Стафи Лин: другие произведения.

Интиндар. На грани - Глава 2.4. Первая проба крыльев. Розалия-Рилонма

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:

22.02 (Веши) 528 года - 22.03 (Льяла) 528 года

- Ну, здравствуй, любимая!

"Но ведь рихмэн ещё четыре месяца действовать будет!.. Сколько ненависти в глазах! Лучше бы в них пустота оставалась..." - беспорядочно метались испуганные мысли в голове.

Розалия, не отрывая взгляда от красивого, как эльф, синеволосого мужчины из видения, медленно, почти на ощупь, отходила назад. В одной руке фонарь - в его неверном свете она и разглядела своего позднего гостя. Другую руку женщина вытянула перед собой, словно не давая подойти ближе. В дверях стоял Рем - стройный и худощавый нокки, чуть выше её ростом. И очень сильный, хоть по нему и не скажешь. Это Роза запомнила ещё стоя во дворе, когда воспоминание Рилы мелькнуло перед ней...

...Вечер... Рем стоит у калитки...

- Ты обещал вчера приехать... - женщина отвернулась от него, чуть не плача, - я обиделась...

Рем виновато улыбается, а потом подходит к ней, вскидывает на плечо и несёт в дом...

И пусть габариты у неё сейчас больше, Роза поняла: если придётся, кости ей Рем с лёгкостью переломает - силы у него на это хватит.

- Я не...

- Рила, куда же ты бежишь от своего Рема? Почему не обнимаешь, не целуешь у порога, как раньше? - спокойно, почти ласково спрашивал женщину "её" Рем. Улыбаясь, он медленно шёл по тёмному коридору к ней.

Его тихий голос лишает последних сил. От страха дрожат руки, и пятна света прыгают по стенам и по лицам, выхватывая из темноты то столбы-опоры, на которых держится второй этаж, то пальцы Рема, ласкающие рукоять кинжала.

- Я не...

- Я приехал раньше, чем мы договаривались. Ты же не против, Рила?

Отступая от него, женщина натолкнулась на преграду за спиной, потрогала: стол. Большой, круглый и тяжёлый, он стоит посреди общей комнаты в центре дома. Боясь оторвать от Рема взгляд, Роза, ощупывая стол, быстро обошла его и теперь между ней и нокки преграда надёжнее её руки. Если и он станет обходить стол, то, может у неё получится убежать?

За спиной мужчины мелькнули две тени. Одна из них исчезла на кухне. Другая осталась у выхода.

- Я не...

- Ты не ждала. Я знаю. Извини, - он развёл руки в стороны, даже слегка плечами пожал, будто и правда извиняясь перед ней, - я не один. У нас ведь никогда не было гостей. Мои друзья: Элирайт и Аларэйн, - Рем кивнул головой за спину. - Я пригласил их в гости.

На кухне загремело, кто-то шёпотом выругался и через пару мгновений слабый свет разбавил темноту.

- Зачем ты зажёг свечи, Элир? Хочешь лучше разглядеть мою любимую женщину? - остановившись, но, не поворачиваясь к другу, спросил парень. - Тут есть на что посмотреть. Знакомьтесь: госпожа Рилонма Дилле, получеловек-полувахла, серый маг. Плебейка. Дворянского сословия в альянсах нет. Что и говорить, - Рем улыбнулся, - неполноценные страны. Но о знатном и богатом муже ты мечтала. Да, Рила?

- Я не...

- О, я не виню тебя, - мягко сказал Рем, - это можно понять. К тому же, будь у тебя... близкий друг... ты была бы довольна жизнью. Но, посмотри на себя, Рила, - он впервые оглянулся, - посмотрите и вы на неё! Кто на такое позарится?

Кроме Рема на неё никто и не глянул: Элир так и не вышел из кухни, а Аларэйн был занят исключительно поеданием орехов. Со скучающим видом он медленно раздавливал пальцами скорлупу, тщательно очищал ядрышко и, внимательно осмотрев его со всех сторон, отправлял в рот. Но как бы он не показывал своё безразличие ко всему происходящему, Роза понимала, что мимо него ей пробежать не удастся. Да и куда бежать?

- Толстая. Глупая. Ленивая. И, - Рем не спеша оглядел её, - никому не нужная. Так и прожила бы свою никчёмную скучную жизнь одна, собирая травки для геари. Ведь на большее ты не способна... Но тут встретился я! И ты...

- Рем! - раздалось с кухни.

- ... Ты... как бы это сказать? Ты взяла счастье в свои руки. Да, Рила?

- Я не...

- Молчать! - Яростный шёпот слетает с губ парня, - я не с тобой разговариваю! Я рассказываю друзьям историю нашей чистой любви! А тебе я объясняю! - Рем перевёл дух и вернулся к спокойному тону, - объясняю разницу между ненастоящей любовью и настоящей ненавистью!

- Рем!

- Чего тебе, Элир? - обернувшись к кухне, резко спросил он.

- Подожди!

Роза, улучив момент пока на неё не смотрят, тихо, на цыпочках, стараясь не шуметь, кралась к выходу. Но успела сделать всего пару шагов.

- Чего ждать? Смотри, Рила хочет проскользнуть мимо Алара. И это при её-то комплекции!

Аларэйн выбросил скорлупу на пол и, брезгливо скривив губы, посмотрел на Розу.

- Подожди, Рем! Тут понисса. Та самая. Разломанная.

- Что случилось, Рила? На рилх-мейне случайно упала? - издевательски заботливо поинтересовался он у неё. - Ну, ничего, - рука вернулась на кинжал, - новую пониссу тебе покупать не придётся.

- Рем, она молотком её разбила.

Несколько секунд в комнате были слышны только часы. Большие и громоздкие, они стояли у стены и их равномерное тиканье в такт ударам сердца, словно отсчитывало последнюю минуту Розы.

- И что это меняет?! Я полтора года любил эту уродину! Да я сам себе теперь противен! - Он ещё не кричал в полный голос, ещё не потерял над собой контроль, но Роза видела, что ещё немного и Рем сорвётся, и тогда его ничто не остановит.

- Я не знаю, - со свечой в руке в проёме появился Элир. - Я не знаю, - неуверенно повторил он. - Но она же сама её сломала. Не захотела больше... ну... надевать её на тебя.

- И что это меняет, Элир?! - Рем перевёл взгляд на Розалию, и, улыбаясь, сам себе ответил: - ни-че-го.

Роза спиной упёрлась в стену: справа у входа Аларэйн, прямо перед ней Рем. За его спиной - Элир. В пламени свечи видно, как парень отводит глаза, не желая смотреть, но и не стараясь удержать друга от расправы над ней. А у неё в голове бьётся одна обречённая мысль: "Так нечестно".

- Доброй ночи вам, госпожа Дилле. Ох, сколько гостей-то у вас. Что же вы? Мы вас ждём-ждём. А вас всё нет и нет. Сам вот решил зайти. Тётя дома молочного поросёнка запекла. Редкостной вкусноты получился. Без вас за стол не сядем! Так что? Пойдём? - невысокий паренёк, на повозке которого она доехала до Седой Ветлы, выглядывал из-за плеча Аларэйна, - а вы, господа дворяне, с нами или как? Тётушка так и сказала: "Зови и тех нокки, что к госпоже Дилле зашли".

* * *

"Проверка... была уже или нет?.. Не помню... - вялые мысли мелькают в голове, - почему солнце бьёт в глаза? Откуда у меня солнце в комнате?"

Женщина, так до конца не проснувшись, перевернулась на другой бок, в тщетной попытке поймать ускользавший сон. В дверь кто-то поскрёбся:

- Доброе утро, госпожа Дилле. Вы уже встали? Я завтрак приготовил. Эм, - знакомый голос запнулся на полуслове, - может вам в постель принести? После вчерашнего-то вы, наверное, ещё в себя не пришли.

Роза резко села. Воспоминания волной нахлынули на неё: ночь, понисса, рука на кинжале, орехи, улыбка Рема. И, как спасение от ужаса, слова о тёте, поросёнке и гостях.

- Доброе. Спасибо... прости, я чего-то имя твоё запамятовала.

- Сэламий Хараску я. Ну или просто Сэл, - парень за дверью, кажется, замялся, - госпожа Дилле, вы мне вчера переночевать разрешили. Вроде бы даже на постой взяли. Тоже запамятовали? - Уже тише добавил он.

"Если честно, то да". Сейчас Роза при всём желании не сможет сказать, что вчера было. Услышав слова Сэла и видя, как друзья уводят Ремийла, Розалия без сил сползла по стенке на пол. Её била крупная дрожь. Смутно ощущала, как парень подскочил к ней, потрогал лоб, подняв ей голову, зачем-то разглядывал глаза и, после, напоил чем-то густым, пахнувшим тиной. Тепло разлилось по телу, сознание замутилось и Розу поклонило в сон. Но только она прикорнула у стены, как опять откуда-то прибежал Сэл, растормошил её и повёл, причитая о чём-то своём, наверх.

- Ох, и дурень я. Зачем так рано ряску вам дал, госпожа Дилле. Спальню-то вы на втором этаже сделали. И вот скажите мне: для чего? Одна же живёте. - Парень попытался обхватить её поудобнее. - Шагайте-шагайте, госпожа Дилле. Один я вас не доведу. Вы же... редкостной красоты женщина, - тут даже затуманенное зельем сознание Розы на минуту прояснилось, и она в дичайшем изумлении уставилась на него, - ну, а что? Как говаривал мой троюродный дедушка: "Настоящий мужчина должен в любой женщине красоту найти". А я, знаете ли, госпожа Дилле, мужчина!.. Правда, когда дед подопьёт немного, то добавляет: "А красота, Сэл - это такая стерва, что прятаться хорошо умеет, и пока её ищешь, всё вино закончится".

Как он сгрузил её на кровать, Розалия ещё смутно помнила, как камин растапливал тоже, а вот как раздевал - уже нет. В тепле её совсем разморило, нежданный спаситель бормотал о чём-то дальше, страшный Рем растворился где-то в ночи и женщина уснула.

Может она и договорилась с ним о постое, кивая головой и соглашаясь со всем, что он спрашивал. Роза ничего не помнит.

- Не нужно сюда нести. Я сейчас встану и спущусь.

- Хорошо. И... Вам бы раны перевязать. Вчера, госпожа Дилле, я как мог обработал их.

- Не называй меня госпожой. Зови просто... Рилой, - она с трудом выговорила чужое имя. - И ещё... Сэл?

- Я тут.

- Спасибо за вчерашнее. И живи сколько надо. То есть... пока дом не продам. Наверное, я уеду отсюда.

- А вот это вы правильно сказали, госпожа Рила, - после недолгого молчания отозвался парень. Отозвался совершенно другим голосом: серьёзным, без малейшего намёка на услужливость, - уезжать вам отсюда надо. И как можно скорее.

* * *

Бывшая Розалия Игоревна Еризова, называемая теперь Рилонмой Дилле, стояла, опершись на перила второго этажа, ограждающие большое отверстие в полу, и осторожно заглядывала вниз. Сэл в общей комнате собирал завтрак на стол. Нарезал салата, сварил кашу, ещё она учуяла что-то мясное на сковороде. Сейчас он как раз занёс нарезанный хлеб, постоял, поправил вилки со стаканами и вернулся на кухню. Женщина посмотрела вверх и вздохнула: это ж сколько места пропадает. Отверстие в полу шло колодцем сквозь весь дом - от первого этажа, через второй и чердак - до самой крыши, в которую кольцом встроили окна. Свет от них, конечно, падал до́ низу, но, она опять вздохнула: можно же и свечи зажечь. Проработав кладовщицей, она уяснила одну вещь - кладовок мало не бывает, и тут, в этом доме, можно было ещё одну добавить, но нет, вместо полезной комнаты - бесполезное отверстие в полу.

Розалия любила порядок, любила, когда у каждой вещи есть своё отведённое место. В доме Рилы был полный бедлам. Вот сейчас она позавтракает и возьмётся за уборку, может тогда к ней больше не придут отвратительные видения, как в спальне.

Утром, вставая с кровати, Роза увидела меховое покрывало в ногах, и на неё нахлынуло...

... постель, тела, полумрак... Руки Рема ласкающие её тело... Тихий мягкий голос, шепчущий глупости о вечной любви... Рем старается, заглядывает ей в глаза, пытаясь угадать всё ли нравится его Риле... И, в противовес его словам и действиям, пустые равнодушные глаза...

Розалию будто подкинуло с кровати. Она отскочила в другой угол комнаты, сжала руками виски, закрыла глаза, словно это поможет забыть увиденное. Ох, Рила! Что же ты наделала девочка? Роза прекрасно поняла злость Ремийла и пожалела его, правда встречаться, чтобы сказать ему об этом, она не будет.

Роза, именно Роза - поздно ей привыкать к новому имени, отзываться на него будет, но это только тут, на новом месте она будет Розалией - спустилась к столу.

Завтрак, по мнению Розы, прошёл замечательно: еда простая и сытная - спасибо Сэлу, сама она ещё в своём мире умудрялась поставить яйца варить, а в итоге их зажарить; говорить ей не пришлось - Сэл болтал без у́молку, рассказывая свои хлопоты по её хозяйству - ей оставалось только кивать; и особая радость для неё - по словам Сэла, её ночные гости уехали из Седой Ветлы. Осталось прояснить одну нелогичность во всей вчерашней ночи.

- Сэл, а как же твоя тётушка и поросёнок?

Парень озорно ей улыбнулся:

- Сейчас бы их сюда, хотя бы поросёнка, можно без тётушки, - Роза, не сводя с него взгляда, сдержанно улыбнулась. Сэл посерьёзнел, - нет у меня тут родственников. Просто я подумал, что за этот день вы уже встретились со смертью и живы остались. Второй раз это уже слишком.

- Как ты понял, что они меня убивать шли.

- Мест на постоялом дворе не было. Поехал другой искать. Заблудился... Гляжу, троица нокки зашла, а свет так и не зажёгся. Вот я и решил послушать, что там происходит. Оказалось, они к вам... не с добром пришли.

- Всё слышал?

- Почти.

- И ты меня решил спасти?

- Если бы вы запяст не сломали, не вмешался бы.

А ведь Роза хотела сначала камин растопить, помыться, покушать, чем здешние боги послали. Но она настолько считала отвратным все эти привороты и наговоры, что первым делом пошла искать молоток, а потом била по чёрному браслету с такой яростью, словно это он виноват, что её привычная упорядоченная жизнь в родном мире канула в лету.

- Ты всегда такой любопы... - Роза вовремя осеклась. Неизвестно, как отреагирует Сэл, а обижать парня ей не хотелось, - то есть, ты всегда так поступаешь?

- Нет, что вы. На постоялом дворе рассказывали о нокки, что полувахлу ждали. Обсуждали... ну... говорили всякое... Ещё сказали: нокки злой, как стихар, приехал. А ведь я сам полувахлу подвёз до поселья. Потому, когда их увидел... полюбопытствовал.

- Ясно. Ты совсем не боялся?

- Это они боялись, что их обнаружат, - Сэл удивлённо посмотрел на неё, - это же дворяне! Его свои заклюют, если узнают, что дворянин полтора года полувахлу любил.

- Задразнят что ли?

- Ну, они назовут это сочувствием, но на деле - да, задразнят. Потому он в стражу и не обратился. Сам решил разобраться. По-тихому. Все дворяне так делают - со своими... затруднениями сами справляются. Скандалы не устраивают. А раз у господ нокки тихо не получилось, то осталось только уйти.

- А ты наблюдательный, Сэл.

- А как иначе? Я же по Диким Землям путешествую.

- И теперь ты меня охраняешь?

- Нет. Вы же мне пожить разрешили! За постой платить не надо, за прокорм тоже. И стойло для Ненаглядного и Полячки есть.

- Для кого? - Роза подумала, что ослышалась.

- Для Ненаглядного и Полячки. Коники мои. Ненаглядный строптивый, по́том изойдёшь, пока запряжёшь его в повозку. Как задерёт свою голову, когда хомут одеваю, так хоть прыгай возле него, не опускает. А то ещё выпряжется сам и обратно в поселье прибежит, особенно если его там кормили хорошо. Ох, и намучился я с ним сначала. Быстро понял, почему его чуть задарма не отдали. Хорошо Полячка смирная, разве что любит по полю бегать, когда случай такой выпадет.

Рассказы о лошадях женщина слушала вполуха. Не это ей интересно.

- Нокки могут вернуться?

- Не думаю, - Сэл бросил на неё быстрый взгляд, - не бойтесь, госпожа Дилле. Они понимают, что вы никому не расскажете про запяст. Вас же саму за это накажут. Или княжеству выдадут, как преступницу. А те штрафовать не будут - казнят сразу, да и всё. Но за... вашего... я не ручаюсь. Глаза у него безумные были.

- Поняла. Спасибо ещё раз, Сэл.

Парень на это только улыбнулся и взлохматил свои тёмно-медовые волосы.

* * *

Полдень. Невысоко над горизонтом яркое солнце, на небе ни облачка, но на улице без куртки делать нечего. Холодновато здесь в новом мире. Тем не менее, в саду, где они с Сэлом урожай собирают, одновременно всё цветёт и плодоносит. Роза только дивиться такому успевает. И хоть дом этот её, она делает то, что парень ей говорит.

- Госпожа Рила, сейчас мы с вами корзины наполним, и я их отнесу.

- Как скажешь, - улыбнулась ему молодая женщина.

Почти все фрукты и овощи ей знакомы, только растёт всё, почему-то, на деревьях. Роза собирала с земли плоды возле паслёнового, как назвал его Сэл, дерева. Картофельная гроздь, томатная, небольшая ветка с красными перцами и пара баклажанов. Женщина удивлённо их рассматривала. Клубни ровные, с толстой плотной кожурой, может, каковы они на вкус она сегодня за обедом узнает? Роза взвесила в руках большой клубень и оценила новый мир: "Так, даже намного лучше. В земле копаться не надо. Ходи, собирай и всё". Ни готовку, ни огород она не любила.

Само дерево напоминало ей скрученный канат, только вместо отдельных верёвок сросшиеся тёмно-зелёные стволы. Она проследила по ним взглядом: на высоте трёх-четырёх метров каждое деревце растёт уже отдельно и урожай падает на землю только со своей стороны.

- Сэл, - она вгляделась в густую листву, - там картошка за ветки зацепилась.

- Видел. Большая гроздь, - даже не оглянувшись, сожалеюще протянул парень, - но, что не упало - то не наше. С богами не поспоришь.

Роза только губы поджала. Ну никак не может в её жизни быть всё хорошо: то начальник, которого она в злополучной кафешке ждала, опаздывал, то за чужие грехи её убить хотели, а теперь ещё и картошку нужно гнить оставить. Хорошо хоть, что все плоды по краю дерева на тонких ветках растут, падая, зацепиться только случайно могут.

- Госпожа Рила, вы дальше соберите под сластовым деревом, а я пока это отнесу.

Роза опешила: "Что за сластовое?", - и неуверенно пошла наугад вглубь сада.

- Куда же вы, госпожа? Вот же оно, справа. Осторожнее! Чуть на сливу не наступили.

Она испуганно оглянулась: как бы Сэл не заподозрил чего - мимо дерева же прошла.

"Сластовое, - Роза разглядывала розоватую кору и ярко-зелёные листья, запоминала дерево, чтобы не попасть впросак в дальнейшем, - наверное, от слова "сласти". Логично". Она быстро собрала яблоки, груши, сливы и персики. Немного, всего по одному-два, но и то, разнообразие на столе будет. Вишня и черешня тоже поштучно, еле горсть набрала. Непонятно почему, но миндаль тоже рос на сластовом дереве. Счастливая Роза - очень уж она всякие орешки любила, правда, лучше с мёдом - насобирала целых пять косточек с него. Даже Сэл заметил, что она улыбается.

- Ну наконец-то вы улыбаетесь, госпожа Рила. А то с самого утра смурная ходили... Так, анитар и кормовое я утром уже прибрал. Там дальше смаковое растёт и ореховое. С них сейчас соберём. - Парень, посмотрел на задумчиво улыбающуюся Розу и засмеялся, - что, госпожа Рила, только-только в наш мир из другого пришли? Ещё не привыкли и в своём саду плутаете? Ну, ничего, обвыкнитесь. А где до этого были? - заинтересованно смотрел он на неё.

- С Земли я. Тяжко мне тут. Тело чужое, имя чужое, жизнь чужая... - машинально ответила Роза, витая в своих счастливых мечтах об орешках и мёде. Столько цветущих деревьев! Должен же и мёд здесь быть. Она даже пару шагов сделала, высматривая на земле орехи или что-нибудь вкусное, раз дерево "смаковым" зовут и только после, поняв, что она сказала, обречённо развернулась к Сэлу.

- Давно понял?

Тот, глядя на неё ошалелыми глазами, отрицательно качнул головой.

- Вообще не понял... Я... про мир духов... спрашивал... госпожа Рила. Вы же норытай... Подумал, что вы там были... а теперь тут... А вы значит... - Она робко кивнула. Парень сглотнул, - Земля - это название вашего мира?

- Да.

- Ясно, - Сэл осмотрел её с головы до ног и повторил, - ясно. А как вас зовут? - Он неуверенно улыбнулся, - с телом ничего сделать нельзя, жизнь вы сами поменяете, но имя-то сейчас можно вернуть.

- Сэл, ты как-то мало удивился! У вас тут что, такое в порядке вещей? - Роза в отчаянной надежде подошла к нему и прошептала, - я могу вернуться домой?

- Нет, не можете. Мне жаль, госпожа... И я удивился. Очень. Только, наверное, я сам не до конца ещё понял, как сильно удивился. - Он отвёл взгляд, - мне правда жаль, но домой вы не вернётесь. Тут теперь ваш дом, госпожа. И... это очень редкостный случай. Поверьте мне... Так как ваше имя? Или Рилонмой Дилле останетесь? Она одна жила, значит, никто против не будет.

- Розалия. Можно просто Роза.

* * *

Роза сидела на кухне у окна и задумчиво глядела на дорогу. Её дом стоял на краю поселья. Даже не просто на краю, а если представить клин, то на самом острие этого клина. Как Сэл объяснил ей:

- Значит тут место отклика, раз дом норытая тут построили. Видите, госпожа Роза, полянка в саду большая? Скорей всего это отклик и есть. Что такое отклик? Ваше богатство! Вы там помагичите и травки из мира духов тут появятся. Очень редкостные травки. Геари вам за них хорошие деньги дают. Даже не спрашивайте, как магичить нужно. Это только маги знают. Думаю, память Рилы вам подскажет. Или учебные тетради у неё поищите. Вдруг она их не сожгла.

Воспоминания о магии - это хорошо. Намного лучше, чем сцены "любви" между Рилой и Ремом, на которые Розе смотреть противно.

Утром, когда Сэл узнал её тайну, Роза не знала, чего от него ждать. Засыпет ли он её вопросами, отведёт к главе поселья или позовёт ближайшего соседа прибить на месте. Но он молча переводил взгляд с неё на сад и обратно, а после сказал:

- Давайте делами заниматься, госпожа Роза. А то вы побледнели нехорошо. А ряски у меня больше нет.

И они дальше подбирали нападавшие плоды и раскладывали их по корзинам, которые Сэл уносил в кладовку. Работая, он рассказывал ей про деревья, учил, когда что созревает; рассказывал немного и о своём мире, знакомил её с ним. Незаметно Роза успокоилась. Кажется, ей тут ничего не угрожает, может только за исключением Рема, про которого она стала уже понемногу забывать.

Обед тоже приготовил Сэл:

- Не знаю, как у вас там варят, госпожа Роза, но давайте я сам всё сделаю, а вы смотрите и учитесь.

Роза была не против. Единственно опять попросила:

- Не называй меня госпожой, Сэл. Я ведь не Рила.

- А причём здесь Рила? Кстати, надо в храм сходить, помолиться за неё. Вы - маг, - он поднял глаза к потолку, словно говорил про небожителей, - а к магам надо уважительно относиться. Так моя тётушка говорила. Моя настоящая тётушка. А она плохого не посоветует.

- Я точно маг? Ты ничего не путаешь?

- Точно. Нам в... школе рассказывали о разной магии. Немаги сами не магичат, но знать-то про свой родной мир надо. Если бы Рила не была магом, то вы бы, госпожа Роза... - он помолчал, - тяжело бы вы умирали, когда в её теле очнулись. Из таких, как вы, только маги у нас и выживают. Да и, - парень покраснел, - круг норытая у вас на спине. Я сам видел.

- Какой круг? - Роза, кажется, и сама смутилась.

- Чёрточками. Как и положено.

Остаток обеда парень незаметно поглядывал на неё, а после тихо и серьёзно сказал:

- Надо сообщить о вас, госпожа Роза... Вы не бойтесь, вам ничего не будет. Но сообщить надо. Даже наоборот, - видя, как она напряглась, он поспешил её успокоить, - весть о вас разошлют во все страны. В Лайре тоже. Значит... наирр Ремийл узнает об этом и права мстить у него больше не будет. Даже если очень захочется. Рила же умерла, и все её грехи умерли с ней. Ну же, госпожа Роза, всё будет хорошо. Я сам со старостой поговорю. А вы меня дома подождите.

- Ты думаешь он вернётся?

- Думаю, да. Я понимаю его ненависть... Хм, а дядюшка двоюродный меня ещё уговаривал: "Остепенись, Сэл, семью заведи или хотя бы подругу постоянную". И как он не поймёт, что мне в борделях интереснее?

- Почему помогаешь мне, Сэл? - прямо спросила его Роза, пропустив всех его родственников мимо ушей.

Парень посмотрел на неё удивлённо-счастливыми глазами.

- Госпожа Роза, да я же как будто героем истории оказался. Интересно же. Был просто странником, а теперь я деинхэ помогаю. Может про нас ещё книжки напишут. А что? - отозвался он на её удивлённый взгляд, - четыреста лет назад тоже пришлые были, может и из вашего мира. У вас там никто не пропадал?

- У нас всегда кто-нибудь пропадает. Так что эти пришлые?

- Ничего. Но лучше бы нокки их не призывали.

- Нокки?

- Ну да. Это их магия. Запретная. Их из-за неё убивают, а они всё равно магичат и магичат... Вот же неугомонные. Потому и надо старосте сказать.

- Так что с пришлыми-то?

- Да всё нормально с пришлыми. А вот с нокки нет... Намагичили они очень плохо и тлен в своё княжество принесли. На севере оно, за Парным морем... Сначала свой материк изничтожили в тлене, а теперь сюда разрушать приехали... - сухо сказал Сэл. - Говорят, когда тлен появился, так горы словно ножом разрезало. И никто не знал, остановится он или весь Интиндар в нём сгинет. Но, слава Витаэ, выжили мы. А тлен тот Откосом назвали. И нокки ещё разделились, ну, да так им и надо: было одно большое княжество Метти, стало два маленьких - Метти и Фанид. Как раз Откос и делит их. Потому, - голос снова стал серьёзным, - я и говорю, сообщить надо о вас. Деинхэ же все маги. А если кто чудить начнёт и магию запретную по незнанию применит? Нельзя это, госпожа Роза. Когда Откос остановился, дальше княжеств нокки не пошёл, Витаэ многим явилась и предупредила: мир у нас на грани - ещё одного тлена не выдержит. Так я пойду?

- Да. Я поняла... Подожди. Тлен - это что? - Роза готова была завалить парня кучей вопросов, лишь бы оттянуть неизбежное.

- Видели, начисто гнилое яблоко? - Роза кивнула. - Вот так и мир гниёт: города, леса, разумные. Всё живое умирает сперва, а потом гниёт. Ничего не остаётся: ни воды, ни земли, ни воздуха. Сплошная гниль. Такие места тленом называют... Три материка так и сгинули: Вастэя, Эх-Газрын и Сюрфэ. В Интиндаре тлен остановился, может, потому что карнбы вымерли и магичить стало некому. А после, так и вообще, невиданное случилось: тлен и мир соединились, сплелись друг с другом. Гниль как будто исчезла, но и жизни в тлене нет. То есть жизнь есть, но неправильная она, ненормальная. Животных уродует, в чудовищ их превращает. Но это ещё ничего. Страшно, если стихар появится. Это вроде чудовища, но с магией. Стихары сами любой стихией бьют, кроме живицы. Богиня-то Витаэ здесь, потому её стихия чистой остаётся... Бывает и демоны сквозь тлен приходят, и голодные духи. И трийеахи тоже.

- Это ещё кто?

- Энергохищники. Серые нокки с ними только справится и могут.

- Сколько всего мест тлена здесь?

- Откос, Редочь, Сутемь, в Восточном Интиндаре самый большой тлен - Болотная Пустошь, ну и Марь в Срединном море. Говорят, ещё где-то под землёй есть. Но, думаю, сказки всё это.

- А как звери в тлене оказываются. Бежать же должны оттуда.

- Так они и бегут. Только иногда бегут обратно, как безумные. И никто не знает почему. Тлен же!.. Роза, - парень перевёл дух и накрыл ладонями её сжатые в кулаки руки, - не бойся. Я не брошу тебя. И помогу освоиться здесь. Но сейчас мне, правда, пора идти. Жди тут. Я всё старосте расскажу и вернусь.

- Обещаешь? - прошептала она.

- Обещаю, - Сэл улыбнулся и ушёл.

И вот Роза сидит у окна и смотрит на дорогу: когда уже он появится на ней?

* * *

Сэл вернулся намного позднее, чем она его ждала. Роза вся извелась. Что там такое происходит, раз его так долго нет. Пыталась разобрать вещи Рилы, вдруг воспоминание полезное промелькнёт, но нет, всё из рук валится и поминутно к окну подбегает, посмотреть, не появился ли. В итоге бросила эту затею, вскипятила чай - благо Сэл объяснил ей особенности растопки печи - и села его ждать, сколько бы времени это не затратило. Роза не верила, что он вот так её бросит, после того как столько нянчился с ней. Да и коники его в стойле стоят.

Пока сидела у окошка, невольно рассматривала, что в поселье делается. Честно говоря, на улице мало что происходило: пару раз сосед во двор вышел, да серый в яблоках конь из леса выбежал. Роза удивлённо проводила его глазами: откуда в лесу такой красавец? Ухоженный да справный.

И вот, когда солнце уже коснулось горизонта, пришёл Сэл. Уставший, растерянный и, как ей показалось, разозлённый. Мазнул по ней взглядом - Роза даже дышать перестала - криво улыбнулся и выдал:

- Всё нормально. Мне не поверили.

Он постоял пару мгновений, будто сам осознавая сказанное, потом оглянулся - аниты почти прогорели, масло в фонарях заканчивается, ужин надо бы сварить и за госпожой Розой присмотреть, а то вон, так переживала, что без сил на стул опустилась, когда хорошую для себя весть услышала - в общем, дел много набралось.

Роза проследила глазами за его взглядом и залилась краской: полдня у окошка просидела, палец о палец не ударила, пока парень её дела решал. Как бы он не подумал, что лентяйке помогать взялся. Но ведь она знает себя и прекрасно осознаёт, что умеет делать, а за что лучше не браться. Если дом ещё не прибрала, так это от переживаний. Вот сейчас поужинает и начнёт, хотя бы со своей комнаты, на большее уже времени нет. Тем более дом продать надо, и хороший внешний вид поможет ей в этом.

Розу ещё в родном мире начальник нахваливал перед другими работниками: "Учитесь у Розалии Игоревны. Какие бы новые нормы не придумали, у неё в документах всегда порядок. Что бы на склад не пришло - моментом оформит и на место определит. К любым изменениям мигом приспосабливается. Вот, что значит голова у человека на месте". Не сказать, что такие речи помогали Розе в общении с коллегами, но похвала была приятна. Поэтому, она и не рвётся делать то, что у нее никогда не получалось. И Сэл, по её мнению, естественно, это понимает и не просит заниматься незнакомыми, ненужными ей делами. Она даже не уверена, запомнила или нет, всё, что он говорил ей утром за работой в саду. Успокоившись, Роза оглянулась в поисках парня: пусть скажет, чем ему с ужином помочь, с самым простым она должна справиться.

Судя по звукам, Сэл был в кладовке. Когда успел туда уйти и зачем, только же сейчас рядом был. Роза пошла к нему. Шаг и взгляд упал на ящик с анитами. Другой - осколки рихмэна в мусорке лежат. Оглянулась - сквозь окно сад виден. Вышла в общую комнату - алтарь, на котором местные боги стоят; стол, что преградой от Рема для неё успел уже послужить; часы, что стучали вчера в такт её сердцу; арка в коридор, где орешки занимали Алара гораздо больше, чем полувахла-неудачница, "влюбившая" в себя его друга. Женщина растерянно оглядывалась - вокруг новые вещи, новая жизнь. Роза усмехнулась: "К любым изменениям мигом приспосабливаюсь?.. Это вы, начальник, погорячились". С неё как пелена прошлой жизни спала: да мало ли что она хочет или не хочет, умеет или не умеет. Без новых знаний здесь не прожить, а Сэл обещал помочь освоиться здесь, но не жить с ней постоянно.

Она подошла к открытым дверям. Парень что-то искал в коробке, рядом с ним на столе стояли настенные фонари.

- Чем занимаешься?

- Масло надо долить. Вот ищу, где оно тут у Рилы стоять может.

- Научи меня фонари заправлять. - Роза взяла в руки смутно знакомую конструкцию, - а это фитиль, наверное, да?

Сэл, глядя на неё, робко улыбнулся, как будто она самый важный в своей жизни экзамен сдала.

* * *

Следующие дни для Розы прошли не в пример лучше. Как и всегда, стоит ей поставить перед собой чёткую цель - будь то изучение новых норм и правил, или привыкание к новым условиям, или необходимость забыть все свои "это не моё", "и браться не буду, всё равно не получится" - и жизнь сразу налаживается. Только Сэл порой хмурился. Роза боялась, что на неё, но как-то за обедом услышала:

- То ли я тут один по правилам живу, то ли Рилу всерьёз не воспринимали. Не пойму я чой-то, почему мне не поверили? Случай, конечно, редкостный, но чтобы даже не выслушать... Я им про деинхэ, а они мне про коня...

- Про какого коня? - тихо спросила Роза. До этого на все её вопросы у него один ответ был: "Всё хорошо". А тут сам заговорил. Больше похоже на мысли вслух, но попытаться узнать, что там произошло, стоило.

- Про серого в яблоках.

- Я видела его! Из леса выбежал.

- Садились на него?

- Кто? Я?!

- Э... ну да... не подумал... Рила же верхом из Ручьёв ехала. Вот машинально и спросил.

- Я не умею ездить верхом! - Роза испугалась: ни с людьми, ни с животными она общего языка не находила, - надо будет учиться, да?

- Желательно, госпожа Роза. Это не страшно, не бойтесь. И, я думаю, вам на хорте лучше ездить.

- Это кто? - настороженно спросила Роза

- Э-эм... наверное, я потом расскажу.

- Ладно. А серый в яблоках, что с ним не так?

- Не знаю. Повадился из леса прибегать. Местные подумали, что твари обоз разорили, а коник выжил и прибежал к поселью. Теперь вот пытаются его поймать. Только, - Сэл улыбнулся, - любого, кто на него сядет, серый везёт в кварталы людей к навозной куче и сбрасывает туда. Говорят, заржёт ещё, будто засмеётся и обратно в лес убегает...

... - А ну, тише, тише. Ишь, расшумелись. - Учитель похлопал ладонью по столу, но даже это не возымело никакого действия: стойкий гул голосов заглушал все звуки. Пришлось выпить лиры, чтобы его услышали. И теперь звучный глубокий голос, казалось, проникал в самый дальний угол большой аудитории. - Что непонятного я сейчас сказал? Почему данни в Благом Дворе? Это не понятно? Та-а-ак, повторяем пройденный материал, господа студенты. Духи природы делятся на группы по разным критериям. Но самый важный - это, к какому Двору дух принадлежит. К Благому или Неблагому. Благой Двор может ненавидеть разумных, но без причины вреда им не приносит. Духи за домом своим следят, за полянкой там или за речкой. Где живут, за тем и присматривают... То есть, Благой Двор соблюдает правила. Это самое главное отличие. Духи Неблагого Двора живут, как вздумается. Что захотят, то и делают. Сегодня могут от смерти спасти, а завтра улыбаться, глядя, как вас в трясину затягивает. Никаких правил! Что между собой, что с разумными. Понятно? - Все закивали. - Всё-таки правильно во владениях магов мелкими группами в вервях учат. Там за семь лет учёбы столько раз повторяют пройденное, что все знания словно с рождения вбиты. Не то, что здесь, - учитель вздохнул, - будущие норытаи, а основы основ не помните. Хотя... как узнать из какого Двора дух? - Поднялось множество рук. - Ну, хоть это знаете. Давай, напомни остальным, - учитель-вахл кивнул студентке.

- По склерам определяем. У духов не бывает таких белых склер, как у нас. Если дух из Благого Двора, белок глаза того же цвета, что и радужка, только светлее. Если из Неблагого - то темнее. Жаль, что издалека этого не увидишь, - поддела девушка учителя, - а кто решится вплотную к духу подойти?

- Много кто. Ты, например. Когда дух расшалится и жители к тебе за помощью придут.

- А что, наши храбрые тади не справляются? - новая насмешка.

- На стороне тади - сила. На стороне норытая - схаур. Ну, удивите меня, расскажите что это.

Студенты переглядывались, перешёптывались и, наконец, не выдержали:

- Учитель, да вы нас совсем за неучей считаете. Схаур - это наш хлеб. Зарабатываем мы так. В отклике схаур клиры в наш мир приносит. В остальных местах любому духу физическое тело даст. Хоть духу природы, хоть голодному. Правда, ненадолго.

- А кроме этого?

Класс замолчал.

- А кроме этого, обратный схаур ваше подношение для духов природы в Сиань отправит. Так что, может и не совсем, но вы всё ещё неучи. Ну, хоть записывайте. Когда припечёт - прочитаете... Данни - проказливые лесные духи Благого Двора. Заботятся о животных, свой лесок или рощу в чистоте содержат. Любят иногда пошалить. Оборачиваются лошадью и к жилью выходят. Ну и если найдётся желающий покататься на бесхозной животинке, то доедет только до ближайшей навозной кучи или речки. Желательно илистой и холодной. Озорники эти данни! Заплутавшим в лесу детям помогают, до дома довозят... Записали? Тогда дальше...

А что дальше-то? Роза растерянно оглядывалась: где видение, куда оно ушло, почему прервалось? Она хочет дальше смотреть. Впервые такое длинное и полезное, столько новых знаний и вот так просто исчезло на полуслове.

- Госпожа Роза, с вами всё в порядке? Вы сейчас словно в себя глядели.

- Это был данни, Сэл. Видение показало.

- Видение? Воспоминание Рилы увидели? Это же хорошо. А то вы словно шарахались от них. Так мне показалось, - тише добавил он.

- Там не на что было смотреть. А сейчас было. Конь серый в яблоках - это совсем не конь. Это лесной дух. Данни. Они так шутят. И детям помогают из леса выбраться. Ещё про схаур какой-то говорили. Ты не знаешь что это?

- Простите, госпожа Роза, нет.

- А клиры?

- Клиры? Знаю. Так растения из мира духов называют. Те, которые вы собираете в отклике. То есть, у нас здесь своя трава, а в Сиане - это мир духов природы - своя. Но когда вы, госпожа Роза, её в наш мир призовёте, срежете, и она тут останется, не исчезнет, тогда её клирами зовут. Вот завтра пойдём в храм Стихий мимо зелейной лавки, там объявление висит, какие клиры геари скупает. Может у вас получится собрать их. Деньжата не помешают. За дом-то много не дадут.

- Это ещё почему? - радость от видения немного померкла.

- Это же дом норытая. С откликом. Его купит поселье, чтобы потом новому норытаю продать. В таких домах больше никто не живёт.

- Ну, так и покупали бы по нормальной цене. Какая разница? - упавшим голосом спросила Роза.

Сэл пожал плечами.

- Не знаю, госпожа Роза. Только новый дом вы тоже задёшего купите. А случись что, немного денег легче насобирать.

- Завтра в храм идём?

Никуда, с тех пор, как она приехала в Седую Ветлу, Роза не выходила. Дом, двор, сад. Не рано ли Сэл её вывести в поселье хочет? Страшно и волнительно. Её знают, как Рилу. Как ей вести себя? Может она праздник дома отметит?

- Да. Завтра последний день Благословения богини Ауви. Надо идти, Роза.

* * *

Они встали ни свет ни заря. В сумерках шли в храм: "Может быть, там спят ещё все?" - бормотал за завтраком Сэл. Это только порадовало Розу - чем меньше народу, тем лучше. Парень ещё дома рассказал, как принимают благословение богини воды и как делают подношение богини жизни.

Кажется, они действительно будут в храме одни. Роза шла за Сэлом по длинной пустынной улице, в конце которой стоял её дом. На улице не просто никого нет, во всей Седой Ветле ещё даже свет в окнах не горит. Женщина успокоилась и уже смелее оглядывалась вокруг, рассматривая такое безопасное в это время суток поселье.

- Сэл, смотри башни.

- Да. Это нокки такие жилища себе строят. Там у каждого в семье свой этаж. Так на Сюрфэ жили, так и здесь живут.

- А это чьи дома?

- Квадратные? С внутренним двориком?

- Да, ещё дерево в нём какое-то посажено.

- Людей. Дерево не из сада, а так, для красоты сажают.

- А почему я как вахла живу? Я же полукровка.

- Полукровки сами решают, как жить. Но у вас, госпожа Роза, магия проявилась. Вахловская. Вы же норытай. Потому и живёте так.

- А могла магия человеческая быть?

- Запросто. Магия та проявляется, чьей крови больше. У вас поровну, значит дело случая. Всё, пришли.

"Как хорошо в храме, когда в нём никого нет", - подумалось Розе. Чувствуя себя свободно, она всё помещение обошла, рассматривая и расспрашивая.

- Сэл, а что и вправду поделки в небо взмывают?

- Пока нет... Но вот вернутся боги и всё будет как раньше... И в дни благословения от Аэрена на его алтаре закружится маленький фиолетовый вихрь. Видели у детей вертушки? Они от ветра ещё крутятся? Вот такими вертушками раньше ловили ветерок Аэрена и домой приносили. Дом проветривали, сад опыляли, пчёлки-то не всегда справляются. После этого можешь быть уверен: затхлости и сырости в твоём жилище не будет. Особенно, если ещё благословение от Фрая домой принести. В его праздник на алтаре голубой огонь горит.

- Подношение для Фрая само воспламенялось?

- Да. Стоило его на алтарь положить. А для богини земли само истлевало, госпожа Роза. Ну, а в Благословение Саэви все к ней за горстью земли шли и в сад потом относили. Сейчас мы по глотку воды выпьем и чуток домой принесём. Сад польём.

- Помню... Значит сейчас только Витаэ с вами... то есть с нами?

- Да. У вас дома на алтаре она и Зур-Галь стоит. Тоже бы надо ему поднести.

- Но разве он не ушёл?

- Но разве он не оставил тут свою магию? - резко спросил парень, - пусть даже за неё кровью платить приходится...

Неловкое молчание. Как же Роза не любит такие вот паузы после её слов. Она готова язык себе прикусить. Хоть вроде ничего особенного не спросила, но Сэл от неё отвернулся - стоит сейчас неподалёку, Витаэ рассматривает, а на что там смотреть спрашивается: все фигуры в плащи завёрнуты, даже лиц не видно.

- Госпожа Роза, - пусть стоял он к ней всё ещё спиной, но голос звучал уже мягче, - боги не виноваты, что вы теперь здесь. Наоборот, они потому и ушли, что разумные в мире Ану... стали вести себя слишком неразумно.

Роза вздохнула облегчённо. Она и сама знает, что не слишком общительна с друзьями и родственниками. Порой может с незнакомкой целый час проболтать, а в кругу родни бывало и сказать нечего. Но перечить или чем-то невзначай обидеть Сэла она не хотела. Говорит иногда, не думая, вот и проскальзывают старые привычки.

- Сэл, я не хотела...

- Тихо, - прошептал парень, прислушиваясь к чему-то, - наверное, нам пора уходить, госпожа Роза.

Теперь и она услышала говор во дворе храма.

- Или тут ещё останемся? Кто бы там ни был, просто поздороваемся и всё.

- Нет, пошли домой, - страх нового мира проснулся в ней. Сэл, такой знакомый и заботливый, стал ей практически уже родным. С ним она ничего не боится. Даже сказать нелепость или грубость. Парень очень отходчивый, да и понимает, как трудно ей привыкать. И вдруг чужие люди. Надо быстро поздороваться и скорее домой.

- Доброе утро, Сэламий. Доброе... и вам... госпожа...

- Здравствуйте, - Сэл поочерёдно кивнул старосте и настоятелю.

- Сэламий, поговорить бы пару минут, - староста кивнул внутрь храма.

- Хорошо. Госпожа Роза, подождите меня во дворе. Я быстро.

Роза растерянно смотрела, как он уходит вслед за ними. Она осталась одна. Минуты текли одна за другой, а Роза всё стояла посреди двора. Вот уже показался край солнца, подкрасил розовым облака, осветил верхушку старой ивы во дворе храма (не оно ли дало название поселью?), а она так и не сошла с места. Послышалось пение ранних пташек, а у Розы в ушах только звонкий размеренный стук. То ли она слышала биение сердца, то ли ей послышались часы, которые когда-то уже отсчитывали её последние минуты. Но тогда её спас Сэл. А теперь?

Женщина вслушалась: так часы не ходят, так ходят кони Сэла по мостовой! Роза оглянулась и обомлела. По улице к храму шёл серый в яблоках. На спине коня, вцепившись в гриву, сидела пара измотанных ребятишек. Бочком-бочком, осторожно, стараясь не напугать, она медленно подошла к ним, шепча, как ей потом показалось, всякие глупости.

- Ты ведь не лошадка, да? Лошадей-то я боюсь. Большие они, зашибить ненароком могут. Сэл за своими кониками сам ухаживает, кормит их, поит... Чистит каждый день. Любит, наверное, очень. Хоть и ругает, особенно Ненаглядного... А ты данни, да? Дух леса. Данни же детям в беде помогают? И ты помог. Правильно? - Роза могла поклясться, что конь глянул на неё довольно-таки насмешливо. - Я сниму сейчас с тебя мелких. Тут староста рядом и настоятель храма. Они точно знают, чьи это ребятки. - Роза осторожно спустила полусонных и испуганных ребятишек. И замёрзших. Она сняла с себя куртку и как могла укутала детей. - Эй, постой, - коник, уходящий прочь, оглянулся, - я это... ну... спасибо, в общем, - в ответ насмешливое ржание, топот ног и через пару секунд удивлённые лица в дверях.

* * *

Сэл, поглядывая в окно, мыл посуду. Он и ужин приготовил сам, а до этого и обед. Розу же освободил от всей домашней работы. Пусть учится магом быть.

Утром, когда он увидел госпожу Розу с ребятишками, его охватила гордость. А ведь уже бояться начал, что долго её в поселье не выводил. Так можно и время проморгать, когда дом из крепости темницей станет, за порог которой собственные страхи не выпустят.

Сэл с удовольствием вспоминал, как староста и настоятель спрашивали его про Розу: чего ожидать от неё, не обозлилась ли на всех, будет ли магии учиться. Рилу вспомнили: клиры она хорошо собирала - отклик у её дома богатый, а вот духов утихомирить не могла. Хорошо, что кроме неё ещё три норытая в поселье есть, как раз вчера дети из леса не вернулись - причитал староста - всю ночь родители по поселью бегали, с утра пойдут с магами в лес их искать. И ведь все знают, что дальше полянки возле поселья не ходить, но дети же... Так что там с... госпожой Розалией? Она точно деинхэ? А то имя на местное похоже.

И тут раздалось весёлое ржание. И во дворе стояла счастливая Роза. И жались друг к другу вчерашние потеряшки, одетые в её куртку, одну на двоих. И Сэл не находил слов, а просто тихо стоял на пороге храма и улыбался, глядя на неё.

А дальше тишина закончилась. Староста грозился над детьми, те оправдывались, что в прятки они играли, что солнышко их разморило, что проснулись они уже в темноте и что конь совсем не страшный. Настоятель представлялся Розе, она кивала в ответ. Староста с важным видом сказал, что на год освобождает её от налога, но только в его поселье естественно. Роза опять кивнула. Но глаз от земли не поднимала. И вот тогда Сэл решил, что на сегодня хватит, хорошего понемногу. Да и геари свои списки заказов на ворота вывешивает, заходить общаться не надо, значит, пока улицы пустые, надо дойти до неё.

- Господин староста, господин настоятель, мы, пожалуй, домой пойдём? Детей в трапезную, наверное, отвести надо. Голодные же. И теплее там. А госпоже Розе одёжку бы вернуть? Вы как, не против?

Господа против не были. Все распрощались друг с другом - удивительно, но Роза прощалась вслух, а не просто головой кивала - и разошлись по своим делам.

По пути к геари Роза опять его удивила.

- Почему моё имя на местное похоже? - а ведь он думал, что она до самого дома слова не промолвит. Но так же лучше, да? Чуть больше недели прошло, а она уже из своей скорлупы вылезает.

- У нас у каждой расы свои имена, госпожа Роза. Здесь, в альянсах, все вместе живут, уже порой по имени ничего не разберёшь. Вот даже вас взять: Рилонма, людское имя. А магия вахловская пробудилась. Во владениях такого не встретишь, в людских странах тоже. Или моё Сэламий. Имя карнбов. Мода сейчас идёт на их имена. Розалия тоже на карнбовское похоже.

- А откуда тут знают имена вымершей расы?!

- Ну вы даёте, госпожа Роза. Они же не сразу вымерли. Когда все материки ещё живы были, в гости-то часто друг к другу плавали. На праздники, торговать или на войну... На войну чаще. Про карнбов и их магию не просто помнят, а хорошо знают. Да и в развалинах много чего находят. Книги там тоже попадаются. Редкостные, скажу я вам, эти книжки, цену за них хорошую дают.

- Ясно. Так как имена различают?

- По окончаниям. Если женское имя заканчивается на -ия, -ая, -ея, -нья, -сья, -тья... какие я ещё буквы не сказал?

- Я поняла. Любая гласная плюс буква "я" или мягкий знак опять же с буквой "я".

- Правильно. Тогда это имечко карнбов. Как у вас - Розалия. Красивое.

- Спасибо. А мужские?

- -ий, -ей, -ай, -ой. Смысл понятен?

- Конечно. У нас тоже такие имена есть. Людские отличаются?

- Да. У женщин: -на, -та, -ра, -ва. В конце всегда стоит одна буква "а". Вот я и говорю: бывшее имя у вас людское, магия вахловская и обличьем вы тоже больше на вахлу похожи. Староста говорил, у Рилы мама вахлой была...

... - Рила, девочка моя, неужели ты магом оказалась, - сгорбленный, но ещё совсем не старый мужчина гладил её мозолистыми ладонями по плечам и по голове. - Радость-то какая. Жаль мама не узнает уже этого. Не порадуется... Ты не беспокойся, Рила, я почти всю учёбу оплатил уже.

- Но откуда...

- Говорю же, не беспокойся. Я всё-таки с котерией хожу. Понемногу накопилось. Ещё года два поработаю и совсем ничего должны не будем. Ты главное помни, каждая тварь, которую ты убьёшь, это месть за маму... Шесть чудовищ на неё насело в том бою, а рядом никого в живых не осталось...

- Я помню, папа. Ты много раз рассказывал.

- ... она же мечница была, в первых рядах всегда, - он продолжал говорить, словно и не слыша её, - я поздно, понимаешь, поздно увидел. Добежать бы всё равно не успел, из лука стрелял... Но... поздно...

- Да, мама в бою погибла. Её отец, кажется, так себя за это и не простил... Увидела сейчас, как он Рилу учиться провожал. - Роза встряхнула головой, - на чём закончили? Рилонма - заканчивается на "а", значит человеческое. А что с мужчинами у людей?

- Хорошо всё с ними, любая согласная в конце стоит и всё.

- Действительно всё хорошо. Остались нокки и вахлы.

- С вахлами проще всего. Пишется через чёрточку.

- Через дефис?

- Через него.

- А на слух можно отличить?

- Можно. Но только со временем научитесь.

- Остались нокки.

- У мужчин: - ийл, айк, -ойм...

- Стоп. Проще говоря - гласная, "й" и согласная, да? - Она помолчала немного, - Ремийл, Элирайт и, кажется, Аларэйн.

- Правда ваша, госпожа Роза. Быстро схватываете. У женщин имя заканчивается на две гласных, кроме я: -ое, -ае, -еи...

- Поняла, можно ещё -ои, -иа, -ео. И дальше по алфавиту.

- Верно. Всё запомнили?

- Нет. Запомнила только, что у Рилы маму твари убили, как и её саму. У меня шрамы на плечах так и не проходят.

- И не пройдут. Шрамы от стихаров даже геари и виты полностью излечить не могут.

Так за разговором они подошли к дому геари.

А вот со списком клир они оплошали: Сэлу названия были не знакомы, а Роза никаких видений не увидела. Пришлось парню ещё раз сходить, и на этот раз всё переписать. После она целый день рылась в старых, заброшенных подальше, вещах Рилы, читала найденные тетради, а теперь вот пытается магичить в отклике.

Сэл немного слукавил перед Розой: деньги у него были, за родительский дом хорошо выручил - не только у Рилы родителей твари порвали - им бы надолго хватило, но ей нужно учиться самой зарабатывать.

* * *

Сколько времени прошло, а у Розы так ничего и не получается. Парень смотрел, как она, размахивая руками, то на одном месте отклика, то на другом, чертила круги в воздухе. Всю полянку уже исходила. И ничего не произошло. Сейчас женщина села, привалившись к дереву, и в который раз взялась перечитывать конспекты. Может пойти поговорить с ней? Отвлечь? Пусть немного отдохнёт.

- Орешки, госпожа Роза? Как вы любите, с мёдом намешал.

- Спасибо, Сэл. Что бы я без тебя тут делала... Не выходит у меня схаур. Я точно маг?

- Схаур? Я всё ещё не знаю что это.

- Уколешь палец и чертишь три круга по часовой стрелке: два из них - с севера на юг и с востока на запад - начинаешь из зенита, третий - с севера и по горизонту. Пока чертишь, наполняешь их магией. У серых её, кажется, немного, да? - Парень кивнул. - Это и называется схаур. Круги должны быть ровными... Желательно ровными. Потому учатся чертить их вытянутой рукой. Видел, как я мельницу изображала?

- Из вас получилась очень красивая мельница, госпожа Роза. А дальше что?

- Схаур сжимается в точку, после расходится сферой. Далеко, метров на десять в радиусе. И в сфере появляются клиры. Берёшь щеп, - Роза вытащила из-за пояса деревянный тёмно-бордовый нож, - и срезаешь нужную травку. Только делать это надо в сумерках. Чтобы и солнца не было, и тьма ещё не пришла.

- По-о-нял, - протянул Сэл, - чертили вы ровно. Магии нет?

- Да.

- А записи?

- Написано: маг должен знать, чего он хочет. Золотые слова! Чего он хочет, должен знать не только маг. Ты как считаешь?

- Считаю так же, - Сэл оглядел её: нервничает Роза, даже на орешки не посмотрела, - госпожа Роза, а кем вы в своём мире были?

- Кладовщиком на складе. У вас склады есть?

- А как же! Вы же сами с караваном сюда доехали. Если есть товар, то есть и склады. В найм они любому сдаются. Только торговцы там сами всё укладывают. Но есть, конечно, и общий ключник. Мало ли что случиться может.

- Ключи и у меня были. Подходишь, открываешь, собираешь всё по списку и...

Роза замолчала, смотрит в никуда замершим взглядом. После медленно, видимо самой себе до конца не веря, стала сравнивать список клир и тетрадь Рилы. Парень боится даже шелохнуться, вдруг спугнёт, видно же, что Роза поняла что-то важное. Женщина посмотрела на свои исколотые пальцы, уколола ещё один и вышла на середину полянки.

Сэлу за свою короткую жизнь приходилось видеть магию, и не раз. Но магию норытаев он видел впервые. За пальцем Розы оставалась тонкая линия крови. Круг, второй, третий... Как только последний круг замкнулся, линии вспыхнули ровным красным светом, а после, как Роза и говорила, сомкнулись в одну точку и уже из неё разошлись сверкающей серой сферой. Сэл в изумлении оглядывал полянку:

- Действительно, редкостно богатый отклик, госпожа Роза. И цветы, и кустарники есть. Откуда столько?

- Наверное, духи помогли.

- Траву из своего мира здесь посадили?

- Да. Сами маги на такое не способны.

- И что, они всем так помогают.

- Написано, что нет. Только друзьям. Может у Рилы друзья среди духов были?

- Сомневаюсь я. Староста о Риле не совсем хорошо отзывался. Говорил, что она в лес боялась зайти.

- Значит те, кто до неё жил постарались.

- Так, госпожа Роза, где Ваш щеп? Сейчас мы богатеть будем.

- Нет, Сэл. Только то, что можно возьмём. Для каждого клира своё время. Я, конечно, всё срезать могу, но цена упадёт раза в три-четыре. Так что ищи птичьи глазки. Невысокие цветы, три нижних лепестка голубые, два верхних - фиолетовые, в центре чёрный круг с белой обводкой. Светится.

- Госпожа Роза, да тут всё светится! Скажите хоть каким цветом.

- Извини Сэл, у Рилы не написано.

- Ну, ладно. Так найдём. А ещё что-нибудь надо искать?

- Стреблоризу. Вроде лианы с розовыми цветами. Семена её нужны. У неё только цветы мерцают. Не переживай, Сэл, успеем собрать. Схаур час держится.

Они не только всё успели собрать, но ещё и записали, какая травка каким цветом сияет. В будущем пригодится. Но геари, придирчиво осмотрев их трофеи, забраковала большую часть и даже за полцены не взяла.

* * *

- Госпожа Роза, ну не переживайте вы так. Тут же живут другие норытаи, давайте у них спросим, что не так сделали. Они же теперь знают, что вы деинхэ, должны помочь.

Роза молча кивнула. Ей отвечать-то не хотелось, не то, что куда-то идти и что-то у кого-то спрашивать. Да и взгляды прохожих надоели. Деинхэ они что ли ни разу не видели? И ведь не стесняются, рассматривают с головы до ног, а то и пальцем ещё покажут. Редко кто украдкой глянет, например, как тот рыжеволосый нокки у своих ворот, мимо которого они сейчас проходили.

- Госпожа Розалия, постойте, пожалуйста. Уф, еле нашёл вас. - Староста быстрым шагом приближался к ним. - Письмо из столицы пришло. Спрашивают, сколько вас было, когда... э-э-э... как сказать-то понятнее... когда нокки сеть кинули.

- Я не считала. Но, может, человек десять. И в соседней комнате ещё люди были. Они все здесь?

- Возможно. Смотря сколько магов умерло на тот момент. Спасибо, госпожа Роза, это всё. От геари идёте? Это хорошо. Я напишу, что вы осваиваете магию и учитесь жить в нашем мире. До свидания.

- Подождите. Я хочу дом продать.

- Хм, уезжаете, значит? - Староста, кажется, не удивился, а вот нокки у ворот внимательно посмотрел на Розу. - Понятно. Ну, как обоз найдёте, приходите в последний день, оформим продажу.

Вот так? Всё просто? И ведь удержать не пытается, хотя раньше налогами соблазнял. Сэл, судя по улыбке, видимо понимает, почему её не уговаривают остаться, а вот Роза нет. Но её это мало волнует. В мыслях только клиры и геари.

- Что такого она в клирах увидела, чего я не вижу? - закрыв глаза, едва сдерживаясь, чтобы не закричать, сказала Роза.

- Она же магически на них смотрела. А вы нет. Может в этом дело?

- Что? - Роза резко открыла глаза и посмотрела на парня, - Сэл... в воздухе... рябь... непонятная. Чёрная. Всё кругом в мелких черточках.

- Вот и ты посмотрела на наш мир через магию. Ну как, Роза, нравится? - тихо спросил Сэл.

Роза оглядывается в замешательстве: она что, одна это видит? Почему другие спокойно ходят, разговаривают, дышат этим? Рыжеволосый, усмехаясь, посмотрел на неё и снова отвернулся.

- Нет, не нравится. Что это?

- Это, Роза, будущий тлен. Сейчас пока одна рябь. Если какой тади запретную магию смагичит - появится дымка, тоже чёрная. Если ещё раз, то дымка закрутится в смерч. Много смерчей будет. Ну и после четвёртого раза наступит конец мира Ану - тлен придёт и уже не остановится.

Роза крутилась на одном месте, отряхивая с себя эту рябь, отмахивалась от неё руками, но ничего не помогало: чёрные черточки даже с места не сдвинулись. Впрочем, нет - сдвинулись. Женщина испуганно смотрела, как рябь пошла волнами.

- Госпожа Роза, на вас лица нет. Что-то случилось? Куда вы смотрите? Вон и нокки куда-то уставился...

Волны удлиняют чёрточки, распушают их, как пряжу, смешивают между собой и вот уже чёрный дымок плывёт по воздуху, закручивается петлями и устремляется ввысь.

- Сэл, я, кажется... когда руками махала... тлен на вторую стадию нечаянно перевела, - дрожащим голосом шептала Роза. - Дым в воздухе появился. Меня теперь убьют, да?

- Госпожа Роза! Махать руками это не магия. Норытаи вообще не могут принести тлен. Никак. На это способны только белые маги.

- Точно?

- Точно.

- Пошли скорее домой. Страшно мне чего-то.

- Давайте постоим ещё немножко. Этот рыжий, как и вы, смотрел ошарашено. А ведь он немаг. Догадку хочу проверить.

Минут через пятнадцать неслышно открылись ворота и нокки верхом на полосатом тигоне проехал мимо них. Роза во все глаза рассматривала высокого рослого тигона - верхового животного нокки. Статью похож на гепарда, такой же поджарый и с длинными ногами. По шее, как у лошади, идёт грива и на лопатках переходит на грудь. Да, вдобавок, по всему телу разбросаны тигриные полосы. Ещё Роза удивилась расцветке животного: сам фиолетовый, а грива и полосы голубые. Чего только тут не встретишь!

Но гораздо больше поразил её Сэл. Парень поклонился нокки. Пусть не в пояс, но уважение выказал. Рыжеволосый улыбнулся в ответ и кивнул.

- Это чёрный маг, Роза, - ответил Сэл на её невысказанный вопрос. - Поехал тади-отступника искать. Скоро дым опять рябью станет. Ты посматривай через магию, хорошо? И потом, как всё утрясётся, скажи мне. А то на душе неспокойно.

- А почему обязательно тади? Может, это маги людей натворили.

- Нет. У каждой расы свой отсчёт.

- Но, Сэл, почему тогда рябь совсем не уберут, если чёрные умеют это делать?

- Потому, Роза, что так правители, маги и Тарталидара договорились. Зачем - не знаю. Но запретная магия у людей полезная бывает. Правда, весьма редко. А может, послабление такое магам сделали. Запреты, они же на клетку похожи. А если долго в клетке жить - из неё выбраться охота.

* * *

Роза, вздрагивая от каждого шума, осторожно пробиралась по краю большой поляны за своим домом. Как Сэл не отговаривал её, не рвался пойти вместе с ней, но даже он, после того, как она показала ему конспекты Рилы, разрисованные звёздочками, цветочками и зверушками, согласился отпустить её одну. Только поставил условие. И она его выполнила! На левом запястье у Розы красовался голубой запяст. Всего три часа ей понадобилось, чтобы освоиться с ним. Как Роза подозревала, не научись она схаур призывать, запяст активировать у неё бы не вышло. Ещё она пообещала Сэлу дальше пяти шагов в лес не заходить. Да ей и этого за глаза хватит. Она тренироваться пришла. И для этой тренировки ей нужен лес. Сам же Сэл остался дома повозку переделывать, верх надстраивать, раз теперь с "госпожой Розой" вместе путешествовать будут.

В лесу Роза выбрала место почище, расстелила полотенце, на него положила кусок хлеба, миску с ложкой мёда, налила молока в кружку. Отошла немного назад и посмотрела на своё творение: "Получится или нет, не знаю. Но если что, подношение готово". Оглянулась: никого нет, значит, никто не помешает тренировать ей обратный схаур.

Три круга в обратном порядке. Первый... Не выходит. Не остаётся кровавая полоса за пальцем. Ещё раз надо попробовать... Опять ничего! Роза даже запяст активировала - загорелись все пять узлов, значит, магию она в него правильно направляет. Тогда, что с кругами не так?

- Хлеб у пекаря взяла. Мёд у пасечника. Даже молоко купила. И для кого всё это? Не видел бы тебя у храма, очень бы обиделся. Ну, так зачем ты здесь, деинхэ?

Роза чуть не подпрыгнула от неожиданности. Позади неё стоял парень. Высокий, смуглый, русоволосый. Рукава по краю, жилет и пояс, кажется, цветочными узорами расшиты. Роза это краем глаза увидела, очень уж трудно взгляд от лица незнакомца оторвать. Она видела красоту нокки, видела вахлов, тоже оглянуться им вслед охота. Люди везде люди. А этот парень был необычен. Лицо словно умелым скульптором выточено. Всё правильно в нём, всё без изъянов. Даже нокки, как Роза успела заметить, не идеальны: то нос длиннее, чем хотелось бы, то губы тоньше. А у этого парня даже придраться не к чему. Скулы высокие, подбородок узкий, аккуратный нос, губы... Нормальные губы. Всё в меру, всё как надо... Впрочем... Роза, прищурившись, вгляделась пристальнее. Глаза, кажется, у него немного странные... И тут словно кто рядом заговорил: "У духов не бывает белых склер ... Благой Двор... светлее... Неблагой... темнее".

- Ты кто? - от испуга голос невольно дрожал.

- Я уже сказал.

- Сказал? - переспросила Роза. Парень, усмехаясь, посмотрел ей в глаза, - Но ког... О-о-ой! "видел... у храма"! Ты тот данни?! - Он неопределённо пожал плечами. - Значит ты из Благого Двора. А я тебе плохого ничего не сделала!

- Разве? А это как понимать? - Он посмотрел на её подношение.

- А что не так? Я всё по записям сделала.

- Я уже сказал! Учись слушать, деинхэ!

Роза мысленно повторяла его слова, пыталась понять, в чём она ошиблась. "Пекарь, пасечник, молоко купила". Все эти продукты она на всякий случай взяла, вдруг обратный схаур получится, и её подношение перенесётся в Сиань, к духам. Всё правильно она сделала! Но тогда почему один из них очень недовольный сейчас стоит?

- Я, наверное, должна была сама всё приготовить? - неуверенно предположила она, - и тогда обратный схаур получился бы?

- Верно. Если ты идёшь к духу, - он и сам подошёл к ней, - значит тебе нужно, чтобы дух что-то сделал для тебя. Сам! Не пекарь и не пасечник. Тогда почему ты пришла сюда и принесла чужие труды? И ещё, повторяю вопрос: для кого всё это?

- Для духов. Для любых духов. Я знаю, что ещё нужен особый подарок, но я не знаю, что докладывать. Не знаю я, какой подарок лесным духам понравится.

- Не знаешь? Любой положи! Если, конечно, от сердца даришь.

- Прости. Не злись на меня, пожалуйста. - Страха уже не было: "... очень бы обиделся", - так он сказал? Слушать Роза всё-таки умела. - Прости, - повторила она, - научи, пожалуйста, как правильно подношение делать.

Она умоляюще смотрела ему в глаза: ярко-зелёная радужка, бледно-зеленоватый белок, круглый зрачок, вытягивающийся в каплю - Роза старалась не сильно пристально разглядывать, но было очень интересно.

- Один раз! Ты поняла? Один раз я тебе объясню. Я всё же дух природы, а не твой ручной Сэл. - Зрачок-капля медленно превращался в треугольник, - это за догадливость у храма, а не за магию нокки, что принесла тебя сюда. Мы за разумных не отвечаем. Это из-за них духи раскололись и возник Неблагой Двор. Это из-за них мой собственный народ разделился... Дакрионы, так они теперь себя называют. Приплыли сюда к нам, в Интиндар, но не захотели жить, как прежде. А разве мы бы не помогли родичам? Но нет... - данни осёкся и отвёл взгляд. Роза подумала, что дух хочет, наверное, выплеснуть на неё все свои обиды, даже слушать приготовилась, но он сдержался и спокойно стал её учить: - хлеб сама испеки, мёд от своих пчёл возьми и молоко от... кто у тебя на скотном дворе? Альпака? Коровы? Козы? Неважно, молоко со своего двора. И такой подарок добавь, какой именно этому духу подарить хочешь. Но не вздумай сорванные цветы дарить. Мертвечина нам не нужна! Ясно? Потом магичить начинай. Но знай, для чего магичишь.

- Так все для всех делают?

- Так обязаны делать норытаи. Тогда мы и вкус еды ощущаем, и эмоции мага, как запах, витают рядом. У всех остальных только эмоции чувствуем. Но если нам от души дарят, то и у пресной еды немагов приятное послевкусие появляется. Только очень редко такое бывает. И ещё, Неблагой Двор обходи подальше. В лучшем случае они твоё подношение обратно выкинут. И это, - данни кивнул на её дары, - немедленно убери!

* * *

- Госпожа Роза, спрошу ещё раз. Вы хотите испечь булочки? Самые вкусные? Сама? Я правильно понял? - Роза кивнула. - Так... так... извините, я присяду. Неожиданно как-то. Так... И я не должен вам помогать? - Опять кивок. - По-че-му?

- Норытаи должны сами приготовить подношение для духа. Причём взять всё со своего двора. А тут ни кур, ни коровы нет. Придётся покупать, а это плохо. Вот я и подумала, может вместо хлеба булочки испечь, они же вкуснее. Как я поняла, схаур и вкус еды сохраняет, и моё отношение к духам передаёт.

- Подождите-подождите, моя троюродная тётушка как раз булочки печёт. Никакой пекарь с ней не сравнится. Так что никуда идти не придётся - я сам вас научу так же, как и меня учили. Так вот, духам тётушкино подношение очень, знаете ли, нравилось, госпожа Роза. А схаур-то она не делала!

- Правильно. Значит, от чистого сердца она их угощала. Потому они чувствовали запах и... как бы сказать... отголоски вкуса.

Сэл помолчал, подумал, даже головой своим мыслям покивал и решил:

- Значит так, госпожа Роза, сначала мы приготовим булочки вместе, а потом вы уже одна. Хорошо?

На том и порешили.

- Сахара немного, муки и сливок тёплых... дрожжи... полотенцем чистым накрыть... это опара, пускай подымается... теперь яйца, масло, сахар, со сливками вкуснее, их льём?.. посолить не забыть... муку... вымешиваем тесто... теперь увеличиться раза в два должно... всё? Режем, раскатываем... сахаром и корицей посыпать надо... теперь в рулетики заворачиваем и пусть минут двадцать в тёплом месте постоят... выпекаем... ну, как? Понравятся духам такие булочки?

* * *

- Светло-русые, - девушка задумчиво накручивала на палец прядь волос Розы, - светло-русые. Это как у человека. А кто у нас человек? Мама? - Роза медленно покачала головой из стороны в сторону, - значит цвет волос папин. Но в дреды закручиваются, как у вахлы. И чёрные у корней тоже как у мамы. Интересное сочетание получается. Необычное. Смуглая вахловская кожа и светлые людские дреды. Такое только у полукровок встретишь. Вон посмотри, видишь вахла? - Роза послушно посмотрела на лежащего, задыхающегося мужчину, - чистокровный. Шевелюра тёмно-красная, как и положено... Хм, - она провела пальцем по верхнему веку Розы, - и глаза у нас мамины. Тёмно-фиолетовые, бархатные. Солнце не отражается, не блестит в глазах вайхгдаль. Взгляд кажется мягким, понимающим... иногда бездонным. А уж каким соблазняющим. - Духи засмеялись. - Тебе должны нравиться твои новые глаза деинхэ.

Роза стоит, прижавшись спиной к стволу дерева. Ноги онемели, с места не сдвинуться. Как так получилось, как вышло, что вместо беседы с данни, пусть и неприятной, она оказалась в плену у лесной девицы с голубыми глазами, особенно ярко сверкавшими на фоне синих склер. Всё же было хорошо. За прошедшие дождливые дни она так научилась печь булочки, что одобрение Сэла получила. Нашла подарок лесному духу. Довольно странный подарок, но ей понравился. В лесу с мыслями о данни разложила подношение и надеялась, что её подарки по душе ему придутся. Три круга обратного схаура - и Роза с замиранием сердца смотрит на свою магию. Сияющие круги, вращаясь каждый вокруг своей оси, расширялись, бледнели, и вот уже большая серая сфера мерцает вокруг Розы. После сфера сжалась в точку и исчезла, а вместе с ней исчезло и подношение. Только полотенце осталось лежать на пеньке.

Получилось! У неё получился обратный схаур! Но она не успела нарадоваться новой, доступной ей магии. Раздался громкий смех и в неё из ниоткуда полетели с такой любовью собранные ею подарки: булочки, мёд, молоко и, особая гордость Розы, дырявый камень, который она нашла во дворе. В её родном мире такие камни считались оберегами животных и жилья. Роза надеялась, что дух поймёт, почувствует, с каким уважением она к нему относится. Но именно этот камень больно ударил её по голове. Прицельно кто-то бросает! А после раздалась нежная чарующая музыка, и ноги Розу перестали слушаться. Связанная этой музыкой крепче верёвок, она медленно подошла к стволу дерева и вцепилась в него руками. Только и осталось, что крутить головой, выглядывая, что здесь происходит.

Вокруг всё подёрнулось белёсой дымкой, совсем прозрачной, в которой, словно маленькие звёзды, вспыхивали и гасли искры. И из этой искрящейся пелены стали выпадать полураздетые люди. Нет, не только люди, вахлы и нокки, задыхаясь, сваливались на землю, хватали воздух открытыми ртами и не могли отдышаться. Духи появились последними. Медленно, спокойно они выходили на поляну к Розе. Высокие, красивые, в богатой расписной одежде, как у знакомого данни, смеясь, они перешагивали через упавших, как через ненужные сломанные вещи. У нескольких в руках были флейты, бубны и лютни.

- Эй, ты чего, уже всё? - над вахлом склонилась девушка, - ты же сам пришёл к нам! Хотел поговорить о чём-то. А теперь и двух дней с дакрионами повеселиться не можешь? - Она рассмеялась, - ну ничего. С твоего поселья ещё магичка пришла. Может её надольше хватит, - она подошла к Розе, - посмотрим, что тут у нас.

* * *

- А чей у нас носик? - Продолжая рассматривать Розу, она провела пальцем по её переносице до самого кончика носа, - горбинка! Такая и у людей встречается, но я ставлю на маму-вахлу. Ты как считаешь? - обратилась она к стоящему рядом парню. Тот, не глядя на Розу, повёл плечом, - видишь, деинхэ, ты ему не интересна. А зря! Эй, - она опять развернулась к парню, - твоя партнёрша уже не встанет. Бери новую!

Парень оценивающе посмотрел на Розу, поднял её подарок для данни и надел на шею. После подошёл к ней и, улыбаясь, шутливо поклонился:

- Сударыня, разрешите пригласить вас на танец?

Согласия Розы, по-видимому, никто не ждал. Всё также улыбаясь, он взял её за талию и кивнул музыкантам. Музыка изменилась. Теперь она не была медленной и величавой, под которую отдыхали невольные танцоры. Музыка стала буйной, весёлой, и ноги сами понесли Розу в пляс. Дакрион закружил Розу в бесконечном танце. Подскоки, повороты, прыжки. Роза пытается вырваться, оттолкнуть духа, но ничего не получается - руки лишь крепче сжимают его плечи, а ноги, без её на то желания, продолжают отплясывать. Каких-то полчаса прошло, а она уже запыхалась. Не с её комплекцией танцевать с лесными духами на полянке.

Роза умоляюще смотрит на парня, пытается что-то ему сказать, объяснить, но из горла вырываются только судорожные хрипы: дышать не успевает, не то что говорить. Она не понимает, за что с ней так. Они же с первого взгляда узнали в ней деинхэ. В чём она виновата? Но в ответ только насмешливый взгляд чёрных глаз и белозубая улыбка. Вокруг мелькают деревья, кружатся другие танцоры, слышатся стоны. Женщина задыхается, перед глазами красные круги. Жарко, душно. Кровь, вперемешку с тиканьем часов, стучит в ушах.

Музыка стихла. Роза в изнеможении повалилась на траву. Мир вокруг не перестаёт кружиться, воздуха не хватает, сердце чуть не выпрыгивает из груди. Дрожащими руками она еле-еле расстегивает куртку и сбрасывает её с себя. Рядом у красноголового вахла пошла горлом кровь. Сколько он с ними? День? Два? Она столько не выдержит.

- Вы, кажется, пытались мне что-то сказать, сударыня? - Парень низко склонился над ней и его длинные светло-пепельные волосы щекочут ей лицо, - Я - само внимание.

- Сказать?!.. Тебе?!.. - Роза из последних сил пытается отползти подальше. Она не стремится убежать от них. Во-первых, сил на это нет, во-вторых, стоит заиграть кому-либо из них и она не хозяйка своему телу. Но и лежать рядом у их ног или точнее под их ногами было противно. - Что ты... хочешь услышать... бывший данни? - Чёрные глаза сузились. Роза не отводит взгляда, хоть и жутковато смотреть в эту черноту в глазницах. Лишь тонкая белая линия разделяет радужку и белок, окаймляет зрачок, показывая, как он сейчас выглядит. Не будь её, глаза, казались бы, залиты тьмой. - Что ты... хочешь узнать... у меня?.. Могу рассказать... что чувствуешь, когда... твой мир рушится... а ты ничего не можешь... с этим поделать... Когда ты вынужден жить... новой жизнью, но тебе... это не нужно... не просил ты об этой новой жизни... Когда тебя винят... во всех бедах, а ты даже... не понимаешь за что... Данни, хочешь узнать, как хочется выть... когда окончательно осознаёшь... что обратной дороги нет? А ещё сны... Что делать со снами, если в них снится... всё самое лучшее... самое светлое из прошлой жизни?.. И самый ужас - винить уже некого... виновного уже наказали... А тебе остаётся только жить в чужом мире... где ты никому не нужен... Или, может быть, ты хочешь знать, как найти себя? Как не озлобиться? Как принять всё это? Что тебе рассказать?

- Ничего, - спокойно ответил лесной дух, - ты ничего нового мне не расскажешь, деинхэ. Но твоя ненависть мне понравилась. Так что лучше иди и расскажи это другим.

И они исчезли. Все. Исчезла и искрящаяся дымка. На поляне остались только неподвижные тела. Кто из них ещё жив, кто мёртв - Роза не знала. Перед глазами всё поплыло, голова затуманилась, затяжелела, и она потеряла сознание.

* * *

- Ох, госпожа Роза, ну и напугали же вы меня, - Сэл хлопочет возле неё, отпаивает взварами. - Только вы ушли, как староста прибежал. Жители, говорит, пропадать стали. Уже и норытай в лес ушёл, духов утихомиривать. Я за вами, а вас и нет уже. Совсем нет. Вот же дурень я! Зачем послушал, одну отпустил? Мог бы следом пойти, присмотреть. Вы же как слепой кутёнок здесь. Никуда теперь, госпожа Роза, одну вас не отпущу. Еле уговорил местных лес прочесать. До ночи искали, да только по окраине всё. В глубь-то никто идти не хочет. Боятся... Если бы не тот конь, то и не знаю, нашли бы вас или нет. Да вы пейте-пейте ряску, госпожа Роза. Вам сейчас отдохнуть надобно. Вышли, значит, утром дальше искать, а нам в спину точно смотрит кто. Редкостно отвратное это чувство, скажу я вам... Ладно бы мне одному, так ведь все озирались. И такой страх взял, что до полудня только и выдержали. Уж как я ни уговаривал дальше искать, но... - Сэл подкинул анит в камин, посмотрел на Розу: не спит, глазами так и ест его, говорить-то геари ещё два дня запретил. - Тут он голос-то подал, серый в яблоках. Стоит, смотрит на меня и так зло пофыркивает, чуть не рычит. Ну я, не долго думая, за ним. Хорошо староста про то, что у храма было, многим рассказать успел. За мной ещё немного народу увязалось... Повёл нас коник совсем в другую сторону, а там вы, госпожа Роза, на последнем издыхании. И ещё кругом такие же, еле живые. Но двое уже всё, не встанут... Госпожа Роза, норытай, что в лес ушёл, в общем, помер он. Его семья благодарна вам очень, что тело сжечь можно. Нельзя мёртвых так оставлять - голодные духи их поднять могут... Вот они и принесли вам его вещи, что для магии нужны, и записи его тоже. Я вот на стол всё сложил...

- Не я...

- Молчите, госпожа Роза.

- Духи сами...

- Может сами, а может и нет. Но не отказываться же. Они от чистого сердца принесли... Вот и правильно, Роза, засыпай. Через два дня поправишься, геари в таких вещах не врут, и уедем из Седой Ветлы. Как раз караван в Кимрас собирается. И мы с ними. А сейчас спи, Роза.

* * *

Ранним пасмурным утром Седую Ветлу, пограничное поселье альянса Тамран, покидал большой караван. Торговцы северных стран ехали в альянс Кимрас - государство с двумя столицами: Западная Эйэна и Восточная. Соединял их мост Сломанные Небеса - единственная сухопутная дорога из Западного Интиндара в Восточный. Строили этот мост уже вымершие кайринбьери, повсеместно именуемые карнбами. Правда, звался он в то время Свод Небес и красотой своей славился далеко за пределами родного города. Но сначала во́йны, а потом и время уничтожили красоту, оставили от памятника зодчества карнбов лишь практическое значение - широкую каменную дорогу над Громовым проливом.

Как говорили историки в империи: особенности географии определили в Кимрасе развитие торговли. Но если сказать проще и точнее, то Кимрас жил за счёт плодовых садов, как и все остальные страны, а вот хорошо жил - за счёт торговли.

Всё это Сэл ещё расскажет Розе. Дорога длинная, времени много, хватит и на записи норытая, и на разговоры. К тому же Роза сама попросила с историей и культурой Интиндара её познакомить. А раньше только магией и современной жизнью интересовалась.

Что бы там, в лесу, ни случилось, как бы цинично это не звучало, пошло ей на пользу. И не только из-за интереса к истории. Сэл грустно улыбнулся, вспомнив, как Роза машинально надев ремень, обнаружила, что он стал ей большой. Но даже не обрадовалась этому: сжав губы, резко дёрнула и застегнула его на новую дырку. А ведь многие к зеркалу быстрее побежали бы, смотреть на себя нового. Ну да ничего, дорога длинная, времени много и боль от встречи с духами постепенно притупится. Смогла же она сдержанно улыбаться родственникам спасённых, когда благодарить её пришли. Улыбаться улыбалась, а вот деньги наотрез отказывалась брать. Глупая ещё. Пришлось объяснять, что так правильно, что этим она защищает их от голодных духов. Взяла. Но так неуверенно, словно не заработала их, а чужое берёт.

А после они пошли к храму и часа два стояли у печи, где сжигали тех, кого духи танцами заморили. И с Седой Ветлой Роза попрощаться захотела. Хоть Сэл впервые тут, но провёл её по здешним улочкам. Не по всем, конечно, а по тем, что сам уже знает.

На следующее утро, провожаемые старостой - надо же ему самолично убедиться, что деинхэ уехала - они отправились в путь. Сэл, наверное, очень бы удивился, узнав, что провожал их не только староста. За посельем, на пригорке стоял красивый зеленоглазый парень в расшитой цветочными узорами одежде.

- Провожаешь? - из глубины леса вышел ещё один.

- Нет, просто смотрю, - ответил он, даже не взглянув на подошедшего. - А ты здесь зачем?

- Вот, возьми, это тебе, - протянул тот данни дырявый камень на шнурке. К камню были привязаны четыре пера. - Она тогда тебе его принесла. Как я понял, в её мире это защита дома.

- А перья сестёр Лиори откуда? Они их редко роняют.

- Ещё в Сюрфэ подобрал, - чёрные глаза задумчиво смотрели на караван. - Ну, и сюда привёз.

- Мог бы не только любоваться на остатки прошлой жизни, но и здесь жить как прежде, - с горечью сказал данни. - Конём же оборачиваешься, подшучиваешь над местными.

- Это по старой памяти.

- А детей спас?

- Сказал же - по старой памяти. Прощай.

Данни кивнул и духи пошли каждый своей дорогой.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"