Стафи Лин: другие произведения.

Интиндар. На грани - Глава 1. День последний - День первый

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:

22.02 (Веши).528 года - 22.02 (Веши).528 года, мир Ану, Интиндар

Алиса
Болело всё тело. Особенно голова. Кажется, повернёшь её немного, чтобы лечь поудобнее, и молоточки боли, стучащие в затылке, превратятся в чугунный молот, что будет бить в висках, сковывая всю голову огненным обручем. Да что с ней такое? Неужели на выпускном что-то не то выпила? Быть того не может. Алиса не считает выпускной событием, где нужно в обнимку с бывшими ученицами пить на брудершафт. За весь вечер и ночь она выпила не больше двух-трёх бокалов вина. Пусть ученицы запомнят её, Калшукович Алису Нестеровну, учителя технологии, безупречной и элегантной. Но тогда почему у неё так сильно болит голова? И ведь ещё в кафе началось. Точно, кафе... Алиса даже чай заказала, а хотелось кофе выпить. Впрочем, теперь она дома, хотя и не помнит, как добралась. Но добралась же. И причём сама. Иначе не лежала бы сейчас одна, а обнимали бы её тёплые сильные руки. Может, рядом с Ним и боль не такая сильная была бы. При мысли о Нём нахлынули все обиды, всё разочарование и печаль. Почему с ней постоянно такое происходит? Только кажется, нашла человека, привыкла к нему, планы начала строить и вдруг в отношениях как что-то начинает ломаться. Если бы увлекалась соцсетями, то её статус изменился бы с "Влюблена" до "Всё сложно" за каких-то три месяца. "Ты свою работу домой приносишь". Конечно, приносит - от её стряпни ещё ни разу не отказался. "Я не о еде и не бисере говорю!". Но в любом случае она уже дома, сама справилась с дорогой, теперь надо ещё с головной болью справиться.

Алиса осторожно открыла глаза и посмотрела на листья. Не просто на листья, а на густую листву деревьев, сквозь которую даже солнце не может пробиться и только мягко подсвечивает её. Видимо, до дома она всё же не дошла. Остаётся только надеяться, что никто не видел в таком виде безупречную и элегантную учительницу.Сил встать и пойти ещё не было. Оставалось только смотреть. Ветки небольшого деревца, под которым она лежала, поломаны, листва изорвана. На одну из них присела маленькая, не больше воробья, несуразная птичка. Практически без хвоста, длинный прямой клюв, большая голова. Оперение яркое, красивое. Оранжевое на брюшке и переливчатое голубое на крыльях и спинке.

... - Зимородок... Искажённое, неверное название птицы. Землеродок, так её называли в более просвещённые времена. Но, видимо, для кого-то это показалось слишком сложно. Сократили до земородка. А после, наверное, чтобы совсем доконать птицу, заменили в её названии ещё и букву. Вот и зовут её уже несколько столетий зимородок... Итак, зимородок, птица-символ четырёх стихий. Родится в земле, роет глубокие норы по берегам. Летает в воздухе. Кормится в воде. А яркое голубое оперение как огонь, - учитель строго посмотрел на класс, - и спрашивать я буду на экзамене именно это, а не какой затылок у лорда Раддимиана. Вам ясно, леди Миалерна?..

Что это? Какие лорды, какие леди? И почему она не просто услышала это, но и увидела, словно сама присутствовала. И главное, почему строгий учитель, спрашивая эту леди, смотрел прямо в глаза Алисе? Галлюцинация? Но откуда? Может, выпускники подшутить над ней решили и в вино гадость какую подсыпали? Стало обидно. На глаза навернулись горькие слёзы. Вот так, учишь их несколько лет, всю себя им посвящаешь, а взамен тебе наркотик в вино.

Вдалеке слышны встревоженные голоса. Слов ещё не разобрать, но голоса приближаются и до Алисы доносится: "Леди Миалерна... Милли... Что с вами? Витара, где витар?" Люди в старинной одежде подбежали к ней, окружили. Вперёд протиснулся молодой мужчина:

- Лежите леди, не двигайтесь. Вам очень повезло, что вы живы. Упасть со второго этажа головой на такой острый камень и остаться в живых. Я залечу вашу рану. Вам нужен покой. Ряска поможет вам уснуть.

Витар?..

...Университет империи Альдир, Круг Стихий. Ей страшно. Обряд распределения нужно пройти на глазах у всех первогодок. Невдалеке стоит байгани из крепости Тарталидара, оплота чёрных магов. Капля крови в центр Круга. Ей повезёт, если загорится любая из стихий и быть ей стихийным белым магом, а это гордость для семьи. Лишь у полпроцента студентов ген белой магии проявляет себя. Даже если загорится серый круг - будет хорошо. Зодчим, серым магам, семья тоже рада. А вот жемчужно-белый цветок велумсы - эмблему белого мага жизни, она увидеть боится. Боится настолько, что, когда он загорается под ногами, у девушки даже нет сил удивляться. И только слова дяди так и звучат в ушах: "...Недопустимо дворянке возиться с грязью, кровью, гноем, заразой и гниющими больными"...

Надо молчать, пока не разберётся, что тут происходит. То, что это не сон, она поняла, слишком уж болела голова. Алису осторожно подняли и на носилках унесли в "её" комнату. Дали выпить взвара, и молодая женщина уснула.

Валерий
"Ненавижу. Как же я его ненавижу, - только эта мысль билась в голове приходящего в себя парня. - Год прошёл, а всё никак забыть не могу. Одиннадцать лет издевательств за один год не пройдут". Вскоре сквозь ненависть стали пробиваться и другие ощущения: солнце, ветерок, трава, на которой он лежал. Почему он лежит на траве? Опять Берестов вытащил его подальше и вырубил? Если бы только он был не один, если бы у него был друг, брат, да хоть кто-нибудь, вдвоём они обязательно бы дали отпор...

... Поляна за Луш-Реру, родным селом. Ватага мальчишек и девчонок бежит на него, поймают - заберут в свою команду. И ведь окружили, и поблизости "своих" нет. Вдруг "враг" за спиной отлетает на землю. Оглянулся, улыбаясь, уже зная, кто это. Брат-близнец всегда рядом...

Парень резко сел, всего лишь раз глянул на себя и сразу закрыл глаза, даже посильнее зажмурился. Валера парень начитанный, хоть "Янки из Коннектикута при дворе короля Артура" и не осилил, но что такое попаданчество знает, слышал. Где-то в груди появился страх, что всё это ему показалось - и сильное тело, и странная одежда. Вот сейчас откроет глаза и всё исчезнет, а появятся и выскользнувшая из рук и разбившаяся чашка, и вчерашняя выпечка, прижатая к груди, и личный кошмар перед глазами, скалящийся во все тридцать два зуба. Не исчезло. Чувства прорвались наружу громким ликующим криком. Прощай прошлая жизнь, прощай худое масластое тело, прощай институт, хоть и поступил в него сам, да ещё на бюджет, друзей всё равно там у него нет. Теперь всё будет по-другому. Оглянулся: невдалеке круг, в диаметре метра два, со странной будто мутированной травой.

...- Ракшас - голодный дух эмоций и управления. Если разумный умрёт вследствие этих действий, то его душа попадает в Дуад - мир голодных духов. Ракшасу соответствует третья неделя каждого месяца. Камень призыва - гийна - овальный, блёкло-болотного цвета, полупрозрачный...

Валера замер. Даже дышать боялся. Новый мир принял его и учит своим правилам. Образ смуглого мужчины в голове парня даёт необходимые знания. Немного необычный образ, если честно. Нет, дреды с вплетёнными бусинами его странным образом не портили, но и с образом солидных учителей никак не вязались.

...Призыв ракшаса является магией усиления тлена. Ни тади, ни заказчик никакой ответственности перед богами не несут. Увидеть магическим взглядом хагву порабощённого ракшасом разумного может и белый маг тади, и серый маг норытай. Но если прошёл месяц, то они увидят только слабую тень голодного духа, печать его на душе несчастного уже будет не видна. Растения и животные на месте призыва мутируют...

Образ учителя исчез. Теперь его окружали странные люди.

...- Лорав, помоги! Ты же тади!.. Мы в долгу не останемся... Проверь, может, голодный дух товар портит... А то ведь разоримся...

Лица мелькают перед ним калейдоскопом...

... Вот он стоит перед кругом с мутированной травой. И вдруг тяжесть на плечах, острая боль в спине и тихий злобный смех...

Главное Валерий понял: хозяин... бывший хозяин этого тела очень сильно облажался и погиб. Теперь хозяин здесь он. И самое главное - он теперь маг, правда, непонятно какой. Но с этим он разберётся. Главное - внимательно слушать, смотреть и учиться. И ещё одно, голодный дух, что бы это ни означало, остался не изгнанным, и разбираться с ним сейчас парень считал большой глупостью. Поэтому план действий такой: вернуться и сказать, что ничего не нашёл. И никому не говорить, что он попаданец. Потом будут у него здесь и друзья, и девушки. Всё потом. А сейчас он один. Не привыкать. С этими мыслями парень пошёл обратно в...

...Зойсны, поселье Нагорного пути в Диких Землях...

Агния
Просыпаться от кашля - не самое лучшее, что может случиться в жизни. Особенно если при этом чувствуешь, что задыхаешься. Девушка наклонилась вперёд, ударила себя по груди, и косточка вместе с недожёванными вишнями вылетела из горла. "Я ела вишни, да ещё в постели? - удивилась она. - Когда успела?" Только что вроде сидела в кафе, перемигивалась с подходящим парнем, даже о машине перестала думать, и вдруг косточка в горле. Девушка оглянулась, недоумевая ещё больше от увиденного. Нахлынула ярость. Над ней вздумали подшутить. Как же - Лучанская Агния Львовна - вечное второе место на конкурсах красоты. "Да, Агнейка, - так и звучит в ушах, - совсем немного до Королевы не дотягиваешь". Знать бы, чья это идея: устроить розыгрыш в стиле "Королева в замке". Хотя - Агния повнимательнее рассмотрела детали - даже тут её не сделали королевой: на стуле лежат вещи из кожи и чего-то не похожего ни на атлас, ни на бархат; посуда хоть и намекает на изящество, но деревянная; браслет из мутного оранжевого камня; да и стены без бутафорской позолоты. Девушка даже похолодела от ярости.

...Нирри Лендае ейс Дарнеф, одежду возьмёте у коменданта...

Странные видения... Агния помотала головой и даже легонько стукнула себя по лбу.

...дворянского рода... никогда... благородной одежды...

Что за голоса, что за образы? Если это последствия снотворного, она и за эти галлюцинации счёт предъявит.

...стандартные условия... выпускник... Венец... Понисса...

Мотая головой, Агния пыталась избавиться от образов, не вслушиваясь и тем более не запоминая их. Когда они, наконец, исчезли, девушка открыла глаза и уставилась на свои растрёпанные зелёные волосы. "На нефритовые", - машинально поправила сама себя. Не веря, даже потрогала их руками, подёргала - не парик. Перекрашивать ей волосы - это уже слишком. Злость просто душила девушку. Но тут она заметила свои руки, точнее не свои руки. Руки были... нет, не красивее, Агния всегда гордилась своим телом... миниатюрнее, так правильнее звучит. Появился страх. Медленно залезла под одеяло, замерла, боясь даже дышать и надеясь всем сердцем, что это всё же розыгрыш, галлюцинация, сон, всё что угодно, но только не... только не другой мир, мечты о котором она так язвительно высмеивала, когда случайно слышала разговоры сумасшедших сокурсников-ролевиков. Агния впервые в жизни на себе прочувствовала все поговорки про страх: и волосы на голове зашевелились, и знобит до трясучки, и зубы дробь выбивают, и холодным липким потом она обливается.

Набатом прозвучал стук в дверь. Девушка метнулась к двери в последней надежде увидеть друзей, знакомых, оператора с камерой в прямом эфире, она согласна даже "звездой" YouTube прославиться. У женщины, стоящей в дверях, камеры не было. Была странная одежда, пояс с кинжалом и очень недовольный вид. Заметив мельком ярко-синие волосы с перламутровым отблеском, Агния не отводила взгляда от глаз незнакомки: радужка у тех была салатового цвета, больше, чем у обычных людей, и обладала видимой лучистой структурой. "Как огранка бриллианта, - отстранённо подумала девушка, - даже красиво".

- Вы больны, нирри Лендае ейс Дарнеф? Нет? Тогда чем вы объясните свой вид? Бедность вашей семьи - не причина опускаться до плебса. Только после того, как вам откажут в дворянской приставке "ейс" и обращении "нирри", вы можете открывать дверь хоть нагишом, но и то исключительно в Диких Землях, а не в княжествах нойкхри. Мы всё же образец культуры в Интиндаре...

...эта же женщина стояла перед ней... - Нирри должна... свой статус... любой обстановке... недопустимое поведение... не демонстрировать свои эмоции... другие недостойны...

Агния со всех сил концентрировалась на словах незнакомки, абстрагируясь от пугающих видений.

- Я за пониссой...

...странная светящаяся, похожая на застывшую молнию, паутина вокруг... эрка... тонкое, даже на взгляд острое лезвие, приближающееся к её руке...

Агния отдёрнула рукав хламиды. Так и есть, на левой руке свежий шрам. Кровь отлила от лица, девушка отступила в комнату. Куда же она попала?

-Заберу её, в разъезде сегодня понадобится, - женщина перевела взгляд со стола обратно на Агнию, - конечно, если вы не против, - выделяя слова, добавила она.

Незнакомка подошла к столу, взяла в руки оранжевый браслет, покрутила его немного и опять посмотрела на девушку:

- Вы, нирри Лендае, способны видеть всего одну стихийную нить, но даже её не можете гладко вытянуть и ровно сплести. Тэя получается у вас мутная, угловатая и нестабильная.

...Тэя... земляная понисса... кровь стекает на нити молний вокруг...

Агния не удержалась и потёрла ладонью лоб. Показывать свою слабость она ни перед кем не любила.

- Вы плохо выглядите, нирри. Сходите к целителю. Нет? Ну как знаете. Послезавтра в любом случае ваша смена в разъезд. Отговорки не принимаются. - Женщина наконец вышла, оставив Агнию одну.

Напряжение разом схлынуло с девушки, ноги ослабли, стала наваливаться усталость. Агния, держась за всё, что попадало под руку, добралась до кровати и опустилась на неё уже совсем без сил, практически в полусонном состоянии. Натягивая одеяло до подбородка, она только и успела подумать о том, что в какую постель ложиться - в грязную, заплёванную жёваной вишней или в чистую, с мягким ароматным бельём - сейчас глубоко без разницы и ей, Лучанской Агнии Львовне, непризнанной Королеве школьных конкурсов красоты, и нирри Лендае ейс Дарнеф, обедневшей дворянке нойкхри, образцу культуры в Интиндаре.

Дмитрий
Слишком много боли за последний час. Слишком. И слишком она непонятная. Нет, полученная рана болит всегда одинаково сильно. Но это после ранения. А вот боль при получении всегда разная: наступишь на гвоздь, распорешь руку осколком бутылки, обожжёшься ли, да даже мизинец ударишь об дверь. Ты чувствуешь, как это происходит: прокол мышц гвоздём или их разрез, жар ожога или удар. Сегодня же, начиная со злосчастного кафе, Дмитрий не понимал, что за боль он получает. Уходил в беспамятство с жутким ощущением выдирания из собственного тела, когда рвут по живому, не останавливаясь ни на минуту. И в себя пришёл опять же от боли. Парень буквально чувствовал, как что-то вытягивает его кости, мнёт череп, сдавливает бёдра, но самое странное, что он ощущал, это то, как растут пальцы на левой руке. И когда это что-то его отпустило и в теле остались только отголоски пережитого, организм не выдержал, и Дмитрия скрутили рвотные спазмы. Проваливаясь в такое желанное беспамятство, он порадовался, что лежал на боку. Лежи он сейчас на спине, перевернуться вряд ли бы хватило сил. А умереть, захлёбываясь собственной рвотой, даже как-то недостойно Берестова Дмитрия Арсеньевича, школьному авторитету это по статусу не положено.

От озноба парень пришёл в себя. Боль ушла, только шея немного побаливала, наверное, отлежал. Выбрался из зарослей в овраге, где очнулся, и оглядел себя: одежда не его, странного кроя, маленькая, рубаха и безрукавка в плечах жмут, штаны короткие. Но он ничему не удивлялся уже и принимал всё как есть. После того, что он видел в последние свои минуты в кафе, Дмитрий отчётливо понял, что обратной дороги нет и надо приспосабливаться к... новому миру?.. к месту, в котором он оказался. Пережитое заставило радоваться жизни и ценить её. А радоваться лучше в чистой одежде, пусть и маленькой. Раздевшись до пояса, он пошёл к небольшому ручейку, что протекал по дну оврага, отстирать грязь с рубахи.

Вода была холодной. Но это изменить он не мог, поэтому зашёл в ручей, утешая себя, что когда вылезет из этого глубокого оврага под яркое солнце, там и согреется. Дело шло медленно, рвота засохла и никак не хотела смываться. Но Дмитрий не собирался походить на бомжа. Или тут их называют нищими? Остервенело полоскал рубаху в ручье и скоблил её острым камнем. Даже руки согрелись и, как ни странно, ноги. Вода тёплыми струйками скользила между пальцев, ласкала и грела кожу, смывала пятна с одежды. Первая победа в этом мире, пусть и над грязью, обрадовала парня так, как ничто до этого.

- Э-э-эй, нашли? - раздалось вдалеке.

Плохо. Из-за шума ручья и собственной отрешённости он ничего вокруг не слышал.

- Не-е-т, - ответил кто-то сверху, - сейчас спросим у кого-нибудь.

Совсем плохо. Спрятаться бы успеть.

- Доброго здоровья сударь, - а вот это раздалось уже за спиной, - вы тут юношу не видели? Невысокий, упитанный, в тёмно-синей рубахе. В безрукавке.

Дмитрий почувствовал себя как обманутый ребёнок, которому показали конфетку, да чего там, даже дали в руки подержать, а потом не только отобрали, но и съели у него на глазах. Что за подстава у судьбы для него? Голова пустая, ни одной дельной мысли как выпутаться из ситуации, что ответить. Всё, что он смог сделать, это повернуться и посмотреть на человека позади.

- Ещё трёх пальцев у него на руке не хватает. На левой. - Мужчина поднял левую руку в хорошо известном знаке "Ok", показывая, каких именно пальцев нет у невысокого упитанного паренька.

Он внимательно разглядывал Дмитрия: короткие, не закрывающие икр штаны, намокшую рубаху, безрукавку на берегу. При взгляде на грудь парня его глаза сверкнули странным голубым отблеском. Оглядев берег, он кивнул своим мыслям:

- Ну да, обуви нет. Обуться он не успел. Как же ты дал вырубить себя? Синячина-то на шее аж чёрный, - он внимательно смотрел на Дмитрия, - и в чём ты был одет?

- Примерно так же. - Сказать, что как вы, Дмитрию не позволила осторожность. Кто их знает, вдруг одежда на статус указывает. - Только рубаха зелёная.

- Может, слышал чего, пока он тебя раздевал? Хотя, если бы ты был в сознании, сам бы его и убил. Ты из Саутуна? На отработке или уже закончил?

- Закончил.

- Странно. Значит, он стал ещё опаснее, раз уже мага может спокойно вырубить.

Дмитрий опустил глаза. Вот же, с ответом не угадал, раз этот удивился.

- Ладно. Бывай. - Мужчина стал резво подниматься наверх.

Дмитрий не сдержал облегчённого выдоха и оцепенел. Мага?

...вечер, костёр... детвора вокруг... старик...

Образы мелькали в голове. Боясь пошевелиться, чтобы не спугнуть их, парень замер. Спугнёшь - уйдут, и не поймаешь. Потом он разберётся, чьи это воспоминания, нужны ли они ему и что с ними делать, а сейчас лучше смотреть, слушать и запоминать.

...губы старика шевелятся, дети смотрят на него, ловят каждое слово... шёпот стал громче...

- А потом, когда подрастёте ещё немного, родители вас повезут в саму столицу, в Блейгард... и там, в Королевском университете, вы пройдёте обряд магии... и может быть, - старик сделал паузу, оглядел всех, улыбнулся, - кто-нибудь из вас окажется магом. Будет носить на груди солар - знак магии и женится на дворяночке.

- А я и так стану магом, и никуда от мамы не поеду, - самый мелкий подал голос.

- Э-э, нет, нельзя. Или ты учишь магию, или она учит тебя. Убьёт и тебя, и маму, и всех нас вокруг...

Видение померкло. Так, может, в этом и есть причина охоты на парня - не стал учиться магии. Но если и он, Дмитрий не выучит, то либо умрёт, либо его убьют. Надо пойти в этот город, как его там? Саутун, кажется. Слушать, что люди говорят, смотреть, запоминать, хорошо бы подработку найти какую. Раз в городе маги практику проходят, может, удастся, что полезное узнать. А сейчас хорошо бы найти такие фрукты в лесу, чтобы их и черви ели, и птицы клевали. Дмитрий улыбнулся, вспомнив, как в начальной школе учили, есть только то, что другая живность ест.

Розалия
"Проверка... прошла? не помню... - вялые мысли проплывали в голове, - голова кружится..." Тяжёлый липкий запах лезет в нос: "Проветрить... открыть... окно..."

Розалия Игоревна не училась ни на врача, ни на медсестру, даже в гражданской обороне не состояла, всего лишь скромная кладовщица, отлично выполняющая свою работу и не желающая выполнять чужую, но даже она поняла, если кровью пахнет так сильно, то у кого-то дела плохи. Лежащая на поляне женщина попыталась развернуться, уйти от тошнотворной вони. Даже смогла чуть-чуть повернуть голову к земле. От движения шею обожгло болью. Неожиданной, но терпимой. "Да что тут происходит? - Сырой прелый воздух и, самое главное, саднящая боль, помогли Розалии Игоревне быстрее прийти в себя. - И где я?" Открыла глаза и уставилась на чью-то смуглую пухлую изрезанную руку, лежащую в траве прямо перед её глазами. Моргнула раз, другой. "Надо уходить, вернее, уползать отсюда", - мелькали в голове умные мысли. Вот только не чувствует она своего тела, ну, кроме шеи, что болит при каждом движении. "Пальцами... пальцами для начала пошевелить". Пошевелила. Чужими. Смуглыми. Окровавленными. Пальцами. И Розалия, всё ещё находясь в каком-то трансе, поняла природу боли: одежда прилипла к открытым ранам и при движении тянет их по живому, как на перевязке у хирурга. Раны вроде неглубокие, но длинные, болезненные. Розалия всегда гордилась своим умением анализировать ситуацию и планировать дальнейшие действия. Вот и сейчас, установив природу боли, начиная привычно размышлять, с неё даже оцепенение стало спадать. Только голова всё ещё кружится. Неудивительно - столько крови потерять. Надо сесть и обстоятельно всё обдумать: когда она успела загореть, что за странная одежда и в каком лесу она оказалась. Приподнявшись, женщина заметила разломанный чёрно-фиолетовый браслет под собой...

...постель, меха, полумрак.

- Смотри, Рила, на ярмарке купил. Как увидел - сразу о нас подумал. Не просто о тебе, а о нас. О тебе я постоянно думаю. - Свет свечей отражается в пустых глазах синеволосого, красивого как эльф, мужчины. - Надень, прошу, носи его днём и ночью. У него цвет наших глаз: чёрный - мой и твой - фиолетовый. Скажи, - мужчина пристально посмотрел ей в глаза, - ты всегда будешь любить меня? - Нерешительная, словно измученная улыбка. - Нет, лучше пообещай мне, что наирр Ремийл ейс Раутель и Рилонма Дилле, Рем и Рила, всегда будут вместе.

- Да!..

Непонятные ей чужие воспоминания. Почему она их видит и почему чужой браслет оказался у неё. И самое странное, в своём видении Розалия ясно ощущала все чувства, охватившие женщину - Рилу, кажется, - во время разговора: стыд, страх и отчаянную злость, нет, не на Рема, а на того, кто попробует забрать его. Кроме того, смуглые пухлые руки, потянувшиеся к браслету, показались пугающе знакомыми. Выждав пару-другую ударов сердца, женщина заставила себя рассмотреть подробнее свои: ладонь продолговатая, пальцы длинные, в то время как у неё была квадратная ладошка с маленькими аккуратными пальчиками. И вот тут пришёл страх. Розалия обхватила себя за плечи и сильно сжала. Почему-то подумалось, что боль поможет не впасть в панику. Немного помогло. Дрожа всем телом, женщина нервно оглядывалась вокруг. Кругом тёмный лес, высокие большие деревья, лучи солнца изредка пробиваются к земле, и в десяти шагах от неё проплывает полоса тумана...

...- Аздальм, - учитель по землеведению сделал паузу, видимо, чтобы студенты прочувствовали важность момента, - тёмный мрачный лес Западного Интиндара. И опасный. Впрочем, как и все леса, независимо, в Диких Землях они или на территории какого-либо государства. Особую опасность в Аздальме представляет туман. Он скользит плотными полосами между деревьев, и ветер ему для этого не нужен. Под его покровом к путникам незаметно подкрадываются твари из тлена. Поэтому не стоит ездить по Дымному пути через лес в одиночестве. Твари нападают даже на обозы под охраной котерии...

Твари? Нападают? Может, раны этим объясняются? Тогда почему она жива? Впрочем, безумное объяснение этому есть, только принять его, при всей его очевидности, даже сейчас кажется невозможным. Твари... Розалия медленно обводила взглядом лес. Только сейчас ей подумалось, что эта непонятная тварь может вернуться, если вообще уходила. И стало не важно, какой формы и какого цвета у неё руки, да скорей всего и всё тело, осталось только одно - желание выжить. Где и как она потом разберётся. Сейчас только выжить и больше ничего.

Надо выбираться из леса, найти следы того, как она пришла сюда и по ним выйти обратно. Следы крови повели её к дороге, ну, а откуда ещё она могла прибежать? Точнее, прискакать. Труп того, что было раньше лошадью, лежал за деревом. Одного взгляда на зияющие раны хватило, чтобы понять - шансов выжить у Рилы не было. Обойдя по дуге останки животного, Розалия вышла... наверное... к Дымному пути. И что теперь? Что дальше делать?

Подумав немного, женщина решила подробнее рассмотреть, во что она оказалась одета. Ну и себя по возможности. То, что она и тут полная, Розалия поняла ещё на поляне. А вот волосы из блёклых стали светло-русыми и завивались в тонкие косички, молодёжь такие носила. И что только синеволосый эльф в ней нашёл, внешность, как говорят, на любителя. Из одежды льняная рубаха, суконная жилетка и штаны, сапоги из мягкой кожи и кожаная же на коротком и лёгком меху верхняя куртка. Пояс с кошельком, и тут же рядом висит небольшой нож. Во внутреннем кармане, где не сразу-то и найдёшь, лежал, как по форме определила Розалия, ещё один браслет. "Чем же он дороже чёрно-фиолетового, раз спрятан, - мелькнула мысль, - надо посмотреть". Браслет был и вполовину не так хорош, как первый. Грубый, шершавый, сделанный из двух тёмных, словно из шлака, полос, сплетающихся в два больших узла.

...- Вот, возьмите сударыня. Видимо, вы моей постоянной клиенткой стали. - Тонкие артистичные руки протянули ей тёмный браслет. - Вы же помните, что всю ответственность несёт не тот, кто сделал, меня-то даже не оштрафуют. В Ручьях разрешено заниматься тёмной магией, хм, незначительной, в Диких Землях есть своя прелесть проживания. А вот вы, если попадётесь страже после активации пониссы, то в полной мере заплатите. Прошу вас, будьте аккуратнее. - Продавец придержал браслет. - Кажется, у вас появились сомнения?

- Нет! Но он никогда не называет меня любимой, никогда не говорит слово "люблю". И равнодушие, пустота в глазах, - пролепетал женский голос.

- Те, кому нужна любовь в глазах, - ко мне не ходят... Сколько ещё времени предыдущая понисса будет действовать?

- Четыре месяца.

- Хорошо. Значит, за три дня до истечения срока активируйте пониссу на вашем возлюбленном. И он будет... хм, любить вас ещё один год. Ну, а потом прошу в гости за очередной, будем продлять ваше счастье.

- Да, я поняла. Вот шесть золотых за рихмэн.

- Рилх-мейне, - поморщился мужчина, - или цена любви на всеобщем. Ещё два, пожалуйста. Что делать, цена иногда поднимается. Вы же понимаете.

- Но, мне же четыре месяца работать надо, чтобы собрать эту сумму, - женщина еле сдерживала слёзы. - Госпожа Дилле, оно ведь того стоит. Не правда ли? - Продавец с мягкой улыбкой посмотрел на неё. - К тому же, если не продлить, чары спадут. И что сделает ваш возлюбленный, когда очнётся? Я даже знать этого не хочу...

Вот это она попала! Теперь понятно, что он в ней нашёл. Приворожила парня. Опасные же тут браслеты. Хорошо, что продавец общительный попался, все нюансы напомнил этой глупышке. И что теперь с этим делать ей? Активировать она его точно не будет. Выход один - вернуться в дом Рилы, собрать необходимые вещи и сбежать подальше, а новый браслет... рихмэн уничтожить. Однако браслет оказался на редкость прочным: нож его не брал, сил разломать у неё не хватило, камня вокруг подходящего не было, а искать по лесу Розалии здравый смысл не позволял.

Вдалеке послышалось конское ржание, говор людей и скрип колёс. Обоз, видимо, едет, и как она надеялась - под охраной котерии, чтобы это слово не означало. Женщина решила не выдавать себя, немного подумав, спрятала браслет поглубже и, пока ждала обоз, придумала историю о своём чудесном спасении и бедной лошади, которая увела за собой неведомую тварь из такого же неведомого тлена и тем самым спасла её. А те раны, которые ей достались, ну не смертельные же они. Да и все несостыковки в вынужденном разговоре на шок спишутся.

Всё прошло по её плану. Женщине посочувствовали, удивились её удаче, невысокий паренёк присесть на свою телегу предложил. Воины котерии - так отряд охраны называется, как узнала Розалия, - предположили, что напал на неё плес. По их словам, она поняла, что это ящероподобная зверюга с тремя хвостами, рассекающими при нападении плоть и кости. Обсудив, удивившись и порадовавшись, небольшой обоз двинулся дальше. Возницам, да и стражам тоже, вдруг припомнились истории про знакомых их знакомых или друзей их друзей, которые спаслись из ещё более невероятных ситуаций. И только Розалия сидела тихо и старалась не разглядывать слишком пристально странных верховых животных, нечто среднее между волком и медведем или тигром и львом, на которых, вдобавок к лошадям, ехали стражи.

Иван
Иван видел призрачную сеть, что накрыла их в кафе. Не просто видел, он любовался ей. Блеск застывшей молнии напомнил ему самое любимое, самое завораживающее в его работе - пайку витража, когда ставшее жидким олово сияет под его паяльником. Для Ивана это сродни магии. Он смотрел на сеть, пока его, как и всех остальных, не накрыло. Когда постепенно, словно по частям, приходил в себя, жуткой боли, которую он запомнил, не было. Это уже порадовало. Первое, что появилось из пустоты вокруг, это звуки: крики птиц, голоса людей, глухой шум. Слов не разобрать, но эмоциональные восклицания в слышимых голосах говорили о том, что произошло что-то непредвиденное. Через несколько минут Иван стал ощущать и своё тело. Нет, двигаться у него не получалось, но то, что он лежит на ровной, каменной и холодной поверхности, он понял. Ещё через пару-другую минут попробовал пошевелить недвижимыми доселе пальцами, попытался вздохнуть полной грудью солёный морской воздух, открыть глаза и позвать на помощь. Удалось не всё, во рту оказался кляп. Глаза открылись, но вокруг всё как в тумане, различить можно только несколько мерцающих источников света. Хорошо хоть слова Иван уже разбирал.

- Он здесь, - произнёс кто-то испуганно. - Что теперь будет?

- Ничего. - Властный женский голос пресёк попытку истерики. - Разошлём всем по чомге с посланием. Повинимся в произошедшем. Может, даже головы или другие части тел преступников в доказательство их казни отправим.

- А с княжичем... ох, простите, княжна Элийрие, с этим деинхэ что делать будем?

...Перед глазами чьи-то руки, по виду - ребёнка, переворачивали страницы книги... очень старой книги... точнее, старинной... детский голосок, видимо, наконец выбрав страницу, стал читать по слогам:

- Деинхэ - душа из другого мира, притянутая в мир Ану пониссой райзью-ниерин, или по-другому сеть миров. Понисса надевается на рабочую, чаще всего это правая, руку белого или серого мага, умершего не более часа назад и активируется кровью хозяина пониссы. Часть энергии из пониссы вытягивает душу из другого мира и вселяет её в мёртвого мага. Остаток энергии залечивает смертельные раны до неопасного состояния или устраняет причину смерти: вытечет вода из лёгких, порвутся верёвки на теле, выпадет нож из тела и т.д. Деинхэ подчиняется хозяину пониссы. Тёмный орнамент пониссы вплетается в эрка деинхэ. С помощью диагностической пониссы айиссепон, ясность, узор виден белым и серым магам. Также в течение года деинхэ получает выборочные воспоминания умершего мага. Воспоминания приходят в момент зрительного, слухового, обонятельного, вкусового и осязательного контакта с любым объектом или субъектом мира Ану. По какому принципу выбираются воспоминания - не известно. Но они не повторяются. Дополнение: только тело мага может перенести вселение чужой души, если чужую душу соединить с телом обычного разумного, то при оживлении тела деинхэ умрёт в муках.

Малыш замолчал, вглядываясь в дальнейший текст, который был дописан ниже, практически залезая на поля. Справившись с мелким убористым почерком, стал читать дальше:

- Сеть миров оказалась опасной магией. Привела тлен в мир Ану. Добавляет возможность возникновения нового тлена. Запрещена к использованию. Можно активировать только с зеркальной пониссой. - Последнее предложение даже подчёркнуто. - В этом случае возможность тлена аннулируется, как и подчинение деинхэ хозяину. Белый или серый маг, активирующий на себе зеркальную пониссу, станет физическим и умственным инвалидом. Для подчинения себе можно использовать пониссу обейнис, покорность - тёмная магия, к новому тлену не приведёт, но существующий усилит. - Ниже почерк опять изменился. - Наша Родина, материк Сюрфэ, погибла в тлене. Все выжившие перебрались в Интиндар. Для всеобщего выживания всех, практикующих запретную магию, казнить. Немедленно сообщать главам остальных государств о случаях её использования. Деинхэ не убивать - маги миру нужны. - Малыш перевёл взгляд на картинку, разглядывая замысловатый браслет с шестью узлами.

- Вот вы где, княжич. Что это вы здесь делаете? Что? Где вы взяли эту книгу? - Ребёнок даже головы не поднял от картинки. - Вам же нельзя! Ещё рано. - Судя по голосу, подошедший не испугался, но очень удивился.

- У папы в столе.

- И что? Всё поняли? - А это уже сказано с иронией.

- Нет, - насупился княжич.

- Но зачем тогда брали?

- Потому что нельзя!..

Образы ушли, а к Ивану пришла нелепая мысль, что он обнаружит на запястье рабочей руки орнамент, как у браслета из книги.

- Деинхэ дать грёзу и перевезти в княжеский дворец, нет, лучше в охотничий. Скрытно. Пусть пока посидит под замком. Преступников в темницу. Казнь будет публичная.

- Как всегда мудрое решение княжна, - раздался ещё один голос. - У княжества достойная наследница. Мы все свидетели, что вашего старшего брата убили практически у вас на глазах. И что у вас не было ни малейшей возможности остановить активацию пониссы.

- Благодарю, наррейн.

- Княжна... дети... они не знали... помилуй, - прошептал чей-то хриплый задыхающийся голос.

- О чём вы, наррейн Алерайм эйс Тибралле? За практику запретной магии платит вся семья, - нежно произнесла княжна. - Ваши дети наирр Барахейм и нирри Тиралие разделят вашу участь.

И опять перед мысленным взором Ивана калейдоскопом замелькали видения.

...Туманное утро. Из окна видны только верхушки деревьев и верхние этажи башен, которыми застроен город.

- Наррейн Алерайм, защищать страну от тварей из тлена обязанность каждого нойкхри, - даже не повернувшись к стоящему за спиной, - ваш сын не сделал ничего выдающегося, когда отправился на границу с Откосом. К тому же разве не ваши земли ближе всего к тлену? Если у вас всё, то меня охота ждёт.

...

- Наррейны, - глядя поверх голов, склонившихся перед ним, - ваши земли расположены рядом с тленом. И именно через вас проходит основная часть добычи, а следовательно, и дохода с продаж, - и, разведя руки в стороны, воскликнул, - казна пустая, наррейны! - Головы склонились ещё ниже. - Я принял решение поднять налог с торговли любой добычей из тлена, будь то Волчьи Камни, сырьё для геари или что там ещё есть. Наррейн Алерайм, то, что вы мой будущий тесть не выделяет вас от остальных. Вот то, что я собирался вам объявить. А теперь прошу простить, пора возвращаться на маскарад. Э-э, не желаете присоединиться? Нет?

...

Пир. Длинные столы, множество блюд, бутылки вина. Странные люди в старинной одежде... Перед ним, сидящим за столом на возвышении, застыли в лёгком поклоне трое: мужчина, парень и девушка.

- Нирри Тиралие, вы моя наречённая невеста. Мой отец, князь Амрийс, и ваш отец, наррейн Алерайм, договорились об этом ещё в нашем детстве. Кажется, это было своего рода уступкой, когда за месяц до свадьбы мой отец уговорил невесту вашего отца расторгнуть помолвку. Мне всё правильно рассказали, наррейн?

- Да княжич Ерилайс, ваша матушка княгиня Орисои когда-то оказала мне честь, согласившись стать моей женой.

- Да-да-да. Как вы знаете, князь болен. Давно. И уже несколько месяцев я управляю княжеством Фанид! И за это время понял, что ещё не готов к большой ответственности. Править мне помогают советники. Но в делах семейных не будешь же совета просить. Нирри Тиралие, благодарю вас за вашу любовь и освобождаю вас от себя. Я разрываю помолвку. - И, стараясь не смотреть на пошатнувшуюся девушку, добавил: - Присоединяйтесь к празднику. Эй, слуги, найдите там место для наррейна с детьми.

...

Он связан, лежит на каменной плите. Рядом наррейн Алерайм. Глаза просто горят ненавистью.

- Ну, вот и всё, княжич. Жаль, убить тебя смогу только раз. - Кинжал приближается к обнажённой груди, остриё обводит мышцы, соски, пересчитывает рёбра. - Деинхэ будет послушным. Все удивятся переменам в наследнике. "Вы" возьмётесь за ум, будете больше времени уделять делам, женитесь на Тиралие. И те, кто злорадствовал над моей семьёй, обязательно своё получат.

Ерилайс обводит взглядом помещение вокруг. Что за место? Что за развалины? А наррейн продолжает откровения:

- Видишь, я даже приготовил зеркальную пониссу и мага, готового пожертвовать собой. Впрочем, у него также нет другого выхода, как и у меня. Но мир не должен пострадать, и я позаботился, чтобы запретная магия не навредила.

На наррейна страшно смотреть, княжич хотел опять отвернуться, но Алерайм сам повернул голову парня к себе:

- Не отворачивайся. Я хочу смотреть тебе в глаза, когда буду медленно пронзать твоё сердце кинжалом. И хочу, чтобы я был последним, что ты увидишь в своей жизни.

За спиной Алерайма мелькнула тень, ещё одна. Княжич не поверил своему счастью, когда увидел стражу сестры, в полутьме незаметно окружающую наррейна с его помощниками. Княжна подняла руку, готовясь дать сигнал к атаке.

- Смотри на меня. - Алерайм поднял кинжал.

Ну чего же она медлит, чего ждёт? Княжич забился в путах, замычал. В свете факелов блеснуло лезвие кинжала...

Видения исчезли.

Ивана приподняли, вытащили кляп, влили в него какую-то жидкость и аккуратно переложили на носилки. Как и куда его понесли, он уже не помнил, сознание медленно уплывало прочь, и парень заснул.

Степан
Перестаньте. Хватит уже. Дайте отдохнуть, завернуться в тёплое одеяло и выспаться. Но чьи-то настырные руки не унимались, дёргали его за одежду. Зачем? Ему так холодно и мокро. Степан понемногу приходил в себя. Он не в постели, одеяла тут нет. Даже обидно стало. Почему так много воды? Следующее, что он понял, - его не просто дёргают, а обшаривают, выворачивая карманы, даже обувь пытаются снять, ещё и переговариваются. Что они пытаются найти? Кто вообще сейчас с деньгами ходит, а ПИН-код он при всём желании вспомнить не сможет. Голова раскалывается, лежит в какой-то луже, что может быть хуже?

- Четыре серебряных и семь медяков всего. Вадлей же трепался, что он богач. - Неизвестный тянет гласные, как основательно выпивший человек. - Вот скотина. На неделю хорошей жизни в Грязях только и хватит.

- У нас с тобой разная хорошая жизнь, я на эти деньги и месяц хорошо проживу. Не, два!

От неосторожного движения грабителей голову Степана пронзила новая острая боль, он не выдержал и застонал. У мужчины прорезался страх в голосе:

- Смотри, Вадлей стонет. Он же мёртвый был.

- Сейчас опять будет мёртвым. Камень видишь? Подай.

...День солнечный ясный, на небе ни облачка... Он подъезжает, почему-то верхом, к большому указателю с названием "Поселье СЕРЫЕ ГРЯЗИ. Альянс Независимых Рас Интиндара (АНРИ) ЛИДДЕОН". Его кто-то окликнул. За спиной...

Удар. Вспышка боли. Темнота.

- Ну, вот и всё, - мужчина откинул камень, - пошли отсюда.

Опять мокро. Мокро и холодно. Но сейчас его никто не трогает. Уже хорошо. Не слыша вокруг никаких посторонних звуков, кроме естественного шума природы, Степан решился открыть глаза и осмотреться. Это не лужа, это река! Широкая, медленная, с зарослями тростника по берегам, в которых он и лежит на отмели. Но откуда? Откуда эта река? И как он здесь оказался? Река в городе у них есть, но берег у неё каменистый. Тут же илистое сплошь заросшее мелководье. Может, "любимые" коллеги давно грозившие затащить его в VR-игру, наконец исполнили свои угрозы? И всё, что он видит, это виртуальный мир? Они ведь так расхваливали это своё "полное погружение". Стёпа ещё раз оглянулся. Да нет, непохоже. Для виртуальности тут всё слишком настоящее. Надо выйти к людям. И тут, пытаясь встать, Стёпа увидел самое главное, то, что раньше, когда он сидел, в глаза не бросалось. Это был не он. Точнее, сознание, личность была его, а вот всё остальное нет. Не его была одежда, сейчас больше похожая на мокрое тряпьё. Не его рваные чёботы, лежащие неподалёку. И самое главное, он сам, его тело - не его. Не было у него светло-оливковой кожи - Стёпу красивым загаром солярий снабжал. Не было татуировки на левой руке - он вообще не понимал, зачем люди их делают. Не было большого круглого носа - свой прямой и аккуратный он аристократическим считал, не совсем понимая, что это значит. Не было у него большой шишки на лбу, руки сами отдёрнулись, когда от прикосновения она резко заболела, хотя нет, шишка, кажется, его, смутно припомнив удар и разговор о камне, решил парень. Но вот намечающегося пивного брюшка у него точно не было. Стёпа даже обиделся - столько времени на тренажёры убил. И где теперь эти кубики?

Нижняя губа непроизвольно задрожала. Несколько минут парень ещё пытался заглушить такие непривычные для него рыдания, проглотить ком, вставший в горле, но не выдержал, и злые слёзы прорвались наружу. Почему он здесь? Зачем? Кому это надо было? У него была полностью устроенная жизнь. Помощник снабженца в крупной организации это вам не шутки. Ему доверяло руководство, завидовали, но не трогали, коллеги. Его девиз по жизни "Сделаешь мне больно, я сделаю больнее!" усвоили все. У Стёпы было всё и в ближайшее время должно было быть ещё больше. А теперь вместо всего этого рваные чёботы, пивное брюхо и Грязи. Грязи! Поселье Грязи! Что за "поселье"? Село что ли? Неважно. Там есть люди, а значит, есть и надежда, что найдётся кто-нибудь, кто вернёт его жизнь на круги своя. Или остаться тут? Вдруг в родной мир дверь сама откроется, или портал, или туннель, или червоточина. Да хоть лифт подъедет, главное, чтобы он вернулся домой.

Немного подумав, парень решил подождать ещё пару часов на берегу, как раз за это время попробует отмыться от грязи. Раздеваясь, Стёпа обшаривал одежду. То, что это уже сделали другие, его не волновало. По голове же камнем получил, убить хотели, а удар вскользь пришёлся. Может, и в карманах что осталось. В карманах одежды ничего не было, а вот в небольшом, но вместительном кармашке того, что здесь нижнее бельё заменяло, небольшие странные монеты нашлись. Спрятав их обратно, потом одетый рассмотрит, парень пошёл к воде стираться. Однако сделать это оказалось не так легко. Топкий илистый берег не давал подобраться к чистой воде. Стёпа даже понял, почему поселье называется именно Грязи.

Раз помыться не удалось, надо наличность определить: чего у него и сколько. Только надо место выбрать поукромнее, раз из-за этих монет его убить хотели. Парень пошёл к кустарник и под защитой густой листвы стал рассматривать своё богатство. Некоторые монеты состояли целиком из одного металла, некоторые - из двух. Всего же в изготовлении использовалось четыре разных вида металла. Медь, серебро и золото он определил сразу, хотя они были немного странными, как будто только что из станка - чистые и яркие. А вот четвёртый металл видел впервые. Тусклый и серый, видимо, он цены большой не нёс, а был дополнением к двухцветным монетам. Ещё Стёпа вспомнил, что металлические деньги имеют приличный вес. Эти же монеты были лёгкими и прочными. На орле был один и тот же герб: две галочки, на птиц похожие, как в детстве рисовали, та, что побольше, перевёрнута, вроде как взлетает, поверх неё поменьше вниз - пикирует. По краю шла надпись: "Альянс Независимых Рас Интиндара ЛИДДЕОН". На решке располагался номинал и год чеканки. По ребру шли риски, ну это понятно, чтобы не подпиливали и не срезали монеты. Всего у него нашлось: двадцать два золотых адерора, восемнадцать серебряных аллуков, восемнадцать медных аредов, четыре монеты по половине ареда и пять по четверти. Для двух последних из памяти всплыли названия "полушка" и "четвертак". Самые новые монеты были 525 года Н.Э. Самые старые - 365 год Н.Э.

Ещё Степан решил, что это номинальная стоимость монет, а не реальная. И, следовательно, металл только называется серебром и золотом, а на самом деле что-то другое. Впрочем, убивают из-за него по-настоящему. Поэтому золото и серебро спрятал подальше, а медяки положил во внутренний карман куртки. Окинув ещё раз взглядом место, где он очнулся, Стёпа пошёл по следам своих грабителей и несостоявшихся убийц, надеясь, что они выведут его в поселье с таким говорящим названием Серые Грязи.

Вера
Воздуха, да дайте же хоть кто-нибудь воздуха. Кровь пульсирует в ушах, в глазах темнота. Вера пытается вздохнуть, царапает себя по горлу и наконец срывает удавку. Надсадно закашливаясь, села. Дверь открылась, свет больно резанул по глазам. В дверях стоял невысокий мужчина. Подошёл. Ногой ковырнул верёвку на полу:

- Что, даже повеситься нормально не можешь? Приведи себя в порядок и к командиру.

В полуобморочном состоянии, не понимая, что происходит, девушка оглянулась, заметила на столе кувшин и таз, а рядом на вешалке сложенную, видимо чистую одежду. Кое-как встав с пола, подошла к столу и умылась. Сняла грязное бельё и, оглядев себя, упала на пол и истошно закричала, зажав пах руками. Кричала, пока грохотало за стеной, пока приближался шум по коридору, и с криком же и слезами полезла под стол, когда увидела протянутые к ней руки. Воющую, бьющуюся в истерике девушку выволокли из-под стола и, отводя руки в стороны, удерживали на весу.

- Да откройте вы эти шторы. Темно, как у чата в заднице...

...- Чата, демоны одиночества, несущие с собой из Хейлала тьму, в которой исчезает всё: свет, звук, вкус и запах. Разумный, оказавшись в этой пустоте, медленно сходит с ума. Любой демон может вселиться в разумного, и если за это время произойдёт зачатие ребёнка от него, то младенец получит демоническую составляющую к своей сути: и к телу, и к душе. Обычно такое дитя умирает ещё до семи лет, но в случае пробуждения гена магии, ребёнок выживает и в четырнадцатилетнем возрасте демонические силы начинают проявляться. Подросток в беспамятстве крушит всё вокруг себя. Точнее, не в беспамятстве, а демоническая половина его души постепенно берёт верх. Таких детей-полудемонов называют креату. С семи до четырнадцати лет их ещё можно спасти. Мы, нойкхри, запечатываем силы демона пониссой бойлепон. Понисса плетётся с четырьмя узлами и надевается на левое запястье. Жнецы вахлов отсекают своим серпом всё лишнее от души и от тела. И только у людей нет способа защиты потомства демонов Хейлала. Так что, встретив креату, они в любом случае, будь это даже их собственный ребёнок, убивают его. Ещё вопросы господа студенты?

- Учитель, а как карнбы поступали с креату?

- Понятия не имею. Вымершая раса свои секреты унесла с собой. Не все, конечно, но многие. Это всё?

- Да. Можно спать спокойно. Айкюльи стоят на страже нашего сна и близко к нам не подпустят полудемонов.

- Когда это я говорил о вашем спокойном сне? - Учитель даже опустил взгляд с потолка на класс. - Ни белые маги айкюльи, ни серые маги сэлле не видят чётко магическим зрением полудемона. Так, неясную тень, намёк на него, как круги на воде. Только белые маги вахлов могут разглядеть его, и то с помощью своих хранителей. Магия нойкхри совсем из других источников.

- Но, как же тогда...

- Начиная с тринадцати лет, когда демонические силы начинают пробуждаться, но ещё не проявляют себя, ни один креату не сможет подойти к алтарю Витаэ, пока в нём не запечатаны силы демона. Витаэ, богиня жизни у людей, единственная осталась в нашем погибающем мире, не оставила нас и не ушла за остальными богами. Она как целитель сидит у постели больного до самого конца и помогает уже всем расам. А мы всё не умираем и не умираем... Я полагаю, в этом возрасте каждого из вас хоть раз да сводили в башню Ткача к алтарю?..

- Командир, у него глаза закатились. Бормочет: "Нет да нет". Он что, так сильно в разъезд не хочет, что истерика началась? Вот же повезло нам с этим сэлле.

- Опустите его на кровать. - Дождавшись этого, командир окатил дрожащее тело водой из таза. - Ну? Пришёл в себя? Прекрати скулить! - Мужчина глубоко вздохнул. - Давийн Тавияри, ты в любом случае...

- Я не Давийн!.. - Сжавшаяся в комок в углу кровати, девушка перешла на крик. - Я - Вера... Вера... Слышите?.. Где я?.. Кто вы такие?

- Всем выйти, - тихо приказал командир.

Переглядываясь, мужчины вышли из комнаты. Минут через двадцать командир пришёл в свой кабинет и распорядился:

- Готовь чомгу к отправке в столицу.

- Значит, кто-то использовал сеть? - Когда командир кивнул, зам даже не удивился. - И как этот деинхэ, пришелец?

Командир скривился:

- Сменили сор на мусор.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"