Стафи Лин: другие произведения.

Интиндар. На грани - Глава 3.4. Тихая вода берега размывает. Розалия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:

23.03 (Льяла) 528 года - 22.04 (Мори) 528 года

- Госпожа Дилле, разве уже прошёл год с нашей последней встречи? - мягкий равнодушный голос встретил Розу на пороге лавочки. Вглядевшись в полумрак, она заметила невысокого нокки.

- Госпожа Дилле не пережила встречу с плесом. Я Розалия Еризова. Деинхэ.

Мужчина подошёл ближе. Слегка прищурив глаза, он с интересом разглядывал Розу. После, вздохнув, отвёл взгляд и в большей степени для себя задумчиво прошептал:

- Тогда лучше прекратить практику тёмной магии. На время. Пока не уляжется недовольство. - Взгляд вернулся к Розе, - книги предупреждают о видениях. Полагаю, у вас есть ко мне вопросы?

- Я разбила цену любви. Этого хватило, чтобы уничтожить в ней магию?

- Вполне.

- Вы торгуете стихийными запястами?

- Конечно. Одну минуту, - и он исчез за тяжёлой шторой, скрывающей дверь в подсобку.

Роза оглянулась, разглядывая маленькую лавочку. Никаких прилавков, витрин. В двух-трёх шагах от входной двери небольшой стол с двумя стульями для хозяина и гостя, а сразу же за ним вход во внутренние помещения. Если бы не вывеска "Ponissa. Запясты" над дверью, они прошли бы мимо. "А как вайхгдаль называют запясты?" - невольно вырвалось у Розы. Сэл объяснил, что издревле магию нокки и вахлов принято переводить только на людской. Потому его и зовут всеобщим. Выслушав его и в который раз заверив, что с ней всё будет в порядке, Роза зашла внутрь. Одна. Ей надо осваивать быт этого мира, ходить по лавочкам, прицениваться, договариваться, узнавать новости. К тому же примерные цены на запясты Сэл ей назвал. Понятно, что он переживает за неё, но Роза, постепенно впуская в себя мирную жизнь, словно просыпалась после тяжёлого сна, становилась прежней Розалией Игоревной. Поэтому отправив Сэла в скобяную лавку напротив, покупать нужные ему железки, она решительно открыла дверь в лавочку айкли.

И тут же пожалела об этом.

Неожиданно прошлое Рилы предстало перед ней. Опешившая женщина во все глаза рассматривала продавца запястов из видения. Равнодушный голос быстро привёл её в себя. Отвечая ему, Роза уже слегка улыбалась: приятно, что она становится собой прежней - собранной серьёзной женщиной, которую сложно выбить из колеи неожиданными вопросами или появлениями. И в первую очередь она спросила то, о чём невольно думала несколько последних дней: а правильно ли она разделалась с опасной вещицей.

Вернувшийся айкли разложил перед ней пониссы, и всё внимание Розы переключилось на них: двойные, тройные, простые и с вплетёнными волчьими камнями. Хочется купить всё, но приходится выбирать. Сэл посоветовал ей обязательно купить спаянный запяст - целебный и какую-нибудь стихию к нему. Огненный у неё уже есть. На тройной она не может себе позволить выделить деньги. А из двойных у нокки только оранжевый и зелёный. Как раз то, что нужно. Хоть зелёный и с волчьими камнями, но отдав пятнадцать аллуков, она взяла земляной и с обновой на руке довольная Роза развернулась уходить.

- Госпожа Розалия, одну минуту, - остановил её мягкий голос, - прошу меня извинить, но вы случайно не знаете, кто, где и когда использовал сеть миров? Это для разумного от Седой Ветлы до Ручьёв день-два пути. А для слухов - не меньше месяца.

- Фанид. Князья там что-то не поделили. В тот день, когда Рила у вас была.

- Вот как! Благодарю, госпожа Розалия, - в знак признательности нокки опустил глаза и снова заговорил сам с собой, - тлен не собрался в кристаллы, видимо была жертва.

- Да, была. Сэлу... Моему спутнику староста сказал, а тому в письме из столицы написали. Чтобы народ в случае чего успокоить. - Роза мгновение сомневалась, потом обратилась к магу: - Если вас кто-либо упрекнёт, скажите, что через несколько дней в воздухе тёмный дым плавал. Но чёрные уже решили эту проблему.

- Вахлы.- Лёгкая улыбка появилась на губах мужчины. - Всё-то им неймётся!

- Я бы сказала: всё-то вам всем неймётся. - Улыбка исчезла.

Выйдя на улицу, Роза увидела Сэла. Он, как и она, стоял на пороге лавочки, нагруженный непонятного вида железками. Согнув руку в локте, Роза широко улыбнулась и показала ему запяст.

* * *

Табачный дым коромыслом не стоит, перегаром не пахнет, фартуки на девушках чистые. Как и посуда на столах. Тарелки с обедом проверить нельзя, но стаканы Роза придирчиво рассмотрела, игнорируя насмешливые взгляды подавальщиц, и только после этого Сэл налил в них соккальд для неё и глаурэль для себя. Их обоз приехал в Ручьи утром. "Ночуем здесь, завтра в путь" - объявил командир, и обозники разбрелись по трактирам.

- И чисто, и недорого. Да, госпожа Роза? - волнуясь, спрашивает Сэл. - Всего три медяка за двухкомнатный номер.

- Да, три медяка - не пятнадцать серебряных. Ох, и жалко мне было отдавать их.

- Ну что вы. Это дешевле, чем обычно. Рядом же и Нарра, и Лайре, да и снежные княжества близко. Тут считай самые дешёвые запясты. - Парень прожевал очередной кусок мяса. - Рагу и колбаски тоже вкусные. А вам как, госпожа Роза? Соккальд не остыл?

- Горячий. Вкусно. Ты выбрал хороший постоялый двор. - Роза ножом разрезала колбаски на кусочки. - Сэл, мне нужно привыкать к миру. Он должен стать и моим тоже. Я просто немного прогуляюсь по Ручьям. Пару улочек рядом обойду и всё. Самое страшное со мной уже случилось.

- Ох, госпожа Роза, как же я не подумал, что рихмэн Рила в Ручьях покупала. Сам же вас подвозил! И надо же было вам попасть именно к тому айкли.

- Я справилась.

- Знаете, а тут ведь и орешки в меду продаются. Может, в номер их закажем? Тетрадки почитаете, орешки погрызёте, глядишь и вечер уже.

- Утром ты не боялся меня одну отпускать. Что-то случилось?

- Я и утром опасался. Но айкли живёт напротив скобяной лавки. - Сэл пару раз взглянул на неё, глотнул из стакана и, наклонившись к ней, зашептал, - в том трактире, где все обозники остановились...

- Там где без удобств за полмедяка переночевать можно?

- Ваша правда, госпожа Роза. Я так и подумал, как же вы со мной в одной каморке спать будете? Там даже занавески нет! Вы-то вона с ножичком едите, как благородная госпожа...

- А ты их видел? Благородных господ?

- Нет. Про них только слышал. Но в том дешёвом трактире полмесяца назад жуткая драка была. Пострадали все: и правые, и виноватые. Даже те, кто мимо шёл. Из зачинщиков только один остался. Полумёртвый. Остальные в Шеоле. Дворовый мальчишка как осиновый лист трясся, когда мне про драку рассказывал. Говорит, промеж корзин с брюквой схоронился, потому и выжил.

- Сэл, то есть все поумирали?

- И я о том же, госпожа Роза!

- И что тогда мне угрожает? Так что я всё же прогуляюсь.

Сэл робко посмотрел на неё, вздохнул и нехотя согласился.

- Воля ваша, но кое-что мне в его рассказе очень не понравилось, - парень наклонился к ней ещё ближе, - малец сказал, что дрались они молча. А начинали драться-то вроде как выпимши и орали на весь трактир. А как за саксы схватились, так ни ругани от них, ни криков. Дрались молча и умирали молча. Очень уж это редкостно, госпожа Роза.

- Я буду очень осторожна. А если что, так у меня запясты есть. Сэл, - Роза отвела от него взгляд, - я взрослая женщина, ничего со мной не случится.

- Воля ваша, - смирившись, повторил парень.

* * *

Роза медленно шла по Ручьям, разглядывая жителей. Время послеобеденное и местные кто по делам спешит, кто праздно гуляет. Две женщины разглядывают платье третьей, одна даже ткань пощупала. Видимо обновку обсуждают. Из небольшого дворика между домами донеслись детские голоса:

- В глухомани, среди скал,

  У озера бездонного...

Роза решила посмотреть на детвору. Захотелось окунуться в беззаботное детство, увидеть детские игры, когда-то она сама так же считалочкой выбирала "голящего". В играх нет безжалостного взрослого мира и после пережито́го ей полезно окунуться во что-то безобидное. Недолго думая, она свернула в заросший кустами и чертополохом проулок.

Несколько ребятишек на вид лет десяти-двенадцати стояли кругом в центре дворика. Пара качелей, большая куча песка в углу, рядом мяч, скамейки, лесенки и канат, привязанный к ветке дерева - неплохую детскую площадку оборудовали местные жители. Роза медленно шла по краю, прислушиваясь к незатейливым стишкам.

- ...Рваная шляпа, сухие цветы,

      И в глазах безумие...

Женщина споткнулась: чего она ждала от этого мира? Какой мир - такие и считалки. И словно в подтверждение юная вайхгдаль, тряхнув зелёными дредами, продолжала:

- ...Коль отведаешь еды,

      Станешь камнем в полнолуние...

Роза усмехнулась: всё не так страшно - несчастный просто окаменеет. Это лучше, чем кровавые танцы. Уже на выходе на другую улочку она услышала:

- ...Чтобы выжить среди скал,

      И не встретить духа,

      Обходите те места,

      Где Горная Старуха.

Действительно, какой мир - такие и считалки. Дети сызмала усваивают правила. И какие здесь страшилки на ночь Роза знать не хочет.

- Опять я?! - Полный возмущения крик остановил женщину.

Она, улыбаясь, оглянулась. Дети везде дети. Даже в таком опасном мире, как Ану. Скривившись, обиженный мальчуган отвернулся к забору и начал считать. Остальные бросились врассыпную. Прятки. Межвселенная игра. Ребятня понеслась прятаться, а Роза решила проверить себя. Глаза не рассмотреть, но волосы и цвет кожи, как знамя, подсказывают кто есть кто. Это взрослых потом по фигуре издалека определить можно. А детей только так.

Все вайхгдаль смуглые, но оттенки у каждого племени разные. Около неё прошмыгнули двое парнишек. У одного мальца оттенок серый, похоже, он из морского племени. Далеко же его родители забрались. Второй из степных -коричневая кожа словно светится изнутри. Как бы степняки не загорали под солнцем, порой до черноты - песочные оттенки у них рассмотреть можно, словно лучи не только обожгли их, но и пробрались под кожу, светят изнутри и дарят тепло окружающим. Поэтому отличить степняков от меднокожих горных вайхгдаль может каждый. Зеленоволосая девочка определённо из горного племени, пряталась сейчас за кустом. И Роза наполовину горянка. Днём или в сумерках она обычная смуглая женщина, но на заре медь её кожи отсвечивает, как будто она рядом с костром стоит.

"Голящим" не повезло быть пещерному нокки. Этих, благодаря Рему, она и ночью узнает: мертвенно-бледная кожа и отливающие чёрным перламутром волосы. Ещё двое залезли на дерево, и, похоже, жестами переругиваются, выясняя, кто чьё место занял. Роза улыбнулась: оба они лесные - поэтому на дерево полезли? Лесные нокки самые яркие из всей своей расы, кажется, жизнь в них бьёт ключом. Сочного насыщенного цвета шевелюра на голове и "поцелованная солнцем" (как говорят поэты), тёплая, бежевая кожа.

Рядом с Розой, за выступом забора спряталась полукровка. Не полувахла и не полунокки, а именно полукровка. Как и командир их котерии. Кровь в них смешалась одинаковых рас, но результат получился разным. Командир свои светлые дреды ну очень уж коротко стрижёт, и на фоне смуглой кожи они кажутся седыми. А у девочки только корни ярко-оранжевых волос в чёрный цвет окрашены, как и положено расе вайхгдаль.

Чем отличается полукровка от полувахлы, Сэл ей за два дня пути от Ветлы до Ручьёв рассказал.

- Нет, госпожа Роза, наш командир не полувахл и не полунокки. Он полукровка. Хм, а я-то в детстве думал, что командирами только маги становятся, ну или полумаги. В крайнем случае, недомаги. А тут немаг. Всю смешанную кровь зовут полукровками, - предвосхитил Сэл её вопрос, - не разделяют по расам. Только у кого магия проявится, тех по расе именуют. Вот как вас к примеру. А командир немаг, значит, полукровка. Запомни это, Роза, если хочешь скрыть, что ты деинхэ.

- А если бы я зодчей оказалась? Как бы меня звали?

- Полулюдь конечно! Как же ещё! - Сэл недовольно скривился, - всякие невежи полудькой бы называли.

К его удивлению, Роза тогда только рассмеялась.

Оглянувшись на детей ещё раз, женщина заметила закономерность местных поселений. Нокки и вайгдаль тут большинство, как и в Седой Ветле, но это немудрено - рядом два княжества и три владения, а до королевства людей три месяца добираться нужно. Поэтому Тамран - единственный альянс, где люди в меньшинстве. Как и в посельях возле него. Возможно, это и повлияло на специализацию альянса - тамранские ткани ценятся во всём Интиндаре. В Илсте, столице Тамрана, главная улица как раз получила своё название от ткачей - Полотнянка. Она тянется через весь город, петляет, разворачивается по кругу и стремится к началу, чтобы нырнув под мостом у своего истока, обогнать себя на противоположном конце города. В прошлом Совет Трёх молодого ещё альянса называл её улицей Славы - не прижилось. После - улицей Гордости. Тоже ничего не вышло. Напоследок Совет попробовал назвать её улицей Триумфа. Но для жителей Илсты, как и для приезжих, она навсегда осталась Полотнянкой. И отцы города смирились.

Всё, что растёт в альянсах, на порядок хуже чем в монархиях, будь то страны людей, нокки или вайхгдаль. И шёлковая нить в коконе шелкопряда в Тамране не такая длинная и крепкая, как в княжествах. И шерсть альпака не такая густая, как во владениях. Но нокки Тамрана, получив в свои руки шерсть альпака, ткали из неё такое тонкое и мягкое сукно, что даже правители соседних стран не чурались носить из него одежду. И в альянс потекло золото. В то время многие молодые вайхгдаль решили жить в альянсе и учиться ткачеству, а научившись, они вдруг исчезли, и через некоторое время владения резко улучшили своё мастерство в ткацком деле.

Тамран согнулся, но не сломался. Лишь к приезжающим вайхгдаль и первым прибывшим людям относился с недоверием, не подпуская их в свои мастерские. А после, настойчивость и изобретательность нокки принесла свои плоды: к уже известным ещё с прошлых эпох сарже и полотну, ткачи альянса придумали атласное плетение. Мир вновь заинтересовался Тамраном. То с одной страны, то с другой на Полотнянку приезжали купцы, и секрет новой ткани опять разошёлся по Интиндару. Не за месяц, не за год, даже не за десять лет, но Тамран потерял его. Что примечательно, с секретом ушли внезапно разбогатевшие подмастерья. Монополию на сатин и атлас было не вернуть, но нанять чёрных было можно. И Тамран отомстил за себя.

Кто придумал новую гордость альянса - не известно. За много лет и вайхгдаль, и заслужившие доверие люди научились ткать не хуже нокки. Альянс преодолел недоверие к гостям и новым жителям, но та часть Полотнянки, где изготовляют бархат и жаккард, закрыта для посторонних, а всех работников клеймят запястами нокки. А после открытия ярких стойких красок, которые вернули монополию на все ткани, охраняемой территорией стали и мастерские красильщиков. Тамран научился на своих ошибках и триста лет уже хранит тайны самых дорогих тканей Интиндара.

Всё это Роза прочитала во время пути в Ручьи. По мнению женщины лучше изучить историю своей новой родины, чем каждому встречному объяснять причину своей неграмотности. Читая о перипетиях Тамрана, она с удивлением заметила, что гордится такой исключительностью альянса (как ни крути, в какой-то мере он приходится ей родиной), и даже незаметно для себя стала правильно называть расу мамы Рилы, раз уж она наполовину вайхгдаль.

Оно, конечно, понятно, что все альянсы в чём-либо уникальны. Но Кимрас кичится своим исключительным положением - мост Сломанные Небеса навсегда сделал альянс незаменимым для Интиндара. Наподобие империи, на севере свозят большинство найденной пыли элементалей в Кимрас, и альянс торгует и ей, и сделанными из неё вещами. Только в Кимрасе можно найти искрящийся ледаск из кэту гята или прочную белую бумагу из кэту плоайе. На верфях альянса строят каракки пропитанные кэту аэрула, и они не тонут в Зыбком проливе, самых гиблых водах Срединного моря. А ещё факкарты из кэту фока горят лучше чёрных анит или постройки из прочных изгарных кирпичей из кэту топестэ стоят не одно столетие. И самое важное для Кимраса, его будущая краса - светочи из кэту лумины. Кимрас задумал восстановить Свод Небес, а в небесах должны быть звёзды, поэтому лумину запрещено продавать. Её только скупают. По любой цене.

Самый большой альянс Интиндара тоже не обижен. Копаясь в развалинах карнбов, первые жители Лиддеона нашли секрет дарналя и, не в пример Тамрану, сохранили его в тайне. И пусть остальную пыль элементалей свозят в Кимрас или империю, альяж везут только в Лиддеон. А некоторое время спустя в альянсе поселились часовщики. Пыли локатэ для механизмов обычно не хватает - на стонгри вся уходит, но это не помешало Беогте прославится столицей часов.

А уж насколько повезло Берегам Затрины. Мало того, что там обосновалась Тарталидара, мало того, что с Янтарной Затры корабли за кихеларом отправляют, так ещё и цилей нашли, и бобрами, из мускуса которых получают лучший фиксатор запаха, Морская Затра ни с кем не делится.

Только Тамран добился процветания своим трудом и упорством. И Розе это нравится. К тому же за два дня путешествия на повозке она успела пожалеть об отъезде. Не для неё кочевая жизнь. Если бы только Рем смирил свою ярость и принял её новую, она никуда бы не уехала. Но наирр Ремийл ейс Раутель хочет умертвить это тело и чья душа в нём живёт - ему не важно. Поэтому Роза не сидит на своей уютной кухоньке, попивая чай с орешками в меду и слушая болтовню Сэла, а бродит по Ручьям, глядя себе под ноги.

Кстати о Ручьях. Куда это она забрела?

* * *

Светлое сумеречное небо узкой полосой алеет на горизонте. Это всё что осталось от заката. Скрывшееся за краем солнце где-то там освещает пустынные Погибельные моря, из которых лишь твари приплывают к берегам Интиндара. Только к форту Потерянных Вещей блуждающие течения издавна приносят память о покинутых материках: детские игрушки, деревянные статуэтки, а иногда и монеты Закатной эпохи.

Долгие сумерки дают Сэлу надежду отыскать Розу. Парень уже сотню раз клял себя, что отпустил её одну, не проследил. Может она и взрослая, но Ручьи - не мирная Седая Ветла, где улицы освещены, и стража по ночам ходит. Запясты! Если кто захочет карманы обшарить или чего ещё хуже, то у него тоже могут быть запясты! "... немного... пару улочек..."! Сэл несколько раз обежал вокруг постоялого двора и просмотрел не пару улочек, а до конца каждой из них дошёл, но Розы нет.

Ручьи почти погрузились во тьму. Надо вернуться за фонарём и искать дальше.

- Хозяин, я задержусь. Спутницу мою поищу. Боюсь, кабы чего с ней не случилось...

- Поздно.

- Что?!

- Бояться поздно. Уже случилось. Вон она, - трактирщик кивнул Сэлу за спину, и парень моментально развернулся к дверям, - уже нашла приключение. И себе, и тебе.

Виновато понурив голову, на пороге стояла живая и невредимая Роза. Рядом привалился к двери незнакомец. Маленький, худосочный, глаза донизу, в руках котомку теребит, на поясе узкий скрамасакс в расписных ножнах.

- Хорошо, что вы вернулись, госпожа Роза, - Сэл смотрел только на неё, - пойдёмте по комнатам. Завтра рано вставать.

- Сэл, это Сартаг Лееф.

- Доброго вечера вам, Сартаг. Нам пора, госпожа Роза.

- Подожди, Сэл. Он тоже в Кимрас едет. Не слышал, место в обозе сдаёт кто?

- Не слышал. Молодому человеку лучше самому у обозников спросить.

- Да спрашивал он. Но сам знаешь, из Тамрана все гружёные едут.

- Верно, - Сэл разглядывал потолок, - пойдёмте, госпожа Роза.

- Хорошо. Извини, Сартаг, ничем тебе не помогла.

- Не волнуйся, Розалия, - улыбнулся паренёк, - буду ждать следующего обоза. Хозяин, - обернулся он к трактирщику, - глаурэль ещё не весь выпили? Налей мне.

Сэл, пропустив Розу вперёд (а то как бы она ещё куда гулять не ушла), поднимался по скрипучей лестнице.

- И где вы его только нашли?

- Это он меня нашёл, Сэл. Я заблудилась. Немного. Попробовала сама выйти - так ещё больше потерялась. И, - обернувшись, Роза зашептала, - ты только не ругайся, но, кажется, меня ограбить хотели. Я так испугалась, что про запясты забыла. А Сартаг спас меня. Они увидели его и сразу ушли.

- Он помог тебе? Полумагу вахлов? Понятно, - обречённо вздохнул Сэл, - тогда делать нечего. Возьмём его с собой.

- Погоди, разве у нас место есть?

- Найдём, - Сэл развернулся и медленно стал спускаться по лестнице.

- Стой. Это по магическим законам так нужно делать?

- Я немаг, Роза. Я не знаю всех магических законов. Но ты норытай, с духами общаешься. И уже знаешь, что духи многое могут видеть. Так? - Роза нехотя кивнула. - Лучше помочь тому, кто помог тебе...

Сартаг сидел за стойкой, попивая глаурэль и болтая с трактирщиком. Сэл внимательнее рассмотрел неожиданного попутчика: человек, светлые волосы отдают рыжиной, веснушки во всё лицо, ладошки маленькие, часто улыбается, кажется даже искренне. Он больше на наивного мальчишку похож, чем на путешественника по Диким Землям. Как такого мама с папой отпустили, ему глаурэль-то можно?

- Сартаг, с нами поедешь. Бесплатно. За охрану сам платишь. В повозке спит госпожа Роза. Мы с тобой - под повозкой. Выезжаем завтра. Рано.

Паренёк внимательно слушал Сэла и часто кивал. После лихо затянул пояс и улыбнулся. Сэл же зарёкся отпускать Розу гулять одну: пусть Ненаглядный и Полячка сильные коники, но повозка не резиновая.

* * *

Десятый день они едут по Мшистому пути через Аздальм. Будь она в своём мире, назвала бы его тайгой, что и немудрено - Аздальм самый северный лес Западного Интиндара, севернее только горы. Конечно, вдоль берега там растут леса и на нижних террасах гор тоже, но, ни в какое сравнение с Аздальмом, на территории которого поместились Тамран и Нарра, они не идут.

Свернув в Ручьях с Дымного пути на Мшистый, Роза никакой разницы сначала не увидела. Но на следующий день в лесу появился мох. Она бы сказала много мха. Толстым слоем он обволакивал стволы и живых деревьев, и павших исполинов, покрывал собой большие валуны, застилал одеялом землю. Похожие на театральный занавес мягкие гирлянды мха свешивались с ветвей, но желания заглянуть за них у Розы не возникало.

Сэл был откровенно счастлив.

- Госпожа Роза, красиво-то как! Я только читал про Мшистый путь. Наяву он намного краше. Чуете, какая тишина?

Тут он прав: тишина в лесу стояла необычайная. Затянувший лес мох, казалось, заглушил все звуки. Не было слышно птиц, не шумел ветер в кронах, не стрекотали кузнечики на прогалинах. Не загляни она в овражек, проезжая по мосту, и не подумала бы, что там ручей - прозрачная вода бесшумно обтекала замшелые камни.

А на следующий день мох победил дорогу, и в нём растворился стук подков по камням, кажется, даже колёса стали тише скрипеть. Но обозники словно не страшились давящей тишины - болтали во всю - а может просто привыкли? Привыкли ездить сквозь мягкое зелёное царство мха, привыкли не замечать полосы тумана меж деревьев. Последнего Роза не понимала. Как можно не обращать внимания на туман, а как же "незаметные твари под его покровом"? Неужели одна Рила внимательно учителя слушала и боялась Аздальма?

Сама Роза сидела рядом с Сэлом на облучке, надвинув капюшон на глаза, и изредка кидала магический взгляд на лес. Спасибо Сэлу - помог ей, напомнил кто она.

- Чего они веселятся? Туман впереди не успеет через дорогу проплыть. По мареву придётся ехать! - Не выдержав в первые дни общей беззаботности, чуть не закричала Роза.

- Госпожа Роза, маги же осматривают всё вокруг. - Сэл многозначительно посмотрел на неё, - ма-ги-чес-ким взглядом.

Женщина тяжело вздохнула: хороший же она маг! Основное забыла.

Поблагодарив Сэла улыбкой, Роза надвинула капюшон - она же едет в обозе простой женщиной, магию скрывает - и уже из-под него поглядывала вокруг. Стало немного спокойнее: магический взгляд легко проникал сквозь туман и, как осторожно Роза не вглядывалась, "подкрадывающихся под его покровом тварей" она не заметила.

Прервав размышления женщины, легонько качнулась повозка. Наверное, Сартаг вернулся на своё место. Паренёк не доставляет им неудобств - или на задке повозки сидит, или поодаль бодро шагает, но Роза в полной мере прочувствовала, насколько опрометчиво поступила. Чужой разумный рядом осложнял их с Сэлом свободное общение. Приходилось следить за словами и разговаривать на интересующие её вопросы в отсутствии Сартага. А это не так-то легко сделать. Нет, парень, чувствуя, что ему здесь не очень рады, стремился быть незаметным. И это ему вполне удавалось. Первые дни после Ручьёв Роза едва успевала вовремя прервать разговор или объяснения Сэла, настолько бесшумно Сартаг появлялся рядом. Сэл ворчал, что с таким тихим шагом парню охрана не нужна: и так ни одна тварь его не почует. Роза не боялась раскрыться - в Седой Ветле угрозы для её жизни не было. Но она не хотела быть диковинкой, на которую тычут пальцем и провожают взглядами. Поэтому женщина тщательно скрывала магический взгляд и старалась не терять Сартага из виду.

А ещё Роза внесла в распорядок дня ходьбу. Придерживаясь за борт повозки, она вышагивала рядом с облучком, где сидит Сэл, покуда хватало сил. Это было её решение после разговора с ним. Роза всегда была равнодушна к таким вещам, но если здесь это так легко даётся, то почему бы не попробовать. А самым лучшим оправданием её странного решения была мысль: "Вдруг дакрион опять объявится и пригласит её танцевать".

- Магические ли танцы у духов? - удивлённо переспросил тогда Сэл, - но, госпожа Роза, я не могу этого знать. И по правде говоря, не хочу. Хотя я люблю узнавать всё новое и редкостное. Но Неблагой Двор... Нет, госпожа Роза, не обессудьте. - Сэл даже головой помотал, убеждая её в своих словах. После, помолчав некоторое время, поинтересовался: - а почему вы у меня это спросили?

Вместо ответа Роза затянула ремень на новую дырку.

- Ах, вон вы о чём... - правильно понял её жест парень. - Духи тут ни при чём. Вы же полувахла, - Сэл улыбнулся и прикрыв глаза выдал ей речитативом заученный урок: - телосложение разумных мира Ану. Вахлы: рослые и жилистые, без лишнего жира. Нокки: стройные и сухощавые, без лишнего жира. Люди: разные. Полукровки: сочетают особенности обоих родителей. Этому в школах учат, госпожа Роза.

- Я прочитала это, Сэл. Но не понимаю, что это значит. Смейся хоть целый день, но только объясни.

- Рила много ела, много спала и мало двигалась и особенность людей ярко проявилась. Вы, госпожа Роза, добавили себе нагрузку, и кровь вахлов взяла верх.

- Тогда почему ты на месте сидишь, Сэл? Похудеть не хочешь?

- А мне надо худеть?! Я нормальный упитанный мужчина и никогда жердяем не был! Себе нравлюсь. Девушкам нравлюсь. Крови вахлов или крови нокки во мне нет, так что таким и останусь. А вы считаете...

- Нет-нет, Сэл, - поспешила оправдаться Роза, - в Седой Ветле я мало кого видела, а тут кругом нокки с вайхгдаль. А купцов я не разглядываю. Вот и сказала что-то не то.

Женщина кляла себя за неуместные слова: никогда она не осуждала людей, да и сама не блистала идеальными формами. Но вот почувствовала, что уходит лишний вес, что тело легче двигается, что к концу пути может талия появиться, и... "И стала свысока смотреть на тех, кто не такой. Забыла, что когда-то так смотрели на тебя", - не пожалела себя в мыслях Роза. Да и Сэл действительно просто упитанный! И девушки действительно его любят! В первые дни пути она поразилась, увидев, насколько он общительный. Одну похвалит, второй поможет, третьей улыбнётся - и Сэламий Хараску желанный гость за любым костром на привалах.

Между тем торговый караван с каждым днём всё ближе подходил к Третьему Заплоту. Мшистый путь с его постоянными туманами оказался довольно спокойным. Подъезжая к последней ночевке, Роза заговорила об этом, но Сэл сразу зашикал на неё.

- Тише, госпожа Роза, тише. Пока не приехали в Третий не удивляйтесь что тварей нет. А то беду накличем...

- Хорошо-хорошо, - она не любила суеверия, но спорить не стала, - а где Первый и Второй Заплоты?

- Так беду накликали они на себя, госпожа Роза. Построили поселье, все четыре защиты поставили, назвали Заплотом и объявили, что оно неприступно. Ток из тлена изничтожил его под корень. Твари неграмотные оказались, не понимали речь разумных. Новые поселенцы построили Второй... Стены выше, ворота крепче. Хвастались, что и магов больше... Не помогло. Ток он и есть ток. Мы вот теперь в Третий едем.

- Они не хвастают?

- Нет. Живут одним днём. На будущее не загадывают. Пока живы... - Сэл задумчиво перевёл взгляд вверх, - это что за гостинец? - Роза посмотрела на деревья и тут же отвернулась. Висельник. - Неужто сворцы тут объявились?

- Нет. Это чёрные отступника казнили, - улыбающийся Сартаг подошёл ближе, - слышал, как охранники переговаривались. У него на груди ромб Тарталидары вырезан.

- Поня-я-ятно, - протянул Сэл, - а ведь это вахл, госпожа Роза. Помните, как чёрный из Ветлы на охоту поехал? Вот она - добыча.

- Сэл, месяц уже прошёл. От него уже одни бы кос...

- Вот и я говорю, - перебил её Сэл и оглянулся на Сартага: тот уже как обычно шагал поодаль от повозки, - ох, госпожа Роза, вы точно хотите и дальше скрываться?

- Да. А что случилось?

- Так ведь на мелочах прогорите! Чёрные отступников сурием обливают и те год почти не гниют. В назидание остальным.

- Сурием...

- Ну как же ничего полезного у найрритов, учитель? А сурий для Плакальщика?

- Поверьте мне, недомаги и без сурия прекрасно справляются. А трупы они на показ выставляют для таких вот белых, которые запретную магию полезной считают. К тому же, - учитель оглядел притихший класс, - сурий для вызова Плакальщика тади на печати голодного духа наводит, а сурий для чёрных геари на элеми делает. Согласитесь: разница большая!..

- Сурий, госпожа Роза, это бальзам...

- Который геари делают для чёрных, а тади для себя. - Пересилив отвращение, Роза посмотрела на повешенного. Гниения и в самом деле не видно, на обнажённой груди вырезан ромб с крестом внутри. - Сартаг про этот ромб говорил?

- Да. Символ Тарталидары. Чёрные всех отступников так метят. Вертикальная линия креста - клинок, горизонтальная - весы, ну а сам ромб - щит. Вроде как получается: защищают мир и наказывают по справедливости. - Сэл натянул поводья, - всё, госпожа Роза, приехали. Где там Сартаг, пусть коников поможет чистить.

* * *

Сидя возле костра и доедая сытный ужин, Роза вслушивалась в лес. Окинуть ближайшие заросли магическим взглядом нельзя: рядом Сартаг выскребает еду в чашке - остаётся разбирать доносящиеся звуки. Полмесяца она в пути, а всё никак не может привыкнуть к лесу, не может забыть ужас первого дня. Страшно за стенами поселья.

Вот, кажется, птица спросонья вскрикнула - может во сне чуть с ветки не свалилась? Солнце-то зашло, и все дневные пташки устроились на ночь. Вот раздалось успокаивающее пофыркивание. Так, наверное, мама-олениха своего детёныша убаюкивает. А вот из леса прилетели тихие нежные трели. Роза уже несколько раз слышала ночную певунью. Правда и Сэл, и Сартаг к этому времени уже спали. Она им завидовала: так спокойно засыпать!

Неизвестная птица старалась вовсю: где-то были посвистывания, где-то переливы. Роза заслушалась. Звуки ночи, такие бархатистые и ласковые, раскрывали неизведанное, спрятанное глубоко в чаще, ранее казавшееся таким опасным... Лес успокаивал, лес манил...

- Сэл, я сейчас вернусь, - Роза решила пройтись по периметру лагеря. За циркады заходить не будет. Разве только чуть-чуть.

* * *

- Ну наконец-то явилась. Несколько ночей тебя выманиваю. Сильно же ты боишься. Надеюсь не меня? - белозубо улыбнулся дакрион и тут же посерьёзнел, - я по делу. Так что танцевать не будем, деинхэ.

Ослабевшие ноги не слушаются, по телу разлилась полузабытая слабость, стук в ушах заглушает все звуки леса. Похолодевшая Роза сползла вниз по стволу дерева и широко раскрытыми глазами смотрит на подошедшего к ней духа. Дакрион наклонился, вглядываясь в её побелевшее лицо, после легонько похлопал Розу по щеке.

- Очнись, деинхэ. Мне нужно от тебя...

- Это не твоё, - кое-как произнесли онемевшие губы.

Он проследил за её взглядом:

- Твой камень? Деинхэ, я не вор! - прошипел дух. Через пару вздохов дакрион продолжил спокойнее, - я отдал его ему, но он принёс камень обратно. Встретишь - сама спросишь почему! Теперь о главном: ты задолжала духам деинхэ. Пора платить!

- Вы сами отпустили меня! Я не просила!

- Правильно. Отпустили. Подарили жизнь. Хорошо, что ты это признаёшь, - глаза залитые тьмой совсем близко, светло-пепельные волосы, как и тогда, почти касаются её лица, - жизнь за жизнь, деинхэ. Сделаешь, что я скажу и мы в расчёте!

- Сделать?! - выдавила Роза. - Что сделать?

- Найди жнеца, и избавьте нас от Пройды!..

Громкий смех оглушил юную Рилу. Меньшая часть класса, не стесняясь учителя, хохочет над ней. Остальные смотрят кто куда: кто, старательно делая безразличный вид, уставился в окно, кто уткнулся в парту, а кто и исподлобья сверлит взглядом хохочущих будущих белых магов. У Рилы уже дрожит подбородок. Она подняла голову, внимательно разглядывает потолок. Только бы слёзы удержались внутри, не пролились наружу.

- Ну ты, Рила, и ляпнула! "Я и жнец убьём найррита...", - не унимаются одноклассники. - И как ты, серая, убивать его будешь? Хлебом закидаешь? Или молоком зальёшь? А чьим молоком, Рила?

- А ну-ка замолчали! - наконец вмешался учитель. - Садись, Рила, - девушка плюхнулась на стул, и пожилой полувахл продолжил, - в общем и целом она права: жнец убивает найррита и с помощью норытая излечивает духа природы.

- Учитель, а при схауре Пройда покажется?

- Покажется. И убьёт. Всех. Сколько раз вам повторять: не могут норытаи с голодными духами справляться! И ракшас, и, тем более, найррит вам не по силам! Без серпа отражение Пройды от духа природы не отсечь...

- Но ласхи и шута...

- В очень редких случаях. И только шута. Изго́ните ласхи без белого мага - больной умрёт. Запомните это уже...

- Пройду?! - задохнулась Роза, - я не могу... Убьёт!

- Видение было? - женщина коротко кивнула, - что хочешь делай, но уговори жнеца, деинхэ. Увидимся завтра вечером в Заплоте.

* * *

- Что делать, Сэл? Вечером он меня найдёт...

- Подожди, Роза. Успокойся и расскажи мне всё по порядку. В твоих конспектах есть про... Как ты его назвала? Пройда?

- Да. Слушай. Пройда - найррит. Цепляется к духу природы и истощает его. Питается его силами. Через год полностью завладевает духом, управляет им и тогда природника уже не спасти.

- Значит, у нас есть год?

- Не думаю. Чем слабее дух природы, тем сильнее Пройда.

- Понял. И убить его может только тади?

- Не может. Найрритов только жнецы убивают. Это тади, которые себе откуда-то серп берут. Этого я ещё не поняла...

- Я знаю, что есть такие особые тади. Найррит, жнец с серпом - это понятно. Причём здесь ты?

- Жнец делает дэрийне... Это камень против найрритов... Потом серпом отсекает Пройду и голодный дух нападает на жнеца. Час нужно продержаться и тогда найррита в Дуад утянет.

- А когда ты понадобишься?

- Вот теперь и нужна. Духа природы излечить. Дэрийне в физическом мире, и природнику тоже нужно физическое тело дать, соединить духа и его невсклень... Невсклень - это отсвет души природника в нашем мире. Когда они соединяются, то дух материальным становится. Даже детей от разумных могут заиметь.

- Про детей знаю. Сейчас одно дитя в Печальном Бризе живёт. Старая, правда, уже. Схаур соединяет? Правильно помню?

- Правильно, Сэл. После найррита дух не может сам в физический мир прийти. Поэтому без норытая никак.

- Ясно. Даёшь духу тело, жнец даёт ему дэрийне и дух природы возвращает свои силы... Всего-то ничего - встать и сделать. Он сказал, где жнеца искать?

- Нет. Сказал, что нужно жнеца уговорить и что вечером встретимся.

- Значит жнец в Заплоте, - улыбнулся Сэл, - доедай обед, Роза, а то остыл уже.

Конечно остыл. Роза от переживаний еле завтрак в себя запихала и после всю дорогу молчала, уткнувшись в конспекты, только на постоялом дворе рассказала всё Сэлу. И вздохнула с облегчением, хоть и стыдно было, что она умная и рассудительная женщина впутала их в неприятности. Но оставаться одной было слишком страшно. Сартаг нашёл себе дешёвый трактир и предупредил, что если к завтрашнему утру не появится - его не ждать. Тем лучше.

Найти жнеца оказалось для Розы намного сложнее, чем она предполагала. Жнец в Заплоте был, правда, всего один. И все знали, где он живёт. Сложность оказалась в другом: трактирщик - первый у кого они спросили - с минуту молча таращился на них, разглядывал их тени на полу и только потом кивнул головой на выход; прохожие, услышав кого они ищут, махали неопределённо рукой и переходили на другую сторону улицы. Роза опять почувствовала себя деинхэ в Седой Ветле. Хорошо хоть пальцами на них не показывают. Наоборот отворачиваются или отводят взгляд.

- Госпожа Роза, кажись, нашли, вот его дом - они подошли к одиноко стоящему на краю поселья (чему Роза не удивилась) жилищу таинственного жнеца.

- Bre`-gure`n.

- Что?

- Bre`-gure`n - дом семьи или на всеобщем просто "брэн", - во все глаза рассматривая обычный с виду дом вайхгдаль, Роза поясняла Сэлу. - У нокки - тауры, у вайхгдаль - брэн, у тебя, человека - дом.

- Верно, госпожа Роза, - не сразу отозвался парень, - а я-то по привычке: дом да дом, различия не делаю. Я же человек. А вы гляжу, себя к вайхгдаль определили. Правильно сделали. Только вот, - он посмотрел на небо, - время обеденное, не помешаем?

Женщина равнодушно пожала плечами и постучала в дверь.

- Дело терпит? - открывший им мужчина, увидев нерешительный кивок гостей, посторонился, пропуская их внутрь, - тогда сперва обед. Жена, у нас гости. Доставай ещё две чашки.

Роза с непонятным душевным трепетом шла по чужому дому. Небольшой коридорчик ведёт в центральную комнату, напротив него в нише алтарь Зур-Галя и Витаэ. Из центральной комнаты слева вход в кухню и кладовку, справа - в две мастерские. В одной мастерской она заметила куски кожи и инструменты, в другой - Роза сначала не поверила - нитки, спицы и начатый носок. Понятно: женская и мужская комнаты. У Рилы эти помещения были закиданы хламом, по-видимому, её кроме Рема ничто не интересовало. Женщина вздохнула: скорей бы найти свой дом в этом мире. Желательно с богатым откликом. И тогда у неё тоже будет мастерская, чистая кухня, алтарь с подношением и большой стол в центральной комнате для Сэла. Он же будет приезжать к ней в гости?

Соскучившись по домашнему уюту, Роза благодарила хозяина за угощение, но хоть дело и терпело - обед закончился быстро.

- Ничего ты им не должна, - огорошил Розу жнец, когда она почти всё ему рассказала, - живи спокойно.

- Разве маги вайхгдаль не обязаны защищать от голодных духов?

- Обязаны.

- Но...

- Нет!!!

Роза окончательно растерялась. Если она правильно поняла видения и записи, то жнецы - это улучшенные (так бы она сказала в родном мире) тади с дополнительной магической силой. Но по правилам магии вайхгдаль, чем больше силы, тем больше ответственности и обязанностей. Тогда почему этот жнец за порог уже готов их выставить?

- Пошли отсюда, Роза. Ничем он нам не поможет, - Сэл поднялся со стула. Кажется, он серьёзно настроен уходить ни с чем.

- Но дакрион придёт...

- Роза! Дым в воздухе, чёрные, труп мага, Пройда привязанный к духу. Я прав, господин жнец?

- Думаешь, дакрион только у вас танцевали? - вайхгдаль и не думал отпираться. - Здесь вам никто не поможет.

- Я одного только не пойму. Тади ведь знал, что чёрные придут за ним, - Сэл осторожно подбирал слова и, слушая его тихий голос, Роза начала понимать, о чём они разговаривают, - неужели духи у него всех замучили, что он себя не пожалел?

- Живы все у него, - немного подумав, ответил жнец, - это был заказ. Жена одного из убитых на теле мужа нацарапанное имя духа нашла и решилась жертвой стать. Детей у них не было, значит, сирот не оставит. Вот маг и согласился на запретную магию.

- И что произошло? - спросила Роза замолчавшего мужчину.

- Переоценила она себя. Как тот тади мне после рассказал, во время призыва она умерла. Неожиданно и не вовремя. Нэрту примчались за её душой, но было поздно, и пришла вторая стадия тлена. А за ней и чёрные. Поэтому здесь помощи не ищите. А тебе, деинхэ, вот что я скажу, - с усмешкой обратился он к оцепеневшей Розе, - Неблагой Двор живёт не по законам, а значит, им никто не обязан помогать.

- Откуда?.. - только и смогла она прошептать побелевшими губами.

- Чёрный с Ветлы поделился.

- И здесь все?..

- Только я.

- Спасибо, - выдохнула женщина.

* * *

Третий день как они выехали из Заплота, завтра должны в Елань приехать. Вокруг всё тот же Аздальм: тишина, мхи и туманы. Но Роза успокоилась и не страшилась больше леса. Наоборот, сейчас она находила в нём странную прелесть. Капюшон надвинут на глаза, как и прежде, и посматривает магическим взглядом она украдкой, но простым смотрит спокойно. И разговаривать с Сэлом теперь безопаснее: охрана на расстоянии едет по бокам обоза, а Сартаг остался в Заплоте.

С дакрион она тоже разобралась. Едва вернувшись от жнеца, Роза услышала нежные напевы свирели и, улыбнувшись, пошла навстречу музыке. Дух сидел на бочке в подворотне, подогнув одну ногу под себя и беспечно махая второй.

- Куда её привести? Где жнец будет Пройду изгонять? - спросил он, не глядя на Розу.

- Её? Не та ли это девушка что рассматривала меня?

- Я не хочу терять время на пустую болтовню. Куда. Привести.

- Ни-ку-да, - с удовольствием произнесла Роза, - местный жнец отказался помогать вам. Говорит, что...

- Ну так найди неместного! - Она даже не успела удивиться, как быстро дух соединился с невсклень, а сильная рука, схватив её за горло, уже прижала к стене.

- Где? - прохрипела женщина.

- Где хочешь, деинхэ, - не в пример действиям, голос природника был ласковым, - в обозе поспрашивай, в Елани, может, по пути наррейна встретите, они последнее время людей и вахлов стали на службу брать...

...Ломая кусты и забрызгивая листву кровью, монстр завалился в небольшую канаву. Ещё один распластался невдалеке. Третьего доканчивал тигон. Рила не сводила глаз с худощавого нокки. Смелый. Не побоялся один против трёх чудовищ выйти. И красивый. Девушка зарделась. Вот бы такого в напарники - учителя не устают напоминать, что норытаям защитники нужны.

- Ваши враги повержены, сударыня, - улыбнулся парень, - позвольте вам помочь, - и, закинув за спину низкий хвост, он протянул ей руку.

Чёрные глаза приветливо смотрели на неё, рука была сильной и тёплой, тёмно-синие волосы отблёскивали перламутром, как у всех нокки. Рила украдкой разглядывала своего спасителя.

- Наирр Ремийл, куда же вы один? Да сквозь чащу? - раздались испуганные голоса. - Зря что ли ваш батюшка тади и аккуара нанял? И что, что там кто-то кричал...

...Где хочешь ищи, но помни: времени мало. - Дух вгляделся в глаза Розы, - деинхэ, что с тобой?

- Неблагой Двор, - еле выдавила Роза.

- Что?

- Я не обязана помогать Неблагому Двору.

Дакрион отпустил её, даже немного отошёл и сложил руки на груди.

- По правилам - да, не обязана. Но как ты будешь жить с этим, серый маг? Как после этого с другими духами общаться будешь? Мы же отпустили тебя! А ты предала нас!

- Спокойно я буду жить. И счастливо. Кого я предала? Тех, кто плясал рядом со мной? Чьи хрипы я слушала? Их? Или тех, кого сжигали после? Дакрион, их я не предала! А другим духам я расскажу, как убитая горем женщина душу не побоялась нэрту отдать, лишь бы убийц наказать! Её я тоже не предала! И не предам! Уходи, дакрион!

Дух улыбнулся.

- Ты ещё слишком мало времени здесь, деинхэ. Много не знаешь. Ну ничего, скоро всему научишься, - и он растворился в воздухе.

Поговорили!

Роза была довольна собой, а вот Сэл беспокоился, хотя и сам не мог объяснить почему. "Чой-то не нравится мне это", - задумчиво повторял он. Но природник больше не появлялся и, спокойно переночевав, на следующий день они выехали в Елань.

Можно сказать, что дорогой до Елани Роза наслаждалась. Тварей не видать - Сэл услышал, как охранники обсуждали, что на юге их нынче много, даже ток встречается, а Аздальм более-менее безопасен. Правда что там, на севере у снежных творится, новости ещё не дошли: "Ну так нам оно и не надобно. Да, госпожа Роза? Наш путь в Кимрас". Кроме этого, Роза не только слушала пояснения Сэла, но и сама рассказывала ему про его же мир. Пока немного, но ей нравилось, как парень её внимательно слушает. Мелькали приятные мысли, что скоро она будет знать больше чем он.

- Сэл, в Интиндаре между странами ничейные земли, так? Хотя я не понимаю: мы же едем параллельно Тамрану. Почему нельзя проехать этот путь по альянсу... Налоги... Не подумала... Хорошо. Так вот, в Дуаде стихийные области тоже разделены eijne, е-ий-не... нет, перевода на всеобщий нет. Думаю, это слово даже среди немагов вайхгдаль мало кто знает. Нет, Ллита не заходит в Дуад. А стихии в любом мире есть: и в Иалу, и в Шеоле... Только в Ллите они настоящие, изначальные. А в остальных вторичные, как отражение... Не знаю что это значит, так в конспектах написано... И в Дуаде стихии как будто угасают, пеплом подёрнуты... Зачем разделено? Ну, Пройда, к примеру, в огненной области обитает и в сезон огня он наиболее сильный, через тлен самостоятельно пройти может. Сэл? Ты слушаешь? Хорошо... Голодные духи из своих областей спускаются в еийне. Встречаются, общаются... Кроме духов, в еийне своя живность водится. Нэрту, например. Сторожевые псы Дуада. Границы охраняют, за обещанными жертвами в наш мир приходят. В тетради того норытая, который... которого... дакрион... Нэрту описаны в его в конспектах. Скелетообразные, блёкло-серые, когти и зубы чёрные. И тёмное свечение из глазниц и сквозь кожу. Своё появление предвещают глухим тягучим воем на границе слышимости. Тади в состоянии зверя отобьёт атаку трёх-четырёх нэрту. А больше их в Хат и не видели. И норытай, когда схауром тело нэрту даст, справится... Нет, для нас с тобой псы очень опасны: если нэрту за жертвой пришли, то по пути много кого растерзать могут.

После её откровений Сэл некоторое время с опаской оглядывал ближайшие заросли и вздрагивал, если ищейки котерии внезапно выскакивали из кустов. Роза на это незаметно улыбалась.

- Сэл, а почему ты этого не знаешь? Ты же говорил, что хорошо учился.

- Я правда хорошо учился! Но это магия белых. Нам рассказывали то, что необходимо знать немагам, вам - что необходимо знать полумагам. Полные знания только у тади.

- Да так-то оно так, но ты вот про нэрту не знал, а встретить можешь.

- Это вряд ли. Они же в Дуаде живут. А сюда ну в очень редкостных случаях забегают.

- Тогда зачем ты спрашивал?!

- Так интересно же, госпожа Роза. Остальные маги сказали бы, что не моё это дело и всё. А вы добрая, - хитро глядя на неё, ответил парень и уже коникам, - н-н-но Полячка, вечером погуляешь.

Роза хотела было сделать обидчивый вид, но заметила вдали нечто интересное: они как раз проезжали по большой поляне.

- Тогда вот тебе ещё знания от доброго полумага: видишь искрящуюся дымку, вон там, за деревьями по краю поляны.

- Дымку еле-еле вижу, совсем прозрачная она. Искры нет. Роза, да ты глазами зверя на неё смотришь. И маги из охраны тоже на неё уставились.

- Это морок, Сэл. Знаешь что это?

- Конечно. "Держись от морока подальше" - в школе всем вбивают в голову. Это переход в Сиань к духам. На границе морока отклик норытаев с клирами. Так? Хорошо я учился? - Сэл невинно посмотрел на неё.

- Так, да не так, - фыркнула женщина, - норытаи тоже не всё рассказывают остальным. Слушай и запоминай любопытный немаг. Настоящий морок не стоит на месте. Он, как туманы Аздальма, блуждает и поэтому что-то построить на его краю невозможно. Но дакрион для танцев могут музыкой создавать свой - магический. И их морок не движется. - Роза мгновение помолчала и продолжила бодрым голосом, - с помощью арза и схаура норытай может оставить часть настоящего морока на одном месте, как бы заякорить его. Целый год надо чертить схаур и арз, и ни в коем случае клиры в это время не собирать. Поэтому все отклики разные и размером не больше схаура.

- Но морок не может зайти в поселье.

- Правильно. Отклики раньше за посельем делали. Морок караулить приходилось. А потом, если поселье расширяли, то новую стену обязательно за откликом строили. Новые растения либо духи подарить могут, либо норытай сам из заброшенных откликов пересаживает. Друг у друга маги не берут. Не принято. Да и кто отдаст своё-то богатство. Вот так всё просто. Да, Сэл?

- Ничего не просто, Роза. У полумагов свои секреты, у магов тоже. У недомагов и говорить нечего. И все вместе они рассказывают нам, немагам, лишь самое необходимое. А мы ещё удивляемся: почему Вастэя, Эх-Газрын и Сюрфэ в тлене сгинули.

Так за разговорами незаметно подошло время обеда. Сэл, да и Роза гадали, чем их сегодня порадуют - шашлык, жаркое или потушат мясо - как ближайший к ним охранник поднял руку: внимание, натянуть поводья. Что все обозники незамедлительно и сделали. Сэл, встав на облучке, выглядывал, что там впереди происходит.

- Трое из леса выехали. Двое нокки и вахл.

- Из леса?! Одни?!

- Это чёрные. Командир на нас показывает. Спокойно, Роза, мы ничего плохого не сделали.

Трое всадников приблизились к ним. "...ничего плохого не сделали", но у Розы кровь к щекам прилила и в ушах знакомый стук стоит.

- Человек. Маленький, рыжеватый, веснушчатый. Подранок из Ручьёв. Вы с ним ехали?

- Нет, - немного подумав, отвечал Сэл, - это он с нами ехал до Заплота, господин недомаг. А что, он что-то натворил?

- Папа с мамой его обыскались. Он назвался?

- Сартаг Лееф.

- В Заплоте кто его встретил?

- Чего не видел, того не видел, господин недомаг.

Во время этого короткого разговора второй нокки, подъехав вплотную к повозке, рассматривал Розу. Она тоже взглянула разок и отвернулась. Кристаллы. Огранённые кристаллы, о которые порезаться можно, холодные камни - вот что такое глаза нокки. Впервые так близко увидела. Не в видениях, а наяву. Куда лучше глаза Сэла, тихо сияющие тёплым светом, словно ласковое пламя едва проглядывает сквозь них.

Чужая рука, взяв за подбородок, развернула её голову обратно, и Роза вновь встретилась взглядом с чёрным. И тут же Сэл, с теплыми и ласковыми глазами, ударил кнутовищем руку наглого нокки.

- Разве мы преступники? Или чёрные решили сворой стать? - Роза удивилась: в один миг с Сэла спало всё благодушие.

- Нет, - убирая руку, неожиданно рассмеялся нокки, - просто деинхэ впервые увидел. Прошу прощения, сударыня, кажется, я был груб.

Роза затравленно оглянулась: слава Витаэ, охранники далеко, а следующая повозка ещё дальше.

Троица уехала, обоз двинулся дальше, а Розе теперь, как и в Седой Ветле, казалось, что все смотрят только на неё, а за спиной ещё и пальцем указывают.

- Сэл, неужели здесь все знают, кто я? - решилась спросить измученная собственными мыслями женщина.

- Нет, Роза. Только те, кому мы сами сказали. Седая Ветла, Совет Трёх Тамрана и советы остальных стран, - тихо отвечал Сэл.

- Но...

- Вот и я думаю: что такого натворил Сартаг, что за ним чёрных Совета пустили. И ведь я догадывался, что это он в той странной драке жив остался, но что он Тамрану дорогу перешёл... Не печалься, Роза. Одна ночь осталась и мы в Елани, а там и Кимрас рядом.

- Сэл, мне кажется... наверное... - Роза замялась, - мне лучше в Диких Землях поселиться. Ты мне поможешь? Посельев много, Сэл. И всякие встречаются...

- И не везде брэн норытая пустой стоит, - она ждала привычной улыбки, но парень оставался серьёзным, - конечно помогу, Роза. Об этом даже не переживай.

Оставшиеся полдня она провела куда в лучшем расположении духа. Улыбалась, болтала с Сэлом, разглядывала такой красивый Мшистый путь. А подъехав вечером к месту ночёвки поняла одну вещь: не найдут чёрные Сартага. Ни в Ручьях, ни в Заплоте, ни где-либо ещё. Почему она в этом так уверена? Потому что на свете много узких скрамасаксов в расписных ножнах, но Роза знает: тот, что висит на ветке над поляной, принадлежит именно Сартагу и никому другому, и значит, парень сейчас не пьёт глаурэль с друзьями в каком-нибудь трактире, а танцует с дакрион в магическом мороке, созданном чарующей музыкой лесных духов.

--------------------

Примечание автора: Прошу прощения, если у кого кровь из глаз пошла от стихов. Поэзия - это нечто для меня недосягаемое.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"