Стригин Андрей: другие произведения.

Чёрный сон. Ягура. Гл.4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Гл.4
  
  
   А вот следы пребывания их ребятишек. Озеро чуть зашло на площадку между органами и в нём сияли потревоженные россыпи пещерного жемчуга. Было видно, как маленькие ладошки выгребали его из воды. Глупые дети, он высохнет и ни чем не будет отличаться от обыкновенных камушков.
   Никита и Семён обошли органы и оказались в следующем зале. Своды пещеры терялись во тьме, а прямо из пола росли кальцитовые кристаллы, образуя причудливые формы. Ровные столбики, будто гранённые искусным ювелиром, сияли волшебным блеском. На сверкающих стенах застыли каменные цветы, а под ногами текла чистая, как горный хрусталь, речка. Вода в ней была настолько прозрачная, что даже не было видно поверхности, и она лишь угадывалась по негромкому журчанию.
  - Здесь они тоже были, - Никита указал на горочку из кристаллов. - Очевидно, дети решили их захватить на обратном пути.
  - Лишь бы они были не далеко, - вздохнул Семён.
  - Главное, чтоб не заблудились, но ответвлений вроде нет.
  - Есть! Вон одно и ещё два.
  - Плохо. В какой же они ход пошли?
  - Или спустились, - совсем упал духом Семён.
   В трещине между стенами зиял широкий чёрныё провал. Спуститься в него было можно, природные каменные ступени вели глубоко вниз.
  - Дети не пойдут туда,- уверенно заявил Семён.
  - Наоборот, - покачал головой Никита, - словно не знаешь Игоря и Светлану Аскольдовну, именно и полезут туда, где опасно.
  - Действительно, они такие, просто беда с ними! Помню, Игорь нырнул в омут и напоролся на двухметрового сома, хорошо рыбаки были рядом. Увидели вспенившуюся воду, бросились его спасать. Но помощь требовалась не ему, а рыбе. Игорь так изодрал его клыками.
  - А Светочка в озеро с ветки спрыгнула, а высота, больше пяти метров! Старшим мальчикам доказывала свою храбрость.
  - Паршивцы, - вновь вздохнул Семён. - Следовательно, иного пути у них не было, как лезть в эту чёртовую дыру.
  - Именно так, - понуро согласился Никита.
   Мужчины аккуратно спустились на пару ступенек вниз и огляделись. На потолке виднелись следы копоти от факела. Эти признаки и обрадовали и огорчили одновременно, в тайне хотелось надеяться, что у детей хватит здравого смысла не лезть в этот ход.
   На удивление ступени были ровными. Появилась мысль, что они искусственные и туннель был очень прямой. Никита тщательно осмотрел стены. Его внимание привлёк металлический блеск.
  - Что там? - остановился рядом Семён.
  - Металл. В стене рельса идёт, а с другой стороны ещё одна.
  - Может вагонетку пускали?
  - Не удивлюсь, а металл титан напоминает.
  - Расточительно.
  - Зато вечно. Смотри, каменная стена обросла вокруг них и это не натёчности, чистый монолит. Очень похоже, им не тысячи, даже не десятки тысяч, миллионы лет и влаги не чувствуется.
  - Снизу идёт сухой воздух.
  - В карстовых пещерах такого не бывает. Они пронизаны влагой. Возможно, ход идёт в такие глубины, где жарко от тепла Земли.
  - Может там кто-то живёт ... из разумных? - поёжился Семён.
  - Исключено, - заявил Никита, но внезапно уверенность его покинула. Кто его знает в какие они сунулись миры, голова пошла кругом. У Никиты появилась уверенность, что те пещеры, где на них напали летучие вампиры, безопасный аттракцион относительно того, что может ожидать их там.
  - Поторапливаться надо, - заёрзал Семён.
  - Донизу они в любом случае не дойдут, это десятки километров. Месяцы можно потратить. Они явно пока в начале пути. Если не увидят ничего красивого, будут возвращаться.
  - Но их до сих пор нет, - почернел лицом Семён.
  - Вот это и странно. Нам действительно следует поторопиться.
   Придерживаясь стены, Никита резво поскакал по ступеням, а сзади загрохотал топором Семён. Зная о различных опасностях, подстерегающих в пещерах, Никита придержал темп, дал чувствам время сориентироваться в пространстве. Семён недовольно запыхтел сзади, верно, забыл, как плюхнулся в озеро и погубил один из факелов.
  Чутьё не обмануло, туннель сомкнулся в тупик. Мужчины едва успели затормозить перед провалом в полу, а рельсы круто ушли вниз. В вертикальной шахте торчали титановые скобы. Сухой ветер давно высушил одежду, пот высох, ужасно хотелось пить.
  - Я не верю, что они полезли по скобам, - на Семёна было жалко смотреть, он совсем истерзался.
  - Они не чувствуют всей опасности. Их захватил дух исследователей. Пока не найдут, что-то существенное, не успокоятся, - с горечью сказал Никита.
  - Но здесь реально смертельно опасно!
  - Они этого не понимают и ... не видят высоты. Свет факела освещает небольшой пяточёк пространства, вот тебе и мнимая безопасность. Странно, внизу не видно огонька от их факела, - насторожился Никита. - Обычно он заметен на огромных расстояниях.
  - Они сорвались! - застонал Семён.
  - Не скреби душу, безусловно, есть боковые ответвления. Они полезли труда.
   На этот раз Никита обвязал верёвкой себя и Семёна. К ней пристёгнул грубые самохваты. На конце верёвки соорудил узел и скинул её в пропасть. Через некоторое время все двести метров полностью размотались, и она натянулась, как струна. Никита опустил факел в чёрную дыру, пытаясь хоть что-то разглядеть, но всё было бессмысленно, освещался лишь небольшой участок вертикального тоннеля. Металлические скобы торчали из тускло отсвечивающей стены и словно сбегали вниз, теряясь во мраке. В голове не укладывалась, что существовала некая технология, позволяющая пробивать такие шахты. На лицо был высочайший технологический прогресс. Неужели это сделали люди, спасаясь от страшного вируса. Живы ли они сейчас, или это следы их разумной деятельности, а они сами давно рассыпались в прах, оставив за собой лишь это напоминание об их давно ушедшей великой цивилизации. Никита вспомнил скульптурные композиции у ворот Титанов. Очень может быть, что их создали жители подземной страны.
   Стены тоннеля светились холодным металлическим отблеском и гипнотически манили вниз. Скобы были шершавыми и не скользкими, кое-где к ним прилипла копоть. Мужчины прошли первые пятьдесят метров, удивляясь силе детских ручонок. Конечно, Светочка настоящая акробатка, с деревьев не стащишь и Игорь не по годам вынослив, но они дети. Здесь темно и страшно. Психологический фактор должен действовать отрицательно. Мышцы будут чрезмерно напрягаться, а следствие этому возникнет быстрая усталость.
  Мужчины спустились ещё на сорок метров. Никита понял, это точка невозврата. Обратно подняться малыши уже не смогут. Значит, пока есть силы, они будут двигаться вниз, а дальше ...
  Внезапно в шахте появился боковой ход и ведущие к нему горизонтально расположенные скобы.
  - Вот, как я и говорил, ход. Они там! - уверенно выкрикнул Никита.
   Семён с трудом выдохнул, его трясло, как от озноба. Они отстегнулись от верёвки и перебрались на горизонтальные скобы. Что это? Ладонь вляпалась во что-то липкое. Никита быстро осветил факелом. Это была кровь. Неужели сорвались? Он поспешил забраться в боковой ход. На полу виднелись капельки крови и кусочки окровавленных тряпочек.
  - Семён, они выбрались, - поспешно крикнул Никита, что бы тот не ударился в панику, увидев красные пятна.
  - Там кровь, - сдавленно прошептал он.
  - Знаю, но они выбрались. Никто не сорвался.
   - Они ранены? - прерывисто спросил он.
  - Кто-то из ребят содрал кожу на ладонях, она у них нежная. Столько по скобам спускались, - Никита сделал это предположение для Семёна, но картина рисовалась иная. Вероятно, Света сорвалась и повисла на скобе, тогда и лопнула кожа на ладошках. Игорь смог втащить её на площадку. Именно так и было, а не иначе, у девочки не хватило бы сил вытащить мальчика.
  Новый тоннель был совсем узким, но в рост человека. Стены отсвечивали металлом, но это был не совсем металл, нечто среднее. Неведомая технология соединила его с камнем не путём армирования железными прутьями, а распылила железо в кристаллическую решётку гранита, и получилось сверхпрочное соединение не сплавляемых веществ. Для какой цели так укреплён туннель, было не понятно, очевидно древние придавали огромное значение для защиты его от обрушений.
  Идти было удобно. Пол идеально ровный, ни камней, ни пыли и всюду царила стерильная чистота. Неожиданно факел закоптил, выбросил тучу копоти и с треском погас. Семён разочаровано охнул, осталось два факела. Никита не стал торопиться зажигать ещё один и вслушался в звуки, но их окружала полная тишина.
  - Может, позовём? - нерешительно спросил Семён.
  - Погоди, не время.
  - Огонь зажги.
  - В темноте пойдём. У нас осталось всего два факела.
  - А если в провал угодим?
  - Обвяжись верёвкой. Я первый пойду, если что, подстрахуешь.
   Касаясь стены, Никита медленно пошёл. На ощупь она была ровная и слегка шероховатая. Никита б не удивился, что в своё время стена была гладкой, как зеркало. Но за период прошедших миллионов лет ничтожные потоки мельчайшей пыли их истёрли.
   Тоннель шёл без изгибов, словно полёт стрелы. Шаги громыхали и отдавались многократным эхом от стен. Теперь Никита и Семён уже постоянно звали детей, но не было никакого отклика.
  - Стоп! - скомандовал Никита.
   Семён остановился рядом. Его дыхание было хриплым, он никак не мог отдышаться, но готов был вновь бежать.
  - Привал, - беспощадно заявил Никита. Ему стало ясно, такой темп им не выдержать. Хотя бы десять минут необходимо отдохнуть. Затем, ещё один рывок.
  Никита прислонился к стене. Голова упёрлась в металлический выступ. Это была рельса. Но она не вмурована в стену, а отстояла от неё на некотором расстоянии. Никита провёл рукой и упёрся в поддерживающую её балку.
  - Зажигай факел, - приказал Никита.
   Вспыхнул яркий свет. Рельсы шли параллельно друг другу по левой и правой стене. Смутное подозрение бросило в жар, на них чётко блестели свежие царапины. Вагонетка! Совсем недавно по ним прошла вагонетка. Боже мой! Неужели на неё взобрались дети?
  - У нас проблемы, - мрачно заявил Никита.
  - Что случилось? - не на шутку испугался Семён. Он взглядом впился в тускло отсвечивающий огонь факела рельсы.
  Огненные блики бегали по металлу и были видны характерные следы от колёс, они чётко выделялись на потемневшей от времени поверхности.
  - Здесь была вагонетка. Дети привели её в действие. Чтоб вас! - в сердцах ругнулся Никита.
  - Какая вагонетка?
  - Самая обычная. Стояла себе миллион лет, а наши ребята решили ею воспользоваться и где они сейчас, одному богу известно. За это время они могут проехать сотни километров. Вагонетка может разогнаться до скорости двести километров в час, если её не тормозить.
  - Может там педаль с тормозом есть? - у Семёна голос задрожал от переживания.
  - Безусловно, есть, но поймут ли они как ею воспользоваться, вот в чём вопрос.
  - Поймут! - неожиданно горячо заявил Семён.
   Никита искоса взглянул на него и неожиданно ему поверил. Должны понять. Раз смогли привести её в движение, то догадаются как остановить, но не сразу. Вначале будет паника, затем успокоятся, а после начнут действовать. В любом случае заедут очень далеко. Придётся вновь тушить факел и вперёд.
  - В любом случае другого пути нет. Отдыхаем и снова в путь. Жаль опять в темноте бежать.
  - А вдруг здесь есть свет?
  - Что? Какой свет? Этому туннелю миллионы лет! - вскричал Никита.
  - Ну, рельсы, вагонетка. Всё работает. Может включатель стоит поискать?
  - Да ну, тебя, - отмахнулся Никита, но в мозгу щёлкнуло, как тот мифический включатель. Мозг пришёл в движение. Такая технология, всё фундаментально, вечно, вряд ли древние ничего не продумали с источником света. - И как ты будешь искать включатель? - почти без иронии спросил он.
  - По стенам пощупать.
  - Так просто?
  - Ну не будут же они их прятать! Они должны быть на видных местах.
  - Мы поищем, - внезапно согласился Никита, - но не здесь. Надо было бы поискать там, где начинаются рельсы, или ... может станции есть ... как в метро, там точно есть. Ты отдохнул? - загорелся Никита.
  - Давно, - вытер струившийся пот Семён.
   Потушили факел и вновь гонка. На это раз мужчины бежали с трудом. Меч довил своей тяжестью, лук и наплечная сумка нещадно били по спине. Рядом хрипел Семён. Его топор сполз с пояса, и рукоятка лупила по ягодицам.
  Мужчины бежали уже больше двух часов, затем плавно перешли на шаг. Ещё через два часа они уже с трудом передвигали ноги. Дико хотелось пить, началось обезвоживание организма. Даже пот давно высох и больше не выделялся, гортань пересохла, язык скрипел во рту, потихоньку надвигалась жуть. Постепенно реальность в головах закончилась, они не раз видели всполохи света и на пути возникали силуэты страшных чудищ. Мужчины с трудом гнали от себя галлюцинации. Пить не просто дико хотелось, одна мысль о воде сводила с ума. В туннеле циркулировал сухой воздух и стремительно высушивал и без того обезвоженный организм. Внезапно обоим стал мерещиться шум журчащей воды. Семён вскрикнул, как простуженный ворон, ринулся на шум воды. Никита попытался его удержать, но тот легонько дал ему локтем по зубам. Губа треснула, но кровь не пошла, похоже совсем загустела. А Семён уже плескался в воде, довольно хохотал, булькал горлом. Бедный, он сошёл с ума! Никита сел на корточки и с апатией слушаю его безумства, он решил не дать себя обмануть галлюцинациям!
   Внезапно почему-то холодный и мокрый Семён подскочил к Никите, как щенка схватил его за шиворот, и бросил в ледяную воду.
  - Пей! - рявкнул он и чувствительно ударил его по уху. От неожиданности Никита глотнул. Боже! Вода! Он начал судорожно пить умопомрачительно вкусную жидкость. Сознание просветлилось, сила вернулась в тело и душу.
  - Не увлекайся! - грозно рыкнул Семён.
  - Знаю, - словно отрезвев, согласился Никита.
  Затем он просто сидел в воде. Кожа впитывала влагу, и мозг полностью очистился. Никита с благодарностью посмотрел на друга, а тот стоял рядом, в его руке пылал факел, а в глазах виднелась тревога:
  - Ещё немного и нам были бы кранты. Просто здорово, что на станции вода.
  - Станция? - Никита огляделся по сторонам.
  Они находились в большом зале, до боли напоминающий московский метрополитен. Здесь были колоны и каменные скамейки, а у заброшенного строения виднелись массивные железные двери. Вдали угадывался переход на другую линию и там темнел силуэт широкого туннеля. На рельсах тускло блестели вагоны и локомотив. Из обвалившейся стены с тихим шелестом текла вода и заполняла выемку в бетоне, это счастливое обстоятельство и спасло жизнь мужчинам. Вокруг было очень тихо, только слышалось едва уловимое журчание воды. Всё вокруг запущенно, никто и ничто не нарушало покоя заброшенной страны подземелий. Конечно, станция была пустынной, но мысли рисовали образы монстров прячущихся в развалинах.
  - Она обитаема и это не животные, - неожиданно прозвучал голос Семёна.
  - С чего ты взял? - Никита вылез из лужи и отряхнулся, как собака. Ему стало холодно, даже зубы начали выдавать предательскую дробь. Костёр нужен, хороший, чтобы одежду высушить и немного отдохнуть.
  - Около той разбитой будки куча различного хлама: доски, какие-то тряпки, шкуры, кости, детали от механизмов. Неужели не видишь? - указал факелом Семён.
  Он вытянул его над головой, и осветил какую-то груду мусора. Действительно, в ней прослеживалось нечто рукотворное. Мужчины подошли к куче хлама и в благоговении остановились около неё, как два бомжа перед помойкой, даже смешно стало. Никита не спеша начал ковырять её лезвием меча, откидывая в сторону истлевшие тряпки, изгрызенные рёбра каких-то животных, ржавые гайки и болты, оплывшие от времени и превратившиеся в сияющие лепёшки некие сосуды. Возникло даже разочарование, это был обычный хлам и ничего более. Хотя, в их случае, всё это настоящие сокровища, особенно железо. Вот только поднять его на поверхность большая проблема. Тут бы детей найти и быстрее унести ноги. С упорством заядлого бомжа Никита ворошил мусор. Внезапно его меч наткнулся на металлическую колбу. Она затаилась в мусоре, как снаряд, и отсвечивала холодным блеском. Никита осторожно очистил её от пыли. Колба состояла из двух частей которые привинчивались друг к другу с помощью резьбы. По материалу она напоминала титан. На ней не было ни следа ржавчины, словно колба была привезена со склада совсем недавно.
  - Интересная вещь, - Никита даже отложил в сторону меч.
  -Это контейнер, - Семён взял колбу из его рук и попытался отвинтить.
  - Подожди, не так быстро. Вдруг взорвётся, - испугался Никита.
  - Не думаю, - Семён потряс колбу. - Внутри какой-то порошок.
  - Тем более, там может находиться ядовитая смесь.
   Семён некоторое время вертел колбу перед собой, а в глазах светилось жадное любопытство:
  - Никита Васильевич, ты отойди ... всё же я её отвинчу.
  - Как знаешь, - Никита не шелохнулся. Будь что будет, авось пронесёт.
   Некоторое время у Семёна ничего не получалось. Он старался из всех сил. Мышцы вздулись, глаза покраснели, но вот послышался противный скрип. Резьба освободилась от микроскопической пыли и колпачок начал вывинчиваться.
  - Только не резко, - предупредил Никита друга, а сам от любопытства вытянул шею.
   Семён разъединил цилиндрическую колбу и заглянул внутрь.
  - Что там?
  - Непонятно, - он высыпал немного порошка на пол.
  - Интересно, - Никита послюнявил палец и ткнул его в порошок. Затем, с удивлением начал рассматривать фиолетовое пятно. - Это марганец! Обычный перманганат калия!
  - Тю, - скривился Семён. - Я то думал, что-то существенное.
  - Если есть одна колба, должны быть и другие, - задумчиво произнёс Никита и поднял с пола круглую деталь от какого-то механизма. - А ты знаешь, что это?
   Семён взял её из его рук и удивлённо сказал:
  - Алюминий?
  - Не угадал. Окислы зелёные. Это магний!
  - И что? - он пожал плечами.
  - Порошок магния, перманганат калия, пудра из алюминия. Из этого можно приготовить термитную смесь!
  - Неужели! - вскочил Семён.
  - Вот тебе и оружие против мутантов! - засмеялся Никита. - Осталось найти склад с этими колбами, а магния и алюминия здесь немереное количество!
   На душе потеплело, но в сердце держалась тревога. На боку лежал сошедший с рельс поезд. Темнели тоннели. Отсвечивали пламя факела многочисленные металлоконструкции. В темноте угадывались очертания мостов, которые нависали над путями как нечто призрачное и нереальное. Виднелся разбитый эскалатор, и всюду было запустение и холод.
   Мужчины с трудом нашли подходящий материал для костра. Оттащили его подальше от железнодорожного состава и скинули на платформе рядом с намертво заклинавшей металлической дверью. Сколько Семён не пытался отвинтить маховик, чтобы отпереть засовы, она не сдвинулась ни на миллиметр. Но вскоре Никита понял причину, резьба была сознательно сбита, кто-то опасался того, что дверь могут открыть.
  Они разожгли костёр, принялись сушить одежду и наслаждаться теплом. Было хорошо и даже уютно. Сырость отошла, а с ней страхи и появилась надежда на счастливый исход.
  - Вагонетка с детьми прошла по соседним путям, иначе б столкнулась с этим составом, - размышляя, заметил Никита.
  - Была бы какая-нибудь дрезина, - вздохнул Семён.
  Он старательно ёрзал на месте, подставляя то один бок к огню, то другой. Никита тоже повернулся к огню спиной и млел от удовольствия, ощущая, как тепло распространилось между позвонками и побежало к рёбрам, согревая живот, вытесняя холод вместе с паром. Чтоб как-то себя занять, он лезвием меча состругивал с магниевого колеса мелкие опилки. Заготовив целую горсть, смешал с марганцем. Эту смесь завернул в кусочек шкуры, предварительно положив туда мелкие камушки. В случае сильного удара возникнет микроскопическая искра, которой хватит, чтобы произошёл взрыв.
  Глубокомысленно приподнимая брови, Семён внимательно наблюдал за другом, удивляясь его странному занятию. Не выдержав, он спросил:
  - И что это такое?
  - Взрывпакет. Такое количество не убьёт, но как пить дать напугает.
  - А запал где?
  - Внутри. Видел, как я положил в эту смесь мелкие камушки?
  - И это всё?
  - Вполне. Для этой смеси достаточно мельчайшей искры, чтобы она взорвалась.
  - Поразительно! Откуда ты всё знаешь?
  - Суровое детство, шалили много. От взрослых пацанов узнал, - полушутя ответил Никита.
  Внезапно Семён застыл, глядя в одну сторону, и тихо произнёс:
  - Вижу каких-то тварей.
  Никита рывком поставил себя на ноги и принялся лихорадочно шарить взглядом по пустой платформе. Почти сразу заметил неясное движение у покорёженного состава и несколько теней, промелькнувших в разбитых окнах. Никита высвободил меч, рефлексы заработали, как смазанные шестерёнки. Адреналин выплеснулся в кровь и мышцы накачались силой, даже зрение обострилось. Никита уже знал, что такое состояние к нему приходит в момент особой опасности.
  Из поезда начали выпрыгивать тощие, как скелеты, люди. Их кости были обтянуты сухими мышцами, руки длинные, ногти обломанные, головы без волос, глаза глубоко в черепной коробке и мерцали красными огоньками. Челюсти у всех двигались, словно все жевали жвачку. Некоторые держали в руках куски металлических труб, иные привязали к ним осколки камней. Несомненно, остатками разума они обладали.
  На платформу вскарабкались ещё такие же существа, а другая часть скелетообразных людей умело закрыла доступ к техническому туннелю. Они двигались стремительно, лихо прыгая с крыш вагонов. Движения были ловкими, без суетливости, очевидно, что эти существа стояли на самом верху пищевой пирамиды пещерного мира. Но они не торопились нападать, видно ещё не встречались с людьми. Любой хищник незнакомую жертву сначала изучит, а лишь затем съест.
   Не делая резких движений, Никита встал. Факел воткнул в одну из скоб на стене, а меч опустил вниз, чтобы не провоцировать этих страшных людей, в оружие они явно разбирались. Семён так же не стал поднимать топор и плечом прижался к другу.
   Свет факела не тревожил хозяев подземки, следовательно, они с ним были знакомы. Кое-где раздавались их скрипучие голоса, но понять их было невозможно.
  - Может, сумеем с ними договориться? - прошептал Семён.
  - Вряд ли, мы для них пища.
  - Что делать будем?
  - Напасть необходимо первыми. Это будет нашим козырем. Определённое смятение в их рядах произойдёт.
  - А дальше что?
  - Дальше видно будет. Как только взмахну мечом, открывай дверь. Делай, что хочешь, но проворачивай сквозь сорванную резьбу. Это наш единственный шанс. Мы можем уйти лишь через эту дверь. Прорваться сквозь их заслоны немыслимо.
  - Людей напоминают. Может всё же попробовать договориться?
  - Каким образом? - скептически спросил Никита.
  - Дать что-нибудь.
  - Что именно? У нас бусы какие-то есть или станцевать им? Для них главный подарок, наше мясо.
  - Я понял, - голос у Семёна предательски дрогнул.
  - Прорвёмся, - произнёс Никита, успокаивая больше себя, чем друга. Вся надежда была на то, что Семён сможет провернуть заклинивший маховик. А если не получится? Никита внезапно представил, как вся эта свора ринется на них, вгрызётся в их тела, разбрасывая по перрону окровавленные кишки. Это его так впечатлило, что Никита дико закричал, бросился вперёд и с ходу нанёс удар по толпе. Невероятно, но он не зацепил ни одного. Жители подземелий резво отскочили и вновь выстроились дугой, но чуть дальше. Они начали покачиваться на ногах, их руки поднялись, угрожающе выставив обломки железных труб и арматуры. Никите это крайне не понравилось, он вложил меч в ножны и поднял лук. Толпа колыхнулась, но Никита успел выстрелить. Тяжёлая стрела попала в цель. Один из жутких людей истошно взвизгнул и попытался выдернуть её из груди. Не давая им прийти в себя, Никита принялся осыпать их стрелами. Поднялся страшный вой. Они отхлынули, но не ушли. На платформе корчились в агонии раненые. Их оттащили за ноги и тут же начали пожирать ещё живыми. Никиту стошнило от омерзительной картины, а Семён со всей мощью навалился на маховик. Используя топор, как рычаг, он пытался его провернуть. Колесо мерзко скрипело от сумасшедшего натиска, пахло калёной стружкой, засовы медленно ползли из гнёзд. Подземные люди вновь приблизились. На этот раз они закрывались обломками листового железа. Вот умные твари! Они увидели, что дверь почти открылась, стали выдвигаться значительно быстрее. Теперь стрелять по ним было бессмысленно. Железо, которым они защищались, тускло блестело при свете факела. Это был титан, оно слишком прочное, стрела его не пробьёт.
  Семён взмок, словно крыса, свалившаяся в канализацию, мышцы вздыбили одежду, казалось, ткань сейчас лопнет, такие неимоверные усилия он производил. Ещё бы минуту и дверь откроется, но её не было. Внезапно Никита заметил свой взрывпакет. Как-то он вылетел из его мыслей и теперь сиротливо лежал под ногами. А ведь он и даст им необходимую минуту! Никита резко наклонился, схватил его дрожащей рукой, выбрал самое большое скопление людей, злобно ухмыльнулся и со словами:
  - Семён, поднажми, - швырнул его в толпу.
   Оглушительный взрыв и ярчайшая вспышка произвела колоссальное воздействие на пещерных аборигенов. С шипением и воем их словно сдуло с платформы. Никита был потрясён произведённым эффектом, но и сам ошалел от взрыва, уши заложило. Он сбросил куртку и начал помогать Семёну. Осталось совсем немного, засовы почти вышли, но вновь послышалось шлёпанье по бетону босых ног. Никита с угрозой повернулся. Странно, но без куртки он чувствовал себя более уверенно. Холодный воздух подземелья бодрил, его шрам в виде короны покраснел и в полумраке, словно светится.
  Никита демонстративно отбросил лук и снял меч. На этот раз он будто слился с ним, сердце мощно забилось в груди, зрение обострилось, и показалось, что даже время замедлилось. Странно, но подземные люди дрогнули и разошлись в разные стороны, а в центре остался стоять юноша, если так можно сказать. Этот подземный человек резко отличается от своих собратьев. Он был более опрятным, но что Никиту поразило, на его шее висела золотая пластина, а на груди виднелась татуировка короны. Судя по всему, это был вождь. Никиту высоко оценили, и сам вождь попытается его сожрать. Вероятно, у пещерных людей, как и у людоедов из Новой Гвинеи, лучший противник должен достаться самому достойному, чтобы вся сила перешла ему. Никита усмехнулся и сделал мечом отмашку. Лезвие зло пропело. Вождь с непостижимой резвостью прыгнул, в руках был зажат кусок полированной толстой трубы, его морда светилась торжеством. Не давая ему опомниться, Никита нанёс удар мечом. Невероятно, но противник успел заслониться титановой пластиной. Вспыхнули искры и зависли в пространстве, как на кадре фотоаппарата. Не давая ему опомниться, Никита отвёл меч для очередного удара, но пришлось отбивать ответный удар. Нырнув под очередной удар, Никита сбоку рубанул по тугим ссохшимся мышцам. Меч едва коснулся плоти, но вождь ушёл в сторону, а его труба едва не раскрошила Никите голову. Некоторое время бойцы крутились друг возле друга, силы их были равны. В глубоко запавших глазах правителя подземелий появилось изумление, но не растерянность. Никита начал уставать, но не пещерный человек. Было необходимо немедленно переломить ход поединка. Очередной удар трубы Никита не стал парировать мечом, он бросился под его руку, схватил на излом и резко дёрнул на себя. Кость хрустнула, и Никита произвёл бросок через плечо. Правитель подземелий с размаху упечатался в бетон. Не дав ему опомниться, Никита ударил его ногой в горло, но тот ушёл от удара и зацепил ногтями пятку. Никита потерял равновесие и полетел на бетонный пол. Вождь тут же навалился на него сверху. Зубы неприятно щёлкнули у лица, тошнотворно запахло зверем, но у Никиты было преимущество, правая рука вождя безвольно болталась. Не раздумывая, он ударил в сломанную кость. Вождь открыл рот в страшном оскале, глаза загорелись бешеной злобой. И тут Никита не понял, что с ним произошло, он тоже оскалился и вцепился в его горло зубами. Вождь начал дёргаться, пытаясь вырваться. Никитин рот наполнился солёной кровью и от этого он ещё больше осатанел. Внезапно его кто-то схватил за шиворот и, как нашкодившего щенка, с неимоверной силой отбросил в сторону. Несколько раз перевернувшись через голову, Никита вскочил на ноги. Чужая кровь текла по лицу, а перед ним стояла высокая старуха, её иссохшие груди были прикрыты золотым обручем. Она была без оружия, но Никита чувствовал, как старуха невероятно сильна. Он глазами поискал меч и увидел его у отворённой двери, а рядом стоял потерявший дар речи Семён. Не сводя взгляда с царицы, а это именно царица, Никита в этом не сомневался, боком отошёл к двери и заметил усмешку на лице страшной женщины. Она была уверена в своих силах, но не бросалась и давала уйти. Никита резво схватил свою куртку, вытянул из скобы факел, подскочил к двери, схватил Семёна, толкнул его внутрь и захлопнул её за собой. Система рычагов за дверью работала исправно, мир вновь стал привычным: сыро, темно и тихо. Сейчас они были в безопасности. Хотя, Никита вспомнил промелькнувшую усмешку царицы подземелья. А вдруг это западня? Сами себя туда загнали. Он огляделся. Они находились у металлической лестницы, которая шла вниз и терялась в темноте. Туннель был грязным, стены покрыты плесенью, под ногами мерцали вонючие лужицы, белели осколки раздробленных костей. Что-то здесь было не так. Никита вспомнил сбитую резьбу на маховике. Ох, не зря это было сделано. Он посмотрел на дверь, ужас подкатился к горлу, на бронированной поверхности были видны явные борозды от когтей. Никита начал смеяться. Семён потряс его за плечи, решив, что его друг сходит с ума.
  - Нет, я не того, всё в порядке, просто оценил мудрость царицы, - перестал смеяться Никита.
  - Какой царицы?
  - Женщина, которая дала нам загнать самих себя в ловушку.
  - Это западня?
  - Она! Настоящая! Стопроцентная!
  - Что делать?
  - Идти вперёд. Другого пути у нас нет.
  - Рубильник! Смотри, настоящий рубильник! Будет свет!
  - Не факт, - скептически хмыкнул Никита, но с нетерпением поднял стержень вверх. Тьма сменилась полутьмой. Некоторые участки потолка тускло осветились, будто гигантские светляки зажгли свои огни.
   Никита потушил факел. Глаза привыкли к скудному освещению и стало вполне сносно видно, особенно в местах светящихся пятен.
  - Как ты думаешь, освещение везде включилось? - Семён с надеждой посмотрел Никите в глаза.
  - Нет. Только в этом тоннеле, - с сожалением покачал он головой. - Это не то место где можно централизованно всё включить. Необходимо поискать общую щитовую. Вероятно, на станции она есть. К несчастью, путь нам пока туда заказан.
   Пахло грибами и сыростью. Никита по привычке насторожился, но когда увидел под ногами белую шляпку самого обычного шампиньона, не удержался и раздавил его ногой, словно это был ненавистный им мутант пришельцев.
  Железная лестница тускло освещалась, но было видно, как она переходила в некое пространство, в огромный зал. Никита и Семён начали осторожно спускаться. Они старались идти тихо, но металл под ногами отдавался глухим звуком, это весьма напрягало. Мужчины вышли в зал, стены которого были из металла. По периметру виднелось множество дверей. Дно зала было взломано взрывом. Торчали куски бетонных глыб, а между ними чернел провал и утоптанная дорога идущая вглубь. Никита и Семён осторожно пошли по металлическим мостикам. Заглянули за первую дверь. Это была длинная уставленная стеллажами и ящиками комната. На видном месте тускло светился рубильник. Никита поднял рукоятку вверх. На потолке расплылось тусклое жёлтое пятно. Было не очень светло, но окружающие предметы угадывались. Они зашли внутрь и заперли за собой дверь. Чувствуя относительную безопасность, слегка расслабились. Семён утёр пот и сел на закрытый ящик.
  - Перекусим? - он с невозмутимым видом расшнуровал сумку.
  - Ты взял поесть? - Никита приятно удивился.
  - Никогда не ухожу из дома, не взяв, что-нибудь пожевать.
   Он выудил на свет божий кольцо копчёной колбасы и пару лепёшек.
  - Из муки? - глотнув слюну, поинтересовался Никита.
  - Угу. Уйму железных денег отдал за мешок. И вот, ещё ... только не ругайся. Я тогда совсем забыл, что у меня была фляга с водой, а ведь чуть не загнулись от жажды.
  - Ты невероятная сволочь, мы едва не погибли от обезвоживания!!!
  - Сам страдал.
  - Да, чтоб ты! - Никита с размаху хлопнул рукой по широченным плечам. Ладонь словно наткнулась на чугунную балку, а Семён даже не качнулся, но покраснел от стыда.
  - На, хоть всё выпей, - он в смущении протянул флягу.
  - Ну ты и ... - Никита не смог подобрать подходящие слова. - Это НЗ, - сделав строгое лицо, распорядился он. - Воду будем экономить ... а колбасу дай.
   Никита и Семён сидели в тесном помещении на странных ящиках, испытывая страшное волнение от того, что в них увидят. Но этот миг сознательно отдаляли, чтоб в дальнейшем насладиться в полной мере. Они, молча жевали, щупая пальцами ребристую поверхность.
  - А хорошо бы найти какое-нибудь стреляющее оружие, - с набитым ртом произнёс Семён.
  - И не мечтай, - остудил его Никита.
  - Но включатели нашли.
  - Включатели не стреляют, - Никита говорил уверенно, но его пальцы скользили по продолговатому ящику, на котором они сидели. - Хватит есть колбасу! - неожиданно он грубо спихнул друга.
  - На нём замок.
  - Сбивай топором!
   Семён примерился и виртуозно ударил лезвием по язычку замка. Засов таинственно хрустнул. Никита попытался поднять крышку, но едва жилы не порвал. это было не по его силам. Семён скромно отодвинул друга, упёрся об пол. Крышка басовито ухнула и неожиданно легко откинулась. Мужчины склонились над содержимым. Было сразу понятно, в ящике лежали предметы знакомые каждому мужчине. Если есть приклад и ствол, они могут стрелять, или могли стрелять. Никита взял в руки лёгкое, словно из пластика, оружие. Его ствол был толстым, а на конце блестела линза.
  - А вдруг это просто фонарик? - с едва заметным разочарованием выдавил из себя Семён.
  - Ох, не думаю. Это боевой лазер!
  - Неужели? - присвистнул Семён.
  - Посмотри! Вот курок, а вот место крепления энергетической батареи. Так, давай искать элемент!
   Они принялись лихорадочно обыскивать комнату.
  - Посмотри, а это не может быть батареей? - Семён снял со стеллажа овальный предмет.
  - Дай посмотрю. Ага, вот крепление. Оно подходит к месту на бластере, - Никита немедля защёлкнул его на оружии. - А теперь посмотрим. Всякое оружие должно быть легким в обращении. Если есть курок, на него следует нажать.
  - А вдруг оно взорвётся?
  - Думаю, будет простой пшик, если он вообще произойдёт, - Никита направил ствол на стену. В предвкушении, что сейчас в разные стороны брызнет расплавленный металл. Затаив дыхание, плавно нажал курок. Всякое можно было ожидать, но не этого. Послышался звук "пшик" и стена осветилась светом, как от обычного фонаря.
  - Говорил же, - разочарованно хихикнул Семён.
   Никита начал водить лучом света по стене, ожидая, что та начнёт плавиться, но ничего не происходило.
  - Что-то не так, - обдумывая ситуацию, промычал он. - Давай поразмыслим. Судя по всему, оружие применялось в условиях темноты. Логично предположить, что место уничтожения необходимо осветить, что и произошло. Свет яркий, ослепит любого подземного жителя. Затем необходимо прицелиться ... Здесь есть ещё одна кнопка.
   Никита уверенно нажал на курок. В центре освещённого круга появилась красная точка.
  - Гм. Обычное лазерное наведение. Что дальше? - задумался Никита.
  - А вот эта выпуклость не является случайно тем, что мы ищем?
  - Уже нашли. Будем пробовать? - Никите было немного не по себе.
  - Нажимай, - Семён возбуждённо задышал.
  - С богом, - произнёс Никита.
  Его палец мягко коснулся кнопки. Стена в районе красной точки набухла и появилась аккуратная дырочка.
  - Вот и всё, - нервно засмеялся Никита. - Запасаемся батареями. Узнать бы только насколько зарядов его хватит.
   Семён в азарте принялся потрошить ящики. В основном в них были непонятные им предметы. Может то были гранаты или мины, но испытывать их не решились. Пару батарей они нашли в стальном ящике.
   Чувствуя уверенность, мужчины покинули временное убежище и, подсвечивая дорогу лучом света, пошли по навесным мостикам. У провала задержались, но имея грозное оружие, они решили спрыгнуть на утоптанную тропу. Семёну не нравилась эта затея, но он не ворчал, только фыркал, когда они натыкались на осколки костей, что в изобилии устилали грязный пол.
   Тропа шла между нагромождений из металлических конструкций и разбитых глыб бетона. Вскоре Никита и Семён вышли на открытое пространство. Это была ещё одна станция, целый железнодорожный узел. Здесь находилось множество туннелей, и возникало ощущение, что её когда-то бомбили. Перрон был завален глыбами обрушившегося потолка, в стенах зияли глубокие трещины. В ближайшем тоннеле застыл искорёженный состав. Лестница, ведущая на верхний уровень, полностью обрушилась. Выход наверх был завален бетонными плитами. Почти все здания на станции разрушены. Дома не имели окон, имелись только двери и они были мощными, как в бомбоубежищах. Внимание привлекло относительно целое здание, а главное дверь была нетронутой и плотно закрыта. Прикрывая друг друга бластерами, мужчины осторожно двинулись к нему. Оно вырастало на глазах и нависло над головами как нечто несокрушимое. Здание было сложено из металлизированных блоков, но и на них виднелись оспины от когда-то пролетевшей войны. На двери не было замков, но открыть не получилось, сколько бы ни упирался Семён, налегая на свой чудовищный топор.
  - Здесь есть определённый секрет, - Никита отодвинул друга от двери и внимательно осмотрел бронированную поверхность.
  - Дай лазером попробую, - Семён взял у Никиты оружие и нажал на курок. Тонкий луч упёрся в поверхность, но она даже не нагрелась.
  - Не трать заряд. Если её можно было прожечь лазерным лучом, это сделали бы давно.
  - Как же открыть?
  - Может, приложить куда-нибудь палец, она сосчитает ДНК и чудесным образом распахнётся? - усмехнулся Никита.
  - На ней нет пластины, куда следует приставить палец, - изучив всю дверь, серьёзно заметил Семён.
  - Тогда она не здесь открывается, - подытожил Никита, забирая свой бластер.
  - И где же?
  - С какого-нибудь бункера. Он должен находиться неподалёку.
  - А вдруг надо сказать волшебное слово, - пошутил Семён.
  - Именно: "Сезам откройся".
  - Типа того.
  - Хорошо, ты пока поговори с дверью, а я бункер поищу.
   Никита осмотрелся. Вокруг были одни развалины. Крошево из камня и металла заполняло всё пространство. Было мёртво и жутко. Но и сюда пробралась жизнь. Кое-где рос полупрозрачный кустарник. Бесцветные стебельки моментально съёживались от направленного на них света. Им не нравилось, что их тревожили, а некоторые из них даже выплюнули в сторону людей капельки зеленоватой жидкости. Не надо было быть провидцем, чтобы понять, что это яд.
  - Интересная флора, - Семён увернулся от целого града смертоносных капелек. - А какая ж здесь фауна?
  - Философский вопрос, - ухмыльнулся Никита. - Здесь всё пронизано голодом, и это не мудрено, жить в полной темноте, хрен что отыщешь.
  - Не так уж здесь темно, - Семён поднял взгляд к тёмным сводам. - Свечение хоть и скудное, но есть.
   Никита пригляделся и тоже заметил сполохи призрачного огня. Где-то на камнях гнездились бесчисленные колонии фосфоресцирующих бактерий.
  - Освещение есть, но не для наших глаз ... хотя, привыкнуть можно, но свет бластера пока выключать не стоит, - Никита вздохнул, понимая, что аккумуляторная батарея в любой момент может разрядиться.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"