Спынь Ксения Михайловна: другие произведения.

P.M. Постмортем

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Между явью, моралью и сном". А также между нежизнью и несмертью, проще говоря - ни там ни тут. Со всех голосов в голове, которые пожелали высказаться.


[P.M.] ПостМортем

   1. Пролог. Ответ.
  
   От чего мне себя беречь?
   От двусмысленных слов и встреч?
   От излишне смелых идей?
   От излишне дотошных людей?
   От махины грозной госпресса,
   от воронка у подъезда
   и полночного стука в дверь?
   Да кому я нужна, поверь!
  
   2. Б/у.
  
   Мне бы флагом - в небо, да руки слабы:
   Не свернут и крышку, не то что горы.
   Что мои слова, идеалы и сны?
   Здесь потребны люди другой породы.
  
   Мне б играть словами, да мозг отказал:
   Разбиваются фразы на звуки, в буквы;
   Не сплестись им в нить, что ведёт сквозь портал,
   Их гирлянды бессмысленно виснут, грубо.
  
   Мне б призвать к свободе, да голос пропал,
   Им и "Здрасьте" не скажешь, чтоб было слышно:
   Горловиной туго нить залов легла,
   Да и всё уж звучало под старой крышей.
  
   Мне б Свободу ещё хоть глазком увидать,
   Хоть за хвостик, за край - не догнать, так согреться.
   Но над вероотступником гаснет звезда,
   И нет дел божеству до потухшего сердца.
  
   Мне б на электричку - да в снежную степь,
   Чтоб с концами, без края в краях затеряться...
   Тело как сидит, так и будет сидеть,
   Не осмелится вновь скинуть с плеч одеяльце.
  
   Мне б в шампанское - яд, да кто б передал:
   Говорят, моветон так и вконец запрещёнка.
   А дадут - и прольёт, вдруг дрогнув, рука?
   Это будет неловко, ах как будет неловко...
  
   3. Ноктюрн.
  
   Твои нервы - трамвайные провода,
   Нити тугие,
   по которым искры уносятся в город.
   Он виднеется -
   сонно-величественный -
   из окна,
   И глазами горят огни
   через мглистый предночный холод.
   Им навстречу бы -
   сесть в случайный трамвай
   (Тот, что с жёлтыми окнами
   мчит сквозь ночную муть)
   И умчаться с ним.
   Кто-нибудь
   Ещё будет в салоне:
   много ищущих лучший край.
   А за мутным стеклом -
   будто город другой
   И другого мира мелькают другие картинки...
   Или нет, не другой -
   просто -
   другой стороной?
   Други, недруги, -
   всё чуть-чуть по-иному в трамвайной желтинке.
   ...Здесь из жёлтого - только окна
   в соседних домах.
   Но всё кажется: если навстречу им,
   прям через небо,
   Где вороны сидят на антеннах и проводах,
   Если с ними,
   то вот,
   где-то рядом,
   где-то...
   На расстоянье касанья,
   Вытянутой одной руки,
   С твоими глазами играя,
   Всем вопреки -
   Вот же - иное,
   другое,
   Почти то же, только
   живое,
   Живее любых декораций...
   Где-то по линии станций -
   Слышно отсюда, с окраины -
   Пустой трамвай
   шелестит
   через самое
   сердце.
   Между миров неприкаянных
   Кто-то, шутя, играет на нервах твоих интермеццо.
   Хватит.
   Хватит же.
   Хватит!
   Х.В.А.Т.И.Т!
   ___
   Нити тугие режут город на части.
  
   4. Alter Ego.
  
   Губы хрупкие, полупрозрачные,
   Взгляд поблёскивает с опаской.
   Не в свою забрела ты сказку,
   Не тебе её переиначивать.
   Ты такая прелестно ломкая,
   Упускать тебя не с руки мне, -
   лучше б пальцы сомкнуть на затылке,
   в кулаке твои локоны комкая,
   твои плечики узкие вывернуть -
   чтоб до хруста, до вскрика, до одури,
   на излом перегнуть твои контуры
   и, пока твоих глаз не застелет муть -
   расцветить твою кожу бледную,
   позвоночник твой счесть по косточкам,
   жалко портить тебе мордочку,
   но пожалуй что так и сделаю.
   Исходи на крик, рвись из рук
   мы одни здесь и нас не слышат
   и поверь никого не колышет
   что на вдох я твой воздух краду.
   я тебя разграблю по ниточке
   я тебя раскрошу по осколочку
   ещё всамую бы серёдочку
   вглубьтебя протоптать тропиночку
   распахнуть сердцевинойнаружу
   исквозьрёбра вытрястидушу
   снейещёнезнаючтобсделала
   ...
   ...Жаль, не вытащить тебя из зеркала.
  
   5. Алым.

Я трамвайная вишенка страшной поры.

О. Мандельштам

  
   Алый сок алых вишен - живы ли, мертвы -
   Ещё чуть - и польёт через край.
   Им просторы пластмассовой плошки тесны:
   Дальше - плашка, помост - так играй!
  
   Где-то рядом шампанского хлопает залп,
   Блёстки пены - по чашам в расплеск...
   Кто из плошки - да в лапы, да в пену - из лап,
   Чтобы алым, как праздник, стал блеск?
  
   И всю ночь по одной уходили вовне,
   Вот же были - а вот их и нет,
   И последняя вишенка сохнет на дне,
   Посторонний встречая рассвет.
  
   6. Ночь ночей.
  
   Разгреби в моей голове эту гору трупов.
   Мне в ней даже нет друзей и подруг.
   Наконец, это глупо:
   Ничего со мной, ничего вокруг,
   Так откуда трупы?
  
   Кто додумался их раскапывать из-под снега?
   Ведь неэстетично, и нет им мест:
   Даже нам нет ночлега.
   На мильоны миль, сотни вёрст окрест
   Нигде нет ночлега.
  
   Что не так с этим местом, со мной и с моей головой?
   Что не так с пространством, что внутрь ввалилось -
   Внутрь моей головы больной?
   Из нутра чем вытравить эту гнилость?
   Как вернуть всё в покой?
  
   7. Первый заговор.
  
   Многомудрые, всепонимающие,
   В правде жизни поднаторевшие,
   Безошибочно в суть проникающие,
   Через всё на свете прошедшие,
   Многоопытные, правильно делающие,
   Все сомненья легко разрешающие,
   Все неписанные истины ведающие,
   "Сколько", "как" и "зачем" точно знающие,
   Ни во что на свете не верящие,
   Разве лишь в химер своих избранных -
   Ведь своя-то химера истинна,
   Это знают все трезвомыслящие -
   В каждом слове и деле взвешенные,
   Завсегда безупречно моральные,
   Не совсем, но почти что безгрешные,
   Не совсем, но почти идеальные,
   Гуманисты цинично улыбчивые,
   Всё вписавшие в схему придирчиво,
   "Прав" и "лев" на раз-два различающие,
   Беспощадные, всепрощающие, -
  
   Многомудрые, я вас не трогаю,
   Хватит лазать-то вам в мою голову,
   Что вам крыса, сбежавшая в логово?
   Уж оставьте её там, убогую.
   От неё ни помех вам, ни пользы нет,
   Ей - во тьму, вам - на то, что назвали "свет",
   А пути и без крыс туда трудные,
   Многоопытные, многомудрые.
  
   8. По путям.
  
   В сто первом составе не топят вагоны.
   За окнами морось, за окнами тьма.
   Огни не мелькают, слились перегоны.
   Он мчит через вечность, он мчит в никуда.
  
   Пытаюсь припомнить, что было знакомо,
   Нащупать рукою сон давешний, но
   В сто первом составе не топят вагоны,
   И руки немеют, и спать - не дано.
  
   9. Над Кремлём.
  
   Не мой, не твой, не их:
   Под ветром триколор -
   И снег вокруг горит.
  
   10. Сказка про глупую девочку.

- Вот какой глупый котёнок.

С. Маршак

  
   - Что читаешь - репостнула вон на стеночку?
   - Да так, статью про одну девочку.
  
   - Как же её звали?
  
   - Звали как звали - по ФИО,
   Тебе-то они на что?
   Много чести было бы ей:
   Такой же, как мы, нонейм.
   Вот какая глупая девочка.
  
   - Чем же она занималась?
  
   - Да в общем, как многие:
   Училась или работала,
   О чём-то, верно, мечтала,
   Что-то читала, о чём-то слыхала,
   Много болтала.
   Вот какая глупая девочка.
  
   - О чём же болтала?
  
   - Да в общем, как все -
   О разной смешной ерунде.
   - О политике и стране?
   - О них в том числе.
   Вот какая глупая девочка.
  
   - С кем же она болтала?
   Не сама ведь с собой?
  
   - С таких, как она, же толпой -
   Знакомых, полузнакомых
   И вообще почти незнакомых,
   Да ещё по совету чьему-то
   Подписалась под парочкой пунктов;
   Вот уж чего делать точно не надо было:
   Как так можно - не различить провокатора?
   Вот какая глупая девочка.
  
   - Погоди, а что за статья?
  
   - Статья как статья,
   Мне таких слов говорить нельзя,
   Кажется, "экстремизм" или вроде того,
   В общем, всё как обычно, как чаще всего.
   Вот какая глупая девочка.
  
   (- И сколько же ей дали лет?
  
   - На глупый вопрос - глупый ответ:
   Пока что - секрет.
   И тебе-то что до того?
   Для тебя - совсем другое кино,
   Если будешь осторожней маленечко.
   Понимаешь, это была очень глупая девочка...)
  
   11. Тому, который...

В. Т. Ш.

  
   На заснеженном перроне,
   Между двух рядов огней
   Носит ветер, носит с воем
   Сор, и крики, и людей.
   Все снуют, спешат исправно,
   Все текут на свой состав:
   Те - налево, те - направо,
   Те - в адок, и эти - в ад.
  
   На перроне - минус тридцать,
   Минус сорок... Пятьдесят.
   Стоит бы поторопиться:
   Поезда уже гудят.
   Вместе с прочими не легче
   В тот ли, в этот ли состав?
   Нет уж, только лишь покрепче
   Затянуть на шее шарф:
   Лучше яблоком хрустящим
   Укатиться по снегам,
   Чем играть с одними в ящик,
   А с другими - в дурака;
   Лучше через вечность - в лето,
   Веткой стланика - к огню,
   Чем за вашим мнимым светом
   Иль под вашу шестерню.
  
   Отъезжают... Отсвистели...
   И безлюдье - благодать!
   Чем хотели, в самом деле,
   Одиночку напугать?
  
   ...Меркнет зренье. Глохнут уши.
   Поездов простыл и дым.
   Сжёван. Выплюнут. Не нужен.
   Ну и что. Стоим. Стоим.
   Чуешь кровью, мозгом кости,
   Что промчится поезд твой -
   Распоследний, тайный, поздний -
   В направлении "домой".
  
   12. Бессонница.
  
   А ты лапками - топ-топ-топ,
   Как украдкою,
   В двери крадучись,
   Ходит-бродит, никак не дойдёт.
  
   А ты ножками - шур-шур-шур,
   За окошками
   Серым вышито,
   Серым заткнуто,
   Будто тряпкою - веток ажур.
   Виснут ветви, висят надломанные,
   Тянут-тянутся с потолка-полога,
   Свиснут вниз -
   Да сверху на голову:
   Свистнут в них.
  
   Звери - палками - хруст-хруст-хруст,
   Промеж стен, из тени да с темени -
   Те ли, так ли?
   Похитить хотели ли?
   Под хитином не зверь - пусто,
   Под кроватью корчится-кружится,
   Бурым ворохом, красной лужицей.
  
   А ты ножиками - вскользь-сквозь,
   Будто крошками,
   Свет повыльется,
   Словно манкой, на пол просыпется,
   Разве тяпкой найдёт кто кость?
   Всё под крупкой серо вокруг,
   Серотряпка лезет в окошко
   И как ложками - тюк-тюк-тюк -
   Время месит, никак не вылакает.
  
   Ты тихонько лежи, безъязыкая.
  
   13. Второй заговор.
  
   Рандом, рандом,
   Найди мой дом,
   Найди меня
   Средь ночи-дня,
   Из масок прочих
   Какое хочешь
   Для ловли дичи
   Прими обличье
   И, будешь рядом -
   Влети нарядом,
   Нежданным вором,
   Авто проворным,
   Деньком непогожим,
   Случайным прохожим,
   Недобрым взглядом,
   Незримым ядом,
   Чумой неслышной,
   Сосулькой с крыши,
   Шальным осколком,
   Ударом тока,
   Стальным оружьем,
   Ночным удушьем,
   Под ноги - льдом,
   В висок - углом,
   Найди по следу,
   Войди с приветом,
   Чтоб ночь не пела,
   Как было дело,
   Забыли дни
   О том, что стало.
   Рандом, найди.
   Рандом, устала.
  
   14. Той, которая...

- Беги - а я ко дну.

Линда

  
   Беги, я останусь здесь залогом их безопасности,
   Их уверенности в своём завтра и в сегодняшнем дне,
   Их не подлежащих никакому сомнению правоты и прекрасности,
   Мне не больно, не страшно, не холодно так лежать полутрупом на дне.
  
   Беги, да не будет крут твой маршрут,
   Добеги до самой звезды, пока снег не растает.
   А меня здесь пока потихоньку дожрут,
   Что глобально, конечно, уже ни на что не влияет.
  
   15. Ран. Штормовая баллада.

вольный перевод с немецкого стихотворения Мартина Шиндлера "Ran"

  
   По морю шторм - из дали в даль,
   Свет грозный в небесах,
   Совсем один плывёт корабль,
   Дрейфует на волнах.
   Сломалась мачта. Что корабль? -
   Почти пропал средь вод.
   Эгира дети - хвать меня -
   И за борт - будто в гроб.
  
   Так я попалась в сети их,
   Бессмысленна борьба:
   Теперь не вырваться мне из
   Холодных пальцев Ран.
   Вот потянуло вниз, на дно:
   "Сейчас меня убьют", -
   Ведь это царствие её,
   Покойников приют.
  
   А дальше стихло всё кругом.
   Открыла я глаза:
   Замолк теперь, не слышен гром,
   Умчалась прочь гроза.
   Дрейфует вдалеке корабль.
   А в солнечных струях,
   На берегу, совсем одна -
   Утопленница. Я.
  
   *Ран - богиня бурного моря в германо-скандинавской мифологии. Эгир - её муж, воплощение спокойного моря. Дочери Эгира и Ран - волны.
  
   16. Невидима.
  
   Вдоль запретных земель да по самой границе
   Ты проходишь, как чья-то тень,
   И неважно, что там: ночь ночей над столицей
   Или самый обычный день.
  
   Вдоль решёток! - смелее, никто не заметит -
   Поперёк! - не услышит тебя,
   Даже в час, когда, звёзды прогнав на рассвете,
   Алой кромкой восстанет заря.
  
   Кто тебе подарил амулет невидимки -
   Неуместный, чудной оберег?
   Можешь прямо по рельсам - туда, по старинке,
   Где мосты режут полосы рек.
  
   Можешь выйти на площадь: там много туристов,
   И охраны, и просто толпы...
   Вот куранты - и снова они мимо смысла
   Забивают, как гвозди, часы.
  
   Ты незрима, легка и почти что свободна,
   И дорог - как ветров, посмотри!
   Можешь делать теперь всё что сердцу угодно -
   Кто ж виновен, что пусто внутри?
  
   Вот гвоздика - понюхай. Как будто бы впрямь у той
   Есть и запах, не только цвет.
   Вот разбитое зеркало с утренней комнатой:
   Твоего отраженья нет.
  
   И мгновенье зачем-то в сиропе застыло
   Между явью, моралью и сном...
  
   Потому что невидима пуля в затылок.
   Потому что. Уже. Всё.
  
   17. Эпилог. Колыбельная для никого.
  
   Спи спокойно, тварь, никто не придёт.
   Утро грязной лапкой гладит окошко,
   Чёрных птиц за ночью унёсся взвод,
   А к тебе забыли они дорожку.
  
   В сером свете тихо порхает пыль,
   Достывает кофе в ненужной кружке,
   Стол ненужный (пачки, стопки, листы),
   На кровати спит ненужная тушка.
  
   Спи спокойно, тварь, они все мертвы
   Или все не здесь, что одно и то же,
   И плевать, что позже скажут суды:
   Для тебя теперь никакого "позже".
  
  
декабрь 2020 - февраль 2021
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"