Ис Стакол: другие произведения.

Мирр продолжение четвёртой части

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.21*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    12.10.14 Навёл на страничке бардак, если что снёс - извиняйте. Потом восстановлю. Ждём комменты. За оценки убранные и спрятанные в первых трёх частях - не ругайте, они были к каждой главе, а сейчас всё слилось воедино. Скажете включить - включу.

  Мирр продолжение 07
  Как и просила КТ, собираем потихоньку камни, что называется "от родного порога".
  
  Утренний туман... Блин, да ну его к Создателю в сени эти детские прозвища, что на всю жизнь потом тянутся за драконами! Унгралум его имя, или как его всё чаще зовёт эта подлиза, что сейчас отвернула свой точёный носик в сторону пика Матери ветров - Лумни, разглядывал полуденное солнце через подвешенное на тонкой цепочке тонкое малахитовое колечко.
  Сейчас ещё ничего, но вот во второй половине дня, когда малышня освободится от занятий, будет не до разглядываний. Обязательно полезут играть в догонялки по ущельям, или в прятки. А потом их потянет к соседям - опять кто-то, как некогда и сам Унгра, поспорит, что сможет пробраться к сокровищам Белого дракона. И пойдёт потеха. Главное - не упустить безобразников и вовремя оттащить, или оттаскать, а, и то и это.
  Тайтерри скучно... Подбила таки на спор, хоть и колечко не вытянула. Шиш ей на гномьем масле лампадном, а не колечко - такими вещами не торгуются! Но на спор вытянула: женщина, одним словом, хоть и мелкая ещё, но у этой породы вертеть мужиками в крови! Красивая...
  Унгра, как бы невзначай, потянулся кончиком ножен к корзинке с обедом.
  - Куда лезем, задавака? Вот когда выиграешь - тогда и лезь! Но что-то мне подсказывает, что пирожки с яблоком сегодня уплывут мимо вашего носа в неизвестные дали, - дракона показно вздохнула, обрисовав при этом вполне аппетитные окружности, обтянутые светло-синим платьем.
  - "Ничуть не уступающие по вкусу пирожкам, хы...", - проскользнул взглядом Унгра, - очень даже ничуть..."
  - Ты куда там пялишься, стервец! Смотри, спор свой не упусти!
  - Ой, ой-ой! Смотри сама не продуй! Ты хоть и дальше видишь, а у меня нюх! И кольцо дядькино! И они мне говорят, что сегодня что-то да будет, кроме обычной возни с мелкотой!
  - Сам давно ли таким был? Или забыл, как колечко досталось? - девушка нагнулась и переставила корзинку на прежнее место, сведя на нет все усилия по её тихому передвижению в сторону парня во время спора, - когда ты успеваешь её подтащить?!
  Да, забыть как получил колечко - это невозможно. Как можно забыть день, когда тебя признали взрослым? У вас бы получилось?
  День был хорошим, удачливым, всё получалось: и на занятиях три раза "лучшего" от наставников получил, и в столовой школьной успел ватрушек деревенских купить (быстро расхватывают, а они такие вкусные, и на всех никогда не хватает) с молоком, и на палках Зравыя поборол. Вот и поспорил, что пройдёт по всему Ущелью Смерти, повторит подвиг древнего летуна. Или хотя бы до Вторых клыков - так уж точно на полной скорости пролетит.
  Никакое оно, конечно, не Ущелье Смерти, просто так его с парнями покружили, когда всё от дна до верха стен облазили и нашли отметины когтей. Нашли и удивились - судя по следам на стенках поворотов, тут тренировался в полётах взрослый дракон. Сначала думали, что баловство, а потом когда сами попробовали, то поняли, что летал настоящий мастер. Никто из них даже на половину скорости так и не смог дальше третьего поворота пройти, не говоря уже про то, чтобы пройти четвёртый и клыки сужения в середине пути. А судя по следам - взрослый летал на полной скорости, и проходил все восемь поворотов и два сужения никуда, как они, не втыкаясь. Только вот как?
  Вот и назвали они это ущелье Ущельем Смерти. И гоняли по нему как только попадалась возможность и интерес был, все из их ватаги гоняли. Даже стало получаться до пятого поворота доходить. А Унгра - так гонял, что перепонка на крыльях трещала и связки потом десятицами болели, и не только крыльевых мышц, но и на ногах тоже.
  Вот в тот вечер все и попёрлись смотреть как он своё слово сдержит.
  Да, день был удачным - он прошёл и Вторые клыки, как обещал, и следующий за ними поворот - Драный сапог. А вот на выходе из сапога чуть повело и черканул кончиком левого крыла по стенке. Вроде бы мелочь, но на такой скорости и в таком положении - верная смерть в виде пятна на входе в Наковальню.
  - "В аккурат на правой стороне Наковальни... Похоронят, если что-то отодрать смогут..., - успел подумать Унгра, пытаясь собраться в комок. Никак не получалось...
  А потом от прилива крови к голове и перегрузки придавило так, что на пару ударов сердца помутнело всё в глазах. Каменное дно ущелья мелькнуло внизу, потом в ноги толкнулась земля. Унгра мягко спружинил на приземлении, словно кот, и увидел перед собой перекошенное от муки лицо демона и пару вырванных с мясом крыльев, намертво вцепившихся когтями в камень плато. Спасший его демон ещё немного постоял, и так и начал заваливаться лицом вперёд, не меняя выражения лица и ничего уже не видя от боли или от надрыва.
  Народ застыл в воздухе, словно в кисель воткнулись или в туман магический, что в книгах описывают. До того орали, и в голос и на общем в мыслеречи, а тут - словно вымерли все.
  Унгра посмотрел на вырванные из спины стража Ущелья Призраков крылья, располосовал крыльевым когтем обе артерии на руках и на общем заорал что было сил в мыслеречи: "Белый дракон, ребёнок просит помощи!" Дальше помнит смутно, только то, как кружилась от потери крови голова и как у демона трещали, натягиваясь, связки, пытаясь втянуть на место вырванные бобышки крыльевых суставов.
  Очнулся от тяжёлого взгляда, греющего затылок аккурат между рогов.
  - Лежи, не дёргайся, слаб ещё, - прозвучал хриплый голос взрослого дракона, и тень на земле отодвинулась в сторону.
  - Вихрь, перестань, ребёнок и так сегодня перенервничал, - мягко прожурчал приятный женский голос.
  Унгра поднял голову и попытался встать на ноги, кое-как получилось. Странная поляна, укрытая пологом переплетённых ветвей, трава, словно нежный шёлк.
  Два дракона, вернее - дракон и дракона, девушка в зелёных рубашке и штанах и демон, лежащий животом на камне с раскинутыми по сторонам крыльями.
  - Видел бы ты как он Змейку летал, - улыбнулся лежащий демон, - как бессмертный.
  - Кречет, скорее уж как безмозглый! - проворчала дракона, - там же кроме вашего легендарного тринадцатого больше никто пролететь не может, даже Тайфун.
  - Тайфун, - дракон поправил стоящую в изголовье у демона старинную чашу с ножкой в виде лапы, - там не только Тайфун, но и они, - он кивнул на демона, - на полном ходу, как тринадцатый, не успевают. Разве что Ящер мог бы, но этот скорее пошлёт всех лесом, чем покажет.
  - И не только лесом, но и полем, а так же остальными складками местности, - раздался голос из-за камня.
  Оттуда появился ещё один демон, только не серый, а иссиня-черный.
  - Всё, всё в полном порядке, и даже лучше, - демон подхватил чашу с камня, чтобы её не опрокинул встающий его серый близнец.
  - Ну, раз все в сборе, то, может быть, отблагодарим твоего племянника, а, Вихрь? Он всё же жизнь нашему Кречету спас, - демон подошёл к Унгре и сунул под нос чашу с водой.
  - Пей, это тебе от нас, тебе можно, раз стал взрослым, - вздохнул Вихрь, - был бы сопляком - обязательно постеснялся бы звать на помощь, как все остальные.
  Унгра посмотрел как серый демон перетекает в облик обычного человека, как вытирает поданным драконой полотенцем мощную грудь с буграми мышц и красивое волевое лицо: "Взрослый, как же, ещё лет пять в учениках у мастеров ходить, только потом второй облик они проявить смогут. А к тому времени Тай уже себе пару точно найдёт, обидно".
  - А ты загадай и выпей, авось сбудется? - улыбнулся ему серый.
  - "Кречет, так вроде моего спасителя назвали, словно мысли читает, или я как грудничок - на общем говорю".
  - Вообще-то, это я должен благодарить за то, что ты мне жизнь спас, - пробурчал
  Унгра, беря чашу в лапы.
  - Ну, тогда подарок вам на двоих, кровью вы уже поделились, так что вам не впервой, - хитро улыбнулся чёрный демон.
  - Я согласен, - немного подумав, сказал Кречет, - а ты? - он повернулся к Вихрю.
  - Испортишь мне племянника, я потом буду от отца его выслушивать, - отшутился дракон, - тебе решать, я не против. Парень показал себя с правильной стороны, захочет - возьмём.
  Унгра, здраво рассудив, что ни чего он в их разговоре не поймёт, а дают - значит не просто так, а оказывают, судя по всему, немалую честь, разделяя с ним чашу, пусть и простой воды, взял и выпил на треть. И передал чашу Кречету, а тот, отпив свою долю - Вихрю.
  Спину потянуло, тело подалось вперёд, и если бы не подставленное крыло, то Унгра бы так и упал лицом вниз, прямо в траву.
  - М-да, женскую половину Гнезда ожидают потрясения, местами переходящие в кровавые битвы, - тихо высказалась дракона, рассматривая его живот.
  Унгра посмотрел вниз и увидел мощные мышцы груди и живота, сильные ноги и перевитые тугими мускулами сильные руки, всё как у побратима, а это он понял тот час же, даже не понял, а почувствовал. И плюхнулся на задницу, под весёлый смех демонов и драконов. Вот так он и стал взрослым. А колечко - это усилитель, подарила Фиалка - та девушка в зелёном, невеста Вихря, и родная сестра Кречета. Чтобы не зазнавался и помнил. Оно мыслеречь и восприятие тренировать помогает, вот как сейчас, усиливая непонятное чувство предвиденья, и тренируя видение токов природной силы. В нем и силы то нет, не в том его назначение - оно просто очень хорошо помогает сосредоточиться, когда вот так вот висит на цепочке перед носом.
  
  Обострённые до бритвенной остроты чувства уловили изменение ещё до того, как оно появилось над горизонтом.
  - Смотри, неверящая, туда смотри, по руке, - Унгра вытянул руку с кольцом вперёд, - сейчас, сейчас появится.
  
  ***
  Не умею я описывать драку, да и не люблю. Что там интересного? Мне, как участнику, так точно ничего. Но ради приличия: месяц провозились, даже немного больше. Ничего красивого или эпического, как любят слагать поэты, за этот месяц не произошло, можете мне поверить. Даже для девчонок только первые дни были "эпическими" и они себя чувствовали воительницами древними или ещё кем-то. А потом и это приелось и стало обыкновенной работой. Не рутиной, с худунами особо не расслабишься - те ещё твари, каждый раз что-то новенькое нам подкидывали, очередную гадость. А про искусственных тварей из вивария я вообще молчу - пока одну уделаешь скопом, так намаешься, а их там неполный десяток обретался. По сути же - всё просто: вечер - выход. Смены две, устал - меняешься. Сначала работали полной группой, потом стали делиться на четвёрки, потом опять полной. Только одна Тамриэль в одиночные выходы ходила, а муж за ней издалека присматривал и страховал. Моя Кошка тоже порывалась, но получила по попе, получила когтем вдоль бедра от странной помеси скального бера с чем-то колючим и зубастым, и успокоилась. Да и живот уже потихоньку вперёд растёт - дочка будет.
  И больше в одиночку даже не думала шастать, да я бы и не позволил, не то чтобы не пустил, а рядом был бы постоянно. А я не железный. То есть получается, что она меня пожалела, ну, пусть так оно и будет, я не против.
  Подчистили холм, а потом вывернули его наизнанку - в то положение, которое он занимал до войны. А до войны это был небольшой городок, или посёлок, при мастерских и нескольких полигонах и ещё чем-то, где жили учёные и трудились на благо теперь уже отделённого двумя границами Такора. Думаю, что Такория претендовать на наш холмик не будет, а если и будет, то не сможет - минные поля с ловушками им не пройти самим, степь вокруг уже давно как под орками обретается, а место это меня своим хранителем выбрало. Блин, не хотел, да накормили. Теперь отплёвываюсь!
  Да ещё Тамриэль со своим Клыкастым: нет, чтобы тихо радоваться, что хозяйкой полноправной леса стала, как высший друид (кому скажи - не поверят: друид во втором, боевом, обличии таком страшном, что больше на аватару Кали смахивает). Жена, вредина, смеялась, когда я ей это сказал. Я так и не понял почему.
  Так вот, Тамриэль взяла, и присягнула на верность вашему покорному слуге. Ещё и пригрозила, если от её присяги откажусь....
  Жить почему-то очень хочется, когда на тебя прёт такая аватара богини смерти, да ещё сидящая задницей на лесном источнике силы. Деваться некуда было, да и подгадала, когда я выжатый был насухо - земляной купол сносили, что во время войны укрыл лаборатории и лес. Сволочь, одним словом. И даже знаю кто её надоумил, оттаскать бы за хвост кошачий!
  Драконы ржали в голос и тыкали мне рогульки из двух пальцев - это вроде я теперь старший в двух уже учебных заведениях. Нашли чему радоваться, придурки чешуйчатые. Я ж до сих пор с ошибками пишу, разве что не в рецептах. Какой из меня старший? Создатель, прости им их заблуждения и дай мне немного терпения, чтобы я подождал, пока они немного успокоятся и расслабятся, и такую же гадость им сделал. А я уже приблизительно знаю какую - будут они не одну академию охранять, а ещё и практическую мастерскую при этой академии. Ей-ей, Создатель, не в Никином же лесу или в ущельях некоторые вещи изучать, а тут самое место: здания и лес за защитным валом со всех сторон, а между валом и полями ловушек ого сколько места, испытывай чего хочешь, да и после наших охот там такие рытвины, да буераки, что мама не горюй! Смейтесь, смейтесь, пока я до Белого дракона не добрался и вместе с ним вам о-очень дальний дозор не нарезал. Будете усираться перелёты по полтора дня летать, сменяясь. Вот тогда я поржу и так же вам два пальчика козой потыкаю! Гады, а ещё побратимы, одно слово - Тени!
  Отдохнуть даже не получилось, потому, что-то там, дома, в Сартаке, сестра начудила и пришлось Нику через связь лесов просить её из какой-то "комнаты для размышлений" вытащить. Когда я в училище учился, то у нас отсидку так красиво не называли, да как её не назови - отсидкой как была, так и останется. Ну, им в женской школе виднее.
  Утром через выход источника в лаборатории Клыкастого связался с нашими в храме, обрисовал что и как Никату, драконы залились в накопители по-полной, я немного послушал Мир, чтобы всю гадость от боёв из себя выкинуть и успокоиться, и рванули в гости к Белому дракону. А в промежутке между этим поссорился немного с Орой - почти два дня лететь, а она упёрлась самой крыльями махать. Надо же и о ребёнке подумать! Нет, я только "За", пусть машет, просто над степью я пока её потащу, вот первые хребты Драконьего кряжа перевалим, и пусть машет сама, а пока у меня на спине поспит.
  Все девки, из приступа групповой вредности и в поддержку своей "мамочки-лапочки" упёрлись рогами. Нашли кого пугать, козы хвостатые. Я, пока они руками махали, парням прямо в кости одно интересное изобретение нашего магомеханика пристроил, ни у кого нет, только у нас. Распределённый накопитель из материала, что является основой жидкого металла костей молемов, только изменённого немного. Последнее слово науки, пятисотлетней давности, так и не успевшее найти применение в телах молемов.
  Так что у парней и кости крепче стали сразу в обоих обликах, и резерв такой залить можно, что расслабиться будет страшно - пукнешь и воткнёшься рогами в полы потолка седьмого неба, а там, не дай Создатель, сам Создатель гулять пойдёт, да об твои торчащие из пола рога запнётся. Сделает комолым на всю оставшуюся жизнь, потом объясняй внукам, что расслабился хоть и в том месте, да не так.
  С утра раннего не получилось, из-за ссоры, вылететь, вылетели чуть позже, с утра позднего.
  - "Бабовозы", - Вулкан, смягчил, конечно, просто на мыслеречи нас наши женщины до конца не воспринимают. Это наш способ общения, что сложился ещё с той поры, когда разведгруппы по Южному хребту высаживали, никто не слышит, так, скользом проходит. И чего по пьяной лавочке не выдумаешь, когда шкуру себе и друзьям сберечь хочется, эх, было время.
  - "Надоело спать на крыле. Так, Ветер - замыкающий, построили ордер", - двое справа уступом, двое слева. Уже на местах.
  - "Наверх пойдём, не пугайтесь, покажу кой чего, такого вы не видели!".
  - "И чего мы ещё не видели? За крайний месяц, мне кажется, ты нам столько "интересного" показал, что на десять жизней хватит...", - бурчит Вулкан, - "у меня так высоко летать - сам знаешь".
  - "Сейчас коконом императорского щита укрою - быстрее пойдём, будет полегче".
  - "Мирр, я это... я высоты боюсь...", - хохмит Ветер. Народ ржёт втихую, так и верно - Ветер у нас известный мастер по ущельям пузом траву гладить. Умеет на зависть. Вулкан - тот мастер атак с пикирования - может всадить копьё в отвесную расщелину, в крышу схрона бандитского локоть на локоть размером. Да и трое других таланами в этом плане не обделены. Что до меня, так я же лентяй и лекарь, так что боёвка у меня, по сравнению с побратимами, так себе. И как Ветер - на пузе траву брить я не умею. Я за счёт более мелкого веса (если силой не нажираюсь) немного по-проворней, ну, и хитрость есть одна, которую эти задаваки не знают. Вот и все таланы. Скромненько, и серенько, как шкурка моя прежняя. Это теперь я серебряный..., то есть седой. Блин, грустно...
  Вот так и попадают: задумался, а сам на этой думке на полёт стрижа боевой вышел, а парни молчат, а я силу не только из себя, но и из них качаю на толчки. И делаю их всё чаще и чаще...
  Чухнул только тогда, когда Ора в ухо восхищённо пропела: "Здорово-о-о!"
  Толчки воздушного кулака, что разгоняли наш кокон, слились в сплошной гул, слева и справа забелела полоса рваного потока и отстала на десять корпусов назад. Что-то бухнуло за хвостом и на разгон стало раза в два меньше сил уходить, а скорость всё выше и выше. Парни, да и я совсем крыльями махать перестали, идём не снижаясь с полураспушеной перепонкой, только сзади след белый за нами до горизонта тянется.
  За пару склянок до захода под нами мелькнули первые отроги Драконьего кряжа. А мы его должны были только к обеду завтрашнего дня увидеть.
  Пока скорость соображал как загасить, мы уже над Гнездом были, так что приветик от нас получился неслабый.
  А я не намеренно, откуда я знал, что так получится? Скорость то немалая...
  Прекратил подпитку воздушного кулака, перекинул её вперёд, на лобовую кромку кокона, да завернул его вверх. Так и ушли в вечернее безоблачное небо свечой, раза в полтора выше самых высоких вершин. А снизу как шандарахнуло... так что стёкла кой-где (везде, на западной стороне дворца) повылетали.
  А мы с верхотуры тихо-тихо, осенним листочком, и в родное ущельице нырк. Это вообще не мы, и нас тут не летало. Намеренно группу на спину положил на снижении, чтобы девчонки порадовались на открытые рты, что нам маты потом наверняка складывали. Я бы на их месте складывал: нашёлся тут, непринц прибабахнутый, и с прибабахами летающий.
  Белый дракон нам их матюки сразу по приземлению дал послушать. Нам столько всего пожелать успели, пока кто-то из воспитателей молодёжи не допёр, что ничего мимо не пройдёт и всё будет услышано.
  Ладно, убытки возместим честь по чести. Вот отдохнём и в Сартак, за сестрёнкой, рвану. Надо домашних с женой познакомить, да заодно поближе к себе подтянуть, если согласятся. А в Сартаке у гномов самый центр стекольного промысла - песок там уж больно хорош для этого дела, да и всё остальное для стекла нужное прямо под боком. Главное - чтобы не прознали для чего стёкла, а то знаю я их: цену до потолка взвинтят.
  Выручил, как всегда, Белый дракон - он Нике весточку кинул, а она быстро с градоначальником доболталась. Так что к вечеру договор уже был подписан, а завтра мы первый платёж повезём. Опять мне запас накопителей восполнять... А может у них, на месте сделаю, из хрусталя. Надо подумать...
  - Взрослеешь, - эта Белая (даже не буду думать кто, потому, что по роже прочтёт) хлопает меня по плечу. Даром, что призрак, а рука как у молотобойца - нажрался в своём ущелье, сидя на источнике хвостом, так что проявился во плоти полностью. Да, оказывается, ему так ещё общение с людьми помогло. Учиться - к нему, чуть что - опять туда же. Вот и само собой незаметно так и вышло: в первом облике застывший в камне дракон и дух неупокоенный, да на клятву завязанный, а во втором - обычный человек в белом имоно с палкой.
  Да ни капли это не посох мудреца! Пусть Тао не придумывает, и нечего ржать, принцесса - королева. Мудрецы так любимого ученика и начальника по спине не охаживают посохом. Палка она и есть, и дерётся, блин, больно. А всем вокруг - лишь бы поржать. Сволочи хвостатые!
  - Всё, всё! А то вон, с гребня, с гребня над моей пещеркой сейчас те двое от удивления вниз выпадут. Защита у них надёжная, как же: проходной двор, понимаешь. Как я тут детей ...., не надо драться, и за меня додумывать тоже не надо. Уже сделал, - подпихиваю ржущую в обнимку с Тао Ору под попу в сторону Хранителя, - через тройку месяцев может уже и родим.
  - Без может, как был бестолочем, так и остался, - ворчит Белый. Но палку убрал.
  - Это мой племянник, побратим Кречета. Унгралуму можно здесь быть по праву - хороший парень, толковый. Не зря его за малышнёй следить ставят, чтобы они в ущельях не бедокурили. И приводить с собой он никого лишнего не станет, - объясняет мне Вихрь, делая знак своему племяннику, чтобы тот спускался.
  Лихо: а паренёк не промах - так через крыло винтом, а у самой земли скорость загасил и прямо на лапы. Да ещё с ношей на спине. Где только наловчился.
  - Там вообще-то тропинка есть, под порослью, вдоль стены. И я не думаю, что ты про неё не знаешь, - Хранитель как-то мягко с ним.
  - То есть, тебе, Унгралум, намекнули, что в следующий раз получишь мудрость от посоха, как я давеча. Ну, будем знакомы - я Мирр, это моя жена Ора.
  - Унгралум, а это..., это Тайтерри, - девушка ничуть не смущаясь открыто смотрит в лицо. Это ты зря Ору провоцируешь, поправляя ненароком причёску. Ага, увидела Орину мимику и всё поняла. Значит подружатся, с дураками у Оры, обычно, дружба не складывается.
  - Ладно, раз все в сборе, давайте в Детский замок перебираться, ребята из сёл туда уже летят. Ты нам все планы на торжественный обед сорвал, так что будете вкушать то, что мы едим на обычный ужин, и то, что ребята из деревень прихватят, - подгоняет нас Тао.
  - Тогда точно напьёмся, - бормочет Тайфун.
  - И быстро протрезвеем на моём источнике, - "намекает" Тао, - Унгра, вы куда? Нечего стесняться, вы тоже приглашены. Дорогой, предупреди родителей, чтобы не волновались.
  - Обязательно. Уже предупреждаю. Всё, молодёжь, до завтрашнего вечера вы у нас в гостях, под мою ответственность, - Белый дракон щёлкает складывающимся посохом и цепляет его на пояс, - пошли. Пройдёмся, послушаем приключения блудного правителя Ущелья Призраков. Краткий вариант. А полный они нам за столом расскажут.
  
  
  ***
  Мирр 08.
  Только не думайте, что моя дурная голова моей же везучей заднице создаёт проблемы. Совершенно нет, это они сами на мою многострадальную часть тела приходят, приплывают, прилетают. А ещё иногда и прыгают с дерева. Всякое бывает в нашем благословенном Создателем Мире.
  ***
  Всё как всегда: просто задумался. И просто пролетел и Ущелье Призраков и драконьи Дома и даже всю восточную часть Драконьего кряжа, хоть он и не маленький.
  На высоте потоки ходят куда как шибче, а я шевелю мыслями при недостатке воздуха для дыхания куда как медленнее, вот отсюда и последствия - просквозил.
  Очнулся только когда тряхануло при входе в облака, и потоком чуть на спину не положило. Бездумно сбросил связку кулака и пошёл вниз нюхая воздух и слушая во все уши. Есть одна прелесть в единении - чувствуешь землю. Нет, определить высоту, конечно, не получится точно, но и разбиться сложно - вот же она, земля, дышит тебе в ноздри, зовёт, живёт с тобой одной жизнью и делится теплом своих источников. Здорово...
  Вынырнул под облака почти над верхушками здоровенных сосен. Дымка - не дымка, а может туман - не до того было: проголодался так, что хоть ветки жуй. Учуял запах свежей воды, ну и пусть с дымком от жилья, меньше топать и переночевать есть где, и рванул за собственным носом, убегая от собственного желудка.
  Плюхнулся на берег, а тут благодать: прямо возле косы стайку мелочи пара здоровенных толи гольцов, толи щурей пасёт. Пасла, так скажем, потому как скорости у них не хватило уплыть от голодного мелкого дракончика. А может ума, не знаю, так как на некоторое время выпал из жизни и очнулся только тогда, когда начал осматривать воду в поисках ещё пары-тройки таких же незадачливых хищниц. Так сказать, про запас, потому, что первой парой наелся желудком, а вот глазами - не успел. Просто я на перелёт всю энергетику вобрал, потому в размерах, как всегда в таких случаях, даже стоя на задних лапах ниже среднего человека. Зато вровень со средним гномом, что очень помогает при переговорах - меня не боятся, даже как-то жалеют. Как же - такой маленький, да ещё и рожки светятся, ночью одному поди и не выйти - обломают и на светильник приделают. Смешной дракон - не страшный дракон, а раз не страшный, - то уже и не дракон вовсе. С таким дело иметь можно, не то, что с этими, большими, поди, узнай что у них в голове.
  Говорю как есть, то, что с верхнего уровня сознания прилетало, когда в Сартаке с городским управителем торговались за поставку стекла оконного в Нижнее гнездо и Детский дом, которое мы вышибли по прилёту. Да и в Детском тоже вышибло, но не так как у Даков, слегка поменьше.
  Значит, поглазел на речку, согрелся, и решил подпитаться. А что - вот она, сила, кругом розлита, так и просит, чтобы своим теплом согрели... Заодно и хранительницу отпустил ноги размять.
  Тут дело интересное, даже, скажем так - интимное: заметил, что после наших игрищ на источнике в остатках первого леса, что сохранились под крышей купола холма Некроса, как-то не так она себя вести начала.
  Во-первых - стала охотится, во-вторых - у них с моей ненаглядной жёнушкой пошла борьба за место на моей подушке по вечерам. На вопросительные взгляды мужской половины нашего маленького общества эти две хвостатые скорчили выдряче-кошачьи ухмылки. И на том всё для них как бы и закончилось, мол сам догони. Спрашивать не удобно, но судя по ощущениям, идущим от выдры - она уже не часть разделённой сущности, а самостоятельное существо. Почти не чувствуется разницы, если конечно ты не прошёл с этими двумя пакостницами не одну десятицу и не в одной заднице побывал. Мы ли не маги разума! Недоучившиеся, правда, но, по словам Учителя, ещё подающие надежды при должной организации обучения. В этом месте тяжёлая рука Белого дракона легла на посох, висящий на поясе. Как-то само сглотнулось, просто в горле пересохло слегка.
  Вот. Вот с тех пор выдра от меня ни на шаг не отходит, куда я, туда и она. В маленьком драконьем размере укрывает от рогов до хвоста по спине и всю грудину спереди то-онким слоем в пылинку толщиной. Дышать не мешает, но вес чувствуется, камень всё же, хоть и живой теперь, а не воплощённый. Так, тонкости...
  Так что выдра моя пошла в речку наедаться, а я привстал на берегу, окунулся в оба мира и только настроился, только прошёлся по округе на уровне земли, вбирая ..., как мне какая-то непуганая тварь сиганула на плечи с ближайшего дерева.
  Вбила, можно сказать мордой, моей прошу заметить, меня в песок с мелкой галькой и пытается мне развести зачем-то рога. Даже интересно!
  Зверь, тот бы сразу в холку или в основание крыла вцепился, если бы на мне щита не было. Но где вы видели такого дурака, который после стольких мытарств будет беспечно так со свое шкурой обращаться? Я, извиняюсь, и в постели в нём с женой собственной. Просто он настроен и отлажен как надобно. Да я лучше голодным буду и маленьким как курёнок, но в щите, чем полным сил, но без него. Жизнь - штука такая, и не такому научит. Белый, между прочим, сам у меня рисунок щита моего срисовывал целый день, и очень одобрительно смотрел, очень.
  Вынул морду из песка, и ловлю глазом выходящую фигуру, очень знакомую, просто вспомнить сразу не получается где видел, а пытающееся накинуть мне на морду ремень существо, к тому же так небрежно обращающееся с моими природными накопителями, очень не способствует мыслительному процессу. Даже немного мешает - потому как упёрлось коленями мне в спину.
  Да и голова после обильной трапезы и хоть и прерванного, но всё же состоявшегося единения с Миром, ещё в себя не пришла - блаженная от счастья и ленивая.
  - У вас всё нормально, Князь? - знакомое лицо участливо улыбается и спрашивает вежливым тоном.
  - Лучше не куда, дядька. Вот и решил проблему путешествия в школу - буду каждый день летать учиться на своём коне. Когда подрастёт немного. А не месяц на лошадях по осени и месяц по весне до дома добираться. И тебе легче, и мне веселее, - пыхтит сверху довольным натруженным голосом, а сам всё пытается навернуть соскальзывающий ремень. О, на рога переключился - туда закрепить пытается.
  Не держится обвязка на щите, он у меня на всё тело растянут, на нём половина боевых проклятий сбоит и рикошетит, не говоря уже про простые связки. Подарок жены - это вам не на лошадь с дерева прыгать. Щас как встану, как...
  - Лежи, *ля, башку сверну на хрен! Ты пойдёшь со мной! - ах, сколько жизни в голосе, такому не жалко и слегка убавить.
  Перекидываю эту самоуверенность со спины вперёд, не люблю говорить в спину, и с разворота впечатываю ногой в грудь.
  - А ты со мной - нет! - интересно, успел даже договорить фразу до конца, пока этот наездник несостоявшийся летел в речку. Хорошо приложил, от души. Будем надеяться, что не прибил, потому как бил открытой лапой, но точно в грудину.
  Всё, дальше им займётся хранительница, глядишь, научит его и под водой дышать, она у меня ух какая старательная, и незлобливая.
  - Дурак, я не у тебя спрашивал. Решил проблему - верно, ты теперь вообще никуда не поедешь, если жив останешься, - бормочет рослый русоволосый воин. А, нет, не русый - седой.
  - Князь, простите дурака, Создателя ради, не углядел за ним, моя вина, - вроде бы с уважением, но и без унижения, обращается ко мне воспитатель этого чуда. Мне такие сразу нравятся. Есть в них что-то от мастера, знающего себе цену. Он мастер, столько прожил, что жить научился сам и теперь учит других, имеет на то законное право.
  Свищу выдре, чтобы отпустила эту бестолочь, а то ведь правда утопит.
  - Сказать, что день удался - даже как-то язык не поворачивается, но то, что заканчивается не скучно - это прямо в яблочко, - смотрю наставнику прямо в глаза, где же я тебя видел, где?
  - Это точно. Год назад с гаком ты меня видел, только я тогда немного больше был, - наставник поднимает пустой рукав левой руки, - на торжище, что на краю твоего леса, Риф.
  - Далеко тебя закинуло от твоего фьёрда, помор, - вспомнил, они тогда на ладье своей пришли на торг, мехами торговали знатными. И в дружеских поединках не одного нашего парня поваляли знатно. Бойцы, но и торговать умеют, смелые люди, сильные.
  - Удача на море - богиня привередливая, видно прогневал, - воин садиться на корягу и смотрит исподлобья как ползёт подталкиваемый и кусаемый хранительницей его подопечный на карачках по мелководью к берегу.
  - Не удался торг?
  - Торг как раз удался, - кривит лицо воин, - сменял себя на жизнь корабля и корабельщиков. Один на один вышел на доске против евонного прежнего пестуна. И победил. Но они были сильнее, пришлось вот, идти взамен. Не успел умереть, выходили. А руки на себя накладывать - грех, не оправдаешься перед Создателем, не в бою же, и не в шторм сгинул. Но тут всё честно: и моих отпустили, и меня выходили, так что я со спокойной совестью слово дал. Вот и мытарюсь с ..., - воин зашёл в воду и поднял за шкирку своё мокрое недоразумение.
  - Позвольте представить вам, князь, старшую дочь младшего князя этих мест - князь Иванну, - и поставил на слегка трясущееся ноги, - князь Иванна, позвольте представить вам владетеля той школы, в которую вы на нём же собрались ездить, именно того, про которого я вам столько рассказывал - князя-дракона Ущелья призраков Мирра.
  Познакомились в Великолесье, а представляет меня..., ладно потом, наедине поговорим, тем более, что я глазами хранительницы вижу как с пикой в руках ко мне за спину крадётся сухая копия этой князь-девки, только по запаху мыслей с верхнего уровня сознания - это парень. Ну и пусть доспех и фигура почти неразличимы, мне для различия глаза не нужны. А вот тебе, чтобы идти с нехорошими намерениями и железку мне в задницу затыкать, они очень требуются..., да только нет их у тебя, я говорю твоему сознанию - глаз нет.
  Парень застыл с поднятой ногой, щёки побледнели. А наставник его что молчал? А, это тоже урок, только для второго. Думается мне, что не то пособие они учебное выбрали, мне их выбор не нравится.
  - Положи копьё на землю, иначе всю жизнь с поводырём ходить будешь. Это не угроза, - медленно придвигаюсь к его сестрёнке, - спасибо за гостеприимство, князь, или княгиня, тяжело разглядеть, нам с подругой всё понравилось, можете рассчитывать на взаимность.
  Под сопение с трёх сторон подхватываю на крыло хранительницу, та успевает в одно дыхание перескочить мне на плечи, и ухожу вверх. Ночевать рядом с этой парочкой в их доме - упаси Создатель, лучше поищу место поспокойнее, пройдусь вдоль русла реки в другую сторону от запаха их жилья, лучше в сельском доме на сеновале, чем в их княжеском граде, или что у них тут.
  ***
  Прошёлся немного вдоль речного русла и свернул в сторону, на "тропинку", что проторил себе небольшой ручеёк: дальше от большой воды - меньше жилья. Да и спокойней люди вдали от торных дорог живут, сами они спокойней и приветливей.
  Нашёл первую подходящую проплешину и на неё аккуратно приземлился. Можно сказать - плюхнулся, ну да, мне с моей привычкой садиться по-вороньи, это не в диковинку. Это Даки привыкли ещё вдоль земли полёт выравнивать, да скорость гасить плавно. Любят ещё на глазах у народа когтями шеркануть по камням (как им лапы не жалко?), покрасоваться. А у нас, Оров, всё просто - влип в место посадки на все четыре и уже готов рвануть в любую сторону прямо в тот же миг. Я так в кошачьем облике могу и на ствол стоящего дерева приземлиться, как белка-летяга. Пока научился - всех белок в округе насмешил и столько шишек набил на лбу, не пересчитать.
  Осмотрелся и приметил тропиночку - кто-то за водой ходит, да и устье камешками обложено, защищено от заносов. Перекинулся, не знаю зачем, просто захотелось, да по ней и потопал.
  А что? Серая куртка, под ней нагрудник чёрный (если он на охоту не пошёл или вокруг не бегает, как сейчас), штаны да рубаха, сапоги не новые, из оружия - посох, да нож. Кому такой нужен, если котомка дорожная одним пустым котелком выпирает?
  Избушка на полянке под соснами, маленькая, такую не сразу и увидишь. Охотники- промысловики зимовья и то больше делают. Сарайка - дровник к ней притулилась боком, тоже неказистая. Вот и всё. Крыши дранкой покрыты, без дыр, но залатаны так себе, новых прорех нет, и ладно, что называется. А значит - отдохну в тишине и спокойствии, вряд ли кто тут сейчас обретается....
  Сглазил: не успел дойти десятка шагов, как в открывшуюся дверь мне вышли навстречу. Уже не молодая, но и не сказал бы, что старая, определить кто по роду - лицо и фигура, скрытая под простым сарафаном и душегрейкой, даже близко не дают. Невнятное что-то мерещится, пока не понятно. Посмотрим...
  Встала перед дверью, осмотрела меня внимательно серыми тусклыми глазами, улыбнулась снующей у меня под ногами выдре.
  - Добрый вечер! - гость здоровается первым.
  Молчит. И самое противное - даже отголоска мысли у неё учуять не могу, вижу, что защиты нет, а не могу. Словно заглянул в мешок, а там по самую горловину один серый пепел. Рукой щупаешь, а он меж пальцев течёт и в руке одна пустота...
  А первые ощущения всегда верные.
  - Дозволено ли будет, уважаемой хозяйкой этого дома, мне у вас остановиться на отдых? - это я от своих впечатлений от этого пепла у неё в сознании ещё не отошёл, вот сказанул-то. Сейчас либо глаза вытаращит на придурка, либо ржать будет.
  Ни того, ни другого. Просто толкнула рукой дверь, приглашая войти, переложила из правой в левую топор и молча пошла в дровник.
  Выдра в дом, а я поплёлся за ней, хоть дров помогу наколоть.
  Протянул руку, даже не знаю почему? Уж жизнь должна была бы научить, что незнакомому человеку с топором в руке руку не протягивают - мало ли что у него на уме. Отдала топор, так же молча развернулась и пошла в дом. Ну и ладно. Всё лучше, чем когда на плечи с дерева прыгают.
  Наколол пару охапок, нам, в деревне выросшим, это даже не вспотеть - так, размялся в охотку. Аккуратно сложил лишнее в поленницу, нащепал лучины для растопки, завернул в бересту и с охапочкой пошёл в зимовье.
  И избушка такая же как хозяйка, тоже пеплом припорошенная: и не чисто, и не грязно. Не по-чёрному топится, печка честь по чести, даже с плитой поставцом, чтобы пищу готовить, имеется. По стенам не шкуры, а вязанные как половики что ли. На полу тоже они. Все цвета какие-то блёклые, даже глазу не за что зацепиться. Лавки с травяными мешками, стол, сундук небольшой. Ведро, рукомойник, ещё ведро, ковшик. В сенях рогатина, топор, пару снизок вяленой рыбы, моток верёвки да ещё ведро и коромысло обмотанное тряпкой, чтобы плечо не давило сильно. Три окна по сторонам чем-то затянуты, толи ткань, толи слюда, не больно то в свете лучины разглядишь. Да, на столе лампа гномской работы, только у неё накопитель пустой, а в дальнем углу, возле очага, в оркском литом каганце пятёрка огненных камней, тоже пустые. Ещё пятёрка их близнецов на решётке в самой печке. И кругом запах ауры этого пепла ходячего.
  Из подпола слышу свист выдры, пытающейся подластиться к собирающей что-то поесть хозяйке. Эта проказница наверняка что-то копчёное выпрашивает, заткнулась - значит выпросила. За сомовий копчёный балык оближет на радостях с головы до пяток, и до крови прокусит палец, если попытаешься без спросу взять её кусочек. Проверено и то, и это на собственной шкуре.
  Вылезла, вслед за выдрой, так же молча порезала копчёное мясо от куска, положила в тарелку и посыпала зеленью, дала кусок хлеба, налила в старую деревянную чашку воды. И села напротив.
  Кивнул в знак благодарности, сижу, жую мясо. Кстати, зелень вполне себе интересная: вместе с луком она мне водоросли покрошила озёрные. В малых дозах вызывают резкое повышение температуры и обильное потоотделение. В средних дозах - ещё плюс ко всему этому и рвоту. Иногда больному нужно пройти и через такое. При отравлении определёнными ядами, при... ну, что я вам буду уроки читать.
  Я вроде не жаловался на здоровье, потому аккуратно стряхиваю всё лишнее обратно в тарелочку, или сплёвываю в кулак. А если и проглотил пару веточек, то это не страшно - всё быстро пройдёт, главное - воды побольше.
  - Чувствуешь? - я даже сначала не понял, что она заговорила. Такое ощущение, что человек отвык говорить или у неё связки повреждены. Но тут скорее первое, потому, что хрипов характерных не слышно.
  - Чувствую, - а ещё и тебя прочувствовать пытаюсь, только тебе о том знать не обязательно. Вот же задачку мне в очередной раз Судьба и Случай подкинули, тут и без всяких добавок к мясу вспотеешь.
  - Потеешь? - так тихо говорит, почти шепчет.
  - Потею.
  - Это я тебя отравила. Позавидовала. Ты теперь здохнешь. Умрёшь. Ты понимаешь? - э, а вот и слабый отголосок надежды прорезался в сознании. Прямо как ручеёк, что берёт своё начало недалеко от её сторожки.
  - Понимаю, что ты отравила, - аккуратно кладу мясо и хлеб в тарелку, подыгрываю тому ручейку, что набирает силу, иначе он так и умрёт в её пепельной пустыне.
  - Я отравительница, буду жить, а ты нет, - и смотрит выжидательно.
  Вот же тугодум, да она меня на своё убийство подталкивает, чуть ли не за руку ведёт, а я туплю. Отравителей в любом роду и в любом селении всегда ждёт только одно - смерть. Убийцу могут простить, потому, что не всегда убивший - это убийца, а вот отравитель, тем более знающий, что травит... - только смерть, иного народ и суд его не приемлет. Даже владетели в эти дела стараются не рядиться, и если народ порешил судьбу отравителя, не дождавшись суда владетеля, то эту провинность обычно спускают с рук.
  - Если мучить не буду - скажешь какая меня смерть ждёт?
  - Скажу. Быстрая. Но на меня твоих сил хватит. Решай, муж. Или ты тряпка?
  - Тряпка, не тряпка, тебе то что. Собирайся, нечего хороший дом кровью марать. Да, заступ или лопату возьми, раз такая языкатая, - эх, сколько радости то плеснуло, она сейчас меня того и гляди на руки подхватит, да понесёт.
  - Не надо в землю, в дровнике баклага с маслом растопным. Обольёшь тело и один пепел останется.
  - Давно бережёшь?
  - Давно..., - сказала и только потом поняла, что зря.
  - Ты что?
  - Иди - иди, там, у ручья тебя и приговорю, а пепел потом над водой развею. Не переживай, волчица, я знаю обычай.
  Вылетела за дверь так, словно молодка на свиданку побежала. Нет, милая моя, зря радуешься: не приемлет двуликая такого шага за порог, что ты себе там намечтала сейчас. Не для того она нас рожала, чтобы мы так к ней за порог прыгали. Ладно, люди, но Орам такое - просто непозволительно. Вдох - выдох, если сейчас не успокоюсь, то перекинусь и буду драть с неё шкуру до тех пор, пока она в кусок воющего от боли мяса не превратится - до того она меня разозлила. И точно понимаю, что это не моя злость, я только проводник той, что откликнулась на мой невольный призыв и сейчас смотрит моими глазами. Кладу на ладонь нож, которым эта волчица резала хлеб.
  Железо прямо на глазах рассыпается трухой.
  - "Уйди, пожалуйста. Я смогу и сам разобраться. Ты злишься, а злость тут не советчик".
  - "Мальчик..., почувствовал..., взрослеешь. Разбирайся... мне и вправду такие противны..., правильно понял. Но и я не всевластна", - лёгкое касание ладони, словно в детстве бабка непослушный вихор на голове пригладила, да в шутку подтолкнула под задницу. Пойдём на двор, держа в кулаке горсть трухи, что пару вдохов назад была сталью.
  Женщина стоит на полянке, ровно посредине, задрала голову к небу и прикрыла глаза. Тихо журчит по камням ручей и лес готовится к ночи.
  - "Пепел к пеплу, это мой подарок, мне её ещё и жалко...Я тоже женщина и мать. Дарю!" - и тень сознания уходит, оставив что-то и мне. Знать бы что...
  Сыплю пепел из ладони ей на лоб, лёгкая пыльца в мгновенье окутывает нас обоих серым пологом, словно заворачивает в одеяло. Мир снаружи кажется припорошенным этой невесомой пылью. От меня к ней идёт поток силы, я знаю, что ей надо, а от неё ко мне - поток сознания. Я переживаю её жизнь, смотрю её глазами. И слава богине, что не чувствую всё то, через что она прошла. А сарафан трещит по швам и разлетается в лоскуты, бешеный вопль вспугивает всех птиц и зверей в округе - она идёт на первое перевоплощение во второй облик. Если это было бы сделано пятнадцать лет назад, то это как девственность потерять, а сейчас - только моя воля и мой разум не дают ей сойти с ума. Я забираю часть боли, веду её за руку по пути ко второму облику, постепенно перекидываясь и сам, я тоже получил свой подарок - в этот раз стану волком. Нет, не волком, а Волком, зверем цвета серого пепла Смерти. Именно про нас, таких Волков, сложены все страшные легенды народов этого мира, а не про обычных серых хищников.
  Чтобы она не напала в беспамятстве, пришлось клыками сдавить ей горло, а лапами придавить к земле. Так и держал извивающееся и пытающееся меня достать когтями тело, пока она не зашлась плачем. У меня лапы длиннее, я сильнее. И да - звери тоже плачут, они тоже живые и тоже дети Создателя. А ещё, самым краем чувств уловил в дневном переходе ещё двоих, сейчас познающих свою вторую ипостась в первый раз. Но эти - молоды и полны сил, им самое время. И пусть рядом с ними окажется кто-то опытный, кто сможет своей волей и бесстрашием удержать их человеческое сознание, не даст ему утонуть в первобытном зверином инстинкте и навсегда в нём забыться и затеряться. Или убьёт сразу, потому, что оставлять в мире сошедшего с ума оборотня просто нельзя.
  
  ***
  Всё одновременно и просто и сложно. Просто начинается, а сложно заканчивается.
  Так и с нашей волчицей, которая меня травила...
  Жила-была девочка, воспитываемая приёмными родителями. Умница, красавица, здоровьем и умом не обделена, короче, всем хороша. Потому, видно и заприметил её княжий управитель на очередном княжьем выезде на охоту. И не он один заприметил. Просто муж сей достойный для дела себе помощницу на старость лет искал, да такую, чтоб из семьи отдали не жалеючи, а не дурру или абы что. И чтобы девка была с мозгами - понимала кому и чем обязана и держалась за старшего. О постели управитель если и думал когда, то либо виду не показывал, либо и так было вдосталь, либо ценил девку не за то, что потискать можно, а за ум смышлёный и расторопность. А может, всё оно вместе так с этой стороны удачно для неё сложилось. Берег её управитель и руки шаловливые, что со стороны тянулись, вовремя обрубал. Иногда в самом прямом смысле.
  Но старый князь был старый, а детей у него не случилось. Потому после него пришёл новый, что раньше в отдалении княжил. А тот пришёл и с собой привёл.
  Благо, что должность управителя княжьего терема не то, что не мёд, а совсем наоборот: дурака и лентяя за красивые слова и петушиную грудь выпяченную тут не поставишь - дом в прямом смысле на башку рухнет, столько всего помнить и знать и успевать надо. Вот и управитель остался на своём месте, и девка с ним, но и сила была уже не та, да и власть тоже. С прежним князем они друзьями детства были, а с новым - нет. И всё бы ничего, да девчонка в цвет вошла, где надо и что надо повырастало, и как дурой не прикидывайся и рожу сажей не мажь - всё одно найдётся глазастый.
  Нашёлся, да такой, которому старик управитель укорот был дать не в силах: младший князь, который по конец года старшему налог привёз.
  Руки никто не распускал, обещаний, вроде, никаких не давал, но через пару десятиц после приезда младшего князя поехала она в младший княжий дом на место управительницы, и старик ничего сделать не смог.
  И там по-первости всё чинно было: должность как обещано, оплата и уважение - как положено. Младший князь - не урод, и не дурак. И лицом светел и мыслями. Влюбляться - не влюбилась, но прониклась. Первой возле трона о левую руку среди доверенных встала и уважала и волю исполняла.
  А вот потом и влюбилась. Нравы тут строгие, но и не настолько, чтоб до свадьбы ни-ни. А будущий муж и так весь в делах и заботах по уши, а свадьбу надо бы с размахом, да по осени, а на дворе сама видишь что.
  Вот так в любви и согласии выносила она ему и родила двойню. Родила, поцеловала их и мужа и в обморок от счастья и бессилья упала.
  А очнулась уже на цепях в уютной пещерке, так далеко под камнем, что ори, или не ори - разницы нет. О чём ей сторож и поведал. И не только сторожем он оказался.
  Но и учителем младшего князя и его наставником, в науках интересных.
  Сначала она просто не понмала за что её в определённые дни пытают, а потом они пришли вместе с князем вдвоём и объяснили. И объяснили даже почему объяснили: так, когда она знает, что из неё силы для её же детей тянут, отдача намного выше. Пытали строго по графику, не до смерти, потому как график на года был рассчитан. Особо её не стеснялись, особенно когда думали, что после пыток сомлевшая в отключке лежит. Она после второго или третьего месяца научилась находить такую грань, чтобы и не в чувстве, и всё слышишь. И так продержалась почти полгода, много узнала.
  Узнала, что искали именно оборотниху волчицу, именно девственницу и не в роде, потому как иная бы уже в раннем детстве второй облик обрела, а вот такая после десяти лет уже сама не может, а до десяти её подтолкнуть и провести не кому - сирота.
  И дети нужны были именно от такой. Зачем? Того она как не старалась услышать - не услышала. По мне, так кажется, что и это она услышала только потому, что так было запланировано. А дети, знаю я зачем ему её дети - либо преданных псов себе растит, либо как подпитку здоровья готовит. А при надобности эти две задачи можно и совместить в одну. Эдакий накопитель живой из неё сделали, благо неоформленная должным образом вторая ипостась внутри неё клубилась потоком нерастраченной силы, которую каждый раз черпали почти до донышка.
  Продержалась долго - почти полтора года, а потом тихо скатилась в беспамятство и безразличие. Потеряла себя полностью. В себя пришла по уши в болотине - когда тонуть и хлебать жижу ртом стала, видно что-то в голове стронулось слегка. Выбралась, кто и что - так и не вспомнила, но часть знаний и навыков проявила. Так и скиталась какое-то время, то побираясь, то подрабатывая. Времена наступили сложные: младший князь повсеместно выжил со своих земель всех, кто вторым обликом был отмечен. И не просто так: изредка, но встречавшиеся ей двуипостасные винили во всех бедах именно её, били и гнали ничего не объясняя, как прокажённую. Так она набрела на эту заброшенную зимовку-заимку. Немного её подлатала, да жила, перебиваясь когда подработкой в дальнем селе, когда своими, изредка всплывавшими знаниями и умениями. И чем больше вспоминала, тем поганей её жизнь становилась. Пока в определённый судьбой день не припёрся под её окна седой мужик с ручной выдрой. И пока она ему в подполе мясо доставала, да от ластящейся выдры отпихивалась ей так тошно стало, что она решилась покончить со этой жизнью раз и навсегда. А ей даже тридцати нет, для оборотня - тьфу и растереть, а не срок.
  Вот, лежит на лавке под одеялом, колотится. Первое обращение, да ещё такое, которое у нас получилось - это вам не шутки. Еле вытащил её с тропинки, что за грань ведёт. Первые полночи носился как ошпаренный, все свои запасы перетряс. Её все травки собранные и настойки перепробовал и перенюхал, пока ей пару Чёгиных элексиров не сварил, и внутрь не впихнул, что тоже было нелегко.
  Но уже самое сложное позади, сейчас просто сижу и подпитываю силой, держу в руках. А меня в руках держит моя кошка, которая по единению вместе со мной, зараза такая, всё получила и прочувствовала. Когда я понял, что у неё раньше времени чуть роды не начались, то меня только вцепившаяся в руку выдра удержала на месте, а то горел бы уже чистым драконьим пламенем князь вместе с теремом и всем своим градом. Ей-ей, Создатель - рыпнулись бы хоть одну стрелу в перепонку вогнать - сжёг бы подчистую пока бы даже головёшек на пепелище не осталось. А потом бы про брошенную на полянке умирающую волчицу вспомнил. Эти сволочи, я говорю про князя и его наставника, целый канат связи на неё зацепили, как худун, точно. Она потому и чуть не умерла, что вместе с ней дети перекинулись первый раз и потянули то, чего им не хватало. То есть я троих оборотней на себе вытащил. Не скажу, что легко, но природа здесь богатая, лес щедрый - он меня не оставил без подпитки. Плох был бы Весенний ветер, если б не смог с лесом договорится и чуток его огромной силы попросить. Дал, ему не жалко малости. Для своих не жалко. А вот людям в этот лес я ходить теперь не советую - я же в ответ жизнью прожитой делился, так что он теперь про эту историю вместе со мной всё знает. А волки - его дети, хоть простые, хоть двуликие. Лес долго обиду помнить за детей будет. Он и раньше не очень их жаловал, а теперь вообще невзлюбил.
  Вышел на крыльцо подышать и не узнал полянку и заимку - нет полянки уже, поросла кустами, а заимку мхами с веток пущенными так затянуло, что три шага от неё сделаешь и всё, только по запаху собственного следа найти сможешь. Это он так нас прячет, суматошный. Дети и так её найдут, я вижу по пульсирующей в канале силе, что они уже идут сюда. Это плохо, потому, что по каналу от них по этому следу сюда могут прийти люди младшего князя. И трое ослабших оборотней для дружинников не большая помеха: закидают стрелами, а потом прирежут. Даже и без стрел справятся - народ здесь не слабый живёт, в одиночку и на волка и на кабана с копьём выходят, бывает что и на медведя. Правда они здесь не чета нашим Великолесским берам - раза в полтора меньше и башку как они морочить не умеют, просто звери. Даже как-то непривычно. Расслабились они тут, в своих лесах.
  - "Ты слышишь, Хозяин? У нас бы, в Великолесье, такого бы не было. Разбаловал ты тут всех, вот и детей твоих так мордовать начали. Опыты на них ставят такие... эльфийские..."
  Твари, чувствую, что и здесь свои семена семейка одна знакомая эльфийская повысадила, уж больно направление схожее. Нет, не будешь ты гореть князь, я из тебя все жилы вытащу пока ты мне всё не расскажешь: и где такого наставника нашёл, и где таких знаний нахватался. И самое главное - как ты решился из троих живых себе грелки и жратву сделать.
  От леса, его духов, что видят и слышат каждый его уголок и что составляют его единый организм и сущность, идёт образ.
  Двое и трое. Двое - свои, третий - человек под вопросом.
  А, понял, двое волчат уже на подходе, мол встречай, третьего - человека - пускать или...
  - "Нет, третьего гробить не надо, он мне нужен живым и здесь. Поговорить хочу".
  Запах, ветер несёт запах двоих молодых волчиц. Идут быстро и скоро будут здесь. Не знаю в каком они состоянии, а бодаться с ними нет ни сил, ни желания. Да и силы в другом месте скоро понадобятся. Да и носится по кустам и рвать перепонку, отбиваясь с двух сторон сразу, это если они в запале, тоже не дело.
  Море - морской демон и водный дракон, степь - орк и ... и ещё что-то, Драконий кряж - облик дракона Дак, Южный хребет - облик дракона Ор, Чёрные поля - осознал себя на уровне духов. Везде, где бы ни был - за мной возродилась либо древняя сущность, либо утерянный род. Получил свою булочку в виде облика и поимел очередные шрамы на шкуру и душу. Везде, где шёл, смерть и жизнь шли со мной рука об руку, потому, что не только кого-то вернул к жизни, но и кого-то отправил за грань. А то, что я получил в Аджанте - вообще описанию не поддаётся. Я не оборотень-дракон, потому, что везде хоть и могу перекинуться в Ора или Дака, в каждом посещённом мной месте мне давали ещё один облик. И только там я мог им пользоваться. Я не смогу сейчас перейти в образ морского демона или стать орком, но могу ... А что, дали, так надо использовать.
  Две выскочившие из кустов разъярённые волчицы встали как вкопанные и осели на круп под тяжёлым взглядом загородившего собой полностью вход в зимовье дымчато-серого волка. Тихое рычание из мощной груди и ощеренные в недвусмысленном предупреждении клыки заставили обеих поджать лапы и распластаться по траве. Звери поняли язык запаха, впитали и запомнили.
  - "Ну, Хозяин, чего ждёшь? Луна Мун в убытке, скоро рассвет и у меня нет ни сил, ни желания подыхать здесь ещё раз, переводя их на эту сторону. Давай, помогай своим детям! Что? Вместе? Будешь должен? Нет, друг, второй раз я просто не выдержу, и так многое отдал. Давай так, я начну, а ты дашь силы и продолжишь? Идёт? Вот и ладно".
  Все трое поменяли облик одновременно, только мужчина перекинулся оказавшись одет в серую пару и куртку, и долго хрюкал носом, пока сидящие на траве голые девушки перестали пялиться на него, на себя и сообразили, что они одеты только в собственную кожу.
  - В доме сундук, там хоть не много, но пара рубах для вас найдётся. Мать спит, не будите, ещё толком не оклемалась. В доме Хранительница, вас не тронет, если будете вести себя смирно и к ней не полезете, - мужчина сделал пару шагов в сторону, освободив проход.
  Вот так. Теперь будем ждать помора: идти в бой без разведки - глупо. А то, что я пойду резать князя, пока он сюда сам не пришёл - вопрос уже решённый на малом и большом семейных советах. На малом - с женой, на большом - с Белым драконом. Вихрь и Вулкан с парнями уже в воздухе и после рассвета будут здесь. А потом начнём прополку. Уж не знаю: тихую или громкую, как получится. Но Белый настаивает на тихой, потому братья несут мне на своих крыльях каждый двоих своих напарников демонов. Белый не зря отправил Сыча с братом: эльфийские лучники этим двоим теперь и в подмётки не годятся. А потому, что во-первых даже на их луки тетиву натянуть не смогут, а во-вторых - ребята сейчас не луками вооружены, а доработанными гномьими самострелами. Лук у них теперь - это для души и для скорострельности, а работа из самострела - это надо видеть, такое не расскажешь. Я могу разрушить дом, если учую в нём врага, а Сыч своей игрушкой сделает его прямо сквозь стену по слабому отблеску ауры точно в голову.
  Ещё Сыч и Кречет с парнями из дорожных мешков снарягу не подаставали, как события понеслись даже не вскачь, а галопом: налился силой и потянулся поводок, что был зацеплен на обоих девчонок. Пришлось перехватить и сдавить его так, что он из поводка превратился в тоненькую ниточку. И рвать нельзя - иначе тот, кто сидит на другом конце, может понять, что часть его планов пошла коту под хвост. А нам это не нужно. Да и разобраться не помешает как он на девчонок завязан, потому, что просто отрубить хоть и можно, но отрубленный конец и по ним сыграет откатом силы. Мозгами повредиться могут.
  Переселили пока их обоих в дровник, подальше от матери. Подошедшего помора, изодранного всего в клочья, но отчего-то счастливого, накормили и посадили за ними приглядывать. Пораспросил его и понял, что купчина он из первейших. Такую клятву дал хитрую, что как её не крути, а служить он никому не поклялся, а поклялся только учить и присматривать за этими двоими оторвами. Вот пусть и присматривает.
  Кстати, не зря мне показалось тогда у речки, что мне в спину с копьём не девка, а парень заходит. По тому поводку, что я сейчас пережал и внимательно изучаю привязку к девчонкам, князь этот, или может его наставник, очень легко могли переместить своё сознание в привязанную. Значит обо мне он уже знает. Знает хотя бы то, что его подпитки напоролись на одинокого маленького дракончика, и знает, скорее всего, что пошли за ним следом.
  А ведь они действительно пошли за мной следом, видели куда и как я свернул. Помор сказал, что уже давно научился определять когда в одну из подопечных кто-то вселяется, по движениям и по взгляду. По его словам, после того как пошли меня выслеживать, поводок спустили, иначе бы одна от другой в лесу отставали бы, а так, девчонки всё время шли вместе, пока не перекинулись.
  Помор спасся на дереве, да я бы и без рук залез на сосну, если бы увидел, как на идущих впереди тебя людях разрывается в клочья кожаный нагрудник с нашитыми на нём стальными пластинами и морды из людских тянутся в волчий оскал.
  А вот спрыгнуть с дерева и спеленать двух волчиц, пока они в себя не пришли - тут не у каждого смелости хватит. А этот не просто спеленал, а спеленал заботливо. Рассказывает и ржёт взахлёб, видно тогда ему совсем не до смеха было, на такие зубищи глядючи. Отпоил водой обоих из фляг, привёл в чувство, но вот как он понял, что его не тронут и как решился отпустить - так и не сказал. Сказал, что просто понял, что они идут туда, куда надо и сделал, значит, как надо. А кто ещё, кроме Великолесского Рифа, может помочь двум оборотням? Бежал за ними и молился, чтобы я с места ночёвки до их прихода не успел сняться - в волчьем облике на дерево не залезешь, и не посмотришь в какую сторону дракон подался.
  Договорить толком не успели, как поводок налился теперь уже вкачиваемой с той стороны силой.
  Так быстро и так качественно я морок рисовал только тогда, когда Бегущему ручью его первый лисий облик ваял. Тут же пришлось себя родимого со всем тщанием изображать, да ещё и с порванными крыльями и всего в кровавых верёвках.
  Одну из девчонок просто ввёл в беспамятство, помора засунул в самый тёмный угол, так чтобы только сапоги видны были, сам встал у неё за спиной, мне давно уже энергетику тела прятать не надо, только запах. Но тут и так мной должно пахнуть. И отпустил, немного ослабил идущий поводок.
  Всё ты, сука эльфийская предусмотрел, и даже то, что тебя откатом по каналу своей росянки теперь сжечь нельзя - на прошлых чужих ошибках учишься, через амулет работаешь, а не напрямую. Не предусмотрел только, что запах мысли тебя выдаёт с головой, что руки у тебя потеют, которые амулет держат, а пот - это тоже вода и сказать много и он может.
  Ну а то, что против тебя будет работать не недоучка как ты, а ученик мастера Варно, который тебе же в своё время "правильно" преподавал - тут винить тебя не будем. Это вина твоих родичей старших. Тебе он преподавал, и мне преподавал, только мне он ещё и давал и то, чему ты обучен и какую защиту строишь, чем пользуешься и как и где у тебя в защите слабые места. А осбенно - как ты не умеешь закрываться с четвёртого уровня. Мыслишь себя в доспехе непробиваемом, ну-ну, я то даже отсюда вижу, что у тебя из верхушки шлема маковка беззащитная торчит.
  Еле сдержал себя от желания перемешать ему в котелке кашку - сознание помутить. Но вовремя успокоился: на том конце поводка ещё один отпрыск, ещё одна отрыжка Северного правящего рода - ещё один брат правителя. Такие далеко просто так не ездють, и совсем одни не обретаются. А значит - рядом ещё один, теперь уже последний наследник Правителя по прямой линии, вернее - наследница.
  Принцесса Престола Северного Великого леса, вот ты какой - младший князь земель здешних. Или старший, а роль младшего играет твой дядя? Как у них всё запущено, надо прибираться, а то уж больно растащило вашу семейку по свету - один в Вилентии, был. Вторая - тут, к Верхнему гнезду с Севера подбирается, третья - мамочка, в оркской степи пыталась непотребства творить. Сам Правитель - в родном лесу. Прямо спрут с щупальцами погаными на весь мир пытается раскинуться. При том, что даже в своём лесу его не сказать чтобы любят, скорее - даже наоборот. Но держится как-то, зараза и другим жизнь отравляет.
  Так, в лесу эльфу почти никто не соперник, а значит надо их вытягивать сюда, в этот лес, который уже сегодня столько через меня про эльфов узнал, что ни за что им помогать не будет, а подчиняться - тем более. Смотри, смотри, родимый, на повязанного дракона с переломанными крыльями. Посмотрел, принял решение? А теперь извини - девочка устала и смотреть больше тут нечего, с тебя хватит. Да и корешки своей пакости ты мне потоком очень удачно посветил - все до единого теперь выполю и поводочек выдерну. Не переживай, без впечатлений не оставлю, попрошу Хозяина тебе что нибудь интересное показать, он у нас не первый день живёт, найдёт чем порадовать. Уж ему то бессознательное существо для тебя изобразить - одно удовольствие. Заодно ты с ним в единении своими планами поделишься, я с этой стороны на камешек с привязкой поводка, что положил в бесхозную мышиную норку и землёй присыпал, Хозяину заход через твои щиты сделал, показал дверочку. Нет у камня ушей и глаз, ничего не услышишь и не увидишь, обмотана вокруг тряпочка с кровью одной из девчонок, даёт след ауры и боли (конечно больно палец резать), и всё! А Лес в тебя смотреть сверху будет, где тебя смотреть не учили и где ты его не видишь и не чувствуешь. Теперь ты на поводке, только об этом не знаешь.
  - Парни, давай готовится: к нам в гости две пятёрки эльфов сейчас отправляют. Пойдут с той стороны, лес здешний, как им кажется, они знают хорошо. Только не знают, что он сейчас их не то, что не любит, а прямо таки хочет полюбить, так и рвётся, - Кречет прыскает в кулак и трясёт головой.
  - Представляю...
  - А к нам у него как настроение? - басит Вулкан, в человечьем обличии у него даже голос гулким становится, как из бочки.
  - Руку на ствол вон той сосны положи, да глаза прикрой - и узнаешь. Да, давайте-ка все туда, познакомлю вас поближе.
  Собираемся возле здоровенной сосны, растущей у истока ручья, знаковое место, сюда Хозяину прийти не зазорно. Знакомлю народ с Лесом.
  Это конечно не карта, Хозяин просто не знает такого понятия, вернее - не знал до этого. Но представить, и главное, показать нам как раскинулось его тело, дать нам почувствовать расстояние, настроение и много чего ещё - это он сделал с радостью. А я просто пригласил его на охоту за той мерзостью, что повывела из его пределов всех двуликих, а из троих оставшихся жизнь сосала. И он согласился, тем более, что дичь интересная во всех отношениях.
  - Эту тварь, наследницу, можно не жалеть - не возьмём живую - и ладно. Больше всего интересует наставник её, брат правителя. Вот этого, с этим бы неплохо вдумчиво пообщаться. Обе боевых пятёрки телохранов просто исполняют свой долг. А после того, как они узнали, я думаю, что они узнали как отомстил Правитель семьям их товарищей, не сумевшим сберечь принца, настроение вряд ли у них боевое.
  Сыч с Кречетом взяли на себя пару, идущую в передовом дозоре, а потом присоединились к нам. Распадочек теперь не узнать - столько горелых пятен по склонам и больше десятка сосен повалено. Да, пятеро на двенадцать - это вам не шуточки: у нас двое ранены, яд я нейтрализовал, но вот Вихря ключица перебита, Вулкан тоже неудачно в сшибке со старшим телохраном ногу подставил, а ещё у двоих взрывом ноги переломало. Лечимся, тушим лес.
  Всё было по-честному - их больше, а за нас Хозяин. Попробуй перекатиться, если тебе трава ноги путает, а кусты, за которыми ты спрятаться пытаешься, неожиданно опускают листву. То, что за стволами прятаться вредно они поняли раза с третьего, что меня сильно порадовало. Хозяин не обиделся - соснам я дырки проделанные болтами парней уже затянул. Смеётся - надо было оставить белкам на радость. Хороший лес.
  Наставника живым взять не удалось - неудачно подставился под чью-то стрелу, пока добивали остальных, помер, пытаясь её вытащить, сам себе внутренности разворотил, придурок. Лежал бы смирно - остался бы ещё пожить немного. Зато взяли живой и почти не помятой эту самую наследницу. Сейчас буду потрошить, вот только дождусь когда она дойдёт немного - с эльфом намного приятнее общаться, когда смотришь на него глазками волчьими, и когда зубками волчьими улыбаешься.
  Как ей умирать то не хотелось, а сколько грязи в этой красивой головёнке было - жуть просто. Зато теперь можно и к папочке с мамочкой наведаться. Вполне достаточно и рассказала и показала, сама того не ведая.
  И амулетик с их поводком пригодился - запустил его в обратную сторону, на волчицу и её девчонок. Оказывается и эльфы умеют стареть быстро, особенно когда им в этом Хозяин леса помогает. Остатки амулета и эльфов мы сожгли в распадке, а Хозяин там потом новую травку на этом месте с нашей помощью вырастил. Так и получился старший князь вдовцом, думаю, что он под росянкой эльфийской и свадьбы то не помнил, сейчас верно в себя приходить будет, надо потом наведаться.
  Прилетевшие на подмогу остальные тени сейчас на нас орут и дуются - как же, не дали им пострелять и на свою шкуру дырок поискать. Когда показал пару оставшихся стрел и бледное лицо Вулкана, то досталось ещё на орехи. Ну некогда нам было их ждать, а водить по лесу кругами 12 эльфов, две боевые пятёрки лучших телохранов и двух магов разума (как бы их не учили, но на третьем уровне они оба мне ничуть не уступали) - у нас вряд ли бы вышло. Заставили бы нас принять бой, но уже на их условиях. Или ушли бы и ищи их потом, нарывайся на засады. Нет, мы всё правильно сделали, просто Вулкану не повезло - телохран был очень силён и не зря меч носил.
  Волчиц ребята заберут, нечего им тут делать, корешки эльфийской заразы мы тут попололи немного, на этом пока остановимся. Надо домой возвращаться.
  А я в горы рвану - давно на рассвет с вершин не любовался. Ну, хочется мне, что же поделать? Вот такой я, неправильный. Да и дельце одно незавершённое есть в одном гнёздышке драконьем. Хочется его прояснить до того как пойдём в гости к северным эльфам, потому как дело там обещает быть совсем не простым, если только меня парни послушают. А не послушают - гореть Правителю во дворце ясным драконьим пламенем, потому как очень-очень не понравилось то, что узнал через меня и Ору Белый дракон про эльфийские делишки. Тао - она вообще сказала, что ... много чего сказала, в основном на хуньском. Я его не знаю, но Ора передала, что из слов нематерных там только предлоги были.
  ***
  - "Эх, а как мне с тобой расставаться не хочется, Хозяин!" - ветка раскидистого граба ластится к покрытому крупной серой чешуёй боку. Да, не хочется отсюда улетать, тем более после такого подарка: он меня так силой напитал на дорожку, что в маленький размер просто не перекинуться. Полетим в большом, благо здесь недалече.
  - Ну, бывай! Я к тебе в гости обязательно буду наведываться, одного не оставлю. И за ребят тебе ещё раз поклон низкий - за то, что сберёг в бою и на ноги поднять помог.
  Толчок лапами, взмах перепонкой крыла и вот уже верхушки сосен пропали в ночной темноте. А я неправильный дракон - люблю летать ночью, и горы мне в том не помеха. Вперёд, на заветный пятачок, с которого так здорово встречать встающее над Драконьим кряжем светило.
  А площадочка то уже занята. Ничего, мы не гордые, с краешку притулимся, тут и на третьего место найдётся. Две чёрных драконы рядком лежат глядя вдаль на светлеющее небо. Или две тёмно-красных? По-моему, тёмно-зелёный им больше к лицу. О, раздвинулись в стороны, спасибо.
  Лёг головой на вытянутые вперёд лапы, подумал, подумал, и обнял их крыльями, прижав к собственным разгорячённым перелётом бокам. И что-то не слышу возмущённых сопений, по-моему, сопения как раз таки умиротворённые.
  Рассвет - это сила, прямо на душе легче становится. Не зря летел. И настроение хорошее, хоть и разговор сейчас будет не простым, если он будет. Поднялись, почувствовали, вон как подбирают лапы под тело.
  - Давайте, уже, решайтесь кто из вас сегодня Эрралиной будет.
  - А может ты сам решишь, как обычно? - Красная, хоть она сейчас и в другой раскраске, но я уже не прежний Мирр. Это разумника обмануть вы могли, могли обмануть рунного мага, даже дракона вокруг пальца обвести для вас двоих не проблема. Только вот я не просто так через столько прошёл, чтобы и сейчас ошибиться.
  - Раэ, - обращаюсь к той, что молчала, - я сейчас улечу, и вполне возможно, что уже навсегда. Мне безразличны все ваши игры. Я просто хочу точно знать.
  - Что ты хочешь знать? - спокойно отвечает мне Раэлина,
  - А что ты вообще знаешь? - Аррайя чему-то улыбается.
  - Знаю? Знаю, что не я один могу менять размер и масть в зависимости от наполненности силой. Знаю, что жены у меня в роде Дак нет, а есть две тёщи, которые, по своей давнишней привычке всё делить на двоих и помогать друг другу, заигрались однажды с новой игрушкой, да когда опомнились, то было видно уже поздно - отдавать не хотелось. И поступать стали не как драконы, а так, словно они люди. Приятно было делить тепло искренних отношений, греться в лучиках глупого солнышка. Вроде всем хватало, да что-то пошло не так, и ручная зверушка что-то заподозрила. И ляпнула невпопад.
  - Плюнул в самую душу, скотина неблагодарная, - скалит зубы Аррайя.
  - Не тебе жаловаться, не ты в тот день была со мной в постели. Тебе то как раз в предыдущий всё с лихвой досталось. Хотя, я говорил Эрралине, а в морду когтями получил от Раэллины. Вам не кажется, что это немного неправильно?
  - Разговор ни о чём, Мирр. У тебя сейчас своя семья, я слышала, что скоро будет ребёнок. Не вижу никакого смысла в твоих вопросах. Детей ты воспитывать не будешь - дракона Дак может воспитать только дракон Дак. Мы и так уже почти потеряли Низу, из-за твоего влияния. Я с этим смирилась, потому, что без твоей помощи она вообще бы не выжила. Но роду нужен правитель, а воспитать правителя рода Дак тебе не дано. Вот испортить их - это ты можешь. Ты вообще, мастер портить и рушить чужие планы и судьбы.
  - Ты и нужен был только для того, чтобы освежить кровь, просто как пикантная добавка к приправе. Ты своё предназначение выполнил, с тобой рассчитались с лихвою. Или тебе мало Ущелья Призраков? Не нравится - можешь вернуть, хотя, оно и так скоро к нам вернётся, - Аррайя, что-то подрастеряла ты, подруга, своё знаменитое умение ставить всех на место. Или это сегодня просто не выходит.
  - Прощай, лекарь, нам больше говорить не о чем, - Раэллина напрягает задние лапы, готовясь спрыгнуть со скалы. Сейчас, подожди, я тебе ещё и хвостом помогу. Перетекаю в кошачий облик и сливаюсь сознанием с камнем под нашими лапами.
  - Ну, что? Не прыгается? - лапой наступаю Аррайе на хвост, - где мои дети, зелёная ящерица? Куда и как ты спрятала от меня детей, ведь ты тоже была беременна? Говори, если не хочешь навсегда украсить собой скалы внизу. А ты, Раэ, даже не дёргайся - перекорёжу энергетику так, что навсегда застрянешь не только в облике, но и в цвете и размере. Навсегда прилипнешь к тронному ложу в Нижнем гнезде, если выживешь.
  - Достаточно было не появляться тебе на глаза одновременно в одном облике. Родила во втором, рискнула, - шипит придавленная к скале крылом Аррайя, - отпусти.
  - Где они?
  - Мы их потеряли, отпусти её Мирр, - отвечает за неё Раэллина.
  - Почему я не чувствовал их так, как чувствую твоих?
  - Сразу после родов помешали кровь с кормилицей. Кровь во втором облике не так чувствуется как в первом, даже мы путаемся. Тем более, что они сразу родились людьми, ослабленными.
  - Жадные безмозглые твари! Вы рисковали жизнью детей ради чего? Ради своих каких-то ящериных планов! Сколько вам надо прожить, чтобы поумнеть?
  - Жизнь рода - вот главное правило для правителя Дак, - Раэллина смотрит не отводя взгляда, - человек, тебе не понять жизнь дракона. Можешь нас убить, но этим ты ничего не изменишь, у нас своя жизнь и свои правила, у тебя свои. И если тебе, когда либо, казалось, что мы живём и поступаем как люди, то это тебе только казалось.
  - По крайней мере, вы обе меня любили как люди.
  - Это была мимолётная слабость. Иногда можно себе позволить расслабиться, жизнь дракона так длинна, что без этого становится пресной.
  Дать бы тебе по рогам, жёнушка, да что это изменит.
  - Как вы потеряли детей? Что случилось?
  - Их выкрали у кормилицы. Поисковый отряд попал в ловушку. Мы ничего не смогли сделать - потеряли очень много в бою, даже не всех смогли оттуда вытащить. Ты должен знать про Чёрные поля смерти, это рядом с твоим лесом.
  - И кормилица осталась там? Как её звали?
  - Да, она тоже осталась там, так получилось. Её звали Маэнта. Она из низкого рода, почти угасшего. Для неё это было великой честью.
  - Прости, - шипит Аррайя.
  - Прощаю. Но не вас, а её. Она, по крайней мере, сделал всё, что могла, и всё, что могла - отдала.
  
  ***
  
  Настроение в этот раз было испорчено дважды..., нет, пожалуй, даже трижды: мало того, что получил нагоняй от всей семейки Шо, так ещё и посидеть спокойно, забившись в угол на полянке с Ники, не дают.
  Жена сидит рядом и смотрит, смотрит, смотрит...
  Смотрит таким взглядом, что невольно начинаешь проверять: а все ли части тела у меня на месте, иначе чего меня так жалеют, молча и неистово.
  Надо отдать должное: второй раз получил за дело - не заметил яда в крови у парней. Тем более, что яд магический и определялся очень легко по изменениям потоков тела. Суки эти эльфы: никакой чести - выйти на бой с отравленными "шилами" в колчанах. Блин, дурак - сам же наконечники стрел из парней выдирал, видел же, что они не гладкие, а с каналами.
  Хорошо, что яд отложенного действия, погасили, можно сказать, почти без последствий. И хорошо, что никто не знает, что я и сам такую же гадость из себя вытащил. Повезло - когда друг-лес силой напитал до одури, у меня всё само очистилось, вот, остатки отваром выгоню и нормально.
  - Что ты на меня так смотришь? Что не так?
  - Думаю..., - кошка не отворачивает взгляд, просто немного прикрывает глаза.
  - И что придумала?
  - Неважно, что я придумала, важно, что ты придумал после своего разговора со своими бывшими.
  - О, я много чего придумал: первые несколько мгновений жалел, что не порвал их обеих как тряпку, потом жалел, что к скалам не приморозил, потом представлял как я ..., много чего придумал. Если всё воплотить, то меня бояться будут больше чем Призраков.
  - Что, убьёшь?
  - Зачем? Они действительно драконы. Мне их не понять.
  - Ты тоже такой облик имеешь...
  - Именно облик, мозги, слава Создателю, у меня другие, - ставлю кружку с отваром на траву, чтобы Ора не видела как от злости трясёт руку.
  - Давай про них забудем, про этих двух дур хвостатых. Вот посмотришь - ещё прибегут как миленькие к нам в ущелье, и прощенья попросят, - Ора улыбается, ох, знаю я эту шкодливо-хищную улыбку. И чувствую, что ждёт правительниц рода Дак очень много интересного.
  - Не трогай ты их, лучше вон о ребёнке подумай.
  - И ты тоже. И о наших, и о своих. И если посмеешь только подумать, что я косо на них посмотрю, или ещё как-то выскажу своё неудовольствие - быть тебе битому. Сковородкой. Или скалкой, как в деревнях бабы запивших мужиков охаживают, так и я тебя..., - какой грозный и страшный кулачок с ноготками, ай-ай, боюсь.
  - Знаешь, не только ты меня по единению от пяток до макушки чувствуешь, но и я тебя тоже. Так что и в мыслях никогда не было и не будет, что ты захочешь мне причинить боль таким вот образом. Так что зря грозишься, Кошка!
  - Зато ты немного взбодрился. А не желает мой муж чарочку?
  - Нельзя после отвара, а так совсем бы не прочь. Да и тебе нельзя, так что будем трезвыми вместе.
  - Будем, Мирр, будем.
  Так хорошо: прижался спиной к теплому стволу, посадил Ору на колени, тишина, спокойствие, лес дышит дневными заботами...
  Блин! Сразу за выгибом энерговода, на котором Ящеру крылья делали, вспухает в воздухе абрис Хен Шо и наливается плотью.
  - Мирр, смотри, - со взмахом руки Белого дракона на траве рядом со "столом" в зажёгшемся связном круге вырисовывается фигура Тита.
  - Все вас слушают, говорите, - отвечает на мой удивлённый взгляд Хен Шо.
  - Времени практически нет - я узнал слишком поздно. Виска в лечебнице, Тал - сейчас будет на суде. Я не могу ничего сделать - он заступался за неё, заступался справедливо. И вызвал всех на поединок, одновременно. Тут и думать не надо - воспользовались его незнанием. Люди совсем не простые - в большинстве своём - отпрыски богатых семей. Дурни малолетние. Я не могу участвовать в поединке - так они подстроили вызов, что вступиться может только родная кровь. А Маа им на один зуб, хоть и дракона. Боевыми амулетами обвешаны с ног до головы. Виска - как и сказал, лежит со сломанной рукой. Драконы... Может быть кто-то есть рядом, кто-то, кто смог бы помочь, а я потяну время, Белый дракон, Мирр? Надо отбить парня, это не дело чести, это просто подстроенное убийство!
  Над правой кромкой стола вспухает вверх острым багряным кинжалом язык пламени, чуть дальше ещё один, ещё, ещё...
  Тишину на поляне можно резать ножом, и в этой тишине ясно слышно тихий шёпот, пока не понятный, его просто слышно, как шуршание мышей в траве, но слов почти не разобрать.
  - Возьми мой кинжал вместо своей зубочистки..., - громкий и наглый голос перекрывается злорадным хохотом, - а лучше перережь себе глотку, змеёнышь, в горле крови больше, я тебе потом покажу, - опять гогот.
  - Обойдусь без советчиков! Имею право, - срывающимся голосом отвечает Тал.
  - Тогда ворожи в голос, а не пищи! Нам тоже интересно! - опять смех десятка голосов.
  - Кого ты можешь позвать, змеёныш дурной крови, ты сирота. Или ты хочешь смерти и своей матери?
  Призрачный Тал встаёт в очерченный каплями своей крови круг, поднимает вверх руки с зажатыми в них кинжалами, своим и Виски.
  - По праву крови, по праву души, по праву чести! Родичи, где бы вы ни были, зову на бой, телом или духом, будьте со мной! Не прошу, ТРЕБУЮ! Зовом крови, силой источников, зовом души..., - тишина. Какое-то время Тал стоит задрав руки и голову вверх. А потом медленно принимает стойку, именно так, как я его учил, ещё в степи.
  Что-то, толи кровь, толи ярость, бухает во всём теле гномьим кузнечным молотом. Сын, там сейчас готовится к смерти мой сын, а я..., я...
  А я встаю, и прыгаю на изгиб энерговода, ещё в прыжке черпая всю доступную силу, что течёт вокруг меня и переплавляя её в одно единственное желание - быть рядом с сыном.
  В спину толкает чем-то жёстким и глухой голос Оры из шлема яростно шипит ругательства так, словно она полдня за мной бежала.
  - Так, ты за спину, - рука Оры в броне ловко оттягивает Тала назад, - а ты бы оделся, а то в рубахе прохладно.
  В плещущем силой круге по левую от меня руку проявляется стоящий на хвосте морской демон с абордажным топором и щитом в руках.
  - Вот это дело, повес-селимс-с-ся! - раздвоенный язык нервно тащит запах чужого страха в узкие, с мембранами, ноздри, - как силой тянет-с-с, вкусные мальчики!
  - Ай-ай-ай, как нехорошо..., - из-за спин побледневших поединщиков (сволочи, действительно вдесятером на одного!) аккуратным шагом, покачивая бёдрами, выплывает, нет, стелется языком живого огня вечно юная бабушка Салама Андер.
  - И не говори, сестра, просто ужасно, ужасно глупо! - кучка ещё мгновенье назад уверенных в себе уродов шарахается и сбивается ещё плотнее. Потому что с другой стороны ещё одна бабушка нас почтила своим присутствием. Карита в лёгком летнем платье с вышитыми васильками по подолу, загорелые руки скрещены на груди.
  - Да, ужасно глупо не дочитывать до конца серьёзные вещи, написанные в древних свитках. А ведь их для того и писали, чтобы предостеречь. Люди писали, для вас, тёмных уродов! - грозно подхватывает опять Салама.
  - Да, вызывать дракона на поединок крови и души..., тем более - этого дракона, - укоризненно качает прекрасной головкой Карита.
  - Шли бы вы, девушки, лесом, раз такие умные! - ох, я уже ему не завидую, этому молодому уроду с усиками ниточкой. Вряд ли тебе сегодня поможет твой дорогой доспех и защитные амулеты, сгоришь ярким пламенем.
  - За сказанные в одном предложении два комплимента мы подарим тебе немного времени, чтобы ты дожил до того момента, когда сможешь рассказать что и как тут было, - мило улыбается Салама Андер, - всего пара мгновений и мы будем готовы, прошу не разбегаться.
  - Так! - Карита нагибается к животу Оры, - выпорю, когда..., когда-нибудь, но очень скоро. Только вот на свет белый вылезьте! Это надо же думать - сами припёрлись и мать притащили. А ты куда смотрела, икряная? Топай давай, в тенёк, без тебя мало. Да бронь не снимай - не люблю случайностей.
  Карита выталкивает Ору назад и в сторону, перетекает в свою истинную форму и становится от меня справа.
  - Приятный топорик, прямо достойный, порадовал сынок, порадовал, - шепчет морская змея. От её шепота у Ерана поднимаются и словно становятся острее гребни на спине и хвосте, - ай, красавец.
  Всё, если она сейчас ему ещё и улыбнётся, то он один из этого стада окрошку сделает и ей на тарелочке принесёт.
  Улыбнулась. И рядом стоит уже не Еран, а что-то радужное, шипастое как морской ёж и с жуткими акульими зубами. Думаю, что топор сейчас ему и не особо то и нужен.
  - Папа, почему сын без щита!? Подари мальчику кинжалы, - обращается ко мне Салама, - а ты мне свои, - забирает из рук Тала его кинжалы, - после боя верну, давно не игралась с такими, надо бы вспомнить.
  Отдаю Талу свою пару, толкаю свёрнутый в них доспех на раскрытие и подстраиваю его ему к телу, делаю видимой кромку щитов на руках.
  - Подвигайся, привыкать уже нет времени. Все вопросы потом. Держись у меня за спиной и не высовывайся.
  
  Салама одевается в точно такой же доспех как и мы с Талом.
  Шагаю вперёд, мне с копьём так удобнее.
  - Мы готовы.
  - Бой!
  ****
  Вам обязательно описывать этот бой? Я бы про него даже не вспоминал. А кому действительно надо - так сходите на оркский Курултай.
  Э, нет, вам не на площадку поединщиков, нет. И не туда, где на столах и лавках разложены угощения, а на траве народ стелит кошму и расставляет еду и питьё.
  Вам во-он туда чуть в сторону и подальше, где за палатками пяток молодых воинов под обязательным руководством старшего режут скот на праздничные столы.
  Вот так там и было.
  Богини просто танцевали, не применяя ни капли силы, каждая своим, завораживающим сознание прекрасным танцем, одна с кинжалами, вторая - просто используя когти на руках.
  Бабушку Кариту прикрывал полумесяц топора Ерана, Тал, как самый бестолковый в такой работе, мешался под ногами Андер и всё время лез вперёд меня. Я, я просто дрался не думая ни о чём, кроме драки. Без связок, без выкрутасов и хитрых приёмов - просто искал доступное наконечнику тело и находил. Не красиво, зато быстро и наиболее безопасно, особенно, если Еран в пару замахов сводил на нет все потуги защитных амулетов. Меня больше всего удивляет даже не это, а сколько он сам весит, если от одного из его ударов его противника откинуло прямо на скалу. Ударился о выступ и сломал себе спину. Кстати - именно тот, кому Андер пообещала немного жизни.
  Абсолютно ненужная жестокость, я, так добил бы его сразу, как представилась бы возможность. Кому и что рассказывать, если о вызове знала половина города, а по скалам и кустам пряталось ещё больше наблюдателей. И всё видели, и всё слышали.
  Десять на пять говорите? Ха!
  Эти две бесшабашных девки, какие там бабушки, на первом вздохе под аккомпанемент моего копья и и Ераниного топора скользнули внутрь их строя (а они, надо отдать должное их учителям, бой начинали именно в строю), а дальше началась просто свалка. Знаете, иной раз мне казалось, что нас десять, а их - пятеро. Бабушки прошли как нож сквозь масло, как серп под взятой в руку жменью стеблей.
  Строй дрогнул и началась свалка, при том, что где бы они не стояли - когти и два кинжала обязательно находили бедро, сгиб локтя или малейшую слабину в доспехе.
  Так драться я никогда не смогу, может быть Еран со временем догонит в мастерстве Кариту, но вряд ли сравняется. Огонь тёк как вода, а вода жалила как пламя.
  А после того, как всё было окончено, они убили ещё двоих, за непочтительность: те посмели без спроса попробовать забрать тела и оружие с места поединка. Ещё и пытались оскорбить, что-то пробормотав и думая, что их не услышат. Жёстко и почти мгновенно, так, что из обрубка шеи вверх вышибло всю кровь как фонтан на городской площади. И это на глазах у половины города.
  На выкуп за тела побитых сыновей Еран купил небольшой корабль, нанял команду и через день ушёл с Каритой в Жемчужную. Мне на дорогу отжаловали 10 солнышков, куда остальные деньги ушли - не знаю. Наверно Талу, но вряд ли он ими будет сам распоряжаться. Салама долго и звонко смеялась.
  Она за тела предложила оплатить дорогу домой, раз уж нас всех выдернули так внезапно. А смеялась потому, что у неё спросили куда ей ехать: до драконьего кряжа или дальше её дом?
  Ну, оплатить дорогу до огненной пустыни Красного полуострова у них денег хватило бы, так что зря смеялась. А, Создатель её знает, видно пьяная ещё азартом была.
  Вечером, на берегу, под сделанную на костре уху, вино и крепкую настойку Карита с Андер наперебой хвастались нам всем полученными порезами и синяками, заставили меня их лечить. А потом мы пели песни, слушали как обе богини играют на флейтах (я и не знал), просто смеялись и дурачились. Тит, Виска и Маа тоже были с нами, и были...
  Ну как ещё сказать, что никто кровь на свою и чужую не мерял, сидели одной семьёй, хорошо сидели, даже под занавес кое-кто и сплакнул спьяну под одну из грустных песен.
  Нам никто не мешал: Еран два раза кинул мелким камешком по ближайшим кустам, и больше никто не мешал. А тела я отволок подальше и сбросил в расщелину. Сначала хотел выходить и отпустить восвояси, но после того как посмотрел одному и второму в колчан и понюхал наконечники стрел - я часть их воткнул им в задницы, а потом сбросил со скалы. А Тал и Тит мне помогали.
  Карита тоже эти стрелы нюхала: в ту ночь в городе четыре дома сгорело, никто не спасся, правда и огонь ни одного соседнего строения не тронул. Прямо чудо какое-то. Интересно, все ли корабли в порт придут, особенно те, чьими мыслями пахли стрелы наёмных убийц. Спросил вслух: получил ответ, что не надо мешать молодым морским демонам тренироваться, и что удовольствие от праведной мести - ещё вкуснее от её ожидания. Послали короче, и дали понять, что без поддержки с воздуха постараются обойтись, но если что, то вызовут, опыт уже имеется.
  Вот так за боем, кровью, золотом и ухой смазалась неловкость обретения блудного отца и повторное с ним знакомство. Погостили у них пару деньков, да тронулись в дорогу. Понёс свою Кошку на спине короткими перелётами, потому, что крайний месяц беременности - это вам не шутки.
  
  ***
  
   Счастье - это когда тихо, спокойно и никуда не надо идти и ничего не надо делать?
  Тогда мне его не видать как своих ушей. Хотя... вот драконом я кончик уха вполне себе могу увидеть. Тогда получается, что у меня счастье только в драконьем облике? Эх, следуя из этого вывода по решению задачки про "что такое счастье" - мне точно уж так счастливым не быть.
   Да, Ора родила. Нормально всё и с матерью и с малышкой. Обе красавицы и умницы и пьют молоко сколько в них влезет. Ношу каждый день из наших сёл.
   Дураков у нас отродясь не было - все быстро поняли, что у меня прибавление, а потому отшельнику, который опять подряжен обходить сёла и лекарить народ каждый норовит всучить баклажку с молоком, корзинку с ранними яблоками или ещё чем. Пихают в руки от чистого сердца, тут меня не обманешь, разумник всё же, так что отказываться просто грех. Узнаю кто из ближнего круга Тао проболтался - слегка покусаю, но только слегка. Приятно, душой отдыхаю, пока мозги работают.
  Это меня так Хен Шо наладил: обстругали как чурбачок, да поставили на полку, что называется. Своим я сейчас не помощник, там без меня нянек выше крыши - одна Низа чего стоит, я не говорю уж про Нику. Только и успеваю рано утром да поздно вечером прорваться через бабский отряд охраны и чмокнуть дочурку и жену в щёку. И вылетаю за дверь чтобы не слышать что я опять на лаптях грязи в дом натащил. Я и лапти то уже давно не ношу - я в сандалиях хожу, жарко же! Бу-бу-бу, бу-бу-бу...
   Так что с утра и до вечера у меня обход по деревням, по деревеньку на день, так три дня в десятице, пару дней в хранилище (я ПЕРВЫЙ и ЕДИНСТВЕННЫЙ человек, которого Хен Шо пустил в хранилище). И понял Создатель, что это хорошо...
   В смысле, я понял почему туда никого не пускали и никого больше не пустят: сотни драконят таскали его камешки, а куда только они не лазили с ними и во что только с ним не играли, сотни взрослых драконов вертелись возле людей и гномов с учителем в голове. А ещё не только горные духи умеют выращивать кристаллы, есть и среди драконов свои умельцы, одни мой знакомый - так точно умеет, вернее - два, себя то я тоже знаю.
   Думаю мой намёк о том, что второе хранилище уже давным-давно не резервное и что оно основное переросло раза эдак в два точно вам понятен. От старого хранилища тут только половина, а Хен Шо всё копит и пишет на кристаллы, копит и пишет. Молодец. И я молодец, что теперь эти знания не пропадают втуне: на тропинке к дракону постоянно есть люди, в сёлах в гостевых домах постоянно живут учащиеся. При том не обязательно это молодёжь безусая, есть люди разного возраста.
  Наш торговый представить в Опятках торговый дом сладил такой, что любо-дорого посмотреть. Скромно и со вкусом. Купчины приезжие по первости морду кривят, к золотой лепнине и богатству ковров в иных торговых домах государств приученные, а потом репку крепко чесать начинают. Потому что двухэтажный домишко хоть и выглядит скромно и без излишеств, но до того удобен и красив внутри, без показной, выпяченной пузом вперёд богатости, что у них зубы от зависти сводит.
   Чего стоит только одна люстра в холле для гостей и камин со статуэтками семи священных животных (на Красном полуострове верят, что они приносят удачу в торговле, только они их там из кости режут, а у нас они из янтаря каревского, самого лучшего). Да и люстра не подкачала - перекусили дворцовый заказ, только во дворце у гномов она просто хрустальная, а у нас она ... Словами не опишешь - видеть надо. Но всё опять же строго удобно и неброско. А вот кто из знающих видел - у того рот так и не закрывался. Эсукиз сама Тао рисовала, а Ника десятицу в цеху над мастерами стояла пока они наконец поняли что должно получиться. С того заказа все подмастерья мастерами вышли, а старшие мастера сели писать наставления потомкам. У гномов это серьёзно, это предвысшая ступень мастерства - когда мастер сделает такое, о чём ему обязательно надобно рассказать всем родам или сохранить для истории. Не каждый мастер на такое отваживается - у гномов с этим строго - херню начирикаешь, так соберут братья по цеху, такие же мастера, котомку, да пнут так, что за море улетишь. А тут их всех настоятельно попросили. Это после того как эта чуда в главной выставочной зале десятицу висела, чтобы жители Сартака могли гордиться работой своих земляков.
   Говорят, что сам держатель короны втайне успел из столицы на драконе в Сартак слетать, посмотреть на сказку. Иначе чего бы это лворцовую люстру быстро-быстро продали кому-то, а старший мастер завода стекольного сначала попал под суд, а потом был оправдан, когда поняли, что вторую такую красоту без него не собрать.
   Кресла, опять же, с виду вроде как вилентийской работы, а сядешь, и понимаешь, что внутри не абы что, а специальные подушки и пружины. Небывальщина, забытое знание почти шестисотлетней давности. Все забыли, а купчина наш где-то нашёл легенду, да потопал к Дракону её проверить, сделал кучу запросов, вымотал Тао все нервы, пока стало понятно о чём же и что же. Кто же знал, что наш воротила по молодости неплохим краснодеревщиком был и занятие своё не забросил - он так от трудов праведных отдыхать изволит, в мастерской деревяшки строгая. Он за год почти всю мебель в доме поменял на свою - видно работа нервная, успокаивается. Если учесть, что налог у нас снижен вдвое от соседского, денег хватает на поддержание дорог в изрядном состоянии и, невиданное дело, лучшие ученики у Хен Шо получают за учёбу деньги, а не платят их. То тогда они с Драконом очень неплохо предпринимательствуют.
   Отвлёкся. Так во-от, грузит меня учитель мой по-чёрному: хранилище, тренировка, практика. И так по кругу. Никакого быстрого обучения - только развитие и оттачивание навыков. Незаметный контроль и влияние, управление сотней личностей так, чтобы они не просто не поняли, а чтобы... Чтобы даже впоследствии у них на подсознательном уровне не всплыло понимание, что ими управляют. Чтение мыслей, одновременное чтение у нескольких, на разных уровнях сознания, с разной защитой. Умение вычленять нужное из всей этой многоголосой толпы.
   Я это всё умею! Практика показала, что я умел это всё чуть элегантнее карота в посудной лавке или лисы в курятнике. Было так обидно это воспринять, вы бы знали.
   Зато сейчас просто огромное море желания дойти хотя бы до половины того, что мне показал Белый дракон.
   И ещё я понял, что если и буду пользовать свои умения, но вряд ли повсеместно - когда понимаешь что ты можешь и как ты можешь, то приходит понимание ценности свободы личности, красоты души незагаженной чужим вмешательством.
   Вот потому и походы по деревням через два дня на третий: столько уже всяких пришлых проходимцев понаходил - сёла то до размеров небольших городков разрослись. Жулья развелось опять же. А там где достаток, там всегда начинает крутиться всякая кровососущая гадость. С худого мало чего попьёшь, вот и понабежались.
   С Ящером на пару работаем, он сейчас скрытное передвижение до тонкостей отшлифовывает с парнями. Драконы в личном плане с оружием всерьёз закусились, особенно с луком и самострелом.
Оценка: 7.21*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"