Средин Ник: другие произведения.

Мелешко В.И. "Могилев в Xvi-середине Xvii в." Конспект

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одна из лучших книг по истории Могилева. Надеюсь, ничьи права не нарушаются. Если что - сразу сниму.

Мелешко В.И. "Могилев в XVI-середине XVII в. - Мн.: Наука и техника, 1988.

ISBN 5-343-00207-2.

Ремесло

Торговля

Сельское хозяйство

Общественно-политическая жизнь

Война 1654-1666

Законспектировал Средин Ник.
Старался набивать поближе к тексту. Выикдывал общие положения, которые и так понятны. Выкиывадл полемику, где Мелешко кому-то чего-то доказывал.
Таблицы - в первой половине "табами", дальше лучше.
Набивал в Word'е, потом просто перегнал в html, так что мусора полно. Опечаток тоже хватает.
Наверное, можно было сделать лучше - но, в конце концов, лучше уж так, чем никак совсем.

 

РЕМЕСЛО

Количество ремесленников

 

К середин 16 в. - один из крупнейших городов Беларуси, к концу века - ВкЛ.

Вторая половина 16 в., в документах около 40 специальностей: кузнецы, слесари, котельщики, сабельники, ювелиры (золотых и серебряных дел мастера), кожевники (чеботари, кожемяки, седельники, балтушники, шорники, сафьянники, калитники), сапожники, пекари, хлебники, калачники, пирожники,портные, шапочники, скорняки, солодовники, красильщики, маляры, плотники, маслобойщики, пушкари, мясники, медовары, пивовары, орешники, круподеры, шаповалы, бочары, ситники, стригальщики (ворсовщики), колесники, рыбаки.

Сафьянники и замшевики - известны за пределами ВкЛ.

К середине 17 века - более 80 видов ремесел. Прибавились чехольщики, ладовоничники, рукавичники, поясники, сыромятники, нагайники, замшевики, меховщики, башмачники, дубильщики, шубники, кафтанники, сермяжники, шляпочники, чулочники, сукновалы, игольники, оловянщики, жестянщики, мастера, изготавливавшие напильники, медники, ведерники, часовых дел мастера, печатники, решетники, бронники (делали доспехи: кольчуги, панцири, латы и т.д.), смычники, ковшевники, гробовщики ,стекольщики, гончары, каменщики, горшечники, цирюльники (брадобреи-лекари), литейщики (отливали колокола и пушки), коновалы, скоморохи, музыканты, повара, мельники, аптекари, рыболовы, возчики (фурманы)), перевозчики (на паормах), водовозы.

 

1577 = 1261 дом - 6 500 жителей

1604 = 2211 - более 11 000

1661 = 2940 - около 15 000

В литературе принят подсчет: в каждом доме одна семья из 5 человек.

 

1609-1633 = трижды земляные валы. Длина первого - 288 саженей, второго - 690, третьего - 2461 сажень.

 

Количество ремесленников.

1636, один из судебных документов магистрата - 5 000 ремесленников (вместе с семьями, тогда = более 45%)

Каждый цех не менее 43-45 мастеров (отдельные цехи до 200 человек).

Мастера - не более 1/3 цеха, каждый + подмастерье + ученик.

17 цехов х 44 = 731 мастер х 3 = 2193 ремесленника, 731 х 4 = 2924 членов семей, 2193 + 2924 = 5117 человек, 46,5%.

40 профессий второй половины 16 в. по 10 мастеров + 10 подмастерьев + 10 учеников + члены семей мастеров = 2800, 32,3%.

80 профессий = 5 600, 43,5%.

1580 - калачников - 23 мастера

1581 - скорняков - 18

1583 - маслобойщиков - 9

1590 - плотников - 12

1591 - солодовников - 17

1594 - замшевиков - 12

1609 - портных - 11

1609 - сапожников - 22

1614 - оружейники

1621 - мясников - 12

1623 - рыбаков - 10

1625 - кожевников - 8

1629 - золотых дел мастеров - 10

1632 - шорников - 12

1635 - меховщиков - 13

1647 - красильщиков - 10

1650 - оловянщики

1634 - оружейники

мечники - 12

слесари - 11

кузнецы - 12

котельщики - 8

Рост ремесленников - за счет беглых крепостных в тч.

Замок сселял в город "своих". Ремесленники в селах платили в 1610 г. 4 гроша, городские - 24. За 1610 весь налог замковой юрисдикции = 16 коп 26 литовских грошей, в т.ч. ремесленники = 13 коп 3 гроша.

 

ОБЩЕЕ СОСТОЯНИЕ

Во второй половине 16 в. - некоторые еще работали на заказ. Например, плотники. В 1593 восемь плотников построили церковь Св. Спаса, по заказу мещан. Материал - лес - мещан. Церковь со звонницей, со всем, за 140 коп литовских грошей. Также котельщики, кузнецы, золотых и серебряных дел мастера, маляры, красильщики, пушкари, портные...

Были и товаропроизводители. Меховщики, сапожники, кузнецы, слесари, котельщики, седельники - и так, и этак. Скорняки, шубники, кожевники, замшевики, шорники - в основном на рынок. Мясники, хлебопекари, калачники, пирожники, круподеры, маслобойщики, пивовары, медовары - только на рынок.

В ходе развития рынка росла специализация. Чем больше товарно - тем выше.

Скажем, кожевники: "которые робят скуры дубленые, скоры дубленые жолтые, и чырвоные и Чорные", ьалтушники, кожемяки, дубильщики, шорники, сафьянники, калитники (кошелечники), замшевики, меховщики, ладовничники, сапожники, седельники, чеботари. Выделка кожи - кожевники ("гарбари"), кожемяки, балтушники, дубильщики.

Скорняки. Одни - козлиные шкуры и овчины, другие - беличьи шкурки, третьи - дорогостоящие меха соболя, лисицы, куницы, горностая, норки, медведя, рыси; шубники: специализировались на видах меха (беличьи, собольи, куницы, горностая), даже на частях мехов - шубы "хребтовые", "лапчатые", "черевьи", "хвостовые", из пупков.

Продовали товар не только в городе, но и за пределами.

1577 - замшевик Конаш Пашкович сбывал свой товар в Витебске.

1579 - чеботарь Васко Ермолаевич возил в Лукомль и дальше.

1579 - скорняк Игнат Романович возил товар в Люблин.

1579 - скорняк Васко Куча (староста) в Вильне.

1579 - балтушник Оникей Артемович (староста) в Вильне

скорянк Ивашко Зубец возил в Вильно епанчи - плащи, подшитые мехом.

Скорняк Протас Денисович возил епанчи в Вильно, а потом в Люблин.

В Кричеве, Мстиславле, Орше, Речице и т.д.

Кожевники и скорняки гнали юфть, сафьян, замшу, мех и меховые изделия на запад.

В конце 16 века появились скупщики. Перепродавали товар. Бывало, оттеснял мелких товаропроизводителей на рынке на задний план. Скупая продукты или сырье в больших размерах - удешевлял расходы сбыта, превращал сбыт в регулярный, конкуренция ужесточилась.

Активная деятельность скупщиков во второй половине 16 века. В Беларуси сбывали обувь, одежду, головные уборы, орудия труда, оружие, сабли, пояса, дешевые меха, кожу и др. Дорогие меха, меховые изделия, юфть, сафьян, замшу - на Запад и в Прибалтику.

Цехи не давали скупщику проникать в производство, подчинить ремесленника.

Работа товаропроизводителя на скупщика - бывало.

1578 - замшевик Стасть Павлович выделывал лосиные кожи "гостю", шкуры "гостя".

1578 - скорняки Могилева взяли у "гостя" 4600 беличьих шкурок для обработки.

1578 - купец Дроня отдал для выделки волчьи шкуры и "испотки" собольи скорянку Васке Асташевичу, потом отвез в Польшу продавать.

Первая половина 17 века - то же и больше.

Кожевники и скорняки обслуживали и местный и внешний рынок. Юфть, замша, сафьян, кожу, меха - далеко за пределы ВкЛ. Портные, шубники, чулочники, рукавичники, шапочники, слесари, игольники, жестянщики, ведлерники - на рынок во многом. Продуктовики и напиточники - все на рынок (пекари, маслобойщики, мясники, медовары, пивовары, солодовники).

Специализация растет. Из портных выделяются кафтанники и сермяжники (сермяги шили). Кожевники - сыромятники, хомутники, чехольщики, ладовничники, поясники, нагайники. Сапожники - башмачники. Кузнецы и слесари - жестянщики, ведерники, игольники, медники, оловянщики, те-кто-делал-напильники.

 

ЦЕХИ

Со второй половины 16 в. - усиливается роль.

Против дворян, против пришлых.

1577 - цехмистр скорняжного (кушнерского) цеха.

Цех калачников и хлебопеков.

1578 - впервые упоминаются цехи

солодовники

замшевики

мясники

чеботари

балтушники

кузнецы

1579 - цех портных

1583 - цех маслобойщиков

1590 - цех плотников.

В первой половине 17 века + еще шесть (золотых дел мастеров, шонрников, меховщиков, красильщиков, оловянщиков, рыбаков).

Когда возникли - уже не узнать, а вот когда утверждали цеховые уставы в магистрате - очень даже и легко. Утверждались магистратом в обязательном порядке, некоторые подтверждены королем.

Особенность второй половины 16 века - отсутствие термина "цех" - называются "староствами", старшие - "старосты". Отсутствует всесторонняя развитая регламентация, внутрицехового устройства. Бывают уставы без норм и правил организации работы мастеров - просто констатируют факт создания цеха и избрания старосты (калачники). Уставы не препятствуют вступлению в цех ни местынм, ни пришлым. Сравнительно легко стать мастером. Нет развитой цеховой регламентации, обычной для цехов других городов ВкЛ. Бывали правила, устанавливающие определнный порядок в работе, которые носили нормативный характер регламентации (маслобойщики - регламентировал сбыт, закупку сырья, порядок приема в цех). Скорянки, замшевики, солодовники, плотники - определяли порядок приема в цех, отношений внутри цеха между мастерами (солодовники, замшевики, плотники) и со старостой (солодовники), порядок приема учеников, меры наказания за ослушание, перевод окончившего обучение на самостоятельную работу (плотники), отношения к внецеховым мастерам, условия производственной деятельности. Ни один из уставов конца 16 века не регламентировал количество учеников и подмастерьев, примиаемых в цех. Регламентация работы - с разрешения и ведома старосты. Уставы без регламентации - потому как и конкуренции нет. Пекарей, например, не хватало. Усиление регламентации - для монополизации. Проблемы с получением звания мастера, и т.д.

Создание цеха и устава.

Ремесленники мастера собирались вместе, решали создать организацию (старсоство, цех), избирали старшего (старосту, цехмистра). Потому как без цеха и устава порядка нет (см. солодовники). Уставы вырабатывались самими, не заимствовались от цехов других городов (как делали в Вильно, Полоцке, Минске), потому и регламентация меньше. Отличия 17 века - ограничивали деятельность "гостя" и местных купцов в области продажи товаров и закупки сырья. Иной порядок получения звания мастера. Меньше ограничений при поступлении в цех. Нет привилегий католикам. Везде - преобладающая роль мещан магистратской юридики - другие не могли стать цехмистром, но в цехе были быть обязаны.

Староста (цехмистр) жил хорошо - и привилегии, и денежное вознаграждение за должность (скорняки, маслобойщики, хлебопеки). Часто входил в состав магистрата.

Избрание старосты и принятие устава - это еще не цех. Зажиточная часть мастеров предъявляла магистрату постановление общего собрания мастеров, положительно отзывались о старосте и просили утвердить текст постановления (см. хлебопеки, скорняки, маслобойщики). Устав заносился в актовые книги магистрата, старосте выдавалась на руки заверенная копия постановления. Должна была храниться в цеховом ларце ("скрынке"). После этого магистрат помогал бороться с "чужими" и со своими теж. А без - гуляйте вальсом. Напрмиер,

1578 - староста замшевиков Микита Денисович подал жалобу в магистратский суд на Стася Павловича, за то, что без ведома и разрешения взял у "гостя" лосиные шкуры на выделку. Но - нет бумаги, и Стась оправдан. ("уряд, выслухавши жалобы и отпору стороны, иж староста замшеницски, яко повод будучи, жадного постановеня на писме не оказал, такового поратку межи ремесниками иле замешниками перетерегал, с той причины Стася Павловича ад обжалованя Микиты Денисовича его волным учинено").

 

Переходим к первой половине 17 века.

Рост ремесла, расширение профессий в два с лишним раза (83), большинство работали на рынок.

Создаются новые (оружейники, кожевники, ювелиры, красильщики), выходят из старых цехов (шорники, меховщики, оловянщики). "Староство" заменяется на "Цех". Больше регламентация. Больше уставы - золотых дел мастера на 24 статьи, солодовников - 29, оружейников - 40, замшекивов - 31 статья.

Статьи делятся на

 

А) регламентация производства и сбыта

Нельзя брать работу от "гостя" и уходить из города без ведома цехмистра, нельзя принимать от "гостя" для работы нештампованное и немоченое сукно (портные), резать на куски купленные на рынке шкуры (сапожники), принять заказ от "гостя" - брал заказ цехмистр и раздавал мастерам, выдавать выполненную работу без отличительного знака мастера (оружейники).

Нельзя переманивать подмастерьев и учеников (золотых дел мастера, оружейники, меховщики), увеличивать им зарплату сверх нормы, установленной цехмистром (оружейники), ограничение количества учеников и подмастерьев (оружейники, золотых дел мастера, оловянщики) - под угрозой штрафа.

Равные условия организации производства - объем не регламентировали.

Категорический запрет создавать другим помехи в продаже товара (красильщики, пекари, кожевники, сапожники, солодовники), запрет даже порочить и охаивать ("ганить") товары собрата (золотых дел мастера, меховщики, оловянщики), единая мера лля продажи (маслобойщики).

 

Б) регламентация покупки сырья

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости" (пекари, солодовники, сапожники, оружейники, мясники, кожевенники, меховщики, красильщики, оловянщики).

Запрет перехватывать сырье на дорогах, покупать в предместье, на улицах или в домах - только на рынке (сапожники, оружейники, мясники).

Оружейники не могли сами покупать уголь, солодовники не могли брать зерно в запас, рыбаки покупали только после старшины.

 

Регламентация сбыта "гостю" и закупки сырья (пекари, солодовники, сапожники, оружейники, мясники, кожевенники, шорники, меховщики) - борьба за монополию. Запрет "гостю" продавать товары без разрешения цехмистра (шорники, маслобойщики)

Требовалось разрешение цехмистра, магистрата, замка (мясники, солодовники, меховщики, пекари).

Получив разрешение, "гость" вносил некоторую сумму в магистрат, в кассы цеха и администрации замка. Продавали в строго определенном месте, обычно в гостином дворе.

Бывало, что в розницу продавать было нельзя (сапожники и кожевники - сбывать обувь и выделанные шкуры только оптом). В мае 1647 - жалоба в магистрат, "иж гости з розных мест приеждаючы, на рынку скуры выробленые, яловичы и воловые, ку перешкоде ремесла их продают, им, кгарбаром, в том се шкода деет... и домовляли се, жебы им, гостем, зоборонили на рынку, Але ведлуг привилею, е.к.м., на гостином дому, в день торговый, пятковый, гуртом, а не поединком, продавали". Решение - "иж бы от сего часу гости гандли свои не в рынку, Але на гостином дворе мели и там скуры робленые гуртом продавали, вынявшы только день пятковый, который, ведлуг звычаю давного, держан бытии мает".

Исключение - ярмарки, где снимались все ограничения.

Иногородним купцам нельзя производить закупку зерна и "солодов" раньше, нежели это сделают цеховые ремесленники и местные жители (солодовники), иногородним нельзя покупать скот не у членов цеха мясников (мясники), купцам и местным и чужим нельзя покупать конопли в городе больше 2-3 бочек только для своих нужд, за перепродажу конфискация (маслобойщики).

Запрет перекупщикам закупать зерно до 12 дня, только после вывешивания таблички, только на рынке - ни на улицах, ни в предместье (солодовники). Продавать зерно обязаны сначала мастерам цеха, столько, сколько им было надо, а уж потом где угодно (солодовники). Перекупщикам нельзя покупать мясо у "гостя" (мясники). То же у кожевников.

Подтверждали у короля, иногда с изменениями.

 

В) определение отношений внутри цеха

Ремесленники делились на три группы:

Мастера (мистры, братья, майстры, магистры)

Подмастерья (товарищи, челядники)

Ученики (учни, хлопцы, пахолики)

Мастера - все права, вырабатывали правила устава, избирали руководство. Были "старшая братия" - основатели, руководители, и "младшая братия" - все остальные. "Годичные старшие" - помогали цехмистру управлять цехом, образовывали "совет", количество от 2 до 12. выбирали из "старшей братии". Старшие - не пускали в касту никого, были зажиточны, ряд преимуществ. Некоторые входили в состав магистрата. Из старших - выбирался цехмистр. 19 декабря 1625 - при выборе старших и цехмистра указывалось, что цехмистр "тым цехмистрством радить и справовать мает, посполу з братию нашею старшою, которые в сем постановенью описанье и имена должностные есть".

Устав оружейников, первый параграф гласил, что решения старших и цехмистра исполняются безоговорочно. "а если кто будет противиться им, должен уплатить штраф в размере 10 гривен грошей столько раз, сколько совершит проступок". Старшие судили, устанавливали размер з/п челяди, и повышать не могли. У оружейников старшие могли иметь по два подмастерья, ученика и станка - младшие только по одному. Сыновья - льготы при получении звания мастера. Все обязаны уважать старших. Старшие - на почетных местах на первой скамье (годичные старшины - в президиуме за столом). За неуважение к старшим платили штраф и попадали в тюрьму. Все те же оружейники "если бы мистр, товарищ молодший на старшого з нас, з цеху, торгнул словы неучтивыми лаять, соромотить, таковый мает дать до скрынки брацкое две гривны грошей, а на вряд меский могилевский другую две гривны грошей; а если бы се рукою торгнул, тогды мает дать вины пять гривен грошей, а на вряд меский могилевский другую пять гривен грошей, ку тому ж, водлуг уваженья цехмистром и брацкого, везнем каран бытии мает".

Такие же наказания у маслобойщиков, оловянщиков, меховщиков, сапожников, мясников. У солодвников за выступление против старших штрафовали и публично наказывали розгами.

 

Г) определение отношений к нецеховым ремесленникам

"покутники" - внецеховые.

Категорический запрет работать вне цеха. За нарушение - штраф от 4 до 20 гривен и запрет (пекари+, скорняки+, маслобойщики+, плотники+, солодовники+, замшевики+, портные+, сапожники+, оружейники+, кожевенники+, золотых дел мастера+, меховщики+, красильщики+, оловянщики+)

Штрафы (маслобойщики+, портные+, сапожники+, оружейники+, золотых дел мастера+, меховщики+, оловянщики+)

Конфискация сырья и торваров - половина магистрату или замку, половина цеху (красильщики, солодовники)

Август 1641 - Цех золотых дел мастеров подал жалобу на покутников "Ерего и Озеаша, Немцов, Злотников", "з обцего краю приехавши до Могилева, не прееднавши цеху их... робят покутне". Немцы пытались отмазаться незнанием запретов, но пришлось выплатить 20 гривен грошей и получить запрет ремесленничать вне цеха.

Город помогал цехам. Цехи - помогали сбору налогов и "складанок". Отчисляли городу часть штрафов, взносов и сборов. Облегчали проведение мероприятий - процессии, встречи короля и сановников). В военное время обязаны были своими людьми и своим оружием защищать город - имели вооружение и всегда были готовы выступить.

Король требовал бороться за цехи - обязывал всех портных быть в цеху, всех сапожников.

Цехи боролись с теми, кому разрешал заниматься ремеслом король. Боролись с городсокй радой, если там кто пытался работать вне цеха.апрель 1647 - радец Андрей Сергеевич отмахивался от соловников - мол, замочил солод до привилея. Дали две недели, запретили потом заниматься солодовничеством. Боролись с феодалами.

Все входоили в цехи - и мещане, и крепостные, и ратушные. Вели - мещане.

"Покутники" на Беларуси расцветали в юридиках феодалов. Например, в Пинске в 1620 в Полоцке епископ имел в подданстве 55 только купцов. В Могилеве такого не было - светсике мало, духовные мало, замок - 34 ремесленника.

 

Д) порядок приема учеников и перевода их в подмастерья и мастера

Описывается порядок приема на обучение, срок обучения, наказания за неподчинение или своевольный уход от мастера, порядок перевода в подмастерье и на самостоятельную работу.

Ученики и подмастерья в полной зависимости от мастеров.

В ученики брали моглиевчан, иногородних, сельчан. Обучать мог только мастер - с ведома и разрешения цехмистра. Ученик - тоже должен идти к цехмистру. Оловянщики, меховщики, портные, сапожники, маслобойщики, золотых дел мастера, шорники, скорняки, плотники, оружейники: "иж жаден з нас, мистр и кождый брат, которого кольвек ремесла нашего учня тут урожоного в науку без ведомости цехмистра нашего, от нас на то згодне обраного, не мает прыймовати".

Требования у ученику: рожден в законном браке, сын добропорядочных родителей. Требовлаось предъявить цехмистру свидетельство о рождении и о родителях. (плотники, скорянки, оружейники, золотые дел мастера, шорники). Скорняки: "принятый пахолек албо уечнь на тое ремесло мает напервей показать листы, их есть почтивых родичолв и з стану малженского порожоный". Документы по просьбе граждан выдавал магистрат. Например, Яну Войцеховичу от 1644: "упомянутый Ян Войцехович действительно родился в Бресте от честных и достойных уважения родителей, соединенных священными узами брака согласно правилам и предписаниям святой католической римской церкви. А именно от отца Альберта Францевича Магжанского и матери Екатерины Варфоломеевны, чего свидетелями являются двое досточтимых и именитых мужей, заслуживающих полного доверия, граждан нашего гор. Бреста - лавник Адам Козвлоский и Петр Мартынович Сорока, колторые под присягой, подняв вверх два пальца (ибо таков обычай), подвтердили, что упомянутый Ян Войцехович является достойно и законно рожденным".

Кое-где требовали поручительство (оружейники). Обычно давали родители ученика, при отсутствии - опекуны или близкие родичи. Акт совершался в городском управлении, где и заносился в магистратские книги. Поручители возмещали убытки за преждевренный уход, за повереждение инструментов, и т.д. и т.п.

Кое-где требовался вступительный взнос. Шорники - в кассу цеха шесть гривен грошей литовских, один грош - писарю за внесение в реестр. Сапожники - платил гривну, половина цехмистру, половина мастеру-учителю. Портные с 1620 к документам требовали фунт воска и цехмистру грош польский. Кожевники - в кассу фунт воска, цехмистру - грош + цехмистру грош от мастера-учителя, никаких документов не надо было.

В Могилеве не требовали документов, что родители не крепостные ("вольных листов") как в Минске или Вильно.

Продолжительность обучения.

В большинстве - три года (сапожники, портные, кожевники, скорняки). У шорников - четыре. Оружейники - местным три, иногородним четыре. По возрасту ограничения нет. Для иногородних проблемы только с 30-х годов 17 в.

Нигде нет упоминаний о подготовительных периодах. Денег ученик не получал. По окончании учебы вносил сумму в кассу.

Количество учеников почти не ограничено. У золотых дел мастеров - 4 ученика, оловянщиков - два, оружейники - один (цехмистр и экс-цехмистры - два).

У золотых дел мастеров ученик, закончив обучение, получал от мастера свидетельство, дававшее право работать подмастерьем у любого мастера. Мастером - только после "вендровки" и изготовления шедевра из трех предметов: кольца, чаши и печати из серебра.

Портные и плотники - можно стать мастером сразу после ученичества, достаточно "старосте оповести, а до скрынки братское повинен будет дать грошей двадцать" (плотники), портные (1620) - документы о завершении срока обучения от мастера и об уплате в кассу фунта воска и четырех гривен грошей (по 1609 - просто сказать и заплатить полторы гривны).

Акт "вызволення" обязателен везде. На общем собрании всех мастеров, как основание для перевода из учеников в мастера. Например, цех скорняков, 1678, грамота от цехмистра в магистрат "Мы, нижеподписавшиеся цехмистры скорняжного и балтушницкого цеха, совместно с братией того же ремесла этой нашей добровольно выданной грамотой на вечное освобождение уведомляем и объявляем людям нынешнего и будущего времени, что именитый пан Федор Федорович Сипкин, гражданин г. Риги, был на три года отдан благородным паном Михаилом Муравским пану Тимофею Абрамовичу, цехмистру скорняжного и балтущницкого ремесла. Он благополучно отслужил, хорошо изучил и усовершенствовался в нашем скорняжнем и балтушницколм ремесле.

Явившись в наш цеховой дом, пан Тимофей Абрамович перед нами, цехмистрами, и всей братией подтвердил его службу и искусство во всякой нашей скорняжной и балтушницкой работе, освободил его от службы и признал хорошим мастером. А поэтому мы, цехмистры скорняжного и балтущницкого ремесла, совместно с братией, слыша свидетельство, заявление цехмистра пана Тимофея Абромовича Маковни о трехлетней службе по договору, о хорошем изуении скорняжного и балтущницкого ремесла и будучи сами совершенно убеждены в этом, в соответствии с законом и привилегией его королевского величества, дарованным нам, скорняжному и балтущному цеху, освобождаем пана Федора Федоровича Сипку за его службу и изучение ремесла и признаем пана Федора Федоровича Сипку мастером.

Просим Ваших милостей, кому эта грмаота будет предъявлена, чтобы упомянутому Федору Федоровичу Сипке было оказано доверие, к чему для большей достоверности выдаем эту нашу освободительную грамоту с нашими собственноручными подписями с приложеним рук приглашенных нами добрых людей в братии".

Ряд цехов требовал работать "с мыта" (т.е. за установленную понедельно или помесячно плату) на мастера от года до трех (сапожники, кожевники, шорники, меховщики, маслобойщики, оловянщики, оружейники. После мог стать мастером (в Минске и Полоцке - только подмастерьем).

Оружейники, оловянщики, маслобойщики, шорники: "кгды учень з науки выйдет, повинен будет з мита робить год целый, а по выробеню з мыта, кгды такоый учень похочет тут, у месте, братом нашим зостать, не мает бытии ему боронено, одно повинен будет тут у месте добре олселым быть, потом братство мает перепросить, в реестр цеховый вписавшись до скринки братское, водлуг баченя братского, грошми дати, а кгды таковый учень того не учинит и не выполнит за товарища прыймован бытии не мает, одно только з миты повинен будет робити".

 

Е) порядок найма на работу к мастерам, приема в цех в качестве подмастерьев и мастеров

Подмастерья.

В подмастерья брали всех, кто знал ремесло, хотел и имел "Лист иж есть добрых родицов и в стане малженском сплодзоны", вносил взнос (портные, плотники, скорняки).

Подмастерье - первый помощник, работал в его мастерской, жил в его доме. Срок и условия оговаривались в договоре. Уйти раньше срока или перепрыгнуть к другому не мог - только если отслужил и предупредил за две недели и полностью рассчитался - всю задолженность, штраф два фунта воска и тюрьма. С разрешения цехмистра могли сами выполнять заказы, делать товар для "гостя" и на рынок. Сам мог закупать сырье - с теми же ограничениями, что и мастер. Не могли мешать другим, уходить без разрешения на заработки, вносили те же взносы, что и мастера (сапожники, портные...). Пришлые могут работать только "з мыта" ("Мы и никтороый з нас, брат наш, за товарища до себе, с третьего гроша приймовать не мает... толко таковый похожий мистр, товарищ албо учень мает се з мыта наймовать и тое ремесло робить", маслобойщики, шорники, оловянщики, меховщики, оружейники). Мыто обычно было оговорено в уставе, всем равное. Стал-быть, местные работали с третьего гроша, т.е. сдельно, за треть заработков.

Челядники.

Оружейники - параграф 36 - цехмистр и мастер не должен садиться с челядником и хлопцем в общественных местах для беседы (на вечерах и т.п.) Челяднику и товарищу - запрет садиться с учеником (хлопцем).

Челяднику - те же запреты при закупке сырья. Не мог уйти на работу за пределы города без разрешения цехмистра. От пришлого требовали свидетельство, что работал у мастера и ушел, полностью рассчитавшись.

"челядник" - употреблен в 1581 в уставе скорянков. В 17 в. - в большинстве уставов. Массовый наплыв сельских и иногородних мастеров - плюс мастерам надо дешевая квалифицированная рабочая сила.

Пришлые (мастера, подмастерья, окончившие учебу ученики), немного - местные ученики, не сумевшие получить звание "мастер", еще сколько-то - те, кто в "вендровке". Кое-где пришлого могли принять в подмастерья (сапожники, солодовники, плотники, портные, скорянки, замшевики), но крайне редко. Чаще - в челядники.

Разница, возможно, только в оплате - подмастерье с "третьего гроша", челядник - "с мыта". Запрет на сдельную оплату у оловянщиков, шорников, меховщиков, маслобойщиков, кожевников, оружейников. Меховщики (1635) предписывали мастеру нанимать пришлого ремесленника в качестве челядника с повременной оплатой и запрещал принимать "за товарища с третьего гроша". Шорники, 1632 г, если "который ремесел наших з иншых мест розных, будь мистр, будь товарищ, будь учень, пришодши тут у месте робити хотел... такого кождого пред се мы и никоторый з нас, брат наш, за товарища до себе с третьего гроша, приймовати не мает... только прихожий мистр, товарищ, або учень мает се з мыта наймовать и тое ремесло робить". То же у оловянщиков, маслобойщиков, кожевников, оружейников.

К челяднику при поступлении не было особых претензий. Не требовали приобретать оседлость в городе, угощения цеховых мастеров, большого вступительного взноса - драли тольео вожевеники и то немного. В большинстве - надо было только поставить в известность цехмистра - оловнящики, маслобойщики, шорники, меховщики, оружейники. Портные (1609) - мастер может нанимать челядника с ведома цехмистра, и все, больше ничего. Кожевники (1625) - оповестил цехмистра, предъявил документы, что хорошо себя вел и ушел как надо от мастера, плюс взнос фунт воска.

В некоторых цехах - перед тем, как заключить договор, - испытательный срок, обычно две недели. Шорники - пришлый проходил испытательный срок у самого цехмистра, затем идти к мастеру. Оружейники - цехмистр заносил в "челядный" реестр и направлял для испытательного срока к мастеру. Если один другому не нравился, то челядник шел к следующему "брату", снова на испытательный срок. Если мастер считал, что челядник вполне справляется с работой, а последний не возражал остаться у него, заключался договор на какое-то время.

Могилевских договоров - увы! - нет. Есть минский, из цеха "мечников". Челядник работал у мастера и его инструментом. Работая самостоятельно, получал по калькуляции определенное количество сырья, из которого делал изделия, сбывал их и отчитывался перед мастером. Рабочий день - 15 часов. Мастер кроме определенной, заранее установленной платы, давал челяднику поработать на себя - при освещении челядника и из его сырья. По истечении срока договора челядник должен был сдать весь инструмент мастеру и полностью рассчитаться. Уйти раньше срока - запрет. Если уходил, или нечестно относился к работе - терял заработок и подвергался наказанию.

Шорники, седельники и кожевенники - обязывал челядника честно и добросоветсно служить мастеру, ничего не присваивая себе, а довольствуясь "мытом" и "поправкой", которую мастер давал по своему усмотрению. Если челядник присваивал себе часть доходов и был пойман - терял все деньги, половина - в кассу уеха, вторая - мастеру. Челядник изгонялся из цеха и вообще из города, никто не мог принять его на работу.

Они же запрещали челяднику переходить к другому мастеру до срока, иначе - терял весь заработок, полученный у нового мастера (в кассу цеха), возвращался к старому и дослуживал. Уйти - только отслужив весь срок, и то с предупреждением в две недели.

Кожевники, шорники, седельники, оружейники - челядник перед уходом от мастера обязан явиться к цехмистру и доложить о полном расчете. Если мастер предъявлял обоснованные претензии - челядник уплачивал долг или убыток, сверху штраф и в тюрьму.

У шорников и седельников - если мастер не хотел выплачивать "мыто", челядник шел к цехмистру. В случае неповиновения мастер уплачивал в кассу цеха фунт воска, а потом обязательно "мыто".

По уровню квалификации зачастую не уступал мастеру.

Количество челядников - не ограничено.

Наплыв в город населения, ремесленников, был велик. 1621, магистрат "прихожих знаемых и незнаемых не мало, межи которыми есть тож не мало, же хлеб припекабючы на рынке продают, ремесло розное робят и поденство се робити наймуют"

 

Ж) порядок покупки сырья и продажи ремесленных изделий местными купцами и "гостем"

З) определение отношений цеха к верховной власти и магистрату

 

Управление цехом.

Во второй половине 16 в. управляло обычно одно выборное лицо - староста. Первоначально избирался мастерами-основателями на год, мог быть переизбран на следующий год и даже больше. Если не справлялся со своими обязанностями, избирали другого

Плотники, 1590, "с посродку себе обравши брата своего Харка Нестеровича, подали на страство доёлидское... который тот помененый староста мает рок справовати, а повыйстю року, естли ся подобает братьи, тогды и другий рок будет справовать, або иншого с посродку себе обрати, который тоже справовать мает до уподабаня нашего". У скорняков и маслобойщиков - управлял без срока, "поки сам зохочет".

Обязанность старосты - "там старостом радить и справовать... слушный порадок мети брати нашое чинити и порадку слушного с полностью доглядати".

В первой половине 17 в. - во главе цеха стоял цехмистр, в помощь несколько мастеров из "старшей братии", так называемых "рочных старших". Избирались ежегодно из наиболее авторитетных мастеров обычно ратушной юрисдикции. Количество "рочных" зависело от числа мастеров в цехе = 4-6, было и 12. У ювелиров (1629) - всего два. Цех следил, чтобы количество "старших рочных" избранных на определенный год, сохранялось - если кто умирал, на его место сразу избирали нового.

Цехмистр избирался "старшей братией" из "старших рочных" и только ратушной юридики. Правил с ними. Цехмистр "тым цехмистрством радить и справовать мает посполу с братею нашою старшею" (почти все уставы 17 в.). Их решения - обязательны для исполнения всеми цеховыми ремесленникми. Малейшее неповиновение влекло за собой наказание.

Выборы - ежегодно, в одно и то же время. У кожевников - "того же цехмистра маем обирать на каждый рок, то есть завше по Божеом нароженню в тыдень". На год у маслобойщиков, мясников, солодовников, плотников, замшевиков, оружейников. Могли и погнать до срока - в 1621 мясники "нарадившисе со своею братею", Романа Петровича (потому как "порядку слушного не было") "з того уряду проч зложивши и на то месцо иншого старосту, человека учстивого, брата нашого Тимку Кузминича обрали есмо".

Цехмистр избирался только из "рочных старших", в некоторых цехах, если уже всех избирали - то по второму разу, и третьему, и сколько надо.

Цехмистра обязательно утверждал магистрат, которому приносил присягу на верность городским властям.

В помощь для ведения приходов и расходов - два казначея, шафары. У них ключи от кассы (касса у цехмистра), принимали сборы, штрафы, по распоряжении. Цехмистра производили расходы.

Уставы почти всех цехов обязывали цехмистра и шафаров ежегодно, обычно во время перевыборов, на "сходце головной" отчитываться перед всеми мастерами ("старшей и младшей братией") о приходах и расходах за год. Новые не могли брать кассу, пока старые не отчитаются. Если все ок, все документы в порядке, новые выдавали "квит" о приеме, что все в порядке, подписывались (или ставили личную печать), прикладывали цеховую печать, и только тогда новый цехмистр забирал кассу. До следующих перевыборов.

Кожевенники (1625) "Всех прыходов, што иле з можности нашое братерское зберется до скрынки братское, так теж из расходов братских повинны будут личбу здавать бывшый староста и з шафарами, пры нем будучыми, новообраному старосте и шафарам новообраным на сходце головной, перед всею братьею; а староста и шафары новообранные мают бывших перед ними старосту и шафаров квитовать и квит мает бытии с печатю братскою так теж и с подписом руки пана цехмистра; а если бы цехмистр не уиел писать, то печатю своею мает прыпечатовать пры братской печати, также и шафары руки мают подписовать або печати свое прытискать до квитацеи, то таковые квитацые пры моцы захованы бытии, мают"

Писарь вел все записи, реестры и протоколы.

Два мастера на год из "младшей братии" для услуг - "Млодшие", а несение службы - "млодшенство". Оповещали всех мастеров о собраниях, услуживали цехмистру и "старшей братии" во время собраний, вызывали членов цеха к старщим или цехмистру по приказу цехмистра. У оружейкниов "млодшие" обязаны были стоять во время собрания, сняв шапку, напротив цехмистра и выполнять приказания цехмистра и старших. От "млодшенства" освобождались сыновья основателей (тех, которые "выправили" цех). В ряде цхеов (меховщики, шорники и т.д.) можно было нанять другого мастера, у солодовников сверх того внести деньги в кассу, у оружейников - только уплатить цеху четыре копы грошей.

День собрания - торжественный. В некоторых цехах сопровождались большим гуляньем. У шорников и седельников после собрания устраивался большой вечер за счет цеха с увеселительными играми и "попойкой". "Старшая братия" пила мед, "младшая" - только пиво.

Собрания не только на выборы, но и для решения других более важных вопросов для цеха. В уставах определялись сроки собраний. У солодовников еженедельно по воскресеньям, у ювелиров и оружейников - ежемесячно, у кожевников - через шесть недель. Могли быть экстренные, по усмотрению цехмистра.

Ходили только мастера, для каждого - свое место. Старшие цеха - отдельно. Первые - "старшие рочные", при них шафары, за ними отслужившие все повинности, дальше отслужившее "костелянство", потом отслуживщие "млодшенство", потом - по старшинству зачисления в цех. За попытку сесть не на свое место - штраф.

Проходили в "братском" доме, как правило, начинались в 13 часов. В 12 старшие ставили закрытую кассу с деньгами, королевскими грамотами, уставом и печатью - время собираться. В 13 цехмистр открывал "скрынку" - начало, открытой была все собрание. Опоздавший не имел права садиться не уплатив штрафа, если садился - платил в двойном размере. Следили "млодшие", и чтоб никто не ушел раньше. Штраф за неявку. У кожевников за неявку еще и в колоду сажали ("который бы брат наш не прышол и о себе справы не дал цехмистру и братии, тогды вины мает дать до скрынки братское фунт воску и в колоде мает седеть, ним препросит пана цехмистра и братю старшую"). Пьяным или с оружием - запрет. Нельзя переговариваться, перебивать, облокачиваться, разглашать, о чем говорили. При желании высказаться - спросить разрешения.

Жалобы - сначала цехмистру, кроме тех, что подлежали магистратскому суду. Цехмистр и старшие выносили решение - можно было обжаловать в магистрате, если подтверждалось - платили штраф в кассу цеха и расходы на данное судебное дело (у оружейников - платил два фунта воску). Обе стороны оплачивали стоимость пива, выпитого цехмистром и старшими, пока обсуждали.

Вдовы могли заниматься ремеслом мужа (ювелиры, шорники, меховщики, солодовники). У ювелиров - год, могла иметь подмастерьев и учеников. У шорников и меховщиков получала челядника, до совершеннолетия детей, у бездетной - год и шесть недель. У солодовников - просто можно заниматься, без ограничений, можно с "наемной челядью", но - и все повинности тоже несла.

У красильщиков женщина могла быть мастером. В уставе 1647 "ни один из цеховой братии не должен под угрозой щтрафа чинить препятствие женщине в покраске разных шнурков и поясов, продаже их, а также в приобретении краски, необходимой для этой работы". Вероятно, и повинности наравне. В остальных цехах игнорировали женский труд, только вдовам можно.

 


Цех калачников и хлебопеков

1580, сентябрь, - 23 мастера клачника, 15 хлебопеков, круподеров и орешников пришли в магистрат "вси одностайне за одного человека и одными голосы сознали, иж хотечи меть лепшы порадок межи собою, стороны колачников, хлебников, крупеников и перестерегаючи того, яко бы в продаваню хлеба и колачов и иншой жывности дорогость не была, тогды спорядку обравши брата своего на староство колачницкое злюбеного Андроса Авхимовича подали и перед радою мескою его вси одностайне залецали учстивое захование его", потом "сами от себе и от иншые братии свое, дома позасталых, на тое призволивши и хотечи тое застоновене здержати, а тое умоцняючи и утверждаючи, просили, абы то было для памяти книг меских записано". (он же - цех пекарей, калачники, хлебопеки, пирожники, булочники, круподеры, орешники; последние два в 17 веке не упоминаются в составе цеха) , устав подтвержден королем в 1664.

В уставе перечислены фамилии ремесленников, указывается, что избрали "спорядку себе... брата своего на староство калачницкое... Андроса Авхимовича..., который Андрос помененный мает тым староством радить и справовать, водлуг стародавнаго звычаю, уживаючи вшеляких пожитков на себе прыходячых, также теж пилне того перестерегати мает, яко бы пожыток меский з оных калачников болши се размножить мог за его старанием"

Запрет печь хлеб и пироги в праздничные дни.

Категорический запрет создавать другим помехи в продаже товара.

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости".

 

 


Цех скорняков

1581, май, -- 18 мастеров пришли в магистрат, предъявили устав, "для лепшое твердости... просили и жедаи нас, абы у тых пунктах и артикулах было до книг наших записано, кром всякого нарушения прав и свобод посполитых, на вечные и непорушные часы, што мы за жеданем их то до книг меских казали уписать и выпись с книг меских под ечатю мескою выдали"

Никто из мастеров не имеет права брать к себе "хлопцев" на учебу без ведома и разрешения на это старосты цеха.

Без разрешения и ведома старосты запрещалось брать работу. Без разрешения мастер не имел права идти на заработки за пределы города. нарушали. 1577 - цехмистр Ждан Богданович жаловался, что ходт, просил наказать.

Староста за "свою працу" получал от каждого мастера, выполнившего работу "гостю", от "шубки белей - грош, от шубки куней - грош, также и од иншых кожухов по грошу, от бобров десятка - грош, от волков десятка - грош, от белки тысяча - грош, потому и от инших товаров". Получал "вины"12 грошей от ученика, который учился, не известив старосту.

"А хто бы се тех не уписавши у реестр Старостин где покутне тое ремесло робил, буть тут в месте албо на стороне, без ведомости Старостиной, тогды каждый таковый, чяко мистр, товарыш албо учень, пересветочный, вины мает заплатить, яко покутный ремесник, две гривны гроши, которое половина на а половина до скринки братской, и таковому пересевточному вжо не мають допутсить того ремесла уживать".


Цех маслобойщиков

1583, январь, - 9 мастеров явились в магистрат, "чинили сознание сами от себе и именем брати своей, дома позосталой", создали устав, выбрали старосту, "уси одностайне зезволили и просили, абы то было до книг записано и старосте выпис с книг того постановения выдан, который выпис старосте ест выдан", устав подтвержден королем в 1636.

Устав определял порядок сбыта продукции - "каждый Олейник не мает продавать гостю ("олею") без ведомости Старостиной и то не болей а ни мней мает продать только пять гляков Олею, а где бы болше Пети гляков Олею продал и без ведомости Старостиной, тогда вины мает дать шесть грош литовских".

Одинаковая мера для продажи - "А гляки на проданье Олею мают быти ровные, цехованые (штампованные) з ведомостью Старостиной поцехованы, также мают бытии кварты ровные". За нарушение "болшим гляком, албо квартою болшою продавал, кожды таковый за доводом слушным вины шесть гроши мает дать"

Нельзя покупать коноплю по закоулкам - "Нихто конопель по заулкам не смел куповать, аж на торгу, под виною шестма гроши". Устав обязывал мастера, купившего больше конопли, чем надо - поделиться с тем, кто купить не сумел вовсе.

Порядок приема в цех. Достаточно уплатить 12 грошей в кассу цеха. Если ушел из цеха - в течение года может вернуться.

Каждый мастер старосте два раза в год ("на свята фалебне Великоденне величобного... другий раз на день Божого Нароженя") подарки по ½ гроша.

"если бы з обчих мест з товарами ремесел наших преждчал хто, а оные без ведомости цехмистра нашего продавать важыл се, таковый каждый на уряд местский и замковый мает заплатить по пяти гривен грошей литовских".

Купцам и местным и чужим нельзя покупать конопли в городе больше 2-3 бочек только для своих нужд, за перепродажу конфискация.

 

 


Цех плотников

1590 -- 12 мастеров

"иж Дей так у великом згромаженью, иле межи нами, Дойлидами не может бытии порядку"

"один другому у работе як на месте, так теж и на стороне перешкоды чинить не мает".

Никто из мастеров не имеет права брать к себе "хлопцев" на учебу без ведома и разрешения на это старосты цеха.

"кождый учень, который з науки выйдет и восхочет собе особливе робить, тогды мает ся старосте оповедати, а до скрынки братское повинен будет дать грошей двенадцать" - т.е. без подмастерья сразу в "дамки".

"абы без ведомости старосты жаден мистр и товарыш не мел ити на работу на сторону, Але за ведомостью старосты ити мает; а хто бы ся того смел важыть а на сторону, без ведомости Старостиное, мел ити, тогда каждый таковый, пересветочный, вины мает заплатить на его млсть пана войта могилевского и на врад меский двенадцать грошей, а другую двенадцать грошей до скрынки братское дойлидское"

 


Цех солодовников

1591 -- 17 мастеров, устав подтвержден королем в 1646.

Устав из 29 статей.

"Иж дей в таком великом згромаженью, иле меж нами, солодовниками, не может бытии кром особливого порадку межы нами застоновленного, про то Дей мы все одностайне и одными голосы зезволивши, чинечи меж собою порядок и постановене для размножения ремесла нашого солодовницкого и к болшой оздобе и учстивости и вшелякого порадку, задержания и послушенства, жебы теж у згоде и учтсивости пристойнее мешкали, так якобы намнейшемоу з нас в робленю того ремесла солодовницкого з убиженем не было, кгдыж в кождом зобраню, в котором много се людей замыкает, окром головы и справцы, порадок бытии не может"

"один другому у купли албо у браню работы у гостя перешкоды чинити не мает"

"Того старосты нашого каждый з нас, как мистр, яко и товарыш, маем его поважать и его чстить, а слов збытечных и попудливых мовити не маем" - за нарушение тюрьма и штраф.

Категорический запрет создавать другим помехи в продаже товара.

Нельзя брать зерно ("збожа") в запас для солодов. Должны покупать по мере необходимости, с разрешения цехмистра.

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости".

Иногородним купцам нельзя производить закупку зерна и "солодов" раньше, нежели это сделают цеховые ремесленники и местные жители (солодовники). Запрет перекупщикам закупать зерно до 12 дня, только после вывешивания таблички, только на рынке - ни на улицах, ни в предместье (солодовники). Продавать зерно обязаны сначала мастерам цеха, столько, сколько им было надо, а уж потом где угодно (солодовники).

Борьба - требовали запретить всем купцам перепродавать зерно. Магистрат не дал "добро". Король - дал. А магистрат опротестовал.

 


Цех замшевиков

1594 -- 12 мастеров

"один другому у купли албо у браню работы у гостя перешкоды чинити не мает"

запрещено брать работы без ведома старосты.

Устав на 31 статью.

 


Цех портных

1609 -- 11 мастеров, устав подтвержден королем, дважды - в 1634.

Нельзя брать работу от "гостя" и уходить из города без ведома цехмистра, нельзя принимать от "гостя" для работы нештампованное и немоченое сукно.

 


Цех сапожников

1609 - 22, устав подтвержден королем.

Нельзя брать работу от "гостя" без ведома цехмистра, нельзя резать на куски купленные на рынке шкуры.

Категорический запрет создавать другим помехи в продаже товара.

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости".

Запрет перехватывать сырье на дорогах, покупать в предместье, на улицах или в домах - только на рынке.

 

 


Цех оружейников

1614 - оружейники (цех кузнецов, вообще-то, но входили оружейники (мечники-сабельники), и их было больше, сюда же слесари и котельщики. , устав подтвержден королем в 1633.

Устав на 40 статей.

Нельзя уходить из города на заработки без разрешения цехмистра. Нельзя принять заказ от "гостя" - брал заказ цехмистр и раздавал мастерам. Нельзя выдавать выполненную работу без отличительного знака мастера.

Нельзя переманивать подмастерьев и учеников, увеличивать им зарплату сверх нормы, установленной цехмистром, ограничение количества учеников и подмастерьев - под угрозой штрафа.

Нельзя каждому в отдельности закупать уголь в воскресенье, среду и пятницу. Его покупали ремесленники, выделенные цехмистром и старшими цеха, после чего уголь распределялся между нуждающимися мастерами.

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости".

Запрет перехватывать сырье на дорогах, покупать в предместье, на улицах или в домах - только на рынке.

Кто бы "тое ремесло покутне робил, таковый каждый, пересведочный, повинен будет дати до скринки брацкое пять гривен грошей, а по одправе таких вин пред се таковому ремеснику, яко покутнику, ремесела робити не мает быть допущено". По уставу - членам цеха надо брорться с покутниками, даже панскими.

Решения старших и цехмистра исполняются безоговорочно. "а если кто будет противиться им, должен уплатить штраф в размере 10 гривен грошей столько раз, сколько совершит проступок". Старшие могли иметь по два подмастерья, ученика и станка - младшие только по одному.

"если бы мистр, товарищ молодший на старшого з нас, з цеху, торгнул словы неучтивыми лаять, соромотить, таковый мает дать до скрынки брацкое две гривны грошей, а на вряд меский могилевский другую две гривны грошей; а если бы се рукою торгнул, тогды мает дать вины пять гривен грошей, а на вряд меский могилевский другую пять гривен грошей, ку тому ж, водлуг уваженья цехмистром и брацкого, везнем каран бытии мает".

 


Цех мясников

1621 -- 12

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости".

Запрет перехватывать сырье на дорогах, покупать в предместье, на улицах или в домах - только на рынке.

Иногородним купцам нельзя покупать скот не у членов цеха мясников (мясники). Перекупщикам нельзя покупать мясо у "гостя" (мясники).

 


Цех рыбаков

1623 -- 10

Категорический запрет самостоятельно закупать сухую рыбу у иногородних, чтобы не могли "перешкоды один другому чинити, перекуповати и цену подвышати". Сторговать ее, по цене, должны были старшие цеха, после этого рыбакам можно "один другому, перенагабання не чинечи, тую рыбу на себе поделите и слушно померковати"

 


Цех кожевников

1625 -- 8, устав подтвержден королем в 1633 и 1637.

Категорический запрет создавать другим помехи в продаже товара.

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости". Нельзя мастерам и подмастерьям закупать в воскресенье и в первой половине дня. Цехмистр обязан следить "иж бы каждый мистр, так теж и товарыш ен важыл се куповати в день недельный до полудня, то ест скор воловых, конских, козловых, бараних и телячых, так теж попелов, дубу и фарбу ремеслу належачых". Нельзя покупать сырье в предместьях, на улицах и в домах - только на городском рынке, строго с часу дня. Мастер, "который бы ся важыл куповать тые речы, до ремесла своего потребные, на предместью, на улицы и в домах. Таковый, пересведочный, вины повинен заплатить на пана лентвойта и на врад меский золотых десять, а до скрынки братское также золотых десять, Але повинен будет кождый куповать на рынку, на слушном торговом местцу и тая ж буде юж година на день".

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости".

В июле 1637 пытались внести статью, запрещающую вывозить из города невыделанные шкуры - магистрат не утвердил.

 


Цех золотых дел мастеров

1629 -- 10 мастеров, устав подтвержден королем в 1634.

1635, октябрь, - оловянщики, жестянщики и медники временно присоединились к золотых дел мастерам (на 15 лет)

Устав на 24 статьи.

Нельзя принимать работу из материалов, запрещенных цехмистром. Каждый мастер обязан договориться с заказчиком относительно скидки в весе материала, не более "два золотника на гривну". Приняв заказ, мастер обязан был слить серебро и выдать заказчику образец пробы, который необходим был для сравнения качества материала при получении выполненной работы - чтоб не подменили материал. На каждой вещи - отличительный знак мастера.

Нельзя переманивать подмастерье и повышать ему зарплату - штраф 5 гривен грошей, подмастерье назад, весь заработок, причитавшийся от нового мастера, уходил в кассу цеха.

ограничение количества учеников и подмастерьев - под угрозой штрафа.

Категорический запрет порочить и охаивать ("ганить") товары собрата.

 

 

 


Цех шорников

1632, февраль, -- 12 мастеров шорников и седельников ("седляри"), и чехольщиков выделились их цеха кожевников (в 1633 присоединились меховщики, игольники, рукавичники (на три года). Входили римари, ладовничники, поясники, нагайники) , устав подтвержден королем в 1633. Исключил из устава статью от магистрата - про бесплатные работы для ратушной администрации.

"если бы з обчих мест з товарами ремесел наших преждчал хто, а оные без ведомости цехмистра нашего продавать важыл се, таковый каждый на уряд местский и замковый мает заплатить по пяти гривен грошей литовских".

 


Цех меховщиков

1635 -- 13 мастеров меховщики, игольники, рукавичники, входили теж калитники и сыромятники ("белоскурники").

Нельзя переманивать подмастерьев и учеников - под угрозой штрафа.

Категорический запрет порочить и охаивать ("ганить") товары собрата.

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости".

 

 


Цех красильщиков

1647 -- 10

Употреблять только хорошую краску - иначе штраф.

Категорический запрет создавать другим помехи в продаже товара.

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости".

Ремесленников, занимавшихся ремеслом вне цеха, понфисковывали все сырье и товар, половина в польщу цеха, вторая - в пользу магистрата или замка.

 


Цех оловянщики

1650 - оловянщики, жестянщики, медники вышли из цеха золотых дел мастеров.

Ограничение количества учеников и подмастерьев - под угрозой штрафа.

Категорический запрет порочить и охаивать ("ганить") товары собрата.

Запрет "делать перешкоды" в закупке сырья, чтобы не создавать "подвышения и дорогости".


ТОРГОВЛЯ

 

ВНУТРЕННЯ

 

Для справки: в 1643 налог с купцов Вильно - 2400 злотых, Полоцк - 1000 злотых, Ковно - 800, Минск и Пинск - по 450, Гродно и Новогрудок по 200, Могилев - 2500 злотых.

Торговали с Витебском, Минском, Полоцком, Гродно, Брестом, Слуцком, Слноимом, Новогрудком, Оршей, Игуменом, Копылем, Мстиславлем, Кричевом, Пропойском, Чусами, Чечерском, Речицей, Гомелем, Шкловом, Копысем, Головчином, Белыничами, Бешенковичами, Бобруйском, Дубровно, Уллой, Лукомлем, Смолянами, ТОлочином, Заславлем, Бобром, Борисовом, Быховом. С городами и местечками в радиусе до 10 миль от Могилева, где торговали без торговых пошлин.

Продавали обувь, одежду, в т.ч. меховую, металлические и другие изделия, всякую "рухлядь" - т.е. меха, конопляное и льняное масло (олей), солод, дешевые привозные товары - полотно, иголки, булавки, сельди.

Покупали скот, шкуры (сырые), воск, зерно, мед, овощи, топленое сало (лой), рыбу, пеньку, коноплю, и т.д.

Некоторые купцы имели лавки в Бобре, Наче, Кричеве, Мстиславле.

С близкими торговали мелкие торговцы (просолы).

С дальними - зажиточные купцы.

Большие партии (меха и шкуры в основном) привозили из Витебска. Отвозили в Брест, Минск, Гродно, на ярмарки.

Торговые пути:

Водные

По Днепру: вниз - в Речицу, Лоев и др., вверх - в Оршу.

По Сожу - в Пропойск, Чечерск, Гомель и Лоев, оттуда по Днепру или по суше назад.

По Днепру и Лучесе - через Оршу до Дубровно, через Бабиновичи до Лучесы, по реке до Витебска и по Западной Двине до Полоцка.

Сухопутные (более оживленные, возили чаще, чем по рекам. Ппри наличии выбора - ехали сушей)

Вдоль левого берега Днепра. На юг - в Быхов, Рогачев и дальше. Тут былиа караваны из нескольких сот возов.

На юг - через Пропойск на Чечерск и Гомель.

На восток - в Мстиславль.

На север - в Оршу, Витебск, Полоцк ("дорога великая Шкловская" до Могилева).

Тракт Могилев-Минск через Белыничи, Березено, Игумен. Через Оршу и Борисов. Из Минска через Кодйаново - Слоним до Бреста; через Раков или Радошковичи - до Ошмян, через Новогрудок - до Гродно.

 

Торговля в городе.

1577 - 137 "крам" и 17 "яток резницких".

1604 - в ратушной юрисдикции 240 крам.

1609 - 361 крама.

По Ловмяньскому - в начале 17 в. - 240 крам, 115 латок "локтевых", 33 "яток резницких".

1590, ноябрь, по Баркулабовской летописи Наливайко разорили 400 только "крамов с богатыми скарбами".

Большинство - увниерсамы, но были и специализированные ("шубницике", ювелирные, рыбные, хлебные, мясные).

Владельцы - купцы, ремеселенники, скупщики - городского ремесла и крестьянского хозяйства. В основном - купцы. Были замковые - крамы на рынке, ятки около замкового вала "от ворот дольных от реки Днепра". Были и шляхетные, и их подданных.

До 1604 замоквая юридика (горожане и подданные сел) покупала и строила лавки на рынке. В 1604 - часть снесли, запретили строить, только по особому разрешению магистрата.

Вся торговля - на рынке в меньшом валу, около ратуши. Ряды: сапожный, железный, рыбный, мясной, полотняный, соляной, пекарский, гончарный, кузнецкий. Площадь - более двух га, почти вся застроена к 1620, приезжим торговать негде. Королевским ревизороам и магистрату пришлось расширять. В 1639 часть зданий снесли, отвели под рынок еще несколько "плацов". Помимо лавок - около среднего ряда яток купеческий дом. У въезда на рынок - "важница", рядом кабак и два больших склада для хранения водки. Вокруг рыночной площади - ратуша, замок, гостиный двор, складские помещения, городская баня, "постригальня" и др.

Торговать - в уставноленное время, по воскресеньям и в праздники нельзя. Нарушали. 1643 - жалоба в мгаистрат "слуги меского" на 60 владельцев крам в праздник, в тч. Рдолжностные лица рады: Тишко Остапович, Алексей Жихар, Ермола Севастьянович, Иван Шевня - лавники, Федор Казанович - радца. Ночью охраняли сторожа. Нанимал магистрат - за что владельцы крам вносили определенную плату в магистрат. Торговцы платили "чинш крамный" - зависел от величины крамы.

Еженедельные торги (до 1577 - по вскр, с января 1577, Магдебурского права, по пятницам) - оживленные очень. Крестьяне привозили мед, топленое сало, пшено, хмель, сырые шкуры, воск, рыбу, овощи, фрукиы, пеньку, кору, дрова, бондарные изделия, глиняную посуду, смолу, известь, золу, деготь, мясо, рожь, пшеницу, овес, горох. В Баркулабово постоянно пишут про цены на зерно - типа важна торговля с/х. Крестьяне окрестных сел и деревень, а также жители близких городов и местечек занимали видное место в городской торговле. Привозили сырье, закупали товар. В дни торга крестьяне могли продавать в розницу, чем и пользовались. "Устава" 1561 г. запрещала "людея князским, панским и боярским" торговать в розницу в неторговые дни - только оптом. Иногородним и иноземным купцам "Устава" 1561 вообще запрет торговать на рынке - только в гостином доме, и то оптом, "подле давного звычаю". Свободно - только в торговые дни.

Ограничения усилились в 1633 - Могилев уравнен в правах с Вильно, приезжим нельзя продавать товары другому "гостю" (кроме шляхты), в розницу тоже, понятное дело. Останавливались в купеческом или гостином дворе, продавали только ратушным людям, с 1636 - только членам купеческого братства. Срезал конкуренцию иноземцев, ремесленникам приходилось закупать сырье у своих.

В первой половине 17 в. - свободный торг иноземцам - вообще только в ярмарки (две, в июле (начало в Ильин день) и в ноябре (начало в день Св. Стефана). О ярмарках в источниках почти ничего - больше про торги. Вероятно, ярмарки не играли особой роли. Могилевцы предпочитали ездить сами, чем принимать кого-то. Приезжали - из Витебска, Велижа, Полоцка, Головчина, Мстиславля, Минска, Быхова, Глуска, Копыси и т.д.

Завоз белорусских городов - необработанные шкуры и пушнина, сырье кожевенникам и скорнякам. Декабрь 1605 - велижский купец Дементий Гром привез через Витебскую заставу овчин - 110, шкур козлиных - 41, выдр - 8, белок - 400, норок - 66, опойков телячьих - 5, шкур заячьих - 20, куниц - 11, молодых куниц - 1, лисиц - 5. Витебчанин привез 600 заячьих шкур.

Значительный удельный вес торговля спиртным (водка, мед, пиво). Гос. Монополия, запрет мещанам и шляхте. Следили арендаторы корчем, их лица и королевские чиновники. У всех городских ворот "варта горелочная", обыскивали (по мере надобности) каждую подводу, если находили спиртное изымали, нарушителя к ответственности. Корчмы и т.п. сдавались в аренду, и торговлей ведал арендатор. Горожанам разрешалось несколько раз в год, в строго определенном количестве, "сытить" или покупать вне корчем мед, пиво, водку - только для своих нужд. Определялось количество дней, за которые надо все это потребить (за небольшую плату арендатору можно закупить на стороне до 100 кварт водки на свадьбу и 50 кварт на крестины, также на религиозные праздники. На свадьбу - выпить за семь дней, во всех остальных случаях - за три дня).

Сколько купцов?

В начале 17 в. 388 торговых заведении - средних и крупных купцов. Были и мелкие, скупщики и просолы, торговавшие без лавок на рынке или по окрестным деревням и местечкам. Их было не менее половины, скажем, 194-200 человек. Тогда всего купцов - 580-600, или 26-27%. Записи таможенных книг первой ¼ 17 в. и другие источники упоминают 360 купцов, торговавших с заграницей. Местные торговцы по Ловмяньскому, 250-300, в сумме 610-660. значит = 26-30%.

Купцы крупные ("старшие"): внутренняя и заграничная торговля; средние "меньшие", владевшие крамами и торговавшие с близкими городами и местечками; мелкие (перекупщики, просолы), перепродавали на рынке и в окрестностях.

"Старшие" старались все и вся подмять под себя. Купцы добивались ограничения ремесленников в торговле (1584 - принято постановление магистрата относительно продажи хлеба в городе; 1623 - рыбной торговли, 1640 - торговли кожевенным товаром), в 1636 создано купеческое братство, устав на 26 статей утвержден 20 июня 1636 (без устава, вероятно, и раньше были).

Объединяло все категории торговцев, руководили крупные. Формально стать мог любой могилевчанин, старожил или новичок - приносил присягу "нового мещанин", вписался в купеческий реестр и взнос две копы грошей литовских. Иногороднему надо было показать документы о "почтивом" рождении и добропорядочности, принести присягу "нового мещанина" в ратуше, получить "аттестацию" от магистрата, получить согласие братства, внести взнос - и уж тогда войти в братство. Вне братства торговать нельзя. Братство имело купеческий дом, где проводились собрания. Избирались три-четыре старших, один заведовал кассой, из "младшей братии" - два казначея для заведования рахсодами-приходами, писарь - пожизненно оформлял протоколы и прочая. Пожизненно - инстигатор (из более зажиточных), следил за правопорядком,. вел судебные дела против не-купцов торговавших, нарушителей устава. Избирались четыре "шпегуна" - следили за "гостями" - что привезли, сколько, с кем торгуют и т.д. Два "бракера" следили за качеством товаров.

Устав купцов запрещал купцам закупать товары в городе вне рынка или гостиного двора - только на рынках и в гостиных дворах. Нельзя тормознуть "гостя" на улице или в предместье. Только когда приедут, разложатся, где им скажут - тогда можно.

Ремесленники могли продавать только свои товары. Чтоб торговать чужими - надо было вступать в братство и нести все повинности.

17 параграф устава - "не меньшее, а еще большее замешательство и беспорядок происходят в городе от того, что лица, не пользующиеся магдебургским и не принесшие присяги городу, носят свои различные товары по домам, шляются по улицам и открыто торгуют на рынке. Для предотвращения этого и для наведения порядка, с тем чтобы чужие люди были лишены возможности такой торговли, разрешается конфисковывать их товары и сдавать в купечесую кассу".

 

ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ

 

ТОРГОВЛЯ С РОССИЕЙ.

 

С Москвой, Смоленском, Дорогбужем, Псковом, Стародубом, Вязьмой, Калугой, Брянском, Великими Луками, Белым, Торопцом, Севском, Трубчевском, Свинском и др.

Пути.

Через Оршу - Смоленск (сушей или Днепром) - Дорогобуж - Москву.

Через Стародуб и Калугу в Москву.

Ездили и не только по магистралям, до Смоленска, например, не только через Оршу, но и через Романов.

Многочисленные торговые дороги, проходившие почти через все пограничные города ВкЛ - там везде таможни были (Орша, Мстиславль, Полоцк, Витебск, Пропойск, Рогачев, Чечерск, Гомель, Сураж, Велиж, Речица, Усвят и др).

Вывозили в Московию - во многом западноевропейские товары (сукна, ткани, шелк, полотно), металлические изделия (ножи, косы, гвозди, иголки, проволока), галантерея (чулки, перчатки, шапки, пояса, ленты шелковые, карты, зеркала и др.), пряности, бумага. Вывозили местные товары - в т.ч. могилевские (юфть, сафьян, кожаная обувь, упряжь и другие шорные изделия, чулки "могилевской работы", одежда, шапки, войлок, свечи, горшки, деготь, поташ) и в некоторой мере продукты с/х (рожь, сало, рыба, овощи, фрукты, мед, воск, пенька).

В отдаленные города - обычно большими партиями. Андрей Иванов в 1595 привез в Москву товару на 800 руб.. в т.ч. "двесте полтретьятцать юфтей сафьяновых жолтых", Степан Данилов в 1595 в Москву "три фасы ножей угорских, полтары тысяечи кос, пятнадцать половинок черенков, семь полуаглинских половинок, аглинскую почету, на 15 рублев картов, на 2 рубля мелкой рухледи".

Иногда возили вместе с другими белорусами - в 1631 с купцами Полоцка, Орши и Витебска доставили в Псков пеньку, сало, воск, сукно и другие товары.

Из всех купцов Белоруссии больше всего и чаще всего ездили в Москву для торговых целей купцы Могилева. Это объясняется преимуществом их в экономическом отношении перед купцами других белорусских городов. В Могилеве, как нигде, пожалуй, в Белоруссии, было много богатого купечества, которое располагало дорогостоящими товарами, пользующимися большим спросом в Москве. Такое предположение подтверждается рядом источников. Так, в 1600 г. Витебский Каштелян Андрей Сапега в одном из своих писем по поводу связей белорусских купцов с Москвой писал, что лишь в Могилеве имелись богатые купцы, располагавшие такими товарами, с которыми свободно ездили в Москву (Archiwum domu Sapiehow. T. I. S. 255).

О богатстве могилевских купцов упомянул посетивший в середине XVII в. Россию антиохийский патриарх Макарий: "Могилев, - писал он, - известный у купцов под именем города богачей, ибо все его жители - очень богатые купцы" (Путешествие антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII в., описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским // Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете. М., 1897. Кн. 4. С. 179).

Более оживленно торговали со Смоленском, другими пограничными русскими городами - Брянск, Торопец. Большую численность "литовских" купцов, посещавших в первой половине 17 в. Брянск и другие порубежные города, отметил брянский воевода в отписке царю. О массовой торговле "литовских" купцов в русских городах свидетельствуют жалобы торопецких торговых людей.

Таможенная книга Могилева за 1612 год - 240 купцов в Московию, 221 из Могилева (176, ездили по несколько раз; 67 - в Смоленск, 133 - за границу, 1 - в Новгород-Северский, 19 - неизвестно куда), 5 из Глуска, 4 из Быхова, 2 из Минска, 1 из Головчина, 1 из Копыси, 1 из Острога и 5 неизвестных. Вывозили русским главным образом кожевенные изделия, сукна, ткани, одежда, галантерея м металлические изделия. Июнь-декабрь 1612 - в Московию вывезли только кожаной обуви более 8000 пар, замши 1535 штук, готовой одежды (кафтаны, штаны, жупаны и др) - 866 единиц (кроме того, завезено одежды на 65 коп грошей литовских). Сукна 361 постав, чулок и носков - более 1500 пар, мыла - около 10 000 "таблиц" (Брусов, наверное), ножей - более 3000 штук.

За 1612 г. с/х - рожь, пшено, пшеница, горох, мука, фрукты, овощи, сало, масло, вино, водка ,мед. Оружие - (война была) - порох, свинец, стрелы, луки, полупищали.

Везли в Могилев из Московии главным образом дорогостоящие меха (соболей, горностаев, чернобурых лисиц, куниц, норок, выдр, медведей), белку (московскую и "шевня") и шкуры. "Дорогой меховой товар" - в основном из Смоленска, туда свозили со всей Московии, прежде всего из Сибири. В Смоленске закупали дешевые сорта меха, шкуры и другие товары. В 1578 Артем Иванович и Герасим Максимович привезли из Смоленска куниц 35, "подкунков" - два, "спотков" собольих - два, норку - одну, "волчков" - один, овчин сырых - пять, "шлыков собольих" - два. В 1579 Стрельников и Каленин продали в Смоленске шелк, купили 1900 локтей сукна сермяжного.

Покупали и в других городах. В августе 1578 Иван Максимович привез из Москвы 1000 шкурок белки "московские", 3000 шкурок белки "шевни", 130 овчин. Андрей и Якуб Мартияновы доставили соболей, рысей, лисиц "Крыжовых" и "простых", другие "косматые" товары.

Везли в Могилев железо, медь, металлические изделия, китайский чай, полотно "московское", мыло, ложки, сит и другое. По сравнению с мехами - фигня, сэр!

 

Перечень и количество товаров, доставленных русскими купцами на Витебскую таможенную заставу (июль-декабрь 1605)

Товар кол-во, штук

Мех беличий 21 204

Куниц 210

Лисий 248

Ласки 1 680

Горностаевый 1 262

Шкуры волчьи 104

Мех выдры 4

Рыси 5

Норки 57

Бобровый 2

Сукно сермяжное 5 818 локтей 376 концов

Полотно 3 285 локтей 215 концов

Рукавицы 8 710

Сермяги 172

Тулупы бараньи 288

Овчины 4 167

Опойки телячьи 1 208

Передники 48

Ирха 980

Шубы заячьи 24

Шубы "барашковые" 38

Шубы горностаевые 1

Замша 198

Войлок 202

Мыло 1 029

Шкуры яловичьи 960

Лошадиные 1 872

Медвежьи 40

Козлиные 6

Лосиные 3

Гребни костяные 150

 

Кроме того, привезли ремень, кожи на рукавицы, опонча (плащи), ботинки малые, струны, подхомутники, пенька, нитки, крашенина, тюфяки, кожи дубленые на сапоги, капор соболий, армяки бараньи, юфть, чулки, шапки, чехлы для ножей, металлическая посуда, пуговицы, пух для шуб, кафтаны крашеные малые, сети ,полотенца, пух выдры, сало медвежье.

 

Товары, приобретенные могилевскими купцами в Витебске в 1605 и доставленные в Могилев.

Товар кол-во, штук

Мех лисий 650

Куниц 442

Выдры 121

Норковый 385

Горностаевый 307

Ласки 180

Хорька 35

Шкуры лосиные 2

Яловичьи 40

Подтелков 20

Козьи 15

Ирха 7

Мех беличий 16 250

Заячий 3 190

Шкуры волчьи 11

Мех бобровый 15

Бобровых брюшек 4

Соболиный 56

Овчины 135

Сало медвежье 6 камней (х32 фунта)

Медь полкамня

Воск-сырец 20 камней

Свечное сало 16 камней

 

Покупали и завозили в основном пушнину и шкуры, скорее всего необработанные. В покупке кожаных изделий - не надо нам этого, нас самих в Риге любят за юфть. Пушнину и шкуры везли скорнякам и кожевенникам - там самая большая специализация, они работали на рынок. Пушнину и шкуры обрабатывали и продавали назад или на запад.

Москвичи помогали могилевцам - разрешали беспрепятственно проезжать в Москву и другие города, запрещали с купцов "лишние пошлины... имать". Грамота 1673 смоленскому стольнику "города Могилева жители купецкие люди учнут приезажть до Смоленска для своих торговых промыслов до Москвы и вы б их с теми товары велели пропускать до Москвы... а от товаров их... пошлин в Смоленске брать не велели". В Смоленске тоже вольно торговать, если захотят. В 1635 - грамота всем пограничным городам воеводам- не допускать грабежа товаров у "литовецв", не чинить над ними беззакония, не взимать лишних пошлин. В 1647 купцы сообщали, что белорусским торговым людям никакого вреда не делается, пошлин - согласно "государеву уложению одне, а иных никаких поборов с них ничево не емлют и насисльтва и грабежу никому ничево не бывает, и по селам и по деревням проездов с них не емлют. И как оне, испродав свои товары, и накупят иных товаров, и с тех товаров твоих государевых пошлин не емлют".

Белорусам разрешалось свободно торговать в Москве и проезжать далеко за ее пределы, что запрещалось делать купцам других стран. Бывало, ездили вместе с русскими - в 1672 продали товар в Москве, поехали с москвичами на ярмарку в Макарьево на Волге.

 

ТОРГОВЛЯ С УКРАИНОЙ

 

Торговали с Киевом, Новгород-Северским, Канеовм, Черкассами, Житомиром, Луцком, Львовом, Белой Церковью, Константиновом и другими. Много - на украинские ярмарки. В 1646 на ярмарку в Новгород-Северский приехало больше 150 купцов более чем на 400 возах.

Путы.

Водный - по Днепру на Киев, Канев, Черкассы. Могли и в Крым плавать, но фактов нет. Известно, что торговали в Яссах, Константинополе.

Сухопутный, самая оживленная магистраль, - вдоль правого берега Днепра на Киев. Киев имел право склада, которое, надо полагать, не давало возможности крымским купцам свободно проезжать далее Киева, равно как и "литовским" купцам на юг через Киев. Но судя по договору Сигизмунда 1 с ханом от 1540 г., в котором указывалось, что "купцы панства е.м. коруны Польской и кн. Вел. Литовского имеют добровольне в Качибеве соль братии и мыта водлуг давного звычаю заплативши, в Киев и до Луцка и до инших городов соль прибавляти", можно допустить, что "литовские", в т.ч. могилевские, купцы ездили через Киев и в Крым.

Куча мелких путей - до Луцка, Житомира, Львова и других городов.

Иногда привозили на подводах, увозили по воде. 1579 - Антон Озарович поехал на возах в Луцк на ярмарку. Продал товар, закупил большие партии хлопчатобумажных тканей, на подводах в Киев, оттуда на речном судне.

Возили на Украину - хлеб, мед, воск, мыло, соль, ремесленные изделия (кожевенные товары, одежду), меховые изделия (шубы, овчины), видимо, местного производства. 1579 - Левон Артемович, Моисей Пигоревич и Васько Поцелуевич продавали мыло и соль "столпястую". Грамота Сигизмунда III за 1588 - "иж Дей кгды они (могилевские купцы) з житом, з медом, з воском из иншыми товары своими... на кормягах вниз реки Днепра до Черкасс, для живностей своих ездят..."

Привозили из Украины дорогостоящие товары, восточные в основном - турецкие ковры, шелк, шелковые товары, ткани; московское полотно, сукно и меха; готовые изделия и западноевропейские товары (сукна, ткани, другое); теж шкуры, рыба вяленая, соль, сало, орехи и др.

1653, октябрь, - Семен и Радзко Туриловы привезли из Украины большие партии турецких ковров, шелка, шелковых тканей, меха (собольи, рысьи, лисьи). Якуб и Андрей Мартиановы закупили турецкие товары.

1578, сентябрь, - Леон Артемович, будучи в Киеве, купил там "тры поставы каразеи, один постав масти блекитной, други маковое, трети зеленой, а постав сукна каразеи, ново-зеленой земли, люнского сукна синего локоть двадцать один, фалюндишу зеленого локоть семнадцать, Брусов тысеча, к тому соли столпястой две тысячи, белки московское доброе сто, крайки люнской семнадцать локоть, скур козловых три диких, орехов волоских чотыриста, кошуль чотыри полотняных, порток двои и инших речей дробных немало".

Украинцы торговали беспошлинно в ВкЛ, приезжали и в Могилев. 1577, май, киевляне Василий Быховский и Севастьян Турчинович привезли на "комягах" партии шелку "чырвоного бурского", крамные вещи, соль "столпястую".

Торговые маршруты могилевцев простирались и за пределы Украины "до земли волоской", "до турок". Торговали в Яссах, Константинополе.

 

ТОРГОВЛЯ С ПОЛЬШЕЙ

 

Торговали в Познани, Люблине, Гнезно, Ярославе, Гданьске, Торуне, Варшаве, Калише, Тыкотине, Августове, Замостье, Кракове и других. Оживленно - с Познанью, Люблином, Гнезно и Торунью, на ярмарках.

Пути - два главных.

Магистраль Орша - Борисов - Минск - Слоним - Брест - Люблин - Варшава.

Второй Орша - Борисов - Минск - Новогрудок - Гродно - Августов - Торунь - Гнезно - Познань.

Из Люблина через Бабин, Белжицу и Ужендув в Краков.

Ездили на нескольких (иногда более десятка) подводах. Февраль и март 1583 через Брест из Польши могилевчане Карп Иванович на 19, Афрош Рахмаилович на 13, Федор Пошин на 11 подводах. Февраль-март - 6 купцов, 5 на 55 подводах. В 1605 за февраль-март - 21 купец на 100 подводах. Апрель 1607 - 10 купцов в Познань на 49 подводах. В большинстве случаев со своим товаром на одной или нескольких подводах.

 

Количество регистраций купцов белорусов проехавших через Гродно в 1600 и 1605 годах.

 

1600 Могилев Минск Гродно Новогрудок Слуцк

I 12 9 3 2

II 2 5 3 3

III 3 1

IV 20 11 8 2

V 19 11 6 4 5

VI 1 1

VII 1 7 5 1 3

VIII 8 9 8 2

IX 9 9 5 1 3

X 1 6 14 2

XI

XII

Всего 72 70 53 15 15

Куда Гнезн о Торунь Познань

1605

I 6 2 1

II 6 13 10 5

III 5 7

IV 6 6 7

V 5 9 15 1 2

VI 2 9 1

VII 1 6 2

VIII 9 8 7 2 6

IX 9 11 10 2 4

X 5 3 4

XI 2 2 6 1 2

XII 8 21 14 2 6

Всего 45 83 100 11 32

Куда Крулевец Вильно Ковно

 

Выделялись по торговле с поляками Могилев, Гродно и Минск.

Могилевчане ездили и в Познань, Вильно, Крулевец, но большинство - в Гнезно-Торунь.

 

Количество регистраций купцов белорусов проехавших через Гродно в 1605 году.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 всего

Брест 14 44 20 29 57 60 39 42 47 25 50 24 227

Пинск 45 7 4 15 29 5 18 13 10 20 11 177

Могилев 16 11 1 20 3 5 2 1 17 14 90

Слуцк 3 1 8 2 1 5 1 21

Минск 1 3 3 5 1 1 14

Полоцк 3 2 5

Гродно 1 1 1 3

Витебск 1 1 2

 

Самая оживленная торговля через Брест - брестчане и пинчане. Но из Восточной Беларуси - Могилев.

В Польшу вывозили меха, меховые изделия, шкуры и кожевенный товар (белка ("московская", "людщизна", "посполитая", "красная"), выдра, норка, бобр, волк, лисица, рысь, куница, горностай, соболь, ласка, песец, лань, барсук, заяц, медведь, хвосты куньи и собольи, хвосты крашеные, пупки собольи, брюшки "Сподки" собольи, куньи и беличьи, лапки куньи (собольи, лисьи, куньи и беличьи, дикого кота, заячьи, горностая, смушковаые), шубы (куньи, горностаевые, беличьи из брюшков и спинок, лисьи и собольи), кожухи горностаевые, колпачки лисьи, шапки куньи и собольи, шкуры (телячьи, лосиные, козьи, медвежьи, лани, яловичные), юфть, замша, калиты, нагайки, плащи, рукавицы, воротники, кафтаны, крашенина, жир бобровый, перо журавлиное, сало топленое, воск, пух бобровый).

Везли большими партиями.

Апрель 1600, 20 купцов привезли в Гнезно на 82 возах

Мех белки "московской" - 418 500

белки "людщизны" - 250 360

белки простой - 600

норка - 4 043

горностай - 9 503

ласка - 2 580

куницы - 2 086

выдр - 697

лисиц - 1 626

соболей - 120

волков - 217

бобров - 59

рысей - 30

волчьих шкур - 217

итого 690 421 штуку 13 видов мехов.

Кроме того

Шуб беличьих 503, шапки собольи, хвосты куньи, молодые лисицы.

В 1605 в Люблин 5 купцов одним рейсом меха белок разных видов 128 840 штук, лисиц - 3 160, выдр - 552, значительное количество соболей, горностая, куниц, норки, меховых изделий, юфти и замши.

В апреле 1607 десять купцов в Познань меха белок ("выскочки", "красной", "личной") 105 800, норок 800, куниц 1080, выдр - 714, горностаев - 280, волков - 244, "козлин" - 2 790, замши - 6000 кож, юфти - 248 кож.

 

Количество и ассортимент товаров, провезенных купцами Могилеве через Гродно и Брест в 1600 и 1605.

 

Товар Гродно Гродно Брест всего

1600 1605 02-03.1605

Мех беличий 713795 301315 104020 1119130

Горностаевый 7743 6940 3000 17683

Норковый 4210 6335 496 11041

Ласки 4980 1900 2990 9870

Куницы 3722 3372 1250 8344

Лисий 2982 612 700 4294

Выдры 1334 1419 266 3019

Шкуры волчьи 363,5 667 64 1094,5

Мех соболий 280 40 400 720

Бобровый 241 15 200 456

Рыси 55 20 4 79

Лани 90 90

Шкуры медвежьи 19 19

Шкуры (разные) 3391 6365 612 10368

Юфть 30 540,5 пары 1111

Замша 5100 14540 1214 20854

Шубы 7 2 228 237

Меха 1434 913 890 3237

Меховые плащи 141 129 270

Нагайки 120 120

Кафтаны 17 17

Кафтаны замшевые 94 94

Шапки меховые 69 69

Калиты 117 + на 8 коп на 1 копу 117 на 9 коп

Шейки лисьи, куньи...364 220 584

Хвосты куньи и т.п. 706 + 26 коп 1208 1914 + 26 коп

 

Т.о. вези шкуры и меха, скорее всего, обработанные - все везли через Могилев, хотя могли бы и напрямую отвезти (1605 - через Витебск проехали 13 купцов с мехами, все - в Могилев, ни один сразу в Польшу). Часть мехов шили шубы, пальто, кожухи, колпачки, шапки, плащи (опончи) и т.п.

Шкуры и кожа - в основном местной выработки (замша, юфть, калиты, рукавицы и т.д.). Шкуры - вероятно, обработанные - Гродно, 1605 = из 617 шкур - 5 сырых. Кожевенники - ведущая отрасль города. Кожевенники боролись с купцами, чтоб не вывозили необработанные шкуры. Город кожевенников.

 

Из Польши везли в основном сукна разных сортов, шелк, ткани, полотно, металлические изделия, железо, сталь, галантерею, пряности (февраль-март 1605 Брест, 1600 и 1605 Гродно, вывезли из Польши сукно люнское, каразея, немецкое, фалендыш, штамет, серое, кожуховское, ломбардское, синогорское, простое, норское, герлицкое, шифтух, люндыш, свебодинское, глоцкое, моравское, сленское, шоцкое, гданьское, глорки, чешское, амстердамское, люиз, полуаглийское, зеленогорское, любанское, влосское, утерфин, мышинское, гижинок, тонкое полотно, полотно глоговское, коленское, черное, авшус, шелк, полушелк, китайку, бархат, бархан, цвилих, мухаер, гарус, полубархат, шидер, потель, мишуру, шиас простой, шелк книжный, позолоту, скатерти, ковры, пасаман, платки, пояса бархатные, галуны шелковые, платочки, шапки, одеяла, колпкаи, "запоны", нитки, чулки, носки, пояса "валенные", магерки, шляпы, меха кроличьи, мелкие "крамные" вещи, карты, белила, краска, иголки, ножи, гвозди, ртуть, косы, железо, свинец, медь, сталь, проволока, золото и серебро в пластинах, золотую и серебряную краски, стекло, стекло зеркальное, стаканы, селитру, серу, бумагу, ладан, анис, шафран, киноварь, имбирь, миндаль, гвоздику, лавровый лист, перец, изюм, риж, фиги, цитвар, тмин, лук, галун, сливы, цветы муската, лак, олифа, купорос, "мамос" кадильный, рушницы простые и губчастые, "бризели").

Везли большими партиями. Март 1583 Карп Иванович из Люблина на 19 возах сукна разных сортов 183 постава, кос 1500 штук, ножей "угорских", "полугорских" и "посполитых" - 4,5 фасы, шапок "посполитых, фолдровых и метелевых" - 720 штук, меди - десять камней, селитры - шесть камней, серы - три камня и пять возов железа. Другой купец из Люблина привез на 13 возах 176 поставов сукна, 1500 кос, четыре фасы "угорских" ножей и другие товары. Сентябрь 1506 "Могилевец" Демид Васслевич привез из Гнезно в Могилев 278 поставов сукна, значительное количество полотна, стали и других товаров.

 

Ассортимент и количество основных товаров, провезенных через Бреет и Гродно.

 

Товар

Брест

Гродно

Всего

1583, 02-03

1605, 02-03

1600

1605

Сукно разных сортов

745 п и 2 шт

258,5 п, 185 лк, 9 шт, 6 штч, 19 пшт

4194,5 п, 142 лк, 21 шт и 9 пшт

1817 п, 34 лк, 115,5 штч и 29 пшт

6990 п, 361 лк, 145,5 шт, 6 штч и 57 пшт

Шелк и ткани

90 лт и 4 шт

80 п, 15 лт, 32 шт, 22 штч и на 6 зл

118 п, 210,5 лк, 1821 лт, 114,5 шт, 8 фн, 3,5 пшт на 4 копы и 2 зл

23 п, 289 шт, 10 лт, 30 пшт и на 135 коп

221 п, 210,5 лк, 1846 лт, 435,5 шт, 22 штч, 33,5 пшт, 6 фн и на 179 коп и 2 зл

Полотно

24 шт и 13 штч

4 п, 245 шт и 64 штч

163 п, 531 шт и на 2 зл

68 п и 1317 шт

135 п, 2093 шт, 64 штч и на 2 зл

Ножи

1650 шт, 12 фс, 50 тх и на 100 коп

1 фаса и на 44 копы

18450 шт, 20 фс, 100 фк, 10 тх и на 370 коп и 177 зл

12,5 фс, 1 фк и на 137 коп, 130 щл и на 48 грошей

18450 шт, 33,5 фс, 101,5 фк, 10 тх, и на 507 коп, 280 зл и 48 грошей

Шапки

2484 шт

12360 шт

450 шт

1740 шт

14550 шт

 

П - поставы,

Лк - локти

Шт - штуки

Штч - штучки

Пшт - полуштучки

Лт - литры (280,8 г)

Фн - фунт

Зл - злотый

Фс - фаса

Фк - фаск

Тх - тахры

 

Большинство товаров шли в Могилев, лишь отдельные на перепродажу. Из 103 купцов, проехавших через Брест (1583, 1605) и Гродно (1600, 1605) 1 - в Вильно, 1 - в Слуцк.

Из Польши везли сукно, шелк, ткань и полотно. Часть перепродавали, но из основного шили одежду и продавали русским и местным. Портные - одни из первых создали цех.

Отсюда же ясно, почему не развито ткачество - везли из Польши, достаточно дешево.

Торговали с Чехией - ездили со своими товарами в Прагу, привозили сукно.

 

ТОРГОВЛЯ С ПРИБАЛТИКОЙ

 

Торговал с Ригой, Ковно, Вильно, Крулевцом.

Но намного слабее, не ситематично.

Другие белорусы - еще как! Везли в основном с/х - рожь, пшеницу, ячмень, пшено, семя льна, коноплю, сало, мед, воск, хмель, золу, поташ - для дальнейшего экспорта за границу. Из Гродно, Минска, Новогрудка, Несвижа, Слуцка везли шкуры, полотно, горшки, металлические изделия. Из Минска и Пинска везли железо и сталь.

Через Ковно (декабрь 1600, февраль-июнь 1601) ни одного могилевца. Юрборг за 1606, Полоцк за 1616, Вильно за 1616 - очень немного, ездили в Вильно и Ковно.

Почему? Спрос на с/х, а в Могилеве особого предложения нет. Город - торгово-ремесленный, феодалов с фольварками мало. К тому же с/х невыгодно везти сушей - а по рекам не добраться. Плюс - давние связи прибалтки с Полоцком, Витебском, Смоленском, Новгородом.

Когда все-таки ездили - то и реками и сушей. В Ригу - по Двине (от Витебска). В Вильно и Ковно по Вили на "витинах", в Вильно и обратно - через Минск на подводах.

Вывозили пеньку, лен, воск, лой, Олей и шкуры (сентябрь 1616 - Иван Рогоза привез в Крулевец "пеньки пловы 17 бунтов, чистой - 4, воска кружков малых и больших - 9, весом 138 камней, лою - з бочки весом 21 камень, шкур дубленых яловичных 190 шт". везли, веротяно, небольшими партиями - хотя черт его знает. Ермола Андреевич привез 77 камней воска, из чего за 44 камня уплатил "мыто" в Могилеве; Осип Остапович "повез до Могилева 8 коп (480 шт) овчин".

Везли в Могилев шкуры сырые, главным образом овечьи и телячьи, шафран, соль, сельди, хмель, ножи, ладан и частично дешевые сукна (простое, ольшанское и др.) маленькие партии. 30 августа 1616 Ермола Юркович 306 овчин, Илья Тишеквич купил в Вильно в декабре шкурок и овчин на 30 злотых. Кондрат Пашкович и Мартин Мишкович закупили в Риге сукно и соль на 300 коп грошей литовских. Изредка - много. Август 1616 Емельян Игоревич из Вильно в том числе овчин 1055 штук. Илья Тишкевич в сентябре 1616 из Вильно 1200 овчин.

 

ОРГАНИЗАЦИЯ ТОРГОВЛИ. КРЕДИТ.

 

В основном торговали поодиночке, хотя за границу часто ездили группами по 10-20 и больше человек. Богатые имели слуг, те сопровождали и помогали торговать.

Те, кто победнее, часто объединяли капиталы и вели совместную торговлю (широко в 16-первой ½ 17 в). Сделки - на разное время. Могли на одноразовую операцию, обычно - на отдаленную ярмарку, потом делили выручку; могли и на год, и на несколько лет. Зотя Михайлович и Офанас Яковлевич вместе торговали на протяжении 16 лет, получив доход 3000 коп грошей литовских, не считая товара. Условия, как правило, так: объединяли капитал (деньги, товар или и то и другое), в равных долях или кто-то больше. Из прибыли вычитали размер вложенного и делили. После обычно шли в магистрат и заявляли о расторжении сделки и расчетах. Иногда возникали споры вплоть до сула.

Бывало, один купец поручал продать свои товары другому. Герасим Максимович передал восемь литров белого бургского шелка Игнату Дешковичу, чтоыб последний продал его в Смоленске. Сенко Охремович, не имея возможности поехать на Люблинскую ярмарку осенью 1576 отдал свои "тимцы" для продажи Тишке Личко.

 

КРЕДИТ.

 

Кредиторы - богатые купцы, феодалы, арендаторы "мыта" и корчем, купцы Витебска, Полоцка, Минска, Слуцка, Москвы, Риги, Гданьска и др.

Давали обычно деньги, но не так редко - товары.

Брали в основном не под процент - если небольшие суммы и ненадолго. В случае неуплаты кредитор мог, например, взять товар у должника на эту сумму за 50% стоимости. Возвращали далеко не всегда вовремя - разорялись - меньше конкуренции.

Иногда должник должен был возместить часть кредита товаром - обычно дорогим. Федько Богданович с братом Семеном перед Люблинской ярмаркой в марте 1578 взял у арендатора Мстиславских корчем Яроша Рохмойлевича 198 коп грошей литовских, дав обязательство "сукнами розными коштовными за то платить и истити и теж грошми готовыми 60 коп грошей".

Нередко под процент, часто большой - от 6, в основном 10-20, и больше. Купец Яков Демидович вносил Васке Осташевчиу на протяжении 6 лет за взятые леньги под 25%. Особенно высокий при краткосрочных кредитах. Юрко Офанасович обязался платить попу Пашковскому за взятые 6 коп грошей литовских по 6 грошей в неделю. Иногда кредиты долго не погашались, и процент превышал сумму долга. Торговцы мясом Иван и Тарас Кривошины взяли у попа Вознесенской церкви 26 коп грошей литовских, за что обязались вносить еженедельно по 5 пенязей в виде процента. Но так как 7 лет не выполняли, то в 1571 кредитор потребовал через суд вернуть 116 коп и 24 гроша литовских.

Кредит с "заставой" - под залог. Мещане Яков Гридкович за 10 коп и Филипп Лврионович за 6 коп грошей литовских взяли у попа Федора Климовича под залог своих домов. В 1580 позанский купец Лазарь Шмирлович в Могилеве взял 950 злотых польских у Мартина Василевчиа под залог 19 000 белки "попелятой". В августе 1578 лишился своего дома Яков Демидович - под залог за 2 копы грошей литовских. За долги могли отдать дом и без залога - в апреле 1580 за долги 12 коп грошей литовских Лазарь Иванович отдал дом Сергею Боровичу. Могли потерять товар за неуплату. В июле 1578 арестован товар Панкрата Шило, не уплатившего 156 коп грошей литовских купцу Петру Козлу. Арестованный товар обычно опечатывался на складе или в лавке хозяина и ли хранился в специальных "коморах" до назначенного судом срока окончания расчета с кредитором. В случае неуплаты по цене, установленной магистратом, передавался в счет долга кредитору.

Бывало брали товары - и обязывались вернуть деньги. Товар обычно давали подороже. Панкрат Шило взял товар на 145 коп грошей литовских у Петра Козла обязался вернуть деньги сразу, как вернется из Смоленска. Но "иж не по цене шли", "до Могилева в целости привезти и припреводити мусил тые товары", но все равно был суд.

Теперь о выгодах кредита. Данила Дубкович и Федор Давидович взяли кредит у бурмистра Захарьяша Сидоровича, пять бочек поташу, отвезли в Москву где продали за 150 рублей "денег московских". На эти деньги накупили товара, его распродали по пути в Киев, чистый навар = 220 коп и 40 грошей литовских.

В 1588 - 795 регистраций долгов в магистратских книгах, к июню 1598 - 930.

 

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ТОРГОВЛИ

 

Пошлины, произвол феодалов, злоупотребления администрации и откупщиков таможенных "комор" - минусы.

Привелегии феодалов - минус.

Торговые пошлины (мыто) - одна из доходных статей королевского "скарба", им много внимания со стороны королевской власти. Заботилась об установлении таможенных "комор" и "прикоморков" (отделов) не только на главных магистралях, но и на второстепенных путях (таможни и таможенные заставы в конце XVI века были в Полоцке, Витебске, Могилеве, Минске, Гродно, Бресте, Орше, Друе, Новогрудке, Березино, Речице, Мозыре, Кричеве). Право освобождать от уплаты мыта купцов или города в целом имел только король.

Мыто платили за право провоза товаров из одного города в другой или за границу. Каждый купец, следовавший на ярмарку, торг, ил возвращавшийся домой, обязан был предъявить свой товар на таможне или таможенной заставе, указывать его количество, стоимость и место назначения, уплачивать пошлину. Купец получал квитанцию, которая должна была обеспечить свободный проезд до места назначения. Но товары проверяли на таможнях по всему ходу следования. Если проверка обнаруживла докупленные товары - купец платил дополнительную пошлину. Так в июле 1616 Ермола Андреевич привез в Вильно в том числе 77 камней воска. Из них за 44 уплатил мыто в Могилеве, а за 33 доплатил в Вильно. За уклонение - "промыто", конфискация товаров, половина королю, вторя - мытникам (сборщикам пошлин).

Два основных вида торговых пошлин в Речи Посполитой: мыто старое и "мыто новоповышенное". В первой половине XVI века старое мыто составляло примерно 1/15 часть мыта новоповышенного. Королевская казна издала для Могилева в 1629 г. "Уставу" по пошлинам. Новое мыто выше старого - особенно на дорогостоящие заграничные сукна, шелк, ткани, меха, другие промышленные изделия. Размер "новоповышенного мыта" постоянно менялся в связи с экстренной потребностью в деньгах государственной казны. Повторялась экстренность очень часто. Сейм выносил постановление - в связи с "гвалтовной" необходимостью в деньгах усановить "новоповышенное мыто" на такой-то срок. В 1626 - на год, в 1627 - на год, в 1629, 1631, 1633, 1635 - на каждые два года

Мыто за провоз товаров по воде - отдельно от сухопутного. Сигизмунд III предписал, чтобы с могилевцев, провозивших товары вниз по Днепру брали с комяги длиной в 10 саженей 30 грошей, от комяги поменьше - 15, от парома - 12, от челна - 6, от малого челна - 3 гроша. На обратном пути от тех же купцов взимать пошлину запрещалось. Это подтверждено в марте 1633.

Встречается "мыто скопное". Что такое - фиг его знает. Довнар-Запольский полагал, что это мыто взымалось от "зверя косматого", и характерно только для Могилева и Луцка. Скопное - потому что от копы шкурок. Видимо, в 16 в поглощено "новоповышенным мытом".

Взимались и другие поборы.

В каждом более-менее крупном городе - весовая, "важница", на которой все продаваемые или покупаемые товары взвешивались, за что бралось "важчее". Доход обычно в королевскую казну, иногда в кассу магистрата. В Могилеве -в "господарский скарб" (по магдебурскогому праву 1577 - магистрату, за что город содержит замковую стражу и пушкарей, но с 1578 отдавались в аренду откупщикам мыта).

На могилевской "важнице" брали еще и "померное" за обмер товара, "возовое", роговой и торговый сборы. Размеры определялись магистратом и в виде "инструктажа важнецкого" передавались в городскую весовую.

В 1637 городу пожаловано право взимать "мостовое" от каждого приезжавшего в Могилев купца от "воза - 3 гроша польских, от барки длиной в девять саженей - ½ копы грошей литовских, от полубарки длиной в пять саженей - 15 грошей польских, от челна - 6 грошей, от лодки - 3 гроша". Сбор - на ремонт вала и улиц.

Торговые пошлины, как правило, сдавались в аренду за определенную сумму, вносимую в казну. Арендаторами являлись феодалы, купцы, ростовщики. (в 1556-1559 арендная плата могилевской "коморы" со всеми "прикоморками", "важчее", воскобойней, восковичным, корчмой "медовые, пивные и горелочные" составляла 1000 коп грошей литовских в год сверх того мехами на 40 коп грошей литовских. В 1583 возросла до 2000 коп грошей, в 1620 - до 4800 коп грошей). Арендатор иногда брал на откуп все таможенные "коморы" с "прикоморками" имевшимися в ВкЛ, или только часть. Минский воевода М. Сапега в 1578 г. Получил в аренду все таможни и заставы ВкЛ (арендаторы могилевской коморы в конце XVI - первой половине XVII - князья Слуцкие, минский воевода М. Сапгеа, виленский купец Севастьян Михнович). В 1613 - откупщиком всего ВкЛ был подскарбий земский ВкЛ. В 1579 могилевскую "камору" арендовал брестский ростовщик Айзик Якубович, в 1643 - оршанский Исай Нахимович.

Откупщики вносили арендную плату в казну вперед, иногда сдавали по частям в строго устанвленные сроки. Могилевская "комора" сдавалсь совместно с корчмами, воскобойней, весовым и другими торговыми сборами, взимавшимися в городе. За исключением "мостового" - с 1637.

Борьба шла насмерть. Претендентов куча. Деньги давали за много лет вперед. В 1583 - Могилевский магистрат боролся со Слуцкими князьями.

Пошлины должны были взиматься согласно "Инструктажу цельного" или "Универсалу поборного", утвержденным сеймом. Однако были нарушения и злоупотребления. Сборщики пошлин часто не считались с привилегиями, выданными купцам. Так, вопреки грамоте, разрешавшей торговать беспошлинно в радиусе 20 миль от города, взималось "незвычайное мыто", брали выдуманное "квитовое", требовали подарков. Тех, кто противился - задерживали. Взимали "новоповышенное" с торговавших внутри страны. Жалобы королю. Король посылал в адрес мытников предписания, грамоты, запрещавшие незаконные поборы; поручал должностным лицам разбираться с конфликтами.

Купцы старались ехать мимо "комор". Полоцкий воевода Андрей Сапега в 1598 князю Христофору Радивиллу писал, что многие могилевские купцы ездят в Москву через Романов, объезжая Оршу, где взималось мыто. Весь Смоленск переполнен купцами ВкЛ, и никто не проезжал через таможню.

Феодалы, через чьи владения шли торговые пути, устраивали свои мытные заставы и взимали поборы, зачастую с грабежом и насилием. Жаловались. А толку?

В 1623 могилевские купцы организовали отдельную кассу, в которую собирали деньги от купцов "великих, можнейших, яко и малых... которыми бы грошми могли се тых кривд боронить и грабежов на таковом каждом правне поступаючы, доходить".

Феодалы беспошлинно привозили промышленные изделия и вывозили изделия своего поместья. Некоторые обязывали своих подданных покупать предметы первой необходимости непосредственно в своих владениях.

Могилевские феодалы торговлей не занимались - подданные феодалов и духовных лиц владели не более чем десятью крамами, находившимися в 1623 вне городского рынка.

 


СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

 

Занимались немногие. Ремесло + торговля = 75% населения.

В Бресте 16 в. = 6,2%, Пинск = 9,8%, Гродно = 6%.

Инвентарь 1604 г - можно определить численность горожан, владеющих земельными и сенокосными угодьями, огородами и вообще занимавшихся с/х.

Границы пахотной земли, сенокосных угодий, выгонов и леса были опредлены в 1560 г. во время волочной померы Могилева. В 1594 - волочная помера волости, несколько видоизменили. Окончательно определены королевскими ревизорами, "оскопцованы" и занесены в специальный акт ревизии 1604 г. Границы подтверждены королевской грамотой на сейме 28 февраля 1605 г.

Мещане добились полной ликвидации феодальных владений в границах городских земель. До 1603 г. южнее города, в селах Онисковичи и Вейна, - два небольших владения размером более 10 валок каждое, которые вклинивались в городские владения. "Борово" принедлежало Подбипентам, "Староселье" - могилевским боярам Печуре и Панфилу Корнеевичу. "завсегды з мещаны спор и зайсте бывало" между ними и горожанами. Феодалы не давали пасти скот, вероятно, были потравы с обеих сторон. В 1603 владения присоединены к городу, "Староселье" - с "проброками, с деревом бортным, с полми, з сеножатми, и з засеянем жытним".

После 1604 - границы городских владений много лет без изменений.

Пахотная земля - в пяти массивах, расположенных в разных местах вокруг города. каждый имел название, размер и четкие границы.

 

Название

Всего

волок

Участков

Владельцев

Владело наделами (волок)

1/2

1

2

3

5

Задубровенский

50

142

52

4

48

-

-

-

Трисненский

63

189

61

6

51

3

1

-

Ледзковский

42

130

44

10

31

3

-

-

Тессенский

55

165

50

-

46

3

1

-

Дубенецкий

25*

65

19

-

17

1

-

1

Всего

235

691

226

20

193

10

2

1

* на одну волоку владелец не указан

Надел состоял из трех участков по 11 моргов среднего качества пахотной земли (трехпольная система). У большинства - одновалочный надел, 21,36 га; у десяти - две валоки, у трех - 3-5.

Все ли 226 владельцев занимались только с/х или основным занятием было другое? Если все, учитывая, что и времени надо было много, то получаем 10,2%. Но инвентарь 1604 называет некоторых владельцев купцами и ремесленниками. Без них получаем 10%.

Можно определить годовую обеспеченность горожан зерном за свой счет. Было 235 волок + почти 5 волок (4 волоки, 28 моргов и 13 прентов) "моргов рольных", расположенной вблизи города, и даже в его предлелах сразу за огородами, итого получаем 240 волок.

Одной волоки вполне достаточно, чтобы прокормить семью из пяти человек. Урожай с волоки в XVII в. за вычетом посева около 2350 кг зерна.

На один морг (1/30 волоки) высеивалось в среднем 45 гарнцев "шинковых". Один гарнец = 2,8 литра. Удельный вес ржи 700 г, ячменя - 840, овса - 550 г. один гарнец ржи = 2,8*0,7= 1,96 кг; ячменя = 2,8*0,84 = 2,35 кг; овса = 2,8*0,55 = 1,54 кг. Итого на морг 1,96х45=88,2 кг; ячменя = 2,35х45=105,75; овса = 1,54х45 = 69,3 кг. Трехпольная система. Одно поле под пары, второе - озимые, третье - яровые (овса в 4 раза больше, чем ячменя). На волоку ржи 88,2х10 = 882 кг, овса 69,3х8=554,4 кг, ячменя = 105,7х2=211,4 кг. Урожай в этом веке зерна = 2,5 зерна, чменя = 3,7; овса - 1,8 зерна. Урожай за вычетом посева с волоки ржи 882х2,5 - 882 = 1313 кг; овса 554,4х1,8 - 554,4 = 443,5; ячменя = 211,4 х 3,7 - 211,4 = 570,8 кг. В общем итоге 2350 кг. Возможно, урожай был сам-три а то и больше.

Вернемся к волокам. 240 волок давали 564 000 кг зерна. Семья по данным Ловмяньского, потребляла в год 1000 кг зерна. Таким образом валовый сбор зерновых без учета на корм скоту, обеспечивал 564 семьи или 25% численности (2211 домов, 2200-2300 семей в 1604). Ежегодно надо было закупать не менее 1686 т. Зерна.

"Морги рольные" - на горе Спасской и за рекою Дубровенкою. Границы строго определены. На горе Спасской, расположенные в длину, граничили с одной стороны волоками Ледзковского массива, с другой - с "плацами" уличными. Концами упирались в улицу Ледзковскую и в канаву Круденевскую. За Дубровенкою - между задубровенскими волоками и усадебными участками горожан.

Вс яплощадь моргов разделена на 15 участков - "лав", узких и длинных, в форме прямоугольника. На Спасской - шесть лав, за Дубровенкою - девять. Размеры лав от 2 до 22 моргов. "моргами рольными" пользовались 117 мещанских семей, 5% хозяйств города. размеры у большинства (74,3%) не превышали одного морга (0,77 га). 10,2% - свыше 1 до 1,5 га, четыре семьи - 3 га и одна - около 4 га. Прокормиться с этого было нельзя.

Огородничество - 367 семейств с огородами, 16,6% хозяйств. Размеры слишком малы - только как подсобные занятия. 70,6% огородов не превышала 5 прентов. Огороды находились вместе с приусадебными участками или вблизи них. Сеяли овощи, растили сады. Много участков, где упоминаются дома, сады и огороды.

Самое массовое и распространенное - животноводство. Сенокосными угодьями пользовались 836 семей (37,8%). У большинства (79,2%) - от одного до двух моргов. От двух до мпяти моргов у 143 семей (17,1%). От пяти до десяти моргов - 2,5%. 9 семей - размеры до 18 моргов.

Владели как верхушка, так и все, кому не лень. По инвентарю 1604: купец Ждан - три морга и 15 прентов, гончар Хведзько - 3 морга, мясник Алексей - 3 морга, пушкарь Ивашко - 3 морга, кузнец Лавор - 2 морга и 20 прентов. Демид ведерник, портные Гришка и Антон, калачники Игнат и Сапрон, гончар Михалко, маслобойщики Андрей и Михал Скруов - по 2 морга.

Что разводили - сказать трудно. Есть сведения в актовых книгах магистрата, что были свиньи, коровы и лошади. Могли иметь и овец. Лошадь нужна каждой семье, владевшей пахотной землей. Нужна купцам - как транспортное средство. Немало семей занимались только перевозкой товаров для торговых целей - в инвентаре упоминаются возчики (фурманы). После смерти купца Ивана Зубца кроме движимого и недвижимого имущества осталось 44 лошади. В 1646 в Новгород-Северский еа ярмарку приехали 150 могилевских купцов, привезших товары более чем на 400 подводах.

В актах неоднократно упоминаются пастухи, пасшие коров и овец горожан. Видно, были крупные стада (2 и больше коровы, больше десятка овец) раз нанимали пастухов. Пастухи обычно общие. Нанятые или всем городом или отдельной улицей. В VXI веке упомянут "пастух улицы Ледковской" Хома Давыдович. Мицко Игнатович общий пастух "быдла мещанского". Были и индивидуальные - пастух служил у одного Осипа Цадилки. Отдельно пас 11 овец пастух у Арефа Зенова. Кузьма Тишкович нанимал пастуха "для своих баранов".

За сенокосы боролись долго, упорно и успешно.

В 1587 в августе подстароста могилевский Миколай Городенский со своими подданными захватил городской сенокос, скосил и убрал сено с 150 га, остальное потравил лошадьми. Жалоба королю и требование возместить убытки. В 1626 не позволили могилевскому старосте Льву Сапеге присоединить к замку городские сенокосы вдоль Днепра от городской черты до села Бородчины.

Корчевали лес, расчищали под сенокосы.

Морг сенокосной земли стоил в несколько раз больше морга пахотной земли - акты купли-продажи земли за вторую половину XVI века. В ряде записей морг сенокоса = ½ волоки пахоты (15-16 моргов).

 

БОРЬБА ЗА ЛЕС

 

Мещанам отведена часть леса для отопления, строительства домов и прочего. Площадь измерялясь в расстоянии от города. во время волочной померы 1560 г. получили "право входа" в пущу на две мили от города. требовали настойчиво - и в 1578 король увеличил "въезд" до четырех миль.

Крестьян вынуждали тесниться. Селяне были против - конфликт между городом и волостью. Крестьяне просто не пускали горожан дальше двух миль. Началась борьба. В январе 1599 приехало королевский ревизор, "огранчил певную часть бору месту и выписавшы границы досаточе положные, лист свой до враду замкового Могилевского дал, абы вжо волощане за границы в тот бор, месту ограниченный, не вступовали, а мещане теж далей се не вдирали и не привлащали". В мае 1599 король подтвердил решение грамотой - "абы межы местом и волостью покой был захован, водлуг того листу и описания в нем границ тот бор по тых границах, зов сим на все с деревом бортным, без всякое личбы и повнности вечными часы мезщаном нашым Могилевского права майдеурского и до места Могилевского сим нашим листом отвержаем, чого мещане часы вечными по тых границах уживати спокойно будут. А волощане наши и врад замковый ничем се вступовати, переказы и трудности мещаном и держаю и ужываню того бору по тых границах чинити не мают".

Лес отдали бесплатно. Грамота грамотой - а крестьяне требовали вернуть их лес. В 1603 опять приехали ревизоры. Послушали жалобы. Решили, что отдать бор крестьянам никак не можно - мещанам больше неоткуда брать дрова, строительный материал, негде пасти скот. Отдаи навсегда лес на четыре мили, плюс "весь кгрунт Подбипентов, Макаровичов и инших поплечников их, и вес бор, поробки, што колвек в том Крузе и границах ест", чтобы оттеснить крестьян от владений города. Граница немного выросла - за счет владений феодалов. Мещане получили полное право в пределах "того всего кгрунту и бору с деревом бортным моркгов вечно уживати, приманжаючы собе всякие пожытки, мают, будучи волны дерево на будованнеи дрова там на потребу рубят, кгрунты розроблят, фольварок будоват, подданных осажат, пашню пахат, млын и окрчму волную в мили от места з волным разроблянем и шинколм меду, пива и горелки мети мают. До того и озеро Святое в том же Крузе и кгрунте своем до места, волно и в волным ловлением рыб держати и уживати мещане мають".

Крестьянам убедительно сказали "Нихт!", подтвердили королевской грамотой от 15 ноября 1603 гола, где, в тч. "подданные сел Бородчыц, Онискович, Вейны и Новоселок ничым вжо в то вступоват не мают, и за тые границы в тот бор, проробки и моркги, месту ограниченные, входит и ездит по лрова и дерево на будованне и до дерева ьортного не будут вечными часы".

Плюс на мещан повесили 60 коп грошей литовских ежегодно - за лес, вносить вместе с налогами. Можно прикинуть, сколько было леса. С одной волоки пахотной земли брали 40 литовских грошей, если за лес столько же, получаем (60 грошей, или копа - за 1,5 волоки; 60 коп = 60х1,5 = 90 волок, т.е. 1922 га.

Итого

Пахотной земли 5 000 га

"Моргов рольных" 100 га

Сенокосов 1 000 га

Леса 2 000 га

 


ОБЩЕСТВЕННО - ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ

 

СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА, ИМУЩЕСТВЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ПОВИННОСТИ

 

Основная масса - мещане (крупные купцы, средние и мелкие торговцы, ремесленники юрисдикции магистрата).

Значительная часть - бесправные - челядь светских и духовных феодалов, слуги зажиточных мещан, наймиты, "коморники", "люди лезные", подмастерья и ученики. Эти жили в предместьях, недавние крепостные.

Немного - шляхта, духовенство, замковая администрация.

Привелигированное положение - феодалы. Ни налогов, ни повинностей. Всего несколько десятков семей шляхты и духовенства. В инвентаре за 1604 - 33 шляхетские фамилии замковой юрисдикции. Основные владения за городской чертой. Шляхтич Станислав Срединский в городе - только дом с усадьбой, в волости - большое имение Вербижское, с подданными крестьянами. Захаряш Круковский в городе - два дома с усадьбами, в волости д. Трилесины. Небольшие владения в городе у шляхтичей Водоромского, Забоского, Яна Суходольского и других.

У замка было немного больше. В замке сидели староста и администрация, управлявшая Могилевской экономией. На 1604 замок владел 42 домами, плюс две мельницы, пивоварня, пекарная, маслобойня, склады для товаров, корчма за Днепром, крамы и другое.

Монастыри, церкви и духовные лица владели домами, сенокосами, лавками, хоз. строениями. Богоявленский монастырь в 1637 - 3 дома, 7 земельных участков, 11 волок пахотной земли, бровар, несколько огородов. Спасская церковь - дома, участки, волоки плюс перевоз через Днепр. Кутеинский монастырь ордена кармелитов - владения.

Духовенство имело своих подданных в городе, те отрабатывали повинности. В 1552 монастырю Св. Спаса принадлежали 34 семьи горожан, плативших чинш 3 копы и 41 грош; церкви св. Пречистое - 4 семьи; церкви св. Ильи - 2; церкви св. Николы - 37, церкви св. Кузьмы и Демяна - 8.

Некоторые духовные лица пользовались еще и доходными статьями короблевского скарба. Епископ Сильвестр Косов в 1646 получил королевскую привилегию на сбор поборов: торговое, померное и роговое.

Духовенство занималось и ростовщичеством. Давали в кредит деньги, продукты, под залог. 17 августа 1577 мещанин Борис Игнатович взял у священника Вознесенской церкви Митковича "пенезей коп две литовских", должен был "полкраковки муки пшеничные", под залог дома с усадьбой. Обязательство вернуть все "на Филипповы запусты... а если бы так вчинить не мог, а тот рок хотя днем прохибил, тоггды вже дом на вечность в тех пенезех и в пшеницы ему переходит". 30 января 1578 Миткович забрал дом, в том же месяце он же забрал за долги дом котельщика Левошко Даниловича.

 

Мещане.

Не однородны.

Верхушка - крупное купечество, цехмистры и цеховая старшина, богатые мастера. Большие владения в городе = дома, лавки, склады, участки, сенокосы и т.д. Крупные купцы и ростовщики, торговали с заграницей - Харко, Овсей, Иван и Герасим Максимовичи, Кандрат Пашкович, Окула Василевич, Семен Никифорович. Торговали мехами, сукнами, шелком и прочим с Москвой, Смоленском, городами Украины, Ригой, Познанью, Люблином и прочим. Давали много денег под процент и под залог. В первой половине XVII века - купец и ростовщик Григорий Кулаковский, в городе 10 домов с усадьбами, товаров более чем на 20 000 рублей. Купец Овсей Максимович - 6 домов. Купец и ростовщик Савелий Сафронович, к 1661 роздал под проценты и залог более 14 600 злотых. В залог могли отдавать чденов семьи, чтоб работали. В 1577 мещанин Петр Окулинич, занял две копы грошей у купца Сергея Максимовича, за что "в той сумме пенезей зоставил есми ему дочку свою наймя Овдотю у службу, аж до отданя тое суммы пенезей". Давали в долг арендаторы корчем и "мытных комор", и не только мещанам - даже магистрату. В феврале 1622 магистрат взял 100 коп грошей литовских у Габриэля Самуеловича, отдав в залог и пользование на 10 лет городской дом с усадьбой. Некоторые богатые ремесленники имели по несколько домов. В 1604 сапожник Леон Семенович имел 4, калачник Сапрон - три. Часть мастеров еще и торговали, в т.ч. за границей. Старосты цеха шорников Васко Куча и Игнат Романович, шорник Гришко Федкович, маслобойщик Федор Моисеевич и т.д. Цеховая старшина, была в раде, произвольно распределяла налоги, взимали денежные поборы, присваивали себе монополии, "торговали цеховыми привилегиями, званием мастера, правами гражданства и правосудием".

Масса мастеров-ремесленников, средние и мелкие торговцы, некоторая часть подмастерьев (ювелриных, оружейных и т.д.) были беднее верхушки, но обеспечилвали себя и семью. Свой дом, при котором огород. Каждый - владелец либо лавки, либо мастерской. У многих свои участки сенокоса или пахотной земли, как дополнпительный доход. Несли основные налоги и повинности.

Беднота. Прожиточный минимум семьи, недвижимости нет. Мелкие купцы, подмастерья, ученики.

Слуги, поденщики, наймиты. Нет недвижимости, постоянного заработка, прав.

Согласно "Кставе вольностей и повинностей" мещан Могилева за 1604 г. налог за подводы платили: торговцы шелковыми изделиями - четыре гроша, торговцы суконными и другими изделиями, ремесленники золотых дел - два гроша, остальные ремесленники - один грош.

 

ПОВИННОСТИ

 

До 1561, до войтовста, те же, что и волость, причем вместе с волостью. Горожане требовали это изменить, "болшим купецтвом ся обыходят, нижли перед тым торговли своего мевали, а земль жадных волостынх под собою не мают и их не уживают". 1555 - "вырок господарский", определил долю мещан в платежах и замковых работах - ¼ часть работ по строительству и ремонту королевских замков по волости. 1561 - войтовство, повинности отдельно от волости. Уставная грамота 1561 определяла виды, размеры и сроки исполнения.

Вид денежной повинности

Размер

Грошей

Пенязей

С волоки земли среднего качества

40

-

С домов "в рынку", с одного прента

-

7,5

С домов "в улицах", с одного прента

-

4,5

С огородов городских, с одного прента

-

2,5

С морга полевого в предместье

3

-

С морга сенокоса поднепровского

3

-

С морга сенокоса болотистого

1

5

С застенков городских

Согласно реестру

За "пригоны" и др. старые повинности с волоки

12

-

Бирчому при сборе налогов

-

1

На уряд с волоки

-

12

На уряд от ворот (кто не имеет волоки)

-

2

На уряд с морга полевого и сенокосного

-

1

Судебные (за решение суда)

полтина

-

(если помирились после обжалования) с рубля

10

-

(за пересуд)

15

-

Куницы свадебное

12

-

На подводы с дома

2

-

Сверх того на подводы с волоки

3

-

Сверх того на подводы с морга городского

-

4

Сверх того на подводы с прента городского огородного

-

1

На уряд с "крамниц" и лавок в ряду, в год

12

-

На уряд с лавки (в зависимости от размера) от локтя

-

2

Замку (уряду) - за освобождение от пригонов и прочих повинностей.

Торговцы кроме за лавки платили в городскую кассу подводный налог, в зависимости от ассортимента 1-4 гроша. Ремесленники платили его же, по специальностям, золотых дел - два гроша, остальные по одному.

Если казне деньги нужны были позарез, взимали принудительные поборы "складанки". "Лист" от короля войту и раде, вместе с нарочитым - чтоб деньги привез. В листе - размер, сроки взноса в господарский скарб или в руки "поборцы". Сроки - сжатые. 1561 - 1000 коп грошей. 1563 - новый, в течение недели 600 коп грошей в руки "поборцы". 1567 - 150 коп грошей. Вроде как король обещал вернуть, как только соберет "серебщизну", но не факт.

Отработочные повинности. Укреплять замок, ремонтировать его стены, копать перекоп, смотреть за "парканом" - четверть работ, остальное - волость. Также "сторожу теж в месте, в паркане и на вежах паркановых абы мещане завжды мели". В караул поочередно посылали определенное количество горожан. Следили за исправностью подъезда к замковой мельнице, в случае снежных заносов или "в час навалности вси мещане бегли на ратунок от воды, яко на кгвалт, под казною вины двенадцати грошей".

Город и волость ежегодно обеспечивали замковую администрацию 16 сторожами, которые охраняли замок, были посыльными, на "иншые потребы". Проще было нанимать стражу - что и делали, город нанимал и содержал 4 из них, на средства от всего города.

У всех дома какое-нито оружие, чтоб защищаться в случае чего. Без оружия нельзя в доме жить.

По Уставе 1561 все "слобожане, куничники и вси тые мещане, которые перед тым званы были суседскими и огородниками" приравнивались к мещанам и несли такие же повинности. "коморники в месте тамошнем, который избу або комору у подворника наймуеть и под тепершним часом того постановеня в месте мешкает, и который бы потом до места приходили... повинни платити до скарбу нашого в кожждый год по два грошы".

Горожане освобождались от работ по укреплению старых и строительству новых замков в других городах; от поставок замковому уряду ржи, овса, сена, дров, от хождения в "ловы" и от несения поводной повинности - ее заменили налогом.

Повинности не менялись до 1604 года. После магдебурского права добавилось строить оборонительные сооружения (земляной вал, башни), изготваливать пушки, снаряды, порох и т.п.; построить ратушу, школу и "по звыклости на улицах теж меских, где бы колвек потреба того была, дороги мостить и оправовать", ну и защищать город.

1604, новые.

"Устава повиннойстей и вольностей Могилева 1604 года"

Новый налог на ремесленников-мясников. Чинш в городскую казну до 1603 - 420 коп литовских грошей, с ноября 1603 - 480, за счет 60 коп за "бор".

Отменили замковые работы, "сторожей", "кликнуов", савить "кади" для воды.

 

ЛЬГОТЫ

У верхушки.

Освобождались от уплаты налогов с домов, земли и сенокосов, которыми пользовались, бурмистры, радцы, лавники, писарь городской рады, исполнявшие служебные обязанности, фактически - всеь состав.

1577 - братья Глухаревичи, "недужабчы с того дому плату государскую полнити" дом продали. В мае отказался от земельного участка Ярцович в пользу Ивана Вакорина.

 

СБОР НАЛОГОВ.

 

Обычно от св. Михаила 29 сентября до св. Мартина 11 ноября горожане обязаны были сами внести всю сумму. Сотнки через десятников вели учет поступления в сотнях, напоминали мещанам. Если не платили в срок - заключали в тюрьму до уплаты долга, плюс тюремный налог один грош. То же при "складанках".

Королевская администрация много забирала в карман, потому требовали самоуправления. 20 февраля 1561 - король выдал грамоту на войтовство. Управление из войта от короля и четырех сотников, избираемых горожанами из богатых. Войт следил за порядком в городе, судил по нарушению правопорядка и земельным правам. Управляя, докладывал замковому уряду, тот санкционировал. Следил за уплатой налогов. В помощь - сотники, без их согласия не мог принимать решения. Войт и сотник имели льготы. Войт - свободен от налога на дом и одну волоку земли, получал третий грош "вин" судебных, два гроша "куницы свадебные", четыре гроша от "попрания межы". Сотники - свободны от полволоки.

Стало легче.

Но ненамного.

Посему королая стали бомборлировать новыми жалобами на сторст и войтовский "уряд". Король, преследуя свои цели - расширение доходов казны, укреплние городов как опоры, замок в конце концов), 28 января 1577 пожаловал магдебургское право. Не калька немецкого - со своими особенностями. Грамотой почти все жители освобождались "от всякое юрисдикции або присуду и моцы всех и каждого зособна воевод, Каштелянов, державцев, старост, подстарост, альбо их наместнков, судей, подсудков и иных преложенных детцких". Теперь за любое преступление судили только по магдебургскому праву. Все должностные лица не имели права судить и наказывать.

Власть - раде или магистрату.

МАГИСТРАТ

ВОЙТ.

Во главе войт, обычно феодал, назначался пожизненно до середины XVII века королем, за заслуги перед Речью Посполитой. Ему подчинялись все горжане "якогож-колвек стану и кондиции". Стоял над самоуправлением. Доходная должность. Отдавали две волоки земли и дом свободные от налогов навсегда. Усадебный участок с огородом на 12,5 прентов и два морга сенокоса. Третья часть доходов от штрафов, налагаемых магистратом. Мог вместо себя назначить зама - лентвойта. Что и делали - до середины 17 века приезжали редко, ежегодно назначали лентвойта.

РАДА.

Выбиралась из верхушки "водлуг потребы того места". В первый год избрали двух бурмистров, двух радцев, четырех лвников. Все купцы и ростовщики. Потом радцев стало четыре и не менялось до середины XVII внка.

ВЫБОРЫ: зажиточная часть мещан избирала лва состава рады. Каждый после принесения присяги городу, управлял поочередно год. Первый состав отчитывался перед общим собранием обеих смен о финансах за год. Принявшие дела рада называлась "новой", сменившаяся - "старой". Старые обязаны были посещать заседания рады, если кто из новыз отлучался - подменяли старые. Через два года избирали еще два состава. Выбирали часто одних и тех же.Харко Максимович лавник в 1577 и 1578, лентвойт 1579-1584. Ером Алексеевич бурмитр 1577, 1584, 1588, 1591.Иван Федорович в 1583, 1584, 1588, 1589. Сергей Максимович, Петруша Федорович, Хведко Пошин по несколько лет были лавниками.

Горожане требовали выбирать всем. В 1580 создали при магистрате контрольно-совещательый орган из 12 человек "посполитых", ежегодно избирали из средних слоев горожан ратушной юридики. Они следили за правильным использованием городских средств, вместе с радой выносили решения. Продолжали бороться. В 1588 изменился порядок выборов рады, расширения полномочий того самого органа на 12 человек, избрания дополнительных должностных лиц.

ВЫБОРЫ С 1588. Сначала община "старшие" и "молодшие" избирали 12 "посполитых". После присяги они вместе со старой радой избирали новый магистрат. Добавилось четыре казначея (шафара), двое от рады, двое от "посполитых". Они "гроши меские с приходов меских и з уфал... выбирать". Шафары расходовали средства по приказу рады или "посполитыз", отчитывались в конце года. "Посполитые" "справовали и заведовали" всеми городскими доходами. Без них рада не могла ничего решить. Раньше войт утвержда состав рады. С 1588 рада избиралась без войта. Раньше все решения с ведома войта. Теперь - "посполитых", войт курит в сторонке.

В 1589 войт отказался от назначения лентвойта - должность стала выборной. Обязался не вмешиваться в выборы лентвойта и рады. Право утверждать или отменять решения рады сохранялось.

Теперь горожане стали жаловаться на раду. От "панов бурмистров, радец, лавников великое обтяжение и кривду" терпят. Терпели, правда, не всегда - было восстание в 1606-1610.

От 18 августа 1603 новый порядок выборов.

17 декабря (если не праздник) магистрат сообщал о выборах универсалом. На следующий день в ратуше собирались мещане, избирали из купцов и цеховых ремесленников магистратской юрисдикции по 12 человек от каждой группы. 20 декабря 24 человека приходили на сессию магистрата, где отбирали по 6 человек от группы "годнейших", и эти 12 станоились "посполитыми", избирали раду тощо. Формально - ежегодно. Фактически - раз в пять лет - избирались сразу в составе пяти смен. Передача управления в торожественной обстановые в присутствии всех смен магистрата. Сатыре делали отчет по финансам, передавали дела, клюи от кассы магистрата, печть. При обсуждении важных вопросов собирались все пять составов рады. У Цехмистров право присутствовать на еженедельных (о четвергам) заседаниях рады и вместе с "посполитыми" принимали кчастие в обсуждении вопросов. Если рада выносила решение о денежных сборах без Цехмистров - оно необязательно. Состав: лентвойт, два бурмиста, четыре радца, четыре лавника и писарь, 12 "посполитых", четыре шафара. Вспомогательные - сотники, десятники, сборщики налогов ("бирчие") - моли увеличиваться, если налог экстренный и сложный, посыльные - "слуги меские"

РАДА управляла городом. Административно-хозяйственная, финансовая, судебная деятельность. Еженедельно по четвергам в ратуше засдеания, куда приходили и новые, и старые всем составом, "посполитые", сотники, бывали десятники и цехмистры. Заседание начиналось в шесть вечера, о чем звонили в ратушный колокол. Экстренные собрания - оповещали специальными ихвещениями или через "слугу меского". За неявку - штраф 3 или 6 грошей. Рассматривали дела. Принимали решения о порядке обложения налогами и деежными сборами, передаче в аренду городских владений, вносили записи о продаже, передаче и завещаниях, утверждались цехмистры, цеховые постановления, торговые и кредитные сделки.

Судили. Все мещане подлежали магистратскому ("бурмистровско-радецкому") суду, рассматривал дела "о злодействе, пожоги, мужеубийстве, втинане члонков и иншые всякие выступки". Председатель суда - войт или лентвойт, войта никогда не было, постоянно лентвойт. Войт - высшая аппеляционная инстанция, выше - только король. Войту - право рассмотра делоа о "кровавых речах", дела поточного права, решения - на основе магдебургского права. То есть, был еще войтово-лавничий суд - точнее, мог быть. Королевский скарб получал 2/3 судебных "вин" от города, войт - "третий грош". От войтовского суда - весь доход войту. 1579-1589 горожане боролись с войтом Стравинским, отбили права магистратского суда. В 1589 войт отказался от разбора дел в "речах криминальных и иншых справ поточных" и от 1/3 "вин" судейских. Под угрозой штрафа в 200 гривен дал письменное обязательство не вмешиваться в судебные дела, "вины" и др. "пожитки", ежегодно "засаживати" лентвойта и раду, как ему скажет магистрат. За это 1 января каждого года получал 130 коп грошей литовских.

В 1634 войт Людвиг Радзивилл ссылаясь на королевский привилей 1633 об уравнении прав с Вильно, где разделенный суда, издал указ - мол, судить, как в столице. Определил дни, время и место судебных заседаний. Лентвойт с лавниками судил перед обедом по вторникам и пятницам в ратуше, магистрат - в понедельник, среду и субботу в ратуше, но в другом зале. В 1636 Радзивилл выдал городу лист, объединил суды в один большой, под началом лентвойта, у него право решающего голоса. Войт отказался от аппеляций - теперь только к королю. За это войт получал ежегодно 2000 злотых, плюс 400 злотых лентвойту и ему же "третий грош" от пересудов, плюс две волоки земли и сенокос войтовский.

В 1647 войтом стал витебский воевода Ян Сангушко. В феврале рада и все "поспильство" попросило не лезть в суд, а то хуже будет. Зато будет жегеодно 2300 злотых (инфляция, однако) и лентвойту, как и было.

Юридические нормы. В привелее от 28 января 1577 - "не иначей, одно правом и судом немецким". Чаще всего прибегали к кодексам законов Ландрехта и Вейхбильда, в переводах Гроицкого и Шербича. Бывало, приводили атикулы из права "земского" и "цесарского". Сила закона - и у Литовского Статута, на его основе тоже выносили решения.

СОТНИКИ. За каждым - определенная часть города, сотня. Следил за исправным несением повинностей. В военное рвемя - были воеводами своих сотен. Принимали участие во всех заседаниях рады. Должности сотников и десятников не прописаны в магдебургском праве. Избирались городской общиной в силу традиций, действовали от ее имени, используя принципы вечевого самоуправления. На заседяних следили, чтоы налоги распредяли хорошо, они же с "Бирчими" собирали деньги. Всегда били раду по рогам. В 1588 сотники и десятники вместе с "Людом посполитым" явились в ратушу, предъявили ряд обвинений. В частнсти - не отчитывались не фига.нарушение прав горожан при выборах, поборы, как всегда, в общем. В 1611 сотники и десятники не допустили принятия о взыскаии недоимки за предыдущий год. 17 сотников и 117 десятников отказались. Раде пришлось согласиться.

Горожане боролись с феодалами и замком. Феодалы не подчинялись магистрату, подсудны только замку. Отдельный суд у духовенства. Жители юридик платили своему владельцу налоги и несли другие повинности. Мещане боролись против расширения и за полное вытеснение юридик из города. В принципе, большая только одна, а удельный вес всех небольшой.

В начале XVII века у замка 42 дома, 2%. Несколько десятков домов у духовенства, монастырей, их подданных,.некоторое количество земельных участков, огородов, волок и сенокосов. Собственность феодалов не превышала 5%, к середине века - не больше 10%.

Так слабо, потому что земельные владения в поднепровье второй волоины XVI - первой половины XVII века корлевские и государственные (экономии и строства), там в осноном чинш. Окраинное положение - крепость. Чтоб не бухтели, придерживали феодалов. Центр огромной кородевской экономии. Вледния вокруг города - королевские, их только пожаловать могли. Магистрат боролся.

Но феодалы скупали дома и участки, забирали за долги, за счет даров и завещаний. Богоявленский монастырь в 1633 получил по завещанию земян Оршанского повета на вечное рвемя шесть волок земли, несколько огородов с садами и крепостными. В том же году мещане Иван Степанович и Харко Ескович подарили настоятелю Богоявленского монастыря две волоки земли. В 1635 его владения расширились за счет дарения пяти волок мещанами Ролиным, Андреем Карповичем, Овдеем Овдеевичем и Овтушко Устиновичем Шыроносом. Земельные участки, дома с усадьбами дарили вмонастырю мещане 1637. в 1638 ему же "добра свои... пляц з садом и стайнею лежачий тут в месте могилевском над озером... другий пляц з садом лежачий в месте... так теж броварз лисцем, котлом пивным, и всем начинем, до вареня пива належачим,и с колодезем над озером под горою" подарил мещанин Тимофей Гапнович.

Кутеинский монастырь в 1639 от Кузминичей дом с замельным участком, огородом, садом и всеми строениями в центре города, плюс сумму денег: "золото, серебро, цын, мед, щаты, все речи рухомые" и весь инвентарь. Спасский монастырь в 1642 от Резицкого - два "пляца" по улице Школвской.

Участки и дома просто захватывали. В 1653 шляхетный пан Вукола убил соседа мещанин Купрея Козминича, чтобы захватить усадьбу. Магистрат пытался привлечь - но шляхта ему неподсудна, отмазался.

Росла юридика замка. 1640 - 42 дома, 1661 - 71 1/8. росло число ремесленников, не столько обеспечивать уже нужды замка, сколько платили оброк за производство и продажу товаров, причем платили больше, чем не-ремесленники. 1604 - 3 плотника и 1 кузнец, 1610 - 34 ремесленника, плотники, кузнецы, сапожники, оружейники, кожевники, бондари, пильщики, шаповалы, мясники и т.д.

Вообще замковая администрация (староста, подстароста и прочие) постоянно вмешивались в дела города. владения захватывали силой. В августе 1587 наместник замка Городенский с вооруженной бандой "нашедши моцно на сенажати... меские, за Днепром лежвашие". Горожане пробовали отмахаться, махали грамотами - наместник скосил и к себе сено с 200 моргов сенокосов. В августе 1579 захватил земельный участок, принадлежавший городу "урядник" Слуцких князей Олельковичей Андрей Доровской, ведавший замком. Горожане дернулись - но сделали это зря. "наславшы многих слуг своих, мещан тамошних могилевских многих побил, поранил и помордовал, сукни з некоторых поздеймовать велел. А потом, мало маючи на том, з гаковниц з замку на место стреляти велел".

Замок запрещал городу ловить рыбу - хотя король разрешил, аж на четыре мили в обе стороны от Могилева. Замок грабил просолов и ремесленников, что шатались в окрестностях города.

А что горожане? Как обычно, жаловались. В 1605, хотя размежевали вледения замка и города и все лавки "под городом", "пан подстароста ходит на рынок и собирает у перекупщиков торговое для замка". В 1635 донос, что замок "незвычайное полокетное" на рынке берет.

Бывало и круче.

В 1593 горожани замковой юрисдикции построили несколько лавок на рынке. Собралась толпа и раскидала лавки по бревнышку.

Жалобы на замок - забирает дома под свою юрисдикцию, не выдает кивтанций за упалченные городом чинш а потом вторично требует платы, ставит пехоту в городские дома, запрещает проходить через греблю, заливает городские земли водой из "става", сажает мещан в свою тюрьму...

С замком боролась даже верхушка.

Собственно, сами мещане замковой юридики - мол, кроме чинша, привлекают к работам, караулу, требует подвод, "складанок". Поставок в замок слуг и других повинностей.

Король слал листы и ревизоров. Замок, как правило, плевал с колокольни на все на это. А колокольни в замке были высокие.

 

Горожане скупали дома и земли у феодалов, потом продавали горожанам "правильной" юрисдикции.в 1609 - привилей, купленные у шляхты владения исключались из замковой юридики, присоединялись к городу. Как получили привелей, стали широко скупать. В 1618 магистрат куприл у княгини Евы Барколабовны за 400 коп грошей литовских "дом с пляцем, з будованнем у улицы великой Шкловсокй, идучи з Брамы до рынку по левой стороне". В 1620 замок попросил короля отменить привилей. В 1626 магистрат выкупил "пляцов оседлых двадцать", 1609-1647, выкупил больше 65 земельных участков.

 

БОРЬБА МАСС С МАГИСТРАТОМ И ВЕРХУШКОЙ.

 

Недовольны из-за непосильного налогового и повинностного гнета, беззакония и своеволия магистрата при раскладке и сборе налогов, злоупотребления властью.

Магистрат - в первую очерель о верхушке заботился.

Горожане требовали расширения прав, справедливого обложения налогами и поборами, чтоб магистрат отчитывался. Жаловались. В 1589 отправили к королю нарочитого Тимошку Григоревича, доставившего лист с жалобами на магистрат. Добивался привилигеи, чтобы могли контролировать магистрат. Король ничего не сделал. В июне 1580 создаи орган из 12 "посполитых". Бывало и хуже.

30 августа 1588 бурмистр Овсей Максимович потребовал от сотников, десятников и "поспольства" собрать новый денежный побор. Все отказались. Потребовали отчет - куда деньги дал? Если расход правильный, тогда можно и еще денег сдать. Буримстр арестовал сотника, который это озвучил. Народ "того сотника Максима до ратуши взятии не дали моцою, кгвалтом, а потом взрушаючт покой посполитый, на мене самого торгнулися, бъючи мене пястами в живот и бока, мовечи иж Дей его возьмем и утопим в Днепре". Бурмистр сбежад, причем гнались за ним.

В октябре 1588 обвинили магистрат, что ни фига не отчитываются, выбивают поборы, не соблюдают порядоки избрания рады. 13 октября избрали новых 12 посполитых, которые теперь следили за доходами-расходами, избирали раду, требовали отчет. Без их подписи - все решения магистрата можно по асфальту мазать тонким слоем. "А где бы на той уфале, пры печати местксой и подпису рук их не было, тогды таковых уфал неповинны будем прымовати и их выполняти.

НАЛИВАЙКО

В 1595 приходило Наливайко.

Когда оно приходило - до сих пор не знают. По Баркулабовсокой летописи казаки взяли Могилев "лета божего нароженя 1595, месяца ноября 30 дня в понеделок за тыдень перед святым Николою". Могилевская старина говорить про 20 ноября. В Киевской старине пишут про 13 декабря. Ф. Евлашевский кричит про то же 13 декабря. Скорее всего, так оно и есть, потому как есть упоминание о донесении чиновников Могилева Христофору Радзивиллу от 6 декабря о приближении казаков.

В Могилеве казаки разгромили шляхту и богатых. В письме от 15 декабря Радзивилл писал брату, что тех, которые перед ним не склонились, пе склонились, перебил. Казаки разгромили и ограбили "домы и маетности шляхетские", лавки, бояр, разрушили тюрьму. "Домы попов з вшелякою маетностью, также церкви две в духовенстве тых священников... в которых немало справ, листо и привилеев наклады и иншие вольносьт на тые церкви належачие, наданые со всеми нарадами и церемониями костельными исплендровавши" уничтожили.

Потом - опять поборы, злоупотребления. Мол типа магистрат избирает знакомых и родичей. "Посполитые" им помогали.

Июнь 1606 - восстание под началом старосты цеха солодовников Стахора Митковича.

19 июня Стахор, на рынке около ратуши "при собранию людей обчих" выступил против бурмистра Василия Якимовича, "словы неучтивые лаял, соромотил и пофалки на здоровье его чинил".

20 июня Стахор "збунтовавши Дей немало людей так знаемых, яко и незнаемых до колко сот человека" и прибыв в ратушу против "врадников судовых" выступил. Из ратуши пошел на рынок "до крамы Осипа Якимовича, лавника тамошнего", и начал его срамить, ругать, угрожая убить или утопить, а все имущество забрать. К восставгим примкнули оемесленники и беднота.

22 июня Стахор и К пришли в ратушу "до лентвойта и бурмистра и всее радымесоке торгалисе и руками кивали, топоведи и пофалки на здоровье чинечи, забитием грозили". Лентвойт приказал арестовать и посадить зачинщика. Лди не отдали.

25 июня восставшие под руководством Стахора Митковича, а также Микиты-сабельника, Федора Ивановича - портного, Михаила Юрковича гончара, Харапона - портного, Сазона - чеботаря, Петра - кузнеца, ИТвана-сабельника, Мелешко Пузынина и других, взбунтовали несколько сот человек против рады и войта. Войт, он же писарь ВкЛ Ярош Валович отправил в Могилев шляхетных панов Матея Суходольского и Хризостома Снарского. Договориться не удалось.

13 июля горожане выбрали 12 "посполитых".

15 июля свергли старую раду, "печат мескую и вси справы и порадки меские у них рады старые отняли", избрали новую раду. Один из них, Ходко Богданович, даже не был могилевчанином оседлым. Мол, действовали в интересах всего города, потому и получилось. Говорят, управляли неплохо, только богачей давили. "жизнь и имущество которых подвергается опасности".

Старая рада жаловалась - весь состав новой был привлечен к войтовскому суду.

11 сентября Ярош Волович отстранял новых, вся власть - старой раде, а 16 октября новые выборы провести. Отказавшимся - штраф в 1000 коп грошей литовских. Ну издать-то он, кончено, издал... А толку?

Июнь 1607 - король выдал охранную грамоту жителям, которые вне восстания. Штраф в 1000 коп грошей литовских, тем, кто попробует их судить, сажать в тюрьму, взимать поборы или налоги, "угрожать ибунтоваться".

22 августа 1608 - соглашение, оформлено уполначмоченными обоих составов магистрата в канцелярии ВкЛ при активном участии канцлера, старосты могилевского Льва Сапеги и настоятеля Трокского ксендза Евстафия Воловича. От новой рады - Тимофей Ботак, раньше не упоминался. Новая рада, кроме Ходко Богдановича - того осудили, добыла свой срок и передать власть старой раде.

Так оно и было. И могло бы все и закончиться, но в 1610 попробвали снова восстать. Теперь главарей - Иван Харкович, Михаил Чоботар, Лавор Михайлович, Гаврило Иванович, Микита Милькович, Максим Тальбуш и Исай Щенсный - схватили сразу и судили. Первых пятерых казнили 23 июля на Ильинской горе. Двух последних осудили на 12 недель тюрьмы, потом телесное наказание у позорного стоба и на фиг из города, запрет жить ближе 30 миль от Могилева.

Волнения продолжались. Часто отказывались платить налоги. В 1636 магистрат собирался выполнить решение Виленского асессорского суда о взыскании 10 000 злотых штрафа с жителей Луполовского, Зареченского и Задубровеснкого посадов - за выступление в 1633 против униатских монахов Спасского монастыря. Ремесленники всех цехов решили не платить. С криком и шумом двинулись к ратуше. Ворвались в зал, завяили, что платить отказываются. Портной Иван Алексеевич подошел к самому барьеру, за которым сидела рада, потребовал прекроатить суд по взысканию денег. Суд приянл решение - брать. Тогда портной и два сапожника - Мицко Харитонович и Андрей Хацкович продолжили бузить. Всех троих арестовали и присудили к смертной казни с конфискацией.

В 1638 отказались платить налоги жители предместья Могилева Кобылья Слобода. Подаваили в самом начале. Самых активных задержали и судили. Обвиинямые тупили "не будем платить, делайте с нами, что хотите". Ну и сделали, что захотели. Михаила Климовича, Герасима и Савку Антропенко к смерти, помощников - к изгнанию, с конфискацией.

ВНТУРИЦЕХОВАЯ БОРЬБА

1636 - цехмистр скорняков со "старшей братией" выработал, а потом хотел ввести новый устав, резко ограничивающий права рядовых мастеров, скорняки и балтушники выступили против. Потребовали аннулировать устав. Магистрат не утвердил новый устав.

Цехмистр кожевенников Максим Маслока четыре года не отчиывался перед мастерами цеха, произвольно взимал взносы и поборы, шли неизвестно куда. На пытй год его не избрали - но он продолжал быть цехмистром при поддержке "старших". Выработал и ввел новый устав. Сажал мастеров в тюрьму и колодки. В 1637 кожевеники потребовали оградить их от бешеного цехмистра и старшины.

Ученики боролись одним средством - убегали от мастеров J

 

БОРЬБА С УНИЕЙ И КАТЛОИКАМИ

 

В 1599 полцкий архиепископ Герман Загорский, перешедший в унию, решил посетить Могилев, чтобы окатлочить его жителей - насильно, жители его в город не пустили - "они его, как поклонника пыпы, более не признают за своего владыку".

В октябре 1618 полоцкий униатский архиепископ Иосафат Кунцевич напрваился в Могилев окатлочивать жителей и окостелывать церкви. Моглиевчане заперли ворота, выкатили на вал пушки, направили на "душехвата" и не впустили в город. Кунцевич "со срамом" вернуося в Полоцк и поажаловался королю.

22 марта 1619 Сигизмунд III издал декрет, что могилевчане "не будучи угрожаемы никакой опасностью, но единственно против архиепископа полоцкого весь город взбунтовали, городские ворота заперли, валы орудиями и людьми заняли, вышли с ружьями и знаменами, преграждая ему путь и не желая пустить его в город, и в наш замок, причем лаяли, срамили, убить хотели".. Кроме того, присвоили церквоные доходы и владения, сами назначают попов, судят и распоряжаются церкавми. Приказал казнить зачишщиков выступления, на жителей наложить штраф, все православные церкви отдать униатам. "Вси церкви и монастыри, з вшеляикми пожытками и доходами их, также духовенство все, в Могилеве будучее, юрисдикции архиепископское и послушенству, под закладем на них до скарбу нашего двадцати тисечей злотых за каждым разом, илекроть бысте се в тые церкви и монастыри, албо духовенство вступовать и владзу над ними собе прывлащать, албо в чом колвек се тому декретови нашему сопротивлять и оный нарушать важыли".

Дело о выступлении рассматривали в ассесорком, потом земском суде в Полоцке. Левошка Исаев, Евлан Шульха, Миско Путята, Кузьма Шевнин и др. Главнейших бунтовщиков казнить. Цервки опечатать, имущество отдать полоцкому архиепископу, Спасскую церковь не опечатывать, но отдать униатам.

Могилевчане препятствовали униатам служитьв Спасской церкви - угрожали выгнать их на фиг из города, не выполняли приказов архиепископа, не признавали его власти. Так зашугали униатов, что те боялись из города выехать - возьмут да не пустят назад. Жаловались старосте Льву Сапеге, тот пытался воздействовать через магистрат. Сапгеа наехал на Кунцевича - вместо радости причинила нам ваша уния скорби, беспокойства и неустройства, лучше б ее совсем не было...

В 1622 Кунцевичу предложили вернуть моглиевчанам отнятые церкви.

В феврале 1621 Сапега в аписьме униатскому митрополиту Рутскому высказал опасение, что горожане не будут ждать милостей от епископа, а возьмут их сами. Просил вразумить Кунцевича.

В ноябре 1623 Кунцевич прибыл в Витебск,поднялось восстание, архиепископ был убит. Горожан катовали сильно.

Возникали братства. 1588 - Кричевской церковное братство, 1591 - Гроджненское и Брестское, 1592 - Минское и Оршанское.

1597 - Могилевское Спасское братство. Основано по образцу Львовского. Не выполняли королевских предписаний, данных в грамоте, узаконившей его организацию - отказывались признавать высшей инстанцией полоцкого архиепископа, не выполняли его распоряжений. Не подчинилясь вообще никому, добивались ставропигии - подчиняться непосрелдственно Константинопольскому патриарху. Получили - в 1635, вогда Кеивский митрополит Петр Могила посетил Могилев.

В августе 1601, по жалобе униатов, король издал грамоту - обвинил братство, что посторили дом типа для школы - а сами там собираются, лаяют кого ни попадя, людей прячут. Потребовал суда и выдать властям бунтовщиков Катковского, Тавборовича и Радка "под зарукою на... господара тысячею копами грошей".

Чем дело закончилось - неизвестно. Правда, позже брастсва при Спасском монастыре не было, и это внушает некоторые подозрения. Оно перебралось в Боговявлениский монастырь. В 1602 добились от короля привлегии на признание и подтверждение устава.

Школа была при Спасском монастыре, в 1619, когда он стал униатским, школа еще аж до 1624 оставалось православной. Здание захватили. Школа переехала в дом Максимовича.

1633 - могилевчане добились привилея на постройку новой школы, "школы наук вызволенных языков вшеляких" при Богоявленском монастыре. Обучались "братии уписное и убогих сирот езяка и письма словенского, русского, греческого, латинского и полского." Преподавали Тимофей Грибач, Павл, Константин, Афанасий Стрелецкий, учивший латыни, Федор Тарасович, Игнатий и др. большинство могилевчане, но были и из Полоцка и из Киева (Савва Андреевич преподавал в Киевской братской школе, потом переехал в Могилев. Коссович - киевский студент).

Была своя типография. Учебники, книги, полемическая литература. В 1616 издали "Служебник", в 1619 - "Евангелие учительное".

Связи с Львовом, Полоцком, Витебском, Вильно.

Горожане поддерживали - и не только морально. С 1634 по 1641 подарили девять домов с усадьбами, четыре земельные учстка без построек, до 22 волок земли, из них шесть с посленными крестьянами и более шести волок лесу.

1633 - братчики организовали выступление против униатских монахов Спасского монастыря. 9 января 1633 по приказу униатского игумена Гервазия Гостиловского монахи с подданными и челядью попытались снять колокола с церкви Св. Василия, чтобы спрятать от русских войск, мещане не разрешили. Жители Луполова, Заречья, Задубровенки, под руководством Ивана-коновала, Тарско-кузнеца, Исаака-пирожника, Алексея-кузнеца, Ждана-портного, Игната-сапожника, Ивана-портного оторвали веревки, избили и выгнали из церкви.

 

ВОЙНА

 

5 июня 1654 г. Константин Поклонский с 14 могилевчанами перешел на сторону царских войск. Явился к Т. Спасителеву, царскому представителю при казачестве Золотаренко. Отправили к Хмельницкому, могилевчан оставили при Золотаренко. Хмель послушал, отправил к царю с советом дать подарков. 22 июля Поклонский "а с ним людей его шляхты 3 человека, да малый похолок, шляхтич же, рядовых слуг 8 человек, мещан моглиевских 4 человека, да похолок мещансукий сын, да у мещан же по челяднику и дву человек" прибыл в ставку под Смоленск. Получил чин полковника. В дар "40 соболей в 50 рублев, денег 4 рублев, а людем его оказано государево жалование от казны". Поставили задачу "шляхту и всяких служилых людей прибирати к себе в полк", царь им будет платить жалованье, шляхте сохарнятся все привилегии и льготы. Командный состав - сам, "кто в какой чин достоин". Плюс - склонить Могилев к сдаче. Грамота от 29 июля - "шляхту и служивых людей всяких и войтов и бурмистров и райцов и лавников и мещан и всех православных христиан пожалуем нашего царского величества жалованьем, и велим шляхте маетности, кто чем владел наперед сего по привилиям, подкрепити нашими царского величества жалованными грамотами, и что им и детям их и потомкам те их маетности впредь будут крепки; также и сверх того пожалуем нашим царского величества жалованьем... и велим во всех податех дать многую льготу, а разоренья над вами никакова не чинити не велели". Приставлен Михаил Петрович Воейков при 47 стрельцах.

В городе - борьба между низами под началом казака Бушака и верхушкой. Собралась шляхта. Спешно строили укрепления.

3 августа Поклонский был в 40 верстах. Отправили 4 стрельцов в город с письмом, предлагая сдаваться. Шляхта задержала стрельцов, Бушака избила так, что чуть жив остался.

6 августа отряд прибыл в Радомль. Из Чаус ушли поп Василий Петров и три горожанина, привели отряд в Чаусы, сдали город. Отряд пополнился. 8 августа Войеков писал"К.П. тех чаусовцев и сельских крестьян переписав и собав войска пеших 800 человек". 5 августа Поклонский - Бутурлину "Что хотя вся чернь готова, но их ляхи обступили, не могут так далеко ко мне прибегать, ... гоняют их... сторожу поставили, что б моих перенимали, которые бы ко мне шли". Донос Войекова "черь де говорит, как твои государевы люди к городу придут, и они с твоими государевыми людьми против непослушников, которые тебе государю будут про тивны, учнут стоять за одно".

Шляхта отправляла "жолнеров" на разведку. 7 августа крестьяне села Благовичи вместе с казаками доставили в полк "дву человека ляхов" - на допросе сказали, "высланы де они из Могилева в Чаусы подсматривать войска московского и полковника Поклонского, а посылал их де разсматривать пан Забела и Гижицкий".

8 августа, от Войеквоа: "Прибежал ко мне и к Константину Поклонскому крестьянин Ивашко Рыбала, и сказал: шли де из Могилева 300 коней шляхты, идут де к вам в Чаусы, Тобиаш Жданович да Михаил Гжитцкий, три хоронги, да пеших гаудков человек с десять". 8-го же в Чаусы прибыли казаки Василия Золотаренко. Ночью полк и шляхты выступили из Чаус, не доходя пять миль до Могилева, наткнулись на шляхту. Начался бой, победили. Конечно, с таким-то соотношеним сил. Войеков: "и того Ждановича и Гижитцкова... побил и на том бою взяли.. две хоронги, да литвары, да барабан, да языков вязли".

11 августа Войеков: "собрали пеших могилевцев и чаусовцев и родомцев крестьян с тысечю человек с бердыши и рогатины и с пищалями, да конных крестьян со сто человек". Полк расположился обозом в селе Петровичи в трех милях от города.

К 20 августа численность полка достигла 6000 человек. Могилевский "державца" пан Петровский приказал горожанам постросить три моста через Днепр, чтобы в город мог придти Радивилл. "чернь": "мы де все будем битца с Радивилом, пока нам станет, а в Могилев Радивилла не пустим".

14 августа Поклонский построил мост через реку в пяти верстах от города, перешел реку, расположился обозом в селе Печерске, в полуверсте от города, ожидая московское войско - из-под Дубровно шел князь Куракин. Горожане отправили делегцаию с братанием. Шляхта ждала Радивилла, когда стало очевидно, что не дождутся (никак, разбили Януша), "били челом, чтоб их выпустить совсем из Могилева в Польшу".

24 августа открыли ворота. Войеков6 "Меня, холопа твоего, и полковника Поклонского могилевцы всех чинов люди встречали честно, со святыми иконами и пустили в город". Могилевская рада преподнесла царю челобитную, просили подтвердить все права и привилегии. Царь согласился.

15 сентября: "А их бурмистров, и райцев, и лавников, и мещан пожаловали мы, великий цар, права их и привилея городу Могилеву наданые велели подтвердити, что их права нарушены не будут, и бурмистров и радцов и лавников\, также и войта на всякий год выбирать самым, и судитисе под правом их майдебурским, и позываня им ни докго чинити не велели". В город назначили воеводу из русских бояр, ведал военными делами в городе и уезде. Отправили И.В. Алверьева, "принять город, ключи, все вооружение, острог, осмотреть его укрепления и где необходимо произвести ремонт", "быть на государевой службе з государевыми людьми в Моглиеве для оберегания от приходу польских и литовских людей". Вмешиваться в судебные дела, нарушать права города запрещалось.

В городе ликвидированы замковая и феодальные юридики. Все горожане подлежали магистратскому суду. "А мещанам шляхте и всяким служилым также и посацким людям, которые домы свои в городе Могилеве имеют и под грацким судом прежде сего были, и ныне быть по тому ж под единым судом и послушанием права майдебуркского". Магистрат не мог "духовнхы людей священнечексого и иконического чину на суд к себе... приизывати". Их судил могилевский епископ. Можно было подавать аппеляцию к царю, но только "в великих делах", "меншы пятнадцати Рублев" - на фиг.

Подтверждено право на две ярмарки в году, по три недели. Торговые пошлины во время ярмаорк не взимались. Свобода торговли с русскими - пошлина такая же, как русским купцам. Запрет на ввоз вина и табака, под угрозой смертной казни.

Пошла новая вполна религии. Теперь все должности могли занимать только православные.

Запрещено казакам жить в городе.

Горожане могли уйти на фронт добровольно, насильно брать запрещалось. Запрещалось вывозить горожан "в иные городы на житье". Кабак "с торгом и капщиною" передавался городу, но доходы должны были идти на "город Могилев сторити, и пушки и всякие пушечные запасы, которые к воинскому делу потребны, готовити и у себя в Могилеве для всякого береженься держати, и иное всякое грацкое джело строить.ю и ратных людей в военное время для обереганья города нанимати".

Шляхте подтверждены все имения, "хто чем владел ныне до сдачи города Могилева... и доходы всякие с тех маетностей и крестьян имати". Плюс - подарки. Поклоноскому - семь деревень, один двор в Могилеве и местечко Чаусы; войту кгелде - девять деревень пана Срединского, усадьба бежавшего пана Круковского в "меском валу". Шляхтич Рудницкий получил пять деревень, мельницу, усадьбу в Могилеве. Радца Олфим Хомутовский - три деревни "да дворик пана Заборского со всем, что к ним належит". И другие подаки. Поклоноскому и Войекову велено вернуть лошадей и животину, хлеб, принять меры, чтоб крестьяне не бунтовали и оберегать шляхту.

28 августа Алексей Михавлович приказал Поклонскому и Войекову с казакми пока сидеть в городе. 29 августа - быть в городе до прибытия воеводы. Войеков должен был всех иноверцев приевсти к присяге на верность Русскому государству. Поклоноскому - следить за порядком. Позже его обязали уговаривать Быхов, Кричев и другие города сдаться добровольно; плюс вести разведку - глее Радивилл, что у него с войском. Поклонский с полковой старшиной обосновался в Могилеве, часть казаков распустил, часть отправил "в загоны" под Борисовом, остальных разместил в городе в еврейских домах. По всем дорогам вокруг города - посты, "многие сторожи и избы, сотни и карауды", охраняли от польских и литовских войск и лазутчиков. Всех привели к присяге. В сентябре отправили шляхтича Ивановского, трех стрельцов и двадцать казаков в Кричев, протопопа Якова, оршанского бурмистра Никона и других оршанцев в Дубровно, пана Минвида в Быхов - уговаривать сдаться. В сентябре сдался Кричев. В первой половине октября открыли ворота в Дубровно.

Однако, начиналось контрнаступление.

В сентябре отдельные отряды начали проникать на левый берег Березины, где творили бесчинства. 23 сентября, Поклонский: "ляхи... крестьян православное веры в дву местех, в Бобруйску и в Свислочи, по той стороне высекли". Полк отправили к Борисову - чтоб не пускать подобные отряды. Не вышло.

8 октября - письмо горожан Поклонскому под Смоленск, "порохом и свинцом и ратными людьми воспомочи", и самому б хорошо, то уряду никакого нет. Обижались Войекову. Мол, присяга присягой, а даже те пушки, что были, Ефимтев уволок. Солдат нет, припасов нет - чем от поляков отбиваться?

11 октября ушел под Дубровно отряд стрельцов под Яковом Ефимьевым. Полк Поклонского - в Белыничах, Головчине, часть вместе с полковником под Смоленском.

12 октября, Поклонский: "Через Березину не мало хоругвей переехало и оттуда ляхи будут дерзати ехать к нам под Могилев". Да еще в Старом Быхове отсиживались 10 000 шляхтичей, гайдуков, драгун и прочих.

Середина октября. Жлобинский войт: "польское войско, как могло, наипаче же, укрепя великие загоны, нашествия мучительския чинят людям, рубят городы и деревни от основания искореняют"

14 октября - письмо царю. Пороха, свинца, ратных людей, бо Радивилл уже близко. Войеков подтвердил: "со мною, холопом твоим, в Могилеве твоих государевых ратных людей нет никого; а пушечного и ручного зелья и свинцу в Могилеве нет ничего, и пушек мало и около земляного валу по воротам сторож нет".

15 октября из-под Дубровно спешно выступил окольничий И.В. Алферьев, с солдтаским полком и двумя стрелецкими приказами Авраама Лопухина и Логина Аничкова. Из-под Дубровно же артиллерия, из Смоленска - "триста пуд зелья, триста пуд свинца" Войеков отзывался в Москву. Алферьев должен был не пустить Радивилла даже в уезд.

Начали укреплять город. Согнали крестьян для строительства земляного вала.

Вторая половина октября - ноябрь, готовились к обороне.

18 декабря утром из Бобруйска в Старый Быхов пришел польский полк полковника Оскирко - примерно четыре тысячи пехоты и конницы. В Минске и Борисове расположился Радивилл, в Бобруйске - гетман Гонсевский. Другие части - вокруг Могилева в трех милях. "Уезд пустошат и людей секут, и мест и деревни жгут".

28 декабря - вокруг Могилева "вал болшой с трех сторон, и тот худ, через вал ходят люди; а с четвертой... стороны река Днепр, и по реке... Днепру, валу и острогу никакой крепости нет." В городе 1105 солдат, причем многие "лежат болны".

Из Вязьмы спешно вышел Ромодановский с большим отрядом конных и пеших. Золоторенко и Поклонскому - идти к Могилеву, соединиться с Ромодавноским и отбиваться от ляхов.

Конец декабря - Поклонский привел четыре тысячи, засели в Буйничском монастыре в полумиле от города.

29 декбаря - стычка у Буйнич с поляками. Враг бежал в панике до самого Быхова.

31 декабря Радивилл и Гонсевский вошли в Старый Быхов. Расположились в Баркулабово и окрестных деревнях. Начали готовиться к штурму Нового Быхова, где сидел Золотаренко с 8 тысячами.

1 января 1655 Поклонский перебрался в Могилев, в Луполово и Заречье, откуда делал вылазки. Золотаренко сидел в Быхове, Ромодавноский еще шел. Укреплялись. Со стороны Днепра поставили надолбы и несколько башен.

4 января 24 тысячи Радивилаа, Гонсевского, князя Несвижского и Сапеги с ходу Быхов не взяли и начали осаду. Казаки делали вылазки.

20 января казаки разбили князя Несвижского, взяли пленных. Сам князь еле сбежал. Золотаренко напрягался - по слухам, шел король.

Поляки плюнули на Быхов, оставили заслон и пошли на Могилев, "столицу бунтов в Литве".

2 февраля к Могилеву подошло королевское войско "боевого люду с 20 тысяч, а с обозными людьми будет с 30 тысяч". Началась осада. Могилевчане, по Войекову, "выходя из города, на вылазке бились по три дня, и отбили у него, Родивила, из обозу 50 возов с запасы". Старались продержаться до похода Ромодановского и Германа Фанстандена.

3 февраля Радивил и Гонсевский передали письмо - предложили сдаться. Гарнизон и население "все сопча ддо обороны и бою ударили", так, что осажадющие "проч от города на несколько миль отступили".

Тогда же из Шклова подошел Герман ФАнстанден с 1500 человек.итого защитников - около 7000.

6 февраля ночью - снова осада. В критический момент Поклонский под предлогом, что едет на бой с Радивилом, вместе с могилевской и другой шляхтой (сотников 4 человека, да ляхов незначительно), открыл ворота и впустил в большой земляной вал с Зарецкой слободы в Луполовскую королевское войско. Полк принял сотник Павел Окуркевич.

Жестокие бои в "болшом валу", куда вышел Войековс ратынми людьми, "и бились день весь в слободках и в улицах до вечера". На Днепре и Дубровенке, внтури большого вала, отбивался Лопухин - уничтожили две роты гусар, захватили бунчук гетмана Гонсевского и знамя. В вылазе из школвских ворот убито "пеших литовских людей... человек с полтораста, и языки побрали". Погибло триста русскх, тысяча казаков.

Отбились.

18 февраля "в ночи, за четыре часа до света" - первый присутп. Бой - до трех часов дня. Чтобы отогнать Ромоданвского отправили часть войск с "писарем польным", тот и свернул к Шклову, где, правда, его пришлось сдерживать.

Радвилл приказал делать подкопы, закатывать туда бочки с поро марта хом и взрывать.

Конец февраля - рейд Золотаренко в район Бобруйска и Королевской слободы. "под меч пустили".

8 марта взорвали. Одновременно начался приступ. Безуспешный.

9 апреля новый штурм. Взрывы в двух подкопах. Обстреливали пушками малый земляной вал и острог. Горожане и солдаты болели. Заканчивалась еда и боеприпасы.

13 апреля "за два часа до света со всех сторон до пятого часа дни, и на тот... приступ приходили гусары и рейторы вместе с пехотою; и из пушек по земельному валу и по хоромам били по многие дни, и пушками огнянками и нарядными ядрами стреляли" тяжело ранен "командир солдатского строю Ивашко Миротворцев".

Радивилл вместе с Поклонским и слуцким архимандритом Феодосием стал посылать в город "прелестные" паисьма. Потом стали угрожать. Совершали вылазки - не день по дважды и по трижды.

Золотаренко пытался придти на помощь - но в глубоком снегу вязли лошади.

17 апреля отправил в Могилев челнами Нежинский и Стародубский полки под командованием брата Василия и Т. Аникеева, сам пошел с остальными берегом.

1 мая - последний штурм. Большие потери, подошли к малому валу, подкапывали и взрывали. Радивилл "в большом валу дворы попалил" и 1 мая со "стыдом проч пошел" за Березину. Насильно увел горожан. Горжане семьями убегали в лес.

3 мая подошли казаки под Елфимом Коробкой, и пошлши догонять. Догнали под Толочино, разгромили два полка, захватили четыре знамени, отбили две тыясчи моглиевчан.

Авраам Лопухин - осталось 290 человек, "и из тех многие от осадные нужи оцынжали и лежат больны".Аничков - осталось "на лицо сто пятьдесят человек человек, а которые... и бродят и те от осадной нужи распухли".

От нехватки воды умерло, кроме ратных людей, 14 тысяч мещан и "уездных людей".

Разобрали владения сбежавшей шляхты.

Июль 1655 - наделены Василий Зухарь, бурмистр Кузьма Марков, Илья Бушак и ряд других. Войт Николай Кгелда получил Вербижскую державу пана Срединского.

Воевода ограничаил вольности, вмешивался в дела города.

1 февраля 1661 ранним утром бурмистр Леонович возглавил бунт, освободил из тюрьмы пленных. Воеводы Горчаков и Полиевктов схвачены и отправлены в Варшаву.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Крайн "Стальные люди. Отравленная пешка" (Научная фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | А.Дмитриев "У Подножья" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"