Стафи Лин: другие произведения.

Интиндар. На грани - Глава 2.7. Первая проба крыльев. Агния-Лендае

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:

21.03 (Льяла) 528 года, месяц спустя после переселения душ

Агния старалась. Очень. Слишком многое зависело сейчас от её действий. Слишком многое поставлено на карту. В нужных моментах девушка подавала голос, в нужных - томно изгибалась. Но назад не смотрела. Оглянувшись в первые минуты и натолкнувшись на холодный, равнодушный взгляд, она чуть было не испортила свою игру, а это сейчас недопустимо. Оставалось или рассматривать битые кирпичи в стене, или закрыть глаза. Хорошо бы и нос чем-нибудь прикрыть: в тесной подворотне недалеко от постоялого двора, где остановилась Агния, нестерпимо пахло нечистотами.

Нойкхри за её спиной должно всё понравиться. И понравится! Осечек у неё ещё не было! На свои чувства девушка не обращала внимания. Не это сейчас главное. Хотя осознание того, что у Лендае не только в Карсийе не было мужчин, у неё вообще их никогда не было, прошло болезненно. Ну и тело ей досталось! Жаль Агния раньше этого не знала. Однако, по дальнейшим размышлениям, это ей поможет - поднимет в глазах партнёра. Нойкхри, каким бы равнодушным не выглядел, должен оценить её по достоинству. Правда, времени у неё было мало - Агния привыкла к долгим ухаживаниям, привыкла играть по своим правилам, но этот мужчина оглядел её со всех сторон и повёл в подворотню, оставив слугу караулить на входе. Придётся стерпеть: ей от него нужно больше, чем ему от неё.

Ну, вот и всё! Агния облегчённо вздохнула - для первого раза имитировать она не решилась, пусть всё будет натурально. Звякнула пряжка. Нойкхри, кажется, привёл себя в порядок, и настало время принимать благодарности!

Перед девушкой на подоконник упал один медяк. Через пару мгновений к монете добавился четвертак.

- Я оказался прав, - задумчиво протянул мужчина, - разница между девочками из борделя и уличными девками только в окружающей обстановке. Я в госпицию, - обратился он к слуге, - а ты купи вина в дорогу. Завтра выезжаем, - и нойкхри ушёл. Без неё. А по её расчётам он должен был взять Агнию с собой, чтобы скрасить дальний путь. Но все старания девушки оценили в один медяк с четвертью.

Расцарапывая пальцы о битый кирпич стен, руки сами собой сжались в кулаки. Тяжело дыша, Агния в приступе ненависти ко всему миру Ану подняла камень и кинула что есть сил вслед нойкхри. Камень резво покатился по подворотне мимо мусора и помойных луж, ни в кого не попав и никому не причинив вреда. Это оказалось последней каплей для Агнии, и она устало осела по стене на землю. Пытаясь сопротивляться накатившемуся чувству обречённости, девушка закусила губу до крови, обняла себя руками и сжала их посильнее, впиваясь ногтями в собственное тело. Но ничего не помогало и одинокая слеза, обжигая кожу, скатилась по её щеке.

Как так получилось? Как так вышло, что она сидит на земле в грязной подворотне, скрываясь ото всех, если раньше королевой ходила по своему городу, в котором за одну улыбку, за одно общество её отвозили хоть на край света! А тут за секс кинули медяк!

23.02 (Веши) 528 года - 21.03 (Льяла) 528 года

День уже давно вступил в свои права, за окном поутихло утреннее щебетание птиц, сменившись на говор нойкхри, солнечные лучи уже не заглядывали в комнату девушки, не будили её, и она лежала в кровати, не думая вставать. Куда и зачем? Здесь ей совершенно некуда и незачем идти. Проснувшись утром с мыслью рассказать подругам необычный сон, где она была дворянкой (некоторые подробности можно опустить), Агния обнаружила, что рассказывать-то и некому: подруг нет, а непонятный сон стал явью. Вокруг неё всё та же убогая обстановка. Девушка отвернулась к стене и закрыла глаза. На неё напала странная отрешённость и безразличие. Кто она, где она, что с ней будет - ничего Агнию не волновало. Ровно до обеда, пока вкусный запах еды не напомнил, что она всё ещё живая.

Агния осторожно выглянула в коридор. Никого. Найдя здесь же на этаже уборную, девушка умылась и придирчиво рассмотрела себя. Невысокая, худосочная, плоскогрудая... в её родном мире приличные девушки такой груди стесняются. Нефритовые волосы до лопаток (ах, где её длинная чёрная коса), ярко-синие раскосые глаза (цвет глаз остался прежним!) и бежевая, как лёгкий загар кожа. По отдельности Агнию почти всё устраивало, но вместе - нет. Не было в её новой внешности яркости, контраста. Глаза терялись на фоне волос, кожа не оттеняла необычные цвета, а наоборот, сглаживала. Даже жемчужный отсвет волос не спасал. Неприметная скромность - вот как оценила себя Агния. Единственное, что ей понравилось - чёрные(!) брови вразлёт, крылья ласточки, как называли их дома, и родинка на левой скуле а-ля Дита фон Тиз. Что же со всем этим делать? Косметики девушка не нашла, только мыло, крема и аптечку. Во время беглого осмотра комнаты к ней чуть не пришло видение, но она, как и вчера, замотала головой и легонько ударила себя по лбу. Помогло. Но то, как Лендае, бывшая хозяйка тела, перевязывала руку, она успела заметить. Если они тут сами себя режут, аптечка очень востребована. Но тут опять заурчал живот, и пришлось заняться более насущными делами.

Кое-как приведя себя в относительный порядок, недовольная Агния сошла вниз и остановилась у входа, рассматривая столовую. Просторная, оббитая светлым деревом, кольцевая комната - девушка удивилась широкой колонне в центре, которая проходит, видимо, сквозь всю башню - столики на достаточном расстоянии друг от друга, чтобы не тереться спинами, но - Агния поморщилась - официанток тут нет. Как нет и мужчин. Одни женщины. Кое-кто махнул ей рукой, приветствуя. Девушка одновременно почувствовала и облегчение, и досаду. За всё время к ней никто не зашёл, в столовой тоже никто не ждал - кажется, отношений у неё здесь нет, что, несомненно, облегчит жизнь, но дома она привыкла совсем к другому.

В глубине комнаты девушка заметила свою вчерашнюю гостью. Та скользнула взглядом по Агнии и отвернулась. Всё понятно - это начальница Лендае, вот и соблюдает дистанцию.

Набрав еды с общего стола - овощной салатик, кашу с котлеткой, кофе и, оглядев себя, пироженку на десерт - девушка села за столик у окна и, разглядывая двор, принялась за первую трапезу в новом мире. Время от времени Агния кивала в ответ на приветствия, мило улыбалась и пожимала плечами на замечания: "А как же твои любимые вишни, Лендае?" Вишни остались в прошлом!

За окном во дворе началось движение: в ворота въезжали верховые, к ним подбегали люди. Или не совсем люди, оглядев ещё раз столовую, решила девушка. Мельком посмотрев на приехавших и отметив на многих белые бинты с проступившей кровью, Агния подумывала, не взять ли ещё супчика, удивившись, что обычной порции насытиться ей не хватило. Вот тебе и худое тело!

- Смотри, разъезд приехал, - переговаривались невдалеке, - опять потрепало.

"Послезавтра... ваша смена в разъезд", - всплыло воспоминание. У Агнии вспотели ладошки. Послезавтра... Это значит, что уже завтра она поедет туда, откуда вот такие забинтованные возвращаются. Она вгляделась в раненых. Некоторые с трудом, но передвигались сами, другим помогали, для третьих принесли носилки. И хоть на носилках унесли всего двоих - ей этого хватило. Забыв про супчик, девушка выскочила на лестницу, намереваясь вернуться к себе и обдумать, что ей дальше делать, но кто-то перехватил её за руку.

- Лендае! Тебя-то я и ищу, - раздражённый мужчина стоял на ступеньке ниже, - вот, принёс тебе твоё творение, - протянул он ей оранжевый браслет. - Лично буду просить куриона, чтобы завтра в разъезд ты поехала с ним. Посмотрим, как долго ты протянешь.

- Что случилось? - позади них, на выходе из столовой стояла начальница Лендае.

- Ни в одну тварь попасть не мог. Эта понисса то мимо бьёт, то вообще стихию из неё не вытянешь. Как она, - мужчина кивнул на Агнию, - умудрилась сдать её вам.

- Так может дело не в... пониссе, - Агния почти без запинки выговорила незнакомое слово, - а в стрелке́? - и, развернувшись, она гордо пошла в свою комнату.

- В стрелке́? - недоумённо проговорил ей вслед нойкхри.

* * *

У себя в комнате девушка от досады швырнула подушку в угол, но потом одумалась и вернула её на кровать: есть дела поважнее, чем злиться на невоспитанного мужлана. В своём родном мире она бы на него и не глянула. В своём... родном... Как она сюда попала? Задумалась за рулём, не вписалась в поворот и как следствие - дешёвая забегаловка... И ведь она думала, что разбитая машина - самая большая неприятность у неё в тот день! А вдруг можно вернуться? Если она сюда попала, то и обратно должен ход быть! Обязательно должен! Нужно только живой остаться.

Девушка долго обдумывала, как ей избежать опасного дежурства. Перебирала все способы, оценивала себя ещё раз, но уже с другой точки зрения. Тело у неё тренированное, это Агния, не пропускавшая занятия в фитнес-клубе, легко определила. Но, как её учили, если собираешься обмануть, то ложь должна быть правдивее истины. Поэтому, пересмотрев все свои возможности, она выбрала самую похожую на правду, самую легкую по исполнению и приступила к её воплощению в жизнь.

Дождавшись пока все разойдутся, Агния внимательно осмотрела лестницу. Ступеньки деревянные - это лучше чем каменные, безопаснее. Пролёты достаточной длины, чтобы всё выглядело правдоподобно. И площадка между пролётами широкая, что поможет ей задержаться. Теперь нужны только свидетели.

И пока она их ждала, успела отказаться от плана, обдумать его ещё раз, даже поспорила сама с собой и, наконец, осознала, что другого выхода у неё сейчас нет. А вскоре и пара здешних задержалась этажом ниже, что-то лениво обсуждая. Девушка на цыпочках спустилась до половины пролёта, присела на ступеньку (не с высоты же своего роста падать!) и, громко вскрикивая, как можно осторожнее скатилась вниз.

Секунда тишины, следом топот ног по ступенькам и крики.

- Лендае! Жива?!

- Не знаю... больно... голова... - и дальше, пока тот самый стрелок переносил её в комнату, Агния только постанывала.

* * *

Настал следующий день.

Довольная девушка нежилась в постели: разъезд уехал без неё и на целых пять дней она освобождена ото всего в этом мире.

Вчера, как её уложили в постель, недовольная командирша сразу послала за айкюльи и, пока ждала мага, хмуро разглядывала девушку, поджимая недовольно губы. Ну, извините, уважаемая - у Агнии нет в планах погибнуть здесь в первые дни! Ей ещё вернуться надо! В свой мир, в свою устроенную жизнь. И принять меры, чтобы эта устроенная жизнь продолжалась без изменений.

"Такая наивная... мне пока нравится..." - так некстати вспомнились слова её покровителя, нечаянно услышанные из-за двери. О ком бы он ни говорил, эту "наивную" Агния должна устранить...

- Лендае, ты меня слышишь? Видеть можешь? - девушка неопределённо пожала плечами, перевела взгляд на пришедшую женщину и еле удержалась от вскрика: та рассматривала её очень странными глазами, - декурион ейс Вадаль, целебную пониссу я ей одену, но если через пять дней не полегчает, лучше пригласить витара. Постельный режим обязателен.

- Повреждения?

- Больших изменений в эрке не вижу. Переломов нет, сильных ушибов тоже. Сколько пролётов она пролетела?

- Судя по звукам, не больше половины. Но могла и головой удариться... Лучше приглашу витара сейчас, пусть точно скажет, что с ней. Хоть куриону это и не понравится...

- Не надо... - Агния решила вмешаться. - Я хорошо себя чувствую... почти... Только голова кружится и тошнит... иногда... Давайте сделаем, как предложила... - а кто предложила то? Агния не знает её имени, - как предложила... - и девушка закрыла глаза и с тихим стоном отвернулась к стенке. Она сейчас словно по краю пропасти идёт: надо и больничный не потерять, и визита местного врача избежать.

- Хорошо. Понисса и ряска. На этом всё.

И вот новый день, и местные поступают так, как нужно Агнии. Ей даже еду в постель приносят! И видения, непонятные и ненужные, исчезают, как только она несильно взмахнёт головой. Все пять дней девушка обдумывала своё положение. Новый мир ненавязчиво входил в её мысли о будущем, как нечто само собой разумеющееся. Она дворянка, нойкхри благородных кровей, и это совсем неплохо. По правде сказать, она о таком происхождении мечтала ещё в своём мире. Украдкой рассматривая в окно двор каструма, девушка заметила, что к дворянам здесь, как и положено, уважительное отношение, пусть даже только на словах и при встрече. Агнии это очень понравилось.

Но на этом всё хорошее закончилось! Её семья, мягко говоря, не богата, у Лендае в шкафчике спрятано всего три серебряных. На взгляд Агнии это очень мало. Что ей с ними делать? Она привыкла к обеспеченной жизни! И неважно кто её обеспечивает. Внешность? Девушка вздохнула и, подняв одеяло, ещё раз критически взглянула на себя. Если в сторону Лендае кто и смотрел тут, то не на неё, а сквозь неё. Это дома стоило Агнии первый раз появиться в приличном обществе, и она уже не отпускала от себя взгляды. А как красиво за ней ухаживали! Ни к чему не принуждая, все решения оставляя за ней, лишь только намекая, что ни в чём отказа ей не будет. И ведь не было! Почти... Если бы она здесь была на самом верху иерархии, со всем причитающимся её статусу богатством и поклонениям, то кто знает, может Агния и оценила бы этот мир на порядок выше. Но так, когда даже и приказывать некому, а наоборот, ей приказывают... Нет, решено, она вернётся обратно.

Придя к такому выводу, девушка мысленно улыбнулась. Вывод был очевиден с самого начала, но надо же было рассмотреть проблему со всех сторон, как учил её покровитель. А Агния прилежная ученица. Осталось понять, как ей это сделать, как вернуться домой. И тут, словно кто на ухо шепнул: "Раз они смогли тебя сюда принести, то смогут и обратно отправить".

В конце пятого дня девушка пошла к кабинету командира. Хорошо, что окна её комнаты прямо на командирскую башню выходят, видела, куда декурионы с докладами бегают. Уверенно пересекла приёмную куриона и, улыбнувшись, бросила сонному дежурному за столом:

- Меня ждут.

Тот удивлённо посмотрел на неё, вставая, даже успел протянуть:

- Лендае, ты...

Но Агния уже бесшумно открыла дверь и медленно зашла в комнату, услышав окончание разговора.

- Интересно, кому так повезёт?

Девушка обворожительно улыбнулась сидящим (предварительно натренировавшись перед зеркалом), села в конце стола, как раз напротив куриона и, оглядев всех ещё раз, начала свою речь.

- Добрый день, господа нойкхри! Приветствую вас от лица всех землян! Я понимаю, раз меня тут не встретили, то моё пребывание в вашем мире, скажем так, было не запланировано. Я не в претензии на вас за это! Даже, в знак моего доброго к вам расположения, я не потребую от вас компенсации за причинённые мне неудобства. Ну, может быть только небольшой сувенир на память, чтобы было что вспомнить... Итак, господа, главный вопрос сегодняшнего собрания - когда меня перенесут обратно?

* * *

- Агния... вы продолжаете настаивать на имени Агния?

- Да.

- Это плебейское имя.

- Это моё имя.

- Как знаете. Вы всё хорошо поняли?

- Да, - девушка посмотрела на собеседницу потерянным взглядом и вновь опустила глаза, - вы - нирри Даорое ейс Вадаль, декурион отряда, где служила нирри Лендае ейс Дарнеф, чьё тело сейчас я занимаю. Это каструм в Карсийе, вьеле-анклаве княжества лесных нойкхри Киата. Я - деинхэ. Семья Лендае отказалась от меня. Могу взять только её имя и тогда я буду бастардом дворянского рода. Ещё я белый маг. Айкюльи, - монотонно перечисляла девушка.

- Верно. Айкюльи Авестэи Дэрох, - декурион кивнула на стоящую в дверях женщину, - будет учить вас магии. У меня всё. Оставляю вас.

Авестэи не спеша подходила к деинхэ, подмечая в комнате следы погрома. И правда эта... Агния... бурно отреагировала на слова, что обратной дороги нет. Пока она спала утихомиренная грёзой, комнату как могли прибрали, но то тут, то там попадались пёрышки из подушки, мелкие щепки от разбитого стула, царапины на стенах. Да и сама деинхэ сидит на кровати нечесаная, неумытая, и, кажется, до конца всего не осознавшая.

- Агния, вы зря отказываетесь от имени. Бастарды имеют преимущества перед простыми нойкхри. - Ни единой эмоции на лице. Она её вообще слышит? Женщина села перед ней на уцелевший стул.- Ладно. Агния - значит Агния. Пожалуй, начнём понемногу. Белые маги плетут из эрки пониссы, которые содержат в себе магию. Стихийную, целебную, защитную... Для каждого вида пониссы - свой цвет эрки и своё название. Всего цветов шесть. Чтобы маг видел все шесть цветов... такое бывает редко. Чтобы один цвет - тоже редко...

- Сколько?

- Два, - чуть помолчав, ответила женщина.

Агния вздрогнула всем телом, потом ещё раз, после у неё затряслись плечи, и девушка согнулась в приступе беззвучного истеричного смеха.

- Два! Два! Всего два! Обратно нельзя! Дворянства лишили! Имя плебейское! И всего два цвета! А почему не один?! Как раз для меня!

Звонкая оплеуха прекратила это безумие.

- Слушай внимательно, девочка! Многие за одну линию готовы две руки отдать и полжизни потом работать на людских магов за восстановление. А тебе две просто так достались. А могла при переселении в немага попасть и знаешь, что было бы? Ты бы орала от боли, катаясь по земле, когда мир избавлялся бы от тебя, когда твоё тело расслаивалось на части: отдельно эрка, отдельно стихии, отдельно душа и отдельно тело, изломанное, распотрошённое и вывернутое наизнанку. Ты поняла? Цени то, что имеешь!

- А ты? Сколько видишь ты?

- Четыре. Смотри, деинхэ.

Агния перевела взгляд на магичку. На лбу Авестэи, мягко сияя, проявлялись тонкие разноцветные линии. Они сплетались в несложный узор, и вот уже необычная косичка, чётко видимая на лбу и мелькающая сквозь волосы на висках и затылке, обручем обхватила голову женщины.

- Это венец. Показывает сколько цветов эрки видит айкюльи. У меня четыре линии. Белый - цвет живительной магии, целебные пониссы из неё плету. Фиолетовый - воздушная эрка. Использую в стихийной. И что наиболее важно для тебя - оранжевый и чёрный.

- Такие у меня?

- Да. Оранжевый - цвет земли. Чёрный - цвет чистой эрки, без какой-либо стихийной составляющей.

- А вдруг я увижу больше цветов, чем Лендае?

- Нет. Магия нойкхри - это особенность твоего тела, а не души. Поэтому ты можешь плести только земляные пониссы и истые.

- Какие?

- Истые. Это общее название всех понисс сплетённых из чистой эрки. Начнём с земли. - Авестэи сняла с запястья бело-оранжевый браслет.

- Почему он двойной?

- Айкюльи может сплетать три своих браслета - два стихийных и целебный - в единое целое. А так как на руку можно надеть только одну пониссу, то сама понимаешь, насколько это удобно и ценно.

- Почему тогда фиолетовую не добавила?

- Потому, что сплетать нужно в определённом порядке. Вода-воздух-огонь-земля. Так стихии по кругу расположены, так и связаны между собой. Воздух можно соединить только с водой или огнём. Ну и между ними целебную вставить.

- Значит, даже имея четыре линии в венце, можно... потерпеть неудачу?

- Ну это как посмотреть, - Авестэи внимательно вгляделась в сидящую с безучастным видом девушку, - оранжевые венцы считай у каждого нойкхри встречаются, а вот фиолетовые раза в два реже. А если учесть, что именно воздухом можно голодного духа оттолкнуть, пока он в тебя не вселился, да и стихара намного легче, чем водой, насквозь пробить... - женщина улыбнулась. - Однако чтобы понисса жизнь магу спасла, её нужно правильно сплести. Отдать свою кровь эрке, вытянуть из появившейся рютни ровную нить. Нескольких нитей связать в рют, а уже после из него сплести наузы. Когда наузы готовы, рют твердеет и становится камнем. Посмотри на мою пониссу. Земляной рют стал оранжевым карнеолом. В природе карнеол может быть и тёмным, и светлым, с прожилками или вкраплениями, но в пониссе он всегда чистый, ярко-оранжевый и отполированный, словно только что из мастерской.

- Целебный превращается в лунный камень?

- Да... Сейчас покажу тебе, как плести земляной рют. Конечно, пока только на ленточках...

- Только нойкхри могут стихийную магию использовать?

- Нет, ещё люди, - дальше женщина говорила медленно и задумчиво, отвернувшись от Агнии к окну. - Люди могут овладеть только одной стихией, но зато они изучат её досконально. А вот нойкхри никогда не сплетут песчаную пониссу или металлическую. Тем более не соединят разные формы стихии в одну, лёд и воду, например, или молнию и воздух. А уж о том, чтобы использовать смесь стихий... магму... или туман, в котором даже твари из тлена дорогу найти не могут... мы и не мечтаем. На такое способны только люди.

- Обидно, наверное, да? - невинно спросила Агния.

- Не очень, - пристально посмотрела на неё магичка, - я же сказала: только одну стихию. А недостающее люди покупают у нас. Хватит об этом, давай...

- Подожди. А истые пониссы, это какие?

- Рано тебе ещё об этом.

- Но для общего понимания можно?

- Можно. Истые - это пониссы клятвы, защиты и ясности. Они вплетаются в эрку разумного и даже магическим взглядом их не увидеть. Поклясться можно хоть в чём: верная служба, хранение тайны, охрана кого-либо... Пониссы защиты бывают трёх видов: защита дома от энергохищников, защита разумного от энергетической болезни из тлена и запечатывание демонической сущности в креату. Ясность показывает, какая истая понисса на тебе надета. Всё. Давай уже...

- А сеть миров, которая меня сюда принесла, это что?

- Это запретная магия.

- Но понисса плетётся из чистой эрки?

- Да.

- Я не понимаю. Ты не отнесла её к истым...

- У меня не так много времени, чтобы рассказывать сейчас о тёмной и запретной магии.

- Ну хоть вкратце.

- Стихийные пониссы, целебные и защиты нам показал Тизз, когда нойкхри только пришли в мир Ану. Кроме печати, её мы придумали сами. Придумав одну пониссу, нойкхри создали и вторую - ясность. А потом и другие. Но если печать и ясность помогали разумному, то остальные вредили. Запретная магия приближает мир к уничтожению, тёмная, можно сказать, условно разрешена.

- Это как?

- После применения тёмной магии, в тлене становится на пару тварей больше. А в тварях находят волчьи камни, - Авестэи обнажила запястье и Агния увидела бело-фиолетовую пониссу, в фиолетовую часть которой были вплетены четыре круглых сплюснутых камня, ярко-фиолетовых по краям и чёрных в середине. Девушке даже показалось, что они светятся. - Красивые, не правда ли? Любая стихийная понисса работает год. Волчий камень продлевает это время на два месяца. Вплести можно четыре камня. Вернёмся к...

- Тёмные пониссы какими бывают?

Целая минута прошла пока Авестэи, выдохнув и закрыв глаза после её вопроса, продолжила говорить.

- Расплетение основы, покорность, клетка, цена любви. Запретные: сеть миров, во имя жизни, погибель. Во имя жизни помогает выжить, погибель уничтожает врагов. Остальные можно понять по названию. Теперь всё?

- Нет. Если нойкхри научились придумывать пониссы сами, тогда почему они не придумали пониссу песка, тумана, магмы?

- Потому что истую пониссу можно испытывать на любом разумном или на трупе, а стихийную - только на живом маге, причём он должен сам её активировать. А неправильно сплетённая понисса может сильно покалечить, вплоть до того, что руку вырвет из тела. Вот мы и подошли к теме сегодняшнего занятия! Смотри и запоминай! Четыре ленточки связываешь вместе. Свободный конец каждой из них заворачиваешь на следующую ленту и после затягиваешь, желательно одновременно. Так плетётся земляной рют. Из рюта вяжешь земляные наузы. У всех стихийных понисс пять наузов. Когда вызываешь стихию, как раз из них она и появляется: из четырёх наузов стихия проходит между пальцев, из пятого - со стороны запястья. На ладони они соединяются, и дальше маг управляет потоком.

- Может, я потом потренируюсь? Когда магический взгляд появится.

- Нет. Когда плетёшь пониссу, у тебя нет времени даже нос почесать, не то что посмотреть в записи. Любое промедление сказывается на качестве. Лендае плела неравномерно, часто прерывала работу, и рют у неё был неровный, с узлами и петлями. Потому понисса получалась тусклая и угловатая. Да ты, наверное, видела. К тому же мы не можем плести каждый день. Всего раз в неделю. Понятно? Так что учись на ленточках, вдруг завтра глаза Тизза придут, так хоть что-то уметь будешь.

- Я видела это плетение. Так у нас некоторые девочки шнурки плетут.

- Значит умеешь?

- Нет. Меня это никогда не интересовало, - иронично улыбнулась Агния.

- Теперь будет интересовать. - Магичка подошла к письменному столу и нарисовала на листе орнамент из одной линии. Написала к нему несколько пояснений и показала лист девушке, - это земляные наузы. Завтра вечером при мне их сплетёшь. Дерзай!

Авестэи ушла, а девушка легла на кровать лицом к стене и задремала. Магичка не сказала ничего, что могло заинтересовать Агнию, и нетронутые ленты так и остались лежать в изножье кровати.

* * *

Раннее утро. Солнце ещё не показалось, оно ещё прячется за горизонтом и лишь едва светлеющий небосклон предвещает его появление. Говорят, утренний сон сладок. Наверное, для отдельно взятого нойкхри это так, но для анклава Карсийе это неверно. Наверное, есть такие вьели, что спят ночами, вместе со своими жителями. Карсийе не спит никогда.

Расположенный всего в неделе езды от Киата, анклав гордится своим значением для княжества. Киата, как и другие княжества нойкхри, полузакрыто для других рас. Принять караваны торговцев в приграничных вьелях, обменяться товарами и новостями, предоставить отдых и защиту, вот и всё, что позволено. Карсийе же - вьель-анклав, вьель-порт - открыта для всех. И это очень ответственно. Чужие корабли, гости, торговцы, котерии и маги - здесь хватает всего. И нужно всем показать кто такие нойкхри, а это порой сложно сделать. Когда, после совместно отбитых атак, чужие маги зовут местных в госпицию, идут только самые проверенные, кто даже в хмельном задоре не уронит гордости нойкхри, будет держать дистанцию и не опуститься до панибратства. Почётную должность куриона в Карсийе всегда занимает кто-либо из княжеской семьи, и он не даёт забыть подчинённым и жителям об особенности службы и привилегии проживания тут.

Жизнь в анклаве не затихает ни на минуту. Вот и сейчас, поздние посетители госпиций ещё расходятся по домам, а многие тауры уже проснулись, и их яркие окна добавляют огней в и так хорошо освещённую вьель. Князь, понимая, что Карсийе - это лицо княжества, разрешил оставлять часть кэту лумины для светочей. И теперь светло-голубые стеклянные шары сияют практически на всех улицах анклава, разгоняя ночную темень.

Светочи с улицы и свечи внутри заливали приглушённым светом башню Тизза, выхватывая из полумрака паука под потолком, алтарь, постамент со статуей Витаэ и сгорбленную фигурку, стоящую на коленях возле него. Агния зажимала рот, глотала рыдания, но слёзы текли ручьём, а плечи вздрагивали раз за разом. Он не понимала за что с ней так. Она же всё сделала правильно: осмотрелась, пригляделась, рассказала кто она. И пусть местные не смогли ей помочь, тут, оказывается, есть боги. Вот пусть они и перенесут её обратно!

Она честно выполнила всё, что от неё потребовалось: полосатый камень и молоко с мёдом. Пришла на исходе ночи в храм, чтобы никто ей не помешал, и очень вежливо попросила богов вернуть её домой. Гораздо более вежливо, чем разговаривала со своим покровителем, когда ей хотелось внеочередного подарка. А самое главное - искренне! Агния искренне просила богов помочь ей, объясняла им всё: кто она, откуда, почему она не может тут остаться. И ничего! В ответ на свою просьбу она ничего от богов не услышала.

Девушка не выдержала, и унизительные слёзы полились из глаз. Агния всегда презирала тех, кто не может сдержаться и плачет у всех на виду, вместо того, чтобы побольнее ответить обидчику. Слёзы - это признак слабости, признак неудачника. А теперь она не может удержать их внутри. Прошло много времени, прежде чем к ней пришли привычные злость и упрямство.

- Никогда, - сдерживая рыдания, зашептала девушка, - слышите вы, никогда я больше не буду у вас ничего просить. Сама справлюсь. Без вас. И моих слёз вы больше не увидите. - И тут же, немного поразмыслив, она решила, что одну слезу, она может себе позволить. Но не больше!

Агния поднялась с колен и развернулась к Витаэ и Тиззу, глядя на них сквозь слёзы.

Показался край солнца. Оранжевые лучи пробили утренний сумрак, заиграли яркими красками среди облаков и осветили верхушки деревьев. Агния зачарованно смотрела, как солнечный свет спускает ниже. Девушка увидела в этом некий символизм, словно здесь и сейчас для неё начинается новая жизнь. Вот крыши башен сменили ночной серый цвет на красную и синюю черепицу. Вот лучи поочерёдно, не пропуская ни один этаж, отблёскивают на арочных окнах, заставляя их отбрасывать солнечные зайчики.

Не дойдя до земли три этажа, утренний свет ворвался в башню Тизза. Агния прищурилась: раздробившись о переплёт окна и о паутину под потолком, солнечные лучи двоились от слёз в её глазах. Прикрываясь от яркого света, девушка подняла руку. Теперь свет проходил и через её пальцы, ставшие таким же светом. Она оглянулась: привычный мир исчез, уступив место тонко плетеной паутине из сияющих линий. Она сама, башня, деревья на улице светятся серым светом. "Нет, серебристым", - поправилась Агния. Серый - это серость. А тут магия, значит цвет серебристый. Сквозь пол в потолок, наверное, к полюсу эрки проходят шесть прямых линии - чёрная, оранжевая и серебристые - её пропуск в счастливую будущую жизнь.

Вот и пришёл магический взгляд. Как там ленточки надо плести?

* * *

Авестэи медленно крутила в руках браслет, смотрела на разновеликие наузы, на мутный оранжевый цвет и на гордую Агнию, стоящую рядом. Девушка нашла её на тренировочной площадке для магов и небрежно, еле сдерживая победоносную улыбку, отдала пониссу.

- Ты поела?

- Да. Вроде и позавтракала хорошо, но, как сплела пониссу, такой голод напал... - женщина, улыбаясь, слушала свою ученицу. И слепой поймёт, что Агния гордится собой. Отвечает небрежным скучающим тоном, но счастливые глаза её выдают. - Кто из этих... добрых молодцев... тэю... опробовать будет? - надо же, она даже название земляной пониссы узнала.

- Никто.

- Себе оставишь? - улыбнулась девушка.

- Нет, Агния. Её никто не оденет. Разберём ошибки, и через неделю попробуешь ещё. Пока тренируйся дальше на лентах. А эту потом уничтожим.

* * *

- Нет, Агния, опять не так. Не смотри на меня как стихар. Два дня над шнурком бьёмся, а говорила, что знаешь такое плетение.

- Я говорила, что видела, как другие плетут. И у вас тоже запястный науз больше!

- Нет. Наузы все одинаковые. Запястный плетётся самым первым...

- Я помню!

- В него потом другой конец пониссы вплетается. Это место замок называется...

- Я же сказала, что помню! Каплю крови на него, и понисса ужмётся по руке и не спадёт. У вас на всё кровь нужна. Думаешь легко саму себя резать?!

- Привыкнешь. Все привыкают. Через несколько лет резать уже необязательно. Просто положишь ладонь на линию, и эрка сама возьмёт плату. Правда, есть от этого ещё больше хочется. Маги в мире Ану самые прожорливые. Немаги из-за этого посмеиваются над нами.

- Да плевать мне на немагов!

- Агния! Угомонись! Все так делают, и у тебя со временем все получится.

- Ты не понимаешь! Плести, вязать... в моём мире это занятие для клуш. Я не такая! И я не все!

* * *

- Нет, Агния. Послушай, у Лендае плохо получалось. Возможно, в твоих руках остались её привычки. Борись с ними. Посмотри на браслет. Никаких улучшений. Чему ты улыбаешься?

- Ничему. Просто настроение хорошее.

- Мы же обсудили, какими должны быть наузы в пониссе. А у тебя всё по-прежнему. Я сказала что-то смешное?

- Нет. Просто солнце в глаза светит.

- С завтрашнего дня будешь сдавать мне по пятнадцать ленточных понисс. Каждый день. Будем твои руки переучивать.

* * *

Авестэи молча смотрела на новую тэю, сплетённую Агнией. Сама девушка стояла рядом и с вызовом смотрела на неё. Шесть наузов! Женщина даже сперва не поверила и несколько раз пересчитала. Всё правильно - шесть. Причём шестой, по её мнению сплетённый специально для неё, был завязан бантиком. Женщина с трудом подавила гнев: разбираться, чем вызван этот протест деинхэ, она будет потом, а сейчас нужно объяснить Агнии пределы допустимого в их отношениях.

- Послушай, девочка! Ты, видимо, чего-то не понимаешь. Никто с тобой тут нянчиться не будет...

- Это ты не понимаешь! Мне никуда не сдалась ваша тэя. Учи меня истым, объясняй правила составления наузов, и я сама сплету выход отсюда! Обойдусь без вас и без ваших богов! Понятно?!

* * *

Моросило.

Вторые сутки мелкий холодный дождь, не уставая, изводит разумных в Кружевном лесу. Может быть в другую погоду, как рассказала ей Авестэи, этот лес и красивый, но сейчас кружево леса - это сплошная дождливая морось.

- Видишь, как редко растут деревья? Как привольно тут каждому дереву? Здесь всем хватает места на земле и солнца на небе. Потому они широко раскинули свои кроны. И каждый лист, заметь, повёрнут к солнцу ребром. Солнечные лучи разбиваются листвой деревьев на множество тонких лучиков и кажется весь лес окутан лёгкой светящейся паутинкой... Поэтому его называют лесом Солнечного Кружева. Это самый большой лес Восточного Интиндара. Протянулся от гор Пустынной Дрёмы на юге до Бремны на севере, - Авестэи не уставая, как и моросящий дождь, расхваливала свой мир. Магичку, казалось, совсем не интересует, слушает её Агния или нет. - Правда, нападение тварей в нём отбивать сложнее. В глазах рябит... Самое красивое место в Кружевном лесу - это наша столица, Коралловая Алея, - не унималась она. - Когда мы нашли удивительно красивую рощу, то сразу стало ясно: тут будет сердце княжества. Знаешь, деинхэ, там всё смешалось. Вода... Земля... Большие островки посреди мелких озёр. Или это среди большой рощи мелкие озерца соединяются протоками. Это неважно. Важно то, что это роща рдяных клёнов. Не знаю, как она сохранилась, но больше такой рощи в Интиндаре нет. Чёрные, как сама ночь, стволы деревьев и ярко-коралловая листва на фоне голубого неба. И будто этого для красоты мало - небо и клёны в воде отражаются. Самая красивая столица в самом первом княжестве нойкхри в Интиндаре... Никогда там не была, только по описаниям знаю. - Авестэи немного помолчала, мечтательно глядя в хмурую даль, - ты поняла, деинхэ? Именно мы, лесные нойкхри княжества Киата, нашли Интиндар. Именно мы спасли нашу расу!

Слушая вполуха длинный и скучный монолог, Агния, закрыв глаза, привалилась к стене фургона. Она давно поняла: нойкхри умнее всех, лучше всех, красивее всех и, самое главное, культурнее всех остальных в Интиндаре.

- Подъезжаем к Крыжу, деинхэ. Переночуем и через три дня будем в Фиалковой Заверти. Там тоже очень красиво... Агния. Нойкхри умеют выбирать места для вьелей. Заверть построена в центре жакарандового перелеска. Видела хоть раз в жизни эти деревья? - Авестэи посмотрела на неё, - наверное, нет. Если раз их увидишь, то уже не забудешь... Кроны так сильно усыпаны цветами, что листвы не видно. Когда будем подъезжать, перед тобой раскинется море, по которому пробегают фиолетовые, сиреневые и лиловые волны. Это лёгкий ветерок колышет ветви жакаранды. В Заверти всегда есть ветер. Несильный, но он поднимает опавшие цветы и кружит их над вьелью фиалковым облаком. Играет ими словно... словно..

- Что? И там никогда не была? - не открывая глаз, спросила Агния.

- Нет. У меня всё ещё впереди, - улыбнулась девушке магичка, - и, как ни странно, именно благодаря тебе, я там побываю.

На это Агния уже промолчала. Она закуталась в тёплый плащ, и под ним, так чтобы никто не видел, баюкала левую руку, прижав её к груди и поглаживая запястье.

- Клетка не причиняет боли, если, конечно, не нарушать правила.

Девушка никак не отреагировала на слова Авестэи.

Её посадили в клетку. Сравнение может и образное, но ощущения настоящие. Отойдёшь от Авестэи дальше десяти метров - боль. Замахнёшься на охранников, мрачно посматривающих на неё, или подойдёшь к ним ближе трёх метров - боль. Попробуешь магический взгляд вызвать - боль. Злиться можно. Проклинать в душе умных и культурных нойкхри, а особенно Авестэи и Даорое, можно. И Агния лелеяла в душе злость, не давала ей затихнуть. Иначе придёт страшная и всепоглощающая депрессия. А это не достойно её, Лучанской Агнии Львовны, вокруг которой некогда вращался свой маленький мирок в её большом родном мире.

Когда вечером того дня на неё надели клетку, Агния лишь удивлённо смотрела, как понисса вплавляется ей в кожу. Авестэи объяснила, что это клетка вплетается в эрку девушки, и теперь они спокойно довезут её до столицы, где сам князь решит, как поступить с пришлой бунтаркой, но скорее всего на неё наденут утрату, и она больше никогда не сможет магичить.

- Ты не рассказывала мне о такой пониссе, - побелевшими губами проговорила Агния. На что Авестэи криво усмехнулась и вышла, оставив девушку одну.

А утром небольшой разъезд, охранявший уже почти пленницу, поехал в Фиалковую Заверть, приграничную вьель княжества, где её встретит кустодия князя и отвезёт в столицу.

* * *

Прошли ещё одни сутки, а с мутного серого неба всё также, не переставая, сыпется дождь. Как ворчали охранники, лес Солнечного Кружева и в эту морось оправдывает своё название, только кружево уже не солнечное, а дождливое. Как в такую погоду тварей заметить? Их ворчание стало для Агнии хоть каким-то утешением: она едет в единственной крытой повозке, остальные верхом. Едут под дождём, спят под дождём, едят под дождём. Ещё бы Авестэи под дождь спровадить. Но нет, магичка единственная, с кем рядом может находиться Агния. Если девушка правильно поняла, это потому, что клетку активировала именно Авестэи. Показала называется истую пониссу!

Большую часть дороги девушка или бездумно смотрела на светлое небо, или сидела, закрыв глаза и желая на головы охранников всех тварей Интиндара. Может потому и пропустила момент, когда первый из них свалился с тигона, пронзённый горящими голубыми дротиками.

Бой начался внезапно. И быстро закончился.

Изумлённая Агния смотрела, как двое магов, ехавшие позади неё, спешно вскарабкивались на крышу фургона.

И тут же девушку скрутила боль - с ума они посходили что ли? На ней же клетка! Она и дальше бы сидела, согнувшись в углу фургона, и тихо постанывала - клетка лишала сил даже кричать в голос - но Авестэи быстро сграбастала её за шиворот и буквально вытолкнула в люк в полу.

- Если фургон разобьют, и я погибну - беги вдоль дороги. Крыж недалеко, может и спасёшься, - и магичка присоединилась к магам.

Сквозь пульсирующую кровь в ушах до девушки долетали звуки боя. Где-то недалеко слышался голос Даорое. Девушка скривилась: та как всегда командует, указывает всем что делать. Неразборчиво кричат и ругаются охранники. Вдруг послышался странный звук, похожий и на резкий свист, и на отрывистый удар одновременно, и следом в лужу, совсем рядом с фургоном, что-то упало. Нойкхри закричали ещё громче. Агния повернула голову посмотреть что там и оцепенела. Возле неё лежало изрезанное тело мага. Рука почти оторвана от тела, на спине раскрытые глубокие раны, из-под живота в лужу вытекает кровь. Она не видела кто это, да и не хотела видеть.

Звук повторился, и теперь уже со второй стороны фургона упало ещё одно тело. От страха Агнию пробрало до дрожи - пусть с гибелью магов боль исчезла, но никогда ещё смерть не была к ней так близко. До этого момента она не понимала, не осознавала, что действительно может умереть в этом мире. В свой первый день, как она очнулась в заплёванной вишнями кровати, ей было страшно, но это был страх перед неизведанным. Своего дежурства она испугалась, но понимала, что избежит его любым способом. Теперь же она воочию увидела, как легко здесь умирают. Девушка сжалась под повозкой, закрыла глаза и старалась дышать, как можно реже. Пусть тот, кто убивает нойкхри свистом пройдёт мимо и не почует её.

Агния прислушивалась к затихающим звукам боя. Почему криков меньше? Наши победили? Сейчас Авестэи откроет люк и затащит её в сухое тепло фургона?

- Что тут у нас такое? - веселье в звучном голосе и повозка отлетает в сторону, а следом за ней и девушка.

Напротив неё чёрная фигура. На груди яркий фиолетовый знак, в руке длинная фиолетовая плеть и в жутких глазницах фиолетовый свет. Поигрывая плетью, незнакомец медленно подходил к ней, и Агния неосознанно отползала от него, пока не упёрлась спиной в перевёрнутый фургон. До неё доносились стоны ещё живых, справа в канаве чудилось движение, но для девушки существовала только эта страшная фигура с плетью в руке. Взмах - и от фургона, оцарапав ей плечо, отвалилась вся задняя часть. Ещё один - и передние колёса вместе с ко́злами упали на бок. Рука поднялась для нового удара - и Агния не выдерживает и кричит, закрываясь руками:

- Нет! Нет! Не надо! Пожалуйста! Я не с ними! Я не отсюда! Я хочу домой! - дальше она только обессилено повторяла, - пожалуйста, пожалуйста...

- Дейнхэ, - незнакомец, кажется, не удивился, - ещё и айкюльи... Почему не защищалась?

- На мне клетка... - надо отвечать, надо объяснить ему, что для неё нойкхри такие же враги, как и для него.

- Кто одел?

Агния оглянулась вокруг. На дороге мёртвые тела нойкхри и тигонов, мутанты невдалеке добивают нескольких выживших. Авестэи она узнала только по одежде и кивнула на неё. Магичка, перемазанная кровью и грязью, пыталась выползти из канавы. Удар плети перебил её надвое, и тут же на левом запястье Агнии проявилась и сразу осыпалась чёрным пеплом понисса, только руку немного пожгло.

Фиолетово-чёрный улыбнулся:

- Встречу ещё раз - убью.

Он резко ударил девушку по голове, и мир в глазах Агнии померк.

* * *

На третьем этаже трактира - настоящего трактира, квадратного с внутренним двориком, а то от башен голова уже кругом идёт - Агния нежилась в ванной самого дорогого номера. Рядом на столике вино, сыр, мясо, фрукты, шоколад, мороженное. Девушка заказала всё, что увидела и захотела. После смертей в дороге, после фиолетово-чёрного, которому она одновременно была благодарна и о котором боялась вспоминать, остро захотелось почувствовать жизнь. На её счастье все нойкхри из её обоза, пользуясь случаем, взяли с собой в столицу достаточно наличности, чтобы Агния могла, наконец, жить так, как привыкла. И девушка целых четыре дня не ограничивала себя ни в чём: вкусно ела, мягко спала, сменила гардероб. Она удивилась, но в поселье с таким нелепым названиям, как Крыж, шьют одежду из шёлка, кружева и мягкой кожи. Но косметика её разочаровала: в лавках только помада, подводка для глаз и тушь. Духов было много, их ароматы Агнии понравились, но это делу не поможет. Она должна подать себя с лучшей стороны, чтобы ей вслед оборачивались. А что она может сделать с таким минимумом декоративной косметики?

Девушка ни в коем случае не собиралась оставаться тут жить. Найдёт счастливца, которому она позволит себя обеспечивать, и займётся самообразованием. Её цель - найти выход в свой мир - не изменилась. В том, что здесь она найдёт покровителя, девушка не сомневалась ни секунды. В бывшем мире Агния считала себя очень выгодным приобретением. Для этого были веские причины, и самая важная из которых - девушка была верной, хоть подруги постоянно посмеивались над этим. Ни шофера, ни тренеры, ни тем более однокурсники не могли её заинтересовать. Пока у девушки был покровитель, другие мужчины для неё не существовали, и это она считала самым большим своим плюсом.

Остальные свои достоинства - кроме красоты, конечно, она у неё естественная - Агния развивала в себе сама. Интересовалась тем, что интересно её мужчине. Записалась на курсы гейш, гетер и остальных "боевых" подруг. А что делать? Опыта у неё нет - двоих школьников, своих бывших, она забыла как дурной сон - а на одной красоте далеко не уедешь. Пришлось крутиться! Смирила свой характер и стала покладистой, но только с одним человеком. Просила только то, на что имела право, и не больше. Одним словом: мечта любого состоятельного мужчины!

Стук в дверь прервал мысленное самолюбование девушки.

- Сударыня, четыре дня прошло. Вы остаётесь? Или покидаете нас?

- Остаюсь.

- Тогда заплатить бы надо.

- Сегодня всё сделаю. Свободна.

- Сударыня, - девушка не уходила, - хозяин строгий...

- Хорошо-хорошо. Сейчас спущусь и оплачу. Довольна?

Агния вылезла из ванны, наплескав как можно больше воды, пусть будет подарок для настырной горничной, оделась и спустилась в большой зал, где оставила большую часть денег из своего порядком похудевшего кошелька. Но девушка не переживала: все траты - это вложения в её цель. Однако надо поторапливаться, денег, а следовательно, и времени остаётся всё меньше.

Медленным прогулочным шагом девушка шла привычным путём по Крыжу: лавки, таверны, госпиции и трактиры. Промучившись со своими нефритовыми волосами (как трудно подобрать под них наряд!), сегодня она выбрала атласное нижнее платье терракотового цвета, и бархатное верхнее, нежно-бежевого оттенка, распахнутое спереди. Широкий, расшитый золотом пояс под грудью и лёгкая меховая накидка дополняли её образ. Золотой узор пояса повторяется по краю широких рукавов, по бокам и по низу верхнего платья. Критично рассматривая себя в зеркало, Агния почти была довольна. Осталось показать себя Крыжу.

Девушка передёрнула плечами: прохладно тут, только меха и спасают. Она выглядывала на улице потенциального покровителя. Дворян тут видно не было, а если и приезжали, то только на одну ночь, а утром снова отправлялись в путь. На воинов котерии с их простыми радостями - выпивка, девочки - она смотрела поверх голов, на местных тоже. Остаются купцы. Раз в Крыже ловить нечего, нужно доехать до более цивилизованных мест хотя бы с купцами. И тут случился подвох, о котором Агния и подумать не могла. Не смотрели на девушку-нойкхри купцы-люди. Купцы-нойкхри, впрочем, тоже. На купцов-вахлов она сама не смотрела, не внушали они ей доверия.

Но Агния гнала от себя тоскливые мысли и продолжала вышагивать по Крыжу.

* * *

- Слыхала? Из Заверти разъезд приехал. Зелёноволосую нойкхри ищут. Ту, которая в разоренном обозе уцелела. В каждой таверне спрашивают про неё. У нас уже были.

- Вона что. А то я думаю, чего они просто так зашли: ни выпить не заказали, ни закусить.

Агния, натянув на голову капюшон, поспешно покинула таверну. Хорошо, что она у стойки сидела, иначе не услышала бы столь важный для неё разговор хозяина с подавальщицей. Какую зелёноволосую нойкхри ищут, она нисколько не сомневалась и торопилась к себе: надо успеть раньше них в комнату попасть. Там же новая одежда, украшения, припрятанные деньги. Она упрекала себя за беспечность. Думала, её мёртвой посчитают, искать не будут. Зачем за неделю вперёд заплатила? Невероятная беспечность!

Увидев несколько нойкхри на тигонах, она едва успела спрятаться за углом. На колетах приехавших Агния заметила надоевший ей герб княжества Киата: коралловые кленовые листья. Не успела!

Мысли смешались, ей бы убегать подальше, но, не в силах отказаться от красивых и нужных вещей, девушка выглядывает из-за угла, рассматривая, что происходит возле её трактира. Через некоторое время из дверей вышли ещё двое, о чём-то сказали остальным и нойкхри разделились. Двое скрылись в трактире, трое поехали в сторону, куда ранее ушла Агния, ещё трое, вглядываясь во всех встречных, направились прямиком к ней навстречу, а один обратился к местным оборванцам (девушку всегда возмущало, что в поселье смешаны все слои общества) и зачем-то заплатил им, после чего те довольно резво разошлись в разные стороны.

Посмотрев ещё раз на всех преследователей, Агния обомлела от догадки: засаду устроили, сами ищут и нищих на неё натравили. Бежать надо и как можно скорее, забыть про драгоценности, про шёлковые платья, про хорошую комнату и про деньги. Девушка уходила, почти убегала, от трактира, где достойная её роскошная жизнь оказалась столь мимолётна.

* * *

- А родители благородной нирри знают, что вы в альянс едете? - командир без удивления рассматривал разодетую в шелка девушку. За долгое время, что он ездит по Диким Землям, вахл ничему уже не удивлялся, но, как командир котерии, он обязан спрашивать необходимое. - Меня на обратном пути охрана вашего батюшки ждать не будет? - глянув на её левую ладонь, добавил он.

Агния, досадуя на себя, спрятала ладонь в рукав и отвела глаза. Совсем забыла про гесу. И не ожидала, что командир котерии магом окажется. Сейчас она в капюшоне, но на будущее надо и лоб перевязывать, чтобы мага в ней не признали.

- Я сирота. И я совершеннолетняя. Сколько стоит доехать до Росстани?

- Два медяка в день. Едем пять дней. Заплатишь серебряный и поедешь с нами.

- Хорошо. Много... разумных... в фургоне едет?

- Каком фургоне? Мы не в империи! У тебя что, тигона нет? - девушка покачала головой, - тогда договаривайся с торговцами. Может, кто и выделит тебе угол на телеге. Они вон на том постоялом дворе остановились.

- А когда следующая котерия поедет?

- А я почём знаю. Может через неделю, может через две. Может вообще через месяц. Мы же не в Западном Интиндаре. Так ты с нами?

- Я утром деньги занесу. Во сколько вы выезжаете?

- Часов в восемь.

Агния кивнула, поблагодарила мужчину и пошла в ближайшую лавку продавать своё шикарное одеяние. В трактир возвращаться нельзя, а после обеда в таверне у неё четыре с половиной медяка осталось. Да и с торговцами лучше разговаривать в скромной одежде. Агния не питала иллюзий и знала, что увидев её шелка, угол на телеге будет стоить как золочёная карета. То, что продаст платья дешевле, чем их покупала, она также предполагала, но что настолько дешевле...

Разозлённая девушка громко хлопнула дверью на выходе из лавки, где она сменила одежду благородной нирри на старые поношенные вещи с доплатой всего в один серебряный. Агния хотела было возмущаться, спорить, но продавец посмотрел на неё невинным взглядом и, как бы невзначай, рассказал о воинах из княжества, которые ищут беглянку с зелёными волосами и родинкой на левой щеке. И так она им нужна, что они даже по медному пятаку в лавках оставляют, чтобы лавочники пристальнее в своих покупательниц вглядывались. После такого откровения, Агния сочла за лучшее быстрее ретироваться из негостеприимного заведения.

Позже она обошла всех, кто едет в обозе. Место нашлось только у троих и цену они озвучили одинаковую: полмедяка в день. Подсчитав всю свою наличность, Агния на некоторое время потеряла способность мыслить: если заплатить за дорогу, место в обозе, ночь на постоялом дворе и завтрак, то в Росстань она приедет нищей. Такого в её жизни ещё не было.

В полной апатии, не зная, что ей делать, девушка вышла на улицу, и, вздрогнув, испуганно отпрянула назад. Метрах в десяти от неё стояли трое богатых нойкхри. Ещё трое - хуже одетые и с большими сумками в руках - видимо слуги, держались невдалеке. Агния вгляделась в господ: гербов на одежде нет, значит это не по её душу. Но девушка всё равно решила не показываться им на глаза. Прячась за створками ворот, она наблюдала за нойкхри.

Мужчины же, увидев командира котерии, подошли к нему, о чём-то лениво переговорили, кинули ему в ладонь по серебряному, скривившись, осмотрели постоялый двор и пошли в сторону госпиции. Девушка облегчённо вздохнула и хотела было выйти, но тут нойкхри остановились и, кажется, стали спорить или убеждать друг друга. Деталей она не слышала, голоса представители самой культурной расы Интиндара не повышали. После один из них пошёл в её сторону, невозмутимо разглядывая по пути немногочисленных скучающих женщин. Вот он, её шанс! Что ищет нойкхри - ясно, как день! Хорошо, что она сменила шелка на скромное платье, отказавшись от рубахи и штанов, хоть лавочник пытался её убедить, что в дороге оно ей будет мешать. Платье со шнуровкой по бокам подчеркнёт её тонкую талию и пышную грудь...

Агния чертыхнулась. На какое-то мгновение она забыла, кто она и какая она сейчас. Нет у неё сейчас пышной груди и талию особо не видно. Но остаётся опыт, остаётся умение подать себя, остаются похвалы её покровителя: "Моя королева... такой, как ты больше нет... Не переживай ты так из-за этих конкурсов... хочешь, куплю тебе следующий... за ночь с тобой и жизни не жалко... любой готов всё для тебя сделать, только помани..." - говорил он ей и девушка, уязвлённая вечным вторым местом в конкурсах красоты, со всей пылкостью своей натуры поверила в то, во что хотела верить.

Вспомнив себя прежнюю, Агния выпрямила спину, расправила плечи и лёгкой походкой пошла навстречу своему шансу.

22.03 (Льяла) 528 года

На следующее утро из северных ворот Крыжа выезжал разношёрстный обоз. Восточный Интиндар не Западный. Это там разместились, считай, все страны и почти весь тлен, оставив на долю Восточного всего шесть государств. Котерий ходит мало, и каждый обоз собирает всех, кому надо уехать, будь то купцы или обычные жители. В империи, где путешествуют гораздо чаще, для простых жителей - командир покосился на вчерашнюю благородную нирри, сегодня выглядевшую, как самая обычная служанка - пассажирский фургон приказали котериям заиметь. Но, слава Витаэ, здесь ещё такое не придумали. И все остальные по старинке верхом едут, как, например, трое нойкхри, гарцующих на своих тигонах.

Вахл, проезжая мимо девушки, ещё раз осмотрел её: волосы в простую косу заплела, лоб повязкой перевязала, сидит на краю телеги, закутавшись в суконный плащ. Но не спит, хоть и привалилась к тюкам с товарами. Изредка девушка бросала короткие взгляды на редкий лес. Посмотрит и тут же глаза долу опускает. Что-то необычное в дороге недавно пережила? Нападение тварей не в счёт. Это давно уже обычное и условно безопасное - если охрана хорошая - в дороге дело.

Командир поехал дальше, осматривая окрестности и думая о нойкхри. Многие из них, особенно те, кто живёт в княжествах, до сих пор думают, что мир крутится вокруг них. Эта троица, хоть и из альянса, но разговаривала с ним вчера свысока, как владельцы своего нара, не меньше. И деньги за охрану почти швырнули. В первый раз путешествуют что ли? Ну ничего, посмотрим, как они под телеги нырять будут, когда твари на обоз нападут. Если один раз доехали из Росстани в Крыж спокойно, пусть не думают, что всегда так будет. Пять дней пути по Диким Землям, это на самом деле очень много.

Или вчерашние воины. Искали его, но не дождались и уехали, обещали позже вернуться. Его помощнику не захотели сказать, зачем им командир понадобился. Ну и Витаэ с ними. Котерия дольше, чем нужно в посельях не задерживается. Может переодетую нирри искали, домой хотели вернуть? Это их дело, не его!

Агния заметила, что вахл поглядывал на неё, но ничего не могла с собой поделать, и время от времени, боясь разоблачения, она смотрела глазами Тизза на лес Солнечного Кружева, как называла его Авестэи. В том обозе её тоже охраняли, и маги тоже осматривали красивый и коварный лес. И где они теперь?

Гесу на руке девушка извела, правда, не так, как надеялась. Вечером после провального соблазнения она нашла храм Стихий с камнем рода в саду. Начертила обратный арз на ладони, приложила руку к кровавому камню и тут же сжала зубы от боли, но не вскрикнула, не застонала ни разу. Оказывается, она умеет терпеть боль. Камень словно выжигал ненавистный символ княжества на её ладони, превращая красную линию рисунка в пепельно-чёрную.

Потом на постоялом дворе девушка нашла купца-человека и заплатила ему за место, чему тот искренне удивился - в обозе был ещё купец-нойкхри и тоже предлагал ей доехать с ним за ту же цену. Но Агния буквально возненавидела свою расу, и раз был выбор, то она выбрала.

Ужин и завтрак были не в пример скромнее, чем те, которыми её потчевали в Карсийе и в таверне. Почему так, девушка уже знала. То, что растёт в садах княжества больше, сочнее, вкуснее. Крыж - поселье в Диких Землях и еда тут намного хуже. В таверну, где она питалась, продукты специально привозят. Это дорого, но и обедают там не ремесленники. А с постоялого двора что взять? Приехали купцы, переночевали и поехали дальше. Им лишние траты в пути не нужны. Поэтому Агния безропотно съела нехитрый завтрак и, подождав пока купец в который раз проверит свой товар, устроилась на задке телеги. На вчерашнего любовника не смотрела, как и он на неё. После случившегося, у неё немного пошатнулась вера в себя и, чтобы исправить это девушка мысленно перечисляла, чего она добилась в чужом мире.

Она узнала самое полезное в своей магии. Она выжила там, где все остальные погибли. Она ушла от погони. Она сохранила свою магию и когда-нибудь это поможет ей вернуться домой.

Её цель - найти выход в свой мир - не изменилась!


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"