трудов стоило ему это крохотное, светящееся в темноте лунным светом, зёрнышко. Сколько богатств пришлось отдать. Сколько обещаний дать. Но вот зерно - лежит, словно ребёнок, окружено вниманием суетящихся вокруг эльфов.

Со всеми полагающимися ритуалами зерно было пророщено и пришло время перенести саженец туда, где он будет расти, пока не превратится в могучее, сияющее в магическом зрении, древо.

Всё то время, что понадобилось на проращивание зерна, Еленоэль не отходила от него и почти не интересовалась новостями, приходящими из большого мира. Между тем новости были серьёзные. Волнения в Теневом Королевстве. Слухи о страшно изувеченных бывших наёмников, бегущих от войны и нарушивших данное слово. Сотни раненных и слухи о десятках тысяч убитых, что никогда больше не вернутся под сень благословенного леса. Десятки восстаний по всему королевству, распускающиеся словно ядовитые цветы. Гражданская война и кровопролитные сражения на древних улицах Аэлонолена. Дым от пожарищ в столице виден даже отсюда.

Но Еленоэль всё пропускала мимо себя. Её главной заботой являлся росток мелорэна и ему она отдавала все свои силы.

Как красиво сиял и переливался в чистом звёздном свете серебряный росток дерева богини. Впитав в себя магию рода, он дышал ею. Рядом с крохотным мелоэреном Еленоэль всегда чувствовала себя отдохнувшей и полной сил.

Наконец пришла пора высадить саженец, а это отнюдь не простое дело. Лунная богиня жестока и её дерево, при высаживании, следует поливать кровью. Но лунная богиня добра и это не обязательно должна быть кровь её любимых детей, вполне сгодится кровь любых представителей низших рас, только её требуется не в пример больше.

От двух из трёх ушедших в наёмники братьев нет вестей. Но третий договорился с демонами, в счёт своей доли добычи и купил две сотни рабов-туземцев. Их заранее переправили вратами. Все члены дома жили одним предвкушением. Совсем скоро мелорэн будет высажен на их земле.

Запланированный ритуал не могло прервать появление странных металлических насекомых, появившихся непонятно откуда. Охотники без труда снимали их стрелами. Но затем, когда Еленоэль лично пересадила саженец в выкопанную слугами-троллями яму и доверенные члены дома начали ритуал по принесению низших в жертву, случилось немыслимое. На их посёлок напали!

Даже вздумай кто из соседних домов объявить им войну, они бы никогда не осмелились прервать ритуал высаживания нового мелорэна. Да и не соседи это были. Гигантские металлические насекомые и закованные в сталь фигуры с тёмным стеклом вместо лиц. Вооружены стреляющими огнём и металлом жезлами. Они в мгновение ока убили растерявшихся магов дома и всех охотников, кто держал в руках луки.

Старейшина прижал к себе Еленоэль и шёпотом просил, чтобы она не выходила из дома. Он раньше остальных заметил, что странные пришельцы не стремятся убить каждого, кого увидят, только тех, кто пытался применить заклинание или держит в руках оружие. Старейшина не знал зачем они пришли, но пусть забирают что хотят и уходят. Эти закованные в сталь воины похоже явились из другого мира через расположенную неподалёку портальную площадку. Будь проклят революционный комитет и развязанная ими гражданская война, в ходе которой столетиями охранявшая проход в иные миры крепость была захвачена восставшими и уничтожена, а врата остались без контроля и наблюдения.

Похоже нападавшим нужны предназначенные в жертву мэлорену и богини хомо. Первым же делом они открыли загон и сейчас распределяли живой товар. Странно, зачем им понадобились низшие, но пусть забирают и уходят. Это малая цена.

Но когда захватчики решили выкопать и забрать мэлорен, старейшина не выдержал. В крохотном серебристом ростке сосредоточились все надежды и планы. Он просто не мог позволить им забрать его. Схватив Еленоэль за руку, старейшина попытался объяснить массивной стальной фигуре похоже на оживлённого магией голема, что готов отдать что угодно, лишь бы пришельцы оставили мелорэн. Но тот не желал слушать. А может быть вовсе не понимал общеэльфийский язык. Воин в сплошной металлической броне оттолкнул старейшину.

Когда же старейшина достал золото, надеясь отдать его взамен дерева богини, солдат убил его своим страшным грохочущим оружием. Кровь старейшины эльфийского дома потекла к корню мэлорена, смешиваясь с кровью ранее принесённых в жертву низших.

Грохочучщий жезл уставился на Еленоэль и она была уверена, что сейчас умрёт, следом за дедушкой. Но чужой воин почему-то пощадил её и кивком головы в глухом шлеме разрешил ей убежать и спрятаться. Зачем он это сделал? Разве не знал, что побеждая чужой дом обязательно нужно вырезать всё правящую семью, без остатка, чтобы потом не опасаться мести недобитков. Или же стальные воины настолько сильны, что не боятся мести всю жизнь развивавшей природную магию девчонки, почти ничего не знающую из боевых заклинаний? Но она может научиться...

Забрав мелорен и рабов из загона, пришельцы ушли. Спустя какое-то время уцелевшие эльфы осторожно вылезли из своих домов и принялись наводить порядок. Несколько раз звали Еленоэль, как оставшуюся последней из правящей домом семьи. Сотрясаемая рыданиями она не отвечала. Так прошёл остаток дня и часть ночи, пока у неё не закончились слёзы, а вместе с ними и силы. Спроси её кто, Еленоэль и сама бы не смогла ответить, по кому плакала больше: по старейшине, которого она всегда называла просто "дедушкой"? По погибшим родственникам и друзьям, всех их она знала с самого детства? Или же по саженцу серебристого мелорэна, с магией которого переплелась её собственная магия и сейчас она ощущала себя так, будто вместе с ростком пришельцы украли часть её души?

Проснувшись, Еленоэль обнаружила в своём посёлке незнакомых эльфов. По виду каждый из них мог считаться боевым магом. На руках изумрудным цветом горели повязки революционного комитета. Впрочем, сейчас Еленоэль обрадовалась бы и демонам, появись они тут и пообещай покарать подлых пришельцев и вернуть росток мелорэна. Чужими эльфами командовал эльф по имени Эйренивэль. И судя по тому, как беспрекословно выполнялись его приказания, он являлся очень высокой веткой в этом своём комитете.

-Вы пришли защитить нас от чужаков? Пришли, чтобы наказать их? -потребовала ответа Еленоэль.

-Всё гораздо сложнее...

-Что здесь сложного?

-Для начала то, что напавшие на ваш посёлок чужаки и освобождённые ими рабы, которых твой прадед собирался пустить на удобрение - принадлежат к одной и той же расе. Получается, что они всего лишь вызволили из плена своих, -объяснил Эйренивэль.

-Но как так может быть? -поразилась эльфийка. -Рабы были обычными хомо, из нового мира сферы. А стальные воины владели мощной магией!

-И всё же это именно так.

-Ты идёшь к чужакам? -спросила Еленоэль. -Тогда я пойду с тобой. Чужаки забрали мелорэн.

-Где ваш дом достал семя мелорэна? -удивился Эйренивэль. -Впрочем не важно. Можешь пойти с нами, если хочешь.

-Помоги вернуть росток мелорэна и мой дом пойдёт под изумрудное знамя комитета, -пообещала Еленоэль.

-Толку от твоего дома. Впрочем, посмотрим, что можно будет сделать, -пообещал Эйренивэль.

Большая часть отряда осталась в посёлке, помогая приводить его в порядок и правильными ритуалами провожать павших. К чужакам пошли всего четыре эльфа, не считая Эйренивэль и вдобавок она. Шли не торопясь, позволяя, как объяснил Эйренивэль, заметить себя искусственным глазам и ушам, которыми пришельцы плотно опутали землю вокруг своего лагеря.

-Говорить буду я, -объяснял Эйренивель всем сопровождающим, но, в первую очередь, Еленоэль. -Только мне известен их язык.

Еленоэль спросила: -Почему нельзя выпить специально обученного низшего, впитывая его память и знание чужого языка?

-Потому, что чужаки все до одного низшие. Поэтому они не делят себя на высших и низших. Точнее почти не делят. Представь, что кто-то предложил бы выпить выскорождённого, только чтобы выучить язык, -подсказал Эйренивэль.

От предложенной им картины, когда высокорождённого эльфа используют как низшего, Еленоэль передёрнуло, но она упрямо спросила: -Но ведь рабы у них есть? Каким-нибудь бесполезным рабом можно и пожертвовать.

-Чужаки не практикуют рабовладение. Фактически, с их точки зрения, каждый из них обладает полными правами и свободами.

-Каждый аристократ? - не поверила Еленоэль. -Но это глупо! Если каждый аристократ, то кто же тогда будет сервом?

-Ещё раз говорю - у чужаков нет рабов. Конечно у них есть обслуживающий персонал, кто ремонтирует их стальные машины или, например, готовит еду, но эти функции выполняют свободные мастера. Конечно у них есть те, кто приказывает и те, кто выполняют. Но это как распределение ролей в боевом отряде. Командир говорит, и свободные воины подчиняются не потому, что они сервы, а потому, что тот, кто говорит - командир.

-Чужаки очень странные. Похожи на радикальных безумцев, требующих освободить всех рабов. Но даже радикалы не заходят так далеко, чтобы считать низших равных перворождённым.

-Эти безумцы владеют опаснейшей магией. Поэтому опасайся их и трижды думай, прежде чем что-то сделать или отвлечь меня в время разговора с ними.

-Всё равно не понимаю. Они ведь хомо? Хомо не владеют магией.

-Их магия заключается во множестве машин, которыми они повелевают. От крохотных летающих глаз и ушей, до плюющихся огнём стальных гигантов или небесных рыб, которые они называют ракетами, способных пролететь половину неба и обрушить море огня на вражеских солдат, так далеко и точно, как не сможет ни один архимаг, дай ему на подготовку заклинания хоть целый год.

-Чего ты хочешь добиться от чужаков? -спросила Еленоэль.

-Хочу использовать их силу и мощь для славы и возвышения эльфийского народа.

-Достойная цель, -одобрила Еленоэль. Эльф только усмехнулся, поправляя перевязь со сложенным в походное положение луком. Он демонстративно не стал снимать его и раскладывать, даже когда между деревьев показались внешние стены лагеря чужаков, а навстречу им вышли несколько воинов в стальной броне с громовыми жезлами в руках.

***

В спешно построенном лагере не нашлось отдельного помещения для переговоров и пришлось занять один из наземных ангаров, предварительно выведя технику, занеся стулья, столы и прочие мелочи.

В просторном сборном ангаре, прямо на голой земле, правда предварительно расчищенной и утоптанной, вокруг двух составленных вместе столов переговоров собрались все заинтересованные стороны. С одной стороны, шесть эльфов, из которых говорил один Эйренивэль, четверо других молчали с мрачным выражением лица, а молодая эльфийка крутила головой и тщетно сдерживала удивление. Сторону людей представлял полковник и майор от контрразведки. Второй майор, на всякий случай, находился отдельно, чтобы не допустить полного обезглавливания экспедиционного корпуса в случае непредсказуемых действий эльфов. Дополнительно присутствовал профессор Непийвода, сумевший убедить контрразведчиков, что положительный результат переговоров стоит того, чтобы рискнуть драгоценным здоровьям главного конструктора "колдующей машины".

Двумя молчаливыми тенями у входа застыли пехотинцы в полной броне. Снаружи, ставший вдруг помещением для переговоров, ангар охраняли четыре мизгиря.

-...при всём моём огромном к вам уважении, -в очередной раз заводил одну и ту же пластинку Эйренивэль. -У землян просто нет выхода.

Майор от контрразведки скучающим тоном заметил: -Выход есть всегда. Даже если вас съели, то есть как минимум два выхода.

-По вашему слову, полковник, можете меня и остальных эльфов расстрелять на месте. Но тогда вам никогда не вернуться обратно на Землю. Это уже не говоря о том, что ваше секретное задание ударить по демонам с тыла в их родных мирах останется невыполненным. Стоит ли оно просто ради минутного удовольствия ответить "нет" на мои маленькие просьбы?

-Ничего себе "маленькие"! -вскипел профессор. -Да вы хотите, чтобы земляне, вместо демонов, штурмовали города-крепости четырёх ваших великих домов и поднесли вашему комитету на блюдечке власть над Аэлоноленом!

-А какой у вас выбор? -тоном искусителя, уставшего твердить одно и то же предложение, спросил Эйренивэль. -Вы хомо и не способны открывать врата. Можно, конечно, попробовать найти ещё кого-то, кроме меня, кто это умеет. Дальше нужно будет убедить или заставить его открывать для вас врата. При этом вы никогда не сможете быть уверены, что он открыл врата туда, куда нужно, а не куда-то ещё. И самое главное - что вы ответите, когда захваченный вами маг-проводник попросит указать координаты вашего мира в сфере?

-Полагаете будто загнали землян в угол? -поинтересовался полковник.

Эйренивэль пожал плечами: -Всего лишь исхожу из сложившихся фактов.

-Позвольте вам показать кое-что, прежде чем мы снова вернёмся к этой беседе, -предложил полковник таким холодным тоном, что, сломайся вдруг холодильник, им можно было бы замораживать полуфабрикаты. -Антон Геннадьевич, не проведёте краткую экскурсию по своему хозяйству, для наших недоговороспособных гостей?

-Следуйте за мной, дорогие вы мои душечки, -предложил профессор.

Еленоэль в это время вертела в руках пустую пластиковую бутылку. Воду она выпила, но гораздо больше невкусной, отдающей горечью воды данной чужаками, её заинтересовал сосуд.

-Поставь на место, -потребовал Эйренивэль шёпотом.

-Не стеклянная и при этом прозрачная. Лёгкая, как перо. Что за необычный материал! -восхищалась Еленоэль. Хорошо ещё, что земляне не понимали эльфийский. Но проявленный ей интерес заметили.

-Можете оставить бутылку себе, -предложил майор от контрразведки с усмешкой взглянув на Эйренивэля.

Эльф скрипнул зубами, но перевёл слова майора. Сосредоточенное лицо Еленоэль чуть потеплело. Глупая девчонка, не понимает, что сейчас выглядит словно дикарка впервые увидевшая такой удивительный и вместе с тем повседневный предмет как вилка.

-Куда мы идём? -поинтересовался один из сопровождающих его членов комитета.

-Хомо предложили показать нам что-то, что может повлиять на наши требования, -пояснил Эйренивэль.

-Где мой мелорэн? -влезла в разговор эльфийка.

Эйренивэль уже начал жалеть, что взял её с собой. Подумал использовать как дополнительный аргумент для мягкого давления на землян, но по сути она только мешала.

-Потом, -отмахнулся он.

Профессор привёл их к большому грузовику, перевозившему здоровенный бункер. Нечто вроде сильно бронированного дома на колёсах. Обступившие со всех сторон пехотинцы в полной броне изрядно нервировали. Эйренивэлю пришлось напомнить самому себе, что он единственная надежда землян вернуться домой и выполнить свою миссию в обозримые сроки. Они не станут его убивать и не осмелятся пытать. Правда ещё пару часов назад эти аргументы звучали гораздо увереннее чем сейчас, под прицелом десятка стволов.

-Тут довольно тесно, -извинился профессор с трудом проводя эльфов через внешний шлюз. Внутреннее помещение показалось меньше, чем должно было быть, похоже толщина брони изрядно скрадывала размеры внутреннего помещения.

-Екатерина, душа моя, -представил профессор свою помощницу, стоявшую вокруг чего-то массивного, установленного в самом центре, сейчас накрытого серой тканью.

Девушка сосредоточенно кивнула выстроившимся вдоль стенки эльфам. Профессор продолжил: -Вы совершенно правы, что люди не способны оперировать сверхестественными силами, иначе называемыми магией, уважаемый Эйренивэль. Но дело в том, что любое живое разумное существо, в каком-то смысле, та же машина. И как любой машиной им можно управлять. Впрочем, хватит слов. Катя, проведи нашим гостям небольшую демонстрацию.

Серая ткань сброшена. Под ним, окутанное проводами, тело дьявола со вскрытой головой и обнажённым мозгом накрытым прозрачным колпаком. В мозг мёртвого демона уходит неисчислимое число тончайших проводков. Как вдруг он открыл глаза. Мёртвый дьявол оказался не мёртвым, а вполне живым. Девушка-хомо коснулась пульта и Эйренивэль почувствовал небольшое искажение магических потоков. Дьявол со вскрытой головой создал заклинание огненного шара подвесив маленький пылающий мячик под потолком. Или это девушка-хомо, посредством опутанного проводами дьявола, создала заклинание? Живой высший демон использовался в качестве инструмента. Как лопата или грабли. Только он не копал землю, а творил магию. Правда, слово "творил" здесь вряд ли подходит. Ничего от высокого искусства творения и плетения магических потоков здесь не имелось.

Девушка снова коснулась пульта и повисший под потолком шар вытянулся в блин, потом свернулся в огненный бублик и послушно исчез.

Профессор продолжал говорить. Его слова воспринимались фоном.

-...разумеется, кроме простейших заклинаний огня мы также научились открывать врата между мирами. Тот же самый подход, только на порядок большее количество действий. Но какая разница, если компьютер способен запомнить любую последовательность активирования нейронных узлов? В итоге получается что-то вроде программы. Нажал на кнопку, ввёл входные параметры и врата открылись. Вместо высшего демона можно использовать любое другое существо способное к пространственной магии, например, эльфа. Конечно потребуется перенастройка, но шаблоны у нас есть, синоптическая карта нервных узлов характерная для эльфийской расы заранее составлена. Другими словами, остаётся только измерить и подставить конкретные параметры данного индивидуума. По времени займёт где-то полдня, может быть немного дольше.

Заглянув в глаза дьяволу со вскрытым черепом и не найдя в них ни тени мысли, ничего - Эйренивэль почувствовал, как ему становится дурно. Держась за стену, он оглянулся. Одного из эльфов похоже рвало. Бурая масса растекалась по полу, но профессор, казалось, не замечал вопиющего нарушения стерильности помещения.

Стоп, он сказал, что они заранее составили какую-то карту для эльфов, чтобы их можно было использовать в этой отвратительной штуке? Представив каким образом снималась и составлялась неведомая "карта", Эйренивэль почувствовал, что больше не может сдерживаться. Согнувшись пополам он выплеснул из себя всё, что только оставалось в животе. Мучительные сокращения продолжались, выдавливая лишь обжигавшую горло желчь. Он представлял на месте дьявола себя, сидящего с обнажённым мозгом куда воткнуты сотни тысяч мельчайших золотых нитей, колдующего по команде с пульта, словно кукла, танцующая на верёвочках, без единой мысли в закатывающихся глазах.

-Кажется нужно сделать перерыв, чтобы наши гости смогли прийти в себя -предложил стоящий за спиной майор.

Оборванный на половине слова профессор недовольно пожевал губами, но кивнул. Изуродованного дьявола, низведённого людьми до функции инструмента, до всего лишь ещё одной детали их ужасной, ужасной машины, снова накрыли непрозрачной тканью.

-Вы хуже демонов, -сумел выдавать из себя Эйренивэль.

-Во всяком случае это вы пришли грабить и завоёвывать наш мир, а не мы в ваш, -пожал плечами майор, поддерживая Эйренивэля и ещё одного, совсем ослабевшего от увиденного ужаса, эльфа.

-Хотели сделать людей рабами, но сами стали инструментами. По-моему, достойный финал, -заключил хомо.

Эйренивэль был не согласен, но людей вовсе не интересовало его мнение. Они действовали сами. Шли напролом. И ещё раз обдумав увиденное, эльф вдруг с ужасом понял, что он сам, своими руками привёл этих двуногих чудовищ в свой родной мир. Все выстроенные им планы больше не казались хорошей идеей. Ничего из них больше не казалось хорошей идеей.

Глава пятнадцатая. Атомная дипломатия

После проведённой эльфам небольшой демонстрации, их отношение резко изменилось. Когда всё ещё покачивающийся и иногда вздрагивающий от воспоминаний о знакомстве с "колдующей машиной" профессора, Эйренивэль поинтересовался у полковника, а что было бы, если бы он тогда:

-Ударил бы заклинанием прямо по машине, ценой своей жизни уничтожив эту мерзость и заодно её создателя?

В ответ он получил:

-Думаешь, отправляясь в чужие миры мы взяли с собой всего одну копию "машины"? Думаешь у нас нет запасного дьявола, чтобы положить его в "колдующую машину"? И наконец смерть профессора Непийвода ничего не смогла бы изменить так как у него полного учеников, в том числе и тех, что остались на Земле.

Услышав, что земляне возят с собой "запасного" дьявола, словно какой-то расходник, Эйренивэль сник окончательно и дальше только соглашался на все предложения землян. Нужно будет проводить освобождённых гражданских на Землю - он проводит. Да, он понимает, что теперь землянам известна последовательность перехода до родного мира эльфов, поэтому никаких инцидентов не будет. Честно доведёт гражданских и всё.

Да, перед этим он покажет дорогу в ближайший мир доминиона. Никакого обмана и никаких ловушек. Он помнит, что теперь землянам известна последовательность переходов до родного мира эльфов.

-Требуется только показать с какой портальной площадки и куда именно открывать врата, -уточнил полковник. -На случай если у демонов есть возможность определять кто и откуда пришёл к ним. Мы вовсе не желаем подставлять своих союзников. Эльфы ведь по-прежнему собираются оставаться в союзе с людьми?

Впервые с начала этого разговора, Эйренивэль поднял голову: -Я не могу говорить за всех эльфов.

-А это второй важный вопрос для обсуждения, -согласился полковник. -Ваш комитет представляется нам более лояльной к людям стороной, чем любой из четырёх великих домов. Сражаться за вас, мы, конечно, не станем. Революция дело интимное, вмешиваться в него со стороны не стоит. Но вот поделиться оружием с дружественно настроенными представителями комитета мы вполне можем.

-Комитет очень дружественно настроен к людям, -пообещал эльф.

-Особенно когда пытается шантажировать и использовать в своих целях, -саркастически заметил полковник. -Но не будем о прошлом. Лучше поговорим о возможном будущем наших двух союзных народов: людей и эльфов...

Полковник с улыбкой посмотрел на Эйренивэля, видимо ожидая, что перворождённый поморщится от упоминания в одном контексте эльфов и людей. Эйренивэль удержал лицо бесстрастным и похоже это пошло ему в плюс. Хмыкнув, полковник закончил: -В обмен на обещание, заметь мой друг, всего лишь обещание, отыскать и вернуть на Землю всех землян в каком бы качестве и каком бы месте теневого королевства они не находились. Делайте, что хотите, но у эльфов не должно быть рабов-землян. Если встретите людей в других мирах - выкупайте их тоже. Чем больше землян вернётся на Землю, тем больше вы получите. А для начала, в качестве аванса, и чтобы решить вашу проблему с запершимися в своих кварталах приспешниками великих домов, я оставляю вам несколько специальных зарядов и покажу как их активировать. Но будьте осторожны, там, внутри, содержится разрушительная мощь огромной силы.

Разумеется, они договорились. Эйренивэль мог бы радоваться. С учётом устроенной профессором демонстрации, эльфы получили гораздо больше, чем могли бы получить. Люди оказались щедры. Конечно, они при этом преследовали собственные цели. Но ставя себя на место людей, которых он пытался обмануть, эльф вынужден был признать, что сам бы он обошёлся с попытавшимся обманывать и использовать его гораздо жёстче. А жестокие до рациональности земляне повели себя неожиданно милосердно. Жестокость и милосердие, практичность и неудержимое стремление добиваться справедливости даже если в ущерб себе - это несочетаемые качества поразительным образом уживались в этой странной расе. И, пожалуй, сотрудничество с людьми, даже если честное, равноправное сотрудничество, может принести большую пользу эльфийскому народу. Хотя многим его соотечественникам будет сложно научиться разговаривать, не держа лезвие ножа у горла собеседника для лучшей того сговорчивости. Только вот угрожать землянам опасно. Вот он попробовал и что из этого вышло? Лучше бы с самого начала честно вёл бы с ними дела. Сделанного не исправишь, а вот ещё несделанное можно скоректировать в нужном направлении.

Всеобщее удивление вызвала Еленоэль. Наглая, до бесстрашия, девчонка, даже после зрелища открытой, на манер ларца, черепушки высшего демона, нашла в себе силы потребовать вернуть мелорэн. Когда же Эйренивэль просто отказался переводить её наглую просьбу, опасаясь ещё больше разозлить людей, эльфийка попыталась объясниться сама на языке жестов и используя природную магию для передачи эмоций. В начале, застигнутые внушением чужих эмоций врасплох, солдаты чуть было не растреляли эльфийскую девчонку, а заодно и остальных членов присланной для переговоров группы. Впрочем, земляне быстро разобрались, что выходка Еленоэль не нападение, а ещё один способ коммуникации и шкурка эльфийски осталась досадно целой.

Тут же на Эйренивэля обрушился град дополнительных вопросов. Он попытался объяснить, но чем больше объяснял, тем больше у профессора и его учеников появлялось вопросов. В конце концов объяснения неизбежно свелись к лунной богине, и профессор принялся хмурить брови, а молодые жрецы науки начали скептически улыбаться.

Хомо не верили в богов. Эйренивэль полагал, что рано или поздно их это приведёт к неприятностям, когда они, со своей любознательной бесцеремонностью, достанут какую-нибудь высшую сущность настолько, что та решит самостоятельно вмешаться. Доставить неприятности или хотя просто обратить на себя внимание высших сущностей, называемых богами крайне сложно, но такое уже случалось в прошлом. Впрочем, боги тоже не всесильны, вынуждены следовать множеству ограничений, отчего те же демоны вполне способны их сергать и скармливать своей праматери - Бездне.

Еленоэль добилась своего. Её проводили в лабораторию, к варварски пересаженному ростку мелорэна. У него даже часть корня была просто отрублена, видимо хомо надоело выкапывать тянущийся на непонятную глубину корень.

Священное дерево богини медленно умирало в набитой землёй кадке. При взгляде на него любой эльф ощущал что-то вроде зубной боли. Связанная с ростком гораздо более крепкими узами, Еленоэль и вовсе словно сошла с ума. Не обращая внимание ни на удивлённо взирающих её лаборантов, ни на напряжённых охранников за спиной, эльфийка обняла росток и не выпускала пока не закончила переливать ему собственные силы. После этого она страшно побледнела и едва могла стоять на ногах, зато росток немного ожил и при взгляде на него больше не возникало ощущение вселенской печали.

Оглянувшись, Еленоэль схватила оставленные кем-то на столе ножницы. Разрезав себе ладонь, она направила поток вяло текущей крови под мелорэн, а сама потеряла сознание.

Ученики профессора тут же оттащили её от кадки, перевезали и вставили в руку прозрачную трубку, по которой в Еленоэль потекла такая же прозрачная жидкость. Эйренивэль было встрепенулся, но ему объяснили, так работает медицина хомо и они её уже проверяли на эльфах. Эйренивэль не успокоился, но развить тему помещали закованные в стальные доспехи фигуры с молчаливой угрозой выросшие у него за спиной.

Через несколько минут эльфийка пришла в себя. Всё ещё бледная, растрёпанная и практически без сил, она спросила у профессора, что тот собирается делать с саженцем дальше.

Выслушав перевод, главный, у хомо, жрец науки ответил, что хочет попробовать вырастить из него полноценное дерево. Разумеется, проводя при этом свои многочисленные эксперименты, часто, со стороны, очень сильно похожие на экзекуции.

-Мелорэны могут расти только в родном мире! -попытался объяснить ему Эйренивэль.

-А кто-нибудь пытался их выращивать за его пределами? -уточнил профессор, тем самым заставив эльфа крепко задуматься. Ведь и правда раньше ни один эльф не пытался вынести мелорэн через врата. Одна мысль об этом попахивала святотатством. Но что людям до запретов эльфийской богини?

Еленоэль требовательно смотрела на него и пришлось перевести ей ответ профессора.

-Тогда я пойду с чужаками, -сказала бледная, как снег, эльфийка.

-Подумай, на кого ты оставишь свой дом? -попробовал возвать к её разуму Эйренивэль.

-Мелорэн нуждается во мне. Без меня он погибнет.

-Но дом!

-Дом выживет. Я пойду туда, куда чужаки унесут росток серебряного дерева, -отрезала Еленоэль. -Скажи им, что если они не согласны, то пусть лучше сами убьют меня. А если не захотят, то я сама сделаю это!

-Ты не знаешь человеческого языка.

-Я выучу его! Слово за словом!

Люди с интересом и непониманием наблюдали за их перепалкой. Вздохнув, Эйренивэль перевёл им просьбу Еленоэль. Учёные обрадовались. Контрразвдечики нахмурились. Что-то там они обсуждали между собой, но наконец приняли решение взять Еленоэль с собой, при условии её безусловного подчинения всем требованиям.

Бедная девчонка, на чью долю одномоментно выпало сильное потрясение - нападение хомо и гибель старейшины дома - вцепилась в образовавшееся во время проращивания сродство с ростком, как если бы он остался единственным, что только удерживало её в мире живых. Может быть именно так оно и было. Она даже не думала протестовать, согласившись сразу на всё, ещё до того, как Эйренивэл закончил говорить.

Не заморачиваясь долгими сборами, уже на следующий день люди разделились. Две сотни гражданских, освобождённых рабов, отправились вместе с Эйренивэлем, через мёртвый и песчаный миры, на Землю. А экспедиционный корпус ушёл выполнять поставленные перед ними боевые задачи, следуя переданной эльфом карте портальных площадок и переходов между мирами.

При этом комитет получил обещанные заряды и инструкции по их использовании. Так как стрелять эльфам было не из чего, то каждый заряд представлял собой бомбу, которую смертник должен донести до нужного места и там активировать. Имелась возможность установить таймер и уйти, но появлялся риск, что заряд обнаружат до взрыва. Люди оставили всего четыре бомбы, по одной на каждый квартал-крепость великого дома.

Ещё через несколько дней в ярчайших, никогда не виданных вспышках света и пламени сгорели неприступные стены кварталов-крепостей четырёх великих домов. Возглавляемая членами комитета с изумрудного цвета повязками на рукавах, армия ворвалась внутрь и добила выживших. Взявшие Аэлонолене в осаду, верные старой власти войска, узнав о смерти старейшин, включая старейшину королевского дома и вживую издалека видя выросшие над древним городом четыре грибовидных облака, остановили наступление и согласились на переговоры.

Ещё оставалось договориться с военной аристократией и регион за регионом, установить власть комитета над всеми провинциями. Но это всё дело времени и приложенных сил. Великие дома разбиты и уничтожены. Революционный комитет победил. Если только не вмешаются демоны, которых вполне устраивала предыдущее состояние длящейся веками стагнации в теневом королевстве. Правда, вернувшийся обратно Эйренивэль, полагал, что конкретно сейчас демонам точно нет дела до собиравшейся возрождаться эльфийской империи. Это означало, что всё только в их руках. По крайней мере прямо сейчас.

***

Тяжёлые свинцовые воды сковал лёд, но специально спроектированные корабли крушили пока ещё совсем тонкую ледяную корку. Дальше на север она станет толще, но ледоколы справятся. Их сделали хорошо и крепко. Время, и перебои в техническом обслуживании не смогли сломать хребет стальным флагманам бывшего северного русского флота. Увы, но сейчас корабли возвращались на родину отнюдь не с добром.

Подчиняясь злой воле предателя-адмирала, управляемые командой инфералов, в сопровождении морских чудовищ, неся в чреве десант из демонических тварей, шли корабли.

Чистым огнём горели атомные сердца, не ведая кто там стоит за штурвалом и какие цели преследует. Тщательно восстановленные, насколько это оказалось возможно при существенной деградации общего технического уровня завоёванных демонами земель, крепкие корпуса легко крошили ледяную корку. Прекрасные, в своём совершенстве, машины какие мало кто может построить в современном мире спустя двенадцать лет непрекращающейся войны. В сравнении с отдельными кораблями сделанными руками людей даже самые большие из морских гигантов, левиафаны, казались не такими уж и огромными. И уж точно гораздо менее опасными, чем крейсера, даже потрёпанные, даже с частичной загрузкой боекомплекта потому, что не откуда было взять соответствующие боеприпасы - их невозможно изготовить и далеко не все получается заменить более простыми и потому доступными в производстве аналогами. Дефицит экипажа сказывался на управлении, но не критично. По-хорошему на каждом из кораблей должно быть вдвое, если не втрое больше людей. Но столько опытных моряков согласных стать инфералами и воевать против людей найти не удалось.

-Пожалуй это вселяет некоторую надежду насчёт судьбы человечества, -прошептал Кравцов размышляя о неспособности демонов закрыть некомплект экипажа на его кораблях. Губы привычно кривились в горькой усмешке. Он сейчас являлся повелителем этого воинства из стальных кораблей и живых чудовищ. Но, на самом деле, выбора, как такового, не было, кроме как со всем старанием исполнить полученный приказ. Возможно это и была цена. Нет, не так. Определённо, именно это и было ценной. Свой последний выбор он совершил больше четырёх лет назад.

Адмирал часто думал: если можно было бы вернуть тот момент, смог бы он тогда поступить по-другому? А захотел бы поступить по-другому?

Выбор между огромным количеством малознакомых людей и несколькими родными. Кому-то то такой выбор кажется простым, а кому-то необыкновенно сложным. Он искренне завидовал своему старому другу, маршалу Башурову, за которым, наверное, уже навсегда закрепилось прозвище "стальной генерал". Бывшему другу. Он, наверняка, проклял Кравцова. Как и многие-многие другие. И всё же стальному генералу пришлось легче чем ему. Семья Башурова погибла в начале войны. Маршалу не пришлось выбирать.

Ему просто нельзя было становиться адмиралом - пришёл к выводу Кравцов. -Есть множество людей. В принципе, на своём уровне, хороших и порядочных людей, которым просто нельзя доверять жизни сотен и тысяч солдат. Ведь солдаты как дети, а генерал на суше и адмирал на море для них как отец. А отец должен быть сильнее и крепче.

Должен быть честнее.

Но так не всегда получается.

Некоторым людям нельзя становиться адмиралами. Иначе к такому, в принципе хорошему человеку, может однажды подобраться искуситель и заставит выбирать между тысячами тысяч солдатских жизней, для которых он по должности обязан быть отцом и теми двумя, кому он отец по крови. Если на адмиральскую должность попадает не тот человек, то и выбор он может сделать неправильный. Другой выбор, а не тот, который ожидался бы, происходи дело в каком-нибудь литературном романе.

Просто мне нельзя было становиться адмиралом, -думал Кравцов. -Тогда бы не было ничего этого. Ни гладких спин сирен, следующих за пробивающими путь через лёд кораблями. Ни громких хлопков, изредка всплывающих чтобы сделать вдох и на много часов уйти в глубину левиафанов. Ни внимательного взгляда высшего демона из свиты Наместника, отправившегося вместе с флотом. Демон большую часть времени проводил в окружении адмирала и Кравцову оставалось только мириться с его присутствием. Вот и сейчас тот сидит за спиной, пока он склонился над картами.

Когда они захотят, то могут становиться похожими на людей. На очень красивых людей. Как будто вдруг ожила идеальная статуя работы умелого мастера, приверженца классических традиций. Вежливо-понимающий взгляд сверкающих глаз. Как будто глаза - это заслонки с усилием сдерживающие жар и свет той звезды, что пылает внутри этого, натянувшего человеческую форму будто сменную одежду, существа.

-О чём размышляете, адмирал? -подало голос существо и в нём слышался звон тысяч клинков и гул разбушевавшегося пожара в считанные минуты сжигающего вековые сосны до тлеющих нестерпимым жаром углей.

Кравцов, не оборачиваясь, ответил: -О надежде.

-Разве не один из ваших поэтов когда-то сказал "оставь надежду всяк сюда входящий"? -поинтересовался демон.

-Некогда бы не подумал, что демон может интересоваться литературой, - удивился Кравцов.

Развалившийся в удобном кресле, как будто он находился сейчас у себя во дворце, а не в рубке боевого корабля, демон отсалютовал бокалом с вином оторвавшемуся от интерактивной карты адмиралу.

Существо дружелюбно улыбнулось алыми губами, сверкнуло улыбкой на миг показав белоснежные зубы и любезно пояснило: -Поглотив так много душ невольно усваиваешь что-то из знаний и опыта жертв. К сожалению, никак не получается вычленить нужное и полезное, процесс чистая рулетка. Иногда получается усваивать вот такие, бесполезные, но достаточно любопытные, вещи. Поголовная грамотность населения, кто бы мог подумать, что это возможно и вообще нужно? Ваш мир, адмирал, самый начитанный из тех, где мне приходилось бывать. Из тех, в которых мне доводилось питаться, имею в виду.

Алые губы коснулись края высокого бокала. Тёмная, почти чёрная, жидкость, слишком текучая чтобы быть кровью, перетекла из бокала в рот. Просто очень хорошее вино. Может быть даже не из этого мира.

-Кроме того, уж не думаете ли вы, что у нас нет своей литературы? -поинтересовался демонический лорд.

Кравцов признался: -Никогда не задумывался об этом.

-Вот именно, адмирал! Ты с нами уже больше четырёх местных лет и при этом ничего не знаешь о нашей культуре. Даже тот факт, что у Легиона имеется что-то вроде литературы безмерно удивляет тебя. Как можно быть настолько не любопытным?

Он не ответил, делая вид, что занят читая показания с тактического экрана.

-Так на что ты надеешься, адмирал? -спросил высший демон.

Кравцов хотел было промолчать, но не недостаточно быстро отвернуться и сверкающие глаза поймали его взгляд.

-Как интересно, -проговорил демон спустя несколько секунд. -Ты ищешь свою смерть, но не стремишься к ней, адмирал. Неудивительно, что наместник Ашарх~Иш~Аш высоко ценит такого слугу. Надеешься на победу людей, но при этом готов сделать всё, от тебя зависящее, чтобы твои бывшие сородичи проиграли. И всё это без капли стороннего принуждения и подчиняющих заклинаний. Ты сам заковал себя и нет на свете цепей надёжней этих.

Приложив все силы, Кравцов смог разорвать зрительный контакт и облокотился на стол тяжело дыша и чувствуя, как по лбу течёт пот, а под мышками и вовсе будто развели костры.

Из некоторых людей могли бы выйти хорошие моряки или неплохие офицеры, но становиться капитанами или даже добираться до адмиральского звания им категорически противопоказано. Например, он, Кравцов, и есть такой человек. Адмирал-предатель ведущий свои корабли в одном ряду вместе с чудовищами и тварями в бой против людей. Предавший и обрёкший на смерть сотни тысяч, чтобы только спасти двоих - своих сыновей. Да будет его имя проклято во веки веков.

***

Во всех мирах уже долгое время входивших в великую сферу крупные города, как правило, размещались неподалёку от портальных площадок. Это было удобно со всех точек зрения. При торговле не нужно далеко тащить товар. Однако извилистость пространственных путей порой приводила к забавным казусам, когда чтобы дойти до города в другом мире нужно было только раз пройти вратами, а чтобы попасть в соседний город в своём собственном мире, приходилось совершать путешествие в три или четыре прыжка через другие миры. Кроме того, из одной портальной площадки можно открыть врата только в ограниченное число других и порой приходилось совершать утомительные путешествия между портальными площадками в пределах одного и того же мира, преодолевая сотни километров.

Вместе с тем, крупные города всё же старались строить на некотором отдалении от портальных площадок. Тридцать или сорок километров считалось уже безопасной территорией. С такого расстояния, никакой архимаг не сможет сходу обрушить на город метеоритный дождь, землетрясение или любое другое пакостное заклинание. Даже самая быстрая армия, потратит на преодоление трёх десятков километров по меньшей мере пару часов. Прибавим к этому то соображение, что крупным вооружённым силам ещё потребуется некоторое время, чтобы целиком пройти через врата так как пропускная способность власть ограничена силой и опытом открывшего их мага-пространственника.

Дальше ещё учтём, что от быстроходных отрядов, вроде всадников, наездников виверн или парочки драконов крупный город наверняка сможет отбиться. Чтобы захватить его нужно подтянуть осадную технику, существ-великанов или тяжёлых некроконструктов, а это, как правило, самые медленные типы войск. Таким образом у подвергающегося атаке через внезапно открывшиеся врата города есть где-то от четырёх, до десяти часов. Этого вполне хватит, чтобы собрать в единый кулак собственную армию и запросить помощи у соседей.

Поэтому тридцать-сорок километров до портальной площадки считаются вполне безопасным расстоянием. Ну право слово, смешно ведь подумать, будто неведомый агрессор посадит вообще всех своих солдат на бронированные повозки способные за час уверенно проходить от сорока километров по бездорожью и в полтора раза больше по хоть какой-нибудь дороге. Что умозрительный противник имеет орудия способные метать огненные снаряды на расстояния совершенно запредельные для любого архимага и с совершенно запредельной точностью. Что он сможет смотреть на поле боя сверху, с помощью крохотных рукотворных птиц, корректируя с них обстрел из своего дальнобойного орудия. Что любой дракон или даже одинокая виверна будет замечена ещё на подлёте и тут же помечена неживым разумом электронных машин как цель для хищных ракет. Такое совершенно невозможно! Такого не могло себе представить ни одно существо великой сферы, имей оно опыт хоть в тысячу лет, хоть в миллион. Разве только демоны и драконы, успевшие побывать в новом мире по имени Земля могли бы рассказать что-то подобное. Но кто станет слушать этих неудачников неспособных раздавить людишек в каком-то из новых миров, недавно включённых в сферу?

Города-улья демонов в принадлежащих доминиону багрового пламени мирах не являлись исключениями из общего градостроительного правила. Они также стояли в трёх, максимум в четырёх десятках километров от портальной площадки. Издалека такой город напоминал огромную гору или, может быть, горный массив. Но если подойти ближе, то единая гора распадалась на множество башен, сложенных одна поверх другой. Как если бы кто-то, кто мог размягчать камень до состояния липкой клейкой массы и потом охлаждать его, лепил бы грубые, но при этом странные конструкции.

Пригороды любого города-улья застраивались отдельно стоящими башнями принадлежавшими высшим демонам начиная с ранга дьявола. Среди них располагались множество тренировочных арен, где только вышедших из родильных камер демоны обучались самым азам и делали первые глотки силы убивая сначала специально подготавливаемых рабов-гладиаторов, а чуть позже и друг друга. Тренировочные лагеря соседствовали с рабскими загонами и чёрными пирамидами храмов бездны, на вершинах которых устанавливались алтари страданий. Умелые рабы-ремесленики принадлежавшие тому или иному демоническому лорду или принцу предлагали на продажу товары собственного изготовления или награбленные в других мирах в обмен на камни силы. Ещё дальше за городом тянулись ряды ферм. Из-за городской скученности и большого числа демонов, низшим, особенно недавно родившимся и не успевшим заматереть, вместо пряной плоти разумных рабов приходилось питаться плотью животных, выращиваемых на многочисленных фермах. Рабов из числа пленённых когда-то представителей разумных рас тоже выращивали на фермах, но на всех демонов их всё равно не хватало.

Также города-ульи постоянно проглатывали многочисленные поставки из миров-кузней и миров-ферм, иначе называемых "кормовыми мирами". Потоки повозок и волокуш тянулись пунктирной линией, начиная от крепости, блокирующей портальную площадку и заканчивая городскими воротами.

Командующий крепости размещённой вблизи от портальной площадки, демон по имени Наршал находился сейчас в самом неприятном для демона состоянии. Сумев прожить больше четырёх сотен лет, выжить в тысячах боёв, поглотив жизненную силу десятков тысяч противников, он вплотную подошёл к той черте, преодолев которую низший демон становится высшим. Эта тонкая грань, когда ты уже можешь заставить низших относится к тебе как к высшему, но высшие ещё вполне могут шпынять тебя и нарочито относиться как к сильно раскаченному, но всё равно низшему.

Нужно просто подождать где-то лет пятьдесят и тогда никто не сможет оспорить достижение им ранга дьявола. Ну или лично зарубить и выпить пару десятков равных противников или пару сотен более слабых. Или выложить целое состояние в обмен на заряженные камни силы и поглотить уже их.

Ни особенных богатств у Наршала, ни желания рисковать своей головой в сражениях, когда можно просто подождать не имелось. Редко какому низшему удавалось дожить и подняться хотя бы до самого слабого из высших рангов. Наршал по праву мог считать себя счастливчиком. И не в последнюю очередь его удачливость объяснялась таким малохарактерным для демонов чувством как осторожность. Наршал был осторожен и, возможно, именно поэтому всё ещё был жив.

Конечно назначение командиром в крепости защищающую портальную площадку близ города в одном из внутренних миров доминиона не являлось поводом для особой гордости. Настоящий высший никогда бы не оказался здесь, если только в наказание.

Если говорить начистоту - собачья должность.

Во-первых, опасная, так как при любом нападении из другого мира гарнизон крепости обычно полностью вырезается. Они для этого здесь и сидят, чтобы своей смертью подать сигнал и оценить численность войск вторжения. А грабительские набеги одного города на другой время от времени случаются. Какой-нибудь лорд, желая пополнить казну, собирает орду и вперёд. Город-улей он, разумеется, не возьмёт. Даже подходить к нему не станет. Но в окрестностях пошалит, прежде чем организовавшиеся защитники вынудят его уйти обратно через врата. И небольшой гарнизон крепости ляжет первым, выполнив свою функцию и сообщив вышестоящим о факте нападения и примерном числе, и силе атакующих

Но всё же грабительские набеги случаются не слишком часто. Куда хуже годами и десятилетиями разнимать сцепившиеся телеги торговцев, лебезить перед прошедшими через врата высшими, устанавливать первоочерёдность проезда и всё в том же духе. Состоявшийся дьявол никогда бы добровольно не согласился на подобную службу, но для недодьявола вроде Наршала место не самое плохое. Бывают места хуже, значительно хуже.

Тот день начался как обычно. Три десятка четырёхруких помогали переругивающимся караванщикам, прибывшим из мира-кузни с грузом мечей, дубин и прочего оружия для тренировки молодняка стаскивать их тяжёлые, доверху загруженные телеги с портальной площадки. Хитрые караванщики вроде бы тоже суетились, но почти не помогали. Они знали, что это в интересах, подчинённых Наршала перетащить их тяжёлые телеги за пределы площадки. Вдруг какой вышестоящий надумает именно в этот момент пройти вратами, а здесь такой базар. Виноват тогда будет именно командующий крепостью, а не они.

Устроившись у подножия холма, как обычно, дрых единственный подчиняющийся Наршалу гигант. Здоровенный великан с непропорционально маленькой головой мог бы играючи перетащить слишком массивные, даже для сильных четырёхруких телеги, но привлечь его было всё равно, что навредить самому себе. Ни один из гигантов не мог считаться светочем мысли, но конкретно доставшийся ему был просто феноменально туп. Пожалуй, он хорошо понимал только две команды "вбей в землю вон того" и "уйди в сторону", на большего его мыслительных способностей уже не хватало.

Вяло переругивающийся с хитрым ракшасом, главой караванщиков, в тщетной надежде выбить из того хотя бы малую плату за помощь с застрявшими телегами, Наршал не сразу отреагировал на мысленный доклад подчинённого.

Наконец плюнув на скользкого, словно обмазанного лягушачьей игрой, караванщика, Наршал сосредоточился на едва слышном телепатическом шёпоте. Следивший за колебаниями магического поля над портальной площадкой ракшас докладывал о странном искажении. Похоже кто-то собирался вот-вот открыть врата, но действовал необычным способом. Вбухивая огромное количество силы, неведомые гости открывали проход между мирами без всякого изящества, тратя в три или четыре раза больше сил и временем, чем требовалось бы даже начинающему пространственному магу.

-Откуда открывается переход? -мысленно спросил Наршал.

Работающий со стоящим в крепости стационарным артефактом, помощник ответил: -Нейтральный мир, координаты...

-В бездну координаты! -мощно крикнул командующий крепостью недодьявол. -Общий сбор! Приготовиться к отражению возможного нападения!

Остро резануло ощущение приближающихся неприятностей.

Его телепатический крик ввинтился в головы подчинённых. Побросав телеги караванщиков, четырёхрукие похватали сваленные, за ненадобностью, копья и дубинки. Дежурная смена ракшасов в крепости пыталась достучаться до кого-нибудь из свиты городского военного лорда. Разбуженный телепатическим криком командующего, гигант недовольно заворочался, крутя маленькой, недоразвитой головой и злобно щуря крохотные глазки.

В эту его крохотную голову и влетел снаряд мизгиря, полностью снеся с могучих плеч. Заревевший от боли гигант ещё оставался самым опасным противником и выныривающие из открывшегося портала, идущие сразу за ушедшими в стороны сеять кровавый хаос мизгирями, тяжёлые огнемётные системы выдали слаженный залп. Неожиданно для себя оказавшийся в центре объёмного взрыва, когда горит и пылает сам воздух, гигант попытался встать, но не сумел. Могучие, в разы, превышающие ствол крупного дерева, руки обуглились до костей и больше не могли удерживать его чудовищный вес. Потрясающая регенерация свойственная всем демонам, но, в первую очередь, гигантам и четырёхруким, не могла помочь, только продлила его страдания на несколько секунд.

Не забывающие отслеживать и тут же накрывать огнём наиболее приоритетнее цели, мизгири выдвинули на рабочих конечностях полуметровые лезвия из мономолекулярной стали, превратившись в бешенные мясорубки.

Ни разу не сталкивающиеся прежде в бою с земной техникой, демоны растерялись и не могли оказать сколько-то действенного сопротивления. Только сам Наршал, воплотив огненный меч, в последний момент перерубил рабочую конечность уже замахнувшегося на него танка-паука. Метнув шар обжигающей плазмы, принятый нависшей над ним стальной громадиной на скрещённые манипуляторы, демон отпрыгнул в сторону.

Личный щит жалобно прозвенел, когда в него посыпались попадания от успевших пройти через врата, рассыпаться и занять положение для стрельбы пехотинцев в тяжёлой броне. Наршал потерянно оглянулся. Подконтрольных ему четерыхруких добивали. Попавшие под огонь караванщики или бросали свои телеги и бежали прочь, либо уже были мертвы. Впрочем, шансы на спасение пытающихся бежать не велики. Рявкают громовые жезлы в руках, нападавших и рассеянные фигурки беглецов падают она за другой. За его спиной жарко горела и сильно дымила крепость, поставленная рядом с портальной площадкой, чтобы сдержать или хотя бы задержать агрессоров. Ни на то, ни на другое они оказались неспособны.

Ещё один удар в магический щит. Прямо перед глазами вспыхивает пятно от попадания. Не будь щита, и тяжёлая пуля вошла бы демону точно в глаз. Но и щит уже на последнем издыхании. Наршал бросает ещё один огненный шар и даже не может понять попал он куда-нибудь или нет.

Личный щит наконец лопнул и тут же в могучее тело демона почти уже преодолевшего грань между градациями низших и высших врезаются множество кусочков металла. Они рвут его плоть. Отбросив бесполезный огненный меч, Наршал вытянул обе руки вперёд и используя их как направляющие создал заклятие испепеляющего света. Тонкий, ослепительно яркий луч походя перерезал не вовремя попавшегося на пути пехотинца и упёрся в яйцевидную голову ближайшего стального насекомого. Демон ещё успел удивиться тому, что луч не прожёг сразу и эту преграду. Но дальше что-то громко хлопнуло, как будто прямо внутри его головы взорвалась хлопушка и наступила темнота.

...поднимая Николая, стоящего на одном из манипуляторов, чтобы тот мог снаружи рассмотреть место попадания выпущенного демоном луча, Горазд старался быть очень спокойным и аккуратным. Волны адреналина, оставшиеся от недавно законченного боя, ещё прокатывались туда и сюда по организму, заставляя руки дрожать. Он глубоко дышал и пытался успокоиться, потому что последнее, чего сейчас не хватало, это резко дёрнуть манипулятором и сбросить первого пилота на землю.

Изнутри кабины попадание луча выглядело как здоровенная угольно-чёрная клякса, напрочь выжегшая сенсоры с правой половины шагающего танка.

Николай замахал руками, показывая, что закончил осмотр и Горазд осторожно подвёл его к люку. Когда напарник входил обратно, в лицо дохнуло жарким и сухим воздухом снаружи. Там было, наверное, градусов тридцать. После недолгого выхода с Золотилова тёк пот и под мышками образовались тёмные пятна. Открытых частей тела самый минимум. Даже кисти рук защищены перчатками, а на голове странная конструкция, сооружённая из запасного комбинезона. Учёные предупреждали о негативном воздействии местного солнца на незащищённую кожу. Уровень солнечной радиации в этом мире превышен во много раз. Загорать здесь однозначно не рекомендовалось.

-Ну что там? -поинтересовался Горазд.

Разматывая намотанные вокруг головы тряпки, Николай жадно попросил: -Дай воды.

Выпив с половину бутылки, он сел за управляющей ложемент первого пилота.

-Антилазерная защита отработала на все сто десять процентов, -Золотилов неожиданно и как-то неуместно хихикнул. -Только пулемёта с правой стороны у нас больше нет.

-Сенсоров тоже, -добавил Горазд, -вся правая сторона как ослепла.

-Ничего, -отмахнулся Николай. -В строю это не важно, будем получать телеметрию от соседних машин.

Снаружи, тем временем, готовились к работе дальнобойные артиллерийские комплексы. Выдвигались мощные опоры и с силой вдавливались в сухой и твёрдый грунт. Сразу несколько ракет взвились в воздух по направлению к похожему на очень большую кучу камней городу-улью. Это была ещё не атака, а лишь воздушная разведка. Умная электронная начинка, помещённая в ракеты, измерила расстояние, создала карту местности и передала информацию на артиллерийские комплексы.

-Готовность десять секунд, -предупредила система управления боем.

Горазд и Николай разом замолчали и сосредоточились на экранах. Горазд дополнительно включил электромагнитую защиту. Пусть от центра взрывов их будут отделять десятки километров, но лучше перестраховаться.

-Да развернётся ад! -шёпотом предрёк Николай.

Вторя ему система управления боем сказала: -Готовность ноль.

Мгновение спустя, от мощной отдачи, содрогнулась земля и заметно качнулся мизгирь, в автоматическом режиме сохраняющий устойчивость.

Капали, как вода, секунды. Долгие и одновременно короткие. Потом экраны залило белизной, но они тут же подстроились и стали видны огненные волны, встающие над городом демонов.

-Готовность ноль, -повторно объявила система.

Новая партия специальных боеприпасов отправилась в короткий и точный полёт, накрывая оставшиеся не задетыми в ходе первого залпа районы.

-Если это "грязные" спецбоеприпасы, то там теперь радиация как в печке, -тихо проговорил Николай. -Лет семьдесят нельзя будет жить или все сто.

Горазд сказал: -Всё правильно, они это заслужили.

Николай согласился: -Всё правильно.

В течении получаса артиллерийские комплексы продолжали обстрел города специальными боеприпасами. Затем полетели команды готовиться к следующему переходу. Разработавшие план ответного возмездия не желали удовлетвориться уничтожением одного единственного города-улья. У них был запланирован быстрый вояж по ещё многим городам и мирам, входящим в доминион багрового пламени.

Ожидая своей очереди на переход, Горазд заметил, как между мёртвых тел демонов забегали учёные в защитных костюмах. Они что-то делали с трупами.

-Что они делают? -подумал Горазд.

Мысль как появилась, так и пропала. Впереди вполне возможно и даже вероятно ожидал новый бой. Следовало сосредоточиться на нём, тем более их мизгирь и без того получил повреждения.

...Наклонившись над очередным демоном, Катя резко отпрянула в сторону.

-Что такое? -тут же сделал стойку Виталик.

-Кажется этот живой.

Подошедший профессор попросил: -Заканчиваем быстрее. Полковник уже требует, чтобы возвращались в машины.

В защитном костюме, голова на тонкой, длинной шее, походила на мерный прибор болтающийся в стеклянной колбе.

-Похоже этот ещё жив, -объяснила Катя.

-Тем лучше, -обрадовался профессор. -Вводите ему ослабленную дозу, попробуем продлить инкубационный период. И поскорее заканчиваете инфицировать тела.

Выбрав другой баллончик для иньектора, Катя впрыснула вирус в тело напоминавшего отбивную, но при этом всё ещё живого и медленно исцеляющегося демона. За спиной пыхтел Виталик продолжая заражать уже мёртвые тела.

-Антон Геннадьевич, они и правда будут жрать своих? -поинтересовалась девушка.

-Очень надеюсь, что и на этот раз демоны поведут себя как обычно. Поглощение заражённой плоти создаст для вируса идеальные условия для распространения. Но даже простой контакт с телами обеспечивает вероятность заражения не меньше чем в двадцать пять процентов, -пояснил профессор и тут же принялся снова торопить: -Скорее, скорее.

Закончив работу, учёные поспешно разбегались по машинам. На портальной площадке уже мерцала плёнка готовящихся вот-вот открыться врат.

Использованные балончики и иньекторы лежали брошенные, рядом с трупами демонов, где их оставили. В этот момент люди сделали первый ход в начинающейся биологической войне. Переводя войну с вторгнувшемся на землю Легионом на новый уровень. Сверхвирус, настроенный на демонический генотип, с большим трудом разработанный спасёнными из-под оккупации лучшими генетиками и биологами в лабораториях Якутска выпущен на свободу. Теперь нужно было создать как много больше очагов заражения. Маскируя их до поры, до времени, за ответными ударами остатками сохранившегося ядерного оружия, за сожжёнными атомным пламенем городами.

Но это оружие потенциально было страшнее, чем отравившие почву радиацией на годы и десятилетия вперёд "грязные" атомные снаряды.

...Наршал очнулся. Заметив, что он пришёл в себя, командующий на месте бойни дьявол брезгливо бросил - этого на допрос.

Судя по всему, с момента битвы, прошло уже какое-то время. Пока слабого из-за того, что все силы ушли на регенерацию и восстановление после множества практически смертельных ранений Наршала тащил исполнительный четырёхрукий, он успел оглядеться. Странно, но он не увидел города. Большое солнце закатилось, наступил вечер. На месте города светилось бледным светом мёртвое сияние. Смотреть на него было неприятно и Наршал перевёл взгляд на команду фуражиров собирающих и забрасывающих разорванные тела низших демонов в кучу, чтобы после отвезти их и переработать на корм молодняку.

В этот самый момент внутри могучего тела высшего демона плодились и размножались мельчайшие частички, созданные в эвакуированных лабораториях в Якутске.

Глава шестнадцатая. Плачущий снег

Уведённая четыре года назад адмиралом-предателем Кравцовым эскадра возвращалась обратно в Мурманск. Вместе с кораблями плыли морские чудовища и гады. В воздушных пузырях самых крупных из них ждали своего часа тысячи низших демонов. Сверху над кораблями парили драконы. Целых три демона-лорда и десяток дьяволов готовились прикрыть корабли Кравцова магическим барьером. Захват Мурманска должен будет переломить хребет военным силам России, сейчас стоящим насмерть на рубежах освобождённых земель держась против в разы увеличившихся полчищ тварей и отрядов эльфийских диверсантов.

Преградили дорогу демонам и инфералам остатки спешно восстанавливаемого северного русского флота, вместе с союзным флотом Северного Союза.

Верный союзному долгу президент Северного Союза, состоящего из остатков объединившихся Норвегии, Финляндии и Швеции, Юсси Хейккиненен вывел в море все свои корабли. С мурманского аэродрома один за другим взлетали многофункциональные истребители готовясь осуществлять воздушное прикрытие.

По оценкам военных аналитиков люди даже имели некоторый перевес в силах. Было непонятно на что именно рассчитывают демоны. Даже если они разобьют и русский флот, и флот северного союза, то остатков их сильно потрёпанных сил будет явно недостаточно для захвата и удержания Мурманска.

Это кажущееся несоответствие уже несколько дней мучало Леонида Сергеевича Башурова. Прозванный в народе "стальным генералом", он состоял отнюдь не из стали. Но мощная, поистине стальная воля верховного держала в узде слабую человеческую плоть, заставляя работать не покладая рук, принимать решения и не бояться нести за них ответственность.

Одним из таких неочевидных решений была расконсервация последней из сохранившихся орбитальных ударных платформ. Ещё за годы до вторжения, ведущие государства планеты озаботились тем, чтобы развесить в ближнем космосе множество таких вот одноразовых ударных платформ с одинаковой эффективностью способных сжечь крупный город или испепелить немалых размеров армию. В неразберихе первого года вторжения, когда никто не понимал, что происходит и многие подозревали в происходившем хитрые интриги враждебных государств, большая часть таких вот платформ была уничтожена спутниками-убийцами, во время короткой космической войны. Несколько одноразовых машин судного дня успели даже применить по назначению, сжигая города и армии своих политических противников в том время как свои армии гибли в бою с лезущими со всех щелей демонами и свои города захватывались тварями один за другим.

В конечном итоге, спустя двенадцать лет войны вторжения исправных орбитальных платформ практически не осталось. Отсутствие технического обслуживания и во много раз превышенные сроки эксплуатации выводили их из строя не хуже вражеских спутников-убийц. Множество китайских и индийских платформ, быть может вполне ещё исправных, так и остались висеть в пространстве мёртвым грузом потому, что все, кто только мог отдать им приказ на активацию давно мертвы.

Пара платформ сохранилась у американцев, но они их задействовали месяц назад, когда демоны, словно пришпоренные, вдруг набросились на наступающие клинья освободительных армий, сводя на нет все потуги и останавливая совместное контрнаступление человеческих государств. Как будто враги получили подкрепление в разы увеличившее численность их орд. Демоны лезли как сумасшедшие. Под угрозой прорыва фронта и последующего за ним повального бегства, американцы вынуждено применили орбитальное оружие. Часть демонических орд оказалась испепелена в мгновение ока, а американские войска сумели за это время организованно отступить, перегруппироваться и сформировать новую линию фронта. На какое-то время им это помогло, но судя по приходящим последнее время сообщениям, уже новый фронт частично обрушился и вот-вот демоны погонят американцев обратно на север, захватывая недавно освобождённые ими города и земли. И тогда останется только надеяться, что янки сумеют остановить тварей на своих старых границах самых северных штатов Канады и Аляски.

На этот раз не вняв возражениям самых близких соподвижников в лице аналитика Ильи Неркаги и главы военной контрразведки Ветлицкого Егора, стальной генерал своей властью перевёл последнюю из оставшихся орбитальных ударных платформ в боевой режим. Процесс подготовки платформы к переводу в боевой режим включал пробуждение всех систем, выход на подходящую орбиту и так далее и растянулся на несколько дней, пока эскадра адмирала-предателя ещё только двигалась по направлению к северным водам.

Отменить процесс и вернуть платформу обратно в спящее состояние и вовсе было невозможно. Аналитики давала восьмидесятипроцентную вероятность, что разбудить повторно изношенный механизм и вовсе не получится.

Таким образом, следуя только своим предчувствиям и заходящейся в крике интуиции, Башуров, быть может, лишил Россию такого важного козыря как возможность нанести орбитальный удар. Может быть уже завтра, это могло бы оказаться последней надеждой. Единственная оставшаяся в руках человечества управляемая орбитальная платформа. Использовав свои собственные, чтобы остановить демонов на пару недель, американский президент уже пытался заявить, что последняя орбитальная платформа не может оставаться в руках одной только Российской Федерации, а должна быть передана под управление всему человечеству.

Как обычно, подразумевая под "всем человечеством" в первую очередь самого себя.

Стальной генерал благополучно и в который раз проигнорировал одностороннее предложение американского коллеги. Но самого факта это не отменяло. Вряд ли человечество, даже исчезни все демоны разом, сумеет в ближайшие годы восстановить космические технологии и заново отстроить всю необходимую базу, чтобы суметь повторно научиться выходить в пространство.

Башуров активировал последнюю орбитальную платформу. И он оказался прав.

Это стало понятно, когда флот Северного Союза вдруг, как по команде, свернул с курса и направился обратно. В ответ на многочисленные попытки связаться с уходящими союзниками по радио, часть капитанов ответила, что таков был приказ из только что вскрытых конвертов. Собственно, они и отвечать на отчаянные радиограммы ничего не понимающих русских не должны были, но всё равно ответили.

Некоторые корабли Северного Союза во всеуслышание заявили, что игнорируют полученный приказ и остаются сражаться с демонами. Но таких было мало, не больше пары процентов от общего числа.

По факту огрызок русского флота и мощная авиационная группировка остались один на один с флотом вторжения. Теперь уже защитники проигрывали нападавшим в численности и силе по меньшей мере в несколько раз. Нарушившие все обещания корабли Северного Союза спешно уходили прочь, выполняя секретный приказ президента и главнокомандующего Хейккинена.

А стальной генерал неожиданно успокоился. Теперь стало предельно понятно на что рассчитывали демоны и его бывший друг, а ныне проклятый адмирал-предатель Миша Кравцов.

Где-то в президентском кабинете, за роскошным письменным столом, напряжённо ожидал поражения русских президент Северного Союза Юсси Хейккинен. И вместе с ним того же ждал бывший морской пехотинец и бывший человек, посланник адмирала Кравцова призванный проследить, чтобы президент Хейккинен действовал так, как ему было предопределено планом адмирала. Капитаны "союзных" кораблей сжимали зубы, выполняя преступный приказ, отданный их главнокомандующим. Аналогичным образом сжимали зубы и готовились к безнадёжному сражению те немногие, кто плюнул на приказ, посчитав совесть важнее чести.

Поднявшиеся в воздух истребители делились на звенья и готовились защищать город-порт. Впавшие в шоковое состояние аналитики не могли прямо сейчас выдать ни малейшего прогноза. Штабы всех уровней лихорадило. Но в целом система работала, спешно перестраиваясь, перерабатывая планы и готовясь принять бой на неравных для себя условиях.

В этой ситуации наличие готовой к нанесению удара орбитальной платформы, уже занявшей подходящее положение, казалось поистине результатом какого-то божественного прозрения, осенившего верховного.

Впрочем, одна единственная, пусть и готовая к удару, орбитальная платформа никак не являлась гарантией победы. Во-первых, необходимо учитывать сверхъестественный фактор. Накрывшая прущие вперёд корабли полупрозрачная дымка вполне могла являться свидетельством какого-то мощного защитного заклинания, наподобие уже знакомого щита праха, но только мобильного и не требующего постоянной подпитки жертвоприношениями на алтарях страданий. Что будет, если в эту не опасную, на вид, дымку ударит разогнанный до умопомрачительных скоростей, раскалившийся от прохождения через атмосферу, сверхплотный снаряд? Может быть, что и совсем ничего. Проклятая магия нарушающая естественные законы. С ней ни в чём нельзя быть уверенным заранее.

А во-вторых, ядро северного флота, сейчас возглавляемое адмиралом-предателем, разумеется имело собственную защиту от орбитальных ударов. Военные конструкторы не могли не предусмотреть способ противодействовать одномоментной атаке с орбиты способной разом стереть целую армию. В очередном состязании щита и меча, где щит всегда проигрывает, а меч почти всегда побеждает, инженеры придумали нетривиальное решение - они решили использовать вместо щита ещё один меч.

Вот только такая сложная техника очень капризна и без надлежащего технического обслуживания легко выходит из строя. Тот ещё вопрос, смогли ли подчинённые адмирала Кравцова, не техники и не инженеры, а моряки и десант, сохранить сложный технический комплекс в рабочем состоянии?

-Дайте мне связь с президентом Северного Союза, -потребовал Башуров.

Телефон правительственной связи стоящий на роскошном столе разразился трелью звонка, заставив двух находившихся в кабинете вздрогнуть и пристально посмотреть на него, словно он был какой-то бомбой с часовым механизмом, а не обычным аппаратом.

-Вызов от стального генерала, -прокомментировал Юсси.

-Наверное собирается умолять вернуть корабли в строй, -улыбнулся инферал. -Не хочешь с ним поговорить?

-А надо? -Юсси Хейккинен не хотел сейчас разговаривать с новым русским царём. Несмотря ни на что, он боялся. Пытался скрывать свой страх. Но понимал, что скрыть не получается и злился от этого понимания.

-Что может быть более сладким, чем мольбы бывших союзников, преданных тобой? -спросил инферал и сам же ответил. -Разве только бессильные проклятия сильных, за мгновения до того, как они падут. Но если ты не хочешь отвечать, то это сделаю я!

Не успел Хейккинен возразить, как инферал снял трубку и сказал в неё его голосом, голосом Юсси: -Слушаю вас, президент Башуров.

Связь была громкой, и настоящий президент Северного Союза также смог услышать ответ.

-Расплата будет неизбежной, -пообещал стальной генерал.

-Не понимаю о чём вы говорите, господин президент, -начал было еринчать инферал, но с той стороны уже повесили трубку.

Тем временем первые звенья истребителей поддержали начавших бой кораблей. Уродливые головы вынырнувших из морской пучины гидр плевались струями концентрированный кислоты. Мощный рёв подводных чудовищ оглушал сонары и сбивал настройки управляемых подводных торпед. Пламя драконов превращало воду в пар и видимость ухудшилась ещё больше. Сидящие на спинах летающих ящеров ракшасы обрушили вниз град огненных шаров и проклятий, заставляющих металл усиленно стареть и крошиться.

Часть истребителей завязала воздушный бой с драконами, сильно облегчив положение кораблей. Другие истребители, вооружённые противокорабельными ракетами, попытались совершить налёт на экскадру Кравцова. Пилоты образцово зашли на цель. Ракеты должны были попасть точно в уязвимые места массивных надводных колоссов, но накрывающая флот предателя дымка оказалась не так проста. Она как-то резко уплотнилась, став похожей на клубы дыма. Попадая в неё ракеты замедлялись и бессильно ударялись о корабельную броню. Ни одна из них не взорвалась и не причинила никакого ущерба. А на выходивших из ракетного манёвра истребители обрушились не только струи кислоты, выплёвываемые морскими чудовищами, не только драконы, огненные шары и лучи испепеляющего света, но и противовоздушная артиллерия с кораблей предателя. Разом потеряв чуть больше десятка машин, лётчики вынуждены были отступить.

Сложилась крайне неприятная ситуация. Постоянно отступая, оставшиеся корабли вели бой с высовывающимися за границы плотного марева морскими гадами и драконами. При поддержке с воздуха пока получалось сражаться практически на равных. Но что толку если возвышающееся над морем высоким тёмно-зелёным холмов магическое защитное облако скрывало ядро эскадры и медленно ползло к берегу. Попадающие в него торпеды вязли и бессильно тонули. Ракеты не взрывались. Снаряды били словно пустые болванки, но хотя бы причиняли хоть какой-то ущерб за счёт своей массы, хотя тоже отказывались взрываться.

И совершенно непонятно, что делать с накрытой защитным зелёным маревом эскадрой Кравцова. Как её останавливать?

Можно конечно подождать пока она подойдёт ближе, попадая под огонь береговых батарей, но кардинально это ничего не изменит.

Постоянно анализирующая всю поступающую информацию, система управления боем предложила новый план. Четыре звена по три истребителя повторно зашли на цель. Ракеты выпущены. Самолёты торопливо уходят. У одного уйти не получается, сначала его краем цепляет выплюнутая неожиданно всплывшей уродливой головой струя кислоты и секунду спустя сразу два огненных шара ставят точку в жизни и боевом пути пилота и машины. Остальные истребители успешно отходят.

Ракеты несутся по направлению к медленно двигающемуся зелёному облаку. Но вместо того чтобы нырнуть в него и бессильно пойти на дно, как раньше, взрыв инициируется немного заранее. Подрыв первой ракеты на самой границе защитного марева сдувает его. Вторая ракета летит чуть дальше и взрывается чуть позже, ещё больше разбрасывая куски плотного зелёного дыма. Чем бы не была эта штука, но она похожа на плотный тяжёлый дым больше, чем можно было подумать.

Взрываясь друг за другом, ракеты образуют коридор чистого воздуха, в конце которого маячат стальные бока сразу четырёх кораблей и заодно морда недоумевающей гидры между ними. Последние две ракеты корректируют путь и бьют точно в один из кораблей. Двойной взрыв и могучая плавающая крепость из стали замедляет ход начиная погружаться на дно.

Демоны спешно пытались восстановить защиту. Плотные зелёные клубы снова затягивают коридор чистого воздуха. Но способ взломать защиту найден. Повторный заход уже следующих звеньев. Первые ракеты взрываются на границе сред очищают путь от зелёной пакости. Следующие за ними бьют точно в цель. Ещё два корабля затоплены. А самое приятное, что плотное защитное марево, как будто, мешает работе корабельных зениток и те стреляют вяло и похоже, что больше наугад, нежели прицельно.

Надводный флот русских практически уничтожен. Но и большая часть драконов либо выбита, либо повернули к берегу, залечивать раны. Сейчас бой ведётся истребителями против кораблей. Небо против воды, кто окажется сильнее? И ещё атомный подводный крейсер, последний уцелевший из трёх в начале боя, пытается сражаться с морскими чудовищами на глубине, далеко от кипящей поверхности. Змеи, гидры, левиафаны и прочие гады медленно отжимают его всё глубже и глубже, не давая зайти эскадре Кравцова снизу, из толщи вод, где нет проклятого марева.

Атакующая эскадра движется всё так же неторопливо, несмотря на потери. Видимо у демонов не получается перемещать защитное марево с большей скоростью и корабли вынуждены подстраиваться под неё.

На капитанском мостике сам адмирал-предатель с одной и той же усмешкой встречал и потерю собственного корабля, и очередной взрыв в небе, свидетельствующий о гибели ещё одного истребителя.

Повернувшись к стоящему рядом с ним демоническому лорду, он заметил: -Похоже люди нашли способ противостоять вашему "великому" заклинанию. Потери растут. Какие будут ещё приказания?

-Людишки тоже теряют свои самолётики один за другим! -ответил демон. Сейчас он продолжал пребывать в человеческом облике, но то ли от неимоверного напряжения, то ли от клокочущей внутри плохо сдерживаемой ярости, пластиковое кресло под ним начало обугливаться и течь. В нос ударил противный запах горелого пластика. Сильнее взвыла и заработала вентиляция.

-Предлагаю плюнуть на защиту и идти полным ходом к берегу, -предложил адмирал.

-Сколько мы при этом потеряем?

-Где-то три или четыре корабля и порядка шести - девяти транспортов.

-Не пойдёт! - отрезал демон.

-Тогда самое время придумать что-нибудь ещё, -предложил Кравцов. Когда разрабатывался план нападения на Мурманск он настаивал на необходимости морской блокады, неторопливой зачистке береговых вод и только последующей высадке. Однако Наместник не согласен был ждать. Он хотел захватить ключевой русский город одним ударом. План адмирала отвергли и сейчас они пожинали плоды собственной торопливости. Полностью положились на "великое" заклинание творимое аж целыми тремя демонами-лордами обложившимися камнями силы и в итоге такой грандиозный провал.

-В бездну все планы! -взревел уже не сдерживая ярость его собеседник. -Нас больше, и мы сильнее. Просто раздавим их! А потом выйдем на берег и начнём убивать уже там!

Прекрасный план, вполне характерный для демонов. Но, пожалуй, - Кравцов прикинул соотношение сил, -он вполне может сработать.

Лишившись подпитки, плотное зелёное марево начало быстро бледнеть и вскоре полностью исчезло. Тотчас в полную силу заработали корабельные зенитки отгоняя налетевшие, словно стальная мошкара, истребители. А секунды спустя с палуб резко ускоривших ход кораблей взлетели огненные точки. Уже в воздухе они теряли человеческий облик, превращаясь в огненных великанов в десяток метров ростом. Вспыхнули и засветились огненные мечи и хлысты. Казалось бы, не самое подходящее оружие против сверхскоростных истребителей, но если ты можешь телепортироваться, мгновенно возникая н расстоянии удара, разрубая крыло или кабину пролетающего мимо истребителя и в следующее мгновение уже находится в другом месте, то и мечом можно сражаться с самолётом. Разозлённые до последней степени демоны не ограничивали себя, используя весь спектр боевых заклинаний. Из их рук вырывались лучи обжигающего света. Гигантские огненные шары неслись быстрее пули. То тут, то там, прямо на пути атакующих истребителей вспухали чёрные облака скоростных проклятий, за доли секунды, пока истребитель пролетал через них, заставляя металл гнить, а пилота неудержимо быстро стареть.

С исчезновением защитного марева, попадания в корабли участились. Но и потери среди авиации защитников тоже резко возросли. Опасаясь, что ещё немного и можно остаться вообще без воздушных сил, штаб приказал оставшимся истребителям возвращаться на аэродромы. Потери среди воздушных сил, всего за пару часов сражения, перешагнули отметку в сорок процентов от общего числа всех истребителей.

Пока демоны-лорды рубили огненными мечами крылья сверхзвуковым истребителям, Кравцов приказал эскадре со всей доступной скоростью двигаться к берегу. Скоростным кораблям приходилось уравнивать скорость с медлительными транспортами, но общий темп передвижения всё равно возрос. В пределах двух часов предполагалось начало огневого контакта с береговой артиллерий, но она не представляла большой угрозы. Стальной генерал слишком полагался на Северный Союз как на защитника морских границ, поэтому серьёзных укреплений на берегу не возводилось. Вера в общую борьбу всего человечества с завоевателями из другого мира являлась самой большой ошибкой Башурова.

Пожалуй, вообще вся война вторжения, и катастрофа первого года, и последующие неудачи, и поражения, -большая часть из них как раз обусловлена тем, что человечество так и не обрело настоящего единства, -подумал Кравцов. -Каждый тянет одеяло в свою сторону, преследует, в первую очередь, собственные интересы и даже готов прямо предать, если враг предложит хорошую цену и пообещает не трогать его самого. И как тут сражаться с покорившем сотни миров Легионом?

Человечество обречено, -подумал Кравцов. -Люди вольётся в Легион, в качестве ценных рабов, оружейников и мастеров. Ненужные знания будут забыты. История переписана. Конец свободного человечества.

-Адмирал, -ожило переговорное устройство. -Система засекла орбитальную платформу. Она прямо над нами. Вероятность атаки с орбиты в течении ближайшего получаса больше девяноста процентов.

-Значит ты всё-таки сохранил её, -улыбнулся Кравцов мысленно обращаясь к стальному генералу Башурову, -и решился применить. Не боишься, что старое железо развалится в полёте и вместо орбитального удара выйдет пшик? Посмотрим.

Вслух он сказал: -Включайте "противодействие".

-Вы уверены, адмирал? "Противодействие" ещё тогда считалось экспериментальным оружием. Сегодняшние характеристики кораблей сильно ниже стандарта. Реакторы могут не выдержать и взорваться.

-Могут взорваться, а могут и не взорваться, -ответил Кравцов. -Старое железо в космосе может отработать штатно, а может развалиться в процессе. Всё это разные степени риска. Активируйте "противодействие".

-Слушаюсь, адмирал.

Секунды спустя он мог наблюдать по приборам последствие отданного приказала. Эскадра замедляла ход, готовясь отразить орбитальную угрозу. Атомные корабельные сердца начали биться чаще и сильнее, прогоняя волны энергии по обветшалым каналам. Мощные радары принялись вглядываться в небеса, нащупывая точное положение крохотной, на таком огромном расстоянии, орбитальной ударной платформы.

От парящих над кораблями демонов пришла мысль-вопрос: -Что происходит?

Также мысленно, хотя для него это было очень непросто, Кравцов ответил: -Нападение сверху. Старое оружие. Пытаюсь отразить. Прошу вернуться на корабли или отлететь в стороны.

-Ты не врёшь, -согласился демон-лорд, предварительно покопавшись у него в голове. -Мы спускаемся.

Когда снова вернувшийся из облика огненного великана в почти человеческий, высший демон вошёл в управляющую рубку, Кравцов уже получил отчёт от всех кораблей и сейчас изучал длинный список отказов и поломок. Но самое главное он выхватил сразу. Распределённая система "противодействие", части которого находились на каждом крупном корабле эскадры смогла запуститься и была готова выполнить своё предназначение.

Пока ударная платформа оставалась на орбите, она была неуязвима с земли. У них будет только одна попытка, когда та нырнёт в верхние слои атмосферы, в момент нанесения удара. Это чем-то напоминало старинные дуэли, когда двое стоят друг перед другом, у каждого один-единственный выстрел и победит тот, кто откажется быстрее и точнее.

Краем глаза Кравцов заметил, как личный щит вокруг отшвырнувшего оплавленное кресло и усевшегося на новое, высшего демона стал гораздо плотнее и мощнее. Похоже демонический лорд собирался выжить при любом исходе.

-Ну-ну, посмотрим, как у тебя это выйдет в эпицентре орбитального удара, -мысленно усмехнулся адмирал-предатель.

-Зафиксирован выход платформы на атакующую траекторию, -известила система и дальше потянулись секунды ожидания.

-Может быть сейчас я умру, -подумал Кравцов и испытал при этой мысли облегчение. Пожалуй, это и правда могло бы стать неплохим выходом для того, кем он стал.

Орбитальная платформа нырнула по направлению к планете. Для её уставших от ожидания электронных компонентов сейчас весь мир сосредоточился в одной единственной точки на поверхности, куда должен будет попасть сверхплотный снаряд - по факту обычная болванка, но достаточно тяжёлая и разогнанная до чудовищных скоростей. Пушечное ядро космического века.

Резко возросшее энергопотребление отразилось снижением яркости освещения. Часть экранов вовсе погасла, а тихо шуршавшая вентиляция взвизгнула и замолчала. Изношенные системы одного из кораблей не выдержали. Его реактор перегорел, но аварийная защита сработала как надо и вместо ядерного взрыва на волнах осталась покачиваться полностью обесточенная бронированная стальная скорлупка. Ещё на двух кораблях начался локальный пожар и команды принялись бороться за живучесть.

Но главное было сделано. Собрав всю высосанную с корабельных реакторов энергию одноразовые лазеры превратили её в мощный импульс. Отдельные лучи слились в один и он устремился к небесам. Там падала сгорающая в атмосфере орбитальная платформа. Но прежде чем она успела сжечь саму себя в ослепительной вспышке ядерного взрыва, который должен был придать начальное ускорение точно нацеленному сверхплотному снаряду, порядком истончившийся лазерный луч задел её, ломая траекторию и выжигая управляющие системы.

-Цель поражена. Угроза орбитального удара устранена, -доложила система. -Требуется ручная замена одноразовых лазеров и общее техническое обслуживание.

-Старое железо против старого железа, -прокомментировал адмирал и обращаясь к демону сказал: -можно уже снимать щит. У Башурова больше нет оружия на орбите. Эта штука была самой последней. Его больше вообще ни у кого нет.

-Во славу Бездны! -выдохнул демонический лорд. Похоже он тоже испытал громадное облегчение. Когда ты прожил уже пару тысяч лет, имеешь кучу дворцов и неисчислимое число наложниц разных рас и из разных миров, наверное, было бы очень обидно умереть вот так, даже не видя лица противника. Практически от рук инженеров и техников когда-то придумавших и собравших эту, болтавшуюся в пространстве больше двенадцати лет, штуку.

Но только плотная пелена напитанного силой щита исчезла, как тут же резко качнулся пол, ударив по ногам и тревожным красным цветом окрасились работающую мониторы.

Бросившийся к экранам Кравцов злобно выругался. Пока его флот остановился, отражая удар сверху, последний из оставшихся подводных атомных ракетоносцев Башурова смог подобраться снизу и уничтожил сразу три транспорта. Сейчас его добивали морские змеи, но что толку. Почти двадцать тысяч низших демонов и пара дьяволов разом погибли. Потери не критичны, это примерно четверть от общего числа, но как обидно получить удар в самый последний момент, когда, казалось бы, все опасности устранены и все преграды пройдены.

-Двигайтесь к берегу, адмирал, -приказал демонический лорд. -Высаживаемся сходу. Потери больше не имеют значения. Мурманск должен пасть в самые кратчайшие сроки.

***

Демон-принц Инчарх~Иш~Ан, входящий в свиту Владыки, носящий титулы "истребитель миров" и "убийца тысяч" с ужасом рассматривал уничтоженный город-улей. Счёт городов, который он сам, в течении своей очень и очень долгой жизни, захватил, разрушил и разорил находился где-то в районе четырёхзначных цифр. Но открывшийся ему вид был чем-то совершенно запредельным.

Огромный город оказался уничтожен одним ударом. В течении каких-то десяти или, может быть, двадцати минут город-улей просто перестал существовать.

Выжили только несколько демонических лордов, успевших закрыться мощными щитами, вбухав в них весь запас сил. Сейчас им срочно требовалось восстановиться, они были ни на что неспособны. В городском центре не выжил вообще никто. Подумать только, одна единственная атака, несколько минут и сотни высших демонов умирают. Выживают только те, кто по каким-то причинам отбыл в свои загородные поместья и успел выставить щиты максимально возможной силы.

-Как такое возможно? -задавал себе вопросы Инчарх. -Какая сила объявила войну Доминиону? Может быть это новый бог? Но произошедшее здесь за пределами сил любого молодого бога. Тогда кто?

Нет ответа.

Свита из дьяволов, которую он провёл вместе с собой через локальный портал, из соседнего города-улья, как только почувствовал возмущение в эфире, сейчас активно работала.

Вот трое из них подлетели и покорно ожидают, когда он обратит на них внимание. Похоже, что-то нашли и спешат сообщить.

Впрочем, насчёт "спокойно ожидают" он явно преувеличил. Личные щиты дьяволов проявлялись всполохами золотых искр, а сами помощники явно чувствовали себя крайне неуютно, постоянно оглядываясь и морщась.

-Прекратите дёргаться, как гномы на сковородке? -начал злиться Инчарх.

-Прости, великий, но ты разве не ощущаешь?

-Ощущаю, что?

-Разлитую в воздухе невидимую смерть.

Демонический принц прислушался. Действительно, что-то похожее на надоедливую щекотку по всему телу беспокоило его с самого появления здесь. Сосредоточившись на этом ощущении, Инчарх осознал, что его сила прямо сейчас вынуждена бороться, купируя действие какого-то неведомого излучения, пытающегося разрушить и убить мельчайшие частички его собственного тела. Какое странное излучение, отдалённо похоже не солнечное, но очень отдалённо. Неужели это тоже результат действия невиданного оружия в мгновение ока разрушившего крупный город?

Он перевёл взгляд на продолжающих дёргаться дьяволов. Сил у них гораздо меньше и им сложнее блокировать вредное воздействие этого непонятного излучения. Любой низший демон на их месте уже начал бы выплёвывать собственные внутренности.

Взмахом руки Инчарх открыл короткий портал, ведущий к портальной площадке, где тоже произошёл бой, но не имелось таких чудовищных разрушений.

Благодарные подчинённые, расталкивая друг друга бросились к порталу. Инчарх даже усмехнулся, наблюдая за ними. Впрочем, не нужно мучить верных слуг просто так, если они не провинились и если нет цели преподать им урок.

Усмехнулся и тут же одёрнул себя. Сегодня не до смеха. Это уже шестой город, в течении трёх суток, уничтоженный кем-то объявившем войну Доминиону. Эти новые враги действовали так эффективно и безжалостно, что впору было начать ими восхищаться. На портальной площадке рядом с очередным ульем открывались врата. Вырезалась немногочисленная охрана. А затем, неизвестные, обрушивали на отстоящий на, казалось бы, безопасном расстоянии от портальной площадки город огонь, свет и вот это невидимое, что заражало, казалось, саму землю и камень. На всё про всё у нападавших уходило не больше часа. Посланное с соседних городов подкрепление ещё не успевало дойти. Более того, судя по изученным следам, нападавшие даже не приближались к городу, уничтожая его с совершенно запредельного расстояния. Никто не понимал, как такое возможно? Сам Владыка находился в растерянности и потребовал немедленно разобраться. Выяснить кто стоит за дерзкими нападениями и примерно покарать наглецов.

Инчарх сначала думал, что это может быть какой-то из соседних Доминионов. Не секрет, что разные доминионы то и дело сражаются друг с другом. В целом это хорошо и полезно, позволяя держать лучших воинов Легиона в тонусе, отсеивать слабых и возвеличивать сильных. Однако, чем больше высший демон раздумывал над увиденным, тем больше сомневался, что на Доминион багрового пламени напал кто-то из соседней. Может быть и правда здесь замечена новая неизвестная сила минимум божественного уровня?

-Докладывай, -приказал Инчарх пройдя порталом следом за подчинёнными.

Здесь, в отдалении от уничтоженного города даже ему, высшему демону ранга принца дышалось свободнее. Дьяволы и вовсе выглядели как будто долгое время несли по каменной плите каждый и только сейчас сбросили её с плеч.

-О, Великий, мы смогли определить в какой из миров открывались врата и ушли нападавшие.

-Прекрасно! -одобрил Инчарх. -Я тотчас же пойду следом и нагоню их. Пришла пора скормить Бездне жизненную сущность ещё одного молодого и наглого божества.

-Разреши сказать, господин? -подал голос матёрый и опытный дьявол, обещающий в течении пары столетий постепенно дорасти до уровня лорда.

Инчарх недовольно посмотрел на него. Дьявол матёрый, но в его свиту он попал совсем недавно. Вроде бы до этого он служил наместнику какого-то заштатного мирка, покорённого и включённого в состав Доминиона.

-Если я ошибаюсь, то молю простить, но мне уже доводилось видеть подобное.

-Ты видел уничтоженные в течении нескольких минут города-улья и землю, отравленную невидимой смертью? -не поверил Инчарх.

-Нет, этого я не видел. Но посмотри сюда, господин, -указал дьявол на ряд параллельных полосок, отпечатавшихся на земле. -Это гусеничный след, оставленный машинами, с помощью которых людишки сопротивляются воле Бездны, поглощающей их мир. Вот это - остатки их оружия. Своих мёртвых, если те были, они увезли с собой, но многое оставили здесь. Всё это я уже видел в мире Земля.

-Ты хочешь сказать, что какие-то люди прошли вратами и с помощью своих непонятных машин в мгновение ока уничтожили город? -поразился Инчарх. -Не сошёл ли ты с ума?

Дьявол побледнел, но остался непреклонен выражая готовность отвечать за свои слова, если понадобиться, то и своей головой тоже.

-В таком случае я легко догоню их и покараю, -решил Инчарх.

-Постой великий, -попытался остановить его наглый дьявол. -Если это действительно те самые земляне, то они могли ожидать погони и тебе грозит опасность.

-Опасность? Мне? -захохотал Инчарх. -Опасаться каких-то людишек? Ты определённо сошёл с ума, а мне не нужны безумцы в свите. Поговорим, когда я вернусь.

Не дожидаясь более никого, он один шагнул в открывшиеся врата. Оказавшись в том мире, куда ушли разрушители городов, демонический принц свечой взмыл в небо, одновременно принимая форму огненного великана.

Но не успел он как следует взлететь, как закричала и забила в набат интуиция. Ощущая угрожающую ему опасность, но не понимая откуда она исходит, Инчарх завертел головой. Секунду спустя, в него врезалась ракета класса земля-воздух. Отброшенный взрывом, высший демон полетел вниз, с силой ударяясь о землю. Но всё-таки, по уровню личной силы, он достиг ранга принца и уже мог менять окружающую реальность одной только силой мысли, поэтому сумел почти сразу подняться.

Тряся головой, Инчарх выпрямился и посмотрел вверх, чтобы только увидеть падающие на него ракеты. Личный щит вспыхнул расплавленным золотом, защищая носителя. Через секунду вокруг высшего демона воцарился ад. Инчарх ощущал себя барабаном, по которому не переставая бьют палочки. Он чувствовал себя одиноким яблоком, бьющимся о стенки большого железного котла. Инстинктивно поставленный щит выдержал и спас жизнь хозяина, но множество переломов отозвались болью по всему телу.

К счастью нового обстрела не последовало. Видимо люди или боги, или кто там его атаковал, решили, что добили демона-принца и не стали бить повторно. Лёжа на обугленной, испещрённой воронками земле, демон-принц носящий прозвища "истребитель миров" и "убийца тысяч" торопливо залечивал многочисленные переломы и со страхом смотрел в небо, ожидая снова увидеть в нём быстрые тени взрывающиеся обжигающим пламенем.

Но видел только плывущие высоко-высоко курчавые облака.

***

По всей границе, разделяющей освобождённые земли от ещё захваченных демонами, шли тяжёлые бои. Твари бросали в бой орду за ордой, не позволяя высвободить хотя бы часть сил и перебросить их на защиту Мурманска.

Демоны давили как прокажённые. Вместе с ними на спешно возводимые в ключевых точках линии фронта крепости и укрепрайоны лезли инфералы, вооружённые пусть сильно некачественным и относительно примитивным, но всё же огнестрельным оружием собственного производства. Их неповоротливые, поставленные на гусеницы, бронированные коробки с торчащей из неё пушечным стволом горели одна за другой. Но их было много. И они тоже стреляли. И взамен одной уничтоженной на поле боя появлялись две новых.

Долгая и насыщенная зима подходила к концу. На северных землях ещё мели жестокие метели, но в центральной части России уже становилось слякотно и мокро. Зимние холода, союзники людей в этой войне, постепенно сходили на нет.

Пусть зима надумала отступать. Люди пока ещё держались.

Хуже всего сложилось положение под Мурманском. Высадившийся десант демонов, при поддержке с моря, захватил города Гаджиево и Полярный. Из последних сил сопротивлялся Североморск, не давая изрядно потрёпанной в предыдущих сражениях эскадре Кравцова пройти по Кольскому заливу напрямую к Мурманску. Тем временем бои с демонами шли уже в Росляково и Сафоново - фактически в отдалённых районах города.

Сил на полномасштабную эвакуацию Мурманска не хватало. Вывозили только маленьких детей и беременных женщин. Все прочие оставались сражаться. Или умирать.

Командующий обороной города приказал открыть все арсеналы. Оружие раздавалось любому, кто мог его держать и умел им пользоваться. Сотни тысяч жителей крупного северного города превратились в его защитников.

Обычный человек, без тяжёлой брони и экзоскелета, не может использовать тяжёлое или даже среднее вооружение. Всё, что доставалась гражданским это автоматы и лёгкие пулемёты, собранные в те времена, когда люди собирались воевать с людьми, а об угрозе с других миров только писали книжки. Довольно дрянные, надо сказать, совсем не похожие на то, как оно стало на самом деле, книжонки.

Даже вооружённый лёгким автоматом человек едва сможет сойти за полноценного противника для низшего демона или адской твари. Всади ты в огненного пса полный рожок, велика вероятность, что он доберётся до тебя, загрызёт и сожрав твою жизнь восстановится от полученных ранений. Четырёхрукому обстрел из мелкокалиберного оружия и вовсе что щекотка, если не брать в расчёт попадания в глаза, подмышки и прочите уязвимые точки тела. Ракшасы легко насылают волны ужаса и паники на не защищённого бронёй солдата. А уж что способны сотворить с открытым разумом высшие демоны, начиная с ранга дьявола и вовсе страшно сказать.

Вот только выбора не было.

И поэтому мурманчане стояли насмерть. И умирали, умирали. Но сам город пока ещё жил.

На линии соприкосновения, в ходе постоянных боёв, таял снег. Обнажалась чёрная, перепаханная разрывами и ударами заклинаний земля.

Не было время оплакивать или хотя бы хоронить убитых. По ним плакал снег.

Таял снег и превращался в воду.

С одинаковым рвением он оплакивал всех.

И убитых в первом бою четырнадцатилетних рабочих мурманского пищевого комбината успевших сделать едва по несколько выстрелов каждый и не сумевших убить ни одну тварь. И старого мастера половину жизни проработавшего на авиационном заводе, что умер за пулемётом, сумев-таки зацепить одного, но так и не успев добить. Снег плакал по последней оставшейся артиллерийской батареи, что умудрялась вот уже несколько часов прятаться от налётов драконов и прямой наводкой расстреливать медленно бредущих к городу гигантов, одно за другим. По пилотам истребителей, которых осталось так мало, что можно было пересчитать всего лишь по пальцам двух рук.

Снег плакал и рыдал.

Пламя драконов и огненные заклинания высших демонов заставляли плавиться даже камень. Но похоже люди здесь оказались прочнее камня. Город продолжал стоять на плечах всех тех, кто уже лёг и прямо сейчас ложился за него в холодную, промёрзлую землю.

Глава семнадцатая. Асимметричный ответ

Владыка доминиона багрового пламени, один из князей бездны и генералов демонического легиона, повелитель и пожиратель миров, пребывал в недоумении, если даже не сказать хуже. Он был растерян.

Можно было бы сказать, что Владыка паниковал, если бы существо его уровня и могущества могло бы испытывать такие давно забытые эмоции как паника или страх. Но, Владыка был очень сильно растерян. И пребывал в очень большом недоумении.

Война с доминионом пожирающих за алый мир не задалась. Но это нормально. Так бывает время от времени. Иногда ты побеждаешь в вечной войне-грызне между разными доминионами, вместе составляющими единый Легион. Иногда побеждают тебя. Сегодня потерял один из миров, завтра возьмёшь контроль над двумя другими или захватишь новые, заставив их лечь под Легион. В итоге слабые умирают, а сильные становятся ещё сильнее. Нормальное течение жизни. Всё так, как и должно быть.

Конфликт за алый мир требовал практически полного его внимания. Поэтому он хотя и обратил внимание на то, что новый мир, включённый в сферу, продолжает долгое время сопротивляться вторжению, так ещё аборигены умудрились убить целых двух назначенных туда наместников. А это высшие демоны уровня принца - каждый из них стоит немалых размеров армии и может сразиться на равных с каким-нибудь не слишком сильным туземным божком. Владыка помнил свои мысли по этому поводу. Он тогда подумал, что смерть наместников должно быть результат внутренних интриг и подстав, характерных для свиты повелителя любого из доминионов. Он решил - нужно будет разобраться с этим. Не дело, когда высшие демоны-принцы мрут как мухи. Но потом. После войны за алый мир. И то, что он не стал разбираться, а просто назначил третьего Наместника, была его первая большая ошибка!

Поначалу Ашарх~Иш~Аш, казалось бы, справился с ситуацией. Он не смог закончить захват нового мира и продолжал ежегодно просить всё новые и новые силы. Целые орды низших демонов и выводки драконов отправлялись в мир Земля и бесследно терялись там, будто пожранные бездной. А третий наместник Ашарх~Иш~Аш продолжал вымаливать всё новые и новые орды. Но он хотя бы умудрился не помереть как два предыдущих неудачника.

Новый мир, после назначения Ашарх~Иш~Аш-а, хотя и не был полностью захвачен, но уже начал приносить какую-то прибыль, кроме обычных, для захвата нового мира, толп новых рабов, потока заряженных, на алтарях, камней силы. Дорогие материалы для алхимии, отличная, даже великолепная, сталь для оружейников, хитроумные артефакты, без капли магии, для пресыщенных высших демонов. Всё это побудило Владыку сквозь пальцы смотреть на продолжающуюся войну с аборигенами и отправлять новые орды низших демонов и тварей в ответ на просьбы Ашарх~Иш~Аш-а. В этом состояла его вторая большая ошибка! Но конфликт за алый мир шёл не очень хорошо. Доминион багрового пламени утрачивал контроль над алым миром, уступая его доминиону пожирающих и все мысли Владыки сосредотачивались на этом конфликте. Ведь так обидно будет проиграть своему коллеге, владыке доминиона пожирающих. Ему будут припоминать поражение в конфликте с более слабым доминионом по меньшей мере несколько столетий. Он не желал допускать подобного позора.

Тем временем, некоторые из его приближённых начали говорить против Ашарх~Иш~Аш-а, убеждая Владыку в его не компетенции, как наместника. Их доводы были просты - сколько уже лет длится вторжение в новый мир, а жалкие аборигены ещё не покорены до конца и пока этого не произойдёт, Бездна не сможет начать пожирать душу нового мира. Мотивы интриганов тоже просты - контролируя поток уникальных ресурсов, текущих из нового мира, Ашарх~Иш~Аш слишком сильно поднялся и приобрёл слишком большую силу, надо его сбросить пока не поздно.

Это тоже было вполне нормально. В свиту Владыки входит множество высших демонов. Они постоянно плетут интриги друг против друга, кланы заключают между собой союзы и частенько предают их и бьют в спину. Обычное течение вечности, всё, как всегда.

Голоса интриганов звучали разумно и Владыка начал уже было прислушиваться к ним, как вдруг главный противник Ашарх~Иш~Аш-а умирает при весьма странных обстоятельствах. Убит непонятным заклинанием. Или не заклинанием? Никаких следов не найдено. Всё это очень странно, но прямых улик против наместника Земли нет, а сам он всё отрицает. Что же: не пойман, не вор - привычно решил Владыка и оставил Ашарх~Иш~Аш на должности наместника нового мира. И в этом заключалась его третья большая ошибка! Однако, алый мир практически потерян. Пребывающий в расстройстве и ярости, Владыка карал генералов-неудачников и не желал пока отвлекаться на иные проблемы и вопросы.

А потом - Владыка даже прикрыл глаза, будто от яркого света, эти воспоминания причиняли почти физическую боль. Потом тот дерзкий рейд аборигенов из непокорённого мира по внутренним мирам доминиона. Точно разъярённые боги мщения они прошлись по внутренним мирам входящих в его доминион, практически мгновенно уничтожая крупные города-ульи, расположенные рядом с портальными площадками. Сценарий везде был один и тот же. В мгновение ока вырезалась пограничная застава, обычно стоящая прямо перед портальной площадкой. Потом, не приближаясь к городу, земляне с удивительной точностью и дальностью обстреливали его сверхмощными снарядами. Их поразительное оружие уничтожало даже высших демонов, оказывающихся в эпицентре поражения. Оно стирало города в пыль и заражало само место, где когда-то находился город невидимой заразой. Копавшиеся в оплавленных развалинах низшие демоны умирали, а высшие вынуждены были постоянно расходовать внутреннюю силу, чтобы защитить свои тела от необратимых повреждений.

Одиннадцать крупных ульев, сожжённых невидимым огнём меньше чем за три дня!

Не так много на фоне общего числа городов и миров доминиона, но более чем достаточно, чтобы Владыка осознал всю серьёзность новой угрозы. Он предпринял собственное расследование и какие результаты оно принесло! Неизвестные, уничтожающие города-ульи в его доминионе, оказались аборигенами из того самого, до сих пор непокорённого мира. Более того - они были не какими-то могущественными магами или исполненными внутренней мощи созданиями, а обыкновенными людьми! Полуживотными! Всего-навсего короткоживущими людишками, которых не все разумные расы населяющие великую сферу даже соглашались считать за полноценно разумных!

Он не мог поверить.

Он подозревал, что кто-то из приближённых затеял хитрую интригу, чтобы занять его место.

В погоню за разрушителями городов отправился отряд, целиком состоявший из молодых высших демонов рьяно желавших отличиться и заслужить благоволение владыки доминиона. А сам Владыка тем временем приказал привести к его ногам Ашарх~Иш~Аш, третьего наместника мира Земля. Интригана и подлеца вздумавшего укусить руку, которая его взрастила и кормит.

Прошло несколько дней и вот израненный Ашарх~Иш~Аш лежит в цепях у подножия его трона. Но за эти несколько дней многое изменилось. Всё стало гораздо хуже. Число вопросов к бывшему наместнику Земли только умножалось раз за разом.

-Ты не посмеешь мне соврать! -заявил Владыка, вкладывая в свои слова частичку той огромной силы, изменяющей реальность, которой обладал.

-Даже не буду и пытаться, -усмехнулся Ашарх разбитыми в кровь губами. Если учитывать бешенную регенерацию демонов, то зубы ему выбили прямо за дверь, перед тем как внести в тронный зал, под очи Владыки. Видимо кто-то из посланных приволочь к нему предателя имел к тому личные счёты и не смог отказать себе в такой мелочи.

Владыка продолжил допрос: -Ничтожество, ты пытался занять моё место и встать во главе доминиона?

-Я мечтал об этом.

Ответ Ашарх~Иш~Аш потонул в гуле выражающих праведное негодование голосов свиты.

-Жалкие твари! -перекричал их пленённый и скованный демон. -Да, я мечтал! А кто из вас не мечтал подняться до самого верха и встать у самой Бездны! Я стремился к этому и не стыжусь своего стремления.

-Значит сожжённые ульи твоих рук дело? Отвечай немедленно: где и как сумел достать и овладеть настолько чудовищным оружием, какого нет даже у богов?!

Ашарх забулькал. Кровь из разбитого рта полилась на пол, но начавшаяся регенерация уже заращивала раны, сращивала трещины в челюсти и выращивала новые зубы вместо выбитых.

Владыка не сразу понял, что пленник смеётся.

-Да, я мечтал и стремился. Но я ничего не делал! Это не моя интрига и не моя вина!

-Кто же тогда уничтожал наши города? -удивился Владыка. Его сила сейчас запрещала пленнику врать и заставляла его правдиво отвечать на вопросы.

-Люди, аборигены, земляне. Проклятые, чёртовы земляне с их проклятым, чёртовым оружием!

-Ты безумен!

-Нет, это ты безумен, Владыка. Сколько раз я посылал к тебе сообщения, что мир Земля - не обычный мир? Сколько раз просил тебя обратить своё внимание на аборигенов нового мира, утверждая, что подобного мира нет и не было во всей Великой Сфере? И что я получил в ответ? Твой приказ не беспокоить по пустякам и разбираться самому. А также целое море отписок и насмешек от твоих ближников из свиты. И я точно выполнил твой приказ, владыка. Я начал разбираться с чудесами и загадками нового мира сам. Я увидел там возможности каких нет и никогда не было нигде больше. В мире Земля я нашёл способ со временем возвыситься и самому стать первым, вместо тебя. Но это были лишь планы. То, что происходит сейчас не моя интрига.

Владыка задумчиво поскрёб когтями подлокотник трона. На чёрном камне остались глубокие борозды.

-Так что же, мне отпустить тебя? -спросил он. -А может быть ещё и наградить?

-Слишком поздно! - засмеялся Ашарх. Его рот уже полностью зажил и между белых зубов, словно игла, сновал длинный красный язык. -Твои мордовороты забрали меня прямо во время неоконченного сражения. Долгоиграющая интрига длинной в целых четыре года. Максимально высокие ставки - победить или проиграть. И когда сложный план подходил к своему концу и всё должно было вот-вот решиться - твои посланники врываются в мой штаб, режут и разгоняют мою свиту, а меня сковывают цепями и тащат под твои алые очи. Я понятия не имею, что там происходит сейчас на Земле, но подозреваю, что главный бой проигран. Туземцы защитили свой важнейший город и страна, все двенадцать лет вторжения стоящая костью в горле, мешая Легиону сомкнуть пасть, разрывая плоть нового мира - выстояла!

-Что ты там бормочешь? -презрительно бросил Владыка.

-Мурманск устоял, а вместе с ним выстояла и вся Россия. Островные республики прорвут морскую блокаду. Американцы снова перейдут в наступление.

-Какое мне дело то жалких аборигенов?

-Такое, что они научились проходить вратами и уже жгут твои ульи один за другим, а что будет дальше, когда русские откроют свой секрет, каким бы он ни был, американцам, исландцам, гренландцам и другим? Если только они решаться открыть его, -предрёк пленник.

-Это уже не твоя забота. Я сам разберусь с туземцами и жестоко покараю непокорных, -пообещал Владыка. -Мир Земля не продержится больше и одной недели.

Ашарх гнусно оскалился: -Попробуй, владыка. Я бы с удовольствием посмотрел, как жалкие людишки загонят межконтинентальную ракету в твою безразмерную сраку, о великий! Если ты не знаешь, то межконтинентальная ракета это такая стальная игла высотой со среднего гиганта и может быть совсем немного уже.

-Молчать! -рявкнул Владыка.

Пленник явно хотел сказать что-то ещё, но запечатавшая сила не позволяла ему открыть поганую пасть.

Немного успокоившись, Владыка выпил свой любимый коктейль основным компонентом которого являлась кровь сильной волшебницы, сцеженная в ходе определённого ритуала, до начала которого упомянутая волшебница должна быть девственна, а в конце, которого она умирала. Восстановив расположение духа, Владыка спросил: -Волнения в мире эльфов тоже твоя работа?

Ашарх молча пучил глаза и крутил головой.

-Ах да, можешь говорить тварь. Но отвечай строго по делу, иначе я вспомню молодость и наложу какое-нибудь из высших, несмываемых проклятий, что, без сомнения, сильно скрасит твои последние дни.

-Я только забрал у эльфов наёмную армию, -сплюнул пленник.

-Наёмную армию? Зачем она тебе?

-Присылаемых орд уже не хватало. Да и драконов почти не осталось.

-Чем обещал заплатить великим домам теневого королевства?

-Металлами, артефактами, другими редкими и уникальными материалами.

-Значит обворовал меня, утаивая часть богатств подчинённого тебе мира, -заметил Владыка. -Да ты, похоже, совсем ничтожество, если не сумел завоевать каких-то людишек имея в руках не только орды демонов и драконьи выводки, но и целую армию эльфийских наёмников.

Ашарх~Иш~Аш дёрнулся, но сковывающая магические силы цепь держала крепко, а сам он полностью находился в воле Владыки. Всё, что оставалось пленному демону это скалиться и гневно сверкать налившимися тёмным пламенем глазами.

-Последний вопрос, -объявил Владыка. -Что ты знаешь о странной болезни, в последние дни охватывающей улей за ульем, мир за миром? Причём заражаются и умирают от неё похоже одни только демоны и производные от нас создания вроде гигантов, адских тварей, левиафан, гидр, змей и прочих чудовищ. А рабы так и вовсе словно не замечают этой новой отравы.

-Ничего не знаю, -честно ответил пленник.

-Унесите его, -приказал Владыка. -Пусть ждёт, пока я придумаю подходящую под его вину казнь.

Тотчас Ашарха подняли и грубо поволокли в сторону подземных темниц. Наверняка его по пути изобьют до полусмерти и бросят в камеру истекающий кровью кусок мяса. Ничего, не пройдёт и пары часов как он восстановится. Надо будет действительно придумать для него какую-нибудь интересную пытку-казнь. Всё-таки не каждый день он изволит казнить целого демона-принца. Но это потом. Пусть пока посидит и помучается. Ожидание пыток и смерти само по себе довольно неплохое наказание. Хотя, конечно, далеко недостаточное.

Сам Владыка поднялся и жестом распустил свиту, кроме самых доверенных ближников. Интересующих его ответов от Ашарх~Иш~Аш-а получить не удалось, значит пришло время использовать иное средство.

Миновав ряд коридоров, по части которых можно было пройти, а по другой части только пролететь, Владыка остановился перед массивной дверью. На стены и на саму дверь наложены мощные заклинания. Даже он сам не сразу и не без труда сумел бы пробиться внутрь, если бы вдруг лишился ключа. И уж точно не сумел бы открыть эту дверь тихо, так чтобы не переполошить всех в радиусе пары километров.

Ключ принят, ловушки заснули и дверь открылась. За ней одна из множества тайных комнат, разбросанных по городу-замку владыки доминиона багрового пламени, повелителя и пожирателя миров, одного из князей бездны и генерала демонического легиона. Внутри драгоценный артефакт созданный очень давно одним богом, ныне мёртвым, в одном из миров, ныне пустом и пожранном бездной. Алмаз такого большого размера и чистоты, какой никогда не найти в реальности. Оправа из драгоценных металлов. Нанесённые на оправу руны чуть заметно мерцают от влитой в них силы. Крайне полезный, для повелителя многих миров, артефакт. К сожалению, весьма затратный по силе, поэтому Владыка не очень любил им пользоваться. Но сейчас выбора не имелось. Ему нужны понять, что происходит и сделать это немедленно.

В требовательно протянутую ладонь ложится шкатулка с отборными камнями силы, мерцающими от наполнявшей их силы собранной из страданий и смерти тысяч и тысяч разумных существ.

Владыка по одному вложил камни силы в предназначенные для них выемки. Когда-то давно этот созданный божеством артефакт питала сила родного мира. Когда Легион захватил его как трофей, демонам пришлось поломать голову, чтобы заставить магическое устройство работать от иного источника магической силы.

Возложив руки на засиявший камень, Владыка прикрыл глаза. Его внутренний взор сейчас скользил одновременно по всем подвластным мирам. Он сразу видел всех подчинённых ему демонов, от своих генералов, до самого последнего низшего или новорождённой адской гончей, только-только выбирающейся из материнского инкубатора. Владыка видел всех, но не вычленял деталей. Подобное было просто невозможно, не для живого существа. Он наблюдал общую картину, и картина эта была ужасна. Во много-много раз хуже, чем он думал раньше.

Порой случались эпидемии. Особенно при контакте с существами из далекого или нового мира. Но как правило всё ограничивалось парой сотен смертей среди низших. Внутренняя сила, магическая энергия - называйте, как хотите. То, что присуще всем демонам без исключения, хранила и защищала своих носителей от всех возможных опасностей. Болезнетворные бактерии прекращали проникать в тела детей бездны. Смертельные яды становились менее опасными. Для низших процесс занимал недели или месяца. Для высших - дни или даже всего лишь часы.

Но только не сейчас.

Неведомая отрава как будто специально была нацелена на демонов и только на демонов. Она действовала хитро, проникая в тело и начиная размножаться внутри, никак не проявляя себя. В это время демон уже становился источником заразы сам не зная об этом. И только много позже, через дни или даже недели, заражённый умирал, успевая перед смертью заразить многих и многих других.

Внутренним взором Владыка видел, как новая отрава уже расползлась по различным мирам. Множество ульев были заражены полностью. Там не оставалось ни одного здорового и надеяться можно было только на то, что выживут высшие защищаемые своей силой. Сотни миллионов низших, тварей и чудищ были уже обречены. Его доминион вскоре опустеет и станет лёгкой добычей для соседей. Пара тысяч одних только выживших высших демонов не смогут защитить десятки миров от захвата соседями.

Но что будет дальше? Зараза проникнет и в соседние доминионы? Легион разом лишиться всех своих бесчисленных орд низших демонов и тварей. Опустевшие города-ульи начнут приходить в упадок. Рабы взбунтуются. Вассальные миры поднимут восстания.

Владыка чётко видел откуда пошло заражение. Каждый раз источник находился неподалёку от сожжённого землянами города. Их дерзкий налёт оказался всего лишь отвлекающим манёвром. Уничтожая города, они одновременно распространяли отраву.

Своей силой, изменяющей реальность, Владыка попробовал исцелить один из уже заражённых ульев. Камни силы лопались один за другим. За какие-то минуты он лишился целого состояния. Сотни тысяч низших были исцелены от неведомой заразы. Но всё без толку. На весь улей целиком его не хватило и Владыка видел, как исцеленные им снова заражаются от остальных.
В их телах начинает копиться и воспроизводить сам себя новый яд. Живой яд.

Камень под ладонями ощутимо нагрелся. Тяжело дыша, Владыка прервал контакт с артефактом и отошёл в сторону. Ближники из свиты вопросительно смотрели на него. Они ещё не понимали весь масштаб нависшей угрозы.

-В заклинательный покой, срочно, -произнёс Владыка. Пришла пора связаться с другими князьями бездны и просить помощи у них. Несмотря на то, что доминионы постоянно грызутся между собой, перед любой внешней угрозой Легион выступает единым целым. Единственным, чего опасался Владыка, так это того, что другие князья сочтут его слабаком недостойным управлять доминионом. В этом случае его судьба будет печальна. За многие столетия, Владыка так привык быть первым, что просто не сможет отойти сторону и стать лишь одним из многих. Да его и в этом случае не оставят в покое. Новый владыка будет закономерно видеть в нём угрозу и постарается устранить при первом удобном случае. Ни один адский владыка ещё не ушёл на пенсию. Все они умирают на своём посту. Или выживают. Тут уж как получится.

К сожалению иного выхода, не имелось, кроме как просить помощи у совета князей в борьбе с распространившейся уже в десятке миров эпидемии живой отравы. Хуже всего, что не имелось времени сесть и подумать. Действовать нужно было уже прямо сейчас. И как бы уже не было бы слишком поздно.

***

Рассвет был хорош. Более того, это был, наверное, самый замечательный рассвет во всех мирах и временах.

Пусть нос забивал сильный запах гари сдобренный тонкой, но заметной ноткой горелого мяса. Не важно, что он весь в грязи и устал как собака. Какая именно собака? Ездовая, которой пришлось бежать день и ночь, а потом ещё день и ещё ночь и потом, вместо отдыха и сна, всю ночь отбиваться от окруживших лагерь волков. Да, пожалуй, какой-нибудь безымянный ездовой пёс из романов Джека Лондона прекрасно понял бы сейчас Горазда. Впору было бы обняться и завыть на два голоса, если бы он только не так сильно устал.

Небесный край разгорался золотом. Кажется, что золотом. Он так устал, что с трудом различает цвета.

Но всё равно это был самый лучший рассвет на свете. Потому, что они сумели пережить эту ночь. Смогли выжить в ночном бою. Яркое и ослепительное сияние осветительных ракет, превращающих ночь в обесцвеченное подобие дня до сих пор стоял у Горазда перед глазами.

-Задувает, -заметил Николай. Золотилов сидел в соседнем ложементе, и он был грязен не менее, чем Горазд, да и устал никак не меньше. Может быть и побольше него.

-Что?

-Говорю: задувает, -повторил первый пилот, кивая на здоровенную дыру в передней части кабины. Края гладкие, словно ледяное масло, только из холодильника, разрезали раскалённым до бела ножом. Примерно так всё и было. Только вместо ножа - пылающий меч здоровенного, размером с двухэтажный дом, демона. А вместо пачки масла их многострадальный мизгирь.

Сквозь дыру и доносились запахи с поля боя. Гарь, дым, горелое мясо, убитая техника. Запах крови и огня - запах победы. Как же отвратительно она пахнет!

Горазд засмеялся. Николай глухо вторил со своего ложемента. Время от времени он хватался за бок, но продолжал хохотать над собственной немудрённой шуткой.

Кто-то постучал по броне мизгиря снаружи. Пилоты никак не отреагировали и вскоре в образовавшейся на месте передней части кабины дыре появилась голова Виталика.

Инферал держал в руках штурмовую винтовку, которую, вообще-то положено использовать исключительно в экзосклетете, но ему похоже и без него было нормально.

-Вы там живые? Ржёте что ли?

-Заходи, -только и сумел выдохнуть Горазд. -На огонёк.

Николай добавил: -Только дверь за собой закрой, а то задувает!

И новый приступ хохота. Это нервное. Нормально, после боя. Тем более ночного и такого тяжёлого.

-Я думал ты спросишь про Катю, -сказал Виталик.

Горазд резко прекратил смеяться: -Что с ней?

-Живая, -махнул рукой Виталик. -А вот профессора убило.

-Как так?

-А вот так, -пожал плечами раскаявшийся инферал и предатель рода человеческого, который теперь вроде как за людей и вообще ценный специалист, перспективный учёный.

-Полковника, штабных вообще всех, убило. Майор, который от контрразведки, совсем плох, думаю скоро умрёт. Капитана вашего тоже больше нет. От пехоты остались два лейтенанта на три десятка бойцов.

-Кто сейчас командует? -спросил Золотилов.

-Сложный вопрос, -задумался Виталик. -Конкретно сейчас никого. Я вот тут хожу, смотрю кто живой остался. Может найду ещё кого.

-Мы домой вернуться хоть сможем? -поинтересовался Золотилов.

-Основную "колдующую машину" профессора уничтожила та тварь, что сумела прорваться и покрошить весь штаб. Хорошая новость в том, что запасная вроде бы уцелела и я знаю, как ей управлять.

Горазд спросил: -Почему ты заговорил о возвращении. Думаешь уже всё закончено?

-А что мы сможем сделать таким урезанным составом, -пожал плечами Николай. -Давай выберемся наружу, осмотримся и поймём, что к чему.

-На вашем танке сверху лежит здоровенная тварь. Не думаю, что получится открыть люк, -предупредил Виталик.

-Ничего, мы через запасную дверцу, -ответил Золотилов распутывая ремни и выбираясь из управляющего ложемента. -Не зря же через неё половину боя задувало.

-Кстати, эльфийка со своим кустиком тоже уцелела, -рассказывал инферал пока они выбирались. -Сейчас лечит кого может. Нескольким бойцам точно жизнь спасла.

-Чего это она?

-Да я пригрозил, что если не станет помогать, то из её любимого кустика икебану сделаю, -ответил Виталик.

***

...это было похоже на чудо. Когда бои за северный город шли уже на улицах города, казалось, что Мурманск не удержать и контрразведчики заканчивали минировать последний работающий авиационностроительный завод - демоны вдруг отступили.

Сначала они стали вялыми. В следующих одна за другой, без перерыва, атакующих волнах наметились разрывы. Тащившие на массивных плечах поворотные платформы с установленными на них кустарно сделанными пушками гиганты вдруг уселись на землю, словно страшно устали и решили передохнуть прямо в бою, под жидким обстрелом защищающихся.

Курсирующие вокруг изрядно потрёпанной эскадры адмирала-предателя морские чудовища, принялись одно за другим подниматься на поверхность и жадно дышать, хлюпая раздувшимися воздушными мешками. Медленно ползущие гидры перестали плеваться кислотой и остановились, часто и сильно дрожа всем студенистым телом.

Низшие демоны и твари вдруг принялись вести себя странно. Ходили кругами или же застывали на месте в непонятной апатии.

Высшие демоны и последние оставшиеся драконы вышли из боя ещё вчера, куда-то девшись, как будто разом получили один и тот же приказ или почувствовали, что державшая их в тисках воля Наместника вдруг резко ослабла.

Судя по сообщениям с других частей света, что-то подобное происходило и там. Морские чудовища блокировавшие островные республики также всплывали кверху брюхом. Совсем было забитые американцы осторожно поднимали голову и с принимались с оглядкой расстреливать ставших вдруг квелыми и сонными демонов.

Прежнюю активность сохранили только инфералы. Но лишившись поддержки своих демонических господ, не понимая, что с теми происходит, инфералы были растеряны. Они оказались не способны поддерживать прежний темп атаки и додавить последних защитников Мурманска или прорвать последний из защитных периметров, спешно выстроенных американцами.

Эльфийских наёмников к этому моменту на Земле практически не осталось. Примерно половина погибла, а другая половина поспешно дезертировала с этой неправильной войны, где люди так легко убивают высокорождённых.

Рассматривая фотографии с множеством тел низших демонов, свернувших клубком и благополучно почивших, стальной генерал с облегчением заметил: -У группы профессора Непийвода получилось.

-Но где сам профессор? -потёр виски глава контрразведки Егор Ветлицкий. -Рейд должен был вернуться ещё два дня назад. Если у них не вышло разбросать очаги заражения по мирам доминиона, то демоны могут вскоре вернуться опять.

-Ещё вопрос. Почему бездействует Наместник? -подкинул вопрос в копилку вопросов главный аналитик Илья Некраги.

-Может его тоже сожрал созданный профессором вирус?

-Было бы слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. По имеющимся косвенным данным, на высших демонов вирус не очень-то и действует. Дьяволы ещё на какое-то время заболевают, но практически все выздоравливают. Лорды и вовсе разве только чихнут, и выпьют тёплой крови на ночь, чтобы вылечить горло.

-Прекратите куражиться, -оборвал их пикировку Башуров. -Ждём возвращения рейда. Как там "наши" демоны, искупающие вину в рядах штрафного батальона?

Ставший серьёзным, Илья доложил: -Все, кому заранее вводилось противоядие, выжили и хорошо себя чувствуют. Профессор оказался непогрешим и здесь.

Башуров покачал головой: -Лишь бы он вернулся. Зря я разрешил ему лично отправиться в рейд. Хватило бы и его учеников.

-Слишком велики были ставки. А если бы не сработало? Тем более, что ученики профессора Непийвода остались, как и созданный им институт изучения сверхъестественных существ.

-И всё-таки я не должен был разрешать профессору самому идти с рейдом, -остался при своём мнении стальной генерал.

...шесть потрёпанных кораблей медленно отплывали прочь, оставляя за спиной береговые склоны с начавшим сходить с них снегом. В воздухе уже пару дней как пахло весной и каждый новый день солнышко пригревало всё жарче.

Сразу три корабля, повреждённых особенно сильно, затопили самостоятельно. Заодно собрав с них уцелевшую команду, чтобы худо-бедно хватило управлять теми шестью, что оставались ещё на ходу и сейчас уходили прочь, оставляя за спиной непокорённый берег и не покорившийся город. Затопленные суда неторопливо погружались в воду и ещё оставались видны, возвышаясь над мелкими волнами словно три маленьких острова неподалёку от берега.

Михаил Кравцов, адмирал-предатель, в одиночестве своей капитанской каюты поднял бокал, салютуя своему давнему знакомому. Когда-то прежде другу, а ныне врагу - главнокомандующему российской федерации, стальному генералу, Леониду Башурову.

-Поздравляю с победой, -негромко произнесли сухие губы.

Не торопясь, Кравцов выпил бокал отличного вина до самого дня. За стального генерала. За всех людей. Наконец за то, что человечество в целом сумело выжить и если не победить, то, по крайней мере, добилось хорошей такой отсрочки.

И не важно, что сам он, собственно, на другой стороне. Что на нём висит столько преступлений, что искупить их не хватило бы и вечности. Да и не дадут ему шанса на искупление, ибо не достоин. Но разве всё это мешает выпить бокал вина за старого друга и весь человеческий род в придачу?

Допив вино, адмирал вышел из каюты и отправился на мостик. Предстоял долгий и сложный морской переход. Техническое состояние кораблей отвратительное. Численность команды определённо недостаточна, да и моральный дух болтается где-то ниже ватерлинии. Но главное, предстояло решить куда держать курс, где смогут и захотят принять его корабли и его людей, точней нелюдей?

...остойте! Не понимаю, куда вы уходите? А что же делать мне? -паниковал президент Северного Союза, состоявшего из уцелевших осколков Норвегии, Швеции и Финляндии, Юсси Хейккинен.

Посланник адмирала-предателя, чудовище когда-то бывшее человеком и сейчас носящее чужой облик, торопливо собиралось, обращая на причитание президента не больше внимания, чем на птичьи трели, вздумай какая пичуга сейчас запеть под окном.

-Башуров не простит мне предательства! -уже почти кричал Юсси. -Что мне делать? Вы обещали мне защиту!

-Обещанного три года ждут, -буркнуло чудовище.

-Не смейте отделываться от меня замшелыми поговорками! Я выполнил условие нашего соглашения и вывел корабли Северного Союза из сражения. Куда пропал Наместник? Почему демоны вдруг принялись мереть как мухи? Что мне теперь делать?

Юсси схватил чудовище за руку, но оно резко дёрнуло плечом, и президент Северного Союза отлетел в угол.

-Прекрати мямлить. Раздражаешь, -потребовало чудовище.

-Но вы обещали...

-Вот и требуй обещанное с тех, кто раздавал обещания. С адмирала или сразу с самого Наместника. Как только выяснишь куда он пропал и сумеешь его отыскать.

-Башуров не простит! Русские вот-вот будут здесь! Они оккупируют нашу свободолюбивую страну. А меня и вовсе могут повесить, как военного преступника. Что мне делать?

-Хочешь, чтобы я сказал, что тебе делать? -на миг приостановило сборы чудовище. -Вот, держи.

Юсси машинально взял протянутый ему тяжёлый пистолет и только потом с удивлением посмотрел на вручившего ему оружие инферала.

-Советую тебе застрелиться, -сказало чудовище.

-Что?

-Сам сказал, что ты теперь военный преступник и что стальной генерал потребует твоей головы. Поэтому давай стреляйся и заканчивай доставать меня своими жалкими мольбами. Ты мог бы стать победителем. Повернись по-другому и остался бы в истории как хитроумный лидер, вовремя догадавшийся заключить союз с новыми господами, тем самым спасая следующих за тобой. Но, увы, не сложилось! Ставка не сыграла. Никто не рассчитывал на подобное, но так вышло. Смирись. И застрелись уже наконец, как пусть проигравший, но лидер, а не тряпка!

С ужасом посмотрев на пистолет в своих руках, Хейккинен отбросил его в сторону.

-Я не хочу умирать.

-Тогда жди, когда ботинки русских солдат будут стучать в коридорах на пути к твоему кабинету, -посоветовало чудовища. -Лично я сваливаю. Счастливо оставаться, господин президент. Думаю, уже не свидимся больше.

Взревев словно раненный бык, Хейккинен бросился на инферала, но получив встречный удар в лоб отлетел в противоположенную сторону. Когда он наконец сумел подняться и оглядеться, в кабинете уже никого не было. Только лежал на полу отброшенный туда пистолет из которого президент Северного Союза так и не смог заставить себя застрелиться.

...собравшись вместе, совет князей признал угрозу распространяющейся эпидемии достаточно серьёзной. Объединив силы и проведя весьма затратный общий ритуал, они уничтожили живой яд, словно того никогда и не было. Тот молекулярный механизм в искусственно созданном вирусе настроенный на демонический геном просто вдруг перестал узнавать свою цель и потерял способность к размножению. Великая сила объединившихся вместе генералов легиона и повелителей десятков доминионов изменила реальность, запрещая этому вирусу распространятся дальше.

Правда всех уже заразившихся лечить никто не стал. На это потребовалось бы ещё больше силы, а отдавать её просто так, чтобы только вылечить сотни миллионов низших населяющих чужой домен - никто не захотел.

Все прочие князя, вынужденные потратить огромный запас сил, остались очень сильно недовольны владыкой доминиона багрового пламени. Изгнать его из числа князей никто не осмелился. Но и иммунитета для опустевшего доминиона давать тоже никто не собирался. По мордам и словам остальных высших демонов, Владыка понял, что в самом скором времени соседи начнут рвать его доминион на части. Уже почуявшие слабость вассалы искали к кому бы им поскорее переметнуться. После смерти от вируса большей части надсмотрщиков, огромное число рабов вдруг оказались предоставлены сами себе. И хотя многие из них были рабами в энном-поколении, выращенные в неволе, но и они, почуяв сладкий душок свободы, начали бунтовать. Немногих сохраняющих верность владыке высших не хватало, чтобы поспеть везде и усмирить все бунты.

Как и ожидал Владыка, вскоре начались вторжения соседей, забирающих себе один мир за другим с таким энтузиазмом, что вскоре от его доминиона и вовсе должна будет остаться только бесполезная пустота между мирами.

Земля с её коварными и непонятными аборигенами пока была оставлена в покое. Теневое королевство эльфов забыто, лишь бы только сами не лезли и не мешались. Бывший наместник мира Земля, Ашарх~Иш~Аш сидел в темнице - ещё один забытый узник, чья судьба может годами и десятилетиями висеть на тончайшем волоске и оборваться, когда Владыка только найдёт время вспомнить о нём.

***

Когда открылась дверь помещения для временно задержанных, той же камеры, но относительно комфортабельной и предназначенной для содержания офицеров или ценных гражданских специалистов, Николай Золотилов как раз наливал себе в стакан сока из графина. Сок натуральный, из кислых зимних яблок, выращенных в громадных фермах-телицах где-то под Якутском или Салехардом. Как правило такого не попробуешь каждый день. Но раз принесли целый графин, он отказываться не станет.

Тем более соком, Николай, разбавлял питьевой спирт, чистейший как слеза, полученный химическим способом и очищенный настолько тщательно, что процент содержания вредных примесей составлял мизерные доли процента. Чище чем в аптеке. Если, конечно, не считать за вредную для организма примесь сам це-два-аш-пять-оаш.

Николай здесь единственный "временно задержанный" и большое помещение с общей кухней и несколькими "отдельными комнатами" в его полном распоряжении. Кормят отлично, правда заставляли писать подробные отчёты, плюс проходить различные медицинские процедуры, но это уже в прошлом. Остались только разговоры с его личным куратором от контрразведки. Вот и он, лёгок как на помине.

Нос безопасника вопросительно дёрнулся: -Пьёшь?

-А что ещё остаётся делать? -ответил вопросом Николай. -Или пить или самообразовываться. В доступном сетевом сегменте книг, что технических, что по военной тематике полно, а развлекательных нет. И доступа к играм тоже. Между самообразованием, повышением уровня боеготовности и пьянством всегда выбираю пьянство!

-Это правильно, - рассудил безопасник. -Мне тоже налей и что это у тебя, яблочный сок? Натуральный? Неплохо стали заключённых кормить. Хоть сам садись.

-И садись, -от всей души предложил Золотилов. -Места предостаточно, вдвоём веселее.

Вскрыв упаковку с дневной дозой питьевого спирта, предназначенного, как это указано на упаковке, для приёма внутрь при необходимости длительное время находиться в зонах с повышенной радиационной опасностью, Николай перелил содержимое в отдельный стакан. Ополоснуть взятый с полки стакан он не удосужился, полагая, что и так продезинфицируется. Вопросительно глянул на безопасника и уловив одобрительный кивок вскрыл вторую упаковку, добавил и только потом залил соком. Кто только рассчитывает такие крохотные суточные дозы? Их хватает, чтобы котёнку усы намочить и только. А защита от радиации дело архиважное и небрежности не терпит. Даже если ближайший очаг радиационного заражения находится за сотни километров. Безопасность прежде всего. За это не грех и принять дозу проверенного веками лекарственного средства.

-За победу! -огласил тост контрразведчик, инферал из числа "раскаявшихся и искупивших" и по этой причине не совсем уже человек. Или совсем не человек?

-За неё родимую, -меланхолично согласился Николай, делая глоток и морщась от кислого вкуса, принесённого в "коктейль" натуральным соком, без искусственных подсластителей.

Его личный куратор поинтересовался: -Ты вроде бы торопился распрощаться со мной?

-Было дело, -так же меланхолично признал Золотилов. -Но последнее время мне здесь стало нравиться.

Безопасник улыбнулся: -Увы, тогда плохие новости. Управление контрразведки больше не имеет вопросов к старшему лейтенанту бронетанковых войск Золотилову Николаю. Потому давай брат, давай. Словом, прощай безделье и снова здравствуй служба.

Звякнул планшет, лежавший на кровати в облюбованной Золотиловым комнате, извещая владельца о поступлении нового предписания.

-Ну вот что вы за люди такие? -посетовал Николай. -Только-только вошёл во вкус и на тебе. Как же секретность и всё такое? Даже по сто подписок не потребуете: не рассказывать, не говорить, не вспоминать и не думать?

Безопасник развёл руками: -Тот секрет больше не секрет. Истёк срок годности. Такое бывает с некоторыми секретами...

-Значит всё-таки вирус? Биологическое оружие, направленное против демонов? И сразу антидот, потому, что меч, который рубит сам по себе, никому не нужен. Удар меча следует контролировать, только тогда он приносит пользу.

-А вот кричать на каждом углу всё же не следует, -предупредил безопасник. -Иногда и просроченные секреты могут причинить неприятности.

-Подумать только, войну выиграли учёные! Кабинетные крысы в белых халатах. Тот старый профессор. И этот наглый, вечно молодой инферал Виталик, который увёл подругу у моего второго пилота, -огласил Николай.

По нему не было видно, но стакан, что он держал в руках был далеко не первым этим утром. И упаковок питьевого спирта он успел извести столько, сколько хватило бы целому взводу на двое или даже трое суток, если применять их по назначению, следуя рекомендациям и исключительно для снижения негативного воздействия радиационного заражения на организм. Купирования всяких там свободных радикалов, образующихся в неприличных количествах и всего такого прочего.

-Воевали солдаты, а победили учёные. За них - за крыс белых халатах, -поднял тост Золотилов.

-Так всегда бывает, -подтвердил безопасник. -Конструкторы придумывают шагающие танки, а танкисты ведут их в бой. Чей вклад в победу более важен сказать невозможно. Поэтому и говорят, что она одна. Одна на всех.

Золотилов бросил на контрразвдечика резкий взгляд, но промолчал, снова припадая к стакану. Сколько раз он напивался за последний год? Вот так, чтобы то, что лежало на уме, вылезало бы на язык? Вся накопившаяся грязь вымывалась бы чистым, как слеза, спиртом в процессе внутренней дезинфекции. Пожалуй, ни разу, за исключением последних дней после возвращения из похода по другим мирам и шокирующем, как снег на голову, известии, что они победили. Победили, но война далеко не закончилась, такой вот парадокс.

В боевой обстановке пить нельзя. Сам погибнешь, утянешь за собой напарника, потеряешь машину, не выполнишь боевую задачу и подведёшь товарищей. Воевать и, соответственно, умирать нужно на трезвую голову. Отчасти поэтому он сейчас и отрывался, если уж выдалась такая возможность, за всё что было и частично наперёд, за то, что ещё только будет.

Уловив брошенный на него короткий, но резкий, словно стеклом по горлу, взгляд, инферал спросил: -Думаешь, на каком основании такие как я, "дважды предавшие", примазываются к общей победе?

-А если и думаю? -с вызовом спросил Золотилов.

-Думай, кто тебе запретит, -отозвался контрразведчик. -Думать не только не запрещается, но даже поощряется, если до чего дельного додумаешься. Только думай, не думай, а инфералы стали частью ещё только определяющихся границ нового мироустройства. Нового мира без демонов. Его только предстоит построить. Каким он будет?

-Не переоценивай, -сказал Золотилов. -Таких как ты не слишком много. Один на тысячу или даже на десять тысяч или и того меньше.

-Зато мы полезны и опасны, -покачал головой безопасник. -Опасны как враги, полезны как часть государственного механизма. Магия - это хорошо, а техника ещё лучше. Но техника плюс магия и есть настоящий фарш. С таким сочетанием люди половину великой сферы нагнут. В каждый отдельный мир принесут добро и ещё справедливость и ещё гуманизм. Гуманизм для гуманоидов, а кто относится к гуманоидам определяют другие гуманоиды и никак иначе.

-Доводилось мне слышать похожие речи, -рассказал Золотилов. -От остроухих, в основном. Высшая раса, соль мироздания, определяет кого записать в высшие, а кого в низшие, а кто и вовсе не достоин коптить этот лучший из миров. За подобное их фашистами и прозвали. Не покажешь, на всякий случай, кончики ушей, товарищ безопасник?

-Покажу, не жалко. Только нравится тебе Николай, или нет, но инфералы и прочие нелюди будут такой же частью нового, рождающегося сейчас мира, как и обыкновенные люди. Чудовища уже давно среди вас, Николай. Если на выходе хочется получить сильную и свободную Землю, и сильную Россию в частности, то людям придётся научиться сосуществовать с нами, а нам с вами.

Рука Николая, где он держал бокал, дёрнулась, отчего содержимое заволновалось и заходило волнами. Несколько капель вылетели из стеклянной тюрьмы и упали кто на ковёр, кто на стол: -К чёрту! Когда я в кабине моего мизгиря, то я сам - главное и старшейшее из чудовищ!

Безопасник примирительно поднял открытые ладони показывая, что полностью верит и не думает спорить с собеседником.

Глава восемнадцатая. Контуры грядущего

-Что такой хмурый? -пихнул Николая локтем Горазд. -Или ещё от учинённого безопасниками дознавательного процесса не отошёл? Доводилось слышать о разных препаратах для развязывания языков, но вот о том, чтобы на спиртовой основе, услышал в первый раз. Хоть сам иди к безопасникам и на дознание напрашивайся.

Разговор происходил на улицах Нового Уренгоя, пока ещё, до освобождения Москвы из-под власти инферального марионеточного псевдогосударства, остающегося временной столицей Российской Федерации. Много городов предстоит освободить: Москву, Новосибирск, Казань, Севастополь и десятки, десятки других.

Верховный во всеуслышание объявил восстановление России в довоенных границах первоочередной задачей. Нельзя чтобы русские люди оставались под гнётом предателей рода человеческого с которыми демоны поделились частичкой своей нечестивой силы.

Проблема была в людях, точнее в их крайнем недостатке. Долгая война практически до дна вычерпала весь человеческий потенциал. В последние годы на фронт уходили пятнадцатилетние солдаты и шестнадцатилетние лейтенанты. Солдат не хватало. Рабочих рук не хватало. Страна застыла на грани и только чудом не погибла окончательно.

И с этим нужно было что-то делать.

Война с инфералами совсем не то, что сражения с демонической ордой. Эта война будет значительно легче. А воевать они умели хорошо, мальчишки от пятнадцати до двадцати с чем-то лет. Их жизнью была война, а мечты о мире сродни детской вере в прекрасную сказку. В сказку приятно верить, но мало кто смог бы жить в ней если вдруг сказка сделается былью.

Мало кто из них представлял себе на самом деле: как можно жить мирной жизнью, год за годом, не боятся лета, не радоваться возвращению зимы. Ни убивать врагов и ни бояться умереть самому. Такая волшебная, сказочная и... нереальная мирная жизнь.

Но это потом, позже. Скоро, но всё же потом. А пока наступает короткое северное лета. Смешанный со снегом холодный дождь перемежается ясными солнечными днями один из которых стоит и сейчас. Мир Земля бурлил и кипел, переваривая новость об окончании длившейся вот уже тринадцать лет войны вторжения и о том, что люди теперь снова сами по себе. И сами себе хозяева. Хотя бы на какое-то время.

Мир Земля готовился к переменам.

Строил планы по освобождению русских городов Верховный, прозванный в народе стальным генералом. Во всю работал аналитический отдел Некраги и активизировались контрразведчики Ветлицкого, чтобы ни одно слово из этих планов не дошло бы до лишних ушей.

В захваченных демонами русских городах дрожали их временные властители, инфералы. Те их них, кто совершил слишком много ужасных злодеяний, чтобы надеяться на прощение. Кто не желал прощения, надеясь оставаться, как и раньше, крохотным властелином, удельным князьком и миниатюрным правителем, безраздельно властвующим над сотней, другой, тысяч низведённых до рабского положения подданных.

Также инфералы знали, что если на их руках не слишком много крови, то у них ещё есть шанс заслужить прощение и стать частью России. Только в России они могли заново или впервые получить гражданство, если получится его заслужить. Искупить однажды совершённое предательство. Если захотят и, если смогут. Но сама возможность подобного стоила невероятно дорого и была уникальна. Ни одна другая человеческая страна не признавала за прислужниками демонов, инфералами, возможность заслужить прошение и снова стать... людьми. Пусть бы только в одних гражданско-правовых отношениях, некоторые чудовища имели шансы превратиться обратно в человека.

Выдавленные демонами в самые холодные регионы и на канадские просторы, американцы пытались отвоевать обратно ранее захваченные демонами и удерживаемые бандами инфералов города.

Островные республики готовили высадку в Европу, на свою старую родину, которая, в свою очередь, не желала иметь ничего общего с теми, кто когда-то сбежал, оставив её на поживу и расправу демонам.

На африканском континенте и в южной Америке инфералы активно грызлись друг с другом. Каждый удельный царёк пытался превратить своё крохотное царство в империю поглощая соседей. Выстоявшие в войне вторжения высокотехнологичные армии человеческих государств были слишком изранены, чтобы добиться быстрой победы над псевдогосударствами инфералов. Особенно там, где "возвышенные демонами" имели достаточно ума, чтобы суметь договориться с "обычными людьми": вернуть им часть свобод, пообещать защиту и еду, указать путь в будущее и так далее.

Мир изменялся на глазах и сложно предсказать каким он получится в конечном итоге.

Тем более, что там, за границей портальных площадок, усеявших планету как редко разбросанный и раскатившийся по ковру горох. Там находились иные миры великой сферы. Тысячи миров или даже десятки тысяч, а может быть все сотни. В ближайших из них кипели сражения между остатками сил доминиона багрового пламени и решившими поглотить его, раздирающими на куски, другими доминионами. Обычное, хотя и не слишком частое дело. Демоны сражаются между собой тем самым отсеивая слабых и усиливая легион в целом. Скоро твари переварят нежданную добычу и тогда придёт черёд снова вспомнить о новом мире, включённом в сферу. О непокорном, но таком богатом на металлы, на технологии, на идеи и на новых рабов мире Земля.

В небе над Новым Уренгоем светит тёплое солнце. Всё более частый гость, по мере того как моментально, словно вода во фляжке, тают последние снежные залежи в тени. Короткое северное лето. Первое, за тринадцать лет, чьи задерживающиеся тёплые деньки больше не проклинают матери, сёстры и возлюбленные. С победы над демонами теплая погода больше не является синонимом опасности и смертельного боя. Хотя и сложно заново привыкать.

На улицах Нового Уренгоя необыкновенно много людей. Это множество людей необыкновенно часто улыбаются друг другу. Улыбаются по всякой ерунде, от которой, пока шла война вторжения, только недовольно поморщились бы, а сейчас тянет улыбнуться. И губы неудержимо растягиваются и в уголках собираются морщинки. Поднимаешь глаза и видишь, что ты не один такой, непонятно странный, а все вокруг такие же странно весёлые. И улыбаются друг дружке по поводу, а иногда и без. И какое-то весёлое, приподнятое настроение как будто плывёт над головами людей по улицам, проникая в окна и двери.

Говорят, что в других городах абсолютно также. Что люди улыбаются друг другу и в Мурманске, и в Якутске, и в самом крохотном посёлке, на самой отдалённой ферме-теплице, в добывающем карьере, обогатительном комбинате и на граничной заставе. Но Горазд сейчас находится именно в Новом Уренгое и потому может засвидетельствовать, что здесь именно так. А в других местах, кто знает, говорят, что не хуже.

Город казался светлым. Вроде бы тот же, что и раньше, но почему-то сейчас смотрится необыкновенно светлым. Из-за солнца, или из-за настроения, или из-за того и другого одновременно? Заполненные людьми улицы. Прохожие то и дело улыбаются друг дружке. И Горазд улыбается им в ответ и собирает улыбки сам. Особенно от девушек. Новенькая форма идёт ему. Пожалуй, как бы не больше чем свежее, новое звание. Теперь он старший лейтенант, прыгнул сразу на пару позиций, из младших в старшие, пропустив просто лейтенанта. И как тут не улыбаться в ответ на улыбки встречных девушек или на мазнувший по щеке солнечный луч?

А вот идущий рядом Николай, как обычно, хмур. Они с Гораздом будто два зеркала в яркую солнечную погоду. Только зеркало Золотилова вымазано чёрной краской, а зеркало Горазда ярко сверкает, разбрасывая солнечные зайчики от улыбки пережившего год войны семнадцатилетнего старшего лейтенанта бронетанковых войск.

Это даже как-то неприлично быть хмурым в такой замечательный день и Горазд украдкой пихает Николая. Тем более тот, по итогам их иномирной одиссеи, стал капитаном. Понятно, конечно, что когда-то он был целым майором и после разжалован из-за того, что позволил инфералам присоединиться к своему отряду до того, как вышел приказ, разрешающий взаимодействие с инфералами иными способами, кроме немедленного расстрела на месте. Но зачем хмуриться? В самом деле, не ожидал же Золотилов, что его немедленно сделают генералом, вручат его заботам танковую армию и пошлют освобождать сразу Москву, не размениваясь на остальные города?

В ответ Николай ткнул локтем Горазда. Довольно больно, между прочим, ткнул. Но юноша только расхохотался и отвесил шутливый поклон проходившим мимо девчонкам. Сопровождавшие их кавалеры ревностно оглядели подтянутого молодца в новеньком, ещё скрипящем, комбинезоне танкового пилота и только убедившись в отсутствии с его стороны желания завладеть вниманием их девчонок, добродушно кивнули.

Николай, с Гораздом, тем временем успели уйти вперёд.

-Какой чудесный день! -поделился Горазд.

Золотилов покосился на идущего рядом товарища, но оказалось, что он вполне серьёзен. Насколько может быть серьёзен человек растянувший губы в безмятежной улыбке и ловящий щекой отразившийся от окна солнечный луч.

А ведь они действительно сумели стать боевыми товарищами несмотря на разницу в возрасте. Большую разницу в половину жизни этого восторженного мальчишки и в треть его, бывшего майора, а ныне аж целого капитана Золотилова Николая.

Он продолжал украдкой наблюдать за Гораздом. Вот уж имечко дали родители, не дай бог каждому.

Мальчишка, как есть мальчишка. Всегда скорый на восторг, щедрый на дружбу и такой ужасно наивный. Просто невозможно быть настолько чудовищно наивным. Но Горазд был именно таким и хотя он временами изрядно бесил Николая, как, например, прямо сейчас, нельзя не признать, что он сумел стать ему другом. Единственным другом насквозь выжженного долгой войной вторжения бывшего майора Николая Золотилова.

Они тут все выжженные войной, опалены её огнём потерь и боли. Все идущие навстречу люди и двигающие в том же направлении, что и они сами. Те, чьи силуэты мелькают в окнах с открытыми, по случаю тёплого денёчка, форточек и те, кто не упустил возможности отправиться в такой пригожий денёк на прогулку. От последнего рядового до самого Верховного. Война коснулась всех.

Так почему же, каким чудом, Горазд, потерявший и родителей и весь старый, довоенный, мир, потерявший всю свою жизнь, мальчишка может быть так весел и так неподдельно счастлив? Как у него это получается?

Николай подумал о Екатерине и Виталике-инферале и, кажется, помрачнел ещё больше. После смерти профессора эти двое как-то быстро взлетели на самый верх научной иерархии. Куда там равняться с ними полученным капитанским званием. Теперь это птицы совсем другого, гораздо более высокого полёта.

К его удивлению та эльфийка, Еленоэль кажется или как там её, успешно прижилась в новом для себя мире Земля. Точнее прижился её мелорон, ныне растущий в ботаническом саду, под присмотром доброй дюжины ботаников. А сама эльфийка вроде как приложение к деревцу с серебряными листьями. Вот будет забавно, если на окраине Нового Уренгоя вырастит настоящий эльфийский лес. Как бы ещё иномерные эмигранты с острыми ушами не зачастили.

-Закрой рот, дракон залетит, -посоветовал Николай.

Горазд улыбнулся: -Не поместится, драконы огромные.

-Найдутся и карликовые, -предположил Николай. -Где-нибудь в одном из миров сферы.

***

Высший демон, совсем недавно бывший наместником целого мира, огромного мира, называемого его обитателями "земля" ныне пребывал в унижении, позоре и немилости князя. И если унижение и позор можно пережить, то немилость князя демонов, владыки доминиона багрового пламени и одного из генералов демонического легиона пережить было гораздо сложнее.

Совсем недавно он самозабвенно строил планы, дерзкие планы своего стремительного возвышения на основе мудрого использования имеющихся в мире Земля богатств и возможностей. Поставив технологии людей на службу легиону, умно распоряжаясь огромными богатствами недавно включённого в великую сферу и завоёванного, почти завоёванного, мира, Наместник мог бы стать правой рукой владыки доминиона багрового пламени. Вооружённые тяжёлыми пулемётами и гранатами, вместо топоров, мечей и гномьих пороховых бомб низшие демоны стали бы ещё более грозной силой. Закованные в композитную броню гиганты-крушители. Драконы, кроме пламени и магии, сбрасывающие на головы врагов доминиона управляемые бомбы. Ракетные залпы накрывающие цели за сотни километров, где их не разглядит даже острое зрение высшего демона. Способность говорить на расстоянии. Возможность видеть невидимое. Думающие машины предрекающие будущее и прозревающие настоящее с такой точностью, с какой не способен прозреть ни один мудрец, ни один провидец.

Всё это было в мире Земля и всё могло, со временем, принадлежать ему, Ашарх~Иш~Аш-у. Вознести его на самых вверх выстроенной в доминионе багрового пламени иерархии. Поставить вровень с князем. А может быть, да, может быть, и выше него. Занять место владыки, самому стать одним из генералов легиона, со временем.

Всё это казалось таким близким, нужно было только додавить сопротивление людей. Они спрятались в холодных северных землях. Там выстроили свои крепости и оттуда совершали набеги в бесплодных попытках вернуть когда-то принадлежавший людям мир. Кто же мог знать, что однажды у них это получится?

Их удивительное оружие, с помощью которого они больше двенадцати лет противостояли легиону. Мало какой мир был способен держаться так долго. Сходу Наместник даже не смог бы вспомнить подобное. То, что люди называли технологиями и наукой, всевозможные машины: стреляющие, шагающие, думающие. Наместник не мог бы припомнить никакой другой расы в великой сфере кто обладал бы хотя бы малой долей технического могущества людей из мира Земля. Презренных, слабых людей, не имеющих собственной магической силы и способных только управлять заёмной как инфералы или адепты и последователи локальных божков. Как столь слабые сумели обрести такую великую силу?

Раса гномов, признанных мастеров и механиков в мирах великой сферы, в сравнении с землянами, казались неразумными детьми, вздумавшими состязаться с опытными воинами. Их воздушные шары и паровые машины, толстые, как колбасные отрезки, пороховые пушки и однозарядные мушкетоны, стреляющие мягкими пулями, сминающимися от попадания в нагрудную пластину четырёхрукого. Всё это было нечем в сравнении с самоходными танками, электромагнитыми орудиями, управляемыми ракетами и умными минами землян. А если ещё вспомнить самое страшное оружие землян, способное превратить вещество в свет и заразить землю невидимой смертью...

Впрочем, это раньше Наместник думал, что самое страшное оружие землян основано на неконтролируемом делении атомов. Он ошибался, и ошибка обошлась слишком дорого ему и всему доминиону багрового пламени.

За годы непрекращающихся сражений, сдерживая натиск демонических орд и даже пытаясь наступать сами, люди не прекращали изучать вторгнувшегося в их мир врага. Их наука и технологии и ещё страшное, буквально чудовищное, напряжение сил и средств, позволило землянам научиться открывать проходы и переходить через порталы из одного мира великой сферы в другой. И кроме того, люди сумели создать чуму против демонов и выпустили её выкосив приготовленные Ашархом для окончательного покорения земли демонические орды.

Что и говорить, судьба бывшего наместника горька. Срок его жизни грозил очень сильно укоротиться, а смерть, напротив, должна была стать настолько долгой и мучительной, насколько хватит фантазии князя. А тот никогда не жаловался на недостаток фантазии в таком деле как пытки и мучения. Не ритуальные пытки на алтаре, ради выкачивания жизненной силы, там всё в достаточной степени стандартизировано и протоколировано, а пытки для удовольствия, когда палач полностью свободен в своих желаниях и возможностях.

Ашарх~Иш~Аш отбывал заточение в глубоком каменном мешке. Сейчас он не способен ни на что и даже спасти свою жизнь. Даже умереть ныне не в его власти. Быстрая и лёгкая смерть, пока Ашарх~Иш~Аш заточён в катакомбах под цитаделью владыки, остаётся для него недоступной роскошью.

Как так получилось, что тот, кто вчера готовился вознестись к самой вершине оказался скован выкачивающими силу цепями и не способен ни на что, кроме ожидания своей участи. Когда у владыки дойдут руки придумать ему достаточно жестокое, мучительное и унизительное наказание. Как такое могло получиться?

А Владыка всё занят и занят. Похоже он нашёл более важные дела, чем придумывать мучительную смерть для одного не справившегося с задачей покорения окраинного мира Наместника. Или ожидание смерти - это часть придуманной Владыкой пытки?

Дни падали один за другим, как капли воды. Когда дверь темницы открылась, Наместник почти обрадовался. К его удивлению, в каменном коридоре стоял вовсе не Владыка и не кто-то из его свиты, нет. Дверь открыл один из младших демонов. Из тех высших, чей срок жизни ещё не перевалил за тысячу лет, и кто не успел прославить себя ничем значимым и не смог добиться определённого места при дворе повелителя доминиона багрового пламени.

Почему он здесь? Его послал владыка, а если нет, то как он сумел пройти в темницы и отпереть дверь запечатывающую личного узника Владыки?

Молодой высший мялся, прятал глаза и не распускал огненных крыльев. Как если бы страдал нерешительностью или опасался узника. Опасался его?

Ашарх~Иш~Ашп очувствовал любопытство.

Младший наконец решился и заговорил: -Высочайший!

-Как ты меня назвал? -переспросил Ашарх. Не так следовало обращаться к опозоренному узнику ожидающему смерти, совсем не так.

-Высочайший, -повторил младший найдя в себе силы выдержать взгляд древнего демона много старше и сильнее его самого. -Владыка погиб в битве. Объединившиеся войска доминиона пожирающих и доминиона тёмного огня захватывают подходы к цитадели владыки. Десятки миров доминиона багрового пламени потеряны и захвачены другими доминионами. Доминиона багрового пламени больше нет!

Наместник помедлил, обдумывая сказанное.

-Почему ты ещё не переметнулся к победителям или не бежал, узнав о гибели Владыки?

-Кому я нужен, -вздохнул младший и был совершенно прав. Слабый молодой высший не обладающий никакими талантами и не имеющий достойных свершений не имеет особой цены в глазах предводителей армией других доминионов. Владыки и доминионы могут воевать между собой и даже должны это делать. Хотя до смерти одного из владык, распаде и поглощении принадлежавшего ему доминиона дело доходит крайне редко. Демоны сражаются между собой ради того, чтобы сделать легион более сильным. Весь смысл в том, что слабые должны умереть и выживут только сильные. Поэтому младший прав в том, что шансов на то, что его примут в других доминионах не много.

Для того, чтобы уйти в самостоятельные скитания и попытаться в них обрести силу, нужны определённые черты, которых стоящий перед бывшим наместником младший похоже был лишён. Бесполезный слизняк, позор расы.

-Зачем ты пришёл? -спросил Наместник.

-Хочу предложить сделку, -ответил младший и в этот ответ он явно вложил все свои невеликие душевные силы и то скромное количество мужества, которым обладал.

-Сделку? -рассмеялся Наместник так, что опутывающие его цепи зазвенели и засветились. -Почему бы и нет, готов выслушать твои условия.

-Я освобождаю тебя, Высочайший, а ты...,- младший облизнул алые губы на миг просунув между ними раздвоенный язык. Так как высшие демоны сейчас находились в катакомбах с их давящей магией, то им обоим пришлось принять как можно более простое телесное воплощение, чтобы уменьшить потери высасываемой стенами силы.

Наблюдая за волнующимся младшим, Наместник подумал - он наверняка захочет, чтобы я пошёл к нему в услужение в обмен на свободу. Противоестественно, чтобы сильный находился в услужении у слабого. Но я пойду! Пойду на что угодно, чтобы выбраться отсюда, избавиться от проклятых цепей, чтобы суметь выжить и когда-нибудь отомстить землянам.

Справившись с волнением, младший сумел закончить: -...освобождаю тебя, Высочайший, в обмен ты принимаешь мою верную службу тебе!

-Ты хочешь служить мне? -удивился Наместник.

-Ты самый сильный из оставшихся в живых архидемонов доминиона, -объяснил младший. -Фактически, ты наследник доминиона багрового пламени и первый претендент на опустевшее, после смерти Владыки, место генерала демонического легиона. Я слаб и сознаю это. Чтобы стать сильным, мне надо примкнуть к кому-то значительнее сильнее меня. Другим я не нужен, только тебе, Высочайший. Так что ты скажешь?

-Ты умнее, чем кажешься с первого взгляда, -признал Наместник.

-Меня зовут Грандалион, о Высочайший. Или мне следует говорить... владыка?

-Последнее пока преждевременно, -усмехнулся Наместник. Он дёрнул плечами, вызвав усиление свечение цепей. -Скорее сними эту гадость. Я принимаю предложенную тобой сделку. Мы вместе попытаемся восстановить доминион багрового пламени и занять причитающиеся нам места в кругу сильных. И мы отомстим, несомненно отомстим тем, кто послужил причиной падения доминиона. Отомстим землянам.

***

Мир Земля действительно менялся. Стремительно, как будто боялся не успеть к заранее обговоренному сроку. Прошли считанные месяцы с момента окончания войны вторжения, а столь многое успело измениться так сильно.

Территория России, контролируемая легитимным правительством, несколько расширилась. Верховный главнокомандующий не спешил посылать потрёпанные и не успевшие зализать раны войска в очередной бой. Присоединение территорий проходило на добровольной основе или "малой кровью", когда на истерзанную войной банд инфералов землю приходила российская армия как гарант стабильности и возвращения той мирной жизни, какой она была до начала войны вторжения.

Заново отстраивались города. Вокруг портальных площадок возводились крепости. Число российских граждан пополнялось за счёт тех, кто оставался на возвращаемых территориях после того как они проходили предварительную фильтрацию, получали необходимую медицинскую помощь и так далее. Башуров не стремился, по примеру своего американского коллеги, как можно скорее вернуть как можно больший процент ранее завоёванных демонами земель. Экспансия в южном направлении не форсировалась. По крайней мере в этом году. Сил и средств пока явно было недостаточно, чтобы суметь сходу освободить и контролировать огромную территорию, ранее принадлежавшую России. Даже без учёта огромных банд и мощных группировок инфералов, желавших как можно дольше сохранять власть и удерживающих часть крупных русских городов.

Прежде всего не хватало людей.

Солдат, инженеров, врачей, грамотных рабочих и учёных.

Не хватало специалистов.

А вот прибавившихся ртов, в связи с освобождением и обратным добровольном присоединением небольшой части ранее принадлежавших России территорий, как бы даже не в избытке. Бывших менеджеров, продавцов и продажников, грузчиков и вахтёров, рекламщиков, мерчендайзеров, бывших бизнес-аналитиков, официантов, курьеров и многих прочих, чьи знания и навыки были востребованы в богатом и развращённом старом мире и очень ограничено применимы в мире новом: практичном до жестокости и ставящим во главу угла эффективность. За неполных тринадцать лет войны вторжения, вынужденная выживать под демонами и инфералами, большая часть людей растеряла те немногие знания и навыки, которые имела раньше. Их всех приходилось учить заново или переучивать на нужные в новом мире специальности.

Те из инфералов, кто успел заслужить прощение и искупление - имели общие права с обычными людьми с точки зрения закона. Для остальных всегда оставался шанс искупить прежнее предательство и работу на демонов. Всё было очень непросто. Многие люди ненавидели инфералов, всех и без разбора. Людей сложно за винить за их ненависть, она вполне обоснована. Но и что-то делать необходимо. Расколотое ненавистью общество хрупко, как треснувшее стекло и не устоит под серьёзным давлением извне.

Инфералы - чудовища, продавшиеся демонам твари, обладатели сверхестественных способностей увеличивающие и прокачивающие свои силы путём поглощения жизненных сил поверженных врагов, а можно и просто случайных людей. Как обычный человек может оставаться спокойным рядом с существами способными голыми руками вырвать его сердце, выжить будучи перечёркнутыми пулемётной очередью, умеющими зажигать взглядом огонь и так далее? Сверхестественные способности инфералов различались очень сильно. Угадать то, что умеет стоящая рядом с тобой тварь невозможно. Узнать в рядовом, с виду, человеке инферала, обычному гражданскому, без хитроумных приборов и доступа к базе контрразведки, очень-очень сложно. И тяжесть личного оружия, чьё ношение не то, что разрешено, но даже рекомендовано для гражданских лиц и обязательно для военных, не может подарить ощущение полной безопасности.

Кроме инфералов, российское гражданство получило чуть ли не десять тысяч эльфов, решивших остаться на Земле и попробовать устроить свою судьбу в этом жестоком и холодном мире. Кроме них, в ряды "непобедимой и легендарной" оказались зачислены пара тысяч низших демонов из числа тех, что согласились сотрудничать с людьми задолго до применения биологического оружия и потому заранее получивших антидоты.

Низшие демоны, главным образом маги-ракшассы, как наиболее смышлёная их разновидность, но затесались и четырёхрукие и адские твари и даже пара гигантов. Среди своих они находились на положении пушечного мяса легиона. Разменной и совсем неценной фигуры, рождённой только для войны и ни для чего более. Такие же рабы высших демонов, как и покорённые расы, только выращенные в коконах-репликаторах в городах-ульях.

Люди предложили низшим демонам самое ценное, чего не мог дать ни один высший, от генерала легиона до наместника или даже владыки доминиона и принца демонов - свободу. Свободу выбирать. Жить. Свободу быть не безмозглым юнитом на игровой карте, а самостоятельной личностью. Может быть не игроком, но и не деревянной фигурой.

Так, после войны вторжения, стало почти не важно какого оттенка у человека кожа и какой длинны борода. Кто цыган, кто кавказец, кто хохол и кто москаль. Теперь национальными меньшинствами выделялись прибывшие из других миров и получившие российское гражданство низшие демоны, эльфы и ещё бывшие люди, те, кто искупил своё предательство, инфералы. По крайней мере так было в России уже спустя полгода после завершения войны вторжения.

Резко начавшие освободительный поход американцы разбили несколько крупных банд-армий состоящих из инфералов и быстро выдохлись. Соединённые Штаты взяли под контроль почти всю территорию бывшей Канады и часть бывших северных американских штатов. Освобождённую территорию они называли "чистыми штатами". Противостоящие американцам инфералы сумели объединиться и начиная от Небраски и до Техаса, включая почти всю бывшую Мексику, образовались "инферальные штаты". Неполноценное, весьма аморфное, псевдогосударство, однако способное выставить крупные силы из инфералов и даже обычных людей с устаревшим на поколения, но при том достаточно опасным вооружением. И те, и другие считали себя американцами. И те, и другие были американцами. Они яростно ненавидели друг друга, но вынуждены были сосуществовать.

Инферальные штаты, несмотря на огромную армию, частично состоящую из инфералов, а частично из обычных людей с примитивным, упрощённым вооружением не способны прорвать защитный периметр, выстроенный ещё против демонических орд. Чистые штаты потенциально способны перемолоть все армии инфералов, но лишь при максимальном напряжении всех сил и с риском необратимо сжечь в сражениях своих солдат.

Пат на пат.

Островные республики сумели то ли освободить, то ли захватить Ирландию, часть Великобритании и закрепиться на побережье Нидерландов. При этом они столкнулись с таким ожесточённым сопротивлением бывших европейцев, что были вынуждены перейти к обороне. Почему-то против возвращения когда-то сбежавших из Европы в Исландию и Гренландию, отчаянно возражали те, кто не смог сбежать и вынужден был жить под демонами. Причём, как и в Америке, в Европе, вместе с инфералами, сражались и обычные люди. Они вооружены относительно примитивным оружием вроде время от времени заедающих пулемётов, постоянно ломающихся тяжело бронированных гусеничных танков, батареями неуправляемых ракет и так далее. Но их гораздо больше, чем приплывших освобождать Европу островных республиканцев. И они совсем не хотели, чтобы их освобождали те, кто когда-то бежал, бросив людей и землю, которую обязан был защищать. Кого клялся защищать. В Европе не желали возвращения клятвопреступников, утверждая, что сами смогут построить свои государства.

Взаимоотношения между крупнейшими островными республиками несколько ухудшились и на этом фоне освобождение Европы окончательно встало. Разве только на территории бывшей Великобритании шли не слишком активные сражения с постепенным выдавливанием войск инфералов из всех крупных городов бывшей Англии.

Новый мир, после освобождения от демонов, продолжал складываться на глазах. Что, в конченом итоге, может из него получиться? И хватит ли на это времени так как остатки миров повергнутого доминиона багрового пламени почти разобраны другими доминионами. Скоро твари снова обратят взоры на Землю. Это может быть уже совсем скоро. А люди, как будто мигом позабыв страшнейший урок, преподанный тринадцать лет назад, опять увлечённо воюют между собой. Вместо того, чтобы объединиться и вместе готовиться к защите от нового вторжения демонического легиона, снова режут друг другу глотки. Как будто история совсем ничему не учит.

Наверное, и правда - не учит.

Капитан Золотилов Николай Николаевич получил странное задание. Ему поручили натаскать и подготовить сводный отряд из низших демонов, эльфов, людей и инфералов. Иномирян предстояло научить пользоваться человеческим оружием, а людям научиться использовать в бою магию союзников. Требовалось разработать совсем новую тактику боя и управления такой вот свободной группой. Нужно понять - будет ли от этого толк или вся затея и не стоит и варёного яйца.

Конечно, заниматься этим Золотилов будет не в одиночку, но ответственным за результат назначен Николай и первый спрос будет с него, понимание чего не добавляет хорошего настроения.

Семнадцатилетний старший лейтенант Горазд Александрович Романенко, которого Николай привлёк к процессу обучения на правах старшего по званию, вдобавок получившего что-то вроде карт-бланша на привлечение к его проекту других специалистов, всё удивлялся: -Что такое нашло на командование? Зачем им надо готовить из демонов и эльфов умеющих воевать высокотехнологичным оружием солдат? Понятно, что в армии перманентный недокомплект, но не до такой же степени!

-Людей совсем нет. В командирах среднего звена мальчишки ходят, герои последнего года войны вторжения, я уже не говорю о рядовом составе. Да хотя бы на самого себя посмотри, -снизошёл до объяснений Золотилов стряхивая с носков ботинок налипший снег. -А что дальше - восемнадцатилетние генералы? Девятнадцатилетние маршалы? А воевать и вовсе младенцев пошлём? Научился выговаривать слово "пулемёт", так держи его в руки и шагом марш на фронт?

-Всё настолько плохо?

-Да так уже несколько последних лет.

-Кстати, помнишь свою бывшую подружку? -спросил Николай.

Горазд сразу нахмурился, показывая, что помнит, но вместо того, чтобы просто признать этот факт с вызовом спросил: -Это какую?

-Ой, да не делай такие глаза, -попросил Золотилов. -Знаю я, знаю, что ты у нас герой. Самец. И подружек по два раза в день меняешь, а в выходные по три. Ладно-ладно. Не смотри на меня так страшно, а то я точно испугаюсь. Не хочешь слушать - не надо.

После недолгого молчания, Горазд спросил: -Что там с Катей?

-Возглавила отдельную научную группу. После гибели профессора в академии наук всё перемешалось. Там сейчас некоторые бывшие лаборанты целые направления возглавляют. Впрочем, не суть. Екатерина занимается поиском в сфере человеческих миров. Точно известно, что где-то там ещё они есть, осталось только найти. Пусть они застряли в голимом средневековье и с начала времён стонут под пятой магических рас, это ничего не значит. Разобрались с демонами, эльфами и драконами, значит сумеем щёлкнуть по носу кого угодно. А миллионы потенциальных бойцов на дороге отнюдь не валяются. Вот командование хочет найти и за их счёт восполнить некомплект в наших рядах. Там уже и предварительные планы разработали. Подкинуть аборигенам оружие и инструкторов, а дальше пусть они сами освобождают свой мир. Земля вроде как в стороне. В крайнем случае можно просто массово вывозить их оттуда, сюда. Хоть так демографическую яму заполнить. А мы будем только поставлять материально-техническое обеспечение и инструкторов по переподготовки местных витязей в технопехотинцев, а рыцарей в пилотов танков и держать руку на пульсе процесса.

Горазд поинтересовался у товарища, откуда у него такие сведения?

Золотилов в ответ усмехнулся: -Держу глаза и уши открытыми и обдумывают то, что слышу и вижу. Тебе, кстати, тоже советую.

-Смотреть и слушать?

-В первую очередь думать, -не без ехидства поправил Николай. -Чтобы вернуть Россию в прежние границы, Верховному необходимо быстро и качественно усилить армию. Если с качеством у нас всё в порядке, то вот количество хромает и очень сильно. Слишком много парней погибло в последних боях, когда твари рванули словно им скипидара под хвосты плеснули или там серной кислоты. Необходимо восполнить потери действующих войск, причём так, чтобы среднее качество бойцов не пострадало слишком сильно. Оттого все эти новаторские проекты. То эльфов учим стрельбе из снайперской винтовки, то демонов элементарной математике и частичной сборке-разборке тяжёлого пулемёта, который для этих горилл всё равно, что лёгкий автомат. А то ещё что-нибудь придумают.

-Например?

-Слышал об экспериментальном ударном взводе при управлении контрразведки? Состоит исключительно из инфералов, причём не каких-то там, а серьёзно прокаченных. Каждый в отдельности опасен не меньше, чем самоходная артиллерийская установка, а из них, вдобавок, формируют боевые группы чтобы их способности сочетались друг с другом. Ребята рассказывали: там каждый второй телепат. Им радиосвязь и система управления боем вообще не нужны - командир группы рассылает подчинённым мыслеобразы вместо инструкций. И может видеть всё, что они видят. Действует такая группа как один организм. Вот ты не можешь смотреть и вперёд, и назад одновременно, а они могут. Словом, остаётся только порадоваться, что подобные твари будут сражаться на одной с нами стороне, а не против. Ребята рассказывали: на совместных тренировках, одна такая боевая группа из пяти инфералов, соответственно вооружённая, способна на раз разобрать одиночный шагающий танк. Без потерь, со своей стороны. Так, что пилоты и пикнуть не всегда успевают.

Горазд покачал головой: -Не доводилось слышать.

От резкого движения скопившиеся на плечах снежные холмики скатились вниз. Где-то за пределами видимости ревели нацелившиеся в дальний выход, заведенные вездеходы. Грозной песни боевых машин подпевало глухое бурчание снегоуборочной машины, чистившей плац учебного лагеря.

-Ты в каком вообще мире живёшь: нашем или воображаемым? - задохнулся от возмущения Золотилов. Неосведомлённость и беспечность Горазда его возмутили и для успокоения нервов пришлось на ровном месте прикрикнуть на рядовую Еленоэль, как и весь их взвод, пытающегося научиться передвигаться в экзоскелете пехотной брони по глубокому снегу. Та всё делала правильно, девушку выдавала лишь нарочитая неуклюжесть новичка. Однако точное следование ранее полученной инструкции не уберегло эльфийку от начальственного разноса.

-Ну и дела, -задумчиво протянул Горазд после того как Золотилов отвлёкся на беднягу Еленоэль. -Это к чему же командование готовится? К какой заварухе?

Некому дать ответа. Только снег сыпет и сыпет с неба, будто серые тучи вдруг решили, что земле, там внизу, холодно и заботливо укрывают её толстым белым одеялом. И торчат из сугробов растопыренными пальцами голые, давно сбросившие листву стволы деревьев.

Спи земля, спи матушка. Твои неразумные дети, всё-таки сумеют защитить тебя. Хочется надеяться, что сумеют, что справятся.

Сияние севера. Книга 2. Жар твоей ярости

Люди победили в длившейся двенадцать лет войне вторжения. Точнее... получили отстрочку. Пока демоны заняты собственными сварами у человечества есть крохотный шанс восстановиться и укрепиться.
Увы, катастрофа войны вторжения ничему никого не научила. Человечество всё ещё делит себя на различные страны и нации. И руководствуясь поговоркой о том, что "своя рубашка ближе к телу" каждый продолжает тянуть кусок одеяла в свою сторону.

Глава 1. Связь времён

С натугой ревел мощный мотор. Грязь из-под колёс разлеталась в стороны и попадала на идущие рядом машины, приклеиваясь к бортам толстыми шматками. От движения они постоянно отклеивались и падали обратно, но на их место налипали новые и общий уровень грязевой корки оставался примерно неизменным. Впрочем, внешний вид неполного десятка колёсных бронетранспортёров никого не беспокоил.

Жирная, размякшая под лучами весеннего солнышка почва, впитавшая в себя растаявший снег, но ещё не успевшая просохнуть, влажно чавкала. Бронетранспортёры остановились перед металлическим забором. Толстые прутья размером в руку взрослого человека дополнительно густо опутаны колючей проволокой.

Из здания контрольно-пропускного пункта вышел сержант в тяжёлой пехотной броне, но без шлема. Оглядев выстроившиеся неровным клином перед воротами машины, он молча махнул рукой в сторону КПП и вскоре двое солдат в экзосклетной броне ловко растаскивали заграждения, позволяя бронетранспортёрам проехать на территорию. Укреплённые створки ворот дрогнули и поползли в стороны по уложенным в земле направляющим. Взревев моторами, машины въехали внутрь. Солдаты, под надзором сержанта, принялись расставлять заграждения обратно.

Оставляя на бетоне разводы из жидкой грязи, бронетранспортёры подъехали к зданию штаба, высадив двух человек и покатились дальше, по направлению к следующему периметру защиты. Там всё было гораздо серьёзней. Сплошной забор с пущенной поверх колючей проволокой с какими-то особенно длинными шипами. Скорострельные автоматические пушки, смотрели на пустую площадку размером с футбольное поле. Если везде на базе лежал бетон, то на площадке основание было иным. Материал с виду похож, но гораздо прочнее. Его возможно разрушить, но это ничего не даст, так как со временем портальная площадка самовосстанавливается, а отколотые куски теряют все свойства и полностью бесполезны.

Внезапно полученное доказательство того, что люди не одни по вселенной.

Бесценный дар великой сферы, связывающий миры.

Дар, обернувшийся для землян проклятием.

Вышедший из впередиидущего бронетранспортёра бригадный генерал набрал код и приложил пропуск, деактивируя автоматическую защитную систему, нацеленную немедленно уничтожать всё, что может появиться в пределах портальной площадки, а при невозможности уничтожить пришельцев, активировать восемь мощных бомб, закопанных по её краям. Защитная система послушно отключилась, но камеры ещё продолжали вести запись, и бригадный генерал был вынужден подождать.

Ждал он не долго. Те двое, высаженные у штаба, спустились на пару этажей под землю. Там, на четырёхметровой глубине располагался пункт управления.

Возглавляющий охрану затерянной где-то в глуши Южной Дакоты портальной площадки, капитан с неприязнью посмотрел на прибывших и коротко уточнил: -Как договаривались?

-Как договаривались, -согласился один из гостей ставя на стол плотно набитую сумку.

-Хотя бы открыли бы, -поморщился капитан.

-Могу даже высыпать, -предложил гость, щёлкая замками и показывая лежащие внутри купюры. Все они были грязные и мятые, ни одной новой банкноты. Как и договаривались.

Глаза капитана жадно блеснули.

Гость напомнил: -Отключайте запись. Генерал ждёт.

Чуть помедлив, как будто не хотел этого делать. Или, может быть, лишь убеждал себя, что не хочет, капитан кивнул и сидящий за пультом первый лейтенант принялся имитировать технический сбой, выключая камеры, микрофоны и стирая записи за последние полчаса.

Гости внимательно наблюдали и когда камеры выключились, один из них произнёс в рацию несколько слов.

Получив подтверждение о том, что камеры выключены, бригадный генерал взошёл на площадку. По взмаху его руки на бронетранспортёрах принялись открываться грузовые люки, и солдаты в активированных экзоскелетах принялись выгружать стандартные двухметровые ящики без каких-либо эмблем или опознавательных знаков. Точнее, когда-то нанесённая маркировка оказалась тщательно затёрта.

Тяжёлые ящики несли по двое бойцов в каждой. Значительно усиливающий грузоподъёмность экзоскелет позволял им работать без перерыва. Чёрные глазки камер бессильно наблюдали за тем, как росла стопка выгруженных ящиков на краю портальной площадки

-Сэр, мы закончили выгрузку! -объявил боец со знаками различия старшего лейтенанта поверх экзоскелетной брони.

Бригадный генерал молча кивнул и посмотрел на часы. Оставалось только надеяться, что партнёры с той стороны будут также точны и сделка состоится. Временной перерыв, когда обслуживающий персонал имитирует технический сбой, не так велик, как хотелось бы и необходимо всё завершить до того, как он закончится.

Тихо, тихо дул ветер. Пахло напитанной влагой землёй и пробуждающимися от зимнего сна деревьями и молодой, только-только начавшей прорастать, травой. Пахло ранней весной.

Генерал молча ждал, только с каждой прошедшей минутой всё сильнее бледнели щёки и вытягивались в тонкую линию губы.

Наконец его ожидание вознаградилось. Посередине площадки вспыхнул овал открытого с той стороны портала. Резкий порыв нездешнего ветра ударил в лицо, заставляя бригадного генерала сделать шаг назад. Впрочем, вскоре всё прекратилось. Учёные до сих пор спорят каким образом происходит выравнивание разницы в параметрах атмосферы начиная хотя бы с банального атмосферного давления с той и этой стороны открытого прохода между мирами. Высоколобые обожают спорить. Генералу нет дела до крохотной разницы в атмосферном давлении. Гораздо больше его интересовало кто сейчас выйдет из открывшегося портала и получится ли совершить намеченную сделку.

Закончившие выгрузку солдаты за его спиной, все как один, приняли позу для стрельбы целясь из винтовок-танкобоев в мерцающий овал портала. Пушки бронетранспортёров смотрели туда же. Пусть не полноценная замена выключенной охранной системы, но хоть какая-то гарантия правильного поведения гостей с той стороны. Слишком уж недобрую память оставили у людей пришельцы из иных миров.

На доли секунды портал замерцал сильнее и из него вышла человекоподобная фигура ростом в два с половиной метра с переливающейся всеми оттенками красного цвета кожей, чёрными провалами глаз без зрачков и довольно элегантными, загнутыми рожками на полностью лысой голове.

Дьявол в переходной форме между человекоподобным обликом и боевой ипостасью огненного великана - определил бригадный генерал.

Скрестив руки, дьявол оглядел целившихся в него солдат, нашёл взглядом бригадного генерала и произнёс вслух, так как любая попытка телепатического общения могла быть принята за ментальную атаку: -Сделка, человек?

-Верно, урод, -ответил генерал, -сделка.

Краснокожий гигант подошёл к аккуратно, по армейской привычке, сложенным ящикам и легко, словно у него не пустые руки, а набор инструментов, вскрыл верхний. С довольным видом оглядев аккуратно уложенные штурмовые винтовки и боеприпас к ним, дьявол легко переложил верхний ящик и вскрыл следующий. Там лежали снайперские винтовки, рассчитанные на поражение целей на дистанции до трёх километров, с усиленным боеприпасом. В следующем ящике шесть штук ручных гранатомётов и около сотни коротких, тупоносых ракет к ним.

-Эй, урод, -предупредил генерал. -Сначала заплати, потом лапай.

-Да, сделка! - краснокожий гигант улыбнулся, показывав, по меньшей мере, четыре ряда острых, размером в палец, зубов.

Установленные в бронетранспортёрах примитивные детекторы ментальной активности предупреждающе тренькнули. Державшие руки на пульте управления крупнокалиберными пулемётами стрелки вздрогнули, но тут же успокоились. Судя по тональности звука это не было попыткой дьявола выжечь им мозги или взять под контроль.

Уловив телепатический зов высшего демона, из портала вышли шестеро четырёхруких. Массивные, бочкообразные тела, увенчанные крохотными, на фоне трёхметровой фигуры, глазками. Две пары мускулистых рук способных поднять легковой автомобиль и швырнуть его на полсотни метров. Устрашающие бойцы ближнего боя и одновременно пушечное мясо, расходный материал орд вторжения. В данный момент они выступали как грузчики. Каждый из монстров тащил по здоровенному сундуку, для прочности окованному толстыми полосами дрянного железа.

Ведущий переговоры дьявол сам лично открыл принесённые четырёхрукими сундуки.

-Здесь концентрированные целебные зелья, специально подготовленные для вашего вида, -вещал демон. -Исцелят даже того, кто уже одной ногой стоит в могиле. Здесь зелья, временно повышающие силу, ловкость, ум. Также адаптированные для вашего вида. Безопасно, мы проверяли на рабах. Это до краёв наполненные силой артефакты. Отслеживают возвышенных, или, как вы их называете, инфералов. Им не скрыться от изготовленных самим владыкой следящих амулетов. Будут работать около года, потом выдохнутся.

Дьявол замолчал и с каждой минутой становящемуся всё более мрачным генералу пришлось поторопить его: -Демон, ты забыл о главном.

-О да! -снова расплылся в своей зубастой улыбке гость с той стороны. -Самое главное. Вот здесь одноразовые ключи-артефакты. Просто сломайте ключ на портальной площадке и в течении двух дней к вам явится дьявол, чтобы открыть портал в любой мир, куда это возможно с той портальной площадки. Возможно это буду я или кто-то другой из слуг Владыки. Только помни, человек - один сломанный ключ это один открытый портал и никакого кредита!

Слово "кредит" высший демон произнёс с особым удовольствием.

Бригадный генерал возразил: -Два дня это слишком долго.

-Ничего не могу поделать, человек, -издевательски вежливо ответил дьявол. -Магия тоже имеет свои ограничения. Впрочем, вы всегда можете попросить русских поделиться их способом открывать врата. Или вы просили, а они вам отказали? Может быть вы просто недостаточно вежливо попросили...

-Заткнись, урод, -прикрикнул взбешённый генерал.

Ноздри демона затрепетали: -У тебя вкусная злость, человек!

Ограничившись этим замечанием, высший демон коротко рявкнул на четырёхруких и те принялись затаскивать в портал ящики. Носили их они легко, словно в тех лежали надувные шары, а не тяжеленые высокотехнологичные железяки.

-О месте и времени следующей сделки уведомите Владыку тем же способом, -бросил на прощание дьявол прежде чем прошёл через портал и тот погас, рассыпавшись ворохом быстро гаснувших искр.

-Вот же чёртово семя! -выругался бригадный генерал.

-Что стоите? -вызверился он на опустивших оружие солдат, -затаскивайте давайте. Да осторожнее! Если разобьётся хоть одна склянка с зельем, я просто не знаю, что с вами сделаю. Старший лейтенант, под твою персональную ответственность.

-Да сэр! Есть сэр!

Колона бронетранспортёров проехала обратно, через ворота внешнего периметра и пара солдат под руководством сержанта, в очередной раз, торопливо оттаскивала заграждения, освобождая машинам путь, а потом уже не так торопливо устанавливала заграждение обратно.

Тёплый весенний ветерок обдувал вспотевшее лицо снявшего шлем солдата. Он только покосился на подошедшего сержанта, но не сделал и попытки надеть шлем обратно. Сержант хоть и сержант, но нормальный. Да что там, он и сам ходит со снятым шлемом. Одно слово - весна.

Присевший рядом, прямо на укрепляющий въезд бетонный блок сержант спросил: -Хреново боец?

-Да, сэр! То есть никак нет!

-А вот обманывать старших не хорошо, -усмехнулся сержант. Он и правда был старшим: и по званию, и по возрасту. Двадцатидвухлетний матёрый солдат сумевший выжить в мясорубке последнего года двенадцатилетней войны вторжения. Под командованием у него находились двое шестнадцатилетних оболтусов призванных на службу уже после завершения войны. Нельзя сказать, чтобы Великая Америка сейчас ни с кем не воевала. Ещё как воевала. Постоянно происходят стычки на границе "чистых" и "инфернальных" штатов и всем понятно, что рано или поздно придёт время большой войны с продавшимся демонам ренегатами. Вот только подкопить немного сил и найти бы где ещё людей, чтобы не ставить шестнадцатилетних мальчишек под ружьё, словно какие-то русские варвары. Впрочем, у тех, говорят, вообще с двенадцати лет в солдаты берут. Сержант недовольно дёрнул головой, поняв, что отвлёкся.

-Можешь говорить со мной честно, как на исповеди, -сказал он продолжавшему мяться рядовому. -Дальше меня не уйдёт ни слова. Вы меня знаете.

Успевший подойти и встать рядом второй рядовой молча кивнул, признавая верность сказанного. Их сержант был нормальным. Даром, что сержант.

-Эти вот, которые проехали... они ведь оружие демонам опять привозили? -робко начал боец, сразу же разгласив секретные сведения, которые не должен был знать. Не должен был знать, но догадался. Тут любой догадается, если не совсем тупой.

-Ну-ну, -подбодрил сержант.

-Так это неправильно, сэр! Оружие демонам поставлять. Они наши враги, враги всего человечества. У них магия. А им теперь ещё и оружие, из которого они потом будут убивать наших ребят. Не подумайте, сэр - я очень рад той "прибавки", что мы все получаем за молчание и вообще... Моей семье очень нужны деньги. Но... это неправильно, сэр!

Сержант смотрел на тощего рядового закованного в высокотехнологичную броню. Почти ребёнок. Он смотрел на него глазами двадцатидвухлетнего старика, выжившего в мясорубке последнего года войны вторжения и прилагал усилия, чтобы не улыбнуться. Какой же он ещё чистый, наивный, необстрелянный.

-Значит слушайте сюда, бойцы, -сказал сержант. -Если вы думаете, что наши генералы меняют винтовки на зелья лечения для престарелых старпёров из сената, то вы крупно ошибаетесь. То есть отчасти это действительно так и какой-нибудь дёрганный старикашка-сенатор получит свою заветную бутылочку, но это только прикрытие! На самом деле всё дело в том, что демоны, в обмен, открывают проходы в другие миры. Проклятые богом русские держат в секрете найденный ими способ открывать врата. Не хотят добровольно делиться со всем развитым человечеством. Требуют там чего-то. В общем наши умные головы в правительстве покумекали и нашли другой способ. Конечно это грязный способ, но, скажи мне боец, что превыше всего?

-Великая Америка превыше всего! -дружно рявкнули оба рядовых.

-Правильно парни. И если, чтобы получить пропуск в другие миры, нужно связаться с демонами, то пусть будет так. Лично по мне парни, так что демоны, что русские - одного поля ягоды. Слышали небось, как они там у себя перевенчают инфералов и остроухих и, даже, демонов, кто во время войны вроде как переметнулся?

Рядовые синхронно кивнули. Сложно было не слышать, если в еженедельной сводке не меньше получаса уделялось творимым русскими непотребствам.

-Я вам одно скажу, парни: только мы, американцы, последний оплот человечества. Только мы "чисты", только к нам не прилипла всевозможная скверна заполнившая до краёв этот грешный мир.

-Сэр, но как же островные республики? -осмелился задать вопрос рядовой.

-Эти дегенераты не смогли отвоевать себе обратно не то, что Европу, но даже Англию. Поверьте мне на слово: со дня на день они заключат мир с инфералами. Поэтому только Америка, парни. Только Великая Америка - последняя надежда этого погрязшего в грехе мира.

-Но зачем тогда нам платят "за молчание", сэр? Только не подумайте, что для меня это лишние деньги, сэр.

-Зачем нам платят "прибавку"? -усмехнулся сержант. -А затем, боец, что некоторые дела лучше не выставлять на свет, оставляя их в темноте. Великая Америка теперь имеет возможность открывать проходы в другие миры. А почему и как это уже никого не интересует. Поэтому молчи и служи, боец. Радуйся полученной "прибавке". Ты никого не предавал и даже наоборот.

-Но в кого демоны будут стрелять из штурмовых винтовок и гранатомётов, сэр?

-Как в кого? -удивился сержант. -Разумеется в русских! С тех пор как рогатые получили по рогам, они больше не главные наши противники. Из разряда врагов они перешли в разряд средств и возможностей, понятно тебе боец?

-Так точно, сэр!

-Тогда идите дети мои и больше не грешите, -ухмыльнулся сержант. Подумав, он добавил: -И не сомневайтесь лишний раз.

Провожаемый взглядами полными обожания и даже преклонения, сержант вернулся в здание контрольно-пропускного пункта. На самом деле он и сам не знал, как оно там всё на самом деле. Может быть контрабанда оружия полностью инициатива пары генералов. А может быть и кого повыше. В курсе ли президент? А демоны его знают!

Да и вообще - сержант был доволен своей "прибавкой" и предпочитал не задавать вопросов. Рядовые этого не понимали, и чтобы их успокоить он придумал логически стройную сказку.

-А вообще-то всё ровно складывается, -подумал сержант.

Эта мысль ему понравилась. Ведь каждый хочет быть не подсобником, участвующем в продаже высокотехнологичного оружия врагам рода человеческого, а патриотом своей страны за малую денежку помогающему ей проворачивать великие дела.

-Чёрт, это действительно где-то близко к истине, -с удовольствием продолжал размышлять сержант. Впрочем, долго ждать появления голоса разума не пришлось. Он вклинился в расслабленные мысли сержанта как мономолекулярный клинок в броневую плиту.

-Не твоё дело, -наставлял голос разума. -Получай свою прибавку и будь ей доволен. И ещё следи за мальчишками, чтобы не натворили глупостей. Всё остальное не твоё дело и таковым останется.

Сержант достал спрятанную бутылку с разбавленным спиртом и сделал добрый глоток. Сегодня было можно. Он точно знал, что сегодня разводящий не станет ни принюхиваться, не придираться.

-За Великую Америку и её патриотов! -мысленно объявил сержант глотнув ещё раз. После чего заел контрабандой жвачкой, чтобы отбить запах. Особенный день - особенным днём, а слишком сильно нарываться всё же не стоит.

***

Где-то, в каком-то из миров, где бывший наместник мира Земля, а ныне самовоспроглашённый, но непризнанный советом Владык, владыка павшего доминиона багрового пламени - демонический принц Ашарх~Иш~Аш - строил свою твердыню...

Бывший адмирал Кравцов смотрел на верхушки деревьев располагавшиеся метрах в ста от края обрыва. Настоящее зелёное море, тянущееся до самого горизонта. Сходства тем больше, что ветер шевелит листву и кажется будто по зелени бегут зелёные волны.

На секунду Кравцову захотелось шагнуть туда, вниз. Жаль, что это было полностью бесполезным. Его внутренних сил хватило бы чтобы зависнуть в воздухе на время необходимое для возвращения на скальной край.

-Адмирал... - вежливо напомнил адъютант.

Отступив от края на два шага, Кравцов развернулся. На широком плато полтора десятка дьяволов и десятка четыре ракшасов тренировались в использовании земного оружия в связке с магией, под руководством бывших морских пехотинцев, из числа тех, кто уцелел в битве под Мурманском и сумел уйти вместе с адмиралом-предателем.

На другом плато, ниже, тренировались четырёхрукие с подогнанными под их громадные ручищи мономолекулярными клинками. Разумеется, высокотехнологичный клинок разрубающий танковую броню словно фанеру, по всем параметрам проигрывал как огненным мечам высших демонов, так и откованным из мифрила эльфийским клинкам с наложенными заклятиями. Но при всём этом пять десятков чудовищно сильных, ловких и живучих низших демонов с мономолекулярными клинками способны настрогать шагающие танки в консервные банки или же, без особых проблем, справиться с парой вооружённых огненными мечами высших демонов. Конечно, если только дело дойдёт до ближнего боя. В противном случае танки легко расстреляют орду вооружённых мономолекулярными клинками тварей издалека, не сокращаю дистанцию, а высшие демоны с той же лёгкостью обрушат какое-нибудь убийственное заклинание или же просто взлетят на недосягаемую для четырёхруких высоту и спокойно испепелят их оттуда лучами концентрированного света.

В целом, на низших демонов с мономолекулярными клинками, главную ставку никто не делал. Бывший адмирал просто хотел посмотреть насколько они смогут быть эффективны. Поэтому сейчас, на площадке ниже, тупые твари пытались научиться обращаться с разрезающими камень мечами, попутно отрубая себе и соседям лишние руки, ноги и головы. Кравцов и его адъютанты не видели в этом ничего страшного. Ноги и руки у четырёхруких вырастут заново, главное получше их кормить. Голова, правда, не вырастет. Но и это тоже хорошо. Самые тупые истребят себя сами, значит останутся только те, кто поумнее. Ну, относительно своих собратьев. Так-то четырёхрукие никогда не отличались особым умом, если только старожилы, умудрившиеся выжить в бесконечных боях и поглотить столько жизненной силы своих противников, что хватило не только на развитее мышц и укрепление костей, но и на увеличение интеллекта немного осталось.

Другое дело дьяволы, вооружённые снайперскими винтовками и прокаченные ракшасы с гранатомётами. Вот на них Кравцов делал основную ставку, тренируя для Владыки войска совершенно нового типа, способные пользоваться магией и оружием одновременно. Он самолично наблюдал за их тренировками, когда выдавалась возможность, как сейчас.

-Адмирал... -попытался привлечь внимание адъютант.

Странно, что его люди всё ещё называли его адмиралом. А следом за ними так начали называть его и демоны. Адмирал без флота. Дважды потерявший всё. Самый известный предатель человечества. Всё это я - подумал Кравцов прежде чем повернуться к силящемуся привлечь его внимание адъютанту.

-В чём дело?

-Владыка сам пришёл.

Повернувшись в указанную сторону, Кравцов увидел Ашарх~Иш~Аша. Демонический принц стоял на выдающимся вперёд утёсе, молча разглядывая тренирующихся дьяволов.

Против воли, бывшему адмиралу пришло в голову, что его хозяин и повелитель сейчас представляет из себя просто замечательную цель для снайпера. Зачем вообще было строить свой оплот высоко в горах, вместо того чтобы зарыться глубоко под землю? Высшие демоны говорили о точке пересечения каких-то магических потоках. Кравцов не понимал их. Хотя даже он вынужден признать, пользоваться силой, локально нарушая природные законы, в этом месте было легче, чем где-то ещё.

В сопровождении адъютанта Кравцов поспешил предстать перед чёрные очи начальства, обогнув тренировочное плато по широкой дуге, чтобы не попасть под случайный выстрел.

Не доходя пары метров, он упал на колени: -Владыка!

-Можешь встать, -разрешил Ашарх. -Я доволен тобой и твоими людьми.

-Благодарю, владыка!

-Скоро придёт время испытать создаваемые тобой войска нового типа в настоящем деле, -предупредил демонический принц. -Будь готов.

Вопреки измышлениям слишком умного, для своей должности, сержанта американской армии, Ашарх~Иш~Аш планировал использовать земное оружие, в первую очередь, не против землян, а против других демонов. Из числа тех, кто словно шакалы разорвали и разобрали опустевшие миры доминиона багрового пламени. Не знакомые ни с оружием землян, ни с их тактикой, они должны оказаться лёгкой добычей для его, вооружённого магией и снайперскими винтовками, отряда дьяволов и прокаченных инфералов.

Во всяком случае именно на это Ашарх возлагал все надежды. Чтобы вести войну более привычным способом, отвоёвывая мир за миром, у него не имелось ни армии низших, ни достаточно числа высших демонов в свите. Фактически все пошедшие за ним и признавшие его своим владыкой дьяволы сейчас находились здесь, на тренировочной площадке. За совсем малым исключением. Два десятка родильных камер и инкубаторов обеспечивали Ашарху стабильный, но такой небольшой приток низших демонов. От производства в родильных камерах полуразумных адских тварей и вовсе пришлось отказаться в пользу увеличения числа рождающихся четырёхруких и ракшасов.

-Мне нравиться то, что я вижу, -объявил Ашарх разворачиваясь.

Пусть его планы включали в себя, в первую очередь, локальную войну с сородичами состоящую из череды непрекращающихся диверсий и убийств их военачальников вплоть до того момента, когда генералы демонического легиона будут вынуждены признать его равным себе. Несмотря на это, Ашарх всегда помнил о странном молодом мире Земля, относительно недавно включённом в великую сферу. И о том, что его обитатели, земляне, уничтожили доминион багрового пламени создав и выпустив пожирающую демонов чуму.

О да, у демонического принца была великолепная память. Он помнил всех своих врагов. Рано или поздно земляне получат своё. Причём совершенно не важно на какие там нации они сами себя разделяют. Но с местью придётся немного обождать. Сейчас главное добиться признания совета генералов демонического легиона. Добиться, чтобы они признали его владыкой исчезнувшего доминиона багрового пламени и позволили возродить канувший в лету доминион.

И только много после, отстроив свои заводы по производству земного оружия и обучив своих мастеров, Ашарх начнёт возвращать землянам всё, что задолжал им. А долг, надо признаться, велик. Его долг - полное уничтожение, пока самый последний землянин не умрёт на алтаре боли в храме страданий отдавая свои крохи жизненной силы во славу нового владыки доминиона. В его, Ашарх~Иш~Аша славу.

***

Есть такое довольно экзотичное извращение - продолжать поддерживать тесные отношения со своей бывшей. Особенно если это не ты ушёл от неё, а как бы наоборот. Есть в этом что-то болезненно неправильное.

Но это правило, как и многие другие, применимо исключительно к мирной жизни. На войне всё совсем по-другому. Там всё гораздо проще. Если ты пережил очередной день, то не волнуйся о дне вчерашним и не загадывай на день завтрашний. Люби того, кто любит тебя и отпусти того, кто больше не любит. Более того, вы даже можете остаться друзьями не только на словах, если конечно, сначала пройдёте вместе самоубийственный рейд по тылам демонов устроив врагам рода человеческого сначала атомный, а потом и бактериологический апокалипсис. Если потом сумеете пройти через занятые инфералами земли две сотни километров, почти без техники, только с тем оружием, которое сможете нести в руках. Вот если выживите и дойдёте до своих, а потом ещё посидите пару месяцев в застенках армейской контрразведки по десять раз на дню пересказывая работающему на людей инфералу-мозгоправу одну и ту же историю. Вот тогда вы, пожалуй, сумеете пожать руку человеку, который увёл вашу бывшую девушку с вполне искренним чувством.

Как боевому товарищу.

Как другу.

Потому, что любовные чувства - это ерунда, а боевое товарищество священно.

Так было перед пастями жаждущих твоей крови тварей. Так, собственно, осталось и сейчас. Поэтому, учитывая всё вышесказанное, Горазд вполне искренне сжал протянутую Виталиком руку. Человек, который увёл его девушку и, более того, впоследствии ещё и женился на ней, выглядел как молодой парень лет двадцати. Спортивное телосложение, пышущее здоровьем лицо и при этом мозги одного из ведущих, после гибели профессора Непийвода, учёных в области изучения сверхъестественных явлений и существ.

Честно говоря, Виталик и сам являлся объектом собственного изучения. Предавший род людской инферал, впоследствии раскаявшийся и сделавший всё, чтобы искупить свою вину. Настоящий его возраст был уже где-то далеко за сорок, но дарованная нечестивым ритуалом заёмная сила Бездны позволяла выглядеть и чувствовать себя едва ли на двадцать. Сколько вообще способны прожить инфералы никто не знал. Таковой статистики пока ещё не имелось.

Многократно искупив когда-то совершённое предательство, Виталик являлся полноценным гражданином Российской Федерации. Подобное было невозможным для инферала нигде, ни в одной стране, кроме России. Знаменитый приказ главы верховного совета, стального генерала Башурова, даровал возможность инфералам и всем прочим существам, даже демонам, искупить свою вину и вернуться или же влиться в лоно благодарного человечества получая полноценное российское гражданство. Отношение людей к подобному приказу верховного до сих пор оставалось самым различным демонстрируя весь спектр чувств от категорического неприятия, до восторженного одобрения. Однако, нельзя не признать, что проводимая советом политика принесла множество вполне конкретных плодов.

Взять хотя бы один тот факт, что за прошедшие два года, после победы в войне вторжения, Россия единственная, из всех прочих остатков человеческих держав сумела вернуть себе порядка семидесяти процентов своих бывших территорий и процесс возвращения потерянных земель до сих пор активно продолжался. Там, где те же американцы или сбежавшие европейцы из островных республик пытались действовать исключительно танковыми клиньями, расстрельными командами и фильтрационными лагерями. Россия присоединила большую часть потерянных за время войны вторжения территорий не столько силой, сколько по взаимному согласию. Разумеется, взаимное согласие подкреплялось наличием боеспособной, готовой идти хоть демону в пасть, армией. Но всё же, всё же. Если у американцев, ставших инфералами не имелось иного выхода кроме как сражаться с наступающими войсками "чистых" штатов Великой Америки или же получить с десяток пуль в голову от расстрельной команды. То у русских инфералов, из числа тех, кто не успел запятнать себя особыми зверствами во время оккупации демонов, имелся третий выход, который они часто и выбирали. Поражение в гражданских правах, штрафные отряды, обязанность отработать, чтобы получить долгожданное искупление - всё равно были лучше, чем бежать в леса или идти на танк с голой задницей и крохами магии на уровне низшего демона.

-Что-то ты долго, -сказал Виталик, -заходи.

-Пока добрался из части. Потом туда-сюда, -путанно объяснил Горазд.

Горазду совсем недавно исполнилось восемнадцать. При этом он уже старший лейтенант бронетанковых войск. Пилот шагающего танка и герой войны вторжения. От той ужасной войны, длившейся двенадцать лет, Горазд зацепил только последний год. Самый кошмарный, если не считать первых лет вторжения, решающий год. Из почти четырёхсот курсантов, выпускников бронетанковой академии, переживших тот страшный год можно пересчитать по пальцам и для этого достаточно всего двух пар рук.

Изнутри двухкомнатной квартиры тянуло вкусным запахом свежеиспечённых пирогов. Принесённый с собой большой пакет, Горазд оставил в коридоре. Повесил верхнюю одежду в ещё новый, как и вся остальная мебель в квартире, шкаф. Строительство новых жилых домов возобновилось совсем недавно. Во время войны было не до этого, да и после её окончания забот хватало. Строить новые дома, а не ремонтировать и латать старые начали буквально год назад и за год успели возвести с десяток новеньких, красивых, как новогодние игрушки, многоэтажных жилых комплексов. Каждый такой комплекс, словно цветок, имел красивую и удобную для проживания внешнюю часть, и мощные корни. Люди учли собственные ошибки и теперь каждое крупное строение росло не только в высоту, но и в глубину тоже. Подземная часть легко превращалась в убежище или же в опорную точку обороны. На минус эн-ном этаже новеньких жилых комплексов и вовсе имелись в каждом по МЯР-у, миниатюрному ядерному реактору последней модели. Обширные подземелья под каждым из домов, при необходимости, превращались в укреплённые крепости способные до полугода обеспечивать себя всем необходимым и вести бой в связке с другими опорными оборонительными точками или же в полном окружении.

В общем наконец-то научились строить.

Пришлось научиться.

Нет, в целом, жилья хватало на всех. Но есть разница: ютиться в доме довоенной постройки где зимой каждую щель приходится затыкать одеялом или же проживать в новенькой двухкомнатной квартире где, если бы не мебель, можно было бы в футбол играть. Жаль, что Горазд не учёный и всего лишь скромный старший лейтенант, а не какой-нибудь генерал. Иначе тоже проживал бы в подобных хоромах.

-Пирогами пахнет, -озвучил он очевидное.

-Катюха с утра напекла, -подтвердил Виталик.

Вымыв руки тёплой водой, Горазд появился на кухне. Кроме семейной пары там обнаружился Золотилов. Восседая во главе стола, как будто так и нужно, Николай поглощал один пирог за другим. Лицо его выражало полное довольство окружающим миром и внутреннюю безмятежность.

Золотилова связывали с Гораздом непростые отношения начальника и подчинённого. Человеком Николай был сложным. И это ещё мягко говоря. Однако сам Горазд, не без оснований, полагал, что пережил последний год войны исключительно благодаря опыту и чуйке проявленной Николаем. Тот прошёл все двенадцать лет войны вторжения, от начала и до самого конца. Он умел выживать.

-Товарищ, капитан, -козырнул Горазд.

Довольный как Будда и с такими же толстыми щеками, Золотилов расщедрился на благосклонный кивок. Ответить он не мог, занятый важным делом пережёвывания здоровенного куска, откусанного буквально мгновение назад. Зато протянутую Гораздом руку пожал без всяких колебаний. Как уже говорилось, Николай был сложным человеком. Но совместный год службы в кабине одного и того же шагающего танка, а после самоубийственный рейд по тылам демонов совмещённый с применением тактического ядерного и стратегического биологического оружия сближают просто неимоверно.

Последним человеком, с кем Горазд ещё не успел поздороваться, была вынимавшая из духовки следующую партию пирогов Катя.

Эх, Катя-Екатерина. Всё могло бы сложиться совсем по-другому. Но есть как есть и пусть будет так.

Объективно Горазд вполне мог понять свою бывшую девушку. Стоя рядом с переметнувшимся к людям инфералом Виталиком, он был ниже на целую голову. Размах плеч не стоит и упоминать. А уж в таких вещах как чистота кожи и общая свежесть лица он и подавно проигрывал своему оппоненту. По всем статьям, какую не возьми. И это при том, что Горазд сейчас облачён в новенькую форму старшего лейтенанта, а на Виталике надеты домашние треники и какая-то замызганная футболка. Ладно, будем честны, вполне нормальная, чистая футболка. Но слов из песни, увы, не выкинешь.

-Держи, это тебе, -Горазд протянул дежурный букет.

Поставив противень на плиту, Катя сняла жаростойкие рукавицы и поставила букет в вазу. Горазд же удостоился дружеского поцелуя в щёку. Короткого и мимолётного. Потому, что прошлое должно оставаться в прошлом. Там ему самое место.

-Ну, давайте за стол? -предложил Золотилов.

Сам он при этом сидел за столом, видимо, с самого момента прихода.

Виталик выставил бутылку чистой, как слеза, "погибели демонов". Алкоголь он не употреблял, хотя остатки демонической магии легко бы избавили его от похмелья. Но привычка сохранялась ещё с давних пор, когда он был подающим надежды студентом, а демоны встречались только в низкопробных сказках для взрослых, вместе с эльфами, вратами в другие миры и всем прочим.

Не страдающий подобными заморочками Золотилов тут же наполнил рюмку себе и Горазду и наконец-то усевшийся за стол Кате.

Катя попросила: -Мне половинку.

-Поздно! -объявил Золотилов.

Горазд ничего не стал говорить, решив молча растягивать свою порцию. Стол ломился от пирогов всевозможных форм и начинок. Определённо, Катя сегодня превзошла саму себя. Между тарелками с оглушительно пахнувшими пирогами затерялся нарезанный тортик и пара непонятно зачем приготовленных салатов.

-Ну, -выдохнул Николай. -За вас! За ваше новое открытие! Кстати, в чём оно вообще заключается?

В отличии от Горазда выпив свою порцию залпом, Катя засмеялась и принялась кокетничать: -Вообще-то это полностью секретная информация.

Не моргнув глазом, Николай ответил: -У меня допуск.

-Куда допуск? -переспросил Горазд.

-В столовую после девяти вечера. А получить допуск в армейскую столовую после девяти вечера это вам не то, что какую-то бумажку с печатью из секретного отдела, -с серьёзным лицом сказал Николай. -Ещё по одной? Под эти замечательные пироги с рыбой?

Катя махнула рукой: -Давай!

Заметив неодобрительный взгляд мужа, она положила голову ему на плечо и голосом хитрой лисы убеждающей колобка спеть песню сидя у неё на носу, так как она плохо слышит, проворковала: -Ты ведь вылечишь меня милый своей магией, если мне будет плохо?

-Что значит "если"? Такими темпами вопрос надо ставить по-другому: не "если", а "когда".

-Но ведь вылечишь?

-Подлечу, куда я денусь, -вздохнул Виталик.

-Ты самый лучший!

Горазд поинтересовался: -Разве нейрохирургам можно пить?

-Нельзя, -призналась Катя. -Но если очень хочется, то можно.

-Тем более такой повод, -поддержал Золотилов. -Кстати, что за повод-то? Что вы там такого у себя открыли, что сам Верховный поздравления присылал.

-Ты откуда знаешь про личное поздравление Верховного? -удивился Виталик.

-У меня связи не только в столовой, -уклончиво ответил Николай.

-Стойте, подождите! -потребовал Горазд.

Сбегав в коридор, он принёс оставленный пакет и под заинтересованными взглядами, сдвинув тарелки с пирогами, выставил на стол металлический блин высотой сантиметра четыре.

-Полностью автоматизированный робот-уборщик с псевдо ИИ, -объявил страшно довольный старший лейтенант. Иногда делать подарки как бы не приятнее чем их получать. Если даришь дорогим для тебя людям.

-Право не стоило, -сказал Виталик. Но глаза его горели, говоря об обратном.

-Хочу, хочу, хочу, -Катя принялась тыкать пальцем в тускло блестящий бок, но ничего не происходило так как дроид был выключен.

-Ну ты и транжира, -подвёл итог циничный, как всегда, Золотилов. -Не стать тебе завхозом, никогда не стать.

Купаясь в лучах общего внимания, Горазд продолжал цитировать пункты заранее прочитанной инструкции: -Его алгоритм сделан на базе автономного ударного беспилотника типа "тихий убийца". Может разделяться на четыре части для быстрой уборки или проникновения в особенно труднодоступные места. Потом собирается обратно. Попробуем запустить?

Конечно они попробовали. И ещё полчаса игрались с новой игрушкой, пока Золотилов, которому надоело пить в одиночку, не потребовал в категоричной форме вернуться за стол и продолжить застолье.

Приобняв Горазда за плечи, Виталик негромко сказал: -Слушай, спасибо большое. Честное слово спасибо. Но ты уже завязывай делать такие дорогие подарки. Я себя неудобно чувствую.

Восемнадцатилетний старший лейтенант пожал плечами. Жил он один. Родители погибли в первые годы вторжения, оставшись в одном из захваченных демонами городов. Все жизненные потребности Горазда вполне удовлетворяла армия. Так на что ещё ему тратить не такую маленькую зарплату старшего лейтенанта бронетанковых войск, да ещё со всеми надбавками?

-Спасибо! Спасибо! -Катя снова поцеловала его и снова в щёку.

-Тебе-то что, -проворчал Виталик. -Всё равно полы я мою.

-Это раньше ты мыл, а теперь будет мыть робот с алгоритмом "тихого убийцы"! -возразила девушка.

Когда количество пирогов на столе несколько уменьшилось, за окном стемнело, а "погибели демонов" осталось едва ли треть, Золотилов вспомнил: -Мы отвлеклись от темы. Рассказывайте уже что вы там такое открыли? Только чур нормальным языком рассказывайте.

-Друзья, -сказал Виталик. -Рад сообщить вам замечательную новость. Сведения секретные, но это ненадолго. Скоро уже весь город узнает, а кто не узнает, тот догадается.

-Ближе к теме, -потребовал Николай.

-Мы нашли проход в новый мир.

-И что? - не понял Николай. -Этих миров как собак. Только пользы от них никакой. Либо мёртвый мир попадётся, либо совсем бесполезный, либо уже кем-то занятый. Хотя я вроде бы слышал будто в одном мёртвом мире нефть из песков наладились добывать.

-Это человеческий мир. Там люди живут.

-Настоящие? -с глупым выражением лица переспросил Горазд.

-Самые настоящие, -подтвердила Катя. -С аборигенами даже скрещиваться можно. При желании и взаимном согласии.

Девушка икнула и смущённо прикрыла рот рукой.

Золотилов спросил: -Много там людей?

-По предварительным оценкам от пары миллионов, до нескольких десятков.

-Не слишком точные оценки. А что с уровнем технического развития?

-Голимое средневековье. Там кроме людей ещё другая раса живёт - вроде оборотни какие-то. И кажется они там людей угнетают или что-то в этом роде.

-Как много информации и, главное, такой точной, -саркастически произнёс Николай.

Виталик объяснил: -Приходится осторожничать. Боимся привлечь внимание демонов.

-Они не знают о новом человеческом мире?

-Может знают, просто не интересуются, -ответила Катя.

Золотилов выбил пальцами по поверхности стола короткую дробь: -Человеческий мир. Может быть десятки миллионов людей.

-Потенциальные солдаты, -продолжил его мысль Горазд. -Хватит уже в армию мальчишек призывать.

Николай усмехнулся, но Горазд не увидел в своих словах ничего предосудительного. Сам он отправился воевать в шестнадцать. Но себя мальчишкой уже давно не считал.

-Потенциально целый мир свободных трудовых ресурсов, -подвёл итог Золотилов. -Не удивительно, что все так забегали.

-За науку?! -предложила уже весёлая Катя.

-Подожди, -попросил Горазд. Он медленно достал из кармана и выложил на стол предписание через два дня явиться за получением нового назначения в первый отдел.

-Интересно девки пляшут, -пробормотал Золотилов и достал в точности такое же предписание.

Две одинаковые бумажки с одинаковыми печатями лежали на столе, между тарелок с оставшимися пирогами. Сиротливо блестели в электрическом свете стеклянные края трёх пустых рюмок.

-Это что же получается? -совершенно трезвым голосом произнёс Николай. -Нас обоих собираются куда-то переводить. И, наверное, не только нас одних. Причём указан запрет на разглашение самого факта получения данного приказа. В свете того, что я только что услышал об открытии нового мира полного непуганых аборигенов, тыкающих друг в друга острыми палками и подтирающих задницы лопухами у меня тут сформировалось некоторое предположение...

Горазд высказал то же самое, но другими словами: -Блин, ребята, опять вы открыли, а нам разгребать!

Виталик развёл руками. Катя удобно устроилась у него на плече и уже ни на что не реагировала.

-Эх жизнь моя жестянка, -непонятно к чему добавил Николай. Налил себе полню рюмку и выпил залпом, будто воду хлебал. -Не люблю я изменения. Ни к чему хорошему они обычно не приводят. А тут и вовсе целый новый мир, аборигены с лопухами и ещё какие-то оборотни в придачу.

-Новый мир, -в устах Горазда эта фраза звучала мечтательно и романтично.

-Вам положить пирогов с собой? -поинтересовался Виталик, успевший отнести уснувшую Катю на кровать и снова вернуться на кухню.

-Ещё спрашиваешь! Обязательно положи.

Глава 2. Новый мир

Давно пустующая темница встретила хозяйку замка "Орлиный глаз" застоявшимся запахом сырости и изменившемся эхом. Огромная масса камня со всех сторон заставляла шаги двух конвоирующих стражников звучать глуше. Перезвон ключей на поясе главного их них теперь был почти не слышен, словно массивные ключи обмотали тряпками и ветошью, чтобы они едва слышно стучали друг об друга.

-Вот, ваше высочество, ваши новые апартаменты, -издевательски заметил старший стражник, вталкивая принцессу в первую, от входа, камеру. Похоже он просто поленился идти дальше.

Глухо звякнул замок, закрывая дверь из массивных железных прутьев за прошедшие десятилетия едва-едва надкусанных вездесущей ржавчиной. Увы, но решётка всё ещё оставалась достаточно прочной даже для мускулистых рук тренированного воина. Куда там слабой девушке. Чахлой и изнеженной наследнице замка "Орлиный глаз", в подвалах которого она сейчас оказалась заключена.

-Ну как вам здесь? Удобно? -продолжал издеваться стражник.

Ни его, ни второго, всё это время молчавшего, Эрин раньше не видела. Знакомая с детства стража почти вся полегла при штурме замка, а раненых позже добили. Если кто и выжил, то только случайно. Этих новых оборотни уже после привезли с южных земель. И то верно, не самим же им разводить девчонок по темницам.

Поднявшись с пола, куда она упала от толчка в спину, Эрин поправила далеко не чистое платье и спокойно ответила: -Вполне удобно. А теперь брысь отсюда, я хочу остаться одна.

Лицо старшего стражника перекосило злобой. Он снял с крюка едва-едва тлеющую лампу и злобно бросил: -Посмотрим, как ты запоёшь, просидев несколько дней в темноте.

Вскоре шаркающие шаги стихли за поворотом, а чуть позже донёсся звук тяжело закрывающейся двери в конце длинной лестницы из двадцати шести ступенек. Эрин знала их точное число. Когда-то в детстве посчитала и вот теперь вспомнилось. Совершенно бесполезная информация.

Вокруг было темно так, что хоть глаза выколи. Дальше по коридору, через одну камеру, висели ещё несколько ламп и в двух из них даже билось задыхающееся от затхлого воздуха подземелья, пламя. Но уже у самой решётки можно было только едва-едва различить силуэты собственных рук, а в глубине каменной пещеры притаилась непроглядная тьма.

Принцесса привалилась спиной к прутьям и села. Каменный пол высасывал тепло тела через тонкую ткань платья. Интересно, здесь хотя бы есть какая-то лежанка или, на худой конец, охапка соломы? В противном случае человек не сможет протянуть в камере и пары дней, как свалится с жёсткой простудой и затем сгорит в горячке.

Решив хотя бы обследовать место своего пребывания, Эрин резко встала.

-Неужели сама Эрин Орлиный глаз, первая наследница и будущая хозяйка замка и всех окрестных земель? -произнесла темнота.

Полагая, что она находится в камере одна, принцесса вздрогнула и отшатнулась, но спина упёрлась в железные прутья, а на и без того не самом чистом платье остались следы ржавчины.

-Пусть боги благословят ленивых стражников, которым лень сделать несколько шагов, чтобы дойти до следующей камеры.

-Кто здесь? -спросила Эрин.

-Не узнаёшь меня?

Эрин воскликнула: -Я тебя даже не вижу!

-И то верно, -темнота издала короткий смешок. -К местному освещению надо привыкнуть. К тому же зря ты рассердила стражу. Теперь света ещё меньше и не думаю, что у нас с тобой будет сегодня ужин.

-Да кто ты такая?

-Кто я? Красноволосая Тайя. Тайя-надежда. Тайя-спасающая от голода.

-Разбойница и бунтовщица, -гораздо более уверенным голосом произнесла Эрин. -Я вспомнила: воины поймали тебя в начале месяца Траводеля. Отец сам судил тебя и приговорил к колесованию, но похоже, что из-за войны с оборотнями казнь отложили.

Скрывающаяся в темноте разбойница яростно прошептала: -Проигранной войны! Твоему отцу оторвали голову и сожрали на глазах у его солдат. Ты больше не Эрин Орлиный глаз, первая наследница. Сейчас ты такая же узница, что и я.

-Почему оборотни не выпустили тебя вместе с остальными пленниками, после того как захватили замок? - поинтересовалась Эрин.

-Потому, что у них тоже есть зуб на меня.

-Ты умудрилась досадить и людям, и оборотням одновременно?

-Не людям, а только таким нелюдям каким являлся твой мёртвый отец и ты - кто дерёт с простых мужиков вторе против положенного по уложению и рубит им пальцы за недоимки. Сначала мизинец, в следующий раз безымянный и так далее, чтобы крестьянин как можно дольше оставался работоспособен.

-Не смей говорить о моём отце! -вскипела Эрин.

-А то что? -спросила темнота. -Прикажешь казнить меня? Может быть четвертовать или повесить? Здесь ты такая же узница, как и я и между нами нет разницы, принцесска!

-Есть! -покрасневшая от прилившей к лицу крови Эрин перестала следить за тем, что говорит. -В отличии от тебя вскоре я выйду отсюда! Карах-кровавый-коготь хочет, чтобы я стала его женой. Он желает владеть "Орлиным взором" на законных основаниях. Моё пребывания здесь всего лишь ещё средство убеждения строптивой невесты. А ты так и сгниёшь здесь, красноволосая разбойница Тайя, забытая и старыми и новыми хозяевами замка.

Темнота шевельнулась.

Почувствовав опасность, Эрин попыталась отпрянуть, но не успела. Прыгнувшее из темноты существо, в котором только после долгого разглядывания можно было бы узнать человеческую девушку, сбило её на пол. Шеи принцессы коснулось что-то острое и она испуганно замерла. Оседлавшая её противница отчего-то медлила тоже.

-Так просто было бы проткнуть тебе горло сейчас, -наконец произнесла она. -За всё, что такие как вы творили и продолжаете творить с простым людом. Вы ведь тоже люди, тоже верите в семерых богов-заступников, а ведёте себя хуже оборотней.

-Протыкай, -согласилась принцесса.

-С чего так? А, догадалась: этот Карах и откусил голову твоему отцу?

-Его брат, -поправила Эрин. -Но сути не меняет. Я лучше умру, чем добровольно взойду к нему на постель.

Тайя усмехнулась, тряхнув сбившимися в сальные пряди волосами: -Можно ведь и не добровольно.

-Тогда "Орлиный взор" он не увидит, как своих ушей! Пэры и гранды не позволят владеть замком подлым захватчикам!

-Что-то никто из соседей не пришёл на помощь во время осады. Думаешь эти трусы рискнут ссориться со Стаей? Всё на что их хватит это патетические высказывания друг перед другом и за закрытыми дверями, чтобы не подслушал никто лишний. Тем более соседям прямая выгода от того, что замком завладеют оборотни. Куда побегут окрестные крестьяне, когда твари выйдут на ночную охоту? К ним и побегут в поисках защиты. О том, что будет дальше наши гранды задумываться не привыкли, -высказала разбойница.

Острая штука слегка отодвинулась от её шеи и скосив глаза, Эрин смогла разглядеть обломанную кость с острым и, похоже, заточенным краем.

-Ладно, не буду убивать тебя.

-Спасибо, -вполне искренне произнесла Эрин и тут же подумала - кого я благодарю и за что?

-Справа отхожая яма. Слева груда гнилых тюфяков, выбери себе что-нибудь. У дальнего угла место занято, там сплю я. Можешь устраиваться где хочешь, камера рассчитана на десять человек, а было временя в ней и два десятка умудрялись уживаться.

Эрин осторожно встала. За прошедшее время глаза немного привыкли к темноте и теперь она видела хотя бы свою ладонь, если подносила её к лицу.

Добравшись до груды гнилых тюфяков, как охарактеризовала их Тайя, принцесса обнаружила груду из прелой соломы и расползающейся под пальцами от старости и сырости ткани. С трудом выбрав самый прочный и самый сухой тюфяк, она отнесла его в противоположенный, от облюбованного разбойницей, угол и бросила там.

-Просушить надо, -лениво посоветовала Тайя.

-Как?

-Вытащи солому и разложи на полу. Он хоть и холодный, но сухой. Через час соберёшь обратно.

-А мне что в это время делать? -спросила Эрин.

-Да что хочешь. Можешь стоять, упираясь носом в стенку или побиться головой о решётку, -начала злиться бунтовщица.

Решив больше не выводить сокамерницу, принцесса поступила в соответствие с полученным советом. Темнота и тишина, прерываемая вознёй и кашлем из противоположенного угла располагали к размышлению. Эрин ещё раз мысленно пробежалась по своему плану. Когда стало ясно, что замок вот-вот пойдёт, она предприняла некоторые действия. Полагая, что её саму и всех прочих защитников захватчики запрут в подземной темнице, Эрин аккуратно взяла из кладовой в покоях отца с десяток ключей. Всё равно замки на всех камерах и ещё целом ряде дверей повторялись и ключ от одного легко подходил к другому, что было очень удобно и позволяло хранить запас лишних ключей в кладовой, на случай если кто-то потеряет какой-то из них. Эти лишние ключи Эрин заранее рассовала по опустевшим во время штурма камерам, надёжно спрятав каждый из них там, где точно никто не стал бы искать - в глубоких трещинах под самым потолком.

-Интересно, а откуда взялась Тайя, если тогда подземелья были пусты? -подумала Эрин, но решила, что разбойницу должно быть держали где-то отдельно и уже после захвата замка, оборотни приказали перевести её сюда.

Принцессе вспомнились ей наивные мечтания, когда она надеялась, что оказавшись взаперти с отцом и уцелевшими воинами, она откроет дверь темницы и солдаты нападут на оборотней. Неожиданной атакой изгонят тех из замка, и все признают в ней героиню, ведь это она заранее разнесла и спрятала ключи по камерам. Действительность оказалась куда более жестокой. Немногочисленных выживших защитников оборотни добили на месте. С такой же прагматичной жестокостью они расправились с раненными. Эрин пришли на ум воспоминания как твари врываются в развёрнутые во внутреннем дворе палатки. В боевой трансформации они похожи на медведей, только больше и страшнее. Когти вспарывали тела неспособных защитить себя солдат. Она тогда не выдержала и попыталась убежать. Только попыталась, потому, что чудовища легко её поймали, но не разорвали на месте, как она боялась. Как оказалось, у чудовищ имелись на Эрин совсем другие планы.

Болезненное воспоминая заставило девушку прикусить крепко сжатый кулачок, чтобы не разрыдаться. Она просчиталась и никогда ни для кого не станет героем. Однако ключ должен быть всё ещё здесь, спрятанный под самым потолком, куда не так просто залезть и где его точно никто не найдёт. Вот только разбойница, оказавшаяся в той же камере, что и сама принцесса, мешала тотчас же попробовать достать ключ. Может ли она довериться бывшей бунтовщице яростно ненавидящей всех благородных людей? Или лучше попытаться задушить её во сне или ткнуть обломком её же кости под подбородок? А что если не получится? Или наоборот - получится?

Вопросы метались внутри головы Эрин совершенно измучив её. С трудом собрав рассыпанную по полу ломкую от старости солому и заново набив норовивший порваться от каждого неловкого движения тюфяк, Эрин упала на него и тут же уснула.

***

Портальная площадка располагалась в густом лесу. Небольшая поляна, на две трети занятая серым, идеально ровным кругом и вокруг вековые деревья. Тёмно-зелёное море с едва заметной прогалиной портальной площадки.

Здесь очень давно никто не появлялся, за исключением птиц и животных. Должно быть редкие местные охотники и егеря считали отметину Великой Сферы Миров чем-то нехорошим и старались не приближаться к ней. Пришельцам из иных миров аборигены были не интересны. А может быть они просто не смогли пока найти проход сюда по запутанной паутине проходов, связывающих одну портальную площадку с некоторым количеством других в разных мирах.

Но вот нашёлся кто-то заинтересовавшийся в общем-то рядовым мирком, одним из многих, на окраине Великой Сферы. Кто-то, кто сумел найти проход сюда. И пришёл, чтобы подмять этот, переделать его. К лучшему или к худшему - кто знает?

-Конечно же к лучшему! -подумала Катя, наблюдая за открытием портала с безопасного расстояния. -Человек должен изменять мир, в этом его предназначение.

Открывающийся портал сверкнул яркой вспышкой. Порыв ветра поднял в воздух и закрутил всю грязь, весь мусор в радиусе сотни метров от открывшегося прохода. Впрочем, ветер вскоре утих и необъяснимый современной наукой, невозможный, согласно её базовым положениям, проход связывающих две различные планеты, двигающиеся каждая по своей орбите, со своей скоростью, в совершенно разных звёздных системах, может быть даже в разных галактиках, продолжил тихо переливаться всполохами света по краям.

-Как жаль, что нас отстранили от всего этого! -подумала Катя. -Научная группа под руководством Виталика наткнулась на мир населённый не какими-нибудь чудовищами, а самыми настоящими людьми и что же дальше? Дальше "спасибо вам большое, товарищи учёные" и "мы не можем рисковать уникальными специалистами". Оставьте исследование нового мира военным и их прикладным специалистам, а сами займитесь чем-нибудь ещё.

-Обидно, -кажется Катя произнесла это вслух, потому, что стоящие рядом коллеги согласно вздохнули.

В открытый портал первыми прошли тяжёлые пехотинцы с выставленными винтовкам-танкобоями наперевес. Затем прошмыгнула пара шагающих танков. За ними, тяжело меся колёсами не успевшую как следует просохнуть, после весенних гроз, землю, проехали грузовики снабжения и уже следом за ними пошла строительная техника. Первым делом следовало с той стороны возвести укреплённую базу рядом с портальной площадкой.

-Целый новый мир полный загадок и тайн, -произнесла Катя.

Стоящий рядом Виталик тепло улыбнулся: -Не последний. Откроем ещё и уж тогда точно не отдадим воякам.

Катя скептически хмыкнула: -Так они будут спрашивать. Заберут и всего делов.

-Тогда мы будем открывать ещё и ещё, пока им не надоест у нас забирать, -пообещал Виталик и легонько подул ей в затылок. Обычно он не позволял себе лишних вольностей на работе, но сегодня был такой день. День, когда у них забрали найденный ими новый мир. Целый новый мир полный загадок. И тысяч, десятков тысяч, ещё неразгаданных тайн.

Раздавшаяся сирена предупреждала о том, что портал теряет устойчивость и скоро закроется. Следуя инструкциям техники безопасности, кто не успел пройти, тотчас повернули назад. Края открытого прохода замерцали сильнее, чем раньше. Он резко сократился в объёме. Теперь через него если и можно было проползти, то только на четвереньках. А секунду спустя портал закрылся с громких хлопком и сильным порывом ветра, повторно поднявшим в воздух весь окрестный мусор.

Далеко не всем было известно, что главным элементом открывающей проходы между мирами машины являлся пленённый высший демон. По разработанной покойным профессором Непийвода методике, демону срезали верхнюю половину черепа, а заодно проводили операцию сходную с лоботомией, чтобы он даже не мог бы планировать побег, не то, что осуществить. В мозг иномирной твари вводились сотни тысяч тончайших контактов, и оператор управлял мозгом высшего демона как талантливый пианист управляет своим инструментом. Таким образом в принципе не способные к магии люди умудрялись открывать магические врата в другие миры.

Из-за бешенной регенерации высших демонов, пусть и замедленной тщательно подобранными химическими препаратами, операцию по лоботомированию приходилось выполнять регулярно. Возможно именно в этом была какая-то высшая справедливость, что пришедшие на землю как завоеватели, демоны оказались низведены людьми всего лишь до положения редкого ресурса. До положения детали "колдующей машины" изобретённой профессором Непийвода.

Хотя кого мы обманываем? Ни высшей, ни обычной справедливости не существует нигде во вселенной. За исключением той, которую творит сам человек.

Таким образом потеря устойчивости открытого портала означала, что заточённый в недрах управляющего механизма, пленённый дьявол элементарно устал держать проход открытым. Сейчас он отдохнёт. Оператор введёт в его кровеносную систему ударную дозы глюкозы и прочих моносахаридов. Пройдя техническое обслуживание, установка снова сможет открыть проход, соединяя две портальные площадки на разных планетах, разных солнечных системах и, может быть, даже не в одной и той же галактике. Кто знает насколько действительно велика и огромна Великая Сфера?

-Ладно, посмотрели, погрустили - и хватит, -напомнил Виталик, -пора возвращаться к работе.

-Опять голову мыть! -поделилась болью Катя выковыривая из волос крохотные обломки веточек, нанесённых туда последним порывом ветра.

...одновременно с этими словами, за многие парсеки, настолько далеко, что понятие расстояния практически теряет смысл, под светом чужого солнца - вполне себе земная пила врезалась в ствол векового древа. Расчистка площадки под будущий форпост началась.

Оглушительно ревели гигантские пилы. Специальная машина для выкорчёвывания пней сначала рассверливала пни изнутри, а затем выдирала, как будто забивала сваи, только наоборот. Шагающие танки проекта "мизгирь" вспомнили, что изначально, ещё до войны вторжения, они разрабатывались как машины общей поддержки и активно включались в работу по корчеванию леса и рытью ям под заглублённый фундамент и подземные помещения будущего форпоста.

Очень далеко от планеты Земля, под светом чужого солнца, похожего на родное, но им не являющегося, вместе с треском падающих деревьев, пробиваясь через визг огромных дисковых пил то и дело звучал русский мат. Как известно, без некоторых фразеологизмов, просто невозможно обойтись во время такого ответственного процесса как стройка. Они придают строителям сил и возможно даже делают возводимые стены крепче.

В общей суете не участвовали только отделение тяжёлой пехоты. Отойдя на некоторое отдаление, где шум уже не бил по ушам, они обустраивали себе полевые укрепления. Выпущенные дроны повисли в воздухе, образуя что-то вроде вложенных одна в другую полусфер контроля - одна ближе, другая дальше - наблюдая за возможными подступами. Автономные беспилотники дальнего радиуса действия вырвались из густой листвы и парили над ней, описывая гигантские круги, всматриваясь сквозь листву датчиками тепловизоров и локаторов.

Предварительные исследования уже были проведены. Состав воздуха, химический состав почвы и древесины, несколько пойманных исследователями белок и молодой олень удивительно походили на земные аналоги. Хотя на фоне того, что местные жители являлись практически стопроцентными людьми сходство животного и растительного мира несколько блекло. Генетический анализ показал наличие общего предка несколько тысяч лет назад, что породило возникновение целой кучи гипотез на тему "объединения миров" или "переноса генетического материала" в далёком прошлом. Отличало все эти гипотезы то, что проверить их не имелось ни единой возможности.

***

Сборы вышли не долгими. Солдат вообще должен ограничиваться тем минимумом личный вещей, что влезают в походный рюкзак потому, что никогда не знаешь куда и когда пошлёт тебя родное командование завтра. Офицерскому составу в этом плане несколько проще. А если уж ты старший пилот "мизгиря" и без своего танка никуда, то и вовсе хорошо. Кабина в мизгире просторная, да там ещё и грузовой и оружейный отсеки имеются. Словом, обрасти большим количеством вещей пилоту шагающего танка, по умолчанию офицеру, начиная со звания младшего лейтенанта, проще, чем кому бы то ни было.

Только вот зачем обрастать?

У Горазда вещей совсем не много. Несколько смен белья, отличающегося от стандартного армейского лучшим качеством и большим удобством. Коллекционный "демонобой" - пятизарядная винтовка просто неприлично большого калибра. Стрелять такой без использования экзоскелета можно только из положения лёжа или предварительно закрепив её на специальном штативе. Горазд как-то поспорил с пехотным капитаном пробьёт ли такая штука лобовую броню мизгиря с двадцати метров. Пробить не пробила, но вмятину оставила. Глупый, на самом деле, был спор. Но зато он в результате выиграл этот прекрасный в своей безотказности механизм.

Кроме перечисленного, Горазд забрал из крохотной, зато отдельной, комнатушки выделенной под проживание каждому пилоту из бронетанковых войск ещё планшет с любимыми фильмами и на этом сбор личных вещей оказался закончен. Следующим шагом было собрать вещи казённые, то есть вроде как подотчётные. Несколько комплектов формы, полевой комбинезон, совершенно не убиваемый в обычных условиях, предметы личной гигиены и всё такое прочее, включая положенный каждому пилоту пистолет тоже не самого маленького калибра. Черепа у демонов и адских тварей удивительно крепкие, поэтому за время войны вторжения мелкий калибр практически ушёл в прошлое.

-Спасибо этому дому, мы пойдём к другому, -вспомнил он когда-то слышанную присказку. Там вроде бы полагалось ещё посидеть перед дальней дорогой.

Горазд обвёл взглядом комнату. Недавно вымытый пол блестел. Полки для одежды и вещей сияют первозданной пустотой. Эта комната больше не являлась его домом. И, если честно, Горазд не будет по ней скучать. Другое дело - по самому городу. Его домам и площадям. За неполные два года, прошедшие после победы людей войне, город успел сильно измениться. Словно начавший выздоравливать после долгой болезни человек, город приходил в себя выходя за рамки жёсткой прагматичности. Возводились новые дома, а старые обзаводились украшениями. Летом заработал восстановленный фонтан и молодые ёлочки, высаженные в прошлом году, уже вымахали в рост взрослого человека. С тех пор как Российская Федерация наладила отношения с эльфийской Теневой Республикой, появился и сохранялся стабильный поток эльфов, желающих поработать по контракту и за десять лет здесь скопить немалое состояние, на которое они вполне смогут жить там у себя лет двести. С тех пор покорёженные войной леса восстанавливались прямо на глазах, а поставляемый из теплиц и из возвращённых южных территорий овощной рацион стал богаче и разнообразней.

Определённо, если Горазд по чему и будет скучать, так это по самому городу Когалыму и по его жителям с многими из которых он успел завести хотя бы шапочное знакомство.

Но хватит сидеть. Он боевой офицер, а не курица и яйца не высидит. Подхватив баул с собранными вещами, старший лейтенант вышел из комнатки и передал ключи дежурному.

Дежурный пожелал: -Удачи тебе на новом месте.

-Спасибо! -ответил Горазд гадая известно ли дежурному куда он на самом деле отправляется. Может быть и известно, в закрытой армейской среде слухи распространяются удивительно быстро, вопреки всем усилиям отделения контрразведки.

В ангарах для техники царила привычная суета. Куда-то бежали с матами ремонтники. Кто-то с гордостью натирал лобовую броню своего "красавца", а кто-то другой вылез весь чумазый, в масле, с разводами на лице, видимо только закончил перебирать какую-то часть своей машины и теперь был полностью уверен, что случись боевой выход и она будет работать как надо, не подведёт.

Кивая знакомым, Горазд прошёл в дальнюю часть ангара, где уже застоялась от ожидания приписанная к нему машина. Или это не машина приписана к пилоту, а пилот приписан к своей машине? В любом случае не важно. Как древний рыцарь любил и обихаживал верного коня, так и пилоты любили и обихаживали доставшиеся им в управление шагающие танки.

Стальная громадина замерла в глубине, внешне похожая на рукотворного паука с яйцевидным телом - кабиной и четырьмя парами металлических лап, управляемых синтетическими мышцами. Изначально разрабатываемые как машины поддержки, паучьи танки, прозванные так за внешнее сходство, показали настолько отличные результаты, что после ряда доработок заняли место основного боевого танка Российской Федерации. Начавшаяся война вторжения, после того как Великая Сфера Миров включила в себя землю, проросли портальные площадки и сонмы демонов выплеснулись из открывшихся порталов ещё раз доказала эффективность танков-пауков. Стоящая сейчас перед Гораздом модель вобрала в себя самые лучше технические решения, придуманные конструкторами и инженерами за длившуюся двенадцать лет войну. Идеальная боевая машина способна вести бой на всех видах дистанций, включая ближний бой. Способная сама себе соорудить укрытие или вырыть окоп полного профиля. Умеющая передвигаться по всем видам поверхностей за исключением, пожалуй, совсем уж крутых горных склонов.

У входа в бокс мялся второй пилот его мизгиря, Чоталов Алексей. Семнадцатилетний парень, выпускник единственной оставшейся Лимбяяхской бронетанковой академии расположенной поблизости от Нового Уренгоя. Академию образовали из всех прочих танковых академий, спешно эвакуированных на дальний север, в первые годы после начала вторжения. Кажется, Горазд даже помнил парня по академии, он учился на два курса младше. Поучаствовать в войне с демонами Алексей не успел и страшно завидовал Горазду. Впрочем, пилотом он был хорошим и как второй номер полностью устраивал старшего лейтенанта.

Заметив первого пилота, Алексей отдал честь. Горазд молча протянул руку.

-Я уже запустил расконсервацию, -сказал Алексей. -Минуты три осталось.

-Хорошо, ждём, -согласился Горазд.

Судя по восторженному лицу второго пилота, его буквально распирало желание поговорить о новом задании, но приказ сохранять секретность не давал этого сделать среди то и дело проходивших мимо их бокса ремонтников и пилотов.

-Наконец-то настоящее дело! -не выдержал Алексей.

Горазд кивнул.

Их красавица наконец-то перешла из режима хранения в боевой режим. Миниатюрный ядерный реактор, дающий мизгирям от пяти лет автономности, вошёл в рабочий режим. Система протестировала все узлы и доложила на планшет старшего лейтенанта о полной исправности. С ловкостью, появляющейся от частых повторений, пилоты забрались в кабину и устроились в управляющих ложементах. Распределение обязанностей стандартное. Второй пилот ведёт танк. Первый пилот, в бою, управляет основным вооружением, состоящим из электромагнитного орудия и пары тяжёлых пулемётов и дополнительным, если оно имеется. Также на первом пилоте управление дронами и самоходными минами. Но главная его функция - это общий контроль обстановки и взаимодействие с командиром подразделения.

Вот и сейчас, пока Алексей осторожно выводил стального паука из ангара, Горазд связался с командиром их пятёрки или звезды, как привыкли говорить сами пилоты, и доложил о готовности: -Николай, выхожу из ангара.

-Загрузите двойной боезапас и подтягивайтесь к площадке. Переход откроют через час и двадцать минут, -скупо отозвался Золотилов.

Горазд поинтересовался: -Какое-нибудь дополнительное вооружение брать?

-Только двойной боезапас. Там знают.

-Принято, -подтвердил старший лейтенант.

Слышавший разговор Алексей уже повернул к оружейной. Электромагнитное орудие мизгиря жрало энергию как свинья помои, но при наличии безопасного ядерного реактора это было совершенно не важно. Зато оно умело стрелять не только специальными снарядами, но любой металлической чушкой, любым обрезком, лишь бы он проходил в диаметр ствола. Во время войны с демонами на месте разрушенных городов и в условиях перебоев с подвозкой боезапаса это очень помогало. Только вот сейчас они отправляются в примитивный мир уровня раннего средневековья. Вряд ли там подходящие для использования куски металла будут валятся прямо под ногами, как это было на земле. Поэтому Николай и настоял, чтобы каждый танк его пятёрки взял двойной комплект. Как говориться: запас карман не тянет, а вот жизнь спасти может.

Загрузившись, Алексей отвёл шагающий танк к охранному периметру, замыкающему портальную площадку в кольцо. После внезапного нападения с которого началась война вторжения, люди стали очень серьёзно относится к возможной угрозе, приходящей из других миров.

Постепенно свободное место перед проходом через охранный периметр ведущим к портальной площадке заполнялось людьми и техникой. Ровно в назначенный срок содержавшая в себе пленённого высшего демона машина создала портал, связывающий два разных мира. Вереница людей и техники торопливо проходила, через пространственную дыру.

-Удивительно, - прошептал Алексей. -Один миг и мы уже в другом мире.

Умудрённый опытом Горазд мог бы сказать второму пилоту, что войти, обычно, дело не хитрое. Вот выйти, иногда, бывает гораздо сложнее, чем войти. Но такие вещи нет смысла говорить. Их надо понять самому, на своей собственной шкуре.

На той стороне регулирующий прохождение через портал солдат торопливо махал красными флажками, призывая не задерживаться и скорее отходить в сторону. Другой боец с флажками регулировщика показал направление к одному из ангаров, где можно оставить мизгиря. Только заведя машину в свободный бокс и выбравшись наружу, пилоты наконец-то ощутили, что они в другом мире.

В первую очередь изменился запах. Пахло свежим деревом, деревянной стружкой и только на заднем фоне пробивались различные строительные запахи. Во-вторых, негромко, но настойчиво, словно волны, набегающие на берег, шумел лес. Стоило немного прислушаться и уши улавливали шум дрожащей под порывами ветра листвы сотен тысяч древ.

Это было так странно. Мгновение назад ты ещё на Земле и вот сейчас где-то далеко от неё. Психологически не успеваешь перестраиваться.

Горазд с Алексеем так и переминались с ноги на ногу, пока Николай, по внутренней связи не погнал их регистрироваться и заселяться в свежеотстроенном форте. Форт носил незамысловатое имя "Первый" и всё ещё продолжал расширяться и укрепляться. К счастью основные здания, включая общежитие для офицерского состава с небольшими, но зато отдельными комнатушками, уже были готовы. Пройдя через заботливые руки местного отделения контрразведки, Горазд получил доступ к локальной сети и отдельную комнату-квартиру для проживания. Сегодняшний день отводился на то, чтобы обустроиться. Служба должна была начаться с завтрашнего дня.

***

-А ты предусмотрительная, -хмыкнула Тайя вертя в руках вытащенный из трещины под потолком ключ.

Для того, чтобы его достать, разбойнице пришлось встать у стены, а принцессе залезть ей на плечи. Но едва она спустилась, как Тайя тотчас отобрала ключ и возвращать обратно явно не собиралась.

-Ладно, допустим решётку мы откроем, что дальше? Как выбраться из темницы?

-Ключ подходит и к внешней двери тоже, -ответила Эрин.

-А стража? Как ты планировала разобраться со стражниками? Их там не меньше четырёх человек, все в броне и при оружии.

Эрин пожала плечами. В изначальном плане стражников должны были порубить верные ей воины, которых глупые оборотни также должны были запереть в соседних камерах. Увы, но твари оказались не такими глупыми. А, может быть, просто излишне кровожадными. Итог один. Если кто из солдат приносивших присягу её отцу и выжил, то сейчас или бежит прочь от павшего замка или же прячется в какой-нибудь дыре, молясь семерым, чтобы его не нашли и не узнали.

-Понятно-о-о, -протянула разбойница и почесала грязную голову с сальными, намертво перепутавшимся волосами обломком заточенной о решётку кости, которую она использовала вместо оружия.

Желая успокоить, не столько сокамерницу, сколько саму себя, принцесса пообещала: -Мы что-нибудь придумаем. Обязательно.

-"Мы приехали, - сказала муха, забившаяся в угол кареты блистательного гранда", -усмехнулась Тайя. Она подбросила ключ в воздух и поймала его. -Впрочем теперь шансов в любом случае больше, чем было раньше.

-Отдай ключ, -попросила Эрин.

-Не отдам, -разбойница спрятала тяжёлый медный ключ где-то внутри своего рванного одеяния. -Пусть лучше побудет у меня.

-Но это мой ключ, я положила его сюда! -топнула ногой принцесса.

-Весь этот замок, по-хорошему, тоже твой. Так пойди и потребуй его обратно у оборотней, -засмеялась Тайя. Вскоре она закашлялась, но смеяться не перестала.

Эрин смотрела на её трясущийся от смеха силуэт. Благо расщедрившиеся стражники день назад вернули светильник над входом. Ровно после того как один из них понёс узницам отвратительную баланду, притворяющуюся нормальной едой, навернулся в темноте со ступеней и опрокинул обе миски себе на голову.

Может быть она зря доверилась разбойнице, рассказав ей про спрятанный ключ? Но другого выхода не имелось. Эрин не сумела бы достать ключ незаметно и уж тем более не смогла бы отпереть приржавевшую дверь так, чтобы Тайя не услышала. Да и выбираться вдвоём должно быть легче. Но всё-таки... Эрин совершенно не была уверена в своей сокамернице.

Тем временем Тайя принялась возиться в своём углу. А секунду спустя принцессе что-то прилетело, больно ударив в живот. Пошарив рукой, она нашла вытянутый обломок кости. Не тот, которым разбойница грозилась ей вскрыть горло, другой.

-Заточи пока, -предложила бунтовщица. -Это будет твоё оружие. Не слишком хорошо против мечей и арбалетов, но какое уж есть.

Эрин спросила: -Когда мы попробуем?

-Когда представится удобный случай, -туманно ответила Тайя и тут же прикрикнула: -Давай точи кость!

О железную решётку и об каменный пол кость затачивалась одинаково плохо. К тому же Эрин постоянно боялась её обломать. К концу дня на пальцах вспухли пока ещё крохотные волдыри. Однако принцесса продолжала и продолжала точить чёртову кость, которая, может быть, сломается при первом же ударе или запутается в кольчужном воротнике. Эрин прекрасно понимала, что у неё будет всего один-единственный шанс. И упустить его никак нельзя. Лишь бы только разбойница не задумала какую-нибудь подлость. Но здесь ей оставалось только довериться Тайе, разбойнице и бунтовщице, ненавидящей всех благородных людей. Той, кого её отец осудил на мучительную смерть через колесование за все её преступления. Той единственной, кто мог помочь ей в предстоящем побеге.

Глава 3. Покушение на Башурова

Леонид Сергеевич Башуров, человек прозванный "стальным генералом" за непреклонную волю к победе и за то, что когда другие в отчаянии отпускали руки, он, сжав зубы, шёл вперёд не взирая ни на что, и заставлял идти остальных. В прошлом, до начала вторжения, полковник арктических войск Российской Федерации. Позже один из членов военного совета, сумевший остановить демонов на подступах к самым северным городам. Ещё позже - глава военного совета. Верховный. Тот, кто сумел поднять остатки практически захваченной демоническим Легионом страны, после предательства адмирала Кравцова и катастрофически закончившейся попытки масштабного контрнаступления. Кто четыре года копил силы для решающего удара. Кто посылал на фронт шестнадцатилетних мальчишек, сразу после окончания военных училищ. Кто создавал из негодных к строевой службе бездетных девушек и стариков трудовые армии и официально установил рабочий день по четырнадцать часов в сутки, с одним единственным выходным в неделю. Тот, кто победил демонов и выиграл самую страшную войну ставкой в которой являлось выживание человечества как вида. Диктатор с никем и ничем неограниченными полномочиями. Пожалуй, без прикрас, самый могущественный человек на планете.

Сегодня был знаменательный день. После победы над доминионом багрового пламени, пользуясь тем, что остальные доминионы, словно шакалы, делят миры поверженного доминиона и временно оставили людей в покое - Башуров планомерно возвращал некогда захваченные демонами российские земли. В отличии от американцев и обосновавшихся на островных республиках европейцев, Россия не завязла в попытках захватить мгновенно появившиеся после ухода демонов княжества, царства, генеральства и прочее, и прочее под управлением банд инфералов.

Стальной генерал действовал тоньше, но гораздо результативно. Большей частью путём уговоров, но при необходимости и силой оружия, Российская Федерация постепенно возвращала свои бывшие территории освобождая город за городом, область за областью. И были случаи, когда это происходило вообще без крови, чуть ли не на добровольной основе. Сильно помогал принятый стальным генералом закон, по которому инфералы, пережившие применение биологического оружия демоны и не пожелавшие возвращаться в свой собственный мир, когда тот из Королевства Тени превратился в Теневую республику эльфы - все имели возможность стать гражданами Российской Федерации. И пусть сначала следовали поражение в правах, штрафной батальон или принудительные работы в качестве искупления. Но это был вполне реальный шанс и инфералам не нужно было стоять насмерть или бежать. Третий выход - стать гражданами, вернуться в лоно человеческой цивилизации устраивал очень и очень многих.

И наконец настал тот момент, когда медленно и неспешно расширяющиеся границы возвращающей себе исконные земли России упёрлись в границы самозваного Московского княжества. Группа прокаченных инфералов, державшая власть после ухода демонов в самой столице и её окрестностях отнюдь не горела желанием снова становиться частью России. Самое крупное из всех окрестных княжеств и царств. Успевшее выстроить что-то вроде собственной экономики и вовсю клепающее в кустарных цехах допотопные гусеничные танки варварски потребляющие переработанную нефть, Московское княжество могло бы доставить некоторые проблемы. Но...

Но только на стороне Башурова шагающие танки с ядерными реакторами и электромагнитными пушками. Бойцы в тяжело бронированных экзоскелетах обладающие огромным опытом по войне с демонами, инфералами и прочими магическими тварями. Кроме того, стальной генерал мог задействовать современную авиацию. После мурманского сражения её оставалось всего ничего. Единственный авиационный завод, работая круглосуточно, всё равно не мог выпускать больше одного истребителя в два или три месяца. Но уже строились ещё два новых завода на освобождённых землях. А того количества авиации, что имелось, более чем достаточно при условиях полного отсутствия оной у противника. К счастью драконы убрались с земли вместе с остатками заражённых искусственным вирусом демонов.

Словом, у главарей банд инфералов, совместно правящих Московским княжеством не имелось иного выхода, кроме как согласиться на ультиматум Бушрова.

Москва возвращалась в Россию!

Возвращение происходило тяжело.

А, впрочем, когда с Москвой было легко и просто? Главари банд инфералов захвативших власть в городе пытались выторговать себе особенные условия. Кто-то насмерть отказался "прогибаться под людишек" и с ним разобрались свои же. Где-то на границе зон влияния случилась парочка локальных боестолкновений. Часть инфералов, замаранных в особенно жестоких преступлениях за время владычества демонов, бежала, но большая часть осталась.

Армейская контрразведка работала на пределе сил, проверяя, без малого, пять миллионов жителей переживших оккупацию демонов в столице и в пригородах. Искали маскирующихся адских тварей и не желающих вставать на учёт инфералов пытающихся выдавать себя за обычных людей. И находили. Конечно же находили. Против специально выведенной породы собак, технических средств и работающих на контрразведку инфералов-ментатов, у подавляющего большинства нечеловеческих сущностей не имелось ни единого шанса.

Наконец, когда город посчитали полностью очищенным, настал черёд торжественной церемонии, во время которой Московское княжество переставало существовать, а город Москва и Московская область официально становились частью России.

В виду особой важности, Башуров решил лично прибыть на церемонию. Москва - это не просто город. Она ещё и символ. Символ того неугасимого пламени, что загорается в груди каждого русского человека, когда он говорит о Родине, пусть даже он никогда и не был, и не приезжал в столицу. Сколько солдат мечтавших об освобождении Москвы сложили головы в северных пустошах, отражая атаки демонов, не дожили до победы? Но этот день наконец-то настал, и стальной генерал лично прибыл в освобождённый город, чтобы перед всем миром засвидетельствовать непреклонное человеколюбие и железную волю русского человека. Или бурята. Или удмурта. Или - да какая сейчас вообще разница?!

Мероприятие проходило с размахом.

Мрачные громады частично разрушившихся многоэтажек торчали, словно редкие зубы из стали и бетона, одна уцелевшая через две обрушившиеся. По заранее расчищенной от завалов улице двигался кортеж стального генерала. Впереди и позади машины диктатора вышагивали по паре танков-пауков, грозно поводя стволами электромагнитных пушек. Слева и справа, от неторопливо едущей машины, шли пехотинцы в тяжёлой броне, с закрытыми лицевыми щитками шлемов и с винтовками-танкобоями закреплёнными у них на спинах. По пути следования, в воздухе не протолкнуться от контролирующих обстановку дронов. А высоко в небе, кажущиеся с земли парой стремительных искр, над городом кружили истребители, готовые при малейшей опасности нанести точечный удар.

Параллельные улицы и ближайшие здания полны пережившими долгую оккупацию москвичами. На большей части лиц радость и обожание. И не удивительно - перед ними вживую тот человек, что победил демонов. Да и начавшиеся в городе перемены, с возвращением Москвы в Россию, успел уже оценить каждый. Отличная еда. Много отличной еды - сколько захочешь. И настоящее мясо. Некоторые уже годами не ели нормального мяса, а здесь на выбор - курица или свинина, или баранина. Обязательное медицинское обследование и лечение даже мелких, не влияющих на работоспособность, болячек. Москвичам это напомнило ту, уже почти сказочную, довоенную жизнь.

Провожаемый радостными криками, кортеж неторопливо продвигался к развалинам Кремля. Ещё один символ. Пройдёт немного времени и красные звёзды снова засияют на восстановленных башнях. А пока стальной генерал, Леонид Сергеевич Башуров, разглядывал так сильно изменившиеся московские улицы и не узнавал их. Здесь он проходил ещё молоденьким капитаном или не здесь? Война вторжения и последующая оккупация сильно изменила город. Разрушенные дома. Кое-как расчищенные завалы, перегородившие некогда прямые и широкие проспекты. Вот разрушенный до основания, возведённый демонами один из храмов страданий, где из ритуально перерабатываемых на алтарях боли людей демоны создавали камни силы, служащие им чем-то вроде денег и консервированного могущества одновременно. После бегства или смерти заражённых искусственным вирусом демонов, москвичи чуть ли не голыми руками разрушили все возведённые ими храмы страданий. И даже захватившие власть в городе и окрестностях банды инфералов не мешали им в этом.

Когда до развалин Кремля, выбранных в качестве места где будет подписан договор об окончательном освобождении московской области, оставалось не более двадцати минут неспешного хода, всё и началось.

Началось с того, что встрепенулись оба ментата из армейской контрразведки. Их задача вычленять и отслеживать оформленные намерения причинить вред охраняемому объекту. Неплохо раскаченные инфералы, искупающие своё предательство верной службой только и успели выкрикнуть "тревога", как события понеслись вскачь.

Идущие впереди, прикрывающие машину стального генерала танки странно дёрнулись и тут же осели грудой мёртвого металла. Неведомые снайперы умудрились пробить лобовую броню и поразить обоих пилотов сначала в одном, а через мгновение и в другом танке, хотя пробить лобовую броню из винтовки, с такого расстояния было невозможно или, может быть, почти невозможно.

Следующие выстрелы пришлись в машину Башурова. Автомобиль стального генерала не прост и по уровню бронирования не слишком уступал тем же шагающим танком, но неизвестные снайперы как будто бы игнорировали неудобные им физические законы. Пули прошли через броню как через масло попав точно туда, где секунду назад находилась голова диктатора. Башурова спасло только то, что за мгновение до выстрела один из ментатов успел почувствовать опасность и толкнуть охраняемый объект в сторону. Сам он при этом уйти с линии выстрела не успел и своим телом поймал предназначенные стальному генералу пули.

К этому времени работающая в пассивном режиме система управления боем успела собрать и обработать данные со всех доступных ей датчиков, от плотного облака повисших над городом дронов, до имеющихся на шлемах пехотинцев видеокамер и вычислила местоположение невидимых снайперов.

Получив целеуказание, оба барражирующих над городом истребителя клюнули носами вниз и через пару секунд полуразрушенное здание в стороне от предполагаемого маршрута из которого стреляли утонуло в огненной вспышке и обрушилось с ужасающим грохотом.

Позже, при обследовании обломков, тел найти не удалось. Неведомые снайперы сумели уйти также таинственно, как и появились. Впрочем, здесь особой тайны не было. Все высшие демоны, начиная с уровня дьявола и выше умели телепортироваться на короткие расстояния. Если у них имелся заранее налаженный путь выхода из города, то исчезнуть им не составляло особого труда.

Чудом переживший покушение Башуров всё же решил довести официальную часть до конца. Правда и без того усиленные меры безопасности сделались просто драконовскими. Главари инферальных банд, подписывающие документ о вхождении московской области в состав Российской Федерации чувствовали себя очень неуютно под направленными на них стволами крупнокалиберных пулемётов. Одно лишнее движение. Не так моргнуть и свинцовый град сметёт любого, каким бы прокаченным инфералом он бы ни был. К тому же за спиной Башурова стоял глава всей службы армейской контрразведки, Егор Ветлицкий и многообещающе поглядывал на присмиревших главарей показывая, что по окончанию церемонии к каждому из них будет много вопросов по поводу того, как неизвестные снайперы сумели пробраться в город, узнать маршрут, которым будет двигаться кортеж стального генерала и подготовить позиции для стрельбы.

Однако по окончанию официальной части, не только у бывших главарей инферальных банд состоялся не слишком приятный разговор с взбешёнными от прохлопанного покушения контрразведчиками. Ветлицкому Егору тоже пришлось отвечать на вопросы Башурова докладывая о том, что его специалистам удалось выяснить за прошедшие с момента покушения пару часов.

Пока простые москвичи веселились и радовались устроенному для них, по случаю долгожданного воссоединения, празднику - контрразведчики активно работали, собирая данные. И кое-что собрали. Достаточно, чтобы их начальнику было что сказать в приватной беседе с главой государства.

-Докладывай, -сказал Башуров. Сам он сидел за столом за полной тарелкой и перед тем как проглотить очередную порцию, тщательно её пережёвывал. Со всеми этими волнениями и церемониями поесть нормально получилось только сейчас. Считай с самого утра ничего не ел и не он один.

Без спроса усевшийся рядом Ветлицкий сделал знак охране, и кто-то из них позвал дрожащего то ли от страха, то ли от восхищения, что он кормит самого диктатора, местного повара. Получив свою порцию, предварительно проверенную и просвеченную анализатором, глава всей контрразведки сразу умял не меньше половины. В отличии от Башурова, ел он быстро и практически не жевал, забрасывая еду в живот как в бочку.

-Немного заморил червячка? - поинтересовался стальной генерал. -Тогда давай докладывай, что там удалось выяснить.

Возвращаясь в рабочий режим, Ветлицкий принялся отчитываться. Как ни крути, а сегодня он и его служба здорово накосячили. И не смотря на хорошие отношения между ним и Башуровым, можно даже сказать дружбу, ещё несколько аналогичных провалов и контрразведку будет возглавлять кто-нибудь другой. Башурова потому и прозвали стальным генералом, что он всегда ставил рабочую эффективность на первое место, а дружбу и прочие личные привязанности хорошо если на десятое.

-Снаряды из обеднённого урана, пулями их назвать язык не поворачивается. Стреляли, похоже, из "distant reflection".

-Американцы? -Башуров настолько удивился, что отложил ложку.

-Лучшая американская тяжёлая снайперская винтовка. Хотя конечно даже из неё невозможно пробить лобовую броню мизгирей и уж тем более точно поразить обоих пилотов с первого же выстрела.

-Тогда как ты объясняешь случившееся?

-Сверхъестественное вмешательство.

-Так, здесь давай поподробнее, -сказал Башуров.

-По утверждению наших умников из якутского университета магия - это способ влиять на реальность, подстраивая её под свои желания и локально изменяя физические законы. Низшие демоны бросаются огненными шарами и могут за день вырастить себе новую руку, вместо оторванной. Высшие демоны способны на гораздо большее. Начиная с уровня дьявола они уже способны целенаправленно изменять физические законы в заданной точке, в меру своих сил, разумеется.

Если предположить, что в качестве стрелявших выступали высшие демоны, то всё становится на свои места. Аналитики сходятся во мнении, что им вполне по силам было бы укрепить снаряды и увеличить их пробивную способность применив сверхъестественные силы. Они же искусственно ограничили горизонт предвидения наших собственных ментатов, так, что те сумели почувствовать опасность только в самый последний момент. Ни один работающий на нас инферал, как бы мы его не прокачивали и не развивали, не сравнится по уровню магических сил с высшим демоном.

Закончив докладывать, Егор перевёл дух и отпил компота из большой фарфоровой кружки. Слишком сладкий на его взгляд. Ветлицкий больше любил компоты с кислинкой.

После недолгого размышления, Башуров спросил: -Демоны, вооружённые самым современным оружием и умеющие им пользоваться. Ты понимаешь, что это значит?

-Большие проблемы, - легко догадался глава контрразведки.

-Не просто большие проблемы. Люди держались против тварей только за счёт наличия современного вооружения. Автоматическая скорострельная пушка оказалась неплохим аргументом, против огненной магии демонов. А управляемая ракета успешно выводила из строя титана класса крушитель. На стороне демонов их магия, чудовищная сила, регенерация, бешенная живучесть и кровожадность. Если они сменять свои дубины и мечи из дрянного железа больше напоминающие плохо заточенные куски рельс на штурмовые винтовки и гранатомёты - нам просто нечего будет им противопоставить.

-Ты сгущаешь краски, -не поверил Егор.

-Скорее я ещё преуменьшаю опасность! - рявкнул Башуров. -Смотри сам: наши потери два танка, один из лучших ментатов и я пережил покушение только чудом. А потери демонов? Только пули, которые они выпустили!

Тренированный мозг Ветлицкого тут же принялся расставлять задачи по приоритетам: -Так, оружие они сами не производят. Значит должен быть канал поставки. И инструкторы способные обучить этих магических имбецилов с какой стороны у автомата приклад, а с какой дуло. Плюс ещё должен быть кто-то, кто двигает всю эту тему с перевооружением и изучением земного оружия. Помнится, за время войны вторжения, только один из демонических принцев проявил хоть какое-то желание изучать человеческое вооружение и перенимать тактические приёмы - третий наместник Ашарх~Иш~Аш. Все прочие высшие демоны, даже после того получали по рогам, всё равно считали нас за дикарей из окраинного мира не способных использовать магию и относились с абсолютным пренебрежением.

-Слушай, а может это он и есть? - встрепенулся Егор. -Трупа Ашарха так никто и не нашёл, куда он делся неизвестно. Помереть от вируса демонический принц не имел ни малейшего шанса, тот только низших демонов гарантировано выкашивал и дьяволов с шансами примерно пятьдесят на пятьдесят косил. Может быть бывший наместник пережил распад родного доминиона и, понимая насколько может быть эффективно земное вооружение, принялся перевооружать свои орды?

-Ты гадалка или глава контрразведки? -недовольно спросил стальной генерал. -Мне нужны подтверждённые данные, а не гадания на кофейной гуще!

-Ладно, приказ понял, -отозвался Ветлицкий. Сунув ложку в рот, он не удержался и с набитым ртом продолжил говорить: -Но посмотри, как всё хорошо складывается. И это вот покушение тоже вписывается. Ашарх знает, кто победил его доминион и наверняка считает тебя личным врагом.

-Только ты не начинай, -устало отмахнулся стальной генерал. Пока Егор рассуждал, он закончил обедать и со своей постоянной аккуратностью сложил ложку, нож и вилку в пустую тарелку. -Как меня только не называют. Человек, который победил демонов. Тот, кто выиграл войну и прочий бред пиарщиков. Войну выиграли в первую очередь учёные, разработавшие искусственный вирус специфичный для расы демонов и сконструировавшие машину открывающие проход между мирами. И не во вторую, а опять же в первую очередь войну выиграли все те безымянные солдаты, кто сдерживал напор тварей, давая учёным время придумывать свои штуки и поставляя им материал для исследований. Те, кто в эвакуационных командах спасал и выводил гениальных учёных и конструкторов из окружённых городов в первые годы вторжения. Наконец войну выиграли все те женщины кто рожал и растил детей, не взирая ни на что и не зная сможет ли армия купировать очередной прорыв демонов или уже завтра они все будут мертвы. Все те, кто по тем или иным причинам не попал в армию, не был редким специалистом, не проявил выдающихся способностей и оказался в одной из трудовых армий вместе с сотнями тысяч других. Войну выиграл народ. А я? Я всего лишь администратор все двенадцать лет просидевший в утеплённом бункере и совсем изредка выбирающийся на передовую.

-Администратор с правом расстрелять любого несогласного или не желающего работать, -усмехнулся Ветлицкий, но мрачное выражение лица у стального генерала заставило его замолчать.

Башуров поднялся из-за стола: -Ты доедай и беги работать. Считай, что этому делу присвоен высший приоритет. И не из-за покушения, а потому, что демоны, вооружённые технологичным оружием и умеющим им пользоваться это такая большая жопа, что туда может провалиться весь наш едва-едва приходящий в себя после войны мир.

Стальной генерал вышел, оставив Егора в одиночестве сидеть над полупустой тарелкой. Охрану он забрал с собой, отчего просторное помещение стало выглядеть пустым и покинутым. Только повар робко заглядывал в дверной проём, интересуясь не нужно ли принести ещё чего с кухни.

***

Лошадь пришлось отпустить. В лесу она практически бесполезна. Умелый ходок идёт по лесу быстрее любого всадника. Проблема в том, что из них двоих опытной путешественницей можно было назвать одну красноволосую Тайю. Но и она, после долгого заточения в подземельях, сильно ослабла и продолжала надрывно кашлять. Как будто холод каменных стен поселился где-то внутри беглой разбойницы и не отпускал её на свободу.

Их сумбурный побег вспоминался Эрин урывками. Вот Тайя говорит приготовиться и заранее отпирает ключом дверь. Принцессу бьёт дрожь, и она с ужасом смотрит на жалкий костяной обломок в своих руках. Неужели ей придётся сражаться вот этим?

Следующий обрывок: тело стражника сползает по решётке вниз. По полу размазана принесённая им на ужин каша.

Словно какой-то недобрый дух, будто ночной кошмар, Тайя поднимается, вставая над телом. Меч мёртвого стражника она вручает Эрин, себе оставляя кинжал и найденный на теле нож. Принцесса попыталась отказаться от подарка, но разбойница только злобно шикнула на неё.

-Тебя должны были с детства учить обращаться с этой штукой. А я лучше ножами, привычнее как-то, -объясняет она.

Ещё один обрывок. Двадцать шесть ступеней лестницы позади и внешняя дверь открыта. У дальней стены лежит стражник, без шлема и без кольчуги. Видимо снял, чтобы не давили на плечи. За это и поплатился, отправленный в полёт Тайей нож с хрустом входит в незащищённое тело.

Второй и последний стражник бьёт разбойницу кулаком в лицо. Снятый с пояса меч лежит на столе, и опытный вояка не тратит время, чтобы до него дотянуться. Сильный удар отбрасывает девушку в сторону и ломает ей нос, как это выяснилось позже. Эрин видит перед собой его злые и при этом испуганные глаза. Она колет коротким, обоюдоострым мечом, выполняя приём "укус рыси". Как наяву принцесса услышала голос хромого Эда, учившего её ратному делу:

-Удар наносится в верхнюю половину туловища. Перед самым касанием необходимо подвернуть клинок так, чтобы он не заскользил, упёршись в ребро. Большая физическая сила при выполнении этого приёма не требуется, поэтому его ещё называют "ударом оруженосца". Приём подходит молодым юношам, ещё не вошедшим в полную силу и занимающимся с оружием девушкам. Применяется против не защищённого доспехами противника, -произносит хромой Эд своим вечно ворчливым голосом и пропадает, оставаясь в воспоминаниях принцессы. Ведь по-настоящему, учитель ратного дела погиб на стенах, вместе со всеми, обороняя замок от оборотней.

Эрин моргает и смотрит вниз. Лезвие её клинка в крови. Часть капель попали на платье и расплылись по нему тёмными пятнами. Поднявшаяся Тайя одобрительно хлопает её по плечу, говоря что-то в духе "молодец, принцесска!". На её лице тоже кровь. Весь подбородок в крови, но разбойница не обращает на это внимание.

Покинув тюремные подземелья, девушки направились к конюшням. Чуя запах свежей крови, кое-как затёртой остатками дрянного вина, найденного в тюремной караулке, лошади шарахались в сторону. К счастью Эрин сумела подманить "красотку" - подарок отца, свою самую любимую лошадку. Так вдвоём, на одной лошади, они выскочили через сломанные во время штурма и так до сих пор и не починенные ворота. Вроде бы кто-то что-то крикнул им вслед. А может быть только так показалось. Если честно, Эрин до сих пор не могла до конца поверить, что у них выщдл сбежать. Ведь получилось на голом везении и общей безалаберности и расхлябанности слуг воцарившейся в замке после прихода оборотней.

Вопрос куда бежать не стоял.

Точнее, Эрин спросила: -Куда мы?

-В западную часть пограничного леса, -ответила Тайя.

-Зачем?

-Там осталась мои люди, -поведала разбойница.

Должно быть тоже разбойники, бутовщики, висельники и конокрады - вяло подумала Эрин. Возражать не стала. Если так подумать, то у неё вообще не было никаких планов, в том числе на самое ближайшее будущее.

И вот они вышли к пограничному лесу, по договору, разделяющему земли людей и земли оборотней. Точнее, разделявшего раньше. Сейчас договор нарушен. А, впрочем, когда-то и там, за лесом, тоже были земли людей и в замках там сидели пэры и гранды, а не гнусные чудовища пришедшие на их место.

Красотку пришлось отпустить. Лошадь в лесу только замедлила бы их продвижение. А зарезать её на мясо, как предлагала Тайя, у Эрин просто не поднялась рука. Хотя есть хотелось страшно. Хорошо ещё, что стояла поздняя осень. Большая часть плодов вполне поспела и призрак голодной смерти хотя и маячил где-то рядом, но вплотную пока не подступал.

На второй день пути по лесу их догнал вой. В этом вое слились вместе жажда крови и азарт погони. Ни одно животное не способно его издать. Только изменённая глотка оборотня в боевой или полубоевой трансформации.

Замершие на месте девушки переглянулись, и каждая увидела на лице другой ужас и отчаянье. Только сейчас они догадались, что это не семеро защитников помогли им сбежать, а оборотни сами отпустили их. Отпустили, чтобы поиграть в свою самую любимую игру - охоту.

Это был конец. Вставший на след оборотень наверняка уже давно мог бы убить их обеих, но предупреждал своим воем, желая дать жертвам фору и сделать игру хоть немного более интересной.

-Бежим! - прошептала Тайя.

Эрин хотела спросить: -Зачем? Всё конечно. Было кончено с самого начала, просто мы тогда не знали об этом.

Но не спросила, экономя дыхание.

Резко изменив направление, Тайя увлекала её всё дальше вглубь леса.

Машинально переставляя ноги, принцесса вспомнила, что где-то в той стороне, куда они сейчас бежали, находится "плохое место". Туда редко кто-то ходил. Пожалуй, из знакомых ей, только главный егерь и то много лет назад.

Может быть Тайя рассчитывает на защиту духов, если уж семеро заступников отвернулись от нас? - подумала принцесса. Но это в любом случае глупо. По словам главного егеря, до плохого места по меньшей мере два дня пути. Они столько не проживут. У пустившейся в погоню твари терпение закончится гораздо раньше.

Но они всё равно бежали. И время от времени раздающийся то с одной, то с другой стороны вой подстёгивал их.

***

В кои-то веки на долю Горазда выпало в качестве задания не скучное патрулирование, где только и остаётся, что вести пересчёт засевших на деревьях белок, а исследовательская миссия. Закончив со строительством форта "первый" и разворачиванием вокруг него полноценного укрепрайона, командование наконец вспомнило зачем они тут находятся и начало налаживать контакт с местными. Но прежде чем что-либо начинать, сначала следовало изучить быт, культуру, язык аборигенов. И ещё разобраться в ситуации с оборотнями. Кто они? Такие же люди, каким-то образом заполучившие магические способности, что-то вроде инфералов? Или совсем другая раса? И если верно второе, то получается, что на одной планете одновременно развились и кое-как уживаются две различные разумные расы? А может быть оборотни пришельцы-завоеватели, медленно, но верно забирающие этот мир себе? Или же пришельцы в этом мире как раз люди?

Слишком много вопросов.

А военные, особенно высоких чинов, как известно, страшно не любят вопросы без ответов.

Требовалась информация. И дело было в том, как эту информацию получить. Инженерный отдел готовился запустить первый постоянный спутник. Иметь орбитальную группировку спутников над головой было бы здорово. Это и наблюдение, и контроль местности, и расширение зоны устойчивой радиосвязи и, в отдалённой перспективе, возможность шарахнуть чем-нибудь с орбиты по особенно несговорчивым личностям со слишком большими когтями и зубами. Увы, но обо всём этом пока приходилось только мешать. За двенадцать лет войны вторжения были частично утрачены необходимые технологии и специалисты, разрушены технические цепочки и материальная база. Фактически, сейчас людям только предстояло пройти часть пути заново, снова учась покорять безвоздушное пространство.

Нет, ждать, что там у инженеров получится с запуском спутника совсем не вариант. Тем более: от одной единственной, набитой электроникой болванки, закинутой на устойчивую орбиту толка не сказать, чтобы так много. Для получения эффективной отдачи требовалась полноценная группировка взаимодействующих между собой и работающих как единое целое электронных ушей и глаз.

А, значит, что? Отдуваться опять предстояло солдатам и командирам среднего звена, в частности.

-Запомни, это исследовательская миссия, -настойчиво втолковывал Золотилов Горазду, как назначенному старшим, над двумя мизгирями. -Пришёл, незаметно выпустил рой автономных разведчиков и тихо, тихо, назад в лес, чтобы никто не заметил.

-Так точно, товарищ капитан! -бодро отозвался Горазд.

В комнате было довольно жарко, техники как раз что-то там отлаживали в системе внутреннего климат-контроля. Вытерев выступивший на лбу пот тыльной стороной ладони, Николай пожаловался: -Что-то у меня плохие предчувствия.

-Да что может произойти? -вспылил Горазд. -Думаешь мы там корову украдём, у местной крестьянки, прельстившись шашлыками на свежем воздухе? Или саму крестьянку с её вечно немытыми ногами и грязными нижними юбками? Так поинтереснее дам видали!

-Не дерзи, -одёрнул Золотилов.

Секунду помедлив, он попросил: -Только постарайся ни во что не вмешиваться. Я на тебя полагаюсь?

-Конечно, -пообещал Горазд. И он тогда действительно был уверен, что выход пройдёт стандартно и без эксцессов.

Поставленная задача, требовала добраться до ближайшего крупного поселения местных. По пути установить промежуточный ретранслятор для устойчивой связи и активировать роя автономных исследовательских дронов, небрежно замаскированных под крупных лесных пчёл. Маршрут точно отмечен, согласно полученным от высотных беспилотников данных. Казалось бы, чего сложного: сбегай туда, потом обратно. И не в одну машину идёшь, второй мизгирь страхует. Только пробираться придётся через многолетний бурелом, отчего скорость снизится до минимальной. День туда и день, чтобы добраться обратно.

Горазд поинтересовался у своего второго пилота: -Ты как, готов?

-Хоть сейчас! -горячо заверил Алексей. -Скука здесь смертная. Я и не думал, что в другом мире, на другой планете, может быть настолько скучно.

-Подожди, будут ещё приключения, -заверил Горазд.

-Скорей бы, -по-детски попросил Алексей, на что первый пилот только хмыкнул. Впрочем, он тоже не отказался бы от приключений. В конце концов, старшему лейтенанту Романенко Горазду, герою войны и так далее, исполнилось всего лишь восемнадцать полных лет.

Вышли следующим утром. Ночная прохлада ещё не успела полностью рассеяться, а чуть голубоватое и немного меньшее по размеру, чем на Земле, солнце подняться над верхушками деревьев. На всякий случай Горазд хотел иметь небольшую фору. С одной стороны, шагающие танки проекта "мизгирь" просто сверхпроходимые машины. С другой - от случайностей никто не застрахован, поэтому если можешь перестраховаться, лучше так и сделать. Иначе неприятность случится именно в тот момент, когда ты решил, что всё в порядке и лишняя страховка не нужна. Этому Горазд научился у Золотилова, когда служил вторым номером у него на машине.

Помимо обычной боевой загрузки, оба танка несли по внешнему контейнеру, где в специальных гнёздах спали несколько сотен искусственных пчёл. В отличии от разобранного на части ретранслятора, контейнеры с пчелиными дронами в грузовой отсек не помещались, поэтому мизгири несли их на спинах.

Оправдывая ожидания Горазда, дальний поход по глухому лесу удовольствие не слишком большое. Это в окрестностях форта лес уже изрядно подчищен, завалы убраны, даже организовано что-то вроде целенаправленно вырубленных лесопросек - заготовок под будущие дороги. Здесь же, в глубине, вторым пилотам приходилось проявлять всё своё мастерство, чтобы передвигать машины со скоростью быстро бегущего человека.

Но на то вторые номера и нужны, верно? Пока они работают, командир экипажа занимается планированием или же просто спит. Горазд собирался заниматься первым, но вскоре почувствовал, что вот-вот займётся вторым.

Уже практически почившего в сладких объятиях морфея, первого пилота вырвал из сна предупреждающий крик второго пилота.

Первым делом убедившись, что они не перевернулись и не умудрились сломать одну из ударно-прочных конечностей мизгиря, Горазд поинтересовался: -Какого чёрта?

-Впереди по курсу местные, -отозвался Алексей.

-Что они тут делают? -почесал затылок Горазд.

Алексей снова подал голос: -Кажется они убегают. За ними гонятся какие-то огромные звери.

-Дай картинку, -попросил первый пилот. Пары секунд изучения снятой с летящего впереди дрона картинки хватило, чтобы сделать очевидное заключение: -Это не звери. Это оборотни.

-Командир, что будем делать? -напряжённо поинтересовался Алексей.

Как на зло, тут же замигал датчик входящего сигнала. Командир идущего следом мизгиря тоже просмотрел снятое дроном видео и запрашивал указаний, переложив всю ответственность за принятие решения на старшего по званию.

Горазд хмуро ответил: -У нас вполне определённое задание.

-Но их же сейчас сожрут! -перебил Алексей.

-И частью полученного задания является полное отсутствие каких-либо контактов с местными. Рано ещё для этого, -продолжил Горазд.

Видеопоток с дрона шёл отвратительного качества. Летающий разведчик автоматически корректировал курс, чтобы суметь получить хоть какую-то картинку в мельтешении ветвей. Получалось у него с переменным успехом. Вот картинка на секунду приобретает чёткость: одна из девушек (теперь видно, что оба беглеца женского пола) падает. Вторая возвращается и тянет её за руку, но видимо сил встать у первой уже больше нет. Она разворачивается и достаёт кинжал. Обе девушки напряжённо смотрят на кусты откуда они выбежали минуту назад. Кусты трещат, как будто сквозь них пробирается что-то большое.

-Командир... -Алексей смотрел на него большими детскими глазами, в которых до краёв плескалась обида и ещё непонимание.

-Ёлку мне в глотку! - выругался Горазд подслушанным у пехоты ругательством и включив двухстороннюю связь, отдал приказ ведомому мизгирю: -Работаем по варианту защиты гражданского населения. Как понял?

С секундным замедлением первый пилот второй машины уточнил: -А гражданские здесь которые?

-Те, у кого зубы помещаются во рту, а когти не могут перерубить молодое деревце с одного удара, -ответил Горазд.

-Приказ понял, -подтвердил командир ведомой машины...

...долгий бег по лесу подошёл к концу. Они были вынуждены бежать без отдыха больше суток. Стоило остановиться перевести дыхание, как раздающийся сзади злобный вой снова и снова гнал вперёд. Но вот силы кончились. Добыча загнана и пришла пора появиться охотнику.

Эрин была уверена, что силы покинут её первой. Уже давно ноги налились свинцом, а в груди словно поселился свернувшийся клубком колючий ёжик. Однако она пока находила в себе силы если не бежать, то хотя бы идти дальше. А вот Тайя, когда в очередной раз упала, уже не смогла подняться обратно. Принцесса попыталась помочь её, но чуть было не свалилась сама.

Продолжая хрипло дышать и периодически кашлять, разбойница достала кинжал, взятый ещё с тел убитых стражников во время побега из темницы. Свой меч Эрин выбросила давно, чтобы не мешал бежать и сейчас впервые пожалела об его отсутствии. Впрочем, справиться с оборотнем в одиночку не по силам и самому лучшему воину, облачённому в самый прочный доспех. Если людям и доводилось убивать тварей, то навалившись не меньше чем парой десятков на одного или сначала загнав противника в ловушку.

-Беги, принцесса, -сквозь зубы прошептала бунтовщица.

-Зачем? -подумала Эрин. Вслух говорить ничего не стала. Просто осталась стоять рядом.

Из плотного подлеска, по их следу, вышел огромный, весом как десять таких как они девчонок, оборотень. Густая шерсть настолько плотная, что стрелы запутываются в ней, не причиняя твари вреда. Выдвинутая вперёд челюсть позволяет раскрывать пасть настолько широко, что ему ничего не стоит перекусить поперёк человека в лёгкой броне. Втягивающиеся в подушечки лап когти длинной с короткий пехотный меч режут броню словно бумагу. Но самое худшее, это живучесть тварей. Отруби такой всё, что угодно, кроме головы и после пары дней обильной кормёжки она заново отращивает потерянную часть тела.

Крохотные, на фоне такого огромного тела, глазки уставились точно на принцессу.

Морда твари преобразилась, приобретая некоторое сходство с человеческим лицом.

-Эрин Орлиный глаз, -комкая слова прорычало чудовище. -Даже сейчас ты предпочитаешь лютую смерть браку со мной?

Наверное, нужно было сказать что-нибудь пафосное. Потому что - когда ещё говорить пафосные вещи, как не на пороге собственной смерти? Принцесса слишком устала и поэтому просто кивнула.

Карах-кровавый-коготь, вожак семьи оборотней, нарушивших договор и захвативших замок в человеческих землях, злобно рыкнул. Его лицо снова превратилось в морду ужасающей твари.

По бокам от Караха вышли ещё двое оборотней. Значит погоня за ними не просто развлечение вожака, а семейная охота. И сам вожак, в этот раз, похоже будет только смотреть.

Повинуясь кроткому рыку, пара оборотней пошла вперёд. Массивные животные ступали мягко, едва оставляя следы. Взгляды крохотных глазок не отрываясь смотрели на девушек. Пасти приоткрылись от предвкушения.

-Семеро небесных защитников, примите меня в свои объятия и отведите к отцу. И пусть там будет мать тоже, хотя я её совсем не помню, -мысленно помолилась принцесса.

Державшая кинжал перед собой, разбойница Тайя шёпотом материла всех семерых заступников, каждого по отдельности и всех месте. Кроме семерых досталось ещё много кому, включая родителей Тайи, которых она, видимо, не слишком-то почитала. А заодно всем благородным грандам и не менее благородным пэрам и, кажется, Эрин тоже. Да и насчёт самой себя, красноволосая Тайя совсем не скупилась.

Эрин подумала, что надо закрыть глаза, чтобы не видеть этих приближающихся зверей и застывшее на их отвратительных мордах выражение сладостного предвкушения. Но с закрытыми глазами почему-то оказалась ещё страшнее. Поэтому она открыла их вновь.

И как раз в этот момент ближайший оборотень, до которого оставалось метров восемь, если не меньше, вдруг взорвался. Он буквальным образом лопнул, словно перепившийся крови комар, раздавленный ловким ударом. В лицо принцессы как будто плеснули пару вёдер горячей, пряной крови. Она даже упала, сбитая с ног сильным толчком. А когда подняла голову, то увидела, что от второго оборотня осталась ровно половина. И эта половина, оглушительно воя, пыталась на передних лапах спешно ползти обратно.

С другой стороны лесной прогалины послышался шум и, оглянувшись, Эрин увидела двух гигантских стальных пауков...

...лес просто отвратительное поле боя, -продолжал ругаться Горазд. -Придётся выходить на короткую дистанцию. Чёрт, не хотел ведь рисковать, но похоже придётся.

Почти минута ушла на то, чтобы добраться до края лесной поляны, где разворачивалась трагедия. Этого времени более чем хватило, чтобы Горазд успел перевести основное орудие мизгиря - электромагнитную пушку, из походного положения в боевое.

К счастью, привязывающие контейнер с дронами на спину шагающему танку техники были опытными ребятами и укрепили контейнер так, чтобы тот не мешал переводу пушки в боевой режим.

-По готовности, -прошептал Горазд в гарнитуру связи.

Разбирать цели вслух не имелось необходимости. Включившаяся система управления боем уже пометила приоритетную, для каждого из стрелков, цель.

Выстрел и намеченная Гораздом цель взрывается, обдавая фонтаном крови девушек и всю поляну. Первый пилот ведомого мизгиря не отставал, но его попадание оказалось менее точным. Разорванный пополам оборотень продолжал подавать признаки жизни и пытался уползти в лес.

-Не зачёт, солдат, -произнёс Горазд в гарнитуру связи, пользуясь случаем подколоть первого пилота ведомой машины. Но честное слово - почти промахнуться с тридцати метров это надо было ещё суметь. Не каждый так сможет.

Но шутки в сторону. Горазд встрепенулся. Где третий оборотень? Испугался и сейчас мчится назад без оглядки?

-Опасность! - взвыла система управления боем.

Алексей попытался довернуть стволы тяжёлых крупнокалиберных пулемётов, но не успел. В этом и минус боя с тварями на близкой дистанции. Противник всегда быстрее бегает и дальше прыгает, чем ты можешь предположить.

Огромная туша вожака оборотней с разбега ударила в бок шагающему танку, заставив тот опасно качнуться и отступить, выравнивая равновесие. Хорошо ещё Алексей рефлекторно принял тварь на пару скрещённых манипуляторов. Но выпустив какие-то дикие, по размеру, когти, она принялась рвать и царапать лобовую броню танка. В другой ситуации это могло бы быть смешно. Если бы Горазд сам не видел, как после каждого удара массивной лапы на прочнейшем композите остаются глубокие царапины.

У Алексея получилось отбросить тварь, правда не далеко. Всё-таки веса в ней было со средних размеров грузовик. Успевший подловить момент, Горазд выдал короткую пулемётную очередь и успел увидеть, как тяжёлые пули выбивают кровавые фонтанчики из тела оборотня. Но разъярённая тварь, казалось, ни на что не обращала внимание, поглощённая одной только мыслью - забрать своего обидчика вместе с собой.

Стремительный бросок, однако на этот раз Алексей уже был готов. Четыре конечности-манипулятора упёрты в землю. Четыре других подняты перед собой и на конце каждого выдвинуто мономолекулярное лезвие, позволяющее резать листовую сталь, словно плотный картон.

Бросившийся зверь сам насадил себя на клинки. Алексей, вдобавок, ещё провернул их, вскрывая оборотня как перегретую консервную банку.

Оглядевшись, Горазд убедился, что второй мизгирь за это время успел исправить свою оплошность, догнав продолжающую упорно ползти, разорванную пополам тварь и всадив ей в голову несколько длинных очередей из крупнокалиберного пулемёта. Боевой мандраж начал постепенно отпускать.

-Да, эти ребята всё-таки не демоны. Послабее будут, -подумал Горазд и бросил Алексею: -Я на выход. Следи за обстановкой.

-Куда ты? -удивился второй пилот всё ещё не до конца отошедший от первого настоящего, в своей жизни, боя.

-Хочу посмотреть кого мы там спасли. Может быть принцессу себе найду какую-нибудь, -отшутился Горазд.

Сделавшийся после боя словоохотливым и весёлым, Алексей потребовал: -Эй! И мне тоже принцессу!

-Не положено, -Горазд надел лёгкий шлем тут же слившийся в единое целое с его полётным комбинезоном и закрыл забрало. Мало ли что? Всё же не у себя дома погулять собрался.

-Почему не положено?

-Потому, что званием не вышел. Принцесс раздают только старшим лейтенантам и выше, -отшутился Горазд и перешёл на серьёзный тон. -За обстановкой следи.

-Есть следить за обстановкой!

Спустившись по предусмотрительно выставленному Алексеем вперёд манипулятору, Горазд задержался, рассматривая царапины на лобовой броне кабины, оставленные когтями бешенного оборотня.

-Блин, ну как же так! -в сердцах он даже ударил по броне кулаком. -В первом же дальнем выходе! Николай будет припоминать мне это при каждом удобном случае ещё лет десять. И при неудобном тоже.

Из любопытства, он попробовал засунуть палец в самую глубокую царапину и туда поместились целых две фаланги.

Тяжело вздохнув, Горазд отвернулся от изгаженной брони. К сожалению, на ней одной его проблемы не заканчивались и нужно было решить, что делать со спасёнными от оборотней аборигенками.

Прижавшись друг к другу, они обе со страхом глядели на него и на танки...

...никогда невиданный монстр похожий на гигантского длинноногого паука сражался с Карахом. Кровавый коготь яростно полосовал его своими когтями, но тот словно вовсе не чувствовал боли. Он отбросил оборотня от себя прочь, а когда тот попытался прыгнуть на него снова, просто разделал его как умелый мясник разделывает свежую тушу.

Кроме первого паука, из леса вышел ещё один. Он подошёл к разорванному пополам оборотню и чем-то плюнул в него.

Эрин смотрела на разворачивающееся на случайной лесной поляне действие - словно на не имеющей к ней самой никакого отношения спектакль. Мысли отсутвовали от слова вообще. Даже когда первый из гигантских пауков приоткрыл пасть и оттуда выбрался человек или кто-то похожий на человека с раздутой головой и не имеющий лица - принцесса не удивилась и не испугалась. Бежать она не подумала тоже. Все чувства словно перегорели в ней.

Однако разбойница оказалась покрепче. Всё ещё продолжая сжимать бесполезный против оборотней кинжал, она умудрилась подняться, больно цепляясь за плечо Эрин. Когда не имеющий лица пошёл к ним, Тайя размахнулась и метнула кинжал точно в центр того места, где у нормального человека имеется лицо, а у вот этого только чёрное стекло. Стекло оказалось прочным и попавший точно в цель кинжал бессильно звякнув упал к ногам вылезшего из паука существа.

Оно секунду помедлило, потом наклонилось, подняло кинжал и снова направилось к девушкам...

...ёлку ей в глотку, эта дура метнула в меня нож! - возмущался Горазд по внутренней связи. -Амазонка хренова. И что нам теперь с ними делать?

-Судя по их виду, - заметил первый пилот ведомого мизгиря, - если оставить их здесь, то вряд ли они смогут выйти из леса. Зачем тогда надо было спасать, нарушая приказ и проваливая миссию.

-Кто сказал, что мы не выполнили поставленную задачу? -возразил Горазд. -Дронов мы не выпустили, но зато вот, прямо перед нами, целых двое носителей языка и культуры, вдобавок ориентирующиеся в местной обстановке. Если бы не наше вмешательство, их бы растерзали оборотни. Значит для всего окружающего мира они, считай, что мертвы.

-Хочешь взять их с собой в форт?

-Хочу, -решил Горазд.

-Ну смотри, ты командир. Только не думаю, что командование оценит столь вольную интерпретацию поставленной задачи.

-Это мои проблемы.

Алексей предложил: -Усыпить бы их, чтобы не натворили дел. Да и нам транспортировать спящих проще.

-Проверь аптечку, -приказал Горазд. -Там должно найтись что-нибудь вырубающее сознание на нужный срок для перевозки тяжелораненых. Надеюсь у местных нет аллергии на наши препараты.

-Остался всего один вопрос, -заметил первый пилот ведомой машины. -Как ты собираешься объяснить этим диким девицам, что собираешься только усыпить их, а не съесть, предварительно расчленив заживо?

Глава 4. Ставка на принцессу

Всего в форте "первый" размещались две пятёрки мизгирей - десять машин. Правда их количество собирались резко увеличивать, как только командование разберётся до конца зачем они тут нужны и сможет сформулировать поставленные пред шагающими танками задачи. У зарождающегося экспедиционного корпуса бронетанковых войск даже имелся собственный штаб - пара соединённых вместе комнатушек в здании администрации форта. На входе там висела красивая табличка с выгравированным лазером силуэтом идущего танка.

В практически пустой комнате стоял многофункциональный рабочий стол, за которым сидел Золотилов. За спиной у него располагался красочный плакат, изображающий идущий в атаку мизгирь, вдобавок, зачем-то, палящий из всех стволов.

Интересно, Николай специально повесил плакат за спиной, чтобы пореже на него смотреть? -подумал стоящий перед столом на вытяжку Горазд.

Происходило то, что можно назвать начальственным разносом. Это когда тебя ругают, а ты молчишь и когда тебя спрашивают "есть что-нибудь сказать в своё оправдание" - всё равно молчишь. Потому, что если начать возражать, то будет только хуже. Гораздо хуже. Легче перетерпеть начальственное недовольство и после вернуться к службе.

-Есть что-нибудь сказать в своё оправдание? -устало спросил Николай.

Горазд промолчал.

-Как ты умудрился так вляпаться на простом, в принципе, задании? -риторически вопросил Золотилов.

Горазд молча развёл руками. Так и так, мол. Наверное - карма.

-Ты не представляешь, что мне пришлось выслушивать от майора, -поделился Николай.

Ага, - подумал Горазд. -Похоже выволочка наконец-то заканчивается. Старик устал.

В этот момент распахнулась дверь и вошёл адъютант самого полковника. Между сеансами связи с большой землёй, через регулярно открывающиеся порталы, командующий фортом полковник оставался высшей властью, для всех его обитателей.

-Хорошо, что вы двое вместе. Не придётся бегать за каждым по отдельности, -обрадовался адъютант. -Значит так, по результатам боевого выхода, командиру головной машины, то есть старшему лейтенанту Романенко, объявляется благодарность с занесением в личное дело. Личное напутствие от полковника: так держать, боец!

Переглянувшись с Гораздом, Золотилов осторожно поинтересовался: -Можно узнать подробности?

-Конечно можно! Вот рапорт аналитического отдела. Им как раз не хватало опыта боевого столкновения с местной формой жизни известной как оборотни, чтобы начать строить реалистичные модели и разрабатывать тактику борьбы с новым видом противников. Вот рапорт от биологов - та половина туши, которую вы притащили произвела настоящий фурор. Кажется, теперь, у них там, последний лаборант свою диссертацию собирается писать по результатам исследования. Рапорт от лингвистов - при наличии сразу двух живых носителей языка, его изучение и расшифровка пойдут семимильными шагами. И ещё с десяток подобных рапортов от отделов поменьше.

Скажу по секрету, -адъютант наклонился, показывая, что следующие сказанные им слова не предназначены для чужих ушей и являются знаком доверия им двоим. -Говорят, что при последнем открытии портала состоялся сеанс связи. На большой земле какая-то буча, все бегают нервные, никто ничего не говорит. От полковника потребовали конкретных результатов и тут-то твои привезённые тобой гостинцы, старший лейтенант, крайне пригодились.

-Ничего себе! -удивился Горазд и тут же поправился: -То есть служу России.

-Как и все мы, -наклонил голову адъютант, но тут же повернулся к Николаю. -А вас я искал с просьбой временно откомандировать старшего лейтенанта Романенко Горазда в подчинение научному отделу.

-Это ещё зачем? -поинтересовался Золотилов.

-Учёные считают, что ему проще будет выйти на контакт со спасёнными им аборигенками как первому землянину, лицо которого они увидели в лицо. И как их спасителю, разумеется.

-Ты что ли шлем снимал? -взъярился Николай.

-Надо было как-то девушек успокоить, чтобы вколоть снотворное, -попытался объяснить Горазд.

-Болван! А если бы тебя кто-то из этих дикарок воткнул бы ножик в глаз?

Вспомнив звякнувший о забрало шлема кинжал, Горазд сказал: -Прежде чем снять шлем я оценил обстановку и предпринял все меры разумной предосторожности.

-Вижу, что лепить отмазки в отчётах ты хотя бы уже научился, -вздохнул Золотилов.

Адъютант напомнил: -Так что насчёт временной командировки старшего лейтенанта в научный отдел?

-Забирайте разгильдяя и хоть совсем не возвращайте.

Когда за адъютантом закрылась дверь, Николай внимательно посмотрел на своего подчинённого и друга и произнёс: -Я ещё могу понять, как ты умудряешься вляпываться в каждую неприятность по дороге. Но чего мне понять совершенно не по силам, так это то, как ты умудряешься каждый раз выходить сухим из воды, да ещё и с благодарностью в личном деле?

-Не знаю, -пожал плечами Горазд. -Может быть - карма?

***

Со стороны могло бы показаться, будто выстроенная Ашарх~Иш~Аш-ем на месте пересечений силовых линий твердыня словно бы венчает массивную скал. Но на самом деле это было совсем не так. Твердыней являлась сама скала, от вершины, где действительно стояло некое подобие башни, окружённой другими башнями, меньшего размера. Но там находился лишь верхний храм страданий (имелся ещё и нижний, поблизости от основания скального пика), заклинательный зал, большой накопитель, гостевые покои и прочие, не слишком важные, помещения, которые не так жалко потерять. Разве что за исключением большого накопителя, но его обязательно размещать точно в точке пересечения линий силы.

Ашарх многое перенял от землян и старался перенять ещё как можно больше. Пусть другие демонические принцы, лорды и дьяволы, во время вторжения на Землю, лишь презрительно кривили нос, не замечая, как посылаемые ими орды низших демонов и стаи драконов стачиваются об упорное сопротивление землян словно сыродутное железо о напильник сделанный из закалённой стали. Сам Ашарх не считал позорным учиться чему-то полезному у врага или даже у низшего. Может быть поэтому он и сумел за тысячи лет подняться до уровня демонического принца и уцелеть, когда погиб Владыка доминиона багрового пламянии, а сам доминион, по частям, разорвали соседи.

Подсмотрев идею у строящих мощные укрепления землян, Ашарх потратил не мало времени прокладывая ходы внутри скалы, по сути превращая всю её в свою непоколебимую твердыню. Огненная магия высших демонов помогала подчинённым ему дьяволам плавить камень, прокладывая туннели и подготавливая огневые точки, с помощью которых можно будет защищать логово их господина как при штурме скалы снизу, так и при атаке с воздуха. На какое-то время превратившиеся в шахтёров дьяволы злобно ворчали, но подчиняясь его воле, продолжали плавить камень.

Зато теперь, после двух лет работы, Ашарх не без основания полагал, что создал одну из самых неприступных крепостей и выковырять его отсюда, так просто, не смогут ни враждебно настроенный Владыка какого-нибудь доминиона со всеми подвластными ему ордами, ни земляне с тактическим ядерным оружием.

Пожалуй, испещрённая множеством ходов и внутренних подземных залов скала, превращённая в крепость, была даже слишком велика для его, пока ещё, не слишком внушительной армии. Часть подготовленных впрок помещений пустовала, а по большей части коридоров ходила только стража. Он делал ставку не на количество признающих его главенство высших и выращиваемых в материнских инкубаторах низших демонов, а на их качество. В первую очередь: качество их вооружения и умение обращаться с ним. Ашарх не спешил резко увеличивать численность своей маленькой армии. Тактика войны малыми, великолепно подготовленными группами, неожиданно атакующими противника и, нанеся ему урон, отходящими без потерь тоже была им подсмотрена у проклятых землян.

Опеределённо, Ашарх~Иш~Аш собирался в самом скором времени изрядно взбаламутить то гигантское болото, в которое превратился демонический Легион, уничтоживший тысячи миров и поработивший втрое большее их количество. За многие и многие тысячелетия существования, с тех пор как проматерь-бездна создала первого демона, Легион был и оставался машиной войны, созданной побеждать, покорять и пожирать. Но захватив так много различных миров, демоны, -размышлял Ашарх, -потеряли былую хватку. Превратившись в доминирующую силу, перед которой трепетали все прочие союзы и альянсы миров в Великой Сфере, демонический Легион обленился. Его генералы стали Владыками и у каждого свой домен включающий многие десятки покорённых планет. Слишком давно уже не было совместных походов, когда доминионы выступали вместе, против сильного противника и побеждали бы его.

-Пришла пора обновить застоявшуюся кровь, -решил Ашарх ощущая, что ещё немного, каких-то несколько десятков лет или, может быть, поглотив жизненную силы пары-тройки по-настоящему сильных противников и он перерастёт уровень принца демонов обретая ещё большее могущество и ещё большую силу. Он станет равным Владыкам, и они склонятся перед ним, если не как перед сильнейшим, то как перед умнейшим из них. Потому, что истинная сила она не только внутри. Она ещё и в оружии, которым пользуешься ты и твои воины. Вряд ли какой Владыка переживёт прямое попадание тактического ядерного снаряда. А если и переживёт, то всегда можно будет добавить ещё и ещё. Главное иметь сами снаряды и артиллерийские комплексы способные ими стрелять, и ещё грамотных артиллеристов, умеющих управлять сложной земной техникой. Тем высшим, которые этого не понимают - не будет места в новом, обновлённом Легионе. Под его, Ашарх~Иш~Аш-а предводительством!

Однако, лишь мечтая, ни силы, ни господства не получишь. Возвращаясь к делам насущным - свесившись с трона, Ашарх прорычал: -Вы не смогли убить трижды проклятого Башурова?

Невольно оказывая им ментальное давление заставляло всех находившихся в зале болезненно морщиться или выставлять ментальные щиты. Те же двое молодых дьяволов, на которых был, главным образом, направлен гнев и недовольство Ашарх-а и вовсе напоминали пришпиленных булавками бабочек. Не в силах ни подняться с каменного пола, ни что-либо сказать в собственную защиту, они с трудом дышали, придавленные прессом его разочарования.

Каменный, как и практически всё в подземном зале, трон, для удобства был застелен толстым слоем шкур и кож, снятых с разумных существ разных полов и рас, ритуально умерщвлённых в храмах страданий: в нижнем и в верхнем. По левую руку от трона стоял адмирал-предатель Кравцов. Обычно он молчал, но сейчас решил заступиться за своих лучших учеников, пока демонический принц сам не вспомнит о том, кто их обучал основам снайперского дела.

-Они не виноваты.

Фокус внимания Ашарх переместился на Кравцова, и он почти физически ощутил, как скрипит и трескается самый сильный ментальный щит, которой он только сумел поставить. Причём это Ашарх ещё не давил специально, только позволил небольшой доле своего недовольства от провала операции просочиться наружу.

-Почему ты говоришь, что они не виноваты в провале?

-Потому, что всё сделали правильно, -ответил бывший адмирал, а ныне самый известный предатель человечества.

-Тогда почему Башуров всё ещё жив?

-Так иногда бывает, -мысли Кравцова начали путаться. В уши, как будто, орал всё усиливающий хор голосов, мешая думать и говорить. -Так бывает, когда профессионалам противостоят профессионалы. Тем более, что даже лучшие из тех, кого я обучаю - они ещё учатся. Чтобы стать профессиональными снайперами им нужно ещё очень много работать. Быть снайпером это не только уметь метко стрелять, но и многое другое. Магическая сила помогает и сглаживает углы, но и она не всесильна.

-Складно говоришь, -заметил Ашарх и давление на ментальный щит несколько уменьшилось, а хор голосов в ушах стих до фонового шума.

-И я бы не назвал случившееся провалом, -торопливо продолжил Кравцов. -Полагаю, что выпускные испытания эта пара прошла успешно. Пусть основная цель сумела уйти, но Башуров потерял два танка, а мы только четыре пули. Размен определённо в нашу пользу. Но есть ещё кое-что, я собирался доложить позднее.

-Говори сейчас.

-Как прикажешь, повелитель. Под прикрытием покушения на стального генерала я позволил себе провести тайную операцию. Служащих нам агентов из московских инфералов больше нет нужды подкармливать и сохранять - их в любом случае найдут при тотальной проверке. Поэтому я отдал им приказ любой ценной выкрасть некоторые сведения, обещая, в случае успеха, забрать их сюда. Надо сказать, что у кое-кого из них получилось принести кое-что интересное.

-Прекрати испытывать моё любопытство! -потребовал Ашарх.

-Слушаюсь, господин. Если кратко, то русские нашли выход в ещё один мир населённый такими же, как они, людьми. Не смотря на нашумевший закон "о российском гражданстве" дающий потенциальную возможность хоть инфералу, хоть эльфу, хоть даже демону, со временем, обрести официальный статус российского гражданина - Башуров всё же не спешит сверх меры увеличивать количество нелюдей в армии. Новый мир он планирует использовать как поставщик человеческих ресурсов. Таким образом решая давно назревшую проблему с катастрофической нехваткой населения. Постоянный приток худо-бедно обученных на месте дикарей решает значимую часть экономических проблем и позволит стальному генералу в разы увеличить численность армии, не призывая в солдаты совсем уж десятилетних мальчишек. Через несколько лет Российская Федерация не только станет самым крупным и развитым государством на планете, но и самым большим по численности населения. Этому проекту верховный совет придаёт очень большое значение.

-И это, по-твоему, хорошая новость! -снова начал злиться демонический принц и вместе с тем снова затрещал, и зашатался выстроенный Кравцовым ментальный щит.

-Подожди, господин, -взмолился бывший адмирал, -разреши объяснить!

Давление чуть снизилось, и он смог вытереть с лица потёкшую из носа кровь. -Работать на Земле становится всё труднее. Земляне блокируют свои портальные площадки, устанавливая вокруг каждой защитный периметр, а в случае полноценного вторжения могут нанести ядерный удар или взорвать заранее установленную мину временно делая площадку неработоспособной. В новом мире таких проблем не будет, надо только найти туда проход.

Русские собираются только наращивать там своё присутствие. Местных придётся хоть как-то предварительно обучать, прежде чем выпускать их из средневековья сразу в информационное общество. Значит, грамотно построив операцию, мы можем захватить перевезённых в новый мир специалистов и техническую базу и попробовать наладить какое-то производство уже у себя. Вечно покупать винтовки и патроны у американцев или кого-либо ещё не получится. А так мы можем решить свою самую большую проблему и создать собственное, ни от кого не зависящее, производство оружия и боеприпасов.

Медленно тянулись секунды. Каждая тягучая, словно капля хорошего мёда.

Как следует обдумав сказанное, Ашарх признал: -Твоё предложение небезынтересно. Единственный спорный момент - как найти проход в новый мир. Но посмотрим, посмотрим. Может быть что-нибудь и получится...

***

За последнее время в жизни Эрин произошло много всего. Это и смерть отца, и нападение оборотней, и падение "орлиного глаза". Она побывала пленницей в подземельях собственного замка. Она бежала оттуда вместе с знаменитой разбойницей, которую её отец несколько недель назад приговорил к четвертованию. Наконец она оказалась дичью в семейной охоте оборотней и сумела остаться живой, что практически никому и никогда не удавалось.

Но то, что произошло потом было настолько удивительным, что и впору было совсем разучится удивляться.

Там, на лесной поляне, она хорошо запомнила лицо своего спасителя. В первую очередь от удивления, когда непрозрачное тёмное забрало его странного шлема вдруг ушло в сторону и за ним оказалось вполне человеческое лицо с добрыми серыми глазами.

Принцесса позволила уколоть её тончайшей стальной иглой и вскоре уснула. Проснулась она уже в необычном светлом помещении. Впрочем, здесь и дальше всё было необычным, удивительным, непонятным.

Увидев проснувшуюся раньше и задумчиво простукивающую стены Тайю, Эрин спросила: -Где мы?

-Не знаю, - в голосе решительной разбойницы и бунтовщицы звучала растерянность.

-Может быть мы попали в чертоги семерых небесных заступников? -предположила Эрин после того как немного осмотрелась. Особенное её внимание привлекла постель, на которой она лежала. -Думаю, что только в чертогах семерых могут быть настолько красивые простыни. Посмотри, какая тонкая ткань, какие чудесные узоры. Это ложе королей!

Красноволосая Тайя недовольно буркнула: -Дверь закрыта. Разве в чертогах семерых могут существовать запертые двери? В комнате нет окон и свет идёт от той странной штуке на потолке. Думаю, что мы в плену.

Тут как раз дверь открылась. За ней обнаружилось несколько человек в белых одеяниях осторожно и с любопытством выглядывающих из-за спины двух воинов в необычных доспехах. Забрало их шлемов было таким же тёмным и непрозрачным, как у их спасителя, до того, как он показал своё лицо.

Эрин вздрогнула от неожиданности, а Тайя и вовсе прошептала такое грязное ругательство, что будь это действительно небесные чертоги семерых заступников, то её бы мигом вышвырнули бы отсюда за подобное богохульство.

Первыми в комнату вошли солдаты в непрозрачных шлемах. Следом вошёл одетый в белую одежду человек и повелительно махнул рукой.

Догадавшись, что он хочет, чтобы они шли за ним, девушки так и сделали. Первым шёл человек в белом, показывая дорогу. Потом девушки и замыкали процессию воины в шлемах. Их присутствие за спиной нервировало разбойницу, и она часто оглядывалась. Пунктом назначения оказалась ещё одна непонятная комната. Их провожатый покрутил блестящую финтифлюшку и из вделанной в стену стальной трубке полилась вода. Он взял кусок белого вещества, сделал вид будто кладёт в рот, показал скрещённые крестом руки и принялся нарочито отплёвываться.

Понятно, эта штука не для еды. А для чего же она?

Человек в белом потёр её свои руки и затем смыл появившуюся пену под струёй воды.

Неужели это мыльный корень? Но почему оно белый и квадратный? -поразилась Эрин.

Действуя осторожно, чтобы его действия не были сочтены за угрозу, человек в белом взял Тайю за руку. Разбойница вздрогнула, но вырываться не осмелилась. Он положил её ладонь поверх металлического рычажка и заставил нажать, поворачивая её. Тотчас струйка воды из-под крана течь перестала, но зато вместо этого вода полилась из гибкого шланга с насаженной на его конец лейкой. Следующее нажатие и вода снова течёт из вделанной в стену трубки.

Немного помявшись, мужчина сел на странный белый трон с дыркой посередине и принялся что-то изображать.

Тайя спросила: -Как думаешь, что он хочет сказать?

-Мне кажется, -предположила Эрин, -эта штука что-то вроде ночного горшка. Но я не могу понять, зачем было приделывать его к полу и как потом выносить отходы, чтобы вылить.

Убедившись, что его поняли, человек в белом улыбнулся им и вышел из комнаты. Следом вышли воины в шлемах и закрыли за собой дверь.

Переглянувшись, девушки принялись экспериментировать со стальными штуками то включая, то выключая бегущую воду.

Неподдельный восторг вызвало открытие, что если повернуть финтифлюшку с красным кругом сверху, то польётся горячая вода.

Когда Тайя открыла висевший над умывальником шкафчик, то внутри оказалось удивительной величины и чистоты зеркало. Эрин никогда не видела зеркал подобного размера, хотя её отец не был беднейшим из грандов.

В зеркале отразились две настолько чумазые физиономии, что их впору принять за каких-то лесных духов. Грязь из подземной темницы равномерно смешалась с лесой грязью, а поверх всего этого легла плёнка из застывшей и загустевшей крови оборотня.

Осторожничая, девушка забрались в опять же огромную, поразительно белую, словно выточенную целиком из гигантского куска мрамора, бадью. Та оказалась настолько велика, что с лёгкостью вместила их обеих.

Повинуясь нажатию на очередной рычажок вода то наполняла бадью, то свободно стекала, повинуясь их желанию.

-Какое невероятное богатство, -подумала Эрин скользя пальцами по гладкому и прохладному боку каменной чаши. Тайя направила на ней струю тёплой воды из гибкого металлического шланга с лейкой на самом конце. Следующий час они обе только и делали, что стирали с себя слои многодневной грязи. Сильно помогало необычное твёрдое мыло дающее лёгкую, белую пену. Кроме того, в шкафу с зеркалом, Эрин обнаружила довольно много флаконов и бутылочек и содержимое некоторых из них довольно приятно пахло. Она решила испробовать их тоже.

Грязная вода утекала в забранное мелкой решёткой отверстие. Распаренная горячей водой кожа приятно ныла. Волосы - волосы наконец-то перестали свисать грязными сальными прядями и чисто отмытые легли на плечи тяжёлой, густой волной.

-Уф-ф-ф! -наконец отозвалась Тайя. -Пожалуй теперь я и правда могу поверить, что оказалась в небесных чертогах семерых. Особенно, если следующим пунктом запланирован хороший обед.

Эрин с удивлением разглядывала подругу, по несчастью. Пожалуй, это первый раз, когда она видела её настоящую, без копны спутанных волос, без многомесячной сальной корке на коже, без грязных разводов. Принцессу поразила молодость знаменитой разбойницы - разве только на пару лет старше её самой. И её красота - теперь легко верилось в крестьянские сказки про красноволосую Тайю-освободительницу сумевшую влюбить в себя капитана западного острога, а позже самолично перерезавшей ему горло. Пока их предводительница выслушивала уверения капитана в вечной любви, её люди, тайком захватили острог и выпустили крестьян-должников предназначенных для продажи в земли оборотней.

Поймав задумчивый взгляд принцессы, Тайся спросила: -Что такое?

-Ничего! -поспешно сказала Эрин. -Вот, думаю, в какое загадочное место мы попали. Тончайшее постельное бельё, украшенное поразительно яркими рисунками. Огромная каменная бадья для мытья. Горячая вода без ограничений. Удивительной чистоты зеркала. Так, наверное, могли бы жить древние короли из легенд.

-Меня больше интересуют, что эти шлемоголовые собираются делать с нами, -заметила Тайя.

Девушки уже давно отмылись и сейчас просто нежились под струями тёплой воды.

Стук в дверь, вероятно, был жестом вежливости, потому что, не дожидаясь ответа, она открылась и вошла нагруженная кучей вещей молодая женщина. С усмешкой бросив взгляд на жмущихся к стенке девушек, она сгрузила вещи на тумбочку...

... Екатерина Починкова с любопытством посмотрела на своих будущих подопечных. Как лингвист, она пребывала в полном восторге от возможности прямого общения с целыми двумя носителями местного языка. Тайной мечтой Екатерины являлось отыскать сходство основ языковых конструктов с каким-нибудь из земных языков и таким образом доказать гипотезу, что местное человечество является потомками группы землян, в давние времена, каким-то образом, перенесённых в другой мир. Её так обрадовала возможность практически подтвердить прежде недоказуемую гипотезу, что она, на правах главы языкового отдела, написала восторженный рапорт на того солдата, что вроде как привёз этих двоих в форт.

-Здравствуйте, девочки, -произнесла Екатерина. Подопечные молчали, глядя на неё глазами напуганных олених. Ничего, ещё будет время заслужить их доверие.

Заглянув в открытый туалет, Починкова поморщилась и нажала на кнопку смыва. Аборигенки с интересом наблюдали за её действиями. Пожалуй, она поторопилась записывать их в оленихи, -решила Екатерина. -Девчонки явно боевые. Ничуть не растерялись оказавшись в совершенно незнакомой для себя обстановке. А та, у которой волосы отливают медью, и вовсе смотрит настороженно и цепко, будто попавший в ловушку дикий зверёк.

-Полотенце, -произнесла Екатерина, вручая каждой из них, -вижу, вы знаете, что с ним следует делать. Надеюсь и с концепцией нижнего белья мы с вами так же легко разберёмся...

...облачившись с помощью женщины в странную одежду, сильно похожую на ту, которую носил мужчина в белом, девушки покинули чудесную комнату с огромным зеркалом в шкафу и горячей водой, льющейся из железных трубок в стене.

Эрин отметила, что на этот раз конвоиров в закрытых шлемах не было. Их сочли не опасными? Или идущая впереди женщина сама по себе великий воин и не нуждается в дополнительной охране? Принцесса вздохнула. У неё имелась добрая тысяча вопросов и ни одного ответа.

Тайя оказалась права, их собирались кормить. Большое помещение, очень светлое от обилия удивительно больших и удивительно прозрачных окон. Неужели это стекло?

Подойдя к окну, Эрин прикоснулась ладонью к гладкой поверхности. Стекло или нет? В "Орлином глазе" застеклённые окна имелись только в её комнатах, покоях отца и гостевых покоях для самых важных гостей. Стекло крайне дорого. А чем больше оно, тем дороже. Эрин вспомнила своё самое большое окно. Сложенное из доброго десятка более мелких стёкол, для которых плотник вырезал и подогнал деревянную раму, потому, что так было много дешевле, чем заказывать и вести одно большое стекло. Толстые, чуть мутноватые куски стекла, каждый со своим оттенком, превращали обычный пейзаж в нечто фантастическое и довольно размытое.

А здесь стёкла большие - она и не думала, что кто-то вообще сможет изготовить такое большое стекло. Тонкие, как паутинка и прозрачные, словно нет никакого стекла, но прикасаешься рукой и чувствуешь невидимую преграду. И окон так много, что их невозможно сосчитать. Опять то же самое невероятное богатство, что и в умывальне. Богатство, выставленное напоказ. Как будто для оно вовсе ничего не значит для хозяев этого странного места. Прямо как в глупых крестьянских сказках, где какой-нибудь мужик попадает в волшебные палаты, а там все ложки серебряные, все блюда золотые и ножи сами режут, а котелки сами варят.

Пока принцесса с глупым видом таращилась на стеклянную стену и время от времени тыкала в неё пальцем, Тайя разглядывала само помещение, куда их привели и его обитателей. Люди носили самые разные одежды, подчас весьма необычные. Они брали еду, относили её на свободный столик, коих стояло в великом множестве, ели и сдавали пустую посуду обратно. Неужели это обычная трапезная? - подумала Тайя, -но как много разных людей. И похоже никто не боится, что еда закончится или остынет. Спокойно подходят, берут подносы и накладывают сколько хотят, как будто каждый из них самый главный и потому может есть сколько хочет и чего хочет, а не что останется. Как странно.

Их провожающая терпеливо подождала пока они осмотрятся. Потом усадила девушек за свободный стол, сделанный из белого материала одновременно не похожего ни на камень, ни на дерево, ни на металл. Тайя поймала несколько заинтересованных взглядов направленных на неё, но, в целом, окружающие люди были больше заняты едой и разговорами между собой, чем рассматриванием девушек.

Вернулась провожатая и принесла на подносе три тарелки, три чашки, три ложки и три непонятных штуки с зубцами на концах, похожие на крохотные вилы.

Принцесса вдруг начала с особым вниманием осматривать тарелки и ложки.

Тайя спросила: -Ты что делаешь?

-Да так, -смутилась Эрин.

-Не думала, что грандовским дочкам рассказывают те же сказки, что и крестьянским замарашкам, про попавших в волшебные палаты мужиков, -усмехнулась разбойница, догадавшись о скрытой подоплеке действий.

-Мы как будто и правда очутились в волшебных палатах из сказки, -ответила Эрин.

-Только ложки здесь стальные, а не серебряные и тарелки не из золота, -хмыкнула Тайя.

Короткая беседа не помешала им оценить вкус незнакомой еды. Впрочем, мясо Эрин легко узнала, хотя оно и было пожарено с незнакомыми специями. Хлеб, после незначительного колебания, также оказался опознан. В начале принцессу смутило то, что он слишком белый и какой-то ноздреватый, но знакомый вкус расставил всё по местам. В крупной чашке был какой-то ягодный компот, удивительно приятный на вкус.

Тарелки уже начали показывать дно, когда к их столу подошёл юноша в гладкой одежде тёмных тонов с вшитыми тут и там тонкими полосками металла и о чём-то заговорил с сопровождающей их женщиной...

-...Товарищ Починкова? Старший лейтенант Романенко, временно командированный в ваше распоряжение, как главы лингвистического отдела, -представился Горазд с любопытством кося глазами на спасённых и привезённых им девушек. Отмытые дочиста и в нормальной одежде вместо своих лохмотьев, они обе выглядели достаточно ничего. Должно быть тяжело им, бедняжкам. Всё вокруг полностью незнакомое: и обстановка, и люди. Как бы не словили культурный шок. Но, наверное, учёные знают, что делают, бросая их в чужую среду без подготовки, словно в омут.

-Присаживайтесь. Обедать будете? -спросила Екатерина.

-Могу я узнать в чём будут заключаться мои обязанности?

-Разговаривайте с ними.

-Просто разговаривать?

-Вот ещё, возьмите это, - лингвист протянула Горазду беспроводной микрофон. Точно такой же, какой был прицеплен у неё к язычку нагрудного кармана. Горазд слегка подумал, где его можно разместить на комбинезоне пилота и закрепил на воротнике.

-Говорите сами и постарайтесь, чтобы говорили они. Для начала нам требуется вычленить основные лексемы их языка, а сделать это можно только собрав достаточно объёмную базу.

-Мало что понял, но молоть языком я умею, -улыбнулся Горазд

-Большего от вас и не требуется...

...Эрин первая узнала в улыбающемся юноше их спасителя. Там, на поляне, он казался грозным воином, повелителем гигантских стальных пауков. Только здесь она поняла, что по возрасту он годится скорее в оруженосцы, чем в полноправные вои. Наверное, надо было как-то поблагодарить его за спасение, но вот проблема - принцесса не говорила на языке этих странных людей, а они, видимо, не говорили на общечеловеческом, что довольно странно, но не страннее, чем гигантские окна во всю стену. Их спаситель тоже молчал...

...-Как видите, просто разговаривать не так просто, как вы подумали в начале, -усмехнулась Екатерина.

-Да как-то... Что мне им сказать, если они ни слова не понимают? -растерялся Горазд.

-А это не важно. Говорите что угодно. Важно вызвать ответную реакцию...

...он что-то произнёс и Эрин машинально кивнула. Затем их спаситель сделал нечто странное. Он зачем-то взял в руку ложку и принялся повторять одно и то же слово.

Эрин спросила: -Что ты делаешь?

Разумеется, он её не понял и продолжил повторять.

А вот Тайя догадалась раньше неё. Подняв свою ложку она спокойно и чётко произнесла: -Ложка.

Лицо их спасителя озарилось улыбкой.

-Хбхншкмн, -произнес он.

-Ложка, -подтвердила разбойница...

...Глядя на потуги старшего лейтенанта наладить взаимопонимание с носителями языка, глава лингвистического отдела откровенно веселилась.

-Отлично! Теперь мы знаем не только название ложки на их языке, но и то, что в местной культуре существует само понятие ложки. Правда никогда не следует забывать о парадоксе эскимосов.

Горазд спросил: -Что ещё за парадокс эскимосов?

-Был такой малый народ. У них существительное составляло неразделимое целое с глаголом. Применительно к ложке это, как если бы, ложка, которую держат в руке называлась одним словом, ложка, лежащая на столе другим, а ложка принадлежащая вождю - третьим, не имеющим ничего общего с двумя предыдущими названиями.

-Вот оно как, -Горазд почесал затылок.

-Кстати, не следовало говорить "это ложка". Если девочки всё запомнили с первого раза, то теперь они будут называть "ложку" "этойложкой".

-Не подумал, -признался Горазд.

-Ничего страшного. Опыт приходит.

***

(пару недель спустя)

Предложив гостье чаю, полковник вежливо поинтересовался: -Как там наши подопечные?

Беседа протекала в неформальном тоне. В руках у обоих по чашке ароматного и горячего чая. Это тонкое умение - выстраивать рабочие отношения так, чтобы задачи решались словно бы сами собой, без непосредственного участия и контроля, а доклады походили бы на внезапные чаепития вдруг встретившихся старых знакомых.

-Лучше, чем можно было ожидать, -призналась Починкова. -Можно сказать, что уровня "моя твоя понимай" мы уже достигли.

-А что с твоей гипотезой о сходстве местного языка с одним из земных? -спросил полковник, -подтвердилась?

Глава лингвистического отдела поморщилась: -Здесь всё оказалась сложнее. Однозначных доказательств, чтобы переубедить скептиков, у меня по-прежнему нет.

-Что по личностям девушек. Кто они такие? Чем занимались?

-Одна вроде бы наёмный воин, -не очень уверено ответила Екатерина.

-Это которая?

-Та, что с рыжими волосами. У неё ещё пневмония обнаружилась в начальной стадии, видимо от какого-то длительного переохлаждения и на фоне общего истощения.

-Проблемы с лечением были?

-Зажило всё отлично. Девчонки крепкие, а местные микробы к антибиотикам не приучены. Дохнут от минимальной дозы самых слабых препаратов. Это не моя область, но при необходимости, используя современные лекарства, можно будет местных чуть ли не с того света возвращать и любую эпидемию прекращать в зародыше.

Полковник кивнул: -Вариант номер четыре - "мессия". Честно говоря, мне не очень по душе связанный с ним религиозный подъём. Нам только войн на религиозной почве среди местных не хватало. Да и в последствии, работать с толпой религиозных фанатиков будет очень непросто, даже если эти фанатики будут считать богами нас. К тому же рано или поздно наступит отрезвление, и они ещё обвинят землян в подлом обмане и даже не будут так уж не правы.

-Последователь может просить своему божеству всё, что угодно, кроме своего разочарования в нём? -улыбнулась лингвист.

-Что-то в этом роде, -согласился полковник.

-Какой вкусный чай, -заметила лингвист.

-Рад, что вам понравился. Но кажется, вы говорили не слишком уверенно, описывая рыженькую как наёмницу или мне показалось?

-Она сама так охарактеризовала себя. Правда у психологов есть большие сомнения в её полной откровенности.

-Ладно, а что вторая?

-Она принцесса.

-Не может быть! -полковник настолько удивился, что даже отставил в сторону чашку с недопитым, чаем. -Настоящая принцесса?

Довольная произведённой её словами эффектом, Починкова пояснила: -В том смысле, что она называет себя дочерью некого "гранда", то есть человека контролирующего определённую территорию и имеющего укреплённую крепость, то да - её можно назвать принцессой. Но переводя на русский я бы не стала переводить титул "гранда" как "царь" или "король". Он и до "князя" не дотягивает, если говорить начистоту. Контролируемую из "замка гранда" территорию можно обойти за один-два дня, причём ногами.

-Мелковато, -поморщился полковник. -А кто-нибудь покрупнее, вроде какого-нибудь царя здесь имеется?

-Вроде бы раньше существовала династия легендарных королей, но вся вышла. Случилась большая война всех со всеми. Кто сумел захватить и удержать свои маленькие кусочки стали грандами. Равными среди равных. А потом началась ползучая экспансия оборотней и грандам резко стало не до выяснения того, кто из них самый главный. Точнее сказать пока не могу. Мы не делали акцент на исторической мифологии. Просто времени не хватило.

-Любопытно, -пальцы полковника выбили по подлокотнику кресла незамысловатую мелодию. -Что говорят аналитики?

-Предлагают использовать как основной вариант номер два из предварительно разработанных.

-Вариант "Сотрудничество". Сунуть местным власть предержащим кость, да такую, чтобы они не смогли отказаться и работать дальше с их благословения и прикрываясь их именем. Но ты сама сказала, что девчонка лишь по названию принцесса.

-Всегда есть возможность сделать её таковой не только по названию, -предложила глава лингвистического отдела.

-Вариант "молниеносное завоевание"? Кажется, ему аналитики дали самую низкую оценку эффективности?

-Скорее отдельные элементы варианта "завоевания", органично включённые в основной вариант "сотрудничество", -предложила Починкова. Допив чай, женщина со вздохом поставила пустую кружку на широкий подлокотник.

-А также добавим элементы варианта "мессия" и всех прочих, -покачал головой полковник. -А что сама девчонка? Что говорят психологи?

-Пока ещё слишком рано говорить конкретно, -уклончиво ответила Починкова. -Необходимо присмотреться к ней получше. Оценить все риски, не полагаясь только лишь на её собственные слова.

-Согласен, ещё слишком рано говорить о чём-то в практической плоскости, -согласился полковник. - В любом случае решать будут на "большой земле". Но и наши рекомендации лишними не окажутся.

-Ещё раз благодарю. Чай был просто чудесен.

***

Владыка доминиона - высший демон, перешагнувший ранг демонического принца и обладающий огромными возможностями по локальному изменению реальности. Некоторые владыки один на один повергали иных Богов, выпивали их силы и отправляли свои рати покорять их миры.

Одной своей мыслью Владыка может убить любого, кто не обладает достаточной силой, на расстоянии взгляда. Может заставить течь реки вспять или временно изменить гравитационную постоянную, превращая огромную гору в пыль в мгновение ока.

Ближняя свита владыки, обычно под стать своему господину. В неё входят не обязательно самые сильные высшие демоны, но прежде всего те, кого Владыка желает видеть рядом с собой. И всё равно мало кто из них имеет уровень ниже демонического лорда.

Таким образом Владыка, тем более в окружении свиты, как правильно не нуждается в дополнительной охране. Он уже сам по себе является доминирующей силой. Если он не сможет победить своего врага, то уж точно сможет удрать, телепортировавшись на другой конец континента и по-быстрому покинув негостеприимный мир открыв врата на первой же портальной площадке.

Вот поэтому Владыка доминиона горящих скелетов двигался, не таясь по чужой (в том смысле, что не принадлежавшей ему) территории. Скромная свита состояла из восьми демонических лордов и одного демонического принца. Кроме них шли два крупных титана-крушителя, на случай если нужно будет нести что-нибудь по-настоящему тяжёлое. И где-то сотри три или четыре ракшасов и четырёхруких. Низших демонов взяли только для того, чтобы было кого шпынять по мелким поручениям или на ком можно вымесить гнев. Ну и конечно сам Владыка доминиона горящих скелетов, вынужден был пуститься в путешествие по одному из мёртвых миров потому, что с миров его доминиона невозможно открыть прямые врата до материнского мира где, по традиции, собирался и заседал совет владык - генералов демонического Легиона.

-Почему совет решил собраться второй раз за такой короткий срок, -недоумевал Владыка. -Прошлый раз собирались каких-то два года назад, когда общими усилиями всего совета убрали из реальности ту необычную эпидемию, что за короткий срок выкосила чуть ли не всех демонов в доминионе багрового пламени. На том совете было принято решение разделить миры доминиона багрового пламени между соседними доминионами так как его Владыка оказался недостоин своего звания допустив появление и распространение эпидемии, для противостояния которой вынужден собираться совет целиком.

Недовольство Владыки доминиона горящих скелетов объяснялось ещё тем, что границы его собственного доминион находились относительно близко от границ доминиона багрового пламени, но напрямую нигде не соприкасались и поэтому он не смог принять участие в дележе оставшихся от того бесхозных миров.

-О матерь-бездна, как же всё это бесило!

Небольшой, по размеру, караван образованный свитой спешащего на сбор совета владыки бодро шагал по сухим пескам мёртвого мира. Когда-то этот мир проиграл Легиону и оказавшись во власти демонов был полностью "выпит", став на веки-вечные "мёртвым" миром, где невозможно жить и нет никакой жизни.

Путь владыки, вместе со свитой, проходил через гряду низких скал. Таких же низких и сыпучих, как будто они были сделаны из вездесущего здесь песка. Но всё же эти скалы вполне годились как укрытие для гранатомётчиков.

Владыка доминиона горящих скелетов не чувствовал опасность до самого последнего момента. Его предвидение блокировалось силой других демонов. Пусть каждый из них объективно слабее его, но объединившись вместе, ценой напряжённых усилий, они сумели подавлять его чувство опасности до того момента, когда вся свита вошла в приготовленную ловушку, и дверца захлопнулась.

Дружный залп нескольких десятков гранатомётчиков пришёлся точно в начало и в конец чуть растянувшейся колоны. Так как впереди и позади как раз шли титаны-крушители, то они и стали первой целью. Бронебойные выстрелы, предназначенные для борьбы пехоты с наступающими танками, оставляли в телах титанов гигантские дыры. Досталось и низшим демонам, выкосив их практически подчистую. Один демонических лорд замешкался, не успев поставить защитный купол. Ему оторвало руку и сейчас он торопливо отращивал её заново, находясь под защитой, выставленной остальными.

Направленные в центр колонны гранатометные выстрелы бессильно расплёскивались по защитному куполу, поставленному высшими демонами во главе с Владыкой. Мысленным усилием сформировав луч концентрированного света, уже за пределами защиты, Владыка прошёлся им по верхушкам ближайших скал, ломая их и круша, и запекая в собственном соку тех ракшасов-гранатомётчиков, кто замешкался и не успел сменить позицию.

Прежде чем попавшие в ловушку успели применить что-нибудь ещё, Ашарх~Иш~Аш лично замкнул контакты, инициируя взрыв заранее заложенных по известному пути следования мин. Закладывали их бывшие морские пехотинцы из числа тех, кто пошёл за адмиралом-предателем Кравцовым до самого конца. Поэтому заложены мины были по всем правилам и накрыли защищающихся с максимальной эффективностью. Направленные взрывы практически мгновенно просадили защитный купол и тот лопнул. Более того, часть мин оказалась внутри купола и отработала напрямую по демонам. Окутавшиеся щитами личной защиты, высшие оказались дезориентированы. Некоторые были ранены.

Точку в кратковременном бою, больше похожим на избиение, поставили снайперы. Восемь дьяволов, ни один из которых не смог бы справиться с самым слабым демоническим лордом из свиты владыки домена горящих скелетов, в течении пары минут смогли убить их всех, кроме самого Владыки.

"Distant reflection" отработали превосходно. Тяжёлые снайперские винтовки послушно выплёвывали пули, больше похожие на маленькие снаряды. Снайперы действовали крайне слажено, понимая, что если противник сумеет опомниться, то им точно несдобровать. Пара демонических лордов порежет восемь дьяволов на запечённые в духовке ленточки даже не слишком сильно вспотев. Однако закупленное у американского генерала оружие не подвело и сами стрелки клали пули точно в цель. Они действовали по разработанной инфералом Кравцовым методике, тратя на каждую цель по три выстрела. Первое попадание просаживало личный щит, обнуляя его или же очень сильно ослабляя. Второе уже рвало тело демона на куски. И третье, контрольное, ставило финальную точку. Собственная магия дьяволов увеличивала пробивную силу пуль и ослабляла щиты противника. Поэтому там, где в, в иной ситуации, выставленный демоническим лордом щит легко удержал бы очередь из автоматической скорострельной пушки в упор, он сдавался после одного-двух попаданий из тяжёлой снайперской винтовки.

Отработанная схема допустила осечку только на демоническом принце из свиты враждебного владыки. Его щит выдержал два первых попадания и только третье заставило щит лопнуть, но сам высший демон уцелел и попытался создать что-то вроде гигантского огненного шара, чтобы метнуть его в стрелков, но не успел. Оценив новую опасность, все восемь дьяволов сосредоточили огонь на нём и сразу восемь попаданий не выдержал даже демонический принц.

Оставался один Владыка. Уже понимая, что бой проигран, он попытался телепортироваться, но не смог, так как не участвовавший в бою Ашарх~Иш~Аш лично блокировал его попытки. Сила Владыки схлестнулась с силой пусть крайне сильного, но всё ещё находящегося на уровне демонического принца, высшего демона и начала постепенно продавливать его. Ашарх был вынужден опуститься на одно колено, словно под тяжким гнётом, гораздо боле тяжёлым, чем он мог бы выдержать. Ещё каких-то сто, ну, может быть, сто пятьдесят секунд и Владыка бы смог сбежать. Однако освободившиеся снайперы сосредоточили огонь на нём, а одновременно держать и обновлять личную защиту и пытаться прорвать мешающий телепортации барьер не хватило сил даже у генерала демонического Легиона.

Подтащившие спрятанное среди скал лёгкое зенитное орудие, четырёхрукие установили его за спиной занятого постоянным обновлением личной защиты Владыки и уступили место более слабым, но и гораздо более смышлёным ракшасам. Низшие демоны со звериными головами направили четыре ствола в спину высшему демону и открыли огонь, обрушивая град снарядов чуть ли не в упор, с расстояния в пару сотен метров.

Ровно в тот момент, когда лопнул личный щит Владыки, самозваные зенитчики прекратили огонь, а дьяволы-снайперы прострелили ему руки и ноги, но на этом остановились, контрольного попадания в голову не последовало. Бешенная, даже по меркам демонов, регенерация на глазах принялась отращивать у валяющегося в песке Владыки новые конечности. Пока Ашарх спускался с песчаных скал и шёл к месту недавней бойни, дьяволам пришлось ещё дважды отстреливать "выросшие" ноги и руки у владыки доминиона горящих скелетов.

-Кто ты такой, поглоти тебя бездна?! -прорычал он, завидев Ашарха.

-Посмотри на себя, -издевательски произнёс Ашарх. -Ты извиваешься, словно червь. Пытаешься ползти, но знаешь, что твой конец уже близок. Ты слаб и поэтому должен умереть.

Огненный меч отделил голову от тела бывшего владыки, а сам Ашарх замер, впитывая жизненную силу собственноручно поверженного противника. Впитав до конца, он прошёлся между расстрелянных демонических лордов и ненадолго замер у разорванного на части тела демонического принца, впитывая остатки их жизненных сил. Собрать получилось совсем немного. Самые крохи, но и они пригодятся. К горам окровавленной плоти оставшимся от титанов и к обугленным тушкам низших демонов Ашарх не стал даже и подходить.

Расправив плечи, он ощутил, как в его энергетическом теле циркулирует ещё не до конца переваренная жизненная сила владыки доминиона горящих скелетов: -Бездна, как это приятно чувствовать свою силу и слабость своих врагов!

Ещё один небольшой шажок к настоящему могуществу сделан сегодня. Решение использовать оружие землян и перенять их тактику оказалось выигрышным. Он только что уничтожил целого Владыку и всю его свиту потеряв едва ли десяток ракшасов-гранатомётчиков, задетых первым и единственным ответным ударом мёртвого владыки. Десять низших демонов против более чем десятка не самых слабых высших. Невероятный размен!

Точнее, он был совершенно невероятным в прошлом.

В будущем же подобное станет обычным делом.

Он, Ашарх~Иш~Аш и есть будущее!

Глава 5. На расстоянии одного приказа от сингулярности

Эрин коснулась пальцем экрана планшета, переходя по ссылке. Длинный текст не помещался целиком на экране. Его надо прокручивать вверх и вниз, как если бы она держала в руках не такое уж и большое окошко в какой-то другой, неведомый мир, где и находился весь текст целиком.

Принцесса вздохнула. Она ещё не слишком быстро читала на русском языке, а часто встречавшиеся неизвестные слова ещё больше замедляли процесс. Эрин больше нравились страницы с одними картинками или где между множества картинок прятались всего несколько строк текста. Длинные тексты давались её тяжело.

Отложив планшет в сторону, Эрин принялась наблюдать как земляне возводят новое строение. Должно быть ещё один ангар для своих удивительных машин. Быстрозатвердевающий бетон очертил фундамент будущего здания. В него сразу же устанавливали основу для металлических ферм. Пока толстая, бочкообразная машина заканчивала заливать фундамент в одном конце строительной площадки, на другом конце уже начинали возводить металлоконструкции, надёжно крепя их к вделанным в бетон основам. Строителей было всего ничего - человек десять, не больше. Но будущее здание вырастало на глазах, создавая впечатление будто трудятся там не люди, а какие-то сказочные существа, по мановению рук которых сами-собой возводятся стены и растёт над землёй будущий дом.

Я теперь живу в сказке, -подумала принцесса. -И должна буду жить в ней и дальше.

Сказки хороши тем, что рано или поздно заканчиваются и отдохнувший слушатель вновь возвращается к привычным делам.

Эта сказка не закончится никогда.

Земляне были вполне откровенны с принцессой. Честность - это ведь тоже политика и часто именно она приносит самые богатые плоды. Эрин предложили стать знаменем, под которым будет сломана старая жизнь и начата новая, для миллионов её будущих поданных. Ей пророчили стать кем-то вроде легендарных королей прошлого, державших под своими руками огромные земли, впоследствии разодранные на мелкие клочки многочисленными гранды и пэры. Земляне обещали разобраться с проблемой оборотней, как с чем-то не слишком значительным. И выбора не было.

Точнее, она конечно может отказаться. Только вот земляне всё равно добьются своего. С ней или без неё, но жизнь её народа круто изменится. Постойте! Она мысленно произнесла "её народа"? Эрин хмыкнула. Кого она обманывает? Конечно же она согласится. Как истинная дочь своего отца, владельца замка "Орлиный глаз" - принцесса не могла поступить по-иному.

Честно говоря, ей многое не нравилось в планах землян и в самом устройстве их общества, которое она только начала постигать. Объединить все человеческие земли под единой рукой, подобно древним королям - было хорошей идеей. А вот, так называемое, "освобождение" крестьян, когда любой мужик становился чуть ли не ровней блистательному гранду уже за пределами её понимания. Слишком уж это напоминало провокационные идея бунтовщиков и разбойников. Неудивительно, что Тайя последнее время ходит радостная, как навившаяся сметаны кошка вдобавок твёрдо уверенная, что в амбаре осталось ещё множество нетронутых крынок.

Та женщина, Екатерина Починкова, как-то попыталась объяснить Эрин процессы, происходящие в обществе, называемые мудрёным словом "политэкономика". Сказочные технологии землян и их машины позволят одному крестьянину выращивать столько же пищи, сколько раньше выращивали сто человек ежедневно тяжело трудясь. Там, где раньше работали пятьдесят каменщиков, теперь будет достаточно двух или трёх. И так везде. Всю эту огромную массу освободившегося народа земляне собирались учить. В первую очередь учить воинскому делу. Как поняла принцесса: не смотря на удивительное оружие землян, они уже долго воевали с чудовищами во много раз страшнее их оборотней и им требовались солдаты. Собственно, за новыми солдатами земляне и пришли сюда. Но, в отличии от гранда, набирающего ополчение из бывших крестьян, земляне должны будут сначала многому их научить, прежде чем новобранцы смогут пользоваться их удивительным оружием. Те же, кто во время учёбы хорошо покажет себя, смогут стать не солдатами, а мастерами, создающими все те удивительные вещи, которые принцесса видела у землян.

Экран отложенного в сторону планшета потемнел и погас. Эрин посмотрела на него и подумала, что она совершенно не понимает, как работает это волшебное окно, а кто-то из детей бывших крестьян или ремесленников, со временем, сможет разобраться в этом.

-Всё дело в том, -рассказывала Починкова. -Что нам не нужны "простые" люди. Низкообразованные трудовые массы заведомо проигрывают машинам в производительности. Нужны специалисты, умеющие управлять машинами, поддерживать их работу и создавать новые. Как если бы все или почти все должны будут стать учёными или, как минимум, квалифицированными ремесленниками. -Разве это возможно? -спросила принцесса.

-Работающий на полях крестьянин весь год горбатится за миску пустой похлёбки, для своей семьи, -улыбнулась Екатерина. -Предложи ему гарантированную трёхразовую кормёжку, и он в пыль разгрызёт гранит науки. Или попытается это сделать.

-А если не сможет?

-Тогда он нам не нужен, -хищно улыбнулась Екатерина. -Пусть и дальше трудится на своём поле и растит детей. Может быть как-раз его дети и подойдут нам. В этом прелесть больших человеческих масс - в них всегда найдутся те, кто требуются. И чем больше общее количество людей - тем больше окажется подходящих . В этом, отчасти, трагедия моего родного мира. За время войны с демонами количество населения сократилось более чем в двадцать раз. Вдобавок качество исходного населения было не на высоте. Помнишь я говорила, что простые, низкообразованные люди не нужны? Но до войны таких было большинство. Даже подавляющее большинство. Технический прогресс сделал наш мир очень богатым. Свободных ресурсов хватало, чтобы без перерыва кормить и развлекать всю эту аморфную массу. Политики оказались вынуждены, в первую очередь, заигрывать с ними. Девяносто процентов балласта, жировой ткани, образно выражаясь, тащили вперёд едва ли десять процентов - те самые специалисты, людей дела. Даже удивительно, что при таком соотношении мы умудрялись куда-то двигаться и как-то развиваться.

Притихшая Эрин молча слушала. Она многого не понимала. Если честно, то не понимала больше половины.

-Порой просто не из кого становится выбирать, - продолжила Екатерина. -Вот поэтому требуются новые люди. Свежая кровь. Они нужны настолько, что мы готовы даже попробовать обучать с нуля средневекового крестьянина. Если он, или его дети, или его жена - раса и пол не имеют определяющего значения - если он только сможет учиться, то это наш человек и мы предложим ему всё, чем владеем сами. Что до мотивации, то у вечно живущего под угрозой голодной смерти, затюканного сборщиком налогов, землепашца - с ней нет совершенно никаких проблем.

Вспомнив сейчас тот странный разговор, принцесса задумалась о самой Екатерине Починковой. Официально её должность называлась глава лингвистического отдела. Главная по языкам - если говорить простыми словами. Однако всем своим существом Эрин чувствовала, что с Екатериной всё далеко не так просто.

Увидев идущих вместе Горазда и Тайю, принцесса окликнула их.

Красноволосая Тайя, разбойница и бунтовщица, чувствовала себя у землян как рыба в воде. Отойдя от первоначального шока и худо-бедно выучив русский язык, она тут же принялась заглядывать во все дыры и буквально за пару дней перезнакомилась чуть ли не с каждым человеком в форте. Вот же неугомонная натура. Она уже успела договориться и начала учиться стрелять из облегчённой винтовки, для использования которой не требуется тяжёлая броня со встроенным экзоскелетом. Уговорила Горазда прокатить её в танке и хвасталась принцессе, что он дал ей выстрелить из пушки. Земляне наблюдали за её неугомонной активностью вполне снисходительно. Починкова как-то сказала: -Тоже вариант социализации, вполне пригодный.

-О чём спорите? -спросила Эрин, когда они подошли поближе.

-Ну хоть ты ему объясни! -потребовала Тайся.

-Что объяснить?

-Всё, я не могу это больше слушать, -объявила бывшая разбойница и заметив лежавший рядом планшет тут же схватила его. -Буду смотреть мультики!

Эрин повернулась к Горазду: -Рассказывай.

Если собрать путанную речь землянина и выжать из неё всю лишнюю воду, то вышло примерно следующее. Сочинители из мира Земля оказывается не раз придумывали сказки о встрече с более отсталым миром, таким как их, например. И почти во всех этих сказках земляне или всячески уклонялись от контактов, оправдываясь желанием сохранить культурную самобытность иной цивилизации. Либо, в лучшем случае, пытались прогрессорствовать, но тоже очень осторожно. Чтобы ни в коем случае не сломать, не испортить ту самую культурную самобытность и не помешать собственному уникальному развитию другой цивилизации.

-А что собрались сделать земляне, когда и правда нашли другую цивилизацию на гораздо более раннем этапе развития? -спрашивал Горазд у принцессы и сам же отвечал. -Мы собрались ломать вас об колено. Культурная самобытность? Собственный уникальный путь развития? К демону! Интегрировать, ассимилировать, сделать вас частью нас, только потому, что нам это очень и очень нужно. Но разве это будет честно?!

Принцесса задумалась. Отчасти её собственные мысли удивительным образом перекликались со словами землянина.

Отвлёкшись от созерцания двигающихся картинок на планшете, Тайя с неожиданной страстью сказала: -Если хочешь поговорить о честности, то зайди в крестьянскую землянку, где досыта едят только по праздникам, да и то не по всем. Где в голодный год неизбежно. встаёт дилемма: отвести престарелых и не способных больше работать родителей в лес или недодать кусок хлеба и без того плачущим от голода детям? Эта принцесска всю жизнь жила в тепле, спала на мягком, ела досыта, а когда ей было скучно - выезжала на охоту или порола дворню.

-Эй! -попыталась возмутиться Эрин собираясь сказать, что не так часто её отец устраивал большую охоту, а слуг она, если и порола, то только по делу, а не для собственного удовольствия.

Проигнорировав возмущение принцессы, Тайя продолжила. -Хочешь поговорить о честности - иди к многодетной матери, у которой лихорадки и недород унесли жизни восьми детей из девяти. Иди и спроси, что ей важнее "культурная самобытность и уникальный путь развития" или жизнь хотя бы одного мёртвого ребёнка, которого могли бы спасти ваши лекарства?

Поэтому вот что я тебе скажу: если собрались ломать нас об колено, то ломайте скорее, не ждите. Грандам может быть и не понравится, а простой люд уже столько раз скручивали и гнули, выжимая все соки, что хуже быть просто не может. Язык, культура, все те сказки, что матери рассказывают детям в колыбели и вера в семерых богов заступников - если всё это нужно, то оно останется, переживёт вашу ин-те-гра-цию и впоследствии заиграет новыми красками. А если не нужно и исчезнет как мутная пена на кипящей воде, то и к оборотню такую культуру. Ни капельки не жалко.

Выдав страстную речь, разбойница отвернулась и снова принялась смотреть мультики по планшету.

-Со многим я не согласна, -осторожно произнесла принцесса, осторожно наблюдая за Тайей. -Но точно соглашусь в одном: иметь возможность помочь и не помочь, опасаясь "как бы чего плохого не вышло" - недостойно благородного человека. А то, что помогая нам вы решаете, в первую очередь, свои задачи, так когда и где было по другому?

-Ну ничего себе! -только и нашёл, что ответить Горазд. -Слышали бы только вас довоенные земные фантасты со всеми их: руки прочь от культурной самобытности и не наступи на бабочку, вдруг изменишь историю.

Тайя спросила: -Будете смотреть мультики?

И они втроём сидели и смотрели как нарисованные животные разговаривают человеческими голосами и как нарисованные роботы сражаются в космосе ещё часа два, пока не наступило время ужина.

***

-Господин президент, с вами хочет говорить русский диктатор, -объявила секретарша. Смазливое личико выражало определённую долю обеспокоенности. Всё же не часто главы государств звонят друг другу, чтобы переброситься парой слов. По-хорошему подобные разговоры должны предварительно согласовываться и если этого не было сделано заранее, значит тема предстоящего разговора крайне важна или же не терпит отлагательств.

Президент соединённых штатов Америки, точнее тех её остатков, которые сами себя называли "чистые" и располагались, большей частью, на территории бывшей Канады, нарочито вздохнул.

-Эти русские всегда так не вовремя!

-Простите маршал, -извинился президент перед находившимся в комнате человеком в военном мундире, увешанном наградными планками. -Думаю я должен уделить диктатору северных варваров некоторое количество своего времени.

-Переключите трансляцию в малый кабинет, -велел он ожидавшей ответа секретарши. -Сейчас я туда подойду.

Секретарша кивнула, отчего длинные серёжки в её ушах качнулись и заблестели в изливаемом мощной электрической лампой свете. Не меньше блестели наградные планки потрёпанного жизнью мужчины, которого президент называл маршалом.

Сам глава избранной нации не мешкая, но и не спеша сверх меры, прошёл в помещение, называемое малым кабинетом, сел за стол и придирчиво оглядел себя в зеркале. Там отражались волевой подбородок, пронзительные синие глаза и короткая, но какая-то агрессивная причёска соломенного цвета волос. Эта причёска как будто говорила - не связывайся со мной и моей страной, парень. Мы американцы, а значит всё будет ок-ей и никак иначе!

Близко знавшие президента люди неоднократно отмечали насколько хорошо и даже молодо он стал выглядеть последнее время. Строгая диета и регулярные походы в спортзал - отшучивался президент. Хотя настоящая причина его скакнувшего вверх здоровья была разлита по бутылочкам из толстого, синего стекла, хранящихся в личном сейфе с четырьмя ступенями цифровой защиты. Может быть всё это выглядело не слишком хорошо и пахло не слишком уж приятно, но... Америка ведь во все времена росла и богатела строго, придерживаясь принципов свободной торговли. Эти принципы гласили: ты можешь вести дела хоть с людоедами, хоть с упырями - главное, чтобы это были по-настоящему выгодные дела.

Зеркало отставлено в сторону. Президент нажал на одну из кнопок во вделанном в стол пульте и большой экран висевший на противоположенной стене засветился. Оттуда на американского президента взирало осунувшееся лицо диктатора Башурова с тонкой натянутой кожей на щеках и скулах нездорового желтоватого оттенка.

-Добрый день, господин президент. Для лидера, в чьей воле жизни миллионов его людей, вы выглядите удивительно прекрасно и свежо, -поздоровался Башуров.

-Регулярные физические нагрузки и строгая диета. Впрочем, вы тоже выглядите неплохо, -покривив душой ввернул дежурную любезность американец.

-Я бы хотел, чтобы данный разговор оставался исключительно конфиденциальным. Если хотите, можете считать его декларацией о намерениях и попыткой загодя сгладить часть острых углов, которые, наверняка, возникнут во время официальных переговоров.

-О, я обожаю подобные "предварительные" беседы с глазу на глаз, -оживился американский президент. -По моему глубочайшему убеждению: в ходе таких бесед и делается настоящая политика.

-Буду краток, -предупредил русский диктатор. -В ходе нескольких последних столкновений мы заметили использование отдельными демонами высокотехнологичного оружия.

Американец молчал.

-Оружия земного производства, -продолжил Башуров. -А если быть точным, то исключительно американского.

-Не имею об этом ни малейшего понятия, -ответил президент. -Хотя и допускаю, что демоны могла захватить какой-нибудь склад или же элементарно собирали снаряжение уничтоженных отрядов и худо-бедно научились им пользоваться...

-Если поставки демонам высокотехнологичного оружия и боеприпасов не прекратятся в самое ближайшее время, то я лично предупреждаю о самых ужасных последствиях.

-Не лезьте во внутренние дела великой Америки! -яростно отрезал американский президент. -Да как Россия вообще смеет...

-Ну вы же, американцы, считали себя вправе лазить по чужим карманам и заглядывать в чужие дверные глазки. А, по настроению, могли и попытаться вбомбить в каменный век какую-нибудь не устраивавшую вас страну или подготовить государственный переворот, усаживая нужного вам лидера. Так чего же теперь возмущаться? Или, как говорили во времена моего детства: "стрелочка обратно не поворачивается"?

-Не собираюсь сидеть здесь и высушивать необоснованные обвинения в адрес моей страны!

-Тогда выслушай предложение, -повысил голос Башуров. -Пришла пора создать общие силы обороны земли, чтобы не сражаться с демонами по одиночке, как раньше. Это надо было сделать очень давно, но лучше хотя бы сейчас, чем вообще никогда. Силы обороны земли. Армия защиты человечества - пусть соответствующее название подберут пиарщики. Главное, что в их ответственности будет вся наша планета, а не территория какой-то отдельной страны.

-Ещё одна надгосударственная структура? -скривился американский президент.

-В отличии от той же ООН, самораспустившейся в связи с гибелью большей части входивших в неё стран участников, новая структура будет работать максимально эффективно. Ведь её задача не поиск мирных способов разрешения вспыхивающих конфликтов, а бескомпромиссное уничтожение демонических тварей, сумевших проникнуть в наш мир, не взирая на национальные, государственные и все прочие границы.

Президент позволил себе усмехнуться, вкладывая в произносимые слова точно отмеренную долю ядовитого сарказма: -И это говорит мне тот, кто отказывается поделиться с цивилизованным миром технологией открытия межмировых врат? Как лицемерно...

-Технология открытия врат будет предоставлена странам участникам, -пообещал Башуров.

Собиравшийся выдать ещё какую-то колкость американский президент закашлялся и был вынужден отпить воды из предусмотрительно стоявшей в углу стола пластиковой бутылочки.

-В таком случае, -медленно проговорил он, словно бы взвешивая каждое слово будто монету и опасаясь переплатить даже в самой малости. -В таком случае предложение может быть интересным. От лица Америки я уже не раз поднимал вопрос создания нового органа контроля и исполнения, не ограниченного искусственными рамками государственных границ.

-Только один важный момент, -предупредил Башуров. -В армию защиты Земли смогут вступать и инефералы и прочие волшебные создания, в чьей верности и разумности не будет никаких сомнений. А среди стран участников обязательно будут представители новых стран, созданных инфералами после ухода демонов. Разумеется, только те из них, кто проявит здравый смысл и продемонстрирует положительную договороспособность. В конце концов и люди и нелюди - все мы живём в этом мире и защищать его должны вместе, не так ли?

-Это невозможно, -отрезал президент. -Дать права нелюдям? Признать их равными чистым людям - абсолютно невозможно!

-Дело не в том, чтобы давать какие-либо права инфералам, -попытался объяснить Башуров. -Скорее вопрос ставится так, что ни у России, ни у США сейчас просто не хватит сил, чтобы забрать у них эти права. Подумайте, господин президент, на текущий момент порядка шестидесяти процентов территории земли контролируются свежеобразованными государствами инфералов или же не контролируется вообще никем. Под инфералами полностью лежат Африка и Австралия. Практически полностью - Южная Америка. Больше чем на семьдесят процентов - Азия и где-то процентов на пятьдесят - Европа. Как можно воевать практически со всем миром? Так или иначе - необходимо договариваться с теми, с кем можно договориться. Люди слишком устали от бесконечной войны на выживание. Другого пути у человечества нет.

-Великая Америка никогда не смирится с существованием нелюдей - отвратительной плесени на теле мироздания! - заявил американский президент. -Это абсолютно ненормально для любого чистого человека.

-Я опасался, что разговор окажется бесполезен, -покачал головой Башуров.

-Тогда, возможно, не стоило его и начинать? - улыбнулся вернувший самоконтроль президент.

-Возможно, -проговорил русский диктатор сквозь экран глядя прямо в глаза американскому президенту. -Я просто сделал предложение НЕ ТЕМ соединённым штатам Америки.

-Ты не посмеешь...

-Продолжайте торговать оружием с демонами, -предупредил Башуров. -И может быть действительно, на мировой карте, останется только одна Великая Америка. Но какая из двух Америк ею станет?

Экран показал заставку разорванного соединения и через пару секунд погас.

Президент с силой ударил кулаком по столу. Чувствуя в сжатом кулаке пульсирующую, мягкую боль от удара он выругался, поминая лично Башурова и всю Россию в целом.

Какая беспрецедентная наглость! Как только этот жалкий диктатор смеет ставить условия не кому-нибудь, а самой Америке - единственной избранной стране в этой богом забытом мире. Вдобавок ещё толстые намёки на оказание возможной поддержки богопротивному образованию - "инферальным штатам Америки". Предателям и трусам. Вся их аргументация, что они не нуждаются в армии, которая во время войны вторжения бросила гражданских на растерзание тварям, спешно отступая на север, спасая толстые жопы политиканов. Что они сумели выжить под демонами и теперь собираются строить будущее сами, без указки окопавшихся на севере бывших армейцев.

Президент чувствовал, что не сможет сегодня продолжить беседу с маршалом. Вызвав секретаршу, он приказал как-нибудь повежливее выпроводить маршала и потом снова зайти к нему. Будет справедливо, если он немного подсластит себе конец этого трудного, трудного дня.

***

Матёрый оборотень, один из лучших охотников и разведчиков стаи, осторожно пробирался по, казалось бы, пустому лесу. Стая послала его посмотреть на тех новых людей, которые обосновались в центре пограничного леса между землями стаи и человеческими землями.

Люди не способны сравняться с оборотнями. Их воины слабы. Они слепы ночью и почти ничего не чуют. Но новое это всегда опасность. Пока он не разузнает всё как следует, пока не взглянет на пришельцев своими собственными глазами - охотник решил проявить максимальную осторожность. Всё же не зря он являлся одним из лучших разведчиков стаи.

Ещё издалека оборотень почувствовал странные запахи. Пахло металлом, но не так как от обычных человеческих поселений. Здесь пахло по-другому. А ещё какими-то резкими запахами, далеко разносимыми игривыми ветрами. Он никогда не чуял ничего подобного и потому решил проявлять ещё большую осторожность.

Но как бы ни был бы ловок зверь. Как бы не был он хорош в мастерстве тайного проникновения. Однако, на свою беду, он совершенно ничего не знал ни об умных камерах, чьи алгоритмы анализа видеопотока легко отличают шелест листвы от намеренного движения и заметив последнее тут же подают тревожный сигнал. Охотник даже не догадывался о развешанных тут и там, на протяжении более чем двухкилометровой защитной полосы, электронных глазах способных видеть выделяемое телом большого зверя тепло. О распределённой сигнальной сети, когда срабатывание одного датчика может быть проигнорировано, но срабатывание сразу нескольких датчиков однозначно свидетельствует о попытке проникновения.

В этом состязании у лучшего разведчика стаи не было ни единого шанса.

Он проиграл, когда ещё только решил тайно попытаться подобраться к лесному городу новых людей.

Впрочем, кое-что оборотень всё же сумел. То ли благодаря чьей-то ошибке, то ли на голой интуиции, но он вдруг явно осознал, что из охотника он тут превратился в предмет охоты. Оборотень попытался убежать прочь, отбросив маскировку и делая ставку на силу и скорость. Длинный прыжок с места назад позволил ему увернуться от первой порции дротиков со снотворным и от охотничьей сети, бессильно ударившей грузилами по тому месту где он только что находился.

Ещё один мощный прыжок, но на этот раз часть дротиков попала точно в цель. Синтетическое снотворное, разработанное специально под физиологию оборотней на основе той половины туши, которую ещё старший лейтенант Романенко привёз в грузовом отсеке своего мизгиря, подействовало практически мгновенно. Задние лапы гигантского зверя подкосились. Ужасная морда, лишь отдалённо напоминающая медвежью, повернулась и с каким-то совершенно человеческим удивлением посмотрела на вдруг отказавшие повиноваться лапы. Пару секунд спустя химически синтезированный дурман дошёл до мозга, и голова зверя упала...

...охотник Кат очнулся в странном помещении, сделанном из необычных материалов, но при всей его необычности оно точно было клеткой. Тяжёлые лапы лежали непослушными меховыми подушками. Тяжёлая голова словно бы перевешивала всё остальное тело. Перед глазами двоилось и окружающий мир шатался туда и сюда, как будто танцуя вокруг него одного, ввинчиваясь ему в голову. Сильное тело оборотня в боевой трансформации довольно быстро избавилось от последствий интоксикации и Кат наконец смог как следует оглядеться.

Его поместили в клетку.

И снаружи, за толстыми прозрачными стенами, дополнительно укреплёнными прутьями вплавленного прямо в стекло металла стояло глазело на него множество людей. О том, что люди оделены не только решёткой из прутьев, но и стеклом, Кат догадался потому, что не чувствовал сейчас их запахов.

Одна из рассматривающих его человек - облачённая в свободную белую одежду, женщина наклонилась к висящей на стеклянной стене коробочки и до Ката долетел её голос. Она говорила на общечеловеческом языке и поэтому он её понял.

-Кто ты, зверь? -спросила женщина.

-Я не зверь! - яростно возразил он. Пасть в боевом обличии ужасно приспособлена к внятному произнесению звуков человеческой речи, и он на уровне инстинктов преобразовал её, делая похожей на человеческое лицо. Люди по той стороны стеклянной стены зашумели и принялись возбуждённо переговариваться, но он их совершенно не слышал.

Следующий вопрос не замедлил последовать: -Как ты хочешь, чтобы к тебе обращались?

Подумав, Кат ответил: -Человек.

На самом деле это не совсем верный перевод. На языке стаи слово "человек" обозначало исключительно оборотня. Иногда можно было сказать "истинный человек". Людей же они называли "подделками", "глиняными людьми", "отвергнутыми" и так далее.

Но не объяснять же всё это сейчас заговорившей с ним женщине в белой накидке? Да и вряд ли ей известен язык стаи - язык истинных людей.

-Я не зверь. Я - человек, - объявил Кат.

-Пока ты ведёшь себя как зверь - мы и относимся к тебе как к зверю. Хочешь, чтобы к тебе относились как человеку - веди себя соответственно, -потребовала женщина.

Сначала Кат не понял, что она хочет, но потом догадался и начал изменяться. Огромная, размером с небольшой грузовик, туша опала, словно бы проваливаясь сама в себя. Шерсть истончалась, исчезая на глазах. Без криков, без спазм, без крови и грязи, спустя каких-то пять минут, на месте чудовища по центру камеры лежал звероподобный мужик двухметрового роста. С длинными, давно не стриженными волосами, спутанной бородой и абсолютно голый...

...успели заснять?! - спросила Починкова.

-Невероятно! -ахнул кто-то за спиной. -Если бы не видел своими глазами, то ни за что бы не поверил!

-Записали весь процесс от и до. Во всех диапазонах.

-Молодцы! -обрадовалась глава лингвистического отдела. -А теперь открывайте камеру.

-Может быть не надо открывать? -несколько нервным тоном предположил кто-то из учёных, наблюдая как здоровенный мужчина внутри медленно встаёт на ноги и выпрямляется во весь свой огромный рост. Как осторожно делает первый шаг, будто заново привыкая, что теперь надо будет ходить на двух ногах, а не на четырёх.

-Первый контакт -всегда риск, -пожала плечами Екатерина, пропуская мимо себя двух закованных в тяжёлую броню пехотинцев с укороченными скорострельными пулемётами, предназначенными для мгновенной постановки плотной огневой завесы внутри замкнутых помещений...

...пожалуйста оденьтесь, -попросила та же женщина. На этот раз она говорила не через волшебную коробочку. Её голос доносился через открытую дверь. Так же, как и её запах и запахи всех остальных.

Кат глубоко вдохнул, пытаясь несовершенным человеческим носом уловить всю гамму ароматов присущих этому месту. Его носовой аппарат затрепетал, видоизменяясь.

-Пожалуйста не меняйте форму, иначе нам придётся оставить вас в камере или же убить, -предупредила женщина. Её запах говорил, что она настроена серьёзно и именно так и собирается поступить.

Двое рыцарей в необычной броне наставили на него какие-то странные штуки совсем не похожие на оружие, но неприятно и опасно пахнущие металлом, гарью и чем-то вроде смазки.

Усилием воли Кат вернул нос к человеческому виду.

-Это иногда происходит непроизвольно, -предупредил он. -Но я постараюсь.

Немного неловко, так как ещё не успел полностью отойти после резкой смены формы, он натянул на себя штаны и что-то вроде накидки с длинными рукавами. Он вопросительно посмотрел на командующую тут женщину. Странно, вокруг столько самцов, а командует самка. Впрочем, её запах буквально излучал уверенность в собственных силах, а значит