Стафи Лин: другие произведения.

Интиндар. На грани - Глава 2.6. Первая проба крыльев. Вера-Давийн

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:

22.02 (Веши) 528 года - 22.03 (Льяла) 528 года

- Правила пользования уборной показывать надо? Мужскую гигиену?

- Нет. Я знаю как...

- Откуда?! Вы были магом жизни?

- Нет. Я училась на воспитателя... за детьми присматривала... Мы должны уметь... знать, как это делается... мальчиков... маленьких научить... если понадобится... - глубокий вздох и скороговоркой, - с этим проблем не будет.

- Хорошо. Мужской туалет - первая комната справа по коридору, душ там же. Женская уборная - в другой башне. Не перепутаете. Водопровод починили, таз с водой можно убрать.

Судорожный кивок. Красные от смущения щёки, глаза полные слёз и искусанные губы. Скукоженная фигура замерла у стены. Кажется, тронь её или чуть громче заговори и она опадёт вниз бесформенной кучкой. Даже и не скажешь, что в этом теле другая душа: ничего в нём не изменилось.

- У вас месяц на то, чтобы освоиться здесь. После начнётся служба. Завтра к вам зайдёт сэлле, расскажет о магии. По всем вопросам обращайтесь к нему, - мужчина развернулся уже было уходить, но задержался у двери. - Мой вам совет - забудьте, что когда-то были девушкой. Вы больше не Вера. Вы - Давийн Тавияри, серый маг нойкхри.

Юноша уткнулся глазами в пол, руки мелко подрагивают. Наирр Вардайз ейс Денле, младший брат наррейна ейс Денле, отправленный тем в самую дальнюю, пограничную вьель нара на должность куриона, неслышно вздохнул: вот мучение ему с ним! Хоть с новым "с ним", хоть со старым.

- Давийн!

Испуганный взгляд голубых глаз.

- Всё будет хорошо, - мягче добавил мужчина. Кто знает, может ей нужно просто привыкнуть к новому себе. И через месяц это будет самый смелый сэлле, когда-либо живший в пограничной вьели Сияющие Искры (за всё княжество Урайт говорить не будем), незамысловато называемой "Светляк" невежами из других рас. - Внимательно слушайте мага, выполняйте всё, что он вам скажет. Библиотека башни юности в вашем распоряжении. Читайте, изучайте наш мир и за месяц всё наладится, - на прощание командир кивнул и постарался ободряюще улыбнуться.

Как только он вышел, паренёк отмер, подбежал к двери, задвинул засов и только после этого обессилено к ней привалился.

Давийн! Ну какой она Давийн?

Вера сползла на пол, обняла колени руками и беззвучно заплакала. Что хотят от неё эти, как они назвались, нойкхри? Чтобы она стала Давийном? Серым магом? Но маг - это кто-то очень смелый, тот, кто прикрывает всех остальных. Вера же всю свою жизнь пряталась за чужими спинами, говорила, только когда её спрашивали, и делала, что ей говорят. Говорили: "Иди, мой посуду", - шла, хоть и не её это обязанность; "Помоги повару", - опять шла; насекомых в кафе потравить? это она и без напоминания делала. Верину безотказность на работе любили, ей пользовались, но не доплачивали. Да она и не просила.

Быть магом? Кого она может спасти? Она только с тараканами воевала...

...- Дав! - мимо пролетел поток голубого огня, откидывая большого слизня назад. - Чего замер? Помогай! Тебе пониссу для чего выдали?

Кто-то встряхнул его за плечо, да так сильно, что юноша, не удержавшись на ногах, упал на землю.

- Давийн! Поднимайся и в бой!

Растерянно - бой будто бы проходил вне его - юный маг посмотрел на говорившего. Нойкхри ещё раз оглянулся на него и, вскрикнув, упал на колени. Из него торчали сухие ветки, высасывающие соки из тела. Стихар, похожий на высохшее деревце, неторопливо пробирался к ним через валежник, где маскировался до этого.

- Су́шник! Маги он на вас!

Давийн не помнил, как он пополз на коленях за спины товарищей...

Вера всегда делала, что ей говорили. И сейчас ей сказали стать Давийном.

- Хорошо, - машинально раздавив ползущую к ней букашку, сказала сама себе девушка, - я буду Давийном Тавияри, - и новый серый маг княжества Урайт осторожно выглянул в коридор, ища первую комнату справа, в который раз радуясь выбранной в прошлой жизни профессии.

* * *

- Здравствуйте, Давийн. Я - наирр Нелмойд ейс Берро, сэлле. Командир приказал мне ввести вас в курс дела.

- А-а, - маг строго глянул на юношу. Давийн осёкся на полуслове, но, собравшись с духом, всё же закончил: - почему мне нельзя заново учиться магии в...

- Башне Тизза. Все маги у нас учатся там... Потому, что знания о магии у вас есть, и со временем вы их вспомните. Потому, что Давийн сирота и платить за вашу учёбу некому. Потому, что даже будь у вас богатая семья и вас послали бы учиться повторно, то это прибавило бы вам проблем.

- Каких? - еле слышно спросил юноша.

- Вы гораздо старше студентов. А подростки бывают жестоки к тем, кто от них отличается, - наирр Нелмойд на секунду-другую замешался. - В книгах написано, что в таких случаях, лучше оставить всё как есть. Иначе ваши воспоминания будут накладываться на новую учёбу, и такая неразбериха в голове затруднит изучение нашего мира.

- Но может я справлюсь? - поборов себя, продолжал настаивать Давийн.

- Нет. Будем делать так, как предписано делать в таких случаях.

- В таких случаях? Их много? - сушник из видения, кидающийся ветками, которые, как вампиры, высасывают жизнь, придавал Давийну настойчивости: вдруг получится и его отошлют отсюда в безопасное место.

- Очень давно было много. Хватит об этом... Итак, ты сэлле или, как нас ещё называют, серый маг, - наирр Нелмойд и сам не заметил, как перешёл на "ты". Не дотягивал этот мальчишка до вежливого обращения. - У тебя есть помощник - дьёлиз. Видел его? - Давийн неуверенно покачал головой. - Ясно. Ну, как увидишь его, покорми и дай имя.

* * *

Раннее утро. На светлеющем небе ещё видны самые яркие звёзды. Тонкий лунный серп висит над чёрным лесом, не в силах разогнать ночную тьму и лишь слегка подсвечивает редкие облака, проплывающие по нему. Вьель, кроме часовых, вышагивающих по внешним стенам, погружена в сон. Худая фигурка, крадучись, пробирается от башни к башне в каструме, бесшумно ступает по мостовой, не выходя под свет фонарей. Часовой кивнул на неё напарнику:

- Опять исследует.

- Так днём он боится. Носу из комнаты не показывает. Видел хоть раз его во дворе?

- Нет. Маги меж собой болтают, что и в столовой его не видно. Он вообще ест?

- Ага. Только приходит, когда уже никого нет. Повара говорили...

- Смотри, Нелмойд идёт.

По обходу стены, навстречу часовым, шёл маг. Увидев парнишку внизу, хотел было пройти мимо, но, вспомнив слова командира: "Объясни ему всё, Нелм. Всё, что только он сможет понять и даже то, что он сможет только запомнить", - остановился и позвал своего неожиданного ученика.

- Давийн, поднимись.

Фигурка вздрогнула, немного помедлила и обречённо пошла через двор каструма к лестнице на стену.

- Доброе утро, Давийн. Чем занят?

- Вьель изучаю.

- Вьель или каструм?

- Пока только каструм.

- Днём тоже?

- Нет. Днём я книги читаю.

- Понятно. Дьёлиза видел? Имя ему дал?

- Мельком. Не успел.

- А магическое зрение пришло?

- Нет...

Серый оглядел его: щуплый, маленький, руки на груди скрестил и кисти подмышки спрятал. Часовые наслаждаются утренним прохладным ветерком, перед тёплым днём оно самое то - княжество Урайт самое южное государство в Интиндаре, камины тут больше для красоты и уюта строят. А деинхэ дрожит всем телом. Может заболел?

- Как ты себя чувствуешь?

- Хорошо.

Ну хорошо, так хорошо.

- Давийн, через три дня праздник. Хотел позднее тебе рассказать, но раз уж встретились... В башне Тизза подношение Витаэ сделать нужно. И Тиззу тоже. Любой полосатый камень подойдёт для Тизза, а для Витаэ - молоко и мёд. Смешаешь и под дерево в башне выльешь. Понятно? - деинхэ утвердительно качнул головой. - Не забудь... Один-то сможешь из каструма во вьель выйти, - Давийн вскинулся на этих словах, - и башню Тизза найти? - паренёк опустил глаза и судорожно кивнул. - Хорошо. У меня всё. Вопросы есть? - также, не поднимая глаз, юноша отрицательно помотал головой. - Можешь идти.

* * *

Давийн, выкинув из головы ироничные слова мага и ухмылки часовых, возвращался в свою комнату. Что ему до их насмешек? Он и в прошлой жизни на них внимания не обращал. К тому же - юноша улыбнулся - он мог вернуть магу его иронию: за книгами-то он ходит в башню юности (по просьбе или приказу куриона ему разрешили там пользоваться библиотекой), а она как раз стоит за стеной каструма.

Придя к себе, он мельком глянул на своего энергозверя: "Уходи, мне нечем тебя кормить", - сел на кровать и, прислонившись к тёплой стене, стал читать очередной роман о местной золушке. А как ему ещё узнать о жизни в этом мире? Часть знаний он получил из учебников. Давийн весьма обрадовался, когда в башне юности, местном аналоге средней школы, не обнаружил учебников ни по химии, ни по физике. С этими науками у него ещё в прежней жизни отношения не сложились. Зато тут есть "Основы выживания", и этот курс он отложил на потом. Счёт тут такой же, как и на Земле, что тоже не могло его не порадовать. Да и письмо, как оказалось, он знает: понимает и читает любой текст на любом из трёх языков, и сам пишет ровно и красиво. Давийн вздохнул, улыбнулся и углубился в переживания главной героини рассказа, которую нелёгкая судьба забросила в руки мага-злодея...

... - Давийн, - участливый взгляд стоящего напротив мужчины, - тебе, кажется, неуютно здесь?

- Нет, наррейн ейс Лиммех. Все очень добры ко мне.

- Я так и думал...

От неожиданности он даже забыл о чём читал. Наррейн ейс Лиммех? Кто это и почему в его глазах столько заботы? Юноша в недоумении смотрит в стену напротив: неужели у него здесь есть друзья? Да нет, не может быть! Когда в первый раз в столовую пришёл, так чуть не подавился: от чужих взглядов кусок в горло не лез. А сколько перешёптываний начинается, стоит ему появиться! Оглянёшься, думаешь, что сейчас смутятся, глаза в землю уткнут, но единственный, кто смущается и краснеет - это он сам.

- Ты гляди: теперь форма соответствует содержанию... Думаешь? По мне так наоборот, всё ещё больше запуталось... - доносились до него слова воинов, - может, на выходной с собой его возьмём? Поможем определиться кто он есть... А его там с девочками не перепутают?.. - и под их весёлый смех Давийн спешил укрыться в безопасной комнате.

В чём его вина, что новое тело такое худое и стройное? Нойкхри андрогинны, но отличить мужчин от женщин можно, особенно вблизи. Но у него нет широких плеч, как у остальных, нет той силы в руках, о которой он и не догадывался, пока сам тренировки воинов не увидел, нет смелого, волевого взгляда. Давийн даже в зеркало смотрит испуганными глазами. А ещё эти волосы! Эти розовые волосы до плеч. Он собирает их в пучок, чтобы ветер не растрепал их, не взметнул перед глазами. Какие у него тут могут быть друзья? Кому он такой нужен?

Из-под стула на него смотрела пара тёмных искрящихся глаз.

- Я же сказал: уходи!

* * *

Большие, в шесть этажей, и широкие башни каструма возвышались в центре вьели. Мужские и женские башни самые широкие. Первые два этажа каждой жилой башни занимает столовая. На остальных - отгороженные комнаты для простых воинов и уборные. Офицерские башни такие же. Разве что комнат на этажах меньше, и комнаты эти гораздо больше и уютнее. Кроме командиров живут там и маги. И пусть личное дворянство, как в людских землях, безродные маги не получили, к командному составу их прировняли.

Один из таких безродных магов стоял сейчас у парапета на крыше офицерской башни и разглядывал вьель. Юноша побелевшими руками вцепился в ограждение, дрожащие ноги еле держат, но с крыши он не уходит. Раз сказал, что башню Тизза сам найдёт - значит, найдёт, только не предполагал, что на высоте так страшно.

Справа от него возвышался каркас будущего жилья, немного напоминающий ему Эйфелеву башню родного мира. Из учебников Давийн узнал, что лесные нойкхри возводят свои башни из толстой упругой лианы вокруг ствола кориала, так же, как когда-то строили в Сюрфэ. Кориал - единственное дерево в Интиндаре, которое после сорока лет перестаёт расти в ширину. Поэтому лесные и облюбовали его для строительства. Найдут рощу этих исполинов, и выстраивают каркас из лианы вокруг ствола. За год пропитанная смолой лиана твердеет и можно заполнять пустоты кирпичом. После обшивают изнутри деревом, да снаружи дом украшают, кто как может. Вот такой каркас из лианы и выстаивается справа от него. Все свои башни лесные так строят. Все, кроме башни Тизза. Для её сооружения кориал не нужен, и поэтому Давийн высматривает с крыши, какая из башен сама по себе стоит.

Дальше каструма, окружённые большими садами, стояли тауры простых жителей. Виднелись три башни госпиции. И уже за ней, на другой стороне площади он заметил искомое. Широкая, гораздо шире воинских казарм, с шестью дверями, по числу цветов эрки, башня бликовала множеством арочных окон. Из тех же учебников Давийн уже знал, что над святилищем Тизза надстроены два этажа - учебные классы для белых магов. Невдалеке от святилища ещё две башенки: жильё служителей и скотная, где не только живность ночует, но и нищие спят и кормятся. Осталось только путь высмотреть, как к башне пройти. Прикрыв глаза от солнца, юноша вглядывается в дороги внизу, запоминает повороты и приметные ориентиры.

Ну вот и всё. Он справился! Сам, без помощи нашёл, как ему дойти до башни. Давийн улыбнулся: подношение можно хоть ночью делать - двери в святилище не запираются и офицеров из каструма, как он уже заметил, могут выпускать в любое время.

- Нет, Давийн, не всех, - курион ейс Денле не удивился просьбе деинхэ, - только тех, у кого законный выходной сейчас. Но ты ещё не служишь, так что можешь идти рано утром или поздно вечером, как тебе угодно. Магический взгляд появился? Дьёлиза покормил? Видения были?

* * *

... Ночь... Туманная дорога в лесу... Он медленно идёт по ней, постоянно оборачиваясь, прислушиваясь к шорохам леса...

- Давийн... Давийн... - слабый зов из леса.

Юноша вглядывается в белёсый туман, пытается рассмотреть неясную фигуру... кажется кто-то знакомый... Идёт медленно, ноги заплетаются? И почему голос такой слабый и глухой, словно он из колодца его зовёт.

- Давийн... Поднимайся и в бой... - говоривший подошёл ближе... бледная кожа, руки протянуты вперёд, из иссохшей груди торчат короткие ветки...

От осознания кто перед ним, юношу обдало ужасом... Он пытается отступать назад, но от страха не чувствует ног.

- Давийн... - донеслось из-за спины... Обернулся... Меж деревьев к дороге на подгибающихся ногах пробиралась женщина... Падала на колени, держась за стволы деревьев, с трудом поднималась, и медленно шла к нему... Из распоротого живота тянулись внутренности...

Он помнит, что с ней случись... Он может рассказать, как они умирали... Он рассказал это.... Тогда почему они пришли за ним...

- Давийн... Корд... Кинь мне корд... - навстречу ему по дороге, размахивая обрубками рук, подволакивая растерзанную ногу, хромал декурион, командующий тем разъездом... Позади него виднелась бледная фигура с ярким оранжевым знаком на груди...

Горло словно тиски сжали... Дышать нечем... Воздуха... Дайте же хоть кто-нибудь воздуха...

Весь в холодном поту, задыхаясь и царапая горло руками, Давийн вскочил на кровати. Спазмы в животе скрутили его и юношу вырвало. Не отдышавшись, не умывшись, он кубарем скатился с койки, и пытался зажечь фонарь. Надо разогнать эту тьму, надо увидеть, что он один. Слабое пламя осветило до смерти перепуганного юношу. Руки подрагивают, нижняя губа закушена, лихорадочный взгляд мечется по комнате. Что это было? Сон или видение? На сон не похоже. Он слишком много знал для сна и, кроме своего, чувствовал страх прежнего Давийна. Значит видение.

Из-за спинки кровати осторожно выглянул дьёлиз. Искоса посмотрев на зверя, юноша отвернулся от него, но не отослал обратно. Оставив фонарь зажженным, Давийн забрался в постель, и там, скрючившись под плащом (грязное одеяло кинул в угол), уткнувшись в стену, тихо заплакал. Таких видений он видеть не хочет. Ни во сне, ни наяву.

Лис пристально посмотрел на хозяина, подошёл и лёг у изголовья кровати.

Скорей бы утро.

* * *

Ранним утром в полном одиночестве Давийн стоял в святилище башни Тизза. Юноша как мог гнал от себя ночной кошмар. В этом ему помогали взошедшее солнце и слова: "Глаза Тизза пробудил? Дьёлиза покормил?" - которые он постоянно слышал от командира и учителя. Но в памяти нет-нет да всплывали мертвые лица и блёклая фигура на дороге. Тогда ужас возвращался, и Давийн покрывался липким потом, бледнел и оглядывался на каждый шорох. Чтобы отвлечься, забыться, он стал разглядывать святилище. Может оно успокоит его.

Под самым потолком большого зала висела серая паутина и паук такой же серый, как и сеть, сидел в её центре. Юноша поёжился: он не только смотрит, он ещё и нависает над ним. Наверное, раньше, когда паук был "живой" и смотрел прямо в глаза, было жутко, и молящийся каялся во всех грехах и клятвенно обещал жить по заветам бога. Даже сейчас, в какой угол святилища не отойди, один из восьми глаз паука обязательно смотрит на тебя и неважно, что взгляд Тизза теперь стал "слепым".

Юношу взяла оторопь: никакого спокойствия здесь, скорей положить камень в чашу, вылить молоко под дерево и вон отсюда.

- Давийн Тавияри?

Он резко обернулся. Позади, прикрыв рот рукой, еле сдерживая зевоту, стоял немолодой мужчина в свободных одеждах.

- Не бойтесь, юноша. Курион ейс Денле предупредил, что вы появитесь. Вот мы и караулим. По очереди.

- Зачем?

- Помочь, конечно, - мужчина отвёл плечи и руки назад, как будто потягиваясь, покрутил головой, разминая шею, и пригласил: - пройдёмте со мной.

- Куда?

- В полюс эрки. Знаете что это?

- Да. Читал. Но... туда же ходят в четырнадцать лет, на магию проверяются.

- Правильно, - служитель подошёл к широкой лестнице на второй этаж, - именно тогда подросток впервые смотрит на мир глазами Тизза. Может это место поможет вам обрести магическое зрение.

Давийн, боясь в это поверить, поднимался за ним...

... Похожая лестница, похожее святилище и он совсем юный медленно шагает по ступенькам.

- Не бойся, Дав. Никто ещё не умер.

- Я не боюсь.

- Это я и говорю. Раз ты не чёрный, то уже в Тарталидару ехать не надо.

Дав посмотрел вниз на стоящего у дверей байгани.

- Я не боюсь! Могу и на Каменную Затру поехать. Чёрным, наверное, здорово быть!

- А ты хоть раз из вьели-то выбирался? Тварей видел? Хоть издали...

- Нет. Откуда?

- Понятно, - дальше, до второго этажа, они шли молча.

Большой зал с высокими окнами по периметру и со строительными лесами вдоль стен. Давийн удивился: обычно такое сооружение делают снаружи башни, когда плиткой её облицовывают или лепниной украшают. А тут внутри комнаты леса поставили.

- У вас ремонт? - разочарованно спросил он. Такой важное событие в его жизни, а в комнате каркас из лиан и досок.

- Нет же, Давийн, - едва заметно улыбнулась женщина, - приглядись. Разве это временная постройка?

Юноша оглянулся: перила отполированы, сам каркас широкий и по нему стулья расставлены. Он непонимающе посмотрел на служительницу.

- Тут полюс эрки. Линии силы всех цветов в одном месте сходятся. А значит, айкюльи тут могут тренироваться здесь пониссы плести. Видишь, посреди аудитории круг? Это и есть полюс. Иди, вставай в него. Если хочешь, я выйду...

- А если я не увижу ничего?

- Рано или поздно увидите. И тогда можно приступать к тренировкам.

Давийн осторожно зашёл в нарисованный круг, оглянулся, закрыл глаза и постоял так некоторое время. После, как будто подглядывая, открыл один глаз, затем второй и облегчённо выдохнул.

- Ничего не изменилось. Я не вижу эрку.

* * *

Втянув голову в плечи, Давийн стоял перед алтарём Тизза и статуей Витаэ. Исподлобья он рассматривал богиню жизни. Закутанная в плащ фигура, даже лица не разобрать. Рядом небольшое деревце, вечно юное, вечно живое, пока богиня остаётся в мире. С велумсы ни один листок просто так не падает, только если богиня сама сорвёт и подарит. На паука-Тизза взгляд уже не поднимал. Это же паук. Насекомое. Мало Вера их перебила! А тут им дары приносят! И он, Давийн, тоже принёс полосатый камень, дар Тиззу. Парень покосился на голит в руке. Всё как вычитал в учебнике: сам камень белый и чёрные прожилки в нём. Самый распространённый дар. Можно, конечно, любой полосатый камень поднести, яшму, например, но голит предпочтительнее всех. Кроме чёрного в белую полоску агата. Только встречается такой агат не везде, а белый голит он в своей комнате нашёл.

Парень искоса посмотрел на сплетённую из белых и чёрных нитей сферу - алтарь Тизза. Плетение напоминало ему паутину. Тусклую, густо сотканную паутину, в которую, если попадёшь, то уже не вырвешься. Наверху сферы небольшое отверстие, как раз хватит камень внутрь опустить. Давийн настороженно протянул руку и, не касаясь сферы, кинул в неё свой дар богу нойкхри. Голит с гулким стуком упал на дно, присоединившись к небольшой кучке таких же камней-полосатиков. Он перевёл дух и уже спокойнее посмотрел на Витаэ. Давийн вглядывался в каменный капюшон, вслушивался в себя, надеясь почувствовать богиню. Не каждый же день к ним чужие души попадают. Должна же единственная богиня этого мира с ним поговорить! В башне Тизза стояла полная тишина.

- Я не хочу, - прошептал юноша, - я не хочу ни с кем сражаться. Я маленький человек, - на глаза навернулись слёзы, - я ничего не могу. Мне этого не надо. Я не герой, - прижав руку к дрожащим губам, он заглушил всхлипывания и совсем тихо добавил, - я боюсь...

... Странный мир без красок... деревья, земля, люди, а может нойкхри будто сплетены из серых нитей... ужасно плохо сплетены... силуэты зияют большими дырами и это кажется не правильным... не должно так быть... фигура нойкхри согнулась на земле, словно от боли... к нему подбежал большой паук, осторожно отвёл руки от раны и стал деловито плести из своей нити недостающий узор... второй паук занялся остальными...

Давийн очнулся. Пауки! Они показались ему странно знакомыми. Из таких же сверкающих нитей состоит его дьёлиз! Лучше бы он сюда не приходил. Ничем ему полюс эрки не помог, да и боги тоже. Он отвернулся от алтаря и отрешённо пошёл к выходу.

* * *

На сигнальной башне у западных ворот, там, где начинался Нагорный путь, проходящий по югу всего Западного Интиндара, заиграла труба - лесничие со сборщиками возвращаются из леса с урожаем. И сразу же, и минуты не прошло, заиграла второй раз. Заиграла и отозвалась тревогой в душах жителей поселения. Маги и простые воины, оставшиеся в каструме в свой выходной, знать и плебеи, жившие неподалёку, все собрались у открытых ворот: два сигнала - это беда, значит, обоз сильно потрепало. К кому сегодня придёт беда? Кто будет стоять у крематория в башне Тизза? Но даже это лучше, чем сигнал колокола. Во всех странах Интиндара колокольный звон означает только одно - нападение тварей на поселение разумных.

Обоз въехал в Сияющие Искры. Толпа пропускает витаров к раненым на повозках. Своих магов жизни у нойкхри нет, но редко когда людской маг отказывался помочь. Пришлые маги живут тут же, за стенами Светляка, пока командир котерии не найдёт новый заработок. Так почему бы не помочь тем, кто их тут охраняет? Курион ейс Денле оглядел раненых (три витара у повозок, значит, за раненых можно не беспокоиться), неслышно вздохнув, посмотрел на тигонов (не все скакуны вернулись, и некоторые вдобавок идут с пустыми сёдлами), поймал взглядом тади у ворот (маг вахлов кивнул ему - это хорошо, значит, одержимых в обозе нет), заметил стихийника людей, кажется это аккуар, глаза у него зелёным отсвечивают (ещё одна удача - водный маг проследит, чтобы заражённые стихарами не прошли).

Крамольные мысли опять овладели курионом. Почему бы не брать на службу магов других рас? В альянсах вон самая надёжная защита. И ведь создавались эти страны из беглецов да изгоев, а теперь с альянсами другие государства дружбы ищут. У нойкхри же только княжеская семья нанимает витара и геари. Все остальные целебными пониссами лечатся. Болезненно это, ненадёжно и не известно успеет она помочь или нет. Почему в людских странах уже разрешают жить и нойкхри, и вахлам? И пусть совсем немного, в основном в котериях, и даже не во всех крупных городах, но разрешают. Говорят и владения для чужих магов границы открывают. А нойкхри что? Традиции блюдут? Котерии из Диких Земель дальше приграничных вьелей запрещено пускать. Так и ездят разъезды из одних нойкхри по всему княжеству. А деинхэ? Велено поступать с ними так, как ещё в Сюрфэ поступали! Но тогда шли войны и чужие души для сражений призывали!

- Курион, - к нему подошёл вахл от ворот, - одержимых-то в обозе нет, но один какой-то странный. Вон тот черноволосый сборщик. На его повозке мёртвых везут. Мне кажется, в него демон вселился. Надо лучше посмотреть, а для этого время надо, камни нужные сделать.

- Та-а-ак, - протянул Вардайз и огляделся: большинство магов уже к каструму подходят; людской аккуар к нему идёт, доложить, наверное; повозка с погибшими последняя в ворота проезжает и несколько нойкхри уже направились к ней. Видимо родственники. Слишком уж нерешительно и неуверенно они идут, словно боясь увидеть, кто на ней лежит.

Вардайз моментально принял решение.

- Нелм, - позвал он мага, - бегом в каструм. Магов в боевую готовность, но тихо. Выставить напротив стены полукругом. Воинам в рукопашную не лезть. У тебя минут пять-десять, - маг кивнул и поспешил исполнить приказ, - тади, ты с ним. Делай свои камни. Аккуар поможешь? - человек кивнул, - собери своих кто рядом. У нас возможно гости. - И уже после всех распоряжений крикнул черноволосому сборщику: - эй, стой! Рано их к Тиззу везти. Сначала воинские почести в каструме отдадим. Поворачивай повозку. Декурион, - тихо позвал он зама, - не подпускай к нему родственников. Всех, кто был в разъезде - в башню Тизза.

Хвала Витаэ никто не выказал ни удивления, ни возмущения странными приказами. Подчинённые привыкли повиноваться. Остальным было не до того: курион видел, как они пытались о чём-то просить воинов, но те теснили их дальше от повозки.

Вардайз внимательно наблюдал за сборщиком. Нойкхри шёл медленно, словно нехотя, рукой крепко держался за повозку, куриону даже показалось, что он тянул её обратно. Хорошо если так. Если разумный находит силы сопротивляться демону, то демон этот слабый, справиться с ним будет намного легче. Нойкхри запнулся и закашлялся. А вот это плохо. Если в несчастного вселился боала, демон зависти и чумы, то любой контакт с ним обернётся тяжёлой болезнью. От смерти витары может и спасут, но полностью излечить не смогут. Болезни из Хейлала карнбы умели лечить, демоны-то их противники. Но карнбов давно уже нет. В любом случае он всё предусмотрел: к подозреваемому велено не прикасаться, всех, кто с ним был, изолировать в башне. Но, помоги нам Тизз и сохрани Витаэ, пусть его подозрения не оправдаются, и это будет обычный простудившийся в жарком климате уставший нойкхри.

Курион не зря мысленно похвалил себя - по его плану бой, если и случится, то не затянется (столько-то магов кругом!), минут десять, не больше. И когда доехавшему до середины двора черноволосому сборщику сказали обождать немного, чтобы тади его проверил, тот не стал спорить. Он просто улыбнулся, оглядел магов, выстроившихся напротив него, и сказал:

- Ну что ж, ребятки, поиграем. Много вас тут. Точно не промахнусь.

И дальше, чего от него никто не ожидал, подпрыгнул вверх. Невысоко, метра на три всего. Тело нойкхри ещё в прыжке захрустело переломами костей, руки и ноги вывернулись под неправильными, невероятными углами и согнулись там, где сгибаться не должны. Кости прорвали мясо и кожу, фонтаном брызнула кровь. Первая кровь в этой короткой битве. Боала же, скинув с себя поломанное и уже ненужное ему тело, разворачиваясь вокруг себя, веером выпустил из рук небольшие оранжевые сгустки.

"Повезло, что он земляной, - успел подумать курион. - Вода сильней земли, а тут два аккуара, не считая понисс. И демон не самый сильный. Другие, когда выходят, тело на части рвут".

Вода сильней земли, но щит успел поставить только один маг, слишком уж внезапным был прыжок демона.

Нойкхри многие завидуют. Как же, их белые маги умеют пониссы плести. Мало того, что зарабатывают хорошо, так ещё и с остальными своей магией делятся. Понисса - это хорошо. Надел на руку и хочешь огнём во врага метни, хочешь землёй, любая из четырёх стихий доступна. Сплошным потоком можешь бить или небольшими сгустками. Маг пальцами управляет силой стихии, когда она у него в ладони собирается. Сожмёшь пальцы, и поток будет тоньше, но сильнее, намного сильнее, даже стихара можно насквозь пронзить. А раскроешь ладошку, и маленький шарик раздуется в большую, несуразную сферу, размером с голову, и после опадёт тебе под ноги безобидной красивой кляксой. И никогда стихия из понисс не сможет вскинуться перед тобой стеной, защищая от летящих на большой скорости болидов.

Наирру Вардайзу ейс Денле, куриону пограничной вьели Сияющие Искры осталось лишь беспомощно наблюдать, как его маги падали, пронзённые оранжевыми камнями. Вот один согнулся, обхватив живот, другой зажимает рану на плече. Двое чуть подальше от него уже не встанут - ранения навылет в шею и в глаз. Вардайз с каким-то непонятным интересом смотрел, как камень, пробив магу голову, отрикошетил от стены и покатился по двору. Кого ещё ранили или убили, он заметить не успел - маги, очнувшись от секундного замешательства, ударили всей доступной им магией. В пустоту. Демон опять перехитрил их. Приземлившись, он перекатился под повозку, на которой сложены погибшие (целиком сложенные или, как шептали ещё у ворот, сложенные по частям), и подпрыгнул второй раз. От сильного удара повозка разлетелась на куски, и в магов полетели и она сама, и её страшный груз, и оцепеневший, так и оставшийся впряжённым с неё, такин. И следом, не давая опомниться, в них полетел второй залп болидов. Человек опять успел прикрыть большинство магов от камней - хороший аккуар у котерии - на землю упал всего один нойкхри. Ранен? Убит? Потом разберёмся...

Ругань, визг, рычание. Демон прыгает из стороны в сторону, перекатывается, не даёт прицелиться, метает большие булыжники, бросает под ноги жидкий камень, чтобы после поднять его частоколом и насадить на колья зазевавшегося мага, но и на нём уже заметны глубокие раны от метких попаданий (всё же это опытные маги, а не выпускники башни Тизза), да и несколько дьёлизов кусают его раз за разом. Жаль толку от них мало. Сэлле говорят эрка у демонов странная, не плетение, как у всех, а комковатый силуэт энергии во всё тело. Дьёлиз её рвёт, а она затягивается, сама себя восстанавливает, правда истончается при этом. Ну да хоть задержать его лисы помогут. Ранений у боала всё больше, камни летят всё реже, и курион вздохнул с облегчением - хвала Витаэ, почти изгнали его обратно, хоть и хитёр оказался.

Демон остановился, оглядел магов и усмехнулся, а Вардайз похолодел от своей догадки: "В рукопашную пойдёт! Не убьёт, так заразит сколько сможет". И правда, боала нарастил из земляной стихии щит на одной руке, на другой - шипы, уплотнил их в камень, чтобы даже водой нельзя было сразу, с одного удара пробить, и бросился в последнюю атаку. Потоки воды, огня, воздуха разбиваются о щит, камни отскакивают от него, но вот демон споткнулся, ещё раз, и остановился. Это аккуар исхитрился водную петлю ему на руку накинуть. За ним и арий воздухом вторую руку поймал. И пока боала стоял распятый посреди двора, маги докончили дело. Демон кричал, извивался, но сделать ничего не мог. На прощание, перед тем, как истлеть, он нашёл глазами куриона, безошибочно определив в нём главного, и, зло ощерившись, сказал:

- Прощай командир. Может, когда ещё свидимся. Тха-Кар-Мар не забывает своих врагов, - и обратился в прах.

- Не увидимся, - прошептал командир, - умру я к тому времени.

- Да ладно, - недоверчиво протянул кто-то рядом, - самого Тха-Кар-Мара завалили?

Вардайз глянул на башенные часы - прошло всего семь минут. После осмотрел пострадавший двор каструма: битый кирпич, ошмётки тел, разбитая повозка, пять убитых магов и восемь раненых. И небольшая кучка праха, сдуваемая ветерком. Прошло всего семь минут.

- Курион, - один из витаров подошёл к нему, - раненых мы полностью не излечим, язвы останутся. Каждый день, до конца жизни им придётся делать перевязку. Ну и магия их уменьшится... раны от боала просто так не исчезают, - Вардайз и сам это знал, - если только у вас кэту вии нет...

- Нет. Изолированных в башне осмотрите? - витар кивнул и ушёл к раненым.

Вия - элементали жизни, только их пыль способна исцелять демонические раны. Серые карнбы умели её собирать и приносить из мира элементалей в виде кэту - густой смеси из пыли и крови. Иногда её находят в развалинах карнбов, но мало. И сто́ит кэту вии так же дорого, как и кэту альяжа, элементаля металла, без которой невозможны знаменитые дарнальские клинки. Но даже они бесполезны против боала - никто в здравом уме близко к демону чумы не подойдёт.

- Погибших руками не трогать, - отдавал декурионам приказания Вардайз, - на повозки крюками затаскивать, и в башню Тизза. - Хоть и учили, что чума боала только в живом теле живёт, но бережённого и Витаэ хранит. - Обломки и труп такина сжечь. Сборщиков и лесничих из башни не выпускать, пока их витар не осмотрит. Нанять каменщиков и отремонтировать мостовую. Через двадцать минут доложить.

Все разбежались. Перед тем, как пойти к себе, курион кинул последний взгляд на место боя и заметил деинхэ. Юноша ещё пытался стоять, прислонившись спиной к воротам каструма, но ноги уже не держали, и он медленно сползал вниз.

- Нелм, - позвал Вардайз мага, - что с ним?

Мужчины подошли к оцепеневшему, прижавшему руки к ушам, Давийну. Маг поднял его голову, присвистнул и с улыбкой сказал куриону:

- А я уже думал, что он на это не способен. Посмотри ему в глаза.

Курион с любопытством наклонился над ним.

- Глаза Тизза, - удовлетворённо проговорил Вардайз. Это ни с чем нельзя спутать: чёрный увеличенный зрачок, от которого расходится чёрная же паутина по серому глазу. - А чего он сомлел?

- Так в первый раз смотрит. От неожиданности, наверное. Давийн, - встряхнул юношу маг, - ты меня слышишь?

Паутина втягивалась в уменьшающиеся зрачки, уступая место нормальным, как у всех нойкхри, глазам. И вот уже Давийн смотрит на мужчин ярко-голубым испуганным взглядом.

- Нелм, проводи его. И присмотри за ним.

* * *

- Я не могу... - срывающимся голосом говорит Давийн. Говорит, смотря куда угодно, но только не на дьёлиза. Юноша сидит на полу в своей комнате, левый рукав рубахи закатан до локтя, тонкое лезвие прижато к руке, кажется, надави чуть сильнее и тонкая кожа разойдётся под ним. Но страх останавливает мага. - Не могу...

В прошлой жизни он не знал, что такое страх. То есть, страх в его жизни был, но Вера так успешно его избегала, что это чувство никогда её не коснулось. Был страх общения? И Вера пошла учиться дистанционно, да и на работе с ней никто не общался, только приказы: "Сделай то или сделай это". Страх идти домой по темноте? Так устроилась туда, где такси до дома оплачивают. Страх, что её ругать будут? С этим вообще всё просто - Вера хорошо делала свою работу, причин для недовольства у директора не было. Она даже собак от своего кафе отвадила (перец помог), а то многие сердобольные работники подкармливать их взялись. А убирать-то ей приходилось! Вера успешно избегала страх и избавлялась от того, что ей мешало.

У Давийна всё сложнее. Страх смотрел на него мёртвыми глазами оторванной головы, подкатившейся ему под ноги во время боя. Страх висел пауком в башне Тизза, от взгляда которого было не спрятаться. Страх разливался разноцветными потоками стихий из рук магов. Страх, еле передвигая ногами, шёл к нему из тумана. И самый главный страх, самый большой ужас вырвался из тела нойкхри, хрустя сломанными костями, разрывающими мясо. И от этого ужаса было не сбежать, он навсегда застыл перед его взглядом. Стоило только закрыть глаза, и Давийн видел его снова: растрескавшаяся, тёмная, почти чёрная кожа, плотная, как доспехи, покрывала тело демона, стихия, составляющая его плоть, ярко сияла в глазницах, светилась сквозь трещины и отблёскивала на длинных волосах. Ужас пришёл к Давийну, довольно ухмыляясь и заливая двор кровью тех, кто осмелился встать у него на пути.

И как спасение от страха, мир перед ним предстал в сером цвете. Не было кровавых луж, не было погибающих магов, не было демона. Были лишь плетёные марионетки прыгающие и немного ломающиеся. А если закрыть уши, то и крики уже не так слышны.

В себя он начал приходить, только услышав заветные слова "глаза Тизза". Значит, он всё же сумел сделать то, чего от него все ждут, и теперь Давийну надо накормить энергозверя, чтобы в следующий раз самому преградить дорогу демону.

- Я не могу...

... - Давийн, я знаю. Но не надо стесняться этого. Не всякий маг может стать героем... - глаза наррейна ейс Лиммеха внимательно смотрят на него, - Это грубое место не для такого, как ты...

Внимательные глаза наррейна растворились вместе с видением, но напротив Давийна другая пара глаз также внимательно смотрела на него. И виновато, как будто энергозверь винил себя в чём-то.

- Что ты смотришь на меня? - яростно зашептал юноша, - Не могу. Слышишь? Не могу я...

Не отрывая от хозяина взгляда, дьёлиз исчезал, растворялся подобно видению.

* * *

Курион ейс Денле обходил свои владения. В каструме всё спокойно: раненые спят под взварами геари, погибших сожгли, выжившие угощают пришлых магов в местной госпиции. Вардайз всех участников боя отпустил на эту ночь. На дежурство поставил вернувшихся из разъезда магов. Ничего, подежурят ещё одни сутки, не каждый день атака демона уровня Тха-Кар-Мара отбивается. Во вьели тоже всё тихо - жители так и не узнали, какой опасности избежали.

Вардайз поднимался на свой этаж, когда заметил свет из-под дверей комнаты деинхэ. Немного помедлив, курион всё же постучал.

- Пошли со мной, - сказал он открывшему дверь Давийну.

Курион привёл его на внешнюю стену, пусть посмотрит, за что вьель получила своё название.

Поляна и лес за стеной, насколько хватало глаз, сверкали жёлто-зелёными огнями. Тысячи светлячков подобно маленьким фонарикам зажгли ночь в Сияющих Искрах. Они облепили стволы деревьев и камни, сидели, казалось, на каждой травинке, подобрались вплотную к дороге и к поселению, но никогда не залетали в саму вьель, лишь обошли её по кругу и растворились в лесу. С высоты стены лес казался незнакомым, зачарованным местом, прекрасным, как в девичьих романах. Вардайз заметил прячущуюся на выступе стены парочку, но смолчал. Сколько не гоняй подчинённых, всё равно кто-нибудь да пропустит влюблённых. Не даром, конечно, за удовольствие платить надо. Впрочем, Вардайз и сам водил девушек любоваться ночными огнями.

Курион обернулся к Давийну:

- Ну как тебе?

- Вы не боитесь, что демон найдёт вас? - глядя себе под ноги, спросил тот.

Не совсем то, что Вардайз предполагал от него услышать.

- Нет, - и хоть учитель у деинхэ Нелм, но раз сам на прогулку парня повел... - У демонов три уровня силы: уно, дои, треи. Треи самые сильные...

- А Тха-Кар-Мар самый-самый сильный из треи?

- Нет. Дослушай. Потом спрашивай, - курион проглотил недовольство и продолжил, - все треи по силе одинаковы. По умению отличаются. Тха-Кар-Мар, скажем так, самый умелый. Большинство треи на увальней похожи. Сильные, но медлительные. Такие пляски не устраивают. Если бы вахл его не заметил, и люди не помогли - плохо бы нам пришлось. Думаю, он через несколько дней уже полвьели чумой заразил.

- Так значит, он вернётся и...

- Не при моей жизни. Демоны состоят из эрки, стихии и сознания. Большую часть эрки они оставляют в Хейлале, своём мире. И когда здесь у них стихия закончится, им есть куда вернуться - эрка притянет. В Хейлале копят силы для следующего раза. У каждого демона своё время на восстановление сил. Куда ты больше воды нальёшь? В напёрсток или в стакан? Так и у них. Понятно?

- А через сколько лет...

- Пятьдесят-шестьдесят. Не меньше.

- Но нойкхри же долго живут.

- А сколько ты мне дашь? - курион слегка улыбнулся.

Давийн, чуть-чуть обернувшись, разглядывал командира. Нойкхри стоит прямо, спина не сгорблена. На спокойном лице только возле глаз морщинки. И на стену мужчина легко поднялся.

- Лет тридцать пять? Сорок? - предположил юноша.

- Восемьдесят три. Скоро угасание наступит, и жить мне останется не больше тридцати лет. Так что Тха-Кар-Мара я уже не увижу, - курион посмотрел на удивлённого Давийна. - Ты должен был это в книгах прочитать. Разве Нелм не сказал тебе с каких начинать?

- А что за знак на груди у демона был? И почему он на нойкхри похож? У нас их рисуют с рогами и крыльями, - Давийн поспешил уйти со скользкой темы.

- Надо будет спросить у Нелма, чему он тебя учит. Это же основы выживания. Это важнее, чем знать в какой стране ты живёшь.

- Я не успел этот учебник прочитать.

- Понятно. У нас демоны строением тела похожи на разумных, никаких рогов и крыльев. А знак на груди показывает какой это демон. Ута, рау, боала или чата.

- Чата - это демоны одиночества, - вспомнил Давийн своё самое первое видение, - разумных с ума сводят.

- Да.

- А демоны все чёрные? Бледные бывают? Тоже со знаками на груди...

- Это голодные духи. Душами питаются.

Давийн сглотнул.

- А на разъезды демоны часто нападают?

- Редко. Не все демоны приходят для боя. Тот же Тха-Кар-Мар - боала, чумной демон, дрался потому, что его раскрыли. Или Лек-Дас-Лин, чата. Последний раз он целый караван торговцев свёл с ума. А потом сел на первую повозку и привёз их в поселье. И только тогда уже устроил бойню. Веселятся они так. Но таких... умелых... не очень много. Да и попасть в наш мир демонам трудно. Поэтому не будут они сразу в бой вступать. Напакостят сперва. Но и без них врагов хватает. Вот, например, - курион пристально посмотрел на юношу, - последний разъезд Давийна весь погиб. Только он один уцелел. А демонов там не было. Обычные мутанты и стихары. Наррейн ейс Лиммех следом ехал и кому успел - помог. Или перед тем, как... тебя сюда перенесло... нападение на вьель было. Ты никаких видений об этом не видел?

- Нет. Наррейна видел. Кажется, он... к Давийну... хорошо относился.

- Слишком хорошо, - процедил сквозь зубы мужчина.

Давийн растерялся: наррейн единственный здесь сочувствовал ему, а курион так неприятно о нём отозвался...

... - Не бери в голову, мальчик мой. Мы с Вардайзом давно знакомы и дружим много лет, - наррейн беспечно улыбался. - Я разберусь.

- Но он...

- Забудь о нём. Помни лишь о том, что вечером я жду тебя на небольшой приём. Найдёшь мой таур-ейс?..

- Давийн, раз магический взгляд у тебя уже есть, завтра приступай к тренировкам с пониссой. И с кордом. На тигоне тоже учись ездить. А через две недели с лесничими пойдёшь сборщиков охранять.

* * *

Зелёный шар воды плюхнулся под ноги Давийну, обдал брызгами сапоги и растёкся на земле. Юноша открыл глаза, посмотрел на свою руку и облегчённо вздохнул: всё на месте, ничего не оторвало. Рядом цепочкой протянулись небольшие лужи. Давийн шагнул в сторону на сухое место, вытянул руку и, зажмурив глаза, отвернулся от мишеней. На раскрытой ладони раздувалась зелёная сфера. Через пару-другую мгновений она не удержалась и очередной лужей упала ему под ноги.

- Сколько он уже так? - негромко переговаривались воины.

- Полдня.

- Шутишь? Почему тогда луж мало? За полдня он должен был всю площадку залить.

- Сначала браслет надевал, потом активировать учился, сейчас по мишеням бьёт. Вслепую.

- А Нелмойд где? Он же ему объясняет, что и как.

- Так он и объяснял, но... сам видишь, - нойкхри улыбнулся. - Нелм ему сначала огненную показал. Наверное, удивить хотел. Но этот затрясся, побледнел, мы уже ждали, что он в обморок упадёт. В общем, дал водную. Уж Нелмойд и объяснял ему, и показывал, но вскоре ушёл. Или сбежал. Думаю, полумаг не выдержал такого ученика. После обеда у него фехтование. Пойдёшь смотреть?

На землю упала ещё одна сфера.

- Ага.

- Я уже скучаю по прежнему Давийну. Тот хоть на тренировках героем был. Да и дьёлиз его в стычках помогал. А ты у этого видел лиса?

- Ни разу. Смотри, - кивнул воин в сторону, - Нелм идёт.

- Давийн, - негромко позвал полумаг, - на сегодня хватит. Иди в столовую. После декурион ейс Френги будет учи... попытается объяснить тебе, что такое корд.

- А можно я через час поем, - глядя на череду луж, спросил Давийн.

- Нельзя.

Юноша обречённо кивнул, отдал пониссу и пошёл в офицерскую столовую. От взглядов в спину краснели уши. Что они забыли на площадке для магов? Они же воины. Давийн прибавил шаг...

... - Давийн, выпей, и тебе сразу полегчает. Серый, пресный мир расцветёт яркими красками. Каждую эмоцию, каждое прикосновение ты будешь проживать ярче, интереснее, - наррейн ейс Лиммех протянул ему бокал.

Давийн разглядывал мутную, цвета лаванды, жидкость, но в руки не брал. Над напитком вился серебристый дымок.

- Он горячий? - спросил юноша пересохшими губами.

- Я вижу, ты не такой невинный, как кажешься, - мужчина слегка улыбнулся одними губами. - Не бойся, мальчик мой. Я плохого не дам...

... Давийн почти бегом дошёл до столовой, и там забился в самый дальний угол. За что ему всё это? А впереди ещё фехтование. И так каждый день! Две недели подряд! О том, что будет после, лучше не думать.

* * *

- Пришёл, значит? Ну, начнём, - невысокий нойкхри напротив Давийна вытащил учебный корд из ножен, - фехтование, юноша, оно как музыка. Не зря хороший бой называют танцем. Видели, например, флейту? - Дав неопределённо пожал плечами, - кто-то её только видел, кто-то знает за какой конец браться, кто-то наиграет простенькую песню. Есть такие, кто хорошо управляется с инструментом и сыграет по нотам любую мелодию. Некоторые - их меньше - умеют импровизировать. Ну и совсем немногие сочиняют музыку. Так и клинок. Одни только видели, другие знают, как корд в руки взять, третьи сделают пару-другую взмахов. Те, кто выучит все приёмы и будет применять их правильно, станут хорошими воинами. Часть их них сможет импровизировать в бою. И лишь единицы будут сочинять свою музыку в танце смерти. Понятно?

Снова неопределённое пожатие. Наирр Ибрайр ейс Френги ожидал большего вдохновения от своей вступительной речи, но, после того, что он видел на поле для магов, удивляться не приходилось. Они вместе с курионом пошли посмотреть на успехи деинхэ. Посмотрели. Вардайз вздохнул и посоветовал быть мягче с Давийном.

- А вы импровизируете или сочиняете? - неожиданно спросил деинхэ.

- Импровизирую. Немного, - улыбнулся наирр Ибрайр. Мужчина отложил учебный корд и вытащил свой, - поэтому курион ейс Денле доверил мне дарнальский клинок. Красивый?

И опять декурион ошибся - Давийн безразлично рассматривал золотисто-красное лезвие.

- Это очень редкое оружие.

Давийн перевёл взгляд в угол.

- Только оно способно отводить магию.

Радостные ожившие глаза воззрились на наирра.

- И отбивать её обратно в демона?

- Нет, Давийн. Только отводить в сторону. Дарнальский клинок выдержит не больше десяти-двенадцати прямых ударов магией и разлетится вдребезги. Поэтому только отводить. Но и это очень много значит в бою. "...обратно в демона..." - это ты про Тха-Кар-Мара?

Деинхэ еле заметно покачал головой и опять увёл взгляд в сторону.

- Если боала заденет тебя в бою, считай ты мертвец, - юноша вздрогнул на этих словах, - но если ты хороший фехтовальщик с дарналем в руках, то шансы выжить есть. С демоном уно уж точно. Понятна теперь важность наших тренировок?

- А треи?

- В одиночку вряд ли. Ладно, хватит теории. Вот так держат корд: центральные костяшки на одной линии с лезвием, большой палец вдоль рукояти. Держишь крепко, но сильно не жми. Посмотрел? Возьми свой.

Давийн взял в руку корд, как показывал декурион, повертел его. Цветные всполохи отразились в клинке...

...Удар клешни сломал руку декуриону. Вторая клешня откинула мужчину в одну сторону, а выбитый из руки корд в другую. Нойкхри кубарем покатился по земле, вскрикивая, когда падал на сломанную конечность. Насекомое развернулось и направилась к упавшему.

- Давийн! Корд! Кинь мне корд, - закричал командир, отползая от твари.

Перед Давом, сжавшимся у ног такина, валяется оружие командира. Из-под повозки его вытолкали торговцы: "Ты должен быть там!". Редкие всполохи магии понисс отражаются в клинке и Давийн беспомощно смотрит то на него, то на пытающегося ползти декуриона.

- Давийн! - тварь добралась до нойкхри и удар клешни раздробил мужчине ногу.

Мечница у самой кромки леса, услыхав командира, со всех сил кинула ему своё оружие. Сама, неловко развернувшись, побежала к Давийну за клинком. Не успела. Из леса медленно выплыл продолговатый полупрозрачный хиуз. Взмах плавниками и потоки холодного воздуха волнами разошлись от него. Волна стужи накрыла ноги женщины и она, закричав от боли, упала на дорогу.

Следом за ней страшно кричал декурион, катаясь по земле и размахивая обрубками рук, из которых фонтаном била кровь.

- Командира...- послышался панический восклик.

- Держать строй! - гаркнул кто-то из воинов.

Маг слева потоком огня отсёк хиуза от обоза, чуть не запалив при этом сами повозки.

- Грах! Руки сами дёргаются, прицелиться не могу, - закричал он.

- То же самое! Поливай всё огнём. Сушника уже так завалили, - ответил кто-то с другой стороны обоза.

Мужчина, встав спиной к повозкам, выпускал голубые и оранжевые потоки из пониссы. Хиуз начал было отступать, но сверху спланировал плес, и удар трёх хвостов вскрыл грудь магу и на излёте распорол мечнице живот.

Давийн, крепко прижимая к себе заплечную сумку, до крови закусил кулак, едва ли понимая, что делает...

- Я выиграл. Где мои нитаны?

- Держи. Откуда ты знал, что он в обморок хлопнется?

- Просто угадал.

- Один пить будешь?

- Одному скучно, - улыбнулся воин, - верховую езду смотреть будем?

- Нет. Лучше скучать тебе не дадим.

И зрители первого урока Давийна пошли на выход.

* * *

- Наррейна ейс Лиммеха, будем вызывать? - спросил декурион.

- Да. На этом всё. Свободны.

Когда декурионы вышли, наирр Вардайз долго думал, взвешивал все "за" и "против", гадал, чем это обернётся для него, и, наконец, решился. Будь, что будет, он может себе это позволить. Семьи нет, старший брат не имеет к задуманному никакого отношения, значит, в случае неудачи пострадает он один. Что с ним могут сделать? Сместить с должности? Так скоро, он сам с неё уйдёт, возраст, да и племянники в спину дышат. На безбедную старость, спасибо Лиммеху, он накопил. Наоборот, уйдёт и все дела с наррейном прекратятся. Вардайз только рад свободе будет. Что ещё? На́ смех при дворе поднимут? Так он и в молодости там редко бывал. Брат рано главой семьи стал, и сразу же его в Искры отправил. Государственной измены здесь тоже нет. Обвинят, что традиции нойкхри предал, от родной культуры отвернулся. Это не смертельно. Переживёт.

Курион потянулся до хруста суставов, размял пальцы и стал писать письмо в столицу, в княжеский дворец, минуя своего брата, как непосредственного начальника. Вардайз тщательно выбирал слова, составлял предложения, старательно выводил буквы: письмо должны прочитать до конца, а не выбросить в корзину. Чомга - птица сильная, бумага тонкая, но размер письма ограничен, а сказать нужно многое. Курион несколько раз перечитал написанное и остался доволен. Привычка военной службы - мысли формируются чётко, без лишних отступлений.

В письме брату Вардайз написал о насущных проблемах вьели. Хвала Тиззу, наррейн ейс Денле понимает важность полной укомплектованности приграничной вьели магами, не надеется на приезжих с котериями. Местные маги-ученики ещё не скоро доучатся. Ждать времени нет. Пусть брат наймёт опытных.

Осталось Лиммеху написать и вызвать его в Искры. Курион скрипнул зубами: во время таких вынужденных визитов Лиммех, как князь по вьели разгуливает, всем свою значимость показывает.

Через некоторое время три чомги покинули Сияющие Искры.

* * *

- Покажи мне его, Вардайз! - напротив куриона, у въезда во вьель, стоял наррейн Парнойм ейс Лиммех.

- А что там с...

- Обычный удар молнии. Где он?

- Тренируется. Как и положено магу.

- Пошли.

- Пошли? А как же отдохнуть с дороги? Поговорить? По бокалу арэтийского льдистого выпить?

- Наирр Вардайз ейс Денле, не покажите ли мне ваши тренировочные площадки для магов?

- Зачем?

- Сравнить хочу!!!

Быстрый взгляд на наррейна, и Вардаиз молча, без тени улыбки, приглашающим жестом повёл рукой в сторону ворот каструма.

- Вардайз, почему он это сделал? - успокоившись, тихо спросил Парнойм.

- Без понятия. Думал, ты мне расскажешь.

- Не говори ерунды! Я не завтракаю маленькими мальчиками.

- Тогда мы оба не знаем, - помедлив, курион заговорил о насущном, - Парнойм, ты говорил с Давийном о чём-нибудь запретном? Или он мог случайно от тебя это услышать?

- Естественно нет! - наррейн немного помолчал. - А это точно деинхэ?

- Почти пришли, сейчас сам увидишь.

Нойкхри остановились на краю мокрого поля с мишенями. У линии рубежа стоял Давийн и, отвернувшись, стряхивал водную сферу с руки. Издалека плохо видно, но Вардайзу показалось, что юноша при этом брезгливо искривился.

- Смотри, Парнойм, почти неделю так тренируется.

Наррейн не ответил. Он подошёл к Даву и негромко заговорил с ним. В конце разговора поднял за подбородок его голову и пристально посмотрел в глаза.

- Убедился? - спросил курион у вернувшегося наррейна.

- Глаза, Вардайз. Взгляд. Не зря поэты называют их зеркалом души. У Давийна был ясный, открытый взгляд. Он смотрел на этот мир, как на самое прекрасное в своей жизни. Это подкупало. А потом он попал к тебе и сломался. А это... это смотрит искоса, настороженно. Прячется от всех. На открытой площадке негде скрыться, но... оно умудрилось спрятаться. Давийн был совсем другим.

- Давийн был трусом.

- По-твоему трусы не имеют права на жизнь?

- Ну почему же, имеют. Когда от их смелости не зависят жизни других. Впрочем, трусы тоже способны на поступок. Иногда это может оправдать всю их жизнь.

- Ты поэтому отправлял его за стены?

- Давийн отрабатывал учебный долг, как и многие до него.

- Я предлагал выплатить за него всё. Но он отказался.

Курион пожал плечами.

- Зайдёшь?

- Нет, Вардайз. Пойду в госпицию. Завтра у меня поговорим, - Парнойм развернулся к нему и улыбнулся, - к тому же я наслышан о твоих проблемах с водой. На самом деле всё так плохо? Вёдрами носите?

* * *

- Курион ейс Денле, вы меня звали?

- Да, Давийн. Я от имени наррейна ейс Денле, владельца нара, отказываю тебе в найме на службу, - юноша опустил глаза и кивнул, - выпей из стакана. - Вардайз дождался, пока Давийн выпьет, - неделю назад приезжал наррейн ейс Лиммех. Помнишь его?

- Да, курион.

- О чём он с тобой говорил?

- На площадке?

- Да. Разве вы ещё где встречались?

- Нет, только там. Наррейн спрашивал меня о видениях.

- И?

- Я рассказал, что видел.

- И? - юноша замялся, - Давийн, не тяни кота за хвост.

- Я видел, как наррейн жалел... Давийна.

- Это всё?

- Нет.

- Что ещё ты видел?

- Пока он шёл ко мне, было видение. Небольшое... Там Давийн прятался от наррейна, он почему-то стал бояться его. Я почувствовал это.

- Ты сказал ему о нём?

- Нет.

- Хорошо. Что-то ещё было?

- Наррейн предлагал Давийну выпить что-то горячее, лавандовое.

- Это ярь. Никогда её не пей, - курион усмехнулся, - лавандовое? Ты хорошо различаешь цвета?

- Нет. Это Давийн различал.

- Понятно, - курион оглядел постоянно сглатывающего юношу. Ритар не только язык развязывает, но и повышает слюноотделение. - В Искрах останешься? Или уйдёшь?

- А тут есть места, где живут не только нойкхри?

Вардайз вздохнул: Нелмойд ответственный нойкхри, но почему деинхэ не знает самого простого в мире Ану?

- В Диких Землях и в альянсах. В альянсах соблюдают закон. В Диких Землях чаще нет. Ближе всего к нам альянс Берега Затрины. Это четыре острова за Ясным морем. На Каменной Затре стоит Тарталидара, крепость чёрных магов. Слышал про таких?

- Да, про них воины меж собой говорили.

- На Белой Затре - школа магии. И там и там студентов больше чем жителей. На Морской Затре добывают цилей.

- Что?

- Фиксатор для запахов. В духи добавляют, в мыло, в благовония... много куда. Цилей - самый лучший фиксатор в Интиндаре. И добывают его только там. Последний остров - Янтарная Затра. Оттуда снаряжают корабли на Огненный Берег за кихеларом и волчьими камнями.

- Куда? Зачем? - спросил Давийн и сжался под тяжёлым взглядом куриона, - я не дочитал ещё до этого... наверное...

- Огненный Берег - это побережье Сутеми, - юноша никак не прореагировал на это, - Сутемь - это тлен. Недалеко отсюда. А тлен...

- Я знаю, - торопливо прошептал Давийн побелевшими губами, - я знаю...

- Кихелар или горящий янтарь светится, если враг рядом. Волчьи камни в пониссы вплетают, чтобы хватало на дольше.

- Я туда не поеду.

- Само собой.

- Студенты шумные очень. Лучше на Морскую.

- Сам решай, но лоб перевяжи, чтобы обруч никто не увидел, - юноша кивнул, а Вардайз наконец-то решился: вытащил из ящика и положил на стол небольшой мешочек, - возьми. Давийн жалование за последний месяц не успел получить. Тебе пригодится. Только хорошо спрячь, когда в Соты поедешь. - Он посмотрел на покрасневшего юношу, - бери!

Давийн несмело протянул руку, взял деньги и пробормотал:

- Спасибо. А... Соты... это?..

- Порт в Диких Землях. Через три дня туда котерия уходит. Если не передумаешь, то попроси наирра Нелмойда помочь. Завтра его разъезд возвращается. Он сходит с тобой, договоритесь с котерией и тигона купите.

- Я не научился ездить верхом.

- Тогда ты останешься здесь.

- Нет! - Вардайз удивлённо посмотрел на Давийна: кажется, он очень сильно хочет уехать из Искр. Настолько испугался демона? - Я пешком пойду.

- Не возьмут. Или на повозке, или верхом. Не бойся, тигон идёт шагом. Только, когда твари нападут, быстро слезай с него и под любую телегу прячься. И проведи последние дни в Искрах с пользой.

- Хорошо. Я могу идти?

- Подожди. Ты про голодных духов спрашивал. На стене, помнишь? - на всякий случай спросил Вардайз и удивился, насколько точно в цель попал вопрос: вид у парня был, как будто за спиной куриона Тха-Кар-Мар стоит. - Давийн? Ты меня слышишь? - судорожный кивок, - отлично. Сможешь нарисовать его печать? - резкими обрывистыми линиями юноша изобразил требуемое и командир, наконец, отпустил его.

Деинхэ ушёл, а Вардайз всё сидел за столом и думал. Что за насмешка такая у богов: две души побывали в теле мага, и ни одна из них пользы не принесла. Курион видел на своем веку трусов, но таких никогда. Не пытаться защитить, пусть не других, но хотя бы себя - в такое не сразу поверишь. Ему рассказывали, как Давийна после боя тормошили, он не понимал, что враги уже мертвы и прятался под телегами дальше. И после памятной бойни, когда Лиммех успел спасти его одного, Давийн на неделю слёг в постель. А встал потом только для того, чтобы повеситься. Интересно, а среди людей и вахлов такие тру́сы есть?

Про дьёлиза Вардайз не спрашивал. Никто за прошедший месяц не видел рядом с деинхэ лиса и неизвестно живой энергозверь или нет. Но это перестало быть заботой куриона.

Пяти золотых курион не жалел, не велика потеря. Все дела он с Лиммехом прекратил (ох и взбешённый наррейн уехал), осталось дождаться ответа на своё письмо в столицу. Две недели уже прошло, а ответа нет: ни от князя, если его приняли всерьез; ни от брата, если он стал посмешищем двора. Это беспокоило Вардайза больше, чем все пришлые деинхэ и все местные наррейны.

* * *

На восточной башне Сияющих Искр заиграла труба. Заиграла звонко, торжественно, стремясь донести свою радость до каждого жителя. Мелодию подхватили на других воротах и вот уже все трубачи вьели трубят сигнал приветствия князя. Вардайз вытер пот со лба. Ещё совсем недавно он просчитывал, что с ним может случиться, уверял себя, что ничего плохого он не делает, но вот заиграла труба и его уверенность испарилась.

Курион подошёл к окну. Вьель спешно готовилась к приёму дорогих гостей: простые нойкхри выбежали на улицу, у женщин в руках цветы (откуда этот странный обычай бросать цветы под ноги тигонам?), мужчины вывешивают флаги на окнах, на шпилях. Их можно понять - для большинства это первый визит семьи правителя во вьель, и скорей всего последний. За гостевую башню Вардайз спокоен. Она всегда готова к приёму, а немногочисленные пылинки уже, наверное, смахнули. Ни за каструм, ни за вьель куриону краснеть не придётся. У него всегда и везде порядок. Одно жаль: вот уже три дня, как деинхэ уехал. Знал бы - придержал парнишку. Интересно, где он теперь? Жив ли? И интересно, кто из княжеской семьи приехал? Курион спустился вниз на площадь перед каструмом и вглядывался вдоль улицы. Лица он, конечно, не разберёт, но...

В открытые ворота вьели вбежал чёрный тигон княжны Елиндоэ Урантайле, последние семь лет возглавлявшей кустодию, личную стражу правителя. Курион вздохнул: кустодия не только охраняет князя, но и ловит предателей, наказывает провинившихся дворян. Тигон ступая по цветам, приближался к каструму, и Вардайз уже различает жёлтые полосы на его шкуре. Княжна, выпрямившись в седле, улыбается и машет рукой, приветствуя жителей. Будь что будет, он сам это затеял и теперь примет всё, что причитается.

- Княжна Елиндоэ, рад приветствовать вас в Сияющих Искрах! - подняв руку к груди, слегка поклонился Вардайз.

- Взаимно, курион, взаимно. После вашего письма, мой долг навестить вас. К тому же яри слишком много в княжестве появилось. Надо что-то с этим делать, - молодая женщина, не дожидаясь помощи слуг, легко соскочила с седла, - и, наирр Вардайз, - она слегка поморщилась, - давайте без церемоний. Не люблю я их.

- Значит, моё письмо разгневало князя Мионойла и вас...

- О нет, только не меня! Неужели вы не знаете, кто был моим одноклассником в Тарталидаре?

- Это не было тайной при дворе, княжна. Сирамиан Альдирский.

- Вот именно. Да и кроме него, кто там только не учился. Сами понимаете, опыта общения с другими расами у меня хватает. Причём опыта неофициального. Поэтому, наирр, ваше мнение ценно для меня. И насчёт деинхэ, я думаю, вы правы. Но сейчас не о нём... Уничтоженный разъезд, нападение на вьель, демон, голодный дух... Не многовато ли?

- Но откуда...

- Ваши письма брату прочитала. Кстати, новые маги с моей свитой приехали. Наррейн нанял... Так, о чём я? А, мне бы отчёты ваших подчинённых посмотреть. Вы не против? И начнём мы с самого важного: покажите мне ваш водопровод.

* * *

Широкая дорога петляла меж холмов, то ныряла в лес, словно пряталась от нежелательных взглядов, то выбегала на большие прогалины. Большой караван не спеша ехал по ней из Сияющих Искр в Соты. Тихо переговариваются между собой торговцы, внимательно осматривают ближайшие заросли охранники: столько нападений было в этих местах - осторожность будет не лишней.

Давийн, слегка покачиваясь, едет на полосатом тигоне. Наирр Нелмойд помог ему выбрать самого смирного зверя, и тренировал его каждый день, добиваясь правильной посадки.

- Сядь и расслабься, Давийн. Выпрями спину. Чего ты дрожишь? Тигона же пугаешь!

Он честно пытался следовать советам. Когда их слышал. Высокий клыкастый тигон умудрялся нагонять такую глухоту на парня, что тот, ничего не слыша, деревенел и сгибался к самой шее животного, после съезжал на бок и, через некоторое время падал. И тогда Нелмойд не выдерживал и почти убегал в каструм, сказав, что залезать-слезать Давийн умеет, а остальное придёт с опытом. Но на следующее утро слишком ответственный маг заставлял себя вернуться к нерадивому ученику, а Давийн заставлял себя садиться в седло. Их совместные усилия не пропали даром, деинхэ - как маг отчитался перед курионом - уедет из Искр в срок.

Небольшой кусок ткани перевязывал юноше лоб, чтобы никто даже невзначай не увидел его серый обруч. Для всех он обычный немаг.

Давийн пристально осматривал придорожные заросли. Пусть у магов котерии через магический взгляд получается намного лучше, но это его жизнь и он не будет беспечно ехать по лесу.

И всё же приближающихся тварей первым заметил маг.

- К бою! - пронеслось по обозу.

Дав вздрогнул и беспомощно заозирался. Как же так? Почему? Откуда? Он надеялся - не смотря на все видения, не смотря на то, что сам уже видел в Искрах, не смотря на то, что сам остерегался - он всё равно надеялся, что до Сот доедет спокойно. Рядом торговцы спешно залезали под повозки. Тигон под Давом рыкнул, поскрёб землю когтями, и юноша, очнувшись, кубарем скатился с него и полез под ближайшую телегу.

За спиной затрещало, раздался низкий рёв и вслед за ним громкий визг огласил окрестности. Дав машинально оглянулся. Чудовищно мутировавший олень бился в агонии на обочине дороги. Сильная тонкая струя воды отрезала ему передние ноги и рассекла брюхо, и сейчас маг разделывал очередного монстра. Но вот он оставил зверя на воинов и отбежал на другое место. Давийн проследил за его взглядом. Скользя между деревьев как рыба, к дороге плыло продолговатое полупрозрачное тело. Не доплыв до дороги метров десять, оно поднялось, распустило по бокам две пары то ли плавников, то ли крыльев и стало похоже на большую, ростом с нойкхри, безголовую бабочку.

- Хиуз! - крикнул маг.

- Хиуз, - прошептал побелевшими губами Давийн.

Он, не отрываясь, смотрел на стихара. Он уже видел это. Один взмах крыльев и холодный воздух волной пойдёт на обоз, замораживая всё живое на пути. Один взмах и он будет кричать от боли и кататься по дороге, не чувствуя ног, а затем ещё одна тварь, спланировав с деревьев, закончит дело, вспоров ему живот.

Хиуз взмахнул крыльями...

Давийн вылез с другой стороны повозки и, не разбирая дороги, со всех ног побежал в лес.

- Стой! Куда?! - раздались позади крики. Но они только подстёгивали юношу.

Страшно. Слишком страшно. Страх нужно обходить стороной. Страх нужно оставлять позади. Нужно убегать от страха, а не быть посреди него...

...- Давийн, ну чего ты боишься? Мир так прекрасен, оглянись вокруг! Интересно, Исход ведь тоже в иной, красивый мир переносит, и, наверное, наяву это во сто крат лучше? Надо будет у Парнойма спросить, он у нас знаток понисс. Да оторви ты уже взгляд от своих колен, Давийн! Лиммех говорил с тобой интересно...

- Я мешочек с приправами утопил. Нечаянно. А нам ещё обратно ехать. Варить - это единственное, что мне доверяют в разъезде. А я утопил... А денег нет... Никто же в разъезды деньги не берёт... Я тоже.

От смеха нойкхри, казалось, разлетятся оконные стёкла.

- Мешочек?! С приправами?! Лиммех! Парнойм, ты слышишь? У твоего гостя трагедия! Соль и сахар по ручью уплыли. К морю, наверное!

- Там и перец был. И много ещё чего. Я... я хотя бы это должен был хорошо делать... Но даже тут не справился...

- Давийн, успокойся, - наррейн ейс Лиммех улыбнулся юноше, - я отсыплю тебе от своих запасов. Ну не обеднею же, право слово.

- Честно? - Дав посмотрел на него, - и у меня всё будет хорошо?

- Да, Давийн. Всё будет хорошо...

Неожиданно подвернулась нога, и парень, вскрикнув, упал. Боль привела его в чувство, отогнала ужас, который гнал его вперёд. Дав оглядывался, пытаясь понять где он. Кругом сплошной лес и темень. Ни один солнечный луч не может пробить густую листву и дойти до земли. Звуки боя слышны, но деревья надёжно скрывают и дорогу, и обоз. Юноша растерянно смотрел по сторонам. От обиды слёзы наворачивались на глаза, и уже привычно задрожал подбородок.

И тут ему показалось, что криков стало меньше. Бой заканчивается? Но они же уедут без него! Дав лихорадочно прислушивался. Действительно всё стихает: слышны только голоса, изредка рычание тигонов и негромкое потрескивание за спиной. Юноша попытался встать на ноги, но сразу же упал. На ощупь - глаза сами зажмуриваются от боли - одной рукой он обхватил больное место, другой - гладит щиколотку. Треск послышался громче и ближе. Дав открыл глаза, обернулся посмотреть что там, может помощь идёт. И обомлел. Мир вокруг предстал в сером цвете, как в памятную встречу с демоном. Невдалеке почудилось движение, и он вгляделся пристальнее, стараясь разобраться в плетении эрки. Энерголинии двигались! Они выплетались из эрки деревьев и собирались вместе в запутанные и клочковатые узлы...

...Раскрытая тетрадь на столе, и он, зубрящий наизусть.

- Трийеахи бывают нескольких видов... Тхис - самый опасный. Когтями рвёт эрку жертвы. Убивает при первой встрече... Выглядит как обезьяноподобное существо, ростом с нойкхри. Любит прятаться в густых зарослях, расплетая свою эрку и маскируя её в эрке деревьев и камней...

Большая, сотканная из вспыхивающих то тут то там энерголиний, обезьяна шла к Давийну. Длинные передние лапы с внушительными когтями рвали эрку земли, когда опирались на неё. Тхис поднял лапу, одним ударом снёс ветку дерева, и после, не останавливаясь, отрывал от неё мелкие куски и закидывал в себе в пасть.

Не отводя от него остекленевшего взгляда, Давийн как мог отползал назад. Но руки не слушались, ослабевшие ноги елозили по одному месту, а онемевшие губы пытались звать на помощь. Он не верил в происходящее, отрицал его. Такого просто не может быть, он же всё сделал правильно, чтобы остаться живым в этом мире.

Тхис кинулся в атаку. Наперерез ему прыгнул истощённый дьёлиз - и успел, поймал трийеаха в воздухе. Для Давийна время остановилось. Он мог поклясться потом (правда неизвестно кому), что видел, как дьёлиз смыкает зубы на шее энергохищника, как трийеах запускает когти в его тело, и как лис скосил чёрные глаза на Давийна, словно прощался с ним.

"Беги", - прозвучало в голове юноши. Этого оказалось достаточно, чтобы оцепенение с него спало. Бежать он не мог, но Дав что есть сил пополз на коленях к дороге. За спиной, сквозь электрический треск, рёв перемежался с истошным визгом. Было понятно, что дьёлиз проиграл бой, но надо успеть отползти как можно дальше, пока трийеах доедает лиса. Не смея оглянуться, он только вслушивался в звуки позади, если визг ещё долетает до него, значит, время есть.

Давийн полз, обламывая ногти на руках, ничего вокруг не замечая, и внезапно уткнулся в чьи-то ноги. Поднял голову - сэлле из котерии. Рядом стоит его дьёлиз, сильный могучий зверь с плотной эрка. Лис кинулся на врага, а нойкхри брезгливо посмотрел сверху вниз на юношу и отошёл от него.

Вскоре всё было кончено. Сэлле даже не пришлось помогать лису, хотя весь бой оранжевая понисса сияла у него на руке. Давийну помогли добраться до обоза и посадили на повозку. Витар осмотрел его, подлечил, сказал, что через пару-тройку дней нога заживёт, и посочувствовал потере тигона. Зверя ранили, и он по обычаям остаётся в лесу выздоравливать. Маг предположил, что тигон уже через неделю вернётся в Искры. Давийн на это только улыбнулся: ещё одной проблемой меньше.

К вечеру все в обозе знали, что Дав - сэлле, потерявший из-за собственной трусости своего дьёлиза. Торговцы смотрели на него удивлённо, охранники - презрительно. Но что ему их взгляды? Он и в прошлой жизни на них внимания не обращал. Ему сказали быть Давийном, и он им будет. Но Вера лучше справлялась со своими страхами. И новый Давийн будет жить по её правилам. А Вера успешно избегала страх и избавлялась от того, что ей мешало.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"