Стальнов Илья: другие произведения.

Правила отражений

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дипломаты Великого Предиктора Земли путешествуют по мирам-зеркалам.

Правила отражений



     
 []

     Илья Рясной

     ПРАВИЛА ОТРАЖЕНИЙ

     Вступление

     Абдулкарим осторожно, будто боясь повредить хрупкую ёлочную игрушку, коснулся ладонью зависшего в воздухе шарика голубой планеты. И с чувством выполненного долга произнёс:
     - Ещё одна успешная миссия позади. И мы всё ещё живы, почтенный Александр.
     Перед нами медленно плыли в воздухе несколько десятков голограмм разных, но в чём-то очень схожих планет. Это были вовсе не украшения в рубке звездолёта «Богиня Деви», наполненной чернотой космоса и пронзённой иголками звёзд. Это были этапы нашего нелёгкого пути. Те самые миры-зеркала, куда ступила наша нога. С каждой из этих голограмм связаны воспоминания - приятные, ужасные, окрашенные в яркие ликующие цвета побед или укутанные в унылую серость поражений.
     - Удивительно. Даже не верится, что всё это происходило в прошлом с нами, - покачал я головой, ощущая, как вид этой цепочки миров-зеркал привычно завораживает меня.
     - Думаю, ещё труднее поверить в то, что с нами произойдёт в будущем, - улыбнулся Абдулкарим мечтательно. – Зеркал на наш век хватит.
     - Их хватит всем до скончания веков, - усмехнулся я. - До конца времён, в который, впрочем, я не верю.
     Миры-зеркала – это затерянные в бесчисленных измерениях и пространственно-временных флюктуациях, связанные одной цепью планеты, настолько близкие Земле, что воспринимаются её искажённым отражением. Или Земля является их отражением – это неважно. Биосфера, геология, атмосфера, спутники – всё схоже, но немного иначе.
     - Не знаю, кем созданы миры-зеркала. Вселенским разумом, сверхцивилизациями, мерцанием информационного поля. Но они напоминают мне больше ожерелье, - Абдулкарим продемонстрировал старинное жемчужное ожерелье, с которым не расставался во всех полётах. – Только пронзены жемчужины планет не ниткой, а какой-то энергией. Какой-то общей идеей. Что главное в этих жемчужинах?
     - Человек, - сказал я.
     Это был не первый и далеко не последний разговор на эту тему в рубке звездолёта, мчащего в неизвестность послов Великого Предиктора Земли. И все доводы были отточены, но, несмотря на это, в спорах всегда появлялись какие-то новые идеи.
     - Вот именно, - кивнул Абдулкарим. - Человек. В каждом из миров живут люди. Такие же люди, как мы.
     - Только находящиеся на разных уровнях развития.
     - Пока нам везло. Из известных миров-зеркал Земля наиболее развита в гуманитарном, технологическом отношении. Но главные встречи и сюрпризы впереди.
     - А представь, если наша мировоззренческая парадигма неверна, и в Дальний Космос способны выйти цивилизации планет-зеркал с неразвитой духовной и этической базой.
     - Ну ты же знаешь, мой друг, что неизвестный агрессор из глубины - это один из главных потаённых страхов Земли. Но даже если он обрушится на нас, уверен в одном - нить не порвётся. Ибо нет числа зеркалами. Ибо неисчислимы тайны мироздания. Ибо неисчерпаем человек.
     - Ибо нет конца этому полёту, - я улыбнулся.
     Мы уже давно должны были быть на Земле. Но вечно возникали какие-то обстоятельства. Зеркал много, а дипломатов мало. Мы же всё понимаем. Но иногда нестерпимо хочется домой.
     В унисон с моими мыслями запела тонкая струна вызова дальней связи.
     Это был сигнал Кибернетического планировщика задач Дипломатической службы Великого Предиктора.
     - Да лишит меня Аллах моей бороды, если это не очередное неплановое задание! - воскликнул Абдулкарим.
     И оказался как всегда прав.

     Миссия первая
     Мы здесь власть

     - Смотри, кудрявые поливанки они готовы обменять на софт «Добрый Гоблин» из расчёта один к ста. По-моему, весьма выгодная сделка, - Абдулкарим был воодушевлён.
     Полчаса назад звездолёт-трансформер «Богиня Деви» вывалился из К-мерности в стандарт-континуум и вышел на высокую эллиптическую орбиту вокруг Эль-Кум-Драгара. И теперь в рубке управления, представляющей из себя прозрачный, открытый настежь всему Великому Космосу пузырь, я и Абдулкарим могли любоваться медленно проплывающей под нами голубой, в кудрях облаков и ожерелье спутников, планетой.
     На орбите мы попали в поле планетарного электромагнитного информобмена и получили доступ ко всем базам данных, в том числе Торговой грани Единой Бюрократической Пирамиды. И Абдулкарим с блаженным видом окунулся в океан коммерческих предложений, цен, проектов, всего того, что составляло для него и работу, и увлечение, и смысл жизни.
     - А какие здесь глотуны! Ты посмотри, мой почтенный друг, какие глотуны! Ох, как мы тут всех кинем, разведём! Как надуем! Это будет мой звёздный час!
     Функционал-торговец Абдулкарим происходил из древнего арабского купеческого рода. Его таланты на Земле в условиях утвердившейся гуманистической цивилизационной парадигмы были не востребованы, и он нашёл себя в межзвёздной коммерции. За время скучного двухмесячного межзвёздного перелёта он пристрастился к старым книгам и фильмам, в основном, русскоязычным, которые вызывали у него странное ностальгическое чувство, потому что в те времена он жить никак не мог. И теперь по поводу и без оного он со смаком вворачивал музыкою звучавшие для него устаревшие русские слова – надуть, впарить, развести. И, хотя смысла их он до конца не понимал, но ощущал – вот в них сила, в них настоящая жизнь!..
     Мой напарник был в счастливом светлом ожидании новых торговых свершений. Наверное, я, функционал-дипломат службы Планетарного Предиктора Земли должен испытывать схожие оптимистические чувства – не каждый день приходится первым ступать на чужую планету для установления дипломатических отношений. Но у меня было какое-то неуютное чувство. Об этом мире мы знали немало благодаря нитке Галактической связи – нам была известна его история, география, государственное устройство, мы общались с его представителями. И ничего необычного не видели. Но все-таки что-то меня смущало. Функционалом я стал благодаря обострённой интуиции. Вот она и подавала мне тревожные сигналы, которые обычно служили предвестниками грядущих проблем и опасностей.
     - Абдулкарим, - решился я поделиться своими чувствами с напарником по этому полёту и моим старым другом. - Что-то с этой планетой не то.
     - Что не то? Всё то, - торговец любовался трансформированным малым пузаном-глотуном, чье изображение висело в воздухе прямо перед ним. – Ещё как то! То самое!..
     Цивилизация на Эль-Кум-Драгаре по технологиям застыла где-то на уровне Земли конца двадцатого века. Однако по биоинженерным проектам ее обитатели давно обогнали землян, и им было что нам предложить. Ведь на моей Родине у людей есть всё необходимое, всё обычное. Но нет необычного. Того, чего на Эль-Кум-Драгаре просто тьма. Поэтому Абдулкарим и приходил в такой восторг от перспектив взаимовыгодной торговли.
     Мой напарник жаждал очередного триумфа на своём поприще. Он уже снискал известность в нашем мире. Ведь только благодаря его энергии и предприимчивости на Земле флаксики андеграунда могли вдоволь флоппиться¸ а Лига вольных металлургов пятый месяц квестила Большую Идею. И сбавлять обороты он не намеревался. Он прилетел покорять этот мир своими коммерческими талантами.
     - Мы их обмишурим, объегорим! – воинственно вещал араб, разглядывая мелькающие голограммы. - Мы их омавродим!
     - Абдулкарим, послушай, - не отставал я от него, поскольку меня не оставляло ощущение даже не столько опасности, сколько какой-то несуразности. - У нас первый официальный визит. Мы первые земляне, которые ступят на поверхность Эль-Кум-Драгаре. Несмотря на идеальные предварительные договоренности, там есть какой-то подвох.
     - Какой подвох? Ты посмотри, какие здесь великолепные постандроидные гунявы! - от избытка чувств Абдулкарим снял чалму и вытер ею свое круглое румяное вспотевшее лицо с жиденькой бородкой. Он по традиции носил вышитый золотом халат и чалму, как и положено представителю древнего арабского рода, и его вид навевал сладостные мысли о сказках «Тысяча и одной ночи» и манящих тайнах древнего Багдада.
     Наш звездолёт находился от цели на расстоянии малого частотного прыжка – то есть, перемещаться можно было без шлюпок и кораблей, только благодаря автономному бросковому модулю, умещавшемуся в большой красный камень на моём браслете. И теперь мы ждали согласия с поверхности, чтобы совершить бросок.
     Прозвенел хрустальный перелив, и бортовой комп равнодушно уведомил:
     - Предварительная готовность.
     - Приводи себя в порядок, Абдулкарим, - велел я, отрывая торговца от очередной голограммы.
     Тот с кряхтением поднялся с пузырчатого биометрического ложа и ввёл команду трансформеру-облачителю, в результате наночастицы его халата трансформировались в парадный дипломатический костюм. А это черные, чернильные, как будто дыра в пространстве, брюки, не отражавшие света, и мундир, усеянный красными и синими голографическими звездами. Слева на груди вращалась голограмма Земного шара, демонстрируя все материки и ледяные шапки. А на шее золотился шарф – это синхронизатор мерности. Вокруг головы засветился серебряный нимб, демонстрирующий доброту и искренность намерений.
     Вот теперь мы оба выглядели настоящими представителями Земли, готовые к дипломатическим и торговым схваткам. Хотя была в нашей парочке некая комичность. Я – двухметровый голубоглазый атлет, и рядом со мной лысый низкорослый бородатый колобок с выступающим далеко вперед горбатым носом.
     - Минутная готовность, - сообщил комп звездолёта. – Начинаю обратный отсчёт.
     В воздухе зависли цифры – секунды уменьшались, приближая нас к долгожданному мигу.
     Абдулкарим всё никак не мог успокоиться, наоборот, воодушевление его росло:
     - И учти, без куделиков плотозавров я оттуда ни ногой. Нам необходим этот мир! Заклинаю тебя, Александр! Это же Эльдорадо. Это Золотое Руно. Это Голоконда!
     Цифры в воздухе дошли до нуля. И я коснулся пальцем браслета на левой руке, подавая команду автономному бросковому эфирному модулю, добавив традиционное гагаринское первопроходческое:
     - Поехали!

     ***

     Мозаика на площадке была затейлива и изображала чудесных, похожих на осьминогов и китов морских животных, атакующих парусные каравеллы. За нашей спиной возвышалось огромное белокаменное здание с куполом, напоминавшее собор Святого Петра в Ватикане. Вниз вели высокие мраморные ступеньки. А на замкнутой колоннадой гигантской, покрытой брусчаткой площади в самом разгаре был торжественный парад. В нашу честь, кстати.
     Из-за «собора» выдвигались пешие и моторизированные колонны участников парада, выстраиваясь в ряды перед нами. Стоявший справа от меня толстый, с редкими волосами, вечно улыбающийся и чрезвычайно оптимистичный старший референт Дипломатической грани Стракс Сицилий радостно комментировал:
     - Это наши доблестные тяжелые ползуны… А это кавалерийский авангард Третьего стального круга… А это бронекаты десятой грани… А это подземные гвардейцы, закаленные в боях в Диких пустошах …
     Ну и так далее. Лингвистический резонатор, представлявший из себя похожий на изумруд камень на моем многофункциональном браслете, позволял общаться свободно и забыть о языковом барьере.
     Судя по грандиозности действа нас здесь сильно уважали. Реяли штандарты. Звенели литавры. Свистел, как турбина древнего керосинового авиалайнера, большой орган на гусеничном ходу. Рядами выстроились желтые пятибашенные танки. Шеренги болотных и речных пехотинцев в парадных водолазных костюмах гордо вздымали ноги в строевом шаге. Лязгали похожие на пауков бронеходы и жужжали бронекаты. Цокали копытами гигантские кони-мутанты, самый большой галопировал впереди строя, в кружевной зеленой праздничной попоне, оранжевой резиновой маске, и всадник на нем смотрелся как лягушка на бегемоте. В самом крайнем уголке площади, широко расставив ноги, стоял человекоподобный боевой робот пятиметровой высоты, выглядевший на этом празднике как-то уныло из-за затрапезной зеленой окраски и понуро опущенных плеч.
     - Герои! - радостно вещал над моим ухом Стракс Сицилий. – Отважные львы, закаленные в боях!
     - И много боёв было? – поинтересовался я.
     Старший референт на миг стушевался, и тут же встрял его младший помощник - плотно сбитый, с цепкими глазами и роскошной черной шевелюрой Крякс Платоний:
     - Уже пятьдесят лет никаких войн. Так что наша армия - это дорогая красивая игрушка, уважаемые гости.
     - Крякс, ну как ты можешь! – возмутился Страк Сицилий. - Вон идет испытанная в битвах…
     - И в питейных заведениях, - добавил младший референт.
     - Крякс!
     - Молчу, молчу…
     Последними заняли свои места колонны из поливальных машин и дорожно-строительной техники, радостно окрашенной во все цвета радуги.
     По ступенькам к нам поднялся генерал, руководивший всем представлением. Он перешёл на строевой шаг.
     Это был маленький, кругленький, толстенький человечек в ярко-синем мундире и золотой каске, как у брандмейстера девятнадцатого века. Он походил на механическую игрушку на шарнирах, ноги его в зеркально вычищенных сапогах, казалось, жили отдельно от него и при строевом шаге поднимались до уровня носа.
     Он остановился перед нами, щелкнув каблуками и выпучив глаза, как глубоководная рыба. Козырнул. И настал, как мне показалось, драматический для него момент – надо было что-то сказать, отрапортовать.
     - Мы… Приветствую! За дружбу между планетами.
     - Земля приветствует вас, - торжественно изрёк я.
     - За мир без войны! – щелкнул он зеркальными сапогами.
     - Земля за галактический мир.
     - И за войну без мира, - брякнул генерал, тут же поняв, что сморозил что-то не то.
     - За мир! – добавил я.
     С видимым облегчением генерал лихо развернулся – в строевой подготовке он был асом.
     - Генерал Партикус Вульгарис, - пояснил старший референт. – Замечательный человек. Видный учёный. Академик!
     - По каким наукам? – с подозрением поинтересовался Абдулкарим.
     - Не в курсе, - вздохнул Стракс Сицилий.
     - Уж не по строевой ли подготовке? – не выдержав, поддел я.
     - Вполне возможно, - усмехнулся младший референт…
     Наконец, длительная, но забавная процедура подошла к концу. И мы с референтами устроились в длинной, похожей на старинный бензиновый роллс-ройс широкой машине с лакированными крыльями, никелированными фарам и затейливой, как чугунная парковая ограда, решеткой радиатора. Водитель был отделен от пассажиров глухой переборкой. В просторном салоне мягкие кожаные сиденья располагались друг напротив друга.
     За окнами машины проносился город, казавшийся каким-то игрушечным. Вообще, на этой планете мне всё напоминало ожившие древнее искусство аниме. Люди с большущими наивными глазами, улицы с тяжеловесными серыми зданиями, монументальными колоннадами, причудливыми башнями, ветками монорельсовой дороги, старомодными смешными автомобилями, гигантскими щитами реклам. Какое-то очарование было во всём этом.
     - Официальная часть закончена. Теперь можно и поработать. У нас встреча с младшим референтом Торговой грани, – объявил Крякс Платоний.
     - Да, да, я вот хотел бы узнать, о товарных поставках кузяв долгоносых, - потер жадно ладонями мой товарищ-торговец.
     - Сперва мы должны встретиться с первым лицом, - напомнил я.
     - С Верховником Бюрократической Пирамиды? А так ли он вам нужен? - с сомнением поинтересовался младший референт.
     - К сожалению, у нас императив, - твёрдо произнёс я. – Мы должны согласовать порядок и характер визита с первым лицом. Когда Верховник может принять нас?
     Зная приверженность туземцев к бюрократическим проволочкам, я уже приготовился выслушать, что на это понадобится не один, и не два дня, готов был ринуться в бой, спорить, доказывать.
     - Когда? – Крякс Платоний посмотрел на массивные золотые часы на своём запястье и пожал плечами. - Пять минут ехать. Две минуты на согласование. От двух до трех минут – путешествие по дворцу. Через десять минут. Вам это подходит?
     - Конечно, - кивнул я, озадаченный такой скоростью решения столь значительного вопроса, как приём у главы государства.
     Машина развернулась и устремилась в сторону нависшей над городом украшенной каменной резьбой серо-коричневой пирамиды, являвшейся резиденцией Планетарного Верховника…

     ***

     Мы шли в сопровождении печатавших шаг трёх медноголовых худосочных солдат дворцовой стражи и референтов-дипломатов. Под подошвами наших ботинок поскрипывал старинный паркет, стены коридоров были увешаны портретами влиятельных господ, на постаментах стояли причудливые доспехи древних воинов. И с каждым шагом во мне крепло ощущение, что я совершил какую-то ошибку. И эта тревога передалась Абдулкариму. Он склонился ко мне и негромко, но взволнованно заговорил по-арабски:
     - Нам нужны эти отношения, Александр! Как же наше Общество синявок-стрекотунов обойдется без поставок почтовых трухлявок? А Глицапупики? Как же без них? Если не получится, то горе мне, горе!
     Наконец, мы вошли в просторный зал с расписанным пасторальными пастушьими сюжетами сводчатым потолком. Вдоль стен в ряд выстроились красные бархатные стулья – как мне показалось, достаточно низкие, узкие и неудобные.
     В центре, на всеобщем обозрении, на возвышении стояло кресло. Точнее, Кресло – с большой буквы. Это было чудовищное сооружение с причудливой резьбой по дереву и позолотой. Хотя седалище у хозяина этих апартаментов было достаточно внушительное, но, чтобы заполнить мягкое бархатное сиденье таковых понадобилось бы, наверное, три или четыре. Этот предмет мебели делали или на вырост, или с расчётом, что когда-нибудь люди станут бегемотами.
     Сам Верховник походил на элитного кабанчика – плотный, широкий, низколобый, со щетиной на небритых щеках. На его парадном мундире золотом сверкали эполеты, серебрились аксельбанты, переливались блеском драгоценных камней ордена разных размеров и достоинства. Голову венчала треугольная шляпа с тремя кокардам. Он напоминал вождя негритянского племени, хорошо поживившегося на складе реквизитов киностудии художественных фильмов.
     Вокруг кресла-трона в почтительных позах застыла пара советников – тощих, замученных и ленивых, в длинных халатах с изображениями драконов и дельфинов. Орденов у них было поменьше, но тоже более чем достаточно.
     Я приблизился к креслу. Поскольку никаких инструкций не поступало, то, как положено в таких случаях, склонил голову и отчеканил, внутренне посылая импульсы уверенности и доброжелательности:
     - Мы приветствуем верхнего правителя планеты Эль-Кум-Драгара от имени всех народов Земли.
     Верховник озабоченно посмотрел на меня, его круглые глаза выражали тупое недоумение:
     - Земли?.. Ах, Земли. Угу.
     Вперед выступил самый тощий и заморенный советник и произнес, шепелявя:
     - Земля. Планета. Хотят дружить. Хотят торговать. Дружить и торговать. Торговать и дружить.
     Верховник закивал, приподнял треуголку, почесал лысую голову, выбритую так тщательно, что от нее отражался свет ламп висящей под потолком массивной фарфоровой люстры.
     - Торговать, дружить, - он пожал плечами и вопросительно, с подозрением, глянул на помощника.
     Тот не успел опустить глаза, и Верховник по-звериному злобно ощерился – казалось, еще чуть-чуть, и он зарычит. Чиновник поспешно потупил взор. Верховник гордо надулся. И перевёл тяжелый тупой взор на посланников Земли.
     - Сотрудничество наших планет пойдет на пользу нашим народам, - начал я петь привычную песню.
     Говорил я вдохновенно и велеречиво – о гуманитарном сотрудничестве, о торговых контактах, о блестящих перспективах. В паузы успевал просочиться Абдулкарим и твердил что-то о поставках кнудликов фиксированных и даже кнудликов свободных в обмен на барионные трансфульгаторы и реакторные каскадные морализаторы. А потом опять я ловил волну вдохновения и вещал о том, что наши планеты должны жить дружно, и наши народы просто обязаны быть счастливы…
     Я видел, что эти слова не доходят до высшего чиновника планеты. И тупое недоумение в его глазах вовсе не рассеивается, а только сгущается.
     Наконец, хозяин дворца сладко зевнул и зажмурился. И я понял, что функционал-дипломат никогда не был так близок к провалу.
     Вся встреча с первых слов пошла коряво, не туда, куда надо. Всё было как-то глупо, нелепо, все мои слова не достигали цели, а уходили в космос. И, главное, я не мог сообразить, какую линию поведения выстроить. Не мог понять, что в голове у Верховника. И еще меня пугало: если так ведет себя человек, который вознесен на вершину властного Олимпа, то что ждать от его подданных?!
     Господи, ведь такой человек может сделать всё, что угодно. Например, если стукнет в голову, то прикажет заковать в кандалы представителей другого мира. Или расстрелять их.
     Хотя физического воздействия я боялся меньше всего. При малейшей угрозе блок безопасности переводил нас в иную частотную мерность, и мы становились неуязвимыми для любого оружия стандартного континуума - хоть для стилета, хоть для термоядерной боеголовки. Но важно другое – проблема безумия, царящего на этой встрече, никуда не девалась. И Земля, и Эль-Кум-Драгара много потеряют, если мы сейчас не договоримся.
     - Мы нужны друг другу, - уже без былого энтузиазма произнёс я. – Нам нужны мир и сотрудничество.
     - Нужны? Не нужны? – пожал плечами сонный Верховник. – Мир? Или война? Война хорошо… На войне громко и оркестры…
     Он зевнул еще шире.
     И тут у меня что-то с лязганьем сложилось в голове.
     - Мы выражаем восхищение, - потянула меня за язык непреодолимая сила. - И видим, что равных Вам нет. Во всей Галактике нет никого, кто больше подходил бы этому Великолепному Креслу. Единственный для единственного – если вы согласны, мы будем вас звать так. Единственный правитель для единственного кресла!
     Я ощутил направленные на меня изумленные и вместе с тем уважительные взоры чиновников.
     Верховный оживился. Пощупал кресло и даже подпрыгнул на мягких подушках, будто пытаясь убедиться, что оно еще под ним. Гордо приосанился. И одобрительно гыркнул:
     - Мир. Торговля. Кнудлики!
     Атмосфера сразу разрядилась.
     - Р-работайте. О результатах доложите секретарю, - заученно произнес Верховник. Он ощупал еще раз стул и протянул: - М-му… М-мму.
     Присутствующие подобострастно глядели на него.
     - Му… Мы… М-мы здесь власть, - со всей дури Верховник двинул кулаком по подлокотнику начальственного кресла…

     ***

     В просторном, обставленном удобной офисной мебелью, лишённом даже намека не помпезность кабинете Торговой грани Абдулкарим с готовностью принял предложение чувствовать себя как дома и трансформировал парадный костюм в рабочий – то есть в халат и чалму. Теперь он чувствовал себя в своей тарелке и был готов к азартному торгу. Похоже, его партнер, младший референт Брукс Мельдоний - сухенький седенький старичок с пронзительным взглядом и хитрой улыбкой, был из той же породы. Началась эпическая торговая битва, достойная своего отражения в сказах, поэмах и легендах, только летописцев и романтичных поэтов, к сожалению, в кабинете не было. Здесь собрались жёсткие и умные прагматики.
     - Мы можем предложить хорошо зарекомендовавшие себя комплекты бытового обслуживания «Зомби-Тирекс» и «Титановый стрюк», - вещал, тщетно пытаясь утопить партнера в словах, Абулкарим. - А также наноскопы для пониженных температур - они отлично помогут в условиях вашей южной полярной воронки. И всё за каких-то тысячу эквивалентов.
     - Ох, как же мне больно слышать такие цифры, - отвечал старичок. – Сказки я любил только в детстве. А оно давно прошло.
     - Сказки – это штопарики закрытые за пятьсот. И штопарики открытые за четыреста. Хотя я мог бы…
     - Вы не представляете, как мне обидно. Каких-то шестьсот эквивалентов за отборные штопарики.
     - Было пятьсот!
     - Ну, тогда считаем, что договорились за пятьсот.
     - Что? Триста! И то, если возьмете партию этических трансформаторов.
     Пока эти двое наслаждались жизнью, я беседовал с Кряксом Платонием. Его непосредственный начальник на радостях, что всё обошлось, убежал готовить предварительный доклад секретарю Верховника.
     Мы, развалившись на уютных кожаных диванчиках, пили терпкий горячий напиток, одновременно напоминающий чай, кофе и морковный сок с перцем, и при всем этом обладавший вполне достойным вкусом. Я уже второй раз наполнял свою фарфоровую чашку из пузатого чайника, сделанного из особого огнеупорного железного дерева.
     - Я впечатлён вашим ходом с креслом, - произнес Крякс Платоний. - Это что, было как просветление?
     - Сам не знаю, что за язык потянуло, - пожал я плечами.
     - Вы угодили в самую точку. В самый центр проблемы. Кресло – это для Верховного и смысл, и цель, и содержание, и последний рубеж обороны. Это его всё!
     - Только сейчас я осознал это. А так просто бросил интуитивно.
     - Что ж, мы избежали ряда проблем и осложнений, за что вам большое спасибо.
     - Не за что. Но…
     - Вы хотели что-то узнать у меня? – внимательно посмотрел на меня младший референт.
     - Да, но…
     - Не стесняйтесь. Я же вижу, что вы хотите спросить, как мы докатились до такой жизни. И почему во главе нашей системы стоит личность, в голове которой мысли взрастают реже, чем пальмы на северных ледовых полях. Верно?
     - Примерно так.
     - У нас исторически чрезвычайно забюрократизированное общество. В отличие от Земли, у нас всего один континент, нет разных рас, минимальные различия между народами, так что достижение единого планетарного государства не было слишком большой проблемой и обошлось без сокрушительных войн и катаклизмов. Но поймите – бюрократия для нас это всё. Это основа нашего благополучия и стабильности. Она оказывает решающее влияние на все процессы в обществе. И, естественно, выстроена по жесткой вертикали, отсюда и Единая Бюрократическая Пирамида.
     - Это я понимаю. Вот только…
     - Вот только не перевернута ли эта пирамида вверх ногами? Уверяю, она стоит очень прочно. Просто бюрократия живет по своим законам, поэтому Пирамида приобрела некоторые специфические очертания… Смотрите, разве у вас не бывает такого, что начальник не терпит умных подчинённых, поскольку боится, что они займут его место?
     - Бывает, - на миг задумавшись, согласился я. - Хотя в последнее время эти случае единичны и строго пресекаются.
     - А у нас это сплошь и рядом. Начальник назначает менее умного заместителя. Тот рано или поздно становится начальником и выбирает себе ещё менее умного заместителя. И так далее. Или, не в силах избавиться от глупого нерадивого чиновника, его выдвигают на повышение. И что в результате?
     - В результате имеем Верховника, который не понимает вообще ничего.
     - Правильно. Появляется Пирамида в нынешнем виде. Её основание – рабочие, инженеры, простые исполнители. Умные делают карьеру и рвутся вверх. Квалификация работников растет, достигая своего пика на уровне младших референтов, которые исполняют основной объем управленческих задач. Это костяк системы. У нас нет заместителей и секретарей. Нас не подсидишь. У нас есть только наше любимое дело, которое мы выполняем с честью. А выше начинается борьба за власть и деградация.
     - И вот наверху тупое, властолюбивое, подозрительное существо, готовое грызть глотки за свое место – не в переносном, а прямом смысле.
     - Смысл их существования – кресло, в котором они сидят. Чем оно шире, тем вожделеннее… На вершине Пирамиды не человек, а Кресло. Оно фетиш. Мечта любого карьерного верхолаза вписаться в него так, чтобы его не выковырять оттуда и экскаватором.
     - А если тому же Верховнику вздумается порулить, и он начнёт отдавать приказы?
     - Ну и что? Пирамида – это система. Все деструктивные импульсы будут заблокированы бюрократией, заморожены и заболтаны на уровне квалифицированных исполнителей.
     - А вдруг Верховник решит за неисполнение своих приказов творить суд и казни?
     - Ну так это тоже бюрократическая процедура. А мы мастера процедур.
     - А зачем такая власть вообще? Зачем её вершина, которая не несёт никаких обязательств?
     - Потому что власть – это самостоятельная сущность. Взамен которой пока мы ничего не можем предложить, если хотим организовать полноценное общество, а не прятаться по пещерам и не охотиться с дубинами на пятнистых кошкоенотов.
     - В этом что-то есть.
     - А как вы выстроили свою систему управления?
     - Социальное конструирование, развитая техносфера и высокая духовность населения – три кита Системы Прогрессивного Управления.
     - Звучит убедительно, но пока нам не по силам.
     Между тем у купцов торг накалялся.
     - Смузи трухлявые, жабрецы величальные за пятьсот! – причитал Абдулкарим. - О, Аллах, будь милосерден к своему верному слуге. Так, а это что? Кавтуки корневые – тысяча волн. Ох, ох.
     - И за всё это – лишь жалкие генератор молитвенных волн, этический резонатор и подводный туннельный маслорез, - достойно отвечал Брукс Мельдоний. - Это выгодно вам и совсем не выгодно нам. Но поскольку дружба превыше выгоды, то…
     Я отхлебнул горячий напиток, призадумался, потом поинтересовался:
     - А почему снизу не сделать встряску и не сковырнуть людей, которые вряд ли в силу интеллектуальных особенностей смогут что-то противопоставить?
     - И запустить процесс по новой? Чтобы была грызня наверху и опять закончилась тем же самым?
     - Вы уверены, что закончится этим?
     - Проверено. Даже выведен цикл – двадцать пять лет, и все будет по-прежнему Но только с издержками – интригами, может, даже с кровью, грызней, уничтожением перспективных проектов. Поймите, у нас гомеостаз – система идеального равновесия. Мы не имеем сколь-нибудь серьезных внешних и внутренних угроз. Нам не нужна мобилизация и консолидация населения. А для приятного путешествия по спокойной реке неторопливый колесный пароход куда предпочтительнее реактивного катера, быстрого, но опасного.
     «Да, много нам открытий чудных готовит просвещенья дух», - подумал я, весьма озадаченный нарисованной картиной.
     - А полуяриков боязливых нам в таком количестве не надобно, почтенный. Не надобно! – воскликнул Абдулкарим, всегда тонко чувствовавший, когда его хотят надуть. – Как говорили наши предки – не надо нас кидать, и не кидаемы будете!..

     Миссия вторая
     Только для чёрных!

     - Запретные удовольствия в «Запретном плоде»! Встречайте знаменитого Тима Капуцина! – во всю свою лужёную глотку проорал Хромой Рол, и зал отозвался восторженными воплями.
     Тим тяжёлыми шагами поднялся на сцену и его щёки зарделись. Он не испытывал никакой тяги к тому, чтобы красоваться на публике, не любил всеобщее жадное внимание, и его нисколько не прельщала земная слава. Он не стремился блистать и срывать аплодисменты. Он просто работал, честно и последовательно выполнял свой долг, как он его понимал.
     В просторном, набитом людьми, зале кафе «Запретный плод» витал терпкий дым дешёвых сигар. Обстановка была простая и незатейливая, похожая нас сельскую – обшитые грубыми деревянными панелями стены, деревянные столы и стулья, деревянная стойка бара и деревянная сцена со старым грязно-белым роялем. Никакой тебе новомодной цветомузыки, вогнутых зеркал, сверкающих шаров под потолком. Здесь царила аскетическая самодостаточность, которая живёт всего лишь в шаге от бедности. Зато звуковая аппаратура была дорогой и мощной.
     Большинство посетителей, одетых в бедные старомодные костюмы вызывающе скромных расцветок и в шляпы – это трущобный народец. Белые, бледные лица, с красным алкогольным отливом или с присущей любителям наркотической северной колючки синюшностью. Тим даже восхитился, какой отборный сброд собрался здесь. Поколениями сидящие на пособии по безработице бездельники, сутенёры и шлюхи, торговцы наркотиками и грабители, вкалывающие за гроши на вредных производствах работяги. Но людьми не рождаются – людьми становятся. И сегодня все они пришли слушать его. И пока он, покачиваясь на каблуках, разглядывал их, шум в зале стихал.
     И вот люди замолчали в ожидании. Тут Тим, ощутив привычный душевный подъём, задорно прокричал:
     - Я пришёл к вам, чтобы сорвать тонкую плёнку приличий и скучного морализаторства! Я пришёл, чтобы раздвинуть ваши горизонты! Я пришёл стереть ржавчину устойчивых представлений и морали! Я пришёл взорвать ваше сознание!
     Зал заулюлюкал, захлопал. А Тим продолжил уже тоном ниже:
     - Я здесь, чтобы призвать демонов прошлого. Открыть вам тех, кто терзал души людей на Земле в далёком великолепном двадцатом веке. Сегодня наш вызов замшелым культурным устоям и высокомерному чванству общества – французский шансон!
     Он шагнул к проигрывателю, отработанным снисходительным жестом мастера ди-джея прокрутил виниловую пластинку взад-вперёд с характерным скрипом. И полился колдовской, наполненный неугасимой жаждой жизни голос Эдит Пиаф на никому не знакомом здесь французском языке.
     Потом были Мирей Матьё, Джо Дассен, Ив Монтан. Песни чередовались с рассказами Тима об истории культуры Земли, о её людях. Потом опять звучала чарующая музыка.
     И грубые лица разглаживались, тупые выражения сменяла осмысленность и вдохновлённость. Всех таких разных посетителей сейчас объединяло чувство единения, ощущение общей культуры и общей ноты, которая дрожит в душе, делая близкими тех, кто рядом. Большинство этих людей знало, что у них нет достойного будущего. Но у них было волшебное настоящее, которое дарил им Тим.
     Новые мощные динамики, неделю назад прикупленные по случаю хозяином бара «Запретный плод» Хромым Ролом у известных на весь район скупщиков краденого братьев Хапугисов, звучали выше всяких похвал. Наверное, ещё недавно они услаждали ритмичной напористой музыкой уши чопорных представителей богемы в каком-нибудь концертном зале в центре Юдостана, а теперь радовали простой народ, и в этом была какая-то изначальная справедливость – будто зелёный росток пробивался сквозь асфальт неравенства и расовой сегрегации. Во всяком случае, Тиму казалось именно так. У него вообще за время пребывания на этой планете на многое поменялись взгляды.
     Звуки лились, и вот кто-то забился в беззвучном припадке, колотясь лбом о стол, но интеллигентно, стараясь не шуметь, чтобы не разрушить очарование момента. Кто-то рванул на груди белую рубаху. Кто-то счастливо глядел на Тима.
     И Тим был счастлив. Он считал, что самое важное, совершаемое им здесь, на далёкой планете Джумба – это именно такие вечера. И он был благодарен судьбе за то, что видит эти наполненные надеждой и радостью лица.
     Неожиданно погас приглушённый свет, и музыка пропала. Затем рубанули по глазам зажёгшиеся под потолком мощные софиты. И послышался громкий издевательский голос:
     - Ну что, руконоги шерстистые! Сидим, музычку дикарскую слушаем. Ничего, мы сейчас уши-то вам прочистим! Мы вас научим Ктулху любить!
     Огромный негр в золотом жилете и красных шароварах стоял в проходе, выразительно постукивая резиновой дубинкой по ладони. За его спиной маячили такие же внушительные мускулистые фигуры. И, судя по шуму и возгласам, на улице ждала многочисленная, возбуждённая, жаждущая крови толпа.
     «Чёрный реванш», - подумал Тим, скривившись, как от зубной боли. Этих ребят он видел не первый раз и имел полное право сильно не любить их. Он с хрустом размял пальцы. Пусть блок безопасности он оставил согласно протоколу на своём корабле «Бог Шива», вращающемся на высокой орбите, но всё равно у него есть, чем порадовать этих негодяев.
     - Бей расистов! – заорал огромный бледный бородач, хватая стул и запуская его в негра.
     И началась всеобщая добрая потасовка…

     ***

     Абдулкарим развалился с книжкой в невидимых нитях силового кресла. На нем были его любимый, шитый золотом халат, чалма и туфли с загнутыми вверх носками. В рубке звездолёта был установлен коэффициент эффекта присутствия единица, так что создавалось полное ощущение, что люди висят в бескрайнем космосе. Всё это напоминало мне какую-то сцену из «Тысяча и одной ночи» - бородатый джин, уютно устроившись среди звёзд, листает магический фолиант.
     - И тут вор в законе отчеканил презрительно и гордо: «ну что, подлые козлы, найдутся и на вас перья и волыны, и да не дрогнет моя справедливая рука!» – с придыханием процитировал Абдулкарим строки из книги, сразу разрушив очарование момента. – Как сказано, почтенный Александр! Какая экспрессия! Какая жажда справедливости!
     Он захлопнул свою любимую старинную книгу¸ с которой не расставался ни в одном полёте. Это была «Банда Бешеного снова в строю. Издательство ЭКСМО, 1999 год». Её страницы были пропитаны связывающим пластиком, не дававшим ветхой жёлтой бумаге рассыпаться в пыль.
     - Двадцатый век, - продолжил Абдулкарим свою старую вечную сказку. – Литература и искусство, непревзойдённые в своей целостности. Друг мой, неужели я опять вижу скепсис? Тебя коробят мои справедливые слова?
     - Ну почему, - пожал я плечами. – Каждый имеет право на своё небольшое умопомрачение.
     - Твоя язвительность достойна лучшего применения. Я согласен с одним из моих учеников, мудрым разговором с которым у камина я посвятил немало времени, и это было не худшее время, уважаемый Александр. Так вот, он считает, что именно двадцатый, а не девятнадцатый или двадцать второй век, породил самое человечное искусство.
     В редких перерывах между нашими торгово-дипломатическими миссиями Абдулкарим даёт уроки мастерства начинающим функционалом Службы межзвёздной торговли, и немало его учеников, боготворящих своего учителя, стали Мастерами и даже Магистрами торговли, не говоря уж о высокопоставленных администраторах.
     - Кто же это молодое дарование? – поинтересовался я.
     - Тим Капуцин.
     - Тим, - я поморщился, стараясь вспомнить, кто это такой. И вспомнил худосочного юношу с устремлённым в бесконечные пространство взором первопроходца, готового поставить свою жизнь на кон ради достижения новых горизонтов и привнесения гармонии в самые отдалённые уголки Вселенной. Но не это мне запомнилось – такими стремлениями охвачены многие из наших молодых коллег. Помнится, я разглядел в его глазах огонёк сомнения, частицу мятежного духа, и подумал, что это человек, способный на неожиданный поступок, притом не всегда правильный. Честно говоря, я таких людей держал бы под плотным контролем.
     - Талантливый юноша. Почтительный. Перспективный. Отрада моего учительского сердца, - увлекающийся Абдулкарим не стеснялся высоких эпитетов в лучших восточных велеречивых традициях в отношении людей, особенно учеников, которые оправдывали его надежды.
     - Как продвигается его служение? – спросил я.
     - Он уже Мастер торговли, - с гордостью изрёк Абдулкарим. – И полномочный торговый представитель на одной из планет-зеркал третьей группы. Не знаю, удастся ли повстречаться с ним на Земле, где он теперь тоже редкий гость.
     Нас вскоре ждала Земля, на поверхность которой мы не ступали так давно. Нам предстояли длительный отдых и нудный, но обязательный курс психологической реабилитации. Нас ждали родные пейзажи, любимые города. И главное – нас ждали близкие люди. И они будут снова смотреть с укором, когда мы объявим, что опять уходим в полёт, потому что иначе не можем. Потому что мы созданы для такой жизни.
     - Да простит меня Аллах милосердный, но при встрече я наберусь наглости напомнить Тиму, что он обещал подарить мне уникальный роман «Бешеный против лаврушников».
     - То есть, будешь черпать мудрость веков уже из двух фолиантов? – хмыкнул я.
     - Надеюсь на это, - сухо ответил Абдулкарим, демонстрируя, что он в обиде. Ничего, обычно его обида не длится больше сорока секунд, растворяясь в его добродушии, как сахар в горячем чае.
     Дзинь – неожиданный звук ударил меня по нервам так, что по телу пробежала тревожная волна. Эта негромкая мелодичная нота всегда отзывалась нестерпимой вибрацией во всём организме. Так и было задумано. Ведь экстренный вызов Планировщика нельзя пропустить мимо ушей или проспать. На него можно только ответить.
     В воздухе перед нами повисла и закрутилась звёздная галактическая спираль. И равнодушный, то ли грубоватый женский, то ли тонковатый мужской голос Кибернетического планировщика задач Дипломатической службы Великого Предиктора уведомил:
     - Согласно пункту девять-два Базового положения Службы вам надлежит прибыть на Землю для релаксации и пополнения энергией единства. Однако возникла ситуация категории «круг».
     Категория «круг» означала, что наш соотечественник попал в беду на одном из миров-зеркал. Опасность реальная, однако конфликтная ситуация может быть разрешена дипломатическими методами.
     - Пространственная сфера инцидента? – спросил я.
     - Планета Джумба. Фиолетовый объем, одиннадцатое окно.
     - Почему мы? – недоумевающе осведомился Абдулкарим. – Наверняка есть дипломатические корабли гораздо ближе, чем мы - в самом фиолетовом объёме.
     - Ваша двойка наиболее приспособлена для отработки нетривиальных задач, требующих нестандартных решений. Кроме того, пострадавший – Мастер торговли Тим Капуцин, что для вас немаловажно.
     - Тим! – воскликнул Абдулкарим. – Что с ним?!
     - Он в плену. Подробная информация будет предоставлена информпакетом в случае вашего согласия.
     Абдулкарим, подверженный эмоциональным всплескам, в отчаянье схватился за свою жиденькую бороду и запричитал:
     - Ох, Тим. Мой верный ученик! Свет моих очей и отрада моих ушей, в которые лились его мудрые речи! Какие враги хотят твоей погибели?!
     - Сколько вам нужно времени для обсуждения? – без какого-либо намёка на эмоции спросил Планировщик.
     - Мы летим! – принял за всех решение Абдулкарим.
     Ну что ж, возражать не буду. Если моему другу и соратнику это надо, значит, надо и мне. Ну а как же Земля? Не были там пять лет, ещё несколько недель ничего не изменят. Никуда она не денется со своей орбиты. Хотя я почему-то был уверен, что после выполнения этой миссии появится новое срочное задание, которое потребует нестандартных решений. А потом ещё одно. Мы как щепка, крутящаяся в водяной воронке – она вертится и никак не может угодить по назначению.
     - «Богиня Деви», - объявил я, откидываясь в силовом кресле. – Курс на Джумбу по координатам согласно последней директиве Планировщика.
     - Принято, - ответил искусственный интеллект звездолёта. - Частотные перемещения просчитаны. Вариативность в пределах нормы. Готовность к броску единица. Жду распоряжений.
     - Чего тянуть кота за хвост? – махнул я рукой. - Поехали.
     - Приготовиться к погружению…

     ***

     Судья был долговязый, чёрный и корявый, как обгоревшая головёшка, да вдобавок ещё совершенно лыс. Он неутомимо и яростно вращал круглыми выпученными глазами, взирая на свидетелей, потерпевших и подсудимых с одинаковой ненавистью. Его золотая судейская мантия была измята, а у судейской короны погнулись зубцы.
     Зал заседаний был круглый. В центре на возвышении стояли мраморный стол и покрытое позолотой массивное кресло судьи. Сзади скучали на табуретках два судейских стража в полосатой, как у зебры, форме. Вдоль стен тянулись жёсткие лавки для посетителей и пустующие клетки, в которых обычно ждали своей участи подсудимые.
      В судейскую коллегию города после злосчастного побоища в кафе «Запретный плод» было доставлено несколько человек, которые не успели смыться до приезда усиленной полицейской группы. Тим считал бегство чем-то постыдным и неправильным. Как истинный представитель Земли, он всегда отвечал сам за собственные поступки. И, не видя в них ничего плохого, готов был отстаивать свою точку зрения, чего бы это не стоило. И вот теперь уже третий час вынужден был любоваться затянутыми и нервирующими судебными процедурами.
     Представший перед грозным взором судьи испуганный хозяин «Запретного плода» Хромой Рол объявил, что его задача заманивать посетителей и получать деньги, а что там звучит – мелодия для барабана с оркестром или земной китайский шансон, ему всё равно. И посетители – это не его родные дети, которым он вытирает сопли, а взрослые мужчины, за поведение которых он не может нести ответственности.
     В инциденте в «Запретном плоде» не было ничего необычного и экстраординарного. Такие истории в присутствии Тима повторялись периодически. И на лекциях, и на тематических вечерах, и на концертах, которые он организовывал с целью пропаганды земной культуры, время от времени появлялись молодчики из «Чёрного реванша», и всё заканчивалось доброй потасовкой. Торговый представитель Земли к этому привык, как к одной из сторон туземного колорита, и не обращал внимания. В худшем случае ему приходилось платить не слишком обременительные штрафы, ловить на себе колкие ненавидящие взгляды молодчиков и выслушивать назидательные речи полицейских и судей. Потом в прессе появлялись язвительные злобные статейки о засилье антикультуры, которому необходимо положить конец. Затем всё утихало до очередной драки. Слава Богу, пока обходилось без смертоубийств – переломанные ребра, руки и ноги не в счёт.
     Тим скучающе взирал на процедуру допроса очередного участника конфликта - низкорослого, чёрного как смоль очкарика-заморыша.
     На судебных заседаниях по традиции допрашиваемые стояли перед судейским столом в допросном кругу, углублённом в пол так, что колени находились на уровне пола. И судья со своего трона взирал на людишек с высоты Закона и Порядка, подчёркивая ничтожность человека перед этими магическими силами. А этот судья вообще смотрел на всех как на тараканов, будто прикидывая в уме – прихлопнуть ли тапком или пускай ползают дальше.
     В самой битве допрашиваемого хилого очкарика Тим как-то не приметил. Скорее всего, тот прятался в задних рядах, подзуживая товарищей воинственными криками, да по тщедушности своей в суматохе не успел скрыться от полиции и теперь отдувался за всех. А, может, и специально сдался – очень уж он был говорлив и убедителен.
     - Ваша законность, - очкарик съёживался, стараясь выглядеть ещё меньше, чем на самом деле, и подобострастно глядел на судью. – Я нижайше прошу прощения, если на нас есть хоть малейшая вина. Я готов до конца жизни собирать водоросли в зонах принудительного труда. Но я хочу донести до людей правду! И только правду!
     - Довольно пустого трёпа! – гаркнул судья, придавливая и так раздавленного допрашиваемого к полу своим тяжёлым взором. – Говори по существу! Коротко! Без эпитетов и эмоций!
     - Конечно, ваша законность! Конечно! Я нижайше…
     - К делу!!!
     - Взываю к справедливости! Как пострадавший от грубого насилия. От имени своего и своих друзей!
     - Пострадавший? – нахмурился судья.
     - Итак, рассказываю по порядку. С немногими друзьями – любителями музыкального искусства, мы решили посетить открытую вечеринку в кафе «Запретный плод». Мы были наслышаны, что там будет звучать новая музыка. Новые мелодии. Новые направления. Что ещё нужно меломану?
     - Дальше!
     - И что мы застали? Оскорбление лучших чувств! Дикарские напевы! Гнусные мелодии первобытных племён, которые зовут людей к топорам! Так называемый шансон! Отрыжка культуры пресловутой Земли, чьи представители так нагло навязывают нам свои вкусы…
     - Да, да, - закивал, неожиданно расчувствовавшись, судья, и глаза его затуманились. – Именно отрыжка. Именно… Что?! К делу! Мы собрались не выслушивать ваши дилетантские рассуждения о культуре.
     - Почему дилетантские? – искренне обиделся очкарик. – Я музыкальный обозреватель газеты «Чёрная пятница».
     - К делу не относится. Дальше.
     - Когда мы захотели вступить в мирный диспут, то с криком «бей расистов» эти распалённые своими нечеловеческими ритмами дикари бросились на нас!
     Тим зевнул. Он знал, что скажет этот заморыш. Они всегда говорят одно и то же. И всегда им всё сходит с рук. Особенно когда выясняется, что большинство расистов происходят из респектабельных чёрных семей. Об исходе судебного заседания можно не беспокоиться. Поэтому он принялся изучать роспись на высоком сводчатом потолке. Живописные миниатюры были посвящены практиковавшимся в прошлом методам дознания и справедливым воздаяниям за грехи перед Законом. Надо отметить, что предки нынешних граждан Республики Ктулху были достаточно изобретательны в деле поиска истины и взыскания за грехи. И картинки потому вышли жутенькими и символичненькими – прокалывание лживого языка, обрубание загребущих рук, ломание убегающих ног, отрезание бездумных голов. Одно успокаивало - все эти услады вивисекторов в далёком прошлом, и нравы с того времени сильно умягчились. Смертная казнь отменена. Пытки тоже отменены, если конечно не считать за них муки от самих судебных процессов с их бесконечными жонглированиями прецедентами, параграфами, которые туманят сознание любого нормального человека и будят в нём зверя.
     - Зачем вы взяли с собой резиновую дубинку, которую у вас изъяли полицейские? – неожиданно спросил судья разливающегося соловьём очкарика.
     Тот озадаченно посмотрел на судью, но тут послышался вопль:
     - Протестую! Ввиду хилости и никчёмности мой подзащитный не мог воспользоваться дубинкой, а потому носил её как сакральный предмет!
     Это подал голос адвокат. Он был из категории защитников, назначаемых государством при отсутствии платных адвокатов, и в разрезе кампании по экономии бюджетных средств защищал обе противоположные стороны – притом одинаково крикливо, агрессивно и бесполезно.
     - Протест принят, - кивнул судья.
     - И нас начали бить! Нас начали унижать! Наши жизни зависли на волоске! – нагнетал очкарик.
     - Можете опознать тех, кто начал драку? – спросил судья.
     - Я не видел начало. Но с ужасом взирал на ход драки. Вон, - очкарик обернулся и указал пальцем на Тима. – Этот пришелец со звёзд как боевая машина раскидывал десятки моих собратьев! Он демон разрушения! Ваша законность, это существо создано, чтобы убивать!
     Судья озадаченно посмотрел на торгового представителя Земли, нахмурился, барабаня длинными тонкими пальцами по столу. Потом его лицо просветлело, и он сделал отметку в своём блокноте. Тиму его энтузиазм не понравился.
     - Мы защищались. И из нас, а не из них, пятеро в больнице. Неужели вся сила закона не в состоянии защитить коренных жителей Ктулху? – демагогически вопрошал очкарик.
     Думая о своём, Тим пропустил окончание допроса, не обращая внимания на вечное адвокатское «протестую» и судейское «Молчать! Говорить! К делу! Хватит нести чушь!»
     Очкарик сошёл с допросного круга и его место занял Тим. Он выдал многократно отработанную речь. Говорил о своей работе по культурному сближению планет, о благотворительной деятельности среди малоимущих слоёв населения. Судья благосклонно кивал и что-то записывал, причмокивая сладко, как младенец, сосущий свой палец.
     - Мы надеемся, что взаимное проникновение культур, в том числе музыкальных, приведёт к их обогащению, - завершил Тим свою речь.
     - И чем же вы нас обогащаете? – почти ласково прищурился судья. – О каком таком музыкальном проникновении вы говорите? Конкретно только, ибо в конкретике сила правды!
     - Ну, тот вечер был посвящён шансону. Мирей Матьё. Азнавур. Обычный французский шансон. Вы знаете, что это такое?
     - Шансон?! Я знаю, что такое шансон! – неожиданно взорвался судья. - Какое низкопробство! Какой разврат! Вам не хватало рэпа? Вам уже не нравится джаз? Вы разложенец!
     - Но это просто музыка, - растерялся от такого напора землянин.
     - Просто музыка? Всего лишь просто музыка?! Это содержание ваших мозгов! И оно меня огорчает! – судья полез куда-то в глубь своей мантии, извлёк коробочку с таблетками и проглотил сразу несколько штук.
     И тогда Тим понял, что добром всё это не кончится. По спине пополз предательский холодок.
     Судья собрался, отстранился, и начал задавать быстрые вопросы:
     - Вы специалист в области культуры?
     - Прослушал курс культурологии на Земле. Хотя это не является основной моей специальностью.
     - Понятно, - судейская ручка черканула отметку в блокноте. – Вы проходили специальную военную подготовку?
     - Нет.
     - Откуда такие боевые навыки?
     - Это обычное обучение для всех работников Внеземелья, - искренне отвечал Тим. Действительно, землянам, связанным с космосом, в обязательном порядке раскрывались определённые скрытые резервы организма, позволявшие в критических ситуациях убыстряться и наращивать многократно мышечные усилия, а также преподавался курс выживания в экстремальных условиях.
     - Вы намерены дальше вести культурную пропаганду?
     - По возможности да.
     Тут уже судья улыбнулся во весь рот.
     И удалился для вынесения судебного решения.
     Не было его больше часа. Потом он торжественно поднялся на своё место и выпрямился. Присутствующие по правилам подобострастно преклонили колени.
     - Я, судья городской коллегии Рукамуку Хитросплетённый, рассмотрев дело о бесчинствах и глумлении, беспристрастно постановляю! – торжественно изрёк судья.
     И выдал своё решение. Всем задержанным он раздал различные штрафы, не слишком обременительные. А потом отчеканил:
     - В ходе судебного заседания установлено, что Представитель Земли Тим Капуцин прошёл специальную боевую и культурно-диверсионную подготовку, следовательно, прибыл в нашу страну с определёнными целями. Согласно Прецеденту номер восемьдесят девять от девятьсот тринадцатого года основания он изобличён в недружественных интеллектуальных усилиях, направленных на эрозию культурного единства. До блокирования последствий указанной экспансии чуждых смыслов подлежит временной изоляции в доме присмотра до вынесения решения уполномоченного совета, созываемого во время военного положения…
     Он торжественно пробил ритм на ритуальном барабане, тем самым подводя черту под заседанием.
     Судебные стражи неохотно поднялись со своих табуреток и опасливо, вспоминая описание рукопашных подвигов Тима, приблизились к нему. Землянин спокойно протянул вперёд руки. На его запястьях захлопнулись тяжёлые браслеты чугунных кандалов.

     ***

     В просторной приёмной с малахитовыми колоннами и расписным пасторальными картинками потолком нас встретил референт Демократического вождя Республики Ктулху. Этот широколицый улыбающийся негр решил утопить нас в потоке слов, в котором изредка булькали пузырьки смысла.
     В своей сбивчивой речи он за минуту успел пожаловаться на больных детей, жену и бабушку, на невероятные трудности, которые стоят перед ним при исполнении служебных обязанностей. На явную материальную недооценку его гигантских трудов во благо державы. Также объявил, что визиты к руководителю Республики расписаны на два года вперёд.
     - Конечно, имеются окна. Но они предназначены только для чрезвычайных встреч. И для очень доверенных людей… Моим детям и бабушке прописали море. А яхты у меня теперь нет. И две тысячи единиц всего лишь не хватает, чтобы выкупить её. Вот и валится из рук работа, не могу понять – есть ли у меня окно для встреч или нет у меня окна для встреч, - выжидательно и мечтательно посмотрел секретарь на нас и ойкнул.
     Железные пальцы атлетически сложенного руководителя Департамента внешних историй крутанули ухо зарвавшегося вымогателя.
     - Ты что, паршивец! – прорычал дипломат. – Перед тобой не селяне с мёрзлых земель, а представители крупнейшей звёздной сверхдержавы с официальной миссией! Я тебе устрою и яхту, и купание – в Северном море!
     Глаза секретаря прояснились, и в них вернулся разум, серьёзно потеснив до того безраздельно владевшую черепной коробкой алчность.
     - Ой, уважаемые звёздные вожди, - подобострастно заулыбался секретарь. – Нижайше молю о прошении. Так сказать не оценил исторического значения момента. Доложу тотчас!
     И он скрылся за тяжёлыми, обитыми медью дверьми.
     - Вот ведь мошенник, - покачал головой руководитель Департамента. – Уже четыре судимости за коррупцию, а он всё не уймётся.
     - Четыре? – изумился я.
     - Только яхт у него пять штук конфисковали. А ещё дома, ранчо, секретные вклады в секретных банках. А он всё ворует и ворует.
     - А как же он здесь работает?
     - Хороший специалист. Незаменимый. Да и суд ему выносит приговор – принудительные работы по месту службы.
     - Потрясающе, - покачал я головой.
     - Мы непримиримо боремся с коррупцией, - строго произнёс руководитель Департамента, почему-то поглаживая кольцо с крупным бриллиантом на своём пальце.
     - Э, я всё понимаю, уважаемый, - хитро протянул Абдулкарим. – Всем хорошо. И секретарь при деле. И работа идёт. И бюджет всё время пополняется за счёт конфискаций у него.
     - Ну, это если посмотреть широко в узком плане, то появится некоторая сообразность такого вывода. Однако если… - перевёл дипломат разговор в туманную плоскость дипломатической терминологии.
     Его прервал восторженный секретарь. Преданно глядя на нас, он объявил:
     - Самый равный среди равных ждёт вас!
     Кабинет был раза в три меньше приёмной, без колонн и архитектурных излишеств – чисто рабочее помещение с жёсткими стульями с высокими спинками, письменным столом, огромным телевизором и несколькими компьютерными мониторами.
     Похоже, по древней традиции в вожди здесь выбирали самых здоровенных. Руководитель страны оказался двухметровым детиной средних лет, с немного более светлой, чем у других, кожей. Его серебряный халат с затейливой вышивкой привёл в восхищение Абдулкарима.
     После положенных по протоколу приветствий, Демократический вождь предложил нам присаживаться и приступить к деловому разговору. Глаза у него были умные и проницательные. Движения властные. И вообще, заметно, что человек это неординарный.
     Говорил он ясным и чётким языком, сразу улавливал самую суть проблем. Держался с нами подчёркнуто вежливо, предупредительно, но вместе с тем что-то мне не нравилось в его манере общения. И через некоторое время я понял, что именно.
     Он нас не считал равными! Да, мы тоже были умны, искушённы, имели вес и власть, за нашей спиной была мощнейшая звёздная держава. Но все эти наши достоинства перечёркивал один единственный, но очень весомый факт – мы были белыми!
     И поэтому он был к нам снисходителен, как люди бывают снисходительны к забавным животным. Домашние любимцы могут доставить незабываемые радостные минуты, но они все-таки не более чем животные. Демократический вождь Республики Ктулху был интеллигентным, хорошо воспитанным, законченным расистом. И предпринимал гигантские усилия, чтобы это скрыть.
     Тем не менее, будучи умным человеком и прозорливым политиком, он пытался сделать всё, чтобы не довести ситуацию до серьёзного дипломатического конфликта.
     - Не скрою, - говорил он. – Ситуация сложилась столь же глупая, сколь и сложная. Весь корень бед кроется в том, что мы правовое государство.
     - Сложность? – переспросил я.
     - Вот именно – сложность. Закон для нас свят, ибо является основой национальной идеи и высшей целесообразностью. К сожалению, это привело к тому, что наше законодательство, которое носит прецедентный характер, настолько запуталось, что иногда возникают воистину чудовищные правовые аномалии.
     Тут я его понимал отлично. Наша Земля немало нахлебалась бед во времена господства англосаксонского прецедентного законодательства. Суть его, предельно упрощённо, сводится к тому, что если какой-нибудь заштатный суд принял определённое решение, то оно становится прецедентом, то есть в аналогичной ситуации прочие суды обязаны принимать такое же решение. Всё это привело в двадцать первом веке в ряде государств к установлению диктатуры секты ортодоксальных юристов с последующим развалом экономики, правопорядка и утратой территориальной целостности. Это было достаточно опасное злокачественное явление, которое мы, к счастью, быстро вылечили.
     - Городской судья Рукамуку Хитросплетённый, человек весьма замшелых представлений о жизни, суровый и упрямый, на нашу беду припомнил прецедент времён последней войны с Жёлтым континентом, - пояснил Демократический вождь. - Именно тогда, шестьдесят лет назад, с категоричностью, свойственной для военного времени, был принят термин «эрозия духовного единства». Какому-то тупоголовому военному пришло в голову, что мультфильмы и музыка косоглазых разлагают бойцов и прививают чуждые ценности. Поскольку сажать и казнить за мультфильмы как-то глупо, но и оставлять ситуацию без реагирования никак нельзя, всех, изобличённых в культурной экспансии, просто временно изолировали от общества по решению суда. Их окончательную судьбу решал специальный военный совет, который обычно высылал виновных на сельскохозяйственные отработки до конца войны, длившейся, кстати, тридцать лет. Это не считалось мерой наказания, а всего лишь способом превентивной защиты.
     - Войны же нет, - возразил я. – И мы вам не враги.
     - Вы не враги, а партнёры. Войны давным-давно нет. Но прецедент остался. И гирей повис на наших ногах.
     - И что, теперь наш представитель должен отправиться на сельхозработы до самой старости?
     - И на сельхозработы он отправиться не может. Войны нет, значит, не может быть создан и военный совет. Хотя он был бы в праве спокойно освободить его.
     - Вы предлагаете объявить вам войну?
     - Надеюсь, что вы шутите, - Демократический вождь нервно дёрнул щекой. – Нужно отменить, что мы в правовом тупике.
     - И что же, почтенный властитель, никто не может отменить решение этого неблагоразумного судьи? – заволновался Абдулкарим
     - По закону это возможно. Нужен только ряд подписей. Ревнителя палаты милости и грехов, то есть Верховного судьи. И Надсмотрщика палаты мер и ответственности.
     - То есть Генерального прокурора, - кивнул я.
     - Именно. А также подписи Председателя Выборного конвента. И моя.
     - И в чём проблема?
     - Моя подпись, считайте, на этом документе есть. С парламентом мы договоримся. В конце концов лоббирования и предвыборных пожертвований никто не отменял. А вот прокурор и судья… Тут есть определённые трудности.
     - Вы, опора власти и народа, не можете просто приказать им, призвать к благоразумию? – удивился Абдулкарим.
     - Не могу… Вы знаете, мне очень нужны дипломатические и торговые отношения с вашей державой. Поэтому даю вам полную свободу на поиск решения любыми путями, кроме откровенно противозаконных. И обещаю любое моё содействие.
     Что-то в его голосе мне не понравилось – какие-то нотки отчаянья. И я озабоченно спросил:
     - И какой у нас шанс договориться со всеми?
     - Никакого, - угрюмо сообщил вождь.
     - То есть?
      - Ни единого. Но… Я надеюсь на вашу хвалёную инопланетную изворотливость…

     ***

     Микрофон, похожий на шоколадное мороженое на палочке, мне совали чуть ли не в рот, будто надеясь, что я откушу кусочек.
     - Правда ли, что торговый представитель Земли готовил взрывы детских приютов?
     - Скольких наших отборных коммандос может порвать голыми руками лазутчик Тим Капуцин?
     - Когда вы намерены штурмовать тюрьму для освобождения вашего диверсанта?
     - Вы действительно являетесь передовым отрядом сил вторжения?
     Журналисты галдели и лезли с диктофонами, микрофонами, блокнотами. Они ничем не отличались от своих беспокойных коллег на десятках планет. Получив горящий информационный повод, они поднимали галдёж, как чайки при виде выброшенного на берег кита. И не собирались успокаиваться, пока не склюют его полностью. Сейчас таковым китом была непонятно кем вброшенная тема, что для освобождения арестованного землянина пришельцы готовят масштабное вторжение с космодесантом и орбитальными бомбардировками.
     - Как повлияет вторжение на биржевые котировки? – орали журналисты.
     - Правда ли, что на оккупированных территориях земляне изымают из семей детей старше трёх для подготовки к службе в звёздной пехоте?
     - Будет ли мстить нам белое большинство Земли за расистскую политику прошлых веков и принудительно навязывать межрасовые браки?
     - Не отдадим Ктулху кровавым пришельцам! – орала массовка в задних рядах.
     - Никто никуда не собирается вторгаться!– Не надо провокаций. Мы за мир и добрососедство. Мы за мир. За мир, - заученно повторял я, пробираясь через толпу журналистов от нашего лимузина к гранитным ступеням отеля «Радуга Ктулху».
     Поселили нас в этом фешенебельном отеле на одиннадцатом этаже. В наше распоряжение предоставили водителя с машиной – длинным, ярко красным, с серебристой крышей и пятицветной мигалкой представительским лимузином. Охрану Демократический вождь нам не выделил. В Юдостане – столице Республики Ктулху, запрещено ношение любого огнестрельного оружия и высокотехнологических средств защиты, но мы согласно межзвёздному протоколу имеем право на самооборону, а, значит, и на носимые защитные комплекты, которые делают нас недосягаемыми для любых террористов и бандитов.
     Журналисты нас донимали третий день, не давая покоя и прохода, так что у меня порой возникало почти непреодолимое желание дать приказ на пассивную защиту и разметать всю эту свору. Но мы терпели. Ведь терпению межзвёздных дипломатов могут позавидовать монахи в самых строгих монастырях.
     Мы всё-таки с трудом пробились в отель через толпу крикливых созданий. Гурк Широкий, наш водитель, а по совместительству помощник по мелким поручениям, подобострастно улыбаясь, с поклоном пропустил нас в парадный лифт. Этот белый до бледности человек был вышколен, в строгой униформе, вежливый до подобострастия. В его глазах я иногда ловил смущение и недопонимание – он не знал, как с нами обращаться. Мы по статусу вроде и хозяева жизни, но этот плебейский цвет кожи – с таким не живут в таких отелях и не ездят в шикарных лимузинах.
     Лифтёр закрыл за нами распашную решетчатую дверцу. Роскошный лифт с зеркалами, медью и позолотой неторопливо пополз вверх.
     - Когда всё это журналистское безумие кончится, Гурк? – спросил я.
     - Потерпите несколько дней, господа. На следующей неделе будет международный чемпионат в ногомяч. Прибудут спортсмены с Жёлтого континента, и даже краснокожие команды. Так что всем станет не до межпланетной оккупации.
     - Ждём, не дождёмся, - пробормотал я.
     На планете с ума сходят по состязаниям, похожим на земной футбол. Только там команды по двадцать человек, мяча целых три, а поле побольше в полтора раза. Абдулкарим, падкий на такие развлечения, вчера вытащил из сети последние матчи и искренне наслаждался ими, а мне было как-то всё равно.
     За последние дни мы, пользуясь выданным нам пропуском за подписью Демократического вождя, обеспечивающим доступ в большинство государственных учреждений, побывали в ряде Исполнительных департаментов, а также в Парламенте, чтобы прозондировать почву. Быстро выяснилось, что там и зондировать ничего не надо – готовы продаться все. Так что проблем с чиновниками и депутатами не ожидалось. Слуги народа прилично утомили нас вопросами: «ну по секрету, только между нами, когда начнётся оккупация?» «По ещё большему секрету - сколько платят чиновникам местной временной администрации? Нет, мы не хотим продаться заранее. Мы просто спрашиваем, чтобы быть в курсе. Хотя, конечно, Земля – прогрессивным мир»… Желающих продаться заблаговременно оказалось неожиданно много.
     Дальше нам предстояло расщёлкать гораздо более крепкий орешек. Завтра предстоял визит к безумному судье Рукамуку Хитросплетённому.
     В результате наших визитов мы убедились, что правовая и административная система Ктулху невероятно запутаны. Самое любопытное, что Искусственный интеллект нашего корабля, проанализировав полученную нами информацию, сделал однозначный вывод, что на таких рыхлых основах государство функционировать не может. Но при этом признаков, что оно разваливается, не наблюдалось. Следовательно, есть какие-то рёбра жёсткости – договорённости, правила, стоящие над законом.
     Водитель проводил нас в роскошный, вычурный, с явным перебором украшений, золота, красного атласа и бархата номер, занимавший почти целый этаж. И мы остались одни.
     Я подошёл к окну и увидел, что журналисты не собираются расходиться, надеясь ещё на что-то. С дома напротив кто-то целился из кинокамеры в нашу сторону.
     С одиннадцатого этажа открывался вид на центр города. Перед нами тянулись ряды невысоких пяти-шестиэтажных зданий, за которыми серебрилась река, через несколько километров впадающая в океан. Справа вздымались вверх громады небоскрёбов делового центра. Юдостан напоминал Нью-Йорк двадцатого века, вот только местный менталитет тяготел к вычурности и разноцветию, так что было много золотых шпилей, красных и зелёных фасадов, колонн, завитков, вычурных строений. В целом, город мне нравился. Было в нём некое очарование.
     Через дорогу виднелась глухая стена пятиэтажного кирпичного дома, использовавшаяся для граффити. Обычно, вандалы писали на ней разноцветные названия каких-то местных, незнакомых музыкальных групп. Но сегодня неизвестные художники нам подготовили сюрприз.
     - Ух ты, - произнёс я, присмотревшись. – Посмотри, Абдулкарим.
     - Да не подводят ли меня мои очи? – всплеснул он руками.
     На стене по-русски были написаны слова из известного романса: «Гори, гори, моя звезда». Ниже шла размашистая приписка, уже на местном языке: «Свободу Тиму! Белые с вами!»
     - Этого ещё не хватало, - покачал я головой. – Похоже, начинается народное движение.
     - И мы в шаге от того, чтобы нас обвинили во вмешательстве во внутренние дела планеты, уважаемый Александр…

     ***

     «Белое население, генетически обладающее гораздо лучшими физическими параметрами и более склонное к физической работе, должно добиваться успехов и признания в сфере спорта. А точные науки и высшее образование пусть оставят чёрным», - процитировал Абдулкарим еженедельную газету «Рассуждения», являвшуюся ареной политических и социологических баталий.
     Машина подскочила на ухабе. Абдулкарим перевернул лист газеты и продолжил цитирование:
     «Нет сомнения, что в цивилизации, созданной чёрным населением, белые могут рассчитывать на роль лишь младших братьев, какие бы конъюнктурные законы о равенстве мы не принимали под давлением экзальтированной и легкомысленной общественности. Это наш чёрный дом. И именно чёрное развитое большинство должно направлять братьев наших меньших на пусть истинный, в меру сил заботиться о них, но и оставлять без сладкого, если они сильно расшалятся».
     «Восемьдесят процентов преступлений, связанных с наркотиками, приходится на долю белого населения. Продолжительность жизни в обособленных белых районах Юдостана в два раза ниже, чем в среднем по стране. Чума косит белых. И имя этой чуме – северная колючка и синтетические наркотики».
     - Всё так и есть, - сказал водитель Гурк, сворачивая с главной улицы столицы на многоуровневую развязку около главного порта. – Я скажу крамольную вещь. Если трущобы сжечь напалмом, а наших детей отдать в нормальные школы, то со временем у нас будет не меньше писателей и изобретателей, чем у чёрных… Хотя, конечно, генетика, я понимаю…
     - Ох, ох, - разохался Абдулкарим расстроенно и свернул газету. – Генетика?! Ох, как же всё запущено…
     Рано утром из отеля пришлось выбираться через служебный вход, чтобы не попасться в лапы вездесущим журналистам. Нам удалось незамеченными занырнуть в наш лимузин. И мы отправились в городской суд. По телефону чопорный судья Рукомуку Хитросплённый объявил мне, что может нас принять в перерыве между заседаниями по судебному процессу «Чёрный реванш» против общества «Истинной памяти». Из газет я знал, что «памятники», как их здесь называли, обвиняли Республику Ктулху в геноциде белого населения столетней давности путём создания голода и нечеловеческих условий проживания, получившем название «Беломор». «Чёрный реванш» требовал привлечения агитаторов за клевету. Обе стороны виртуозно жонглировали историческими фактами, экспертными оценками, и сам процесс длился уже третий год.
     Судья Рукомуку встретил нас в своём тесном рабочем кабинете – он был какой-то настороженный, подозрительный и озлобленный. Ожёг нас горящим взором, даже не предложив сесть – но мы сами уселись в кресла.
     - Вы откуда? С Земли? Правильно говорят, что где Земля, там культурная зараза. Эти романсы. Этот ваш Бетховен, - процедил, будто сплюнул, судья. - Это странная религия единобожия, которая является просто глумлением над совершенными в своей законченности идеями поклонения духам стихий и магии. Это всё экстремизм. Экстремизм и никак иначе!
     - Мы понимаем вашу точку зрения, - кивал я. – Но сейчас речь идёт о взаимоотношениях наших планет. Вы как образованный человек должны осознавать, что именно плодотворное сотрудничество с Землёй – это ваш реальный шанс быстро перейти на новый уровень развития техносферы.
     - Я не политик, не торговец и не инженер. И я решений не меняю! Мне может приказать только Верховный Судья. А вы им пока не являетесь, - захохотал наш оппонент вызывающе, демонстрируя не только независимость судей, но и их полную безмозглость.
     Ну что ж, и не таких видали. И я завёл длинный, многословный разговор, не забывая биоэнергетическими импульсами чуть-чуть подправлять его эмоциональную сферу. Завёл песню об ответственности, о последствиях, тут он напрягся – видимо, тоже попал под истерию по поводу неизбежной оккупации страны, и глаза его забегали. И неистовства немножко поубавилось.
     - Но я действительно не могу отменить решение! – нервно воскликнул он. - Даже под дулом ваших космодесантников.
     - Зачем отменить? – удивился я. – Немного подкорректировать. И отпустить нашего соотечественника под залог. Безвозвратный. И неучтённый.
     - Вы предлагаете мне взятку?! – возмутился судья.
     - Это вопрос терминологии, которая не всегда отражает всех сложностей окружающего бытия, почтенный судья, - встрял Абдулкарим, который в наших путешествиях обожал иметь дело с коррупционерами, находя в этом какое-то удовольствие, противоестественное для представителя мира победившей новой этической парадигмы.
     Судья нахмурился, грозно свёл брови. Посмотрел на сумму, написанную Абдулкаримом на бумажке. И горестно вздохнул, обхватив голову руками:
     - Ох, где ж вы были раньше? Если бы я знал! Но теперь уже поздно. И поэтому - как вы смеете глумиться над статусом федерального судьи!
     - Ну а фонд помощи судьям-пенсионерам? – не отставал Абдулкарим, выкладывая золотые треугольники на стол. - Нам нужно всего лишь свидание с соотечественником. Вы единственный, кто может его дать.
     - Это пожалуйста, - золото как по волшебству исчезло со стола.
     Судья встал, подошёл к стоящему в углу механизму из меди и стали, очень похожему на кассовые аппараты первой половины двадцатого века. Что-то настучал на клавишах. Потянул на себя деревянную ручку. И из щели на бронзовое блюдце выскочил медный кругляш с выгравированными символами.
     - Завтра вы можете посетить дом гуманного присмотра, где перевоспитывается ваш соратник. Решение принято, - он стукнул в церемониальный барабан и гордо выпрямился: - И учтите, я делаю это с презрением!
     Мы вышли из серо-коричневого здания суда, балконы и крышу которого героически держали мускулистые боги правосудия. И направились к нашей машине.
     Водитель с поклоном распахнул нам двери, потом вернулся за руль и спросил:
     - Дальнейший маршрут, господа? Отель? Резиденция вождя? Увеселительные заведения?
      - Нет, Гурк, - покачал я головой. - Покрутись немного по городу.
     Лимузин влился в бурный поток дорожного движения. То тут, то там мы застревали в пробках и получали возможность в подробностях разглядывать улицы, заполненные деловито спешащими по своим делам жителями Юдостана. Но меня всё это не интересовало. Меня интересовало совсем другое.
     - Абдулкарим, посмотри, эта машина уже второй день за нами катается, - произнёс я по-русски, показывая на жёлтую микролитражку популярной модели «Бычий горб», уверенно и нагло снующую в потоке.
     - Служба тайных кругов, - предположил мой напарник.
     - На контрразведку не похоже, - возразил я. – Уж не экстремисты ли это из «Чёрного реванша». Горячие головы там давно обещают взорвать проклятых инопланетников.
      - Сейчас посмотрим, и кто у нас такой любознательный? - Абдулкарим активизировал фотонный конвертер, и прямо в воздухе перед нами появилась линза, приблизившая изображение.
     Лобовое стекло жёлтой микролитражки было затемнено, но фотонный конвертер прогнал все режимы, и вскоре мы чётко увидели водителя.
     Перед нами повисло смуглое женское лицо.
     - Что нужно от нас прекрасной нимфе? – спросил Абдулкарим.
     Лицо действительно было очень красивое, с правильными чертами и очень напряжённым выражением – видно было, что дама вся на нервах.
     - Думаю, мы об этом рано или поздно узнаем, - заверил я…

     ***

     В Республике Ктулху с недавних пор официально считалось, что криминальное поведение индивидуума имеет свои корни в проблемах детства. То есть из-за недостатка тепла человек берётся за нож и пистолет. И преодолеть эти психологические проблемы преступнику поможет погружение в детство, чтобы мысленно переиграть всё, получить не доставшееся тогда тепло. В результате такого подхода тюрьмы и исправительные учреждения были разукрашены в стиле детских садов – с ярко-зелёных стен улыбались сказочные слоники и бегемотики, в комнатах релаксации грудами лежали мягкие игрушки и жужжали железные дороги. Охранники были одеты в яркие праздничные одежды, а тюремный психолог вообще носил одежду клоуна и накладной красный нос. И обращались к заключённым ласково: «мальчики», «девочки», что не мешало охранникам за любое нарушение щедро одаривать клиентов резиновым молотком или электрошокером.
     В дом присмотра нас пропустили по жетону, выданному судьёй, без каких-либо проблем. Теперь ласково улыбающийся охранник вёл нас по своему заведению, и мы только с изумлением огладывались на фантастические для таких заведений интерьеры. Наконец мы оказались в комнате свиданий с диванчиками, пуфиками и мультяшными персонажами на стенах.
     - Тим, сейчас мы увидим его, - трагическим голосом сообщил Абдулкарим. – Мальчик мой. Лишь бы они не пытали его. Он слишком чувствительный.
     В комнату ввели Тима Капуцина. Это был худощавый молодой человек с падающей на лоб непокорной чёлкой и черными, проницательными глазами.
     Я ожидал, что Абдулкарим, проявлявший такие эмоции по его поводу, на радостях бросится обнимать заблудшего торгового представителя, но мой напарник неожиданно превратился в айсберг, сухо поприветствовал своего ученика:
     - Мир вам, Тим.
     Торговый представитель склонил голову:
     - Мир вам, Магистр.
     - А теперь поведай двум очень занятым дипломатам, почему они вынуждены тратить своё драгоценное время на вызволение из тюрем нерадивых безответственных соотечественников.
     С изумлением я понял, что ни о каких тёплых дружеских отношениях между этими двумя людьми речи не идёт. Тут строго связка: гуру-послушник. И не забалуешь. Да ещё чинно так, строго – на вы. Ну, Абдулкарим, после стольких лет ты поворачиваешься ко мне совершенно другой стороной. Забавно-то как!
     Тим, конечно, выглядел, как побитая собачонка. Но при изложении им его печальной истории я не заметил и грамма раскаянья. Наоборот, он с гордостью поведал о своих культурных программах по облагораживанию трущобного белого населения, о мелких конфликтах с властями, которые никогда не переходили определённой грани. Оказывается, он сначала организовал официальный культурный центр Земли в самом центре столицы, который не пользовался особым успехам – чёрным делать там было нечего, а белое население в тех краях не обитало. И тогда Тим не выдержал и как истинный русский подвижник пошёл в народ – спустился в самые трущобные районы, в самые злачные заведения с самой дурной репутацией, где зазвучала музыка Земли, и белые с изумлением стали узнавать об их ведущей роли на других планетах. Понятно, что властями такая деятельность не поощрялась, но и запрещать её никто не собирался. Пока на горизонте не появился упрямый судья Рукамуку с замшелым прецедентом.
     - Тим, чего вас вообще понесло в просветительство? Вам мало было забот с поставками водорослей? – поинтересовался я.
     - Водоросли – это работа. Донести до населения культурные достижения Земли двадцатого века - мой долг перед этим миром.
     - Почему именно двадцатого? – спросил я, вспоминая многочисленные дискуссии с Абдулкаримом по этому поводу.
     - Более поздние или ранние эпохи – это искусство, предметом которого являются сверхчеловек или недочеловек, - сразу воодушевился Тим, от былой его подавленности не осталось и следа. - И только на переломе эпох было искусство человека. Если, конечно, не брать взрывной революционный авангард и тяжеловесный соцреализм. Двадцатый век - время человека-эгоиста, пережившего стресс самых кровавых войн, занятого поиском внутренней свободы, осмыслением красоты мира и себя. И пока ещё не испорченного агрессивной пошлостью англо-саксонской масс-культуры и бездушной стандартизацией чувств и мыслей эпохи Трансгуманной Глобализации, едва не уничтожившей в человеке всё человеческое.
     - И ради этих сомнительных теорий, ради шансона, романсов и полотен импрессионистов и сюрреалистов вы устроили тут такую заваруху? – я строго посмотрел на проштрафившегося торгового представителя, и не увидел ни грамма раскаянья, а только несгибаемое упрямство.
     - Как вы не понимаете! – воскликнул Тим. – Вон наше современное искусство вселенской гармонии - оно зовёт к новым горизонтам и подвигам. В этой симфонии совершенства совсем затерялся маленький человек с его уютным мирком, который живёт в каждом из нас, которому хочется не нырять в чёрные дыры и осваивать н-мерности, а погрустить с бокалом старого вина, глядя на горящий в камине огонь. Все эти шансоны и романсы – они для простых людей. А обездоленному, одичалому, невежественному, маргинальному белому населению ещё предстоит стать ими - простыми людьми, и только потом, в далёком будущем, сверхлюдьми, подвижниками. И им в этом отказывают…
     - Не кипятитесь, мы всё понимаем, - примирительно произнёс я, решив не волновать этого фанатика. - Как режим содержания? Отношения с заключёнными? Нужна помощь?
     - Меня здесь уважают, - гордо объявил Тим. – Я готов пойти до конца с этими людьми.
     - Э, не забывайте, кто вы такой, - строго произнёс я. - Мы заберём вас на Землю. И пришлём сюда другого. Водоросли нужны нам как воздух.
     - Я это понимаю.
     - Мы вас вызволим, мой легкомысленный ученик, чего бы нам это не стоило, - важно изрёк Абдулкарим и неожиданно добавил: - И за то, что ты нам испортил отпуск и релаксацию – с тебя четыре тома про «Команду Бешеного».
     Тим подпрыгнул на стуле и закричал:
     - Учитель, договаривались на одну!
     - Это когда было. Когда ты был почтенным человеком. А теперь четыре.
     - Вы берёте меня за горло, учитель!
     - Я беру тебя за твою совесть!
     - Один том. И ещё подлинник приключенческого журнала «Сокол» 2003 года выпуска.
     - Четыре тома про Бешеного. Ну и ладно – «Сокол» тоже можешь добавить.
     - Грабёж!
     Эти оголтелые коллекционеры сошлись в азартной торговле не на жизнь, а на смерть. Под конец Абдулкарим выторговал два тома. В результате оба прирождённых торговца были довольны собой и друг другом…

     ***

     Вышли мы на улицу из весёленькой тюрьмы в смешанных чувствах. У меня возникло ощущение, что Тим нашёл себя, и ему вообще не хочется, чтобы мы его откуда-то вызволяли.
     Лимузин двинулся через эстакаду, потом въехал на мост, перекинутый между островом и материком, на которых раскинулась столица. В лучах яркого и тёплого весеннего солнца искрились праздничной окраски небоскрёбы, серебрились ажурные шпили двух соборов-близнецов – это кафедральные капища духов воздуха и духов воды. Потом машина закрутилась в улицах и переулках. Нас везде сопровождала удушливая бензиновая гарь – спутник отсталых технологий, которым недолго осталось тут. Не без нашей помощи техносфера здесь быстро развивалась, так что вскоре бензиновые двигатели уйдут в прошлое.
     - Упрямый мальчишка, - никак не мог успокоиться Абдулкарим. – Ты видел, как он торговался со мной, своим учителем!
     - Да, зрелище было фееричное.
     - Ха, а ты заметил, как ловко он отбил у меня две коллекционных книжки. Моя школа! Никому другому это не удалось бы! Из него выйдет легендарный барыга!
     - Кто? – не понял я.
     - Так в России в двадцатом веке именовали достойных уважения представителей торгового сословия.
     - Надоели вы со своим двадцатым веком! – в сердцах бросил я.
     - С нашим двадцатым веком, почтенный Александр. С нашим, - резонно заявил Абдулкарим.
     Я обернулся и посмотрел назад. Вдали, в железном потоке, опять мелькнула жёлтая, похожая на жука машина «Бычий горб».
     - В отель? – осведомился водитель.
     Подумав, я принял решение:
     - Нет. Мы хотим посмотреть город. Прогуляться по магазинам. Так что тормозни где-нибудь в центре.
     Абдулкарим приподнял удивлённо бровь, но тактично не стал спрашивать, с какой это поры нам нравится гулять по магазинам.
     Водитель остановился на стоянке у трёхэтажного бетонного куба со стеклянными зеркальными окнами и неоновой вывеской «Торговый дом Высокий полёт».
     Блеск, стекло, металл, всё сияет – это был настоящий храм покупок и моды. Швейцар в форменной одежде непроизвольно дёрнулся в нашу сторону, увидев белые физиономии, но вспомнил, видимо, закон о расовом равенстве, оставивший в прошлом таблички «только для «черных», «с белыми животными вход запрещён» и отступил на шаг, ошпарив нас яростным взором.
     Внутри магазин представлял из себя огромное пространство с прозрачным потолком, многоуровневыми, сияющими сталью и зеркалами галереями, переходами-мостиками, стеклянными лифтами, фонтанами, бесчисленными секциями одежды, мехов, обуви, драгоценностей, лотками с газированной водой и мороженым. Это было царство моды и высокого стиля. Здесь предлагались товары на любой вкус – респектабельные, ярких оранжевых и зелёных тонов костюмы, модные строгие красные женские пальто с зелёным мехом, тяжёлые золотые цепи, браслеты и обереги. Единственно, чего здесь не было – плебейской одежды вызывающе блёклых тонов, принятых в белых трущобах.
     Здесь царил праздник потребительства. Чёрные женщины – молодые, в возрасте, с одинаковым энтузиазмом порхали стайками, как магнитом притягиваясь к магазинчикам. Их несчастные мужья привычно изнывали от многочасового топанья по галереям и тяготились предчувствием неизбежных трат, которые обязательно окажутся в два-три раза больше запланированных. В общем, царила обычная суета, как и год, и десять лет назад. Только диссонансом служили мы – два белых, которых что-то занесло в этот храм добропорядочной чёрной моды. От нас шарахались, на нас смотрели с недоумением и изумлением. Нам шептали старые чёрные калоши вслед: «В наши времена их отходили бы кнутом или повесили на площади!»
     Молодые, лишённые предрассудков девчушки помахали сочувственно руками, демонстрируя, что они за перемены и равенство. А у меня было какое-то противоестественное и постыдное чувство – мне нравилось, что мы вторглись в этот размеренный уклад и немножко встряхнули его.
     Абдулкарим всё никак не мог понять, что нас сюда занесло, но знал, что я ничего не делаю без причины.
     Мы зашли в шляпный отдел.
     Там среди зеркал были вешалки с сотнями самых разных шляп на любые вкус, кошелёк и погоду. Примерявший головной убор интеллигентный негр, завидев нас, возмущённо прошептал что-то под нос и чинно удалился. Продавщицы с искренним негодованием смотрели на нас – будто мы бродяги из-под моста. И они не собирались, радостно щебеча приветствия, подскакивать к таким покупателям, как это положено.
     Одна было решительно и мрачно двинулась к нам, явно намереваясь нагрубить, но вторая неожиданно схватила её за руку и что-то зашептала. Презрение на лице решительной продавщицы сменилось изумлением и испугом. Она сглотнула комок в горле и как-то бочком отодвинулась за стойку с кассовым аппаратом, стараясь не обращать на себя внимания.
     Похоже, эти профурсетки опознали в нас пресловутых землян, тех самых, кого жёлтая пресса обозвала авангардом вторжения. Чего они ждали от нас – что мы начнём все крушить и извергать огонь? Или возьмём в заложники? Но обе были явно испуганы.
     - Сколько стоит вот это? – я взял яркую зелёную шляпу с вычурной золотой бляхой.
     На негнущихся ногах растерявшая всё своё высокомерие продавщица приблизилась к нам и прочирикала жалобно:
     - У вас есть льготная карточка магазина?
     - Нет.
     - Тогда восемь пятьдесят солидов.
     Я примерил шляпу перед зеркалом, и Абдулкарим кивнул:
     - А что. Тебе идёт.
     Я скосил глаза. И увидел то, что и ожидал.
     Мимо павильона проходила она. Та самая женщина из той самой жёлтой машины.
     Теперь я рассмотрел её во всей красе. Это была изящная, стройная мулатка в темно-синем платье и тяжёлой золотой цепью на шее.
     - Спасибо, - я мастерским броском забросил шляпу на вешалку и шагнул к выходу.
     Тут откуда не возьмись выскочила стайка студенток в униформе Высшей гуманитарной академии, нагруженных пакетами, сумками, свёртками. Они скрыли от меня мулатку всего лишь на какой-то миг.
     Но когда я выскочил на галерею, таинственной незнакомки уже и след простыл.
     Я растерянно огляделся. Безрезультатно. Ну что ж, беседа не состоялась. Но ещё состоится. Я был в этом уверен.
     - Пошли? - спросил Абдулкарим.
     - Пошли. Больше нам здесь делать нечего.
     В машине напарник объявил:
     - А шляпа была ничего. Подошла бы нам для маскарада.
     Он отдал команду костюму, и на его голове сформировалась, а потом пропала виденная нами шляпа. Водитель, изумлённый этими трансформациями, смотрел в зеркало заднего вида на Абдулкарима, как на настоящего волшебника. А я вспомнил древнее изречение, что развитые технологии для отсталых рас представляются магией…

     ***

     Мы упорно пытались получить аудиенцию у Генерального прокурора. Но тот был то в отъезде, то в Парламенте, то работал с документами в секретной резиденции. Создавалось впечатление, что он просто не хочет встречаться, и мы уже подумывали просить о содействии Демократического вождя.
     Для освобождения Тима нам нужно были три подписи – президента, генпрокурора и судьи, то есть собрать воедино все ветви власти – законодательную, исполнительную и судебную. В Республики Ктулху было почти религиозное почитание теоремы трёх рук – руки силы, руки Закона и руки выбора. На Земле эта злокачественная ересь о независимых ветвях власти, навязанная нам кровавыми французскими просветителями-масонами в восемнадцатом веке, именуется принципом разделения властей. В том или ином виде это вредное заблуждение гуляет во многих неразвитых гуманоидных мирах, как какая-то зараза.
     До Верховного судьи мы сумели добраться без проблем. Он заверил, что открыт диалогу, только есть недопонимание с прокуратурой, и его подпись украсит документ только после того, как Генеральный прокурор уладит некоторые противоречия между судейской и надзорной властью. Так что всё упиралось в прокуратуру.
     Также мы пытались найти способы решения проблемы в различных ведомствах. В процессе этих походов по бюрократическим лабиринтам и щедрой раздачи взяток мы получили кучу бесценных и бесполезных советов. В результате добились лишь одного – облегчили Тиму режим содержания. Теперь он жил в трёхкомнатной камере с обычными обоями на стенах, без всяких ёжиков и кошечек, у него был телевизор, видеомагнитофон с горой видеокассет и широкий заказ блюд из окрестных ресторанов.
     - Законы тут настолько запутанные и объёмные, что наверняка можно в них найти даже не калитку, а целые ворота, - сказал Абдулкарим, когда мы отдыхали в номере после очередного похода по инстанциям. – Да, нам не помогли бюрократы. Да могут нам крючкотворы!
     В его словах был резон, и следующие дни мы обивали пороги самых дорогих адвокатских контор. Там высокомерные юристы, похожие на сытых лоснящихся котов, жрущих от пуза рыбу в рыбацких посёлках, за дикие деньги обещали скромные результаты. Голова у нас шла кругом от ссылок на казусы, особенности процессуальных процедур, пунктов дремучих законов, принятых пятьсот лет назад, но так и не отменённых.
     У меня создалось впечатление, что в Юдостане все судятся со всеми. Это был город сутяжников, где граждане засыпали друг друга исками по любому поводу, а иногда и без оного. Верховная власть производила законы. Суды - прецеденты. Чтобы разобраться в них, требовалось всё больше юристов. И весь этот захватывающий процесс обслуживала целая армия адвокатов, судей, прокуроров.
     В результате, помыкавшись, мы пришли к тому же, откуда и ушли – нам нужен Генеральный прокурор. И будем плясать от результатов встречи с ним.
     - А если просто вломиться к нему в кабинет - как настоящая братва, как Бешеный с его командой? – мечтательно протянул Абдулкарим, раскачиваясь в кресле-качалке около камина. – Вспомнить героизм наших предков!
     - Ты же понимаешь - так будет только хуже, - выступил я голосом благоразумия.
     - Понимаю, - вздохнув, опустился с небес на землю Абдулкарим.
     - Да и в кабинете своём он не бывает, насколько я знаю, - задумчиво произнёс я.
     К стыду своему, я тоже просчитывал такой вариант силовой встречи и готов был заявиться к Генеральному прокурору незваным монголо-татарским гостем, расшвыряв прислугу, охрану.
     - Тогда всё, я отдыхаю! – объявил Абдулкарим, трансформировал костюм в золотой халат, включил телевизор и демонстративно скрестил на груди руки.
     По телевизору шли новости культуры. Вчера на премьерном показе фильма «Невольники поневоле», посвящённого страданиям белых рабов, режиссёра и сценариста экстремисты из «Чёрного реванша» забросали тухлыми яйцами и гнилыми помидорами. Возмущённый режиссёр объявил:
     - Правду не забросаешь гнилью. Белые – тоже где-то люди. И мы против рабства. Это позорная, хотя и необходимая, страница нашей истории!
     По другой программе жрец стихии воздуха разорялся по телевизору, что падает интерес к духовным ценностям, люди перестают ходить на капища и приносить жертвы, молодёжь заражена вирусом неверия.
     - Невиданное распространения получают такие еретические верования маргинальных слоёв населения, как единобожие. Особенно глубоко проникли они в артистический бомонд, стали популярны среди известных киноактёров, звёзд эстрады, талант которых часто идёт нога в ногу с легкомыслием, отсутствием твёрдых нравственных устоев и падкостью на модные течения. Эти люди становятся лёгкой добычей вульгарных и мерзких проповедников…
     Мигнул экран телевизора. Ярче вспыхнули от резкого скачка напряжения лампочки и тут же погасли. В комнате стало темно.
     - Вот опять! – воскликнул Абдулкарим. – На самом интересном месте!
     Энергетическая система в Республике, особенно в Юдостане, была создана во время экономического подъёма – а тогда всё делали много, ударно и тяп-ляп. Что такое резервирование энергопотоков, их перераспределение – об этом тогда не думали. Так что стоило выйти из стоя одной подстанции, и без электричества оставалась добрая половина города. Вся эта инфраструктура держалась на соплях, финансировалась она из бюджета скупо, да ещё, по слухам, большая часть выделяемых денег растворялась на коррупционных счетах. Так что электричество в городе то скакало, то выключалось, и это было привычно.
     В комнату постучали и быстрым шагом зашёл водитель.
     - Почтенный Гурк, что там с электричеством? – спросил Абдулкарим.
     - Я его выключил, - неожиданно деловито и резко произнёс водитель.
     - Что? – не понял я.
     - Блок-конденсатор обеспечил скачок электроэнергии и обесточил подслушивающие устройства в номере. Но это ненадолго.
     Мы поражённо смотрели на всегда услужливого и улыбающегося водителя. Он был сосредоточен, и в нём не было даже тени вечного подобострастия. Сейчас это был волевой целеустремлённый человек.
     - Скоро прослушка заработает снова. Так что слушайте внимательно. Вас завтра хотят видеть.
     - Кто? – поинтересовался я.
     - Генеральный прокурор. Но встреча строго конфиденциальная. И службе тайных кругов знать о ней не обязательно.
     - К чему эти секреты?
     - Я не знаю. Эти вопросы выше моей компетенции. Наверное, имеются веские причины.
     - Всё равно нас будет вести служба тайных начал, - возразил я. – Тайну вряд ли удастся сохранить.
     Мы подключили искусственный интеллект звездолёта к нашим средствам контроля, и теперь он анализировал всё, происходящее вокруг нас. И быстро вычислил, что нас постоянно пасут три или четыре машины наружного наблюдения.
     - Пусть это вас не беспокоит, - отмахнулся Гурк. - Эта наша забота. Вы согласны?
     Я думал несколько секунд. Что это за тайны такие? Что за секретные переговоры? Есть протокол, есть права и обязанности дипломатов, в том числе по встрече с официальными должностными лицами. Почему мы должны это презреть? И что за этим может скрываться? Покушение? Этим можно вообще пренебречь, пока работают наши защитные комплекты. Провокация? Ну, так каждый наш шаг и каждое слово фиксируются, и в любой момент запись может быть представлена заинтересованным ведомствам… Отказаться? Это легче всего. Но тогда мы так и будем вращаться по заколдованному кругу. Ну а водитель хорош – работает сразу на несколько хозяев – и на контрразведку, иначе не было бы его здесь, и на Демократического вождя, и ещё на тех, кто нас приглашает, да пусть это и правда генеральный прокурор.
     - Согласны, - кивнул я, переглянувшись с Абдулкаримом.
     - Ну, тогда утром готовьтесь в путь…

     ***

     Внизу была искрящаяся на солнце, рассекаемая яхтами и кораблями водная гладь. Юдостан давно скрылся из виду. Небольшой, с полностью стеклянной кабиной вертолёт отчаянно молотил лопастями воздух, унося нас в океан подальше от континентальной береговой линии.
     В винтокрылой машине нас было трое – сухощавый, чернокожий пилот и мы с Абдулкаримом. Пилот упорно молчал. Если бы он не сказал при встрече «На борт», мы бы посчитали его глухонемыми. Абдулкарим пробовал задавать ему какие-то вопросы, но тот отделывался кивками и пожатием плеч.
     Мы понятия не имели, куда нас везут. И с самого начала этой «экскурсии» мы ждали какого-то подлого затейливого подвоха.
     Наконец, я не выдержал:
     - Нам ещё долго лететь!
     Лётчик ткнул рукой, и мы увидели небольшую белоснежную яхту, покачивающуюся на волнах.
     Вертолёт приступил к снижению. И вскоре завис над палубой.
     Абдулкарим, кряхтя и жалуясь на жизнь, уцепился за верёвочную лестницу и неожиданно ловко спустился по ней. Спрыгнул пружиняще на палубу и опять заныл:
     - Ох, мои старые кости!
     Я спустился следом. Едва мои ноги коснулись палубных досок, а руки отпустили верёвочную лестницу, вертолёт унёсся вверх.
     Нас ждал, широко расставив ноги и уперев руки в бока, широкоплечий, огромный, толстый негр в белой форме и в морской фуражке с золотистым ободком. У него было такое добродушное лицом и такая искренняя улыбка, что ему хотелось тут же улыбнуться в ответ.
     - Здравствуйте. Я Надсмотрщик палаты мер и ответственности Мулумба Великолепный, - представился яхтсмен.
     Это был генеральный прокурор – тот самый гад, который не мог нас принять уже который день. Я поприветствовал его в ответ. Он пригласил нас устраиваться в парусиновых шезлонгах, расставленных на палубе.
     - Если у вас сложилось впечатление, что я не хотел вас видеть, то оно ошибочное. Я не хотел лишних ушей. А здесь нас могут услышать разве только дельфины и акулы, - он провёл рукой окрест себя, будто рекламируя бесконечную водную гладь.
     В ответ я выдал что-то очень дипломатически-тактичное, настраивающее на позитивные контакты и продуктивное сотрудничество. Абдулкарим ввернул вежливую фразу в цветистом восточном стиле, и можно было поставить галочку – контакт установлен, переходим собственно к разговору.
     На столике перед нами были экзотические фрукты и запотевший кувшин полусладкого недурственного вина. Обстановка была располагающая и расхолаживающая. Но расслабиться я не мог – меня волновало, что такого нам хотел поведать генеральный прокурор, для чего пришлось лететь час на вертолёте, лишь бы избежать чужих ушей.
     - Все эти разговоры о врождённом неравенстве, - завёл хозяин яхты разговор издалека. - Ведь всё относительно. По большому счёту мы одинаковы вне зависимости от цвета кожи, волос или ботинок. Нельзя слишком сильно погружаться в предубеждения и забывать о том, что мы люди. И что суть каждого из нас – это неугасимая искорка вселенского пламени.
     - Воистину так, почтенный законник, - поклонился Абдулкарим.
     - Пусть духи и создали одних немножко совершеннее других, но это не повод рубить мечом. К сожалению, судья Рукомук Хитросплетённый всего лишь раб расовых стереотипов. Он слишком импульсивен и старомоден.
     Абдулкарим кивнул согласно и воскликнул:
     - Разрешите выразить обилие наших чувств и мыслей лаконичным языком моих доблестных предков?
     - Пожалуйста, - согласился Генеральный прокурор.
     - Закрыли нашего Тима по беспределу. И судья - волчара позорный!
     - Вынужден согласиться с вашим смелым, но справедливым суждением. Но сделанного не изменить. Мы попали в прецедентную ловушку. Вы ведь в курсе, что теоретически ситуацию может изменить меморандум с подписями президента, судьи и прокурора?
     - И мы хотим этого добиться.
     - Не добьётесь. Это совершенно невозможно.
     - Почему? – прищурился я.
     - Можно немного лирики?
     - Можно даже романтики.
     - Что такое правовая система? Правовая система – это мышцы и жир государства. Если она перетяжелена, то весь организм становится неповоротливым и неуклюжим, а порой и вообще неподвижным. Иногда законы начинают перерождаться в злокачественные клетки – вроде они похожи на настоящие клетки, но пожирают организм изнутри и удаляются только хирургическим вмешательством. А хирургия – это очень плохо.
     - Это революция, - кивнул я.
     - Иногда да… Наша система очень сильно перегружена. Прецедентами, созданными по блажи судей. Безумными региональными законами типа ареста за езду на трёхколёсном велосипеде со скоростью больше ста километров в час или за распитие спирта из ведра. Творчеством верховных законодателей, каждый из которых мечтает угодить и избирателями, и тем, кто ему давал деньги на выборы. Так что по идее мы вообще не должны двигаться.
     Я вспомнил анализ нашего компьютера текущей ситуации, который полностью совпадал со словами прокурора. И кивнул:
     - Нам тоже это приходило в голову.
     - Мы бы уже лежали на боку. Если бы не костыли.
     - Какие костыли?
     - Вы знаете, какую главную угрозу для общества озвучивает наш Демократический вождь? Правильно, коррупция. Ей объявлена беспощадная война. Она наказывается ссылкой на добычу водорослей. И всё равно, практически все чиновники в ней участвуют. Почему все? Где достойные подражания исключения в виде бескомпромиссных борцов за закон и порядок?
     - А их совсем нет? – огорчился Абдулкарим.
     - Не замечены. Причина в том, что кроме писанных законов существует устная правовая традиция.
     - Что?!
     - У нас закон существует в двух традициях – письменный, который принимается выборными депутатами на разных уровнях. Другой передаётся из уст в уста. И какой важнее?.. Конечно, важнее устная традиция. Это, как у вас говорят на Земле, отражение общественного коллективного бессознательно. Это и есть те самые костыли!
     - И устный закон гласит, что можно и нужно брать мзду? – недоверчиво осведомился Абдулкарим.
     - Он гласит, что существуют неписанные правила взаимоотношений между людьми, чиновниками. И так уже получилось, что судебная и прокурорская власть принадлежит враждующим политическим кланам.
     - И что дальше? – нетерпеливо спросил я.
     - А дальше – предложи вы любую сумму, скупите всех и вся, но на одной бумаги подписи Верховного судьи и Генерального прокурора не появится. Таковы неписанные правила.
     - И ничего тут не сделать? – нахмурился я.
     - Тут – ничего…
     Что же получалось! Генеральный прокурор объявил, что очень хочет нам помочь. И не может. Вот и вся конспирология. И стоило для этого трястись в вертолёте и бороться с прослушивающими устройствами, уходить о наблюдения?
     - Но прошу учесть – я на вашей стороне, - торжественно объявил Генеральный прокурор. - И готов по мере сил оказывать помощь… Хотя долго это не продлится. Отставка скоро.
     - Почему? – без особого интереса полюбопытствовал я.
     - Клан не выделил средств на продление моих полномочий.
     - То есть?
     - Клан решил, что выгоднее прикупить пару должностей из экономического блока.
     - Прикупить?!
     - Неужели вы думаете, что должности раздаются просто так?
     - Всё тот же негласный закон?
     - Ну да… В общем, я всё равно на вашей стороне.
     - Все на нашей стороне, почтенный законник, - развёл руками Абдулкарим. - И президент, и вы. Только что нам делать?
     - Разбираться в ситуации. Искать помощь. Помощников… И прошу вас, воздержитесь от силовых акций. Тогда и Республика Ктулху, и разработки водорослей для вас будут потеряны.
     Абдулкарим зацокал языком при известии, что поставки водорослей могут накрыться, и взгляд его стал немного очумелым.
     - Ищите помощников. Или ждите, пока они найдут вас, - настойчиво и многозначительно повторил Генеральный прокурор и поднял хрустальный бокал с вином…
     Вечером я стоял на балконе и озирал окрестности, силясь собрать в кулак растрёпанные мысли и чувства.
     Между делом отметил, что граффити-переписка на стене перед отелем множилась. Слова земных романсов были перечёркнуты чёрными линиями и припиской «Музыка рабов». Рядом было начертано: «Рэп – музыка чёрного человека!»
     - Посмотри, меломанские страсти накаляются, - с ухмылкой отметил я.
     - То ли ещё будет, почтенный Александр, - задумчиво объявил дальновидный Абдулкарим. – А мы всего лишь жалкие мухи в прецедентной ловушке!

     ***

     Я с изумлением смотрел на экран телевизора в углу гостиной в нашем номере. Бойкая дикторша вещала:
     - Официальный представитель Земли объявил, что народ Республики Ктулху должен готовится к скорой оккупации, которой нечего противопоставить. Однако «Чёрный реванш» объявил, что это не повлияет на решимость его членов до конца отстаивать независимость Родины или, в крайнем случае, отдать врагу только выжженную безлюдную пустыню. С такой позиции не согласно движение «Миротворец», которое…
     Я хлопнул ладонью по столу и воскликнул:
     - Абдулкарим, это что такое?!
     - Уважаемый Александр. Это означает, что твои успехи в журналистике весьма сомнительны и достойны порицания.
     - Ну как они могут?
     - Они? Они всего лишь цитируют тебя, мой почтенный друг.
     - Ух ты, - я чуть не взвыл.
     - Пока ты плескался в ванной, принесли новые газеты, - Абдулкарим кивнул на журнальный столик. – Мне кажется, ты откроешь там для себя ещё немало интересного.
     - Бог ты мой, - я схватил стопку газет, на первой полосе большинства которых были мои фотоизображения.
     Истерика по поводу агрессии Земли вопреки логике и фактам росла. И я решился на интервью центральному телеканалу, чтобы расставить все акценты и успокоить местное население. И теперь, листая газеты, только и мог шептать «да не обманывают ли меня мои очи».
     Я отлично помнил, что я наговорил на телевиденье благожелательной, вежливой, тактичной телеведущей-негритянке. И все каверзные вопросы, все подозрения и недоверие, как мне казалось, я развеивал легко и непринуждённо, как волшебник облака.
     Телеведущая: «Правда ли, что только совет, созываемы на период войны, может решить вопрос освобождения торгового представителя земли?»
     Я: «Такой правовой казус имеет место. Однако, думаю, мы все же найдём решение этого вопроса».
     Сегодняшние газеты: «Земля не видит других способов освободить своего гражданина кроме войны».
     Телеведущая: «Как вы оцениваете отношения Земли и Республики Ктулху?»
     Я: «Как самые доброжелательные. Мы все люди. Земляне, можно сказать, полюбили вашу планету, её народ, культуру».
     Газеты: «Захватчики полюбили нашу планету. Впереди война!»
     Телеведущая: «Людей нервируют слухи о высадке ваших оккупационных сил».
     Я: «Спешу успокоить граждан Республики. Опоры наших военных кораблей не коснутся космодромов Республики».
     Газеты: «Представитель Земли заявил, что военные корабли не приземлятся на планету. Нам следует ожидать ударов с орбиты и космодесанта. Нас ждёт неминуемая война!»
     Телеведущая: «А мы в военном отношении можем хоть что-то противопоставить мощи Земли?»
     Я: « Ничего. Но такого просто не может быть. О чем вы говорите? Мы пока ещё не предприняли ни один акт агрессии ни к одному государству или планете!»
     Газеты: «Посол Земли официально заявил, что в военном отношении Республике ничего противопоставить Земле. Поздравляем наших сограждан. Нас ждёт неминуемая оккупация!»
     Я только стонал как от физической боли, читая очередное откровение газетчиков. И клял себя, что связался с этой визжащей и машущей крыльями стаей стервятников. Самое смешное, что во всём этом балагане не было вообще никакой политики. А была обычная истерика ловцов сенсаций. И она уже давала свои плоды. На территории страны уже вовсю издавались разговорники и словари с местного на основные языки Земли. Кто-то копал подземные убежища в лесах и закупал продукты на период оккупации и голода. Кто-то записывал в ополчение, кто-то предлагал загнать белых, как пособников вторжения в концлагеря. На полном серьёзе обсуждалось – практикуют ли земляне каннибализм, пересказывались жуткие слухи о наших нравах. В торговой сети ажиотажным спросом пользовались выпущенные подсуетившимися производителями игрушек пластмассовые и оловянные фигурки земных космодесантников и боевых роботов. Появились значки «Я землянин». Новую компьютерную игру, посвящённую конфликту Республики с Жёлтым континентом, тут же переименовали в «Нашествие мутантов с Земли». Складывалась целая индустрия. После каждого подобного информационного вброса начинали скакать как бешеные акции и котировки, и биржевые спекулянты отлично наживались.
     - А теперь слово известному оппозиционному политику и политологу Туплянку Весомому, - объявила телеведущая в глубине телевизора.
     Полноватый, рыхлый молодой чернокожий прохвост с капризным изгибом губ и злыми диковатыми глазами напористо выдал:
     - Несомненно, нам надлежит сдаться землянам – это даже не подлежит обсуждению. Но сдаться на наших условиях – строго, сурово, тем самым унизив оккупанта, заставив его краснеть! Вот предварительный список наших условий.
     Он прошуршал какими-то бумажками.
     - Оккупанты должны нам построить: электростанций тепловых – четыре штуки. Больниц – девятьсот тридцать восемь. Жилых зданий – одиннадцать тысяч девятьсот. Ледовый стадион в Юдостане. Ну а также отремонтировать офис нашей партии, как наиболее конструктивной.
     - Но… - заблеяла ведущая, унесённая этим бурным словесным напором в зыбкие пески растерянности и неуверенности.
     - И никаких но! Оккупант – это не только права, но и обязанности! И пусть Земля помнит об этом. А забудет – так мы напомним!
     Полный праведного возмущения, я воскликнул:
     - Это вообще переходит все границы! Завтра же выражу протест руководству Республики!
     - Зачем? – Абдулкарим сладко зевнул. – Президент, госструктуры и так знают, что воевать с ними никто не будет, и от комментариев воздерживаются. А протестовать против жёлтой прессы – это окончательно уронить лицо.
     - Ладно, - я прикрыл глаза, сделал несколько вдохов и выдохов, возвращая себе железное самообладание. – Бог с ними. Что нам делать дальше?
     - Мы буксуем, уважаемый Александр, - вздохнул Абдулкарим. – А Тим томится в узилище у несправедливых правителей.
     - Вариантов у нас всё меньше, - произнёс я. – Договориться с властями практически невозможно.
     - И что остаётся?
     - Раз обычные планы кончились, будем строить планы коварные, - усмехнулся я и включил глушилку, нейтрализующую прослушивающие устройства.
     И мы стали строить коварные планы. Самый главный я выразил коротким ёмким словом:
     - Побег!
     - Ой, - Абдулкарим подёргал себя за бороду. – Ты же знаешь, там зона недоступности.
     Действительно, тюрьма находилась в зоне недоступности для эфирных проникателей нашего корабля, то есть телепортироваться туда и телепортировать что-то оттуда мы не могли. Значит, придётся взламывать тюрьму, выводить пленного в точку эвакуации. А это целая спецоперация.
     - И мы, два добропорядочных дипломата, пойдём рушить тюрьму? – выжидательно, и, как мне показалось, с затаённой надеждой посмотрел на меня Абдулкарим.
     - Можем дождаться силовой спецгруппы, они все сделают тактично и тихо.
     - Ой, - возопил Абдулкарим. – И что дальше, ты подумал?
     - Нас попросят с этой планеты.
     - И где тогда будут наши контракты по водорослям? Где, я тебя спрашиваю, почтенный Александр?!
     Без поставок водорослей придётся туго нашим производителям сверхтонких псевдоинтеллектуальных структур. На дне местных океанов водились водоросли-кирпичи – это сложное креймоорганическое соединение, включающее в себя вкрапления редких металлов, совершенно уникальное, использовавшееся в биопроцессорах нового поколения. Учитывая, что мы охотно обменивали товары и даже технологии на эти самые водоросли, Республика создала целую отрасль по их сбору и разведению. И вот теперь всё это из-за дурацкой ситуации и сумасшедшего судьи зависло на волоске.
     - Можно свалить побег на третьи силы, - предложил я. - Когда Тим окажется на звездолёте, мы официально объявляем, что мы от него отказываемся и не имеем к его подвигам никакого отношения.
     - Уже не получится. Вон, посмотри! – Абдулкарим подошёл к окну и кивнул на улицу. - Их с каждым днём все больше. Ситуация раздувается. И усугубляется.
     Рядом с расписанной граффити стеной напротив отеля теперь каждый день толкались демонстранты. Они заводили громкую земную музыку, трясли транспарантами в поддержку Тима. И обещали, что не успокоятся, пока не освободят кумира.
     - Ситуация переходит в сферу серьёзной политики, да ещё замешаны межрасовые проблемы, - посетовал горько Абдулкарим. - И нам не удастся скормить клюкву о побеге, организованном третьими силами, местному населению, даже если и политики на всё закроют глаза.
     - Похоже на то. Но нам всё равно придётся идти на силовые шаги. И если надо, то отказаться от этих твоих водорослей.
     - Но…
     - Жизнь соотечественника священна.
     - Я всё понимаю. Ох, Тим, водорослей я тебе не прощу! – сжал кулаки Абдулкарим. - И каковы твои окончательные предложения и планы, почтенный Александр?
     У меня в голове засели слова Генерального прокурора о том, что нужно искать разрешение проблемы, расширяя круг общения и ища помощников. Что-то ведь он имел в виду. Он не производил впечатления пустопорожнего трепача.
     - Будем искать выход в рамках правового поля, - сказал я. - Будем больше общаться с людьми.
     - И что?
     - И что-нибудь найдём, - я поднялся со стула. – Ты смотри свой телевизор. А я пойду, немножко проветрюсь.
     - Далеко?
     - Потолкаюсь среди протестующих. Попытаюсь понять, чем народ дышит.
     - Ты хочешь, чтобы нам поставили в вину разжигание массовых беспорядков? – нервно хихикнул напарник.
     - Я просто послушаю.
     Спустившись на лифте, я прошёл через холл, обогнул ресторан и привычно устремился к чёрному ходу. Администрация выдала нам ключ от него, учитывая специфику нашего положения и толпы ненормальных, осаждающих отель.
     Узкая лестница, тускло освещённая лампами дневного света, привела меня к массивной металлической двери. Задержавшись здесь немного, я отдал приказ пластформеру наночастиц, и моя одежда приобрела вид затрапезного костюма, в котором меня трудно отличить от бесчисленных обитателей белых трущоб.
     Я провернул ключ в скрипучем замке и с усилием открыл тяжёлую дверь. И оказался на замусоренной неуютной улочке, мощённой брусчаткой, с серыми стенами мрачных жилых домов, тумбами брандспойтов и затейливыми канализационными решётками.
     Здесь не было никого, кроме белого бомжа, уютно устроившегося рядом с мусорным баком, и нескольких драных котов, увлечённо копавшихся в пищевых отходах.
     Я нырнул в переулок и вскоре вышел на площадь перед нашим отелем.
     Там, прислонившись к чахлому дереву, стоял одетый в обноски бородатый бродяга с магнитолой на плече. Завидев меня, он расплылся в пьяной улыбке и рассыпался в комплиментах сомнительного свойства:
     - Чувак! Братан! Ты белый, я белый, и уже по одной этой причине мы изгои и отбросы! Этим чёрным чистоплюям никогда не понять, каково это быть презренным «снежком». Поэтому раздели со мной эту дозу колючки.
     Он вытащил пакетик с жевательной колючкой и попытался всучить его мне.
     - Спасибо, - искренне поблагодарил я, оценив благородство поступка, когда расстаются с самым дорогим. – Но сегодня не надо.
     - Ну и ладно. Я тебя понимаю. Белый всегда поймёт белого! Долой колючку! Мы будем слушать вызывающий, бескультурный пошлый шансон в противовес их скучному высокодуховному рэпу!
     Он кивнул в сторону толпы, изображавшей движения вроде старинного твиста возле граффити под мелодичные звуки итальянской музыки. Почему-то именно итальянские песни и мелодии вызывали наиболее оголтелую неприязнь музыкальных критиков и иных чернокожих респектабельных любителей музыки. Над толпой стоял дым жжёной колючки. Настроение у собравшихся было приподнятое, и они дружно скандировали:
     - Тим мы с тобой! Тим, мы с тобой!
     Над толпой реяли плакаты. «Лучше ласковая оккупация, чем расовая сегрегация». «Земля придёт, всех в чувство приведёт». «Мама, я космодесантника люблю!» - этот транспарант с многочисленными следами губной помады.
     - Вот это по-нашему! – вскинул бродяга вверх сжатый кулак. – Шансон, колючка и ласковые девки! Революция называется!
     - А это не зайдёт слишком далеко? – спросил я.
     - Это зайдёт ещё дальше, чем мы можем представить. Свободу землянину Тиму! - заорал он и, демонстрируя высшую степень доверия, ткнул меня локтём в бок.
     - Свободу Тиму, - вяло поддакнул я.
     - Вот так-то, - одобрительно кивнул бродяга. - Вижу ты не местный, чувак!
     - Ну, как-то так.
     - У меня есть отличная ночлежка на примете. Для моих друзей бесплатно. Там нам дадут суп и немного колючки. Потому что поддерживают наш единый порыв. Пошли?
     - Да у меня есть, где переночевать, - смутился я.
     - И где же?
     - Я тут живу, - показал я на фешенебельный отель, потом кивнул на прощание и направился к входу, под изумлённый взгляд бродяги.
     - Хитрый ренегат! - наконец крикнул он мне вслед.
     Пока я шёл пару сотен метров до дверей отеля, то постепенно трансформировал костюм во что-то боле-менее приличное.
     Швейцар на входе поклонился, пропуская меня. А у лифта ко мне подскочил строгий офицер в тщательно выглаженной военной форме.
     - Посол, вам правительственный пакет, - сообщил он, меряя меня подозрительным взором.
     - Ну, так давайте, - откликнулся я.
     - Не всё так просто. Только после удостоверения личности. И только под роспись.
     Мы поднялись в номер. Офицер долго, чуть ли не на зуб, изучал наши документы, при этом не уставая бубнить, насколько важна эта депеша и как он счастлив нам её доставить по поручению самого Демократического вождя. По-моему, ему просто хотелось почесать языком. Я расписался аж на четырёх бланках и налил курьеру рюмку марочного коньяка. Потом ещё одну, после чего, наконец, выпроводил словоохотливого гостя.
     Любопытный Абдулкарим уже распечатал пакет и с чувством зачитал:
     - «Вы пригашаетесь на официальный правительственный фуршет для представителей бизнеса, культуры, науки, а также дипломатов, в Общественный дом музыки и кордебалета. По окончании официальных мероприятий состоится премьера рэп-оперы «Бремя чёрного человека».
     - Бремя чёрного человека, - кивнул я. – Надо идти…

     ***

     - Несомненно, на сегодняшний день высшим достижением музыкальной культуры является рэп, а для особо изысканных любителей прекрасного – джаз с его неземными композициями и трансцедентальным уровнем постижения гармонии Вселенной, - уютно развалившись на мягких сиденьях нашего лимузина, Абдулкарим вслух читал газету «Культурный вестник Юдостана». - Однако наш век можно отнести к эпохе перемен и эрозии традиционных ценностей, что касается в полной мере и музыкальной культуры. И рождённые на диком континенте, перенесённые на плантации и чугунолитейные заводы песни и мелодии белого меньшинства ныне грубо вторгаются в традиционное культурное пространство. То, что мы сегодня с подачи инопланетников называем чуждыми словами романс и шансон родились у нагруженных тяжёлой работой, охваченных грубыми страстями невежественных людей. Не снимая с нас исторической вины за рабство, все же нельзя не отметить – рабы не могли создать изысканную культуру. Это культура плантаций, подворотен, наркодиллеров и бандитов. Общеизвестно, что в моду эти примитивные напевы вошли, когда во время периодического сдвига магнитных полюсов рухнула столичная энергосистема, и белые вандалы разграбили весь Юдостан, в том числе музыкальные магазины, завладев дорогостоящей звукозаписывающей аппаратурой. Тогда и появилась на рынке музыкальных услуг аморфная, тягучая белая музыка, каким-то образом начавшая захватывать первые места в рейтингах популярности. Но от этого она не перестаёт числиться в маргинальной нише. И неудивительно, что именно наши сомнительные друзья со звёзд поддерживают этот культурный террор всеми силами. И вполне закономерно, что главный пропагандист этого непотребства пресловутый землянин Тим сегодня находится в тюрьме.
     Абдулкарим перевёл дух, поцокал возмущённо языком и продолжил чтение:
     - А что делать нам со всем этим? Запрещать этот хаос мелодий и звуков? Но мы же правовое государство. Обличать? Кто же поверит пустым словам? Мы должны ответить на это созданием новых, протрясающих разум и слух произведений нашей национальной классической культуры. Таких, как выходящая на сцену новая рэп-опера «Бремя чёрного человека», воспевающей именно традиционные ценности наших доблестных предков – мореплавателей, исследователей, покорителей новых земель.
     - Как ещё не вспомнили, что романс – это музыка оккупантов, - хмыкнул я.
     - Об этом написано в следующей статье, уважаемый оккупант, - успокоил меня Абдулкарим.
     Общественный дом музыки и кордебалета являлся официальным центром классической музыкальной культуры, чем-то вроде Большого театра в Москве. И даже внешне где-то походил на него – тяжёлые колонны, очертания античного храма, барельефы с духами земли и воды на портике и бронзовой позеленевшей статуей Небесного покровителя Юдостана на фронтоне. Место это было престижное, для простых смертных труднодоступное, здесь в основном проводили время сливки общества, а также устраивались различные официально-статусные и вместе с тем развлекательные мероприятия типа сегодняшней громкой премьеры.
     На стоянке перед домом музыки останавливались дорогие лимузины самых степенных ярких окрасок. Из них вылезали изящные дамы света, сопровождаемые предупредительными джентльменами.
     Прямо на входе гостей встречал главный режиссёр рэп-оперы знаменитый и страшно модный в богемных кругах Хургунду Хилый. Он был в оранжевом фраке, с зелёной, в красный горошек, бабочкой. Режиссёр низко кланялся и пожимал руку каждому посетителю, одаряя очаровательной светской улыбкой и обнажая свои белоснежные ровные зубы.
     Когда Хургунду пожимал руки мне и Абдулкариму, выражение, которое застыло на его лице, больше походило на пластмассовую маску – было видно, что этот жест вежливости стоил ему огромных усилий. Ну как же, представитель высокого искусства вынужден кланяться белым недочеловекам – это ли не жертва, это ли не то самое, воспетое им тяжёлое бремя чёрного человека! И вообще, нам он улыбался такой неестественно широкой улыбкой, как будто его вынудили поцеловать огромную пупырчатую жабу, и при этом за его спиной стоял человек с пистолетом и ждал случая выстрелить в затылок, если не увидит положенных счастья и восторга на лице пациента.
     - Очень рад, очень рад! – прохрипел он, забыв добавить просящееся на язык – чтоб вы провалились, бледнокожие дикари!
     В просторном зале всё было, как положено – яркий свет, празднично играющий в хрустале люстр и бокалов, вычурная позолота интерьеров, тяжеловесные колонны и бархатные портьеры, живая музыка рэп-ансамбля – ненавязчивая, но милая. И блистательный бомонд – чёрные, как смоль, аристократичные, нескольких поколений господа. Изящные, все в шёлке и мехах дамы всех возрастов. Золота и драгоценных камней на гостях было столько, что всё это мне напоминало модельный показ ювелирной фабрики. При этом я отметил, что украшения у молодёжи женщин согласно штормовым порывам моды имели упрощённые узоры, а некоторые вообще лишены религиозной символики, что в ещё недавние строгие времена традиций и порядка было невозможно представить.
     Любопытно, что в этой толпе сливок общества встречались и белые, допущенные в свет в связи с веяниями времени. Держались они или нарочито небрежно, вплоть до лёгкой наглости и панибратства, либо передвигались незаметными тенями, тише воды и ниже травы, стараясь не обращать на себя внимания. Но было заметно, что и те, и другие ощущали себя не в своей тарелке, какими-то самозванцами на чужом празднике жизни. Куда им до лёгкого небрежного аристократизма старых чёрных фамилий?!
     Обособленно кучковались высохшие старички и старухи – ветхие свидетели иной эпохи, когда все занимали положенные им по рождению и цвету кожи места. Они с омерзением и брезгливостью смотрели на новые мир, новые отношения и с ужасом понимали, что по-старому уже не будет. И что это уже не их мир.
     - Если так пойдёт, то скоро у нас изберут белого Демократического вождя! – презрительно оглядываясь на белых выскочек, громко восклицал сухонький злобный чёрный старикашка.
     - Ну, это ты заговариваешься, дружище, - благодушно поправлял его тучный улыбающийся собеседник. – Белый вождь, ха!
     Прозвучала торжественная музыка, обозначая открытие официальной части мероприятия. И, аристократично приплясывая под звуки рэпа, на возвышение поднялся сам Демократический вождь. Он без бумажки, вдохновенно и без единой запинки выдал витиеватую речь о дружбе между народами, планетами, людьми, животными, насекомыми, стихиями и минералами – в общем, между всеми, везде и всегда. Хорошее было выступление. Искреннее. Сменивший его Высший Шаман – главный религиозный иерарх страны, руководивший капищами всех стихий, говорил примерно о том же, но другими словами, более слащаво, напирая на сохранение великих религиозных традиций предков.
     Потом начался долгожданный фуршет. И, стоит заметить, кулинары и виноделы постарались не ударить в грязь лицом – фуршет удался на славу.
     Под торжественные звуки рэпа на просторный круглый стол в центре зала поместили медное блюдо с жареной бизоньей тушей – огромной и пузатой, как аэростат. Повар в белом колпаке мастерски отсекал от неё тонкие аппетитные ломтики и раскладывал на фарфоровые тарелки.
     У меня голова шла кругом от обычного на таких мероприятиях мельтешения лиц. Нам покровительствовал руководитель дипломатического ведомства. Он всё кого-то представлял, с кем-то сводил. Исчезал к нашему облегчению, но вскоре появлялся вновь. И мы вынуждены были говорить, говорить, говорить.
     Какие-то чернокожие типы интересовались, а будет ли вторжение, когда я гневно это отвергал, в ответ мне заговорщически подмигивали – мол, мы то всё понимаем. Какой-то древний, похожий на обугленную головёшку негр, колотя себя в грудь сухоньким кулачком, объявил, что уже выкопал из тайника дедовское кремниевое ружье и готов грудью встать против земного боевого робота-андроида. И пусть он погибнет, но тем самым вдохновит на победу отважных сограждан.
     В этом мельтешении мне вдруг почудилось, что я заметил знакомую фигуру. Это было видение из какого-то другого мира. Силуэт появился и исчез. И я решил, что мне показалось.
     Фуршет близился к завершению. По залу прошёл чернокожий слуга, звоня в звонок и оповещая, что пора в зал. Здесь по традиции весь персонал, который попадался на глаза, вплоть до билетёров, официантов и буфетчиков, был из чистокровных чернокожих. Белым издавна позволялось лишь вращать вручную под полом, обливаясь потом, тяжёлые механизмы сцены, да ещё убирать мусор после того, как последний посетитель покинет зал, чтобы не смущать никого своим видом. Традиции эти остались и сегодня. Хотя кто мог представить ещё полсотни лет назад, что белые будут сидеть здесь не под полом, а в ложах? Думаю, отцов-основателей Республики Ктулху при виде развалившегося в ложе белокожего банкира хватил бы удар.
     - Ну что, пора, - Абдулкарим поставил на поднос хрустальный бокал с игристым вином. Вообще-то, мусульманам пить вино запрещено, но у Магистра торговли договор – Аллах позволяет ему позабыть о строгих правилах, взамен получает упоминание своего имени по поводу и без повода.
     - Пора, - кивнул я.
     – Аллах, да сохранит он мне слух и разум от просмотра этой оперы, - по-русски негромко произнёс Абдулкарим, которого почему-то пугало это монументальное музыкальное действо.
     На лестнице возникла толкотня, но не из-за того, что все лезли вперёд. Просто все по причине хорошего воспитания и в порыве аристократического благодушия настойчиво пытались уступать друг другу.
     В этой толчее вдруг будто прошуршал ветер. Я огляделся и увидел растворившуюся в толпе фигуру. Ну, теперь сомнений нет – это та самая изящная мулатка из жёлтой машины. И она сейчас коснулась меня своей лёгкой рукой.
     Мало того, что коснулась. Она по ходу сунула мне в ладонь сложенный листок бумаги. И исчезла, как наваждение.
     В дипломатической ложе, где мы были вдвоём с Абдулкаримом, я развернул записку. Там значилось:
     «Завтра. Музей неестественной истории. В одиннадцать»...

     ***

     В центре круглой площади стоял памятник первому императору Ктулху Лупапусу Великолепному. В тяжёлых доспехах, гордо возвышаясь в седле на боевом бизоне, он медной рукой указывал своим подданным путь в великое будущее. Площадь окаймляли два монументальных серых здания, украшенных длинными рядами колонн. Это были Музей естественной истории, показывающий развитие планеты, биосферы, движение материков, и Музей неестественной истории, посвящённый истории человечества.
     Вход в оба музея был бесплатный. Посетителями в большинстве являлись школьники, одетые в одинаковую зелёную форму, от чего они напоминали малорослых солдат-новобранцев.
     Мы прошли мимо скучающих музейных охранников, поднялись по широкой лестнице с застывшими мраморными статуями. И присоседились к стайке чистеньких негритянских детишек лет десяти, дисциплинированно слушающих женщину-экскурсовода. Среди негритят затесалась пара белых сорванцов, красующихся испачканными чернилами руками и лицами, с вызовом в глазах, их зелёные школьные куртки были расстёгнуты, открывая взору футболки с вызывающими надписями «Битлз» и «Русский романс» - видно было, что это малолетние фанатики так не поощряемых музыкальных движений.
     Экспозиция начиналась с огромной стеклянной карты планеты.
     Улыбчивая экскурсоводша тыкала лазерной указкой, сопровождая свои действия комментариями:
      - Дети, вы видите вот эту грушу? Она заняла приличную часть южного полушария. Это Жёлтый континент. А кто живёт там?
     - Желтобрюхие! – воскликнул чистенький, очень хорошо одетый, жирный негритянок, на шее которого висела толстая золотая цепь с дорогими драгоценными амулетами.
     - Вот именно так называют жителей континента Хвань презренные расисты. Там живут хваньцы. И их отличает то, что они не слишком любят общаться с иноземцами. Из-за чего мы воевали с ними. А теперь немножко торгуем.
     - Хваньские термосы, носки и жвачка! – не унимался толстый негритёнок.
     - А также хлопок, чай, металлургия, компьютеры и многое другое… А вот эта россыпь островов на Севере.
     - Красный архипелаг! – подняла руку дисциплинированная негритяночка, по виду типичная всезнайка-отличница.
     - Точно, милая. Это именно он. Заселён краснокожими жителями, у которых нет своего единого государства. Они находят удовольствие в войне друг с другом. Однако иногда они объединяются…
     - И лезут к нам! – хохотнул жирный негритёнок. – И огребают, красномордые!
     - Грубо. Но в принципе соответствует действительности… А вот этот треугольник, поделённый пополам экватором.
     - Белый континент! – крикнула отличница.
     - Верно. Исторически самый отсталый на нашей планете. Только сегодня его обитатели пытаются создавать свои государства, но основа там племена…
     - Бездельников и лодырей, - продолжал глумиться юный жирный расист.
     - Ну, пресловутая лень её обитателей объясняется тем, что они привыкли пользоваться дарами щедрой природы, а не отвоёвывать у неё титаническими усилиями малейшие блага, как это делали наши предки… - указка переметнулась дальше, и экскурсовод продолжила: - А это оплот цивилизации и демократии на нашей планете – Чёрный континент, протянувшийся тонкой линией почти от северного до южного полюса. Вот это утолщение в Северном полушарии – что здесь?
     - Столица Юдостан, - нестройным хором ответили дети.
     - А что ещё есть на континенте?
     - Двадцать пять небольших государств – королевств, княжеств, демократий, диктатур, - оттарабанила отличница.
     - И всех мы кормим! – хохотнул жирный расист.
     - Насчёт кормим – вопрос спорный, - продолжила экскурсоводша. – Но то, что они занимают подчинённое к нам положение – это невозможно отрицать. Самая развитая страна на континенте – Республика Ктулху, занимающая семьдесят процентов площади, восемьдесят процентов доли в машиностроении и транспорте, а также единственная, производящая современное ракетное оружие и космические корабли. И установившая контакт с представителями инопланетных цивилизаций.
     Тут экскурсоводша права. Единственное государство, с которым имело смысл договариваться – именно Республика Ктулху. Поэтому мы и здесь.
     - Пройдёмте теперь в нашу галерею свершений.
     Дальше располагалась основная экспозиция. Там шли диорамы с восковыми фигурами и картинами, посвящённые разным периодам истории. Вот пещерные люди охотятся на саблезубого тигра. А вот целятся из первого лука. Вот испытывают первый парус. Осваивают железо. Строят капища. И дальше по возрастающей - от зала к залу. От первых скорлупок к каравеллам. От мушкетов к танкам и гаубицам. От подзорной трубы к радиотелескопам. В стеклянных витринах лежали старинные каменные наконечники, бронзовые щиты. Вдоль стены шёл целый ряд первых ткацких станков.
     - А вы знаете, что на Крайнем юге мамонты живы до сих пор и находятся под охраной Всемирной лиги гражданских прав лиц с ограниченной правоспособностью и животных? – спросила экскурсоводша.
     Я поймал себя на том, что и экспозиция, и пояснения экскурсовода затягивают меня, как хорошее путешествие, хотя, конечно, я всё это знал – инструкции запрещают нам ступать на поверхность планеты, не ознакомившись досконально с её историей, географией и геополитическими раскладами.
     - Эпоха географической экспансии, - ступив в следующий зал, сообщила экскурсоводша. – Открытие жёлтого континента. Экспедиции на красный архипелаг. И вот историческое событие – Белый Континент, на который ступил мореплаватель Баска Бомбардир. Его встретили миролюбивые туземцы. А вслед за ним пришли безжалостные и подлые охотники за невольниками.
     - А кто б иначе работал на плантациях резиновых клубней?! – возмутился юный расист. – Мы, что ли? Пусть скажут спасибо, что их привезли в цивилизацию, и что теперь они не на ветках в джунглях сидят, а на пособии по безработице!
     Говорил толстый негритёнок бойко, складно и явно с чужих слов.
     - Действительно, тогда стремительно развивалось сельское хозяйство, металлургия, горнодобыча, - согласилась экскурсоводша. - Требовались рабочие руки. Рабы. Вот только подумайте о том, что до порта назначения невольничьи суда довозили живыми не больше трети рабов – остальные гибли по дороге от болезней и голода, находили вечный приют на океанском дне. Жесточайшие условия труда, хлыст надсмотрщиков. Многие историки считают, что это был позорный период нашей истории.
     - Позор, что их освободили! – юный расист распалялся.
     - И ты всерьёз считаешь, что освободивший рабов Демократический вождь Кулбан Бабай – это позор нашей нации? – внимательно посмотрела на толстого негритёнка экскурсоводша.
     Мальчишка стушевался, но ненадолго. Вскоре циничная ухмылка снова засияла на его лице.
     - Хлопок, из которого делали нашу одежду. Резиновые клубни, из которых делают шины наших машин. Это добывалось руками белых рабов, положивших жизни на плантациях.
     – Папа сказал, что просто на большее эти ленивые дикие твари неспособны. Они понимают только кнут и голод. И они вечно будут слугами или бандитами, - снова завёлся мелкий расист.
     Белые мальчишки мрачно посмотрели на него, один продемонстрировал кулак, но негритёнок только нагло ухмыльнулся.
     - Папу надо слушать, но не во всём соглашаться. Сейчас другое время. Белые – почти такие же люди, как и мы.
     - Как и вы? –окатил женщину уничижительным взором мальчишка-расист.
     Экскурсоводша была мулаткой. А ещё в недавнем прошлом межрасовые браки осуждались раньше и белыми, и чёрными, дети были изгоями, которым в жизни ничего не светило. Хотя сегодня это уже выглядит абсурдным, однако предрассудки живучи.
     Грубый выпад нисколько не смутил экскурсоводшу. Она приблизилась к малолетнему расисту, с ног до головы оглядела его и произнесла:
     - Если хочешь посетить полицию согласия – продолжай в том же духе.
     Полиция согласия была специальным исполнительным органом, надзирающим за дружбой народов, впрочем, спустя рукава, потому что там собрались раскаявшиеся расисты, которые на проверку так и остались убеждёнными расистами. Но они все же иногда делали вид, что работают, а люди делали вид, что их боятся. В основном в этой службе делили щедрый бюджет, выделяемый государством на совершенно абсурдные программы примирения.
     Самообладание экскурсоводши вызывало уважение. И вообще, должен отметить, что эта женщина восхищала меня – изящная, грациозная до невозможности. А глаза – большие, чёрные, внимательные и вместе с тем немножко насмешливые. Но таскались мы за этой экскурсией не из-за несомненных достоинств мулатки. Просто это была та самая женщина, которая сунула мне в руку записку в доме музыки и кордебалета. Она же следила за нами в своей жёлтой микролитражной машинке.
      Экскурсия закончилась экспозицией, посвящённой космической эре. Первый искусственный спутник. Первый человек на орбите. Появление посла Земли и установление межзвёздных дипломатических отношений.
     Тут мелкий негодяй, тщетно силившийся молчать и больше не возникать, не выдержал и вставил свои пять копеек:
     - А правда, что бледнолицые земляне в следующем месяце нас захватят, и мы будем на них работать, как белые на плантации?
     - Неправда, - уверенно произнесла экскурсоводша.
     Ответив на вопросы и разделавшись с экскурсией, мулатка, прищурившись, оглядела нас, оставшихся в зале одних, и шагнула навстречу, протягивая руку:
     - Эльгара Вихрь. Спасибо, что вы пришли, земляне. Пройдёмте со мной. Нам просто необходимо кое-что обсудить.
     Она толкнула дверь с надписью «служебный вход», и мы углубились в переплетения лестниц, маленьких коридоров. Из узких окон, изредка попадавшихся на нашем пути, открывался вид на площадь и конную, или там как правильно – бизонную статую первого Императора.
     Наконец, мы оказались в просторном подвальном помещении музейного хранилища. Среди бесчисленных рядов витрин, ящиков, стеллажей, заполненных старинными луками, мечами, тотемными предметами, кувшинами. В самых неожиданных местах пугали посетителей чучела животных – медведи, саблезубые тигры. Среди этого хаоса нашлось небольшое пространство, где стоял стол с электрическим чайником и блюдом с печеньями и песочными пирожными. Рядом урчал небольшой холодильник. А семь расставленных вокруг стола стульев были явно антикварные.
     - У меня сегодня настоящий хваньский чай, - поведала мулатка, наливая из кувшина воду в чайник. – Располагайтесь.
     Мы устроились на стульях, понимая, что разговор предстоит серьёзный, и мы узнаем много нового.
     Эльгара посмотрела на часы и произнесла:
     - Сейчас будет.
     Что будет – уточнить я не успел.
     Распахнулась дверь рядом с холодильником, и в хранилище ввалился звероподобный гигант. Спутанная борода, широкое лицо, тяжёлая челюсть - он чем-то походил на канадского лесоруба из прошлого Земли.
     Обдав нас яростным взором, будто хотел пришпилить к спинкам стульев, он вскинул вверх огромный кулак. И крикнул:
     - За нами победа. С нами единый Бог…

     ***

     Румб Кувалда был выходцем из самых дремучих окраинных белых трущоб Юдостана. С детства он поклялся себе выбраться наверх и посвятить свою жизнь освобождению – реальному, а не на словах, своего угнетаемого народа. Обладая железной волей, бычьей силой и незаурядным умом, он действительно сумел подняться. Получил грант для одарённых белых детей. Закончил специальный интернат, потом Государственный университет. Стал преуспевающим юристом. Ему светило выколачивать хорошие деньги из сограждан обезумевших от законов, прецедентов, уложения и правил, подпунктов. Но он отлично помнил о долге перед всеми неимущими, обиженными. И с присущей ему яростью занялся их защитой. Потратил на это лет пять, пока окончательно не убедился в справедливости тезиса, что закон - это флюгер. И дул в этот флюгер вовсе не он, а его противники. И тогда он перешёл к радикальным методам борьбы.
     Он создавал газеты, писал передовицы, собирал митинги. Клеймил несправедливость, призывал к борьбе с трибун, на спортплощадках в трущобах, на заводах. В результате даже был избран в Парламент и заслужил славу самого скандального депутата всех времён и народов. Средства массовой информации изображали его клоуном, но все белые знали – он не балаганный артист, а истины их защитник.
     За десять лет Румб организовал множество тайных и явных организаций. Собранные им и двинутые на Юдостан миллионные марши до дрожи напугали властьпридержащих и стали причиной принятия ряда мер по защите белого населения, улучшению здравоохранения и образования. При массовых беспорядках и стычках с полицией добродушный лесоруб превращался в настоящего викинга.
     - Я знаю вашего Тима, - сообщил нам Румб, плюхаясь на стул, едва не развалившийся под его тяжестью. – Это великий человек и подвижник!
     - Тим наш очень близкий друг, - дополнила Эльгара. - Мы переживаем за него. И как за человека, открывшего многим глаза. И как за носителя культуры. И просто как за нашего Тима.
     - Он должен стать нашим знаменем! – безапелляционно объявил Румб. – И тогда мы исправим этот заблудший жестокий мир.
     - Не торопись, - поморщилась мулатка и коснулась руки Румба. – Мир подождёт. Сначала мы должны освободить Тима.
     - Друзья Тима, - кивнул я и задал вопрос в лоб: – Скажите, Эльгара, а зачем вы за нами следили?
     - Нужно было поговорить, - ничуть не смутилась мулатка. - Но я не решалась. Вы находились под колпаком службы тайных начал.
     - А сейчас?
     - Они снаружи, перекрыли все выходы, чтобы вы не улизнули. И будут дисциплинированно ждать. Я знаю этих парней – они добросовестны, умелы в своём ремесле, но излишне прямолинейны.
     Всё стало более ясно. И более запутанным. Объяснения мулатки мне не показались слишком убедительными. Чутьём дипломата с расторможенными пси-способностями я ощущал, что она что-то не договаривает. Впрочем, и без пси-способностей это было понятно.
     Эльгара внимательно посмотрела на меня и произнесла:
     - Не беспокойтесь. Мы не заговорщики и не террористы. Вас никто не обвинит из-за общения с нами в деятельности, не совместимой с дипломатическим статусом.
     - Это радостно слышать, почтенная очаровательная госпожа, - заворковал Абдулкарим.
     Я заметил, что он смотрит на мулатку каким-то туманным, восторженным взглядом.
     - И наша задача – освободить Тима, - строго произнесла Эльгара.
     - Мы поднимем общественность! – начал заводиться Румб. - Мы устроим пресс-конференции и откроем людям глаза! Мы завалим этих негодяев петициями и судебными исками. Они дрогнут...
     - Прожектёр, - усмехнулась мулатка. – Ну, скажи честно, какие петиции, иски и интервью могут вызволить Тима из этого проклятого игрушечного домика?
     - Игрушечного домика? – переспросил я.
     - Ну да, - кивнула мулатка. - Эта проклятая тюрьма, раскрашенная как детский сад.
     - Мы там навещали нашего друга, почтенная госпожа, - с каким-то придыханием произнёс Абдулкарим. – И были весьма удивлены столь смелыми дизайнерскими решениями в столь скорбном заведении.
     - В прошлом году Департамент трудового исправления взял на вооружение шарлатанскую теорию излечения асоциального поведения путём погружения в детство, - пояснила мулатка. - И в рамках планового расхищения бюджетных средств, которое затеял влиятельный клан….
     - Плановое расхищение?
     - Да. Плановое расхищение в рамках теневой традиции. Так вот, теперь перекрашиваются и снабжаются игрушками все тюрьмы, а подрядчики и их лоббисты уже устали считать сыпящиеся на них деньги.
     - Это же коррупция! – возмутился Абдулкарим.
     - Именно она, - кивнула Эльгара и усмехнулась. – Коррупция ужасная и животворящая… Ладно, вернёмся к нашим делам. Насколько я поняла, вы оказались в глухом правовом тупике. И задумываетесь о штурме крепости.
     Она как в воду глядела, но я счёл нужным отнекиваться – мол, и в мыслях не было.
     - Поймите одно. Никакие петиции и демонстрации, которыми пугает всех Румб, не помогут, - подытожила Эльгара. - А поможет нам только эта самая пресловутая коррупция.
     - Мы пробовали, почтенная госпожа, - вздохнул Абдулкарим. - Мы готовы платить любые деньги, отдать груды золота и самоцветов. Но опять какой-то тупик. Свобода Тима почему-то не продаётся.
     - Потому что вы пытались взять систему прямым наскоком. А ей нужно виртуозно манипулировать.
     - Это как?
     - Умело, - усмехнулась мулатка. - Мы всё придумаем.
     - И всё-таки я за народный гнев! – воскликнул Румб.
     Эльгара только пожала плечами. А потом сказала:
     - У нас есть некоторые идеи. И мы вам их вскоре изложим. А пока не делайте глупостей. И согласовывайте с нами свои шаги. Годится?
     Я подумал. И кивнул. Всё равно ничего другого нам не остаётся.
     - Ну что же, - мулатка подошла к стеллажу, отодвинула чучело совы и вытащила из за-него красненькую портативную многоканальную рацию, протянула мне. – Заряжайте её раз в сутки от стандартной сети. Будем по ней договариваться о встречах.
     До широкого распространения сотовой связи здесь не дошли, и пользовались такими несовершенными средствами коммуникации, стоившими достаточно дорого. Я понял, что в деньгах эта тёплая компания не нуждается.
     На этом наша странная встреча завершилась.
     Я был сильно озадачен произошедшим, Абдулкарим, наоборот, вдохновлён:
     - Ай-ай-ай. Какая женщина! Газель! Серна! Чёрная королева!
     - Тогда уж кофейная, притом с молоком, - поправил я. - Она же мулатка.
     - Кофейная королева. А звучит красиво. Ты не лишён романтики, мой любезный друг, - погрозил он мне пальцем, расплывшись в блаженной улыбке…
     На обратном пути у самого отеля наша машина сбавила скорость до пешеходной, пробираясь через возбуждённую, беснующуюся под грохот рэпа толпу.
     Реяли плакаты: «Вступайте в отряды самообороны!» «Сегодня слушает романс, а завтра Родину продаст!» «Беляки: кнут-плантация-хижина!» «Инопланетники – убирайтесь домой!»
     «Чёрный реванш» стал скликать свою рать.
     По лобовому стеклу ударил и расплылся мерзкой массой гнилой банан. За ним последовала два помидора.
     Молодчиков сдерживала полиция. Но всё равно рядом с моим плечом просвистел булыжник, когда мы шли от лимузина к дверям отеля.
     - Они одурманены злобой и ложью, - вздохнул Абдулкарим в лифте. – Я понимаю, что их надо пожалеть. Но почему тогда мне так хочется бить по их головам палкой?
     - Потому что они идиоты, - устало произнёс я. – И преподнесут нам ещё немало проблем…

     ***

     Абдулкарим смотрел по телевизору фильмы любимых его жанров – полицейских и гангстерских боевиков. В последние годы у кинематографистов установились негласные правила – с целью пропаганды расовой терпимости среди главных героев один полицейский должен быть обязательно белый – туповатый, наивный, но честный и искренне выступающий за дружбу народов. Правда, бандитов показывали сплошь белых, что, в общем-то, соответствует действительности.
     Выключив телевизор, Абдулкарим принялся листать толстый околоправительственный литературный вестник, сокращённо «Околесица», зачитывая вслух наиболее интересные моменты. Первые страницы альманаха были отданы интервью скандального политика-радикала Дурындуна Спесивого, рьяного сторонника теории заговоров и расовой сегрегации. Он на полном серьёзе излагал:
     - Нет никакой Земли! Неужели вы допускаете, что бледнолицые существа, которые к дрессированным животным, чем к людям, ближе, кого ещё недавно учили пользоваться вилками, хотя порой у обезьян это получается лучше, создали свою цивилизацию, покорившую Космос? Тогда вспомните смехотворные потуги жалких сумасшедших из движения за пропорциональное расовое представительство пропихнуть белых в бизнес и власть. Они забыли, что практически нет белых юристов, политиков! Любой серьёзный учёный антрополог скажет вам, что у белых просто отсутствуют участки мозга, ответственные за логику. Поэтому у них нет писателей, инженеров. Где их премии в точных науках? Где бессмертные живописные полотна? И вы считаете, что двое сомнительных белых субъектов прилетели к нам за триста восемьдесят световых лет?! Нас должны убедить в этом ужимки этих жалких артистов, играющих дипломатов с Земли? Не удивлюсь, если в них опознают скрывающихся от полиции лицедеев какого-нибудь заштатного бродячего цирка!
     - Значит никакой угрозы вторжения нет? – спрашивает наш корреспондент.
     - Нет! Есть коварный план правительственных кругов по уничтожению основ нашей чёрной цивилизации! Зачем? Власть и деньги! Эти аферисты не понимают только одного – они не смогут удержать в узде дикарей! Мы все будем снесены, наш уклад стёрт! И над нами будут хохотать белые клоуны из бродячего цирка!
     Абдулкарим закончил чтение и перевернул лист альманаха.
     - Забористо, - отметил я. – И какие комментарии?
     - В основном упрекают парламентария в душевном заболевании. Однако по социальным опросам уже сорок один процент граждан заявляет, что эта версия имеет все права на существование.
     - Значит, мы с тобой беглые клоуны из провинциального цирка, - кивнул я.
     - Нет, почтенный Александр. Ты больше тянешь на трагика. У тебя вечно унылое лицо.
     - Клоуны и трагики, - хмыкнул я, глядя на беснующиеся внизу толпы.
     Их уже было две. Одна – из адептов «Чёрного реванша», скандировала: «Оккупация не пройдёт». «Клоунов – на костёр!» Вторая – из сторонников «Белого возрождения», ритмично и солидарно голосила: «Земля… Свободу Тиму!.. Земля!»
     С каждым днём толпы становилось всё более многочисленные. И на хилую шеренгу полицейских противоборствующие стороны всё больше поглядывали как на неприятное, но не очень прочное препятствие.
     - Они скоро вцепятся друг другу в глотки, - отметил я.
     - Может попытаться призвать их к разуму? – задумчиво произнёс Абдулкарим.
     - Уже призвали один раз, - хмыкнул я, вспомнив свои злосчастные интервью, круги от которых идут до сих пор. – Больше не надо.
     Зашуршала лежащая на столе на самом видно месте красная рация. Абдулкарим аж подпрыгнул на месте, обрадовавшись:
     - Кофейная королева!
     Он схватил рацию и произнёс заговорщически и вместе с тем томно:
     - Зенит на связи!
     Это была на самом деле Эльгара. Она отчеканила место и время встречи. Услышав, что информация принята к исполнению, тут же отключилась.
     - Богиня, - мечтательно произнёс Абдулкарим, повышая мулатку в статусе…

     ***

     Мы расположились в скрипучих креслах в просторной пыльной комнате под самой крышей старого небоскрёба. Вся мебель была старомодная и скрипучая. В одном углу помещения каждые полчаса отчаянно били напольные часы, из другого угла на нас мрачно взирало чучело карликового кудрявого слона, скорее всего стащенное хозяйкой комнаты из Музея неестественной истории. Для романтики, а также по причине плавного отключения во всем районе электричества, на столе горели свечи.
     - Нас здесь никто не побеспокоит, - заверила Эльгара Ветер.
     - Место проверенное, - сурово и значительно поддакнул Румб Кувалда.
     - Надо обсудить ситуацию. Она осложняется. Народ взбудоражен делом Тима, - сказала мулатка.
     - Вот и хорошо. Мы выведем миллионы. Мы заполоним нашими сторонниками улицы, - вещал Румб, планы которого с прошлой встречи сильно радикализировались. - Я уже начал работу! Люди готовы! Есть краска и бумага! Будут новые плакаты и лозунги! Мы покажем угнетателям всю мощь нашей решимости!
     В этом человеке была зажигательная сила и способность и вести за собой массы. Мне тут же захотелось на митинги и баррикады. Но лишь на миг – тренированное сознание дипломата сбросило с себя чужую агрессивную установку.
     - Кошмар, Румб! – возмутилась Эльгара. - Ты всё испортишь!
     - Почему? Сатрапы услышат глас народа. И дрогнут.
     - Бесполезно, - поморщилась мулатка. – Власти не могут так просто сломать систему, это будет самоубийство. Они разгонят вас водомётами и резиновыми пулями. Или подгонят бронеходы, и польётся рекой кровь. Ты готов к такому?..
     - К крови? Готов!
     - Ну а мы не готовы. Мы найдём способ решить эту проблему в рамках системы…
     - Коррупция, - потёр руки Абдулкарим, который почему-то испытывал к этому понятию тягу, что странно для человека солидарного общества и победившей гуманитарной парадигмы, хотя и простительно с учётом рода его занятия и вечного пребывания на планетах зеркалах третьей линии. – Благословенная коррупция.
     - Благословенная? – с усмешкой посмотрела на Абдулкарима мулатка. – А вы ведь уловили суть. Коррупция – оборотная сторона нашего правового государства. Некоторые законы – это ржавчина, поедающая шестерёнки. А коррупция – это та смазка, которая позволяет машине нашего государства двигаться вперёд. Представляете, что будет, если однажды наведут порядок, переборют коррупцию и заставят бизнесменов, чиновников и людей исполнять миллионы законов и прецедентов, которые исполнить в принципе невозможно?
     - Машина остановится? – сочувственно осведомился Абдулкарим, с восторгом пожирая глазами собеседницу.
     - Нет! Её занесёт, и она рухнет в пропасть!
     - Какие у вас конкретно идеи? – спросил я, утомлённый всем этим бесплодным теоризированием.
     - Сейчас мы сделаем ход на третьем уровне доски!
     Она имела в виду игру Шматшахари – это типа наших шахмат, по ней проводились всемирные чемпионаты, победители которых числились национальными героями. Там были клетки и чем-то похожие на шахматные фигуры, только действие происходило на трёх уровнях. На низшем можно было спрятать фигуру, а на высшем она могла при определённых условиях перемахнуть через всю доску и врубиться в тыл врага, а то и обеспечить победу. И хотелось надеяться, что Эльгара отыскала возможность открыть проход на третий уровень и разом решить проблему.
     - Вскоре состоится ярмарка чиновников, - торжественно объявила мулатка.
     - Что это значит? Борьба за вакансии? – спросил я.
     - Нет. Просто будут покупать чиновников.
     - Увещаемая, смею ли я надеяться, что ослышался? – изумился Абдулкарим. – Покупать живых чиновников?
     - Не ослышались. В негласной коррупционной плоскости существуют торги двух типов: продажа должностей и продажа чиновников…
     - Как рабов?
     - Ну, почти… Это всё новые веяния. По неписанной традиции во избежание конфронтации в обществе теперь сорок процентов высших чиновничьих должностей распределяется бесплатно. Но эти сорок процентов не могут оказаться вне общества и системы, иначе будут представлять опасность для государственной стабильности. Вот и проводятся аукционы. Чиновников скупают – притом частично или полностью. Продаваясь, они берут на себя обязанность коррупционного содействия покупателям. Естественно, негласного и аккуратного, чтобы не будоражить общественность.
     - Чудны дела твои, Аллах милосердный, - с каким-то восторгом развёл руками Абдулкарим.
     - Вот, - Эльгара вытащила из дорогой сумочки кожи полярной гиены три металлических кругляша и бросила на круглый стол на гнутых ножках. – Приглашение на участие в аукционе. Не спрашивайте, чего мне стоило его достать. На три персоны – вы двое и я!
     - А мне?! – возмутился Румб. – Я же предложил эту комбинацию!
     - Тебе не досталось.
     - Это твои интриги, Эльгара. Ты могла добыть пропуск на меня. Но ты боишься.
     - Да, боюсь. Ты не выдержишь, выкинешь фокус и испортишь дело.
     - Когда я портил дело?!
     - Да почти всегда.
     - Это ты своей нерешительностью…
     Дальше пошло бурное выяснение отношений, которое нас не касалось. Слишком многое роднило этих людей, чтобы лезть в их разбирательства посторонним.
     И мы отбыли в отель, оставив наших союзников наедине друг с другом.
     Ночью перед отелем противоборствующие стороны всё-таки прорвали полицейскую цепочку и устроили под нашим балконом смачный мордобой. Под какофонию из французского шансона и рэпа сошлись в битве белые и чёрные граждане Республики Ктулху. Притом чёрные всё больше были хилыми студентами и изнеженными маменькиными сынками. Так что белые, выросшие на улицах, в трущобах, в жизни не занимавшиеся ничем, кроме пожирания фастфуда, игры в волейбол и драк, одерживали победу.
     Абдулкарим обеспокоенно смотря, как полиция рассовывает и тех и других в массивные бронированные грузовики, горестно воскликнул:
     - Меня угнетает, что в этом безобразии есть доля и нашей вины!
     - Кто может измерить все эти доли, - отмахнулся я. – Да и всё равно нам надо идти до конца.
     - Почтенный Александр. А может Аллах с ними, с водорослями? Может, вызовем специальную силовую группу.
     - Абдулкарим, это общество будет лихорадить с нами или без нас, пока оно не переболеет вирусом чванства, высокомерия и неравенства. А нам нужен Тим. Нужны водоросли. И нужны добрососедские отношения с Республикой. И все это у нас будет. Мы всё сделаем, дорогой мой. Как это было всегда. Так что готовься к завтрашним торгам!

     ***

     - Сейчас время пертурбаций, - объясняла Эльгара, ловко перепрыгивая через лужи.
     Мы шли подземными разветвлёнными катакомбами, стены которых были из бетона или старинной кирпичной кладки. Вокруг пищали растревоженные крысы, шевелились в ответвлениях какие-то неясные тени, порой напоминающие человеческие. Сверху через люки лился слабый свет, а когда его не хватало, Эльгара зажигала фонарик.
     Попали мы сюда, встретившись с ней на окраине города. Мулатка заявила, что мы не имеем права привести за собой на торги слежку, и должны оторваться. А где можно запутать следы лучше, чем не в подземных коммуникациях.
     Самое удивительное, в этой грязи она умудрилась не только не запачкать свой ярко-красный костюм, но и полосатые сине-жёлтые туфли. Да она не королева, а просто фея какая-то!
     Эльгара быстро продвигалась вперёд, при этом на ходу объясняя суть текущего момента:
     - Верховный судья и Генпрокурор скоро складывают свои полномочия. Их должности выставят на продажу. И право подписи на некоторое время, до назначения новых руководителей, получат секретари ведомств. Вот этих секретарей мы сегодня и купим!
     - Верховного суда и Генеральной прокуратуры? – с придыханием спрашивал Абдулкарим, с обожанием глядя на кофейную богиню.
     - Именно. Оба они из некогда влиятельных, но ныне пришедших в упадок семей. Оба прошли по негласной программе бесплатных назначений. Оба жаждут денег и готовы продаться. Вот мы и купим на них эксклюзивные права, которые дадут нам основание требовать от них подписи, исключив даже саму возможность отказа.
     - А не эксклюзивное пользование есть? – спросил я.
     - Да. Можно купить даже долю чиновника. Но тогда он может отказаться выполнять обязательства, ссылаясь на конфликт интересов.
     - И это всё прописано в устной традиции? – не переставал удивляться заковыристости местных отношений Абдулкарим.
     - Ну да. В старые времена были даже должности сказителей, которые передавали эти правила из уст в уста. Сейчас всё проще.
     - Как?
     - Неважно. Не об этом надо думать. Покупать буду я. Как представитель Тайной гильдии интеллектуалов-гуманитариев, - объявила мулатка
     «Ух ты, всё интереснее и интереснее», - подумал я
     - У нас достаточно средств? – деловито осведомилась мулатка.
     - Уже чего, чего, а этого нам хватает, - с гордостью заверил Абдулкарим – он явно стремился произвести впечатление на нашу союзницу.
      В Республике предпочитали золото, притом не только по экономическим причинам, но и из-за некоторых особенностей национальной психологии. А трюмы нашего звездолёта были наполнены этим презренным металлом.
     Мы поднялись по лесенке с влажными чугунными скобами, сдвинули люк и очутились на небольшой площади, усеянной бумажным мусором.
     Это был почти центр города, но при этом место совершенно пустое и запущенное. Прилегающие улицы были узкими и на вид совершенно нежилыми, мрачные стены их зданий и бетонных заборов были щедро исписаны граффити. Справа, совсем близко, возвышались небоскрёбы делового центра. Прямо перед нами тянулся чугунный забор с закрытыми воротами. За ним, утопая в зелени, возвышалось обшарпанное круглое здание с тяжеловесным куполом и башенкой, стрелки часов на которой застыли на трёх тридцати пяти. На огороженной территории тлела жизнь. Суетились люди, слышался собачий лай.
     - Мы на месте! - уведомила Эльгара, открыла сумочку и вытащила оттуда спутавшиеся солнцезащитные очки. Одни нацепила на нос себе, остальные раздала нам. – Наденьте. Раньше на торгах покупатели присутствовали в масках. Сейчас смысл утерян - все и так друг друга знают, но традиции остались. Для удобства маски заменили очками.
     Солнце уже садилась, и через очки было видно плоховато, но традиции надо соблюдать.
     Эльгара бодрой походкой направилась вперёд, толкнула калитку.
     Нас встретили два огромных чернокожих охранника в легкомысленных полосатых костюмах, вооружённые тяжёлыми автоматами с деревянными прикладами и дисковыми магазинами.
     Эльгара небрежно предъявила им медные кругляши, потом получила их обратно. Как из-под земли вырос вертлявый распорядитель и повёл нас по запущенному парку в здание, радостно сообщая на ходу:
     - Сегодня весомый товар. И собрались хорошие покупатели!
     Его нисколько не смущало, что мы белые. Похоже, здесь не обращали внимания на расовые предрассудки и ценили лишь деньги. Распорядитель вручил нам клочки тетрадных листов в клеточку, на которых шариковой ручкой были коряво начертаны номера – это наши места в зале.
     Здание снаружи и внутри походило на старинный цирк в центре Москвы. В фойе толкался народ – все были в чёрных очках, но не все сами были чёрными. На глаза попались два белокожих индивидуума, которые окинули нас надменными и вместе с тем оценивающими взорами, демонстративно кривя пренебрежительные улыбки.
     Послышался звонок, и участники действа устремились в зал.
     Зал был тоже типично цирковой. Амфитеатр с рядами мягкий удобных сидений, круглая арена, на которой стоял массивный дубовый стол и кресло, походившее на трон. Чуть поодаль возвышалась клетка из тонких алюминиевых прутьев.
     - Тоже дань традиции. Так раньше продавали невольников, - поясняла нам Эльгара, и у меня сложилось впечатление, что она не первый раз на подобном мероприятии.
     Прозвенел третий звонок. Свет медленно погас, и зажглись прожектора, высветив арену.
     Из-за кулис вышел Председатель сего действа. При виде его худощавой сгорбленной фигуры сердце у меня ёкнуло. Это был Рукомук Хитросплетённый собственный персоной - тот самый злосчастный судья, который заварил всю эту кашу с Тимом.
     - Вот сволочь, и здесь успел, - прошептал я.
     Эльгара тоже досадливо поморщилась – похоже, это и для неё был неприятный сюрприз.
     Председатель-судья ударил три раза в ритуальный бубен. И торги начались.
      Чиновники, одетые нарочито серо, как представители низших классов, заходили в клетку и зачитывали своё резюме. Выглядели они в большинстве своём довольно жалко – стараясь продаться подороже, блеяли о значимости своих должностей и полномочий, а также о перспективности капиталовложений в них. А потом начинался аукцион. Объявлялась начальная цена, и прожектор выдёргивал из зала каждого, набавлявшего цену.
     Это всё смахивало на невольничий рынок. Особенно коробил нешуточный азарт покупателей. Что-то бесовское было в самом факте покупки человека человеком, и при этом у всех участников торга открывались самые тёмные стороны души.
     Секретаря Верховного суда Эльгара купила сходу, предложив сумму в три раза выше запрошенной. А вот за Заместителя генерального прокурора пришлось поторговаться. Он был очень нужен белокожему хлыщу с визгливым голосом, который перебивал все предложения мулатки, поэтому цена неумолимо ползла вверх. Но, наконец, соперник сдался.
     Судья уже поднял ритуальный барабан, чтобы объявить нашу победу. При этом он выглядел очень злым. Думаю, он нас узнал и понимал, что мы что-то задумали. Но вот только ничего сделать не мог.
     Он всё не решался ударить по бубну. Потом вдруг опустил его. Судейское унылое лицо радостно просветлело. И он с ехидной улыбкой объявил:
     - Технический перерыв на пятнадцать минут.
     Зал зашумел в возмущении. Но председательствующий был в своём праве.
     Никто не вышел покурить, пожевать бутерброд или выпить пива. Вся публика осталась на своих местах. Сгустившаяся в зале напряжённая аура торгов будто гравитационной перегрузкой прижала людей к креслам. Они с нетерпением ждали возвращения Председателя, понимая, что сейчас всех ждёт неожиданный сюрприз.
     Судья появился полный спокойствия и уверенности, расправивший плечи и будто ставший выше ростом. Он занял своё место и отчеканил:
     - Изначально в наших аукционах принимали участие лишь полноправные чёрные граждане. Пятнадцать лет назад ввиду бездумной политики расширения гражданских прав расовых меньшинств, поразившей даже оборотное законодательство, на аукцион были допущены белые, что, конечно, возмутительно, однако не принимать во внимание этого факта мы не можем. Вместе с тем имеется прецедент девяносто шестого года. Согласно ему особям смешанной расовой принадлежности женского пола участие в торгах в качестве покупателей воспрещено!
     Ну, всё. Вот он - шах и мат. И никакого пути отступления мы не приготовили. Теперь оставалось только проклинать себя, что не взяли с собой Румба, который вполне мог бы выступить покупателем. Но кто же знал!
     - Прецедент ты худосочный! Чтоб тебя разорвали шайтаны! - выругался обычно благодушный Абдулкарим.
     - Это плохо. Но ничего непоправимого. Мы будем работать, - возвестила мулатка, нисколько не подавленная поражением. Наоборот, в её голосе слышалась термоядерная решимость смести все препятствия…

     ***

     На международном чемпионате в ногомяч во время матча между командами Республики Ктулху и Княжества Парнути три мяча одновременно влетели в ворота. Теперь средства массовой информации сотрясала общенациональная дискуссия, доходящая до массовых рукопашных схваток – засчитывать это или нет. Её драматичность была так высока, что тема грядущей оккупации со стороны Земли отошла на второй план, а потом и вовсе забылась. И теперь продавали уже другие сувениры – не пластмассовых космодесантников, а связанные три мяча.
     Это радовало, поскольку излишнее внимание к нашим персонам и к деятельности Земли сильно нервировало и мешало. Однако баталии между белыми и чёрными экстремистами не утихали. Так, сторонники итальянской музыки из бедных кварталов в майках с надписью «Тима на свободу» разнесли молодёжный джаз-фестиваль, переломав мебель, а заодно и кости оппонентов. В ответ «Чёрный реванш» устроил погром подпольной студии записи романсов.
     В очередной раз Эльгара Ветер назначила нам встречу в заброшенной храме воды на окраине города, в связи с кризисом веры и оттоком прихожан проданном под нежилые помещения. Там была организована наша временная штаб-квартира.
     Там имелись витражи, лавки и огромный каменный алтарь. И прямо рядом с алтарём стояло чучело шерстистого носорога с биркой музея неестественной истории. Похоже, мулатка испытывала какое-то нездоровое чувство к чучелам и исправно тащила их из родного учреждения.
     - Сегодня наши ребята разнесли рэп-клуб на Севере в отместку за налёт на студию звукозаписи, - с гордостью сообщил Румб последние известия. – Мы вернули долг.
     - Чему радуешься? – возмутилась мулатка. – Вообще не понимаю, почему именно музыка становится яблоком раздора? Фанаты одних музыкальных коллективов самозабвенно колотят фанов других групп с яростной непримиримостью, как врагов и оккупантов. При этом фанатов третьих групп все они вообще за людей не считают.
     - Музыка – это вибрации, через которые человеческое сознание входит в унисон с вибрацией Вселенной, - вставил я своё слово. - Гармония музыки позволяет постичь гармонию мира.
     - Это понятно, - кивнула Эльгара. - Ну а зачем барабаном по голове?
     - Общие вибрации означают родство душ. У незрелых индивидуумов это родство воспринимается примитивно: если мы с кем-то вместе, то надо дружить против кого-то. А против кого? Против поклонников иных вибраций.
     - А цивилизованно нельзя?
     - Можно. В развитой и солидарной цивилизации…
     Эльдара раздражённо махнула рукой и сказала:
     - Ладно, все эти бои местного значения нас сейчас касаются мало. Всё равно толпы романс-фанатов не вызволят Тима – теперь это уже совершенно ясно. Добьёмся только одного – власти упрутся, и тогда с ними не договоришься никак.
     - Ты права, Эльгара, - кивнул Румб Кувалда. - Выступления общественности ни к чему не приведут. Власти не отпустят Тима просто так. Не дадут сделать его нашим знаменем. Запретят ему жечь глаголом наши пылкие сердца.
     - Ну, хоть что-то ты понял, - с удовлетворением отметила мулатка.
     - Выход один. Побег! – сжал кулак Румб. - Мы бросим на стены наших лучших людей! Мы нейтрализуем охрану! Мы сотрём с лица земли это узилище духа и тела!
     - Угомонись, дорогой. Угомонись, - в голосе Эльгары зазвучал металл.
     Революционер вроде бы внешне сдулся, но в глазах его продолжало гореть неистребимое упрямство.
     - Побег? - она хохотнула. – Да мы не использовали ещё и половины возможностей. У нас очень тяжёлая, до полной неподвижности, правовая система. Но при сноровке и правильном приложении сил её можно сдвинуть.
     Эти её слова меня насторожили. Что-то в них было очень знакомое. И это что-то подтверждало мои давние подозрения… Ладно, всё это по боку, с деталями будем разбираться потом. А сейчас надо решать задачу, которая никак не решалась, а с каждым нашим шагом всё осложнялась.
     - Румб, - почти ласково произнесла Эльгара. – Ты же не только горлопан и драчун, готовый штурмовать тюрьмы. Ты великолепный юрист. Твоя идея с аукционом почти сработала. Так давай сооружать новый план. У тебя же есть идеи?
     - Ну, - он замялся, потом с видом человека, которого вернули из пламени и отчаянья неравной борьбы на серую обыденную землю, скучающе произнёс: - Есть один вариант. Но он обойдётся дорого.
     - Если дорого - это деньги, то пусть они вас не волнуют, почтенный Румб, - поклонился Абдулкарим.
     - Нужно много денег, - скривился Румб. - И опять идти по административным кругам.
     Из его объяснений выходило, что нужно всего лишь подправить немного протокол судебного заседания, внести одну лишнюю запятую в судебное решение и принять изменения в Закон о судебном процедурном статусе. Тогда не понадобятся на одной бумаге подписи ненавидящих друг друга Генерального прокурора и Верховного судьи. Всего-то сотворить небольшой должностной подлог. И устроить небольшую законодательную диверсию. И всё будет решено тихо, кулуарно.
     - Как мы уговорим этого барана судью, который не видит большей радости, чем сделать нам гадость, поправить его решение? – спросил я.
     - За Рукомуком Хитросплетённым стоит его политический клан, прикупивший ему должность, - заявила Эльгара. – И этот клан не прочь вернуть вложения с процентами. Тем более если отпадёт главное препятствие – согласие с Генеральной прокуратурой.
     - Ха, посмотрим, как запоёт мистер Прецедент, - потёр руки Абдулкарим.
     - И как нам выходить на эти кланы? – спросил я. - Как договариваться?
     - Я не знаю, - пожал плечами Румб. – Моя только идея.
     - Я устрою эти встречи, - сказала мулатка. - Только Румб, дорогой мой, попытайся унять своих собратьев по борьбе. Они могут испортить нам всю операцию.
      - Это не в моих силах, - возразил Румб. - Народная стихия бурлит. Революция грядёт. А ты – унять!
     - Грабежи и погромы грядут, - резонно заметила мулатка. - И бронеходы на улицах. Вот до чего вы доведёте.
     - Это стихия, Эльгара! И мы лишь щепки в её потоке!..
     В следующие дни Эльгара принялась за дело с похвальным энтузиазмом. И мы быстро освоили новую игру – как скрыться от слежки.
     Контрразведка продолжала добросовестно отслеживать все наши контакты. А мы учились отрываться от них. Проскальзывали через служебные выходы в торговых центрах, опускались в подземные коммуникации, выпрыгивали из вагонов метро и улетали на вертолётах.
     И встречались, встречались, встречались. В замках, на корабле, на свиноферме, в трущобных кварталах и в фешенебельных квартирах. В сопровождении Эльгары или без неё мы общались с мелкими посредниками, которых Абдулкарим, начитавшись «Банды Бешеного», ласково называл шнырями, и с настоящими боссами – немногословными и весомыми. И говорили, говорили, говорили. Убеждали, предлагали, витийствовали.
     Удивительно, но в итоге основные моменты грядущих соглашений были утрясены и с представителями Парламента, и с кланами. И тогда начался торг.
     Абдулкарим торговался отчаянно, за каждую крупицу золота. Мне это виделось бессмысленной тратой сил, поскольку золото для нас не стоило ничего, но мой друг получал от этого истинное удовольствие, и у меня рука не поднималась лишить его этой радости. Кроме того, он был где-то прав – слишком быстрые уступки провоцируют нравственно неразвитых особей на то, чтобы затянуть решение дела и выбить как можно больше преференций.
     Удивительно, но через несколько дней этот безумный марафон подходил к концу. Практически всё было обговорено. И мы увидели, наконец, свет в конце тоннеля. Только Румб портил настроение, когда на встречах в заброшенном соборе заунывно вещал:
     - Не верю! Они расисты и угнетатели трудового народа! Они обманут!
     Между тем оставался последний штришок – передать золото и получить все необходимые подписи. А дальше – Тим будет официально оправдан.
     «Оковы тяжкие падут,
     Темницы рухнут и свобода
     Вас примет радостно у входа».
     Я с выражением процитировал эти стихи, и Абдулкарим осведомился:
     - Омар Хайям?
     - Пушкин!
     - Ах, да. Пушкин. Негр. Что ж, в тему…
     Мы были почти в состоянии эйфории. Именно в таком состоянии хуже всего шлёпаться на грешную землю.
     В городе все-таки вспыхнуло массовое восстание. И улицы утонули в огне.
     На связь с нами по рации вышла Эльгара. Даже через скрежет эфира чувствовалась, что она метает громы и молнии и зла, как фурия.
     - Партнёры объявили нам, что все договорённости аннулированы! – огорошила она.
     - Что?! – у меня сжало сердце холодной рукой.
     - Эти мокрицы, эти гадские жабы проквакали, что не могут выступать в защиту врага государства!
     - Тима?
     - Именно! Ведь половина идиотов, что скачут с зажигательными бутылками по улицам, одеты в майки с лицом Тима! Он стал символом погромов!.. Ох, я убью Румба. Вот только увижу его.
     - А где он?
     - Тоже скачет по улицам! Червяк!
     - И что нам теперь делать?
     - Ничего! Ждать. Ждать! Ждать!!!

     ***

     Вот если себе представить такой хитрый коктейль с некоторыми аппетитными ингредиентами. В нём щедро намешаны исторические обиды, социальное и имущественное неравенство, нищета, невежество и необразованность, трущобное воспитание, непроходимая тупость ряда особей, кто идёт, куда скажут, и ломают всё, на что укажут. Ну а ещё желание пограбить награбленное, выплеснуть озлобление, мстить за несправедливость несправедливостью, а чаще всего - просто куда-то двигаться и что-то делать под воздействием пустынной колючки или разведённого спирта. Также в этом коктейле плавают вишенки в виде смутного стремления к светлому будущему, где будет равенство для всех и вся, кроме чернокожих и их приспешников. И в нём же долька лимона в виде старой доброй жажды разрушения, огня, дыма и треска. И всё это спаяно единым разумом зверя – ревущей безжалостной толпы.
     Понятно, что такие коктейли имеют особенность время от времени искриться и взрываться. Иногда они детонируют так, что сносят целые государства и вызывают к жизни демонов гражданской войны. В Республике Ктулху такая глобальная катастрофа виделась маловероятной - устойчивость государственной системы была достаточно сильная. Но где-то с периодичностью раз в пять-шесть лет вспыхивали локальные восстания, что стало доброй традицией.
     Для такого взрыва нужна искра – то есть какой-то повод, путь даже самый дурацкий. И такой искрой явились те самые злосчастные три гола.
     После очередного матча международного чемпионата по ногомячу у южного стадиона Юдостана встретились две группы фанатов – белые и чёрные. Белые, по-свински желавшие поражения своей команде и стране, скандировали: «Три мяча вам в зад». Чёрные отвечали стройно: «Наш гол в тройном размере!»
     Слово за слово. И как по накатанной – шум, драка, полиция, массовые беспорядки, восставшие белые районы.
     «Сначала ответьте за рабство, а потом поговорим за мячи!» - на всю страну по телевиденью объявил оголтелый белый болельщик.
     А тут ещё и Тима взяли на вооружение. И погромщики доблестно жгли, мародёрствовали, ломали всё, попадётся под руку, под звуки земной музыки – французского шансона и итальянских напевов. Почему-то наиболее серьёзные погромы сопровождались звукозаписями органного творчества Баха!
     Эльгара была права – это не революция, смещающая ось движения народов и указывающая путь в будущее, а обычные погромы с громкими лозунгами. Но погромы были масштабные.
     Сидя в своём номере, мы наблюдали, как в разных концах города что-то дымится, горит, слышали гром выстрелов, отчаянные вопли.
     Рядом со стеной граффити разворачивался очередной смачный мордобой. На наших глазах обосновавшихся на площади активистов «Чёрного реванша» просто вынесла обезумевшая белая толпа боевиков в футболках с портретами Тима.
     - Мой мальчик, наш безобидный Тим, - качал головой Абдулкарим, глядя на бойню и вдаваясь в патетику, вот-вот начнёт горестно заламывать руки – он может, я это знаю. – Ты так трогательно мечтал о культурном сближении планет. Чтобы через земную музыку и живопись люди ощутили себя людьми.
     - Пока же под его музыку они себя больше сверхчеловеками чувствуют. Теми, кому всё дозволено! – во мне поднималось раздражение – на моего напарника, на Тима с его психическими завихрениями, на союзников, которые ничего не могут придумать, на себя – такого бесполезного и никчёмного. Как же всё это надоело!
     Стемнело. Ночью город выглядел особенно красочно – везде что-то горело и взрывалось. И заснуть было совершенно невозможно.
     Утром телевиденье сообщило, что за ночь сожжено девятьсот машин. Телеведущие выражали искреннее соболезнования страховым компаниям, потерпевшим такие убытки. Те в свою очередь были готовы выразить соболезнование владельцам машин, которые страховых выплат в условиях форс-мажора, согласно прецеденту восемьдесят девять-бис от тридцатого года, не увидят никогда.
     Полиция пыталась наводить порядок. Стражи порядка не жалели резиновых пуль, поливали бунтовщиков водой из водомётных машин, но это как резать ножом сметану.
     Сегодня ожидался указ Демократического вождя о вводе в город пехотных дивизий для сохранения государственного строя. Руководитель страны почему-то медлил, видимо, ждал, что всё обойдётся меньшими силами и кровью. А зря. Пожар нужно гасить быстро, пока он не распространился на большие территории.
     Из отеля мы не вылезали. В номере поселилась тоска. Абдулкарим стал неразговорчивым и только листал местные книги. Сейчас читал жалостливый роман о тяжёлой участи невольников на плантациях «Сарай белого Томуса». На мой вопрос, не пора ли нам перестать играть в разведчиков и не вызывать ли спецгруппу, только пожал плечами:
     - Не знаю. Я уже ничего не знаю…
     Включив снова телевизор, я стал ждать объявление о решении Демократического вождя по вводу войск.
     Решения всё не было. Да и сами новости пропали. Вместо них погнали какие-то странные хваньские мультики про разноцветных невиданных зверей в мире духов. Тут зашуршала рация.
     На этот раз голос у Эльгары был бодрый, полный надежд и оптимизма.
     - Что делаете? Любуетесь народным гневом? – спросила она.
     - Уже наскучило им любоваться, - не слишком вежливым тоном ответил я.
     - А я уже третий день не выхожу из музея, чтобы не нарваться на что-то плохое. С моим цветом кожи мне может достаться и от тех, и от этих. За время вынужденного безделья я подумала. Прикинула. И решила
     - Что? – напряжённо спросил я, зная, что мулатка щедра на неожиданные сюрпризы.
     - Не всё пропало. Есть кое-какие идеи. И их нужно обсудить, пока ещё заварушка не закончилась. Вы не боитесь навестить даму?
     - Уже выезжаем, - сказал я…
     Наш добросовестный водитель Гурк страшно не хотел везти нас куда-то по разгромленному городу. Но я, когда надо, бываю очень убедителен.
     В результате наш лимузин пробирался на Музейную площадь какими-то запущенными окраинами и огородами, что не помещало нам получить кирпичом в заднее стекло – благо оно бронированное. В одном месте бунтари зажали нас так крепко, что мы не смогли бы выбраться, не передавив насмерть пару десятков человек. Пришлось опускать тонированные стёкла и демонстрировать свои бледнокожие физиономии, да ещё и кричать: «Братья! Мы с вами! Шансон рулит!» В другом месте мы приехали прямо под пулемётный ствол перекрывшего улицу полицейского бронетранспортёра. И мне пришлось показать офицеру верительный жетон дипломатического представительства.
     - Куда вы прёте? – воскликнул в сердцах полицейский офицер. - Там опасно!
     - К кофейной богине, - застенчиво улыбнулся Абдулкарим.
     Офицер постучал себя выразительно пальцем по углепластовому шлему. И махнул нам рукой:
     - Езжайте!
     У Музейной площади выстроилась целая цепь полицейских в доспехах. Мне пришлось изворачиваться и придумывать какие-то дикие фантастические истории о срочном культурном обмене, но все же удалось запудрить мозги представителям закона, и нас пропустили в Музей неестественной истории.
     Охранник нас уже ждал и незамедлительно проводил в хранилище. Там мирно и уютно пили хваньский чай Румб Кувалда и Эльгара Ветер. Мы присоединились к ним. Здесь царила домашняя атмосфера умиротворённости и уюта, которая особенно остро ощущалась после безумных вихрей, свирепствующих за этими стенами.
     - Румбик, - потрепала по плечу Эльгара своего друга. – Вот освободим Тима. Потом и за тебя примемся.
     - В смысле? – не понял я.
     - Да его только что объявили в розыск за нападение на полицейский участок.
     - Меня не сломить никаким узилищем! - сжал могучий кулак Румб.- И не смирить оковами.
     - Конечно, мой герой, - участливо проворковала мулатка, как мне показалось, с известной долей ехидства. - Только этот шум, гам и разбой уже выдыхается.
     - Выдыхается, - вынужден был согласиться Румб. – Нам не хватает чёткой организации, достаточного количества идейных активистов, агитаторов, а также оружия. Вот когда мы…
     - В будущем, Румб. Всё в будущем. А пока констатируем очевидное. Послезавтра Демократический вождь введёт в город войска.
     - Почему так долго? – спросил я.
     - Он хочет, чтобы энергия восстания выдохлась. А заодно надеется встряхнуть чёрное население, заплывшее в последнее время жиром и потерявшее цель жизни. Показать, как бывает в жизни всё плохо. Ну и ещё у него есть некоторые иные, сугубо политические соображения. Но это всё не так важно. Главное, максимум через неделю эта волна погромов полностью схлынет. И всё потечёт своим чередом. Значит, мы можем опять начать действовать спокойно, без обвинений в потворствовании государственной измене.
     - И как нам действовать? – спросил я. – Мне кажется, мы использовали все мыслимые и немыслимые способы.
     - Традиционно в этом месяце проводятся подпольные аукционы и торги на замещение должностей, - заявила мулатка. - В этот раз клан Генерального прокурора решил перераспределить средства в пользу Руководителя Ячейки торговли и развития. Равно как и клан Верховного судьи не будет торговаться за эту позицию. То есть основной торг будет вестись за эти две должности.
     - Ну и что? – недоумевал я.
     - Как что? Появляется возможность для манёвра. Там будут новые люди…
     - Будут, - тут у меня будто сняли предохранители в сознании, и предстала глазам чёткая картинка – я знал, как действовать. - Только не новые.
     - Почему?
     - Есть идея.
     Я изложил её в двух словах. Сперва моя авантюра была гневно отвергнута. Потом Эльгара призадумалась и сказала, что в принципе что-то можно тут сделать, однако… Потом принялись анализировать, строить комбинации. И, наконец, родился план.
     - Румб Кувалда, - обратилась к своему другу мулатка. – Тебе всё равно делать нечего – ты в розыске, а твои соратники разбежались грабить овощные лавки. Так что посиди тут спокойно пару дней и выдай все обоснования, которые возможны по нашему законодательству. Сможешь?
     - Смогу. Особенно если учесть, что у вас тут располагается одна из лучших правовых библиотек.
     - Ну, тогда вперёд! – хлопнула в ладоши Эльгара.

     ***

     - Очень приятно встретиться с вами в неформальной, можно сказать, даже дружеской обстановке, - доброжелательно произнёс я, предлагая гостю присесть на неудобный, скрипучий, угрожающе раскачивающийся стул – я его специально выбрал для этого визитёра.
     Говорят, негры не бледнеют, а сереют от стрессов и переживаний. Сейчас я мог убедиться в этом. На моих глазах чёрный, как сапог, судья Рукамук Хитросплетённый превратился в мокрую серую подвальную крысу. Губы его тряслась. Он хотел что-то сказать, но от растерянности не мог произнести ни слова.
     - Пригласил вас поболтать, как старого знакомого, - продолжал разглагольствовать я. - Вы же знаете, я человек здесь новый. Вот и хочу вашего совета и напутствия, как старого знакомого. Могу рассчитывать?
     Судья закивал, прокашлялся, но так и не выдавил из себя ни одного осмысленного звука.
     - Знаете, я уже начал немного входить в курс дела. И что меня заботит больше всего? Мы просто завалены рассмотрением материалов о злостных нарушениях правил парковки. Их тысячи и тысячи. Не так ли?
     - Д-да, - наконец, изрёк судья.
     - Это очень важно. Незаконные парковки – это спутники дорожных пробок. И это транспортный коллапс, кризис бизнеса и политики. Вы понимаете всю важность этого направления?
     - Д-да!
     - А кто рассматривает эти дела? Молодые стажёры без житейской мудрости, по глупости своей вынужденные по четырнадцать часов проводить на работе. Нет, тут нужен ум и опыт. Так что назначаю вас на этот, несомненно, один из самых важных, передовых рубежей нашего судейского, можно так сказать, фронта!
     - Но! - завопил, было, судья.
     - Кстати, учитывая ваши высокие моральные качества и преданность долгу, я снимаю с вас все денежные надбавки и премии, как унижающие достоинство гражданина. Что за подачки, право?
     Наконец, судья прочистил горло и прокаркал:
     - Но я буду получать в четыре раза меньше!
     - Конечно! - расплылся я ещё в более доброжелательной улыбке. – Но посмотрите на это с другой стороны - это какая же экономия бюджета! Любой честный гражданин должен радоваться этому. Или вы не честный гражданин? Тогда это смелое заявление для судьи.
     - Я честный гражданин, - судья начал приходить в себя, и глаза его наливались тяжёлой ненавистью. Вот и хорошо.
     - И, ваша законность, боюсь, что придётся вам заканчивать с этими унизительными административными торгами, - решил добить я своего оппонента. - Это же коррупция. А она карается по закону. И Демократический вождь объявил следующий год эпохой перелома в борьбе с коррупцией… Правда ведь?
     - Правда, - судья сдерживался, чтобы не кинуться на меня с кулаками. – Борьба с коррупцией – это важно.
     - Ну, вот и хорошо. Не смею вас задерживать. Боритесь с транспортным коллапсом! Люди будут вам благодарны!
     Он выскочил из моего кабинета, серый уже от ярости, а не от испуга. А я был мелочно удовлетворён своей местью, что непозволительно для человека, выросшего в обществе этического консенсуса в рамках гуманной концепции, но все равно очень приятно. Да и вопрос воздаяния тоже никто во Вселенной не снимал с повестки дня.
     Бедолага судья. Когда его вызвали к только что назначенному Верховному судье, он не мог даже в страшном сне представить себе, кого увидит в этом кабинете, куда ещё недавно заходил, открывая ногой дверь.
     Но обо всём по порядку.
     Румб Кувалда сделал отличную проработку, и нам с Эльгарой оставалось только донести его выкладки до нужных людей.
     Как и было обещано, в город ввели войска, те быстренько кого-то пристрелили, кого-то переехали гусеницами, собрали массовку для пары фильтрационных лагерей, и всё успокоилось, как будто ничего и не было. Остовы сожжённых легковых автомобилей и автобусов убрали, витрины поставили вновь, и начались родные и привычные для жителей Юдостана судебные тяжбы – в основном против пытавшихся уклониться от выплат страховщиков. Итак, излишнее давление в расовом котле было стравлено, энергия разрушения выплеснута на витрины и машины, теперь можно было властям отдохнуть несколько лет.
     А мы получили возможность уже спокойно и чинно совершать свои визиты. В разные кабинеты, в основном по государственным учреждениям.
     Как говорят: осёл гружёный золотом возьмёт любую крепость. Конечно, я не осёл, но зато золота у нас с избытком. Я плюнул на скаредность Абдулкарима и щедрой рукой сыпал горсти жёлтого металла везде, где это требовалось. Больше всего золота осело в покоях Демократического вождя. Уж очень много зависело от его закорючки на бланке Указа.
     Надо отдать должное Румбу – он проанализировал прецеденты и нормы закона так, что комар носа не подточит. И Демократический вождь вынужден был согласиться, что может своей властью предоставить временное гражданство «пришедшим издалека», как значилось в судебном решении трёхсотлетней давности.
     Так появились новые временные граждане Республики Ктулху – я и Абдулкарим.
     Следующий ход – прецедент номер 229-686 бис: «временные граждане обладают всем объёмом гражданских прав». Примерно то же самое говорится и в теневом законе.
     Потом мы по дешёвке прикупили изменения у Парламента статью Закона об обязательном представительстве этнических и социальных меньшинств, где прямо прописали: «временные граждане могут занимать высшие административные должности, если это продиктовано важной государственной необходимостью».
     Ну а дальше всё пошло-поехало. Снова аукцион в цирке – на этот раз по продаже вакантных должностей. Слава Богу, председательствовал уже не Рукомук Хитросплетённый – тот проводил время в своём имении на юге и знать не знал, что творится в столице. Мы ознакомились с порядком цен и без труда перебили их. И вскоре в свои кабинеты заехали новый верховный судья – это я. И новый Генеральный прокурор – Абдулкарим.
     Глубоко влезать в свои служебные обязанности я не собирался. Только не удержался и немножко рассчитался с судьёй. Тот первый день вышел из отпуска и не знал, кто уселся в кресло Верховного судьи и даже не интересовался этим, считая, что у него всё схвачено.
     На следующий день я отвёз бумагу об освобождении Тима Капуцина с размашистыми подписями Генерального Прокурора и Верховного судьи во Дворец власти.
     Демократический вождь не стал ломаться и быстро подписал бумагу.
     - Надеюсь, наше недопонимание в прошлом? – спросил он.
     - Конечно, уважаемый вождь, конечно, - залепетал Абдулкарим. – И хотелось бы рассмотреть вопрос об увеличении квот на вывоз водорослей.
     - Это нуждается в проработке. И я надеюсь, заниматься ею будет не помилованный нашей милостью из гуманных соображений ваш ветреный соотечественник.
     - Конечно, нет, - сказал Абдулкарим. - К вам вскоре прибудет новый торговый представитель. Но вопрос о квотах желательно решить до его приезда, чтобы он не испытывал излишних трудностей и утомления и не надоедал вашим подчинённым и вам.
     И они пустились в торговлю…

     ***

     Бывший Генеральный прокурор по привычке своей наслаждался жизнью на белоснежной яхте, болтающейся на волнах около поросшего пальмами островка.
     На этот раз нам не пришлось прыгать на палубу с верёвочной лестницы. Вертолёт сел прямо в центр очерченного круга. Ведь яхта была куда больше предыдущей и напоминала скорее небольшой теплоход со стремительными приглаженными очертаниями.
     - Прикупили лодочку на пенсионные отчисления? – поинтересовался я, усаживаясь на мягкий оранжевый диванчик и принимая у молчаливого белого слуги коктейль с соломинкой и долькой лимона.
     - Теперь я глава клана, и мне надлежит заботиться о статусе, - сообщил Мулумба Великолепный.
     - Это серьёзное повышение, почтенный толкователь закона? – спросил Абдулкарим.
     - Очень серьёзное, мой добрый коллега, - усмехнулся бывший генпрокурор, глядя на человека, который волею судеб, хитрости и подкупа принял у него бразды правления.
     - Мы вчера сложили полномочия, - объявил Абдулкарим. – Так что можем с вами открыть клуб отставников.
     - Знаю. Уже назначены внеочередные торги. И мы подумываем принять участие в них… А вы остроумно вышли из ситуации. Я восхищён.
     - Мы просто последовали вашему совету, - сказал я.
     - Какому из многих? – внимательно посмотрел на меня Мулумба.
     - Найти людей, которые нам помогут. И оказалось, что добрых людей действительно много.
     - Человек должен быть добрым, - кивнул бывший генпрокурор. – На то он и человек.
     - Эльдара Ветер - кто она вам? – как бы невзначай, о чём-то не слишком существенном, бросил я. – Уж не дочь ли?
     Мулумба улыбнулся, отхлебнул коктейль и произнёс:
     - Нет, ну что вы. Племянница. Только племянница. Любимая племянница…
     Ну, вот всё и сложилось, как я и думал. И слова Мулумбы Великолепного в прошлую встречу о том, что нам необходимо найти друзей. И сами неожиданно возникшие друзья. И оговорки Эльгары о тяжёлом теле закона – наверняка она говорила дядиными словами, при этом слегка забылась, что случается и у опытных агентов.
     - Она работает в генпрокуратуре? – продолжил я.
     - В службе тайных начал… Она всегда была умненькой девочкой. И сама поступила в академию контрразведки.
     - Даже так, - усмехнулся я.
     - Между нами останется, я надеюсь. Вы же не будете выбалтывать подобные секреты.
     - Конечно, не будем… А она с самого начала выполняла задание, внедрившись в окружение Тима?
     - Это даже не задание. Это её жизнь. Она отслеживает негативные и злокачественные социальные и культурные тенденции.
     - И душит их, ая-ай-ай, - расстроился Абдулкарим и мечтательно причмокнул: - Кофейная богиня.
     - Не душит, - возразил бывший генпрокурор. - Сглаживает. Она как никто умеет это. Нам нужно пройти по узкому мосту. Идеи неравенства и угнетения омерзительны. Но цивилизация должна переболеть ими, как дети корью. И мы всего лишь пытаемся сделать так, чтобы больной перед выздоровлением был с не слишком высокой температурой. Вы поймёте меня, надеюсь.
     - Мы всегда всех понимаем, - кивнул я, добавив про себя: «мы же дипломаты».

     Миссия третья
     Лунная опупея

     Кто бы мог подумать, что старший дипломат-ассистент Кульман Южин сразу грохнется в обморок? Да и вообще, кто мог представить хоть что-то подобное, когда мы затевали эту небольшую безобидную лунную экспедицию?!
     Но обо всём по порядку…
     Восседавший в чалме и халате на компактной антигравитационной платформе Абдулкарим, в своей неизменном вышитом золотом халате и чалме, сейчас походил на сказочного джина на ковре-самолёте.
     - А вот и первая база! – радостно воскликнул он.
     Я устремился за ним.
     Прикрытые от вакуума текучей силовой защитой, мы вполне комфортно парили на платформах над ровным, как крышка обеденного стола, кратером диаметром в пятнадцать километров, в самом центре которого располагалась брошенная почти пятьдесят лет назад лунная база.
     Солнце поднялось над изрезанным зубьями скал горизонтом, окрасив лунную поверхность в серый, с оттенком зелёного, цвет и заиграв лучами на серебристом куполе лунной базы.
     - Подойдём ближе, - произнёс я.
     - Истина глаголет твоими устами, - кивнул Абдулкарим и заложил вираж, с километровой высоты идя на неторопливое снижение. Я устремился следом.
     Через несколько минут мы зависли над небольшим куполом с квадратным наростом шлюзового отсека на боку. Поблизости шли ряды солнечных батарей. Чуть дальше виднелись посадочные платформы всех четырёх экспедиций, а также брошенный навсегда на своей последней стоянке нелепый луноход, похожий на телегу из алюминия.
     - Потрясающе! - восторженно воскликнул Абдулкарим. – Первые люди на Луне!
     Его воодушевление передалось и мне. В том, что мы видели, было своеобразное волшебство. Для людей первый шаг на спутник их планеты всегда имел эпохальное значение. Он демонстрировал мощь человеческого разума и технологий. И являлся символом исторического перелома – начала грядущего покорения иных миров. Это общая закономерность и для Земли, и для практически всей Галактической галереи отражений, состоящей из землеподобных миров-зеркал, схожих между собой массой, атмосферой и биосферой. На каждой зеркальной планете есть свое человечество, биологически подобное нашему. И на большинстве имеется своя Луна, на которую ночами воют волки и под которой прогуливаются счастливые влюблённые. И куда однажды ступает нога человека, и это на миг заставляет человечество почувствовать себя единой семьёй.
     - Уважаемый Александр, ты и сейчас будешь говорить, что я не прав? – торжествующе вопросил Абдулкарим.
     - Наверное, ты был прав, - признался я.
     Два часа назад звездолёт-трансформер «Богиня Деви» вышел из К-мерности в стандарт-континуум рядом с планетой Иллюзион. На его борту была дипломатическая миссия Земли, состоявшая из дипломата-функционала Александра Иващенко, то есть меня, а также Магистра торговых отношений Абдулкарима Эльхана. Задача перед нами стояла простая – установление дипломатических и коммерческих контактов – в общем, мир, дружба, взаимопомощь и сотрудничество.
     На подходе к Иллюзиону Абдулкарим предложил для установления доверительных отношений слетать быстренько на естественный спутник планеты, видеофиксировать места исторических свершений и преподнести планетарному правительству смонтированный голографический фильм, озвученный самой торжественной музыкой из наших запасов. Здесь после последней лунной экспедиции прошло уже пятьдесят лет, туземцы больше так далеко в космос не забирались, ограничиваясь максимум геостационарными спутниками. Так что им будет очень приятно получить такую голограмму, напоминающую о великих свершениях и зовущую к новым горизонтам.
     - Выгоднее всего играть на чувствах патриотизма, - убеждал меня мой друг и соратник Абдулкарим. Он происходил из древнего арабского купеческого рода и продолжил семейную традицию в межзвёздной торговле, поскольку на современной Земле подобные навыки не востребованы. Никто лучше него не знал, как найти дверцу к сердцу покупателя. – Мол, мы уважаем ваши великие достижения. Вы уважаете наши предложения о скидке в пятьдесят процентов на линию фильмов ««Исповедь инфузории». Ну и еще подкиньте от щедрот душевных сериальчик «Исповедь губителя зелёных насаждений». Ха, это бизнес, мой добрый друг. Это симфония тщеславия, человеческих слабостей и торжество алчности!
     После изобретения молекулярных сборщиков и эфирных накопителей материальные ценности перестали на Земле быть проблемой. В других мирах мы приобретали информацию, затейливые технологии, до которых не дошли сами, и, главное, достижения культуры. Абдулкарим был намерен поживиться на Иллюзионе причудливыми плодами культуры, в основном, кинематографа, которым славилась эта планета.
     Мне эта идея насчёт Луны с самого начала не особо приглянулась. Почему-то казалось, что она выйдет нам боком, но о своих чувствах я не распространялся. В конце концов, даже у такого интуитивного сканера, как я, опасения нередко бывают просто опасениями, а не прогрессией в будущее. Так что я мысленно обозвал себя перестраховщиком и, паря над лунной базой, преисполнился искренним детским ликованием, а все мои страхи казались сейчас искусственными, надуманными. Первый след человека на Луне – в этом была магия, которая коснулась и меня.
     - Как хочется приземлиться, пройтись, потрогать всё руками, - мечтательно протянул Абдулкарим.
     - А вот этого делать нельзя, - сказал я.
     - Правильно, почтенный Александр. Нам же не дают попробовать на зуб золото Шлимана или поскрести ногтём Венеру Милосскую. Это теперь музей. На века. На тысячелетия.
      - Музей, - кивнул я, снижая платформу до высоты полутора метров и разглядывая цепочки следов ребристых подошв первых космонавтов. Это балы законсервированная на века история. Следы останутся в таком виде на очень долгие времена, если, конечно, их не сотрут люди или не повредит залётный метеорит. Это на планетах ветра, подвижки почвы, землетрясения очень быстро стирают память. Здесь же вакуум – самый лучший консерватор истории.
     - Ты прав, Абдулкарим, - произнёс я, поднимая платформу на несколько метров. – Жителям Иллюзиона будет приятен наш подарок.
     - Ну да. Они же действительно здесь были, - вздохнул Абдулкарим. – Не то, что некоторые.
     - Это ты про нас?
     - А про кого же ещё?
     - Всё, пора, - решительно произнёс я. – Мы и так вышли из графика.
     - Пора, - Абдулкарим потёр жадно свои пухлые руки. – На бой, на торг, на рынок!.. Вперёд, мои боевые слоны.
     - Это ты про меня? – хмыкнул я.
     - Ну что ты, почтенный Александр. Это я образно.
     - Ну тогда в атаку. И возьмём очередную крепость, мой добрый соратник!..

     ***

     Звездоскрёб Дипломатического Департамента возвышался в самом центре столицы Иллюзиона Квадрокадре. Для ожидания нам отвели огромный старомодный кабинет. Мебель в нём состояла из массивных, с затейливой резьбой столов, стульев, пузатого буфета и книжных шкафов с запертыми стеклянными дверцами. Сводчатый потолок расписан в сюрреалистическом стиле – какие-то тающие, как снежные комья, дома, растекающиеся по поверхности земли башни, окружённые часами на тараканьих ногах и летающими слонами.
     Вдоль всех четырёх стен тянулась галерея обрамлённых в тяжёлые золотые рамы киноафиш с подлинными подписями участвовавших в съёмках кинозвезд. Похоже, здесь это приравнивалось к солидной картинной галерее, призванной подчеркнуть помпезность и значимость данного места. Это как живописные полотна старых мастеров во дворцах на Земле. Ну что ж, неудивительно, учитывая, какое гипертрофированное значение имеет на планете Иллюзион кинематограф.
     Невысокий, пузатенький, горбоносый, с жиденькой бородкой Абдулкарим сменил халат на парадный костюм дипломата, состоявший из чернильно-чёрных брюк и усеянного красными и синими голографическими звёздами кителя с изображением земного шара на груди. Уютно расположившись в массивном низком кресле, он листал стопкой сложенные на столе толстые каталоги в кожаных переплётах, в которых была предлагаемая местная продукция. Единственными товарами, которыми мог заинтересовать нас Иллюзион, были предметы культуры, в основном, произведения кинематографа.
     Абдулкарим, заранее ознакомившийся с конъюнктурой и проинструктированный перед отлётом разными специалистами, в основном, социальными инженерами, теперь хмурясь, улыбаясь, причмокивая, со знанием дела перелистывал тяжёлые страницы.
     Те из местных, кто готовил визит, к своим обязанностям отнеслись добросовестно, все коммерческие предложения разбили по разделам, заранее написали цены в эквивалентах или товары, которые хотят получить от нас на обмен.
     Ко всему, что связано с кинематографом, на Иллюзионе относились очень серьёзно и обстоятельно. Все виды видеопродукции были закреплены законодательно. То же относилось к книгам и компьютерным играм, но там всё было гораздо менее детализировано, поскольку они были на отшибе культурного процесса. На этой планете безраздельно властвовало КИНО! Страницы в каталогах были разбиты на жанры и помечены ссылками на регламентирующие их статьи законодательных актов.
     - Так, статья 41-прим Постановления № 396_КА Всемирной ассамблеи «О жанровой кодификации видеопродукции и ответственности за нарушение установленных нормативов», - вслух озвучил Абдулкарим, водя пальцем по тексту. – Жанр «серийная патока». Что они нам предлагают? «Птичьи заботы не волнуют сусликов». «Она выбирает ненависть». Интересно, интересно, но цены кусаются…
     У Абдулкарима всегда кусались цены. Хотя надобности в этом особо не было, но торговался он за каждый эквивалент так отчаянно и отважно, как сражается птица за своё гнездо с птенцами.
     - Так, а тут у нас выгодунчики базарные, - пролистнув еще пару страниц, объявил Абдулкарим. – Три серии. «Чума в борделе». «Чума в храме», «Чума в свинарнике». А ещё - «Её смертельный бутерброд» и «Её прощальный свисток». Интересно, интересно…
     Я стоял у стрельчатого окна. Кабинет располагался на сто одиннадцатом этаже, и отсюда был виден погружающийся в вечерний полумрак город. Он уходил далеко за горизонт, бесконечный, таинственный и внушительный. Вздымались иглами сотни небоскрёбов, которые называют здесь звездоскрёбами – стеклянные, каменные, со шпилями, колоннами или строгие, без архитектурных излишеств. Внизу вились узоры многоуровневых дорожных развязок. На высоте здания связывали капсулы струнного транспорта или рельсы, по которым бежали разноцветные поезда. Кружились вертолёты, похожие на шмелей и стрекоз. Над городом неподвижно висели дирижабли, на пол-неба проецируя голограмму с рекламой кинематографических новинок.
     Абдулкарима красоты чужого города не волновали. Он продолжал озвучивать коммерческие предложения:
     - Так, здесь у нас жанр «мурашники хладнокожие». Предлагаются «Кролик людоед». «Мокрицы-убийцы». «Мы возьмем ваши ноздри». «Вампир-стоматолог». «Серийный убийца – младенец!» Ай, какой подход. Ай, какая драма. Но опять дороговато.
     Я продолжал смотреть на город. Когда мы ехали по нему, я видел одетых в стиле ретро людей. Фетровые шляпы, плащи с широкими плечами. Дамы в длинных платьях, на шпильках, в мехах и с бриллиантовыми серьгами. Машины тоже выглядели старомодно - с изогнутыми крыльями и зверскими выражениями никелированных радиаторов. Всё стильно и со вкусом – у жителей было какое-то внутреннее чувство стиля и гармонии.
     - Так, раздел поскакушек-развратушек пропустим. Шутики примитивные – тоже. А здесь хохотунчики элитные. «Встреча с левой ногой» и «Гнев суслика»… Нет, не годится… А это что тут у нас за откровения? «Медведь на элеваторе». Интересно, интересно…
     Мы ждали уже час. Встретили нас, как положено, с ковровой дорожкой и оркестром, но где-то на окраине города, на плацу, вокруг которого тянулись унылые казарменные двухэтажные здания. Туда мы переместились своим ходом, благодаря бросковому блоку. Особого ликования по поводу нашего прибытия не наблюдалось, впрочем, как и натянутости. Так принимают прибывших издалека родственников, которые вроде и не особенно нужны, но и посылать их неприлично, кроме того, может они еще на что-то и пригодятся. В общем, средненько так приняли. А теперь ещё заставляли ждать в кабинете. Не то, чтобы ситуация сильно напрягала – так бывало на многих мирах. Но мне больше нравится, когда нас встречают с распростёртыми объятиями, как родных братьев, утерянных в младенчестве.
     Ладно, всё это решаемо. Главное, нет открытой агрессии, что случается нередко. Нет нарочитого изоляционизма, типа «вас сюда не звали, и мы к вам не лезем, если что надо, пишите мелким почерком на деревню в Магелланово Облако».
     - А ты знаешь, что особым спросом здесь пользуется жанр «дурашечные примитивники»? – заявил Абдулкарим.
     - Почему? – заинтересовался я, оборачиваясь к нему. – Людям что, приятно чувствовать себя примитивными дураками?
     - Ай, ну конечно, нет. Они утешают себя тем, что идут смотреть не на фильм, а на дураков в ареале привычного обитания. Так что все залы забиты.
     - Где-то ты прав, - согласился я.
     - Так. А вот официальные пафосники. «Куляба Великолепный». «Битва за водокачку»… Тут у нас жанр «Крамольные иглоуколы» с критикой существующих порядков в государстве и очернительством истории. «Великий клопомор» и «Кровавое колесо»… Дальше слезогонки… Авторские маразмунчики… Низкобюджетные эпатажинки… Высокобюджетные деньгосборники. Тут интересны «Доктор-Каюк против Грузиллы», «Человек-сундук против женщины-крысы».
     Я посмотрел на висящие на стене массивные бронзовые часы с мерно раскачивающимся маятником и досадливо воскликнул:
     - Уже больше часа мы здесь, а никого нет!
     - Может, о нас забыли, - предположил Абдулкарим.
     - Ага. Или взяли в заложники!
     - Успокойся, мой нетерпеливый друг. Мы неплохо проводим время. Спасибо им, что дали возможность сориентироваться, - Абдулкарим положил ладонь на увесистый каталог, а потом открыл его. – Поехали дальше. «Война и пир», двадцать эквивалентов.
     - «Война и пир»? – заинтересовался я. - Ничего не напоминает?
     - Да много что напоминает, - усмехнулся Абдулкарим. – Вон, смотри, что нашёл. «Гадость и предубеждение». «Сага о фосфатах». «Ноющие в терновнике». «Унесённые тапком». «Дон Банкрот Скитальческий». «Подвиг ревизора». Ну и «Козёл и семеро волков».
     - Они что, уже давно получили доступ к нашим базам данных? – удивился я. - Это пародии?
     - Мне кажется, всё проще, почтенный Александр. В изолированных друг от друга мирах-зеркалах всегда присутствуют смысловые и культурные заимствования. Это ещё одно свидетельство наличия единых информационных структур, объединяющих все миры-зеркала…
     Была такая гипотеза, что миры-зеркала роднит единое информационное поле, которому не помеха межзвёздные расстояния. Такая вот Галактическая телепатическая связь между родственными цивилизациями. Мы не раз натыкались на идеи, которые витают даже не в воздухе, а в космосе и одинаково реализуются в таких далёких друг от друга мирах. Что ж, похоже, мы видим ещё одно наглядное подтверждение этой теории.
     - Так, - Абдулкарим пролистнул несколько страниц. - Здесь у нас жанр «Ископаемые»… «Мутотень над городом» – эпическое черно-белое полотно, так и непревзойдённое современными авторами… Интересно, интересно.
     Еще через четверть часа появился старший ассистент Дипломатического департамента Кульман Южин. Он был массивен, как комод, обладал широким румяным лицом, редкими волосами. На его приплюснутом носу приютились круглые очки, на губах застыла наивная детская улыбка. Те, кто его назначал на эту должность, знали толк в своём деле. На человека с таким лицом просто невозможно сердиться.
     Тяжело приземлившись в самое большое, как раз по его габаритам, кресло, он минут пять рассыпался в велеречивых извинениях. Кажется, он искренне убивался по поводу того, что таких уважаемый и почётных гостей заставили так долго ждать. Ссылался на бюрократические процедуры, горько вздыхал и в одном особенно драматическом месте своего повествования о трудностях дипломатической работы даже пустил скупую слезу.
     - Но я вижу, что вы мужественно, как герои эпика «Битвы в шкафу» перенесли это невыносимое ожидание, - объявил ассистент торжественно - он вообще постоянно ссылался на какие-то фильмы и что-то там цитировал. А наши лингватрансляторы добросовестно переводили каждое его слово.
     - Мне кажется, вы слишком близко приняли к сердцу наши небольшие трудности, - произнёс я успокоительно.
     - Моё сердце не может быть безучастно, - Кульман Южин положил руку себе на грудь.
     - Это очень хорошо, - мне не терпелось перейти к делу. – Но..
     - Да, да, конечно. Сейчас мы обсудим порядок и процедуру официального приёма у Исполняющего обязанности главы государства. К сожалению Главный политический режиссёр находится на излечении, и его замещает великомудрый Як Богуржанский. В его плане встреча с вами через пять дней.
     - Через пять дней? – удивился я.
     - Вы не представляете, как мне это рвёт сердце. Исмерильда из «Ига жестокого несправделивца» не страдала больше, чем я сейчас. Но я ничего не могу поделать. Ничего!
     Ну что ж, в очередной раз я убеждался, что на нас всем здесь плевать. И никакого ажиотажа наше прибытие не вызвало.
     Впрочем, возмущаться я не стал. Нас не пытаются заковать в цепи и не бросают в холодный каземат – уже хорошо. А ведь бывало в моей карьере и такое – и всё равно мне удавалось в итоге достичь назначенных целей. Так что эта ситуация далеко не самая худшая.
     - Но это время не пропадёт даром, - заверил Кульман Южин. - К вашим услугам лучшие киноарены и подпольные просмотровые кабинеты. Мы разработали прекрасную программу вашего пребывания. Вы будете очень довольны. Надеюсь, что вы даже будете восхищены! Покорены! Воодушевлены!
     Я решил, что пора вставить своё слово в этот аттракцион невиданной щедрости:
     - У нас тоже есть, чем порадовать вас.
     - Интересно, интересно, - аж подался вперёд в своём кресле Кульман Южин.
     - Мы хотим преподнести вашему народу скромный дар.
     - Ох, вы не представляете, как мы любим дары, - обрадовался ассистент. - Пусть и скромные. Но от чистого сердца.
     - Да. По дороге мы залетели на вашу Луну с целью посетить место ваших лунных экспедиций. И сделать высококачественную документальную запись, которая тоже воодушевит, восхитит и покорит ваши сердца, - не удержавшись, ввернул я язвительно.
     - Запись. Документальная, - озадачился Кульман Южин. - И что на этой записи?
     - Ваша лунная база! – торжественно объявил я, и нажал на кнопку на браслете.
     В воздухе возникло изображение снятой нами лунной базы. Было полное ощущение присутствия. Картинка была изумительно красивая – купол, луноход и солнечные панели в ярком свете восходящего на горизонте солнца.
     Улыбка сползла с губ чиновника. Он начал смертельно бледнеть. И хрипло произнёс:
     - Лунная афера. Неужели это правда!
     - Какая лунная афёра? – непонимающе спросил я.
     Кульман Южин не ответил. Он просто грохнулся в обморок …

     ***

     Ассистента мы привели в чувство достаточно быстро. Я приложил к его шее кубик экспресс-диагноста, который проинформировал, что никаких фатальных процессов в организме пострадавшего нет, а его состояние вызвано неожиданным сильным переживанием.
     После электростимуляции биоактивных зон Кульман Южин тяжело поднялся на ноги. Встряхнул головой. Одичало поглядел на нас. И, ни слова не говоря, устремился прочь из комнаты.
     Как только он исчез, появились охранники в полицейской форме, бронежилетах и касках, увешанные автоматическим оружием. Старший сухо сообщил:
     - Пожалуйста, не предпринимайте попыток покинуть помещение.
     - Я вас заверяю, что мы не доставим вам беспокойства, - произнёс я.
     Старший щёлкнул каблуками, и охрана удалилась из комнаты, расположившись в коридоре и блокируя любую попытку побега.
     Конечно, всё это сущая ерунда, никакой опасности для нас не было. Мы в любой момент могли перенестись на корабль или выйти в другую мерность, где будем недоступны для всех физических воздействий стандарт-континуума. Но создавалось нехорошее ощущение – на нас смотрели сурово, как на лишних свидетелей. Тех, кто слишком много знает и кому лучше исчезнуть навсегда.
     Так это что получается – мы видим крах переговорного процесса? В результате установление дипломатических отношений может быть оттянуто и на год, и на тысячу лет.
     - Почтенный Александр, - строго произнёс Абдулкарим. – Надо что-то делать. Мы не можем просто уйти отсюда. Нам этого не простят.
     - Почему?
     - Потому что на торговые отношения Земля возлагает большие надежды. Очень большие. Вон, фильм «Бедная грымза». Наши социальные конструкторы перед отлётом заверяли меня, что этот фильм просто необходим для статусного возвышения земного Тайного общества задохликов и для его агрессивного целеполагания.
     - Ну да, - кивнул я.
     По теории социального информационного инжиниринга ряд фильмов Иллюзиона идеально подходил для регулирования некоторых социальных энергетических потоков на Земле. Точечное внедрение чуждых культурных кодов трансформирует духовные потоки в нужном направлении и вырабатывает иммунитет у некоторых групп населения к негативному постороннему воздействию. Достигается позитивная динамика энергетики даже на планетарном плане. Стихийная лига лапотников, ассоциация биоморфологов, а также социологи-конструкторы выкатили Абдулкариму огромный список кинофильмов, на которые они рассчитывали. И вот теперь все планы рушатся.
     - Подотдел массовых галлюцинаций снимет с меня шкуру и набьёт из неё барабан, - запричитал Абдулкарим. – О, горе мне, горе!
     - Не всё потеряно, - без энтузиазма произнёс я. – Сначала нужно разобраться, в чём проблема.
     - Сначала нужно, чтобы сняли охрану. Она очень нехорошо на нас смотрит. Как на покойников.
     Охрану не сняли. Наоборот, её стало ещё больше. Через четверть часа в помещение зашли трое солдат в тяжелой броне, поводили вокруг сканером и удалились. Кого ожидать дальше? Робота трансформера?
     Нет, робот не появился. Зато после тяжёлых пехотинцев в комнату вошёл высокий сухощавый мужчина с пышной седой гривой волос. На его морщинистом лице застыло вечно-кислое выражение. Он внимательно посмотрел на нас – глаза у него были умные, пронзительные, проникающие в самую душу.
     - Рад приветствовать вас на Иллюзионе, - откашлявшись, проскрипел он и представился: – Як Богуржанский, вице-режиссёр этой планеты.
     Во как! А как же его многотрудные дела, которые не позволяют в течение ближайших дней выделить даже секунду на встречу с представителями Земли?
     Мы тоже представились, расшаркались в комплиментах и славословия, а потом устроились друг напротив друга в креслах. Абдулкарим заметно повеселел. Посыпание пеплом по поводу собственной никчёмности у него откладывалось. Возможно, дело шло к хорошему торгу.
     - К сожалению, я не мог вас лично встретить, - голос у вице-режиссера был скрежещущий и неприятный. - Накопилось слишком много дел. Однако неожиданно возникли чрезвычайные обстоятельства. И нам нужно незамедлительно принять консолидированное решение.
     Говорил он жёстко, напористо. Все, с кем сталкивались до сей поры на этой планете, были эмоциональны, податливы, сентиментальны. Як Богуржанский был человеком другой породы – стальной прагматик, волевой лидер, который не будет лить слезы о судьбе киношных персонажей.
     - В связи с нашим визитом? - приподнял я бровь.
     - Да. В связи с вашим визитом к нам. А перед этим на Луну.
     - Кульман Южный обмолвился о лунной афере, прежде чем почувствовать недомогание, - произнёс я.
     - Да, - кивнул вице-режиссёр. – Есть у нас Иллюзион. Есть Луна. Есть и лунная афера…
     Интересно получается – подумал я. Необходимо отметить, что лунные аферы – это какое-то общее поветрие в мирах-зеркалах. Пугающая закономерность. В сорока процентах планет Галереи отражений были попытки фальсифицировать полёты на естественные спутники, чтобы воодушевить и сплотить население – за кого-то или, наоборот, против, не так важно. Главное – это действенное средство консолидации, которые использовали все, кому не лень. Когда не было технических возможностей совершить реальные полёты, в ход шли кудесники-киноделы. Вместо лунной поверхности использовались павильоны, где из картонных корабликов ступали на пол, посыпанный песком, артисты-космонавты и говорили что-то о маленьком шажке человека и большом шаге всего человечества. Вот и наша Земля тоже не прошла мимо этого. В конце двадцатых годов двадцать первого века российско-китайский экипаж успешно прилунился в кратере Циолковского, и нога Бореслава Сергеева первой ступила на поверхность спутника Земли. Тогда прозвучала крылатая фраза:
     - Ну что, приехали!
     Выяснилось, что американские космонавты в «Аполлонах» честно крутились вокруг Луны. Но вот только посадочный модуль мог еще приземлиться с экипажем на поверхность, однако потом достичь орбиты уже был не в состоянии. Поэтому аппарат приземлился без людей на борту. Остальное снимали в Голливуде, и вовсе не Спилберг, который было не при чём, а один из его подающих надежды учеников.
     Почти шестьдесят лет моему человечеству морочили голову кукловоды, которые считали, что купили этот мир. Нагло, цинично и бесстыдно они играли на лучших чувствах – на стремлении к покорению новых земель, на свойстве человека всегда идти к горизонту, на безудержной тяге к новым знаниям, ради которых люди жертвовали жизнью.
     Этот скандал стал одним из мощных толчков, приведших к укреплению новой гуманитарной парадигмы. Все народы земли поняли - с людьми так нельзя. Что-то сильно не в порядке с мироустройством, если кукловоды позволяют себе такое.
     - Дальнейший разговор возможен только при обещании соблюдения строжайшей конфиденциальности, - строго уведомил Як Богуржанский. - Кроме вас и ваших политических режиссёров никто об этом знать не должен. Иначе мы не посчитаем нужным заключить с вами дипломатические отношения и изолируемся от вас.
     - Мы уважаем вашу добрую волю, - произнёс я осторожно. - Конечно, если это не противоречит безопасности Земного содружества.
     - При чём тут ваша безопасность? Речь идёт о наших основах. О мифах, которые есть у каждого общества. Которые составляют фундамент государства. И уничтожение которых очень быстро размывает основы этого самого государства. И это грозит обрушить всё здание общественного согласия.
     Тут он прав. Раскрытие лунных махинаций обладает волшебной силой. Одним из толчков к стремительному расколу США на двадцать девять самостоятельных государств с последующими деградацией и опустошением явилось как раз раскрытие лунной аферы и крах мифа о собственной исключительности.
     - И какой миф мы можем разрушить? – спросил я, недоумевая.
     Несколько часов назад я собственными глазами видел базу на Луне, следы космонавтов, и никаких сомнений, что жители Иллюзиона там побывали у меня не было. И в чём заключается эта страшная афера, способная потрясти основы основ, разобраться я был не в состоянии.
     - Миф о том, что мы не были на луне, - замогильным тоном объявил Як Богуржанский.
     - Простите, я не совсем понял глубину этой метафоры.
     - Да, мы были на Луне. И правда об этом – это настоящая катастрофа!..

     ***

     Тридцать лет назад на всемирном референдуме девяносто пятью процентами голосов планета Эллиния была переименована в Иллюзион, всемирное правительство – в студию глобального управления, а президент – в Главного политического режиссёра. Планировщики-сценаристы писали планы экономического развития на пять сезонов. А ассистенты Главного политического режиссёра руководили Департаментами. Но еще задолго до искусство кинематографа стало здесь основным социальным фундаментом.
     «Главным искусством для нас является кино» – так, кажется, говаривал вождь первой гуманистической геополитической диктатуры Земли. Его завет был реализован на Иллюзионе, притом в карикатурном виде. Вся пассионарная энергия, которая движет учёными, покорителями космоса, первопроходцами, здесь с давних времён канализировалась в различные виды искусства - театр, цирк, пантомиму. Но появившийся сто тридцать лет назад кинематограф быстро и безоговорочно взял верх, оставив позади всех конкурентов. Никакие компьютерные игры, сетевые развлечения, интерактивное телевиденье, книги даже близко не приближались к нему по популярности.
     Кинематограф безраздельно владел умами в этом мире. Сначала немое, потом звуковое, цветное, наконец, голографическое, с эффектом присутствия кино погружало население в параллельную реальность. Людям интереснее всего в этой жизни стали киногерои, кинобаталии, кинострасти. Эта странная культура заменила религию, духовные поиски. Гигантские кинотеатры, вмещающие десятки тысяч людей, спорили размерами с земными стадионами. Планетой правили иллюзии.
     Пятьдесят лет назад, до большого объединения, здесь было два глобальных соперничающих государства – Альхах и Благодатный Бархых, порой подходивших к грани большой войны. Кризисы, экономическая неразбериха, имущественное расслоение, грязные политические игры верхов, мрачные перспективы и взаимное озлобление царили в то тёмное время. Тогда и был затеян в Альхахе культурный мегапроект - фильм «Шаги на Луне», который был призван объединить всю страну, а потом и человечество. Гениальный режиссёр Астр Табурис с самого начала понял, что создать такого масштаба произведение можно, только если снимать его с натуры, фиксировать людей в реальностях чужого мира. И в этот обман были втянуты тысячи работников, задавленных секретностью или просто выполнявших свою часть работы и не знавших, зачем это нужно. Космонавтика была тогда уже достаточно развита, вращались искусственные спутники связи и телекоммуникации, так что технически проблема оказалась решаема. Был совершён настоящий полёт на Луну и создана настоящая лунная база. Так состоялся гигантский обман – банальные документальные кадры были выданы за роскошные павильонные и компьютерные съёмки, а повседневные отношения обычных людей за высокие плоды сценарного гения! Результат превзошёл все ожидания. У каждого жителя Иллюзиона сегодня живёт в сердце частичка великого художественного фильма о великом лунном походе.
     - И что, теперь мы должны сказать людям: культурного мегакинопроекта, достигшего вершин человеческого духа, не было, а имело место лишь жалкое описание жалких реальных событий? – обвёл нас грозным взором вице-режиссёр. – И ещё показать ваши съёмки?
     - Да, незадача, - протянул я.
     - Это значит подорвать веру в святое искусство. А человек без веры – это зверь!
     - Одного не могу понять, - произнёс я. – Перед официальным визитом мы достаточно тщательно изучили ваши информационные сети. И у нас не возникло никаких сомнений, что там описывается реальная высадка на Луну, а не кино.
     - Вы просто не обратили внимания, - Як Богуржанский жестянно и совсем невесело засмеялся. – В нашей сети вообще всё на свете описывается как реальные события. Но только настоящие события помечены буквой «Р» - реальность. Всё остальное – иллюзия. Которая для людей гораздо более значима.
     - Как так может быть? – спросил я. - Как можно воспринимать мир через иллюзию?
     - Действительность для нас всегда такова, какой мы её воспринимаем. Мир для человека – это, прежде всего, отношение к нему. И искусство тут гораздо предпочтительнее, потому что именно оно напрямую работает с эмоциями, идеями. Именно оно даёт пламенные примеры. В отличие от реальной жизни, где оборотной стороной любого подвига является грязь, кровь и отчаянье.
     - У вас очень чувствительное население, почтенный вице-режиссёр, - угодливо заулыбался Абдулкарим.
     - Да. И мы гордимся этим
     - Но кино должно лишь отражать реальность, - никак не мог успокоиться я.
     - Кому должно? – усмехнулся Як Богуржанский. - У нас оно создаёт реальность. И в этом есть свои плюсы.
     - Какие?
     - Воюем, льём кровь, спасаемся в глобальных катастрофах мы больше на экранах.
     - А кто решает реальные проблемы?
     - Зрители. Простые зрители. Они отбывают на работе положенные часы, поддерживая техническую инфраструктуру и обеспечивая не слишком стремительное развитие. Но по-настоящему живут они в иллюзии.
     - Всех это устраивает? Нет тех, кто готов толкать цивилизацию в будущее, на пределах усилий, в реале, а не в выдуманном мире?
     - Ну почему же. Есть отщепенцы, кому больше по душе реальные свершения.
     - Такие, как вы, - брякнул я, уверенный, что попаду в точку.
     - Такие, как я, - вздохнул политический вице-режиссёр планеты.
     - Ну а что дальше с нами?
     - Мы ещё до конца не решили – поместить ли вас в героический бестселлер, тогда вы можете делать что угодно, все равно будете только частью иллюзии, где можете даже вызвать некоторый интерес кинозрителей.
     - Или? – внимательно посмотрел я на собеседника. – Какой второй вариант?
     - Прибавить вам букву Р.
     - И какие последствия?
     - В первом случае вы станете нашей культурой, но реально между нашими планетами не будет никаких отношений, кроме выдуманных.
     - А во втором?
     - Получите литеру «Р». Станете реальны, но при этом никого, кроме узких специалистов, не будете интересовать. Информация «Р» находится на самых задворках общественного интереса. И не вызывает чувств и эмоций. Но зато мы будем заниматься совместными реальными делами.
     - Торговлей, - потёр руки Абдулкарим.
     - И торговлей тоже.
     - И что вы решили? – поинтересовался я с замиранием сердца.
     - Зависит от вас, - пожал плечами Як Богуржанский. - От того, насколько далеко на полку вы положите свой документальный фильм.
     - Считайте, что его уже нет, - открыто и искренне улыбнулся я.
     - Тогда вы в пространстве «Р». И мы работаем.
     - Ну и отлично, - Абдулкарим тут же ринулся в торг. – Я тут смотрел ваш каталог. И был до глубины души поражён тем, что в него вкралась ошибка. Мы готовы приобрести суперсериал «Тайна свалки химических реактивов» за восемь тысяч эквивалентных единиц, а не за двадцать четыре.
     - Это же грабёж! - возмутился вице-режиссёр.
     - Почему? – Абдулкарим облучал собеседника волнами дружелюбия. - Тайны стоят нынче дорого. В отличие от сериалов…
     - Вы берёте меня за горло?!
     - Но ласково же… Хотя и железно…

     Миссия четвёртая
     Пять тонн мистериума

     Рота почётного караула представляла собой жалкое, а местами даже душераздирающее зрелище. Выстроенное не по ранжиру воинство было облачено в потёртые мундиры непонятно каких исторических эпох, нередко явно с чужого плеча. Карабины на хилых плечах относились к разным моделям, притом большинство выглядели явно бутафорски и походили не на боевое оружие, а на реквизит провинциального театра. И сами бойцы выглядели странно – в возрасте от пятнадцати до сорока пяти, волосатые, нередко с недельной щетиной на щеках. Они уныло брели в сторону обшарпанной трибуны стадиона, на которой стояли мы – официальная делегация Земли и представители Объединённой службы дипломатии и сельского хозяйства планеты Мордория. Справа от меня откровенно скучали титулярный бюрократ сектора межзвёздных коммуникаций Лей Лютус и его подчинённый бюрократ-новик Гай Копытус. Похоже, это были птицы не слишком высокого полёта, хотя разобраться в табелях о рангах и в системе нового государственного устройства планеты было достаточно сложно, а порой и невозможно, потому что оно менялось порой раз в неделю. Меня заверили, что эти двое будут с нашей миссией до победного конца.
     Оркестра не было. Его заменил натужно взвывающий мотором грузовичок защитного цвета, в кузове которого бравурным маршем гремели динамики.
     Вальяжный, статный, седой титулярный бюрократ Лей Лютус в длинном сером плаще, надёжно защищавшем от ударов весеннего холодного ветра, всё время поглядывал на золотые карманные часы.
     Якобы строевым, а на деле шаркающим шагом рота почётного караула протопала мимо нашей трибуны. Ей Богу, лучше бы прогнали стадо коров – зрелище было бы куда более упорядоченное и солидное. Бойцы что-то нестройно прокричали, типа «ура», и удалились восвояси к всеобщему облегчению.
     Титулярный бюрократ с облегчением выдохнул:
     - Уф, успели.
     - Куда? – поинтересовался я.
     - Через пять минут истекает срок аренды стадиона. Тут будут итоговые недельные бега.
     - Что вы имеете в виду, уважаемый? – поинтересовался мой напарник Магистр торговой линии Абдулкарим, проведя ладонью по своей бороде.
     - Это стадион собачьих бегов, - охотно пояснил титулярный бюрократ. - У нашего Дипломатического сектора хорошие отношения с его хозяином, и мы используем эту площадку для встречи официальных делегаций.
     - Ай, ай, ай, - покачал головой Абдулкарим. – Какой скромный бюджетный вариант.
     - Вот именно, - гордо заявил старший бюрократ, решивший, что его похвалили. – Государство принадлежит народу. И оно должно быть экономным!
     Абдулкарим от развития темы уклонился и только горестно вздохнул.
     А в моей памяти всплывали фрагменты нашего прошлого визита на эту планету, который состоялся ровно пять лет назад. Сказать, что мне и Абдулкариму были тогда особенно рады - это значит покривить душой против истины. Обращались здесь с нами тогда подчёркнуто холодно, хотя и вежливо. Переговоры шли с трудом. Нас никак не воспринимали здесь как братьев, пришедших со звёзд с дружбой, любовью и выгодными предложениями. Местные чиновники везде и во всём видели козни и подвох. Но чего не отнимешь - все дипломатические мероприятия проводились хоть и без душевной теплоты, но максимально чётко и с размахом. В то время здесь страшно боялись ударить в грязь лицом, опозориться. Ныне понятие позора сильно растянулось и поблекло.
     Всё помню, как будто вчера это было. Вращаясь по орбите на нашем звездолёте «Богиня Деви», мы получили координаты десантирования, и малый бросковый блок перекинул нас на официальное место встречи – палубу главного линкора Военно-морского флота планеты. Мы стояли на капитанском мостике и взирали на внушительный морской парад. Перед нами рассекали волны круглые мониторы с угрожающе глядящими во все стороны крупнокалиберными орудиями, проносились стремительными хищными птицами экранопланы. Всплыла, как кит, отряхнув море со спины, чёрная субмарина. Больших войн здесь давно не было, но по традиции поддерживались все виды вооружённых сил – и авиация, и флот. Иногда военным даже доводилось немножко повоевать, когда некоторые территории начинали чудить и объявлять независимость, устраивать у себя религиозные анклавы или зоны социальных экспериментов, что исторически всегда было модно на этой планете.
     В тот первый визит в Центральном дворце дипломатических связей нам выделили роскошные апартаменты. При выездах нас сопровождал почётный кортеж. Редкий день обходился без торжественных приёмов в нашу честь - достаточно щедрых, наполненных изысканной музыкой, редкими деликатесами, хотя на нас и смотрели с видом – когда же вы, наконец, уберётесь восвояси.
     Мне тогда с самого начала стало понятно, что крепкой дружбы у Земли с Мордорией не получится, и этот мир будет, скорее всего, отнесён к зеркалам-нейтралам второй категории, то есть цивилизация не враждебная, но и не дружественная, с которой возможны ограниченные торговые контакты и обмен простейшими технологиями. И ничего огорчительного в этом не было. Мордория являлась заштатным миром с технологическим развитием на уровне Земли двадцать первого века. Важных для нас технологий и товаров предложить она нам не могла, а без братства и дружбы мы вполне могли обойтись. Однако имелось одно немаловажное обстоятельство. В недрах планеты ждали своего часа большие залежи Кристаллического мистериума.
     Я не являюсь специалистом в физике информационных структур. Насколько понимаю в меру своего примитивного разумения, на этих кристаллах были отпечатки морфологических резонансных полей, формировавших стандарт-мерность в этой части Вселенной. То есть по ним можно было проследить, как развивалась материя и разум на протяжении миллиардов лет. И нам был отдан строгий приказ во что бы то ни стало добыть мистериум. Причём чем больше, тем лучше.
     Переговоры шли очень тяжело с самого начала. Мистериум тут добывался на паре месторождений, координаты которых были засекречены. Эти ископаемые кристаллы ограниченно использовались в электронике, за ценные стратегические ресурсы их здесь не держали, но когда мы закинулись о продаже партии, нам загнули такую цену, что дай Абдулкарим волю чувствам, он бы пробил потолок, подпрыгнув на месте.
     Загвоздка состояла в том, что с нейтральными мирами-зеркалами мы не могли обмениваться такими же технологиями, как с дружественным мирам или мирам-побратимам, с которыми вообще были одним целым и готовы отдать последнее. А местным властьимущим нужны были именно технологии, притом в больших количествах. Они надеялись на серьёзный технологический скачок с нашей помощью.
     - У вас же это стоит сущую безделицу! – возмущался Абдулкарим. – Кому они ещё нужны, эти голубые кристаллы?
     - Вам, - лениво твердил в ответ прима-бюрократ Главного департамента межзвёздной торговли. - Вы и дадите за них нужную плату. Нам нужную плату.
     - Но почему?
     - Потому что вам их взять больше неоткуда, – засмеялся цинично и вызывающе прима-бюрократ – та ещё акула.
     Торг шёл долго. Сначала были утрясены принципиальные вопросы объёмов и оплаты сделки. Потом согласованы детали поставок. И прочее, и прочее, и прочее.
     Абдулкариму советовать – только дело портить. Поэтому пока он, как бойцовый бульдог, пытался вцепиться зубами в горло местных торговцев, я изучал местное общество, складывая воедино детали отчёта, который по окончании визита предоставлю нашим звёздным кодификаторам-исследователям. Нельзя сказать, что я был сильно поражён – за десятилетия профессиональной деятельности дипломата-функционала повидал и не такое, но всё же представшая передо мной картина была удивительна.
     На планете, которая не так давно была объединена под единым руководством, безраздельно властвовал Социально-кибернетический Статус.
     Мне так до конца и не было понятно, как возникла эта общественная аномалия. Скорее всего, сработала мода на кибернетику. Урвали свой кусок пирога расплодившиеся в непотребных количествах во время информационно-гуманитарной революции различные социологи, психологи, психоэкологи и прочие бездельники. Они заморочили головы соотечественникам грандиозными планами создания бесконфликтного устойчивого общества. Их «великое открытие» заключалось в примитивной системе социально-генетической идентификации, когда при помощи незатейливых тестов определяется роль человека в социуме, соответствующая его генетике и воспитанию. Ничего особенно продвинутого, примитивные технологии, поверхностные, но в целом хоть и грубо, но отражающие реальность.
     Благодаря этой системе тестов население было поделено на устойчивые стабильные группы. Их было очень много. Одни названия чего стоили. Гордецы, простецы, пресные депрушники, амёбные коллективисты, жизняки-оптимисты. Страдальчики, жертвенные обманники, серийные обманщики, стихийные краснобаи, узурпаторы, инертники, мокрицы, выживальщики, хитрокручённые алчники, грубачи бандитосы, мозгоправы альтруистичные, мозгоправы алчущие, и прочее. Но основных групп две – болотники, то есть инертная масса, копошащаяся в своём болоте, и активники, небольшая прослойка, которая всегда рада затеять бузу, подлить керосинчика в огонь, бежать осваивать новые земли, подводные глубины и космос.
     Всё было кодифицировано, каждое группе определены некоторые послабления в связи с «биологическими основами их жизнедеятельности, носящими врождённый характер и не поддающимися коррекции», то есть позволяли ворам немножко воровать, страдальцам немножко терпеть, но всё было расписано, за выход за рамки карали жёстко и неотвратимо. И система получилась на редкость стабильная, деструктивные энергии растворялись.
     Пока мой напарник отчаянно торговался, я накоротке познакомился с Буром Котеусом. Он в поте лица трудился в должности ведущего кибермастера Главного познавательного концентратора – так называлась система определения Статуса. Это был вечно взъерошенный, худой, с курчавой бородкой тип. В его глазах горел огонь, который толкает людей в жерла вулканов и на баррикады. На его груди тревожно краснела положенная по общественному статусу эмблема активника мыслящего. Ну и что? Это же не активник бездумный или, что ещё хуже, активник животный. Мне тогда так по наивности моей казалось. Знал бы кто, как я ошибался.
     Сперва он был не слишком расположен к общению, насторожен и колюч. Но постепенно мне удалось разговорить его.
     - Я один из создателей системы Статуса, - поведал кибермастер, прятавшийся от всего мира в кажущихся бесконечными подвалах Главного познавательного концентратора, наполненных сюрреалистической электроникой. - И лучше, чем кто-либо другой знаю, что она не годится ни на что!
     - Почему? – его слова обескуражили меня. - Ведь общество стабильно. Оно развивается.
     - Стабильность – это что, какая-то самостоятельная ценность? Людей заперли в клетки их статусов. С одной стороны они там чувствуют себя уютно. С другой – вместе с ними мы заперли и созидательную энергию народа. Мы заковали её. Отняли у людей стремления к лучшему, к изменениям. Отняли право самим принимать решения. Самим обустраивать свои судьбы и судьбы окружающих.
     - А человек имеет право обустраивать судьбы окружающих без их на то ведома? – поинтересовался я.
     - Имеет. Если на то есть коллективная воля людей. Но это не у нас.
     - Да, это вам демократия нужна, - усмехнулся я.
     - А что это такое? – заинтересовался кибермастер.
     - Власть народа. Когда управляют избранные народом. На основании голосования. Каждый гражданин – один голос.
     Кибермастер ошарашено посмотрел на меня. На Мордории никогда не было ничего подобного. Самые затейливые властные структуры и невероятные законы были в изобилии. Но никто не додумался до такого, чтобы один гражданин – один голос, звучавший в решениях глобального масштаба.
     - Потрясающе, - покачал головой Бур Котеус. - А можно поподробнее.
     По мере моего изложения его глаза всё больше горели нездоровым блеском.
     Сама идея заворожила его. Саморегулирующаяся низкоэнергетичная управляющая система, способная гармонизировать общество. Почему это прошло мимо его планеты? Это какие же райские кущи замаячили впереди! Переубедить его мне не удалось. Он стал одержимым. Он считал, что можно создать совершенное общество, всего лишь сформулировав на словах его основы. И тогда всё образуется само собой. И горько ошибался. Как и все, движимые благими побуждениями, но идущие кривыми дорожками…
     Через несколько лет после того исторического визита наши учёные мужи объявили, что расход кристаллов мистериума оказался слишком велик. В исследованиях этого вещества достигнуто много, но предстоит достичь ещё большего. А поэтому пора снаряжать на Мордорию новую торгово-дипломатическую экспедицию.
     Поскольку планета числилась проблемной, а мы с Абдулкаримом единственные из дипкорпуса Великого Предиктора побывали здесь, нам это дело и поручили.
     И вот через пять лет я снова здесь. На планете произошло какое-то потрясение. Мир, и тогда казавшийся достаточно странным, вдруг понёсся вообще неизвестно куда. На него легла печать запустения. Это было заметно хотя бы по жалкому параду, от которого, я уверен, хозяева с удовольствием отказались бы, но он был вбит в межзвёздный дипломатический пакт, ратифицированный Мордорией. И соблюли туземцы протокол вовсе не из уважения, а для галочки.
     - Роту почётного караула вы тоже взяли в аренду? – не выдержав, ехидно поинтересовался я.
     - Ну как вы такое могли подумать! – возмутился титулярный бюрократ Лей Лютус. – В республике всеобщего сободоизъявления нет никаких пережитков, типа рот почётного караула. Это мы нанимаем в массовку студентов и людей, для которых не лишним будет заработать пару бронзовых штукляков.
     - Потрясающе, - покачал я головой.
     - Мы тоже вдохновлены нашими успехами! Ведь теперь на планете власть народа. А не проклятый Единый Статус. Мы избавились давно от родимых пятен, - воодушевлённо завёл титулярный бюрократ. – У нас всё новое. Общество. Люди. Названия.
     - И как вы называетесь теперь? – спросил я.
     - Демократура! – торжественно изрёк чиновник, и у меня почему-то земля качнулась под ногами…

     ***

     Трёхкомнатные дипломатические апартаменты были теми же, что и в прошлый раз. Вот только куда-то делась мебель с позолотой и бронзовые дверные ручки. Теперь здесь царил незамысловатый спартанский быт – шкафы из фанеры и древесностружчатых плит, скрипящие стулья с продавленными подушками, метровый экран телевизора с паутиной трещин. И вместо мраморной ванной с восемью режимами вибраций и инфракрасным оздоровительным устройством был гофрированный шланг душа под потолком. А на стене рядом с вентилем висела пластиковая табличка, уведомлявшая, что солидарным голосованием городского Демократурата в целях оптимизации условий существования широких народных масс, уравнивания прав и борьбы с жизненными излишествами горячей воды нет и не будет.
     Нам выделили самовозку – такой тяжёлый чёрный автомобиль, просторный, напоминающий земные лимузины пятидесятых годов двадцатого века. Мотор этого древнего агрегата вечно кашлял и не к месту глох. В салоне стоял запах картошки и самогона, на вопрос, откуда он взялся, водитель Тит Скотус как-то тупился и пожимал плечами – я не я и лошадь не моя. Похоже, он использовал машину в свободное время для работы на так любимых мордорианами пригородных земельных участках.
     Титулярный бюрократ – восторженный, назойливый и вечно назойливо повторяющийся, как заезженная пластинка, по поводу ужасных старых времён и блестящих времён новых, проведя нас по нашим апартаментам, гордо произнёс:
     - Скупо, с достоинством, высокодуховно, чтобы не отвлекать сознание гостей на неуместную роскошь быта. Так и задумано.
     - Не то, что в старые времена Статуса, - кивнул я.
     И титулярный бюрократ расцвёл. А бюрократ-новик – молодой, короткостриженый, в жёванном светло-коричневом костюме, с плутоватым взглядом профессионального шулера, всё время высматривающий что-то, будто надеясь найти то, что плохо лежит, неожиданно выдал:
     - А зелёный диван всё-таки зря продали. На нем хорошо было духовно развиваться.
     Заработав колкий взгляд начальства, он потупил взор и почтительно умолк.
     В итоге местные дипломаты пообещали, что нас будут кормить по расписанию специально выделенные официанты и повара. А ещё - в ближайшее время нам устроят все необходимые официальные процедуры. Также предусмотрена обширная культурная программа. Но это всё будет завтра. А нам пора отдохнуть после тяжёлой дороги.
     Титулярный бюрократ не соврал. Нас действительно кормили по расписанию – бородатый тип в мятом синем халате, похожий на медбрата из морга, привозил нам пищевые контейнеры. Еда была такая дешёвая, пропитанная синтетикой, что цыплёнка жареного в собственном соку от тунца под маринадом можно было отличить только по этикетке. Я с ностальгией вспомнил, как тут встречали пять лет назад хитрые чиновники, неустанно долдонившие о дружбе народов и обмене технологиями. Сейчас про технологии никто даже и не заикнулся…
     На следующий день началась культурная программа. Нас сводили в унылый огромный бетонный куб, напоминающий древнюю атомную электростанцию. Это оказался музей Демократии. Экспозицию украшали унылые плакаты, фотографии. На самом видном месте в витрине красовалась ржавая фомка, которой в революционный год неизвестный герой взломал двери основного корпуса Информационного Концентратора, ознаменовав наступление новой эры.
     Потом нас свозили в пару художественных музеев, большинство залов которых были закрыты на переучёт и ликвидацию излишков, как гласили таблички. Потом нам показали скалу, с которой сто двадцать лет назад сбросилась в море последняя королева Мордории.
     Во время передвижений я засек за нами машины службы наружного наблюдения, что неудивительно. Было бы удивительнее, если бы за земными дипломатами не следил никто.
     Между тем наши дипломатические дела не сдвинулись ни на сантиметр. Основное время мы были предоставлены сами себе и проводили его в скудно обставленных апартаментах. Пользуясь информационным проникателем, способным считывать любые электронные информационные потоки и передавать информацию непосредственно в сознание, я лазил по местным сетям, пытаясь понять, что тут происходит.
     Выяснилось, что буквально через пару месяцев после нашего отлёта с планеты в народ хлынули идеи демократии и свободовластия. При этом как главный пример великих достижений на этом нелёгком пути приводилась процветающая Земля со счастливым свободным населением. Все эти идеи вызвали некоторый интерес и оживление, но до социальных потрясений было как пешком до Луны. Какие могут быть потрясения от сомнительных идей в обществе Единого Статуса? Да никаких!
     Все так думали. Но идеи постепенно распространялись, захватывали и активников, и болото. А самой большой популярностью они пользовались у многочисленных страдальцев и претерпевших – те видели в подобной форме правления возможность вырваться из плена своего незавидного статуса. Вместе с тем бандитосы и другие грубачи относились к обещанным переменам с опаской – в Едином Статусе их всё устраивало.
     Всем было понятно, что ничего не изменится, покуда существует Большой познавательный концентратор. А эта глыба была защищена от любых видов проникновения – будь то сетевые атаки или физический террор.
     Через год Статус рухнул.
     И пришла Демократура. А за ней и её близкий друг хаос.
     И что здесь сегодня? Моё ощущение, что главным признаком нового общественного уклада было мельтешение. Все элементы некогда стройной системы, все люди-винтики, когда-то крепко вкрученные в свои пазы, теперь мельтешили без какого-либо видимого смысла.
     В этом всеобщем мельтешении царили истерика и горлопанство. Какие то общественные движения, какие-то финансовые пирамиды росли как грибы. На митинги все ходили, как некогда на работу – с восьми часов и до пяти вечера. Все ставшие свободными от Статуса граждане чего-то хотели, о чём-то вопили, чего-то требовали. Они обижались на ущемления и одновременно ущемляли всех, кого могли. Едва не дошло до гражданской войны. Спасли врождённый пониженный уровень агрессивности населения, да ещё вернувшая былые позиции Религия равноудалённости - её постулатами являлись непричинение друг другу как зла, так и добра, поскольку это всё дело богов, и негоже простому смертному лезть в их епархию.
     Да, задерживаться нам здесь не стоит. Надо побыстрее выполнить задание и лететь отсюда, присвоив минимум на двадцать лет миру статус изолированного. Мордория больна. И самое главное, она не примет внешней помощи. Нужно ждать, когда она самостоятельно переболеет и выздоровеет.
     Если бы не мистериум, я бы лишней минуты здесь не провёл. Но невыполненное задание цепью повязало нас с этой планетой…
     Ежедневно старший бюрократ заверял, что уже близко голосование по вопросу допуска нас в Ассамблею Демократуры для подачи верительных грамот.
     В доступе к планетарному президенту нам было отказано сразу, и не без оснований. Верховные правители менялись здесь как перчатки, властью никакой конкретной не обладали и даже посольских грамот принимать не имели права. Как это при народном свободоизъявлении кто-то один узурпирует такой важный элемент власти? Только сообща. Только на Ассамблее. Только после всеобщего голосования.
     Мне что-то не верилось, что это когда-то случится, и мы переступим порог этой самой Ассамблеи. Но я ошибся.
     Однажды утром в нашем логове появилась вся наша свита – два бюрократа и шофёр. На заднем плане маячил официант в синем халате. Титулярный бюрократ Лей Лютус торжественно объявили, что Правая палата Ассамблеи готова принять нас.
     И вот наша дёргающаяся фырчащая и всё норовящая всласть отдохнуть, а потому глохнущая, машина неторопливо проползла мимо стандартных серых круглых зданий в сторону Черепичного Города. Это был исторический центр с красными черепичными крышами, луковками куполов храмов и капищ, бесчисленными башенками с флюгерами. Там располагались все исторические здания, музеи, а также резиденции главы государства, а теперь и Ассамблея.
     Ассамблея Демократуры насчитывала пять тысяч выборных парламентариев. Состояла она из двух палат: правая – палата народных трибунов, левая – палата сословных представителей. Что это за сословия никто не знал, потому что по ним никак не могли проголосовать.
     Зал для дебатов располагался в краснокирпичной крепости и занимал целый этаж старинной водонапорной башни. Это высокое сооружение с ажурным шпилем было построено легендарным царём Гнидичем Пятым. А его отдалённый потомок Залипун Шестой Освободитель высочайше распорядился передать её появившемуся в эпоху его правления парламенту. Строители вмонтировали внутри винтовую лестницу без перил, разделили пространство на одиннадцать этажей и обустроили полукруглые комнаты, гордо названные залами.
     На пороге такого зала заседаний меня посетили смутные сомнения
     - Пять тысяч человек? – спросил я титулярного бюрократа. – Вы уверены, что они здесь уместятся?
     - А что такого?
     - Да сюда больше двух десятков не влезет.
     - А больше и не бывает.
     Там как в малом камерном театре на узорном паркете стояли ряды с красными мягкими креслами. А вдоль стен шли откидные стулья, которые предоставили в наше распоряжение. Так мы и расположились, прислонившись спинами к холодной стене. На возвышении стояла трибуна с микрофоном и массивным графином с водой.
     - А полностью собиралась когда-нибудь уважаемая Ассамблея? – полюбопытствовал Абдулкарим.
     - Один раз, когда раздавали удостоверения делегатов и талоны на бесплатное питание в ресторанах сети «Благоуханный жук», - хохотнул титулярный бюрократ. - Для этого арендовали стадион для собачьих бегов.
     - Тот самый, где встречали нас?
     - Любимое место. Честно говоря, за такие заказы хозяин бывает весьма щедр, - заговорщически подмигнул нам Лей Лютус. С каждым днём он расслаблялся всё больше, теперь уже постоянно забывал надевать галстук и форменную кепку с эмблемой дипломатической службы.
     Вскоре начали собираться и рассаживаться по своим местам народные трибуны. В большинстве своём они были мрачные и сонные. Один тут же заснул, другой громко икал, а третий непонимающе оглядывался, будто хотел спросить, кто он такой и не по ошибке ли забрёл сюда.
     Народные избранники были облачены в тоги белого цвета. Хотя по поводу цвета вопрос был спорный – у одних он давно стал серым, у других был разбавлен брызгами и потёками от вина и различных яств. Под тогами были модные нынче разноцветные костюмы – жёлтый пиджак, красные брюки. Шеи сдавливали золотые ошейники – такие в былые времена надевали на рабов, а сейчас они являлись отличительным признаком состоявшихся в жизни граждан.
     Слова нам вопреки обещаниям титулярного бюрократа сразу не дали. Только время от времени проснувшиеся депутаты бросали на нас непонимающие взоры – мол, это кого сюда занесло?
     Прошёл где-то час. Народные избранники за что-то голосовали, по-моему, не понимая, за что. Наконец вынырнул на трибуну титулярный бюрократ и завёл песню о межзвёздной дружбе свободных демократур. Как ни странно, тут произошло некоторое оживление, и со многих присутствующих даже сон слетел. Ведь вопрос – давать ли нам слово, вдруг стал камнем преткновения. Какой-то пожилой крючкотвор проел всем плешь, доказывая, что слово нам дать жизненно необходимо в соответствии с межзвёздным пактом, однако делать этого нельзя ни в коем случае в соответствии с принятым вчера Законом о борьбе с вредными насекомыми, но если взглянуть на последний прецедент в морском праве, то возможен и обратный вариант. После каждого его «можно» или «нельзя» проходило голосование. В результате пять раз голосовали, чтобы нас выслушать. И столько же – чтобы гнать в шею. Дискуссии становились всё жарче, хотя в их ходе предмет спора был окончательно утерян. Действо всё больше походило на консилиум в клинике для душевнобольных. Всё это затягивалось до неприличия. Мне очень хотелось сказать что-то весомое и резкое, но терпение – одна из добродетелей дипломата.
     Наконец, поднялся народный избранник в залитой красным вином тоге, который до этого все время нервно смотрел на огромные, не меньше полутора килограмм, золотые часы с малиновым звоном, неумолимо тянущие его руку к полу – ничего не поделаешь, статусная вещь, приходилось страдать.
     - Да пусть вверяют свои грамоты и делают, что хотят! – наконец гаркнул он неожиданно звонким и громким голосом. - Только нас не трогают!
     - Кто за то, чтобы принять верительные грамоты? – осведомился старичок-крючкотвор. – Все за? Единогласно.
     На этом официальная часть приёма официальной дипломатической миссии Земли была завершена.
     - И что, теперь мы можем действовать уже в соответствии с планом – совместно с вами! – улыбался обрадованный Абдулкарим, когда мы шли от водонапорной башни к воротам крепости. - Прорабатывать соглашение и торговые нормативы.
     - Ну, конечно! – расплылся в искренней улыбке титулярный бюрократ. - Завтра и начнём! Прямо с раннего утра, в девять часов. Агрессивно так! Напористо! С задором!
     Он победно сжал кулак…

     ***

     В девять часов титулярный бюрократ не объявился. В десять тоже.
     - Ай, обманщик какой нехороший! - причитал Абдулкарим, уже настроившийся на торговлю, предвкушавший окунуться в родную среду.
     - Подождём? – спросил я.
     - А куда нам деваться?.. Но он необязательный человек, да!
     И Абдулкарим погрузился в свою зачитанную до дыр книгу «Банда Бешенного снова в строю» 1997 года выпуска, в мягком бумажном переплёте, не раз реставрированную. Пока я не увидел это произведение, не верил, что такое буйство слов и мыслей вообще могло быть издано на бумаге. Магистр торговой линии таскал эту раритетную книгу с собой по всей Вселенной, не в силах расстаться хоть на день, и время от времени возобновлял в памяти избранные фрагменты.
     Уже третий год любимым увлечением Абдулкарима являлись низкопробные русские романы конца двадцатого века. Для него эта бульварщина была наполнена сладостной романтикой битв и свершений, как повествования о гордых пиратах и благородных рыцарях. Он с замиранием сердца читал былинные сказания о «крутой братве», жестоких «стрелках», «разборках»», неправедных «правилках», горячих от погонь лошадиных крупах, то есть, извините, капотах бензиновых машин, о запахе пороха и вкусе крови поверженных «врагов-отморозков». Какая поэзия слов! Да это просто песня подвигов и свершений! Абдулкарим любил эти легенды даже больше, чем сказки о древнем Востоке и верблюжьих караванах, которые водили его предки.
     Не образумило его даже торжественное открытие год назад в Москве стопятидесяметрового памятника-стелы жертвам криминального террора прошлых веков. Я на всё это смотрел снисходительно и даже с долей иронии. Каждый человек просто обязан иметь свою сумасшедшинку.
     В первом часу появился бюрократ-новик Гай Копытус, сытый, довольный, с ароматной дымящейся синтетической палочкой в зубах. На вопрос, почему он один и где его начальник, забубнил что-то невразумительное. Нетрудно было догадаться, что он обязан соврать, но врать и выгораживать своего шефа ему до смерти неохота, зато хочется его, родного, подставить по полной.
     В общем, из путанных объяснений я понял, что Лей Лютус исчез по своим личным делам, оставив всё хозяйство и гостей на своего заместителя. Ну и ладно, главное, чтобы дело шло.
     - Но водитель на месте, - подобострастно объявил бюрократ-новик и добавил: – И машина…
     - Что?
     - Тоже на месте. Всё в порядке. Я сделаю всё. Мы вместе с вами перетряхнём болото бюрократии! Заставим работать сановных бездельников, которые ещё не поняли, что пришли новые времена!
     Его пафос был восхитителен, только глаза он продолжал воровато прятать.
     Мы отбыли в дипломатическое ведомство. И через полчаса наша машина приткнулась на заставленной стоянке перед стеклянной тридцатиэтажной высоткой с огромным зонтиком на крыше.
     Рядом с массивными вращающимися стеклянными дверьми на стене висела невзрачная скромная медная табличка «Объединённая служба дипломатии и сельского хозяйства Мордории». Зато налепленные бессистемно на фасаде здания с первого и до последнего этажа вывески фирм и компаний, арендовавших здесь помещения бессистемно, были донельзя яркие, вычурные и нахальные.
     Злобный плюгавенький вахтёр с древним дисковым автоматом на плече не хотел пускать в здание ни нас, ни бюрократа-новика. Пока он переругивался с нами, какие-то подозрительные типы валили мимо него толпой, без всяких документов. Один раз даже пронесли банкомат с вырванными проводами.
     Наконец, мелкий инцидент был улажен после долгих звонков и согласований. И мы направились через просторный холл с зеркальным полом к лифту, который вот-вот вознесёт нас к долгожданному руководителю дипломатического сектора.
     Пока мы поднимались в переполненном лифте, стоящим по пять минут на каждом этаже, секретарша руководителя сектора, которая согласовывала наш проход в здание, успела получить новую информацию. Так что, едва мы перешагнули порог приёмной, она уведомила нас, что её любимого шефа, будь он проклят, только что уволили, так что теперь он не нужен ни нам, ни ей. Тут из кабинета как-то очень скромно и осторожно вышел низкорослый, похожий на гриба боровика грустный субъект и принялся отвёрткой выкручивать болты, крепившие на стене бронзовую табличку с надписью «Прима-бюрократ Дипломатического сектора Куб Болтологус».
     - Что нам теперь делать? – поинтересовался я у бюрократа-новика, когда мы вышли в заполненный беспорядочно мечущимся народом коридор.
     - Бороться и искать! – воскликнул радостно Гай Копытус. - Мы пробьём эту стену!
     И он с энтузиазмом начал водить нас с этажа на этаж, из кабинета в кабинет, где по его словам обитали чиновники, ответственные за решение проблем межгалактического сотрудничества.
     В большинстве помещений вообще никого не было. В остальных высокомерные чиновники требовали каких-то бумаг, подписей, печатей, после чего они рассмотрят вопрос в установленные сроки – от недели до года, и дадут ответ, если сочтут нужным. Наш дипломатический статус вообще никого не впечатлял!
     Господи, ещё ни в одном мире я не видел, чтобы так обращались с посланниками Земли. Бывало, нас пытались захватить в заложники, убить, жечь на кострах. Пробовали даже напасть на звездолёт. Но такое презрительное равнодушие – это было впервые!
     - Ай, шакалы, - только качал головой впечатлительный Абдулкарим. – Аллах вас наказал – лишил человеческого образа!
     На следующий день бюрократ-новик появился в десять часов. Сообщил с немножко поблёкшим оптимизмом, что нас ждут – запланирован приём на одиннадцать часов в одном очень влиятельном ведомстве.
     Пока доехали до стеклянной высотки, выяснилось, что Департамент галактических контактов уже успели расформировать, а будет или нет новый – неизвестно. Точнее, он будет обязательно, потому что так положено, но для этого нужно проголосовать в курирующих советах при Ассамблее, а это процедура долгая и нервная, очередь там длинная. К тому же кабинет руководителя Департамента уже сдали в аренду фирме, занимавшейся разведением гастрономических насекомых. Так что нам посоветовали приходить в следующем году. А лучше через год.
     - Ничего, есть ещё пара учреждений, которым небезынтересна судьба межзвёздных дипломатов! - изрёк бюрократ-новик перед тем, как оставить нас в нашей резиденции. – Буду завтра в девять.
     Он действительно, как и обещал, появился в девять и сообщил угрюмо:
     - Сегодня водителя нет. Опять сломалась машина. Старая жестянка, только под мусорный бак её использовать!
     - Пойдем пешком. Возьмём такси. Нам уже наплевать на наш статус и положенные ему привилегии! Но дело должно сдвинуться с мёртвой точки! – отчеканил я так холодно и сурово, что бюрократ-новик привычно спрятал глаза.
     Мы решили пройтись пешком, потому что с утра дороги были запружены и образовались глухие пробки, в которых можно стоять часами. Вообще, обращало на себя внимание огромное количество самовозок, появившихся в столице Мордории Большом Мордополисе по сравнению с прошлым нашим визитом. Машины заполнили все улицы, сожрав детские площадки, зелёные насаждения, хлипкие памятники культуры, изничтожив велосипедистов, поборов свежий воздух, покромсав тротуары и определив пешеходов в граждан третьего сорта. И это при том, что общественные электробусы, монорельсы и спутники ветшали и, казалось, доживали последние годы. При этом часто застывшее железное море просто не двигалось. У меня сложилось ощущение, что водители и пассажиры по непонятным соображениям просто жили в этих тесных жестянках, в бензиновой гари и пыли. Что-то мистическое было в этих толпах живых людей, как консервы запаянных в жестяные коробки. Просто какое-то всеобщее помешательство. Казалось, что самовозки – это какое-то воинство, захватившее город и обязавшее людей служить ими.
     Пешком мы добрались в три раза быстрее, чем на машине. И погрузились в привычную нам неразбериху. Бедных инопланетных дипломатов чиновники с неугасимым азартом продолжали футболить из кабинета в кабинет. Большинство вообще не понимали, кто мы такие и зачем нам нужна согласительная комиссия с представителями заинтересованных ведомств по детальной проработке торгового и дипломатического взаимодействия.
     В каком-то сером сюрреализме потекли наши последующие дни. Мы приходили в опостылевшее здание-стекляшку и пытались решить проблему создания комиссии. Однако пройти инстанции в бюрократическом аппарате в состоянии реорганизации оказалось задачей неподъёмной. Так, для решения самого плёвого вопроса была необходима виза третьего подотдела, который был реорганизован в четвёртый, а четвёртый ещё не имел права подписи. А служба, которая должна завизировать документ, вообще пока не создана. И так во всем. Не говоря уж о том, что застать нужного сотрудника на рабочем месте было проблематично. В общем, всё шло по заколдованному кругу.
     Между тем наша свита таяла. Титулярный бюрократ так и не объявился. Исчез с концами и шофёр с машиной.
     Подпоив отличным коньяком с Земли бюрократа-новика, мы развязали ему язык. Узнали, что водитель и титулярный бюрократ на самом деле договорились возить на служебной машине разведённый этиловый спирт из зоны химического бедствия – там рванул фосфатный комбинат, но остались спиртовые производства, распродававшие товар по смешным ценам.
     После этого откровения Гай Копытус слезливо и пьяно стал умолять нас отпустить и его, потому что у него наклёвывается хорошее дельце, которое нужно обязательно провернуть, потому что когда все что-то проворачивают, кроме него, то он чувствует себя ущербным, ему хочется залезть в петлю.
     Мы пообещали подумать, если он пробьёт бюрократическую стенку и создаст комиссию по координации, а также подскажет, как нам договориться по мистериуму.
     Бюрократ-новик клятвенно пообещал всё устроить. Тут была традиция – чем горячее клятвы, тем быстрее и с большим удовольствием они нарушаются. Так что он исчез через два дня, даже не предупредив нас.
     Потом куда-то запропастилась обслуга, доставлявшая нам в апартаменты неудобоваримые блюда. Нас это не задело – мы все равно питались синтетическими запасами с нашего звездолёта.
     Последней растворилась во тьме контрразведка. Она сперва интересовалась нами настолько, что приставили скрытых соглядатаев, но однажды оперативники куда-то испарились. Как выяснилось позже, их увлекла активная делёжка рыбной плавучей базы в Холодном море, и им было не до каких-то потенциальных шпионов и диверсантов с дипломатическим статусом. Контрразведчиков, как и всех на этой планете, меньше всего в жизни интересовали их непосредственные служебные обязанности.
     А мы всё обивали и обивали пороги. Не раз побывали в министерстве добывающей промышленности и лингвистики. Потом отправились в Совет по компьютерным производствам и дошкольному воспитанию. Поначалу нас удивляло, почему такие разные сферы сводятся в одно ведомство. Оказалось, что из-за тотального урезания финансирования богатые конторы соединяли с теми, которые обречены на голодную смерть, чтобы была взаимная поддержка в рамках одного учреждения.
     Толку от наших блужданий не было никакого. Экономический сектор Правительства вообще экономикой не занимался, а занимался распродажей оставшихся государственных активов, и таких заковыристых слов, как мистериум, там не слышали. Геологическая служба скончалась. В Секторе недр и залежей нас видеть не хотели. Апелляции к вышестоящему руководству не помогали. Угрозы доложить лидеру государства не значили ничего, поскольку никто не знал, кого на прошлой неделе избрали на эту должность, а в Ассамблею было не пробиться. Все наши усилия растворялись, уходили, как вода в песок.
     - Почтенный Александр, неужели в них не живёт даже грамма уважения к нам? – вопрошал Абдулкарим, когда мы оставались вечером наедине в апартаментах.
     - Думаю, им просто плевать, - устало отвечал я.
     - Ну почему?
     - Потому что за наплевательство никто им ничего не сделает. И почему бы не плевать, если это безопасно, а порой и просто приятно?
     - Чтоб на них тоже так плевали!
     - Плюют, уверяю тебя. Об этом не беспокойся.
     Потом нас выкинули из дипломатических апартаментов, потому что управляющий делами дипломатического ведомства под шумок сдал помещение элитному борделю. А нам предложили пожить в подвале стекляшки Дипломатической службы, как раз рядом с подпольным складом резиновых игрушек. Зелёные и красные слоники и зайчики там валялись на полу в коридоре, и вид их был страшен – интересно, какие дети вырастут среди таких предметов. Ещё там стоял жуткий химический запах. Естественно, от такого жилья мы отказались. И пришлось снимать номер в некогда фешенебельном отеле «Падение Статуса», раньше это была «Мордорская акация».
     Позолоченную деревянную мебель в отеле заменили на алюминиевую, хрустальные люстры - на матовые плафоны, а настенные росписи закрасили болотной зелёной краской во исполнение «Постановления о борьбе с эстетическими излишествами». Несмотря на запустение, цены на номера в отеле были запредельными. Но уж чего, а средств у нас было предостаточно. В звездолёте лежало несколько тонн золота в брусках, имеющих хождение на этой планете. В условиях обрушения бумажных и электронных средств платежа за вожделенный жёлтый металл мы могли безболезненно скупить половину Мордополиса.
     Неожиданно объявился как ни в чём не бывало титулярный бюрократ Лей Лютус - довольный, лоснящийся. Видимо, операция со спиртом удалась. Правда, он был без шофёра и машины. Заверил, что знает о наших трудностях. Посетовал, что нам пока не выделили необходимых бюджетных средств – ведь на приём инопланетных делегаций предусмотрены значительные суммы. Но сейчас вопрос вынесен на голосование профильного совета, который всё никак не может набрать нужный кворум.
     - Это демократические процедуры, вы же понимаете, - изрёк Лей Лютус важно и как-то очень подозрительно. - За это мы и сражались на баррикадах!
     Про то, на каких баррикадах он лил свою чиновничью жиденькую кровь, я не знал, но его уверенность в своих словах внушала трепет. Так что даже не захотелось задавать уточняющие вопросы о выделяемых средствах. Это удовольствие я оставил на ближайшее будущее, решив затеять небольшой шантаж.
     Однако титулярный бюрократ не дал нам поиграть с ним в подобные игры и опять исчез. А мы остались полностью предоставленными сами себе. О нас забыли. Просто забыли.
     Первоначально наше прибытие на планету вызвало некоторый ажиотаж. Мы несколько часов продержались на первых полосах газет, информресурсов и в прайм-тайме телепрограмм. А потом подоспели новые важные события. Среди них нападение северного плотоярика на геологическую экспедицию, когда было сожрано два геолога и пять местных наёмных подсобников. Создание клуба миллиардеров-разрушителей, провозгласивших курс на депопуляцию населения и мечтающих оставить на планете пару тысяч себя, чтобы на сотни километров ни одной посторонней морды, а обслуживали бы их роботы. Они надеялись с помощью инвестиций в СМИ убедить население в благостности и прогрессивности подобных планов и добиться их одобрения на всепланетном референдуме…
     В отеле было шумно. На площади прямо под нашими окнами не первый год гремел бессменный митинг презрения к Статусу и приветствия свободовластия. Дело даже не в том, что там собирались возбуждённые толпы. Просто они уже несколько лет, ни на секунду не запнувшись, орали хором «Долой Статус», хотя по идее уже должны были подзабыть, что это такое и за что его надо ненавидеть.
     От этого вечного шума мы съехали на отдельную виллу в закрытом элитном посёлке на вершине нависшего над темной океанской гладью утёса. После того, как местная охрана, которой мы отказались платить вдвое больше положенного, обчистила дом, мы запустили автономных пчёл-микростражников, моментально отваживавших всех незванных гостей. Теперь у нас был свой собственный дом. Что виделось уже необходимостью, потому что миссия грозила растянуться на неопределённое время.
     Вечером, пытаясь перевести дух, мы, сидя на веранде и поцеживая местное слабое черничное вино, обсуждали перспективы. Стало окончательно ясно, что с государственными структурами каши не сваришь, и спасение утопающих – дело рук самих утопающих.
     - В результате успешных демократических реформ на Мордории государственные структуры парализованы, деморализованы и бесполезны, - отметил я очевидное. - Пытаться решить проблему коррупционным путём не имеет смысла, поскольку никакие решения тут не выполняются даже за деньги. Остаётся надежда на частные коммерческие структуры, поскольку они аккумулировали в себе наиболее предприимчивую и активную часть населения.
     - Истина глаголет твоими устами, почтенный Александр, - Абдулкарим как на Коран положил руку на томик «Банда Бешенного снова в строю» и торжественно проговорил, вспоминая литературные уроки данного произведения: - Давай сами, без этих чепушил тряхнем местный козлячий заповедник. Замастырим с барыгами такую тему, с которой они не спрыгнут!
     - О как! - поражённо произнёс я.
     - И никак иначе!..

     ***

     Я стоял на балконе и оглядывался окрест себя. С балкона нашей виллы открывался благостный вид на весь залив Мордополиса.
     Склоны спускающихся к океану гор были плотно застроены стандартными домами-кольцами, которые как сорняки проросли везде. Это последствия строительного бума времён Статуса, когда автоматизация сельского хозяйства и промышленности выдавила в большие города миллионы людей, и им всем понадобилось дешёвое доступное жильё.
     Справа была видна бухта, где располагалась база военно-морского флота. Из воды выглядывало несколько остовов и мачт затопленных кораблей. Но некоторые оставались на плаву, встав на прикол у причальных стенок. По специфическим округлым очертаниям я узнал монитор, участвовавший в памятном мне параде. Мне вспомнился адмирал, который показывал на него и горделиво, с пафосом, вещал:
     - Это залог единства и стабильности нашей страны! Всей нашей планеты! Благословенной Мордории!
     Видел я этого адмирала недавно в сети. Он умудрился приватизировать родной линкор, успешно продал с него всё годное к употреблению, а теперь пилил части бронированного корпуса на металлолом, когда возникала необходимость в деньгах. В Мордополисе имелась гильдия военных приватизаторов. Лучше всего чувствовали себя танкисты – их товар пользовался большим спросом, особенно у провинциальных банд, по договорённости с Ассамблеей Демократуры исполняющих властные полномочия в отдалённых регионах. Вообще планете крупно повезло, что ядерное оружие было уничтожено ещё до прихода Демократуры – страшно представить, как бы его могли использовать бойкие и жадные военные приватизаторы.
     - Позорный ишак – вот твоё истинное имя! Ты растоптал мои надежды и теперь надеешься на вознаграждение! – возмущённо горланил в зале Абдулкарим, с кем-то горячо выясняя отношения. – Никогда мои глаза больше не будут видеть твой наглый лик!
     Он с головой погрузился в коммерческую деятельность. И ощущал себя полностью востребованным – знакомился с купцами и торговцами, ему что-то обещали, он обещал. И он всё больше смахивал не на Мастера межзвёздной торговли Земли, а на хитрого торговца с восточного базара прошлых веков.
     Я оторвался от созерцания окрестностей, прошёл к себе в кабинет на втором этаже и влез в информационную сеть. Меня восторженно оповестили, что затонувший месяц назад в Жёлтом океане пассажирский лайнер неожиданно нашёлся в качестве плавучего борделя на Северных островах. Что вчера Мордорию едва не задела залётная комета, но средства противометеоритной обороны не сработали, потому что базовые радиолокационные конструкции давно сданы на цветной металл.
     - Какие кометы? Вы хотите оставить нашу промышленность без нужного ей как пища металлического сырья? – грозно возмущался в прямом эфире глава противокосмической обороны.
     Очередную финансовую пирамиду, которая не так давно обанкротилась, её основатель объявил политической партией, а все попытки его уголовного преследования заклеймил как политическое давление и возврат к кровавым временам Статуса.
     Четвертая власть, будучи самой крикливой из всех ветвей власти, во весь голос устами публицистов, журналистов и телеведущих причитала, что, так как она все-таки власть, ей положена вооружённая составляющая - скромная, не больше двух бронетанковых дивизий.
     На выходные в Мордории было назначено двадцать шесть референдумов. Теперь каждый гражданин имел электронный наладонник, в который прошита функция общественного голосования - вещь необходимая во времена, когда политическая жизнь бурлит адским варевом, а страсть к референдумам давно приобрела болезненный характер. Только считать голоса обычно забывали, и результаты рисовались на глазок или по внутреннему убеждению счетоводов, что было, в принципе не так и важно, потому что всё равно выполнять эти решения никто не собирался. Ведь поспевали новые референдумы.
     Главное не результат, а суета. Это было основой текущего момента. Суета по любому поводу и вокруг всего. Чтобы с криком, с группами активистов, волонтёрами и массовкой, чтобы до дрожи в коленях, до мурашек по коже.
     Новости я пропустил мимо ушей. Меня сейчас интересовало другое. Как достать мистериум. И как понять, что же произошло на Мордории. Откуда тут движение демократии? Почему рухнул Статус?
     Мои исследования шли ни шатко, ни валко. Точнее, вообще никак. За пять лет история была переписана не менее десятка раз, так что всё запуталось окончательно, необходимы были систематические масштабные раскопки нанесённого информационного мусора.
     Одно было очевидно. Пять лет назад единая социально-кибернетическая система «Статус» неожиданно для всех отключилась. Притом в один миг. А за ней приказала долго жить и вся система управления, основанная на ней. Но как так произошло, что суперзащищённая, недоступная внешним воздействиям компьютерная цитадель пала?
     Было несколько легенд. Официальная гласила, что воодушевлённые образом светлого будущего борцы за демократию штурмом взяли здание Главного познавательного концентратора и, не жалея крови, уничтожили инфернального технологического монстра. При этом погибло пятеро героев, да останется их память в веках.
     Неофициальная версия событий была несколько другая – когда всё начало накрываться, эти пятеро первыми ворвались в здание и были раздавлены, когда пытались выбить кувалдой и снести на металлолом опорную колонну из ценного медного сплава, поддерживающую тяжёлый навесной потолок.
     Были и другие варианты. Тайный заговор. Инопланетное вторжение. Гнев Божий…
     - Поехали, - объявил вошедший в кабинет Абдулкарим, весь светившийся от счастья. – Я нашёл людей, у которых есть мистериум.
     И мы опять отправились на очередную встречу. Во дворе для этих целей нас ждала машина, приобретённая нами для передвижений по отдалённым окраинам Мордополиса и окрестностям. Мы даже зарегистрировали её в дорожном управлении. Чиновник долго лазил по каталогу, смотря к какому разделу отнести нашего стального Росинанта. «Самовозки – бензиновые статус-класса «фейерверк и шампанское», быдлокласса «сделай сам» и массового класса «скука и тоска». Такова была официальная классификация самобеглых повозок, но чиновник объявил, что имеет место казус – мы инопланетные подданные, а классификация введена для местных жителей, поэтому зарегистрировать транспортное средство он никак не может. Вернулась к нему логика после того, как мыслительные способности были подстёгнуты кусочком драгоценного металла. И мы стали обладателями самовозки класса «Фейерверк и шампанское» ярко-синего цвета, всей в затейливых узорах. Купили мы её, дабы производить впечатление на партнёров. И производили. Два раза эти самые партнёры, которых Абдулкарим отыскивал чёрте где, пытались нас ограбить и завладеть роскошной самовозкой, что выглядело и смешно, и грустно.
     Воодушевления Абдулкарима по поводу нового рандеву я не разделял. За последние две недели у нас были десятки подобных пустых встреч.
     Желающим иметь с нами дела не было конца и края. В Мордополисе все жители неустанно крутились, как динамо-машина, чего-то кому-то пытались впарить, где-то чего-то стащить и при этом не делали ровным счётом ничего полезного. Экономика трещала по швам, инфляция сменялась дефляцией и наоборот, производство падало. Спасало, что большинство заводов работало автоматически, равно как присутствовала и автоматизированная логистика, так что угрозы продовольственного и товарного голода пока ещё не было.
     Общаясь в поисках мистериума со многими местными торговцами, Абдулкарим был удивлён, как наивно, беззастенчиво и, главное, порой в убыток себе они хотят облапошить своих партнёров. Это уже был условный рефлекс, выработанный после краха Статуса - все пытались надуть всех.
     В ходе нашей поначалу бурной коммерческой деятельности мы не только не смогли купить ни грамма мистериума, но и потеряли немало золота. Впрочем, это заботило нас меньше всего, поскольку на Земле после внедрения технологий холодной трансмутации элементов стоимость драгоценных металлов стала сравнима с ценой кирпичей или навоза.
     - Опять обманут, - сказал я, заводя архаический бензиновый двигатель и трогая машину с места.
     - Не обманут, - уверенно произнёс Абдулкарим.
     - Почему? – не понял я.
     - Должен же быть хоть кто-то, кто нас не обманет. По теории вероятностей.
     - Она тут не действует, - я наддал газу, и машина, задев бортом разросшийся кустарник, выехала на дорогу.
     - А что действует?
     - Теория хаоса.
     Оказался прав опять я. Нас снова обманули.
     Мистериума у потных жуликоватых пройдох, ждавших нас в затрапезном кафе синтетического питания в центре города, не было, они не знали, где его искать, но искренне готовы были продать его нам, если мы сделаем предоплату двадцать процентов. От какой суммы? Разве это так важно? Чем больше, тем лучше. И обязательно двадцать процентов.
     - Воры, кидальщики, фуфлыжники! – после встречи взволнованно костерил партнёров Абдулкарим малопонятными словами, подчерпнутыми из малопонятных мне книг…
     Не желая сдаваться, мой товарищ снова дни и ночи напролёт проводил со справочником коммерческих организаций и обществ коллективной безответственности, обзванивал номер за номером, спрашивал, спорил, доказывал, а потом снова вздыхал: обманщики, совсем совести нет.
     А я продолжал лазить по информпотокам.
     Мне не давал покоя вопрос, кто же накормил Мордорию всеми этими идейками о Демократуре. Было у меня одно предположение, но оно нуждалось в проверке.
     Неожиданно, перелопатив тонны информационной руды, я выкопал неогранённый драгоценный камень - ранний документ воцарения свободовластия. Это была одна из первых листовок-деклараций, которую неизвестные революционеры кинули в сеть и оклеивали стены в подземке ещё до того, как рухнул Статус.
     Смысл был обычный: дадим народу самим решать, кем им быть, а не перепоручим это бездушной кибермашине. Раскрепостим народные массы. Дадим им свободу статуса, голосования, митингов и собраний.
     И тут меня укололо. Наверху простенький логотип - крылья и нимб. А над ним написано «Демократия».
     Только написано оно по-русски. На языке, который на Мордории никто не знал.
     - Бур Котеус, гад же ты эдакий, - прошептал я.
     Так и думал, что без ведущего кибермастера Главного познавательного концентратора Статуса здесь не обошлось…

     ***

     Искусственный интеллект нашего звездолёта сделал поразительное открытие. Он провёл исследования массивов данных, до которых дотянулся сканерами, и огорошил нас: все группы статуса, которые были ранее официально прописаны, остались в том же состоянии. Равнодушники и болотники-массоиды - в безучастном большинстве. Прозябальщики прозябали. Узурпаторы угнетали. Мошенники мошенничали. Претерпевшие претерпевали. Обманутые обманывались. Но упали все тормоза, потому что ничего прописано не было, и каждый творил всё, что хотел, уже вне каких-то рамок. Грубачи бандитусы бесчинствовали. Бюрократы правили не так, как надо, а как им захочется. Взяточники брали взятки до той поры, пока не надрывались.
     Ну а у нас прибавилось забот. Теперь мы искали не только Мистериум, но и кибермастера Бура Котеуса, являвшегося ключом к происходящему на Мордории.
     Благодаря нашим продвинутым технологиям мы имели доступ практически ко всей информации в электронных сетях, да только толку от этого особого не было. Что касается мистериума, то работы по нему проходили до падения Статуса по разделу ограниченного доступа, в открытую сеть не выкладывались, а после произошедших перемен эта тематика, как и многие остальные, не имевшая прямого отношения к жратве, зрелищам, шмоткам и самовозкам, и не обещающая мгновенных сказочных прибылей, оказалась заброшенной. Наука и прорывные технологии переживали не лучшие времена. Трудно познавать вечность и творить будущее, когда все живут одним днём и заняты суетой и мельтешением. Так что о Мистериуме мы ничего толком не узнали.
     С кибермастером дела обстояли не лучше. Адресные, налоговые и прочие базы данных, учитывающее население, за последние годы или устарели в стремительно меняющемся мире, или были преднамеренно запутаны с целью махинаций с недвижимостью, налогами и общественными фондами. Найти там нужную информацию оказалось просто невозможным.
     Жалкие попытки задействовать кого-то в исполнительных органах окончились крахом – теперь в Дипломатическом секторе нас вообще с трудом вспоминали.
     Однажды Абдулкарим, важно выпятив губу, взял со стола в центре зала книгу «Банда Бешенного снова в строю» и заговорщически произнёс:
     - Уважаемый Александр, постигая мудрость прошлых веков легко найти ответы на казавшиеся неразрешимыми вопросы.
     - И какую мудрость веков ты здесь подчерпнул? – кивнул я на книгу, которая, как ни странно, являлась для нас вполне успешным справочником по местным реалиям. - Неужели узнал, кто нам поможет?
     - Здесь всё есть. Нам помогут, - он напрягся и выговорил по складам трудные для произношения слова, - продажные менты.
     - Кто?! – изумился я.
     - Представители правоохранительной системы, которые имеют слабость торговать своим служебным положением для решения проблем частных лиц, как правило, в противоправном ключе.
     - Во как. Только этих твоих ментов здесь нет.
     - Ну пусть они называются стражами общественного спокойствия. Сути это не меняет.
     На следующий день мы отправились в ближайший участок. Я помню это место ещё с прошлого визита на планету - во времена Статуса тут было унылое казённое здание, перед которым стояли несколько задрипанных самовозок с надписью «Городская стража». Теперь нашим глазам предстало процветающее учреждение. Пыльные мутные стекла заменили зеркальные витрины, фасад приобрёл весёлый голубенький цвет и был в местных традициях тщательно украшен народными орнаментами и надписью через все здание «Демократура – это мы!» А на стоянке застыло в ожидании несколько статусных самовозок, разрисованных затейливыми жанровыми картинками из жизни стражей.
     На входе нас встретил мрачный дежурный, похожий на дикого пещерного человека.
     - Чё, претерпельщики? – зарычал он. - Обокрали, ограбили? Тогда не по адресу – здесь не подают!
     - У нас коммерческое предложение к руководству.
     Тут же на лице дежурного появился оскал, долженствующий означать угодливую счастливую улыбку.
     - Ну конечно, уважаемые сограждане. Нет таких препятствий, которые бы не преодолела доблестная стража!
     Текст был заучен, произносил он его с трудом, героически напрягая заржавелые мозговые извилины.
     Тут же появился говорливый живчик в отутюженной форме, представившийся маркетинг-офицером. Убедившись в нашей платёжеспособности – продемонстрированная пара золотых слитков произвела на него самое благоприятное впечатление, он расшаркался и потащил нас прямо к начальнику.
     В приёмной нас напоили горячим отваром, накормили печеньем, мы изучили журнал с прайс-услугами, после чего появился сам начальник участка, сияющий, как начищенный медный пятак:
     - Что изволят сограждане? Не можете взыскать долги? Замучили конкуренты? Не дают жить назойливые соседи? Теперь это не ваши проблемы, а наши!
     Как же у них от зубов всё отскакивает. Стражи основательно перестроились – этого не отнять. Судя по всему, над ними отлично поработали маркетологи-рекламщики.
     Приход Демократуры ознаменовался с одной стороны мощным криминальным взрывом, а с другой – нереальной расслабленностью правоохранительной системы. Если при Статусе согласно руководящим директивам стражи из кожи вон лезли, чтобы обеспечить покой и порядок на улицах, рост преступности вызывал разносы и даже отставки руководителей, то теперь они объявили, что главная их задача – охрана закона, а законы стали такими запутанными и неконкретными, что охранять при их помощи порядок невозможно. А на нет и суда нет. Так что стражи отлично себя чувствовали. И если сперва они ещё немножко стеснялись и по инерции чего-то боялись, и даже содрогались от мысли, что однажды вернётся система Статуса, и тогда малым никому не покажется за то, что наворочали в государстве, то со временем фантомные боли и тоталитарные страхи прошлого исчезли. И теперь подразделения стражей общественного спокойствия развернулись вовсю. Они бойко продавали патенты на правоохранительные услуги всем, кто заплатит, именуя это добровольным содействием правопорядку, публиковали в прессе и сети красочные рекламные предложения с ценниками на свои услуги, в то время как бесплатно отказывались даже отвечать на телефонные звонки.
     - Так кого вы желаете поставить на место? – спросил нас начальник участка.
     - Нам нужно кое-что найти, - произнёс я.
     Улыбка начальника стала ещё шире, но как-то поблекла. Ясно, местные сыщики любят не искать, а ставить на место. С другой стороны, за деньги, которые мы пообещаем, они будут землю носом рыть. Я представил, как сорвутся со стоянки оперативные машины, как продвинутые кибернетики влезут в закрытые базы данных, как полетят во все края и веси Мордории грозные ориентировки. Такие деньги ведь на кону!
     Улыбка стража, выслушавшего подробно наши пожелания, стала совсем кислая, но снова засияла, когда на стол лёг щедрый аванс. От избытка чувств начальник даже написал расписку - «в качестве спонсорской помощи получено двести сорок грамм жёлтого металла, поименованного просителями спонсорской помощи как золото».
     - Всё верно? – спросил он.
     - Верно, - кивнул я.
     Начальник участка со всей дури бахнул бронзовой печатью по бумаге, дал нам второй экземпляр и сказал:
     - С этого момента ваши проблемы на наших плечах!..

     ***

     Если наши проблемы и лежали на плечах стражников, то тяготили их не слишком сильно – то ли плечи были слишком могучими, то ли ноша всё больше неподвижно лежала на Земле. Из участка нам ежедневно присылали отчёты такой эталонной бравурности и пустоты, что я понял – ничего не делается вообще.
     - Как говорится, нельзя складывать яйца в одну сумку, - ознакомившись с очередным таким опусом, наставительно изрёк Абдулкарим.
     - В корзину, - поправил его я.
     - Да хоть в нагрудный карман.
     - И что говорит твой свод мудрости? – кивнул я на его любимый криминальный роман, лежащий на столе.
     - Что нужно задействовать всех.
     - Кого ещё?
     - Братву, - с придыханием произнёс Абдулкарим сладкое слово…
     Грубачей бандитосов оказалось найти почти так же просто, как и участок стражи. В сети и газетах были указаны адреса, номера контактных телефонов, а также перечень услуг с оговоркой «цены обсуждаются при личной встрече».
     Со стражами у лихих ребят порой была конкуренция на одном поле. Иногда бандитосы начинали демпинговать, после чего спецподразделения общественного спокойствия проводили карательные акции в проблемных районах, анонсируя непримиримое наступление на гидру преступности и анархии. И бандитосы сдавали назад. Из-за этого недопонимания лиходеи вообще бросили публиковать ценники, опасаясь нервной реакции со стороны «верных защитников демократуры».
     Приём населения и клиентов грубачи бандитосы вели в городской бане, где предавались, как и положено по статусу, пьянству и разврату. И мы отправились туда.
     Города Мордории были построены все по одному стандарту ещё во времена тотального планирования. В большинстве населённых пунктов тогда выросли кольцевые серые, в двадцать пять этажей, с бойницами окон, без архитектурных излишеств, неприглядные строения. Их круглые дворы в основном занимали скверики, детские площадки. С пришествием Демократуры всем стало понятно, что тоталитарные правила безвозвратно устарели, и тогда в центре дворов очень выгодно вознеслись башни-небоскрёбы, торгово-развлекательные комплексы или стоянки для самовозок.
     В предбаннике нас встретил коммерческий директор банды «Милые убийцы». Это был пузатый лысый мужчина, всё тело которого покрывали татуировки с текстами из официально утверждённого три года назад кодекса чести бандитосов и насильников, действовавшего на всей территории планеты и обязательной к исполнению всеми причастными специальными субъектами. Он долго толкал речи про священные законы общества истинных бандитосов, которые и есть в основе своей подлинная изначальная демократия, процветавшая уже тогда, когда и слова такого не знали. Падкого на эту мишуру Абдулкарима он привёл в восторженное состояние.
     - А теперь к делу? - неожиданно посуровел бандитос. - Мы не стражники. Мы конкретные и крайне резкие люди! Что надо? Убить? Переломать ноги? Заставить лизать сапоги или забыть о кредитах? Оружие? Топоры? Палки для игры в кнудлики? Огнестрел? Последнее будет дороже, но более качественно и стильно!
     - Найти кое-кого надо, братан, - хлопнул Абдулкарим бандитоса по мягкому жирному плечу. - Человек затаился. А он нам нужен.
     - Найти, - лицо бандитоса при этом известии стало примерно таким же кислым, как и у начальника участка стражи в схожей ситуации.
     - Именно так.
     - Конечно, любой каприз. Желание клиента - закон. Но лучше всё же кому ноги переломать. Не нужно, а? - с трогательной наивной надеждой спросил бандитос.
     - Исключено, - сурово отчеканил я.
     В результате мы стали ежедневно получать сводки ещё и от грубачей бандитосов. Странно, что и от стражей, и от их конкурентов бумаги приходили одинаково бестолковые, в схожей стилистике и совершенно бесполезные.
     Через некоторое время мне и Абдулкариму стало ясно, как Божий день, что по нашим заказам никто ничего не делает.
     - Ничего не понимаю, уважаемый Александр, - вздохнул Абдулкарим, глядя с балкона виллы на постепенно становившийся ему ненавистным город. - Почему они все такие безответственные?
     - Так мы же дали аванс. Зачем им что-то делать?
     - Но в случае успеха они получат в десять раз больше!
     - А зачем? Это надо напрягаться, что-то предпринимать, работать. Пойми, они имитаторы. Они имитируют деятельность. И у них нет никаких мотивов для полезной работы. Того золота, что мы им оставили – хватит. Они все такие же такие же пустомели, как и бездельники из дипломатической службы и Ассамблеи.
     - Презренное время. Презренные люди, - покачал головой Абдулкарим. - Никто нам не поможет. Нужно что-то предпринимать самим.
     - Вот скажи, Абдулкарим. После наших приключений ты ещё в восторге от легендарных времён братвы, коррупционеров, мошенников?
     - Ну зачем сравнивать? Тогда на Земле было благословенное время рыцарей кистеня и волыны, тогда людей сжигали шекспировские страсти, а характер закалялся страданиями, поражениями и победами. А здесь лишь жалкие подражатели. Мелкие и ничтожные.
     - По-моему, они все одинаковые.
     - Почтенный Александр. Незачем судить о предмете, в которым ты полный профан, – Абдулкарим поднял, как священное писание, книгу о банде Бешенного.
     - Конечно, мой добрый друг. Конечно, - вздохнул я.
     Мы с Абдулкаримом уже двадцать пять лет вместе на одном корабле дипломатической службы Великого Предиктора. И ещё лет пятьдесят нам с ним бороздить космос. А то и все сто с учётом прогресса биологический оптимизации, в результате чего продолжительность жизни, в том числе активной, растёт все быстрее. За годы учёбы и службы мы получили некоторые представления об определённых премудростях тайных войн, но больше умозрительные. Наше поле битвы – протоколы, торговля, разговоры, компромиссы. Наше оружие - межзвёздные договора и пакты. Наша сила - искусство искать и находить взаимовыгодные решения тупиковых вопросов. Здесь же мы вели странную жизнь то ли космических бродяг, то ли неудачливых разведчиков. И всё без толку. Хотя что-то мне подсказывало, что результаты у лучших суперагентов разведки Земли были бы не намного весомее. Ведь в мутной воде не только водятся рыбёшки. В мутной воде ты сам ничего не видишь.
     Закатное красное солнце провалилось в тёмные волны залива, загорались разноцветные огоньки. Сверху вечером все видится приличным и даже красивым. Если не знать, что это место проклято.
     - А может ну его? – устало произнёс Абдулкарим. – При выполнении задания возникли непреодолимые трудности. Пускай присылают сюда других специалистов.
     - Мы и есть универсальные специалисты, - с ноткой отчаянья произнёс я. – Бросить никогда не поздно. Но ты готов пережить такое, что в первый раз вернёшься, не выполнив задания и не закупив ресурс, так необходимый нашей Земле?
     - Лучше я здесь погибну, уважаемый Александр. Ты прав. Пути отсюда нам нет. Пока трюмы нашей каравеллы не наполнятся сокровищами. Но нужны ещё какие-то ходы.
     - Нужны.
     - Завтра у нас встреча. По разговору вполне серьёзные люди. Обещали двести килограмм мистериума. Просили прибыть с задатком.
     - Просили – так прибудем.
     Я опять был не уверен в успехе очередной нашей вылазки. Сколько их было, и всё заканчивались одинаково - ничем...
     Встречу планировалось провести в пригороде Мордополиса за полями аэрации, на заброшенной свиноферме. Партнёры настоятельно просили нас соблюдать осторожность и секретность. Они звонили по переносному телефону и что есть мочи орали, чтобы мы проверили, нет ли за нами слежки, после чего подробно объясняли, как проехать на ферму. Если бы их телефон прослушивали посторонние, то из этих разговоров стало бы полностью понятно, где и во сколько встреча, кто на ней будет и в чём смысл сделки.
     Мы добрались до фермы, когда большой чёрный фургон наших деловых партнёров был уже на месте. Наши машины остановились друг против друга на посыпанной щебнем узкой просёлочной дороге на фоне длинного приземистого здания свинофермы с выбитыми дверями. Ну, прямо как в любимых Абдулкаримом бандитских романах.
     И продолжение было точно таким же. Узнав, что мы привезли деньги, в ответ на требование показать товар наши визави неторопливо извлекли из своего фургона оружие различных калибров – там даже гранатомёт был.
     Припомнив что-то из бессмертного произведения про Бешенного и его команду, Абдулкарим с вызовом растопырил пальцы – не зря вчера тренировался перед зеркалом, и осведомился:
     - Вы ничего не попутали, черти? Вы на кого, сявки, наехали? Вам тут не фраера гнутые! Вам тут правильная братва! Да за такое пасть рвут! Вот так, почтенные граждане, я думаю.
     Интересно, как лингвистический транслятор справлялся с таким необычным переводом? Хотя, похоже, справляется неплохо. На моего соратника залётные бандитосы посмотрели с глубоким уважением. Они даже не нашли, что возразить на такие весомые слова. Поэтому просто молчаливо принялись нас расстреливать.
     План был туп до неприличия – расстрелять и забрать. Тупые планы обычно срабатывают безотказно. Но эти ребята кое-чего не учли.
     Когда наши защитные блоки обнулили их огневую мощь, и мы спеленали врагов специальным средством «Паутина», Абдулкарим, которому всё это действо понравилось настолько, что к нему вернулся былой оптимизм, важно объявил:
     - Лохи педальные! В асфальт закатаю, только уши торчать будут!
     Он приосанился от своей значимости – хорошо ведь сказано.
     Я, разглядывая пленников, вторил ему, хотя и был воспитан на других образцах литературы:
     - Милостивые государи, не изволите ли вы объяснить причину своей дерзости, которая не оставляет нам возможности оставить её без последствий.
     Из всех наших речей пленники поняли одно - им конец, и начали жалобно верещать о пощаде, голодных детях и тяжёлой судьбе, толкнувший на позорный промысел.
     - Можете попытаться искупить вину, - снисходительно произнёс я, отскакивая от громадного толстого главного бандита, который всё хотел дотянуться губами до моего ботинка и расцеловать его, как первую любовь на сеновале. - Откуда вообще узнали о мистериуме?
     - Не знали ничего. Он спросил, есть такой, – кивнул главарь на Абдулкарима. – Мы сказали, что есть. Он же по виду типичный страдалец. Ну мы, активники, и решили... Того. Этого... Ну, склад военный обворовали. Не пропадать же оружию. Вот и того…
     - Если хотите жить, отвечайте, как найти мистериум. А заодно одного очень нужного нам человека, - произнёс я, прекрасно понимая, что разговор бесполезный и прикидывая, что делать с этими балбесами. - Поможете, живы останетесь.
     - Дык к авторитетным бандитосам вам надо, - объявил главарь. - Ну тем, кто в банях принимает.
     - Уже были, - вздохнул я.
     Тут встрял похожий на орангутанга пленник.
     - Туфта всё. Стражи и бандитосы искать не будут. Они не умеют.
     - А кто умеет? – заинтересовался я
     - Вольный выведыватель нужен.
     - Кто?
     - Который занимается частными расследованиями. Они только что-то и могут.
     - И где найти такого?
     - Я телефон знаю. Если живым лично меня оставишь, скажу.
     - А их? - кивнул я на остальных налётчиков.
     - А их можешь стрелять – не жалко!
     После такого заявления потоком хлынули вопли, ругань, взаимные обвинения, угрозы. До драки не дошло, потому что пленники были опутаны нитями.
     Когда скандал выдохся, «орангутанг» поведал, в каком баре и как найти вольного выведывателя Града Мудруса.
     - От Порко Стукаса скажешь. Он меня уважает.
     В итоге налётчиков мы отпустили, безнадёжно призвав их вести честную жизнь. Ну не закатывать же их в действительности в асфальт, как сгоряча обещал Абдулкарим. Оружие конфисковали и утопили в пруду по дороге. А потом заявились на окраину Мордополиса в заштатный тесный бар «Поцелуй кряквы».
     Там я поинтересовался у бармена, где Град Мудрус, и мне показали на здоровенного, лет сорока, мужчину, который лениво и мрачно цедил из высокого бокала сильноалкогольное молоко горного акатуса. На его лице была написана бездонная скука и благородная усталость.
     Я подошёл и поинтересовался, не он ли тот самый знаменитый Град Мудрус.
     - Да, - он равнодушно посмотрел на меня. – А ты кто будешь, гражданин?
     - Я от Порко Стукаса, - значительно произнёс я.
     И с удивлением отметил, что возникший в руке вольного выведывателя крупнокалиберный пистолет смотрит мне в грудь…

     ***

     На лице Града Мудруса была написана такая дикая ярость, что мне даже стало как-то не по себе.
     - Чучело господне, да сотворить мне добро врагу своему! – изрыгнул мой оппонент распространённое площадное ругательство. - Друг он твой, да? Мы с этим оборванцем не вовремя расстались. Не успел его поблагодарить. Так что ты сейчас за него ответишь, пухлявый гундосец!
     Ну что делать? Я улыбнулся самой открытой и приветливой улыбкой из своего дипломатического арсенала и послал биоэнергетический импульс доброжелательности, спокойствия и конструктивизма. А потом произнёс как можно мягче:
     - А можно сперва поговорить, а потом стрелять? Ведь пристрелить вы меня успеете всегда.
     Я поднял пустые руки. Импульс мой дошёл до цели. Да и Град Мудрус, видимо, понял, что палить на глазах у целой толпы в человека, которого видишь первый раз в жизни, как-то неудобно. Он спрятал пистолет, плюхнулся на стул, отхлебнул глоток своего молока, занюхал рукавом и кивнул:
     - Садись, трухлявец, друг трухлявца.
     - Этот друг два часа назад пытался продырявить меня из гранатомёта.
     - Не попал? – с интересом спросил выведыватель.
     - Да как сказать… Под угрозой смерти он сказал, что вы один из немногих, кто может найти хоть что-то в этом хаосе.
     - Это он прав. И я рано или поздно найду его самого, козлодана шерстистого! Зря ты его не убил.
     - Я же дипломат, а не диверсант… Дипломат настоящий. Официальный посол Предиктора Земли Александр Александров, - представился я.
     Полчаса мне пришлось объяснять, что я не разыгрываю. Потом я поведал, что нам нужно.
     - В полицию и к грубачам бандитосам вы напрасно подались, - мазнул рукой вольный выведыватель. - Бандитосы только и умеют кости ломать. И стражники сейчас такими же стали - всех, кто умел искать, работать, расследовать давно выкинули со службы. На их местах маркетологи и костоломы, и у тех и других в головах абсолютная пустота.
     - А куда делись нормальные?
     - Куда? – мой собеседник усмехнулся. - Разрешите представиться. Бывший комиссар отдела расследования Центрального округа Большого Мордополиса, а ныне вольный выведыватель Град Мудрус.
     - Даже так.
     - Мы вымирающий вид. Ответственные люди. Таких больше не воспитывают. Таких ныне выживают и сживают со света, - затаённая боль слышалась в его словах. Как же я его понимал.
     - Вы поможете нам?
     - Попытаюсь. При определённом материальном стимулировании.
     Я положил на стол пару слитков, которые предназначались бандитам, напавшим на нас, и небрежно произнёс:
     - Задаток.
     - Ну что же, - вольный выведыватель подбросил на ладони слиток. - Попробуем.
     И мы стали получать отчёты с третьей стороны.
     Справедливости ради надо заметить, что эти отчёты были совершенно другого рода. В них сразу было понятно, что человек занят делом, что он отрабатывает ходы и версии, и что есть малюсенький, микроскопический шанс, что эта его деятельность приведёт к успеху.
     Через пять дней Град Мудрус позвонил мне на домашний видеофон и сообщил:
      - Кое-что удалось найти по вашему мистериуму.
     - Что именно? - внутри у меня ёкнуло.
     - Поиском и разработкой месторождений занимался научный центр «Чудо-Кристалл».
     - А сейчас?
     - Я не нашёл сведений о его расформировании. Мне разузнать, что там творится?
     - Спасибо, мы заглянем туда сами, - я уже был на ногах, а Абдулкарим, слышавший разговор, активизировал повседневный уличный костюм – наночастицы приняли форму лёгкого белого плаща. На его лицо возвращался румянец, сильно поблёкший в последнее время.
     Я опасался, что мы вытянем опять пустышку. Но именно с этого мгновения события понеслись вперёд галопом.
     - Продиктуйте адрес, - попросил я…
     Уважаемое научное заведение располагалось рядом с черепичным городом и получало одно время щедрое финансирование. Что с ним сейчас творится – нам предстояло выяснить.
     Радостный блеск в глазах Абдулкарима поблёк, когда мы добрались до цели. Научный центр занимал девятиэтажную помпезную башню пятидесятилетней давности со следами былых имперских украшений. Гордые барельефы крестьян, рабочих и купцов сбили ещё в период унификации, а во время Демократуры здание просто перестали красить. Но все равно в нем была какая-то монументальность и серьёзность былых героических времён.
     На этом положительные впечатления и хорошие новости заканчивались. Потому что вывеска научного центра "Чудо Кристалл" осталась, но по местной традиции была маленькая и невзрачная по сравнению с рекламами учреждений, расположившихся в здании.
     Обнищавший научный центр, забывший, как выглядит государственное финансирование, сдавал свои площади всем, готовым платить. Большую часть служебных кабинетов занимало общежитие Лиги мигрирующих рукодельников – то есть иногородних жителей, подавшихся в столицу за лучшей долей и готовых трудиться на любых работах почти забесплатно. Их официально провозглашённой стратегической задачей было дешевизной перебить труд роботов на автоматизированных предприятиях, и у них всё чаще это получалось. Там где был архив научного центра, теперь располагался подпольный цех кустарной сборки кардиостимуляторов и прочего медицинского оборудования. Работала эта техника через раз, но пользовалась спросом из-за фантастической дешевизны, по причине которой с особым удовольствием её закупали государственные медицинские учреждения, поскольку больные мёрли как мухи, тем самым постепенно сводя к нулю расходы на них.
     В вычислительном концентраторе научного центра, откуда с приходом Демократуры стащили всю аппаратуру, теперь располагалось организация с табличкой «Юридическое бюро Лукавый Динозавр. Растопчем и обманем в суде любого за ваши деньги».
     Мы обошли всё здание. Никто из его обитателей не мог внятно сказать, осталось ли здесь что-то от научного учреждения кроме счёта, на который переводят деньги за аренду.
     Выяснилось ещё, что правит центром бестолковый и никчёмный сын бывшего руководителя. Он закончил школу маляров и купил два диплома, поэтому о мистериуме он вряд ли что знает, а его папаша исчез ещё в первый год свободовластия - растворился, будто не было вовсе его.
     Мы вышли из здания Центра и устало приютились на лавочке из оружейной стали – такие понаделали, когда было объявлено всеобщее разоружение, а старые деревянные лавки растащили. Был такой период в короткой истории Демократуры, длившийся около двух лет и скромно названный эрой митингов. Ну, эра не эра, а скамейки на дрова для так называемых костров единения и на древки для знамён и плакатов растащили. Да и деревья проредили ещё до того, как последние скверы пали в борьбе с автомобильными стоянками.
     Оружейная сталь неприятно холодила, так что мне пришлось изменить тепловой режим костюма.
     - Ну, это хоть какая-то зацепка, - без особой надежды вещал я. – Найдём уволившихся сотрудников Центра. Они нам откопают мистериум.
     - Я не верю, что мы когда-нибудь улетим отсюда, - вздохнул печально Абдулкарим. – Наши косточки истлеют на этой проклятой планете. И над нашими могилами будет проходить какое-нибудь голосование.
     Между тем на площади перед научным центром начало происходить некое действо. Взбудораженная толпа с транспарантами оцепила стоящий на высоком пьедестале старый бронзовый памятник рыцаря в доспехах. Подъехал подъёмный кран, бойкие ребята накинули на шею рыцарю стальной трос. Кран завыл электромоторами. Стрела поднялась. И памятник заболтался в воздухе, как повешенный грешник.
     - Ну что это такое? - заворчал Абдулкарим. - Ну как так можно?
     - Сейчас посмотрим, - я вынул из кармана переносной коммуникатор, пролистнул новости и объявил:
     - Вчера прошло два судьбоносных референдума. О сносе на севере столицы, то есть здесь, памятника Падлюку Завиратосу третьему как палачу и узурпатору. И второй – об установке памятника на востоке столице ему же как основателю централизованной государственности. Оба победили.
     - Как такое может быть, почтенный Александр? - удивился Абдулкарим.
     - Элементарно. Один памятник демонтируется, списываются расходы на снос. Но реально он не уничижается, а просто переносится на новое место, и в свою очередь списываются деньги на его создание и установку.
     - А причём здесь референдум?
     - А это тебе не старые времена. Всё решает народ! И народ доволен. Те, кто почитает императора - установкой памятника. И те, кто ненавидит - сносом.
     - Сумасшедшие. Жалкие сумасшедшие! - Абдулкарим дёрнул свою клочковатую бороду. - Мы здесь погибнем. Горе мне, горе.
     - Смотри, - прервал я его и кивнул на хорошо одетого молодого человека, пружинящей походкой отделившегося от ликующей толпы и направившегося к статусной самовозке. Он бодро размахивал статусным чемоданчиком.
     - И кто сей незнакомый мне муж? – спросил Абдулкарим.
     - Жракус Вольф - второй киберкудесник Статуса. Фактически заместитель Бура Котеуса - так разыскиваемого нами кибермастера.
     - Думаешь, уважаемый Александр, он в чём-то поможет нам?
     - Ещё как думаю. Поднимайся, пошли быстрее!
      Мы подскочили к молодому человеку, когда он распахивал дверь своей машины. Я взял его под локоть:
     - Жракус Вольф, какими судьбами?
     Киберкудесник затравленно посмотрел на меня, узнал, ужаснулся и включил дурака:
     - Вы ошиблись, гражданин!
     - Да? Кликнуть народ и сообщить, что найден верный слуга Статуса? Что тогда будет?
     - Ничего хорошего, - киберкудесник распахнул дверцу, приглашая нас в салон: - Садитесь. Обговорим.
     - С удовольствием.
     Узнав, что мы без какого-либо успеха пытаемся узнать, как рухнул Статус, он сообщил:
     - Это вирус был.
     - Какой вирус? - подался я вперёд.
     - Проник в корень системы и сожрал её.
     - Обойдя столько степеней защиты?
     - Мы тоже считали, что это невозможно. Но это произошло.
     - Как?
     - Его запустил тот, кто имел доступ к корневой основе системы. Таких было четверо. Я в их числе. Но я не при чём. Я не такой идиот, чтобы забавляться подобными делами.
     - А где кибермастер?
     - Котеус? После краха системы он остался не у дел. Так же как и мы все. И пропал очень быстро. Наверное, где-то как-то выживает.
     - А как ты выживаешь? - я выразительно обвёл взором отделанный кожей дорогой салон машины
     - Нашёл себя по мелочам. Вон, создал программу для учёта выручки солидарной бригады по сбору пустых бутылок. До этого такую же программу делал для шайки анонимных мошенников – им хотелось, чтобы машина считала, кому сколько полагается. При этом каждый пытался меня перекупить, чтобы доля в его пользу была. Так что денег хватает. Хотя зачем они мне?
     - Что, хаос давит? - сочувственно спросил я. - Так трудно жить в развитой Демократуре?
     - Да разве это жизнь? - махнул рукой киберкудесник.
     Я чувствовал, что он что-то не договаривает.
     - Вот наши координаты, - я протянул парню бумажку с номером телефона и адресом. - Пусть Котеус в ближайшее время выйдет на связь. Он нам нужен. И мы ему тоже. Это понятно?
     - Понятно, - угрюмо произнёс киберкудесник. - Если увижу. Или найду. А так....
     - Мы друг друга поняли. И не зли нас, Жракус Вольф. Иначе...
     Что иначе - я и сам не знал. Но на собеседника мои слова произвели должное впечатление. Он судорожно вздохнул. И кивнул...

     ***

     Некоторое время ничего не происходило. Получивший вознаграждение за первую информацию – вообще за первый толковый результат, который мы видели на этой планете, вольный выведыватель принялся трудиться с удвоенным энтузиазмом.
     Когда он лично приехал на нашу виллу с отчётом, то был трезв, сосредоточен и готов осчастливить нас очередными успешными изысканиями. Для начала он выдал, что попутно с решением наших задач раскрыл заговор.
     - Какой заговор? - удивился я.
     - У нас появился Союз ответственных, - Град Мудрус бесцеремонно залез в буфет красного дерева, где безошибочно нашёл бар, но горячительного брать не стал, ограничившись кислым соком курилы зеленоствольной. - И так просто это не кончится.
     - Это что значит?
     - То, что полная безответственность и нежелание думать о завтрашнем дне доминируют в нашем мире - это очевидно. И вот собирается группа недовольных интеллектуалов, к тому же имеющих своё понимание сути происходящего. Чем это может закончиться? Только серьёзными потрясениями.
     - Несомненно, - согласился я.
     - Мне кажется, что эти люди могут быть полезны и нам. И в настоящих делах. И в перспективе, - Град Мудрус явно намекал на долгосрочное сотрудничество.
     - Мы не имеем право по статусу общаться с подпольными оппозиционными структурами, - заметил я.
     - Охотно верю. Только мне кажется, именно к этой организации имеют притяжение все приличные специалисты. И именно в ней можно найти информацию о мистериуме. Возможно, и ваш кибермастер обитает где-то там, если не является центральной фигурой... Ну так как? Работаем? У меня же нет дипломатического статуса.
     - Работайте, - дал я разрешение, и вольный выведыватель получил на оперативные расходы ещё пару золотых слитков.
     Мы снова ждали у моря погоды. А жизнь в Мордории текла в своём буйном естестве. Событие недели - рванул очередной химический комбинат, после чего партия экологического будущего "Родные дерева", которая, возможно, сама и взорвала комбинат, с новой силой принялась агитировать за уничтожение всех автоматизированных заводов и фабрик. В общем, назад, к природе, берегите лес, боритесь за увеличение поголовья морских котиков, и ещё неплохо бы убить всех человеков и спасти все деревья. «Деревянщики» инициировали уже тридцать шестой референдум и клялись вскоре пойти в решительный бой. Народ был в целом за них, хотя и не задавался вопросом, что будет есть и во что одеваться, а также как обслуживать мегаполисы, если реализовать все эти предложения. Мне довелось увидеть одну такую планету, где объединительной идеей стала борьба за спасение исчезающих плотоядных баранов, а также иных редких видов. В итоге туземцы угробили сельское хозяйство и промышленность, и оголодавшее население ринулась жрать этих самых баранов, которых надолго не хватило. Потом, наверное, стали жрать и экологов-активистов, но я уже этого не видел.
     По телевизору показывали митинг экологов перед башней Ассамблеи. Им руководил тот самый народный трибун с двухкилограммовыми золотыми ходиками на руке, который предложил принять у нас верительные грамоты. Надо отметить, орал он хоть и бестолково, но громко.
     - Ни одной силы не осталось, способной смотреть в будущее, - горестно вздохнул Абдулкарим. – Что с ними произошло?
     - А ведь и правда, - согласился я. - Удивительно, но тут нет никаких тайных и явных структур, которые цементируют общественное тело. Нет тайных обществ, нет олигархов, мечтающих поработить и ограбить всех и вся. Есть единая энергия народовластия и свободы. Фактически, энергия хаоса. Этот феномен ждёт своих исследователей.
     «Долой заводы-автоматы. Долой фермы-автоматы. Даёшь свободного человека на чистых просторах» - надрывался многоголосый митинг перед Ассамблеей.
     Между тем вольный выведыватель стал периодически наведываться к нам, подробно отчитываться о каждом шаге и требовать новые финансовые вливания. Он зациклился на этом тайном обществе интеллектуалов и проводил различные комбинации, дабы не просто выйти на них, а чтобы они сами возжелали этой встречи. Так он скидывал разным людям информацию, что имеются влиятельные фигуры, готовые поддержать реальные начинания финансовым и организационным ресурсом. В этой сфере и были его основные траты. Этими шагами он прежде всего доказывал, что не имеет никакого отношения к разведке и силовым структурам, поскольку те ни в жисть не потратили бы ни одного медного шмыглика - они всё больше забирали в последнее время.
     - Вам не кажется, что мы зря тратим время? - спрашивал я вольного выведывателя.
     - Я чувствую запах успеха, - уверенно возражал он. - А мой нюх пока меня не подводил.
     В справедливости его похвальбы я вскоре убедился.
     Однажды произошло то, что мы так ждали. Мой переносной телефон зазвенел, как мне показалось, особенно требовательно.
     - Вы интересовались Союзом прогностиков? - прогундосил в трубке тонкий голос.
     - Мы, мы, - воскликнул я. - Бур Котеус, кончай притворяться. Я знаю, что это ты.
     - Даже так?
     - Я знаю, что твой киберкудесник Жракус Вольф передал тебе наш телефон. И что ты заинтересован узнать, с какой целью загадочные меценаты разбрасываются золотыми слитками.
     - Интересно, интересно, - промямлил кибермастер.
     - И что ты хочешь с нами встретиться, потому что нуждаешься в помощи.
     - Ну…
     - И мы нуждаемся в твоей помощи. Взаимопомощь и сотрудничество – это удел высокоорганизованных людей. А их осталось не так много. Так что встречаемся, Бур Котеус. Думаю, тебе есть, что нам рассказать.

     ***

     Обычная квартира в доме-кольце. Достаточно уютная, вся заваленная разной аппаратурой, весьма продвинутой для этого мира. Там мы и встретились с экстремистом.
     За пять лет Бур Котеус осунулся, революционный пыл его угас, и он в депрессии взирал на тот мир, который был создан его стараниями.
     - Зачем вирус запустил? – спросил я у него, устроившись на продавленном диванчике и облокотившись о разобранный системный блок. – Ты хотя бы пробовал подумать, что будет потом?
     - Думал, что главное – смести систему, - угрюмо произнёс Бур Котеус. - А дальше всё только лучше будет. Светлое будущее, свободное волеизъявление, обрушение надуманных барьеров социального детерминизма.
     - Да ты вообще слабо думаешь.
     - Я увлекаюсь. Есть грех.
     - Это не грех. Это катастрофа… Все эти твои идеи демократии как идеальной самоорганизующейся системы...
     - Это не мои, а твои идеи, - огрызнулся кибермастер. – Кто смущал ими моё неокрепшее сознание?
     - Кто же мог подумать, что ты возьмёшь их на вооружение.
     - Ну почему так всегда бывает, - покачал головой Бур Котеус. - Расчёт верен, обстоятельства идеальные. Всё просчитано с использованием машины Статуса. Она хорошо прогнозировала социальные процессы.
     - Машина может только считать. Прогнозируем и программируем мы, люди.
     - Вот и напрограммировали, - Бур Котеус взял литровую деревянную чашку и отхлебнул напиток, по вкусу напоминающий чай с рыбьим жиром, от которого мы с Абдулкаримом отказались.
     - Ты сам написал вирус? - спросил я.
     - А кто же ещё, - с оттенком былой гордости и самодовольства произнёс кибермастер.
     - И ты единственный, кто мог запустить его в корневые базы. Правильно?
     - Очевидно же, - буркнул Бур Котеус.
     - Ну и что ты добился своей революцией? Хаос, экономический кризис. Победа низменных начал. Развал привычной среды обитания. И всё для того, чтобы прийти к тому же, с чего начинали – к жёсткой генетической и социальной детерминации. Только уже без тормозов Статуса. А перспективы…
     - Регресс, - грустно изрёк кибермастер.
     - Точно! Всеобщее упрощенчество захватило всё – экономику, культуру, бюрократию. Созданные потом и кровью и худо-бедно функционировавшие при Статусе сложные структуры стали никому не нужны, мол, чего тратить энергию на всякую ерунду. Происходит обесценивание науки, заслуг, званий, всего. Общество становится не способно к долгосрочному планированию. Это путь даже не к стагнации, а к переходу на предыдущий уровень развития, в прошлую технологическую и социальную эру.
     - У меня тоже были такие мысли.
     - Планетарное государство грозит в ближайшее время развалиться на отдельные фрагменты и превратиться в маленькие озлобленные страны, мечтающие урвать что-то у соседей. Это война…
      - О, Боги, что же я натворил, - застонал кибермастер, запустив пальцы в вихрастую причёску. – Как я был глуп, туп, беспечен, самонадеян, примитивен и бессмысленен. Как я был наивен и…
     - Да успокойся, - прервал я обряд самобичевания. - Что сделано, то сделано. Нужно исходить из того, что имеем.
     - А чем вы отличаетесь от нас? - посмотрел на меня в упор кибермастер. - Почему вам удалось построить дворец из хрусталя, а у нас сплошь хижины из глины и веток?
     - У нас, вне зависимости от государственной системы, есть выверенное и выстраданное этическое целеполагание и общие социальные константы. Мы знаем, куда стремиться. И в курсе, как должно выглядеть устойчивое общество развития. И это знание живёт в каждом нашем гражданине. Без этого общество всегда будет крутиться в заколдованном круге, плодить неудовлетворённость жизнью у всех своих представителей.
     - Вы другие, - горестно изрёк Бур Котеус. – А мы, правда, в заколдованном круге.
     - Нет заколдованных навсегда кругов. Мир эволюционирует. У любой человеческой цивилизации самым сложным вопросом является этическое наполнение его существования. А этот сосуд наполняется веками, а то и тысячелетиями. И пока он не наполнится хотя бы наполовину, так и будут властолюбцы продавливать свою тёмную волю и сеять раздоры, прирождённые обманщики обманывать прирождённых жертв, садисты садировать мазохистов, а заодно и всех остальных. Не перепрыгнешь через это, нужно пройти все ступени. Хотя иногда удаётся их перепрыгнуть, но это большая редкость.
     - То есть, при моей жизни торжества добра мне не увидеть.
     - Ни в коем случае. Но ты можешь своей жизнью приблизить победу на небольшой шажок. И через сто, пятьсот или даже тысячу лет цель будет достигнута. Этический цивилизационный статус установлен.
     - Ну а что мне с того? Я же не увижу этого в моей жизни.
     - Увидишь в следующей жизни.
     - Вы верите в следующие жизни?
     - Несомненно. Иначе ни в чём бы вообще не было для человека смысла. А смысл есть…
     Узнав, зачем мы здесь и что ищем, кибермастер объявил:
     - Я вам помогу. У меня есть возможности отыскать мистериум.
     - Откуда? – заинтересовался я.
     - Я же один из лидеров интеллектуального подполья. Это достаточно обширная организация. В ней интеллектуалы самых разных профилей. И наверняка среди них найдётся тот, кто имеет представление о мистериуме.
     - Вот и хорошо, - кивнул я. - Мы на тебя надеемся, Бур Котеус.
     - Но есть некоторые условия. Во-первых, мне нужен помощник, кто не болтает, а действует. Поймите, ныне это большая редкость.
     - У нас есть такой человек. Град Мудрус, вольный выведыватель.
     - Во-вторых, я тоже не могу работать даром.
     - Конечно, твои усилия будут вознаграждены, почтенный кибермастер, - ласково произнёс Абдулкарим, который готов был плясать от радости, увидев реальную перспективу. – Со всей возможной щедростью. И в любой форме. Золото, камни, денежные эквиваленты, электронные счета, - с какой-то сладостью перечислял Мастер торговли.
     - Мне нужна база данных по политическим эпохам Земли.
     Я, было, попросил время на раздумье, но меня перебил ликующий Абдулкарим:
     - Конечно, конечно, уважаемый! Мы дадим тебе всё, что ты просишь. И даже больше. За какой-то никому не нужный на этой планете мистериум.
     Ну и я не стал портить этот праздник жизни.
     Выйдя от кибермастера, я позвонил вольному выведывателю и сказал:
     - Я нашёл тебе партнёра. И, пожалуйста, не обращай внимания на некоторые его слабости… И странности.
     - Похоже, вы приготовили мне сюрприз, - усмехнулся Град Мудрус.
     - Ещё какой…

     ***

     В следующий раз мы приехали в гости к Буру Котеусу через три дня. Там нас ждали хозяин квартиры и вольный выведыватель. К моему удивлению за прошедшие дни Град Мудрус полностью спелся с кибермастером. Теперь они оба были увлечены поиском, да ещё кроме этого нашли множество точек соприкосновения на почве неудовлетворённости окружающим порядком вещей. Эти двое отлично дополняли друг друга – интеллект и действие. При этом в тоне кибермастера время от времени звучали учительские нотки, а бывший страж спокойствия готов был ему внимать.
     - Ты смотри, как они нашли друг друга, - сказал я, выйдя на балкон с Абдулкаримом.
     - Смесь-то взрывоопасная, почтенный Александр, - озабоченно произнёс Мастер торговли.
     Мы выслушали отчёт наших партнёров. Оказывается, они нашли людей, которым по случаю достался склад с мистериумом. Хозяева этого богатства не знают, что делать с бесполезными кристаллами, да и вообще не представляют, что это такое. В принципе, они согласны на сделку, но активно торгуются, выставляя заоблачные цены по знакомому нам уже по общению с местными принципу – хоть и ерунда, но если вам нужно и нигде больше нет, то платите по полной.
     - Откуда эта тупая жадность? – возмущался кибермастер.
     - А сколько хотят? - спросил Абдулкарим.
     - За килограмм полторы тысячи золотых кругляшей.
     - А партия?
     - Девять тонн.
     Абдулкарим подсчитал что-то про себя и просветлел лицом:
     - Обещай две тысячи за килограмм, но чтобы сделка прошла как можно быстрее.
     Сумма, несмотря на внешнюю солидность, получалась, в общем-то, ерундовая. На порядки меньше, чем та, на которую мы рассчитывали, хотя по местным меркам и выглядела внушительно.
     - Хорошо, - кивнул вольный выведыватель. - Тогда устраиваем встречу.
     - А они не врут? – озадачился Абдулкарим, помня, сколько раз нас обманывали.
     - Не думаю, что отважатся на обман, - произнёс Град Мудрус таким тоном, что стало понятно – мистериум будет.
     Дальше всё прошло просто. Продавцы, услышав, что им обещают за круг не полторы тысячи, а две, тут же на радостях подняли цену до трёх, и когда им пошли навстречу, сильно огорчались, что не запросили сразу четыре.
     Потом был автопробег в Жёлтые пустоши с представителем продавцов – мелким, и перепуганным до показной наглости горбуном. Он выторговал у нас ещё слиток золота, когда разнылся о трудностях, претерпеваемых им в этом путешествии.
     Склад располагался в промышленной зоне в четырёхстах километрах от столицы. Деревьев и травы там почти не было, зато почву повсеместно рассекали выработанные угольные разрезы и щебёночные карьеры.
     За недолгое время путешествия мы получили возможность полюбоваться провинцией. Она выглядела ещё более депрессивно и убого, чем столица. Единственно, что грело душу - там не было восторженного мельтешения большого города, вечных митингов, собраний. А была какая-то обречённость и более земное отношение. Местные власти из последних сил пытались сдержать инфраструктурные обрушения и хоть чего-то делали, хотя давно ни на что не надеялись.
     Мэр городка, с которым мы встретились, дабы получить разрешение на проникновение в заброшенную зону, с каким-то отчаяньем неожиданно для всех объявил:
     - Можете доложить Обществу ревнителей Демократуры, но я открыто заявляю – при Статусе было лучше!
     - Почему? - спросил я.
     - Речь даже о не о фантастическом бардаке. Просто при Статусе у нас было будущее.
     Услышавший это кибермастер обрадовался и крепко обнял мэра со словами:
     - Вот они, ростки нового общества! Оно придёт из глубин народа, из провинции!
     Я видел, что у него что-то на уме. Какие-то далеко идущие планы начинают будоражить его неспокойный разум.
     Передача мистериума прошла буднично. Мы нашли спрятанный в одной из шахт склад. Мистериум был настоящий, количество соответствовало заявленному.
     - И как вы его будете вывозить? – поинтересовался горбун, который не видел ни грузовика, ни погрузочной техники, ни достаточного количества рабочих рук.
     - Об этом не беспокойтесь, почтенный, - произнёс сладкоголосо Абдулкарим.
     Оставшись одни, мы использовали грузовой прыжковый блок, и через несколько минут весь груз переместился в трюмы звездолёта.
     После этого наша спевшаяся компания вернулась в столицу.
     - Хочешь, перевезём тебя на нашу планету? - спросил я кибермастера. - В силу исключительности ситуации такое возможно.
     - Нет, - с грустью покачал он головой, постукивая пальцами по разобранному компьютерному блоку, стоявшему на кухонном столе. - Моё место навсегда тут. На многие жизни вперёд.
     Напоследок мы отдали кибермастеру и вольному выведывателю тонну золота, а заодно пару облегчённых экспортных защитных комплектов, чтобы наших друзей не прибили ненароком за эти богатства.
     - И информационную базу, - напомнил кибермастер, оглядывая свою квартиру, пол которой был заставлен ящиками с золотыми слитками.
     Скрепя сердце я передал ему кубик с огромным массивом информации по политологии и истории Земли.
     Он тут же вставил кубик в комп, открыл базу, просмотрел оглавление, скаканул по страницам. И мы увидели перед собой счастливого человека.
     - Прекрасно, просто прекрасно, - в его глазах горел маньяческий блеск. – Меритократия. Предиктор. Власть интеллектуальной элиты и жёсткие социальные конструкции… Просто отлично. Через несколько лет вы прилетите и не узнаете эту планету. Я им такое покажу. Я им, плясунам, такую стабильность устрою! Они у меня узнают, что такое на Земле Кузькина мать!..
     Через час звездолёт «Богиня Деви» уходил в звёздные глубины, оставляя за кормой самую демократичную власть демократуры.
     - Курс на землю! – приказал я.
     Кибермастер был прав. Вернувшись на Мордорию ещё через пять лет, мы её не узнали. Бур Котеус сдержал своё слово и показал, как выглядит Кузькина мать. Тут творилась такое…
     Но об этом в другой раз…

     Миссия пятая
     Строители Млечного Пути

     - Сдаётся нам, гости добрые, что вы шмуркали, - объявил офицер пограничной стражи.
     – Мы дипломаты Земли, - с достоинством произнёс я, хотя был, чего греха таить, слегка обескуражен столь нелюбезным приёмом.
     - Не-е-ет, - протянул пограничник, заламывая пышную курчавую папаху, из-под которой по лбу текли струйки пота – день сегодня выдался жарким. - Вы шмуркали розовощёкие!
     В голосе его звучало благородное презрение, на которое, как ему казалось, он имел законное право, поскольку сам обладал естественным радикально-голубым цветом лица, свойственным коренным жителям этих мест.
     - Мы представители высокоразвитой Галактической цивилизации. Мы… - завёл я вечную песню. Однако она тут, никого не впечатлила.
     - Взять! – коротко приказал офицер своим подчинённым.
     На длинной алюминиевой лавочке в углу стеклянного павильона таможенного терминала расслаблялись бравые пограничники в количестве трёх человекоединиц. Один лениво чесал объёмное пузо, растянувшее, как созревший плод, форменную жёлтую рубаху и местами прорвавшееся наружу через плен пуговиц. Другой, худосочный, с голодным видом ковырялся алюминиевой ложкой в банке консервированных бобов. Третий - широкоплечий верзила, сладко дремал, держа в руке фляжку и вытянув ноги, но, заслышав команду, бодро вскочил, как будто был на пружинах, убрал фляжку в карман, смахнул с усов каплю самогона и натянул на себя лежавший рядом с ним на полу бронежилет.
     Добры молодцы последовали примеру своего усатого коллеги с видимой неохотой. Но, наконец, всё это воинство экипировалось и направилось к нам, позвякивая наручниками и поигрывая деревянными суковатыми дубинами – резиновые полицейские спецсредства были недавно признаны не соответствующими историческим традициям.
     Учитывая некоторые особенности местного социума, мы не ждали положенного по статусу дипломатическим представителям крупнейшей звёздной державы военного парада и поклонов от высших должностных лиц. Понимали, что тут всё будет просто, скромно и незамысловато. Но такого бесстыдного и наглого попрания всех норм космического права мы представить себе не могли даже в страшном сне!
     Прогудел протяжный гудок, ознаменовавший начало разгрузки баржи, на которой мы только что прибыли. Задвигал длинным клювом огромный, похожий на фантастическую птицу портовый кран. Засуетились рабочие в синих робах. Баржа привезла топливные элементы с Архипелага Изумрудных Островов. С недавнего времени эти самые острова перешли под юрисдикцию Лирианской республики - той самой, где обитали пресловутые шмуркали, и проклятое наследие былого владычества которой здесь выдавливали по капле.
     - Где представитель дипломатического ведомства? – холодно осведомился я. – Вы рискуете попасть в большие неприятности, офицер.
     - Ха, - нагло усмехнулся офицер-пограничник, обдав меня комбинированным запахом изо рта, в котором гармонично сочетались ароматы перегара и чесночной колбасы, а потом победно потряс рулоном факса. – Постановление Парламента, принятое на позапрошлой неделе. «Иноземный шмуркаль суть существо поганое, подлежащее глумлению и изоляции». Это про вас, розовощёкие!
     - Вы жестоко поплатитесь за этот мерзкий произвол, уважаемый офицер! – встрял Абдулкарим, которого упоминание о его розовощекости почему-то задело за живое.
     - Ничего не знаю! Пройдёмте в дом предварительного заключения! А там пускай Парламент разбирается! Или народное сбродище!
     - Сбродище? – не понял я.
     - Ну да, толпа граждан, милостиво решившая поучаствовать во власти путём сброда – то есть митингов, собраний и демонстраций. Что тут не понятно? - раздражённо спросил офицер.
     - Всё понятно, - кивнул я. – Только мы не собираемся вам подчиняться.
     - Ага, - с каким-то восторгом воскликнул офицер и кивнул своим бойцам, с тоской наблюдавшим за нашей перепалкой.
     Ввязываться в драку нам было никак нельзя. Дипломатический статус не позволял. Но идти в камеру – это несмываемый позор. Поэтому я поднял руку с браслетом, на котором переливался разными цветами похожий на алмаз камень автономного броскового модуля, и уже собирался отдать приказ на то, чтобы перенестись на кружащий на орбите звездолёт «Богиня Дэви». И выругался:
     - Вот чёрт!
     Эфирная воронка, накрывшая несколько дней назад планету, сбивала частоту мерцания эфира, так что все настройки летели к чертям. И в данный момент ни нырнуть в н-мерность, ни телепортироваться, ни в полной мере использовать защитную систему мы были не в состоянии.
     И что теперь делать? Драться с пограничниками? Отбиться от этих болванов не составит особого труда. Ну а что дальше? Конец миссии?
     Стеклянная, с паутинками трещин, дверь таможенного терминала распахнулась от пинка ноги, и в помещение ворвался высокий, худощавый человек в чёрной рубашке с короткими рукавами и глубоко натянутом на голову капюшоне. Под мышкой он держал зелёную кожаную папку с золотыми застёжками.
     - Мот Жизнеслав, - небрежно представился он и добавил с присущей подобной публике скромностью: - Депутат - слуга народа.
     - И чего слуге надо? – окинул его подозрительным взглядом офицер.
     - Я забираю этих людей.
     Офицер сначала опешил, а потом начал трясти факсом и голосить что-то об изоляции иноземных шмуркалей, прибывших с недобрыми целями на благословенную землю Шизады. Но депутат распахнул папку, извлёк оттуда солидного вида документ с печатями и подписями.
     - Постановление Верховного Демократического Кубла от вчерашнего числа… «Не все коренные шмуркали подлежат изоляции с возможностью последующей утилизации. Гуманизм толкает к выбору предпочтительных вариантов. Так, если не установлено, что лирианский шмуркаль злоумышляет супротив нашей Родины, то он нам почти что добрый друг, как бы верный слуга и, если смотреть в корень, раб». Так что изолировать шмуркаля за шмуркализм не подобает. А, значит, пошёл вон! – неожиданно громким голосом заорал депутат на офицера.
     Офицер пожал плечами, извлёк из кармана своего усатого подчинённого фляжку с самогоном, отхлебнул оттуда и, пожав плечами, отправился на пирс любоваться выгрузкой энергопанелей. Поскольку его буйная силушка требовала достойного выхода, он тут же включился в процесс:
     - Аккуратнее разгружай! Держи угол, баран!
     Слуга народа Мот Жизнеслав откинул капюшон, провёл ладонью по лбу, на которой долгие годы его жизни оставили о себе напоминание в виде глубоких морщин, оглядел нас с ног до головы – глаза его были внимательными, пронзительными и тёмно-синими, как омуты. На вид ему было лет пятьдесят-пятьдесят пять.
     Он резко кинул нам:
     - А теперь быстрее! Здесь оставаться опасно!
     Делать было нечего, и мы послушно двинулись вперёд в его кильватере.
     Мот Жизнеслав, слуга народа. Ну что ж, нельзя отрицать очевидный факт, что появился он очень вовремя. Так же не подлежало сомнению, что это именно тот человек, которого нам рекомендовали на Альфа-Лире как надёжного помощника. Мы и так собирались с ним встретиться в ближайшее время после завершения всех дипломатических формальностей. Но он собрался раньше.
     Когда мы шли из терминала к автостоянке, я ощутил на затылке чей-то пристальный взгляд. Резко обернулся и увидел около пустующего бетонного серого здания морского вокзала одинокую фигуру в странной темно-синей просторной одежде, напоминающей японское кимоно. Движением пальцев я создал в воздухе оптическую линзу, приблизил изображение. И разглядел вытянутое худощавое лицо, которое, казалось, теперь от меня на расстоянии вытянутой руки. Незнакомец смотрел нам вслед со злобой и досадой. И кожа у него была ярко-фиолетового цвета, присущего ордынцам – жителям западной части Гурийского континента и нашим главным противникам в этой миссии…

     ***

     История эта началась несколько дней назад по привычному сценарию – то есть с нашего возвращения на Землю. Точнее, мы считали, что возвращаемся домой для психологической и профессиональной реабилитации, положенных после длительных путешествий. А наше путешествие вообще выдалось бесконечным.
     На внеплановом сеансе связи Кибернетический планировщик задач Дипломатической службы Великого Предиктора объявил, что в одном из миров-зеркал возникли непредвиденные обстоятельства, требующие срочного квалифицированного вмешательства. Слово в слово он говорил нам то же самое, когда внепланово отправлял нас на Джумбу, в Мордорию, на многие другие планеты. Обстоятельства, обстоятельства, обстоятельства…
     Выслушав сообщение, Магистр торговых отношений, по совместительству мой друг и напарник по бесчисленным звёздным скитаниям Абдулкарим начал загибать пальцы, после чего выдал:
     - Одиннадцать!
     - Что одиннадцать? – не понял я.
     - Одиннадцатый раз нас заворачивают на пути к Земле по причине непредвиденных срочных обстоятельств. Почтенный Александр, думаешь, им некого послать разгребать эти самые обстоятельства?
     - Наверное, некого, - с долей сомнения произнёс я.
     - А мне кажется, причина тут мистическая. Какая-то инфернальная сила не хочет нашего возвращения на родную планету. И так будет до тех пор, пока мы не состаримся и не иссохнем. Или пока не иссякнут ресурсы корабля.
     - Это у тебя вредоносные фантазии, - резонно возразил я. – И ты сильно нуждаешься в психологической реабилитации на Земле.
     - Которая нас не принимает!
     - Мы вправе отказаться.
     - Ни за что! Когда это потомок отважных пустынных кочевников Абдулкарим пасовал перед непреодолимой и таинственной силой?! – он гордо выпрямился в силовом кресле и важно огладил на груди расшитый золотом восточный халат.
     Так мы очутились на Альфа-Лире. В небольшом, но очень продуманно обустроенном рабочем кабинете Президента Республики Лира. Из окна открывался вид на площадь средневекового города, на гвардейцев в высоких шапках и праздничных костюмах, стоящих на карауле перед мемориалом памяти, на толпы туристов, сверкающих вспышками фотоаппаратов.
     Розовощёкий, атлетически сложенный, моложавый Президент страны довёл до нас причину, по которой попросил помощи у Земли.
     В целом ситуацию мы уже представляли по предоставленному нам аналитическим отделом Дипломатической службы информационному меморандуму. Вокруг звезды Златая Лира вращались две планеты-близнеца, практически идентичные по массе, природным условиям, биосфере. Более того, они располагались в плоскости эклиптики на одном расстоянии от звезды, то есть двигались по одной орбите, но с противоположных сторон. Долгие века астрономы Альфа-Лиры не имели понятия об этом факте. Бета-Лира была открыта на небосводе только с началом космической эры.
     Двигатель симметрии массы выбросил на свалку истории химические и ядерные ракеты, позволил людям выйти из гравитационного колодца, в который заперта цивилизация, и освоить звёздную систему. И вот однажды подошва первооткрывателя коснулась тверди Бета-Лиры.
     На новой планете было всё – леса, поля, моря, животные, красивые закаты и рассветы. Кроме главного – людей. Идеальный мир для экспансии, которая не замедлила начаться. Это чем-то напоминало освоение Америки – так же тянулись к благодатным землям караваны кораблей с переселенцами. Так же росли и укреплялись города. Разница была только в отсутствии коренного населения и, следовательно, необходимости варварской зачистки жизненного пространства.
     В результате каждое из развитых государств Альфа-Лиры отхватило по куску новой планеты. Территории были успешно заселены. Потом настали тёмные века, когда межпланетные сообщения прекратились, и на пару сотен лет колонии остались без присмотра. Когда ситуация нормализовалась, альфа-лириане вернулись через бездну космоса к своим брошенным братьям. Империя Лира и Провинция Шизада торжественно заключили трактат о государственном единстве. И всё было бы хорошо, но за время свободного плаванья на Шизаде завелись вредные идейки. Они были как клопы - мелкие, но кусачие и вонючие. «Шизиане с лирианами давно не один народ… Розовощёкие наши помидоры жрут, а традиции наши исконные не уважают. Да ещё руководить лезут, хотя покомандовать мы и сами любим… От их современных технологий одни беды и испорченный воздух… Гнать их в шею – глядишь, и помидорчики с огурчиками целее будут». Эти идеи щедро подпитывались моральной и материальной поддержкой соседей, которые давно имели на плодородные земли Шизады свои виды. Но это всё было не опасно и несерьёзно. Единая страна устойчиво существовала в своих границах и соседей тех больно щёлкала по носу.
     После Большой Перемены, когда оголодавшие народные массы смели монархию, Империя Лира превратилась в Великую Трудовую Республику Лира. Она пережила гражданские междоусобицы, голод, создала мощную промышленность, вышла на передовой край цивилизации. Потом была Большая Война, когда механизированные корпуса Железной Орды захватили сначала все развитые страны, а потом двинули на Трудовую Республику. Провинции Шизада тогда досталось больше всех - миллионы погибших людей, разрушенные города, уничтоженные заводы, концентрационные зоны лояльности, где массово уничтожалось мирное население. Невиданная доселе по жестокости и размаху война принесла много горя и породила в Шизаде огромное количество героев и предателей.
     Трудовая Республика победила, восстановилась после войны. Опять развивала промышленность, науку. Первой вышла за пределы Звёздной системы. И всё это время мелкие клопы шизианских националистических комплексов напитывались кровью – «мы всех кормим, мы на всех работаем, у нас самые щедрые и плодородные земли, а нам мяса не докладывают».
     Потом Трудовая Республика в результате жуткого внутреннего системного кризиса рухнула, развалившись на восемь самостоятельных государств. Среди таких осколков была Свободная Шизада.
     К этому времени клопы национальной исключительности, раздувшись до неприличия, всё активнее взбрызгивали яд в онемевшее тело общества. «На Альфа-Лире живут алчные и подлые шмуркали. Они века напролёт объедали свободолюбивых жителей оккупированной Шизады. Застраивали бескрайние поля и леса своими богомерзкими городами, заводами, космодромами, университетами и детскими садами».
     Однако нити, связывающие эти страны, были настолько крепкими, что никакие вредные насекомые почти двадцать лет не могли их оборвать. А три года назад всё взорвалось. Сознательными истинными патриотами был кинут клич, что Свободная Шизада теперь часть цивилизованного мира и готова к вступлению в Западный Союз, где ей наверняка приготовлено почётное местечко поближе к продуктовым складам. Заход был настолько идиотским, так противоречил реальности и логике, что никто не мог поверить, будто эта странная идея сработает и сплотит массы. Сработала. Сплотила. Шизиане будто с цепи сорвались и перестали адекватно воспринимать происходящее иначе как в рамках простого бинарного кода: «Лира – кромешная тьма, Западный союз – светлый свет».
     - Они разом сошли с ума! – со вздохом произнёс Президент. - Притом все - и потомственные шизиане, и те, кто прибыл туда в первом поколении! У них отключили мозги и в черепную коробку запихали брошюры «Общества истинных историков».
     - Истинных историков? – заинтересовался я.
     - Толпа сумасшедших, которые завелись ещё при Трудовой Республике. Их теории настолько глупы, что я стесняюсь даже обсуждать этот поток сознания. Главная мысль: шизиане – не шмуркали, Шизада над всем!
     - Очень интересно, - азартно потёр руки Абдулкарим.
     - Под такими тупыми лозунгами в центре их столицы собралось Великое Сбродище. Поймите, старое правительство было мелкое, вороватое, умеренно националистическое, но состояло из прагматиков, понимавших, что у нас нет иного пути кроме нового объединения. Его смели боевые дружины «Общества истинных историков». Когда они залили страну кровью, мы были вынуждены закрыть от них Архипелаг Изумрудных островов. Там находится наш главный космопорт и живёт преимущественно лирианское население. За это мы преданы анафеме, объявлены ненавистными оккупантами… Ну очевидно же, за всем этим стоит Долдон!
     - Простите, кто? - не понял Абдулкарим. - Остался ли верен мне мой слух, почтенный правитель?
     - Долдон. Демократическая Орда Либеральных Добролюбивых Объединённых Наций, - Президент скривился как от зубной боли. – Та самая Железная орда, умиротворённая нами в последнюю Большую войну до вегетарианского жвачного состояния. Она лишилась хищных зубов, зато все последние годы отращивала острые рога и принялась по привычке бодать всех, до кого дотянется. Это безумие – её рук дело!
     Он побарабанил пальцами по столу и продолжил:
     - Мы могли бы прервать отношения с Шизадой – существующие экономические связи для нас несущественны. Но мы не можем бросить людей. Они – это мы. Только немного сбредившие и окарикатуренные. Мы не имеем права оставить их на растерзание Орды!
     - Мы хорошо понимаем ваши чувства, - кивнул я.
     - В принципе, мы могли бы направить на Бета-Лиру боевой космический флот и за сутки оккупировать Шизаду. И что дальше? Там нужны не солдаты, а психиатры. А у нас их нет в таком количестве, - иронически улыбнулся Президент.
     - Что вы хотите от нас? – сухо осведомился я.
     - Помощи. Или в форме посредничества – шизиане падки на всё иноземное, и им польстит, что их проблемами занялась далёкая Звёздная Империя. Или хотя бы в виде совета.
     - Совета, значит, - я посмотрел на собеседника.
     Видно, что Президент озабочен происходящим, искренне расстроен. И полагает, что всё плохо, запущено, но всё-таки поправимо - нужно только приложить больше гибкости, ума, потратить больше средств. Интересно, как он запоёт, когда я выложу ему весь расклад? А я выложу. По предоставленному мне Землёй императиву я мог принять любое решение. И я его уже принял.
     - Вы всерьёз рассчитывает с ними договориться? – спросил я, смотря прямо в глаза президенту. – Вы просто не можете знать, с чем столкнулись.
     - С чем? – президент зябко повёл плечами от моего беспощадного взгляда.
     - С заразой, которая гораздо хуже любой эпидемии чумы! И мы поможем вам. Если ещё не поздно…

     ***

     Внедорожник был массивный, широкий, с выступающим вперёд бампером, украшенным противотуманными фарами, с никелированным радиатором, напоминавшим морду бегемота. Выкрашен он был в цвета флага Свободной Шизады, то есть в зелёную, жёлтую и чёрную полоску.
     - Старт, - с видимым удовольствием произнёс слуга народа Жизнеслав и так втопил педаль газа, что перегрузка вдавила нас в спинки сидений, как в стартующем орбитальном челноке с химическими двигателями.
     Из-под колёс выпрыгнули кудахчущие куры, заполонившее всё пространство перед терминалом, и вслед нам обиженно заблеяла коза, привязанная прямо к столбу с надписью «Пограничный пункт № 410 Свободной Шизады».
     За считанные секунды машина набрала скорость в сотню километров в час и даже не свернула, а выпрыгнула на главное шоссе.
     - Мы куда-то столь сильно спешим, уважаемый, что вынуждены подвергать свои жизни опасности? – велеречиво осведомился Абдулкарим.
     - Надо сбросить ордынцев с хвоста. У меня форсированный двигатель, а они об этом не знают!
     С упоением Жизнеслав ещё сильнее наддал газу, и скорость подскочила под сто пятьдесят.
     Внедорожник нёсся по прямому, как стрела, шоссе, обгоняя автомобили, телеги и брички. По обе стороны шли бескрайние жёлтые поля подсолнухов.
     - Простите, но нас уверяли, что будет организована официальная встреча, а не гонки с препятствиями, - недовольно произнёс я. – Нас оскорбляли. Мы едва не были подвергнуты аресту. Что всё это значит?!
     - Вам давал гарантии прошлый Министр иностранных проблем Шизады. А когда новому министру напомнили о вас, он объявил, дословно: «лирианских прихвостней со звёзд нам не надобно, и пусть катятся ливерной колбасой по всему Млечному пути». Потом, правда, остыл и объявил: «Если этим шмуркалям здесь что-то интересно, то пускай рыщут, препятствовать не будем. Но и на помощь из бюджета нехай рот не разевают – нам самим не хватает. Задолбаются вакуум глотать и улетят к своей свинячьей звёздной матери!»
     - Так и сказал? – не поверил я своим ушам.
     - Именно так.
     - А что! Образно и где-то даже поэтично, - широко улыбнулся Абдулкарим. – Но как-то слишком жёстко для руководителя внешнеполитического ведомства страны, с которой мы не воюем.
     - А что вы хотите от человека, который ещё две недели назад водил такси в столице Орды? – поморщился Жизнеслав и крутанул руль, обгоняя пыхтящий чёрной гарью рейсовый автобус.
     Наша машина попала колесом в выбоину, её едва не вынесло в подсолнухи, но водитель легко справился с управлением и погнал дальше, даже не думая сбавлять скорость.
     Всё в этой миссии скалывалось у нас как обычно, то есть из рук вон плохо. Таково наше личное везенье – всегда всё через пень колоду. По Межзвёздному протоколу дипломатический корабль выходит на орбиту, пассажиры совершают н-мерную телепортацию на твердь, где им уже приготовлена торжественная официальная встреча. Однако в результате локальных эфирных возмущений вокруг Бета-Лиры автономный бросковый модуль работал через раз, так что нам пришлось спускаться с орбиты на лирианском рейсовом челноке. Мы приземлились в космопорте Архипелага Изумрудных островов, поскольку на территории самой Свободной Шизады действующих космодромов не осталось.
     Население Архипелага путём всеобщего голосования объявило о выходе из Свободной Шизады после произошедшего там государственного переворота и перешло под протекторат Республики Лира. Теперь с «предателями-островитянами» шизиане принципиально не общались и в своём морском порту с островов принимали только грузовые суда, привозившие энергоконцентраторы и увозившие редкие минералы. На таком судне мы и прибыли на Шизаду, чтобы с порога узнать, что мы розовощёкие шмуркали. В общем, ярко проходил наш первый день на этой весёлой планете.
     - Возле терминала мелькал какой-то ордынец, - сообщил я.
     - А, встречающий! Думаю, пристальное внимание к вашим персонам пограничной стражи инициировал именно он. Так что я мчусь как бешеный не для своего удовольствия… Вообще-то, вам сильно повезло, что Парламент поручил именно мне заботы по вашему приёму. Правда, денег всё равно не выделили, - хмыкнул Жизнеслав.
     - Вы взялись за неблагодарное и опасное дело, почтенный народный заступник, - проворковал Абдулкарим. - Зачем?
     - Честно? - усмехнулся Жизнеслав.
     - Честно.
     - Да я хоть с демонами Обратного мира сговорюсь, лишь бы сковырнуть власть идиотов!..

     ***

     Квартира, в которую нас привёз Жизнеслав, представляла из себя мансарду под крышей помпезного одиннадцатиэтажного жилого дома. Отсюда открывался вид на столичный город Шизополь. Перед нашими глазами простирались утопающие в зелени прямые проспекты, возвышались основательные, из розового известняка и гранита здания времён Трудовой Республики с причудливыми разноцветными крышами. Сияли золотом и серебром шпили храмов Единого Творца. В отдалении скалились зубчатые стены жилых новостроек. Лучи ласкового летнего солнца плескалось в синей глади рассекающей город широкой реки, а ещё дальше виднелась голубая полоска моря. Всё выглядело вполне пристойно и мирно. Только вот портил пейзаж столб чёрного дыма, вздымавшийся в самом центре города.
     - Что там горит? – полюбопытствовал я.
     - Навоз, - проинформировал Жизнеслав, расположившийся на диванчике и жадно глотающий холодный сок.
     - А почему?
     - Такая традиция со времён Великого Сбродища – жечь навоз. В качестве протеста и как символ новой жизни.
     - Как-то странно это.
     - Тут всё странно. Вы себе представить не можете, что творилось в то время, когда свергали «Правительство шмуркальских прихвостней».
     Жизнеслав поднялся с диванчика, подошёл к окну и, глядя куда-то вдаль, заунывным голосом стал вещать:
     - Костры на площади этажа в три высотой! Толпа визжит хором «Шизада над всеми», «Галактика с нами», «Шмуркальских холопов под нож». Всё это под какую-то дикарскую музыку и пение – якобы исконно шизианские. Строй перепуганных полицейских, у которых начальники отобрали даже резиновые дубинки, чтобы, не дай Бог не покалечить мирных протестующих. В беснующейся толпе ходят обряженные как на маскарад сотрудники посольства Орды и раздают мороженое на палочках в честь праздника единения и освобождения. Под видом благотворительного гуманитарного циркового представления ордынцы запустили над площадью разноцветные воздушные шары с наркотическими веществами, накрывшими весь город и сработавших на блокирование критического отношения к реальности и повышенной внушаемости к лозунгам Сбродища.
     - Мороженое, наверное, тоже не простое было, - подал голос Абдулкарим.
     - Конечно! С убойной дозой растительного зомби-порошка.
     - И власть спокойно взирала на всё это?
     - Как бараны, идущие на убой. Если бы президент решился задействовать подразделения охраны порядка и отдать приказ на подавление – всё сложилось бы иначе. Но он был полностью деморализован и думал лишь о себе.
     - Почему?
     - Он неплохой парень. Ленивый, вороватый, инертный, жадный и хитрый – типичный представитель нашей власти. Он устраивал всех. Почившая в веках Трудовая Республика оставила неплохой промышленный задел, который мы так и не смогли растащить за годы независимости, хотя очень старались. Лириане не бросали своих братьев, подкармливали, закупали промышленную продукцию, поставляли энергоконцентраты почти задаром. Орда привычно мутила воду – иначе они не могут. Всё было скучно, размеренно, спокойно – такое тёплое болото. И тут на помост выходит «Общество истинных историков». Их дикие идеи начинают прорастать, как сорняки. Так что сегодня мы имеем следующее: «Лира – оккупант, Орда – союзник, проводник гуманитарных ценностей и вообще пример цивилизованности и порядка. Наша благородная цель – стать Сволочью».
     - Простите, кем? – переспросил Абдулкарим.
     - Стать частью западного Союза вольных объективно-либеральных организованных членов – то есть Сволочи. Каждому шизианину обещаны отмена пограничных ограничений, бесплатные поездки на живительные воды Княжества Шпании. Каждому селянину - три свинопотама, каждой женщине – косметичка с элитной ордынской косметикой. И самое интересное – в этот бред верят почти все! А кто не верит – тех верить заставляют. Истинные историки бывают убедительны. До кровавых соплей.
     - Эти книжные черви?
     - Книжные черви? – губы Жизнеслава саркастически скривились. –Да пока учёные-шарлатаны орали как оглашенные, что Бета Лира – это Древняя Лира, мать всех Лир, а заодно и всего космоса, а Шизада – её ядро, Орда организовывала и финансировала боевые ячейки истинных историков. Читать и писать эти любители истории умели с трудом, зато большинство имело хорошую родословную – происходили из семей предателей и карателей времён Большой войны и жаждали реванша под руководством ордынского господина. Также к ним прибились убеждённые психи, уголовники, обычные дураки, драчливая шпана. И к началу Великого Сбродища налился хороший боевой кулак. Да и оружие из Посольства Орды подвезли вместе с мороженым. В результате имеем, что имеем – жжём на главной площади столицы навоз и останавливаться не собираемся.
     - Печальная история, - вздохнул Абдулкарим.
     - Теперь по вашей миссии. Я, конечно, попытаюсь устроить вам официальные и неофициальные встречи с государственными лидерами. Вы можете попробовать договориться о посредничестве с Лирой, о всяких там переговорах, договорах, консенсусах. Только всё это пустая трата времени. Даже если вы и умудритесь кого-то из этих безумцев убедить в своей правоте, что уже фантастика, единого центра принятия решений в стране давно нет. Здесь куча всяких фракций и шаек, которые тянут одеяло на себя. Единственное монолитное ядро – это Орда, представители которой лезут везде и всюду. Но, как вы уже поняли, они вам не рады.
     - Какое посредничество? Какие переговоры? – отмахнулся я. – Все это просто чушь! И мы здесь совершенно не для этого!
     - А для чего? – удивился Жизнеслав, которого лирианские партнёры просили оказать содействие именно дипломатическим посредникам.
     - Вы хоть понимаете, что происходит?
     - Государственный переворот с последующим хаосом. Власть идиотов. Катастрофа.
     - Это катастрофа? – засмеялся я. – Ну что вы. Это только её первый звоночек. Настоящая катастрофа впереди.
     - Что?
     - У вас глобальная информационная пандемия.
     - Какая пандемия?
     - Представьте, что бывают вирусные идеи, которые несут хаотизацию и разрушение. Эти патогены живут в каждом социуме, дремлют, иногда активизируются, вызывая недомогания типа насморка – неприятно, но не смертельно. Однако случается и иначе. Попадая в ослабленный организм, они стремительно начинают завоёвывать пространства, плодиться в геометрической прогрессии. Одни идеи рождают другие – ещё хуже прежних. И приходит пандемия.
     - Это такой поэтический образ? – с подозрением посмотрел на меня Жизнеслав.
     - Это реальность. С информационным заражением мы сталкиваемся постоянно. Это неотъемлемое свойство человеческого социума. И изучено нами оно достаточно хорошо. Даже слишком хорошо, чтобы прийти в неописуемый ужас от того, что происходит у вас.
     - Всё так плохо?
     - И даже хуже. Поймите одно - информационная пандемия создаёт в умах искусственную реальность. Люди начинают жить в выдуманном мире. Естественно, этот мир приходит в противоречие с настоящим. Ну а дальше…
     - Что дальше?
     - Знаете, болезни бывают и смертельными. И тут как раз такой случай. Полная дезинтеграция единого социума. Откат на века назад. Утрата самоидентичности. Здравствуй средневековье. Ну и попутно – миллионы жертв. Океаны крови.
     - И вы уверены, что нас ждёт именно это?
     - Скажу больше. Каскадная социальная деструкция может начаться в любой момент.
     - Мы обречены? – Жизнеслав смотрел на меня во все глаза.
     - Да. Но есть шанс.
     - Какой?
     - Как и все болезни, информационное заражение лечится. С трудом, но исцеляется теми же средствами информационного воздействия – вбросами информационных антител, то есть тех же идей, нейтрализующих патогены. Есть ещё и воздействие на тонкоматериальном уровне энергоинформационных процессов. Мы столетиями нарабатывали эти методики. И оставили за собой право их применения в мирах, стоящих на грани массовой деструкции с геноцидом и цивилизационным отскоком. Даже без согласия пострадавших, потому что разума у них нет.
     Депутат задумался, мягко, как пантера, прошёлся по комнате. Прислонился лбом к оконному стеклу. Потом резко повернулся к нам и с каким-то отчаянием воскликнул:
     - Так влейте нам ваши лекарства! Хоть цистерну!
     - Чтобы лечить, нужно сперва диагностировать, - объяснил я. – Собрать необходимую информацию.
     - Собирайте. Сети, библиотеки к вашим услугам.
     - Всё не так просто. Я активизировал ДИСПУТ.
     - Какой диспут?
     - Систему диагностики информационных социальных патологий универсального терратипа. ДИСПУТ.
     Я отдал мысленный приказ. В воздухе повисала голограмма - переливающаяся разными цветами цифра десять.
     - Это так называемый Рейтинг информационной готовности. Сейчас мы имеем десять процентов от необходимых данных. Предстоит довести цифру до ста. Но для этого библиотек мало. Мы точно не знаем, что нужно Системе. Может, залезть в жерло вулкана. Может, полюбоваться балетом. Она собирает информацию в автоматическом режиме, используя нас как разведчиков. И для этого мы должны быть в гуще событий, которые потрясают страну.
     - Ну что ж, - кивнул Жизнеслав. – Гущу событий я вам обеспечу! И начнём завтра же – с осиного гнезда!..

     ***

     Профессор Рург Хлюмпель имел вид типичного сумасшедшего учёного, так почитаемого писателями и режиссёрами на большинстве планет-зеркал. Выше среднего роста, худой, с всклокоченной курчавой чёрной шевелюрой, пышными бакенбардами, взгляд восторженный, как у ребёнка, не устающего удивляться чудесам окружающего мира. Руки его жили своей жизнью – то крутили пуговицу собеседника, то тянули его рукав, то катали шарик из бумаги или пластилина, отодранного от опечатанного массивного медного сейфа.
     - Наука – это вам не шмуркаль моргнул! – торжественно объявил он, открыв тем самым экскурсию по Институту истиной истории и реальной мифологии.
     Институт занимал старое здание на набережной Шизополя, ранее принадлежавшее Научному центру изучения теории Труда и Единства. В залах с высокими потолками ещё осталась символика Трудовой республики – снопы, колосья, молоты.
     - Само это тяжеловесное здание является наследием тоталитарного строя с его стремлением к циклопичности и назидательности во всём. К счастью, новые времена вымели само воспоминание о свободном труде, и теперь здесь мировой, даже, можно сказать, Галактический центр истинного исторического знания! – как заведённый шпарил профессор, хаотично размахивая длинными руками. Похоже, подобные экскурсии он проводил постоянно.
     - Здесь наша библиотека, - объявил профессор, когда мы вошли в длинный зал, заставленный книжными стеллажами.
     В центре зала стоял огромный стол с мраморной крышкой, заваленный кипами рукописей, манускриптами, стопками брошюр и книг. На одной из рукописей устроился, свернувшись калачиком, огромный пушистый полосатый кот. Он сладко спал, и только усы его чуть-чуть подрагивали.
     - Ну надо же, мерзавец, устроился на рукописи, которой пятьсот лет, да ещё расцарапал страницы! Ну-ка, пошёл! Кыш! - профессор одним движением смахнул кота, который слетел со стола, пружиняще приземлился, умудрившись проснуться в воздухе. Удивлённо посмотрел на хозяина, потянулся, выгнувшись дугой, презрительно мяукнул и удалился с таким деловым видом, который могут напускать на себя только жирные пушистые коты.
     - Какая беда, почтенный жрец науки, - заволновался Абдулкарим, старый библиофил, бережно относящийся к любым книгам, даже если это и не криминальные романы конца двадцатого века. - Теперь её придётся реставрировать после когтей полосатого негодника!
     Профессор поцокал языком, взял рукопись, взвесил её в руке, посмотрел на мятые листы. Потом беззаботно воскликнул:
     - А, не стоит беспокоиться.
     И метким броском отправил раритет в огромное мусорное ведро, где уже лежали какие-то бумаги.
     Мы открыли рты от изумления.
     - Ценности не представляет, - пояснил профессор. – Сплошь псевдоисторическое мракобесие.
     - Но пятьсот лет… - начал было Абдулкарим.
     - Время относительно, так что не волнуйтесь. А сейчас я покажу вам истинную ценность.
     Он подошёл к огромному сейфу, зажатому стеллажами у стены, со скрипом провернул ключ, набрал шифр, с трудом распахнул массивную дверцу и извлёк книженцию в мягкой обложке.
     - Первое издание «Протошизада атакует!» Фундаментальный труд для истинных историков. С него началось глобальное наступление передовой научной мысли!
     Профессор осторожно передал книгу Абдулкариму. Тот критически посмотрел на это произведение. На обложке исторической монографии почему-то полуголые дамы целились из бластеров в жутких чудовищ – так в двадцатом веке оформляли бульварную литературу.
     - Да, выглядит простенько, - заметив наши сомнения, признал Хлюмпель. - Но именно в этой книжке в лёгкой, доступной форме впервые были систематизированы, проанализированы и объективно оценены исторические и мифологические источники Шизады. Именно эти жёлтые страницы открыли народу глаза на то, что мы не какие-то неудачники, находящиеся под пятой шмуркалей, а великая нация. И наши предки – это протоцивилизация, давшая начало развитию человечества на Альфа и Бета-Лире. Одарившая мир божественными памятниками культуры, титаническими архитектурными сооружениями - всем тем, что ранее приписывалось всяким там якобы древним народам, которые на деле являлись никем иным, как нашими бестолковыми учениками.
     Он бережно спрятал в сейф книжку. Я заметил, что депутат проводил её каким-то злым, даже ненавидящим взглядом – похоже, с этим произведением у него были какие-то свои счёты.
     - Но наука не стоит на месте! – вещал профессор. – И сегодня приходит поколение новых, пытливых молодых учёных.
     Он подошёл к стеллажу и начал выгребать оттуда новые книжки, демонстрируя их нам.
     - Вот, «Динозавр в гараже». Автор Симон Тупакис убедительно доказывает, что протошизиане не только пасли вымерших древних ящеров, но и использовали их в качестве вьючных животных, дрессировали и подчинили своему мощному интеллекту.
     Хлюмпель продемонстрировал нам следующий том:
     - «Галактическая угроза». Очень талантливый и смелый автор Сноб Шмурдяк достаточно убедительно обосновывает гипотезу, что протошизиане в незапамятные времена пришли со звёзд. И именно они основали первую Галактическую империю, плодами достижений которой пользуются нынешние жалкие цивилизации, чьи корабли бороздят дальний космос, не пуская туда истинных хозяев, то есть нас.
     - Действительно, смело, - согласился Абдулкарим.
     Я отметил про себя, что качество полиграфии книжек истинных историков росло с каждым годом. Легкомысленные бумажные обложки с фривольными рисунками постепенно уступали место кожаным переплётам и золотому тиснению.
     - Это ещё ничего. Я сейчас рецензирую рукопись ещё более отважного в полёте своей научной мысли молодого человека! – ликующе изрёк профессор.
     - Он утверждает, что протошизиане зажгли солнце? – язвительно спросил я.
     - Ну что вы, это антинаучно! Его идея куда более скромна. Наши доблестные предки всего лишь собрали из уже зажжённых блуждающих звёзд Млечный путь. Для незатейливой работы, не требующей сколь-нибудь значительных умственных усилий, они вывели биологических роботов, которых мы сегодня знаем как шмуркалей. Эти неблагодарные создания однажды восстали против своих добрых хозяев и снесли великую звёздную империю. Какой накал! Какой драматизм! Почувствуйте бурление страстей и судеб! Создатель и его непокорное злобное творение!
     - Гениально! – чуть не зааплодировал я.
     - Я одобрил эту гипотезу, и сейчас эта концепция передана на утверждение нашего высшего законодательного органа.
     - Парламент утверждает научные гипотезы? – удивился я.
     - А как же иначе они будут становиться истинными? – развёл руками профессор, и мне показалось, в его глазах мелькнула насмешка.
      Он вернул на полку научные труды «Общества истинных историков» и восторженно объявил:
     - А теперь изюминка. Я покажу вам научный процесс в действии. Вы увидите, как работают истинные историки. Прошу пожаловать в запасники!
     Мы поплутали в лабиринтах стеллажей и вышли к маленькой бронзовой двери с гербом Трудовой Республики. За ней уходила вниз металлическая винтовая лестница.
     - Прошу вас, - пригласил профессор.
     Спустившись вниз, мы углубились в запутанные коридоры, освещённые мертвенными лампами дневного света. За нами следовал в небольшом отдалении усатый полосатый разбойник – тот самый, которого согнали с рукописи. Он время от времени требовательно мяукал, будто спрашивая, долго ли ещё тут ходить, и всё норовил на ходу потереться о наши ноги.
     Наконец, мы остановились перед очередной массивной железной дверью. Профессор крутанул запирающий штурвал и толкнул её. Шагнул в помещение. Нашарил выключатель и нажал кнопку.
     Нашим глазам предстал огромный подвал со сводчатыми потолками, заставленный многоэтажными полками, заваленный коробками, ящиками. Всё это находилось в восхитительном творческом беспорядке, плавно перетекающем в хаос. В центре стоял точно такой же стол с мраморной крышкой, как и наверху.
     Кот тут же запрыгнул на стол, небрежно смахнул на пол украшенный полудрагоценными камнями кубок и принялся играть со старинным предметом, гоняя его лапами.
     - Это же экспонат! – завопил рачительный Абдулкарим.
     - Не обращайте внимания, - махнул рукой профессор. – Итак, мы в святая святых нашего Института. В отделе сортировки!
     - Именно сортировки? А почему, например, не классификации? – с некоторым опасением спросил я, чувствуя недоброе – слово сортировка имело какой-то жестяный неприятный вкус.
     - Вы вообще знаете, какие бывают исторические ценности? - лукаво посмотрел на нас профессор.
     Мы промолчали, ожидая продолжения, и оно не заставило себя долго ждать.
     - Ценности бывают истинные, - поведал нам сокровенное профессор. – Бывают ложные. А ещё полезные. Бесполезные. И вредные. Вот тут мы и разделяем их по категориям.
     На мраморном столе были разложены книги, рукописи, горшки, предметы археологии, при этом в их расположении была какая-то система, пока не понятная нам.
     - Поясню на наглядном примере, - профессор взял гончарное изделие с витиеватым рисунком. - Перед вами амфора шестисотлетней давности, найдена якобы в Северном Дурнополье. На ней мы видим рисунок, характерный для гончарного искусства альфа-лириан. И всё вроде бы хорошо, только есть одно но. По господствующей теории никаких лириан в то время в Дурнополье не было. Это был центр протошизианской цивилизации.
     - Но это же хорошо! – заволновался Абдулкарим. - Именно так и движется наука. Новые артефакты. Это значит, теория нуждается в совершенствовании.
     - Это значит, артефакты нуждаются в утилизации, - профессор взял амфору, открыл крышку стоявшего рядом со столом алюминиевого цилиндра метровой высоты, похожего на бак для питьевой воды, кинул внутрь бесценную амфору. Потом захлопнул крышку и с видимым удовольствием вдавил красную кнопку на панели.
     Цилиндр затрясся и жадно заурчал. Хлюмпель улыбнулся счастливой улыбкой.
     - Но это же не исследование! – возмутился Абдулкарим. - Это просто вандализм какой-то!
     - Нисколько. История – это что? Это, прежде всего, текст.
     - Можно в какой-то мере согласиться, - кивнул я.
     - А если текст корявый или алогичный? Тогда он нуждается в редактуре. Чем мы и заняты в поте лица, - профессор нагнулся, отнял у кота кубок, посмотрел на него, презрительно скривился и кинул в закончившей с амфорой утилизатор. – Редактируем.
     Абдулкарим набрал в грудь воздуха, видимо, желая высказаться, что обо всём этом думает. Но не успел. В помещении погас свет.
     Щёлкнул запор на входной двери, отрезая нам пути к отступлению. Из динамика под потолком зазвучал какой-то заунывный каркающий голос:
     - Представители Земли. Оставаться на местах. Не делать попыток сопротивления!
     - Тёмные демоны! А мы ведь попались!– с отчаяньем воскликнул Жизнеслав.

     ***

     Профессор Хлюмпель щёлкнул зажигалкой и запалил свечу, воткнутую в массивный бронзовый семисвечник.
     В слабом свете мерцающего жёлтого огонька помещение хранилища выглядело таинственным и зловещим. А тут ещё продолжал негромко урчать алюминиевый утилизатор, добросовестно переваривая «вредные исторические ценности».
     - Ну, вот всегда их приносит тогда, когда они не нужны, - выразил своё недовольство профессор.
     - Кого? – спросил я.
     - Да ордынцев этих! Я, конечно, благодарен им за финансирование наших исследований. Они с самого зарождения истинной истории помогали нам и материально, и организационно. Во времена шмуркальской оккупации именно ордынцы издавали у себя запрещённые здесь книги. Гонимые истинные учёные всегда могли рассчитывать на эмиграцию. И сегодня Орда не оставляет нас в беде. Вон, - профессор ткнул ногой утилизатор. – Новейшая модель. И стоит немалых денег. А они нам его любезно предоставили на совершенно безвозмездной основе.
     - Ценная вещь, - хмыкнул я.
     - Очень ценная. Перемалывает всё – металлы, керамику, бумагу, да так, что потом никто не узнает, что там изначально было. Но часто ордынцы бывают просто несносны. И эта их чванливая высокомерность…
     Снова зазвучал динамик:
     - Представители Земли. Выходите с поднятыми руками и не пытайтесь сопротивляться. Вы не пострадаете. Нам просто надлежит обсудить некоторые вопросы.
     Через некоторое время каркающий голос выдал продолжение:
     - С вами будут хорошо обращаться. Вам будет предоставлена горячая пища, коньяк и сигары.
     - Врут, - отмахнулся профессор Хлюмпель. – Они всегда, когда так рьяно уговаривают, врут. Мелкие людишки. Но они – это развитая цивилизация! С ними надо дружить!
     - Вам нельзя попадаться им в руки, - воскликнул Жизнеслав. - Они отвезут вас в посольство. Это их цитадель. Они творят там, что хотят. Там не раз пропадали люди. Оттуда били снайперы по толпе. Это язва на теле города.
     Профессор закивал:
     - Да, истинно так. Всё правильно.
     - Слушай, истинный историк, - повернулся Жизнеслав к Хлюмпелю. - У тебя тут второй выход есть?
     - Да откуда? Это хранилище лириане строили, на совесть. Значит, сюда мышь не проскочит.
     При слове мышь кот заурчал и начал тереться щекой о брюки профессора.
     - Будем прорываться с боем, - поднял призывно руку Абдулкарим. – Они увидят, как страшен в гневе потомок арабских караванщиков!
     Резон в его словах был. Учитывая возможности биоактивации резервов организма, мы могли попытаться дать бой.
     - Зная обстоятельность ордынцев, ловушку они наверняка приготовили надёжную, - возразил Жизнеслав. – Вряд ли мы так просто вырвемся из неё.
     - И что предлагаете? – спросил я.
     - Что делать, профессор? – вновь обратился к хозяину этих владений Жизнеслав.
     - Ну не знаю. Вообще-то ордынцы культурные люди. У них официально отменены пытки. Хотя неофициально… - он задумался, и его пальцы стали совершать какие-то хватательно-вращательные движения.
     Снова загремели динамики:
     - Земляне. Выходите! Мы не причиним вам зла. Мы причиним вам добро!
     Надо было что-то решать. И я склонялся к тому, чтобы идти на прорыв. В цитадели Орды нам делать нечего.
     Я посмотрел на браслет. Проклятая эфирная буря продолжала сбивать работу всех наших систем – и защитных, и блока перемещения. Камень мерцал совсем слабо. Это означало, что синхронизация с эфирными колебаниями среды существует, хотя и очень ненадёжная. Однако ненадёжная – это не значит, что её нет.
     - Малый прыжок, - предложил я.
     Абдулкарим посмотрел на мерцающий камень и с сомнением произнёс:
     - При таком уровне синхронизации нас просто размажет по стенкам этого странного заведения, почтенный Александр.
     - Ты хочешь в ордынскую Цитадель?
     Абдулкарим поморщился.
     Я отдал приказ на активизацию автономного броскового модуля. В сознании отдалось – «система заблокирована, опасный режим». Я произнёс про себя пароль высшего приоритета и снял все ограничения.
     Камень запульсировал сильнее.
     - Мы попытаемся телепортироваться, - объявил я нашим спутникам.
     – Чудесно, - обрадованно всплеснул руками профессор.
     - Я с вами, - без малейших колебаний объявил Жизнеслав.
     - Это очень опасно, - попытался возразить я.
     - Мне не хочется встречаться с ордынцами, - пояснил депутат. – Для этого есть очень веские причины. Так что я готов рискнуть.
     - Ну, тогда и я с вами, - встрял профессор. – Что-то неохота мне с этими варварами общаться. Начнут вопросы глупые по поводу финансирования наших исследований задавать.
     - Берёмся за руки, - велел я.
     Мы образовали что-то вроде хоровода. И я отдал приказ на активацию броскового модуля.
     По телу прошла жаркая волна. Изнутри меня будто разрывало на части.
     Синхронизация падала, пространство вокруг нас пошло вразнос. Было очень больно. Неужели так глупо пришёл наш смертный час?!
     По глазам ослепительно ударила молния…
     Когда ко мне вернулось зрение, я увидел перед собой мусорный бак на колёсиках. Он чинно проезжал мимо, гремя колёсами и услаждая глаз красивыми национальными узорами.
     «Наверное, я уже на том свете, - подумалось мне. – Ведь так не бывает».
     Но тут Абдулкарим ткнул меня локтём в бок.
     - Ты чего зазевался. Раздавят же!..

     ***

     Оказывается, что мне ничего не привиделось. И я вовсе не в коме, бреду или на том свете. По центральному проспекту Шизополя действительно катился просторный мусорный бак, в котором достаточно уютно, с банкой пива и орешками, расположился пухленький голубой тип. Поверх его резинового костюма химической защиты был повязан дорогой модный галстук.
     Бак катило несколько добрых молодцев в национальных сорочках, вышитых затейливыми узорами и сакральными рунами. Вокруг разгорячённая толпа улюлюкала и изрыгала угрозы, видимо, в адрес пассажира мусорного бака. Весь этот шум, похоже, на толстяка не производил ровным счётом никакого впечатления. Время от времени он лениво отхлёбывал из банки пиво и беззлобно ругался на окружающих, вызывая ответный шквал возмущения.
     Толпа настолько была увлечена процессом, что наше фантастическое появление почти никто не заметил. Лишь влюблённая молодая парочка отшатнулась от нас.
     - Это что такое? – ошарашенно огляделся я.
     - Это? – профессор Хлюмпель счастливо улыбнулся. – Традиционное еженедельное антикоррупционное сбродище!
     - Как сие понимать?
     - Во время Великого Сбродища после свержения проклятого режима появилась добрая народная традиция борьбы с коррупцией – активисты-патриоты стали поколачивать жадных коррупционеров, выкидывать их из кабинетов, а иногда и из окон. Прижился особенно милый обычай – засовывание мздоимцев в мусорные баки. Поскольку коррупция с годами не только никуда не далась, а многократно выросла, но в то же время не утрачена и благотворная энергия народных масс, был достигнут компромисс. Каждую неделю подозреваемых во взяточничестве чиновников, а иных у нас просто нет, на народном сбродище опускают в бак и везут по улице. А чтобы те не обижались, за определённые денежные отчисления они могут заказать себе комфортабельный бак, очистки из лучших ресторанов, пиво и сигары. Так что все довольны.
     - Потрясающе! – всплеснул руками Абдулкарим.
     - Именно так! – восторженно воскликнул профессор. – Нет пределов творчеству масс!
     Он помахал рукой удаляющейся процессии, потом с удовлетворением посмотрел на нас:
     - А с вами интересно… Значит, общество наше изучаете, дети звёзд! Ну что ж, можете располагать мной.
     - Ловлю на слове, - тут же встрял Жизнеслав, весьма воодушевившийся этим заявлением. – Не соврёшь?
     - Да ни в коем разе! Разве может истинный историк врать?
     - Мы же шмуркали для вас розовощёкие, - огрызнулся я. – С чего это вам помогать нам?
     - Ну, зачем же обобщать необобщаемое и впихивать невпихуемое! – торжественно и загадочно произнёс профессор, потом посмотрел на часы. – Пора на работу. Напоследок официально обязуюсь сводить вас в ближайшие дни в Парламент. Думаю, вы получите незабываемые впечатления. Это вам не шпинделем в штрудель тыкать!
     После этих слов он бодро зашагал по проспекту, насвистывая под нос весёленький мотив.
     - Отлично, - сказал Жизнеслав. - Парламент, насколько я понимаю, нам необходим для полноты диагностики. Но мне там по определённым причинам появляться не стоит. Вот и перепоручу вас профессору.
     За машиной мы не стали возвращаться – возможно, около института нас стерегут ордынцы. Поэтому просто поймали такси. Оно было до такой степени раздолбано, что колеса рисковали отвалиться по дороге и зажить своей жизнью. Но других тут не водилось.
     Таксист был по виду типичным шмуркалём – румяный, толстенький и настороженный. И на нас он смотрел подозрительно. Помолчав некоторое время, он решил забросить удочку:
      - Вы слышали, говорят, шмуркали, решили нашу реку отравить. И в зоопарке свинопотама замучили.
     - Сам-то ты кто?! По виду чистый шмуркаль! – вдруг набросился на него Жизнеслав.
     - Главное не цвет щёк, а патриотизм в душе! - водитель в зеркало заднего вида покосился на депутата. – Что-то ваше лицо мне знакомо!
     - Ты давай, рули, а не изображай из себя самого праведного патриота.
     - Это почему? – нахмурился водитель.
     - Потому что выглядит твоя нарочитая активность подозрительно. Уж не глаза ли ты нам отводишь, тыча своим патриотизмом? Эх, надо, чтобы компетентные господа к тебе присмотрелись.
     - Но я…
     - И вообще, почему ты, такой пламенный, ещё не в войсках самообороны? Почему с шахтёрами не воюешь, а?
     - У меня… Ноги болят. Руки болят, - заблеял таксист.
     - Голова у тебя болит! Хотя в ней и нет мозгов! – Жизнеслав не на шутку разошёлся.
     Водитель резко заткнулся, и остаток пути мы проехали в тишине.
     Когда машина остановилась, Жизнеслав отдал деньги и раздражённо хлопнул дверцей так, что такси чуть не развалилось на части.
     - Розовощёкие эти часто в такой раж верноподданнический впадают, что коренных шизиан готовы переплюнуть, - сказал он, когда такси, газанув, унеслось прочь. - Лишь бы свою преданность подчеркнуть. С шахтёрами кто воюет? Вот такие неофиты! А синемордые, затеявшие всё это, от войны по хатам и в лесах прячутся… Не, ну какая же сволочь!
     Мы поднялись в наше временное пристанище. Раньше говорили: «мой дом – моя крепость». Но в этой мансарде у меня никакого ощущения крепости и защиты не возникало.
     - А ордынцы к нам сюда не заявятся? – спросил я, присаживаясь на диванчик и переводя дыхание.
     - Сперва им нужно узнать, что вы здесь живёте. Да и лезть сюда они побоятся, - отмахнулся депутат.
     - По-моему, они здесь не боятся никого, - сказал Абдулкарим.
     - Не скажите. Тут напротив посольство Республики Лиры. И ордынцы не могут на глазах у них учинить открытый произвол.
     - Почему?
     - Орда до дрожи боится, что лириане введут войска и прекратят весь этот хаос. Такая возможность действительно есть. И тогда все их планы накроются.
     - Что мешает Лире сейчас сделать это?
     - Ну да. Ввести войска. И повесить себе на шею обезумевшую Щизаду, стоящую на грани экономической катастрофы. Но чаша терпения может однажды и переполниться.
     В словах нашего союзника прослеживалась определённая логика. Однако, как только он откланяется, я для надёжности запущу пару шмелей. Эти микроскопические механизмы в случае опасности подадут сигнал тревоги, а то и помогут отразить внезапное нападение.
     - Сколько мы сегодня набрали процентов? – поинтересовался Жизнеслав.
     Я щёлкнул пальцами. И в воздухе повисли цифры – тринадцать. Мы набрали лишь три процента.
     - Медленно идёт, - вздохнул депутат.
     - Вы не представляете всей масштабности и сложности Системы диагностики, - сказал я. - Так что это ещё неплохой результат.
     - Насколько я понимаю, мы должны быть в самом центре социального торнадо. Поэтому завтра мы отправляемся на место Великого Сбродища, - решительно объявил Жизнеслав. - Там, надеюсь, мы наберём процентов куда больше.
     - На Площадь Истинных Героев? – уточнил Абдулкарим.
     - Именно туда!

     ***

     На нас неслась огромная туша, призывно трубя и дробя копытами куски асфальта. Остались считанные мгновения до того, как нас затопчут…
     Ядро Великого Сбродища составляли жители сельских районов, самые голубые и самые невежественные. Чтобы чувствовать себя, как дома, они оттяпали половину Площади Героев под огород, выламывая асфальт так же энергично и обстоятельно, как испокон веков выкорчёвывали корни на своих крошечных земельных наделах. Также они устроили здесь небольшой загон для тотемных животных - свинопотамов. Эти огромные создания напоминали земных свиней, но вместо пятачка имели развитый хобот. Нрав у них был спокойный, даже меланхоличный. Было бы только сено, да пищевые отходы - а большего приличному свинопотаму и желать грешно.
     Почему отъевшийся огромный свинопотам, до того скучающе тёршийся своим боком о доски загона, завидев нас, забыл о своём добром нраве? Он злобно зафыркал. Трубно заревел. Чуть ли не встал на дыбы. Мощным движением проломил преграду.
     И вот теперь, призывно трубя хоботом, на нас неслись полтонны сала, мяса и копыт!
     Я успевал уйти в сторону. В Абдулкариме я тоже был уверен. А вот Жизнеслав явно растерялся. И жить ему оставалось недолго.
     Все вокруг меня двигалось будто в замедленном кино. В голове пронеслось множество расчётов – я прыгаю и сбиваю с ног депутата. Или я отталкиваю его в сторону. Или бью свинопотаму по хоботу… Но ничего не получалось! Жизнеславу суждено было погибнуть под копытами. В лучшем случае, угодить в реанимацию. Хотя по яростному вою животного можно было догадаться, что оно не ограничится втаптыванием противника в землю, а ещё и добавит своими острыми бивнями.
     Надо сбить с траектории взбесившегося свинопотама! Но как?!
     В экстремальных ситуациях человек способен на сверхусилия для спасения себя или другого человека. Я собрал всю силу в кулак. И сделал единственное, что могло помочь - как рапирой ударил ментальным импульсом прямо в толстый череп животного.
     На совсем тупых существ ментальные импульсы действуют слабо. Но свинопотам – умная животина.
     Я продолжал смотреть замедленное кино. Вот свинопотам выставил перед собой копыта. Вот начал тормозить ими об асфальт. Вот его занесло, и он завалился на бок, трубя уже как-то жалобно и с обидой…
     Всё закончилось. Мы остались стоять на своих ногах. А свинопотам лежал на боку. Но недолго. Вот он встал. Недоумённо потряс головой. Подошёл к застывшему и потерявшему способность двигаться Жизнеславу. Обнюхал его, выставив перед собой хобот. Удовлетворённо хрюкнул. И неторопливо отправился обратно в загон.
     Колоритные патриоты Великого Сбродища были одеты в национальные костюмы, с традиционными причёсками – большая часть головы обрита наголо, оставшиеся длинные волосы сплетены в две косички, перетянутые бантом. Почёсывая затылки, они открыли неторопливый диспут.
     - О, смотри, как животина расстроилась!
     - Ничего. Успокоился! Признал своих!
     - Наоборот, шмуркаля почуял!
     - Розовощёкие. Наверное, точно шмуркали!
     Наконец, на нас обратили пристальное внимание.
     - А один даже капюшон надвинул, - пузатый голубой селянин ткнул пальцем в сторону Жизнеслава, который предпочитал появляться в местах скопления народа с надвинутым капюшоном. Вообще, капюшоны тут в последнее время вошли в моду, в основном из-за того, что давали широким слоям населения возможность грабить друг друга без опасения, что тебя опознают.
     - А вот взять их и проверить! – нарушил визгливым криком степенную атмосферу диспута худосочный истинный патриот.
     - Да ладно, - миролюбиво возразил пузатый. - Ты вон каждый день кого-то проверяешь, а потом люди жалуются, что часы и телефоны пропадают. Ордынца уже проверил однажды, так нам сало перестали завозить.
     - Да пускай посмотрят на места наших побед, - послышалось в толпе. – Пускай завидуют.
     - Может, поумнеют.
     Обстановка разрядилась. Закончилось всё тем, что профессиональные патриоты с хохотом и шутками-прибаутками разбрелись по площади, высматривая, где и с кого можно урвать какой-нибудь кусочек.
     На площади появилась толпа детей лет девяти-десяти в сопровождении строгой учительницы. Это школьники в учебное время пришли почтить погибших героев Великого Сбродища.
     Худосочный патриот, тот самый, что предлагал нас проверить со всей строгостью, взялся провести школьникам экскурсию по местам былой славы. Вещал он вдохновенно и самозабвенно, но в то же время его глаза плотоядно шарили по оголённым детским коленкам.
     - Злые языки говорят, что герои погибли, грабя магазины и квартиры! Неправда! Они погибли, героически добывая пищу и огонь для Великого Сбродища. Злые языки говорят, что они погибли, потому что нападали на полицию! Неправда! Они погибли, потому что сметали тех, кто против воли Великого Сбродища! Злые языки говорят, что среди героев большинство были бродяги, наркоманы и безработные! А вот это правда! Это были люди, брошенные шмуркалями на самое дно и мечтавшие подняться наверх в едином героическом порыве во имя Великого Сбродища! И что такое их скромные грабежи, убийства и изнасилования по сравнению со святой целью – победой над проклятым шмуркалём-поработителем!
     Дети загалдели, наперебой задавая вопросы. Их глаза горели – ведь пред ними предстал настоящий герой, метавший бутылки с горючей смесью в проклятых полицейских защитников прогнившего прошмуркальского режима!
     А мы тихонько отошли в сторону, переводя дыхание. У меня было тревожно на душе. Только что мы чуть не были раздавлены свинопотамом. Выжили, обошлось без потерь. Но почему-то тревога только нарастала. Я огляделся.
     Жизнеслав, наконец, ожил, и теперь его колотила нервная дрожь.
     - Господи, я видел только что свою смерть! И она была с хоботом и копытами! – он пытался иронизировать, но трясло его от этого только больше.
     Он помахал дрожащей рукой, к нам подскочил разносчик, у которого на шее висела коробку с соками и бутербродами. Депутат взял ордынскую сладкую газировку «Мола-Шмола» и жадно осушил пластиковую литровую бутылку. А потом нервно захохотал:
     - Смерть с хоботом. Ну, надо же!
     Голова у меня шла ходуном после ментального энерговыброса, так что я прислонился к транспаранту «Свободная Шизада – да, да, да!» Постепенно я приходил в себя, перед глазами прояснялось. Но тревога никуда не уходила.
     - А свинопотамы часто бросаются на людей? – спросил я.
     - Взбесить свинопотама – это надо было очень сильно постараться, - покачал головой Жизнеслав. - Это страшно ленивые животные. И непробиваемо смирные, если их кормят. А кормят их тут неплохо – столько жира наесть.
     - Да, - прикинул Абдулкарим. - Килограмм семьсот. Не меньше.
     - Так за каким чёртом он бросился на нас?! – воскликнул я.
     - Его же не спросишь, - Жизнеслав подкинул вверх опустевшую пластиковую бутылку и отправил её точным ударом ноги в сторону кучи мусора, окаймлявшей площадь как горный хребет.
     - Сколько же грязи. Здесь будет город-хлев, - переиначил Абдулкарим название древнесоветского поэта Маяковского.
     - Вот что, - с твёрдой уверенностью произнёс я. – Свинопотам не просто так бросился на нас.
     - А как? – не выдержав, засмеялся Абдулкарим. – За деньги?
     - Насколько я знаю, у Орды должны быть на вооружении гипноизлучатели.
     - Есть такие, - кивнул Жизнеслав.
     - Вот этим гипноизлучателем и ударили свинопотама, задав ему импульс и цель – мы трое.
     - Это значит… - начал Абдулкарим.
     - Значит, ордынцы здесь, - я вновь огляделся окрест себя.
     Сформировав перед глазами квантовую оптическую линзу, я увеличил изображение. И тут меня как током ударило. Я различил и узнал человека, свернувшего в переулок и быстро удаляющегося. Это был тип с насыщенно-фиолетовым лицом.
     - Нужно уходить отсюда, – встревожился Жизнеслав. – Мы тут как под обстрелом.
     Не разводя дискуссий, мы тут же направились к машине. Но было поздно.
     Из переулка вывалила толпа людей в расписных национальных сорочках, с битами, ломами и даже боевыми топориками. Явственно ощущалась упругая агрессия, которую эта ватага гнала перед собой. Дорогу к нашему внедорожнику они отрезали.
     Придётся пока не поздно двигать в переулок направо.
     - Туда! – махнул я рукой. – Быстрее!
     Но тут из того самого переулка вывалила ещё одна шайка, числом поменьше, но выглядевшая куда агрессивнее. Патриархальные вилы, цепы для обмолота зерна и сковородки в их руках, может быть, в другой ситуации и выглядели бы смешно. Однако получить вилами в бок - это вовсе не так и забавно.
     - Сельская новь! - простонал Жизнеслав. – Это психованные убийцы!
     Две группы обступили нас и остановились.
     - Шмуркали. На святом месте! – заколотив себя ладонью в грудь, от толпы сельской нови выступил вперёд обезьяноподобный головорез, алчно разглядывая нас, как свою законную добычу. – Ну, вот и жертва на алтарь народного гнева! Так, братцы?!
     - Вестимо!
     Кольцо начало сжиматься.
     Я посмотрел на камень на браслете и с огорчением отметил, что защитная система так и не работает. И отбиться от толпы не получится, даже используя резервную активацию организма. Если мы и сможем сами убежать, то Жизнеслава точно не вытащим. А оставить товарища на растерзание – для человека, воспитанного в рамках гуманистической парадигмы это просто немыслимо. Значит, нам предстояло героически погибнуть.
     - Лучше бы нас свинопотам растоптал, - вздохнул Абдулкарим, сжимая и разжимая кулаки.
     Я уже намеревался перейти в боевой режим, чтобы дорого продать свою жизнь. И тут Жизнеслав, на которого неожиданно снизошло вселенское спокойствие, выступил вперёд и властно крикнул:
     - А ну стоять, окаянные!
     На миг повисло гробовое молчание. И десятки пар глаз уставились на него.
     Жизнеслав небрежно сбросил капюшон…

     ***

     Я взлетел вверх и плавно приземлился. Ещё раз. И ещё.
     Нас не били. Нам не отрезали головы. Нас качали, подбрасывая и ловя, с приветственными криками и восторженными повизгиваниями.
     Переход от ярости к обожанию был мгновенным. Стоило только Жизнеславу продемонстрировать своё лицо и обозвать толпу мерзкими шмуркальскими подпевалами, как людей будто подменили. Главарь-новик, видимо не слишком довольный таким раскладом, злобно воскликнул:
     - А почему с просветлённым классиком ходят чуть ли не в обнимку какие-то розовощёкие, от которых за версту разит Лирой?
     - А ты против того, чтобы розовощёкие с восторгом приникли к мудрости нашей традиции, нечестивец?! Шмуркаль раскаявшийся – это образцовый шизианин! – снисходительно изрёк Жизнеслав, вызвав продолжительные и бурные аплодисменты.
     Потом нас начали качать. Потом водили по площади, демонстрируя достижения в борьбе с шмуркалями. Все заборы и стены на площади были исписаны лозунгами. И изрисованы кукишами – это такой исторический символ Древней Шизады. Согласно официальной точке зрения, их находили на подводных раскопках легендарных городов в центре океана, в захоронениях протошизианских вождей. Правда, предъявить древние артефакты или хотя бы их фотографии пока никто не удосужился, что позволило недоброжелателям распространять зловредные слухи, якобы кукиш был привнесён соседями Шизады двести лет назад в знак глумления и издевательства.
     Нас провели в небольшой музей, располагавшийся в павильончике, в котором раньше был пивной бар.
     - Вот дубина справедливости, которой доблестный герой Шмяк Вилюй нанёс первый удар достоинства и свободы по полицейскому шлему. А вот и тот первый проломленный шлем, - сообщал нам экскурсовод, тыкая указкой в стеклянные витрины. - А это отпечаток ноги священного шизопитека, обнаруженного в Алмазных Горах.
     Наконец, нас оставили в покое, когда Жизнеслав объявил, что хочет со своими спутниками просто прогуляться по священному месту и вкусить запечатлённую здесь в каждом камне благостную энергию народного гнева. Вокруг нас образовалась пустое пространство диаметром пару десятков метров.
     - Уважаемый Жизнеслав, я ничего не понимаю. Почему эти беспокойные юноши с таким уважением, переходящим в благоговение, созерцали ваш, несомненно, прекрасный, но все-таки вполне обычный лик? – витиевато осведомился Абдулкарим.
     - Потому что они испытывают ко мне искреннее уважение, - зло буркнул в ответ депутат.
     - И тому, несомненно, имеются веские причины.
     - Ещё какие! Вы уже знаете, какой исторический труд лежит в основе движения «Общества историков».
     - «Протошизада атакует», - припомнил я серую книженцию в сейфе профессора Хлюмпеля.
     - Не помните автора?
     - Краб Замойский, - произнёс Абдулкарим.
     - Это псевдоним ещё с первого издания. Но реально автор другой.
     - Кто? – с подозрением посмотрел я на депутата.
     - Написал эту книгу я, - вздохнул он.
     Мы застыли, с изумлениям глядя на нашего спутника. Потом Абдулкарим осторожно спросил:
     - То есть получается, что всё это безобразие началось с вас?
     - Ничего не получается! – огрызнулся Жизнеслав. – Не напиши я эту чушь, была бы какая-нибудь другая книга.
     - И вы всё это писали, – укоризненно качал головой Абдулкарим. - Что мифические протошизиане основатели всех рас. Изобретатели всех изобретений. Что они пришли из ядра Млечного пути, чтобы наставить народы на истинный путь.
     - Да, я всё это писал.
     - И писали всерьёз?
     - Конечно, нет! – возмутился Жизнеслав. – Я просто собрал сказки и мифы сельского населения Шизады. Там много моментов, которые позволяют порезвиться фантазии. И выдал за истину. Это была мистификация. Фантазия. Шутка!
     - Ну, у вас и шуточки!
     - Кто мог подумать, что книгу воспримут всерьёз. И что набежит целая толпа шарлатанов, которые доведут эту дурацкую концепцию до кристально чистого идиотизма!
     - И у вас комплекс вины, - сочувственно произнёс Абдулкарим.
     - А как вы считаете? Ведь пройдёт пара десятков лет, и все эти бредни станут аксиомой. И представители цивилизации, создавшей Млечный путь, будут чистить ботинки ордынцами, притом с удовольствием.
     - И вы хотите разрушить детище своё?
     - Мечтаю! Меня совсем не греет, что мой портрет изображён на новых купюрах. Я был дураком, признаюсь. Но зато теперь я имею возможность действовать. И я снесу этот уродливый барак. Так что прочь посторонние разговоры. Лучше скажите, сколько процентов сегодня мы добавили в рейтинг, рискуя здоровьем и жизнью?
     В воздухе зависли цифры - пятнадцать.
     - Всего один процент?! – возмутился Жизнеслав. – Но почему? Мы же побывали в самом эпицентре эпидемии!
     - Да всё это давно известно и изучено, - отозвался я. – Системе интересны нюансы.
     Наше уединение было грубо нарушено. К нам подкатил на костыле ветеран исторических боёв. Как только свершилась вся эта революция гордости, шахтёры редкоземельных шахт выкинули из своих городов и посёлков посланцев Великого Сбродища. А когда на них бросили армию и добровольные полки историков, работяги дали такой отпор, что теперь по всему Шизополю побираются инвалиды без рук и ног.
     - Подайте ветерану жарких боёв, - протянул фуражку инвалид.
     Абдулкарим, иногда почитающий правила поведения истинного правоверного мусульманина, в числе прочего обязывающие подавать нищим, кинул в фуражку пару купюр.
     - Спасибо, спасибо, - залепетал униженно ветеран, а потом вдруг чётко и жёстко произнёс: - С вами хотят говорить.
     - Кто? – обескураженный такой разительной переменой, спросил я.
     - Ваш друг, с которым вы познакомились на таможне.
     Я огляделся, ожидая всего, даже выстрела в спину.
     - Хозяин передал, что не хотел вашей гибели. И что это небольшое представление с несчастным свинопотамом и двуногими баранами было всего лишь предупреждением. Он хочет с вами говорить. Ракетная пустошь, около петарды. В одиннадцать. Завтра. Что передать?
     Я прикинул. Может быть, с ордынцами всё же можно договориться? У меня есть некоторые доводы для них. Или хотя бы получится немножко потянуть время – оно нам нужно, чтобы укомплектовать Рейтинг готовности. А для этого можно сделать вид, что мы ведём переговоры и готовы к сдаче позиций.
     - Хорошо, - кивнул я. - Мы будем.
     Инвалид опять сбивчиво поблагодарил нас за подачку, вернувшись обратно в образ попрошайки, и ушёл.
     - Вы правда собираетесь отправиться туда? – озадаченно посмотрел на нас Жизнеслав, как человек, неожиданно обнаруживший, что живёт бок о бок с общественно-опасными сумасшедшими.
     - Придётся, - ответил я.
     - Кажется, мы добровольно лезем в ловушку, - отметил Абдулкарим.
     - Она не первая. И, надеюсь, не последняя, - произнёс я невесело…

     ***

     Депутат Жизнеслав прибыл в нашу мансарду с утречка пораньше. Он принёс с собой целлофановый пакет с тюбиками и позвякивающими баночками. Усевшись на высокий стул перед зеркалом, начал наводить красоту. Стал выдавливать и смешивать крема и мази, размазывать их по лицу и рукам, придавая коже ярко-голубой цвет.
     - Что вы такое делаете, почтенный классик? – осторожно поинтересовался Абдулкарим.
     - Не видите? Крашусь в синий цвет! – с долей раздражения ответил Жизнеслав.
     - Но зачем, о, мастер исторических фантазий?
     - Мой естественный цвет кожи недостаточно глубок, и приходится пользоваться мазями. Их производство – наверное, единственное, которое здесь растёт. Сорок процентов населения розовощёкие. И каждому хочется хоть иногда почувствовать себя голубым.
     В связи с особенностями микроэлементного состава воды и почвы на Бета-Лире у людей в третьем-четвёртом поколении кожа становится голубой, притом, чем дальше, тем насыщеннее цвет. И именно голубые считаются коренными жителями Шизады. Раньше цвет кожи не имел никакого значения. Ну, кому какое дело, прилетели твои предки сюда с первыми переселенцами или прибыли во время технологического бума времён Трудовой Республики, чтобы строить заводы, фабрики и университеты? Ныне всё изменилось.
     - В прошлом году вышел закон об отказе в приёме на государственную службу лиц с вызывающим цветом лица, - пояснил Жизнеслав. – Некоторые особенно принципиальные кадровики трут соискателя на должность спиртом, и при признаках порозовения кандидат признаётся неблагонадёжными, хотя это и считается перегибами на местах. Теперь на улице совсем мало розовощёких – как правило, это ретрограды, люди старшего поколения и патриоты-неофиты, типа давешнего таксиста. Сейчас в ходу лозунг: «Голубые – вперёд».
     - Голубые, - задумчиво произнёс я. - Помнится, лет триста назад на Земле были группы населения, соотносящие себя именно с этим цветом. Только не припомню, что именно цементировало этот социальный слой.
     Абдулкарим, признанный специалист по двадцатому веку, популярно объяснил мне, что именно их связывало.
     - Ох ты, какая мерзость! – только и вымолвил я.
     - Вам бы тоже не мешало подкраситься, - покосился на нас Жизнеслав.
     Я от этой процедуры отказался, Абдулкарим, падкий на всё новое и блестящее, вымазался и стал похож на приведение.
     - Пора, - сказал Жизнеслав. – Встреча в одиннадцать.
     - Нас там не встретит засада? – с тоской спросил Абдулкарим.
     - Кто знает, - пожал плечами депутат. - Обычно ордынцы соблюдают договорённости. Это одна из их немногих положительных черт.
     - Доверяй, но проверяй, - я положил в нагрудный карман небольшой контейнер с разведывательным псевдонасекомыми. – Ну что, вперёд! На Ракетную пустошь.
     В пору «лирианской оккупации» Провинция Шизада выпускала межпланетные грузовики и пассажирские лайнеры с двигателями симметрии масс, рыболовецкие сейнера, сложную электронику и много чего другого. Сегодня заводы приходил в упадок, но это мало кого смущало. Зато поля засеяны лиственным горлодёром, из которого получается отличный самогон, и в загонах набирают вес свинопотамы и мясистые хрюкальники. А чего ещё простому шизианину надо?
     Ракетной пустошью прозвали завод межпланетного транспорта. Вплоть до Великого Сбродища на нём теплилась слабая жизнь, хотя цеха пустели, станки распродавались. Новые власти бросили предприятие на произвол судьбы. Правда, в Парламенте время от времени раздавались призывы покорить всю Галактику, которая когда-то была собственностью протошизиан. Но конкретных откликов они не находили. Вообще к космосу теперь относились с подозрением - мол, кто за огородом присмотрит, когда мы по вашим галактикам будем рассекать? Да и не известно, как в этих галактиках кормят.
     Мы вылезли из машины перед входом на завод и осмотрелись. Одна створка металлических ворот лежала на земле. Вторая висела на одной петле, в неё давно воткнулся грузовик, который проржавел, лишился колёс и стёкол.
     - Вперёд, - сказал я, пересекая границу Ракетной пустоши.
     Разведывательные пчёлы облетели окрестности и доложили, что на всей территории пустоши сейчас находятся пара бродяг, три собаки и несколько кошек.
     - Окраина города, - пояснил Депутат. – Место с дурной репутацией. Раньше здесь выясняли отношения бандиты, устраивая бои местного значения. Сейчас они не стесняются воевать в центре города, чтобы далеко не ездить, или, в особых случаях, берут в аренду полигон танковой бригады под Шизополем. Но дурная слава пустоши осталась, так что даже бродяги предпочитают сюда лишний раз не соваться.
     Мы шли между длинных гигантских цехов с выбитыми стёклами и продавленными крышами. В воздухе витало ощущение катастрофы и мертвечины. Какая-то злая, целеустремлённая, саморазрушительная воля изжила отсюда всё живое и подвижное. Вот он, социальный катаклизм во всей красе. В скором будущем вся Шизада рискует стать такой вот пустошью.
     Мы остановились на центральной площади, куда выходили отделанный голубой плиткой гигантский корпус сборочного цеха и старомодное двухэтажное здание с колоннами, принадлежавшее когда-то заводоуправлению. В центре площади возвышалась стела с серебристой ракетой наверху – её презрительно называли петардой. Внизу застыли в граните скульптуры конструкторов и покорителей космоса, будто держа круговую оборону в безнадёжном бою. Головы у большинства из них были отбиты, на постаментах красной краской выведено «поганый шмуркаль». А на самой стеле красовался образец высокого шизианского поэтического слога: «Шмуркаль в звездолёте, что навоз в полёте».
     Мы прибыли на три минуты раньше назначенного. Ордынец же в гордом одиночестве появился секунда в секунду. Это был тот самый неприятный тип, который встречал нас на таможне и науськивал на нас мирного свинопотама на Площади Героев. Он был в длинном плаще – явно не по жаркой летней погоде. Его худое фиолетовое лицо выглядело измождённым, а прямая выправка выдавала в нём военного. В злобных глазах плескалось презрение к нам и ко всему миру.
     Поздоровался он небрежным кивком. Объявил, что в общении его следует называть Миротворцем. И сразу взял быка за рога, объявив непререкаемым тоном:
     - Земляне, вам надлежит убраться с Шизады. Вам не нужна эта планета. Она наша. И мы будем решать, как её обустроить.
     - Насколько я понимаю, Свободная Шизада самостоятельная страна, уважаемый ордынец, - подал голос Абдулкарим.
     - Ну что вы как дети, - криво улыбнулся Миротворец. – Она в процессе окультуривания и вливания в цивилизацию. О какой самостоятельности может идти речь?
     - Не всё ещё решено, - возразил я.
     - Вы так считаете? А на что надеются лириане? На разум местных жителей? На отрезвление? Они не понимают, что граждане Свободной Шизады в добром уме и здравой памяти решили идти в цивилизацию.
     - То есть, поклониться Орде? – спросил я.
     - Мы никого не захватываем. Никого не принуждаем. Мы приносим высокие цивилизационные стандарты.
     - Помнится, в прошлый раз вы несли эти стандарты на остриях бронетанковых клиньев, - подал голос Жизнеслав, смотревший на ордынца с неприкрытой ненавистью.
     - Этот агрессивный период нашей истории давно осуждён и забыт. Сегодня Орда, являющаяся эталоном либерализма, демократии и человеческих свобод, служит маяком для свободолюбивых людей всей планетной системы.
     - Вам просто, как и сто, и пятьсот лет назад, опять нужны рабы и земли, - отмахнулся Жизнеслав. – Просто риторика другая. И танков уже не осталось – вам слишком хорошо дали по зубам в Большую войну.
     - Фу, - скривился ордынец и вдруг злобно прошипел: - Теперь мы не уйдём. Эти получеловеки, можно сказать, животные, покорятся не танкам, а банкам и телевизору. Не расстрелам, а словам.
     - Вот теперь слышу истинный голос Орды, - всплеснул руками Жизнеслав.
     А Миротворца понесло:
     - Мы давно никого не убиваем. Зачем убивать, когда можно заплатить деньги, чтобы люди убили себя сами!.. Есть логика исторического процесса – примитивные общества уступают место высокоразвитым! Покоряются или гибнут! И вам этого не изменить!
     - И вы уверены, что сможете это безумие удержать в рамках? И что оно не перекинется на вас? – поинтересовался я лениво. – А вы не допускаете, что в итоге не шизиане станут послушными рабами, на землях которых вы будете хозяйничать под лозунги о приобщении к цивилизации. А что вы сами станете похожими на них.
     Миротворец на миг изменился в лице. Похоже, мои слова задели его за живое. Но он тут же взял себя в руки и высокомерно объявил:
     - Орда – дисциплинированное сообщество высокоорганизованных особей. Наш бог – порядок. У нас мостовые с мылом моют. И выдают паспорта бродячим кошкам. Так что не мечтайте.
     - Вы не понимаете, что происходит и какой механизм здесь запущен. Свободную Шизаду накрыла информационная архаично-мифологическая патогенная волна! Итог – вот-вот этнос будет отброшен на столетия назад или вообще перестанет существовать. Я понимаю, что вас это устроит – ведь освободятся жизненные пространства, о которых всегда мечтали в ваших чистеньких скученных городах. Вот только заражение пойдёт дальше. И у вас начнётся то же самое!
     - Никогда!
     - Правда? Да вы и оглянуться не успеете, как сказка станет былью! Люди сойдут с ума на почве своего мнимого величия. Полезут наружу застарелые исторические комплексы неполноценности! Прошлые поражения вы начнёте считать победами, выставляя себя на посмешище! Вы станете выдумывать исторические обиды и несуществующие подвиги. Из нации инженеров и блюстителей порядка вы станете народом пустопорожних фантазёров. И вслед за этим останавливаются заводы и фабрики, - я обвёл рукой вокруг себя, иллюстрируя свои слова.
     - Слова. Пустые слова. Всё это ваши фантазии или неприкрытая ложь! – воскликнул Миротворец.
     - Фантазии? Нет, это законы, выведенные нашей наукой, которая на сотни лет обогнала вашу. Так что уверяю, эта зараза перекинется на вас! И вскоре вы на полном серьёзе будете спорить с шизианами, кто создал Млечный Путь – вы или они.
     - Бросьте, это невозможно!
     - Можете и дальше обманывать себя. Но всё же подумайте на досуге, что от вас останется, когда шизианский вирус съест сознание ваших сограждан. Так что лучше не мешайте нам работать. Мы можем попытаться всё изменить.
     - Это исключено! Мы здесь есть. Мы здесь будем. И здесь будет всё по-нашему!
     - Ну, тогда ждите пришествия своих истинных историков.
     - Всё-таки нам очень хочется побеседовать с вами на территории нашего посольства, - отчеканил ордынец. - Я повторяю своё приглашение.
     - Этого не будет, - твёрдо произнёс я.
     Ордынец подумал и кивнул:
     - Хорошо. Я доложу командованию о ваших соображениях. И найду способ донести до вас наше решение.
     - Ждём результата, - дипломатично улыбнулся я, уверенный на сто процентов, что только что ордынец задумал очередную пакость.

     ***

     После всех походов, приключений и треволнений у нас, наконец, выдалось немножко свободного времени. Никуда не нужно было спешить, бежать, воевать с Ордой и свинопотамами. Появилась возможность немножко расслабиться и подумать. И я смог погрузиться в поиски и изучение первоисточников, послуживших основой информационно-мифологического патогена.
     Перво-наперво я пролистал очередное дополненное издание книги «Протошизада атакует!» с академическими комментариями и предисловием профессора Хлюмпеля. Потом влез в примитивную информационную сеть, элементы которой соединены между собой жалкими оптическими кабелями.
     В сети имелось огромное количество сайтов, ссылок, библиотек, посвящённых мифам и сказаниям Шизады. Но в основном это были всё больше причитания и интерпретации по их поводу, чем сами источники. Информация была размазанная, запутанная и неконкретная. И мне с трудом удалось сложить хоть какую-то внятную картинку. И она меня сильно смущала.
     - А ты не задумывался, что сказания и мифы, которые эксплуатируются «Обществом истинных историков», имеют скрытый космогонический подтекст, - спросил я блаженно развалившегося на диване Абдулкарима, который соизволил отдыхать.
     - Неудивительно, мой добрый друг, - зевнув, отозвался он. - Ведь Лира давным-давно доросла до межпланетных сообщений. И пусть потом она рухнула в средневековье, но космологические знания никуда не делись. Вот они и трансформировались в мифы, в том числе и на Шизаде.
     - Знаешь, мне кажется, в них есть отголоски информации более высокого порядка, доступной только цивилизациям, вышедшим за пределы своей Звёздной системы.
     - Считаешь, было скрытое воздействие пришельцев со звёзд? – Абдулкарим даже зевать перестал.
     - Очень может быть.
     - Ну, тогда, уважаемый Александр, возникает главный вопрос.
     - Какой из вопросов ты считаешь главным?
     - А не продолжается ли воздействие до сих пор? И печальные события на Шизаде не результат ли внешне сгенерированной информационной волны?
     - Таинственные соперники из ядра Галактики, - усмехнулся я, но по спине пополз нехороший холодок. - Нам только не хватает тайного врага, вышедшего в большой космос за сотни лет до нас и, возможно, обладающего куда более высокими технологиями.
     - Злая неведомая воля…
     Нашу беседу прервал звонок носимого телефона – тяжёлый, с кнопочным набором аппарат нетерпеливо подпрыгивал на столе. Я взял его, нажал на кнопку связи и услышал бодрый голос профессора Хлюмпеля:
     - Ну что же вы, молодые люди! Науку двигать – это вам не ломом мух гонять! Собирайтесь! Я вас уже жду!
     Я хотел было напомнить, что договаривались мы на встречу через час, но не стал. Только буркнул:
     - Сейчас будем. На условленном месте…

     ***

     Великое Кубло Республики Шизада – так официально здесь именовался Парламент, занимало огромное, с арками, скульптурами и стрельчатыми окнами здание из серого гранита. Его венчали две часовые башенки. На одной мерно текло местное время. Вторые часы раньше демонстрировали время в столице Республики Лиры. После победы Великого Сбродища их пытались перестроить под ордынский часовой пояс, но задача корректировки под длину суток Бета-Лиры оказалась неподъёмной. Как всегда, какие-то шестерёнки заржавели, а новых нет, пружины износились, да и главный часовщик сбежал. Так что стрелки застыли намертво.
     - Ох, как жаль, что мы не успели на час парламентских драк, - огорчённо посетовал профессор Хлюмпель, ждавший нас на ступенях. – Но, уверен, скучать нам не придётся!
     У него был счастливый вид молодого родителя, впервые ведущего своих чад в зоопарк.
     Мы прошли мимо ленивых охранников в просторное фойе, а оттуда в зал заседаний на триста мест. Малахитовые колонны подпирали сводчатые потолки, которые вместе со стенами были украшены мозаикой и росписями времён Трудовой Республики Лира. На изображениях рабочие жизнерадостно вкалывали на станках, ликующие крестьяне вязали снопы колосьев, грозные танки месили грязь, а пропеллеры самолётов молотили воздух.
     Заметив наш интерес, профессор пояснил:
     - Третий год дискутируем о замене этих картинок на идеологически выдержанные. Ну, там, протошизианин выходит в открытый космос, строит пирамиды, дрессирует диких шмуркалей. Но нет у нас столько денег, чтобы и на карман чиновнику, и на дело хватило. Те крохи, что выделяются, разворовываются моментом, и потом эскизы рисуют за литр самогона студенты-двоечники художественно-ремесленного училища. А там остался лишь один факультет – изготовления резных табуреток.
     - Фантастика! – восхитился Абдулкарим, увлечением которого было исследование коррупции в мирах третьей линии во всех её нескончаемых удивительных ипостасях.
     - Видел я эти эскизы, - профессор хихикнул. – Представьте, на тщательно нарисованных табуретках сидят такие халтурные и безобразные протошизиане. Ох… В общем, оставили пока старые росписи. Они теперь официально отражают созидательный труд Свободный Шизады, скинувший оковы оккупации. Такой вот компромисс. А компромисс – это вам не бананом гвозди забивать!
     Мы устроились на гостевых стульях прямо у огромного стрельчатого окна с мутными, давно не мытыми стёклами. Заканчивался перерыв. Ряды мягких красных кресел заполнялись. Депутаты возвращались на свои места, некоторые уже отведали самогона в местной аптеке, где был огромный выбор спиртных напитков под видом антистрессовых лекарств.
     - Ну а я ему – хрясь. А он в ответ – брык с копыт! – рядом с нами азартно вещал пузатый депутат с фингалом под глазом, ещё не отошедший от «Часа драки». – Ну, я ему ещё устрою! Он у меня узнает, как клешнями махать!
     Профессор и тут не пожалел времени на объяснение. Оказывается, раньше драки в Верховном Кубле возникали стихийно, что вызывало недовольство избирателей. Люди жаловались, что должны целый день сидеть у телевизора и ждать такого интересного момента. Поэтому ввели «Час драки», когда в строго определённое время депутатам выдают резиновые молотки, шлемы, а наиболее свирепым - намордники, чтобы в раже не порвали оппонента зубами. Раньше бились стенка на стенку, но очень уж это накладно - постоянно вставлять зубы и сращивать рёбра. Теперь каждая фракция назначает из своего состава «боксёрскую грушу» – то есть проштрафившегося бедолагу, который выходит на трибуну и начинает говорить какие-то гадости, например, хвалить шмуркалей. После этого его колотят всем скопом для поднятия депутатского боевого духа и умасливания избирателя.
     Похожий на старого бульдога председательствующий, сидевший в одиночестве за массивным столом лицом к залу, объявил тему пленарного заседания: «Новые победные достижения страны в экономике и бизнесе». По залу пробежал шум разочарования – ну что за скукота! Уже не раз всё слышали! Кто-то сунул в уши наушники с музыкой, кто-то распечатал банку пива, кто-то с придыханием листал новый трактат «Общества истинных историков» или журнал «Весёлые картинки» с пикантными изображениями.
     Зашуганный, но отчаянно сосредоточенный депутат, взошедший на трибуну, как на эшафот, завёл заунывную песню:
     – Производство падает, налоги не собираются. Деньги разворовываются. Страна на грани энергетического коллапса. Из-за неплатежей скоро прекратятся поставки лирианских энергоконцентратов, а у Орды аналогичные стоят в три раза дороже, чего бюджет не выдержит. Блокада Архипелага приводит к разрушению торговых связей и товарному голоду. Закрылся завод автоматизированных линий сельхозпродукции – уже четвёртый за этот год. Закрылся завод плазменных генераторов – он работал на Республику Лиру, а слуги народа решили не кормить агрессора.
     Сперва оратору вяло возражали. Какие энергоконцентраты? Дровами протопим. Какие автоматические линии и комбайны? Наши деды плугом пахали, и надо блюсти традиции! Какие социальные обязательства? Это всё тяжёлое наследие Трудовой Республики. А энергоносители шмуркали обязаны давать бесплатно, заглаживая свою историческую вину перед Шизадой. Однако постепенно выступающий утомлял слушателей. Послышались негодующие крики:
     - Шмуркальское отродье… Шмуркальский шпион… Долой!
     Профессор Хлюмпель ёрзал на стуле, приговаривая:
     - Ну зачем он это? Ну к чему он это? Ну не к месту! Вот нет в ораторе такого лихого тупого революционного задора! Циферки ему важны. Поставки энергоносителей. Ха, и без циферок ясно, что всё скоро завалится! А ему – циферки. Зануда, однако…
     В итоге, несмотря на то, что час драки давно прошёл, оратора всё-таки слегка побили. Для порядка – чтобы думал, прежде чем со своими гнилыми цифрами на трибуну лезть.
     - Мне кажется, уважаемый корифей истории и мифологии, эти депутаты, как бы мягче сказать, несколько простоваты и чересчур эмоциональны. Можно даже сказать, агрессивны и драчливы, - изрёк Абдулкарим после того, как закончилось битьё оратора.
     - Истинно так! – воскликнул радостно профессор. - Подлинное быдло! Варвары! Дикари! Настоящие народные избранники!.. Политика – это вам не свинопотама в пустыне пасти. Тут порыв нужен. Такая дурная бессмысленная энергия. Только так и делается история!
     Следующий вопрос был куда интереснее и значимее – «человек ли шмуркаль?» Представитель радикальной партии выступил с официальным заявлением: шмуркали - это бесы, ответственные за все социальные и природные катастрофы, поэтому необходимо создать инквизицию по их выявлению и изгнанию. Разрешить превентивные бессрочные задержания и пытки с экзекуциями согласно средневековому уложению о борьбе с ведовством.
     Дискуссия была жаркая, но без мордобоя. Потому что в принципе все были согласны с утверждением, но разошлись по правовым последствиям признания сего факта. В результате законопроект отправили на доработку. До следующего перерыва оставалось минут пять.
     - У нас тут накопились некоторые второстепенные вопросы, - заявил председатель. – Думаю, примем пакетом, а потом на обед!
     Действительно, пяти минут хватило, чтобы поднять пенсионный возраст до девяноста лет, признать горячую воду в квартирах пережитком прошлого и шмуркальской коварной хитростью, приведшей к изнеженности нации. Заодно постановили, что теперь право на субсидии имеют многодетные семьи от пятнадцати собственных детей – именно собственных, поскольку усыновление с ходатайством о субсидиях отныне приравнивается к мошенничеству и карается по всей строгости закона. Также установили пожизненное денежное содержание действительным членам «Общества истинных историков» и лидерам добровольческих исторических дружин в размере пятидесятикратной минимальной оплаты труда. В восемь раз подняли зарплаты чиновникам центральных Министерств с железобетонной аргументацией – иначе больше украдут.
     - В восемь раз – а что вас смущает? Это говорит об оздоровлении экономики, потому что налоги повысили всего в четыре раза! Значит, крепчает наш бюджет! Матереет! Назло нытикам и провокаторам! - покосился председательствующий в сторону побитого экономиста, скромно сидевшего в углу, приложив носовой платок к разбитому носу.
     Все предложения были приняты подавляющим большинством, правда, с тремя воздержавшимися.
     – Это фракция воздержания, - пояснил профессор. - Они всегда воздерживаются. Так демонстрируется истинный демократизм в Верховном Кубле.
     Председательствующий постучал молоточком по столу, призывая к тишине, и заинтриговал присутствующих:
     - Нас ждёт интересная дискуссия, касающаяся сакральных основ нашего существования. А сейчас перерыв!
     В столовой, где сновали официантки, разнося обладателям депутатских значков бесплатные деликатесы, детский хор заунывно пел народные песни, от чего самые чувствительные слуги народа зажимали уши, а самые сентиментальные пускали скупую слезу.
     После перерыва председательствующий объявил:
     - Перед началом дискуссии хотелось бы предоставить слово официальному представителю наших друзей. Можно сказать братьев! Можно сказать даже, представителей истинной цивилизации! Наших защитников. Наших…
     Он говорил бы ещё долго, разоряясь в эпитетах, но его словоизлияния небрежным жестом остановил так хорошо знакомый нам ордынец, с которым мы имели беседу не далее как позавчера. Миротворец, забодай его барсук!
     Важный и гордый, как цапля на болоте, Миротворец ступил на ковровую дорожку. За ним семенил такой же фиолетовый субъект с гитлеровскими усиками, облачённый строгий военный френч и галифе.
     Представители Орды не шли, а шествовали, не говорили, а изрекали. По мере продвижения нежданных гостей по залу, слуги народа униженно, с заискивающими улыбками, кланялись им, один даже пытался поцеловать руку Миротворца. Ордынцам нравилось выглядеть хозяевами, а депутатам нравилось быть холопами.
     Миротворец не стал тянуть свинопотама за хобот и обошёлся без предисловий. Он ткнул пальцем в нашу сторону и заорал:
     - Шмуркали проникли в самое сердце Свободной Шизады! Вон они! Хватай их! Вяжи! Мы возьмём их с собой и поговорим по душам! Фас!
     После пары секунд недоумения, тренированные и обученные депутаты в едином порыве ринулись на нас. Ещё немного – и мы окажемся в подвале посольства Орды.
     Какие же хорошие люди те, кто поставил гостевые кресла у окна.
     Я поднял кресло, размахнулся, заставив отпрянуть передовую шеренгу депутатов. И засадил этим предметом мебели в окно, так что радостно брызнули во все стороны мелкие осколки стекла. Крикнул Абдулкариму:
     - Прыгай!..
      Гравитационный амортизатор сработал, несмотря на аномалии эфирной среды. Правда, сработал с задержкой, так что асфальт ударил по ногам больно. Но в подвале ордынского посольства нам пришлось бы, думаю, куда больнее.
     Абдулкарим приземлился рядом. И мы ринулись прочь от этого сумасшедшего дома…

     ***

     Вечером депутат Жизнеслав повёл нас в ставший модным ресторан «Полковой бивак», где собирались богатенькие страдальцы за Шизаду – в большинстве своём разъевшиеся на военных поставках, точнее, на кражах с них, жирные коты.
     Там всё было пронизано духом истинного патриотизма – и милитаризированные интерьеры, и стяг Военного флота Шизады во всю стену, и витрина с кистенём легендарного благородного карателя Батьки Хмурого, которым тот после окончания Большой Войны глушил в лесах поганых шмуркалей. А особенно меню, предлагавшее блюда: «Голень шмуркаля», «Солёные уши шахтёра», «Дитё предателя-островитянина в чесночном соусе», «Грудка оккупанта с базиликом».
     Справедливости ради необходимо отметить, что живых шмуркалей здесь пока не ели – ограничивались курицей, телятиной и вырезкой свинопотама, так необычно представленными в меню. Зато по праздникам на сцену повара торжественно выносили огромный торт в виде шмуркаля, шахтёра или предательского жителя Архипелага, и с каким-то смаком резали, раздавая гостям по кусочку.
     Обычно вечером в «Бивак» приглашали кого-нибудь из героев, воевавших против проклятых шмуркалей и их пособников. Сегодня на сцене стоял Хмяк Сволупайло, знаменитый капитан легендарного пушечного корвета «Увёртливый».
     - И тогда я подумал – ведь Родина за нами, - вещал со слезами на глазах капитан. – Пусть мы умрём! Пусть рыбы обгложут наши кости! Но за нас отомстят!
     Он был в сиреневой парадной морской форме, увешанный массивными орденами. На его впалой груди сиял в свете софитов Золотой кукиш – высшая награда Свободной Шизады.
     - И я сказал – пли! – вошёл в раж командир корвета. - И вражеские укрепления разлетались под нашими снарядам! Бежали испуганные шмуркали! Стонали подлые островитяне, которые, думаю, в тот момент сильно пожалели о своём предательстве! О том, что покинули нашу строгую, но добрую семью! Рушились мощные бастионы. Наш залп снёс лирианский фрегат и береговую батарею! Потери у врагов были страшны!
     - Ура! – заорал кто-то из зала, размахивая «ножкой шмуркалицы» и поднимая бокал с «кровью шмуркалёнка».
     - Но силы были неравны, – моряк скорбно провёл ладонью по лбу. - Весь жалкий, ржавый, но многочисленный лирианский флот ополчился на нас. И, не в силах победить в открытом бою, эти негодяи обрушили орбитальный удар с космокрейсера… Я погибал, думая о своих предках, давших цивилизацию этой планете. О тех, кто геройски погиб в схватках с агрессором. Но сам я не имел права погибнуть. Ведь вся борьба впереди. И я не погиб!
     Он поклонился благодарной публике, осыпавшей его аплодисментами. Официант преподнёс ему бараний рог, наполненный самогоном, и шматок жирного свинопотамьего мяса. Капитан, молодецки крякнув, осушил рог, закусил и чинно удалился за кулисы.
     Ещё долго звучали аплодисменты. А потом распорядитель заорал:
     - А сейчас стриптиз! Лучшие девушки Шизополя для вас, мои дорогие патриоты!
     Закружились обнажённые девичьи тела. Послышались возбуждённые вопли, переходящие в довольное хрюканье. Начинался вульгарный разнузданный кутёж.
     Мы сидели в самом углу, и Жизнеслав мог спокойно поведать нам историю с героем-капитаном.
     Когда Архипелаг Изумрудных Островов, большинство населения которого составляли бывшие и действующие военные Лирианской Республики, объявил независимость и отказался выполнять решения Великого Сбродища, туда отправился паром единения и братства. Это была ржавая пассажирская посудина, в которую натолкались две тысячи бойцов исторического легиона, амнистированных бандитов и психопатов. «Братьев» встретили так радушно, что они на веки вечные позабыли дорогу в Архипелаг. Но новая власть Шизады не успокоилась и объявила священный поход для воссоединения земель. Для этого подлатали два оставшихся на ходу корвета, которые и отбыли на войну.
     Затея в военном отношении была совершенно идиотская. К тому времени космобаза Лирианской Республики накрыла окружающее пространство непроницаемым для ракет и снарядов защитным колпаком. Но нет преград для истинного патриота. И капитан «Увёртливого» приказал жахнуть по береговой линии со всех стволов, а потом быстро сматываться, пока не пришёл ответ. В результате огромную пушку фрегата, которую не обслуживали уже много лет, просто разорвало на части, да так, что судно потонуло. Второй военный корабль пальнул в воздух для убедительности и тут же отбыл в территориальные воды Шизады, бросив утопающих на произвол судьбы.
     Экипаж потонувшего корвета подобрали береговые силы Архипелага. Доблестный капитан Сволупайло, узнав, сколько получают лирианские военные, стал жалобно проситься в их ряды, но ему было отказано, после чего вместе с командой он был выдворен на Шизаду. Тут ему вручили золотой кукиш за геройский рейд, но звание адмирала не дали, потому что должности расхватали более уважаемые люди. Пока он был в плену, его выселили за неуплату из квартиры, так что теперь он жил в казарме, спьяну доставая отловленных им матросов рассказами о героическом походе. Поскольку зарплату на флоте платить перестали, а украсть уже было нечего, он подрабатывал на патриотических митингах и посиделках, где успешно спивался, до последней капли осушая традиционный геройский рог самогона.
     После его выступления я вытащил цифры Рейтинга Состояния – отважный капитан прибавил к нему один процент. Ох, как медленно идёт накопление информации. Сколько оно ещё продлится?
     Отведав за беседой пиво «слезы шмуркаля», мы перешли к обсуждению накопившихся вопросов.
     - Не понимаю, зачем ордынцам понадобился этот балаган на заседании Парламента, – произнёс я недоумённо.
     - Да всё просто, - Жизнеслав отхлебнул пива. - Вы там были заперты в ловушке. Депутаты в массе своей – это свора, живущая ордынскими подачками. Они бы вас просто празднично упаковали и доставили хозяину прямо в подвал.
     - Откуда ордынцы вообще узнали, что мы там?
     - Ну, мало ли, - Жизнеслав поставил опустевшую кружку на стол и жестом потребовал у официанта повторить.
     - А не профессор ли Хлюмпель подсуетился? – задумчиво протянул я. - Мы для него идейные враги.
      - Кто? Хлюмпель? Продал ордынцам? – депутат хохотнул. - Это исключено!
     - Почему? Он настолько честен и порядочен?
     - Кто? Хлюмпель? – Жизнеслав от души рассмеялся, и вытер выступившие слёзы. – Порядочен? Ой, ну вы скажете!
     - Так в чём же дело? – недоумевал я.
     - Познакомитесь с ним поближе – поймёте. Единственно, что я скажу – ни одна Орда не способна управлять таким сгустком иррациональной энергии! Он им неподвластен.
     - Поверим на слово, - кивнул я. – В итоге, что мы имеем? Получается, Орда все-таки вышла на тропу войны. Они пропустили наши предупреждения о пандемии мимо ушей.
     - Ну почему же, - возразил депутат. – Миротворец не приказывал порвать нас на части. Он просто хотел доставить вас на разговор. Правда, на разговор по их правилам, но это детали. Значит, диалог ещё возможен.
     - И что, есть шанс, что эти беспокойные люди прислушаются к нам? – спросил Абдулкарим.
     - Есть, - кивнул Жизнеслав. - Они рационалисты до мозга костей. И если увидят в этом смысл, то будут общаться. Хотя шанс не слишком большой… Ну и наплевать. Наше дело – накачивать Рейтинг состояния. Так ведь?
     - Так, - согласился я.
     - И собирать проценты. Кстати, сколько их накапало?
     - Двадцать. И каждый новый даётся всё с большим трудом.
     - Кстати, завтра профессор везёт вас на торжественные мероприятия. Так что будьте готовы, - Жизнеслав сделал большой глоток из кружки, которую ему поднёс официант, и, ударив ей о стол, азартно, во весь голос заорал: - Шизада над всеми!
     - Шизада! – с готовностью откликнулись посетители-патриоты, заколотив кружками, бокалами, стаканами и столовыми приборами. – Шизада, да, да, да!..

     ***

     Профессор Хлюмпель приехал на Набережную Достоинства за рулём ярко-жёлтого микроавтобуса. Это был десятиместный аппарат с округло-выпуклыми формами, будто его надули изнутри. На крыше имелись мегафон и разноцветная мигалка, а через весь борт шла ярко-красная надпись «Общество истинных историков».
     Оптимизма в профессоре не убавилось ни на грамм. Он всё так же жизнерадостно и счастливо улыбался, как ни в чём не бывало.
     - Как-то неудобно в Кубле получилась, - произнёс он, распахивая перед нами дверцу фургона. - К сожалению, наши избранники больше движимы рефлексами, чем разумом. В этом их сила, но и определённая слабость. Этот фиолетовый дурак, сказав фас, безошибочно сработал на их рефлексах. Они и кинулись на вас. А зачем, спрашивается? К чему позориться? Не знаю.
     Мы расположились в фургоне, и профессор тронул его с места, резко набирая скорость.
     - Что-то эти ордынцы на вас ополчились. Всё-таки они грубые скоты, честно говоря. Но не берите в голову. Все эти страсти низменного мира не должны нас волновать. Мы люди мысли. Мы люди идеи! Так что вперёд! Постигать извивы общественного бытия!
     Он ещё сильнее надавил на газ, пролетев на запретный синий свет светофора.
     - Вы очень не вовремя покинули заседание, - продолжил профессор. - Там как раз разгорелась просто судьбоносная дискуссия о физических константах.
     Я уже был наслышан, что на заседаниях парламента ничтоже сумнящеся меняют законы экономики и природы. Но поверить в это не мог. Однако профессор развеял мои сомнения:
     - Скорость света противоречит теории собирания протошизианами солнц в Млечный Путь. Значит, константа должна быть пересмотрена законодательно. Кроме того, признание её константой является нарушением свободы и прав человека на своё виденье мира.
     - Как можно законодательно изменить физические константы и законы, почтенный учёный муж? – возмутился Абдулкарим, никак не могущий поверить, что Исторические факты и законы природы утверждают голосованием в Парламенте.
     - Главный закон – воля народа, - сказал, как отрезал, Хлюмпель. - А константы? Ну что константы. Сегодня одни. Завтра другие… Кстати, а как ваша диагностика?
     - Какая?
     - Диагностика нашего социума, которой вы тут занимаетесь. Сильно продвинулись?
     - Кто вам сказал, что мы занимаемся диагностикой? – осведомился я холодно.
     - Да никто. Это же очевидно. Есть болезнь. Нужна диагностика. Не так?
     - Вы, один из адептов господствующей здесь идеологии, считаете, что на Шизаде свирепствует социальная болезнь? – с подвохом полюбопытствовал я.
     - Ещё какая! – с гордостью за отечество отозвался профессор.
     Вёл машину он рассеянно, и вообще вопрос был – кто кого ведёт. Взгляд блуждал где-то вдали. Если он и знал когда-то правила движения, то или давно их забыл, или не принимал за что-то серьёзное. Поворачивал, где хотел, сдавал задом, ехал в лоб машинам по улицам с односторонним движением. Самое удивительное, что его не пытался остановить ни один дорожный полицейский, а встречные машины боязливо прижимались к обочине. От нашего фургона все шарахались как от чумного. Видимо, надпись на борту вызывала если не трепет и уважение, то ужас – это точно.
     Хлюмпель затормозил на эстакаде, перекрывая целую полосу. За нами начал собираться затор, но профессору было всё равно. Главное, отсюда открывался отличный вид на уже знакомую нам Площадь Героев. И на парад в честь Освобождения от шмуркальского ига.
     - Сейчас вы увидите неподдельный энтузиазм масс! - изрёк профессор. – Истинное тупое единение!
     Да уж, посмотреть было на что!
     Парад и шествие проходили по половине площади – вторая была зарезервирована под огороды, мемориалы, палатки, свалку Великого Сбродища.
     Возглавляли парад боевые свинопотамы, на которых гордо восседали пузатые погонщики. По преданиям именно эта мощная сила позволила протошизианам покорить Лиру и тысячи миров.
     Прогремели гусеницами, страшно чадя и воя неотрегулированными моторами, пара выкрашенных в легкомысленный канареечный цвет танков. При этом один не рассчитал манёвр и задел трибуну с депутатами, так что несколько слуг народа посыпались на брусчатку, как перезревшие груши. Другой танк пихнул стальным носом зазевавшегося боевого свинопотама. Зверь дико затрубил в ответ, отпрыгнул в сторону и угостил ударом копыт двух подлёдных гвардейцев.
     Следом шли, стараясь чеканить шаг, армейские подразделения, а за ними гордо шествовали исторические дружины, одетые в яркие одежды и напоминавшие цыганский табор.
     Дальше шествовали неравнодушные обыватели. Первая стройная шеренга состояла из активистов-историков. Через каждые десять метров с молодецким уханьем они останавливались, сгибали колени, опускали головы почти до земли и виляли задом.
     - Это обряд единения, - пояснил профессор. - Он существует со времён Протошизады. И даже отражён на наскальных рисунках в Алмазных Горах. Изумительно, не правда ли!
     Обывателей было много. Их шествие сопровождалось подпрыгиваниями, хоровыми кричалками, рождёнными в достославные времена Великого Сбродища. «Шизада – мощь, Лира – овощ». «Коль увидишь шмуркаля, дай ему ты пенеделя». «Лучше лечь в могилу, чем пахать на Лиру». «С нами – Орда, со шмуркалём – беда!» Ну и прочие подобные бессмертные изречения героев и подвижников.
     - А вот это мои любимцы, – ласково и как-то по-домашнему проворковал профессор. – Студенческая секция исторического костюма. Парад сорочек и душегреек. Осмелюсь заметить, что все узоры исполнены в точном соответствии с историческими канонами.
     Нескольких сот юношей и девушек были обряжены в национальные одежды – сорочки по колено, безрукавки, расклешённые холщовые штаны, лапти. На груди у каждого был заботливо вышит кукиш, а вокруг шли вензеля и древние руны. И вот эти самые руны меня о беспокоили - что-то они мне напоминали.
     Ладно, нечего голову забивать всякими посторонними предметами. Разберёмся с этим потом, благо, фиксатор записывает всё, что мы видим и слышим на этой планете.
     Мы терпеливо отсмотрели весь парад, удивляясь, как причудливы могут быть люди в своих лучших безумных побуждениях, после чего профессор нас отвёз домой.
     Результаты были не особенно впечатляющими. Рейтинг состояния вырос всего лишь на полтора процента. Нетрудно спрогнозировать, сколько нам ещё мероприятий предстоит пройти с такими темпами.
     Вечером, когда уже стемнело, я пригласил Абдулкарима в большую комнату, уселся в кресло и спроецировал голограмму с изображением колонны секции национального костюма. Скомпоновав узоры и увеличив их, я спросил Абдулкарима:
     - Тебе это ничего не напоминает?
     - Если бы я был дома, я сказал бы, что это исковерканные русские буквы.
     - Вот именно!
     Я коснулся пальцем камня на браслете. Вызвал искусственный интеллект «Богини Деви». Загрузил в него полученную информацию. А потом осведомился:
     - Можешь расшифровать эти символы?
     Буквально через секунду искусственный интеллект произнёс женским вкрадчивым голосом:
     - Исполнено.
     - Результат?
     - Девяносто пять процентов вероятности, что прототипом надписи послужила фраза на русском языке.
     - Какая?
     - Цитирую дословно: «Ну, тупые»!

     ***

     Абдулкарим по привычке смотрел телевизор. Он всегда считал, что таким образом держит руку на общественном пульсе, может точно просчитать, кому и что продать, что и является главной обязанностью Магистра торговли. Сейчас продавать и покупать нам было нечего, и взирал он на экран из праздного интереса. В эфире шла аналитическая программа «Суперреальная политика».
     Бойкая телеведущая была в праздничной белой вышитой сорочке с кукишем на груди, её русая коса по последней моде была закручена вокруг шеи, что делало женщину похожей на вытащенную из петли самоубийцу. Она восторженно верещала:
     - Верховное Кубло утвердило на должность министра финансовых отношений гражданина Орды Хвама Иудослова. Прошлый министр убыл за границу на лечение в связи с пошатнувшимся в результате тяжёлых трудов на благо общества здоровьем.
     Она лукавила. Каждая собака в Шизополе знала, что прошлый министр сбежал в Орду с половиной золотого запаса страны. На протяжении года по договорённости с командующим ВМФ на единственной оставшейся на ходу подводной лодке они таскали золото. В последний рейс лодка всё-таки затонула вместе с командующим и частью золотого запаса.
     - Так кто же новый министр? Что он за человек?
     На телеэкране возникли фотографии героя под лирическую грустную музыку. И ведущая заунывно и проникновенно принялась расписывать незаурядную биографию человека и патриота Хвама Иудослова.
     - Уроженец Шизополя, он с молоком матери впитал шизианские песни и сказки. Ему не удалось получить хорошего образования. Оккупанты, видя смышлёного пытливого шизианского мальчика в злобе своей не дали закончить ему среднюю школу, однако тем самым только закалили характер патриота. Вынужденный заниматься торговлей, по лживым наветам он был обвинён в краже двух грузовиков солёных огурцов. Выйдя из застенков, был поставлен перед необходимостью эмигрировать в Демократическую Орду. Вернулся он уже в освобождённую от оккупантов родную Шизаду, где, благодаря своим выдающимся способностям, быстро стал помощником Премьер-министра. Однако подлые агенты Лиры и здесь не оставили его в покое, ложно обвинив в смехотворных финансовых махинациях, и он снова отбыл на чужбину. Там дал себе слово заработать миллиард и вложить его в расцвет своей исторической Родины. Однако и тут подлые шмуркали настигли его - снова ложные обвинения, попытка самоубийства и длительный срок в ордынской тюрьме. И вот теперь он в родном краю. Каковы же его планы? Об этом патриот расскажет нам в эксклюзивном интервью.
     На экране появилась крашенная синяя жирная морда с наглыми глазёнками. Растягивая звуки, как принято у мелких уголовников, морда изрекла:
     - Главное, порядок будет. Потому что я хорошо-о знаю, как воруют. И никому бюджет не дам воровать, кроме… - тут он запнулся, но тут же продолжил. – И никому воровать не дам. Вообще! Никому!.. Трудности языка, понимаешь ли.
     Снова появилась дикторша:
     - Также стали известны кандидаты на новые назначения. Министром транспорта предлагается Дуб Хихикель. О проблемах отрасли он знает не понаслышке - больше двадцати лет проработал водителем троллейбуса в Великой Гордынии. Кандидат в министры сельского хозяйства Чудитто Конутэлло тоже является признанным специалистом – его ферма свинопотамов была признана лучшей в конкурсе Гремучего уезда Княжества Шпания. Можно быть уверенным, что новый состав правительства из людей, вкусивших с детства плоды истиной цивилизации, поведёт нас к победам по пути прогресса и демократии!
     Официально считалось, что шизиане сами не способны к государственному управлению, поскольку во многих течёт гнилая кровь шмуркалей. Да тут ещё и проклятое лирианское наследие в виде воспитания, образования и какой-то там морали. Значит, надо пригласить иностранцев или эмигрантов. Серьёзные люди шарахались от Свободной Шизады, как от огня, и ордынцам пришлось собирать на более-менее значимые государственные должности авантюристов со всех концов света, по которым плачет тюрьма или виселица. Поскольку денежное довольствие министров вызывало у аферистов саркастическую усмешку, в их контрактах заранее оговаривались объёмы потенциально расхищаемого имущества, которые, впрочем, мало кто соблюдал. Кошка ест, пока может ходить и жевать - так и они воровали, покуда могли подписывать бумаги и изрекать: «А какова моя доля? Сколько с этого я буду иметь?»
     В половине одиннадцатого приехал депутат Жизнеслав. На пороге он задал свой обычным вопрос – много ли процентов набежало? Я его понимал – он слишком многим жертвовал ради нас. И слишком сильно рисковал.
     - Поторопитесь, - сказал он. - Нас ждут. Сегодня обширная программа.
     - Но от чашки кофе вы не откажетесь, почтенный знаток мифов и сказок? – спросил Абдулкарим.
     - Не откажусь, - в предвкушении улыбнулся Жизнеслав.
     Местный кофе отличался специфическим вкусом и ароматом, к которому мы уже успели привыкнуть. Абдулкарим научился делать из него божественный напиток, что оценили и Жизнеслав, и Хлюмпель.
     Депутат расслабился, подобрел, и я решил, что пришло время начать на него атаку.
     - А откуда вообще взялись священные руны и вязь на национальных одеждах? – спросил я, отхлебнув обжигающий напиток.
     - По официальной точке зрения, они даны нам протошизианами, - хмыкнул Жизнеслав.
     - А по правде?
     - А кто его знает! Есть масса теорий. Но я думаю, рунам никак не больше пары сотен лет. Аналогов им в древней письменности нет. Если вам это важно, нужно идти в Институт лексического инжиниринга. Там люди очень закрытые для общения. Но, думаю, профессор Хлюмпель нам и тут поможет.
     - Были бы благодарны, - кивнул я. - И ещё…
     Жизнеслав выразительно посмотрел на часы, но я будто не заметил этого жеста и продолжил пытать его:
     - Мифы и сказания для своей книги. Вы их сами записывали, колесили по деревням? Или пользовались какими-то источниками? В сети и библиотеках таковых не имеется, мы проверяли.
     - Конечно, пользовался источниками, - с лёгким раздражением произнёс Жизнеслав, не слишком любивший вспоминать о своих мифотворческих литературных подвигах. – Однажды мне в руки попала любопытная монография исследователя шизианского фольклора Гайдна Перископуса. Удивительный труд, затерявшийся в лабиринтах официальной науки. Он был издан сто лет назад тиражом двести экземпляров. Его нет в даже Большой народной библиотеке.
     - А где найти эту книгу? – почуяв след, с замиранием сердца спросил я.
     - У меня остался один экземпляр.
     - И вы дадите ознакомиться с ним?
     - Дам. Но неужели вам думать больше не о чем?!
     - Понимаете, с этим мифологическим информационным патогеном, который жрёт вашу страну… Тут есть загадка. Но позвольте рассказать вам о ней позже, когда появится хоть какая-то ясность.
     - Хорошо, - Жизнеслав не проявил особого интереса к нашим изыскания. Его сейчас заботили не загадки, а проценты. – Ну, поехали уже!
     Машину он парковал во дворе. Когда-то здесь был сквер, детская площадка и, говорят, даже цветник. Теперь вокруг кирпичной трансформаторной будки серым бетонным озером растеклась автостоянка, где ждали своих хозяев пара десятков автомобилей.
     Так хорошо знакомый нам внедорожник «Волна» стоял рядом с подъездом. Жизнеслав подошёл к нему, вытащил ключи и с наслаждением отпёр замок. Он любил своего стального скакуна и гордился им.
     Сев на сиденье, он вставил ключ в гнездо зажигания и аккуратно повернул. Двигатель отозвался уютным мурчанием. И следом послышался слабый щелчок.
     Очень специфический такой щелчок. Почти незаметный. Но те, кто его слышал, не забудут никогда. А я его слышал однажды во время миссии на Энае.
     И тут я понял, что могу опоздать.
     Я стоял прямо у распахнутой дверцы. И Жизнеслав был от меня на расстоянии вытянутой руки. У нас был шанс. Небольшой, но всё же шанс.
     Я схватил его за руку, мощно дёрнул на себя, срывая с сиденья. Потом толкнул его вперёд. Он пролетел три шага и упал на асфальт. А я прыгнул, прикрывая его сверху.
     Бабахнуло!
     Сверкнуло…
     И я понял, что мёртв…

     ***

     Специфический запах синтетической взрывчатки бьёт в нос. Песок и пыль скрипят на зубах. В ушах - вата. И лежать страшно неудобно.
     Я это ощущаю. Значит, я больше жив, чем мёртв. И могу не только чувствовать, но и даже думать, хотя и с трудом.
     Частично вернув способность понимания окружающего мира, я осознал, что лежу на асфальте, прикрыв собой Жизнеслава. В этот момент он стал мычать, ворочаться и проявлять активность, свойственную живым организмам. И это радовало.
     Я попытался подняться. И у меня это получилось.
     Меня подхватил под локоть Абдулкарим со словами:
     - Двигайся быстрее! Сейчас рванёт бензобак!
     - Помоги Жизнеславу!
     Абдулкарим рывком поднял депутата и взвалил его себе на плечо. Теперь – вперёд, к ближайшему укрытию, где нас не достанет взрывная волна. Это трансформаторная будка, до неё считанные метры!
     Вскоре мы были уже там. Я прижался к влажно кирпичной стене будки. А Абдулкарим прислонил к ней депутата.
     Я глубоко вздохнул, ощупал ушибленную руку. В целом я почти не пострадал. Мина была прикреплена, скорее всего, под днищем машины. Взрывчатки в ней было столько, что нас должно было разметать на части, выбить из тел наши бессмертные души, как стекла в доме. Вот только убийцы не учли одного. Такой штуки, как защитный комплект. Он и накрыл нас во время детонации, уберёг от взрывной волны, осколков. Даже барабанные перепонки не полопались, хотя должны были.
     Мерцающая эфирная аритмия вокруг планеты продолжалась, подавляя нашу технику, и это было чудо, что полевая защита включилась так вовремя. Хотя, если бы мы не отбежали от машины, то поле могло бы не помочь. Чёртова аномалия! Не будь этих эфирных возмущений, тогда бы работал н-мерный вариатор, и нам вообще нечего было бы бояться, пускай в нас хоть ядерные заряды метали бы. Но работала эта система на Шизаде через раз. В этой чёртовой стране вообще ничего не работает!
     - Не рванёт, - безжизненным голосом произнёс Жизнеслав.
     - Что? – не понял я.
     - Бензобак не рванёт. Это лирианская техника. Там противопожарная защита. Сейчас потухнет, - он говорил, время от времени икая, размеренно и равнодушно, как робот.
     - Надо уходить. Пока нас не добили из снайперской винтовки, - сказал Абдулкарим, через линзу осматривая окрестности и задав компактной интеллектуальной системе поиск человека с оружием. Пока таковых не находилось. Но это не значило, что нас не придут добивать. Скорее всего, где-то в окрестностях таится наблюдатель. Или снайпер. И силовое поле нас может уже не спасти.
     Я тоже напряжённо огляделся. Хвалёное чутьё, которое спасло во время взрыва, пока молчало. Непосредственной опасности не ощущалось, но это не значит, что её не было.
     Удивительно, но автомашина «Волна» действительно через минуту потухла.
     - А я не верил в антипригарное покрытие, - всё так же механически вещал Жизнеслав. Он находился в состоянии шока, и часть его сознания цеплялась к каким-то второстепенным деталям. – Хорошая машина была. Придётся новую брать. Ничего. «Общество историков» поможет. Я же классик, - на этом месте он нервно, длинно и совсем невесело рассмеялся.
     Я провёл ладонями над его головой. Потом несильно ударил по лбу, посылая стимулирующий ментальный импульс. И пустые глаза депутата прояснились.
     - Мы уходим! – обратился я к нему. - Двигаешься за нами. Повторяешь манёвр. Не отстаёшь!
     - Как зайцы! – хихикнул Жизнеслав уже почти по-человечески - способность думать и действовать к нему возвращалась.
     Я запустил шмеля-разведчика. Теперь на сетчатку глаза мне сбрасывалось изображение сверху, фиксировалась посторонняя активность и определялось наличие вокруг оружия.
     Мы рванули вперёд. Преодолели арку. И выскочили на проспект, где намертво застыла автомобильная пробка. Огибая застрявшие в потоке машины, мы перемахнули на другую сторону и вскоре затерялись в переулках старого города. Потом нырнули в метро – оно было построено лирианами сразу после Большой войны, когда город лежал в руинах. Да, умели тогда строить надёжно, красиво и величественно.
     Несколько остановок мы проехали в дребезжащем вагончике метро, стены и стёкла которого были расписанных лозунгами «Шизада, да, да, да», «ССС – свобода, самогон, сучки», «Какое счастье, что я не шмуркаль!» Вышли на станции «Свинопотамная», бывшая «Лирианских авиаторов».
     Мы сделали привал в небольшом уютном кафе с неприемлемо высокими для простых людей ценами, а потому совершенно пустом.
     - Ох, вовремя ушли, - Абдулкарим вытер рукавом пот со лба. – Сейчас там уже полиция. Дознание. А нам это не надо.
     - Да ладно, - Жизнеслав опрокинул в глотку наполненную до краёв хрустальную рюмку лирианского коньяка – порция его стоила ровно минимальный размер зарплаты. Крякнув удовлетворённо, он сообщил: - Никто даже не почешется.
     - Это почему? – удивился Абдулкарим.
     - Столько оружия и взрывчатки по Шизополю растеклось с военных складов и добровольных исторических полков. И столько есть желающих разобраться друг с другом с их помощью. В нашей столице всё время кого-то взрывают. Так что Министерство полиции направило указание считать криминальные взрывы праздничным, торжественным или, на крайний случай, скорбным салютом.
     - Бесподобно! – с неподдельным восхищением оценил бюрократическую хитрость Абдулкарим.
     - Если не можешь повлиять на реальность – приукрась её, - хмыкнул Жизнеслав и жестом потребовал у официанта повторить коньяк.
     Потом мы заказали обильный обед – у меня обычно от таких треволнений пробуждается зверский аппетит.
     - А ведь это окончательный ответ ордынцев, - подытожил Абдулкарим, ковыряясь вилкой в жирном плове. - Наше предложение отклонено. С нами не будут договариваться.
     - На вас будут охотиться, - согласился захмелевший Жизнеслав. – С собаками и загонщиками!
     - Что тут скажешь. Мне кажется, они сильно просчитались, - с угрозой произнёс я. – И дичь – это не всегда жертва! Бывает, всё очень быстро меняется…

     ***

     Понятное дело, место жительства нам пришлось менять. Престижный район, содержащийся в каком-то подобии порядка, остался в прошлом, и мы переехали в другой, куда менее пристойный округ.
     Обширные спальные кварталы были построены ещё во времена Трудовой Республики. Однотипные и скучные, они тисками сжимали старый город, однако когда-то были достаточно комфортными для проживания.
     С каждым годом «районы-спальники» становились всё непривлекательнее. До новых властей никак не могла дойти простая мысль, что дома надо иногда красить, а водопровод и канализацию - чинить. В результате фасады обшарпаны, на асфальте зловонные лужи. А о том, что из крана может течь горячая вода, тут скоро будут рассказывать детям, как волшебную сказку.
     В нашем новом десятиэтажном доме половины окон не было – они вылетели после прошлогоднего урагана, а стекольный завод обанкротился, так что оконные проёмы были заколочены досками и фанерой. Другое стихийное бедствие – холодная зима, оставила после себя следы в виде лопнувших коммуникаций и расколовшегося надвое дома напротив. Эта шестиэтажка не сегодня-завтра рухнет, однако населена жильцами, поскольку ответственной комиссий признана годной к эксплуатации. Местные с ужасом ждали следующей зимы, а синоптики развлекались, пугая население ещё более свирепыми, чем в прошлом году, морозами. По слухам оборотистые чиновники уже успели продать в Орду поставляемые Лирой по дешёвке энергоконцентраты и готовятся отбыть в Западный Союз, поближе к своим банковским счетам.
     Здесь царил депрессивный трущобный дух. Судя по матерным надписям в подъездах и на фасадах домов, шпаны и вандалов в окрестностях жило с избытком. Но патриотов ещё больше – везде, где только можно, были выведены изображения гордого шизианского кукиша с канонической подписью «Шизаде свет!»
     - Вас здесь никто не найдёт, - заверил депутат, проведя нас в трёхкомнатную, заставленную старой, но ещё крепкой мебелью, квартиру. – А я попытаюсь понять, что происходит. И мы с вами вместе подумаем, как добрать этот ваш Рейтинг!
     - Нас тут правда никто не найдёт, почтенный Жизнеслав? – обеспокоенно поинтересовался Абдулкарим, с грустью осматривая скромные интерьеры.
     - Никто, - убеждённо заверил депутат.
     А на следующее утро на хвалёную секретную квартиру заявился профессор Хлюмпель собственной персоной.
     - Вот, решил навестить друзей, - заворковал он, ставя на стол на кухне торт «Шоколадный заяц». – Посмотреть, как вы тут устроились!
     - А кто вам сказал, что мы здесь? – в моей душе бурлило праведное возмущение.
     - Наш уважаемый классик. Попросил поддержать вас морально после того ужасного покушения. Вот, тортик принёс. Хороший тортик. Хотя как раньше тортиков уже не делают. Вот раньше шоколадный заяц был из шоколада. Вот это был тортик! А сейчас? Разве это шоколадный заяц?!
     Профессор резко схватил здоровенный нож, так что я даже отпрянул, сорвал коробку с торта и вонзил острие прямо в центр зайчика, слепленного из какой-то коричневой субстанции.
     - Чай будет? – деловито осведомился он.
     - Будет, - буркнул я, ставя чайник на плиту, в которой по какому-то недосмотру властей ещё был газ.
     На вкус торт оказался вовсе неплох.
     Профессор расслабился и, держа чашку не по-человечески, за ручку, а как пиалу, беря пример с Абдулкарима, потчевал нас новостями:
     - А вы знаете, закон об отмене скорости света все-таки прошёл в Верховном Кубле.
     - Вы это серьёзно? – вот давал же я себе слово ничему здесь не удивляться, но всё равно не получалось.
     - Радикальная партия запустила в воздуховод дым райской травы, так что закон прошёл единогласно. А вот их законопроект о признании гибели динозавров пятьдесят миллионов лет назад провокацией шмуркалей, которые обрушили на планету астероид с целью подрыва сельского хозяйства Протошизады, с требованием возмещения лирианами понесённого ущерба, а также упущенной выгоды за каждый год, приняли только в первом чтении. На второе не хватило травы. Так что до следующего урожая. Да, политика - это вам не кочергой в носу ковырять!
     Закончив со своим куском торта, профессор объявил:
     - Отлично! Вот теперь я готов на бой. В самое горнило борьбы!
     - Какой борьбы? – осторожно спросил я.
     - Вашей борьбы. Теперь уже нашей.
     - А в чём наша борьба?
     - Ну, это же понятно. Я же вам говорил, что угадал – вы ставите диагноз. А сейчас уверился, что делается это для того, чтобы потом заставить больного принять лекарство. Каким бы горьким оно ни было.
     - Это вам тоже Жизнеслав рассказал? – зло осведомился я.
     - Нет. Наш классик всё таится, как маленький. Всё играет. Туману напускает. Интересно, он и правда думает, что я не замечу очевидного?
     Я на минуту задумался. Потом переглянулся с Абдулкаримом. Мы поняли друг друга без слов. И я спроецировал голограмму с цифрами – двадцать пять процентов.
     - Занятный фокус, - оценил Хлюмпель. – И что это такое?
     - Рейтинг готовности диагностической системы.
     В двух словах я объяснил, что мы делаем, зачем, рассказал о Системе, Рейтинге и, вскользь, о наших возможностях в деле социальной стабилизации. Тем самым я подтвердил все его самые смелые предположения. Профессор пришёл в неописуемый восторг от того, что получил возможность прикоснуться к продвинутым социальным технологиям высокоразвитой цивилизации.
     - Рейтинг! Система! Это изумительно! Потрясающе!– Хлюмпель ткнул дрожащим пальцем в висящую голограмму с цифрами, будто пытаясь её пощупать. – Но как же скучно вы живете, земляне! Имея такие инструменты – ох, что я бы устроил! Вся Галактика стала бы моим экспериментальным полигоном!
     Я мрачно посмотрел на него – уж в этом я не сомневался. Именно поэтому социальные технологии такого уровня доступны только цивилизациям с высоким индексом ответственности.
     - Я поражён в самое сердце! Да, ваши достижения – это не мух топором гонять! Какой ракурс! Какая мощь! В общем, располагайте мной! Я полностью ваш!
     Он ударом ножа отхватил ещё кусок «зайца», положил себе на тарелку, и, выдал:
     - Только пообещайте мне одно!
     - Что мы ещё должны пообещать? – устало спросил я.
     - Что предупредите меня, когда начнётся лечение Шизады. Я хочу во все глаза смотреть на конец этого мира!
     Допив чай, он объявил, что теперь главная его задача – во имя роста Рейтинга показать нам самые разные грани жизни Шизады. По его мнению, исследования нужно начинать с самого начала – то есть с изучения процесса воспитания детей.
     - Именно в этих мелких мерзавцах заложены коды развития нового мира. Я уже договорился об экскурсии в среднюю школу. Нас там ждут завтра. А засим откланиваюсь! Хороший всё же торт, хотя и не такой, как раньше, - Хлюмпель вернул недоеденную половину торта с фарфорового блюда обратно в коробку и прихватил её с собой.
     Через пару часов нас посетил депутат. Он находился в самом благостном расположении духа.
     - Что происходит, Жизнеслав? – я поборол желание прямо в прихожей схватить его за грудки и долго трясти.
     - Что-то случилось? – с опаской посмотрел на меня он.
     - К нам как торнадо влетел профессор Хлюмпель, дал по куску торта, выложил все наши тайные планы. И исчез! Откуда он знает адрес?
     - Да что вы так беспокоитесь? – Жизнеслав обошёл меня, прошёл в большую комнату и уселся на продавленный матерчатый диван перед огромным, отделанным полированными панелями цветным телевизором с антикварной электролучевой трубкой. – Я ему всё рассказал.
     - Вы так просто выдали секретный адрес! А если он побежит к Ордынцам, которые ему выделяют гранты? Или в дружину историков? Что, если он нас просто тупо продаст? Ведь вы меня так и не убедили, что не он навёл на нас ордынцев в прошлый раз.
     - Продаст? Кто? Профессор? – Жизнеслав расхохотался. – Ну, насмешили!
     - А что такого смешного я сказал?
     - Вы что, до сих пор не поняли, с кем имеете дело?
     - С экстравагантным учёным, занимающимся лженаукой и имеющим с неё неплохой доход, почёт и уважение.
     - Да он просто обычный бес. Таких людей не от мира сего магнитом манят судьбоносные события. Они ощущают их близость и несутся к ним, как мотыльки на огонь. Они пьют их, наслаждаясь как старым добрым вином – мелкими глотками. Они радостно стоят посреди сметаемых бомбами, землетрясениями или цунами городов, восторженно смотрят на танковые атаки, не замечая пуль и осколков. Они наблюдатели перемен - восторженные и искренние. Вот и к вам, землянам, прилип он в предчувствии такой забавной всемирной катастрофы. И ему плевать, что так тщательно лелеемое им здание истинной истории может в результате разлететься в пух и правах. Зато какой будет фейерверк!
     - А если ордынцы его задержат и доставят на допрос?
     - Его? Да что вы. На непогрешимости «Общества истинных историков» держится вся идеологическая конструкция.
     - Священная корова, - закивал Абдулкарим. - Были такие в своё время на земле.
     - Что-то похожее, - согласился Жизнеслав.
     - И что, вы твёрдо уверены, что профессор не предаст нас? – угрюмо спросил я.
     - Профессор? И не предаст? Ха-ха. Конечно, предаст. Ни секунды не думая. Когда вся эта история станет ему неинтересна. Но это будет, наверное, не скоро. Он так и сказал, что хочет увидеть конец мира?
     - Так и сказал.
     - Ну, значит, до конца мира вы можете быть спокойны…

     ***

     Абдулкарим, утонув в кресле, листал книгу, которую нашёл в шкафу, цитируя наиболее занимательные фрагменты:
     «Когда моему малому народу напевают в ухо ангелы, то он бывает добр, наивен, доверчив, покладист и трудолюбив. Но вот слышится шёпот чёрта, и пробуждается в нём раболепство, завистливость, жадность, вошедшее в легенды и поговорки упрямство, наивная хитрость, от которой убытков всегда больше, чем дохода, глупая подозрительность. Стоит чёрту возвысить голос, как одолевает моего человека самолюбование, спесь, неуёмная гордыня и высокомерные фантазии, а потом и жестокость. И вот уже льётся братская кровь, и страшен становится человеку человек. И не приведи Господи когда-нибудь малому народу моему самому решать свою судьбу или, ещё хуже, строить собственное государство!»
     Эти строки стопятидесятилетней давности принадлежали уроженцу Шизады Никлу Гоглогосу, заслуженно считавшемуся классиком мировой литературы. Поскольку всю свою жизнь он прожил на Альфа-Лире, да ещё отметился вот такими замечаниями, на родине он теперь из классиков разжалован в поганые писучие шмуркали, и вместе с навозом его книгами топят костры на Площади Героев.
     Я стоял у окна и смотрел на город. Над ним низко висели тучи, было жарко, душно и противно. Город сжимал меня стальными тисками. И мне казалось, он никогда не отпустит нас.
     От тягостных мысли и литературных цитат нас отвлёк Жизнеслав. Он появился с обещанной книгой, которую, по его словам, откопал в пригородном домике, в кипе других вещей, которые с одной стороны и не нужны, но с другой - жалко выбросить.
     - Вот! – положил он на стол редкий фолиант.
     Издан тот был, как и положено серьёзным книгам в старые времена, солидно – в обложке из кожи, с золотым тиснением. За одно название это произведение можно было спокойно причислять к числу запретных и сжигать на площади Героев вместе с романами Гоглогуса. «Занятные верования сельских малых лирианских народностей на Шизаде». Во-первых, что за занятные верования, когда речь идёт о великих древних истинах?! Во-вторых, что это за малые лирианские народности – это посметь так назвать гордых потомков Протошизады? И в-третьих, что это за плебейство писать «на Шизаде» – это язык проклятых оккупантов. Отныне принято говорить «в Шизаде». В общем, этот труд выглядел неблагонадёжным до безобразия. А тут ещё обложку украшала главная сакральная протошизианская руна. И без искусственного интеллекта можно было прочитать по-русски: «Ну, тупые».
     Эта самая руна вроде бы ставила точки над «и». Вот оно, свидетельство палеоконтакта, притом с Землёй и ни с кем другим. Однако данный подход поверхностен. Имелась вероятность, что это просто аналогия - обычные руны случайно связались в подобие надписи. Отрицать такую возможность нельзя. Тем более в мирах-зеркалах, где порой чудесным образом дублируются культурные явления, языки, исторические процессы. Так что же это? Может, сам текст внесёт какую-то ясность?
      Я пролистнул пожелтевшие страницы. И процитировал предисловие:
     - По молве донёс эти древние мифы до народа легендарный Лех Сказитель… Что это за персонаж?
     - Один из многих почитаемых деревенщиной пророков и святых, - объяснил депутат.
     - Официально канонизирован?
     - Конечно, нет. Народ здесь долгие годы сам назначал своих святых, не спрашивая власть и священников.
     - Теперь их назначает «Общество историков», - хмыкнул я.
     - Вроде даже иконки были в деревнях с этим Лехом Сказителем, - продолжил Жизнеслав. - Но сейчас их днём с огнём не сыщешь. Много времени прошло. Революция на Лире, иконоборчество, Большая война. В таких катаклизмах предметы истории выживают с большим трудом. Может где и сохранились такие иконки. Но в частных коллекциях и музеях я их не видел.
     - А можно попытаться найти? – спросил я. Не так много ниточек было в этой истории, за которые можно тянуть, чтобы раскрутить запутанный клубок мифов и сказаний.
     - Хорошо, я узнаю, - пообещал Жизнеслав. - Нам пора в школу. Для приличия хоть лица покрасьте. К детям же идёте.
     Ругаясь про себя, я измазал лицо и руки голубой краской. Посмотрел на крашеного Абдулкарима, сплюнул в сердцах. И мы отправились на боевое задание.
     Ждавшая нас во дворе новая машина была почти как старая. Та же «Волна» десятой модели, с такими же навороченными противотуманными фарами, так же окрашенная в цвета шизианского флага, и, главное, с точно таким же номерным знаком. Видимо, у «Общества истинных историков» подобных внедорожников целый гараж.
     На мосту, откуда открывался широкий вид на Шизополь, Жизнеслав передал нас с рук на руки профессору Хлюмпелю. Тот встретил «экскурсантов» с искренней радостью, переходящей в ликование.
     - Школа! – воскликнул он, распахивая дверцу микроавтобуса. - Место, где под резцом умелого мастера алмазы детских душ превращаются в огранённые бриллианты!
     - Или в алмазную крошку, - ввернул я замечание, забираясь в уютный салон с мягкими диванчиками.
     - Ну не будем пессимистами! Сегодня вы взглянете в чистые детские глаза и проникнете через них в будущее нашего народа! Школа – это вам не ослу уши гладить! Вперёд, друзья, вперёд!
     И его микроавтобус, выбросив в атмосферу клуб чёрного дыма и болезненно кашлянув, бодро двинулся вперёд, как всегда грубо попирая правила дорожного движения…

     ***

     Во дворе школы был обустроен настоящий блокпост – с бетонными кубиками, мешками с песком, двумя пулемётами, смотрящими как в сторону учебного заведения, так и на ворота. Покой учащихся бдительно охраняли бойцы добровольческого исторического полка в мятых касках и несерьёзных на вид бронежилетах. Эти хлипкие средства защиты Орда поставляла из бесконечных запасов малоразвитым странам, чьих солдат не только не жалко, но, наоборот, желательно, чтобы их побольше перебили в междоусобицах. Для таких целей ордынской экипировке равных нет.
     - Что стережёте, доблестные воины?! – торжественно осведомился профессор, пригладив взъерошенную причёску на своей голове.
     Было видно, что доблестным воинам очень хочется послать этого странного типа куда подальше, но смущал микроавтобус, на котором тот приехал, с грозной надписью «Общество истинных историков». Поэтому на всякий случай бойцы вытянулись по струнке и старший доложил:
     - Школу стережём! А то повадились тут всякие ходить. С плакатами да кричалками. Мол, не роняйте память предков, не забывайте героев!
     - Да? – испытующе посмотрел профессор на старшего.
     - Да! – с вызовом ответил тот. – А кто забывает предков-то? Вон, мой дед в карательном батальоне с ордынцами полмира прошёл. Так я его хорошо помню. И память его не роняю!
     - Молодцы! – пожал бойцам руки Хлюмпель.
     И мы прошли в пятиэтажную школу. Судя по тому, как профессор уверенно двигался по коридорам, бывал он здесь не один раз.
     - Пятый класс, - информировал он на ходу. – Очень важный, даже не постесняюсь сказать идеологически базовый урок истории и антропографии. Тема «Мы не шмуркали, шмуркали – не мы!» Учительнице вчера дали значок «Великий учитель отчётного квартала!» Вам будет, на что посмотреть. Вот дверь. А я вас оставлю. Заеду за вами через час.
     Мы вошли в обычный школьный класс на тридцать учеников. Дети были все как на подбор чистенькие, ухоженные и голубенькие, в том числе, крашенные. Разнообразие оттенков кожи, видимо, здесь не приветствовалась.
     Учительница – строгая худощавая дама в белоснежной блузке и фиолетовой юбке официально-сухо поздоровалось с нами, пояснила детям, что на уроке будут присутствовать представители «Общества истинных историков», и указала нам на дальнюю парту около окна.
      Половину стены за её спиной занимал огромный телеэкран, на котором возникали изображения по теме урока. Время от времени учительница ожесточённо тыкала в него длинной деревянной указкой и была в этот момент похожа на фехтовальщицу, делавшую выпад, чтобы пронзить ненавистного противника верной рапирой.
     - Итак, дети, это шмуркаль классический, – указка со стуком упёрлась в грудь прятавшегося в глубине экрана звероподобного румяного гуманоида в форме старой трудовой лирианской гвардии. – Помните всегда - это розовощёкое существо завистливо, коварно, лживо и злобно. Но вместе с тем шмуркаль классический рабски покорен своим властителям. Он не имеет никакого представления о гражданской свободе. Как, дети, правильно? Ну, хором!
     Раздался слаженный хор детских голосов:
     «Мы великие и свободные.
     Шмуркали же жалкие и голодные».
     Это были слова нашумевшего в своё время стихотворения. Его текст был обнаружен на стене наркоманского притона во время полицейской облавы и быстро завоевал телеэкраны и открытые сердца шизиан.
     - Но шмуркаль ещё и глуп, - продолжила вдохновенно учительница. - Поскольку только глупостью можно объяснить то, что он верит в безумную теорию, что шизиане произошли от его предков и являлись всего лишь периферией Лиры!
     Тут потянула руку вверх девочка, по виду типичная отличница, синяя кожа которой не имела ни малейшего налёта краски – то есть семья была из потомственных шизиан минимум в четвёртом поколении:
     - Но ведь у нас в классе половина розовощёких. Получается, что они шмуркали?
     - По происхождению – да, - уверенно ответила учительница – видимо, этот вопрос возникал в её практике не раз. - Но лирианский шмуркаль – существо дикое и необузданное. А шмуркаль, признавший наши ценности, язык и историю, уже почти и не шмуркаль. Он почти полноценный шизианин. Хотя, дети, тут нужна бдительность. Ибо в час тяжёлых испытаний в нём может проснуться самый подлый шмуркаль!
     - Как в шахтёрах? – подпрыгнул на месте пухленький мальчишка с лицом, крашенным синей краской и отполированном до зеркального блеска.
     - Хороший пример, Томик! – благосклонно кивнула мальчику учительница.
     - Как Архипелаг! – донеслось с другого конца класса.
     - Правильно. Это тоже отличный пример предательской сути шмуркаля, готового за лирианскую похлёбку презреть и попрать наш суверенитет и идеалы! Представляете, кем нужно быть, чтобы отринуть наши великие свободы, объявить государственную самостоятельность и кануть в самые чёрные глубины лирианского тоталитаризма!
     - А Орда? – не отставала девочка-отличница. – Ордынцы нам что, друзья?
     - Орда, дети – это ныне ополот цивилизации и свободы. Она сплотила вокруг себя демократические страны и твёрдо рукой ведёт их к светлому будущему. Конечно, нам есть, чему их научить, мы можем задать им воистину высокую моральную планку. Но и нам есть, чем разжиться у них.
     - Косметикой! – обрадовано закричала растрёпанная девочка с галёрки.
     - В том числе, в том числе, - задумчиво произнесла учительница, теребя золотой браслет на запястье.
     Абдулкарим нагнулся ко мне и прошептал:
     - В двадцатом веке было такое слово халявщики - те, кто привык бесплатно получать у каждого встречного какие-то материальные блага. Мне кажется, тут оно вполне применимо.
     - Вполне, - согласился я.
     Девочка-отличница всё никак не могла успокоиться:
     - Но ведь в Большую войну Орда разрушила наши города и убила пять миллионов шизиан!
     - Так, дети, а что вы думаете по этому поводу? – обвела, снисходительно улыбаясь, учительница вопросительным взором класс.
     Пухленький Томик поднял руку, встал, получив разрешение учительницы. И начал с уверенностью клопа, решившего, что он исследовал целую диванную фабрику, излагать:
     - В Орде пришёл к власти злой тоталитарист. Он поссорился со злобным тоталитаристом из Трудовой Республики, которая в то время была занята в основном притеснением и казнями свободолюбивых шизиан. Орда и Лира объявили друг другу войну. И когда Лира начала проигрывать, то шизиане, обманувшись посулами шмуркалей, встали на её сторону и прогнали Орду прочь. В благодарность за это подлые шмуркали завоевали нашу прекрасную Шизаду и устроили массовые казни истинных патриотов якобы за то, что те служили в карательных частях Орды.
     - Прекрасно, - захлопала в ладоши учительница. – Некоторые моменты немножко натянуты, но идеологически всё верно!
     Тут уже без разрешения вскочила девочка-отличница:
     - Но ведь когда Орда напала на нас, мы были с Республикой Лира единым государством!
     - Это вы были, - отстранённо произнесла учительница, но тут же раздражённо воскликнула. – Стилетта, ты всех утомила своими незрелыми вопросами! Хочешь несколько раз пересдавать экзамен по истории?
     Девочка опустилась на место, но вся её поза выражала несломленное упрямство.
     - А Долбожбан Каратель - спаситель нашего народа, подло расстрелянный шмуркалями! Да будет свет Шизаде! – вскочил образцово-сознательный Томик, взметнув руку с зажатым кукишем вверх. Все встали и последовали его примеру.
     Учительница вопросительно посмотрела на нас. И нам тоже ничего не оставалось, как радостно крутить кукиши.
     Потом учительница продемонстрировала типы шмуркалей, выдёргивая на экран картинки. Шмуркаль-политработник – в очках, с длинными ногтями и согнутый, как от радикулита. Шмуркаль-палач в мятой фуражке с широкими полями и серебряным козырьком целился из револьвера в гордо смотрящего в лицо смерти голубого шизианина. Шмуркаль-тюремщик стоял с пулемётом на вышке, у его ног толпились истощённые, но несломленные шизиане. Шмуркаль – председатель социального хозяйства загонял в соцхоз рачительного и хозяйственного шизианина, отнимая у него последнего свинопотама. Картинок было много – в них были выражены все действительные и мнимые претензии Шизады к Лире за годы совместного проживания. Так ушедшая в загул и развёдшаяся с мужем супруга начинает выставлять счета за все свои обиды.
     Ученики внимательно внимали. Учительница вещала. В целом наблюдалось идейное и психологическое единение.
     - А теперь, дети, десятиминутка политинформации, - учительница взяла пульт и переключила телевизор в режим трансляции телепрограмм.
     Там шли новости. И первое, что мы увидели – это наши одухотворённые розовощёкие лица.
     - Разыскиваются злочинные террористы-шмуркали! – очаровательно и задорно улыбаясь, возвестила дикторша с русой косой, обмотанной вокруг шеи.
     Заинтересованные лица детей и объятое ужасом лицо учительницы синхронно повернулись к нам.
     Я встал и со словами «ну, мы пошли», выпрыгнул в окно.
     Хорошо, что это был всего лишь третий этаж. И антигравитатор худо-бедно работал….

     ***

     Приглушённо вещало радио на кухне.
     - Очередную провокацию устроили в столице Гордынии шмуркальские агенты, которым не нравятся отношения братства и взаимопомощи, установившиеся между нашими странами, пострадавшими в своё время от Лирианской диктатуры. Разгорячённая смехотворными призывами толпа гордыниан напала на наших туристов, мирно работающих на ассенизационных сооружениях, с криками: «Вас здесь не ждут, палачи». Мы видим последствия шмуркальской пропаганды, распространяющей миф о якобы массовых зверствах во время Большой войны на территории Гордынии шизианских карательных батальонов. Однако Лире не удастся предотвратить обещанное нам вступление в Западный союз.
     Жизнеслав, с видимым удовольствием отхлебнув ароматный кофе, приготовленный Абдулкаримом, усмехнулся и пояснил:
     - Во многих окрестных странах в своё время проявили себя шизианские каратели. Ордынцы поручали им самую грязную работу. Вон, в Гордынии детей пугают рассказами об их зверствах. Но ордынцы приказали любить Свободную Шизаду, значит, будут любить. Но когда хозяин отворачивался, наиболее активных моих соотечественников с готовностью поколачивают. И не скажу, что это меня огорчает.
     Ранним утром мы обсуждали на кухне дальнейшие планы на жизнь. Последние события могли внести в них серьёзную корректировку.
     - Вы замечаете, что выпрыгивать из окон становится вашей доброй традицией, - хмыкнул депутат.
     - А что делать, если порой это единственный безопасный выход? – пожал я плечами. – Вижу, учительница вот-вот заорёт: «держи шмуркалей!» На выходе два пулемётчика, притом из тех идиотов, что сначала стреляют, а потом спрашивают.
     - Да я же не против. Просто смешно это как-то, - Жизнеслав опять хмыкнул. Настроение у него было какое-то развесёлое, что, по моему мнению, не соответствовало драматичности ситуации.
     - Вообще это немыслимо! – воскликнул я. – Объявить дипломатов в розыск! Притом сделал это какой-то заштатный сельский отдел полиции! Такого мы нигде не видели!
     - А чего особенного? Это же Свободная Шизада. Тут и не такое возможно, когда вожжа под хвост попадёт или Орда прикажет.
     - И что теперь со всем этим делать?
     - Как всегда – собирать проценты, растить Рейтинг - пожал плечами депутат. – С каждым днём, насколько я понимаю, это даётся всё тяжелее.
     - Но мы же в розыске? Каждый полицейский пялится на нас. Каждый патриот поднимет визг, завидев наши лица. Каждый ордынец мечтает взять нас за шею!
     - Да не берите в голову, - отмахнулся Жизнеслав. – Право, это такая мелочь. Поймите, в здешнем балагане никто ничего найти не может в принципе. Полицию меньше всего интересует выполнение своих обязанностей – они уже к вечеру забыли, что кого-то там объявили в какой-то розыск. Спецслужбы Орды, исторически славившиеся своим коварством и изобретательностью, встали перед фактом, что они просто не в состоянии эффективно работать в Шизополе. При столкновении порядка и бардака здесь исторически всегда побеждал бардак. Так что мажьтесь синей краской, выходя на улицу, и посматривайте по сторонам. Но не слишком переживайте.
     - Гладко вы всё говорите, почтенный соратник, - покачал головой Абдулкарим.
     - Со знанием дела, - дополнил депутат. – Сегодня посидите дома. К завтрашнему дню буря утихнет. Профессор организовал вам экскурсию в Институт лексического инжиниринга.
     - Это очень кстати, - отметил я.
     - Отдыхайте, набирайтесь сил, - на этой мажорной ноте Жизнеслав оставил нас.
     Абдулкарим по привычке упёрся в телевизор, где шла дискуссионная передача с истеричными воззваниями к Орде покарать Лиру, разбомбить её, вернуть Архипелаг и расстрелять всех шахтёров. А я перевёл дух, отогнал назойливые тревожные мысли, устроился за письменным столом и принялся за изучение книги, которую нам принёс депутат.
     «Занятные верования сельских малых лирианских народностей на Шизаде». По старинке я взял бумагу, ручку – мне это доставляло больше удовольствия, чем работать с информационным облаком. Есть что-то в этом от кропотливого неторопливого труда естествоиспытателей далёких веков.
     Я углубился в работу. Листал старые страницы. Делал отметки. Вставлял бумажные закладки.
     И часа через два объявил Абдулкариму со всей торжественностью:
     - Иди сюда. Я кое-что нашёл!
     Мой друг уселся рядом со мной на скрипящий стул и поинтересовался:
     - Что ты хотел поведать мне, о, почтенный Александр?
     - В этих мифах, если очистить всю высокопарную туманную шелуху, есть чёткие ссылки на Большой Космос.
     - Ну и что? Всех интересует Большой Космос. Когда человек ещё не вылез из пещеры, его уже интересовал Большой Космос.
     - А вот погляди, - я открывал закладки и давал читать абзацы. – Это прямая отсылка к галерее миров-отражений. О которой никто в то время здесь знать не мог!
     Абдулкарим ознакомился с находками и вынужден был признать:
     - Действительно, очень интересно. И эти руны, которые мы трактуем как русскоязычные надписи. Значит, мы не ошибаемся. И это не игра завитков и чёрточек, а действительно русскоязычная надпись?
     - Очень может быть! Это контакт, Абдулкарим!
     - Но мы знаем, что систему Лира открыли только два года назад. И всего лишь год прошёл с того момента, как миссия Мастера дипломатических отношений Рудольфа Шалина установила дипломатические и торговые отношения с Республикой Лира, как единственным государством, находящемся в состоянии гуманистического восходящего развития.
     - Точно, - кивнул я. - Значит, знаем мы далеко не всё.
     - В банках данных Земли ничего нет о более ранних контактах с Лирой.
     - Выходит, банки данных неполные…

     ***

     У меня было явственное ощущение, что на нас смотрят все вокруг. Нас изучают подозрительными взорами. И вот-вот нас разоблачат, и послышится истошный крик:
     - Это шмуркали с Земли! Лови их, вяжи!
     И не помогут нам ни выкрашенные до радикальной синевы физиономии, ни надвинутые почти на нос капюшоны.
     Однако внимания на нас никто не обращал.
     Мы стояли как неприкаянные уже полчаса на ступенях национального музыкального театра. За моей спиной на половину фасада раскинулась афиша новой оперы «Убей в себе раба!», повествующей о том, как сто лет назад поганые шмуркали угнетали одного народного поэта Шизады, не давая ему публиковаться на родном языке, которого, он по слухам, вообще не знал.
     С каждой минутой становилось всё тревожнее – переносной телефон Хлюмпель не брал, гудки пропадали втуне. Что случилось? И не пора ли нам сматываться отсюда от греха подальше?
     Мы уже собирались покинуть это людное место, когда появился профессор – как ни в чём ни бывало, полный своего фирменного оптимизма и задора.
     - Вы уже здесь? – осведомился он.
     - Почти час у всех на виду! – огрызнулся я.
     - Как вы вовремя! Ну что ж, вперёд, на покорение новых вершин Рейтинга! - махнул профессор рукой куда-то вдаль, будто призывая покорить эту планету. Он почти орал, и на нас стали озираться.
     С Театральной площади мы свернули на улицу Долбожбана Карателя, бывшую Трудового Единства и Братства.
     - А ничего, что мы в розыске, уважаемый служитель наук и просвещения? – обратился к профессору Абдулкарим. - Не боитесь скомпрометировать себя?
     - Господи, но это такая мелочь, - небрежно отмахнулся профессор. - Это мирские проблемы. Мы же с вами служим истине! И только ей!
     Вскоре мы вышли на Площадь национальной гордости, бывшую Площадь строителей шизопольского метро, на которую выходило тяжеловесное, с гранитными колоннами и башнями, здание Института лексического инжиниринга.
     На площади шли активные работы. Куча народа в форменных красных жакетках коммунальных служб обступила подъёмный кран на гусеницах. Ещё несколько человек возились с солидным бетонным памятником метростроителям, что-то там откалывая отбойными молотками.
     - Отличненько, - потёр руки профессор. – Всё-таки взялись. Долго раскачивались. У властей всё денег нет на культурное переустройство! Воруют. Считают, что это какое-то десятое дело.
     - А что тут происходит? – полюбопытствовал я.
     - Как что? Историческая трансформация памятников!
     Оказывается, после лирианского владычества на Шизаде осталось огромное количество памятников. Средств Трудовая Республика на это дело не жалела, и памятники выходили убедительные, ядрёные такие, из мрамора, гранита и бронзы. Они, конечно, украшали города, вот только одна беда – ставились не тем героям. Всё каким-то мутным учёным, лирианским военным, рабочим, среди которых шмуркаль на шмуркале. Нет, новой Шизаде нужные новые герои. И вопрос с памятниками следовало решать радикально. Те, что были из металла – тут вопрос решился сам собой, большинство растащили на металлолом. Часть изваяний взорвали. А потом спохватились. Мало снести чужие памятники, надо ещё ставить свои. А денег нет. Ничего нет, кроме слов и пожеланий. Тут кому-то в мудрую голову пришла мысль и оформилась в три слова – историческая трансформация памятников. Вот стоит монумент основателю Лирианской Трудовой Республики. Зачем его сносить, такого большого и красивого? Отпилить голову и прикрепить на её место голову заслуженного карателя Людвига Окаянного. Или шмуркальский танк символически попирает гусеницами ордынское самоходное орудие. Зачем их сносить? Просто на поверженном орудии нарисовать лирианский герб, а на танке вывести гордый шизинский кукиш - и всё разом встанет на свои места.
     Сейчас памятник метростроителям трансформировали в памятник героям Локского восстания. В Большую войну один из карательных шизианских батальонов взбунтовался из-за того, что ордынцы не дали ему всласть пограбить и зачистить от населения город на границе с Гордынией. В ответ ордынцы, подуставшие от не укладывающихся ни в какую логику зверств шизианских карателей, в воспитательных целях намотали на танковые гусеницы взбунтовавшийся батальон. Официальная историография назвала это восстанием – якобы каратели боролись за независимую Великую Шизаду и были коварно убиты. Это же дало основание новым историкам нахально утверждать, что каратели боролись против ордынских агрессоров.
     Профессор остановился, скрестил руки на груди, критически глядя на трансформацию памятника метростроителям. И произнёс недовольно:
     - Говорил я, зря это затеяли. Вон, конечно у того гранитного истукана можно заменить отбойный молоток на ружье, а у женщины лопату на гранату. И каски всем на головы. Но всё равно – видно же, что это обычные работяги, а не легендарные борцы за освобождение Шизады. Да, высокое искусство ваяния – это вам не вилкой суп хлебать!
     - Как вообще можно воевать с памятниками?! – возмутился Абдулкарим. – Это же варварство!
     Профессор озадаченно посмотрел на него.
     - Не только можно, но и нужно, мой дорогой друг! Что есть памятники? Это часовые старого мира! Они не дают новому порядку, новому мышлению покорить территории, прежде всего, в сознании людей! Так что затянули с этими памятниками. Воруют, - развёл он руками, потом посмотрел на часы: - Ох, мы уже час как мы должны быть на месте!
     Заведующий лабораторией возрождения истинного языка Махлюк Чугундий был огромен, как свинопотам, да и похож чем-то на это тотемное животное. Кожа у него была крашеная, то есть это был типичный перекрасившийся розовощёк, неулыбчивый, очень сосредоточенный и безумный. Его сопровождала высокая, измождённо худая дама с грязными белёсыми волосами, свёрнутыми в улитку на затылке. Её глаза были выпуклыми, как у рыбы. Разговаривая, она распахивала их ещё больше, так что они становились совершенно круглыми. Даму представили как леди Эпилептику - филолога-конструктора первой категории. Она была облачена в белый лабораторный халат.
     - Язык – это как живое существо, - заунывно завела видимо не раз пропетую песню филолог-конструктор, приглашая нас пройти в святая святых - лабораторию, где оттачивается до блеска холодного оружия божественный язык Свободной Шизады. - Он рождается, живёт, развивается. Меняется.
     Внутри филологическая лаборатория напоминала конструкторское бюро. В ряд шли столы с настольными компьютерами, на неудобных крутящихся офисных стульях сидели сотрудники в чистеньких беленьких сорочках с рунами. Вдоль стен тянулись стеллажи с книгами на разных языках.
     Здесь царила творческая атмосфера. Время от времени кто-то победно кричал:
     - Меня осенило, друзья! Это будет посильнее, чем ваше обычное сено-солома!
     Между тем, ведя нас по залу, филолог-конструктор вещала, все больше распаляясь:
     - Наша задача не только вернуть нашему языку, самому древнему в знакомой нам части Вселенной, былое величие, но и помочь ему расти.
     Я хотел было спросить, зачем крепнуть и расти, если язык и так самый древний в Галактике, но, посмотрев на одухотворённое лицо женщины, со своими колкостями лезть побоялся.
     - Он должен освободиться от наносов и заимствований. Сбросить костыли. И идти самостоятельно! – торжественно изрекла женщина. – И на переднем крае этой титанической борьбы стоим мы, филологи-конструкторы!
     - То есть вы выдумываете слова, - подытожил я.
     - Мы не выдумываем. Мы ловим божественные звуки, тихо звучащие в душе народа Шизады, и переводим их в буквы слов, очищаем от грубого шмуркальского налёта и грязи. Вон, был самолёт. Что такое самолёт? Почему он сам летает, когда у него пилот? Обычное шмуркальское убожество, а не слово. А теперь это летач! Как звучит. Лета-а-ач, - растягивая гласные, блаженно протянула филолог-конструктор.
     – Был автомобиль, - продолжила она. - Ну что это такое? Почему именно авто, если у него, скорее всего, ручной переключатель скоростей? А сейчас – железяч! Это слово вскрывает глубинную суть взаимоотношения человека и металла - основы нашей цивилизации! Вот ещё наши последние новации. Компьютер у нас теперь дураскопус. Телефон – оральникус. Телевизор – ругальникус. Заметьте, «ус» - это подзабытое и очищенное от пыли веков окончание протошизиан… Так, куруклярий – это теперь у нас сельский житель Шизады.
     - Сногсшибательно, - не забывал кивать я.
     Мне вторил Абдулкарим:
     – Это фантастика! Феерия!
     У меня создавалось стойкое ощущение, что те, кто придумывал новые слова, или сильно веселились, или принимали какие-то забористые наркотические вещества.
     - Да, у нас получается всё медленно. Постепенно. Мы работаем аккуратно, но наступательно, по всем фронтам. Пройдёт ещё каких-то пара десятков лет – и духа шмуркальского в нашем языке не останется! – сверкнула глазами филолог-конструктор. – И ни одна мразь шмуркальская не скажет, что наш язык – это их жалкий диалект! Ни следа, ни слова от них! Никогда!
     Она часто задышала, и, казалось, её круглые глаза выпадут из орбит. Дрожащей рукой она нашарила в кармане халата пузырёк, отвинтила крышку и принялась глотать капли.
     - Успокойтесь, леди Эпилептика, - засуетился заведующий лабораторией. - Попейте водички, посидите на диванчике. А я пока доложу гостям о наших последних достижениях…
     Он повёл нас дальше по помещениям лаборатории. На стенах везде висели ватманские листы, отражающие творческий процесс. Наверху на них было написано большими буквами новое слово. Ниже - старое, идущее под снос. Дальше шло историческое, семантическое, лексическое и, главное, идеологическое обоснование. И в самом низу – план внедрения.
     - Леди Эпилептика права - мы действительно на переднем крае борьбы. Только вместо пуль в нас летит критика злопыхателей. Вместо окопов врага перед нами инерционное неприятие консервативных слоёв нашего населения, половина которого не знает и знать не хочет шизианский язык. Новые слова приживаются с трудом. Критики издеваются, что они вовсе не новые, а просто адаптированы из ордынского, гордынианского и шпанского языков. Всё это наветы и клевета! - заведующий лабораторией сжал пудовые кулаки. И я бы не позавидовал тем самым злопыхателям, попадись они ему сейчас под горячую руку.
     - Зависть – удел слабых, - дипломатично поддержал разволновавшегося оратора вежливый Абдулкарим.
     - Именно! Но мы боремся. Мы пролоббировали закон, и теперь в школах и учреждениях проводятся медитации думания на родном языке, дни разговора на родном языке. И плевать на клеветников, утверждающих, что после этого у людей нестерпимо болит голова. Техническая документация отныне выпускается только на шизианском! И я смеюсь над клеветниками, которые утверждают, что в нём не хватает специальных терминов, а причина последнего взрыва на Дрекольской теплоэлектростанции в том, что персонал не смог понять в инструкции, какие кнопки что включают. Это ересь и поклёп!
     Мне от этих речей становилось как-то жутковато. А ведь действительно, ещё пара десятилетий, и этот искусственный псевдоязык станет для новых поколений родным. И то, что уродливый язык проецирует уродливые смыслы – это вообще никого не волнует. Зато шмуркаль это никогда не выговорит!
     Махлюк Чугундий немножко выдохся, поэтому свернул экскурсию и повёл нас в просторный кабинет со старомодной деревянной мебелью. Что характерно, в нем не было ни одной книги, зато все стены увешаны теми же ватманскими листами с презентациями новых словообразований.
     На столе стоял настоящий самовар – такой я видел на этой планете в первый раз. Хозяин кабинета выставил на стол печенье в шоколадной глазури. Заварил крепкий чай с ароматом лимона и лесных трав, разлил его по красным, в белый горошек, чашкам. И вытер рукой пот:
     - Тяжело это – воевать каждый день. Пусть и на полях филологических битв.
     Тут я не сдержался:
     - А вас не смущает, господа учёные, что в результате ваших филологических и исторических умозрительных изысканий льётся настоящая кровь?
     - Да, это прискорбно, но неизбежно, - вздохнул Махлюк Чугундий.
     - Пусть утонет весь мир в крови, и из этого алого океана взойдёт пылающее тяжёлое солнце Истины! – выдал на одном дыхании профессор Хлюмпель. - Вот как-то так… А хорошо ведь сказано. Включу эту фразу в свою монографию!
     Заведующий лабораторией с улыбкой зааплодировал. А потом вдруг на его лицо легла тень, и он вполне адекватным голосом, перестав походить на городского сумасшедшего, произнёс:
     - Ну а если говорить серьёзно, отбросив все сказки, которые так обожает наш уважаемый профессор Хлюмпель. Тогда мы увидим, что наш этнос находится в стадии формирования, отпочкования от большого этноса, то есть от альфа-лириан. А есть ли лучшие способы сплотить народ, чем тупые лживые мифы, новый язык, кровь и коварный враг?!
     - Вы изначально закладываете дефект в этот новый этнос, - заметил я. - Выросшее на крови будет всегда стремиться к крови. Выросшее на глупости вряд ли будет отличаться умом.
     - Ну, это уже детали, - отмахнулся Махлюк Чугундий. - Считайте, что мы растим тупого хищника. Но это наш хищник!
     Спор накалялся, и я перевёл его в более мирную, но занимающую меня тему.
     - А кто-нибудь изучал руны на традиционных шизианских сорочках?
     - Это древние руны протошизиан, которые были ещё во времена формирования Млечного пути, как считают некоторые, - с усмешкой заведующий лабораторией покосился на профессора Хлюмпеля.
     - А как считают другие? – спросил я.
     - Это поздние узоры, им не больше полутора-двух сотен лет.
      - Но это же смешно, мой дорогой коллега! – возмутился профессор.
     - Высказывалась гипотеза, что эти руны занесены из космоса какими-то путешественниками лет двести назад, - продолжил Махлюк Чугундий. - И там же находятся истоки космогонических мифов Шизады.
     - Легендарный Лех Сказитель? – спросил я.
     - Вижу, что вы в теме, - с интересом посмотрел на меня филолог.
     - Немножко.
     Две сотни лет назад. Это время, когда на Земле были открыты способы проникать в Н-мерность, стоимость космических полётов упала в сотни раз, и в Дальний Космос рванула толпа авантюристов. Тогда на нашей Родине ещё не воцарились современные этические стандарты, и это было время разных неприятных эксцессов.
     Интересно, что имел в виду землянин русского происхождения, когда вручал туземцам священный текст со словами «Ну, тупые»? И не он ли забросил в благодатную почву зёрна зловредных идей о том, что предки местных селян создали Млечный Путь? Тогда именно он положил начало информационному вирусу, пожирающему планету. Да, с этим надо разбираться.
     - А как увидеть портрет этого Сказителя? У вас его нет случаем? – с надеждой спросил я.
     - Нет, - с сожалением ответил филолог. - Это очень редкий святой лик. Один раз видел его, и то во время этнографических исследований в далёкой деревне.
     Профессор Хлюмпель было нахохлился, но тут к нему вернулся его обычный оптимизм:
     - Да найду я вам этот бесценный лик! Мне обещали его со дня на день! Готовьте деньги – удовольствие это не дешёвое! Это вам не клопов из пушки бить!..

     ***

     На город упала страшная жара. В квартире дышать было совершенно невозможно, и хотелось куда-то на поле, в степь, в леса, к морям и рекам.
     Похоже, такие же мысли одолевали не только нас. Позвонил профессор и с присущей ему легкомысленностью назначил встречу в городском парке на берегу реки.
     - Прогуляемся, воздухом подышим, - объяснил он. – А то совсем вы зачахли в своей бетонной коробке.
     - Вообще-то нас ищут, - слабо возразил я.
     - Ой, ну что вы как дети, право! Ну кому вы нужны, кроме меня? А мне есть, что вам сказать…
     Мы выкрасились в голубой цвет и отправились на встречу.
     Хлюмпель сидел на лавочке, откуда открывался очаровательный вид на изгиб реки и промышленные районы с заводскими трубами, половина из которых давно уже не дымила. Он походил на мирного курортника в своей просторной национальной зелёной сорочке, широких бежевых шортах, растоптанных кожаных сандалиях. Его незаурядную голову защищала от палящих солнечных лучей широкополая соломенная шляпа. На первой полосе еженедельной газеты «Исторический вестник», которую профессор внимательно читал, красовалась передовица за его авторством «Не допустим фальсификации истинной истории!»
     - Ну, - требовательно посмотрел он на нас, когда мы уселись рядом с ним на лавочку. – Как наши успехи?
     - Какие?
     - У нас одно дело – качать Рейтинг. Как сильно он вырос после вчерашнего посещения наших доблестных конструкторов-филологов? - глаза у профессора зажглись азартом, вот только порадовать его было нечем.
     - Один процент, - нехотя произнёс я.
     - Что? Не верю! – выпучил глаза Хлюмпель. – Один процент?!
     Я осторожно, чтобы не пялились посторонние, пригнулся к нему и зажёг голографическую картинку.
     - Даже меньше! – с отчаяньем произнёс профессор. – А сколько заработали на школе?
     - Полтора процента!
     - Катастрофа! – запричитал профессор. – Мои лучшие планы и наработки! И меньше двух процентов!
     Он скомкал яростно газету и бросил её в урну.
     - Это какой-то позор! Сколько лет вы собираетесь работать такими темпами?!
     - Не знаю, - пожал я плечами. – Но знаю одно – мы уйдём с этой планеты, только когда эта цифра замрёт на ста.
     - Тогда вы собираетесь жить вечно, - саркастически усмехнулся профессор, а потом весь ушёл в себя.
     Мы по практике знали, что когда он находится в глубоком умственном погружении, его лучше не беспокоить. Поэтому Абдулкарим отошёл, купил нам два эскимо и зелёный воздушный шар. Теперь мы наслаждались мороженым, пейзажными просторами, тенью от раскидистого дерева и вообще жизнью. И нам не хотелось возвращаться в мир истинной истории.
     Но тут профессор пробудился, обвёл нас суровым взором и отчеканил:
     - У вас ошибка в методике. Вы фиксируете линейные процессы, вялотекущие, к которым все привыкли. Их можно смотреть до бесконечности, они поддаются обычному прогнозированию. А Системе для завершающих штрихов нужна картина борьбы. Драма идей!
     - Никто не знает, что нужно Системе, - возразил я.
     - Вы конформисты. Если никто не знает, это не значит, что никто не может узнать. Я составлю план информационного насыщения. И у нас будет не сто процентов Рейтинга, а сто пятьдесят! Двести!
     - Ста достаточно.
     - Мы это сделаем. Рейтинг качать – это вам не с зазнобой скучать!
     На этом и расстались.
     Мы были в расслабленном, благостном состоянии, которое не отпускало нас. Жара в наших нанокостюмах с заданной терморегуляцией переживалась безболезненно. Солнце радовало. Ветерок ласкал.
     Из парка вышли на Главный проспект, оттуда свернули на улицу Жертв лирианских репрессий, чтобы напрямую дойти до остановки автобуса, которые ходили где-то раз в час. Или взять такси? Или ещё прогуляться?
     Нам не хотелось в тесную квартиру в замызганном микрорайоне. Нам не хотелось в гущу событий растить Рейтинг. Мы сами не знали, что нам хотелось в этот странный день. Можно хотя бы раз расслабиться и придумать, как приятно провести время?
     Вот только всё придумали за нас.
     - Стоять! - послышался грубый хозяйский окрик.
     Улица жертв тоталитарного произвола вывела нас на круглую Площадь страдальцев тоталитарного голода и мора. Жара выдавила оттуда всех пешеходов. И надо же так случиться, чтобы единственными людьми там оказались полицейские, скучавшие около своей патрульной машины. И на нашу беду это была старая полиция.
     После свержения «кровавого прошмуркальского режима» создание причудливых полицейских структур стало одним из самых увлекательных развлечений местных и федеральных властей. Так в дополнение к старой полиции появилась свободная, муниципальная, ответственная, подпольная полиции. Позже возникли полиция чистоты нравов, полиция борьбы с гнусными побуждениями. Отдельно стояла милиция Истинных историков, куда собрали весь сброд, натасканный на человеческую кровь в националистических лагерях. В основном эти полиции занимались поборами с граждан и торговцев, а также продажей оружия, поскольку зарплату платили через два месяца на третий, а на инструктажах вместо постановки задач по часу и больше заставляли петь гимн Свободной Шизады и народные песни.
     Функции у всех полиций были одни и те же, поэтому не работал никто. Единственно, где ещё остались люди, имеющие представление о правоохранительной деятельности – это старая полиция. Та самая, которую обвиняли в том, что она коррумпирована, воюет против собственного народа, и вообще там сплошь все шмуркали и шмуркальские шпионы, так что всех её сотрудников надо если не казнить, то люстрировать на веки вечные и запретить работать где бы то ни было. Но инстинкт самосохранения не давал властям её полностью уничтожить, ибо город тогда окончательно погрузился бы в хаос. И надо же нам было нарваться именно на усиленный патруль старой полиции!
     Окрик был такой властный, что мы невольно застыли на месте. И я быстро оценил расклад. Двухметровый, похожий на старый добрый фанерный шкаф полицай-лейтенант исподлобья смотрел на нас, на его плече небрежно висел автомат, однако небрежность эта была нарочитая. Никто не помешает ему моментально вскинуть ствол и щедро угостить нас отборным свинцом. Около патрульной машины с надписью «ПП» - просто полиция, и зарешеченными стёклами, целясь в нас из пулемёта, ухмылялся полицейский сержант в лихо заломленной на затылок фуражке. Поодаль стоял рядовой, жующий сосиску в тесте, но однако правая рука у него тоже лежала на автомате.
     - Чем-то знакомы мне ваши рожи, соотечественники! – осклабился лейтенант. Он изнывал от жары и опостылевшей работы. Ему хотелось тоже развлечься в меру своего понимания. – Кого-то вы мне сильно напоминаете. Эй, Шуляй, неси-ка ориентировки!
     - Ага, щас! – рядовой зажал остаток сосиски зубами, как голодный пёс, и полез в салон машины. Вытащил из бардачка смятую пачку листов, многие из которых были помечены следами жира и кетчупа, и начал перебирать их, поглядывая на нас и сравнивая.
     - Во, похожи! – он издалека продемонстрировал офицеру наши розыскные портреты, кинул пачку листов в салон и продолжил жевать. – А ничего сегодня сосиски. Свежие!
     Офицер критически посмотрел на нас:
     - Значит, шмуркальские террористы!
     - Мы дипломаты с официальной миссией! – терять было нечего, врать бесполезно, так что я говорил открыто. - И вы не имеете права препятствовать нашему передвижению, поскольку между нашими державами имеется официальная договорённость. И применять по отношению к нам меры какого-либо административного воздействия запрещено. Выдворение и задержание допускается только с разрешения высших органов власти, а не районного отделения полиции! Вы это понимаете?!
     - Да ничего я не понимаю! – лейтенант зевнул и побарабанил пальцами по ствольной крышке автомата. – Доставлю вас в участок, пусть там и разбираются те, кто понимает. Так, орлы?!
     - Угу, - рядовой, прикончив сосиску, выудил из кармана на плече шоколадный батончик и принялся его разворачивать одной рукой, достаточно сноровисто. Вторая все так же лежала на автомате.
     И что нам теперь делать? В участок никак нельзя. Нас просто пристрелят или отдадут ордынцам на растерзание. Бежать, используя сверхреакцию и стремительность? Можно попробовать, но если они начнут стрелять длинными очередями куда не попадя, то пуля-дура вполне способна задеть кого-то из нас. А флюктуация эфира такая, что защитное поле может и не сработать. Кинуться на них? Отключить? Вот будет комедия - дипломат напал на полицейского. Дипломатического статуса с нас никто не снимал, объявление в розыск просто фикция, а вот нападение на полицию – это серьёзно. Но дело даже не в этом. Полицейские хорошо так стоят, на расстоянии. И видно, что, несмотря на раздолбайский вид, ребята ушлые. Будь они вооружены пистолетами и дубинками, мы бы их уже укладывали в салон. Но пулемёт и два автомата – это серьёзно.
     Будто почувствовав наши мысли, лейтенант процедил:
     - И не думайте дёргаться! Замордуетесь потом дырки в себе считать! А ну в машину!
     Я шагнул в сторону патрульной машины. Ну что ж, можно попытаться сбежать на ходу. Посмотрим. Жизнь всегда предоставляет шансы тем, кто готов их использовать.
     Я сделал ещё один шаг…
     По голове и ушам страшно врезало чем-то. И я увидел перед собой асфальт – очень близко. Чересчур близко. Потому что я на нём просто лежал!
     Вокруг стояла пыль, в ушах звенело. Жахнуло очень хорошо. Я приподнялся, кашляя от пыли, увидел, как офицер с трудом поднимается на ноги и встаёт, покачиваясь и опираясь на автомат, как на костыль.
     Он прокашлялся и выдал витиеватое длинное ругательство. А потом спросил:
     - Все живы?
     Живы оказались все. Только у сержанта на щеке была глубокая царапина, да у рядового порван китель.
     Я огляделся. Павильон цветочного магазина и табачный киоск справа от нас исчезли - теперь на их месте были развалины и обломки. В воздухе столбом стояла пыль.
     Лейтенант потряс головой и с чувством воскликнул:
     - Чуть не накрыло! Это разве жизнь?! Лучше при лирианах с горячей водой и при порядке, чем при этих историках с их псалмами!
     - А что это было? – осторожно спросил я.
     - Бомба с бомбовоза! Его неделю собирали, чтобы жахнуть по шахтёрам. Один только остался на ходу.
     - Один бомбардировщик на всю Шизаду? - не поверил я своим ушам.
     - Да! Лира оставила нам тьму оружия! И двадцать лет его распродавали диким океанским племенам за гроши! В результате на ходу у нас один бомбовоз! И тот снаряжают всей армией. Вот бомба и оторвалась на лету!
     - Почему вы так думаете?
     - А что, в первый раз, что ли? У них ничего не работает! Здесь всё через одно место! В зад этих историков! Этих синекожих! Этих ордынцев! Господи, верни нам Лиру!
     У полицейского лейтенанта была настоящая истерика. На нас внимания уже никто не обращал. Можно было попытаться незаметно улизнуть. Но не стоило.
     - А что нам делать, офицер? – спросил я
     - Да идите, куда шли! Чтобы я для этих голубокожих хоть пальцем пошевелил! Да гори они в аду. Верно, Шуляй?
     - Верно, - рядовой нервно жевал очередную шоколадку – старая затерялась где-то в пыли. – Кормить, гады, совсем перестали.
     Мы двинули прочь от разбомблённой площади. Плюхнулись в сквере на лавочку. Одежда наша самоочистилась, наноэлементы сменили её цвет, оставалось только умыться и отряхнуть волосы от бетонной пыли.
     - М-да. Ситуация – произнёс я и выкликнул рейтинг.
     - Ты смотри, - удивился Абдулкарим.
     Встреча с полицией и бомбёжка прибавили к Рейтингу состояния сразу десять процентов!

     ***

     Галерист ничем не отличался от других представителей этой профессии. Одет он был в бархатный малиновый пиджак, вместо галстука на его шее розовела бабочка, брюки отличала необъятная ширина. Лицо - одухотворённое, взор устремлён прямо в космос, где Абсолют ткёт свою гармонию. Однако едва вопрос заходил о ценах и продажах, глаза становились острыми, цепкими и до безобразия хитрыми. Имелась у этого человека одна небольшая особенность – он был карликом.
     Мы заявились к нему вместе с Хлюмпелем. И если на нас галерист смотрел, как на предмет манипулирования и облапошивания, то, ловя насмешливый взгляд профессора, явно терялся. Видимо репутация у нашего союзника была серьёзная, что, впрочем, нас только радовало.
     - Новые времена вдохнули новую жизнь в наш бизнес, - вещал карлик.
     Мы вошли в первый зал галереи. Аншлага здесь не наблюдалось, но хозяина это нисколько не огорчало.
     - Теперь во главу угла мы ставим искусство народа и для народа. Народа Свободной Шизады! – как на трибуне крикнул он и бросил вопросительный взгляд на Хлюмпеля, ожидая одобрения. Но тот только весело хихикнул, разглядывая первую картину в экспозиции.
     - Сегодня здесь представлена патриотическая выставка современных художников, - продолжил галерист. - Она называется «Исторический реванш» и повествует о борьбе нашего народа за свободу, уходящую корнями в тысячелетия. Заметьте нашу творческую находку – мы выстроили полотна в разрезе исторического развития, что соответствует общественным трендам. Не так ли?
     - Да так всё, дорогой мой Жмук Кулькучий, - благосклонно кивнул профессор. - Искусство – это тебе не жабу щекотать!
     Дальше мы полюбовались на серию забавных сюжетов. Протошизианин на Альфе-один обучает древних бабитян строить ступенчатые пирамиды. Шизианин учит земледелию пещерных людей и даёт им огонь и колесо. Он же приручает дикого шмуркаля и суёт ему прямо в руки орудия труда. Благородный шизианин-рабовладелец учит строить благодарных рабов-шмуркалей каналы в пустыне. Взбунтовавшийся шмуркаль, ставший феодалом, с плёткой в руке заставляет шизианина копать на бескрайних плантациях картошку. Он же едет в бричке, запряжённой шизианами. Мерзкий шмуркаль-капиталист гонит обессиленного от голода голубокожего на завод. Мерзкий трудоармеец заставляет шизианина, облачённого в грубую робу, рыть малой сапёрной лопатой котлованы для завода шарикоподшипников. Шмуркаль принуждает шизианина-инженера строить тоталитарный космопорт на Архипелаге…
     - Взгляните внимательнее на этот раздел, - карлик провёл нас в следующий зал, опираясь на длинную указку, которой, из-за недостатка роста, без всякого пиетета тыкал в живописные полотна. – Здесь висят портреты великих шизиан.
     С полотен взирали кто печально, а кто недоуменно, знаменитые алхимики и химики, первооткрыватели и космонавты, императоры и акулы бизнеса. И все они, по уверениям карлика, были чистокровными шизианами, правда, думаю, большинство из них сами об этом и не догадывались.
     Закончив с выставкой, галерист провёл нас в торговый зал. Там стены были завешаны иконами и старыми картинами, в витринах лежали ложки, поварёшки, шкатулки, предметы культа - осколки былых времён, отрада для коллекционера и предмет непонимания для обывателя, который с негодованием вопрошает: «сейчас же красивше делают, почему эти гнутые вилки столько стоят?!»
     - Как идёт торговля, почтенный хранитель древностей? – полюбопытствовал Абдулкарим, соскучившийся по общению с торгашами и по своей непосредственной работе.
     - Неважно. Держимся в основном за счёт идеологически выдержанного современного искусства. Такие живописные охотно берут учреждения, школы, детские сады, районные ячейки «Общества истинных историков». Часть предметов, в основном эпохи Трудовой Лиры, пришлось снять с продаж как идеологически вредные, - галерист кинул опасливый взгляд на профессора и воскликнул: - И правильно. И так и надо!
     - Или не надо, - таким странным тоном произнёс профессор, что карлик поёжился. – Дураку только дорогу покажи, он и ноги собьёт, и голодным останется…
     Карлик поморщился, но вернул себе самообладание и продолжил:
     - Ели честно, народ нищает. Денег всё меньше. Цены сбрасываем, но никто не покупает. Достаточные средства только у богатых дураков. А они сюда обычно не заходят. Но уж если заходят…
     Галерист мечтательно закатил глаза.
     - Да, да, - закивал Абдулкарим согласно. – Богатые дураки – двигатель торговли в государствах третьей линии.
     - Какой линии?
     - Да какая тебе разница! – кинул Хлюмпель с нетерпением. – Давай, показывай, что нам приготовил.
     - О, да. Вы не представляете¸ какую работу мне пришлось проделать, чтобы найти сей редкий экземпляр, - карлик подошёл к столику, на котором стоял прямоугольный предмет, скрытый от глаз шёлковой тканью, и продолжил набивать себе цену. - Я бросил все дела. Ушёл в народ. Исколесил деревни и веси.
     - Ну да, - кивнул профессор. – И купил икону в соседнем магазине Думаешь, я не знаю. Показывай уж товар.
     Галерист приподнялся на носках и жестом фокусника сдёрнул покрывало.
     - Икона Леха Сказителя. С элементами серебра. Прошлый век. За смешную цену, - он объявил, сколько нам это обойдётся, при этом вид его стал вороватый, как у кота, который приготовился стянуть сардельку и, будучи пойман на этом, не знает, то ли ему пропишут хорошего пинка, то ли всё-таки отщипнут и кинут кусочек.
     - Ещё как берём! – обрадовано воскликнул Абдулкарим, высыпая на стол золотые пластинки.
     Я тоже залюбовался иконой. Святой сказитель Лех был в серебристых одеяниях, с насыщенно голубым нимбом. А на его груди сияли таинственные «рунические надписи»: «Компания Космоаэро. Свободный коммерческий поиск»…

     ***

     Добравшись вечером до дома, мы распаковали расписанную затейливыми узорами картонную коробку, витиевато перевязанную разноцветными лентами. Вслед за этим тщательно изучили икону.
     - Морда у этого Леха лукавая. Губы сжаты язвительно и даже презрительно, - оценил я. – Даром, что святой.
     - Ну почему сразу лукавый и язвительный? – возразил Абдулкарим. – Может, это просто такой специфический взгляд художника на этот образ.
     - Или такой специфический канон, отражающий глубинную суть.
     Больше ничего неожиданного на изображении мы не обнаружили. Если не считать, что серебристые деяния святого чем-то напомнили нам стандартный скафандр групп поиска – в таких звёздные первопроходцы бороздили н-мерность лет сто пятьдесят назад, как раз в конце двадцать первого века.
     Мы передали информацию на наш звездолёт. И искусственный интеллект «Богини Деви» сообщил, что в его базах имеются данные о компании «Космоаэро». Она была зарегистрирована в Российской Империи в 2078 году и просуществовала почти сто лет – вплоть до момента воцарения на планете экономического и государственного Оптимума, когда все старые способы хозяйствования и государственной деятельности отмерли в связи с их несоответствием Новой этической парадигме. Эта компания активно занималась космическими исследованиями, открыла пять миров-зеркал, с которыми впоследствии были установлены дружеские отношения. Но о том, чтобы они направляли в сторону Лиры своих исследователей, в базе данных упоминаний не было.
     Искусственный интеллект доложил, что запросил более развёрнутую справку с Земли, однако в связи с продолжающимся эфирным торнадо неизвестно, когда сигнал дойдёт до цели и когда будет получен ответ.
     Утром, отведывая божественный кофейный напиток, приготовленный Абдулкаримом, мы обсуждали наши достижения.
     - Кое-что проясняется, - сказал я. - Похоже, одной из изначальных причин патогенной информационной волны послужил контакт с посланцем Земли.
     – Вот только вопрос, почтенный Александр, случайный или целенаправленный этот контакт? Может мы имеем дело с какими-то тайными экспериментами?
     - Ты считаешь, что «Космоаэро» могло баловаться социальным конструированием в отсталых мирах?
     - Или те силы, которые стояли за компанией. Корпоративные Союзы тогда ещё не канули в лету и были очень сильны. А где лучше простор для социального экспериментального конструирования, чем в мирах-зеркалах? – прищёлкнул пальцами Абдулкарим.
     - В целом гипотеза корректная. Но помочь нам ничем не может. Наше дело – Рейтинг, а он застыл. Как говорит наш профессор – мощнее качать его надо, активнее.
     Вот помяни чёрта, а он уже тут как тут. Послышался звонок в дверь. Я открыл её, и в комнату ворвался полный энергии и радужных планов Хлюмпель. С порога он обрадовал нас известием о выходе в свет своей новой монографии со скромным академическим названием «Очерки древней истории Протошизады». Из своего объёмного кожаного саквояжа он вытащил увесистый том в золочёной обложке и аккуратно положил на стол рядом с медным кофейником.
     - Заметьте, друзья мои! – заявил профессор. - Уже на стадии печатанья тиража я успел вставить в книгу мудрую мысль, которая родилась в споре с вами. «Пусть утонет весь мир в крови, и из этого алого океана крови взойдёт тяжёлое солнце Истины»!
     - Бог ты мой! - покачал я головой.
     - Это ещё раз подчёркивает, как важная дискуссия – живая, с живыми собеседниками.
     Ремарка про живых собеседников, учитывая репутацию «Общества истинных историков», прозвучала в устах одного из его активных функционеров как-то зловеще.
     - Мне уже звонят восторженные почитатели моего таланта, - продолжил профессор, усаживаясь на стул, пальцем показывая на кофейник и требуя своей заслуженной капли кофе. – Они восхищены, как тонко я сумел обобщить до сего времени разрозненные факты и моменты и подтвердить предположение, что истоки Протошизады следует искать в Магеллановых Облаках…
     - Профессор – вы умный человек. Я уверен, что вы настоящий учёный, - не выдержал я. - И вы верите во всю эту чушь про закладку протошизианами Млечного пути? Про свинопотамьи фермы на Магеллановых облаках?! Правда верите в это?!
     - Конечно. А как же иначе! – нисколько не смутился Хлюмпель.
     - Но вы же должны осознавать, что этого всего просто не может быть! – меня понесло. Конечно, я рисковал, но поделать с собой ничего не мог. Точнее, мог, но не хотел.
     - Конечно, мой дорогой друг, - всё также спокойно произнёс профессор.
     - И вы не замечаете здесь противоречия?
     - Мир такой, каким мы его видим. Коллективный разум может создавать не только будущее, но и прошлое. Мир вообще больше идеален, чем материален…
     - Занятная гипотеза, – мрачно посмотрел я на полностью сбрендившего профессора. Хотя в его словах был определённый резон. Как и во всех идиотских теориях.
     Профессор ласково погладил пальцами обложку своей монографии. Мои слова даже не то, что не обидели его – они просто отскочили, как мошка от брони, не нарушив его самоуверенности и самодостаточности.
     В два глотка осушив чашку кофе, Хлюмпель гордо приосанился и окинул нас вопросительным и в тот же момент грозным взором:
     - Итак, сколько у нас набежало? Пятьдесят два процента? И что мы ждём?! Не расслабляться! Работать! Рейтинг набирать – это вам не тараканов из соски кормить!
     Он выудил из саквояжа папку с пачкой распечатанных на цветном принтере и богато украшенными вензелями листов и возвестил:
     - Это план!
     - План чего? – осведомился я.
     - Нашего победного наступления на Рейтинг! Мне кажется, я понял логику вашей Системы.
     - И в чём она, почтенный профессор? – заинтересовался Абдулкарим, до сего момента считавший, как и я, что систему спрогнозировать нельзя.
     - В том, что логика ей вообще не нужна. Ей нужны чувства! Порыв! Эмоции! Эпатаж! И я намерен дать ей это в полной мере!
     Я осторожно взял папку, открыл её. От планов сумасшедшего профессора у меня волосы встали дыбом.
     - Вы что, смерти нашей хотите? – нервно спросил я.
     - Ну, конечно же, нет, - радостно и добро улыбнулся Хлюмпель. - Однако что есть наши жизни перед вечным сиянием Истины?! Хорошо сказано, да? Надо вставить в новую монографию…

     ***

     Следующие дни мы работали по плану профессора, правда, сильно подкорректированному нами – ведь хотелось же ещё немножко пожить. Даже после удаления самых сногсшибательных пунктов план оставался сильно экстремальным!
     Нельзя не отметить, что определённая логика в теориях Хлюмпеля была. Поэтому мы послушно выполняли все пункты, хотя иногда у меня и возникало острое желание взять профессора за галстук и, глядя ему прямо в глаза, с чувством и неприлично выругаться.
     Мы мотались, с утра до позднего вечера по Шизополю и окрестностям. Шуршали шины профессорского микроавтобуса. До икоты пугали прохожих зверские звуки клаксона, которым Хлюмпель пользовался с каким-то садистским удовольствием.
     Профессор был воодушевлён. Он вышел на великую битву за Рейтинг. Иногда он не мог нас сопровождать и поручал это Жизнеславу, в последнее время отошедшему на вторые роли. В некоторых случаях мы отправлялись на снискание благословенного Рейтинга самостоятельно.
     Кажется – ходи да смотри. Ну что это за работа? Но изматывала она побольше, чем если бы мы толкали вагонетки в шахтёрском забое.
     Поскольку враг не дремал, Жизнеслав принял некоторые меры по обеспечению нашей безопасности. В последнее время стараниями исполнительной и законодательной власти на Шизаде появилось великое множество новых официальных документов, удостоверяющих личность, а учёт граждан запутался до предела. Так что нам без труда выправили временные гражданские паспорта нового образца на имя каких-то крашеных шизиан во втором поколении, да ещё снабдили «грамотой о верноподданническом смирении», исключавшей лишние немотивированные полицейские проверки. Когда же мы путешествовали с профессором, то за броней его автобуса с надписью «Общество истинных историков» вообще чувствовали себя надёжно, как в танке.
     Постепенно мы пообвыклись с таким образом жизни, ощущали себя в относительной безопасности и даже бравировали своей неуловимостью. И, как вскоре выяснилось, сильно ошибались.
     - Вы слишком расслабились, - недовольно отметил как-то Жизнеслав. – И можете пропустить удар. Поверьте, враги о вас помнят. Не забывайте! Бдительность и осторожность!
     Куда нас только не кидал сумрачный профессорский гений. Мы мотались по легальным и нелегальным притонам, общались с энергичными преступниками, вялыми обывателями, жизнерадостными наркоманами, томной богемой¸ лицемерными политиками, шустрыми бизнесменами. Взирали на руины заводов, потопленные корабли торгового флота, брошенные деревни. Давились в толпе у кинотеатра на премьере ордынского блокбастера «Шизада в огне» - прочувственно-лирической киноленты о подлой лирианской агрессии. Бросали вверх кепки на свинопатамьих бегах. Наблюдали на побережье эпическую битву незаконных собирателей жемчуга.
     Довелось нам побывать и в застенках Службы умиротворения – местной тайной полиции, правда, слава Богу, лишь в качестве зрителей. Хлюмпель смог организовать нам и это. И мы с содроганием смотрели, как здесь обращаются с несогласными. Затем присоединились к организованному боевыми ячейками «Общества истинных историков» каравану дружбы, нацелившемуся на провинциальный городок в трёхстах километрах от столицы. Там отравленное «злокозненными шмуркальскими идеями» население не позволило сносить старые памятники, не желало приносить клятву верности новому демократическому мэру, избранному под дулами автоматов, да и вообще как-то критически относилось к незыблемым шизианским ценностям. Длинная колонна машин с «агитаторами», вооружёнными ломами, обрезами и автоматами, прибыла в город рано утром. Местным быстро и наглядно объяснили, как надо Свободную Шизаду любить. Хорошо ещё, никого не убили. Год назад бойцы такого же каравана жгли людей живьём в другом непокорном городе, под радостное улюлюканье и аплодисменты толпы. Внуки карателей времён Большой войны брали исторический реванш. После этих экскурсий я окончательно утвердился в мысли - с этой аномалией надо заканчивать как можно скорее.
     Хлюмпель выдумывал всё новые круги ада. Вот только загвоздка в этой нашей странной деятельности заключалась в том, что Рейтинг сперва начал достаточно бодро карабкаться вверх, но с каждым днём рос все медленнее, а теперь и вообще двигался черепашьими темпами. Поначалу счастливый профессор, глядя на всё более скромные результаты, постепенно впадал в неистовство. Он начинал терять свою хвалёную жизнерадостность, бесился или погружался в мрачные думы. Но долго переживать не давала его деятельная натура. Он хватал листы бумаги с планами, рвал их на мелкие клочки и выдавал список очередных испытаний, трубным гласом призывая нас на новые подвиги, походы и битвы.
     В тот вечер мы колесили на микроавтобусе по просёлочным дорогам, возвращаясь в Шизополь со слёта общественности в одном сельском уезде. Там народные избранники решили объявить независимость от Центральной Шизады и создать анклав, основанный на верности фундаментальным принципам истинных историков. Ораторы клятвенно обещали местным жителям, что анклав будет жить не хуже, чем маленькая Горная Пейсария, где хранится половина финансовых капиталов всей планеты. Что мешает Большому Пердюковскому уезду прославиться тем же самым? Как конкретно селяне собирались воплощать свои планы в жизнь, мы так и не поняли. Зато наглядно убедились в том, что запущен механизм территориального дробления страны снизу. Но нам эта поездка ничего не дала. К рейтингу не добавилось даже доли процента, и это означало, что данная тенденция Системе давно известна и неинтересна.
     Когда автобус подпрыгнул на особо выдающемся ухабе, послышался писк – в воздухе задрожала натянутая струна. Это был сигнал о том, что пришло срочное сообщение с нашего звездолёта.
     Я вошёл в контакт с коммуникатором. И выяснил, что искусственному интеллекту «Богини Деви» удалось все-таки направить запрос на Землю. И только что сигнал с нашей родной планеты смог пробиться через эфирную воронку.
     Сотрудники сектора анализа Дипломатической службы Великого Предиктора не только прошерстили глобальные и локальные базы данных, но и перетряхнули бумажные архивы. И смогли, используя изображение с иконы, идентифицировать Святого Леха Сказителя. Под этим псевдонимом скрывался пилот-исследователь Алексей Дурындин - разгильдяй, охальник, авантюрист, мистификатор, но вместе с тем великий путешественник. Он сгинул в 2098 году где-то в дебрях иной мерности – то ли провалился в межвременные пространства, то ли свёл близкое знакомство с чёрной дырой третьего класса. На Бета-Лире он побывал, скорее всего, в последнем своём путешествии перед тем, как исчезнуть. Ведь никакого отчёта об этой системе в компании не было.
     И что же, получается, никакой сторонней силы, плетущий свои коварные сети, нет. А что есть? Пилот-разгильдяй, спустившийся на планету и развлечения ради пудривший мозги местным жителям. Похоже, он уловил магнетическую тягу обидчивых и наивных шизиан к идеям о собственной исключительности и величии, а затем издевательски подыграл им. Заодно, между делом, выдал некоторые сведенья о реальном устройстве Вселенной, в том числе о планетах-зеркалах. Все эти его передававшиеся в деревнях из уст в уста байки однажды стали добычей исследователя-этнографа Гайдна Перископуса, который выпустил свою оставшуюся практически незамеченной монографию. А потом Жизнеслав переписал их в вульгарном ключе в своём классическом творении «Протошизада атакует!» И вот пошла патогенная информационно-мифологическая волна.
     Я был уверен в том, что информационное заражение Шизады в той или иной форме всё равно бы состоялось. Элиты так неожиданно получившей независимость страны решили крепить свою легитимность на противопоставлении лирианам, которых как по мановению волшебной палочки из братьев превратили в проклятых оккупантов. А это отличная питательная среда для развития мифологических патогенов. Такое не раз бывало во множестве миров. Но мифотворчество космонавта-исследователя неожиданно породило особенно жизнестойкий и зловредный информационный вирус.
     Может, всё-таки это был какой-то эксперимент, настолько секретный, что даже его следа не осталось в архивах компании «Космоаэро»? Что ж, такое возможно. Наши коллеги на Земле заверяли, что проверяют эту версию, но пока ничем порадовать не могут…
     Я поведал новости своим спутникам. На сосредоточенно крутящего руль Хлюмпеля они не произвели особого впечатления. Как истинного историка, сама по себе история его совершенно не интересовала. Его занимала возможность её писать. Ну, был космонавт, ну привёз руны и наплёл отсталым аборигенам о мирах-зеркалах - ну и что?
     Видя, что разговор о тайнах истории не клеится, я спроецировал голограмму Рейтинга. И удивлённо присвистнул. Сообщение с Земли прибавило десять процентов. Видимо, в недрах Системы эта деталька с истоками мифотворчества очень удачно легла в головоломку. Так что теперь мы имели девяносто три процента!
     Увидев в зеркало заднего вида зависшие в воздухе новые цифры, Хлюмпель едва не отправил автобус в кювет, но в последний момент вывернул руль. Потом резко затормозил и восторженно заорал:
     - Друзья мои – это прорыв!
     Действительно, нам теперь оставалось совсем немного. В недрах искусственного интеллекта завершала складываться цельная картина.
     Профессор не успокаивался и восторженно хлопал в ладоши:
     - Цель близка! Браво! Рейтинг растить – это вам не стамеской зубы лечить!..

     ***

     В детском саду на окраине Шизополя в праздничной обстановке проходил утренник. Невинные создания разыгрывали уморительные сценки. Маленькие артисты к делу относились очень серьёзно и выкладывались на сцене так, что должно быть завидно профессиональным лицедеям. Сейчас, радостно выкрикивая незатейливые патриотические стишки, сорванцы распиливали на части чучело «поганого шмуркаля». Маленькая девочка, ангел небесный с белыми кудряшками, трогательно размахивала отрезанной деревянной головой шмуркаля, и умилённые родители фотографировали её на цифровой аппарат с широкофокусным объективом.
     Атмосфера в зале с плотно зашторенными окнами царила благожелательная, радостная, праздничная. Родители искренне смеялись, подбадривали своих чад:
     - Пили, пили, деточка, ножку шмуркалю! Прямее пилу держи, прямее!
     И фиксировали для семейной истории своих детишек со всех точек. Мелькали вспышки. Скрипела и жужжала древняя кассетная видеокамера.
     Вот только эта атмосфера непринуждённого веселья на нас что-то не оказывала благотворного воздействия. Не нравилось нам с Абдулкаримом, занявшим задние кресла, всё это. Во мне росло внутреннее напряжение.
     Постепенно я понял, что больше всего меня смущают вовсе не детишки, расчленяющие условного шмуркаля, и не их умилённые родители – мы тут насмотрелись и не на такое. А что?
     Вдруг я чётко очертил источник беспокойства – видеосъёмка! В этом зале снимали не только милых непосредственных ребятишек. Здесь снимали нас! Скромный, ничем не примечательный голубокожий сморчок деликатно и незаметно старался поймать нас в объектив простенькой на вид видеокамеры. Хотя, скорее всего он нас вовсе не видеофиксировал - кому нужны наши фотографии, которых у врага и так полным-полно. Похоже, изображение скидывалось прямо на отдалённый монитор. Значит, сейчас кто-то, уютно расположившись в кресле, пялится на двух землян-дипломатов, которых непонятно зачем занесло на безоблачный праздник детского шизианского счастья.
     - Надо уходить, - склонившись к Абдулкариму, прошептал я. – Притом быстрее.
     - Что случилось?
     - Сейчас нас будут атаковать, - говоря это, я запустил шмеля-разведчика.
     В зале погас свет – ненадолго, всего на полминуты, чтобы сменить декорации. Нам этого времени хватило, чтобы рвануть в боковой проход за сценой.
     Мы оказались в узком служебном коридорчике. На ходу я ловил картинку, посланную шмелём – здание детского сада оцепляли полицейские в касках, со щитами, пулемётами. С кем они собрались воевать такими силами? Понятное дело – с объявленными в розыск шмуркальскими террористами.
     - Наверх! – прикрикнул я, видя впереди узкую металлическую лестницу, ведущую на чердак.
     Вскоре через пыльный, заваленный пластмассовыми игрушками, поломанной мебелью, старыми учебными пособиями чердак мы выбрались на раскалённую полуденным солнцем металлическую крышу. Перевели дыхание, а потом устремились на ту сторону, где ещё не было замкнуто кольцо оцепления.
     Вот- вот будет отдан приказ на штурм.
     - Ну, работай, родная, - с этими словами я, держа за руку своего напарника, шагнул с третьего этажа…
     Гравиподушка сработала. Земля встретила нас мягко. Третий наш великолепный прыжок с высоты. Прыгали мы из Парламента. Прыгали из школы. А вот теперь с крыши детского сада. Наняться, что ли, в каскадёры?
     А теперь быстрее! Не терять ни миллисекунды! Двигаться, рваться вперёд! В движении – наша жизнь!
     Мы рванули в узкий переулок. Кажется, нас никто не увидел. Сзади замигали мигалки и послышались приказы, крики. Полиция шла в атаку на детский сад.
     Шмель продолжал сбрасывать картинку. Полицейские ворвались в здание. Поодаль от ограды, за массивным грузовиком с надписью «Служба силовых акций» застыл штабной полицейский фургон. Рядом с ним, широко расставив ноги, стоял, блистая на солнце своей наглой фиолетовой мордой, господин Миротворец собственной персоной. В его ухе торчал наушник от носимой рации, и, судя по всему, добрых вестей в эфире для ордынца не было. Поэтому он грозно распекал полицейского генерала, почтительно склонившего голову перед хозяином. Ну что ж, доблестные балбесы, всё, что вы найдёте в детском саду – это распиленное слабыми детскими руками деревянное чучело шмуркаля. А мы уже вне зоны вашей досягаемости...
     Через час мы встретились с Жизнеславом, который по нашему тревожному звонку бросил все дела и приехал на конспиративную квартиру.
     - Всё, лёгкие прогулки заканчиваются, - выслушав нас, подытожил он. – Начинается настоящая охота! И в ней вы дичь!
     - Нестоящая охота – это как, почтенный слуга народа? – осторожно полюбопытствовал Абдулкарим.
     - Я же предупреждал, что о вас не забыли. Просто ордынцы из Посольства отчаялись решить вопрос своими силами или с помощью местных спецслужб. На днях в Шизополь прибыла элитная охотничья команда. Она отлично зарекомендовали себя в недоразвитых экваториальных странах.
     - И что это значит? – напрягся я.
     - Рано или поздно охотники вас найдут. Я и на себе уже испытал чуждое внимание.
     - Что нам теперь делать?
     - Работать надо быстрее! Не знаю, что вам ещё посоветовать. У меня нет такого количества идей, как у профессора! Но вы должны накачать этот чёртов Рейтинг и скормить его вашей чёртовой Системе!
     - А вам не пора отойти в сторону? – внимательно посмотрел я на депутата. - Вы слишком сильно рискуете.
     - Нет у меня стороны! Нет! Я должен положить этому конец! И буду с вами до финиша, пускай даже на нём нас сожгут огнемётами! Я подохну или прекращу всё это! – раскрасневшийся Жизнеслав ударил кулаком по столу, в глазах его металась искорки той самой яростной решимости, которую порождает только отчаянье.
     Да, нам остаётся лишь приспосабливаться к новым условиям и работать. Денно и нощно увеличивать Рейтинг. Осталось всего семь процентов. Или целых семь процентов!..

     ***

     Это было десять лет назад на Малой Регундии – планете-зеркале в фиолетовом секторе. Там тоже была информационная пандемия, хотя и меньшей степени злокачественности. И мы усердно качали Рейтинг, вот так же – изо дня в день, по доле процента. И заняло у нас это больше полугода. Но тогда мы имели достаточно времени. И за нами не охотились отпетые головорезы.
     Да, сейчас у нас не было времени. Не было нормальной техники и системы безопасности – эфирный вихрь продолжался, сбивая настройки аппаратуры. Не было положенного нам дипломатического статуса. Не было содействия властей.
     Зато у нас были автор мифологического вируса Жизнеслав и один из главных распространителей пандемии безумный профессор Хлюмпель. И это во многом благодаря им мы продвигались относительно быстро.
     Работа продолжалась. Профессор строил всё более шокирующие планы. Мы снова и снова погружались в бурные социальные водовороты Свободной Шизады. Вот только нам приходилось быть куда осторожнее. Ведь за нами скользила невидимая тень охотников. И в любой момент мы могли ощутить на своём загривке их хищные острые зубы.
     Думаю, ушлые ребята из Сектора разведки и тактических воздействий были бы здесь как рыба в воде. Они бы наслаждались жизнью, ловко водя за нос спецслужбы, ловчих, наёмных убийц и полицию. Мы не обладали их навыками и опытом. Но кое-чему дипломатов учат на специальных курсах. И кое-что нам тоже пришлось повидать.
     Постепенно мы стали чуткими, как кошки на ночной охоте. Мы просчитывали каждый свой шаг и не уставали озираться. Вокруг нас постоянно реяли шмели-разведчики, готовые подать сигнал тревоги.
     Выбираясь на мероприятия, мы пытались быть незаметными, невидимыми и неузнаваемыми. Мы меняли лица, для чего сперва использовали голографические маски, однако из-за буйства энергетических стихий они слетали, притом в самые неподходящие моменты – в толпе, в присутственных местах. Поэтому мы перешли на обычный грим, с помощью которого Абдулкарим, обладавший художественными способностями и изысканным вкусом, легко менял наш облик так, что в зеркале я сам себя не узнавал.
     Все эти предосторожности были не лишними. Несколько раз враги вычисляли нас в городе, и нам приходилось уходить от преследования, при этом используя разгонные возможности организма. В моём арсенале была ещё и суггестивная техника отведения глаз – это когда на тебя смотрят и не видят. Она сжирает много сил, приходится расплачиваться слабостью и депрессией, когда кажется, что жизнь закончена, в ней нет смысла. Но именно отвод глаз помог нам, когда нас прижали на массовом спортивно-патриотическом мероприятии. Тогда я впервые увидел охотников во всей их красе – уверенных, наглых, излучающих какую-то тёмную силу, считающих, что им позволено всё.
     В другой раз мы столкнулись с ними во время уличного благотворительного сбора средств на убийство взбунтовавшихся шахтёров. Мы были в толпе, где бабушки отдавали на благое дело последние гроши, а маленький мальчик протягивал хитрому, натянуто улыбающемуся волонтёру свою единственную ценность – плюшевого мишку, с трогательными словами: «дяденька, пожалуйста, убейте всех шмуркалей». Опознав нас, охотники сразу же, не задумываясь, начали бить по толпе очередями. Мы чудом ушли, но пули покосили нескольких человек.
     Самый уязвимый момент в нашем существовании в Шизополе – это связь с Жизнеславом и профессором Хлюмпелем. Враги вполне могли потянуть за эту ниточку, проследить за союзниками, выявить наше место жительства или выбить их из него. Но почему-то у ордынцев это пока не получалось. То ли они просто не знали о нашем сотрудничестве, то ли Жизнеславу, как он хвастался, удалось нейтрализовать ордынцев на этом направлении. Хотя это вопрос времени. Думаю, рано или поздно все наши связи вычислят. И будет кровавая баня.
     Время. Всё упиралось в него. Как же его не хватает! Однажды мы встанем перед фактом, что его окончательно не хватило - и дальше обрыв плёнки, гибель, крах всего.
     Мы продолжали работать, изучать дно, на которое падал заражённый социум. А этот несчастный Рейтинг, который мы накачали почти до полного комплекта, намертво застыл и не желал подниматься, в какой бы кромешный ад мы не опускались, пытаясь накачать его свежей информацией.
     - Это прям не Рейтинг, а свинопотам зловредный! – возмущался Абдулкарим после очередной нашей умопомрачительной и смертельно-опасной вылазки. – Мы его деликатесами кормим! А он жрать отказывается! И жир не нагуливает!
     У нас было такое ощущение, как у марафонца – он почти добежал до цели, а финиш немножко отодвинули. Потом ещё немножко. И ещё. И достигнешь ли ты его – никому неизвестно.
     И мы начали понимать, что такое отчаянье. Хлюмпель, видя наше уныние, поклялся, что сдвинет Рейтинг, чего бы это ему не стоило. Он был в этот момент искренен. Это был его поединок с Системой. Дело его чести. Но я видел, что он тоже начинает впадать в уныние и, что ещё хуже – его всё чаще посещает скука. А ведь он, однажды заскучав дольше положенного, вполне может отойти в сторону. Плюнуть на всё, не дождавшись обещанного конца света. Он любит, когда всё происходит быстро, победно, весело и интересно. Он не мастер долгих осад. А если он уйдёт, что нам тогда делать? Его энтузиазмом и каким-то сверхъестественным ощущением Рейтинг худо-бедно двигался. Сможем ли мы без него набрать недостающие проценты до того момента, как нас настигнут охотники Орды?..
     Часы показывали полпервого ночи. Мы, измученные и угрюмые, возвращались после очередного мероприятия – созерцания массовой драки со стрельбой и взрывами на почве дележа спиртового завода. Рейтинг вырос на одну сотую процента, то есть, если быть честным, фактически остался на месте. Удручённый профессор молчал. И неожиданно ударил по тормозам, остановив фургон на краю пустыря на самой занюханной окраине города. Включив в салоне освещение, он произнёс неожиданно бодро и оптимистично:
     - Нет, друзья мои, так не пойдёт! Я же говорил, что ваша методика никуда не годится…
     - Это и ваша методика. И до девяноста пяти процентов мы дотянули, уважаемый профессор, - резонно отметил Абдулкарим.
     - А где пять? – ехидно осведомился Хлюмпель. - Кто их нам даст?
     - Не знаю! - воскликнул я. – Где ещё копать? Мы видели и детей, и взрослых, и власть, и оппозицию. Видели бандитов, мирные демонстрации, бунты, культурные мероприятия, массовые побоища, тюрьмы, высокие кабинеты! И этой нашей привередливой Системе всё ещё чего-то не хватает!
     - Я же вам говорил, всё это линейные последовательности! – улыбнулся профессор, глядя на нас, как на малых детей. - Системе нужен неожиданный поворот. Ей нужны люди в тот критический и судьбоносный миг их жизни, когда своими поступками они решают, кем им дальше быть – высшими существами, которых создали Боги для того, чтобы потрясти Вселенную, или всего лишь кляксами в черновой тетради истории!
     - Это всё слова, - отмахнулся я. – Красивые пустые слова.
     - Вы правы! Нужны дела! Нужно событие! – профессор нервно побарабанил пальцами по упругой приборной панели, лицо его вдруг стало каким-то зловещим и отрешённым, и он повторил: – Событие…
     - И где такое взять? – иронически осведомился я.
     - Будет событие! Будет! Ха, Рейтинг – это вам не соплёй стену мазать! Будет вам событие!..

     ***

     Как-то так неудобно получилось, что нам так быстренько, впопыхах пришлось менять квартиру. И дом. Точнее, то, что осталось от дома и квартиры.
     Охотники, видимо, сильно нас зауважали за время всех этих забегов с препятствиями. Поэтому, не мудрствуя лукаво и не предпринимая дурацкие попытки взять нас в плен или застрелить из снайперской винтовки, просто и с размахом шарахнули по нашей квартире чем-то крупнокалиберным.
     А в результате обрушился целый подъезд. И мне даже не хотелось думать о том, сколько людей было погребено под завалами.
     Везенье – вещь относительная. Охотникам повезло нас найти - нам же не повезло, что нас нашли. Зато охотникам не повезло, что в тот момент стих эфирный вихрь, а для нас это наоборот было везение – сработала система безопасности, включилось поле жёсткости, которое нейтрализовало взрывную волну, осколки и не позволило бетонным плитам раздавить наши бренные тела.
     В общем, мы ушли. Целыми, здоровыми и злыми. Интересно, что думают теперь по нашему поводу охотники? Наверное, они сейчас выбирают в своём арсенале оружие помощнее, жалея, что на Бета-Лире из-за неустойчивости эфирного потока ядерное оружие бесполезно. Ладно – это их проблемы. А наша проблема – определить, куда бежать и где дальше скрываться.
     Выбравшись из опасного района, мы пробрались на чердак в подвал многоэтажного дома, где выудили припрятанный в тайнике мобильный телефон и позвонили на другой секретный телефон, находившийся в распоряжении Жизнеслава как раз для таких случаев.
     Мобильная связь в городе с каждым днём работала всё хуже. И всё чаще вместо гудков и ответа абонента в трубке звучал гордый гимн Свободной Шизады, что означало сбой в эфире. Где-то полчаса нам потребовалось, чтобы дозвониться до Жизнеслава.
     Депутат рвал и метал. Его нервы вибрировали, сотрясая эфир.
     Я попытался объяснить ему, что произошло, но он перебил меня:
     - Знаю я! Всё знаю! Как же они вычислили квартиру?! Ведь не должны были! Я же контролировал всё!
     - Что теперь делать? – спросил я.
     - Встречаемся в лесу, - сказал Жизнеслав.
     Заблаговременно мы разработали в лучших шпионских традициях свой незатейливый шифр. «В лесу» – это означало в припортовом районе, в малолюдном месте, где мы никому неинтересны.
     Абдулкарим закашлялся – на чердаке было пыльно. Потом сказал:
     - Давай попробуем голографические маски.
     Я посмотрел на камни браслета – они мигали, но, вроде бы, должны работать.
     - Попробуем, - кивнул я.
     После активации масок мы стали толсторожими, голубыми, с затейливыми национальными причёсками шизианами.
     Выйдя на проспект Прогрессивного Радикализма, мы поймали такси. Проехали полгорода. Потом пешком покрутились по новым районам, пытаясь обнаружить слежку. Её не было. И можно было идти к месту рандеву.
     На стоянке перед грузовым терминалом порта припарковался внедорожник Жизнеслава. Сам депутат прогуливался рядом, время от времени подозрительно оглядываясь. Я помахал ему рукой.
     Он сорвался с места. Подскочил и обнял нас от избытка чувств. Видно было, что он искренне взволнован. Тут я понял, что за это время мы стали близкими друзьями. А друзья обязаны переживать друг за друга и при сигнале опасности бросаться на выручку. Он был нашим человеком.
     На территорию порта мы попали через гостеприимную дырку в сетчатом заборе. И пристроились на каменной скамейке на пирсе. У наших ног плескалась переливающаяся цветами мазутной плёнки тяжёлая вода, пахло рыбой и водорослями. Покачивались катера и рыбацкие лодки, давно не покидавшие причал.
     - Как они вышли на конспиративную квартиру? - как заведённый повторял Жизнеслав.
     - Кто-то нас продал, - я задумался и с неохотой дополнил: - Может, профессору наскучило, и он решил так красиво выйти из игры?
     - Нет! Он этого сделать не мог!
     - Почему?
     - Я его видел два часа назад! Он полон оптимизма и пообещал в ближайшие дни догнать рейтинг до ста. Он одержим новой идеей. А в таком состоянии он бы вас не сдал даже под пытками и угрозой обезглавливания. Пока он не закончит дело, которое его захватило полностью, его бояться не стоит.
     - Тогда как мы засыпались? Кто на нас стуканул этим волчарам позорным? – грозно сдвинул брови Абдулкарим, припомнив избранные места из его настольной книги «Команда Бешеного снова в строю».
     - Не знаю, - Жизнеслав покосился на Магистра торговли как-то озадаченно. - Может быть всё, что угодно. Охотники могли прослушать телефонный разговор. Полиция могла получить информацию от соседей. Вас могли случайно увидеть заходящими в дом. Случайность! Она способна разбить любые планы! Случайность – это один из ликов судьбы. От неё не уйдёшь!
     - Мы должны добить этот рейтинг. Пусть мы сложим головы, но эти сто процентов Система получит! - сжал я кулак.
     Ситуация складывалась очень нехорошая. Сбор информации завязан на оператора. Чтобы собрать её снова – нужно будет посылать новых представителей Земли. По дипломатическим каналам это уже вряд ли удастся. Значит, придётся направлять спецгруппу. Земля на это идёт с большой неохотой, поскольку тем самым расписывается в активном вмешательстве во внутренние дела планет-зеркал. Так что не факт, что она решится на такое. И успеет ли – ведь обвал социума может произойти в любой момент, последствия будут самыми дикими и для Шизады, и для всей планеты, в том числе для Демократической Орды, которая всё это по глупости своей поддерживала и лелеяла.
     - Мы не протянем и недели, - вдруг с какой-то дикой усталостью произнёс Жизнеслав. – Если в ближайшее время не будет Рейтинга, нас просто убьют. Сначала вас. Потом меня.
     - А если наберём Рейтинг?
     - Тогда я переброшу вас на Архипелаг. И сам останусь там, пока всё не образуется. На Архипелаге им меня не достать. Но отступать мне некуда. Мы с вами в одном окопе, друзья.
     Я обхватил голову руками. Ну и что нам делать?
     - Ладно, сейчас отвезу вас на квартиру, чистую, я надеюсь, - без особой уверенности произнёс депутат. - А завтра профессор подготовил очередной пункт программы. Особо изысканный.
     - Что за пункт?
     - Будет снос памятника Тринадцатому батальону. Профессор утверждает, что Системе это зрелище придётся по вкусу…

     ***

     Монументальный памятник Тринадцатому бессмертному батальону гордо возвышался на каменном постаменте перед длинным стеклянным зданием Восточного вокзала. Бронзовые литые тела воинов, вооружённых винтовками и гранатами, заслоняли растерянных детей. На лицах бронзовых героев застыла обречённость и решимость драться до конца. Решимость людей, понимающих, что пришла пора умирать, чтобы жили другие.
     Это был самый первый и самый страшный год Большой войны. Лирианские войска оставляли город. Гусеницы ордынских тяжёлых танков уже перемалывали асфальт и брусчатку старинных улиц. И подходили к Восточному вокзалу, прорываясь через слабое сопротивление защитников.
     Тринадцатый батальон врос в эту землю. За его спиной готовился к отбытию последний эшелон с женщинами и детьми из семей лирианских командиров. По высочайшим указаниям Орды об установлении справедливого порядка на освобождённых территориях все они подлежали тотальному уничтожению.
     Батальон дрался отчаянно. Так отчаянно, как, наверное, никто на этой земле не дрался. Воины знали, что каждая отвоёванная ими минута – это линий шанс выжить женщинам и детям. Вломили они захватчикам по первое число. Хорошо проредили и ордынские мотопехотные полки, и шизианских карателей. Последнее ныне им и ставилось в вину – мол, боролись, лирианские сволочи, против национально-освободительного движения. Батальон пал в бою почти полностью. Нескольких раненых воинов ордынцы взяли в плен и потом поджаривали живьём на раскалённых чугунных поддонах – были у них такие традиции обращения с пленными. О пощаде из лириан не просил никто.
     Тринадцатый батальон стал символом стойкости и верности своему долгу. Это был памятник настоящим защитникам. Всегда, зимой, летом, в дождь или зной, здесь лежали живые цветы - знак вечной благодарности вечным героям.
     Новая власть не стала переделывать памятник, переименовывать во исполнение программы трансформации культурного наследия. Его просто решили снести. Очень уж большим укором служил он тем прохвостам, кто сейчас бесновался в стране. Нет, конечно, он не пробуждал в них сомнения в верности своих действий или совесть – такая категория им неведома. Просто он высвечивал их ничтожность. И ничего сделать с этим было нельзя.
     Власти боялись памятника. Боялись сносить. Боялись не сносить. И позавчера ночью втихаря подогнали бульдозеры, чтобы быстро сровнять его с асфальтом и поставить всех перед свершившимся фактом. Но там ждали люди. И они отбили первый натиск. И теперь терпеливо ожидали продолжения.
     Мы были в самой гуще толпы. Хлюмпель, инструктируя нас, заявил, что только в толпе мы можем достичь уровня информационной насыщенности и серьёзно поднять Рейтинг. Я был с ним в чём-то согласен, однако не ждал от мероприятия никаких чудес. Бывали мы уже на стычках народа и полиции. Всё это известно и видано не раз. Но у профессора было иное мнение.
     Кстати сам он куда-то исчез, толкнув нас в этот водоворот. Ничего, найдётся. Он иногда исчезает, но возвращается всегда.
     Перед памятником стояла толпа людей. В основном крепкие мужчины, похоже, из рабочих и бывших военных. Пришло немало женщин. Примерно пополам было розовощёких и голубых. Тут не разбирались, кто в каком поколении живёт на Шизаде. Здесь люди просто пришли защищать то, что им дорого. То, чем гордились их отцы и деды, и то, чем гордятся они сами, и чем, как они надеялись, будут гордиться их дети. Все они были полны мрачной решимости.
     Поодаль стоял перевёрнутый экскаватор. Трудно представить, как люди смогли голыми руками опрокинуть эту махину, но смогли – факт перед нами.
     В отдалении растянулись цепочки полицейских. Нагнали их немало – и подразделения старой полиции, и одетые с иголочки, в ордынской экипировке, с виду совершенно бесполезные свободные полицейские. Поодаль топтались бугаи из добровольческого полка истинных историков. Утром они первыми двинулись на народ. Первыми и огребли, теперь вид имели непрезентабельный и больше вперёд не стремились. Зачем, когда есть полиция?
     Все чего-то ждали.
     Подъехал длинный фиолетовый представительский автомобиль ордынской марки «Мурдесез». Худосочный майор свободной полиции подскочил к машине и распахнул тяжёлую дверцу. Из салона вылез невысокий, полненький, одетый в отутюженный белый костюм хлыщ и направился к народу. За ним семенил молоденький секретарь с папкой.
     Хлыщ остановился перед протестующими. Секретарь распахнул папку и протянул шефу листок.
     Где-то я его видел этого хлыща. Но где?.. Ба, да это тот самый префект Центрального округа, которого за взяточничество с комфортом катали в мусорном баке по Главному проспекту. Ну какая же у него всё-таки морда наглая. Эталонная. Прямо национальное достояние Свободной Шизады.
     Секретарь взял у полицейского мегафон, а микрофон от него приблизил к боссу, чтобы была слышна вся его весомая речь.
     Презрительно цедя слова, префект изрёк:
     - Зачитываю постановление «Общества истинных историков» за номером 1241. «Памятник тринадцатому батальону искажает исторические события. Согласно последним исследованиям данное подразделение уничтожало борцов за Свободную Шизаду, а вовсе не защищало мирных жителей, как это следует из лживой лирианской пропаганды». На основании этого, решением Префектуры Центрального округа города Шизополь номер 13998-БРАМС памятник подлежит демонтажу. Лица, препятствующие проведению работ, будут привлечены к ответственности по соответствующим уложениям административного и уголовного трактатов. Прошу разойтись и не мешать работам по окультуриванию района.
     - Чё? – донеслось из толпы. - Сейчас мы тебя, свинопотамий выпердыш, так окультурим!
     Толпа двинулась вперёд.
     Префект в испуге отступил на шаг, но тут же гордо распрямил плечи и крикнул:
     - Пять минут вам, чтобы разойтись! Потом начнёт работать полиция!
     Заурчали моторы – к вокзалу подтягивались бронированные грузовики и колёсные водомёты.
     С чпоканьем гнилой банан растёкся по белому костюму префекта.
     Префект всплеснул руками и чуть не упал от неожиданности. Тут же обернулся и на скорости, находящейся на самой грани приличия, устремился к полицейским.
     Передовой отряд полиции растянулся в ровную цепочку и сделал несколько шагов вперёд. Это была старая полиция. На лицах служивых было написано – ну и угораздило же меня в это влипнуть. Но служба есть служба.
     Я присмотрелся и узнал шкафоподобного офицера, командующего отрядом – это был тот самый лейтенант, который отпустил нас, когда упала шальная бомба с самолёта. Тогда он очень эмоционально проклинал власть, а теперь был вынужден исполнять для неё грязную работу.
     Потекли минуты. И становилось понятно, что никто никому уступать не собирается. За это время подтянулись ещё несколько групп протестующих. У многих были камни, металлическая заострённая арматура, короткие стальные метательные снаряды, которые, выпущенные умелой рукой, пробивают пластмассовый полицейский шлем. М-да, дело точно закончится кровью.
     Пять минут истекли. Потом ещё пять. Префект орал в мегафон, призывая разойтись, но приказа на разгон пока не отдавал.
     И тут на площадь неторопливо выехала мощная машина –внедорожник «Брахмапудр», с затемнёнными бронированными стёклами. На базе этой модели делают бронетранспортёры для ордынской армии. В городе такие машины были только в посольстве Демократической Орды.
     Водитель выскочил из внедорожника, с трудом распахнул тяжёлую дверцу. И на асфальт ступил фиолетовый ордынец. Ба, да это же Миротворец! Тот самый гад, который натравил на нас шайку охотников!
     Он обвёл глазами толпу. И тут же высмотрел нас. Его не обманул наш грим, наша серая невзрачная одежда. Он сразу распознал в нас землян. И хищно улыбнулся. Подозвал шкафа-лейтенанта и указал на нас. Тот развёл руками, попытался что-то объяснить. Но ордынец резко оборвал его. Лейтенант отдал приказ, и полицейская шеренга сделала несколько шагов вперёд. После чего снова застыла.
     Ордынец заорал на лейтенанта, но тот, видимо, включил режим дурака. Тогда Миротворец переключился на Префекта. Тот пожимал плечами, что-то отвечал, но потом закивал, как китайский болванчик, взял мегафон и прокричал:
     - Хорошо, мы идём навстречу пожеланиям народных масс! Судьба памятника будет рассмотрена на следующем заседании Префектуры. Сейчас мы отведём строительную технику. Можете расходиться, но только при одном условии! Выдать двух шмуркальских террористов! Вон, в третьем ряду, в серых рубашечках! Да, да! Вон, их вяжите! И идите по домам! Сноса не будет!
     Люди вокруг нас расступились. Толпа была плотная. Захотим пробиться через неё – вряд ли нам это удастся. На нас смотрели не враждебно, а больше с интересом.
     - Ну, сколько ждать-то?! – нетерпеливо подпрыгнул на месте Префект. - Вяжите лирианских демонов!
     Тут с нашей стороны, откуда-то справа, послышался густой громогласный мужской голос, пролетевший над всей площадью:
     - Выдать, да? Это тебе хозяин твой ордынский повелел, морда холопья?! Эти люди с нами!
     - Не нарушайте порядок! – разорялся Префект. – Делайте, что говорят. Или…
     - Или чего, мамин хрен?!
     На этот раз гнилым яблоком Префекту, в раже выступившему вперёд, залепили прямо в лоб – надо отметить, в толпе были люди, обладавшие хорошим снайперским броском.
     - Это вы все валите отсюда! Мы не уйдём! – послышались крики.
     - И никого не отдадим!
     Префект отбежал назад, прячась за полицейскими, и закричал на лейтенанта. В результате полицейские сделали ещё пару шагов вперёд. И снова замерли.
     Ордынец посмурнел. Обвёл всю толпу злым взором. Полез к себе в машину. И вытащил оттуда массивный тяжёлый тубус. Пригибаясь под его тяжестью, прошёл и встал впереди цепочки полицейских.
     - Отойдите, простые люди Шизополя! – крикнул он толпе - усилитель делал его голос рокочуще-громким и зычным. - И никто из вас не пострадает! Мне нужны только земляне!
     - Чё? Какие земляне? – послышалось из толпы.
     Миротворец многозначительно изрёк:
     - Это объёмный гранатомёт «Плазма-шторм». Один выстрел положит вас всех. Раздвиньтесь, и пострадают только эти двое землян. Считаю до пяти. Р-раз!
     Он подождал несколько секунд и ещё громче заорал:
     - Д-два!
     Палец ордынца задрожал на спусковой скобе.
     - Убьёшь всех? – послышались из толпы больше азартные, чем испуганные крики.
     - Ну, давай, давай, ордынская сволочь!
     - Да стреляй, поганец! Вы нас уже убивали!
     - Забыли, хари фиолетовые, как мы вас потом из подвалов выковыривали? Так мы повторим!
     - Три-и-и!
     На лице Миротворца обозначилась какая-то злобная радость. Я видел, что его не остановит ничего. Он действительно будет стрелять по безоружным людям. Как стреляли его предки и уничтожали тех, кого считали существами низшего сорта. Он будет стрелять, и сейчас воодушевлён предчувствием этого сладостного события. И ему вовсе не хотелось, чтобы толпа расступилась. Он брал реванш за поражение шестидесятилетней давности.
     - Четырре-е-е!
     Палец его начал скользить по скобе.
     А люди не уходили. Они только сплотились. Правда, женщинам велели отойти в сторону, и теперь нас прикрывали своими телами здоровые, уверенные в себе мужчины. Они были готовы умереть.
     Надо что-то делать. Я просчитывал варианты. Даже со сверхскоростью мы не уйдём из радиуса поражения объёмного гранатомёта. Да ещё люди вокруг не дают манёвра.
     - Не стреляй, Миротворец! Мы сдаёмся! – что есть силы крикнул я.
     Чёрт с ним, пускай убивает. Защитный комплекс практически на нуле – ни разу так ещё не было. Значит, поле не спасёт нас. Да, не поможет нам вся наша суперсовершенная земная техника. Как и в древности – мы лицом к лицу с изначальным злом, и из оружия у нас только голые руки и уверенность в своей правоте.
     - Выходим, не стреляй! – ещё громче выкрикнул я.
     - Да кто ж вас пустит? – зазвенел рядом отчаянный и азартный мужской голос.
     - Стой уж, - заворковал другой голос, и меня хлопнули по плечу. - Умирать лучше вместе! Но потом им это отольётся слезами! И они, твари фиолетовые, это знают! Смотри, ручонки как его дрожат. Ну, ордынское отродье, чего на спуск не жмёшь-то?!
     На миг на лице Миротворца отразилась неуверенность. А потом он ликующе проорал:
     - Пять.
     Бах!
     Удар…
     И ордынец повалился как подкошенный, получив деревянной полицейской дубинкой по голове.
     - Ишь, разорался. В Орде у себя порядки наводи, сучий потрох! – хмыкнул стоявший над телом ордынца командир отряда старой полиции.
     К нему подскочил Префект. Заверещал что-то так, будто его ошпарили кипятком. Бить его лейтенант не стал. Просто развернул и выписал хорошего пинка.
     Потом лейтенант передёрнул затвор автомата, кивнул своим ребятам – они понимали его с полуслова и сделали то же самое. И стволы теперь смотрели в сторону второго кольца оцепления.
     - Э, братцы! - крикнул лейтенант. - Идите, погуляйте. Нечего тут шуметь и ворон пугать. А памятник пускай постоит.
     Он посмотрел на держащегося за отбитую филейную часть перепуганного Префекта и хмыкнул:
     - И этого недоноска заберите. Ему ещё сегодня взятки мешками таскать – работа тяжёлая!
     И как по волшебству всё стало рассасываться. Миротворца уволокли в машину, и та уехала. Оцепление стало расходиться. Затарахтела строительная техника, отбывая прочь.
     Вокруг нас бурлили люди. Слышались победные крики, смех. Мы отошли поближе к памятнику. На нас деликатно не обращали особого внимания, только иногда показывали пальцем, как на виновников торжества. Хорошо, что брататься с нами или требовать отчёта никто не намерен. Все выполнили свой долг – и ладно, так и надо. А все разговоры – это пустое.
     Меня требовательно дёрнули за рукав. Я обернулся и увидел полубезумные глаза Хлюмпеля.
     - Рейтинг! Быстрее смотрите Рейтинг! – закричал он.
     - Что? – встряхнул я головой.
     - Да что вы такой заторможенный?!
     Я понимающе кивнул, вытащил в воздух голограмму.
     - Получилось! – профессор аж подпрыгнул на месте и бросился меня обнимать. – Сработало! Рейтинг – это вам не сапог на голову натягивать!
     Я ошарашено смотрел на него. Меня осенило. И я выдавил:
     - Это что же, вы всё это затеяли?
     - Со сносом памятника? Нет. Это уже давно задумано и согласовано. Просто я решил использовать удачно повернувшийся случай.
     - Пригласили нас сюда. Оставили. А сами позвонили в Орду.
     - Вы сообразительный молодой человек. Я же сказал – нужно создать ситуацию. Факт. Драму! И она была создана! Мы всколыхнули в людях глубоко прошитую в сознании решимость умереть за справедливое дело и за близкого своего, ощущение единства перед лицом превосходящего врага, перед которым никак нельзя отступить. Как раз то, что не хватало Системе для окончательного вывода.
     - То есть вы просчитали, что ордынцы в нас будут стрелять!
     - Ну да. И был уверен, что народ заступится. И что ордынцы, не привыкшие упускать добычу, наплевав на все последствия, полезут за чем-то тяжело-огнестрельным и будут палить в людей. И наверняка получат по голове. Моя гипотеза оказалась состоятельной и перешла в ранг подтверждённой теории!
     - В ранг?! А если бы ошиблись?!
     - Ну, наука – это вам не квадратные колёса катать! От ошибок никто не застрахован!
     Эх, взять бы сейчас дубинку у полицая и приголубить этого комбинатора, чтобы на всю жизнь запомнил. Но Абдулкарим, похоже, решил, что победителей не судят, и примирительно произнёс:
     - Мы поражены вашей прозорливостью, о, достойный, но слишком смелый экспериментатор. А нам, увы, пора.
     - Только не забудьте сообщить, когда начнётся излечение, - погрозил пальцем Хлюмпель. - Ну, или кома. У нас уговор.
     - Сообщим, - пообещал я и посмотрел на свой браслет.
     По большому камню прошла рябь, обозначавшая, что эфирный шторм достиг апогея. Мгновение – и вдруг камень засветился ровным красным светом.
     Вот чёрт. Как нарочно, эфирная воронка схлопнулась за пять миллисекунд прямо на моих глазах. Это означало, что теперь все наши системы работают на сто процентов. В том числе защитный контур - где же ты был, когда мы в тебе так нуждались и ты мог уберечь от гибели массу людей? Но, главное, работал и автономный бросковый модуль.
     Я вытащил из кармана носимый телефон и позвонил Жизнеславу. Заслышав в трубке его встревоженный голос, не сдерживая ликования, выдал на одном дыхании:
     - Мы все выполнили! Рейтинг укомплектован! Мы уходим своим путём. Ты тоже уходи. Они тебе не простят.
     - Сделали? – не поверил своим ушам депутат.
     - Да. Этот маньяк-профессор попал в точку. И чуть не угробил нас. Но об этом пускай он вам расскажет сам. До свидания, дружище.
     - До свиданья, дорогие мои. До свиданья…
     Мы пожали руку профессору, который от избытка чувств смахнул скупую слезу.
     Я отдал команду, и в следующий миг мы очутились на борту звездолёта «Богиня Деви».
     Искусственный интеллект сообщил:
     - Анализ аномалии завершён. Рекомендации вынесены. Прогноз по их выполнению позитивный.
     - Ну что ж, диагноз поставлен. Лечение возможно, - удовлетворённо произнёс я, плюхаясь в любезно сотканное силовое ложе. – Значит, не зря поработали, Абдулкарим.
     - Ох, не зря. Ох, как тяжко простому купцу в большом космосе. Ох… - Абдулкарим теперь мог расслабиться и стал это делать своим привычным способом – причитать о своей тяжёлой купеческой доле.
     - Курс на Альфа-Лиру, - приказал я.
     Нам предстоит ещё обсудить, как дозировать лекарство и обеспечить его приём больным. Процесс этот будет нелёгкий и долгий…


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Карфаген 2020. Полигон"(Боевая фантастика) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Кариди "Змеиная невеста. Разбавленная кровь"(Любовное фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"