Стандур Татьяна Владимировна: другие произведения.

Цитаты из фэнтези

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Цитаты из прочитанных мной книг жанра фэнтези и близкого к нему. Постепенно будет пополняться. Для удобства было добавлено содержание (кликабельное;-)), а то уже сама путаюсь какие книги добавила, а какие нет...


   Цитаты из фэнтези
  
   Содержание:
  1. Августо Кури.
  2.    "Покупатели мечты"
       "Продавец грёз"
      
  3. Алексей Глушановский.
  4.    "Путь демона"
      
  5. Алексей Пехов.
  6.    "Жнецы ветра"
       "Золотые костры"
       "Искатели ветра"
       "Искра и ветер"
       "Крадущийся в тени"
       "Пересмешник"
       "Проклятый горн"
       "Страж"
      
  7. Алекс Ирвин.
  8.    "Дневник Джона Винчестера"
      
  9. Анастасия Парфенова.
  10.    "Танцующая с Ауте"
       "Ярко-алое"
      
  11. Андрей Белянин.
  12.    "Ааргх"
       "Казак в аду"
       "Казак в раю"
       "Меч без имени"
       "Свирепый ландграф"
       "Моя жена - ведьма"
       "Сестрёнка из преисподней"
      
  13. Анна Кувайкова.
  14.    "Друзей не выбирают"
      
  15. Анджей Сапковский.
  16.    "Башня Ласточки"
       "Башня шутов"
       "Божьи воины"
       "Владычица озера"
       "Крещение огнём"
       "Кровь эльфов"
       "Меч Предназначения"
       "Последнее желание"
       "Свет вечный"
       "Сезон гроз"
       "Час Презрения"
      
  17. Аркадий и Борис Стругацкие.
  18.    "Гадкие лебеди"
       "Второе нашествие марсиан"
       "Град обречённый"
       "Далёкая радуга"
       "За миллиард лет до конца света"
       "Обитаемый остров"
       "Отель "У погибшего альпиниста""
       "Отягощённые злом, или Сорок лет спустя"
       "Пикник на обочине"
       "Понедельник начинается в субботу"
       "Стажеры"
       "Страна багровых туч"
       "Трудно быть богом"
       "Улитка на склоне"
       "Хищные вещи века"
       "Хромая судьба"
      
  19. Бернар Вербер.
  20.    "День муравья"
       "Дыхание богов"
       "Звёздная бабочка"
       "Зеркало Кассандры"
       "Империя ангелов"
       "Мы, боги"
       "Последний секрет"
       "Революция муравьёв"
       "Рай на заказ"
       "Тайна богов"
       "Танатонавты"
       "Энциклопедия относительного и абсолютного знания"
      
  21. Вероника Иванова.
  22.    "И маятник качнулся..."
       "На полпути к себе"
       "Вернуться и вернуть"
      
  23. Галина Гончарова.
  24.    "Средневековая история"
       "Учиться, влюбиться... убиться?"
      
  25. Галина Краснова.
  26.    "Связанные"
       "Любимая игрушка"
      
  27. Галина Романова.
  28.    "Как начать карьеру"
       "Как не потерять работу"
      
  29. Ганс Христиан Андерсен.
  30.    "Снежная королева"
      
  31. Гарри Гаррисон.
  32.    "Стальная Крыса"
       "Рождение Стальной Крысы"
      
  33. Джоан Роулинг.
  34.    "Гарри Поттер и Философский камень"
       "Гарри Поттер и Тайная комната"
       "Гарри Поттер и узник Азкабана"
       "Гарри Поттер и кубок огня"
       "Гарри Поттер и Орден Феникса"
       "Гарри Поттер и Принц-полукровка"
       "Гарри Поттер и Дары Смерти"
      
  35. Джон Толкин.
  36.    "Властелин Колец"
       "Хоббит, или Туда и обратно"
       "Сильмариллион"
       "Дети Хурина"
      
  37. Диана Уинн Джонс.
  38.    "Ходячий замок"
      
  39. Дмитрий Емец.
  40.    "Мефодий Буслаев. Маг полуночи"
       "Мефодий Буслаев. Свиток желаний"
       "Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака"
       "Мефодий Буслаев. Билет на Лысую гору"
       "Мефодий Буслаев. Месть валькирий"
       "Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка"
       "Мефодий Буслаев. Лёд и пламя тартара"
       "Мефодий Буслаев. Первый эйдос"
       "Мефодий Буслаев. Светлые крылья для тёмного стража"
       "Мефодий Буслаев. Лестница в Эдем"
       "Мефодий Буслаев. Карта Хаоса"
       "Мефодий Буслаев. Ожерелье дриады"
       "Мефодий Буслаев. Стеклянный страж"
       "Мефодий Буслаев. Танец меча"
       "Мефодий Буслаев. Огненные врата"
       "Мефодий Буслаев. Книга Семи Дорог"
       "Мефодий Буслаев. Ладья света"
       "Мефодий Буслаев. Ошибка грифона"
      
  41. Дэвид Митчелл.
  42.    "Облачный атлас"
       "Сон N9"
      
  43. Ева Никольская.
  44.    "Красавица и ее чудовище"
       "Мой огненный и снежный зверь"
       "Достать василиска!"
       "Сбежавшая невеста"
       "Чужая невеста"
       "Чужая невеста. Тайна подземелий"
      
  45. Елена Звездная.
  46.    "Академия проклятий"
       "Всего один поцелуй"
       "Мой личный враг"
       "Сосватать героя, или Невеста для злодея"
       "Экстремальное интервью, или Девушка для героя"
       "Катриона"
       "Право сильнейшего"
       "Академия Ранмарн"
       "Замок оборотня"
       "Мертвые игры. Книга первая. О мстительных некромантах и запрещенных артефактах"
       "Мертвые игры. Книга вторая. О магах-отступниках и таинственных ритуалах"
       "Мертвые игры. Книга третья"
       "Тёмная Империя"
      
  47. Елена Петрова.
  48.    "Лейна"
       "Стать Демиургом"
      
  49. Елена Усачева.
  50.    "Пленники Сумерек: Влечение"
       "Пленники Сумерек: Откровение"
       "Пленники Сумерек. Искушение"
       "Пленники Сумерек. Желание"
       "Пленники Сумерек. Превращение"
      
  51. Льюис Кэрролл.
  52.    "Алиса в стране чудес"
       "Алиса в Зазеркалье"
      
  53. Иван Ефремов.
  54.    "Туманность Андромеды"
       "Лезвие бритвы"
       "Час быка"
      
  55. Иоганн Вольфганг Гёте.
  56.    "Фауст"
      
  57. Кассандра Клэр.
  58.    "Город небесного огня"
       "Трилогия о Драко"
      
  59. Кира Измайлова.
  60.    "Случай из практики"
      
  61. Ксения Баштовая, Виктория Иванова.
  62.    "Тяжело быть младшим"
       "Маленьких все обидеть норовят!"
      
  63. Лиза Джейн Смит.
  64.    "Царство ночи"
      
  65. Лорен Вайсбергер.
  66.    "У каждого своя цена"
      
  67. Лорел Гамильтон.
  68.    "Запретный плод"
       "Смеющийся труп"
       "Цирк проклятых"
       "Кафе лунатиков"
       "Смертельный танец"
       "Жертва всесожжения"
       "Голубая луна"
       "Обсидиановая бабочка"
       "Нарцисс в цепях"
       "Лазоревый грех"
       "Сны инкуба"
       "Пляска смерти"
       "Арлекин"
       "Торговля кожей"
       "Флирт"
       "Чёрный список"
       "Поцелуй теней"
       "Ласка сумрака"
      
  69. Льюис Кэрролл.
  70.    "Алиса в стране чудес"
       "Алиса в Зазеркалье"
       "Охота на Снарка"
      
  71. Макс Фрай.
  72.    "Библиотекарь"
       "Болтливый мертвец"
       "Большая телега"
       "Властелин Морморы"
       "Власть несбывшегося"
       "Волонтёры вечности"
       "Ворона на мосту"
       "Гнезда химер"
       "Горе господина Гро"
       "Дар Шаванахолы"
       "Жалобная книга"
       "Ключ из жёлтого металла"
       "Книга для таких, как я"
       "Книга Огненных Страниц"
       "Книга одиночеств"
       "Лабиринт Менина"
       "Лабиринты Ехо"
       "Кофейная книга"
       "Магахонские лисы"
       "Мой Рагнарёк"
       "Наваждения"
       "Неуловимый Хабба Хэн"
       "О любви и смерти"
       "Обжора-Хохотун"
       "Простые волшебные вещи"
       "Сказки старого Вильнюса"
       "Сказки старого Вильнюса II"
       "Сказки старого Вильнюса III"
       "Сказки старого Вильнюса IV"
       "Сладкие грёзы Гравви"
       "Тайна Клуба Дубовых Листьев"
       "Тёмная сторона"
       "Тень Гугимагона"
       "Тихий Город"
       "Тубурская игра"
       "Хроники Ехо"
       "Чуб Земли"
       "Чужак"
       "Энциклопедия мифов"
      
  73. Марина и Сергей Дяченко.
  74.    "Долина совести"
       "Пандем"
       "Ритуал"
      
  75. Мария Быкова, Лариса Телятникова.
  76.    "Удача любит рыжих"
       "Путь к золотому дракону"
      
  77. Милена Завойчинская.
  78.    "Алета"
       "Магия книгоходцев"
      
  79. Морис Метерлинк.
  80.    "Синяя птица"
      
  81. Мэгги Стивотер.
  82.    "Жестокие игры"
      
  83. Мэри Стюарт.
  84.    "Кристальный грот"
       "Полые холмы"
      
  85. Мэри Шелли.
  86.    "Франкенштейн, или Современный Прометей"
      
  87. Надежда Кузьмина.
  88.    "Тимиредис"
       "Магиня для эмиссара"
       "Наследница драконов. Тайна"
       "Наследница драконов. Поиск"
       "Наследница драконов. Охота"
       "Наследница драконов. Добыча"
      
  89. Нил Гейман.
  90.    "Американские боги"
       "Звёздная пыль"
       "История с кладбищем"
       "Коралина"
       "Никогде"
       "Океан в конце дороги"
       "Сыновья Ананси"
      
  91. Оксана Панкеева.
  92.    "Пересекая границы"
       "О пользе проклятий"
       "Поспорить с судьбой"
       "Люди и призраки"
       "Шёпот тёмного прошлого"
       "Рассмешить богов"
       "Путь, выбирающий нас"
       "Песня на двоих"
       "Поступь Повелителя"
       "Дороги и сны"
       "Обратная сторона пути"
       "Распутья. Наследие Повелителя"
       "Распутья. Добрые соседи"
      
  93. Ольга Громыко (две из списка в соавторстве с Андреем Улановым).
  94.    "Плюс на Минус"
       "Верные враги"
       "Капкан для некроманта"
       "Профессия: ведьма"
       "Ведьма-хранительница"
       "Верховная ведьма"
       "Ведьмины байки"
       "Пророчества и иже с ними"
       "Цветок камалейника"
       "О бедном Кощее замолвите слово"
       "Год крысы. Видунья"
       "Год крысы. Путница"
       "Космобиолухи"
       "Космоэколухи"
       "Космопсихолухи"
       "Космотехнолухи"
      
  95. Роберт Асприн.
  96.    "Ещё один великолепный МИФ"
      
  97. Роберт Хайнлайн.
  98.    "Дверь в лето"
       "Двойная звезда"
       "Достаточно времени для любви, или Жизни Лазаруса Лонга"
       "Звездный десант"
       "Нам, живущим"
       "Не убоюсь я зла"
       "Уплыть за закат"
       "Число зверя"
       "Чужак в чужой стране"
      
  99. Роберт Шекли.
  100.    "Лавка старинных диковин"
      
  101. Рэй Бредбери.
  102.    "Дзен в искусстве написания книг"
       "451 градус по Фаренгейту"
       "Вино из одуванчиков"
       "Где-то играет оркестр"
       "Золотые яблоки солнца"
       "Кладбище для безумцев"
       "Летнее утро, летняя ночь"
       "Лето, прощай"
       "Марсианские хроники"
       "Надвигается беда"
       "Озеро"
       "То ли ночь, то ли утро"
       "У нас всегда будет Париж"
       "Человек в картинках"
      
  103. Светлана Жданова.
  104.    "Невеста Демона"
       "Алауэн. История одного клана"
       "Лисий хвост или По наглой рыжей моське"
      
  105. Светлана Уласевич.
  106.    "Полтора метра недоразумений, или Не будите спящего Дракона!"
      
  107. Сергей Бадей.
  108.    "Лукоморье. Курс боевого мага"
      
  109. Сергей Лукьяненко.
  110.    "Ночной дозор"
       "Дневной Дозор"
       "Сумеречный Дозор"
       "Последний Дозор"
       "Новый дозор"
      
  111. Софья Ролдугина.
  112.    "Ключ от всех дверей"
       "Белая тетрадь"
       "Зажечь звезду"
       "Тонкий мир"
       "Жертвы обстоятельств"
       "Все кошки возвращаются домой"
      
  113. Стефани Майер.
  114.    "Гостья"
       "Сумерки"
       "Новолуние"
       "Затмение"
       "Рассвет"
       "Солнце полуночи"
      
  115. Стивен Кинг.
  116.    "11/22/63"
       "Бессонница"
       "Буря столетия"
       "Воспламеняющая взглядом"
       "Глаза дракона"
       "Долгая прогулка"
       "Жребий"
       "Зелёная миля"
       "Дьюма-Ки"
       "Как писать книги. Мемуары о ремесле"
       "Кладбище домашних животных"
       "Кристина"
       "Куджо"
       "Кэрри"
       "Ловец снов"
       "Мешок с костями"
       "Оно"
       "Под куполом"
       "Почти как бьюик"
       "Противостояние"
       "Рита Хэйуорт, или Побег из Шоушенка"
       "Сердца в Атлантиде"
       "Сияние"
       "Доктор Сон"
       "Страна радости (Джойленд)"
       "Тёмная Башня I: Стрелок"
       "Тёмная Башня II: Извлечение троих"
       "Тёмная Башня III: Бесплодные земли"
       "Тёмная Башня IV: Колдун и кристалл"
       "Тёмная Башня V: Волки Кэллы"
       "Тёмная Башня VI: Песнь Сюзанны"
       "Тёмная Башня VII: Темная башня"
       "Тёмная башня VIII: Ветер сквозь замочную скважину"
       "Худеющий"
       "Ярость"
      
  117. Сьюзен Коллинз.
  118.    "Голодные игры"
       "И вспыхнет пламя"
       "Сойка-пересмешница"
      
  119. Татьяна Толстая.
  120.    "Кысь"
      
  121. Татьяна Устименко.
  122.    "Сумасшедшая принцесса"
       "Лицо для Сумасшедшей принцессы"
       "Принц для Сумасшедшей принцессы"
      
  123. Терри Пратчетт, Нил Гейман.
  124.    "Добрые предзнаменования"
      
  125. Туве Янссон.
  126.    "Муми-тролль и комета"
       "Мемуары Муми-папы"
       "Волшебная зима"
       "Муми-папа и море"
      
  127. Урсула Ле Гуин.
  128.    "Волшебник Земноморья"
       "Звезды под ногами"
      
  129. Филис Каст.
  130.    "Богиня по ошибке"
       "Меченая"
       "Обманутая"
       "Избранная"
       "Непокорная"
       "Загнанная"
       "Соблазненная"
       "Обожжённая"
       "Пробужденный"
      
  131. Энн Райс.
  132.    "Интервью с вампиром"
       "Вампир Лестат"
       "Царица Проклятых"
       "Вампир Арман"
       "Мейфейрские ведьмы"
      
      

    Августо Кури.

       "Покупатели мечты"
      
       Если вы обвиняете меня в том, что я богат, я подтверждаю: да, я богат. У меня есть то, что нельзя купить за деньги. Посмотрите на моих друзей, они -- мое богатство. Они любят оборванца, человека без гламура, статуса, денег, несчастного, которому даже негде умереть. Да, я богат. У меня есть глаза, чтобы видеть цветы, у меня есть время для безыменных вещей. У меня есть детская улыбка, чтобы подкармливать себя приключениями, опыт пожилых людей, чтобы учить себя спокойно, и сумасшествие психопатов, чтобы замечали мою болезнь. Да, я богат. У меня есть то, что дорого. У меня есть то, что даже за золото и серебро нельзя достать. А у вас есть такие богатства?
      
       Жизнь -- это театральная пьеса, это шоу из шоу. Когда мы закрываем в театре времени последний акт существования на маленькой сцене могилы, шоу не прерывается, спектакль продолжается в театральном зале в слезах...
      
       Предают только друзья, враги лишают надежды.
      
       Господь милостиво позаботился о своем создании, оно выросло и, вместо того чтобы ответить ему любовью, показало зубы. Животное, которому нужен кнут, чтобы его укротить, никогда не будет другом, оно никогда не даст вам спокойно спать.
      
       Если бы у меня была тысяча лет жизни, возможно, я бы вернулся назад и потратил бы время на то, что считаю вторичным. Но, по моему мнению, между младенчеством и старостью есть несколько мгновений, и я не могу позволить себе роскошь жить без свободы.
      
       Насилие объясняет насилие, но никакое насилие не оправдывает собственное насилие.
      
       Мне нужно видеть жизнь как шоу из шоу и понимать, что слезы и смех являются привилегией живых.
      
       ... общественная и экономическая система, которая действовала на протяжении веков, была мужской и перенасыщенной грубыми ошибками. Чрезмерные амбиции мужчин порождали войны, религиозные раздоры, дискриминацию, финансовые кризисы, хищническую конкуренцию в международной торговле. Я буду рад, если женщины займут главенствующие посты в самых разных странах. Но если они будут действовать в пределах мужских инстинктов, они совершат те же ошибки. Если же они будут действовать в рамках своей интуиции, женственности, щедрости, чувственности, то им удастся изменить основы мироздания.
      
       ... наихудшие враги -- это те, кого мы не замечаем или не признаем.
      
       Социальная функция человеческого существа заключается в том, чтобы удобрять в последней инстанции общество, в котором оно находится. Жить для самих себя -- значит пятнать роль нашего существования.
      
       Мысли без веселья подобны существованию без цветов.
      
       ... скромность -- это фундамент мудрых, а гордыня -- опора слабых.
      
       У каждого героя есть своя подлая сторона!
      
       Инсценируем нашу жизнь, как вечные актеры в театре времени, и сразу же закроем пьесу, как будто бы мы ее не играли.
      
       Тот, кто не верен своей совести, имеет неоплатный долг перед своим собственным "я".
      
       Я притворялся, что преподавал, а они притворялись, что учились. И дипломы прилагались к нашей театральной пьесе.
      
       Интеллектуал без друзей -- это книга без содержания.
      
       Человек без друзей -- это почва без влаги, утро без росы, небо без облаков. Друзья -- это не те, которые нам льстят, а те, которые срывают загадочность с нашего героизма и вскрывают нашу слабость.
      
       Великий лидер, чтобы не заработать ранний инфаркт, должен иметь среди многих качеств в первую очередь добродушие и терпимость. Добродушие -- чтобы не подвергаться стрессу от своей собственной глупости, и терпимость -- что бы не подвергаться стрессу от глупости других.
      
       Неудачи являются привилегией живых, а преодолевать их является привилегией мудрых.
      
       Грезы вдохновляют чувства, освобождают воображение, орошают разум. Тот, кто грезит, переписывает свои тексты и переделывает свою жизнь... Без грез мы будем прислужниками эгоцентризма, вассалами индивидуализма, рабами наших инстинктов.
      
       Прошлое не гаснет, а принимает другие очертания.
      
       Человек рождается нейтральным, однако общественная система воспитывает или возносит его инстинкты, освобождает или порабощает его психику. Чаще порабощает.
      
       Вдали от взглядов общества пишутся самые лучшие биографии.
      
       Оливковое дерево, ты сильнее самого сильного из людей. Сколько генералов прошли мимо тебя, надменных, заносчивых, как будто бы они были бессмертными, но они проиграли в битве за существование. А ты, жалкое создание, выжило. Сколько королей прошли мимо тебя в сопровождении величественных кортежей и в конце концов пали в землю, как хрупкие существа. А ты, простое и безымянное, до сегодняшнего дня пишешь свою биографию.
      
      
       "Продавец грёз"
      
       Завоевания без риска -- суть мечты без достоинств. Никто не достоин мечты, если он не использует свои поражения для того, чтобы вынашивать её.
      
       Самое действенное отмщение врагу -- это простить его. Убейте его внутри себя.<...> Слабые люди уничтожают тело своего врага, сильные -- уничтожают образ врага, который носят в себе. Уничтожающие тело -- убийцы, а уничтожающие образ своего врага в себе -- мудрецы.
      
       Блажен, кто вызывает смех своими глупостями, ибо он есть орудие снятие стресса
      
       Любой незнакомец являлся для него человеком, любой же человек был подобен ему самому, а любой подобный ему не мог быть неизвестным. Он приветствовал их из-за удовольствия приветствовать. В сущности, он не продавал грезы, он жил ими.
      
       В обществе полно гиен и стервятников. Не ожидайте многого от больших животных. Но ждите от них недопонимания, отказов, клеветы и болезненной жажды власти. Я не призываю вас стать великими героями, не хочу, чтобы ваши дела были занесены в анналы истории, а призываю стать маленькими ласточками, летающими над обществом, любящими неизвестных им людей и творящими для них то, что в их силах. Гордитесь своими крыльями. Гордитесь делами незначительными, но имеющими великое значение, а также и своим невысоким положением, позволяющим совершать возвышенные поступки.
      
       "Нормальные" всегда действовали по заведенной раз и навсегда привычке; предъявляли претензии в одной и той же манере, одинаково возмущались, выражались нецензурно одними и теми же словами. Одинаково здоровались со своими ближними. Одинаково решали одни и те же проблемы. Пребывали в одинаковом настроении, как дома, так и на работе. Одинаково реагировали на одинаковые ситуации. Дарили подарки по календарю. Иными словами, следовали удушающей, предсказуемой рутине, которая превращалась в неисчерпаемый источник подавленных настроений, тревог, духовной пустоты и раздражения.
       Система засорила воображение людей и привела к потере их творческих проявлений. Они редко удивляли себе подобных, редко дарили подарки не в праздничный день, редко реагировали на напряженные ситуации не так, как обычно. Редко задействовали свой интеллект для того, чтобы оценить какое-либо общественное событие с иной точки зрения. Они были пленниками и не знали этого.
      
       Я потерял отца, но вы научили меня не терять веры в жизнь. Большое вам спасибо.
       Учитель взволнованно посмотрел на ребенка и ошеломил его, сказав:
       -- Я потерял своих детей, но ты тоже научил меня не терять веры в жизнь. Большое тебе спасибо.
       -- Позвольте мне следовать за вами, -- попросил мальчик.
       -- Сколько времени в тебе сидит школа?
       -- Я в шестом классе.
       -- Ты не понял вопроса. Я не спросил, сколько лет ты ходишь в школу, а сколько времени школа сидит в тебе.
       Я, профессор, научившийся искусству обучать людей своего мира, никогда не сталкивался с тем, чтобы кто-то задавал подобные вопросы, тем более мальчику. Мальчишка совсем растерялся.
       -- Я не понимаю вас.
       Вздохнув и снова внимательно посмотрев на мальчика, торговец идеями сказал:
       -- В день, когда ты поймешь, ты превратишься в продавца грез, такого как я, и в свободное время сможешь следовать за мной.
      
       Но не опасно ли противостояние обществу, этой своеобразной фабрике безумия? Не лучше ли уйти от толпы погрязших в индивидуализме, не легче ли оставить их людьми тупоголовыми, не интересующимися таинствами существования, а лишь несерьезными загадками, связанными с покупками, компьютерами, модой? Мы слишком незначительны для того, чтобы хоть как-нибудь противостоять могучей системе. Нас могут арестовать, нанести нам увечья, а еще хуже -- оклеветать.
      
       С пятилетнего возраста я только и делаю, что коллекционирую потери...
      
       Можете называть меня сумасшедшим, психопатом, дураком -- неважно. Важно то, что я, как любой смертный, однажды оборву этот спектакль, называемый жизнью, на небольшой сцене, называемой могилой, перед партером плачущих зрителей.
      
       Хотя я и не могу изменить то, чем был, но могу сам построить то, чем я буду.
      
       Жизнь чрезвычайно длинна для того, чтобы успеть совершить множество ошибок, но на удивление коротка для того, чтобы просто прожить ее.
      
       Мы теряем нашу человечность. Мы, по сути дела, прячем ее за нашей этикой, моралью, за нашими титулами, статусом и властью.
      
       Вступайте в диалог с людьми, узнавайте то, что они держат в тайне. Выявляйте среди людей, которые никому не известны, людей выдающихся. Не смотрите на них со своей точки зрения, а смотрите с их собственной точки зрения. Не вмешивайтесь в их личную жизнь, не пытайтесь управлять ею, идите так глубоко, как они позволят сами. Слушайте их смиренно, даже тех, кто решил отказаться от жизни, побуждайте их слушать самих себя. Если они услышат себя, то это будет значительно лучше, чем если услышат вас.
      
       Девяносто семь процентов женщин в некоторых современных сообществах считают себя некрасивыми. Поэтому в каждом магазине готовой одежды и на каждой этикетке следует размещать текст, похожий на тот, что можно увидеть на пачках сигарет, примерно такого содержания: "Каждая женщина прекрасна. Никаких стандартов красоты быть не может".
      
       В каких показах мод участвуют толстушки? Почему мир моды, возникший для того, чтобы дарить радость, сводит на нет самоуважение женщин? Что это за признанная обществом дискриминация?
      
       Я ничего не имею против манекенщиц и против умных модельеров с их творчеством, но система забыла прокричать, что прекрасное не может быть смоделировано!
      
       В Древнем Риме средняя продолжительность жизни не превышала сорока лет. Сегодня она приближается к восьмидесяти годам, но я имею в виду духовный мир человека. В духовном отношении мы умираем раньше. Вам не кажется что вы проспали свою жизнь, сеньоры?
       Время в нашем восприятии теперь течет значительно быстрее. Дни бегут, годы летят. Что за излишества так подействовали на возраст?
       -- Излишнее социальное давление, конкуренция, информация, обязательства, тесные рамки, поборы, необходимость находиться на уровне современных требований. Урежьте излишества, даже если это будет сопряжено с потерей денег и статуса. Если вам не хочется стать пожилыми людьми, требующими вернуть себе молодость, которая уже прошла, имейте мужество урезать.
      
       В мужчинах больше робости, чем в женщинах.
       Я попытался оспорить его слова:
       -- Но ведь они не воюют! Не берут в руки оружия! Не совершают революций!
       И незамедлительно получил ответ.
       -- Оружием пользуются слабые; сильные предпочитают диалог.
      
       Я понял, что человек узнается не по ласковым словам, не по добродушию или простоте в обращении, а лишь тогда, когда у него появляются власть и деньги. Власть в руках мудреца превращает его в ученика, а власть в руках глупца превращает его в диктатора.
      
       Никогда не забывайте, что нельзя служить двум хозяевам: либо мы остаемся верными нашему собственному пониманию мира, либо склонны слушать то, что о нас говорят другие.
      
       Лучше нести самому, чем позволить, чтобы несли тебя. Лучше поддерживать, чем быть поддержанным.
      
       Я никогда не любил ближнего своего, если он не отвечал мне взаимностью. Без взаимности я вообще не считал его ближним.
      
       Я не знаю, кто я такой и что я такое, ибо то, как я раньше себя представлял, оказалось неправдой. Сейчас я принимаю противоядие от того, кем я был, для того, чтобы стать тем, кем я являюсь сейчас. Пока я еще не понимаю, кто я такой, но я ищу себя.
      
       Мне и в голову не приходило, что любовь к ближнему и агрессивность могут сосуществовать в одном обиталище. Я никогда не думал, что война и мир в состоянии уживаться в одном человеке.
      
       Слабые люди уничтожают тело своего врага, сильные -- уничтожают образ врага, который носят в себе. Уничтожающие тело -- убийцы, а уничтожающие образ своего врага в себе -- мудрецы.
      
       Не обманывайтесь, человек умирает не тогда, когда перестает биться его сердце, а тогда, когда перестает чувствовать себя нужным людям.
      
       Мы начинали понимать, что обретаем силу, становясь слабыми.
      
       Я не призываю вас смягчить свою боль, я призываю вас смягчить свое отчаяние. Я не ожидаю, что вы сдержите свои слезы, но ожидаю, что вы сдержите приступы печали. Тоска никогда не проходит, а вот отчаяние можно и нужно преодолеть, так как оно не делает чести усопшему.
       -- Когда я умру, не отчаивайтесь. Окажите мне почести. Расскажите о моих мечтах, расскажите о глупостях, которые я совершал.
      
       Глупость можно излечить, только отбросив прочь все маски, которыми она прикрывается, такими, как образование и ученые степени.
      
       -- Чем торгуете?
       -- Я продаю решительность неуверенным в себе, смелость трусливым, веселье тем, кто не способен радоваться прелестям жизни, благоразумие неосторожным и скептицизм людям мыслящим.
      
       Мне никогда не приходило в голову, что харизма -- это основной фактор, обеспечивающий усвоение нового материала. Сначала студенты видят харизму преподавателя, потом усваивают материал, который он преподает. У меня был недуг, которым поражены многие интеллектуалы, -- посредственность.
      
       Я понял, что невозможно следовать за лидером, не восторгаясь им. Восторг -- это более сильное чувство, нежели ощущение власти. Харизма более эффективна, чем примитивное давление.
      
       Ведь были же иные пути решения моих проблем; почему я не выбрал их? Однако боль слепит нас, а неудача притупляет ум.
      
       Встретить большую любовь можно. Только никогда не забывайте, что, даже имея рядом с собой самого лучшего партнера, вы никогда не станете счастливой, если не будете любить собственную жизнь.
      
       Доброта являлась словом, которое можно было найти в словарях, но редко в человеческих душах.
      
       Стало понятно, что степень мягкости постели определяется силой нашего душевного волнения. Хорошо спится лишь тому, кто научился умело управлять состоянием собственной души.
      
       Не страдания нас меняют, как мы думали сотни лет, а осознание этих страданий, которое приносит нам пользу на протяжении жизни.
      
       Не бойтесь внешней диффамации. Бойтесь собственных размышлений, ибо только они способны проникнуть в вашу сущность и разрушить ее.
      
       Тот, кто недобр по отношению к себе, не может быть добрым и по отношению к другим. Тот, кто очень плохо относится к себе, бывает жесток по отношению к другим.
      
       Боже, кто Ты такой? Почему Ты обходишь молчанием великие глупости верующих и не вносишь спокойствие в море сомнений скептиков? Почему Ты маскируешь свои порывы законами физики и скрываешь свои дела за явлениями, которые происходят случайно? Твое молчание тревожит меня!
      
       Не бойся отправляться в путь, бойся оставаться на месте.
      
       Я горжусь своими крыльями хотя бы потому, что они позволяют мне вернуть способность летать другим.
      
       Хуже всех дела идут не у того, кто обманывает других, а у того, кто обманывает себя.
      
       От монстров, находящихся вне тебя, можно бежать, от тех, что внутри тебя, убежать невозможно.
      
       -- У некоторых безумие очевидно, у других оно протекает в скрытой форме. Какой тип безумия характерен для вас?
       -- Нет у меня никакого безумия. Я нормальный!
       -- Ну так вот, а моё безумие у всех на виду.
      
      

    Алексей Глушановский. "Путь демона"

      
       Изыди, кровопийца, - <...> - Дай поспать усталому демону!
      
       О-о-х. Моя голова! Кто-нибудь, выключите это проклятое солнце!
      
       Настроение, упав до уровня земли, быстро достало лопату и начало закапываться вглубь
      
       Муха, ржущая, цокающая копытами, брякающая оружием и матерящаяся при неловком движении способна вызвать сильнейшие подозрения.
      
       Шли по принципу "я танк, кто не спрятался, я не виноват", но, к счастью, никто им не встретился.
      
       И постепенно Олег начал ощущать и понимать. Это действительно была Песня. Песня без слов, песня одинокой флейты, провожающей в дальний путь душу молодого и смелого мага, погибшего в бою. Но в песне была и надежда. Душа не погибла. Пройдет какой-то срок, и в шуме кроны молодого дерева, гуле штормящего моря или крике новорожденного ребенка ты сможешь услышать знакомое: "Привет, Ариох! Что нос повесил? Снимай его с вешалки, и пошли в трактир!" - надо только слушать... Слушать очень внимательно.
      
       В это время в дверь кто-то тихо постучал.
       - Идите на ...! - откликнулся Олег привычной за три дня фразой, не утруждая свою болящую голову придумыванием чего-нибудь более изящного.
       - Господин Ариох Бельский не здоров и не имеет возможности посещать праздничные мероприятия. Если вы или ваш господин чувствуете себя оскорблёнными, то господин Бельский готов принять ваших секундантов сегодня вечером, - перевела его высказывание Вереена.
       <...>
       - Ты выглядишь больным!
       - Похмелье, - коротко ответил тот, сжимая голову руками покрепче, из опасения как бы она не развалилась на части.
       - Милорд очень переживает из-за гибели своего друга и предпринял попытку заглушить душевную боль крепленым вином, - вновь выступила в качестве толмача Вереена. - Сейчас его мучают не только сожаления о потере Франко, но и сильнейшее похмелье, - ехидно добавила непьющая вампиресса.
      
       Он был груб, надменен, злопамятен (причем до чрезвычайности - именно ему приписывали изречение: "Я не злопамятный, я просто злой, а вот память у меня плохая. Совсем склероз замучил: отомщу, забуду и ещё раз отомщу!"...)
      
       ...гляжу, а в коридоре толпа девушек со всего факультета какого-то огненного зажала и судилище устроила, на ком он теперь жениться должен. Видимо, при сообщении по кристаллу отпечаток ауры заметили, вот и обвинили ближайшего огневика...
       Решил я на это дело полюбоваться. Отошел в ближайший уголок, прислонился к какой-то тумбочке, только настроился, а тут тумбочка мне и шепчет человеческим голосом: отойди, мол, мне тоже интересно...
      
       - А я бы ей помогла! У тебя совесть есть?
       - Да... Посмотрите в кармане куртки, там вроде что-то такое прошлым летом валялось...
      
       - От естественных причин. Разрыв сердечной мышцы лезвием вейтангура. Нашему командованию очень не понравились его идеи.
      
       А после окончания Тинувеллани была грандиозная попойка. Так он не напивался даже с Франко. Темный эльф оказался превосходным собутыльником. Встретившись с Ал'эолен'таершем в небольшой беседке, исполнявшей роль кафе под открытым небом, Олег изначально подошел к нему, чтобы обсудить условия дуэли. Однако постепенно разговорились, заказали вина, потом ещё и ещё...
       Подошел Эллеар с друзьями, принес какого-то редкого вина, которое тоже было употреблено. Затем пели песни, потом Вереена сказала, что дуэль, похоже, уже идет, и это соревнование - кто больше выпьет. Идея была охотно подхвачена, Эллеар назначен секундантом, и заказали ещё вина...
       Потом дроу сбегал к своему дому и притащил какую-то, по его словам, уникальную настойку на пещерных грибах, которая компании очень понравилась. Да и проявившиеся после этого в огромном количестве маленькие зелёные бесенята оказались очень весёлые и зажигательно танцевали ламбаду. Затем Олег с огромным изумлением понял, что увлечённо спорит с одним из приятелей Эллеара о сущности неосознаваемого начала вселенной. Более того, уже почти доказал тому, что Порядок был порожден изначальным Хаосом в момент тяжёлого бреда, вызванного многодневным запоем. Единственным нерешённым и очень животрепещущим вопросом оставалось лишь то, где же всё-таки Хаос ухитрился раздобыть необходимое для этого количество грибной настойки. Ведь вселенной тогда ещё не существовало! Впрочем, выпив ещё по стаканчику, спорщики сошлись на мысли, что такая восхитительная настойка просто обязана была существовать всегда, и, следовательно, именно она и является основой миропорядка.
      
       - Это ж надо додуматься! Призвать МЕНЯ, чтоб выиграть какой-то там спор! Ты знаешь? Это мне нравится! Люблю наглецов. Давно так не смеялась! Правда, самым ранним воспоминанием я с ним делиться не буду - эта вселенная не так уж плоха, жаль будет, если погибнет раньше времени... Но вот если из относительно недавнего... Помнится, не так давно один молодой и до крайности амбициозный Творец сказал довольно-таки глупую фразу... Как же она звучала? А, вот, вспомнила... "Да будет свет!" Ну не глупость ли, правда?
      
       Правда, случился и небольшой конфуз. Надо сказать, Крайон Полейский был весьма и весьма изумлен и растерян, когда, перейдя к последней, скорбной части списка - награждаемых посмертно, он выкликнул имя коменданта Юрайи Семецкого и уже был готов продолжить стандартную фразу "Орден Чести второй ступени передаётся потомкам павшего, дабы чтили они доблесть предка своего", как из глубин строя показалась печальная фигура в изрубленных латах. Доблестный комендант вместе с большей частью своего отряда, подумав, попросили Олега отложить ритуал упокоения до полной зачистки Шема, желая вначале расквитаться со своими убийцами. Олега это решение весьма обрадовало, поскольку позволило ему сэкономить постепенно пополняющиеся, но ещё далеко не полностью восстановившиеся магические силы.
       Командир экспедиционного корпуса впоследствии не раз рассказывал, что никогда не испытывал такой растерянности, как выслушивая гордое "Служу империи" из уст принимающего ПОСМЕРТНУЮ награду воина.
      
       - Вредина! - припечатал Олег, стянул сапоги, критически понюхал воздух, после чего снял и носки, поставив их в максимально далекий от кровати угол...
      
       - Гм... Безлюдная местность говоришь? Чудеса всякие творить будет? Знаешь, - Олег весело улыбнулся, - а у меня ведь есть на примете одно место в моём прежнем мире, куда люди даже и заходить боятся! Опять же небольшая доля чудес землянам вовсе не помешает!
       - Да? И что это за место такое?
       - На Украине. Чернобыль называется. Там в тысяча девятьсот восемьдесят шестом году атомная электростанция рванула, так до сих пор никто не живет. И территория лишь немногим меньше, чем у Фенриана. Как ты думаешь, можно туда "Монолит" перекинуть?
      
       Я должен убивать и отдавать приказы об убийстве, неся полную ответственность за свои действия, а не просить своего друга-Мертвителя: "Посмотрите налево, посмотрите направо, большое спасибо, здесь раньше стояли войска Аталетты. Экскурсия продолжается, следующий пункт - замок Крэгхистов".
      
       - Времени, говоришь, осталось немного? - протянула Лена. - Так что же ты тут сидишь, баран бесчувственный, чаи распиваешь? А родителей предупредить? Сестру, наконец? Она же меня живьем съест, выясняя, куда ты пропал, после того как меня проводить пошёл! Тебе оно, может, умирать уже и привычно, а мне ещё пожить охота!
       - Если честно, не знаю, как подойти, - сознался Олег. - Не являться же при полном параде с заявлением: мама, папа, не волнуйтесь, меня тут немножко убили, ничего страшного... Может, ты им передашь?
       - Что именно? Евгения Алексеевна, Владимир Николаевич, не волнуйтесь, ваш сын немного дуба дал? Так, не до конца, только в этом мире. Нет, вы не нервничайте, он сейчас в виде ходячего водонагревателя у меня дома сидит, всё нормально. Просто ему тут отлучиться ненадолго придется - зарезать королеву в одном из параллельных миров вместе с главой церкви какого-то светоносного хрена, а потом стать владыкой ада... Как ты думаешь, сколько времени пройдет от начала подобного заявления до моего тесного знакомства с добрыми людьми в белых халатах, которые переоденут меня в модную сорочку с длинными рукавами и выделят бесплатную жилплощадь в доме с мягкими стенами?
      
       Сидя на мягких сиденьях патрульной "шестерки", Лена с трудом удерживала рвущиеся из груди всхлипы. Слёзы катились по её щекам, и она вытирала их о рукав блузки, сердито подёргивая плечом. В отличие от многих своих подруг, Лена искренне считала, что плакать на людях - верх неприличия, и сейчас стеснялась своих слез, которые никак не удавалось подавить или хотя бы сдержать.
      
       Логика была проста: чем более силен был демон, тем меньшей властью над ним обладало его истинное имя. Я вот, например, даже не слышал, когда его произносят в мое отсутствие. Нет, в принципе при желании после слияния я мог бы настроиться так, чтобы слышать любой разговор, в котором упомянут его, но оно мне надо? Если постоянно слышать всё, что о тебе говорят, так и с ума сойти недолго!
      
       Вряд ли Аталетта обрадуется, если вместе с саранчой всё население её государства, включая не только людей, но также домашнюю и дикую живность, обратится в зомби. Хотя - и это Олег мог утверждать по личному опыту - управлять зомби было намного проще, легче и удобнее, чем живыми людьми. Разумеется, в том случае, если ты являешься некромантом.
      
      

    Алексей Пехов.

       "Жнецы ветра"
      
       Мелот учит нас прощать врагов своих. Особенно если это происходит после их смерти.
      
       Жизнь -- пустое. Цель важнее.
      
       Жизнь -- поразительная штука. Она гораздо более странная, чем сказки.
      
       История, девочка, штука капризная. Главное -- вовремя успеть вывернуть её наизнанку. А дальше -- дело времени. И вот -- хоп! Можно делать большие глаза и разводить руками, называя чушью всё, что когда-то было не менее реально, чем мы с тобой.
      
       Держи ветер за хвост и делай то, что следует!
      
       Мы все в чём-то виноваты! <...> И за наши ошибки часто расплачиваются другие. <...> Те, кто с нами, те, кого мы любим, иногда уходят от нас. Это закон жизни.
      
       Не уверен, что богу вообще нужны все эти молитвы. Скорее они важны для тебя самого, и в этом куда большая их ценность, чем думают некоторые не слишком умные служители храмов. Что же касается Мелота - то, по мне, он скорее положительно отнесется к тому, чтобы ему не докучали вечным нытьем, а сделали все сами и достигли чего-нибудь без помощи с небес. Не уверен, что он счастлив, столетиями выслушивая жалобщиков и попрошаек. Да и льстецов, наверное, слушать сложновато. Будь я на месте Мелота - точно бы не стал...
      
       Все время ждать зла - это значит проиграть до битвы.
      
       Привыкнуть можно ко всему. И это - самое страшное.
      
       Бог един, он справедлив и, даже несмотря на то что жутко занят, любит тебя. Пускай ты и молился последний раз сто лет назад, а даров ему и вовсе не приносил. По мне -- это гораздо более правильно, чем "тебя испепелят молнии, проклятый грешник, так как ты забыл прочитать на ночь "Славься, Мелот"".
      
       ... все мы полны скрытых сюрпризов. Жаль, что основная часть из них вряд ли доставит радость окружающим.
      
       ... доверие -- гораздо крепче сомнений. Первое способно выдержать многое. Вторые разлетаются от малейшего дуновения ветерка. Пока веришь человеку и поддерживаешь его, шансов на то, что случится плохое, гораздо меньше. Сомнения -- первый шаг в могилу.
      
      
       "Золотые костры"
      
       Еще одна человеческая черта, -- усмехнулся я. -- Мы склонны сомневаться даже в очевидных фактах. Сплошные противоречия.
      
       -- Младшие -- значит, слабые?
       -- Нет. Это значит, что есть и более сильные.
      
       Умирать не страшно. <...> Просто обидно. Никогда не успеваешь сделать всё, что хотел.
      
       -- ... Вера должна спасать, а не убивать.
       -- И не разобщать, не стращать, не судить и не казнить. Но отчего-то именно так и происходит. Одни жгут ведьм, другие -- <...> тех, кто забыл помолиться перед обедом. Уверен, что помыслы Господа в этих случаях совершенно ни при чём. Это уж мы сами, воплощение рук его, додумались. Но всегда готовы спихнуть свои не слишком праведные поступки на чужую волю, лишив её себя. Мол, не я срубил голову тому нехристю-хагжиту, это бог так велел.
      
       Слепая вера не помогает, друг Проповедник, а вредит. Это всё равно что неуправляемая карета, несущаяся под горку. Угробит и тех, кто сидит в ней, и тех, кто попадёт под колёса.
      
       -- ... Ты не ждёшь Апокалипсиса?
       -- Не сомневаюсь, что рано или поздно мы достанем небеса и те проведут показательную чистку паршивых овец, но уверен, это случится не при моей жизни.
      
       Лишние знания никогда не бывают вредны, и им всегда найдётся применение...
      
       Каждый понимает Бога по-своему.
      
       Порой в молчании куда больше толка, чем в словах.
      
       Есть у меня душа или нет -- не важно до тех пор, пока я живу, дышу и выполняю свою работу. Вопросы теологии, философии и религиозных догм оставим до тех пор, пока я не умру.
      
       ...Мы не увидим ни ада, ни рая. Мы живём только этой жизнью, а после нас ждёт лишь мрак и забвение.
      
       Я так устала, что не в силах даже думать.
      
       На наше счастье, в мире не так много глупцов, как это порой кажется.
      
       Война требует денег, поэтому многие предпочитают мир.
      
       ... Не те вопросы не тем людям могут привести к очень печальным последствиям.
      
       Он брызгал слюной, махал руками и не желал пропустить меня. Я не любил таких людей -- их необразованность, помноженная на религиозное рвение, рождает страх. И этим страхом они заражают всех вокруг, точно блохи, разносящие чуму.
      
       Если у нас тут локальное представительство ада, это не значит, что я должен быть голодным.
      
       Чтобы взять город, нужны саперы, артиллеристы, шпионы и предатели. Ну и несколько тысяч дураков из пехоты, которые почти все безо всякого смысла сложат голову под стенами.
      
       -- Вы видели эти ядра?
       -- Видел. Не жалуете прогресс?
       -- Это не прогресс, Людвиг. Это ад. От него погибнут тысячи тысяч. Я уже напал на след изготовителя и до конца года отправлю его на костер. Таким вещам и такому оружию не место в мире Господа.
      
       Некоторые прописные истины следует говорить постоянно, иначе люди перестают в них верить, и тогда всё идёт наперекосяк.
      
       Эти считали, что бог послал им испытание в виде слуги дьявола, князя Горловица, который желал забрать души горожан в ад. И, чтобы этого не случилось, они истязали свою плоть, показывая господу, что являются его рабами. На кой черт всевышнему рабы и исполосованные до крови спины, бичеватели отчего-то умалчивали.
      
       Тот, кто ищет правду и справедливость, сеет смерть так же часто, как тот, кто разжигает свою ненависть и удовлетворяет месть.
      
       -- Я планирую оставаться в таком настроении до тех пор, пока ты не переберешься через этот чертов перевал и не окажешься в цивилизации.
       -- Ну если под цивилизацией ты понимаешь войну, которая с цепом носится по стране, шарахая по всем, кто не успел от него увернуться, то я тебя не разочарую. Скоро мы будем в этой цивилизации по самые уши.
      
       Больше всего чудовищ не среди ругару, старг или боздуханов, а среди нашего племени. Хуже людей я пока никого не встречал.
      
       -- Судя по всему, он выживет. Поздравляю, Людвиг. Твоя ведьма знает свое дело, а в мире появился еще один оборотень. Вот только разве это жизнь? Быть оборотнем?
       -- Дышать, мыслить, чувствовать? Думаю, что да. Это жизнь. У каждого из нас свои изъяны, но лучше существовать с ними, чем лежать в могиле.
      
       -- Зачем ты это делаешь? -- удивился Проповедник. -- Не милосерднее ли убить его?
       -- Что-то не совмещаются у меня в сознании эти два слова -- милосердие и убийство. Будь добр, оставь дурные советы при себе.
      
       Любить ближнего своего чудесная заповедь, но порой мне кажется, что Господь придумал её для кого-то ещё. Не для людей, обожающих грешить направо и налево. Возможно, он просто ошибся и отправил сообщение не в тот мир.
      
      
       "Искатели ветра"
      
       -- Как тебе моя подружка?
       -- Ты же предпочитаешь мальчиков.
       -- Клевета, -- его глаза смеялись. - Во всяком случае, не чаще, чем женщин.
      
       -- Это племя переменчиво, как ветер, который их носит.
       -- Лучше бы он их уронил.
      
       А я не понимаю твоего непонимания.
      
       Мастера, какой бы скотиной он ни был, видно за лигу.
      
       На самом деле, мне было все равно, кто правит. Хоть Император, хоть Проклятые - все едино до тех пор, пока не трогают меня и мое солнце. Дают жить спокойно, и ладно. А все остальное - их личная грызня, и геройствовать за чужие интересы - глупо. Кому это надо? Разве что сказителям, только и мечтающим превратить опрометчивый поступок очередного мертвого "героя" в очередную слащавую легенду.
      
       -- Не верю, -- пробормотал солдат.
       -- Хочешь сказать, что я вернулся с того света и решил потребовать с тебя должок? -- устало усмехнулся Га-нор.
       -- Если ты и покойник, то гораздо хуже этих тварей. Они хотя бы денег не просили.
      
       Так всегда бывает, когда страшного слишком много. Страх сам себя сжигает. Происходит пресыщение. Ты уже не чувствуешь ничего, кроме тупой усталости. Слишком привык, хотя понимаю, как могут звучать мои слова со стороны. Но привыкнуть можно ко всему.
      
       Я стараюсь думать. Это не дает мне превратиться в идиота.
      
       Я никогда не считал себя трусом. Только дураком, а это разные вещи.
      
       Спасать тех, кто не хочет быть спасённым, глупо.
      
       Порой встречаешь зло там, где его не ждёшь.
      
       Никогда не доверяй зеркалам. И не поворачивайся к ним спиной. Они могут обжечь.
      
       ... зеркала любят лгать, даже если ты просишь их сказать правду. На приказ показать истину они всегда отвечают смехом и искажением реальности. Юлят, ловчат, изворачиваются и лгут, лгут, лгут.
      
       Если солдатня может себе позволить быть тупой, то офицеры -- нет.
      
       Встречать проблемы, ковыряя в носу по меньшей мере, неосмотрительно. А то пока палец вытащишь, можно и руки лишиться.
      
       Собаки зря не воют.
      
       Шансы есть всегда.
      
       Как показывает опыт, неприятности на голову сваливаются неожиданно.
      
       -- Слушай, а мне показалось или вы в самом деле боитесь ее куда больше вашего чудо-стрелка?
       Кнут недовольно поморщился. Гнус прав. Этот парень порой раздражает до умопомрачения.
       -- Она может вскипятить мозги, прежде, чем ты вытащишь из ножен меч.
       -- Это умеют делать все женщины, -- хохотнул Шен.
      
       В маленьких городках всегда так - никто не желает тратиться на такую ерунду, как освещение.
      
       Годы долгого мира даруют ощущение безопасности. Как правило, ложное.
      
       Не бояться -- это глупость. Не бояться за судьбу близких -- это глупость вдвойне.
      
       Многие из нынешнего поколения не любят сидеть на месте. Все куда-то спешат, торопятся, стремятся чего-то достичь, стараются изменить, хотя в большинстве своем сами не знают, чего хотят... Таких людей, как вы, я называю "искатели ветра". Вы слепо гонитесь за ним, но что станете делать, когда отыщете? Никто из вас не думает, куда заведет тот поиск. Ты можешь найти совсем не то, что ищешь, и, вместо того, чтобы поймать ветер Хаоса, попадешь в бурю. Готов ли ты встретиться с ней лицом к лицу?
      
      
       "Искра и ветер"
      
       Слишком поздно бояться, гийян. Мы смотрим в неизбежность. Остается лишь принять её и сделать всё, что в наших силах.
      
       Человек может быть хорошим, но, к сожалению, не слишком дальновидным. Порой сказанные слова, которым он не придаёт значения, могут попасть в уши к дурным людям и быть использованы против тебя. В жизни всё бывает.
      
       ... когда ты всесилен, приходится придумывать ограничения. Не для мира. Для себя. Иначе жизнь теряет всякий смысл, если в любое мгновение можно достать луну с небес.
      
       Законы мироздания сильнее тех, кто создает по ним. Нельзя сделать мир без боли, ненависти, смерти и крови. Нельзя создать мир без света, радости, надежды и любви. Иначе он получится ущербным.
      
       Если ты видел одну войну, можешь считать, что видел их все. Сколько бы ни прошло лет - они не меняются. Все те же пожары, все те же мертвецы, все то же воронье, те же свежие и неаккуратные могилы вдоль дорог. Начинающийся голод, разлитый по деревням страх, зверские цены, лихие люди, способные убить за один лишь косой взгляд или пару изношенных сапог.
      
       Храм должен быть в голове, а не на земле. Человек, если он праведник, сам себе храм.
      
       Власть? В Бездну такую власть, раз ты становишься рабой своего титула и уже не можешь ни шагу ступить без назойливого, угодливого внимания. Власть - это сила? Ну, нет! Скорее - клетка и полное отсутствие свободы. А также первый шаг к тому, чтобы забыть о настоящем Даре, погрязнуть в бытовых проблемах, мелких склоках между себе подобными и политических интригах в поиске выгод.
      
       Меня это порядком доставало. Быть героем - хуже не придумаешь. Разумеется, я оказал миру услугу. Но вовсе не ради того, чтобы со мной все носились.
      
       Не всегда ураган гасит искры.
       Иногда он может превратить их в пожар.
      
       Сильнее любви магии нет. Она -- источник всего сущего. Перед тем, кто освоит это чувство без остатка, открываются воистину грандиозные перспективы... Её любовь спасла тебя, а твоя -- её.
      
      
       "Крадущийся в тени"
      
       Самая страшная пытка -- это ожидание. Оно сломило, а то и убило множество людей. Что может быть хуже, чем стоять за невысокими стенами из наваленных бревен, присыпанных землей, и вглядываться в осеннюю мглу в течении целого дня, наблюдая лишь одну и ту же картину -- дорогу, съедаемую белесой стеной тумана.
      
       Измучены жаждой и прокляты тьмой,
       Немертвые грешники кару несут,
       И только один не умрет под клыками,
       Один, что с тенями танцует, как брат.
      
       Ожидание -- это самая плохая штука, по себе знаю. Иногда терпение просто кончается, не выдерживая пытки временем. В такие моменты хочется выть, чтобы хоть чем-то себя занять.
      
       Халатность погубит этот мир. Уж поверьте!
      
       Храбрецы долго не живут в нашем мире.
      
       Тень -- родная сестра тьмы.
      
       Маленькая война на просторах большого мира. Маленькая драма и маленькая смерть. Сколько их было? Сколько их еще будет? Скольких героев незаслуженно забудут поколения, и скольких не героев будут помнить, хотя они этого не заслужили?
      
       Сколько это длилось? Не думаю, что больше чем вечность, да и та когда-нибудь должна кончиться. Вечность, как и сны, имеет такую неприятную особенность -- подходить к концу в самое неподходящее для этого время.
      
       Спешить -- значит утратить контроль над ситуацией, а следовательно, стать уязвимым.
      
       Назовите меня дураком, но я никогда не копирую планы на пергамент. Для чего тогда нужна голова?
      
       Мир несовершенен. В нём полно завистников и тех, кому мне довелось перебежать дорогу. Пускай бормочут. Дальше шёпота за спиной всё равно не отважатся пойти.
      
       Чем меньше о тебе знают другие, тем сильнее ты защищён от разных неожиданностей.
      
       Интересно, почему в некоторых ситуациях некоторые личности страдают избирательной потерей слуха?
      
       Солнце ещё не скрылось за горизонтом, но уже собралось на покой, а луна походила на снежную сову. Над городом всего лишь на час воспарила гигантская дремлющая птица, имя которой -- сумерки.
      
       Удивительные вы существа, люди. Иногда готовы перегрызть друг другу глотку за медяк или другую чушь, а иногда решаете прикрыть собой спины товарищей, понимая, что живым выбраться не удастся.
      
       Ему влепили стрелу промеж лопаток, и наёмник от переизбытка чувств решил помереть прямо на мне.
      
       Да, это не сказка. Только в сказках умирают с честью и безмолвно. В жизни обычно долго корчатся, вопят и истекают кровью.
      
       Тень появляется только тогда, когда существует хотя бы крупица света, так что сравнивать её с тьмой по меньшей мере глупо.
      
       Все когда-нибудь уходят. Рано или поздно это случается, и бегать от этого -- глупо, а закрывать глаза на это -- ещё глупее. ... Весь вопрос только в том, как уйти и за что стоит расстаться с жизнью.
       Пояснение к цитате:
       про философию эльфов.
      
       Могу и бритвой по глазам.
      
      
       "Пересмешник"
      
       Быть вдвоем, хотя бы иногда, -- гораздо лучше, чем коротать часы жизни в одиночестве.
      
       Я прицелился ему в лоб, думая, что возмездие - в некоторых случаях совершенно не важно. Так же, как важнее не жизнь и не смерть, а то новое, что мы создаем. А что создал я? Ничего. За мной всегда одна лишь пустота.
      
       -- <...> Почему мы всегда хотим чего-то большего и недостижимого?
       -- <...> Когда достигаешь какой-то цели, всегда следует найти новую, иначе отсутствие стремления вперёд приведёт нас назад.
      
       Беда прогресса в том, что он редко оглядывается на минувшее, мчится вперёд и не хочет идти рука об руку со старыми знаниями. Прогресс многого способен достичь, но он не всемогущ. Нет ничего всесильного в нашем мире <...>. Одно должно дополнять другое, и лишь тогда наша цивилизация сможет устоять перед многими опасностями прошлого и будущего.
      
       Если человека пичкать обрывками культуры, которой тот не понимает, то он становится прекрасным фанатиком и оружием в чужих руках.
      
       Жизнь -- штука забавная, и никогда не знаешь, где тебе на голову упадёт кирпич...
      
       ... сколь жалкое это оправдание -- не иметь выбора.
      
       Со временем всё забылось. Страсти, обида и ненависть погасли. От пламени костра остался лишь серый пепел. Во всяком случае, я хочу так думать.
      
       Не скажу, что я религиозен. Скорее наоборот -- молчаливый атеист, не лезущий в чужую веру, никого не учащий, как следует жить, чему поклоняться и в кого верить. Я уважаю все религиозные конфессии <..>. Во всяком случае, до тех пор, пока меня не стараются обратить в чью-либо веру, я остаюсь очень терпимым...
      
       Стэфан часто с иронией говорит, что в нашей жизни только три важные вещи. Первое -- это доброта. Второе -- это доброта. И третье -- это тоже доброта. Но ни одна из этих важных вещей не ценится.
      
       ... убить собственного ребенка -- ничего не может быть хуже. Даже для демона.
      
       Война всегда преследует разные цели, а мы прикрываемся идеалами, но в основе всего лежат деньги.
      
       Мы испытываем стыд не потому, что допустили ошибку, а потому, что наш позор видят другие.
      
       Наш свет закостенел в равнодушии, которое нельзя разбить никаким молотом.
      
       Осторожнее с надеждами, они приводят к разочарованиям.
      
       Между справедливостью и местью нельзя поставить знак равенства.
      
       ... ты все еще связан социальными рамками. Не спорю, многие из них вполне хороши, но некоторые очень мешают заглянуть за горизонт. Ты же знаешь эти не слишком умные варианты - "но если я это сделаю, что обо мне подумают окружающие?" А не плевать ли на них, Пересмешник?
      
       Все боятся умереть. Даже те, кто уже мертв. Любое разумное существо должно любить и ценить свою жизнь, иначе оно перестает быть разумным.
      
       Удобства растут, а мир портится.
      
       Эклектизм царит в умонастроениях. Люди забывают прошлое, отказываются от него без всякой жалости, без всякого ума и ждут прихода нового, золотого века. Эры открытий. Ждут триумфа науки, не видя, что становится только хуже. Воздух и вода грязнее, войны жестче, цены выше, жизнь хуже. Возьми тот же маленький народец -- с началом эпохи прогресса они вымирают тысячами. Им тяжело приспособиться к таким быстрым изменениям мира. Как и многим другим, кстати говоря.
      
       Пустота никогда не может заменить цели...
      
       Мы всегда поспешны в своих решениях и слишком часто жалеем о них, пытаясь исправить то, что исправлять давно уже не следует.
      
       Любое дело важно, даже самое мелкое и, на первый взгляд, незначительное. Маленький камешек тянет за собой в пропасть огромные глыбы, и от такого камнепада невозможно укрыться.
      
       Никто не может быть счастлив без иллюзий. Они необходимы для нашего счастья не меньше, чем реальность.
      
       -- Тебе дорога эта красотка? -- невзначай поинтересовалась Бэсс.
       -- Не знаю, -- искренне ответил я.
       -- Вы, мужчины, сплошное ходячее противоречие.... Никогда не знаете, чего хотите в женщинах. Отсюда в нашем мире столько проблем......... Никогда не могла понять, как можно не знать о собственных чувствах. Если любишь -- люби, ненавидишь -- ненавидь.
      
       -- У тебя есть стратегический план дальнейших действий, мой мальчик?
       -- Да. Называется импровизация.
      
       Чрезмерная страсть не приносит двум людям ни славы, ни удовлетворения, ни счастья. Ведь она не так многогранна, как любовь. Страсть нечто иное, местами более сильное, более дикое, примитивное и в то же время яркое. Порой она заставляет кипеть кровь и заводит почище, чем пузырьки розового шампанского жвилья. Беда лишь в том, что, когда это чувство у кого-то из двоих проходит, на коже остается лишь соль, песок да зола.
      
       Каждый из нас проходит по мостам жизни, сжигая их за собой и унося в памяти запах дыма и горечь слез.
      
       Сомнения и неуверенность -- плохие спутники в жизни. Они заставляют толкаться на одном месте, а затем жалеть об упущенных возможностях.
      
       Каждая потеря остается потерей, сколько бы их ни было до этого.
      
       Смирение для слабых духом.
      
       ... Месть ничем не лучше яда. Месть нужна лишь дуракам и безумцам, которые не понимают её последствий, потому что она никогда не бывает бесплатной.
      
       Все секреты становятся тайной, а тайна превращается в зло. В этом истина любого секрета.
      
       Мы одной ногой в могиле с тех пор, как родились. Весь вопрос лишь в том, когда тебя толкнут в спину, и ты туда ляжешь.
      
       Если бы мы знали секреты друг друга, то они бы стали лучшим утешением для наших сердец.
      
       Боль -- самая динамичная и эффективная форма допроса.
      
       Если насилие хаотично, то остановить его невозможно.
      
       Лучшие уроки мы получаем, совершая ошибки.
      
       Каждой личности приходится сражаться для того, чтобы её не погубило собственное племя.
      
      
       "Проклятый горн"
      
       Скорее бы все сдохли. Никто и не заметит такой "потери". Господь, сделай так, как я прошу. Они вконец охренели.
      
       Здоровье у меня со времен смерти не важное. Чихаю по утрам.
      
       Избавь нас Господь от тех, кто думает, что исполняет Его волю!
      
       -- Ты из этих? Неверующих?
       -- Не верующих в поддельные святые реликвии, которые впаривают простодушным невеждам по всему миру? О да. Я из таких. И меня не интересуют ни пояса Богородицы <...>; ни волосы с отрубленной головы Крестителя; ни дощечка из ковчега Ноя...
      
       Он ведь Всемогущий. Какого чёрта создавать столь бракованную тварь, как человек?! В нас слишком много изъянов, для того чтобы мы имели право существовать.
      
       Люди, точно псы, почувствовавшие добычу, забывшие о заповедях, законах и правилах, подчиняясь общей звериной воле, одуревшие от крови, смерти и вседозволенности, крушили все что попадалось им под руку. Выламывали двери в лавки и жилые дома, убивали тех, кто был не с ними или не похож на них. Жадная цепь голодных муравьев, готовых сожрать и переварить любого, а к утру, когда безумие схлынет и толпа распадется на отдельных детей божьих, забыть о совершенном, замолить грех и убедить себя, да и других, что это все делали не они. Что им пришлось так поступить, чтобы не выделяться среди остальных
       Завтра они будут рыдать над обезображенными трупами, удивляться, отчего же вдруг умер сосед, отводить взгляды от младенцев с расколотыми головами, в потрясении ходить среди пожарищ и разрушенных зданий. Не понимать, почему оправившиеся власти хватают каждого третьего, колесуют, четвертуют и вешают на столбах.
       Ведь это же не они. Никто их них не хотел ничего такого. Они готовы в этом поклясться.
      
       Когда протрезвеют. И насытятся минутной властью, кровью и добром соседей. Только будет немного поздно. Потому что герцог Удальна не позволит, чтобы голытьба решала в его стране, кому жить, а кому умереть. Большинство из тех, кто сейчас мечтает о райской жизни и новом мире, -- уже покойники. Об этом знаю я, знает Пугало и даже Проповедник. Не подозревают лишь устроившие анархию.
      
       Потому что даже идиоты прекрасно знают -- можно убить соседа, ограбить друга, повесить на столбе бургомистра, испытывать терпение герцога, но не стоит играть в такие игры с инквизицией.
      
       -- Говорят, когда в Солезино появился первый заболевший юстирским потом, герцог отдал приказ, и его кавальери уничтожили все суда в портах, включая рыбацкие лодки. <..>
       -- И тем самым он обрек сотни своих подданных на бессмысленную гибель. <..>
       -- И спас тысячи в соседних странах. И умер сам, хотя мог попытаться сбежать от мора на собственном корабле. <..>
       -- Думаешь, кто-нибудь об этом припомнит через сто лет? Что сильный мира сего поступил как правитель, а не как обычный человек?
      
       Он знает, что ему пора, но упорно держится за наш мир и за меня. И, боюсь, не уйдет до тех пор, пока не решит, что его совесть чиста. Беда в том, что совесть редко успокаивается.
      
       Нет смысла спорить со стихией. Она всё равно ни черта тебя не услышит, но зато без труда размажет о камни.
      
       ...Мир нельзя сделать лучше. Это не в человеческой власти <...>. Нельзя спасти того, кто этого не хочет. Не имеет никакого смысла показывать свиньям солнце, когда их интересует лишь грязь. Иначе они запачкают даже его, лишат света тех немногих, кто этого достоин, но так и не поднимут задницу из лужи.
      
       -- Если на человека слишком долго давить, он ломается.
       -- Или же обрастает шипами.
      
       ...Я поступал по собственному разумению, решив действовать по обстоятельствам, которые, кажется, в последние полчаса начали захватывать инициативу, положив на лопатки и разум и логические расчёты.
      
       Я услышал крики на улице, выглянул вниз, увидел фигуры с факелами. Почти с десяток пытались выбить дверь в соседнем доме, используя для этого дубовую лавку. <...>
       -- Чего они хотят? <...>
       -- Чего обычно желают люди, когда наступает беззаконие? Убить, ограбить, сломать, поджечь и изнасиловать. Не поручусь, что именно в таком порядке. <...> Горожане одуреют от крови и вседозволенности и устроят такое, чего постыдились бы банды ландскнехтов.
      
       Атмосфера тревоги растеклась по улицам, заползла в дома, а следом за ней, на мягких лапах, следовал пока ещё невидимый, но уже ощущаемый страх. Кроме этих двух вечных спутников был ещё кое-кто. Но столь призрачный, что я не готов был поручиться, что слышал шорох плаща и видел блеск луны на лезвии косы.
      
       Когда случается бунт, люди перестают быть людьми и превращаются в жаждущую крови толпу.
      
      
       "Страж"
      
       -- Проповедник, -- тихо позвал я, но он, слишком занятый молитвой, услышал меня лишь с четвертого раза.
       -- Святые заступники! Людвиг, держись. Мы отнесем тебя к лекарю, и ты поправишься.
       "Какого же дьявола ты тогда читаешь по мне поминальную службу?"
      
       Есть два варианта: умный и очень умный. Первый -- свалить из города. Второй -- свалить из города быстро.
      
       -- О нет! -- простонал я. -- Шабаш и оргия на Вересковой горе -- куда не шло, но бал в замке!.. Ты же помнишь! Я чуть с тоски не умер на вашем балу в честь празднования летнего солнцестояния. Даже магистры представляют из себя куда менее унылое зрелище.
      
       Главное, держаться как можно более уверенно и нагло. Тогда половину твоих ошибок спишут на дурной характер.
      
       В последние дни я часто думал о последствиях моего поступка. <...> Я никогда этого не узнаю. Знаю лишь, что поступил так, как считал правильным. Прежде всего, для себя. Но сделал слишком мало для того, чтобы спать спокойно.
      
       Любая жизнь стоит неприятностей. Особенно, если из-за тебя она может прерваться.
      
       Не будет ангелов, Хартвиг. И папских башмаков. И людской благодарности тоже. Последняя -- гораздо большая редкость, чем первое и второе.
      
       Придурок, прости господи, - обреченно вздохнул Проповедник, слушавший наш разговор. - Или опасный идеалист, что, впрочем, одно и то же.
      
       У легенд две беды. Им либо не верят, либо слишком сильно верят.
      
       Каждый из нас наживает врагов, некоторые -- могущественны и злопамятны, поэтому желательно, чтобы и друзья были не слабее.
      
       Я тоже идеалист. Мне претит мысль, что я везу тебя на заклание, ибо мне не нравится библейская история про отца, решившего отдать своего сына в жертву Богу. Есть в этом что-то противоестественное тому, чему учит Всевышний.
      
       Неизвестность -- хреновая штука. Можно гадать до бесконечности, но обычно все догадки рушатся прахом, потому что ты всё равно не готов к тому, что тебя ждёт.
      
       Месть вообще в большинстве своём лишена смысла, если только ты не можешь найти более веских причин для того, что бы умереть.
      
       В природе человеческой превращаться в диких собак во времена, когда следует становиться праведником. Ожидание смерти хуже самой смерти. Люди искушаются соблазнами, страхом, Дьяволом и совершают безумства...
      
       Бог только и делает, что всех прощает. Не думаешь, что рано или поздно ему это надоест?
      
      

    Алекс Ирвин.

       "Дневник Джона Винчестера"
      
       Признать, что демоны существуют, и верить в их существование - две разные вещи, особенно если демоны сами не верят, что они демоны. Но даже если они не демоны, а просто считают себя ими - то есть, если они призраки, считающие себя демонами, - они всё равно будут вести себя так, как вели бы себя демоны.
      
       Сегодня Дину исполнился двадцать один год. Я купил бы ему пива, но этим его не удивишь. Он теперь ещё и оружие может сам покупать. Я пытался воспитать его правильно, и, кажется, у меня получилось. Он - шулер, любимец женщин и очень преданный сын.
      
       Я научил Дина всему, что знал об автомобилях, но все мои познания в этой области заканчиваются 1983 годом. Никаких современных наворотов -- коробки-автомата, компьютеризированной приборной панели и прочей ерунды. Машина должна быть машиной - мощный двигатель, никакой электроники, газ и тормоз. Всё!
      
       Жизнь заключается в том, чтобы помнить о мертвых и защищать живых.
      
       Поступать правильно со своими детьми не всегда значит поступать в соответствии с их желаниями.
      
       С верой в крепкие запоры проще уповать на Бога.
      
       Вчера Сэмми проснулся среди ночи. Он сказал, что боится какой-то твари в шкафу. Я пошел проверить. В шкафу никого не было, но я видел слишком много, чтобы не поверить ему. Так что я вручил Сэмми 45 калибр и сказал, что когда он в следующий раз увидит что-то в шкафу, он знает, что делать. Не думаю, что меня когда-нибудь удостоят премии "Отец года", но с тех пор Сэмми спит без кошмаров. Иногда все, что тебе нужно, так это пистолет под подушкой.
      
       Это была бы наша тринадцатая годовщина. Кружевная. Хм, одиннадцатая -- стальная, а 12-я и 13-я -- шелковая и кружевная? Кажется, что все должно быть наоборот, и сталь должна идти после шелка и кружев. Или, возможно, однажды вам потребуется сталь, чтобы удержать брак, и когда вы преодолеете это, то можно наслаждаться шелком и кружевами.
      
       Какой отец поставит своего девятилетнего сына перед необходимостью убивать, чтобы защитить своего брата? Мне приходится быть таким отцом. Отцом, который учит, что ни человек, ни монстр, убивший их мать, не уйдет живым... и что ради семьи нужно идти до конца.
      
       И Дин задал один из этих убийственных детских вопросов: "Папа, а разве этот дух не будет дальше убивать людей?".
       Нелегко, когда тебе прямо в лицо задают такие вопросы. Не потому, что он задал этот вопрос, и не потому что он был прав, но потому, что он лучше меня разбирается в том, что правильно, а что нет. Через час мы вернулись в дом Фулера, ночью я разыскал и убил его. Он бродил неподалеку от лагеря бойскаутов, разбитого в парке Bradbury Mountain. Одному Богу известно, чтобы случилось, если бы не Дин. Я практически слетел с катушек. Мои постоянные поиски виновника смерти Мэри почти стерли грань между правильным и неправильным для меня. Из-за меня чуть не погибли дети. Охотник никогда не пасует перед охотой, и никогда не бежит от нее. Такое больше не повторится. Никогда. Я больше никогда не предам память о Мэри и не подведу моих мальчиков.
      
       Я пытаюсь решить вопрос можно ли переводить детей из одной школы в другую каждый месяц, и как к этому относятся школы. Где-то глубоко меня точит мысль, а как к этому относятся сами дети. Но они солдаты, а солдаты должны уметь приспосабливаться ко всему.
      
       Это было похоже на самый обычный день, как будто бы мы были нормальной семьей, и будто у нас была мама, которая просто отлучилась в магазин или на работу, а не умерла. Но эта иллюзия недолговечна, и я не могу позволить себе поверить в нее.
      
       Хотел бы я заглянуть в ее дневник. Возможно, это помогло бы мне помнить ее. Возможно, дневник раскрыл бы мне ее секреты. Наверно в этом и есть смысл ведения дневника. Беречь твои истории, твою жизнь, когда тебя не станет. Чтобы другие не забывали.
      
       Охотник никогда не откажется от охоты.
       Никогда.
      
       Итак, сегодня вечером Дин вышел из придорожной забегаловки в тот самый момент, когда я вогнал последнюю пулю в голову перевертыша. И сын спросил у меня: почему ты убил его, папа? Что я должен был на это ответить? Потому что он не человек, а чудище, похожее на человека? Мой мальчик вышел на улицу и увидел, что я прострелил кому-то башку, может, это я чудище, похожее на человека?
      
      

    Анастасия Парфенова.

       "Танцующая с Ауте"
      
       Если ты идиот, то это неизлечимо. Если ты настолько идиот, что ввязываешься в драку один против дюжины, это уже диагноз. Если при всём этом ты даже ради сохранения собственной жизни не сможешь исполнить более-менее приличную связку, а в мишень попадаешь, только если та подпрыгнет, ловя удар... В общем, вы поняли...
      
       Жизнь есть смерть. И каждое рождение несет в себе зерно новой смерти. Единство и борьба противоположностей.
      
       Я потеряла вторую половину своей души. Хотя, помимо всего прочего, он еще был и моим мужем.
      
       Имей мужество принять последствия своих решений.
      
       Игнорирование проблемы - один из классических способов ее решения.
      
       Не сказанная мысль не может считаться оскорблением.
      
       Если ты можешь достать врага, то он может достать тебя.
      
      
       "Ярко-алое"
      
       Как Тимур ни ломал голову, он не научился входить во внутреннее состояние, в котором жизнь нарывающегося исключительно по собственной дурости идиота становится дороже твоей собственной.
       А без этого, увы, можно быть лишь гордым героем-одиночкой.
      
       Кимико поднялась. Скользнула к нему, и движение высокородной княжны было гибким и стремительным, почти хищным. Точно река белоснежного шелка, что нахлынула, затопив собой в одно мгновение всю окружающую действительность. Застыла рядом, так близко, что можно коснуться рукой. На другом конце бесконечной, бездонной пропасти.
      
       С какого-то момента компромиссы становятся самоцелью, не давая никому добиться желаемого. И, следовательно, не позволяя сделать вообще ничего.
      
       -- Почему не заменить увядающий цветок на свежий?
       -- Но разве сможем мы тогда оценить мимолетность цветка?
       -- Зачем ценить мимолетность?
       -- Чтобы дорожить нераскрывшимся бутоном. Чтобы восхищаться распустившимся цветком. Чтобы помнить о красных лепестках, когда пион уже давно отцветет.
       -- Зачем?
       Она смотрела пристально, словно сомневаясь. Затем решилась:
       -- Зачем ценить мимолетность человеческой жизни? Она уйдет в бессмертие, станет духом. И на смену ей придут другие....
       -- Сравнение некорректно.
       -- Да, -- признала Кими. -- Но внутреннюю дисциплину нужно воспитывать в деталях, в мелочах. В лепестках. Это вопрос... мировоззрения.
      
       Быстрого результата не будет. Это еще не значит, что не будет совсем никакого.
      
       Гордыня опасна, Неко. Она держит крепче цепей, слепит ярче солнца. Скромнее надо быть, друг мой. И любопытней.
      
       У тебя нет такой роскоши -- бередить старые раны.
      
       Слова "мораль" и "обычаи" вызывают у меня какие-то ассоциации. Смутные.
      
       -- Вы все еще опасаетесь гражданской войны, советник?...
       -- Госпожа, мне двадцать три года. И всю сознательную жизнь я прожил в состоянии гражданской войны: скрытой, культурной, террористической, и -- пару незабываемых недель после падения маяков -- даже тотальной. Опасаться тут уже поздно.
      
       Мы настолько успешно друг-друга шантажировали, что научились неплохо работать вместе.
      
       Экзамены, законопроекты и миссии по спасению мира проваливались, похоже, по одной и той же причине: не хватало времени, времени и еще раз времени.
      
      

    Андрей Белянин.

       "Ааргх"
      
       Навязчивое желание непременно попасть в саги и баллады уже переросло понятие "маленький пунктик", а успешно приблизилось к фигуральному выражению "полновесный абзац"! Остаться в веках "единственным выжившим героем" он не хочет категорически, говорит, читателям нужны море крови и высокопарная смерть в тугом кольце врагов от подлой стрелы в спину, а стрела должна быть с чёрным опереньем, неструганым древком, тупым наконечником и массой микробов...
      
       Обиженные женщины, тем паче ведьмы, способны на самые неожиданные поступки. Исключая разумные...
      
      
       "Казак в аду"
      
       Как говорила моя двоюродная тётя Роза - девочка, если мужчина жмакает тебя за талию ладонями, радуйся! Плакать ты успеешь после сорока, когда на твою талию ему не хватит полного размаха рук...
      
       Вера не нуждается в доказательствах, любовь требует их ежедневно. Вера слепа, любовь же, вопреки устоявшемуся мнению, скорее склонна на многое закрывать глаза. Вера приходит благодаря чему-то, любовь -- вопреки всему! Быть может, именно поэтому Бог -- все-таки любовь, а не вера, и уж тем более не религия.
      
       ... прочее пространство занимала тьма, плотная и густая, как гуталин дяди кота Матроскина. То есть, эту тьму можно было резать ножом, но почему-то не хотелось. Она казалась слишком живой, и, наверное, состояла из чьих-то стонов и боли... Ад есть ад, что вы хотите.
      
       Иногда яркая смерть человека говорит о нём гораздо больше, чем вся его тусклая жизнь...
      
       В нашем изменчивом мире блондинками всё чаще становятся именно мужчины...
      
       Кому-то важен факт завоевания женщины, кому-то сам процесс завоевания и лишь немногим сама женщина как личность...
      
       Мужчина определяет свою женщину после первого поцелуя, а женщина своего мужчину - до первого поцелуя. То есть, как ни верти, это они нас выбирают...
      
       Если всё время смотреть в прошлое, то расшибёшь лоб о настоящее. Назад надо лишь оглядываться. И то иногда...
      
       Русская поговорка "Что Бог ни делает, всё к лучшему" в Южной Африке обычно переводится как "Хакуна матата! ". Суть одна...
      
       В одни неприятности нас втравливают враги, в другие друзья, а в остальные - женщины...
      
       В палатах, как правило, живут только цари или сумасшедшие. Странное совпадение... Или не очень?
      
       Проявления Божественной сущности в окружающем мире мы видим почти ежеминутно. Проявления чёрта гораздо более редки. Поэтому и запоминаются ярче.
      
       Мужчины странно устроены. Если женщины бросают их, то они бросаются в крайности. Если женщины верны им, то бросаются в бега...
      
       Голову всегда надо держать высоко. В любой жизненной ситуации. Особенно на расстреле...
      
       Даже если Судьба выбросила вас в мусорный ящик, это не значит, что вы ни на что не годны. Просто пока вам не нашли применения...
      
       Выбор друзей в нашей жизни бывает весьма специфичен. Один общий недостаток свяжет вас надёжнее, чем десяток достоинств...
      
       Наши самые страшные враги всегда достойны жалости. Они ведь искренно не понимают, с кем связались...
      
      
       "Казак в раю"
      
       О том, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, знают все. Но есть ТАКИЕ мыши, что уносят не только сыр, но и мышеловку!
      
       Человек, нашедший Истину, тут же делится ею с остальными. Но, разделённая на части, Истина -- дохнет...
      
       Самым наипервейшим признаком фальсификации духовных знаний служит плата за них в конвертируемой валюте...
      
       Если враг прячется в сейф, то это очень хороший враг. Особенно если он сам заперся изнутри, проглотил ключ и категорически не хочет никого пускать...
      
       Если вас случайно проглотили, это ещё не страшно. Многих героев глотали, и многие умудрялись выбраться. Главное, чтобы вас не пережёвывали...
      
       Враги порой куда преданней друзей. Друзья всегда отойдут в сторону, если вы в них не нуждаетесь. Верные враги не оставят вас никогда!
      
       Слёзы женщины могут быть всем -- символом скорби, следствием обиды, реакцией на оскорбление или чистку лука, но чаще всего они -- оружие!
      
       Предсмертная речь любимой девушки не заканчивается до тех пор, пока она не скажет вам всё! Потом пойдут реплики и детали. Короче -- вы умрёте первым...
       Эмоциональный всплеск при выяснении отношений настолько способствует взаимопониманию, что вы рискуете безоглядно влюбиться друг в друга.
      
       Ударившему вас по правой щеке стоит подставить и левую. Если, конечно, нет возможности первым спустить курок...
      
       Бежать -- некуда, прорваться с боем -- проблематично, сдаться в плен -- не возьмут, гады...
      
       ... Теперь они не боялись ничего! Смерти нет -- есть вечная жизнь на небесах. Праха и тлена нет, есть право выбора, есть место для подвига, есть вера и значит, самой вечности придется отступить, потому что она -- одна, а их -- двое!
      
       То есть когда "да" - это "нет", только потому, что если "нет" - это ещё не "да", а могло бы быть и иначе? Если же предположить обратное, в смысле "нет", как "да", но "да" не будет довлеющим приоритетом, то почему бы "нет" не стать "да", исходя из взаимных уступок? Хоть они и антагонисты, однако глубинная связь меж "да" и "нет" всё же позволяет женщине легко подменять одно другим! В этом действующий принцип их логики...
      
       Если индивидуум легко может сказать, кто он, то этот тип попросту глуп и не знаком даже с азами философии.
      
       И где намёк? Таки я смутно не поняла ваш модный юмор.
      
       Ваня, а вот от вас уже и не ожидала - мы ведь практически помолвлены! Да, да, вы первый кричали "горько", креститься поздно, пора глядеть на правду прямо. Как оно вам ни больно, но я ваша навеки!
      
      
       "Меч без имени"
      
       Тяжело в леченье, легко в гробу!
      
       Смерть всегда точно знает, кого и когда она должна забрать... У каждого из нас свой срок и своя цель пребывания на земле.
      
       Люблю себя, когда вот так легко и возвышенно вру. Состояние такое романтическое, мысли в голову приходят светлые, праздничные, и язык мелет... Ничего выдумывать не приходится, всё как-то само собой, слово за слово. В общем, сплошное удовольствие!
      
       Как говорится, кто с мечом к нам придёт, того и мордой о стенку!
      
       Я от наглости теряюсь -- сразу морду бью.
      
       Вот, положим, вы решили, что мир вокруг недостаточно хорош и нуждается в коррекции. Берете дубину побольше, а потом идете куда-нибудь. Находите там кого-нибудь, прямо излагаете ему свою доктрину борьбы за лучший мир. Если он не согласен, то бьете его дубиной по башке -- одним оппонентом меньше. Если согласен, то он тоже берет дубину и двигается с вами, задавая похожие вопросы прохожим. Выигрывают те, кого окажется больше. Они объявляют себя истинными борцами за мир, а прочих -- светлыми жертвами, павшими за прекрасное будущее.
      
       А это не война, это крупномасштабные развлечения шизофреников в доме терпимости для сексуальных меньшинств! Полигон для психов!
      
      
       "Свирепый ландграф"
      
       Что бы ни творилось в мире, всё равно останутся вечные ценности: милосердие, добро, любовь -- всё то, что помогает выжить всему человечеству и каждому человеку в отдельности.
      
       Разрушив веру, несложно изменить и устройство мира.
      
       Вот оно -- философское отношение к бытию! Жив -- хорошо, умер -- тем более не о чем беспокоиться.
      
       Как кому заняться нечем, так он сразу начинает бороться за мир. Причём, во всём мире. А зачастую и со всем этим миром.
      
       Не будите во мне зверя! Особенно зайца.
      
       Будем продолжать навязчивую демонстрацию силовых структур или перейдём к поискам дипломатического компромисса на основе демократического плюрализма?
      
       Пойди туда -- не знаю куда, принеси то -- не знаю что. Если не вкусно выплюнь, если непрочно -- сломай, если грязно -- отмой, если так уж плохо, то вообще выброси. Главное, что в результате человечество было спасено.
      
      
       "Моя жена - ведьма"
      
       С кем поведешься - так тебе и надо!
      
       Забудьте о прошлом, живите настоящим, верьте в будущее.
      
       А любовь, как известно, оправдывает все... Это злобе, мести, ненависти и предательству нет оправдания.
      
       Когда в твою квартиру запросто приходят чёрт с ангелом обсудить собственные проблемы -- ещё полбеды, но если ты пытаешься с ними общаться -- это уже шизофрения.
      
       Мы его такими иероглифами разукрасим, что любой Хокусай обзавидуется!
      
       Само слово "искусство", несомненно, имеет общий корень с "искусом" или "искушением", а значит, относится к прерогативе "темных сил". Но, с другой стороны, мы всегда говорим: "Талант от Бога" -- и свято уверены, что настоящий художник, поэт, музыкант черпает свое вдохновение из светлого источника.
      
       Член Союза писателей! Тьфу, да за что ж тебя так обозвали...
      
       За такие стихи надо бить по морде подсвечниками.
      
       Хоть всю жизнь обучай поэтическим тонкостям, он в них как свинья в апельсинах.
      
       Чеснок -- в рот, лук -- в нос, мёд -- на грудь, горчицу к пяткам, крапиву на поясницу и гранёный стакан водки пополам с красным перцем для внутреннего воздействия. Всех микробов перетравим! Если доживёшь до утра -- будешь как новенький.
      
       Если бы я мог, то, наверное, укрыл бы её в своих ладонях и никогда больше не выпускал в этот жестокий мир.
      
       Борьба Добра и Зла существует вечно, так что не нам с тобой изменять традиции.
      
       Чуть что -- сразу все в крик, в амбиции, в обвинения, пальцем в нос тычут, коленом в грудь стучат!
       В действительности ни один мир не в состоянии показать нам таких ужасающих монстров, которых рисует наше же воображение.
      
       ... друзей не зовут в горе, не платят за помощь, не считают обязанными перед собой...
      
       Бедному черту со своими принципами уже и подобраться некуда!
      
       Ввиду чрезвычайности положения катастрофически прошу всех -- заткнитесь, дорогие. Сейчас Серега, друган мой, новый стих на публику читанет. Слабонервным и беременным деликатно напоминаем -- пошли вон из зала! Остальным принять сердечные капли и устойчивое положение сидя. За результаты не отвечаем.
      
       Кто другу в помощи откажет -- да будет проклят под луною. А кто просить заставит друга -- тот вовсе зря на свет родился!
      
      
       "Сестрёнка из преисподней"
      
       Реклама -- суть игрище бесовское!
      
       Отродясь не подозревал в лексиконе белого ангела таких непарламентских выражений. Столь целостно и витиевато объединить в одном предложении проклятый Ад, долбаную Америку, нетрадиционные сексуальные отношения, маму Фармазона, сивого мерина, ручной тормоз, апостола Петра с самым большим ключом, чью-то хвостатую задницу и клятвенное обещание полной кастрации на месте...
      
       Вот и всё... Открякала последняя волынка, прощай на век, шотландский мой пейзаж.
      
       - Да, Сереженька, у современной молодежи слишком поздно формируются правильные понятия об истинном и ложном.
       - Между прочим, критика подрастающего поколения есть первый признак приближающейся старости.
      
       Я энергично потряс головой, мысли, встряхиваясь и ударяясь друг о друга, постепенно обретали рабочую форму.
      
       Если вы думаете, что я тихо лежал себе в лодке, связанный по рукам и ногам, дурак дураком, ничего не предпринимая, то вы глубоко ошибаетесь, я - мыслил!
      
       ...но вот в интимно-личных вопросах стыдлив, словно дореволюционная гимназистка.
      
       Магия же не бывает плохой или хорошей, черной или белой, это зависит лишь от того, кто ее использует. Белые маги черпают вдохновение из законов природы, черные подчиняют себе потусторонние силы, но все это условности, и границы меж ними могут быть весьма зыбкими.
      
       Не скучай, пиши. Будут сложности - высылай телеграмму. И помни: мой дом - твой дом! Но лучше наоборот...
      
       - А ты что, рассчитываешь всех врагов боевой раскраской своих трусов распугать? И не надейся, начинающий извращенец, там народец с крепкой психикой, их твоими парусами в ландышах не свалишь...
      
       Когда над вами издевается даже посуда, это о многом говорит...
      
       Надрывный голос Фармазона, звенящий, словно испанская сталь, яростно пытался пробиться сквозь непоколебимо-уверенный тон Анцифера. Их словесная дуэль поначалу казалась мне естественным продолжением сна, и я не торопился вставать...
       - Циля, пусти! Ты меня знаешь, лучше пусти по-хорошему... Я ведь сейчас так орать начну - потолок трещинами покроется! Рота, подъё-о-ом!!!
       - Изыди, нечистый, не вынуждай меня повышать голос...
       - Ой, ой, ой... щас у меня от страха копыта побледнеют! Сидит тут надутым крылатым сусликом в завитом парике и не пускает меня к любимому хозяину! А если у меня сообщение важное?
      
       Огненный змей повернул к нам слепящую золотым сиянием голову. Не знаю, были ли в ней мозги, но уровень животной агрессии туда вбили точно...
      
       Как у нас говорят: "Не входит через голову, дойдёт через..." Обычно для этой цели используют швабру. Не красней, ты всё понял неправильно! Я хотел сказать, что дают швабру в руки и отправляют на уборку мусора вокруг котлов, в которых варят грешников. В чём конкретно варят, не спрашивай...
      
       - ...не заводи меня! И помни, что слухи об ангельском терпении сильно преувеличены.
      
       - М-да-с, очень печально. Быть может, вам следует обратиться в милицию? К врачу тоже зайдите обязательно. Лучше к ветеринару...
      
       Потом... не помню! Темнота, судороги, несмешное продолжение эстрадного монолога о деревенском парне, идущем днём из бани, а рожа кра-асна-а-я...
      
       - Фармазон, а не напомните ли вы мне, что это, собственно, за место - Тартар? К сожалению, мои знания ограничиваются общеобразовательной школой и неглубоким изучением древнегреческой литературы в институте.
       - Да нет проблем, - охотно кивнул чёрт. - За историческими анекдотами и дорогу скоротаем, и уровень твоей чахлой культуры хоть чуть-чуть повысим. Циля поправит, если я где увлекусь... Итак, всё началось с одного мрачного типа по имени Хронос. Мужик был любвеобильным, детишек стругал каждую ночь, как папа Карло. Потом выяснил у одной шизанутой гадалки, что именно из-за детей он и потеряет власть. Ну, ясен пень, папашка не придумал ничего умнее, как жрать собственных младенцев сразу же по прибытии жены из роддома! Супруга, кстати, особо не протестовала, хныкала в своём будуаре, но чтоб мужа упрекнуть - так ни-ни! Однако же сорвалась эта дамочка... Дескать, что ж я тут рожаю без передыху, аки крольчиха озабоченная, а он тока жрёт, гад?! Ну и сныкала последнего сынулю в пещерке, а Хроносу кирпичину в подгузнике подсунула. Ничего, заглотил - не поперхнулся... Так вот потом этот уцелевший младенчик на поверку оказался самим Зевсом Громовержцем! Что он сделал с родным папулей, когда вырос, я тебе говорить не буду... Уважение к богам, как таковым, теряется махом! Циля, руки прочь! Я ж не касался твоего христианства... Могу продолжать?
      
       - Значит, вы таки не будете меня убивать?
       - Не буду, - подтвердил я. - А кстати, почему вы всё время об этом спрашиваете? Вас ведь убивали столько раз, что давно можно было бы и привыкнуть.
       - Ой, не позорьте мою лысину, товарищч! Есть вещи, привыкнуть к которым невозможно. Во-первых, когда вас убивают, это всё ещё больно. Во-вторых, я трачу бешеные деньги на отстирывание собственных сорочек от моей же крови. И в-третьих, всё это дико надоедает! Ну ладно бы раз, другой, третий... Это я ещё могу понять, в конце концов, все мы люди... Так нет, местные умники объявили убийство бедного Семецкого национальной традицией! Они даже дают за это ежегодную премию! Ви себе представляете - премия тому, кто лучше убьёт Семецкого...
      
       - Не произноси имени Господа хотя бы из уважения к умирающему! - возмущённо пробурчал чёрт. - Ты бы ещё стаканчик святой воды выпить предложил... Дай, что ли, помереть спокойно, я всё-таки в Ад собираюсь...
      
       - На, Циля, пей! Веди себя хорошо, не скучай, жди жену хозяина. Будет совсем хреново - там, в шкафу на верхней полке, есть газетка "Интим" с картинками, тебе понравится.
      
       С женщинами вообще глупо спорить. С такими молодыми, длинноногими и упёртыми - ещё и небезопасно.
      
      

    Анна Кувайкова.

       "Друзей не выбирают"
      
       - И за что ты меня так не любишь? - притворно вздохнул братишка, распахивая двери лекционного зала, до которого мы успели добраться и, слава Хранителям, без особых приключений.
       - За то что ты недоупырь, недочеловек и вообще нехорошая и некультурная оранжевая в зелёную крапинку и синюю полосочку редиска с длинными ушами!
       Из лекционного зала раздался ржач прекрасно услышавших последнюю фразу адептов и негромкий приятный мужской голос:
       - Такого оправдания от опаздывающих я ещё не слышал.
      
       Как только нахожу ключи от счастья, кто-то меняет все замки!
      
       Проигрывать надо уметь! Ваши противники должны свыкнуться с этой мыслью!
      
       Мне вчера не было так хорошо, как сегодня плохо.
      
       Терен, если женщина говорит, что ненавидит, значит, она тебя любит, но ты - козёл.
      
       Держите меня семеро, но только не за интимные места
      
       Любовь -- это умопомрачение. Лечение только одно: палкой по голове!
      
       Я вас заставлю селёдку молоком запивать!
      
       -... Но я от девчонки в восторге. Давненько люди меня не радовали.
       - Они тебя вообще радовали только тогда, когда тебе не удавалось им все кости зараз сломать
      
       - Терек, прислушайся к голосу разума! Слышишь? Слышишь, какую чушь он несет?
      
       Мы отправимся грызть гранит науки. Хотелось бы пожелать всем нам не сломать зубы и пройти этот путь до конца!
      
       Дорогой, ты хочешь идти налево? Иди, за рога тебя никто не держит!
      
       Неудобно, когда соседские дети на тебя похожи, а всё остальное - нормально!
      
       Как гласит народная мудрость: не всегда говори, что думаешь, но всегда думай, что говоришь!
      
       Говорят, что друзей не выбирают. Что их не ищут, они сами находятся в нужный момент, а найдясь - уже никогда не потеряются.
      
       "Прощай, ведьма, мы помним тебя, пускай от тебя остались лишь рога! Мы помним твой голос и злобный твой глаз, прости, что пою об этом сейчас!"
      
       Полуэльф, явно находясь в шоковом состоянии, выдал фразу, из которой цензурными были только знаки препинания, насчёт предлогов я точно не уверена.
      
       Угу, выпили, А когда вино закончилось, Сатия извлекла ещё одну бутылку. И мы снова выпили. Разговор удался, да и как могло бы быть иначе у двух нетрезвых магичек, обсуждающих всем известную тему "мужики козлы"? Правда. Химо попытался влезть и устыдить нас, но был задавлен большинством и поспешно ретировался за подмогой. Подмога в лице Ри прибыла быстро, но тут же удалилась после фразы "Сгинь, ушастик нехороший, ты - мужик!
      
       Поздравляю тебя, отрок, ты практически закончил школу магии имени Хеллианы Валанди! Вот тебе приз. Да, это топор, а ты чего хотел? Давай, топай во двор, а то дрова заканчиваются!
      
       Я повзрослел, когда встретил Эль. Нет, я не стал взрослым брюзгой, но просто понял, что быть умным и ответственным тогда, когда нужно, - это не так уж и плохо
      
      

    Анджей Сапковский.

       "Башня Ласточки"
      
       На пути к вечности каждый будет идти по своим собственным ступеням, неся свое собственное бремя.
      
       Правда есть ценное зерно, ложь же -- ни на что не годные плевелы.
      
       Воистину убогого подаянием поддержи. Но вместо того чтобы дать убогому целый арбуз, дай ему пол-арбуза, ибо иначе убогий может свихнуться от счастья. <...>. Еще лучше дать убогому четверть арбуза. И вовсе уж хорошо сделать так, чтобы кто-то другой дал убогому арбуз. Поскольку, истинно говорю вам, всегда отыщется тот, у кого есть арбуз и кто склонен им одарить убогого, ежели не из благородства чувств своих, то по расчету либо иному поводу.
      
       Давать есть большее счастье, нежели брать, а поддерживать убогого милостыней есть благородство. Сказано: раздай все, и это облагородит душу твою.
      
       Когда человек засыпает, боги открывают ему уши и говорят к нему... видя сон, видишь либо великую мудрость, либо великую глупость... Искусство состоит в том, чтобы распознать, что именно.
      
       С договорами о мире дела обстоят так же, как с супружескими пактами -- их не заключают с мыслью об измене, а коли уж заключают, то не подозревают в измене противную сторону. ... Ибо нельзя стать рогачом, не будучи женатым, но, согласись, страх перед рогами -- обидное и довольно смешное оправдание вынужденного целибата. А рога в семейной жизни не должны быть темой для рассуждений типа "что было б, если бы?". До тех пор, пока рога не выросли, и говорить не о чем...
      
       По скромности их познаете правоту их...
      
       Хорошая Книга, учит нас быть сдержанными в оценке ближних наших. Ибо, говорит она, и вас тоже когда-то оценят. И хорошо бы, если не по внешности.
      
       -- Черт! Глянь-ка, Мильва, что там такое?
       -- Просто тебе ухо оторвало. Ничего страшного.
       -- Тебе легко говорить. Я, понимаешь ли, любил это ухо.
      
       Жернова предназначения действуют, мельница судьбы работает... Предначертанному суждено сбыться.
      
       Теперь-то он малость остепенился, поскольку пребывает в приличном обществе, но в юности для него не было ничего святого. Я бы сказал, что при виде него чувствовать себя в безопасности могли разве что ежи да те женщины, которым удавалось влезть на самую макушку высокого дерева.
      
       Не копай, коли не знаешь где!
      
       Что же до поспешности, то ощущение, будто время зверски торопит, обычно является сигналом тревоги, обязывающим попридержать темп, действовать помалу и с соответствующей обдуманностью.
      
       Людям зрелища и потехи нужны как хлеб, хо-хо, даже больше, чем хлеб.
      
       Не вынимай без причины, не прячь без чести!
       Пояснение к цитате:
       Гравировка на мече
      
       Каков гость, такова и милость.
      
       У поэзии нет возраста.
      
       -- Лютик! Не спи в седле!
       -- А я и не сплю. Я творчески мыслю.
      
       Она училась... чтобы не удивляться сверх меры и не ждать слишком многого, ибо в таких случаях разочарование бывает не столь убийственным.
      
       У свободы и презрения -- свои пределы. В конце концов всегда один является орудием другого.
      
       Нет, Высогота, не порочных или непорядочных сбрасывают в бездну, нет! О нет! Как раз порочные, злые, но решительные сбрасывают туда моральных, порядочных и благородных, но, на свое несчастье, робких, колеблющихся и не в меру щепетильных.
      
       Вселенная, как и жизнь, движется по кругу.
      
       Если ж ты не сподобился Зло опередить, если Зло успело обидеть тебя, то отплати ему. Напади, лучше всего когда оно уже забыло, когда чувствует себя в безопасности. Отплати ему вдвойне. Втройне. Око за око? Нет! Оба ока за око! Зуб за зуб? О нет! Все зубы за зуб! Отплати Злу!
      
       В любом государстве найдутся люди, которых можно назвать слепыми фанатиками идеи общественного согласия. Преданные этой идее, они ради неё готовы на всё. На преступление тоже, поскольку цель, по их мнению, оправдывает средства и изменяет соотношения и значимости понятий. Они не убивают, нет, они спасают порядок. Они не истязают, не шантажируют -- они обеспечивают интересы государства и дерутся за эти интересы. Жизнь единицы, если единица нарушает догму установленного порядка, для таких людей шелонга ломаного не стоит. А того, что общество, которому они служат, состоит именно из единиц, такие люди во внимание не принимают. Такие люди обладают так называемыми широкими взглядами... а широкие взгляды -- это вернейший способ не замечать других людей.
      
       Невозможно остаться чистым, валяясь в крови.
      
       Высогота знал такой тип красоты -- большеглазый вечный ребёнок, лицо, вызывающее инстинктивную симпатию. Вечная девочка, даже когда двадцатый или тридцатый дни рождения давно останутся в прошлом.
      
       Я никогда не мог понять, почему у вас, людей, большинство ругательств и обидных выражений связано с эротической сферой? Ведь секс сам по себе прекрасен и ассоциируется с прекрасным, радостным, приятным. Как можно название полового органа применять в качестве вульгарного синонима...
      
       Люди выдают, чтобы спасти свою шкуру и жизнь, но когда хотят отомстить - лгут.
      
       Предсказывать будущее может каждый. Нет ничего особенного в том, чтобы предсказывать. Искусство в том, чтобы предсказывать точно.
      
       - У меня большие глаза, чтобы тебя лучше видеть, - рявкнул железный волчище. - У меня огромные лапы, чтобы ими схватить тебя и обнять! Всё у меня большое, всё, сейчас ты в этом сама убедишься. Почему ты так странно смотришь на меня, маленькая девочка? Почему не отвечаешь?
       Ведьмочка улыбнулась.
       - А у меня для тебя сюрприз.
      
       Ибо закон - не юриспруденция, не толстенная книга, забитая параграфами, не философские трактаты, не напыщенные бредни о справедливости, не истрёпанная фразеология о морали и этике. Закон - это безопасные дороги и тракты. Это городские закоулки, по которым можно прогуливаться даже после захода солнца. Это гостиницы и корчмы, из которых можно выйти в сортир, оставив кошелек на столе, а жену у стола. Закон - это спокойный сон людей, знающих, что разбудит их пение петуха, а не красный петух!
      
       Мама, это демоны? Это Дикий Гон? Привидения, вырвавшиеся из ада? Мама, мама!
       Тише, тише, дети! Это не демоны, не дьяволы.
       Хуже.
       Это люди.
      
       Воистину, великая надобна самоуверенность и великая ослепленность, дабы кровь, стекающую с эшафота, именовать правосудием.
      
       Широкие взгляды -- это вернейший способ не замечать других людей.
      
      
       "Башня шутов"
      
       ... но женитьба -- могила любви. Поэтому я стою за то, чтобы ее просто-напросто коллективно оттрахать.
      
       -- Конец света наступит в июле. Точнее: шестого июля. В пятницу. В полдень.
       -- Какого года?
       -- Текущего, святого. Тысяча четыреста двадцать пятого.
       -- Таааак, -- потер подбородок Шарлей. -- Однако, понимаете ли, есть небольшое "но".
       -- Это какое же?
       -- Сейчас сентябрь.
       -- Это не доказательство.
       -- И уже миновал полдень.
       Циркулос пожал плечами, затем отвернулся и демонстративно зарылся в солому.
       -- Я знал, что нет смысла метать бисер перед неучами. Прощайте.
      
       Я, -- прервал молчание Завиша, -- человек железного меча. Я знаю, что меня ждёт. Знаю свою судьбу. Знаю без малого сорок лет, с того дня, когда взял в руки меч. Но я не стану оглядываться. Не обернусь на оставленные за конём хундфельды, собачьи могилы и королевские предательства, на подлость, на ничтожество и безбожие духа. Я не сверну с избранного пути, милостивый государь Ганс Майн Игель.
       Ганс Майн Игель не произнёс ни слова, но его огромные глаза разгорелись.
       -- Тем не менее, -- Завиша Чёрный потёр лоб, -- я хотел бы, чтоб ты предсказал мне, как и Рейневану, любовь. Не смерть.
      
       На этом свете, чтобы выжить, приходится порой пожертвовать тем, что любишь.
      
       Дружба -- это штука изумительная и громадная!
      
       Никогда не надо безразлично и бездушно проходить мимо человеческого горя. Никогда не следует поворачиваться к бедняку спиной. В основном потому, что бедняк может неожиданно заехать клюкой по затылку.
      
       -- Только глянь, -- останавливаясь, проговорил Шарлей. -- Церковь, корчма, бордель, а между ними кучка дерьма. Вот парабола человеческой жизни.
      
       Война без рыцарей и рыцарства сначала превратится в обыкновенную бойню. А потом -- в человекоубийство.
      
       -- Когда он появился из тьмы, вы даже не дрогнули. У вас даже голос не задрожал. А когда вы потом с ним беседовали, то... просто диву даёшься... А ведь это было... Ночное существо. Нечеловек... Чуждый...
       Завиша Чёрный из Гарбова долго глядел на него.
       -- Я знаю множество людей... -- ответил он наконец очень серьёзно, -- множество людей, гораздо более мне чуждых.
      
       Завтра будет иным, нежели Сегодня. Настолько иным, что люди перестанут верить во Вчера.
      
       Вчера вечером я мечтал о спасении мира. Сегодня утром - о спасении человечества. Ну что ж, приходится соизмерять силы с намерениями. И спасать то, что можно.
       Пояснение к цитате:
       Про спасение котенка.
      
       Творец создал нас по образу и подобию, но позаботился об индивидуальных свойствах.
      
       Хоть сколь угодно времени истечёт, ничто лжи в истину не превратит.
      
       С каких это пор годы лечат глупость?
      
       Любовь - тоже удовольствие, к тому же одно из самых эгоистичных.
      
       Не платье красит человека, а человеческое достоинство. Однако лишь хорошо одетый человек чувствует себя воистину достойно.
      
       Не один сам себе горло собственным слишком длинным языком перерезал...
      
       Всё на этом свете творится под лозунгом борьбы за правду. И хоть обычно совсем о разных правдах идет речь, выигрывает на этом только одна - истинная.
      
       Я думаю, что всё зло этого мира идёт от мышления. Когда думать начинают люди, совершенно не способные к этому.
      
      
       "Божьи воины"
      
       -- Был у нас еще один священник, но уж совсем немощный, хворал. Умер он. Под Душниками его я похоронил. Два воскресенья тому.
       -- И вы остались... -- Рейневан откашлялся. -- И мы остались, выходит, без духовной утехи?
       -- Есть водка.
      
       Скрипящий и толкающийся у окна Ниского замка большой стенолаз застал вроцлавского епископа Конрада врасплох, но и епископ, надо признать, так же крепко удивил стенолаза. В своей охраняемой комнате он предавался, о диво, не оргии, пьянке или азарту. Он не отсыпался после оргии, пьянки или азартной игры. Нет. Он читал. Посвящал время чтению.
      
       Я всем сердцем за революцию и за анархию, всей душой поддерживаю движение и перемены. Однако не рискну принять личное участие в этом процессе. В революционной борьбе за изменения изменяешься сам. Необходима большая сила, чтобы сдержаться, не превратиться в... Во что-то, во что превращаться не следует.
      
       Говорят, месть - это наслаждение. Но обычно это бывает наслаждение идиота, упивающегося мечтами о наслаждении. Только идиот кладет голову на колоду, если может не класть.
      
       В гуще военных действий, к тому же долженствуя сыграть важную роль, невероятно легко получить по шее. Или по иной части тела. Невероятно легко, когда идет война, потерять какую-то часть тела. Случается, что этой частью оказывается голова.
      
       Блокаду необходимо сломать. И Прокоп ее сломает. При случае, если удастся, переломив хребет Силезии. С хрустом. Так, чтобы покалечить на сто лет.
       -- И только в этом все дело? -- разочарованно спросил Рейневан. -- Только в этом? А миссия? А долг? А несение истинного слова Божия? А борьба за истинную апостольскую веру? За идеалы? За общественную справедливость? За новый лучший мир?
       -- Ну конечно! -- Горн приподнял голову, улыбнулся уголками губ. -- И за это тоже.
      
       Война несёт с собой террор и на террор опирается. Война сама по себе есть террор.
      
       ... название Божьих воинов вам уже не подобает. Ибо то, что вы творите, больше радует дьявола. По лестницам из трупов не вступают в Царствие небесное. По ним спускаются в ад.
      
       Почему же вы не слушаете его слов? Когда он учит, что произвол нельзя победить произволом, что на насилие нельзя отвечать насилием? Что война никогда не оканчивается победой, но порождает очередную войну, что ничего, кроме очередной войны, война принести не может?
      
       Договоры и союзы, запомни, это столь же хороший способ ведения войны, как и обстрел из бомбард.
      
       В революционной борьбе за изменения изменяешься сам. Необходима большая сила, чтобы сдержаться, не превратиться в... во что-то, во что превращаться не следует.
      
       -- Когда речь заходит о благе дела, единицы в расчёт не идут. Если благодаря этому великое дело Чаши может сделать шаг к победе, если это должен быть камень на холм нашего окончательного триумфа... То я готов пожертвовать собой.
       -- Давно уже, -- сказал мамун, оказывается, вовсе не спавший, -- давно уже я не слышал ничего столь же глупого.
      
       Отсутствие примеров великодушия, замечу, деморализует общество не меньше, чем излишняя снисходительность.
      
       В мести помощи Бога не ищут, и месть, чтобы быть истинной, должна быть жестокой. Тот, кто мстит, должен отринуть Бога. Он проклят. На века.
      
       Революции делают для того, чтобы что-то изменилось. Проигравшим в худшую сторону, выигравшим -- в лучшую.
      
       -- Ересь в Церкви, -- тихо сказал инквизитор, -- существовала веками. Всегда. Ибо Церковь всегда была оплотом и пристанищем для людей глубоко верующих, но и живо мыслящих.
      
       То, что ты видишь вокруг себя, отец инквизитор, есть не Божественный театр, не Божьи игры. Это мир, которым надо управлять. Владеть. А власть -- привилегия князей. Господ.
      
       Святой Инквизиции вредят бессмысленные и демонстративные экзекуции. Вредит несправедливость. Именно благодаря таким действиям возникает чёрная легенда, миф о жестокой инквизиции, льётся вода на мельницу еретической пропаганды. Я с ужасом думаю о том, что через сто лет останется только эта легенда, мрачная и чудовищная повесть о ямах, пытках и кострах. Легенда, в которую поверят все.
      
       -- Многие затаили на нас злость. Многие хотели бы видеть нас мёртвыми.
       -- Это хорошо. Это гарантия, что вы будете действовать осторожно и обдуманно.
      
       Настало историческое время, творится многое, каждый день приносит изменения, то, что вчера было важным, сегодня не имеет значения, а завтра будет стоить меньше собачьего дерьма.
      
       Бывают идеи, которые вредят не только их авторам. Окружающим тоже. Увы.
      
       В шулерне произошло то, что должно было произойти. Это было неизбежно. Это должно было произойти... Потому что... должно было. Ничто иное случиться не могло, другой ход событий был невозможен. Поскольку другое, альтернативное течение событий предполагало безразличие. Согласие. Приятие. Одобрение. То, что мы увидели в шулерне, свидетелями чего были, исключало безразличие и бездействие, а значит, альтернативы действительно не было. Случилось то, что должно было случиться.
      
       Предсказываю скверную судьбу этому свету, если в нем столько больных, болезненных и осужденных на лекарства.
      
       Даже сумасшедшие предприятия могут осуществиться, если сумасшествовать по обдуманному плану.
      
       Опыт учит, что Господь, если уж вообще вмешивается, то встает скорее всего на сторону более сильных.
      
       Когда умирает мечта, то тьма заполняет опустевшее место.
      
      
       "Владычица озера"
      
       Нам не нужны ни почести, ни троны,
       Нам не милы поблажки королей,
       А нам нужны за нашу кровь и стоны
       Дукаты, те, что солнца посветлей.
       Штандарты не целуем мы и руки,
       Нам почести и слава ни к чему,
       Мы терпим боль, презрение и муки,
       Лишь поклоняясь злату одному.
      
       Обожги меня глазками,
       Глазками озорными.
       Одари меня ласками,
       Ласками огневыми.
       Вспоминай меня, милая,
       Чтобы жизнь уберечь...
       Наша доля постылая,
       Наш удел -- щит и меч.
      
       Всё уже когда-то было, всё уже когда-то случилось и всё уже когда-то было описано.
      
       Изменения политического режима не могут служить оправданием вандализма.
      
       Любовь смеется над рассудком. И в этом её притягательная сила и прелесть.
      
       Когда тебя собираются вешать, попроси стакан воды. Никогда не известно, что может произойти, пока его принесут.
      
       -- Но я не хочу! -- заорала Цири так, что кобыла заплясала под нею. -- Не хочу, понятно тебе? Не хочуууу!!! Мне отвратительна сама мысль о том, что мне присадят какого-то дерьмового паразита, меня тошнит при одной мысли, что этот паразит будет во мне расти, что...
       Она осеклась, видя лица эльфок. На двух рисовалось безбрежное изумление. На третьем -- безбрежная ненависть.
      
       Сегодня Зло правит законами -- ибо законы служат ему. Оно действует в соответствии с заключенными мирными договорами, поскольку о нем, Зле, подумали, заключая эти договоры.
      
       "Прости, Фрингилья", -- повторила она, яростно кривя губы. -- Как кратко, как экономно, как просто и без претензий, какая забота о чистоте стиля.
      
       -- (...) Пророчество Итлины. Знаменитый Час Белого Хлада и Век Волчьей Пурги. Мир, умирающий среди снегов и льдов, чтобы, как гласит пророчество, через много веков возродиться вновь. Чище и лучше.
       -- В то, -- сухо сказала Нимуэ, -- что мир возродится, я глубоко верю. В то, что будет лучше, -- не очень.
      
       Круглый стол -- стол, конечно, круглый, но должно же быть видно, кто здесь самый важный.
      
       ... в любом моменте, в любом мгновении, в любом событии содержатся прошлое, настоящее и будущее. В любом мгновении сокрыта вечность. Каждый уход это одновременно и возвращение, каждое прощание -- встреча, каждое возвращение -- расставание. Все одновременно суть и начало, и конец.
      
       Я рыцарь странствующий, но не странный. Во всяком случае, не настолько странный, чтобы оказаться сумасшедшим.
      
       ... если цель привлекает, средство должно найтись.
      
       -- Песню, как говаривает один мой знакомый, не задушишь, не убьешь...
       -- Песню -- да. Но песенника -- вполне.
      
       Ты женщина, о которой мужчина может только мечтать. Я виноват лишь в том, что мечтать не способен.
      
       Со временем наступает такой момент, когда надо либо срать, либо освободить сральню.
      
       Мы умеем вызывать градобой, но не умеем отгонять смерть. Хотя, казалось бы, второе сделать легче.
      
       Прогресс -- навроде стада свиней. Так и надо на этот прогресс смотреть, так его и следует расценивать. Как стадо свиней, бродящих по гумну и двору. Факт существования стада приносит сельскому хозяйству выгоду. Есть рульки, есть солонина, есть холодец с хреном. Словом -- польза. А посему нечего нос воротить потому, мол, что всюду насрано.
      
       С любовью все обстоит так же, как с почечными коликами. Пока не схватит, даже не представляешь себе, что это такое. А когда об этом рассказывают -- не веришь.
      
       У времени нет ни начала, ни конца. Время -- вроде змея Уробороса, схватившего зубами собственный хвост. В каждом мгновении скрывается вечность. А вечность складывается из мгновений, которые создают ее.
      
      
       "Крещение огнём"
      
       То, чего у нас нет, мы легко заменим тем, что у нас есть. Все это -- исключительно вопрос инициативы и позитивного мышления.
      
       Один зарабатывает на жизнь тем, что умеет делать. Другой делает то, что делать вынужден.
      
       Гробовое молчание стало могильным. Но Лютик не был бы Лютиком, если б тоже молчал.
      
       Повышенная дневная активность явно напоминает о необходимости ночного сна.
      
       Забыл сказать, что тебе необходимо поменять свою пустую башку на другую, с мозгами.
      
       Такая банальная мелодрама может случиться только в реальной жизни. Попытайся я таким манером закончить одну из своих баллад, меня б подняли на смех.
       Пояснение к цитате:
       Воссоединение семьи. У шедших с ними женщин из Кернова отыскались в лагере муж и брат, которых те уже считали погибшими, либо пропавшими без вести в военной заварухе
      
       Нельзя заплатить за то, что не имеет цены. Некоторые утверждают, будто каждая, абсолютно каждая вещь в мире имеет свою цену. Это неправда. Есть вещи, у которых нет цены, они бесценны. Их проще всего узнать: стоит только их потерять, и всё -- они уже потеряны навсегда.
      
       Я нацелился на девушку, идущую по воду, промахнулся и с разгона врезался в венцы колодца... Кметы меня чуть было не прикончили. К счастью, они не знали, как за это взяться... Продырявили меня кольями, отрубили голову, облили святой водой и закопали. Представляете, что я чувствовал, когда проснулся?
      
       Трудно требовать от человека, чтобы он освободился от страхов. Страхи выполняют в психике человека не менее важную роль, чем все остальные эмоциональные состояния. Психика, лишённая страха, была бы психикой ущербной. Увечной.
      
       Он только выглядит идиотом. Но я постоянно рассчитываю на то, что ему в конце концов захочется пошевелить мозгами. Может, тогда он сделает верные выводы? Может, поймёт, что единственное, что у одиночек получается хорошо, - это рукоблудство?
      
       Хреновое же у вас будущее, люди. Каждое разумное творение на этом свете, попав в беду, нужду и несчастье, присоединяется к собратьям, потому что вместе легче переждать худое время. Один другому помогает. А у вас, людей, каждый только и знает, как бы на чужой беде нажиться. В голод пищей не поделится, пожирает тех, кто послабее. Такое поведение объяснимо у волков, ибо дает выжить самым здоровым и сильным. Но у разумных рас такая селекция обычно позволяет выжить и командовать другими самым большим подлецам. Выводы и прогнозы сделайте сами.
      
       - Порази вас дьявол с вашей болтовней, - занервничала Мильва. - Полсотни пустых слов, когда хватило бы трех: воняет капустой и говном.
       - Капуста и говно всегда идут в паре, - сентенциозно изрек Персиваль Шуттенбах. - Одно приводит в движение другое. Перпетуум мобиле.
      
       -- Да пусть меня полинялый кролик на пне отдерет, если я когда дурнее тебя парня видала!
      
       - Старею, видать, - буркнул ведьмак немного погодя. - Принципы наружу вылезли.
       - У стариков это бывает. - Мильва с сочувствием глянула на него. - И часто вылезают? Отвар из медуницы, говорят, помогает. И вправлять надо. А пока - клади себе подушечку под зад.
       - Принципы, - серьёзно пояснил Лютик, - не геморройные шишки. Ты путаешь понятия.
      
       И пошёл ведьмак сквозь огонь и воду и не оглядывался. Но не взял ни башмаков железных, ни посоха. А взял только свой меч ведьмачий. Не послушался он слов гадалки. И хорошо сделал, ибо была это плохая гадалка.
      
       Армия не может существовать без порядка и организованности. Тем поразительней, что реальная война -- с точки зрения порядочности и организованности удивительно походит на охваченный пожаром бордель.
      
       Поцелуй меня в sempiternum meam, хитрец...
      
       Лучше без точно сформулированной цели двигаться вперёд, чем без цели стоять на месте, и уж наверняка гораздо лучше, чем без цели пятиться назад.
      
       Чёрт знает, чем всё кончится, но хорошо, что хоть начинается.
      
       ... сегодняшний день обусловливает день завтрашний, а без завтра не будет будущего.
      
       Не кощунствуй, ибо боги тебя накажут руками благочестивых людей!
      
       Мужчин губит амбиция. Они всегда хотят чего-то такого, о чём прекрасно знают, что это невозможно и недостижимо. А возможного и достижимого не замечают.
      
       -- У каждого свой долг (...) Долги и кредиты, обязательства, благодарности, расплаты. Что-то кому-то должен сделать. А может, себе самой? Ведь если по правде, то каждый всегда расплачивается с самим собой, а не с кем-то. Любой долг мы выплачиваем себе самим. В каждом из нас сидит кредитор и должник одновременно. Главное - уравновесить этот счёт.
      
       -- Ну и компашка мне досталась, -- проговорил Геральт, покачав головой. -- Братья по оружию! Дружина героев! Прямо садись и плачь! Виршеплет с лютней. Дикие мордастые полудриады-полубабы. Вампир, которому пять тысяч сто с хвостиком месяцев, и чертов нильфгаардец, упорно твердящий, что он не нильфгаардец.
       -- А во главе дружины ведьмак, страдающий угрызениями совести, бессилием и невозможностью принимать решения, -- спокойно докончил Регис. -- Нет, предлагаю двигаться инкогнито, чтобы не вызывать сенсаций.
       -- И смеха, -- добавила Мильва.
      
       -- Говорят, конь никогда не наступит на лежащего человека...
       -- Не уверен, что каждый конь об этом слышал. Под телегу! Быстро!
      
       Жизнь отличается от банковского дела тем, что ей знакомы долги, которые можно заплатить, только задолжав другим.
      
       Мой колоссальный недостаток -- в неизбывной доброте. Я прямо-таки не могу не творить добро. Однако я -- краснолюд разумный и рассудительный и знаю, что быть добрым ко всем невозможно. Если я попробую быть добрым ко всему миру и всем населяющим его существам, то это будет то же самое, что капля пресной воды в соленом море, другими словами -- напрасные усилия. Поэтому я решил творить добро конкретное, такое, которое не идет впустую. Я добр к себе и своему непосредственному окружению.
      
      
       "Кровь эльфов"
      
       -- Что... между тобой и Геральтом, госпожа Йеннифэр?
       <....>
       -- Грусть, -- ответила чародейка серьезно. -- Тоска. Обида. Сожаление. Надежда. И страх. Да, похоже, я ничего не упустила.
      
       Мне известно, что тебе около сорока, выглядишь ты на тридцать, думаешь, будто тебе немногим больше двадцати, а поступаешь так, якобы тебе всего лишь десять.
      
       Грядет время перемен. Печально будет стареть, сознавая, что не сделал ничего такого, чтобы грядущие перемены были бы переменами к лучшему.
      
       Мы забыли, что не одни живём на свете, что мы - не пуп этого мира. Словно глупые, обожравшиеся, ленивые караси в затянутом тиной пруду, мы не верили в существование щук. Мы допустили, чтобы наш мир, как этот пруд, заилился, заболотился и провонял. Посмотрите вокруг - повсюду преступность и грех, алчность, погоня за прибылью, скандалы, несогласие, падение нравов, потеря уважения ко всем ценностям. Вместо того чтобы жить, как того требует Природа, мы принялись эту Природу уничтожать. И что имеем? Воздух заражён смрадом железоплавильных печей, курных изб, реки и ручьи отравлены отходами скотобоен и кожевенных мастерских, леса бездумно вырубаются...
      
       Они не желали знать ни о чем, им дела не было до дилемм, которые сгоняли сон с глаз королей, чародеев, владык и вождей, проблем, от которых дрожали и гудели советы, рады и думы. Для них не существовало ничего, что творилось за утопающими в снегах перевалами, за Гвенллех, несущим свинцовым потоком ледяные глыбы. Для них существовал только Каэр Морхен, одинокий, затерянный в диких горах замок.
      
       Женщина подчёркивает красоту ради улучшения самочувствия.
      
       Если б умение пользоваться опытом и делать выводы помогало, все давно бы забыли, что такое война. Но тех, кто жаждет войны, никогда не сдерживали и не сдержат ни опыт, ни аналогии.
      
       Зачем эти вопросы, эти воспоминания? В прошлое возврата нет (...) У меня уже нет никого и сама я другая.
      
       (...) мы должны жить (...) так, чтобы позже ни у кого не пришлось просить прощения.
      
       Но я не хочу умирать на войне, ибо это не моя война.
      
       Нет такого понятия, как честный бой. В бою используют любое преимущество и любую возможность.
      
       Известное перестаёт быть кошмаром. То с чем умеешь бороться, уже не так страшно.
      
       ... лучше причислять себя к некоторым, чем ко всем.
      
       -- Как узнать, что пришло время?..
       -- Пойти с мужчиной в постель? Очень просто. Раз ты начала об этом думать, значит, время уже пришло.
       -- Но я вовсе не хочу!
       -- А совсем и не обязательно. Не хочешь -- не идешь.
       -- А как узнать, что он и есть тот самый, с которым...
       -- ... можно пойти в постель?
       -- Угу.
       -- Если в принципе имеется выбор, а опыта особого нет, то в первую очередь следует оценить не мужчину, а постель.
      
       Убийство -- всегда убийство, независимо от мотивов и обстоятельств. Посему те, кто убивает либо подготавливает убийство, суть преступники и разбойники, невзирая на то, кто они: короли, князья, маршалы или судьи.
      
       Быть нейтральным -- не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть.
      
       Никогда не совершай такой ошибки... Если кто-нибудь проявит к тебе сочувствие, симпатию и преданность, если удивит благородством характера, цени это, но не перепутай с... чем-то другим...
      
       Нетерпимость и зазнайство всегда были присущи глупцам и никогда, думается, до конца искоренены не будут, ибо они столь же вечны, сколь и сама глупость.
      
       Не стоит путать небо со звездами, отраженными ночью в поверхности пруда.
      
       Жизнь -- бесценный дар, и её надлежит хранить.
      
       -- А кто самый лучший фехтовальщик на свете?
       -- Я знал многих, которые считали себя лучшими...
       -- Хотелось бы знать, кто они, такие фехтовальщики. И где их найти...
       -- Где найти-то я знаю...
       -- Ну и где же?
       -- На кладбищах...
      
      
       "Меч Предназначения"
      
       - Это Плотва? Но Плотва же была гнедой, а эта каштановая.
       - Все мои лошади зовутся Плотвами. Ты прекрасно знаешь и перестань болтать.
      
       Недостаточно быть друг другу предназначенными. Надобно нечто большее...
      
       Сопротивляться судьбе, может быть, не менее рискованно, чем отдать себя в ее руки.
      
       Логика - мать знания.
      
       Это не сказка, а жизнь, которую мы сами должны заполнять моментами счастья, ибо на улыбки судьбы рассчитывать, как ты знаешь, не приходится.
      
       Оставь сказителей в покое. Если им не хватит материала, они сами что-нибудь придумают. А имея в руках истинный материал, они его исказят.
      
       Это не сказка, а жизнь. Паршивая и скверная. А посему, черт побери, давай проживем ее по возможности порядочно и хорошо. Ограничим количество творимых другими несправедливостей неизбежным минимумом.
      
       - Нет, - согласился он. - Не знаю. Но...
       - Если не знаешь, - прервала она, - то никакое "но" уже не поможет. Ты не знаешь. Просто: не знаешь.
      
       Что это за любовь, когда любящий не может иногда хоть чем-то пожертвовать?
      
       Я всегда думала, что это прекрасное и возвышенное состояние души, благородное и восхитительное, даже если оно и лишает тебя счастья. Ведь сколько баллад я сложила о подобном. А это просто химия организма, Геральт, простая и всеохватывающая. Так может чувствовать себя больной, выпивший яд. Да потому что человек, выпивший яд, готов на все взамен за противоядие. На всё, даже на унижение.
      
       Теперь я знаю, что немного жертвенности - это... очень много.
      
       Темы для баллад - не шишки, их под елками не собирают.
      
       Знаешь, в чем проблема, Геральт? Тебе кажется, будто ты иной. Ты носишься со своей "инностью", с тем, что принимаешь за ненормальность. Ты со своей "ненормальностью" нагло навязываешься всем, не понимая, что для большинства трезво мыслящих людей ты самый нормальнейший в мире человек, и дайте боги, чтобы все были такими нормальными.
      
       - Цель есть в конце любого пути. Она есть у каждого. Даже у тебя, хоть тебе и кажется, будто ты не такой, как все.
       - Теперь я тебя спрошу.
       - Спрашивай.
       - А в конце твоего пути есть цель?
       - Есть.
       - Счастливец.
       - Дело не в счастье, Геральт. Дело в том, во что ты веришь и чему отдаёшь себя. В чём твоё призвание.
      
       У самых загадочных проблем бывают, как говорит практика, самые простейшие решения.
      
       - Ох, и заливаешь ты, Лютик!
       - Не заливаю, а украшаю, а это разные вещи.
      
       - Рассказывай, Лютик, - нетерпеливо бросил ведьмак. - Не торчать же тут до вечера.
       Бард ухватил пальцами гриф лютни, резко ударил по струнам.
       - Как предпочитаете, стихотворной речью или нормальной?
       - Нормальной.
       - Извольте. - Лютик тем не менее не отложил лютни. - Послушайте же, благородные господа, что случилось неделю тому непоодаль города вольного, Голопольем наречённого. Так вот, ранним утром, едва поднимающееся солнышко зарумянило висящие над полями и лугами покровы туманов...
       - Ведь решили - нормальной! - напомнил Геральт.
       - А разве нет? Ну ладно, ладно. Понимаю. Кратко, без метафор.
      
       Только в легендах может выжить то, что в природе выжить не может. Только легенде и мифу не ведомы пределы возможного.
      
       - Однако, я думаю, у каждого мифа, у каждой легенды должны быть какие-то корни. И у этих корней что-то лежит.
       - Лежит, - согласился Геральт. - Чаще всего мечта, желание, тоска. Уверенность, что нет предела возможному. А иногда - случай.
      
       Хаос есть угроза, сторона агрессивная, Порядок же - сторона, которой угрожают, требуя защиты.
      
       -- Не вертись, княжна, будущая княгиня Вердэна.
       -- Не буду я, -- буркнула она,-- никакой княгиней.
       -- Хорошо, хорошо. Не будешь княгиней. Станешь хомячком и станешь жить в норке.
      
       -- Сядь рядом, Эсси.
       Она присела. Не спеша. Тактично. Далеко. Очень далеко. Слишком близко.
      
       Войны ведут по двум причинам. Одна из них -- власть, другая -- деньги.
      
       Принципы можно нарушить, страх -- преодолеть.
      
       Легко убивать из лука, девочка. Так легко спустить тетиву и думать: мол, это не я, не я, а стрела. На моих руках нет крови того мальчика. Его убила стрела, а не я. Но стреле ничего не снится по ночам. Пусть и тебе ничего не снится по ночам, голубоглазая дриада.
      
       Ты смеешься над Предназначением, насмехаешься над ним, играешь с ним. У Меча Предназначения два острия. Одно из них - ты. Другое - смерть? Но это мы умираем, умираем из-за тебя. Тебя смерть не может достать, поэтому довольствуется нами. Смерть следует за тобой по пятам, Белый Волк. Но умирают другие. Из-за тебя.
      
       Ложь и правда. Что есть правда? Отрицание лжи? Или утверждение факта? А если факт - это ложь, что же тогда правда?
      
       Ты, словно одичавший кот, в которого все кидают камни, мурлычешь, радуясь тому, что нашелся кто-то, кто не брезгует тебя приласкать.
      
       Ну а то, что мне грустно... Убивает сознание, что я тебя теряю... Ну так это клеточная память. Атавистические остатки чувств мутанта, очищенного от эмоций.
      
       Круг замыкается, змея погружает зубы в собственный хвост. Так должно быть.
      
       Мне тоже известны такие, которые приятней отказывают, чем она даёт...
      
       Баллады пишут не для того, чтобы в них верили. Их пишут, чтобы ими волновать.
      
       Мужчины любят встречаться с бывшими любовницами, любят освежать воспоминания. Любят думать, будто давние любовные игры дают им что-то вроде пожизненного права собственности на партнершу. Это хорошо влияет на их самочувствие.
      
       Мудрость -- это, в частности, умение пропускать мимо ушей глупые или неискренние советы.
      
       Нет (...) Я ничего не забираю. Я только беру за руку. Чтобы никто не был в такую минуту одинок.
      
       Оно, конечно, так, отвратный нас свет окружает. <...> Только это не повод, чтобы все мы паршивели.
      
       -- Расскажи мне сказку.
       -- Жил-был... кот, - начал он. - Такой обычный, полосатый мышелов. И однажды этот кот пошёл один-одинёшенек на дальнюю прогулку в страшенный тёмный лес. Ну шёл он, шёл... шёл... шёл...
       -- Ты не думай, - проворчала Цири, прижимаясь к нему, - что я усну, прежде чем он дойдёт.
      
       Но чем эльфка лучше меня? Тем, что при виде эльфки вы сучите лапками, а при виде меня вас тянет блевать? Подавитесь вы такими аргументами. Я всё равно выживу.
      
       Ибо если существует нечто общее... для тебя... для меня... для других... то это надежда.
      
       Она требует моногамии, а сама кидает в людей чужими портками.
      
       Эй, малый, беги! Это Йеннифэр! Гроза драконов. И ведьмаков. Во всяком случае - одного ведьмака. Это уж точно.
      
       Она была в этих предметах. Была в этом аромате.
       Но не было её.
      
       Любить -- значит не только брать, но и уметь отказываться от чего-то, жертвовать собою.
      
       Когда захочешь покончить жизнь самоубийством, не впутывай в свои дела других. Просто повесься на вожжах в конюшне.
      
       Никогда не выпадает вторая оказия создать первое впечатление.
      
       Нет Предназначения... Оно не существует. Единственное, что предназначено всем, -- это смерть.
      
       Правда -- это осколок льда.
      
       Есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить... чем-то, столь же ценным. В противном случае такой дар протечет сквозь пальцы, растает, словно осколок льда, зажатый в кулаке. Останутся только сожаление, чувство потери и вины...
      
       Спорит либо дурак, либо подлец... Первый не знает, но спорит, второй же знает, но спорит.
      
       У него, Куколка, нет ни голоса, ни слуха, а срифмовать он может только "попа" и "жопа". Это представитель цеха ведьмаков, Геральт из Ривии.
      
      
       "Последнее желание"
      
       Ты знаешь ее весьма поверхностно. Она тебя, по правде сказать, тоже. Довольно типично для уз, которые вас связывают или когда-то связывали. Обоих вас не хватает ни на что, кроме как на чересчур эмоциональную оценку последствий при одновременном игнорировании причин.
       Пояснение к цитате:
       Об отношениях Геральта и Йеннифэр
      
       Трудно спорить с гласом рассудка.
      
       Не может быть правилом то, из чего есть исключения.
      
       Говорят, молчание - золото. Возможно. Не знаю. Во всяком случае, своя цена у него есть.
      
       Человеческая жадность не знает предела.
      
       Я не святой отшельник, не только одно добро творил в жизни. Но если приходится выбирать между одним злом и другим, я предпочитаю не выбирать вообще.
      
       Говоришь, что тебя преследует чудовище. Чего ты боишься? Если оно на тебя нападёт, скажи ему, что обожаешь чудовищ, оберегаешь их и следишь за тем, чтобы ни один трупоедский ведьмак не нарушил их покоя. Ну а уж если и после этого чудовище выпотрошит тебя и сожрёт, значит, оно чудовищно неблагодарное чудовище.
      
       Он со стыдом и сожалением отметил, что обижен на неё - ведь она перестала быть мечтой - и что он никогда не простит себе этого сожаления.
      
       - Если я правильно понял, после третьих петухов упырицы не будет. А кто будет?
       - Если все пойдет как надо, будет четырнадцатилетняя девочка.
       - Красноглазая? С зубищами как у крокодила?
       - Нормальная девчонка. Но только...
       - Ну?
       - Физически.
       - Час от часу не легче. А психически? Каждый день на завтрак ведро крови? Девичье бедрышко?
      
       Проявить великодушие? Простить им по-королевски? Я ему по-королевски башку оторву, а может, сначала вырву обе ноги, там видно будет.
      
       -- История? Родерик де Новембер? Читал, читал. Когда учился в Оксенфуртской академии, история занимала второе место в списке моих любимых предметов.
       -- А первое?
       -- География, -- серьезно сказал поэт. -- Атлас мира был большой, за ним легче всего было скрыть пузырь с водкой.
      
       -- В моем доме бабы ни гугу. Но так, между нами, постарайся не делать при ней того, что недавно выкинул за ужином.
       -- Ты имеешь в виду, что я запустил вилкой в крысу?
       -- Нет. Я имею в виду, что ты в нее попал, хотя было темно.
       -- Я думал, будет забавно...
      
       Не стесняйся. Я не теряю сознания при виде голого мужчины. Трисс Меригольд, моя подружка, говаривает, что если ты видела одного, значит, видела всех.
      
       Ты эгоцентрист, как и всякий мужчина. Самое худшее для вас, когда вами не интересуются, верно? Хуже равнодушия.
      
       Я, Лютик, никогда не мог противиться искушению взглянуть на то, чего не существует.
      
       Поэты должны знать все. В противном случае мы компрометировали бы себя.
      
       - А тебе не кажется, - усмехнулся он, - что мое неверие в смысл такого транса заранее перехеривает его целесообразность?
       - Не кажется. И знаешь почему? - Нэннеке наклонилась, заглянула ему в глаза, странно улыбнулась. - Потому что это было бы первое известное мне доказательство того, что неверие имеет какую-либо силу.
      
       Люди (...) любят выдумывать страшилищ и страхи. Тогда сами себе они кажутся не столь уродливыми и ужасными. Напиваясь до белой горячки, обманывая, воруя, исхлёстывая жен вожжами, моря голодом старую бабку, четвертуя топорами пойманную в курятнике лису или осыпая стрелами последнего оставшегося на свете единорога, они любят думать, что ужаснее и безобразнее их все-таки привидение, которое ходит на заре по хатам. Тогда у них легчает на душе. И им проще жить.
      
       Возницы и рыбаки пили так, словно завтра с утра запретят выращивать хмель.
      
       Зло - это зло (...) Меньшее, большее, среднее - всё едино, пропорции условны, а границы размыты.
      
       Деньги открывают любые двери.
      
       Короли подразделяют людей на две категории. Одним приказывают, других покупают. Ибо короли придерживаются старой и банальной истины: купить можно любого. Любого. Вопрос только в цене.
      
       Существует просто Зло и Большое Зло, а за ними в тени прячется Очень Большое Зло. Порой бывает так, что Очень Большое Зло схватит тебя за горло и скажет: "Выбирай, братец, либо я, либо то, которое чуточку поменьше!".
      
       Любовь и кровь. В них могучая сила. Маги и ученые не первый год ломают себе над этим головы, но поняли только одно... Любовь должна быть истинной.
      
      
       "Свет вечный"
      
       ... любимого тела никогда не много.
      
       Быть нейтральным в борьбе добра со злом -- это принять сторону зла.
      
       -- Твой возлюбленный, славный медик, чародей и еретик. Приедет на белом коне, чтоб освободить тебя?
       -- Не знаю.
       -- Понимаю, -- покивала головой Вероника. -- Конечно, понимаю. Ты говорила. Гусит, человек идеи. Верный идеалам. Прежде всего идеалам. Значит, белого коня ждать не приходится.
      
       Ты поступил верно. И вероятно, тебя повесят за это, ибо такова обычно судьба тех, кто поступает верно.
      
       Это политика, Рейнмар. В политике есть две альтернативные цели: первая -- соглашение, вторая -- конфликт. Соглашение достигается, когда одна из сторон верит в чепуху, которую говорит вторая.
      
       Один из моих знакомых любил говорить, что нет сверхъестественных ни вещей, ни явлений. Просто некоторые из них выходят за границы нашего естествознания.
      
       Умение предвидеть оценивает история, а подтверждает время.
      
       -- Полезная вещь, -- во второй раз вздохнул епископ, -- терроризм. Сколько вопросов решает. Как бы мы без него обходились? Кого бы мы во всём обвиняли, на кого всё сваливали? Vero, если бы терроризма не существовало, его надо было бы выдумать.
      
       Вы недооцениваете значение символов. Горло порвёшь, крича о чести, об отчизне, о вере и Церкви, даже не шелохнутся, для них это пустой звук. А дай им символ, всё равно какой, пойдут за ним в огонь и в воду. Такой символ значит больше, чем военный отряд.
      
       -- Впрочем, что должно быть, то будет. Судьбу не изменишь.
       -- Но судьбой можно управлять.
       -- На это, честно говоря, я и рассчитываю, -- признался Волошек. -- Чародей, разумеется, предсказал мне по утиной требухе жизнь долгую и в достатке, потом смерть в славе и почёте, и пышные похороны. Но я по этому поводу не стану почивать на лаврах и пассивно ожидать того напророченного счастья. Я хочу управлять судьбой.
      
       Не будь слишком самоуверен, сыночек. Не пренебрегай противником. Не думай, что он глупее. Не обманывайся, что он не сумеет обскакать тебя, опередить и перехитрить.
      
       -- Я помогу ему, он поможет нам... сдержит слово.
       -- Сдержит, -- Шарлей встал, потянулся. -- Или не сдержит. Неисповедимы предначертания судьбы.
       -- Что ты хочешь этим сказать?
       -- То, что жизнь научила меня не верить слишком поспешно и всегда иметь в запасе аварийный план.
      
       За что тебя прокляли, за то прокляли, -- сказал он. -- Пускай тебе Бог прощает. Но я жив благодаря тебе, и что в долгу пред тобой, так в долгу. И долг отплачу.
      
       Каждому хотелось бы знать, как те или иные события повлияют на историю, на судьбы мира, но никто не знает.
      
       Помочь тебе я не в состоянии. Не имею власти. Не имею информации, а ведь власть и доступ к информации нераздельны.
      
      
       "Сезон гроз"
      
       - Я подумывал вернуть им деньги, - признался Геральт. - Но это могло бы возбудить подозрения. Я дал им твердое ведьмачье слово, что снял с тебя волкулачье проклятие и совершенно вылечил от ликантропии, что нынче ты - наинормальнейший в мире. А такой поступок должен чего-то стоить. Если люди платят за что-то - значит, они в это верят; что оплачено, то становится истинным и легальным. Чем дороже - тем лучше.
      
       -- Сидр из Ривии, как вы хотели. А еще жена просила узнать, как вы находите свининку?
       -- Мы находим её среди каши, -- ответил Лютик. -- Время от времени. Не так часто, как хотелось бы.
      
       -- Я учусь и развиваюсь, -- она не опускала глаз. -- Я уже не плачу в уголке. Отплакала своё. Этот этап пройден.
       -- Нет, ты себя обманываешь. У тебя многое еще впереди. И сарказм не защитит тебя от этого. Особенно, если он искусственный и плохо скопированный.
      
       -- Ты, седой подонок, по-прежнему плохо считаешь, -- прошипела Фрига. -- Тебе снова нужно помочь посчитать? Ты один, а нас трое. Значит, нас больше.
       -- Вас трое, -- ведьмак обвел их взглядом, -- а я один. Но все же вас не больше. Это математический парадокс и исключение из правил.
      
       Сперва я хотел заняться шлюхами и инвестировать в публичные дома. Я вращался среди политиков и со многими был знаком. Убедился, что лучше иметь дело со шлюхами, потому что у шлюх есть хоть какая-то честь и определенные принципы. С другой стороны, править из бардака не так удобно, как из ратуши. А править хотелось бы, как говорится, если не миром, то хотя бы округом. Древняя мудрость гласит: если не можешь их уничтожить, то примкни к ним.
      
       -- И ты самым простым в мире способом мстишь Йеннифер, которую не можешь забыть.
       -- Я знаю.
       -- Тогда зачем...
       -- Не знаю.
      
       Говоря еще более кратко, Литта Нейд была женщиной, с которой только полный идиот мог связаться дольше, чем на двое суток. Интересным было то, что именно за такими женщинами, как правило, бегали толпы мужчин, склонных ко вступлению в долгосрочные отношения.
      
       Существует три самых красивых зрелища в мире. Корабль под полными парусами, скачущий галопом конь и эта, ну... обнаженная женщина в постели.
      
       -- История, -- усмехнулся ведьмак, -- это реляция, в основном лживая, о событиях, в целом несущественных, оставленная нам историками, в основном идиотами.
      
       Берегитесь разочарований, ибо впечатления бывают ошибочны. Вещи редко бывают такими, какими кажутся. А женщины -- никогда.
      
       Заглядывание в бездну считаю идиотизмом. На свете есть множество вещей гораздо более достойных, чтобы их рассматривать.
      
      
       "Час Презрения"
      
       Я вдруг понял, что мое чувство к ней вовсе не любовь, а нечто гораздо более сложное, сильное, но трудно определяемое. Этакая смесь страха, обиды, бешенства, угрызений совести, потребности в искуплении, чувства вины, урона и ущербности, извращенной потребности страдать и каяться. То, что я чувствовал к этой женщине, было... ненавистью.
      
       Становится все менее ясно, в чем тут дело, а когда не ясно, в чем дело, значит, дело наверняка в деньгах.
      
       Ложь тем отличается от истины, что непременно становится явью.
      
       -- Не правда! -- топнула ногой Цири. -- Геральт вовсе так не говорит. Он... он вообще молчит. Я же видела. Он стоит и молчит...
       -- В том-то и состоит роль поэзии, Цири. Говорить о том, о чем другие молчат.
      
       Великозагадочно то, что единорожец, хотя ж небывало пуглив и любознателен есть, ежели такову девицу повстречает, коя еще со супругом телесно не общалась, незамедля пристанет к оной, преклонит колена и безо всякого страху главу свою ей на подол покладёт. Говорят, в минувшие и древние времена такие девицы бывали, кои из способности таковой себе ремесло учиняли. В безбрачии и воздержании томились лета многие, дабы ловчим аки манки на единорожцев служить могли. Однако же вскорости выявилось, что единорожец токмо к младым девицам пристает, старшими же пренебрегает. Разумным животным будучи, единорожец безошибочно понимает, что сверх меры в девичестве пребывать - вещь противная натуре и зело подозрительная.
      
       ... не хочу в будущем сожалеть о бездеятельности и колебаниях. Если и придётся о чём-то жалеть, то пусть это будут действия и поступки.
      
       Только когда умрут и исчезнут понятия воли и подчинения, приказа и послушания, хозяина и подчиненного, будет достигнуто единение. Общность, слияние в единое целое. Взаимопроникновение.
      
       Природа не знает такого понятия -- философия. Философией принято называть предпринимаемые людьми жалкие и смешные потуги понять Природу. За философию сходят и результаты таких потуг. Это все равно как если бы корень морковки пытался отыскать причины и следствия своего существования, называя результат обдумываний извечным и таинственным конфликтом Корня и Ботвы.
      
       Необходимо действовать, смело хватать жизнь за гриву. Я жалею исключительно о бездеятельности, нерешительности, колебаниях. О действиях и поступках, даже если они порой приносят печаль и тоску, по-настоящему не жалею никогда.
       бездействие, пассивностьдействиежизнь
      
       Знаешь, почему она не идет на банкет? Потому что ей неловко явиться одной, без мужчины, с которым ее связывали четыре года. Из-за которого ей завидовали. Которого она потеряла, потому что не сумела оценить его любви.
      
       О любви мы знаем немного. Любовь -- это груша. Она сладкая и имеет определенную форму. Но попробуйте дать определение формы груши!
      
      

    Аркадий и Борис Стругацкие.

       "Гадкие лебеди"
      
       И потом, какие пророки в наше время? Я не знаю ни одного. Множество лжепророков и ни одного пророка. В наше время нельзя предвидеть будущее - это насилие над языком. Что бы вы сказали, прочитав у Шекспира: предвидеть настоящее? Разве можно предвидеть шкаф в собственной комнате?..
      
       Писатель -- это прибор, показывающий состояние общества, и лишь в ничтожной степени -- орудие для изменения общества. История показывает, что общество изменяют не литературой, а реформами и пулеметами, а сейчас еще и наукой. Литература в лучшем случае показывает, в кого надо стрелять или что нуждается в изменении...
      
       Человечество стоит на перепутье, перед выбором: либо полная интеллектуальная деградация, либо беспримерный эволюционный скачок сознания.
      
       За окном темнело, и по-прежнему лил дождь, крупный, тяжёлый, неторопливый дождь, которого было очень много и который явно никуда не торопился.
      
       -- Он умер.
       -- Забили?
       -- Нет. Наоборот. -- Они, болваны, не давали ему читать, и он умер от голода.
      
       ... обжигающий стыд за себя тогдашнего, серого деловитого птенца, воображающего себя ярким, незаменимым, отборным... <...>
       А вдруг через пятнадцать лет окажется, что и нынешний я так же сер и несвободен, как и в детстве, и даже хуже, потому что теперь я считаю себя взрослым, достаточно много знающим и достаточно пережившим, чтобы иметь основания для самодовольства и для права судить.
      
       Я ироничен -- может быть. Но это происходит потому, что всю свою жизнь я слышу болтовню о пропастях. Все утверждают, что человечество катится в пропасть, но доказать ничего не могут. И на поверку всегда оказывается, что весь этот философский пессимизм -- следствие семейных неурядиц или нехваткой денежных знаков...
      
       Ах, как бы я хотел быть циником, как легко, просто и роскошно жить циником! Ведь надо же -- всю жизнь из меня делают циника, стараются, тратят гигантские средства, тратят пули, цветы красноречия, бумагу, не жалеют кулаков, не жалеют людей, ничего не жалеют, только бы я стал циником, -- а я никак...
      
       Жизнь -- болезнь материи, мышление -- болезнь жизни.
      
       Именно то, что наиболее естественно, -- заметил Бол-Кунац, -- менее всего подобает человеку.
      
       Страшно? Неуютно? Но так и должно быть. Будущее создается тобою, но не для тебя.
      
       Если у меня отобрать злость, я стану медузой. Чтобы я стала доброй, нужно заменить злость добротой.
      
       Продаваться надо легко и дорого.
      
       Будущее -- это тщательно обезвреженное настоящее.
      
       Это всё дожди.
       Мы дышим водой. Но мы не рыбы, мы либо умрем, либо уйдем отсюда. -- Он серьезно и печально глядел на Виктора.
       -- А дождь будет падать на пустой город, размывая мостовые, сочиться сквозь гнилые крыши... Потом смоет все, растворит город в первобытной земле, но не остановится, а будет падать и падать...
       -- Апокалипсис, -- проговорил Виктор, чтобы что-нибудь сказать.
       -- Да, апокалипсис... Будет падать и падать, а потом земля напитается, и взойдет новый посев, каких раньше не бывало, и не будет плевел среди сплошных злаков. Но не будет и нас, чтобы насладиться новой вселенной.
      
       Ребенок кротко смотрит на тебя и думает: ты, конечно, взрослый, здоровенный, можешь меня выпороть, однако, как ты был с самого детства дураком, так и остался, и помрешь дураком, но тебе этого мало, ты еще и меня дураком хочешь сделать...
      
       Детей бить нельзя. Их и без тебя будут всю жизнь колотить кому не лень, а если тебе хочется его ударить, дай лучше по морде самому себе, это будет полезней.
      
       Моральные ценности не продаются. Их можно разрушить, купить их нельзя. Каждая моральная данная ценность нужна только одной стороне, красть или покупать ее не имеет смысла.
      
       Неужели же, черт возьми, гадко все, что в человеке от животного? Даже материнство, даже улыбка Мадонны, ее ласковые мягкие руки, подносящие младенцу грудь... Да, конечно, инстинкт и целая религия, построенная на инстинкте...
      
       Все благородные поступки глупы.
      
       Это что-то вроде демократических выборов: большинство всегда за сволочь...
      
       Как это славно -- вовремя помереть!
      
       Человечество обанкротилось биологически: рождаемость падает, распространяется рак, слабоумие, неврозы, люди превращаются в наркоманов. Они ежедневно заглатывают сотни тонн алкоголя, никотина, просто наркотиков, они начали с гашиша и кокаина и кончили ЛСД. Мы просто вырождаемся. Естественную природу мы уничтожили, а искусственная уничтожает нас... Далее, мы обанкротились идеологически - мы перебрали все философские системы и все их дискредитировали; мы перепробовали все мыслимые системы морали, но остались такими же аморальными скотами, как троглодиты. Самое страшное в том, что вся эта серая человеческая масса в наши дни остаётся той же сволочью, какой была всегда. Она постоянно жаждет и требует богов, вождей и порядка, и каждый раз, когда она получает богов, вождей и порядок, она делается недовольной, потому что на самом деле ни черта ей не надо, ни богов, ни порядка, а надо ей хаоса, анархии, хлеба и зрелищ. Сейчас она скована железной необходимостью еженедельно получать конвертик с зарплатой, но эта необходимость ей претит, и она уходит от неё каждый вечер в алкоголь и наркотики... Да чёрт с ней, с этой кучей гниющего дерьма, она смердит и воняет десять тысяч лет и ни на что больше не годится, кроме как смердеть и вонять. Страшно другое - разложение захватывает нас с вами, людей с большой буквы, личностей. Мы видим это разложение и воображаем, будто оно нас не касается, но оно всё равно отравляет на безнадёжностью, подтачивает нашу волю, засасывает... А тут ещё это проклятие - демократическое воспитание: эгалитэ, фратернитэ, все люди - братья, все из одного теста... Мы постоянно отождествляем себя с чернью и ругаем себя, если случается обнаружить, что мы умнее её, что у нас иные запросы, иные цели в жизни. Пора это понять и сделать выводы: спасаться пора.
      
       Жить -- это хорошо. Даже когда получаешь удары. Лишь бы иметь возможность бить в ответ. Настоящая жизнь есть способ существования, позволяющий наносить ответные удары.
      
       Каждая секунда была исторической, и жалко, что он не знал об этом вчера, потому что вчера и позавчера, и неделю назад каждая секунда тоже была исторической.
      
       Какая однако концентрация вундеркиндов в моем родном промозглом городишке.
      
       -- Какой смысл говорить о будущем? -- Возразил Павор. -- О будущем не говорят, будущее делают. Вот рюмка коньяка. Она полная. Я сделаю ее пустой. Вот так. Один умный человек сказал, что будущее нельзя предвидеть, но можно изобрести.
      
       -- Голем, -- сказал Виктор, -- вы знаете, что я -- железный человек?
       -- Я догадываюсь.
       -- А что из этого следует?
       -- Что вы боитесь заржаветь.
      
       Вы думаете, что если человек цитирует Зурзмансора или Гегеля, то это -- о! А такой человек смотрит на Вас и видит кучу дерьма, ему Вас не жалко, потому что Вы и по Гегелю дерьмо, и по Зурзмансору тоже дерьмо. Дерьмо по определению.
      
       Потому что волчица говорит своим волчатам: "Кусайте как я" и этого достаточно, и зайчиха учит зайчат: "Удирайте как я", и этого тоже достаточно, но человек-то учит детеныша: "Думай, как я", а это уже преступление...
      
       Э, все дело в том, чтобы научиться утираться. Плюнут тебе в морду, а ты и утрись. Сначала со стыдом утерся, потом с недоумением, а там, глядишь, начнешь утираться с достоинством и даже получать от этого процесса удовольствие...
      
      
       "Второе нашествие марсиан"
      
       Вы воображаете себя цветом цивилизации, а на самом-то деле вы плесень, взросшая на соках её. Вы возомнили о себе и теперь воображаете, будто ваша гибель -- это гибель всего человечества.
      
       "Это под силу только великим писателям, -- говорил он, -- или великим политическим деятелям. А я что-то не вижу у нас в стране, -- говорил он, -- ни великих писателей, ни великих политических деятелей".
      
       Да, алкоголизм есть бич народов.
      
       Родители твоих учеников почему-то воображают, будто ты чудотворец и своим личным примером способен помешать их детям устремиться по стопам родителей.
      
       Не в громе космической катастрофы, не в пламени атомной войны и даже не в тисках перенаселения, а в сытой, спокойной тишине кончается, видите ли, история человечества.
      
       Если человек бесчестен, то он бесчестен до конца.
      
       Если ты перестанешь обращать внимание на молодую жену, она тебе тем же и отплатит.
      
       Этот Полифем жить не может без патриотизма. Без ноги он жить может, а вот без патриотизма у него не получается.
      
       Хоть бы одна сволочь спросила что она ДОЛЖНА делать, так нет же, каждая сволочь спрашивает лишь, что С НЕЙ будут делать
      
       Всегда я каким-то непонятным образом оказываюсь в стороне от того, что мне выгодно. Есть на свете такие неустроенные люди: в казармах они вечно чистят сортиры, на фронте они попадают в "котлы", все неприятности они получают первыми, все блага они получают последними.
      
       Они в очках, им виднее.
      
       Всю жизнь я страдаю от того, что думаю о людях хорошо.
      
       Я читал, что слухи опасны для здоровья в гораздо большей степени, чем даже курение. Автор доказывал это с цифрами в руках. Там еще было написано, что сила воздействия панического слуха прямо пропорциональна невежеству масс, и это верно, хотя должен признаться, что даже самые образованные из нас удивительно легко поддаются общему настроению и готовы мчаться куда глаза глядят вместе с обезумевшей толпой.
      
      
       "Град обречённый"
      
       Единого закона для всех нет и быть не может. Нет единого закона для эксплуататора и эксплуатируемого.
      
       Просто вы -- атеист, молодой человек, и не хотите себе признаться, что ошибались всю свою -- пусть даже недолгую -- жизнь. Вас учили ваши бестолковые и невежественные учителя, что впереди -- ничто, пустота, гниение; что ни благодарности, ни возмездия за содеянное ждать не приходится. И вы принимали эти жалкие идеи, потому что они казались вам такими простыми, такими очевидными, а главным образом потому, что вы были совсем молоды, обладали прекрасным здоровьем тела и смерть была для вас далекой абстракцией. Сотворивши зло, вы всегда надеялись уйти от наказания, потому что наказать вас могли только такие же люди, как вы. А если вам случалось сотворить добро, вы требовали от таких же, как вы, немедленной награды.
      
       ... вы отнимаете у людей заботу о хлебе насущном и ничего не даете им взамен. Людям становится тошно и скучно. Поэтому будут самоубийства, наркомания, сексуальные революции, дурацкие бунты из-за выеденного яйца...
      
       -- Так вот, великие писатели тоже всегда брюзжат. Это их нормальное состояние, потому что они -- это больная совесть общества, о которой само общество, может быть, даже и не подозревает. А поскольку символом общества являешься в данном случае ты, тебе в первую очередь и накидают банок... -- Изя хихикнул. -- Воображаю, как они расправятся с твоим Румером!
       Гейгер пожал плечом.
       -- Конечно, если у Румера есть недостатки, настоящий писатель обязан их изобразить. На то он и писатель, чтобы врачевать язвы.
       -- Сроду писатели не врачевали никаких язв, -- возразил Изя. -- Больная совесть просто болит, и все...
      
       А потом, заметьте, вполне довольных ведь не бывает. Это только вполне недовольные бывают.
      
       Особенно я ненавижу, когда вечностями швыряются. Братья навек. Вечная дружба. Навеки вместе. Вечная слава... Откуда они все это берут? Что они видят вечного?
      
       -- Всякая элита - это гнусно...
       -- Ну, извини! Вот если бы ты сказал: "всякая элита, владеющая судьбами и жизнями других людей, - это гнусно", - вот тут я бы с тобой согласился. А элита в себе, элита для себя самой - кому она мешает? Она раздражает - до бешенства, до неистовства! - это другое дело, но ведь раздражать - это одна из её функций... А полное равенство - это же болото, застой. Спасибо надо сказать матушке-природе, что такого быть не может - полного равенства...
      
       Было в этом смирении что-то животное, недочеловеческое, но в то же время возвышенное, вызывающее необъяснимое почтение, потому что за смирением этим угадывалось сверхъестественное понимание какой-то очень глубокой, скрытой и вечной сущности происходящего, понимание извечной бесполезности, а значит, и недостойности противодействия.
      
       Когда я приезжаю в чужую страну, я никогда не спрашиваю, хорошие там законы или плохие. Я спрашиваю только, исполняются ли они.
      
       И стаканчики были пусты, и фляга была пуста, и в груди было как-то пусто, словно вырезали оттуда что-то большое и привычное. То ли опухоль. То ли сердце...
      
       Всем сильным ублюдочного мира сего! Я ненавижу ложь, но правда ваша еще хуже лжи. Вы превратили Город в благоустроенный хлев, а граждан Города -- в сытых свиней. Я не хочу быть сытой свиньей, но я не хочу быть и свинопасом, а третьего в вашем чавкающем мире не дано. В своей правоте вы самодовольны и бездарны, хотя когда-то многие из вас были настоящими людьми. Есть среди вас и мои бывшие друзья, к ним я обращаюсь в первую очередь. Слова не действуют на вас, и я подкрепляю их своей смертью. Может быть, вам станет стыдно, может быть -- страшно, а может быть -- просто неуютно в вашем хлеву. Это все, на что мне осталось надеяться. Господь да покарает вашу скуку! Это не мои слова, но я под ними с восторгом подписываюсь -- Денни Ли.
      
       Таким образом, отсутствие суда внутреннего закономерно и, я бы сказал, фатально восполняется наличием суда внешнего, например, военно-полевого...
      
       Просто таково положение вещей... Две стороны одного медяка -- орёл или решка. В итоге -- либо голодный бунт, либо сытый бунт -- выбирайте по вкусу.
      
       Уверяю тебя, дружок, что Улисс не рвался в герои. Он просто БЫЛ героем -- натура у него была такая, не мог он иначе. Ты вот не можешь говно есть -- тошнит, а ему тошно было сидеть царьком в занюханной своей Итаке.
      
       Приходя -- не радуйся, уходя -- не грусти.
      
       У человека должна быть цель, он без цели не умеет, на то ему и разум дан. Если цели у него нет, он ее придумывает...
      
       Есть я, нет меня, сражаюсь я, лежу на диване -- никакой разницы. Ничего нельзя изменить, ничего нельзя исправить. Можно только устроиться -- лучше или хуже. Все идет само по себе, а я здесь ни при чем. Вот оно -- ваше понимание, и больше понимать мне нечего... Вы мне лучше скажите, что я с этим пониманием должен делать? На зиму его засолить или сейчас кушать?..
      
       Как известно, дураков -- подавляющее большинство, а это значит, что всякому интересному событию свидетелем был, как правило, именно дурак. Зрю: миф есть описание действительного события в восприятии дурака и в обработке поэта. А?!
      
       История большинства имеет конец, а вот история меньшинства закончится только вместе со Вселенной...
      
       Они здесь убивали друг друга в приступе неистовой ярости, как взбесившиеся хищники, как остервеневшие тарантулы, как обезумевшие от голода крысы. Как люди.
      
       Что за дикая идея -- убеждать памятники, что они никому не нужны? Это же все равно, что убеждать людей, что они никому не нужны... Оно, может быть, так и есть, да кто в это поверит?..
      
       Делам надо поклоняться, а не статуям. А может быть, даже и делам поклоняться не надо. Потому что каждый делает, что в его силах. Один -- революцию, другой -- свистульку. У меня, может, сил только на одну свистульку и хватает, так что же я -- говно теперь?..
      
       "Графиня, ваш Буцефал притомился, а кстати, не хотите ли вы со мной переспать?" Культурно, образно, по-светски...
      
       Архимед -- подумаешь! Ну, был такой, знаю, голый по улицам бегал безо всякого стыда... Ну и что? При надлежащем уровне цивилизации ему бы яйца за это дело оторвали. Чтобы не бегал. Эврика ему, понимаешь... Или тот же Петр Великий. Ну ладно, царь там, император всей Руси... Видали мы таких. А вот как была его фамилия? А? Не знаете? А памятников-то понаставили! Сочинений понаписали! А студента на экзамене спроси -- дай бог, если один из десяти сообразит, какая у него была фамилия. Вот тебе и великий!.. И ведь со всеми с вами так! Либо никто вас вообще не помнит, только глаза лупят, либо, скажем, имя помнят, а фамилию -- нет. И наоборот; фамилию помнят -- например, премия Каллинги, -- а имя... да что там имя! Кто он такой был-то? То ли писатель он был, то ли вообще спекулянт шерстью... Да и кому это надо, сами вы посудите? Ведь если всех вас запоминать, так забудешь, сколько водка стоит.
      
       ... кто же на самом деле хороший человек? Тот, кто стремится реализовать хаос -- он же свобода, равенство и братство -- или тот, кто стремится эту хнойпекомымренность (читай: социальную энтропию!) понизить до минимума? Кто? Вот то-то и оно!
      
       Человек предполагает, а господь рябь какую-нибудь напустит и -- конец всему...
      
       Солдаты всегда трусливы. Я ни разу в жизни не видел храбрых солдат. Да и с какой стати им быть храбрыми?
      
       Право на власть имеет тот, кто имеет власть. А еще точнее, если угодно, -- право на власть имеет тот, кто эту власть осуществляет. Умеешь подчинять -- имеешь право на власть. Не умеешь -- извини!..
      
       Поскольку настоящего противника не существует, необходимо его придумать. А как показывает мировой опыт, самый страшный противник -- это противник придуманный.
      
       -- Каждый получает то, чего он заслуживает.
       -- То, чего он добивается, -- пробормотал Андрей.
       -- Можно и так сказать. Если угодно, это одно и то же.
      
       -- ... Как только общество решит какую-нибудь свою проблему, сейчас же перед ним встает новая проблема таких же масштабов... нет, еще больших масштабов. -- Он оживился. -- Отсюда, между прочим, следует одна интересная штука. В конце концов перед обществом встанут проблемы такой сложности, что разрешить их будет уже не в силах человеческих. И тогда так называемый прогресс остановится.
      
       Ну и что же ты все-таки доказал? Что не хочешь с нами жить? А зачем это было доказывать и кому? Что ненавидишь нас? Зря. Мы делаем все, что нужно. Мы не виноваты, что они свиньи. Они были свиньями и до нас, и после нас они останутся свиньями. Мы можем только накормить их и одеть, и избавить от животных страданий, а духовных страданий у них сроду не было и быть не может. Что мы -- мало сделали для них? Посмотри, каким стал Город. Чистота, порядок, прошлого бардака и в помине нет, жратвы -- вволю, тряпок -- вволю, скоро и зрелищ будет вволю, дай только срок, -- а что им еще нужно?.. А ты, ты что сделал? Вот отскребут сейчас санитары кишки твои от асфальта -- вот и все твои дела...
      
       Вы же тут все -- кретины. А опасность грозит только умным людям.
      
       Я не жалел себя! И я получил священное право не жалеть других!..
      
       Если уж взялись расстреливать, значит, тут же и митинги...
      
       Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Не ошибки опасны -- опасна пассивность, ложная чистоплотность опасна, приверженность к ветхим заповедям! Куда могут вести ветхие заповеди? Только в ветхий мир.
      
       -- Водки выпьешь?
       -- Да, если будет информация.
       -- Ничего тебе не будет, кроме водки.
       -- Хорошо, давай водку без информации.
      
       Лучше всего быть там, откуда некуда падать.
      
       Почему не помолчать, когда все ясно без слов?
      
       ... выигрывает вовсе не тот, кто умеет играть по всем правилам; выигрывает тот, кто умеет отказаться в нужный момент от всех правил, навязать игре свои правила, неизвестные противнику, а когда понадобится -- отказаться и от них. Кто сказал, что свои фигуры менее опасны, чем фигуры противника? Вздор, свои фигуры гораздо более опасны, чем фигуры противника. Кто сказал, что короля надо беречь и уводить из-под шаха? Вздор, нет таких королей, которых нельзя было бы заменить каким-нибудь конем или даже пешкой. Кто сказал, что пешка, прорвавшаяся на последнюю горизонталь, обязательно становится фигурой? Ерунда, иногда бывает гораздо полезнее оставить ее пешкой -- пусть постоит на краю пропасти в назидание другим пешкам...
      
       Конечно, в каждом городе есть дома, которые глотают людей, наверное, и в нашем без таких домов не обходится, но вряд ли дома эти бегают с места на место... да и лестницы там, как я понимаю, самые обыкновенные.
      
       Если ни во что не верить, ничего, кроме водки, не останется. Даже чтобы бабу любить, нужно верить. В себя нужно верить, без веры, браток, и палку хорошую не бросишь...
      
      
       "Далёкая радуга"
      
      
       Бестактны только бездельники.
      
       Любить надо уметь. А вы не умеете. Вы только рассуждаете о любви. Вы не любите любовь. Вы любите о ней рассуждать.
      
       - Что касается моих манер, - продолжал Камилл монотонно, - то они странны. Манеры любого человека странны. Естественными кажутся только собственные манеры.
      
       Вот мы совершенствуемся, совершенствуемся, становимся лучше, умнее, добрее, а до чего все-таки приятно, когда кто-нибудь принимает за тебя решение...
      
       Тупик -- это отличный предлог, чтобы ломать стены.
      
       - Для вас наука - это лабиринт. Тупики, темные закоулки, внезапные повороты. Вы ничего не видите, кроме стен. И вы ничего не знаете о конечной цели. Вы заявили, что ваша цель - дойти до конца бесконечности, то есть вы попросту заявили, что цели нет. Мера вашего успеха не путь до финиша, а путь от старта.
      
       Самое ценное, что у нас есть, -- это будущее...
      
       Человек, который любит достаточно, никогда никуда не уходит.
      
       Я очень интересный человек: всё, что я говорю, старо, всё, о чём я думаю, банально, всё, что мне удалось сделать, сделано в позапрошлом веке.
      
       Очень хочется жить.
       Молодому, потому что он так мало прожил.
       Старому, потому что так мало осталось жить.
      
      
       "За миллиард лет до конца света"
      
       Когда мне плохо, я работаю, -- сказал он. -- Когда у меня неприятности, когда у меня хандра, когда мне скучно жить, -- я сажусь работать. Наверное, существуют другие рецепты, но я их не знаю. Или они мне не помогают. Хочешь моего совета -- пожалуйста: садись работать.
      
       Ты вот говоришь: "объединенное человечество". Понимаешь, для твоей программы, наверное, подошло бы какое-нибудь человечество, но только не наше -- не земное, я имею в виду. Наше ведь ни во что такое не поверит. Оно ведь, знаешь, когда в сверхцивилизацию поверит? Когда эта сверхцивилизация снизойдет до нашего же уровня и примется с бреющего полета валить на нас бомбы. Вот тут мы поверим, вот тут мы объединимся, да и то, наверное, не сразу, а сначала, наверное, сгоряча друг другу пачек накидаем.
      
       У непрерывно развивающегося разума может быть только одна цель: изменение природы Природы.
      
       Капитулировать всегда неприятно. В прошлом веке, говорят, даже стрелялись, чтобы не капитулировать. Не потому, что боялись пыток или концлагеря, и не потому, что боялись проговориться под пытками, а просто было стыдно... Ведь человеку очень неприятно осознавать, что он совсем не такой каким всегда раньше себе казался. Он все хочет оставаться таким, каким был всю жизнь, а это невозможно, если капитулируешь... В нашем веке стреляются потому, что стыдятся перед другими - перед обществом, перед друзьями. А в прошлом веке стрелялись потому, что стыдились перед собой. Понимаете, в наше время почему-то считается, что сам с собой человек всегда договорится... Может быть, потому что теперь, кроме таких понятий, как гордость, честь, существует ещё множество других вещей, которые могут служить для самоутверждения.
      
       Воевать против законов природы - глупо. А капитулировать перед законом природы - стыдно. В конечном счете - тоже глупо. Законы природы надо изучать, а изучив, использовать.
      
       Иногда чужие раны больнее...
      
       Вся наша жизнь - есть последовательная цепь сделок! Нужно быть полным идиотом, чтобы заключать невыгодные сделки!
      
       Слишком человеческое, следовательно - животное. Не от разума. От неразумия.
      
       Век наш весь в черном. Он носит цилиндр высокий, и все-таки мы продолжаем бежать, а затем, когда бьет на часах бездействия час и час отстраненья от дел повседневных, тогда приходит к нам раздвоенье, и мы ни о чем не мечтаем...
      
       Не надо в грядущее взор погружать...
      
       Хорошо, что чай на свете есть, -- сказал я. -- Давно бы уже пьяный под столом валялся...
      
       Ему стыдно быть слабым среди сильных, ему хочется, чтобы и другие стали слабыми. Он думает, что тогда ему станет легче. Может быть, он и прав, но меня такая позиция бесит...
      
       Зачем мерить внечеловеческую целесообразность человеческими мерками? И потом, представь себе: с какой силой ты бьешь себя по щеке, чтобы убить несчастного комара? Ведь таким ударом можно было бы убить всех комаров в округе разом.
      
       Торопиться некуда, говорит он. До конца света ещё миллиард лет, говорит он. Можно много, очень много успеть за миллиард лет, если не сдаваться и понимать, понимать и не сдаваться.
      
       Но раны остаются ранами. Они заживают, рубцуются, и вроде бы ты о них уже забыл вовсе, а потом переменится погода, они и заноют.
      
       Человеку очень неприятно осознать, что он совсем не такой, каким всегда раньше казался. Он всё хочет оставаться таким, каким был всю жизнь, а это невозможно, если капитулируешь.
      
       Потому что у вас, в вашем положении, не только друзей нет. Вы до такой степени одиноки, что у вас и врага нет!
      
       Кто чай пьёт -- тот отчается.
      
       Небо ведь не для того, чтобы подглядывать. Небо ведь -- оно чтобы любоваться.
      
       Какова целесообразность постройки моста через реку с точки зрения щуки?
      
       Между прочим, женщины, пьющие ледяное красное, как-то особенно хорошеют. Они становятся где-то похожи на ведьм. Где именно? Где-то. Прекрасное слово где-то. Вы где-то свинья. Обожаю этот оборот.
      
       Сказали мне, что эта дорога меня приведёт к океану смерти, и я с полпути повернул обратно. С тех пор всё тянутся передо мною кривые глухие окольные тропы...
      
       Всё на свете вздор, есть только одна роскошь -- роскошь человеческого общения.
      
      
       "Обитаемый остров"
      
       -- Образование -- это, дружок, тоже не всегда благо. Это как автомат -- смотря в чьих руках...
       -- Образование -- всегда благо, -- сказал Мак.
      
       Каждому ясно: когда экономика в паршивом состоянии, лучше всего затеять войну, чтобы сразу всем заткнуть глотки.
       Пояснение к цитате:
      
       -- Образование -- это, дружок, тоже не всегда благо. Это как автомат -- смотря в чьих руках...
       -- Образование -- всегда благо, -- сказал Мак.
      
       Каждому ясно: когда экономика в паршивом состоянии, лучше всего затеять войну, чтобы сразу всем заткнуть глотки.
       Пояснение к цитате:
       мысли Зефа о причинах войны.
      
       ... на всех обитаемых планетах дороги ведут к тем, кто их строил.
      
       Вот как поступают люди с головой: они ни во что не верят и никого не жалеют.
      
       Совесть своей болью ставит задачи, разум - выполняет. Совесть задает идеалы, разум ищет к ним дороги. Это и есть функция разума - искать дороги. Без совести разум работает только на себя, а значит - в холостую.
      
       Странно устроен человек: если перед ним лестница, ему обязательно надо вскарабкаться на самый верх. На самом верху холодно, дуют очень вредные для здоровья сквозняки, падать оттуда смертельно, ступеньки скользкие, опасные, и ты отлично знаешь это, и все равно лезешь, карабкаешься - язык на плечо. Вопреки обстоятельствам - лезешь, вопреки любым советам - лезешь, вопреки сопротивлению врагов - лезешь, вопреки собственным инстинктам, здравому смыслу, предчувствиям - лезешь, лезешь, лезешь... Тот, кто не лезет вверх, тот падает вниз, это верно. Но и тот, кто лезет вверх, тоже падает вниз...
      
       А может быть, в этом мире вообще нельзя иначе, и если хочешь что-нибудь сделать, приходится пройти через глупость, через бессмысленную кровь, а может быть, и через подлость придется пройти. Жалкий человек... глупый человек... подлый человек... А что еще можно ожидать от человека в этом жалком, глупом и подлом мире? Надо помнить только, что глупость есть следствие бессилия, а бессилие проистекает из невежества, из незнания верной дороги... но ведь не может быть так, чтобы среди тысячи дорог не нашлось верной!
       глупостьмир, мирозданиеневежествочеловек, люди
      
       - Нас считают выродками. Откуда это пошло - теперь и не вспомнишь. Но сейчас Неизвестным Отцам выгодно нас травить, это отвлекает народ от внутренних проблем, от коррупции финансистов, загребающих деньги на военных заказах и на строительстве башен. Если бы нас не было, Отцы бы нас изобрели...
      
       Вероятно, мир этот был достаточно сложен и управлялся многими законами, но один - и главный - закон Максим уже открыл для себя: делай то же, что делают все, и так же, как делают все.
      
       Политика есть искусство отмывать дочиста очень грязной водой.
      
       Совесть задаёт идеалы, разум ищет к ним дороги. Это и есть функция разума -- искать дороги. Без совести разум работает только на себя, а значит -- вхолостую.
      
       Одна молодая глупая жизнь за ржавое железо, и одна старая глупая жизнь за жалкую надежду хоть несколько дней побыть как люди, и одна расстрелянная любовь -- даже не за железо и даже не за надежду.
      
       Мошкара начинает неистово жрать, а как известно, съедобный на чужой планете с голоду не умрет...
      
       А закон к смертникам беспощаден: малейшее нарушение -- и смертная казнь. На месте. Иначе нельзя, такое уж время, когда милосердие оборачивается жестокостью и только в жестокости заключено истинное милосердие. Закон беспощаден, но мудр.ысли Зефа о причинах войны.
      
       ... на всех обитаемых планетах дороги ведут к тем, кто их строил.
      
       Вот как поступают люди с головой: они ни во что не верят и никого не жалеют.
      
       Совесть своей болью ставит задачи, разум - выполняет. Совесть задает идеалы, разум ищет к ним дороги. Это и есть функция разума - искать дороги. Без совести разум работает только на себя, а значит - в холостую.
      
       Странно устроен человек: если перед ним лестница, ему обязательно надо вскарабкаться на самый верх. На самом верху холодно, дуют очень вредные для здоровья сквозняки, падать оттуда смертельно, ступеньки скользкие, опасные, и ты отлично знаешь это, и все равно лезешь, карабкаешься - язык на плечо. Вопреки обстоятельствам - лезешь, вопреки любым советам - лезешь, вопреки сопротивлению врагов - лезешь, вопреки собственным инстинктам, здравому смыслу, предчувствиям - лезешь, лезешь, лезешь... Тот, кто не лезет вверх, тот падает вниз, это верно. Но и тот, кто лезет вверх, тоже падает вниз...
      
       А может быть, в этом мире вообще нельзя иначе, и если хочешь что-нибудь сделать, приходится пройти через глупость, через бессмысленную кровь, а может быть, и через подлость придется пройти. Жалкий человек... глупый человек... подлый человек... А что еще можно ожидать от человека в этом жалком, глупом и подлом мире? Надо помнить только, что глупость есть следствие бессилия, а бессилие проистекает из невежества, из незнания верной дороги... но ведь не может быть так, чтобы среди тысячи дорог не нашлось верной!
      
       - Нас считают выродками. Откуда это пошло - теперь и не вспомнишь. Но сейчас Неизвестным Отцам выгодно нас травить, это отвлекает народ от внутренних проблем, от коррупции финансистов, загребающих деньги на военных заказах и на строительстве башен. Если бы нас не было, Отцы бы нас изобрели...
      
       Вероятно, мир этот был достаточно сложен и управлялся многими законами, но один - и главный - закон Максим уже открыл для себя: делай то же, что делают все, и так же, как делают все.
      
       Политика есть искусство отмывать дочиста очень грязной водой.
      
       Совесть задаёт идеалы, разум ищет к ним дороги. Это и есть функция разума -- искать дороги. Без совести разум работает только на себя, а значит -- вхолостую.
      
       Одна молодая глупая жизнь за ржавое железо, и одна старая глупая жизнь за жалкую надежду хоть несколько дней побыть как люди, и одна расстрелянная любовь -- даже не за железо и даже не за надежду.
      
       Мошкара начинает неистово жрать, а как известно, съедобный на чужой планете с голоду не умрет...
      
       А закон к смертникам беспощаден: малейшее нарушение -- и смертная казнь. На месте. Иначе нельзя, такое уж время, когда милосердие оборачивается жестокостью и только в жестокости заключено истинное милосердие. Закон беспощаден, но мудр.
      
      
       "Отель "У погибшего альпиниста""
      
       Он был явно и безнадежно мертв.
      
       Хороший, конечно, это был выход, но уж больно плохой.
      
       ... до чего же в наше время сложно устроиться таким образом, чтобы хоть на неделю, хоть на сутки, хоть на несколько часов остаться в одиночестве!
      
       ... главный бич человека в современном мире -- это одиночество и отчуждённость.
      
       Я верю во всё, что могу себе представить, Петер. В волшебников, в Господа Бога, в дьявола, в привидения... в летающие тарелки... Раз человеческий мозг может всё это вообразить, значит, всё это где-то существует, иначе зачем бы мозгу такая способность?
      
       ... одиночество -- это действительно при всех его огромных преимуществах паршивая вещь...
      
       -- <...> Просто мы с вами по-разному устроены. Я все-таки механик-самоучка, поэтому ощущения мои, как правило, возникают вместо выводов. А вы -- полицейский инспектор. У вас ощущения возникают в результате выводов, когда выводы вас не удовлетворяют. Когда они вас обескураживают. <...>
      
       Полиция, как и медицина, -- наставительно произнес я, ощущая огромную неловкость, -- не признает таких понятий, как "стыдно".
      
       Просто удивительно, как быстро проходят волны восторга. Грызть себя, уязвлять себя, нудить и зудеть можно часами и сутками, а восторг приходит -- и тут же уходит, и ничего от него не остается, кроме неловкости, мокрой спины и дрожащих от миновавшего возбуждения мышц.
      
       Тут мне пришло в голову, что пора наконец выяснить, парень это или девушка, и я раскинул сеть.
       -- Значит, вы были в буфетной? -- спросил я вкрадчиво.
       -- Да. А что? Полиция не разрешает?
       -- Полиция хочет знать, что вы там делали.
       -- И научный мир тоже, -- добавил Симонэ. Кажется, та же мысль пришла в голову и ему.
       -- Кофе пить полиция разрешает? -- осведомилось чадо.
       -- Да, -- ответил я. -- А ещё что вы там делали?
       Вот сейчас... Сейчас она... оно скажет: "Я закусывал" или "закусывала". Не может же оно сказать: "Я закусывало"...
       -- А ничего, -- хладнокровно сказало чадо. -- Кофе и пирожки с кремом. Вот и все мои занятия в буфетной.
       -- Сладкое перед обедом вредно, -- с упрёком сказал Симонэ. Он был явно разочарован. Я тоже.
      
       Во всяком случае, для меня две недельки отчуждённости и одиночества -- это как раз то, что нужно. И чтобы не было ничего такого, что я обязан делать, а было бы только то, что мне хочется делать. Сигарета, которую я закурю, потому что мне хочется, а не потому, что мне суют под нос пачку. И которую я не закурю, если мне не хочется, именно потому, что мне не хочется, а вовсе не потому, что мадам Зельц не выносит табачного дыма...
      
       Вам не приходилось, господин Глебски, замечать, насколько неизвестное интереснее познанного? Неизвестное будоражит мысль, заставляет кровь быстрее бежать по жилам, рождает удивительные фантазии, обещает, манит. Неизвестное подобно мерцающему огоньку в чёрной бездне ночи. Но, ставши познанным, оно становится плоским, серым и неразличимо сливается с серым фоном будней.
      
       -- Боюсь, что это не медведь, -- глухим голосом произнес хозяин. -- Боюсь, что это, наконец, ОН. Надо отпереть.
       -- Не надо! -- возразил я.
       -- Надо. Он заплатил за две недели, а прожил всего одну. Мы не имеем права. У меня отберут лицензию.
      
       "Но не хотите же вы остаться там навсегда!" -- воскликнул я, холодея от страшного предчувствия. "Пуркуа па?" -- ответствовал он мне по-французски. Мне до сих пор так и не удалось выяснить, что это означало...
       -- Это означало "почему бы и нет", -- заметил я.
       Хозяин горестно покивал.
       -- Я так и думал...
      
      
       "Отягощённые злом, или Сорок лет спустя"
      
       Поскребите любое дурное свойство человека, и выглянет его основа -- страх... Кроме того, если поскрести кое-какие ДОБРЫЕ свойства кое-каких людей, то и в этом случае частенько вылезает наружу все тот же страх...
      
       Там, где присутствует милосердие, - там воспитание. Там, где милосердие отсутствует, - где присутствует всё, что угодно, кроме милосердия, - там дрессировка.
       Через милосердие происходит воспитание Человека. В отсутствие милосердия происходит выработка полуфабриката: технарь, работяга, лабух. И разумеется, береты всех мастей. Машины убийства. Профессионалы.
       Замечательно, что в изготовлении полуфабрикатов человечество, безусловно, преуспело. Проще это, что ли? Или времени никогда на воспитание Человека не хватало? Или средств?
       Да нет, просто нужды, видимо, не было.
      
       Проще надо быть! Проще! Счастье в простом!
      
       -- А как вы полагаете, Сергей Корнеевич, почему третий закон Ньютона не выполняется в сфере человеческих отношений?
       -- На самом-то деле он, наверное, выполняется. В конце концов всем известно: как аукнется, так и откликнется. Просто в человеческих взаимоотношениях нет ясных понятий действия и противодействия.
      
       Тут, видимо, всё дело в контрасте. На фоне злобного идиота даже самый обыкновенный человек выглядит ангелом, до умиления симпатичным.
      
       Конечно, бытие определяет сознание. Это -- как правило. Однако, к счастью, как исключение, но достаточно часто случается так, что сознание опережает бытие. Иначе мы бы до сих пор сидели в пещерах.
      
       Всегда помни: мир прекрасен. Мир был прекрасен и будет прекрасен. Только не надо мешать ему.
      
       Вся эта погань испытывает наслаждение, не только издеваясь над теми, кто попал ей в лапы, она же наслаждается и собственными своими унижениями в лапах того, кого считает выше себя.
      
       Любовь, как известно, зла. Она порождает удивительные намерения и провоцирует любящего на поступки противоестественные и благородные, благородные до неестественности, до извращенности даже.
      
       Люди несоизмеримы, как бесконечности. Нельзя утверждать, будто одна бесконечность лучше, а другая хуже.
      
       Конечно же, мечтать надо. Надо мечтать. Но далеко не всем и отнюдь не каждому.
      
       О, это вечное племя, призванное отвечать за все, а потому не отвечающее ни за что!
      
       Десять задумавшихся -- это совсем не так мало. Дай бог каждому из вас на протяжении всей жизни заставить задуматься десять человек.
      
       Человек -- душа, обременённая трупом.
      
       Каждый человек -- человек, пока он поступками своими не показал обратного.
      
       Пересадить свою доброту в душу ребёнка -- это операция столь же редкая, как сто лет назад пересадка сердца.
      
       -- Прикажете мне сделать вывод, что вы всё-таки не человек? -- Человек такой способностью не обладает. Верно. Зато я обладаю способностью быть человеком. И не только человеком.
      
       Человек разумный -- это не всегда разумный человек... хомо сапиенс -- это возможность думать, но не всегда способность думать...
      
      
       "Пикник на обочине"
      
       Просто уму непостижимо: такая роскошная женщина, а на самом деле пустышка, обман, кукла неживая, а не женщина. Как, помнится, пуговицы на кофте у матери, янтарные такие, полупрозрачные, золотистые, так и хочется сунуть в рот и сосать в ожидании какой-то необычайной сладости, и он брал их в рот и сосал, и каждый раз страшно разочаровывался, и каждый раз забывал об этом разочаровании, даже не то чтобы забывал, а просто отказывался верить собственной памяти, стоило ему их снова увидеть.
      
       Разум есть способность использовать силы окружающего мира без разрушения этого мира.
      
       Думать -- это значит извернуться, сфинтить, сблефовать, обвести вокруг пальца...
      
       Все мы в каком-то смысле пещерные люди - ничего страшнее призрака или вурдалака представить себе не можем. А между тем нарушение принципа причинности - гораздо более страшная вещь, чем целые стада привидений...
      
       Придумать можно всё, что угодно. На самом деле никогда не бывает так, как придумывают.
      
       Гипотеза о Боге, например, дает ни с чем не сравнимую возможность абсолютно все понять, абсолютно ничего не узнавая... Дайте человеку крайне упрощенную систему мира и толкуйте всякое событие на базе этой упрощенной модели. Такой подход не требует никаких знаний.
      
       Он знал, что миллиарды и миллиарды ничего не знают и ничего не хотят знать, а если и узнают, то поужасаются десять минут и снова вернутся на круги своя.
      
       Если человек работает, он всегда на кого-то работает, раб он -- и больше ничего, а я всегда хотел сам, сам хотел быть, чтобы на всех поплёвывать, на тоску ихнюю и скуку...
      
       Надо было менять всё. Не одну жизнь и не две жизни, не одну судьбу и не две судьбы -- каждый винтик этого смрадного мира надо было менять...
      
       Нет на свете ничего такого, чего нельзя было бы исправить.
      
       Никогда не следует забывать, что в нашем эвклидовом мире всякая палка имеет два конца.
      
       Ничего, держи хвост трубой... Уши торчком, хвост пистолетом. Взяла в мужья сталкера, теперь не жалуйся.
      
       Удивительная, между прочим, вещь: как ни придёшь -- вечно эти бармены бокалы протирают, словно у них от этого зависит спасение души.
      
       Каждый за себя, один бог за всех.
      
       Разум есть сложный инстинкт, не успевший еще сформироваться. Имеется в виду, что инстиктивная деятельность всегда целесообразна и естественна. Пройдет миллион лет, инстинкт сформируется, и мы перестанем совершать ошибки, которые, вероятно, являются неотъемлемым свойством разума. И тогда, если во Вселенной что-нибудь измениться, мы благополучно вымрем, -- опять же именно потому, ч то разучились совершать ошибки, то есть пробовать разные, не пердусмотренные жесткой программой варианты.
      
       Я животное, ты же видишь, я животное. У меня нет слов, меня не научили словам, я не умею думать, эти гады не дали мне научиться думать. Но если ты на самом деле такой... всемогущий, всесильный, всепонимающий... разберись! Загляни в мою душу, я знаю, там есть все, что тебе надо. Должно быть. Душу-то ведь я никогда и никому не продавал! Она моя, человеческая! Вытяни из меня сам, чего же я хочу, -- ведь не может же быть, чтобы я хотел плохого!.. Будь оно все проклято, ведь я ничего не могу придумать, кроме этих его слов: СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ!
      
       Человек рожден, чтобы мыслить (вот он, Кирилл, наконец-то!...). Только ведь я в это не верю. И раньше не верил, и сейчас не верю, и для чего человек рожден -- не знаю. Родился, вот и рожден. Кормится кто во что горазд. Пусть мы все будем здоровы, а они пускай все подохнут. Кто это -- мы? Кто они? Ничего же не понять.
      
       Я иногда спрашиваю себя: какого черта мы так крутимся? Чтобы заработать деньги? Но на кой черт нам деньги, если мы только и делаем, что крутимся?...
      
       Правильно он сказал: самый героический поступок человечества -- это то, что оно выжило и намерено выжить дальше...
      
       "Вы спросите меня: чем велик человек? -- процитировал он. -- Что создал вторую природу? Что привел в движение силы, почти космические? Что в ничтожные сроки завладел планетой и прорубил окно во Вселенную? Нет! Тем, что, несмотря на все это, уцелел и намерен уцелеть и далее".
      
       Дайте человеку крайне упрощенную систему мира и толкуйте всякое событие на базе этой упрощенной модели. Такой подход не требует никаких знаний. Несколько заученных формул плюс так называемая интуиция, так называемая практическая сметка и так называемый здравый смысл.
      
       Обычно исходят из очень плоского определения: разум есть такое свойство человека, которое отличает его деятельность от деятельности животных. Этакая, знаете ли, попытка отграничить хозяина от пса, который якобы все понимает, только сказать не может. Впрочем, из этого плоского определения вытекают более остроумные. Они базируются на горестных наблюдениях за упомянутой деятельностью человека. Например: разум есть способность живого существа совершать нецелесообразные или неестественные поступки.
      
       Человечество в целом -- слишком стационарная система, ее ничем не проймешь.
      
       Вся беда в том, что мы не замечаем, как проходят годы, думал он. Плевать на годы, мы не замечаем, как все меняется. Мы знаем, что все меняется, нас с детства учат, что все меняется, мы много раз видели своими глазами, как все меняется, и в то же время мы совершенно не способны заметить тот момент, когда происходит изменение, или ищем изменение не там, где следовало бы.
      
       А теперь уже никто и не знает, что это такое -- язва ли, сокровищница, адский соблазн, шкатулка Пандоры, черт, дьявол... Пользуются помаленьку. Двадцать лет пыхтят, миллиарды ухлопали, а организованного грабежа наладить так и не смогли. Каждый делает свой маленький бизнес, а ученые лбы с важным видом вещают: с одной стороны нельзя не признать, а с другой стороны нельзя не согласиться, поскольку объект такой-то, будучи облучен рентгеном под углом восемнадцать градусов, испускает квазитепловые электроны под углом двадцать два градуса...
      
       Странное дело, почему это нам нравится, когда нас хвалят? Денег от этого не прибавится. Славы? Какая у нас может быть слава? "Он прославился: теперь о нем знали трое". Ну, скажем, четверо, если считать Бейлиса. Забавное существо человек!... Похоже, мы любим похвалу как таковую. Как детишки мороженое. И очень глупо. Как я могу подняться в собственных глазах? Что, я сам себя не знаю? Старого толстого Ричарда Г. Нунана? А кстати, что такое это "Г"? Вот тебе и на! И спросить не у кого... Не у господина же Лемхена спрашивать... А, вспомнил! Герберт. Ричард Герберт Нунан. Ну и льет!
      
       Все правильно: деньги нужны человеку для того, чтобы никогда о них не думать...
      
       Во всем городе есть только два человека -- Рэд и я! Все остальные -- свиньи, дети сатаны. Рэд! Ты тоже служишь сатане, но ты всё-таки человек...
      
       -- ...А про себя я так скажу: чего я у вас там, в Европе, не видел? Скуки вашей не видел? День вкалываешь, вечер телевизор смотришь, ночь пришла -- к постылой бабе под одеяло, ублюдков плодить. Стачки ваши, демонстрации, политика раздолбанная... В гробу я вашу Европу видел,-- говорю, -- занюханную.
       -- Ну почему же обязательно Европа?...
       -- А, -- говорю, -- везде одно и то же, а в Антарктиде еще вдобавок холодно.
      
       Городишко наш дыра. Всегда дырой был и сейчас дыра. Только сейчас, -- говорю, -- это дыра в будущее. Через эту дыру мы такое в ваш паршивый мир накачаем, что все переменится. Жизнь будет другая, правильная, у каждого будет все, что надо. Вот вам и дыра. Через эту дыру знания идут. А когда знание будет, мы и богатыми всех сделаем, и к звездам полетим, и куда хочешь доберемся. Вот такая у нас здесь дыра...
      
       После Зоны человеку только одно и остается -- за руку девочку подержать.
      
       Заперся я в кабинке, вытащил флягу, отвинтил крышечку и присосался к ней, как клоп. Сижу на лавочке, в коленках пусто, в голове пусто, в душе пусто, знай себе глотаю крепкое, как воду. Живой. Отпустила Зона. Отпустила, поганка. Подлая. Живой. Очкарикам этого не понять. Никому, кроме сталкера, этого не понять.
      
       Вторая заповедь сталкера: либо справа, либо слева все должно быть чисто на сто шагов.
      
       Ничего, ребята, в Зоне тоже дышать можно, если умеючи...
      
       -- ...Дальше в Зону, ближе к небу...
       -- Что? -- спрашивает он.
       -- Молись!-- кричу.-- Сталкеров в рай без очереди пропускают!
      
       ...когда в Зону выходишь, то уж одно из двух: либо плачь, либо шути, а я сроду не плакал.
      
       С Зоной ведь так: с хабаром вернулся -- чудо, живой вернулся -- удача, патрульная пуля мимо -- везенье, а все остальное -- судьба...
      
       Думал я, думал, ничего полезного не придумал и решил наплевать!
      
      
       "Понедельник начинается в субботу"
      
       В отделе Вечной Молодости после долгой и продолжительной болезни скончалась модель бессмертного человека.
      
       Совершенно секретно. Перед прочтением сжечь.
       Пояснение к цитате:
       надпись на папке, валяющейся на полу, в захламлённой комнате.
      
       -- А вы сами-то верите в привидения? -- спросил лектора один из слушателей.
       -- Конечно, нет, -- ответил лектор и медленно растаял в воздухе.
      
       Были сигналы: не чай он там пьёт!
      
       С Модестом Матвеевичем все старались поддерживать только хорошие отношения, поскольку человек он был могучий, непреклонный и фантастически невежественный.
      
       Академия Наук выделила институту энную сумму на благоустройство территории. На эту сумму Модест Матвеевич собирается обнести институт узорной чугунной решёткой с аллегорическими изображениями и цветочными горшками на столбах, а на заднем дворе, между трансформаторной будкой и бензохранилищем, организовать фонтан с девятиметровой струёй. Спортбюро просило у него денег на теннисный корт -- отказал, объявив, что фонтан необходим для научных размышлений, а теннис есть дрыгоножество и рукомашество...
      
       -- Всё верно, -- сказал он снисходительно. -- Просто вы, Привалов, не в курсе. Лица, поименованные с номера четвёртый по номер двадцать пятый и последний включительно, занесены в списки лиц, допущенных к ночным работам, посмертно. В порядке признания их заслуг в прошлом. Теперь вам доступно?
      
       Дошло до меня, о великий царь, что в славном городе Багдаде жил-был портной, по имени... -- Он встал на четвереньки, выгнул спину и злобно зашипел. -- Вот с этими именами у меня особенно отвратительно! Абу... Али... Кто-то ибн чей-то... Н-ну хорошо, скажем, Полуэкт. Полуэкт ибн... мнэ-э... Полуэктович... Всё равно не помню, что было с этим портным. Ну и пес с ним, начнём другую...
      
       Рассказывали, что в углу кабинета стоит великолепно выполненное чучело одного старинного знакомого Кристобаля Хозевича, штандартенфюрера СС, в полной парадной форме, с моноклем, кортиком, железным крестом, дубовыми листьями и прочими причиндалами. Хунта был великолепным таксидермистом. Штандартенфюрер, по словам Кристобаля Хозевича, -- тоже. Но Кристобаль Хозевич успел раньше. Он любил успевать раньше -- всегда и во всем.
      
       Маг -- не объект опасливого восхищения и преклонения, но и не раздражающий кинодурак, личность не от мира сего, которая постоянно теряет очки, не способна дать по морде хулигану и читает влюбленной девушке избранные места из "Курса дифференциального и интегрального исчисления".
      
       Мне известно, что понедельник начинается в субботу.
      
       Саваоф Баалович был всемогущ. Он мог все. И он ничего не мог.
      
       Сюда приходили люди, которым было приятнее быть друг с другом, чем порознь, которые терпеть не могли всякого рода воскресений, потому что в воскресенье им было скучно.
      
       У меня есть один знакомый. Он утверждает, будто человек -- это только промежуточное звено, необходимое природе для создания венца творения: рюмки коньяка с ломтиком лимона.
      
       Нужны ли мы нам?
      
       Плохо читать хорошую книгу с конца, не правда ли?
      
       Счастливыми не рождаются, счастливыми становятся.
      
       Человек сплошь и рядом не может бороться со своими кислыми мыслями, на то он и человек -- переходная ступень от неандертальца к магу. Но он может поступать вопреки этим мыслям, и тогда у него сохраняются шансы.
      
       Среди них никто точно не знал, что такое счастье и в чём именно смысл жизни. И они приняли рабочую гипотезу, что счастье в непрерывном познании неизвестного и смысл жизни в том же.
      
       Только тот достигнет цели, кто не знает слова "страх"...
      
       Наука, в которую мы верим, заранее и задолго готовит нас к грядущи чудесам, и психологический шок возникает у нас только тогда, когда мы сталкиваемся с непредсказанным.
      
       -- С приветом, Привалов! Давно служишь?
       -- Собачки служат, -- сердито сказал я. -- Я работаю.
      
       Восемьдесят три процента всех дней в году начинаются одинаково: звенит будильник.
      
       -- А зубом оне не цыкают?
       -- Не цыкают! Говорят вам -- зубов нет.
      
       У него было три сына-царевича. Первый... мнэ-э-э... Третий был дурак, а вот первый?..
      
       - А что остается делать? - сказал Корнеев. - Кто-то врет. Либо вы, либо законы природы. Я верю в законы природы. Все остальное меняется.
      
       - Орла! Орла заберите! Вместе с запахом!
      
       - Вот об этом я и хотел сказать. Мы редко говорим о Янусе, мы слишком уважаем его. А ведь наверняка каждый из нас замечал за ним хоть одну какую-нибудь странность.
       - Странность номер один, - сказал я. - Любовь к умирающим попугаям.
      
       Постарайтесь понять, Александр Иванович, что не существует единственного для всех будущего. Их много, и каждый ваш поступок творит какое-нибудь из них... Вы это поймете, -- сказал он убедительно. -- Вы это обязательно поймете.
      
       Я почувствовал себя глупо. Было что-то унизительное в этом детерминизме, обрекавшем меня, самостоятельного человека со свободой воли, на совершенно определенные, не зависящие теперь от меня дела и поступки. И речь шла совсем не о том, хотелось мне ехать в Китежград или не хотелось.
       Речь шла о неизбежности. Теперь я не мог ни умереть, ни заболеть, ни закапризничать ("вплоть до увольнения!"), я был обречен, и впервые я понял ужасный смысл этого слова. Я всегда знал, что плохо быть обреченным, например, на казнь или слепоту. Но быть обреченным даже на любовь самой славной девушки в мире, на интереснейшее кругосветное путешествие и на поездку в Китежград (куда я, кстати, рвался уже три месяца) тоже, оказывается, может быть крайне неприятно. Знание будущего представилось мне совсем в новом свете...
      
       -- Это же п-проблема Бен Б-бецалеля. К-калиостро же доказал, что она н-не имеет р-решения.
       -- Мы сами знаем, что она не имеет решения, -- сказал Хунта, немедленно ощетиниваясь. -- Мы хотим знать, как ее решать.
       -- К-как-то ты странно рассуждаешь, К-кристо... К-как же искать решение, к-когда его нет? Б-бессмыслица какая-то...
       -- Извини, Теодор, но это ты очень странно рассуждаешь. Бессмыслица -- искать решение, если оно и так есть. Речь идет о том, как поступать с задачей, которая решения не имеет. Это глубоко принципиальный вопрос, который, как я вижу, тебе, прикладнику, к сожалению, не доступен.
      
       Конструкторская мысль не может стоять на месте. Это закон развития общества.
      
       Человек, товарищи, есть хомо сапиенс, который может и хочет. Может, эта, все, что хочет, а хочет все, что может. Нес па, товарищи? Ежели он, то есть человек, может все, что хочет, а хочет все, что может, то он и есть счастлив. Так мы его и определим.
      
       Маги, Люди с большой буквы, и девизом их было -- "Понедельник начинается в субботу". Да, они знали кое-какие заклинания, умели превращать воду в вино, и каждый из них не затруднился бы накормить пятью хлебами тысячу человек. Но магами они были не поэтому. Это была шелуха, внешнее. Они были магами потому, что очень много знали, так много, что количество перешло у них наконец в качество, и они стали с миром в другие отношения, нежели обычные люди. Они работали в институте, который занимался прежде всего проблемами человеческого счастья и смысла человеческой жизни, но даже среди них никто точно не знал, что такое счастье и в чем именно смысл жизни. И они приняли рабочую гипотезу, что счастье в непрерывном познании неизвестного и смысл жизни в том же. Каждый человек -- маг в душе, но он становится магом только тогда, когда начинает меньше думать о себе и больше о других, когда работать ему становится интереснее, чем развлекаться в старинном смысле этого слова. И наверное, их рабочая гипотеза была недалека от истины, потому что так же как труд превратил обезьяну в человека, точно так же отсутствие труда в гораздо более короткие сроки превращает человека в обезьяну. Даже хуже, чем в обезьяну.
      
       Странный это был отдел. Лозунг у них был такой: "Познание бесконечности требует бесконечного времени". С этим я не спорил, но они делали из этого неожиданный вывод: "А потому работай не работай -- все едино". И в интересах неувеличения энтропии Вселенной они не работали.
      
       Общение с девушками доставляет удовольствие лишь в тех случаях, когда достигается через преодоление препятствий...
      
       Во всем институте чтобы ни одной живой души. Демонов на входе и выходе заговорить. Понимаете обстановку? Живые души не должны входить, а все прочие не должны выходить. Потому что уже был прен-цен-дент, сбежал черт и украл луну. Широко известный пренцендент, даже в кино отражен.
      
       ...существует, вероятно, некоторый предел способности к удивлению.
      
       Все мы наивные материалисты, думал я. И все мы рационалисты. Мы хотим, чтобы все немедленно было объяснено рационалистически, то есть сведено к горсточке уже известных фактов. И ни у кого из нас ни на грош диалектики. Никому в голову не приходит, что между известными фактами и каким-то новым явлением может лежать море неизвестного, и тогда мы объявляем новое явление сверхъестественным и, следовательно, невозможным.
      
       Лично я вижу в этом перст судьбы -- шли по лесу и встретили программиста.
      
       "А чем вы занимаетесь?" -- спросил я. "Как и вся наука, -- сказал горбоносый. -- Счастьем человеческим".
      
       А какой смысл покупать машину, чтобы разъезжать по асфальту? Там, где асфальт, ничего интересного, а где интересно, там нет асфальта.
      
      
       "Стажеры"
      
       Тот, кто умеет ремонтировать, тот не ломает, а кто умеет ломать, тот не умеет ремонтировать.
      
       Писатели чем-то похожи на покойников: они любят, когда о них либо говорят хорошо, либо ничего не говорят.
      
       Думайте. Вы, бедные и слабые, вам говорю: думайте! А сейчас идите.
      
       Все это до того омерзительно, что я вообще исключал возможность такого явления, и понадобилось вмешательство постороннего человека, мальчишки, чтобы... Да. Омерзительно. Я не ждал этого от вас, молодые. Как это оказалось просто -- вернуть вас в первобытное состояние, поставить вас на четвереньки три года, один честолюбивый маньяк и один провинциальный интриган. И вы согнулись, озверели, потеряли человеческий облик. Молодые, веселые, честные ребята... Какой стыд!
      
       Какие могут быть жалобы у человека, имеющего интересную работу?
      
       -- Это незаконно, Алексей, -- негромко сказал Юрковский.
       Быков вернулся к столу и сел.
       -- Если бы ты знал, Владимир, -- сказал он, -- без скольких законов я могу обойтись в пространстве. И без скольких законов нам придётся обойтись в этом рейсе.
      
       Вот и остаёшься один. Да сотня статей, которые устарели. Да несколько книг, которые быстро стареют. Да слава, которая стареет ещё быстрее.
      
       Радоваться своим успехам надо скромно, один на один с собой.
      
       ... научить хотеть сразу многого, научить хотеть работать взахлёб.
       Научить не кланяться авторитетам, а исследовать их и сравнивать их поучения с жизнью.
       Научить настороженно относиться к опыту бывалых людей, потому что жизнь меняется необычайно быстро.
       Научить презирать мещанскую мудрость.
       Научить, что любить и плакать от любви не стыдно.
       Научить, что скептицизм и цинизм в жизни стоят дешево, что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни.
       Научить доверять движениям души своего ближнего.
       Научить, что лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому.
       Научить, что дело не в том, как на тебя влияют другие, а в том, как ты влияешь на других.
       И научить их, что один человек ни черта не стоит.
      
       Человек же по натуре -- скотинка. Дайте ему полную кормушку, не хуже, чем у соседа, дайте ему набить брюшко и дайте ему раз в день посмеяться над каким-нибудь нехитрым представлением. Вы мне сейчас скажете: мы можем предложить ему большее. А зачем ему большее? Он вам ответит: не лезьте не в свое дело. Маленькая равнодушная скотинка.
      
       Сумасшедший мир. Дурацкое время. Люди совершенно разучились жить. Работа, работа, работа... Весь смысл жизни в работе. Все время чего-то ищут. Все время что-то строят. Зачем?
      
       День за днём, декада за декадой бродим по шею в тоскливых мелочах...
      
       Там, где общий принцип сталкивается с принципом личным, -- там кончается жизнь простая и начинается сложная. Такова жизнь.
      
       Ну, не проста ли жизнь? Выбрал себе принцип -- и валяй. Но принципы тем и хороши, что они стареют. Они стареют быстрее, чем человек, и человеку остаются только те, что продиктованы самой историей.
      
       -- Рыба ищет, где глубже, а человек -- где хуже. Понял, Юрка? Здесь всё хорошо. Тревоги учебные, аварии понарошку. А вот кое-где -- похуже. Гораздо хуже. Туда и надо идти, а не ждать, пока тебя поведут... Ты меня слушаешь, стажер? По инструкции ты меня должен слушать.
      
       Мы все стажёры на службе у будущего... Мы стажируемся всю жизнь, каждый по-своему. А когда мы умираем, потомки оценивают нашу работу и выдают диплом на вечное существование.
      
       Кое-чего вы уже достигли, Джойс. Вы не хотите быть слугой. Теперь вам осталась самая малость: перестать хотеть быть господином.
      
       В вашей сумасшедшей стране все знают, что деньги - это грязь. Но у меня в стране всякий знает, что грязь - это, к сожалению, не деньги.
      
       В худшем случае мы оба одинаково несчастны. Бездарная кукушка или трудолюбивый муравей - конец один: старость, одиночество, пустота. Я ничего не приобрела, а ты все потерял. В чем же разница?
      
       Человек - это уже не животное. Природа дала ему разум. Разум этот неизбежно должен развиваться. А ты гасишь в себе разум. Искусственно гасишь. Ты всю жизнь посвятила этому. И есть еще много людей на Планете, которые гасят свой разум. Они называются мещанами.
      
       Чудес не бывает, а бывают только весьма маловероятные события.
      
       Если не знаешь того, кто совершил подвиг, для тебя главное -- подвиг. А если знаешь -- что тебе тогда подвиг? Хоть бы его и вовсе не было, лишь бы был человек. Подвиг -- это хорошо, но человек должен жить.
       Никакие открытия не стоят одной единственной человеческой жизни.
      
       Никто никогда не бывает виноват только сам. Такими, какими мы становимся, нас делают люди.
      
       Во всякой жизни, как и во всяком деле, главное -- это определить главное.
      
       -- Жизнь дает человеку три радости. Друга, любовь и работу. Каждая из этих радостей отдельно уже стоит многого. Но как редко они собираются вместе!
       -- Без любви, конечно, обойтись можно.
       -- Да, можно. Но это значит, что одной радостью будет меньше, а их всего три.
      
      
       "Страна багровых туч"
      
       Юрковский, прижимая кулаки к груди, клялся и божился, что после того, как все будет закончено с Голкондой, он добьется снаряжения экспедиции на страшный Юпитер, где погиб Поль Данже. Дауге сердито отвечал, что Юпитер -- всего-навсего гигантский водородный пузырь и геологу на Юпитере делать нечего, что вообще Юпитер человеку еще не по зубам, даже с фотонной ракетой, и что именно о таких случаях китайцы в древности говорили: "Когда носорог глядит на луну, он напрасно тратит цветы своей селезенки".
      
       -- А как твои дела? -- неожиданно спросил Дауге.
       -- Какие дела?
       -- С твоей ашхабадской учительницей.
       Быков сразу насупился и поскучнел.
       -- Так себе, -- грустно сказал он. -- Встречаемся...
       -- Ах вот что! Встречаетесь. Ну, и?..
       -- Ничего.
       -- Предложение делал?
       -- Делал.
       -- Отказала?
       -- Нет. Сказала, что подумает.
       -- Как давно это было?
       -- Полгода назад.
       -- И?
       -- Что -- "и"? Ничего больше не было.
       -- То есть ты положительный дурак, Алексей, извини, ради бога.
       Быков вздохнул. Дауге глядел на него с откровенной насмешкой.
       -- Поразительно! -- сказал он. -- Человеку тридцать с лишним лет. Любит красивую женщину и встречается с нею вот уже семь лет...
       -- Пять.
       -- Хорошо, пусть будет пять. На пятый год объясняется с ней. Заметьте, она терпеливо ждала пять лет, эта несчастная женщина...
       -- Не надо, Григорий, -- морщась, сказал Быков.
       -- Минутку! После того, как она из скромности или из маленькой мести сказала, что подумает...
       -- Довольно!
       Дауге вздохнул и развел руками.
       -- Ты же сам виноват, Алексей! Твой способ ухаживания похож на издевательство. Что она о тебе подумает? Тюфяк!
       Быков уныло молчал. Потом сказал с надеждой:
       -- Когда вернемся...
       Дауге хихикнул:
       -- Эх ты, покоритель... виноват, специалист по пустыням!
       "Когда вернемся"!.. Иди спать, видеть тебя не могу!
      
       Марши под музыку бывают только в Москве на парадах. А в песках это сложнее.
      
       В жизни еще слишком много прозы, чтобы заниматься поэзией, а из каждых десяти романтиков девять не стоят скорлупы от съедаемых ими яиц...
      
       -- Вообще назначение человека, -- добавил он, подумав, -- превращать любое место, куда ступит его нога, в цветущий сад.
      
       Никто из нас, наверное, не боится смерти. ... Мы только не хотим ее.
      
       Не хочется -- надо!
      
       Хуже всего на свете ждать и догонять.
      
       Будь вы хоть семи пядей во лбу, вам никогда не удастся запомнить все напечатанное в грудах книг и таблиц. Ведь в них есть и самое важное, и просто важное, и второстепенное, и, наконец, просто ненужное.
      
       Я бы... я бы жизнь за любимую женщину отдал! Я, друг мой, слабый человек...
      
      
       "Трудно быть богом"
      
       Зерно, высыпаемое из мешка, не ложится ровным слоем, но образует так называемую коническую пирамиду. Каждое зёрнышко цепляется за другое, стараясь не скатиться вниз. Так же и человечество. Если оно хочет быть неким целым, люди должны цепляться друг за друга, неизбежно образуя пирамиду.
      
       Мы не знаем законов совершенства, но совершенство рано или поздно достигается.
      
       ... Привычка терпеть и приспосабливаться превращает людей в бессловесных скотов, даже превосходящих их в беззащитности. И каждый новый день порождает новый ужас зла и насилия.
      
       ... Тысячи людей, поражённых страхом на всю жизнь, будут беспощадно учить страху своих детей и детей своих детей.
      
       Люди это или не люди? Что в них человеческого? Одних режут прямо на улицах, другие сидят по домам и покорно ждут своей очереди. И каждый думает: кого угодно, только не меня. Хладнокровное зверство тех, кто режет, и хладнокровная покорность тех, кого режут.
      
       Это очень грешно, но когда я с тобой, мне не нужен бог.
      
       Психологически почти все они были рабами -- рабами веры, рабами себе подобных, рабами страстишек, рабами корыстолюбия. И если волею судеб кто-нибудь из них рождался или становился господином, он не знал, что делать со своей свободой. Он снова торопился стать рабом -- рабом богатства, противоестественных излишеств, рабом распутных друзей, рабом своих рабов.
      
       Наверное, то, что все они почти без исключений были ещё не людьми в современном смысле слова, а заготовками, болванками, из которых только кровавые века истории выточат когда-нибудь настоящего гордого и свободного человека.
      
       Вот так думаешь, думаешь, думаешь - и в конце концов выдумываешь порох.
      
       Я склоняю голову перед тем, что вам пришлось пережить, отец Гур. Но я от души осуждаю вас за то, что вы сдались.
      
       Смешно, я три года слежу за ним и так до сих пор и не понял, что он такое. Впрочем, если бы он следил за мной, он бы тоже не понял. Ведь всё может быть, вот что забавно!
      
       Рэба -- чушь, мелочь в сравнении с громадой традиций, правил стадности, освященных веками, незыблемых, проверенных, доступных любому тупице из тупиц, освобождающих от необходимости думать и интересоваться.
       Пояснение к цитате:
       Рэба - один из персонажей произведения.
      
       Это безнадежно, подумал он. Никаких сил не хватит, чтобы вырвать их из привычного круга забот и представлений. Можно дать им всё. Можно поселить их в самых современных спектрогласовых домах и научить их ионным процедурам, и всё равно по вечерам они будут собираться на кухне, резаться в карты и ржать над соседом, которого лупит жена. И не будет для них лучшего времяпровождения.
      
       Все их действия можно объяснить, но чертовски трудно эти действия предсказать.
      
       -- Славный мир, -- проговорил Киун. -- Весёлый мир. Все шутят. И все шутят одинаково.
      
       ... колодцы гуманизма в наших душах, казавшиеся на Земле бездонными, иссякают с пугающей быстротой. Святой Мика, мы же были настоящими гуманистами там, на Земле, гуманизм был скелетом нашей натуры, в преклонении перед Человеком, в нашей любви к Человеку мы докатывались до антропоцентризма, а здесь вдруг с ужасом ловим себя на мысли, что любили не Человека, а только коммунара, землянина, равного нам... Мы всё чаще ловим себя на мысли: "Да полно, люди ли это? Неужели они способны стать людьми, хотя бы со временем?"
      
       Для Руматы, редко сталкивавшегося с детьми, десятилетний принц был антиподом всех сословий этой дикой страны. Именно из таких обыкновенных голубоглазых мальчишек, одинаковых во всех сословиях, вырастали потом и зверство, и невежество, и покорность, а ведь в них, в детях, не было никаких следов и задатков этой гадости. Иногда он думал, как здорово было бы, если бы с планеты исчезли все люди старше десяти лет.
      
       Вот я -- простой благородный дон (у Будаха высокий лоб пошел морщинами, глаза удивленно и весело округлились), я безмерно люблю ученых людей, это дворянство духа. И мне невдомек, почему вы, хранители и единственные обладатели высокого знания, так безнадежно пассивны? Почему вы безропотно даете себя презирать, бросать в тюрьмы, сжигать на кострах? Почему вы отрываете смысл своей жизни -- добывание знаний -- от практических потребностей жизни, борьбы против зла?
      
       Мы, Руматы Эсторские, спокон веков не разбираемся в лошадях. Мы знатоки боевых верблюдов. Хорошо, что в Арканаре почти нет верблюдов.
      
       Обыкновенно я никогда ничего не доказываю. Доказывают там, в Веселой Башне. Для этого я содержу опытных, хорошо оплачиваемых специалистов, которые с помощью мясокрутки святого Мики, поножей господа бога, перчаток великомученицы Паты или, скажем, сиденья... э-э-э... виноват, кресла Тоца-воителя могут доказать все, что угодно. Что бог есть и бога нет. Что люди ходят на руках и люди ходят на боках. Вы понимаете меня? Вам, может быть, неизвестно, но существует целая наука о добывании доказательств. Посудите сами: зачем мне доказывать то, что я и сам знаю?
      
       -- Одного этого золота достаточно было бы для того, чтобы сжечь вас на костре! -- завопил он. -- Это дьявольское золото! Человеческие руки не в силах изготовить металл такой чистоты!
       Он сверлил Румату взглядом. Да, великодушно подумал Румата, это он молодец. Этого мы, пожалуй, недодумали.
      
       Раньше я вёл каждый бой так, словно это мой последний бой. А теперь я заметил, что берегу себя для других боев, которые будут решающими.
      
       Стоит ли лишать человечество его истории? Стоит ли подменять одно человечество другим? Не будет ли это то же самое, что стереть это человечество с лица земли и создать на его месте новое?
       Пояснение к цитате:
       Контекст:
       - Сделай так, чтобы больше всего люди любили труд и знание, чтобы труд и знание стали единственным смыслом их жизни!
      
       Самым страшным были эти вечера, тошные, одинокие, беспросветные. Мы думали, что это будет вечный бой, яростный и победоносный. Мы считали, что всегда будем сохранять ясные представления о добре и зле, о враге и друге. И мы думали в общем правильно, только многого не учли. Например, этих вечеров не представляли себе, хотя точно знали, что они будут...
      
       -- А почему нет солнца?
       -- Потому что ночь.
       -- Опять ночь...
      
       Он почувствовал вдруг, что у него болят все мышцы, как после тяжелой работы. Ну-ну, тихо, сказал он про себя. Ничего страшного. Все прошло. Просто вспышка. Мгновенная вспышка, и все уже прошло. Я же все-таки человек, и все животное мне не чуждо... Это просто нервы. Нервы и напряжение последних дней...
       А главное -- это ощущение наползающей тени. Непонятно, чья, непонятно, откуда, но она наползает и наползает совершенно неотвратимо...
       "..."
       Где-то в недрах дворца, в раскошных апартаментах, где подагрический король, двадцать лет невидивший солнца из страха перед всем на свете, сын собственного прадеда, слабоумно хихикая, подписывает один за другим жуткие приказы, обрекающие на мучительную смерть самых честных и бескорыстных людей, где-то там вызревал чудовищный гнойник, и прорыва этого гнойника надо было ждать не сегодня-завтра...
      
       -- Ну, как дела? -- спросил Румата благосклонно. -- Одних грамотеев режем, других учим?
       Отец Кин осклабился.
       -- Грамотей не есть враг короля, -- сказал он. -- Враг короля есть грамотей-мечтатель, грамотей усомнившийся, грамотей неверящий.
      
       Р: Но сюда-то мы уже пришли!
       Д. К.: Да, пришли. Но для того, чтобы помочь этому человечеству, а не для того, чтобы утолять свой справедливый гнев.
      
       Назад идти нельзя.
      
       Ничего нельзя приобрести, не утратив, -- мы бесконечно сильнее в нашем царстве добра и бесконечно слабее в царстве зла...
      
       Не будь у человека такого терпения и выносливости, все добрые люди уже давно бы погибли и на свете остались бы злые и бездушные.
      
       Кто не трогает, тех больше всего и режут.
      
       Хладнокровие, вот что самое страшное.
      
       Любить она умела, как любят сейчас на Земле, -- спокойно и без оглядки...
      
       Человеческий облик потерять страшно... Запачкать душу, ожесточиться.
      
       Целыми неделями тратишь душу на пошлую болтовню со всяким отребьем, а когда встречаешь настоящего человека, поговорить нет времени.
      
       -- Разрешите пояснить, благородный дон, -- горячо сказал он облизнув губы. -- Суть совсем в ином! Суть в основных установлениях нового государства. Установления просты, и их всего три: слепая вера в непогрешимость законов, беспрекословное оным повиновение, а также неусыпное наблюдение каждого за всеми!
       -- Гм, -- сказал Румата. -- А зачем?
      
       В нашем деле не может быть друзей наполовину. Друг наполовину -- это всегда наполовину враг.
      
       Мир не может меняться вечно, ибо ничто не вечно, даже перемены.
      
       Счастлив тот, кто думает о других.
      
       Там, где торжествует серость, к власти всегда приходят чёрные.
      
       Без искусств и общей культуры государство теряет способность к самокритике, принимается поощрять ошибочные тенденции, начинает ежесекундно порождать лицемеров и подонков, развивает в гражданах потребительство и самонадеянность и в конце концов опять-таки становится жертвой благоразумных соседей.
      
       Рабство их зиждилось на пассивности и невежестве, а пассивность и невежество вновь и вновь порождали рабство.
      
       Но больше всего я боюсь тьмы, потому что во тьме все становятся одинаково серыми.
      
       Я пришёл сюда любить людей, помочь им разогнуться, увидеть небо...
      
       Если бог берётся чистить нужник, пусть не думает, что у него будут чистые пальцы...
      
       Я знаю только одно: человек есть объективный носитель разума, всё, что мешает человеку развивать разум, -- зло, и зло это надлежит устранять в кратчайшие сроки и любым путём.
      
       Умные нам не надобны. Надобны верные.
      
       Сущность человека -- в удивительной способности привыкать ко всему. Нет в природе ничего такого, к чему бы человек не притерпелся. Вероятно, Бог, создавая человека догадывался, на какие муки его обрекает и дал ему огромный запас сил и терпения.
      
       Теперь не уходят из жизни,
       Теперь из жизни уводят.
       И если кто-нибудь даже
       Захочет, чтоб было иначе,
       Бессильный и неумелый,
       Опустит слабые руки,
       Не зная, где сердце спрута
       И есть ли у спрута сердце...
      
       - Что, по-вашему, следовало бы сделать всемогущему, чтобы вы сказали: вот теперь мир добр и хорош?..
       Будах, одобрительно улыбаясь, откинулся на спинку кресла и сложил руки на животе. Кира жадно смотрела на него.
       - Что ж,- сказал он,- извольте. Я сказал бы всемогущему: "Создатель, я не знаю твоих планов, может быть, ты и не собираешься делать людей добрыми и счастливыми. Захоти этого! Так просто этого достигнуть! Дай людям вволю хлеба, мяса и вина, дай им кров и одежду. Пусть исчезнут голод и нужда, а вместе с тем и все, что разделяет людей".
       - И это все? - спросил Румата.
       - Вам кажется, что этого мало?
       Румата покачал головой.
       - Бог ответил бы вам: "Не пойдет это на пользу людям. Ибо сильные вашего мира отберут у слабых то, что я дал им, и слабые по-прежнему останутся нищими".
       - Я бы попросил бога оградить слабых. "Вразуми жестоких правителей",- сказал бы я.
       - Жестокость есть сила. Утратив жестокость, правители потеряют силу, и другие жестокие заменят их.
       Будах перестал улыбаться.
       - Накажи жестоких,- твердо сказал он,- чтобы неповадно было сильным проявлять жестокость к слабым.
       - Человек рождается слабым. Сильным он становится, когда нет вокруг никого сильнее его. Когда будут наказаны жестокие из сильных, их место займут сильные из слабых. Тоже жестокие. Так придется карать всех, а я не хочу этого.
       - Тебе виднее, всемогущий. Сделай тогда просто так, чтобы люди получили все и не отбирали друг у друга то, что ты дал им.
       - И это не пойдет людям на пользу,- вздохнул Румата,- ибо когда получат они все даром, без труда, из рук моих, то забудут труд, потеряют вкус к жизни и обратятся в моих домашних животных, которых я вынужден буду впредь кормить и одевать вечно.
       - Не давай им всего сразу! - горячо сказал Будах.- Давай понемногу, постепенно!
       - Постепенно люди и сами возьмут все, что им понадобится.
       Будах неловко засмеялся.
       - Да, я вижу, это не так просто,- сказал он.- Я как-то не думал раньше о таких вещах... Кажется, мы с вами перебрали все. Впрочем,- он подался вперед,- есть еще одна возможность. Сделай так, чтобы больше всего люди любили труд и знание, чтобы труд и знание стали единственным смыслом их жизни!
       Да, это мы тоже намеревались попробовать, подумал Румата. Массовая гипноиндукция, позитивная реморализация. Гипноизлучатели на трех экваториальных спутниках...
       - Я мог бы сделать и это,- сказал он.- Но стоит ли лишать человечество его истории? Стоит ли подменять одно человечество другим? Не будет ли это то же самое, что стереть это человечество с лица земли и создать на его месте новое?
       Будах, сморщив лоб, молчал обдумывая. Румата ждал. За окном снова тоскливо заскрипели подводы. Будах тихо проговорил:
       - Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными... или, еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.
       - Сердце мое полно жалости,- медленно сказал Румата.- Я не могу этого сделать.
      
       Кстати, благородные доны, чей это вертолет позади избы?
      
       А по темной равнине королевства Арканарского, озаряемой заревами пожаров и искрами лучин, по дорогам и тропкам, изъеденные комарами, со сбитыми в кровь ногами, покрытые потом и пылью, измученные, перепуганные, убитые отчаянием, но твердые как сталь в своем единственном убеждении, бегут, идут, бредут, обходя заставы, сотни несчастных, объявленных вне закона за то, что они умеют и хотят лечить и учить свой изнуренный болезнями и погрязший в невежестве народ; за то, что они, подобно богам, создают из глины и камня вторую природу для украшения жизни не знающего красоты народа; за то, что они проникают в тайны природы, надеясь поставить эти тайны на службу своему неумелому, запуганному старинной чертовщиной народу... Беззащитные, добрые, непрактичные, далеко обогнавшие свой век...
      
       Если бы я мог представить себя богом, я бы стал им.
      
       Нет ничего дороже времени, подумал он. Час стоит жизни, день бесценен.
      
       Это мы говорим, будто мы выдумываем. На самом деле все давным-давно выдумано. Кто-то давным-давно все выдумал, сложил все в ящик, провертел в крышке дыру и ушел... Ушел спать... Тогда что? Приходит отец Кабани, закрывает глаза, с-сует руку в дыру. -- Отец Кабани посмотрел на свою руку. -- Х-хвать! Выдумал! Я, говорит, это вот самое и выдумывал!.. А кто не верит, тот дурак... Сую руку -- р-раз! Что? Проволока с колючками. Зачем? Скотный двор
       от волков... Молодец! Сую руку дв-ва! Что? Умнейшая штука -- мясокрутка
       называемая. Зачем? Нежный мясной фарш... Молодец! Сую руку -- три! Что?
       Г-горючая вода... Зачем? С-сырые дрова разжигать... А?!
      
       Тогда, госоподи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными... или, ещё лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.
      
       Разве бог имеет право на какое-либо чувство, кроме жалости?
      
       Останемся гуманными, всех простим и будем спокойны, как боги. Пусть они режут и оскверняют, мы будем спокойны, как боги. Богам спешить некуда, у них впереди вечность.
      
       Зло неистребимо. Никакой человек не способен уменьшить его количество в мире. Он может несколько улучшить свою собственную судьбу, но всегда за счет ухудшения судьбы других. И всегда будут короли, более или менее жестокие, бароны, более или менее дикие, и всегда будет невежественный народ, питающий восхищение к своим угнетателям и ненависть к своему освободителю. И все потому, что раб гораздо лучше понимает своего господина, пусть даже самого жестокого, чем своего освободителя, ибо каждый раб отлично представляет себя на месте господина, но мало кто представляет себя на месте бескорыстного освободителя. Таковы люди, дон Румата, и таков наш мир.
      
       Чтобы быть борцом, нужно уметь ненавидеть, а как раз этого вы не умеете. Так же, как и мы теперь...
      
      
       "Улитка на склоне"
      
       Когда люди сами говорят о себе, они либо бахвалятся, либо каются.
      
       -- Непонятное всегда страшно. Хорошо бы научиться не бояться непонятного, тогда все было бы просто.
       -- А по-моему, просто не надо выдумывать Если поменьше выдумывать, тогда на свете не будет ничего непонятного.
      
       Однообразная работа - это тоже работа. Однообразное удовольствие - это тоже удовольствие. Это не причина для разговоров о смерти и тому подобном.
      
       Можно, конечно, объявить кампанию по предотвращению зимы, шаманить, нажравшись мухомора, бить в бубны, выкрикивать заклинания, но лучше все-таки шить шубы и покупать валенки...
      
       Хорошо бы где-нибудь отыскать людей, подумал он. Для начала просто людей - чистых, выбритых, внимательных, гостеприимных. Не надо полета высоких мыслей, не надо сверкающих талантов, не надо потрясающих целей и самоотрицания Не нужно еще, чтобы они были принципиальными сторонниками или противниками чего-нибудь. Не нужно, чтобы они были принципиальными противниками пьянства, лишь бы сами не были пьяницами. Не нужно, чтобы они были принципиальными сторонниками правды-матки, лишь бы не врали и не говорили гадостей ни в глаза, ни за глаза. И чтобы они не требовали от человека полного соответствия каким-нибудь идеалам, а принимали и понимали бы его таким, какой он есть... Боже мой, неужели я хочу так много?
      
       Мухи-то воображают, что они летят, когда бьются в стекло. А я воображаю, что я иду. Только потому, что передвигаю ногами...
      
       Увидеть и не понять -- это все равно что придумать.
      
       Я не знаю, какой ты. Этого не знают даже те, кто совершенно уверен в том, что знают. Ты такой, какой ты есть, но могу же я надеяться, что ты такой, каким я всю жизнь хотел тебя видеть: добрый и умный, снисходительный и помнящий, внимательный и, может быть, даже благородный. Мы растеряли все это, у нас не хватает на это ни сил, ни времени, мы только строим памятники, все больше, все выше, все дешевле, а помнить -- помнить мы уже не можем.
      
       Так поступать нельзя. А что такое "нельзя", ты знаешь? Это значит: не желательно, не одобряется, значит, поступать так нельзя. Что можно -- это ещё не известно, а уж что нельзя -- то нельзя. Это всем надлежит понимать, а тебе тем более...
      
       Слушайте, книги, а вы знаете, что вас больше, чем людей? Если бы все люди исчезли, вы могли бы населять землю и были бы точно такими же, как люди. Среди вас есть добрые и честные, мудрые, многознающие, а также легкомысленные пустышки, скептики, сумасшедшие, убийцы, растлители, дети, унылые проповедники, самодовольные дураки и полуохрипшие крикуны с воспалёнными глазами. И вы бы не знали, зачем вы...
      
       -- Ну, знаешь, потенциал -- это дело темное. Я-то, вообще, с тобой не спорю, может быть, действительно в каждом сидит гений, да только что делать, если данная гениальность может найти себе применение либо только в далеком прошлом, либо в далеком будущем, а в настоящем -- даже гениальностью не считается, проявил ты ее или нет
      
       Каждый человек в чем-нибудь да гений. Надо только найти в нем это гениальное.
      
       Необходимость не может быть ни страшной, ни доброй. Необходимость необходима, а всё остальное о ней придумываем мы...
      
       Смысла жизни не существует и смысла поступков тоже. Мы можем чрезвычайно много, но мы до сих пор так и не поняли, что из того, что мы можем, нам действительно нужно. Он даже не противостоит, он попросту не замечает. Если поступок принёс вам удовольствие -- хорошо, если не принёс -- значит, он был бессмысленным...
      
       Или ты, может быть, не понимаешь, что это такое -- нужен?
       Это когда нельзя обойтись без.
       Это когда все время думаешь о.
       Это когда всю жизнь стремишься к.
      
       ... Зелёное пахучее изобилие. Изобилие красок, изобилие запахов. Изобилие жизни. И всё чужое. Чем-то знакомое, кое в чём похожее, но по-настоящему чужое. Наверное, труднее всего примириться с тем, что оно чужое и знакомое одновременно. С тем, что оно производное от нашего мира, плоть от плоти нашей, но порвавшее с нами и не желающее нас знать. Наверное, так мог бы думать питекантроп о нас, о своих потомках, -- с горечью и со страхом...
      
       Тоска по пониманию, -- вдруг подумал Перец. -- Вот чем я болен - тоской по пониманию.
      
       - А я вот, видите, голубей кормлю. Любопытная птица. Огромные в ней чувствуются потенции. А как вы, мосье Перец, относитесь к голубям?
       Перец замялся, потому что терпеть не мог голубей. Но лицо директора излучало такое радушие, такой живой интерес, такое нетерпеливое ожидание ответа, что Перец совладал с собою и соврал:
       - Очень люблю, мосье Ахти.
       - Вы их любите в жареном виде? Или в тушеном? Я, например, люблю в пироге. Пирог с голубями и стакан хорошего полусухого вина - что может быть лучше? Как вы думаете?
      
       Как же ты еще никак не можешь понять, что ничего нет на свете, кроме любви, еды и гордости. Конечно, все запутано в клубок, но только за какую ниточку не потянешь, обязательно придешь или к любви, или к власти, или к еде...
      
       Непонятное всегда страшно. Хорошо бы научиться не бояться непонятного, тогда все было бы просто.
      
       -- Я тебя здесь давно жду.
       -- Я знаю, -- сказал он.
       -- А почему же ты шел мимо?
       В самом деле, почему? -- подумал он. Наверное, потому, что мне было все равно.
       -- Мне было все равно, -- сказал он.
      
       ... принимая существование связи как аксиому, либо они для вас, либо вы для них. Если они для вас и мешают вам действовать в соответствии с законами вашей природы, они должны быть устранены, как устраняется любая помеха. Если вы для них, но вас не удовлетворяет такое положение вещей, они также должны быть устранены, как устраняется всякий источник неудовлетворительного положения вещей.
      
       -- Что он говорит? -- спросил Перец шёпотом. -- Я ничего не понимаю.
       -- И не странно, -- сказал Домарощинер ледяным тоном. -- Вы взяли не свою трубку.
      
       -- А теперь перечислите болезни ног, которыми вы страдали.
       - Ревматизм.
       - Еще?
       - Перемежающаяся хромота.
       - Очень хорошо. Еще?
       - Насморк, - сказал Перец.
       - Это не болезнь ног.
       - Не знаю. Это у вас, может быть, не болезнь ног. А у меня - именно ног. Промочил ноги, и насморк.
       - Н-ну, предположим. А еще?
       - Неужели мало?
       - Это как вам угодно. Но предупреждаю: чем больше, тем лучше.
       - Спонтанная гангрена, - сказал Перец. - С последующей ампутацией. Это была последняя болезнь моих ног.
      
       Боже мой, по вечерам они зажигают свет в клубе, они включают радиолу, они пьют кефир, они пьют безумно много кефира и ночью, при луне, бросают бутылки в озера -- кто дальше. Они танцуют, они играют в фанты и в бутылочку, в карты и в бильярд, они меняются женщинами, а днем в своих лабораториях они переливают лес из пробирки в пробирку, рассматривают лес под микроскопом, считают лес на арифмометрах, а лес стоит вокруг, висит над ними, прорастает сквозь их спальни, в душные предгрозовые часы приходит к их окнам толпами бродячих деревьев и тоже, возможно, не может понять, что они такое, и зачем они вообще...
      
       -- У вас тоже нет своей трубки? -- спросил Перец.
       -- Есть,-- сказал один из механиков.-- Как не быть? До этого мы еще не дошли.
       -- А что же вы не слушаете?
       -- А ничего не слышно, чего слушать-то.
       -- Почему не слышно?
       -- А мы провода перерезали.
      
       Перец сжался. Это просто от невежества, подумал он. Нет, нет, это не вызов и не злоба, этому не надо придавать значения. Это просто невежество. Невежеству не надо придавать значения, никто не придает значения невежеству. Невежество испражняется на лес. Невежество всегда на что-нибудь испражняется, и, как правило, этому не придают значения. Невежество никогда не придавало значения невежеству...
      
       И теперь ей, наверное, уже стало совершенно ясно все то, о чем раньше она только догадывалась: что никакой свободы нет, заперты перед тобой двери или открыты, что все глупость и хаос, и есть только одно одиночество...
      
       Всё равно вы никогда не поймёте, что думать -- это не развлечение, а обязанность...
      
       Это нехорошо, Перец, вы обязательно подумайте об этом, советую вам для вашей же пользы, не для своей. Нельзя быть таким непонятным. Сидит над обрывом, босиком, бросает камни... Зачем, спрашивается?
      
       Другие из вас вселяют неверие и упадок духа. И не потому, что они мрачны, или жестоки, или предлагают оставить надежду, а потому что лгут. Иногда лгут лучезарно, с бодрыми песнями и лихим посвистом, иногда плаксиво, стеная и оправдываясь, но -- лгут. Почему-то такие книги никогда не сжигают и никогда не изымают из библиотеки, не было ещё в истории случая, чтобы ложь предавали огню. Разве что случайно, не разобравшись или поверив.
      
       Но ты знаешь, есть такое мнение, что для того, чтобы шагать вперёд, доброта и честность не так уж и обязательны. Для этого нужны ноги. И башмаки. Можно даже немытые ноги и нечищенные башмаки... Прогресс может оказаться совершенно безразличным к понятиям доброты и честности, как он был безразличен к этим понятиям до сих пор. Управлению, например, для его правильного функционирования ни честность, ни доброта не нужны. Приятно, желательно, но отнюдь не обязательно. Как латынь для банщика. Как бицепсы для бухгалтера. Как уважение к женщине у Домарощинера... Но всё зависит от того, как понимать прогресс. Можно понимать его так, что появляются эти знаменитые "зато": алкоголик, зато отличный специалист; распутник, зато отличный проповедник; вор ведь, выжига, но зато какой администратор! Убийца, зато как дисциплинирован и предан... А можно понимать прогресс как превращение всех людей в добрых и честных. И тогда мы доживём когда-нибудь до того времени, когда будут говорить: специалист он, конечно, знающий, но грязный тип, гнать его надо...
      
       Я знаю только, что они способны на любые крайности, на самую крайнюю степень тупости и мудрости, жестокости и жалости, ярости и выдержки. У них нет только одного: понимания. Они всегда подменяли понимание какими-нибудь суррогатами: верой, неверием, равнодушием, пренебрежением. Как-то всегда получалось, что это проще всего. Проще поверить, чем понять. Проще разочароваться, чем понять. Проще плюнуть, чем понять.
      
       И вдруг он обнаружил, что он один. У него никого не было. Вокруг спят люди, и все они любят меня, я это знаю, я много раз это видел. И все-таки я один, словно они вдруг умерли или стали моими врагами...
      
      
       "Хищные вещи века"
      
       Всегда делайте только то, что вам хочется, и у вас будет отличное пищеварение.
      
       Деточка, да я бы с твоим бюстом горя бы не знал!...
      
       ... слишком много ненависти, слишком мало любви, ненависти легко научить, а вот любви -- трудно, и потом любовь слишком затаскали и обслюнявили, и она пассивна, почему-то так получилось, что любовь всегда пассивна, а ненависть зато всегда активна и потому очень привлекательна, и говорят еще, что ненависть -- от природы, а любовь -- от ума, от большого ума...
      
       Любовь и голод. Удовлетворите любовь и голод, и вы увидите счастливого человека.
      
       А я мыл ванну и думал, что моя работа в Совете Безопасности на этом заканчивается, <...> что мне хочется включиться в обсуждение плана блокады, но хочется не потому, что я считаю блокаду необходимой, а потому, что это так просто, гораздо проще, чем вернуть людям души, сожранные вещами, и научить каждого думать о мировых проблемах как о своих лично.
      
       Изобилие плохо, когда его нет у тебя и оно есть у соседа.
      
       В огромном большинстве стран мира воспитание молодого поколения находится на уровне восемнадцатого-девятнадцатого столетия. Эта давняя система воспитания ставила и ставит своей целью прежде всего и по преимуществу подготовить для общества квалифицированного, но оболваненного участника производственного процесса. Эту систему не интересуют все остальные потенции человеческого мозга, и поэтому вне производственного процесса человек в массе остается психологически человеком пещерным, человеком невоспитанным. Неиспользование этих потенций имеет результатом неспособность индивидуума к восприятию нашего сложного мира во всех его противоречиях, неспособность связывать психологически несовместимые понятия и явления, неспособность получать удовольствие от рассмотрения связей и закономерностей, если они не касаются непосредственного удовлетворения самых примитивных социальных инстинктов. Иначе говоря, эта система воспитания практически не развивает в человеке чистого воображения, фантазии и -- как немедленное следствие -- чувства юмора. Человек невоспитанный воспринимает мир как некий по сути своей тривиальный, рутинный, традиционно простой процесс, из которого лишь ценой больших усилий удается выколотить удовольствия, тоже в конце концов достаточно рутинные и традиционные.
      
       Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу -- дерьмо.
      
       Фантазия -- ценная вещь, но нельзя ей давать дорогу внутрь. Только вовне, только вовне...
      
       Он был мне ясен, этот доктор философии. Всегда и во все времена существовали такие люди, абсолютно довольные своим положением в обществе и потому абсолютно довольные положением общества.
      
       Изобилие, мол, не цель, а средство. Мы отвечаем на это так: всякое средство было когда-то целью. Сегодня изобилие -- цель. И только завтра оно, может быть, станет средством.
       Горе той стране, где изобилие в нужный момент не станет из цели средством.
      
       Я налил тете Вайне бренди и, обращаясь персонально к ней, рассказал про ирландца, который пожелал быть садовником. Вузи совсем зашлась, а тетя Вайна, грустно улыбнувшись, поведала, что генерал-полковник Туур любил рассказывать эту историю, когда был в хорошем настроении, только там фигурировал, кажется, не ирландец, а негр, и претендовал он на должность не садовника, а настройщика пианино, и вы знаете, Иван, у нас эта история кончалась как-то не так.
      
       Женщина рождает человека раз в девять месяцев, а мы, мастера, делаем это каждый день.
       Пояснение к цитате:
       Мастер - это парикмахер.
      
       Я вам даже объяснить не могу, я только чувствую, что это -- как в могилу: никогда не поздно и всегда рано.
      
       Люди, ушедшие в иллюзорный мир, погибают для мира реального. Они все равно что умирают. И когда в иллюзорные миры уйдут все -- а ты знаешь, этим может кончиться, -- история человечества прекратится...
      
       Спасать. Опять спасать. До каких же пор вас нужно будет спасать? Вы когда-нибудь научитесь спасать сами себя? Почему вы вечно слушаете попов, фашиствующих демагогов, дураков опиров? Почему вы не желаете утруждать свой мозг? Почему вы так не хотите думать? Как вы не можете понять, что мир огромен, сложен и увлекателен? Почему вам все просто и скучно? Чем же таким ваш мозг отличается от мозга Рабле, Свифта, Эйнштейна, Строгова?
      
       Дурак стал нормой, еще немного -- и дурак станет идеалом, и доктора философии заведут вокруг него восторженные хороводы. А газеты водят хороводы уже сейчас. Ах, какой ты у нас славный, дурак! Ах, какой ты бодрый и здоровый, дурак! Ах, какой ты оптимистичный, дурак, и какой ты, дурак, умный, какое у тебя тонкое чувство юмора, и как ты ловко решаешь кроссворды!.. Ты, главное, только не волнуйся, дурак, все так хорошо, все так отлично, и наука к твоим услугам, дурак, и литература, чтобы тебе было весело, дурак, и ни о чем не надо думать... А всяких там вредно влияющих хулиганов и скептиков мы с тобой, дурак, разнесем (с тобой, да не разнести!).
      
      
       "Хромая судьба"
      
       -- Если у тебя отобрать твою злость -- ты станешь доброй, что тоже в общем неплохо...
       -- Если у меня отобрать злость, я стану медузой. Чтобы я стала доброй, нужно заменить злость добротой.
      
       Ты за них или против? Бывает ещё третий выход: наплевать.
      
       Но разве можно любить женщину, которая тебя не любит, а женщина не может любить, когда ты не любишь её, и так всё вертится в проклятом бесчеловечном кольце...
      
       Дурак - это просто инакомыслящий ... или инакочувствующий.
      
       - Умный человек - это тот человек, который сознает несовершенство, незаконченность своих знаний, стремится их пополнять и в этом преуспевает... Вы со мной согласны?
       - Нет.
       - А в чём дело?
       - Ваше определение не функционально. Любой дурак, пользуясь этим определением, может полагать себя умным. Особенно, если окружающие поддерживают его в этом мнении.
      
       То, что ты говоришь, до такой степени неправильно, что я даже не обижаюсь.
      
       Обычно женщины не любят рассуждать. Но уж когда они начинают, то становятся удивительно категоричными.
      
       -- ...И в такие дни, как наши, когда каждый из нас должен отдать все свои силы на развитие конкретных лингвистических исследований, на развитие и углубление наших связей со смежными областями науки, в такие дни особенно важно для нас укреплять и повышать трудовую дисциплину всех и каждого, морально-нравственный уровень каждого и всех, духовную чистоту, личную честность...
       -- И животноводство! -- Вскричал вдруг требовательно Петенька Скоробогатов, вскинув вперед и вверх вытянутую руку с указательным пальцем.
      
       Эта встреча была достойным завершением моей бездарно-фантасмгорической недели, на протяжении которой, тот, коему надлежит ведать моей судьбой, распустил передо мной целый веер возможностей, ни одну из которых я не сумел или не захотел осуществить, и все это прошло как вода сквозь песок, не оставив ничего кроме грязноватой пенки филистерского облегчения.
      
       Мне нравится видеть разом 1000 физиономий, объединенных выражением интереса, интереса жадного, интереса скептического, интереса насмешливого, интереса изумленного, но всегда интереса.
      
       Был он обыкновенным, и в тоже время с чем-то неуловимо значительным.
      
       Прибор неизбежно влияет на картину эксперемента. Разве вы забыли физику? Ведь мы наблюдаем не мир как таковой, а мир плюс воздействие наблюдателя.
      
       Все люди делятся на три большие группы. Вернее на две большие и одну маленькую. Есть люди, которые не могут жить без прошлого, они целиком в прошлом, более или менее отдаленном. Они живут традициями, обычаями, заветами, они черпают в прошлом радость и пример. Потом есть люди, которые живут настоящим и знать не делают будущего и прошлого. И, наконец, есть люди, которые живут будущим. От прошлого они совершенно справедливо не ждут ничего хорошего, а настоящее для них -- это только материал для построения будущего, сырья... Да они, собственно, и живут уже в будущем... на островках будущего, которые возникли у них в настоящем.
      
       Шить дело -- это протыкать воображаемой иглой воображаемую материю.
      
       Нет в наше время любви. Романтики есть, а любви нет. Некогда в наше время любить: автобусы переполнены, в магазинах очереди, ясли на другом конце города, нужно быть очень молодым и очень беззаботным человеком, чтобы оказаться способным на любовь. А любят сейчас только пожилые пары, которым удалось продержаться вместе четверть века, не потонуть в квартирном вопросе, не озвереть от всеразъедающих мелких неудоств, полюбовно поделить между собой власть и обязанности. Но такую любовь у нас не принято воспевать.
      
       Он же болтун, он как худое ведро, в нем ничего не держится. Это же любимое занятия его: собирать сведения и затем распростроняет их кому попало и где попало, да ещё и непременно с коментариями.
      
       Он душу из меня живую вынет, требуя разъяснений, а вынув, затолкает ее обратно как попало, излагая свои чугунные версии, каждая из коих, как нарочно, объясняет только один факт и противоречит всем прочим фактам.
      
       Правда и ложь, вы не так уж несхожи, вчерашняя правда становится ложью, вчерашняя ложь превращается завтра в чистейшую правду, в привычную правду.
      
       Вы сожрали (растратили) себя на междуусобные драки, на вранье и на борьбу с враньем, которую вы ведете, придумывая новое вранье.
      
       Такие юные, такие серые, такие одинаковые.
      
       -- Теперь нет мужчин. Теперь либо фашисты, либо бабы.
       -- А я?
       -- Ты? Ты слишком любишь маринованные миноги и одновременно справедливость.
       -- Правильно. Но, по-моему, это хорошо.
       -- Это неплохо. Но если ты тебе пришлось выбирать, ты бы выбрал миноги, вот что плохо.
      
       Вот уже третий день пошёл, как со мной не случается ничего нелепого и дурацкого, -- похоже, тот кому надлежит ведать моей судьбой, совсем иссяк и стал не годен на дурацкие кудеса.
      
       Нужно всегда оставаться в меньшинстве.
      
       -- А такой закон есть, чтобы честных людей разорять?
       -- Будет я тебе говорю! Я депутат или нет?
      
       Почему мы все такие трУсы? Чего мы, собственно, боимся? Перемены мы боимся... Сто раз об этом думал и сто раз обнаруживал, что бояться, в общем, нечего, а все равно боюсь. Потому что тупая сила, подумал он. Это страшная штука, когда против тебя тупая, свиная со щетиной сила, неуязвимая, ни для логики неуязвимая, ни для эмоций.
      
       Чтобы начать работать, надо хорошенько заскучать, чтобы ничего больше не хотелось.
      
       Странная пара. Удивительное несоответствие. Они выглядят как в испорченном бинокле: один в фокусе, другой расплывается, и наоборот.
      
       Никогда со мной такого не бывало: нет входа! Куда ни ткнись -- везде сплошные окна.
      
       Сейчас ни у кого нет времени рассуждать... Сейчас надо успевать поворачиваться. Если тебя интересует будущее, изобретай его быстро, на ходу, в соответствии с рефлексами и эмоциями.
      
       -- Откуда Вы все знаете?
       -- Никто ничего не знает. Некоторые догадываются. Очень не многие -- кому хочется.
      
       Брюхо растет, и откуда бы у меня быть брюху?... даже и не брюху собственно -- благородное трудовое чрево от размеренной жизни и хорошей пищи, а так, брюшко какое-то паршивенькое, оппозиционерский животик. У господина президента небось не такой. У господина президента небось благородный, обтянутый черным лоснящийся дирижабль.
      
       О митингах, встречах и совещаниях я всегда стараюсь забыть.
      
       Виктор ощутил привычный подъем в предвкушении наступающего вечера, когда можно будет пить и безответственно болтать, и отодвинуть локтем на завтра то, что раздражающе наседало сегодня.
      
       Естественное всегда примитивно. А человек -- существо сложное, естественное ему не идет.
      
       Гнал спирт из ногтей алкоголиков.
      
       Омерзительный, как окурок в писсуаре.
      
       ... писать должно либо о том, что ты знаешь очень хорошо, либо о том, что не знает никто.
      
       Скромность, и только скромность, до самоуничижения... и только правда, никогда не ври, по крайней мере -- самому себе, но это ужасно: самоуничижаться, когда вокруг столько идиотов, развратников, корыстных лжецов, когда даже лучшие испещрены пятнами, как прокаженные...
      
       За всё надо платить, <...> , ничего не получают даром, и чем больше ты получил, тем больше нужно платить, за новую жизнь надо платить старой жизнью...
      
       Литература не бывает плохой или хорошей. Литература бывает только хорошей, а все прочее следовало бы назвать мукулатурой.
      
       Общество изменяют не литературой, а реформами или пулеметами... Литература в лучшем случае показывает, в кого надо стрелять или что нуждается в изменении.
      
      

    Бернар Вербер.

       "День муравья"
      
       Что такое боюсь? Это желание не находиться в ситуации, которой не можешь управлять.
      
       Не хочешь разочарований -- откажись от амбиций.
      
       Безумие -- это свирепый лев, заключенный в черепе каждого. И нечего с ним воевать. Его достаточно обнаружить и приручить. Но с собственным безумием, как с любым мощным источником, есть риск заиграться: иногда разъяренный лев может напасть на того, кто его приручает.
      
       Победа не учит так, как может научить поражение.
      
       В жизни мы всегда одиноки и чем раньше это осознаем, тем лучше будет для нас.
      
       Когда многого не хватает -- это не самая плохая школа.
      
       Я боюсь крестьян, священников и солдат, я боюсь докторов и больных, я боюсь тех, кто желает мне зла, и тех, кто желает мне добра. Мы разрушаем все, к чему прикасаемся. Мы оскверняем то, что нам не удается уничтожить. Ничто не укрывается от нашего неугасимого стремления все изуродовать. Я уверена, марсиане не прилетают к нам потому, что мы их пугаем; они робкие, они боятся, что мы сделаем с ними то же, что с окружающими нас животными, да и сами с собой. Я не испытываю гордости от того, что я человек. Я боюсь, я очень боюсь себе подобных.
      
       Мы боимся того, чего не понимаем.
      
       Это китайская притча.
       Как-то раз двое монахов гуляли по саду даосского монастыря. Вдруг один из них увидел на их пути ползущую по земле улитку. Второй монах, его духовный брат, по недосмотру чуть было не раздавил ее, но первый монах вовремя его остановил. Он нагнулся и поднял животное. "Смотри, мы чуть не убили эту улитку. А ведь это животное представляет жизнь и через нее Дао, которому надо следовать. Эта улитка должна жить и продолжать циклы реинкарнации". И он осторожно выпустил улитку в траву. "Глупец! -- рассердился другой монах. -- Спасая эту никчемную улитку, ты подвергаешь угрозе грядки с салатом, которые выращивает наш садовник. Ради спасения жизни какой-то улитки ты уничтожаешь труды одного из наших братьев".
       За их спором с любопытством наблюдал третий монах, который оказался поблизости. И поскольку они не могли прийти к согласию, первый монах предложил: "Давай обратимся с этим вопросом к нашему настоятелю, он мудрый, пусть он и решит, кто из нас прав", -- и они отправились к настоятелю, с ними отправился и третий монах, которого заинтересовал этот спор. Первый монах рассказал, как он спас священную жизнь, которая вмещает тысячи будущих или минувших существований. Настоятель слушал, кивая головой, потом объявил: "Ты прав, так и надо было поступить". Второй монах возмутился. "Как же так? Разве хорошо спасти улитку, которая обгладывает овощи? Улитку надо было раздавить, и спасти огород, который каждый день дает нам вкусную пищу!" Настоятель выслушал, кивая головой, и сказал: "Это верно. Так и надо было поступить. Ты прав". Тогда третий монах, который до сих пор молчал, возмутился: "Но их точки зрения противоположны! Разве оба они могут быть правы?" Настоятель долго смотрел на него. Потом покачал головой и сказал: "Это верно. И ты тоже прав".
      
       Мы хотим, чтобы другие приняли нас, а сами себя принять не хотим.
      
       Рассвет. Сегодня утром 24-й снова вглядывается в туманный горизонт.
       Солнце, вставай.
       И солнце повинуется ему.
      
       Самый важный момент -- это наше настоящее, так как мы можем действовать только в настоящем. А если мы не занимаемся своим настоящим, мы можем потерять и своё будущее.
       Самый главный поступок -- это суметь отстоять сегодняшний день. Если бы королева не убила воина, который хотел убить её, то она была бы мертва. Что до счастья, она поняла это после битвы: счастье -- это жить и просто ходить по Земле.
       Просто дорожить настоящим.
       Завоёвывать сегодняшний день.
       Просто ходить по Земле.
       Вот три великих рецепта жизни, данный королевой Гумм-гум-ни.
       Бело-кью-кьюни
      
       Люди ломают головы, почему Бог так поступает, а на самом деле это какой-нибудь несмышлёный ребёнок развлекается от нечего делать!
      
       Выбор твоего противника определяет твою стоимость.
       Тот, кто сражается с ящерицей, становится ящерицей.
       Тот, кто сражается с птицей, становится птицей.
       Тот, кто сражается с клещом, становится клещом.
       Выходит, что тот, кто сражается с богом, становится богом?
      
       Я -- отклонение в системе, но система должна отклоняться, чтобы эволюционировать.
       Никто не говорит так робко, неловко и неуверенно, как я.
       Ни у кого нет моей бесконечной слабости.
       Ни у кого нет моей врождённой скромности.
       Потому что чувства заменяют мне ум.
       Меня не отягощают ни знания, ни информация.
       Только интуиция, витающая в воздухе, направляет меня.
       И я не знаю, откуда эта интуиция.
       И не хочу знать.
      
      
       "Дыхание богов"
      
       Говорят, что друзей не выбирают. Что их не ищут, они сами находятся в нужный момент, а найдясь-уже никогда не потеряются.
      
       Лучше укреплять свои сильные стороны, чем пытаться исправить слабые.
      
       Люди всегда почему-то думают, что нужно стремиться к любви. Это совершенно неверно, нужно стремиться к свету. Любовь субъективна, она может превратиться в собственную противоположность и стать ненавистью, непониманием, ревностью, шовинизмом. А свет -- это то, что никогда не меняется.
      
       Пофигизм -- это болезнь... Она заключается в том, что ты по любому поводу начинаешь задавать себе вопрос "а зачем?".
      
       Заслугой человека можно считать только то, что он делает по собственному выбору.
      
       -- Ты и я, мы оба здесь и сейчас -- уже пара. То, что мы скажем, или то, о чем умолчим, то, что сделаем или от чего воздержимся, все это сложится во что-то третье. Это взаимодействие.
      
       Быть свободным опасно, но это чувство пьянит.
      
       Личности необходимо страдать, чтобы расти.
      
       Правда никому не нужна, а тот, в чьих руках идеология, может переписать Историю так, как ему будет удобно, так, как этого требуют его собственные интересы.
      
       "Стыдливость" придумали мужчины, чтобы женщины не осмеливались говорить о своем желании испытывать оргазм. Возможно, все женщины хотят постоянно заниматься любовью, но воспитание не позволяет им говорить об этом.
      
       Мы теперь вместе, и мы все будем делать вместе. Я разделяю с тобой жизнь, значит, и риск пополам. И я разделяю с тобой будущее, которое ты хочешь создать.
      
       Насильство возникает только тогда, когда ты чувствуешь себя в роли жертвы.
      
       Этот мир можно терпеть за то, что в нём есть искусство.
      
       Насилием ничего нельзя добиться, независимо от того, к кому вы его применяете.
      
       Анархизм -- это награда для самостоятельных, сознательных людей. Но достаточно, чтобы один человек в таком обществе начал играть не по правилам, чтобы анархия оказалась невозможной.
      
       Мне кажется, что мир уже совершенный -- такой как есть.
      
       Даже если заранее ясно, что дело обречено на провал, нужно драться, чтобы враги ничего не получили даром.
      
       -- Зачем ты дерешься с ними? Ты ведь знаешь, чем это кончится? Их больше, тебе не на что рассчитывать.
       -- Чтобы они знали, что я никогда не сдамся просто так.
      
       Каждый, на каком бы уровне развития он не находился, по-настоящему желает только одного: иметь немного больше, чем сосед.
      
       Нам не доставляет удовольствия иметь то же, что есть у вас. Нам нравится отбирать у вас ваше, чтобы у вас этого больше не было.
      
       Бедняки чаще всего мечтают только об одном -- быть богатыми вместо богачей. Они не желают равенства, они хотят поменяться местами с другим классом. Беднякам хочется, чтобы богатые страдали. Им этого достаточно для полного счастья.
      
       Народное недовольство -- это результат действий заговорщиков или заговорщики -- продукт народного недовольства?
      
       Доброжелательность -- признак ума и развития. Последнее слово за "доброжелательными".
      
       Станешь богом -- поневоле похудеешь.
      
       Он говорил улыбаясь, иногда почти смеясь. Но его смех не был насмешливым. Скорее, это был смех человека, радующегося тому, что открывает другим очевидные вещи.
      
       Народ -- капризный ребенок, который не бывает доволен тем, что у него есть.
      
       Народ не умеет бунтовать сам по себе. Даже если он голодает, даже если правительство несправедливо, даже если пропасть между богатыми и бедными огромна, все равно для того, чтобы хорошенько встряхнуть общество, необходимы харизматичный лидер и деньги.
      
       Реальность -- это то, что продолжает существовать и после того, как в это больше не верят.
      
       Я смотрю на себя в зеркало и думаю, не хочется ли и Верховному Богу, который, вероятно, находится где-то там, над нами, иногда напиться, чтобы все забыть. А что, если Верховный Бог алкоголик?
      
       Смириться с тем, что ты оказался в толпе придурков, можно только став одним из них.
      
       Тот, кто нападает внезапно, прав больше, чем тот, кто нападает первым.
      
       Думая о лучшем будущем, ты даешь ему возможность однажды осуществиться.
      
       По-настоящему ситуацией владеет лишь тот, кто мошенничает.
      
       Слабые замышляют и сидят сложа руки, а сильные не задают вопросов и действуют.
      
       Не стоит слишком сближаться с другими людьми, иначе они становятся поистине невыносимыми.
      
       Я не люблю Дарвина. Он оправдывает исторический цинизм.
      
       -- Она лишь то, чем становится в твоем воображении!
       -- Вот только воображение у меня отличное.
      
       Теперь, когда я знаю, что мир зависит от таких легкомысленных людей, как мы, я думаю, у меня есть повод для беспокойства.
      
       Не путай храбрость с мазохизмом -- кто не рискует, тот ничего не добивается.
      
       Но сон ведет себя как кошка, которая была у меня когда-то: его нет, когда он нужен, а когда не нужен тут как тут, и только мешает.
      
       Вопрос: В чем разница между Богом и хирургом?
       Ответ: Бог догадывается, что Он не хирург.
      
       Мы должны признать очевидное: понимают лишь те, кто хочет понять.
      
       Не существует ничего, без чего нельзя обойтись. Никогда человек не становился счастливее, если вдруг получал работу, деньги, любовь, которых желал. Настоящее большое счастье связано с неожиданным событием, которое намного превосходит ожидания человека.
      
       В жизни мы сталкиваемся только с теми проблемами, которые мы можем разрешить.
      
       Человек со свободным выбором может отказаться от свободного выбора.
      
       Когда вам удобно, у вас нет ни малейшей причины желать перемен в собственной жизни. Только страдания открывают нам глаза на окружающий мир и пробуждают желание переделать всю нашу жизнь.
      
       Семья -- это когда три месяца друг друга любят, три года ссорятся, тридцать лет друг друга терпят.
      
       Каждый человек, который на что-то решается, получает 3 разновидности врагов: тех, кто хотел бы сделать это вместо него; тех, кто хотел прямо противоположного; тех, кто ничего не делает, -- их большинство, и это самые яростные критики.
      
       Знаешь, муж и жена -- это как два магнита, которые притягивают и в то же время отталкивают друг друга.
      
       Бывают испытания, от которых невозможно оправиться.
      
       Развитие общества всегда приводит к разделу территорий, а раздел территорий -- к войне.
      
       Самый страшный враг человечества -- оно само.
      
       Толпы можно держать в подчинении насилием и страхом, но легче их покорить обещанием свободы.
      
       Быть может, именно в этом Боги больше всего завидуют людям. Возможность умереть, дождаться конца фильма. Ведь если ты бессмертен, кино длится вечно. Именно поэтому среди богов нет героев. Героизм рождается заключительной сценой.
      
       Любая цивилизация может погибнуть. Мало того, разрушить её может самый обычный человек, обладающий достаточной решимостью. Как говорил Эдмонд Уэллс, одной капли достаточно, чтобы переполнить океан.
      
       Уязвимость любой монархии в том, что вся власть сконцентрирована в одних руках. Гибель одного человека влекла за собой гибель всей системы.
      
       Нужно праздновать риск, а не победу. Потому что рискнуть или нет - зависит от вас, а победа - от множества обстоятельств, которые невозможно предугадать.
      
       Не у каждого получится, но каждый должен попытаться. Не нужно сердиться на себя за неудачу, нужно досадовать на себя лишь за то, что не попытался.
      
       Каждый из вас должен выполнить своё дело на земле, и у вас есть талант, необходимый для того, чтобы сделать это как можно лучше. Найдите свое дело, откройте в себе талант, и ваша жизнь обретет смысл. Не бывает людей, лишенных таланта. Жизнь, в которой талант не был востребован, потрачена напрасно.
      
       Когда вы совершаете что-либо, думайте, как это отзовётся во времени и пространстве. Не бывает действия без последствий. Когда вы плохо говорите о ком-то, вы меняете его в худшую сторону. Когда вы боитесь или лжёте, вы создаёте страх и превращаете ложь в реальность. Это правило Причинности.
      
       Чтобы понять другого, нужно встать на его место. Это правило Сопереживания.
      
       Вы можете получить что-либо, только перестав желать этого. Это правило Отречения.
      
       Победа считается победой, только если доведена до конца.
      
       Все, что случается с тобой, идет тебе на пользу. Плыви по течению и не тревожься. Как это не странно, все, что с тобой происходит, даже самые тяжкие испытания, идет тебе на пользу. Если где-то и существует готовый сценарий, я уверен, сценарист хочет, чтобы мы победили.
      
       Зло нужно, для того чтобы узнать добро. Лишь противоречие позволяет узнать истинную сущность вещей.
      
       Но я внезапно понимаю, что для меня дружба значит больше, чем любовь. В дружбе нет и намека на обладание другим. Это просто способ взаимоотношений, взаимное уважение. Возможность стоять плечом к плечу.
      
       Познай самого себя, и ты познаешь Вселенную и богов.
      
       Мы думаем, что любим другого человека, а любим на самом деле его отношение к нам. Мы узнаем себя в другом, как в зеркале. Мы любим самих себя, собственное отражение в партнере.
      
       Счастливые люди ничего не выигрывают от перемены своей судьбы. Только чувство несправедливой обиды или недооценка заставляет прыгать выше собственно головы, чтобы изменить обстоятельства. Итак, герой страдает от полученной раны. Ваше дело сыграть на этом.
      
       Тревога, недовольство, душевные раны -- вот из чего вылеплен герой.
      
      
       "Звёздная бабочка"
      
       Мы недооценили способность человека никогда не удовлетворяться тем, что у него есть. Он на Земле, и потому хочет улететь в космос. Он в космосе, и потому жаждет вернуться на Землю.
      
       -- А вы бы хотели быть духовным учителем других людей? -- серьезно спросил Адриан Вейсс.
       -- Ох нет, совсем нет. Ведь это означает, что я больше не смогу ошибаться, лгать или говорить глупости. Я слишком дорожу этими тремя свободами, чтобы обменять их на иные преимущества.
      
       Я был анархистом. Я всегда мечтал о мире без полиции и правительств.
      
       Отсутствие страдания может убить человека.
      
       -- Семь страшных бедствий преследовали людей.
       -- Какие?
       -- Что ж, перечислю их, правда, не все по порядку.
       1. Землетрясения, разрушавшие здания.
       2. Религиозные фанатики, желавшие уничтожить весь мир и повсюду взрывавшие бомбы.
       3. Комары, которые своими укусами не давали спать.
       4. Атомные бомбы, высвобождавшие облака отравы.
       5. Птицы, переносившие болезни, губительные для людей.
       6. Гигантские волны, затапливающие континенты.
       7. И, наконец, крысы.
       -- Крысы?
       -- Крысиный образ мышления, то есть эгоизм и право сильного.
      
       Лекарство создает болезнь, закон порождает правонарушение, тюрьма формирует преступников, конституция дает толчок революции.
      
       На свой манер я такой же, как и вы: использую ночь, чтобы "видеть далеко". Перед тем, как лечь спать, я обдумываю какую-нибудь проблему, причем знаю, что, проснувшись утром, найду в голове готовое решение.
      
       Власть, насилие и вера -- три формы зависимости людей.
      
       Утром богач обнаружил, что все еще жив и вновь находится в реальном мире. Это вызвало у него приступ смеха.
      
       Каждое поколение искренне убеждено в том, что на планете жилось лучше до них и обязательно будет лучше после.
      
       Как можно быть уверенным в собственной правоте, когда весь мир вопит тебе, что ты ошибаешься?
      
       Бывают моменты, когда необходимо отказаться от вещей из нашего прошлого, какими бы привлекательными они ни были, что бы идти к будущему.
      
       Толпа не любит две категории людей: любимцев судьбы и неудачников.
      
       Мы по-прежнему считаем себя всего лишь обезьянами с высоким уровнем сознания. Однако на самом деле все наоборот. Мы -- это высокоразвитое сознание, помещенное в тело... обезьяны.
      
       Следует поразмыслить над сущностью понятия "парадокс". К примеру, мы полагаем, что днем видим окружающий мир лучше, чем ночью. Это неверно. Днем мы различаем предметы, находящиеся всего лишь в нескольких десятках километров, причем в небе обзор нам заслоняют облака и атмосферные слои. А вот ночью... ночью мы можем разглядеть звезды, отстоящие от нас на миллионы километров. Ночью мы видим далеко, наш взгляд проникает сквозь пространство и время.
      
       Ив Крамер содрогнулся от смутной душевной боли, смешанной с чувством вины. Он принес другому человеку несчастье, разочарование отвергнутой любви и боязнь потерять работу в важном проекте. У конструктора также возникло странное ощущение, что внешний мир является всего лишь отражением его внутренних, личных переживаний. Он принял это состояние как должное. Он также осознал, что, когда его сердце станет биться ровно, в его душе воцарится всесильная гармония. И она будет способна успокоить целую вселенную.
      
       Ложечка крутилась в чашке с кофе и распространяла за собой светлые завитки молочного облака, превращавшегося в сложную разветвленную структуру. Ив Крамер наблюдал за этим процессом и вдруг подумал, что молоко в кофе напоминает Млечный Путь во Вселенной. Все вращается -- галактика, планета, чувства, проблемы. Тому, что сейчас находится внизу, суждено подняться вверх. Тому, что ныне располагается на вершине, на роду написано опуститься вниз. Инженер также отметил, что если ложка будет вращаться в чашке кофе очень долго, возможно, у него появится шанс вновь увидеть молочное облако таким, каким оно было в самом начале. Однако в настоящий момент молоко полностью смешалось с кофе, который в результате приобрел бежевый цвет.
      
       Лучше уверенно высказываться за ошибочное мнение, чем нерешительно отстаивать истину.
      
       Сегодня я потерпел поражение, но не опускаю руки.
      
       Свет -- это всё. В случае сомнений поступай так, как делает подсолнечник. Ищи источник света и поворачивайся в его сторону.
      
       Всякий человек, начинающий новое дело, непременно столкнется с тремя видами врагов. Первые думают, что вам следует заняться чем-нибудь прямо противоположным. Вторые сами хотят устроить что-то в том же роде и считают вас вором, укравшим их идею. Они ждут не дождутся вашего падения, чтобы постараться повторить ваши действия. И, наконец, третьи - это огромная масса людей, которые сами не делают ничего, а потому враждебно относятся ко всякому нововведению и к любой оригинальной идее.
      
       Он перенес то, что надо было выполнить сразу, не на завтра и не на следующую неделю, но на... следующую жизнь.
      
       Старая как мир проблема отцов: они дают сыновьям какой-нибудь совет, а затем сами поступают ему вопреки.
      
       Когда я вижу в зеркале собственное лицо, я пугаюсь; когда же я вижу, как выглядят окружающие, я успокаиваюсь.
      
       Падение происходит именно в тот момент, когда тебе кажется, что ты достиг вершины.
      
       Мысль способна на всё. Можно стереть прошлое, просто по-настоящему этого захотев.
      
       Кто из нас не любит одиночества? Иногда одно одиночество просто располагается рядом с другим, вот и всё. Тогда они становятся парой -- два одиночества, которые идут по жизни бок о бок. У нас могут быть родители, дети, жены, любовницы, но при этом мы всегда остаёмся в одиночестве.
      
       Зачем человеку завоёвывать то, что находится вокруг него, когда он не в состоянии совладать с собственным внутренним миром? Зачем двигаться к удалённой звезде, если ты не способен достичь звезды, горящей в твоём собственном сердце?
      
       Прошлое невозможно изменить. Что сделано, то сделано. Разбитую вазу нельзя вновь сделать целой.
      
       Все маски рано или поздно падают. Когда кто-то ходит на кончиках пальцев, чтобы казаться как можно более высоким, он в конце концов устанет от этого занятия.
      
       Все мы всего лишь куколки. Нам ещё нужно успешно пройти стадию метаморфоза, чтобы превратиться в бабочек. А когда мы станем бабочками, нам надо будет расправить крылья и лететь к свету.
      
      
       "Зеркало Кассандры"
      
       То, что мы недопоняли в первый раз, происходит с нами снова. Чуть-чуть по-другому. Если мы по-прежнему не понимаем, событие возвращается до тех пор, пока мы не усвоим урок окончательно.
      
       Я отдам ему всю мою любовь. Найду работу. Днем будем работать и любить друг друга, а ночью будем спасать мир. Никто ничего не узнает. Мы будем как супергерои в комиксах. И у нас родится трое детей. Внезапно ее улыбка исчезает. А если ему все надоест? А если он устанет от меня? А если, видя меня каждый день, он перестанет меня ценить? А если беременности испортят мою фигуру и я покажусь ему уже не такой привлекательной? А если он будет замечать только мои недостатки? А если он изменит мне с более молодой девушкой, которая согласится заниматься с ним в постели тем, что мне делать неприятно? Лучше прямо сейчас отказаться от отношений, раз я ни в чем не уверена, чем ждать, пока он уйдет от меня к этой проститутке, которая точно будет развратнее меня. Ах, какой подлец! А я столько счастья хотела ему подарить. Я хотела отдать ему свое сердце, а у него вместо головы - половой член. Как он посмел все испортить, ведь наши отношения могли стать такими чистыми и прекрасными.
      
       Пессимисты - это хорошо информированные оптимисты.
      
       Люди с песней шагают к своей гибели. Как в фильме "Титаник". То, что он держит мировой рекорд по посещаемости, весьма показательно, не так ли? Все почувствовали, что этот фильм, на примере отдельно взятого эпизода, рассказывает о нашем будущем вообще. Мы приближаемся к айсбергу. Мы утонем. А оркестр на верхней палубе играет веселую мелодию, чтобы мы думали о чем-нибудь другом.
      
       Все женщины должны воспитывать мужчин, они для этого и рождаются на земле. Сегодня я рассказала тебе о могуществе слов и объяснила, что читать книги о будущем полезно.
      
       Серьезные авторы рассказывают о людях, которые действительно существовали и жизнь которых известна.
       Значит, они ничего не придумывают, не предлагают ничего нового, ничего не создают. Эти авторы - всего лишь свидетели, они опираются на свою память. Они только излагают события, которые были придуманы Богом, великим сценаристом Вселенной. Это Ему должны принадлежать права на авторство исторических книг, потому что Он создал героев и обстоятельства.
      
       Время проходит, оно не щадит плохие книги и книги, которые похожи друг на друга. А вот хорошие произведения, даже не замеченные публикой в момент появления, в конце концов, наоборот, находят славу и признание.
       Ведь не случайно великосветские и любовные романы забыты. Помнят лишь тех авторов, которые поражают своей оригинальностью. Потому что, в конечном счете, важны идеи. В веках остаются писатели, которые хотели изменить свое время.
      
       Поговорки, анекдоты, изречения - это замороженные мысли, интеллектуальный "фастфуд", берешь готовый продукт и занимаешь рот. Но я знаю значение мыслей и слов. Их надо экономить, тогда они приобретают ценность. Если надо запомнить какой-нибудь девиз, то вот такой: "Если твои слова не интереснее тишины, молчи".
      
       - Меня зовут Шарлотта.
       - А меня нет.
       Кассандра делает паузу, потом уточняет:
       -...Меня не зовут Шарлотта.
      
       Диктатура это -- "заткнись". Демократия это -- "болтай-болтай"
      
       Мне не хватает смирения. Я вижу далёкое будущее и забываю посмотреть на то, что близко, на настоящее. А ведь все ответы и решения находятся передо мной.
      
       Ребёнок -- словно пердёж. Не раздражает только свой собственный.
      
       Если ты убеждённо говоришь человеку: я предвижу, что у вас появятся деньги, -- он сделает всё, чтобы это произошло... Потому что они хотят, чтобы наши пророчества сбылись. Если ты скажешь: я предвижу, что вы встретите великую любовь, -- они вложат всю душу в ближайшие романтические отношения.
      
       Ибо только одно важно: узнать, кто ты на самом деле.
      
       Реальность -- это то, во что ты веришь.
      
       ... китайские дети. Их эксплуатируют, с ними обращаются как с рабами, они вкалывают на фабриках в нечеловеческих условиях. И всё это для того, чтобы сделать игрушку, которая развлечёт вашего сына всего на десять минут, потом отправится в ящик в шкафу, а затем -- в мусорный бак.
      
       Прежде чем купить что-нибудь, люди должны задать себе три вопроса. Первый -- нужна ли мне эта вещь? Второй -- действительно ли я хочу её купить? Третий -- могу ли я обойтись без неё? Иначе всё, что они покупают, становится мусором. Посмотри на эти вещи, у них даже упаковка целёхонька. Что за бред. Меня это так бесит. Реклама толкает людей на покупки, не соответствующие их реальным потребностям. Кому это нужно?
      
       При помощи слов человек хотел контролировать весь мир, а на самом деле просто перестал понимать его. Слова стали важнее понятий, которые они обозначают. Они начали отрицать реальность. Слово "тигр" не кусает. Слово "тяжесть" ничего не весит. Слово "солнце" не светит.
      
       Род человеческий постоянно развивается. Передовое меньшинство стремится вперед, не зная, ни куда оно движется, ни что нас ждет за поворотом. Оно бредет неуклюже, на ощупь. Оно полно сомнений. А в это время основная масса, состоящая из реакционеров, тянет человечество назад, будя в нем самые низменные инстинкты. Масса действует эффективно и совершенно уверена в себе.
      
       В конечном итоге, террористы просто неправильно воспитаны. Ведь, если вдуматься, все рождаются свободными, равными в правах, все изначально обладают одинаковым генетическим капиталом. В каждой культуре, в каждом народе, независимо от цвета кожи, встречается какое-то число эгоистов и какое-то число людей великодушных. Одних воспитывают солдатами, при помощи пропаганды учат подчиняться, убивать, не иметь собственного мнения. В других развивают способность мыслить самостоятельно и творить. Исходный материал один и тот же. За все отвечают родители.
      
       Мы понимаем боль только тех, кто кричит и истекает кровью. Интересно, если устрицы вопили бы, когда открывают раковину, хрипели бы, когда их поливают лимонным соком, если бы из них хлестала ярко-красная кровь в тот момент, когда их жуют, смогли бы мы есть их живыми?
      
       Человек не бывает ни совсем плохим, ни совсем хорошим, никого нельзя судить по одежде и по профессии. Даже среди буржуев и полицейских есть отличные люди, даже среди бедняков и бомжей есть негодяи. Куда бы ты ни попал, ты всегда встретишь доброго человека.
      
       Во имя свободы люди требуют права оставаться рабами. Во имя любви к родине или к богу они убивают ближних. Они не выносят тех, кто освобождает их и открывает им глаза, они обожают тех, кто насаждает террор и кормит их ложью.
      
       Вот в чем истинная сила человека: в его внутреннем мире, благодаря которому он всегда беспрепятственно может общаться с самим собой. Молодые не выносят тишины и бездействия потому, что их не научили культивировать свой внутренний мир. Им нечего себе сказать тогда, когда они остаются в одиночестве.
      
       Ты можешь смело встречать будущее, поскольку тебя ведет вперед твое прошлое.
      
       Все человечество сошло с ума и стремится к саморазрушению. Оно само для себя создает яд, оно восхищается своей агонией, оно даже устраивает из нее представление со светомузыкой каждый вечер в новостях.
      
       Одноглазые не только не становятся королями в стране слепых, но им часто выкалывают зрячий глаз для того, чтобы они стали похожими на других. Тех, кто видит, и тех, кто знает, не любят.
      
       Иногда смотришь в будущее для того, чтобы не видеть прошлого. Или убежать от настоящего.
      
       Почему люди так любят насилие? Даже своих детей мы воспитываем на примерах насилия и готовим к насилию. Учебники истории рассказывают лишь о сражениях, битвах, убийствах, приводят биографии полководцев. В качестве истории юным Homo sapiens-ам дают описания войн и ужасов, их подготавливают к очарованию смерти, которую представляют самым эффектным образом.
      
       Бедный словарь -- это истинная нищета. Все равно, что писать картину пятью красками в то время, как можно получить палитру с тысячами оттенков.
      
       Преимущество детей состоит в том, что они любопытны, а взрослые претендуют на обладание абсолютными истинами, что мешает им испытывать изумление.
      
       Человек заходит в магазин и спрашивает:
       -- Сколько стоит Барби-дачница?
       Ему говорят:
       -- 35 евро.
       -- А Барби, которая едет на бал?.
       -- 37 евро.
       Покупатель показывает на Барби, которая стоит 199 евро, и спрашивает, что в этой кукле такого особенного. Продавец отвечает:
       -- Это Барби в разводе...
       -- Почему она дороже, чем остальные? -- спрашивает клиент.
       -- Потому что к разведенной Барби прилагается машина Кена, дом Кена, бассейн Кена и так далее.
      
       Здесь люди похожи на ходячие трупы. Они не улыбаются. Они прячут свою кожу и зубы. Они не трогают друг друга. У них даже запаха нет, он исчез от покупных духов и нейлоновых тканей.
      
       Производители автомобилей, предвидя возможное уменьшение продаж, начинают массовые увольнения сотрудников. Что влечет за собой увеличение безработицы и снижение покупательной способности среднего француза, а следовательно, и падение спроса на автомобили.
      
       Бирма, Иран, Судан, Сомали, Ливия, Северная Корея, Демократическая Республика Конго, Куба, Венесуела. Я тебе могу назвать еще сто пятьдесят тоталитарных государств, где не стоит рождаться, где с самого раннего детства в тебе воспитывают ненависть для того, чтобы ты никогда не узнал правды и молчал. А правда состоит в том, что сволочь-мистификатор пользуется ситуацией и набивает себе карманы.
      
       Никогда нельзя забывать попросить прощения за то, что ты добился успеха, иначе окружающие на тебя обидятся.
      
       Животные перестают размножаться, если поблизости нет дичи или их территория уменьшается. Это инстинктивная мудрость. На свет производят лишь тех, кто будет жить в хороших условиях, кого можно накормить, воспитать, окружить любовью. Это один из основных законов природы, он незнаком лишь людям. Мы же даем жизнь солдатам, которые будут воевать, защищая знамена, традиции, границы. А пропаганда и реклама нас только поощряют. Именно самые деструктивные и реакционные люди заводят больше всего детей.
      
       И, честно говоря, я не виновата в том, что не люблю секс. Это не мое. Искать в нагромождениях дурно пахнущей плоти, покрытой жесткими волосами, влажные, еще более дурно пахнущие отверстия, погружаться в них и вместе трястись в смехотворных позах, при виде которых животным стало бы стыдно -- все это вызывает у меня отвращение!
      
       Надо уметь находить хороших партнеров. Красивые мужчины глупы. Умные мужчины некрасивы. Если мужчина красив и умен, то он гомосексуалист.
      
       Вокруг полно людей, которые всю жизнь доказывают, что они правы, а все остальные ошибаются, а я вот могу допустить, что заблуждался. Я могу это признать и изменить свое поведение. Я беру назад свои слова. Из чего следует, что я полноценное транспортное средство, могу ехать вперед, прибавлять скорость, тормозить и давать задний ход. Я имею мужество сказать: "Хорошо, подумав, я соглашаюсь с тем, что вы правы, а я ошибался."
      
       Вот что чувствуют лисы во время псовой охоты. Бескрайнее одиночество и непонимание между двумя родственными земными видами.
      
       Удивителен момент перемены, когда что-то, поначалу отталкивающее, становится терпимым, а потом даже и приятным.
      
       -- А почему я?
       Черт, этот вопрос можно написать на моей надгробной плите.
      
       Знать и не уметь убедить других -- это, быть может, обидно, но не знать и жить, как все, ещё хуже.
      
       Существует теория родственных душ, душ, которые неизвестно почему испытывают взаимное притяжение и находят друг друга. Мы ищем в этой жизни людей, с которыми уже сталкивались в прежних воплощениях, людей, с которыми нас объединяют незавершенные дела. Мы все принадлежим к одной семье. В Париже может жить сколько угодно миллионов человек, но я встречу именно тех, с кем меня связывает история, начавшаяся многие жизни назад.
      
       Будущее создаётся сегодня. Оттого, что кто-то сегодня представляет себе лучший мир, этот лучший мир однажды становится реальностью. Всё хорошее, что у нас есть, было когда-то придумано или увидено во сне нашими предками. Идеи сначала пришли им в голову и только потом осуществились.
      
       Избыток чего-то одного означает нехватку чего-либо другого.
      
       Мать Кассандры пишет о том, что в девять месяцев младенец не отличает внутреннее от внешнего. Он не узнает свое отражение в зеркале, поскольку не ограничивает себя пределами своего тела, он -- все. Он поймет различие между собой и остальной Вселенной лишь в тот момент, когда на какое-то время расстанется с матерью. Или почувствует голод и не получит возможности немедленно его удовлетворить. Отсутствие еды и матери даст ему понять, что на свете существуют вещи, на которые он не в силах повлиять. Как только младенец пройдет через эту страшную фрустрацию, он осознает границы своего "я" и станет личностью. То есть единым существом, которое нельзя разделить.
      
       Перед самым рождением младенца ангел прижимает палец к его губам и шепчет: "Забудь все свои прошлые жизни, воспоминания о них не должны смущать тебя в жизни настоящей". И над верхней губой новорожденного остаётся ложбинка.
      
       Болезнь. Интересное слово. Оно происходит от слова "боль". Тела испытывают боль, потому что люди не могут рассказать о своих страданиях. Если бы они могли выговориться, они, быть может, выздоровели бы.
      
       Всё вокруг -- это только вера. История прошлого, история будущего... Всё всегда начинается с идеи, пришедшей в голову одному человеку. А Вселенная потом делает всё возможное, чтобы претворить в жизнь изобретённый им сценарий.
      
       Не надо слушать слова. Надо слушать глубинные, истинные мысли. Люди часто говорят одно, а думают другое. Хотят одного, а делают другое. Поддерживают своих врагов, встают на пути у своих друзей. Кусают руку, которая их кормит, ласкают руку, которая их бьет. Людей можно понять только сквозь призму парадоксов, признай это, и тогда ты сможешь проникнуть в их суть. -- Но они так часто это повторяют...
      
       Если судьба не найдет тебя с первого раза, она повторит попытку.
      
       Мужчины не оправдывают наших надежд, и лишь десерты приносят истинное немедленное наслаждение без последующего разочарования.
      
       Нас заставляет страдать страх ошибиться в выборе, но, когда выбора нет, нет и страданий.
      
       Можно подумать, что проблемы существуют только благодаря журналистам: если газетчики о них не говорят, то их и нет.
      
       Послушай, если поразмыслить, быть ненормальной не так уж страшно. Я могу, в крайнем случае, сесть напротив тебя, если замечу, что разговариваешь сама с собой. Получится, что ты разговариваешь со мной.
      
       -- Думала, что я не в твоем вкусе. Ты же говорил, что любишь только грудастых блондинок, которые понятия не имеют о будущем.
       -- Ты можешь перекрасить волосы и увеличить грудь. Мы живем в современном мире. Для амбициозных женщин нет ничего невозможного.
      
       Я слеп. Вот мой принцип.
      
       Чёрт, как всё-таки больно. Если бы я знала, каково быть женщиной, то предпочла бы родиться мужчиной. Они и писают стоя.
      
       -- Я обожаю редкие слова. например, оксюмороны. Ты знаешь, что это значит?
       -- Нет. Вообще никогда не слышал.
       -- Оксюморон -- это стилистическая фигура, соединяющая два противоположных по значению слова. Например, "оглушительная тишина", "белая ночь", "кисло-сладкий". Я уверена, что ты тоже можешь придумать оксюмороны.
       -- Грустная радость? -- предлагает Ким
       -- Скорее "тягостное счастье", -- отвечает Кассандра.
       Ким прижимает палец к губам, чтобы сосредоточиться.
       -- Теперь я... "живой мертвец".
       -- "Прошедшее будущее".
       -- "Страшная красота".
       Кассандра делает небольшую паузу и бормочет:
       -- Ты и я.
       -- Что?
       -- Мы с тобой два человека, которые не имеют ничего общего, но нам интересно вместе проводить время. Мы -- оксюморон?
      
       Только когда теряешь что то, осознаешь, какой привилегией было обладание.
      
       Любовь-это всегда будущее. Глядя на стоящего рядом мужчину, ты думаешь, что это твой будущий муж, с которым ты заведешь будущего ребенка. Даже секс-это будущее. Ждешь, что испытаешь оргазм. И вечно всё ведет к разочарованиям. Или даже драмам. А сахар ты ешь в настоящем. Я предпочитаю настоящее будущему. Будущее... вещь ненадежная.
      
       А может быть любовь -- это не когда люди смотрят в одном направлении, а когда они закрывают глаза и по-прежнему видят друг друга?
      
       Жить вдвоём -- значит вместе решать проблемы, которых не возникло бы, если бы вы не начали жить вдвоём.
      
       Если не хочешь топтаться на месте, надо искать новые пути. Без конца анализируя прошлое, будущее не создашь.
      
       -- Молчи! Мне больше нравится, когда ты молчишь. Тогда создаётся впечатление, что ты думаешь о чем-то возвышенном.
      
       Надо преодолеть этот порог, затем то, что кажется отвратительным, станет выносимым, а может быть, и приятным. Как вино. Как сыр с сильным запахом. Можно не только ко всему притерпеться, можно научиться из всего извлекать удовольствие. Вопрос привычки.
      
       Проблема многих людей заключается не в том, что они злые, а в том, что они просто не понимают, что же на самом деле происходит, потому что не могут представить себя на месте другого человека.
      
       Ошибка остаётся ошибкой, даже если ошибаются большинство.
      
       Все-таки поговорки помогают. Поговорки служат заплатками, которые мы нашиваем на прорехи в судьбе. При условии, что мы даём им возможность помочь нам таким образом.
      
       Жизнь -- вечное повторение. Проблема, с которой мы не справились с первого раза, немного видоизменившись, настигает нас вновь.
       Если мы по-прежнему не понимаем, событие возвращается до тех пор, пока мы не усвоим урок окончательно.
      
       Даже при самых страшных обстоятельствах остаётся шанс выжить.
      
       Правда -- это граната с выдернутой чекой, с ней надо обращаться осторожно, и открывать её можно не всем.
      
       Можно ли увидеть будущее? Скорее всего, нет. Но ничто не мешает нам придумать его прямо сейчас.
      
      
       "Империя ангелов"
      
       С Натали я нашёл правильные ингредиенты для реализации магической формулы: 1+1=3.
      
       Я думаю, что человеческие души, быть может, подобны мыльным пузырям. Их утягивает в Рай, словно в воронку. Мыльные пузыри, увлекаемы водоворотом, утекают по трубам и оказываются в ином мире, всю сложность которого они и вообразить себе не могут. Как мыльный пузырь может понять, откуда он появился и куда движется? Как мыльному пузырю осознать, что такое ванна, люди, водопровод, город, страна, Земля? В лучшем случае, он видит воду и тёплую глыбу ванной... И как его, должно быть, пугает отверстие, за которым ждёт неизвестность...
      
       Наш враг -- не дьявол или какое-нибудь злое божество. Наш враг -- это свобода выбора, свободный выбор людей.
      
       - Ну, в конце концов, есть только два вида литературы - хорошая и плохая.
      
       Люби своих врагов, хотя бы ради того, чтобы действовать им на нервы.
      
       Мама сказала, что раз так, то она уезжает к своей матери. Она схватила статуэтку и бросила в него. Тогда они произнесли свое любимое выражение: "Только не перед малышкой". Они пошли в свою комнату, кричали изо всех сил, потом стало тихо и мама стонала "да" и "нет" и "о, о, о", а потом снова "да, да" и "нет, нет", как будто не могла принять решение.
      
       Большинство храмов темны и холодны. Литургическая музыка помпезна и грустна. Священники одеваются в черное. Ритуалы прославляют пытки мучеников и соперничают в изображении жестокостей. Как если бы мучения, которые претерпели их пророки, были свидетельствами их истинности. Не является ли радость жизни лучшим способом отблагодарить Бога за его существование, если он существует? А если Бог существует, почему он должен быть мрачным существом?
      
       Именно так осуществляется теперь новая цензура. Не ограничениями, а избыточностью. Книги, могущие побеспокоить, заваливаются массой безвкусной макулатуры.
      
       Анекдоты вроде хороших сказок. Для хорошего анекдота нужны декорации, персонаж, кризисная ситуация или напряженное ожидание, и все это нужно обрисовать очень быстро, без единого лишнего слова. Нужно научиться придумывать анекдоты, мне кажется, что это хорошее упражнение.
      
       Время относительно для всех, потому что каждый воспринимает его по-разному.
      
       Человек. Его символ - крест. Потому что у него есть выбор. Он находится на перекрестке, где нужно принять решение, куда пойти. Перед человеком стоит выбор: опуститься на животный уровень или перейти на более высокую стадию.
       Мудрец. У него есть горизонтальная линия привязанности к небу и кривая любви к земле. Он летает в мыслях и любит мир...
      
       Смерти боятся, когда знают, что ее время еще не пришло.
      
       У нас нет даже достаточного разума, чтобы оценить свое невежество.
      
       Рецепт души: вначале человеческая душа определяется тремя факторами - наследственность, карма, свободный выбор. Как правило, сперва они представлены в следующей пропорции: 25% наследственность, 25% карма, 50% свободный выбор.
      
       -- У меня есть одна теория, -- говорит хозяин. -- Есть люди, благодаря которым ты, как бы это сказать, "встречаешься с судьбой". Даже если один раз пропустишь эту встречу, она повторится. А если она неудачна, то будет повторяться снова и снова. До тех пор, пока не наступит расплата. Некоторые называют это "совпадениями" или дежа вю. А я уже видел тот момент, когда тебя встречу. Я его видел много раз, и это не было кошмаром. Нет-нет!
       Поводя лезвием ножа по моему животу, он продолжает:
       -- Буддисты считают, что эти встречи происходят в разных жизнях. Враги в этой жизни, враги в следующей. Согласно многим религиям, есть целые семьи душ, которые вечно встречаются для сведения счетов.
       Причем с неизвестным исходом. Возможно, в предыдущей жизни ты был моей женой, и мы постоянно ругались. А раньше, возможно, ты был моим отцом и колотил меня. А еще раньше ты, может быть, был главой государства, против которого я воевал. Я так долго тебя не люблю...
      
       Я теперь лучше понимаю свою маму. Родитель -- это такая профессия, в которой невозможно преуспеть. Нужно ограничиться тем, чтобы причинять как можно меньше зла.
      
       Чтобы создать супружескую пару, нужны четверо: мужчина плюс его часть женственности и женщина плюс её часть мужественности. Два полных существа больше не ищут в другом того, чего им не достаёт. Они могут объединиться, не мечтая об идеальной женщине или идеальном мужчине, потому что уже нашли их в самих себе.
      
       Как и все адвокаты, я ненавижу иметь невиновных клиентов. Если тебе удастся защитить невиновного, он считает это в порядке вещей. А если проиграешь, он будет ненавидеть тебя как личного врага. А с виновным, если проиграешь, он считает это неизбежным, а если выиграешь, он будет ноги тебе целовать.
      
       Жить как отшельник -- значит очень скоро быть забытым.
      
       Другие события сохранились в веках лишь из-за желания одного или нескольких человек сделать их историческими. Кто знал бы Сократа, не будь Платона? А Иисус без апостолов? А Жанну д'Арк, вновь изобретенную Мишле, чтобы придать французам желание выгнать прусских завоевателей? А Генриха четвертого? Вознесенного на щит Людовиком четырнадцатым, стремившимся придать себе законность?
      
       Мне жаль, что я серьёзно нигде не училась, образование придает уму широту.
      
       Потребовались две мировые войны и миллионы жертв, чтобы придумать Лигу наций, а потом ООН. Потребовались свирепства тиранов, чтобы изобрести права человека. Потребовался Чернобыль, чтобы осознать опасности плохо обслуживаемых АЭС.
      
       Тянуть в неверном направлении иногда гораздо эффективнее, чем в правильном, поскольку это приводит к скачку сознания.
      
       Задача совершенной женщины -- быть матерью, и любовницей, и воительницей, и инициаторшей. Тогда можно сказать, что принцесса стала королевой.
       Задача совершенного мужчины -- быть земледельцем, и кочевником, и строителем, и воином. Тогда можно сказать, что принц стал королем.
       И если совершенный король встречает совершенную королеву, происходит что-то волшебное. Есть и страсть, и длительные отношения. Только это бывает редко.
      
       Настоящая победа никогда не должна быть слишком явной, её нужно добиваться.
      
       Все, чего они хотят, это меньше страдать от зубной боли, чтобы дети, которых так хотели, перестали кричать, когда они смотрят телевизор, и чтобы теща перестала приходить по воскресеньям и портить праздничный обед. Если бы они только могли представить, что мы им можем дать!
      
       Ищи свое место. Когда ты найдешь его, тебе не нужно будет бороться.
      
       Долг каждого человека -- взращивать свою внутреннюю радость.
      
       Нужно забыть все неприятности, которые вам причиняет коллега по работе или конкурент, и продолжать предлагать ему работать совместно, как будто ничего не произошло. Со временем этот метод обязательно окупается. И это не вежливость, это в ваших собственных интересах.
      
       Сконцентрируйся на своей сегодняшней задаче, вместо того, чтобы разбрасываться.
      
       Жизнь такая, как её видят. Это достаточно волшебно, чтобы не изобретать ничего больше.
      
       Перестаньте просить, и только тогда вас можно будет удовлетворить.
      
       Нам действительно есть чему поучиться у своих врагов.
      
       Ты действуешь на нервы учёным, потому что говоришь о науке, не будучи специалистом. Ты раздражаешь верующих, потому что говоришь о духовности, а сам ни к какой вере не принадлежишь.
      
       Я чувствую, что надвигается кризис "пофигизма".
      
       Я извращённый тип, которому доставляет удовольствие выдумывать странные истории, в то время как весь мир страдает.
      
       Это было слишком хорошо, чтобы длиться долго.
      
       Ты живёшь в вымышленном пространстве, в стерильной несуществующей вселенной, где угодно, лишь бы не расти. Но однажды реальный мир тебя настигнет, где есть больные, мучающиеся, в депрессии.
      
       Не нужно отдавать религиям и сектам исключительное право говорить о Смерти и Рае.
      
       Великие мира сего, помните: не так уж важно то, что вы делайте. Единственный способ вписать себя в Историю -- найти хорошего биографа.
      
       Будущим поколениям нет дела до реальных подвигов, важен лишь талант рассказывающего о них биографа.
      
       Если уж начал делать глупость, нужно идти до конца.
      
       Покончить с собой -- значит признать себя неспособным принять подарок жизни.
      
       Наш враг -- не зло. Наш враг -- невежество.
      
       Всё имеет свою причину, у всего есть корни в бесконечном времени и собственная невидимая логика.
      
       Потерять любимую и всё, что было сделано, -- это как будто немного умереть.
      
       Не будьте быками, которые бросаются на красную тряпку. Не позволяйте эмоциям преобладать над собой. Вы, а не противник решаете, где и когда ударить.
      
       Главное -- не отвечать на провокацию.
      
       Чем больше боли причиняет себе мазохист, тем меньше он боится жизни. Ведь он знает, что другие не смогут причинить ему столько боли, сколько он причиняет сам себе. Ему больше нечего бояться, потому что он сам свой худший враг.
      
       Я не суеверный. И знаете почему? Потому что суеверность... приносит несчастье.
      
       Люди, они как кошки. Когда падают, всегда приземляются на лапы.
      
       Единственный способ быть честным -- это наблюдать за реальностью.
      
       Он не был достаточно быстрым. Он мёртв.
      
       Я дружу с теми, от кого зависит жизнь. Опыт научил выберать друзей не по тому, что я могу им дать, а по тому, что они могут дать мне. Хватит жалости, важен лишь личный интерес.
      
       Слышат лишь тех, кто говорит о безрадостном будущем. Какой пророк осмелится объявить, что в будущем всё будет лучше и лучше? А на индивидуальном уровне, кто осмелится учить детей в школе тому, что надо делать, получив "Оскара" за лучшую роль? Как реагировать, победив в мировом турнире? Что делать, если ваше маленькое предприятие выросло до международной корпорации?
       Когда победа приходит, человек оказывается лишён ориентиров, и часто он настолько ошеломлён, что быстро сам организует собственное поражение, чтобы оказаться в знакомой "нормальной" обстановке.
      
       Этот человек олицетворяет всё, что с детства выводило меня из себя. Все эти типы, думающие, что всё знают, полные уверенности и в особенности не желающие слышать ничего, что может поставить под сомнение их маленькие, сто раз пережеванные истины.
      
       Поднимаются быстро и опускаются тоже, но чем выше ты поднялся, тем больше у тебя шансов остаться наверху.
      
       Проще заставить минерал превратиться в растение, чем вывести человека на более высокий уровень развития.
      
       Каковы бы ни были первоначальные намерения, люди всегда будут шагать по головам других. И если эксплуататоры отказываются играть свою роль, эксплуатируемые заставляют их это делать! Рабочие требуют у хозяев, ученики у гуру, граждане у президентов. Люди так боятся свободы, им так страшно думать самим, они боятся самоутверждаться...
       Я хочу быть Автономом.
       Автоном... и ещё три А: Анархист. Агностик. Автодидактик.
      
       Человечество не способно развиваться. Всё идёт к саморазрушению. Люди не любят друг друга. Они не желают друг другу добра. Повсюду фанатизм, национализм, экстремизм... ничего не изменилось. Ничего не изменится. Нетерпимость, как никогда, на повестке дня.
      
       Если победить противника слишком легко, это не в счёт.
      
       Ничто так меня не раздражает, как эти взрослые, которые не слушают детей и воображают, что всё знают.
      
       Хирурги -- это настоящие открыватели талантов. Но тсс, это секрет, публика об этом не знает.
      
       По-моему, я ошибся планетой.
      
       Мир полон маленьких деталей, которые дают нам всю необходимую информацию.
      
       Покер -- это клёво. В один вечер можно достичь верха счастья или несчастья, всё очень быстро. Важны не плохие или хорошие карты, важно уметь играть плохими. Важно не то, какие у тебя карты на самом деле, а то, какие они по мнению противника.
      
       К счастью, я сильный. Когда есть проблема, я не думаю, я сразу бью.
      
       В детдоме живут другие дети, брошенные родителями. Мы -- отбросы общества, нелюбимые, нежеланные, кто не должен был родиться.
       Плевать. Я жив.
      
       Не делайте детей, о которых вы не способны позаботиться, иначе они станут преступниками и наркоманами.
      
       Достаточно подняться уровню одной души, и повысится уровень всего человечества.
      
       Посмотрите, как люди жили раньше и как они живут сейчас. Раньше все боялись хищных зверей. Сегодня за ними наблюдают в зоопарках. Люди боялись голода, они были вынуждены заниматься тяжёлым и неблагодарным трудом. Сегодня эти задачи выполняют роботы и компьютеры. У человека появляется всё больше и больше свободного времени, чтобы думать. А когда человек думает, он задаёт себе вопросы.
      
       Всё живёт, а всё, что живёт, имеет душу, а всё, что имеет душу, стремится развиваться.
      
       ... животное уверено, что миром правят кошки, которые манипулируют этими большими двуногими поставщиками её благосостояния.
      
       Я не знаю, кто эти "боги", но я отнюдь не уверен в том, что они хотят добра человечеству.
      
       Смысл жизни: "целью всего является развитие".
      
       Ты и я, вместе против кретинов.
      
       Все когда -- нибудь умирают.
      
       Я считаю, что свободный выбор мужчины состоит в том, чтобы выбрать женщину, которая будет управлять жизнью вместо него.
      
       ... он злится, вероятно, за то зло, что мне причинил, а я не ответил тем же.
      
       Достаточно заявить что-либо с сильным убеждением, чтобы люди вам поверили.
      
       Я думаю, в жизни есть три фактора: талант, удача, труд. Можно добиться успеха, обладая двумя из них. Труда и удачи может быть достаточно, если нет таланта. Талант плюс удача позволят обойтись без труда. Но в идеале лучше иметь все три.
      
       Недостаточно хотеть быть богатым, необходимо быть способным справляться со своим богатством.
      
       Чтобы было желание продолжать, необходим хотя бы минимальный результат.
      
       Посмотрим телек, это помогает избавиться от мыслей.
      
       Равновесие находится посередине между двумя крайностями.
      
       Я покончил с собой. Я был не прав. Многие люди жалуются, что страдают в своём теле. Они не понимают своего счастья. У них, по крайней мере, есть тело. Люди должны знать, что каждая их болячка доказывает, что у них есть тело.
      
       Отказаться от желаний. Эта концепция происходит от одного из трёх путей мудрости, о которых говорил Дэн Миллер: юмор, парадокс, изменение. Она дублирует понятие парадокса. Именно тогда, когда мы больше не желаем чего-то, это может произойти.
      
       Он вобрал слишком много ненависти, любовь не может его спасти.
      
       Мужчины и женщины спешат создать пару, в то время как они не знают даже, кто они сами. Часто на это их толкает страх одиночества. Молодые люди, которые женятся в двадцать лет, как новостройки, думающие, что они будут строиться вместе, и уверенные, что будут на одном уровне. Однако, когда они достигают крыши, выясняется, что связь между ними непрочна. Шансы на успех очень редки. Вот почему множатся разводы. С каждым этажом, с каждым новым уровнем развития сознания каждый из них считает, что ему нужен другой партнёр.
      
       -- Шестьдесят восемь процентов моих пациентов -- это те, кто хочет бросить курить, -- рассказывает она.
       -- И получается?
       -- Только у тех, кто ещё до встречи со мной решил бросить.
      
       Мне больше нечего желать. Всё, что я хочу, это чтобы завтра было как сегодня.
      
       С Натали я узнал, что значит настоящая супружеская пара. Это можно выразить одним словом "соучастие". Слово "любовь" слишком опошлено, чтобы сохранять свой смысл.
      
       Мой клиент, конечно, был неумелым, но у него была своя техника. Всегда ошибаться, чтобы найти правильное решение. Похоже на игру "Мастермайнд", когда все ошибки позволяют найти правильный путь.
      
       Души, даже очень развитые, получают огромные впечатления, когда они впервые могут иметь счастье быть во плоти и ощущать мир. Удовольствие иметь пять органов чувств -- одно из самых сильных ощущений во Вселенной. Ах! Почувствовать поцелуй! Я даже испытываю ностальгию по запаху морского ветра или тонкому аромату розы.
      
       Я о смерти никогда не думаю. Я боюсь, что если о ней подумаешь, это её привлечёт. Я просто живу и живу, а потом будь что будет, там посмотрим.
      
       Мы хотели чтобы смерти не было. На самом деле она, к счастью, есть, если вас интересуют мое мнение. Ведь самое худшее, что с нами может приключится, это стать бессмертными. Вот скука-то, вы так не думаете?
      
       На пороге континента мертвых я вижу других существ. Рядом со мной парят другие мертвые, и все, как ночные бабочки, летят на свет.
      
       Каждый год на Земле рождаются миллионы людей. Они превращают тонны мяса, фруктов и овощей в тонны экскрементов. Они движутся, размножаются, а потом умирают. В этом нет ничего необычного, но именно здесь и заключается смысл жизни: Родиться. Есть. Двигаться. Размножаться. Сдохнуть.
       В промежутке создаётся впечатление собственной важности, потому что мы с помощью рта издаём звуки, шевелим руками и ногами. Но вот что я скажу: мы мало что значим и мы вынуждены стать гнилью, а потом пылью.
      
       Я думаю, что после жизни ничего нет. Ничего-ничего. Я думаю, что бессмертия мы достигаем, делая детей, а они сделают других детей и так дальше. Это они передают в будущее большой огонёк.
      
       Нужно помогать только тем, кто может это вынести и не упрекать тебя потом.
      
       Талант ангела и заключается в том, чтобы быть хорошим режиссёром снов.
      
       Здесь не моя планета, но ты с моей планеты.
      
       Ваша мысль -- лишь бледная копия размышлений великих, которых вы цитируете.
      
       Даже несчастьям надоедает нападать на одного и того же человека.
      
       Дорога, которая раньше была почти непроходимой, теперь кажется лёгкой: все препятствия, однажды преодолённые, нам уже не страшны.
      
       Так это и была моя жизнь? Что поражает в первую очередь, так это то, сколько времени я потратил впустую. Я боялся, меня всегда пугала неизвестность... Сколько благих порывов сдерживал этот страх.
      
       Злые -- это пугливые, которые бьют из страха, что их ударят. Страх объясняет всё.
      
       "Желание знать" является самым мощным человеческим двигателем.
      
       Если человек удовлетворён своим существованием, ему нет смысла стремиться к изменениям.
      
       Молчи. Смотри на звёзды и цени то, что ты живёшь.
      
       Кажется, ангелы называют смертных "клиентами". А мы, фантомы, используем другое словечко : "мясо". Люблю воздействовать на мясо.
      
       Между тем моментом, когда противник готовиться тебя ударить, и тем, когда ты получишь в рожу, проходит бесконечность.
      
       -- И вообще, смертные иногда справляются со своими проблемами гораздо лучше без нас.
       Однажды я научусь читать и закроюсь в туалете надолго, очень надолго, и буду читать так много, что забуду всё, что происходит за дверью.
       -- Ты уже дала ему имя, Игорь. С того момента, как вещи называют, они начинают существовать.
      
       Можно многое простить другому, кроме того, что он тебе помог.
      
       Часто мы затрудняемся найти решение, поскольку подсознательно ограничиваемся территорией рисунка. Однако нигде не сказано, что нельзя выходить за его пределы. Вывод: чтобы понять систему, необходимо выйти из неё.
      
       Когда музыка совпадает по фазе с описываемой сценой, я чувствую себя как в ожившем сне.
      
       Даже если ты авантюрист, исследователь, открыватель новых миров, всё равно однажды ты столкнёшься с проблемой, которая выше твоих сил.
      
       ... она всегда опасалась своих партнёров. Она никогда не отдавалась полностью и, впрочем, была права. Но, избегая впадать в эти "ошибки", она лишилась информации, переживаний, всего того, что даёт любовь, когда отдаёшь себя целиком.
      
       Бог -- это гипотеза с 50% вероятностью.
      
       Совершим все возможные ошибки, потому что иначе мы не узнаем, почему их не надо было делать.
      
       Жить -- значит просто вечно начинать с начала.
      
       Любовь как шпага, юмор как щит.
       (Любовь -- наш меч, юмор -- наш щит.)
      
       Ад? К сожалению, его не существует. Есть только Рай и... Земля. Те, кто провалился на суде, приговариваются к возвращению на Землю и реинкарнации.
       Другими словами, можно сказать, что Ад -- это Земля, -- весело замечает архангел Рафаил.
      
       Земля (планета)неизбежность, рок, судьба
      
       Гнев -- это дар, получаемый с рождения.
      
       Мы оба автономы. Мы оба дополняем друг друга. Мы оба отказались изменять друг друга и приняли наши недостатки.
      
       Мы ищем там, где нам удобно искать.
      
       Всё "дышит", и не нужно бояться того, что за вдохом следует выдох. Самое худшее -- это попытаться остановить или заблокировать дыхание. Тогда неминуемо задохнёшься.
      
       Наушники не только позволяют лучше слышать звуки, но и и отгораживают от внешнего мира, где слышны "нормальные" шумы этой реальности. Музыка становится поддержкой моей мысли.
      
       Чтобы найти иголку в стоге сена, достаточно сжечь сено и провести магнитом над пеплом.
      
       Развивай свои сильные стороны, вместо того чтобы пытаться улучшить слабые.
      
       Мужчинами так легко манипулировать. Женщине достаточно быть независимой от них, чтобы они хотели зависеть от неё.
      
       Я верила в ангелов, когда у меня были небольшие неприятности. Я верю в Бога, когда появилась большая проблема.
      
       Анекдот: "один тип приходит к доктору. На нем высокая шляпа. Он садится и снимает шляпу. Врач замечает лягушку, сидящую на лысом черепе. Он приближается и видит, что лягушка будто приросла к коже.
       -- И давно это у вас? -- удивляется он.
       Тогда лягушка отвечает:
       -- Знаете доктор, сперва это было просто небольшой бородавкой на ноге"
       Этот анекдот иллюстрирует концепцию. Порой люди ошибаются в анализе события, потому что ограничиваются единственной точкой зрения, которая кажется очевидной.
      
       Чтобы узнать цену года, спроси студента, который провалился на экзамене.
       Чтобы узнать цену месяца, спроси мать, родившую преждевременно.
       Чтобы узнать цену недели, спроси редактора еженедельника.
       Чтобы узнать цену часа, спроси влюблённого, ждущего свою возлюбленную.
       Чтобы узнать цену минуты, спроси опоздавшего на поезд.
       Чтобы узнать цену секунды, спроси того, кто потерял близкого человека в автомобильной катастрофе.
       Чтобы узнать цену одной тысячной секунды, спроси серебряного медалиста Олимпийских игр.
      
       Они [люди] не хотят создавать собственное счастье, они хотят только уменьшить несчастье.
      
       "Мы, боги"
      
       Однажды мне пришла в голову странная мысль: "А если бы мы были одни во Вселенной"? Даже непреодолимые скептики в душе надеются, что могут существовать инопланетяне, и если мы потерпим поражение, где-то, возможно, очень далеко, другим разумным существам повезет. И это ободряет... Но если бы мы были одни? Действительно одни? Если бы. во всем бесконечном космосе не было ничего живого и наделенного разумом? Если бы все планеты были похожи на те, что можно видеть в солнечной системе... слишком холодные, или слишком горячие, состоящие из газовой магмы или камней? Если земной опыт был лишь цепочкой случайностей и совпадений, которые настолько экстраординарны, что он нигде больше не повторился? Если это было единственное и невоспроизводимое чудо? Это значит, что если мы провалимся на экзамене, если мы разрушим нашу планету (а мы с недавнего времени можем это сделать с помощью ядерного оружия, загрязнения окружающей среды и т. д.), ничего больше не останется. После нас, возможно, "игра закончена", и нельзя начать новую партию. Может быть, мы - это последний шанс. Тогда наша ошибка будет огромна. Мысль о несуществовании инопланетян гораздо более тревожна, чем мысль об их существовании... От этого кружится голова. И в то же время какая ответственность! Видимо, это и есть самое древнее и самое опасное послание: "Возможно, мы одни во Вселенной, и если мы потерпим поражение, ничего нигде больше не будет".
      
       Некоторые опыты прошлого мешают видеть вещи такими, какие они есть.
      
       Банальные выражения оправдывают худшие жестокости.
      
       Предполагается, что мы, жертвы, должны извиниться за неудобство, которое мы причиняем своим палачам.
      
       Для нас, богов, ребенок всегда ребенок, даже если он появился в результате изнасилования. Люди рождаются, и мы не учитываем, как именно они были зачаты.
      
       Однажды преподаватель сказал мне, когда я не смог выучить стихотворение наизусть: "Ты пустой". С тех пор я хочу наполнить себя. Не стихами, а информацией. В 13 лет я начал составлять толстые тетради, заполненные изображениями, научной информацией и собственными размышлениями. Я вырезал из газет фотографии обнаженных актрис и приклеивал их вперемежку с математическими формулами. Чтобы придать себе желания вновь открыть тетрадь.
      
       ... изобретение людьми концепции Бога является лишь успокаивающим занавесом перед лицом головокружения, охватывающего их из-за бесконечной сложности того, что может находиться над ними.
      
       Все цивилизации, которые делали маленькие скатерти, сладкие пирожные и эмалированную посуду, были уничтожены теми, кто делал дубинки, топоры и стрелы. Вот реальность Истории.
      
       С основания мира всегда была битва, и не добра со злом, как утверждают некоторые примитивно мыслящие люди, а борьба... шпаги со щитом.
      
       Она не способна никого любить. Никого не любя, она делает вид, что любит всех. Ты видел, какая она кокетка, она ласкает людей, гладит им плечи, танцует, бесстыдно садится на колени. А потом, если попытаться пойти дальше, она ставит перед тобой стену. Она упивается словом "любовь", потому что это чувство ей не знакомо.
      
       "Диктатура пролетариата" -- парадокс, по сути означающий "тирания эксплуатируемых".
      
       Не суди. Приспосабливайся.
      
       Сперва нужно быть сильным и только потом великодушным.
      
       Очень немногие люди способны сами понять происходящее. Они повторяют то, что говорили им родители, потом учителя в школе, то, что они видели в вечерних новостях. Наконец, они убеждают себя, что это их собственное мнение, которое они с жаром защищают, если им противоречат. Однако они могли бы сами посмотреть и подумать, чтобы увидеть мир таким, каков он на самом деле, а не таким, как его хотят им показать.
      
       Хороший игрок тот, кто умеет выигрывать с плохими картами.
      
       Одна землеройка безобидна, но когда их слишком много на поле, они становятся бедствием.
      
       Палачи всегда ненавидят своих жертв. Особенно если те простили.
      
       Когда ты ничего не знаешь, можно все придумать. А когда знаешь -- такая ответственность.
      
       Женщину привлекают в мужчине те же качества, которые она не сможет выносить через несколько лет.
      
       Наши страхи вызываются способностью мысленно отправляться в будущее... не думать о будущем -- значит уменьшать свою тревогу.
      
       Нельзя постоянно жить в страхе. Иногда нужно поверить и рискнуть.
      
       Во взгляде другого человека мы прежде всего ищем собственное отражение.
      
       Больше всего человека пугает неизвестность. Как только эта неизвестность, пусть даже враждебная, идентифицирована, он чувствует облегчение. Незнание включает воображение..
      
       Ах, инициация женщинами, говорю тебе. Они все прекрасные, сумасшедшие, наделенные интуицией, капризные, загадочные, надменные, требующие верности, ветреные, щедрые, собственнические, приводящие нас на вершину блаженства и отчаяния. Но при встрече с ними мы должны научиться понимать себя, а значит развиваться. Это как создание философского камня... который очищается, выпаривается, сублимируется, обугливается, но меняется. Единственная опасность в том, чтобы не зациклиться на одной и не прилипнуть, как муха к меду.
      
       -- Тебе очень повезло, что ты влюблен.
       -- Не знаю.
       -- Ты страдаешь? Она тебя мучает? Но, по крайней мере, ты переживаешь сильное чувство. Я вспоминаю поговорку: "В каждой паре один мучается, а другой скучает".
       -- Это слишком упрощенно.
       -- Однако со многими это именно так. Страдает тот, кто больше любит, а тот, кто скучает, как правило, решается на разрыв. Но все равно... лучше тому, кто любит.
       -- Значит, тому, кто страдает.
       -- Да. Тому, кто страдает.
      
       Иногда для того, чтобы покачнулась судьба целого народа, достаточно наивного вождя, которого враги обманули обещаниями мира, или непредвиденных погодных условий, меняющих ход сражения. Затем историки победителей переписывают по собственному усмотрению прошлое побежденных, чтобы оправдать их уничтожение. А чтобы лишить следующие поколения всяких сомнений, дебаты закрываются формулой "горе побежденному". Дарвин даже нашел научное оправдание этим убийствам -- "естественный отбор" и теория "выживания наиболее приспособленных".
      
       Дети не признают боли. Они хотят жить в шоколадном мире. В вымышленном мире утопии, как Питер Пэн. Но синдром Питера Пэна -- это психическое заболевание людей, которые не хотят расставаться с детством. Таких людей помещают в больницу. Потому что смысл вселенной и траектории душ заключается не в том, чтобы оставаться ребенком, а в том, чтобы взрослеть... А быть взрослым означает принимать темные стороны мира и самого себя тоже.
      
       Попробовать всё, испытать всё, собрать сведения, не пользоваться прошлым опытом или опытом других, и доверять только себе.
      
       Мускул, который не работает, атрофируется. А ведь храбрость -- это мускул, независимость -- это мускул, амбициозность -- это мускул.
      
       Зачем нужен свет, если он светит днем? Свет виден лишь в темноте. Светлость измеряется лишь своей противоположностью.
      
       -- Вы просто добьете агонизирующее человечество. Оно много пожило. Оно написало 2222 на своих календарях, но на самом деле ему уже три миллиона лет. Оно страдает от ревматизма и рака. Я уверен, что если бы оно могло говорить, оно умоляло бы о том, чтобы его страдания прекратили. Это не преступление, это эвтаназия.
       Люсьен далеко не убежден.
       -- Если это -- быть богом... то я предпочитаю уволиться.
      
       Если боги существуют, какое образование они получили?
      
       В неустойчивом мире кусочек хорошего торта, по крайней мере, является неоспоримым удовольствием.
      
       Страдание -- это лучший способ ангелов и богов учить людей.
       Даже если умом они (люди) могут что-то понять, пока они это остро не почувствуют, телом и слезами, информация не дойдет.
      
       Ты думаешь, что у тебя есть выбор, но ты не выбираешь. Ты лишь идешь по скрытым рельсам, с которых не можешь свернуть.
      
       Я всегда думал, что быть Богом значит иметь неограниченные возможности. Я обнаруживаю, что это значит иметь огромную ответственность.
      
       Духовность противоположна религии, поскольку она присуща каждому человеку, в то время как религия является лишь готовой мыслью, предназначенной для тех, кто не в состоянии найти собственный путь развития.
      
      
       "Последний секрет"
      
       -- ... Эпикур в свое время говорил: "Смысл жизни в том, чтобы убегать от страдания". Но посмотрите на всех этих людей, которые причиняют себе столько боли и находят дурные причины, чтобы провоцировать и поддерживать свою депрессию.
       -- Возможно, все это ради другого удовольствия: жаловаться.
      
       Проблема нашей страны в том, что больше нет мотивации. Каждый думает непосредственно о своем собственном мелком удобстве. Мы перестали биться за то, чтобы быть первыми, мы пытаемся только не слишком быстро стать последними.
      
       "Обязанность" заставляет людей идти на войну и выносить жертвы. Воспитание ягненка в стаде. Потом уже невозможно покинуть это стадо и надо вести себя так, чтобы нравиться другим овцам. Именно поэтому все рвутся к медалям, повышению зарплаты или к тому, чтобы о них написали в газете. Частично наши потребности в комфорте связаны с этим понятием обязанности. Телевизоры и машины покупают в основном не потому, что в них нуждаются, а чтобы показать соседям, что ты вписываешься в стадо. Люди стараются иметь самые лучшие телевизоры и лучшие машины, чтобы доказать, что они богаты и представляют собой достойную часть стада.
      
       Почему счастье одних обязательно делает несчастными других...
      
       Свобода -- только идея, которой забивают наши головы.
      
       Если морфий прекрасно утолял боль телесную, телевидение оказалось отличным болеутоляющим для ума.
      
       Растения изменили наше общество. Табак, а также утренний кофе, который нас будит, шоколад, от которого некоторые люди полностью впадают в зависимость; чай, виноград и забродивший хмель, позволяющие нам постигнуть опьянения; затем конопля, марихуана, производные макового сока, из которого получают наркотики.
      
       Мы не позволяем реальности существовать. Мы приходим в мир с убеждениями и, если реальность противоречит им, сделаем все для того, чтобы понять её превратно.
      
       -- Исидор, скажите честно: вы хоть раз произносили слова "я люблю тебя"?
       -- Это фраза-ловушка. Я считаю, за этими словами скрывается лишь желание обладать кем-либо. Я никогда не хотел никем обладать и никогда никому не позволял обладать мной.
      
       Свои истинные мотивы люди высказывают редко.
      
       Любовь не убивает. Любовь спасает.
      
       -- Какого цвета снег?
       -- Белого.
       -- Какого цвета бумага?
       -- Белого.
       -- Что пьет корова?
       -- Молоко..... черт... воду.. воду она пьет. Браво.
      
       Человеческими поступками управляет удовольствие.
      
       Чего хочет женщина? -- Выйти замуж за прекрасного принца (но чтобы он не ограничивал ее свободу). Иметь восхитительных детей (но которые не будут отнимать у нее слишком много времени). Нравиться всем мужчинам (но чтобы никто не предъявлял свои права на нее). Вызывать зависть у других девушек (но чтобы и они ею восхищались). Быть знаменитой (но чтобы уважали ее личную жизнь). Быть понятой (но умными людьми). Не стареть (но набираться опыта).
      
       Красивых девушек всегда ненавидят.
      
       Свободная воля мужчины заключается в том, чтобы найти женщину, которая будет решать за него.
      
       Люди не любят, когда их беспокоят. Они предпочитают ложь, главное, чтобы она выглядела правдоподобно.
      
       Существуют истины, которые смущают.
      
       ... в глазах людей удовольствие - это непременно "грязно".
      
       Все мы, возможно, сумасшедшие, и единственное наше преимущество в том, что, по крайней мере, мы это знаем, тогда как другие считают себя нормальными.
      
       Вероятно, забывчивость - процесс сохранения, чтобы не сойти с ума.
      
       Нет страдания - нет жизни. Ведь разве не способность страдать является отличительной чертой любого живого существа? Даже растение страдает.
      
       Реальность создаёт разум.
      
       Мы, люди, - это вампиры, которые сосут кровь Земли, чтобы заполнить ею бензобаки своих машин.
      
       Юмор и любовь - два мощных болеутоляющих.
      
       Если все дается сразу, мы этого не ценим. Но если между двумя вознаграждениями устроить паузу, удовлетворение приобретает намного больше смысла.
      
       Мы погружены в мир, находящийся в движении. Медлить - значит регрессировать.
      
       Иногда ум - наша слабость. Как если бы увеличили мощность двигателя, а водителю вдруг не удалось справиться с управлением. Чем сильнее мотор, тем больше они боятся и тем чаще попадают в аварии. Может быть, мы слишком умны. Может быть, мы должны перестать развиваться и поставить точку.
      
       А вам не кажется, что трудно бывает потому, что мы ничего не делаем?
      
       Лучше грех, чем лицемерие.
      
       Нужно иметь скромность признать, что удачная жизнь - всего лишь совокупность мгновений удовольствия.
      
       Шахматы ведут к духовности, так как они заставляют нас понять, что существует борьба между двумя силами - белыми и черными, которые символизируют добро и зло, положительное и отрицательное. Они дают понять, что у каждого из нас своя роль, но разные способности: пешка, дама или ферзь, но в зависимости от своего нахождения все мы, даже простые пешки, можем поставить мат.
      
       На что нам самая развитая в животном мире кора мозга, если мы такое вытворяем? Никакое животное не осмелилось бы поступить со своей добычей так, как мы поступаем с себе подобными! Если бы вы знали, как мне хочется быть... "глупым".
      
       В утолении сильного желания тоже заключается счастье.
      
       Все мы обладаем каким-нибудь особым талантом; его надо выявить и, работая над ним, развивать.
      
       Знал бы кто, как я думаю об этих наивных бедняжках, которые только и хотят выскочить замуж, чтобы муж решал их проблемы! Сказки о феях принесли много вреда нашему поколению.
      
       Хотеть - значит мочь.
      
       Я никогда не знал покоя, может, поэтому мой мозг так хорошо работает.
      
       Когда кто-то вас в чем-нибудь упрекает, он показывает то, что могло бы стать вашим преимуществом.
      
       Мотив -- вот ключ ко всем поступкам.
      
       Несчастные люди не выносят, когда другие развлекаются. Они хотели бы, чтобы все были, как они. Разделить страдание, нежели удовольствие...
      
       Депрессии в основном вызываются отсутствием личного пространства. Те, кто увлекается покером, бриджем, шахматами или музыкой, танцами, чтением, или же плетением корзинок, макраме, филателией, гольфом, боксом, или изготовлением глиняной посуды, не страдают депрессией.
      
       У любого человека есть своя "инструкция". Надо только найти главную кнопку. Для этого нужно представить его ребенком и задать себе вопрос: "Чего ему тогда не хватало?".
      
       Каждый, кто обладает малейшей властью, злоупотребляет ею, чтобы показать свою значительность.
      
       Удивительно, какую естественную покорность проявляют даже самые харизматичные мужчины перед женщиной, которая знает, чего хочет.
      
       Сон -- как раз единственный отрезок времени, когда мы свободны. Во сне мы позволяем нашим мыслям делать, что им хочется.
      
       Любовь -- это победа воображения над интеллектом.
      
       Мне кажется, это и есть цель жизни здорового человеческого разума. Принять реальный, действительный мир, возможно, отличный от того, каким мы желаем его видеть.
      
       В чем мы похожи, так это в том, что нас волнует одно и то же, только каждого в разной степени.
      
       Порой мне кажется, что весь мир -- сплошная ярость, несправедливость, насилие, стремление к смерти.
      
       Люди чаще думают, чем говорят, а из-за этого теряется много информации.
      
       Человечество будет обречено в тот день, когда у людей пропадёт желание превзойти себя.
      
       Для человека, имеющего мотив, пределов не существует.
      
      
       "Революция муравьёв"
      
       Можно любить и не желать предаваться симуляции акта воспроизводства, -- заметил Нарцисс, гладя её по плечам. -- Я тебя люблю на свой лад. Моя любовь односторонняя и потому всепоглощающая. Я ничего не требую взамен. Позволь мне просто видеть тебя и слышать твой голос, этого мне совершенно достаточно.
      
       Удача не прощает нерешительности!
      
       Чтобы жить счастливо, надо жить скрытно.
      
       Иногда избыток жизни убивает жизнь.
      
       Анархия -- мать творчества. Освободившись от социального давления, люди естественно начинают изобретать и творить, искать красоту и разум, плодотворно сотрудничать. На удобренной почве даже из самых маленьких семян вырастают большие деревья с великолепными плодами.
      
       Любовь -- это когда любишь кого-то и теряешь его. А потом находишь.
      
       Мы все победители. Так как все произошли от сперматозоида-чемпиона, одолевшего три миллиона конкурентов.
      
       Мораль -- это приобретение природы, которое существует для того, чтобы вид выживал!
      
       Когда не понимаешь мир, в котором живёшь, до самой смерти ходишь по кругу.
      
       Сон -- естественный протест против пролетаризма.
      
       Тот, кто не понял ошибок в прошлом, обречён на их повторение.
      
       В жизни можно мошенничать, но нельзя попадаться.
      
       Когда во что-то искренне веришь, даже во что-то воображаемое, это начинает существовать.
      
       Не доверяйте тем, кто предлагает вам трон: быть может, это трон короля крыс.
       Пояснение к цитате:
       Крысы сознательно выбирают себе короля, чтоб потом убить его.
      
       Разве прочесть написанное человеком -- не лучший способ с ним познакомиться?
      
      
       "Рай на заказ"
      
       Можно смеяться над чем угодно, но не с кем попало.
      
       Знаешь, в фильмах и романах людям преподносят симпатичный, удобный мир, устроенный в соответствии со строгими правилами, -- логичный мир, в котором есть добрые и злые. А потом мы встречаемся с реальностью. В реальности преступники редко попадают в тюрьму. И может быть, это даже лучше для всеобщего спокойствия.
      
       Мыслите сами, избегая чужого влияния. И если вы совершите ошибку, не страшно: ведь даже ошибки подчеркивают вашу индивидуальность.
      
       Видимые обстоятельства иногда могут обманывать нас, но на самом деле все совсем не так, как вы думаете.
      
       Вот что бывает, если смешать азотную и серную кислоту с глицерином, -- подумал он. -- Юмор и любовь.
      
       Кроме того, я считаю, что каждая секунда имеет собственную ценность...
      
       Стремление получить удовольствие немедленно, всегда будет сильнее голоса совести. Людей не останавливает даже страх, что их собственным детям нечем будет дышать.
      
       Как мало нужно, чтобы все полетело в тартарары.
      
       -- Всё рухнет? Мне плевать! Человечество может катиться к черту, пока я получаю удовольствие от моего "Харлея" и сигары.
      
       Люди -- эгоисты, которые думают только о собственном маленьком удовольствии в ущерб всему человечеству.
      
       Помочь другим невозможно. Можно лишь смотреть, как они следуют своим тернистым путем, подбадривая и убеждая держаться молодцом. Попробуйте только вмешаться -- и вас унесет неведомо куда.
      
       Все, что приносит удовольствие, всегда незаконно, безнравственно или полнит.
      
       Бесплодна...
       Это слово показалось ей грязным ругательством.
      
       Мой взгляд обратился к облакам. Я больше не слышал гула толпы. И подумал, что этот мир всё равно обречён: они продолжат загрязнять его -- по глупости, из жадности, из-за непонимания.
      
       Президент был прав: удовольствие сделать "врррумм-вррумм" педалью газа всегда окажется сильнее желания спасти наших детей.
      
      
       "Тайна богов"
      
       Люди сами строят свое несчастье. Задают плохие вопросы, на которые приходится давать плохие ответы. Которые лучше бы вообще не слышать.
      
       Не время отступать. Слишком поздно. Продолжим наш путь. Посмотрим, куда он нас приведет.
      
       Мы, сатиры, больше всего любим секс и юмор. Это не детские игры, а самые серьёзные ценности, какие только могут быть.
      
       Удовольствие в том, чтобы постепенно идти вперёд, а не в том, чтобы прийти.
      
       Каждое следующее испытание просто позволяет яснее увидеть, что ждёт впереди. Оно не даёт возможности немедленно узнать, что находится в самом конце. Это было бы слишком быстро.
      
       Закон жизни: идти вперёд, развиваться, чтобы в итоге вынести более тяжёлые испытания, которые заставляют расти над самим собой. Препятствий, которые нельзя преодолеть, не существует.
      
       В детстве, когда мне было грустно, я поднимал голову и смотрел в небо. И тогда мои проблемы казались мне ничтожными по сравнению со Вселенной, которая поглощала меня.
      
       А что, если жизнь -- это всего лишь повторение одних и тех же событий, с незначительными изменениями?
      
       Нам еще предстоит увидеть немало новых миров. Не бойся удивляться.
      
       Иногда неизведанный мир безопаснее того, к которому ты привык.
      
       Только на пороге смерти, за несколько секунд до того, как угаснет сознание, выстраиваются в логическую цепь те непонятные события, из которых состояла твоя жизнь.
      
       Пока боги были бессмертными, их жизнь не имела смысла.
      
       Этот мир несовершенен. Смертные боятся смерти, а бессмертные мечтают о ней.
      
       Единственный способ узнать, чем владеешь, -- поделиться с другими.
      
       Я пишу на листке бумаги слово и спрашиваю:
       -- Ты знаешь, что здесь написано?
       -- Нет.
       Тогда я показываю ей листок, на котором написано: "нет".
      
       Народу нужен сильный лидер. Это вселяет в них уверенность, а свобода -- тревогу.
      
       -- Я думал, что анархия стремится освободить человека!
       -- Чтобы освободить его, сначала нужно обуздать его.
      
       Разве секта -- это не та же религия, просто у нее пока не так много последователей, которые могли бы заставить остальных признать ее?
      
       Всегда есть то, чему мы можем научить друг друга, слова, которые говорим друг другу, мысли, которыми обмениваемся.
      
       Перестаньте быть искренним. Станьте манипулятором. Женщины обожают играть. Мы кошки, а вы собаки. Все кошки -- игроки.
      
       У меня был велосипед, а я мечтал о машине. Мне казалось, что это откроет мне дверь в новое измерение. И я получил машину. Однажды, зажатый в пробке, вынужденнный тащиться медленно, как улитка, я увидел велосипедиста, который обогнал меня. И я понял, что велосипед может быть лучше машины.
      
       Для единства тел необходимо единство душ. А это приходит только со временем, постепенно.
      
       Понять что-либо можно, только испытав это на собственной шкуре.
      
       Я всегда мечтал сказать эту фразу "Я ошибался, а ты прав". В спорах каждый приводит свои аргументы, не слушая другого, а в конце все расходятся, оставаясь при своем мнении. И все надеются хоть раз услышать "Ты меня убедил. Я ошибался, а ты прав".
      
       Люди стараются сократить свои страдания вместо того, чтобы увеличить счастье.
      
       Миру необходим черный цвет, чтобы белый был заметнее.
      
       Если поскрести человека, то очень скоро из-под внешней оболочки проступит его зверинная сущность.
      
       Во всем виноваты наука и религия. Наука говорит: "Это нормально. Это происходит потому, что этого требует эволюция". Религия говорит: "Это нормально. Это происходит потому, что этого хочет Бог". Принято считать, что наука и религия противоречат друг другу, а на самом деле они дают человеку один и тот же наркоз. Они заставляют верить, что человек ни в чем не виноват и ничего не может исправить. Только квантовая физика говорит о том, что любое, самое ничтожное решение может иметь колоссальные последствия. Это эффект бабочки.
      
       Оказывается, нужно умереть, чтобы тобой заинтересовались.
      
       Ты понимаешь, чем владеешь, только в тот момент, когда даришь это.
      
       В ваших несчастьях виноваты только вы сами! Вы придумали их и осуществили собственными руками!
      
       -- Ад -- это понятие, изобретенное людьми, чтобы наказывать самих себя. Все, кого вы видели, добровольно перешли Стикс и сами выбрали страдание. Когда им надоест, они смогут уйти и вернуться к жизни, как и где они захотят.
       -- Мы вам не верим! -- отрезает Эдип.
       -- Как ни печально, это правда. Единственное, что их здесь удерживает, -- это их собственная воля быть наказанными. Вы недооцениваете силу чувства вины.
      
       У каждого из нас есть свой дар. Нужно только найти его и развивать.
      
       Нет желания -- нет и страдания.
      
       То, что выстроено наспех, не выдержит натиска времени.
      
       Почему эта девушка так цепляется за меня? Ах да, я и забыл. Смертные девушки панически боятся, что их бросят. Им постоянно нужно получать подтверждения любви.
      
       -- Вы не понимаете? Я больше ни во что не верю. Если бы я мог сжечь Эдем, я сделал бы это. Я хочу, чтобы этот остров, эта планета, эта школа исчезли навсегда.
       -- Возможно, это и есть любовь. Я люблю тебя так сильно, что готова последовать за тобой, даже если ты одержим манией разрушения.
       Я отталкиваю её.
       -- Вы отвратительны мне, Афродита.
       -- Ты сам себе отвратителен. Я чувствую, как ты себя презираешь. Я должна помочь тебе снова подняться. Ты необыкновенный человек, но ты забыл об этом, потому что ослеплён гневом.
      
       То, что было сделано, может быть разрушено. А то, что было разрушено, может быть переделано. Сделано иначе.
      
       Среда, в которой мы живём, изменяется, и мы должны меняться с той же скоростью, чтобы оставаться на прежнем месте и не исчезнуть.
      
       Хорош не тот учитель, чьи ученики становятся его последователями. Хорош тот, чьи ученики становятся учителями.
      
       Если дать им свободу, они постараются как можно скорее отдать ее тирану.
      
       Не жалуйся на тьму. Стань сам маленьким источником света.
      
       Я просто нить, связывающая букет.
       Не я придумал цветы, их форму, цвет и запах.
       Моя единственная заслуга в том, что я собрал их и составил букет, в котором они выглядят по-новому...
      
       Каждый человек постоянно получает хорошие или плохие оценки от общества, в котором живет. Его самооценка то поднимается, то снижается в зависимости от похвал или порицаний. Целью того, кто стремится стать по-настоящему свободным, - избавиться от зависимости от "кнутов и пряников" и самому выставлять себе баллы. Тогда для того, чтобы поднять свою самооценку, можно использовать риск, пытаться сделать нечто по-настоящему сложное, чтобы понять, на что вы способны. Но не следует сильно расстраиваться, если вы потерпите неудачу. Победа зависит от многих факторов, помимо вашего таланта. Следует торжествовать не в случае победы, а тогда, когда вы рискуете.
      
       Фальшивая нота, сыгранная неумело, -- это просто фальшивая нота. Фальшивая нота, сыгранная уверенно, -- это импровизация.
      
       Подарок можно сделать только тому, кто готов его принять. Иначе человек просто не оценит его.
      
       До того, кто не желает слушать, докричаться невозможно.
      
       Если что-то трудно сделать, это не значит, что мы должны отступать. По-настоящему трудным становится то, чего мы не делаем.
      
       Как сказать этому напыщенному всезнайке, что боги, его бог и другие, общаются со смертными когда, где и как угодно? Что им не нужны для этого храмы и священники?
       Как объяснить ему, что боги, и его, и другие, не любят богомольцев?
       Как объяснить, что мы, боги, предпочитаем атеистов или агностиков, разум которых способен воспринимать наши послания, в то время как набожные и верующие, закосневшие и в своей непробиваемой самоуверенности, не дают никакой возможности общаться с ними?
      
       Энергия ненависти может находить разные выходы. Психозы и неврозы трансформируют личность таким образом, что человек становится способен на то, на что не способны другие, на то, о чем нормальные люди даже помыслить не могут. Как вы думаете, неужели Ван Гог отдавался бы с такой страстью поиску цвета, если бы не был сумасшедшим?
      
       Иногда эта планета кажется мне чужой, а населяющие ее существа, которых принято называть сородичами или соплеменниками, представляются мне странными животными, которых я никогда не пойму, точно так же, как они не поймут меня. Я вижу в них слишком много страха. И чувствую, что одним из способов, которые они избрали для борьбы с этим страхом, -- самим превратиться в хищников. Пугая других, они становятся смелее.
      
       Кладбища переполнены хорошими людьми, а циничные мерзавцы покоятся в пантеонах и мавзолеях. Но именно мерзавцев выбирают историки, которые пишут для будущих поколений. Именно мерзавцы со временем становятся героями, окруженными ореолом славы.
      
       Эволюция любой души проходит три стадии:
       1. страх,
       2. появление вопросов,
       3. любовь.
       Любая когда-либо рассказанная история повествует об одном из этих этапов. Истории эти могут происходить в течение одной жизни, нескольких воплощений, одного дня, часа или минуты.
      
       Вам не нравится этот мир? Придумайте другой, который будет лучше.
      
       Быть непредсказуемым -- это минимум вежливости, который читатель вправе ожидать от автора.
      
       Все, что с нами происходит, случается именно тогда, когда нужно.
      
       Получить что-то можно, только перестав за это цепляться.
      
       Те, у кого не получается, всегда находят оправдания, а те, кто справляется, находит способы это сделать.
      
       Урок номер два. Успокойся. Перестаньте трястись и нервничать. Всё, что с нами происходит, случается именно тогда, когда нужно.
      
       Я побывал в нескольких "раях" и пришел к выводу, что рай -- это не какое-то определенное место, а результат стремления к нему.
      
       Больше двух -- шайка идиотов.
      
       Он утверждает, что если собрать вместе шесть человек, то в этой группе тут же появляются двое эксплуататоров, двое эксплуатируемых, один козел отпущения и одиночка. Это наше "видовое проклятие".
      
       Вспомни, как было на Земле-1. Настоящих пионеров, первопроходцев никогда не понимали. Лавры пожинали их подражатели.
      
       Тебе прекрасно известно, что самые страшные бойни начинались во имя любви, самые страшные войны велись за религию или родину. А заканчивались они нередко именно благодаря чувству юмора. И благодаря чувству юмора свергали тиранов.
      
       Душа обязана наблюдать и постигать. Не вставать на чью-то сторону, а идти вперед, к неизведанному. Мы стремимся увидеть реальность такой, какая она есть, а вовсе не быть "хорошими".
      
       Будь честолюбивым. Целься как можно выше. Тогда, даже если ты не выполнишь и половины намеченного, всё равно многого добьёшься.
      
       ... настоящая любовь не между телами, а между душами.
      
       Я повторяю: мы все свободны жить в мире без ада, но некоторые сами изобретают свой собственный ад, потому что хотят страдать. Ад существует только в воображении людей. И благодаря их страху, чувству вины и мазохизму.
      
       Я так устал, что хотел бы умереть. Окончательно и бесповоротно.
      
       -- Мишель, ты хотел знать, и теперь ты знаешь. История повторяется. Меняются только детали, а результат всегда один.
       -- Но можно ведь как-то прекратить это хождение по кругу! Должен быть способ!
       Зевс грустно качает головой.
       -- Значит, что бы мы ни делали, ничего нельзя изменить? -- настаиваю я.
       Зевс кивает.
       -- Ты должен смириться. Смертные жители Земли таковы, и ты не можешь изменить их судьбу.
      
       ... единственное испытание -- это необходимость сделать выбор. Все получают именно то, чего хотят. Проблема в том, что все обычно ошибаются в выборе желаемого.
      
       Тех, кто ошибается, много, но это не значит, что они правы.
      
       Большинство людей по своей природе великодушны, только мерзавцы устроены по-другому.
      
       Никогда не объясняйся. Никогда не оправдывайся. Как только ты попытаешься объяснить свои поступки, тебя тут же сочтут виноватым.
      
       Люди слышат, но не слушают. Видят, но не смотрят. Знают, но не понимают.
      
       Следует торжествовать не когда побеждаешь, а когда рискуешь.
      
       Люди стараются меньше страдать, а не становиться счастливее.
      
      
       "Танатонавты"
      
       Нет, тут, конечно, мне надо отвечать так, чтобы смешать его с грязью и пылью, чтоб он уже не встал. Не раздумывая ни секунды, я нанес остроумный и изящный удар:
       -- Сам такой!
      
       Если, несмотря на наши достоинства, мы ведем несчастливую жизнь, это должно быть обусловлено нашей прошлой плохой кармой.
       Пояснение к цитате:
       Буддийская мудрость
      
       А если бы это было просто, то кто-нибудь другой уже сделал бы это.
      
       Если чего-то боишься, то это потому, что не знаешь, какое решение принять.
      
       Достаточно как следует подумать, и всё получится.
       мысли
      
       Одиночество легче переносить, когда ты счастлив.
      
       Наверное, есть вещи, которые невозможно понять, слушая чужие рассказы. Нужно испытать это самому.
      
       В жизни всегда получаешь то, что выбрал.
      
       ... А весь свет на все лады расхваливал покойников. Будто смерть стирала все их прегрешения.
      
       Самоубийство -- болезнь наследственная и, быть может, заразная.
      
       Секрет свободы -- это библиотека.
      
       Люди зажаты между прошлым, за которое им стыдно, и будущим, которое их пугает.
      
       Страха нет, если только ты сам не позволишь ему существовать.
      
       Не нужно путать скорость с поспешностью.
      
       Телевидение доступно даже младенцам и дебилам.
      
       Надо еще, чтобы эти идиоты обладали хоть минимальным умом, чтобы я мог вступить с ними в войну.
      
       ... смерть -- это абсолютное табу. О ней не говорят, не вспоминают, а если и произносят ее имя, то со страхом и почтением. И нельзя упоминать это слово всуе, потому что это, дескать, приносит несчастье.
      
       Если есть на свете то, с чем никто не шутит, так это смерть!
      
       Смерть -- самое страшное, что только может случиться!
      
       Страх -- это маленькая смерть, ведущая к полному уничтожению.
      
       Значит, нужно плакать, когда люди умирают? Мне никто ничего такого не говорил. Могли бы и предупредить!
      
       Когда не знаешь, много вопросов не задашь, но стоит только начать копаться, как тут же возникает потребность узнать все, понять все.
      
       Нет ничего более естественного, чем выискивать предлог, чтобы выжить.
      
       "А что со мной будет, если я поглубже зайду ему в глотку?" - спросила птичка Жан. "Реинкарнация", - ответила птичка Билл. "Ну уж нет, он меня заглотит и превратит в большую каку. - Правильно, Жан. Это и есть реинкарнация!"
      
       Раньше для одних людей смерть была просто прекращением жизни, как ветер, задувающий огонек. Для других она была обещанием надежды. Сейчас же все знали, что смерть - это предельное наказание.
      
       Послушайте, такие описания смерти вас заставят умереть от страха перед своей собственной кончиной!
      
       Рауль Разорбак демонстрировал живость, о которой я раньше даже не догадывался. Он нашел женщину, для которой - как и для него самого - единственной достойной внимания темой была смерть.
      
       Каждая жизнь должна служить нам, чтобы мы учились чему-нибудь. Любви. Искренней увлеченности. Искусству. Вот чему надо посвящать свою энергию. Тому, что нас улучшает, а не разрушает. Именно этому надо уделять самое большое внимание!
      
       В голове на мгновение промелькнула мысль, что я собираюсь покончить с собой из-за любви, как самый заурядный, прыщавый юнец.
      
       Одна жизнь, чтобы научиться завоевывать любовь, другая - чтобы пользоваться плодами учения. Н-да, я умру застенчивым, я рожусь заново плейбоем.
      
       Обычно счастливый мужчина распространяет вокруг себя некую ауру, которая на окружающих женщин действует еще более соблазнительно.
      
       Возможно, я никогда не смогу раздеть Амандину, но у меня были все намерения лишить девственности Костлявую.
      
       Что смерть - это ни абсолютный рай, ни абсолютный ад. Смерть - это "что-то еще".
      
       В конце концов, какая у нас основная движущая сила, здесь, в этом мире? Что мы ищем в этой жизни? Почему мы работаем, интересуемся другими, чем мы занимаемся? Поисками наслаждения!
      
       "Смерть еретикам!" - скандировали под балконами Ватикана. "Похрустим яблоком познания!" - отвечали наши сторонники.
      
       Люди всегда боятся нового.
      
       Радость - самое великое из всех лекарств.
      
       С популяризацией полетов, на том свете стали воспроизводиться те же проблемы, что мы пытаемся все время решить здесь.
      
       Проблема в том, что люди полагают себя совершенно незаменимыми на этой земле и не могут все бросить. Какая самоуверенность.
      
       Демоны являются просто-напросто тенями ангелов.
      
       Сколько среди нас тех, кто может выслушать правду и сохранить при этом хладнокровие?
      
       Настоящая справедливость - это способность сказать "спасибо" всем, кто сделал нам хорошее, а не лизать руку тем, кто сделал нам плохое.
      
       Поаккуратней будьте со своими желаниями, как бы они и впрямь не исполнились!
      
       Если откровенно, то ад тоже существует, и он здесь, на этой земле.
      
       Можно быть несчастным, даже возмутительно несчастным, в самой середине богатой нефтяной семьи. А можно быть счастливым, очень счастливым, в тепле и солидарности бидонвилей стран третьего мира. В конце концов, именно в так называемых "наиболее развитых странах" уровень самоубийств выше всего.
      
       Через пупок живота нашего вступаем мы в жизнь. Через пупок галактики нашей вываливаемся мы в смерть.
      
       На моей шкале ценностей я выше всего ставлю литературу. Я знаю, что ее конечная цель вовсе не в создании округлых фраз, не в вырисовывании симпатичных персонажей и даже не в изобретении любопытной интриги. Конечная цель литературы состоит в том, чтобы привить людям дерзкое воображение!
      
       Как только примут закон, так тут же его перестают уважать.
      
       Какая глупость этот шовинизм: считать, что твои личные божества обязательно важнее, чем другие!
      
       Иногда можно выбрать себе жизнь, но намного труднее выбрать себе смерть!
      
       Мы вместе. Он и я против слабоумных. Он и я против всего мира.
      
       Очень трудно любить по-настоящему. Но на это отпущена только одна жизнь, так что ошибка недопустима.
      
       Я хотел выть на луну, как волк.
       Но никто не понимал, что это был мой единственный, естественный способ избавиться от душевной боли. Когда умирает твой лучший друг, надо не выть по-волчьи, а плакать. Весь мир это знает.
      
       Действительно, что может быть страшнее бессмертия? Можете представить себе жизнь, что не прекращает тянуться, повторяться, продолжаться до бесконечности?
       Все быстро наскучит, люди станут мрачными, разочарованными, раздраженными. Со временем исчезнут цели, потом надежды, потом ограничения, потом страх. Люди будут проживать дни впустую, машинально, не радуясь ничему. Правительства будут править вечно. Все станет заблокировано самыми сильными, которые никогда не состарятся. Никто не сможет положить конец своей собственной жизни.
       Бессмертие в тысячу раз хуже смерти.
       К счастью, наши тела стареют, наше время на этой земле ограничено, наши кармы возобновляются, каждая последующая жизнь наполнена сюрпризами и обманами, радостями и предательством, злобой и великодушием.
       Смерть незаменима для жизни. Так расслабьтесь... потому что мы, к счастью, когда-нибудь умрем!
      
       Как ни странно, до самого последнего момента я не мог поверить, что они позволят мне написать эту кни...
      
       Только настоящие друзья знают, куда ударить побольнее.
      
       Без любви, жизнь поистине долина слёз.
      
       Ничто так не раздражает, как везение других.
       Жизненные цитатывезение, удачараздражение
      
       Достаточно пообещать рай в воображаемом будущем, как людям становится легче глотать горькие пилюли современности.
      
       Смерть - лучшее лекарство от всех мелких горестей бытия.
      
       Убитые президенты всегда имели право на почетное место в школьных учебниках. Все восхищались их дальновидностью, превозносили грандиозность их планов. В школах дети декламировали им восхваления. Другого бессмертия не существовало.
      
       Смерть, не в обиду Раулю будь сказано, это вовсе не боги, богини или реки, полные рептилий. Вот что такое смерть - медленный распад человека.
      
       Мы боимся, когда не знаем, что выбрать, потому что об элементах, входящих в наши расчеты, мы знаем столь же мало, как и о том, что действительно происходит вокруг нас.
      
       Писатели, неспособные придумать новый мир, могут описать лишь только свой собственный, каким бы скудным он ни был.
      
       Большинство писателей воображают, что либо их никто не понимает, либо они выглядят интеллектуалами. Они растягивают свои предложения на двадцать строк. Потом они получают литературные призы, а потом люди покупают ихние книжки для украшения своих салонов, заставляя своих знакомых думать, что они тоже умственно изощренные.
      
       В телевизоре всё проще, чем в жизни.
      
       У меня было такое чувство, что родственнички как-то даже немного досадовали, что я выкарабкался. Вот если б я умер, они бы меня еще больше жалели.
      
       Впоследствии, когда мне сообщали о чьей-то кончине, я изо всех сил старался думать о чем-нибудь печальном... о стеблях вареного шпината, например. Слезы появлялись сами собой, и все были довольны.
      
       -- Ну... э-э... "умер" -- это значит: его здесь больше нет.
       -- Это как из комнаты уйти?
       -- Не только из комнаты. Это значит также уйти из дома, города, страны.
       -- Ага, далекое путешествие? Как бы на каникулы?
       -- Э-э... нет, не совсем так. Потому что когда человек умирает, он больше не двигается.
       -- Не двигается, но далеко уезжает? Обалдеть! Как такое возможно?
      
       Кое-кто говорит: "Так было предначертано, это должно было так случиться". Ну, не знаю, я не верю в предначертанную судьбу. Я верю, что у людей есть выбор. Именно он-то и определяет судьбу, а может статься, человеческий выбор определяет и саму Вселенную.
      
       Слишком романтичный, пожалуй. Иногда мне кажется, что где-то есть очаровательная принцесса и она ждет меня. Только меня.
      
       Будущее творят не добрые люди, а дерзкие новаторы, которые ничего не боятся.
      
       Нет больше изобретателей, остались одни последователи.
      
       Странно всё же, что люди, навредившие вам, считают, что во всём виноваты вы сами.
      
       Что нас толкнуло на этот идиотизм? Не знаю. Может, что-то от той глупости, которую называют "любопытство"? То самое любопытство, которое тянет нас заглянуть в пропасть, чтобы представить, каким жутким будет падение, стоит только сделать еще один шаг...
      
       Если кто-то причинит вам зло, а вы не отомстите, то он захочет нагадить вам еще больше. Если кто-то причинит вам зло, а вы не только не отомстите за себя, но еще и спасете ему жизнь или сделаете добро, то ненависть его не будет знать границ. Но врагов все равно надо любить, потому что это действует им на нервы.
      
       Я внезапно осознал, что и я тоже в глубине души всегда был добрым из-за собственного эгоизма. А ещё из-за лени, чтобы не осложнять жизнь. Быть злодеем -- значит серьезно и плотно заниматься другими людьми, размышлять, как к ним можно подобраться, изобретать разные грязные приемчики. А вот быть добрым, кротким -- это значит никого не трогать, да и самому на рожон не лезть. Кротость -- это, знаете ли, самооправдание для равнодушных.
      
       Когда кто-то сердится на вас, на самом деле он сердится на себя.
      
       Мудрец ищет правду, а глупец её уже нашел.
      
       Жизнь внезапно стала для меня намного более понятной. В жизни всегда получают то, к чему стремятся всеми фибрами души. Если не получают, значит, плохо хотели. Ангелы как раз способны отличить истинные желания от капризов. Реализуются только настоящие желания.
      
       Цель существования -- это не доброта. Цель существования -- это реализация себя. Цель существования вовсе не кроткое и нежное существо, это непрерывное, беспрестанное самосознание. Цель существования -- уничтожение невежества.
      
       Я понял, что нужно без сожаления принять мир таким, каков он есть, и не осуждать ничего, что бы ни случилось. Я понял, что единственной амбицией человека может быть только беспрестанный поиск самосовершенствования.
      
       Вынужденная доброта так же тошнотно приторна, как суп из зефира на меду с гранатовым сиропом.
      
       Любовь - высочайший акт эгоизма, лучший подарок, который можно сделать самому себе.
      
       В жизни всегда есть выбор. Действуй или убегай. Прощай или мсти. Люби или ненавидь.
      
       Люди делятся на две категории: на тех, кто читает книги, и тех, кто слушает тех, кто читает.
      
       Смерть -- это не гримасничающая маска, напоминающая нам о том, что мы себя не нашли, а спокойный переход от одного опыта жизни к другому.
      
       Мы всего лишь песчинки, но мы вместе.
       Мы похожи на песчинки на пляже, но без песчинок не было бы пляжа.
      
       Мне хочется сорвать с себя кожу, укрывающую мою израненную душу.
      
       Зачем нам возвращаться в наши потёртые кожи, в наши больные тела, в наши мозги, нафаршированные чудовищными заботами?
      
       Смерть -- лишь этап внутреннего развития, который определяет следующую фазу нашего существования. Смерть всего лишь порог. Она открывает дверь в иную жизнь.
      
       Мстить другим значит придавать им слишком большое значение.
      
       Вперед, неуклонно вперед в неизвестность.
      
       Именно ближайшие друзья приносят самые худшие неприятности.
      
       Последним, кто ощутил великое наслаждение, лишив девственности новый мир, был Эйнштейн.
      
       Там же я впервые услыхал знаменитое высказывание: "Лучшие всегда уходят первыми". Мне не было еще восьми, но я никак не мог избавиться от мысли: "Что ж такое получается, вокруг остались одни плохие?!"
      
       Бессмертие души столь важно для нас, затрагивает нас столь глубоко, что равнодушный отказ узнать, что с ней происходит, означает полную потерю мира эмоций.
       (Философия Паскаля)
      
       Страх появляется только тогда, когда не знаешь, какое решение принять.
      
       Знание, обретённое в страдании, всегда эффективнее знания, обретённого в радости.
      
       Я не раз читал книги, в которых ничего не происходит. Абсолютно ничего. Приходит тип, видит бабенку, кадрит ее. Она говорит ему, что не знает, переспит или не переспит с ним. А через восемьсот страниц наконец объявляет ему, что не даст.
      
       Жизнь прекрасна. Не верьте слухам. Жизнь прекрасна. Жизнь -- протестированный продукт, им пользовались 70 миллиардов человек в течение трех миллионов лет. Это доказывает ее совершенное качество.
      
       Друг -- это тот, чьё предательство становится для нас самым большим сюрпризом.
      
      
       "Энциклопедия относительного и абсолютного знания"
      
       Почему столько людей привлечены успокаивающим теплом поражения? Может быть, оттого, что поражение всегда предшествует изменениям, а победа провоцирует нас на сохранение того же поведения. Поражение - новатор, победа - консерватор. Все смутно чувствуют эту истину. Многие умнейшие люди испытали искушение познать не самую красивую победу, а самое красивое поражение.
      
       Порядок - всего лишь одна из комбинаций беспорядка.
      
       Мозг изнашивается тогда, когда его не используют.
      
       О прошлом мы знаем лишь версии победителей.
      
       Всё относительно. Следовательно, даже относительность относительна. То есть есть что-то, что не относительно. Если это что-то не относительно, оно по определению абсолютно. Следовательно... абсолютное существует.
      
       Чем враждебнее окружающая среда, тем лучше клетка или живое существо развивают свои неизвестные до того таланты.
      
       Идеи подобны живым существам. Они рождаются, растут, набирают силу, сталкиваются с другими идеями и, в конце концов, умирают.
      
       Вместе с тем наша Вселенная, несомненно, сама находится в уголке страницы гигантской книги, в подметке ботинка или в пене пивной кружки какой-нибудь цивилизации великанов.
      
       Вопрос иногда бывает интереснее, чем ответ.
      
       Горе - источник солидарности и единения, счастье же разобщает. Почему? Потому что во время общего триумфа каждый чувствует, что его заслуги недооценили. Воображает, что именно ему все остальные обязаны победой.
      
       Понятие "идея" морали не подчиняется.
      
       Настоящего воина можно узнать по тому, что он интересуется своими врагами гораздо больше, чем друзьями.
      
       Власть -- это не то, чем вы обладаете, а то чем вы обладаете, по мнению вашего противника.
      
       В момент опасности ты либо адаптируешься, либо погибнешь. В момент опасности ты смотришь вокруг, не вынося суждений и не философствуя. Ты учишься ничего не знать.
      
       Ты продвигаешься вперед в слоях общества успешнее и быстрее, если умеешь соблазнять, объединять убийц, распространять дезинформацию, чем если способен изобретать новые вещи и концепции.
      
       Все, что окружает вас во времени и пространстве, зачем-то нужно. Нужны вы. Ваша эфемерная жизнь имеет смысл. Она ведет вас не в тупик. Имеет смысл все. Действуйте. Сделайте что-нибудь, сделайте какое-нибудь небольшое дело в вашей жизни перед тем, как умереть. Вы родились для чего-то. Поймите, для чего вы родились.
      
       Один фермер получил в подарок для своего сына белую лошадь. Сосед пришел к нему и сказал: "Вам очень повезло. Мне вот никто не подарил такую чудесную белую лошадь!" Фермер ответил: "Не знаю, хорошо это или плохо..."
       Сын фермера сел на лошадь, та понесла и сбросила всадника. Сын фермера сломал себе ногу. "Ох, какой ужас! -- сказал сосед. -- Вы были правы, говоря о том, что история эта может плохо обернуться. Наверняка тот, кто сделал вам этот подарок, хотел принести вам вред. Теперь ваш сын останется калекой на всю жизнь!" Но фермер не казался чрезмерно удрученным. "Я не знаю, хорошо это или плохо..." -- ответил он.
       Началась война, и всю молодежь забрали на фронт, кроме сына фермера с его искалеченной ногой. Сосед снова пришел к фермеру и сказал: "Только ваш сын не ушел воевать, как же ему повезло". А фермер повторил: "Я не знаю, хорошо это или плохо..."
      
       Солидарность рождается в страдании, а не в радости. Человек, с которым вы пережили тяжкое испытание, ближе вам, чем тот, кто разделил с вами минуты счастья.
      
       Все есть в едином (Авраам)
       Все есть любовь (Иисус Христос)
       Все есть секс (Зигмунд Фрейд)
       Все есть экономика (Карл Маркс)
       Все относительно (Альберт Эйнштейн)
       А дальше?
      
       В чем ваша крошечная, но все же миссия?
       Ваше рождение не случайно. Отнеситесь к этому серьезно.
      
       Вы будете вместе и в радости, и в горе, пока... недостаток любви не разлучит вас.
      
       Эти бабочки похожи на нас. Мы все знаем, что наше страдающее тело -- тело всего лишь промежуточное. Мы -- гусеницы, и однажды наши души улетят прочь от этой грязи и боли. Рисуя бабочек, мы напоминаем об этом друг другу. Мы -- бабочки. И мы скоро улетим.
      
       [Тесты на интеллект]
       Не будем забывать, что тесты на интеллект созданы с целью доказать, что умны те, у кого интеллект... такой же, как у составителей теста.
      
       ... мне всегда казалось, что бородачам нельзя доверять. Им есть, что скрывать. Как минимум, подбородок.
      
       Между тем
       Что я думаю
       Что я хочу сказать
       Что мне кажется, что я говорю
       Что я говорю
       И тем
       Что вам хочется услышать
       Что вам кажется, что вы слышите
       Что вы слышите
       Что вы хотите понять
       Что вы думаете, что вы понимаете
       Что вы понимаете
       Есть десять шансов к одному, что возникнут трудности в общении.
       Но все-таки попробуем...
      
       6: продолжающаяся кривая, без углов, без прямых линий. Всепоглощающая любовь. Спираль, своими завитками, кругами своей духовности устремляющаяся в бесконечность. Цифра свободна от привязанности к небу и земле, от всех и низких, и высоких ограничений. Это чистый нематериальный разум. Это ангел. Это свободный вибрационный канал. Цифра представляет собой также и форму зародыша во чреве матери. Каждый раз, изображая эту цифру, мы несем ее мудрость в мир.
      
       Часто за так называемым успехом кроется желание взобраться на самую большую вышку и спрыгнуть оттуда как можно эффектнее.
      
       Нельзя произвести революцию, не изменив язык и прежний словарь. Так как именно это подготавливает или не подготавливает умы к изменения в менталитете.
      
       Язык, которым мы пользуемся, влияет на наш образ мыслей.
      
       Каждый раз, когда люди расширяют концепцию "собратьев", включая в неё новые категории, они признают, что существа, до того объявляемые низшими, на самом деле имеют достаточно много общего с человеком и достойны его сочувствия. В такой момент не только эти "низшие" создания переходят рубеж, но и человечество в целом поднимается на другой этап развития.
      
       Хозяева земли могут быть только всеядными.
      
       Всегда будет огромная разница между теми, кто спрашивает: "почему ничего не получается?" -- и теми, кто спрашивает: "как сделать так, чтобы всё получилось?".
      
       Смерть появилась ровно семь миллионов лет тому назад.
      
       Обычай задувать свечи на каждый день рождения -- один из самых многозначительных ритуалов. Через равномерные промежутки времени человек напоминает себе о том, что он способен зажечь огонь, а затем погасить его своим дыханием.
      
       Будущее принадлежит актёрам. Чтобы добиться уважения, актёры умеют изображать гнев. Чтобы добиться народного признания актёры умеют изображать любовь. Чтобы им завидовали, актёры умеют изображать радость. Актёры проникали во все профессии.
      
       Как можно управлять другими, если не знаешь, как управлять самим собой?
      
       Люби своих врагов. Это лучший способ действовать им на нервы.
      
       Иногда труднее быть заурядным, чем необыкновенным.
      
       Впрочем, когда и в какие времена Россия была готова? Это же ее нормальное состояние -- быть постоянно неготовой. Уж не в этом ли и заключена наша тайная, почти мистическая сила -- ждать, пока жареный гусь не клюнет нас в задницу, чтобы очухаться и... ура! ура! ура!
      
       ... всегда можно занять денег, но никто не даст в долг самого ценного для человека -- времени!
      
       Монарх всегда вступается за монарха.
      
       Когда о человеке ничего не знают, тогда начинают выдумывать, а выдумывая, редко говорят хорошее. Чаще забрасывают грязью. Конечно, любую грязь можно отмыть, но что-то грязное все равно остается.
      
       Правду никогда нельзя скрыть целиком, как нельзя и раскрыть ее до конца.
      
       Наверное, никакой Везувий не мог принести столько вреда Помпее, сколько приносят в мир войны, изуверства и целые эпохи молчаливого народного отчаяния.
      
       Быть сильным опасно, ибо другие, глядя на твои играющие мышцы, тоже начинают бравировать мускулами, чтобы не уступить в предстоящей схватке.
      
       Если в этом безрадостном мире существует продажная любовь, то почему бы не быть и продажной совести?
      
       -- Продажным дуракам, -- был вывод, -- никогда нельзя платить много, ибо они еще больше дуреют от денег.
      
       Литература не живет одной книжкою, а целыми библиотеками; искусство выражается в собрании музеев, но только не одной картиной, а жизнь человека сама по себе, хочет он того или не хочет, растворяется в в эпохе, словно кристалл соли в разъедающем его растворе.
      
       Мир так подло устроен, что за все надо платить. Даже за свои ошибки.
      
      

    Вероника Иванова.

       "И маятник качнулся..."
      
       Я был бы рад общению даже с опасным противником, только бы не разговаривать самому с собой. Не потому, что собеседник -- никакой, а потому что прокручивать в голове одни и те же наблюдения, время от времени обзаводящиеся (или же теряющие их) гипотезами, кои объясняют всё или ровным счётом ничего, -- занятие неблагодарное. После часа усиленной работы мозг начинает натужно скрипеть и недобрым словом поминать своего настырного хозяина. Проще говоря: перенапрягается.
      
       Начинать поединок первым целесообразно только в том случае, если ты можешь предсказать ответную реакцию противника на несколько вдохов вперёд. В противном случае рискуешь нарваться на убийственную контратаку.
      
       -- Я не хочу, чтобы мне подчинялись только потому, что я родился тем, кем родился. Это неправильно. Тем более что я не могу ничем утвердить своё Право. Кроме разрушения... Я хочу, чтобы меня уважали и любили, а не низко кланялись, сплёвывая в сторону...
       -- Что же вам мешает заслужить уважение и любовь?
       -- А разве во мне есть хоть что-нибудь, достойное этих чувств?
       -- Кто знает... Но если вы не уважаете и не любите самого себя, никто другой тоже не сможет этого делать.
      
       На любое усвоение знаний мне требуется время несколько большее, нежели кажется моим преподавателям. Не с первого и не с пятого раза проникнусь, но когда насильно вбитые знания улягутся на своё место, очень может быть, что я даже смогу применить их по назначению. Если не похороню на том чердаке, куда сваливаю весь хлам, равно приобретённый потом и кровью и полученный даром...
      
       Не зацикливайся на поиске решения... Держи мысли чуть в стороне, время от времени возвращаясь к проблеме... Тогда ты сможешь очистить свой Путь от мусора сомнений и лишних деталей...
      
       Я не мог притворяться. И не потому, что истратил все внутренние резервы, потребные для актёрского мастерства, а просто потому, что... устал. Я могу некоторое время балансировать на грани между Тёмной и Светлой сторонами своей Сущности, но каждый лишний шаг по лезвию меча иссушает источник хорошего расположения духа. Мне не удаётся без перерыва долго смеяться и шутить -- в конце концов улыбка исчезает с моего лица и прячется в таких глубинах, что никакие силы не способны её вытащить. Я не могу постоянно вести себя как "хороший мальчик", потому что во мне мало истинной доброты. Проще говоря, время от времени мне просто необходимо побыть мрачным и сварливым занудой...
      
       На самом деле интриговать -- интересно. Ощущение негласной власти над людьми слаще любовного дурмана и упоения кровавой битвой.
      
       -- Объясни, пожалуйста, почему ты так себя ведёшь?
       -- Да никак я себя не веду.
       -- Вот именно! Ты стараешься быть никаким, но в результате твоя речь пестрит фразами, которым не научишься, роясь в отбросах, а твоё поведение является жуткой смесью нахальства и галантности. Это выглядит по меньшей мере неестественно, ты не думал?
      
       -- Нет, ты определённо беглый королевский шут, других версий у меня нет.
       -- Почему сразу -- шут?
       -- Потому что вечно шутишь, но твои шутки по большей части -- очень злые и острые вещички.
       -- Я всегда стараюсь говорить серьёзно.
       -- Угу, Всегда стараешься, но получается это у тебя так редко, что никто не замечает...
      
       Я знаю, что мне нужно: уютный дом, покой, полное отсутствие магии во всех её проявлениях и человек, который будет любить меня таким, какой я есть. Да-да, именно "любить меня", потому что я пока любить не умею, и мне совершенно необходим терпеливый и талантливый учитель.
      
       Спор я проиграл. В который раз? Уверен, что не в последний... В самом деле, кому под силу одержать верх над своим внутренним голосом -- этим бесконечно мудрым, беспредельно ехидным и по-настоящему понимающим тебя собеседником? Собеседником, который лучше всех прочих знает, когда нужно просто помолчать...
      
       Мы никому не нужны, кроме себя самих. Да и в этом нельзя быть до конца уверенным. Правда, события и люди, прошедшие перед моими глазами за последние дни, не вписывались в стройную теорию равнодушного мира, которой я придерживался, но, возможно, это всего лишь исключения из правил.
      
       -- У тебя такое лицо, как будто ты планируешь военные действия...
       -- Почти угадала. Война. И непременно до победного конца!
       -- И которая из сторон должна победить?
       -- Которая?.. Я пока не решил.
       -- То есть ты готов проиграть?
       -- Достойному противнику? Почему бы и нет?
      
       Я не нуждаюсь в советах человека, который ещё сам не постиг всех тонкостей этикета в силу малого количества прожитых лет.
      
       -- Ничего, ровным счётом. Я не собирался встревать в твои проблемы.
       -- А как же кодекс чести? Спасение прекрасной дамы?
       -- На даму ты не походишь. А я не придерживаюсь тех кодексов чести, о которых талдычат на каждом углу. У меня свой кодекс, из одного правила.
       -- Какого же?
       -- Живи и дай умереть другим.
      
       Страдания вздохнули и ушли,
       Но боль в гостях осталась, как и прежде:
       Не удержавшись на крыле надежды,
       Упал с небес души осенний лист...
      
       Сказал или подумал -- какая разница? Слово -- это всего лишь произнесённая мысль.
      
       ... Я был готов признать: этот мир не так плох, как кажется... О да, он не плох. Он -- ещё хуже!
      
       ... Я раздумал умирать, потому что осознал одну простую вещь: если никому (кроме меня, естественно) не нужна моя жизнь, то и на мою смерть никто не обратит внимания. А я всегда лелеял надежду, что похороны будут пышными и слезливыми...
      
       ... Чем глубже и темнее дыра, тем опаснее проявлять любопытство к тому, что в ней прячется...
      
       Вопрос не существует без ответа. Никогда. Стоит родиться вопросу, и тут же -- пусть даже на другом конце мира -- возникнет ответ. Проблема в том, что ответов всегда несколько. И ещё более серьёзная проблема -- выбрать нужный тебе ответ. Я не оговорился: нужный, а не правильный. Потому что все ответы в какой-то мере правильные. В определённый момент времени, в заданной точке пространства каждый из возможных ответов будет единственно правильным.
      
       Как несправедлива жизнь: совершая добро для многих, ты непременно сделаешь больно кому-то одному... И не всегда -- себе.
      
       Один. Всегда -- один. В этом есть своя прелесть: не нужно ни за кого быть в ответе -- только за себя самого и только перед собою же, любимым. Одиночество болезненно, но, поверьте: к нему привыкаешь. И привыкаешь тем быстрее, чем яснее тебе дают понять, что ты никому не нужен.
      
       Глупо обижаться на детей: они ещё не могут оценить тяжесть проступка и размер искупления.
      
       ... Иногда один случайный взгляд способен прояснить больше, чем дотошные исследования.
      
       Пусть делают, что хотят, как хотят и с кем хотят. В мою-то личную жизнь никто не лезет... А как хочется, чтобы залезли, правда?..
      
       Ошибки учеников -- полное и безоговорочное поражение их Учителя.
      
       Вслед за непониманием возникает страх, а вместе со страхом всегда приходит злоба.
      
       ... Сон пришёл быстро и незаметно, как хороший друг приходит на помощь.
      
       Воздух такой свежий и терпкий, что даже на языке ощущается горечь молодой зелени. Начало лета, какого же счастья ещё можно пожелать?
      
       Ложь -- обоюдоострое оружие: вынутая из ножен, она рано или поздно ударит по тебе самому.
      
       -- Почему я не должен понимать любовь?
       -- Такие люди, как вы, никого не пускают внутрь... Не открываются перед чувствами.
       -- Далеко не всегда нужно "пускать": наступает миг, когда стены любой крепости падают. Перед завоевателем, пришедшим покорять. Можно противиться, бороться, убегать, но... Не поможет. Любовь подстерегает нас в самых неожиданных местах и, как правило, бьёт без промаха... Всего один удар, и уже невозможно вспомнить, как выглядел мир, в котором ты не пробовал вкус ЕЁ губ...
      
       - Простите... - я отвёл глаза.
       - За что? За то, что ты такой, какой есть? - усмехнулась сестра. - Извиняться нужно только за то, что противно твоей природе!
      
       Никто из нас не может придумать собственный Путь -- только выбрать из тех, что дозволены... И чем дольше колеблешься, тем труднее становится жить. А ваш выбор уже назрел, как я полагаю... Так сделайте его и ни о чем не жалейте!
      
       -- Постарайся забыть о плохом, -- посоветовала женщина.
       Я подмигнул:
       -- Плохое забывать нельзя, почтенная госпожа: как же узнать хорошее, если не помнишь, как выглядит плохое?
      
       Время заставит разочароваться в собственных мечтах и представлениях об идеале, но как хочется встретить того, кто решит твои проблемы одним махом! Нет, даже не махом -- всего лишь легким движением губ...
      
       -- Не следует подслушивать чужие разговоры.
       -- Я не подслушивал... -- смущается мальчик.
       -- Тогда не обращайте внимания на слова, предназначенные не вам, и они не ранят ваше сердце.
      
       Сотни раз я задумывался, зачем я живу, и ни разу даже не приблизился к ответу. Спросить бы у кого, более сведущего в этом деле, но никак не подберу кандидатуру... Впрочем, прожитые дни не помогают стать мудрее -- только добавляют ворчливости в голос и скрипа в суставы. Из памяти стираются даже самые счастливые моменты, а если что и остается, то недоумеваешь: когда же такое было? И было ли вообще? Быть может, это просто игра уставшего от пресной жизни воображения?
      
       Не забывайте, что власть титула распространяется только на тех, кто готов склонить голову перед этим титулом.
      
       Если женщина смотрит на вас сердито и обвиняюще, это вовсе не означает, что она чем-то недовольна. Единственное о чем кричит такой взгляд: "Ну же, скажи что-нибудь! Начни беседу! Ты же понимаешь, что я не могу нарушить молчание первой!"
      
       Мне грустно и холодно, но... я свободен от мыслей и желаний. Наверное -- это и есть счастье.
      
       Ты не смог стать кем-то другим, ты -- ничто. Заготовка. Кусок мрамора, которого никак не коснется резец. Шмат глины, оставленный гончаром "до лучших времен". Недосказанное слово в снежной пустыне чистого листа. Ты знаешь, каким ты был задуман, и знаешь, кем ты мог стать -- но мечешься между... Ты беспомощен. Ты сломанная кукла в руках ребенка, который не ведает, что даже у кукол есть сердце...
      
       Она знает, что я знаю, что она знает... лишние слова уже ни к чему...
      
       Попробуй. И поймешь, как это трудно -- уйти. Иногда -- просто невозможно.
      
       Мучительно ждать, если ты знаешь, что нужно делать дальше.
      
       Нет не малейшего желания присутствовать на допросе. Тем более на собственном допросе.
      
       "Глаза -- зеркало души". Только не твоей собственной души, а твоего собеседника. В любом из моментов. Только когда ты один, в твоих глазах можно рассмотреть твою душу... ведь в одиночестве ты разговариваешь с собой, не так ли?
      
       Как легко придумать, что делать, но как мучительно и тягостно -- продумывать, каким образом воплотить в жизнь свою фантазию!
      
       Любопытство -- мой самый любимый порок. После упрямства, разумеется...
      
       Он не имеет право на ошибку и не имеет право на любовь, потому что первая принесет вред тем, кто окружает его, а вторая... уничтожит его самого.
      
       Истина всегда очень проста, но всегда неожиданна, посему нет смысла возводить мосты Теории между берегами Реальности; чтобы вы не думали, действительность окажется иной.
      
       Я бы сдвинул веки еще плотнее, чтобы не спугнуть хрупкий призрак покоя, примостившийся на подушке рядом с моей головой
      
       Перед глазами расплывается туман... -- это Повелитель Сновидений задевает меня полой своего плаща.
      
       Слезы не облегчают боль, не верьте! Они только топят ее на время. Но пройдут дни, в самом лучшем случае -- годы, и боль, которая не добилась своего в предыдущий раз, вернется, и тогда вы пожалеете о том, что погасили тот, первый пожар...
      
       Все же на что то способен, пусть это "что-то" -- самое последнее, что я хотел бы уметь делать.
      
      
       "На полпути к себе"
      
       Люди, привыкшие к свободным отношениям с обществом, переносят ощущение свободы и на межличностные отношения. Это правильно, кстати: какая разница, кто согревает твою постель, если вам хорошо вдвоём? Никакой. То, что творится за закрытыми дверьми, никого не должно волновать. Но этот кретин распахнул двери настежь!
      
       Обида за несчастную девушку уксусом разлилась по моему языку, добавив мыслям и словам остроты.
      
       Сами подумайте: если за вами приходят два человека, профессионально занимающихся душегубством, да при этом на лицах сих молодчиков ясно читается приговор, волноваться и переживать по этому поводу глупо. И -- опасно. Лучше успокоиться и взвесить все "за" и "против", дабы не упустить тот единственный шанс, который поможет выкарабкаться из ловушки.
      
       Солнце гарью давится
       На столе небес.
       За Порог отправиться -
       Мне или тебе?
       На судьбу, сердешную,
       Злобы не держу:
       Повезёт сильнейшему -
       Слова не скажу.
      
       Страх со мной не справится,
       Если рядом друг.
       Грозно улыбается
       За спиною лук,
      
       И к ладони ластится
       Рукоять меча...
       Голова не скатится,
       Если -- на плечах!
      
       Я не воин -- труженик
       В жизни и в бою.
       Я люблю оружие,
       Драться -- не люблю!
      
       Быть терпимым -- значит признавать за кем-либо право поступать как он считает нужным и правильным. Это очень трудно, между прочим! Особенно когда знаешь, как лучше...
      
       Я стараюсь не обращать внимания на проблему. В идиотской надежде, что проблема устанет от моего равнодушия и исчезнет...
      
       Открыть дверь легче, чем распахнуть сердце, правда, кто не умеет делать первое, не обучится и второму...
      
       ... В памяти толкутся тысячи нужных и ненужных сведений, но большей частью эти мерзкие твари повёрнуты ко мне спиной, и совершенно невозможно понять, кого из них дёрнуть за плечо...
      
       Нет ничего хуже дремоты, этого странного танца сознания на зыбкой грани между бездной сна и трясиной бодрствования. Глаза закрыты, мышцы расслаблены, но не получаешь той малости, которую дарует действо, обычно совершаемое в ночные часы, когда все дела переделаны либо отложены на завтра и несколько часов до рассвета принадлежат тебе, и только тебе... Нет покоя, который тело обретает лишь в отсутствие сознания.
      
       Если всё идёт гладко, не ведёт ли дорога к обрыву?
      
       Влезать в чужую личную жизнь чревато осложнениями в своей собственной...
      
       В некотором роде учителя -- те же творцы, но, как не каждая женщина (и не в каждом случае) может родить здорового, сильного, в потенциале -- умного ребёнка, так и не каждый учитель способен создать из сырого материала вверенного ему юного создания то, что превзойдёт его самого. Некоторые и не хотят, чтобы ученики были умнее -- вполне понятное желание. Нехорошее. Эгоистичное. Вредное. Вполне человеческое. Зачем я буду делиться тем, что добывал потом и кровью, только для того, чтобы юный нахал через несколько лет стал умнее меня? Ни за что! Такие вот учителя плодят "рабов" недалёкого ума...
      
       ... Отношения "учитель -- ученик" <...> во многом подобны рабству. Умственному и нередко даже физическому. Плохой наставник получает неописуемое наслаждение, владея умами своих учеников, внушая им выстраданные самим, а не настоящие истины, заставляя действовать по своему образу и подобию...
      
       Ошейник -- всего лишь символ. Настоящее рабство рождается и гнездится в недрах черепа, там, где многие предполагают местонахождение ума.
      
       ... Истинная жестокость доступна только детям.
      
       Красоту можно найти в любом предмете и любом явлении, нужно только захотеть. И когда научишься восхищаться тем, что причиняет тебе боль, задумаешься: а боль ли это? Может быть, это не наказание, а награда? Сложно для понимания? Согласен. Скажу больше: у каждого из нас оригинальное восприятие происходящего, и навязывать кому-то свою точку зрения не стоит. Бесполезно.
      
       Учитесь шутить, господа! Это сложное и неблагодарное занятие, но однажды наступит момент, и вы поймёте, что та жизнь, в которой вы ни разу не улыбнулись, была скучнее и серее новой, пронизанной молниями улыбок. Пусть эти молнии не могут разогнать мрачную пелену грозовых туч действительности, но они так удачно оттеняют лиловый лик беспощадной стихии...
      
       ... Над бедами лучше шутить, чем рыдать. Конечно, даже от самой удачной шутки проблемы не исчезнут, но вам-то станет существенно легче...
      
       Высшее наслаждение -- творить для других. Видеть радость в чужих глазах -- пусть адресованную не лично тебе, а тому, что ты сделал, но всё же... Слышать восхищённые возгласы... Самое главное -- вовремя остановиться и отпустить то, что сотворил. Если не отпускать, не сможешь покорить новую вершину, потому что груз прежних достижений будет висеть на твоих ногах тяжёлыми цепями...
      
       ... У людей <...> есть одно чудесное свойство -- забывать. Сглаживать острые углы обид и разочарований. Закрывать чехлами отслужившую своё мебель. Ни в коем случае не выкидывать, нет! Любая мелочь навеки остаётся в памяти, но <...> лишь для того, чтобы иногда -- под стук осеннего дождя или в алых лучах заката -- вынуть старую безделушку из шкатулки, согреть своей ладонью, снова почувствовать печаль или радость... Они не будут слишком яркими, эти чувства -- с течением времени меркнут любые краски, -- но, утратив свежесть, настоятся, словно вино, и в самом простом событии появится глубина, которую ты не мог заметить...
      
       Только очень мудрый человек не считает себя знатоком жизни.
      
       Часы отсчитывают встречи.
       Дорога ждёт. Мой поиск вечен:
       Я лишь на полпути к себе.
      
       Слишком много мыслей в голове. Слишком. Сталкиваются одна с другой, набивают шишки и -- нет чтоб извиниться! -- обзывают друг друга такими грязными словами, что трудно удержать смех. Мысленный, но такой реальный...
      
       Затаённое дыхание прошедших лет доносится с каждой полки. Участники. Дети и родители целых эпох. Книги. Каждая из них хранит Знание. Да, не всегда нужное. Не всегда истинно верное. Очень часто -- вредное. Но ведь текст тем и хорош, что каждый читатель видит в нём что-то своё... Пусть поймёт превратно или вообще не поймёт, но... В это можно не верить. Над этим можно смеяться. Это можно презирать. Смейтесь! Но я знаю совершенно точно: ни одно прочитанное слово никогда не исчезает из памяти. Рано или поздно оно прорастает откровением или легкой улыбкой: вы даже не вспомните, где прочли всплывшую в океане памяти фразу, но она окажется именно той, которая так необходима в этот момент... Необходима не для того, чтобы понять основы мироздания, а чтобы добавить восприятию мира чуть-чуть остроты...
      
       Думаете, тяжело хоронить только друзей? Нет. Гораздо труднее расставаться навеки с теми, кто мог бы стать вашим другом. Мог бы, но не стал...
      
       Мудрые люди говорят: "Не ошибается тот, кто ничего не делает". Возможно. Но на своём личном опыте я убедился кое в чем другом. Кто ничего не делает, тоже ошибается! Невозможно стоять на месте, нужно двигаться. Хотя бы в собственных мыслях, если ноги не желают слушаться.
      
       Всегда больнее провожать в последний путь несбывшиеся надежды. Больнее, чем умирать самому.
      
      
       "Вернуться и вернуть"
      
       -- Согласен, учиться -- не самое приятное времяпрепровождение. Я, например, ненавижу уроки... Но от них никуда не денешься, к сожалению.
       -- Особенно когда наставником выступает Судьба...
       -- Судьба? Э нет, дяденька: Слепая Пряха всего лишь ткёт Путь и расцвечивает его узорами Спутников. Мы сами являемся и учениками, и учителями. Попеременно. Друг для друга.
      
       Желание зачастую способно подменить собой умение, не так ли?
      
       Имя -- не шаг к пониманию и даже не полшага, но сочетание звуков (временами -- благозвучное, временами -- не слишком), которым мы нарекаем себя для других, одно из наших отражений. Пусть мутное, кривое, мало похожее на владельца, но оно позволяет натянуть первую тонкую нить основы Гобелена Беседы. А дальше... Дальше всё зависит от мастерства ткача.
      
       Конечно, любой урок доходчивее, когда стоишь на Краю, однако велика вероятность того, что страх переиначит то, что пытается внушить учитель. Переиначит. Исказит. Исковеркает. Превратит Истину в её полную противоположность.
      
       -- Честь? Да что ты знаешь о чести?
       -- Самое главное: честь у каждого -- своя, но при этом сразу видно, имеется она или отсутствует.
      
       Каждый день, проведённый под чужой личиной, каждый поступок, противный твоей истинной природе, убивают то, что составляет тебя. Нелепое, слабое, незаметное подчас создание, которое скромно заботится о сущей малости: о том, чтобы мир был чуть-чуть разнообразнее... потому, что в нём есть ты. Потому, что любое проявление жизни вносит свой оттенок в палитру мироздания. И если пытаться стать тем, кем не являешься, ты сознательно лишаешь всех, кто тебя окружает, созерцания чуда. Пусть крохотного, мимолётного и не оставляющего после себя ярких воспоминаний, но... Если его не будет, мир так и останется нищим.
      
       Чем серьёзнее лицо, тем опаснее стремление усовершенствовать мир. Мудрец никогда не берётся изменять то, что не нуждается в изменении. Просто, не так ли? Скажете: непонятно? Пожалуй. Но вокруг нас существует столько всего замечательного! То, что нельзя объяснить, обычно называют чудом, и покажите мне человека, который променяет яркую радугу чудес на скучный порядок аптекарской лавки! Дураков нет. То есть, глупые люди встречаются, но глупость и ограниченность -- совсем разные понятия.
      
       Мудрость без чувства юмора... это высокоучёный абсурд.
      
       -- Вы очень убедительны... Пожалуй, я соглашусь.
       -- Не буду утверждать, что Вы не пожалеете.... Пожалеете, и не раз! Но ещё чаще Вы будете с благодарностью вспоминать это зимнее утро и...
       -- И несносного человека, который заставил меня жить правильно?
      
       Не буду утверждать, что между ними есть настоящая страсть, однако, и расстаться они не могут. Связанные давним стыдом? Возможно. И что из того? Цепи любви далеко не самые прочные.
      
       Спорить вообще бесполезно. Независимо от цели и состава участников. В споре не возникает ничего хорошего: либо ты получишь повод усомниться в справедливости своей жизненной позиции, либо наоборот, ещё сильнее в ней утвердишься...
      
       ... любая жизнь заслуживает смерти... Фактом своего существования...
      
       Настоящая ценность предмета не зависит от того, насколько он нужен или не нужен нам. Но мы предпочитаем искать во всём только пользу, хотя закатное солнце, скрывшееся в тумане, способно доставить душе больше наслаждения, чем обладание всеми сокровищами мира.
      
       Вообще-то я не очень люблю гулять, потому что не вижу в этом занятии особого смысла. Судите сами, если гуляешь один, то рано или поздно увязаешь в размышлениях, совершенно не относящихся к окружающим тебя пейзажам. А если гуляешь с кем-то вдвоём (втроём, вчетвером и далее по нарастающей), природы и архитектуры вовсе нет, поскольку все силы бросаются на то, чтобы поддерживать беседу и не упускать реакцию собеседника на твои ответы и вопросы, что не очень получается.
      
       Даже в самой чистой и светлой душе живет демон. Крохотный, незаметный, безобидный, он ждет своего часа. Ждет удобного момента, чтобы сожрать сияющий свет и исторгнуть из себя мрак, который поглотит все и вся...
      
       Есть три ипостаси человека с оружием: солдат, мясник, воин. Один убивает за деньги и идею, второй -- исключительно за деньги и иногда ради собственного удовольствия, третий... Регулирует поголовье первых двух. То есть убивает, но лишь в том случае, когда это становится истинно необходимым. Воином может быть кто угодно: мужчина, женщина, ребенок -- ни возраст, ни физические данные не имеют решающего значения. Важнее иное -- понимание неизбежного.
      
       -- Ты забыл сказать, почему друзья все время спорят и ругаются.
       -- И почему же?
       -- Потому что говорят в лицо вещи неприятные, но важные и правдивые. То, чего никто другой не скажет.
      
       -- Хорошо, сам скажу, что такое дружба. Это когда, будучи один, тоскуешь и мечтаешь о встрече, а встретившись...
       -- Через пять минут понимаешь, насколько твой друг невыносим, разругиваешься с ним в пух и прах, хлопаешь дверью, а потом снова начинаешь тосковать!
      
       Почему мы всегда требуем искренности и открытости чувств других, а свои сокровенные глупости запираем на все возможные замки? Наверное, из-за того, что боимся оказаться беззащитными перед миром. В какой-то мере это правильно: откроешь кому-нибудь душу нараспашку, а этот "кто-то" нахально ворвется, все вытопчет и оставит после себя только грязные следы... Да, примерно так и происходит. Сам сколько раз раз убеждался: доверять -- занятие рискованное.
      
       Ненавижу, когда рядом со мной кто-то несчастлив. Всегда ненавидел, потому что боль чужих глаз эхом отзывается в моём сердце.
      
       Слова, даже самые мудрые и прекрасные, не всегда могут описать то, что легко и просто выразит взгляд. К сожалению? К счастью? Не знаю. Иногда приятнее спрятаться за пологом изысканных фраз, чем выдать то, что чувствуешь, случайной тенью, промелькнувшей в глазах.
      
       Глупо думать, что надежда умирает последней. Она вообще неспособна умереть, потому что принадлежит миру, а не его смертным осколкам. Надежда не умирает, напротив: она идёт за похоронной процессией. С сухими глазами...
      
       Жалость - самая смертоносная вещь для того, кто хорошо знаком с чувством вины, потому что первая действует на второе подобно маслу, вылитому в очаг: пламя взвивается злыми птицами, обугливая все, что встретится на пути. А первым под смертоносные поцелуи огня обычно попадает сердце.
      
       Улыбка сама по себе редко может служить оружием, но, дорогие мои, как она способна усиливать или сглаживать эффекты! Когда вы улыбаетесь, ваш противник (собеседник, напарник - сами выбирайте нужный вариант) невольно начинает задумываться: а что кроется за безмятежным изгибом губ? Что сорвется с натянутой тетивы в следующий момент? Улыбайтесь, господа, улыбайтесь почаще! И пусть вас сочтут не совсем умными людьми, не переживайте по этому поводу, ведь недаром старая пословица утверждает: по-настоящему смеется лишь тот, кто остался в живых...
      
       Все очень просто: двигаться можно в любом направлении, потому что все дороги мира рано или поздно приходят на один и тот же перекресток. Перекресток, на котором всех нас ожидает Вечная Странница. Перекресток, с которого мы уйдем под ручку с улыбчивой спутницей, которой не нужны ни власть, ни злато, ни волшебство.
      
       Старики говорят: нельзя долго смотреть на бегущую воду, потому что она может поймать отражение и по капелькам унести его прочь. Вместе с душой.
      
       Как страстно хочется всё бросить. Вообще всё. С самой высокой горы. В самую глубокую бездну. Бросить и забыть. Обо всём. Навсегда. Закрыть дверь, задвинуть засов, опустить шторы и накрыться с головой одеялом. И пусть вокруг гибнут люди и целые государства! Что мне за дело до них? И что им за дело до меня?...
      
       Время имеет обыкновение зарубцовывать раны. Да, они будут ныть. Серыми осенними вечерами. При перемене погоды. После тяжкого похмелья. Но болеть по-настоящему уже будут неспособны. И в этом главная прелесть жизни: непрекращающееся движение.
      
       Быть достойным еще не значит быть подходящим.
      
       Выбор ты делаешь сам, без советчиков и болельщиков... иначе выбора не будет...
      
       Если выбирать не из чего, это может означать, что выбор не нужен.
      
       Мнение одного может быть мнением тысяч, если оно созвучно с вашим.
      
       Не выставляй себя большим дураком чем ты есть -- не извиняйся за то, что извинений не требует.
      
       -- Я сказал правду!
       -- Правду? для кого?
       -- Для меня!
       -- Допустим, но почему ты решил, что твоя правда нужна кому-то кроме тебя самого?
      
       Прямой ответ подобен удару меча: если ты не готов с ним что-то сделать, он скорее всего тебя убьет.
      
       Не терпит мужчин сильнее ее самой... она им покоряется
      
       Некоторые подробности лучше узнавать постепенно. Во избежании резкого заворота мозгов
      
       А кто сказал что я не злюсь? Злюсь. Но некоторые вещи важнее личных чувств, не находишь?
      
       То, что понравившиеся друг другу мужчина и женщина оказываются в одной постели, не является ни чудом, ни преступлением. Но вот потом, когда плотская близость больше не является необходимой и желаемой... что происходит потом? Люди расстаются. По-разному, согласен. Но мудрые люди расстаются друзьями, сохраняя в памяти свет и тепло прежних встреч. А вы.. вы стали врагами.
      
       Утром встаете, как ни в чем не бывало, завтракаете, выходите из дома, перебрасываетесь парой-тройкой ничего незначащих фраз с прохожими -- знакомыми и не слишком, делаете шаг и... с ужасом понимаете что мир, оставшийся позади полностью разрушен и вернутся в него нельзя. А тот, в котором вы вдруг оказались, чужд и враждебен и останется таким еще некоторое время -- не особенно долгое, потому что привычка возьмет свое -- но и недостаточно малое, чтобы боль потери не успела ранить ваше сердце... с вами такое бывало?
      
       Ты видишь лучшее, что есть в чужих душах, и для тебя оно важнее живущей там черноты. А тьма, между прочим, очень часто подчиняет себе свет, если тот недостаточно силен. Наверное, тебе нужно стать немного черствее сердцем... чтобы выжить.
      
       Если два сорванца находят общий язык, остается только молиться о спасении мира.
      
       Ты любишь жизнь. Только не свою, а ту что простирается вокруг тебя.
      
       Утро не наступит, если вечером солнце не скроется за горизонтом.
      
       -- Во-первых, это не поможет.. А во-вторых... нет, уже достаточно того, что "во-первых".
      
       Как это по-человечески... и как это печально.
      
       Умный любовник никогда не допустит, чтобы оставленная им женщина была несчастна.
      
       Если хотите знать подробности какой-нибудь переделки, участвуйте в ней сами.
      
       Подробности, когда их становится слишком много, превращают пользу во вред.
      
       Спрашиваете, потому что хотите знать или потому что не хотите думать сами?
      
       Нет ничего предопределенного, и нет ничего неизменного, ни в большем ни в меньшем, ни в жизни, ни в смерти. Будущего нет, потому что воплощаясь оно на крохотное мгновение становится настоящим -- и тут же исчезает в прошлом.
      
       Редкий человек способен сохранять живой интерес к точной науке, если на горизонте взошло солнце кокетливого женского взгляда.
      
       Тону в чужих проблемах, а сверху нагроможден собственными.
      
       Есть Право Уйти и Право Вернуться,
       Есть Право Судить и Право Карать,
       Есть Право Уснуть и Право Проснуться,
       Есть Право Забыть И Не Вспоминать.
       Что приглянулось тебе?
       Есть Право Любить и Право Покинуть,
       Есть Право Служить Прекрасным Мечтам,
       Есть Право Царить, Сражаться И Гибнуть,
       Есть Право Платить По Горьким Счетам.
       Что улыбнулось тебе?
       Есть Право Простить и Право Запомнить,
       Есть Право Учить и Право Вести,
       Есть Право Просить и Право Исполнить --
       Как много тропинок! Куда идти?
       Не поддавайся капризной Судьбе --
       Выбери Путь по себе...
      
      

    Галина Гончарова.

       "Средневековая история"
      
       Хочешь жить спокойно и тихо -- дружи с тихонями. Хочешь блистать -- выбирай подходящую оправу. Хочешь быть лидером -- подбери парочку-троечку ведомых.
      
       Женщины могут стать подругами, если они не делят профессию и мужиков.
      
       Как говорится, если в комнате два выхода -- значит вы не видите окна и дымоход.
      
       Там, где речь идет о своей выгоде, интеллект просыпается у представителей любого времени и национальности!
      
       -- Мам, а почему ты так относишься к тете Кате?
       Катерина Петровна -- соседка. Мама всегда рада ее видеть, но почему-то у Али остается впечатление, что с теть Катей разговаривают, как и с ней самой. Как с ребенком.
       -- Потому что она зашоренная. Катя хороший человек, но она не видит того, что выходит за пределы ее жизненного опыта.
       -- Это как?
       -- Вот так. Она привыкла к миру вокруг. Если ты девочка, то в юбке. Если мальчик -- то военный. Если генерал -- то всегда прав.
       -- А разве не так?
       -- Алечка, Аленький мой, запомни. Если ты говоришь -- так должно быть -- ты перекрываешь себе все остальные варианты. Вот смотри. Идет по улице мужчина в юбке. Что ты подумаешь?
       -- Что он дурак.
       -- Вот. А он может быть шотландцем. Может сбежать от любовницы. Может, у него украли все штаны и он был вынужден ее одеть. Или он актер и бежит на спектакль... понимаешь?
       -- Да. Я назвала один вариант.
       -- А их миллионы. У тети Кати он тоже только один. Не уподобляйся ей, хорошо?
      
       Тебе: "Дитя мое, так не делают. Ты, часом, не ведьма?"
       А ты в ответ:
       "Товарищ пастер, а вот святая Марильда наложением рук лечила. Святая Евграстия путешествовала. А святая Ридалина вообще в публичном доме проповедовала. Так что не надо ля-ля, это на меня натурально святой дух ка-ак снизошел... не верите? Сейчас и на вас снизойдет. Я только что потяжелее найду -- и вы мигом узрите ангелов с крылышками!"
      
       Лучшее оружие в споре -- знание.
      
       Если человек не может поверить в то, что его судьба в его руках -- он выдумывает себе доброго небесного папочку, который то дает конфетку, то дает а-та-та по попке.
      
       Техническое развитие не должно опережать морально-этическое. Иначе такой армагеддец наступит, что Бога сметет и чертям хвосты поотрывает.
      
       Никто не знает, что происходит там, за гранью смерти. Никто и никогда этого не узнает.
       Но есть старая, очень старая легенда. И она гласит, что тело -- конечно, а душа -- вечна. Если погибает тело, душа отправляется в новый круг перерождения, чтобы спустя некоторое время снова родиться на земле.
       Кое-кто считает также, что число миров бесконечно, и, побывав в одном мире, душа может отправиться в другой.
       А еще есть такое мнение, что если душа очень хочет жить, она может занять чужое тело, из которого уходит душа прежнего хозяина.
       Говорят, так тоже бывает. Душа не уходит, а просто переселяется.
       Но это, конечно, просто глупость. Никто ведь так и не признался в таком переселении...
      
       Не бывает недостойной работы. Бывает маленькая зарплата.
      
       Лучше умная дурнушка, чем красивая идиотка.
      
       Всем известно -- для каждого отца все лучшее у ребенка от него, а все худшее от тещи.
      
       Лучше быть живым и бедным, чем сдохнуть по дороге к богатству.
      
       Сделать человека врагом -- несложно. А вы попробуйте с ним подружиться?
      
       Умные -- всю жизнь сами учатся. А дураки -- они дураки и есть.
      
       Но мимика, движения, интонация -- часто это говорит о человеке больше, чем он сам того желает.
      
       Хочешь спрятать -- поручи взрослым. Хочешь найти -- поручи детям.
      
       Чтобы открыто быть дураком -- надо быть очень умным.
      
       Никому и никогда не удавалось переделать человека после трех лет. Ребенка воспитывают, пока он лежит поперек лавки. А потом, когда он растет -- это закрепляется.
       Именно поэтому так глупы вопли: "я его (ее) перевоспитаю". Ага, шесть раз.
       Нельзя перевоспитать человека. Он может измениться сам. И то -- внешне. Но стержень внутри останется тот же. И в экстремальных ситуациях вылезет наружу. Да так, что только держись...
      
       Те вещи, которые просты и понятны женщинам -- мужчинам приходится растолковывать с применением большой дубинки. И наоборот. Нечто само собой разумеющееся для мужчин, женщины не замечают, пока оно их по голове не стукнет. Три раза подряд.
      
       -- Такая жалость, графиня, что вам приходится носить этот траурный зеленый цвет.
       -- Ничего, достопочтенная. Я ношу этот зеленый, как траур по своим врагам.
       -- Неужели у вас так много врагов, ваше сиятельство?
       -- Разумеется, нет, баронесса. Я ведь не зря ношу по ним траур.
      
       Дом может сгореть, любимый человек бросить, с работы могут выгнать, страну может захлестнуть война -- возможно все. Но то, что у тебя в голове -- и те навыки, которые у тебя в руках, всегда могут дать тебе шанс выжить.
      
       Люди могут быть выше тебя по положению или богатству, или возрасту. Но пока ты выше их по знаниям и умениям -- ты всегда будешь в выигрыше.
      
       Мужчины любят тех, о ком надо заботиться. Сильные и умные женщины обязывают. Если рядом с тобой львица -- придется стать львом, а не козлом. А с козочкой проще.
      
       Слово "выгода" обладает волшебным действием. Оно смиряет самые бурные нравы и гасит самые яростные порывы души.
      
       Вся наша жизнь лишь узкий луч над пропастью страданий, боли,
       На лезвии острей ножа мы держимся лишь силой воли.
       Куда идем, зачем идем, до самой смерти не узнаем,
       А цель, когда мы к ней дойдем, возможно, и не угадаем.
       Судьба смеется - для чего идешь сквозь бурю, дождь, ненастье?
       И ты ответишь: для того, чтоб дать своим потомкам счастье.
      
       Самое главное, чтобы было кому жить, любить и верить. Трава для коней, вода для людей и будущее для детей. Разве это не счастье?
      
       Надо быть человеком. Куда бы ни занесла тебя жизнь, какие бы вензеля она ни выписывала, надо оставаться человеком. Иногда даже вопреки своим желаниям.
      
       Памяти предков надо быть достойным. Памяти потомков тоже надо быть достойным.
      
       Возраст? Время? Пространство?
       Мы подвластны им настолько, насколько позволяем себе это. А если кто-то хочет жить, любить, радоваться жизни и быть счастливым - для него не бывает преград.
      
       Бывают в жизни моменты, когда надо гордо не просить. Ибо сами предложат и сами все дадут. А бывают моменты, когда просить надо. Даже обязательно. Иначе дадут вовсе не то, что надо или что вам хочется. Запросто.
      
       Самому сильному мужчине нужно место, где можно отдохнуть. Самой сильной женщине нужно знание того, что она не одна. Что за ее спиной есть кто-то сильнее.
      
       Каждый представитель сильного пола свято уверен, что женщина - это нежное, трепетное создание.
       И объяснить, что нежное создание может одним взглядом коня остановить, и вообще... Встает трепетное создание в пять утра, готовит завтрак, кормит-собирает супруга, кормит-собирает детей, отводит их в школу, мчится на работу, в обеденный перерыв еще успевает в магазин, после работы мчится домой, там опять по кругу: ужин - супруг - дети - тетради - свекровь - супруг... а еще постирать, убрать, приготовить, помыть-почистить...
       И сколько там нежности останется?
       Да приличная лошадь, двигаясь по такому графику, давно загнулась бы. А женщины бегают из года в год.
      
       Репутация как девственность. Один раз потеряешь - не восстановишь.
      
      
       "Учиться, влюбиться... убиться?"
      
       -- Женщины -- это же цветы жизни!
       -- На могиле своих обидчиков.
      
       -- Невнимательность -- вот что делает из тебя лопуха.
       -- Женщине простительна милая маленькая рассеянность.
      
       Природа создала два пола? Вот и давайте будем соответствовать каждый -- своему. А то женщины изображают из себя Жанну д'Арк, с чековой книжкой наперевес и компьютером вместо щита, а мужчины, изящно заламывая руки, сидят по своим квартирам и ждут, пока их кто-то раскопает и вывесит на просушку. Для избавления от плесени, надо полагать. И, что самое смешное, оба пола мечтают о светлой и чистой любви, не понимая, что таковую надо как следует отмыть и прополоскать отбеливателем. А для этого нужны коллективные усилия.
      
       -- Ты одна такая нахалка на весь Элварион.
       -- Я всегда знала, что я уникальная, единственная и неповторимая...
       -- А уж какая скромная...
       -- Так сама себя не похвалишь -- никто не озаботится!
      
       Но бывают прирожденные повара, а бывают такие, кого хоть всю жизнь учи -- все равно отраву сварит. И спасибо еще, если сам в процессе готовки не искалечится. Ну, вот не дано человеку! И все тут! Хоть ты тресни и рассыпься!
      
       Раньше начнем, раньше по шее получим.
      
       Если вы хотите от кого-нибудь избавиться, не обязательно так мучить беднягу. Лучше колесуйте или сожгите его. А женить несчастного на мне -- это слишком жестоко.
      
       Принцы не подслушивают, а осведомляются.
      
       Лично я всегда стояла за третий закон Ньютона. Действие должно быть равно противодействию. А сколько раз этот закон до Ньютона открывали! Например, как аукнется, так и откликнется. Или -- кто с мечом к нам придет, от него и погибнет. Или -- это уже студенческий фольклор: 'дал по морде -- получи по уху'. И все эти законы должны работать в самом жестком варианте -- и для всех -- от королей до распоследних бомжей. Только в этом случае можно обеспечить в стране покой и порядок.
      
       Два существа, которые понимают друг друга и не хотят войны, всегда смогут договориться.
      
       План писали на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить.
      
       Дети -- это цветы жизни на могиле своих родителей.
      
       -- Боги... Ёлочка...
       -- Она с Каном.
       -- И кто кого будет спасать?
       -- Подозреваю, что спасаться от них будут все окружающие. Ёлка просто мастер художественных неприятностей.
      
       Тяжелая форма влюбленности пластырем не лечится.
      
       А за двумя зайцами гоняться -- мордой дерево поймать.
      
       И не верила я в аристократическое благородство. Благородным может быть и свинопас. А свиньей -- даже принцесса.
      
       Есть такие люди. Вроде бы они ничего не делают. Сидят себе на попе ровно. Или не слишком ровно. Но вокруг них всегда творится что-то весьма и весьма интересное. Иногда веселое. Иногда страшное.
       Они -- глаз урагана. Им не надо крутиться самим. Это как судьба. Если такой человек пойдет погулять в лес, он наткнется или на труп или на ворота в другой мир. Пойдет за покупками -- поймает воришку. Начнет общаться с кем-то -- и бедолаг закружит в водовороте событий. А человек будет удивленно разводить руками. Он-то ничего не делал.
      
       Любое сопротивление воспринимаем как попытку самоубийства и помогаем по мере сил.
      
       Удар должен быть один. И не смейте раскисать. Если на вас напали -- бейте насмерть. Лучше оправдываться на земле, чем на небесах. Бейте в горло, в глаза, в пах... хоть зубами за яйца укусите, авось от болевого шока сдохнет. И учтите, вы -- женщины. Ваша сила -- в вашей слабости. От вас не будут ждать сильного сопротивления...
       И не удумайте играть в благородство! Играйте в слабость, в трусость -- до одного момента, который нельзя упустить. Никак нельзя.
      
       -- А что за той дверью? Голодный вурдалак?
       -- Гораздо хуже, -- ухмыльнулся директор. -- За той дверью очередь из двухсот двенадцати поступивших, которым не терпится подписать свой договор.
      
       Любые запрещения вызывали во мне только одно желание -- нарушать их.
      
       Я с детства усвоила, что нет плохих и хороших, есть только наше отражение в зеркале. И если тебе подставляют подножку, подумай, что бы сделал ты на месте этого человека. Возможно, то же самое? Так какое же право я имею осуждать тех же вампиров? Они пьют кровь, согласно мифам. Но им же это необходимо! Стоит только поставить себя на их место, и их уже нельзя осуждать. Неужели вы, неожиданно став вампиром, перешли бы на растительную пищу? Что-то я сомневаюсь. Или еще проще. Я в жизни видела ну очень мало вегетарианцев. С нашей точки зрения, есть бифштекс -- это поддерживать силы. А с точки зрения коровы, из которой этот бифштекс приготовлен? Убийство и людоедство. Все зависит от точки зрения.
      
       Я всегда была атеисткой. Как сказал один мой знакомый, надо либо думать, либо верить. Я же предпочитала думать. Бога нет до тех пор, пока это нельзя будет доказать математическим путем. И точка.
      
       И первой моей фразой стало:
       -- Мать вашу за ногу!
       -- Россия, -- безошибочно определил пузатый тип.
       -- Согласен с вами, коллега, -- наклонил голову "маг". -- Кажется, это одно из общеупотребительных русских выражений?
       -- Да, по нашим сведениям... -- начал толстяк.
       Что там было по их сведениям, я уже не узнала. Потому что решила поддержать честь родной державы парочкой не менее общеупотребительных, но уже непечатных выражений.
       -- .....! .....! .....!!!
       -- Несомненно, Россия, -- заключил худой.
      
       -- Я хотел как лучше.
       -- А вышло как лучше не надо.
      
       -- Между прочим, это последний визг моды!
       -- Оно и заметно. Что визг -- предсмертный.
      
       Я же такая нежная, такая чувствительная... не всяким бревном перешибешь!
      

    Галина Краснова.

       Связанные"
      
       Чтоб тебя совесть, наконец, нашла и загрызла до смерти!
      
       Все мужики козлы. Кто не козлы - с теми скучно.
      
       Хорошие манеры: искусство правильно делать то, чего вообще-то делать нельзя.
      
      
       "Любимая игрушка"
      
       Я себя люблю, и это чувство глубоко взаимно.
      
       И почему у женщин все вопросы сводятся к наличию у мужчины другой женщины?
      
       А ты -- если останешься в живых -- будешь всю свою жизнь мучиться от осознания того, какой ты кретин, потому что когда-то обозвал любовь, дар богов, игрой гормонов.
      
       Хотя, она сама виновата! Повела себя, как... как... Да как она вообще посмела? Она моя! Пусть даже пока не знает об этом.
      
       Да, я женщина. И горжусь этим. Потому что мужчина -- это ошибка природы, которую женщине приходится терпеть, чтобы родить ребенка. Мужчины абсолютно бесполезны в хозяйстве, и на них нельзя положиться.
      
       Знаешь, человек такая тварь, что может ко всему привыкнуть, правда, к хорошему -- быстрее, чем к плохому.
      
      

    Галина Романова.

       "Как начать карьеру"
      
       Мэтр все это время стоял рядом и с сосредоточенным видом листал свою книгу в синей бумажной обложке. Книга оказалась захватанной до невозможности - на многих листах виднелись сальные пятна и какие-то грязные отпечатки, краска местами потекла, и руны были подправлены от руки обычными чернилами. На полях пестрели пометки, отдельные слова были подчеркнуты, а одно заклинание так вовсе замарано крест-накрест, и рядом стояла категоричная резолюция: "Фигня!"
      
       Я невольно бросил взгляд через плечо на распахнутые двери больницы:
       -- Ну, наверное, у нас есть наша сила...
       -- У нас есть пиво и сухарики. -- Мэтр Куббик подошел к лошадям. -- Ну и еще то, что у нас со Смертью особые отношения. Поедемте, выпьем!
      
       Дурак, набитый дурак! -- не переставал ругать себя, летя через ночь. -- Больше никогда не буду спасать девчонок! Я ее спас, а она вон как... Небось примчалась в село и разоралась, что некромант хотел ее в жертву принести! В следующий раз так и поступлю -- и пусть хоть трава не расти! Считаете нас, некромантов, злобными гадами, только и думающими, как бы кого замордовать? Пожалуйста! Мы станем такими!
      
       Мэтр Куббик опасливо покосился на занятое черным котом кресло, потом на меня, прикинул, что легче: справиться с решительно настроенным животным или заставить встать раненого человека, и решил, что может постоять.
      
       Если хочешь от кого-то удрать, ни в коем случае не стоит лететь по улицам сломя голову. Бегущий человек, конечно, выигрывает в расстоянии, но проигрывает в том, что касается внимания прохожих. На него показывают пальцами, ему вслед улюлюкают мальчишки, он может споткнуться и налететь на кого-нибудь, что чревато разборками и ссорой.
      
       У каждого человека есть хотя бы один враг!.. Если речь идет о человеке, а не о твари дрожащей... Просто ваш враг еще не перешел к активным действиям.
      
       Никогда не позволяйте всем подряд говорить вам "ты"!
      
       Cпешка еще никому не помогла. Даже убегать от опасности надо умеючи и трезво взвешивая все "за" и "против".
      
       Смерть всесильна. Перед ней спасует любой.
      
       Постоянное хождение по краю, реальный шанс в любой миг заглянуть в глаза смерти как нельзя лучше помогают ценить жизнь во всех ее проявлениях.
      
      
       "Как не потерять работу"
      
       Черный кот при виде жены встрепенулся, сделав шаг вперед.
       "М-мыф! -- прищурила глаза Варежка. -- Явился-таки!"
       "М-мыр-р... Дела, знаешь ли... дела!"
       "Ми-й-йа! Вечно у тебя какие-то дела, а обо мне ты подумал?"
       "Ур-р... Да, дорогая!"
       "Пыф-ф-ф-р-р... У вас, мужчин, вечно отговорки!"
       "М-м-мур... Ну кошечка моя, не сердись! -- Зверь полез обнюхиваться с подругой. -- Я действительно был занят..."
       "У-йя-а-а-у... -- Та замахнулась лапой. -- Только попробуй сунься!"
       Драки, однако, не получилось -- в этот самый миг откуда-то выкатился крошечный черный котенок с белым пятном на морде. С разбегу выскочив на середину комнаты, он слишком поздно заметил незнакомого кота, подпрыгнул, распушившись в черный мячик, и с шипением упрыгал в обратном направлении.
       Зверь застыл памятником самому себе. Варежка же одарила супруга томным взглядом и, еще пару раз дернув хвостом, удалилась вслед за котенком важной походкой вдовствующей королевы.
       <...> Привлеченная голосами, к нам соизволила выйти Варежка. Как и вчера, остановилась на пороге кладовки, муркнула и... вслед за нею, толкаясь и перепрыгивая друг через друга, выскочили шесть котят -- все разной масти. Зверь, вскочивший было навстречу семейству, попятился, прижимая уши и поджав хвост: "Их же вчера было... один!"
      
       Большинство знатных господ считают, что главное -- это количество денег, а знания ничего не стоят в том смысле, что на любого можно найти управу, если знать, кому и сколько заплатить.
      
       Многие знания -- многие печали, но отсутствие знаний иногда оборачивается гораздо большей бедой.
      
       -- Проходите, Згаш! -- Широкая длань сделала приглашающий жест. -- Располагайтесь, будьте как дома...
       -- Но не забывайте, что вы в гостях, -- припомнилось окончание известной поговорки.
      
       Это неправда, что Смерть стара и уродлива. На самом деле Смерть -- вечно юная и прекрасная женщина во вдовьем одеянии, но с непокрытой, как у незамужней девушки, головой. Лишь те, чья совесть нечиста, кто страшится перехода в иной мир, видят ее по-другому -- чудовищным скелетом в черном балахоне, с косой, которой она перерезает нить жизни.
      
       По опыту знаю, что ломать голову, пытаясь вспомнить что-либо, -- себе дороже. Мозгу надо поставить задачу, и, пока он бьется над ее выполнением, спокойно продолжать делать свои дела. Чтобы потом -- бац! -- и в голове вспыхнула идея.
      
       Люди любят мыслить стереотипами.
      
      

    Ганс Христиан Андерсен.

       "Снежная королева"
      
       Снежная королева поцеловала Кая еще раз, и он позабыл и Герду, и бабушку, и всех домашних.
      
       Её сила -- в её любящем сердце.
      
       Я знаю, что ты можешь связать одной ниткой все четыре ветра..
      
       Сны опять прилетели в спальню, но теперь они были похожи на божьих ангелов..
      
       Хорошо ведь иметь верный кусок хлеба на старости лет!
      
       Эту розу точит червь!
      
       -- Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать. Не видишь разве, как велика ее сила? Не видишь, что ей служат и люди и звери? Ведь она босая обошла полсвета! Не у нас занимать ей силу, ее сила в ее сердце, в том, что она невинный милый ребенок.
      
       Поцелуй ее был холоднее льда, он пронизал его насквозь и дошел до самого сердца, а оно и без того уже было наполовину ледяным.
      
       -- Погляди в стекло, Герда, -- сказал он.
       Каждая снежинка казалась под стеклом куда больше, чем была на самом деле, и походила на роскошный цветок или десятиугольную звезду. Это было так красиво!
       -- Видишь, как хитро сделано! -- сказал Кай. -- Гораздо интереснее настоящих цветов! И какая точность! Ни единой неправильной линии! Ах, если б только они не таяли!
      
       ... захотелось им добраться и до неба. Чем выше они поднимались, тем сильнее кривлялось зеркало, так что они еле удерживали его в руках. Но вот они взлетели совсем высоко, как вдруг зеркало до того перекорежило от гримас, что оно вырвалось у них из рук, полетело на землю и разбилось на миллионы, биллионы осколков, и оттого произошло еще больше бед. Некоторые осколки, с песчинку величиной, разлетаясь по белу свету, попадали людям в глаза, да так там и оставались. А человек с таким осколком в глазу начинал видеть все навыворот или замечать в каждой вещи только дурное -- ведь каждый осколок сохранял свойство всего зеркала. Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было страшнее всего: сердце делалось как кусок льда. Были среди осколков и большие -- их вставили в оконные рамы, и уж в эти-то окна не стоило смотреть на своих добрых друзей. Наконец, были и такие осколки, которые пошли на очки, и худо было, если такие очки надевали для того, чтобы лучше видеть и правильно судить о вещах.
      
      

    Гарри Гаррисон.

       "Стальная Крыса"
      
       На определенной стадии своего развития человек должен делать выбор - либо жить, не признавая законов общества, либо умереть от скуки. В законопослушной жизни нет ни будущего, ни свободы. Хотите жить по-другому? Тогда придется нарушать законы.
      
       Мы -- крысы в подполье общества, не признающие его запретов и правил. Чем мягче законы общества, тем больше в нем крыс. Ведь в деревянных домах крыс было больше, чем в зданиях из бетона, что пришли им на смену. Но и там водятся крысы. Сейчас наше общество построено из железобетона и нержавеющей стали. Щелей стало меньше, и крысе приходится быть изворотливой, чтобы их обнаружить. В таких условиях выживают только стальные крысы
      
       Линия между добром и злом, правотой и неправотой может быть очень тонкой, а при эмоциональном возбуждении её почти невозможно увидеть.
      
       Как и всякий гениальный план, он был прост; ведь чем меньше сложностей, тем меньше вероятность случайного прокола.
      
       Один из моих девизов гласит: "Тайное надо делать явно". Фокусники называют это отвлечением внимания. Дайте людям взглянуть на то, что вы хотите спрятать.
      
       Подумайте и скажите, кто может лучше выследить вора, как не другой вор?
      
       Нет ничего труднее, чем убегать, сохраняя при этом спокойствие.
      
       Лучше бы чувства не возвращались - такая беспросветная навалилась безысходность, но что ж поделаешь.
      
       Когда не знаешь, что делать -- подожди, когда противник ошибется первым.
      
       Человек, утверждающий, что он никогда не испытывал страха, или лжец или сумасшедший.
       Пояснение к цитате:
       пара собирается в экспедицию
      
       Иногда нелегко определить границу между добром и злом. А когда к делу подключаются чувства, то и вообще невозможно.
      
      
       "Рождение Стальной Крысы"
      
       Человек есть животное разумное, и ему требуется приучить себя к порядку, чтобы стать мыслящим существом.
      
       Проблемы у меня бывают, так ведь на то и проблема, чтобы нашлось решение.
      
       Они прибыли сюда с другой планеты, называемой то ли Землей, то ли Грязью. Некоторые утверждают, что это и была мифическая прародина всего человечества. Ну, не знаю. По мне, вряд ли.
      
       - Мне не по душе новые веяния. Предпочитаю обходиться тем, что есть.
       Ну, разумеется, когда сам стоишь на вершине, а остальные в цепях у подножия.
      
       Приличный вор проживет в любом обществе.
      
       Взятками не делятся, чтобы ты знал. Искусство давать взятку - весьма тонкое.
      
       - Два великих ума всегда смогут работать как один.
      
       Преступниками мы быть не хотим, потому что преступники - люди глупые и никчемные.
      
       Хвалиться, конечно, грешно, но если себя не похвалишь, кто тогда?
      
       Тюрьмы - для неудачников... Умные преступники не сидят.
      
       ... мне нравилось быть преступником. А что? Заработки приличные, работенка не особо пыльная, и, если честно, мне нравилось чувствовать свое превосходство, оставляя остальных в дураках. Нехорошо, возможно, но это приятное ощущение.
      
       Первый урок бизнеса преподала мне нужда, а не жадность. Дешево купи, дорого продай, а выручка - твоя.
      
       Вообще, мне кажется, что слишком сильные эмоции что-то пережигают в человеке. Если любил слишком сильно, то больше любить не сможешь.
      
       Нет таких людей, которым неведом страх. А смелый человек отличается именно тем, что делает свое дело, даже когда ему страшно.
      
       Да, бывают моменты, когда рот следует открывать только для приема пищи.
      
       Культура - такое же изобретение человечества, как вилка или компьютер. Но разница между ними всё же есть. Мы легко совершенствуем компьютеры и столовые приборы, но что касается культуры - стоп, никаких перемен. Всякий убежден, что его образ мыслей является единственным и уникальным, а остальное - безумие и извращение.
      
       Взрослые не понимают, не помнят - как это быть подростком. Они с удовольствием забывают этот полустанок на дороге к зрелости. Невинные радости детства позади, взрослые удовольствия - далеко впереди, а в настоящем - только вечно приливающая к голове кровь при мыслях о прекрасном поле, да пустые карманы. Несчастные подростки должны вести себя как взрослые, но не имеют никаких привилегий этого положения.
      
       Паника вещь хорошая, только мешает вспомнить, что головой не только едят.
      
       Да вот, так уж жизнь устроена, что лучшие советы в жизни ты даешь себе сам.
      
       Знаете, бывают в жизни моменты, когда противиться искушению просто грешно.
      

    Джоан Роулинг.

       Гарри Поттер и Философский камень"
      
       И еще он не знал, что в то время, пока он спал, люди, тайно либо открыто собиравшиеся по всей стране, чтобы отметить праздник, поднимали бокалы и произносили шепотом или во весь голос:
       -- За Гарри Поттера -- за мальчика, который выжил!
      
       -- Этот шрам останется у него на всю жизнь.
       -- Вы ведь можете что-то сделать с ним, Дамблдор?
       -- Даже если бы мог, не стал бы. Шрамы могут сослужить хорошую службу. У меня, например, есть шрам над левым коленом, который представляет собой абсолютно точную схему лондонской подземки.
      
       -- В этой школе старшекурсники в первый же день засовывают новичков головой в унитаз, -- сразу же начал издеваться Дадли. -- Хочешь подняться наверх и попробовать?
       -- Нет, спасибо, -- ответил Гарри. В многострадальный унитаз никогда не засовывали ничего страшнее твоей головы -- его, бедняжку, может и стошнить.
      
       -- Школьные факультеты. Их четыре всего. Про Пуффендуй говорят, что там самые тупицы учатся, но...
       -- Готов спорить, что я попаду в Пуффендуй.
      
       ... Я не Фред, я Джордж. О женщина, как ты можешь называться нашей матерью, если не можешь различить собственных сыновей?
      
       -- В этом году вы должны вести себя хорошо. Если я еще раз получу сову с известием о том, что вы что-то натворили -- взорвали туалет или...
       -- Взорвали туалет? -- изумился один. -- Мы никогда не взрывали туалетов.
       -- А может попробуем? -- хмыкнул второй. -- Отличная идея, спасибо, мам.
      
       -- Я там, в самом начале поезда, -- там выделили вагон для старост...
       -- Так ты теперь староста, Перси? -- жутко удивился один из близнецов. -- А что же ты не сказал, мы ведь и не знали.
       -- Перестань, он, кажется, что-то нам говорил, -- встрял в разговор второй близнец. -- Как-то раз...
       -- Или два, -- подхватил первый.
       -- Или три, -- продолжил второй.
       -- Или все лето...
      
       Если бы Шляпа сказала, что один из факультетов предназначен исключительно для тех, кого от волнения начинает тошнить, Гарри бы сразу понял, что это его факультет.
      
       Счастье распирало его изнутри, словно он проглотил воздушный шар.
      
       Прежде чем мы начнем банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо!
      
       -- Последний член команды -- ловец. То есть ты. И тебе не надо беспокоиться ни о квоффле, ни о бладжерах...
       -- Пока они не пробьют мне голову, -- не удержался Гарри.
      
       -- Итак, после очевидного, намеренного и потому нечестного и отвратительного нарушения...
       -- Джордан! -- прорычала профессор МакГонагалл.
       -- Я хотел сказать, -- поправился Джордан, -- после этого явного и омерзительного запрещенного приема...
       -- Джордан, я вас предупреждаю...
       -- Хорошо, хорошо. Итак, Флинт едва не убил ловца команды Гриффиндора Гарри Поттера, но, вне всякого сомнения, такое может случиться с каждым.
      
       Он еще не знал, что ждет его там, куда он едет, но он был уверен: это будет лучше, чем то, что он оставлял позади.
      
       ... что есть смерть, как не новое интересное приключение.
      
       -- А почему ты не надел свой свитер, Рон? -- возмутился Джордж, -- Давай-давай, они ведь мало того, что красивые, так еще и очень теплые.
       -- Ненавижу бордовый цвет, -- простонал Рон, надевая свитер
       -- А на твоем никаких букв, -- хмыкнул Джордж, разглядывая младшего брата. -- Полагаю, она думает, что ты не забудешь, как тебя зовут. А мы ведь тоже не дураки -- мы хорошо знаем, что нас зовут Дред и Фордж.
      
       Беда в том, что люди всегда хотят именно то, что для них наиболее губительно.
      
       Всегда первыми жертвами становятся невинные. Так было много веков назад, так происходит и сейчас.
      
       Меня всегда забавляло то, какими странными путями порой следуют человеческие мысли.
      
       Нельзя цепляться за мечты и сны, забывая о настоящем, забывая о своей жизни.
      
       Есть события, пережив которые, нельзя не проникнуться друг к другу симпатией.
      
       Они стояли и смотрели друг на друга, словно это поможет им не увидеть того, чего следует опасаться, а то, чего следует опасаться, не увидит их.
      
       Любовь (...) оставляет свой след. Это не шрам, этот след вообще невидим... Если тебя так крепко любят, то даже когда любящий тебя человек умирает, ты все равно остаешься под его защитой.
      
       -- Что вы видите, когда смотрите в зеркало? -- выпалил Гарри, затаив дыхание.
       -- Я? -- переспросил профессор. -- Я вижу себя, держащего в руке пару толстых шерстяных носков.
       Гарри недоуменно смотрел на него.
       -- У человека не может быть слишком много носков, -- пояснил Дамблдор. -- Вот прошло еще одно Рождество, а я не получил в подарок ни одной пары. Люди почему-то дарят мне только книги.
      
       Правда -- это прекраснейшая, но одновременно и опаснейшая вещь. А потому к ней надо подходить с превеликой осторожностью.
      
       Всегда называй вещи своими именами. Страх перед именем усиливает страх перед тем, кто его носит.
      
       То, что произошло (...) -- это строжайший секрет, и потому нет ничего удивительного, что его знает вся школа.
      
       Для высокоорганизованного разума смерть -- очередное приключение...
      
       Странно, насколько близоруким может сделать тебя невидимость.
      
       Я отвечу на твои вопросы -- если, конечно, у меня не будет достаточно веской причины для того, чтобы промолчать. Если я не смогу ответить, прошу меня простить: я промолчу, потому что ложь недопустима.
      
       Необходима большая смелость, чтобы противостоять врагам, но гораздо большая, чтобы пойти наперекор друзьям.
      
       Добра и зла не существует. Есть только сила, есть только власть, и есть те, кто слишком слаб, чтобы стремиться к ней.
      
       Я давно так не краснел, наверное, с тех самых пор, как мадам Помфри сказала, что ей нравятся мои новые наушники.
      
       "Гарри Поттер и Тайная комната"
      
       Не могу поверить нашей удаче, -- горько сказал Рон. -- Из множества деревьев, о которые мы могли бы удариться, мы выбрали именно то, которое может дать сдачи.
      
       -- Может, он заболел, -- с надеждой в голосе предположил Рон.
       -- А может, совсем ушёл? Из-за того, что место преподавателя защиты от тёмных искусств снова досталось не ему?
       -- А может, его выгнали? -- вдохновенно произнёс Рон. -- Его все терпеть не могут...
       -- А может быть, -- промолвил сзади чей-то ледяной голос, -- он сейчас стоит и ждёт, когда вы двое расскажете ему, почему вы вернулись в школу не поездом.
      
       Очнулся он тут же, на поле. Дождь лил в лицо, кто-то склонился над ним, одарив ослепительной улыбкой.
       -- Это вы? Уйдите, пожалуйста.
      
       -- А ты знаешь, Уизли, я, пожалуй, последую твоему совету, -- решил Локонс. -- Мне надо пойти подготовиться к следующему уроку.
       И Локонс поспешно удалился.
       -- Подготовиться к уроку! -- хмыкнул ему вслед Рон. -- Волосы пошёл завивать..
      
       Туалет вот уже год не работает, потому что Миртл постоянно рыдает и затапливает помещение. Лично я туда захожу только в случае крайней нужды. Войдёшь в кабинку по своей надобности, а там Миртл увидит тебя и начинает рыдать...
      
       -- Я уверен, и мои коллеги захотят внести лепту в наш праздник! Давайте попросим профессора Снегга, пусть он покажет нам, как сварить Любовный напиток! -- лучезарно улыбался Локонс.
       Взгляд Снегга говорил, что он с силой вольет стакан яда в глотку тому, кто обратится к нему за Любовным напитком.
      
       Хочешь добиться славы -- готовься к долгой, упорной работе.
      
       Наши решения показывают, кем мы являемся в действительности, гораздо лучше, чем наши способности.
      
       ... даже самые лучшие из нас иногда вынуждены брать свои слова обратно.
      
       Мало ли кто или что может прикинуться добрым и понимающим! Как можно идти на поводу у того, кого совсем не знаешь!
      
       Ведь человек -- это не свойство характера, а сделанный им выбор.
      
      
       "Гарри Поттер и узник Азкабана"
      
       Это даже хуже двухсот "Невидимых книг о невидимках"! Кругленькую сумму отвалили, а найти их так и не смогли!
      
       -- Перси, ты же у нас староста, -- важно пояснил Джордж. -- Так положено. Две машины, на капотах флажки развеваются, а на них красуется "СШ"!
       -- Серьезная Шишка, -- расшифровал Фред.
      
       Чем больше спрашиваешь, тем больше вранья услышишь.
      
       -- Как ты всё это успеваешь?
       -- Просто я знаю цену времени.
      
       -- Когда мы учились на первом курсе, Гарри, мы тогда были совсем ещё зелёные, беззаботные и невинные...
       Гарри хмыкнул.
       -- Во всяком случае более невинные, чем сейчас.
      
       И по гладкой поверхности карты вдруг пробежали слова, как будто их выводила чья-то невидимая рука...
       -- М-р Лунатик приветствует профессора Снегга и нижайше просит его не совать длинного носа не в свои дела.
       -- М-р Сохатый присоединяется к м-р Лунатику и хочет добавить, что профессор ещё урод и кретин.
       -- М-р Бродяга расписывается в своем изумлении, что такой идиот стал профессором.
       -- М-р Хвост приветствует профессора Снегга и советует ему, чёртовому неряхе, вымыть наконец голову.
      
       Не доверяй вещам, которые умеют думать; кто знает, что у них на уме?
      
       Твои родители, Гарри, отдали свои жизни в обмен на твою. И это плохой способ отблагодарить их -- ставить на кон такую жертву против пары волшебных игрушек.
      
       Ты думаешь, что мёртвые, которых мы любили, навсегда нас покинули? Но ведь мы их зовём, когда нам плохо.
      
       Последствия наших поступков всегда так сложны, так разнообразны, что предсказание будущего и впрямь невероятно трудная задача.
      
       Выходит, больше всего на свете ты боишься страха. Это похвально!
      
       - Что ж, люди иногда глупят, ежели дело касается до ихних питомцев, - мудро изрёк Хагрид. Клювокрыл за его спиной выплюнул на подушку пару хорьковых косточек.
      
       Крыса, как видно, получилась из тебя лучше, чем человек.
      
      
       "Гарри Поттер и кубок огня"
      
       -- Да нет, -- осторожно сказал Гарри. -- Это письмо от моего крёстного отца.
       -- Крёстного? -- поперхнулся дядя Вернон. -- У тебя нет крёстного отца!
       -- Да нет, есть, -- громко ответил Гарри. -- Он был лучшим другом папы и мамы. Он, к тому же, осужден за убийство, но сейчас в бегах. Ему нравится получать письма от меня... Он проверяет, что у меня новенького... не обижает ли меня кто...
      
       -- А над чем ты работаешь? -- поинтересовался Гарри.
       -- Доклад для Департамента международного магического сотрудничества, -- с важностью проговорил Перси. -- Мы хотим стандартизировать толщину котлов. У некоторых -- импортного производства -- тонковаты стенки, количество протечек за год выросло почти на три процента.
       -- Твой доклад перевернёт мир, -- серьёзно сказал Рон. -- На первой странице "Ежедневного Пророка" -- мировая сенсация, борьба с протечками в котлах.
      
       -- Вдруг кто-нибудь опять подбросит туда драконьего дерьма! -- развеселился Рон.
       -- Это был образец удобрений из Норвегии. -- Перси густо покраснел. -- В этом не было ничего личного.
       -- Было, -- прошептал Фред Гарри, когда они встали из-за стола. -- Это мы с Джорджем его прислали...
      
       -- Перси, по-моему, доволен работой. -- Гарри сел на одну из кроватей, наблюдая, как "Пушки Педдл" влетают и вылетают из плакатов на потолке.
       -- Доволен? -- негодующе фыркнул Рон. -- Он бы ночевал на работе, да папа вечером за ним заходит. А на своем начальнике просто помешался. "По словам мистера Крауча...", "Как я сказал мистеру Краучу..", "Мистер Крауч считает...", "Мистер Крауч говорит...". Глядишь, не сегодня завтра объявят о помолвке.
      
       -- Грозный Глаз Грюм? -- задумчиво произнес Джордж, намазывая тост джемом. -- Не тот ли это псих...
       -- Твой папа очень высокого мнения о Грозном Глазе Грюме, -- жестко оборвала его миссис Уизли.
       -- Ну да, а папа коллекионирует штепсели, -- понизив голос, проворчал Фред, когда миссис Уизли вышла из комнаты. -- Рыбак рыбака...
      
       Один, волшебник в больших летах, был одет в длинную ночную рубашку в цветочек. Второй, явно служащий Министерства, протягивал первому брюки в полоску.
       -- Надень их, Арчи, -- кричал он в отчаянии, -- не валяй дурака! Нельзя разгуливать в таком виде, магл-привратник наверняка что-то заподозрил...
       -- Я купил это в магловском магазине, -- упрямо возражал старик -- Маглы такую одежду носят.
       -- Магловские женщины их носят, а не мужчины. Мужчины носят вот это, -- настаивал волшебник из Министерства, потрясая полосатыми брюками.
       -- Не надену! -- негодовал Арчи. -- Я люблю свежий ветерок вокруг интимных частей тела, так что спасибо!
      
       -- Барти поможет, он знает полторы сотни языков.
       -- Мистер Крауч? Полторы сотни? -- Маска чопорного недовольства мигом слетела с Перси. -- Да он говорит более чем на двухстах! На русалочьем, на гоблинском, на языке троллей... -- Перси трясло от негодования.
       -- Ни у кого не выйдет поговорить на языке троллей, -- назидательно проговорил Фред. -- Они могут только тыкать пальцем да хрюкать.
      
       Когда Волшебная шляпа закончила петь, весь Большой холл загремел аплодисментами.
       -- Когда распределяли нас, она пела другую песню, -- заметил Гарри, хлопая вместе со всеми остальными.
       -- Она каждый год поёт новую, -- ответил Рон. -- Согласись, это, наверное, довольно скучное занятие -- быть Шляпой, так что, я думаю, она целый год сочиняет очередную песню.
      
       Полный список состоит из четырёхсот тридцати семи пунктов, и с ним можно ознакомиться в кабинете мистера Филча, если, конечно, кто-то пожелает.
      
       Волшебный глаз Грюма развернулся и уставился на Рона, который съежился от страха. Но вдруг Грюм улыбнулся -- в первый раз со своего появления в Хогвартсе. Его улыбка тянула на первоклассный фильм ужасов, но всё же было приятно знать, что он хотя бы способен улыбаться. Рон с облегчением вздохнул.
      
       -- Гавнэ? -- Гарри взял один значок и стал рассматривать. -- Это еще что такое?
       -- Никакое не гавнэ, -- нетерпеливо сказала Гермиона. -- Это Г. А. В. Н. Э. Означает -- Гражданская Ассоциация Восстановления Независимости Эльфов.
       -- Никогда о такой не слышал, -- заявил Рон.
       -- Разумеется, не слышал. -- Гермиона расправила плечи. -- Я только что ее основала.
       -- Да что ты? -- Рон, похоже, ничуть не удивился. -- И сколько же у вас членов?
       -- Ну... если вы вступите... будет трое.
       -- И ты думаешь, мы захотим разгуливать повсюду со значками, на которых написано вот это слово? Быть вам, ребята, в гавнэ?
      
       -- У меня тут получается два Нептуна, -- сказал Гарри через некоторое время, мрачно глядя на свой лист пергамента. -- Такого не может быть, верно?
       -- А-а-а-а-ах, -- прошелестел Рон, изображая таинственный шепот профессора Трелони. -- Когда в небе появляются два Нептуна, мой милый, это верный знак, что рождается маленькая зануда в очках...
      
       Аберфорта обвинили в том, что он на козле испытывал недозволенные заклинания. Все газеты про это писали. И что ты думаешь, Аберфорт от всех спрятался? Ничего подобного! Продолжал как ни в чём не бывало работать. Правда, не знаю, умеет ли он читать. Может, это вовсе и не мужество...
      
       Джордан протянул Гарри яйцо, опоясанное тоненьґким желобком, Гарри открыл ногтями: яйцо было полое и совершенно пустое. Комнату тут же прорезал жуткий, пронзительный вой. Гарри вспомнил -- так играл на пиле оркестр привидений на юбилее Почти Безголового Ника.
       -- Закрой! -- зажал уши Фред. Гарри захлопнул.
       -- Что это такое? -- посмотрел на яйцо Симус Финниган. -- Похоже на ведьму-банши. Может, тебе с одной из них предстоит сразиться?
       -- Словно кого-то пытают! -- пролепетал побледневґший Невилл, опрокинув на пол сосиски. -- Наверное, к тебе применят заклятие Круциатус!
       -- Глупости, Невилл. Это противозаконно, -- заявил Джордж -- Они не посмеют использовать Круциатус на чемпионах. Этот звук, клянусь, точь-в-точь пение Перси! Гарри, не с ним ли тебе предстоит сразиться? Представляю, та еще сценка! Перси поет в душе, а Гарри терпит его рулады!
      
       Странно, когда чего-то страшишься и отдал бы все, лишь бы замедлить время, оно, наоборот, мчится, как сумасшедшее.
      
       ... время не идет медленнее, если впереди тебя ожидает что-нибудь неприятное...
      
       Никогда не стыдись сам себя, -- так мой старикан говаривал, -- всегда найдутся те, кто будет против тебя, только тебе до них дела нет.
      
       Рассказ приносил облегчение, словно что-то ядовитое уходило из тела; каждое слово давалось с неимоверным усилием, и все же он чувствовал, что, когда выговорится, ему станет лучше.
      
       Ты, оказывается, не дурака валял, а высокие моральные качества демонстрировал!
      
       Он чувствовал, что они втроем понимают друг друга настолько, что уже не нуждаются в словах.
      
       Раздумывать, что может случиться, не имеет никакого смысла, пока это не случилось.
      
       ... важно не то, кем ты родился, а то, каким ты стал!
      
       Если боль ненадолго заглушить, она станет еще невыносимей, когда ты почувствуешь её вновь.
      
       Понимание -- это первый шаг к тому чтобы принять случившееся.
      
       Мы сильны настолько, насколько мы едины, и слабы настолько, насколько разъединены.
      
       Если хочешь узнать, что перед тобой за человек, обрати внимание на то, как он общается со своими подчиненными, а не с равными
      
       Меньше будешь спрашивать -- меньше вранья услышишь!
      
       -- А я, Игорь, не стал бы утверждать, что знаю все секреты Хогвартса. Не далее, как сегодня утром отправился я в туалет, свернул не туда, и очутился в прелестной, совершенно незнакомой комнате с превосходной коллекцией ночных горшков. Позже я вернулся получше осмотреть её, а комнатка-то исчезла. Я, конечно, всё равно её отыщу. Возможно, она доступна только в полшестого утра, а, может, когда месяц в фазе одна четверть или когда слишком полный мочевой пузырь.
      
       Порядочными людьми легко манипулировать.
      
       Любопытство -- не порок, но его надо держать в узде.
      
      
       "Гарри Поттер и Орден Феникса"
      
       -- Что ты делал под окном, а?
       -- Слушал новости, -- мирным тоном ответил Гарри.
       Дядя и тетя обменялись возмущенными взглядами.
       -- Новости слушал! Опять!
       -- Они каждый день другие, вот какая штука, -- объяснил Гарри.
      
       -- Два дня назад, я слыхал, ты расправился с Марком Эвансом.
       -- Он сам напрашивался, -- проворчал Дадли.
       -- Да неужели?
       -- Он со мной нахальничал.
       -- Да? Может, он сказал, что ты похож на свинью, которую научили ходить на задних лапах? Если так, Дад, это не нахальство, а чистая правда.
      
       -- Я не верю! Я не верю! О, Рон, как это прекрасно! Староста! Как и все в нашей семье!
       -- А кто же, интересно, мы с Фредом? Соседи? -- возмущенно сказал Джордж.
      
       Так счастливые несколько лет протекли,
       Много было успехов отрадных.
       Но потом втихомолку раздоры вползли
       В бреши слабостей наших досадных...
      
       Чтобы выжить, сплотитесь -- иначе развал,
       И ничем мы спасенье не купим...
      
       Не стоит проявлять излишнее высокомерие и брать на себя всю ответственность целиком.
      
       На свете нет ничего невозможного -- дело только в том, хватит ли у тебя храбрости.
      
       -- Малфой только что оштрафовал нас всех очков на пятьдесят, -- свирепо сказал Гарри, глядя, как в гриффиндорских часах всплывает вверх еще горсть камней.
       -- Ага, и Монтегю на перемене пытался сделать с нами то же самое, -- сказал Джордж.
       -- Что значит "пытался"? -- немедленно спросил Рон.
       -- А он не успел договорить, -- пояснил Фред. -- Дело в том, что мы засунули его головой вперед в Исчезательный шкаф на втором этаже.
      
       Рон всерьез оскорбился, когда средневековый волшебник крикнул, что у него тяжелая форма обсыпного лишая, и проследовал за ним еще через шесть портретов, отпихивая с дороги их обитателей.
       -- Что еще за новость? -- не выдержал наконец Рон.
       -- Тяжелейшее поражение кожи, мой юный лорд, оно оставит вас рябым и еще более безобразным, нежели сейчас...
       -- Полегче там насчет "безобразных"! -- сказал Рон с побагровевшими ушами.
       -- ...единственное средство -- взять печень жабы, туго привязать к горлу и при полной луне стать голым в бочку с глазами угрей...
       -- Нет у меня обсыпного!
       -- Но неприглядные пятна на вашем лице, мой юный лорд...
       -- Это веснушки! -- заорал Рон. -- Возвращайся на свой портрет и оставь меня в покое!
      
       -- Один человек не может столько всего чувствовать сразу -- он разорвется.
       -- Если у тебя эмоциональный диапазон, как у чайной ложки, это не значит, что у нас такой же.
      
       -- Это правда, что вы повысили голос на профессора Амбридж?
       -- Да, -- сказал Гарри.
       -- Вы обвинили ее во лжи?
       -- Да.
       -- Вы сказали ей, что Тот-Кого-Нельзя-Называть возродился?
       -- Да.
       Профессор МакГонагалл села за письменный стол и, хмуря брови, поглядела на Гарри. Потом сказала:
       -- Возьмите-ка печенье, Поттер.
       -- Что взять?
      
       -- Вы не знаете, что это такое! Вы никогда с ним не сталкивались! Думаете, просто запомнил пяток заклинаний и пустил в него, как на уроке? Ты все время знаешь, что между тобой и смертью -- ничего, кроме... твоих мозгов, или смелости, или чего там еще, -- когда не теряешь рассудка, сознавая, что через микросекунду -- конец или пытка... Или друзья умирают у тебя на глазах... Ничему такому нас в классах не учили, не объясняли, как с этим быть, а вы тут сидите с таким видом, как будто перед вами умненький мальчик, а Диггори был глуп, все не так сделал... Вы просто не понимаете, это вполне мог быть я, и так и было бы, если бы не нужен был Волан-де-Морту.
      
       Раны, нанесенные мыслями, заживают дольше любых других.
      
       -- Кажется, прошлой ночью мне приснилось, что я играю в квиддич.
       Ну и что это, по твоему, значит?
       -- Может быть, то, что тебя сожрёт какая-нибудь гигантская зефирина...
      
       Стоило Амбридж войти в классную комнату, как собравшихся там учеников начинало тошнить и лихорадить. Одни падали в обморок, у других шла кровь из обеих ноздрей. Вопя от ярости и бессилия, она пыталась определить источник загадочных симптомов, но ученики упрямо твердили ей, что страдают от "амбриджита".
      
       -- Страшная женщина, -- пискнула Гермиона. -- Страшная. Я как раз говорила Рону перед твоим приходом -- надо с этим что-то делать.
       -- Я предложил яд, -- угрюмо сказал Рон.
      
       Никакое знание, даже нечеловеческое, не может быть абсолютным.
      
       -- Гойла я засажу за строчки, это его убьет, он терпеть не может писать, -- радостно сообщил Рон. Он понизил голос до хриплого хрюканья Гойла, наморщил лицо, изображая болезненную сосредоточенность, и принялся выводить в воздухе рукой: -- Я... не... должен... выглядеть... как... задница... бабуина.
      
       -- Нет, "В", -- поправил Джордж, -- "выше ожидаемого". И я всегда считал, что нам с Фредом должны ставить "В" по каждому предмету -- мы превзошли все ожидания хотя бы потому, что явились на экзамен.
      
       Равнодушие и пренебрежение часто приносят гораздо больше вреда, чем открытая неприязнь.
      
       Ум -- не книга, которую можно раскрыть, когда заблагорассудится. Мысли не напечатаны внутри черепа, чтобы их мог изучить всякий любопытный. Мозг -- сложный и многослойный орган -- по крайней мере, у большинства людей...
      
       -- Да, Квиррелл был чудесный учитель, -- громко сказал Гарри, -- только с одним маленьким недостатком: у него Волан-де-Морт торчал из затылка.
      
       -- Папа печатает дополнительный тираж! -- сообщила Полумна, возбужденно выкатив глаза. -- Ему в это просто не верится: похоже, что ты интересуешь людей даже больше, чем морщерогие кизляки!
      
       Сила, одновременно более чудесная и более ужасная, чем смерть, чем человеческий разум, чем силы природы... имя этой спасительной силы -- любовь.
      
       -- И ты даже ни на кого из нас смотреть не хочешь! -- воскликнула Джинни.
       -- Это не я, а вы все на меня смотреть не хотите! -- вспыхнул Гарри.
       -- Может, вы оглядываетесь друг на друга, но никак не попадёте в такт? -- предположила Гермиона, иронически вздёрнув вверх уголки губ.
      
       -- И он теперь не Верховный чародей Визенгамота, то есть суда волшебников, и ходят разговоры, что у него могут забрать орден Мерлина первой степени.
       -- Но Дамблдор говорит, что ему на все это наплевать, -- главное, чтобы его не убрали с карточек в шоколадных лягушках, -- ухмыльнулся Билл.
      
       Только что он заметно поднял Гарри настроение рассказом о том, как подробно описал внешность безобразного мужчины с бородавкой на носу, появившегося в его магическом кристалле, а потом поднял глаза и обнаружил, что это было отражение его экзаменатора.
      
       Я отнюдь не против того, чтобы ты и дальше уничтожал мои вещи. Пожалуй, их у меня слишком много.
      
       Молодым не понять, как думают и чувствуют старики. Но старики виноваты, если они забывают, что значит быть молодым.
      
       Человек умирает тогда, когда умирает последнее воспоминание о нем.
      
       Твои страдания доказывают, что ты остаешься человеком! Боль -- удел человеческий...
      
      
       "Гарри Поттер и Принц-полукровка"
      
       Я мог бы ожидать, что вы предложите мне что-нибудь выпить, но, судя по всему, такое предположение грешит излишним оптимизмом.
      
       -- Не хочу показаться грубым, -- заговорил он таким тоном, что в каждом звуке так и сквозила эта самая грубость.
       -- ...хотя, к несчастью, непроизвольная грубость, увы, слишком часто срывается с языка, -- серьезно договорил за него Дамблдор. -- Лучше уж вовсе ничего не говорить, милейший.
      
       Гарри, предоставленный самому себе, думал о том, до чего же могут опуститься девчонки ради мести...
      
       Мы боимся неизвестности, когда смотрим на смерть и темноту, ничего более.
      
       Почему всех так волнует
       Тот-Кого-Нельзя-Называть?
       Лучше пусть народ волнует
       Тот-Кто-Умеет-В-Кишках-Застревать!
       Он хитер, он шустер!
       От него с давних пор
       У всей страны запор!
      
       -- Прошу, прошу! -- гордо произнес Фред. -- Только у нас -- лучший выбор любовных напитков!
       Джинни скептически изогнула бровь:
       -- A они действуют?
       -- Само собой! Продолжительность до двадцати четырех часов, срок действия зависит от веса мальчика...
       -- И степени привлекательности девочки, -- закончил Джордж.
      
       -- Вы понимаете, что мы сегодня занимаемся невербальными заклинаниями, Поттер?
       -- Да, -- сдавлено ответил Гарри.
       -- Да, СЭР.
       -- Совсем не обязательно называть меня "сэр", профессор.
      
       А теперь выйдем в ночь и пустимся в погоню за коварной обольстительницей, имя которой -- приключение!
      
       Лицо Рона приобрело изысканно-зеленый оттенок.
      
       Ты показал всю чувственность тупого топора!
      
       Люди легче прощают чужую неправоту, чем правоту.
      
       Сталкиваясь со смертью и темнотой, мы страшимся лишь неизвестности и не более того.
      
       Иногда мой мозг удивляет меня самого.
      
       Величие пробуждает зависть, зависть рождает злобу, злоба плодит ложь.
      
       Многие люди боятся смерти и темноты по одной причине -- они страшатся неизвестности.
      
       Видишь ли, мам, -- грациозно поведя рукой по воздуху, сказал Джордж, -- теперь, когда нам приходится собственноручно стирать носки, мы начинаем ценить тебя все больше и больше.
      
       Единственный раз, когда я видел папу рассерженным еще почище мамы. Фред уверяет, что его левая ягодица так с того дня и не вернула себе прежней формы.
      
       -- Мне не следовало так говорить, -- торопливо проговорил Скримджер. -- Это было бестактно.
       -- Отчего же? Всего лишь честно, -- отозвался Гарри.
      
       -- Пора бы вам научится уважать других, мистер Поттер!
       -- Так пора бы вам заслужить уважение!!
      
       Само плохое в том, что они тоже могут творить магию!
      
       -- Он обвинил меня в том, что я "целиком и полностью человек Дамблдора".
       -- Как грубо.
       -- А я ответил ему, что так оно и есть.
      
       Обычное явление: тот, кто остался в живых, всегда чувствует себя виноватым.
      
       Джинни отвернулась, взглянула на озеро.
       -- Я никогда не переставала думать о тебе, -- сказала она. -- Просто не могла. Всегда надеялась... Гермиона твердила мне, что я должна жить собственной жизнью, может быть, встречаться с другими, что так я смогу почувствовать себя рядом с тобой более свободной, я ведь и рта в твоём присутствии открыть не могла, помнишь? Она считала, что, если я стану, ну хотя бы немножко, собой, то и ты будешь обращать на меня чуть больше внимания.
      
       -- Три нападения дементоров за неделю, а у Ромильды Вейн только один вопрос ко мне и нашелся: правда ли, что у тебя на груди наколот гиппогриф?
       Рон с Гермионой покатились со смеху. Гарри в их сторону даже не взглянул.
       -- И что ты ей ответила?
       -- Что у тебя там Венгерская хвосторога изображена, -- ответила Джинни, неторопливо перевораґчивая газетную страницу. -- Пусть считает, что ты настоящий мачо.
       -- Ну спасибо, -- ухмыльнулся Гарри. -- А Рона ты чем наградила?
       -- Карликовым пушистиком. Правда, я отказалась сказать, на каком месте он его наколол.
      
      
       "Гарри Поттер и Дары Смерти"
      
       На случай, если вы забыли, у меня уже есть дом, оставленный мне крестным отцом. С какой же стати я пожелал бы вашего? Из-за переполняющих его счастливых воспоминаний?
      
       -- Он же не сказал спасибо! -- возмутилась Гестия. -- Он только сказал, что Гарри не занимает места зря!
       -- Да, но из его уст это всё равно что "Я тебя люблю", -- произнес Гарри, разрывавшийся между раздражением и желанием расхохотаться -- уж больно хороша была тетя Петуния, обнимавшая Дадли так, точно он минуту назад вынес Гарри из горящего дома.
      
       -- Без моего содействия вы этого сделать не сможете, Вам понадобится несколько моих волос.
       -- Да, вот это наш план и погубит, -- сказал Джордж. -- Ясно же, что, если ты не станешь нам помогать, у нас не будет ни единого шанса получить от тебя хоть один волосок.
       -- Ага, тринадцать человек против молодца, которому и магией-то пользоваться запрещено -- какие уж тут шансы, -- поддержал брата Фред.
      
       -- Если вы думаете, что я позволю шестерым людям рисковать жизнью...
       -- ... да еще и впервые, -- вставил Рон.
       -- Одно дело изображать меня...
       -- Думаешь, нам так уж этого хочется, Гарри? -- серьезным тоном осведомился Фред. -- Представь, вдруг что-нибудь заколодит и мы навсегда останемся тощими очкариками.
      
       Фред и Джордж повернулись друг к другу и одновременно произнесли:
       -- Ух ты, какие мы одинаковые!
       -- Ну, не знаю, -- сказал Фред, изучив свое отражение в кастрюле, -- по-моему, я все еще покрасивее.
      
       -- По-моему, мама решила, -- негромко сказала Джинни, когда на третий день пребывания Гарри в "Норе" они вдвоем накрывали стол к обеду, -- что если она не даст вам сойтись и о чем-нибудь договориться, то сможет отсрочить ваш уход.
       -- И что, по ее мнению, будет дальше? -- пробормотал Гарри. -- кто-то другой убьет Волан-де-Морта, пока мы готовим пирожки с мясом?
      
       ... Для власти лучше всего приспособлены те, кто никогда к ней не стремился. Такие, как ты, принимающие руководство, потому что им его поручили, надевающие генеральский мундир по необходимости, а потом с удивлением обнаруживающие, что он сидит на них неплохо...
      
       А с ней нас ждет долгий разговор, как девчонки с девчонкой.
      
       Ты -- настоящий Повелитель смерти, потому что настоящий повелитель не убегает от нее. Он сознает, что должен умереть, и понимает, что в жизни есть вещи намного худшие, чем смерть.
      
       -- Рон, ты прекрасно знаешь, что мы с Гарри выросли среди маглов, и нам в детстве читали другие сказки: "Спящая красавица", "Золушка"...
       -- Это болезнь такая?
      
       -- Смотри, что я нашёл.
       Он протянул письмо матери. Гермиона взяла письмо и начала читать; Гарри внимательно следил за ней. Когда она дошла до конца страницы, она взглянула на него.
       -- О, Гарри...
      
       -- Полгода меня не видела, и как будто меня здесь вообще нет, подумаешь, брат.
       -- Братьев у неё полно, а Гарри один.
      
       Пустые слова не могут изменить того, что бренные останки его родителей лежат здесь, под снегом и камнем, ничего не ведающие, ко всему равнодушные. Вдруг полились слезы, он не успел их удержать; горячие, обжигающие, они мгновенно замерзали на щеках и не было смысла вытирать их. Пусть текут, что толку притворяться? Гарри стиснул губы, уставившись на снег, скрывающий место последнего упокоения Лили и Джеймса. Теперь от них остались только кости или вовсе прах, они не знают и не волнуются о том, что их живой сын стоит здесь, так близко, и его сердце все ещё бьется благодаря их самопожертвованию, хотя он уже готов пожалеть, что не спит вместе с ними под занесенной снегом землей.
      
       Дождь молотил в брезент, по щекам Гермионы текли слезы, восторг, который они испытывали несколько минут назад, исчез, как будто его и не было никогда, сгинул, подобно фейерверку, который вспыхивает и гаснет, оставляя после себя темноту, сырость, холод. Где спрятан меч Гриффиндора, они не знали, да и кто они, собственно, такие -- трое живущих в палатке подростков, единственное достижение которых сводится к тому, что они пока еще не мертвы.
      
       -- Он, наверное, знал, что я вас брошу.
       -- Нет, -- поправил Гарри, -- он знал, что ты обязательно вернешься.
      
       Я собираюсь продолжать идти, пока я не выиграю -- или умру. Не думайте, что я не знаю, как это может закончится. Я знал это в течение многих лет.
      
       Какой он всё-таки милый, а я-то хотел отрезать ему голову и приколотить её к стене.
      
       Полный желудок равен хорошему настроению, а пустой -- унынию и ссорам.
      
       Всё возможно, если никто не доказал, что этого не существует.
      
       Всегда следуй своему инстинкту, он почти никогда не ошибается.
      
       Недоверие к друзьям -- вершина бесчестья.
      
       -- Хорошо. Ладно. Но только -- ни слова никому, Дамблдор! Это должно остаться между нами. Поклянитесь! Я не вынесу... тем более сын Поттера... Дайте мне слово!
       -- Дать слово, Северус, что я никому никогда не расскажу о самом лучшем, что в вас есть? -- Дамблдор вздохнул, глядя в злое, измученное лицо Снегга. -- Ну, если вы настаиваете...
      
       -- Я шпионил ради вас, лгал ради вас, подвергал себя смертельной опасности ради вас. И думал, что делаю всё это для того, чтобы сохранить жизнь сыну Лили. А теперь вы говорите мне, что растили его как свинью для убоя...
       -- Это прямо-таки трогательно, Северус, -- серьёзно сказал Дамблдор. -- Уж не привязались ли вы, в конце концов, к мальчику?
       -- К мальчику? -- выкрикнул Снегг. -- Эспекто патронум! Из кончика его палочки вырвалась серебряная лань, спрыгнула на пол, одним прыжком пересекла кабинет и вылетела в раскрытое окно. Дамблдор смотрел ей вслед. Когда серебряное свечение погасло, он обернулся к Снеггу, и глаза его были полны слёз.
       -- Через столько лет?
       -- Всегда, -- ответил Снегг.
      
       Гарри оглянулся на Большой зал. Там толпились люди, утешая друг друга, подавая воду, стоя на коленях перед мертвыми, но никого из тех, кто был ему дорог, Гарри не увидел. Ни Гермионы, ни Рона, Джинни или еще кого-нибудь из Уизли, ни Полумны. Ему казалось, что он отдал бы все время, которое у него еще оставалось, за возможность взглянуть на них в последний раз. Но смог ли бы он тогда оторваться?
      
       Он чувствовал, как бешено бьется о ребра сердце. Как странно, что под действием смертного страха оно колотится всё сильнее, мужественно поддерживая жизнь.
      
       Сердце колотилось о рёбра, как обезумевшая птица. Наверное, оно знало, что времени осталось мало, и хотело наверстать удары за целую жизнь.
      
       Сколько раз он был на волосок от смерти, ускользал от неё -- и ни разу не думал при этом о ней самой. Воля к жизни была в нём всегда намного сильнее страха смерти.
      
       -- Северус Снегг служил не тебе, -- сказал Гарри. -- Он был на стороне Дамблдора с той самой минуты, как ты стал преследовать мою мать. А ты так ничего и не заметил, потому что это как раз то, чего ты не понимаешь. Ты видел когда-нибудь, как Снегг вызывает Патронуса?
       Волан-де-Морт не ответил.
       -- Патронус Снегга -- лань, -- сказал Гарри, -- как у моей матери, потому что он любил её всю жизнь, с самого детства. -- Гарри увидел, как затрепетали ноздри Волан-де-Морта. -- Разве он не просил тебя пощадить её?
       -- Он хотел её, вот и всё, -- насмешливо сказал Волан-де-Морт.
      
       Каждую секунду он вдыхал, запах травы, прохладный воздух на его лице, были драгоценностью. Тяжело было думать, что люди проживали годы и годы, пропадающие впустую, медленно тянущиеся годы, а он цеплялся за каждую секунду.
      
       Просто быть живым, смотреть, как солнце поднимается над блистающими снежными холмами, -- это же величайшее сокровище на земле.
      
       ... бывает особая неуловимая магия, которая связывает между собой вещи и поступки.
      
       Гарри выбрал свой путь, однако постоянно оглядывался назад, гадая, правильно ли прочитал знаки.
      
       Гарри знал, что Беллатриса обладает огромным магическим мастерством при полном отсутствии совести.
      
       А оно всегда звучит куда круче, чем было на самом деле.
      
       Тайна и ложь -- это то, что мы принимаем, став взрослыми.
      
       Никто не может жить в то время, когда другие выживают.
      
       Она одна была чем-то настоящим во всём мире...
      
       ... Она считает себя слишком важной персоной и пешком никогда не ходит...
      
       Народ, давайте-ка поспокойнее. Ну не может Тот-Кого-Нельзя-Называть убивать взглядом, он же не василиск. Так что при встрече с ним можете смело смотреть ему в глаза. Правда, это может быть последним, что вы увидите в своей жизни.
      
       Последний враг, которого нужно победить -- смерть.
      
       Там, где твоё сокровище, будет и твоё сердце.
      
       -- Но вы же умерли, -- сказал Гарри.
       -- Несомненно, -- деловито подтвердил Дамблдор.
      
       -- Скажите мне напоследок, -- сказал Гарри, -- это все правда? Или это происходит у меня в голове?
       Дамблдор улыбнулся ему сияющей улыбкой, и голос его прозвучал в ушах Гарри громко и отчетливо, хотя светлый туман уже окутывал фигуру старика, размывая очертания.
       -- Конечно, это происходит у тебя в голове, Гарри, но кто сказал тебе, что поэтому оно не должно быть правдой?
      
       Я просто хочу показать тебе, что не такие уж они замечательные, какими их похоже все считают.
      
       Родители, -- говорит Гарри, -- не должны бросать детей, если.. если только их к этому не принуждают.
      
       Что говорят при расставании люди, прожившие шестнадцать лет в прочной нелюбви друг к другу?
      
       Не жалей умерших. Жалей живых, и в особенности тех, кто живет без любви.
      
       -- Наш директор берет небольшой отпуск, -- сказала профессор МакГонагалл, показывая на дырку в форме фигуры Снейпа в окне.
      
       -- Нужно предложить Крюкохвату что-то не менее ценное!
       -- Какая ты умная! Сейчас принесу еще один мечик гоблинской работы, а ты упакуй его покрасивее!
      
       -- Нам бы сейчас о нас подумать...
       -- А что мы?
       -- Понимаешь... даже не знаю как тебе сказать, но кто-нибудь мог заметить, что мы ограбили Гринготтс.
      
       Потому что иногда нужно думать не только о своем спасении! Иногда нужно думать об общем благе!
      
       Каждая человеческая жизнь равноценна другой и достойна спасения.
      
       Богатства в мире нет бесценей, чем разум сильный с правой целью.
      
       ... не надо забывать, что он умеет перемещаться быстрее, чем Северус Снейп от шампуня.
      
      

    Джон Толкин.

       "Властелин Колец"
      
       Это дождь, мистер гном, и он будет идти до тех самых пор, пока не закончится.
      
       Кому на месте не сидится, тот добра не наживет.
      
       Всякому деревцу родная земля слаще.
      
       Все-то всегда хотят знать заранее, что поставить на стол, но те, кто готовит трапезу, болтать не любят, чем неожиданнее, тем радостнее.
      
       Кто убежал через крышу, тот не будет входить в дверь.
      
       Хочешь, поезжай на войну и докажи свою верность мечом, а нет -- отправляйся куда угодно. Но не проси меня о милосердии, если мы встретимся снова.
      
       Видно, и вправду чья-то воля подгоняет наших врагов, а перед нами создает незримую преграду. Я чувствую это по тому, что усталость -- не в теле, а давит на сердце.
      
       Уходила Третья Эпоха. Уходили Элронд и Галадриэль, минули дни Колец, и к концу приходит песнь о тех временах.
      
       -- Вот мы и остались вчетвером, как когда-то. Мне кажется, мы спали и видели сон, и только теперь просыпаемся.
       -- А мне кажется, что мы, наоборот, опять засыпаем...
      
       Этот мир гибнет, а мы -- в самом сердце его, и нам не спастись.
      
       Я пришёл подумать в тишине. Спи, пока ещё спишь в постели. На рассвете мы идём к Денетору. Хотя что я говорю! Рассвета не будет. Наступил Великий Мрак!
      
       Это гибель. Это тень рока. Чёрный Всадник, получивший крылья.
      
       Наверное, ты прав, но мне без них будет скучно. Мы подружились так быстро, что я, кажется, тоже начинаю спешить, как все в вашем сумасшедшем мире, а может, впадаю в детство.
      
       Мы всегда не вмещаемся в старые списки и в старые истории, хотя и существуем уже довольно давно. Мы -- хоббиты.
      
       ... Не утратив, не сохранишь.
      
       Я ведь уже решил, Боромир, только боюсь решиться.
      
       Тот, кому грозит опасность, рано или поздно устает подозревать всех и вся, ему просто хочется довериться иногда первому встречному.
      
       Враг появится только в миг последней победы. До тех пор он воюет руками других. Так делают все великие правители, если они мудры.
      
       Врагов я считаю только мечом.
      
       Не лезь в дела мудрых. Понять -- не поймёшь, а хлопот не оберешься.
      
       Позарастают беды быльем,
       Вспыхнет клинок снова
       И Короля назовут королем
       В честь короля иного...
      
       В горных долинах моей страны много удивительных цветов и много дев, превосходящих эти цветы красотой лика и стана, но ещё ни разу не встречал я в Гондоре ни цветка, ни девы, которые сравнились бы с тобой по красоте и печали. Может статься, через малое число дней мир покроет тьма, и я надеюсь встретить её мужественно - но на сердце у меня было бы легче, если бы в оставшиеся нам солнечные дни я мог иногда видеть твоё лицо.
      
       - Для того чтобы развязать войну, достаточно желания одной из сторон, о достойный Целитель, - отвечала Эовин. - А от меча могут погибнуть и те, кто никогда не брал его в руки. Неужели ты предпочёл бы, чтобы гондорцы день и ночь собирали травы, пока Чёрный Властелин собирает армии? Да и телесное исцеление не всегда идёт на пользу, а гибель на поле брани - не всегда зло, даже если герой погибает в муках.
      
       Вот уже не первое столетие, как мы, Целители, занимаемся только залечиванием ран, нанесённых мечами. Правда, и в дни покоя мы не сидим праздно. В мире хватает болезней, бед и случайностей. Войны только приумножают их.
      
       - Ты спрашиваешь, как я себя чувствую?! - закричал он. - Да этого никакими словами не выразишь! Всё равно что... - он взмахнул руками, - всё равно что весна после зимы, всё равно что луч в листве! В душе у меня сейчас всё сразу - трубы, и лютни, и все песни, какие я только слышал!
      
       Но Горлум обиделся. Не так уж часто он говорил правду, и вот, когда он сказал её наконец, ему не поверили!
      
       Далеко за Эфел Дуатом, на западе, виднелась полоска бледного неба. И вдруг над самым высоким и острым пиком, выглянув из рваных туч, сверкнула звездочка. Красота ее так поразила Сэма, что у него забилось сердце, и к маленькому путнику, затерянному в мрачной, всеми проклятой стране, внезапно вернулась надежда. Его пронзила ясная и холодная, как луч звезды, мысль: Тьма не вечна, и не так уж много места занимает она в мире, а свет и высшая красота, царящие за ее пределами, пребудут вечно.
      
       Если бы только Госпожа могла нас сейчас видеть и слышать! Я сказал бы ей: "Владычица! Нам так мало нужно! Только немного воды и света, чистой воды и обыкновенного дневного света, и все. Они важнее всех драгоценностей мира, вы уж меня простите!"
      
       Никакие ворота не удержат Врага, если при них не будет защитников.
      
       Мы - на самом краю пропасти, где надежда и отчаяние сродни.
      
       Мы должны шагнуть в ловушку с открытыми глазами, собрав все мужество и помня, что для себя надежды у нас почти не остается. Ибо, государи мои, очень может статься, что все мы погибнем в этой черной битве, погибнем вдали от земель, населенных людьми. Даже если Барад-Дур все-таки падет, мы с вами в новую эпоху, которая откроется для других, не вступим. Но таков, думается мне, наш долг. Посудите сами, разве такая смерть не лучшая из возможных? Ведь если мы ничего не предпримем, смерть найдет нас и здесь, с той же неизбежностью, но разница будет немалой, ибо, умирая, мы будем знать, что новая эпоха не настанет уже никогда.
      
       После, конечно, могут нагрянуть и другие беды: Саурон и сам - только посланник, слуга, не более. Но не в нашей власти управлять всеми отливами и приливами в этом мире. Нам достаточно выполнить то, ради чего мы посланы на землю, сиречь - выкорчевать зло на полях, которыми мы ходим, дабы те, кто будет жить после нас, могли расчистить землю к севу. А какая у них будет погода - это уже от нас не зависит.
      
       Что бы потом с нами ни случилось, это был великий день и великий час!
      
       Обнажены были бледные мечи, но я не узнал, так же ли они оказались остры, как прежде, поскольку, кроме страха, Мертвым не потребовалось никакого оружия.
      
       - Пора спускаться на землю! Мы, Туки и Брендибаки, в небесах долго не выдерживаем... Вершины не про нас.
       - Не про нас, - признался Мерри. - Во всяком случае, пока. Уж не про меня - это точно... Но зато мы теперь их видим, эти вершины, и чтим их, правда? Я думаю, каждый должен любить то, что ему положено по его чину, и не мучиться. Надо же с чего-то начинать, надо иметь корни - а чернозем у нас, в Шире, хороший, и глубина - в самый раз!.. Но есть вещи и глубже, и выше. Если бы их не было, никакой Старикан Гемджи не смог бы мирно копаться в своем огороде, что бы он сам про это ни думал! Хорошо, что я хоть одним глазком глянул наверх...
      
       Но так уж наш брат хоббит устроен, что в серьезные минуты у нас на языке одни пустяки. Мы всегда говорим совсем не то, что хочется, - а почему? Потому что боимся сказать лишнее. Когда нету места шуткам, мы сразу теряемся...
      
       Но знай, Эомер, тебя она любит по-настоящему, меня же - нет. Ибо тебя она знает, а во мне любит лишь тень, грезу, игру собственного воображения.
      
       Из всех зол и тягот, какие хранит в запасе судьба, нет ничего столь горького и позорного для мужа, как снискать любовь прекрасной и бесстрашной девы и не иметь возможности ответить ей тем же.
      
       Все трое так устали, что в сердца их уже не было доступа ни радости, ни печали.
      
       Вдвойне благословенна помощь, приходящая нежданно!
      
       Слишком поздно! Прийти слишком поздно - хуже, чем никогда.
      
       Только теперь он сполна почувствовал горькую правду слов Короля: "Что тебе делать в таком бою, Мериадок?.." Сейчас он, повесив голову, ответил бы: "Много что! Например, мешать всаднику, а еще - не терять надежды, что удержусь в седле и не погибну под копытами..."
      
       Правитель Города сдался раньше, чем Враг взял крепость.
      
       Властелин Черной Башни обладал оружием, действовавшим куда быстрее, чем голод. Это были страх и отчаяние.
      
       Я страшусь предательства. Предательства, Пиппин! Но пусть будет, что будет. Не станем забывать, что иногда предателю случается предать самого себя и невольно послужить добру.
      
       - Но я не служанка, я - из рода Эорла. Я умею сидеть в седле, владею мечом и не боюсь ни боли, ни смерти.
       - Чего же ты боишься, госпожа?
       - Неволи, - бросила она. - Я боюсь просидеть всю жизнь под замком, боюсь дождаться дня, когда усталость и годы примирят меня с тюрьмой, когда надежда совершить великое исчезнет, забудется и перестанет волновать сердце.
      
       В этом сражении понадобится мужество без оглядки на славу, ибо никто никогда не узнает, какие подвиги совершили павшие, в последний раз выступив на защиту своего дома... Но ведь подвиг остается подвигом, даже если его некому воспеть.
      
       - Боюсь, теперь он нанесет удар быстрее, чем замышлял!
       - Кто торопится, часто бьет мимо.
      
       Он не ведает, навстречу какой судьбе едет, но, если бы и ведал, назад не повернул бы.
      
       Нет! Я все-таки не отчаиваюсь. Возьми Гэндальфа. Он упал в бездну, но вернулся, и теперь он с нами! Мы выстоим - пусть на одной ноге, пусть упав на колено, но выстоим!
      
       Я его знаю всю свою коротенькую жизнь и только что проделал с ним вместе очень долгий путь - но это, я скажу, такая книга, которую читаешь сто лет, а потом выходит, что еще и второй страницы не одолел.
      
       Холодный рассудок щедрому сердцу не указ.
      
       Но скажу тебе вот что: я не владею королевствами - ни Гондорским и никаким другим, ни большим, ни малым. Я просто пекусь обо всем, что есть на свете доброго и чему в нашем сегодняшнем мире грозит опасность. Гондор может погибнуть, но я не назову себя побежденным, если хоть что-нибудь продержится до утра, чтобы расцвести и дать добрый плод грядущим временам.
      
       Он жив, тебе же сердце подсказывало, что он жив. Не доверяй своей голове, Сэмвайз, это далеко не лучшее, что у тебя есть!
      
       Скольких я уложу, прежде чем они меня схватят? Вытащи я меч, они сразу увидят его блеск и, рано ли, поздно ли, меня поймают. Знать бы только, попаду я когда-нибудь в песню или нет? Песнь о Сэмвайзе, что пал в бою на горном перевале, окружив своего хозяина стеной из мертвых тел! Впрочем, что это я? Какая песня? Не будет никакой песни. Ведь они завладеют Кольцом, а значит, песен больше вообще никогда не будет.
      
       -- А Сильмарилл в конце концов попал к Эарендилу. А потом... Ох, хозяин, а я ведь об этом раньше не думал! Ведь у нас с собой есть частичка того же самого света, ну, в этой стеклянной звездочке, которую вам дала Владычица! Значит, если разобраться, мы из той же самой истории и она продолжается! Неужели все великие истории - бесконечные?
       - Да, Сэм, такие истории не кончаются, - ответил Фродо. - А вот герои приходят и уходят, когда закончат свое дело. Рано или поздно кончится и наша история.
       - И тогда мы сможем отдохнуть и выспаться, - сказал Сэм и мрачно рассмеялся. - Что до меня, то мне больше ничего и не надо. Отдохнуть, выспаться, а потом встать и покопаться в саду. Боюсь, это с самого начала было моим единственным заветным желанием. Не про моего брата всякие важные и великие дела! Но все-таки интересно, попадем мы в песню или нет? Мы уже там, внутри, в легенде, это ясно, но вот какой она будет потом? Может, ее будут рассказывать по вечерам у камина, а может, много-много лет спустя запишут в толстую, большую книгу с красными и черными буквами?
      
       -- И все же, знай мы заранее, куда угодим, мы бы тут сейчас не сидели. Так, наверное, часто бывает. Взять все эти великие дела, господин Фродо, о которых говорится в старых песнях и сказках, ну, приключения, так я их называю. Я всегда думал, что знаменитые герои и прочие храбрецы просто ехали себе и смотрели - нет ли какого приключеньица? Они ведь были необыкновенные, а жизнь, признаться, зачастую скучновата. Вот они и пускались в путь - просто так, чтобы кровь разогнать. Но я перебрал все легенды и понял, что в тех, которые самые лучшие, ну, которые по-настоящему западают в душу, дела обстоят не так. Героев забрасывали в приключение, не спросившись у них самих, - так уж лежал их путь, если говорить вашими словами. Думаю, правда, им представлялось сколько угодно случаев махнуть на все рукой и податься домой, как и нам с вами, но никто на попятный не шел. А если кто-нибудь и пошел, мы про это никогда не узнаем, потому что про него забыли. Рассказывают только про тех, кто шел себе все вперед и вперед... Хотя, надо заметить, не все они кончили счастливо. По крайней мере, те, кто внутри легенды, и те, кто снаружи, могут еще поспорить, считать тот или иной конец счастливым или нет. Взять, например, старого господина Бильбо. Возвращаешься домой, дома все вроде бы хорошо - а в то же время все переменилось, все уже не то, понимаете? Но лучше всего, конечно, попадать в истории именно с таким концом, как у господина Бильбо, хотя они, может быть, и не самые интересные. Хотел бы я знать, в какую попали мы с вами?
       - Да уж, - сказал Фродо. - Но я этого не знаю. В настоящих историях так, наверное, всегда и бывает. Вспомни какую-нибудь из твоих заветных! Тебе, может, сразу известно, хорошо или плохо она кончится, да и смекнуть по ходу дела недолго, а герои того ведать не ведают. И тебе вовсе не хочется, чтобы они прознали!
      
       Похвала из уст того, кто сам достоин похвалы, - высшая награда.
      
       Твоё сердце не просто слепо предано хозяину - оно зорче твоих глаз.
      
       - Видимо, она поистине прекрасна, - сказал Фарамир. - Губительно прекрасна!
       - Ну, насчет губительно - не знаю, - возразил Сэм. - Думаю, люди сами приносят в Лориэн свою беду - и, конечно, натыкаются на нее, на беду эту, раз уж она пришла туда вместе с ними. Владычицу, конечно, очень даже можно назвать опасной, хотя бы потому, что в ней столько силы, столько силы! Иной об эту силу разобьется, как корабль о скалу, иной утонет, как хоббит, если его бросить в реку. Но скалу и реку винить глупо.
      
       Она такая красивая! Такая чудесная! Иногда она похожа на высокое дерево в цвету, а иногда на белый нарцисс, маленький и хрупкий. Тверже алмаза и мягче лунного света - вот она какая. Теплая, как солнечный луч, и холодная, как звездный мороз. Гордая и далекая, как ледник в горах, и веселая, как обыкновенная девчонка, у которой по весне маргаритки в косах...
      
       - Владычица Лориэна! Галадриэль! - мечтательно воскликнул Сэм. - Вам бы непременно надо повидать ее, сударь! Я самый обыкновенный хоббит, по ремеслу садовник, в стихах дуб дубом и сочинять не умею - так, смешное что-нибудь иногда, а чтобы настоящие стихи - этого нету. А потому я не могу вам передать, какая она.
      
       Войны не миновать: на карту поставлены наши жизни, ибо Враг стремится поглотить всех и вся. Но я не могу сказать, что люблю остроту сверкающего меча, стремительный полет стрелы ради них самих, не могу сказать, что в воине ценю прежде всего воина, а потом уже человека. Я люблю только то, что защищают эти мечи, стрелы и воины, - город нуменорцев. Пусть мою страну чтят за ее прошлое, за ее древние обычаи, красоту и мудрость! Я хочу, чтобы ее боялись только тем страхом, какой подобает юноше, когда он стоит перед лицом умудренного годами старца.
      
       Он был рад, что не видит лица убитого. Как звали этого человека, задавался вопросом хоббит, откуда он явился и точно ли сердце его было черно от злобы? Может, его опутали ложью или запугали, чтобы он вместе со всеми послушно отправился на север? Кто знает, может, сам он предпочел бы остаться дома и вести мирную жизнь?
      
       Трудно поверить, что огонь обжигает, пока не прикоснешься к нему. Зато потом все, что тебе скажут об огне, западет в самое сердце.
      
       Увидеть в руинах то, что всегда считал могущественным и непобедимым, - само по себе тяжелое наказание.
      
       Он правда стал другим, вот только каким именно и насколько другим -- пока не ясно.
      
       -- Если бы я знал это раньше, -- жалобно протянул Пиппин. -- Я ведь понятия не имел о том, что делаю.
       -- Нет, понятия у тебя хватало, -- возразил Гэндальф. -- Ты знал, что поступаешь глупо и плохо. Но ты не послушал себя.
      
       Пользоваться вещью, в которую вложена мудрость, много превосходящая твою собственную, всегда губительно.
      
       -- Странными силами владеют наши враги, и странные слабости им присущи, -- заметил Теоден. -- Испокон веков говорится: "Зло часто побеждает самое себя".
      
       -- <...> Будь осторожен!
       -- А когда я был неосторожен за эти долгие годы? -- горько спросил Арагорн.
       -- Да, пожалуй, не был. Тем обиднее оступиться в конце пути.
      
       Раз замысел созрел, он рано или поздно себя обнаружит.
      
       Ты говоришь, нам нужно понять друг друга? Я тебя вполне понимаю, а вот тебе меня уже не понять.
      
       Гэндальф наконец сказал, что рад нас видеть.
       -- Где же ты был? -- сунулся было я. -- И где все остальные?
       -- Где был, там меня уже нет, -- отвечал он в своей неподражаемой манере. -- Кое-кого видел, об остальном потом, я спешу.
      
       В странные времена довелось мне жить! Мы веками разводили скот, пахали землю, строили дома, мастерили орудия, помогали гондорцам в битвах за Минас Тирит. Все это мы называли обычной человеческой жизнью, и нам казалось, что таким путем идет весь мир. Нас мало беспокоило, что происходит за пределами нашей страны. Об этом пелось в песнях, но мы забывали эти песни или пели их только детям, просто так, бездумно, по привычке. И вот эти песни напомнили о себе, отыскали нас в самом неожиданном месте и обрели видимое обличье!
      
       - Может быть, здешние люди поступают мудро, помалкивая об этих пещерах: наверное, одного трудолюбивого гномьего семейства с молотками в руках хватило бы, чтобы напортить столько, что потом никаким гномам не поправить!
       - Ты не прав, - возразил Гимли. - Сердце гнома не может остаться равнодушным к такой красоте. Дети Дьюрина не стали бы добывать тут каменья. Даже золото и алмазы нас не соблазнили бы. Разве ты срубил бы на дрова цветущую весеннюю рощу?
      
       - Люди - странные существа, Леголас! Они владеют чудом из чудес, какого нет на всем Севере, и как они его называют? "Пещеры"! Пещеры, которые в дни войны служат им убежищем, а в дни мира - хранилищем зерна! Дорогой Леголас, известно ли тебе, что подземные чертоги Хельмовой Пади обширны и прекрасны? Да если бы гномы о них прознали, они бы потянулись сюда бесконечной чередой, чтобы только взглянуть на них, да, да, и платили бы за это чистым золотом!
       - Лично я не пожалею золота, только бы меня избавили от лицезрения твоих пещер, - сказал Леголас, - а если бы я ненароком забрел туда, то дал бы вдвое, только чтобы меня выпустили на волю!
      
       - Рассвет близок, - сказал Гамлинг, стоявший рядом с ним. - Но, боюсь, облегчения нам он не принесет.
       - Заря для человека всегда означает надежду, - возразил Арагорн.
      
       Роханцы смотрели в долину с изумлением: казалось, там колышутся под порывами ветра бескрайние черные хлеба. Буря войны возвестила час жатвы, и каждый колос сверкал зазубренным клинком смерти.
      
       Когда отступаешь, каждого вражеского воина считаешь за двух.
      
       Теоден что-то крикнул своему коню, и он с места рванулся вперед. Позади билось на ветру знамя Рохана -- белый конь мчался по зеленому полю. За ним лавиной двинулся передовой отряд. Но король Рохана летел впереди всех, его никто не мог догнать. Словно древнее божество, словно сам Великий Оромэ в битве Валар на заре мира, неудержимо мчался король Рохана. Он поднял щит, сверкнувший золотом в первых лучах солнца; трава под копытами его коня вспыхнула изумрудным ковром, потому что настало утро! Ветер с далекого Моря и солнце взяли верх, тьма отступила, полчища Мордора дрогнули в ужасе перед лавиной Всадников, катящейся на них, и побежали! А Всадники Рохана пели боевую песнь, пели и убивали врагов. И эта песнь, прекрасная и грозная, была слышна за стенами Минас-Тирита.
      
       Нельзя быть одновременно и тираном, и мудрецом.
      
       Предатели всегда недоверчивы.
      
       Когда-то он был велик. Глубочайшие знания, проницательный ум, искуснейшие руки. Он и сейчас ещё могуч. Много знает и умеет. У него есть власть над душами. Мудрого он убедит, слабого запугает. Даже теперь, когда он потерпел поражение, едва ли в этом мире кто-нибудь может говорить с ним без опаски.
      
       Кривому глазу и правда кажется кривдой.
      
       Труды не окончены, даже если надежда погасла.
      
       Укрепись сердцем -- лучшей помощи не будет у того, кто отчаялся.
      
       За горячими и дерзкими речами нередко кроется преданное сердце.
      
       Мудрый избегает говорить о том, чего не знает.
      
       Зло можно возвещать по-разному. Одни сеют зло сами, другие - истинные друзья - в дни мира и благополучия странствуют в далеких странах, а в черный день являются, чтобы протянуть руку помощи.
      
       Где всадник, степями на бой проскакавший?
       Где плуг, благодатную землю вспахавший?
       Где жаркое пламя и голос струны?
       Где шлем, и кольчуга, и эхо войны?
       Как дождь над холмами и ветер над степью,
       Те годы исчезли за горною цепью.
       Кто дым от пожара в суму соберёт?
       Кто годы назад из-за Моря вернёт?
      
       Я постарался вселить в вас надежду. Но надеяться - ещё не значит победить.
      
       Оружие измены всегда опасно в первую очередь тому, у кого оно в руках.
      
       По его понятиям, мы представляем для него серьёзную угрозу. Он трепещет при мысли, что среди нас может объявиться какой-нибудь богатырь с Кольцом на пальце, который отважится пойти войной на Мордор, чтобы сокрушить мощь Барад-дура и самому воссесть на чёрный трон. Ему и в голову не приходит, что, сокрушив мощь Барад-дура, мы никого не захотим возводить на трон Саурона. Даже в самых чёрных снах ему не грезилось, что мы пытаемся попросту уничтожить Кольцо!
      
       - В чём, в чём, а в этом ты ничуть не изменился, дорогой Гэндальф, - заметил Арагорн. - Как всегда, говоришь сплошными загадками!
       - Загадками? - переспросил Гэндальф. - Да нет, нет, что ты. Я просто разговариваю сам с собой. Так поступали когда-то древние: обращались к самому мудрому в собрании, минуя остальных.
      
       Может статься, мы идём навстречу судьбе. Как бы этот поход не стал для нас последним! Но если бы мы остались дома и предались безделью, гибель всё равно рано или поздно настигла бы нас. Мысль об отмщении зрела в наших сердцах давно, потому-то мы и двинулись на Исенгард, не откладывая. Решение было принято далеко не спрохвала! Если это последний поход энтов, пусть он по крайней мере будет достоин песни! Почему бы не пособить другим племенам, прежде чем исчезнуть? Я бы, конечно, предпочёл идти своей дорогой и ждать того дня, когда исполнится предсказание и отыщутся наши жены. Я был бы рад, очень рад увидеть Фимбретиль! Но не будем забывать, что песни, как и деревья, приносят плоды лишь в назначенное время, и никто не может сказать, как именно это свершится. А бывает и так, что песни увядают раньше срока...
      
       Прекрасным было ее лицо, а длинные волосы струились, подобно золотой реке. Стройной и высокой была она в своем белом платье с серебряным поясом, но сильной и твердой, точно сталь - она, дочь королей. Так Арагорн впервые увидел при свете дня Эовин, леди Рохана, и подумал, что она "прекрасна, прекрасна и холодна, точно едва забрезжившее утро ранней весны".
      
       -- Ты бы остерегся, Теоден, -- вмешался Гэндальф. -- Хоббитам только дай волю -- они усядутся хоть на поле битвы и давай обсуждать кушанья и стряпню, а заодно порасскажут о деяньях своих отцов, дедов и прадедов, девятиюродных родичей с отцовской и материнской стороны.
      
       Гил-Гэлад, светлый государь,
       Последний всеэльфийский царь,
       Хотел навеки превозмочь
       Нависшую над миром ночь.
       Сиял, как солнце, щит в ночи,
       Ломались черные мечи,
       А светлый меч меж черных скал
       Разящей молнией сверкал.
      
       И царь сумел развеять ночь -
       Развеять, но не превозмочь, -
       И закатилась навсегда
       За край небес его звезда.
      
       Gil-Galad was an Elven-king.
       Of him the harpers sadly sing:
       the last whose realm was fair and free
       between the Mountains and the Sea.
      
       His sword was long, his lance was keen,
       his shining helm afar was seen;
       the countless stars of heaven's field
       were mirrored in his silver shield.
      
       But long ago he rode away,
       and where he dwelleth none can say;
       for into darkness fell his star
       in Mordor where the shadows are.
      
       Я не сражаюсь ни на чьей стороне, ведь никто не сражается на моей.
      
       Глаза у него словно бездонные колодцы, а в колодцах - память целых тысячелетий и длинные, медленные мысли. Как будто все, что происходит здесь и сейчас, для него только искорки на поверхности, вроде как блестки солнца на листьях огромного дерева или рябь на воде очень, очень глубокого озера. Мне показалось, будто мы с Мерри нечаянно разбудили дерево, веками росшее и росшее себе из земли. Ну, не разбудили, наверное, потому что оно не совсем спало - оно, если хотите, просто жило само в себе, между кончиками своих корней и кончиками веток, между глубинами земными и небом, и вдруг проснулось - и смотрит на вас так же медленно и внимательно, как все эти бесконечные годы вглядывалось само в себя.
      
       - Сегодня случилось так много чудес, что я уже ни в чем не уверен. Чего только не творится на свете! Гномы разгуливают по Рохану под руку с эльфами, люди остаются живы после беседы с Лесной Владычицей - и в придачу ко всему в Рохан возвращается меч, сломанный еще до того, как отцы отцов наших вступили на землю Страны Всадников, причем возвращается перекованным! В такие времена мудрено разобраться, где твое место и в чем твой долг!
       - Не более, чем в любые другие, - сказал Арагорн. - Добро и зло всегда остаются добром и злом - как для людей, так и для эльфов с гномами. Надо только уметь отличить одно от другого - будь то у себя дома или в Золотом Лесу.
      
       - Чего только не услышишь нынче! Полурослики - маленькие человечки из старых северных песен и нянюшкиных сказок. Но мы-то не в сказке! Мы стоим на зелёной траве, под ярким солнцем!
       - Одно другому не мешает, - отозвался Арагорн. - Те, что придут после нас, сложат легенды и о нашем времени. Мы стоим на зеленой траве, сказал ты. Но разве о зелёной траве не поётся в песнях? А ведь ты ходишь по ней наяву, в ярком свете солнца!
      
       Мы хотим только одного - свободы. Мы желаем жить, как жили всегда, владеть, чем владели, и не хотим гнуть спины перед чужеземным властителем, неважно, добрым или злым.
      
       - Ладно, ладно, некогда ломать голову над загадками, - торопил Гимли. - Идемте, перенесем Боромира к Реке!
       - Когда-нибудь разгадывать загадки придется, если мы хотим выбрать верную дорогу, - возразил Арагорн.
       - А есть ли она, эта верная дорога? - усомнился гном.
      
       Таков закон: те, чью ладью несёт быстрый поток, обречены находить и терять.
      
       - Ничто не затмит в моих очах красоты эльфийской Владычицы, - сказал он Леголасу, сидевшему с ним в одной лодке. - Отныне я смогу называть прекрасным только то, что исходит от нее. - Он приложил ладонь к груди и воскликнул: - Зачем я только пустился в этот Поход? Скажи, Леголас! Что мог я знать о главной опасности, подстерегавшей меня на пути? Прав был Элронд: нам не дано было предугадать, что нам повстречается. Я боялся тьмы, боялся пытки, и этот страх не остановил меня - а оказалось, что опаснее всего свет и радость. Если бы я о том ведал, я никогда не отважился бы покинуть Ривенделл. Прощание с нею нанесло мне такую рану, что куда там Черному Властелину, даже если бы я прямо сегодня попал к нему в руки!
      
       Весна и лето миновали и не вернутся уже на землю - разве что как воспоминание.
      
       Древний Фангорн лежит на границе нашего королевства, но вот уже много поколений, как гондорцы там не бывали, так что опровергнуть пришедших из глубины времени легенд некому - но некому и подтвердить их.
      
       О Лориэн! Придет зима - начнется листопад,
       И листья в реку упадут - их не вернешь назад.
      
       В то, что мы создаем, мы всегда вкладываем память о том, что любим.
      
       Знаете, какое у меня чувство? Будто я внутри песни - понимаете?
      
       Ему казалось, что он сделал шаг в окно, распахнутое в давно исчезнувший мир. Он видел, что на этом мире почиет свет, для которого в его языке слов не находилось. Все, на что падал взгляд, было четким и словно очерченным одной линией, как будто каждую вещь задумали и создали только что, прямо на глазах; и вместе с тем каждая травинка казалась неизмеримо древней. Цвета были знакомые - золотой, белый, синий, зеленый; но все они были такими свежими, так золотились, белели, синели и зеленели, что Фродо казалось, будто он видит их впервые и только сейчас придумывает им названия - новые и достойные удивления.
      
       Едва ступив на другой берег Серебряной, Фродо ощутил странную уверенность в том, что переправился не через реку, а через время и попал в один из уголков Старших Дней. Ему казалось, что он ступает по земле мира, которого больше нет.
      
       Мир и вправду полон опасностей, и в нем много темного, но много и прекрасного. Нет такого места, где любовь не была бы омрачена горем, но не становится ли она от этого только сильнее?
      
       - Увы безумию наших дней! - поморщился Леголас. - Все мы - враги одного Врага, но я почему-то должен идти по эльфийскому лесу с повязкой на глазах! А в лесу этом светит веселое солнышко и листья блестят, как золото!
       - Может, ты и прав, - сказал Халдир печально. - Видно, воля Черного Властелина действует и в нас самих! Ни в чем она так не заметна, как в отчуждении, когда оно проникает в ряды его врагов.
      
       - Разве это единственная дорога? - спросил он.
       - А какую бы предпочел ты? - обернулся к нему Арагорн.
       - Прямую, всем понятную, даже если она утыкана мечами!
      
       Как просто! Но для ученого знатока преданий, да еще в наше время, когда все друг друга подозревают, простота может оказаться сложнее всякой сложности!
      
       - Только вероломный говорит "прощай", завидев тьму впереди, - проронил Гимли.
       - Может быть, - сказал Элронд. - Но пусть не клянется выстоять во тьме тот, кто еще никогда не видел ночи!
       - Слово обета может укрепить колеблющегося, - не согласился Гимли.
       - Или сломить его, - молвил Элронд.
      
       Каждый сам вправе положить предел своему путешествию, ибо никто не знает, где граница его мужества и какие напасти подстерегают на пути.
      
       Сижу напротив камелька
       И думаю о том,
       Как летом крылья мотылька
       Играли над цветком.
       Как листья осени неслись
       Докучливой порой,
       Как паутинки на висках
       Считали возраст мой.
      
       Я на огонь гляжу. С теплом
       Проснётся мир чудес.
       И за зимой придёт весна,
       Но я не буду здесь.
      
       Я не увижу красоты,
       Что каждый год нова.
       Ведь каждый год трава растёт,
       Но разная трава!
      
       Рисует пламя камелька
       Героев давних лет
       И тех, кто мир увидит наш,
       Придя за нами вслед.
      
       О временах, что были "до",
       Я думаю, скорбя.
       Навеки смолкшие шаги
       За дверью слышу я.
      
       Зову я прошлое назад.
       И в памяти моей
       Звучат, как прежде, голоса
       Вернувшихся друзей.
      
       Я даже конец успел придумать: "И жил он счастливо до конца дней своих". Это хорошая концовка. Ничего страшного, что она затерлась от частого употребления!
      
       - Ведь это путь в безнадежность. Я сказал бы, что это безумие, не чти я вековую мудрость Элронда.
       - Так безнадежность или безумие?
      
       Я не прошу о помощи, но мы в ней нуждаемся. Если мы будем знать, что Гондор не одинок и кто-то в меру своих сил тоже сражается с Врагом, - это придаст нам мужества.
      
       Люди Гондора - доблестные воины, они не станут никому кланяться. Но их можно одолеть в бою, поскольку доблесть - ничто без могучей армии и оружия.
      
       Кольцо нельзя надеть на две руки сразу.
      
       - Белый! - фыркнул Саруман. - Белый хорош только в самом начале. Белое полотно можно выкрасить. Белую бумагу можно покрыть письменами. Белый луч преломляется и становится радугой даже в обыкновенной капле воды!
       - Но он перестает быть белым, - пожал я плечами. - А кто ломает вещь, чтобы узнать, что она из себя представляет, тот сошел с пути Мудрых.
      
       Распускать несвоевременные слухи всегда опасно - они могут попасть не по адресу. Во всех долгих войнах с Черной Башней измена всегда была нашим главным врагом.
      
       В мире много злых сил, с которыми вашим крепким стенам и острым мечам дела иметь не приходится. Ты сказал, что Север наслаждается покоем и свободой. Но что знали бы о покое и свободе народы Севера, если бы не мы? Один страх перед Тенью уже сломил бы их. Но когда с пустынных холмов и из бессолнечных чащоб в долины являются темные твари - мы изгоняем их прочь. Кто осмелился бы путешествовать по дорогам, кто чувствовал бы себя в безопасности дома или в поле, кто мог бы спокойно спать у себя в постели, если бы дунаданы предавались сну или сошли в могилы? И все же мы слышим слова благодарности реже, чем вы. Путешественники провожают нас хмурыми взглядами, крестьяне наделяют презрительными кличками. Для одного толстяка, что живет в дне пути от чудищ, единственно от вида которых у него остановилось бы сердце и которые с легкостью сотрут его селение с лица земли, стоит только нам ненадолго снять стражу, - так вот, для этого толстяка я - подозрительный проходимец, "Бродяга-Шире-Шаг"... Но мы не хотим ничего менять. Когда простой народ беззаботен, когда ему нечего бояться, он остается свободным, а это главное.
      
       Хоббитам эльфийских аппетитов не перенять. Мне иногда кажется, что для них песни почти как еда, если не главнее!
      
       - Ну а пир... я теперь не очень-то часто хожу на пиры. У меня и без пиров есть чем заняться.
       - Что же ты делал?
       - А сидел, думал. Я этим частенько занимаюсь.
      
       - Ты ведь любил Бильбо, не так ли? - спросил он.
       - Любил, - просто ответил Фродо. - Был бы мой выбор, что повидать, его или все дворцы и башни мира, я выбрал бы его.
      
       Скорее всего, в конце пути он станет как стеклянный сосуд с чистым светом внутри - для тех, кто умеет видеть.
      
       - Сегодня решено не беспокоить тебя разговорами - так велел Элронд!
       - Разговоры отвлекают меня от мыслей, а ведь от мыслей устаешь не меньше.
      
       - Про Сэма Гемджи я теперь каждый день узнаю что-нибудь новенькое! То он заговорщик, то заправский шутник... Надо думать, кончит он свою жизнь тем, что станет волшебником - или, может, героем?
       - Вот не было печали! - запротестовал Сэм. - Не хочу я быть волшебником! И героем - тоже! Спасибочки!
      
       И царь сумел развеять ночь -
       Развеять, но не превозмочь.
      
       - Мошкарные Болота называется! Да тут больше мошкары, чем болот!
       - И чем они только питаются, когда поблизости нет хоббитов?
      
       Поспешные суждения редко бывают справедливы.
      
       Не стоит так легко отворачиваться от бабушкиных сказок. В них иногда хранится знание из наследства Мудрых.
      
       Река -- это такая тропа, с которой по крайней мере не собьешься.
      
       Настоящие имена рассказывают историю вещей, которым принадлежат.
      
       Я ничего не знаю и знать не хочу ни о каких сторонах. Я иду своей дорогой и думаю, что ваш путь на некоторое время может совпасть с ней.
      
       When Winter comes, the winter wild that hill and wood shall slay;
       When trees shall fall and starless night devour the sunless day;
       When wind is in the deadly East, then in the bitter rain
       I'll look for thee, and call to thee; I'll come to thee again!
       <...>
       Together we will take the road that leads into the West,
       And far away will find a land where both our hearts may rest.
      
       Когда обрушится зима, и землю скроет тень,
       И ночь беззвездная убьет короткий серый дeнь,
       И лес умрет в туманной мгле -- под снегом и дождем,
       Найду тебя, приду к тебе, чтоб быть навек вдвоем.
       <...>
       И мы начнем -- в руке рука -- на Запад долгий путь,
       И там, вдали, отыщем край, где можно отдохнуть.
      
       Сплошной поток печальных, но жутких звуков постепенно складывался в слова, мрачные, жестокие, холодные, не знающие милости, но полные отчаяния и жалобы. Ночь, навеки лишенная света, слала упреки утру, холод проклинал тепло, которого жаждал и не мог обрести.
      
       Если тебе нужны друзья, которые тебя ни в воде, ни в огне не бросят, - можешь смело на нас положиться. И тайну ты нам можешь смело доверить - уж мы-то не проговоримся, даже если ты сам однажды не выдержишь и сломаешься. Но если ты ищешь таких, что предоставят тебе одному выпутываться, когда случится беда, а сами потихонечку смоются, - мы тебе не подходим. Понимаешь, мы твои друзья, Фродо. От этого никуда не денешься.
      
       Сэм - помощник что надо, он, чтобы тебя спасти, дракону в глотку прыгнет, если не споткнется по дороге.
      
       За кормой парома журчала, ускользая, неспешная вода Брендивина, и Сэма охватило странное чувство. Ему казалось, что река рассекла его жизнь надвое: позади, в тумане, осталось прошлое, впереди ждали неведомые страшные приключения.
      
       Не знаю, как вам объяснить, но после этой ночи я другой стал. Я словно вперед вижу, если можно так выразиться. Я знаю, что дорога перед нами длинная и ведет она во тьму, но я не могу повернуть назад. Я уже не ради эльфов иду, и не ради драконов, и не чтобы горы посмотреть. На самом деле я не знаю, чего хочу, но я должен что-то совершить прежде, чем все это кончится, и это что-то меня ждет не в Шире, а там, впереди. Мне надо пройти этот путь до конца - понимаете?
      
       Эльфы не дают необдуманных советов. Совет - дар опасный, даже совет мудреца мудрецу. Все на свете может обернуться злом.
      
       Мир, который нас окружает, огромен. Ты можешь оградить себя стеной и запереться от этого мира, но самого мира тебе не запереть.
      
       Лучше бы ты рассказал мне всю правду. Было бы не так страшно. От намеков и предостережений только хуже!
      
       Я бы рад был спасти Шир, если у меня получится, хотя подчас тутошний народ кажется таким тупоголовым! Ничем их не проймешь! Вот и мелькала у меня мыслишка: шарахнуть бы их землетрясением, что ли, или драконов напустить для их же блага... Но теперь я так не думаю. Мне кажется, знай я, что где-то за спиной у меня родной Шир, что опасность ему не угрожает и живется там по-прежнему привольно - скитаться мне будет хоть чуточку, да легче. Я буду знать, что где-то еще есть клочок твердой, надежной земли, пусть мне самому уже не суждено ступить на него...
      
       - Как жаль, что Бильбо не убил мерзкую тварь. Ведь это было так просто!
       - Жаль, говоришь? Верно! Именно жалость удержала его руку. Жалость и Милосердие. У него не было нужды убивать, и он сжалился. И был вознагражден сторицей, Фродо. Будь уверен: Бильбо отделался так легко и сумел в конце концов освободиться только потому, что его история с Кольцом началась именно таким образом. С Жалости.
      
       - Ты об этом еще пожалеешь, юнец! Почему ты не ушел вместе с ним? Ты не здешний. Ты не Бэггинс. Ты... ты... Брендибак, вот ты кто!
       - Слыхал, Мерри? Оказывается, это оскорбление, - сказал Фродо, захлопнув за нею дверь.
       - Какое там оскорбление, - возразил Мерри Брендибак. - Это грубая лесть. А следовательно, неправда.
      
       Ну конечно! Это же просто до нелепости, как и все остальные загадки, когда найдешь ответ!
      
       Я размышляю у огня
       О людях давних лет,
       О тех, кто жил вокруг меня
       И кто придет вослед.
       Как невозвратно далеки
       Ушедших голоса!
       Но вечно слышу их шаги
       И вижу их глаза.
      
       I sit beside the fire an think
       of people long ago,
       and people who will see a world
       that I shall never know.
      
       But all the while I sit and think
       of times there were before,
       I listen for returning feet
       and voices at the door.
      
       Я размышляю у огня,
       Как будущей весной
       Haш мир, простившийся с зимой,
       Простится и со мной.
       Я не узнаю стольких тайн,
       Загадок и чудес --
       Ведь каждый день и каждый миг
       Иначе зелен лес!
      
       I sit beside the fire and think
       of how the world will be
       when winter comes without a spring
       that I shall ever see.
      
       For still there are so many things
       that I have never seen:
       in every wood in every spring
       there is a different green.
      
       Я размышляю у огня
       О том, что повидал:
       О летних днях, когда в лугах
       Цветочный дух витал,
       О днях, когда осенний лист
       Кружился на ветру
       И солнца в мглистом серебре
       Вставало поутру.
      
       I sit beside the fire and think
       of all that I have seen,
       of meadow-flowers and butterflies
       in summers that have been;
      
       Of yellow leaves and gossamer
       in autumns that there were,
       with morning mist and silver sun
       and wind upon my hair.
      
       Впервые слышу от тебя не только дельный, но и приятный совет. Даже опасаюсь: поскольку все твои неприятные советы неизменно были к добру, то не к худу ли приятный?
      
       Мы обязаны найти способ, даже если у нас не хватит сил на его осуществление.
      
       Неужели у Приключения не бывает конца? Эх, видно, не бывает. Кому-то всегда приходится продолжать историю дальше.
      
       <...> волшебные сказки -- это не дезертирство солдата, а бегство из постылой тюрьмы.
      
       Подлинная история писателя содержится в его книгах, а не в фактах биографии.
      
       I had an errand here: gathering water-lilies,
       green leaves and lilies white to please my pretty lady,
       the last ere the year's end to keep them from the winter,
       to flower by her pretty feet till the snows are melted.
      
       Я пришел собрать цветов для моей любимой,
       Удивительных цветов -- белоснежных лилий,
       Чтоб спасти их от мороза, снега и метелей,
       Чтобы милые глаза их любовью грели.
      
       I don't know half of you half as well as I should like; and I like less than half of you half as well as you deserve.
       Половину из вас я знаю вполовину хуже, чем хотел бы; а другую половину люблю вполовину меньше, чем она того заслуживает.
      
       Со всех сторон -- несчастное он существо. Ему опостылела тьма, а свет он никогда не любил.
      
       -- ... Слушай! Не навечно привязаны мы к кругам мира, и за ними больше, чем память.
      
       Где ныне конь и конный? Где рог его громкозвучащий?
       Где шлем и кольчуга, где лик его горделивый?
       Где сладкозвучная арфа и костер, высоко горящий?
       Где весна и зрелое лето, и золотистая нива?
       Отгремели горной грозою, отшумели степными ветрами,
       Сгинули дни былые в закатной тени за холмами.
       С огнем отплясала радость, и с дымом умчалось горе,
       И невозвратное Время не вернется к нам из-за Моря...
      
       Излишняя подозрительность надежней слепого доверия.
      
       Наш нынешний мир суров и опасен, некоторые свободные земли затемнены, а любовь часто оборачивается печалью -- но становится от этого еще прекрасней.
      
       Мир никогда уже не будет прежним, а солнце -- таким же ясным, как раньше.
      
       В наше смутное и тревожное время такая простота кажется безумной. Дни всеобщего дружелюбия миновали...
      
       А быть может, каждый из вас уже начал -- не заметив этого -- тот единственный путь, который предназначен ему судьбой.
      
       Проникая в коварные помыслы Врага, невольно проникаешься и его коварством.
      
       Скитальцы в сумрачных краях!
       Не вечна мгла -- отриньте страх:
       Еще отступит мрак лесной,
       Откроет солнцу облик свой,
       И будет свет, и в свой черед
       Придет закат, придет восход,
       И дебри сгинут навсегда...
      
       O! Wanderers in the shadowed land
       despair not! For though dark they stand,
       all woods there be must end at last,
       and see the open sun go past:
       the setting sun, the rising sun,
       the day's end, or the day begun.
       For east or west all woods must fail...
      
       В Мордоре, где вековечная тьма:
       Чтобы всех отыскать, воедино созвать
       И единою черною волей сковать
       В Мордоре, где вековечная тьма.
      
       Три -- эльфийским Владыкам в подзвездный предел;
       Семь -- для гномов, царящих в подгорном просторе;
       Девять -- смертным, чей выверен срок и удел,
       И Одно -- Властелину на черном престоле.
      
       Three Rings for the Elven-kings under the sky,
       Seven for the Dwarf-lords in their halls of stone,
       Nine for Mortal Men doomed to die,
       One for the Dark Lord on his dark throne.
      
       В истинном золоте блеска нет;
       Не каждый странник забыт;
       Не каждый слабеет под гнетом лет --
       Корни земля хранит
       Зола обратится огнем опять,
       В сумраке луч сверкнет,
       Клинок вернется на рукоять,
       Корону Король обретет!
      
       All that is gold does not glitter,
       Not all those who wander are lost;
       The old that is strong does not wither,
       Deep roots are not reached by the frost.
       From the ashes a fire shall be woken,
       A light from the shadows shall spring;
       Renewed shall be blade that was broken,
       The crownless again shall be king.
      
       Onen i-Estel Edain, З-chebin estel anim.
       Я отдала свою Надежду Дунаданам и ничего не оставила себе.
      
       Так часто бывает -- когда нужно что-то спасти, кто-то должен отказаться от него, потерять для себя, чтобы сохранить для других.
      
       Still round the corner there may wait
       A new road or a secret gate;
       And though I oft have passed them by,
       A day will come at last when I
       Shall take the hidden paths that run
       West of the Moon, East of the Sun.
      
       За поворот! Меня там ждет
       Забытый лаз, секретный ход;
       Я миновал его вчера -
       Но знаю, что придет пора
       Найти ту тропку в глубине,
       Что мчится к Солнцу и Луне!
      
       Те, кто не обзавелся своими мечами, падут под ударами чужих.
      
       В пути тебе встретится немало врагов, иных сразу узнаешь, иных -- нет, но можешь встретить и друзей, даже когда на это будет меньше всего надежды.
      
       -- Клятва укрепляет слабое сердце!
       -- Или разбивает его. Пусть сердце останется самим собой, но пусть не покидает его доброта.
      
       Испытайте ваши сердца, примите то, что пошлет каждому из вас дорога.
      
       Ничего не происходит, да никто и не хочет, чтобы происходило.
      
       Ты можешь узнать кое-что, плохое или хорошее, оно может пригодиться тебе, а может и нет. Знать -- хорошо, но и опасно.
      
       Ваши тропы -- у вас под ногами. Каждый увидит свою в должное время.
      
       Проще крикнуть: "Прекратить!", чем сделать это.
      
       When Winter comes, and singing ends; when darkness falls at last;
       When broken is the barren bough, and light and labour past;
       I'll look for thee, and wait for thee, until we meet again:
       Together we will take the road beneath the bitter rain!
      
       Когда обрушится зима, и смолкнет птичья трель,
       И сад в пустыню превратит свирепая метель -
       Найду тебя, приду к тебе, чтоб быть навек вдвоем,
       И мы пойдем -- рука в руке -- под снегом и дождем!
      
       Виновен в дурных вестях тот, кто сеет зло, а не тот, кто пришел предупредить и помочь в трудный час.
      
       Я люблю меч не за то, что он острый, и стрелу -- не за ее полет, а воина не за силу. Я люблю их за то, что они защищают родину: ее красоту, древность и мудрость.
      
       Она прекрасна -- это выше слов! Она похожа то на большое дерево, то на легкий одуванчик. То она твердая, как алмаз, то мягкая, как лунный свет. Теплая, как луч солнца, и холодная, как иней под звездами. Гордая и далекая, как снежная вершина, и веселая, как девушка весной, с маргаритками в косах. Но все это -- пустые слова, совсем неподходящие для нее.
      
       Есть опасности, от которых можно только бежать, и это не будет трусостью.
      
       Кончаются не сказки, это герои появляются и уходят, когда их дело сделано.
      
       Про тех, кто вернулся, сказок не складывают и песен не поют. Которые до конца шли, те -- другое дело. А конец-то, знаете, не всегда бывает хорошим, для героев-то...
      
       А ты и так не выставляешься. Ты выставлен. ... Ты -- последний. Миссия должна быть исполнена.
      
       Просто ты не умеешь надеяться по-настоящему -- вот в чем дело.
      
       -- Жаль, что ты всегда приходишь с дурными вестями.
       -- Это потому, что я прихожу тогда, где нуждаются в помощи.
      
       Великодушные порывы не нуждаются в холодных советах.
      
       Когда приходит высокая минута, вот как сейчас, мы говорим пустяки, потому что боимся сказать слишком много, а то и вовсе не находим нужных слов.
      
       Наши дела так плохи, что нет смысла беспокоиться о завтрашнем дне, он, может, и вовсе не наступит.
      
       Истинный мудрец не мог бы надеяться узнать избранника прежде, чем пробьет назначенный час.
      
       Моя цена такая: я пойду с вами и буду идти, пока сочту нужным.
      
       Старыми ногами он твердо стоит на земле, в его пальцах живет мастерство, а в костях мудрость, и на мир он смотрит открытыми глазами.
      
       Еды и питья! Долгие рассказы сушат горло, а долго слушать -- недолго оголодать.
      
       Вам нужно имя? Что в нем проку? Скажите-ка мне, кем вы будете, если лишить вас имен?
      
       Раз уж вы тут такие догадливые оказались, помогите, а не мешайте!
      
       Поражение неминуемо ждёт лишь того, кто отчаялся заранее, <...>. Признать неизбежность опасного пути, когда все другие дороги отрезаны, -- это и есть истинная мудрость.
      
       Что им до моих "нравится, не нравится". Что бы я не думал, все равно они не такие...
      
       -- Кругом опасность! Где же мне взять мужества, чтобы справиться со всем?
       -- Знаешь, мужество прячется в самых неожиданных местах.
      
       Тебе выбирать: ждать или уходить.
      
       Жили здесь и до вас, будут жить и после вас. Вокруг -- мир. Можете не обращать на него внимания, но вы -- в нем, а он -- в вас.
       Others dwelt here before hobbits were; and others will dwell here again when hobbits are no more. The wide world is all about you: you can fence yourselves in, but you cannot forever fence it out.
      
       Навстречу опасности. И, по возможности, избегая её.
      
       Когда дошло до дела, ему совершенно расхотелось уходить куда бы то ни было.
      
       Я ведь... маленький, слабый, а Враг -- он такой могучий и ужасный!
      
       Хорошо знать, что где-то кто-то уверенно стоит на собственной земле, даже если этот кто-то -- не я.
      
       Какие-то проблески совести у него остались. Где-то в сердце он хранил уголок, и через него, как через щель, льется свет, пусть хотя бы только из прошлого.
      
       Временами, особенно осенью, он вдруг начинал грустить о каких-то диких краях, и странные видения незнакомых гор наполняли его сны.
      
       Случайно узнав о событиях, которые способны изменить нашу жизнь, мы рискуем отказаться от того, что задумали, и навеки предать свою собственную судьбу. Случайные знания очень опасны, хотя иногда и помогают в борьбе...
      
       Неведомые беды на тайных тропах всегда оказываются гораздо опасней, чем открытые враги на торных дорогах.
      
       Любая разгаданная загадка кажется потом поразительно легкой.
      
       Никто из нас не знает своей судьбы -- но мы всегда надеемся на лучшее...
      
       ... действовать сообща могут только друзья.
      
       Не всякому слуху верь.
      
       Не сумеет умный -- осилит сильный.
      
       ... в одиночку начать историю невозможно: даже самый великий и могучий герой способен внести лишь крохотный вклад в историю, которая изменяет мир.
      
       Всякий совет к разуму хорош, а любой путь может обернуться бедою.
      
       На свете всего одна Дорога, <...> она как большая река: истоки её у каждой двери и любая тропка -- её проток.
      
       Благодарю тебя. Слова твои, без сомнения, истинны. Но увы - они не согревают сердца. Не память нужна ему. Память лишь зеркало ушедшей жизни, пусть чистое, как Келед-зарам, но всё же зеркало. Во всяком случае, так думают гномы. Для эльфов прошлое вечно продолжается, и память у них -- как живая жизнь; а мы вспоминаем о том, что ушло, и наша память подернута холодком...
      
       Нам всем тяжело. Всем, кто живет в наше смутное время. Каждый из нас обречен на потери. Но тебя-то не назовешь бедным и несчастным: ты не потерял самого себя -- а это самая горькая потеря. В тяжелое мгновение ты остался с друзьями -- и ничем не замутненная память о счастье будет тебе пожизненной наградой.
      
       Эльф толковый даст совет, скажет "да" и тут же "нет".
      
       В начале путешествия мы не можем слишком далеко заглядывать в будущее. Порадуемся тому, что первая часть пути прошла благополучно.
      
       Ибо ничто не является злым с самого начала.
      
       Этот путь кажется самым легким, поэтому от него нужно отказаться.
      
       И во лжи часто кроется зерно правды.
      
       Я думал, что люди не только большие, но и глуповатые: добрые и недалекие или глупые и злые.
      
       И все же в этом есть одно утешение -- по крайней мере, мы позавтракаем как следует.
      
       Прямой путь не всегда самый короткий.
      
       Совет -- это опасный подарок, даже совет мудрейшего из Мудрых.
       Advice is a dangerous gift, even from the wise to the wise.
      
       Опасное занятие выходить из своей двери, ты ступаешь на дорогу и если не придержишь ноги, то неизвестно куда придешь.
      
       Ух! Все ж таки нам, Кролам и Брендизайкам, непривычно жить на этаких высотах: уж больно все возвышенно.
       -- Да, -- сказал Мерри. -- ... Но вот в чем дело, Пин: мы теперь знаем, что эти высоты есть, и поднимаем к ним взгляд. Хорошо, конечно, любить то, что тебе и так дано, с чего-то все начинается, и укорениться надо, благо земля у нас в Хоббитании тучная. Но в жизни-то, оказывается, есть высоты и глубины: какой-нибудь старик садовник про них ведать не ведает, но потому и садовничает, что его оберегают высшие силы, и те, кто с ними в согласии. Я рад, что я это хоть немного понял.
      
       ... поверь мне, горестно и мучительно видеть любовь, которой из-за тебя суждено остаться безответной.
      
       -- Если бы я! Если бы ты! -- сказал он. -- Пустые речи начинаются с "если".
      
       Что ни случится после, подвиги не тускнеют.
      
       Злодейству творить не дано, оно может лишь издеваться и уродовать.
      
       Неминуемо явится в мир иное зло, может статься, ещё больше: ведь Саурон всего лишь прислужник предуготовитель. Но это уже не наша забота: мы не призваны улучшать мир и в ответе лишь за то время, в которое нам довелось жить -- нам должно выпалывать зловредные сорняки и оставить потомкам чистые пахотные поля. Оставить им в наследство хорошую погоду мы не можем.
      
       Спасение наше там, откуда грозит нам гибель.
      
       Вот тебе и пожалуйста! -- сказал Сэм. -- Пришли к воротам, только сдаётся мне, что и зайти нас не пригласят, и ноги унести не дадут.
      
       Судьба его, впрочем, не пощадила: ему привелось увидеть поверженным в прах то величие, которому он поклонялся, и пережить крушение всех своих упований. Казалось бы, он довольно наказан, однако худшее у него впереди.
      
       ... если гибнут великие, то с малых великий спрос.
      
       Полчища его несметны, но нас осеняет надежда, неведомая ему.
      
       ... коли гость сбежал через крышу, обратно его в дом не заманишь.
      
       Опасны орудия, свойства которых превыше нашего разумения.
      
       Даже самый маленький человек способен изменить ход будущего.
      
       Часто изменник сам себя губит и против воли служит добру.
      
       Но часто именно таков путь деяний, изменяющих устройство мира: маленькие руки делают то, что могут, в то время как глаза великих устремлены в другие места.
      
       Пусть же безумие послужит нам покровом, завесой пред глазами врага. Ибо он мудр, но взвешивает все на весах собственной злобы, а единственная мера его -- жажда власти; по ней он и судит все сердца.
      
       Мудрость заключается в том, чтобы распознать необходимое, когда все прочие средства отпали, сколь безумно ни выглядело бы оно в глазах тех, кто тешится ложными надеждами.
      
       К тому времени Фродо все еще был в возрасте, который хоббиты считают безответственным: между детством и тридцатью тремя годами.
      
       Волки, которых ты слышишь, хуже, чем орки, которых может и не быть.
      
       Несвободен тот, кто не может расстаться с сокровищем в час нужды.
      
       Боишься орка, не утаишься от волка.
      
       Ни силы в тебе нет, ни мудрости. Однако же избран ты, а значит, придётся тебе стать сильным, мудрым и доблестным.
      
       The Road goes ever on and on
       Down from the door where it began.
       Now far ahead the Road has gone,
       And I must follow, if I can,
       Pursuing it with eager feet,
       Until it joins some larger way
       Where many paths and errands meet.
       And wither then? I cannot say.
      
       Бежит дорога все вперед,
       Куда она зовет?
       Какой готовит поворот?
       Какой узор совьет?
       Сольются тысячи дорог
       В один единый путь.
       Начало знаю, а итог
       Узнаю как-нибудь.
      
       (В поход, беспечный пешеход,
       Уйду, избыв печаль -
       Бежит дорога от ворот
       В заманчивую даль,
       Свивая тысячи путей
       В один, бурливый, как река
       Хотя, куда мне плыть по ней,
       Не знаю я пока!)
      
       -- Хотелось бы мне, чтобы это случилось в другое время -- не в мое.
       -- И мне бы тоже, да и всем, кто дожил до таких времен. Но выбирать не дано. Мы можем только решить, как распорядиться своим временем.
      
       Многие из живущих заслуживают смерти. А другие погибают, хотя заслуживают долгой жизни. Можешь ли ты наградить их? Так не торопись же раздавать смертные приговоры. Даже мудрейшие не могут предвидеть всего.
       Many that live deserve death. And some that die deserve life. Can you give it to them? Then do not be too eager to deal out death in judgement. For even the very wise cannot see all ends.
      
      
       "Хоббит, или Туда и обратно"
      
       Покамест у вас в руках оружие, с вами я ни о чем говорить не буду.
      
       Худший довод ты привёл последним, да ещё и упираешь на него.
      
       Ведь было бы чем перекусить, а остальное приложится, верно?
      
       Никогда не смейся над живым драконом!
      
       Кто ищет, тот всегда найдет. <...> Но учтите, находишь обычно не то, что искал.
      
       Надо же, какая это грустная штука - победа...
      
       -- Надеюсь, вы не уйдёте до ужина? -- спросил Бильбо вежливо своим самым ненастойчивым тоном.
       -- Ни в коем случае! -- ответил Торин. -- Мы и после ужина не уйдём.
      
       Он был вполне доволен жизнью, чайник у него на очаге пел ещё музыкальнее, чем прежде, в безмятежные дни, до еры Незваных Гостей.
      
       Да не укоротится твоя тень, иначе воровство станет слишком лёгким делом.
      
       Приключения -- это не увеселительная прогулка в сияющий майский день.
      
       -- Значит, пророчества древних песен по-своему сбылись! - сказал Бильбо.
       -- Конечно! - ответил Гэндальф. - А почему они не должны сбыться? Ты ведь не перестал верить в пророчества только потому, что сам помогал их осуществить?
      
       Металл ярче света
       Людьми не был создан.
       Нет золота чище,
       Чем в сумерках пламя.
      
       Ваша колыбельная разбудила бы и пьяного гоблина!
      
       В тебе больше хорошего, чем ты думаешь, дитя доброго запада. В тебе смешались храбрость и мудрость. Если бы мы тоже ценили еду, веселье и песни больше золотых сокровищ, мир стал бы веселее.
      
       Вскоре стало ясно, что где-то внизу, в красном свете, храпит во сне какое-то гигантское животное.
       В этот момент Бильбо остановился. То, что он пошёл потом вперёд, было самым мужественным поступком в его жизни. Грандиозные последующие происшествия - ничто по сравнению с этим. Подлинную битву он выиграл в туннеле в одиночку, прежде даже, чем увидел ожидающую его опасность.
      
       Бильбо внезапно понял, каково это -- жить в беспросветном мраке, без надежды на лучшую долю. Кругом камень и тьма, промозглая сырость... Тут не только зашипишь, тут взвоешь. Это сочувствие было сродни озарению.
      
       -- Что произошло? -- спросил он себя. -- К числу павших героев меня как будто пока не отнесешь. Хотя еще не все потеряно.
      
       -- Если вы когда-нибудь будете проходить мимо моего дома, -- сказал Бильбо, -- входите не стучась. Чай подается в четыре, но милости прошу во всякое время.
      
       Он не мог забыть зловещего вида Горы, не переставал думать о драконе и, кроме того, был жестоко простужен. Три дня подряд он чихал и кашлял, сидел дома, а когда стал выходить, то всё равно его речи на банкетах ограничивались словами "бде очень бдиядно".
      
       -- Доброе утро, -- поздоровался Бильбо. Ведь утро и вправду было добрее некуда -- сияло солнце, на дворе зеленела травка.
       -- И что же это означает? Желаешь ли ты доброго утра мне или хочешь сказать, что оно было добрым до моего появления? или намекаешь, что у тебя все в порядке и ты не прочь поболтать?
       -- И то, и другое, и третье, -- отозвался Бильбо.
      
       Всегда быть точным утомительно.
      
       -- Дорога впереди еще длинная, -- заметил Гендальф.
       -- Но это дорога домой.
      
       В те далёкие дни случались славные битвы и совершались необыкновенные подвиги, память о которых ныне осталась только в легендах.
      
       Я точно неумелый взломщик, который не знает, как выйти, и с тоски грабит один и тот же дом день за днём.
      
       Бейте рюмки и бутылки,
       Бейте хрупкое стекло!
       Жгите пробки, гните вилки
       Бильбо Бэггинсу назло!
       Обмакните в жир салфетки,
       Искромсайте их ножом!
       На пол выкиньте объедки
       И залейте их вином!
      
       Кочергой посуду смело
       Искрошите в порошок,
       Если что осталось целым -
       Бросьте в мусорный мешок!
      
       Бейте хрупкое стекло
       Бильбо Бэггинсу назло!
      
       За Синие Горы, за белый туман
       В пещеры и норы уйдёт караван,
       За быстрые воды уйдём до восхода
       За кладом старинным из сказочных стран.
       ...
       За Синие Горы, за мрак и снега,
       Куда не ступала людская нога,
       За быстрые воды уйдём до восхода,
       Чтоб золото наше отнять у врага.
      
       Тёмные дела надо делать в темноте.
      
       Как ни странно, о днях безмятежного покоя и отдыха, о приятном времяпрепровождении -- словом, обо всем хорошем скучновато рассказывать и скучновато слушать; вот если происходит что-нибудь неприятное или плохое, из этого можно состряпать отличную историю, которую всегда будут принимать на "ура".
      
       Спору нет, если ищешь, то всегда что-нибудь найдешь, но совсем не обязательно то, что искал.
      
      
       "Сильмариллион"
      
       Молча слушал его Манвэ, а о том, что было у великого Валара на сердце, разве может рассказать предание?
      
       Первый огонь на алтаре Саурон возжег из поленьев Белого Дерева.
      
       Мастерство Дунаданов достигло необыкновенных высот. Им ничего не стоило пойти войной на злых королей Среднеземья и одолеть их, но Нуменор желал мира.
      
       Люди выбрали правителей из друзей Моргота и жили с тех пор во тьме, окруженные исчадиями Темного Владыки: чудищами, демонами, драконами, грязными орками, не зная счастья, не зная даже, что можно жить иначе.
      
       Так скончался Белег Тугой Лук. Великий воин, искуснейший следопыт, вернейший друг, он пал от руки того, кого любил больше всех на свете.
      
       Сердце горит у меня, поэтому сейчас вам лучше уйти.
      
       Жажда творить живёт в моём сердце с того мига, как ты сотворил меня; а дитя, мало понимающее промыслы отца своего, может играть, подражая его делам не в насмешку, а лишь следуя своей природе.
      
       Больше ты не властен отвратить от Лучиэнь тень смерти. Своей великой любовью стала она под ее стрелы. Конечно, ты можешь отказаться от своей судьбы, и Лучиэнь уйдет с тобой в изгнание. Но мира на этом пути вам не сыскать до конца дней своих. Если же ты примешь назначенное один, твоя возлюбленная умрет от горя. Только вместе способны вы бросить вызов Судьбе - и пусть этот путь не кажется тебе таким уж безнадежным.
      
       Какую бы участь ты ни выбрал, - на всех дорогах я буду с тобой и судьба у нас будет одна на двоих.
      
       Что встретил в пути Берен, с какими трудностями столкнулся, - неизвестно. Ведомо лишь, что в Дориат он добрался поседевший и согбенный, словно провел в дороге многие годы. Но вот однажды летом, бродя светлой лунной ночью в лесах Нелдорета, он повстречал дочь Короля, Лучиэнь. Стоило ему увидеть дивный силуэт, танцующий на вечно-зеленом холме возле Эсгалдуина, как перед очарованием волшебного видения разом отступили, забылись усталость и муки, перенесенные в пути, ибо волшебно-прекрасна была Лучиэнь, прекраснее всех Детей Илуватара в этом мире. Синий, как вечернее небо, плащ струился за спиной Лучиэнь, мерцая золотым шитьем; темные волосы, словно сгустившийся сумрак, волной ниспадали на плечи, и искрились серые глаза, словно сумерки, пронизанные светом звезд. И вся она была волнующимся бликом в листве, голосом чистых звенящих струй, жемчужным сиянием туманов вечерней земли; нездешним светом, мягким и таинственным, озарено было лицо Лучиэнь.
      
       И повелел он, дабы души людей за Гранью Мира искали и не находили покоя; но им будут даны силы самим устраивать свою жизнь среди стихий и путей мира, тогда как судьбы других существ предопределила Музыка Айнуров; и все их дела -- в познании и трудах -- будут завершены, и мир будет принадлежать последним и младшим.
       Но Илуватар знал, что люди, оказавшись в бурях мировых стихий, будут часто сбиваться с пути и не смогут полностью использовать дарованного им; и сказал он:
       -- Окажется в свое время, что все, что бы ни совершали они, служило, в конце концов, к славе моих трудов.
       Эльфы, однако, знают, что люди часто печалят Манвэ, которому открыты многие думы Илуватара; ибо эльфам кажется, что из всех айнуров люди больше всего напоминают Мелькора, хотя он всегда боялся и ненавидел их -- даже тех, кто служил ему.
       Одним из этих Даров Свободы является то, что люди лишь малое время живут живой жизнью, и не привязаны к Миру, а после смерти уходят -- куда, эльфам неведомо. Эльфы же остаются до конца дней, и потому их любовь к Земле и всему миру более ясна и горька -- и с годами все горше. Ибо эльфы не умирают, пока жив мир, если не убиты или не истомлены скорбью (а они подвержены этим мнимым смертям); и годы не уносят их сил, просто некоторые устают от десятков тысячелетий жизни. А умерев, они собираются в чертогах Мандоса в Валиноре, откуда могут в свое время возвратиться. Но сыновья Людей умирают по-настоящему и покидают мир; потому они зовутся Гостями или Скитальцами. Смерть -- их судьба, дар Илуватара, которому с течением времени позавидуют даже Стихии. Но Мелькор извратил его и смешал с мраком, и обратил добро во зло, а надежду в страх. Однако, давным-давно, в Валиноре валары открыли эльфам, что люди вступят во Второй Хор Айнуров; тогда как мыслей своих об эльфах Илуватар не являл никому.
      
       ... рассвет краток, а день часто нарушает его обещания.
      
       -- Для малых, как и для великих есть дела, сотворить кои они могут лишь единожды, и в этих делах живёт их дух.
      
       Долго трудился он, и медлен и бесплоден был поначалу тот труд. Но тот, кто сеет ложь, в конце соберёт богатый урожай и вскоре сможет отдохнуть от трудов, -- пока другие будут сеять и жать за него.
      
       Понимать сердца, но не покорять их...
      
       От величия он пал к высокомерию, а от него -- к презрению ко всем, кроме себя самого, и стал духом расточительным и безжалостным.
      
       Медленно гневается, но забывает ещё медленней.
      
      
       "Дети Хурина"
      
       Не все, кто говорит красиво да чисто, столь же чисты душою.
      
       -- Худо поступил ты со мною, друг, выдав моё настоящее имя и призвав на меня судьбу мою, от которой тщусь я укрыться.
       И ответил Гвиндор:
       -- Судьба заключена не в твоём имени, но в тебе самом.
      
       Суровым зовёшь ты себя, Турин. Воистину так оно и есть, если под словом этим подразумеваешь ты упрямство.
      
       Не только оружие наносит раны.
      
       Опасайся и жара, и холода своего сердца и научись терпению, коли сможешь.
      
       -- А что такое раб? -- спросил Турин.
       -- Бывший человек, с которым обращаются, как со скотом, -- отвечал Садор. -- Кормят только того ради, чтобы нет сдох, не дают сдохнуть, чтоб работал, а работает он лишь из страха боли или смерти.
      
       Ты растратил свою силу на себя самого; твоя собственная пустота поглотила её.
      
       Слеп ты, Моргот Бауглир, и вовеки не прозреть тебе, ибо видишь только тьму. Не понять тебе, что движет сердцами людей, а кабы и понял -- так дать это не в твоих силах.
      
       Такова суть истинного дара -- ибо дарить должно в ущерб себе.
      
       Честная рука и верное сердце могут и промахнуться; и такую беду выносить тяжелее, нежели козни врага.
      
       Ты глядишь высоко, я же страшусь пасть низко.
      
       Тот, кто глядит вперёд, в будущее, не может не понимать: мир не останется прежним.
      
       -- Эльфы -- народ прекрасный и дивный, и обладают они властью над сердцами людей. И однако ж думается мне порой, что лучше оно было бы, кабы нам с ними никогда не встречаться, а жить своей собственной немудрёной жизнью. Ибо древний народ сей владеет многовековой мудростью; горды они и стойки. В их свете меркнем мы -- или сгораем слишком быстро, и бремя участи нашей тяжелее давит на плечи.
       -- Отец мой любит их великой любовью, -- возразил Турин, -- и не знает он радости вдали от них. Он говорит, мы научились у эльфов едва ли не всему, что знаем, и сделались выше и благороднее; а ещё он говорит, что люди, недавно пришедшие из-за гор, ничем не лучше орков.
       -- То правда, -- отвечал Садор, -- по крайней мере о некоторых из нас. Но подниматься вверх мучительно, а с высоты слишком легко сорваться в бездну.
      
       Горе -- что точило для сильного ума.
      
       Отец мой не знает страха, и я тоже бояться не стану; или по крайней мере бояться стану, но страха не выкажу.
      
       Дари щедрой рукой, но дари лишь своё.
      
       -- Прекрасна Лалайт, как эльфийское дитя, да только, увы, век ей отпущен недолгий <...> И оттого, верно, кажется она ещё прекраснее -- и ещё дороже.
      
       Ложные надежды опаснее страхов.
      

    Диана Уинн Джонс.

       Ходячий замок"
      
       Потом оказалось, что я людям нравлюсь, -- а так оно и бывает, если они тебе нравятся...
      
       -- Даму надо подводить к нужной шляпке потихоньку, ласточка, -- говорила Фанни. -- Сначала покажи те, что не очень-то ей идут, -- тогда она сразу почувствует, в чем разница, когда примерит нужную.
      
       Правило гласит: потеряешь терпение -- потеряешь клиента.
      
       Лицо дамы было продуманно прекрасным.
      
       Встрять в монолог миссис Ферфакс было как пристроиться поскакать на скакалке, на которой уже кто-то прыгает. Дождаться подходящего момента непросто, но уж если попал, то попал.
      
       Если я тебе намекну и скажу, что это намек, это будут уже достоверные сведения, а мне так запрещено.
      
       -- Я никогда и никому не говорю "привет"!
      
       -- Конечно, вы ненавидите злиться! -- вспыхнула она. -- Вы ведь не любите ничего неприятного, так? Только вам что-нибудь не по душе, вы любите, чтобы раз -- и в сторонку! Вы увиливатель, вот вы кто!
      
       -- Иди ляг, придурок, -- сонно промычал Кальцифер. -- Ты же пьян в стельку.
       -- Кто, я? -- оскорбился Хоул. -- Заверяю вас, друзья мои, я тре... тер... тверез как стеклышко! -- И он поднялся и побрел наверх, держась за перила, словно боялся, что стоит их отпустить -- и они куда-нибудь денутся. Дверь спальни ловко увернулась от него. -- Какое гнусное коварство! -- заметил чародей, натыкаясь на стену. - Спасением мне станет мое сиятельное бесчестье и леденящая душу злобность... -- Он еще несколько раз наткнулся на стену -- в разных местах, а потом наконец обнаружил дверь спальни и вломился в нее. Софи было слышно, как он там падает на пол, жалуясь, что кровать постоянно отпрыгивает в сторону.
      
       Это был ладный парнишка лет сорока. "Ну и ну! -- сказала себе Софи. -- Ещё нынче утром я бы решила, что он старик! Надо же, всё, оказывается, зависит от того, как посмотреть!"
      
       У неё возникло искушение воскликнуть, что ведь час назад она была жива! Но это было бы страшно глупо, и Софи осеклась, потому что смерть -- такая штука: человек всегда жив, пока не умер.
      
       Ответ чародея был необычайно вежлив и цветист. Хоул сказал: "Нет".
      
       Если хочешь кого-то эксплуатировать, вовсе необязательно плохо с ним обращаться.
      
       Четыре лошади и десять человек -- и всё ради того, чтобы избавиться от старой дамы. Софи, что вы сделали с королем?
      
       А я хочу замуж и десять детей. Только, понимаешь, если хочешь успеть родить десятерых, начинать надо пораньше.
      
       Истерики редко происходят действительно из-за того, из-за чего их закатывают.
      
       Тебя никто не заставлял, синяя ты морда!
      
       Похоже, придётся нам теперь жить долго и счастливо и умереть в один день...
      
       Такое ощущение, что талантливому человеку невозможно удержаться от излишнего, опасного умствования, а это приводит к роковым ошибкам и медленно, но верно толкает на пути зла.
      
       Когда отправляешься на поиски счастья, становится не до мелочей.
      
       - Адское пламя! Ну у меня и похмелье!
       - Да нет, просто ты головой об пол стукнулся.
      
       Я подхватил вечную простуду, но, к счастью, я страшно бесчестен. Будем этого держаться.
      
       -- Мне плохо, -- возвестил он. -- Пойду лягу. Возможно, умру.
      
       -- Ненавижу несчастненьких. Вечно капают слезами прямо на меня. Лучше бы злились, право слово.
      
       Вам придётся признать, что я имею полное право жить в свинарнике, если мне так хочется.
      
       Груды изжеванных сердец нигде видно не было, -- судя по всему, Хоул прятал их где-нибудь под просторной кроватью с пологом.
      
       -- Нет, у меня убирать не нужно, -- сказал он мягче мягкого. -- Люблю, когда грязно.
      
       Отстаньте от меня, я всё делал за деньги!
      
      

    Дмитрий Емец.

       "Мефодий Буслаев. Маг полуночи"
      
       А-а, вы же музыканты! Хотите, я достану вам оригинал нот Штрауса? Там на одном из листов -- клянусь моим гастритом! -- есть след от котлеты! Это кидался коварный Шопен!
      
       Нельзя быть злым в добрую полосочку и добрым в злую полосочку.
      
       В кабаках, в переулках, в извивах, в электрическом сне наяву. Я искал бесконечно красивых и бессмертно влюбленных в молву.
      
       Истинная сила -- в экономии сил.
      
       Пока жалеешь сам себя, тебя никто больше не пожалеет.
      
       Все хорошие мысли всегда приходят с опозданием, и чем лучше мысль, тем больше опоздание.
      
       В общем, надеюсь, вы поняли, что я хотел сказать, потому что я сам этого не понял...
      
       Кирпич -- это звучит твёрдо.
      
       Сегодня ты в ударе -- изрекаешь прописные истины со скоростью учительницы очень средней школы.
      
       Жизнь, по большому счёту, это не битва мышц, но столкновение твоей воли с волей чужой. Тело упало, но воля подхватила его и повела в бой. Слабая воля -- это тухлое яйцо со слабой скорлупой. При любом ударе извне скорлупа трескается. Сильная воля -- это алмазное яйцо. Оно не может треснуть, даже если вокруг расколется весь мир. И неважно, в каком оно теле -- взрослого или ребёнка.
      
       Есть два закона, которым подчиняются все мужчины мира. Закон кулака и закон железного характера. Без первого ещё туда-сюда обойтись можно, хотя и сложно, но без второго уже совсем никак.
      
       Злато во все века разило лучше булата.
      
       С точки зрения банальной эрудиции, не каждый человеческий индивидуум способен лояльно реагировать на все тенденции потенциального действия.
      
       Новость, которую знает один, неизвестна никому. Тайна, известная двоим, уже не совсем тайна, но есть хотя бы шанс, что она останется таковой. Новость же, которую знают трое, известна всему миру...
      
       Старый враг надёжней друзей уже тем, что всегда о тебе помнит.
      
       Знать в общих чертах -- значит не знать ничего.
      
       Зная тебя, я бы сказал: пусть победит подлейший.
      
       За такие вопросы на голову роняют канделябр! Потом поднимают его и роняют ещё раз!
      
       Есть такая вариация на тему человека, называется "заклятый друг".
      
       Ага! А вот и ложка дёгтя в этой бочке с динамитом!
      
       Кто к нам с мечом, того мы кирпичом.
      
       В том, кто жалуется, даже имея повод, изначально есть что-то жалкое.
      
       Знаешь, чем реальность отличается от фантазии? Тем, что, когда мечты сбываются, все оказывается не так, как ты себе представляла.
      
       Глупость -- самое простительное из пороков, ибо не имеет налётов злонамеренности.
      
       Ехидство -- это у меня осложнение на мозги после диатеза.
      
       Грыжу поправь, вывалилась!
      
       От микробов я не умру. Я умру от голода.
      
      
       "Мефодий Буслаев. Свиток желаний"
      
       Далее как карта ляжет и плечико размахнется!
      
       Не бери тяжелого в руки и дурного в голову!
      
       Женщины -- это кошмар, это гибель для всякого мыслящего существа. Они сотворены из ребра Адама на скорую руку. Это невыносимо! И еще им все время нужна помощь.
      
       -- Не удивляйся! Мое тело все время хочет есть и пить. Еще оно хочет с кем-нибудь подраться. Тоже почти постоянно. Но это не самое страшное, -- пожаловался он.
       -- А что самое страшное? -- спросила Даф.
       Страж-хранитель пнул тяжелым ботинком леса.
       -- Это кошмарно... Оно разговаривает с женщинами! -- произнес он с ужасом.
      
       -- Ну и дела! -- подумала Даф. -- От меня ничего не прячут! Никаких тайн! Бери -- не хочу! Шпионаж в таких условиях просто неинтересен!
      
       Не химики, не плотники, могилы мы работники!
      
       Как нам некогда говорили на инструктаже: двойное повторение вопроса свидетельствует либо о депрессивной заторможенности, либо о маниакальной подозрительности.
      
       Депресняк тоже надежный парняга. Кроме хорошей драки, ночного полета и персидских кошек, у него слабостей нет. И интересов, кстати, тоже, если не считать сырое мясо.
       Пояснение к цитате:
       Депресняк - имя кота.
      
       А это что еще за птицы -- "языческие бомжи"? Одичавшие троянцы из уцелевших? Опасные, должно быть, экземпляры? Может, ты имел в виду языческих богов?
      
       К тому же пафосные машины не наш транспорт. Наш приехал бы на велосипеде и нечаянно разнес бы маголодией самосвал, переводя через улицу старушку.
      
       Насморк не дремлет. Инфаркт не спит.
      
       ... Кола без чипсов остается все же колой, а картофель без колы -- всего лишь повисшая в воздухе и оторванная от смыслового центра закуска.
       Пояснение к цитате:
       мысль Дафны.
      
       Сама я себя могу хоть бегемотом называть. Но если кто-то посторонний вякнет еще раз про лосих, пусть учтет: на кладбище еще полно свободных норок!
      
       -- Что с твоим лицом?
       -- Э-э... Упал с каче... с кровати.
       -- Ага. а кровать стояла на крыше небоскрёба. Потом снова полез на крышу, снова упал, и так двадцать пять раз. После того, как твоим лицом разравнивали асфальт, самое время пообщаться с родственниками и рассказать, что у тебя всё хорошо.
      
       Что, словесная нефтескважина иссякла?
      
       Женщины -- как вода. Они никогда не стоят на месте и часто перетекают из одного состояния в другое
      
       Закрыть на опасность глаза не значит избежать ее. Напротив, закрывая глаза, становишься уязвимей.
      
       Коньячные обещания не отличаются долговечностью, если наутро не устаканить их свежим напоминанием! Но это опять же не надо.
      
       Чем нелепее мы выглядим со стороны, тем позорнее будет ваше поражение!
      
       -- Тебе нужны неприятности?
       -- А что, есть лишние? Если на халяву, тогда почему нет? Халява на то и халява: бери больше, прячь дальше.
      
       О, я вижу, ребята -- романтики! Знают, как сказать комплимент и сделать жизнь женщины приятной! А я, дура, еще жаловалась на скуку! Эй, а как же я? Разве никто не хочет обидеть беззащитную девушку? Я разочарована, господа мои хорошие! Никакого тебе внимания! Вот и гуляй после этого по пустынным улицам!
      
       Образование -- это то, от чего всю жизнь уворачиваешься, но что все равно налипает.
      
       От измены не жди союза. От лукавства не жди помощи.
      
       Страх -- вообще странное чувство. Он есть только там, где существует надежда, что всё разрулится само собой.
      
       Это свежая вражда криклива. Старая же холодна и спокойна.
      
       Нужны очки -- застрели окулиста. Ограбь оптику!
      
       Не торчи тут! Ты не гармонируешь с моей антикварной мебелью.
      
       Будешь приставать, я тебе банки поставлю. Трёхлитровые.
      
       Не кусай его, опрометчивый юноша! Подумай о микробах, кои живут на его пальце! Ты тревожишь их покой!
      
       В общем, вот тебе твоё "спасибо" и иди гуляй!
      
      
       "Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака"
      
       Глюки уходят и приходят, а настоящие друзья остаются. Если же кто-то из друзей ушел, значит он тоже был глюк.
      
       Гораздо выгоднее быть банальным контролируемым истериком.
      
       Зарубите это себе на носу, птенчики мои, и пусть у вас на память останется шрам!
      
       Возьму мозги напрокат. Б/у не предлагать!
      
       Голод не тётка. Он дядька. Сердитый дядька с вилками вместо зубов, наждачным языком и кипящим желудком.
      
       Средний путь всегда самый простой. Другое дело, что он редко ведёт в правильном направлении.
      
       Есть вещи, которые потерять невозможно. Можно их только предать, изменив своему назначению.
      
       Эх! Москва становится до скучного потусторонним местом.
      
       Когда отправляешь мозги в починку, выписывай квитанцию на возврат!
      
       Хороший учитель, как известно, -- это вдохновенный зануда, не допускающий даже мысли о своём занудстве.
      
       Разве мы на "Вы"? "Выки" с большой буквы меня пугают. Может, сойдёмся на "тыках"?
      
       Утихни, кошмар практикующего ветеринара!
      
       В бойком-то нахале все на виду, глубины в нём, как в бачке унитаза, а в застенчивом покопаешься -- ну прям загашник папы Карло.
      
       Молодой человек, вы что, глухой? С вышки ныряли и вода в уши затекла?
      
       Я отлично считаю до одного. Ни разу ещё не ошиблась.
      
       Там такая дама, что медведя загрызёт, если тот забудет поцеловать ей ручку...
      
       Что это было, доктор? Неужели тонкий намёк, что молчание золото?
      
       В конце концов у меня горе. Меня с работы выгнали. Должен же я попереживать в одиночестве, погрызть ногти, поразмыслить о колбасе насущной...
      
       И в кого я такая противная? Прямо даже и соображений никаких нет!
      
       Чтобы разлюбить кого-то, полезно представить его в смешном и нелепом виде.
      
       Хлеба я не ем. Он от меня толстеет.
      
       Только имей в виду, что мотоциклистов надо держать за пояс. Их не цапают за спину, не щекочут и не виснут на шее во время двойного обгона по встречке. И уж тем более им не закрывают ладошками глазки и не дуют в ухо во время левого поворота!
      
       Я, конечно, умная девочка. Но всё-таки не настолько, чтоб ответить на любой вопрос, какой у тебя хватит глупости задать...
      
       О, подростки... Уже не дети, ещё не взрослые, а так себе... Самомнение на тонких ножках!
      
       Цирк! Дурдом! Детский сад! Даже хуже!
       Цирковой дурдом на базе детского сада!
      
       ... для парня быть красивее обезьяны -- уже шаг в эволюции.
      
       Девушке двадцать семь лет, а она до сих пор не умеет варить кофе в турке и готовить пельмени в электрическом чайнике так, чтобы они не приклеивались к спирали.
      
       Общение со сверстниками -- двигатель прогресса и катафалк истории.
      
       На напоминалках жирный черный фломастер строил в ровные солдатские ряды печатные буквы:
       "Я никогда не знакомлюсь на улице, но школа не улица, а очаг культуры и образования!"
       "Я никогда не знакомлюсь на улице, я просто хочу узнать, как вас зовут".
       "Я не знакомлюсь на улице, я провожу соцопрос. Какой зубной пастой вы чистите ботинки?"
       "Я никогда не знакомлюсь на улице, но тут особый случай: если бы я не подошел, я бы сегодня вечером спрыгнул с моста!"
       "Я никогда не знакомлюсь на улице, но у меня есть два билета в кино. Сеанс начался две минуты назад. Правда, кинотеатр в другой части города, и мы всё равно не успеваем. Так что, может, лучше погуляем в парке?"
      
       Надписи на двери:
       "АНЯЯТЕБЯЛЮБЛЮ!"
       "ВЛАДДОСТАЛНАФИГОТВАЛИ".
       "Выясняйте свои отношения в другом месте! Поймаю кто пишет -- оторву руки!"
       "Ну что, поймал?"
      
       Rikka: Ко мне кто-то забрался на кухню!
       Anika-voin: Ага! Хотят украсть твой антикварный холодильник!
       Miu-miu: бежит на помощь, но по дороге останавливается сделать бутербродик.
       Rikka: Я серьезно! Там кто-то стонет!
       Miu-miu: жует бутербродик.
       Anika-voin: А вдруг к тебе пришел какой-нибудь придурок с бензопилой? Интересно, бензопилы работают от розетки?
       Miu-miu: Не-а, вряд ли!..
       Rikka: Идиоты!
       Anika-voin: Эй, ты чего? Взбесилась?
       Miu-miu: Куда она делась?
       Anika-voin: А если на нее, правда, напали? Вызовем милицию?
       Miu-miu: Ага! Позвоним и скажем: "У юзера Rikka с неизвестным нам ай-пи адресом кто-то стонет на кухне! Когда мы предложили, что у чувака бензопила, она назвала нас "идиотами" и смылась куда-то". И представляемся: Anika-voin и Miu-miu.
       Anika-voin: Ты болван! (берет пулемет и стреляет).
       Miu-miu: защищается сковородкой.
       Anika-voin: Сковородку пули пробьют.
       Miu-miu: Фигушки. Смотря какая сковородка.
      
       Ревность -- бесплатное приложение к любви. Любители халявы её ценят.
      
       Что нам делать? Как быть? Кто виноват? Ты чё, больной? И сколько стоит? Эти пять вопросов определяют действительность на двести лет вглубь и на триста лет вперёд. Особенно популярны вопросы три и пять.
      
       До чего же странное существо человек. Вся его жизнь - сплошное чудо, но как раз в чудеса-то он и не верит.
      
       Проще найти клад, чем потерянное время.
      
       А нужен ли людям собеседник? Может, главное для них считать, что он есть? А всё, что они хотят услышать, они отлично скажут себе сами.
      
       Он шёл по головам, но головы, как это и следовало ожидать, кончились, и он оступился.
      
       Кто церемонится с собой, с тем не церемонятся другие.
      
       Нельзя блокировать то, что блокировать нельзя.
      
       Здорового ребёнка не угробишь и поликлиникой.
      
       Благие побуждения, сдаётся мне, чаще всего идут довеском к какому-нибудь иному мотиву.
      
       Запомни раз и навсегда: радоваться нужно не когда можно, а когда хочется! Радость как шампанское! Она терпеть не может, когда её затыкают пробкой!..
      
       Оно, конечно, я девушка приятная во многих отношениях, интеллектуально подкованная, морально упитанная, с тридцатью килограммами лишних витаминов на талии. Молодые люди у меня от любви быстрее, чем я успеваю сказать "да". Кроме того, я умею брать кровь из пальца и печатать на машинке.
      
       К каждому сердцу есть своя отмычка. Порой такая простенькая, что стыдно становится. Вроде посмотришь со стороны: ну прям банковская дверь. Сталь везде и воля! подступиться боишься. А там смотришь: ба! Да не закрыто же!
      
       Звиняйте, вьюноша! Я забыла, что в присутствии ценителя сусликов хвалить хомячков просто кощунство.
      
       Твоя спина широкая, как диван. А у меня к диванам любовь до гроба.
      
       Это для других я прекрасный пол! А для тебя я прекрасный потолок, уяснил?
      
      
       "Мефодий Буслаев. Билет на Лысую гору"
      
       Скромные гении избегают дешевой популярности.
      
       Постепенно, шаг за шагом, уступка за уступкой, размывать способность удивляться и ужасаться, отодвигать границу дозволенного, пока, наконец, дозволенность не станет вседозволенностью.
      
       Излишки фантазии переходят в бред.
      
       Ум не только в том, чтобы получить много знаний, но и в том, чтобы избежать лишних.
      
       Я не какой-нибудь вам ЧЕмоданов, на которого можно орать! Я тот ЧИмоданов, который сам на всех орет!
      
       Тройка и четвёрка -- оценки ничтожеств! Гении учатся или на двойки или на пятёрки! Среднего не дано!
      
       Ты не чеготебекай! Расчеготебекался тут!
      
       Нет ни одного поступка на этой земле, который не был бы связан с жертвой. Главное -- убедить себя, что эта жертва добровольна.
      
       Девушки всегда хотят слышать правду, но под правдой подозревают что-то свое.
      
       Существуют вещи, до которых человек должен дойти сам. Если он этого не сделал, значит, время еще не пришло.
      
       Кажется, нам туда! Может, конечно, и не туда, но здесь нам точно нечего делать!
      
       Люди гораздо более снисходительны к существам противоположного пола. Им охотно прощается все то, за что собственный пол давно размазали бы по стене.
      
       Лучше один раз отравиться супом из пакетика, чем сто раз посмотреть рекламу.
      
       Не слишком разбрасывайся! Счастье -- скоропортящийся продукт и в магазины не возвращается.
      
       Спокойно! Я личность нервная и нравственно контуженная!
      
       Не вибрируйте, юноша!
      
      
       "Мефодий Буслаев. Месть валькирий"
      
       России, я считаю, давно нужен гений. Но гений несколько необычного свойства. Обычные гении открывают всякие новые вещи, а этот бы закрывал старые. Атом, например, бактериологическое оружие, Америку. Колумб, скажем, открыл, а Вася Петров закрыл.
      
       Умоляю: объяви мне бойкот минут на десять.
      
       Люди больше ценят тех, кто вкусно живёт для себя, чем тех, кто невкусно живёт для других.
      
       Есть такой хороший земной глагол: был.
      
       Нет ничего более живучего, чем безнадежная любовь. Взаимная любовь может наскучить. Любовь страстная перейти в дружбу или ненависть. Но любовь неразделенная окончательно никогда не покинет сердце, так прочно ее цементирует обида.
      
       Счастье -- когда все мечты сбываются, но не совсем сразу (идеал постепеновца).
       Счастье -- это когда все время идешь к цели, которая никогда не бывает конечной (идеал труженика).
       Счастье -- это вся жизнь за вычетом несчастий и очевидных нелепостей (идеал расслабленного человека с чувством юмора).
       Счастье -- это то, что можно внятно выразить в денежном эквиваленте. То есть счастье начинается тогда, когда человек сумеет обзавестись собственной норой, собственной транспортной гусеницей и рядом других вещей, список которых может разниться (идеал среднестатистического приобретателя).
       Счастье -- когда капель неприятностей бьет по макушке меньше, чем макушка этого заслуживает (идеал запуганного обывателя).
       Счастье -- сломать хребет миру прежде, чем мир сломает твой (идеал стража мрака).
       Счастья нет, но есть покой и воля (идеал нейтрала).
       Счастье -- в отсутствии желаний и самодостаточности. Ты не делаешь ничего для мира, мир оставляет тебя в покое (идеал пассивного или уставшего нейтрала).
       Счастье -- когда хочется только отдавать и не важно, получишь ли ты что-нибудь взамен (идеал стража света и просто хорошего ч-ка)
      
       -- Я так люблю её! Что мне делать?
       -- Мой руки перед едой. Авось отвлечешься!
      
       Это только дауны-сказочники думают, что детство -- идеальное время. Сюсю-муму в сиропе! "Не рви листочек! Листочек -- это пальчик дерева!" Ты не рвёшь листочек и всех жалеешь, а какой-нибудь Вася в песочнице вставляет тебе лопату в нос, надевает на голову ведро и участливо спрашивает: "Бо-ольно?" Но это ещё шут с ним! Вася намочит штаны, заревёт, и его за ухо утащат домой. А вот из школы уже никуда не денешься. Тут ты в ловушке. Никогда в жизни человека не травят сильнее, чем в каком-нибудь седьмом-восьмом-девятом классе. И кто? Не какие-нибудь уроды, которые кошек вешают, а вполне нормальные вроде бы люди, которые потом за всю свою жизнь об этом даже не вспомнят.
      
       Свет должен быть великодушен. Если нет, то в чем его главное отличие от мрака?
      
       Женщина плачет в двух случаях: когда ей грустно и когда ей выгодно! Со временем же она приходит к неминуемому выводу, что быть грустной выгодно, и тогда фонтан начинает работать без выходных!
      
       Мужчины после тридцати ужасно не хотят жениться. А те, которые хотят, от этих лучше держаться подальше. Что-то с ними наверняка не так.
      
       Нередко случается, что человек, оказавшийся в объятиях мрака, узнает об этом последним, когда для других это давно очевидно.
      
       Теория без практики - это рюкзак с учебниками по плаванию за спиной тонущего.
      
       Убеждают не слова, не риторические формы, не то, как сказано. Убеждает правда, которую осознаешь ты сам. И не важно, кто принес эту правду. Вычитал ли ты её в книге или услышал от случайного человека на улице. Важно, что она всегда будет принесена.
      
       Тело - тот еще союзник. Оно мечтает только есть и спать, а попутно поскорее ослабеть, состариться и сдохнуть. Не думаю, что надо слишком уж спешить навстречу его Желаниям.
      
       А если и правда существовала большая и чистая любовь, которую он случайно раздавил, как хрупкую елочную игрушку? Хотя что это за любовь, если её так просто уничтожить? Любовь должна быть упругой и пушистой, как новый теннисный мяч.
      
       Зозо была опытная женщина и понимала, что самый надежный и окупаемый способ быть любимой -- это любить самой.
      
       Ну попадись мне Тухломон! Игра "Догони меня, кирпич" покажется ему самой гуманной игрой в мире.
      
       Любить детей и иметь детей -- это два разных диагноза
      
       -- Ну что, Буратино, попался? Поиграем в игру "Однажды Карабас-Барабас купил циркулярную пилу"?
      
       Сдавшийся всегда не прав.
      
       Ты повзрослела. И поумнела. И погрустнела. Обычная лестница из трех ступенек.
      
       Ну как же! Он еще читает лекции в педунивере, а в свободное время детективы переводит? Ну типа: "Я мстю, и мстя моя страшна! - сказал мистер Гадкинс, закладывая бомбу в детский горшок".
      
       Странные существа девушки. Чем меньше ты о них думаешь, тем больше они думают о тебе.
      
       Будь пушистым внутри и бронированным снаружи.
      
       Вот все пишут "Запасной выход". И хоть бы одна зараза написала "запасной вход".
      
       Истинное счастье состоит в том, чтобы не реагировать на настроение извне. Ни на вопли, ни на профессиональную истерию, ни на непонятные желания непонятных людей. Сохранять огонёк, как сохраняет его свеча, закрытая стеклом от пронизывающего ветра. С другой стороны, такое счастье сродни счастью тихого сумасшедшего в палате для буйных.
       Инструкция стражей света NXXI
      
       Экзюпери заблуждается. Мы ответственны за тех, кого приручили, но не обязательно церемониться с теми, кто притворился прирученным, чтобы приручить нас.
      
      
       "Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка"
      
       В феврале, конечно, гораздо теплее. Я всегда знала, что твой кот дружит с головой только раз в сутки. В остальное время он на нее дуется.
      
       Мамы мальчиков почему-то всегда трясутся о своих тонконогих адамчиках куда больше, чем мамы девушек о своих подрастающих девочках. Им мерещится, что всякая готова загрести ее никому не нужное сокровище и спрятать его в мешок. Конечно, девушкам это кажется смешным, но потом они сами становятся матерями, и ситуация повторяется.
      
       Газовый ключ - самый верный друг сантехника и мотоциклиста после его мамы. Газовым ключом можно хватать - это раз. Бить по голове - два. Угрожать - три. Он не является холодным или огнестрельным оружием - четыре. Не дает осечек - пять. Не нуждается в патронах - шесть. Летит далеко и в меру метко - семь. Полезен в домашнем хозяйстве - восемь.
      
       К сожалению, опаздывать -- общее свойство всех удачных мыслей.
      
       Вот что я называю: совместить бесполезное с неприятным.
      
       Как видишь, никакого надувательства -- сплошной лохотрон.
      
       Снисходительность -- главное оружие мужчины в его беспощадной и вечной борьбе с женщиной, которая по определению всегда права.
      
       Самосохранение -- это круг, который удерживает на плаву и позволяет подольше не расстаться с телесным мешком. Страх же -- камень, тянущий на дно.
      
       Для любви редкие встречи скорее праздник, чем помеха. Они подкармливают воображение. Чем реже человека видишь, тем проще его любить. Излишним общением можно только все испортить.
      
       Что ни говори, а этот мир заточен под очень средних людей очень среднего роста.
      
       Знаешь, почему в Москве многие вещи совсем не фонтан? Здесь мамы слишком нянчатся с маленькими мальчиками и слишком часто орут на маленьких девочек. Именно поэтому мы вырастаем монстрами, а вы цуциками.
      
       Если бы люди были способны учиться на своих ошибках, они не были бы в такой помойке.
      
       Женщина сделана из ребра. Наспех и кое-как. Результат налицо! Отсутствие стратегической глобальности мышления компенсируется мелочной въедливостью. Тот, кто пытается разговаривать с женщиной языком слов, не уважает слова.
      
       В крайностях нет середины. Мрак должен быть мраком, свет -- светом.
       Пояснение к цитате:
       Один из учебников мрака
      
       Тот, кто служит мраку, никогда не бывает весел. Если только это не судорожное веселье забвения, не пир во время чумы и не хохот на могилах.
      
       Нытье и отговорки -- для неудачников. У этих болванов нет времени побеждать. Свои дни они тратят на поиски причин, почему они ничего не сделали и кто им помешал.
      
       Человек -- это то, чем он занимается.
      
       Не подходи, противная! Я чудовищно опасен! У меня чёрные кружевные трусы по карате! Бойся меня! Мой дедушка плевался ядом! Моя бабушка была психопаткой! У меня ноги по уши в крови!
      
       Когда зло сражается с добром, это еще понятно. Но не это высший пилотаж. Высший пилотаж -- это стравить добро с добром и, стоя в сторонке, стричь купоны.
       Пояснение к цитате:
       "Книга серости".
      
       - Ау! О чём ты думаешь? - спросила Даф.
       - Мечтаю, чтобы все мои враги набились в две машины, которые бы врезались в центре перекрестка. А я стояла бы на светофоре и ела мороженое с вишневым наполнителем!
       - Сразу видно, что ты тёмная. Светлая мечтала бы не так. Она мечтала бы, чтобы её враги раскаялись и пришли к ней просить прощения! - сказала Даф.
       - Ага! А потом уселись бы в две машины и врезались в центре перекрёстка! - мстительно закончила Улита.
      
       Насобирать чемоданчик обидок и до поры до времени держать его в шкафу - это для любой девушки святое дело. "Я всех прощаю, но все записываю" - таков их девиз.
      
       Ничто так не губит абсолютные идеи, как мелочный эгоизм.
      
       Всё, что происходит между двоими, -- нормально. Ненормально -- это когда третий начинает совать нос.
      
       Когда она вылезет, я расскажу ей что-нибудь душераздирающее. Типа ты пришёл посоветоваться, как завязать с наркотиками, но боялся надолго задержаться, потому что тебя разыскивают за хранение ядовитых и взрывчатых веществ.
       К тому же внизу в такси тебя ждала тридцативосьмилетняя негритянка из Конго, которую ты должен отвезти в роддом, чтобы поздравить любимую маму с первым внуком! А она, эта беспечная клуша, все это время нагло мыла голову моим шампунем! -- пообещал Хаврон и вновь радостно заржал.
      
       Если тот, кто любит вас, любит одновременно и другого, кто не любит вас, но любит того, кто любит его, то, при условии, что вы любите того, кто любит вас, но не любите того, кто не любит вас, у вас могут возникнуть натянутые отношения с тем, кто любит и вас, и его, но не любит того, что вы не любите друг друга.
      
       С теми, кому больно, не спорят. Боль, как физическая, так и душевная, лишает человека способности мыслить трезво.
      
       -- По-моему, ты всё усложняешь. Смешно, что другим мы даём советы, которым не следуем сами.
       -- Разве? Я так мыслю. А ещё я боюсь слишком сильных чувств. Точнее не сильных, а неконтролируемых.
      
       Когда тебе больно, не подавай виду, потому что, когда добивают, это ещё больнее.
      
       Для любви редкие встречи скорее праздник, чем помеха. Они подкармливают воображение. Чем реже человека видишь, тем проще его любить. Излишним общением можно только всё испортить.
      
       С человеком, который не боится и всегда радостен, ничего дурного приключиться не может.
      
       Ох уж эти женщины! Без них мир стал бы гораздо спокойнее. Радостное и абсолютное бесполое счастье заполнило бы его. Ни объяснений, ни страданий, ни ссор, ни войн, ни... самого мира.
      
       Когда человеку по-настоящему тяжело, он не плачет и голос его звучит почти спокойно. Боль уходит вглубь. Истерика и слёзы - спутники скорее слабой или показной боли, чем истинной.
      
       Четырнадцать-пятнадцать-шестнадцать лет - это возраст любви. Настоящей любви. Дальше эта способность нередко теряется, ибо к чистой любви примешивается много других чувств, которые имеют к ней столько же отношения, сколько жук, попавший в миксер, имеет отношение к молочному коктейлю.
      
       Нравственность падает один раз, зато бесконечно.
      
       Зачем - самый бестолковый вопрос в мироздании. Зачем светит солнце, зачем губы встречаются в поцелуе, зачем люди убивают друг друга... А шут его знает зачем! Лучше пойми, как это работает, и пользуйся.
      
       Чем пустячнее повод, тем бесконечнее спор.
      
       Душа человеческая как яблоко - с одного конца растет, с другого ссыхается. В ней все, что угодно - и пропасти, и провалы, и старые шрамы. Она и всесильна, но она же и беспомощна, и наивна, и глупа. Иногда она движется вперед, иногда откатывается.
      
       Идеал потому и идеал, что недосягаем.
      
       Любовь - это волны: нахлынула - отхлынула. Но даже когда волн нет и море спокойно, близкое присутствие океана ощущается. И вообще, любовь начинается не с размышлений, подходит тебе человек или нет, а с чужих грязных брюк, которые ты начинаешь зачем-то стирать в своей новенькой машинке.
      
       Самое скверное, что каждый, даже самый неплохой как будто человек, хотя бы однажды переходит по переброшенной доске провал садистического любопытства. Кто-то переходит, а кто-то и срывается.
      
       Встань с меня! Ходишь с ногами по душе, так не ходи хотя бы по спине.
      
       Теряешь всегда только то, что боишься потерять.
      
       Деньги -- это самая тоскливая и одновременно самая вечная игра. В сущности, это прямая кишка человечества, в которую что ни кинь, все ей мало.
      
       Вот это я понимаю: ненависть! Когда такая ненависть, так и любви никакой не надо!
      
       Из чьего бы ребра я ни была бы сделана, это не твоё ребро! Ты понял?
      
      
       "Мефодий Буслаев. Лёд и пламя тартара"
      
       Главная способность человека -- способность увлекаться, заблуждаться и совершать ошибки. Когда она исчезает, значит, человек умер. Если же ее никогда не было -- значит, он никогда и не жил.
      
       Плясать под чужую дудку -- дело тех, у кого нет своего барабана.
      
       Мечтать не вредно. Мечтать опасно.
      
       И есть такое понятие - "долгое динамо". Когда девушка не говорит ни "да", ни "нет", но и не отпускает тебя.
      
       -- А пока скажи: ты мог бы полюбить глупую женщину?
       -- Глупую и радостную женщину или глупую и раздраженную?
       -- А что, такая уж большая разница?
       -- Колоссальная. Радостная женщина по определению не может быть глупой. Даже если бегает босиком под дождем, ест снег и бросается книгами...
      
       Шумно страдают только симулянты и клоуны. И те и другие в корыстных целях.
      
       Моральные нормы расшатываются как молочные зубы. Вначале чуть-чуть, потом немного больше, а затем -- чпок! -- и зуба нету.
      
       Любовь далеко не всегда стимулирует воображение. Чаще она его тормозит.
      
       Любой кусок, вырванный тобой из глотки другого, на самом деле выгрызен из твоей.
      
       Если же ничего не боишься -- ничего не происходит. Страхи даны нам, чтобы мы ничего не достигли в этой жизни и ничего не успели.
      
       Несчастного человека сразу видно. Он точно раненая антилопа бредет по саванне и умоляет, чтобы его поскорее добили.
      
       Пусть жизнь -- это бой, но вести его нужно расслабленно и гибко.
      
       У тебя на лице написано: счастливой не буду, но страдать умею со вкусом. Прям хоть табличку вешай: "Копаюсь в себе совковой лопатой! Не справляюсь с объемом работ! Срочно пришлите экскаватор!"
      
       Ненависть -- чувство более мучительное, нежели любовь, особенно если к нему примешивается уязвленное самолюбие.
      
       Слова материальны. Тот, кому они предназначены, всегда услышит.
      
       Пофигистов начальство терпит гораздо дольше, чем трудяг, которые поначалу вкалывают как гномики в алмазной шахте, а затем, загруженные по уши, выбиваются из сил и начинают грубить.
      
       Любое личное счастье стоит воспринимать как подарок судьбы.
      
       Ты само совершенство! Давай пойдём в загс и распишемся баллончиком у него на стенах!
      
       Профессиональная женская беспомощность. Пока она с тобой, в двух ключах путается, сдачу с десятки не подсчитает и лифт не знает каким пальчиком вызвать. А когда виснуть не на ком, сейф ногтём откроет и за минуту посчитает в уме, сколько прибыли дадут две копейки, если продержать их в банке двенадцать лет семь месяцев и двадцать восемь дней.
      
       В каждый конкретный момент жизни существует хотя бы одно препятствие, которое мешает расслабиться и ощутить себя счастливым. Бывает, что таких препятствий два или три, но чаще все же одно. Мелкое, досадливое, назойливое. У каждого оно свое и потому всякому другому кажется пустяком. Для кого-то это достающий одноклассник/однокурсник. Для другого - прыщи на лбу. Для третьего - пустой карман. Для четвёртого отсутствие близкого человека или, напротив, слишком назойливое присутствие того, кто считает себя таковым.
      
       Бывают дни, когда мы вдруг начинаем совершать странные, почти бессознательные поступки. Что-то ведёт нас куда-то или, напротив, откуда-то уводит. Мы пьём кофе, сидим на работе, передаем деньги в маршрутке, спим, смотрим телевизор - и всё это время неведомая сила перебрасывает нас из одного неизвестного нам пункта в другой пункт, известный, но не нам. И что это за сила - добро или зло, не знает никто, ибо она в равной степени может оказаться как тем, так и другим. Возможно, сила эта зовётся иначе - судьба.
      
       Главное вовремя понять, что всех камней с дороги не уберёшь. Видимо, счастье не в том, чтобы избавиться от одного препятствия и сразу обрести другое, но чтобы быть счастливым, вопреки всему. Наши беды не снаружи - они внутри нас. Никто не способен устроить у нас в душе такой мрак, какой мы сами себе устраиваем и причём совершенно бесплатно.
      
       Главное: не желать чего-то слишком сильно. Там, где человек перегорает, он выбивается из сил. Ровное спокойное горение - вот то, что приносит результат. Ожидать надо спокойно, сохраняя внутренний жар. Радость - это состояние света и покоя, а не буйства.
      
       Ни одно эгоистическое счастье не может продлиться долго, если оно полное. Счастье - это пиковое состояние. Все равно что стоять на вершине горы, на площадке шириной в ладонь. Долго не простоишь, ветер сорвет.
      
       Кто не умеет получать радость от малого - того не удовольствуешь и многим.
      
       Человек умирает, когда утрачивает способность удивляться и радоваться простым вещам. Всякая другая смерть смертью не считается.
      
       Чтобы человек стал мудрее, его надо эмоционально раскачать. А раскачать его можно только на весах: огорчение -- радость. Других весов нет. В состоянии, застывшем в одной из этих крайностей, он думать не будет. Просто не пожелает думать.
      
       Каждый склонен видеть в мире своё отражение. Уставшему человеку все кажутся уставшими. Больному -- больными. Проигравшему -- проигравшими.
      
       "За то, что..." любить просто и скучно. Любить же "несмотря на..." куда сложнее и увлекательнее.
      
       Моя интуиция бьёт в набат и стреляет из пушек!
      
       Повод нервничать есть всегда. А то и десяток сразу. Глупо надеяться, что когда-то наступит день, когда ни одного повода не будет. А раз так - зачем дёргаться?
      
       Каждый человек в состоянии тащить на себе определенное число неприятностей. Одну большую, две средних, три загрузона и так далее. Но потом наступает предел. Человек загружен по уши. Попроси его коробок спичечный передать -- он тебя убьет.
      
       Клоун! Но опасный и неглупый клоун! Если такому клоуну не похлопать, цирк опустеет...
      
       -- Разве ты не возьмёшь меня с собой?
       -- Нет. Придумай сама себе такой отказ, который тебя не обидит.
      
       Служить свету и быть светом -- совсем не одно и то же. Если дракона посадили охранять склад с добротой, это вовсе не означает, что сам дракон -- сплошная доброта.
      
       Со стороны и жить проще.
      
       Это только кажется, что за всё платят деньгами. За всё действительно важное платят кусочками души.
      
      
       "Мефодий Буслаев. Первый эйдос"
      
       -- В тот момент я впервые в жизни понял, что такое истинная красота. Когда внутреннее и внешнее сливаются в совершенстве, но сливаются так, что совершенное существо не замечает своего совершенства. Оно выше его. Я подошел к березе и коснулся ее щекой. Потом скулой и ухом. Ствол был прохладным, но где-то в глубине ощущалось тугое, теплое биение. Это от корней шел сок, но я воспринимал его как удары сердца... И со мной вдруг случилось то, чего никогда не было прежде. Я заплакал от счастья, от переполнявших меня чувств...
       ... Меня вдруг захлестнуло, затопило. Я ощутил себя в центре ищущей, внимательной, бесконечно доброй Вселенной. Словно я стоял в кромешной темноте, а сверху вдруг упал луч солнца. И тогда я впервые абсолютно ясно ощутил присутствие Того, кто стоит над Эдемом, над Прозрачными Сферами. Он был велик, прекрасен, бесконечно добр. Не слащаво добр. Не навязчиво. Не сентиментально. Это было не то сюсюкающее, раздражающее, сопливое добро, которое на самом деле не добро вовсе, а пародия мрака, который старается изгадить все то, чего не может уничтожить. Он вбирал в себя все и одновременно был всем. Он видел каждого и всякого понимал. Не было никого, кого бы он ненавидел. Да и сама ненависть казалась смешным чувством рядом с его захлестывающим светом... Несколько секунд спустя свет осторожно удалился, но частица его осталась во мне и зажгла фитиль свечи, которая горит до сих пор.
       Пояснение к цитате:
       Троил рассказывает Эссиорху о первом посещении эдемской Березовой Рощи.
      
       Люби других, тогда у тебя не будет времени жалеть себя.
       Пояснение к цитате:
       "Книга Света"
      
       Хотелось бы узнать, в какой конкретно валюте я "дорогой"?
      
       Когда же уже убивают, поздно изображать стойку жирафа, лягающего копытом низколетящего бегемота.
      
       Держись подальше от моих мыслей! Попытайся ради разнообразия завести собственные!
      
       Хорошие люди всегда немного застенчивы. Только по этому признаку можно формировать окружение.
      
       Идеальный гость -- это гость, который пригласил себя сам и принес с собой еду. Потом убрался в квартире хозяина, сам с собой поговорил в конспективном режиме, скромно поцеловал хозяина в щеку, потряс лапку и исчез. Полное гостевое самообслуживание.
      
       Любовь не милиция. Она не входит без стука.
      
       Жалость -- наркотик посильнее героина. Если кто на нее подсядет -- ничего уже его не вытащит.
      
       Все! На сегодня хватит! Если кто-то до завтрашнего утра скажет хоть слово про работу, он будет убит, расчленен лобзиком и спущен в канализацию!
      
       Зло, особенно врожденное, любит быть сентиментальным.
      
       Мне советуют топать согласно маршруту, отмеченному на топографической карте? И в чем причина такой немилости? Излишнее полнокровие давит на мозг?
      
       Правда -- тяжелая дубина, которой при неосторожном обращении легко просадить голову и ввергнуть человека в пучину уныния.
      
       Отвратительный злой уродец -- я. Попрошу не занимать мою экологическую нишу.
      
       Мания величия имеет кучу минусов и лишь один большой плюс. Тех, кто ею страдает, невозможно удивить.
      
       Стреляного воробья дихлофосом не траванешь.
      
       О! Какие черепашки в нашем зоомагазине! Здравствуйте, молодой человек! Вы мне сразу понравились. Что это, думаю, тут за чучело сидит? Чужую болтовню слушает, а глазки такие умные-умные, добрые-добрые!
      
       Если задуматься, то большая часть жизни проходит в поисках вариантов самообмана. Стоит ли игра свеч и салат майонеза -- вот в чем вопрос?
      
       И вообще квакаю здесь я, а остальные подквакивают!
      
       Повторенье -- мать мученья, а сравненье -- мать сомненья.
      
       Здравствуй, молодой и румяный! Челом бью, кирпичом добиваю!
      
       Я желаю от человечества только одного. Чтобы оно оставило в покое меня и всех, кто мне дорог. Я выхожу из человечества добровольно. Слабоумные ублюдки, которые изобретают ракеты, убивают детей и животных, рубят леса, выкачивают из земли ее недра, -- мне не братья.
      
       Чужие заскоки нужно уважать, чтобы другие в ответ гуманно относились к твоим собственным тараканам.
      
       Спокойнее! Излишняя горячность похвальна только для сковороды, да и то в период короткого увлечения блинчиками.
      
       Люди устроены странно. За добро они мстят всегда суровее, чем за самое злобное зло.
      
       Досадно, когда хочется сказать кому-то, как сильно он не нужен, а найти того, кто не нужен, никак не удается.
      
       Каждый человек рано или поздно вынужден перешагнуть через разочарование, когда все кажется лишенным смысла. Если не сможет или не захочет перешагнуть - человека не будет.
      
       Делать что-либо ради благодарности глупо. Добром надо жить и дышать, даже не осознавая, что то, что ты совершаешь, - добро. Только такое деятельное добро настоящее. Все остальное - суррогат напоказ.
      
       Благородство и чистота души не окупаются. Тебе нужны доказательства? Пожалуйста. Чьи потомки населяют землю: Каина или Авеля?
      
       Болтовня о добре, которая не переходит в поступки, ведет к свету не больше, чем облизывание корешков умных книг в городской библиотеке.
      
       Находиться слишком близко к начальству опасно, как опасно пытаться оседлать солнце. Кто знает, что будет завтра? Не вспорхнет ли отрубленная голова бывшего фаворита на шест. Дистанция - вот что правит миром. Лучше держаться рядом, но не слишком близко - такая позиция устойчивее. И спишь спокойно, и просыпаешься в своей постельке.
      
       Ужас рождает не тот, кто велик и страшен, но тот, в ком много сосредоточенной ненависти.
      
       Девушки боятся высоты, когда им это выгодно. И визжат при виде крысы лишь при наличии вблизи симпатичного поклонника, которому нужно дать шанс проявить мужество.
      
       Дураки бывают активные и пассивные. Остановимые и неостановимые. Контролируемые и неконтролируемые. Самая утомительная разновидность -- это активный, неостановимый, неконтролируемый дурак
      
       Всякая боль коренится в жалости к себе. Где нет жалости к себе -- там нет и боли.
      
       Не каждый из тех, кто безгранично верит в свои силы, в конце концов побеждает, но тот, кто в них не верит, не побеждает никогда.
      
       Идеал -- человек, который всю жизнь вечером живет радостным ожиданием завтрашнего дня, а утром каждого следующего дня встает с твердым осознанием того, что этот день наступил.
      
       В сущности, самое распространённое бегство всякого человека -- бегство от самого себя.
       Книга Света
      
       Там, где для мужчины смысловая пропасть, женщина всегда переправится на резинке для чулок.
      
       Женщина -- настоящая женщина, истинная -- пассивное начало. Она приз, она награда. Что это за приз, который сам бежит за спортсменом, чтобы ему навязчиво вручиться? Что это за лань, которая сама открывает пасть крокодилу и забирается туда по самые гланды? Нет, девушка ни в коем случае не должна влюбляться сама и особенно первая. Идеал -- когда юноша любит девушку, а она одаривает его смиренным принятием его любви.
      
       Каждый день должен содержать яркий поступок. Пусть даже самый нелепый. Пусть даже это будет жёлтый шарф, завязанный на берёзе.
      
       Тот, кому кажется, что предательство оплачивается, живет в мире иллюзий.
      
       Девушки -- величайшие в мире специалистки по самообману. Обыграть их на этом поле невозможно.
      
      
       "Мефодий Буслаев. Светлые крылья для тёмного стража"
      
       Мужчина, который имел глупость потащиться в магазин вместе с женщиной, теряет столько же часов жизни, сколько женщина их приобретает.
      
       Нельзя обижать слабых. Слабые хоть сдачи не дают, но вопить умеют громко.
      
       Чистосердечное признание в несовершенных преступлениях смягчает вину и увеличивает наказание!
      
       А ну отвернулся от меня и привел лицо в нормальное состояние! Ты похож на героя из японской мультяшки, когда они всех поубивают и радуются! Только глазки у них малость побольше и рожа не такая хитрая!
      
       Если женщина не права -- извинись перед ней. Если женщина не права вдвойне -- извинись перед ней два раза.
      
       Каждый день приносит свои радости и свои мелкие гадости.
      
       Незнание -- отмазка ослов. Случайности -- отмазка растяп. Уважительные причины -- отмазка посредственностей. Для профессионалов уважительных причин не существует.
      
       Хуже гастрита в 16 лет может быть только облысение в 22.
      
       Из всех уважительных причин мира не склеить одной маленькой истины.
      
       Всякой женщине нужна прежде всего норка, всё, что в норке, и хотя бы немного личного счастья...
      
       Страсти как орлы с железными клювами. Высматривают жертву сверху, бросаются и клюют. Сильный сгонит птицу, и тогда она взлетает и ищет новую добычу.
       Бывает, что какая-то одна птица выберет слабого, вцепится в него когтями и долбит, пока не заклюет насмерть. Поначалу каждому человеку опасен лишь один орёл, но когда человек ранен и ослаблен, бывает, что и несколько набрасываются разом и долбят уже до смерти.
      
       Надо целенаправленно и ежедневно делать то, чего боишься. Тогда дело, которого ты боишься, само себя испугается.
      
       Чем больше сахара в голосе, тем выше вероятность, что сахар нужен, чтобы припудрить яд.
      
       Всегда так бывает: чем больше трясёшься и отодвигаешь удовольствие - тем больше шансов, что у тебя его попрут.
      
       -- Как-то ты это криво сказал! -- заметила Дафна. -- Всё равно что начинать признание в любви со слов: не в красоте счастье.
      
       Придумал убийство Каин. Ему первому в голову пришла эта оригинальная мысль. Все остальные в большей или меньшей степени занимались плагиатом.
      
       На дураках воду возить себе дороже. Дурак заблудится, а ты от жажды помрёшь.
      
       Слабый человек всегда жертва своих настроений. Настроения швыряют его как волны пустую лодку и бьют о житейские камни. Стань хозяином своих настроений, и добрая половина неприятностей отправится топиться на пруд.
      
       Обсуждать прошлые ссоры и особенно кто чего кому сказал -- всё равно что играть с зажигалкой на пороховом складе.
      
       Странные мы существа люди. Всё хорошее скрываем как проказу. Сворачиваемся, выставляем рога, обиваем себя жесткой арматурой, что бы жизнь, пиная нас, сломала ногу.
      
       Глупо обижаться. Надо всегда говорить себе правду. Если ты сегодня не скажешь себе правду сам, завтра тебе скажет её друг, а послезавтра -- недруг.
      
       Всякий неглупый парень, доживший до шестнадцати лет, понимает, что ни одна девушка не бывает прекрасна двадцать четыре часа в сутки триста шестьдесят пять дней в году. Красота -- это внезапное, мимолетное, на секунду вспыхивающее состояние. Исключение из правила, а совсем не правило.
       Одна девушка смешна в гневе, другая плаксива, третья болтлива. Четвертая забавно взвизгивает, когда ругается по телефону со своей мамой. Пятая жадничает по пустякам. Шестая хранит в кошельке фантики от конфет за прошлый год. И так до бесконечности. Человека надо любить не за что-то, а вопреки чему-то. Только в этом случае чувства переживает все пинки и взбрыки судьбы.
      
       Ты заметил, с какой стремительностью люди обманывают себя? Обманывают, но не могут обмануть. Правда приходит к ним сама и никуда от неё не денешься. Можно сколько угодно убеждать себя, что ты не прыщав, а просто лицо розовое. Пока какая-нибудь тётка не крикнет в магазине сыну: "Встань в кассу вон за тем прыщом".
      
       Обычно самую сильную боль доставляет ничтожное.
      
       Ты маленький, и страх маленький. Ты растёшь, и страх растёт вместе с тобой, не уставая менять личины, приобретая всё новые формы. Всякий вчерашний страх смешон, всякий сегодняшний ужасен.
      
       Человек верит в двух случаях: когда он действительно верит и когда втайне ощущает, что недоверие нарушит его душевное состояние.
      
       Если не любишь людей -- боишься их, не ощущаешь своего единства с ними, ты несчастен и чужд миру. Но стоит тебе полюбить людей -- и ситуация мгновенно меняется. Ветвь жива, только пока она часть дерева. Во всяком другом случае она быстро становится мёртвой деревяшкой.
      
       Ревность -- это как жидкость для разжигания костров, которую покупает неопытные туристы. Когда человек начинает подливать ревность в огонь любви, значит огонь сам по себе уже едва горит. Или пламя не греет и хочется его усилить. В общем, что-то не в порядке.
      
       Если хочешь любить и уважать человека -- не узнавай его слишком близко. Ну или люби несмотря ни на что, не ставя условий для любви. Тот, кто соглашается любить только совершенное, на самом деле не любит никого и ничего.
      
       Человек не должен ни к чему привязываться. Он должен любить, бешено любить, всей душой, но не привязываться.
      
       Любовь, любовь... Есть она -- мучаешься сам. Нету её -- мучаешь всех остальных.
      
       В жизни часто так бывает, что копьё, не знающее промаха, бросают в птицу, в которую невозможно попасть.
      
      
       "Мефодий Буслаев. Лестница в Эдем"
      
       Большинству людей счастье тоже противопоказано. Они мгновенно начинают искать, чем себя наказать и чуть ли не битое стекло грызут.
      
       С женщиной, на которую не имеешь ни малейших видов и которая не имеет никаких видов на тебя, просто, легко и радостно быть искренним.
      
       Никакая другая часть тела не вредит человеку больше его собственного языка.
      
       То, что ты прекратил бороться с мраком, не означает, что мрак перестал бороться с тобой.
       То, что ты перестал верить в свет, не означает, что свет перестал верить в тебя.
      
       В каждый момент жизни человек должен жить внатяг, с ощущением сюрприза. С эдакой сокрытой от мира шоколадкой во внутреннем кармане, с ожиданием праздника в душе. Дышать мечтой и жаждой перемен. Зажравшийся человек -- человек перечёркнутый.
      
       Ну и что? Человеку не должно быть скучно с самим собой. Если он боится тишины, что-то с ним не в порядке. Значит, он пытается нечто в себе растоптать, - сказал Матвей убежденно.
       Ирка быстро взглянула на него. Она всегда пугалась и одновременно радовалась, когда кто-то высказывал мысли, приходившие ей самой. Она и сама замечала, что многих людей буквально колбасит от тишины. Они физически не находят себе места, если случайно в ней оказываются. Начинают метаться. Пытаются включить телевизор, радио - все, что угодно. Должно быть, в эти минуты бедняги с ужасом обнаруживают, что они живые, реально существующие, а не только жующие, спящие или потребляющие, и попытаются поскорее заглушить в себе ужас самостоятельного бытия. Убейте меня кто-нибудь, бормочите, орите, рассказывайте мне ваши якобы последние и якобы важные новости - только чтобы я поскорее забыл, что я - это я, и поскорее вновь растворился бы в жвачном бытии!
      
       Ну наблюдение такое: чем чаще мужик повторяет, что он вернётся, тем реже возвращается.
      
       А сейчас люди дробные. Вроде и убивают реже, зато гадят чаще. И любят, точно дохлую кошку гладят, и сердятся половинчато, и прощают в треть сердца.
      
       Тебе плохо? Жить не хочется? Присядь сто раз! Уже чуточку захотелось? Если нет, пробеги километра два в быстром темпе, пока сердце не запрыгает во рту, или, если ты человек практический, сходи на рынок, купи 50 кг картошки и принеси домой по картофелине. Если же и бежать в лом, и приседать неохота, значит, и глобальной тоски никакой нет, а есть только дурно пахнущая кучка лени.
      
       Ничто так трезво и быстро не ставит человека на место, как голые факты.
      
      
       "Мефодий Буслаев. Карта Хаоса"
      
       Когда играешь в теннис жизни, всегда надо возвращать шарик благодарности тому, кто тебе его послал. Если будешь прятать шарики в карман, вскоре нечем будет играть. Тот, кто умеет только сжимать ладони, не умея разжимать и отдавать, никогда не уплывёт дальше гавани. Кулаком вода не загребается.
      
       Ничто не бетонирует душу быстрее лжи.
      
       Ещё один извечный принцип Эдема. Никогда не доверять своим заслугам и ни во что их не ставить. Даже если ты планетами жонглируешь, то лишь потому, что тебе это разрешается. Меньше времени потратит тот, кто дважды пропустит свой поезд, чем тот, кто один раз сядет в чужой.
      
       У девушек, как у насекомых: яркая расцветка чаще всего предупреждение, что насекомое ядовито.
      
       Ничто не размывает волю и не лишает внутреннего покоя так быстро, как пустая болтовня. Пускай даже самая дружеская. Поэт, разгрузивший вагон телевизоров, может еще в теории часа за три восстановиться и написать эссе. Но поэт, проболтавший минут сорок по телефону не способен уже даже разгружать вагоны.
      
       Зло роковое, могучее, зубастое, сильное, глодающее плоть и души, встречается на Земле редко. Гораздо чаще попадается зло больное, вялое, серое, будничное, недовольное, оплывшее, сонное, равнодушное, несчастное, уставшее от самого себя. И это второе зло хуже и заразнее первого в сотни раз, ибо первое, истинное, заставило бы бежать от него сломя голову.
      
       Лишь терпение рождает силу. Лишь в сражении с собой крепнет плоть и дух. Состояние же сытости и самодовольства ничего не несет, кроме расслабления и смерти. Человек как луковица. Состоит из такого невероятного количества слоев лжи самому себе, что под каждой кожей оказывается ещё одна. И всё равно надо помнить, что всё это шелуха. Опять же лжи кому-то не бывает. Это иллюзия, что кого то можно обмануть. Солгать в конечном счете можно только самому себе.
      
       Как хитро и коварно разрушает нас мрак! Заразил сомнениями, лишил цельности, но оставил тоску по глобальному добру. Даже где-то намеренно раздул само понятие глобальности. Нам кажется, что мы должны совершить что-то грандиозное: заколоть вилкой великана, избавить человечество от всех болезней, создать фонд защиты одиноких сусликов с главным штабом в пентхаусе небоскреба с прямым выходом на вертолетную площадку. На мелкое добро мы размениваться не хотим. Чего на него время тратить, с нашим то размахом? Очередная иллюзия, потому что без мелкого добра нет добра крупного. Вот и получаются пакостные такие гадики, которые мечтают спасти царство, но за отсутствием царства жгут кнопки в лифте.
       Пояснение к цитате:
       Неформальные разговоры златокрылых
      
       Она заявила, что страдала без меня так долго, что ей теперь надо от меня отдохнуть и привыкнуть к мысли, что я снова рядом.
       Окончательно запутавшийся Корнелий потряс головой.
       - Какая-то мутная логика! - Сказал он жалобно.
       - С женщинами всегда так. Лучший способ их понять - вообще не заморачиваться. И поменьше их слушать. Все самые тяжёлые раны в этом мире были нанесены языком, - рассеянно сказал Эссиорх.
      
       Даже самый маленький шаг стоит жертвы, если это шаг вперёд.
      
       Люди очень ловко умеют обманывать себя. В этом смысле они опередили даже стражей мрака, которые все же предпочитают обманывать других.
      
       Выше вознесёшься, -- больнее упадёшь. Лучше скромно упасть со стула, чем нескромно с крыши.
      
       Люди верят во всё, что угодно, кроме правды. Покажи им хоть кентавра, хоть русалку - спишут на генетическое уродство и все дела. Драконов в средневековье всех перебили, а теперь говорят - миф.
      
       Чтобы летать, мало тренироваться три ночи в месяц на городских крышах! Надо быть легким, веселым, радостным, любящим! Именно любящим всё и всех. Ты же набила себе карманы лёгкими обидками, раздражением, подозрениями всякими. Где тут летать? Тебе бы под землю с ушами не нырнуть -- и то хорошо!
      
       Когда долго ковыряешься в памяти -- просыпается совесть. Начинаешь возиться с совестью -- вылезает любовь и жалость.
      
       Сильные духом сохранили бы свой дух даже в зоне за полярным кругом. Гнилые же ухитрились бы сгнить даже на Гавайских островах, в гамаке под пальмой!
      
       Он был не то чтобы осёл. Просто слишком долго маскировался, а когда хотел врубить заднюю передачу, оказалось, что шкура уже приросла. Так и остался. Вроде умник, но с клочьями ослиной шерсти.
       Пояснение к цитате:
       о Петруччо Чимоданове
      
       Желаешь сделать хорошего человека невыносимым, сделай его частным собственником.
      
       Без еды человек умирает через несколько недель. Без воды проживет несколько дней. Без воздуха задохнется за минуту. Без любви он не протянул бы и секунды. Даже мгновение прожить без любви -- совершенный нонсенс, ибо одной лишь любовью существует весь огромный мир с лампочками звёзд, фонарём солнца и несколькими большими континентами, лениво плескающимися в каменной ванне Мирового океана.
      
       Я пытаюсь быть всем сразу, но у меня получается быть только последовательным неудачником.
      
       Багровеющий багровым Багров багровело багровел багрянцем.
      
       Если бы чувство юмора было у всех, мир бы превратился в сплошную клоунаду.
      
       Я вечно боялся не того, чего надо было бояться, и вечно не боялся того, чего бояться следовало. А раз так, то стоило ли вообще бояться?
       Пояснение к цитате:
       Загробный дневник подавившегося горошиной в уличной забегаловке
      
       Сердце человека -- единственная дверь, через которую зло может войти в мир.
      
       Человек, притворяясь, забывает, что маска прирастает к коже, а после врастает и в мясо. Исключений нет, какой бы чужеродной и временной маска ни казалось бы поначалу. Один притворяется слабым и становится слабым. Другой притворяется циником и становится циником.
       Ничто не бетонирует душу быстрее лжи. Вода принимает форму того сосуда, в котором находится. А если вода замерзает, то сосуд лопается -- и вот она, готовая форма. Нужно быть очень осторожным со временным. Оно очень скоро становится постоянным.
       Пояснение к цитате:
       Неформальные разговоры златокрылых
      
       Единственное существо в мире, которое не достойно жалости, -- это ты сам.
      
       Там где есть логика, -- нет истины. Истина сама творит себе логику, но никак не наоборот.
      
       Девушки не угадывают лишь того, что очевидно, как 2+3. Все же психологические загадки, особенно с полутонами и запутанными клубками отношений, они щёлкают на лету.
      
       Ничто так не губит стража, как слишком среднее образование! Абсолютное знание в понимании, что ты ровным счётом ничего не знаешь! Даже рядом не валялся с истинным знанием! К нему близки либо те, кто вообще никогда не получал никакого образования, даже начального, либо... хм... возможно, профессора, понявшие уже бессилие своей науки. Те же, кто слегка откусил от образования, немного пожевал и отбежал в сторону - совершенно безнадёжны. У них развивается комплекс околознайства!
      
      
       "Мефодий Буслаев. Ожерелье дриады"
      
       У каждого свой дар. Обделенных нет. Обделён только тот, кто считает себя обделённым.
      
       Интеллектуальное равенство -- центральное условие полноценной дружбы.
      
       Чудеса, конечно, бывают, если считать чудом какой-нибудь банальный телекинез, но все главные чудеса происходят всегда медленно и постепенно. И нужны для них любовь и терпение.
      
       Не верь своему телу! Его чувствам, инстинктам, желаниям, лени, голоду, усталости. Тело -- это ленивая, сонная, бестолковая, тормозящая и предательская дрянь! Всё, что оно говорит и желает, -- ложь. Возьми его за горло, или оно возьмет за горло тебя.
      
       Человек всегда шире любого твоего суждения о нём.
      
       Чтобы освоить любое новое движение, нужно правильно повторить его семь тысяч раз. Если вы талантливы, то шесть. Безумно талантливы -- пять с половиной. Гениальный -- пять тысяч, но никак не меньше! А то сделают двадцать раз и ноют: не получается! Я бездарен, как крышка от унитаза!
      
       Думать плохо ни о ком нельзя, потому что всё равно ошибешься.
      
       Кроме того, если человек не красив, ему наверняка дано что-то другое. Обделенных нет.
      
       В жизни каждого человека есть своя мучительная сверхзадача. Болезненная, страшная, сидящая как заноза. Барьер, который нужно перескочить с наскока или с усилием переползти, бесконечно срываясь. Самое странное, что остальным твой барьер совсем не кажется непреодолимым. Так, заборчик по колено. Он-то, другой, перешагнет его, не задумываясь, но сам после этого споткнется на ровном месте и сравняет нос с лицом. Потому что там будет его барьер.
      
       С Дафной он был внимателен, не давал ей весла, все за нее делал, но одновременно нельзя было сказать, что он умирает от любви. Как страж, Дафна понимала, что все нормально, но как девушке ей хотелось больше внимания и больше эмоций.
       Легко любить человека придуманного, допустим, певца или актера, которого мы видим в лучшие его минуты и часы, да и то ненастоящим. Несложно любить человека дальнего, от которого едва-едва добредёт раз в год открытка. А вот любить ближнего, каждодневного человека тяжелее тяжёлого, даже если ты и страж света.
      
       Плюнешь в колодец -- сам же из него выпьешь. Ударишь ты -- ударят тебя. Украдешь -- украдут у тебя. Солгал -- тебе солгали. Наорешь на кого-то -- на тебя наорут. По-свински поступишь с родителями, твои собственные дети поступят с тобой по-поросячьи. Исключений никогда не было и не будет.
      
       Буслаев наклонился вперед, как человек, который идет против ветра.
       -- Ты мне нужна, -- сказал он, ворочая слова, как камни.
       Дафна, хотевшая сдуть очередного комара, забыла это сделать и позволила комару сосать ее кровь дальше.
       -- Это мужской вариант: "Я тебя люблю"? -- уточнила она, стараясь, чтобы счастье в голосе не было таким явным.
       -- Почему мужской? -- растерялся Меф. -- То есть да, мужской. В общем, я тебя люблю.
       Даф вздохнула.
       -- В общем, я тебя тоже люблю, -- сказала она, подумав про себя, что это было самое бестолковое объяснение в мире.
      
       В конце концов, многие люди не столько шутят, сколько выдают желаемое за действительное. У озабоченного - весь юмор вечно ниже пояса, пьяница шутит про выпивку, жмот - про деньги, ботаник - про Пруста и Бродского.
      
       Тут действует универсальный закон любви: уступай и будешь мудр. В любви кто-то всегда должен пойти навстречу. Иначе даже на бытовом уровне будет тупик. Один скажет: "Я -- направо!" и пойдет направо. Другой скажет: "Всего хорошего! А я прямо!" и пойдет прямо. Чтобы остаться и продолжать прогулку вместе, кто-то должен прищемить дверью свое "я". В идеале, конечно, уступают по очереди, но этот идеал на практике нереализуем. Обычно уступает самый умный или великодушный, что, в принципе, одно и то же.
      
       Не только человек, каждая вещь, которой назначено место в бытии, стремится реализоваться. Когда не даешь вещи реализоваться, она мстит. Долго не ездишь на машине -- не заводится. Не режешь кухонным ножом -- ржавеет гораздо раньше своего активно используемого собрата. Пока ты бежишь, ты жив! Пока барахтаешься -- держишься на воде.
       Нет состояния покоя -- есть состояние или активного действия, или не менее активной деградации.
      
       Болтун - находка для шпиона! Шпион - находка для болтуна. Симбиоз трепачей в природе!
      
       Обычно только женщина способна верить своей лжи до конца, создавая в своем роде новую реальность. Мужчине же чаще всего для этого не хватает воображения.
      
       Ты считаешь, что любишь. Но что такое "любить" - не знаешь и сам. Можешь ли ты честно сказать, что не ищешь своих удовольствий? Не раздражаешься, готов принимать человека и в болезни, и в дурном настроении, готов бесконечно терпеть? Прощать несовершенство, ошибки, недостатки? Некрасивость, появляющиеся морщины, портящиеся постепенно зубы? Всегда отдавать, ничего не получая взамен? Любовь - это бесконечные мелкие жертвы. Крупные жертвы от тебя будут требовать редко, а вот мелкие - каждую секунду. И если ты к ним не готов, не готов и к любви. Назови свое чувство как-нибудь иначе и не пачкай хорошего слова. Оно и так сейчас испачкано вконец.
      
       Я пустое место. Даже меньше, чем пустое место, потому что в пустоте все же есть хоть что-то обнадеживающее. Хотя бы возможность, что кто-то туда когда-то придёт!
      
       Но произошло чудо. Невероятное победило очевидное и закидало его мертвенно-дохлый трупик вусмерть убитыми фактами.
      
       Мягкость и бесхребетность - разные вещи. Мягкость - от силы и мудрости. Бесхребетность - от слабости, вялости и полного отсутствия внятных внутренних ориентиров. Бесхребетного человека можно заставить пойти в магазин и убить молотком кассира. А вот мягкого - не заставишь. Мягкие люди на самом деле очень твёрдые. Все герои на войне - настоящие, не случайные - были мягкими. Психопаты обычно тихо сидели в окопах и размышляли, как слинять, получив неопасную рану в ногу.
      
       В том-то и проблема, что на мрак нельзя взглянуть "одним глазком", как и с крыши многоэтажки нельзя упасть слегка.
      
       Повторенье не только мать ученья, но и родственница занудства.
      
       Тут самым беспроигрышным является принцип постоянной и щепетильной надёжности. Не слушать ничего лишнего и ничего лишнего не говорить. Если у тебя есть приятель, который много сплетничает тебе о других своих знакомых, то вполне логично предположить, что так же пространно он сплетничает им и о тебе. Тут есть повод задуматься. Нельзя предать на пять копеек. И нельзя предать никого, кроме себя самого.
      
       Так что давай поставим черточку над й, точечку над i и двоеточие над ё!
      
       Наибольшее число обломов поджидают человека на путях к собственным удовольствиям. Не ходи этими путями, и обломы напрасно будут дежурить в кустах.
      
       Когда человек желает оправдать себя, уважительные причины находятся сами собой.
      
       Филологи думают, что философы что-то знают, те смутно надеются на историков, историки на микробиологов, микробиологи на физиков-ядерщиков. Физики-ядерщики надеются только на авось и майора Пахомова, который сидит на главном пульте управления ракетами, разгадывает кроссворд и сожалеет, что не стал филологом.
      
       Поскреби циничного пресыщенного москвича и найдешь здорового провинциала.
      
       Настоящая любовь не может остаться безответной. Если любовь безответна -- это инстинкт.
      
       Скука -- это игрушка для тех, для кого все дома на одно лицо, все кошки одинаковые, все книги похожи и все люди -- замаскированные сволочи.
      
       С людьми, понимаешь, надо по-людски. Тогда они повернутся к тебе не служебной стороной, а человеческой.
      
       Не тот ослевич, кто себя не любит, но тот, кто любит себя слишком сильно. Себя надо умеренно ненавидеть -- это самый правильный градус.
      
       Женщина злится в основном, когда голодна. Накорми её -- и она едва вспомнит, что заставляло её 5 минут назад шипеть и подскакивать.
      
       Надо смотреть, ни что люди делают, а с каким чувством они это делают. К примеру, пол помыть -- хорошее дело, но если с истерикой или с лицом недооцененной жертвы, то на фиг не надо. Или бабуленцию через дорогу перевести. Нормальное дело? Нормальное. Но если при этом орать, чтобы все бабуленций через дорогу переводили, и слюной на асфальт капать -- то пусть лучше бабуленции дома сидят.
      
       Чем громче орешь: "Успокойся!", тем меньше люди успокаиваются. Главное -- успокоиться самому.
      
       Чем больше у тебя заслуг, тем сложнее понять, что, в общем-то, они совсем не твои.
      
       Поиск виноватых -- самое популярное развлечение всех неудачников после угрюмого саможаления и отравления жизни близких.
      
       Меньше знаешь -- меньше мучаешься.
      
       Да если б существовал такой большой кирпич, которым можно было всех нас разом прихлопнуть и при этом не слишком навредить экологии, они бы нас прихлопнули и преспокойно любили дальше.
      
       Если сел в лужу -- не признавай это и греби дальше.
      
       Чем бредовее объяснение -- тем ближе к правде.
      
       Нет мира лучше вооруженного нейтралитета.
      
       Есть приказ -- значит нужно топать и выполнять. Именно такое простое поведение является наиболее оптимальным в большинстве запутанных ситуаций. Если, конечно, изначально выбрал себе верное начальство.
      
       Белой зависти и свежей дохлятины не бывает.
      
       Когда тебе больно, пни кого-нибудь -- появится компания, с кем поплакать.
      
       Если просто отвертку покупаешь -- служит долго. А если решишь выпендриться и купишь что-то комбинированное, скажем, отвертку с фонарем и плоскогубцами -- через два дня окажется на помойке. Так и люди. Пока ты просто молоток -- ты служишь. Но как только захочешь быть одновременно шилом или миксером -- ты труп!
      
       Каждый борется со своими тараканами.
      
       Когда сердце не готово усвоить истину, разум может зудеть сколько угодно. Его не услышат.
      
       Кто себя жалеет, тот не человек, а дохлятина!..
      
       Чувство юмора вообще факультативно. Шаг вправо -- юмор заваливает в тупое ржание. Шаг влево -- в ехидство. Во все же действительно важные моменты жизни юмор начисто пропадает. Когда тебя везут на операцию -- не хочется шутить про докторов, забывших внутри скальпель.
      
       Всякий нормальный, не любящий излишне мудрить парень, склонный к здоровому деспотизму, желает знать жизнь девушки полностью, начиная с момента, как в детском саду в нее запустили огрызком от яблока.
      
       Природа так всё устроила, что у кого чего нет, тот то и ищет.
      
       Когда ты любишь -- тебе принадлежит весь мир. Когда ненавидишь -- ты даже сам себе не принадлежишь, а принадлежишь одной только ненависти.
      
       Мир знает слово "любовь" в его дежурном виде, короче говоря, ест то, чем кормят в фильмах, а что ему соответствует -- само наполнение понятия, всю его глубину -- постепенно забывает.
      
       Никогда не знакомь своих друзей между собой. Особенно мальчиков и девочек. Это хуже, чем оказаться между двумя вагонами во время сцепки. Куда ни дёрнешься -- всё равно придавит и кругом окажешься виноват.
      
       Всегда обидно, когда хочешь сказать гадость, а на тебя не обращают внимания. Всё равно, что долго прятать за пазухой пригоршню грязи, самому перепачкаться, а потом промахнуться, бросая с двух шагов.
      
       Ничто так не уничтожает человека, как лишние силы, если они расходуются бестолково.
      
       Иногда человек как будто говорит правильные слова, но на самом деле науськивает. Порой и "люблю" можно произнести так, что тебя выбросят в окно...
      
       Чем с большим нетерпением схватишь какую-то штуковину, тем ненужнее она после окажется.
      
       Если не хочешь отвечать на чужие вопросы -- задавай свои.
      
       Всё, что можно отдать, можно и взять.
      
       Умей слушать! Всё, что человек как ему кажется, говорит о других, -- он на самом деле говорит о себе.
      
       Прежде, чем что-то ляпнуть, полезно всё же подумать.
      
       Если человеку слишком часто попадаются на дороге сволочи, то одно из двух: либо он сам сволота порядочная, либо этих сволочей специально ищет.
      
       Когда бываешь в сомнительных местах - вцепись в сумку обеими руками и держи ее перед животом. Если же место не выглядит сомнительным, сумку лучше вообще с собой не брать.
      
      
       "Мефодий Буслаев. Стеклянный страж"
      
       Тупо и нездорово любить того, кто тебе даже и не друг, кому ты элементарно по-человечески не доверяешь.
      
       Чтобы начать всплывать, надо как минимум понять, что тонешь. Пока человек этого не понял, он никогда не будет выкидывать из карманов то, что тянет его на дно.
      
       Пока ты делаешь что-либо под влиянием настроения -- ты уязвим. Вещи надо делать просто потому, что надо. НА-ДО -- это два слога надёжности. Если бы солнце светило по настроению, все мы давно были бы на кладбище.
      
       Свобода - это когда в любой ситуации ты можешь сказать как "да", так и "нет".
      
       Ссора и спешка - самые тупые лекарства.
      
       У дурака, как известно, две радости: первая радость - когда самому хорошо, вторая - когда другому плохо.
      
       Есть, мол, неэгоисты. Есть эгоисты ситуативные, которые хотя бы пытаются с собой бороться. Бывают эгоисты торгующиеся, любящие честный паритет (ты мне - я тебе). И, наконец, существуют эгоисты до такой степени, что вообще не понимают своего эгоизма. Они привыкли, что солнце светит для них, и реки текут для них, и ветер дует для них. Человек, заражённый таким вирусом, всегда считает, что все ему всем обязаны, он же не обязан никому и ничем.
      
       Пиковое счастье - это поздний вечер накануне дня рождения, когда засыпаешь, зная, что утром будут подарки, но ещё не получил их.
      
       Высший пилотаж мрака -- заманить козленочка в волчью стаю, внушив ему, что раз у него есть рожки, то он тоже хищник и крайне опасный. Разумеется, финал всегда одинаков.
      
       И так все, кто имеет отношение к Эдему. Там все очень чистое, радостное, наивное, любящее тебя без меры. Допустим, ты скажешь там лошади: "Умри!". Просто так, в шутку, а она уже лежит мёртвая.
       -- Почему? Может я ради прикола сказал? -- не понял Мефодий.
       -- А лошади приколов не понимают. Твое слово для неё закон. Ты сказал ей "умри!", и она, не задумываясь, просто от любви к тебе умерла.
      
       Любовь к чтению сближала Ирку с Матвеем. Правда имелось существенное отличие. Ирка, как идеалистка, читала для того, чтобы жить по прочитанному. Багров же потреблял литературу скорее как грамотный складыватель буковок с позиции: "Ну-с, чем вы меня ещё порадуете?". К тому же Ирка читала ежедневно, без пауз, а Матвей запойно. Он мог прочитать три книги за два дня, а потом не читать, допустим, месяц. Новую порцию впечатлений и мыслей он заглатывал жадно и не разбирая, как крокодил добычу, после чего долго -- несколько дней или недель -- её переваривал.
      
       Мам, да убери ты свои бутерброды! По вторникам я режу вены.
      
       Что мы все без эйдосов? Сдувшиеся шары, фантик от ничего.
      
       Как только человека перестаёт радовать живое, он становится мертвым.
      
       "Так вышло" -- из этой фразы получился бы отличный эпиграф к любой человеческой жизни.
      
       Какой ужас! Такие вещи не спускаются! Надо ему отомстить! Давай дождёмся зимы и подговорим его лизнуть языком железяку?
      
       Я по-прежнему тебя люблю, но абсолютно тебе не верю. У тебя глаза человека, который сорвался с крыши, но всё ещё обманывает себя, что стоит на карнизе.
      
       Мы свет, только когда смотрим на солнце и оно отражается в нас.
      
       От судьбы никуда не уйдёшь! Особенно если эта судьба быстрее бегает...
      
       Конечно, важно то, что ты говоришь. Безусловно важно. Особенно если это правильные слова. Но важнее: зачем ты говоришь, когда и кому. Истинное намерение, тайное желание - то, что за оболочкой слова. Опять же - пока человек не готов услышать, пока в нем самом не созреет вопрос, жажда ответа, жажда действия, изменений, шага - толку все равно не будет. Когда же это произойдет - самое простое слово может запустить машину.
      
       Если человеку дать всё, о чём он мечтает, -- сразу, внезапно, ни за что, то он наверняка зароет это и предпочтет мечтать заново. Сбывшиеся мечты - это тупик, вроде глухой стены в дальней части магазина. Обратно идти - скучно, вперед идти - некуда.
      
       Счастье как шоколад. Надо есть его вместе, а то и шоколада перехочется, и зубы станут того цвета, когда улыбнёшься только маме и зубному врачу.
      
       К сожалению, чтобы человек что-то понял, он должен обжечься, и не раз. Понимание приходит только через боль и страдание. Понимание же, не подкреплённое болью, неустойчиво и мимолётно.
      
       Мы готовы менять всё, что угодно, только чтобы ничего не менять. Делать всё, что угодно, только чтобы ничего не делать. И прилагать какие угодно усилия, чтобы не прилагать никаких усилий.
      
       Многословность -- форма вежливой истерики.
      
       Когда человек считает, что должен быть прощён, он совершает одну и ту же ошибку бесконечно. Это закон. Прощение -- это раскаяние. До самых глубин. Только оно изглаживает.
      
       Если человек наступил на любовь и пошёл дальше -- это уже финал.
      
       Когда у человека торчит нож в спине, он часто не видит его и даже не чешется. Зато когда в пальце заноза -- сразу в панику и бегом в больницу.
      
       Человек не врёт, даже когда думает, что лжёт. Просто он сам порой не понимает той правды, которую озвучивает.
      
       В человеческих отношениях куча всяких примесей и полутонов. Обид, мелкой лжи, ехидства, раздражения, хлопанья дверьми, всякой торговли. И всё это мы называем любовью, и язык у нас не заплетается.
      
       Скажи трём разным людям: "Я не могу пойти в кино!". Первый услышит, что ты не хочешь пойти именно с ним и с горя наглотается канцелярских скрепок. Другой решит, что у тебя болит голова и ты готовишься к экзамену. И лишь третий верно угадает, что кино для тебя слишком интеллектуально, и отведёт тебя на футбол.
      
       Сердечная лавочка закрыта в связи с тотальной переоценкой ценностей.
      
       Бывший лучший друг уже никогда не может стать просто хорошим знакомым. Когда накал дружбы падает, всегда возникает смущение и общее острое неудобство. Даже "привет!" всегда говоришь с протезной улыбкой. Кого пустил однажды в душу, просто так уже не прогонишь. Там навсегда останется его пустой стул.
      
       Свет даёт всё постепенно. Просишь яблоню -- получаешь семечко. Прорастишь -- вот она, твоя яблоня, благодарная твоим рукам и связанная с тобой навеки. Не прорастишь -- тогда и взрослое дерево загубил бы, получи его сразу.
      
       Свету совсем необязательно воздавать мраку злом за зло. Достаточно просто вернуть ему его же собственное зло. Хотя бы десятую часть.
      
       Добро гораздо требовательней зла и кулак у него значительно тяжелее, просто оно выдерживает паузу, чтобы определить меру нашей внутренней дурости.
      
       На войне всё было как всегда. Погибли самые лучшие и самые худшие. Самые лучшие первыми побежали в атаку и попали под пулемёты, заслонив нас своей грудью. Самые худшие поползли из окопов и забыли про минное поле. Остались середнячки - то есть мы. Остались, чтобы определиться, с кем мы.
      
       Когда глаза устремлены в небо, в них отражается небо. Когда смотрят на болото - отражается болото. Наша воля и выбор в том, куда глаза обратить. Приведи трех друзей в музей - один увидит картину, другой - хорошенькую девушку, а третий - что у охранника носки разного цвета.
      
       Самая мерзкая вещь, которая есть в каждом без исключения человеке, -- это саможаление. Оно сидит глубоко и часто маскируется, но пока его не выдавишь -- все мы как грязная кухонная мочалка, кое-как очищенная снаружи, но лишь до тех пор, пока её не надавишь.
      
       "Мефодий Буслаев. Танец меча"
      
       В большинстве случаев дружбы хватает на три-четыре года. Потом человек теряется, а ты не делаешь никаких попыток найти его. Если это так, то это не дружба, а поиск комфорта, бегство от одиночества или естественное увлечение новым человеком. Настоящая дружба -- всегда больше ответственность, чем удовольствие.
      
       Есть тип девушек, которые любят только деспотов. Особенно, заметь, те, у кого от природы сильный характер.
      
       Старый резчик по дереву. Учеником резал плохо, чаще ранился. Потом начались крепкие ученические работы. Дальше профессионализм бездушный. Слишком много отвлекался. Когда пришла любовь к делу и дело стало главным, центральным -- начали получаться вещи яркие, мощные. Наступила старость. Стекла очков толстели. Руки дрожали. Суставы распухли от артрита, и резчик понял, что не может вырезать даже простой деревянной ложки. Он заплакал, взмолился Богу: "Господи, да как же!" и внезапно в остром прозрении понял, что резал он не дерево, а нечто более важное. Вырезал самого себя...
      
       Человек скреплён состраданием. Как только сострадание исчезает -- исчезает и человек.
      
       Всё же странно, насколько человек зависим от физической боли. Возьми кого хочешь -- философа, писателя, музыканта, парящих мыслью в заоблачной выси, и прищеми им дверью хотя бы ноготь мизинца. И всё! Всякую возвышенность как корова языком слизала! "Где йодик? Где зелёнка? Срочно меня к дохтырю -- умираю я!"
      
       Бояться зла не надо. Злее оно всё равно уже не станет. Рассчитывать на его снисхождение нелепо. Трусов в бою убивают в первую очередь, потому что гораздо проще убить того, кто повернулся спиной, чем того, кто хоть как-то, но сражается. Даже если трус жалобно пищит: "Я не играю!" -- его не щадят: "Сейчас не играешь -- потом начнёшь!"
      
       Человек чаще всего ощущает счастье постфактум. Может, мне когда-нибудь и глоток воды будет казаться счастьем, и досадно будет, что я так глупо, так впустую тратил жизнь.
      
       Слово стало дряблым. Оторвалось от корня и увяло, как сорванная трава. Раньше человек говорил: "Я тебе голову оторву!" -- шёл и отрывал. Говорил: "Жизнь за тебя отдам!" -- отдавал. А теперь говорит: "Я тебя люблю!", а нет даже уверенности, что он тебя хотя бы до дома проводит.
       Пояснение к цитате:
       "Общее человековедение"
      
       Она, правда, не совсем понимала, откуда они взялись, но потом решила, что из Интернета. Такое иногда случается: годами общаешься с неким набором букв, а потом оказывается, что это еще и живой человек.
      
       -- А что нам делать, если они все сразу бросятся? Их же намного больше!
       -- Да ничего. Пойдём и быстренько умрём друг за друга!
      
       В себя играть всегда интересно.
      
       Честный ответ можно получить только на честный вопрос. Иначе получится бессмыслица. Ни ответ без вопроса, ни вопрос без ответа ценности не имеют. А потому, пока ты не спросил, никто тебе отвечать не будет.
      
       При определённых обстоятельствах он мог бы выдавить "прости" сквозь зубы. Пожелать же прощения -- означает повернуться к прошлому спиной и никогда, даже не мгновение не пожелать обернуться. Слова же как таковые вообще необязательны. Нужно только движение сердца.
      
       -- Напомни мне, как тебя зовут, я буду тебя проклинать!
      
       Вообще дневничок -- полезная штука. Вроде фотографии души.
      
       Разве может быть повелителем вселенной тот, кто ночью, приседая, бежит к холодильнику? Значит, действительный повелитель вселенной -- холодильник.
      
       Когда человеку плохо, он может: а) испортить всем настроение; б) поплакаться кому-нибудь в жилетку; в) залечь на дно; г) сделать себе ещё больнее, затмив старую боль новой; д) прикинуться, что ничего не произошло.
      
       Если твой друг выбалтывает тебе секреты других своих друзей, значит, и твои секреты разбалтывает им. А раз так, может, не стоит выводить язычок на прогулку из-за зубного забора?
      
       Не всякий раз, когда мы хлопаем дверью, мы действительно стремимся уйти. Чаще это просто громкий повод, чтобы остаться.
      
       -- Это чудовищно сложно -- не верить себе, потому что мы все кажемся себе безумно умными.
      
       -- Купи мне чего-нибудь! -- попросила проголодавшаяся Дафна.
       Меф удивлённо посмотрел на неё:
       -- Покупать -- мелко. Покупают низкие душонки. Я буду тебе всё дарить! Ты как, не против?
       Дафна осторожно согласилась.
       -- Хочешь я подарю тебе это дерево?.. Отныне оно твоё! Приходи к нему, когда захочешь, и говори: это моё дерево, мне подарил его Мефодий! Хотя что дерево? Вот зоопарк! Он тоже твой -- я тебе его подарил! И площадь твоя! И так и быть: вон та звезда тоже! Чего она вылезла так рано? А ну погасить! -- Меф вдохновенно забежал вперёд и принялся одаривать Дафну всем, что видел.
       Дафна улыбнулась. Она уже поняла, что шоколадки ей сегодня не дождаться. И завтра, пожалуй, тоже. Меф был бедный студент и дарить мог только зоопарки и звёзды.
      
       Почему-то часто так бывает: когда ты в беде, внезапно приближаются те люди, которых ты раньше едва знал, и исчезают многие из тех, кто прежде был якобы близок. Может, и хорошо, что так. Иначе бы не разобрались.
      
       -- Жизнь имеет ценность только как путь к вечности. Как первый шаг, ступенька, которую кто-то проходит быстрее, а кто-то медленнее. Других объяснений у меня нет.
      
       Можно ссориться и оставаться при этом своим, а можно всем улыбаться и быть чужим.
      
       Ирке неприятно было смотреть на эту собаку, потому что рядом с ней трудно ощущать себя несчастной. Слишком бросается в глаза, насколько человек меньше терпит, чем самое последнее животное. В десятки раз меньше переносит. В сотни раз больше имеет. А насколько тревожнее, ропотливее.
      
       Пока не возненавидишь себя старого не станешь другим.
      
       Вроде несложно, но на несложном чаще всего и прокалываются.
      
       Никогда не знаешь, чем человек зацепится за жизнь, когда падает в пропасть.
      
       Человек должен валиться каждый вечер в кровать, полуживой от усталости. Если не найти силам применения, они загнивают, и мы начинаем с дикой скоростью разрушать самих себя.
      
      
       "Мефодий Буслаев. Огненные врата"
      
       -- Забегалл Замучевич Усталкин? -- крикнула Ирка.
       -- Хуже. Всенадоел Потебесоскучиков Магазинбегов! -- отвечал Багров.
      
       - ... Посмотри, милый, какое чудо! Это кенгуру позволяет регулировать ребёнка в трёх положениях! Только оно на мне почему-то не застегивается!
       У Эссиорха был хороший глазомер.
       - Ты не задумывалась, что японское кенгуру шьется на японских тетенек? - спросил он осторожно, чтобы её не обидеть.
       Улита вспыхнула.
       - Я им устрою харакири! Думать потому что надо! - пригрозила она.
      
       Большая беда всякого человека, что каждый втайне считает себя совершеннее других. Если же даже и видит, что косвенные факты на это не указывают, всё равно гордыня заставляет его считать себя чем-то более уникальным. То есть пусть я косоглазый и память плохая, но зато я самый косоглазый и память самая плохая!
      
       Каждое слово имеет свою температуру. Холодные слова лучше не выпускать в мир, будь они тысячу раз верные. Они вялые и слабые. Температура слова - это то, во что вложено сердце, умноженное на собственную веру человека.
      
       Здорово, когда человек умеет хорошо драться! Он всегда сможет с минимальными потерями выйти из ситуации, в которую, не умея драться, он вообще бы не попал.
      
       Будь он философом, он пояснил бы, что любить даже самого хорошего человека нельзя двадцать четыре часа в сутки. Это пиковое состояние, которое удерживается только несколько минут в день. В прочие часы и минуты любовь переливается в десятки других чувств - нежность, товарищество, дружелюбную полусердитость, ворчание и т. д. На другое у неё просто не хватает накала. Едва ли муж, в одиночку волокущий с четвертого этажа старый диван, который жене вздумалось выбросить в двенадцатом часу ночи, испытывает к своей половине какую-нибудь особенную любовь. А между тем, и это тоже проявление любви.
      
       В большинстве случаев мечты опаснее змей. Человек чего-то желает, и сам не понимает, как будет страшно, если он наконец получит то, чего он так жаждал. Например, один хочет богатства настолько, что это становится его главной страстью, и... оказывается в огромном контейнере, наполненном мелочью по одной копейке. Вот он ползёт по ней, захлёбывается и понимает, что целую вечность, сотни и тысячи миллиардов лет, вокруг него будет только эта мелочь. А кто желал только объятий и страсти - получает их на миллиарды лет. Рад бы уже и разомкнуть их, но невозможно.
      
       Меня не столько уже волнует, кто кого убил, сколько даст мне что-то эта книга или не даст. А сюжеты я давно по первым страницам угадываю. Под каждой обложкой - своё течение надежд. Если лягушка скакала через дорогу и её переехало машиной - это реализм. Если превратилась в царевну и вышла замуж - фантастика. Если попала на опыты, но сбежала, по лестнице допрыгала до крыши и сидит на краю небоскреба, мрачно глядя на город, - трагедия с элементами романтического бунта.
      
       Хороший тест, как искать в себе болевые точки. Говорю с братом по телефону. И он, выходя из себя, кричит: "Ты кривоногий, бессердечный, эгоистичный, бездарный, циничный, жирный, потный, малорослый, жадный, сутулый, истеричный, желтозубый, невнимательный, лысеющий разбойник Бармалей!" Я слушаю и только почесываюсь, и только на одном каком-то слове (допустим, бездарный) испытаю дикий протест и бешенство. Значит, это моё слово и есть.
      
       Безумно трудно любить кого-то, кроме себя. Даже в другом мы нередко любим себя - свои наслаждения, свой комфорт или удобство. Любовь - это состояние, которое остается за вычетом страстности. Если за вычетом страстности ничего не остается, в вечность такое чувство не переходит.
      
       Мы все говорим себе: я нечто. А надо сказать: я ничто. И ясно увидеть, что ты ничто. И тогда, оттолкнувшись от этого, можно уже стать чем-то.
      
       Глупо думать, что мы покупаем вещи. Мы им продаёмся.
      
       Да и вообще, если разобраться, что такое чудо? Нарушение привычного хода вещей. Когда взрослый видит, что летит бегемот, - он вызывает врача. Когда это видит ребёнок - он радуется. Поэтому при детях бегемоты летают чаще. Им нет смысла притворяться.
      
      
       "Мефодий Буслаев. Книга Семи Дорог"
      
       А вообще к книгам я принюхиваюсь, как кошка к новой еде. Долго, недоверчиво. Отхожу, подхожу, снова отхожу. И только убедившись, что это то, что нужно, начинаю жадно, быстро и неразборчиво заглатывать.
       Пояснение к цитате:
       Дневниковые записи.
      
       -- Моя проблема в том, что я плохо соблюдаю обряды вежливости. Ответные звонки, переписки, приглашение в гости. То бываю радостной и болтливой, то надолго исчезаю. Люди не могут поймать мой ритм, считают, что я зазналась, потеряла к ним интерес или обиделась.
       -- А ты соблюдай их лучше.
       -- Тогда у меня не останется времени думать и читать. Я взвою, и будет ещё уже. Если я не смогу быть собой, то и кем-то другим тоже не буду.
      
       Интересно, какую правду люди имеют в виду, когда просят сказать им правду?
      
       Сложнее всего воспитать человека людем. Остальное, в сравнении с этим, мелочи.
      
       Опыт множества ошибок научил её, что творческую энергию нельзя разбрызгивать. Накапливается она медленно: капельками фраз, дуновениями мысли, краткими прозрениями. Стоит человеку не вовремя выйти в Интернет или поболтать по телефону с приятелем -- он выплеснет себя, опустошит, на несколько часов сделает ни к чему не годным. А сколько таких отвлечений у пишущего человека?
      
       Лучше немного недообщаться, чем переобщаться.
      
       В основном мы высказываем друг другу очень причесанные мысли. На самом же деле внутри мыслим гораздо проще, жестче и откровеннее. И вот эти наши жесткие простые мысли - и есть наши настоящие мысли и наше сердце.
      
       Нет уж, по мне, если девушка тебе нравится, сразу забирай у неё паспорт и женись. И не слушай бредовый текст, который она при этом выдаёт. Пусть следующие двадцать лет разбирается, любит она тебя или нет. Загублена у неё жизнь или нет. Авось к внукам разберётся. Женщины обожают ковыряться в себе.
      
       Роковые страдания - отмазка для неудачников! Лузер хочет страдать и выдумывает себе трагедии на пустом месте. Отними у него все мучения, он вспомнит, что в детстве у него умер хомячок, и будет заморачиваться из-за этого. "О, мой хомячок! О, его придавили дверью!"
      
       У всякого есть потребность любить. Такая же неотделимая от человека, как дыхание. Просто у некоторых она видоизменяется, и тот начинает любить походы по магазинам, или автомобили, или нечто иное, не стоящее никакой любви.
      
       Не надо считать, что всё однозначно плохо. Всякая загадка, которую задаёт нам жизнь, обязательно имеет решение, причём такое, какое нам по силам. Будь это иначе, нам бы её не задали.
      
       Слово "жалеет" гораздо более полно выражает чувство любви, чем это ваше "лубит"!
      
       Незначительных поступков не существует. Вот ты выдохнул. И во всем мире немного согрелся воздух. Даже на другом конце Вселенной от твоего дыхания что-нибудь со временем изменится.
      
       Все хотят быть любимыми, но никто не хочет любить. Кто-то должен рискнуть и вложиться первым, а дальше как будет, так и будет.
      
       Главное - подобрать всему правильное название, чтобы дать человеку возможность включить механизм самооправдания.
       Слово может стоить чудовищно много! Грубость можно назвать выражением естественных эмоций. Извращения - правом человека на разность. Обжорство - углеводной терапией. Вытирать о друга ноги - это забота о чистоте ботинок. Жадность - разумная бережливость. Эгоизм - соблюдение собственных интересов. Подлость - рациональное реагирование на изменение ситуации.
      
       Видимо, тот, кто счастлив, счастлив вопреки всему. А кто несчастлив, тот тоже несчастлив вопреки всему. Подари ему хоть личное солнце вместо ночника, гарем турецкого султана для хорового пения и картину Леонардо как подставку для чайника.
      
       Лучше "недо", чем "пере", причём во всех жизненных ситуациях.
      
       Отношения большинства познакомившихся людей вписываются в схему:
       - Полюби меня первый!
       - Нет, ты!
       - Я потом.
       - А если ты меня обманешь?
       - Да пошёл ты!
       - Да пошла ты!
      
       Человек не может смотреть художественные фильмы без самоидентификации. Он обязательно ставит себя на место одного из героев: "я прекрасная злодейка", "я - крутой парень", "я - барышня-овечка", "я - сумасшедший гений". Как ни смешно это звучит, но мне всегда нужна влюбленная умная дурочка.
       З. Ы. У каждого человека есть сценический образ себя, любимого, и он его старательно обслуживает. Мой образ - это умненькая творческая девушка, не способная сварить картошку даже в мундире. При этом я абсолютно точно знаю, что окажись я на необитаемом острове, не только всю посуду бы перемыла, но и пальмы бы валила топором.
      
       Скидки - это когда ты покупаешь вагон ерунды, о существовании которой в другой ситуации вообще никогда бы не вспомнил.
      
       Сегодня у меня мерзопакостное настроение. Никого не хочу видеть и слышать, ни с кем не хочу общаться! Написала об этом в твиттере, вконтакте, в ЖЖ, выложилась на фейсбуке и теперь проверяю, напишут мне какие-нибудь комментарии или нет.
      
       Чем дольше отношения развиваются, тем на дольше их потом хватает.
      
       Всем людям очень тяжело. Они устают от слабостей друг друга, несовершенств, ошибок, истерик, непредсказуемого поведения. Безумно хочется просто повернуться спиной и уйти на все 4 стороны, подальше от окружающих. В той же мере и другие люди устают от нас, якобы мягких и пушистых, а на самом деле колючих и противных. Надо терпеть и беречь друг друга, не думая о себе. Другого выхода попросту нет, иначе сумма общей боли будет с каждым годом возрастать, пока не станет критической.
      
      
       "Мефодий Буслаев. Ладья света"
      
       Мы без остатка в том, что любим.
      
       Твоё только то, о чём ты молчишь.
      
       - Хм... И что такое любовь с философской точки зрения? - спросил Эссиорх.
       - О! - охотно отозвался отец четырех дочерей. - С философской точки зрения любовь - это высокая степень эмоционально положительного отношения, помещающего объект в центр жизненных потребностей субъекта и пробуждающая у субъекта ответное чувство того же градуса напряженности и позитивного отклика...
       - Красиво!
       - Да, красиво. А вот у филологов, к примеру, у тех все сложно. Они никогда до конца не знают, что такое любовь. Все ищут ее, копаются в себе, сомневаются... Пушкина обязательно приплетут... Помню чудное мгновение - не помню? Небо у нее в глазах или море?..
      
      
       "Мефодий Буслаев. Ошибка грифона"
      
       Врут только откровенно глупые женщины. Те, что поумнее, настолько верят своей лжи, что она становится для них правдой.
      
       Мир устроен как огромное зеркало: любовь рождает любовь, страх рождает страх. Всякое сильное чувство почти всегда обоюдно.
      
       С женщинами сражаться невыгодно. Победа славы не принесет, а поражение вдвойне позорно.
      
      

    Дэвид Митчелл.

       "Облачный атлас"
      
       Каждому надо научиться пользоваться оружием.
      
       Вы недооцениваете склонность мужчин к мелочной мести.
      
       То, что происходит через минуту, определяется тем, что делаешь ты.
      
       Кризис всегда заставляет меня бросаться в музыку, где ничто не может причинить мне боль.
      
       Никому не говорю, что я композитор, потому что больше не выношу Слабоумной Инквизиции: "Какого рода музыку вы сочиняете?"; "О, я, должно быть, о вас слышал?"; "Откуда вы черпаете свои идеи?"
      
       Крещендо последовало буквально через несколько тактов.
       Пояснение к цитате:
       Об оргазме.
      
       Если человек взрывается, здесь кроется двуличие.
      
       О, раз уж вас посвятили в орден Престарелых, то мир не захочет принять вас обратно. Мы -- я имею в виду всех, кому за шестьдесят, -- в силу самого своего существования совершаем два проступка. Первый -- это Недостаток Скорости. Мы слишком медленно ездим, слишком медленно ходим, слишком медленно говорим. Мир готов иметь дело с диктаторами, извращенцами и наркобаронами, но не выносит, если его тормозят. Наш второй проступок состоит в том, что мы являемся всеобщим memento mori*. Мир способен на голубом глазу отрицать неизбежное только в том случае, если мы убраны из его поля зрения.
       Пояснение к цитате:
       *memento mori - Помни о смерти
      
       Священное -- это прекрасное укрытие для кощунственного.
      
       В каждом мегаполисе имеется химический туалет, где разлагаются нежелательные человеческие отбросы -- тихо, хотя и не вполне невидимо. Это мотивирует нижние слои потребителей.
      
       Это не дикари сильнее Цив'лизованных, это большие количества сильнее малых.
      
       Да, старение чертовски невыносимо! Те "я", которыми мы были, жаждут снова дышать воздухом этого мира, но смогут ли они хоть когда-нибудь выбраться из этих обызвествленных коконов? Да черта с два.
      
       Всё правда, если хватает людей, которые верят, что так оно и есть.
      
       В смысле повседневной жестокости души у более светлых рас оказываются темнее.
      
       Осень оставляет свою мягкость, переходя к колючей, дождливой поре. Не помню, чтобы лето успело хотя бы попрощаться.
      
       Страх, он, конечно, окрыляет ноги, но он ещё и путает тебе мысли.
      
       Если какой-нибудь ключ и был, то он состоял лишь в том, что никакого ключа не существовало.
      
       ... твоё окружение является ключом к твоей личности.
      
       Сопротивление узника только оправдывает, на взгляд тюремщиков, еще более жесткие условия заточения.
      
       Взгляни на свое будущее, Кавендиш, Идущий Следом. Ты не будешь подавать никаких заявлений с просьбой о вступлении, но племя престарелых и без того зачислит тебя в свои ряды. Твое время перестанет поспевать за временем остального мира. Из-за этой пробуксовки кожа твоя растянется и истончает, так что станут едва ли ни видны дергающиеся органы и вены, похожие на голубые прожилки в рокфоре; скелет твой прогнется, волосы поредеют, а память выветрится. Выйти из дому ты осмелишься теперь только при дневном свете, избегая выходных и школьных каникул. Язык окружающих тоже убежит вперед, а твой, когда бы ты не открыл рот, будет выдавать твою племенную принадлежность. Элегантные женщины не будут тебя замечать. Торговцы, если только они не продают подъемники для лестниц или поддельные страховые полисы, не будут тебя замечать. Твое существование будут признавать только младенцы, кошки и наркоманы. Так что не растрачивай попусту своих дней. Быстрее, чем тебе представляется, будешь ты стоять перед зеркалом в доме престарелых, смотреть на свое тело и думать -- старый пылесос, на пару недель запертый в чертов шкаф.
      
       Устраивайтесь в этой жизни так, чтобы, когда на исходе ваших лет сломался везущий вас поезд, у вас нашлась бы теплая и сухая машина и кто-то любящий за рулем -- или нанятый, это неважно, -- чтобы доставить вас домой.
      
       Успех отравляет новичков во мгновение ока.
      
       Мужчины изобрели деньги. Мы, женщины, изобрели взаимовыручку.
      
       Поступай так, как не можешь не поступить.
      
       Она пиарщица, а это всё равно что иметь постоянную менструацию.
      
       Все триллеры без причудливости просто зачахли бы.
      
       Лучшие фильмы Хичкока похожи на вагончики, несущиеся по американским горкам: тем, кто в них едет, страшно до потери пульса, но под конец они выходят наружу хихикающими и полными желания проехаться снова.
      
       Всё время забываю, что он умер. Всё время думаю, что он отправился куда-то по заданию и на днях прилетит обратно.
      
       Дьявол, Сиксмит, скрывается в местоимениях.
      
       Люди опускались на колени, чтобы помолиться, у некоторых шевелились губы. Завидую им, по-настоящему завидую. И Богу тоже завидую, посвященному во всех их тайны.
      
       Иной раз неправдоподобная правда служит человеку лучше, чем правдоподобная выдумка.
      
       Фарс в спальне, когда он происходит на самом деле, невероятно печален.
      
       Голодающему и картофельные очистки сойдут за изысканное блюдо.
      
       ... вы поверите в мильон разных верований, если будете считать, шо всего одно из них сможет вам помочь.
      
       Ох женщины, женщины! Они норовят отыскать в твоих словах самое дурное значение, суют его тебе под нос и говорят: Смотри, чем ты в меня швырнул!
      
       - Ты лжец, - говорит мальчик.
       - Я лгал, да, но это еще не делает меня лжецом. Лгать нехорошо, но когда весь мир вертится не в ту сторону, небольшой грех может обернуться великим благодеянием.
      
       Вам дозволено чувствовать себя запутавшейся и вывернутой наизнанку. Эта...экзистенциальная тошнота, что вы испытываете, она лишь доказывает, что вы истинно человечны.
      
       Сочинять, значит быть одиноким до тошноты...
      
       В юности сердце играет чуть больше фортиссимо, нежели голова.
      
       Мир не вылечивается от войн, а добивается лишь передышки на несколько лет.
      
       В девушке, ценящей иронию, должны таиться какие-то глубины...
      
       Художник живёт в двух мирах...
      
       Не пожелал бы сифилиса и худшему из врагов! Ну, разве что одному-двум.
      
       Наука будет изобретать всё более кровавые средства ведения войны, пока способность человечества к разрушению не превзойдёт способность к созиданию, а следовательно, наша цивилизация движется к самоуничтожению.
      
       Войны не разражаются без предупреждения. Они начинаются с небольшого зарева над горизонтом. Войны приближаются. Мудрый человек следит за дымом и готов покинуть окрестности.
      
       Европейская музыка, прерываемая долгими паузами, звучит по-дикарски страстно.
      
       Бедная наша страна. Слишком много истории на единицу площади.
      
       Те, кто любит дуться, отыгрываются в одиноких фантазиях.
      
       Ничто так не красноречиво, как молчание...
      
       Пропасть не преодолеть в два приема.
      
       ... Фантазия. Безумие.
       Любая революция такова, пока не произойдет. Тогда она становится исторической неизбежностью.
      
       Не бывает таких путешествий, шо не меняли бы т'я хотя бы отчасти.
      
       Знания без опыта представляют собой еду без питательности.
      
       Анонимному безликому убийству недостаёт волнения человеческого контакта...
      
       Мудрец тот -- кто отличает ловушку от возможности.
      
       Обещания, которые ты не можешь исполнить, не являются твердой валютой.
      
       Софистика создает чудесную дымовую завесу.
      
       Насытясь, Муза куклу в прах ввергает.
      
       Для тех, кто перетряхивает простыни, секретов не существует.
      
       ... то, что любовь любит верность -- не более чем миф, который мужчины сплели из собственных измен.
      
       Адюльтер -- это дуэт, который нелегко вытянуть, как в контактном бридже, надо тщательно избегать партнёров более ловких, чем ты сам, иначе окажешься в страшной кутерьме.
      
       Право, Сисксмит, тебе стоит попробовать заниматься любовью в полном молчании. Весь этот балаган оборачивается блаженством, стоит только запечатать уста.
      
       Я взял библию Эйрса -- "Так говорил Заратустра"... Через десять страниц я почувствовал, что это Ницше читает меня, а не я его.
      
       ... будучи в более поэтичном настроении, он может сказать: "Так, Фробишер, кларнет -- это наложница, альты -- тисы на кладбище, клавикорды -- луна, так что... пусть восточный ветер раздует этот аккорд ля-минор на шестнадцать тактов дальше".
      
       Девушки чаруют по-другому. Попробуй их как-нибудь.
      
       ... подавленные жизнью писцы, мечущиеся, как тридцать вторые в бетховенском аллегро. Боюсь их? Нет, боюсь стать одним из них. Какой прок от образования, воспитания и таланта, если у тебя нет даже ночного горшка?
      
       Будучи неплатёжеспособным, пакуйся минимально и пользуйся чемоданом достаточно прочным, чтобы его можно было сбросить на лондонскую мостовую из окна второго или третьего этажа.
      
       Набитый большевиками Дувр -- подлинный ужас: прославленные поэтами утесы, столь же романтичные, как моя задница, и сходного оттенка.
      
       Что такое "покер"?
       Карточная игра, в которой более способные лжецы отбирают деньги у лжецов менее даровитых, причем все они притворяются закадычными друзьями.
      
       Мы -- это лишь то, что знаем, и я очень хотела стать больше того, чем я была.
      
       Чистокровные любят поминать пословицу насчет того, что молния никогда не ударяет в одно и то же место дважды, однако часто ведут себя так, словно верно обратное.
      
       ... но не годы, а отношение к ним -- вот что либо заставляет тебя присоединиться к рядам Неумерших, либо обещает спасение. В царстве молодости обитает много Неумерших душ. Они так и мечутся туда-сюда, их внутреннее гниение остается скрытым несколько десятилетий, вот и все.
      
       Ей, быть молодым непросто, пот`му шо всем, шо тебя озадачивает и тревожит, ты озадачен-встревожен впервые.
      
       Люди верят, шо мир устроен так, и если ты г`воришь им, шо он устроен не так, то обрушиваешь кровлю им на голову, а может, и на свою собственную.
      
       Игрушка судьбы, вот кто я такой, вот кто мы все такие.
      
       Ей, когда дело доходит до лиц, то возвышающий обман куда лучше низких истин.
      
       Права добываются надувательством, а умножаются хитростью.
      
       Ты не будешь подавать никаких заявлений с просьбой о вступлении, но племя престарелых и без того зачислит тебя в свои ряды. Твое время перестанет поспевать за временем остального мира.
      
       Ученые вглядываются в движения истории и на основе этих движений формулируют законы, управляющие подъемами и падениями цивилизаций. Однако мои убеждения прямо противоположны. А именно: история не признает никаких законов, для нее существенны только результаты. Что предшествует результатам? Злые и добрые деяния. Что предшествует деяниям? Вера. Вера -- это одновременно награда и поле битвы, заключенные внутри сознания и зеркала сознания -- мира. Если мы верим, что человечество есть лестница племен, колизей столкновений, эксплуатации и зверств, то такое человечество непременно станет существовать, и преобладать в нем будут исторические Хорроксы, Бурхаавы и Гузы. Мы с вами, обеспеченные, привилегированные, успешные, будем существовать в этом мире не так уж плохо -- при условии, что нам будет сопутствовать удача. Что из того, что нас беспокоит совесть? Зачем подрывать преимущества нашей расы, наших военных кораблей, нашей наследственности и нашей законности? Зачем бороться против "естественного" (о, это ни к чему не обязывающее слово!) порядка вещей? Зачем? Затем, что в один прекрасный день чисто хищнический мир непременно пожрет самого себя. Да, дьявол будет забирать тех, кто позади, пока позади не окажутся те, кто был впереди. Эгоизм индивидуума уродует его душу; эгоизм рода человеческого ведет его к уничтожению. Свойственна ли такая гибель нашей природе? Если мы верим, что человечество способно встать выше зубов и когтей, если мы верим, что разные люди разных рас и верований могут делить этот мир так же мирно, как здешние сироты делят ветви свечного дерева, если мы верим, что руководители должны быть справедливыми, насилие -- обузданным, власть -- подотчетной, а богатства земли и ее океанов -- поделенными поровну, то такой мир способен к выживанию. Я не обманываюсь. Такой мир труднее всего воплотить. Мучительные шаги по направлению к нему, предпринятые многими поколениями, могут быть сведены на нет одним взмахом -- пера близорукого президента или меча тщеславного генерала.
      
       Существует такая порода муравьев, их называют работворцами. Они совершают набеги на колонии обычных муравьев, крадут там яйца, доставляют в собственные муравейники, и, после того как они выводятся, украденные рабы становятся рабочими в большей империи. Им даже не снится, что они когда-то были украдены. Если хотите знать мое мнение, мистер Юинг, Господь Иегова создал этих муравьев как модель. -- Взгляд мистера Уэгстаффа был отягощен древним будущим. -- Имеющие очи да увидят.
      
       Первый из "Двух Законов Гуза о Выживании". Он звучит так: "Кто слаб, тот всегда для сильных еда"".
       Второй закон о выживании состоит в том, что второго закона нет. Ешь или будь съеденным. Вот и все.
      
       по сравнению со всеми прочими расами мира, наша любовь -- или, скорее, жадность -- к драгоценностям, золоту, специям и власти, да, более всего к этой сладостной власти, является самой острой, ненасытной и неразборчивой в средствах! Эта жадность, да, движет нашим Прогрессом; не знаю уж, к аду он нас приведет или к раю, и вы, сэр, не знаете. Да я особо и не беспокоюсь. Я лишь чувствую благодарность к своему Творцу за то, что он поместил меня в стан победителей.
      
       Вы должны понимать, сэр, что обычный полинезиец пренебрегает трудом, потому что у него нет причин ценить деньги. "Если я голоден, -- говорит он, -- то пойду и нарву чего-нибудь или поймаю. Если мне холодно, велю своей женщине меня согреть". Праздные руки, мистер Юинг, а мы с вами оба знаем, какое занятие для них подыскивает дьявол. Но прививая ленивому имяреку мягкое вожделение к этому безвредному растению, мы даем ему побуждение заработать денег, чтобы купить себе табачку -- не спиртного, учтите, просто табачку -- в торговой точке миссии. Остроумно, не правда ли?
      
       Я спросил, добровольно ли работают индейцы. "Разумеется! -- воскликнула миссис Хоррокс. -- Ведь они знают, что если поддадутся лености, то Стражи Христовы их за это накажут".
      
       Люди суть воплощенные непристойности. Предпочитаю быть музыкой, а не скопищем трубок, несколько десятков лет стискивающих полутвердые ткани, пока все не станет настолько дряблым, что уже не сможет функционировать.
      
       Трусость не имеет с этим ничего общего -- самоубийство требует немалого мужества.
      
       Все, кто истерзан любовью, все, кто взывает о помощи, все слащавые трагики, проклинающие самоубийство, -- это сплошные идиоты, которые исполняют его второпях, подобно дирижерам-любителям. Истинное самоубийство требует размеренной, дисциплинированной уверенности.
      
       Чем лучше организованно государство, тем больше в нем подавляется человек.
      
       Если люди тебя хвалят, значит, ты не идешь своим собственным путем.
      
       Границы между шумом и звуком суть условности, теперь я это понимаю. Вообще все границы -- условности, в том числе и между нациями. Человек может перейти через любую условность, если только вначале он в состоянии это замыслить.
      
       Как замечает добрый старый Килверт, самое утомительное -- это когда тебе говорят, чем следует восхищаться, и указывают на что-нибудь тростью.
      
       Жаль женщину, но меня интересует ее тело, а не ее проблемы.
      
       Наше стремление властвовать, наша наука и те самые способности, которые подняли нас от обезьян до дикарей, до современного человека, суть то самое, что разрушит Homo sapiens еще до конца этого столетия!
      
       -- А, дипломатия, -- сказал М. Д., явно оседлав любимого конька. -- Она подтирает то, что расплещет война; узаконивает ее итоги; дает сильному государству навязывать свою волю тем, кто слабее, сохраняя флот и армию для более весомых противников. Только профессиональные дипломаты, закоренелые идиоты и женщины рассматривают дипломатию как долгосрочную замену войне.
      
       -- Новая война приближается всегда, Роберт. Этот пожар никогда не тушат как следует. Что служит искрой для войн? Желание властвовать, становой хребет человеческой натуры. Угроза насилия, боязнь насилия или насилие как таковое суть инструменты этого ужасного желания. Желание властвовать можно видеть в спальнях, на кухнях, на фабриках, в политических партиях и внутри государств. Прислушайся к этому и запомни. Национальное государство -- это всего лишь человеческая натура, раздутая до чудовищных пропорций. Из чего следует, что нации суть общности, чьи законы писаны насилием. Так было всегда, и так пребудет впредь. Война, Роберт, -- это один из двух вечных спутников человечества.
       Что же, спросил я, является другим?
       -- Бриллианты.
      
       Меня тревожит следующая война, она будет такой большой, что затронет все приличные рестораны.
       Пояснение к цитате:
       Речь о приближении второй мировой.
      
       За деньги счастья не купишь, -- думает Ллойд Хукс, -- кто бы это ни сказал, у него, по-видимому, капусты в достатке не было.
      
       Страх усиливает осторожность, но скука ее подтачивает.
      
       Мы вновь и вновь пересекаем собственные свои старые следы, словно фигуристы.
      
       Если под счастьем вы подразумеваете отсутствие несчастья, то я и все фабрикантки являются самым счастливым общественным слоем в корпократии, как на том и настаивают геномисты. Однако если счастье означает преодоление несчастья, или чувство осмысленности жизни, или осуществление человеческой воли к власти, то, безусловно, из всех рабов Ни-Со-Копроса мы самые жалкие.
      
       Как оно вульгарно, это стремление к бессмертию, как тщеславно и как фальшиво! Композиторы -- это всего лишь те, кто процарапывает наскальные росписи в пещерах. Человек пишет музыку, потому что зима бесконечна и потому что иначе волки и вьюги скорее доберутся до его горла.
      
       Я видел слишком много мира, я был плохой раб
      
       "Обними врага своего, -- настаивали старшие, -- чтобы не дать ему ударить тебя". ("Обними врага своего, -- съязвил Генри, -- чтобы почувствовать, как кинжал его щекочет почки твои").
      
       Время от времени мне видится истинная Истина, скрывающаяся в несовершенном подобии самой себя, но как только я к ней приближаюсь, она пробуждается и погружается ещё глубже в поросшее колючим кустарником болото разногласий.
      
       Сознание не терпит пустоты, а потому склонно населять её призраками.
      
       Они как бы страдали недугом глухоты, отвечая лишь на те вопросы, которые, по их мнению, были заданы, и воспринимая лишь те ответы, которые, по их мнению, они получили, -- стратегия, столь любимая многими адвокатами.
      
       Мудрый не суётся между зверем и его мясом.
      
       Стоит какой-либо тирании стать обыденной, и победа ее неизбежна.
      
       "Свобода!" -- это бессмысленная побрякушка нашей цивилизации, но только те, кто ее лишен, имеют хотя бы малейшее представление о том, что такое на деле эта штуковина.
      
       -- А почему все мученики сотрудничают со своими иудами?
       -- Скажите мне.
       -- Мы видим игру, которая развернется по окончании игры.
      
       И закон, и права постепенно выхолащиваются -- ведь даже гранит подвержен эрозии. Пятая из моих "Деклараций" указывает, как извращается закон. Это цикл столь же древний, как племенная рознь. Начинается он с невежества относительно Других. Невежество порождает страх. Страх порождает ненависть, а ненависть порождает насилие. Насилие подпитывает дальнейшее насилие, пока единственным законом не станет все, чего только ни пожелает самый сильный.
      
       То, что чудовищно, не обязательно является невозможным.
      
       Души путешествуют по врем'нам подобно т'му, как путешествуют по небесам облака, и, хоть ни очертания, ни окраска, ни размеры облака не остаются теми же самыми, оно по-прежнему облако, и так же точно с душой.
      
       Дикарь удовлетворяет свои потребности сейчас же. Он гол'ден, значит, будет есть. Он зол, значит, будет драться. Он разбух от семени, значит, выплеснет его в какую-ни'удь женщину. Он раб своего желания, и если желание прикажет ему, Убей, он убьет. Дикари -- все равно шо хищные звери. Ей, таковы Коны. Ну шо ж, Цив'лизованный испытывает те же самые потребности, но он видит дальше. Он съест п'ловину своей еды, ей, но вторую п'ловину спрячет, шоб не голодать завтра. Если он зол, то остановится-подумает, из-за чего, так шо в следу'щий раз уже не разозлится. Он разбух от семени, ладно, у него есть сестрейки и дочки, к'торых требуется почитать, так шо он будет почитать сестреек и дочек своих братеев. Его желание -- это его раб, и если его желание к чему-то его понуждает, он скажет ему, Нет, и не подчинится, не.
      
       Бывает, шо ты г'воришь кому-то, шо их верования неправильны, а они думают, будто ты г'воришь, шо их жизни неправильны и их правда тож' неправильна.
      
       Смекалка и Цив'лизация не имеют ничего общего с цветом кожи, не, ничего общего.
      
       Прошлое приходит в упадок со скоростью времени, но диснеи позволяют ненадолго его воскресить.
       Пояснение к цитате:
       диснеи = фильмы
      
       он предложил мне подумать, почему любой правитель боится, чтобы те, кем он правит, приобретали знания.
       Я не осмелилась произнести слово "восстание" и выбрала окольный путь.
       -- Что, если различия между социальными слоями проистекают не из геномики, не из унаследованного превосходства и даже не из долларов, но всего лишь из различий в знаниях?
      
       Возможно, те, кто лишен красоты, воспринимают ее наиболее тонко, на уровне инстинкта.
      
       И у Папы Сонга, и в этой камере мои дни и ночи подчиняются строгому распорядку, и сны -- это единственный непредсказуемый фактор. Никто мне их не назначает, никто не подвергает цензуре. Сны -- единственное, что мне когда-либо по-настоящему принадлежало.
      
       -- Ваша версия правды -- только это имеет сейчас значение.
       -- Правда единственна. Все ее "версии" суть неправды.
      
       -- Мелочь есть? -- спросил, нет, потребовал, нет, выдвинул обвинение жалкий тип, закутанный в одеяло.
      
       Вини пользователя, вини изготовителя, но не вини пистолет.
      
       "За деньги счастья не купишь" -- кто бы это ни сказал, у него, видимо, этого добра было в избытке.
      
       Только неодушевленное может быть столь живым.
      
       Стекло и мир сходным образом обнаруживают свою хрупкость перед лицом повторных ударов.
      
       Всего лишь три-четыре раза в юности довелось мне мельком увидеть острова Счастья, прежде чем они затерялись в туманах, приступах уныния, холодных фронтах, дурных ветрах и противоположных течениях... Я ошибочно принимал их за взрослую жизнь. Полагая, что они были зафиксированным пунктом назначения в моем жизненном путешествии, я пренебрег записать их широту, долготу и способ приближения к ним. Чертов молодой дурак! Чего бы я сейчас не отдал за никогда не меняющуюся карту вечного несказанного? Чтобы обладать, по сути, атласом облаков?
      
       Миролюбие, хоть и возлюблено нашим Господом, являет собой главную добродетель только в том случае, если ваши соседи разделяют ваши убеждения.
      
       Наполовину прочитанная книга -- это наполовину завершенный любовный роман.
      
       ...И с каждым барабанным ударом еще одна жизнь спадала с меня, и, я мельком видел все жизни, которые прожила моя душа...
      
       -- Надежды на это не больше блохи.
       -- Да, но от блох не так просто избавиться.
      
       Секстет "Облачный атлас" содержит всю мою жизнь, является моей жизнью; теперь я -- отсверкавший фейрверк, но, по крайней мере, я сверкал.
      
       "Тот, кто пускается в битву с многоголовой гидрой человеческой природы, должен заплатить за это целым морем страданий, и его семья должна платить с ним наравне! И только хватая последние глотки воздуха перед смертью, ты поймешь, что твоя жизнь была лишь каплей в бескрайнем океане!"
       Но что есть любой океан, как не множество капель?
      
       Чтобы одурачить судью, изображай обаяние, но чтобы провести весь суд, изображай скуку.
      
       Книги не дают по-настоящему бежать от действительности, но они могут не дать разуму разодрать самого себя в кровавые клочья.
      
       Предрассудки подобны вечной мерзлоте.
      
       Юмор -- это анархическое кощунство, и тираны не зря его страшатся.
      
       Между ничегонеделанием и ленью такая же разница, как между гурманством и обжорством.
      
       Уныние заставляет человека томиться по жизням, которых он никогда не вел.
      
       Власть, время, гравитация, любовь. Те силы, что реально бьют тебя по заднице, всегда невидимы.
      
       У каждой совести где-то есть выключатель.
      
       Предвкушать конец света -- самое древнее развлечение человечества.
      
       Что хуже всего, она начала использовать в отношении меня слово "л..." и хочет услышать его в ответ.
      
      
       "Сон N9"
      
       Как грустно: я нашел то, что искал, но мне это больше не нужно.
      
       Кошмары посылает тот или то, что мы есть на самом деле, в глубине своей. "Не забывай, откуда ты родом, -- говорит кошмар, -- не забывай свою истинную сущность".
      
       Бывает, что нет совершенно правильного решения, и всё, что можно сделать, -- это выбрать наименее неправильное.
      
       Чтобы справиться с болью, надо в неё нырнуть.
      
       Когда кончается надежда, уже не теряешь от страха голову.
      
       Постановкой руководят из-за кулис, а не с авансцены.
      
       Надо быть честным. Солжешь один раз, и доверия к тебе уже не будет.
      
       Если у корабля много штурманов, он непременно налетит на скалу.
      
       Мошенники всегда стараются походить на честных людей.
      
       Когда соберешься замуж, выбирай мужа так, чтобы его мечты точно совпадали по размеру с твоими.
      
       Радиоприёмники и кошки всегда занимаются своим делом, всё равно, есть кто-нибудь поблизости или нет.
      
       Мы получаем именно те кошмары, которых заслуживаем.
      
       Сны -- это берега, в которых океан сущностей обретает твердь формы. Пляжи, по которым "когда-нибудь-будет", "однажды-было" и "не-будет-никогда" могут прогуливаться среди "ныне-есть".
      
       Стволы и феи крёстные осуществляют самые безумные мечты.
      
       Мы -- это всего лишь наши воспоминания.
      
       В жизни мы не столько преодолеваем трудности, сколько переживаём их.
      
       - Я тут думала...
       - О чем?
       - О смысле жизни, конечно. Я нашла новый ответ.
       - Да?
       - Мы обретаем смысл своей жизни, сдавая или проваливая серию экзаменов.
       - А от кого зависит, сдашь ты или провалишься?
       В трубке звучит эхо ее шагов и трещат помехи.
       - От тебя самого.
      
       Времени нужна точка отсчёта, чтобы оно имело смысл.
      
       Может быть, время и есть та сила, которая отводит каждому моменту реальности свое место, но сны не подчиняются его правилам.
      
       Намного легче похоронить действительность, чем избавиться от грёз.
      
       Слова часто портят то, что хочет сказать сердце.
      
       Я был влюблён. Или, может, страдал душевной болезнью. Это одно и то же.
      
       Демоны -- это всего лишь люди с демоническим воображением.
      
       Вещи видятся нам не такими какими они есть, они видятся нам такими, каковы есть мы.
      
      

    Ева Никольская.

       "Красавица и ее чудовище"
      
       Что там у него в тетради было написано? То он огонь, то синий лед? Вот-вот... Дед Мороз со взрывоопасным темпераментом.
      
       Бум-бум-бум! Проснувшийся (явно не до конца, раз продолжал!) "обморок" постучался лбом и радостно заскреб когтями по двери.
      
       Я люблю темноту...
       Люблю ночь, полную далеких звезд, люблю тени, в которых так легко прятаться от нежелательных взоров, люблю лежать в тишине, не зажигая лампу, и мечтать. Да, я люблю темноту, но не когда она возникает черным пятном на залитом светом пространстве, налетая мрачной тучей откуда-то сверху.
      
       Ты ведешь себя... странно. Когда надо бояться - язвишь, когда следует убегать - стоишь, а когда нужно помолчать - тебя не заткнуть никакими силами. Разве это нормально?
      
       - Чего ты хочешь, Лу? Зачем эта странная свадьба?
       - Как? - Он изобразил удивление. Плохо изобразил, умел и лучше. - Разве ты, человечес-с-ское дитя, не веришь в любовь с первого взгляда?
       - Угу, в большую и чистую, - пробурчала я себе под нос.
      
       Благими намерениями вымощена дорога в ад. Спасибо! Я там уже была, и, если честно, мне не понравилось.
      
      
       "Мой огненный и снежный зверь"
      
       Та-а-а-ак... Чем дальше в лес, тем толще партизаны.
      
       Так уж повелось, что человек ко всему привыкает... даже к ожиданию смерти. Минуты бегут. Всепоглощающее чувство отчаяния и безысходности сменяется гулкой пустотой, которую тут же стремятся заполнить совсем иные эмоции: сначала вполне обоснованная злость, затем умеренный интерес, холодный расчет... Ну и под завязку вереница примитивных потребностей типа желания сытно покушать и крепко поспать под прикрытием мысли-девиза: "А не послать ли всех и вся на три буквы? Потому что я устала".
      
      
       "Достать василиска!"
      
       -- Я трезвая, -- вставила свое веское слово мавка. -- И я не ведьма.
       -- А я пьяная! -- хлопнув себя по груди рукой, с гордостью сообщила Катарина. -- И щас с-с-спою. Хуже, один черт, уже не будет.
      
       -- Так вот ты какой... пира-а-ат! -- размахивая цветущей метлой, кричала Катарина.
       -- Лови его! Загоняй! -- вопили драконы, вновь впадая в азарт охоты.
       -- Не задавите бедолагу, -- переживала я, так как внезапно прониклась сочувствием к несчастному пушистику.
       -- Дурдом, -- констатировал Змейс, наблюдавший за нами. -- Но интерес-с-сный.
      
       -- Сними. Свою. Защиту, -- делая паузы между словами, повторил василиск. -- Или я взорву ее к чертовой бабушке...
       -- К бабушке не надо, -- ни капли не испугался его тона наш крылатый преподаватель. -- Бабушки у чертей такие, что сегодняшние неприятности пустяком покажутся.
      
       Стою вся такая чистая, пушистая, переодетая в новое платье после купания, сытая и отдохнувшая напротив огромного окна в полтора моих роста и любуюсь на захватывающее действо в лучах багряного заката. И пусть полуразложившиеся трупы время от времени мимо пробегают... пусть! Зато какой вид, какая динамика, какая экспрессия, черт возьми!
      
       -- Был у меня по молодости поклонник, помнится...
       -- Что? Еще один? -- округлила глаза я.
       -- Спокойно! -- подняла руку бабушка. -- Этот вменяемый и не мстительный.
      
       -- Мамой клянусь.
       -- Какая мама, Веня? -- сдвинув на нос круглые очки в тонкой серебристой оправе, усмехнулась хозяйка. -- Вы же почкованием размножаетесь раз в сто лет.
       -- Каждый мечтает о маме, -- философски заявил домовенок.
      
      
       "Сбежавшая невеста"
      
       Нет ничего плохого в желании покорить мир, если только для этого не приходится идти по трупам.
      
       -- Действуй! -- кивнув на пруд, скомандовал Алексей.
       -- А там пиявок нет случайно? Или змей?
       -- Нет.
       -- А лягушек?
       -- Ты и их боишься?
       -- Ну-у-у...
       -- Шагом марш в воду, Вельская! -- приказал "кот" и, усмехнувшись, добавил: -- Тоже мне -- ведьма! Лягушек она со змеями боится, ну-ну.
      
       -- Откуда ты только такой выискался? -- недовольно проворчала Броуди, пересаживаясь обратно на свой стул.
       -- "Из семейного склепа".
      
       -- Есть одна особа с даром замораживать воду. Правда, ей уже семьдесят, и она та еще домоседка, но вдруг...
       -- Лала, не издевайся, -- приоткрыв один глаз, мужчина посмотрел на подругу, а та, хихикнув, заявила:
       -- Даже не думала, дорогой! Ты же сам просил все варианты, вот и...
       -- Кроме бабушки-рецидивистки из тайного общества "антибайкер" кто-то ещё есть?
      
       -- Эм, вы там демонов вызывали, чтобы натравить их на беднягу Киллара, что ли? -- подавив нервный смешок, вызванный созерцанием этих фотографий, спросила я.
       -- Нет, мы кулинарные рецепты зачитывали.
      
       -- С ума сошла? -- возмутился мужчина, как ей почудилось -- обиженно.
       -- В себя пришла!
      
      
       "Чужая невеста"
      
       Да уж, азартные игры, алкоголь и разврат - это те три кита, которые в любом мире и в любое время предпочитают плавать вместе.
      
       - Спать хочешь? - снова заговорил.
       - Нет.
       - Есть?
       - Нет.
       - Почитать что-нибудь?
       - Нет.
       - А в лоб?
       - Не... Что?
       - В лоб, говорю, дам сейчас, соплячка вредная!
      
       - Смейся-смейся, - едва слышно прошептал мужчина. - Смех - это хорошо. Даже когда он отдает истерикой.
      
       Золотистое красивое "солнышко" с мордочкой, на которой без труда читалось: "Ушла в астрал, по пустякам не тревожить!"
      
      
       "Чужая невеста. Тайна подземелий"
      
       ...мнение котика - закон! Особенно когда это мнение созвучно с моим.
      
       - Птица говор-р-рун, конечно, отличается ангельским терпением, но очень хочется пить! - послышалось за спиной, и Лааш, скосив на меня глаза, доверительно так предложил:
       - Лер, а давай ты подаришь мужу на годовщину жаркое из этой крылатой ящерицы?
      
      

    Елена Звездная.

       "Академия проклятий"
      
       Один поцелуй может быть разным - нежным медленным и чувственным, властным, стремительным и обжигающим, состоящим из сотен быстрых поцелуев, и почти непрерывным, затягивающим как самый глубокий из омутов... Поцелуй может быть ласковым, бережным и осторожным, а может стать глубоким, всепоглощающим и сводящим с ума... Поцелуй, который завоевывает душу, отнимает сердце, лишает остатков самообладания...
       Поцелуй, пробуждающий что-то спрятанное, скрытое, потаенное, то, что было под запретом воспитания, традиций и даже морали, привитой мне с детства... Поцелуй, так стремительно меняющий меня, и все вокруг меня...
      
       ... Такая сдержанная улыбка, и ликующее победное пламя во взгляде.
       - Не нужно на меня так смотреть, - раздраженно попросила я.
       - Сложно смотреть иначе, когда осознаешь что одержал победу в главнейшей битве собственной истории, - мягко ответил магистр.
      
       ... Мы вносим во взрослую жизнь привычки своей семьи и часто таким образом проблемы непониманий, упреков, дa и силового решения споров перетекaют из семьи в семью.
      
       -- Добдо, пропусти.
       -- Так баба же! -- пробасил полуорк.
       -- Какая с нее баба. -- Гном досадливо махнул рукой. -- Это Дэйка.
       -- Вот, -- не преминул съязвить дроу, -- так и выясняешь на двадцатом году жизни, что ты даже не женщина.
      
       Говорят, когда женщина становится матерью, весь ее мир переворачивается с ног на голову. Мама рассказывала, что стоило ей взять меня, новорожденного, на руки, и она возненавидела весь свет. Потому что раньше это был просто мир, а теперь она воспринимала его как врага для такого маленького и беззащитного меня.
      
       А вы, адептка, должны знать две непреложные истины -- либо сразу молчите, либо доказывайте свое до последнего. Не сворачивайте с пути, если уж ступили на него.
      
       -- Дэя, -- вдруг заговорил лорд Тьер, -- скажите, правда всегда вознаграждается по достоинству, или в любой ситуации лучше промолчать?
       -- Меня всегда учили, что молчание -- золото, -- пожав плечами, ответила я. -- И в чем-то это так, но... пока я молчала, моя жизнь размеренно катилась в... Бездну. А там, в вашем кабинете я не сдержалась и не смолчала, но не могу сказать, что сейчас сожалею об этом.
      
       Слово -- сильнейшее из орудий мыслящих существ. Мысль порой сильнее, как и магия, но именно слово способно убить, или воскресить! Именно слово -- проводник мыслей, способ передать мысль от одного к другому. И только слово способно разрушить даже то, что создано магией, природой, человеком! Помните о силе слова! Уясните раз и навсегда, что ваше жизненное кредо -- молчание. Знайте, что ваше могущество не в умении показать, на что вы способны, а в умении скрыть это.
      
       -- Я Вас слушаю! -- поторопил лорд Тьер. -- Внятно, чётко и обстоятельно.
       Внятно, чётко и обстоятельно я умела только молчать, что и продемонстрировала.
      
       -- Я люблю удивительного и очень тактичного человека, который меня понимает и щадит мое самомнение...
       -- Бывают же люди, которым заняться нечем...
      
       ... как говорит владелец нашей таверны "Зуб дракона" -- клиент твоя папа, мама, бабушка и дух-хранитель семьи, а потому люби и почитай клиента.
      
       Известно, что сознание развивается, пока его активно кормят, и пища здесь одна -- новые знания. Пока личность обучается, личность живет.
      
       ... раньше в древних сказках, прекрасных принцесс охранял страшный дракон, и чем прекраснее принцесса, тем злее и ужаснее был дракон... И вот подумалось мне, что с мужчинами так же -- чем чудеснее мужчина, тем ужаснее свекромонстр.
      
       -- Видно, что ты росла в деревне, -- неожиданно прошептал Счастливчик.
       На мой недоуменный взгляд он пояснил:
       -- Для тебя слишком значимо общественное мнение.
      
       В жизни каждого существуют моменты, когда молчание -- величайшая глупость.
      
       ... ничто так много не говорит о людях и нелюдях, как их манеры за столом, и их поведение, в момент, когда они полагают, что за ними не наблюдают.
      
       Да, воровать плохо, но гораздо хуже, когда тебя на этом еще и ловят.
      
       -- Смерть -- это свет.
       -- А жизнь?
       -- Жизнь зарождается там, где темно, и тянется к свету, к смерти. Так происходит бесконечно. Смерть начинает жизнь, жизнь начинает смерть, вечный круг.
      
       С Праздником Смерти Зимы тебя, мой драгоценный партнер. Темных тебе, кошмаров побольше, удачи и чтобы все твои желания исполнялись. А, еще -- тьмы на твою светленькую головку, и огня в беспокойное сердечко. Дэй, чтобы ни случилось, помни -- ты, это самое ценное, что у тебя есть.
      
       Никогда больше не взваливайте на меня груз ответственности за ваши чувства, магистр Эллохар.
      
       Сделал гадость, будь мужиком, исправляй последствия.
      
       -- Так, вы переодеваетесь эльфийками, отвлекаете стражу, а я ставлю кристаллы на место, -- вещал дроу.
       -- Не-не-не, ты идешь, преклоняешь перед принцем колени и клянешься ему в вечной любви! Дарг в обмороке, император в бешенстве, все внимание двора приковано к разворачивающейся сцене безответной любви, мы меняем кристаллы! -- внес свое предложение морф.
      
       -- Если с Рианом все в порядке, за какой Бездной ты ко мне сунулся, остолоп мертвоходящий?
       Ничуть не обидевшись, напротив как-то странно улыбнувшись, Савен пояснил:
       -- Уже живоходячий.
       -- И? -- лениво раздраженное. -- Мне исправить это досадное недоразумение?!
      
       Юр выпрыгнул первым, помог спуститься мне, и мы увидели -- один вампир завис в воздухе и гипнотизировал кентавра, двое других, стоя на дороге, равнодушно смотрели на нас.
       -- Куда, -- произнес первый.
       -- Вы, -- вступил второй.
       -- Направляетесь, -- завершил третий.
       Юрао посмотрел на меня, подмигнул, и мы ответили:
       -- Идем, -- это я.
       -- К, -- Юр.
       -- Вампиру, -- да, мое выступление оказалось не в тему.
       -- Главному, -- дроу на меня неодобрительно глянул.
       -- Просить, -- мстительно добавила я.
       -- Сожрать нас, -- мрачно завершил Юрао, а после мне: -- Нужно будет с тобой еще прорепетировать.
      
       Любовь -- это огонь, родная. Теплый нежный огонек, который согревает душу, но крайне редко любви не сопутствует страсть, а страсть -- это уже пламя. Бушующее, ревущее, сжигающее все на своем пути.
      
       Это в смысле два плюс два будет три, если пишешь отчет стригоям, и пять, если подсчитываешь конечную прибыль.
      
       -- А что будет, если Эллохар расстроится?
       -- Да всякое может быть, -- весело ответил лорд директор, -- это-то и пугает, фантазия у Эллохара безгранична, как и его чувство юмора.
      
       -- План действий -- выбиваем стекло, прыгаем на деревья, дальше перебежками до ворот, а там свои, прикроют.
       -- А потом? -- простонала я.
       -- Уйдем в подполье, будем работать на врагов империи, кстати -- платят больше.
      
       Тангирра, я поражен! До самой глубины своей темной душонки, куда не достать даже моим жадным загребущим лапкам. Я в восхищении! Нет, правда -- это ж какая женщина, готовая грудью встать на защиту чести не только невестки, но и куклы уже взрослой внучки. Леди Тьер, я вами горжусь! Искренне! Восторженно. Бесконечно.
      
       Не стоит переходить на личности, иначе личность может очень даже пострадать.
      
       -- У тебя ж работы -- Бездна отдыхает!
       -- У меня еще и друг -- враги отдыхают вместе с Бездной.
      
       Равнодушие всегда ранит, равнодушие любимых убивает.
      
      
       "Всего один поцелуй"
      
       Улыбка -- лучший способ решать проблемы.
      
       Она и сама не знала, почему её всегда все любили, возможно, потому, что и сама Айрин очень любила людей -- она всегда была готова помочь и выслушать, она сама никогда не осуждала, она всегда умела выражать неподдельное восхищение каждым, потому что искренне считала, что каждый этого достоин.
      
       Говорят, мужчины не терпят ультиматумов - история дипломатии тому наглядное доказательство.
      
       Главное -- чувствовать себя королевой, и тогда королевство падёт к твоим ногам.
      
       Улыбка -- это сила.
      
       Мы не боимся того, что кажется нам смешным...
      
       Вальс - это путешествие по мелодии. Приглашая партнёршу на вальс, можно легко понять, будет ли она той самой идеальной спутницей, о которой мечтает каждый мужчина.
      
      
       "Мой личный враг"
      
       -- Мальчики, приглашаю на чай с плюшками в восемь вечера. Правда, плюшки черствые.
       -- Оживлять умерших - наша специализация. Будут твои плюшки как новенькие.
       -- Даже представить страшно!
       -- Почему?
       -- Живые, извивающиеся в руках плюшки, которые упираются, просят их не есть и орут не своим голосом: "Мы все умрем!" Брр...
      
       Тут главное - убежденность в голосе и в поведении, иначе не поверят.
       - А все, во что мы поверим, - реально...
      
       -- Тут вот в чем дело, девочки, -- продолжала Верховная, -- поговаривают, война не за горами. В связи с чем решено использовать ведьм-предсказательниц.
       -- Так прорицатели же есть! -- простонала Варвара.
       -- И их тоже, -- Василена Владимировна тяжело вздохнула, -- всех, кого можно привлечь, всех используют. А у вас, девочки, лучшие оценки по предсказаниям.
       Мы разом начали ковырять носками пол, изображать невинность и делать вид, что нас тут нет. По предсказаниям у нас ведьмак Федор Феоктистович, а он пить изволит. Вот и дает экзаменационное задание -- сказать, где у него бутыль запрятана. Ну мы, недолго думая, купили каждая по бутылке да и запрятали в разных местах. Потом, получив по высшему баллу, чуть ли не шабаш от радости устроили... Допредсказывались! А теперь и признаться страшно, да и не поверят, наверное.
      
       Мы, ведьмы, магических сил не имеем, это правда. Но ведьма -- от слова ведать, а ведаем мы многое, не зря у нас такая широкая специализация -- и роды принять можем, и от хвори излечить, и даже умертвие успокоить, коли сильно досаждать будет. Ну а от нахалов имеем средство опробованное, Верховной ведьмой нам щедро отсыпанное -- порошок из перца! И тут главное -- распылить верно, а затем смыться в обратном от распыленного порошка направлении.
      
       -- Папа демон, мама демон, а она тут истерику развела. А ну вставай, кому говорю! -- потребовал... демон.
       -- Мама -- дриада! -- гордо выдала я.
       -- Ну да, когда у нее настроение хорошее, -- демон фыркнул, -- а как что не по ее, так там такая дриада, что рощи с корнем выворачивает.
      
       Потому как сам процесс без любви, нежности и доверия -- это примерно как торт без сахара, крема и украшения -- один голый корж. И вроде сытно, но ни удовольствия, ни радости.
      
      
       "Сосватать героя, или Невеста для злодея"
      
       Высокородный нервно сглотнул, а затем присел на корточки, видимо жалея мою шею, уже занывшую от необходимости запрокидывать голову, и, пристально глядя в мои глаза, хрипло спросил:
       -- Издеваешься?
       -- Не.
       Он нахмурился.
       -- Не...
       Почти зарычал.
       -- Не исключено!
      
       -- А совесть у вас есть?
       -- Её присутствие мне не оплачивают.
      
       -- Тиа, почему от вас каша убежала?
       -- Совести у неё не было. Соль была, перец тоже, а совести ни капли. Вот она и сбежала...
      
       Я понимаю и принимаю многие человеческие пороки, но я никогда не смогу понять или оправдать мужчину, который ударил женщину.
      
       Какая пара! Какая свадьба! Какой урод додумался расстелить мою любимую скатерть на полу этой беседки!?
      
       -- Чай, кофе, стрихнин?
       -- Последнее и две ложки мышьяка, но не смешивать.
      
       -- Эх, -- выдал Джерг, -- а я, Тиа, с удовольствием взял бы вас на работу, на должность начальника отдела по персоналу.
       -- Спасибо, коровы -- не мой профиль!
      
       ...запреты всегда так восхитительны именно возможностью их нарушать...
      
       - Эта, эта, эта, вон та тоже сойдет, и вот ту можно взять... для экзотики... ну и вот эту так, для контраста... чисто порж... посмеяться, а это вы, да? Простите, без кепочки вас не узнал.
      
       Увы, жизнь всегда ставила на место -- есть мы, люди, и есть они, сверхлюди. И этого не изменить, даже если в конституции и прописано равенство.
      
       И вот я лежу на дороге, на спасение уже и не надеюсь, но осталась предсмертное желание -- поспать. Ползу к ближайшей показавшейся впереди сумке, желая использовать ее в качестве подушки, как вдруг дорога начинает подрагивать. Подрагивает она все сильнее, затем слышится цокот копыт... или когтей, вроде у них тут и ящеров используют. Мелькнула спасительная мысль, что меня могут не заметить и задавят... мысль почему-то обрадовала. Продолжаю лежать с надеждой в обнимку. Надежда погибла, как только живой транспорт затормозил возле меня, затем кто-то спрыгнул и хмуро спросил:
       -- Это вы тут главная?
       -- Где? -- страдая по безвременно издохшей надежде, спросила я.
       -- Здесь! -- раздраженно пояснил этот кто-то.
       -- На дороге?
      
       -- Так они вас бросили, потому как очень уважают?
       -- Они не хотели, -- лгать нужно уверенно, -- это было моим решением, я просила их добраться как можно быстрее до усадьбы и...
       -- Так это по вашей просьбе на мой вопрос: "Кто тут главный?" -- девушки ответили, что "эту падаль" я могу подобрать где-то по дороге?
       -- Вот су... су... с умом у них сложности, однако! -- пробормотала я. -- Ну, падаль -- это в смысле я часто падала, пока шла, -- пытаюсь разрулить ситуацию, -- и вот я потом упала окончательно, и тут...
      
       А еще отчаянно хочется кофе, такого крепкого, с дурманящим ароматом и спиртовой основой. Но нельзя...
      
       Я спать, ты охранять, хозяин все сказать!
      
       - Прибыли на место, осознали, что нас втянули в очередные семейные интриги, наслаждаемся - это я и страдаем - это они.
      
       - Не переживайте,- продолжал высокородный,- спать будете на кушетке.
       -Да? А что, коврик у ваших ног уже занят? -полюбопытствовала я, обиженная предложенной кушеткой.
       -Я вижу, вам понравилось валяться у моих ног,- это с его стороны было не слишком вежливо. - Доброй ночи.
      
       - Итак, для начала мужа хочу, - сообщила я выловленной и скользкой сказочной героине,- дом... типа этого, ну и если можно, чтобы мой бывший спился с горя по мне любимой! - после чего решила полюбопытствовать у рыбины. - Ну как?
       - Не хило, - раздалось за моей спиной.
       А рыба... а что рыба? Пооткрывала пасть, пробуждая во мне неведомое ранее чувство жалости, и пришлось ее отпустить.
       - Вы зачем рыбку терроризировали? - почему-то продолжая стоять за моей спиной, полюбопытствовал высокородный.
       - Вам что, жалко?
      
       -- Любовь -- потрясающее чувство, я не жалею о том, что испытал его... Жалею, что не сумел скрыть. Женщине нельзя показывать, как сильно любишь. Вы тогда весь интерес теряете...
      
       Ничто так не поднимает настроения, как совершенная ближнему гадость!
      
       - Но нас больше нет, мое солнце. Моя ошибка, твое недоверие, моя попытка простить, твое нежелание понять...
       Моя гордость, моя месть, и нас... нас не осталось, Киану!
      
       Сам высокородный спал. Не раздеваясь. Ремень на его брюках обнаружился внушительный и застегнут был так, что становилось понятно - легко мужчина не сдается!
      
       План был прост, как все гениальное, и коварен, как все судьбоносное.
      
      
       "Экстремальное интервью, или Девушка для героя"
      
       Я обиделась. Сильно обиделась. Моей обиды хватило секунд на тридцать.
      
       Да, ты прав, я тут действительно самая кра-си-ва-я... остальные мужики!
      
       -- Знаешь, чем отличается купание в воде от купания в дерьме?
       -- Чем?
       -- Очень быстро плавать учишься, а главное, нырять обратно уже не хочешь.
      
       Иногда мужики даже не понимают, как разрушают все своими тупыми словами.
      
       ... улыбка морды моего лица пугала окружающих оскалом истинного счастья...
      
       -- А мы пойдем другим путем!
       Обычно с этих слов и начинались мои последовательные приводы в полицию... но сейчас-то я надеялась на лучшее!
      
       Держите меня семеро.
      
       -- Лика! -- вышел из себя идеальный мужчина. -- У тебя не было жениха, не было свадьбы, и подружек, с которыми он изменял, тоже не было!
       Я всхлипнула, одинокая слеза покатилась по щеке, и я выдала:
       -- Вот видишь, у меня даже свадьбы и жениха не было, а он мне уже изменил со всеми у-у-у...
      
       Да девяносто процентов современных мужей проводят ночи не с любимой женой, а с любимой игрой, забывая про то, какой сегодня день, когда дни рождения у детей и иногда даже -- как выглядит собственная жена!
      
       Люблю доводить представителей противоположного пола до состояния невменяемости и любоваться багровеющими лицами -- там, где брились, всегда черненькие точечки проступают, так забавно.
      
       -- А вам не тяжело меня нести? -- кокетливо поинтересовалась я, намекая на то, что мои страдания на диете не были бессмысленны.
       -- Тяжело, нудно и утомительно, -- растоптал он мои надежды...
      
       И сколько журналистке для счастья-то надо? Правильно -- всего и побольше!
      
       -- Понимаете, у меня специальная диета... надо есть только яблочные пироги, а... а меня от них тошнит. Вот.
      
       -- И все равно я тебя люблю, хоть ты и идиот...
       -- Спасибо, я тебя тоже... с такой же поправкой!
      
      
       "Катриона"
      
       Кто добрый, у него глаза светлые, чистые, - орк указал на озеро, - а злой, он мутный, темный и... грязный, - шенге указал на лужу у озера. - В глазах доброго видна истина, у злого искажено все.
      
       Семья не только для того, чтобы отдавать себя родным, Ранари, семья - это сила, семья поддерживает и приходит на помощь, так должно быть.
      
       Хитрость, мой верный воин, именно хитрость, а не доблесть, заставляет рушиться самые крепкие стены.
      
       Добро -- это жить и не мешать жить другим!
      
       Справедливость - понятие относительное, и... в политике ее нет! Потому что правда у каждого своя!
      
       ... Какой бы красивой ни была девушка, но если речь идет о больших деньгах, красота значения не имеет.
      
       Слабые ищут виноватых, сильные берут ответственность на себя.
      
       Женщины... вы сначала холодны, затем неизбежно таете, а после начинаете липнуть!
      
       Слабые ищут виноватых, сильные берут ответственность на себя...
      
       ...какой бы красивой ни была девушка, но если речь идет о больших деньгах, красота значения не имеет.
      
       - Добро - это жить и не мешать жить другим!
      
       Иногда правда гораздо более выгодна, чем самая продуманная ложь.
      
       Хитрость, мой верный воин, именно хитрость, а не доблесть, заставляет рушиться самые крепкие стены.
      
       Когда я вышла с самой счастливой улыбкой, от моего оскала вздрогнули оба стражника, охраняющие покои далларийца.
      
       - Правда - вещь эфемерная...
      
       - Голова дает плохой советы, когда болит сердце, - сказал шенге, - спроси сердце, сердце давать верный ответ!
      
       - Полученное без усилий - выброшенное...
      
       "Жизнь, Катриона, - это самая большая ценность. Не свобода, не гордость, не высокие идеалы - жизнь. Никогда не забывай об этом".
      
       Он, принц из моих сказок... к сожалению не снов, так как снилась мне вечно какая-то ерунда
      
       - Люди делятся по типу хранения всего ценного, Катрина. Одни хранят в кухне, вторые в спальне, третьи в сейфе, четвертые в подвале. И опытный вор с первого взгляда определяет такие вещи.
      
       ...- а магия дает крылья?
       - Любовь дает, - ответил орк, - два крыла - так и два любящих, с одним крылом не летают.
       - Почему?
       - Закон жизни...
      
       ...доблесть воинов не является решающим фактором в любой войне... Войны начинают и войны выигрывают не бойцы - дипломаты!
      
      
       Благородные долго не живут, а в политике им вообще не место!
      
       - Худший враг - неизвестный враг...
      
      
       "Право сильнейшего"
      
       Правда - всегда бред воспаленного сознания
      
       - Язык женщины-покорность.
       -Это перебор, папандр, - не сдерживалась я . - Язык - это язык, покорность - это уже из области психологических отклонений!
      
       В любом случае первая любовь редко бывает удачной, это во всех любовных романах черным по белому прописано!
      
       - Руку, - повторил приказ воин. - Быстро!
       И почему-то я побоялась отказать. Нрого периодами был страшнее зверей... всех, вместе взятых. Схватив мое запястье, тар-эн поднес дрожащую и пытающуюся вырваться ладонь к морде зверюги и произнес:
       - Охранять. Всегда! Хозяин.
       И тут произошло нечто - зверюга ткнулась лбом в мою ладонь... и я растаяла. Это было так... невероятно. И зубастое чудище вдруг как-то сразу перестало восприниматься ходячей машиной смертоубийства и оказалось милым и чудесным пушистиком и шерстюсиком.
       - Шерстюсик, - протянула я, опускаясь на колени перед зверюгой и запуская пальцы в белую шелковистую шерсть.
       - Угррр, - ответил Икас, тоже опускаясь и устраивая головенцию на моих коленях.
       - Уау, - я продолжала гладить это чудо. - Просто - уау!
      
       - Чего народ ждет? - шепотом спросила я.
       - Твоего приветствия, - так же шепотом ответил Ар.
       - Потом чего?
       - Потом ты должна пройти к Нрого.
       - А-а-а...
       И я шире улыбнулась всем, сверкнув зубами, затем вскинула руку и грациозно помахала, в знак приветствия.
       - Не так, - прошипел братец.
       - Хм.
       Вскинула обе руки над головой, сцепив в замок, и потрясла ими, как делали некоторые из наших гонщиков, приветствуя толпу.
       - И не так, - простонал Ар, скатываясь в банальную истерику, то есть едва не ухахатываясь.
       После недолгих размышлений, вытянула правую руку вперед, ладонью вниз, подражая военному приветствию некоторых воинственных государств. И такая тишина наступила!
       - Короче всем драсти! - решительно произнесла я и потопала к Нрого.
      
       - Та-ак, - протянула недовольная я, смутно предчувствуя грядущие неприятности, - ты нашел меня, я нашла тебя, теперь давай теряться, ибо время уже.
      
       - Киран, женские войны - это всегда подлость, прикрытая коварством, - сказал Наска.
      
       - Эй, МакОрат, - позвала я. Воин остановился, величественно повернулся. - У меня вопрос.
       - Спрашивай, женщина. - Кое-кто снова изображал величественное презрение собственно к моей персоне.
       Ну, в эту игру можно играть вдвоем:
       - Воин, а ты оргазм доставлять умеешь?
       Могучее, невозмутимое и самодовольное скопление мышц начало стремительно краснеть, темные же глазищи решили округлиться.
       - Не понимаешь? - Да, я издевалась и собираюсь продолжить: - Оргазм, удовольствие, маленькая смерть, седьмое небо, полный атас? - Реакция та же. - Секс?
       Потрясенный тар-эн выдохнул:
       - Принцесса Киран!
       - Мм? - осведомилась я.
       - Что вы творите? - возмутился иристанский вояка.
       - Издеваюсь, - честно ответила я. - Конкретно - сейчас. Еще конкретнее - над тобой. Так что там у нас с оргазмом?
       МакОрат развернулся и ускорился. По переходам он теперь практически бежал, а я фактически бежала следом, продолжая допрос:
       - Сплетать ноги? Устраивать пляски в горизонтальном положении? Исполнять супружеский долг? Играть в песиков? Половые отношения? Процесс зачатия? Что, совсем ничего? Да вы тут необразованные! МакОрат, хорошо, давай по-другому - женщина и мужчина ласкают друг друга...
      
       - Непозволительно женщине задавать вопросы, - было единственной репликой отца.
       - Короче, "закрой рот, женщина, ты для меня слишком умная", - подытожила я.
      
       И вот тогда я отошла от шока, ибо я и поверить не могла, что моя мама... моя гордая мамочка может кого-то умолять, стоя на коленях, и как рявкну:
       - Мама, ты нашла перед кем унижаться! Этот неандерталец доморощенный не способен даже твое имя запомнить, имбецил бракованный!
      
       Что его бешенство, по сравнению с яростью ребенка, чья мама плачет от боли!
      
       - Имя жены - женщина! - величественно произнес воин.
       - Имя придурков - чмо! - парировала я.
      
       "Там где ярость затмевает рассудок, прорастает дерево победы твоего врага"
      
       - Люблю женщин, - шеф усмехнулся, - дашь цацку, и они про все неприятности забудут.
      
       - Если любишь, не отталкивай. Иди к нему и будь с ним каждую секунду, потому что, Киран, жизнь штука жестокая, и, если потеряешь любимого, будешь проклинать себя за все те мгновения, что могла провести с ним... и не провела.
      
       Рикьян переждал вопли исступленных поклонников, чуть сжимая при этом ладони, уютно расположившиеся на моей талии. Покивал всем для вида, а потом ловко отключил громкоговоритель.
       - Опа! - прокомментировала сие Микаэлла. - А кто-то стесняется!
       Разочарованный гул продемонстрировал, что этому не рады.
       - Господа, не расстраивайтесь. В эротике главное - не звук, в эротике главное - картинка! - Микаэлла всегда была оптимисткой.
      
       - Держу пари, Рик победит! - Уверенность в каждом слове.
       - Кирюш, говорила, не наклеивай эти ресницы, ты из-за них совсем не видишь, что во главе наших смелых и отчаянных все так же Таинственный незнакомец и Темный жеребец!
       - Микусь, ты, конечно, блондинка и тебе все простительно, но поверь моей интуиции. А реснички у меня наращенные, это ты у нас все клеишь по старинке.
       - Кир, в последний раз, когда мы доверились твоей интуиции, ректор получил в подарок мазь от геморроя!
       Толпа грохнула хохотом. Мы зажигали.
       - Мик, поверь, я была уверена, что у него с этим проблемы. Понимаешь, каждый раз, присаживаясь, он так кривился.
       - Кирюш, просто он по утрам видел тебя без косметики в аудитории, вот и кривился.
       - Микусь, какая косметика? В девушке все должно быть натуральным.
       - Сказала горилла, догрызая девичий окорочок.
       - Микусь, твоя кровожадность меня пугает.
       - Не бойся, у меня новая диета - после шести подруг не ем.
       - Это радует...
      
       - О, крутой вираж - и вперед вырывается Таинственный незнакомец! Ки-и-ир, и как он тебе?
       - Кобель?
       - Ки-и-ир, я говорю не о собаках, а о том самом Таинственном незнакомце.
      
       - И... вперед вырывается Темный жеребец! - возвестила следящая с возвышения Мика. - А Киран утирает слезы восторга и тащит свою аппетитную...
       - Убью, - ласково сказала я.
       - Ладно, и тащит свою неаппетитную...
       - Повешу...
       - И с этой девушкой я делю постель!
       - Жилплощадь!
       - Между прочим, я отдала тебе свои лучшие годы!
       - Да? Я думала, лучшее ты отдала подгузникам.
      
       Мика покраснела, сурово взглянула на меня, а после повела себя, как и всегда в экстремальных ситуациях, - просто на все забила.
      
       - Не скажу, что ты в моем вкусе, но согласись - девушка, сумевшая сказать "нет", - это уже вызов, заслуживающий внимания.
      
       Кто объяснит, зачем будущим капитанам навыки рукопашного боя? Капитан должен управлять кораблем, но никак не бить морды подчиненным.
      
       -То есть в иерархии Иристана место женщины четко определено - ночь, постель, поза "бревно к работе готово"?
      
       - Дочь, - начал отче.
       - Отец, - в тон ответила я.
       Противостояние нарастало. И вот понять бы тебе, морда двухметровая, что не выйдет ничего хорошего из твоей затеи, так нет, стабилизатор глюченный, решил доказать, кто здесь главный.
       - Кнут? - насмешливо вопросил иристанец, который мне почему-то отец.
       - Курсанты боли не боятся, - спокойно ответила я. А потом постояла, засунув руки в карманы, подумала и спросила:
       -Ты когда-нибудь горел заживо?
       У папандра и вторая бровь поползла вверх.
       - Значит - нет, - сделала вывод я. -А с поломанной ногой сутки по пустыне полз?
       Зауженные глаза сузились еще сильнее.
       - Слабак, значит. - Я пожала плечами. - Ну, нам всегда говорили, что качки-это тупое мясо, правда, настолько наглядный пример вижу впервые.
      
       Замерла?! Да я даже дышать перестала! Потому что из дверей этого дома вышел ОН! Тот самый он, который с синими глазами, волевым лицом, длинными светлыми волосами и загорелым телом. Сердце забилось с утроенной силой, ноги вспомнили о тайм-ауте, руки стали влажными, в горле пересохло. И такое ощущение, что я сейчас упаду в обморок... Или визжать начну, или просто брошусь к нему со всех ног, или... Но я стою, смотрю на него, и сердце бьется все быстрее, быстрее, быстрее... пусть я сдохну, но мои враги сдохнут раньше!
      
       - Нельзя оставлять врагов за спиной, - тихо сказала я, - иначе всю жизнь оборачиваться придётся.
      
       Цена мужской дружбы - женщина.
      
       - Это шоколад! - гордо сообщила я, про себя подумала: "Чистейший женский наркотик... подсаживаешься раз и на всю жизнь!"
      
       -- Сердце мое, просто скажи, кто тебя обидел?
       И в его голосе промелькнули такие нотки, что за обманчиво ласковым тоном мне почудились трупы. Подняла голову и поняла -- не почудились.
      
       -- Принцесса Киран, -- один из них присел передо мной на корточках, -- я могу чем-то помочь?
       -- Угу. -- Мир был подернут пьяной дымкой, намекая, что я таки перебрала. -- Ответь, почему существует закон подлости?
      
       - А первое правило кадета - убей гада и спи спокойно.
       - Это древняя пословица про тараканов, - возмутилась мамуля.
      
       ...материнство переворачивает мир женщины с ног на голову. И с первым криком младенца мир меняется, чтобы уже никогда не стать прежним...
      
       Мир перестает существовать!
       Мир взорвался весь!
       Мир мог проваливать в бесконечный космос!
      
      
       "Академия Ранмарн"
      
       И, пожалуй, я чувствовала бы себя несколько неправой, если бы не усвоила одну истину -- народ должен гордиться своим прошлым! А историю... пишут победители!
      
       Любовь правительством порицалась! Влюбленные люди не могут отдавать все силы и все эмоции работе, а значит, невыгодны.
      
       Я заболел вами... Лирель...
      
       - Чем мы старше, тем все более скупы на эмоции...
      
      
       "Замок оборотня"
      
       ...ничто так не поднимает настроения, как гадость ближнему и вкусная еда после шести вечера.
      
       Правду говорили древние - женщины достаются победителям.
      
       Внимание, срочно требуется специалист по общению с монстрами, охотников за приведениями просьба не беспокоиться, принимаются гадалки и экстрасенсы исключительно упитанной комплекции...
      
       Они научились пресекать грани, и получили доступ к тому, о чем не смели и мечтать. К тому, ради чего стоило жить.
       - Богатства других миров? - предположила я.
       Лерий взглянул на меня и рассмеялся. Он хохотал так искренне, но с ноткой грусти, и отсмеявшись, пояснил:
       - Женщины, Ким. А ради чего, по-вашему, стоит жить?
       - Мм, деньги? - предположила я.
       - Деньги?! - Лерий усмехнулся. - Ким, объясните мне, зачем деньги тому, кому не на кого их тратить, м? Деньги и власть приобретают вкус лишь в том случае, когда их есть с кем разделить. Поймите, деньги приятно тратить на любимую женщину, и предвкушать ее счастливую улыбку, когда покупаешь ей подарок, а власть... Что такое власть, если нет сияющих от гордости глаз той, ради которой стоит стремиться к достижениям. Женщина, Ким, именно женщина то единственное, ради чего стоит жить.
      
       Ситуация: Ночь, лес, маньяк, рядом нет людей, зато от сэра психа разбегаются мои галлюцинации, и у меня требуют снять платье, под которым нет белья! И что делать мне?
       Я кокетливо похлопав ресничками, игриво спрашиваю:
       - А вы отвернетесь? А то я стесняюсь.
      
       - Я - альфа, Ким, я приказываю - ты подчиняешься! Обними меня ногами.
       И все это проговаривается в процессе удержания меня на вытянутых руках, что видимо не доставляет ему дискомфорта.
       Силен, зараза. Я же просто злая:
       - А я сука, сэр Сонхейд. И как истинная сука плевать хотела на все ваши альфа приказы!
      
       Какая умная у меня вторая личность... где она раньше была? Вот где эта умная зараза была раньше?!
      
       Что делают благоразумные девочки, оставшись наедине с непонятными психами? Не знаю.
      
       ...приятно стало ощущать себя женщиной, ценной, важной, жизненно необходимой. Той, ради которой стоит жить. И странно даже подумать, что твоим взглядом мужчина фактически измеряет свой успех, свои победы.
      
       - Простите, а кем я буду у вас? В свете луны заметно, как удивленно поползла вверх его бровь, но совладав с удивлением, лэрд ответил:
       - Сукой.
       - Да лучше уж скво! - возмущенно воскликнула я.
       - Простите? - переспросил Сонхейд.
       - Сами вы - кобель! - продолжала я возмущаться. А потом как-то вырвалось:
       - Альфа-кобель!
      
       - Мне, как матери ваших будущих детей, следует хорошо и правильно питаться.
       А это значит, пищу жевать нужно медленно и тщательно, и самое главное - не нервничать.
       Так что, сэр Сонхейд, советую заткнуться, прекратить нервировать меня и жрать молча!
      
       Видите ли, Ким, в нашем мире мужчины достаточно честны в первую очередь с собой, а потому эта истина не скрывается, а в вашем... В вашем мире войны нередко разгорались из-за женщины, и всегда затевались исключительно ради женщин. Различие лишь в том, что в вашем мире мужчины недальновидно стремятся получить лучшую женщину, в нашем - исключительно свою.
       - Свою? - удивленно переспросила я.
       - Свою, - все так же с улыбкой подтвердил Лерий. - Ту, что приятна сердцу, желанна телу, значима взгляду и жизненно важна мужчине.
      
       Я невольно задумалась над словами "Зверь видит истину, человек лишь то, что желает видеть". Что-то в этом было - я и сама столько раз ошибалась, не замечая очевидного.
      
      
       "Мертвые игры. Книга первая. О мстительных некромантах и запрещенных артефактах"
      
       Жизнь вообще очень короткая штука и может оборваться внезапно, так что не стоит терять ни минуты, ни мгновения, ни капли!
      
       Чего я никак не могу постичь в женской натуре, так это стремление лгать и лицемерить всегда, везде, во всем и при любых обстоятельствах!
       Пояснение к цитате:
       Крик души ярого шовиниста
      
       Клиент всегда прав, он в это верит, и не стоит переубеждать человека, ему так комфортнее, и он охотнее платит.
      
       Так вот о невезении -- я вдруг поняла, что его просто не существует. Это в начале кажется, что не повезло жутко, но после, оглядываясь на все события, начинаешь понимать, что это не было невезением, это были неслышные шаги самой что ни на есть настоящей удачи.
      
       Вообще он был хорошим, по крайней мере, так говорили, но вот с кем и когда он изволил быть хорошим, никто не знал.
      
       -- Все сдохнут со смеху!
       -- Вечно ты врёшь, обещаешь-обещаешь, а они всё живы.
      
      
       "Мертвые игры. Книга вторая. О магах-отступниках и таинственных ритуалах"
      
       Он ставит твое счастье выше своего. Он любит, действительно любит, причем той любовью, что между нами, мужиками, признак слабости.
      
       Гениальное просто, и в то же время нет ничего сложнее кажущейся простоты.
      
       Мелочи -- это то, что формирует нашу реальность, смысл нашего существования, комфорт нашего проживания.
      
      
       "Мертвые игры. Книга третья"
      
       Быть с вами -- смириться со смертью собственных надежд, умереть -- смириться со смертью. Как видите, выбора нет, просто в первом случае я потеряю все, за что боролась с самого детства, и от этого будет безумно больно, во втором -- боль уже утратит значение.
      
       Женщины обязаны совершать ошибки, чтобы мужчины, расхлёбывая их последствия, становились сильнее.
      
       Вам никто никогда не говорил, что женщины созданы для того, чтобы совершать ошибки?
      
       Истину собирают по крупицам, и только ложь льётся потоком.
      
      
       "Тёмная Империя"
      
       Мужчина ищет в любви радость и счастье, но мы не видим смысл жизни в женщинах. А она смысл. Мой смысл...
      
       Вечно вытворяют женщины, а страдают умертвия! Новый закон жизни, Тьма ее поглоти! Реветь еще будем?
      
       -- О чем рассказывать, Найриша?
       -- Не знаю, -- я развела руками, -- партию смертников в аду не домучили, несколько трупов с места казни сбежали, кровь у девственниц оказалась не первой свежести... Говоря откровенно, даже не представляю, в чем может состоять тяжелый день у вас, темных лордов.
       Поговаривали, что для того, чтобы привлечь внимание ее сердца он целый город убил, после поднял вместе с окрестными кладбищами, и все эти трупы носили ведьме цветы и пели любовные песни... Не знаю, правда ли, но в таком случае истерики и нестабильные психические состояния вполне объяснимы.
      
       Нагадил -- убирай. Если тебе мамочка этому не научила, значит научит добрый дядя магистр Смерти. Хорошо научит, чтобы на всю жизнь запомнил!
      
       -- Уже довел? -- поинтересовался Тьер.
       -- Практически. Ощущение, что измываюсь над ребенком. Этот совсем зеленый, даже не интересно. -- И обращаясь к Золотому:
       -- Слушай, пацан, тебя такими темпами удар хватит прежде, чем аркан пустишь в ход. Да и аркан твой, мягко говоря, не впечатляет.
       Так с великим Золотым жрецом еще никто не смел разговаривать. Никто и никогда!
       Но как оказалось, на этом унижение не завершилось -- подул ветер. Горячий, обжигающе горячий ветер песков Миров Хаоса, и над степью раздалось:
       -- Рэн, милосерднее будет просто убить. Не измывайся над убогим.
      
       -- Обычно, подобные тебе остаются вечно молодыми... в памяти тех, кто их любил.
       -- В каком смысле? -- не поняла я.
       -- В смысле дохнут раньше времени.
      
       Любовь к издевательству над ближним -- семейная черта Дакрэа.
      
       Знаешь, существуют настолько добрые, светлые и чистые создания, что их требуется неустанно беречь и охранять, потому что они не способны выжить самостоятельно. Совершенно не способны. Как и подумать о себе. Нет, вас заботит всеобщее благоденствие, какие-то вечно сопливые чужие дети, и подонки, которых убивать, а не лечить следует. Но
       -- Это самосуд и беззаконие, у вас нет никаких оснований, чтобы призвать меня к ответственности за правонарушения, влекущие за собой такие наказания, как смертная казнь и...
       -- Я тебя просто так убью, из любви к искусству, -- прошипел Тьер.
      
       -- Бездна, за что?! -- продолжал сокрушаться незнакомец, вскинув голову и глядя в хмурое утреннее небо. -- Вот что я конкретно тебе сделал хорошего, а?
       -- Ннничего, -- испуганно прошептала я.
       -- Я не с тобой разговариваю, -- отрезал сумасшедший, продолжая смотреть в небо.
      

    Елена Петрова.

      "Лейна"
      
       Не нервируйте меня! Мне скоро негде будет прятать трупы!
      
       За деньги нельзя купить друга, зато можно приобрести врагов поприличнее.
      
       Из пересохшего горла вырвался каркающий хрип... Мужик подскочил. "Да-а... -- успел прокомментировать внутренний голос, -- с твоими вокальными данными только и знакомиться".
      
       Есть люди, которые попадают в историю, а я -- периодически в них влипаю.
      
       - Добрый день, леди! Сегодня вы просто прекрасны! - начал атаку светловолосый красавчик. Блин, у них что, один текст на всех? Пожалуй, стоит внести туда некоторое разнообразие.
       - Значит, вчера мы были далеко не прекрасны? - обиженно надула я губки.
      
       Слово - не воробей. Вылетит неосторожное - вернется трехэтажное!
      
       -- Я не злопамятная - просто злая... а память у меня с детства хорошая!
      
       Чем и куда мы вам не угодили?
      
       Возможно, я и совершаю ошибку, но я всегда предпочитала сожалеть о совершенных ошибках, нежели об упущенных возможностях...
      
       Пока ты занят заботой о ближних, подкрадываются дальние...
      
       Не материтесь про себя. Есть более достойные кандидатуры.
      
       Не обижай слабого! Особенно если он сильнее тебя...
      
       "А ты что, благодарности ждала, деточка? -- ехидно пропел внутренний голос. -- Добрые дела не окупаются, пора бы уже запомнить..."
      
       А ты, похоже, не такая дура, какой хочешь казаться. Даже не знаю, радоваться этому открытию или огорчаться...
      
       Не убивай врага своего спящим, а вдруг ему снятся кошмары? Пусть сначала досмотрит!
      
       Я добрая?! Да у меня просто зла на всех не хватает!
      
       Кажется, мир сошёл с ума, забыв меня предупредить...
      
       Жизнь -- хитрая штука. Когда у тебя на руках хорошие карты, она решает сыграть в шахматы...
      
       Не отчаивайтесь! Даже если вас съели -- остается два выхода...
      
       Брось вызов судьбе -- пусть подавится!
      
       Казалось, что падать уже некуда... когда снизу вежливо постучали.
      
       Женщина -- слабое, беззащитное существо, от которого невозможно спастись!
      
      
       "Стать Демиургом"
      
       Чем и куда мы вам не угодили?
      
       Возможно, я и совершаю ошибку, но я всегда предпочитала сожалеть о совершенных ошибках, нежели об упущенных возможностях...
      
       Пока ты занят заботой о ближних, подкрадываются дальние...
      
       Не материтесь про себя. Есть более достойные кандидатуры.
      
       Не обижай слабого! Особенно если он сильнее тебя...
      
       "А ты что, благодарности ждала, деточка? -- ехидно пропел внутренний голос. -- Добрые дела не окупаются, пора бы уже запомнить..."
      
       А ты, похоже, не такая дура, какой хочешь казаться. Даже не знаю, радоваться этому открытию или огорчаться...
      
       Не убивай врага своего спящим, а вдруг ему снятся кошмары? Пусть сначала досмотрит!
      
       Я добрая?! Да у меня просто зла на всех не хватает!
      
       Кажется, мир сошёл с ума, забыв меня предупредить...
      
       Жизнь -- хитрая штука. Когда у тебя на руках хорошие карты, она решает сыграть в шахматы...
      
       Не отчаивайтесь! Даже если вас съели -- остается два выхода...
      
       Брось вызов судьбе -- пусть подавится!
      
       Казалось, что падать уже некуда... когда снизу вежливо постучали.
      
       Женщина -- слабое, беззащитное существо, от которого невозможно спастись!
      
      

    Елена Усачева.

       "Пленники Сумерек: Влечение"
      
       Что ни говори, а кладбище -- это кладбище и покойники -- это покойники. Мне всегда казалось, что лишний раз тревожить их не стоит. А то кто знает -- может, они спокойно у себя там в гробах лежат, а может, выходит какой погулять, свежим воздухом подышать, зазевавшегося посетителя к себе под землю утащить...
      
       А ведь мы и правда никогда ничего не можем загадать на будущее. Оно не от нас зависит. От ветра, от солнца, от земли под ногами. Какую цену мы готовы заплатить за то, чтобы будущее пришло? Чтобы глаголы будущего времени имели право на существование в настоящем?
      
       Человек обманывает себя, даже не прикладывая усилий.
      
       Кто-то сказал, что темнота непроглядна, и все поверили, потому ничего не видят. А ты открой глаза и смотри...
      
       Есть люди, в которых можно сразу влюбиться (например, в певцов или актёров), а есть люди, к которым слово "любовь" не подходит вовсе.
      
       Никогда не думала, что сказать "Я тебя не люблю" так сложно. Гораздо сложнее, чем "Я тебя люблю". Потому что фраза с частицей "не" несёт боль.
      
       Я зритель. Мы ничего не создаем, мы навсегда остались в том времени, когда ушли из мира людей. Мы можем только смотреть, как мир течёт отдельно от нас.
      
       Заходил папа, сидел рядом со мной на кровати, вздыхал. Мама звала его на кухню, советуя не мешать мне. Но я была благодарна папе, что он не уходил, сидел рядом, смотрел вместе со мной, как за окном медленно умирает день. Вместе с дневным светом из души уходила тоска, и мне становилось всё равно.
      
       Это всё равно что сидеть в холодильнике. Вроде сверху не капает, но всё равно неуютно. Холодно.
      
       Интересное место -- крыша: антенны торчат, выступает домик над лифтовой шахтой. Отдельный мир со своими законами. Не знаю, как, но в доме напротив время от времени на крышу прорывается народ и тогда крыша становится отдельным государством со своими законами. Государством с коротенькой жизнью.
      
       Тому, что всё в мире относительно. Любую радость или горе можно оценить, только сравнив с чем-то. Для ребёка нет трагедии в том, что уезжает друг. Беда, когда отнимают конфету или заставляют есть суп. Я уже говорил, что никогда не загадываю на будущее, потому что это бесполезно. Будущее непредсказуемо и почти от нас не зависит. Любой прогноз приблизителен. Чаще всего случается то, чего больше всего боишься или ждёшь. Я ничего не жду. Ни от пятницы тринадцатого, ни от понедельника шестнадцатого. Поэтому ничего и не случается.
      
       Зачем гадать, как было бы, если все так, как есть.
      
       - "Спящая красавица"? - задумался Макс. А он, оказывается, знает сказки! - Насколько я помню, там все хорошо закончилось. И если бы принцесса не заснула, то не дождалась бы своего принца. Ей бы достался какой-нибудь гоблин, и она бы всю жизнь с ним мучилась. А так немного проспала - и вот оно, счастье. Помнится, принц был ее моложе лет на сто.
      
       Милый, милый мой человек... Так много скрывается за этими глазами! Так много они видели! Все-то они понимают! Как я раньше без него жила? Сколько понадобится времени, чтобы хоть чуть-чуть начать его понимать.
      
       - У меня постельный режим. И мне нельзя падать. - Что там еще вредно для моего здоровья? Ходить, дышать и жить? Хороший набор!
      
       "Потом" - это так нескоро. "Потом" - это даже больше, чем вечность.
      
       Хочу жить, чувствовать и любить. Без правил. Без законов. Без ограничений.
      
       Я понял, что такое вечность. Ещё одно моё откровение. С тобой больше ничего не случится, потому что любовь и есть вечность, она бессмертна.
      
       Кажется, мы обречены делать друг другу больно.
      
       Ты никогда не замечала, что стоящего поблизости без движения человека воспринимают как угрозу? Он рождает множество вопросов - зачем стоит, на что смотрит, почему не двигается, кого ждёт? Вдруг высматривает, кого убить?
      
       Интересно, вампиры читают газеты? Если да, то, наверное, громко над ними хохочут.
      
       Смерть -- не переход из одного состояния в другое, а конец всему. После смерти нельзя встать, отряхнуться и пойти жить как ни в чём не бывало.
      
       Почему любовь заставляет делать выбор? Почему она не живёт рядом с дружбой? Почему обязательно надо выбирать между безумным счастьем и надёжным тылом?
      
       Какой-то умник выложил в Интернете информацию, что на кладбище сегодня будет принесена человеческая жертва, после чего появится прародитель зла.
       Я хмыкнула: велико же было удивление готов, когда прародитель зла явился в милицейской форме.
      
       Осень, психи становятся активными...
      
       Не путайте реальность с литературой. Жизнь гораздо сложнее.
      
      
       "Пленники Сумерек: Откровение"
      
       Улыбался. Они все улыбаются. И вампиры, и Смотрители. Жизнерадостный народ!
      
       Умение предвидеть грядущее во многих случаях есть не что иное, как искусство наблюдать прошедшее.
      
       Небесный драматург ещё размышляет над тем, что пишет -- драму или комедию.
      
       -- Никакая любовь не оправдает потерянного здоровья...
       -- Такими утверждениями здоровье и подрывают!
       -- Он не стоит этого...
       -- Он стоит целого мира...
      
       Ещё одно моё откровение. С тобой больше ничего не случится, потому что любовь и есть вечность, она бессмертна.
      
       В одной книге я читал откровения, что любовь -- это когда ты готов, не раздумывая, отдать жизнь за другого человека. Не умирать из-за любви, как Вертер, а отдать жизнь за любовь.
      
       Отдых -- самая большая роскошь человечества.
      
       Мысль материальна? Если чего-то очень захотеть, то оно сбудется? Пора придумывать подходящие желания.
      
       Теперь я знаю точно -- любовь сродни сумасшествию.
      
       -- Могли бы предупредить, что задерживаетесь. Мы уж и не знали, куда звонить.
       Ага, а сотовые будут придуманы только завтра...
      
       Древние называли это даром, средневековые мистики проклятьем, мы же зовём любовью.
      
      
       "Пленники Сумерек. Искушение"
      
       Фанатизм вещь смертельная.
      
      
       "Пленники Сумерек. Желание"
      
       Страдание -- эмоция бесполезная, все равно ничего исправить нельзя. В будущем избежать подобного тоже невозможно. Ошибки не прогнозируемы.
       Ошибки, ошибки... Кажется я обречена их совершать.
      
       Все получилось, как получилось и закончилось. Теперь начнется другая жизнь.
      
       Это моё прошлое. Ночь -- самое время для воспоминаний.
      
       Одно слово, мгновение, и все мои мысли, запрятаные в тайные и не тайные, пыльные и не пыльные углы, вырвались наружу. Нет, от прошлого нельзя убежать. Оно непременно нагонит, напомнит о себе, заставит все пережит заново.
      
       Ночь, крыса, дневник... Готишненько выходит, очень готишненько!
      
       И почему мы с ним так и не договорились о способах связи? Он меня может найти, а я его нет.
      
       Когда человек крепко спит, господство над миром захватывают призраки и демоны, они оживляют кошмары.
      
       От тоски и горя никто не умирает. Это сейчас не модно. Да и никогда не было модным.
      
       Однако полезно всё бросать и уезжать. В никуда. И обязательно выключать сотовый телефон.
      
       Настоящие аристократы всегда начинают свой день с порции шоколада.
      
       Он может нахвататься от меня вредных привычек -- например, начнет спать.
      
       Годам к пяти все уже сформировано: умение любить и ненавидеть, любопытство и стремление познавать окружающий мир. Темперамент, характер -- все заложено изначально.
      
       Вампиризм не наделяет человека новыми талантами, он только углубляет то, что уже есть.
      
       -- И неприятности, которые сыпались на нас по отдельности, станут приходить дружными стайками?
      
       До сих пор мне не приходилось все время кого-то спасать, такой экшен могла подарить только ты.
      
       -- Как ты ухитрилась дожить до семнадцати лет с такой тягой к опасному время препровождению?
      
       Жизнь после смерти -- это иней. Иней теперь -- это я... теперь вся моя жизнь похожа на смерть.
      
       Я не прячусь, не подглядываю из-за угла, не бормочу, не отвожу глаза, не поддаюсь, не подгоняю, не подкупаю. Все эти глаголы множат потери, с ними нельзя жить. Нельзя стоять рядом и ничего не делать. Auf halbem stehenbleilen.
      
       Жизнь, заключена в математическую формулу.
      
       Незавершенные дела приводят к еще большим трагедиям.
      
       В отношениях не бывает многоточий. Там только запятые, потому что даже смерть их не прерывает.
      
       От жизни надо брать, а не подбирать.
      
       С ним так приятно молчать, он самый лучший молчун на свете!
      
       -- Уговорила, оставлю для тебя место друга. Но на любовь не рассчитывай.
      
       Тебя любить -- здоровью вредить.
      
       Почему считается, что высшая точка наслаждения -- физическая близость? Быть рядом, видеть, касаться, чувствовать на своей коже легкое дыхание любимого, иметь возможность каждую секунду, каждое мгновение ощущать, что рядом твое второе "я", твоя кожа, твоя надежная стена -- вот оно, истинное счастье!
      
       -- Вечное на Земле только смерть, остальное преходящее.
      
       Месяц уже прошел, срок большой. За месяц революции случаются и войны.
      
       Любовь -- настоящая любовь, а, значит, и моя, всегда будет трагедией. Сладко-щемящей трагедией с тайной надеждой на счастливый конец.
      
       Стать вампиром не так сложно, наши ряды легко восполнимы, а вот Смотрители -- вид, занесенный в Красную книгу.
      
       -- Каждый поступок имеет свои последствия.
      
       Одно слово, мгновение, и все мои мысли, запрятанные в тайные и не тайные, пыльные и не пыльные углы, вырвались наружу. Нет, от прошлого нельзя убежать. Оно непременно нагонит, напомнит о себе, заставит все пережить заново.
      
       Ничто так не вгоняет в сон, как алгебра с геометрией.
      
       Воспоминая уходят внутрь и начинают сжигать душу.
      
       Она двинутая на интересе к смерти, а я на любви к вампиру.
      
       Какая же сложная штука любовь. Столько сил отнимает, столько жизненной энергии. И все равно приятно.
      
       Человек бывает гораздо страшнее любого вампира.
      
       -- "Мы" -- множественное число от "Я".
      
       Сегодня утро завтрашнего дня.
      
       Мне легче написать двадцать пять сочинений, чем разобраться, что такое логарифм.
      
      
       "Пленники Сумерек. Превращение"
      
       Зрение, привыкшее к стандартам, не всегда готово рассмотреть за очевидным другую реальность.
      
       Невезение штука такая -- действует медленно, но неотвратимо.
      
       Смерть -- бесполезная штука. Ради любви надо жить. Любовь, как пароль, в борьбе за жизнь открывает любые двери. Даже предательство можно оправдать ею. Правда, от оправдания поступок не станет честнее.
      
       Поступок, совершённый не вовремя, страшнее бездействия.
      
       Закон охоты. Никогда не иди на шум. Иди туда, где тихо.
      
       -- Всё изменилось, и ты меняйся. Учись жить, а не бороться.
      
       Всё будет так, как захотим мы. Замечательно будет. Остальное всего лишь декорация к нашей пьесе.
      
       Она ребёнок со всеми присущими её возрасту эмоциональными всплесками, яростью и неустоявшимися представлениями о мире и о себе в этом мире.
      
       -- У тебя из психушки была с ней ментальная связь?
      
       Когда перед тобой встаёт прошлое, пускай и не столь отдаленное, оно рождает всего одно желание -- спрятать голову под подушку, шепча про себя, что это сон, плохой сон. Перевернешься на другой бок, и вот тебе уже снится что-то приятное: все хорошо, сияет солнце, цветут елки.
      
       А ещё я хочу раскрыть один древний секрет. Мне рассказал его барабанящий в оконное стекло дождь. Если кого-то ждёшь по-настоящему, ждешь так сильно, что жизнь начинает казаться сном, надо посмотреть на горизонт, на верхушки деревьев, на звезды, на кисею дождя. И просто поверить, что любимый придет. Слышите? Дождь начинается! Идите, встречайте...
      

    Льюис Кэрролл.

       "Алиса в стране чудес"
      
       Вы не можете представить, как у вас захватит дух
       В тот момент, как вас подбросят и вы прямо в море -- бух!
      
       Чем больше сразу учишься, тем меньше после мучишься.
      
       Гавка сказала мышке: "Идем!
       Ты мне ответишь перед судом!
       Нынче мне скучно, и с интересом
       я занялась бы нашим процессом".
       Мышь отвечала: "Что ж, я согласна!
       Пусть нас рассудит суд беспристрастный!
       Где же судья и где заседатели,
       чтобы напрасно слов мы не тратили?"
       Гавкин коварный слышится смех:
       "Я, дорогая, справлюсь за всех.
       Наши законы -- ваша вина.
       Будешь немедля ты казнена".
      
       Всё как всегда -- ну что за безобразие!
      
       В тот же миг Алиса юркнула за ним следом, не думая о том, как же она будет выбираться обратно.
      
       Шляпных дел мастеров я уже видела. Мартовский Заяц, по-моему, куда интереснее. К тому же сейчас май -- возможно, он уже немножко пришёл в себя.
      
       Ты прекрасна. Не хватает лишь улыбки.
      
       Не грусти. Рано или поздно все станет понятно, все станет на свои места и выстроится в единую красивую схему, как кружева. Станет понятно, зачем все было нужно, потому что все будет правильно.
      
       Алиса засмеялась.
       -- Нет смысла и пытаться, -- сказала она, -- нельзя верить в небылицы.
       -- Я полагаю, у тебя не слишком много опыта, -- сказала Королева. -- Когда я была моложе, я имела обыкновение делать это по полчаса в день. Да что там говорить, иногда я успевала поверить не менее чем в шесть небылиц ещё до завтрака.
      
       Кому нужна голова без плечей?
      
       Покончив с этим, она обернулась к Соне и снова спросила:
       -- Почему они жили под ключом?
       Соня подумала немного и сказала:
       -- Чтобы сироп к ним капал сверху. Это был сиропный ключ.
      
       Но Алиса быстро сообразила, что это за море! Это было море слёз, которое она сама наплакала, когда была ростом в девять футов.
       -- Вот не надо было мне так много плакать! -- сказала она, барахтаясь и пытаясь понять, куда ей плыть. -- И я теперь наказана за это и, чего доброго, утону в собственных слезах. Невероятная история, честное слово!
      
       Лестные слова часто вынуждают людей действовать.
      
       -- Какие смешные часы! -- заметила она. -- Они показывают число, а не час!
       -- А что тут такого? -- пробормотал Шляпник. -- Разве твои часы показывают год?
      
       Правильность формы несущественна!
      
       Думай о смысле, а слова придут сами.
      
       Любое приключение должно с чего-либо начаться... банально, но даже здесь это правда...
      
       Эта странная девочка просто обожала раздваивать себя, становясь двумя девочками одновременно.
      
       Не понимаю, как он может когда-нибудь окончить, раз он и не собирается начинать.
      
       Если бы ты знала время, как я его знаю, -- сказал Шляпа, -- ты бы не говорила о нем в среднем роде. Оно -- не оно, а он -- Старик-Время!
      
       -- Не хочешь ли торта? -- любезно предложил Заяц.
       Алиса оглядела весь стол, но там ничего не было, кроме чайников и чайной посуды.
       -- Какого торта? Что-то я его не вижу, -- сказала она.
       -- Его тут и нет, -- подтвердил Заяц.
       -- Зачем же предлагать? Это не очень-то вежливо! -- обиженно сказала Алиса.
       -- А зачем садиться за стол без приглашения? Это не очень-то вежливо! -- откликнулся, как эхо, Заяц.
      
       Уж я-то деточку свою
       Лелею, словно розу!
       И я его -- баю-баю,
       Как Сидорову козу!
      
       Малютку сына -- баю-бай!
       Прижми покрепче к сердцу
       И никогда не забывай
       Задать ребенку перцу!
       Баюкай сына своего
       Хорошею дубиной -
       Увидишь, будет у него
       Характер голубиный!
      
       Порой же ругала себя так беспощадно, что глаза ее наполнялись слезами. А однажды она даже попыталась отшлепать себя по щекам за то, что схитрила, играя в одиночку партию в крокет. Эта глупышка очень любила притворяться двумя разными девочками сразу.
      
       Почему это некоторые так любят всюду искать мораль?
      
       Как она ни пыталась, она не могла найти тут ни тени смысла, хотя все слова были ей совершенно понятны.
      
       Не все ли равно, о чем спрашивать, если ответа все равно не получишь, правда?
      
       Делать ей было совершенно нечего, а сидеть без дела, сами знаете, дело нелегкое.
      
       Как по-твоему, нужен кому-нибудь ребёнок, который не думает? Даже в шутке должна быть какая-то мысль, а ребёнок, согласись сама, вовсе не шутка!
      
       Я вот сейчас, к примеру, два часа отчаивалась... с вареньем и сладкими булочками.
      
       Отсюда мораль: что-то не соображу.
      
       Только горчица совсем не птица, -- заметила Алиса.
       Ты, как всегда, совершенно права! -- сказала Герцогиня.
       -- Какая ясность мысли!
      
       -- Все равно я не мог заниматься стиркой, -- вздохнул Как бы. -- Мне она была не по карману. Я изучал только обязательные предметы.
       -- Какие?
       -- Сначала мы, как полагается, чихали и пищали. А потом принялись за четыре действия арифметики: скольжение, причитание, умиление и изнеможение. А когда мы усвоили правила арифметики мы перешли к мать-и-мачехе.
       -- А что еще учили?
       -- У нас было много всяких предметов: грязнописание, триконометрия, анатомия и физиономия... А раз в неделю мы запирались в мимическом кабинете и делали мимические опыты.
      
       -- Зачем же вы звали его Спрутиком, -- спросила Алиса. -- если на самом деле он был Черепахой?
       -- Мы его звали Спрутиком, потому что он всегда ходил с прутиком!, -- ответил сердито Как бы. -- Ты не очень-то догадлива!
      
       -- Фламинго кусаются не хуже горчицы. А мораль отсюда такова: это птицы одного полёта!
       Герцогиня
      
       Интересно было бы поглядеть на то, что от меня останется, когда меня не останется.
      
       Нельзя делать то, что нельзя.
      
       То ли колодец был действительно уж очень глубоким, то ли летела Алиса уж очень не спеша.
      
       - Что вам известно, свидетельница, по данному вопросу? - обратился Король к Алисе.
       - Ничего, - сказала Алиса.
       - И ничего больше? - спросил Король.
       - И больше ничего, - ответила Алиса.
       - Это чрезвычайно важно! - сказал Король.
      
       Убить Время! Разве такое ему может понравиться! Если б ты с ним не ссорилась, могла бы просить у него все, что хочешь.
      
       -- Как мне попасть в дом? - повторила Алиса громче.
       -- А стоит ли туда попадать? - сказал Лягушонок. - Вот в чем вопрос.
      
       - Ты о нем вообще, наверно, в жизни не думала!
       - Нет, почему, - осторожно начала Алиса, - иногда, особенно на уроках музыки, я думала - хорошо бы получше провести время...
       - Все понятно! - с торжеством сказал Шляпа. - Провести время?! Ишь чего захотела! Время не проведешь! Да и не любит он этого! Ты бы лучше постаралась с ним подружиться - вот тогда бы твое дело было... в шляпе! Старик бы для тебя что хочешь сделал! Возьми часы: предположим, сейчас девять часов утра, пора садиться за уроки; а ты бы только шепнула ему словечко - и пожалуйста, стрелки так и завертелись. Жжжик! Дело в шляпе: полвторого, пора обедать!
      
       - Так бы и сказала! - укоризненно сказал Заяц. - Надо говорить то, что думаешь!
       - Я всегда так и делаю! - выпалила Алиса, а потом, чуточку подумав, честно прибавила: - Ну, во всяком случае... во всяком случае, что я говорю, то и думаю. В общем, это ведь одно и то же!
       - Ничего себе! - сказал Шляпник. - Ты бы еще сказала: "я вижу все, что ем", и я "ем все, что вижу" - это тоже одно и то же!
       - Ты бы еще сказала, - подхватил Заяц, - "я учу то, чего не знаю" и "я знаю то, чего не учу" - это тоже одно и то же!
       - Ты бы еще сказала, - неожиданно откликнулась Соня, не открывая глаз, - "я дышу, когда сплю" и "я сплю, когда дышу" - это тоже одно и то же...
      
       Лучший способ объяснить - это самому сделать!
      
       - Ты что, не знаешь, что такое "это"?
       - Я прекрасно знаю, что такое "это", когда я его нахожу.
      
       Просто не знаю, кто я сейчас такая. Нет, я, конечно, примерно знаю, кто такая я была утром, когда встала, но с тех пор я всё время то такая, то сякая - словом, какая-то не такая.
      
       -- А где я могу найти кого-нибудь нормального?
       -- Нигде, -- ответил Кот, -- нормальных не бывает. Ведь все такие разные и непохожие. И это, по-моему, нормально.
      
       -- Я расту как все, прилично, -- сказала Соня. -- А ты безобразничаешь!
      
       -- Почему ты не пьешь больше чаю? -- спросил Заяц заботливо.
       -- Что значит "больше"? -- обиделась Алиса. -- Я вообще ничего тут не пила!
       -- Тем более! -- сказал Шляпа. -- Выпить больше, чем ничего, -- легко и просто. Вот если бы ты выпила меньше, чем ничего, -- это был бы фокус!
      
       -- А что это за звуки, вон там? - спросила Алиса, кивнув на весьма укромные заросли какой-то симпатичной растительности на краю сада.
       -- А это чудеса, - равнодушно пояснил Чеширский Кот.
       -- И.. И что же они там делают? - поинтересовалась девочка, неминуемо краснея.
       -- Как и положено, - Кот зевнул. - Случаются...
      
       Никогда не считай себя не таким, каким тебя не считают другие, и тогда другие не сочтут тебя не таким, каким ты хотел бы им казаться.
      
       Я видала такую чепуху, по сравнению с которой эта чепуха -- толковый словарь.
      
       -- Знакомьтесь! Алиса, это пудинг! Пудинг, это Алиса! Унесите!...
       Ну вот, вас только познакомили, а ты уже на него с ножом!
      
       -- С чего начинать, Ваше Величество? -- спросил он.
       -- Начни с начала, -- важно ответил Король, -- продолжай, пока не дойдешь до конца. Как дойдешь -- кончай!
      
       Палач говорил, что нельзя отрубить голову, если, кроме головы, ничего больше нет; он такого никогда не делал и делать не собирается; стар он для этого, вот что!
      
       -- Как хорошо было дома! -- думала бедная Алиса. -- Там я всегда была одного роста! И какие-то мыши и кролики мне были не указ. Зачем только я полезла в эту кроличью норку? И все же... все же... такая жизнь мне по душе -- все тут так необычно.
      
       Алиса удивилась, как это она не удивилась, но ведь удивительный день еще только начался и нет ничего удивительного в том, что она еще не начала удивляться.
      
       -- Я... я девочка, -- сказала Алиса, не вполне уверенно.
       -- Так я тебе и поверила! -- ответила Голубка с величайшим презрением. -- Не мало повидала я на своем веку разных девочек, но чтобы у девочки была та-а-а-кая шея! Нет, не на дуру напала! Ты змея, вот кто ты такая! И лучше не ври! Ты мне еще скажешь, что никогда яиц не ела.
       -- Яйца я, конечно, ела, -- сказала Алиса -- она была на редкость правдивый ребенок. -- Девочки ведь тоже едят яйца.
      
       Я расскажу все, что случилось со мной сегодня с утра, -- сказала неуверенно Алиса. -- А про вчера и рассказывать не буду, потому что тогда я была совсем другая.
      
       Если бы это было так, это бы ещё ничего. Если бы, конечно, оно так и было. Но так как это не так, так оно и не этак. Такова логика вещей.
      
       Пока думаешь, что сказать, -- делай реверанс! Это экономит время.
      
       Во всем есть своя мораль, нужно только уметь ее найти!
      
       Она всегда давала себе хорошие советы, хоть следовала им нечасто.
      
       The night air is bad for me.
      
       -- ... А уж кто хочет по-настоящему углубиться в науку, тот должен добраться до самого дна! Вот это и называется Законченное Низшее Образование! Но, конечно, это не каждому дано!..
       -- Мне вот так и не удалось по-настоящему углупиться! Не хватило меня на это. Так я и остался при высшем образовании...
      
       -- А почему вы его так называли, раз он был Удав, а не Питон? -- заинтересовалась Алиса.
       -- Он был Питон! Ведь мы -- его питонцы! -- с негодованием ответил Деликатес. -- Боюсь, дитя, ты умственно отстала!
      
       Не смеши языком, смеши делом!
      
       Ой, вообще, наверно, это от перцу люди делаются вспыльчивые, -- продолжала она, очень довольная, что сама обнаружила вроде как новый закон природы, -- а от уксуса делаются кислые... а от хрена -- сердитые... а от... а от... а вот от конфет-то дети становятся ну прямо прелесть! Потому их все так и любят!
      
       -- Так вот, -- продолжала Соня, -- этот самый мармелад они ели или пили -- делали что хотели...
       Тут Алиса не выдержала.
       -- Как же это они пили мармелад?! -- закричала она. -- Этого не может быть!
       -- А кто сказал, что они его пили? -- спросила Соня.
       -- Как -- кто? Вы сами сказали.
       -- Я сказала -- они его ели! -- ответила Соня. -- Ели и лепили! Лепили из него все, что хотели, -- все, что начинается на букву М.
      
       -- Так они и жили, -- продолжала Соня сонным голосом, зевая и протирая глаза, -- как рыбы в киселе. А еще они рисовали... всякую всячину ... все, что начинается на М.
       -- Почему на М? -- спросила Алиса.
       -- А почему бы и нет? -- спросил Мартовский Заяц.
       Алиса промолчала.
      
       Вот это да! -- подумала Алиса. -- Кот с улыбкой -- и то редкость, но уж улыбка без кота -- это я прямо не знаю что такое!
      
       -- Если бы никто не совал носа в чужие дела, -- проворчала Герцогиня, -- мир завертелся бы куда быстрей, чем сейчас.
       -- Ну и что же тут хорошего? -- с готовностью подхватила Алиса, обрадовавшись долгожданному случаю блеснуть своими познаниями. -- Представляете, какая бы началась путаница? Никто бы не знал, когда день, когда ночь! Ведь тогда бы от вращения...
       -- Кстати, об отвращении! -- сказала Герцогиня. -- Из отвратительных девчонок делают отбивные котлеты!
      
       И-и-и-чхи! В этом -- апчхи! -- супе -- чхи! -- слишком много... а-а-а-пчхерцу!
      
       План, что и говорить, был превосходный: простой и ясный, лучше не придумать. Недостаток у него был только один: было совершенно неизвестно, как привести его в исполнение.
      
       У меня положение безвыходное, но я хоть брыкаться могу!
      
      
       Всё страньше и страньше! Всё чудесатее и чудесатее! Всё любопытственнее и любопытственнее! Всё страннее и страннее! Всё чудесится и чудесится!
      
       -- Ты... кто... такая? -- спросила Синяя Гусеница. <...>
       -- Сейчас, право, не знаю, сударыня, -- отвечала Алиса робко. -- Я знаю, кем я была сегодня утром, когда проснулась, но с тех пор я уже несколько раз менялась.
       -- Что это ты выдумываешь? -- строго спросила Гусеница. -- Да ты в своем уме?
       -- Не знаю, -- отвечала Алиса. -- Должно быть, в чужом.
      
       -- Серьёзное отношение к чему бы то ни было в этом мире является роковой ошибкой.
       -- А жизнь - это серьёзно?
       -- О да, жизнь - это серьёзно! Но не очень...
      
       ... если слишком долго держать в руках раскалённую докрасна кочергу, в конце концов обожжёшься; если поглубже полоснуть по пальцу ножом, из пальца обычно идёт кровь; если разом осушить пузырёк с пометкой "Яд!", рано или поздно почти наверняка почувствуешь недомогание.
      
       -- Что ты хочешь?
       -- Я хочу убить время.
       -- Время очень не любит, когда его убивают.
      
       Да вы всего лишь колода карт!
      
       Ни в коем случае не представляй себе, что ты можешь быть или представляться другим иным, чем как тебе представляется, ты являешься или можешь являться по их представлению, дабы в ином случае не стать или не представиться другим таким, каким ты ни в коем случае не желал бы ни являться, ни представляться.
      
       -- Ты отлично знаешь, что ты не взаправдашняя.
       -- Нет, взаправдашняя, -- сказала Алиса и заплакала.
       -- Слезами делу не поможешь. От плача взаправдашней не станешь.
       -- Если бы я была не взаправдашняя, я бы тогда не умела плакать!
       -- Уж не хочешь ли ты сказать, что плачешь настоящими слезами?
       Я знаю, что всё это понарошку, -- подумала Алиса, -- и поэтому плакать -- глупо.
      
       Все бы ничего, но вот Герцогиня, Герцогиня! Она придет в ярость, если я опоздаю! Она именно туда и придет!
      
       -- Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?
       -- А куда ты хочешь попасть? -- ответил Кот.
       -- Мне все равно... -- сказала Алиса.
       -- Тогда все равно, куда и идти, -- заметил Кот.
       -- ... только бы попасть куда-нибудь, -- пояснила Алиса.
       -- Куда-нибудь ты обязательно попадешь, -- сказал Кот. -- Нужно только достаточно долго идти.
      
       Давай играть, как будто я голодная гиена, а ты -- кость!
      
       Давай показания и не нервничай, а не то я велю казнить тебя на месте.
      
       Не хрюкай. Выражай свои мысли как-нибудь по-другому!
      
       Ну что ж, ничего, - подумала она, - ведь из него мог выйти очень противный мальчишка. А так получился очень симпатичный поросенок!
      
       До самого красивого никогда не дотянешься.
      
       Если в мире все бессмысленно, -- сказала Алиса, -- что мешает выдумать какой-нибудь смысл?
      
       -- Ничего не поделаешь, -- возразил Кот. -- Все мы здесь не в своем уме -- и ты, и я!
       -- Откуда вы знаете, что я не в своем уме? -- спросила Алиса.
       -- Конечно, не в своем, -- ответил Кот. -- Иначе как бы ты здесь оказалась?
       Довод этот, показался Алисе совсем не убедительным, но она не стала спорить, а только спросила:
       - А откуда вы знаете, что вы не в своем уме?
       - Начнем с того, что пес в своем уме. Согласна?
       - Допустим, - согласилась Алиса.
       - Дальше, - сказал Кот. - Пес ворчит, когда сердится, а когда доволен, виляет хвостом. Ну, а я ворчу, когда я доволен, и виляю хвостом, когда сержусь. Следовательно, я не в своем уме.
       - По-моему, вы не ворчите, а мурлыкаете, - возразила Алиса. - Во всяком случае, я это так называю.
       - Называй как хочешь, - ответил Кот. - Суть от этого не меняется.
       Другой перевод:
       -- Зачем это я пойду к ненормальным? -- пролепетала Алиса. -- Я их... Я лучше к ним не пойду...
       -- Видишь ли, этого всё равно не избежать, -- сказал Кот, -- ведь мы все тут ненормальные. Я ненормальный. Ты ненормальная...
       -- А почему вы знаете, что я ненормальная? -- спросила Алиса.
       -- Потому что ты тут, -- просто сказал Кот, -- иначе бы ты сюда не попала.
      
      
       "Алиса в Зазеркалье"
      
       ... Пироги в Зазеркалье сначала раздают гостям, а потом уж режут.
      
       Некоторые слова очень вредные. Ни за что не поддаются! Особенно глаголы! Гонору в них слишком много! Прилагательные попроще - с ними делай, что хочешь. Но глаголы себе на уме! Впрочем, я с ними со всеми справляюсь. Световодозвуконепроницаемость! Вот что я говорю!
      
       - Я никогда ни с кем не советуюсь, расти мне или нет, - возмущенно сказала Алиса.
       - Что, гордость не позволяет? - поинтересовался Шалтай.
      
       - Я уже отчаялась...
       - Отчаялась? - повторила она. - Разве ты пьешь чай, а не молоко? Не знаю, как это можно пить чай! Да еще утром!
      
       - У нас, - сказала Алиса, с трудом переводя дух, - когда долго бежишь со всех ног, непременно попадешь в другое место.
       - Какая медлительная страна! - сказала Королева.
      
       Слышишь, как снег шуршит о стекла, Китти? Какой он пушистый и мягкий! Как он ласкается к окнам! Снег, верно, любит поля и деревья, раз он так нежен с ними! Он укрывает их белой периной, чтобы им было тепло и уютно, и говорит: "Спите, дорогие, спите, пока не наступит лето."
      
       Весь этот мир -- шахматы (если только, конечно, это можно назвать миром). Это одна большая-пребольшая партия. Ой, как интересно! И как бы мне хотелось, чтобы меня приняли в эту игру! Я даже согласна быть Пешкой, только бы меня взяли... Хотя, конечно, больше всего мне бы хотелось быть Королевой!
      
       Сияло солнце в небесах,
       Светило во всю мочь,
       Была светла морская гладь,
       Как зеркало точь-в-точь,
       Что очень странно -- ведь тогда
       Была глухая ночь.
      
       Завтра никогда не бывает сегодня. Разве можно проснуться поутру и сказать: "Ну вот, сейчас, наконец, завтра"?
      
       -- Кстати, -- проговорила Белая Королева, опуская глаза и нервно ломая руки, -- на прошлой неделе в пятницу была такая гроза! То есть я хотела сказать -- в пятницы!
       Алиса удивилась.
       -- У нас, -- сказала она, -- больше одной пятницы разом не бывает!
       -- Какое убожество! -- фыркнула Черная Королева. -- Ну а у нас бывает шесть, семь пятниц на неделе!
      
       -- Кого ТЫ встретил на дороге?
       -- Никого.
       -- Эта молодая особа тоже его видела.
      
       Когда идешь, голову держи прямо, носки ставь врозь и всегда помни, кто ты такая.
      
       - Почему вы все время говорите: "Не зарывай"? - спросила наконец Алиса с досадой. - Что я зарываю? И куда?
       - Ум ты свой зарыла! А куда - не знаю!
      
       Если ты ВИДИШЬ пою я или нет, значит, у тебя очень острое зрение.
      
       -- Видите ли, я тоже всегда считала, что единороги -- это сказочные чудовища. Никогда не видела живого единорога!
       -- Ну что ж, теперь мы увидели друг друга, -- сказал единорог, -- и если ты поверишь в меня, я поверю в тебя. Идет?
      
       Если не знаешь, что сказать, говори по-французски!
      
       Королевы в сделки не вступают.
      
       Я придумал средство от выпадения волос. Волосы почему падают? Потому, что свисают вниз. А надо взять палочку и поставить её на голову, чтобы волосы вились вокруг неё, как плющ. Они вьются вверх, а вверх падать невозможно, вот! Это моё собственное изобретение! Можешь использовать его, если хочешь!
      
       Знаешь, потеря головы -- это очень серьезная потеря!
      
       -- Меня зовут Алиса, а...
       -- Какое глупое имя! - нетерпеливо прервал ее Шалтай. - Что оно значит?
       -- Разве имя должно что-то значить? - проговорила Алиса с сомнением.
       -- Конечно, должно, -- ответил Шалтай-Болтай и фыркнул. - Возьмём, к примеру, моё имя - оно выражает мою суть! Замечательную и чудесную суть! А с таким именем как, у тебя, ты можешь оказаться чем угодно. Ну просто чем угодно!
      
       Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!
      
       Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть.
      

    Иван Ефремов.

       Туманность Андромеды
       Классика фантастики)
      
       Давно уже люди Земли поняли, что красота -- это инстинктивно воспринимаемая целесообразность строения, приспособления к определенному назначению. Чем разнообразнее назначение, тем красивее форма.
      
       ... как долго не могли наши предки понять простого закона, что общество таково, каково морально-идейное развитие его членов, зависящее от экономики.
      
       Одно из самых тяжелых заболеваний человека -- это приступы равнодушия к работе и жизни.
      
       Впрочем, какое утешение в этих пустых "если"?..
      
       Мы оба -- товарищи по несчастью. Могу вас уверить, что еще не раз будем ударяться о стальные двери. Чем отважнее и сильнее будут стремления, тем чаще встретятся двери.
      
       -- В каждом из нас две половинки: одна рвется к новому, другая бережет прежнее и рада вернуться к нему. Вы знаете это и знаете, что никогда возвращение не достигает цели.
       -- Но сожаление остается... как венок на дорогой могиле.
      
       Романтика -- роскошь природы, но необходимая в хорошо устроенном обществе! От избытка телесных и душевных сил в каждом человеке быстрее возрождается жажда нового, частых перемен. Появляется особое отношение к жизненным явлениям -- попытка увидеть больше, чем ровную поступь повседневности, ждать от жизни высшую норму испытаний и впечатлений.
      
       Но кто же оставит работу ради лишних лет жизни?
       -- Никто, потому что смерть страшна и заставляет цепляться за жизнь лишь тогда, когда жизнь прошла в бесплодном и тоскливом ожидании непрожитых радостей.
      
       Звезды показались ему особенно яркими и близкими. Многих он знал по их древним именам как старых друзей. Да разве они и не были исконными друзьями человека, заправлявшими его пути, возвышавшими его мысли, ободрявшими мечтания!
      
       "Посеешь поступок -- пожнешь привычку.
       Посеешь привычку -- пожнешь характер.
       Посеешь характер -- пожнешь судьбу" -- пришло на ум древнее изречение. Да, самая великая борьба человека -- это борьба с эгоизмом!
      
       Я не отдам своего богатства чувств, как бы они ни заставляли меня страдать. Страдание, если оно не выше сил, ведет к пониманию, понимание -- к любви -- так замыкается круг.
      
       Нет, Веда, я думал об одном положении древнеиндийской философии. Оно говорит, что мир не создан для человека, и сам человек только тогда становится велик, когда понимает всю ценность и красоту другой жизни -- жизни природы...
      
      
       "Лезвие бритвы"
      
       Оружие мало чем поможет, если не знаешь, кого и когда опасаться, потому что у наносящего первый удар всегда все преимущества и в этом сила всякого хищника.
      
       Меня пугают гигантские города. Они ведь чудовищные мышеловки на случай ядерной войны, и правительствам не мешало бы это предвидеть. Я не говорю о прямом поражении ядерными ракетами или бомбами. Каждому очевидно, что люди, как нарочно, собраны, чтобы стать перед всеобщей и быстрой смертью.
      
       Человек глуп, потому что он тянется к звездному небу, забыв, что сама Земля есть звезда...
      
       Сейчас вообще принято обвинять друг друга, искать виноватых, грозить карами. Мы всё время осуждаем. А по-моему, куда интереснее стараться понять, а не осудить... Понять, что во всяком человеке есть слабости, гармонирующие с его сильными сторонами.
      
       Странно, как мало людей знают, что всюду -- всегда и везде -- есть две стороны, что где сила -- там и слабость, где слабость -- сила, радость -- горе, лёгкость -- трудность, и так без конца.
      
       Счастье встречи с тобой, оно будто лезвие ножа -- страшно остро и очень узко. А рядом, с обеих сторон, две темные глубины.
      
       И в человеческом существовании незаметные совпадения, давно наметившиеся сцепления обстоятельств, тонкие нити, соединяющие те или другие случайности, вырастают в накрепко спаянную логическую цепь, влекущую за собой попавшие в её орбиту человеческие жизни. Мы, не зная достаточно глубоко причинную связь, не понимая истинных мотивов, называем это судьбой.
      
       Психологическая статистика отчетливо показала, что в трудных условиях жизни мужчины резко делятся на две группы. У одной возрастает стойкость и мужество, а у другой прогрессирует безответственность, стремление уйти от психологической нагрузки и заботы, переложив её на плечи женщины или получая забвение в алкоголе.
      
       Красота -- это наивысшая степень целесообразности, степень гармонического соответствия и сочетания противоречивых элементов во всяком устройстве, во всякой вещи, всяком организме.
      
       ... счастье не ищут, как золото или выигрыш. Его создают сами, те, у кого хватает сил, знания и любви.
      
       ... чтобы хорошо воспитать человека, надо заставлять его работать по четырнадцать часов в сутки, но уж непременно над разными вещами.
      
       Жизнь неизбежно перевернёт страницу, и идеал изменится.
      
       Главная причина враждебности между людьми... -- зависть.
      
       Начальник -- тот, кто в трудные моменты не только наравне, а впереди всех.
      
       За городскую жизнь к человеку приступают четыре неминуемые расплаты. За безделье, малость личного труда -- шизофрения, за излишний комфорт, леность и жадную еду -- склероз, инфаркт, за переживание срока, на какой рассчитан наследственностью данный индивид, -- рак, за деторождение как попало... -- наследственные болезни, кретинизм...
      
       Настоящую женщину можно сразу узнать по её непокорности модному стандарту, она носит лишь то, что ей идёт.
      
       Красота существует как объективная реальность, а не создается в мыслях и чувствах человека.
      
       Помните, если вы, глядя на красоту нагой женщины, видите прежде всего "неприличные места" и их надо от вас закрыть, значит, вы ещё не человек в этом отношении.
      
       -- ... Ведь знать людей-то надо.
       -- Только по делам, а не по хвостам. Мы не крокодилы, у тех, наверное, в почете тот, у которого хвост длиннее.
      
       ... как красива такая свободная походка, когда гордая юность не стыдится своего цветущего тела и ничего не прячет, ничто не считает постыдным.
      
      
       "Час быка"
      
       Чем сложнее общество, тем большая в нем должна быть дисциплина, но дисциплина сознательная, следовательно, необходимо все большее и большее развитие личности, ее многогранность. Однако при отсутствии самоограничения нарушается внутренняя гармония между индивидом и внешним миром, когда он выходит из рамок соответствия своим возможностям и, пытаясь забраться выше, получает комплекс неполноценности и срывается в изуверство и ханжество. Вот отчего даже у нас так сложно воспитание и образование, ведь оно практически длится всю жизнь. Вот отчего ограничено "я так хочу" и заменено на "так необходимо".
      
       -- Каковы нормы человеческого общения у вас, на Земле, -- продолжал Чойо Чагас, -- в каких случаях вы говорите правду?
       -- Всегда!
       -- Это невозможно. Истинной, непреложной правды нет!
       -- Есть ее приближение к идеалу, тем ближе, чем выше уровень общественного сознания человека.
       -- При чем тут оно?
       -- Когда большинство людей отдает себе отчет в том, что всякое явление двусторонне, что правда имеет два лица и зависит от изменяющейся жизни...
       -- Значит, нет абсолютной правды?
       -- Погоня за абсолютным -- одна из самых тяжких ошибок человека. Получается односторонность, то есть полуправда, а она хуже, чем прямая ложь -- та обманет меньшее число людей и не страшна для человека знающего.
      
       Красота и желание женщин вызывают свинство лишь в психике тех, кто не поднялся в своих сексуальных чувствах выше животного.
      
       Подавление индивидуальности сводит людей в человеческое стадо...
      
       Оттенки красоты бесконечно различны -- в этом богатство мира.
      
       Люди -- тени, не имеющие значения в истории. Живут только их дела. Дела -- это гранит, а жизни -- песок. Таково древнее изречение...
      
       Это люди, с которыми можно сделать все, что угодно! Ограбить, отнять жен и возлюбленных, выгнать из удобных домов. Надо только применить старый, как наш и земной мир, прием -- восхвалять их. Кричите им, что они велики, прекрасны, храбры и умны, и они позволят вам все. Но попробуйте назвать их тем, что они есть на самом деле -- невеждами, глупцами, тупыми и беспомощными ублюдками, -- и рев негодования заглушит любое разумное обращение к ним, хотя они живут всю жизнь в унижении куда худшем.
      
       -- Мне всегда собаки казались пленниками тесных домов и комнат, годных разве что для кошек...
       -- И для человека, - вставила Сю-Те.
      
       Когда объявляют себя единственно - и во всех случаях - правым, это автоматически влечет за собой истребление всех открыто инакомыслящих, то есть наиболее интеллигентной части народа.
      
       Не постарела, а поумнела, -- улыбнулся ей учитель. -- Умнеть всегда нелегко. Теперь вы становитесь взрослее, если постигли, что познания, которые дает вам школа, и испытания, которым она вас подвергает, совсем не для того, чтобы набить ваши головы простой суммой законов и фактов. Это коридор необходимости, через который надо пройти каждому, чтобы выпрямить свои инстинкты, научиться чувству общественного сознания, и прежде всего осторожности в действиях и тонкости в обращении с людьми. Коридор предельно узок и труднопроходим.
      
       Наши женщины не любят молодых, более привлекательных для мужчин, чем они сами. Женщина женщине всегда враг, пока не состарится.
      
       Как ни называть, важно, чтобы искусство несло утешение, а не развлечение, увлекало на подвиг, а не давало снотворное, не занималось исканием дешевого рая, не превращалось в наркотик.
      
       Мужчина, моливший о любви, мог легче перенести отказ, чем дружеское участие.
      
       Учитель психологии объяснял в школе, что в древности, когда было много голодных и нищих людей, сытые и обеспеченные любили читать книги и смотреть фильмы о бедных, умирающих от голода, угнетенных и униженных, чтобы сильнее прочувствовать свою обеспеченную и спокойную жизнь.
      
       И чем выше, чище, благороднее человек, тем большая мера страдания будет ему отпущена "щедрой" природой и общественным бытием.
      
       А мир построен так, что "никогда" повторяется в каждый миг жизни, пожалуй, это единственное неотвратимо повторяющееся. Может быть, по-настоящему человек только тот, кто нашел в себе силу совместить глубокое чувство и это беспощадное "никогда". Прежде, да и теперь, многие старались разрешить это противоречие борьбой с чувством. Если впереди "никогда", если любовь, дружба -- это всего лишь процесс, имеющий неизбежный конец, то клятвы в любви "навеки", дружбе "навсегда", за которые так цеплялись наши предки, наивны и нереальны. Следовательно, чем больше холодности в отношениях, тем лучше -- это отвечает истинной структуре мира.
      
       Помни всегда, что самое трудное в жизни -- это сам человек, потому что он вышел из дикой природы не предназначенным к той жизни, какую он должен вести по силе своей мысли и благородству чувств.
      
      

    Иоганн Вольфганг Гёте.

       "Фауст"
      
       На ваших лицах холода печать,
       Я равнодушье вам прощаю, дети:
       Чёрт старше вас, и чтоб его понять,
       Должны пожить вы столько же на свете.
      
       Разлившиеся реки входят в русло.
       Тебе перебеситься суждено.
       В конце концов, как ни бродило б сусло,
       В итоге получается вино.
      
       Но вновь безволье, и упадок,
       И вялость в мыслях, и разброд.
       Как часто этот беспорядок
       За просветленьем настает!
      
       Народ пошел, куда понес поток.
      
       Оттого ты вверх взлетаешь, что земли коснулся пяткой.
      
       Средь малых действуй, мельчаешь,
       А средь больших и сам растешь.
      
       Когда я стал судить трезвей, число
       Людей далеких вдвое возросло.
      
       Розы могут быть воспеты,
       Чуть распустится их кисть,
       Яблоко же и поэту
       Надо перед тем разгрызть.
      
       Мода терпит сумасбродства
       И не любит естества.
      
       Ты действуй, а не проповедуй.
       Что пользы от вниканья в суть?
      
       Где пахнет злом, там бабий род
       Уходит на версту вперед.
      
       Не сладив в целом со вселенной,
       Ты ей вредишь по мелочам?
      
       Мы век проводим за трудами дома
       И только в праздник видим мир в очки.
      
       И должен ли прочесть я эти сотни книг,
       Чтоб убедиться в том, что в мире всё страдало
       Всегда, как и теперь, и что счастливых мало?
      
       Ведь эта глупость до того жалка,
       Что даже потерпевшего не жалко!
      
       Жил-был король державный
       С любимицей блохой.
       С блохой? Вот это так! Хвалю, хвалю.
       Блоха -- прямая пара королю.
      
       Вот, значит, чем был пудель начинен!
       Скрывала школяра в себе собака?
       Отвешу вам почтительный поклон.
       Ну, вы меня запарили, однако!
      
       Вот неизбежная вещей изнанка:
       Природному вселенная тесна,
       Искусственному ж замкнутость нужна.
      
       Подражать другим не надо
       И бояться неудач.
       Побеждает все преграды,
       Кто понятлив и горяч.
      
       Пусть чередуется весь век
       Счастливый рок и рок несчастный,
       В неутомимости всечастной
       Себя находит человек.
      
       Без души и помыслов высоких
       Живых путей от сердца к сердцу нет.
      
       Всё в мире изменил прогресс.
       Как быть? Меняется и бес.
      
       Иной закон из рода в род
       От деда переходит к внуку.
       Он благом был, но в свой черёд
       Стал из благодеянья мукой.
       Вся суть в естественных правах.
       А их и втаптывают в прах.
      
       Оставил я поля и горы,
       Окутанные тьмой ночной.
       Открылось внутреннему взору,
       То лучшее, что движет мной.
       В душе, смирившей вожделение,
       Свершается переворот:
       Она любовью к провидению,
       Любовью к ближнему живёт.
      
       Ученость ваша у крестьян
       Прославлена и всем видна.
       Вот полный доверху стакан,
       И сколько капель в нём вина,
       Пусть столько же счастливых дней
       Вам бог прибавит к жизни всей.
       Желаю здравья вам в ответ
       В теченье столь же многих лет.
      
       Чудо -- веры лучшее дитя.
      
       Позвольте мне -- хоть этикет здесь строгий,
       Сравненьем речь украсить: он на вид,
       Ни дать ни взять, -- кузнечик долгоногий,
       Который по траве то скачет, то взлетит
       И вечно песенку старинную твердит.
       И пусть ещё в траве сидел бы он уютно, --
       Так нет же, прямо в грязь он лезет поминутно.
      
       Кто много предложил, тот многим угождает.
      
       В том, что известно, пользы нет,
       Одно неведомое нужно.
      
       Собою упоенный небожитель,
       Спуститесь вниз на землю с облаков!
       Поближе присмотритесь, кто ваш зритель?
       Он равнодушен, груб и бестолков.
       Он из театра бросится к рулетке
       Или в объятья ветреной кокетки.
       А если так, я не шутя дивлюсь,
       К чему без пользы мучить бедных муз?
      
       Я утром просыпаюсь с содроганием
       И чуть не плачу, зная наперёд,
       Что день пройдёт, глухой к моим желаньям,
       И в исполненье их не приведёт.
      
       Моя отрада -- мысленный полёт
       По книгам, со страницы на страницу.
       Зимой за чтеньем быстро ночь пройдёт,
       Тепло по телу весело струится,
       А если попадется редкий том,
       От радости я на небе седьмом.
      
       Пусть у других неразбериха,
       Передерись хотя весь свет,
       Да только б дома было тихо.
      
       Ты все найдешь в порядке установленном,
       Ведь это властелина преимущество,
       Что он находит все по возвращении
       На месте том, где было им оставлено.
       Менять уклад не вправе подчиненные.
      
       Живут, урокам вопреки
       Своим умом ученики.
      
       Ты -- это то, в чем силою одной
       Нуждаются и праведный и грешный:
       Один, чтоб злу всегда сопротивляться,
       Другой, чтоб злу всецело подпадать.
       Всё для того, чтоб Зевсу повод дать
       Премило над обоими смеяться.
      
       Вы не хотите мне внимать?
       Не стану, дети, спорить с вами.
       Чёрт стар, и чтоб его понять,
       Должны состариться вы сами.
      
       Нужда сильнее, чем закон.
      
       Среди примет, поверий, грёз
       Давно ль у вас на правду спрос?
      
       Здесь, в пиру, не выходите
       Из границ, жалеть придётся!
       Помните про тонкость нити,
       Перетянете -- порвётся.
      
       Кто хочет пить -- пусть гроздья давит.
       Кто ждёт чудес -- пусть чудо славит.
      
       Когда, враждуя меж собою,
       Все ищут, на кого б напасть,
       Должна добычею разбоя
       Стать императорская власть.
      
       Но там, где все горды развратом,
       Понятия перемешав,
       Там правый будет виноватым,
       А виноватый будет прав.
      
       Как странно,
       Что мы вместе в этот миг,
       И что Земля,
       Растратив блеск и юность,
       Летит вперед
       Для нас лишь для двоих
       В чередованьи дней и сумерек безлунных.
      
       Добра кто хочет, должен добрым быть;
       Кто жаждет благ, тот должен дух смирить;
       Кто алчет вин, тот у тисков трудися;
       Кто ждет чудес, тот верой утвердися.
      
       Что осязать нельзя -- то далеко для вас,
       Что в руки взять нельзя -- того для вас и нет,
       С чем не согласны вы -- то ложь одна и бред,
       Что вы не взвесили -- за вздор считать должны,
       Что не чеканили -- в том будто нет цены.
      
       Дух и природа - не для христиан.
       Вот где ты уязвим и досягаем.
       Мы нечестивцев на кострах сжигаем
       За эти лжеученья и обман.
      
       Пословица гласит: жена своя и кров
       Дороже всех на свете нам даров.
      
       Блуждает человек, пока в нем есть стремленья.
      
       Ах, друг мой, молодость тебе нужна,
       Когда ты падаешь в бою, слабея;
       Когда спасти не может седина
       И вешаются девочки на шею;
       Когда на состязанье беговом
       Ты должен первым добежать до цели;
       Когда на шумном пире молодом
       Ты ночь проводишь в танцах и веселье
       Но руку в струны лиры запустить,
       С которой неразлучен ты все время,
       И не утратить изложенья нить
       В тобой самим свободно взятой теме,
       Как раз тут в пользу зрелые лета,
       А изреченье, будто старец хилый
       К концу впадает в детство, - клевета,
       Но все мы дети до самой могилы.
      
       Пред тем, что не грозит, дрожать обречены;
       Ещё не потеряв, мы плачем о потере.
      
       Что толку: книги в комнате твоей
       добыча пыли и червей.
      
       Он служит мне, и это налицо,
       И выбьется из мрака мне в угоду.
       Когда садовник садит деревцо,
       Плод наперед известен садоводу.
      
       Когда всерьез владеет что-то вами,
       Не станете вы гнаться за словами,
       А рассужденья, полные прикрас,
       Чем обороты ярче и цветистей,
       Наводят скуку, как в осенний час
       Вой ветра, обрывающего листья.
      
       А тот, кто мыслью беден и усидчив,
       Кропает понапрасну пересказ
       Заимствованных отовсюду фраз,
       Все дело выдержками ограничив.
      
       Из лени человек впадает в спячку.
      
       Влюблённых мания -- подарки.
       Хоть небо всё ему обшарь
       На звёзды для его сударки.
      
       К чему бояться нам чужого дара,
       Везде добро бывает рождено;
       Хоть немцу, знают все, француз не пара,
       Но друг ему -- французское вино.
      
       Ars longa, vita brevis est.
       Искусство вечно, жизнь коротка.
      
       Часто у нас над прекрасным и честным
       Люди смеются насмешкою злой,
       Думы высокой понять не умея.
      
       Лишь из души должна стремиться речь,
       Чтоб прелестью правдивой, неподдельной,
       Сердца людские тронуть и увлечь!
      
       Хранят покой свой себялюбцы жадно;
       Честь, верность, долг, любовь - им прах и дым.
       Как будто, если в их дому все ладно,
       Пожар соседа не опасен им!
      
       Дух благородный зла избег,
       Сподобился спасенья;
       Кто жил, трудясь, стремясь весь век, -
       Достоин искупленья.
      
       Мы драпируем способами всеми
       Свое безволье, трусость, слабость, лень.
       Нам служит ширмой состраданья бремя,
       И совесть, и любая дребедень.
      
       Живейшие и лучшие мечты
       В нас гибнут средь житейской суеты.
      
       Где нет нутра, там не поможешь потом.
      
       День проморгали, день прошел, -
       Упущенного не вернете.
       Ловите на ходу, в работе
       Удобный случай за хохол.
      
       Наружный блеск рассчитан на мгновенье,
       А правда переходит в поколенья.
      
       К чему писать большие книги,
       Когда их некому читать?
       Теперешние прощелыги
       Умеют только отрицать.
       Пояснение к цитате:
       Прощелыга - пройдоха, плут, мошенник.
      
       Глупцы довольствуются тем,
       Что видят смысл в каждом слове.
      
       Вы стройны и во всей красе,
       Ваш вид надменен, взгляд рассеян.
       В того невольно верят все,
       Кто больше всех самонадеян.
      
       Я дух, всегда привыкший отрицать.
       И с основаньем: ничего не надо.
       Нет в мире вещи, стоящей пощады,
       Творенье не годится никуда.
      
       Несчастные влюбленные! Отказ
       Вам не урок. Вы рады без ответа
       Смотреть, свернувши шею, вслед предмету.
      
       В ком больше силы -- тот и прав.
       Никто не спросит: "Чьё богатство?
       Где взято и какой ценой?"
       Война, торговля и пиратство --
       Три вида сущности одной.
      
       Кто вырос, тот угрюм и привередлив,
       Кому еще расти, тот всё поймет.
      
       А главное, гоните действий ход
       Живей, за эпизодом эпизод.
       Подробностей побольше в их развитье,
       Чтоб завладеть вниманием зевак,
       И вы их победили, вы царите,
       Вы самый нужный человек, вы маг.
       Чтобы хороший сбор доставить пьесе,
       Ей требуется сборный и состав.
       И всякий, выбрав что-нибудь из смеси,
       Уйдет домой, спасибо вам сказав.
      
       Человеком был я в мире,
       Это значит -- был борцом!
      
       Ну вот вам и спектакль! Эх, право, предосадно!
       Связаться с дураком и сатане накладно.
      
       Знай: чистая душа в своём исканье смутном
       Сознанья истины полна!
       Пояснение к цитате:
       Господь обращается к Мефистофелю
      
       Мефистофель (танцуя со старухой):
       Встревожен был я диким сном:
       Я видел дерево с дуплом,
       В дупле и сыро, и темно,
       Но мне понравилось оно.
       Старуха:
       Копыта, рыцарь, я для вас
       Готова всем служить сейчас:
       Дупло охотно я отдам,
       Когда оно не страшно вам.
      
       Слышишь? Дух-малютка
       Не лишен рассудка;
       Он даёт совет разумный:
       Кличет к делу, к жизни шумной!
       Брось же угол свой,
       Где, во мгле сырой,
       Стынет кровь и ум смолкает:
       Выйди в мир, где жизнь сверкает!
      
       Займитесь вашим делом вдохновенья
       Так, как ведут любовные дела.
       Как их ведут? Случайно, спрохвала.
       Дружат, вздыхают, дуются, - минута,
       Другая, и готовы путы.
       Размолвка, объясненье, - повод дан,
       Вам отступленья нет, у вас роман.
      
       Котам нужна живая мышь,
       их мёртвою не соблазнишь.
      
       Кто ищет -- вынужден блуждать.
      
       На мне сбывается реченье старое,
       что счастье с красотой не уживается.
      
       Кто блага ждёт -- пусть будет благ
       В своих желаньях и делах.
      
       Учитесь честно достигать успеха
       И привлекать благодаря уму.
      
       Я богословьем овладел,
       Над философией корпел,
       Юриспруденцию долбил
       И медицину изучил.
       Однако я при этом всем
       Был и остался дураком.
      
       Бояться горя, счастья не знать.
      
       Не понимаю, право, что за вкус
       В глотанье наспех лакомства, без смаку?
       Приятно то, что отдаляет цель.
      
       Что трудности, когда мы сами себе мешаем и вредим.
      
       Усыпила я до смерти мать, дочь свою утопила в пруду. Бог думал её нам на счастье дать, а дал на беду.
      
       Мне нечего сказать о солнцах и мирах:
       Я вижу лишь одни мученья человека.
       Смешной божок земли, всегда, во всех веках
       Чудак такой же он, как был в начале века!
       Ему немножко лучше бы жилось,
       Когда б ему владеть не довелось
       Тем отблеском божественного света,
       Что разумом зовёт он: свойство это
       Он на одно лишь смог употребить --
       Чтоб из скотов скотиной быть!
      
       Каким путем вошел, таким и выходить.
      
       Я скромно высказал лишь правду, без сомненья.
       Ведь это только вы мирок нелепый свой
       Считаете за все, за центр всего творенья!
      
       Я рад бы к черту провалиться,
       Когда бы сам я не был черт!
      
       Суха, мой друг, теория везде,
       А древо жизни пышно зеленеет!
      
       Ах, две души живут в больной груди моей,
       Друг другу чуждые, -- и жаждут разделенья!
      
       Слепец, кто гордо носится с мечтами,
       Кто ищет равных нам за облаками!
       стань твердо здесь -- и
       вкруг следи за всем:
       для дельного и этот мир не нем.
      
       Сойти с небес, сквозь землю в ад!..
      
       И каждый, кто желанным обладает,
       Всегда, глупец к желаньям новым рвется,
       Презрев то счастье, что само дается:
       Чтоб лёд согреть, он солнце покидает.
      
       Остановись, мгновенье, -- ты прекрасно!
      
       Бессодержательную речь
       Всегда легко в слова облечь.
       Из голых слов, ярясь и споря,
       Возводят здания теорий.
       Словами вера лишь жива.
       Как можно отрицать слова?
      
       Я не всеведущ, я лишь искушен.
      
       Ступай, чудак, про гений свой трубя!
       Чтоб сталось с важностью твоей бахвальской,
       Когда б ты знал: нет мысли маломальской,
       Которой бы не знали до тебя!
      
       Что нужно нам -- того не знаем мы,
       Что ж знаем мы -- того для нас не надо.
      
       Затем, что лишь на то, чтоб с громом провалиться,
       Годна вся эта дрянь, что на земле живет.
       Не лучше ль было б им уж вовсе не родиться!
      
       Всмотрись в неё -- и ты поймёшь душою,
       Что жизнь на отблеск радужный походит.
      
       Благодарю, не надо мертвых мне!
       От трупов я держуся в стороне.
       Нет, дайте мне здорового вполне:
       Таких я мертвецам всегда предпочитаю,-
       Как кошка с мышью, с ними я играю.
      
       Кто с малыми живет и малым занят,
       Тот малые дела творит.
       С великими -- велик и малый станет.
      
       Мы побороть не в силах скуки серой,
       Нам голод сердца большей частью чужд,
       И мы считаем праздною химерой
       Все, что превыше повседневных нужд.
      
       Как речь его спокойна и мягка!
       Мы ладим, отношений с ним не портя.
       Прекрасная черта у старика,
       Так человечно думать и о черте.
      
       И слишком стар, чтоб знать одни забавы,
       И слишком юн, чтоб вовсе не желать.
      
       Охота надрываться чудаку!
       Он клада ищет жадными руками
       И, как находке, рад, копаясь в хламе,
       Любому дождевому червяку.
      
       Но жалок тот, кто копит мертвый хлам.
       Что миг рождает, то на пользу нам.
      
       Что было прежде, то и тут:
       Весь мир, любя лишь игры и забавы,
       В конце концов -- один огромный шут.
      
       Всегда желанье с разумом боролось,
       Довольство не спасает от фантазий,
       В привычном счастье есть однообразье,
       Дай людям солнце -- захотят на полюс.
      
       Пергаменты не утоляют жажды.
       Ключ мудрости не на страницах книг.
       Кто к тайнам жизни рвется мыслью каждой,
       В своей душе находит их родник.
      
       Ты -- то, что представляешь ты собою.
       Надень парик с мильоном завитков,
       Повысь каблук на несколько вершков,
       Ты -- это только ты, не что иное.
      
       Уничтоженья ждет весь мир.
      
       Безумство, неурядица, насилье -
       Вот наш девиз!
      
       ...Так кто ж ты, наконец?
       -- Я -- часть той силы,
       что вечно хочет
       зла и вечно совершает благо.
      
      

    Кассандра Клэр.

       "Город небесного огня"
      
       - Да не швыряй ты! Не швыряй! О! Ну что за бестолочь... - Джулиан вздохнул, провожая глазами ломтик жареной картошки, едва не угодивший ему в ухо.
       - Ничего страшного, ребенок кушает, - заступилась Эмма за Тавви.
      
       - Смотри, дырку протрешь, - сказал Джулиан, поглядывая на нее поверх вымазанных краской колен.
       Эмма встрепенулась, выбитая из размышлений:
       - А? Какая дырка?
       - В Марке, естественно. Опять на него уставилась.
       В его голосе звучала досадливая обида.
       - Не ори! - прошипела она и выхватила из руки Джулса стилус.
      
       -- Так вы отведете меня к брату Захарию, или я буду ходить тут по кругу, и орать, пока он не отзовется.
       -- С тобой хлопот не оберешься, Джейс Эрондейл.
       -- Мне это уже говорили, -- ответил Джейс.
      
       -- Никто не должен умирать один, -- сказала Майя, набирая горсть песка. -- Я просто...я чувствую себя виноватой. Он умирал, думая, что я все еще люблю его, что мы будем вместе и все будет хорошо. Он умирал с моей ложью.
      
       -- Что бы это ни было, не делай этого!, -- сказала Катарина. -- Это плохая идея.
       -- И почему ты так говоришь?
       -- Потому что у тебя все идеи -- плохие, -- ответила она. -- Я знаю тебя уже достаточно долго, и сейчас абсолютно уверена насчет этого. Если ты планируешь снова стать пиратом, это скверная идея.
       -- Я не повторяю своих ошибок, -- обиженно сказал Магнус.
       -- Точно. Твои новые ошибки куда как хуже, -- ответила Катарина. -- В любом случае, не делай этого
      
       Прощать надо ради себя, а не ради кого-то. Злиться - пустая трата времени.
      
       Все мы падшие.
      
       Слово "любовь" имеет тысячи смыслов и оттенков.
      
       Никогда не показывай своих эмоций, эмоции означают слабость.
      
       Желания наших сердец - это оружие, направленное против нас же самих.
      
       ... из осколков разбитого сердца получаются убийственные наконечники.
      
       Вечность не заставит забыть об утрате, она умеет лишь притуплять боль.
      
       Есть воспоминания, которые даже время не сотрет.
      
       - Герои не всегда побеждают, - продолжила она, - они порой тоже терпят поражение. Но никогда не опускают руки. Не сдаются, понимаешь? Вот почему они герои.
      
       Мне кажется, если кто-то тебя вправду любит, то обязан простить, когда ты искренне сожалеешь о допущенной ошибке.
      
       -- О, Боже, я просто ходячее клише, -- произнес он с отчаянием. -- Почему мне не всё равно? Ведь если отец решил, что ненавидит меня из-за того, что я гей, он не стоит моих переживаний, верно?
       -- Не смотри на меня, -- сказал Джейс. -- Мой приемный отец был массовым убийцей. А меня все еще волнует, что он подумал бы. Это то, на что мы запрограммированы. В сравнении с моим отцом твой, всегда казался отличным.
       -- Конечно, он любит тебя, -- ответил Алек. -- Ты гетеросексуал, и на тебя не возлагали Большие Надежды.
       -- Вероятно, они напишут это на моей могиле. "Он Был Гетеросексуалом и Не Подавал Больших Надежд".
      
       Я всегда знал, с самого начала, что все считали тебя лучше меня. Мой отец так считал. Конклав так считал. Иззи и Макс смотрели на тебя, как на великого воина, которыми сами хотели стать. Но в тот день, когда ты попросил меня о том, чтобы я стал твоим парабатай, я понял: ты доверяешь мне настолько, что просишь меня о помощи. Ты дал мне понять, что ты не одинокий и самостоятельный воин, который в состоянии сражаться в одиночку. Ты нуждался во мне. Так я понял, что есть один человек, не считающий, что ты лучше меня. Это ты.
      
       -- Кто здесь? -- спросил Джейс, нахмурившись. -- Конечно, -- добавил он, обращаясь к тьме вокруг. -- Даже я, Сумеречный охотник, видел достаточно фильмов ужасов, чтобы знать, что любой, кто кричит "кто здесь?" будет немедленно убит.
      
       -- Думаешь, тогда я бы вырос другим? Как она?
       Джослин потребовалось время, прежде чем она поняла.
       -- Клэри, -- сказала она. -- Ты имеешь в виду Клэри. -- Произносить имя дочери было больно; она невероятно скучала по ней и в то же время боялась за нее. Себастьян любил ее, думала Джослин; если он и любил кого-то, то свою сестру, и если кто-то и мог знать, как смертельна любовь такого, как Себастьян, то это была Джослин.
      
       Несмотря на то, что Джейс намекал в Зале Советов, видеть брата Захария человеком, было шокирующее. Он был едва узнаваем, только темные руны на его скулах напоминали о том, кем он был. Он был стройным, почти худым, и высоким с тонкой и очень человеческой элегантностью в форме его лица и темных волосах. Он выглядел, возможно, лет на двадцать.
       -- Это, -- Изабель сказала тихим, пораженным голосом, -- Брат Захария? Когда он стал таким крассавчиком?
      
       Саймон редко видел Майю в чем-то, кроме джинсов и футболок. В этом она была противоположностью Изабель, которая носила платья и каблуки даже в самое неподходящее время. (Хотя, с тех пор, как он увидел ее убивающей демона Вермис при помощи каблука, он стал меньше беспокоиться об этом.)
      
       -- Сжечь этот мир медленно, обрушив на него чуму и голод, или же он должен быть уничтожен быстро и безболезненно -- вся жизнь, так быстро угаснет, представь, как сгорит этот мир!
       Его глаза были лихорадочные.
       -- Представь себе, как высоко я могу вознестись, встать во главе мира, наполнить воздух криками миллиардов людей, поднимая ввысь дым миллионов пылающих сердец!
      
       -- Это оружие. Я хочу его.
       -- Ну, ты его не получишь, -- сказал Алек. -- Он прикреплён к статуе.
       -- Не думаю, -- Джейс указал на статую. -- Посмотрите, статуя сжимает его, но на самом деле это две совершенно разные части. Они вырезали статую, а затем они вложили скипетр в руки. Его можно вытащить.
       -- Я не уверена, что это абсолютно верно, -- усомнилась Клэри, но Джейс уже поставил ногу на постамент, готовясь подняться. В его глазах был блеск, который она любила и страшилась, тот, который говорил: я делаю, что хочу, и к черту последствия.
      
       Консулу: Дивный народ не Ваши союзники. Они -- Ваши враги. Они ненавидят Нефилимов и планируют предать их и уничтожить их. Они сотрудничали с Себастьяном Моргенштейном в нападении и разрушении Институтов. Не доверяйте Мелиорну или любым другим советникам Двора. Королева Благих -- Ваш враг. Не пытайтесь ответить на это сообщение. Теперь я принадлежу Дикой Охоте и они убьют меня, если они будут думать, что я сказал Вам что-либо.
      
       -- Наша дочь? -- Спросила она.
       -- Она здесь, -- сказал он, и сделал шаг назад, так что она смогла увидеть не только его, Изабель и Саймон ждали в коридоре. Оба выглядели очень некомфортно, как будто видеть объятия двух взрослых был худшим, что они могли видеть, даже в демонических реалиях. -- Пойдем с нами, Мы собираемся, найти ее.
      
       -- Последовали инструкциям, которые были описаны в письме из Спирального Лабиринта.
       При упоминании о Спиральном Лабиринте, Захария резко вздохнул и опустился на колени, в результате чего его глаза оказались на одном уровне с глазами Эммы.
       -- Эмма Корделия Карстаирс, -- сказа он. Он выглядел, одновременно, молодо и старо.
       У него была кровь на шее, где была выцветшая руна, но она не принадлежала ему. Он, казалось, искал на ее лице что-то, хотя что, она не могла сказать.
       -- Оставайся со своим парабатаем, -- наконец-то сказал он, так тихо, что никто другой не смогу услышать их. -- Иногда самое храброе, что ты можешь сделать -- это не бороться. Защищай его и сохрани свою месть на другой день.
      
       -- Тем не менее, я вырос рядом с тобой, -- заявил Джейс.
       -- В конце концов, -- согласился Алек. -- Как мох или кожное заболевание.
       -- Ты любишь меня.
      
       -- Выбрать. -- сказала Клэри -- Ты сказал, что дашь мне выбрать?
       -- Конечно. -- сказал он. -- Правь вместе со мной, и я пощажу твой мир. Откажись -- и я отдам приказ уничтожить его. Выбери меня, и ты сможешь спасти миллионы, миллиарды жизней, сестра моя. Ты можешь спасти весь мир, обрекая на проклятие единственную душу. Твою собственную. Так скажи мне, что ты выбираешь?
      
       -- Интересно... -- сказал удивленный голос и Клэри быстро отстранилась от Джейса, чтобы увидеть Магнуса, который стоял в зазоре между двумя деревьями.
       Его высокая фигура появилась в лунном свете; он сторонился чего-то и был одет в превосходно сшитый черный костюм, который выглядел как капля чернил в темнеющем небе.
      
       -- Интересно? -- отозвался эхом Джейс.
       -- Магнус, что ты здесь делаешь?
       -- Пришел за тобой, -- сказал Магнус. -- Есть кое-что, что, я думаю, ты должна увидеть.
       Джейс закрыл глаза, моля о терпении.
       -- МЫ ЗАНЯТЫ.
      
       -- Хватит! -- Изабель вышла вперёд со своим хлыстом в руке, её глаза пылали. -- Мы знаем твоё имя, демон. Ты что, думаешь, я побоюсь убить даже Принца Ада? Да я повешу твою голову на стене, как трофей, а если ты посмеешь тронуть Саймона, я буду охотиться за тобой. Я всю свою жизнь потрачу, охотясь на тебя...
      
       -- Во имя Ангела... -- начал Алек.
       -- Нет, -- произнес голос позади сжавшейся группы, -- однозначно не во имя вашего Ангела.
      
       -- Давай, Клэри, -- сказал он, и она наклонилась, прикоснувшись губами к его лицу. Она почувствовала, как он вздрогнул, и прошептала, ее губы скользили по его щеке.
       -- Радуйся, Равви, -- сказала она и увидела как его глаза расширились, когда она достала Геосфорос и занесла его яркой дугой, лезвие прошло через его грудную клетку, а наконечник расположился, чтобы проткнуть его сердце.
      
       -- Нефилимы, -- сказала она. -- Дети ангела, воины, сегодня вечером готовьтесь, ибо сегодня вечером Себастьян Моргенштерн бросит свои силы против нас.
       Ледяной ветер с холмов, которые окружали Аликанте, разносил её слов, Джиа вздрогнула.
      
       -- Себастьян Моргенштерн пытается разрушить то, чем мы являемся, -- сказала она. -- Он поведет против нас воинов, которые носят наши собственные лица, но они не Нефилимы. Мы не можем колебаться. Когда мы столкнемся с ними, когда мы встретим Темных охотников, мы не должны видеть брата или мать, или сестру, или жену, лишь существо в мучениях. Человека, который лишен всего человеческого. Мы те, кто мы есть, потому что наша воля свободна: Мы свободны в выборе. Мы сделали свой выбор остаться и сражаться. Мы решили победить силы Себастьяна. У них есть тьма; у нас сила Ангела. Золото испытают огнем. В этом огне мы будем испытаны, и мы будем сиять. Вы знаете правила, вы знаете, что делать. Идите, дети Ангела.
       -- Идите и зажгите огонь войны.
      
       -- Стоп, -- сказала она себе. -- Это ещё не конец. Ты увидишь их снова.
      
       -- Это удивляет меня иногда, -- сказал он. -- Мой отец -- я имею в виду, Валентин -- любил музыку. Он научил меня играть. Бах, Шопен, Равель. И я помню, как однажды спросил, почему все эти композиторы были примитивными. Среди них не было ни одного Сумеречного охотника. Он сказал, что в душе примитивных есть искра творчества, а в душе охотников -- искра войны. Обе этих искры не могут уживаться в одном теле, это все равно, что разделить пламя на две части.
       -- То есть ты думаешь, что Сумеречный охотник во мне... вытесняет художника? -- спросила Клэри. -- Но моя мать рисовала... то есть, рисует. -- Она подавила боль от того, что на секунду подумала о Джослин в прошедшем времени.
       -- Валентин говорил, что Небеса дали людям артистизм и способность творить, -- продолжил Джейс. -- Это то, ради чего их стоит защищать. Я не знаю, была ли хоть доля правды во всем этом, -- добавил он. -- Но если в людях и есть искра, то в тебе она сияет очень ярко. Ты можешь сражаться и рисовать. И ты будешь делать это.
      
       -- Ну да, -- сказал Джонатан. -- Как будто мне не пришлось вынести годы мучений, слушая твои: "Ооо, Джейс такой милый. Думаешь, я ему нрааавлюсь?"
       Пояснение к цитате:
       Себастьян (Джонатан Кристофер) в видении Клэри при попадании в Эдом
      
       Всю мою жизнь это сжигало мои вены и терзало сердце, свинцовой тяжестью тянуло вниз -- всю жизнь, и я никогда не знал. Не знал ничего другого. Я никогда не чувствовал себя так... легко.
      
       Если я не могу опустить небеса, я подниму ад.
      
       -- Постоянно, -- ответил он. -- Джейс может убиться, надевая штаны с утра. Быть его парабатаем -- работа с полным рабочим днем.
      
       Erchomai.
       Я иду.
       А сейчас единственное слово: Veni. Я пришел.
      
       Думаешь, теперь у тебя есть оружие, которое справится со мной, да? И, возможно, лет через пятьдесят или сто, ты научишься владеть огнем, но время -- это как раз то, чего у тебя нет. Пламя бушует -- неконтролируемо -- у тебя внутри, и оно быстрее уничтожит тебя, чем меня.
      
       -- Ой, -- сказал Джейс с нескрываемым сарказмом. -- Кажется, я отправил огненное сообщение Конклаву, когда нашел тело охранника, которого ты убил и спрятал под тем мостом. Очень глупо с твоей стороны было так неаккуратно от него избавиться, Себастьян.
      
       Но вся его любовь принадлежала Джейсу. Проблемному, непослушному, сломанному. Я сделал все, о чем наш отец просил меня, и он ненавидел меня за это. И он так же ненавидел тебя, -- его глаза светились, создавая подобие серебра в темноте. -- Иронично, не правда ли, Кларисса? Мы были родными детьми Валентина, его плотью и кровью, а он ненавидел нас. Тебя, потому что из-за тебя от него ушла наша мать. И меня, потому что я был тем, что он хотел создать.
      
       Люцифер Утренняя Звезда был самым прекрасным ангелом небес. Великолепное создание Господа. И пришел день, когда Люцифер отказался склониться перед человечеством. Перед людьми. Потому что он знал, как они ничтожны. И поэтому он спустился вниз в яму вместе с теми, кто был на его стороне: Белиал и Азазель, Асмодеус и Левиафан. И Лилит. Моя мать.
      
       -- Я воин, -- сказал он, -- я был воспитан, как воин. У меня не было игрушек, у меня было оружие. Я спал с деревянным мечом, пока мне не исполнилось пять. Моей первой книгой была средневековая демонология в картинках. Первой песней, которую я выучил, были песнопения, чтобы изгнать демонов. Я знаю, что приносит мне покой, и это не песчаные пляжи или щебетание птиц в тропических лесах. Я хочу оружие в руки и стратегию, чтобы выиграть.
      
       -- Я не помню всего, -- сказал Саймон. -- Пока нет. Но я помню тебя. -- Он поднял ее руку, коснулся золотого кольца на правом указательном пальце -- теплый на ощупь металл Волшебного народа. -- Клэри. Ты Клэри. Мой самый лучший друг.
       Пояснение к цитате:
       Саймон признался Клэри, что помнит ее.
      
       Ты сердцеедка, Изабель Лайтвуд. По крайней мере, это я очень хорошо помню.
       Пояснение к цитате:
       Саймон разговаривает с Изабель на свадьбе Джослин
      
       -- Если мама и Люк придут сюда, пока я буду спать, то разбуди меня, -- сказала Клэри.
       -- Ох, тебя разбудят, -- сонно сказал Джейс. -- Твоя мама подумает, что я пытаюсь воспользоваться тобой и будет бегать за мной по комнате с кочергой из камина.
      
       -- Ты -- моя, -- добавил он, с явным усилием контролируя свой голос. -- Ты всегда была моей. Когда ты родилась, ты была моей, моей сестрой, хотя ты меня и не знала. Есть связи, которые ничто не может стереть.
      
       -- Красный, -- сказал он, полусонным голосом, -- как закат, кровь и пламя. Как край падающей звезды, которая сгорает при входе в слой атмосферы. Мы -- Моргенштерны, -- добавил он, с мрачной болью в голосе. -- Яркие, утренние звезды. Дети Люцифера, самые красивые из всех Божьих ангелов. Мы намного прекраснее, когда мы падаем.
      
       -- Тебе нравится она, да? -- сказал Джейс.
       Удивившись, Клэри спросила:
       -- Нравится кто? -- они проходили по вымощенной улочке, которая сейчас была покрыта каменным кругом, наверно чтобы вода не заморозилась.
       -- Эта девочка. Эмма.
       -- В ней что-то есть, -- признала Клэри. --Может дело в том, как она вступилась за брата Хелен? Джулиана. Она сделала все для него. Она действительно любит Блэкторнов, и она потеряла всех остальных...
       -- Она напоминает тебя.
       -- Я так не думаю, -- сказала Клэри. -- Может, она напоминает мне тебя.
       -- Потому что я маленькая блондинка, которой идут косички?
       Пояснение к цитате:
       Клэри и Джейс говорят об Эмме Карстаирс
      
       Кощунство -- это кредо Себастьяна Моргенштерна.
       Пояснение к цитате:
       Разговор о Сумеречных Охотниках, сражающихся против Сумеречных Охотников
      
       -- Мне нравится Эмма, -- наконец сказала Изабель. -- Отчасти она напоминает мне Джейса, когда он был маленьким, упрямым и поступал так, как будто он был бессмертным.
       -- Две вещи до сих пор не изменились, -- сказала Клэри, закрывая окно.
       Пояснение к цитате:
       Изабель говорит это после ухода Эммы.
      
       Черный -- для охоты в ночи,
       Белый для -- для смерти и траура цвет,
       Золотой для невест облачение.
       И красный, чтоб снять заклинания навет.
       Белый шелк -- для тел наших сожжения,
       Для возвращенных потерь -- голубые знамена
       Пламя -- для Нефилима рождении,
       И от греха отречения.
       Серый -- для знаний, о коих лучше молчать,
       Костяной -- для тех, что не стареют.
       Для победного марша -- шафрана огни,
       А разбитые сердца -- зеленый согреет.
       Демонские башни серебром отливают,
       А бронза к злым силам взывает.
       Костяной для тех, кто не стареет.
       (Охотятся в черном целую ночь,
       Белый же цвет символ скорби.
       В золоте подвенечное платье невесты,
       А красный от магии тебя защитит.
       На костре в белом шёлке тела наши сжигают,
       А если потерянный воротился, синее знамя висит.
       В честь рождения нефилима пламя зажигают,
       И им же наши грехи смывают.
       Серый для тех, кто много знает,
       А костяной для тех из нас, кто не стареет.
       Шафран при победном шествии сжигают,
       И зелёный разбитые сердца наши исцеляет.
       Серебром башни демонов покрывают,
       А бронзой злые силы призывают.)
      
       Джейс отступил от Королевы, опуская меч на свою сторону.
       -- Я знаю, что вы думаете, что отправляете нас на смерть, -- сказал он. -- Но мы не умрем так просто. Мы не проиграем эту войну. И когда мы победим, то заставим вас и ваших людей истекать кровью за то, что вы наделали.
      
       Королева лениво размышляла, думал ли он о двоих из них так же, как она: влюбленные, которые, даже обнявшись, держали нож у спины друг друга, готовые нанести удар и предать.
      
       Магнус пожал плечами.
       -- Иногда дело доходит до выбора, -- сказал он. -- Между спасением одного человека и спасением целого мира. Я видел, как это происходит, и я достаточно эгоистичен для того, чтобы желать человека, который любит и выбирает меня. Но нефилимы всегда выбирают мир. Я смотрю на Алека и чувствую себя подобно Люциферу в Потеряном Раю. "Смутился Дьявол, и ощутил, насколько ужасно добро". Он говорил это в классическом понимании. "Ужасно" во вдохновляющем страхе. Страх -- это прекрасно, но он отравляет любовь. Любовь должна быть между равными созданиями.
      
       -- Извращенец, -- сказала она. -- Хотя, ты получаешь очки за такую честность во всем этом.
       -- Мне семнадцать, мы все извращенцы, -- сказал он, сбрасывая обувь и выбираясь из штанов.
      
       -- Безрассудный, -- сказал он. -- Знаешь, когда я впервые появился в институте, Алек назвал меня безрассудным столько раз, что я пошел и посмотрел это слово в словаре. Не то чтобы я не знал, что оно значит, но... я всегда думал, что оно означало "храбрый". На самом деле имелось в виду "тот, кто не заботится о последствиях своих действий".
      
       -- Может, тебе стоит выглядеть менее самодовольным из-за того, что ты делал прошлой ночью? -- парировал Алек.
       Джейс чуть не свалился со скалы.
       -- Я не выгляжу самодовольным. Ну, -- поправил он. -- Не больше, чем обычно.
      
       -- ... Вы понимаете хоть что-то из того, что я только что сказал?
       -- Нет, -- ответила Клэри. -- Твоя стратегия наверняка потрясающая, но навыки рисования просто ужасны; Темные похожи на деревья, а крепость выглядит как лягушка. Попробуй объяснить как-нибудь по-другому.
       Пояснение к цитате:
       Джейс нарисовал план действий
      
       Мое сердце было разбито больше раз, чем закон Конклава о запрете романов между сумеречными охотниками и нежитью.
      
       Ты только начал заботиться о будущем и перестаешь заботиться о прошлом.
      
       На длинном столе стояли бокалы с шампанским: Джейс стоял возле него, а когда увидел её, поднял свой бокал и подмигнул. Он выглядел растрепанным: помятый пиджак, растрепанные волосы и полное отсутствие галстука.
      
       Призраки -- это воспоминания, и мы так бережем их потому, что те, кого мы любим, не покидают этот мир.
      
       -- Каждый раз, -- сказал он тихо. -- Каждый раз, когда я думаю, что теряю часть себя, ты возвращаешь её.
      
       Свободно служим
       Из любви свободной, ведь мы вольны
       Любить иль не любить, сберечься или пасть.
      
       Порой надежда это все, что заставляет нас двигаться дальше.
      
       Страх -- это прекрасно, но он отравляет любовь.
      
       Есть вещи намного хуже смерти.
      
       Свобода не подарок, а право по рождению.
      
       Мы все часть того, что мы помним. Мы храним в себе надежду и страх за тех, кто любит нас. Пока есть любовь и память, нет истинной потери.
       (Мы кусочки нашей памяти. Мы храним в себе надежды тех, кто нас любит. Пока существует любовь и память, нет истиной утраты.)
      
       Это хорошо, когда есть люди, которые беспокоятся о тебе. Они, как ты знаешь, хорошие друзья.
      
       У желаний большая сила. <...> Особенно у самых сокровенных желаний нашего сердца.
      
       Хотелось бы мне иметь парабатая. Это как если кто-то становится твоей семьей, но потому что хочет ей быть, а не потому, что обязан.
      
       Я не думаю, что кто-либо должен быть наказан за то, что спасает людей.
      
       Остры стрелы разбитого сердца.
      
       Желания наших сердец -- это серьезное оружие, которое можно использовать против нас.
      
       Демоны -- это ангелы, которые когда-то выбрали неправильный жизненный путь.
      
       Если в нас будет больше злого, чем хорошего, то это уничтожит нас.
      
       Быть хорошим и быть добрым -- это не одно и то же. И нет ничего более жестокого, чем добродетель.
      
       Семья -- это не только кровное родство. Это любящие тебя люди. Люди, которые всегда прикроют тебя.
      
       Существовали руны траура, но их применяли для того, чтобы почитать мертвых. Точно так же существовали обручальные руны, которые подобно свадебным кольцам символизировали узы любви. Нельзя с помощью руны влюбить в себя кого-либо, как и невозможно унять с ее помощью чье-либо горе. Так много магии и нет ничего, что могло бы излечить разбитое сердце.
      
       Герои -- не всегда те, кто побеждает. Иногда они проигрывают. Но они приходят в себя и продолжают сражаться. Они не сдаются. Вот что делает их героями.
      
      
       "Трилогия о Драко"
      
       Любовь продолжает надеяться там, где разум впадает в отчаяние.
      
       Судьба равнодушна, правосудие слепо, и только любовь просто ненавидит человечество и прекрасно знает лучший способ заставить его страдать от своих тошнотворных поцелуев.
      
       Ты называешь это немного угнетённый? Да, в таком случае, могу сказать, что жители Помпеи были немного удивлены, когда с их холма сорвалась макушка и погребла всех под слоем золы. Или же команда Титаника была немного раздражена в тот миг, когда их корабль столкнулся с айсбергом.
      
       -- Знаешь, какая вещь меня больше всего бесит в тебе?
       -- Я в шоке, потому, что есть только одна вещь, которая тебя бесит во мне. Я думал, что у тебя есть список того, чего ты во мне ненавидишь, возможно, даже пронумерованный.
      
       -- Я не хочу, что бы она кружила возле него, изображая заботливую нянечку. Потому что... потому...
       -- Потому что игра в нянечек ведёт к игре в непослушных стюардесс?
      
       -- Он не любит тебя так, как я. Он не знает тебя, так, как я.
       -- Именно поэтому он не может сделать мне так больно.
      
       Не спрашивай меня, откуда берется в мире зло, почему люди издеваются над собачками, а замерзшие котята ложатся спать на голодный желудок. Словом, я ничего не знаю и, более того, -- предполагаю, что уже поздновато для онтологических исследований Вселенной.
      
       ... Иногда ты меня просто поражаешь: где ты был, когда раздавали мозги? <...> Похоже, ты стоял последним ещё и за приличным видом, чувством стиля и остроумием.
      
       ... перед прогулкой я видела Гарри -- его словно поленом по голове огрели. А ну, отвечай: у вас с ним одно полено на двоих?
      
       -- Ты когда-нибудь слышала, что по правилам вежливости не полагается сливаться в экстазе со слабоумным троглодитом за каких-то пару часов перед тем, как выходить в люди со мной?!
       -- Это случайность.
       -- Ясно. Споткнулась -- упала, а там -- гляди-ка! -- рот.
      
       То, что человек готов пойти за вами в ад, вовсе не значит, что его непременно нужно туда отправлять.
      
       Только он мог бы, решив произвести впечатление, встать с утра и, рассудив, что подбитый глаз очень ему к лицу, дать себе по физиономии.
      
       ... коль скоро вы двое не можете находиться рядом, может пойдете в лес и потыкаете друг друга чем-нибудь острым, пока не решите, кто из вас доминирующая мужская особь?
      
       Врать самому себе -- слабость.
      
       Я хочу сказать, я знаю, что я не очень приятная личность, но неужели я сбил телегу, полную монашек, в моей прошлой жизни?
      
       Любовь -- это грязь. Знаешь, в ней нет ничего священного или возвышенного. Это такой же голод, желание, потребность -- словом, одна из тех вещей, из-за которых люди делают совершенно безобразные вещи по отношению друг к другу. Без неё, любви, нет и предательства, нет утрат, нет ревности. Половина мерзостей, творящихся в мире, имеют свои корни в любви. Она режет, сжигает и ранит -- и нет от этого лекарства.
      
       ... я планировал быть юным и бешеным... далее -- молодым и богатым... а потом я буду старым и буду всех изводить, прикидываясь глухим.
      
       Ещё одно слово и я дам тебе в руки барабан и поставлю во главе колонны людей, идущих нафиг!
      
       Только прикоснись ко мне, и я вобью глаза тебе в затылок, чтобы ты мог любоваться, как я с улыбкой ухожу.
      
       Добиться любви -- значит уничтожить, любить -- разрушить себя.
      
       Свет, льющийся в окно, тут же превратил её в искрящуюся драгоценность -- яркую, как все пустые обещания...
      
       Ну вот как всегда. Опять эти четыре слова: "Я тебя люблю, но..."
      
       -- И всё же наступит день, когда, оглянувшись назад, ты поймёшь, как я была права.
       -- Нет, однажды наступит день, когда я, оглянувшись назад, врежусь в дерево из-за того, что не смотрел на дорогу. Думаю, при всём при том, тот день всё равно будет куда лучше этого.
      
       ... Я хочу жить, оставаясь молодым... и быть рядом с теми, кого я люблю... Хочу путешествовать, хочу увидеть мир. Потом ещё хочу жениться и когда-нибудь обзавестись детьми... И безбожно забаловать их, превратив в изрядных засранцев... А потом отдать концы в собственной кровати -- чтобы мне было при этом лет под двести и чтобы причиной моей смерти стало проклятье чьего-нибудь ревнивого мужа.
      
       -- Нашел что-нибудь?
       -- Ничего, -- ответил Рон из-за книг. -- Точнее, банкет из шести блюд "ничего" и ложечка чепухи, чтобы рот прополоскать. А что у тебя?
      
       Я прекрасно знаю тебя. Знаешь, кто ты? Унылая смехотворная задница с комплексом неполноценности размером с Брайтон.
      
       Тактичность -- это ложь для взрослых.
      
       -- Слушай, а есть ещё какие-нибудь ответы на "я тебя люблю", кроме" я тоже тебя люблю"?
       -- Ну, можно сказать "я знаю". Не слишком хороший ответ, но всё же лучше, чем "о, и ты туда же!" или "а я тебя -- нет".
      
       Ненависть, родившаяся из любви, является самой крепкой и прочной.
      
       Любовь... Какое эгоистичное чувство: существует только собственный пыл и собственная боль, расстраиваешься только от собственных неурядиц... Тело попадает в рабство, а воля -- в кандалы желаний. Почему до сих пор считают, что любовь облагораживает?
      
       Вы, чертовы гриффиндорцы, живете на самой поверхности, вас убивает и доводит до нервного срыва любой булавочный укол, малейшее разочарование. Вы в жизни не пытались научиться просто проглатывать это -- даже когда это душащий вас яд. И то, что я научился это делать, что я не закатываю истерик над каждым чертовым обрывком бумаги, -- для вас это знак того, что меня ничего не волнует. Вы думаете, что можете толкать и толкать меня, толкать и толкать -- и я не сломаюсь?..
      
       От этого не умирают, от этого просто разбивается сердце.
      
       Существует только одна вещь, которая меня интересует меньше, чем твое мнение. Сифилис.
      
       Хочешь поиграть в "кому из нас хуже" -- давай.
      
       Выставишь меня дурой еще раз -- и я вырву у тебя почки и буду носить их вместо сережек. Я тебе это обещаю.
      
       Враждебность -- это просто сублимация сексуальной энергии.
      
       ... Секунды радости или половинка желаемого не приносят тебе счастья, мы бы начали бороться за него -- ты и я -- но все закончилось бы тем, что мы стали бы бороться друг с другом. Когда речь идет о ком-то вроде нас, на то, что идет неправильно, не машется рукой. Мы бы буквально порвали друг друга на части, чтобы добиться своего. Мы не можем просто взять и забыть.
      
       И как за такое короткое время жизнь могла так усложниться?
      
       О судьбе говорят в случае, когда ты не знаешь имени того, кто тебя имеет...
      

    Кира Измайлова.

       "Случай из практики"
      
       Забавная это игра: ты знаешь, что я знаю, что ты знаешь... Вопрос лишь в том, кто знает больше.
      
       Веди себя уверенно, действуй понаглее, и многое может сойти с рук.
      
       - Я понимаю, что тебе, с твоей страхолюдной рожей, на мужское внимание рассчитывать нечего, - заявил тем временем мой тактичный родственник. - Но зачаровать-то достойного мужика на ночь тебе по силам, я надеюсь?..
      
       - Уж верно, не мирный человек, - пробурчал Лауринь. - Не нравится он мне, госпожа Нарен...
       - А мне, думаете, покойники полувековой давности так уж по сердцу? - хмыкнула я.
      
       Прятки за широкую мужскую спину - это у нас пройденный этап. Теперь это у нас называется "крепкие тылы".
      
       Внезапно я сообразила, что неплохо бы поинтересоваться кое-чем. Вообще нужно было сделать это гораздо раньше, но как-то вылетело из головы.
       - Лауринь, между прочим, как ваше имя? - спросила я и поняла, что сейчас точно засмеюсь. Очаровательная ситуация, просто классический анекдот: поинтересоваться именем мужчины, только оказавшись с ним в одной постели!
      
       - Женщине столько лет, на сколько она выглядит.
       - Вас обманули, Лауринь, - хмыкнула я. - Женщине всегда восемнадцать. По крайней мере, до тех пор, пока восемнадцать не исполнится ее дочери.
      
       ...Сказала бы, что теперь бедолагу можно исключить из списка подозреваемых, да не могу! Тьфу, что за дурацкое дело! Мертвецы - и те под подозрением!.
      
       -- Отец всегда запрещал нам с братом приносить в дом всякую пакость, -- спокойно ответил капитан. -- Мы никогда ничего не подбирали. Ничего не брали с собой. Никаких чужих вещей, ничего найденного на дороге, даже если очень хотелось.
       -- То-то вы шпагу прихватили, -- не удержалась я.
      
       Влюбленные, правда, говорят, к нормальным не относятся, но рано или поздно угар пройдет, и глаза должны открыться...
      
       И виной тому была вовсе не лень, как обычно утверждали мои родители, тому, что мне было интересно, я училась легко и с удовольствием. Впрочем, тому, что мне было не очень интересно, я тоже училась, хоть и через силу, и вполне прилично сдавала экзамены, зато и забывала зазубренное через неделю.
      
       Чудес, увы, не бывает, а те, что случаются иногда - либо мошенничество, либо дело чьих-то умелых рук...
      
       - Она хотела выйти замуж за местного голодранца, - неохотно добавила та. - Но, конечно, я ей не позволила. Дите нужна была хорошая партия, и вышло по-моему. Они с мужем стали прекрасной парой.
       Да, пожалуй. Лысый коротышка и юная красавица. В таких случаях всегда говорят - "прекрасная пара", потому что больше сказать нечего, приличия не позволяют.
      
       Дед, как вскоре выяснилось, тоже банально заскучал. В отличие от меня, он собирается написать мемуары и уже не единожды приступал к работе, но всякий раз ему что-то мешало. Сперва обширная практика, затем, после гибели моих родителей, необходимость воспитывать малолетнюю внучку (меня то бишь) и обучать ее всевозможным премудростям, которые необходимо знать хорошему судебному магу, а теперь, я полагаю, исключительно отсутствие литературного дарования. Увы, опусы моего деда более всего напоминали отчеты о вскрытии мертвого тела: тот же сухой наукообразный язык, внимание к мельчайшим деталям и полное отсутствие какой бы то ни было интриги. Читать это смогли бы разве что подлинные энтузиасты сыскного дела, и дед не мог этого не понимать, потому регулярно и бросал свои писательские экзерсисы, впадая в мизантропическое настроение.
      
       В таком случае все равно должны были остаться какие-то следы, хотя бы клочья одежды, корзинки - не в подол же пропавшие женщины грибы собирали! А поверить в то, что волк-людоед, задрав какую-нибудь крестьянку и оттащив тело в укромное местечко, возвращается, чтобы замести следы на месте преступления, я поверить никак не могла.
      
       - Что, меня вам тоже хотелось пришибить? - приятно удивилась я.
       - Нет. - Лауринь отвернулся. - Мне хотелось удавиться самому.
       - Хорошо, что силой воли вас боги не обделили, - вздохнула я. - Иначе мы бы сейчас не разговаривали...
      
       - Бедный конь, - сказала я. - До чего был хорош, и надо же...
       - По-моему, лошадь вы жалеете сильнее, чем меня! - хмыкнул вдруг капитан.
       - С чего вас жалеть, вы же не шею сломали! - покосилась я на него.
      
       - Разве пакостить можно только из-за денег или положения?
       - А как еще? <...>
       - По велению души...
      
       Я ведь на самом деле не угрюмая бука, просто не слишком люблю пустой треп, оттого с однокурсниками, к примеру, никогда не сходилась близко.
      
       А потом вдруг оказалось, что это очень удобно - спихнуть принятие решения на кого-то другого, старше, умнее и опытнее, на того, кто растолкует тебе, почему так поступать нельзя, а вот так, наоборот, можно и даже нужно, и в красках опишет тебе все возможные варианты развития событий.
      
       - Фло? Вы что? Что с вами? - Лауринь крепко взял меня повыше локтя, оттеснил к забору, перехватив удила моей кобылы. - Да очнитесь же!
       - Да не трясите вы меня! - обозлилась я. - Я думаю!
       - Если вы всегда с таким зверским лицом размышляете, то понятно, отчего вас люди боятся!
      
       -- Вы появились, будто не было этих лет. Будто... все по-прежнему.
       -- По-прежнему ничего быть не может, -- сказала я.
      
       Делай, что должна, что считаешь нужным, бери на себя ответственность, не отказывайся потом от того, что сделала, только думай как следует, прежде чем что-нибудь предпринять!
      
       - И где это вас учили укрывать дам пыльными портьерами?
       - Это не портьера, это гобелен, - несколько обиженно ответил Лауринь.
      
       Справедливость - понятие настолько расплывчатое, что те, кто пытается его защищать, рискуют запутаться, в какую сторону бросаться.
      
       - Нельзя верить в одного бога сильнее других, госпожа Нарен, - неожиданно серьезно произнес папаша Власий. - Они фальшь чуют. Помочь не помогут, а навредят, если просить будешь, но веры взамен не дашь. Дары да жертвы - оно хорошо, только богам не то нужно.
       - Вы меня запутали, - сказала я со смешком. - Значит, вы во всех перечисленных веруете?
       - А почему же нет? - старик улыбался, но глаза у него были серьезными. - Верю я в них, их милостью жив-здоров, и семья моя тоже. Только, госпожа Нарен, - сказал он негромко, - боги далеко, а мы-то здесь, землю топчем. И много нас, всех не расслышат. Так нужно делать то, что должен, что правильным почитаешь, что сердце подсказывает, и не сомневаться в себе. А то если уж и в себе усомнишься, то кому еще-то верить?
      
       За воротами меня встретила Аю, схватила поводья, но уводить кобылу не спешила - ее переполняли эмоции.
       - Я-я! - твердила она восторженно. - Я-я! Я-я - ошша! Оши ошша! Я-я оши!
       В переводе с ее птичьего языка это означало что-то вроде "дядя привел хорошую лошадь, дядя хороший". Нужно будет сказать Лауриню, что он хороший дядя, вдруг его это порадует?
      
       Капитан вышел, а я присела на корточки рядом с Аю. Меня интересовало кое-что.
       - Аю, этот господин тебе что-нибудь дал? - спросила я. Было у меня подозрение, что сердобольный Лауринь мог сунуть девчонке хоть конфету какую-нибудь. Аю таращилась на меня непонимающе. Я постаралась сформулировать вопрос попроще: - Дядя дал Аю что-нибудь?
       Аю решительно помотала головой.
       - Ты говоришь правду?
       Точно такие же уверенные кивки.
       - Тогда почему Аю решила, что дядя хороший?
       Девчонка задумалась. Потом пожала плечами - жест вышел совсем взрослый.
       - Аю ать! - сказала она.
       Вот, значит, как. "Аю знать!", и все тут.
      
       - Но я не могу не искать объяснения тому, что вижу, Гарреш. Такова моя природа.
      
       Память всегда с тобой. Ты можешь сделать вид, будто ничего не было, но она напомнит тебе... обо всем. Ее ты не обманешь.
      
       А если на то пошло, то уютнее всего мне наедине с собой, только почему-то считается ужасно неприличным не иметь пары.
      
       - Я жива, Лауринь, - сказала я. - Во многом благодаря вам. По-моему, у нас становится традицией спасать друг другу жизнь, вы не находите?
       - Да, только я явно отстаю по счету, - неожиданно озорно улыбнулся Лауринь.
       - А вас это, конечно, огорчает, - усмехнулась я.
      
       - Вы, разумеется, можете оставить от меня одни угли, но в этом случае я сохраняю за собой право считать вас трусом, уклонившимся от поединка.
      
       - Он не назвался, а я не спросил. У нас не принято выспрашивать, если человек не хочет назваться сам.
      
       Разговаривать со своим отражением, это, конечно, не совсем здорово, но если больше не с кем, то сойдет.
      
       - Теперь вы все нам расскажете, - вежливо произнес молодой человек. - Все, как было на самом деле, без утайки.
       Я поглядела на него, как на умалишенного, и, если бы могла, покрутила бы пальцем у виска. Интересно, как он предполагает, я должна все рассказать, если у меня во рту кляп? <...>
       - Но если его вынуть, она же сможет колдовать, - обескураженно произнес молодой человек. К такому повороту событий он явно не был готов.
      
       Очевидно, он рассчитывал предстать героем, спасшим юную деву. Увы, я мало того что давно не дева, так еще и далеко не юная, да и со спасением своим вполне справилась бы сама.
      
       - Я понял, что вы можете делать разные вещи... ну, колдовать, но не как королевские маги. Вы... ведь это вы сейчас подожгли дом?
       - Конечно, я, - подтвердила я. - Не думаете же вы, будто эта рухлядь вспыхнула сама по себе, да так удачно, что ни один из соседних домов не загорелся, а на улицу до сих пор никто носа не высунул и не заблажил на весь город о пожаре?
       - Ну вот... - Лейтенант взглянул мне в лицо. - И ту скалу над пещерой тоже обрушили вы!
       - Потрясающая логика! - усмехнулась я. - Мой наставник был бы в восторге: из того, что я могу сжечь дом, следует, что скалу тоже обрушила я.
      
       - Вы говорите, что следили за мной. Вы ничего подозрительного не заметили?
       - В каком роде подозрительного? - не понял он.
       - Ну, скажем, не таскался ли за мной еще кто-нибудь, помимо вас, - терпеливо пояснила я. - Не толокся ли возле моего дома подозрительный одноглазый тип с фальшивой бородой и на костылях...
      
       - Отлично провести время за ваш счет - вот чего она хочет. Конечно, на что еще может рассчитывать этакая старая дева! От нее, поди, лошади шарахаются!..
       "Ну, это ты зря, - подумала я весело. - Вот как раз лошади меня любят..."
      
       Очевидно, каким-то высшим силам было угодно снабдить меня постоянно действующим наказанием в лице лейтенанта королевской гвардии Лауриня... С одной стороны, могло быть и хуже, но с другой... Нет, хуже быть не могло!
      
       Для начала нужно было снять жар, иначе я рисковала остаться с бездыханным телом лейтенанта на руках, а на кой мне сдался его труп? От него и от живого слишком много проблем...
      
       Дед с неожиданной прытью ринулся вверх по лестнице, забыв, очевидно, что уже лет десять не расстается с тростью и хромает на обе ноги.
      
       - Что прикажете Его величеству докладывать? Мол, добрые селяне просто сказали "не ходите, господа гвардейцы, в лес, там страшно"?
       - Ну... вроде того... - замялся Лауринь.
       - И, конечно, храбрые гвардейцы тут же поверили неотесанной деревенщине, - кивнула я. - Вот Его величество порадуется, когда узнает! Отряд отборных головорезов перепугался деревенских сказок до такой степени, что ослушался приказа... прелесть что такое! Да военный трибунал животики надорвет!
      
       Конечно же, это оказался Лауринь. Вид у него был одновременно встревоженный и радостный. В целом выглядел он так, словно узнал какой-то большой секрет, а теперь старается донести его и не расплескать по дороге.
       - Что у вас там? - спросила я, заметив в руке у лейтенанта какой-то непонятный сверток.
       - Вот... - Лауринь протянул мне мятую тряпку, при ближайшем рассмотрении оказавшуюся безжалостно скомканной женской сорочкой из тончайшего полотна.
       - Однако! - сказала я. - Лейтенант, с каких пор вы сделались коллекционером дамского нижнего белья? И зачем вы это мне принесли?
      
       - Вы... - Лауринь уставился на меня и забавно заморгал, окончательно сделавшись похожим на побитого пса. - Вы за меня ручались?..
       - Почему вас это так удивляет? - подняла я брови. - Вы все-таки лейтенант королевской гвардии, а не проходимец с большой дороги. Почему бы мне за вас не ручаться? Или вы намерены раззвонить всем и каждому о том, что здесь видели?
      
       - Видите ли, Лауринь, маги, равно как и женщины, весьма непредсказуемы в своих поступках и желаниях. Ну а маги женского пола непредсказуемы вдвойне. Вам пора бы уже это понять, вы не первый день со мной знакомы. Такая вот напала на меня прихоть!
      
       - Но, госпожа Нарен, Его величество приказал мне сопровождать вас!
       Подумать только, этот мальчишка еще осмеливается спорить со мной!
       - Так-таки и приказал? - осведомилась я.
       - Да, - кивнул Лауринь.
       - В том числе в совершенно противозаконных вылазках?
       - Ну... - Лауринь слегка смешался, но довольно быстро нашелся: - Его величество не уточнял, но из его приказа я могу сделать вывод, что я должен сопровождать вас везде, госпожа Нарен!
       - Какой кошмар! - совершенно искренне произнесла я. Нужно все-таки поговорить с Арнелием, пускай как-нибудь конкретизирует свой приказ, пока Лауринь не свел меня с ума своим служебным рвением!
      
       Нежелание даже пообедать за чужой счет доходило у него, как я успела уже заметить, до навязчивой идеи. Разве можно быть таким... хм... даже и определения-то с ходу не подобрать! Одним словом, подобным личностям самое место в какой-нибудь священной обители, а не в королевской гвардии.
      
       Он знает, что я знаю, что он знает... Только на самом деле я ничего не знаю, и это хуже всего.
      
       Но и остановиться я не могла: почуяв след, я буду идти по нему до тех пор, пока не найду виновного. А если след остынет... Что ж, поищу еще один, не впервой!
      
       - Это... что? - подозрительно тихим голосом спросил Лауринь. - И где у него перед?
       - Перед у него там, где зубы, - весело сказала я. - Но проверять не советую!
       - Но все же...
       - Это велья, - сказала я, осторожно погладив огромную голову. - Вельская овчарка.
      
       - Вы... вы... - выговорил он онемевшими губами. - Вы чудовище!..
       На мгновение повисла тишина. Вероятно, мальчишка ожидал, что я испепелю его на месте, но я не собиралась оправдывать его ожиданий.
       - Лейтенант, я не превращу вас за эти слова в жабу только по одной причине, - произнесла я сухо. - Вы умрете с голоду - вам ведь будет жаль ловить комаров.
      
       - Конечно, вы, лейтенант, доставили мне немало хлопот. Однако благодаря этому всем нам удалось избежать гораздо более серьезных неприятностей. Так что, Лауринь, забудьте о том, что вы мне что-то должны, и... - не сдержалась я, - ради всех богов, выметайтесь поскорее из моего дома!
       - Конечно, госпожа Нарен, - ответил Лауринь. На коротких фразах он не запинался. - Как вам будет угодно...
       - Вот и чудесно, - подвела я итог и, уже выходя из комнаты, бросила взгляд через плечо. Лауринь смотрел в окно, и по тому, как упрямо были сжаты его губы, я поняла, что о "долге" своем он забывать не намерен, а стало быть, со спокойной жизнью я могу распрощаться.
      
       - Лейтенант, я ведь сказала - более ваши услуги мне не требуются, - терпеливо повторила я. - Там, куда я еду, гвардейский мундир - верный способ получить из-за угла камнем по затылку.
       - Мундир можно снять, - упрямо заявил Лауринь.
       - И что, в одной рубашке поедете? - прищурилась я. - Хотите подхватить воспаление легких? Я вас больше лечить не стану, и не надейтесь.
      
       В одиночку нам отсюда выйти вряд ли удастся. Вернее, - добавила я, прикинув свои шансы, - я могла бы попробовать прорваться, что называется, с боем, но вас-то куда девать? Я бы, - я мечтательно улыбнулась, - с удовольствием оставила вас тут, но, боюсь, Его величество этого не оценит.
      
       - Походите по Замку, посмотрите. Можете пожаловаться, что я вас окончательно замучила идиотскими поручениями. Кухарки на такие речи обычно ведутся, кстати. Станете завсегдатаем на кухне, а там и на всех служанок посмотрите. - Я хмыкнула, представив, как Лауринь будет заигрывать с какой-нибудь из дородных кухарок. Думаю, он вызовет у них только одно желание - накормить мальчишку от пуза.
      
       - Хорошо, Лауринь, - одобрила я. - Не так уж мало, на мой взгляд, да еще для неумехи вроде вас.
       От моей сомнительной похвалы лейтенант пошел алыми пятнами, но промолчал.
       - Вас там насмерть не закормили? - поинтересовалась я. - Вы, должно быть, весь день на кухне просидели, уж больно много вам выболтали...
       Лейтенант покраснел еще гуще, очевидно, я угадала.
      
       - В Замок мы возвращаться через ворота не будем. Пускай наши провожатые едут себе спокойно домой, скажут, что меня не нашли, а вы возвращаться отказались, решили меня искать.
       - Думаете, поверят? - осторожно спросил Лауринь.
       - А почему нет? - пожала я плечами. - Поверили же, что я в Лесу заблудилась. А вы, Лауринь, с головой не дружите, это по вам сразу видно, так что никто и не удивится, ручаюсь.
      
       - А станет торговка лошадьми сама ездить на такой... э-э-э... - Лейтенант выразительно покосился на мою кобылу и благоразумно проглотил слово "кляча".
       - У тетушки Фелиции денег предостаточно, - сказала я. - Она может себе позволить мелкие причуды.
      
       - Госпожа Нарен, а зачем ей потребовалось нас травить? - спросил Лауринь. - Этим вот... соком?..
       - Да чтобы избежать того побоища, что мы с вами учинили, - хмыкнула я.
      
      

    Ксения Баштовая, Виктория Иванова.

       "Тяжело быть младшим"
      
       Разговоры... Странная это все таки вещь. Можно обменяться миллионом слов и... не сказать главного. А можно молча смотреть в глаза и... поведать обо всем.
      
       Мы, темные, бьем врага сразу. А светлые будут тебе улыбаться. Вежливо кивать, соглашаясь с твоими речами, а потом, когда ты на мгновение отвернешься, вонзят кинжал тебе под лопатку, лицемерно заявив, что это сделано во имя Добра!
      
       Ненавижу предателей и это мерзкое чувство собственного бессилия! Хотя... есть один выход. Причем либо для всех, либо для одного...
      
       Как часто говорил отец, надо знать, кто и чем дышит и живет
      
      
       "Маленьких все обидеть норовят!"
      
       Завтра... Это сладкое слово, от которого бросает в дрожь.
      
       Интересно, а в эльфийском есть ненормативная лексика? Надо будет как-нибудь поинтересоваться... Предварительно уронив ему на ногу что-нибудь потяжелее.
      
       ... само ожидание неотвратимой подлости было гораздо тягостней её самой.
      
       Правильно говорил отец! Добрым словом и мечом можно сделать больше, чем одним добрым словом!
      

    Лиза Джейн Смит.

       "Царство ночи"
      
       Девушку любишь не за красоту. Девушку любишь за то, что она напевает мелодию, которую можешь услышать только ты.
      
       Не многим дана привилегия знать свой смертный час.
      
       "Поппи, что за дурная манера лезть в чужие мысли, когда тебя не приглашают."
      
       Это был всего лишь самый красивый юноша, какого она видела в своей жизни. Высокий, тонкий, изящный, он сидел у журнального столика, вытянув перед собой длинные ноги. Выражением лица он походил на большого симпатичного кота: резкие черты, слегка раскосые озорные глаза и обезоруживающая ленивая усмешка. Нет, не просто ленивая, подумала Мэри-Линетт, а дурацкая и льстивая. А может, даже тупая. Красивые парни не производили на Мэри-Линетт впечатления, если только не были худощавыми и темноволосыми и если с ними не было интересно, как... ну, как с Джереми Лаветтом, например. У роскошных парней, этаких ленивых больших котов, нет никаких стимулов развивать свой ум. Они самовлюблённые и тщеславные, и их коэффициента умственного развития хватает лишь на то, чтобы кое-как переползать из класса в класс.
      
       Ну почему людям нужно придумывать всякие небылицы, когда Вселенная и без того просто кишит невероятными вещами!
      
       Временами она ощущала какую-то смутную тоску... Если бы хоть кто-то мог её понять! И если уж загадывать желание, то пусть оно будет об этом... О том, чтобы кто-то вместе с ней смотрел в ночное небо.
      
       Когда жуешь чипсы, романтические чувства моментально улетучиваются.
      
       Вот что бывает, когда у тебя есть страшная тайна. Тебя волнует все, что происходит вокруг, и ты все время думаешь: а что, если это касается тебя, что, если это тебя затронет?
      
       Даже когда мы не будем вместе, мы будем смотреть в одно небо!
      
       "Так, она и вправду сумасшедшая. Но мне все равно. Кажется, я влюбился". Он стоял рядом с ней.
       - Послушай, я тоже буду сражаться. Как ты думаешь, кто это? Медведь, койот?..
       - Мой брат.
       - Твой... - Марка охватил испуг. Это было уже за гранью вообразимого безумия.
      
       Когда встречаешь духовного супруга, тебя поражает, как молнией. И ты сразу понимаешь, что это - единственный человек на свете, предназначенный только для тебя. Ты не думаешь о том, что он твой духовный супруг, ты просто знаешь, что он - твоя судьба, нравится тебе это или нет.
       Прежде чем полюбить человека, ты сначала его узнаешь. А духовного супруга не выбирают - встретив его, ты не властна что-либо изменить, и твои чувства к нему не имеют никакого значения. Он может совершенно не подходить тебе - ни по своему внешнему облику, ни по характеру, ни по возрасту. Но без него ты никогда не будешь счастлива по-настоящему.
      
       Люди -- очень злые существа. Может быть, это предрассудок, но они сами полны предрассудков.
      
       Если мы можем получить какую-то вещь, то перестаем желать ее по-настоящему. Но всегда есть что-то, чего мы желаем, но не можем получить. Можем быть, это даже и к лучшему
      
       Ее будущее рисовалось ей с пугающей отчетливостью: смерть за нарушение законов Ночного мира. Она - в центре Внутреннего круга и пытается объяснить, что не собиралась предавать своих сестер, что не хотела сблизиться с человеком, она просто хотела ему помочь. Что все это было ошибкой, минутной слабостью... Ей подносят кубок смерти, и она исчезает...
      
       Наступило время решительных действий.
       - Дэвид, я должна кое что тебе рассказать. Наверное, ты не сможешь мне поверить. Но ты все таки попытайся.
       - Джиллиан, я же сказал: я люблю тебя. Я действительно люблю тебя. Мы... - Он замолчал на полуслове, словно впервые увидев ее лицо. Казалось, он заметил в ней нечто такое, что заставило его засомневаться. И потом он повторил совсем другим тоном: - Я люблю тебя, поэтому я поверю тебе.
      
       Правило первое: красивая девушка может дразнить любого парня, и ему это будет нравиться. При этом совсем неважно, хороша ли шутка.
      
       Таков мир, Стрекоза. Он меняется, даже когда ты этого не замечаешь.
      
       Иногда людям нужно выразить все стороны своего "я". И только тогда они становятся цельными.
      
       Все мы жаждем однажды перелететь зияющую пропасть между этой и другой реальностью... и слиться с мирозданием, от которого мы чувствуем себя оторванными...
      
       Иногда честный бой просто невозможен. В жизни куда чаще приходится использовать грязные приемы.
      
       Им нужно было как-то унять свою душевную боль, даже если для этого требовалось испытать боль иного рода. Они бежали от тьмы, бросаясь в объятия мрака.
      
       Думаю, что большинство из нас считают жизнь отвратительной штукой. Если все время живешь в аду, не замечаешь, как начинаешь к этому привыкать.
      
       Воин всегда знает, когда у него нет шансов на победу.
      
       Иногда именно насилие необходимо, чтобы противостоять насилию.
      
       Понимаешь, все это - часть игры. Игра жизни и смерти, которая происходит во всем мире: и в африканской саванне, и в арктических льдах, и на улицах Бостона. Убей и съешь, стань охотником или жертвой. Паук заманивает муху в свою паутину, полярный медведь убивает тюленя. Так было всегда, это закон природы. Люди тоже подчиняются этому закону, только теперь они отдали убийство на откуп живодерням и получают свою добычу в виде гамбургеров в заведениях Макдональда. Но суть закона осталась неизменной: либо охотишься ты, либо охотятся на тебя.
      
       Друзья - это груз, о котором нужно беспокоиться.
      
       Если все время живешь в аду, не замечаешь, как начинаешь к этому привыкать.
      
       Добрая бостонская традиция: если ваша машина вдруг надоела, отвезите ее на окраину и оставьте там.
      
       Все правильно. Именно так все заканчивается, когда два вида сталкиваются друг с другом. Убей или сам будешь убит - таков закон природы.
      
       Мы так мало знаем себя и так плохо заботимся о своей душе.
      
       Любая женщина может казаться хорошенькой, если у неё правильные черты лица. Но Хана была красивой, потому что у неё была прекрасная душа.
      
       Ты должен был быть со мной... все это время! Ты - часть меня, часть, которой мне всегда смутно недоставало. Ты должен был находиться поблизости, помогать мне, поддерживать, когда я оступалась. Ты должен был охранять меня, неотступно следуя за мной, и выслушивать меня. Понимать то, чего я не хотела рассказывать другим людям. Любить меня, глупую. Позволить мне заботиться о тебе так, как Богиня предназначила женщинам.
      
       Каждое существо имеет право бороться за свою жизнь... и любовь.
      
       Они молчат не потому, что хорошо понимают друг друга без слов. А потому, что они никогда не понимали друг друга. Им нечего друг другу сказать.
      
       Ну что ж, пусть ты - зло. Это не помешает тебе идти вперед. Наслаждайся этим. Не сожалей ни о чем. Теперь это твоя сущность. Прими это.
      
       - Ты заболеешь. Тебе нельзя это пить. Тебе нужна кровь.
       Тьерри вскочил, дрожа от ярости, гнева и беспомощности.
       - А как насчет твоей?
       - Как мило! Но это не поможет. Тебе нужна кровь живых существ.
      
       - О Геката, Темная Мать...
       - Оставь! Не молись, пожалуйста, и особенно этой старой карге.
      
       Забавно. Пока кто-нибудь не откажется повиноваться, трудно представить, насколько ты привык, чтобы тебе подчинялись.
      
       Весна - это время жизни, а не смерти.
      
       - Прошу прощения?
       - Я хочу... Я так хочу...
       - Что ты хочешь?
       - Его.
      
       - Ну вот, покупаешь ручку за восемь сотен долларов, а она не пишет.
      
       - У Клэр все прекрасно. Она нашла общий язык с ведьмами. Кажется, она пытается научить их работать с Интернетом. А Хью по-прежнему дурит: спасает бурундуков от токсичных отходов или что-то в этом роде.
      
       - Самое время принять хорошую ванну. А потом мы примем гостей.
       - К черту ванну. Давай сюда гостей.
      
       - Я люблю тебя, глупый ты человек. Я не могу жить без тебя. Неужели ты не знаешь этого?
       - Я просила, чтобы ты никогда не называл меня Джезабель.
      
       - НЕ СМЕЙ УМИРАТЬ, ДЖЕЗАБЕЛЬ НЕ СМЕЙ!! Или я отправлюсь за тобой в другой мир и УБЬЮ тебя там! Ты вернешься назад, и прямо сейчас! - орал Моргед ей в уши. - Прямо сейчас! Ты слышишь меня?
      
       Хорошему блефу цены нет.
      
       - Сдавайся, Моргед!
       - Убей меня.
       - Я сломаю тебе запястье.
       - Прекрасно! Надеюсь, тебя это порадует.
      
       - Только не пытайся сесть.
       - Так всегда говорят. Я в порядке. Только прикажи комнате, чтобы она не кружилась.
      
       - Ой, да ладно тебе, - скривилась Джез. - Видите ли, ему неохота умирать! А кому охота? Но ведь и ты убивал людей. На прошлой неделе твоя банда угробила этого парня, Хуана. Любишь кататься - люби и саночки возить.
      
       Один - из края королей, давным-давно забытых,
       Один - из очага, где теплится огонь,
       Один - из мира Дня, где два бессонных ока,
       Один - из сумерек и вновь сольется с Тьмой.
      
       Любовь -- удел слабых. Иллюзия. И она может оказаться гибельной.
      
       Есть вещи совершенно недопустимые, и им надо воспрепятствовать, чего бы это ни стоило.
      
       - В честь соглашения между нами. Я так рад, что мы наконец пришли к взаимопониманию. А ты?
       - Конечно. Когда мы придем к взаимопониманию, я буду очень рад.
      
       Я всегда верил в тебя. В конце концов, в тебе течет кровь вампиров, которая справится с примесью колдовской крови. Помни, что ты моя собственная восьмая прапраправнучка.
      
       Сражаться всегда важно, даже если ты и не победил.
      
       Ты станешь винить трёхлетнего малыша, упавшего в бассейн, за то, что взрослый человек утонул, спасая его?
      
       Смертен любой человек -- каждым умей дорожить,
       Видеть спеши красоту, знай, что не вечна она.
       Той любви не страшись, которую станешь дарить.
       Помни: раз полюбив, ты уже не будешь одна.
      
       -- Послушай, Гален, если ты о том, что случилось в библиотеке...
       -- Наконец-то ты признала, что там что-то случилось!
      
       Люди смертны...
       Увядает красота...
       Любовь меняет все...
       И ты всегда будешь одна.
      
       -- А мое имя означает "демон".
       -- О, как... мило. Теперь все ясно...
       -- А что означает твое имя? -- спросила Келлер у Галена, с вызовом глядя ему в глаза.
       Впервые за все время завтрака он чуть насмешливо улыбнулся:
       -- "Спокойствие".
       Келлер фыркнула:
       -- Подходящее имечко.
       -- Мне больше нравится "Ракша".
      
      

    Лорен Вайсбергер.

       "У каждого своя цена"
      
       Громкость голоса не может компенсировать недостаток искренней радости.
      
       Всего два простых слова могут сделать счастливым одного человека и несчастным другого.
      
       Нет, нет, ты не просекаешь. Это не просто сумка, это стиль жизни. Декларация личности. Свидетельство о положении в обществе. Это то, ради чего стоит жить!
      
      

    Лорел Гамильтон.

       "Запретный плод"
      
       Так всегда бывает, когда говоришь правду. Кто-нибудь обязательно назовёт тебя лжецом. Люди охотнее глотают правдоподобную ложь, чем неправдоподобную правду. На самом деле, даже предпочитают первую второй.
      
       Что-то слегка пугающее есть в человеке, который знает про себя, что он нехороший человек, и плюёт на это с высокой колокольни.
      
       Закон природы: не родилась ещё женщина, которая может найти что-нибудь у себя в сумочке быстрее двенадцати минут.
      
       У каждого свои слабости. Кто курит, кто собирает игрушечных пингвинов. Если вы промолчите про мои, я не проболтаюсь про ваши.
      
       "Да" -- лёгкая ложь, простая, всего из одного слова.
      
       Плакать - дьявольски нечестный аргумент в споре. Как только кто-то начинает плакать, больше разговаривать уже не возможно. Хочется только одного - чтобы этот кто-то перестал реветь, а ты перестала себя чувствовать самым мерзким негодяем в мире. Все что угодно, только не это.
      
       Я, бывает, разговариваю сама с собой. И даю себе очень хорошие советы. Иногда даже я им следую.
      
       Могилы нужны живым, а не мертвым. Они дают нам возможность думать о них, а не о том, что те, кого мы любили, гниют под землей. Мертвым безразличны красивые цветы и мраморные статуи.
      
       Нет ничего более зовущего, чем красивый мужчина, который не уверен в себе.
      
       Булавка на галстуке вспыхнула в свете лампы. Настоящее золото. Раньше у Вилли такого не бывало. Для мертвеца он хорошо устроился.
      
      
       "Смеющийся труп"
      
       Действуй так, словно знаешь, что делаешь.
      
      
       "Цирк проклятых"
      
       Я -- женщина без предрассудков, но, прости меня Господь, мужчина должен быть, по крайней мере, живым.
      
       Но, как говаривала моя бабуля, Блейк, "если бы сожаления были лошадками, мы бы все верхом ездили".
      
       Истинный путь к сердцу мужчины -- шесть дюймов металла между ребрами.
      
       Постарайся убить меня первым выстрелом, потому что второго у тебя уже не будет.
      
       Если мне не удается убежать от своих страхов, у меня есть склонность их убивать.
      
       Я наслаждаюсь собственной злостью -- такое у меня единственное хобби.
      
       Иногда ты борешься с тем, какой ты есть, а иногда сдаешься. А иногда, когда устаешь бороться с собой, начинаешь бороться с кем-нибудь другим.
      
      
       "Кафе лунатиков"
      
       Не имеет смысла переживать худший исход заранее.
      
       Это не честно -- удрать, не поаплодировав. И вообще не люблю, когда не вижу, чем кончилось. Мне всегда казалось, что вот то, чего я не увидела, и есть самое лучшее.
      
       В конце концов я женщина, нравится мне это или нет.
      
       Кинотеатры теперь -- мертвые гробы для мертвецов.
      
       Одно дело если боком выйдет прививка от гриппа, но раз в месяц покрываться шерстью...
       Чтобы я что-то заметила, это что-то должно сесть и гавкнуть.
      
      
       "Смертельный танец"
      
       Если бы я убивала всех, кого недолюбливаю, по Сент-Луису не пройти было бы из-за трупов.
      
       Жизнь идёт своим чередом, даже если ты по пояс в болоте с аллигаторами.
      
       Разозли меня и тебе же хуже.
      
       Я бессердечная сука, но своё сучье дело я знаю.
      
      
       "Жертва всесожжения"
      
       С Богом не спорят. Можешь на него злиться, как хочешь, но это ничего не изменит.
      
       Его невозможно было оскорбить - я уже не раз пробовала. Он был из тех добродушных ребят, от которых все отскакивает. Никогда не доверяйте людям, которые постоянно улыбаются. Либо они пытаются что-то продать, либо не очень умны... и теперь я это знаю наверняка.
      
       - Жизнь - сволочная штука, - заметила я с чувством.
       - И кончается смертью, - закончил за меня Ларри.
      
       Я буду осторожна как девственица в первую брачную ночь.
      
      
       "Голубая луна"
      
       Он провел со мной только ночь и тут же бросил тебя как вчерашнюю газету. Либо ты не такая уж хорошая подстилка, либо я все-таки лучше.
      
       Взявшись за эту работу, я убью только тебя. Защищая тебя, я перебью гораздо больше народу.
      
      
       "Обсидиановая бабочка"
      
      
       Огни пылали во всех окнах, будто по всем комнатам пробежался, хлопая по выключателям, кто-то, панически боящийся темноты.
      
       Черные джинсы свободного покроя с дырами на коленях и черные ботинки -- в другой обуви я его с самого приезда не видела. Ладно, чья бы корова мычала. У меня тоже было три пары черных кроссовок, и я все три привезла.
      
       -- И ты действительно можешь попасть такой штукой в глаз?
       Эдуард вытащил из гнезда ножичек и легким движением руки послал его в стену. Лезвие воткнулось в крошечный кружочек узора обоев.
       -- Я бы даже в сарай не попала.
      
       -- Арфа, проверь у этого типа бумажник. Узнай, кто он.
       Арфа? Здоровенный мужчина, гора потусторонней энергии, носит имя Арфа.
      
       Уверенность в себе -- черта хорошая, самоуверенность -- черта плохая.
      
       -- Была и я когда-то розовой, Эдуард.
       -- Все мы рождаемся ангелочками. Но оставаться такими нельзя, если хочешь выжить.
      
       Если убийство оправданное, это еще не значит, что оно на тебя не действует. Я приучила себя думать, что если я права, то этого достаточно. Оказывается, нет.
      
       Мы переглянулись, и глаза у него были такие добрые, такие естественные. Рамирес позволил мне увидеть себя таким, какой он есть, если, конечно, он не классный актер. Я это оценила, но не знала, как выразить вслух. Слова в таких случаях беспомощны. Самое лучшее, что можно сделать, ответить тем же. Проблема была в том, что я уже не очень знала, какова я настоящая. Не знала, как выразить это глазами. Не знала, что дать ему увидеть. Выбирать было не из чего, и я решила изобразить сконфуженность, смешанную с испугом.
      
       Пару секунд мы любовались друг другом: он олицетворял жгучую ненависть, я приветливую маску.
      
       Я приветливо улыбнулась, а про себя подумала: так тебя растак. Но за последнее время я даже глазами научилась лгать. Это даже как то грустно. Глаза -- зеркало души, и если они умеют лгать, значит, в душе поломка. Даже если можно ее починить, все равно поломка.
      
       Не знаю, чему такому учат в ФБР, что они всегда выделяются среди других. Чуть иная одежда, больше единообразия, меньше индивидуального, чем у обычных копов, но в основном какая то аура. С виду важные, будто они получают приказы непосредственно от Бога, а ты -- неизвестно от кого.
      
       Если ты кого-то назовешь другом, это на всю жизнь. Если ты кого то возненавидишь, это навсегда. Если ты скажешь, что кого-то убьешь, ты убьешь.
      
       Можно было сделать вид, что мне все равно, но с Эдуардом я не давала себе труда притворяться. В нашей странной дружбе это было ненужным. И то, что он продолжал играть со мной в игры, было глупо с его стороны. Я, впрочем, надеялась, что в этот раз игры кончились.
      
       Я сделала спокойное лицо и встретила его взгляд. Он несколько секунд выдержал игру в гляделки, но потом вынужден был отвернуться. Наверное, это не совсем честно переглядеть вот так четырнадцатилетнего мальчика, но иначе поступить значило дать ему понять, что он еще маленький. А он не был маленький, просто молодой. Это со временем проходит.
      
       Он был так же хмур, но глаза из злых стали любопытными, будто я оказалась совсем не такая, как он ожидал увидеть. Мужчины любого возраста часто на меня так смотрят.
      
       Донна встала и улыбнулась Эдуарду такой улыбкой, что любой другой растаял бы на месте. Не в сексе было дело, хотя он тоже отражался в этой улыбке. Она излучала тепло, полное доверие, на которое способна лишь настоящая любовь. Такая первая романтическая любовь может прожить недолго, но если она остается -- ой-ой-ой! Я знала, что Эдуард, наверное, смотрит на нее такими же глазами, но это было не взаправду. Не от души. Он лгал глазами -- искусство, которому я научилась только недавно и слегка жалела, что научилась. Одно дело -- знать, как надо врать, но чтобы при этом глаза не говорили, что верить тебе нельзя...
      
       Она засмеялась радостно и громко, как обычно смеются дети, будто весь мир от них сочится радостью. Потом мир учит их смеяться тише, спокойнее -- всех, кроме тех, кому очень повезет.
      
       -- У тебя все так просто получается.
       -- Трудно только то, что ты делаешь трудным, Анита.
      
       Есть люди, которым я могла бы доверить свою жизнь, но нет никого другого, кому я доверила бы свою смерть.
      
       Мы никогда не будем вместе ходить по магазинам, никогда не съедим целый пирог. Он никогда не пригласит меня к себе на обед или на барбекю. Мы не будем любовниками. Но был отличный шанс, что один из нас будет последним, кого другой увидит перед смертью. Это не была дружба в том смысле, в каком ее понимают большинство людей, но все же это была дружба.
      
       Смех его затих, лицо с очками стало непроницаемым. Мне не надо было видеть его глаза я и так знала, что они холодны и далеки, как зимнее небо.
      
       Я склонила голову набок, почти сощурившись от солнца. Эдуард, конечно, был в темных очках. Но это было не важно, так как его глаза редко что нибудь выдавали. Не о глазах его надо было мне беспокоиться. Рядом с ним я чувствовала тяжесть его взгляда даже сквозь черные стекла очков. Он умел смотреть пристально, этот Эдуард.
      
       Она любила не существующего реально человека, даже если и опиралась на самую что ни на есть настоящую руку.
      
       Думая о ритуальной музыке, люди представляют себе барабаны, у них возникают ассоциации с ритмом сердца, приливами и отливами крови. Но не все ритуалы должны напоминать нам о теле. Некоторые создаются для того, чтобы намекнуть, зачем выполняется ритуал. Всякий ритуал сотворен сердцем во имя божества. Ну, пусть не всякий, а почти всякий. Мы кричим: эй, Бог, посмотри на меня, на нас, мы хотим, чтобы тебе понравилось. Все мы в душе дети и надеемся, что папочке или мамочке понравятся наши подарки. Ну, бывает, правда, что у мамочки с папочкой характер тот еще.
      
       Когда наступает примирение, то о самом страшном горе рассказываешь без эмоций, так, будто оно стряслось с кем-то другим. Но даже смирившись, можешь поведать о минувшей истории, как об интересном происшествии.
      
       Извиниться -- значит проявить слабость.
      
       Когда смотришь в эти глаза, понимаешь, что за ними нет никого, с кем можно говорить.
      
       Если ты не понимаешь потребности в любви или дружбе, как ты можешь быть одиноким?
      
       Паранойя у нас одна на двоих.
      
      
       "Нарцисс в цепях"
      
       Я решила поверить, что правда -- это хорошо, но начала понимать, что на самом деле это не хорошо и не плохо. Правда -- это просто правда. Куда проще была жизнь, когда я верила в черно-белые абсолюты.
      
      
       "Лазоревый грех"
      
       Реальность достаточно драматична и без огромных окон, и в ней нет хороших ракурсов для камеры, а есть страдание.
      
       Я не собиралась сжиматься в комочек, прятаться. И почему я всегда гоняюсь за любовью людей, которым мало того, что я собой представляю? Есть многие другие, которые хотят меня такой, как я есть, -- низенькую, смуглую, кровавую, набитую метафизической дрянью. Люди, которые любят меня такой, какая я есть.
      
       Мика не спорил, когда знал, что ошибается, или знал, что я права. Ричард стал бы. Ричард спорит всегда. Можно подумать, если он притворится, будто верит, что мир куда лучше, чем есть, то этот мир переменится. А он не меняется. Мир таков, каков он есть. И никакой гнев, ненависть и презрение к себе, как и слепое упрямство, ничего с ним не сделают.
      
       Если Ричард ко мне вернется, это не будет навсегда. Он вернется лишь потому, что не сможет с собой справиться, но он слишком ненавидит себя, чтобы любить кого-нибудь другого.
      
       У Ричарда, как и у меня, никогда не будет обыкновенной жизни. Только я с этим смирилась, а он все еще борется. Борется, чтобы стать просто человеком, чтобы стать обыкновенным, чтобы не любить меня. В последнем он преуспел.
      
       Я позволила Ричарду от меня уйти. Я знала, что он уходит, но сидела на полу и смотрела ему вслед. Я не встала у него на дороге. Я считала, что это его выбор и нельзя удержать никого, кто не хочет, чтобы его держали. Так вот к черту все это, ко всем чертям. Не уходи, Ашер, молю тебя, не уходи. Я люблю, как сияют на свету твои волосы. Я люблю, как ты улыбаешься, когда забываешь прятаться и не хочешь ни на кого произвести впечатление. Люблю твой смех. Люблю скорбь в твоем голосе, похожую на вкус дождя. Люблю смотреть, как ты смотришь на Жан-Клода, на его походку, когда думаешь, что никто тебя не видит, потому что именно так смотрю на него я. Люблю твои глаза. Люблю твое страдание. Люблю тебя.
      
       Я счастлива, что мое сердце не принадлежит никому. Оно, чёрт меня побери, моё, и я его так и собираюсь сохранить одним куском.
      
       Нельзя выкопать человека из дерьма, если он не согласен сам взять лопату и тебе помочь.
      
       Женщина может не видеть в мужчине мужчину, если они достаточно Дружны, но мужчины редко перестают видеть в женщине женщину.
      
       -- Как я устала от всей этой дряни.
       -- Какой именно?
       -- Всей вообще!
      
       Очень противно, когда тебе плохо, а тошнота -- одно из величайших зол вселенной.
      
       Говорят, что любовь преодолевает все. Так вот - врут. Слишком мрачно? Ну, извините.
      
       Иногда приходится иметь дело с дьяволом не потому, что хочешь, а потому что иначе он найдёт себе другого.
      
       Любимые детские книжки читаешь не тем, с кем трахаешься, а тем, кого любишь.
      
      
       "Сны инкуба"
      
       Я этого не хотела, не думала, что моё сердце переживёт ещё раз разбиться. У человека со временем в сердце кончаются запасы клея, и разбитое остаётся разбитым.
      
       Я не была напугана или растеряна. Я вообще ничего не чувствовала, внутри у меня была огромная, всепоглощающая пустота, будто тишина, что расползается в моей голове, когда нажимаешь нас спусковой крючок.
      
       С друзьями, бывает, иногда нужно лезть в душу, а иногда убраться на фиг и не приставать...
      
       Ты говоришь "нормальный человек", Анита. Будто не знаешь, что нормальных нет. Есть только жертвы и хищники.
      
       Я раньше думала, что только смерть может отобрать у меня кого-то. Но потом я узнала, что есть вещи куда меньшего масштаба, которые могут у тебя украсть человека так же полностью, так же навсегда. Человек живёт, дышит, но тебе уже до него не дотронуться, не увидеть его голым, не проснуться навстречу его улыбке, запаху его кожи на твоей простыне. Есть вещи не столь драматичные, как смерть, но не менее постоянные.
      
       Наступает момент, когда просто любишь, не за то, что он там хороший или плохой, или ещё какой. Просто любишь. Это не значит, что вы всегда будете вместе. Не значит, что не будете друг другу делать больно. Значит только, что любишь. Иногда вопреки тому, кто он такой, иногда -- благодаря. И знаешь, что он тебя тоже любит, иногда благодаря тому, кто ты такая, а иногда -- вопреки.
      
      
       "Пляска смерти"
      
       Боишься? Секс уменьшит страх.
       Злишься? Секс тебя успокоит.
       Печальна? Развеешься от секса.
       Я подсела на секс, как на иглу? Может быть.
      
       Если хочешь погибнуть мучеником за великие идеи - пусть. Мне это не нравится, но пусть. Только не обрекай на мученичество тех, кто тебе верит. Они стоят дороже любого набора идей.
      
       Чувства не бывают глупыми, они только иногда заставляют нас чувствовать себя глупцами.
      
      
       "Арлекин"
      
       В некоторые дни мне кажется, что моё желание позаботиться обо всех, кто меня окружает, вот-вот сведёт меня с ума. Но я всё равно стараюсь с этим справиться. Я прилагаю все усилия, чтобы помочь каждому, кто хоть сколько-то причастен к моей жизни, день ото дня. Ты можешь сказать то же самое о себе, Ричард? Ты стараешься позаботиться обо всех, кто участвует в твоей чертовой жизни каждый день?
      
       Возможно, все дело в том, что Бог -- не полиция нравов, Ричард. Иногда мне кажется, что христиане слишком одержимы сексуальными аспектами, ведь легче думать о сексе, чем спросить себя, зачем живешь? Будто бы пока ты не спишь с множеством людей, ты по умолчанию приносишь пользу. Ведь это так легко. Легко думать, что раз не трахаешь никого, ты хороший. Так проще быть жестоким, потому что пока ты в этом не участвуешь, ты вроде как чист. Ведь именно так ты и представляешь себе служение Богу?
      
      
       "Торговля кожей"
      
       Если бы я знала наверняка, что ад существует, я бы прикончила тебя и обрекла на вечные муки, но поскольку я не уверена в этом, я сохраню тебе жизнь, чтобы ты мог бродить по этой земле в своем собственном аду бессилия.
      
       Такого понятия, как жестокая женщина не существует, Мемфис, существуют слабые мужики.
      
       Иногда лучшее, что вы можете сделать, это задержать приближение худшего, пусть и немного.
      
       Люди очень не любят чувствовать себя бесполезными; полицейские не любят чувствовать себя бесполезными вдвойне.
      
       Некоторые вещи оставляют след в душе, измеряемый не годами, а пролитой кровью и болью, необходимостью идти на сделки с совестью, чтобы достать плохих парней, пока однажды не заглянешь в зеркало и задумаешься, на какой же ты стороне после этого. Тогда наступает момент, когда полицейский значок больше не означает, что ты хороший парень, а лишь то, что ты один из своих. Я хотела быть хорошим парнем, иначе, что я тогда здесь делаю?
      
       Мы не можем думать о мести, маршал Блейк. Мы -- полицейские. Мы - хорошие ребята. Только преступники могут позволить себе месть. Мы защищаем закон. Месть вне закона.
      
       Частично боль, которая там должна была быть, вдруг всплыла на поверхность. Боль и тонкая грань того гнева, которым наделён каждый из нас.
      
       Не важно, что творилось у нас внутри, снаружи мы олицетворяли само дело. Возможно, позже настанет момент и для эмоций. Иногда продолжаешь отталкивать эмоциональные реакции, пока они не вырываются на свободу. Это становится ещё одной вещью, которую ты просто не можешь себе позволить.
      
       Темные очки, может, и добавляют комфорта, но при этом скрывают один из самых простых способов раскусить собеседника. Люди могут лгать любой частью своего тела, но глазами никогда, потому что временами вы видите правду не в том, о чём говорят глаза собеседника, а в том, что они скрывают. Можно сделать много выводов из того, что человек пытается что-то от вас скрыть.
      
      
       "Флирт"
      
       Надежда помогает, как жить, так и быть убитой намного худшими способами, чем все, что можно представить. Надежда -- ужасная подруга, когда ты попался парням с пистолетами.
      
       Её глаза блестели, и серый, кажется, становился всё темнее, как небо перед грозой.
      
       Удивительно, что люди могут выболтать, если просто молчать и притворяться более знающим, чем ты являешься на самом деле.
      
       Он ослепительно улыбнулся мне, и я заметила, что он действительно смотрит на меня, а не на Натаниэля. Я начала было делать то, что я делала на протяжении многих лет -- хмуриться и строго смотреть на него -- а потом поняла, что я вовсе не сержусь. Я улыбнулась, давая понять, что заметила его; он тратил свои улыбки на меня, и я это оценила. Я улыбнулась, позволяя радости наполнить мое лицо. Эта улыбка не предназначалась только официанту, она была адресована мужчинам вокруг меня, и все же она сделала улыбку официанта еще ослепительнее, а его глаза засверкали. Не такая уж плохая идея, поделиться этим, наоборот, это было прекрасной вещью, чтобы разделить ее даже с тем, кого совершенно не знаешь.
      
      
       "Чёрный список"
      
       Все предпочитают что-то делать на месте убийства -- это создает иллюзию, что смерть не так уж страшна, когда ты сильно занят.
      
       Она смотрела на меня так, что по сравнению с ним подозрительный взгляд Элис был легкой шуткой, но Люси была полицейским. Они умеют смотреть так подозрительно.
      
       Ты знаешь и я знаю, что мы юридически убийцы, не копы. Иногда мы раскрываем преступления и ловим плохих парней, но под конец некоторых дней мы кого-нибудь убиваем.
      
       Он перевел свои бледные голубые глаза на меня. Они перестали быть голубыми, стали серыми. Это никогда не было хорошим признаком, когда его глаза становились цвета зимнего неба.
      
       Смерть неопрятна, не красива и не чиста; она - выгребная яма, и пахнет всем тем, что может сделать человеческое тело в последний раз.
      
      
       "Поцелуй теней"
      
       -- Если твоя рука скроется из виду, -- предупредил его Дойл, -- я сочту, что ты задумал недоброе. Тебе не понравится, если я так сочту, Гриффин.
      
       -- Нет, принцесса, я не говорю о твоей магии. Я хочу сказать, что мы не боялись жестокости с твоей стороны. Принц Кел унаследовал от своей матери её... чувство юмора.
       -- То есть он садист?
       -- Во всех смыслах, -- кивнул Дойл.
      
       Скачки называют спортом королей, но на самом деле не это их настоящий спорт. Настоящий - это борьба за выживание и власть.
      
       Если есть выбор между лишней косметикой или лишним оружием, всегда выбирай оружие. Сам факт, что такой вопрос возник, свидетельствует, что оружие тебе нужнее.
      
       Он твой враг, но он может быть не единственным. Я не хочу, чтобы мы так пристально смотрели в его сторону, что просмотрели бы угрозу с другой стороны.
      
       Если мне предложили луну, это ещё не значит, что я доживу до времени, когда положу её к себе в карман.
      
       "Ласка сумрака"
      
       Взаимная любовь не слишком много меняет. Я хочу сказать, она меняет всё... И ничего. Любовь к кому-то меняет тебя...
      
       Власть развращает - без сомнения, развращает. Для того она и существует.
      
       Я верила себе, хотя бывали дни, когда я и в себе сомневалась. Я надеялась, что сомнение удержит меня в рамках чести. Может быть, я дурачила сама себя. Может быть, никто не может получить такую власть и остаться честным и справедливым. Может быть, права старая поговорка - власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно.
      
      

    Льюис Кэрролл.

       "Алиса в стране чудес"
      
       Белый Кролик надел очки.
       -- Откуда мне следует начать, ваше величество? -- спросил он.
       -- Начните сначала, -- серьезно сказал Король, -- и читайте, пока не дойдете до конца; тогда остановитесь.
      
       Вы не можете представить, как у вас захватит дух
       В тот момент, как вас подбросят и вы прямо в море -- бух!
      
       Чем больше сразу учишься, тем меньше после мучишься.
      
       Гавка сказала мышке: "Идем!
       Ты мне ответишь перед судом!
       Нынче мне скучно, и с интересом
       я занялась бы нашим процессом".
       Мышь отвечала: "Что ж, я согласна!
       Пусть нас рассудит суд беспристрастный!
       Где же судья и где заседатели,
       чтобы напрасно слов мы не тратили?"
       Гавкин коварный слышится смех:
       "Я, дорогая, справлюсь за всех.
       Наши законы -- ваша вина.
       Будешь немедля ты казнена".
      
       Всё как всегда -- ну что за безобразие!
      
       В тот же миг Алиса юркнула за ним следом, не думая о том, как же она будет выбираться обратно.
      
       Шляпных дел мастеров я уже видела. Мартовский Заяц, по-моему, куда интереснее. К тому же сейчас май -- возможно, он уже немножко пришёл в себя.
      
       Ты прекрасна. Не хватает лишь улыбки.
      
       Не грусти. Рано или поздно все станет понятно, все станет на свои места и выстроится в единую красивую схему, как кружева. Станет понятно, зачем все было нужно, потому что все будет правильно.
      
       Алиса засмеялась. "Нет смысла и пытаться, -- сказала она, -- нельзя верить в небылицы". "Я полагаю, у тебя не слишком много опыта, -- сказала Королева. -- Когда я была моложе, я имела обыкновение делать это по полчаса в день. Да что там говорить, иногда я успевала поверить не менее чем в шесть небылиц ещё до завтрака".
      
       Кому нужна голова без плечей?
      
       Покончив с этим, она обернулась к Соне и снова спросила:
       -- Почему они жили под ключом?
       Соня подумала немного и сказала:
       -- Чтобы сироп к ним капал сверху. Это был сиропный ключ.
      
       Но Алиса быстро сообразила, что это за море! Это было море слёз, которое она сама наплакала, когда была ростом в девять футов.
       -- Вот не надо было мне так много плакать! -- сказала она, барахтаясь и пытаясь понять, куда ей плыть. -- И я теперь наказана за это и, чего доброго, утону в собственных слезах. Невероятная история, честное слово!
      
       Лестные слова часто вынуждают людей действовать.
      
       -- Какие смешные часы! -- заметила она. -- Они показывают число, а не час!
       -- А что тут такого? -- пробормотал Шляпник. -- Разве твои часы показывают год?
      
       Правильность формы несущественна!
      
       Думай о смысле, а слова придут сами.
      
       Любое приключение должно с чего-либо начаться... банально, но даже здесь это правда...
      
       Эта странная девочка просто обожала раздваивать себя, становясь двумя девочками одновременно.
      
       Не понимаю, как он может когда-нибудь окончить, раз он и не собирается начинать.
      
       Если бы ты знала время, как я его знаю, -- сказал Шляпа, -- ты бы не говорила о нем в среднем роде. Оно -- не оно, а он -- Старик-Время!
      
       -- Не хочешь ли торта? -- любезно предложил Заяц.
       Алиса оглядела весь стол, но там ничего не было, кроме чайников и чайной посуды.
       -- Какого торта? Что-то я его не вижу, -- сказала она.
       -- Его тут и нет, -- подтвердил Заяц.
       -- Зачем же предлагать? Это не очень-то вежливо! -- обиженно сказала Алиса.
       -- А зачем садиться за стол без приглашения? Это не очень-то вежливо! -- откликнулся, как эхо, Заяц.
       (-- Не желаете ли вина? -- гостеприимно осведомился Заяц.
       Алиса глянула на стол, но на столе был только чай и больше ничего.
       -- Никакого вина не вижу, -- ответила она.
       -- Никакого и нет, -- сказал Заяц.
       -- Не очень-то вы вежливы: предлагаете то, чего нет на столе, -- разозлилась Алиса.
       -- Не очень-то вы вежливы: уселись, а никто вас не звал, -- Ответил Заяц.)
      
       Уж я-то деточку свою
       Лелею, словно розу!
       И я его -- баю-баю,
       Как Сидорову козу!
      
       Малютку сына -- баю-бай!
       Прижми покрепче к сердцу
       И никогда не забывай
       Задать ребенку перцу!
       Баюкай сына своего
       Хорошею дубиной -
       Увидишь, будет у него
       Характер голубиный!
      
       Порой же ругала себя так беспощадно, что глаза ее наполнялись слезами. А однажды она даже попыталась отшлепать себя по щекам за то, что схитрила, играя в одиночку партию в крокет. Эта глупышка очень любила притворяться двумя разными девочками сразу.
      
       Почему это некоторые так любят всюду искать мораль?
      
       Как она ни пыталась, она не могла найти тут ни тени смысла, хотя все слова были ей совершенно понятны.
      
       Не все ли равно, о чем спрашивать, если ответа все равно не получишь, правда?
      
       Делать ей было совершенно нечего, а сидеть без дела, сами знаете, дело нелегкое.
      
       Как по-твоему, нужен кому-нибудь ребёнок, который не думает? Даже в шутке должна быть какая-то мысль, а ребёнок, согласись сама, вовсе не шутка!
      
       Отсюда мораль: что-то не соображу.
      
       Только горчица совсем не птица, -- заметила Алиса.
       Ты, как всегда, совершенно права! -- сказала Герцогиня.
       -- Какая ясность мысли!
      
       -- Все равно я не мог заниматься стиркой, -- вздохнул Как бы. -- Мне она была не по карману. Я изучал только обязательные предметы.
       -- Какие?
       -- Сначала мы, как полагается, чихали и пищали. А потом принялись за четыре действия арифметики: скольжение, причитание, умиление и изнеможение. А когда мы усвоили правила арифметики мы перешли к мать-и-мачехе.
       -- А что еще учили?
       -- У нас было много всяких предметов: грязнописание, триконометрия, анатомия и физиономия... А раз в неделю мы запирались в мимическом кабинете и делали мимические опыты.
      
       -- Зачем же вы звали его Спрутиком, -- спросила Алиса. -- если на самом деле он был Черепахой?
       -- Мы его звали Спрутиком, потому что он всегда ходил с прутиком!, -- ответил сердито Как бы. -- Ты не очень-то догадлива!
      
       -- Фламинго кусаются не хуже горчицы. А мораль отсюда такова: это птицы одного полёта!
      
       Интересно было бы поглядеть на то, что от меня останется, когда меня не останется.
      
       Нельзя делать то, что нельзя.
      
       То ли колодец был действительно уж очень глубоким, то ли летела Алиса уж очень не спеша.
      
       - Что вам известно, свидетельница, по данному вопросу? - обратился Король к Алисе.
       - Ничего, - сказала Алиса.
       - И ничего больше? - спросил Король.
       - И больше ничего, - ответила Алиса.
       - Это чрезвычайно важно! - сказал Король.
      
       Убить Время! Разве такое ему может понравиться! Если б ты с ним не ссорилась, могла бы просить у него все, что хочешь.
      
       -- Как мне попасть в дом? - повторила Алиса громче.
       -- А стоит ли туда попадать? - сказал Лягушонок. - Вот в чем вопрос.
      
       - Ты о нем вообще, наверно, в жизни не думала!
       - Нет, почему, - осторожно начала Алиса, - иногда, особенно на уроках музыки, я думала - хорошо бы получше провести время...
       - Все понятно! - с торжеством сказал Шляпа. - Провести время?! Ишь чего захотела! Время не проведешь! Да и не любит он этого! Ты бы лучше постаралась с ним подружиться - вот тогда бы твое дело было... в шляпе! Старик бы для тебя что хочешь сделал! Возьми часы: предположим, сейчас девять часов утра, пора садиться за уроки; а ты бы только шепнула ему словечко - и пожалуйста, стрелки так и завертелись. Жжжик! Дело в шляпе: полвторого, пора обедать!
      
       - Так бы и сказала! - укоризненно сказал Заяц. - Надо говорить то, что думаешь!
       - Я всегда так и делаю! - выпалила Алиса, а потом, чуточку подумав, честно прибавила: - Ну, во всяком случае... во всяком случае, что я говорю, то и думаю. В общем, это ведь одно и то же!
       - Ничего себе! - сказал Шляпник. - Ты бы еще сказала: "я вижу все, что ем", и я "ем все, что вижу" - это тоже одно и то же!
       - Ты бы еще сказала, - подхватил Заяц, - "я учу то, чего не знаю" и "я знаю то, чего не учу" - это тоже одно и то же!
       - Ты бы еще сказала, - неожиданно откликнулась Соня, не открывая глаз, - "я дышу, когда сплю" и "я сплю, когда дышу" - это тоже одно и то же...
      
       Лучший способ объяснить - это самому сделать!
      
       - Ты что, не знаешь, что такое "это"?
       - Я прекрасно знаю, что такое "это", когда я его нахожу.
      
       Просто не знаю, кто я сейчас такая. Нет, я, конечно, примерно знаю, кто такая я была утром, когда встала, но с тех пор я всё время то такая, то сякая - словом, какая-то не такая.
      
       -- А где я могу найти кого-нибудь нормального?
       -- Нигде, -- ответил Кот, -- нормальных не бывает. Ведь все такие разные и непохожие. И это, по-моему, нормально.
      
       -- Я расту как все, прилично, -- сказала Соня. -- А ты безобразничаешь!
      
       -- Почему ты не пьешь больше чаю? -- спросил Заяц заботливо.
       -- Что значит "больше"? -- обиделась Алиса. -- Я вообще ничего тут не пила!
       -- Тем более! -- сказал Шляпа. -- Выпить больше, чем ничего, -- легко и просто. Вот если бы ты выпила меньше, чем ничего, -- это был бы фокус!
      
       -- А что это за звуки, вон там? - спросила Алиса, кивнув на весьма укромные заросли какой-то симпатичной растительности на краю сада.
       -- А это чудеса, - равнодушно пояснил Чеширский Кот.
       -- И.. И что же они там делают? - поинтересовалась девочка, неминуемо краснея.
       -- Как и положено, - Кот зевнул. - Случаются...
      
       Никогда не считай себя не таким, каким тебя не считают другие, и тогда другие не сочтут тебя не таким, каким ты хотел бы им казаться.
      
       Я видала такую чепуху, по сравнению с которой эта чепуха -- толковый словарь.
      
       -- Знакомьтесь! Алиса, это пудинг! Пудинг, это Алиса! Унесите!...
       Ну вот, вас только познакомили, а ты уже на него с ножом!
      
       -- С чего начинать, Ваше Величество? -- спросил он.
       -- Начни с начала, -- важно ответил Король, -- продолжай, пока не дойдешь до конца. Как дойдешь -- кончай!
      
       Палач говорил, что нельзя отрубить голову, если, кроме головы, ничего больше нет; он такого никогда не делал и делать не собирается; стар он для этого, вот что!
      
       -- Как хорошо было дома! -- думала бедная Алиса. -- Там я всегда была одного роста! И какие-то мыши и кролики мне были не указ. Зачем только я полезла в эту кроличью норку? И все же... все же... такая жизнь мне по душе -- все тут так необычно.
      
       Алиса удивилась, как это она не удивилась, но ведь удивительный день еще только начался и нет ничего удивительного в том, что она еще не начала удивляться.
      
       -- Я... я девочка, -- сказала Алиса, не вполне уверенно.
       -- Так я тебе и поверила! -- ответила Голубка с величайшим презрением. -- Не мало повидала я на своем веку разных девочек, но чтобы у девочки была та-а-а-кая шея! Нет, не на дуру напала! Ты змея, вот кто ты такая! И лучше не ври! Ты мне еще скажешь, что никогда яиц не ела.
       -- Яйца я, конечно, ела, -- сказала Алиса -- она была на редкость правдивый ребенок. -- Девочки ведь тоже едят яйца.
      
       Я расскажу все, что случилось со мной сегодня с утра, -- сказала неуверенно Алиса. -- А про вчера и рассказывать не буду, потому что тогда я была совсем другая.
      
       Если бы это было так, это бы ещё ничего. Если бы, конечно, оно так и было. Но так как это не так, так оно и не этак. Такова логика вещей.
      
       Пока думаешь, что сказать, -- делай реверанс! Это экономит время.
      
       Во всем есть своя мораль, нужно только уметь ее найти!
      
       Она всегда давала себе хорошие советы, хоть следовала им нечасто.
      
       The night air is bad for me.
      
       -- ... А уж кто хочет по-настоящему углубиться в науку, тот должен добраться до самого дна! Вот это и называется Законченное Низшее Образование! Но, конечно, это не каждому дано!..
       -- Мне вот так и не удалось по-настоящему углупиться! Не хватило меня на это. Так я и остался при высшем образовании...
      
       -- А почему вы его так называли, раз он был Удав, а не Питон? -- заинтересовалась Алиса.
       -- Он был Питон! Ведь мы -- его питонцы! -- с негодованием ответил Деликатес. -- Боюсь, дитя, ты умственно отстала!
      
       Не смеши языком, смеши делом!
      
       Ой, вообще, наверно, это от перцу люди делаются вспыльчивые, -- продолжала она, очень довольная, что сама обнаружила вроде как новый закон природы, -- а от уксуса делаются кислые... а от хрена -- сердитые... а от... а от... а вот от конфет-то дети становятся ну прямо прелесть! Потому их все так и любят!
      
       -- Так вот, -- продолжала Соня, -- этот самый мармелад они ели или пили -- делали что хотели...
       Тут Алиса не выдержала.
       -- Как же это они пили мармелад?! -- закричала она. -- Этого не может быть!
       -- А кто сказал, что они его пили? -- спросила Соня.
       -- Как -- кто? Вы сами сказали.
       -- Я сказала -- они его ели! -- ответила Соня. -- Ели и лепили! Лепили из него все, что хотели, -- все, что начинается на букву М.
       Другой перевод:
       -- Так они и жили, -- продолжала Соня сонным голосом, зевая и протирая глаза, -- как рыбы в киселе. А еще они рисовали... всякую всячину ... все, что начинается на М.
       -- Почему на М? -- спросила Алиса.
       -- А почему бы и нет? -- спросил Мартовский Заяц.
       Алиса промолчала.
      
       Вот это да! -- подумала Алиса. -- Кот с улыбкой -- и то редкость, но уж улыбка без кота -- это я прямо не знаю что такое!
      
       -- Если бы никто не совал носа в чужие дела, -- проворчала Герцогиня, -- мир завертелся бы куда быстрей, чем сейчас.
       -- Ну и что же тут хорошего? -- с готовностью подхватила Алиса, обрадовавшись долгожданному случаю блеснуть своими познаниями. -- Представляете, какая бы началась путаница? Никто бы не знал, когда день, когда ночь! Ведь тогда бы от вращения...
       -- Кстати, об отвращении! -- сказала Герцогиня. -- Из отвратительных девчонок делают отбивные котлеты!
      
       И-и-и-чхи! В этом -- апчхи! -- супе -- чхи! -- слишком много... а-а-а-пчхерцу!
      
       План, что и говорить, был превосходный: простой и ясный, лучше не придумать. Недостаток у него был только один: было совершенно неизвестно, как привести его в исполнение.
      
       У меня положение безвыходное, но я хоть брыкаться могу!
      
       -- Зачем ты столько ревела, дурочка! -- ругала себя Алиса, тщетно пытаясь доплыть до какого-нибудь берега. -- Вот теперь в наказание еще утонешь в собственных слезах! Да нет, этого не может быть, -- испугалась она, -- это уж ни на что не похоже! Хотя сегодня ведь все ни на что не похоже! Это и называется, по-моему, оказаться в плачевном положении...
      
       Всё страньше и страньше! Всё чудесатее и чудесатее! Всё любопытственнее и любопытственнее! Всё страннее и страннее! Всё чудесится и чудесится!
      
       -- Ты... кто... такая? -- спросила Синяя Гусеница. <...>
       -- Сейчас, право, не знаю, сударыня, -- отвечала Алиса робко. -- Я знаю, кем я была сегодня утром, когда проснулась, но с тех пор я уже несколько раз менялась.
       -- Что это ты выдумываешь? -- строго спросила Гусеница. -- Да ты в своем уме?
       -- Не знаю, -- отвечала Алиса. -- Должно быть, в чужом.
      
       -- Серьёзное отношение к чему бы то ни было в этом мире является роковой ошибкой.
       -- А жизнь - это серьёзно?
       -- О да, жизнь - это серьёзно! Но не очень...
      
       ... если слишком долго держать в руках раскалённую докрасна кочергу, в конце концов обожжёшься; если поглубже полоснуть по пальцу ножом, из пальца обычно идёт кровь; если разом осушить пузырёк с пометкой "Яд!", рано или поздно почти наверняка почувствуешь недомогание.
      
       -- Что ты хочешь?
       -- Я хочу убить время.
       -- Время очень не любит, когда его убивают.
      
       Да вы всего лишь колода карт!
      
       Ни в коем случае не представляй себе, что ты можешь быть или представляться другим иным, чем как тебе представляется, ты являешься или можешь являться по их представлению, дабы в ином случае не стать или не представиться другим таким, каким ты ни в коем случае не желал бы ни являться, ни представляться.
      
       -- Ты отлично знаешь, что ты не взаправдашняя.
       -- Нет, взаправдашняя, -- сказала Алиса и заплакала.
       -- Слезами делу не поможешь. От плача взаправдашней не станешь.
       -- Если бы я была не взаправдашняя, я бы тогда не умела плакать!
       -- Уж не хочешь ли ты сказать, что плачешь настоящими слезами?
       Я знаю, что всё это понарошку, -- подумала Алиса, -- и поэтому плакать -- глупо.
      
       Все бы ничего, но вот Герцогиня, Герцогиня! Она придет в ярость, если я опоздаю! Она именно туда и придет!
      
       -- Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?
       -- А куда ты хочешь попасть? -- ответил Кот.
       -- Мне все равно... -- сказала Алиса.
       -- Тогда все равно, куда и идти, -- заметил Кот.
       -- ... только бы попасть куда-нибудь, -- пояснила Алиса.
       -- Куда-нибудь ты обязательно попадешь, -- сказал Кот. -- Нужно только достаточно долго идти.
      
       Давай играть, как будто я голодная гиена, а ты -- кость!
      
       Давай показания и не нервничай, а не то я велю казнить тебя на месте.
      
       Не хрюкай. Выражай свои мысли как-нибудь по-другому!
      
       Ну что ж, ничего, - подумала она, - ведь из него мог выйти очень противный мальчишка. А так получился очень симпатичный поросенок!
      
       До самого красивого никогда не дотянешься.
      
       Если в мире все бессмысленно, -- сказала Алиса, -- что мешает выдумать какой-нибудь смысл?
      
       -- Ничего не поделаешь, -- возразил Кот. -- Все мы здесь не в своем уме -- и ты, и я!
       -- Откуда вы знаете, что я не в своем уме? -- спросила Алиса.
       -- Конечно, не в своем, -- ответил Кот. -- Иначе как бы ты здесь оказалась?
       Довод этот, показался Алисе совсем не убедительным, но она не стала спорить, а только спросила:
       - А откуда вы знаете, что вы не в своем уме?
       - Начнем с того, что пес в своем уме. Согласна?
       - Допустим, - согласилась Алиса.
       - Дальше, - сказал Кот. - Пес ворчит, когда сердится, а когда доволен, виляет хвостом. Ну, а я ворчу, когда я доволен, и виляю хвостом, когда сержусь. Следовательно, я не в своем уме.
       - По-моему, вы не ворчите, а мурлыкаете, - возразила Алиса. - Во всяком случае, я это так называю.
       - Называй как хочешь, - ответил Кот. - Суть от этого не меняется.
       Другой перевод:
       -- Зачем это я пойду к ненормальным? -- пролепетала Алиса. -- Я их... Я лучше к ним не пойду...
       -- Видишь ли, этого всё равно не избежать, -- сказал Кот, -- ведь мы все тут ненормальные. Я ненормальный. Ты ненормальная...
       -- А почему вы знаете, что я ненормальная? -- спросила Алиса.
       -- Потому что ты тут, -- просто сказал Кот, -- иначе бы ты сюда не попала.
      
      
       "Алиса в Зазеркалье"
      
       -- Ему снится сон! -- сказал Траляля. -- И как, по-твоему, кто ему снится?
       -- Не знаю, -- ответила Алиса. -- Этого никто сказать не может.
       -- Ему снишься ты! -- закричал Траляля и радостно захлопал в ладоши. Если б он не видел тебя во сне, где бы, интересно, ты была?
       -- Там, где я и есть, конечно, -- сказала Алиса.
       -- А вот и ошибаешься! -- возразил с презрением Траляля. -- Тебя бы тогда вообще нигде не было! Ты просто снишься ему во сне.
      
       ... Пироги в Зазеркалье сначала раздают гостям, а потом уж режут.
      
       Некоторые слова очень вредные. Ни за что не поддаются! Особенно глаголы! Гонору в них слишком много! Прилагательные попроще - с ними делай, что хочешь. Но глаголы себе на уме! Впрочем, я с ними со всеми справляюсь. Световодозвуконепроницаемость! Вот что я говорю!
      
       - Я никогда ни с кем не советуюсь, расти мне или нет, - возмущенно сказала Алиса.
       - Что, гордость не позволяет? - поинтересовался Шалтай.
      
       - Я уже отчаялась...
       - Отчаялась? - повторила она. - Разве ты пьешь чай, а не молоко? Не знаю, как это можно пить чай! Да еще утром!
      
       - У нас, - сказала Алиса, с трудом переводя дух, - когда долго бежишь со всех ног, непременно попадешь в другое место.
       - Какая медлительная страна! - сказала Королева.
      
       Слышишь, как снег шуршит о стекла, Китти? Какой он пушистый и мягкий! Как он ласкается к окнам! Снег, верно, любит поля и деревья, раз он так нежен с ними! Он укрывает их белой периной, чтобы им было тепло и уютно, и говорит: "Спите, дорогие, спите, пока не наступит лето."
      
       Весь этот мир -- шахматы (если только, конечно, это можно назвать миром). Это одна большая-пребольшая партия. Ой, как интересно! И как бы мне хотелось, чтобы меня приняли в эту игру! Я даже согласна быть Пешкой, только бы меня взяли... Хотя, конечно, больше всего мне бы хотелось быть Королевой!
      
       Я вот сейчас, к примеру, два часа отчаивалась... с вареньем и сладкими булочками.
      
       Сияло солнце в небесах,
       Светило во всю мочь,
       Была светла морская гладь,
       Как зеркало точь-в-точь,
       Что очень странно -- ведь тогда
       Была глухая ночь.
      
       Завтра никогда не бывает сегодня. Разве можно проснуться поутру и сказать: "Ну вот, сейчас, наконец, завтра"?
      
       -- Кстати, -- проговорила Белая Королева, опуская глаза и нервно ломая руки, -- на прошлой неделе в пятницу была такая гроза! То есть я хотела сказать -- в пятницы!
       Алиса удивилась.
       -- У нас, -- сказала она, -- больше одной пятницы разом не бывает!
       -- Какое убожество! -- фыркнула Черная Королева. -- Ну а у нас бывает шесть, семь пятниц на неделе!
      
       -- Нельзя поверить в невозможное!
       -- Просто у тебя мало опыта, -- заметила Королева. - В твоем возрасте я уделяла этому полчаса каждый день! В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!
      
       -- Кого ТЫ встретил на дороге?
       -- Никого.
       -- Эта молодая особа тоже его видела.
      
       Когда идешь, голову держи прямо, носки ставь врозь и всегда помни, кто ты такая.
      
       -- Простите, но я не поняла: подарок на день нерожденья? Что это такое?
       -- Подарок, который тебе дарят не на день рожденья, конечно.
       Алиса задумалась.
       -- Мне больше нравятся подарки на день рожденья, -- сказала она наконец.
       -- А вот и зря! -- вскричал Шалтай-Болтай. -- Сколько в году дней?
       -- Триста шестьдесят пять.
       -- А сколько у тебя дней рожденья?
       -- Один.
       -- Триста шестьдесят пять минус один -- сколько это будет?
       -- Триста шестьдесят четыре, конечно.
       -- ... Значит, так: триста шестьдесят четыре дня в году ты можешь получать подарки на день нерожденья.
       -- Совершенно верно, -- сказала Алиса.
       -- И только один раз на день рожденья!
      
       -- Простите? -- переспросила Алиса, растерявшись.
       -- Я не обиделся, -- отвечал Шалтай-Болтай. -- Можешь не извиняться!
      
       - Почему вы все время говорите: "Не зарывай"? - спросила наконец Алиса с досадой. - Что я зарываю? И куда?
       - Ум ты свой зарыла! А куда - не знаю!
      
       До самого красивого никогда не дотянешься, - сказала, наконец, Алиса со вздохом досады и выпрямилась.
      
       Если ты ВИДИШЬ пою я или нет, значит, у тебя очень острое зрение.
      
       -- Видите ли, я тоже всегда считала, что единороги -- это сказочные чудовища. Никогда не видела живого единорога!
       -- Ну что ж, теперь мы увидели друг друга, -- сказал единорог, -- и если ты поверишь в меня, я поверю в тебя. Идет?
      
       БАРМАГЛОТ
       Варкалось. Хливкие шорьки
       Пырялись по паве,
       И хрюкотали зелюки.
       Как мюмзики в мове.
      
       О бойся Бармаглота, сын!
       Он так свирлеп и дик,
       А в глуще рымит исполин -
       Злопастный Брандашмыг!
      
       Но взял он меч, и взял он щит,
       Высоких полон дум.
       В глущобу путь его лежит
       Под дерево Тумтум.
      
       Он стал под дерево и ждет,
       И вдруг граахнул гром -
       Летит ужасный Бармаглот
       И пылкает огнем!
      
       Раз-два, раз-два! Горит трава,
       Взы-взы -- стрижает меч,
       Ува! Ува! И голова
       Барабардает с плеч!
      
       О светозарный мальчик мой!
       Ты победил в бою!
       О храброславленный герой,
       Хвалу тебе пою!
      
       Варкалось. Хливкие шорьки
       Пырялись по наве.
       И хрюкотали зелюки.
       Как мюмзики в мове.
       Пояснение к цитате:
       Алиса читает стих о Бармаглоте из отражения книги в зеркале.
      
       Если не знаешь, что сказать, говори по-французски!
      
       Королевы в сделки не вступают.
      
       Я придумал средство от выпадения волос. Волосы почему падают? Потому, что свисают вниз. А надо взять палочку и поставить её на голову, чтобы волосы вились вокруг неё, как плющ. Они вьются вверх, а вверх падать невозможно, вот! Это моё собственное изобретение! Можешь использовать его, если хочешь!
      
       Знаешь, потеря головы -- это очень серьезная потеря!
      
       -- Меня зовут Алиса, а...
       -- Какое глупое имя! - нетерпеливо прервал ее Шалтай. - Что оно значит?
       -- Разве имя должно что-то значить? - проговорила Алиса с сомнением.
       -- Конечно, должно, -- ответил Шалтай-Болтай и фыркнул. - Возьмём, к примеру, моё имя - оно выражает мою суть! Замечательную и чудесную суть! А с таким именем как, у тебя, ты можешь оказаться чем угодно. Ну просто чем угодно!
      
       Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!
      
       Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть.
      
      
       "Охота на Снарка"
      
       Я вам все рассказал в день отплытья.
       Обвиняйте в убийстве меня, в колдовстве.
       В слабоумии, если хотите;
       Но в увертках сомнительных и в плутовстве
       Я никак не повинен, простите.
       Я в тот день по-турецки вам все объяснил,
       Повторил на фарси, на латыни;
       Но сказать по-английски, как видно, забыл
       Это мучит меня и поныне.
      
       Он команду сто раз от опасности спас -
       Но упорно молчал, от какой.
      
       Обвиненье в измене легко доказать,
       Подстрекательство к бунту -- труднее,
       Но уж в злостном банкротстве козу обвинять,
      
       Да, приятно... Но вскоре после выхода в море
       Стало ясно, что их капитан
       Из моряцких наук знал единственный трюк --
       Балабонить на весь океан.
      
       Для чего, в самом деле, полюса, параллели,
       Зоны, тропики и зодиаки?
       И команда в ответ: "В жизни этого нет,
       Это -- чисто условные знаки".
      
       Можно было б смириться с потерей плаща,
       Уповая на семь сюртуков
       И три пары штиблет; но, пропажу ища,
       Он забыл даже, кто он таков.
      
       И он с пафосом стал излагать материал
       (При всеобщем тоскливом внимании) --
       Забывая, что вдруг брать людей на испуг
       Неприлично в приличной компании.
      
       Впрочем, мненья присяжных сложились давно,
       Всяк отстаивал собственный взгляд,
       И решительно было ему всё равно,
       Что коллеги его говорят.
      
      

    Макс Фрай.

       "Библиотекарь"
      
       В детстве, когда меня спрашивали, кем я хочу стать, я неизменно отвечала: матросом! Первые несколько лет взрослые умилялись моей наивности, потом стали осторожно объяснять, что девочек в матросы не берут, поэтому лучше бы придумать что-нибудь другое, - ну и пожалуйста, я перестала говорить, что хочу стать матросом, но это вовсе не означает, будто я перестала хотеть...
      
       (...) я не слишком уверен, будто лишения действительно совершенствуют душу, зато точно знаю, что они обостряют чутьё.
      
       Несерьезно - не значит "неправда".
      
       ...поначалу я был уверен - еще немного, боги одумаются и мы все-таки вернемся домой, никто не скитается вечно; "поначалу" - это лет тридцать примерно. Да, я несокрушимый оптимист...
      
       Смотреть на звёзды и вспоминать прошлое - дело хорошее, при условии, что ты не занимаешься этим всё время, изо дня в день.
      
       Вместо того чтобы пытаться понять некоторые вещи, следует просто сказать себе: "И так, выходит, бывает", подивиться многообразию мира, посмеяться над собственным невежеством, намотать все на ус и заняться более насущными делами.
      
       Принято считать, что женщины больше всего на свете боятся постареть, а я, напротив, старалась, мне казалось, это просто нечестно по отношению к мужу - выглядеть так, словно время не властно надо мной.
      
       Когда искренне, повинуясь порыву, отдаешь все, что имеешь, взамен получаешь куда больше, чем смел рассчитывать.
      
       ... в конце концов, кто сказал, что спасать надо именно гениев? Всех надо.
      
       Папа своим примером наглядно доказывал, что, если уж вас угораздило родиться непрошибаемым эгоистом, это качество должно уравновешиваться честностью и очарованием, чтобы окружающие, во-первых, с самого начала понимали, с кем имеют дело, а во-вторых, получали от этого удовольствие.
      
       На судне уже имелся прекрасный, как меня заверили, экипаж, капитан - замечательный человек и опытный организатор, на досуге пишет диссертацию по антропологии, ну а чему вы удивляетесь, одно другому совершенно не мешает.
      
       А в конце приписка нормальным человеческим языком: "Да Вы лучше сами приезжайте, дорогу оплатим, познакомимся и все Вам расскажем", - и совсем уж трогательный постскриптум: "Мы очень хорошие".
      
       Даже в юности я куролесил довольно вяло, не в полную силу, зато с удовольствием строил планы на будущее, сочинил для себя судьбу, полную страстей, приключений и путешествий, в глубине души полагал, что создан именно для нее, но все откладывал на потом, думал, успеется, а теперь вдруг обнаружил, что стою, как дурак, упершись носом в глухую стену, и мое прекрасное "потом" осталось где-то позади, и вообще всё.
      
      
       "Болтливый мертвец"
      
       Проблема в том, что словосочетание "плохое место" уже давно стало для меня чем-то вроде дорожного знaкa с надписью: "Тебе туда, дружище!"
      
       Легко быть мудрым и спокойным до тех пор, пока кто-то не помочится тебе на голову!
      
       Поэты древности в отличие от современных редко создавали больше дюжины стихотворений в течение своей долгой жизни. Оно и понятно: все они были отменными магами и не любили растрачивать себя на пустяки. Поэтому за каждым поэтическим произведением тех времен непременно скрывается целая Вселенная, наполненная чудесами -- нередко опасными для того, кто неосторожно разбудит задремавшие строки.
      
       Если вас укачало от езды в автобусе, главное -- выйти, немного постоять на твердой земле, отдышаться, прийти в себя, а уже потом думать, что делать дальше.
      
       Я уже устал скорбно вопрошать после всякой очередной передряги: где была моя голова?! Очевидно, имеется такое специальное таинственное место, куда эта никчемная часть тела периодически перемещается.
      
       На войне как на войне, знаете ли: лучше быть живым параноиком, чем мертвецом, который ждал от жизни только приятных неожиданностей... Одним словом, я не люблю сюрпризы. Зато они меня просто обожают.
      
       Убить нельзя, терпеть -- трудно.
      
       Про себя я уже не раз называл ее поэтом-практиком: Меламори за свою жизнь не зарифмовала и двух строчек, но ей это и не требовалось, она оперирует не рифмами, а поступками, создавая свои мимолетные шедевры не из слов, а из ненадежной ткани реальности.
      
       Ложь - пагубная привычка: стоит только однажды научиться, и тут же начинаешь лукавить даже наедине с самим собой.
      
       Великодушие - единственная стоящая приправа к могуществу.
      
       Активное неприятие любой традиции - столь же очевидная глупость, как и слепая приверженность ей. Верное решение всегда находится между "да" и "нет".
      
       Тот, о ком сокрушаются несколько дюжин родственников и друзей, ничуть не менее мертв, чем тот, чья смерть не выжала ни единой слезы...
      
       Хамы немного похожи на наваждения: если не уделять им внимания, они быстро тускнеют, а иногда даже исчезают - по крайней мере, из твоей жизни...
      
       Мечтать о всяческих приятных вещах мне всегда нравилось больше, чем обладать ими...
      
       Иногда обычные формальности помогают выразить отношение к происходящему куда лучше, чем длинные рассуждения.
      
       Любить человека и постоянно держать его при себе - отнюдь не одно и то же.
      
       Если бы мудрость зависела только от возраста!
      
       Такова уж человеческая натура: мало кто готов смириться с мыслью, что все его подвиги останутся без аплодисментов в финале!
      
       Ни одно человеческое существо не является настолько совершенным, чтобы не нуждаться в контроле со стороны.
      
       У тебя такое лицо, словно все мои шкафы уже до отказа забиты твоими любовниками. И теперь ты пытаешься сообразить, как бы поделикатнее объяснить мне этот печальный факт.
      
       Люди - такие непредсказуемые существа... Впрочем, нет, вполне предсказуемые, и это ещё хуже.
      
       Доверять вообще никому не стоит. И не потому, что всё человечество озабочено тем, как бы тебя провести, а потому, что человеческие поступки далеко не всегда соответствуют твоим ожиданиям - вот и всё.
      
       - Мы, люди, куда могущественнее, чем нам кажется. Не только ты, сэр Вершитель, а вообще все. Хотим мы этого, или нет, но каждый из нас вынужден жить в той реальности, которую он сам для себя выбрал. Трагедия состоит в том, что почти никто не делает этот выбор осознанно, поэтому и реальность нередко получается та ещё...
      
       - О чём ветер поёт
       в пустом сердце моём?
       О том поёт, что огонь
       Сжёг всё в сердце моём...
       О чём ветер поёт
       В пустом сердце моём?
       О том, что вечный лёд
       Сковал сердце моё...
       О чём ветер поёт
       В пустом сердце моём?
       О том, что пламя и лёд
       Вместе в сердце моём.
      
       ... И сейчас я понял, что послушно повторяю одну из самых банальных ошибок человечества: по команде "всё хреново, жизнь не удалась", начинаю усиленно любоваться пейзажем.
      
       Вообще-то, каждый человек вполне хорош, если правильно рассчитать дозировку - самые невыносимые типы могут оказаться почти душками, если видеть их один раз в три года и не дольше тридцати секунд кряду.
      
       Когда хороший человек берется за плохое дело, судьба может повернуться к нему спиной.
      
       Понимаешь, настоящий путь никогда не бывает движением по прямой. Это тебе не поездка на амобилере на ярмарку в Нумбану. Нет движения вперед, нет пункта назначения, в который надо прибыть. Это куда больше похоже на прогулку по берегу океана в шторм. Одна волна сбивает тебя с ног и уносит тебя в открытое море, а другая выбрасывает на берег. Нет никакой цели, никакой Нумбаны, никакой ярмарки - ничего! Только твоя дурацкая, рискованная прогулка и безжалостные волны, которые увлекают тебя за собой, а в тот момент, когда тебе начинает казаться, что ты уже освоился в океане - снова выбрасывают на берег, и ты понимаешь, что все нужно начинать сначала. Ты говоришь - все возвращается? Так оно и есть. Но не паникуй, парень: со временем ты поймешь, что всякий раз нас выбрасывает на иной берег, и мы начинаем с какого-то другого "начала"...
      
       ... покойникам всегда почему-то достается куда больше любви, чем живым: наверное, просто потому, что они неподвижно лежат на месте и наконец-то больше никому не мешают...
      
       Надо просто делать всё, на что ты способен, а не гадать, как сложатся обстоятельства.
      
      
       "Большая телега"
      
       Жители города Нанси чертят на своих столах старинные карты мира, чтобы находиться одновременно всюду, оставаясь при этом дома.
      
       Вообще-то, сейчас, когда на меня никто не смотрел и мыслей, смею надеяться, не читал, можно было бы оставить этот снисходительный тон, пинком прогнать внутреннего скептика, наспех сотворенного когда-то из вязкой глины детских разочарований специально для упрощения коммуникаций с внешним миром, и честно признать: на самом деле я погибаю от любопытства и нетерпения.
      
       Я уже давным-давно такой взрослый, что самому страшно.
      
       Похоже, это очень важно для города - получить возможность поговорить с людьми на понятном им языке.
      
       Створки тяжелых металлических ворот были закрыты и для пущей надежности перевязаны шнурком от ботинка. Бантиком. Чтобы, значит, враг не проник.
      
       - Я тебе кто - дружочек или чужая тетка?
       - Ты мне родная дядька.
      
       Оно (существо) оказалось одной из тех некрасивых женщин, которые в любом возрасте похожи