Средин Ник: другие произведения.

Марзалюк И. Могилев в 12-18 вв. Конспект

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 4.68*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очень хорошо - повседневная жизнь и планировка города. Планы города.

Марзалюк И.

'Могилев в 12-18 веках'.

Люди и вещи.

Минск, 'Веды', 1998.

Содержание

1. Стратиграфия, хронология культурного слоя и историческая типография Могилева [c. 13-40]


2. Занятия Могилевских горожан. (c. 41-78)


3. Некоторые аспекты мировоззрения и повседневной жизни жителей Могилева. [c. 79-143]

 

1. Стратиграфия, хронология культурного слоя и историческая типография Могилева. [c. 13-40]

 

1.1. Культурный слой и этапы роста городской территории. [c. 13-25]

 

1.1.1. Общая характеристика культурного слоя

[13]Культурный слой - лучший источник по истории города. имеет разную мощность, структуру, цвет.

Общая мощность = 0,2 - 3 м.

 []

Изучение позволило выделить следующие пласты:

1. Слой 12-13 веков.

Зафиксирован на территории замка, около зданий Горводоканала (часть старого Покровского пасада), в границах подворья Борисоглебской и Крестовоздвиженской церквей, и на небольшом участке Быховского рынка (старый Задубровенский пасад).

0,2-0,8 метра.

Значительная разница в цвете и структуре отложений замка и селища. На замчище - интенсивный черный, насыщен остатками истлевшего дерева и археологическими материалами. На селищах - светло-серый.

Убедительно датируется стеклянными бранзалетами, керамикой, оружием (наконечники стрел, пластинки лускового панциря, шфыерные праслеки.

14 век не найден. Отдельные находки керамики второй половины 13-14 вв. на замчище. [14]

2. Слой 15 века очень невыразительный, небольшой, 0,1-0,5 м, преимущественно серый. Насыщен костями, деревом, углем. Культурные отложения прослеживаются от парка Горького до ул. Комсомольской и на небольшой части Заднепровсокго посада. Хорошо датируется керамикой, тверскими, московскими, новгородскими монетами-пулами.

3. Слой 16 века. 0,3-0,6 м. Широко - в историческом центре города. цвет, как и в следующем веке, серый или черный. Выделен на основе анализа комплекса вещей и их расположения в слоях. Характерно полное отсутствие 'цэглы', насыщенность фрагментами горшковой 'кафли', обувными подковками с высокой пластиной, горшками с небольшими отогунтыми наружу венцами с закругленным или косо срезанным краем. Здесь же нашли полугрош 1509 г., грош 1535 г., денарий 1559 г. и талер 1564 г.

4. Слой 17 века. На всей площади исторического центра. До 2 м, особенно на неповрежденных перекопами частях Старого города. Культурный слой помечен 'карабковой кфлей', замки с треугольынми и вертикально размещенными цилиндриками (т.н. 'шведского' типа), обувными подковками, монетами и керамикой.

Разделяется на три подпериода.

Конец 16 - первая половина 17 века - 'Каробкавая кафля' квадратной формы с одно и двухступенчатой рамкой, обувными подковками с невысокой пластиной, монетами литовский трояк 1596 г., коронный трояк 1618 г.

Середина - вторая половина 17 века - прямоугольная карабковая екфаль с одноступенчатой рамкой, солдиы Яна Казимира [15] и пляскатыя трохшипные обувные подковки.

Конец 17 - первая половина 18 века безрамочная стенная рельфеная ковровая кафля, гладкая кафля с ракальными картушами, монеты, замки с горизонтально размещенным цилиндрическим корпусом, обувные подковки без шипов, горшки без шейки, с небольшим венцом, посаженным просто на плечи, с раздутым телом.

5. Слои 19 - первой половины 20 века самые толстые. Насыщены битой цэглай, прослойки строительных развалов.

На сегодня наиболее исследованы территории замка, бывших Нагорского, Шкловского и Покровского посадов.

 

1.1.2. Могилев в 12-13 веках. (сс. 15-20)

Спорный вопрос - время и место возникновения первого поселения. От этого во многом зависит вопрос развития города. По Ткачеву - на горе 'Могила' не было ничего, замок возник только в 1526 г.

Марзалюк не согласный - он там копался сам.

Территория Могилева заселена в раннем железном веке, два памятника штриховой керамики - Пелагеевское городище ('Змеевка') и поселение на горе 'Могила' (Марзалюк сам раскопал). Укреплений на последнем памятнике не найдено. В 6-8 веках жизнь продолжалась только на Пелагеевке - там сохранились древности банцаровской культуры. [16]

Славянская колонизация 10-11 вв.: материалы курганной группы, рядом с замком, в межречье Дубровенки и Днепра. Нашли серебряные перстни, стеклянные золоченые пацерки 11 в., керамика. Были арабские дирехмы нач. 8 - 9 вв, 1 монета амеядская (704 г), 5 - абасидские, Басра 752, Балса 803, Арана и Багдад, 807, Маадэн-Баджынэс, 810. Вывод - старейшие курганы 10-11 в., культурный слой 10-11 вв. в городе не найден.

На части старого Покровского посада, возле здания горводоканала, найден материал 12-13 вв - фрагменты керамики, пацерки, шиферное праселка, бронзовый абразок Св. Никиты, убивающего беса. Очерчерны границы первого поселения - в 146 м от правого берега Днепра, на юге граничит с безымянным притоком реки, с севера - с территорий горводоканала. Встречаются фрагменты керамики 12-13 вв., пацерки. При изучении зафиксированы светло-серые пласты 12-13 вв., находки - в основном фрагменты керамики. Шыерные праселки, многочастная пронизка. Интересный - оберег в виде медвежьего клыка, оправленного в свинец.

Керамика 10-11 вв. на месте Пелагеевского городища, культурный слой уничтожен, [17] только фрагмент венца, и еще четыре - на берегу Днепра. Возможно, первое поселение 10-11 вв. было тут, но узнать уже не сможем.

В 12-13 вв. поселение на Задубровенском посаде, площадь 0,5 га, сейчас - подворье Борисоглебских церкви и рядом.

Замчище. Копал сам Марзалюк, поднял очень много. Нашел: Культурный слой 12-13 вв.; Остатки замковых укреплений, несколько валовых подсыпок, самые ранние с керамикой 12 в.; материк достигнут на 2,5-3 м от дневной поверхности.

Ядро вала складывается из суглинка желтого цвета, толщина 0,5-1 м, с керамикой 12 в. - вероятно, в этом веке и насыпали. Для трываласци ядро усилено подсыпкой темно-серого цвета 0,3-0,5 м, чтобы 'держал форму' (венец 12 в), землю брали из культурного слоя городища - керамика, бранзалет.

Зольная прослойка отделяет темно-серую подсыпку от суглинка светло-желтого. В суглинке нашли два фрагмента [18] венцов второй половины 13-14 вв, обновляли укрепления. Еще выше красная глина, датируется 16 в. (трехшиповая обувная подковка с выскокой пластиной, венцы горшков), вероятно - остатки вала новопостроенного замка 1526 г. Толщина всего 0,25, потому что 1 м от дневной поверхности - перекоп 20 в.

Первоначальная площадь замка.

Восточная граница - в 70 м от западного края площадки, там склон рва есть (глубина 15 м). В 1996 нашли остатки внешнего склона первого вала, определили время его нивелировки - для расширения площади. Насыпь из черной земли, на глубине в 2,4 м венец горшка 15 в. Прослойки угля значительных размеров и толщины, с венцами 13 в. на глубине 3,7 м найден наконечник монгольской стрелы 13 в. - скорее всего, было взято штурмом и разрушено.

Нивелирующий слой глины на всех проифлях раскопок - вероятно, 1526, при строительстве нового замка 'было принято много горы Могилы'. Вал сневелирован, ров засыпан, форт расширился до 2 га. [19]

Первоначальная площадь городища, вероятно, 0,77 га.

В верхнем переотложенном слое вещи не раньше 16 в, там строился летний театр, слой разрушен.

В культурном слое 12-13 в. (0,8 м толщина) черного цвета, насыщены органикой. На основе того, что были найдены теклянные бронзалеты, оружие, шлаки, кусочки меди, серебра, бронзы, металлических орудий труда, керамика, обработанные кости, донцы с княжескими трезубцами, площадь памятника, наличие укреплений - вероятно, были княжеская администрация в 12-13 вв. и воины. Развивались ремесла - гончарство, металлообработка, обработка кости. Скорее всего, центр феодального поместья, возможно, пограничная крепость - и оружие нашли, и площадь соответствует.

Культурных пластов 10-11 вв. не нашли. На материке нашли донце с трезубом Владимира Святославовича, отдельные фрагменты керамики 11 в, - возможно, уже был погост на 'Могиле'. Понятно, что предположение гипотетическое. Аналогичные княжеские знаки найдены в Минске и Заславье, те - бесспорно Владимира. [20]

Княжеский знак с шиферного праселка в Друцке 12-13 вв аналогичен могилевским горшкам 12-13 вв, может, Могилев был под контролем Друцка. Знаки не характерны для смоленских Ростилавовичей. Любовский, анализируя названия налогов в Витебске и Могилеве, предполагал, что Могилев принадлежал Витебскому княжеству.

 

1.1.3. Могилев в 14-15 веках. (сс. 20-22)

Культурный слой 14 века отсутствует, но на замчище керамика второй половины 13 - 14 вв. есть, там даже обновляли укрепления. Но интенсивной жизни, судя по всему, не было.

Првое упоминание - в 'Списке русских городов, дальних и близких' в 'Археографическом списке Новгородской летописи младшего извода. 'А се Киевские городи... Чечерск, Тетерин, Попова Гора, Пропошеск, Гомин, Речица, Могилев, Быхов, Лучин, Рогачев'. Время 1387-1392, в канцелярии Киевского митрополита Киприана. [21] Рыбаков: Залеские города после 1387, Смоленские - до 1386, Киевские - не раньше 1394. По Рыбакову - 'список...' перечисляет данников митрополита. По А.Кузе, эти 'города' - центры приходов, в т.ч. Могилев. В это же время Моглиев был административным центром волости, принадлежал Ядвиге.

Упоминание про Могилев в списке замков и земель великого князя Свидригайлы (1431). 11 марта 1447 - грамота Казимира Ягайловича могилевчанам, поддерживала грамоту Витовта на освобождение могилевских бояр Ильинничей от тягла. Адресованы княжескому наместнику, 'старцам' и 'мужам'. Могилевское наместничество 30 ноября 1481 г. в памятном списке о раздаче великим князем Казимиром наместничеств в Троках.

4 марта 1488 - письмо Казимира Ягайловича минскому мещанину Лукашу Терешкевичу, может безмытно торговать в том числе и в Могилеве - значит, в Могилеве уже была торговля, была мытня!

8 марта 1488 - грамота Казимира наместнику и старцам - освободить бояр Ильинечей от подвод и отдать им 'Семенченскую землю'. 26 июня 1496 - среди волостных центров, которые должны были 'Киева оправдяти'. Из Могилева послали 90 человек. 15 января 1498 - жалоба восьми 'мужей могилевцев' на 'свою братью данников' и других 'товарышов' - воровали воск.

В 15 в. - рост городской территории, начало формирования топоструктуры Могилева. Культурный слой - на территории Торговой площади (Советской) [22], бывшего Нагроного посада, небольшой части Шкловского (Театральный сквер), Заднепровского и Покровского посадов. Отложения в основном серого цвета, насыщены костями, углем, деревом, тонкие (0,1-0,5 м) - жили малоинтенсивно, редкая застройка.

Город в 15 в. только в том смысле, что в нем структура, характерная для города: замок - торговая площадь - посады. В основном нашли - керамика, нечего сказать о торговле или ремесле. Найдены одиночные московские, тверские и новгородские монеты-пулы. Городской комплекс только формируется.

 

1.1.4. Могилев в 16-18 веках. (сс. 22-25)

Очень динамичное развитие - к началу 17 в. один из крупнейших городских центров ВкЛ.

Напластования этого времени - везде в историческом центре, серые или черные. Насыщены выщевым материалом в высокой степени - город рос, жили интенсивно.

Изменения в социальном статусе: Могилев был исключен из состава области, в 1577 получил Магдебургское право. Появились новые посады, количественный и качественный рост застройки. В 1604 город разделили на пятнадцать сотен. В границах Старого города (Нагорский посад) - Астрогская и Нагорская сотни. За ними в восточном направлении - Ледкауская сотня. На правом берегу (Покровский посад) - Курденеевская, Перехрыстенская, Слабодская, Грыулянская, Выганская и Березовская сотни. За Дубровенкой (Задубровенский посад) - Папинская, Трисненская, Касковская, Доброславская сотни. [23] За Днепром (заднепровскеий посад) - Троецкая и Луполовская сотни.

Рост посадов требовал новых укреплений. В середине 16 в. 'паркан меский' был только у Старого города. В 1601-1633 построили три линии укреплений, просуществовавших до начала 19 в.

Первая линия - 'Верхний город', длина 288 саженей (613 м). Вторая линия - Круговой (или Ближний) вал, длина 680 саженей (1 449 м) - Старый город, 4 ворот. Третья линия обороны - Полевой (Дальний, Круговой) вал - длина и количество ворот отличались по времени, в конце 17 в. - 13 ворот. Прерывался реками. Начинался от яра Дебри, пересекал Дубровенку, Струшню, подходил к Днепру.

По археологии - заселяли высокими темпами. Культурный слой 16 в. зафиксирован на территории Старого города (границы Советской площади до Театрального сквера, где в 17-18 вв. проходил Круговой вал, отделяя Старый город от Нового). Наибольшая мощность у слоя 17 в. насыщен кафлей, кожаными, металлическими и стеклянными изделиями и др. вещами. Высокая плотность застройки, концентрация на посаде купечества и цеховых верхов.

Шкловский посад - формировался на северо-восток от Нагорского, часть Нового города. Тут - продолжение Нагорской и Ледаковской сотен, границы до Полевого вала (левобережье Дубровенки, совр. ул. Лазаренко и Яцыно), совр.ул. Большой и Малой Гражданской, Комсомолськой, Лепешинского, яра Дебри и Машековской горы. Мощность культурного слоя 0,4-2 м. отложения 16-18 вв. [24] - 0,4-0,45 м. Насыщены находками значительно меньше, чем Старый город. Меньше кафеля (кроме вокруг костела Св. Станислава), нет кожаных изделий, мало металлических.

Очень интенсивно развивался Покровский посад. В 17 в. - между правым берегом Днепра и Дебрей в границах улиц Большой и Малой Гражданской, 2-й Воли, Ломоносва, части Подгорной, санитарную и зеленую зоны горводоканала. Толщина культурного слоя 16-18 вв. 0,5-2 м, насыщен находками - не уступает Старому городу. Большое количество полихромного кафеля, изделий мелкой пластики, полихромной и поливной черепицы, остатки каменных зданий.

Виленский посад примыкал с северо-запада к Шкловскому посаду. Слабо изучен. Во время строительных работ по ул. Лазаренко рядом с баней нашли слой 0,4-0,6 м, находки - кирпич и фрагменты кафеля середины 17 в.

Задубровенский посад - правобережье Дубровенки от устья до Горного переулка. Мощность слоя 16-18 вв. 0,4-0,6 м. самые ранние материалы - вторая половина 16 в. - керамика, обувные подковки, кафель.

Заднепровский посад - один из крупнейших. Состоял из двух крупных сотен - Троецкой и Луполовской. Т.Чернявская считает их отдельными посадами, но письменные источники не подтверждают. Культурный слой 16-18 вв. серый, 0,5-1,2 м. На материке керамика 15 в. слабо изучен, очень разрушен культ. слой. [25]

Таким образом, в конце 16-неачале 17 вв. город достиг третьей линии обороны. Исторические планы Могилева говорят, что не вышел за эту границу до конца 18 в.

Площадь города - около 58 га.

 []

 

1.2. Планировка и застройка Могилева (сс. 25-40).

 

1.2.1. Планировка и социально-топографическая структура города (сс. 25-34).

По археологии и источникам можно реконструировать планировку города на разных этапах.

У впадения Дубролвенки в Днепр уже в 10-11 вв. находился большой курганный могильник.

В 550-600 м на восток от городища, на правом берегу Днепра, размещалось самое крупное в 12-13 вв. селище, площадью 1,5-2 га. Анализ находок -> социальное неравенство. Находки: бронзового образка 12-13 вв. со Св. Никитой, богородичного энкаплиона первой половины 13 в., ажурная серебряная позолоченная пацерка - аналоги в Новгороде 13 в.

Находки из другого селища, в 250 м на запад от замчища намного скромнее - керамика и отдельные стеклянные бусины.

Замчище - разрушено во многом, но можно поговорить об общей планировке. Находки много шлака, небольших оплавленных кусочков серебра и меди, отшлифованных обрезков и заготовок из кости, орудий труда, донцов с клеймами - вероятно, в северо-западной части размещались жилые и хозяйственные строения ремесленников. В южной части - грунтовой могильник.

В 12-13 в. - разгруппированная планировочная структура. [26] Отсутствие находок ремесла в селищах - нельзя назвать их посадами.

В 15 в. начинает складываться планировка Старого города. археологические материалы практически на всей площади. Построена деревянная Спасская церковь (известна с 1478). Вероятно, в 15 в. размещалась в пределах квартала: на севере - Архиерейскй вал, на юге - Ветряная, на западе - Спасский переулок, на востоке - Фарный (до середины 17 в. - Няхведауская ул), там в 16-18 вв. сформировался комплекс Спасского монастыря.

Кладбище 15 в. - рядом с Ленина, 13. Позже, в 16-18 вв., в связи с разрастанием комплекса, постройкой деревянного, а потом каменного храма, переместились на юго-запад, в направлении к Торговой площади. Могилы этого времени - возле Ленина 9 и 11.

 []

План Могилева второй половины 17 в. (реконструкция А. Квитницкой, с уточнениями Марзалюка).

Брамы (ворота) Старого Города: I - Ветряная, II - Королевская, III - Дубровсенская (Малая), IV - Алейная (масляная).

Брамы (ворота) Нового города: 1 - Курденевская, 2 - Ледвеевская, 3 - Шкловская, 4 - Виленская, 5 - Уструшненская, 6 - Трисненская, 7 - Быховская, 8 - Папинская

Монументальныйе постройки: А - Спасский монастырь, Б - Фарный костел, В - Богоявленский братский монастырь, Г - Иезуитский коллегиум, Д - Бернардинский монастырь, Е - Кармелитский монастырь, Ж - ратуша, З - синагога, I - Ильинская церковь, К - Успеснкая церковь, Л - Борисоглебская церковь и каменный купеческий дом, М - Воскресенская церковть (Дальняя), О - Покровская церковь, П - НИкольская церковь, Р - Петропавловская церковь, С - Троицкая церковь, Т - дом Анташкевича, + - кладбище.

В 16-начале 17 в. планировка в основном сформировалась. По типологии Г. Макеева, Могилев относится к секторно-мысовому подтипу. Т.е. детинец в слиянии рек, под его стенами с напольной стороны торговая площадь, город рос в сторону 'материка', потом торговые площади появились за реками.

1526 - построен новый замок, мощная система укреплений, стал крупнее, площадь аж 2 га. Описание есть и так, здесь трогать не будем. Замок - центр планировки города, к нему сходились улицы, получилась радиально-кольцевая структура.

Два глубокие яра - Дубровенки и Дебри разбили город на части. Центральная часть города на плато между ними это: замок, торговая площадь, Старый город (Нагорский посад), [27] обведенный Круговым валом. К последнему примыкали посады на севере - Шкловский, на севере-западе - Виленский, на западе - Задубровенский, на востоке - Покровский. За Днепром - Заднепровский. Все посады (кроме Покровсого и Заднепровского) окружал Полевой вал. В 1692-1703 земляной вал насыпали и вокруг оставшихся. Но пришел Петр 1, укрпеления пришли в упадок и не были восстановлены.

Нагорский посад - небольшие кварталы, скученная застройка. Кварталы Шкловского посада - больше, прямоугольные. Остальные, особенно Покровский и Луполовская сотня - хаотическая застройка до конца 18 в.

Система уличной сетки - под влиянием торговых путей, продолжавшихся за границы города. с северо-востока шел путь из Шклова, с северо-запада - из Вильно, с запада - Быхов, на юг - Мстиславль. Сходились на Торговой площади.

Две главные улицы - Шкловксая (Первомайская) и Ветряная (Ленина), пересекали с севера на юг. В системе сетки улиц сочетаются движение к замку с направлением наиболее выгодных выходов к водным артериям Могилева.

После получения Магдебургии - начал развиваться второй центр, торговая площадь с ратушей. В 1604 - территория площади более 2 га, неправильный многоугольник. 26 рядов крам. Дома и 'клетки крамные' на площади в 16 в. были и у купцов и у ремесленников, и у шляхты и духовенства. Стефан Баторий в 1577, после многих жалоб могилевчан, обязал шляхту и духовенство '...замок тамошний Могилевский поспол з ними робили и направляли и всякие повинности меские полнили и досыт им чинили'. [28] В 1681 на торговой площади появилась новая каменная ратуша (первая была деревянная, на Ветряной улице), площадь - основной административный и гражданский центр города. Планировка получает более регулярный характер, рядом с ней возводятся главные культовые постройки.

Старый город - самая престижная часть Могилева. Тут главные культовые сооружения, ратуша, дом войта, усадьбы купечества, магистратов, цеховой верхушки. Во второй половине 16 - начале 17 вв. сформировались окончательно Большая Шкловская (Первомайская), Ветряная, Няхведауская, Спасская и Никольская (не сохранились).

В квартале (запад - Няхведауская, с сер. 18 в. - Фарны переулок; север - Большая Шкловская, юг - Ветряная - мастерские ювелиров и кожевенников. В 1989-1990 нашли 214 тиглей, сотни фрагментов кожаных изделий, обрезок. Заготовок, несколько целых форм обуви, сосуды из-под дегтя. По письменным источникам в 1577 на Няхведауской жил Петр-строитель.

С запада прилегал квартал с комплексом Богоявленского монастыря. Ближайшая к Торговой площади застройка по Шкловской - в основном купеческая. В этой части с 16 в. - деревянная церковь Никольской церкви.

В северо-восточной части Ветряной - дома очень богатых горожан, рядом со Спасским монастырем. В 1989 на Ленина, 15 - нашли 2000 фрагментов кафеля, в основном полихромной и зеленополивной плитки. Встречаются медальоны с 'Погоней'. Здесь же в середине 17 в. был дом пекарки, позже, в конце 17 в. построили часовню. [29] В 16-17 вв. в Старом городе три кладбища - при Спасском и Богоявленском монастырях, фарном костеле.

На территории Старого города, по инвентарю 1745 г. - '... дом купеческий, каменный большой... камяница цеха портных... цех резчиков... камяница цэха скорняков', в это время тут жили цирюльники и ткачи.

Архитектурная панорама Старого города - сердце Могилева, складывалась долго. В 16 в. (по письменным источникам) - деревянные церкви 'святого Николы и другое святого Козмы Демяна' и Спасского монастыря. В 17 в. строили много каменных храмов. 1594-1604 - первое каменное здание, фарный костел. 1633-1636 - Богоявленская церковь Богоявленского братского монастыря. В конце 18 в. в комплекс этого монастыря входили еще каменная церковь Иоанна Богослова, каменная звонница, каменное и деревянное здания типографии, деревянный госпиталь, шесть каменных крам, деревянный дом настоятеля монастыря, несколько каменных и деревянных хоз.построек.

1686-1725 - сложился ансамбль иезуитского костела с коллегиумом. На Ветряной улице, рядом с Королевскими воротами.

Вместо сожженной Петром 1 деревянной в 1740-1762 построили каменную Спасскую церковь, до 1802 кафедральный собор города. Рядом в 1762-1785 построили каменный архиерейский дворец.

Трудно что-то уверенно сказать про социальный статус Шкловского посада - находок мало, только возле костела побольше. Скорее всего, большинство - рядовые жители.

Судя по названиям улиц Виленского посада, сохранившимися до конца 19 в., можно предположить, что на севере компактно жили кузнецы [30] и пушечных дел мастера - 1-ая и 2-ая Кузнечные улицы, Пушкаревичский переулок.

Во второй половине 16 в. на территории Задубровенского посада существовали Боясркая, Ильинская, Касковская, Пречистенская, Трыснинская и Камлеуйская улицы. С 17 в. добавились Быховская, Успенская, 'улица до рва Струшнинского'. Возможно, на Боярской жили бояре и казаки - военно-служилые люди. Тут же жили бондари. В 1745 недалеко от моста Глебо-Борисовского' находился 'дом цеха кузнечного', жили скорняки, музыканты, плотники, строители, 'рэзник Парфен и Улас Грабауник'. На улице Папинской рядом с одноименной Брамой в 1745 - кирпичный завод Антона Апоци.

Часть площади Поквровского посада, сразу за Алейнай Брамой (два ближайшие к Днепру квартала) - евреи, тут и синагога. Эту область называли 'Жидовище', 'Жидовское школище'.

Рядом с Алейнай Брамой в 18 в. - 'шпиталь Покровский'. В 1745 'в тыле школы жыдоускай' - сад. На улице Покровской, рядом с Днепром - городская баня.

По Баркулабовской летописи Слободская сотня заселена в 16 в. смоленскими горожанами. В письменных источниках во второй половине 16 в. - Курденевский конец, Курдзенеуская и Слободская улицы. Главные улицы посада - Подвальная, Большая Мещанская, Покровская и Никольская. На них - много купеческих домов. В 16 в. построили гостиный двор, в 1672 - каменную Никольскую церковь. В 1745 - 'изба цеха швецкага... цэх кожевенников... дом цэхавы пякарски... цэх шавецки', рядом с церковью Св. Николая - 'цэх маслобойщиков', тут жили Злотники (ювелиры), маслобойщики, строители, бондари, хлебники, богомазы (иконописцы), стекольщики, швецы, кузнецы. В Слободской сотне 1745 - [31] 'паноу Гатвинникау кирпичный завод... Дарошки з братам Сапрончыкау кирпичный завод'.

В Заднепровском посаде существовали три Гончарные, маслобойницкие и Резницке улицы. Вероятно, они тут и жили. 1745 - на Луполовской сотне находилась 'студня гончарства', жили ремесленники-гончары.

Троецкая сотня - найдена полуземлянка, которую использовали как склад гончарной продукции, несколько тысяч фрагментов. Конец 16-начало 17 вв. Останки отделяются слоем угля от первой половины 17 века - вроде как сожжена в 1581.

Во второй половине 17 в. все посады кроме Виленского были с церквями.

Шкловский - Воскресенская дальняя (деревянная с 1554, каменная с 1668-1687), Воскресенская ближняя (деревянная);

Задубровенский - Успенская (дерев. 1552, каменная 1684), дерев. Ильинская и Борисоглебская;

Заднепровский - дерев. Троицкая (приход основан в 16 в.) и Петропавловская (дерев. 1663, каменная заложена в 1769);

Покровский - Никольская (каменная с 1669-1672).

Размещались на главных улицах, которые вели к замку и назывались обычно по храмам, на площадях, которые было видно из замка. При большинстве были кладбища.

Католические костелы. Фланкировали главные ворота Старого города - Фарный и Иезуитский. На Шкловском посаде, через ров от Королевских ворот, построили Кармелитский костел (дерев. 17 в., каменный 1752). На Покровском, под стенами замка, при Аллейных воротах, - бернардинский костел Св. Антония (дерев. 1687, каменный 1720). [32]

Теперь пару слов о воротах.

В середине 17 века - четыре в Старом городе: Алейная, Ветреная, Королевская и Дубровенская (Малая). Ветряная и Королевская на севере, открывали путь к Ветряной и Шкловской улицам. Алейная - на спуске с Торговой площади к берегу Днепра. Дубровенская - в западной линии обороны, контролировала пешеходную лестницу на спуске к Дубровенке.

В Полевом вале вокруг Нового города - 8 деревянных брам: Курденевская (Гвоздовка), Лядвееуская, Шкловская (дальняя), Виленская, Уструшненская, Трысненская, Быховская, Папинская. Размещались на улицах, определяющих планировку посадов и называвшихся по воротам.

Ценные источники по планировке Могилева - гравюры 18 в., фреска кармелитского костела с панормаой города (1765-1767), рисунки М.Львова и Ю.Пешки конца 18- начала 19 вв.

Наиболее ранняя В. Ващенко - 'Градъ Могилевъ', в 'книге жытий святых', 12.12.1702 - 1703. в центре трохнефовая трехаспидная крестово-купольная базилика - Богоявленский храм, справа четырехъярусная монастырская колокольня, за ней - дамки женского Богоявленского монастыря. Слева - теплая церковь Иоанна Богослова и монастырские корпуса, где была братская типография. На переднем плане укрепления бастионного типа и Королевские ворота. То есть - панорама Старого города со стороны Шкловского посада, вероятно оттуда, где позже построили кармелитский костел Св. Станислава, ближе к Ветряной улице.

 []

Немецкая гравюра неизвестного автора 18 в. насчет того, что рисовал - много мнений. [33] Говорят, Гродно, а не Могилев. На самом деле - Могилев, только панорама со стороны Дубровенки, а не Днепра. Тогда в центре - Дубровенские ворота. За ней на возвышении - Богоявленская церковь. Слева - четырехъярусная колокольная Богоявленского монастыря. Справа от церкви - каменная башня, вероятно, ратуша. Укрепления объяснить не получается - возможно, стилизация.

 []

Намного точнее костельная фреска, 1765-1767. Полностью соответствует действительности. Панорама со стороны Задубровенского посада. Слева вверху - кармелитский костел, окруженный редкой жилой застройкой. Внизу, на возвышенности, - Ближняя Воскресенская церковь - маленькая деревянная церковь, колокольная, постройки, забор с воротами к Дубровенке. Дальше - Королевские ворота, рядом трехнефный двухбашенный иезуитский костел Св. Ксаверия, нарисованный сзади. За ним, справа от шляпы маршалака и до бокового фасада Богоявленского собора [34] - двухбашенный храм с фигурным щитом фронтона на главном фасаде - фарный костел, вероятно. За Богоявленским (развернутым во фронт изображением) - главный купол Спасской церкви.

 

1.2.2. Характеристика жилой и гражданской застройки города (сс. 34-40).

Остатков построек 12-15 вв. на замчище не сохранилось. По наличию обгорелых бревен можно предположить, что жилье было срубным. Основной жилой и хозяйский дом - однокамерный наземный сруб, как и во всей Беларуси.

В 16 в. все строения были деревянными, в 17-18 вв. тоже преобладали. Дерево - дешево и доступно, от 13 декабря 1577 четыре мили леса в распоряжении горожан. В 17-18 вв. шло значительное каменное строительство [35] - храмы, гражданские и жилые здания, возникает заметная школа строительства.

В документах 16-18 вв. Могилевские жилые постройки называются 'дом', 'изба', 'халупа', 'камянина'.

'Дом' - в 16-18 вв. - обычно называли многокамерное жилище. В 16 - начале 17 в. в ВкЛ распространились дома на подклетях. Подклеть - подвал, плюс подчеркивал высокий статус владельца, мол - крут. Трехкамерные жилища широко распространены в конце 16 - 17 вв. в Могилеве среди богатых горожан. Но и в середине 17-18 вв. дома были в основном без подклетей.

'Изба' употреблялось в двух вариантах: одно- и двухкамерные. В актовых документах магистрата за 1577 упоминается 'изба низкая без сеней'. В большинстве случаев - двухкамерное жилье. 'изба с сенцами'.

В документах 16-18 вв. упоминаются 'халупы' - бедняков и люмпенов. В 1604 есть известия о халупах убогих, бедняков.

В 17 в. начинают строить камяницы - престижное жилье для патрициев, кирпич и камень - материалы для богатых.

На Покровском посаде в 1993 откапали камяницу 17 в.: очень большой трехкамерный дом, 126 кв. м. в каждой комнате по печке. Одна каменная, две - глинобитно-цементные. Дом шляхтича - кафель крутой, полихромный, с гербами владельца и 'погонями'. Пол - из квадратного и шестиугольного непаливного кафеля.

Камяницы строили для цехов, для общегражданских учреждений. [36] Например, камяница могилевского купеческого братства, 1683: сени, вымощены кирпичом, большая светлица, светлица передняя и каморка, под ней - подвал с отдельными двумя дверями, окнами и окошками. Около сеней - крыльцо с лавками.

В 16-17 вв. дому противопоставлялась клеть - хоз. постройки, двух типов - на подклете (с подвалом) и без него.

В 16-17 вв. часто упоминаются бани, конюшни, сараи, сеновалы, каморы.

Полузмелянка конца 16-начала 17 в., Троецкая сотня Заднепровского посада: углублена в материк на 0,6 м, вытянута с С-З на Ю-В (5х3 м). Печки или очага не найдено. Судя по концентрации керамики (30 тысяч фрагментов венцов, 80 тыс. стенок, 10 тыс. донцев), разнообразности ассортимента (кроме горшков - латки, макторы, фрагмент патэльни, грузила) - склад готовой продукции ремесленника-гончара.

Крыши крыли гонтом и дранкой. Церкви, костелы, каменицы - черепицей, фрагменты найдены. По рисункам можно прикинуть типы крыш. Самые распространенные - двускатовые в фронтоне. На рисунках 18 в. есть полувальмовые, с полувальмой в нижней части, четырехсктаные крыши.

Этнографические данные - в Покровском и Заднепровском посадах преобладали дома на пАлях. Это от разливов Днепра, в 19 в. почти ежегодно затапливались сто домов с надворными строениями. В. Палубинский в 'Опытах описания Могилевской губернии': 'Дома устраиваются на [37] довольно высоких столбах, из-за этого и пол у них выше; основу печи тоже укладывают на четыре столба, на них, аршинах в двух от высоты пола, делается деревянная повязь, на которой уже и ложится сама печь. Промежуток между столбами от основы печи до пола делается открытым, чтобы когда спадет вода, быстрее исчезала сырость. Во время разлива жители не покидают дома, а живут в них. Когда вода заливает пол - снимают запасные доски и лаги и укладывают новый, временный. Вода поднимается до 1,5 аршин при сильных разливах, а лежанки устроены на ¼ аршина выше основы печи. Лихорадки нет, только иногда голова от сырости болит'.

Единицей землевладения в средневековых городах Беларуси был 'пляц' - около 250 кв. м. Основная масса жителей имела один заселенный пляц. У патрициата была значительная часть пляцовых наделов, на которых размещались по несколько домов. В 1683 г. умер войт Петр Казанович, имел три дома: 'камяницу в рынке с пляцом и строением на улице Шкловской... домик с пляцом в паркане под валом... камяничка с пляцом в рынке'. Без учета садов, сенокосов и проч.

У 'миддлов' - огороженный дом с хоз. постройками по периметру ограды, создавали один замкнутый двор. Двор - четырехугольник, одна сторона которого - дом, второй и третий - постройки, последняя, к улице - ворота с весничками ('фортай').

Планировка усадьбы 17 в. богача - на примере инвентарного описания умершего в 1639 г. Тимофея Гапановича: 'Подходя к дому тому, вороты большие на бегунах замок внутренний, с закладкой, при воротах фортка на завесах, тоже с закладкой и защелкой железной. На пляце домовом изба белая одна разрисованная, с окнами стеклянными, четырьмя; в ней образов рисованных, три, небольших образков два, образ [38] Панны Наисвятешей серебряно-золотистый обкладка, при том два простых образа; двери на железных завесах с клямкай, печь зеленого кафеля целая; при той избе камора, да ее двери на железных завесах з кольцом одним железным, с замком внутренним; в ней одно окно стеклянное; шкаф, матрасов два; в сенях каморок две; изба черная окон стеклянных малых с оконцами, на желехе приправленных четырех, при той избе на сподзе строение тройное: подсенне, подсвятелица и подизбица; при воротах больших уязных склеп небольшой каменный, перед которым прыганок, из дерева построенный, тарчыцами крытый, уваходныя в него дзверы, жалезам акаваныя, дубовые, на завесах, а да Яго уходзяць двое дверей железных, при оном стаенка, крыта драницами, в том же дому свиран на подклете с замком внутернним, с знадворка закрытый сничным замком, при котором каморкана верху у боку есть, с окном большим стеклянным, в ней разные речи страуныя спрятаны; под ним подкетье, замком внутренним закрыто, на крыльце образков по два рисованных, штук две; пивница с решетками дереом построена внутрь о ней ходят двери на завесах с внутренним замком, входя в тыл надворка... двери на бегунах железных с клямкой железной, с защелкой и с кольцом, вышедшы за тыя ворота по левой руке дроу рубленых грамада не маоа, аж до верха накрыцця, по правой руке хлевики да замыкання быдла, два, з каторым в адном корова бурая; баня с сенями, напротив той пекарня, двери четверо, на завесах железных и с защелками, с клямками и прутом железным и кладка (навесной замок), просто (прямо) вошедши в сад, тут при том доме'.

Усадебные комплексы располагались в непосредственной близости от мостовых, большинство домов выходили на красную линию улицы. Хорошо видно на плане Могилева 19 в, рисунках 18 в. То же и в 16-17 вв., судя по раскопкам на Няхведаускай улице. [39]

Судя по находкам, можно предположить, чо раскопана усадьба ювелира, причем мастерская - в глубине двора. Рядом с мостовой в 17 в. находился пляц кожевенника - нашли жбан и кувшин из-под дегтя, много фрагментов кожаных изделий и отходов производства - обрезков шкур, старых подметок, которые пошли в дело и т.п.

Дома выходили на улицу боковым фасадом, в два-три окна средней величины, главный фасад - во двор. Эта традиция сохранилась до 19 в., характерна только для могилевских мещан.

В Могилева имелся ряд гражданских зданий - ратуша, гостиный двор, городская баня, мельницы, таможня, весовая, торговые ряды и т.д. Ратушу изучали А. Трусов и И. Чернявский, поэтому сразу перейдем к остальным.

Обязательный элемент - корчмы. Документы 1579 упоминают 'корчмы пивные, медовые и водочные'. Делились на невъездные и с заездом. В первых только продавали напитки, вторые могли предоставить постой путешестеннику с конями. Невъездные корчмы, господствующий тип в 16-18 вв. - двухкамерные, сени и шинок.

Гостиный дом - развитая корчма, в Могилеве был с 16 в. королевские привилеи, данные могилевскому купеческому брастству, обязывали чужих купцов с товаром останавливаться только в гостином доме или в доме купеческого братства. За нарушение - штраф.

Городская баня - с 16 в. в конце 1697 - начале 1698 по приказу магистрата [40] построили новое здание. Только строителям за работу заплатили 'зол. шестьдесят'.

Подробный 'реестр справовання мыльни' - можно предположить, как выглядела. Двухкамерная - из 'светлицы' и собственно 'бани' или 'каморки'. Светлица использовалась как моечная, а 'баня' - как парилка. В каждом помещении по печке. На их постройку - кирпичей тысячи две, и камня 'два човна'. На печь 'банную' - железа пуда два и штабы, 'на что камни класть'. Здание на деревянном фундаменте, застекленные окна. В 'мыльне' - бочки с холодной водой, большой котел для кипятка, весом 'фунтов сто', 22 шайки, веники и мыло.

В бане можно было выпить пива, побриться.

Про церкви и ворота уже написано. [41]

 

2. Занятия Могилевских горожан. (c. 41-78)

 

2.1. Ремесла. (cc. 41-52)

 

2.1.1. Гончарное ремесло (сс. 41 - 44)

Гончарное ремесло - наиболее много и самых разных археологических находок. Одно из древнейших ремесел в Могилеве. До конца 15 в. единственной формой посуды был горшок. Все изделия 12-15 вв. сделаны на ручном гончарном круге. Сделаны в технике спирально-ленточного налепа. Основная масса - из красной глины, есть серые и белые 12-13 вв. много отличий - в технике обжига, о чем свидетельствуют разные цвета фрагментов на сломе. Горшки 12-15 вв. имеют трехслойный нс ломе черепок, глина - с примесями крупных хрящей и песка.

В 16 в. - начинается переход к ножному гончарному кругу, сделанных на ручном еще 70 %. Вся керамика 17-18 в. сделана точением на ножном круге, тесто хорошо перемешанное, черепок плотный на сломе, содержит незначительные примеси песка. [42]

На донцах могилевских горшков 12-13 вв. имеются клейма в виде княжеских трезубцев, свастики и круга. Позже - уже не встречаются.

В Моглиеве много абварной керамики, самые ранние горшки со следами абвары - с 16 в. больше всего в пластах средины 17-первой половины 18 в. В конце 16 в. распространяются зелено-глазурованные и мореные изделия. Отличаются профилировкой и орнаментацией - сложнопрофильный венец, орнамент карбовкой по плечу. Широко распространяются в 17 в. зелено- и коричнево-глазурованные горшки с ручкой-'ухом'. В конце 17-первой половине 18 в. начинают использоваться горшки с валикоподобным венцом и цилиндрической шейкой. Изделия 16-17 вв. покрыты плотной зеленой или салатовый или светло-коричневой глазуровкой. Горшки 18 в. - преимущественно коричневые.

Конец 16 - 17 вв. - время высшего расцвета гончарного ремесла. Появились новые формы и виды изделий. В Могилеве распространились: макотры (?), лотки, рынки, тарелки, миски, кубки, кубочки, бокалы и блюдечки, жбаны, баклаги, кувшины, рукомои, курительные трубки, детские игрушки, подсвечники, кафель и строительные материалы.

Среди изделий второй половины 16 - 18 вв. значительная часть - глазурованная посуда. В конце 16 - начале 17 вв. появляются первые полихромные глазурованные тарелки. В 17-18 вв. распространились изделия с падангобной росписью, внутренняя часть тарелок и мисок начинает расписываться цветной глазуровкой. Зафиксировано несколько майоликовых тарелок и блюдечек.

На гончарном круге делали горшковый и мисочный кафель. Все фрагменты горшкового кафеля имеют трехслойный плохо обожженный черепок, что свидетельствует об относительно низкой температуре обжига. В конце 16 - начале 17 в. в городе начинается производство коробочного кафеля. [43]

До середины 17 в. подавляющее большинство могилевского кафеля покрывалось зеленой глазуровкой, широкое распространение полихромных изделий приходится на середину - вторую половину 17 в. Большая часть могилевского полихромного кафеля двухцветная, политая белой и кобальтовой глазуровкой. Среди находок встречается очень богато отделанный кафель, для глазуровки которого использовались зеленая, желтая, зелено-голубая, синяя, молочно-белая, коричневая глазуровка. Примерами богато украшенного кафеля являются медальоны с изображениями 'Погони' и полифхромный геральдический кафель с изображением орла.

Весь кафель конца 16 - начала 18 в. сделан в деревянных рельефных формах. Изучение изделий позволяет предполагать о технологиях изготовления в конце 16 - 17 вв. Раскатный на тряпке пласт глины пальцами лепился в форму (следы палцьев мастера на обратной стороне кафеля перекрывают следы текстиля). Румпа фиксировалась при помощи жгута (на нем видны следы пальцев). Тесто кафеля этого периода хорошо перемешанное, светло-коричневого цвета, содержит небольшие примесим мелкого песка.

При изготовлении кафеля в Могилеве отдавали предпочтение нежирным глинам - они легко формуются. Для изготовления бытовой керамики использовали не очень пластичные, зато хорошо формующиеся суглинки. В конце 17 - первой половине 18 вв. внимание ремесленников привлекли технологические возможности среднежирных глин. В качестве сырья при изготовлении керамических изделий использовались озерно-аллювиальные отложения, распространенные в округе города.

Производство кафеля в Могилеве осуществляли мастера, которые входили в цех гончаров, отдельного цеха кафельщиков в городе не было. Для строительства 'печи светличной' в 1691 'вышло на печь кафеля семьдесят пять'. Одна зелено глазурованная плитка кафеля в 1692 стоила 'осм.два', а кафеля-медальона - 'по осм.шесть'.

На анализе кафеля можно полагать о постепенном улучшении качества керамической массы, развития новых форм декора в 16-17 вв., которые характеризуются высоким профессиональным уровнем, позволяют говорить о знакомстве мастеров с достижениями ренессансной и барочной культуры Европы. Изделия середины - второй половины 18 в. носят уже отпечаток упрощения и стандартизации.

В Могилеве существовал один гончарный цех, который объединял ремесленников разных специальностей. Письменные источники того [44] времени позволяют говорить о значительной дифференциации ремесленников-гончаров. В частности, в середине 17 в. выделись мастера, которые специализировались на производстве бытовой керамики - горшечники.

Строительные материалы - черепица, кирпич, плитка пола - также изготавливались на месте могилевскими гончарами. Причем, по документам, ими занимались кафельщики. Например, в 1691 чиновники магистрата купили 'черепицу от Анани, тысячи полтрети', в а 1692 у того же Анани, гончара, магистрат купил кафель. Собственно гончарами звали тех, кто делал архитектурно-декоративную и строительную керамику.

Скоро спрос привел к выделению в особую специальность кирпичников. Об их значительной численности говорит постановление магистрата от 9 июня 1729 'учитывая, что мещане могилевчане делают кирпичи и грунты городские портят за это каждый кирпичник каждый год давал ратуше несколько сотен кирпичей'

 

2.1.2. Металлообработка (сс. 44-45)

Бесспорным свидетельством развития производства железа в Могилеве еще в 12-13 вв. являются находки металлургических шлаков и криц в культурном слое на замчище. О местном кузнечном ремесле свидетельствует найденное в пластах 12-13 вв. в северно-западной части замчища зубило. Оно имеет выразительную ударную площадку, нижний заостренный конец обломан. Длина - 9,3 см. в это время кузнец делали орудия труда (ножи с прямой утолщенной спинкой, шилья, скобли) и оружие (наконечники стрел). Возможно, пластинку панциря тоже здесь сделали.

Изделия 14-15 вв. - фрагменты ножей и замок типа 'Е' по классификции Б.Колчина.

Металлообработка достигла пика в 16-середине 17 вв., когда произошел значительный рост специализации мастеров-ремесленников и расширился ассортимент изделий.

Уже 'Устава...' 1561 информирует о том, что в городе жили мастера 'котельники, кузнецы, слесари'. В документах второй половины 16 в. упоминаются также сабельники. [45] До середины 17 в. в Могилеве появились ремесленники-игольщики, мастера, которые делали напильники, ведерники, часовых дел мастера, печатники, мастера по производству решеток, бронники (делали кольчуги, латы, панцири и т.д.), литейщики (отливали колокола и пушки).

В 1614 в Могилеве уже существовал кузнечный цех, который объединял кроме собственно кузнецов еще и оружейников (мечников), слесарей и котельников. Из всех этих специальностей в первой половине 17 в. шире всех были оружейники, поскольку во всех актовых книгах того времени обозначаются первыми (хотя в Париже оружейники тож были на особом положении, без всякой численности, и льгот у них было много - прим. набивавшего). Часто этот цех именовался просто цехом оружейников.

В магистратской книге 1695 есть интересное описание, которе позволяет в общих чертах представить себе процесс изготовления пушек в Могилеве. По приглашению магистрата в город приехал немецкий мастер из Быхова, вместе со своим помощником Юркой. Кроме них значительный удел в работе принимал и могилевский ремесленник Петр Людвисар. Интересно, что Юрка из Быхова был приглашен специально для изготовления 'печы ддо гарматы'. После отливки последнюю вынимали шесть человек. Могилевский слесарь Жабка одолжил магистрат свой 'варстат' 'до выробення свидра до гарматы'. Ложе было сделано из дубового бруса, к ней приобрели пару колес звенчатых прусских 'буксованных с обручами железными'.

Археологические находки свидетельствуют о значительном расширении ассортимента изделий местных ремесленников. Вроме орудий труда (ножей, топоров, оковок лопат) в культурных пластах найдены предметы вооружения и сбруи всадника и коня, вещи домашнего обихода и разный инвентарь (гвозди, замки, ключи, подсвечники, завесы, дужки от ведер, вилки).

 

2.1.3. Ювелирное ремесло (сс. 45-47)

Судя по находкам на территории замка в слоях 12-13 вв. небольших оплавленных кусочков серебра, бронзы и меди, можно считать, что в это время существовало местное производство изделий из цветных металлов. Но вещей 12-13 вв. точно сделанных на месте - не найдено. все находки (энаклпион, образок со Св. Никитой, серебряная, позолоченная сверху бусина) [46] - привозные. Возможно, в городе отлит свинцовый образок, фора которого сделана с шиферного оригинала. Из-за того, что найден в нарушенном строительством слое - невозможно датировать. Судя по трактовке - 14-15 вв.

В 16 в. в Могилеве уже было хорошо развитая ювелирное дело. Например, в 1577 у 'Кости золотаря' украли 'перстенок золотой, стоил грошей коп полторы, камен рубин, каоторый коштовал злотых польских три, форм работе золотарской належачих двадцать... а к тому троха золота. Начине золотарскому ремеслу налжачего то есть згинул бахарейзын, фофлейзын, бодомэйзин, рофцейзин, шробунок, цынгамер и ножницы, пилок тузин, сребра гривны две в слитках, кнебликов семнадцать'.

В 1629 в Могилеве утвердили статут цеха золотых дел мастеров, который объединял ювелиров нескольких специальностей. В него в частности входили медники и оловянщики. Обязательным условием для принятия в цех, было путешествие, шедевр 'водлуг звычаю и права мест у прывиелинаваных... перстенок з золота, келих и печатку ад серебра'. Проще было сыну могилевского ювелира - он должен был, 'сходив в путешествие... в месте у каго небудзь з цехавых год отробить'. Была еще одна очень легкая и привлекательная перспектива для молодых 'таварашау альбо вучняу тутэйшых' - жениться на дочери мастера.

Наиболее распространенные приемы могилевских ювелиров - литье и ковка. В культурном слое 17 в. найдено много фрагментов керамических тиглей, которые использовались ювелирами для разлдива сплавов в формы. Найден почти целый экземпляр такого оборудования, усеченно-конической формы. Высота 4 см, диаметр донца 2,6 см. методом литья изготавливались сережки, перстни, образки, накладки поясов, заушницы, пуговицы. Часть изделий (сережки и перстни) была кованная.

Уникальным примером ювелирного искусства Могилева - фрагмент бронзовой ложечки для причастия второй половины 16 в. с изображением Христа Вседержателя. [47] Из культурного слоя 17 в. - серебряная, позолоченная, литая накладка для Евангелия с изображением Св. Иоанна.

 

2.1.4. Кожевенники и швецы (сс. 47)

На замчище 12-13 вв. нашли шило, прямоугольное в сечении, длина 14,2 см. Единственный признак, что кожей уже занимались. Никаких археологических находок скорняков-портных в слоях 14-15 вв. нет.

Письменные источники 16-17 вв. позволяют говорить о расцвете кожевенного и портного дела. Во второй половине 16 в. кожевенники разделялись на сапожников, кожемяков, седельников, болтушников, сбруйников, софьяннников, калитников и портных. В первой воловине 17 в. специализация еще углубилась - появились сыромятники, хомутники, чехольщики, поясники, нагайничники, замшевики, шубники, даловничники. Из портных выделились туфельники.

Найдено большое количество вещей из кожи. Коллекция - 3600 фрагментов разных деталей обуви и несколько целых экземпляров, множество обрезков кожи. Все изделия найдены во влажных, насыщенных органикой культурных пластах конца 16-17 вв на территории Нагорского посада. Больше всего подошв, каблуков, задников (460), три экземпляра туфель (два - детские), головки ботинок (30 штук).

Надо отметить крутой, орнаментированный барочным рисунком пояс, фрагмент ножен сабли, плетеную рукавицу (первая половина 17 в.). [48]

 

2.1.5. Ткачество и портные (с.48)

Археологические находки шиферных пряслиц 12-13 вв. показывают, что прядение было широко распространено. Пряслица широко использовали при производстве льняной и шерстяной пряжи. Надевались на веретено - чтоб инерция кручения увеличивалась.

Ткачество 16-17 вв. - еще Ловмянский обратил внимание, что в инвентаре 1604 маловато ткачей. Вероятно, в то время процевтало ткачество домашнее. Объясняется просто - одежда горожан шилась из импортных тканей, местное полотно - только на подкладку. Специалистами по обработке сукна были постригальники, красильщики, фолюшники. В 1647 красильщики объединились в отдельный цех.

Портняжество в 16-17 вв. было очень развито. Мастера делились на шапочников (с 16 в.), шляпников, кафтанников, сермяжников и чулочников.

 

2.1.6. Обработка дерева и кости (сс. 48-49)

Археологических находок по данным ремеслам очень мало. Дерево плохо зранится в культурном слое Могилева. Исключение - территория Нагорского посада. Среди изделий из дерева - наибольшая часть - колья для оград, несколько деталей к небольшим кадкам и бочкам, накрывашка для маслобойни, веретено, остатки весла. Все - из слоев 17 в.

Есть скобля - орудие для сдирания коры с бревен и грубого стругания. Одноручная скобля с отломанным черешком - слой 12-13 вв., замчище. В 10-13 в. такие штуки использовали для обработки ульев и разных мелких вещей. [49]

Топоры, предтсавлены в коллекции тремя экземплярами. Клиновидной формы, оттянутое в сторону топорища лезвие, плоский обух, слой второй половины 17-начало 18 вв.

В письменных документах 16 в часто упоминаются плотники-строители, которые в 1590 организовали свой цех. Быстрый рост города в 16 в. увеличил спрос на строительство домов, промышленных построек и гражданских зданий.

В конце 16 в. в Могилеве работало много плотников, которые конкурировали между собой. В 17-18 вв. в городе жили бочкари и бондари.

При исследовании слоя 12-13 вв. встречается много отшлифованных, рифленых и обрезанных костей - обрабатывали кость. Костяной гарпун 12-13 вв. В пластах 15 в. - капавушка. Из культурного слоя 17 в. - двухсторонний костяной гребень и черенок ножа из трубчатой кости, украшенный медными орнаментованными накладками. В слоях 17-18 вв. нашли костяные баночки и ручка ложки или вилки. Костяная шахматная тура - 17 в., сделана на токарном станке, отделанная рифлением орнаментом. В слое 17 в. нашли костяные битки для игры в кости.

 

2.1.7. Стекольщики (сс.49-50)

Письменные источники позволяют с уверенностью сказать, что уже в 17 в. в Могилеве было налажено производство стекла. Есть и археологические находки. Пик распространения стеклянных изделий - 17-18 в. в это время делали посуду для хранения жидкостей, питья, аптекарская посуда, оконное стекло. Посуда 17 в. - зеленое, зеленовато-желтое и коричневое стекло, при визуальном осмотре хорошо видно значительное количество пузырьков. Изделия 18 в. - более качественное стекло. [50] Все бутылки и бутли 17-18 в. цилиндрической формы с донцами, которые далеко заходят в середину изделия (результат свободного формирования) и следы от понтии.

Могилевские стекольные заводы изготавливали 'стекла зеркальные', 'стекло короватое', 'олстра малые с скляницами', кварты, 'стекло оконничное'. Часть склянок и зеркал раскрашивалась красками и золотом.

Могилев в 16 в. - крупный центр стеклоделия, могилевские купы экспортировали стеклянные изделия в Московское государство, именно в Могилев в 1653 житель Брянска Андрей Исааков послал к Александру Войне свого человека Федьку Арагамончикова учиться стеклоьному делу.

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что большая часть найденных стеклянных изделий - местного производства.

 

2.1.8. Другие ремесла (сс.50-52)

Большое количество жителей Могилева были заняты в потребительской сфере.

В первую очередь - пекари. О высоком уровне развития пекарского дела свидетельствует очень узкая специализация мастеров - во второй половине 16 - 17 вв. в городе были хлебники, калачники, пирожники, орешники, крупадеры и ситники. Все входили в один цех. Каждый, кто торгует пирогами должен был состоять в цехе.

Существовала градация цен на хлеб и фиксированный 'потолок', выше которого ни один мастер не должен был повышать цену на свою продукцию 'иж хлеб белый, яко и ситный, одным кшталтом и одною ценою продаватся не может, прото, водлуг цены збожа, каторый брат цеху нашего пекарского, так хлеб ситный, пероги и оборанки, без укривженя, мещан печ и продавать ма'. За продажу продукции дороже назначенной цены - штраф в 2 гривны в пользу 'уряда' и 1 гривна в братскую казну, а хлеб 'до шпиталив отданный быт мает'. Мастеру-пекарю запрещалось также продовать 'в дни святыя недельныя, яко теж и в роне свята, не мает печ пирогов, а ни всякого хлеба, для того, абы в пошонованю и учтивости дни святые застовали'. За нарушение этой нормы виноватый платил 3 гривны 'на уряд, а до казны [51] братерской гривны две, а хлеб таковый побранный и на убоство розданный бытии мает'.

Много могилевских мещан занимались производством напитков. В документах уже в 16 в. упоминаются солодовники, медовары и пивовары. В 1577-1580 у солодовников уже был цех, в 1591 - утвержден статут. Без разрешения цехмистра запрещалось сбывать продукцию корчмарям и 'гостям', 'окром мещаном тутошним волно у кого хочет купити и коли хочет продати, волно продати и купити, а иншому никому' Могилевские горожане по привилею могли делать алкогольные напитки для себя - поэтому и солод могли закупать.

С 1621 - цех резников (мясники). Старались монополизировать торговлю мясом, жестко регламентировался порядок покупки скота. Цехмистр обязывался следить, 'иж если бы Дей хто кольвек з братии нашое резницкое, люб теж который мещанин тутошний, альбо гость, статок всякий до места нпродаж прислал, тогды Дей з братии нашое резницкое, так теж и нихто з инших просолов, мешакющих в месте Могилевском, а поготою и жыдова, которые также, быдло перекупуючы, на продаж режут, на дарозе и на предместю у того, хто бы днй однокольвек тот статок до места гнал, куповати дей не мают, аде дей тут у месте и у дому том, где тое быдло будет, куповати мает'. Среди запретов и ограничений на покупку животных были установлены и важные, рациональные с санитарно-гигиенической точки зрения, нормы. В статуте обозначено, что нельзя покупать и продавать больных.

Между резниками-христианами и евреями шла жесткая конкуренция. Для ограничения роста прибыли той части еврейских торговцев, которые жили за счет продажи мяса свойского скота, введен запрет на продажу мяса в еврейских крамах - [52] иначе могут выставить из города, а если захочет продавать мясо кто-нибудь из замка - то должен продавать с евреями.

В 1583 оформился и цех маслобойщиков. У них тоже нормативы продажи - нельзя продавать 'гостю' больше 5 кувшинов. А кувшины должны быть 'ровные, цеховные, з ведомостью Старостиной поцехованы, также мают бытии кварты ровные'. В 1668 с маслобойщиками произошел конфуз - продавали масло 'фальшивыми' жбанами, сумели перевести стрелки на магистрат - мол, они белые и пушистые, это им такие жбаны дали.

В Могилеве в 16-17 вв. жили профессиональные повара, мельники, коновалы, брукары, маляры, пушкари. В 1604 были аптекари, со второй половины 16 в. существовал 'малярский' цех. Жили скоморохи, в 1604 - аж 14 голов, по несколько человек на одной улице.

 

2.2. Сельское хозяйство. (cc. 52-55)

 

2.2.1. Пашенное земледелие (сс. 52 - 54)

О занятиях жителей Могилевских селищ 12-13 вв. никаких свидетельств нет. При археологических [53] раскопках пока что не найдено пахотных орудий труда того времени. Очевидно, это не означает, что население Моилева не занималось земледелием. - просто копали мало.

Благодаря памятной записи 'што хаживало платы з Могилева за небожчице королеве ее милости Ядвиги', можно узнать, что жители Могилева платили 'дани денег сто пятьдесят рубли, тридцать коп грошей широких'. Поскольку денежная дань являлась платой за пользование землей, то поянчтно, что одним из занятий могилевчан в 14 в. было земледелие. Причем, как вытекает из номенклатуры податей, в это время оно было одним из главных видов деятельности. Значительные земельные владения в Могилеве в 15 в. были у бояр Ильиничей, Казимир Ягайлович дал им дополнительно Семенчинскую землю.

Ситуация резко меняется в 16 в., когда Могилев начинает интенсивно развиваться как ремесленный и торговый центр. Г.Ловмяньский и В. Мелешко пришли к одинаковому выводу о вторичной и незначительной роли земледелия в жизни жителей города в сравнении с рмеслом и торговлей во второй половине 16 - 17 вв.

По подсчетам В. Мелешки, удальный вес горожан, которые в 1604 занимались земледелием как основным видом деятельности, не превышала 10% от общей численности населения города. Преобладающая часть жителей города (около 75%) жили за счет привозного хлеба. Могилевчане каждый год должны были покупать не меньше 1686 тонн зерна.

В это время в Могилеве господствовала трехпольная система землепользования, надел состоял из трех участков по 11 моргов земли. В 1604 в городе было 226 мещан-земледельцев. Преобладающая часть имели оноволочый надел, равный 21,36 га.

Сельскохозяйственная работа как вспомогательное занятие некоторой части горожан осуществлялось на 'моргах рольных', которыми пользовались в 1604 117 мещанских семей, размеры у большинства (74,3%) не превышали одного морга (0,77 га).

При исследовании культурного слоя 17-18 вв. найдены однотипные металлические сошники, а в отложениях второй половины 16 в. - берестяная корзинка-'сеялка', емкость для ручного сева). [54]

Страшное опустошение Могилева во время Северной войны отразилось какна развитии ремесла и торговли, так и на сельском хозяйстве - значительная часть наделов пахотной земли стояла необработанной еще в 1745.

 

2.2.2. Огородничество и садоводство (с. 54)

Огородов было много, как вспомогательный вид хозяйственной деятельсноти. В 1604 367 семей имели огороды. 70,6% огородов не превышали 5 прутов.

В Восточной Европе уже в 11-13 вв. на городских огородах выращивали капусту, свеклу, морковь, лук, укроп. Кроме этого в Могилеве в 17 в. выращивали еше и 'маки, горохи, бобы', огурцы, салат, редьку. Огурцы были очень вкусные, а по Е. Романову огурцы появились в Могилеве намного раньше, чем в других городах Беларуси. До 50-х гг. 19 в. город торговал огурцами в значительных объемах.

Садоводство было излюбленным занятием могилевчан в 16-18 вв. В актовых книгах магистрата второй половины 16 в. - много записей о продаже или закладывании недвижимости, оттуда видно, что рядом с жилыми и хоз.постройками обычно были сад и огород.

В могилевских садах 17-18 вв. разводили яблони, груши, сливы, вишни. По свидетельству В.Северегина, в Могилеве выращивали даже абрикосы, арбузы и дыни.

Большое несчастье с садами приключилось в 1659, когда Долгорукий приказал их вырубить, а 'длля якой причины - невядома', - записал Трофим Сурта. Однако уже в 1697 российский стольник Толстой замечал 'гор.Могилев велик, и около города посады большие, много в посадах садов'.

 

2.2.3. Животноводство (сс. 54-55)

Кости 12-13 вв. позволяют утверждать о распространении тогда свиноводчества в Могилеве (35% костей свиные). Но вообще говоря, [55] копали мало, так что вывод несколько не надежен.

В 16-18 вв. можно говорить, что самым распространенным и массовым из сельхоз. Занятий у жителей Могилева было именно животноводство. Занимались все могилевское 'поспольство' - и купцы, и цехмистры, и простые ремесленники. Сенокосные морги стоили в несколько раз дороже пахотных.

Мещане держали коров, овец, свиней и коней. По подсчетам Г.Ловмяньского, на начало 17 в. в Могилеве было не меньше 500 коней и 2000 коров. Городское стадо пасли пастухи, которым нанимали или всем 'поспольством', или жителями отдельных улиц. Продукты животноводства жители использовали в основном для себя, но на всех не хватало - много мяса везли из Могилевской и других волостей.

 

2.3. Промыслы. (cc. 55-57)

 

2.3.1. Охота (сс. 55)

О занятиях охотой наслеения могилевского замка в 12-13 вв. свидетельствуют остеологический материал. Все кости, найденные в слоях этого времени - лосиные. В 16-18 вв. встречаются клыки кабанов, лосиные и медвежьи кости. Свидетельства про охоту на медведей встречаются и в местных летописях. Вероятно, большая часть стрел в пластах 16-18 вв. использовалась именно на охоте. [56]

 

2.3.2. Рыболовство (с.56)

В культурных слоях 12-18 в. собрана небольшая коллекция глиняных грузил цилиндрической и биконической формы. Самые ранние изделия - из теста с примесями крупных хрящей и песка - в слоях 12-первой половины 13 в. Экземпляры 17-18 вв. сделаны из ярко-красной, хорошо перемешанной глины без примесей. Одиночные находки - костяной гарпун 12-13 вв, рыболовный крючок без бородки 17 в.

Согласно Могилевскому уставу 1561 были даны 'вольности мещаном до ловльення рыб на реце Днепре водле обычаю стародавнего, але до озер сельских никторого уступу мещаном не мети. Езы тем на местцах звыклых мещаном забивати вольно, также и перевесья на Днепре, на старых ловищах. А ловячи рыбы мещаном межи зеремяны бобровыми на берегу не становититися и сетей бобровых не мети'

Это право подтверждал и привилей на магдебургское право 1577. Причем, могилевские рыбаки во второй половине 16 в. каждый год плавали на 'низ' Днепра, аж за Киев. Промысл шел успешно. В частности, в 1579 пять рыбаков везли в двух 'комягах' рыбы на 300 коп грошей литовских. Рыбаки обеспечивали не только рынок, продавали в околице, в ближних местечках. Колонизация Украины подорвала промысел - в начале 17 в. плаваний в 'низ' уже не было. Уменьшилось количество рыбаков. Если в актовых книгах 1577-1580 упоминается 20 человек, профессиональных рыболовов, то в 1623 при основании цеха - только 10.

В 17-18 в. рыболовство продолжало существовать, но уже только как местный промысел. Горожане бдительно охроняли право им заниматься - письмо 1623, в котором Лев Сапега подтверждает, что 'пан подстароста не может запрещать рыбакам городским рыб ловить в реке Днепре при грунте короля его милости замковым и никому другому препятствий не делать'. [57]

 

2.3.3. Бортничество и собирательство (с.57)

О занятиях могилевчан бортничеством в 14 в. сообщается в письменных источниках, но информации очень мало. Знаем, что в 16-17 в. могилевчане имели бортные деревья и разводили пчел в бору, принадлежащему городу.

В 1619 жители деревни Бородчицы жаловались, что могилевские мещане отобрали у них 500 бортных деревьев и забрали 50 роев.

Жители Могилева собирали ягод, грибы и орехи в прилежащих лесах. Особенно урожайным на грибы был 1604, по Барколабовской летописи - 'грибов-абабков в лете велми много было зродило, иж каждый челове по два крот у грибы на день ходил'. В 17 в. были конфликты с жителями деревень Вейно и Онискович. Горожане, встречая деревенских в 'своей' пуще 'их бьют, если их жители или дети по грибы, по ягоды, по орехи ходят'.

 

2.4. Торговля и торговые связи (cc. 57-60)

 

2.4.1. Торговые связи Могилева в 12-15 вв. (сс. 57-58)

Археологические данные - единственный источник осветить торговые связи этого времени.

Наиболее старая находка среди привозных - многочастные, из синего прозрачного стекла бусы. В центральных районах Восточной Европы этот тип изделий употреблялся до 11 в. такие одноцветные бусы делали в Северной Европе.

Связи с Югом представлены находками стеклянных браслетов, среди которых есть филигранные, которые начали делать в Киеве не раньше конца 12 в, пряслицами из овручского сланца-шифера и энкалппионами. Первой половиной 13 в. датируется могилевский рельефный бронзовый богородичный энкоплион, имеющий многочисленные аналогии в Киевских археологических материалах того же времени. [58]

Очень интересная находка - бронзовый образок с изображением Св. Никиты, побивающего беса, имеющий аналоги в рязанских археологических материалах 12 - первой половины 13 вв.

Одиночный экземпляр - ажурная бусина из 12 - первой половины 13 в, сделана из серебра, позолочена. Похожие бусины встречаются в Новгороде 13 в.

На территории Покровского посада А. Балакис в 1992 нашел двухсторонний литой нательный крест 14-15 вв, аналоги хорошо известны в Новгороде того времени и 16 в.

Найдены новгородские, московские, тверские монеты-пулы 15 в.

Письменные источники 15 в. позволяют говорить о торговых связях Могилева и Минска, в Могилеве в это время уже была таможня.

 

2.4.2. Торговля и торговые связи Могилева в 16-18 вв. (сс. 58-60)

Могилев во второй половине 16 - первой половине 17 в. был крупным торговым центром Беларуси. Могилевчане торговали с Витебском, Минском, Полоцком, Гродно, Брестом, Слукцом, Слонимом, Новогрудком, Оршей, Игуменом, Копылем, Мстиславлем, Кричевом, Пропойском, Чаусами, Чечерском, Реецией, Гомелем, Шкловом, Копысью, Головчином, Белыничами, Бешанковичами, Бобруйском, Дубровно, Ульей, Лукомлем, Смолянами, Толочином, Заславлем, Бобром, Борисовым, Быховым и прилегающими местечками, в которых в радиусе 10 миль от города могилевские купцы были освобождены от торговых пошлин. Активная торговля с городами Российского государства, Украины, Польши, Прибалтики и Чехии.

В переотложенных пластах могилевского замчища найдены ручные весы, по аналогам - 17 в. Две весовые гирьки 17 в. - на территории Покровского посада. [59]

В культурном слое 16-18 вв. импортные товары представлены преимущественно керамическими и стеклянными изделиями. Это в первую очередь 'каменный товар' - керамика из рейнских городов. Наиболее ранняя рейнская керамика - первая половина 17 в.

Интересная находка - фрагмент полихромного бокала рейнской керамики. Бокал имеет большую стройную ручку петлеобразной формы, снаружи отделан рифлением и изображением рельефных розеток с многолепестковыми цветками. Изделие покрыто глазурью двух цветов - синей и белой. Скорее всего, бокал относится к образцам Вестервальдской керамики, начало производства которой - 1590 г. Типичны для нее изделия серого цвета, украшенные голубой глазурью, т.н. 'голубые изделия' (Blauwerk. Они получили широкое распространение в 17 в.

Распространены в культурных пластах 18-19 вв. И фрагменты бутылок рейнской керамики с коричневой глазурью. В коллекции есть целая форма бутылки из-под селтерейской воды конца 18 - начала 19 в, сделана в Насау. Бутылка цилиндрической формы с небольшой петлеобразной ручкой, сверху покрыта глазурью светло-коричневого цвета. На поверхности бутылки клеймо с изображением льва в коронеи надпсиью 'SELTERS'. Внизу, под клеймом - вторая надпись: 'HERZOGTHUM NASSAU'. На обратной стороне бутылки - ее орядковый номер.

В Могилеве найдены фрагменты бело-глиняных голландских курительных трубок. На одной из трубок есть клеймо в виде короны, под которой монограмма I.P. Датируются трубки второй половиной 17 - началом 18 вв.

Для слоев конца 18 - начала 19 вв. характерны помадные баночки, которые использовались в качестве аптекарской посуды. Найдено 120 фрагментов и несколько целых наполнений этих изделий. Все покрыты эмалью синего, белого или черного цвета. Аналогичная посуда найдена в слоях 18 - начала 19 в. Витебска, Минска, Мстиславля и Москвы.

К бесспорно импортным стеклянным изделиям относятся фрагменты кварт 17-18 вв. с надписью 'London'. Часть посуды привозили в Могилев из других городов [60] Беларуси. Найдена целая кварта середины 17 в. Размерц ее донца 9,8х7,6 см, высота 22 см. на плече кварты клемйо диаметром 2,1 см с надписью латиницей 'HOMEL'.

В археологических материалах 18 в. найдены российские медные монеты: пять копеек Петра 1 (1713), деньга Анны Иоанновны (1730), капейка Екатерины 2 (1777).

 

2.5. Культурные связи города (cc. 60-66)

 

2.5.1. Культове строительство (сс. 60-61)

В каменном православном сторительстве Моилева прослеживаются две традиции. Первая, вероятно, идет от деревянных храмов, таких как Покровская, Успенская и Петропавловская церкви. Это однозаловые крестово-купольные храмы. Каждый из них завершается тремя полуцилиндрическими апсидами и увенчены над перекрестьем куполом на массивном светловом барабане. Ко второй относятся Богоявленская, Николаевская и Спасская церковь. Это двухбашенные крестово-купольные базилики.

Богоявленский собор - хронологически первая каменная православная церковь. Историк архитектуры В. Глинник заметил, что в первой половине 17 в. на всем пространстве Великого княжества Литовского были построены только два сабора такого уровня: церковь Святодуховского монастыря в Вильно (1632-1638) и церковь Богоявленского монастыря в Могилеве. Можно предположить, [61] что последний храм строили могилевчане вместе с приглашенными из Вильно мастерами. Тем более, что между братствами городов существовали тесные связи. Именно Виленское Троицкое братство при церкви Святого Духа и уступило могилевскому братству участок князя Яна Огинского под строительство Богоявленской церкви. Богоявленская церковь - прототип Николаевского храма. При его строительстве использовали формы и приемы, характерные Богоявленской церкви.

По проекту Яна Христофора Глаубица в 1762 построили Спасский собор. При возведении этого строения Глаубиц учел конкретные условия и традиции, существовавшие в строительстве Могилева, поэтому в Спасском соборе нашли свое отражение строительные приемы Богоявленского и Николаевского храмов.

 

2.5.2. Живопись и деокартивно-прикладное искусство (сс. 61-64)

Значительное влияние на Могилевскую иконопись оказала немецкая художественная традиция. В немецкой живописи 14-16 вв. (как в станковой, так и в миниатюрах) имеются анлогичные фоны, заполненные таким же растительным орнаментом из витых бесконечных стеблин листов, как и на могилевских иконах 17-18 вв. Т. Ржавусская предположила, что такой орнамент занесен из Германии и дальше развивался на местной почве. Такое влияние на орнамент икон четко прослеживается в могилевском искусстве 17 в.

Связь могилевской художественной традиции с немецкой отмечал в 1918 доктор Альберт Имель. Он писал: 'Особо это свидетельствуют серебряно-выбивные работы. Две большие плащаницы Могилевской братской церкви означают, даже без надписи, что беларус Волчок, как художник, [62] близок к работам из Данцинга. Образ Михаила в храме-музее тоже это подтверждает. На удивление хорошо написана данцигская марка на мече архангела!'

Не является исключением и растительный орнамент кафеля и гравюр, которая во многом компилирует орнамент могилевских икон. На могилевскую школу гравюры сильное влияние оказала киево-львовская школа. Это не удивительно, если вспомнить тесные контакты Могилева с украинскими городами. В частности, статут могилевского братства повторял статут львовского.

В Могилеве в 17 в. (1660) жил итальянский художник Марианн. Возможно, он участвовал в росписи могилевских костелов, но прямых подтверждений нет.

Резьба по дереву - тоже связи с Европой. Иконостас царских ворот гданьца Анжея Медельского для Благовещенского собора Суспальского монастыря (1664) декора в Будславе, Порплище и Новой Мыше в сравнении с иконостастом Николаевской церкви в Могилеве (1669-1674) показывает, как переработал барокко белорусский мастер. Сделал резбу выше, объемнее, колонки прорезанными.

Интересно проследить, как усваивались и обрабатывались на могилевской почве орнаментальные сюжеты кафеля. Геометрический орнамент конца 16-первой половины 17 в. имеет очень близкие аналоги в посльких материалах середины 16 в., замок в Пултуске. Отдельный кафель с растительным орнаментом имеет хронологические аналоги с замком в Тихонове и Взгорья Кафедрального во Франберке (Польша). При украшении карнизного кафеля 17 в. широко использовали характерный для эпохи Возрождения лусковый орнамент.

Могилевскими ремесленниками в середине 17 в. была творчески переработана и сюжетная стилистика 'дерева жизни', которые охраняют две птицы - очень популярный общеевропейский сюжет эпохи Возрождения и барокко. Встречаются плитки, на которых 'дерево жизни' превращается [63] в вазон с цветами, а охраняющие птицы уничтожаются в верхней части ворот.

Широко использовали при украшении карнизного, поясного и геральдического кафеля изображения львов - в Европе тоже так делали. А некоторые плитки очень напоминают кафель печи М.Лютера.

Люди воспринимали мир символами. Мир - это книга, написанная Богом, и каждое существо - слово. Роза, голубь, драгоценности, виноградные лозы и пальмовые ветви - религиозные символы. Лев - символ евангелиста Марка, орел - Иоанна, человек - Матфея, телец - Луки, и т.д. эти существа символизируют еще и Христа в четыре момента его жизни: 'рожден человеком, умер тельцом, львом воскрес, орлом вознесся'. Они же - воплощение добродетелей. Лев, к примеру - символ силы и чистоты.

Значительная часть геральдического кафеля Могилева первой половины - середины 17 в. украшена изображениями двуглавого орла. Россия не при чем - такой кафель был по всей Европе. К тому же украшали католические монастыри и дома католической шляхты, которым Россия вообще никак. Объяснить можно, если вспомнить, что история тактовалась как смена четырех монархий - Ассиро-Вавилонской, Индо-Персидской, Греко-Македонской и Римской. Последняя [64] продолжается в империи Карла Великого, потом - в 'Священной Римской империи'. Двухголовый орел и воплощал империю, единство власти светской и духовной.

Кафель украшали рыцарем в воротах, ангелами, архангелами, сатирами и амзонками, херувимами - в Могилеве у херувимов были детские черты.

Образ Св. Юрия на кафеле 17 в. - почти портретный кафель, очень детальный. Так же, как и 'Погоня'.

Связь с Европой не прекращается в 18 в. Возникает маеликовый кафель, синхронно со всей Восточной Европой. Аналоги в Польше.

 

2.5.3. Образование (сс.64-66)

Культурной адаптации и интеграции культуры Могилева в общеевропейский контекст способствовала и адаптация образования. К сожалению, по этому вопросу материалов очень мало.

По королевскому привилею на магдебургское право могилевчане должны были 'школу христианскую построить'. В 1597 могилевчане обязались в 'школе братской детей братьев и убогих сирот языку словенскому, русскому, греческому и латинскому' учить бесплатно.

По словам Игната Ивлевича, который учился в братской школе в конце 20-х гг. 17 в. он изучал русинский (белорусский) и латинский языки. Интересно проследить, кто и какие дисциплины преподавал в школе. Источники сообщают про учителей Савву ..евича, Коссовича, Котковского, Фому Товубровича и Радко. Ивлевич вспоминает и о Тимофее ГРибаче, Павле, Константине, Опанасе Стрелецком, Федоре и помощнике двух последних - Игнате. Савва, 'могилевчанин', получил образование в неком западном университете и имел степень магистра. Касович был 'студентом из Киева'. Оба работали в Могилеве в 30-ые гг. 17 в., преподавали латынь.Тимофей Грибач и Павел преподавали русский (белорусский) язык, опонас Трелецкий - начала латыни, Федор Тарасович - 'моральность'. В средине - второй половине 17 в. латынь в братской школе преподовал Даниил Макарович, 'бакалавр братский', а в конце 17 в. - полочанин Василевский. 11 июля ? могилевский магистрат 'пану Василевскому, который приехал из Полоцка в Могилев учить хлопцев в школе братской латине и петь в хоре, дали ему 10 зол.'

Почти нет материалов про преподавание в католических школах Могилева 17-18 вв. Но в коллегиуме явно учили на высоком уровне.

Часть могилевчан могли получить образование в европейских университетах. Например, в 1625 на философском факультете Краковского универа учился могилевский мещанин Фома Ивлевич. Второй Ивлевич, Игнатий, после братской школы три года изучал филофосию и медицину в Замойской академии. После учебы он работал в Киево-Могилянской академии., где был профессором, а потом вместе с ректором этой коллегии участвовал в организации в Ясах славяно-греок-латинской [66] академии. Высшее образование в Виленской иезуитской академии получил известный могилевский художник-гравер Максим Ващенко, поступил в 1660, 21 ноября 1672 сдал экзамен на степень бакалавра философии. 14 июля 1673 стал магистром наук и вернулся в Могилев.

 

2.6. Военное дело (cc. 66-78)

 

2.6.1. Вооружение могилевчан в 12-18 вв. (сс. 66-68)

К предметам вооружения, найденным во время раскопок, относятся наконечники стрел, мушкетные и пистолетные пули, мушкетная полка, бердыш, кистень, утоки, пластинка от панциря, накладка к ножнам.

Коллекция наконечников стрел. Разделяются на две группы - [67] 12-14 вв. и 16-17 вв. к первой группе относятся бронебойные наконечники типа 90 и типа 14 по Медведеву.

Наконечники- 'срезни' найдены в зольной прослойке, которая отделяет слои 12-13 вв. от поздних. Типичные монголськие наконечники. Все остальные наконечники - 16-18 вв.

Из оборонительного вооружения в слоях 12-13 вв. найдена пластина чешуйчатого панциря с обломанными краям. В письменных источниках второй половины 16 в. упоминаются 'пантеры' и 'шишаки'.

Оружие ближнего боя - кистень 12-13 в. и бердыш 17 в. бердыши были распространены среди горожан, часто упоминаются в источниках 17 в. бердыши использовала городская стража. Большинство делали на месте могилевские кузнецы.

В документах магистрата второйполовины 16-17 вв. упоминаются корды и мечи, в письменных источниках 17-18 в. - сабли. На вооружении жителей в 17 в. были и окованные 'цапы'. Есть 'утоки' копий, стратиграфически датируются 17-18 вв. найдена накладка от ножен 17 в.

В 16-17 в. на вооружении граждан было много видов огнестрельного оружия. В актовых книгах за 1577-1578 упоминаются 'аркебуз', ружья с 'крессом'. В инвентарных списках имущества и магистратских книгах часто упоминаются мушкеты, ружья-янычарки, карабины, фкзеи и пистолеты. Кроме этого, была и артиллерия - в 1698 в городе было 53 пушки, без учета замка.

Коллекция пуль - 110 штук. Часть хорошо датируется 17-первой половиной 18 в. по размерам делятся на две группы. 1-1,8 см - ручное оружие (ружья, пищали, аркебузы). Все меньшего размера (0,7-0,8 см) отнесены к пистолетам. [68] Есть и мушкетная полка, 17 в.

Нашли шпоры и узду 18 в.

 

2.6.2. Военные обязанности горожан (сс.68-69)

На протяжении 15 в. главная военная обязанность - фортификационные работы по обновлению замковых укреплений. Устав 1561 очертил обязанности, которые уже не менялись почти до конца 18 в. Например, по очереди восстанавливать стену и вал замка. Сторожей на башнях. Обязаны иметь дома оружие. За счет горожан содержали замковых пушкарей, но в 1585 могилевчане добились отмены этого.

По валу ходит могли только барабанщики и осматривающие на вопрос ремонта. Всех остальных, а также скотины, гоняли специальные сторожа.

В 1633 за очень быструю поставку могилевским купечеством за свой счет пороха и пуль войскам Речи Посполитой под Смоленск, гарнизонам Кричева, Мстиславля и Радомли [69] Владислав 4 уровнял Могилев в правах с Вильно. Город освободили от постоя солдат.

С войной были связаны панцирные бояре и казаки, жили компактно на Боярской улице в Задубровенском посаде. В Могилеве в 1604 жили 33 шляхетские рода, гербовой кафель подтверждает.

Могилев платил большие военные налоги. Например, по реестру 1552 - 150 коп денег. Больше внес только Вильно - 300 коп.

Население Могилева составляло внушительную военную силу. В 1654 Радивил со своим войском не смог войти в город, а в 1661 горожане уничтожили большой масковский гарнизон.

 

2.6.3. Могилев и войны (cc. 69 - 78)

В 13 в. монголо-татары приблизились к городу, обстреляли зажигательными стрелами, потом взяли штурмом - нашли монгольскую стрелу и слой угля того же времени, отделяющий слои 12-13 вв. от позднейших.

Стрелы, найденные в культурном слое замчища, сотличаются по размерам от стрелы, найденной в кслоне рва. Возможно, большие наконечники - от зажигательных стрел, малыми дрались уже при штурме. Под слоем угля найден [70] разрубленный череп.

Время шутрма? Вероятно, в 1239 - тогда среди городов Черниговской земли сожгли и Гомель. Скорее всего, передовой отряд южной группировки дошел до города и сжег. В то же время сожжены и Пропойск, и городище возле Пищин в Кричеве. Упадок края - на два века.

Жизнь в Могилеве в 14 веке была. Даже вал подсыпали. Но на замке скорее всего жизни какое-то время не было. А бывшие селища 12-13 вв. не были заселены до 15 в.

В начале 16 в. ВкЛ и Москва воевали чуть не беспрерывно. Досталось и Могилеву.

1518 - рейд московитов, выжгли окрестности Могилева, Слуцка, Минска, Новогрудка, других городов - аж до Вильни.

В 1519 50-тысячное войско Москвы опять опустошало окрестности Могилева и Минска, дошли до Вильно.

Зимой 1535 снова [71] московиты опустошали местность окрестности Могилева. Город пока что ни разу не был взят штурмом.

Первая реакция жителей на московитов - паника на неукрепленных посадах, бегство под защиту замка. В 1579 была стычка шляхтича с могилевчанами, стрельнули из пушки - так народ ломанулся в замок, решив, что опять война.

27 июня 1581 30-45 тыс московитов пришли опять. Ворвались в посады, уничтожая все по дороге. 'На день часа третий, предместья сожгли за Дубровной, также сожгли в посаде над Днепром, который называется Слобода, тоже сожгли домов сто' - писал войт Михаил Стравинский. Могилевчане отбивались - и отстояли Старый город. 'Целый день вторник большой толпой набегая, до острога городского стараясь, хотели острог сжечь, чего с помощью Божбей стрельбой из замка и с острога, разместив стрельцов с ручницами между оградами и в домах, вылазками оборонили и не допустили'.

Подошли роты Троцкого, пана Казановского и пана Темрука - 'отперли их (московитов) и отстояли замок и город, и бились с ними, и только из-за того, что было их очень много, не смогли победить' (с) (шляхтич Головчинский). Поручик Марковский: [72] первой пришла рота Казановского 'в составе 200 коней, но без ротмистра', нападала на врага 'целых семь чаов, так что не позволили подойти к городу'. Скоро подоспела рота Темрука. Московиты решили, что идет сила большая, 'опасаясь... прибытия больших сил с нашей стороны, побежали и достигну Днеправ, начали переправляться. Наши на переправе били их и гнали, при этом захватили несколько пленных' В Баркалабовской хронике говорится, что 'Москву от Могилева отперли, побили, отогнали. Страшно было трупу московского глядети, реку Днепр сильным трупом язовища загородили, иж колько недель днепровское рыбы не ели и воды не пили, для великого гнусу трупа' (Сам Сурта жил во второй половине 17 века, через сто лет, и с годом промахнулся - указал 1580, а не 1581, так что это может быть 'на правах легенды', в смысле, может быть, не так все было на самом деле - прим. набивавшего)

Самые большие потери - у рот, дравшихся в поле. 'у пана Троцкого некоторых убито, трех товарищей живых словили' 'большие потери понесла эта рота (Казановского) в конях... раненых товарищей и пахолков много, но убитых, по милосердии Божьей, ни одного'.

Потери могилевчан - в основном материальные. Московские войска 'сожгли несколько сот домов, в людях никакого вреда не нанесли... на то время никого не поймали, только двух застрелили, а понесли большие потери в людях своих от стрельбы из замка и острога'.

Если не считать опустошения Могилева Наливайкой, то практически до 1654-1667 больше не было войн.

Теперь про эту самую войну.

15 июня 1654 шляхтич Константин Поклонский и 14 товарищей перешли на сторону врага, 22 июня прибыли в царский стан под Смоленском. Царь был ласков, дал Поклонскому чин полковника. 25 ибюня Алексей Михайлович подписал грамоту жителям Могилева, за добровольную сдачу города [73] 'вас шляхту и служилых людей всяких войтов и бурмистров, радцев и лавников и мещан и всех православных христиан пожалуем нашего царского величества жалованием и велим шляхте местности кто перед чем владел наперед сего по привилеям подкрепить нашего царского величества жлованными грамотами'. Вместе с Поклонским и воеводой Михаилом Воековым послали отряд служилых людей 'и тем имена под сем наказом: астраханец Бажина Зыбина сын Мизинов с Михайлова приказу стрельцы имрк, астраханские стрельцы имрк, а астраханские юртовые татрове'.

В начале августа московское войско во главе с Воековым и казацкие отделы Поклонского и отряды Золотаренко подошли к Могилеву. Воеков сообщал царю, что 'около города осаду крепят, а ожидают на твоих государевых людей, и по людям смотря хотят стоять и биться', просил подкреплений 'и будет придут большие люди и они сдадутся'.

3 августа Воеков тайно послал в город сотника Василия Якимова и стрельца Тишку, которые должны были склонить могилевчан покориться. Они передали письмо 'Бушаку с товарищи', когда же стало известно про письмо, 'мещане де и ляхи яво Бушака били и отпустили чуть жива и оворили, на что он с государевыми людьми ссылается'.

8 августа был разбит шляхетский отряд Тобиана Ждановича и Михаила Гижицкого. Воеков доносил царю: 'А на том, государь, бою, твои государевы люди побили тех ляхов могилевцев человек с двести'. Поражение шляхты, плохое состояние укреплений, агитация некоторой части православного населения - от таких дел магистрат задумался, а не сдатся ли? А то если возьмут силой, могут уничтожить, как Мстиславль.

Могилевцы тянули время, пробовали обмануть врага. 14 августа к Воекову отправили делегацию. Обещали сдать город - но через три дня. Дело в том, что по приказу Алексея Михайловича на помощь Воекову должно было подойти войско во главе с князем Куракиным, но люди, отправленные под Дубровно, Оршу и Горы, не найшли ни князя, ни войска. Крестьяне начали разбегаться из казацкого войска Полонского. 'А которые, государь, Могилевского уезда крестьяне и казаки собрались к полковнику тысяч с шесть, и слышав про то, что твоих государь ратных людей не идут, многие разбежались, а иные пошли в Могилев и про то про [74] все в Могилеве беглецы сказали'. Могилевцы решили уточнить - правда ли? И отправили делегацию. 'А... те, государь, могилевцы проведали, ... что ратных людей нет и с чем присылали, в том солгали и хотят с нами бится, и из Гор хотят итить на нас с пушками и туры и щиты готовят'.

Алексей Михайлович приказал Петру Шереметьеву идти на помощь. Городские укрепления были слишком слабыми. С подсказки игумена Кутеинского православного монастыря Иаиля Труцевича 25 августа 1654 открыли ворота московитам.

Сдались сами, а все равно грабили.

'В Могилевев звяты семь дворов со всем на все (то счть дочиста), у многих жителей отняты деньи, платье, утварь, оружие, лошади, хлеб в зерне, посуда'.

В августе-сентябре 1654 могилевчане жаловались царю 'Дворишка наши были, и те, государь, дворишка твои государевы ратные люди сожгли и разорили без остатку, а ныне приходит пора зимняя, с женишками, с детишками деться негде... По твоему государеву указу, кка подошли под Могилев ратные люди, и у нас холопей твоих дворишко наше сожгли и разорили без остатку, а животишко наше все поимали до основания... и те твои воинские люди, заехав, во дворишке мать нашу, да брата, да сестру и людишек наших били и мучили и огнем все сожгли до смерти и достолные животишки все побрали и разграбили без остатку'. Плохо, конечно, было. Но про то же время на Беларуси писали и вовсе 'и в той стороне никакого мужского пола не узриши ждя жестоты московской'. Казаки Поклонского устроили геноцид для евреев - перебили большинство.

Между Золотаренко и Поклонским разгоралась борьба. Казаки Золотаренко грабили деревни, которые Поклонский считал своими, П. жаловался, требовал, чтоб Золотаренко 'не вступался в уряд Могилевсий и Чаусский, уже бо то не украинские, но вашей царской милости подданные, до Нежина не належат и его не должны слушать, только меня'. [75]

Украинцы думали подчинить город себе.

Нежинский протопоп писал горожанам, призывал 'до войска запорожского приклонилися и случитеся под обороною гетманов запорожских и всего войска запорожского, будучи как мещане, так и казаки везде, чтоб, сохрани Боже, Москва не хотела по своем нраве и право поставит совершенно в вашем городе'. Золотренко пытался подчинить украинской юрисдикции павет и город, казаки грабили горожан и павет. 'Иванова полку Золотаренки казаки, приезжджая в Чаусы и в Могилевский уезд, их грабят и разоряют и животину и лошади у них отгоняют... а Иван Золотаренко хочет идти в Могилев, или прислать казаков, а Могилев и Могилевский уезд хочет воевать'. Грабили все - и казаки, и московиты. Казаки, например, вдрызг разграбил Буйничский монастырь, 'гетмана наказного казаки их монастырские вотчины пограбили и разоренье учинили великое, и лошади и скотину отогнали'.

Поклонский жаловался царю на Золотаренко. Золотаренко жаловался царю на Поклонского. Между их подчиненными начались вооруженные стычки. Казаки настолько грабили, что царский окольничий Олферов вынужден был выгнать их из города. Деревни Поклонского грабили и казаки, и московские стрельцы. В декабре Поклонского начало пробивать на антимосковское настроение. Олферов писал царю 'твоих государевых стрельцов и солдатов и в городе на карауле по воротам бьеь', что 'на твою государеву службу полковник не идет и казаков не посылает'.

В начале февраля 1655 к Могилеву подошел Януш Радивилл и начал осаду. С 4 на 5 февраля Поклонский 'изменил с могилевскою и иных городов шляхтою, и с казаки, которые у него в полку были', за ним пошли 400 человек. Поклонский впустил в большой земляной вал людей Радивилла. Начался шутра Старого города, во время которого обороняющиеся потеряли 1000 казаков и 'человек с триста и больши' московских служилых людей, но отбили атаку. Безуспешно закончились штурмы 12 февраля, 8 марта, 9 апреля и приступ 13 апреля.

В одном из обращений к горожанам Поклонский объяснял, почему вынужден был сражаться против своей державы, и почему [76] перемтнулся назад: 'Розумел если, что та война имела бытии освобождение угнетенной Руси, иж восприятии потеху яко государя христианского; ажи вместо получения такое ж лупление домов Божбих, что и от татар бывало: христиан наших, которые в повседневном гонении от униатов пребывали... ныне их в вечную неволю забрали, а иных помучили...' Письма вряд ли доходили до горожан. Чаусский поп Василь выследил чернеца Арсеня, который носил письма, выдал его царским войскам, за что получил 30 валок земли.

Как только Радивилл вошел в Новый город, многие горожане пошли против московитов, не смотря на то, что у них было имущество в Старом городе. 'Февраля в 6 день, как приходили под Могилев гетманы, Радивилл и Гаевски и Богуслав Радивилл с польскими и литовскими людьми, и в то, государь, время, Могилевцы мещане остались в большом валу с Радивиллом, и к меншему валу и острогу к твоим государевым людям на приступ ходили и в вылазках бились заодно с литовскими людьми; и так, государь, мещан остались в меньшем земляном валу лавки и всякие товары, и те товары и денег много взяты в раутшу до твоего государева указа до моего холопа твоего Юшки приехал в Могилев. А как пошли гетманы из Могилева прочь, и многие мещане пошли с ними же, гетманы в Литву и Польшу'.

Почти 6 лет Могилев находился под Московской властью. Можно назвать приичны, из-за которых обострялись отношения между магистратом и военной администрацией.

Во-первых, ограничение магдебурского права, вмешательство в дела городского самоуправления. Первый конфликт [77] произошел уже 1 сентября 1655, когда могилевцы 'хотят выбрать без государева указа войта и бурмистров и радцев и лавников и все поспольство... выбрали Петра Казановича'. Горожане отправили депутации к цар, добились утверждения кандидатуры.

Магистрат отказывался выполнять приказы московского воеводы, который не только ограничивал вольности, но и вмешивался в городское самоуправление. Царь подтвердил такое положение дел - тем самым нарушил свое же обещание. 'Государь велел отписать войту и ко всему правительству велел стольника и воеводу князя Ивана Репнина с товарищи во всем слушать'.

Во-вторых, ситсематический грабеж, время от времени повторявшийся, то московскими служилыми людьми, то казаками. Разграбление храмов и вывоз церковного имущества в Москву - Могилевская православная братская школа была целиком разграблена московскими солдатами, книги, типография, учителя были вывезены в Москву.

Так что восстание было неизбежно. Тогда во многих городах восставали. Могилевчане ждали момент. Разработали план - хозяева, у кого жили стрельцы, должны были достать кремни из замков ружей. Восстание началось 1 февраля 1661, когда на могилевском рынке стрельцы начали обижать и унижать торговок. Ударил колокл, бурмист Язэп Леванович, с 'мечом палача', закричал 'Пора!' На помощь пришли освобожденные военнопленные, за несколько часов гарнизон был уничтожен почти полностью, выжили всего несколько человек.

Многие могилевчане получили шляхетство, город сравняли в правах с Вильно. Могилев получил новый герб.

Патриарх Никон проклял могилевских граждан. Проклятие снял 14 февраля 1666 митрополит Иосиф Тукальский. [78]

Самой страшной и опустошительной войной для Могилева была Северная. Город, полностью разграбленный российским и шведским войсками, 8 сентября 1708 по приказу Петра 1 был сожжен.

Во время пожара сгорели часы на Брасткой колокольне, образ Богородицы, расплавились колокола Кафедральной Спасской церкви, сгорела ближняя Воскресенская церковь. Сильно пострадал Никольский храм.

После этого Могилев пришел в упадок, о торговом и экономическом величии остались только воспоминания. [79]

 

3. Некоторые аспекты мировоззрения и повседневной жизни жителей Могилева. [c. 79-143]

 

3.1. Общая характеристика ментальности горожан 16-18 вв. [c. 79-96]

 

3.1.1. Мир в массовом сознании. (сс.79-83)

Попробуем понять, отличались ли базовые стурктуры сознания горожан 16-18 вв. существенные отличия в сравнении с предыдущими веками.

Очень ценная информация в этом плане есть в хронике Сурты и Трубницких. Можно судить о ментальности составителя - боготаого горожанина. Анализируя его мировоззрения можно попробовать охарактеризовать некоторые черты менталитета беларуского мещанина 17 в. параллельный анализ аковых документов могилевского магистрата того же времни позволяет сделать этот рисунок более полным и содержательным.

Трофим Сурта не делит мир на 'дольны' и 'горний', они одинаково реальные, живо взаимодействуют. Мир Сурты полон чудес, которые постоянно случаются в реальности, в повседневности, они - реальны.

Хорошое и плохое, расцвет города и ужасы войны и эпидемий - все это по милости или кара Божья. Юожий промысел - основная причина развития человеческой истории. Вызов Богу, [80] брошенный человеком, сразу же карается. Немец выстрелил в небо - и превратился в собаку.

В этом мире постоянно идет борьба со служителями нечисти, с колдунами, вредящими добрым людям. Например, летописец пишет, что в 1667 в Вильно родился мальчик с золотым зубом, который вскоре умер вместе с матерью - из-за ведьмы.

В магистратских книгах есть материалы по процессам над ведьмами - было их не много. 1577, один из первых, вдова 'Вася Скоморохова' жаловалась на сожительницу, вдову Марину Гавриловну, которая чарами пыталась ее убить.

Наказание за чародейство обычно было одно - смерть. Но не все обвинения магистрат считал достаточными. Письменные источники содержат факты наказания доносчиков, не сумевших доказать обвинение. В 1637 могилевский мещанин Харка Кузьмич обвинил в чародействе соседку Арину Турцовую, которая следила за его имуществом и воспитывала детей. Обвинял во всем - от чародейства до кражи. Соседи все отрицали, наоборот, говорили, что Арина и ее отец - 'добрые люди', оправдали. Харку Кузьмича вместе с женой за клевету 'абое в куне за шыю, праз три дни, почавши от годины девятое, аж до десятое с поранку, стояти повинны будут'.

Янка Козлов и его любовница, Ульяна. Украли часть имущества жены Янки. Ульяна говорила, что Янке будет ее, вырывала у него волосы, просила след жены притащить. Янку повесили, Ульяну утопили в Днепре, как ведьму.

Ведьмовские процессы были и в 18 веке. В 1758 Арина Батовка пригласила ведьму, чтоб та очаровала волйта Ивана Янчевского; [81] позвала ведьмака Кузьму Чарняка, пообещав заплатить, если выполнит ее желание. По этому обвинению Арину и Кузьму схватили, заковали в кандалы и бросили в тюрьму.

Врагом был не только Дьявол, но и евреи. Трофим Сурта, вообще говоря - антисемит. Одна из его любимых фраз - 'жиды вонючие'. Евреев обвиняли в ритуальных убийствах христиан, считали, что они убивают и крадут, занимаются шарлатанством, вредят христианам, как могут, поджигают купеческие крамы и т.д.

Антисемитизм в то время был вызван рядом причин. В частности, ненавидели за убийство Христа. А в 16-17 вв. добавился еще один аргумент. Мещане не хотели такого конкурента, как евреи, которые перехватывали 'купли не малые', откупы с таможни и корчем. Горожане старались ограничить торговлю евреям, просили у короля запретить им селиться в Старом городе.

Самый значительный конфликт между горожанами и евреями произошел в 1645. Мещане под руководством бурмистра Романа Ребровича устроили погром, в результате которого много евреев было искалечено, ранено и ограблено. В письменных источниках 17-18 вв. есть сообщения про обвинения могилевских евреев в ритуальных убийствах христиан. Жалобы евреев в магистрат на действия горожан практически [82] никаких действий со стороны магистрата не вызывали.

Интересно, кем считали себя могилевчане? 'Русинами', причем хорошо понимали свое отличие от московитов. Могилевские хронисты 17-18 вв. выразительно отличали язык 'московский' от языка 'русского'.

Типично для православного того времени отношение Трофимы Сурты к христианам других конфессий. Он враждебно относится к униатам, к римско-католикам - спокойно. Рассказывая про чудеса в Вильно, ссылается на 'ксендза Катовича'. Рассказывая про интересное событие, обязательно отмечает ее совпадение с римско-католическим праздником. Объяснить можно тем, что православные и римо-католики существовали 'издавна', а вот униаты - 'новинка', несуразица, появившаяся не понятно откуда и как. Уния оценивалась как 'духовная война против догматов правдивой православной церкви'.

Надо подчеркнуть, что стычек между православными и римско-католиками почти не было. В цехах не было дискриминации по религиозному признаку, православные и католики вместе принимали участие в городских праздниках, вместе устраивали 'братчины', причем вместе со священниками обеих конфессий.

В связи с этим, можно утверждать что 'позднее средневековье' было и на Беларуси. Базовые структуры средневековой ментальности (теоцентричная картина мира, принцип неизменности старины, конфессионные стереотипы и т.д.) продолжали сохраняться и в это время. Рационализированный взгляд на мир и разграничивание 'зменого' и 'небесного' окончательно закрепился в эпоху Просвещения, причем сначала только среди элиты. [83] Это характерно для всей Европы.

Разумеется, было и Возрождение. Ниже Марзалюк попытается доказать, что в 16-17 вв. значительно изменяется структура оценок ценностей горожанами - богатства, отношения к нищим, происходит проникновение знаний про античность в городское окружение. Возрожэдение, барокко, реформация - не покончили с ментальностью, характерной средневековому человеку. Например, Марк Блок доказал, что вера англичан и французов в то, что короли могут лечить прикосновением, продолжала существовать до конца 18-начала 19 вв.

Можно сопоставить тексты Могилевской хроники Сурты и Трубницких, Баракалабовской летописи, чтобы убедиться, что теоцентрическая концепция строения мира и исторического процесса существенно не отличается от аналогичного мнения в 'Повести временных лет'. И там и тут главное - Божий промысел, вмешательство Господа в земные дела - постоянно. На историю влияют 'Божья милость' и 'Божий гнев'. Рядом всегда есть Дьявол.

 

3.1.2. Специфика городского менталитета (сс. 83-96)

Менталитет горожан 16-18 вв. характеризуется рядом отличительных черт, не характерных для других социальных групп. Выразительное осмысление и осознание своей особенности и отличия от других слоев населения Беларуси окончательно устанавливается вместе с распространением магдебурского права. Переход к магдебурскому праву означал обособление чисто городского класса, в состав которого не входили ни шляхта, ни окружающее крестьянство. Один из первых [84] историков, кто акцентировал работу на этом - Довнар-Заполський.

Городская ментальность была основана на так называемой 'горизонтальной солидарности'. Каждый горожанин, независимо от своего места в социально-экономической структуре, сохранял принципиальное равенство с остальными горожанами. Королевские привилеи рассматривали мещан как однородный социальный слой, имеющий равные права и обязанности, подсудные только магистрату.

Возникновение городского сообщества находит свое отражение в быстром ротсе корпоративности, городском 'патриотизме', восхвалении родного города, его культурных ценностей, которые были дороги каждому горожанину.

В первую очередь это нашло отражение в поэзии. В 1625 написали стихотворение на 'Зайынй клейнот места его королевское милости Могилева, герб, называемый Башня'.

От Могилок Могилов чому бы прозвано?

Вежу за герб при Майдебурском праве дано?

С тых мер же бы мешканцы на смерть памятали,

А над цноту вышшого ничого не знали.

При совитой до Бога и до Пана Вере,

Без одмены сталыми были в каждой мере

Даючи дань, повинность, почести веджлуг стану

Духовенству от души, а ад тела Пану.

Могилев в 16-18 вв. с его неслыханной для того времени динамикой развития, привлекал карсотой храмов, вызывал восхищение и гордость у каждого горожанина. 'Есть... то место Могилев... людей ученых, набожных, торговых и в разных ремеслах много. Церквами украшено, церкви богатством и накалдами украшены, и при ежедневном богослужении Греко-русском цветущем, из-за чего можно и такое стихотворвение использовать:

'Богам спасаемый сей град Могилев,

Праайцец и айцец Яфетовых сынов'.

К милым его сердцу горожанам-могиелвчанам обращается в своей поэме могилевский поэт и философ 17 в. Фома Ивлевич. [85] Его поэма 'Лабиринт, или запутанная тропа, в котором Мудрость показывает кратчайший и лучший путь могилевчанам и другим во всех начинаниях' - первое светское поэтическое произведение белорусского поэта, полностью посвящено городскому 'поспольству'. 'Милые мещане' - в центре поэмы, они должны играть важную роль в возрождении Родины, ее былой славы, 'старых свобод'. Автор поэмы воспевает общность интересов всего городского сословия. Для того, чтобы достичь своих целей, по мнению поэта, необходим союз белорусских и украинских братств, Вильни, Львова, Могилева, вообще всего христианства.

В связи с этим показательно отношение могилевчан к магдебургскому праву - оно среди наиважнейших ценностей жизни.

Не менее интересно проанализировать патриотизм горожан. Он имеет два уровня - корпоративный (городской) и государственный. События в 'Хронике Сурты...' рассматрвиаются с точки зрения их целесообразности и полезности для могилевских мещан, в первую очередь - купцов, которым был и Сурта. 'Хроника...' написана с целью восхваления и показа социальной значимости Могилева и его жителей, причем сделано это специально. Каждая хроника средневековья была рассуждением о всемирной истории, в которой местная история показывалась как составная часть, вводилась в общую историю, начиная от Библейских времен. То же сделал Сурта, но вместо страны использовал историю города, связывая причину возникновения Могилева с библией - по летописцу, сам апостол Андрей, легендарный креститель Руси, благословил во время своей миссии 'и горы, где есть Могилев'. Так что начало города было скарализировано, его существование приобрело Божье предназначение, 'вечность'.

Ощущение этого, и вообще крутости Могилева, отразилось и в городском культовом искусстве. Во фресковых росписях Богоявленской церкви, в росписях костела Св. Станислава среди сюжетов на библейские и церковные темы смело вводится могилевский пейзаж, панорама города. Аналогичную фишку использовал В. Ващенко, разместив гравюру с изображением [86] города в 'Книге житий святых'. Таким образом, и художники, и писатели, вводили городскую историю в мировой и библейский контекст (хотя, может, просто рисовали пейзажи без задней мысли - прим. набивавшего).

Могилевчане 16 в. были и государственными патриотами, ощущали, что они в ВкЛ, пониамли свли обязанности как подданных великого князя и короля польского. Горожане противопоставляют 'панство Литовское' и заграницу - 'карону Польскую' и 'Землю Московскую'. Показательно отношение Сурты к властям Речи Посполитой. В 'Хронике...' нет ни одной отрицательной характеристики королей. (имхо, тут Марзалюка заносит - время было не то, чтоб критиковать королей, 'я тоже могу выйти на Красную площади и кричать Буш - дурак') Летописец считает Речь Посполиту 'своей страной', он ее верноподданный. На все события Сурта смотрит глазами патриота своей страны. Например, описывая, что в 1682 умер Михаил Пац, Сурта написал ему эпитафию - мол, очень хороший полководец, гонял всех, и немцев, и турок, и татар, и московитов.

Социальный состав белорусских городов, в том числе и Могилева, был не однородным - разные стили поведения были у разных групп, основное отличие - деньги. Феодальному идеалу благородства город противопоставил систему ценностей, в основе которой лежал труд, делавший людей богатыми и влиятельными. [87]

Как известно, отношение к труду в средневековье было двойственным. Работать необходимо - как следствие первородного греха. Обогащение - грех, бедные вроде как ближе к Христу. У церкви даже фишка была: 'Богатые созданы для спасения бедных, а бедные - для спасения богатых'.

В эпоху Ренессанса этот взгляд начинает меняться. Нищета - уже не идеал, не ценность, оправдывается только при условии потери работоспособности. Показательно, что именно во второй половине 16-начале 17 вв. белорусские магистраты пытаются регулировать количество нищих, причем наблюдалось однозначно негативное отношение к нищете. Например, в 1621 могилевский магистрат издал постановление про надзор за нищими, живущими в больницах: 'И молодики жонки, дети меские и иншын, дорослые и недорослые, выростки и девки, не маючы в себе жадное хоробы а ни уломности... удались непотребне в убоство... и иншые, сами будучи здоровы для встыду не выходзячы з дому на месцо, сами детей своих здоровых, сиротами называючи, посылали пожиток собе в том всем и слушное выживлене а в браню ялмужных ошуканне чынят'.

Вместе с тем милостыня нищим, выдача денег на нужды 'убогих' содержатся в большинстве купеческих тестаментов эпохи. Душу-то спасти все равно хочется, но нищенство для здорового человека все-таки не хорошо.

В Могилеве в 16-начале 17 вв. складывается новая трудовая этика, собственно городская. Интересно в этом отношении проследить отношение горожан к пьянству. 'Культура питья' в городском варианте принципиально отличается от шляхетской. Бесспорно, плох тот хозяин, который не угощал гостей до темной ночи и не отпускал на заре, чтоб они шли, держась за стены. Но так пить можно только по праздниками в гостях. Ежедневное пьянство вызывало отвращение. Над пьяницей издевались, пьянство отучает человека работать, делает его лентяем. Очень красноречиво про это говорят многочисленные 'признания' - присяги, которые давались магистрату горожане, [88] склонные к пьянству. В случае не выполнения присяги виновного могли посадить или оштрафовать.

Смерть от пьянства считалась настолько позорной, что, бывало, родные старались похоронить тайно, чтоб не навлекать позор на семью. Например, в 1639 в могилевский магистрат пришли 'мешчане на предместью на Гвоздовце мешкаючие, вносили, иж ночи сегодняшнее, человека три, на возе припровадивши невесты якоесь тело, годиною добре пред днем, не водле звычаю, погребу не отпеваючи и не даючи зать о том, каким бы способом умерла, ведле валу, троха откопавши, выкинули до ямы, закопали'. Брат Дони Ивановны, Федор Иванович Оршаница, обвинил в убийстве сестры еврейку Лею Езофовую, у которой она служила. После опроса свидетелей стало известно, что 'тая змерлая невеста пила у Кляшторным дому, у пане Поставское, а вышедши из того дому... усела пьяная и не зявавши стогнучы умерла'. Лея Езефовна сразу сообщила сыну покойной, который 'взявши тело, яко до утрени зазвонено, отвез на Гвоздовку в свитаню, и для неславы, же з горелки умерла, кгдыж и отец наш первей сего также з горелки умер, не даючи знать до церкви, выкопавши ямку на Гвоздовке, ввинувши в рогожу и прикрывши доскою поховали'.

Показатель общегородской этики - отношение к работе третьего сословия. Купцы относятся к труду как к делу, которым можно гордится, к ценности. Благородство шляхтича - на происхождении, купца - только на себе.

Показателен тестамент умершего в 1706 могилевского бурмистра Малахия Гутаровича Казкевича, который приобрел свое 'имущество начав раотать с малых лет и отвоя по дороге, что купил, а не от родича моего Андрея Козакевича мне не остало ничего суммы, ено за ласкою Божьею и за благословением родичов и за Бозкое помочью и за старанием моим и за працою застало, тады моего набытку от Бога даого до шафунку'.

Марзалюк предложил разобраться с документом подробнее - мол, стереотипы городского сознания и понимание роли третьего сословия. Казкевич требует, чтоб 'дачок моих [89] так старейших, як и малодшых, ни за каого каб не выдавали Тольки за людей сярэдних, у багацци мерных, кааб каторыя ни у багацци вырасли ни у роскашы... хто без родзичау застался в убосвте и сами зарабили, з малых год працавали и працуюць'; ни в коем случае ни за мещанина виленского, ни за минского, ни за Слуцкого, ни за шляхтича наибогатейшего, только - за мещанина тутэйшага в Могилеве.

Для бурмистра работа - главный критерий уважения к человеку, а мещанин могилевский круче всех.

В памятниках могилевского летописания, в магистратских книгах купца называют 'украшением города', он служит городу, его работа полезна и заслуживает уважения.

Интересно выглядит процедура пожертвований на церкви и костелы в купеческих тестаментах. Тот же Казкевич, отдавая деньги, ведет себя как покупатель - щедро одаривает церкви, больницы, нищих. Но не напрямую ('отцам не давать') - а 'квота кааб дахадзила айцам за их працу'.

Экономическая мечта средневековья - иметь необходимое, иметь больше - это уже гордыня. Купец же стремился к богатству, и вызывал недоверие, мол, купили за одну цен - продают за другую. Могилевские купцы считали, что поскольку несут тяжесть налогов и прочего [90] в службе городу, то хотят искать и получать прибыль от торговли.

С точки зрения купечества для уважения надо - работа и деньги: 'Всякое управление надежнее всего усиливается и подкрепляется силой денег, и если их не станет, редко можно удержаться на высоте уважения'.

Шляхте запрещалось торговать под угрозой потери шляхетства. Поэтому шляхтичи смотрели свысока на купцов, для них главное - благородство. А что Статут 1529 рассматривал горожан как отдельное сословие - так это проблемы Статута, не шляхты.

Ремесленники тоже неоднозначно относились к патрициям-богачам. Магистрат и купцов звали 'лупежники' (Лупить - обидрать), А почему? Столкновение с христианской этикой. Незаконно нажитое богатство - это грабеж. В документах 16-17 вв. упомянуто много грабительских кредитов, в итоге которых одолжавшие теряли имущество. Во второй половине 16 в. евреи и купечество давали в долг под большой процент. Письменные источники говорят и про злоупотребления служебным положением членов магистрата при сборе налогов. Народ бухтел и обзывался 'лупежниками, котрые съедают благосостояние всего города'. [91]

Вместе с тем, могилевчане осознавали себя как равных по правам и вольностям, независимо от богатства.

Патрициат утвердив себя экономически, хотел обосновать себя. Например, звали себя 'паны', 'шляхетные паны', требовали обращение 'учтивы' и 'славетны' - как к шляхте, хотя никакого благородного происхождения и близко не было. Во второй половине 16 в. мещане даже начали себе заводить гербовые печати-сигнеты.

Вместе с тем растет интерес к образованию. Во второй половине 16 в. в быту могилевчан появляются книги. Среди купечества 17 в. были довольно большие библиотеки. Судя по сюжетам на кафеле - знали античную мифологию.

Фома Ивлевич в поэме проповедует покорение природы, почет Разуму, необходимость образования. Мудрость дает ответы на сложные философские вопросы (создание мира из ничего, движении звезд и т.п.), и на простые вопросы, и помогает решать практические задачи. Например, с помощью мудрости виноградарь понимает происхождение лозы, становится ясно, когда сеять, можно предсказать погоду. Автор упрекает могилевчан, что плохо относятся к образованию, простой торговой предприимчивости, которая к тому же перерастает просто в скупость [92] - маловато будет.

В 16-17 вв. меняется отношение к Богу и человеку. Становление антропоцентризма видно в могилевском искусстве того времени.

Иконы - начиная с 'Рождества Богоматери' Петра Евсеевича из Голынца, люди становятся живые, индивидуальные, исчезает плоская перспектива. То же - в гравюре, в металлопластике.

Например, навершие бронзовой ложечки для причастия 16 в., в виде скульпутрного изображения Христа-вседержателя. Лицо и поза Христа - полны достоинства, контуры мягкие. Все реалестично, до мелочей переданы черты лица, даже волосы расчесаны - ощущение, что это все-таки чей-то портрет.

Еще один важный момент: могилевское искусство в 17 в. перестает быть анонимным, мастера стали подписывать произведения - ставить имя, фамилию, иногда год. [93] В средневековье такое называли грехом гордыни.

Таким образом, можно говорить о возрастающем индивидуализме, уважении к отдельному мастеру. Во всех статутах ремесленников предусмотрено наказание за оскорбление 'брата'. Например, в цехе пекарей - под угрозой штрафа в две гривны; а за драку и вовсе бичом карали.

Динмаичное развитие торговли и ремесла требовало нового отношения ко времени. 'Время колоколов' сменилось 'временем купцов'в конце 16 - первой половине 17 в. Появились мастера, которые делали часы, упоминаются в актовых документах магистрата с 70-80 гг. 16 в, в инвентаре за 1604 г. колокольная Богоявленского монастыря, а позже каменная ратуша, имели башенные часы.

В конце 16 - первой половине 17 в. менялись отношения между горожанами и клиром. Церковь была нужна городу, но при этом священник не имел безусловного преимущества в вопросах веры. Он был подконтролен горожанам и должен был относится к ним почтительно. [94] Его главное дело - церковная служба. Священник не имел права требовать дополнительный платы за церковные требы 'и згодна уво всих свтостях, водлуг потребы, хутливе, без жадных вымовок маем услуговати, ничого муссом, окром добровольно... датку не вытягати'.

Во второй половине 16 в. горожане чуть ли не воевали с клиром, потом еще и братства организовали, совсем жарко стало. Мещане хотели добиться патроната над церквями, священники же иногда рассматривали церковное имущество как свое - бывали случаи, когда после смерти или исчезновения священника в церкви оставалось только здание и голые стены.

8 апреля 1577 могилевчане, в понедельник великодный, пришли к Спасскому собору с оружием, вышибли монастрыские ворота. Протопоп Сасин Захариныч отсутствовал, были дочка с мужем Яном Салецким - их избили дубинами (дочка в итоге родила мертвого ребенка), Салецкого притянули в двор войта и повесили голого на цепи.

22 сентября 1588 полоцкий епископ Афанасий отступился от храма, король признал требования горожан - отдал церковь под их контроль.

Приходским священникам было не легче. Священник Троицкой церкви отказался подчиняться горожанам - у него отобрали ключи и все имущество, отдали Овдею Тишковичу, сказали ему отслужить вечерню. [95] Потом вернули старого священника - с указаниаем 'не будь же так пышным и гордым'.

Таким образов в начале 17 в. большинство церквей были под патронатом горожан. 'Епископ в доходы церковные уступоватися не мает', - экономическая победа братства.

Могилевчане сами выбирали себе священников, епископ не должен был отказывать в посвящении. Единственное, что мог - чтобы кандидаты были 'годными и в письме Божом учоными'. Каждый из священников подписывал договор с прихожанами, в том числе обязался '...а по корчамх и складах для напитков ходити и николи в них, окром нужное потребы духовное бывати, картами, костками и никакими легкими забавами богумерзкими и от них санови нашему священническому непристойными забавлятиси не маем'.

Вроде как горожане в 17 в. рассматривали церковь и ее имущество как коллективную форму имущества горожан, а священников - как обычных служителей, получающих за работу оплату, и не могущих претендовать на большее. 'попам дают маленькое жалование, все остальное забирают себе на мирские нужды; даже ключи от церквей, домов Божбих, не у попов, а у мещан, и поп не тогда идет в церковь, когда хочет, а тогда, когда мещане прикажут открыть церковь, и отказаться не могут' - 1619, королевский инстигатор. Он же писал, что священники готовы принять унию, угрозы со стороны горожан мешали.

Марзалюк считает, что можно согласится с теми, кто считает братства этакой православной реформацией - боролисьза подчинение церковных доходов и новшеств в церковных обрядах, [96] принцип дешевой, соответствующей потребностям горожан, церкви.

 

3.2. Повседневная жизнь [c. 96-143]

 

3.2.1. Демография Могилева в 12-18 вв. (сс.96-99)

Письменные источники 14-15 в. не дают возможности говорить про количество жителей. Про более ранние эпохи и вовсе отсутсвуют.

Г.Штыхов, опираясь на материале археологических раскопок, определили коэффициент плотности нселения городов Полоцкого княества 12-13 вв. по его подсчетам, на детинец размером 1 га приходилось 200 человек, на посад - 80-100 человек.

Значит, на могилевском городище 12-13 вв. жило около 200 человек, столько же на селищах.

В 15 в. городская территория уже 15 га, жило не больше 1300-1500 человек.

Динамика роста 16-18 вв. хорошо иллюстрируется данными инвентарей и налоговых сборов о количестве городских домов.

Чтобы определить количество жителей - надо знать, сколько чевлоек жили в доме. В.Мелешко считал по 5 человек на дом. М.Улащик, опираясь на данные статистики губернского комитета за 1836 о количестве населения в Могилеве (город стал приблизительно уровня начла 17 в), предлогал считать 8 человек на дом. Марзалюк склонен верит ему, тем более, что в Польше принято считать тоже 8 человек на дом при подсчете жителей гордов ВкЛ в 16-17 вв. [97]

Динамика роста отражена в таблице.

Год

Домов

Жителей

1577

1261

10088

1588

1500

12000

1604

2121

16968

1654

2367

18936

1661

577

4616

1717

799

6323

1745

1301

10408

За 11 лет, с 1577 по 1588 - выросло на 20%, на 2000. А через 16 лет - еще на 40% - на 5000. и это учитывая с опустошениями 1581 и разграбление 1596, когда было сожжено 40% застройки и уничтожено значительное количество жителей.

По известиям А. Маерберга в 1654 в Могилеве было 8000 домов.М.Улащик предположил, что австрийский посол мог использовать данные военных российских властей, полученных сразу после сдачи города. выглядит неправдоподобно, не подтверждается другими источниками. Посады дважды выжигали - в 1655 и в 1660. Цифра за 1661 показывает остатки уцелевшей застройки. Но Могилев во второй половине 17 в. оставался самым богатым городом Беларуси.

Во время Северной войны Могилев в 1708 был сожжен по приказу Петра 1. пожар. Разграбление - очень высокая смертность.

За счет чего так быстро рос в 16-17 вв.? говорят, за счет притока пришлого населения, в первую очередь, крстьян.

Натуральный рост играл последнюю роль. Какой прирост, если войны и эпидемии? По подсчетам В.Грицкевича, эпидемии на Беларуси в 11-15 вв. бывали не меньше 29 раз, в 16-18 вв. - не менее 81 раза. [98]

Понятно, что это не могло не отражаться на продолжительности жизни. Во второй половине первого тысячелетия восточные славяне жили в среднем 36,5 лет. В могильнике 11-12 вв. при Чаусском селище в двух могилах похоронены дети 8-9 лет, в семи - люди 30-35 лет.

В условиях, когда через каждые несколько лет начинались эпидемии, которые чередовались с голодными годами и войнами, маловероятно, чтобы продолжительность жизни сильно возросла в 16-18 в. З.Копысский вовсе считает, что в 16-17 вв. средняя продолжительность жизни не превышала 25 лет. Очень высока детская смертность - есть подтверждения в источниках. Например, у Мелешки Гапеевича, лавинка, умер в 1656, не осталось наследников - умерли все.

Горожане 17 в. хорошо знали 'Ведомость о роках климатериальных', астрологические советы о хороших и плохих днях для рождения ребенка. По лунным дням.

В самое новю - корокто живет.

Другого дня - долгого бывает веку.

Третьего дня - коротко живет.

Четвертого - слабое и песливое.

Пятого - опасной жизни.

Шестого - болезненное.

Седьмого - долго живущее.

Восьмого - в молодом веку со света сходит.

Девятого - слабое и малое.

Десятого - старости великое доходит.

Одиннадцатый опасный.

Двенадцатый - мерныи век жизни.

Тринадцатого - если до 18 доживет, долго жить будет.

14 - подеизроный.

15 - долголетный.

16 и 17 - здравие на теле бывает.

18 и 19 - непевной жизни.

20 - сильное и долговечное.

21 - непоцешный.

22 - мерный.

23 - с болезнями часто будет бедовать.

24 - злой.

25 - на силах шванкует.

26 - опасный.

27 [99] и 28 - мерный век.

29 - разным болезням подвержен, не долгий.

До средины 17 в. количество населения неуклонно увеличивалось, темпы роста в 16-17 в. не могут не впечатлять. Со второй половины 17 в. началс демографический спад - из-за войны 1654-1667, остановился рост территории города, остановилась застройка. После Северной войны - демографическая катастрофа.

 

3.2.2. Матримаинальное поведение горожан в 16-18 вв. (сс. 99-103)

В ряде официальных документов конца 15-16 вв. упоминается про существование в городе невеченного брака. А как к этому относились люди? Судя по документам - нет яркого негатива. Такой брак не отклонялся. Обычно - равные по социальному положению горожане, до того не женатые. Церковь вроде как тоже не слишком против была (в отличие от внебрачных отношений - там резкий негатив) [100], более того, супруги при расходе должны были подтверждать развод.

Бракоразводный документ, выдали могилевчанину Афанасу Гридкевичу 12 апреля 1617. Пожаловался брат жены, мол, жену бросил - с другой живет. Афанас показал роспусный лист и разводный от священника, с чем и был освобожден без претензий. Случай - не единичный.

Если ж любились состоявшие в браках - то это один из тяжелейших грехов. Каралась - присягой с обязательством больше так не делать и штраф. Если повторял - могли разорвать текущий брак а то и вовсе казнить.

В 1610 Богдан Лукьянович жаловался, что 22 марта жена прям на его глазах блудила с запорожскими казаками, после чего украла драгоценности и с казаками [101] сбежала. Брак был расторгнут.

Казнить могли, если оба в браке. Илья Ануприевич вместе с Дарьей Козлевной были казнены. Присягал, платил заклад коп шестьдесят. Муж в очередной раз пришел со стражи - типа заболел, а жены дома нет. Позвал сотника, вломились к Ануприевичу - там она и была. Обоих - 'на каранне то ест кату мечом постинати'. И муж обманутый, и жена были удовлетворены.

По письменным источникам 17 в. можно говорить и о делах похуже - снохачество, например. 8 апреля 1617 Чурила Артемович [102] жаловался на отца, что поймал его, когда тот развлекался с женой Чурилы.

Бывало, что крали жен. В 1593 Федор Грек, мещанин из Рогина, жаловался, что дочку увезли, держали в цепях, били, угрожали совсем убить, если не будет слушаться.

Источники 16-18 вв. позволяют говорить, что развод не был исключительным делом. Разводили если не могли исполнять супружеский долг, из-за ухода в монастырь, даже из-за плохих жилищных условий.

В 1585 Андрей Оуклинович с Марией разошлись - потому что голодали очень.

В 1583 Гришка Яцкович был вынужден развестись - импотент, настоял тесть. [103] Гришка признал, что таки да. Да и жена не раз жаловалась священнику.

В 1598 Алена Федорова разорвала брак - больная, не может исполнять обязанности жены и вообще уходит в монастырь.

Иван Мехникеевич, гайдук Яна Кароля Ходкевича, развелся с женой Хадосей Андреевной в 1623, потому как пока он был в татарском плену, жена успела выйти за другого, Федора Короткого.

 

3.2.3. Этнический и социальный состав жителей Могилева. (сс.103-105)

Часть правобережья Днепра, где был исторический центр города, заселяли кривичи. В районе Могилева кривичи перешли на левый берег - могильник кривичско-радимичский 10-13 вв., около поселка 'Восход'.

В 12-13 вв. жили свободные селяне-общинники и замковые ремесленники, были и профессиональные воины дружинники. Найдены не только остатки вооружения, но и миниатюрный топорик-амулет 12-13 вв. Такие амулеты давали сыновьям дружинников [104] при постриге - первой стрижке.

Письменные источники 15 в. позволяют говорить, что в городе были бояре - служилые военные. Окончательно социальная структура оформилась в 16 в. До конца 18 в. доминировало мещанство. Шляхты было немного. Ее юридики, как и дыховные, не имели доминирующего значения.

По подсчетам Мелешко, ремесленники в конце 16 в. составляли около 32% жителей, в первой половине 17 в. их было около 43-45%.

Мещане по имуществу делились на патрициат (крупное купечество и цеховая верхушка) и основную массу ремесленников и средних торговцев. Также были бедняки. И вообще Мелешко это все хорошо расписал, зачем Марзалюку повторятся? Он и не повторяется.

Переходим к этническому составу. По материалам инвентарей и т.п. - в 16-17 в. доминировали беларусы, на всех ступеньках социальной лестницы. Шляхта - тоже ни одной польской, все, даже католики, считали себя 'русинами'. Немного евреев было в 16 в., инвентарь 1604 упоминает только одного еврея-домовладельца. В 1585 король по просьбе мещан запретил евреям покупать 'оседлость в городе'. Большинство евреев - 'каморники', т.е. снимали.

Нет статистики сказать, сколько было евреев в 17 в. Вероятно, немного. [105] В 1655 Поклонский убил почти всех.

Даже в 18 в. беларусов было большинство. В 1783 г. жило 6 752 христиан и 2 588 евреев. В 1867 ситуация изменилась: 12 942 христиан и 21 938 иудея.

 

3.2.4. Религия (сс. 105-111)

До 80-х годов 16 в. население Могилева было полностью православным. Найденные предметы культа позволяют говорить, что в 12-13 вв. население 'города' и селищ было христианизировано. Косвенные письменные свидетельства позволяют говорить, что в 14 в. Могилев был центром церковного прихода. С 15 в. известно про существование Спасской церкви. Первое упоминание - 1447, когда Казимир Ягайлович дал ей привелей на 'перевозы' через Днепр.

Факты рудиментов язычества в 12-13 в. - найдены медвежьи клыки-амулеты. В 16-17 в. использовали как обереги каменные топоры - 'перуновы стрелы'.

По письменным источникам, уже в 1588 в Могилеве был и римско-католический костел. Городские ремесленники обязывались часть воска от 'братчин' отдавать костелу. [106]

До строительства каменного фарного костела 1594-1604 гг. в Могилеве был католический храм, скорее всего, деревянный. Судя по тому, что при раскопках на месте фарного костела нашли остатки более старого фундамента - вероятно, стоял на том же месте.

В инвентаре 1610 указывается 10 имен православного духовенства, без учета игумена и братии Спасского монастыря и дьякона, а также имена католического плебана и духовного протестантского кознодея Водвинского. В конце 16 в. - добавились еще и иудеи.

Время постройки храмов - в первой главе расписано, здесь Марзалюку интереснее анализировать динамику религиозной жизни. Католики с православными жили мирно. Вот с униатами дрались жестко. Марзалюку интересно, с какого момента униатов стали считать злыднями? Да в общем-то до Кунцевича спокойно было.

Например, в 1602 утвердили статут братства, при Церкви Русской Вьеханья Господа в месте Могилевском в рынку збудованой'. В нем, между прочим, [107] было про подчинение митрополиту. Православного на тот момент не было - значит, униатскому.

Могилевчане сначала были спокойны, подчинялись владыкам - видно в актовых книгах магистрата, про свадьбы и разводы. В 1598, в 1600, в 1606, в 1610, в 1614 разводились через суд духовный, к 'владыке полоцкому и Мстиславскому'. Более того, в 1613 магистрат просил благословения и разрешения на освящение церкви у полоцкого архиепископа Гедеона Бральницкого, и тот поручил протопопу и местным священникам.

Правда, в 1599 Германа Загорского избили до крови - но там шел спор за Спасский собор, за право патроната. Мещане добились своего и стычки прекратились.

Могилевчане с 16 в. подчнили себе клир. Гедеон Бральницкий, полоцкий епископ, не вмешивался. А потом он умер, пришел Кунцевич, и понеслась.

Сразу пошел в наступление на братства - причем православное духовенство тоже хотело прекратить [108] власть братств. Могилевчане пошли на принцип - потребовали не слушаться униатского епсикопа, упоминать во время службы константиопольского патриарха, а не полоцкого епископа. Несогласных били, даже приходы отбирали. Духовенство жаловалось Кунцевичу. Кунцевич примчался - но его не пустили в город. Навели пушки и напомнили, что некоторых уже и убили, и утопили.

Скоро отобрали и 'запечатли' церкви, Спасский собор отдали монахам-базилианам.

Мещане обиделись. Обиделся и магистрат - он всегда поддерживал братства, и в 17 и 18 вв. В 1620 отменили православную иерархию, еще против чего выступать можно было.

В мае 1621 игумен Спасского монастыря, Гервасий Гостиловский, писал, что горожане не признают Антония Селяву, а признают Милетия Смотрицкого. Магистрат и город обижали иноков Спасского монастыря, не отдавали униатам школу. [109]

К униатам никто не шел - службы не служили. Православные до 1632 служили в других зданиях, с оставшимися православными священниками.

В 1627 могилевчане добились на вольном сейме в Варшаве передачи двух церквей за валом городским, Воскресения Христова и Покрова Пречистой Богородицы. Через год Селява отобрал их назад.

Всем было грустно.

Пришел Владислав 4-ый, начал успокаивать. В 1633 - основано Богоявленское братство, разрешили строить Богоявленскую церковь с монастырем. 2 июня 1633 открыли церкви, начали богослужения.

В 1632 луполовцы жестоко избили базилиан из Спасского монастыря - Иова Зарецкого и Хому Александровича с челядью. Те пытались перетащить колокола к себе - потому как московиты шли. Они попробовали пожаловаться - магистрат стал на сторону луполовецв, а лавник Тимофей Стефанович Гладкий их очень хвалил и угрожать собственноручно расправиться. [110]

16 апреля 1637 утонули на перевозе люди, перевозом занимались люди Спасского монастыря. Радца Федор Пигор гонялся с колом за базилианами, мол, они следить должны, чтоб люди не тонули. Гонял челядь, вломился в монастырь, вломил священникам - кого догнал.

В 1650 православным отдали Спасский монастырь.

Вот после всего этого православные и сумели убеждать, чтоб в 1654 открыли ворота московитам.

Были ли униаты в середине-конце 17 в. - неизвестно. В 1758 'греко-российского закона церквей не более, как только 9 и еще 2 монастыря, Катедральный и Братской'. В 1756 было два униатских прихода - Всокресенская дальняя церковь и Покровская. [111] Были кармелиты, иезуиты и бернардинцы, 6 католических костелов.

 

3.2.5. Преступления (сс. 111-113)

По ночам вроде как особо на улицу не совались - только 'сторожа' ходили. Вечером могли на стук и дверь не открыть.

Бывало, даже квартирантов не пускали - чуть ли не убить угрожали, если ломились среди ночи.

Гнали водку. В 1589 Якима Багдановича оштрафовали на коп сорок, за найденную в клети водку. В 1589 Алексея Яцкавича Тубыша - то же. А 1657 монахи Богоявленского монастыря занимались корчмарством 'живут не по монастырскому чину, безчинствуют и продают вино... по кабакам и погребам.' [112]

Боролись с пьянством, должниками и сквернословами. Могли и из граждан выгнать.

1 августа 1577 могилевский мещанин Ивашка Жак - на него было много жалоб, что напившись людей лает и оскорбляет, тащит с рынка вещи - чтоб пропить; предупредили, что если еще раз повторится - поймают и отдадут кату, хлостами карати, а потом с посольства вылучивши з места выбити'.

За кражу и убийство судили и карали жестко. Следствие вели с применением пыток, раскаленной железной 'шиной'. Сумма кражи не так сильно влияла - кожуха, например, было достаточно для пыток. Кара - смертная казнь за кражу, практически всем. За кражу из клетей вешали, за кражу из церквей - сжигали. Фальшивомонетчика тоже вешали, убийце отрубали голову. Рубили голову обычно 'у столба', возле позорного столба рядом с ратушей. Одному из убийц в 1651 сначала отрубили руку и прибили ее к столбу, а уж потом и голову снесли.

Сильно обижались, если воровали церковное - поднимали руку на Бога. В документах второй половины 16-17 вв. такие кражы встречаются часто. Воруют и миряне, и священники. [113]

На взгляд Марзалюка, это говорит про уменьшение религиозности, как следствие ренессанса. Игумен Богоявленской Братской церкви Климент Пигоревич, по жалобе в июле 1728 г от старосты этой самой церкви: за монастырские деньги выдал замуж дочерей, продал пашни и валоки церкви, распродвал литургиечскую литературу, иконы, перечисление всего - аж на пяти страницах.

 

3.2.6. Праздники и гуляния (сс. 113-119)

По М. Бахтину: 'Праздник всегда имел глубинное смысловое, мировоззренческое содержание... Официальный праздник... [114] утверждал стабильность, неизменность и вечность всего существующего миропорядка: существующей иерархии, религиозных, политических и моральных ценностей'. Марзалюк с ним полностью согласен.

В разделе - официальные, общегородские праздники, празднование локальных конфессионных и цеховых праздников и праздников частных.

3.2.6.1. Общегородские праздники.

Невозможно представить праздник без алкогольных напитков. Устав 1561 разрешал 'сытити мед вольно попом семь кроть на год, то есть к святу Святого Спаса, и на день вознесения Христова, и к Святой Тройцы, к Матце Божей, на день Св. Николы и на день святых апостолов Петра и Павла, и на день святого Ильи'

Кроме того, мещанам Могилева 'разрешалось 'в кождый год дванадцать кладов на пожиток их мети, к святым урочыстым', а также 'на власну потребу, а не на продажу, мед и пиво мети, то есть: к свадьбе, к выданию девки и к оженью сына, и на коляцыю, коли ся то кому пригодит; а за ведомом мытников и горелку на тые их потребы в домех их палити. Еще в каждый год пять кроть, к святам урочистым: к божьему нароженью, к запустом великим на неделю масленую, к великодню, к Светой Тройцы и к свтеому Николаю осеннему'.

Религиозные праздники отмечали пышно. Перед каждым подметали улицы, наводили чистоту в домах и городских учреждениях. Перед троицей обычно приобретали 'май' - березки. Отмечали и православные, и римско-католические, и те и другие - запрет работать.

Во время празднования салютовали пушки, устраивали парад. Впереди несли городское знамя (хоругвь): 'красное, с крестом небесным'. Все городские цехи, со своими хоругвями. Например, портные - 'хоругва, на которой за герб крест жолты и ножыцы портные в белом поле'; кузнецы - 'герб Пагоня на харугвы'; [115] кожевенники имели право 'как герб образ Панны Наисвятейшей иметь и использовать'; сбруйники, седельники и шубники использовали 'герб Гриф'; ювелиры на харугве имели 'за герб Льва за решетками'. Купцы по статуту 1636 г. использовали в качестве герба изображение Святого Христофора; в 1654 получили герб с изображением ангела, 'с весами и крестом стоящего'.

Очень уважали могилевчане праздник св. Николы. В этот день (а такде на Петра-Павла и на Илью) по обычаю закрепляли денежные соглашения, считалось, что подписанные в этот день будут иметь больший успех и помощь.

Кроме этого праздновали:

'рождество Яна Крестителя'

Святого Афанасия (в январе)

Св. Мартина (в апреле и в октябре)

Осенние Деды ('Дмитриева суббота')

'День Макоевя' (в августе).

Очень широко праздновали

'Крещение Господа Иисуса Христа'

'благовещение панне Марии'

Вход Господень в Иерусалим (вербное, цветное воскресенье)

Великдень (Пасха) ('праздник хвалебный', 'день встання з мертвых пана Христусового', 'праздник великодный').

За 4-ой субботой 'великодной', в конце самого 'праздника великодного' и за пасхальным понедельником шли 'неделя переводная' и Радуница, 'Вознесенье Христово', День Святого Духа, Святого Спаса (август), 'День Пречистое' (успение Богородицы) и 'рождества Пресвятой Богородицы', 'День Святого Покрова' (Покрова Богородицы) и день Рождества Христова.

Празднично отмечали 'седьмую субботу' и 'десятую пятницу'. Перед Рождеством, Пасхой, Петром и Спасом справляли 'запусты', за которыми начинались посты (запусты 'Филипповы', 'маленые', 'Петровы' и 'Святого Спаса').

Благодаря праздникам, горожане постоянно ощущали религию, события Ветхого и Нового заветов. [116]

Благодаря запискам московского стольника П. Толстого, можно представить, как праздновали Пасху.

'марта в 31-й день, т.е. в среду Страстной недели, был я... в Братском монастыре у преждеосвященной обедни... На Страстной неделе в той церкви иконостас весь и святые иконы были завешаны крашениною вишневою, и по той крашенине писаны были Страсти Христовы живо добрым письмом...

Апреля в 1-й день в четверг Страстной недели был я в Церкви Воскресения Христова; в то время в той церкви не было действа омовения ног по обыкновению греческого закона и в соборной церкви у них того действа не бывает...

Апреля во 2-й день, т.е. великую пятницу, был я у вечерни в Братском монастыре, вечерня в то время была в теплой церкви. В то время как на вечерне пропели стиховку, из алтаря священники вынесли на главах плащаницу и понесли в большую соборную церковь Св. Богоявления; как несли святую плащаницу, в это время звон был в том монастыре великий. И положили ту плащаницу в большой соборной церкви перед царскими дверями. Под тою плащанией вместо гроба был стол обит полотном, а сени над плащаницею и иных надписей и лампад, и никакого убора и украшения не было. И так принесли в большую церковь, в то время пели стихиру 'Придите ублажим' и целовали плащаницу все. Потом казнодеи сказывали казание на кафердрах о распятии и погребении Господнем. А в великую субботу кругом церкви там плащаницу не носят.

Апреля в 3-й день, в Великую субботу, был я у обедни в Братском монастыре и в соборной церкви того монастыря. Темные завесы от иконостаса отобраны были, и убрана была та церковь уборами нарядными.

Апреля в 4й день. В ночь Святой Пасхи в 5-м часу начался быть в Могилеве у благочестивых греческих церквей благовест к заутрене. Околото того монастыря (Братского), и по воротам градским, и по стенам во время утреннего пения было немало стрельбы из пушек. Могилевские жители утрени на Святую Пасху яиц не приносят. Того ж числав в день Св. Пасхи слушал литургию в Братском монастыре в соборной церкви. Как начали читать апостол, в то время из многих пушек стреляли три краты. И на чтение святого евангелия на всяком возгласе звонили шестью пошестикрат, и из пушек стреляли, поединожды, а как дочли св. еавнгелие, тот час стрельба из пушек была великая. Как начали петь херувимскую песнь, в то время выстрелили из пушек единожды, и от северных дверей знатных мещан 24 человека вышло с великими свечами, восковыми, [117] зелеными, и стали против алтаря, и стояли, доколе выход со св. дарами не закончился. В то время выстрелили из всех пушек трижды. Вдруг на словах Христовых паки была стрельба из пушек; также стреляли во время пения причастника; а на явление св. тела Христова и святой крови была великая пушечная стрельба у той Братской церкви и по всему городу, и по отпуске святой литургии, выстрелили из пушек трижды. И как понесли артус, и паки мещане 24 человека с великими помянеными свечами шли кругом артуса, в то время великий был звон, о том звоне из одной великой пушки стреляли. В день Св. Паси могилевские жители благочестивой греческой веры имеют обыкновение из своих домов никуда не выходить, все в своих домах пребывает весь тот день'.

Очень пышно встречали известных, важных людей. Например, в 1686 'за щасливым превратом з Москвы панов великих ясновельможного его милости пана Огинского канцлера Великого княжества Литовского... теды на триумф... до Брамы Шкловской гармату одну великуюи три подделки; еще гармату великую на Ветряной, возле ратушных ворот, и подделков три, еще на Браме Ветреной, з великой гарматы на триумф стреляли, даючи знать же Пан Бог дал з Москвою упокой; а вельможного его милость канцлера, посла ВкЛ со всими цехами в полю спотыкали и честно до Моглиева впроводили, теды за всих гармат стреляли и Пана Бога хвалили за такую потешную оказыю' (гармата = пушка).

Горожане в таких случаях были обязаны одеваться нарядно. Статут цеха обязывал купцов 'в случае осмотра или встречи при въезде в городе его милости короля или высокородного сенатора, мы все обязаны выступить конно, по-гусарски, со стягом и барабаном, все без исключения'.

Влиятельным горожанам, а также их взрослым детям и женам, перед самым Новым Годом магистрат обычно подносил подарки - 'волочобное': дорогие приправы, продукты, деньги. Так же каждый год в декабре наиболее влиятельным горожанам приносили 'коляду' - денежные подарки.

Во время больших праздников устраивали забавы для патрициата и всех мещан. Например, 30 декабря [118] 1699 'Панове магистратовые' обедали в ратуше - чтоб не пропустить чего, бегая домой. Театральные представления устраивали не только в ратуше, но и в церквях. В Могилеве 17-18 вв. существовали хоры 'певцов', при иезуитском коллегиуме с 1680 существовал школьный театр, а в 18 в. - музыкальная бурса, которая готовила профессиональных музыкантов, срок обучения - десять лет.

Неофициальная часть праздников, и городских, и цеховых называлась 'братчиной'. В праздновании могли участвовать члены цеха, приглашенные гости и те, кто 'вкупился' на время праздника. Приглашали и из других сословий, и из других вер - православное и католическое духовенство, шляхту. Нельзя было напиваться и проливать мед, ссориться, ругаться, входить с оружием, спорить из-за места - цехмистр всем давал места сам. Если кто нарушал - судили цеховым судом.

На семейных праздниках критериями гостинности служили угощение и количество поданной и выпитой водки. В богатом купеческом доме обычно пили до утра. Специальный лакей следил - и выводил упитых.

К пьянству относились негативно, но пьяниц хватало. Умершего от перепоя приравнивали к самоубийце и не хоронили на городском кладбище. Но - например, в 1758 в своем пастырском послании [119] могилевскому магистрату Георгий Конисский возмущенно писал, 'среди простого народа укоренилсь пьянство, уже немало людей погибло без исповеди, и хоть зарывают их, как быдло, остальные все равно пьют'.

Широко были распространены кости и карты. Несколько биток найдено при раскопках. Найдена шахматная фигура, возможно, тура 17 в.

Нашли и детские игрушки, в 17 и 18-19 вв. 38 штук. Несколько видов.

Основная часть - игрушки-свистульки в виде птиц, всадников, лошадей, все 18-начало 19 в., только одна свистулька из 17 в.

Изделия с антропоморфными изображениями: ксендз в полном облачении, женщина с ребенком на руках (вторая половина 18-19 вв).

В 17-18 вв. в Могилеве делали целые наборы игрушечной посуды.

Уникальные детские игрушки - свинцовое кресло конца 16-первой половины 17 в.

 

3.2.7. Смерть (сс. 119-124)

Смерть всегда была рядом с человеком - это переход в иную жизнь, в Рай или в Ад. Осознание этого, желание спасти душу, [120] избежать ада - продолжало занимать умы горожан и в 16-17, и в 18 в.

Дьяволя тоже был рядом- на гравюре могилевского художника Максима Ващенко в Акафистах и канонах дьявол и смерть ловят человека в свои сети. На той же гравюре есть и Троица в небе - как надежда на спасение. Не каждый мог жить праведно, но каждый мог умереть праведно, жертвуя деньги на церковь. Например, в 1652 монах Богоявленского монастыря Арсень Азарович, богатый могилевчанин из купеческой семьи, пожертвовал все свое имущество на украшение храма. [121]

Это и было главным для горожан (не уверен! - прим. набивавшего) - добродейство, жертвы на церковь. Чем больше взнос - тем больше шансов на прощение.

С другой стороны, умирать никому не хотелось. Письмо купца, попавшего в плен в Смоленске вместе с 52 другими могилевчанами, сразу после того, как там узнали про восстание в феврале 1661.

'Малжонка моя, мне Верне мила... моя спожа, ознайму вам, же нас всех могилевцев петьдесят и три человека скованы и в позорную тюрьму брошено, и хотя мы декретом приерыты, же не уйдем смерти, если бы то (восстание) мело место Могилевское учинить... До Бога милостивого, прошу тебя, как другие родичи и жены старательно будут делать и просить магистрат, и ты тоже делай, и крестом падай, и проси власть пана Севериновича, он мой добрый приятель, и во всех долягливостях по пану Богу будет спасать'. Но надежды на спасение мало, поэтому жена должна продать имущество, 'жебы с повалою божьею было', и стать монахиней. 'Там же в монастыре женском живи, вдовство свое проводя, а за меня, грешного, Бога проси за грехи мои... имей бога в сердце, милостыню большую о больницам, а также по церквям разным давай... [122] церкви сто талеров битых... помни, что я тебя не нищую покинул'.

Однако, закончилось все хорошо. Полковник Сурин, который бал приглашен в Брянск на свадьбу князя Мещерского, по его окончании пригласил российских бояр к себе на угощение и захватил в плен. Родичи последних должны были заплатить богатый выкуп, а заодно выпустить могилевских купцов, которые два года отсидели.

Похоронный обряд.

Похоронный обряд в Могилеве до 15 в. - мало что можно сказать. крупный курганный могильник конца 10-11 вв., находившийся рядом с замчищем, был уничтожен в 19 в. Ткачов зафиксировал два безинвентарных погребения 12-13 с восточной ориентировкой на территории городища. Судя по ориентировке - славянизрованные балты. Отчета Ткачова нет - так что подробнее сказать нельзя.

Как верно писал 'Жорж Дюби: 'Как только семья достигала определенного уровня благосостояния, ее заботой становится стремление вырвать своих мертвецов из общей могилы, из рвов, которые заполняются очень быстро, куда на телегах привозят останки неимущих'.

Смерть ремесленника - 'брата' по цеху, остальные 'братья' должны были позаботиться о достойном погребении. Во всех могилевских статутах есть определенные нормы погребения, обязанные для мастеров. Они 'обязаны иметь аксамит и свечи для похорон и покрытия братьев наших умерших, также сукно для погребения и покрытия убогих людей, [123] которые в больницах умирают, хоронить по возможности и обязанности братской и христианской'. В похоронах приниамли участие все. Ремесленники несли гроб. 'А если который брат, приглашенный от цехмистра на погребение брата умершего, не пришел, или тело нести не захотел, или свечи нести отказался - должен заплатить штраф в казну братскую фунт воска'.

Кладбище не выносили за город, в Могилеве зафиксированы погребения почти около всех храмов. Достаточно было сойти с мостовой Ветреной или Шкловской улицы, зайти во двор Спасского или Богоявленского монастыря или любой другой церкви, чтобы попасть на кладбище.

Могилы были разные. У кого-то - каменные или металлические надгробия (самые ранние зафиксированы с конца 16 в. - первой половины 17 в.), на них обычно помещали эпитафии с восхвалением добродетелей и набожности, если шляхтич - размещали герб.

Отличались и сами гробы. На Подниколье, около Николаевской церкви, А. Трусов и И. Черняввский нашли каменные саркофаги 17 в.

В 16 в., кстати, уже был гробовщик в городе.

Найдены хаотические нагромождения костей (похоронные комплексы второй половины 17-18 вв.) - свидетельства трагедий: войн 1654-1667, Северной.

Кроме обычных безинвентарных погребений, в историческом центре Могилева найдены могилы конца 16 - первой половины 17 в. с чертами языческих обрядов. Возле фарного костела, шесть штук. [124] Две имеют яркие приметы использования огня в ритуальных целях. Рядом с покойником стоял горшочек с едой. Другой лежал на угольной прослойке.

Возможно - балтские погребения, которые только внешне христианизировались.

После похорон справляли поминки. В Могилеве 17 в. 'в первый день, как похоронили, справляют первины, а на третий, как поспят, идут на третины, сразу после них четвертины, а там девятины, а там идут с новым пивом полусороковины, потом должны быть полные сороковины, потом полгода и год'. Справление было обязательно для каждого горожанина, иначе - городское 'поспольство' могло не понять.

 

3.2.8. Гигиена (сс. 124-125)

Сведений мало. На основе археологических находок 16-18 вв.

Найдены многочисленные ямы с бытовыми отбросами (фрагменты керамики, сломанные вещи, кости животных), во всех посадах - обычные формы поддержания чистоты. Со временем свалки сжигали - там зольных прослоек много; или присыпали землей. [125]

Улицы в 17 в. мостили или застилали деревянными мостовыми. Периодически подметали, перед праздниками - обязательно, так же, как внутренние помещения.

Много фрагментов керамических рукомоен, часто встречаются в культурном слое 17-18 в. широко распространены в то время.

Найдены единичные костяные гребни.

В 16-18 вв. в Могилеве в употреблении было хорошо известно мыло ('мыло простое' и 'мыло панское'). Горожане мылись в банях, широко распространенных в городе в 17-18 вв.

В 17 в. жили цирюльники, исполняли функции врачей, оказывали необходимую помощь горожанам во время болезни. Частые эпидемии требовали мер по их предупреждению. Основные носители - бедняки. Могилевский магистрат обязал 'калецкого старосту' (цехмистра бедняков), если придет новый, больной, или на себе какие-нибудь струпья, или еще какая гадость - пускать нельзя.

 

3.2.9. Интерьеры жилых помещений (сс. 125-129)

Представление о внутренней планировке и интерьере можно составить на основе закладной на дом, выданной магистратом еврею Габриэлю Самуиловичу в 1622: [126] 'Светлица от улицы, в ней двери на завесах и с защепкою железною, полицы две лавки вкруг стен и около печи; до того теж у той светлицы оболонок три... при той же светлице каморка, в которой коморце оболона одна, лавка одна; с тое коморки другая коморка малая, в той же светлице стола два, а в сенях комина кирпичная через все сени и кухня в том же камине... на противку тое светлицы другая светлица, в которой двери на завесах и с защепками, печ с каминною... при светлице двери без завес и с защепкою и с западнею'

 []

На гравюре Федора Ангилейки 'Христос в доме Марфы' конца 17 в. до подробностей точно показан интерьер кухни в богатом каменном доме. Хорошо видно открытый очаг для приготовления еды, размещен в углу около стены, рядом суетится женщина. На стенах - полки с посудой, рядом с застекленным окном - стол и лавки, на которых видно корзины и горшки с фруктами, овощами и рыбой.

В 16-18 вв. в могилевских домах было три основных типа печей: каменки, глинобитыне и глиняно-кирпичные.

Каменка 17 в. найдена только одна, сложена насухую, камни лежат на подушке песка толщиной 20 см.

Глинобитные 17-18 вв. включали фрагменты разбитых кирпичей и камни. Наиболее ранние печи такого типа датируются концом 16 в. - первой половиной 17 в.

Больше всего найдено глиняно-кирпичных печей, преобладают в слоях 17-18 вв. Внешняя поверхность таких печей украшали кафелем - Горшковым, мисковым (16-начало 17 в) и коробковым (17-18 вв.)

В культурных слоях 16 в. Марзалюк нашел много фрагментов горшкового кафеля. Все имеют круглое устье, по форме напоминают расширенный к верху цилиндр высотой 13,3 см с даметром вненнего устья 15,4 и димаетров донца 11,5 см.

Более поздним вариантом горшкового кафеля является мисковая, переходный этап к коробковой. Отличается меньшей высотой и более широким устьем, имеет форму усеченного конуса. Размеры: высота 12-13 см, диаметр донца 11-17 см, диаметр устья 14-31 см. [127]

В слоях конца 16 - 18 вв. найдены стенной, поясной, угловой кафель, а также коронки и стенной кафель-медальон.

Самый распространенный в конец 16 - первой половине 17 вв. в Могилеве была стенной кафель с растительным орнаментом, сделанный по принципу четырехчленной симметрии. Можно выделить три типа. У всех - общие черты: ступенчатая двойная рамка, квадратная форма внешней плсатины от 18х18 до 20,7х20,7 см. крое этого, в первой половине 17 в. в Могилеве был распространен ковровый кафель с зеленым покрытием, с одиночной рамкой и плстиной 18х18 см, орнаментированный солярными символами, крестами, цветками лилии. В это же время широко использовался кафель с растительным орнаментом в виде букета с вазой.

Стенной кафель средины - второй половины 17 в. - прямоугольной форсы, одиночная рамка. Размеры - от 22,5х18 до 23х18,5 см. К старым добавляются новые сюжеты - изображения растений, мифологии, раелигии, геральдики.

Очень редко находят полихромный кафель средины - второй половины 17 в. с изображением 'Погони'. В коллекции Могилева есть два варианта такого кафеля. Первый нашел Марзалюк, второй - З. Яцкевич.

Единственная находка (И. Синчук) - полихромный кафель с изображением амазонки, стреляющий из лука. Образец начала - первой половины 17 в. так же одиночная находка - полихромный портртерный кафель-медальон конца 17 - начала 18 в.

В стенном кафеле конца 17 - первой половины 18 в. исчезает рамка, узор приобретает коверные мотивы. В первой половине 18 в. в Могилеве распространился поливной и полихромный кафель с изображением картуша, а также неорнаментированный стенной гладкий кафель. Интересная находка [128] - сюжетный гладкий расписной 'голландский' кафель первой половины 18 в. С середины 18 в. стал обычным гладкий зеленопаливный стенной и терракотовый кафель со стандартным форматом 24,5х20 см.

Могилевский поясный и карнизный кафель делится на два типа. Первый - прямоугольная форма, второй - сложнопрофильный. Украшены зооморфным, растительным, солярным и 'рыбная чешуя' орнаментом, геральдическими сюжетами. Одиночная находка - пояный полихромный кафель первой половины - середины 17 в. с изображением кентавра.

Угловой сложнопрофильный кафель датируется первой половиной 18 в. раньше не найден.

Кафель-коронки делится на три хронологические типа: конец 16 - первая половина 17 в; 17 в; конец 17 - первая половина 18 в. Одиночная находка - коронковый терракотовый кафель, сделанный в форме женщины, 17 в.

Мебели в домах было не много, небольшой ассортимент. Почти в каждом доме - лавки, скамейки, столы, сундуки. У богатых горожан 17 в. имелись шкафы и кровати. Представление о кроватях - по изображению на образе 'Рождество Богоматери' Петра Евсеевича из Голынца. Под светло-коричневым балдахином стоит двухступенчатая кровать покрытый красным одеялом и белыми, с тканными прошивами, подушками. Рядом на полу стоит десткая кровать.

Но большинство горожан Могилева в 16-18 вв. - спали на лавке, даже очень богатые. У войта Петра Казановича (средина - вторая половина 17 в) кроватей не было. Спали на лавках, застеленных кожаными матрасами.

Массовое распространение в конце 16-17 вв. получили простыни, подушки, перины, наволочки и одеяла. Встречаются в инвентарных списках и завещаниях большинства горожан. [129] У богатых горожан в домах были ковры, богатые купцы украшали свое жилище картинами и фресками. У бурмистра Михала Гуторовича Казкевича в 1706 были '...часы большие для стены' и 'клавикорд старый'.

Здания освещались при помощи керамических и стеклянных сальных светильников, металлических люстр и сальных свеч, к которым делали подсчевники разной формы. В письменных источниках в домах патрициата упоминаются 'люстры большие тройчатые... люстры одиночые... люстры настенные'.

В культурных слоях 17-18 вв. найдено довольно много стеклянных лампадок-светильников колоколоподобной формы, с сильным нагаром на внутренних стенках. Одиночная находка - металлический подсвечник второй половины 18-19 в.

Большая коллекция оконного стекла. Самые ранние - 'оболонь', круглой формы, в слое конца 16-17 в. С 17 в. начинают распространяться стекла ромбовой и шестигранной формы, в слоях конца 17 - 18 вв. они господствуют.

 

3.2.10. Вещи домашнего употребления и хоз.инвентарь (сс. 129-136)

Коллекции археологических находок - богатейшие, добавить данные актовых документов могилевского магистрата и можно составить детальное представление об основных категориях вещей домашнего использования и хозяйственного инвентаря.

Посуда.

Наиболее древней и универсальная формой посуды является горшок. В Могилеве собрана коллекция изделий 12-18 в.

В 12-15 в. горшок был едтнственным видом посуды, известным горожанам.

В 16 в. посуда становится более разнообразной, появляются новые [130] виды изделий из глины и стекла. Посуду можно разделить на две группы - кухонная и столовая.

Кухонная посуда: горшки, мокотры ('кастрюли'), лотки, рынки.

Мокотры ('кастрюли') начинают использоваться с 16 в. Больше всего их найдено во второй половине 16 - 17 вв. Характерна баночная или усеченно-коническая форма.

Лотки (широкие не очень глубокие 'миски') широко использовались в 17-18 вв. Судя по следам нагара на стенках и сильно задымленной внешней поверхности, вероятно, использовали для 'пражання' (тушения?). Начинают встречатся со второй полоинвы 17 в. Часть изнутри покрывается зеленой глазуровкой. Максимум распространения - вторая половина 17 - 18 в. Чаще использовались лотки диаметром верхней части 22-25 - 32 см, высотой 10-11 см и диаметром донышек 19-20 см.

В слоях 16-17 вв. попадаются и рынки. Эту посуду использовали для жарения и тушения в печах с открытым огнем. Иногда в них топили жир. Могилевские рынки имеют форму плоской или глубокой миски, посаженной на три ножки. Высота 6-13 см, ножки длиной 1,5-7,5 см, толищна стенок 0,5-0,9 см. все рынки покрыты изнутри лазурью зеленого цвета, только одиночные фрагменты, найденные в конце 17 - первой половине 18 в, коричневого цвета. Большинство рынков - вторая половина 16 - 17 вв. в пластах конца 17 - начале 18 вв. встречаются только одиночные фрагменты. Производство рынков на Беларуси заканчивается в 18 в., потому что меняется конструкция печей.

Крышки 16 - первой половины 17 в. имеют дугоподобный профиль стенок и ручку в виде 'уха', в основном [131] конец 16 - первая половина 17 в., встречаются и в конце 17 в., но редко.

Крышки 17-18 вв. по форме напоминают перевернутое блюдечко с дугоподобными стеками и пучкой в виде пуговицы. Крышки конусоподобной формы с вырезанной ручкой, поверхность которой с внешной стороны срезана под углом, а края закруглены, датируются 17 в. Есть как и покрытые зеленой глазурью, так и терракотовые.

Столовая посуда.

Тарелки, миски, блюдца, кубки и кубочки, бокалы, кружки, склянки, стекляшки, рюмки.

Тарелки - самая многочисленная группа посуды. В Могилеве используются с 16 в., широко распространены в 16-18 вв. Подавляющее большинство тарелок покрыты изнутри зеленой глазурью. Донцы тарелок 17 в. украшены характерным для Могилева того времени орнаментом - концентрическими кругами с вписанным в середину цветком. Кроме терраковтоых и зеленоглазурированных, найдено несколько полихромных и майоликовых.

Миски 17 в. делятся на две группы, с диаметров венца до 25 см и 30-40 см. высота мисок 10-12 см, они украшены по бортику волнистым орнаментом. Часть мисок на донце имеет орнамент - концентрические круги или цветок.

В слоях 18-начала 19 в. найдена посуда, которую использовали для приготовления 'бабок', т.н. 'юаюочницы' - усеченный конус, отогнутыне наружу венцы, внутренняя поверхность покрыта коричневой или зеленой глазурью.

Блюдца. Одиночные находки. По форме- - часть повторяет лотки, только в миниатюре. Пиалоподобная форма, дугоподобные стенки, загнутый в середину кососрезанный венец. Высота блюдца 4,3-5 см, диаметр донца 7,5 см. Некоторые покрыты [132] зеленой глазурью. Есть майоликовые блюдца конца 17 - 18 в, парадная поверхность покрыта белой эмалью, по краю бортика - салатовая лента, в центре - цветок с салатовыми или фиолетовыми лепестками.

Посуда для употребления напитков широко представлена кубками и бокалами.

Кубок - небольшая посуда для питья, обычно с ручкой-ушком. Н.Зданович и А. Трусов считают, что кубки, или кубочки, - это небольшие глазурованные или азадымленные горшочки с ручкой, диаметр устья обычно 7-8 см. Посуда для питья и подливок. Встречаются те, которые использовали только во второй половине 16-17 в, и единицы 17-18 в.

Кружки и бокалы. В основе формы - цилиндр. Кружки более приземистые, сверху расширяются, усеченно-коническая форма, напоминают миски, с ручкой-ухом круглой формы. Найденный экземпляр - середина 17 в., диаметр устья венца 14 см, высота 8 см, диаметр донца 9,5 см.

Бокалы - высокие, слегка расширяющиеся к верху. Диамтер донца 9,5-11 см, венца - 11-12 см. Интересны бокалы, украшенные снаружи первым могилевским гербом. Петлеобразные ручки, снаружи и изнутри покрывали глазурью, на наружной стороне украшали рифлением.

Середина 17 в. - стеклянный бокал, петлеобразная ручка, внешняя поверхность рифленая. Сделан из светло-зеленого стекла, в котором видно много воздушных пузырьков.

Склянки использовались в Могилеве с 16 по 18 вв. Большинство найденных экземпляров [133] - конец 16 - 17 в. изделия обычно цилиндрической формы, отличаются по конструкции поддонов: цилиндрические петлеобразные и в виде уложенных вокруг донца одного-двух стеклянных жгутов. Соотношение высоты к ширине, судя по Минску и некоторым целым экземплярам, 1/3. Высота 15-27 см.

Чарки - цилиндрической и конической формы. В зависимости от метоа выдувания донцев обычно разделяют на чарки конические свободного формирования с тонкими и с толстыми донцами и цилиндрические чарки свободного формирования с тонкими донцами. Часть изделий украшена рифлением. Датируются 17 - началом 18 в.

Рюмки - небольшая посуда с конической формой чаги, которая размещена на ножке или стопе. Наиболее ранние - первая половина 17 в, другие 18 в. редкая находка - почти целая рюмка второй половины 18 в. с росписью на внешней поверхности, сцена охоты.

Тарная посуда:

Жбаны, бутылки, бутли, кварты, биклаги, кувшины.

Жбаны были наиболее распространены как тарная посуда, для сохранения и транспортирования жидкостей. В Могилеве жбаны появились в конце 16 в. наибольшее количество фрагментов жбанов найдено в 17-18 в. Диаметры венцов могилевских жбанов 11-12 см, такие же диаметры донцев. Есть терракотовые, дымленые и глазированные экземпляры. Большинство жбанов конца 16 - 17 вв. зеленоглазированные.

Стеклянные жбаны представлены фрагментами ручек и одной уцелевшей верхней частью, первой половины 17 в, украшена валикоподобными жгутами по горлу и стенках, сделана из светло-зеленого стекла.

Стеклянные бутылки начинают использвоаться в Могилеве с 17 в. Все они цилиндрической формы с донцами, которые далеко заходят в середину (результат свободного формирования), имеют следы Понтии. В коллекции Марзалюка есть целая бутылка 17 в., сделана из темно-зеленого стекла путем свободного формирования. Диаметр донца 8 см, [134] высота 20,3 см. горло - цилиндрическое, рыльце пластически украшено двойным жгутом, что характерно для 17 в. В 18 в. появляются бутылки, горло которых обвито одной - двумя плоскими лентами. Высота горл бутылок 17-18 вв. - 5-9 см.

Бутли 17-18 вв. цилиндриечской или овальной формы. Донца толстостенные и вогнутые. Формировались из зеленого, зелновато-желтого и коричневого стекла.

Кварты появляются в Могилеве в 16 в. Использовались и как апетчная посуда, и как тара для вина и пива. Наиболее распространены в 17-18 вв. Найдены на территории всех посадов города. горла в форме усеченного конуса или цилиндра, оплетены одинарным или двойным жгутом.

Керамические биклаги представлены единственным изделием первой половины 17 в. Высокое горло с отогнутым наружу венцом, круглой формы. Вся повернохсть тела украшена рефлением и покрыто зеленой глазурью. Внешний диаметр устья 4,5 см, высота тела 20,8 см, диаметр 17,5 см.

Найденные ребристые поддоны и две целые стеклянные биклажки первой половины 17 в. имеют слегка отогнутые наружу усеченно-конические горла, тело одного изделия украшено рельефом. Суля по целым кземплярам и фрагментам, высота 14,3 - 22,3 см.

Кувшины очень часто упоминаются в актовых книгах магистрата. В коллекции есть один фрагмент зеленоглазурированного горла, возможно, кувшина, и терракотовый экземпляр 17 в., использовался для хранения дегтя.

В качестве тарной посуды использовали бутылки рейнской керамики.

Хозяйственные изделия из металла.

Ножи.

Больше всего найдено ножей. Выделяются ножи с прямой утолщенной спинкой и черенковыми, или накладными черенками. Первый вариант найден в слоях замчища 12-13 вв, второй начинает использоваться в Могилеве в 14-15 вв, и встречается до конца 17 в. В 17 в. были широко распространены [135] ножи, которые имели прямую неутолщенную спинку. В 18 в. использовали ножи с утолщенной прямой спинкой, которые имели отличительную конфигурацию сечения лезвия. Длина лезвия уцелевших экземпляров 5,5 - 13 см, ширина 1 - 3,5 см.

Ножи этого типа относятся к категории универсальных изделий и использовались как для хозяйственных нужд, так и для производственных.

Изделия второго типа - вероятно, столовые ножи. Имеют скругленный конец лезвия и прямую спинку, найдены в слоях 18 - начала 19 в.

Массово представлены металлические гвозди. В основном в 16-18 вв. они были прямоугольной в сечении формы и разных размеров шляпок. Самые маленькие - обувные, длиной 1,4 - 1,6 см.

Замки представлены навесными изделиями. Наиболее ранние - типа Е (по классификации Колчина), в могилевских документах 17 в. они назывались 'сничными', использовались в городе в 14-17 вв.

Найдены замки с треугольным корпусом. Характерны для 17 в. В 17-18 в. распространяются замки 'шведского' типа, форма - вертикальный цилиндр.

18 в. датируются замки с горизонтально размещенным цилиндрическим корпусом, имеющие отверстие в торцовой части. В 17-18 вв. использовались навесные замки, для замыкании небольших 'шкатул'. В коллекции есть изделия с плоско-круглым корпусом 18 - начала 19 вв.

Ключи делятся на две группы. Наиболее ранние сделаны из металлической пластины с загнутой вверх бородкой, датируются 16 в. Остальные - цилиндрический полый или цельный штырь, стройную бородку, использовались в 17-18 в.

В культурном слое 17-18 вв. встречаются завесы, крючки, скобы. В слое 17 в. на территории [136] бывшего Нагорного посада найдены три двузубые вилки, дужка ушка от ведра. Также в слое 17 в. встретились два двухлезвинйных кресала овальной формы, одно имеет фигурные вырезы внутри. При раскопках ратуши в 1992 Д. Марухиной были найдены в слоях 17 в. бритва и заостренный стержень с костяным навершием (вероятно, шило).

Интересная находка - цилиндрический медный пестик 17 в, высотой 17,5 см. диаметром 2,3 см.

По письменным источникам можно говорить, что горожане использовали металлические тарелки, чарки, кубки, котлы, миски.

В инвентарной описи умершего в 1683 г. могилевского войта Петра Казановича упоминается 'коловрот для жарки немецкий, ножки для жарки, мельница немецкая для перца'.

 

3.2.11. Одежда, украшения, обувь (сс. 136-140)

Известий об одежде 12-15 вв. нет. Зато письменных и археологических источников про 16-18 вв. хватает.

В 16-18 вв. верхнюю одежду большинство щило из импортных товаров - немецкого, чешского, итальянского, голландского, английского сукна, шелка и бархата. Беларуское полотно обычно использовали только на подкладку. В 16 в. в Могилеве бытовало 'сукно английское зеленое', 'голубое', 'бурнатное', итальянское ('влоское') зеленое, люнское разных цветов, московское, рославское, синегорское и чешское.

Мужское и женское белье - сорочка. В зависимости от богатства у горожанок были сорочки 'каленские', расшитые шелком, 'кужельные' тонкие, или 'изгребные'. В 16-17 вв. большим спросом пользовались портки 'люнские, голубые и красные'.

Традиционное верхная напдечная одежда - свита, или 'сукман'. Мужчины носили доломаны, дилеи, кабеняки, однорядки, жупаны, кунтуши. Жупан и поверх кунтуш - неотъемлемые элементы одежды мещан. Носил и патрициат, и магистрат, и простые смертные. [137] Разница была в материале и обработке.

Намного менее престижны кожухи и сермяги.

Совсем 'плебейские' - 'каптан' и 'кабеняк сермяжный', их магистрат покупал для 'убогих'.

Женщины носили саяны 'утерфиновой материи' зеленого и серого цвета с бархатом, или из сукна 'красного люонского', обложенного бархатом. Сукни были 'простые', 'люнские', 'с бархатом', 'утерфиновые' черного цвета. Упоминаются 'поневы'. Женские сукманы делились на люнские, синего цвета, с серебряными пуговицами 'книфлями', 'муравские' - из голубой каразеи, красные и серые.

Много пуговиц. Делятся на две группы - 12-13 вв. и 14-8 вв., вторые делятся на 14-17 в, только 17 в, конец 17-начало 18 в. Большинство из меди и бронзы (95 из 100), часть из сереьра и позолочены.

Для мужчин пояс был обязателен, женщины носили тоже. По письменным источникам пояса были бархатные, сереберяно-золотистые и золотые, т.е. украшенные серебряными с позолотой или золотистыми накладками. Находки 17 в. - накладки серебряные с позолотой и бронзовые, шикарный кожаный пояс, орнаментированный барочным рисунком.

Найдено много пряжек 17-18 вв. овальные, круглые, полукруглые, прямоугольные. Часть из цветных металлов (медь, бронза). Находка 11-12 вв. - язычок от фибулы.

Обычный головной убор - меховая шапка или колпак (Каптур). Были 'красные бархатные', 'баранковые карамзиновые', 'чоморовые', 'позовайковые'. Колпаки были 'бархатный, подшитый куницею' или 'соболем', 'суконный [138] черный лисицей подшитый', 'красный люнский баратом подшитый', 'брукатного утерфину подшитый лисами'.

Бернгард Танер оставил описание женского наряда 17 в. 'Большинство женщин по крупной, круглой фигуре не отличишь от мужчины. Особенно удивительна их одежда. Голову они накрывают рогатой шапкой, а сверху накидывают долгое покрывало, носят мех, свисающий с плеч, на подобие плаща; кроме всего (что смешнее всего) обуваются в большие пепельного цвета боты'. 'рогатая шапка' - это шапка-'кораблик'.

Мещанки также носили чепцы (из шелковой материи красного цвета или золотые) и 'наметки'. У богатых были шикарные нецепаодобные шапки из серебра и золота, украшенные бриллиантами.

Украшения.

Самые древние - четки и стеклянные браслеты 12-13 в. Браслеты - круглые гладкие, гладкие обвитые, крученные и крученные филигранные; синие, черные, зеленые, желтые. Большинство - черные из непрозрачного стекла, и зеленые. Один экземпляр гладкого браслета многоцветный: снаружи украшен удлиненными желтыми полосками. Гладкие обвитые - темно-коричневые и желтые. Крученные браслеты - зеленые, синие, желтые, черные и темно-коричневые. Филигранные - все из прозрачного желтого стекла. [139]

В 16-18 в. украшений стало больше. Обычно - бронзовые и медные кольца, серьги и бусы.

Вещи магические - обереги, кресты и образки.

Найден медвежий клык-оберег 12-13 в, оправленный в свинец. Много крестиков 16-18 вв. нательный рельефный крестик 16 в. литой рельефный образок св. Николая.

Обувь. У мужчин - сапоги, у женщин - ботинки.

Мягкий тип обуви нашел Яцкевич - 17 в., двухслойный, сделан из двух кусков кожи, имеет прорези под ремешок.

Твердый тип обуви распространился в 16 в. Найдены трехшиповые подковки. В 16-18 в. много носили сапоги. В письменных источниках - много типов сапог. [140] найдены только части сапог - головки, отличаются от ботинок только наличием в верхней части точеного шва и паднарада.

Есть находки задников и подошв - по ним не оперделить, от чего остались. Подошвы - многослойные, как и каблуки. Делятся на две группы - фигурные ассиметричные со специальной выемкой в средней части (конец 16 в., найдено мало: 1 целя и 8 фрагментов), и симметричные шились специально под левую или правую ногу.

Ботинки - нашли три почти целые. Один - для взрослого, два - детские. Каблук детского деревянный, отбянут кожей. К одному из детских к носку пришит 'язычок', второй вырезан из целого куска кожи. У ботинок отдельно скроенный верх, бёрчи, поднаряд и прокладка задника.

Коллекция находок подковок. Древнейшие - 16 в, плстина высотой 16-20 см. Первая половина 17 в. - пластина высотой 0,5 см. Во второй половине 17 в. дминируют плоские подковки. В 16-17 в. - трехшиповые. В 18 в. вместо шипов стали использовать гвоздики.

Одежда мещан принципиально не отличалась от одежды шляхты. [141]

 

3.2.12. Питание (сс. 141-143)

В продолжение всего средневековья хлеб оставался главным продуктом питания как сельского, так и большей части городского населения. Летописец, говоря о дороговизне, начинает с цен на хлеб.

Ржаной хлеб - наиболее дешевая и 'демократичная' еда. Ели и бедняки, и небогатые горожане. Для люмпенов - единственная еда. Ржаной хлеб выпекался разного качества и цены 'же много людей убогих есть в месте, которые не только жебы мели здолеть жита четверть купить, але за грош и за 2 купить не может хлеба през недостаток свой, с тех причин фолкгуючи убогим людем, установили, иж хлебники мают и повинны будут хлеб на продажу печ, един по 2 асмаки, другой по асмаку, третий по четвертаку, а четвертый по 2 пенези'. Приказ рады от 1584.

Богатые горожане могли позволить себе хлеб из пшеничной муки. В 16-18 вв. в Могилеве пекли ситный хлеб ('Ситницу'), разные пироги, баранки, оладьи. Особо уважали изделияиз пшеницы-'краковки'.

Во время раскопок на замчище в 12-13 вв. нашли много костей, судя по ним, не только охотились (60% костей - лосиные), но ели и свинину - 35% (5% не сумели определить, чьи).

Мясо было неотъемлимым элементом тольео богатого стола. Если 'мясо говяжье', 'мясо кабанов', куры, каплуны, копченые окорока. Очень популярны были колбасы и сало.

Много ели рыбы. Рыба балы дешевая - доступна почти всем. В 1577 90 фунтов черной икры (разве это рыба?!) стоили 3 копы 10 грошей литовских, [142] одно 'сотцо' рыбы 'иголницы' - 6 грошей, 'боковок сетцо' - 15 грошей, 'крошинное сетцо' - 20 грошей. Особо уважали осетрину, в 1683 12 фунтов ее стоили 2 золотых и 20 асьмаков.

В 16-18 вв. значаительное место занимало молоко, сметана, сыры. По подсчетам Г.Ловьмянского, в начале 17 в. в городе держали около 2000 коров.

Ели овощи и фрукты - огурцы, салат, капусту, лук, редьку, репу, горох, яблоки, сливы, груши, малину, вишни. В начале 18 в. вишни были деликатесом. Также росли абрикосы, арбузы и дыни.

На рынке продавали изюи и оливки.

При приготовлении пищи использовали соль, сахар, перец, имбирь, миндаль, уксус, масло, барановый и говяжий лой, шмальц. Большинство специй, понятно, были дорогими. Дорогие специи и приправы часто использовали для взяток.

Пили сбитни, кисели, квас и алкогольные напитки - мед, пиво, водку. Водка была 'простая' и 'аквавитовая' - настоеная на анисе и еще раз перегнанная. Водкой платили всем, кого нанимали. При строительстве нового каменного здания купеческого дома, мастерам и челяди кроме денег с утра и вечером проставляли. Работали с 5 августа лр 27 октября 1683, [143] мастера выпили 8 ведер и 1 гранец.

Ни одно цеховое собрание не обходилось без пива и меда. Эти напитки доступны практически всем горожанам. Чиновники магистрата, цеховые верхи, купечество могли себе позволить разные сорта зарубежных вин - вина были дорогие. В 1683 'гарнец вина и фляши две полгарцовых' - 'золотых четыре и асмаков десять'.

Для банкетов патрициата приглашали профессиональных поваров. В могилевском гостином доме были кухарки. В 17 в. - Агапа и Гася.

В 17 в. начали употреблять табак. Записи о его закупке встречаются в книгах магистрата. В слоях 17-18 вв. - много трубок, на всех посадах - т.е. курили все.

Одна трубка уникальна - 'ботиночек': перед стилизован в виде головы щуки, внизу - имитация подошвы, показан каблук, отмечены места гвоздей. Датируется 17 в.


Оценка: 4.68*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"