Ис Стакол: другие произведения.

Мирр другой 01

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    14.11.12 От начала и до места где был поединок с Аррайей, чуть дальше. И, жду Ваших мнений. Самому интересно каким он будет и как и куда его занесёт по жизненному пути.

  Где родился, где учился.
  - р-р-р "Эх, как хорошо-о-о! Тепло и ничего не болит, спать только хочется сильно. Поспим..."
  - Эй, Мирр, не спи! Давай, родной, давай! Не спи! - кто-то трясёт за плечи так, что зубы стучат.
  "И чего пристали? Поспать не дают спокойно..."
  - Мирр, родненький, не засыпай, я прошу тебя... - капает на грудь холодным. А только пригрелся и засыпать начал. Тепло, как в детстве на руках у бабушки.
  "Ну вас всех, отстаньте, я устал как не знаю кто. Сейчас вот посплю и...", - х-р-р...
  
  А детство началось чуть не закончившись. Это мне дед потом рассказывал. Потому как строго у нас в Секирках с детством: можно и не поиметь его при случае неудачном.
  Мне не свезло сразу: потому как прабабка, когда меня мать с отцом привезли с родом знакомить, в соседних Беленьких у родни гостила.
  Торопились сильно: отцу некогда ждать было - на стройку нового моста на Драконьем хребте уезжал, потому надо было возвращаться на работу к определённому времени, да и мать отпустили только на три дня. А делать нечего, надо было меня с родом знакомить до трёх месяцев, срок подпирал. Почему раньше не получилось? Да потому, что сначала я малый был, а потом распутье осеннее помешало. Вот и получилось у них впритык со временем. Кто ж знал, что старая Илена попрётся к родне столоваться.
  Вот дед и решил меня не родной матери, а её сестре знакомить отнесть. И, как его бабка не уговаривала, сказал как отрезал.
  А что взять со "щита" старого, его ничем не переделаешь - упрётся, так хоть землю рой, всё одно не свернуть. Им в "щитах" навеки соображалку набекрень воротят.
  Это же надо допереть - родного внука к манье-ведьме в род принимать тащить? Родная бы прабабка такого со мной творить бы не стала, а эта - у-у-у....
  Про ушедших нельзя плохо, а то самому потом от слов поганых худо будет.
  Так и понесли меня на соседнюю улицу в их общинный дом в род принимать.
  Это потом дед, когда гномьева "Огнива" с отцом нарезался, всё матюкался. Да у отца за дурость свою спьяну прощенья просил. А туда пёрся как на смотр строевой, даже перевязь с мечом дарёным за подвиги навесил. Даром, что взять его нечем - нету правой в аккурат посерёд наруча. Хотя местные,кто постарше, знали, что и левой он его с того бока достать и попользовать в дело ещё как может. Да и прямой с культи мало кто на ногах пережить в здравом уме мог. Но положено "щиту" меч на левом бедре носить, вот и по-положенному носит.
  Отнесли, короче. А старая только со скотиной, что она лечит, ласково говорить за свою долгую жизнь смогла научиться. С домашними просто рычала, да гавкала. Ну, с отцом, тьфу, оговорился, с дедом, ещё могла за жизнь немного на нормальном языке побалакать, но не долго. А всякие эти домашние церемонии на дух не переносила. Да и зависть ещё - у родной сестры первый правнук народился, а её ещё в пузе у старшей внучки обретается, да к тому же не пацан, а девка. Вот и вызверилась на меня похуже волкодава. Это мне потом бабка рассказывала. Только тогда ей не смешно было видать.
  - Эт, что ты мне тут такой подарок припёр! - дед тогда чуть не обматерил её, еле сдержался. Так его с крыльца карга старая встретила.
  - Внучёк первый, прими в род, да опестуй как предками положено было, Иванья, прошу тебя, - только и смог выдавить.
  Старая, видать сообразила, что лишнего загнула, может и перепасть ненароком, по-свойски, у деда нервы не с шёлка паучиного, да и здоровье войной порченное напрочь. Сдала немного и в дом пригласила уже вежливо.
  А дальше вообще весело всем стало. По обычаю положено молитву, злых богов лики отводящую, прочесть над младенцем. Воскурить, не помню как эта травка по научному называется, только дух от неё приятный и у нас её душицей прозвали.
  А потом ворожить на свече и кайны с рунами перед ребёнком метать, чтобы будущий его путь определить, и узнать к чему он больше расположен в таланте богами данном. Ну и, соответственно, посвящать его богу этому, чтобы в делах помогал. И имя давать тут надобно. Совсем забыл - Мирром меня зовут, а род Степанов.
  Только старая без этих выкрутасов и так обходилась. Утащила в комнаты свои, а их святить и проветривать не надо, потому как они и так освящены и чисты - народ она в них не один год лечит и калечит, прости Создатель, вырвалось. И плашки-кайлы ей не нужны - дар от богов такой даден, что в корень сущего зрить может у каждого, только присмотреться поподробней надо.
  Но, чтоб уважить общество, раскинула кайлы на пелёнку. А сама на до мной наклонилась, присмотреться к сущему. Кайлы я ручонками хватать все не стал, не интересно мне то было, пососал пару штук во рту и выбросил. Невкусные деревяшки, даром, что разноцветные и разной формы. А пока старая на до мной висела, я у неё амулеты всё больше оторвать старался и в рот себе спровадить. И трубку лекарскую из верхнего кармана вытащил. Народ уже вздохнул с одобрением: "Животину лечить сподобится видать. Дело полезное и, как ни крути, прибыльное". Только дед лицом посмурнел, не ту долю он мне хотел, да и больно долго и серьёзно ко мне Иванна присматривалась.
  Долго Иванна смотрела на меня с её лекарской трубкой в руке и амулетом во рту, а потом легонько пальцем деда к себе поманила, так и не разгибаясь с локтей на до мной.
  Дед подсунул ухо, а она так ласково ему:
  - Важек, может удавить его, пока чего не вышло, по-тихому?
  Дед тогда её голоса чуть не испугался. Аж руки затряслись, но виду не показал, выдержка - она у "щитов" всегда по-первей всего. Выдохнул сквозь зубы по-тихому и ровно так шепнул:
  - Поясни?
  - А что тут тень на плетень наводить, от родни скрывать нечего, - старая в полный голос ему и пояснила. Оказывается, что хоть и буду я лекарем, задатки имеются, и неплохие. Да только не простые и сразу понять и разглядеть даже у неё не получается, не даётся судьба и доля, не показывается.
  И про характер непоседливый ещё, и про всякую, всякую тягу и бяку с какой, с которой я в себе бороться буду. Много чего наговорила, словно на все десять перерождений вперёд мне интересного посулила. И про язык несдержаный тоже высказалась.
  Тут - чистая правда. На язык и ум мы в роду все вострые, за что и страдаем. Но вину свою знаем, и в морду постоянно вносим себе поправку, на характер. Правда опять же всё чаще с чужой помощью, пока не поумнеем.
  У каждого по разному. Дед Евсей до сих пор с бланшами ходит, а сам - первый помощник старосты Секирского, уважаемый человек, но регулярно за язык свой длинный получает, в основном от родни же. Глазастый он и злой, так подмечает верно и так шутит, что потом вся деревня над шученным ржёт, пока у Евсея бланш не сойдёт. Ну, да он не обидчивый, потому и сам окромя такого же бланша старейшинам не ставит больше. Старики-разбойники.
  Когда управляющий с города сменился и по делу первый раз к старосте нашему приезжал, то долго удивлялся. Его встречают три дородных мужа в годах и одеждах достойных. Посередине староста - лик святого воина писать можно или мудреца. А с боков двое "фонарями" ему дорогу "светят". Он аккуратно так поинтересовался потом, а чего так то? На что ему честно староста и ответил: мол, так и так, бабу не поделили молодую. После этого нас ещё больше уважать стали, ещё бы, до седых волос силу мужскую не только сохранить, но и ... мужчины, короче.
  Тут староста нисколько не соврал. Потому как спор был из-за задницы внучки троюродной Олегра, над которой неудачно пошутил Евсей, а Олегр неудачно пошутил над мужем её, двоюродным внуком самого Евсея. Подрались, помирились, и решили, что хоть и корова она, но задница у неё ничего. И пора бы внучку порадовать уже родню правнучками, а не только за задницей ... Не моё это дело. В деревне нашей хоть из-за рыбы вяленой спорь, всё одно спор на бабах закончится. Да и начинается обычно с того же. Особенность такая у населения, хотя девки у нас не чета городским, красивые-е-е.
  В роду мы по дедовской линии прямиком от гномов и идём, да не от каких-то, а от тех, что за свои изобретения и чудачества были из родного гнезда старейшинами выпнуты к людям на выселки. От греха подальше, чтоб остальным спокойней жилось.
  Правда про другое она смолчать хотела, если бы дед рукой своей ко мне не сунулся - оказывается я во рту амулет сосу которым она раны обрабатывает от заразы всякой, чтоб не гноились.
  И просто так его, кроме неё самой никто пользовать не может, потому как только на неё настроен. И не спроста, потому как не игрушка - если поболее силы влить, то и смерть от такого амулета принять можно лёгкую. Уснёшь тут же и не проснёшься, тихо и без мук.
  Дед такие штуки прекрасно знал и пользовать умел, по службе надобность была. Только у них они другой формы были, потому и не видел плохого в том, что я цацку блестящую мусолю. Просто поправить, чтоб я себе рот не порвал острой кромкой, сунулся. А как ему всё порассказали, то чуть не поседел. У него амулет на человека рассчитан был, а я во рту бяку, что быка завалить может обсасываю с причмоком. Дёрнулся было отбирать, да по руке и получил от ведьмы. Мол одна рука и без неё останешься. Тут сначала присмотреться надо, да за верёвочку потихоньку у меня вытянуть.
  Это потом она, чтобы общество успокоить, пояснила, что здоровье у меня слабое и я выбрал у неё на снизке самый заряженный амулет. И сосал из него силу, чтоб поправиться малёха. Заливал в себя ручейком тонким, потому как мал ещё и от большого сгореть мог, а основной поток силы с заклинанием смертным под себя, в стол, скидывал, без вреда себе. Очень для лекаря умение в будущем полезное, если правильно им пользоваться научить.
  Тут я насосался, чего надо, кинул блестючку прочь, и сделав пару дел, что только и может младенец делать, в тёплоте собственной уснул.
  Иванна тогда стока матов вспомнила, что на всю деревню обложить хватит. Жалко ей стола с рушниками и скатертями было, потому как на него только помирать теперь ложиться, а не людей лечить. Так она, с рушниками вместе, в костёр и пошла.
  А под конец успокоилась и выдала, что не знает кем такой лентяй и засранец ленивый с мозгами беспокойными и изобретательными вырастет, если у него они, судя по судьбе, в облаках летают. Обматерила всех кругом и погнала прочь. А потом внучку младшую вслед послала с наказом, чтоб меня у деда с бабкой родители оставили. Мол за мной присмотреть надо, а то по дороге окочурюсь ненароком, не дай Создатель. Мало ли чего насосался.
  С именем тоже не всё сразу срослось. Мать хотела Макосом назвать, как древнего царя тиев, что за поморьем живут. Это она в городе умных книжек начиталась, когда училась у своего учителя. Дед хотел в честь брата своего погибшего - Дланом. Сёстры тоже что-то предлагали, но их никто особо в расчёт не брал - громко орали слишком. Бабка тоже как-то назвать хотела, не помню уже. А прабабки, чтобы всю эту шоблу родичей угомонить, рядом не было. А Иванне вообще до одного места. И богу никакому меня не посвятили, а только ветру, значит судьбе да удаче, только они как ветер переменчивы.
  Всё батя решил. Не знаю как он их переборол, но сказал что в его роду традиция: одного сына обязательно именем основателя рода называть. И что традицию нарушать нельзя, а тянуть с таким делом тоже нельзя: а вдруг потом дочки пойдут, вон время какое мирное. Да ещё и в городе живём, а не в граничном со степью посёлке. Потому буду я Мирр, по называнию.
  А полное имя только самые близкие знают и по традиции я могу сказать его только самым близким.
  Народ ещё немного поспорил, но против традиций не попрёшь и все согласились. А пока они после споров в себя приходили, дед меня Ороену и Дакону посвятил. Когда народ прочухал, то дед сказал, что долги у него перед ними большие, а он не знает всё ли отдал. Так если внуку отдавать придётся, то пусть они ему долги перед ними же отрабатывать и помогают. А удача всегда пригодится, особенно в деле возвращения долгов перед богами.
  Имя же рода у меня самое простое и распространённое: Степанов.
  На Итиле Степанов да Степановых в каждой рыбацкой деревне каждый пятый. Это от сильной "любви" к степнякам, что на эти деревеньки частенько зарятся.
  Есть такая птица в степи, Степа. Да и по Итилю на островах живёт, хотя летает слабо, а Итиль река широкая, как только перелетает, непонятно. Рыбаки птенцов завезли наверно. Не любят орки эту птицу - мясо твёрдое, не вкусное, а за птенцов не побоится ни на коня налететь, ни на всадника на нём. Даром что росту в длинной шее чуть выше колена. Бегает быстро, подлетает стремительно и мало того, что клюв острый, так знает куда бить. Кони её опасаются, стороной обходят, пара степов за порушенное гнездо степную лисицу будет гнать пока вусмерть не заклюёт. В степи со жратвой особо не разгуляешься, а рыбаки степов рыбой возле стоянок подкармливают всегда, вот и сложилось так, что степы возле рыбачьих степных стоянок гнёзда вьют, потому как корм всегда в трудное время будет, заодно и вместе с гнёздами стоянки рыбаков охраняют. Незаметно не подберёшься. У нас в Секирках у некоторых они во дворах живут, не хуже алабая тяпнуть может чужого. А если рыбой от тебя не пахнет, так тем более. А орки сколько рыбьим жиром не мажутся всё одно не помогает. Запах степного костра степа чует всё одно. Вот и имя рода такое в пику оркам, Степановы мы, накося, выкуси. Плохой из меня рассказчик, отвлёкся. И как детство вспомнил, так по-секирски и заговорил, а у нас все так говорят и ещё звук "а" растягивают. Ну да ладно.
  Короче, мать в слёзы, отец с дедом в летнице в сопли. После второй осьмушки, одну так, для разминки приговорили, а вторую батя с собой на "отметить" брал. А я с бабкой ошалевшей в доме в материной старой люльке гукать, да пелёнки портить. Потому как ещё пару дней их после меня не стирали, а сразу в огонь кидали, на всякий нехороший случай от греха подальше.
  Родители в слезах так вечером и уехали, а через пару дней прабабка Илена вернулась, матери, бабке то есть, накрутила, потому как деда достать - руки коротки.
  И пошла моя жизнь деревенская до восьми годков почти, с родительскими редкими наездами в гости. Потому как пока не окреп немного, так меня им и не отдали. А карга старая так на меня всю жизнь и дулась при людях, да хмыкала невесело, когда к ней на погляд приводили. Только со мной не разговаривала про здоровье и амулеты свои прятала постоянно в верхний ящик комода, под ключ.
  Ага, "прятала", это я сейчас понимаю, что нарочно каждый раз новый набор подсовывала в ящик. Ведь пока они с бабкой в соседней комнате немного пошепчутся можно заново родиться и помереть, а я любопытный всегда был сверх меры.
  Как до них добирался? Да легко, меня же сам дед и научил, мы с ним такой же ящик у бабки в комоде открывали, когда она ключик потеряла.
  Всякому "бершу" нож-каюк по праву положен от отца (ну, мне от деда) когда он докажет делом, что может им пользоваться и знает с какой метки балабану брюхо потрошить. А у каюка кончик острый, да прочный - сталь гномья, "синька" кованная (так по цвету металла после закалки прозвана). Не сломаешь, хоть телом висни. Я на этом ноже на спор по обрыву с мальками такими же лазил, кто выше.
  Я их, амулеты её лечебные, в первый же раз нюхом верхним нашёл, нож под крышку аккуратно забил и открыл ящичек. Так и сосал себе помаленьку, чтоб не так заметно убыль было видно. А назначение амулетное - в ведро, что под рукомойником, скидывал. Не знаю как, само оно у меня получалось, как дымок от себя руками отмахиваешь, да дыханием своим в ведро задуваешь. А всё одно когда его выносят, то никто на грязную воду не смотрит, выливают в яму отхожую, с мыльным то корнем в огород нельзя - сгорит же земля и родить не будет. Один раз правда чуть не срослось - Павлушка оступилась, да немного пролила на грядку с брокой. Брока в два раза больше кочаны вырастила, а Иванна только головой качала и ходила по грядке со своими блестяшками разными. Павлушку ведь никто не спрашивал, а говорить самой не с руки - выдерут по самое "нехочу".
  Так и рос от осмотра до осмотра, каждый раз удивляя Иванну и бабушку тем, что у меня на раз сопли после таких посещений проходили. А не как у всех - через семь дней. А откуда я знаю, что там у неё в амулетах лечебных. Я на нюх и ощупь их перебирал и сосал только те, от которых слюни текли и в животе подводило. И почти каждый раз разные. Тело само знает что ему надо, жизнь не обманешь. Вон, алабай наш в лесу нюхом травки выбирает и и грызёт. (Я вместе с ним пробовал, тоже ничего, только иногда до ветру побегать приходилось, а ещё я с курами нашими и степой камешки маленькие глотал, когда старая Иленна на лавочке засыпала). И ничево себе с алабаем, только в радость, да шерсть ещё красивей становится. Так и я.
  За всё деревенское детство ничего плохого не видел, только хорошее. Бабка с дедом баловали потому, что внук, отец с матерью - потому, что видят наездами. Так, изредка прилетало, если совсем уже страх потеряешь.
  Здоровьем я и в правду не удался: сначала болел часто, а потом просто. Да и кость у меня не в деда - тот медведь пещерный, силы немеряно, гномьи корни, что тут скажешь.
  А я статью в беленскую породу, по отцу. А они рыбаки, росту среднего, да сухощавые все, одни жилы на руках. Да и дыхалка слабая - как сверстники под четыре лодки пронырнуть не мог, только под две. Опять же - отцы сыновей сызмальства своему делу учат. Кто на земле работать, кто рыбалить да охотничать и лес рубить. А чему меня бабка с одноруким дедом научить могут, если одна - травница, а другой по первому - сотник пограничной стражи, а по второму - лесник, да и дворянин к тому же. Почему дворянин в деревне? Да потому, что в гномском городе человеку воинскому не прожить, тем более, что всю жизнь служил не в парадной сотне, а по лесам и болотам на границе шастал. Да и выходила его баба Надя, дважды. Две жизни он ей должен. Одну - когда на ноги подняла первый раз, когда деда наёмники герцогские порезали. А потом когда с этим самым герцогом война была и дед его самого уже порезал, в составе отряда "щитов", да только без руки вернулся и сам весь в лохмотья. Тогда много наших не вернулось. Бабке завидовали, хоть без руки, а мужик живой, даром, что дворянин и по хозяйству не очень.
  Врут это они все! Дед даже с одной рукой мастерить лучше их лоботрясов мог, а вместо второй руки я у него был. Не всегда обе руки надобны, а вот смекалка - всегда. Завяжи одной рукой бечёвку на венике, что, слабо? А дед у меня мог, и без помощи, и не такое мог. И меня учил. Пока сам своими мозгами не дойду, никогда не рассказывал, что мастерить вместе будем.
  Заставит собрать весь нужный инструмент на верстак, потом все заготовки и материалы притащить и всё молчком, пока не догадаюсь. Да и если бы рос всё время в деревне, то может и выучил бы много чего по жизни, а так - только сметку толковую в меня дед вдолбил, да лес чувствовать научил. Нет, если летом, то я в лесу не заблужусь и с голоду не сдохну, зимой, конечно тяжелее - мал был ещё, чтоб меня такому учили. Бабка травы немного научила разбирать, да пользовать. Ну и зря что ли в Секирках рос? Тут дело особое. Мы не коронные, мы самые что ни на есть свободные. Вот так вот, подати - только королю, земли - общинные и власть тут наша. Хотя в общем смысле законы короны Тора для нас тоже не просто слова. Но сначала наши традиции и законы, а потом уж все остальные. Не любили на прежнем месте, герцог гноил, пока не снялись, да за кордон к гномам не двинули, не любят и на нынешнем особо, но уважают. За силу и прочее. Власть, она как известно, не любит вольных. Но мы хоть и вольные, да не беззаконные. Вот один герцог уже на счету нашем общинном, а это вам не просто так.
  Село свободных, да посёлок рыбацкий при селе. Больше тысячи люду (а может ещё больше, один староста знает сколько), мастера первостатейные и каждый с сопливых лет оружный, без разбору малец или малая. А малая - так ещё хуже. Нас, парней, сначала больше к работе приучали, чтоб секирку детскую в руке удержать, да силу подкопить, а мелочь длинноподолая ещё раньше нас училась у матерей рушником гусей гонять, да плясать "Набат". Это танец такой, деревенский, только танцуют его у нас, в Секирках, да в Беленьких. Он разный есть: на пары, на сходень, на стенку. Приезжим нравится, когда молодые девки по кругу с приседаниями да пригибаниями спина к спине кружат, да рушниками на палочках красивых резных машут, красиво круг идёт по улице. А представьте этот круг в лёгкой броне со щитами, да с цепами боевыми малыми в руках. Да впереди строй мужиков с секирами. С теми секирами, что они с детства с собой и на промысел в лес и по дрова и в поле (так, по привычке хорошей) таскают и могут с ней, с родимой, такое вытворить, что не всякий дворянин со своим мечём свертеть сможет. А ещё муж с женой и сёстрами её незамужними уметь должен набат и в паре и в сходе плясать. Во-от.
  Только тут мне не повезло немного, секирой мужики считай полжизни учатся. А я, по их мнению, только уворачиваться научился. Да так, с какой стороны за топорище брать - это мне родственник один сказал, глядя на мои потуги с ним помахаться. Соврал, конечно, зараза, я всего то ему из десятка выходов только шесть уступил. Но четыре то выиграл.
  А уворачиваюсь я не хуже других, иначе нельзя. Девки-то раньше взрослеют и в силу входят. Иная нерадивая своей спиной за десятину все ухватки от тёток, да матери выучить успеет. А потом нас, мальков от нечего делать по хребту узелком на поясе отходит, чтоб в мыслях не было в дырку в заборе на баню зенки таращить, когда девки моются и в речку нырять бегают. Тут не захочешь, а мальком на мелководье крутиться будешь, только бы балабан не заглотил.
  С мечём дед мне только основное смог показать, как он сказал. Достать его я не смогу, даже если с натуги сдохну, вся сила в руку левую ушла, да и мастер он в мече. Но к восьми годам он меня тоже пока подлавливал, взопреть успевал весь.
  Вот и вся жизнь в деревне. Два случая только было неприятных и один не очень понятный.
  Неприятные - это когда померли прабабки, почти в год разница у них была, так почти и померли. Чего скрывать, любил обоих, родную - так особенно. Когда вместо матери родной бабка, то прабабка - считай что бабка, а внуки их всегда любят.
  А Иванна - это только со стороны казалось, что старая карга со мной не разговаривает, а лается. Нельзя было Иванне по-другому, безотказная была, да и по роду занятия положено. Если бы не зверилась на всех, то на шею бы сели со своими болячками, да жалобами. А так - лишний раз по мелочи и подходить боялись. А она знала, что я знаю эту её "придурь" нарочитую, а потому не обижусь. Вот и костерила почём зря, для виду. А в деревне всё на виду, вот и костерила постоянно. Так и казалось, что не люб я ей. Дураки они, не все конечно, стариков то не проведёшь, глазастые ещё те.
  Ну как не люб, если по деревне за ней не родная правнучка туесок лекарский, а нелюбимый правнук таскает? Слепым надо быть, чтоб не увидеть. Или это я сейчас, задним умом такой вострый?
  Не злая она была, добрая и строгая. А умирала тяжко, некому было дар передать, а мне нельзя было, мне бы только он помешал, если полностью. Померла она только на пятый день от того, как слегла насовсем, когда мать приехала, сестрёнкой моей беременная. Видно это ей и помогло. Как говорится хоть так, чем никак. Хотя положено дар передавать напрямую, уже родившемуся и чтоб осознавал его человек. Теперь у Иленки (сестру в честь прабабки назвали) не известно когда дар проявится, и кто учить её будет - непонятно.
  Я стоял возле дома, потому как выгнали всех детей прочь по её просьбе и видел как поднимается над ним облако светлое и как расходится над всей Секиркой мелкой росой. Это так Иванна напоследок остатком жизни деревню одарила, в тот год никто не болел, не считая соплей.
  А мне вместо росы живительной в маковку как ведро воды ледяной прилетело, с наказом. Иванин голос так в черепушке и бухнул: "Смотри, не балуй!". Разобрался быстро, чего тут непонятного.
  Когда идёшь менять косточки у соседского малька на свои, но другого цвета и видишь, что подерётесь вы крепко из-за вот таких своих поганых слов. Или гадюку в траве видишь, а она выползет тебе на тропу не сейчас а в полдень. Понятно, что даром виденья судьбы одарила. А что не балуй, так тоже понятно. Судьбу то видишь, и не только свою, но и чужую. А потому надо так путь строить, чтобы и себе пофартить и другому беды не сделать. Первая заповедь это у Иванны была - не навреди!
  И другое: непонятный был гном, который на меня пялился, когда я дракону прилетевшую гладил. А я тут по делу был. На поляну перед лесом дракона присела - наездника пораненного привезла. А я прабабке Иванне помогал корзинку с её барахлом тащить, и не я один, там полсела было, только дракона к наезднику только нас с Иванной и подпустила. Пока она раненого лечила, я в сторонку отошёл - не люблю крови, хотя и не боюсь. А у неё такой бок красивый, чешуйки одна к одной, некоторые с маковками, те, что побольше, а хвост такой интересный - пластины концевые сходятся и расходятся. То копьё, то метёлка. Так подпустила то она нас сразу, а отпустила Иванну, только ввечеру, на следующий день, когда ей знакомый маг приехал и воина забрал, а она улетела сама. Вот я Иванне то поесть, то одеяло, то ещё чего из дома её таскал. И дракону кормил, корыто с мясом под морду совал, пока она не успокоилась и есть не захотела.
  А ну как не успокоилась, а есть захотела? Схарчила бы Иванну с полдеревней, мне бы потом дед уши так бы надрал. Это теперь я знаю, что из чужих рук при напарнике дракон есть не будет, тем более пока за него переживает, не то, что есть, места себе не найдёт. А вот насчёт полдеревни - если сильно расстроится, то полдеревней не обойдёшься, и одной мало будет.
  А гном непонятный был, потому как пялился на меня как на дурака деревенского Гумашку. Так тот дурак, он чудной. А я то там по делу всё. Пока Иванна воина обмывала, да перевязывала, я дракону обхаживал. Жалко её, у неё лапа левая задняя на бедре посечена была и кровила. Животина умная, не бросать же. Вот пока Иванна свои дела делала я драконе аккуратно рану промыл, выдохом заразу выжег. Я же помню как на вкус какой амулет, тут легче лёгкого. Вспоминаешь вкус, пока слюна не пойдёт, а потом дышишь на рану. Ну и подлечил, чтоб не кровила, я же все лечебные амулеты не только на вкус знаю, но и для чего и когда применяются тоже, не первый год за Иванной корзинку ношу.
  Просто дракона тем боком к лесу сидела, а я маленький и никто не видел как я там с ней ворожу. Все потом говорили, что я спать наверно и на потолке смогу. А устал я лечить - рана была длинная, пока затянул. Вот и прикорнул у неё под боком отдохнуть, а Иванна кричать при драконе постеснялась, только шипит: "Мирр, сучёк мелкий, где ты сныкался!". А я сплю и не слышу, что она с другого бока от драконы меня вышептывает. Пока нашла, пока вразумила слегка и за нужным отправила. Так вот гном долго смотрел как я возле драконьей лапы сижу и когти её от роговицы на кончиках каюком чищу. Ухаживать за зверем надо нормально, тогда и он к тебе относится будет соответственно, а не зенки как на Гумашку пялить.
  Вот так, по рассказам родни, да по первым моим воспоминаниям и прошло моё деревенское детство.
  
  Извините за то, что начал нескладно и с первого на третье перескакивал. Просто каждый из нас, я думаю, что не ошибусь в этом, каждый, когда вспоминает дорогое и любимое - каждый волнуется.
  
  Потом было детство городское. Сначала не очень весёлое. А как иначе - друзья там все, люди и гномы другие совсем, город не деревня. Тут и так всё понятно. Первое расстройство: пришлось снять каюк. Благо что и батин каюк когда он был в городе, дома обретался . Не так обидно.
  В городе только стража оружие носит, а пацану носить нож, чуть короче кинжала стражника, тем более не из простой калёнки, а с настоящего кованного "синяка"? Накинутся толпой и отберут, в лучшем случае, или батю в городскую управу десятник стражи будет таскать. Мне всё объяснили, я всё понял, а потом полночи грыз зубами подушку от обиды. Но батя же свой на стройку не таскает, вот и я только вечером на дворе за забором вешал себе на пояс. От нечего делать нашёл материну "звёздочку" и втихаря начал по вечерам девчоночьи ухватки вспоминать. Мать повздыхала, потом и сама загорелась учить. И ей по вечерам разминка - работа у неё сидячая, по полдня за своим погодным артефактом просиживает. Она у меня погодник предсказатель. Один из лучших в короне, даже сманить в столицу пытались, но не хочет далеко от родного дома уезжать. А батя строитель мостов и тоннелей, просто строитель. В гномском государстве, в третьем по величине городе. Дошло? То-то! Тут таких простых раз, два и обчёлся. Чтобы гнома в строительстве мостов и тоннелей догнать и переплюнуть надо быть совсем не простым. А я знаю, что его на работе гномы ещё как уважают. Только особо не любят, вспыльчивый очень. Гномы тоже не подарок, но одно дело от такого же оскорбление стерпеть, а другое - от человека, тем более, что батя только по делу ругается. А больше всего их задевает, что стомат гномский в совершенстве знает.
  Это он, пока я маленький был, пол Драконьего хребта обошёл со своими стройками, вот и насобачился, говорит учителя знатные были. Батя своим горбом и головой на должность начальника участка дошёл. С простого рыбака. Тут конечно и родители сперва помогали, деньги на учёбу всяко нужны, а откуда они у молодого.
  Так что по должности его ему звание мастера положено и есть оно у него, у матери кстати тоже. А гномы к этому очень серьёзно относятся, можно гнома увидеть старше человека в два раза, но в своём ремесле в подмастерьях ходит. Тут и от ремесла зависит и от ухватки, иные подмастерья дороже мастеров, как молотобойцы в кузне, например. Без хорошего подмастерья оружейник мастер клинка не сделает. А с молотом на водном приводе всё одно не каждый может сковать, без толкового подмастерья-молотобойца. Тут чувствовать металл надо. А с толковым подмастерьем у мастера считай ещё две руки вырастают, да мозгов в два раза больше.
  А раз мастер, то по гномскому обычаю имеешь полное право свой род основать, но бате это не надо, наш род и так не угасает, трое братьев в семье у отца. А вот по гномскому и людскому батя с матерью теперь не рыбак с дочерью обедневшего дворянина в семье, а глава рода в этом месте, то есть дворянину ровня. У гномов ведь нет записных дворян - это когда у людей человеку просто дворянство дают, без земли. Есть мастер - дворянин значит. И в кошель никто не смотрит особо, заслуги важнее, хотя деньги везде важны и нужны. Не буду ничего дальше про детство городское, мало интереса, всё как у всех, только слабоват я против местных, они и в плечах шире и силой больше, смекалкой берём, да ловкостью. Я и дрался то за всё детство по серьёзному пару раз. За имя матери одному пасть порвал, как и обещал. Лекаря к ним долго в дом ходили, а нам потом пришлось на северный переезжать, батя у того уродца больно злопыхал, а отец хотел мать поберечь - Иленка ещё маленькая была. А второй раз уже с другом своим дрался. Он меня старше на три года был. Обидел меня сильно, а сам на две головы выше и в два раза в плечах шире. Я вечером у бати спросил: - Как человека сильнее себя побить.
  - Плюнь в кулак и в глаз бей, - батя отшутился, только потом ему не до шуток было. Я Костяна бил в глаз и висел у него на шее до тех пор пока был в сознании, а когда меня от него отрывали, то плечо левое вывихнули. У него морда на одну сторону долго была, но и меня без сознания домой притащили все в крови. Мы потом лучшими друзьями были, пока опять мы не переехали в новый дом, но тут уже из-за работы батиной. Может он там с кем подрался?
  Бывало и за язык острый прилетало, как скажу что, так над человеком две десятины вся толпа ржёт, потом ловят артелью, да учат вежливости. Но это не драка, отпинали слегка, понял, что за дело и успокоился. А если не в дело, то у нас на улице своя артель есть, подсобляли, когда надо. Обычная городская жизнь - по чужой улице лишка не шастай, когда не надо, на чужую девку не засматривайся, а хочешь засматриваться, чеши кулаки и готовь морду под кулак. У всех так. Только на девок я не очень то и засматривался - по примеру бати всё больше в книги, своим горбом надо будет себе имя делать, у родителей сестра младшая на шее ещё долго висеть будет, одиннадцать годков разница. Лето в деревне, всё остальноё время - в городе.
   А потому после школы решил податься в учёбу - в механическую школу и в училище на армейское отделение. На получку младшего казначея или помощника в отделе особо не прожить, да и комната военному положена в чине не ниже десятника, а после училища на то и выходит. А если в должности помощника младшего, после мехшколы - так там и деньги хорошие и навык и уважение. Если честно, то хотелось от родного дома оторваться, и хотя в мехшколу уже был почти принят, всё одно в училище попёрся - свободы хотелось, из дома быстрей сорваться.
  Шанс по всем раскладам был малый - денег за мной нет, только батин с матерью мастер, да дедова железяка наградная, он к моему поступлению ещё жив был, но уже в город приезжал редко. Таких как я, худо-бедно родных на одно место по двадцать рыл, потому как отпрыски "нужных" родов и продолжатели родов по военному делу уже считай приняты, даром, что из них на треть лентяи и дураки избалованные. Попробуй не угоди вельможным родителям или своему начальству, что званием выше. Всю жизнь просидишь с учениками на первой годке.
  Все испытания я прошёл отлично, это что по письму и счёту. По механике удивил учителей немного (знали бы куда я в самом деле готовился почти год, не удивлялись бы). А вот испытания на силу еле прошёл, сделали скидку на то, что человек и не из семьи воинской.
  Испытание с оружием сначала провалил, а потом удивил. Не знаю чего больше.
  Всё просто. Суют в руки меч кривой, ставят в пару второгодка толкового (а его папа сотник с четырех лет с мечём гонял) и смотрят как дерёшься. Криворуким одного боя достаточно. С теми, кто может, пару схваток разным стилем. А кто умеет, тот на третий бой и с мастером может помахаться, заодно и самомнение в задницу вобьют по самое не балуй, чтобы усы из губы не топорщил, потому как одно название от них ещё и брить там нечего.
  Толковый парень попался, разделал меня с мечём под орех. Не сразу, конечно, на второй бой я натянул кое как. Плюнул на всё, попросил дать самому оружие выбрать. Мастер оружейник с боевиком на пару поржал надо мной и попросил платочек маменькин мне подать, а то без него на второй бой не выйти. Плюнул я на это дело, сорвал со стены щит малый, тут же большую звезду с крюка отодрал и шар отстегнул. Армейская она, с застёжкой на конце хитрой, чтобы рукоять с цепью одна, а шары-подвесы менять. Цепь длинная, для всадника сработана, а может высокого роста воин заказывал. Это хорошо, конец связал и куском кушака перетянул, чтоб вроде шара была. Как раз по руке и по весу.
  - Сейчас будем по-моему биться! - говорю так им серьёзно.
  - Щас тебе, - это оружейник мне говорит, - раз оружие разбойничье выбрал, то и биться будешь также, - и выпускает против меня двоих здоровых таких второгодков с дубьём в виде меча слегка оформленным.
  Боевик, тот сразу смекнул, что к чему, потому как я остатками кушака колени повязал, он на это только одобрительно посмотрел и кивнул, мол давай!
  Ну и дал я им. Пока один другому мешал, я под дубьё это железное подлез и в ногу ему прошил, а второго просто за наручь цепью зацепил и шитом приголубил. Как меня мама учила, нежно, не нижней кромкой, где у наших шожи выкидные или гребёнки-сломы, а серёдочкой, аккурат по лобной пластине.
  - Шлем гавённый, - говорю, - гудит от удара плохо.
  Парней я не калечил, так, только удары обозначил, так что оружейник зря с лица сбледнул. Это ему боевик объяснил, что так я ему на его шутку с платочком ответил.
  А потом сцапал мечь свой, щит взял со стены, как у меня и пошёл рубиться. Вот тут стало не плохо, а очень плохо. Как не вертись, а мастерство это мастерство. Да и на щите у него сверху сломы выкидные, я прошамкал, не посмотрел, что сверху заклёпки для крепления механизма по щиту идут. Хотел ему пройтись в плечё щитовое, а он меня тут и ждал, на сломы подловил цепь очень ловко и пошёл мне прямой в грудину. Мастер - мечник конечно костолом ещё тот, но тут в аккурат по рёбрам впритирку в подмышку клинок пустил.
  - Навылет, сдох птенчик! - это оружейник, он то моей щитовой руки за головой мечника не видит. А мечник молчит, потому, что щит у меня от его удара почти на локте на петле болтается, а перед глазом засапожник в аккурат висит. Я его ещё на второй бой незаметно достал.
  - Это кто тебя на клинок насаживаться так научил? - тихо так спрашивает.
  - Мама, - говорю, - и научила, потому как нечего жить женщине, если бой проигран, а за спиной дети и отступать некуда.
  - Я тебя по твоей дурости чуть не угробил, это же не бой, а ученье, думать же надо!
  - Вот и возьмите в обученье, заодно и думать правильно научите!
  - Очень надеюсь, что ты пройдёшь, уж больно руки чешутся тебе язык твой длинный пообкорнать, - на том, мастер мечник разговор окончил, вытер меч свой (он мне бочину по рёбрам зацепил, не ожидал, что я сам на клинок кинусь, еле успел кончик убрать). Получилось не очень хорошо, опозорить я его не опозорил, что с дурака возьмёшь, коли сам на меч кидается, но с другой стороны у такого мастера меч - продолженье руки, а тут не хотел, а ученика порезал. Хотя с учеником это ещё рано.
  Не знаю, какую птицу там они в документе нарисовали, меня просто к лекарям погнали взашей.
  Не следующее утро построили всех напротив воинского дома и начали списки зачитывать. Зачитали всех нужных и они гордые в дом напротив ушли, там их дальше в оборот уже другие дядьки взяли. А нас, хмурых не за ворота, а в тот дом, где мы испытания проходили. И давай по одному дёргать на собеседование. Пока стоял и ждал успел переговорить с выходящими. Никому не отказали, решение потом объявят, беседуют обстоятельно, про родню спрашивают и много чего ещё. Дождался, вызвали.
  Как неудобно стоять посередине маленького круга когда на тебя сверху с постамента десяток умных мужиков смотрит и оценивает. Про это никто не говорил, понятно. Что вспоминать такое совсем не приятно. Я сначала дёргался, а потом подумал: "Спокойно, не возьмут, так в мехшколу я уже все испытания прошёл и почти принят, а если и там сорвётся - рвану к деду в Секирки, только говорить им это нельзя, неуважение получается".
  - Степанов Мирр, прибыл! - вякнул и руки по швам вытянул, как дед учил.
  - Вольно, Степанов! - это мне мечник, - выправка на троечку, но хоть что-то есть, это радует.
  "Мстит, помаленьку или нервы себе потрёпанные лечит" - стою, молчу, как дед учил спину не горблю, только ногу одну ослабил и всё.
  Оружейник, тот с ехидной улыбочкой так на мечника посмотрел, и тот подкис немного, спорили на меня, что не сдержусь и ляпну что в ответ. "Щас", - как мне прошлый раз сказали.
  Потом спрашивали про родню и про деда, оказалось, что знают его, не лично, но слыхали много хорошего, поспрашивали куда денусь если не поступлю, честно ответил. Вот и всё, только в том ряду я мага непонятного узнал, что к драконе приезжал, и он меня тоже, когда я ему головой легонько кивнул и поприветствовал.
  Вышел и думаю: "Математик и механик за меня, оружейник и мечник тоже, драконщик и тот, что про деда спрашивал тоже "за". Получается, что если они просто голосовать будут, то уже принят, а если они голосуют, а начальник, которого я не знаю, но он тут сидит, принимает решение, то это шесть к трём, тем более принят".
  Не угадал. Восемь к одному, "против" был механик, сказал, что язык у меня как помело и для военного дисциплина слабовата, нет почтения во взоре, к старшим.
  Но его никто слушать не стал. Потому что начальник училища династии военные обожает и деда моего хорошо помнит. А так как он, дед мой то есть, меня воспитывал, что почитай, что отец, а он тоже отец и младшего сына воспитывал. И вот сейчас его сын в столице в столичную академию поступает именно в это же время.
  Остальные переглянулись и решили сделать начальнику подарок, заодно и меня приняли. Ну как бы меня здесь, а его сына там ...., по подобию.
  Мне потом мастер Орул, мечник, это всё рассказал. Когда на первом дополнительном занятии повалял хорошенько и намекнул, что именно ему я должен.
  В смысле дочку обучить прихваткам с цепом. Я его послал, к матери, у них с Иленкой почти один год, живут на соседних улицах. Пусть ходит, мать их обоих научит, так даже веселее, заодно и подружатся. Орул согласился, что мысль здравая, и что меня на одном месте не уделаешь - перетаскивать надо. Правильно, такой за палец тяпнет и руку оторвёт, в должниках ходить перед ним не хочется, тем более, что ничего я ему и не должен.
  Академия, училище, магия, танцы, домоводство..., слова красивые и идеи. Трезво подумайте. Кто тратить будет деньги на простого десятника или полусотника, а именно с этой должности начинается служба выпускника училища и на ней же очень часто она заканчивается. Либо смертью, либо чем иным, что для военного в профессиональном смысле тоже смерть. Обучение настоящее начинается тогда, когда послуживший полусотник идёт на повышение, вот тогда он приезжает сюда на год или два и вот именно тогда и начинается академия.
  Не нужен в войске умный, а нужен сильный и храбрый, и чем меньше думает, тем быстрее приказы выполняет. Так и учили - всего по чуток.
  Нечего тебе знать как лечебный амулет рану прижигает, держи вот так, жми здесь. В другом случае, если большая - держи так, жми здесь и здесь, и тут. А тут не надо, плохо сделаешь. И вообще - за тебя умные уже всё продумали и на таких как ты, дураках, в поле испытали. Не разговаривать - пока базаришь, у тебя товарищ от раны загибается, мысленно. И так во всём.
  Сначала не понял, а потом понял и удивился. А потом подумал и перестал удивляться. Умные люди подсказали, что книжки из открытого отдела можно брать любые, а на толковые вопросы, пусть не по теме, а вширь и вглубь толковый преподаватель всегда с радостью даёт ответ.
  За первые два триместра отсеялись лентяи и лишние. А больше в первогоде ничего не помню, серая стена из занятий, нарядов, строевых смотров, дополнительных занятий, внеочередных нарядов и неплановых смотров. А, ещё в морду получил жестоко, за язык длинный.
  Откастерил одного по матушке, для деревенских, да и наших, городских, обычное ругательство и оскорбления кровного в нём нет, на грани конечно, но нет. Попался пришлый, намного сильнее, и почуяв, что на мне можно приподняться с лёгкостью это и сделал.
  У нас не принято драться так, не по чести - выдернул сонного ночью в сени под морды своих прихлебателей, прогундосил: - Ты мою мать поносил, знаешь, что за это убивают и всё такое. И пока я сонный не сообразил что со мной - говорить или драться будут, со всей своей дури заехал кулаком в глаз, с двух шагов вразбежку. Быка таким ударом молотобойцы валят, те что посильнее.
  Мне и повезло и не повезло: успел немного отклониться, иначе бы нос сломал бы он мне или глаз вышиб, а не повезло, что не допёр башку наклонить и лоб подставить, тогда бы он пальцы переломал и может быть не удачно. До сих пор себя за растерянность эту ненавижу. Бить я его не стал, потому как он увидев и поняв, что я почти в сознаньях потерялся и морда на глазах опухает забегал вокруг как шавка от страха, что жалобить на него побегу. Как такого бить, если он меня побил, но сам от страха чуть не обделался. Это и друзья его поняли. Не все, конечно, но те, что поняли, неплохими ребятами оказались.
  Тут и пригодились бабкины травки, до утра примочки делал, чтоб на простой синяк походило. Хотя помогло мало, а себя лечить я тогда не стал - и опасно и пусть этот сучёныш подёргается. Когда начальство спросило, то сказал, что с лестницы упал, и морду топориком сделал. А что ты тут докажешь - костяшки не сбитые, на теле синяков нет, так не дерутся. Погрозились выгнать взашей, да успокоились.
  А обидно ещё по тому, что по делу я тогда его лаял, на воровстве он мне в подозрениях попался у своих же. Его потом дважды так почти подлавливали, но уходил сука ушлая. А когда по выпуску он в часть отправился, мы с ребятами через нужного человека весточку тамошним отправили, что вор в подозрениях. Там его через две десятины обложили и на поличном взяли. И выгнали с позором.
  Одна отдушина была отпуск на двадцать - дён, пять из которых пересдавал испытание на силу и выносливость. Не могу я за ними угнаться, а скидок на то, что гномьей крови во мне капля а остальная людская да ещё какая, почти не делают. Ловкость она не везде помогает. Натянул кое как на "сойдёт с соплями" и милостию мастера мечника поехал в отпуск.
  Покрасовался дома пару дней, а потом в деревню, там перья распускать. Наших, понятно, мало чем удивишь, особенно тех, что с товарами за кордон с дядьями ходят, не такого насмотрелись. Но я не удивлять приезжал, а друзей повидать и деда с бабой уважить. Как им приятно было, так что у меня даже глаза покраснели.
  Дед был гордый, баба плакала. А по отъезду дед мне в мешок секирку мою малую положил и засапожник свой отдал, который я мальком мечтал от него поиметь. Откуда прознал, непонятно, я никому не говорил. Просто показал новый в сапоге, а этот отдал.
  И оказалось, что видимся мы с ним в последний раз, потому как в скорости его не стало. На похороны не попал, хоть и отпустили, снегом дорогу перемело, даже по льду на Итиле не добраться было. Так и не успел узнать про долги перед Ороеном и Даконом, не успел обнять напоследок, да много чего не успел...эх, его так!
  К бабе я потом каждый отпуск старался приезжать, пока жива была, но без отца, то есть, деда дом стал пустым. Не только я у него взамен руки был, а и он у меня частью души. Немалой её частью.
  Жизнь не остановить, одно меняет другое и даже потери иногда приносят что-то новое. У меня так точно. От переживаний по деду у меня дар открылся до нужного, а может ещё и подарочек Иванны старой тут помог. Я случайно понял, что могу видеть. И не просто видеть, а очень чётко. Как наложено плетение на меч, как мастер Варав формирует перед собой вязь заклинания и напитывает её силой и что из этого получается.
  Никому не сказал, и правильно сделал, и так от нагрузки сдохнуть можно. Я потихонечку стал книжечки себе почитывать по магическому делу, да вспоминать как Иванна с животными работала. А она взглядом их могла приструнить, завораживала как змея. У меня стало получаться до того, что Змеем прозвали.
  - Взгляд у тебя тяжёлый, змеиный, когда бесишься аж зенки вылазят и смотреть в них страшно, - это мне сестрёнка в первый раз сказала, когда на побывку домой отпустили и я ей свои способности новые показал.
  Так и не получалось долго до конца, как баба Иванна зверей ворожить, подавить могу, а вот заворожить как она, спокойно, чтобы подойти и погладить или заставить птицу на руку сесть. Только потом понял, что не только давить можно, но и успокаивать и манить. Вот после этого и пошло.
  Так и второй год незаметно пролетел.
  По окончании второго года, в аккурат перед отпуском, пришёл королевский приказ.
  Он длинный, особенно начало, на улице было холодно и сыро. Стоя в строю мы почти не слушали, каждый только и думал как быстрей бы в дом попасть, да до отпуска оставшиеся испытания перебедовать и не завалиться. Опять какую-то бумагу читают, не до того сейчас, тут своих бед немеряно. И тут как обухом по голове и шепоток по строю:
  - Эй, Мирр, скажи чего, я не расслышал, а народ чё встопорщился, - дружок мой Серг кулаком в спину тычет.
  - А-а, я тоже, не слушал, - и у соседа, - Гронт, о чём говорили?
  Начальник академии подождал пока пройдёт гомон и спокойно так:
  - Повторяю, досрочно заканчивают академию и направляются по месту службы после тридцати дней отпуска следующие учащиеся:...
  И понеслось. Слушали как молитву, не дыша. А потом:
  - Деньги и предписания получить сегодня, на сборы вам до вечера завтра, вечером, чтоб ни одного названного здесь не было, разойдись!
  Вот веселуха. Он уезжает, а ты нет, он достоин, а ты? А что нам делать? Как бабы на рынке, вспоминать противно. Никто за последующие сутки нас не беспокоил, нарочно, чтоб мы поняли, что до войск нам ещё как до небес и чтоб мы это прочувствовали, сами, без подсказок. Нас остался едва ли каждый пятый, командиры десятков уходят, полусотенные тоже уходят, короче никого. К обеду ближе все уходящие получили деньги, скинулись и в общей столовой накрыли стол. Пригласили всех учителей и начальников. Поблагодарили, попрощались. А потом скинули мешки за воротами, на пригляд наряду и строем перед оставшимися прошли. Так строем через ворота и вышли. Вот тогда и мы сами в свой строй подсобрались и стояли на вытяжку, пока мимо нас братья чеканили шаг и видели, что в строю остались именно наши места, никто их не занял. Два года ходили бок о бок, дрались из-за мелочей, да много чего было. А тут за сотню ударов сердца породнились навек и всё поняли.
  Нам дали постоять в тишине немного, а потом закарутилось: вы, двое - сюда, вы, трое - туда. Сделать, доложить, вернуться, найти и принести. Гоняли нас до позднего вечера по полной, чтобы занятые руки и ноги мозгам впустую всякую гадость придумывать про свою судьбу дальнейшую не давали. Вечером собрали всех в столовой. Пустые столы, нас меньше полусотни и почти столько же учителей. Светильники мягко светят. Тоска.
  Зашёл начальник училища, встали, поприветствовали. И стоя выслушали вторую часть приказа. Мы тоже выпущены, но место назначения наше - при академии, а вернее в её отделениях, разбросанных по городу и его окраинам. А распределили нас согласно наших же талантов и пристрастий, по тому какие мы книги брали на дополнительное чтение, какие вопросы задавали и какие успехи мы показывали в работе с амулетами. Всё легко и просто вычислили, у кого к чему дар, способности и стремления. Все учебные амулеты, что мы использовали на практических занятиях и тренировках были с двойным дном, помимо основной направленности по назначению они ещё и проверяли нас на уровень сил и их способность быстро разворачиваться, измеряли ёмкость магического резерва и много чего другого. А я, дурак, голову ломал почему там внутри так всё наворочено сложно.
  Месяц нам отпуска, а потом все встречаемся здесь. Распределили по группам, вышло даже так, что некоторые, в том числе и я попали в две или три. Всё, что узнал - это номер основной группы - 3, дополнительных - 4 и 2. Руководитель - мастер Хран. Это тот, что у нас оказание первой помощи преподавал и лечебные артефакты учил использовать и именно он, тогда и забирал наездника драконы.
  Отпуск такая штука, что вот сегодня его впереди ещё много, а завтра ты понимаешь, что он послезавтра уже закончится и большую половину того, что тебе мнилось ещё вчера ты не успел.
  В крайний день, перед выходом на службу как договаривались с ребятами, собрались в кабаке "Пещерный медведь". Слово иноземное, а так - двор постоялый с комнатами недалеко от академии, возле южных городских ворот. Да в зале чисто и на стене старая шкура медведя висит, из трёх разных сшитая. А то я этих шкур не видел, настоящих.
  Посидели выпили, за жизнь поговорили. Не все, конечно, собрались, но большинство. Ребята мечи на пояса прицепили, кто новый, а кто отцовский. Ну, так следовало ожидать. Со значком десятника училища в полном праве можешь таскать с собой хоть оглоблю с рукоятью, хоть на полевой катапульте по городу кататься, в полном праве. Только дураков нет ни оглобли носить, не чудачить, научили уму разуму учителя.
  Дельные мечи за поясами у парней, недешёвые и не парадные. Мне на такой с моим жалованьем полгода горбатить, а дрянной я и сам теперь носить не буду. Я тут наверно один такой. Следовало ожидать. Зато у меня каюк на поясе и секирка моя в чехле. По виду и не скажешь, что оружие - торчит из чехла под правым локтем рукоять тёмного дуба кожей обёрнутая. Достаточно рукой провернуть рукоять и пошла она обратным хватом снизу вверх без замаха и сверху вниз её разворачивать не обязательно - на обушке чекан. Мне когда дед её в мешок совал, то сказал: не переживай, по порядку ухоженная. Я и не волновался. Из деревни приехал, так и забыл про неё. Игрушка же, память о детстве и не больше. Мать сказала, что прибрала на место. Прибрала и прибрала, чего там. А потом закрутился. А тут когда домой пришёл с известием, что уже десятник, так меня поздравлять все кинулись. А потом отец на мой шкаф с поделками моими кивнул.
  - Примерь дедовский подарок, - а какой подарок я и не соображу никак.
  Достал, развернул и ахнул. И здесь меня дед уделал - не детская секирка, но и на взрослую, Секирскую, не тянет. А в руке как живая лежит. Загляденье!
  Очень красивая получилась, хищная и необычная. В стесненном месте ей меч не соперник, десять раз порезать успею пока два маха сделаешь. Так я её на пояс вместе с каюком и нацепил, в глаза не бросается, в деле применить можно, надо только попривыкнуть немного. За отпуск времени было достаточно. Заодно сходил, показал мастеру мечнику, он мне про подобное оружие немало рассказал и показал. Есть к чему стремиться.
  Тут меня и выловил мастер Хран, в кабаке.
  - На завтра тебе задание, со мной едешь. Тут недалеко, полдня пути, так что особо с собой не набирай. Возле северных ворот с восходом встречаемся.
  - Есть, будет исполнено, - что ещё служивый человек ответить может.
  Доехали к обеду в поместье на отшибе, в ущельице небольшом. С виду поместье, на деле же - моё новое место службы и проживания - учебно-боевая часть "Драконье гнездо".
  ***
  
  Драконье гнездо.
  
  Вот с чего начинается нормальная служба? У кого какие мнения?
  Нет, командиру представиться - это само собой, положено, армия, не армия, тут без разницы, это как поздороваться. А потом? Да ладно, не гадайте - служба нормальная начинается после того, как на первую подколку попадёшься. И как ты на неё ответишь - так к тебе и относится будут. Первое время. А если не повезёт, то и второе и третье - тоже.
  Мастер Хран пошёл в дом, к командиру, а я остался на лавочке возле коновязи. Как велели.
  Как говорится: "Ничего не предвещало..."
  Сижу, на солнышке греюсь и досыпать пытаюсь. Тут из дверей вылетает рыжый такой хрюндель, и ко мне:
  - Ты новый десятник, что с Храном приехал?
  - Ну? - а чего мне перед ним прогибаться, я - десятник, он - старшой ( это почти тоже самое, только от количества людей в подчинении зависит), а то что он чистокровный гном, а я - нет, так мне без разницы.
  - Не нукай, не запряг! Быстро дуй в то крыло и в третьем отделении забери сумку лекарскую - пойдёте на обход, когда Хран от Ры..., от командира выйдет. Хран передал, чтоб попусту не задерживаться.
  - Это в том крыле, точно? - что то это мне не очень нравится, а предчувствие меня никогда, спасибо прабабке, не подводило.
  - Точно, точно, давай быстрей, одна нога здесь, а другой уже там навоз месить...
  - Какой навоз?
  - Да это у нашего командира присказка такая переделанная, топай давай!
  Ладно, спросонья я завсегда расслабленный и потому в силу доброты душевной в споры не вступаю почём зря. Тем более, что ничего такого тут нет, надо - принесём, надо - отнесём, не переломимся. А здоровая усадьба - вон какие этажи высокие, потолки почти в три роста, интересно зачем? В левом крыле оказался длинный проход с пятком дверей в разные помещения под номерами. Толкнул третью, не закрыто, только на пороге почувствовал - запах какой-то не такой, мускусный и резкий.
  Да поздно...
  - Рря-я-я! - здоровенная лапища с когтями цапнула за плечо и буквально в одно мгновенье втащила в здоровенную клеть, вторая такая же вышибла дух ударом в грудь и придавила к стене.
  Взгляд ярко-голубых глаз с вертикальным зрачком полыхнул огнём злобы и от них словно две спицы воткнулось через мои глаза мне прямо в затылок. От боли на мгновенье всё поплыло и заболело в затылке, а потом так же резко отпустило.
  Как время то медленно бежать умеет - прямо перед носом вижу, как высунулся тонкий раздвоенный язык между оскаленных клыков дракона и как он медленно пошёл прятаться внутрь. А его грудь набирает воздух, сейчас дунет и потом сметут меня метёлкой в совочек. И места много не займу, только вот стенку потом от копоти оттирать. Побелят заново.
  О чём я думаю? Меня сейчас как яичницу зажарят, а я о размере пятна на стенке размышляю, ну на хрен!
  Цапнул двумя руками за узкую морду смыкая челюсти, язык так и не успел убраться, и насколько смог рванул её вверх.
  Никогда не видели как дракон задыхается? Вот и я первый раз.
  Поперхнулся своим собственным выдохом, сопли, слюни, кряхтит, меня откинул в угол, а сам свалился. Мать моя, да он задыхается, меня же за него мастер Хран на воротах повесит за ногу. Что делать? Не дышать же рот в пасть или может у него не пасть, а морда? Скорее пасть, опять меня куда то понесло в мыслях...
  Удачно он на бок завалился, кувыркнул его за левую переднюю на спину и со всей дури, всем телом, навалившись на руки, даванул на грудь.
  - Спасибо тебе, добрый и сопливый зверь! - этот хрен крылатый все сопли из пасти мне в морду выплюнул! И этим можно сжечь? Заплевать разве что.
  Обалдевший от всего произошедшего дракон кое-как перевернулся на лапы и на трёх захромал в сторону широкой и низкой лежанки с тюфяком, и упал на неё без сил.
  Хрясь, у лежанки подломились передние ножки и дракон, кувыркнувшись на пол, ударился головой и застонал.
  - Не дракон, а недоразумение прямо, ты, видать, когда удачу и везение выдавали, летал где-то, - невезучий прям как в анекдотах про гнома Глоина. Пойдём, посмотрим что у тебя там с лапой, пока у тебя сил нет кидаться.
  Я присел на коленки, но так и не успел ничего сделать, как сверху раздался непонятный хрюк с присвистом.
  - Хры-хры-с-с-с, - и опять...
  Поднимаю голову - а тут стена не до потолка, и в проёме между потолком и стенкой просунулась знакомая по детским воспоминаниям красная драконья морда. Да она смеется, к бабке не ходи, ржёт на до мной и этим невезучим недоразумением.
  - Что смешного? Устроили мне знакомство и ржёте, а он вон..., не в себе парень, дракон то есть!
  А эта точно ржёт, вон, аж похрюкивает, - не мешай, лечить буду дружка твоего мелкого, - а он и в правду почти в полтора раза меньше красной. А почему?
  Осмотрел лапу - костяшки сбиты, чешуя содрана почти до мяса, а под шкурой занозы. Вон уже нагноились некоторые. Благо иголка всегда со мной и обезболивающий амулет как пахнет на вкус я сызмальства знаю. Дохнул на руку, тюфу, лапу, да какая тут лапа - пальчики тоненькие, коготки аж просвечивают, доходяга короче, и давай работать потихоньку. Лапкой не дёргает, как он там, поднял глаза, а на меня смотрят с таким удивлением два голубых моря с ресницами по краям. А в уголках - слёзы.
  - Не реви, парню не положено, да и не больно будет, я аккуратно, только лежи, не дёргайся! А ты, красная, не хрюкай, сосредоточиться мешаешь и голову от света убери, видно плохо.
  Красная убралась в свою комнату, но хрюкать так и не перестала, вроде взрослая дракона, а смешливая как девка молодая.
  - Не ссы, парень, залечим лапу, откормим, будешь в два раза больше - все девки твои будут и эта хохотушка тоже! Чего зенки таращишь? Я правду говорю, - с животными надо общаться как с людьми, они чутко интонацию чувствуют. А когда лекарь спокоен, то и больному легче.
  Тяжёлый удар в стену и хрипы, пришлось всё бросить и бежать в соседнюю комнату к красной - они тут все что ли богом удачи покинутые? - потерпи, парень, я только гляну и продолжим, - ещё один удар и хрип.
  Заскочил во вторую и ... ну их, этих драконов, в пень дырявый! - у стены стоит на задних лапах эта красная и от приступа смеха бьётся башкой и кулаками в стенку. На меня посмотрела и ещё больше - аж загыкала, и крылом так, ну как рукой машет. Был бы человек - так я прямо бы понял, вроде как - уйди, а то и так со смеху помираю. Тьфу, дур-р-ра, напугала! Бестолочь.
  Только возвращаться в третью - распахивается дверь в крыло.
  - ...згною , если она его покалечит! - здоровенный гном с нашивками сотника, а за его плечом мастер Хран, рыжий , что меня сюда отправил и ещё один гном. Лица у первых двух красные, у вторых - бледно-синие. Тут и на меня накатило, видать от нервов.
  - Попрошу в лекарской вести себя более прилично, идёт излечение болезного, - голосом как Иванья таких вот говорунов примораживала к табуреткам.
  Открыл спокойно дверь в третью и через плечо бросил, - не спешите, и до вас черёд дойдёт!
  И дверь аккуратно прикрыл на задвижку за собой. Нус-с-с, продолжим?
  Пока вытащил ещё с десяток заноз, пока смазал бабкином бальзамом и перемотал. А у нормального воина всегда с собой всё, что для такого дела надобно, в поясных сумках лежит, так положено. Потому как на службе не знаешь когда и что понадобится может, а готов должен быть всегда. Пока отодвинул лежак и обломал обушком секирки две оставшиеся ножки от лежака - упарился весь, рубаха на спине мокрая насквозь. Помог этому недоразумению улечься на лежак, чтоб лапку не тревожить и напоследок дохнул ему в пасть общее обезболивающее и оздоравливающее по очереди.
  - Всё, сейчас воды принесу и спать до ужина, - поправил сползшее на бок крыло и поднял голову, а в проёме три морды в лицах красных, как сказать то, не знаю. Короче - одна морда красная, которой по цвету чешуи положено быть такой, и два красных не знамо от чего лица - мастер Хран и сотник, пока не знакомый. Дракона щурится так пронзительно, как лучник на цель наводит, а эти два - у кота нашего такие глаза были, когда ему малая Иленка на хвост встала и гладить начала. Коту я тогда быстро хвост вылечил, а этим, интересно, что придавило, или красная их там за ... держит, чтоб мне не мешались? Какая хрень в голову лезет. Оглядел себя: испачкался немного, да не отряхнёшься и не заправишься - занозы далеко некоторые зашли - пришлось кое-где резать и чешуйки удалять, да и сам ненароком порезался - засапожник это не лекарский нож, он в таком деле не очень удобный. Порезы то я сразу нам обоим затянул, а вот кровь осталась. Ну, так и что, обычное дело, что для воина, что для лекаря. И что тут краснеть? Точно дракона их там за перцы держит.
  - Ну, давай, серенький, выздоравливай, я пошёл!
  В проходе меня уже ждали эти четверо. Представился, как положено, а то не понятно кто тут всем командует,
  - Десятник Мирр Степанов, прибыл в сопровождении мастера-лекаря Храна.
  Сотник попыхтел немного, разглядывая меня, и уже спокойно так, - Приводите себя в порядок, мастер-десятник Степанов, как передохнёте немного - прошу ко мне вместе с мастером Храном. Карыч! Обустроить в лекарском крыле, рядом с покоем мастера Храна, выдать новую форму после бани. Исполнять!
  - Есть! - это мы, я и тот рыжий, ну, хоть так будем знакомы, шутничёк, хренов.
  - Иди Мирр, Серебрянку я сам напою, иди.
  - Так это девка, Мастер Хран? То-то, я понять не мог что за запах...
  - А что за запах? Что у неё не так? Ладно, иди, я тебя сам найду.
  Пошёл за рыжим. Вышли и тут же за крылом поилка с фонтанчиком, стою мою руки возле слива, в полуха слушаю как рыжий извиняется невпопад.
  А у меня в голове крутится и крутится: перепутал, а красная ржать начала после того, как я её, Серебрянку, парнем назвал...
  Так получается, что они меня понимали свободно...
  А если у них, как и у наших, то запросто порвать меня могла, бабы - они в такие дни..., а к тому же молодая, не привыкшая, у таких всё ещё больнее в первые разы, по сестре помню, не так давно было.
  Везучий я сегодня..., что вообще даже не покалечили. Чтоб тебе, Рыжий усраться! Сука, чуть под смерть меня не подвёл, а теперь улыбается и подмазывается.
  Зря я так, с горяча подумал, да пыхнул злобой...
  ***
  - Ну и что, что пьяный, а как вы думаете, снимают напряжение и нервы после ик, боевых - разговорами с лекарями и родаками чтол ди?
  - Ну и хрен и с ним, что рыжий обосрался! Не будет боль..., больше шутковать, плесень штрекерная, над другими, су..., блядь, сука такая!...
  - Меня же Се..., Серебряника должна была по стенке ровг..., ровным слоем в виде ко-по-ти, твою маму, размазать....
  Серебряника, хрен вам всем, а не Серебряника!
  Это для ВАС она Серебряника, а для на...с-с, меня, Неиеза, не то, не-е так, НиЙиЕЙзаа. Что-то тягучее и ласковое одновременно...
  
  Это когда я руки споласкивал в голове шёпот слышал, а потом уже во сне понял, что и как...
  - Ты слышала, как он про кота?
  - Мам, у меня первый день живот не болит, какой там кот! Я его в морду поцеловать готова!
  - Тихо, Низа, ты очень неосторожно воздействовала, пожелав, чтобы тебя поняли и отстали, очень неосмотрительно. И кровь ещё ваша смешалась при воздействии сил. Не понятно что из этого будет!
  - Да? Ну и что с этого?
  - Осторожней. Нельзя так неосмотрительно. И чем меньше о нас знают, тем лучше. Пусть они друзья, пусть они хоть ДРУЗЬЯ, но каждая наша слабость - их сила. Всё меняется и сегодняшний друг завтра может стать врагом.
  - Мам, нельзя же всегда всего опасаться. Хорошо..., ты даже не представляешь как хорошо! А как он лечит? Это не как Хран, он, когда разворачивает свой амулет-лечилку и направляет, то меня за это время всю переворачивает десяток раз, а тут как огонь: посмотрел, понял, выдохнул и блаженство!
  - Держи себя в руках...
  
  Как тут не спятить? Руки моешь, а у тебя в башке два приятных женских голоса тебе косточки моют...
  Решил пока молчать, там видно будет. А то, что нажрались - так не каждый день тебе твой командир наливает полную чашу "Бура глубинного" за то, что жив остался. Да за принятие в хирд, да за новую нашивку...
  Я думал он с нервов брякнул: мастер десятник под смертью пройти должен перед тем как мастером стать, а вон как оно оказалось - в первый день прошёл и чести не уронил! Вот. Да и вообще...
  Чую, выйдет мне боком эта хрень. А и ладно - не напрашивайся и не отказывайся!
  Так мой наставник в мече училищный говорил. А мастеру-мечнику, всему в орденах и шрамах не верить - себя не уважать.
  
  ***
  Так, о чём это я? А-а-а!
  Как гласит (какой слог то высокий) первый пункт негласного устава любой армии:
  - Командир всегда прав!
  Пункт второй:
  - Если командир не прав - смотри пункт первый.
  А ещё есть пункт четвёртый:
  - Никогда не пейте с командиром (по крайней мере, не дальше четвёртой).
  Тут надо пояснить.
  Это тогда: молодо-зелено. Сейчас, по прошествии так сказать, определённого времени ...
  Короче: в нормальном воинском коллективе, где товарищи бок о бок прошли не одну гадость, что жизнь и служба подкидывает, есть определённые традиции, в том числе и застолья. Они могут отличаться - у каждого пастуха свой рожок, да музыка одна - чтоб не скучно было. Но первые четыре тоста неизменны. И не надо спорить, я же не сказал, что ну совсем не меняются!
  Первый - слово командиру, второй - тут варианты могут быть, третий - за тех, кого с нами нет, четвёртый - за то, чтоб за нас как можно дольше не пили третий.
  Это знают все, от зелёного первогодка до самого верха, и строго соблюдают. Традиция, она на то и есть, чтоб соблюдать.
  
  (Сам держал в руках и принимал посильное участие в составлении списка тостов, где крайний пункт был пятнадцатым. На нём я сложил обязанности записывать, потому как иначе потом никто прочитать бы уже не смог ничего. А когда на следующий день мы по трезвому, похмеляясь всё это дело затвердили (как положено), то список заканчивался пунктом 25-м. Так и висел он, родимый, на столбике внутри походной палатки на десять рыл, в которой нас жило пятнадцать. Это когда наше крыло три месяца по Южному хребту работало. Эх, было время!)
  
  То, что пункт четвёртый написан не зря, Рыжий подтвердил на утреннем построении, когда к полученным двум нарядам вчера, прибавил ещё два сегодня.
  А зачем было на замечание, что морда помята и неуставная, отвечать, что вчера же вместе, командир...
  Вчера все вместе пили, а сегодня ты один как из ... вылез. Вот и получил, за то, чтоб на будущее меру знал. Нашёл кому говорить: сотник хоть вчера и пил, а сегодня как и не пил вовсе - свеженький, да подтянутый. Короче, нарвался Карыч, и влепил ему Рыкало по полной форме.
  
  Будни, армейские будни. Как маятник - туда-сюда, все один на другой дни похожи...
  Но не у нас. У нас тут вечный праздник. Потому как часть образцовая, и не только.
  
  - Не только образцовая, но и учебная - учатся будущие наездники драконов, крылья Родины! Но это не ваше дело, ваше дело за драконами ухаживать. А увижу, что на холку лезете ...
  Дальше не переводимая, но понятная всем игра слов.
  - А потому мастер-десятник Мирр Степанов вот ваши пятеро подчинённых (десятник?!), вот ваши стойла числом три, вот в этих стойлах два дракона. Серебрянку не считаем, потому как, не ваше дело считать, ваше дело ухаживать. Наставник у вас опытный, сам всё расскажет. Вопросы есть? Вопросов нет, это правильно! Кто вопросы задаёт - тот по службе не растёт! Исполняйте...
  И вот так.
  Ладно, чуть подробней.
  Да, попал во вновь сформированную часть, потому и народу пока мало. Кто-то наверху решил, что как раньше обучать нельзя, а надо сначала попривыкнуть к драконам, полетать на опытных и поживших, а потом уже народ на молодняк полудикий пересаживать. Мастер Хран меня хотел потихоньку со знакомицей своей свести, да посмотреть гожусь ли я под это дело, прежде чем учить. А я, как обычно, поперёд телеги поскакал, не сам, понятно дело, но тут уже не попишешь, а с Рыкалом не поспоришь. Тем более, что у того наверху прихват железный и если он сказал, что я буду у него теперь служить, а не в прежнем месте, то в тот же день так и случилось.
  Хран, к месту будь сказано, толковый гном, сам был вторым наездником у Красной. Сам летать с ней перестал когда она Серебрянку рожала. А потом так закрутилось, что и не стал уже. Хотя она его изредка катает. Она всех понемногу катает, но только вот настоящего наездника-напарника у неё нет - помер тот наездник, что Иванья лечила. Не в тот раз, а гораздо позже. Потому и не забыла она его ещё и тоскует. А обижать дракону никто не будет. Дураков нет. Вот и будет она молодняк обкатывать.
  Она, да ещё один дракон - Гранит. Этот в полном порядке. Не гадайте - сотник наш Рыкало у него в сотоварищах. Ох, не завидую я молодняку, если учесть, что на земле их сотник строить будет, а в воздухе - Гранит.
  Наше дело маленькое: бери больше, кидай дальше. А вы думали как за ними ухаживать? И понюхаешь и испачкаешься... Надо отдать должное - где дракон отдыхает - всегда чисто, даже и без ухода чисто будет. Не пачкают они там, а если и что, то и сам убрать может. Для нужд естественных есть место специальное, вот его и чистим. За гостиницей для летунов следим - надо всё в порядок к первому набору привести, да мало ли дел по хозяйству. И армия никуда не делась - дважды в день железом машу на тренировках. И учёба тоже - мастер Хран, не просто лекарь, а боевой маг. Только вот учим пока алхимию, самые основы: огневые смеси, подрывные составы, шнуры запальные. Хран сказал, что пока он в моём даре не разберётся - магии основной учить не будет.
  - Плохо учить - только портить, - его слова. Нет, он конечно может быть и прав, но "первую четверть" любой военный маг знать обязан, будь он хоть военный строитель, а лекарь - так тем более.
  Для людей, от "поганого рукомашества" (как говорят бабульки у нас в деревеньке за пятым постом, что на мосту) далёких, рассказываю.
  Это придумано ленивыми магиками для таких оболтусов как мы все, пока не поймём, что ученье не только денег дать может, но иногда и шкуру нехило от дыр поберечь. Так вот чтобы по-первости обалдуи не путали простые связки и придуман квадрант магиченских сил. Плоский, потому, что есть ещё и объёмный, для умных.
  Верх - низ, право - лево, смотри не перепутай: огонь - вода, воздух - земля. Попутаешь наполнение - либо пшик, либо бумм. Сильно попутаешь - кирдык в любом случае. Если и сразу жив останешься, то наставник покалечит, с горя. А когда тебе покажут, что вот из-за этого ****я ты будешь всему посёлку денег должен, то ты тоже озвереешь слегка. А маги-наставники хоть и не бедные, но им тоже хлебушек не просто так достаётся.
  Так вот эти четыре направления ещё на четыре промежуточных делят, а те на восемь, или по-простому: каждый ещё пополам. Думаю, что и так понятно, что так легче запомнить в какой последовательности что с чем мешать и сколько вливать. И вязи от того простые и однозначные получаются.
  А знаете почему многие маги когда вязь вяжут руками перед собой так таинственно ворожат? Память хреновая, или пространственное восприятие. Это они перед собой как бы в уме шар с метками стихий в ладонях крутят и идут от метки стихии до метки. Так сбиться тяжелее, потому, что объёмный квадрант им всем так через одно место затверждают крепко, что на всю жизнь хватает. Да много ещё чего есть, из простых правил. Нельзя, например, огонь-воздух-огонь-огонь напрямую возвращать. Два огня подряд вразнос вязь понесут. Тут надо через центр, то есть через энергию души, ауры своей, переходить. А если там пусто, выдохся, то тебя высосет ровно на столько, на сколько тобой наполнена связка стихией на предыдущем шаге. Чем грозит - и так, думаю, понятно. Ладно, считайте, что вы уже на первом годе и всё про "рукомашество" в общих чертах знаете.
  Первая четверть - это простые вязи на огне и воздухе. Лекари ещё все знают пару-тройку из третьей четверти, земной. На поле боя ложбинку копнуть по-быстрому, (если заряда алхимического с собой нет, потому как он надёжней) да с раненым в неё стечь и там уже работать. Бойца от утопления спасти и, как ни странно - насильно клизму сделать. Только это при сильном отравлении. Иначе потом больной когда выздоровеет - получишь кровника. Полощет из всех щелей так, что страсть. В древности эта связка была запрещена к применению в бою, негласным соглашением. Свои убивали даже за такое.
  Но всё равно применяли. В ловушках и амулетах защитных.
  Шёл-шёл, наступил на камешек - и усра..., до смерти.
  
  Помимо обязательных начал Хран заодно стал меня таскать через два дня на третий в город - в палаты лекарские. Хорошо - часто со своими вижусь и домой забегаю. Это одно хорошее в этом. А остальное - пока привыкнешь, десяток раз за угол сгоняешь.
  Да, это то, о чём вы подумали - строение тела изучаем, в живую на больных и в мёртвую на подвальном этаже, в покойницкой. Это до тех дверей все смелые и с рожей красной, а после них - все зашуганные и с мордой зелёной. Ну так я там не один на занятиях - всё -всё лекарское отделение, что Хран учит. И девки есть, они почитай посильнее многих парней - боль лучше чувствуют и дотошные, в силу особенностей пола. А другие у Храна не задерживаются - спроваживает сразу. Нет, гнать не гонит - сами уходят. Эх, мне бы так, не могу и всё, лапки сложил и отчалил. Так нет же, вцепился как степа в рыбий хвост, не оторвать. Вот такая она - служба. Можно, кажется, загодя на десять годков всё расписать - так всё размерено и по плану. Это служба, а жизнь...
  А жизни как таковой нету. Это так мама считает и постоянно выговаривает, очень ей не терпится Степанят мелких на руках потягать... Достали уже меня с сестрой обе. Честно скажу: после того как в покойницкой на телах поработаешь, то не особо тянет. Не пообвыкся пока.
  Голосов, как в первый день, я больше в голове не слышал. Как ни старался прислушаться.
  Но, но и ещё раз НО! Не дурак, просто выгляжу так. Они, Красная с Серебрянкой, всё одно переговариваются мысленно, меня не проведёшь. Пока в жилом корпусе ремонт я с разрешения сотника и Храна в подсобку, что напротив их двух стойл переселился. И мне хорошо и пациентка рядом. Меня же назначили теперь персонально ухаживать за Серебрянкой. Все Серебрянкой зовут, вот и я тоже.
  Всё у неё нормально - недельку потерпела и прошло. Обычное дело в женском организме, просто когда в первый раз, то больно очень с непривычки. А раз дракона, то и по драконьи больно, и характер драконий от этого, сами можете представить, каким становится. Первые дни по три раза к ней бегал в день - утром, в обед и вечером. Стандартный набор - обезболивающее на низ живота и посидеть рядом немного, погладить, успокоить, лапу перевязать. Это уже другую лапу, та, что занозы вытаскивал, зажила к исходу второго, только чешуйки медленно растут. Эта дурбень непутёвая себе вторую рассадила - третьего дня к ужину задержались с Храном в городе, затемно уже подъехали. Так она пока терпела, чтоб терпеть легче было в стенку кулаком долбила. Камень немного выщерблен, а она мясо чуть не до костей содрала, теперь уже на левой. Слава богам и Создателю, уже закончились её дни весёлые, а то там ещё две лапы на очереди были.
  Поинтересовался у Храна почему Серебрянка не летает, вроде большая уже. Оказывается, что от рожденья слабая, не может. Сначала пыталась сама, крыльями вслед матери махать, но так - даже от земли на чуть не получается. А теперь уже и сама даже не пробует, и крылья осмотреть никому не даёт. Хран расчувствовался, у него вечор разговор тот шёл, налил по стопочке...
  - Понимаешь, Мирр, если так дальше пойдёт, то не будет ей смысла жить. Дракон без неба - не жилец. А не станет Серебрянки, даже представить себе не могу, что с Красной будет. Что угодно бы отдал, лишь бы им помочь!
  Вот тут меня и торкнуло, но говорить об этом я не стал. Как у нас в деревне кузнец говорил - полдела не кажут, правда это только вторая часть присказки. Полная она так звучит: "Дуракам полдела не кажут".
  Но Хран не дурак, просто смотрит не так, он то наездник бывший, воздушник, а я рыбачий внук, водник. Не поняли ещё? Вот и я о том.
  Начал с вечера - зашёл перед сном, как обычно, к Серебрянке, осмотрел лапу, снял повязку, не нужна она больше. Я по бабкиному способу: осматриваю, а сам как бы с собой и с ней разговариваю. Она же всё понимает, только морду кирпичом делает. Потом пошёл к маме, - осмотр, леера Дракона, извините, что поздно и отдыхать мешаю, но для дела надо! Попрошу лечь на бок и подвигать крылом.
  Красная от моего напора малость опешила, так что позволила себя на бок увалить как миленькая. Поздно дурой прикидываться, тем более, что я за Храном все жесты уже на второй день выучил, которыми он ей команды давал. Достал линеечку, промерил для виду и прощупал все сухожилия и тяговые жилы, что крылом управляют. Заставил её крыло вверх, вниз, в стороны потаскать.
  - Всё, лерра, спасибо Вам, пойдём сравним. Забыл сказать -двери я нарочно открытыми оставлял. Знаю что мелкая любопытная очень и не смотря на то, что вроде бы не должна, но в дверь для нас проходит легко, ловил её за этим пару раз, а она не видела.
  Захожу и вижу, что сидит само огорчение, нет, само НЕСЧАСТИЕ. Надулась как рак речной на бычка-рыбку, что его из норки выгнала.
  - Лера Серебряная, продолжим осмотр, - села как собачка, лапки задние вместе, столбиком, и хвост вокруг них колечком обёрнут. Крылышки прижала так, что и не видно их.
  Ха, видали мы таких, сосредоточенных, как кошка какает. Обходим медленно по кругу, бормочем для вида и пишем в тетрадочку: - Хвостус округулюс, мускулюс стоикус (на самом деле по-лекарски все части тела на старо-эльфийском название имеют и учить их одна головоломка, а эту чушь я просто так несу). Отошёл на несколько шажков, примерил карандашик к росту на вскидку, черканул в тетрадочку очередную птицу.
  Сидит, зараза, даже почти не дышит, головку вверх задрала, на притолоку пялится. Ну-ну, обхожу так неспешно со спины, а потом хрясь линейкой по отклянченному заду. У нас так преподаватель по столу хрясает, когда от его нудятины старо-эльфийской половина обучаемых сны смотрит, звук резкий, пронимает сразу!
  Как она подлетела, даже не думал, что так в воздухе на месте обернуться сможет. Глаза горят, гребень топорщится, крылья распушила, зубы...
  - Стоять! - и спокойным голосом уже дальше, - прекрасно, прекрасно... А сам шасть под крыло и щупать. Эта пугала от наглости моей так опешила, что застыла как статуя.
  Красная всё испортила, не драконы, а кошки любопытные - сверху слышу как сначала запыхтел котёл, а потом пар через клапан пошёл. Подглядывала, да не сдержалась и ржать начала, о, опять в стенку башкой бьётся и свистит с хрипами. Так я всё крыло ощупать и не успел до конца, еле успел выскочить, чтоб на орехи не досталось. Ещё долго потом рыкала в сторону моей комнаты, но засов крепкий, да и не боюсь я тебя.
  А с крыльями у тебя, подруга, всё в порядке, все дела на месте, просто слабые и неразвитые. Если рукой слабой гирю тягать, то что будет? Правильно, растяжение связок, и порвать можно тоже. А потому ждёт тебя Низа с утра ещё одно приключение.
  Что человек, что дракон, один ляд. Я уже приметил, что избалованная она донельзя: утром, когда осматривал, да перевязывал, она спит вполглаза и выполняет всё, что не скажешь.
  При том, что сначала я голосом говорю, а потом перестаю и говорю уже мысленно, а она в полусне продолжает, как и положено. Тем более, что от лечилки, что на неё выдыхаю, ей очень приятно становится, того и гляди как кошка замурчит.
  Вот и поднял её с рассвета, только светлеть чуть начало. Голосом шептал сначала, а потом мысленно. Есть тут пруд - заведующий хозяйством рыбку разводит на пропитание, небольшой шагов сто на двести, но не мелкий. Вода тёплая - ключи со дна бьют, и прозрачная - дно видно даже там, где глубина в пять ростов.
  Так она под мои уговорки полусонная за мной до мостков и дотопала.
  - Набери в рот воздуха, вдохни поглубже, вот молодец! - она в лёгкие воздух набирает, а я ей туда подарочек вдохнул.
  
  Этому амулету цены нет - это наша деревенская гордость. Один свояк с Заморья привёз, с самого Жемчужного залива. Там с ними ловцы жемчуга на дно ныряют, только на большую глубину навык нужен, чтобы не испугаться и учатся этому не один день. А на небольшую, до пяти ростов, все наши деревенские ходят как к себе в сени - легко. Я этот амулет у деда ещё мелким "высосал" и выучил. Когда он мне его не давал долго: я раз до одури нанырялся с такой же мелкотой и плохо нам всем потом было. На других я его не пробовал дышать, а на себя - легче лёгкого - сжал ладони коробочкой, вспомнил вкус, дыхнул в коробочку, а потом сам его и высосал. И вперёд, десятерых на дне пересидеть можно, как бы и не больше.
  
  Так я нашу "нырялку" ей и задунул. Потом себе, пристроился сзади, пока она присела, навалился, ноздри и пасть зажать, чтоб воды не вдохнула. А потом её с мостков и скинул, вместе с собой на холке. Нахлебается не дай боги ... весь завтрак выкинет, а потом мной же и вернёт.
  Удачно получилось очень, повезло, можно сказать. Шейка маленькая ещё и я как раз ногами чуть поверх её задних лап под брюхом держусь, а сам вытянутыми руками аккурат за нижнюю челюсть держу, большими пальцами ноздри зажал - подводный драконий всадник.
  Низа от неожиданности как зенки вытаращит, да как замахала. Если бы не успел морду задрать, то так бы и воткнулись в дно как острога. А так - летим в полроста над дном, гоним перед собой очумевшего сома, нет, уже обогнали, только хвост вбок мелькнул.
  - "Э-ге-ге-й! Давай, наяривай! Полетаем за краснопёркой! Ату её, ату!" - это я уже в раж вошёл, по привычке, командую ей мысленно. А эта только быстрей крыльями машет, не остановить. Безусловный рефлекс называется.
  Таким делом мы кружок по центру пруда нарезали, а потом чувствую коленями, что у неё рёбра заходили - всё, вдохнуть хочет. Я её наверх довернул на мелководье, а сам отцепился и под мостки, там и отсидеться можно.
  Красота: Низа наверху по колено в воде по берегу скачет, рычит, огнём плюётся.
  - "Мама, я его убью, лягушонка, ё....", - в голове орёт так что аж гудит черепушка.
  Красная по берегу скачет, крыльями как баба руками хлопает.
  - "Доченька, что он тебе сделал? Я его сама сожгу!"
  - "Мама, он меня летать под водой заставил, я его ...", - на берег выскочила, тапки мои как собачонка треплет.
  - "Ниеиза, выплюнь грязное! Как летать, куда летать?"
  - "За краснопёркой, летать, я половину озера за ней пролетала, пока он не слез с меня!" - о, выплюнула, может успокоилась? Пы-пых...
  Блин, нету маминого подарка, кучка пепла на оплавленном камне.
  - "За это в следующий раз ты мне сома того загонишь!"
  - "Где ты! Вылазь! Убью!" - ар-р-р-р р-р-р-ра!
  Тут до мамы дошло. И окончилось как обычно, ну может чуть-чуть с перебором. Потому как Низа просто в ступор встала, когда увидела, что мамочка от смеха по траве катается. А потом прибежал мастер Хран и кое как утащил обоих в драконятню. А я ещё посидел, для верности, немного под мостками и кустами рванул к валунам, что неподалёку. Там у меня одёжка моя и сапоги ещё с утра припрятаны, всё продумано, а как иначе. Только вот что-то "нырялка" на неё плохо подействовала, хотя, может, запаниковала с непривычки? Так, оделся, пойдём на выволочку.
  Драли меня знатно, в два дрына - сотник и наставник. Даже проголодался, время всё на завтрак отпущенное простоял, прослушал. Узнал много о себе нового. Вроде успокоились.
  - Что можешь сказать в своё оправдание? - справедливый у нас сотник, перед этим меня уже три раза разжаловали, один раз казнили и два раза на опыты в училище лекарское на тему болезней головы отдали.
  - Учитывая высокую чувствительность пациентки и возможную неадекватную реакцию считал, что предупреждать заранее всех - это сорвать опыт на корню. Да вы бы и не разрешили. А потом, не хотел подставлять командира и наставника за свою глупость, если бы она меня утопила.
  - А что бы я сказал, если бы тебя поутру рядом с тапками сожжённым нашёл? - мастер Хран тоже уже успокоился, вон как щурится.
  - У меня в комнате письмо на кровати лежит, с описанием подробным проводимого опыта и распиской, что полную ответственность беру на себя. Что действую как целители древности, которые на себе найденные лекарства сначала испытывали попервой, дабы неправильными действиями не причинить вред излечаемому, - о как я завернул, полночи вчера в письме их перечислял, даже записи не поленился просмотреть по лекарской истории.
  Хран с сотником переглянулись, почесали в затылках. Получается неподсуден я как по воинскому закону, так и по лекарскому. По уставу как мастер-десятник имею полное право подниматься не по распорядку, а тогда, когда сочту нужным для службы. А по лекарскому обычаю за такие письма, да ещё кровью подписанные (что я и сделал, палец вон, до сих пор кровит, о чешую видать содрал, когда с неё спрыгивал) не судят. Это как последняя воля и любой на неё право имеет.
  - Так что получилось? - это сотник Храну.
  - Это ты у него спроси, чем он там с Серебрянкой занимался!
  - А ну, говори, чего добился!
  - Вы, мастер Хран, только не обижайтесь, но придётся вам это самое "всё, что угодно" срочно изыскать и отдать кому положено. Потому как дракона не без неба жить не может, а без полёта. А Серебрянка летала сегодня, и Красная это поняла прекрасно, от того и радовалась так. Летать ведь и под водой можно.
  Если до этого не убили, то теперь точно убьют, как есть.
  Нет, пронесло, заклинило Храна напрочь. Рыкало меня за дверь выставил, кулаком перед носом помахал и всё. Отпаивать сейчас его "буром глубинным" будет, ну так можно - завтра выходной, отоспится.
  Только вот незадача - деваться то мне некуда - каморка моя аккурат в драконятне. А, была не была! Подошёл к воротам в её отделение, постучал и встал сбоку.
  Тишина. А то я не знаю какой у вас слух, за полсотни шагов уже знаете кто идёт. Небось сейчас притаилась за дверью и ждёт, что войду.
  - "Ниеиза, пошли купаться, я тебя нырять научу правильно".
  - Хр-р-р! - это она вслух.
  - "Я тебя гореть научу правильно!" - это она мысленно.
  - "Ну и дура, мне бы так летать уметь - полжизни бы отдал, такого сома упустила..."
  - "Ты мне сейчас всю отдашь!" - хоть бы потише "говорила", а то голова то не казённая, своя как никак.
  - "Дочка, послушай его, иди. И хватит уже, он же не из дури, он помочь всем сердцем хочет, почувствуй, я же тебя учила!"
  Тут меня проняло, как в храме пред ликом Дакона. Аж волосы все на теле дыбом встали, как сначала бы в тёплую, а потом в ледяную воду макнули. Ничего себе, вот ты какая, драконья магия.
  - "Что ты делаешь, дочь! Таким потоком мозги вскипятить можно, убьёшь парня!"
  - "Ничего, привычные мы уже, хотя вот утром, это да, голова здорово болела, а сейчас только бодрости добавилось," - зря болтанул.
  Затихли обе, аж слышно как у обоих сердца бьются. Интересно, а как я могу их слышать, если я их слышать не должен?
  - "Мам, я не ту руну поставила в корне!?" - с истерикой в "голосе", - "он сейчас сгорит?"
  Оба отделения открылись, вышли две, мелкая и большая, смотрят на меня как на не знаю что. Не понял, штаны на месте, ширинка на все пуговички застёгнута, вроде всё в порядке.
  - "Это когда у тебя голова болела?" - Красная наклонилась прямо к моему лицу.
  - "Когда, когда. Когда под водой под мостками сидел и от Низы прятался. Когда она мои тапочки носила."
  - "Мам, давай я его прибью, он всё равно с такой головой не жилец, видишь, я ему мозги повредила, жалко смотреть как дурачком мучаться будет", - эх, сердобольная ты моя.
  - "Идите, половите сома", - вот тут мы оба на Красную в четыре удивлённых глаза долго смотрели, пока она не продолжила.
  -"Идите, мне подумать надо. А с головой у него в полном порядке, у него с наглостью перебор, на двоих росла, а одному досталась, уполовинить надо бы. Идите."
  Так и повелось, теперь ходим два раза в день - утром и вечером. Сом, бедный, у нас теперь самая быстрая в пруду рыба, и прятаться научился аж залюбуешься. Четыре раза его уже ловили и выпускали. Наверно хватит уже, неинтересно. Тут мы в прошлый раз видели щука матёрая из речки зашла и обосноваться решила, вот завтра за неё примемся. Она то уже всяко быстрее плавает. Да и я руки накачал - после каждого купания у Низы крылья от боли в мышцах грудины и спины сводит. Вот, разминаю и лечу попутно. А попробуйте промять пальцем да через чешую, в пору латные перчатки одевать. В первый день всю шкуру чуть с рук не снял об неё, да ещё крылом получил так, что отлетел к двери и головой об неё ударился. Пришлось мастеру Храну меня в чувство приводить. Так мало того, ночью был вызван к "маме" и полночи выслушивал "на ухо" про особенности драконьего женского пола, о том, что воспитанный дракон не может "просто так" вот тут и, короче, много ещё где, лапать невинную девушку-дракону. За такое убивают при случае, и "тебя спасло только то, что лекарь имеет пол неопределённый и стесняться его не надо". Но впредь, надо предупреждать о сути проводимой процедуры.
  Полоскали мозг долго, а я после такого напряжённого дня был вообще никакой. Просто понял, что за грудь полапал не спросясь, а должен был предложить пройти за занавесочку и приготовиться к осмотру лекарем. Слава богам не ляпнул, что мне теперь что, жениться на ней надо. Красная бы меня тут же тихо и прикопала.
  Это я уже утром понял, потому как прогнал весь наш ночной разговор и по полной прочувствовал, что говорила она со мной как с сородичем, как с драконом, а не как с человеком. Для неё ведь тоже трудный день был, вот и занесло её немного.
  А вы о чём подумали, что на меня благодать божья снизошла и я драконом стал?
  - "Счаз", - как дед Митяй своей бабке говаривал. Она там орёт дуром. А он за поленницей брагу с кумом пробует.
  - Счаз, счаз, моя горлица, бегу моя лапушка..., - а сам куму, - давай ещё по одной, пока она замлела.
  Голова по утрам ещё три дня считай болела, а потом вообще, раскалывалась. Думал, что она мне мозги точно сварила. Но вроде всё прошло. Есть, конечно, и от этого польза малая: теперь они от меня уже не спрячутся, по любому слышу. А сегодня слышал как Гранит разговаривал. Иду мимо него, а он глядит на меня и бормочет: "Сухой как щепка, пальцем зашибить можно".
  Я сначала виду то не подал, потому как рядом с ним сотник стоял и сбрую прилаживал, а за угол драконятни зашёл и с ехидцей так, как бы и не ему а просто так, выдал мысленно.
  - "Толстый как мех с вином, на дурной кобыле не объедешь, больше рыбы давать не будем, а то шкура тусклая становится!"
  Сотник потом Храну, а он мне, рассказывал, что Гранит так башкой дёрнул, что рогом ему, сотнику, здорово в голову прилетело. Хорошо, что строго соблюдается, что к дракону надо в полном доспехе полётном подходить. Шлем, тот даже не поцарапался, но гудел от удара знатно. Смешно, здоровые вроде и взрослые, а как дети, что драконы, что люди с ними рядом живущие. Я теперь когда мимо Гранита прохожу, то он живот втягивает как первогодок перед сотником, а чешую себе дыханием так отполировал, что смотреть больно.
  Сотник счастлив, думает, что так дракон за шлем извиняется, ну, пусть думает, я ж ему не буду объяснять как было на самом деле. Я только Красной с Низой рассказал. Пришлось, пристали вдвоём через пару дней, - что с Гранитом, да что с Гранитом, - пришлось выложить всё как на духу. Поржали втроём, а потом я пошёл к Граниту извиняться, с хвостом рыбьим под мышкой. Очень они к рыбе неравнодушные, да нам с Низой не жалко - по утрам налавливаем, и на людей и на драконов хватает.
  Помирились, очень рассудительный дракон, иногда ловлю себя на мысли, что разговариваю с сотником, а не с драконом, так они похожи. Я ему сдуру это на следующий день и ляпнул. Лучше бы не говорил, потому как Гранита словно подменили - грустный стал и в угол залёг. Так я и не понял, а спрашивать бесполезно, у него, так точно, а у Красной боюсь - если ещё и она обидится, то совсем плохо будет.
  
  Сегодня выходной, и завтра тоже. У нас планы на него большие. К своим не поеду в город, виделись вчера, после занятий в лекарской успел домой заскочить и повидаться. Сейчас в дорогу собираемся, пойдём с Низой вверх по реке, надоел нам этот пруд. Река тут настоящая, не горная, хоть и долина не широкая. Речка то, что надо, в соседнюю долину ведёт. Интересная речка - вода в ней прозрачная, обычно горные реки когда на равнину выходят, то мутными становятся от песка и ила и мелкими. А эта нет, вот и пройдём к истоку, или хотя бы вверх против течения. К тому же лето за середину перевалило изрядно, корма подножного в лесу, да в реке хоть отбавляй, не пропадём.
  У сотника всё официально оформил, с Храном согласовал, мамашу Красную уговорил и успокоил, своих уведомил и наставления получил, сумку непромокаемую батину взял, с Гранитом посоветовался и все поучения внимательно выслушал. Места стоянок опять же с ним на карту нанесли. Он этот район хорошо знает и каждый день будет вдоль русла летать и наши метки на стоянках оставленные проверять. После всей этой свистопляски у меня, почему-то сложилось впечатление, что я сам хомут выдумал, на шею одел и в телегу впрягся, и что у меня начальников сверху больше чем у моих же подчинённых. Ладно, всё собрано и испытано, после завтрака выходим. Самое главное не сказал - мы не по берегу пойдём и не по воде. Мы под водой пойдём.
  Скажи кто это мне весной, я бы поржал, да пальцем по лбу постучал - не в шеломе, а гудит (пустой, потому как ветер гуляет и зацепиться ему не за что). Просто дней десять назад Низа расшалилась и пока я зевнул, меня со спины подловила да облапила. Вот я страху натерпелся, пока у неё под брюхом висел, а она камни на дне на полном ходу облетала. А ну как промажет и расшибёт. А потом ничего так, даже понравилось, и ей смотрю тоже. Мы каждый день так плавали, пока не выяснили, что во-первых так ей больше нравится, так мы быстрее (ей меня дожидаться не надо), и так я не замерзаю совсем, греет она меня или я не чувствую холода - это мы пока не выяснили. И самое главное - когда она меня в лапах под брюхом к себе прижимает, то мы ничего не нарушаем. И это самое главное! Потому как пока мы по разному пробовали как нам вместе плавать я у Низы и на спине полежал и животом к ней прижимался и за лапы задние держался (за хвост нельзя - она им рулит и плыть себе помогает).
  За нами внимательно наблюдали. И теперь уже я от Гранита до полуночи выслушивал о правилах приличия при общении существ противоположного пола.
  При том, что по тому, как он со мной разговаривал, я чётко понимал, что он подразумевает общение двух людей и к тому же рассказывал он так, что как будто он тоже человек. А Низу песочила мама. В результате мы на следующий день до обеда шарахались друг от друга, а потом я плюнул на всё, повалил Низу на траву и щекотал под крыльями, пока она меня лапами к груди не прижала так, чтобы я руки поднять не смог. Взрослые побурчали и махнули на нас хвостом.
  
  Итак, что мы имеем?!
  - Сумка-пузанка непромокаемая - одна.
  - Пупок пивной, - это рядом стоит Карыч и умничать пытается, ну-ну, посмотрим на сколько его хватит.
  - Самострел облегчённый полётный универсальный.
   - Бабий, - ох договорится...
  - Рога к самострелу.
   - Как сопли.
  - Зажигалка.
   - Хрень, я бы не брал, огниво надёжней.
  - Кружка, ложка, тарелка.
   - Сопливчик забыл, и ей тоже, ща скатерть со столовой притащу, - так, Низа уже подобралась..., получит он в ухо, как пить дать.
  - Соль, мёд, бухта шнура горного малая на "кошке".
   - Верёвка бельевая.
  - Всё. Что забыл?
  - Кобыла речная - одна..,
  Н-н-а, это те, за кобылу, - Карыч согнулся от моего тычка в поддых.
  - Думай, что мелешь, бестолковка, лишь бы языком чесать!
  Н-н-на! И задница в полёте задирается выше головы.
  - А-а-а, бульк! - это уже Низа ему хвостом сзади, пока он разогнуться не успел, и Карыч летит с мостков в воду.
  - Придурок, я плавать почти не умею, усмири свою ско.., - бульк, булыганчик с два кулака проходит в аккурат впритирку к его макушке, а Низа уже за другим тянется.
  - Зато ныряешь вон как здорово! Низа, хватит, прибьёшь ведь ненароком.
  - "Дураком меньше, миру легче!"
  - Эй, я больше не буду! Командир, сапоги на дно тянут!
  - Вылазь, не тронем, шутник хренов. Поучили и ладно. Низа, "Ниеиза!", - эта запылила, не остановишь, когда только успела секирку из чехла вытащить.
  Видели дракона разного, но с секирой в лапах - это да!
  - "Карыч сейчас обделается и так и утопнет вонючим".
  Фыркнула и положила на сумку, читает сходу, теперь мысленно даже не поматериться. Во как гребёт, а говорил: "сапоги тянут".
  Ладно, сумка в сборе, на животе спереди, нож у левой икры изнутри, секирка справа на бедре, пояс дорожный, да плат на голову с кольцом метательным. Рубаха со штанами мелкой вязки из шерсти горного быка, "ушки" лёгкие на завязках вместо сапог, а что там - одна подошва, да завязки, нечему мокнуть, а ходить удобно и ноги берегут.
  - Я готов. Пошли? - так и ушли с мостков в воду одновременно. Мы с ней договорились, что до первой дневки пойдём без "нырялки" - она будет учиться меня чувствовать - на сколько у меня дыхалки хватит. Или подскажу, поначалу. Это нам Гранит посоветовал. Он плохого не скажет.
  - "Низа!"
  - "Прости, загляделась, прыгаю", - как она красиво из воды выходит! Со мной то, понятно, не так, наверно, а одна - просто загляденье - почти без всплеска серебристо-голубое тело по плавной дуге появляется над поверхностью, вдох и тут же уходит в воду. Красота! А что под водой творит?!
  -"Наверх?"
  - "Ещё пока терплю"
  -"Прыгаю"...
  - "Давай"... Хорошо идём, быстро.
  Отмахали уже порядочно, пора и дневать.
  - "Пошли к берегу?"
  - "Пошли, я тут вроде тот мысок уже вижу, только рано как-то, я даже не устала".
  - "Давай, а то мне размяться тоже хочется, надоело себя поленом чувствовать".
  Семь махов - прыжок, семь - прыжок ...
  - "Отпускай, разомнусь немного, тут до берега то осталось всего ничего!"
  - "Что у нас там дальше - охота?"
  - Дракона Серебряная, что за вольности? По плану тренировочно-боевого полевого выхода - скрытное выдвижение к месту предполагаемого расположения противника и "снятие" часового с поста наблюдения. Предполагаемый противник - толстый и упитанный ухлик, очень хитёр и коварен, на посту не дремлет! Так что прошу проявить полную собранность и вспомнить всё, чему Вас учили ваши мудрые наставники.
  Вперёд, к победе! И не опозорьте мои седые усы!
  - "Будет сполнено, лерр тысячник, вперёд!", - только кусты затрещали.
  - "Тише ты! Блин, голодными останемся..."
  
  - Итак, лерры, давайте проанализируем ход проведённой операции и, так сказать, подведём ИТОГО, чтобы не повторять, так сказать, своих ошибок в будущем. Вот!
  - "О, как приятно внезапно оказаться на учёном собрании, давайте подведём итоги, как сказать, и, может быть, уже приступим к приготовлению обеда?"
  - А не подскажет ли мастер-магесса Ниеиеза Серебристая как простое заклинание, должное вызвать лёгкое замедление движения объекта, вызвало его полное окаменение, а?
  - "Ваше мнение ошибочно, мастер-охотник, кажущийся вам камень всего лишь лёд, образовавшийся на поверхности объекта вследствие побочного эффекта, ввиду мгновенного действия применённой магической формулы. Это лёд, уважаемый мастер".
  - Камень!
  - "Лёд!"
  - Камень, смотри, стучу - звук как от камня!
  - "Дай сюда, холодный же - лёд! Ай!"
  - Вот, ухо отломила - смотри - как камень хрупкий и колется!
  - "А я говорю - лёд!"
  - А не подскажет ли, уважаемая магесса как нам это употребить теперь в пищу, и вообще, не напутал ли, извините покорно, не совершила ли уважаемая магесса небольшой ошибки в построении магической формулы?
  - "Если и была допущена некоторая неточность, то она была допущена вследствие сильной нехватки времени".
  - И что же так вам время "не хватило"?
  - "Просто один мастер-охотник так долго выцеливал, что мы бы до вечера не выстрелили!"
  - Вы не понимаете, я хотел преподнести Вам в дар нетронутой шкуру данного зверя, а потому выцеливал в глаз!
  - "Очень сомнительно, что именно у этого зверя глаз находится на ляшке задней ноги, мягко говоря, или это какой-то особенный подвид ухлика?"
  - Ну, промазал, я этот самострел третий раз в руки взял.
  - "Я опять руны перепутала, это каменный лёд.... Зато красиво, жаль ухо отломилось! Пошли рыбачить?"
  - Пошли.
  - "Ухлика захвати, на рыбу обменяю - я тут под берегом сети видела!"
  - Это воровство в чистом виде, за такое в нашей деревне топориком по кумполу!
  - "Да они мне за эту красоту ещё приплатить должны, жаль ухо сломалось!"
  - Рыбу так наловим, сети не трожь!
  - "Ладно, будет просто подарок!"
  - А что бы сказала мама, ай, яй, яй, Низа!
  - "Пошли, есть охота..."
  Рыбацкую деревню обошли на "нырялке" под водой. Чтобы народ не баламутить попусту, а то будут потом всякие истории старосте рассказывать, а он сдуру в город вестника отправит. Оно нам надо? Полдня до второй днёвки отмахали и решили, что торопиться нам особо некуда - дальше водопадец небольшой и пороги перед ним. Обойдём берегом и поохотимся заодно. А там и на ночёвку встанем.
  В этот раз удачно всё получилось - снял первым болтом подсвинка, только и успел он саженей полста пробежать, как Низа его догнала и сшибла. Наелись от пуза и на утро оставили.
  Всё ж таки как ни крути, а драконы, хоть и умные, а против природы не попрёшь. Как она танцевала вокруг меня пока я его разделывал, да потроха закапывал, думал, отвернусь, так она ненароком кусман вместе с рукой оттяпает.
  А наелась - это не передать. Гвоздь беременный - ну, сами посудите, где я не прав: стройная, а пузик вперёд и в стороны выпер так, что кажется, она целиком этого подсвинка проглотила. Ещё и обиделась. А что обижаться, не могу без смеха смотреть, как она морду от меня воротит, а сама облизывается на мой кусок, что на углях томится, и пузо лапками гладит.
  Доржался, теперь вместо тёплого драконьего бока буду у костра греться. Да и ладно, не в первой. Лапника секиркой нарубил - чем не подстилка. Палатку походную мы не брали - одноместные - это для увальней богатых, нам такая роскошь не положена. Положена накидка двойная - верёвку натянул, накидку расправил и перекинул через неё - чем не палатка? Придёшь, никуда не денешься, ночью лес своей жизнью живёт и своим голосом разговаривает, ещё и под накидку полезешь, а то я тебя, трусиху, не знаю...
  - Тише ты, сумасшедшая, затопчешь ведь!
  - "Там, там ...!"
  - Это водяной бык на плёс кормиться вышел, он смирный, молодыми драконами не питается.
  - "А это?"
  - А это мелочь лесная потроха откопала - им тоже полакомится хочется свежатинкой.
  - " Фух, перестали, а то невозможно просто".
  - Хороший у тебя слух. Больше ничего не слышишь? Дай-ка я дров подкину, чтоб потеплее было...
  - "Ничего, тихо стало, хорошо..."
  - Тихо и хорошо? Где тут у нас разрывные, сделай светляк и подвесь над полянкой, отлично, вот они, ро-ди-мы-е (взводя самострел), не дёргайся, голову выше моего пояса не поднимай.
  - "Мирр?! Что это, я ничего не слышу! Кто там?!"
  - Хозяйка здешнего леса, сейчас посмотрит и дальше пойдёт, если не дура. Ну, а если дура, то здесь останется.
  Тишину спугнул мурчаще-рычащий выдох: "Мря-я-я-ув!"
  - А-р-р! - ответила дракона, вздыбив гребни на шее.
  - Поговорили?
  - "Она недовольна, что мы тут устроились, это её угодья".
  - И так понятно, я ещё вечером метки видел на стволах.
  - "Всё, уходит!"
  - Я же сказал, что не дура. Давай укладываться, нас теперь никто не побеспокоит, с хозяйкой договорились. Надо будет ей кусочек на ветке оставить - вдруг с ночным промыслом не повезёт, так она после нас обязательно стоянку проверит. Всё! Спать!
  
  Какая же она любопытная! Или так ночные приключения подействовали? У меня уже язык болит.
  - Всё, вернёмся - топай к Граниту и пусть он тебе обучение устраивает по полной. Он то уж точно в сотню раз больше моего знает.
  - "А это чей след?"
  - А это водяной бык!
  - " Это птичий след!"
  - Ну, так водяной бык и есть птица - лягушек да мелкую рыбёшку ловит, а орёт дурным голосом - соперников от гнезда гонит - орёт: "МАЛО, жратвы, САМОМУ МАЛО!" Или по весне подругу зовёт, так иной раз до такой степени громко и противно, что жуть просто. Ростом чуть больше курицы, а орать - ужас короче.
  - "Каждый прикидывается чем-то большим и сильным".
  - Не только. Вон, видишь серенькую птичку возле дупла? Да не верти ты головой так - отвалится, туда смотри, по руке.
  - "Вижу".
  - Сейчас подойдёшь, она в дупло спрячется. Аккуратно загляни, только не пугайся.
  - "Эта птица змею в дупле держит для охраны?"
  - Это вертишейка, она так шею вытягивает и перья так топорщит, что вылитая змея. И шипеть умеет. Приручается легко, в доме жить будет охотно, если дети не обижают, тараканов и мышей не будет - тараканов сама схарчит, а мышей - мыши уйдут сами. У неё даже запах как у змеи, когда она за гнездо переживает. А мыши змей очень боятся.
  И так до первой дневки, пока пороги с водопадом обходили. Уже язык отваливается на её вопросы отвечать. А впереди самое трудное. Ну, Дакон и Ороен, помогайте.
  А и помогли ведь!
  
  - Дядько десятник, а чё твой дракон такой малой, вдругорядь над нами такой большой летал. Это он растёт ещё чёли?
  - Правильно думаешь, - тут оказывается у деревенских своё место. Пока дневали мелкотня деревенская ватагой прибежала, - а что это вас так много?
  - Мальки на берша пошли.
  - А ты что же со мной тут на бережку?
  - А мне не надь, - и как бы небрежным движением сдвигает на перёд ножны.
  - Хорош каюк, ножны мама украшала?
  - Обижаете, конечно мама, а вам почем знать?
  - Так на то и обычаи, чтоб блюсти, - вытягиваю ногу, чтоб ему было видно мои ножны.
  - Так вы нашенский, не городской, то-то я смотрю вам дракону доверили на берша вести. Городским не понять, они порядков нашенских не знают, - всё это солидно, с расстановкой, явно кого-то копируя.
  - А то, - потрепал этого вихрастого по выгоревшим волосам, - эх, пошли, что-ли, посмотрим, кому бершом ходить.
  - Хей, мелочь, ща мы на вас с десятником военным смотреть будем, а ну не дрефь! - бершонок стрелой сорвался к берегу на ходу сдёргивая рубаху, - а ну, айда в воду!
  - Там дракон купается, - кто-то из стайки сбившихся на берегу мальчишек.
  - Не дрефь, он тоже сегодня за бершом пришёл, - мой собеседник сдёргивает штаны и цепляет пояс с ножом на шею через плечо.
  - Дядько десятник, кто первым?
  - Не дело на хозяйское место поперёд лезть, мы опосля вас, да Низ?
  Низа крутит головой то на мальков, то на водопад: "О чём это вы?"
  - "Подожди, сама всё увидишь, плыви сюда", - показываю знаком руки "внимание" и "ко мне".
  Низа быстро подплывает к нашему берегу, гордо неся над водой точёную головку. Какая же она красивая.
  - Вы с какого камня будете испытываться?
  - С дальнего, дядька десятник, с этого нельзя, там поток жилой на дно уходит в самую глубину, вынырнуть дыхалки не хватит даже взрослому. С дальнего - там он петлёй взад вертает и не кружит сильно, и заводь тихая, её просто за водопадом отсюда не очень видно, - мальки нервно мнутся - голова подплывшей Низы как раз на уровне их лиц, - а на подхвате там внизу братовья ждут.
  - Понятно, тогда дуйте с драконом туда, а я на камешке вот том постою, да посмотрю. Смотрите, дракона мне в очередке не поморозьте, - мальки дружно рассмеялись, глядя на моргающую глазами от удивления Низу. И дружно попрыгали в воду.
  - "Куда они?"
  - Вон на тот камень, будут по одному вылазить и прыгать вниз. Это испытание на смелость, чтобы из мальков бершами стать. Вот, (показываю свой каюк), каждому бершу после прохождения всех испытаний нож-каюк от отца с матерью положен, этой традиции столько лет, что не помнит уже никто. За смелость и ловкость - нож, за другие испытания - ножны и пояс.
  - "А если это испытание пройдёшь, а другие нет?"
  - Всё строго: одно испытание - один предмет. Нож без ножен по селу никто в своём уме носить не будет, не дело оружие без надобности обнажать. С пустыми ножнами только изгнанные из рода ходят - отец может погнать, а мама никогда не забудет. С поясом - тут по всякому, каюк можно хоть в руках носить, но кто ж так делать будет - засмеют. Так что лучше потом все три пройти, чем на одном завалиться. Готов или нет, каждый решает сам, в спину никто особо не толкает. Тебя крайней в очереди ждут - догоняй, они сами решили, что ты на их место за бершом пришла, а я на камешке вон том посижу.
  - "А?"
  - А вон у мальков и спроси, - и нырнул в воду, пусть теперь сама разбирается.
  - "Мне тоже вниз нырять? Мирр! Мирр-р-р-р!"
  - "Не рычи, детей распугаешь, им и так...Нет, ты не малёк деревенский, видишь где основной поток падает? Ты заплываешь вот к тому берегу, что есть силы разгоняешься и идёшь аккурат между теми двумя камнями..."
  - "И падаешь с обрыва головой вниз?"
  - "И когда выходишь на обрыве из воды, то растопыриваешь крылья и пробуешь лететь на сколько тебя хватит. Камней внизу нет, под водопадом поток глубину намыл, так что не расшибёшься. Здесь не высоко, но для тебя в самый раз. Всё, я полез на левый камень."
  - "Я боюсь одна!"
  - "Не спорю, смотри, вон первый на камень вылез, он тоже боится", - мальчонка передёрнул плечами, осенил себя святым кругом.
  - "У меня не получится..."
  - "А у него?" - малёк сделал шажок по камню, поднял руки вверх и оттолкнувшись полетел вниз головой вытягиваясь в струнку.
  - "Всё просто - двадцать саженей туда (показываю в сторону обратной дороги) и ты спустишься вниз, и, может быть, навсегда останешься внизу. Двадцать сюда - и, если поборешь свой страх, то вернёшь себе небо, всё начинается с малого, сейчас тебе надо просто пролететь сколько сможешь. Выбирай: или дракона или то, как тебя пару дней назад назвали. Только тогда это была шутка. Только от тебя зависит чтобы она шуткой и осталась. Я полез на камень."
  Низа в запале дёрнула головкой и с тихим рыком нырнула в воду. Ну и хорошо, лучше злость, чем растерянность.
  Честно говоря, я сильно надеюсь на злость. Вроде собирается. Уже ноги занемели. Так, глотаем "нырялку".
  - "Надоело, я на берег пошёл, ах, тыж! Поскользнулся-а-а!" - нога, как будто скользит по камню, а сам стараюсь оттолкнуться не от верха а от бока, чтобы хоть немного уйти от той струи, про которую бершонок сказал, и полетел, а до воды - "прощай, мама!"
  Тело человека скрылось в пене водопада и он так и не увидел срывающегося с обрыва в воздух дракона с расправленными крыльями.
  Потоком поволокло по самому дну и пару раз приложило об камни, но повезло - вскользь. Так, ободрался только хорошо. Хуже другое - попал таки в струю и она меня на глубину тащит, хорошо так тащит - без "нырялки" уже бы нахлебался и напился. Гребу, гребу, но никак не отпускает. Ничего, сейчас в сторону уйду и полегчает, вот и выбрался, можно и выныривать, в аккурат под кустами, и не видно меня.
  Эта дурища как сумасшедшая над речкой носится от водопада до мыска, что перед поворотом к деревеньке, мелкотня на берегу скучковалась, на воду таращится, чуть выше по течению. Всё же созданы они для полёта, их это, отдай не греши!
  Подошёл потихоньку сзади, вроде все на месте, да ещё двое парней, что на подхвате снизу по течению были. Слушаю.
  - Жалко, и десятник утоп, и дракон с бершом обломался - струсил, полетел, - это мой собеседник вихрастый итоги подводит.
  - Отчего же, дракон берша за смелость вполне заслужил - первый в жизни полёт не хуже прыжка будет, чего рот открыли. Жила конечно быстрая и на глубину тянет порядочно, но десятников тоже не за здорово живёшь получают.
  - Это откуда ж вы, дядька десятник родом, что так плавать можете? - только что носы повесив стояли, потом испугались, а теперь уже всё ни по чем - любопытство в глазёнках так и светится.
  - А Секирские мы, слыхали?
  - Ну, так кто про Секирских не слыхал.
  - Дядька десятник, а что дракона так быстро летает - хвастается?
  - Понравилось наверно, первый раз же! "Низа, садись на воду, вместо каюка тебе меч всё одно не положено за время полёта!"
  - "Мирр! Гад мелкий! Я тебя....", - бултыхнулась на полной скорости, вместо того чтобы притормозить и на брюхе проехаться. Посадка - она поважней взлёта, получается.
  - Не убилась бы, первый раз всё таки, а, бершата?
  Заулыбались, конечно, бравый дядька десятник бершами назвал.
  - Не, вон голова показалась, плывёт ваш дракон.
  - "Ниеиеза! Что случилось?!" - голосом Красной.
  - "Где Мирр?" - это уже Гранит. Если сейчас услышу сотника и Храна, то пойду топиться сам.
  - Так, парни, дуйте в деревню, дракон родичей похвастаться первым полётом позвал, сейчас здесь не до вас будет. Старосте привет от меня, будет спрашивать что тут такое, то передайте, что всё нормально - воинские ученья для дракона, сами знаете, что сказать, взрослые почитай, ну, бе-е-гом ма-а-арш! - как ветром сдуло, сам не так давно таким был, эх-х!
  - "Да, Низа? Не держи в себе, руби правду-матку!"
  - "Если бы ты не упал, я бы никогда не прыгнула!"
  - Знаю, на то и есть друзья, чтобы подсказать, советом там помочь или ещё чего по мелочи!
  - "Так ты нарочно, так ведь на берша ...?"
  - В спину тебя никто не толкал, прыгать никто не помогал - сама решилась, могла ведь и подождать, или берегом обойти. Всё по-честному с бершом, клинок заработала! Дакон и Ороен, с кем я говорю. Я с тобой попутал всех и вся, - о, надулась.
  - Ты его куда вешать то будешь?
  - " Низа! Вы где?", - да что ж вы так орёте то все.
  - "Здесь мы, полторы сотни саженей вниз от водопада, нормально всё у нас, забирайте своего бершонка, я пошёл костёр палить, с этих купаний на жратву ужас как пробило."
  - "Ты даже не представляешь как это здорово!"
  - "Иди, гостей встречай! Как уже живот с голодухи подводит. Поймай парочку рыбин, а я пока костерок разведу."
  Самое интересное - тут тропинка вокруг водопадика натоптанная, местные ходят и часто. А я полдня с Низой по кустам блудил, пока обходили.
  Куда рванула, камни на берегу по линеечке расставлять или хвост колечком завить? Воду ещё подмети... Одно слово - бабы! Хоть драконью шкуру нацепи, а всё одно повадки те же.
  - "Мирр!" - о, это уже Гранит.
  - "На дымок правьте, сейчас листьев подкину - виднее будет", - это интересно, откуда же они первый раз нас выкрикивали? Прямо с драконятни? Надо будет спросить.
  Дальше описывать не буду. Одно слово - суета. До самого вечера. Ах, доченька, ах мамочка. Одно хорошо - топать назад не пришлось. Я на Граните долетел, а Низа с мамой на пару. Старшая спереди, младшая сзади, а мы с Гранитом чуть выше и подальше, чтобы и не мешаться и поблизости быть при надобности. Ещё бы ей приземляться научиться, а то плюхается в воду на брюхо. Ну, тут теперь пусть другие учителя стараются. Жаль, что Хран только второго дня будет - спать на пузе неудобно, а спина иссечена вся и не заживает - пару раз приложило когда в струе вертело возле дна. Но под рубахой не видно, а портить праздник не хочется.
  Не спится - идём учиться.
  А, так я не сказал! По прилёту Красная с Гранитом в сторонке пошушукались, а в вечор меня к себе Красная вызвала. Так что меня теперь драконьей рунной магии учат. Нет, не угадали. Не драконы. Учитель у меня свой, какого ни у кого из наших никогда не было и вряд ли будет. Вот этот невзрачный камешек и есть мой учитель. Его для меня не пожалели. Теперь только зажать в ладони, закрыть глаза, сосредоточится и дохнуть на него. Открываешь глаза, а перед тобой сухенький старичок - учитель, нет, УЧИТЕЛЬ. И не иначе, Красная так сказала. Встроено это в меня, как - не знаю. Камешек - только внешнее проявление, знак подать, что к уроку готов. Естественно, знает меня он больше, чем я сам себя знаю. И потому и уроки учить придётся без дураков, и испытания проходить тоже не за просто так.
  Красная сразу предупредила, что УЧИТЕЛЬ строгий и лень не попустит. Одно дело вытянут ремнём по заднице, а когда этот ремень может по мозгам пройтись, то пробовать на себе как то не особо и хочется. Они давно уже с Гранитом разобрались, что драконья во мне магия, нет у людей, да и у гномов тоже, учителей для меня, а Хран только раздумывал как бы меня к чему приспособить. Магии толком меня научить бы не смог, разве что азы только, да и то не в полную силу. Странно только: магия драконья, а образ УЧИТЕЛЯ не дракон. Да и ладно, интересно рассказывает, заслушаешься.
  Захожу утром - а эта шасть в угол, и лапу в сторону правую отводит, хвостом прикрывается. Ладно, ладно. Я уже с середины лета, считай после того как голова от криков её по первому купанию отболела, дар Иванин раскрыл ещё глубже, что суть вещей видеть помогает.
  Так что если поднапрячься сейчас чуток, вот так.
  Хоть стой, хоть падай - да у неё каюк в лапе, а сейчас она его кончиком хвоста "незаметно" под лежак засовывает.
  - Кто же так с ним обращается, эх, горюшко! - пойду, принесу, есть тут у меня заначка одна, сестрёнке на день рожденья приберёг, да ещё время есть, повторим.
  Принёс ей, для шкатулки великовато, для ларца - маловато. Ларчик, очень узор на нём понравился, видно сразу, работа мастера и дерево морёное, как увидел на рынке в одной из лавок, так и выложил всё что с собой было, считай полполучки. Да и не жалко, для хорошего дела.
  - Держи, замочек хозяйку помнить может. Как - сама разберёшься. В аккурат всё поместится.
  - "Как красиво!" - мна!
  Вас никогда дракона не целовала? Вот и я не понял, что это сейчас было. Бли-и-ин!
  Одна любопытная красная м-м-м, лицо короче, драконье, сверху над перегородкой зубами щерится острыми.
  - "Мирр, зайди ко мне, переговорить надо!"
  Опять строить будут до полуночи...
  
  У нас опять праздник. Комиссия, так их, приехали. Смотр перед началом нового учебного года. Больше времени у них не нашлось - сегодня должны остальные драконы прилететь, что новичков катать будут. А у нас тут веселуха. Ещё бы - десять дней к строевому смотру готовились. Нам даже из академии мастера-мечника Орула мастер Хран выписал, по знакомству. Теперь охранная полусотня его, Орула, как только не частит: и занудой и чем похуже, но больше всего ему "дракон плешивый" нравится. Они его кастерили возле драконятни, когда он их на передых отпустил, так после этого Гранит на лысину Оруловскую уважительно посматривает. Гонял, конечно, он их знатно, послабже чем нас в училище, но тоже вполне достойно.
  Моим меньше досталось. Я как узнал, что на "смотрины " Орул будет, то свою пятёрку собрал в уголочке и кой чего мы поучили. Я же знаю все его "заклёпки": как на опрос выходить, как ногу ставить, когда шаг печатаешь, как оружие к осмотру толково преподнесть. К тому же парни у меня не чета охранной полусотне - тут мы уже с ними пообтёрлись, да познакомились, так оказалось, что они боевая длань из пограничной сотни. А Карыч у них старшой по праву, по умению и не только, не только по должности. Как к Рыкалу попали? Только не смейтесь, потому как не смешно - парни на отдых в город с заставы отпущены были. Им за дело отгульную на всю пятёрку на десять дён прежний командир выписал. Ехали себе, никого не трогали, вшестером на одной телеге (мужик знакомый по дороге попался), а считай под городом их разбойный люд пограбить попытались - попутали сдуру на свою голову.
  Вот так они на этой телеге прямо под окна городской управы их и привезли, да сложили болезных поленницей. А там, в чинном месте, градоначальник голове сотенной городской стражи про службу шпильки втыкал, а тот отмазывался. Тут они на крыльцо выходят, а ребятки в штабель складывают тех, кого сотник "под корень вывел" на словах градоначальнику.
  Градоначальник от щедрот, под настроение, за каждую голову разбойничью по золотому из жалованья стражи и начислил, да и выдал тут же на крыльце. Из своих, а сотнику стражевскому на ушко чего-то шептанул, что он аж позеленел от злости.
  Ребята с такой радости от прибытка закатили пир горой на постоялом дворе, да народ угостили. А стража, так тем не понравилось, что на их деньги гуляют. До мечей, не дай Создатель не дошло - в кулачки игрались.
  Только вот утром градоначальник с сотником в управу подъезжают, а тут те же пятеро с телег стражу аккуратно в поленницу очередную складывают. Не, не убитыми, так, в безсознанках.
  Так их в наказанье к нам и определили. К ним тут полусотня охранная цепляться вздумала сдуру давеча, так мы их быстро научили.
  Взяли на торге пару плащёй зимних дровских, да расписали их краской. Я её намагичил малость, чтоб в темноте как гнилушка светилась.
  А раненько по утру Карыч с Рдестом в казарму охранную залетели, кинжалы выхватили, да как завоют - "Зарэжу, плесень штрекерная!" Те в чём мать родила по окнам - все стёкла бестолковками своими повышибали. А мы с ребятами снаружи стояли и ржали над храбрецами. Пока Рыкало нам всем по три наряда на верхнюю стражу, что на посту в дальнем от города конце долинки не нарезал за баловство.
  Разведке пограничной не привыкать по камням мёрзнуть, а мы с Учителем как раз удачно потоки по телу магические распределять учились - и ученье, и сугрев. Заодно сеть ловчую разучил быстро, так у нас почитай пять дён отдых на прогулке был - мясо ухлика на угольках по-секирски, рыба запеченная, да много чего. А то уже с этими хозяйственными хлопотами перед началом года мы совсем не понять в кого превратились - толи маляры, толи каменщики, толи ещё чего. Даже тренировки забросить с оружием пришлось - метла в руках привычней.
  А пока мы отдыхали, полусотенный втыки за хозяйственную пристройку получал, да ремонт со своей кодлой языкатой в казарме наезднической доделывал. Заодно и за драконами побегал, вернее от них. А нельзя к ним чеснок-травы нажравшись заходить, да ещё и с фитилём со вчерашнего. Знатно их Красная погоняла, мы все залезли повыше, чтоб посмотреть как она эту кодлу вместе с Низой по полю полётному из угла в угол, из угла в угол, красота. А не хрен языками трепать не по делу, мол дерьмо за драконом выносить - это не на посту службу тягать. А мы отдохнули, и в магии потренировались в спокойной обстановке.
  А спустя три дня "охранники" поквитаться решили. Я то, в отдельном месте, к драконам поближе ночую, так из подсобки и не переселился. Да и сотник с Храном не против, им же спокойней. Так вот эти ничего больше не придумали, как нашу шутку повторить в обрат. Да ещё и толпой, сколько влезло, к ребятам вломились.
  Карыч, не продрав глаза, сигал "к бою" свистнул, шконку с тюфяком на себя уронил и поджигной заряд ко входу им выкатил. Ребята тоже оружие похватали, да как старшой заныкались, никто не побёг.
  Пока парни уши от заряда заложенные прочищали, охрана в горящих плащах в сторону драконятни летела не взвидя света. У нас только часть стены и двери вынесло, даже странно, что стёкла целы. Теперь Карыч с Храном меня достают - что я там намешал так здорово. Да ничего я специально не намешивал - просто стандартный заряд он в коробку, кирпичиком льётся, а у меня не было подходящей маленькой, так я в старую мятую кружку лил, потому форма такая хитрая. Потому и волна одним пучком от взрыва пошла. Наверно. Отобрали все заготовки, два дня на стрельбище рвали. Наши - стенку и дверь заново строили, охрана ко мне лечится бегала. Кому ничего не поломало. Остальные лёжа лечились. Опять отвлёкся.
  Так вот: к приезду Орула построились, а он же любит сразу к делу.
  С лошадки слез, горло прочистил из фляги, да как рыкнет: "Для осмотру по-командно, первая шеренга пять шагов, шаго-о-ом АРШ!"
  Сотенный за спиной у Орула стоял и только глаза пучил, Хран лошадку успокаивал, к рыку такому нутряному не приученную, охранная полусотня от неожиданности на месте примёрзла.
  И только мои животы втянули, да мечи, как положено "на краул" и потом "к осмотру" вензелем в воздухе выскверкнули, да мы с Карычем - он один шаг, да я два отпечатали. Чего тут было....
  А потом, когда строем мимо начальства проход делать - мы их добили напрочь!
  Мы с парнями на сапоги по полоске жестяной по краю подошвы подсадили.
  А, так вы не знаете....
  Вот полусотня по камням стройбища кое-как пробухала кто впопад, а кто мимо.
  А тут за ними нас, шестеро: не отрывая ноги по камню подошвой тянешь со скрежетом "ж-ж-жа" и потом "дзынь!" "Ж-ж-а", "дзынь"!
  И не как они - быстрей протопать. А в полтора удара спокойного сердца, да не меняя ритма, да как будто один человек слитно всё это. Мурашки у самого по шкуре величиной с крошку хлебную.
  А ещё как положено я за семь шагов до командира секирку "на краул" и "для встречи" свертел (как меня сам Орул и учил), так у всех слезу прошибло.
  Так вот мы - обои в гостевой для начальства доклеивать, а они на стройбище под солнышком до вечера, и так все десять дён.
  
  Начальству приезжему на нас смотреть особо не захотелось. Крикнули мы им "здравь" и нас по делам распустили. А они пошли гостиницу для будущих наездников смотреть, да потом в драконятню.
  У нас тут полный порядок, всё вычищено, сбруя в кладовках напротив каждой клети на лежаках разложена, исправна. Я же напротив Низы проживаюсь, а ей сбруя по возрасту не положена. Постельку застелил, в комнатушке прибрался, стою. Сотник Рыкало, чтоб вопросов лишних не было по поводу моего тут проживания решил дело это упредить и в свои руки взять.
  Только в проход они за ним вошли, а он ка-ак гаркнет, что не только они все, но и драконы в стойлах поди присели.
  - Дежурный по драконятне лекарь мастер-десятник Степанов, доложить обстановку!
  - На вверенном объекте без происшествий, в наличии два учебно-боевых дракона, в полном здравии и довольствии, дракон Серебрянная на тренировочном вылете, - Низу мы с Красной уговорили на всю эту нервотрёпку не смотреть, а полететь и встретить новеньких.
  Ну, те, покосились на Красную, да на Гранита, чего-то у Храна спросили и в столовую пошли - обед проверить на качество, да уши заложенные от рыка парой стаканчиков полечить.
  Вот и вся "свадьба", больше нервов за десятицу истрепали, чем сам смотр прошёл.
  Смотрители уехали довольные, а тут и пополнение прилетело. На одну больше.
  Так что у меня теперь новые заботы - на той стороне от драконятни, что через поле полётное, в скале пещеру облагораживаю с ребятами под новую постоялицу. А она тут рядышком лежит и смотрит как мы вход пытаемся расширить: маловат он для неё. Пещерка то сама по размеру и устройству в самый раз, и ключ неподалёку есть с водой свежей и до речки рукой подать, а вот вход для новенькой маловат. Зелёная она, как трава сочная, солнце на чешуе так и играет.
  Надоело кирками камень долбать, сил нет.
  - Карыч, дуйте с ребятами на отдых, я тут сам справлюсь, завтра только поможете, если что.
  - Ты только аккуратней с запалом, прошлый раз короткий слишком сделал, еле сныкаться успели, - и ржёт, - всё шабаш, парни, пошли на ужин!
  Ушли. Сижу, смотрю с одной стороны на вход в её пещерку. Она лежит и с другой стороны смотрит.
  - Мирр, меня зовут.
  Тишина, даже голову не повернула.
  - "Воспитанные, вообще-то, прежде всего, знакомятся, уважаемая лерра дракона".
  Вскочила, подобралась вся. Эка мы головой крутить то умеем, её наверно не предупредили, что я и так пообщаться могу.
  - "Я это, голову вниз опустите и увидите", - о, у нас и глаза изумрудного цвета.
  - "И как это понимать, что за розыгрыш?"
  - "Хм, так меня ваши ещё не называли, Мирр, моё имя, если не расслышали".
  - "Ну и что?"
  - "Будем знакомы", - молчит, только сверху меня разглядывает.
  И тут мне Учитель кинул картинку как эта дракона вместо прожигающего огня на его уроке ледяной выдох выдаёт, а он её отчитывает. А она отмазки лепит, мол, так и должно было быть. А он на неё таким же взглядом с камешка сверху смотрит. До того похоже, что мне просто смешно стало. Хотя, если вас так дракон рассматривает, то это должно быть страшно.
  Не можете представить? К коню чужому верховому суньтесь - сразу поймёте. Если убраться успеете, а не успеете - так ещё и прочувствуете.
  Я вам скажу, что магия выдоха не сколько сложная, сколько точная. И требует не сил огромных, а настроя и правильного исполнения. А если совсем честно - настроения, у меня по крайней мере именно так. Мы с учителем тот же прожигающий выдох ещё на прошлой десятице отработали в точности, семь дней ничего не получалось пока я " в волну" не попал, а потом пошло как по маслу. Даже так увлёкся, что пришлось Гранита просить, чтобы он на тот камень злосчастный своим пламенем покидал. Чтобы разговоров лишних не было. Был дракон, пламя все видели, вот и камень сплавленный.
  А зачем нам вопросы лишние. Ведь мало кто знает что прожигающий камень выдох пламени не даёт, он почти не виден - так, лёгкое марево в воздухе и камешек растаял лужицей.
  С Храновским накопителем, что он мне за Низин подводный полёт подарил, я десяток раз выдохнуть могу в свою полную силу. (Не забывайте: накачка она и по рунам тех же правил касается. А воздух-огонь-огонь-камень мне не два раза через себя гонять приходится в этой связке, а три. Иначе просто огненный выдох получится.)
  Заряжать потом мне его до верху по три дня самому приходится. Но Красная или Гранит его в раз накачивают, ещё и попортить боятся. Они, как Хран сказал, даже для драконов очень сильны.
  - "Попрошу отодвинуться немного в сторону", - с этой дамой надо ухо востро держать, она меня между тараканом и мухой сосчитала. А что мы с тараканами делаем? Вот то-то и оно, не зря меня учитель первым щит заставил выучить, чувствую, пригодится он сегодня.
  Ну-ну, сидим, значит, и намеренно не двигаемся, на слабо, значит, пытаемся пощупать. Так тебе же хуже. Пробивной огонь для живого существа вещь абсолютно безвредная, на себе испытывал. Есть правда один неприятный эффект, не знаю как у драконов, но у меня все волосы дыбом на руке встали и мурашки ..., как обычно, крупные.
  - "Тогда не могли бы вы хоть немного отодвинуть в сторону хвост, вот сюда".
  - "И не подумаю".
  - "Ну так вам не надь и нам не надобно, и-ех!" - двумя выдохами протопил часть навеса и стены, заморозкой и силовой петлёй сформировал из потёкшего камня небольшой порожек перед входом (ну покрасовался немного, а что, нельзя?). И сбросил с защитного щита её замораживающий выдох ей же прямо под нос. Почти месяц тренировок, я считай пока больше ничего и не умею. Зато все связки выучены так, что со стороны кажется, что я их каждый день по сотню раз пишу. Блин, а ведь так оно и есть, совсем меня драконий учитель загонял. Но не зря же? Вон как вышло красиво и к месту.
  - "Если желаете искупаться или рыбкой полакомиться, то прошу присоединяться к нам с Низой. После ужина. Вода в пруду пока довольно тёплая", - а сам с рукава так небрежно, тыльной стороной ладони будто бы пыль стряхиваю. Развернулся и пошёл. Челюсть подбери, сосна строевая, эва как шею вытянула. Только бы не заржать, а то убежать не успею - поле широкое, до драконятни шагов сорок, не меньше.
  Обошлось? Не, блин, не обошлось! Бежим!!!
  Дурак, нельзя так громко думать. Вот теперь вся форма грязная. А лихо она меня! Такой воздушный удар мы ещё не учили, даже щит не помог, лихо кувыркался...
  Пошёл к Граниту, если три других такую же встречу окажут, то я сегодня этот накопитель ещё три раза к нему побегу заряжать. Только вот ещё двух комплектов формы у меня нету, и за эту то замхоз три шкуры спустит и на свои кровные покупать придётся. Что за непорядок - завтра пойду к Рыкалу, пусть мне снарягу полётную выписывает, я тоже должен меры осторожности соблюдать или нет?!
  Один раз. Одного раза зарядить хватило - это две силовых петли - лежаки тяжёлые передвигал, чтобы ребят на помощь не звать, и всё обошлось. Завтра, правда, надо будет ещё одно окно в шестой клети с новенькой драконой проделать. Ирранке темновато, тут она абсолютно права. Да сделаем, для нас не трудно, тем более, что общаться с остальными было просто приятно. Даже поплавали все вместе в пруду нашем и рыбкой полакомились вчетвером. А Зелёная так и не пришла, они вместе с Красной издаля на нас посматривали, ну и ладно.
  - Слышь, Низа, а чего это Зелёная такая...
  - "Ты поаккуратней с ней, тётя очень строгая!"
  - "Да, Большая мамуля тут вам хвосты накрутит," - это уже Ирранка.
  - А, так вы сёстры двоюродные.
  - "А что, не похожи?" - это мне не хватало забот, вместо одной болтушки, теперь две будет.
  - Очень похожи, прямо даже различить не могу, я вообще белое и чёрное путаю, - правильно, куда тут похожи: Ирранка чёрная как ночь и ростом не много меньше Гранита, похожи.
  - "Просто все, кого она летать в горах учила, так её называют. Тебе не понять."
  - Пошли отдыхать, день тяжёлый был, да и завтра хлопот не оберёшься. Прямо так уж и не понять! Уважаете, значит есть за что, вот и прозвище такое почётное.
  С утра взял форму и пошёл к Храну, надо же союзника иметь. А то Рыкалу одному мне не уговорить на полётную снарягу.
  - Знаешь, Мирр, а ты прав, - Хран внимательно на меня посмотрел, - только к командиру мы с тобой не пойдём.
  - Так без него мне Тарот не то, что снарягу, пуговицу не даст.
  - Тарот, Тарот, этот сундук замшелый и с Рыкалом то, ничего не даст: "Норма положенности где? А кто утвердил?" - не гном, а ..., даже с кем сравнить не знаю.
  - Что, теперь, на Тароте свет клином сошёлся? - Хран, ворча себе под нос, пошёл к стоящему в углу сундуку.
  Он там вещи личные держит, рубашки свежие, да так по мелочи. Выгреб запасные пары из сундука, бросил на лавку, залез на самое днище.
  - На, примерь, если подойдёт, то твоё будет, - и даёт мне шлем полётный, рукавицы, а там и нагрудник с поножами и наручами.
  - Так это?
  - Нет, не моё это, друг на покой ушёл - отлетал своё, говорит, хватит. Может, кому из новеньких и пригодится, а то дома без дела лежит и грусть навевает.
  - Так я не наездник, такую красоту носить, это надо тем, кто сегодня придёт отдавать, - меня же удавят за такую снарягу, из зависти, такого нагрудника даже у Рыкалы нет.
  - Одевай! Старый нагрудник весь пошёрканый. У меня он в сундуке сгниёт зазря, а тебе пригодится. Тем более, что сейчас в таких никто не летает: украшений нет, чеканки нет, вместо шлема котелок круглый. Кому он такой нужен? Его сверху на твой серп форменный одеть, так никто и не заметит, что ты в нагруднике. А кто недоволен будет - ко мне пошлёшь. Тебе это по праву. С ним тоже драконы говорили, как и с тобой.
  - Так вы знаете всё? - во, блин, попал.
  - Не всё, да и мы с Рыкалом не так давно это заметили, дураки старые. Ха, да не бледней! Ты думаешь, драконы ни с кем до тебя не говорили и не говорят? Ошибаешься, не ты первый. И если Создатель дал тебе в этом способности, то этому только радоваться надо. А кто злопыхать будет - я тебе уже сказал. Всё, топай давай, тебе ещё окно делать в крайней клети, - сунул всё это добро мне в руки и за дверь выпихнул.
  Эх, не люблю я выделятся, тем более, что пополнение у нас обещает быть ох каким не простым. У Сыча почерк хороший (один из Карычевых стрелков), так его позавчера Рыкало припахал выписки из личных дел в свою тетрадку делать. Да потом матерился по чём свет. Правильно матерился - все сплошь "сыночки" больших родителей. Чую, одним местом чую, весело будет.
  Эх-ма, да знал бы где упасть - соломки бы подстелил.
  Окно мы как раз к обеду доделали, только инструменты прибрали, как посыльный прибежал на построение звать. Отряхнулись, да пошли.
  Стоим, ждём командира. Выходят, нате. Нам не надь, да задарма и не надь.
  Впереди Рыкало, мрачный как туча грозовая, а за ним хлыщи эти городские, да все ещё и в полётном вырядились.
  - Равняйсь, смирно! - это замхоз, он у нас за всех зам, первый и единственный, не считая Храна, но Хран - это отдельная песня, он Рыкалу не подчинённый, а ровня, но только по лекарской части. А дальше он ,Хран, не лезет, вон и сейчас в сторонке стоит, не мешается.
  - Вольно! Представляю вам пополнение, - и рукой в сторону на шеренгу "блестящих", Карыч их уже так поименовал. А что, надраены, что котелки столовские.
  - Слышь, Карыч, а "котелки" больше подходит, вон как шеломы новенькие сверкают, чисто котелки кухонные, - шёпотом.
  - Мастер-десятник Степанов!
  - Я! - "блин".
  - Выйти из строя, и прекратить лицо корявить!
  - Есть! - раз, два, замер, дёрнуло меня рожи корчить, совсем с драконами расслабился, уже как они: чтобы своё отношение показать губу над клыком поднять пытаюсь. Не вовремя.
  - Вот, - Рыкало вышагивает перед строем новичков грозя пальцем, но рука у него так и норовит в кулачину сложиться. Знатная кулачина - как раз в размер малой кувалды, что мы столбики для оградки в землю прошлый раз забивали, и по весу такая же.
  - Вот, и даже десятнику простому не нравится, что вы на себя напялили то, до чего ещё и в мыслях своих не доросли, недоросли, - а сам так ко мне пристально присмотрелся, что аж нехорошо стало.
  "Ё-моё, я же пока с Ирранкой ковырялся в доспехе своём одетый был, а на построение позвали, так в нём и пришёл. Только шлем в клети оставил. Больно этот нагрудник в пору мне пришёлся и удобный такой, что за полдня в него врос. Сейчас и мне отмерит по полной."
  - А потому! Слушай боевой приказ:
  Первое - мастеру десятнику Степанову принять пополнение в свой десяток из расчета пять бойцов!
  - Есть! - "накаркал, так его!"
  - Второе - старшому длани Карычу, разместить пополнение в месторасположении длани и составить расписание постов и нарядов. Этих - с завтрашнего утра вижу на третьем посту, на всю десятину.
  - Есть! - Карыч, аж уши раздвинулись, как улыбнулся. Третий пост - яма выгребная и ещё кой чего.
  - Третье - мастеру Тароту, выдать обмундирование, положенное по статуту на пять бойцов, это, - палец поочерёдно на каждого, да не удержался, и крайнему вместо пальца кулачина досталась в показ, - вместе с оружием принять на хранение на склад. Выдавать только по распоряжению.
  - Есть, лерр командир! - и Тарот улыбается, не завидую я им, а про оружие, так вообще молчу. Не повезло ребяткам, крупно не повезло, я тут ребятам полдня фартуки для работы из Тарота вышибал, так пока не пригрозил, что за собственные куплю, а потом командиру покажу, так он и не хотел давать.
  - И крайнее, - ласково так, ой, что-то будет, - уважаемый мастер Хран, а долго ли срыватели вживляются?
  - А прям сейчас все пятеро будут обеспечены, самого современного изготовления - вреда никакого, а всё, вплоть до самых мелких проявлений гасит.
  - Спасибо, можете приступать немедля. Жаль, что у вас прежних то нет. Но и то хорошо. Всем остальным - разойтись, по работам. Вольно.
  Ну, это Рыкало тут выдал им на орехи. Срыватели вносят помехи в плетения и магические формулы. Представьте - плетёшь, силу льёшь вёдрами, а на выходе - ничего. Старого образца они ещё и саму формулу коверкали так, что для организма мелкий вред выходил. Расслабить там кой чего или наоборот, напрячь, а то и слезами улиться можно как от слезогонки. Новые же просто всё сбивают, без последствий. Я такой две десятины носил, когда меня учитель драконий начинал учить руны не перед собой складывать, а в голове. И намучился же. А уж как Хран на меня косился и голову мне хотел пощупать, когда я к нему пришёл с просьбой дать мне срыватель и сам его на шее носил, добровольно.
  Зато теперь мне срыватель по боку - сформированную и напитанную начальным посылом рунную формулу срыватель не сбивает. И ещё потому, что драконьи руны сразу от всех стихий нужных напитываются, одним потоком, а последовательность уже в самой их записи заложена. Стихии сами себе места нужные промеж себя находят. А ещё есть рунные связки, которые можно вообще одной стихией напитывать, а они сами внутри преобразование проводят. Но этот уровень сложности мне пока не доступен. Не удержать столько в памяти, а если запутаюсь, то будет сразу... правильно - оркское слово "кирдык". Орки говорят, что людские маги ещё придумали и "полный кирдык", а до людей у орков только до кирдыка и доходило, берег Создатель. А вот с людьми...
  Да что же за день такой, неудачливый.
  Надо же было, дураку, зацепиться с зеленью этой вредной. Но я то по сути прав!
  Положено раз в несколько дней тщательно осматривать все клети на предмет появления всяких таких вещей. Нет, вошь, она родимая, к дракону на перестрел не подойдёт. Не та скотина, что называется, она больше нас любит, шерстистых. Чего ей на чешуе делать? Но у драконов свои приживалы есть и не зря они чешую огнём своим прожигают время от времени и мыться ещё как любят. А за клетью я смотреть обязан, раз они в гостях у нас и нам помогают.
  Вот и пошёл по порядку с первой до крайней, а потом и в пещерку заглянул. Думал, что она у озера с Красной, днём они там почти всегда, если не летают.
  Только приступил к обработке, а она тут как тут. И началось.
  Да почему без разрешения?
  А в гостинице или на постоялом дворе у тебя тоже не особо разрешения спрашивают когда приборку делают.
  Да как посмел?
  Да так посмел, что все знают, что третьего или четвёртого дня на десятице я этим делом у всех занимаюсь.
  Тут может что-то личное быть или не для моего любопытства.
  Ой удивили! Мешок с дыркой, лежак, да линзы на стенах наплавленные. Силовые сборники мы с учителем уже давно прошли и у неё, между прочим, в дальнем углу на верхней линзе ошибка в рунном круге, потому и рассеивание такое. Поправить бы не мешало, вот!
  Короче, слово за слово, так и зацепился, как карманом за гвоздь.
  А закончилось тем, что вроде как на то, что она мне рыкнула, что это только её пещера, я ляпнул, что я тоже вместе с ней к этой пещере и руки и силы приложил немалые. Для меня, может для неё это раз плюнуть, но мне, даже с накопителем, ого как много. А потому, значит, она в таком случае и моя тоже, и я в ней жить вместе с ней имею полное право!
  Ладно бы магией, а то саданула лапой так, что вылетел как пробка из бутылки, если бы не нагрудник - располосовала б всего. А так - только грудь посекла сверху. А нагрудник в хлам.
  Лежу себе, лечусь. Вернее мастер Хран шкуру на груди штопает. Рыкало молча мимо шконки пять шагов туда, пять сюда носится. Низа одним глазом из-за верхней притолоки двери подглядывает - опять в людскую дверь пролезла полюбопытствовать. Хорошо, тепло. Голова только немного кружится.
  Концовка конечно для них была весьма запоминающаяся: Аррайя (так Зелёную зовут) что-то сделала, и я как был в безсознанках, так и поплыл по воздуху к Храновскому окну. А они там у него с Рыкало сидели, разговаривали. Повскакали, а тут и я в себя приходить начал.
  Раскаялась она видно, раз сама приволокла и больше не рычала, а просто на руки меня сдала и к себе вернулась.
  О, Рыкало остановился, что-то надумал.
  - Из-за чего повздорили?
  - Не сошлись во мнениях на творчество Сегватеса , - и в глаза смотрю преданно.
  Поэт такой был в древности, баллады любовные писал - закачаешься. Ну так я не соврал: мы с ней же дотявкались до того, что получается будто я как словно её муж, раз на ту же пещеру права имею. За это и получил "пощёчину" по-драконьи.
  Пришлось пояснить всю поэму подробнее.
  - Ей, Создатель, лучше бы ты соврал что другое, как дал бы вот сейчас, с левой, ей послабже.
  - Вот, - рукой на лежащий на подставке для драконьего седла доспех мой мятый и дырявленный, - чтоб больше мне близко без доспеха к драконам не подходил и форму эту одежды блюл! Хоть спи в ней!
  - А..?
  - Я сказал, чтоб без доспеха к драконам ни ногой, а кто против - можешь шарик вот этот показать. Присылай, он у меня завсегда к делу готовый.
  И кулак свой мне под нос показывает.
  - Кто победил то? - уже спокойным голосом.
  - Ничья, правда, на долго меня бы не хватило, уделала бы только так, эх, опыта маловато, да и она уж больно изъясняться умеет. Просто я сам виноват, ляпнул такое, что вроде как я её муж и на пещеру права её имею.
  - Ты ещё ей шарик гранитный подари, огнём шлифованный, драконы часто своим избранницам дарят. Вот тогда она тебя точно убьёт! Хран, как он?
  - С утра бегать будет как живчик.
  - Пошли, поговорим, да молодость вспомним, а ты - спать после ужина, поесть сейчас сюда принесут. А за учинённую склоку на территории воинской части - три наряда, всем десятком, на верхнюю проходную, с завтрева. Заодно и нагрудник отремонтируешь и она поостынет.
  - Есть три наряда, а как же третий пост?
  - А третий никто не отменял.
  Как его поймёшь, хрен его знает.
  
  - Равн-я-яйсь! Смирна-а!
  - Вольно! Смотреть на вас больно! - стоят, молодчики. Первая шеренга Карычевские, вторая - "котелки". И это правильно. Так по порядку - бывалый всегда молодняк на себя цепляет и учит уму разуму. Не будем от традиций отступать. Только вот на два наряда четыре тройки надо, а у нас недобор. Выходит сам заслужил - сам и расхлебаю.
  - Значит так. С сегодня до конца десятины тащим три наряда на верхнем посту и одновременно на тройке. Это нам всем за вчерашние мои и ваши выступления подарки. Объяснять особо, думаю, незачем. Работы не меряно, потому как, и всего остального никто с нас не снимал. Карыч, перетасуй народ так, чтоб новички в пополам со старичками были. По дороге познакомимся. Да, так как Храна до конца десятины не будет, то мне от драконов не отойти далеко - так что, на верхнем буду в ночь ходить, потом отосплюсь.
  - Так ты же, чтоб к ночной успеть, сразу после ужина выйти должен.
  - Мои проблемы, расписывай из этого расклада. Так, все вчера всё получили?
  - Конечно, получили, не унести было этот хлам старинный, и где только Щедрый (это так у нас замхоза за глаза кличут) такие кольчуги нашёл, наверно в мусорке ковырялся.
  - Тогда так - я пошёл на осмотр, потом посмотрим что и как, а молодняку за это время привести всё в порядок, отчистить и отдраить.
  - Да отчистили уже, не первогодки ведь, нам бы к драконам - серьёзный взгляд у всех. Это хорошо.
  - Ну, раз к драконам, то после осмотра всем быть у пруда, будем совместные купанья практиковать.
  - И старичкам? - это Сыч.
  - И старичкам, вместе, так вместе. А пока - пошли в столовую, а то вон, уже восход.
  Нехорошо, конечно, прямые указания командира не выполнять. Это я по поводу доспеха полётного. Но я нашёл как - у нас же после осмотра сразу купание, так я сразу вязанные штаны, да рубаху нацепил и пошёл на осмотр. Я его что, нагрудник этот, соплями за ночь залатать должен? Не по душе мне такое, неправильно, но как по другому?
  "Котелков" крылатые приняли нормально - никого не гоняли, присмотрелись, даже позволили потрогать. Так я думаю, что наверху тоже не дураки сидят - посылать без проверки детей своих к драконам на поживу никто не будет. Да и не первогодки они - у каждого за плечами два года училища военного, их крайние полгода, как отобрали, специально под драконов учили. Они за полгода про них поди выучили больше, чем я за эти полгода тут узнал.
  Нормально обошлось. Так, поволновались немного, когда Низа по уже устоявшейся традиции Карыча погоняла по берегу, да с мостков скинула. Но у них это больше показное. Ну, напряглись немного, когда Красная с Зелёной на бережок степенно вышли, да меня приманили поболтать, для вида. А то я не знаю, что Низа уже всё, что услышала, передала с подробностями.
  - "Мирр, почему нарушаешь?" - голову набок, и вплотную ко мне. Ну точно "прабабушка"!
  - Я не нарушаю, наоборот, свято блюду традиции. И за вчерашнее меня простите, оговорился, с кем не бывает. Тем более, что спор у нас был довольно жаркий.
  - "Смотри, Раэ, что за мужчина пошёл? Вчера, можно сказать, в открытом виде к семейной жизни склонял, а теперь хвостом назад из пещеры лезет".
  - "И не говори, сестра, оскорбление за оскорблением, вчера шарик подкатывал, а сегодня уже задом пятится. И как ты терпишь...", - ну, Красная, ну Раэллина!
  - "А вот сейчас ещё и за это оскорбление приласкаю и опять три наряда получишь!" - лапу она для вида разминает.
  - Эти то, ещё отходить надо, именно отходить - мне каждый вечер теперь во-он на тот гребень пилить, а к утру возвращаться. Дурная голова ногам покоя не даёт - это точно. Чистого неба, пойду к кузнецу, "щёки лечить" после вчерашнего "сватовства".
  Поболтали и разбежались. Старшие драконы - молодняк наставлять к Аррайиной пещере повели, мы - кто стойла обхаживать, да "котелкам" что, да где показывать. Так ведь и прилипло - "котелки", да "котелки".
  Зря Рыкало переживал - они не только убирать за драконами, а на руках их носить готовы. Достали расспросами что меня, что парней. Что лучше, как лучше, да чего они любят, да чего нельзя...
  Много чего. У охранной полусотни узнайте - они за прошлые три дня, что вместо нас за драконами ухаживали, успели всё что можно нарушить и на своей шкуре узнать чего и сколько нельзя. И особенно - что за это бывает.
  Кречет мастер рассказывать - просветил .
  Это второй стрелок из дланников, напарник Сыча. Да потому у них и прозвища птичьи, что глаз острый да меткий. Мечников, тех вообще - Рав и Лев кличут. А Карыч - тот всё умеет, а на коротких мечах или кинжалах - лучше не подходить - двурукий. И выучка, где только натягаться успел? Стой, это я хорошо помыслил!
  - Так, построение с оружием на стрельбище, - их же в училище как и меня учили: в основном в строю биться, а разведчики - у них другая сноровка. Вот и будет чем обменяться, и в дело пойдёт.
  Ничья. Один на один старички сильнее без разговоров, а вот в строю котелки их сделали тоже влёт. Стрелки из них так себе, на моём уровне, до Сыча с Кречетом как до неба. Будем подтягивать. Всех.
  Сгонял в соседнюю деревеньку, за пятый пост, что на мосту. Там кузнец неплохой и не дорого берёт. Подлатали с ним дыры на моём нагруднике. Неплохо, кстати, получилось: мы с другой, правой стороны, его так же в четыре полосы рассекли и разрезы между собой соединили. А потом изнутри полосками толстой кожи на заклёпках эти получившиеся полосы подсадили. И сгибаться теперь намного удобнее и теперь точно ни у кого такого нагрудника нет.
  Он пока работу до конца сам уже доводил я во дворе взваром баловался, да смотрел как его жена с дочкой шары для свечей праздничных из ниток на клею мотают.
  Купил парочку самых больших. Один на пробу, а второй в дело. И баночку клея к ним в придачу. Да сгонял на соседнюю улицу к каменотёсу за крошкой гранитной.
  Ну и пусть он не гладкий, зато, говорят, когда Аррайя к себе на ночь пришла, то вся часть в башке вопль улышала: "Мирр, сучёк мелкий, прибью, заразу!"
  А как учитель драконий смеялся, когда я ему всё это выложил по дороге на верхний пост. Даже не передать. Только мне потом пришлось всю ночь защиту новую зубрить и тренировать. Жалко, ему, видите ли, такого шутника терять и выдумщика. И то верно, я то и сам не прочь поберечься, но она сама виновата. Нечего подначивать было по поводу шарика. Ох, наверно её остальные драконицы до самого утра подначивать и "к свадьбе снаряжать" будут. Или мне саван похоронный шить помогут...
  А и хрен с ним!
  
  Фух, отстоял три смены бессменно. Всю ночь то есть. Так, парни только на волчий час подменили, а то мне целый день на ногах ещё, а потом опять в ночь. Защитку опять же новую выучил и кулак тот воздушный и воздушное лезвие ещё раз затвердил. Интересные вязи: можно не только выпустить лезвие или удар, но и к себе или к предмету привязать на время подпитки, как захват. Почти та же дорожка последовательности рун, только выход немного не тот в окончании. А, долго рассказывать.
  Надо бы днём поискать промежуточек, да прикорнуть где в уголочке. А можно к поварам на кухню в подсобку - свои парни. Я им настойки нужные в прошлый раз давал, так они теперь и десяток наш нормально кормят и меня забывать - не забывают. Не подумайте, что воровал. Это я сам своими руками делал и мази тоже. Чтобы бабкины, да Иванины уроки не забыть, да и для своих парней на зиму пригодится. На верхнем посту травы в цветенье собирал и, когда была возможность, в деревне подкупал понемногу. В нашей части такого не найдёшь, да у нас и травницы то нет пока, чтобы всем этим заведовать. Хран постоянно сетует, что никак Рыкало не уговаривается, боится, что с нашими поварами ни одна травница дольше трёх месяцев не проработает. Уж больно мужики дородные и ого, не любят они это дело, ну совсем не любят. То-то им постоянно синяки лечить приходится от деревенских парней.
  Топаю себе, по дороге досыпаю, почти уже до поля полётного дошёл. Вон, уже вижу как народ после построения утреннего расходится и Рыкало с Храном чего-то в мою сторону пялятся.
   А тут как подхватили когтистыми лапами на полном лету, так что я улетел, а сон мой там, на кромке поля остался сам себе досыпать, раз мне некогда.
  - "Чистого неба тебе, женишок! Раз так наши порядки знаешь, то верно и танец влюблённых станцевать не откажешься?" - лапы зелёные, а шутка - чёрная.
  - "Рановато, с утра...", - м-мать, она всё выше и выше поднимается.
  - "Вечером шарик, утром танец, чего тянуть - полетели!" - и перевернулась в воздухе, скользнула вниз и разжала лапы.
  Одно хорошо - не куваркаюсь, а лечу просто вниз и смотрю на её довольную морду.
  - "Ну, как тебе? Смешно?"
  - "Скучно, вот сейчас потанцуем!" - а что, просто расшибиться и так быстро успею, а вот кого другого, чтобы затормозить, я что-то рядом не нашёл. Вот и тяпнул её за хвост захватом, да дёрнул посильней.
  Как нас развернёт! Вернее её, я так больше на кусок дерьма к заднице драконей прилепившейся похож. Придавило так, что думал все кости в штаны выпадут и опять вверх.
  Да, летать она умеет даже с такой гирей на жопе как я. Не успел вякнуть как она опять высоту набрала, да извернувшись меня и сбросила.
  Бым! Бым! Учитель в голову как колотушкой.
  - "Полог воздушный из лезвий, вяжи на подпитку..."
  - "Понял, и ещё кулак на ноги, иначе скорость не набрать когда они воздух захватят и упасть не дадут", - жаль до озера далековато. Не зря меня учил, вон, и сам моргнуть глазом не успел как выпустил две вязи и раскинув руки и ноги пытаюсь выровняться.
  - "Да, и вспоминай как Низа на озеро на брюхо садилась, только плавне к земле подходи, а там уже и защиту запустишь", - поздно, уже запустил, судя по воплю над головой. Всё, прощай невестушка, не судьба мне в твоих лапках танцевать. Где там копна, что мы рядом с драконятней понатаскали, только бы не промахнуться.
  Даже успел головёнку повернуть и зенками поморгать, пролетая мимо Храна, Рыкала и ещё многих лиц и морд вдоль драконятни. Пока не сшиб сток и не покувыркался дальше, до забора. Крепкий забор, но защита драконья ещё крепче. А ещё она, оказывается, энергию удара в тепло переводит.
  Мне потом Карыч рассказывал, что я мелькнул мимо них всех, снёс копну, а когда впилился в забор, то она вспыхнула. И тут из этого месива на негнущихся ногах и с расставленными в стороны руками вышагивает моя прокопченная тушка, задирает голову вверх, потому, что шлем почти на нос сполз, и орёт во всю глотку.
  - Свадьбы не будет, плясать не умеешь!
  И валится навзничь, башкой прямо в горящее сено.
  Врёт, я вот вообще такого не помню. Помню, что перед копной успел полог как Низа крылья задрать. Помню как щит сработал и из меня чуть душу на его подпитку не вытянуло, потому перед этим где-то с треть накопителя я сдуру в полог и воздушный удар вложил, чтобы затормозить. Но чтобы гореть и ещё разговаривать? Врёт, точно, он это любит, приукрашивать. Я скорее всего бы малый шахтёрский загиб на стомате вспомнил и озвучил. Потому, что я помню, что я его орал когда с меня обгорелые одежду и железяки со шкурой оторвать пытались, пока Хран не подбежал и не помог. Усыплялкой и ещё како-то хренью мудрёной.
  
  "Эх, как хорошо-о-о! Тепло и ничего не болит, спать только хочется сильно. Поспим..."
  - Эй, Мирр, не спи! Давай, родной, давай! Не спи! - кто-то трясёт за плечи так, что зубы стучат.
  "И чего пристали? Поспать не дают спокойно..."
  - Мирр, родненький, не засыпай, я прошу тебя... - капает на грудь холодным. А только пригрелся и засыпать начал. Тепло, как в детстве на руках у бабушки.
  "Ну вас всех, отстаньте, я устал как не знаю кто. Сейчас вот посплю и...", - х-р-р.
  - Мирр, родненький, не засыпай, я прошу тебя...- капает, капает..., аж всего меня знобит от слёз этих, то знобит, то в жар бросает.
  - Низа, хорош реветь, дай поспать после наряда. Я тут такой сон видел, что чуть не обделался, не успел просто.
  - Мирр! Родненький! - уже не капает, а прямо льётся.
  Льётся драконья слеза - воспетое в древних легендах лекарство, способное вернуть любое существо даже от порога. Легендарное, потому, что плачут драконы только в перекинувшись в человечье обличье, а их в нём уже больше пяти сотен лет никто не видел. Да и видели ли их в нём раньше?
  Спросите как?
  Не знаю. В спину никто не толкал, насильно не заставлял. Но для того и есть друзья, чтобы прийти на помощь в трудную минуту.
  Заслужила, и пояс и ножны. Сам сошью. Нет, лучше куплю такие, чтобы к её глазам подходили, вон они какие... С огромными ресничками.
  - Не реви, и так всё платье уже мокрое. А ты мне не снишься?
  - Ду-у-у-рак...
  - А то! И ещё лекарь, милостью Создателя! Так, что тут у нас? Ух ты, как рёбра прямо на глазах срастаются. Так я к вечеру опять в наряд попаду...
  - Ой и дурак, его же милостью. Ночь на дворе. Тебя у меня в клети оставили, потому, что нести никуда нельзя было. Умер бы от переломов.
  - Так одного и оставили?
  - Кх-кхм, - доносится откуда то сбоку и сверху. Поднимаю глаза.
  Над перегородкой торчат два лица и три, тоже лица, но драконьих. И судя по их цвету - Раэ их точно там всех за перцы и хвосты держит. Вон как зенки выпучили и только Красная улыбается полусотней острых зубов во рту. Как у щуки, очень похоже. И рыбу они очень любят. А может они из воды вышли и раньше там жили?
  Тихий смех учителя в голове и дружный вздох всех окружающих.
  - "О чём он думает..."
  - Ну так интересно же!
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"