Старх Арес: другие произведения.

Убийцы Пиратов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.97*294  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немного иной Луффи, встретил слегка пораньше своего первого помощника, из-за чего вся история пошла немножко по другому курсу. Пираты Соломенной Шляпы - впереди все рыдает, а позади все горит, сломано, истекает кровью и ограблено.
    Предупреждение: Необходимо знать мангу\аниме.


Арес СТАРХ

Пираты Соломенной Шляпы

Том 1

Убийцы Пиратов

Глава 1

Ророноа Зоро

   Мир знавал немало грандиозных историй, которые начинались с совершенно обыденных вещей. Кто-то проспал, кто-то опоздал, кто-то что-то забыл, и понеслось. Тот самый маленький, покатившийся с горы камешек, вскоре превращающийся в смертоносную лавину, способную стереть с лица земли целый город. С людьми этот процесс выглядел куда менее грандиозно, но, зачастую, предвещал куда более масштабные последствия, чем гибель даже целого города под потоком каменной смерти.
   Встреча двух малоизвестных или вообще никому неизвестных людей: что может быть в этом грандиозного? Ответ: ничего. Встретились, да и встретились. Жизнь практически любого человека состоит из подобных встреч. Но в свое время именно с подобной встречи началось партнерство Гол Ди Роджера и Силверса Рейли, в народе более известных как Король Пиратов и его Правая Рука -- Темный Король. И хотя подобных встреч можно было припомнить великое множество, пожалуй, именно встреча будущего Короля Пиратов с человеком, которого потом назовут его Правой Рукой, больше всего подходила под сложившуюся ситуацию. Почему? Хотя бы...
   -- Да кто... ха-а, ха-а... да кто ты такой?!! - буквально прорычал изрядно потрепанный, и вымотанный до предела, зеленоволосый мечник.
   -- Я - Монки Ди Луффи! -- гордо выпятив грудь, представился черноволосый паренек в соломенной шляпе. -- Человек, который станет Королем Пиратов!
   ...вот почему.
   Но, как уже говорилось, все началось вполне обыденно.
   Дело происходило на одном из многочисленных островов Ист Блю. Остров, на который Зоро, -- уже упомянутый выше зеленоволосый мечник, -- попал так, как он попадал на большинство других островов, то есть по чистой случайности. В мире, состоящем на 95% из воды, где существовал всего один континент, к тому же слабо пригодный для жизни, и великое множество островов, в роли основного транспортного средства выступал корабль или, как в случае с Зоро, лодка. При этом Зоро не только не разбирался в навигации, но и плохо, -- невероятно, чертовски, просто неимоверно ужасно!!! - ориентировался на местности. Это не говоря уже о море, где для большинства людей вообще не существовало никаких толковых ориентиров. Собственно, учитывая такие нюансы, в случае с Зоро, даже нельзя было говорить о том, что он потерялся... ведь Зоро никогда не знал, где именно он находится и куда ему нужно плыть или идти дальше. Как уж тут можно потеряться?
   Вот и в этот раз, зеленоволосый мечник, приплыв с неизвестного для себя острова на другой неизвестный для себя остров, вытаскивая лодку на берег, наткнулся на рыбачащего в стороне паренька в соломенной шляпе. Ничего удивительного. Местно для рыбалки довольно удачное -- скрытая бухта, окруженная высоким лесом, защищающим от ветра, к тому же, судя по всему, весьма отдаленная от людей. И, как вскоре понял Зоро на собственной шкуре, именно последним фактором руководствовался паренек в шляпе при выборе места для своей рыбалки. Все, что хотел Зоро, так это узнать о ближайшем городе, и как до него дойти. Однако он не успел даже рта раскрыть, как чудовищный по силе удар отправил его кувыркаться по песчаному берегу бухты.
   Зоро потребовалось долгих десять секунд, прежде чем он сумел понять несколько неимоверно простых вещей. Во-первых, его ударили. Во-вторых, его ударили с такой силой, с какой его ещё никогда в жизни не ударяли. В-третьих, он не увидел удара. И, наконец, в-четвертых, какого хрена?! За что его ударили?!!
   -- Какого чёрта ты меня ударил?!! - вскакивая на ноги и доставая два из своих трех мечей, взревел Зоро.
   Рыбачащий парень, казалось, только этого и ждал. Откинув удочку в сторону, он поднялся на ноги и, сдвинув на лоб свои стильные, солнцезащитные очки, злобно посмотрел на принявшего стойку мечника:
   -- Закрой пасть, ублюдок, ты своим прибытием спугнул мой ужин... так что ты лучше меня больше не зли, -- выставил он перед собой сжатую в кулак руку. - Иначе ты сейчас одними синяками не отделаешься.
   Зоро уже успел как-то привыкнуть, за последние полгода, к тому, что народ, при виде его трех мечей, -- пусть сейчас он достал только два, но ведь третий все равно отчетливо виднелся на поясе! - сразу узнает его. Узнает и старается не связываться. А тут ноль реакции. Ноль. Причем, Зоро так об этом задумался, что до него далеко не сразу дошел точный смысл сказанной ему фразы.
   -- Одним синяками... -- несколько озадачено повторил Зоро, смотря на медленно приближающегося к нему парня. - Одним синяками... стой! Значит, ты уже так и так решил меня избить?!
   -- Точно! - широко улыбнулся парень в шляпе, а в следующее мгновение Зоро сложился пополам от удара ноги в живот.
   Удар был такой силы, что зеленоволосый мечник не сумел удержать мечи в руках. Пальцы дрогнули, хватка ослабла и выскользнувшие из его рук мечи упали на песок, а сам Зоро, вновь прокувыркавшись по песчаному берегу, влетел в растущие неподалеку заросли и впечатался в дерево с такой силой, что оно не выдержало. Надсадно хрустя, высокая, раскидистая пальма, рухнула в противоположную от кашляющего кровью Зоро сторону.
   В этот раз мечнику потребовалось куда больше времени на то, чтобы придти в себя. Долгое время, -- по меркам сражения, так и вовсе целая вечность, -- сознание Зоро опасно плавало на самой грани. Перед глазами у него летали черные мошки, а во рту стояла кровь. Однако, секунда за секундой, но ему становилось все лучше и лучше. Кровь во рту так никуда и не делась, зато зрение приобрело четкость и пропали черные мошки, вернулась способность связно мыслить. И едва это произошло, как Зоро опять сумел понять несколько немаловажных вещей.
   Во-первых, он пропустил второй удар. Если первый ещё можно было списать на неожиданность атаки и его общую расслабленность, то второй он ждал, но на конечный результат это никак не повлияло. Во-вторых, если первый удар был чрезвычайно сильным, то второй едва не отправил его к праотцам навстречу. До сего дня Зоро вообще не подозревал, что на свете есть человек, способный бить с такой чудовищной силой -- после таких ударов остаются не синяки, а трупы! В-третьих, несмотря на свою готовность, он снова не увидел удара... да и самого движения парня в соломенной шляпе. Одно мгновение парень стоит от него на расстоянии нескольких метров, а уже в другое Зоро отлетает от его удара. И, наконец, в-четвертых, какого хрена?! Он что, мальчик для битья?!! За последние десять лет, с тех пор как умерла Куина - его подруга детства и соперница в искусстве фехтования, -- Зоро уже как-то успел отвыкнуть от чувства поражения, как и от ощущения собственной слабости. И Зоро совсем не понравилось, что кто-то взялся напомнить ему о его уже давно забытых чувствах и ощущениях.
   Буквально рыча от душившей его злости, то ли на себя, то ли на парня в шляпе, или на все сразу, Зоро поднялся на ноги. Достав из ножен свой третий и самый ценный меч, когда-то принадлежавший Куине, Зоро вышел из кустов на песчаный берег бухты... вышел и сразу понял на кого конкретно он злится. На парня! На парня в соломенной шляпе! На парня, что вновь сидел с удочкой в руках, на торчащем из воды камне. Словно Зоро тут вообще никогда не появлялся. Вдобавок, что ещё больше взбесило зеленоволосого мечника, так это два его меча оставленных валяться на песке. Парень в шляпе даже не стал их подбирать! Где они упали, там они и лежали, словно какой-то никому ненужный мусор.
   Зоро почувствовал, как пелена бешенства застилает его взгляд. Не теряя времени, он сунул рукоять меча Куины в рот, и бросился в сторону сидящего на камне парня в шляпе. Подхватив по пути свои валяющиеся на песке мечи, Зоро в мгновение ока оказался прямо над Соломенной Шляпой, который, казалось, его даже не заметил. Возможно, в другой раз Зоро и дал бы ему поблажку, но только не сегодня. Сейчас Зоро просто собирался разрезать этого ублюдка пополам, и он знал, что это сделает его счастливым.
   -- Tora Gari (Тигриная Охота)! - рубанул всеми тремя мечами Зоро, применив одну из самых своих сильных техник.
   Атака получилась что надо. Пополам разрезало не только камень, но и воду перед ним... и даже дно бухты... другими словами, было разрезано буквально все, кроме самого важного.
   -- Ва-а-а... -- раздалось позади Зоро. - Ты разрезал мой камень! И где я теперь буду рыбачить?
   Невольно сжав рукояти мечей в руках, зеленоволосый мечник медленно повернулся к стоящему позади него парню в шляпе, что сейчас с интересом изучал две половинки некогда большого, цельного валуна, торчащие из воды. На правом плече у него лежала удочка, а в левой руке "Соломенная Шляпа" держал раскладной стул и большое ведро, наполовину заполненное водой, в котором виднелась одна единственная, небольшая рыба. В момент атаки Зоро, ведро стояло рядом с парнем, а он, в свою очередь, сидел с удочкой в руках, на том самом раскладном стульчике, что парень сейчас держал в одной руке с ведром.
   Зоро крепче прикусил рукоять меча во рту.
   -- Эй, да у тебя три меча! - снова заговорил "Соломенная Шляпа". - Извини, не сразу сообразил кто ты такой...
   Едва услышав эти слова, Зоро стало понятно, что стоящий перед ним парень, наконец, его узнал. Да это и неудивительно. Как уже говорилось, в Ист Блю он был довольно известным мечником. "Три Меча" Зоро или "Охотник на пиратов" Ророноа Зоро. И если с первым прозвищем парень был вполне согласен, -- всё-таки он действительно использовал именно три меча, -- то вот со вторым не очень. На пиратов Зоро охотился только тогда, когда ему требовались деньги на еду и выпивку, а на самом деле плевать он на них хотел. Зоро просто следовал своей цели, и ничего больше. Однако, самое главное, что парень в шляпе, все-таки, наконец...
   -- ...ты ведь приехал устраиваться в местный цирк, да? Учитывая, как ты ловко обращаешься с тремя мечами сразу, думаю, тебя ждет немалый успех. Кстати, не пробовал брать ещё больше? Я как-то раз читал историю про мужика, который таскал с собой сразу восемь мечей, а в другой книге вообще описывалась "Техника Бесконечных Мечей". Круто, да?
   ...узнал... его...
   Зоро сжал зубами рукоять меча до такой степени, что они едва не потрескались. Он честно пытался сдерживаться. Он ведь мечник. Только спокойствие, гармония с природой и самим собой. Спокойствие и гармония -- все как учил учитель...
   -- ...Или ты всё-таки мечник?
   ...спокойствие... гармония....
   -- А разве вам гордость не запрещает нападать со спины?
   ...с-спокойствие... г-гармония...
   -- Да ещё на безоружного?
   ...с-с-суу... гар-гар-гр-р...
   -- Хотя если ты все же в цирк собрался устраиваться, то значит ты не мечник, а потому тебе можно.
   ...
   -- TORA GARI (ТИГРИНАЯ ОХОТА)!!! ONI GIRI (РЕЗАК ДЕМОНА)!!! TATSUMAKI (ВИХРЬ ДРАКОНА)!!! SANTORYU: TORO NAGASHI (СТИЛЬ ТРЕХ МЕЧЕЙ: РАНЕНИЕ ВОЛКА)!!! TORA GARI (ТИГРИНАЯ ОХОТА)!!! ONI GIRI (РЕЗАК ДЕМОНА)!!!
   ...
   -- ... TATSUMAKI (ВИХРЬ ДРАКОНА)!!!
   -- Ты там ещё не устал? Пятнадцать минут уже прошло. Честно слово, я в жизни не видел настолько сильного циркача. Ты никогда не думал о карьере мечника? Мне так кажется, это подошло бы тебе куда больше, а то ты своей рожей всех детей в цирке перепугаешь... да и взрослых тоже.
   -- SANTORYU OGI: SANZEN SEKAI (СЕКРЕТНАЯ ТЕХНИКА СТИЛЯ ТРЕХ МЕЧЕЙ: ТРИ ТЫСЯЧИ МИРОВ)!!!
   -- А вот это было реально мощно, признаю, -- посмотрев на оставленную просеку среди деревьев, одобрительно покивал парень в шляпе.
   -- Да кто... ха-а, ха-а... да кто ты такой?!! - буквально прорычал изрядно потрепанный и уставший, зеленоволосый мечник.
   -- Я - Монки Ди Луффи! - гордо выпятив грудь, представился черноволосый паренек в соломенной шляпе. -- Человек, который станет Королем Пиратов!
   После такого представления у Зоро окончательно пропало всякое желание к дальнейшему сражению... если все, что происходило на протяжении последних тридцати минут, вообще можно было назвать сражением. Глубоко вздохнув, Зоро убрал мечи в ножны, а потом без сил растянулся на песке, прямо там же, где стоял. Паренек в шляпе, Луффи, сделал немного по-другому. Подойдя к разрезанному Зоро валуну, две половинки которого так и продолжали торчать из воды, он смачно пнул по одной из половинок. Камень сложился вместе, -- осталась лишь небольшая дырка на месте разреза -- после чего Луффи забрался на него, поставил ведро на одну половину и, разложив свой стульчик на другой, вновь уселся рыбачить. Словно и не было буквально перепаханной бухты, подчистую вырезанных деревьев в округе и тяжело дышащего мечника, что сейчас, лежа на земле, пытался восстановить свое дыхание.
   Минут через десять, когда, наконец, унялось бешено колотящееся где-то в районе горла сердце и перестали гореть огнем легкие, Зоро принял сидячее положение. Оглядевшись по сторонам, зеленоволосый мечник сосредоточил свое внимание на рыбачащем парне. Выглядел он совершенно безобидно. Лет шестнадцати на вид, -- фактически мальчишка! -- чуть выше среднего роста, черные, растрепанные волосы, самое обычное лицо с небольшим шрамом под левым глазом и спортивным телосложением. Расстегнутая, цветастая рубашка с обрезанными рукавами, тонкие, чёрного цвета, подвернутые до колен, джинсы, открытые шлепанцы на ногах, соломенная шляпа на голове, стильные, солнцезащитные очки на носу, какая-то подвеска на шее и браслет на правой руке. Из всего перечисленного, больше всего привлекала к себе внимание соломенная шляпа парня. Как отметил Зоро, она была довольно-таки старой, да ещё немного потрепанной, с многочисленными, пусть и едва заметными, следами ремонта. Особенной шляпа не выглядела, -- шляпа как шляпа, на любом рынке, за сущие копейки, можно было купить точно такую же, -- но, судя по тому, как тщательно её восстанавливали, с ней была связана какая-то своя история. В итоге, парень выглядел как самый обычный пацан, почти мальчишка. В толпе на такого даже внимания не обратишь. Однако Зоро уже на собственном опыте успел убедиться, насколько обманчиво это самое "нормальное" впечатление.
   -- Эй, -- позвал его Зоро, -- если ты хочешь стать Королем Пиратов, значить ты пират? Сколько за тебя дают?
   Последний вопрос мечника волновал особенно сильно. За прошедший год он повидал немало пиратов с наградами, -- приличными наградами! -- но не один из них и близко не был так силен, как этот Луффи. Пираты с наградой в пятнадцать миллионов -- почти максимум для здешних мест, -- и рядом с ним не стояли!
   -- Пиратствовать я начну только через два года, -- помахал рукой Луффи, -- поэтому награды за меня пока нет.
   Выслушав ответ, Зоро испытал двоякое ощущение. С одной стороны он всухую проиграл человеку без награды, а с другой этот самый человек ещё просто не заявил о себе миру. Зато когда он заявит... пятьдесят миллионов... нет, даже сто миллионов! Или больше? Зоро искренне надеялся что больше, намного-намного больше. Возможно тогда он перестанет чувствовать себя настолько слабым, насколько чувствовал себя сейчас. Парню снова вспомнилась Куина и его постоянные поражения ей.
   -- Ну а ты? - спросил Луффи, продолжая смотреть на совершенно неподвижный, на водной глади, поплавок. - Для циркача ты довольно неплох. Я в здешних местах ещё никогда не встречал кого-нибудь настолько сильного.
   Удивительно, но в этот раз Зоро ничуть не расстроило очередное сравнение с циркачом.
   -- Ты... ты действительно никогда не слышал обо мне? - спросил зеленоволосый мечник... и тут же понял, насколько жалко прозвучал его вопрос. Вернее не сам вопрос, а голос, тон, каким он его озвучил. Словно маленький ребенок, ищущий признания у строгого родителя.
   -- Нет, не слышал, -- радостно отозвался Луффи, прервав самокопания Зоро. - А что, должен был?
   -- Да нет... наверное, -- совсем уж "сдулся" Зоро. - Меня называют "Три Меча" Зоро или "Охотник на пиратов" Ророноа Зоро... точно не слышал? - с плохо скрытой надеждой в голосе, снова спросил мечник.
   -- М-м-м... нет, не слышал, -- беспечно отозвался Луффи, этим самым "убив" последнюю надежду зеленоволосого парня. -- Значит, тебя зовут Зоро? И ты охотишься на пиратов? Охотник за вознаграждениями? Значит, все-таки, не циркач?
   -- Я не охотник, просто, когда мне нужны деньги, я ловлю пиратов и сдаю их дозорным, поэтому меня так прозвали. И я не циркач! Говоришь, хочешь стать Королем Пиратов?
   -- Не хочу, а стану, -- все тем же беспечным тоном, поправил его Луффи.
   -- Да? Ну а я собираюсь стать величайшим мечником в мире.
   -- Величайшим мечником? - явно заинтересовался Луффи, он ради этого даже перестал глазеть на поплавок и перевел свой взгляд непосредственно на Зоро. - Ты?
   -- Да, -- кивнул Зоро. В любом другом случае, он бы никогда не стал упоминать свою мечту, но, учитывая, что сидящий перед ним парень спокойно говорил о своей, сейчас это казалось уместным. - Я дал обещание одному человеку, что когда-нибудь обязательно стану величайшим мечником в мире, и ради исполнения этой мечты я год назад отправился в море.
   Поплавок окончательно оказался забыт, а широко улыбающийся Луффи полностью развернулся в сторону Зоро.
   -- Знаешь, а мы с тобой ужасно похожи! Я тоже дал обещание одному человеку, что когда-нибудь соберу лучшую в мире команду пиратов, а сам стану Королем Пиратов. Шанкс дал мне свою шляпу, -- Луффи приподнял пальцем свою соломенную шляпу, -- с обещанием вернуть её тогда, когда я стану Великим Пиратом.
   -- К сожалению, человека, которому я дал свое обещание, уже нет в живых, -- покачал головой Зоро. - Все что у меня от неё осталось, это наши мечты и её меч, -- с этими словами, зеленоволосый парень вытянул из петли на поясе искусный меч, с белой рукоятью, вложенный в белоснежные ножны.
   -- Хм... это отличный меч, -- после нескольких секунд пристального разглядывания, вынес свой вердикт Луффи. - А вот два других самые обычные.
   -- Так и есть, -- согласился Зоро. - Я их взял в качестве трофеев с одного пиратского корабля. Ничего особенного.
   -- Если ты действительно хочешь стать самым сильным мечником в мире, то все твои мечи должны быть превосходными, иначе, в самый ответственный момент, они просто сломаются. Да и самому тебе не мешает подкачаться. Пока ты едва дотягиваешь до троечки среди слабых мечников.
   Несколько секунд Зоро молча переваривал услышанное. Он понял, что его назвали слабым... Пусть даже парой минут ранее Луффи называл его сильным... Нет... Не сильным. Вернее сильным, но только в сравнении с другими... другими слабаками. Причем, как было совершенно очевидно, у парня в шляпе имелась своя, особая, шкала измерения силы мечников... а возможно и не только их.
   -- До троечки среди слабых мечников? - наконец, так и не поняв насколько слабым его обозвали, Зоро вопросительно повторил слова самого Луффи.
   -- Судя по твоей силе, ты ещё не умеешь резать сталь, так?
   Зоро помрачнел. Зеленоволосый мечник слышал от своего учителя о людях, способных без всяких проблем резать сталь, но сам он ещё никогда таких не встречал. Откровенно говоря, Зоро уже начал сомневаться в правдивости всех этих слухов.
   -- Я... я не могу резать сталь, -- буквально выталкивая слова из горла, признался Зоро, крепко сжимая кулаки. - И я никогда не видел того, кто бы мог, -- после секундной паузы, почти обиженно, добавил он, чтобы хоть как-то себя оправдать.
   -- Так мы живем в Ист Блю, -- беспечно пожал плечами Луффи. - Это море считается слабейшем из всех морей. Если ты хочешь увидеть настоящих монстров, то тебе нужно плыть на Гранд Лайн.
   Зоро, конечно же, слышал о Гранд Лайн. Да и кто не слышал? Самое загадочное море в мире, и самое опасное. В мире существовал всего один континент, Ред Лайн, и представлял он собой идеальное кольцо, опоясывающее планету с северо-востока на юго-запад, таким образом деля её пополам. В свою очередь, Гранд Лайн, также как и Ред Лайн, опоясывал планету, только уже с северо-запада и на юго-восток, деля планету пополам ещё раз, из-за чего образовалось четыре моря - Ист Блю, Вест Блю, Норт Блю и Саус Блю. И именно в Ист Блю родился и жил Зоро.
   -- Значит, по-твоему, я недотягиваю даже до среднего мечника? - мрачно спросил Зоро.
   Он был уверен, что титул сильнейшего у него почти в руках, но теперь...
   -- Хм-м-м... -- протянул Луффи, складывая руки на груди и склоняя голову набок. - Я не берусь утверждать, что моя классификация самая правильная классификация в мире, но всех мечников я делю на три категории: слабые, средние и сильные, а затем разделяю каждого из них ещё на три уровня. Вот ты, по этой шкале, в районе третьего уровня слабого мечника. Когда сможешь разрезать сталь, то перейдешь на первый уровень среднего мечника. Освоишь дальнобойные атаки, получишь второй уровень среднего мечника, а когда наберешься опыта в использовании этих техник, получишь третий уровень. Затем, после того как сможешь, хотя бы в зачатке, овладеть либо Волей Усиления, либо Волей Наблюдения, перейдешь на уровень сильного мечника. Дальше, естественно, тебе придется развивать обе Воли. Только с одной тебе никогда не достигнуть третьего уровня сильного мечника. И лишь когда ты в совершенстве овладеешь Волей Усиления и Наблюдения, а так же отточишь свои техники меча, ты будешь готов бросить вызов Джуракуллу Михавку -- человеку с Глазами Сокола. Если я правильно помню, именно ему на данный момент принадлежит титул сильнейшего мечника в мире.
   Если честно... если честно, то Зоро мало что понял из речи этого Луффи. Воля Усиления? Воля Наблюдения? Уровни мечников? Впрочем, главное он точно понял. И этим главным было то, что, по мнению паренька в шляпе, он невероятно слаб. Слаб настолько, что он, фактически, не имел права бросить вызов сильнейшему. Теперь Зоро только оставалось понять, что ему со всем этим делать? Верить или нет? Учитывая силу Луффи, причин для недоверия у Зоро не было. Если слабый говорит тебе, что ты слаб, то это ещё можно пропустить мимо ушей. Однако совсем другой разговор, когда тебе об этом говорит куда более сильный человек. Что же ему теперь делать? Зоро затруднялся ответить на этот вопрос.
   Зато Луффи, как стало совершенно очевидно, не испытывал никаких затруднений:
   -- Эй, а как насчёт того, чтобы присоединиться к моей семье, а? - с широкой улыбкой на лице спросил он Зоро.
   -- К семье? - не понял мечник.
   -- Ну-у-у... обычно предлагают стать накама, но слово "семья" мне нравится больше, -- задумчиво потерев подбородок, ответил Луффи. -- К тому же, вместе веселее! - вновь широко улыбнувшись, продемонстрировал он большой палец Зоро. - А ещё у нас есть печеньки!
   -- Причем тут печеньки? -- опять не понял Зоро.
   -- Я смотрю, ты совсем тундра, -- тяжело вздохнул Луффи. - Пираты - это темная сторона, то есть я зову тебя на темную сторону силы, а печеньки это особая привилегия темной стороны. На белой стороне все должно быть по-честному, поэтому заманивать людей с помощью печенек там нельзя. И даже более того, -- приподнял указательный палец Луффи, как бы подчеркивая важность следующих своих слов, -- там обязательно полагается нагружать какой-нибудь неблагодарной работой. Мир там спасти или ещё чего. Чувствуешь разницу? Халявные печеньки или неблагодарная работа, что лучше?
   -- Э-э-э...
   -- Я знал, что ты меня поймешь.
   Нет, не понял. Зоро вообще ничего не понял, но зато у него появилось какое-то чисто подсознательное ощущение, что "уже поздно". Зеленоволосый мечник понятия не имел, почему "поздно" или куда "поздно", но в том, что "уже поздно" он ничуть не сомневался.
   -- Ладно, -- вздохнул Луффи, -- пошли ко мне домой...
   -- Зачем? - к удивлению самого Зоро, его вопрос прозвучал едва ли не испуганно.
   -- ...конечно, это не совсем мой дом, -- поднявшись со стула и шустро собрав все свои причиндалы для рыбалки, направился в сторону леса продолжавший говорить Луффи, при этом начисто проигнорировав вопрос Зоро, -- там вместе со мной живут горные бандиты...
   -- Бандиты? - эхом повторил мечник, невольно делая шаг вслед за говорившим парнем. Не то чтобы ему так уж интересно было слушать про каких-то там бандитов или о том, где и с кем живет этот Луффи, но зато Зоро очень заинтересовала упомянутая им ранее Воля. И он ещё собирался про неё спросить.
   -- ...хотя, если говорить честно, то бандиты из них совсем плохенькие, особенно из Дадан.
   -- Дадан? - ускорил шаг Зоро, чтобы не отстать. Зеленоволосый мечник никуда не торопился, поэтому не видел ничего плохого в том, чтобы прогуляться с этим Луффи к его месту жительства. А уже там он собирался, как следует расспросить этого странного парня в шляпе о Воле, её видах и, самое главное, о том, что это вообще такое.
   -- ...Она хоть и главарь всей банды, но больше похожа на чересчур заботливую мамашу. Знал бы ты, как она ревела, когда мой братишка, Эйс, ушел в плаванье... да и остальные от неё не отставали.
   -- Эйс? - догнал Зоро Луффи не заметив, как за его спиной сомкнулись сначала ветки кустов, а затем и деревьев... иначе бы он увидел, насколько в этот раз зловеще выглядело нечто столь обыденное. Однако, даже ничего не заметив, Зоро почувствовал как "уже поздно" сменилось на "совсем поздно".
   После этого дня, никто не слышал о зеленоволосом мечнике долгих полгода... долгих для Зоро.
  

Глава 2

Джонни и Йосаку

  
   На окраине небольшой деревни остановился высокий, зеленоволосый парень. Легкая, желтая, куртка с укороченными рукавами была расстегнута, открывая вид на тренированное тело. Тонкие, мешковатые, темного цвета штаны, черные, с толстой подошвой и закругленными носками, ботинки. На левом ухе парня покачивалось три сережки-подвески в виде золотых капель, а закрытый, левый глаз, пересекал белесый шрам. Однако, что сразу привлекало внимание, так это три меча, закрепленные на широком, зеленом поясе -- харамаки. Причем, один из мечей заметно отличался от двух своих, надо заметить довольно простых, собратьев. С белой рукоятью, вложенный в искусно сделанные и, опять же, белые ножны. И именно на белой рукояти и лежала ладонь парня, а растопыренными пальцами он придерживал два других своих меча.
   -- Наконец-то город, -- вздохнул Зоро.
   Не теряя времени, он устремился к ближайшему зданию с многообещающей для него вывеской. На деревянной табличке, слегка покачивающейся на ветру, была изображена кружка, полная пенящегося пива, и исходящая паром тарелка, с горкой жаренного мяса. Желудок Зоро громогласно заурчал, из-за чего зеленоволосый парень невольно прибавил шагу.
   Двухстворчатые двери бара открылись с легким скрипом, и Зоро вошел внутрь. За барной стойкой, пожилой мужчина, лицом похожий на гориллу, расставлял на полке бутылки с выпивкой. За той же стойкой сидели два молодых парня, а на их поясах красовались внушительного вида мечи. Один из них, тот, что носил длинный, светлый плащ с оборванными рукавами и поражал мир красным махавком на голове, сидел вполоборота, -- Зоро тут же окрестил его про себя "панком". И хотя, из-за стильных черных очков, не было видно его глаз, Зоро не сомневался, что тот косится в сторону одного из столиков. За упомянутым столиком сидела пара ребят во главе с порядком подпившим "Франкенштейном". Высокий, с непропорционально длинными ногами и руками, невероятно худой талией и столь же невероятно раскаченной грудью и плечами, отчего казалось, что его плечи находятся выше головы. К тому же, не считая весьма мерзкой рожи, его лоб перечеркивал шрам, словно кто-то когда-то вскрывал ему череп, да и под расстегнутой курткой виднелась бело-полосатая футболка, создававшая иллюзию бинтов. Собственно потому и "Франкенштейн".
   На осмотр и оценку ситуации Зоро хватило одного лишь мгновения.
   За стойкой сидели явные охотники за вознаграждениями. Соответственно, учитывая их интерес, за голову "Франкенштейна", почти наверняка, была назначена награда. И, исходя из того, что парни до сих пор только сидели и косились, не пытаясь предпринять каких-либо действий, они не имели особой уверенности в своей способности получить назначенную за него награду. Да и судя по ощущению их силы, они привыкли охотиться за "тысячниками", а "Франкенштейн", опять же, судя по ощущению его силы, вполне вероятно входил в разряд "миллионщиков". Иными словами, ребята привыкли получать вознаграждения в десятках и сотнях тысячах, а за голову "Франкенштейна" давали, как минимум, пару миллионов. Вот охотники и не могли решиться: то ли рискнуть, то ли "пропустить"?
   Впрочем, в планы Зоро не входило давать им время на раздумья.
   -- За твою голову назначена награда? - без всяких предисловий спросил Зоро, подойдя к столу с веселящимися ребятами.
   Прежде чем ответить, раскрасневшийся от выпивки "Франкенштейн", в один присест осушил приличных размеров кружку, после чего разразился громоподобной отрыжкой.
   -- Не знаю, кто ты такой, -- грохнув кружкой об стол, начал он, -- но советую тебе убраться куда подальше. За меня дают пять миллионов, и если хочешь жить, то лучше не зли меня.
   -- Пять миллионов? - с легким сомнением в голосе, переспросил Зоро.
   -- Что удивлен, да?! - расхохотался "Франкенштейн", оглядывая своих людей, предлагая им присоединиться к его веселью.
   Однако никто его не поддержал. Более трезвые подчиненные "Франкенштейна" уже давно тряслись от страха и обливались холодным потом. Потому как, в отличие от своего босса, они практически сразу заметили три меча на поясе Зоро.
   -- Б-босс... -- дрожащим голосом начал один из подчиненных "Франкенштейна", но Зоро не дал ему закончить.
   Парень узнал все, что ему было нужно, а остальные мелочи его не волновали. Зоро слегка сместил свою ладонь, положив её на рукоять одного из простых мечей. А в следующее мгновение, казалось бы без всякой видимой причины, "Франкенштейн" опрокинулся на спину, рухнув на пол вместе со стулом. Несколько секунд ничего не происходило, а затем из груди упавшего мужчины ударил целый фонтан крови. Не было и малейшего сомнения в том, что "Франкенштейн" мертв.
   -- Здесь ни за кого ещё награду не дают? - спокойным голосом осведомился Зоро у полумертвых от ужаса бандитов; его ладонь вновь покоилась на рукояти белого меча.
   Вместо ответа, уже абсолютно трезвые бандиты, разом бросились к выходу, едва не снеся дверь с петель.
   Проводив их взглядом, Зоро повернулся к хозяину бара и охотникам. На поверку они оказались ещё более бледными, чем убежавшие бандиты. И, судя по напряженным позам, в любой момент были готовы последовать их примеру... в смысле, как и бандиты, убежать куда подальше.
   -- Простите меня, -- слегка склонил голову Зоро. - Я тут немного наследил, -- произнес он, обращаясь к хозяину бара, а затем перевел взгляд на сидящих охотников, -- а у вас я, по-видимому, увел добычу.
   -- Д-да ничего, п-приберу, -- выдавил хозяин.
   -- М-мы т-тоже не в обиде, -- дружно сглотнули охотники.
   -- Нет, так не пойдет, -- покачал головой Зоро. - Предлагаю сделать все по справедливости. Вы сейчас берете это тело и сдаете его дозорным. Если он не соврал, то за него дают пять миллионов. За мертвого дадут на тридцать процентов меньше, но даже так получится неплохая сумма. И если вы заплатите хозяину за доставленные неудобства и еду, что я съем, то мы будем в расчете. Идет?
   Охотники молча переглянулись.
   -- Идет, -- ответил второй, что походил на хиппи со своими длинными, слегка вьющимися, светлыми волосами и джинсовой, несколько потрепанной, куртке.
   -- Тогда договорились, -- произнес Зоро, направившись к стойке.
   -- Пошли партнер, -- хлопнул по плечу своего товарища "хиппи".
   -- Конечно, партнер, -- кивнул "панк". - Спасибо за награду, -- неожиданно для Зоро, обратился он к нему. - Честно говоря, мы не были уверены, что сможем с ним справиться.
   И хотя Зоро об этом знал, его все равно слегка удивило, что парень так открыто признался.
   -- Ничего страшного, -- усмехнулся мечник. - Даже если это и так, по крайней мере мне не придется иметь дело с дозорными... большинство из них меня раздражают не меньше пиратов.
   -- Ты... ты ведь Ророноа Зоро, да? "Убийца Пиратов" Зоро? "Три Меча" Зоро?
   Охотники и принесший еду хозяин, замерли на месте, пристально глядя на парня.
   -- Так меня люди прозвали, -- пожал плечами Зоро. - Я не специально начал охотиться на пиратов. Просто я много путешествую и мне нужны деньги, и когда попадаются пираты с наградой за их голову... -- не закончив, парень взял ложку и принялся ударными темпами уничтожать поставленный перед ним плов. Мечник благоразумно решил не упоминать, по каким ещё причинам он охотился на пиратов в последние полгода.
   Охотники, немного постояв, переваривая слова Зоро, подхватили "Франкенштейна" под руки и, оставляя за собой кровавый след, потащили его сдавать в местное представительство Морского Дозора. К тому моменту, когда они вернулись обратно в бар, -- вернее, правильнее будет сказать, ворвались обратно в бар, -- Зоро, съев пять порций плова, допивал уже четвертую бутылку вина.
   -- ЗОРО-САН!!! - влетев внутрь, словно резанный заорал "панк", отчего делающий очередной глоток зеленоволосый мечник невольно закашлялся.
   -- БЕДА, ЗОРО-САН!! - не менее громогласно вторил ему влетевший следом "хиппи".
   -- Чего вы орете? - сиплым голосом спросил их Зоро, слегка постукивая себя по груди, пытаясь откашляться.
   -- У парня, которого вы недавно убили, есть брат!... -- эмоциональной начал "панк".
   -- Он стоит десять миллионов! - перебил его "хиппи".
   -- И прямо сейчас он грабит склады деревни...
   -- Этой деревни!
   -- Бандиты, которые убежали раньше, все ему рассказали...
   -- И теперь он знает, что тот, кто убил его брата, находится здесь...
   -- Он собирается заявиться сюда сразу же, как только он и его банда закончат грабить склады!
   Зоро снова присосался к бутылке, и не отрывался от нее, пока не иссякло её содержимое.
   -- Так в чем проблема-то? - поставив пустую тару на стойку, поднялся со стула парень. - Пять миллионов мне, и два вам, если за меня сдадите его труп дозорным.
   Глаза охотников заметно увеличились в размере, а челюсти, явно повинуясь законам гравитации, изо всех сил устремились к земле.
   -- Не забудьте оплатить мой счет, -- проходя мимо замерших в ступоре охотников, Зоро дружелюбно похлопал по плечу "панка".
   Однако стоило ему выйти из бара и сделать несколько шагов, как его внимание привлек звук отдаленного взрыва, а, повернув голову, Зоро увидел столп чёрного дыма, поднимающегося неподалеку от деревни. Не нужно было быть гением, чтобы понять, в какую сторону ему необходимо идти. И парень пошел. Спокойной походкой, никуда особо не торопясь, по давно уже сложившейся привычке. После еды Зоро вообще предпочитал спать, поэтому совершать какие-либо резкие телодвижения ему было откровенно лень. И учитывая подобное отношение, совсем неудивительно, что до складов Зоро добрался тогда, когда бандиты уже успели вытащить на улицу все запасы деревни. Здесь же он увидел стоящих прямо перед грабителями "хиппи" и "панка". На счастье охотников, бандиты хоть и собрались ими заняться, но всё-таки ещё не успели ничего сделать. Правда, неподалеку сидел на земле изрядно побитый пацан лет восьми, одетый в какую-то самодельную броню. Зоро сразу стало понятным, почему "партнеры" полезли на человека, чья награда в два раза превосходила награду "Франкенштейна", которого они откровенно побаивались трогать.
   -- Я смотрю, вы никак решили сами сделать всю работу? - полувопросительно произнес Зоро, неспешной походкой направляясь в сторону кучки бандитов во главе со здоровым мужиком, что держал на плече ещё более здоровую пушку, судя по всему, стреляющую самыми настоящими ядрами. Впрочем, зеленоволосому парню было не в первой видеть подобное убожество.
   -- ЗОРО-САН!!! - дружно и с явным облегчением воскликнули охотники.
   А вот реакция бандитов оказалась предсказуемо противоположной. До этого они все стояли в расслабленных позах, даже не удосуживаясь взяться за свои мечи, но стоило им услышать имя Зоро и увидеть его самого, как они мгновенно схватились за оружие.
   -- Так это ты убил моего брата?!! - взревел мгновенно покрасневший от ярости здоровяк и, вскинув свою "мега-пушку", без всяких предисловий нажал на курок.
   За мгновение до выстрела ладонь Зоро привычно сместилась с белой рукояти на черную. Грянул выстрел, из пушки вылетело ядро, а затем по окрестности разнесся звонкий звук удара железа по железу. И, словно по волшебству, летящее в Зоро ядро отрикошетило обратно в дуло пушки. Раздался взрыв, громкий крик боли и в клубах чёрного дыма, изрядно покарябанный осколками, на землю рухнул главарь бандитов и развороченная взрывом пушка. Однако, здоровяк, на поверку, оказался довольно крепким орешком -- вскочил он практически сразу.
   -- ПАРНИ!!! - схватившись за висящий на его бедре меч, вскричал здоровяк. - ПОРЕЖЕМ НА КУСКИ ЭТУ СВОЛОЧЬ!!!
   И вся братия, подстегнутая примером своего главаря, издавая яростные крики, бросилась на Зоро... что до сих пор так и не убрал руку с черной рукояти меча. Все закончилось в одно единственное мгновение... как это, в последнее время, всегда и бывало с битвами зеленоволосого парня. Вот Зоро стоит прямо перед бегущей толпой, что уже дружно замахнулась для единовременного удара, а в следующее мгновение он уже неторопливой походкой идет за их спинами. И его ладонь привычно лежит на белой рукояти.
   -- Куда он делся? - принялись оглядываться бандиты.
   -- Эй, вот он! - заметил один из них Зоро, что сейчас неспешной походкой шел к сидящему на земле пареньку.
   -- Держите... гха... -- начав говорить, один из бандитов, словно подкошенный, рухнул на землю.
   -- Эй что с... аргх... - схватившись за окрасившуюся красным цветом грудь, рухнул другой.
   И, словно только этого и дожидаясь, бандиты начали падать один за другим. Последним, лицом в землю, рухнул сам главарь. Собравшийся народ застыл на месте, настолько сильно на них произвела столь быстрая и жесткая расправа над, как им всем казалось ещё минуту назад, непобедимыми бандитами.
   -- Ой, пацан, ты как, цел? - подойдя к сидящему мальчику, спросил Зоро.
   -- А? - только и ответил тот.
   -- Я говорю ты как? - снова спросил Зоро. - Ничего не сломано?
   -- Н-нет... вроде.
   Зоро ещё раз оглядел побитого мальчика, его самодельную броню, и валяющийся неподалеку молоток и пилу, что он явно пытался использовать в качестве оружия.
   -- Ты пытался защитить склады? - наконец, спросил парень.
   -- Д-да... -- ответил мальчик, но тут же опустил голову: -- Только я ничего не смог сделать.
   -- Это нормально, -- слегка улыбнулся Зоро. - Сильными не рождаются, сильными становятся. Ты храбрый и у тебя есть желание защищать то, что тебе дорого. Поэтому, если действительно захочешь, то со временем сможешь стать по-настоящему сильным. А до тех пор постарайся быть осторожнее. Мертвым ты уже никого и никогда не сможешь защитить.
   -- Д-да... я обязательно стану сильным! - и, посмотрев в сторону тел бандитов, он добавил чуть тише, но ещё более решительно: -- Обязательно!
   С улыбкой кивнув, Зоро направился к шепчущимся охотникам.
   -- Ророноа Зоро! - резко развернулись они к нему.
   Каждый из них, поставив локоть одной руки на кисть другой, подпер кулаком подбородок. Как понял Зоро, так в их представлении выглядела "крутая поза".
   -- Мы хотели бы посвятить свои жизни тебе! - произнес "панк".
   -- Плачущие дети затихают, слыша наши имена, -- подхватил "хиппи".
   -- Охотники, ходящие по самому лезвию ножа! - добавил "панк".
   -- Йосаку и Джонни! - хором закончили они.
   Так, из их идиотского представления, выяснилось, что "хиппи" зовут Йосаку, а "панк" отзывался на имя Джонни. А ещё получалось, что Зоро совершенно неожиданно приобрел двух последователей. Вот только эти ребята... они ведь совершенно точно кое-что недопонимали.
   -- Прежде чем мы продолжим этот разговор, давайте сначала закончим здесь, -- Зоро кивнул головой в сторону мертвого тела, стоимостью в семь миллионов белли.
   -- Конечно, Зоро-аники! - выдали парни, тут же устремившись к... откровенно говоря, мечник понятия не имел, кого конкретно он сейчас убил. Не то чтобы это было чем-то таким уж совсем новым и необычным, -- скорее наоборот, -- но, в большинстве случаев, Зоро знал имена тех "наградных" пиратов или бандитов, которых он убивал. Он об этом специально позаботился.
   Дотащить тело до отделения морского дозора, что располагалось совсем неподалеку - отделение из которого не прислали ни одного солдата на подмогу местным жителям! -- получить там чек, затем обналичить полученный чек в банке и вуаля! Перед разбуженным, сонно хлопающим глазами Зоро, -- он нашел длинную, широкую скамью, стоявшую в тени раскидистого дерева, очень подходящую для послеобеденного сна, -- предстала небольшая сумка.
   -- Здесь твои пять миллионов белли, Зоро-аники, -- произнес Джонни, протягивающий лежащему на лавке мечнику его долю за убитого им бандита.
   Как уже говорилось, Зоро терпеть не мог после плотного обеда совершать какие-либо телодвижения. Именно поэтому, едва он разобрался с бандитами, а затем вернулся обратно в город, Зоро тут же завалился спать на ближайшей, удобной, широкой лавке, повесив все заботы, связанные с получением награды за голову убитого им бандита, на его новоявленных последователей.
   -- О! Неплохо, неплохо, -- раздался голос, от которого всю сонливость Зоро как ветром сдуло, а Джонни, ещё мгновение назад державший сумку с деньгами мечника, недоуменно уставился на эту самую руку, только теперь пустую. - Судя по купюрам номиналом в тысячу белли, и весу сумки, я бы сказал, что сейчас держу в руках... порядка пяти миллионов белли. Неплохо, неплохо, совсем неплохо.
   Перед недоумевающими взглядами Джонни и Йосаку предстал черноволосый паренек в шляпе, лет шестнадцати на вид, что, усевшись на спинку лавки, бесцеремонно копался в сумке с деньгами принадлежащими Зоро.
   -- Эй! Это деньги Зоро-аники! - справедливо возмутился Джонни.
   -- Точно! Если хочешь жить, то лучше верни их немедленно! - добавил Йосаку.
   Однако, вместо сумки с деньгами от паренька в шляпе, они оба получили кулаками по головам от Зоро, что буквально телепортировался за их спины. Удары мечника оказались достаточно сильными, чтобы незадачливые охотники на пиратов отправились пахать носами землю.
   -- З-зоро-аники? - держась за голову, первым поднялся на ноги Йосаку.
   -- З-зоро-аники, ты знаешь этого парня? - так же держась за голову, поднялся следом Джонни.
   -- Это мой капитан, идиоты! И если хотите жить, то никогда в жизни не требуйте с него деньги!
   -- Капитан?! - дружно удивились охотники на пиратов.
   Удивление Джонни и Йосаку было вполне оправданным. Несмотря на множество слухов о Ророноа Зоро, которого, в последнее время, все чаще и чаще называли просто "Убийцей Пиратов", чем "Три меча" Зоро или "Охотником на Пиратов" Зоро, никто и никогда не упоминал, что он состоит в чьей-то команде.
   -- Зоро, ты не рассказывал обо мне своим старым друзьям?! - парень в соломенной шляпе, схватившись за грудь, шокировано уставился на мечника.
   -- Значит так... -- начал Зоро, но тут же был перебит.
   -- Неужели я настолько плохой человек, что ты отказываешься упоминать даже мое имя, в присутствии своих друзей?
   -- Да мы только...
   -- Моя правая рука, мой самый верный человек, мой первый член семьи! И при всем при этом он стыдится знакомству со мной!
   -- Нет, серьёзно, может уже...
   -- У меня нет выбора, такой позор может искупить только смерть! - вскочив на ноги и воздев руку к небесам, патетично воскликнул парень, после чего, опустив руку и переведя взгляд на Зоро, он буднично добавил: -- Твоя смерть.
   -- Что?!! - закономерно отвисла челюсть у мечника, а затем отвисли челюсти и у Джонни с Йосаку, когда их Аники оказался глубоко впечатан мордой в землю.
   Охотники на пиратов даже не поняли, что конкретно произошло. Одно мгновение, паренек в шляпе притворно стенал, стоя на лавке, а уже в следующее угрожающе замер над распластанным по земле Зоро.
   -- Я тебя почти две недели искал, кретин ты топографический! - Под ошарашенными взглядами Джонни и Йосаку, их Аники был поднят с земли за шкирку, перевернут и обхвачен за шею, после чего его усиленно принялись трясти за сдавленную пальцами шею. - Сколько раз тебе можно говорить о том, чтобы, когда ты заблудился, ты просто усаживался на задницу и сидел на месте?! Какого дьявола ты пытался вернуться самостоятельно?! Мне из-за тебя половину Ист Блю пришлось пересечь!!! Если не можешь сидеть на заднице, то хотя бы не садись на чужие корабли, иначе в следующий раз я тебя придушу собственными руками!!!
   Под теперь уже испуганными взглядами Джонни и Йосаку, неизвестный им паренек оставил их Аники в покое. Основательно придушенный Зоро, успевший приобрести неестественно синий оттенок лица, рухнул на землю, тут же принявшись жадно глотать воздух ртом и массировать рукой свое передавленное горло.
   -- Итак, кто же вы у нас такие? - слегка хлопнув в ладоши, широко улыбнулся паренек в шляпе, посмотрев на стоящих перед ним Джонни и Йосаку так, словно все только что здесь произошедшее было не более чем плодом их чересчур разыгравшегося воображения.
   Парни дружно сглотнули и невольно придвинулись поближе друг к другу, словно это могло спасти их от стоявшего перед ними монстра. А в том, что паренек в шляпе был замаскированным под человека монстром, они ничуть не сомневались - для подтверждения достаточно было взглянуть на все ещё откашливающегося на земле Зоро.
   -- М-мы... мы охотники, -- неуверенно выдал Джонни.
   -- На пиратов, -- словно болванчик закивав головой, добавил Йосаку.
   -- Охотники? На пиратов? Зоро, я так и знал, что когда-нибудь ты всё-таки сможешь понять, что такое настоящая ирония! Я так горжусь тобой!
   -- Причем тут ирония?! - раздражено отозвался Зоро, наконец, окончательно придя в норму. - Они просто увязались за мной, даже не спросив, кто я такой и чем занимаюсь!
   Джонни и Йосаку дружно уставились на мечника.
   -- В смысле, не спросив? - склонил голову на бок Джонни.
   -- Ты ведь охотник на пиратов, что тут ещё спрашивать? - повторил его жест Йосаку.
   -- Это меня люди так называют, а на самом деле я пират... или по крайней мере должен им быть, -- резко поник зеленоволосый мечник.
   -- Пират?! - вытаращился Йосаку.
   -- Зоро-аники, ты пират?! - вторил ему Джонни.
   -- Да... наверное... и это мой капитан, -- Зоро ткнул пальцем в улыбающегося паренька в шляпе.
   -- Монки Ди Луффи, приятно познакомиться и добро пожаловать на борт, господа новобранцы! - жизнерадостно представился парень в соломенной шляпе, когда Джонни и Йосаку посмотрели в указанную пальцем Зоро сторону.
   -- На борт? - тупо переспросил Джонни.
   -- Естественно, -- кивнул Луффи в ответ. - Раз вы решили следовать за Зоро, то значит, и сами отныне становитесь пиратами.
   -- Но... но мы не хотим становиться пиратами? - вместо твердой уверенности в голосе, какой ей полагалось там быть, Йосаку неожиданно понял, что его ответ прозвучал больше как вопрос.
   -- Значит, хотите продолжать оставаться охотниками на пиратов? - уточнил Луффи.
   -- Да! - теперь уже на самом деле твердо ответил Йосаку.
   -- Что ж... похоже ничего не поделаешь... придется вас убить.
   -- ЧТО?!!
   -- А что вас не устраивает? - снова принялся широко улыбаться Луффи. - Мы -- пираты, вы -- охотники на пиратов, и две эти категории людей постоянно убивают друг друга, так что и мы не будем отходить от общепринятых норм.
   -- Я вот тут подумал... стать пиратом, собственно, не так уж и плохо, -- основательно потея, произнес Джонни.
   -- Согласен! -- с энтузиазмом закивал головой Йосаку. - Море, свобода, романтика, что может быть лучше?
   -- Разве ещё секунду назад вы не хотели продолжать оставаться охотниками? - все с той же широкой улыбкой на лице, спросил Луффи. - Вы же не собираетесь меня обмануть? Обманывать нехорошо, и этим полагается заниматься только пиратам.
   -- С ч-чего бы это нам вас обманывать, Луффи-сан? - ещё обильнее стал потеть Джонни.
   -- И в м-мыслях не было! - с ещё большим энтузиазмом принялся кивать Йосаку.
   -- Ох, тогда все нормально, и добро пожаловать на борт.
   -- С-спасибо, Луффи-сан!
   -- М-мы вас не подведем, Луффи-сан... нет, Луффи-аники!
   -- Тогда я рассчитываю на вас! - кивнул Луффи. - А теперь пошлите, нас ждут дела.
   Стоящий в стороне Зоро сделал смачный фейспалм.
   -- Зоро-аники, почему ты пират? Как тебя вообще угораздило? - спросил несчастный Джонни, когда "монстр в шляпе" отошел от них на некоторое расстояние.
   -- Просто я сделал то же самое, что и вы, -- вздохнул Зоро, двинувшись вслед за своим капитаном.
   -- То же самое, что и мы? - эхом повторил поникший Йосаку.
   -- Да, -- кивнул мечник. - Связался с человеком, от которого мне нужно было держаться как можно дальше.
   Джонни и Йосаку понятливо вздохнули. Не было нужды спрашивать, с каким таким человеком связался Зоро - тут итак все было предельно ясно.
   -- Кстати, бежать не советую, -- как бы между делом заметил мечник. - Теперь он уже знает ваши голоса, поэтому найдет где угодно и станет только хуже.
   -- Голоса? - не понял Джонни.
   -- Как наши голоса помогут ему нас найти? - добавил Йосаку.
   -- Я говорил не про звук вашего голоса, -- помахал рукой Зоро. - А в остальном, скоро и сами все узнаете. Пусть вы и стали пиратами, но по крайней мере можете быть уверены, что очень скоро вы станете настолько сильнее себя прежних, что сейчас вы себе даже не сможете представить свою будущую силу. Вы пока просто не представляете, насколько вообще может быть силен один человек.
   Джонни и Йосаку невольно переглянулись. Стать сильными - это было их целью с самого детства. Конечно, они хотели стать сильными, чтобы ловить плохих людей, но Сила есть Сила. Слова Зоро звучали более чем привлекательно.
   -- И все-таки, Зоро-аники, если ты пират, то почему все говорят о тебе, как об охотнике на пиратов? - спросил Джонни.
   -- Точно, -- кивнул Йосаку. - Никогда не слышал, что бы хоть кто-нибудь говорил о тебе, как о пирате... собственно, как и о том, что у тебя есть капитан.
   Зоро тяжело вздохнул.
   -- Зоро-аники? - дружно спросили парни, видя как поник их старший товарищ, стоило ему услышать их вопросы.
   -- Дело в том, что мы ещё как бы не пираты, -- ответил он.
   -- ...
   -- ...
   -- Ага, понимаю вас, -- покивал головой зеленоволосый мечник.
   -- В смысле, не пираты?
   -- Да, это как так?
   -- А вот так, -- снова вздохнул Зоро. - Сейчас мы занимаемся тем, что ловим пиратов, сдаем их Морскому Дозору, и зарабатываем "легкие деньги", как любит говорить Луффи. По его задумке, пиратский флаг мы поднимем только через год... или что-то около того.
   -- Почему?! - в шоке спросили парни.
   -- Луффи говорил про обещание своим братьям отправиться в море на свое семнадцатилетие, поэтому раньше поднимать флаг он отказывается... но, думаю, это только одна из причин, да и вряд ли самая важная.
   -- А какие другие? - спросил Джонни.
   -- Деньги, -- не раздумывая, сразу отозвался Зоро. - На будущее знайте. Что бы и как бы не говорил вам Луффи, первым делом он думает о том, как бы урвать побольше денег. Впрочем, вторым, третьим, четвертым, и даже пятым делом он тоже думает о деньгах.
   -- И зачем ему деньги? - озадачился Йосаку.
   -- А они ему и не нужны, -- вымученно улыбнулся Зоро.
   -- ...
   -- ...
   -- Не волнуйтесь, после полугода общения с Луффи вы научитесь игнорировать абсолютно все, что угодно. Однако, должен сразу вас предупредить, чтобы вы никогда не пытались понять, что происходит в его голове - совершенно безнадежно дело. Вы не только ничего не поймете, но ещё напрасно потеряете свое время и можете получить психологические травмы на всю оставшуюся жизнь.
   -- ...
   -- ...
   -- Не волнуйтесь, -- ещё раз повторил Зоро и, подняв руки, успокаивающе похлопал по плечам парней, идущих по разные от него стороны, -- как я уже сказал, со временем вы привыкните и станете сильнее. Уже что-то, не так ли?
   В ответ Зоро услышал не слишком уверенное бормотание.
  

Глава 3

Нами

   Внедриться к пиратам? Легко! Дождаться пока у них появится отличная добыча? Без проблем! Конечно, раздражают постоянные намеки и попытки приставаний, но тут уже ничего не поделать, приходилось терпеть: порой так тяжело быть настолько потрясающе красивой, насколько была она. Стащить добычу? Пфф! Убежать с добычей? Вот здесь уже могли возникнуть определенные трудности.
   Для людей, которые сами у всех все воруют или отнимают, пираты были на удивление жадными сволочами. В конце концов, украденное у тебя золото ты и сам у кого-то недавно украл, так откуда столько возмущения? Почему бы не отдать все это золото одной красивой, умной, очаровательной, миленькой и вообще превосходной во всех смыслах девушке? Уж ей-то оно точно нужнее! К сожалению, как уже говорилось, все пираты были до обидного жадными сволочами, и ни в какую не хотели добровольно расставаться со своим золотом. Не то чтобы саму Нами это хоть сколько-нибудь останавливало, но ведь раздражает, раздражает...
   -- Стой, воровка! Как ты смела обмануть нашего капитана?!
   -- Ты знаешь, что ты сделала?!
   -- Стой! Иначе только хуже будет!
   Если бы Нами в этот момент не находилась в процессе удирания от кричащих ей вслед пиратов, она бы совершенно точно испустила тяжкий вздох, полный усталости. Нами давно уже отчаялась понять, почему все пираты так похожи друг на друга. Уж скольких она ограбила, а реакции всегда одни и те же. Можно сказать ей надоело, и хотелось разнообразия. Впрочем, все эти мысли ничуть не мешали ей анализировать сложившуюся ситуацию, и искать пути к спасению... хотя бы условному. На самом деле Нами продумала план побега со своей добычей ещё до начала кражи, да не один -- иначе в её деле никак. Одна единственная ошибка могла стоить ей не только жизни, но и кое-чего намного хуже. Опять-таки, даже если план побега тщательно продуман, это не означало, что его нельзя улучшить, так сказать, в процессе исполнения. В таком случае и проблем меньше. Особенно когда для улучшения плана не нужно прилагать каких-либо особых усилий.
   Ее скорый и недобровольный помощник, как это обычно с такими помощниками и бывало, сам попался ей на глаза. Высокий рост, широкие плечи, примечательные зеленые волосы и белесый шрам, перечеркивающий левый, закрытый глаз. На правом ухе парня покачивались три золотых подвески на клипсах, открытый тёмно-зелёный халат, обвязанный вокруг талии красным поясом, на котором удерживались три меча сразу. Чёрная бандана, повязанная вокруг левого плеча, черные штаны заправленные в черные сапоги и зелёный харамаки виднеющиеся из под халата. Хотя, конечно, больше всего в парне привлекали внимание его три меча... три меча... На мгновение Нами испытала какое-то смутное чувство тревоги, но она тут же от него отмахнулась. Когда за тобой гонится толпа пиратов, было бы удивительно не испытывать ни малейшего беспокойства. В конце концов, в жизни могло случиться всякое, и даже тщательно продуманные планы имели все шансы полететь в тартарары из-за какой-нибудь одной, незначительной мелочи... Собственно, в этот раз, именно так оно все и получилось. Хотя называть мелочью заблудившегося, страдающего от скуки Зоро - верный путь на небеса.
   Нами понятия не имела, с кем именно она решила связаться в этот раз. Девушка даже не подозревала, что в тот самый момент, когда она увидела Зоро и приняла решение сделать его своим невольным помощником, её дальнейшая судьба сделала крутой поворот, устремившись в совершенно невероятном направлении. И хотя, в конечном счете, её судьба все равно сделала бы этот поворот, своими действиями Нами значительно ускорила изначально предполагающиеся события. Впрочем, конкретно сейчас, Нами все ещё пребывала в блаженном неведении относительно своего скорого будущего.
   -- Босс, Босс! - радостно замахала рукой девушка, не осознавая, что конкретно сейчас этот её жест был равносилен ритуалу призыва самого Дьявола. - Как я рада, что вы здесь! - остановилась перед Зоро слегка запыхавшаяся Нами. - За мной гонятся, поэтому я рассчитываю на вас! - И убедившись, что её преследователи достаточно близко, девушка добавила звонким голосом: -- Босс, я оставляю их на вас! Задайте им жару!
   И с этими словами Нами, одарив Зоро сияющей улыбкой, проскользнула мимо него и устремилась... никуда она не устремилась. Замерев с поднятой ногой, мгновенно побледневшая Нами застыла на месте, боясь лишний раз вздохнуть. Скосив глаза вбок и вверх, девушка увидела равнодушный взгляд карего глаза, направленный на её преследователей. Словно парень и не держал её за горло своей лапищей, хватка которой, по субъективным ощущениями Нами, больше подходила железным тискам, нежели человеческой руке. И все же, в другой ситуации девушка бы обязательно попробовала тут же заболтать схватившего её парня или, в крайнем случае, попыталась бы вырваться, но только не сейчас. Слишком уж знакомой показалась ей хватка парня. Слишком много погребенных воспоминаний она пробудила. На долгих несколько секунд Нами вновь почувствовала себя десятилетней девочкой, что беспомощно дергается в руках этого ублюдка, Арлонга. И этих секунд вполне хватило её преследователям. Когда девушка взяла себя в руки, все пути к спасению оказались отрезаны: она оказалась окружена. Или правильнее будет сказать, они оказались окружены? Схвативший её парень как-то не спешил ослаблять свою хватку.
   -- Эй, братишка, спасибо, что поймал её для нас, -- обратился к Зоро самый здоровый из преследователей Нами.
   -- Думаешь, нам действительно стоит его благодарить? - озадачился другой.
   -- Ага, она ведь назвала его своим Боссом, разве нет? -- спросил третий.
   -- Но зачем он тогда её поймал? -- резонно возразил первый.
   Пока десяток мужиков, взяв Зоро и девушку в кольцо, увлеченно перепирались между собой, зеленоволосый мечник медленно осмотрелся по сторонам.
   Обветренные, загорелые лица, мощные, накачанные фигуры, сабли в руках, банданы на головах, и, самое главное, наколки пиратского флага, вытатуированных на оголенных плечах некоторых мужчин. Затем Зоро скосил глаз на девушку в своей руке, а потом и на её небольшой мешок. Чуть подумав, парень приподнял Нами рукой, все так же продолжая держать её за шею, и, немного покачав на весу, опустил обратно. Ситуация прояснялась. В мешке, едва ли не равном весу самой девушки, за которой так упорно бежала толпа пиратов, могло быть только золото. Поправка. Украденное у пиратов золото. И учитывая, чем конкретно занимался Зоро последний год, после того, как снова отправился в море, ему даже не нужно было гадать, кого именно он поймал.
   -- Кошка-воровка Нами, не так ли? - спросил девушку Зоро.
   Глаза Нами мгновенно приняли идеально круглую форму.
   -- Ч-чт-то?!!
   -- Ты ведь Нами, девушка, что грабит пиратов, верно? - терпеливо переспросил мечник.
   -- Эмм... -- невнятно промямлила упомянутая девушка, лихорадочно соображая, откуда этот парень мог знать её имя и прозвище, данное ей пиратами, которых она ограбила, и чем ей все это может грозить. Мысли Нами заносились как сумасшедшие. Девушка изо всех сил пыталась проанализировать все известные ей факты, чтобы суметь выдать однозначно верный ответ, который помог бы ей остаться в живых.
   Сбежать она уже так и так не могла, а, признавшись, появлялись варианты. Первый, и самый маловероятный: ей могут помочь. А что? Вдруг она наткнулась на доброго самаритянина или ярого ненавистника пиратов, такого же, как она сама? Правда, как честно признавалась себе Нами, это звучало откровенным бредом даже в её собственной голове. Жизнь никогда не бывала к ней настолько щедрой, так с чего бы ей начинать сейчас? Второй вариант заключался в том, что её поймал наемник, которому пообещали награду за её голову. Третий вариант мало чем отличался от второго, но суть его состояла в том, что схвативший её мечник был как-то связан с некогда ограбленными ею пиратами, например, новый член команды. Уж точно не старый, потому как она бы никогда не забыла подобного человека.
   Так и не придя к какому-то одному, однозначно верному выводу, Нами решила всё-таки рискнуть и сказать правду:
   - Да, я Нами! - когда пауза несколько затянулась, созналась девушка, искренне надеясь, что неизвестному мечнику не приказывали прирезать её на месте.
   Теперь Нами могла только надеяться на удачу. Первый вариант развития событий стал бы идеальным, но все это очень маловероятно. Именно поэтому девушка готовилась к осуществлению второго и третьего варианта, и лихорадочно соображала, что будет делать, если мечник решит осуществить четвертый - тот самый, где её прирежут на месте. В случае, если мечник начнет качать права, чтобы её отдали ему, то могла начаться заварушка, и тогда у неё появлялся шанс на побег. Не будет же мечник сражаться, удерживая её за горло? А чтобы мечник начал именно сражаться, и не пытался прирезать её на месте, Нами решила подлить масла в огонь:
   -- У меня полный мешок золота и оно все твое, если ты мне поможешь! - выпалили девушка.
   Естественно, кем бы он в итоге не оказался, добрым самаритянином, наемником пиратов, членом пиратской команды или обычным убийцей, отдавать ему свои деньги -- раз украла, то значит ее! - она не собиралась. Конечно, мечнику незачем было об этом знать. Вот только, вместо какого-либо конкретного ответа, пристально смотрящий на неё Зоро, лишь громко хмыкнул, словно сумел прочитать её последние мысли.
   -- Эй, это наше золото! - услышав предложение Нами, возмутился самый здоровый из пиратов и, судя по всему, командир преследователей. - Братишка, предлагаю разойтись по-хорошему, -- обратился он к Зоро. - Ты отдаешь нам девчонку и идешь, куда шел. Мы друг друга не знаем, и у нас нет причин ссориться... Если ты, конечно, действительно не её Босс, тогда можешь считать, что мы уже в ссоре.
   Зеленоволосый мечник с удивлением понял, что, несмотря на свой внешний вид, -- а выглядел пират самым тупым и здоровым из всех присутствующий, -- заговоривший с ним мужик выгодно отличался от всех остальных своих товарищей явным наличием мозга. Тут нужно заметить, что наличие мозга у пиратов чрезвычайно редкое явление! Будучи охотником на этих самых пиратов с неплохим стажем, Зоро знал об этом наверняка.
   -- Вы пираты? - после непродолжительной паузы, ответил Зоро вопросом на вопрос, решив, на всякий случай, подтвердить свои ранее сделанные выводы о причинах преследования Нами. Хотя девушка уже, фактически, и так их подтвердила, озвучив свое предложение, но влияние Луффи есть влияние Луффи. И это влияние "говорило" Зоро о том, что никогда не следует упускать случая, перепроверить уже имеющуюся у него информацию, какой бы достоверной она ему не казалась. В некоторых вещах Луффи был настоящим параноиком и старательно взращивал точно такую же паранойю у всей своей семьи. И, надо признать, не без причины. За прошедшее время вся их семья успела стать настоящей "костью в горле" у большого числа людей, и многие шли на довольно изощренные поступки, чтобы от них избавиться. Шансов, конечно, у таких людей не было никаких, но, тем не менее, паранойя Луффи не раз спасала всю их семью от различной головной боли. Или преждевременно объявления всему миру о том, что никакие они не охотники на пиратов, а самые что ни наесть настоящие пираты.
   -- Да, -- вслед за Нами, подтвердил здоровяк выводы Зоро.
   -- За вашего капитана дают награду? - уже куда более заинтересованно уточнил мечник.
   -- Да! Целых девять миллионов белли! Капитан Вилли по прозвищу "Бешеный"! И если тебе дорога твоя жизнь, то лучше с ним не связывайся - он совершенно беспощадный!
   -- Понятно, -- кивнул Зоро, после чего Нами обнаружила себя сидящей на земле. - Извините ребята, но девушку я вам не отдам, -- добавил мечник, вытягивая катаны из черных ножен.
   -- Зря ты так с нами, братишка, -- оскалился главарь. - Мы вполне могли разойтись по-хорошему.
   -- Вот это вряд ли, -- покачал головой Зоро, -- вы ребята даже не представляете, какой у меня капитан. Любой хомяк от зависти удавится по сравнению с ним. Он не упустит случая добавить в свою копилку награду за голову вашего капитана... а так же всю вашу провизию и все, что он найдет на корабле... да и сам корабль тоже. Его девиз: экспроприируй экспроприированное.
   А в ответ тишина... и совершенно "пустые" взгляды. И только здоровяк заметно нахмурился, подтверждая выводы мечника о том, что в его голове действительно есть мозги, а не только кость.
   -- Простите, -- вздохнул Зоро, решив сжалиться над остальными, ничего не понимающими пиратами, -- я имел в виду его девиз: грабь награбленное. И любимое его занятие грабить пиратов и получать за них вознаграждение. Он находит это ироничным... впрочем, надо признать, я тоже.
   А в ответ опять тишина... Хотя, как, опять же, невольно отметил мечник, пират-здоровяк нахмурился ещё сильнее, и стал подозрительно оглядываться по сторонам... То ли подельников Зоро пытался найти, то ли прикидывал, куда ему бежать.
   -- Ладно, забыли, -- снова вздохнул Зоро и взмахнул одной из катан.
   -- Гья!
   -- Аргх!
   Два бандита разом рухнули на землю, буквально перерубленные пополам.
   -- Ах ты су... -- покатилась по земле отрубленная голова главаря.
   Пусть он и обладал мозгами, но всё-таки оказался недостаточно умен, чтобы дать деру сразу же, как только Зоро убил первых двух... или чувство ответственности за своих людей сыграло свою роль?
   -- Ублюдок! - умерло ещё троя, включая того, кто решил привлечь внимание Зоро столь нелестным высказыванием в его адрес.
   И тут до остальных, наконец, дошло, в какую задницу они попали, а уже мгновение спустя оставшиеся пираты осознали и её поистине гигантские размеры, когда один из них сумел опознать убивающего их мечника:
   -- "Убийца Пиратов" Зоро!
   Сообразительный малый тут же поплатился жизнью за свои слова, зато оставшаяся троица, не сговариваясь, бросились наутек -- чтобы умереть буквально через несколько шагов. Все бойня заняла что-то около десяти секунд. Десять жалких секунд и Нами обнаружила себя сидящей посреди совершенно пустынной улицы, -- многочисленные прохожие, что были здесь ещё буквально минуту назад, незамедлительно исчезли куда подальше, стоило им только почуять назревающий конфликт, -- в окружении десятка мертвых пиратов и одного их совершенно спокойного и равнодушного убийцы.
   -- Ты навигатор? - встав напротив сидящей Нами, спросил Зоро.
   -- А? - только и смогла ответить, все ещё шокированная девушка.
   -- Я спрашиваю, ты навигатор?
   -- Д-да... -- ответила Нами. -- Одна из лучших! - тут же по привычке добавила девушка.
   -- Одна из лучших? Хм...
   Зоро оглядел сидящую перед ним девушку. Лет восемнадцати на вид, волосы цвета зрелого мандарина до плеч, орехового цвета глаза, приятные глазу чёрты лица, фигура в форме песочных часов, вполне себе заметная грудь. После смерти Куины, -- его лучшего друга детства и Самого Главного Соперника, -- Зоро никогда особо не обращал внимания на женщин, предпочитая проводить свое время за тренировками или выпивкой, но, как и любой нормальный мужчина, он вполне был способен оценить женскую красоту. И сидящая перед ним девушка выглядела однозначно красивой. Полосатая футболка с коротким рукавом привлекательно облегающая грудь, плоский животик, короткая, до середины бедра, темно-оранжевая юбка, и открытые босоножки на высоком каблуке под цвет юбки. Если бы Зоро не видел все произошедшее собственными глазами, то он бы никогда не подумал, что с каблуками такого размера вообще возможно бегать, да ещё так быстро.
   -- Знаешь... бежала бы ты с этого острова куда подальше, и как можно скорее, -- после осмотра, вынес свой вердикт зеленоволосый мечник.
   -- А? - опять только и смогла произнести Нами.
   -- Я говорю, беги. Беги как можно скорее и как можно дальше, иначе он тебя найдет и будет поздно.
   -- А нельзя ли и мне поучаствовать в вашем, безусловно, интересном разговоре? -- раздался мужской голос из-за спины мечника, из-за чего тот мгновенно побледнел лицом, а его лоб покрылся заметной испариной. - И, Зоро, не соблаговолишь ли ты мне объяснить, кто этот твой некто "он"? Честное слово, мне очень интересно!
   -- Луффи, я нашел Нами, -- отступив в сторону, обернулся Зоро, тут же без всяких раздумий сдав девушку. Доброта, как говорится, добротой, но своя шкура дороже.
   А все ещё сидящая на земле Нами оценила новое лицо.
   Модные, открытые шлепанцы на ногах, длинные, какого-то темно-зеленого, кислотного цвета шорты, темно-фиолетового, опять же, кислотного цвета футболка с коротким рукавом. Глаза скрыты под солнцезащитными, модными очками, сквозь стекло которых виднелся небольшой шрам под левым глазом, и копна черных волос, прикрытая старой, заметно потрепанной, соломенной шляпой. Другими словами, стоявший перед Нами парень, на взгляд самой девушки, выглядел, если и не совсем безобидно, то где-то рядом... особенно на фоне Зоро и в окружении валяющихся, окровавленных трупов пиратов, которых последний и понаделал. И при этом всем, как поняла Нами по реакции мечника, именно он был главным в их дуэте.
   -- Нашел Нами? - переспросила девушка, когда до неё окончательно дошел смысл сказанных слов. - Вы меня искали? Зачем?
   Нами буквально почувствовала, как её сердце стремительно уносится в район пяток. Девушка сразу вспомнила обо всех своих предположениях относительно стоящего рядом с ней мечника. И, учитывая, свидетельницей чему она стала минутой ранее, Нами совершенно отчетливо поняла, что сбежать у неё не получится. А если всё-таки и получится, то точно не сейчас. Только не тогда, когда рядом с ней находилась подобная Машина Смерти. Девушка до сегодняшнего дня и не подозревала, что на свете существуют люди, которые вполне могут сравниться по силе с ненавистными ею рыболюдьми. Однако, стоявший перед нею мечник служил отличным тому доказательством.
   -- Как насчёт того, чтобы присоединиться к нашей семье? - с широкой улыбкой, в ответ на вопрос девушки, спросил парень в соломенной шляпе, опустившись на корточки перед Нами.
   -- Э-э-э... что? - девушка много чего ожидала, но точно не такого, поэтому и её ответ оказался соответствующим.
   -- Луффи, а я ведь предупреждал, что тебе все время нужно будет объяснять, -- произнес Зоро, за что удосужился обиженного взгляда парня.
   -- Эй, только настоящая семья способна сделать меня Королем Пиратов, обычная команда с этим не справится.
   -- Королем Пиратов? - невольно повторила вконец растерявшаяся девушка.
   -- Мы - пираты! - Луффи гордо ткнул себя пальцем в грудь. - И нам нужен отличный навигатор, чтобы он смог провести нас через любое море!
   Вот теперь до Нами все окончательно дошло, и ответ на сделанное ей предложение мог быть только один:
   -- Я никогда не стану пиратом! - яростно отказалась девушка.
   -- Хм... -- сидящий на корточках перед Нами парень внимательно посмотрел в глаза девушки поверх своих моднявых очков. В ответном взгляде Нами плескалось целое море призрения, ярости, злости, отвращения и ещё чёрт пойми чего. - Тогда, как ты объяснишь свою татуировку на левом плече?
   Нами тут же невольно накрыла свое плечо ладонью, хотя надетая на ней полосатая футболка, и так все прекрасно закрывала.
   -- Откуда... откуда ты узнал? - с отчетливыми нотками страха в голосе, спросила девушка.
   -- Я, знаешь ли, не просто так выбрал тебя своим навигатором, -- с легкой улыбкой на губах, ответил Луффи. - Если бы мне был нужен просто отличный навигатор, то я бы нашел его уже давным-давно. Однако, в моей семье мне нужны люди, у которых за душой есть нечто большее, чем просто навыки. И, судя по тому, что я о тебе узнал, ты нам полностью подходишь.
   -- Я... я же уже сказала...
   -- Что никогда не будешь пиратом? Тогда повторяю свой вопрос: как ты объяснишь татуировку на своем плече?
   -- ...
   -- А хочешь, я поделюсь своей теорией?
   -- ?
   -- Судя по собранной мною информации, ты начала воровать очень рано. И пираты, в основном, брали тебя к себе в качестве непревзойденного навигатора. Потом ты дожидалась, когда пираты возьмут крупную добычу, после чего обворовывала их и исчезала с корабля. Исчезала ты, когда по-тихому, а когда, как, например, сегодня, напоследок громко хлопнув дверью. Работаешь ты по всему Ист Блю, кроме одного единственного района. Района, который, по моей информации, контролируется пиратской командой рыболюдей, приплывших в наше море около восьми лет назад из Гранд Лайна. Команда, где в роли капитана выступает некий Арлонг, чей пиратский флаг и вытатуирован на твоем плече.
   -- Откуда...
   -- Впрочем, это была самая легкая часть, -- продолжил Луффи, не дав откровенно шокированной Нами закончить свое предложение. -- Вот дальнейшую информацию получить оказалось куда сложнее. Например, информацию о том, что ты родом из деревни Кокояши, у тебя есть сестра и была мать, которую Арлонг убил лично, после чего ты вступила в его команду... вроде как он заплатил тебе неплохие деньги за то, чтобы ты рисовала ему карты. Больше я ничего собрать на тебя не сумел, больно уж хорошую блокаду устроили рыболюди вокруг контролируемого ими района. Однако это ничуть не мешает мне спекулировать на соответствующую тему. В частности, строить теории о том, почему тринадцатилетняя девочка, вроде как получающая большие деньги от Арлонга за рисование карт, занялась грабежом пиратов. И почему эта же самая девочка, столь охотно вступила в ряды пирата убившего её мать? И, наконец, почему, одна знакомая нам девушка, столь люто ненавидящая всех пиратов, вот уже столько лет, не покладая рук, работает на одного из тех самых люто ненавидимых ею пиратов?
   Лицо Нами приобрело мертвенно-бледный оттенок. Девушка сидела на земле и расширенными от ужаса глазами смотрела на Луффи. По подбородку Нами медленно стекала кровь из прокушенной губы, но девушка этого даже не замечала.
   -- А ты мне об этом ничего не говорил, -- то ли пожаловался, то ли констатировал факт Зоро, выслушав небольшую речь в исполнении Луффи.
   -- Нами, что он тебе пообещал? - доброжелательно поинтересовался Луффи, проигнорировав своего первого помощника. - Зачем тебе деньги? И почему ты просто не сбежишь?
   -- Это... это... это не т-твое дело! -- брызнули слезы из глаз девушки. - Т-тебя это вообще не касается!
   -- А вот здесь ты не права, ещё как касается, -- покачал головой Луффи. - Я уже давно решил сделать тебя своим навигатором, а значит и членом своей семьи. И я убью любого, кто решит угрожать моей семье, -- все тем же доброжелательным тоном, произнес парень, продолжая смотреть в расширенные глаза Нами с легкой улыбкой на лице. Только теперь его улыбка была ласковой, словно у отца смотрящего на свою любимую дочь. - А теперь скажи мне, Нами, что пообещал тебе Арлонг за твои деньги?
   -- ... -- ничего не ответив, девушка низко опустила голову.
   -- Нами, я тебе не враг, слово даю... а даже если бы и был врагом, то от знания твоих мотивов все равно бы ничего не изменилось.
   -- Если... если я принесу Арлонгу сто миллионов белли, то он освободит мою деревню. И когда касается денег, Арлонг всегда держит слово.
   Зоро и Луффи молча переглянулись.
   -- Нами... ты что, действительно поверила в подобное обещание? - спросил Луффи.
   Девушка от слов парня вздрогнула так, словно Луффи ударил её рукой, и это все сказало само за себя. Нет, Нами не верила в слова Арлонга... вернее, верила, да не совсем так, как надо. Умом она явно понимала, что Арлонг врет, но никакой другой надежды у неё не было, поэтому она, с отчаянием утопающего, хваталась за единственную, имеющуюся у неё соломинку.
   -- Знаешь, по моей информации, Арлонг действительно держит свое слово, когда дело касается денег, -- снова заговорил Луффи, отчего Нами резко вскинула голову, посмотрев на парня с безумной надеждой во взгляде. Сейчас девушке, как никогда прежде, хотелось услышать подтверждение тому, что все её усилия не были напрасными. - И, скорее всего, он действительно освободит твою деревню, -- продолжил Луффи, и от его слов, на лице Нами расцвела настолько счастливая улыбка, словно здесь и сейчас исполнились все её мечты. - Вот только ты когда-нибудь задумывалась о том, что будет дальше, когда ты отдашь Арлонгу деньги, и он освободит твою деревню?
   Счастливая улыбка Нами медленно сошла с её лица, а в глазах появилось ясно читаемое недоумение.
   -- Так вот, я скажу тебе, что будет дальше. На твоем острове появится свободная деревня. Деревня, в которой, например, нельзя будет укрывать других жителей острова под страхом смерти или очередного захвата. А так же жителям нельзя будет покидать пределов деревни, не заплатив определенную пошлину. Естественно, за торговлю с другими деревнями им так же придется платить. В общем, фактически, ничего не изменится и Арлонг не нарушит данного им слова. Зато он сделает тебе ещё одно предложение, чтобы ты и дальше работала на него. Лично я вижу ситуацию именно так.
   -- ...
   -- Нами?
   -- А если ты ошибаешься?
   -- Что?
   -- Если ты ошибаешься, и Арлонг сдержит свое слово так, как надо?! - с вызовом посмотрела девушка на Луффи.
   -- Хм... - поднявшись на ноги, и сложив руки на груди, задумался парень. - Сколько тебе ещё осталось собрать денег? - несколькими секундами спустя, спросил Луффи.
   -- ...
   -- Нами, эти деньги все равно не с тобой, -- вздохнул парень. -- Более того, я уверен, что они спрятаны где-то на твоем родном острове. Поэтому, что бы ты мне ни сказала, получить их у меня не получится. По крайней мере получить, не посещая твоего острова... острова, окрестные воды которого, напоминаю тебе, плотно контролируются Арлонгом и его шайкой.
   -- ...Тридцать миллионов, -- наконец, спустя целую минуту переглядывания с Луффи, неохотно созналась Нами.
   -- Всего? Тогда предлагаю сделку.
   -- Какую?
   -- Ты становишься нашим навигатором, а взамен мы помогаем собрать тебе оставшиеся деньги. Как ты на это смотришь? Силу Зоро ты уже видела, -- Луффи обвел рукой валяющиеся вокруг них тела мертвых пиратов. - Так что с нами тебе будет гарантированно безопаснее, чем в одиночку.
   Нами оглядела подозрительным взглядом лица Зоро и Луффи, затем убитых Зоро пиратов и, наконец, свой мешок с золотом, что она прижимала руками к своей груди.
   -- Я согласна... -- произнесла Нами, а затем, заметив, как лицо Луффи растягивается в широкой улыбке, поспешила добавить: -- но только временно! Вы помогаете мне собрать оставшиеся деньги, а за это я буду вашим навигатором, и все. После того, как у меня накопится необходимая сумма, мы расстанемся.
   -- Согласен! - с энтузиазмом кивнул Луффи, протягивая руку Нами.
   Девушка, осторожно взявшись за протянутую руку, поднялась на ноги, так и не увидев сочувствующий взгляд Зоро направленный ей в спину. Учитывая характер мечника и его внешний вид, сочувственное выражение на его лице смотрелось совершенно противоестественно. И это говорило о многом, но особенно о том, кому конкретно Нами решилась пожать руку. Недаром люди говорят, что неведение - это благо.
   Смотря на девушку, пожимающую руку его капитана, Зоро не мог не подумать о том, что ей было бы намного безопаснее продать свою душу Дьяволу, чем заключать сделку с Луффи. Тем более, на взгляд Зоро, Дьявол был существом намного более честным и менее жадным, чем его капитан. В отличие от Луффи, Дьявол сразу называл цену своим услугам, и не брал большего. А вот его капитан, как уже успел понять Зоро за полтора прошедших года с момента их знакомства, не только редко когда называл цену, но зачастую даже не упоминал о том, что вообще когда-нибудь придется платить. Однако, в итоге, все связавшиеся с ним оказывались у него в вечной кабале. И, что самое ужасное, люди, поняв с кем именно они связались, все равно продолжали на него пахать -- потому как души людей Луффи забирал себе самым первым делом. А без души, куда ты от него денешься? Да никуда! И Зоро это отлично понял на собственном опыте... как вскоре должна была понять и Нами.
   -- Эй, Зоро, ты, прежде чем убить их всех, хоть спросил, кто они такие? - посмотрел на мечника Луффи, вырвав последнего из его раздумий.
   -- Девять миллионов, -- сразу поняв, к чему конкретно клонит Луффи, ответил Зоро.
   -- Девять? Неплохо, неплохо, а где их корабль знаешь?
   -- У Нами спроси. Это ведь она их ограбила.
   Луффи молча посмотрел на девушку.
   -- Я, конечно, знаю, где их корабль, но зачем он вам? - неподдельно озадачился новоиспеченный навигатор команды.
   -- Как зачем? Убьем капитана, сдадим дозорным и получим за него награду, а это больше шести миллионов.
   -- Ты же сказал, что вы пираты! - обвиняющее наставив палец на Луффи, воскликнула потрясенная девушка. - Стоп! Ты же "Убийца Пиратов"! - палец Нами переместился на Зоро. - Ты же самый знаменитый на все Ист Блю охотник на пиратов, ты не можешь быть пиратом! Вы меня обманули!
   -- Блин, ещё одна тундра, -- вздохнул Луффи, чем вызвал ухмылку у Зоро. - Не волнуйся, у нас все схвачено и уже давно отработано. Ты нам, главное, покажи, где их корабль, а дальше мы уж сами. Тем более, кроме головы капитана там ещё можно не только выгрести всю провизию, но и продать все запасы оружия, их вещи и сам корабль. Считай, помимо награды за капитана, ещё миллионов двадцать-тридцать сверху положим. А, во-вторых, экспроприируй экспроприированное -- я просто обожаю лутить своих противников! Нафига добру пропадать? Так ведь, Зоро?
   Мечник согласно кивнул, пытаясь не расхохотаться, от вида вытянувшегося лица Нами.
   -- Тогда чего стоим? Нас рейд ждет! Идем, идем! Нами?
   -- А?
   -- Бэ! Где корабль, спрашиваю?
   -- А-а-а... там, -- ткнула растерянная девушка пальцем за спину Луффи.
   -- Так пошли! Или тебе ещё куда-то надо?
   -- Э-э-э... нет?
   -- Ты ответила или спросила?
   -- Нет!
   -- Тогда ходу, ходу! - Луффи принялся подталкивать девушку в спину. -- Вдруг им кто-нибудь доложится, что Зоро на острове, и они свалят, так и не дожидавшись возвращения мертвяков? Ты что, никогда не натыкалась на инст с ограничением по времени? Вот потому-то все и не любят нубов: вы вечно тормозите!
   -- Да все, все! Иду я, иду! - торопливо зашагала Нами по направлению к одной скрытой бухте, где пираты "Бешеного" Вилли бросили якорь, заодно пытаясь сообразить, что именно ей сейчас наговорили. Она в жизни не слышала ни о каких "тундрах", "инстах" и "нубах". Слово "лутить", впрочем, она тоже не слышала, но тут уже помогла её воровская натура, и перевела его как надо. И это её откровенно пугало. Потому что её новоявленный капитан ощущался и звучал ещё более гнусным и жадным вором, чем была она сама. С кем она, спрашивается, связалась?
  

Глава 4

Пираты (?) Соломенной Шляпы

  
   Два парня и девушка торопливо шли через пустынные улицы небольшого городка.
   -- Так, Зоро, дай сигнал оболтусам, что пора отрабатывать свой кусок хлеба, -- обратился Луффи к Зоро.
   Зеленоволосый мечник молча достал из-за пазухи маленький ден-ден-муши, -- небольшая улитка с циферблатом на ракушке, что могла телепатически связываться с другими улитками на расстоянии пары десятков километров, а затем, воспроизводить слова вслух, в точности имитируя голос ответившего на вызов, -- и набрал необходимый номер.
   -- Зоро-аники? - всего через один гудок, почтительно, мужским голосом, произнесла вылезшая из ракушки улитка.
   -- Джонни, бери Йосаку и выдвигайтесь к южному концу города, -- скомандовал Зоро.
   -- Вообще-то мы сейчас идем к северному, зачем им идти к южному?-- тут же спросила озадаченная Нами.
   -- Зоро-аники, ты точно уверен, что нам нужно идти именно к южному? - с отчетливыми нотками сомнения в голосе, уточнил Джонни.
   Вопрос парня прозвучал одновременно с вопросом Нами.
   -- Вернее, к северному концу, -- покрывшись испариной, быстро поправился Зоро, удостоившись подозрительного взгляда от Нами, и веселого фырканья от Луффи.
   -- Окей, через пару минут будем, -- отозвался, судя по голосу, заметно повеселевший Джонни, из-за чего взгляд Нами, направленный на Зоро, стал ещё более подозрительным. У девушки появились основательные такие подозрения, что знаменитый "Убийца Пиратов", был сильно не в ладах с ориентированием на местности.
   Словно услышав мысли девушки, Луффи, идущий по правую руку от Нами, слегка повернув голову в её сторону, пояснил:
   -- Зоро страдает топографическим кретинизмом в особо острой форме, -- радостно сдал парень своего первого помощника, за что тут же удостоился убийственного взгляда от мечника. - Он в состоянии заблудиться в прямом коридоре с двумя выходами, -- продолжал Луффи, умело игнорируя как убийственный взгляд Зоро, так и его отчетливо слышимое рычание. - Даже не думай отправлять его за чем-нибудь одного. Мало того, что он ничего не принесет, так вдобавок придется потом его ещё и самого искать, а если дать ему денег, то он обязательно их все пропьет.
   В следующую секунду, под ошарашенным взглядом Нами, Луффи удачно запнулся... удачно потому, что если бы этого не произошло, то он бы совершенно точно остался без головы. Меч окончательно доведенного до точки кипения Зоро, -- сейчас ало-красного от смущения и ярости, -- просвистел там, где ещё мгновением назад находилась шея Луффи. Следующий удар меча, направленный ему точно в лоб, парень перехватил руками, зажав лезвие катаны между своих ладоней. И хотя Нами никогда не считала себя специалистом, она повидала достаточно, чтобы однозначно сказать - это не было игрой. Не споткнись Луффи, или не поймай он катану Зоро между своих ладоней, то он бы однозначно умер. И как, спрашивается, вот на такое можно спокойно смотреть?
   Нами за свою карьеру воровки повидала немало пиратских команд, поэтому, обычно, сходу могла понять динамику отношений внутри пиратской шайки... Правда, справедливости ради нужно заметить, что и понимать-то там особо было нечего. Кучка мерзавцев, во главе с главным мерзавцем, который отличался от остальных только большей силой и, зачастую, меньшим мозгом. Отношения в таких командах распределялись на два типа. Первый тип -- это более-менее дружная команда во главе с капитаном. Второй тип - это команда, целиком состоящая из одних ублюдков, которые были готовы засадить нож в спину любому человеку, включая своего капитана, если бы только они не боялись его до полусмерти. В общем, все просто. И именно по этой причине Нами сейчас пребывала в недоумении.
   Во-первых, Зоро, идущий по правую руку от Луффи, успокоившийся так же быстро, как и "вспыхнувший", был известен всему Ист Блю, как непревзойденный охотник на пиратов. Говорить о нем начали ещё несколько лет назад, но тогда его больше называли "Три Меча" Зоро или "Охотник на пиратов" Ророноа Зоро. Так продолжалось около года, после чего зеленоволосый мечник куда-то пропал. Слухи о нем постепенно начали затихать, даже пошли разговоры о его смерти. Однако, прошло всего месяцев шесть-семь, с момента его исчезновения, как о нем заговорили вновь. И если "Три Меча" Зоро его периодически называли и сейчас, то прозвище "Охотник на пиратов" довольно быстро сменилось "Убийцей Пиратов". А все из-за того, что упомянутый мечник перестал брать пиратов живыми и убивал не только главаря, за которого была назначена награда, но и всех членов команды. Спрашивается, как такой человек вообще может быть пиратом? И как он получает награды за убитых им пиратов? Или просто берет и получает? Потому как, насколько знала Нами, все до сих пор считали Зоро именно охотником за головами, а не пиратом.
   Во-вторых, несмотря на присутствие Зоро, -- личности чрезвычайно известной на все Ист Блю, -- рядом с Нами шел совершенно нормальный парень, на полголовы ниже самого Зоро, выглядевший практически безобидно, но при этом занимающий должность капитана. Опять же, спрашивается, как так? Пусть, несмотря на весь его раздолбайский вид, под его шляпой скрывался незаурядным ум, -- если судить по всему им ранее сказанному, -- тем не менее, выглядел он в десятки раз слабее Зоро. Так почему тогда именно он капитан? Только из-за своего ума? С другой стороны, когда Зоро его атаковал, то Луффи как-то слишком уж вовремя споткнулся. Да и катану Зоро он смог поймать, между своих ладоней, без всяких проблем, хотя мечник и атаковал его с такой скоростью, что сама Нами даже удара не заметила. Означало ли это, что Луффи силен? Вероятнее всего, да. Но был ли он сильнее Зоро? Девушка сильно сомневалась. Зоро, в отличие от Луффи, сразу производил впечатление сильного и опасного человека, -- именно по этой причине Нами и пыталась выдать его за своего Босса, когда убегала от пиратов, -- а вот парень в соломенной шляпе производил впечатление простоватого, беспечного гуляки, ничего не воспринимающего всерьез. И хотя сама Нами уже успела убедиться, что Луффи был далеко не таким уж беспечным, и точно не простоватым, сильным он ей все равно не казался. В общем, странная динамика отношений в странной команде странных людей.
   И Нами только сильнее в этом убедилась, когда на окраине города их поприветствовали ещё два члена её новой команды. По-видимому, когда Зоро позвонил им по ден-ден-муши, они находились где-то неподалеку от места встречи. Хотя с момента звонка прошло не больше пятнадцати минут, парни, вольготно развалившиеся среди высокой травы на краю дороги, выглядели так, словно они здесь уже давно.
   -- Зоро-аники, Луффи-аники, вижу вы всё-таки нашли Нами-анеки? - именно такими словами встретил подошедшую группу один из поднявшихся парней, сейчас отряхивающий свою одежду от прилипшей к ней травы. Второй был занят тем, что пристраивал свои мечи в заплечные ножны. - Добро пожаловать в семью, Нами, -- добавил парень, слегка склонив голову в сторону девушки. - Меня зовут Джонни, приятно познакомиться, -- закончив отряхиваться, протянул он руку Нами, которую она осторожно пожала. Осторожно потому, что по виду мышц парня, он вполне мог сломать ей руку, лишь немного не рассчитав свою силу.
   Белые брюки, закатанные до середины голени с передними, накладными карманами, белая, облегающая футболка с обрезанными рукавами и оранжевая жилетка без рукавов, стилизованная под спасательный жилет. На ногах Джонни носил белые, открытые сандали, а на его носу красовались стильные, солнцезащитные очки. На левой щеке парня виднелось тату, в виде кандзи "море", и ещё на правой стороне шеи, только уже с кандзи "огонь". Сам он выглядел немного старше Зоро. Если зеленоволосому мечнику Нами готова была дать лет двадцать пять максимум, то Джонни выглядел на все тридцать. Немного растрепанные черные волосы, высокий рост, широкоплечий, накачанный, сильно накачанный - он был заметно крупнее далеко немаленького Зоро. Хотя, как отметила Нами, меча Джонни не носил. Зато парень выглядел настолько внушительно, что, как отлично понимала девушка, большинство людей предпочитало с ним не связываться.
   -- Добро пожаловать в семью, Нами, -- слегка склонил голову другой ожидавший их парень, когда Джонни отошел в сторону. - Меня зовут Йосаку, -- протянул он руку девушке. Как и в случае с Джонни, рукопожатие у представившегося парня оказалось весьма внушительным, но в отличие от Джонни, Йосаку носил два меча, рукояти которых теперь выглядывали из-за его плеч, что сразу объясняло и размер его мышц, и специализацию. - Рад, что у нас наконец-то появился настоящий навигатор.
   Телосложением Йосаку один в один повторял телосложение Джонни, -- такой же высокий, такой же сильно накачанный и широкоплечий. Слегка растрепанные светлые волосы, карие глаза, самые обычные чёрты лица. Черная облегающая футболка, желтые мешковатые штаны, тяжелые черные ботинки и два уже упомянутых меча. Широких и с тупыми концами, словно ножи мясника, Йосаку носил их в заплечных, открытых, кожаных ножнах. Помимо всего прочего, между губ парня торчала незажженная сигара. Подводя итог, можно было смело сказать, что Йосаку производил не меньшее впечатление, чем тот же Зоро или Джонни. Поэтому вопрос: "почему именно Луффи, капитан?", стал волновать Нами ещё сильнее.
   -- Так кого мы убиваем на этот раз? - с нескрываемым энтузиазмом спросил Джонни.
   -- Девять миллионов за голову, -- охотно поделился информацией Луффи.
   -- Луффи-аники, я не про деньги спрашивал, а про имя пирата, -- немного вымученно улыбнулся Джонни.
   -- Вот никогда не понимал ваше пристрастие знать имена покойников, -- покачал головой Луффи. - Главное знать ходячие деньги в лицо и их количество, а остальное неважно.
   -- "Бешеный" Вилли, -- подал голос Зоро. - Так пираты называли своего капитана.
   Под взглядом Нами, Йосаку поднял с земли небольшую сумку. В которой, как оказалось, лежало несколько десятков пачек с розыскными листами.
   -- Так, девять миллионов, девять миллионов, -- принялся бормотать Йосаку, перебирая пачки. - Ага, вот... так теперь "Бешеный" Вилли, Вилли, Вилли... где же ты наш Вилли... ага вот. Тю! Да он еще, считай совсем новичок, всего четыре месяца как заявил о себе, а такую большую награду получил не столько из-за личной силы, сколько из-за любви к поджиганию всего вокруг, включая атакованные им города и деревни. Короче, типичный идиот.
   -- Всего четыре месяца в деле? - задумчиво потер подбородок Луффи. - Нами! - настолько неожиданно он обратился к девушке, что та невольно подпрыгнула на месте от испуга. - Разве тебе не говорили, что нехорошо обижать маленьких? Мальчики только-только начали постигать ремесло пиратов, а ты их уже ограбила. Позор тебе, позор!
   -- Луффи-аники, мы вообще собираемся их убить, -- заметил Джонни. - Тогда кто мы?
   -- Пираты, маскирующиеся под охотников на пиратов, кто же еще? - Луффи посмотрел на парня, как на идиота. - Работа у нас такая, и тут уже ничего не поделаешь. Мы будем терзаться душевными муками, но все равно будем продолжать нашу работу, будем нести наше тяжкое бремя во имя луны. Да и кто-то ведь должен собрать все эти назначенные за их головы награды? Дозорные всё-таки стараются, назначают, поэтому мы просто не можем разочаровать их ожидания. Кроме того, представляете, скольких людей мы обеспечиваем рабочими местами? Тысячи и тысячи людей могут работать только благодаря нам! Фотографы, журналисты, работники банков, дозорные, торговцы, и многие другие! А слухи и новости? Благодаря нам жизнь десятков тысяч скучающих бабушек и дедушек наполняется смыслом! Им есть о чем поговорить на старости лет, что обсудить. Поэтому вы должны понимать, что мы просто обязаны убивать и грабить всех встречающихся нам на пути пиратов!
   Выслушав маленькую речь Луффи, -- в процессе которой её челюсть отвисала всё ниже и ниже, -- Нами начала понемногу осознавать, почему именно он был капитанам, а не Зоро, Джонни или Йосаку. И это просто не могло не обеспокоить девушку: психов просчитать нельзя. Психи и сами не знают, что будут делать в следующее мгновение. Однако больше всего девушку обеспокоила реакция остальной команды на слова Луффи. Её просто не было. Вообще. Зоро, Джонни и Йосаку выслушали весь сказанный Луффи бред, не поведя и бровью. Это, в свою очередь, говорило о том, что нечто подобное происходило достаточно часто, чтобы они уже успели привыкнуть. Нами начала всерьез переживать о своем скором будущем. Какой она станет сама, если достаточно долго пообщается с этим Луффи? Как там есть выражение? Если долго всматриваться в бездну, то бездна начинает всматриваться в тебя? А если с психами так же или ещё хуже? В первый раз за последние десять лет Нами всерьез начала подумывать о том, чтобы незамедлительно свалить куда подальше, и плевать на все потерянные деньги.
   -- Кто убивает Вилли? - выждав пару секунд, после того, как Луффи замолчал, поинтересовался Зоро, словно он вообще не услышал прочувственной речи своего капитана.
   -- Зоро-аники, скольких ты уже сегодня убил? - вместо ответа, задал встречный вопрос Йосаку.
   -- С чего ты взял, что я уже кого-то сегодня убил?! - совершенно искренне возмутился Зоро. - Почему вы всегда так обо мне говорите, будто я какой-то кровожадный псих, только и делающий, что убивающий всех вокруг?!
   Джонни и Йосаку пустыми глазами уставил на зеленоволосого мечника.
   -- Зоро-аники, ты с Луффи-аники уже больше полутора лет, -- первым ответил Джонни.
   -- С Луффи-аники! - многозначительно добавил Йосаку.
   -- И за те полгода, что мы присоединились к команде, не было ни одного острова, города или деревни, где бы ты не убил хоть кого-нибудь, -- добавил Джонни.
   Нами, посмотрев на Зоро расширенными глазами, сделала несколько шагов назад, невольно встав за спиной Луффи. Общество психа, как-то неожиданно, стало более предпочтительным, чем общество хронического убийцы. В мыслях Нами снова в полный рост поднялся вопрос о причине капитанства парня в соломенной шляпе.
   Девушка, сосредоточившись на одном, совершенно упустила из виду тот факт, что первая озвученная Джонни причина стала вовсе не хроническая неспособность Зоро никого не убивать, а его факт продолжительного знакомства с Луффи.
   -- Не надо говорить обо мне так, словно я только и делаю, что ищу кого-нибудь убить! - покраснел Зоро, то ли от злости, то ли от смущения, но вероятнее всего и от того, и от другого.
   -- Тогда, ты хочешь сказать, что все ещё никого не убил? - недоверчиво спросил Джонни.
   -- ...
   -- Десятерых! Он убил десятерых! -- поняв, что Зоро не собирается "колоться" охотно сдал его Луффи. - Поотрубал половине из них головы, и даже добил в спину тех, кто пытался от него убежать. Абсолютно беспощадный монстр. Сразу понятно, что убийства для него такая же жизненная необходимость, как еда и вода.
   -- Ты последний человек на планете, от которого я хочу слышать подобные слова! - не остался в долгу Зоро.
   -- Мы отвлеклись от первоначальной темы, -- напомнил о себе Джонни. -- Если Зоро-аники убил десятерых, то с Вилли он уже в пролете. Учитывая средний размер пиратских команд в здешних водах, то десять человек это, почти наверняка, треть команды, если не половина.
   -- Значит, остались только ты и я, -- кивнул Йосаку.
   -- Эй, это уже будет седьмой капитан, которого вы убьете, -- нахмурился Зоро. - Я тоже хочу сражаться с сильными противниками.
   -- Зоро ты с ними не сражаешься, ты их просто убиваешь, -- вздохнул Джонни.
   -- Они даже понять ничего не успевают, как уже мертвы, -- кивнул Йосаку.
   -- А еще, -- прозвучал довольный голос Луффи, -- если ты и в самом деле собираешься хоть кого-нибудь убедить в том, что ты вовсе не кровожадный маньяк или хронический убийца, то лучше не возмущайся из-за того, что тебе не дают убивать ещё больше. Поверь, так твои слова будут звучать намного убедительнее.
   Если всего пару минут назад Нами испытала только легкое беспокойство по поводу своего скорого будущего, то теперь она уже начала волноваться по-настоящему. Зоро, Джонни и Йосаку звучали словно маленькие дети, неспособные поделить одну единственную игрушку. Вот только в роли игрушки выступал живой человек, будущее убийство которого они и делили. На их фоне даже Арлонг смотрелся не таким уж кровожадным.
   В конце концов, Зоро выбыл из обсуждения, а Джонни и Йосаку поделили тушку пока ещё неубитого ими пирата с помощью игры в Камень-Ножницы-Бумага. Выиграл Джонни, что неимоверно его обрадовало, и столь же сильно огорчило Йосаку. Мысли о побеге, с каждой последующей минутой проведенной в обществе парней, становились все более и более настойчивыми. Однако, жажда денег в Нами пока все ещё успешно перебарывала инстинкт самосохранения, -- с которым, надо признать, у девушки и без того имелись большие проблемы, -- поэтому она не могла вот так вот взять, и все бросить. С другой стороны, девушке начало казаться, что члены её новой команды, прямо-таки задались целью убедить её в том, насколько плохой идеей будет остаться вместе с ними.
   Нами грабила пиратов с тринадцати лет, то есть уже больше пяти лет. И за это время она успела насмотреться на смерть едва ли не во всех её проявлениях. Пираты никогда не отличались гуманностью, и Нами об этом знала отнюдь не понаслышке. Она вступала в десятки самых разных пиратских команд, а видела их и того больше. За пять лет она вдоволь насмотрелась на то, как пираты убивали друг друга, убивали дозорных и обычных горожан, поэтому смертью её было не удивить и не испугать. Нами с самого начала знала, на что она шла, когда решилась выйти в море -- Арлонг в этом плане стал отличным учителем. И, тем не менее, несмотря на весь свой предыдущий опыт, Нами почувствовала сильный дискомфорт, когда их группа достигла корабля "Бешеного" Вилли и взошла на борт.
   Это была резня.
   Три первых повстречавшихся на их пути пирата умерли, не успев раскрыть и рта. Удар кулака Джонни начисто снес голову самого первого пирата, а чудовищной силы пинок Зоро, переломав все ребра, отправил далеко за борт второго. Йосаку же оказался реальным мясником. Вогнав свои топоры-мечи в основание шеи пирата, он разрубил его на четыре части, без всяких заметных усилий, одним резким движением разрезав ребра своей жертвы. Вид отдельно лежавшей головы, рук и остатков тела, заставил Нами заметно позеленеть. Тем более остальных присутствующих пиратов постигла похожая участь.
   -- Хочешь мороженку, -- невинно осведомился Луффи, едва заметив состояние девушки. - Ванильное! - протянул он ей непонятно откуда у него взявшееся, запечатанное мороженное на палочке.
   Вот только монстрик в шляпе обломался. Вместо ожидаемых им тошнотиков, девушка молча взяла мороженное и, распечатав его, сунула в рот, кинув на Луффи холодный взгляд. Парень в ответ только радостно улыбнулся.
   -- Я смотрю, смерть хоть тебе и неприятна, но она тебя не пугает, -- отметил парень.
   -- Пираты есть пираты, -- презрительно отозвалась Нами. - Вы всегда всех убиваете и все разрушаете.
   -- Неужели тебе их жалко? - Луффи посмотрел на девушку поверх своих модных очков. - Мы ведь сейчас убиваем пиратов, а не дозорных или горожан.
   -- С вашей силой вы вполне бы могли их просто оглушать и сдавать дозорным.
   Ответить парень не успел, воздух прорезал разъяренный рев пирата:
   -- УБЛЮДКИ!!! КАК ВЫ СМЕЕТЕ НАПАДАТЬ НА МЕНЯ?!! МЕНЯ?!! "БЕШЕНОГО" ВИЛЛИ?!!
   -- Ой, Джонни, -- позвал Зоро. - Либо ты его сейчас сам убьешь, либо это сделаю я. Его крики меня раздражают.
   -- Зоро-аники, да тебя практически все раздражает, -- закатил глаза Джонни, тем не менее, направившись в сторону показавшегося им на глаза капитана корабля.
   "Бешеный" Вилли, как и ожидалось от человека с подобным прозвищем, оказался большим, страшным и настолько накачанным монстром, что рядом с ним даже Джонни с Йосаку смотрелись карликами, ставшими жертвой дистрофии. Кто-нибудь вроде Луффи, на фоне Вилли, и вовсе мог сойти за маленького ребенка. Вот только одет этот Вилли почему-то был лишь в одни штаны... как и большинство остальных пиратов, выскочивших вслед за ним на верхнюю палубу корабля.
   -- Матерь божья, -- произнес Йосаку, немигающим взглядом уставившись на капитана пиратского корабля, - где таких вообще берут?
   -- Капитан, они убили уже пятнадцать наших, -- из-за спины Вилли, подал голос один из пиратов.
   -- ГДЕ ГРУППА ГЭБА?!! - снова взревел Вилли. -- И ГДЕ САМ ГЭБ?!!
   -- Они отправились за Нами, но если Нами вернулась с этими ребятами, то, вероятнее всего, Гэб-сан уже мертв, -- на удивление разумно ответил один из немногих, полностью одетых пиратов.
   А ещё он был единственным, оставшимся в живых пиратом, из тех, что находились на верхней палубе, когда Зоро, Джонни и Йосаку начали свой кровавый марш по кораблю. Всей команде Соломенной Шляпы сразу стало понятно, что синеволосый мужик, сейчас прячущийся за спиной своего капитана, остался в живых далеко не просто так. Зоро так и вовсе удостоил его слова громкого хмыка. Второй пират с мозгами и все на одном корабле? Мир действительно полон неожиданностей.
   Сам "Бешеный" не обратил ни малейшего внимания на слова о смерти некого Гэба и его группы. Зато Вилли заинтересовало упоминание присутствующей здесь и сейчас девушки:
   -- НАМИ!!! - в третий раз взревел здоровяк... а может и не взревел? Сам Зоро, например, начал подозревать, что Вилли всегда говорил подобным образом. -- КАК ТЫ МОГЛА МЕНЯ ПРЕДАТЬ?!!
   -- Действительно, Нами, у тебя вообще присутствует чувство самосохранения или как? - присоединился к вопросу Луффи. - Я бы на твоем месте поостерегся связываться с кем-то вроде него. Представляешь, что бы с тобой стало, если бы он тебя поймал?
   -- Ничего такого, к чему бы я не была готова, -- равнодушно ответила Нами. - Волков бояться - в лес не ходить.
   Фраза Нами взывала довольные улыбки у всех остальных Соломенных Шляп. Всё-таки девушка действительно отлично вписывалась в их команду, пусть даже она сама ещё об этом не подозревала.
   -- Рю! - рявкнул Луффи. - Гаси его Shoryuken-ом (Кулаком Воспаряющего Дракона)!
   -- Я не Рю! Я Джонни! И я не собираюсь делать твой дебильный Шорюкен или как его там!
   -- Мой... дебильный... Шорюкен? - вроде бы тихо повторил Луффи, но почему-то услышали его все на корабле.
   Джонни мгновенно сделался прозрачным - настолько сильно он побледнел.
   -- Из-извините, ка-капитан, се-сейчас все будет!
   Перепуганный Джонни - это сила. Перепуганный своим капитаном Джонни - это неостановимая сила. У "Бешеного" Вилли не было ни шанса... не то что бы у него изначально были какие-то шансы, но, сложись все по-другому, и он бы вполне смог пожить подольше... на две-три минуты.
   Вилли даже глазом моргнуть не успел, когда Джонни оказался прямо под ним:
   -- Shoryuken (Кулак Воспаряющего Дракона)!
   Мощный прыжок вверх, с одновременным вскидыванием окутанного огнем кулака и поворотом всего тела. Голова пирата улетела далеко в море, а его тело, немного постояв, громоподобно рухнуло на палубу корабля, став обильно заливать доски кровью. Приземлившийся неподалеку Джонни, будучи изрядно перепачканный кровью Вилли и других убитых им ранее пиратов, походил на самого настоящего демона. Оставшийся в живых народ, до этого стоящий за спиной своего капитана, в шоке уставился на обезглавленное тело своего Босса. И только один из них, тот самый синеволосый пират, что недавно объяснял ситуацию Вилли, резко сорвавшись с места, рыбкой перепрыгнул через борт корабля и практически без всплеска ушел в воду.
   -- Он реально умный, -- снова хмыкнул Зоро.
   От звука его голоса в себя пришли и остальные пираты, после чего дружно попытались повторить подвиг своего товарища, но не судьба. С одной стороны от борта корабля их отрезал Джонни, с другой встал Йосаку, перед ними замер Зоро, а позади только стена и дверь, ведущая на нижние палубы корабля.
   -- Мы... мы сдаемся! - бросив саблю на пол, поднял руки над головой один из пиратов.
   -- Д-да! Сдаемся! - последовал его примеру другой, а затем и оставшиеся пираты побросали все свое оружие на палубу.
   -- Капитан? - Зоро посмотрел через плечо на Луффи.
   -- Зоро, ну в самом-то деле, что за глупые вопросы? - вынув мороженное изо рта, вздохнул Луффи. - Ты и сам должен прекрасно понимать, кого и в каком состоянии мы найдем на нижней палубе, и ты ещё спрашиваешь? Убейте их всех.
   Учитывая, что ни Джонни, ни Йосаку, ни сам Зоро ничуть не сомневались, какой именно приказ отдаст Луффи, повторять ему не пришлось. Нами не успела и глазом моргнуть, как три кровожадных демона буквально разорвали на части оставшихся пиратов. Парочка из них, успев подобрать свое оружие, попыталась защититься, но с тем же успехом они могли просто покорно дождаться своей участи: Зоро разрубил пиратов пополам, вместе с их выставленными в защите мечами.
   Замершая в стороне Нами невольно сглотнула. Сколько прошло времени с того момента, как одна группа пиратов поднялась на борт корабля, принадлежащего другой группе пиратов? Минут пять? И это вместе со всеми разговорами? Пять минут, а просторная палуба далеко немаленького корабля оказалась буквально залита кровью и завалена трупами.
   -- Зачем... зачем вы их всех убили? - невольно спросила она, переведя взгляд на Луффи, который все так же беззаботно лизал свое мороженное. Нами уже успела забыть, что она и сама держит мороженное в руке, сейчас выглядевшее настолько неуместным, что девушка едва сдержала порыв немедленно выбросить его за борт.
   -- Кто берет в руки оружие, тот ставит на кон собственную жизнь, -- ответил Луффи. - Ты сама сказала, что все пираты грабят и убивают. Раз ты на протяжении многих лет занималась грабежом пиратов, то должна понимать, что в этом есть некая высшая справедливость.
   -- Это? - обвела она рукой заваленную трупами палубу. - Это и есть твоя высшая справедливость?! - изумленно произнесла Нами.
   -- А разве нет? - спросил в ответ Луффи, и вся бравада Нами мгновенно улетучилась. Стоящий перед ней парень не сделал ничего. Ни единого угрожающего слова или жеста, даже интонации в его голосе остались прежними. Но Нами все равно почувствовала, как сначала взмокла её спина, а затем предательски задрожали ноги. Вдобавок, девушки показалось, что окружающий её воздух превратился в кисель, настолько труднее ей стало дышать. - Хочешь сказать, что ты ни разу не желала смерти Арлонгу и его банде? Ни разу не планировала его смерть?
   Парень был абсолютно прав. За восемь лет Нами не раз пыталась убить Арлонга, но признаваться в этом она не собиралась:
   -- Это... это совсем другое, -- облизав в раз пересохшие губы, ответила девушка.
   -- То же самое, -- не согласился Луффи. - Разница только в том, что вот эти пираты, -- как и Нами, минутой ранее, обвел он рукой заваленную трупами палубу, -- не сделали тебе ничего. Ключевое слово "тебе". Позови сюда родных и близких тех, кого они убивали и грабили, и ты вряд ли найдешь среди них понимание, если начнешь взывать к их гуманности. Впрочем, если хочешь убедить меня в том, что я не прав, -- вернулся Луффи к поеданию мороженного, -- то спустись на нижние палубы и убеди находящихся там женщин, что с ними на самом деле не случилось ничего плохого, и они должны простить схвативших их пиратов.
   -- Женщин? - не поняла Нами. - Каких ещё женщин?
   Луффи оторвался от своего мороженного и бросил на девушку поверх очков удивленный взгляд. Затем, видимо что-то поняв по её реакции, он недовольно наморщил нос. Учитывая, что вслед за ним натуральным образом застонали Джонни и Йосаку, правильные выводы сделал не он один. И даже на лице Зоро проступило какое-то странное выражение, но Нами понятия не имела, что оно означало.
   -- Терпеть не могу, когда такое случается, -- вздохнул Джонни.
   -- Особенно если мы с ног до головы залиты кровью, -- осмотрел себя Йосаку.
   -- Зато теперь понятно, почему они все полуголые, несмотря на середину дня, -- добавил Зоро.
   -- Я что-то не поняла, -- произнесла порядком сконфуженная Нами. - О чем вы вообще говорите?
   -- Сходи и посмотри сама, -- Зоро ткнул большим пальцем через плечо в сторону двери, ведущей на нижние палубы корабля. - Их там семь штук, распиханных по разным каютам, поэтому точно не пропустишь.
   Поколебавшись несколько секунд, Нами двинулась в сторону двери.
   -- Луффи-аники, на противоположном конце острова есть небольшая база дозорных. Может, просто угоним их туда вместе с кораблем? - предложил Джонни, проводив взглядом девушку, скрывшуюся за дверью.
   -- Все равно нам плыть туда, чтобы показать трупы, -- согласно кивнул Йосаку.
   -- Я с ними возиться точно не буду, -- сложив руки на груди, непреклонным тоном заявил Зоро... как заявлял каждый раз, когда возникала похожая ситуация. Что, опять же, каждый раз, ничуть не мешало ему нарушать свое слово несколькими минутами спустя.
   -- Заткнись уже, чёртов тсундере, -- тут же припечатал его Луффи.
   Щеки Джонни и Йосаку моментально надулись до невероятных размеров, а глаза полезли на лоб: в открытую смеяться над Зоро мог только Луффи, в противном случае можно было и умереть. Сам мечник, судя по тому, как тряслась в его руках, наполовину извлеченная из ножен, катана, с трудом сдерживал себя в том, чтобы не разрубить на части довольного собой Луффи.
   -- Так что, на базу дозорных? - спросил Джонни, когда всё-таки смог совладать с приступом сразившего его хохота.
   -- На базу, -- чуть подумав, уверенно кивнул Луффи. -- Зоро, поднимай якорь, а вы, -- обратился он к Джонни и Йосаку, -- займитесь парусами. Я за штурвал... ох чувствую, скоро будет весело, ши-ши-ши! - довольно захихикал себе под нос парень.
   К тому моменту, когда мрачная Нами поднялась обратно на верхнюю палубу, корабль успел пройти половину пути до базы Морского Дозора. А еще, как невольно отметили Джонни, Йосаку и Зоро, девушка, когда она вновь окинула взглядом заваленную трупами палубу, выглядела... удовлетворенной? Парни не были уверены наверняка, но они совершенно точно не увидели никаких признаков жалости или какого-либо сочувствия к убитым. Ничего удивительного, если знать о том, что Нами должна была увидеть на нижних палубах. Вернее, кого Нами должна была увидеть на нижних палубах. Поэтому Зоро, Джонни и Йосаку вполне понимали, почему у неё столь резво переменилось настроение. Луффи... а что Луффи? Когда Нами и парни посмотрели на него, он все так же беззаботно лизал мороженное, -- уже чёрт знает какое по счёту и непонятно откуда берущееся! - и выглядел так, словно перебранки с Нами у них никогда и не было.
   -- Мы... -- начала Нами, по-видимому, чтобы хоть как-то разрушить гнетущую для себя тишина, но голос её подвел. Сглотнув и сделав несколько вздохов, девушка попробовала ещё раз: -- Мы куда сейчас плывем? Девушкам... девушкам нужна помощь.
   -- Не волнуйся, -- беззаботно ответил Луффи, -- ещё полчаса или максимум часик, и мы будем на местной базе дозорных. Там им обязательно помогут.
   Нами молча кивнула. Говорить ей больше не хотелось... да и не знала девушка, о чем ей вообще говорить. Зато, после всего, что вокруг неё произошло за последние часы, ей было сейчас о чем подумать. А главное окончательно принять решение: оставаться с Луффи и его командой или нет? Девушка все ещё наивно полагала, что у неё есть выбор. Нет, конечно же, решись она уйти, её бы никто и пальцем не тронул, и совершенно точно не стал бы ни к чему принуждать. Да и зачем? Как абсолютно точно знали Зоро, Джонни и Йосаку, -- неоднократно испытавшие лично на себе и видевшие в действии на окружающих! -- их капитан знал прямо-таки неимоверное количество самых разнообразных трюков. Если провести аналогию с картами, то получалось жульничество чистой воды! Колода в пятьдесят две карты? Вытащить любую карту кроме бубнового туза? Да легко! Шанс неудачи 1 к 52. Тут надо быть совсем уж невезучим, чтобы такое произошло... проблема только в том, что если говорить о Луффи, то в протянутой им колоде, не будет никаких других карт, кроме тех самых бубновых тузов. Шанс вытягивания сразу же становился стопроцентным. Вот только, все ещё в чем-то будучи наивной девочкой, Нами ничего об этом не знала. И, как уже говорилось, со всей своей оставшейся наивностью полагала, что у неё действительно есть выбор.
   База Морского Дозора их встретила чрезвычайно недружелюбно. Зоро, Джонни и Йосаку запоздало подумали о том, что вот так вот взять, и заявиться к дозорном на корабле идущем под пиратским флагом... В общем, вся троица сразу поняла, чему так радовался Луффи, когда согласился плыть к базе, и к чему именно относились его слова про "скорое веселье". Естественно, ему даже в голову не пришло, что нужно предупредить свою команду. Хотя, что ещё более вероятно, мысль-то ему пришла, но вот озвучить он её не посчитал нужным. Почему? Потому что так веселее! Когда ему ещё выпадет шанс попасть под обстрел целой Базы Морского Дозора? Определенно, нельзя упускать такой случай! В этом и был весь Луффи. Большую часть времени его хотелось просто убить.
   Следующие десять минут, для Зоро, Джонни и Йосаку, оказались довольно напряженными. База хоть и выглядела совсем небольшой, но ядра сыпались на них в таком количестве, что можно было подумать, будто пошел дождь из ядер. Вдобавок, Луффи поклялся оторвать парням головы, если они пропустят хоть одно. На счастье троицы, когда корабль подошел достаточно близко к пирсу, обстрел прекратился, поэтому они смогли пришвартоваться без всяких проблем. И едва им стоило это сделать, как на пирс высыпалось порядка сотни солдат. Возглавляемые бравым лейтенантом, морячки, -- как их постоянно называл Луффи, -- воинственно потрясая извлеченными из ножен катанами, взбежали на борт корабля, по предусмотрительно спущенному для них трапу.
   Однако, едва дозорные оказались на борту, как всю их воинственность словно ветром сдуло. Что поделаешь? Залитая кровью и заваленная трупами палуба производит подобный эффект на людей, особенно если они до этого никогда в жизни не видели ничего подобного. Ист Блю - самое безопасное море из всех существующих. Большинство дозорных здесь никогда толком пороху не нюхали. Разве можно называть сражение сражением, если на один пиратский корабль приходится десять Морского Дозора, а на одного пирата, тридцать дозорных? И ладно бы пираты были сильнее, так ведь нет же. Подавляющее число пиратских команд, бороздящие водные просторы Ист Блю, заметно проигрывали в силе, умениях и выучке, систематически тренирующимся дозорным.
   В общем, кто бы и что бы там не говорил, а Ист Блю действительно было самым "слабым" морем из всех. Так что даже Нами не удивилась, когда добрая половина взбежавшей на корабль толпы дружно перевесилась за борт, и совершенно синхронно опустошила свои желудки. Некоторые из оставшихся явно желали присоединиться к своим братьям по оружию, но всё-таки сумели собраться с силами и пересилить себя. Были и такие, кто и бровью не повел от вида трупов и крови. Особенно среди таких невозмутимых выделялся лейтенант, что незамедлительно отметила вся команда Луффи. Несмотря на его ничем непримечательный вид, -- абсолютно среднестатистическая внешность, такого не запомнишь, даже если сильно захочешь, -- мужчина держался так, как и полагалось держаться любому настоящему дозорному. Цепкий взгляд лейтенанта, практически не задержавшись на трупах, сразу переключился на живых, как единственных, кто действительно мог нести угрозу ему и его людям.
   Нами, нога на ногу, сидела на своем мешке с деньгами и, подперев подбородок кулаком, презрительно наблюдала за дозорными. Девушка, после всего произошедшего в её жизни, уже давным-давно потеряла всякое уважение к Морскому Дозору, поэтому сейчас даже не пыталась скрыть своего отношение к солдатам, особенно таким солдатам. Неподалеку от Нами, Джонни облокотился на борт корабля, и ироничным взглядом наблюдал за дозорным. Хотя его ироничный взгляд весьма успешно скрывали носимые им солнцезащитные очки. Сидевший у его ног Йосаку, опершись спиной на борт, прикрыв от удовольствия глаза, потягивал свою, наконец, зажженную сигару, полностью проигнорировав солдат. Зоро, усевшись на ступеньках лестницы, ведущей к носу корабля, пил вино прямо из бутылки, но, в отличие от Йосаку, с интересом наблюдал за дозорными.
   -- Йо! - поприветствовал лейтенанта Луффи, прежде чем тот успел вынести окончательный вердикт по поводу того, что он видит. - Не слишком-то дружелюбно ты нас встретил, лейтенант. Морской Дозор вообще никогда не слышал о гостеприимстве или как? Между прочим, из-за ваших ядер, Зоро чуть свою бутылку вина не разбил, представляешь, что бы случилось, если бы он её всё-таки разбил? По твоему лицу вижу, что ни фига-то ты не представляешь, а меж тем, нам бы пришлось искать другую базу Морского Дозора, потому что на этой он бы всех убил. - Все это Луффи выдал на одном дыхании.
   -- Э-э-э... Зоро? - по-видимому, вычленил для себя самое главное лейтенант. - Вы сказали Зоро? - сразу же растеряв всю свою собранность, уточнил заметно занервничавший мужчина, уже совсем другим взглядом окидывая заваленную трупами палубу, Джонни, Йосаку и, в особенности, самого зеленоволосого мечника.
   -- Имя Зоро единственное, что ты услышал из того, что я сказал, не так ли? - вопросом на вопрос ответил тяжело вздохнувший Луффи. - Ладно, раз так, то предлагаю для начала познакомиться. Меня зовут Ктулху Ньярлатхотеп Шашпанчикийский, -- с нескрываемым энтузиазмом представился парень. -- Для друзей можно просто Ктулху.
   -- Эм... К-ктулху...-сан? - на пробу произнес лейтенант, глаза которого, в момент представления Луффи, панически заметались по сторонам.
   -- Я сказал, что только друзья меня могут называть Ктулху, -- нахмурился Луффи. - Хочешь сказать, ты уже успел стать моим другом? Да? Что-то я о таком ни фига не слышал! Может, ты уже успел стать и другом Зоро? Почему бы тебе не назвать его Зоро-чан и посмотреть, что будет? А? Что скажешь?
   -- П-простите, я неправильно вас понял, -- разом взмок лейтенант.
   -- Да ладно, прощаю, -- тут же великодушно произнес Луффи. - Со всеми бывает, главное больше не обращайся ко мне столь фамильярно, и все будет тип-топ. Зови меня просто: Ньярлатхотеп Шашпанчикийский. Будешь так меня звать, и у нас не возникнет никаких проблем. Заметано?
   -- Д-да.
   -- Что да?
   -- Э-э-э... я буду называть вас... так как вы сказали.
   -- А как я сказал?
   -- ... -- ничего не ответив, ещё больше взмок лейтенант.
   -- Что? Ты меня игнорируешь? Зоро, -- обернулся Луффи к мечнику, сейчас внимательно наблюдающему за концертом, устроенным парнем, -- ты представляешь? Он стоит прямо передо мной и смеет меня игнорировать! Смерть ему!
   -- Я не игнорирую вас! - чуть ли не истерично воскликнул мужчина, нервно поглядывая на мечника... да и на невозмутимые рожи Джонни и Йосаку он не забывал посматривать. Парни, конечно, ещё не успели стать настолько же знаменитыми, насколько был знаменит Зоро, но определенную известность заработать себе уже успели.
   В свою очередь, понаблюдав, какое впечатление произвело всего лишь мимолетно упомянутое имя Зоро, Нами совсем другими глазами взглянула на всю эту ситуацию с убийствами пиратов и слухами о мечнике. Репутация штука серьёзная, и Нами отлично об этом знала. Арлонг, будучи пиратом, приплывшим с Гранд Лайна, имел такую репутацию, что ни один пиратский корабль даже не рисковал заплывать в подконтрольные ему воды. Да и сами дозорные как-то не особо спешили спасать людей, от гнета кровожадных пиратов расы рыболюдей. И сейчас Нами поняла, что наблюдает нечто похожее. В смысле, насколько полезным инструментом становилась определенного рода репутация. С кровожадным маньяком Зоро не хотел связываться даже лейтенант Морского Дозора. И это несмотря на двадцатикратное превосходство в численности и наличие полноценной базы неподалеку. Есть о чем подумать.
   -- Хочет сказать, ты не игнорируешь меня? - тем временем, продолжал свой концерт Луффи. - Тогда почему ты отказываешься обращаться ко мне по имени? Или ты хочешь сказать, что я не заслуживаю обращения по имени? Зоро, ты слышишь? Он считает, что я не заслуживаю обращения по имени. Смерть ему!
   -- Ни-никак нет!!!
   -- Не заслуживаю?!! - взревел Луффи, и Нами тут же испытала знакомое ощущение, словно воздух вокруг превратился в кисель, в котором едва можно двигаться и дышать. - Зоро, смерть ему!!!
   -- Заслуживаете!!! - буквально взвыл лейтенант. - Заслуживаете!!! Я имел в виду, что заслуживаете!!!
   -- Так обращайся ко мне по имени! - сдернув с носа свои очки, Луффи деланно-зло уставился прямо в глаза мужчины.
   Обильно потеющий лейтенант громко сглотнул, после чего попытался объяснить свою дилемму:
   -- Просто ваше имя, сэр... -- неуверенно начал он, но Луффи его тут же оборвал.
   -- Ты хочешь сказать, что с моим именем что-то не так? - глаза парня, казалось, налились кровью. - Ты имеешь что-то против данного мне с рождения имени?! Может, ты ещё имеешь что-то против моей мамы?!! Нет, Зоро, ты слышал?! Ему не нравится моя мама!! Смерть ему!!!
   -- Никак нет, нравится, нравится!!! - снова раненным носорогом взвыл схваченный за грудки лейтенант. - Просто ваше имя... просто ваше имя слишком сложное!!! Я его не выговорю!!! Простите!!!
   -- Не... не выговоришь... не выговоришь моего имени? - медленно разжав пальцы, шокировано произнес Луффи. - Имя... мое прекрасное имя... имя данное мне моей любимой мамой... и ты не можешь его выговорить? - парень выглядел так, словно прямо сейчас рушился весь его мир. - Не можешь выговорить мое прекрасно имя, данное мне с рождения моей любимой матерью? Да ты... да ты... да ты меня совсем не уважаешь!!! - снова взревел Луффи. - Зоро убей его! Убей их всех!! Чтобы только кровь и трупы повсюду!!!
   -- Похоже, ничего не поделаешь, -- медленно поднялся на ноги Зоро. - Раз ты его не уважаешь, вас действительно придется всех убить, -- огорченно произнес мечник.
   Судя по виду лейтенанта и окружающих его солдат, они и без всякой помощи со стороны Зоро вот-вот были готовы преставиться. Неизвестно, чем бы в итоге закончился весь этот устроенный Луффи цирк, -- они ведь не стали бы на самом деле убивать дозорных? Правда? Нами искреннее хотела верить, что правда, -- но на счастье морских солдатиков, на борт корабля взошел полноценный капитан. И в отличие от лейтенанта, когда он только показался на палубе, седой, весь в шрамах мужчина, внушал. Однако трость, зажатая в его правой руке и на которую он опирался при ходьбе, была весьма наглядным объяснением тому, почему, при всей своей внушительности, атаку на пиратский корабль возглавлял его непосредственный подчиненный, а не он сам. Обежав глазами всех присутствующих, седой мужчина остановил свой цепкий взгляд на деланно-злом Луффи.
   -- Отставить балаган, -- негромко произнес капитан, сходу дав самое точное определение всему творящемуся вокруг. Едва прозвучала команда, как все дозорные тут же подобрались, и даже лейтенант практически мгновенно вернул себе былую невозмутимость. - А ты, -- ткнул он своей тростью в сторону Луффи, -- ещё раз устроишь нечто подобное, и пятнадцать дней в одиночной камере тебе обеспечены.
   -- Да вы что, капитан, -- тут же подобострастно заулыбался Луффи, -- просто маленькая шутка в ожидании настоящих представителей местной власти. А так Ктулху хороший, Ктулху совсем не собирался "зохавать фсех". Ктулху вообще никого не обижает, -- водрузив очки обратно на нос и сделав пару шагов назад от лейтенанта, парень приподнял руки в универсальном жесте мира. - Ктулху делает все, что говорит ему делать Зоро. Если Ктулху не будет делать то, что ему говорит делать Зоро, то Ктулху может умереть. У бедного Ктулху просто нет выбора. Зоро-сама вечно убивает всех.
   И вот так, после всего пары предложений, Зоро резко стал единственным идиотом в устроенном Луффи концерте. Нами даже не знала, то ли ей следовало бояться, то ли восхищаться, но вероятнее всего просто бежать. Бежать куда подальше от такого капитана. К несчастью девушки, в тот самый момент, когда она решилась начать грабить пиратов, её инстинкт самосохранения впал в глубокую кому, поэтому, с того самого дня, действия Нами не всегда отличались адекватностью и разумностью. Будь все иначе, и девушка бы уже сидела на своем острове, прямо возле доброго, тихого, мирного и хорошо ей знакомого "дяди Арлонга".
   -- Итак, -- хлопнул в ладоши Луффи, вновь привлекая к себе внимание, после того как все вдоволь налюбовались на Зоро, -- предлагаю перейти к делу. Думаю, вы уже и сами все поняли, но, чисто на всякий случай, поясню. Вот это вот тело, -- подойдя к обезглавленному Вилли, парень слегка попинал его тушу, -- стоит девять миллионов в живом виде, и на тридцать процентов меньше, в мертвом. Хотелось бы получить расчет.
   -- Это вообще кто? - слегка нахмурив брови, спросил капитан.
   Посмотрев на Йосаку, Луффи слегка качнул головой в сторону дозорного. Зажав дымящуюся сигару между зубов, парень запустил руку в лежащую рядом с ним сумку. Достав отдельно отложенную листовку с изображенными "Бешеного" Вилли, Йосаку поднялся на ноги и, подойдя к капитану, отдал ему.
   -- "Бешеный" Вилли, -- вслух прочитал дозорный, затем перевел взгляд на обезглавленное тело, а потом и на расслабленного Джонни. - Так понимаю, это твоя работа, "Отрыватель Голов" Джонни.
   Как уже упоминалось, пусть Джонни и Йосаку не были известны в Ист Блю до такой же степени как Зоро, но свою долю славы они заработать уже успели, а вместе с ней и прозвища.
   -- Виноват! - парень отдал капитану ленивый салют двумя пальцами. - Слегка переборщил с ударом, и голова отлетела в море, -- Джонни послал капитану обезоруживающую улыбку, словно он не голову убитого им человека потерял, а, скажем, кошелек дома забыл или что-то подобное.
   -- Наслышан я о вашей группе, наслышан, -- внимательно всмотревшись в Джонни, слегка покивал головой капитан. - Судя по рассказам моих знакомых капитанов, которые уже неоднократно имели с вами дела, вы шайка законченных отморозков, на фоне которых даже пираты смотрятся добряками и гуманистами.
   -- Не знал, что мы такие популярные среди дозорных, -- усмехнулся Йосаку, усаживаясь обратно на свое место возле Джонни. - И спасибо за комплимент, -- добавил он, сделав затяжку. - Нам редко когда говорят что-то настолько приятное.
   -- "Мясник" Йосаку, -- произнес капитан. - Ваша группа охотников за вознаграждениями действительно знаменита... "Отрыватель Голов" Джонни, "Мясник" Йосаку и, самый опасных из всех, "Убийца Пиратов" Зоро. Про этого парня я тоже слышал, -- дозорный вновь ткнул концом трости в сторону Луффи.
   -- Правда?! - по виду, совершенно неподдельно обрадовался парень. - Надеюсь только хорошее?!
   -- Всех раздражающий идиот, который прячется в тени своего Босса, Зоро.
   -- Блин, -- щелкнул пальцами Луффи. - Народ реально быстро просек мою фишку. Я только что словил пичальку.
   -- Парень, мне вообще-то все равно, но можешь дальше не стараться.
   -- Э-э-э... а? - похоже, действительно озадачился Луффи.
   -- Овечью шкуру вполне можно натянуть на волка, хоть и не без огрехов, -- смотря прямо в глаза парня, произнес капитан. -- Но, кто бы и как бы сильно не старался, совершенно точно никогда не сможет натянуть овечью шкуру на Морского Короля. Любой дозорный, если он хоть немного провел времени в водах Нового Мира, ни за что не пропустит кого-то вроде тебя.
   -- Вот поэтому-то я и не люблю старых пердунов, -- вздохнул Луффи. - Вы вечно портите мне все веселье. Так что давай, оформляй этого жмурика, -- парень ткнул пальцем в сторону обезглавленной туши "Бешеного" Вилли, -- и мы отсюда сваливаем... Ах да, ещё на нижних палубах сейчас находится семь женщин, которых эти ребята, вероятнее всего, похитили совсем недавно прямо из маленького городка, что находится на противоположном конце этого острова. Когда мы поднялись на борт корабля, они как раз развлекались с ними на нижних палубах. Собственно, потому половина из них и подохла полуголыми.
   На лицо капитана словно нашла огромная туча - настолько он посмурнел. По-видимому, подобные ситуации он не любил не меньше, чем сам Луффи и его команда. Дозорный, повернувшись, отдал лающим голосом несколько команд своим людям. Все солдатики мгновенно подорвались и развили бурную деятельность. Не прошло и двадцати минут, как вся палуба корабля оказалась отчищена от трупов и даже ощутимо отшкрябана от уже давно успевшей засохнуть крови. Правда, все действия солдатиков нет-нет да сопровождались весьма малоприятными звуками, отчего старый капитан стал совсем недовольным. И судя по бросаемым им взглядам в сторону своих людей, их ближайшее будущее вряд ли можно будет назвать радужным. Отчасти старого дозорного вполне можно было понять. На фоне совершенно спокойной Нами, -- которой, как на неё не посмотри, невозможно было дать больше восемнадцати лет, -- реакция двадцати, а то и тридцатилетних солдат, выглядела особенно жалко.
   Едва морячки закончили с уборкой, как на борт корабля поднялась небольшая делегация женщин, облаченных во все белое, с характерным для врачей, красным крестом, вышитым на их одеждах. Спустившись на нижние палубы корабля, они вскоре показались с жертвами пиратов, двоих из которых женщинам пришлось нести на предусмотрительно захваченных ими носилках. Капитан в этой ситуации вновь доказал свою опытность. Все солдатики, после уборки палубы, мгновенно испарились в неизвестном направлении, а он сам ушел на нос корабля, где уже успела собраться вся команда Луффи. И только когда всех женщин благополучно увели куда-то внутрь базы, на корабле вновь показался лейтенант. Подойдя к капитану, он, отдав честь, протянул ему официального вида бумагу. Пожилой дозорный, изучив протянутую ему бумагу, молча передал её Луффи.
   -- Порядок, дедуля, -- кивнул парень, когда убедился, что все в порядке, и сумма вознаграждения именно такая, какая и должна быть. - Теперь, если ты будешь так любезен, и свалишь с корабля, мы сможем отправиться дальше.
   -- Скажи, мы раньше не встречались? - вместо того, чтобы просто уйти, спросил капитан, напряженно нахмурив брови. - Я не могу отделаться от ощущения, что ты кого-то мне напоминаешь.
   -- Дедуля, -- закатил глаза Луффи, -- тебе реально жизнь не мила или как? Если реально не мила, то ты только скажи и Йосаку сделает так, чтобы закрытый гроб тебе был обеспечен. Остальные морячки с твоей базы, будут ещё десятилетиями пугать новичков, подробностями твоей жуткой смерти.
   -- Кровожадность явно твоя собственная, -- пробормотал задумчивый капитан, словно вообще не услышав слов Луффи, -- но все остальное точно кого-то мне напоминает. Как твое имя, пацан?
   -- Точно, я же тебе ещё не представился, -- радостно кивнул Луффи. - Приятно познакомится, меня зовут Ктулху Ньярлатхотеп Шашпанчикийский!
   -- Спрашиваю ещё раз, как твое имя?
   -- Ты что, глухой? Я ведь сказал, меня зовут Ктулху Ньярлатхотеп Шашпанчикийский! Для друзей можно просто Ньяша.
   -- Ньяша? Рад за тебя. А теперь может ты уже представишься на самом деле?
   -- ... -- Луффи молча уставился на стоящего перед ним капитана. - Старик, -- медленно заговорил парень, -- я вижу, ты упрямо отказываешься понимать мои супер тонкие намеки, поэтому говорю тебе прямо. Если ты действительно хочешь услышать ответ на свой вопрос, то тебе лучше сразу определиться, в каком гробу ты хочешь лежать... да и ты тоже, -- бросив взгляд на замершего рядом лейтенанта, добавил Луффи.
   -- Хм... -- слегка пожевал губы капитан, не сводя взгляда с Луффи. -- Теперь я понимаю, почему вашу группу считают опаснее любой шайки пиратов или бандитов. Вы хоть и охотитесь на людей с наградами, но, если понадобится, с точно такой же легкостью убьете и дозорных, и обычных людей. Для вас нет разницы, кого именно убивать.
   -- Естественно для нас нет разницы, -- вместо Луффи, в первый раз за все время, подал голос Зоро. - За последние пару лет мы побывали практически во всех уголках Ист Блю, и успели повидать немало дозорных, которые вели себя хуже всяких пиратов, и наоборот, пиратов, помогающих людям. А теперь старик попробуй угадать, кто из них пережил встречу с нами? Вроде как хорошенькие дозорные или пираты с наградами за голову, но которые действительно помогали людям?
   -- Вот об этом я и говорю, -- кивнул капитан. - Для вас нет разницы. Вы не делите мир на черное и белое... и, учитывая вашу силу, в будущем... -- не закончив капитан слегка покачал головой, после чего, развернувшись, негромко постукивая тростью, зашагал к трапу. - Когда вы всё-таки пересечете чёрту, то можете быть уверены, я позабочусь о том, чтобы награды за ваши головы назначали незамедлительно, и она соответствовала. Из людей с вашими взглядами получаются либо самые опасные революционеры, либо люди вроде Белоуса, "Рыжеволосого" Шанкса или, что ещё хуже, Короля Пиратов.
   -- Как я уже сказал: терпеть не могу старых пердунов, -- кинул ему на прощание вновь засветившийся довольством Луффи.
   -- Ха-ха... сочту это за комплимент, -- не поворачиваясь, засмеялся капитан, так до конца и оставшийся безымянным для всей команды.
   -- Для вас действительно нет разницы, кого убивать? - спросила Нами немного погодя, когда корабль уже отошел от пирса, и направился в сторону самого большого города, на далеко не маленьком острове.
   -- Не надо говорить о нас так, словно мы, не моргнув глазом, способны резать маленьких детей... по крайней мере я, Джонни и Йосаку точно нет, а вот насчёт Зоро не уверен, -- ухмыльнулся Луффи. - В жизни не встречал более натурального убийцу, чем он.
   -- Ой! - незамедлительно возмутился упомянутый мечник, ради чего даже оторвался от своей бутылки с вином.
   -- Я, например, не считаю себя героем, -- продолжил парень в соломенной шляпе, не обратив ни малейшего внимания на возмущенное восклицание Зоро. - Соответственно, просто вот так вот взять, и куда-то побежать только для того, чтобы кого-нибудь спасти... нет, это точно не для меня. В мире каждую секунду происходить какая-нибудь пакость, так что теперь, круглосуточно изображать из себя героя? Нет уж, так можно всю свою жизнь растратить и, по сути, ничего не добиться и не изменить. С другой стороны, если я увижу, например, пирата, дозорного или бандита, который просто так решит, скажем, поубивать всех в округе, то мимо подобной ситуации я точно не пройду. Нами, ты хоть понимаешь, что на самом деле означает слово "пират"? Это не тот, кто грабит, убивает и насилует, а тот, кто живет так, как ему хочется... или хотя бы пытается жить так, как ему хочется. Как и сказал Зоро старому пердуну, мы встречали дозорных, которые вели себя ничем не лучше самых гнусных пиратов. И мы встречали пиратов, которых вполне можно было ставить в пример дозорным, чтобы наглядно показать, к чему они должны стремиться изо всех сил.
   -- Капитан дело говорит, Нами, -- произнес прислушивающийся к разговору Зоро. - Мир нельзя делить только на черное, и белое. В нем полным-полно других оттенков, игнорируя которые ты можешь упустить по-настоящему важные в жизни вещи. Если не изменишь свою точку зрения, то могу гарантировать, что в будущем ты сильно об этом пожалеешь.
   Луффи негромко засмеялся, из-за чего Зоро мгновенно залился легкой краской смущения:
   -- Что?! - рявкнул он. - Хочешь сказать я не прав?!
   -- Нет, конечно же, ты прав, -- с легкой улыбкой на лице, покачал головой Луффи. -- Просто вспомнил о том, каким ребенком ты был всего два года назад, вот и не сдержался, -- эти слова парень произнес таким тоном, что стоящая рядом Нами, пусть и только на секунду, но вновь почувствовала себя маленькой, глупой девочкой. -- Пожалуй, ещё год назад ты бы даже не стал задумываться о чем-то подобном, а теперь посмотри на себя, уже начал учить других... Ты действительно вырос, Зоро.
   Вот теперь зеленоволосый мечник смутился уже по-настоящему сильно. И, чтобы хоть как-то скрыть свое смущение, поспешил присосаться к горлышку бутылки с вином. Зоро одновременно любил и ненавидел моменты, когда в голосе Луффи появлялись подобные нотки. С одной стороны, Зоро сразу же вспоминал о своем учителе, отце Куины, который, по сути, заменил ему родителей. Заменил ему отца. И это были воспоминания, напоминание о которых мечник только приветствовал. С другой стороны, когда в голосе Луффи появлялись соответствующие нотки, Зоро начинал ощущать сильный дискомфорт. Да и вряд ли могло быть как-то по-другому. Слишком уж сильно Луффи становился похож на его учителя, на его отца. И это парень, который был на два года младше его самого! Есть от чего ощущать дискомфорт, неправда ли? Пусть даже, в глубине души, Зоро и был рад подобным ассоциациям... Естественно, сам зеленоволосый парень, и под страхом смерти бы не признался в том, что Луффи стал для него вторым человеком, которого он мог бы называть своим отцом... ладно, возможно не отцом, но старшим братом точно! К счастью, -- наверное, счастью, -- подобные моменты случались не слишком часто. Большую часть времени Луффи вполне успешно изображал маленького ребенка, сильно переевшего сладкого, из-за чего он был просто не способен долго усидеть на одном месте.
   -- Луффи-аники, мы все сделали, -- несколькими минутами спустя, отрапортовал показавшийся на палубе Джонни. - Мы собрали все самое ценное, и всю еду, -- добавил он, опуская на пол два больших мешка.
   -- Еды полно, а вот ценностей не очень, -- добавил Йосаку, опуская на пол ещё два мешка.
   -- Ещё бы вы нашли много ценностей, -- хмыкнул Луффи. - Все ценности у Нами.
   -- Не отдам! - тут же среагировала девушка. - Все мое!
   -- Да никто и не спорит, -- беспечно отмахнулся от неё Луффи. - Мы один фиг ещё корабль продадим.
   -- Кстати, а как вы делите между собой добычу? - поинтересовалась Нами.
   -- Семьдесят процентов мне, и по десять процентов всем остальным. Учитывая, что с сегодняшнего дня в нашей команде будешь ещё и ты, то теперь я буду получать только шестьдесят процентов от всей добычи.
   -- Шестьдесят процентов?!! - девушка аж задохнулась от возмущения. Но всего секундой спустя её возмущение сменилось потрясением, когда она осознала один немаловажный факт: - И вы с этим согласны?!! - вытаращилась Нами на сидевших рядом Зоро, Джонни и Йосаку.
   -- Он капитан, -- пожал плечами Зоро.
   -- Деньги Луффи-аники - это деньги Луффи-аники, -- кивнул Йосаку.
   -- К тому же, мы обычно не знаем, что нам делать и с десятью процентами, поэтому не вижу никаких проблем, -- поделился своими мыслями Джонни.
   Подобные ответы Нами явно не устроили. Более того, девушка выглядела так, словно она не знала, за что ей хвататься: за сердце, -- разорвется, сейчас разорвется! - или голову, -- такое правда бывает? Ответы парней шли вразрез буквально со всеми принципами, по которым жила Нами на протяжении последних восьми лет.
   -- Сколько... сколько вы обычно зарабатываете? - спросила девушка таким голосом, словно вот-вот собиралась хлопнуться в обморок... да и выглядела она соответствующе.
   -- По разному, -- ответил Луффи.
   -- Прошлую команду сдали за жалких десять миллионов, а позапрошлую почти за пятьдесят, -- более полно ответил Джонни.
   -- Пя-пятьдесят ми-миллионов... пятьдесят миллионов... хе-хе... пятьдесят миллионов... хе-хе...
   -- Зря ты ей вот так вот прямо об этом сказал, -- посмотрев на девушку, покачал головой Луффи. - Деньги для неё явно больная тема.
   -- Стоп, стоп, стоп! - резко замотав головой, вскинула руку Нами, словно действительно кого-то пыталась остановить. - Как это пятьдесят миллионов? Ни один пират в Ист Блю не стоит таких денег!
   -- Мы сейчас не о награде говорим, Нами-анеки, -- потягивая сигару, пояснил Йосаку. - Мы говорим об общей сумме, -- парень слегка похлопал рукой по одному из больших мешков, лежащих рядом с ним. - Обо всех ценных вещах на корабле, деньгах команды, награде за голову капитана и цене за сам корабль.
   -- Сама подумай, сколько стоит такой вот корабль, если его продать, -- обвел рукой вокруг Джонни.
   -- Хорошо хоть нынче нам не нужно самим убирать трупы и оттирать кровь, -- облегченно вздохнул Йосаку.
   -- Скажи спасибо старому капитану и его морячкам, -- хмыкнул Зоро. - Если бы он не решил позаботиться о душевном равновесии женщин, то нам бы опять пришлось все самим убирать.
   -- А вам когда-нибудь приходило в голову, что можно просто не убивать пиратов на корабле в таких количествах? - сделала фейспалм Нами.
   -- Хочешь, чтобы мы выводили их с корабля, и резали на суше?! - состроил удивленное лицо Луффи.
   -- Нет, я говорю о том, что просто не убивать пиратов. Брать их в плен и сдавать дозорным.
   -- Нами, мы ведь говорили об этом совсем недавно.
   -- Я в том смысле, что если вам так не хочется убирать за собой, то почему бы просто... не мусорить?
   -- Во-первых, живые пираты почти всегда означают проблемы, а так же лишнюю и никому ненужную возню. Во-вторых, мертвый пират уже гарантированно никогда не сможет нам отомстить. В-третьих, Зоро патологически не способен никого не убивать.
   -- Ой! - опять возмутился мечник.
   -- В-четвертых, репутация, Нами, репутация. Ты сама видела, во что превратился уверенный в себе лейтенант Морского Дозора, стоило мне только упомянуть имя Зоро. И это дозорный. Ты хоть представляешь, как на него реагируют пираты?
   Джонни и Йосаку издали дружный, веселый фырк, а на лице Зоро расползлась немного жутковатая улыбка. Вернее, "немного жутковатой" она могла показаться только хорошо знающим мечника людям, для всех остальных она выглядела "нереально-запредельно жуткой". Зоро вообще обладал той ещё физиономией. К маленьким детям его подпускать точно было нельзя: он вполне мог обеспечить им психологическую травму на всю жизнь, одной лишь своей попыткой дружелюбно улыбнуться.
   -- На прошлой неделе был пятнадцатый пират, грохнувшийся в обморок, стоило только ему понять, против кого именно ему нужно сражаться, -- охотно поделился воспоминаниями Джонни.
   За первым воспоминанием последовали остальные. В основном говорили Джонни и Йосаку, но изредка вставляли свои реплики и Луффи с Зоро. Нами сама не заметила, как увлеклась историями парней. Большинство их рассказов прямо-таки пестрили черным юмором, и почти все их истории были о Зоро или о разнообразных чудачествах Луффи.
   За рассказами время пролетело совершенно незаметно.
   Почти пять часов пролетели как один миг, но за это время девушка успела намного лучше узнать свою новую команду. Заодно она, наконец, узнала её название: Пираты Соломенной Шляпы. Несмотря на практически безобидное название, -- особенно на фоне большинства других пиратов, -- Нами посчитала, что подобное название очень подходит команде под предводительством Луффи. Такое название вводило в заблуждение ничуть не хуже, чем совершенно безобидный, внешний вид её нового капитана.
   Швартовались уже в потемках. Вдобавок, опять случился конфуз с морячками. Либо никто не посчитал нужным, либо все забыли или никто просто не подумал предупредить местный гарнизон дозорных о том, что корабль "Бешеного" Вилли теперь принадлежит вовсе не ему, а сам Вилли уже давно остыл. Короче, когда морячки, в тусклом свете фонарей, бросились на Зоро, только поспешное вмешательство Джонни спасло их от немедленной смерти. Буквально за мгновение до того, как Зоро извлек свой меч из ножен, парень выскочил прямо перед ним, и, воспользовавшись одним из мешков в своих руках, одним взмахом снес большую часть дозорных в воду. Затем вмешался Луффи, после чего недоразумение быстро разрешилось без лишней крови, но местный лейтенант, наверное, если ему кто-нибудь даст выбор в будущем, предпочтет смерть от меча Зоро, чем повторное общение с "безобидным" пареньком в соломенной шляпе. Ктулху Ньярлатхотеп Шашпанчикийский вышел на бис.
   Затем Нами получила очередной шок.
   -- Это... это... это что? - слабым голосом спросила девушка, дрожащим пальцем указывая на... на... да что это вообще за хрень?!!
   -- Наш нынешний дом, -- состроив непонимающую рожицу, ответил Луффи. - Тебе что-то не нравится?
   Нами честно пыталась понять, что она сейчас перед собой видит. Корабль, -- это вообще можно называть кораблем?!! -- знаменитых на все Ист Блю охотников на пиратов оказался... оказался... блин, да что это вообще за хрень такая?!! Три небольших лодки, поверх которых набросали брусьев, воткнули мачту и закрепили большой штурвал. За первыми тремя, на небольшом расстоянии, были ещё три меленькие лодки, так же покрытые брусьями и с воткнутой мачтой. Между мачтами были натянуты большие гамаки, в которых, судя по всему, и спали все члены команды.
   Однако это было только начало: полная конструкция этого Нечто, походила на крест. И если смотреть сверху, то правое ответвление, -- все те же лодки, накрытые брусьями, только их размер был намного больше, -- по-видимому, служило одновременно и кухней, и столовой. Крыша у кухни выглядела словно большой гриб, с соломенной шляпкой, проросший прямо сквозь круглый стол. В свою очередь, левое ответвление, представляло собой большую деревянную коробку с дверью и парой окон, на крыше которой торчали два разноцветных, пляжных зонта и виднелись четыре пляжных лежака. Последней частью конструкции этого Нечто, был Железный Ящик, длиной метров шесть, и шириной метра четыре. Железный Ящик, опять же, был установлен на лодках, покрытых брусьями, и располагался в противоположном конце от штурвала, этим самым окончательно делая конструкцию Нечто похожим на большой крест. На двери, ведущей в Железный Ящик, красовалась большая деревянная табличка, с корявой надписью, выполненной разноцветной краской: "Вход в су-у-упер секретное хранилище сокровищ и прочих денег". Дверь, в свою очередь, как узнала Нами уже следующим утром, закрывалась на маленький, железный крючочек.
   Естественно, ей стало интересно, что же скрывает за собой дверь с подобной надписью. И, наверное, после всего того, чему она уже успела стать свидетелем, она не должна была удивляться, но, когда девушка увидела содержимое Железного Ящика, упавшая челюсть Нами едва не пробила брусья под её ногами. Как оказалось, за дверью с надписью, сообщавшей о супер секретном хранилище денег и золота, находилось... хранилище денег и золота. Заполненное больше чем на половину. И все это добро закрывалось на один единственный, маленький крючочек. Однако потом, когда Нами поняла, что, прошлым днем, пока команда занималась её поисками и разборками с Вилли, все эти сокровища пролежали здесь совершенно беззащитными, девушка едва не лишилась рассудка. Железный Ящик, даже по самым скромным прикидкам, скрывал миллионов четыреста. Нами честно хотелось плакать. Ещё больше ей захотелось плакать, когда прямо при ней, Луффи, продав пиратский корабль почти за тридцать миллионов и получив в банке деньги за голову Вилли, притащил все эти деньги на Нечто, и, открыв дверь в Железный Ящик, просто закинул кейсы с деньгами внутрь. Все тридцать пять с лишним миллионов. А затем опять закрыл дверь. На крючочек.
   В этот самый момент разум Нами всё-таки не выдержал, и девушка грохнулась в спасительный для себя обморок.
  

Глава 5

Коби и "Королева Монстров"

   Негромко всхлипывая, едва соображающий от ужаса, Коби, изо всех сил дергаясь на веревке, обильно мочился в свои штанишки. Срезав несколько волосков с его головы, мимо виска мальчика просвистел очередной кинжал, вонзившийся в прибитый сразу за ним деревянный щит. Это уже был, наверное, тридцатый по счёту кинжал, из-за чего щит стал походить на подушечку для иголок.
   Все в этой жизни познается в сравнении.
   Еще сегодня утром Коби, до дрожи в коленях, боялся Альвиду "Железную Палицу", за чью голову давали целых пять (!) миллионов белли. Он и представить себе не мог, что на свете есть кто-то сильнее или страшнее нее. До сегодняшнего дня. Теперь Коби и представлять ничего не нужно было. Он просто встретил людей, которые были ВСТОПЯТЬСОТТЫСЯЧМИЛЛИОНОВРАЗ страшнее Альвиды. Сейчас, после встречи с ними, Коби даже понять не мог, что вообще могло его пугать в Альвиде? Необычайно толстая, -- практически поперек себя шире, -- прыщавая, вся в веснушках, неуклюжая, да ещё изо всех сил старающаяся поверить в собственную ложь о том, что она самая красивая женщина в мире. Коби как-то неожиданно для себя понял, что её не бояться надо, а жалеть. Особенно сейчас, когда она была мертва. И пусть само тело Коби не видел, но в участи женщины он не сомневался. Это только в детских сказках, люди, повстречавшие кровожадных чудовищ, уходят от них живыми, а в реальности не выживает никто.
   Все произошло в один момент. Можно даже использовать распространенный шаблон, и сказать: "Ничто не предвещало беды". Самый обычный день на небольшом острове, который Альвида и её команда использовала в качестве своей базы. Ничего подозрительного, все как всегда. День похожий на сотни других дней, но таким он был только ровно до того момента, пока на горизонте не показался... не показалось Нечто. Ни сам Коби, ни окружающие его пираты, ещё никогда в жизни не видели более странного корабля... если это вообще заслуживало называться кораблем. Хотя паруса у Нечто были, да. Но, как и в случае со всем остальным, паруса красовались собственной "изюминкой". Вместо пиратского флага, эмблемы Морского Дозора или знака какой-либо гражданской компании, на парусах были изображены существа. На первом парусе, неизвестный художник нарисовал карикатурное существо, отдаленно похожее на человека, но с крыльями на спине и осьминожьими щупальцами вместо подбородка. Разноцветные надписи на парусе, -- выполненные так, словно их делали маленькие дети, -- гласили о том, что: "Ктулху фхтагн! -- Воистину фхтагн!", "Ктулху зохавает фсех!" и "Ктулху проснулсо!". Картина на втором парусе и вовсе изображало нечто аморфное, но, опять же, с множеством осьминожьих щупальцев, а так же рук, ног и глаз. "У Ньярлатхотепа есть самые лучшие и вкусные в мире печеньки!" -- гласила надпись под изображением.
   К тому моменту, когда Нечто подплыло на расстояние сотни метров, -- или всё-таки придрейфовало? Коби сильно сомневался, что подобное Нечто вообще способно плавать, -- на берегу собралась вся команда Альвиды и она в том числе. Народ к этому времени уже давно успел разглядеть в подзорные трубы и бинокли, что на борту, -- никаких бортов, правда, у Нечто не было в принципе, -- находилось пять человек. Возможно, кто-то ещё скрывался в двух постройках-коробках, одной железной, другой деревянной, но именно на палубе, -- правда, опять же, палубы, как таковой, у Нечто тоже не было, -- виднелось пять человек. Три взрослых мужчины, один парень и девушка. Причем девушка, даже с такого расстояния, выглядела абсолютно умопомрачительно-сногсшибательной красоткой, с длинными волосами цвета зрелого мандарина и такими формами тела, за которые совсем не грех было кого-нибудь убить. В общем, никто на берегу ни грамма не удивился, когда Альвида, едва заметив красотку, моментально взбеленилась. О подобной внешности сама пиратка и мечтать не могла.
   Когда Нечто подошло к берегу ещё ближе, к удивлению всех, Рабаст, -- один из лучших людей Альвиды, присоединившийся к её команде около полугода назад, -- резко развернувшись, припустил вдоль берега с такой скоростью, словно за ним разом погнались все демона Ада. Некоторые закричали ему вслед, пытаясь выяснить, что нашло на обычно всегда собранного и сдержанного мужчину, но тот, казалось, от их криков, побежал только ещё быстрее. Однако в этот момент от Нечто отделилась небольшая лодка, в которую забрались все пять человек, и направилась к берегу, поэтому про Рабаста временно забыли.
   Потом, думая об этом моменте, Коби мог точно сказать, что если бы на носу лодки не села ранее всеми замеченная девушка, вполне так возможно, что кто-нибудь бы и сумел избежать того ужаса, который им всем предстояло пережить. В смысле, кто-нибудь еще, кроме Рабаста. Синеволосый мужчина, с каким-то параноидальным упорством бреющий свою голову чуть ли не каждое утро, в очередной раз доказал наличие у себя работающего мозга. Но не судьба. Красотка, усевшаяся на носу лодки, мгновенно привлекла взгляды всех присутствующих на берегу, легко и просто заставив позабыть обо всем остальном. Даже буквально прожигающий взгляд Альвиды, и тот оказался направлен на девушку. Именно поэтому, на её сопровождающих народ обратил внимание только тогда, когда они все вышли из воды на берег, вслед за ней. Надо заметить, обратил совсем неохотно.
   Сногсшибательная красотка, вблизи, оказалась ещё более сногсшибательной и умопомрачительной, чем она выглядела издалека. А, что самое главное, она обладала ещё более выдающимися формами, чем показалось пиратам первоначально. Да и надетое на ней, яркое бикини, только усугубляло ситуацию. Создавалось очень сильное впечатление, что ещё буквально один, максимум два, вздоха, и ткань, и без того натянутая на груди, просто не выдержит и явит миру скрывающееся под ней сокровище. Неудивительно, что, когда один из сопровождающих красотку парней, звонко хлопнул в ладоши и поприветствовал собравшихся на берегу пиратов, то, если не считать Альвиды, все присутствующие почувствовали сильное раздражение. Тут такой вид, а какой-то идиот их отвлекает! В общем, как уже говорилось, на сопровождающих девушку людей, пираты обратили внимание с большой неохотой и ещё большим раздражением. Коби, надо признать, тоже. А что? Ему уже вот-вот должно было исполниться тринадцать, и он всё-таки парень!
   -- Ой, мамочки! - выдохнул стремительно побелевший Свей, успевший самым первым сообразить, кто именно почтил их своим присутствием, наряду с красоткой в бикини.
   Вскоре побледнели и все остальные, включая саму Альвиду. И Коби вполне мог их понять. Даже он, будучи, по сути, пленником на пиратской базе, и то слышал о совершенно ненормальной, невероятно жестокой и абсолютно беспощадной группе охотников за вознаграждениями. Согласно слухам, на их счёту было в несколько раз больше убитых пиратов, чем на всех солдатах Морского Дозора в Ист Блю вместе взятых. И достаточно было взглянуть на их команду, чтобы сразу понять, кто есть кто. "Отрывать Голов" Джонни в сандалях, шортах и красных перчатках с обрезанными пальцами. "Мясник" Йосаку, так же как и Джонни, в сандалях, шортах и с двумя мечами, больше похожими на сильно увеличенные версии ножей, используемых для разделки мяса. И, конечно же, особенно известный из всей их группы "Убийца Пиратов" Ророноа Зоро, он же "Три Меча" Зоро, одетый в плотный, зеленый халат и черные штаны, заправленные в сапоги. Пусть Джонни и Йосаку были здоровее и более накачанными, но из них троих, больше всего ужаса нагонял именно Зоро. И Коби, хоть убей, не знал почему. Объективно он выглядел менее страшным из всей троицы, но, субъективно, мальчик едва сдерживался, чтобы не хлопнуться в обморок от одного его вида.
   А всего секундой спустя Коби получил ещё один шок, неожиданно поняв, как именно звали сногсшибательную красотку, стоявшую среди троицы демонов в человеческом воплощении. "Королева Монстров" Нами или "Милосердная Королева" Нами. По слухам, она присоединились к остальным охотникам около полугода назад, но и до этого успела немало прославиться, как "Кошка-Воровка" Нами, что, на протяжении многих лет, успешно грабила пиратов. Вот только, после присоединения к такой команде, её старое прозвище, "Кошка-Воровка", быстро сменилось сначала на "Королеву Монстров", -- и, посмотрев на группу охотников вблизи, Коби вполне понимал, почему она получила подобное прозвище, -- а затем и на "Милосердную Королеву". "Милосердную" потому что, опять же, если верить слухам, она, в отличие от других охотников, не убивала своих жертв, а только вырубала своим шестом, со свинцовым сердечником... Кстати о шестах и сердечниках. Помимо цветастого бикини, девушка носила немного странный пояс, который был соединен с набедренной повязкой. И вот на этом пояске и повязке, на манер мечей Зоро, были закреплены три толстых, стальных стержня. Учитывая их толщину, слухи о залитом внутрь свинце, по всей видимости, были полностью правдивыми.
   -- Итак, думаю, к этой секунде вы окончательно поняли, в каком чрезвычайно интересном положении вы оказалась, -- вновь заговорил тот, кто изначально всех и поприветствовал.
   Коби понятия не имел, кем был говоривший сейчас парень. Несмотря на два пистолета, рукояти которых виднелись между его подмышек, выглядел он совершенно безобидно. Особенно в этих его цветастых шортах, маской для подводного плаванья, сейчас сдвинутой на лоб, и зеленом, с нарисованными на нем одуванчиками, надувном круге на поясе, большей подходящей какой-нибудь маленькой девочке. Рядом с массивными фигурами остальных охотников, если не считать "Королеву", парень выглядел особенно беззащитным. И тем необычнее казался тот факт, что именно вокруг него стояла остальная команда, словно... словно именно он был главным в их группе. Девушка так и вовсе стояла, обняв его со спины и положив подбородок на его плечо. И кто это, спрашивается, такой? Среди пересказанных пиратами слухов, Коби никогда не слышал слуха о том, что в команде охотников есть кто-то еще... или всё-таки слышал? Кажется кто-то, что-то такое однажды упоминал в его присутствии. Вроде как вместе с охотниками постоянно таскается какой-то шут, который никогда не принимает участия в сражениях. На взгляд Коби, парень на шута не походил совсем. Особенно сейчас, когда он выглядел самым главным на всем пляже.
   -- Просто так вас убивать нам неинтересно, слишком уж вы для нас мелкие сошки, поэтому предлагаю вам сделку...
   -- Эй! Почему это... -- начал говорить Кави, чтобы тут же рухнуть в песок с простреленной головой... в команде он всегда считался полным идиотом.
   -- Суть сделки заключается в том, -- как ни в чем не бывало, продолжил говорить парень в шляпе, словно это не он только что пристрелил человека, -- чтобы вы победили нашу прекрасную "Королеву", -- подняв руку, он погладил обнимающую его девушку по голове. - Если сможете её победить, то мы вас отпустим, если нет... в общем, сами понимаете.
   -- Сражения один на один? - с явно слышимым энтузиазмом в голосе, спросила Альвида. Как сразу понял Коби, толстуха прямо-таки жаждала заполучить возможность прибить так взбесившую её своей красотой девушку.
   -- Один на один? - приподнял бровь парень в шляпе. - Да вы никак шутить изволите, не прекрасная и не госпожа? Нет, дорогие вы мои, вся ваша команда, против нашей "Королевы". Иначе это будет совсем неинтересно.
   На песок разом упало три десятка челюстей, включая челюсти Коби и Альвиды.
   -- Вам лучше не недооценивать нашего очаровательного навигатора, -- усмехнулся парень. И тут же всех "успокоил": - Ваш шанс на победу не превышает и одного процента.
   -- Один процент? - глаза Альвиды налились кровью. - Это мы ещё посмотрим!
   -- Тогда дайте нам пять минут, чтобы все подготовить, а потом можете начинать, -- радостно улыбнулся парень. - Парни, вытаскивайте все наши причиндалы! - посмотрев на остальную мужскую часть команды охотников, воодушевленно добавил он.
   Как оказалось, под словом "причиндалы", парень в шляпе подразумевал пляжные лежаки, зонты и переносные холодильники со льдом, среди которого лежали запотевшие бутылки пива. Через пять запрошенных Шляпой, -- как мысленно окрестил его Коби, -- минут, все было готово. Охотники, разобрав пиво и пакеты, кажется, с соленными орешками, лениво развалились на лежаках, в тени цветастых, пляжных зонтов. Неподалеку от них "Королева" делала самую обычную разминку. Словно она не сражаться собиралась, а плавать. И вся вот эта легкомысленность группы охотников пугала не хуже любых прямых угроз. Все в их действиях буквально кричало о том, что они не считают Альвиду и её команду за угрозу. Учитывая, сколько самых разнообразных слухов слышал о них Коби, в этом, наверное, не было ничего удивительного.
   -- Нами, ты готова? - громко спросил Шляпа.
   Девушка, вместо ответа, один за другим, вытащила все три стальных стержня и четко выверенными движениями, говорящими о большой практики, быстро собрала из них единый шест.
   -- А вы, готовы? - спросил Шляпа, повернувшись к Альвиде и её команде, а значит и к самому Коби.
   -- Готовы! - рявкнула Альвида, ударив своей огромной палицей по песку.
   -- Тогда... начинайте! - махнул рукой радостный парень, словно объявлял не о начале поединка, ставкой в котором были жизни более тридцати человек, а о веселых, пляжных играх.
   "Королева" ждать не стала. Едва рука парня пошла вниз, как она тут же сорвалась с места. Коби стоял немного в стороне от всех, -- он совершенно точно не собирался принимать никакого участия в сражении, -- поэтому мальчик отлично увидел все, что произошло в последующие несколько секунд.
   Несмотря на песок под ногами и приличное, метров в десять, расстояние между "Королевой" и стоящей впереди всех Альвидой, "Королеве" потребовалось не более одного мгновения, чтобы оказаться прямо перед "Железной Палицей". И хотя скорость девушки ничуть не застала Альвиду врасплох, пиратке это не помогло:
   -- Урья-а-а-а! - мощно взмахнула Альвида своей палицей.
   Чудовищный удар её не менее чудовищной палицы, которой так сильно боялся сам Коби, обрушился на песок, совершенно не зацепив легко увернувшуюся "Королеву". Зато сама "Королева" не упустила предоставленного ей шанса. Сместившись в сторону, она, крутанув свой шест, нанесла удар снизу вверх, по полностью открытому животу Альвиды. Да ещё как нанесла! Огромное тело Альвиды оказалась в буквальном смысле подброшено в воздух, а хлопок от удара стального шеста, со свинцовым сердечником, по животу пиратки, наверное, можно было услышать с любого конца острова.
   Однако, как показали дальнейшие события, "Королева" вовсе не собиралась останавливаться, нанеся один единственный удар. Едва тело Альвиды оторвалось от земли, как девушка сама взвилась в воздух, где, снова крутанув шест в руках, резко опустился его на спину Альвиды, вкладывая в удар всю свою силу и вес. Тело пиратки, взметнув в воздух тучи песка, рухнуло обратно на землю с силой метеорита. Когда взметнувшийся вверх песок осел, взгляду Коби предстала "Королева", стоящая рядом с телом бессознательной Альвидой. Мальчик был уверен, что ещё чуть-чуть и его глаза присоединятся к его же челюсти, уже давно лежащей на земле. Реакция остальных пиратов вполне соответствовала реакции самого Коби. А вот охотники вели себя так, как, наверное, и полагалось вести себя кучке кровожадных психопатов: они свистели и улюлюкали. Кроме "Убийцы" Зоро. Этот просто довольно скалился и, в отличие от остальных, пил не пиво, а саке, прямо из горла.
   -- Прыгай почаще Нами, это делает потрясающие вещи с твоей фигурой! - прокричал довольный Шляпа.
   -- Подтверждаем! - отсалютовав девушке бутылками, дружно гаркнули Джонни и Йосаку.
   "Королева", кинув в сторону довольных парней смеющийся взгляд, оглядела стоящих перед ней пиратов. Несколько секунд и шест в её руках снова завращался, а сама девушка сделала шаг вперед. Пираты дружно сглотнули.
   -- С-с-стреляйте!!! - раздался несколько истеричный выкрик одного из них.
   Второй раз кричать не потребовалось. Большая часть пиратов бросилась в рассыпную, чтобы дать место для маневра тем, кто имел при себе огнестрельное оружие, а так же, чтобы убраться с возможной траектории выстрелов. "Королева" не моргнула и глазом, когда в её сторону оказалось направленно порядка десяти стволов. Не моргнула она и тогда, когда все десять пиратов, направляющих на неё дула своих ружей, почти синхронно нажали на спусковые крючки. Грянули выстрелы. Глаза Коби опять предприняли попытку упасть на песок. Промазали. Все пираты промазали... нет, не промазали. Пули просто не попали в "Королеву". Хотя, опять нет. Пули попали в девушку, но они соскользнули с нее. Не отрикошетили, а именно соскользнули. Не оставив после себя на теле "Королевы" ни единой царапины. Если раньше пираты просто боялись, то теперь некоторые из них стали выглядеть так, словно они вот-вот собирались наложить в штаны.
   -- У-убейте ее! - снова раздался крик, но теперь Коби увидел, что кричал Барджи, первый помощник Альвиды. - Стреляйте, стреляйте же! Стреляйте, до тех пор пока не убьете ее!
   И пираты снова открыли огонь. И это снова не возымело никакого эффекта. Пули как соскальзывали с девушки, так и продолжались соскальзывать.
   Постояв немного на месте, словно давая возможность стреляющим в неё пиратам придумать какую-нибудь другую тактику, кроме бесполезной пальбы по ней, "Королева" двинулась вперед. Через несколько шагов, девушка, с помощью одной лишь кисти, вновь закрутила свой шест. Нервы пиратов не выдержали. Они уже успели посмотреть на шест "Королевы" в действии, и знали, что его вращение не сулит для них ничего хорошего. Выстрелы мигом прекратились, а сами стрелки, побросав бесполезные в нынешнем случае ружья, схватились за шпаги. Как прекрасно понимал Коби, все пираты сейчас бы предпочли сбежать куда подальше, но им было достаточно всего один раз взглянуть в сторону пьющих пиво и саке охотников, чтобы отбросить эти глупые мысли. Единственных их шанс на выживание заключался в том, чтобы победить неторопливо наступающую на них "Королеву". Хотя фраза Шляпы, про их однопроцентный шанс на победу, теперь выглядела не обычной шуткой или преувеличением, а самой настоящей констатацией факта.
   Не зная, что им делать, пираты поступили так, как привыкли поступать каждый раз, когда им попадался более-менее сильный противник: взяли "Королеву" в кольцо и напали разом. К сожалению, для самих себя, команда Альвиды недооценила девушку. Оч-чень сильно недооценила. Удар способный подкинуть их капитана в воздух, несмотря на её несколько сотен килограмм веса, начисто сносил всех остальных. "Королеве" достаточно было один раз взмахнуть своим шестом, чтобы отправить на землю сразу трех-четырех человек. А тот, кто непосредственно попадал под её удар, либо уже совсем не вставал, либо мог только заходиться в крике от боли в переломанных костях. "Милосердная"? Смотря на некоторых пиратов, валяющихся на земле сломанными куклами, Коби начал думать о том, что смерть, возможно, оказалась бы для них лучшим выходам. После таких травм, без серьёзного и дорогостоящего лечения, вполне можно было остаться инвалидом на всю оставшуюся жизнь.
   Пираты Альвиды "Железной Палицы" без этой самой Альвиды не представляли собой ничего. Ничего. Они привыкли драться либо с совершенно беспомощными, безоружными людьми, либо нападать целой группой на одного. Средний, по силе и умениям, офицер Морского Дозора в Ист Блю, доведись ему сразиться с ними в поединке один на один, легко бы справился с любым из них. Что тогда говорить о Нами, которая, уже более полугода, как ежедневно тренировалась с самым сильным и известным мечником в Ист Блю? После абсолютно непобедимого монстра, такие пираты воспринимались девушкой не более чем легкой разминкой.
   Скажи Нами кто-нибудь ещё год назад, что она вскоре будет способна в одиночку справиться с целой пиратской командой, девушка бы только покрутила пальцем у виска. В лучшем случае. Да и с чего бы это вору вообще драться с целой командой? Если тебя обнаружили, то нужно бежать, а не драться! Однако, её капитан придерживался другого мнения и он умел, -- мягко сказано! -- навязывать его людям. Ты - вор? Тогда будь добра, и стань настолько сильной, чтобы ты могла справиться с целой пиратской командой, чтобы потом, без всяких помех, обшарить их корабль и собрать все добро, а то и вовсе угнать весь корабль и продать его. Другими словами, её капитан предпочитал воров, который не взламывали двери, а выламывали их. Все её доводы по поводу того, что таких людей и ворами-то считать нельзя, Луффи мастерски игнорировал... как, в большинстве случаев, он и поступал с любыми разумными и логически обоснованными доводами. Самое страшное? Всего через пару месяцев общения с её капитаном, "логичные и обоснованные доводы разума" стали напрочь игнорироваться и самой Нами. Точно так же, как они игнорировались Джонни, Йосаку и Зоро. И именно тогда девушки поняла, что она окончательно, как сказал Зоро, "Луффицировалась".
   Луффицирование - процесс, с точки самой зрения Нами, жутко пугающий и буквально сводящий с ума на первой своей стадии, и приносящий только радость и покой на душе, когда изменения начинали подходить к концу. Внешне, Луффицированные, выглядели вполне по-людски, но внутренне могли привести в ужас любого разумного человека, что неоднократно проверялось на практике всеми членами Соломенной Шляпы. В свою очередь, Луффи, как источник распространения неизлечимой болезни, имел ещё большие отклонения от нормы, чем любой им зараженный человек, поэтому, своим внутренним миром, мог привести в ужас даже Луффицированных. Нельзя передать обычными словами, насколько сильно любила и уважала своего капитана вся команда Пиратов Соломенной Шляпы, но некоторые его решения казались совершенно сумасшедшими и пугающими даже им. И это людям, слабейшая из которых, вполне могла в одиночку сражаться с целой пиратской командой. Кстати о сражении...
   -- Нами-анеки действительно прекрасна, -- вздохнул Джонни, не отрывая взгляда от сражающийся девушки.
   -- На мой взгляд, все сильные женщины прекрасны, -- сделав несколько глотков из бутылки, озвучил свою точку зрения Йосаку.
   -- Смотря, что ты подразумеваешь под словосочетанием "сильные женщины", -- хмыкнул Луффи. - А то если говорить только о голой, физической силе, то в перекаченных женщинах, которых порой невозможно отличить от мужчин, и близко нет ничего прекрасного.
   -- Я имел в виду несколько более... более абстрактное значение силы... хотя и физическая сила тоже важна.
   -- Дух, сила, ум, красота, ни одна женщина не будет по-настоящему прекрасной, если хоть одна из этих составляющих окажется за бортом, -- поделился своим мнением Зоро.
   -- Я смотрю солнце и саке полностью растопили твою "тсун" составляющую оставив только "дере", иначе бы ты в жизни не произнес чего-то подобного, -- весело фыркнул Луффи, а вместе с ним заулыбались и Джонни с Йосаку, и только один Зоро остался недовольным. Ничего нового. - Но тут ты все правильно сказал. Так что, Йосаку, дело не в сильных женщинах, а в Нами. Наша Нами прекрасна, потому что обладает всем, чем должна обладать любая, по-настоящему великолепная женщина.
   -- В итоге, как я и сказал, Нами-анеки действительно прекрасна, -- снова вздохнул Джонни.
   -- Кстати, о прекрасном, -- заговорил Зоро, смотря за тем, как Нами, в буквальном смысле, раскидывает по сторонам пытающихся атаковать её пиратов. Ключевое слово "пытающихся". -- Я думаю, что нам больше нет смысла оставаться в Ист Блю.
   -- Хм-м-м... -- слегка задумчиво протянул Луффи.
   -- Я, пожалуй, соглашусь с Зоро-аники, -- кивнул Джонни.
   -- За последний месяц мы даже ни разу не сражались, всегда хватало одной Нами, -- поддержал его Йосаку. - Бессмысленно дальше оставаться в море, считающемся слабейшем из всех.
   -- Словно взрослые дяди на школьной скамье, -- снова кивнул Джонни.
   -- Я хочу встретить сильных противников, -- прикончив остатки саке в бутылке, чуть вздохнул Зоро. - Хочу знать, чего я действительно стою. К тому же, не пора ли нам поднять свой флаг? По-моему, время для этого уже пришло давным-давно.
   -- Ши-ши-ши! Какие вы сегодня разговорчивые, особенно ты, Зоро! Однако, можете не волноваться. Я полностью разделяю ваше мнение. В Ист Блю практически не осталось ничего интересного.
   -- Практически? - сразу же уловил ключевое слово Зоро. - И что же интересного здесь осталось?
   -- Тц-тц! - слегка поцокал языком Луффи. - Если я скажу, то так будет совсем неинтересно!
   -- А если намекнуть? - с надеждой спросил Джонни.
   -- Намекнуть? Хорошо, намекну. Дело в том, что если уж уходить с Ист Блю, то только напоследок громко хлопнув дверью, иначе мы словим пичальку... или, что ещё хуже, только я словлю пичальку, что совершенно недопустимо. Если я ловлю пичальку, то вся семья обязана разделять мое горе!
   -- Хлопнуть дверью? - нахмурил лоб Зоро, опять же, сразу вычленив самое главное, во всем сказанном, и умело проигнорировал весь остальной, словесный мусор, который Луффи так любил вываливать на своих собеседников. - И как же ты собираешься хлопнуть дверью?
   -- Просили намека, я и дал вам намек, а все остальное супер секретный секрет! Ши-ши-ши...
   -- А что насчёт Нами-анеки? - поинтересовался Йосаку. - Помнится первые пару недель, она упорно твердила, что с нами только временно и едва ей стоит собрать нужную сумму, как она тут же уйдет из семьи.
   -- Йосаку, мы пообещали ей помочь с деньгами, и мы ей помогли, но если бы она действительно собиралась уйти из семьи, то сделала бы это ещё несколько месяцев назад, -- ответил ему Зоро. - Она собрала уже раза в три-четыре больше денег, чем ей требовалось изначально.
   -- Не говоря уже о том, насколько давно она не пыталась нас ограбить, -- открыто засмеялся Джонни.
   Все четверо невольно вспомнили первые два месяца, -- упорства Нами было не занимать, -- во время которых девушка изо всех сил старалась удрать со всеми их деньгами. И это тогда, когда её "временным" капитаном был Луффи? Такая наивность, тогда и сейчас, вызвала у парней одно лишь умиление. У самой девушки теперь тоже.
   -- А эти её постоянные крики насчёт того, что она навигатор и поэтому не должна драться? - весело фыркнул Йосаку. - Сейчас уже и говорить ничего не надо, без всяких приказов сама всех раскидает и при этом глазом не моргнет.
   -- Давно ли сами такие были? - усмехнулся Зоро. - Я тоже помню много ваших криков, и по поводу сражений, и по поводу тренировок.
   -- Не надо говорить так, будто ты сам от них чем-то отличался! -- растянул рот в широкой улыбке Луффи. - Ты, на мой взгляд, вообще был самым забавным из всех. Особенно первый месяц, когда был настолько беспомощным, что даже себе еды отвоевать не мог.
   Зоро заметно покраснел, чем только сильнее разжег огонек любопытства в Джонни и Йосаку.
   -- Луффи-аники, что ты имеешь в виду? В каком смысле, Зоро-аники не мог отвоевать себе еду? Зачем еду вообще отвоевывать?
   -- Потому что мне пришлось жить с чёртовыми дикарями, -- пробурчал Зоро, но особого недовольства в его голосе не слышалось, только всем привычное ворчание.
   -- Там где я жил, вся жратва складывалась в один котел, поэтому если кто не успевал урвать себе кусок, тот оставался голодным, -- пояснил Луффи для Джонни и Йосаку.
   -- И Зоро-аники не успевал урвать себе кусок? - недоверчиво спросил Йосаку.
   -- Наш Зоро-аники? - ещё более недоверчиво уточнил Джонни.
   -- Ши-ши-ши... ребята, я жил с Горными Бандитами с семи лет. С Зоро я познакомился где-то около пятнадцати, так что Горные Бандиты, к моменту нашего с ним знакомства, прожили со мной бок о бок больше семи лет. Дальше пояснять?
   Семь лет с Луффи-аники... Джонни и Йосаку в этот момент не знали, кому им нужно больше сочувствовать, -- в том, что сочувствовать нужно было всем вовлеченным, парни знали точно. Зоро, неожиданно оказавшимся прямо в центре стаи кровожадных монстров, -- где Луффи, там всегда есть кровь и монстры, -- или Горным Бандитам, которым пришлось жить с Луффи-аники, -- самым главным и самым кровожадным монстром из всех существующих! -- на протяжении стольких лет.
   -- И все-таки, что насчёт Нами? - вернулся к первоначальной теме Йосаку. - Деньги она давно собрала, но возвращаться в свою деревню как-то не спешит. И если мы действительно скоро отправимся на Гранд Лайн, нужно окончательно закрыть вопрос с Нами.
   -- Ты действительно думаешь, что Луффи этого сам не понимает? - усмехнулся Зоро, беря в руки новую бутылку с саке
   -- Не волнуйтесь, все с Нами будет нормально, -- беспечно отмахнулся Луффи, продолжая наблюдать за тем, как упомянутая девушка неторопливо добивает пиратов. - Ситуация с ней станет последним аккордам к нашей славе... вернее вашей славе, -- повернувшись к ним, ответил Луффи с довольной улыбкой, сделав ударение на соответствующем слове.
   -- Никогда не мог понять, почему ты так упорно прячешь свою силу, -- произнес Джонни. - В чем смысл?
   -- Как в чем? - слегка возмутился Луффи. - Конечно же, так интересней! Зачем бы я ещё заморачивался?
   -- В том-то и дело, что-то я как-то не улавливаю, в каком месте все это может быть интересно.
   -- Рю, ты меня разочаровываешь...
   -- Я Джонни, -- устало возразил парень, уже практически смирившийся с тем, что он теперь Рю.
   -- ... Вот ты только представь, -- продолжил говорить Луффи, как и всегда, начисто проигнорировав возражения Джонни, -- когда у вас всех будут уже свои высокие награды, ещё более зловещая репутация, а Зоро все будут считать сильным, жестоким и совершенно беспощадным капитаном Пиратов Соломенной Шляпы, на сцену выйду я. Ужасный капитан, окажется всего лишь первым помощником, а? Как вам сюжет? Словно истории, где жестоким психопатом-убийцей оказывается не главный подозреваемый, а самый безобидный, и трусливо выглядевший персонаж. Такие истории всегда популярны! Ши-ши-ши...
   -- ...
   -- ...
   -- Наконец-то ты сам себя признал жестоким психопатом-убийцей, -- в отличие от Джонни и Йосаку, Зоро было что сказать, после всего услышанного.
   -- Ничего я не признавал! - делано обиделся Луффи. -- Это я так, просто к слову сказал!
   -- Луффи, я жил с тобой, я жил вокруг людей, знавших тебя с самого твоего детства, я был в твоей родной деревне и видел твой дом, видел из чего он сделан, и твое личное кладбище за ним, за которым ты так любовно ухаживал, поэтому даже не пытайся убедить меня в обратном.
   -- Эй, хватит тут пугать Джонни и Йосаку своими выдуманными историями, а то они ещё подумают, что ты говоришь правду. Личное кладбище? Серьёзно? Ну ты и шутник, Зоро! - несколько натянуто рассмеялся Луффи, чем тут же и подтвердил все сказанное мечником. - Да и вообще, -- тут же поспешил сменить тему парень, -- помимо классного сюжета, когда самый опасный персонаж скрывается в тени других, казалось бы, и так невероятно опасных персонажей, есть ещё одна причина, почему я это делаю. И дело в том, что пока все вокруг считают вас главными злодеями, я могу... хм-м-м... как бы это сказать... Короче, я могу страдать са-а-а-мой разнообразной фигней. И это круто.
   Вот это парни уже понимали очень хорошо. Страдать фигней и "приключаться" -- по выражению самого их капитана, -- Луффи любил больше всего на свете. И деньги. Правда, деньги он любил не из-за самих денег, а из-за того, что они позволяли ему свободнее страдать всякой фигней и "приключаться" в усиленном режиме. Не говоря уже о том, что сам процесс набивания карманов деньгами, -- или Железный Ящик, если говорить конкретно об их случае, -- Луффи так же умудрился хорошенько разбавить страданием различной фигней и возможностью лишний раз "поприключаться" или просто повеселиться.
   Разговор прервался сам собой, когда, через десять минут, после начала боя, Нами против Альвиды и её команды, на ногах остался стоять только какой-то мелкий пацан. Коби. Когда сам Коби это осознал, то он не хлопнулся в обморок лишь благодаря чуду, -- или проклятью, учитывая сложившиеся обстоятельства. И было ещё большим чудом, что он не перепачкал штаны, когда "Королева", закончив с пиратами, направилась прямо к нему.
   -- И кто же это у нас здесь такой? - растянув губы в довольной улыбке, буквально промурлыкала "Королева". - Пират в таком юном возрасте? Ай-яй-яй, как нехорошо, как нехорошо. И как же зовут нашего плохого мальчика? - "Королева" остановилась прямо перед онемевшим от страха Коби.
   -- К-коби! - выдал мальчик дрожащим голосом.
   -- Капитан, и что мне с ним делать? - повернувшись в сторону лежаков, громко спросила "Королева".
   -- Убей его! - пришел радостный ответ от Шляпы.
   Коби невольно всхлипнул от ужаса.
   -- Просто так? - в голосе девушки сквозило неприкрытое удивление. - Мне кажется, будет лучше, если мы сделаем из него наглядное пособие, на тему: "Почему нельзя быть пиратом в столь юном возрасте".
   -- Тогда Йосаку сейчас разрежет его на части и развесит по деревьям!
   -- Нет-нет! - резко замотал головой упомянутый Йосаку. - Я тут хочу попробовать новый прием, когда первым делом отрубаешь человеку голову, после чего он ещё остается живым достаточно долго, чтобы увидеть, как я разрубаю на много частей все его остальное тело. Представляете, какое выражение лица будет у отрубленной головы, когда она все это увидит? Думаю, будет круто и очень наглядно!
   Коби почувствовал, как его зрение начало расплываться.
   -- Нет-нет! - теперь замотал головой Джонни. - Так он умрет слишком быстро! Может лучше сначала на костерок его? Прикинь, тогда он увидеть не просто свое разрубаемое на части тело, а свое горящее, разрубаемое на части тело!
   -- А что, это идея! - слегка потерев пальчиком подбородок, расцвела радостной улыбкой "Королева" -- Но можно мне сначала его немного попытать?
   -- Можно, -- великодушно разрешил Шляпа, -- но только немного! А мы пока соберем дрова.
   -- Спасибо, капитан!
   "Милосердная"? В каком месте она "Милосердная"? Ужас стал настолько всепоглощающим, что Коби всё-таки потерял сознание. Вот только счастье оказалось недолгим. Когда он очнулся, то обнаружил себя подвешенным за руки. Едва он это осознал, как тут же принялся хаотично озираться по сторонам, пытаясь понять, что происходит и где он находится.
   Позади себя Коби обнаружил большой, деревянный щит, прибитый прямо к дереву. На щите, цветным, желтым мелком, был нарисован контур человеческого тела. Под собой мальчик увидел сложенные пирамидкой поленья, а напротив себя лежащих в лежаках охотников, возле каждого из которых были обильно понатыканы кинжалы. Мальчик не сомневался, что последует дальше, поэтому тихонько заскулил от ужаса.
   -- О! Никак наш плохой мальчик очнулся? - раздался мелодичный голос "Королевы".
   Девушка оказалась единственной, рядом с которой не было ни одного кинжала. Да и вместо пива или саке, "Королева" держала в руках высокий бокал, содержимое которого она потягивала через трубочку-зонтик.
   -- Ой, пацан! - радостно помахал ему рукой Шляпа. -- Пока ты валялся в обмороке, я придумал новую игру, с тобой в главной роли, поэтому тебе обязательно понравится, обещаю! Суть игры заключается в том, что кто-нибудь из нас произносит название определенной части тела, куда ровно через две секунды, говоривший, кинет свой кинжал. Кидать мы будем в щит за тобой, поэтому, если не увернешься, станешь трупом. Как? Все понятно? Тогда давай проверим, и, чтобы не убить тебя с первого броска, облегчу тебе задачу и скажу... левая голень! Поджимай ноги, пацан!
   Помертвевший от ужаса Коби, послушно поджал ноги, а спустя две обещанных секунды, Шляпа взмахнул рукой с кинжалом. Мальчик услышал легкий свист воздуха, когда кинжал пролетел под его ногами, а затем раздался деревянный стук, когда кинжал вонзился в щит. Испуганно вывернув голову, Коби увидел, что кинжал вонзился туда, куда и сказал Шляпа, то есть прямо в голень человеческого силуэта, нарисованного на щите. Так оно и пошло. Кто-нибудь, не чаще чем раз в пару минут, называл какую-нибудь часть тела прибитого за ним щита, после чего Коби старательно пытался убраться с траектории броска. А в промежутках между бросками, мальчик думал. Например, думал о том, что все действительно познается в сравнении. И почему он вообще боялся Альвиду? Сейчас она казалась Коби чуть ли не воплощением добра и справедливости, а два года, проведенных в её плену, не такими уж и плохими. Если бы ему кто-нибудь сейчас дал право выбора, то он бы не раздумывая ни одного лишнего мгновения, тут же выбрал бы ещё два года пиратского плена, чем два часа в обществе охотников.
   В конце концов, в какой-то определенный момент, Коби просто устал сопротивляться. Смысл? Его все равно убьют. Так зачем продлевать агонию? Не лучше ли будет просто словить кинжал, и больше не мучаться? Приняв решение, Коби, когда прозвучало слово "голова", остался безвольно висеть на месте в ожидании своей скорой смерти... которая так и не пришла.
   -- Готов! - радостно сообщил всем Шляпа.
   В следующую секунду мальчик понял, что он падает. Рухнув ногами прямо на сложенные пирамидкой поленья, Коби упал лицом в песок, да так и остался лежать. После всего произошедшего, у мальчика совершенно не осталось сил, как духовных, так и физических. Затем его перевернули на спину, и Коби увидел над собой улыбающееся лицо "Королевы".
   -- Теперь ты знаешь, что бывает с нехорошими маленькими мальчиками, решившими стать пиратами, -- произнесла она, разрезая кинжалом веревки на его руках. - И если в будущем мы снова найдем тебя среди пиратов, то на повторное милосердие можешь не рассчитывать.
   Коби почувствовал, как в его груди зарождается совершенно несвойственный ему гнев. Пират? Они думал, что он пират?! Он никогда не будет пиратом!!!
   -- Я... я не... я не пират! -- несмотря на весь свой гнев, мальчик чувствовал себя настолько истощенным, что только под конец фразы он смог придать сил своему голосу.
   -- Не пират? - скептически приподняла бровь "Королева". - Тогда что же ты делал среди пиратов? - насмешливо спросила девушка.
   Где-то неподалеку от себя Коби услышал, как Шляпа произносит тост:
   -- За интенсивную психотерапию! Да будет она прославленна в веках! Кампай!
   -- Кампай! - дружно ответили ему ещё три довольных голоса, после чего послышался характерный звук, издаваемый при чоканье стеклянных бутылок. Проведя два года с пиратами, которые, большую часть своего свободного времени, только и делали, что беспробудно пили, мальчик слышал этот звук десятки тысяч раз. И теперь он мог узнать его где угодно, и в каких угодно обстоятельствах.
   -- Я... я два года был в плену у пиратов... я не пират... я ненавижу пиратов.
   Стоящие неподалеку от мальчика парни дружно выплюнули на землю все, что только что успели набрать в рот, после чего ошеломленно вытаращились на Коби. В свою очередь, Нами, стоящая на коленях возле мальчика, в шоке прикрыла рот рукой.
   -- Ой-ой, пацан! - услышал Коби голос Шляпы. - В каком это смысле, ты не пират? Ненавидишь пиратов? В плену? О чем это ты вообще говоришь?
   Коби ответил. И откуда только силы взялись? Однако, сама мысль о том, что его приравнивают к так ненавидимым им пиратам, казалось мальчику невыносимой. Вероятнее всего, именно это и придавало ему сил:
   -- Два года назад я отправился рыбачить, но не успел залезть в лодку, как появились пираты Альвиды. Они отобрали мою лодку и пленили меня самого. С тех самых пор я никогда не покидал этого острова, проводя дни напролет в уборке, готовке и стирке для пиратов Альвиды.
   -- Пацан, а ты не думал, что стоило бы нам об этом всем рассказать, до того, как мы начали кидаться в тебя кинжалами?
   -- И обещали расчленить на части, -- добавил Йосаку.
   -- И обещали сжечь заживо, -- напомнил Джонни.
   -- И заговорили о пытках, -- хмыкнул Зоро, посмотрев в сторону Нами.
   -- Да, -- кивнул Луффи, -- обещать расчленить на части, сжечь заживо, и пытать, и до того, как мы начали кидаться в тебя кинжалами.
   -- Заткнитесь, идиоты! - наконец, взяла себя в руки Нами. - Когда бы он нам что рассказал, если вы сразу же напугали его до полусмерти?
   -- Если я правильно помню, то это именно ты напугала его самой первой, -- ожидаемо не признал свою вину Луффи.
   -- Ты, кажется, говорил, что тебя зовут Коби, не так ли? - начисто проигнорировав Луффи, чему девушка научилась у него же, ласковым голосом обратилась к мальчику Нами. - Давай я тебе помогу встать, а затем мы пойдем, помоем тебя и переоденем, после чего решим, что с тобой делать дальше.
   Нами помогла Коби подняться с земли и, поддерживая его за руку, повела в сторону построек, где, как она предполагала, можно было найти ванную и вещи для мальчика. Так оно и получилось. Сначала девушка нашла большую ванную комнату с, чуть ли, не целым бассейном по середине, а так же несколькими большими тазами. Набрав воды, в один из самых больших тазов, Нами вытряхнула едва шевелящегося мальчика из его одежды и затолкала его в воду. Минут десять на то, чтобы довести Коби до построек и найти ванную, минут пятнадцать на помывку, затем ещё минут десять на поиск вещей, и минут пять на обратную дорогу. И вот, сорок минут спустя, уже практически очухавшийся, но все ещё сильно усталый, Коби, оказался вновь перед ужасными монстрами. Монстрами, которые, как абсолютно точно был уверен мальчик, ещё очень долго будут сниться ему в кошмарах.
   -- Ой, пацан! - Джонни, как наименее занятой, первым поприветствовал Коби, когда он и Нами подошли к столу. - Э-э-э... хорошо выглядишь! - добавил он, чем тут же вызвал веселые смешки у всех остальных парней, и убийственный взгляд Нами, которым она их оглядела.
   За сорок минут, что отсутствовали Коби и Нами, парни успели откуда-то притащить большой, круглый стол, а так же кучу раскладных стульев, различной еды и много-много-очень-обалдеть-как-много мяса, которое сейчас зажаривал над раскаленными углями Луффи. Сидевшие рядом с ним Зоро и Йосаку, нанизывали на шампуры мясо и лук. Джонни, отвечавший за приготовление различных салатов из зелени, успел закончить с ними незадолго до возвращения Коби и Нами. Вот он и оказался единственным, ничем сейчас незанятым.
   -- А теперь, когда мы вернулись, вы не хотите ничего ему сказать? - встав за спиной Коби и положив руки ему на плечи, Нами обвела грозным взглядом парней. - За себя я уже извинилась, теперь ваша очередь.
   -- Э-э-э да... -- неуверенно протянул Джонни. - Коби, да? Так вот, Коби, прости, что предлагал сжечь тебя заживо.
   -- И меня прости за то, что придумал игру с метанием кинжалов в щит, прибитый прямо за тобой, -- повинился сидящий возле огня Луффи.
   -- Да, и прости меня, что говорил о том, как отрублю тебе голову, а затем разрублю тебя на части, прямо на глазах твоей отрубленной головы, пока твой мозг окончательно не умер, -- попытался виновато улыбнуться Йосаку, но...
   -- ...
   -- ...
   -- ...
   -- БВАХА-ХА-ХА-ХА!!! - разразились неудержимым хохотом все присутствующие парни.
   И хотя Нами прекрасно понимала, что не должна была ожидать от них ничего другого, она все равно не удержалась от того, чтобы не сделать громкий фейспалм. Зато Коби, наконец, понял, почему "Королеву Монстров" называли ещё и "Королевой Милосердия". Просто она была единственной среди этих монстров, кому вообще было знакомо слово "милосердие".
  

Глава 6

Коби, Шляпы и Дозор

   Проведя целых две недели в компании печально известных на весь Ист Блю охотников за пиратами, Коби мог с уверенностью сказать, что они, на самом деле, если разобраться, довольно неплохие ребята. И даже в чем-то добрые. Нет, правда! Просто вся эта их доброта была погребена под таким толстым слоем безумия, кровожадности и любви к мрачным шуткам, -- или тупым и идиотским, если повторять слова самой "Королевы", -- что разглядеть её становилось делом крайне затруднительным. Но зато у Коби были доказательства! Он сам. В смысле, он все ещё был жив, хотя они вполне могли его убить. Кроме того, "Королева Монстров" Нами действительно оказалась "Королевой Милосердия" Нами.
   Вопреки всему, что успел себе надумать Коби, Альвида и её команда, за исключением нескольких человек, оказалась живой. Охотники даже позволили некоторым её более-менее дееспособным представителям подлечить тех, кто нуждался в этом особенно сильно. И, как выяснилось, своими жизнями Альвида и её люди были обязаны только "Королеве". Если бы с ними сражался кто-нибудь кроме нее, то их всех бы однозначно убили, но, как вскоре стало понятно Коби, "Королева" старалась никого не убивать. И не позволяла добивать поверженных ею противников. Из-за чего, если сражалась "Королева", охотникам постоянно приходилось возиться с выжившими пиратами. Это, в свою очередь означало, что им, после каждой такой стычки с пиратами, приходилось некоторое время сидеть на одном месте, в ожидании прибытия корабля или кораблей дозорных. Например, прежде чем дозорные приплыли за Альвидой и её командой, прошло четыре полных дня. С другой стороны, было удивительно, что дозорные вообще отвечали на вызов "каких-то там жадных до денег охотников" -- о взаимной нелюбви между охотниками и дозорными знали все. В итоге, из-за постоянных ожиданий, остальные охотники хоть и немало ворчали на соответствующую тему, но, что примечательно, никто из них не предпринял ни единой попытки добить оставшихся в живых пиратов. Зато они в первый же день сожгли корабль Альвиды, да.
   Как узнал Коби из своего личного с ними общения, спасшие его люди, -- или лучше будет говорить, едва не убившие монстры? -- когда устраняли пиратов, не ограничивались только одной лишь наградой, назначенной за голову убитого или плененного ими капитана. Нет, они забирали все. В смысле, реально все. Все, что представляло хоть какую-нибудь ценность и могло быть продано. И, что особенно важно, не расстраивало эстетические чувства их капитана... как их расстроил внешний вид корабля Альвиды. Розовый цветом, весь в сердечках, начиная от корпуса корабля и заканчивая пиратским флагом на флагштоке. Радостный Луффи, едва увидев на каком конкретно корабле плавает Альвида с командой, мгновенно потерял весь свой веселый настрой:
   -- Хадокеном эту ересь!!! -- последовал его незамедлительный и крайне эмоциональный приказ.
   -- Hadoken (Кулак Бушующей Волны)! - последовала столь же незамедлительная реакция Рю. Собрав в своих руках небольшой, но крайне нестабильный огненный шар, парень запустил его в корабль. Шар, насквозь пробив корпус корабля, скрылся внутри, чтобы секундой позже взорваться с такой силой, что вся верхняя палуба просто испарилась, а сам корабль мгновенно оказался охвачен огнем.
   -- Молодец, Рю! - сложив руки на груди, удовлетворенно кивнул Луффи. - И помни: жги ересь, убивай пиратов, преследуй нечисть.
   Рю, человек, которого сам Коби и все остальное население Ист Блю знали под прозвищем "Отрыватель Голов" и именем Джонни. Вот только почему "Джонни", а не "Рю", Коби так и не понял.
   Все охотники обращались к Рю именно как к Рю. Коби за все две недели, ни разу не услышал, чтобы хоть кто-нибудь обратился к Рю по этому его, не пойми откуда взявшемуся, имени Джонни. Однако, когда Коби, всё-таки не сумев обуздать свое любопытство, поинтересовался у Рю, почему в его прозвище не упоминается его настоящее имя, а лишь какой-то "Джонни", охотник моментально впал в депрессию и так ничего ему не ответил. Остальные охотники лишь беспечно отмахивались, и только Луффи объяснил, что это всего лишь досадная ошибка газетчиков и дозорных, из-за чего, стоит только кому-нибудь напомнить Рю о его неправильном прозвище, как тот моментально погружается в глубокую депрессию. Объяснения Луффи звучали вполне правдоподобно, проблема заключалась в том, что рассказал ему об этом именно Луффи, а он, как к тому моменту уже неоднократно успел убедиться Коби на личном опыте, при желании, мог заставить звучать правдоподобно любую сказанную им чушь. Да и, опять же, "Королева", едва ли не самым первым делом после его знакомства с командой, предупредила о том, чтобы он даже не думал верить Луффи на слово, если дело не касалось каких-то по-настоящему серьёзных вещей... а так же ни в коем случае не брать ничего из его рук, ни в коем случае не оставаться с ним в одиночестве, ни в коем случае за ним никуда не ходить, ни в коем случае... короче, это был очень длинный список. Поэтому-то Коби сильно сомневался в том, что Луффи рассказал ему правду о Рю. И, учитывая, что никто больше ничего ему так и не рассказал, Коби, как уже говорилось, так и не понял, почему Рю большинство людей считало Джонни.
   А теперь обратно к теме.
   Корабль Альвиды сгорел. "Королева" было возмутилась, что его сожгли даже не заглянув внутрь: "А как же сокровища?!!", но Луффи остался непоколебим:
   -- Никто не коснется ереси, ибо это будет означать, что ересь коснулась вас! Сжечь ересь!
   Больше "Королева" возражать не стала. Покачав головой, и махнув рукой, она вернулась обратно к лежакам, на один из которых и улеглась. Коби довольно быстро заметил, что с Луффи не спорят. Вообще. А спустя ещё несколько дней, мальчик даже понял почему: дохлый номер! Если Луффи, что-то приходило в голову, всем остальным оставалось с этим только смириться. Да и, откровенно говоря, отношения в их команде, -- или семье, как они предпочитали именовать свою группу, -- были странными. Очень и очень странными. От слова совсем.
   После одностороннего уничтожения Пиратов Альвиды "Железной Палицы", а главное, некоторых моментов этого самого уничтожения, Коби было совершенно очевидно, что "Королева" обладала силой Дьявольского Фрукта. Мальчик никогда не слышал, чтобы хоть кто-нибудь говорил о том, откуда конкретно берутся фрукты, но зато знал, что если съесть такой фрукт, то можно получить какую-нибудь мистическую способность. Силу Дьявола, как ещё говорили люди про такие способности. И за последние два года, Коби сотни раз слышал самые невероятные рассказы пиратов о фруктовиках, -- так называли людей, обладающих силой одного из Дьявольских Фруктов, -- но все больше в качестве бредней полупьяных или совсем пьяных людей. Однако, знакомство с охотниками стало Коби отличным доказательством тому, что услышанные им бредни, в действительности, являлись самой что ни на есть правдой. Рю и "Королева", они оба обладали силой Дьявольских Фруктов. Коби понятия не имел, какими конкретно силами владели фруктовики, но фрукт Рю, по-видимому, был как-то связан с огнем, а вот фрукт "Королевы"... с "Королевой" все было уже не так очевидно. На неё просто не действовали атаки. Никакие. Вообще. Ни пули, ни мечи, ни кулаки, ничего. Если она сама того не желала, то с неё соскальзывало абсолютно все. И это, в свою очередь, возвращало Коби к тем самым, "странным отношениям в команде". Фрукт не фрукт, но стрелять в девушку, только потому, что лень кричать или оторвать задницу от стула, а надо привлечь её внимание?
   -- Но ведь так прикольнее! -- буквально светясь от восторга, ответил ему Луффи, стоило Коби задать соответствующий вопрос. Спустя ещё несколько дней знакомства с Луффи, мальчик понял, что на какой-либо другой ответ он мог и не рассчитывать.
   Хотя пальба из шестизарядных револьверов по "Королеве" - лишь самое начало. Ни один день не обходился без попыток Зоро прирезать Луффи. Более того, зачастую такие попытки происходили по нескольку раз на дню. Справедливости ради нужно заметить, что парень в шляпе заслуживал едва ли не каждое покушение на свою жизнь. Луффи вообще любил доставать Зоро. Он доставал его в несколько раз сильнее, чем остальных охотников вместе взятых. Возможно, все дело было в реакции мечника? Несмотря на тот факт, что Луффи доставал всех подряд, только Зоро упорно пытался убить его в ответ. И парень, похоже, был от этого в полном восторге. Все это отдавало отчетливым налетом безумия. Коби даже готов был пойти дальше, и сказать, что вся команда была немного безумна. И так мальчик думал ровно до тех пор, пока, спустя неделю с момента их первой встречи, он не узнал, что известные на все Ист Блю охотники на пиратов, в реальности, оказались и сами пиратами. Тут уже Коби стало понятно, что команда не немного безумна, а просто безумна. Вдобавок, словно этого мало, Луффи не просто собирался стать Королем Пиратов, а, на взгляд самого Коби, уже вполне себя таковым считал. Вроде как ему остались сущие мелочи - поплыть на Гранд Лайн, там доплыть до Рафтеля, -- последний остров Гранд Лайна, -- откуда забрать One Piece, -- легендарное сокровище Золотого Роджера, -- да получить титул Короля Пиратов. Все. Какие мелочи, правда?
   Остальная команда, по части амбиций, мало чем уступала своему капитану.
   Зоро собирался стать Величайшим Мечником В Мире. Да, именно так, и все с больших букв. И относился он к этому примерно так же, как и его капитан к титулу Короля Пиратов. С одной стороны, Зоро понимал, что ещё не обладает этим титулом, а с другой говорил об этом так, словно получение заветного титула, было не более чем делом времени. Вроде как вопрос решенный, осталось только немного подождать, пока уладят различные формальности. "Королева", едва ли не все свое свободное время проводила за рисованием карт и в будущем, по её словам, собиралась нарисовать карту всего мира. Собственно говоря, Ист Блю она зарисовала на 90% самостоятельно, а оставшиеся 10% и так всем были известны, поэтому она воспользовалась чужими трудами, чтобы окончательно заполнить свою карту. Коби видел эту карту и не мог не признать, что выглядела она просто потрясающе. Вполне естественно, что следующим выбранным "Королевой" морем после Ист Блю, которое она собиралась зарисовать до мельчайших деталей, стал Гранд Лайн.
   На этом фоне, Рю и Йосаку, выглядели едва ли не самыми адекватными. Парни просто хотели стать настолько сильными, чтобы они всегда смогли защитить дорогие для себя вещи или людей, от любой угрозы... Йонко, Мировое Правительство, Шичибукаи, то есть реально любой угрозы. Именно из-за последнего добавления, Коби не мог позволить себя назвать стремления Рю и Йосаку полностью адекватными. Но, как довольно быстро успел понять мальчик, ничего другого от такой команды ожидать было нельзя. И учитывая их репутацию, он даже не мог сказать, что их мечты совершенно неосуществимы. В конце концов, если дать себе время подумать, -- сначала он не дал, за что тут же схлопотал по голове от Луффи, -- то с удивлением можно осознать, -- лично сам Коби, очень удивился! -- что в отдельно взятом море, они, по сути, уже осуществили свои мечты. Зоро стал сильнейшим мечником Ист Блю. Нами нарисовала всю карту Ист Блю. Рю и Йосаку, вдвоем, совершенно точно могли защитить что угодно, кого угодно, и от какой угодно угрозы из тех, что можно было встретить в здешних водах. И, наконец, Луффи, будучи капитаном всех этих людей, совершенно точно мог считаться Королем Пиратов Ист Блю... если бы хоть кто-нибудь знал, что он капитан, а его семья пираты. Но это, как любил говорить сам Луффи, мелочи.
   Вот и получалось, что, исполнив свои мечты в этаком компактном размере, теперь им предстояло повторить то же самое, но уже в, так сказать, большом мире. Преследуя настолько грандиозные мечты, можно и умереть, но... смерть? А что смерть? Никто из них не боялся сложить голову в погоне за своей мечтой:
   -- Сам подумай, что важнее: твоя жизнь или приключения? - невозмутимо заявил Луффи, стоило Коби задать соответствующий вопрос. Потом он, правда, всё-таки снизошел до более подробного объяснения, что, как мальчик знал из слов команды, случалось чрезвычайно редко: - Как веревочке ни виться, а конец все равно будет, так не лучше ли жить на полную? Можно дожить до ста лет, не вылезая из дома, а можно помереть к двадцати, но увидеть весь мир. И тут уже каждый человек должен решать сам, что ему ближе. Лично я совсем не против помереть к двадцати, если смогу вдоволь поприключаться, а погоня за титулом Короля Пиратов обещает мне больше всего приключений. Зоро, считай, такой же, как и я. Он поставил себе цель, и ему глубоко плевать на возможность умереть, главное мечта. Ни он, ни я, как-то по-другому жить не можем. Для Рю и Йосаку важна семья, намного важнее их жизней. А Нами так и вовсе яркий пример того, когда человеку становится глубоко плевать на собственную жизнь, если в обмен он сможет добиться желаемого. Но если тебе нужны подробности, то тут уже сам обращайся к нашей "Королеве". Это не моя история.
   Выслушав ответ Луффи, Коби, в тот день, сразу же направился к Нами. Мальчик не понял, почему "Королеве" было плевать на собственную жизнь. Неужели она настолько сильно хотела нарисовать карту всего мира? Почему? Как оказалось, дело было вовсе не в карте мира. Подходя к "Королеве" Коби был практически уверен, что она не станет ему ничего рассказывать, но едва она поняла его мотивы и услышала о том, что именно Луффи направил его к ней, как "Королева" сразу же согласилась рассказать свою историю. И что это была за история! Десятилетняя девочка, сутками напролет рисовавшая карты для убийцы своей приемной матери. А затем, эта же девочка, несколькими годами спустя, принявшая решение отправиться в море, чтобы суметь заработать сто миллионов белли, для выкупа своей деревни... после такой истории, Коби стало стыдно вспоминать свою собственную. Два года в плену пиратов? А восемь лет рядом с убийцей своей матери, не хочешь? Особенно когда тебе нужно постоянно рисковать своей жизнью, а все, в так тобою любимой деревне, которую ты всеми силами стремишься выкупить, считают тебя предателем?
   -- Но... но ты ведь все равно выкупишь свою деревню? - спросил тогда Коби.
   -- Конечно, ведь там живет моя сестра, и, как бы они ко мне не относились, я все равно люблю их! - потягиваясь всем телом, мягко улыбнулась "Королева", словно вспомнила что-то хорошее. - К тому же, это был мой выбор, и только мой.
   -- А ты и правда думаешь, что Арлонг сдержит свое обещание? - неуверенно спросил Коби.
   Мальчику как-то с трудом верилось, что описанный ему, жестокий пират, станет выполнять условия сделки.
   -- Честно говоря, я сильно сомневаюсь, -- немного беспечно отозвалась девушка. - Вероятнее всего, он просто придумает или уже придумал какой-нибудь дополнительный трюк, который обяжет меня работать на него дальше.
   -- Тогда... тогда, ты не будешь выкупать свою деревню? - не понял Коби.
   -- Почему же? Буду!
   -- Но если Арлонг не сдержит своего слова или придумает какой-нибудь трюк, то какой в этом смысл?
   -- Во-первых, я все ещё не знаю, правда ли он не сдержит свое слово или придумает какой-нибудь трюк. А, во-вторых, даже если Арлонг покажет себя нечестным ублюдком, я свою часть сделки выполню. Репутация вещь серьёзная, Луффи меня этому хорошо научил. Пусть они ненавидимые мною пираты, но никто из них не сможет сказать, что я не держу своего слова... как не сможет сказать и любой другой, узнавший об этом человек.
   -- И все-таки, я не понимаю, что ты будешь делать, если Арлонг тебя предаст?
   -- Разве это не очевидно? Я просто пожалуюсь своему капитану! -- улыбнулась "Королева" и, подняв руку, указал пальцем в сторону.
   Переведя взгляд туда, куда ему указывала "Королева", Коби увидел смеющегося Луффи, сейчас бегающего по тому, что на Нечто считалось кухней, и увертывающегося от мечей разъяренного Зоро. Коби, когда он захотел поговорить, нашел "Королеву" на крыше "Деревянного Ящика", которая служила для команды зоной отдыха, где была установлена небольшая барная стойка, и лежаки с пляжными зонтами. Поэтому, стоя на крыше, Коби прекрасно видел бегающих по кухне Луффи и Зоро, а так же тот факт, что Зоро сейчас походил на панду. Помимо обведенных черным маркером глаз мечника, его лицо и лоб красовались различными надписями, но было слишком далеко, поэтому Коби не видел, что именно написал Луффи на лице Зоро. Выглядели они при этом всем сущими детьми. В такие вот моменты Коби с трудом мог поверить, что этот Зоро и всем известный "Убийца Пиратов" Ророноа Зоро, на самом деле одно лицо.
   -- Понимаю, о чем ты сейчас думаешь, -- не переставая улыбаться, едва слышно фыркнула "Королева". - Однако, можешь не сомневаться, даже если ты слышал все существующие о Зоро слухи, ты все равно не поймешь, насколько на самом деле он силен. А Луффи, несмотря на свой вид, ещё сильнее. Намного, намного сильнее.
   -- Силу Зоро-сана я чувствую и так, -- кивнул мальчик. И это действительно было так, хотя раньше он за собой подобных способностей не замечал. - Мне часто становится страшно, когда я просто нахожусь рядом с ним, но я ещё ни разу не чувствовал чего-то подобного от Луффи-сана, и ни разу не видел его хоть сколько-нибудь серьёзным. Мне трудно поверить, что он может быть сильнее Зоро-сана.
   -- Серьёзный Луффи немного дезориентирует, -- честно призналась "Королева". - Но зато если он показывает свою серьёзную натуру, то значит ситуация действительно того требует. И в такие моменты, обычно, ты не можешь не признать, что Луффи действительно может быть невероятно крутым, если он того хочет. Ты даже начинаешь его уважать, или твое к нему уважение становится ещё сильнее... К сожалению, обычно такие моменты длятся совсем недолго, и после них, Луффи, практически всегда, делает что-нибудь настолько идиотское, что, даже если захочешь, все равно не сможешь удержать свое им восхищение на прежнем уровне. Слишком он для этого хорошо умеет строить из себя дебильного идиота.
   Крутой Луффи? Коби с трудом себе мог такое представить. Луффи, на взгляд мальчика, выглядел порядочным идиотом даже тогда, когда он угрожал Альвиде и её людям. И когда пристрелил Кави. И когда кидал в него кинжалы. И Коби даже не хотел вспоминать о том, как Луффи вел себя с капитаном дозорных, прибывшим за Альвидой и её командой. И что ещё за Ктулху? В команде о нем знал только Луффи, но на все вопросы парень лишь многозначительно улыбался и смеялся каким-то особенно омерзительным смехом. В общем, валял обычного дурака.
   Однако, самое важное, из разговора с "Королевой", для себя Коби все же уяснил. Главное мечта, а не жизнь - именно по такому принципу жили Пираты Соломенной Шляпы. Сам Коби никогда не думал в подобном ключе, но, после встречи с командой охотников-пиратов, он вообще стал на многое смотреть по-другому... особенно на лицемеров! Нет, серьёзно, как так? Разве Шляпы не пытались напугать его до такой степени, чтобы он больше никогда даже не думал стать пиратом? И это тогда, когда они сами были пиратами? Это вообще нормально? Хотя да, для такой семьи, это точно было нормально. Что ещё хуже, спустя всего две недели в их обществе, Коби начал ловить себя на мыслях о том, что и сам начинает считать подобные вещи совершенно нормальными. Жизнь или Мечта? Раньше для Коби Жизнь всегда была важнее, а вот теперь как-то не очень. Тут волей-неволей появлялся вопрос: разве безумие заразно? Ещё недавно, мальчик, на подобный вопрос, ответил бы категоричным "нет". Вот только, после встречи с Луффи и его командой, -- но особенно с Луффи! - Коби начал сомневаться едва ли не во всем, во что он раньше верил. Когда мальчик поделился своими переживаниями с "Королевой", она лишь беспечно похлопала его по плечу, сказала ни о чем не волноваться, и заверила, что от Луффицирования ещё никто не умирал, но на первых стадиях инфицирования, больной частенько испытывает сильные перепады настроения, повышенный аппетит, внутренний дискомфорт и тошноту. Самое страшное? Коби так и не понял, пошутила она или нет.
   А затем его путешествие с Пиратами Соломенной Шляпы подошло к концу.
   Откровенно говоря, Коби не понимал, зачем Луффи вообще вызвался доставить его до базы Морского Дозора, после того, как он признался им всем, что всегда хотел стать дозорным и ловить плохих парней. Он вполне бы мог уплыть на одном из кораблей дозорных, приплывших по вызову охотников, за Альвидой и её командой. Сам Луффи, в ответ на вопрос Коби, сказал, что он просто чувствует себя виноватым, поэтому хотел бы таким образом загладить свою вину. И если сначала Коби ему поверил, то, спустя две недели общения, мальчик уже сильно сомневался в правдивости сказанных ему слов. Он бы вообще перестал в них верить, если бы смог придумать хоть какое-нибудь другое объяснение мотивам Луффи, но других вариантов Коби придумать не мог. Он совершенно не видел в этом ничего веселого-интересного-приключенческого или шанса заработать, а никаких других мотиваторов у Луффи не существовало. Или сам Коби о них не знал.
   В общем, невзирая на мотивы эксцентричного -- это если мягко сказать, -- капитана, спустя ровно две недели, с момента встречи с Пиратами Соломенной Шляпы, Нечто пришвартовалось к пирсу, в Шеллзтауне, где располагалось 153 отделенье Морского Дозора. Правда, Коби не понял, зачем им понадобилось плыть так далеко, -- почти десять дней пути! - когда можно было приплыть на самую ближайшую базу, располагающуюся всего в трех сутках пути, от острова Альвиды. И да, как показало время, Нечто всё-таки могло ходить по воде, а не просто дрейфовать, и ходить довольно шустро, чего никак нельзя было ожидать от подобной конструкции.
   -- Нами, деньги взяла?! - спросил Луффи, когда все швартовые были закреплены.
   -- Так точно, капитан!
   -- Тогда почему дверь за собой не закрыла?! Или ты хочешь, чтобы нас ограбили?!
   -- Ах виновата, виновата, сейчас закрою.
   Зоро, Рю и Йосаку не моргнули и глазом - парни лениво оглядывались по сторонам. А вот сам Коби, от вида грозно нахмуренных бровей Луффи и всего этого разговора, хотел упасть на колени и начать биться головой о бетон под ногами.
   Нечто Коби облазил в первый же день. Корабль, -- правда, мальчик все ещё сомневался, что Нечто имело право называться кораблем, -- выглядел настолько необычным, что Коби просто не удержался. Именно поэтому, едва только Луффи дал добро, он тут же ринулся исследовать Нечто. И вполне естественно, что начал Коби с "Железного Ящика", табличка на двери в который гласила о том, что внутри хранились различные сокровища. Учитывая, что дверь закрывалась только на маленький крючочек, в наличие каких-либо сокровищ ему не верилось совершенно... и, как выяснилось, очень даже зря. "Железный Ящик" действительно оказался битком набит, самыми что ни на есть настоящими слитками золота, россыпями золотых монет, драгоценных камней, колец, ожерелий и различными золотыми подделками. Помимо золота, "Железный Ящик" хранил в себе десятки кейсов, целиком и полностью заполненных деньгами. Когда Коби в первый раз все это увидел, он ещё долгих десять минут не мог сойти с места, не в силах поверить, что столько денег вообще может быть собранно в одном месте. Затем он осознал, в каком именно месте были собраны деньги и как они охранялись, -- никак они не охранялись, никак!!! -- после чего мальчик завис ещё минут на десять.
   И поэтому сейчас, слушая, как Луффи пеняет "Королеву" за то, что она не закрыла дверь на совершенно бесполезный крючочек... угх... иногда безумие Соломенных Шляп переваривать было особенно трудно. И даже "Королева", большую часть времени играющая роль единственного вменяемого человека на корабле, не всегда вела себя адекватно. Видимо потому, что она сколько угодно могла играть роль вменяемого человека, но результат Луффицирования уже было не отменить.
   -- Ой, Луффи, разве это не Шеллзтаун? - спросил хмурящийся Зоро.
   -- О-о-о! - наигранно-удивленно протянул Луффи, после чего радостно захлопал в ладоши. - С трудом могу в это поверить, но ты на самом деле сумел запомнить название целого города! Возможно, ещё лет пять и тебя можно будет даже отпускать куда-нибудь без сопровождения и опасения, что мы больше никогда тебя не увидим.
   Рука Зоро привычно сжалась на рукояти своего белого меча, но он всё-таки сумел перебороть себя, и не стал вынимать катану из ножен.
   -- Я просто не понимаю, почему ты выбрал именно эту базу Морского Дозора, - пояснил Зоро. -- Здесь же за главного этот "Топорукий" Морган, разве нет?
   -- "Топорукий" Морган?! - резко вскинулся Коби, мгновенно позабыв о своем желании побиться головой о бетон под ногами. - Я слышал о нем! Он довольно знаменит! Говорят, он превосходный капитан! Несколько лет назад он поймал знаменитого на все Ист Блю пиратск...
   Зоро, повернув голову в сторону радостного Коби, посмотрел на него таким взглядом, и с таким выражением на лице, что мальчик невольно подавился на полуслове, и замолчал. Несколько секунд мечник молча смотрел на стоящего перед ним Коби, после чего перевел взгляд на своего невинного улыбающегося капитана. Интересно, кого он вообще хотел здесь обмануть? Невинная улыбка на лице Луффи подтверждала его вину лучше, чем любое чистосердечное признание.
   -- Луффи, я всегда знал, что ты реальная сволочь, но сегодня ты переплюнул сам себя, - покачал головой Зоро.
   -- Что? - лицо парня сделалось ещё невиннее, если такое вообще было возможно. - Зоро, ты так говоришь, словно подозреваешь, что я сделал нечто плохое... или собираюсь сделать. Я всего лишь подумал, что Коби будет приятно повстречать известного на все Ист Блю капитана Моргана. И он будет рад служить под началом такого бравого капитана, не так ли, Коби? Ты ведь хотел бы служить под началом капитана Моргана?
   -- Э-э-э... да?
   Если бы его спросил об этом кто-нибудь другой, Коби незамедлительно бы согласился с таким утверждением. В конце концов, это ведь "Топорукий" Морган! Конечно он бы хотел служить под началом такого прославленного капитана! Вот только вопрос ему задал невинно улыбающийся Луффи, а это никогда не сулило ничего хорошего. Двух недель оказалось вполне достаточно, чтобы Коби уяснил эту простую истину не только каждой клеточкой своего организма, но и всеми фибрами души.
   -- Вот видишь Зоро, Коби согласен! - радостно произнес Луффи. - А тебе что не нравится?
   -- Даже не начинай, -- указав на Луффи пальцем, покачал головой Зоро. - И вообще, пошлите в город, я есть хочу, -- добавил он, уже разворачиваясь.
   Коби недоуменно посмотрел ему вслед, после чего оглядел всех остальных пиратов-охотников. Луффи все так же продолжал строить из себя невинную овечку, -- овец с такими зубами, да ещё в три ряда, просто не бывает,-- но на лицах Рю, Йосаку и Нами застыли несколько вымученные улыбки.
   -- Что такое? - спросил Коби. - О чем говорил Зоро-сан?
   -- Зоро? Да не бери в голову, -- похлопал мальчика по плечу Джонни. - Все будет нормально... наверное.
   Еще раз хлопнув Коби по плечу, Джонни направился вслед за Зоро, а уже вслед за ним потянулся и Йосаку, который, проходя мимо мальчика, так же несколько раз ободряюще похлопал его по плечу.
   Поняв, что с этой компании ловить ему нечего, Коби вопросительно посмотрел на "Королеву".
   -- Рю все правильно сказал, не бери в голову, -- доброжелательно улыбнулась ему девушка. - Просто Луффи опять нашел чем себя развлечь, но все будет нормально... а если не будет, то я лично позабочусь о том, чтобы нашему капитану сильно не поздоровилось, -- последние слова она произнесла, бросив на Луффи предупреждающий взгляд.
   -- В меня совсем никто не верит, а ещё семья называется! - деланно обиделся парень.
   -- Луффи, я серьёзно!
   -- Я тоже.
   Коби едва не подпрыгнул на месте. За две недели мальчик не разу не слышал, чтобы Луффи говорил подобным тоном.
   -- А... прости, -- угрожающее выражение лица "Королевы" моментально сменилось извиняющимся. - Просто тебя зачастую так сложно понять....
   -- Зато твои сомнения мне абсолютно понятны, но дело в том, что я действительно чувствую себя немного виноватым.
   -- Правда? - явно удивилась девушка. - Почему? На тебя это совсем непохоже!
   -- Нами, ты правда думаешь, что я хоть на секунду поверил, что Коби принадлежал к пиратам Альвиды? - слегка усмехнулся Луффи, вместо того, чтобы растянуть губы в своей обычной, придурковатой улыбке. - Он с самого начала старательно держался в стороне от них, а в том, как он вел себя, проскальзывало слишком много такого, что характерно для забитых слуг или самых настоящих рабов. К тому же, посмотри на него, -- Луффи слегка взмахнул рукой, указывая на откровенно ошарашенного мальчика, -- выбранная им цветовая гамма одежды, буквально кричит о его любви к Морскому Дозору. Синие очки, белая рубашка с синими полосками, темные штаны и ботинки. Коби одет словно маленький морячок. Какой уж тут спрашивается из него пират? Шанс ошибки был близок к нулю.
   -- Но я ведь помню, ты тогда и сам сильно удивился, что Коби совсем не пират, -- нахмурилась Нами.
   -- Коби не пират?!! - удивленно вытаращился на неё Луффи, и главное совершенно правдоподобно.
   -- ...Я ненавижу тебя, -- после непродолжительного молчания, поделилась своими чувствами девушка.
   -- Вранье! - вполне себе нормально улыбнулся парень. -- Ты меня любишь, и ты это знаешь.
   -- Тогда... тогда зачем весь это устроенный цирк с метанием кинжалов?
   -- Вот потому я и говорю, что чувствую себя виноватым, -- слегка почесал затылок Луффи. - Просто я подумал, что будет забавно, если мы запугаем его до полусмерти.
   -- ...Именно в такие вот моменты, мне всегда хочется сделать вид, что мы с тобой незнакомы, -- Нами устало прикрыла глаза ладонью. - И зачем ты тогда приволок его на этот остров, если ты действительно чувствуешь себя виноватым?
   -- Уж не думаешь ли ты, что я стану извиняться нормальными методами?
   -- Ты? Извиняться? Ты хоть раз в жизни за что-нибудь извинялся?
   -- Конечно, извинялся! Просто не словами, а делами.
   -- И как служба Коби в подчинении Моргана может считаться извинениями? По-моему, это больше похоже на не особо замаскированную попытку убийства.
   -- А кто говорил, что Коби окажется в подчинении Моргана?
   -- ...Ты задумал что-то, -- произнесла Нами таким тоном, словно обвиняла парня в чем-то... а может и действительно обвиняла.
   -- Морган... почему оказаться в подчинении Моргана будет так плохо? - спросил, наконец, пришедший в себя Коби.
   В это было сложно поверить, но Луффи действительно мог быть серьёзным. Коби только что сам стал тому свидетелем. Шок - это отличное слово, идеальное описывающее его состояние. Сейчас, знакомый ему "Безумный Шляпник", выглядел не только совершенно серьёзным, но и абсолютно нормальным. Постоянные, буквально излучаемые им волны веселого безумия исчезли без всякого следа. Увидеть капитана в таком Луффи не составляло ни малейшего труда. Да и вокруг него появилось хорошо знакомое Коби ощущение опасности. Точно такое же, какое он всегда чувствовал вокруг Зоро. Хотя нет, совсем не такое -- оно было сильнее! Чудовищно-чудовищно сильнее! "Королева" ничуть не преувеличивала, когда говорила, что Луффи намного сильнее Зоро.
   -- Почему в подчинении Моргана будет плохо? - эхом повторил Луффи вопрос Коби. - На этот вопрос ты ответишь сам. Ведь именно поэтому я и выбрал Шеллзтаун. И еще... мне кажется, или ты как-то побледнел? С тобой все нормально?
   -- Не-нет, все н-нормально, -- помотал головой мальчик. - Просто я сейчас в первый раз почувствовал вашу силу, Луффи-сан, -- сделав несколько глубоких вдохов, Коби заговорил без запинок. -- К ощущению силы Зоро-сана я уже успел немного привыкнуть, но его сила не идет ни в какое сравнение с вашей. Мне нужно время, чтобы привыкнуть.
   Луффи уставился на Коби совершенно немигающим взглядом, из-за чего мальчик почувствовал, как по его спине ручьем потек холодный пот.
   -- Ты... ты чувствуешь мою силу? - спросил Луффи, с какими-то очень странными интонациями в голосе.
   -- А-ага.
   Выражение лица Луффи стало не менее странным, чем прозвучавшие интонации в его голосе.
   -- И силу Зоро?
   -- Да.
   -- А Рю, Йосаку, Нами?
   -- Нами-сан самая слабая, -- кинув извиняющийся взгляд в сторону девушки, ответил Коби. - Рю-сан и Йосаку-сан примерно на одном уровне, но они намного-намного слабее Зоро-сана, а Зоро-сан примерно настолько же слабее вас, Луффи-сан.
   Опять повисло молчание, однако теперь, на Коби, смотрел уже не только Луффи. Услышав объяснение мальчика, Нами сама уставилась на него так, словно у Коби только что выросла вторая голова... и пара рук... и ещё крылья за спиной. Луффи же, склонив голову на бок, выглядел так, словно он только что услышал какое-то новое для себя слово, и сейчас пытался понять его смысл.
   -- Скажи, Коби, -- наконец, снова заговорил Луффи после продолжительного молчания, -- раз ты чувствуешь мою силу, то, что будет, если я сделаю вот так...
   Коби недоуменно мигнул. Вся, только что ощущаемая им, чудовищная сила Луффи исчезла без всякого следа. Перед мальчиком вновь стоял если и не совершенно безобидный парень, то точно намного слабее Нами... нет не слабее, а просто его сила перестала... перестала существовать? Пожалуй, да. Нельзя оценить несуществующую силу... однако, как только что с удивление понял сам Коби, силу он чувствовал во всех людях, что проходили неподалеку от них... и чувствовал людей, находящихся в городе. Такого с ним раньше точно никогда не случалось! До этого момента он думал, что все дело в команде охотников-пиратов, но, на самом деле, похоже все дело было в нем самом.
   -- Что... что со мной произошло? - недоуменно спросил парень вслух, не обращаясь ни к кому конкретно.
   -- Сначала ответь на мой вопрос, -- нехарактерно для него терпеливо, напомнил о своем вопросе Луффи. - Сейчас ты ощущаешь мою силу?
   -- Э-э-э... нет, не ощущаю. Словно ваша сила перестала существовать... нет, словно вы убрали шкалу измерения, которой её можно было бы измерить.
   -- Луффи, это же то, что я думаю, да? - в шоке смотря на мальчика, спросила Нами.
   Вместо ответа Луффи оглушительно расхохотался:
   -- Чёрт! Пошлите быстрее, нам срочно нужно догнать Рю и Йосаку, я хочу посмотреть на их рожи, когда они поймут, что какой-то пацан обставил их как стоячих.
   -- Так... что со мной произошло? - напомнил о себе Коби.
   -- Я тебе потом объясню, -- покачал головой Луффи. - Но можешь считать, что ты выиграл джек-пот. Никогда бы не подумал, что метание кинжалов в человека может дать столь впечатляющий результат... надо будет попробовать на нашем следующем члене семьи. Да, определенно, я так и сделаю.
   -- Так, Луффи! - тут же вскинулась Нами. - Пообещай мне здесь и сейчас, что ты не будешь запугивать всех наших будущих членов семьи, в надежде повторить результат Коби!
   -- Ладно, пошлите, а то эти три придурка уже могли успеть найти себе неприятности на свою задницу... и все без меня! - улыбнулся Луффи хорошо знакомой Коби улыбкой счастливого идиота, а вместе с улыбкой вернулось и ощущение веселого безумия, волнами расходящегося от парня.
   -- Луффи! - раздраженно топнула ногой Нами. -- Ты меня вообще слышал? Пообещай...
   -- Коби, хочешь мороженку? А то вон, я вижу ларек.
   -- ЛУФФИ!!!
   В общем, Коби ничуть не удивился, когда возмущенная "Королева" так ничего и не смогла добиться от своего капитана. Зато она, как и сам мальчик, получила от него мороженку. К тому моменту Нами уже успела окончательно понять, что ей не светит стрясти с Луффи обещание, поэтому купленную для неё мороженку она съела с самым несчастным видом. И Коби мог уверенно сказать, что когда несчастной выглядит кто-то с внешностью уровня "Королевы" -- это сила, с которой просто невозможно не считаться. Коби ничего не сделал, но и то почувствовал себя виноватым. Посторонние люди и те обеспокоено вглядывались в её лицо, когда девушка проходила мимо них! И только Луффи было пофиг. Как и всегда.
   К тому моменту, когда Луффи, Нами и Коби дошли до ресторана, в котором расположились Зоро, Джонни и Йосаку, они, как и предсказывал Луффи, уже успел попасть в историю. Разрубленный пополам волк, снесенные с петель, двустворчатые двери, и бессознательное тело какого-то голубоватого вида блондинчика, -- фиолетовый костюм, буквально сшибающий с ног аромат духов, маникюр на пальцах и подведенные глаза, чем не голубой? - что валялся прямо в грязной луже, точно посреди улицы. И, если дать себе время подумать, то можно было легко понять, что именно его телом и были снесены двери с петель. А когда Луффи, Нами, и Коби зашли внутрь заведения, они увидели ещё и двух солдат Морского Дозора, что, обильно обливаясь потом, стояли напротив сидящего Зоро. Йосаку, забравшись с ногами на соседний от зеленоволосого мечника стол, точил свои мечи, а Джонни помогал какой-то женщине, -- хозяйке заведения? - и, если судить по внешности, её где-то десятилетней дочери накрывать на стол, за которым сидел Зоро.
   -- И что тут произошло? - с энтузиазмом спросил Луффи, чуть ли не в припрыжку заходя внутрь ресторана. - И почему вы меня не подождали?
   -- Мальчики, вас хоть когда-нибудь можно будет оставить одних и не переживать за последствия? Вы были одни не больше пяти минут, и уже успели сцепиться с дозорными?
   -- Нами-анеки, это не мы начали! - тут же возразил Йосаку. - Сама подумай, каким нужно быть идиотом, чтобы тащить в город самого настоящего волка?
   -- Так понимаю, валяющийся в луже блондинчик и есть тот самый идиот, который потащил в город волка? - непонятно зачем, уточнил и без того очевидную вещь Луффи. - И кто он такой? - этот вопрос он задал посмотрев на стоящих перед Зоро солдатиков.
   -- Это Хельмеппо! - довольно бодро отрапортовал один из них. - Сын капитана Моргана!
   Все охотники-пираты дружно уставились на солдатика, отчего холодный пот потек с него чуть ли не ручьем.
   -- Быстро работаете, парни! - уважительно кивнул Луффи. - Мне даже делать ничего не пришлось.
   -- Сын капитана Моргана? - оглянулся Коби на валяющегося на улице блондина.
   -- Тогда парни, вам надо поскорее оттащить его в лазарет, а то мало ли? - произнес Луффи. -- Мы ведь не хотим разозлить всеми уважаемого капитана Моргана, не правда ли?
   Моряки неуверенно посмотрели на Зоро, но, получив от него разрешающий кивок, в один момент оказались на улице. Подхватив валяющегося блондинчика под руки, солдатики припустили вверх по улице, в направлении базы Морского Дозора.
   -- Кстати, хотите увидеть нечто прикольное? - буквально засветившись от радости, спросил Луффи.
   Реакция на его вопрос последовала незамедлительная - Зоро и Йосаку дружно схватились за мечи, а Джонни принял защитную стойку. И только Нами, точно зная, почему Луффи такой счастливый, молча прошла мимо замершего Джонни, и устало опустилась на стул, рядом с Зоро.
   -- Смотрите сюда, -- помахал рукой Луффи, доставая из кобуры один из своих револьверов, из-за чего парни напряглись ещё больше. - Коби! - неожиданно обратился он к мальчику, заставив того слегка подпрыгнуть на месте. - Смотри сюда! - ткнул он пальцем в сторону двери, куда и направлял сейчас пистолет.
   -- Х-хорошо, -- ответил Коби, переводя взгляд с Луффи на дверь.
   Стоило мальчику отвести глаза от Луффи, как тот моментально навел свой пистолет на его голову, чем заставил расшириться глаза всех присутствующих, но, прежде чем кто-нибудь успел издать хоть звук, Луффи выстрелил. Это само по себе заставило упасть на пол челюсти всех присутствующих. Однако, когда, буквально за мгновение до выстрела, Коби, вдруг издав испуганный вскрик, бросился на пол, из-за чего пуля лишь зацепила его волосы, челюсти Зоро, Йосаку, и Джонни, начали стремительно погружаться в деревянный пол ресторана.
   -- В-воля?!! - самый первым обрел дар речи Джонни.
   -- Лу-луффи-сан!!! - ноги Коби так сильно дрожали, что мальчик был не в силах подняться с пола.
   Однако голоса Джонни и Коби мгновенно оказались заглушены сотрясшим заведение ревом:
   -- ЛУФФИ!!! - Нами моментально оказалась на ногах, а сам Луффи столь же моментально оказался впечатан лицом в пол. - КАКОГО ЧЁРТА ТЫ ТВОРИШЬ?!! ЧТО БЫ ТЫ ДЕЛАЛ, ЕСЛИ БЫ ОН НЕ УСПЕЛ ИЛИ НЕ СУМЕЛ УВЕРНУТЬСЯ?!!
   На крик и выстрелы, из кухни показалась изрядно напуганная хозяйка заведения, но, убедившись, что все нормально и трупов нет, поспешила вернуться обратно.
   -- Ох, да расслабься ты, Нами, -- поднялся на ноги ничуть не пострадавший парень, после чего, вернув револьвер обратно в кобуру, он послал разъяренной девушке широкую улыбку. - Ничего не случилось, он увернулся. Если ты постоянно будешь переживать о том, что могло бы быть, но не случилось, никакой фрукт не спасет тебя от ранних морщин.
   -- Луффи-аники, так это действительно была Воля? - снова спросил Джонни.
   Зоро схватился за бутылку саке, стоящую рядом с ним на столе, так, как хватался человек в пустыне, умирающий от жажды, за кружку с водой. Йосаку вернулся к наточке своих мечей, но при этом он немигающим взглядом уставился на Коби, и вообще выглядел так, словно собирался испробовать свою заточку на беззащитной шее мальчика. Парней можно было понять. Зоро убил тучу времени, прежде чем сумел овладеть Волей Наблюдения, а Йосаку и Джонни тренировались уже целый год, и все равно ещё не открыли в себе соответствующей способности. В общем, Нами ничуть не сомневалась в том, что, в ближайшее время, Коби не стоило оставаться с ними наедине, иначе он вполне мог стать без вести пропавшим. Зависть - страшная штука! Луффи, вполне ожидаемо, радовался как ребенок.
   -- Луффи-сан... Луффи-сан, что это было? - снова спросил с пола Коби. - На мгновение я увидел как вы меня... вы меня убили.
   -- Это, мой юный падаван, способность называемая Волей Наблюдения, -- Луффи помог Коби подняться с пола, а затем усадил его на стул рядом с Нами, уже успевшей вернуться на свое место. Присутствие "Королевы" всегда успокаивало мальчика... учитывая поведение остальной команды, вполне можно было понять почему. К тому же, "Королева", в свое время, не кидала в него кинжалы, в отличие от всех остальных.
   -- Что такое Воля Наблюдения? - спросил Коби, едва стоило ему сесть на стул.
   -- Способность слышать голоса людей вокруг... не звуки, а голоса. Соответственно, слыша голоса людей, ты всегда знаешь не только, где они находятся, но и что они собираются делать. Я собирался тебя пристрелить, и ты увидел, как умираешь от моего выстрела. Волей Наблюдения, а так же Волей Вооружения могут овладеть все люди на свете, но сделать это крайне сложно. Например, я тренировал Зоро больше года, прежде чем он смог овладеть двумя типами Воли. Заметь, только овладеть! Он до сих пор учится её правильно использовать... чёрт, да я сам ещё учусь!
   -- А Рю-сан, Йосаку-сан, и Нами-сан? Они тоже владеют Волей? - мальчик оглядел упомянутых им охотников-пиратов.
   Взгляд Луффи сделался ещё более довольным:
   -- Нет, никто из них ещё не овладел даже одним типом Воли, хотя Рю и Йосаку тренируются со мной и Зоро уже больше года. Так что, Коби, ты выиграл мега-плюшку, и стоило это тебе всего лишь часик висения на дереве. Но так уж и быть, можешь меня не благодарить, я сегодня добрый.
   -- Серьёзно, так просто нечестно! - поставив последнюю тарелку на стол, вздохнул усевшийся рядом с Луффи Джонни. - Мы тренируемся буквально сутками напролет, а тут бац, и готово.
   -- Если хочешь, то я могу попробовать устроить такое бац и тебе, -- незамедлительно предложил Луффи. -- Конечно, учитывая, что твои нервы намного крепче, то мне придется как следует постараться, чтобы напугать тебя до полусмерти. Поэтому, если где-нибудь ошибусь, ты и на самом деле можешь помереть. Однако, если такое произойдет, то, обещаю, твоя смерть не будет напрасной. Так как, хочешь попробовать?
   -- Спасибо, но как-нибудь обойдусь, -- тут же обломал Луффи Джонни. - Тише едешь - дальше будешь. Сам все время так нам говоришь, вот и я спешить не буду.
   -- Обломщик... а как насчёт тебя, Йосаку? Хочешь попробовать? Правда с тобой, как ты понимаешь, все будет ещё сложнее, но ради своей семьи я готов на все!
   -- Нет уж, я как-нибудь тоже по старинке, -- ответил Йосаку, слезая со своего стола и усаживаясь за тот, за которым сидели все остальные.
   Тут разговор завял сам собой, так как все взялись за понаставленную на столе еду. Учитывая, сколько всего могли съесть и выпить парни, хозяйке вскоре пришлось браться за готовку дополнительных порций, а её дочка замоталась бегать между кухней и столом с охотниками-пиратами. Хотя, когда Нами заметила обеспокоенный взгляд хозяйки, -- парни жрали и пили как не в себя, но никаких денег женщина от них ещё не увидела, -- и бросила на стойку целую пачку десятитысячных купюр, хозяйка если и не успокоилась совсем, то явно почувствовала себя намного лучше. Заплаченных Нами денег с лихвой хватало на оплату как всей сожранной парнями еды, так и на починку выбитых дверей. И ещё должно было прилично остаться сверху, в качестве компенсации за все причиненные охотниками неудобства.
   А едва вся еда оказалась съедена и все спиртное выпито, как прибыла местная кавалерия.
   -- Что-то они совсем не торопились, -- ковыряясь в зубах зубочисткой, лениво протянул Луффи. После плотного обеда, даже обычно гиперактивный парень и тот не горел желанием отрывать задницу от стула. Хорошо, когда есть кем командовать: - Нами, когда будешь драться, ты уж постарайся сильно никому не навредить, и уже тем более никого не прибить. Коби ещё тут служить надо будет.
   -- Я не хочу драться с дозорными, -- нахмурилась девушка. - Особенно если нужно сдерживаться.
   -- Надо девочка моя, надо.
   Тяжело вздохнув, Нами неохотно выбралась из-за стола и вышла на улицу. Парни, затоварившись на кухне дополнительным пойлом, -- или соком, если говорить о Луффи, -- с куда большей охотой последовали вслед за девушкой. Может им и не хотелось ничего делать, но они были совсем не против посмотреть на бесплатное представление. На улице они увидели Нами, стоящую перед полусотней до зубов вооруженных дозорных, во главе со своим капитаном - "Топоруким" Морганом. Кстати, "Топоруким" его звали, вовсе не потому, что у него руки из задницы росли, и ему ничего нельзя было доверить, а потому, что у него вместо правой руки, был самый настоящий топор. Хотя, пожалуй, если докапываться до мелочей, то вернее будет сказать, что вместо правой кисти, был приделан наконечник от секиры. А ещё у него была железная, квадратная челюсть, делающая его немного похожим на киборга.
   -- Гражданские! - рявкнул Морган, стоило показаться парням из дверей ресторана. - Вы нарушили покой в моем городе, за это полагается смерть!
   Джонни негромко присвистнул:
   -- Неслабые он тут законы установил, -- прокомментировал парень.
   -- Видать, компенсирует за что-то, -- поддакнул Йосаку.
   -- По-моему, он обыкновенный идиот, -- сонно пробормотал Зоро.
   Мечник уже успел усесться на ступеньки и вот-вот готов был уснуть.
   -- Это он, это он меня ударил! - раздался противный голос на всю улицу, и перед Морганом вылез голубой блондинчик, немного истерично тыча пальцем в Зоро.
   -- Зоро его ударил, и он все ещё жив? - не поверил Луффи.
   -- Зоро его не ударял, -- пояснил Йосаку, вместо уже уснувшего мечника. - Он просто взял его за лицо и оттолкнул, ударился тот уже о двери.
   -- Оскорбление офицеров Морского Дозора карается смертью! - тем временем, продолжал гнуть свою линию Морган. - Как и пособничество преступникам! - добавил капитан, переведя взгляд на хозяйку заведения и её дочку, которые сейчас опасливо выглядывали из дверного проема. - Вы приговариваетесь к смерти за нарушение закона!
   -- У вас тут хоть что-нибудь не карается смертью? - уперев правую руку в бок, немного устало спросила Нами. - Или тебе фантазии не хватает, придумать что-нибудь другое?
   -- Как ты смеешь, гражданская?! Я "Топорукий" Морган, и я Велик! Я заслуживаю уважения!
   -- Матерь божья! - выдохнул потрясенный Йосаку. - Я не думал, что хоть когда-нибудь в жизни смогу встретить более эгоистичного и самовлюбленного человека, чем Луффи-аники.
   -- Ты прав, Йосаку! - серьёзно кивнул Луффи. - С этого дня больше не буду говорить о том, что обязательно стану Королем Пиратов, теперь я буду представляться таким титулом. Не могу же я проиграть какому-то идиоту-капитану? Кстати, Коби, -- повернулся парень в сторону притихшего мальчика, -- как тебе твой кумир? Все ещё хочешь служить под его командованием или уже появились сомнения?
   Мальчик ничего не ответил - он стоял на месте, и не сводил глаз с Моргана.
   -- Убить эту женщину! - отдал приказ Морган, указав рукой на Нами. - А затем убить их! Все, кто не признает моего Величия, заслуживают смерти!
   -- Только я сейчас подумал о том, что этот парень неплохо бы вписался в нашу команду или нет? - спросил вслух Джонни. -- Все эти его постоянные убить то, убить это, сильно напоминают мне Луффи-аники и Зоро-аники.
   -- Знаешь, а ты в чем-то прав! - согласно кивнул Йосаку. - Если выбить из него всю лишнюю дурь, он действительно мог бы...
   -- И-и-и стоп! - вмешался Луффи. - Можете не продолжать. Я в жизни не приглашу в нашу семью кого-то настолько тупого, слабого и никчемного. Да вы только посмотрите на него! Ему, наверное, лет сорок, если не все пятьдесят, а он все ещё полный идиот. Такого уже только могила исправит, да и то не факт.
   -- СМЕРТЬ ИМ ВСЕМ!!! - буквально взревел Морган.
   Было совершенно очевидно, что капитану дико не понравилась озвученная Луффи оценка его личности. А вот остальные морячки выглядели так, словно вот-вот готовы были грохнуться в обморок. Морган уже успел настолько их замордовать, что любое оскорбление в его сторону приводило их в неописуемый ужас. Однако пальбу они открыли незамедлительно. И по кому? По Нами! Любой мужчина, без раздумий открывающий огонь по такой красоте просто не имел права называться мужчиной. О чем Луффи и заявил в слух, когда шквал огня прекратился, и повисла ошеломленная тишина, вызванная абсолютно невредимой Нами, так и оставшейся стоять на одном месте.
   -- Может быть, он их тут всех насильно кастрирует? - предположил Йосаку, стоило Луффи сделать свое заявление.
   -- Или они все голубые? - вынес ещё одно предположение Джонни.
   - Вполне возможно, -- мудро кивнул Луффи. -- Сами посмотрите, если сын капитана гомик, то возможно и Морган гомик, а если Морган гомик, то, учитывая его замашки, он бы обязательно и всех своих солдат захотел бы сделать гомиками. Этакая поголовная гомиконизация. Вот они теперь и не обращают внимания на женскую красоту, логично?
   -- По-моему, логично, -- кивнул Йосаку.
   -- Целая база гомиков... как страшно жить, -- заметно поежился Джонни, словно он неожиданно оказался на холодном ветру.
   Все потуги парней пропали в туне. Солдатики, во главе с Морганом, могли лишь тупо пялиться на Нами, своими выкатившимися на лоб глазами. Фруктовики в Ист Блю встречались чрезвычайно редко, поэтому реакция на них, практически всегда, выглядела совершенно одинаковой. И надоедала уже после первой полсотни раз.
   -- Дьявольский Фрукт... ты обладаешь силой Дьявольского Фрукта, -- произнес Морган, первый вернувший себе хоть какое-то подобие самообладания.
   -- Получение достижения "Капитан Очевидность" третьего уровня засчитано, -- произнес... Джонни! Тесное общение с Луффи ещё ни для кого не проходило без последствий.
   -- Констатируйте ещё сто очевидных для всех вещей и получите достижение второго уровня, -- тут же добавил Йосаку.
   -- А ещё за пятьсот вам не только дадут первый уровень, но и крутой магнитик на холодильник, -- закончил Джонни.
   -- Ребята... я так горжусь вами!!! - громко разрыдался Луффи, уткнувшись лицом в сгиб своего локтя.
   -- Рю, Йосаку, две недели запрета на разговоры с Луффи, длящиеся больше десяти секунд! - повернувшись к парням и наставив на них свой уже собранных шест, строго произнесла Нами. - У вас на лицо ярко выраженные осложнения, от чрезмерного злоупотребления общением с нашим капитаном.
   -- Предательница! - тут же прекратил рыдания Луффи. - Фиг тебе больше, а не мороженки! И вообще, долго ты ещё будешь тут стоять, и выглядеть красивой? Быстрее вали всех этих морячков, -- ткнул парень пальцем в сторону солдат Морского Дозора, -- мне нужно позвонить моему любимому Орку и дедушке, а они мне обязательно будут мешать!
   -- С-сэр! - вытянулся в струнку один из солдат. -- Если она действительно владеет силой Дьявольского Фрукта, то мы...
   -- Девчонкой я займусь сам, а вы разберитесь с другими, -- отдал приказ Морган.
   -- Это только мне так кажется, или этот парень действительно бредит? - спросил озадаченный Йосаку.
   -- Не знаю, какая у него трава, но это штука, по-видимому, реально вставляет не по-детски! - мудро кивнул Джонни.
   -- Ой, "Тупоголовый" Морган, мне интересно, ты хоть знаешь, кто мы такие? - спросил Йосаку.
   -- Оскорбление офицеров дозора карается смертью, никчемный охотник!
   -- Хм... всё-таки знаешь, -- поскреб подбородок порядком озадаченный парень. - И про оскорбления ты нам уже говорил, тупой, никчемный идиот-офицер Морского Дозора... интересно, сколько смертных приговоров я сейчас заработал этой фразой?
   -- Ощущаю легкий дискомфорт, -- неожиданно признался Джонни. - Я уже как-то успел привыкнуть, что дозорные стараются с нами лишний раз не связываться, а про пиратов и вовсе молчу. Поэтому, когда от твоей репутации отмахиваются так, словно она ничего не стоит... Луффи-аники, мы точно не можем их всех убить? Или хотя бы только Моргана?
   -- Ничего-ничего, это тебе хороший урок на будущее, -- хмыкнул Луффи. - Теперь ты знаешь, что насколько бы страшной не стала твоя репутация в будущем, всегда найдется какой-нибудь идиот-самоубийца, который решит проверить её подлинность на деле. Нами, серьёзно, вали их всех! - закатив глаза, закончил Луффи.
   -- Так точно, капитан!
   -- Ты думаешь, что какая-то гражданская девчонка, пусть и обладающая силой Дьявольского Фрукта, действительно справится с... -- и это было все, что успел сказать Морган, прежде чем удар шеста Нами, не свернул ему его железную челюсть, и не отправил в полет. Полет оказался коротким. Улицы в городе не могли похвастаться особой ширенной, поэтому, уже через несколько метров, Морган смачно впечатался в каменную стену дома. От удара вся стена пошла большими трещинами, но всё-таки устояла, а вот Моргану повезло куда меньше. Упав обратно на дорогу, он так и остался неподвижно лежать. Под его головой начало расплываться кровавое пятно.
   -- И это все? - разочарованно протянул Джонни. - И это после всего того дерьма, что он тут нам наговорил?
   Надо признать, Луффи и Йосаку тоже остались не слишком довольными. Чёрт, да даже Нами была совсем не против врезать Моргану ещё пару раз! Но реальность оказалась жестокой.
   -- Ненавижу таких самоуверенных слабаков, -- вздохнул Йосаку. - Их даже избить толком нельзя. Всего один смачный удар и они уже в отключке, а пинать бессознательное тело совсем не интересно. Хорошо хоть когда у такого слабака много подчиненных, всегда можно отвести душу на них.
   Не успел Йосаку договорить, как все дозорные, до этого мгновения, невероятно шокированные столь быстрой расправой над своим капитаном, разразились бурными криками восторга. Морячки принялись бросать в воздух не только свои форменные кепки, но и свое оружие! Правда, и ловили они его без каких-либо проблем.
   -- Ура-а-а-а!!!
   -- Конец тирании Моргана!!!
   -- Больше никакого Моргана!!!
   И все в том же духе. Более того, не прошло и минуты, как вся улица оказалась битком забита счастливыми горожанами. А ещё минут через пять, без всяких сомнений, ликовал весь город - восторженный рев стоял такой, что проснулся даже Зоро, которого обычно и выстрелом из пушки нельзя было разбудить.
   Бессознательный Морган, под радостный плач толпы, -- без шуток, добрая половина собравшегося народа заливалась слезами счастья, -- был заключен в кандалы, и несколько наручников сразу. Учитывая, что Морган был человеком большим, -- метра два с половиной точно, -- такие предосторожности не показалась солдатикам излишней. И вот, когда Моргана уже взялись тащить в тюрьму, случилось то, что точно никто не ожидал. Сначала раздался выстрел, а затем:
   -- В-в-сем ст-т-тоять!!! - голос у Хельмеппо дрожал подстать ему самому. Ноги его ходили ходуном, сам он был бледнее мела, все его лицо покрывали крупные капли пота, а пистолет в его руке только чудом оставался направлен на... Коби! - Не-немед-д-дленно освобо-бо-бодите м-моего от-т-тца!!! Или я его у-уб-бью!!!
   -- Вот так нежданчик! -- хмыкнул Джонни.
   -- Три недели никакого тесного общения с Луффи, -- прокомментировала его слова Нами.
   Когда Морган оказался вырублен, Коби спустился с крыльца, чтобы посмотреть на его тело, поэтому Хельмеппо не составило никаких проблем обойти всех и выйти к мальчику. Надо отдать ему должное, цель он выбрал для себя самую подходящую. Судя по его виду, угрожать кому-нибудь другому он бы просто не смог. Всё-таки Коби не только выглядел самым безобидным из группы, но и на самом деле был таковым.
   -- Луффи, почему ты не остановил его?! - повернувшись к своему капитану, подозрительно прищурила глаза "Королева".
   -- Причем тут я-то?! - вполне себе правдоподобно вытаращился на неё Луффи. - Я тоже такого не ожидал!
   -- Не играй словами, -- наставила на него палец девушка. - Ожидать ты может, и не ожидал, но ты точно мог ему помешать.
   -- А раньше ты таких нюансов не улавливала, -- слегка надул губы Луффи.
   -- Так почему ты ему не помешал?
   -- Нами, господи, разве это не очевидно? - откупоривая бутылку с саке, неохотно поднялся на ноги Зоро.
   -- Угх... потому что так интереснее... ты прав, могла бы и не спрашивать.
   -- Ах, -- смахнув несуществующую слезу с ресниц, грустно вздохнул Луффи. -- Это непередаваемое чувство родителя, когда он осознает, что его любимые дети, которые, казалось бы, ещё только вчера, были милыми, беспомощными карапузами, не просто выросли, но уже давно курят, пьют, матерятся и сами делают детей.
   -- ...Только у меня сейчас мурашки по коже забегали? - обратился Зоро к остальным членам семьи.
   -- Э-эй! В-вы...
   -- Нет у меня тоже, -- обхватив себя руками, слегка потер плечи Джонни.
   -- И у меня, -- кивнул Йосаку.
   -- Предлагаю лишить его мяса на пару недель, -- предложила Нами.
   -- Тц! Неблагодарная девчонка! Смотри у меня, такими темпами, ты всё-таки добьешься того, что я расскажу тебе историю о пароходике, который смог.
   -- НЕТ!!! - тут же в панике вскинулись Зоро, Йосаку и Джонни.
   -- Никаких пароходиков, которые смогли! -- веско произнес Зоро. - Нами наш навигатор, поэтому ей совершенно точно не нужно об этом знать!
   -- Серьёзно, ребята, что ещё за пароходик, который смог? - обиженно прикусив губу, -- первые ряды зрителей, среди местных жителей, оказались выкошены начисто, -- спросила Нами.
   -- Не который смог, а который смог! Чувствуй разницу, Нами! - немного раздраженно произнес Зоро, словно девушка на самом деле совершила какую-то серьёзную ошибку.
   -- Да, Нами-анеки, -- кивнул Джонни, -- такие вещи путать нельзя.
   -- Я-я с-серьёзно, ещё с-с-слово...
   -- Только не с пароходиком, только не с тем который смог! - во взгляде Йосаку появилось слегка загнанное выражение.
   -- Ну-ну, - мягко произнес Джонни, успокаивающе похлопав Йосаку по плечу. - Будет тебе, будет. Все нормально, это уже давно в прошлом.
   -- Я УБЬЮ ЕГО!!! - в конечном итоге, нервы Хельмеппо просто не выдержали того, что его полностью игнорируют, и он окончательно сорвался. Зато перестал заикаться: -- Я НА САМОМ ДЕЛЕ УБЬЮ ЕГО!!!
   -- Ты ещё здесь? - состроил удивленное лицо Луффи.
   -- ОСВОБОДИТЕ МОЕГО ОТЦА! ОСВОБОДИТЕ СЕЙЧАС ЖЕ, ИНАЧЕ Я ЕГО УБЬЮ!!!
   -- Что-то я сильно сомневаюсь.
   -- УБЬЮ!!! Я УБЬЮ ЕГО!!!
   -- А вот это уже реально интересно, -- произнес Зоро, отрываясь от бутылки. - Так понимаю, на что-то подобное ты и рассчитывал, да? - посмотрел мечник в сторону Луффи.
   -- Скорее надеялся... иначе было бы совсем не интересно.
   А меж тем, Коби менялся. Нет, на самом деле он изменился ещё в тот самый первый день знакомства с Пиратами Соломенной Шляпы, когда его подвесили на дереве, и он выдержал целый час. В тот день он изменился. Внутри него что-то изменилось. И речь тут шла совсем не о появившейся у него Воле Наблюдения, -- она стала не более чем следствием. Нет, речь шла об изменениях, произошедших глубоко в подсознании мальчика. В том месте, где скрывались вещи, которые человек о себе и сам не знал, и зачастую даже не мог предположить об их существовании. Однако, измениться подсознательно и принять это сознательно - вещи совершенно разные. Подсознательно Коби давно уже стал совсем другим человеком, но его сознание упорно цеплялось за то, к чему оно привыкло. И неизвестно, сколько бы времени ещё понадобилось мальчику, чтобы окончательно осознать и принять нового себя, если бы не две недели, проведенные в семье безумных пиратов и не... Хельмеппо. Блондин понятия не имел, что конкретно он сделал, наведя пистолет на Коби.
   Сначала реакция Коби, на пистолет у своей головы, оказалась самой что ни на есть нормальной - мальчик перепугался до полусмерти, задрожав не хуже Хельмеппо. Но затем, секунда проходила за секундой, и, как-то совершенно неожиданно для себя, Коби обнаружил, что он уже давно перестал дрожать. Дыхание выровнялось, окружающий мир снова вернул себе краски и звуки. Звуки, среди которых были голоса безумных пиратов, что вели себя так, словно Хельмеппо с пистолетом для них не существовало. И так, оно, отчасти и было. Для этих людей Хельмеппо действительно не существовал. И мальчик вполне понимал почему. "Королева", будучи слабейшей в их семье, все равно могла одним единственным ударом вырубить известного капитана Морского Дозора. Капитана. Одним. Ударом. Хельмеппо же и вовсе был никем. Для безумной семейки пиратов, блондин выглядел не грознее таракана, решившего предъявить свои права на кухню. Иными словами, немалым чудом было уже то, что они вообще обратили свое внимание на Хельмеппо.
   "А ведь я хочу быть дозорным" -- мелькнула мысль в голове Коби.
   Одна простая мысль, но каков результат! К этому времени он окончательно перестал бояться. Честно говоря, Коби даже не мог понять, чего он вообще боялся. Хельмеппо выглядел слабее самого слабого члена команды Альвиды, и в бесконечное число раз слабее любого из Соломенных Шляп. Пистолет, который Хельмеппо направлял на него, ходил ходуном с такой силой, что Коби засомневался в способности блондина вообще попасть в него, даже с такого расстояния и если он всё-таки решится выстрелить. А самое главное... Коби хотел быть дозорным. Он хотел ловить плохих парней и помогать хорошим. Он хотел был ОФИЦЕРОМ Морского Дозора. Не каким-то там безымянным солдатом, а тем, кто действительно мог что-то менять, самостоятельно принимать решения и на что-то влиять. А Хельмеппо был никем... совершенно никем... так кто ему тогда... нет, не так... КТО ЕМУ ДАЛ ПРАВО НАСТАВЛЯТЬ НА НЕГО ПИСТОЛЕТ?!! Вот так.
   Наверное, Хельмеппо что-то такое все же почувствовал. Иначе никак не объяснить, почему его взгляд, до этого направленный на Соломенных Шляп, резко переместился на Коби. И едва он посмотрел в глаза своего "заложника", как блондин замер, совсем перестав трястись... он просто не мог трястись! Хельмеппо почувствовал себя так, словно он оказался в тисках невидимой силы. А вот Коби проблем с движением не испытывал. Подняв руки, мальчик взялся за пистолет Хельмеппо и, отвернув его дуло в сторону от себя, одним резким движением вырвал его из руки блондина. Выстрела так и не последовало. Тогда, Коби, взяв пистолет за рукоять, как и полагается, навел его дуло на ногу Хельмеппо и без всяких колебаний спустил курок. Грянул выстрел, и блондинчик рухнул на мостовую, принявшись кататься по земле и громко верещать. Коби никогда в жизни не стрелял из пистолета, поэтому вместо того, чтобы прострелить ногу Хельмеппо, он лишь немного его оцарапал и не более. Но голубоватого вида блондину, хватило и царапины.
   -- Монстр детектед, -- невозмутимо прокомментировал Джонни все увиденное, после чего, вспомнив про бутылку с пивом в своей руке, сделал несколько мощных глотков.
   -- Нами, признай, методы Луффи-аники возможно абсолютно чокнутые, но вот, какими-какими, а неэффективными их точно назвать нельзя, -- произнес Йосаку, как и Джонни, присосавшись к своей бутылке.
   -- Будущий адмирал готов, -- удовлетворенно кивнул Луффи, -- а то и вовсе полноценный Главнокомандующий.
   -- Это если он сможет свалить с этого острова достаточно быстро, иначе так и останется навсегда прозябать в младших чинах, -- не согласился с ним Зоро.
   -- Опять меня недооценивают.
   -- Что ты ещё задумал?
   -- Ты действительно думаешь, что после того, как я угробил на Коби столько нашего время, я вот так вот возьму, и брошу его, не позаботившись о его будущем? Не волнуйся, мне просто нужно сделать звонок.
   После всего произошедшего, договориться о вступлении Коби в дозор не составило никакого труда - достаточно было спросить. Затем, пока все вокруг успокаивалось, Луффи отлучился сделать упомянутые им звонки. Разговор с дедом прошел вполне ожидаемо, -- в ушах Луффи продолжало звенеть, даже спустя полчаса после их разговора, -- а вот его любимый Орк парня порадовал, да ещё как порадовал!
   -- Та-дам! - Луффи смачно бухнул распечатку на середину стола, когда вернулся в ресторан. По всему городу шли самые натуральные, народные гуляния, но в ресторане стояла тишина. Несмотря на помощь городу, репутация у группы была такая, что народ, счастливый или нет, соваться к ним не рисковал. - Ознакомьтесь как следует -- это наша будущая цель. И где Коби?
   Вся группа незамедлительно придвинулась ближе к столу.
   -- Карта острова, -- то ли спросил, то ли констатировал факт Зоро. - А Коби отправился с дозорными уладить разные формальности, скоро вернется.
   -- Карта острова и схема какой-то базы на нем, -- вынес свой вердикт Джонни, изучив содержимое нескольких листов. - Мы что, будем атаковать базу Морского Дозора? - в сомнении спросил он.
   -- Это не база дозора, -- покачал головой Йосаку. - Все базы морячков строятся чуть ли не по одному шаблону, а тут все сделано совершенно по-другому.
   -- Луффи, ты же говорил, что мы не будем их трогать, -- произнесла Нами. Девушке достаточно было бросить один единственный взгляд на карту, чтобы моментально все понять. Она сразу узнала, что за остров изображен на карте. И девушка прекрасно помнила о том, что на этом острове располагается, и кто там был за главного. Непонятно ей было только одно -- почему именно сейчас?
   -- Нет, я говорил, что пока не время их трогать, -- возразил Луффи. - Но теперь время пришло.
   -- И почему?
   -- Во-первых, потому что мы скоро уйдем из Ист Блю, а, во-вторых, он начал собирать все силы в одном месте. Они собираются отправиться покорять Гранд Лайн, тут-то и вмешаемся мы.
   Нами стремительно побледнела.
   -- Нет... -- выдохнула она.
   -- Да, -- не согласился с ней Луффи.
   -- Нет, нет!
   -- Да, да, и не спорь.
   -- Мы все умрем!
   -- Ты как всегда преувеличиваешь, - беспечно отмахнулся от неё Луффи.
   -- Ой, может, вы уже объяснитесь? - немного раздраженно произнес Зоро.
   -- Дон Крейг! - рявкнула Нами. - Он хочет, чтобы мы напали на Дона Крейга!
   -- И что в этом плохого? - не понял Зоро. - Я лично вообще не понимаю, почему мы все это время так старательно избегали с ним связываться.
   -- Ты не слышал, что сказал Луффи? Он собирает все силы в одном месте! Ты хоть понимаешь, о каких силах здесь идет речь?
   -- Кстати об этом, вот примерные сводки, -- Луффи бухнул на стол ещё один лист, придержанный как раз для этого момента.
   Все сидящие за столом вновь подались вперед.
   -- Я так и знал, что этим все закончится, -- грустно произнес Джонни.
   -- Надо было сразу дать себя убить, -- согласно кивнул Йосаку. - Тогда бы хоть столько мучаться не пришлось.
   -- Пя-пять... пять тысяч? - слабо произнесла Нами. -- И пятьдесят... пятьдесят кораблей?
   -- Эй! - возмутился Луффи. -- Пять тысяч и пятьдесят кораблей - это одно и тоже.
   -- Зоро, а ты почему молчишь?!! - рявкнула девушка на зеленоволосого мечника, что спокойно попивал свое саке и в ус не дул.
   -- Нас четверо, поэтому две с половиной тысячи я беру на себя, ещё по тысяче возьмут Рю и Йосаку, а оставшиеся пятьсот на тебе, -- спокойно произнес Зоро.
   -- Я всегда знал, что не просто так назначил тебя своим первым помощником! Зоро, тебе зачет!
   -- ...В такие моменты я ненавижу вас. Я действительно ненавижу вас. И я не шучу.
   -- Зато я люблю тебя все время! - в ответ на признание мрачной Нами, прозвучал довольный ответ, ничуть не обидевшегося Луффи. -- К тому же, в этот раз я буду сражаться вместе с вами.
   -- ...Серьёзно? - недоверчиво спросила Нами, да и остальные удивленно уставились на своего капитана.
   -- Ты совсем недавно говорил нам о том, что не хочешь выходить из тени, а теперь собрался сражаться? - не понял Зоро.
   -- Не волнуйся, я собираюсь замаскироваться, и уже даже придумал как. Могу гарантировать, что вам обязательно понравится, особенно тебе Зоро! Думаю, ты оценишь больше всех!
   По тому, как поморщился Зоро от этих слов, любой мог сказать, что услышанное его не обрадовало, совсем. И остальные его вполне понимали. Неизвестно, каким образом собирался замаскироваться Луффи, но уже сейчас можно было смело говорить о том, что Зоро это не понравится. Без вариантов.
   -- И все-таки, целых пять тысяч, -- вздохнул Джонни, сделав несколько глотков из бутылки. - А что тогда будет дальше? Война с Мировым Правительством?
   -- Ты знаешь, а это неплохая идея!
   -- Рю, если ты ещё раз откроешь свой рот, то завтра утром не проснешься, гарантирую! - мрачно посмотрела на парня Нами. - Не смей подавать ему идеи!
   -- А если всё-таки проснешься, то я прослежу за тем, чтобы далеко от кровати ты не ушел, -- добавил Йосаку.
   -- Можно подумать, Луффи-аники не додумался бы до этого сам, -- недовольно пробурчал Джонни себе под нос, но громко об этом говорить он все же не решился. Нами в гневе была страшной.
   В этот момент вернулся Коби, и разговор увял сам собой. Долго оставаться в городе они не собирались, поэтому каждый из них хотел нормально попрощаться с мальчиком, к присутствию которого, за две недели совместного плавания, они уже успели сильно привыкнуть. Вдобавок, жизнь штука непредсказуемая, -- особенно с таким капитаном, -- поэтому каждый из них допускал, что видит Коби в последний раз в жизни, -- особенно если они вскоре собирались схлестнуться с пятью тысячами пиратов разом. В общем, прощальная гулянка и одновременная обмывка вступления Коби в дозор, затянулась до глубокой ночи, а на утро Соломенные Шляпы ещё раз пожелали мальчику всего самого хорошего, после чего отчалили. Луффи, естественно, забыл рассказать всем о том, что, всего через две недели, за Коби приедет персональный демон, который заберет мальчика прямиком в Ад. Поэтому они почти наверняка ещё встретятся, и встретятся не раз. Если, конечно, Коби не умрет раньше. Но это ведь такие мелочи. Да.
  

Глава 7

Багги и Зорри

   -- Не надо, капитан!
   -- Пожалуйста, капитан Багги!
   -- Давайте просто отдадим им все и уплывем!
   -- Пожалуйста, Капитан!
   -- ЗАТКНИТЕСЬ!!! Сегодня я отомщу за все наши прошлые унижения разом! Сегодня я убью их всех!!!
   -- Ты это говоришь каждый раз, -- любезно заметил Луффи.
   -- ЗАТКНИСЬ!!! Сегодня я обязательно убью вас с помощью своей новой бом... своего нового, секретного оружия!!!
   -- Нового секретного оружия? - эхом повторил парень. - Что это? Ты придумал новую версию своих идиотских "Яиц Багги"?
   -- Не называй их идиотскими!!! И не "Яйца Багги", а "Бомбы Багги"!!! - как маленький ребенок принялся бить пяткой в землю Багги.
   -- И как ты тогда обозвал новую версию бомбы? "Золотые Шары Багги"?
   -- Не называй мои бомбы "Золотыми Шарами"!!! И это "Специальная Магги Бомба"!!! - ещё усиленнее застучал ногой по земле пират.
   -- "Специальная Магги Бомба"? Хочешь сказать, ты назвал свое новое секретное оружие "Специальными Волшебными Золотыми Яйцами Багги"? Серьёзно?
   -- Это "Магги Бомба", "Магги Бомба"!!! Никаких "Яиц Багги"!!!
   -- И что же делает твоя "Специальная Магги Бомба" без всяких твоих яиц? Сияет ослепительным светом "Золотых Шаров"?
   -- Никаких "Золотых Шаров"!!! И она не сияет, а взрывается!!!
   -- Ты на самом деле сделал взрывающуюся бомбу? - состроил удивленное лицо Луффи. -- Невероятно! - тут же восхитился парень. -- Похоже, ты реально гений. Надо же, бомба, которая взрывается! Никогда о такой не слышал. Определенно, скоро весь мир будет знать твое имя!
   -- ...!!!
   -- Эй, чего ты ругаешься? - обиженно спросил Луффи, складывая руки на груди. -- Это твоя вина, что я ничего не могу понять. Ты сам сказал, что сделал новую бомбу, и что она взрывается, но не сказал что в этом такого особенного.
   -- Она сильно взрывается!!!
   -- Бомба, которая сильно взрывается... -- повторил за ним Луффи. - Опять же, что в этом такого особенного? В мире есть целая куча бомб, которые сильно взрываются.
   -- Да, но они все большие, а я смог сделать бомбу, размером с маленький шарик, и при этом более сильную, чем и без того сильная "Бомба Багги".
   -- То есть, вместо пушки ты ей можешь стрелять из пистолета, что ли?
   -- Ха-ха, нет! Все ещё лучше! Благодаря своему фрукту, Bara Bara no Mi (Фрукт Разделяй-Разделяй), я могу скрывать "Бомбы Магги" прямо в своем теле и затем выстреливать ими, когда мой противник находится возле меня и совсем этого не ожидает. А еще, благодаря направленной волне взрыва, я не пострадаю, даже если атакую кого-нибудь с расстояния трех-четырех метров!
   -- Правда? Слушай, а ведь реально круто придумано!
   -- А то! - уперев руки в бока, гордо вздернул вверх свой огромный красный нос Багги.
   -- А сколько всего "Бомб Магги" ты можешь хранить в своем теле одновременно?
   -- Пока только три, -- немного погрустнел Багги, -- но не из-за того, что не могу хранить их больше, а из-за сложности изготовления. Однако я обязательно скоро доведу их количество до десяти! - вновь засиял пират.
   -- Спасибо, Багги, что рассказал мне всё о своём новом, секретном оружии, -- с искренней улыбкой и проникновенным голосом, поблагодарил его Луффи, а затем повернулся к Зоро, Джонни и Йосаку: -- Народ, вы все слышали? У него сейчас есть три бомбы в теле, и атаковать он ими может с очень близкого расстояния, поэтому будьте осторожны.
   В этот момент до Багги, наконец, дошло, что он выболтал:
   -- ...!!!
   -- Луффи-аники, серьёзно, даже мне его уже стало жалко, -- вздохнул Джонни. - По-моему лучше было бы его просто убить, чем вот так вот каждый раз издеваться. Он ведь действительно старается нас победить, и постоянно придумывает для этого различные штуки. Будь человеком, сбавь обороты хоть немножко!
   Багги -- Капитан команды Пиратов Багги по прозвищу "Клоун". Прозвище свое он получил благодаря тому, что всегда одевался как клоун... не то что бы у мужика был особый выбор. Багги умудрился родиться с большим, круглым, красным носом один в один похожим на красные носы-насадки клоунов. Луффи, при первой с ним встрече, думая, что это обычный элемент грима, едва не оторвал Багги его большой нос. Вообще, история отношений Пиратов Багги и Пиратов Соломенной Шляпы, началась почти два года назад. Багги тогда стал едва ли не самым первым пиратом, на которого нарвались Зоро и Луффи, когда они вместе отправились в море. И Багги в тот раз сильно повезло, что, увидев шляпу Луффи, он успел упомянуть свою прошлую дружбу с Шанксом, иначе бы, фрукт разделения или нет, -- Багги в буквальном смысле мог распадаться на части, -- Зоро бы его прирезал. А так парни тогда ограничились лишь тем, что просто избили Багги и всю его команду, после чего подчистили все золото на его корабле и большую часть еды.
   С тех пор так и пошло. С регулярностью в два-три месяца Шляпы обязательно заглядывали к Пиратам Багги на огонек. Любимый Орк Луффи исправно поставлял ему всю необходимую информацию, поэтому у него никогда не возникало проблем с нахождением Большого Красного Носа. Визиты к Пиратам Багги всегда заканчивались одинаково - избитым Багги, его избитой командой, лишением Пиратов Багги всего их золота, что они уже успели награбить, и, конечно же, изрядной доли провизии. Надо признать, упорства Багги было не занимать, поэтому он тщательно подготавливался к каждому новому визиту своих обидчиков. Его команда постепенно становилась все сильнее и сильнее, а он сам старательно изыскивал все более изощренные способы убийства, которые бы помогли ему избавиться от Пиратов Соломенной Шляпы. И все бы хорошо, но врожденный идиотизм Багги, и совершенно нереальная для Ист Блю сила Соломенных Шляп, сводили на нет все усилия красноносого пирата.
   В конце концов, его собственная команда просто сдалась, из-за чего последние два раза, -- если считать и этот, -- стоило только Соломенным Шляпам появиться на горизонте, как они либо пытались убедить Багги попробовать убежать, -- ключевое слово "попробовать", -- либо отдать все деньги и еду. Но, как уже говорилось, упрямства Багги было не занимать, поэтому он, с упорством, достойным лучшего применения, все выдумывал и выдумывал новые способы убийства Соломенных Шляп. Никто в команде Луффи не хотел признавать этого вслух, но Багги им... не сказать, что бы так уж сильно нравился, но определенное уважение он всё-таки у них вызывал. И вполне понятно почему.
   Багги, будучи сам владетелем "Силы Дьявола" ничуть не боялся других фруктовиков. Он прекрасно знал их слабости, и различные особенности, чтобы без особых проблем придумывать различные способы противодействия. Нами обладала фруктом уже больше полугода, но за это время только Багги сумел сообразить, что девушку нельзя достать обычными физическими атаками, поэтому тут же приказал атаковать её огнем. И для того, чтобы понять силу фрукта Нами и его слабости, Багги достаточно было сделать несколько выстрелов по девушке, и посмотреть на результат. Съеденный Нами Sube Sube no Mi (Фрукт Скользи-Скользи) позволял не обращать внимания на атаки твердой материей, но жар от огня соскользнуть с неё никак не мог, и Багги моментально это понял. Учитывая, что сам по себе умом он не особо блистал, это говорило о большом, -- откровенно говоря, очень большом, -- практическом опыте. И это только подтверждалось тем, что Багги знал обо всех трех типах Воли, которая, по большей части, встречалась только в Новом Мире - второй и самой опасной половине Гранд Лайна. Иными словами, Багги обладал знаниями и опытом пирата, некогда бороздившего воды Нового Мира.
   В свою очередь, уважение к Большому Красному Носу изрядно подрывал факт того, что, несмотря на все свои знания, Багги, по сути, представлял собой мелкую сошку. Пусть по меркам Ист Блю его награда внушала, -- а давали за него целых пятнадцать миллионов, что было в пять раз выше среднего показателя, составляющего всего три миллиона, -- сам Багги был слабым. Даже слишком слабым, если понимать ценность всей известной ему информации.
   С другой стороны, уважение или нет, но все в семье Соломенных Шляп прекрасно понимали, что Луффи слишком сильно любил издеваться над Багги, чтобы просто вот так вот взять, и оставить его в покое. Возможно, как и в случае с Зоро, все дело было в реакции красноносого пирата? Багги, как и Зоро, всегда бурно реагировал на слова и действия Луффи. Только если мечник в ответ постоянно пытался прирезать своего капитана, то Багги обычно закатывал совершенно по-детски выглядящие истерики. Истерики, на которые было необычайно забавно смотреть -- факт, признающийся в семье всеми членами без исключения. Это так же означало, что Луффи прямо-таки балдел с истерик Багги.
   -- Даже если ты и вытянул обманом из меня секрет нового оружия, тебе это все равно не поможет! - прокричал Багги. - Любого, кто рискнет подойти ко мне, я отправлю к праотцам своей "Магги Бомбой"!
   -- Эй, парни, разве я что-нибудь из него вытягивал? Да ещё обманом? - спросил Луффи. - По-моему мы просто разговаривали, и он мне все сам выболтал.
   -- Луффи-аники, кого конкретно ты здесь хочешь обмануть? - спросил Йосаку.
   -- Ладно, ладно... скучные вы стали, раньше были куда забавнее. Вот только это все равно не отменяет главного вопроса.
   -- Вопроса?
   -- Кто с ним будет сражаться в этот раз?
   Зоро, сидевший на ступеньках крыльца, молча поднялся на ноги и вытянул катану из ножен, чтобы тут же быть остановленным Луффи:
   -- Зоро сидеть! Красноносый...
   -- КОГО ТЫ НАЗВАЛ КРАСНОНОСЫМ?!!
   -- ...мне нравится, поэтому ты с ним сражаться точно не будешь... Вернее я не позволю тебе пойти и убить его.
   -- Луффи-аники, я пас, -- вздохнул Джонни. - У меня нет ни настроения, ни желания с ним драться.
   -- У меня тоже, -- кивнул Йосаку. - Мы столько раз его избивали, что мне уже становится стыдно перед самим собой. Может и правда, лучше просто его убьем и дело с концом, а?
   -- Никаких убийств! Большеносик...
   -- КОГО ТЫ НАЗВАЛ БОЛЬШЕНОСИКОМ?!!
   -- ...слишком забавен, чтобы его убивать.
   -- Тогда сам его и вырубай, -- проворчал недовольный Зоро, плюхнувшийся обратно на ступеньки. - К тому же, смысл уже с ним драться?
   И действительно, из-за угла показалась Нами, в руках она несла два больших мешка.
   -- Луффи, представляешь, у них было целых десять миллионов! - произнесла радостная девушка. - Либо они недавно сорвали хороший куш, либо эти хитрецы научились прятать от нас деньги.
   Действительно, нынешняя встреча не была запланированной, поэтому выбивалась из их привычного графика нападений. Луффи и Нами, в целях подготовки к скорому плаванию на Гранд Лайн, начали обменивать на деньги все накопленные ими драгоценности и золото. Орандж-Таун должен был стать уже третьим по счёту городом, в котором они собирались обменять очередную часть своих сокровищ. Вот только, как оказалась, город уже успел захватить Багги, из-за чего все местные жители скрылись в горах, расположенных прямо за городом. В общем, обменять сокровища на деньги им здесь не грозило. Более того, судя по мешку в руках Нами и её словам, они умудрились получить ещё больше сокровищ на обмен.
   -- Мои... МОИ СОКРОВИЩА!!! - реакция Багги оказалась вполне ожидаемой. - КАК ОНА ИХ УКРАЛА?!! - резко развернулся он к своей команде, чтобы увидеть... совершенно пустую, городскую площадь за своей спиной.
   Стоило Багги понять, что он остался один на один со всей семьей Пиратов Соломенной Шляпы, как на его лице проступило совершенно непередаваемое выражение.
   -- Если тебе интересно, куда делись твои люди, то они убежали ещё минут десять назад, -- любезно объяснил ему Джонни.
   -- Сразу же, как только ты отказался их слушать, -- добавил Йосаку.
   -- Я, кстати, встретила их, когда спускалась с корабля, -- чарующе улыбнулась ему Нами. - Модзи и Кобадзи были так любезны, что даже помогли мне донести мешки с золотом и едой до самой площади, поэтому если поспешишь, то ты сможешь их ещё догнать.
   -- Ка-ка... КАКОГО ХРЕНА?!! ЧЁРТОВЫ ПРЕДАТЕЛИ!!!
   -- Знаешь что, Багги, -- произнес Луффи. -- Может и правда, сваливал бы ты отсюда, а? Твои деньги и еду, мы уже получили, твои люди сбежали, а мои не хотят с тобой драться. Да и секреты ты свои мне все уже выболтал, поэтому обсуждать нам с тобой больше нечего. Убивать я тебя не собираюсь, драться с тобой тоже. В общем, реально, может просто свалишь?
   -- Ты... ты... Я ЗАПОМНЮ ЭТО, СОЛОМЕННАЯ ШЛЯПА!!! И Я ОБЯЗАТЕЛЬНО КОГДА-НИБУДЬ ТЕБЕ ОТОМЩУ ЗА ВСЕ МОИ УНИЖЕНИЯ!!!
   -- Не волнуйся Багги, я запомнил эти твои слова ещё в самый первый раз, незачем повторять их при каждом нашем расставании.
   -- И не надейся, что и дальше сможешь меня безнаказанно грабить!
   -- Ты так сказал, словно я и моя семья какие-то бандиты, -- обижено надул губы Луффи. - К тому же, эти слова ты тоже можешь не повторять, предыдущих трех раз было вполне достаточно.
   -- Я НЕ ОБ ЭТОМ, ИДИОТ!!!
   -- Э-э-э... в смысле?
   -- Я говорю, что ты больше не сможешь меня грабить!
   -- Не смогу? - с сомнением спросил Луффи. - И почему же?
   -- Собрав все необходимые припасы, я и моя команда отправимся на Гранд Лайн, и будет это уже в следующем месяце! Так что счастливо вам оставаться, идиоты! - закончил Багги, подкрепив свои слова очень неприличным жестом, сделанным с помощью двух рук.
   -- Значит, решил отправиться на Гранд Лайн? - на всякий случай уточнил Луффи.
   -- Да! И там ваша долбанная кучка идиотов меня точно не достанет!
   -- Э-э-э... конечно Багги, не достанем. И раз это наша последняя встреча, то я хочу сказать, что, несмотря на все, я был рад тебя знать, ты был отличным парнем.
   -- НЕ ГОВОРИ ОБО МНЕ ТАК, БУДТО Я УЖЕ УМЕР, ЧЁРТОВ УБЛЮДОК!!!
   -- Виноват Багги, виноват! - приподнял руки Луффи в мирном жесте. - Желаю тебе удачи, попутного ветра в корму и все такое прочее.
   Еще раз сделав неприличный жест руками на прощание, Багги резко развернулся и зашагал в направлении пристани, где был пришвартован его корабль.
   -- ...Он даже не попрощался с нами как следует, -- вздохнул Луффи. - А мне казалось, что мы друзья.
   -- Это какая же может быть дружба, если один друг вечно избивает и грабит другого? - фыркнул Джонни.
   -- Нет, ну а что тут такого-то? - удивленно посмотрел на него Луффи. -- Лично я постоянно избивал и грабил своих двух братьев, и ничего, мы с ними отлично ладили! Как по мне, так такое хорошо закаляет характер!
   -- ... -- Джонни и Йосаку молча уставились на него, а Нами, обхватив переносицу пальцами, закрыла глаза, словно у неё резко разболелась голова.
   -- А знаете, что самое страшное? - произнес Зоро в образовавшейся тишине. - Все что он сейчас сказал - правда.
   -- Хорошо Багги не знает, что мы тоже скоро отправляемся на Гранд Лайн, -- довольно произнес Луффи, полностью проигнорировав реакцию своей семьи на свое признание, -- а то ведь он мог бы и передумать, и тогда бы мы действительно могли с ним больше не встретиться. А так, глядишь, хоть только ещё один разочек, но мы его обязательно ограбим.
   -- Это только у меня такое ощущение, словно единственные плохие парни здесь мы? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросил Джонни.
   -- Не волнуйся, я чувствую себя так постоянно, -- произнес Йосаку.
   -- Ты? - посмотрела на него Нами. -- Ты чувствуешь себя так постоянно? Это Я чувствую себя так постоянно! Арлонг убил мою мать, и уже восемь лет держит мой остров и всех живущих на нем людей в рабстве, но, после знакомства с вами, я перестала видеть в нем монстра. По сравнению с вами, ребята, он практически безобиден.
   -- Угх... это было жестко, Нами-анеки, -- немного обиженно произнес Джонни.
   -- В натуре жестко, -- привычно поддержал своего друга Йосаку.
   -- Нами, мне кажется, ты не улавливаешь самого главного, -- в свою очередь, растянул губы в широкой улыбке Луффи.
   -- И чего же это я не улавливаю? - подозрительно спросила девушка.
   -- Того факта, что ты сама одна из нас, ниши-ши-ши! И вообще, прозвище "Королева Монстров" вполне можно интерпретировать так, словно ты самый главный монстр в нашей семье.
   -- Тут он тебя уел, Нами-анеки, -- произнес Джонни. - Если сравнить тебя нынешнюю, с той, что только присоединилась к нам, то это небо и земля.
   -- ...
   -- Не волнуйся, Нами, все мы здесь в одной лодке, -- успокаивающе похлопал её по плечу, поднявшийся на ноги Зоро, когда стало очевидным, что девушка хочет возразить, но не может. Правда, какая бы неприятная, жестокая, страшная или горькая она не была, всегда остается правдой. - К тому же, теперь у тебя есть целая куча денег, -- на всякий случай напомнил ей Зоро. - И вообще, раз мы тут закончили, то может, уже свалим? После Багги обменять нам деньги здесь точно не светит, поэтому смысла здесь оставаться я не вижу.
   -- Тут ты прав, -- кивнул Луффи. - Время нас ещё не поджимает, но особо тормозить тоже не стоит. Если Дон Крейг свалит со своей базы раньше назначенного срока, то нам мало того, что придется его догонять, так ещё и сражаться посреди воды. Да и других проблем будет куча.
   -- Лично я очень надеюсь, что он отчалит пораньше, и мы его не догоним, -- произнесла поникшая Нами.
   -- Ты как всегда волнуешься по всяким пустякам, -- беспечно отозвался Луффи. -- Рю, Йосаку мешки на вас.
   -- Пять тысяч пиратов, собравшихся в одном месте, это вовсе не пустяки! - слегка топнув ногой, возразила девушка.
   -- Нами, бери пример с Зоро - он совершенно спокоен и ничуть не волнуется! - зашагал в сторону причала Луффи.
   -- Зоро патологический убийца...
   -- Ой!
   -- ...естественно он не волнуется! - потянулась вслед за своим капитаном Нами. - Чем больше у него есть потенциальных жертв, тем он счастливее, но я-то нормальная!
   -- Нормальная? - Луффи даже остановился, чтобы оглядеть девушку скептическим взглядом. - Это в каком же месте?
   -- Во всем, что не касается денег! - с вызовом ответила девушка.
   -- Во-первых, денег касается все, -- приподняв указательный палец, строго произнес Луффи. -- Во-вторых, если ты думаешь, что маленькие девочки, ворующие у пиратов, это признак нормальности, то ты, наверное, моя духовная сестра-близнец. Потому что я тоже с самого детства убивал и обворовывал пиратов, но все упорно мне твердили, что так делать нельзя. Но мы-то с тобой знаем лучше, что нормально, а что нет, не правда ли?
   -- ...Я ненавижу тебя.
   -- Но я-то тебя люблю, так что все действительно нормально! - обхватив Нами рукой за плечи, Луффи широко улыбнулся и потянул девушку за собой. -- К тому же, можешь больше не переживать по поводу пяти тысяч, -- добавил парень, через несколько шагов.
   -- ...И почему же это? - заглянув в улыбающееся лицо своего капитана, из-под его руки, подозрительно спросила Нами.
   -- Я ещё в прошлом городе получил от Орка новую информацию. И по этой информации, на базе Крейга, уже собралось больше шести тысяч пиратов и это ещё неокончательная цифра. Теперь понимаешь? Нет никакого смысла переживать о пяти тысячах, когда их там уже больше шести!
   -- Ше-шесть тысяч?! Приятно было с вами познакомиться, но мне пора домой!
   -- Нами, последние дни ты какая-то особенно эмоциональная. У тебя что, красные дни календаря? - беспечно спросил парень, а мгновение спустя Луффи оказался впечатан головой в стену ближайшего дома с такой силой, что в месте удара разошлась большая сеть трещин.
   Невольно придвинувшись друг к другу поближе, словно ища защиты от представшего перед ними монстра, Зоро, Джонни и Йосаку, затаив дыхание, -- вдруг монстр обратит внимание и на них? - стояли в стороне, и с явно ощущаемым холодком в груди, наблюдали за тем, как Нами старательно пытается пробить каменную стену дома телом Луффи. Не получилось. Тогда девушка, для верности ещё раз пнув валяющееся возле её ног тело своего капитана, развернулась и, буквально проецируя в мир осязаемую Ауру Смерти, зашагала в сторону причала. Зоро, Джонни и Йосаку облегченно вздохнули, после чего, настороженно поглядывая в спину Нами, подошли к неподвижно лежащему телу своего капитана.
   -- Ой, ты там как, ещё живой? - спросил Зоро, хотя, благодаря Воле Наблюдения, он и так знал ответ... да и без всякой Воли он бы тоже его знал, точно так же, как знали Йосаку и Джонни. Луффи таким не убить.
   -- Она даже не пыталась сдерживаться, -- распахнув глаза, обиженно произнес Луффи. - Нисколечко!
   -- Сам виноват, -- ожидаемо не проявил сочувствия Зоро. - Нами и так последние несколько дней вся на взводе, а ты её ещё больше достаешь.
   -- Так ведь так... -- начал вскочивший на ноги Луффи.
   -- ...только интереснее - закончил за него Зоро, раздраженно поболтав рукой в воздухе. - Знаю, знаю, но мог бы хоть чуть-чуть сдерживаться.
   -- Нами-анеки становится страшной, когда злится, -- кивнул Джонни.
   -- У неё точно нет Воли? - спросил Йосаку. - А то я готов поспорить, что почувствовал от неё нечто такое этакое.
   -- Только если ты говоришь про четвертый тип Воли.
   -- Какой ещё четвертый тип? - дружно спросили парни.
   -- Воля Разъяренных Женщин! Воля способная игнорировать не только все другие типы Воли, но и любые силы Фруктовиков. Самый сильный тип Воли на свете! Хотя, в свое время, от Кулаков Любви мне тоже неплохо доставалось.
   -- Луффи ты ведь пошутил? - уточнил Зоро. - Потому что я сам не уверен, что это была всего лишь шутка.
   -- Знаешь, как в народе говорят? В каждой шутке, есть доля шутки... и вообще, давайте поспешим, а то с такой Нами станется уплыть одной, чтобы мы не успели к отправлению Крейга.
   Наверное, нет смысла удивляться, что стоило Зоро услышать подобное предположение, как он припустил вперед быстрее всех. Серьёзно, и кого он, спрашивается, вообще хочет обмануть? Чёртов маньяк! К счастью для парней, Нами не стала угонять их любимое Нечто. Зато девушка ещё целых два дня устраивала Луффи холодный душ, усиленно делая вид, словно его не существует. Не то чтобы это принесло хоть какие-то результаты. Довольный Луффи просто набирался новых впечатлений, явно наслаждаясь столь непривычной холодностью Нами. Да и злиться на поведение Луффи было так же бессмысленно, как злится на погоду - она такая, какая есть. В связи с чем, было более удивительным, что девушка вообще продержалась целых два дня.
   Всю последовавшую неделю, за посещением Орандж-Тауна, Пираты Соломенной Шляпы посвятили тому, что плавали от острова к острову и обменивали свои сокровища на деньги. Золота они успели награбить немерено, а больших городов в округе не было, поэтому приходилось заниматься вот таким вот идиотизмом. В банках мелких городов просто не водилось достаточно денег, чтобы выплатить им несколько сотен миллионов за раз. В свою очередь, Луффи и Нами обменяли большую часть уже имеющихся у них денег, на купюры самого высокого достоинства, чтобы кейсов с деньгами было как можно меньше.
   А ещё через несколько дней Соломенные Шляпы бросили якорь на маленьком, необитаемом острове, расположенном неподалеку от главной базы Дона Крейга. Там, вооружившись самыми лучшими биноклями, которые вообще возможно было купить в Ист Блю, вся команда загрузилась в маленькую лодку и дружно поплыла на разведку. По последней информации переданной Орком, полученной чуть больше суток назад, новые корабли до сих пор продолжали приплывать к базе Крейга.
   -- Восемьдесят девять, девяносто, девяносто один, девяносто два... девяноста два корабля?!! Луффи забудь об этом! - в голосе Нами сквозила ничем неприкрытая паника. -- Мы сейчас же уплываем отсюда! Девяносто два корабля - это почти в два раза больше того, на что ты рассчитывал изначально! Мы такое просто не потянем! Ты только посмотри на размеры некоторых кораблей. На таких махинах плавают сотни людей. Сейчас здесь собралось не пять тысяч пиратов, а все десять! Даже мы не справимся с таким количеством! По две тысячи на человека? Это чистое безумие!
   В чем-то Нами, конечно, была права. Бухта, -- или даже уместнее будет сказать залив, -- изначально рассчитанная на тридцать-сорок свободно заякоренных кораблей, сейчас оказалась набита ими, как их кейсы деньгами. Корабли стояли буквально в притирку друг к другу. Достаточно было кинуть широкую, шестиметровую палку, чтобы без всяких проблем перейти с корабля на корабль. Собственно говоря, так оно и делалось. Практически все заякоренные корабли были соединены в одну сеть, по которым сейчас шныряло несколько сотен носильщиков -- подготовка к будущему походу на Гранд Лайн шла полным ходом.
   -- А ты знаешь, -- произнес Зоро, -- Нами в чем-то права. Откуда столько народу? Десять тысяч человек под командой одного человека? Не слишком ли это круто для пирата, оцененного в жалкие семнадцать миллионов?
   -- Сам подумать не пробовал? - спросил Луффи. - Серьёзно, тебе бы только все убивать и убивать... и убивать, и убивать, и убивать, и убивать, и...
   -- Да понял, я понял!
   -- А в таком количестве народу, в самую первую очередь, виноваты... вам это точно понравится... так вот, в первую очередь, виноваты... мы! Та-дам! Здесь должны быть звуки фанфар, но и их нет. Пичалька.
   -- В каком смысле, виноваты мы? - не понял Джонни, да и на лицах остальных Соломенных Шляп читался похожий вопрос.
   -- Представьте себе ситуацию, когда в море орудует абсолютно беспощадная банда жестоких убийц и воров, что убивает и грабит всех без исключения пиратов, кроме одного. Более того, они не только не трогают его самого, но и никого из его людей! И что тогда остается делать другим, бедным, несчастным пиратам, которых совершенно безнаказанно терроризируют эти бесчеловечные убийцы и грабители? Ответ очевиден, не правда ли? Нужно встать под флаг того, кого они не трогают!
   -- Банда жестоких убийц и воров... Бесчеловечные убийцы и грабители... -- эхом повторил Джонни слова Луффи.
   -- Мы убиваем и грабим пиратов, так почему это все прозвучало так, словно мы реально самые плохие парни во всей округе? - с неприкрытой обидой в голосе, спросил Йосаку.
   -- И что значит представьте себе? - раздраженно посмотрел Зоро на Луффи. -- Все так и есть на самом деле!
   -- Мне кажется, я села не на тот корабль, -- обхватив пальцами переносицу, прикрыла глаза Нами. Подобный жест уже довольно давно успел войти у девушки в привычку. Она просто не могла как-то иначе переваривать творящийся вокруг неё идиотизм.
   -- Результат наших действий вы видите перед собой, -- закончил Луффи, руками указав на столпотворение кораблей, как обычно, полностью проигнорировав все сказанное его семьей.
   -- Получается, здесь сейчас собралось порядка десяти тысяч слабаков, пять тысяч из которых ещё и трусы? - уточнил Зоро. -- Я уже начинаю скучать.
   -- Скучно не скучно, но нам надо возвращаться, -- ответил Луффи. - Выступим часов через пять, поэтому мне нужно подготовиться.
   -- Через пять часов? - переспросил Джонни. -- Это будет... три часа ночи? Хочешь атаковать их, когда они все будут спать?
   -- Да, -- кивнул Луффи. - Начнем с самых крайних кораблей, чтобы потом, проснувшийся народ, не смог разбежаться по всему Ист Блю. Ты и Йосаку пойдете через центр, я возьму на себя правую сторону, а Зоро левую.
   -- А я? - посмотрела на него Нами.
   -- А с тобой мы на острове поговорим... беритесь за весла, поплыли обратно.
   -- Так все-таки, что со мной? - первым делом спросила Нами, когда все они собирались на кухне Нечто, для перекуса.
   -- С тобой ничего, -- разом откусывая половину от своего далеко немаленького бутерброда, из колбасы с ветчиной и куска жареного мяса, ответил Луффи. - Ты останешься здесь, и будешь спать, читать, или что ты там захочешь делать.
   -- ...Что? - спросила порядком шокированная девушка, да и остальные посмотрели на Луффи с явным удивлением. всё-таки они уже все как-то успели привыкнуть к "суровой любви" их капитана. Он всегда заставлял их сражаться самих, и никогда никому не позволял отлынивать.
   -- Нами, ты и в самом деле думала, что я позволю тебе участвовать в чем-то подобном? -- закатил глаза Луффи. -- Ты смерть не любишь, а там не будет ничего кроме смерти. Зоро натуральный маньяк, я не раз об этом говорил, и ещё не раз буду говорить... да ты посмотри на него, он уже даже возражать перестал!
   -- Можно подумать, в этом есть хоть какой-то смысл, -- недовольно пробурчал себе под нос Зоро, вяло ковыряясь вилкой в своей тарелке.
   -- Рю и Йосаку хоть и не маньяки вроде Зоро, но смерть их не волнует. Они сами изначально выбрали профессию, где они убивали, но где и их могли убить. А уж после года, проведенного со мной и Зоро, смерть стала для них повседневной обыденностью.
   -- Вот уж что верно, то верно, -- как и Зоро, пробурчал себе под нос Джонни.
   -- Однако ты Нами отличаешься от нас всех. Ты даже в качестве своего оружия выбрала шест, а не меч, кинжал или пистолет. Шест - это не оружие убийства. Шест, прежде всего, используется для собственной защиты. И хотя им вполне можно убивать, что ты неоднократно делала сама, люди, использующие в качестве своего основного оружия шесты и посохи, имеют вполне определенный склад ума. Такие люди, прежде всего, стремятся защищать. Будь на кон поставлена жизнь твоей сестры и деревни, и тогда бы Зоро пришлось сильно постараться, чтобы ему достался хоть кто-то из пиратов Крейга. Но убивать ради какой-то репутации? Нет, Нами, ради таких вещей я тебе сам не позволю никого убивать. Несмотря на все, что с тобой произошло, а, скорее всего, именно благодаря тому, что с тобой произошло, твоя душа и разум все ещё чисты. И я хочу, чтобы они такими оставались как можно дольше. Но если я сегодня возьму тебя с собой в битву, ты навсегда потеряешь чистоту, как своего разума, так и своей души. Бессмысленные убийства вообще не для женщин, и особенно не для таких женщин как ты. Так что, когда мы уплывем, ложись-ка ты спать, а к тому времени, когда ты проснешься, все уже закончится. Часам к десяти утра, я тебе обязательно позвоню.
   Повисло продолжительное молчание, но не тягостное, а какое-то умиротворенное. Слова Луффи никого не оставили равнодушными.
   -- Ладно, перекусили, а теперь мне нужно приодеться! - спустя некоторое время, встал из-за стола Луффи. - Не волнуйтесь, я быстро! -- направился он к "Деревянному Ящику". - Я уже все подготовил, осталось только надеть, сейчас зацените мою маскировку. Но могу сразу гарантировать, что меня в ней никто не узнает! - крикнул парень напоследок, скрывшись за дверью в "Ящик".
   -- ...Он ведь сейчас это сделает, да? - ни к кому конкретно не обращаясь, убито спросил Джонни.
   -- Напрочь уничтожит все, только что им заработанное уважение? - без надобности уточнил Йосаку усталым голосом.
   -- У меня от его слов комок в горле встал, ещё бы чуть-чуть и я бы просто расплакалась, -- призналась Нами. - Он раньше никогда такого со мной не проделывал, поэтому...
   -- Поэтому сейчас он выкинет что-то по-настоящему ужасное, -- закончил за неё поморщившийся Зоро.
   Нами, Джонни и Йосаку сочувственно посмотрели на мечника.
   -- Если судить по его словам, то больше всего достанется именно тебе, -- произнес Джонни.
   -- Может, уж постараешься в этот раз как-нибудь сдержаться, а? - с надеждой спросил Йосаку. - Мы ведь о Луффи-аники здесь говорим, злится на него совершенно бессмысленно.
   -- Я попробую, -- неуверенно пообещал Зоро. - всё-таки я с Луффи дольше всех, да и достает он меня больше всех, поэтому кое-какую устойчивость я выработать уже успел, -- добавил мечник, но его слова прозвучали так, словно он, прежде всего, пытался убедить в их правдивости самого себя. И пытался он убедить себя ровно до того самого момента, пока Луффи не показался из "Деревянного Ящика", только был это уже не Луффи, а "Зорри", поэтому у зеленоволосого парня изначально не было никаких шансов сдержаться.
   В этот раз Луффи действительно превзошел самого себя. Стоило только Нами увидеть его "маскировку", как вся девушка буквально ужалась в размере. Подобрав под себя ноги, она практически свернулась клубком на том самом стуле, на котором сидела. Закрыв одной рукой свои глаза, другой Нами обхватила свою голову, силясь заткнуть сразу оба уха, чтобы не услышать и не увидеть ничего, из того, что неминуемо должно было последовать дальше. Джонни и Йосаку замерли. Просто замерли. И они побелели до такой степени, что их можно было спутать с восковыми фигурами, да и цвет лица как раз подходил. А вот Зоро действительно отреагировал спокойнее всех. Он за один присест допил оставшееся саке в бутылке, после чего начал неторопливо готовиться к бою, который, без всяких сомнений, должен был стать последним в жизни либо его капитана, либо его самого.
   -- Оцените мою маскировку, народ! - раздался радостный голос Луффи. - Как вам она? А? А? Эй, ну что вы все молчите? Нравится или нет? Я, между прочим, старался! И зацените сюда... Oni Giri (Резак Демона)!!! Я легендарный Зорри "Три Вантуза" и я непобедим!
   Команда несколько дней гадала, зачем Луффи, в последнем городе, накупил всякой, откровенной фигни, и чем он занимался по ночам, когда закрывался в "Железном Ящике", но теперь все стало на свои места. Из зеленной мишуры он сделал себе парик. Из трех темно-зеленых мешков он сделал себе непередаваемо ужасно выглядевший халат. Оранжевые рейтузы, подпоясанные обрывком какого-то провода, и зеленые болотники на ногах, доходящие до самых бедер. Через грудь и живот Луффи проходил толстый шрам, как у Зоро, но нарисованный черным маркером. Вместо лица у парня красовался белый, картонный лист, на котором, все тем же маркером, была нарисована противная, усмехающаяся морда, с легко узнаваемым шрамом на левом глазу. В зубах парень зажимал покрашенный в белый цвет вантуз, а ещё два черных вантуза он держал в руках. На шее Луффи болталась небольшая картонка, которая сообщала всем желающим, что он Зорри "Три Вантуза". Заодно стало понятно, зачем парню, пару дней назад, столь неожиданно потребовались резинки от трусов: и маска на лице, и табличка на шее, держались на легко узнаваемых, белых полосках.
   Пока Луффи идиотничал, старательно изображая все известные ему атаки Зоро, мечник закончил приготовления. Он развязал на своем плече черную бандану и завязал её на своей голове, чего при Нами, Джонни и Йосаку ещё не делал никогда. Потом он подтянул свой пояс, вынул руки из рукавов своего халата, полностью оголив свой торс, а затем, вытянув одну из своих катан, пристроил её на пояс с другой стороны, после чего, расставив ноги пошире, взялся за рукояти мечей.
   -- Sanvantuz Ogi: Sanzen Sekai (Секретная Техника Стиля Трех Вантузов: Три Тысячи Миров)!!! Муха-ха-ха! - расхохотался Луффи. - Это даже круче чем я думал, уверен, такая маскировка обязательно одура...
   -- Nitoryu Iai: Rashomon (Стиль Двух Мечей Искусство Убийства Мгновенно Выхваченным Мечом: Врата Вечной Жизни)! - раздался совершенно спокойный голос Зоро, в нем не было ни злости, ни раздражения... но не была и покоя или усталости... в нем не было ничего. Ноль эмоций. Состояние между Жизнью и Смертью.
   Атака, в исполнении Зоро, способная за один раз разрубить пополам небольшой остров, прошла через все Нечто, как проходит раскаленный нож сквозь подтаявшее масло. Разрезав пополам мачту, доски, брусья, лодки, весь "Деревянный Ящик", воду под Нечто, и дно. Атака оказалась столь мощной, что на несколько секунд воды, на расстояние порядка пары сотен метров, просто разошлись в стороны, открывая вид на разрубленное дно и целую кучу различной, разрубленной пополам, водной живности. Затем воды сошлись обратно, мачты рухнули в разные стороны, а, разрубленный пополам, "Деревянный Ящик" начал медленно тонуть, постепенно заваливаясь к месту разреза.
   Совершенно невредимый, но несколько озадаченный подобным поворотом событий Луффи, вдоволь насмотревшись на учиненные Зоро разрушения, перевел взгляд на мечника.
   -- И на чем мы теперь будем плавать? - спросил озадаченный парень у Зоро. Однако, в светящемся багровым светом, глазе мечника, признаков разума не наблюдалось. - Не ценишь ты хороших шуток, -- обиженно надул губы Луффи, но из-за маски на лице, никто этого так и не увидел.
   Зоро ответил так, как ему и полагалось:
   -- Sanbyakurokuju Pound Ho (360 Фунтовая Пушка)!
   Все, что не успело ещё утонуть, и не было разрублено первой атакой, мгновенно оказалось уничтожено. Если не считать Луффи. Уже через мгновение парень стоял на песчаном берегу, а ещё через одно, довольно хохоча, скрылся в прибрежном лесу. Естественно, Зоро незамедлительно последовал за ним. И только оставшиеся на остатках Нечто Джонни, Йосаку, и Нами принялись в панике спасать все, что ещё могли успеть спасти.
  

Глава 8

Демоны Ист Блю

   -- Дан-да-да-да-дан-да-да-да-дан-дан-дан-дан...
   -- Луффи-аники, зачем было нападать в три часа ночи, если ты все равно не собирался устраивать внезапное нападение?!! - едва ли не в отчаянии воскликнул Джонни, когда, метров за пятьсот до ближайшего к ним корабля, Луффи достал рупор и начал... начал... в общем, начал во все горло да-да-да-данкать в рупор. - И не ты ли говорил, что мы не должны дать им разбежаться?!!
   Все-таки жизнь штука действительно непредсказуемая. Всего полтора года назад, свободные, никому не подчиняющиеся, Джонни и Йосаку занимались охотой на разных мелких сошек, и редко когда получали в награду больше ста тысяч белли. Появление на горизонте пиратов или бандитов, чьи головы были оценены больше, чем в миллион белли, заставляло их изрядно нервничать. Как заставляли нервничать и любые потенциальные схватки, превосходящие формат "два на одного" или "два против двух". Охотниками за вознаграждениями Джонни и Йосаку хотели стать с самого своего детства, поэтому можно уверенно говорить, что вся их жизнь, до роковой встречи с Зоро, -- или все же правильнее будет сказать роковой встречи с Луффи? -- была умеренной и предсказуемой. А что теперь? Теперь оба парня следовали за своим однозначно безумным капитаном, могли использовать десятитысячные купюры в качестве своих носовых платков и считали вполне нормальной ситуацию, когда четыре человека нападают на десять тысяч пиратов.
   -- Дан-да-да-да-дан... -- продолжал, как ни в чем не бывало, орать в рупор Луффи.
   Ни Джонни, ни Йосаку понятия не имели, что конкретно означал повторяемый их капитаном мотив, но его голос буквально звенел от восторга.
   -- Всегда хотел такое проделать! -- перестав голосить, обернулся Луффи к Джонни и Йосаку, что сидя позади него, усиленно работали веслами. -- Хорошо, что Нами нашла рупор, а то я знать не знал, что он у нас есть! Если бы не она, то нам бы так и пришлось нападать тайком, словно каким-то идиотам, потому что орать без рупора было бы совсем не круто.
   Откровенно говоря, когда Джонни, Йосаку и Нами принялись спасать вещи из наполовину потонувшего-разрезанного-взорванного Нечто, они нашли не только рупор. Привычка тащить с пиратских кораблей все, что им понравилось, имела вполне себе определенные последствия - никто из них знать не знал, сколько на самом деле всякой всячины хранилось в "Деревянном Ящике". И большая часть этой всячины, представляла собой такую невообразимую хрень, что вставал вопрос: кому вообще пришло в голове притащить на Нечто ту или иную вещь? Отобранный у Нами рупор, -- через который, надо заметить, девушка и принялась орать на Луффи, когда он вернулся вместе с Зоро, -- был хотя бы полезным... если бы Луффи не решил использовать его для того, чтобы известить большую часть флотилии Крейга об их прибытии.
   -- Но не волнуйтесь, -- продолжил Луффи, -- люди, нападающие под "Полет Валькирии" всегда выигрывают, потому что божественно круты и нереально пафосны. Это как чит-код на неуязвимость! Так что давайте, подпевайте! Дан-да-да-да-дан...
   Видя как, по мере их приближения, на окружающих кораблях, появляется все больше и больше светящихся огоньков, выражение лица Джонни делалось все более и более печальными.
   -- В такие моменты мне реально стыдно называть его своим капитаном, -- тяжело вздохнув, признался Джонни. - И вообще, как ему самому не стыдно? Он выглядит как полный идиот! - говорить шепотом, когда рядом, в полный голос и в рупор, орал Луффи, было довольно сложно, но парень справлялся.
   -- Потому что, как бы он не выглядел, Луффи-аники до абсурда сильный, -- заметил Йосаку, который, в отличие от своего друга, относился ко всему происходящему с чувством легкого фатализма. В печаль, конечно, поведение своего капитана его вгоняло, но не так сильно, как Джонни. - К тому же, я стараюсь думать об этом так: какой ещё капитан, нападая на целый пиратский флот вчетвером, может превратить это в сплошное для себя развлечение? В Ист Блю таких больше точно нет.
   -- Знаешь, если посмотреть на ситуацию под таким углом, то наш капитан, и мы сами... слушай, да мы реально крутые! В смысле, мы ведь собираемся сражаться с десятью тысячами пиратов, и не в безнадежном сражении, а в схватке, которую мы изначально считаем выигранной!
   -- А я о чем говорю? Так что давай, подпевай... дан-да-да-да-дан...
   -- Молодец Йосаку! - тут же последовала похвала от Луффи. - Рю, ты тоже не сачкуй!
   -- Угх... мы и, правда, будем это делать? Ох... ладно... чёрт с вами... дан-да-да-да-дан...
   -- Так держать парни! Зоро, а как насчёт тебя? - пару раз ударил пяткой по мечнику, на котором парень и стоял все это время. -- Кляп или не кляп, тоже подпевай! Чем больше голосов, тем круче это выглядит и слушается! И вообще, отныне "Полет Валькирии" считается боевой песней нашей семьи! Дан-да-да-да-дан...
   Джонни и Йосаку, не переставая "даданкать" в такт Луффи, немного опасливо посмотрели на ещё одного их "Аники". Зоро лежал в носовой части лодки и походил на закуклившуюся гусеницу - настолько плотно он был укутан в усиленные Волей Луффи цепи. Рот Зоро затыкал кляп, сделанный из его же черной банданы. Мечник лежал на животе, на его спине стоял восторженного "даданкающий" в рупор Луффи, а сам Зоро, чуть повернув голову, не спускал свого немигающего взгляда с Луффи. Прошло уже несколько часов, но жуткое, нечеловеческое, красное свечение из глаза Зоро так и не спешило никуда уходить. Луффи, что неудивительно, это ничуть не волновало.
   К тому моменту, когда до ближайшего корабля осталось плыть метров тридцать, на их маленькую лодку оказалось направленно целых три прожектора, а на самих кораблях столпилось несколько тысяч крайне недовольных ночной побудкой пиратов. Недовольный гул стоял до небес, как и призывы немедленно разобраться "с этими идиотами".
   За двадцать метров до корабля, Луффи перестал "даданкать" в свой рупор, и дал знак рукой Джонни и Йосаку, чтобы они тоже замолчали и сушили весла.
   -- Здравствуйте, здравствуйте! - снова поднеся рупор ко рту, заговорил парень. - Говорит Луффи... ан, нет-нет! С вами говорит Зорри! Повторяю Зорри, не Луффи! Все запомнили? И так, с вами говорит Зорри!
   -- Да убейте его уже кто-нибудь, я спать хочу!!!
   -- Итак, у меня есть к вам деловое предложение! Я предлагаю вам всем незамедлительно сдаться, а затем тихо-смирно дождаться уже давно вызванных кораблей дозора, и тогда я вам обещаю, что никто сегодня не умрет и не пострадает! Зорри реально отвечает!
   -- ...БВАХА-ХА-ХА-ХА!!! - раздался оглушительный хохот нескольких тысяч пиратов. Если к этой минуте ещё хоть кто-нибудь спал, то теперь он уже точно проснулся.
   -- Луффи-аники, ты ведь не думал, что они и в самом деле сдадутся? - с сомнением спросил Джонни. С сомнением, потому что с Луффи никогда и ни в чем нельзя было быть уверенным на все сто процентов.
   -- Сдадутся? Конечно, нет! Но теперь ни дозорные, ни небесная канцелярия, не смогут обвинить нас в бессмысленном геноциде людей. В ответ на любые их обвинения мы всегда сможем сказать, что предлагали пиратам выбор... Кстати, маленькое изменение в планах. Йосаку, ты, как и раньше, нападаешь по центру и двигаешься в сторону базы Крейга на берегу. Если окажешься там первым, то тогда не останавливайся и на саму базу нападай.
   -- Понял.
   -- Рю, а вот ты поможешь мне утопить все крайние корабли. Я и Зоро пойдем влево, а ты вправо. Когда закончишь топить все крайние корабли, начинай топить и все остальные. Не один корабль не должен остаться уцелевшим!
   -- И что, мы вот так вот просто упустим случай заработать? - не поверил своим ушам Джонни.
   -- Сегодня мы работаем не на деньги, а на репутацию, поэтому забудьте о деньгах... угх... нет, о деньгах не забывайте, просто... просто мы вернем все деньги потом... когда-нибудь... с помощью репутации... да, именно с помощью заработанной репутации! Думайте о сегодняшней битве, как об инвестициях в наше будущее! Нам обязательно как-нибудь компенсируется эта битва в будущем... золото найдем... много... целый город... о золотом городе слышали? Вот его обязательно и найдем... или изумрудный... или бриллиантовый... короче, какой-нибудь мы точно найдем! А если не найдем, то тогда ограбим...
   -- Все-все! - примирительно поднял руки Джонни. - Я все понял, понял! - стал он делать успокаивающие жесты руками. - Сегодня мы не теряем деньга, а инвестируем! Потом мы обязательно получим ещё больше!
   -- Да, обязательно! -- сжав руку в кулак, веско произнес Луффи. - Обязательно!
   Джонни и Йосаку дружно перевели дух. Они были уверены, что ещё бы чуть-чуть и вечная жажда денег их капитана победила бы его же здравый (?) смысл, из-за чего их жизни мгновенно бы усложнились на порядок, а то и на все два порядка.
   -- Ладно, все запомнили, что им делать? Отлично! Тогда я засылаю Зоро.
   -- Засылаешь Зоро? - хором переспросили Джонни и Йосаку, искренне полагая, что им это только послышалось.
   И хотя маска на Луффи скрывала его лицо, парни были абсолютно точно уверены, что, в ответ на их вопрос, он послал им довольную улыбку. А затем Луффи подхватил лежащего под его ногами Зоро за цепи, и, сделав резкий оборот, кинул мечника вверх, в сторону кораблей, с такой силы, что их лодка едва не ушла под воду. Зато Зоро улетел со скоростью пушечного ядра. Верхняя точка его полета оказалась метров на тридцать выше флагштоков, самых больших из всех собранных здесь кораблей.
   Стоящие на палубах пираты, дружно задрав головы, ошеломленными взглядами уставились на "летающего" Зоро.
   -- Так-с, пора и мне сваливать, а то, чует мое капитанское сердечко, что на пиратов ему сейчас будет пофиг, -- произнес Луффи, после чего Джонни и Йосаку вновь пришлось хвататься за борта лодки, чтобы не упасть в воду, когда их капитан, одним мощным прыжком, оказался на палубе ближайшего к ним пиратского корабля.
   -- Здравствуйте ещё раз! - приподнял руку Луффи, продолжая улыбаться... хотя никто этого все равно не мог увидеть. - Заранее извиняюсь, но вон тот вот монстр, -- Луффи указал пальцем в небо, -- сейчас вас всех убьет. Надо было вам сдаваться, ребята.
   И действительно. Едва Зоро оказался в самой верхней точке своего полета, как сковывающие его цепи мгновенно разлетелись в разные стороны. Затем, уже начав падать, он вынул изо рта свою бандану, резко её встряхнул от собственных слюней, после чего быстро и умело повязал обратно на голову. Светящийся багровым светом глаз мечника, стремительно оглядел корабль под собой. Безошибочно найдя Луффи, беспечно стоящего прямо посреди плотной группы пиратов, Зоро взялся за свои мечи. Предсказание "Зорри" тут же сбылось. Смертоносный вихрь рухнул на корабль с силой божественной кары. Все стоявшие на палубе пираты мгновенное оказались убиты, а парой секунд спустя техникой мечника в клочья разорвало и сам корабль. И только Луффи избежал смертоносной атаки, просто перепрыгнув на следующий корабль.
   Зеленоволосый мечник и не думал останавливаться.
   Главная мачта от уничтоженного им корабля, попавшая в этакое "око бури", осталась неповрежденной, но она была подброшена высоко вверх. Вот Зоро её и использовал в качестве опоры для ног, чтобы усилить свою следующую технику. Однако в этот раз Луффи не стал её избегать. Схватив белый вантуз с пояса, парень взялся за него двумя руками на манер бейсбольной биты. Дождавшись, когда Зоро запустит в него очередную дистанционную технику, Луффи, напитав вантуз Волей Усиления до предела, шарахнул вантузом по технике мечника, отправляя широкую светло-синюю полосу в сторону от себя.
   -- Обалдеть! -- прокомментировал Луффи, посмотрев, как отбитая им техника Зоро, прошлась по окружающим его пиратам словно огромная коса Смерти. И не только по пиратам. Все мачты и надстройки оказались перерублены начисто. Одна единственная атака мечника заставила навсегда замолчать пятьдесят четыре "голоса" разом.
   Здесь Луффи вновь пришлось перепрыгивать на другой корабль. Третья по счёту техника Зоро не только начисто перерубила пополам корабль, в том самом месте, где буквально мгновением назад стоял Луффи, но и утянула его за собой под воду. Средний по размерам галеон, казалось, был утянут на дно бухты каким-то огромным, морским чудовищем, настолько быстро это произошло.
   Следующая атака последовала только после того, как Зоро приземлился на палубу, но последовала она незамедлительно. Очередная волна энергии, принявшая образ самого настоящего Дракона, пущенная белым мечом Зоро, прошлась сразу по нескольким кораблям, поджигая, уничтожая и убивая все на своем пути. Пятая атака мечника потопила и тот корабль, на котором он сам стоял, и тот, на который перепрыгнул Луффи, уходя от запущенного Зоро дракона.
   А вокруг стояла паника:
   -- Убейте их, убейте!!!
   -- Стреляйте, да стреляйте же по ним!!!
   И пираты нападали, и пираты стреляли, но Зоро и Луффи не обращали на них никакого внимания. Зеленоволосый мечник был слишком сильно занят убийством своего капитана, а капитан старательным перенаправление атак своего первого помощника. Дистанционные атаки мечника, если не топили корабли, то за раз выкашивали десятки человек. Всего через пять минут с начала боя, Зоро, своими атаками, убил около полутысячи человек, -- конечно, не без помощи Луффи, который умудрился перенаправить немало атак мечника именно на людей, -- полностью потопил семь кораблей и ещё пять оказались либо сильно поврежденными, либо подожженными, либо и поврежденными, и подожженными.
   А затем Луффи, оказавшийся прямо напротив Зоро, после того как они дружно перебили всех находящихся на палубе пиратов, увидел, как мечник расположил свои мечи весьма характерным образом. Характерным, а потому отлично знакомом Луффи. Да и как вообще можно забыть тот момент, когда ты видишь, как у твоего первого помощника становится на две головы и четыре руки больше?
   -- Kiki Kyutoryu: Asura (Аура Демона: Стиль Девяти Мечей Асуры)!
   -- Пипец! - вынес свой вердикт Луффи, когда понял, что сейчас проделает Зоро, а затем действительно приложил усилия, чтобы убраться с того места, где он только что стоял. Из всего известного Луффи арсенала техник Зоро, парень откровенно опасался только одной, и именно её мечник сейчас и собирался использовать. Не прошло и мгновения, как Луффи исчез с того места, где он стоял, как весь мир вокруг затопило яркое сияние, а затем голос Зоро произнес:
   -- Kyutoryu Ogi: Kyuzen Sekai (Секретная Техника Стиля Девяти Мечей: Девять Тысяч Миров)!!!
   Результат техники создавал впечатление, словно кто-то выпустил огромное, полыхающее серебряным огнем, пушечное ядро светло-синего, почти небесного, цвета. Которое уничтожало все на своем пути, а за собой оставляло вакуум, куда мгновение спустя, засасывалось и перемалывалось все, что не до конца было уничтожено самим ядром. Разнеся в щепки десяток кораблей на своем пути, в самом конце, ядро ещё и рвануло, буквально испарив три корабля разом. От одной единственной атаки Зоро, больше шести сотен голосов замолчали навсегда.
   -- Готов смотреть и смотреть на то, как ты применяешь эту технику, -- признался Луффи, стоя рядом с опустившимся на одно колено Зоро. - Да и с прошлого раза она явно подросла в убойной мощи... вернее, ты стал сильнее.
   -- Но она сильно затратная, -- признался тяжело дышащий мечник.
   -- Зоро, настоящий секретный прием и должен быть затратным, -- наставительно произнес Луффи в ответ. - Если ты можешь как сумасшедший спамить свой секретный прием, то он престает быть секретным и становится обычной атакой. Более того, способность спамить свой некогда секретный прием означает, что ты вышел на новый уровень и готов к освоению какого-нибудь другого секретного приема. Это элементарные законы жанра.
   -- Луффи?
   -- Да?
   -- Больше никогда так не шути.
   -- Зорри отвечает!
   -- Я серьёзно, Луффи.
   -- ...Кажется, я только что почувствовал укол вины.
   -- Я серьёзно, Луффи, -- повторил Зоро, и он действительно выглядел максимально серьёзным.
   После непродолжительного молчания, все три вантуза упали на залитую кровью и заваленную трупами палубу, а затем, тяжело вздохнув, Луффи принялся раздеваться. Как оказалось, под свой ужасный типа-халат парень надел небольшой рюкзак, куда и сложил свои обычные шлепанцы, шорты и красную рубашку с коротким рукавом.
   -- Маску не сниму, и не уговаривай, -- переодевшись, произнес Луффи. - Все равно это почти твой реальный портрет.
   -- Мне было бы вполне достаточно, если бы ты бросил белый вантуз и табличку.
   -- Ох, ладно... раз вантузы тебя не устраивают, придется браться за меч... Рю, я смотрю, тоже неплохо веселится, вон как все полыхает... а вот Йосаку что-то у нас как-то подзастрял... и, кстати, вон тот корабль, по-моему, пытается сбежать... ушлые там типы, однако. Мы пока не потопили ещё и половины кораблей, а они уже пытаются удрать.
   -- Не удерут, -- многообещающе произнес поднявшийся на ноги Зоро.
   -- Так держать! Тогда ты иди направо, а я пойду налево.
   -- Понял. Но кто тогда потопит пытающийся уплыть корабль?
   -- ...Зоро, это правая сторона.
   -- ...Понял.
   В свою очередь, Джонни и Йосаку, как и сказал Луффи, действительно неплохо "веселились".
   На пиратский корабль они попали без всяких проблем. Разносящие все вокруг Луффи и Зоро служили отличным прикрытием. Никто даже не обратил внимания на оставшихся в лодке Джонни и Йосаку. Парни, пользуясь временной слепотой пиратов, спокойно подплыли к одному из кораблей, и, понаделав дырок прямо в его корпусе, забрались на борт.
   -- Йосаку, начинай лучше с того корабля, -- ткнул пальцем в сторону Джонни. - Здесь слишком много народу, так что я его просто подорву.
   -- Тогда я пошел, -- кивнул Йосаку.
   Разбежавшись по борту, парень, одним высоким прыжком, перепрыгнул на следующий корабль, приземлившись прямо в центре скопления пиратов. Йосаку, ещё в полете выхвативший из-за спины свои мечи, сходу зарубил двух пиратов, а едва стоило его ногам коснуться досок палубы, как парень тут же закрутил вокруг себя кровавый вихрь смерти. Настолько убойными техниками, какими уничтожал все вокруг Зоро, Йосаку ещё не владел, но и без них он вполне успешно мог сеять вокруг себя смерть и разрушения. Хотя, конечно, с Зоро и Джонни он в этом плане сравниться пока ещё не мог. И если с первым все понятно, то Джонни... с Джонни тоже все было вполне понятно:
   -- Hadoken (Кулак Бушующей Волны)!
   Огненный шар, пробив доски палубы прямо под ногами Джонни, скрылся внутри корабля, чтобы буквально через две секунды взорваться с такой силы, что большую часть судна просто разорвало на куски, а оставшуюся поглотило огнем. Порядка двух сотен пиратов, собравшихся на палубе благодаря "даданканью" Луффи, подкинуло взрывной волной высоко вверх и половине из них не повезло упасть обратно, на охваченные огнем останки судна. Хотя и значительная часть людей, упавших в воду, будучи оглушенными взрывом, так и не всплыла. Однако Джонни к этому моменту уже перепрыгнул на палубу другого корабля и:
   -- Hadoken (Кулак Бушующей Волны)!
   Вторая атака Джонни и её последствия оказались едва ли не абсолютно идентичны первой, включая количество жертв, а затем последовала третья атака, четвертая, пятая... Возможно у Джонни ещё не было техник, позволяющих ему, как Зоро, уничтожать несколько кораблей за раз, но зато он мог, чуть ли не до бесконечности, кидаться своими огненными шарами.
   А затем мир вокруг залило ярким светом, после чего огромное, полыхающее серебряным пламенем, светло-синее ядро, уничтожив на своем пути десяток кораблей, взорвалось с оглушительным грохотом, прямо в центре всей собравшейся здесь флотилии, буквально испарив три судна разом. Зоро, как всегда, показал настоящий мастер-класс, поэтому, чтобы не отстать от него, Джонни принялся с ещё большим энтузиазмом расшвыривать по сторонам свои огненные шары. Конечно, окружающий народ пытался его достать и мечами, и пулями, но если первым он, ударами рук, начисто сносил головы, в полной мере оправдывая свое прозвище, то вторые и вовсе не могли причинить ему вреда - пули на Джонни не действовали. Малоприятно, словно укусы оводов, но, после года в одной команде с Луффи и Зоро, парень на такие вещи даже внимания не обращал.
   Корабли уничтожались, пираты лезли на своих противников словно одержимые, а Зоро, Луффи, Джонни и Йосаку все продолжали их убивать, и убивать, и убивать. И заодно постигать одну простую истину. Дело в том, что когда твоих потенциальных жертв насчитывается более десяти тысяч, процесс убийства, как выяснилось на практике, начинал очень быстро приедаться. Никакого толкового сопротивления пираты оказать не могли. Ни выучки, ни навыков, ни элементарных знаний по тактике и стратегии, ничего. Просто очень много слабых людей, собранных в одном месте. Когда нет никаких трудностей, сражаться становится скучно... а потом пираты, наконец, поняли, кто же на самом деле на них напал.
   Возможно, дело было в темноте или ещё в чем-то, но Соломенных Шляп узнали только минут через двадцать, с начала их атаки. К этому моменту больше половины кораблей оказались либо потоплены, либо приведены в полную негодность - далеко ли можно уплыть на огненном шаре или двух кое-как держащихся друг с другом половинках? Йосаку стал единственный, кто не потопил ни одного корабля, но зато он вполне успешно играл с местными пиратами в Царя Горы. За двадцать минут Йосаку фактически не сдвинулся с места, зато пиратов перебил столько... в общем Царь Горы он и есть Царь Горы. Но вскоре Йосаку все же смог начать продвигаться вперед, по направлению к берегу.
   Пираты, прежде лезшие в бой без всякого страха, постепенно начинали действовать все осторожнее и осторожнее, а вскоре их осторожность и вовсе стала отступать под натиском постепенно накатывающего на них чувства страха. И вполне можно было понять почему. Йосаку, в буквальном смысле, стоящий на горе трупов, никак не способствовал проявлению энтузиазма... да и вся обстановка вокруг тоже. Темнота, освещаемая заревом от многочисленных горящих кораблей, крики боли и паники, постоянные взрывы, непрекращающийся треск и грохот, призывы о помощи, раздающиеся едва ли не со всех сторон. Ад. Казалось, что вся собранная флотилия Дона Крейга угодила прямиком в Ад. И вот тут-то и зазвучали первые испуганные возгласы, истерично пытающиеся вызнать о том, кто на них всех напал.
   Весь рисунок "боя" моментально изменился.
   Если сначала пираты просто хотели как можно быстрее избавиться от напавших на них людей, то теперь они стали стараться понять, против кого же именно они сражаются. И едва пираты задались такой целью, как почти с ходу был опознан один из Пиратов Соломенной Шляпы. Учитывая его известность и весьма характерный способ сражения, то было удивительно, что его не опознали раньше:
   -- "Убийца Пиратов"!!! - в определенный момент раздался полный ужаса крик. -- Это "Убийца Пиратов"!!!
   Стоило одному из пиратов узнать Зоро, как остальные немедленно идентифицировали Джонни и Йосаку:
   -- "Мясник"!!! Это "Мясник" Йосаку!!!
   -- Корабли взрывает Джонни!!! "Отрыватель Голов" Джонни!!!
   -- "УБИЙЦЫ ПИРАТОВ"!!! НА НАС НАПАЛИ "УБИЙЦЫ ПИРАТОВ"!!!
   Учитывая, чем конкретно занимались Шляпы последние пару лет, совсем неудивительно, что они умудрились заработать прозвище для всей их семьи. Способ заработка денег и Зоро, который всем Ист Блю считался самым главным в команде охотников, предопределили прозвище Соломенных Шляп. И прозвище очень и очень известное. Уже говорилось про панику среди пиратов? Ха! Как говорится: "Познайте разницу!". После того, как прозвучало сокровенное "Убийцы Пиратов", вот тогда и только тогда началась реальная паника.
   Если раньше люди усиленно прорывались к местам боя на кораблях, то после заветных слов, начался самый натуральный массовый побег... или попытался начаться. Палки, брошенные между кораблями, несмотря на свою толщину и длину, имели очень серьёзные ограничения на вес и пропускную способность. И все эти ограничения вмиг оказались нарушены, когда большая часть пиратов разом решила сойти на берег, и сойти незамедлительно. Народ начал десятками валиться в воду. А тут ещё Зоро, Джонни и Луффи, которые и не собирались прекращать своих атак. Заодно Йосаку, наконец получивший возможность быстро продвигаться дальше, принялся с энтузиазмом преследовать убегающих от него пиратов - хоть какое-то разнообразие. Правда, находились и такие, кто, несмотря на панику остальных, пытался с ним сражаться, но идиоты обычно умирали ещё быстрее тех, кто убегал... этих сначала надо было догнать. И он их догонял, и рубил, и опять догонял, и опять рубил. И так продолжалось ровно до тех пор, пока Йосаку, не зарубив очередного пирата, не обнаружил себя стоящим на широком, деревянном пирсе, буквально в двух шагах от берега. Вполне понятно, что, в какой-то определенный момент, он сбежал с корабля вслед за группой пиратов, но даже не заметил этого. И теперь он стоял на пирсе, возле самого берега... берега, на котором он и умер.
   -- О! - только и успел сказать парень, когда обнаружил, что на него одновременно направленно несколько сотен стволов.
   -- ОГОНЬ!!! - раздался громогласный рев того, кого Йосаку мгновенно опознал как Дона Крейга, из-за его позолоченных доспехов, отлично отражающих свет от огня.
   Парень даже не успел подумать о побеге, -- да и куда ему было бежать на полностью открытом пространстве? - когда в его тело, с силой огромного молота, ударило несколько сотен пуль разом. Удар оказался настолько силен, что Йосаку оторвало от земли и откинуло далеко назад, где он, упав, проскользил ещё несколько метров по доскам, пока не уткнулся в тело пирата, ранее убитого им самим. Одна рука Йосаку оказалась практически оторвана, весь рот и горло превратились в кровавое месиво, парню снесли половину черепа, а единственный уцелевший глаз стеклянно уставился в ночное небо. Это была мгновенная смерть. Десятью секундами позже, на пирс, рядом с телом Йосаку, приземлился Джонни, а за его спиной, с оглушительным грохотом, в огненной вспышке, исчез очередной уничтоженный им корабль.
   Посмотрев на неподвижное, залитое кровью, изувеченное тело своего давнего друга, Джонни медленно перевел свой взгляд на берег, а главное на собравшуюся на этом берегу армию. И пусть эта была армия, состоящая из одних пиратов, армия есть армия. Благодаря тому, что песчаный берег почти сразу переходил в небольшую гору, на вершине которой и располагалась главная база Дона Крейга, Джонни смог увидеть разом все собранные пиратом силы. Около пяти тысяч человек с мечами, а перед ними порядка пятисот стрелков, расположенных Доном в два ряда. Передний ряд стоял на одном колене, а второй ряд сразу за ними, в полный рост. Джонни находился достаточно далеко, поэтому Крейг не спешил отдавать команду "огонь". Тогда парень, бросив ещё один взгляд на мертвое тело своего друга, медленно двинулся вперед, прямо на Дона Крейга и несколько тысяч его людей.
   -- ОГОНЬ!!!
   Вот только, в отличие от Йосаку, Джонни вовсе не умер. Одновременный удар сотен пуль лишь заставил его немного сбиться с шага и ничего более. Если бы на берегу было достаточно света, то все собравшиеся пираты смогли бы увидеть, как кожа на руках и лице Джонни начинает постепенно краснеть и изменяться, превращаясь в чешую. Зато все они вполне смогли оценить изменившийся взгляд парня - вокруг по-кошачьи вытянутого зрачка запылал самый натуральный огонь. В ночной темноте, на фоне зарева от охваченной огнем флотилии, взгляд Джонни мгновенно заставил взмокнуть спины едва ли не всех, кто его увидел.
   -- ОГОНЬ!!! - раздался очередной приказ Дона Крейга.
   Пираты послушно выстрелили, но, будучи буквально заворожены взглядом Джонни, в этот раз их стрельба зазвучала немного в разнобой, поэтому парень даже не сбился со своего шага.
   -- Всем стрелкам назад! - прозвучал новый приказ Дона. - Всем мечникам вперед! Убейте этого ублюдка!
   Стрелки, шустро и с нескрываемым облегчением, отступили назад, за спины своих товарищей, а вот мечники, по большей части, наоборот вышли вперед медленно и с нескрываемым опасением. Половина мечников-пиратов принадлежала к тем, кто сбежал на берег со своих кораблей, поэтому никто из этой половины не горел желанием, сражаться с Джонни несмотря ни на какое свое численное преимущество. Другая половина людей Крейга состояла из пиратов, которых Дон прихватил с собой из базы, поэтому они чувствовали себя немного увереннее. Но только немного. Полыхающий до небес флот, и леденящие душу крики, раненных или сгорающих заживо людей, никак не способствовали проявлению отваги. И только тот факт, что они без особых трудностей смогли убить одного из известных на все Ист Блю охотников, позволял пиратам чувствовать хоть какую-то уверенность. Но и она оказалась изрядно поколеблена нечеловеческим взглядом Джонни, а потом и вовсе разбита вдребезги, когда парень, за пятнадцать метров до первой линии мечников, остановился и, набрав полную грудь воздуха, произнес:
   -- Karyu no Hoko (Рев Огненного Дракона)!!!
   Ужасающая по силе огненная волна, выдохнутая Джонни в сторону пиратов, мгновенно смела и сожгла несколько сотен из них, а ещё несколько сотен получили сильнейшие ожоги -- плотное построение сыграло с пиратами злую шутку.
   Раздавшийся вой людей заставил Джонни заметно поморщиться, как и запах от обугленных тел -- иногда обладание усиленными чувствами, оборачивалось против него. И хотя он давно уже успел привыкнуть к таким вещам, приятного во всем этом было... да, ничего не было в этом приятного. Именно поэтому Джонни не очень любил использовать свои огненные техники, когда он сражался с людьми. Непосредственно против людей, парень предпочитал драться голыми руками и ногами, без всякого огня. Однако, когда счет твоим противникам идет на тысячи, становится не до капризов.
   В следующее мгновение Джонни пришлось резко отпрыгивать в сторону, избегая удара кулака в железной перчатке, покрытого алмазами.
   -- Сила Дьявольского Фрукта... неудивительно, что о вашей нечеловеческой силе говорят во всем Ист Блю.
   Джонни чуть склонил голову на бок, разглядывая замершего напротив него Дона Крейга, ничуть не пострадавшего от его огненной атаки, хотя он и находился едва ли не в её эпицентре. Лишь слегка дымящийся плащ говорил о том, что Дона вообще зацепило огнем. А вот его позолоченные доспехи, продолжали сиять в ночи как новенькие.
   -- Дело не во фрукте, -- ответил ему Джонни. - Зачастую, фрукт сам по себе мало что значит, если он не логия, но даже в таком случае многое будет зависеть от съевшего его человека, -- и хотя было трудно говорить, когда рядом воют и кричат от боли десятки людей, парень просто не смог промолчать. Возможно, все дело было в Луффи? Он практически никогда не затыкался сам, поэтому не давал молчать и другим. -- Как говорит мой капитан, фруктовики, ограничивающиеся лишь силой своего фрукта, -- это мертвые фруктовики. Я достаточно силен и без силы своего фрукта, мой капитан и его первый помощник позаботились об этом лично.
   -- Хе! Однако, в конечном итоге, жив ты сейчас только благодаря силе своего фрукта, -- Крейг растянул свою противную рожу в наглой улыбке. -- Если бы твой друг так же владел силой фрукта, он бы не умер.
   -- Знаешь, я нахожу забавным, что ты сказал об этом именно сейчас, -- слегка усмехнулся Джонни.
   И это действительно было так. Почему? Потому что всего мгновением спустя, прямо рядом с Крейгом, словно из воздуха, появился до нельзя раздраженный Йосаку. И о степени его раздражения можно было судить хотя бы исходя из того, что он не стал сходу пытаться разрубить Дона на части, а ограничился чудовищным по силе ударом ноги в голову Крейга... удар, который оказался блокированным рукой Дона. И, тем не менее, силы удара Йосаку оказалась вполне достаточно, чтобы отправить массивную фигуру Крейга в полет. Хоть и недолгий. Да и приземлился Дон без всяких проблем. Но сам факт! Весил Крейг, если учесть все его "обвесы", никак не меньше пары тонн.
   -- Чёртов ублюдок! - рявкнул раздраженный Йосаку, обращаясь к потрясенному Крейгу, что смотрел на него с низко отвисшей челюстью. -- Ты хоть знаешь, насколько это больно, когда тебя буквально разрывают на части?!!
   -- Ты... ПОЧЕМУ ТЫ ещё ЖИВ?!! - буквально взревел Дон.
   -- Как говорит наш капитан, -- уже более спокойным голосом, ответил Йосаку, -- если тебя убили, то это совсем не повод оставаться мертвым.
   Было заметно, что реакция Крейга сильно понравилась ещё недавно мертвому парню, поэтому его злость и раздражение начали испаряться буквально на глазах.
   -- Это невозможно!!! - раздалось со стороны других пиратов, когда они разглядели вполне себе живого Йосаку.
   -- Так значит это правда?! - буквально прохныкал ещё один голос. - Все эти слухи правда?! Их действительно нельзя убить?!
   -- Это правда! Это все правда!!! - принялся надрываться третий голос. -- Даже если кто-нибудь из них умрет, он просто воскресает! Все как говорили люди!!!
   Тут уже настала очередь Джонни и Йосаку быть... ммм... пожалуй, если использовать слово "ошарашенными", то это станет сильным преувеличением. После продолжительного общения с Луффи, любой член Соломенных Шляп, волей-неволей наращивал на себе толстый панцирь пофигизма - иначе с таким капитаном просто никак. Совершенно непробиваемыми это их, конечно, не сделало, -- особенного, когда дело касалось самого Луффи, -- но чтобы на самом деле ошарашить Нами, Зоро, Джонни или Йосаку, требовалось нечто действительно серьёзное. Именно поэтому, когда пираты вокруг парней начали испуганно лепетать о том, что все напавшие на них охотники бессмертны, Джонни и Йосаку... удивились. Да, слово "удивились" подходит очень хорошо. Не слишком сильно, но парни действительно удивились. И озадачились. Опять же, не слишком сильно, но определенную степень недоумения они всё-таки испытали.
   -- Откуда могли взяться слухи о нашем бессмертии, если я ещё ни разу не умирал при посторонних? -- спросил вслух Йосаку.
   -- Умирал, и не раз, -- не согласился с ним Джонни.
   -- Да, но все кто видел мою смерть, потом умирали сами, так что они не считаются.
   -- ...Может, кто-нибудь всё-таки умудрился выжить и пустить соответствующий слух?
   -- Тогда почему о нашем бессмертии, если соответствующий фрукт сожрал только я?
   -- Честно говоря, и сам не знаю... но, если хочешь, могу озвучить имя главного подозреваемого, -- любезно предложил Джонни. -- Уверен, что бы все это не означало, он как-то с этим связан.
   -- ...Можешь не утруждать себя, -- вздохнул Йосаку, и так прекрасно зная, какое имя хотел озвучить его друг, а затем достал из кармана своих штанов запечатанную сигару.
   -- Я думал ты пытаешься бросить? -- с вопросительными нотками в голосе, прокомментировал его действия Джонни.
   -- Да хрен с ним... после смерти всегда хочется немного подымить... вот козлы! Они мне сигару прострелили! Рю, сожги их всех! Хотя нет, стоп, половина сигары уцелела... лучше дай мне прикурить... класс... вот теперь можешь сжечь их всех... а хотя, ладно, пусть живут...
   Хватило всего пары затяжек, чтобы Йосаку окончательно подобрел. А тем временем пираты, растеряв последние крохи своего мужества, в один голос стали умолять Крейга бежать:
   -- Дон, надо бежать, бежать!
   -- Мы не можем их победить, если их нельзя убить!
   -- Их невозможно победить, невозможно!
   -- Пожалуйста, Дон Крейг!
   -- ЗАТКНУЛИСЬ ВСЕ!!! - громогласно рявкнул в ответ Крейг. - Идиоты! Хоть раз бы попытались подумать своей головой! Если их действительно нельзя убить, значит мы просто поймаем их и сбросим в воду. Их бессмертие не может быть ничем иным, кроме как очередным проявление силы Дьявольского Фрукта.
   -- Похоже, он стал здесь самым главным не только из-за своего самого ужасного чувства вкуса, -- слегка удивленно произнес Джонни, выслушав слова Дона. - Позолоченные доспехи и алмазы в перчатках? Он вообще это серьёзно?
   -- Как сказал бы Луффи-аники, парень явно пытается что-то компенсировать, -- выпустив облачко дыма в небо, ответил Йосаку. - Кстати, этот козел мой. Именно по его приказу меня убили.
   -- Хм... а мне тогда с кем сражаться?
   -- Сила Дьявольских Фруктов или нет, но Дона Крейга вам не победить, -- словно только и дожидаясь этого вопроса, вышел вперед невысокий, худощавый парень с двумя...
   -- Это ведь тонфы? - неуверенно спросил Джонни у Йосаку, разглядывая оружие парня.
   Две палки действительно походили на тонфы, но не деревянные, а железные, да ещё и с двумя шарами на концах, каждый шар размером с пушечное ядро.
   -- Это Гин! "Дьявол" Гин! Неужели он действительно собирается сражаться с этими монстрами?
   -- Мма, мма... Гин-сан, не спешите так, позвольте и мне присоединиться.
   -- Матерь Божья, это ещё что? - оценил новое действующее лицо Йосаку.
   Высокий, толстый, с каким-то стеклянным, словно гадальным, шаром на голове, отдаленно похожим на большую жемчужину, и обвешанный железными щитами. В буквально смысле обвешанный! Два больших щита закрывали весь его торс, спереди и сзади, ещё пара щитов закрывала коленки, другая пара прикрывала его локти, а третья скрывала кисти. В центре каждого щита, опять же, были вставлены стеклянные шары, похожие на большие жемчужины. Первое впечатление от подобной "защиты"? Парень -- полный идиот! И, как прекрасно понимали Джонни и Йосаку, ему очень сильно повезло, что Луффи сейчас не было рядом, иначе бы этот идиот уже был бы мертв. Особенно из-за этих его клоунских ботинок, на носках которых так же "красовались" небольшие жемчужины. С другой стороны, парни и сами почувствовали в себе острое желание убить поскорее этого клоуна. Очень показательно.
   Луффицирование - это не просто неизлечимая болезнь, а неизлечимая и постоянно прогрессирующая болезнь. Нами была единственной, кто осознавал эту несложную истину, из-за чего она частенько устраивала парочке друзей запреты на общения с Луффи, -- если вылечить нельзя, так хоть замедлить! Она бы и Зоро запрещала, но, осознав сколько времени мечник провел рядом с их капитаном, мысленно махнула на него рукой - там спасать уже было нечего. Себя девушка, естественно, считала самой устойчивой, поэтому искренне полагала, что ещё сильнее изменить её Луффи уже не сможет, из-за чего сама себя от общения с Луффи ограничивать даже не пыталась... Да, где-то внутри тщательно взращенного Луффи монстра, все ещё продолжала жить наивная девочка Нами, но жить оставалось ей уже недолго.
   -- Перл-сан! Если Перл-сан и Гин-сан будут сражаться вместе, то даже если они бессмертные монстры, им все равно сильно не поздоровится!
   -- Кажется, ты нашел, с кем тебе сражаться, -- усмехнулся Йосаку.
   -- Тогда поспешим, -- кивнул Джонни. - Зоро-аники и Луффи-аники уже добивают последние корабли, -- ткнул пальцем в сторону парень, где как раз только что был разрезан на части очередной корабль. - Если не поспешим, то они сойдут на берег и поубивают всех сами. Хотя, честно говоря, сражаться конкретно с этим идиотом, -- качнул он головой в сторону того, кого пираты обозвали "Перлом", -- мне не очень хочется. И ты слышал его голос? По-моему он гомик. А его имя? Перл? В смысле, Жемчужинка? Я с таким именем только проституток встречал!
   -- Зато второй вроде нормальный, -- попытался ободрить своего друга Йосаку. - Да и прозвище у него неплохое.
   -- "Дьявол"? - фыркнул Джонни. -- Настоящий Дьявол в этом мире есть только один, и мы оба знаем, что он носит соломенную шляпу.
   -- Это смотря с какой стороны посмотреть, -- не согласился Йосаку. - Тот, что с тремя мечами, тоже вполне подходит на эту роль.
   -- Тот, что с тремя мечами, всего лишь убийца плоти, а вот тот, что в соломенной шляпе, самый натуральный "Пожиратель Душ". Плоть смертна, а душа бессмертна, так кто из них больший Дьявол? Вернее, кто из них настоящий Дьявол? Тот, кто убивает смертную плоть или тот, кто пожирает бессмертную душу?
   -- Мда, против таких аргументов и не поспоришь, -- вынужден был согласиться Йосаку.
   Дальнейший разговор парням пришлось прервать по чисто техническим причинам: Крейг атаковал Йосаку огромным, утыканным шипами, железным шаром на цепи, а Джонни попытался снести голову своими тонфами упомянутый ранее Гин. Обе атаки провалились, а вот ответные атаки оказались более... успешными? В случае с Джонни истинно так, но вот про Йосаку такое сказать было точно нельзя, скорее наоборот.
   Атаковавший Крейга Йосаку нарвался на то, что сам Дон обозвал Dangan (Оружейный Набор). Йосаку атаковал с таким учетом, чтобы Крейг не успел вернуть себе шар с шипами, то есть остался против него с одними своими "бриллиантовыми кулаками". Другого оружия-то у него не было... и так Йосаку думал ровно до того момента, пока не оказался в трех метрах от Дона.
   Стоило парню приблизиться, как Крейг просто выпустил цепь из рук, а в следующее мгновение, под расширившимся взглядом Йосаку, в руках Дона оказались два двуствольных пистолета. Затем поднялись вверх большие круглые наплечники Крейга, открывая вид на ещё два двуствольных пистолета, а потом раскрылась и его броня на боках. Йосаку увидел ещё шесть дополнительных пистолетных дул, направленных на него - по три дула на бок. К этому моменту Йосаку уже находился буквально в полутора метрах от Дона, поэтому промахнуться с такого расстояния было просто невозможно, особенно если учесть общее количество стволов направленных на него. Всего за две секунды Крейг нашпиговал Йосаку свинцом, как утку яблоками. Да и калибр у стволов оказался такой, что парня просто унесло спиной вперед, словно его сбило поездом.
   В отличие от Йосаку, атака Джонни прошла без проблем.
   Увернувшись от железных тонф Гина, парень первым делом бросился на клоуна, обвешанного щитами. Во-первых, он его реально раздражал, а, во-вторых, Джонни предположил, что с таким количеством дополнительного груза на себе, он будет медленным. Так оно и получилось. Когда Джонни атаковал, Перл попытался отмахнуться от него своей рукой в щитах, но парень просто перепрыгнул её и впечатал свою ладонь в лицо раздражающего его идиота:
   -- Какой смысл таскать на себе столько щитов, если они все равно не могут тебя защитить? - спросил его Джонни, в буквальном смысле зависнув над толстяком головой вниз, для чего парню пришлось сильно сжать лицо толстяка пальцами - иначе бы он просто не удержался в таком положении.
   -- Поф-пофтой! - сильно побледнел лицом идиот в щитах.
   -- Поздно!
   Ладонь Джонни за одну секунду раскалилась докрасна, из-за чего толстяк тут же оглушительно завизжал, а затем раздался взрыв, начисто снесший голову здоровяку. Слегка подброшенный взрывом, Джонни перекувыркнулся через обезглавленное тело и, приземлившись на песок, неторопливо обернулся. Тело Перла, немного постояв, медленно завалилось вперед, тяжело рухнув на песок.
   Джонни перевел взгляд на Гина.
   -- Пе-перл-сан!!! Перл-сана убили!!! - заголосили пираты вокруг.
   -- ТВОЮ МАТЬ!!! - голос разъяренного Йосаку мгновенно перекрыл все остальные. - ТЕБЕ КОНЕЦ, УБЛЮДОК!!!
   Джонни, старательно давя ухмылку, так и норовившую наползти на лицо, перевел взгляд на своего разъяренного друга. Быстро зарастающие раны на его теле говорили о том, что его опять "убили" и Йосаку это явно не понравилось. Парень взялся за свои мечи. Если раньше он хотел как следует избить Крейга, прежде чем убить, то теперь Йосаку просто хотел убить его и ничего более. Сильно хотел.
   Сказано - сделано! Ага, как же...
   В этот раз в руках Йосаку были его мечи, поэтому он легко избежал очередного града пуль, обрушенного на него Крейгом. Однако, в конечном итоге, помогло ему это мало. Едва стоило парню добежать до Дона, как тот просто бросил свои пистолеты и направил на Йосаку свои пустые ладони, в универсальном для всего мира жесте. Увидев, что Крейг сдается, Йосаку невольно сбился с шага, настолько озадачило его подобное развитие событий. Дон никак не походил на человека, который бы просто вот так вот взял, и сдался. Не походил, а значит... а что это значит, Йосаку почувствовал на собственной шкуре секундой спустя:
   -- Kaen Hosha (Огнемет)!
   Как оказалось, под запястьями Крейга скрывались самые настоящие огнеметы. И ещё какие огнеметы! Во время спаррингов Йосаку неоднократно попадал под огненные атаки своего друга, поэтому ему было с чем сравнивать. Так вот, температура огня Дона не уступала сильнейшим атакам Джонни. Благодаря опыту сражения с самым натуральным огнедышащим человеком, несмотря на всю неожиданность атаки, Йосаку всё-таки успел среагировать. Едва только из-под запястий Крейга вырвались огненные языки, как парень тут же бросил свои мечи, -- иначе бы рукояти могли спечься с кожей, такое уже случалось, -- и перекрестил руки перед своим лицом. Но даже так, руки Йосаку мгновенно обгорели до самых костей, поэтому и лицо не осталось нетронутым.
   Сила фрукта парня тут же заработала на полную катушку. Чудовищные ожоги начали стремительно затягиваться, мясо и кожа нарастали прямо на глазах, как и отрастать сгоревшие на голове волосы. И, тем не менее, учитывая ситуацию, все это происходило слишком медленно. Во время боя важна не то, что каждая секунда, а каждое мгновение. Йосаку же умудрился потерять зрение на долгих десять секунд. Вдобавок, боль от ожогов сильно путала мысли. Пусть фрукт Йосаку наделил его невероятной по силе регенерацией, от боли парня это не избавляло. Крейг был бы полным идиотом, если бы он упустил возможность расправиться с полностью беззащитным противником. Именно поэтому, едва к Йосаку вернулась его острота мышления и возможность видеть, он сразу смог оценить приготовления Дона:
   -- Вот дерьмо... -- озвучил охотник свой вердикт.
   Пока он восстанавливал свое зрение, Крейг успел снять свой левый наплечник и... Откровенно говоря, Йосаку понятия не имел, что конкретно там сделал Дон со своим наплечником, но ему это и не нужно было. Самое главное парень понял сразу, и уже высказался по этому поводу.
   -- Это ты точно сказал! - нагло усмехнулся Крейг, из-за чего его и без того омерзительная рожа стала ещё более омерзительной, а затем добавил: -- Nidoru Mashingan (Игольчатый Пулемет)!
   Свое название новое оружие Крейга оправдывало только наполовину. Если часть про "пулемет" была верной, то вот вместо "иголок" Йосаку оказался нашпигован полноценными кольями, -- ладно, колышками, но уж точнее не иглами! -- сантиметров пятнадцати длинной и в два пальца толщиной. Увернуться парень не успел, но, прежде чем в его тело вонзился первый железный кол, Йосаку вполне успел повернуться к Крейгу своим правым боком и вновь закрыть голову руками. Парень хорошо научился минимизировать свои ранения, если он не мог их избежать полностью, или ему требовалось пропустить атаку, чтобы получить возможность нанести контратаку.
   Как и у всякого фрукта, фрукт Йосаку имел свои ограничения. Регенерация парня оставалось практически мгновенной ровно до тех пор, пока ему не повреждали сердце или мозг. Стоило пострадать одному из этих органов, как регенерация Йосаку падала в два раза, если же страдали и мозг, и сердце, то скорость восстановления и вовсе уменьшалась в шесть-десять раз - здесь уже все зависело от обширности повреждений. Соответственно, если повреждались упомянутые органы, то восстановление начиналось именно с них, и первым делом всегда регенерировалось сердце. Опять же, это означало, что если Йосаку кто-нибудь разбивал голову и вырывал сердце, то "мертвым" он мог проваляться минут десять-пятнадцать. Именно поэтому, Йосаку, когда Крейг решил сделать из него человека-ежика, подставил свой правый бок и закрыл голову руками. Поврежденные руки и бок он мог регенерировать секунд за пять-десять, в отличие от повреждений головы и сердца.
   В этот раз Йосаку не откинуло назад. Парень занял достаточно устойчивую позицию, чтобы выдержать атаку Крейга, не сдвинувшись с места. Не помогло. Не прекращая стрелять, Дон сам отошел назад, вновь увеличив расстояние между ними, а затем, видимо посчитав такое расстояние недостаточным, Крейг перестал стрелять, и бросил под ноги Йосаку несколько маленьких, стальных шариков. Маленькие-то они маленькие, но рвануло так, что Йосаку едва не оторвало ноги. От взрыва парня подкинуло метров на пять вверх и откинуло ещё метров на пятнадцать назад.
   Наблюдающий за всем этим Джонни всё-таки не смог удержать в узде свои чувства, поэтому его губы расползлись в широкой, довольной улыбке. Наблюдать за тем, как Крейг раз за разом избивает Йосаку как маленькую суч... в общем, Джонни откровенно злорадствовал и больше даже не пытался этого скрыть. Почему парень злорадствовал? Так тем, кто никогда не сражался с бессмертным, практически мгновенно восстанавливающимся противником, этого не понять. Особенно если по результатам боя ударенный на всю голову капитан принимался за того, кто, по его мнению, показал себя недостаточно хорошо. Учитывая, что вечно громко матерящийся Йосаку, -- так он справлялся с болью, -- вынужденный постоянно заживлять свои многочисленные ранения, приводил Луффи едва ли не в восторг, самым крайним почти всегда оставался Джонни.
   -- Всем надеть маски! - прозвучал несколько неожиданный приказ Дона.
   Удивленный Джонни огляделся по сторонам и действительно увидел, как все окружающие его пираты достали из карманов маски. Стоящий неподалеку от парня Гин не стал исключением. Он, как и Джонни, не спешил продолжать их едва начавшиеся сражение и так же предпочел наблюдать за боем Крейга и Йосаку... если одностороннее избивание Йосаку можно было назвать боем. Джонни уже предвкушал тот момент, когда он расскажет Луффи обо всем, что здесь произошло. Джонни был уверен, что за такое количество смертей, да ещё и подряд, Йосаку ожидает если и не очередная история про "пароходик, который смог", то где-то близко.
   Пока Джонни, руки в карманах, оглядывался по сторонам, все пираты надели маски.
   -- Посмотрим, как ваше бессмертие сочетается с ядовитым газом, -- злорадно усмехнулся Дон, так же надевая маску.
   Крейг направил свой игольчатый пулемет на отчаянно матерящегося Йосаку, что безуспешно пытался подняться на ноги, но из-за сильных повреждений он постоянно падал обратно на песок. На наплечнике Дона, который он превратил в свой игольчатый пулемет, был нарисован его пиратский флаг - череп, перекрещенные кости, все как полагается. Вот именно рот черепа и раскрылся. Челюсть опустилась вниз, верхняя часть поднялась вверх, а затем образовавшееся отверстие увеличилось ещё больше, когда раскрылось в стороны, словно оконные ставни. Все так же направляя свое оружие на Йосаку, Крейг произнес:
   -- Modoku Gas Dan: MH5 (Смертельно Ядовитая Газовая Бомба: MH5)!
   Из отверстия в наплечнике-пулемете вылетела самая настоящая бомба, больше всего похожая на боксерскую перчатку, и внешним видом, и своими размерами. Вдобавок, Дон явно не стал отказывать себе в дополнительном удовольствии, поэтому бомба-перчатка врезалась точно в лоб Йосаку. Ноги парня только-только восстановились в достаточной мере, чтобы он смог подняться на них и нормально стоять, когда врезавшаяся ему в лоб бомба вновь откинула его назад и опрокинула на спину. Попав в лоб Йосаку, бомба взорвалась, моментально затянув все вокруг зеленным, ядовитым дымом. А когда дым, несколькими минутами спустя, более-менее развеялся, всем пиратам предстала картина спокойно ковыряющегося мизинцем в ухе Джонни:
   -- Если бы вы удосужились нас спросить, то я бы вам сразу сказал, что яды на нас не действуют, -- беззаботно пояснил Джонни, сдунув содержимое своего уха с пальца, когда ошарашенные пираты, уставились на него выкатившимися на лоб глазами. - У меня легкие дракона, поэтому для меня безвредны абсолютно все ядовитые газы, а иммунная система дракона позволяет без всяких проблем справляться даже с самым смертельным ядом, попади он мне в кровь. Йосаку ещё лучше. Если я могу свалиться минут на тридцать от какого-нибудь особо смертельного яда, то ему достаточно десяти секунд, чтобы выработать полный иммунитет к любому яду, насколько бы смертоносным он не был. Другими словами, ты только что дал ему добрых пять минут на полное восстановление сил, -- под конец добавил Джонни, посмотрев прямо на Крейга.
   К счастью, Дон, несмотря на свою тупую, сильно похожую на обезьянью, рожу, оказался пиратом смышленым, поэтому сразу уловил отчетливо прозвучавшее предупреждение в словах Джонни. И только поэтому атака Йосаку, буквально вынырнувшего из остатков ядовитого дыма возле Дона, оказалась блокирована... относительно. Буквально за мгновение до того, как кулак Йосаку впечатался в закрытую маской морду Крейга, Дон успел закрыться своим плащом. Плащом, обратная сторона которого оказалась состоящей из сплошных шипов. Крейг попытался заделаться под ежика, но ему явно не повезло с противником. Увидев шипы, Йосаку даже не попытался остановиться. Пусть через шипы и маску, но парень таки впечатал свой кулак в морду Крейга. В этот раз именно Дон отправился в полет, а пронзенный шипами кулак Йосаку... а что кулак? На такие раны парень уже давно не обращал никакого внимания. Крейг ещё не успел упасть на песок, а дырки от шипов наполовину заросли. К тому моменту, когда разозленный Дон поднялся на ноги, кулак Йосаку и вовсе стал как новенький.
   -- Рю, какого хрена ты его предупредил?! - едва приложив Крейга, повернулся к Джонни буквально пышущий злобой Йосаку.
   -- А прости, прости! - беззаботно ответил Джонни, совершенно не извиняющимся тоном, а потом ещё добавил: -- Я это случайно!
   -- Случайно? Да хрен там! Ты действительно думаешь, что я в это поверю?
   -- Э-э-э... да?
   -- Ты сейчас под кого пытаешься косить? Под Луффи-аники? Так ты не настолько крут, чтобы у тебя такое прокатили! Когда мы здесь закончим, я надеру тебе задницу!!!
   -- Ха-а-а? - протянул Джонни, словно не поверив тому, что он услышал. -- Это кто кому ещё надерет задницу? Да я буду пинать тебя до тех пор, пока твоя регенерация не перестанет действовать!
   -- Серьёзно? Тогда я буду пинать тебя до тех пор, пока ты вообще не выплюнешь свой фрукт обратно!
   Перепалка Джонни и Йосаку в считанные секунды скатилась до уровня малолетних детей, не сумевших поделить любимую игрушку, но зато знающих уйму плохих слов:
   -- Выплюну свой фрукт обратно? Ты идиот? Это невозможно, придурок!
   -- Я знаю, что это невозможно! И сам ты идиот! Читай атмосферу, баран!
   -- Это ты мне говоришь читать атмосферу, идиот?! Да тебя самого сейчас снова убьют! Так что это ты читай атмосферу, кретин!
   И действительно, Йосаку едва успел увернуться, когда Крейг попытался снести ему голову огромным копьем, которое еще, как оказалось, сильно взрывалось, если по чему-нибудь попадало. Свое копье Крейг сделал из двух наплечников, соединенных вместе. С одной стороны вылез небольшой, в ладонь длиной и шириной, острый наконечник, а с другой железная двухметровая рукоять. Походило копье Крейга на... леденец на палочке... бомба на палочке. И Джонни, и Йосаку тут же подумали о Луффи. Точнее о реакции их капитана. Правда, тут их мнения разделились. Джонни посчитал, что, как и в случае с Перлом, Луффи захочет немедленно убить Крейга, а Йосаку подумал обо всех тупых и не очень шутках, которые бы их капитан обрушил на Дона. Впрочем, первое совсем не исключало второе, и наоборот.
   На деле, вероятнее всего, сначала бы на Крейга обрушились насмешки, а затем пришла бы безоговорочная Смерть. всё-таки Луффи редко упускал возможность морально поиздеваться над своими противниками... да и не противниками тоже. С другой стороны, как уже не раз говорилось, с Луффи никогда и не в чем нельзя было быть уверенным на все сто процентов. Парень вполне мог пощадить Крейга только из-за того, что он напомнил ему "любимую обезьянку из дома". В конце концов, даже Багги он сначала не хотел убивать просто потому, что у того был "большой, прикольный, красный нос". И хотя, в конечном итоге, только знакомство с Шанксом спасло Багги жизнь, именно его "большой, прикольный, красный нос" позволил Багги прожить достаточно долго, чтобы его давняя дружба с Шанксом вообще оказалась упомянута. Поэтому и на Крейга Луффи вполне мог отреагировать как-нибудь не так, как от него ожидалось.
   -- Серьёзно, мужик, сколько у тебя ещё этого оружия? - недовольно спросил Йосаку, когда, увернувшись от очередного выпада копья Крейга, увидел, что оно ещё и взрывается. - Я понимаю, что ты слабый просто звиздец, но всему же есть предел!
   -- СЛАБЫЙ?!! - глаза пирата налились кровью. - Я СЛАБЫЙ?!! Ты смеешь МЕНЯ называть СЛАБЫМ?! Я человек, обладающий сильнейшим оружием и самыми прочными в мире доспехами! Я за всю жизнь не проиграл ни одного сражения! У меня есть собственная армия в более чем десять тысяч человек! Я совершенная личность, требующая обращения "Дон"! И ты смеешь называть меня слабым?! МЕНЯ?! ДОНА КРЕЙГА?!!
   -- Чего это ты так завелся? - фыркнул Йосаку. - Мой капитан всегда говорит, что если кто-то начинает ссать кипятком, когда его называют слабаком, то он на самом деле слабак. И что ещё за самое сильное оружие и прочнейшие в мире доспехи? Тебе сколько лет, идиот? - чуть ли не с отвращением посмотрел парень на своего противника. -- Твои доспехи все равно что консервная банка, для любого мечника способного резать сталь. Твое оружие не лучше. Если бы ты сейчас сражался с моим капитаном или его первым помощником, то с тем же успехом ты бы мог вооружиться водяными пистолетами: разницы бы не было никакой. И что значит "армия в более чем десять тысяч человек"? Ты что, слепой, глухой и тормоз? Половина твоей армии уже мертва, а остальная половина умрет в самое ближайшее время, в этом ты можешь даже не сомневаться. На воде осталось меньше десятка кораблей, так что скоро наш капитан и его первый помощник сойдут на берег, и тогда вам тут всем конец. Тут кое-кто кричал, что мы монстры? Так хочу вас разочаровать, вы ещё понятия не имеете, как на самом деле выглядят настоящие монстры, но можете быть уверены, очень скоро вы их увидите... если, конечно, не умрете раньше.
   С каждым новым предложением, лицо Крейга и окружающих людей делалось все забавнее и забавнее... на взгляд присутствующих здесь Соломенных Шляп. Сколько раз уже говорилось, что продолжительное общение с Луффи ещё ни для кого не проходило бесследно? Несмотря на уже достигнутый результат, Йосаку даже и не думал останавливаться:
   -- А насчёт того, что к тебе надо обращаться как к "Дону"... мужик, да ты в каком вообще мире живешь? Сними уже свои розовенькие очочки, или тут дело в таблетках? Не знаю, чем ты там закидываешься, но плющит тебя явно не по-детски. Совершенная личность? Ты напоминаешь мне маленькую собачонку. Встречал, наверное, таких? Что все время лают и пытаются укусить тебя за ноги, но стоит тебе к ним повернуться, как они тут же дают деру? Не правда ли вы похожи? В лучшем случае, на что способны шавки вроде тебя, так это разозлить и обоссать штанину. Поздравляю, разозлил ты меня уже давно, но даже не надейся, что я дам тебе обоссать мою штанину.
   -- О-о-о! - захлопал в ладоши откровенно впечатленный Джонни.
   Йосаку удовлетворенно вздохнул - порой так приятно высказать все, что думаешь. С воды доносились крики людей, взрывы и треск огня, но, если не обращать внимания на хлопающего Джонни, то здесь и сейчас можно было услышать звук уроненной на песок иголки. Луффи точно остался бы доволен. Обычно такую реакцию мог вызвать только он... хотя, конечно, Зоро тоже мог, но немного не так. Там где Луффи вызывал настолько ошеломляющую тишину своей болтовней, Зоро мог её вызвать либо одним своим присутствием, либо простым упоминанием своего имени. За последние пару лет, страшилки про "Убийцу Пиратов", в местных водах, стали более "популярными", чем страшилки о легендарном пирате Белоусе, считающимся сильнейшим человеком в мире. И это вполне естественно. Белоус где-то там, далеко, на таинственном и неизведанном Гранд Лайне, а "Убийца Пиратов" здесь, близко, и может в любой момент постучаться к тебе в дверь. Хотя в последнее время страшилки стали не столько про "Убийцу Пиратов", сколько про "Убийц Пиратов". И большинству было плевать, что умирали только пираты -- этот факт ничуть не мешал людям бояться.
   -- Убью... убью... УБЬЮ! ТЕБЕ КОНЕЦ!!!
   Никакой другой реакции Йосаку и не ожидал -- Крейг набросился на него с яростью бешеной собаки. Красные глаза на выкате, слюни во все стороны и непрекращающийся рев. Крейг махал свой бомбой на палочке словно одержимый. В ходе этого махания Йосаку неожиданно для себя узнал, что копье весит больше тонны, -- парень заблокировал рукой один из ударов. Йосаку сразу же стало понятно, почему пират считал себя "совершенной личностью". Учитывая, что обычный взрослый мужчина едва мог ходить с мешком цемента в руках, весом в пятьдесят килограмм, то Крейг, способный махать копьем весом в одну тонну, да ещё и одной рукой, действительно выглядел "сверхчеловеком". Сам Йосаку давно уже тренировался с двумя двухтонными гантелями или одной четырехтонной, поэтому Крейга он мог охарактеризовать только одним словом:
   -- Слабак.
   Йосаку без всяких проблем избегал всех ударов буквально обезумевшего Крейга. Взявшись за свою бомбу на палочке, Дон потерял свое единственное преимущество. В ближнем бою Йосаку был в несколько раз быстрее и сильнее. Пока Крейг поливал его огнем, пулями и кольями, да ещё тогда, когда сам парень ничего подобного не ожидал, Дон вполне ещё мог победить Йосаку. Теперь? Без шансов. В определенный момент Крейг либо сам подсознательно это понял, -- сознательно вряд ли, слишком гордой обезьяной он был, -- либо просто решил использовать ещё одно свое до поры скрытое оружие, -- что было наиболее вероятно. Вот только в этот раз, когда Крейг в очередной раз направил на Йосаку свою руку, парень был готов если и не ко всему, то почти ко всему. Так что Дону ничего не обломилось.
   Выяснилось, что в этот раз Крейг решил использовать железную сеть. Вполне понятно почему. Не можешь попасть по противнику? Так поймай его! Вот Крейг и попытался поймать, но Йосаку просто увернулся без всяких проблем. Конкретно сейчас, парень, будучи предельно собранным и полностью здоровым, смог бы увернуться и от пуль, и от кольев, поэтому гораздо более медленная сеть и вовсе не стала для него проблемой.
   -- Слишком медленно, -- усмехнулся Йосаку, а затем он пошел в наступление.
   После всего произошедшего, Йосаку опять отбросил планы по быстрому убийству Крейга, поэтому его валяющиеся на песке мечи так и остались нетронутыми. Вместо мечей Йосаку решил воспользоваться "бомбой на палочке" самого Крейга. Увернувшись от железной сети, парень бросился вперед, прямо на Дона. Крейг, чтобы выстрелить в Йосаку сетью, перехватил копье одной рукой, из-за чего безнадежно опоздал со своей контратакой. Проскочив под копьем Дона, Йосаку впечатал свой кулак прямо в центр его так называемых "самых прочных в мире доспехов". Луффи давно уже приучил парней бить в самые слабые места, но конкретно сейчас Йосаку собирался уничтожить все, что делало Крейга всеми уважаемым Доном. Его армада уже была потоплена, армия больше чем на половину уничтожена, оружие оказалось бесполезным, поэтому Йосаку осталось только уничтожить его броню, которой он так гордился, и победить. Ещё один результат общения с Луффи. Несмотря на свою кровожадность, он практически всегда предпочитал полное моральное уничтожение физическому:
   -- Убить, значит избавить от всех мучений и переживаний, да ещё отправить в следующее приключение, -- как-то одним из вечеров, взялся объясняться довольный Луффи. -- Однако, если вы действительно хотите уничтожить человека, то разрушьте все, во что он когда-либо верил. Уничтожьте все, что делает этого человека именно этим человеком, а затем оставьте его в живых... или хотя бы, прежде чем убить, дайте ему достаточно времени, чтобы он целиком и полностью осознал свое положение. Вот тогда и только тогда вы его действительно уничтожите. Такое будет мучить его даже после смерти, гарантирую!
   Вот Йосаку сейчас и решил действовать исходя именно из этих слов. После того, как Крейг заставил его пережить столько боли, Йосаку знал, что простое убийство его сейчас не удовлетворит. Нет, Йосаку собирался полностью уничтожить своего противника. Любой другой исход оставил бы его неудовлетворенным. Месть штука приятная, особенно если знать, как её нужно правильно осуществлять. Йосаку знал. И не только он. И это было одной из основных причин, почему Соломенные Шляпы представляли собой нешуточную опасность, помимо их индивидуальной силы. Тем более в мире было полным-полно людей обладающих монструозной силой. Однако редко кто из таких монстров знал, как правильно использовать свою силу за пределами примитивного "убить" и "разрушить". А вот Луффи знал. И в достатке поделился этим знанием со своей семьей.
   Так что, как были уверены все без исключения Шляпы, Мировому Правительству ещё сильно повезло, что у Луффи в приоритетах стояло желание "поприключаться" и получение звания "Короля Пиратов". Сложись все иначе, и миру бы пришлось иметь дело со вторым Драконом - самым разыскиваемым человеком в мире, главнокомандующим революционеров, и единственным человеком, рискнувшим открыто бросить вызов всему Мировому Правительству. С другой стороны, почему только со вторым Драконом? Скорее уж с первым Луффи! Потому что ещё непонятно, кто бы в конечном итоге оказался хуже. Хотя, опять же, почему это "непонятно"? Пусть Главного Революционера команда Шляп никогда не видела, но они даже представить себе не могли, что мир может носить кого-нибудь потенциально ещё более опасного, чем Луффи. Так что да, безусловно, Мировому Правительству сильно повезло, что Луффи сосредоточил свое внимание не на создании собственного революционного движения, а на "приключениях".
   Естественно, пройдет ещё не так уж много времени, когда все Шляпы поймут, насколько наивными они были, рассуждая в подобном ключе. В конце концов, кто сказал, что нельзя совмещать одно с другим? И пусть никакого революционного движения Луффи так и не создаст, на конечный результат это повлияет слабо. И учитывая капитанство Луффи, все Шляпы, волей-неволей, -- скорее просто неволей, чем волей, -- окажутся замешаны в противостоянии с Мировым Правительством по самую макушку. И хотя подобный исход можно было предсказать заранее, люди всегда были склонны закрывать глаза на очевидные факты. Особенно если это помогало им сохранить веру в счастливый конец. Наивность, такая наивность.
   Луффи всегда делал только то, что ему хотелось, поэтому, рано или поздно, но он был просто обязан перейти дорогу Мировому Правительству в целом, и Морскому Дозору в частности... а так же Шичибукаям, Йонку, Сайфер Полу, одному конкретному богу, и ещё целой куче различных организаций. Все это было просто неизбежно, учитывая характер Луффи и его стремления, но, как уже говорилось, люди любят заниматься самообманом. Шляпы в этом плане не стали исключениями. Впрочем, жить их вере в "счастливый конец" оставалось считанные дни. Отплытие на Гранд Лайн было уже не за горами, а значит и встреча с упомянутыми организациями и людьми тоже. И с неупомянутыми.
   Свою месть Йосаку начал с того, что отобрал у Крейга его "бомбу на палочке". Дон был довольно силен и быстр, и, зачастую, в своих битвах, если противник вообще каким-нибудь чудом добирался до него, ему даже не требовалось использовать какое-либо оружие: хватало одних кулаков. Если же против него оказывался кто-нибудь покрепче, Крейг брался за свое оружие, и победа опять ему была гарантирована. Иными словами, схлестнувшись с Йосаку, Дон оказался в таком положении, в каком он ещё никогда не оказывался за всю свою жизнь -- в положении слабого.
   Йосаку был намного сильнее и быстрее Крейга, он "переварил" все доступное Дону оружие, и теперь ему было на него, -- как на оружие, так и на самого Крейга, -- глубоко плевать. Вдобавок, по части опыта рукопашного боя, -- да и, пожалуй, просто боя, -- Йосаку мог дать Крейгу не то, что сто очков вперед, а добрую тысячу, возможно две. Мало того, что Луффи, чуть ли не в обязательном порядке, находил раз в неделю какую-нибудь пиратскую-команду-флотилию-группу-бандитов-продажных-дозорных для сражения, так ещё был он сам и Зоро. Луффи придерживался мнения, что чем больше ученик проливает крови на тренировках -- про обычный пот уже никто и не говорит, -- тем меньше он умирает в реальных битвах. И точно такую же философию он привил Зоро. И хотя подобная философия бесспорно работала, из-за неё чуть ли не каждая тренировка превращалась в битву за собственную жизнь. В случае с самим Йосаку, в битву за собственные жизни.
   Поняв, что Йосаку можно "безнаказанно" убивать, Зоро и Луффи стали сдерживаться с ним куда меньше, чем в битвах с Джонни. Как итог, несмотря на тот факт, что фрукт Йосаку, первоначально, не дал ему практически ничего, в плане личной силы, он очень быстро догнал Джонни, и даже в чем-то перегнал. И это несмотря на тот факт, что фрукт Джонни сходу увеличил одну лишь его силу на целый порядок. В смысле, не в два раза, а действительно на порядок, то есть, съев свой фрукт, Джонни сходу стал в десять раз сильнее себя прежнего. Для примера, подавляющее большинство фруктов типа "Зоан", увеличивали физические показатели человека не более чем на 50%. Конечно, тут находились свои исключения, которые усиливали своего владельца и в два, и три, и даже в пять раз. Но в этом плане Джонни действительно сорвал джек-пот. И именно поэтому, когда Джонни и Йосаку одновременно съели свои фрукты, первый сходу стал несопоставимо сильнее второго.
   Не передать словами, насколько сильно задело Йосаку, когда, буквально в один момент, он стал намного слабее своего давнего друга. Они всегда были равными, всегда! И тут вдруг такое. Йосаку даже почувствовал зависть. Почему из двух предоставленных им фруктов, сила которых была неизвестной, он выбрал свой, а не тот, что съел Джонни? К счастью Йосаку, Луффи довольно быстро выбил все эти глупые мысли из его головы. В буквальном смысле выбил. И глупые мысли он выбил не только из головы Йосаку, но и из головы Джонни. Джонни, легко победив Йосаку, вдруг с чего-то решил, что теперь он, благодаря силе фрукта, стал по настоящему сильным. И только после того, как Луффи с ними закончил, Йосаку уже совсем другими глазами посмотрел на силу своего фрукта. После заданной им трепки, Джонни только через пять дней снова смог начать есть твердую пищу, и только ещё через две недели вернуться обратно к тренировкам.
   В свою очередь, трепка или нет, Йосаку восстановился в буквальном смысле за считанные минуты, поэтому никто и не подумал его освободить от вечерней тренировки с Зоро, а затем и утренней с Луффи. Довольно быстро выяснилось, что чем больше Йосаку "уничтожал" свое тело на тренировках, тем сильнее оно становилось после восстановления. Фактически, что у нормальных людей занимало недели или дни, то у Йосаку занимало минуты или секунды. Конечно, в качестве компенсации, есть приходилось Йосаку за десятерых, но взамен, если откинуть в сторону другие параметры, по чистой силе и скорости, Йосаку стал заметно превосходить Джонни. А первоначальный, десятикратный перевес в силе, обеспеченный Джонни особенностями его фрукта, Йосаку смог сократить чуть больше, чем за месяц. Но самое главное всё-таки состояло в том, что, во время тренировок с Йосаку, Зоро и Луффи могли позволить себе чуть меньше контролировать свою силу, и им не было нужды бояться применять гарантировано смертельные приемы. В итоге, Йосаку успел привыкнуть к трем вещам: к смерти, к боли, и к противникам, которых он не мог даже поцарапать, за какими бы своими пределами он не сражался.
   А теперь Йосаку сражался против Крейга. Того самого Дона Крейга, который был слабее него, медленнее него, и который уже продемонстрировал все свои фокусы. С того самого момента, когда Крейг решил сойтись с Йосаку в ближнем бою, пусть и посредством своей "Бомбы на палочке", сражение, как таковое, закончилось.
   Как уже говорилось, первым делом Йосаку отобрал у Крейга его взрывающееся копье. Это было несложно. Затем Йосаку не стал сдерживаться и пару минут с удовольствием погонял Дона его же копьем. Чуть случайно не убил, и поэтому поспешил превратить копье в кучку ни к чему непригодному металла. Дальше, сломав Крейгу нос, Йосаку не стал останавливаться на достигнутом, и, две за раз, сломал ему руки в локтях. Это стало наказанием за то, что Крейг опять попытался подпалить лицо парня своими огнеметами, закрепленными на его запястьях. Затем Йосаку взялся за броню Дона, которой он так гордился. Вот только для "самых прочных в мире доспехов" они сломались как-то до обидного быстро. Йосаку даже душу отвести толком не успел, раз за разом вгоняя свой кулак в закрытый броней живот Крейга, как все закончилось. Доспехи выдержали только три удара подряд, нанесенных Йосаку в полную силу, а на четвертом ударе они просто разлетелись на части. Охотник рассчитывал на большее. К тому же, доспехи возможно и смогли выдержать три удара, разлетевшись только на четвертом, но вот сам Дон едва не скончался на первом. Его, так называемая, "самая прочная в мире броня", явно оказалась не рассчитана на удары человека, обладающего силой Йосаку. Крейга чуть не расплескало внутри его же собственных доспехов, а едва стоило им разлететься в дребезги, как он ничком упал в песок, и принялся блевать кровью.
   -- Вот видишь, -- присев возле стонущего пирата, миролюбиво произнес Йосаку, -- все как я и говорил. Тебе не помогло ни твое оружие, ни твоя броня, ни твоя сила, ни твои люди. А знаешь почему? Потому что ты слаб. И всегда таким был. Просто до сегодняшнего дня тебе повезло не нарваться на команду вроде нашей, но любое везенье когда-нибудь закачивается, и сегодня закончилось твое. -- И с этими словами Йосаку вырубил Крейга одним не сильным ударом по голове.
   -- Ты его не убьешь? - удивился подошедший Джонни. - После того, как он убил тебя столько раз подряд?
   -- Если я его убью, то тогда для него все закончится, а я не хочу, чтобы он отделался так легко, -- покачав головой, поднялся на ноги Йосаку. - Пусть лучше его заберут дозорные, тогда у него будет время как следует проникнуться всем произошедшим. Независимо от того, казнят его или отправят в тюрьму.
   -- Какая жестокость, -- довольно усмехнулся Джонни.
   -- А я о чем? - не менее довольно улыбнулся в ответ Йосаку. - Думаю, Луффи оценит.
   -- Факт.
   И тут в себя пришел тот, кого другие имели наглость называть "Дьяволом":
   -- Дон... Дон Крейг!!!
   Не отрывая взгляда от неподвижно лежащей фигуры своего капитана, Гин, на едва гнущихся ногах, медленно двинулся в его сторону. Мужик выглядел так, словно весь мир рухнул прямо на его глазах. Отчасти так оно и было. Хотя, как бы странно это не прозвучало, но Джонни и Йосаку его вполне понимали. Да и не нужно было быть семь пядей во лбу, чтобы заметить очевидное. Просто для Гина Крейг был своим собственным Луффи, и парни могли с уверенностью сказать, что, на полный разгром Луффи, они бы отреагировали точно так же, если не хуже. Сама мысль о гипотетическом проигрыше Луффи казалась им настолько абсурдной, что не передать словами. И Гин, ещё считанные минуты назад, думал точно так же о своем капитане.
   Увидев, как из глаз того, кого остальные пираты Крейга называли "Дьяволом", катятся самые настоящие слезы, Джонни сделал едва ли не самую милосердную вещь за весь последний год - он врезал Гину ребром ладони по шее, отправив его в длительное беспамятство.
   -- Тогда бы уж лучше убил, -- прокомментировал действия своего друга Йосаку. - А то, стоит ему только очнуться, как все начнется по новой.
   -- Эй, я может и пожалел его, но я не настолько добрый, -- даже как-то слегка обиделся Джонни... правда, он бы и сам затруднился ответить на что именно. Вроде бы Йосаку намекнул (заподозрил?) его в излишней доброте... но с каких это пор, нечто подобное стало причиной для обиды? В общем, Луффи! Во всем всегда виноват Луффи! - Этот парень пират, причем из команды таких, которые обожают грабить и убивать обычных людей, поэтому легкой и быстрой смерти он точно не заслуживает.
   -- В чем-то ты, конечно, прав, -- потер подбородок Йосаку. - Вот только...
   Что там хотел сказать парень, так и осталось не озвученным, потому что в этот самый момент весь берег сотряс чудовищный по силе взрыв, произошедший прямо в центре практически уже развалившегося строя пиратов. Проигрыш Крейга и Гина произвел на них по-настоящему ошеломительное впечатление, в результате которого они явно не знали, что им делать дальше. Они стояли, как их поставил Крейг, но к моменту взрыва, и без того далекий от идеального, строй начал вплотную приближаться к слову "столпотворение". Как итог, количество жертв только от самого первого взрыва составило порядка сотни человек. А затем раздался ещё один взрыв, и еще, и еще, и еще. Взрывы следовали один за другим, и настолько мощные, словно обстрел по острову вели не только из главного калибра полноценного линкора Морского Дозора, но "линкора на стероидах".
   Пираты, словно напуганные светом тараканы, начали в ужасе разбегаться во все стороны. И надо заметить, разбегаться безуспешно -- безопасного места в округе просто не существовало. Вдобавок к непрекращающимся взрывам вскоре присоединились отлично знакомые Йосаку и Джонни светло-синие атаки. Словно лезвие невидимой, гигантской Косы Смерти, дальнобойные атаки Зоро собирали свою кровавую жатву, среди остатков перепуганных до полусмерти пиратов Дона Крейга.
   Джонни и Йосаку дружно повернулись в сторону берега и увидели своего капитана, стоящего на деревянном пирсе, вокруг которого было понаставлено множество ящиков с ядрами, которыми Луффи и кидался в бегающих по округе пиратов. Все это, как обычно и бывало с Луффи, сопровождалось соответствующими комментариями, хотя и едва слышимыми среди царившей вокруг какофонии звуков:
   -- Genkotsu Ryuseigun (Метеоритный Кулак Души)! Вы все покойники! Это вам привет от моего дедушки! Я же предлагал вам сдаваться сразу, а вы отказались, так что теперь сдохните, сдохните! Ха-ха-ха!!!
   Каждое "сдохните" сопровождалось мощным броском ядра, сходу преодолевавшим звуковой барьер. Джонни и Йосаку дружно сглотнули. "Линкором на стероидах" оказался никто иной, как их капитан, чья рука, на деле, оказалась сильнее любой известной им пушки. Парням сразу же стало понятно, почему Луффи до сегодняшнего дня ни разу не принимал участия в битвах с другими пиратами, если не считать того случая с "Козырной Семье". Они, конечно, знали, что он чудовищно силен, но теперь для Джонни и Йосаку стало кристально ясно, что их капитан вообще мог никого не брать в рейд на Крейга и все равно без всяких проблем выйти победителем. Нет, опять же, не то чтобы они об этом не догадывались изначально, но одно дело догадываться и совсем другое видеть собственными глазами. А ещё Джонни и Йосаку получили окончательное подтверждение тому, что, как бы дико это не звучало, но Зоро в их семье был вовсе не самым кровожадным человеком. Парням невольно вспомнились все оговорки мечника, касательного детства Луффи. В некоторые из них раньше трудно было поверить, но сейчас, после всего увиденного, Джонни и Йосаку были куда больше склонны в них поверить.
   Хотя, надо признать, кровожадность Луффи выглядела сильнее не столько из-за его действий, сколько из-за его слов. В отличие от Зоро, Луффи не затыкался ни на секунду, в буквальном смысле комментируя как свои действия, так и ответные действия пиратов... Даже если эти самые "ответные действия" заключались только в паническом бегстве с берега и болезненных криках раненных людей. И вот из-за этих-то всех своих комментариев, Луффи и выглядел куда кровожаднее Зоро. Однако, если брать количество убитых пиратов, то, судя по тому, что видели Йосаку и Джонни, разница была минимальной, лишь с небольшим перекосом в сторону Луффи. Да и то, этот перекос обуславливался тем, что он начал кидаться ядрами заметно раньше, чем в дело вступил Зоро со своими дальнобойными атаками.
   Откровенно говоря, когда окружающие пираты назвали Джонни и Йосаку монстрами, а Йосаку заявил, что они ещё не видели настоящих монстров, он все же больше шутил. Однако, смотря, как сошедшие на берег Луффи и Зоро, за считанные минуты, перебили несколько тысяч пиратов, шутка как-то неожиданно стала до пугающего правдивой. Зоро и Луффи сейчас действительно выглядели сущими монстрами. Монстрами беспощадными и непобедимыми.
   Десятью минутами спустя, несколькими взмахами своих катан, извлеченных из черных ножен, разрубив на части весь форт Крейга, и погребя под его остатками укрывшихся там пиратов, Зоро, оглядевшись по сторонам, немного недовольно произнес:
   -- Что такое? Уже все закончилось что ли? Скукота.
   -- А вот я лично рад, что все закончилось, -- признался с облегчением вздохнувший Джонни. - Физически я чувствую себя прекрасно, но вот морально что-то я как-то оказался не готов к виду того, как ты, на пару с Луффи... -- тут Джонни даже не сумел подобрать соответствующих слов, и ограничился тем, что слегка повел рукой, предлагая Зоро самому взглянуть на расстилающуюся перед ними картину.
   Сейчас они стояли рядом с фортом, поэтому им отлично была видна вся местность в округе. Начиная от все ещё полыхающих на воде кораблей, продолжая перепаханном взрывами и заваленном трупами побережьем, и заканчивая склоном, ведущим к разрушенному форту Крейга, который по своему виду мало чем отличался от вида побережья.
   -- Согласен, я чувствую себя так же, -- привычно поддержал своего друга Йосаку. - Пока сам сражаешься, то все нормально, но вот когда смотришь со стороны, то становится как-то не по себе. Умом понимаешь, что умирают пираты, большинство из которых настоящие ублюдки, мир без которых станет только лучше, а смотреть все равно как-то неприятно. Словно мы на самом деле самые плохие парни в округе.
   -- Вот поэтому я и не стал брать Нами, -- поделился Луффи, беспечно оглядываясь по сторонам. - Если уж вас проняло, то с ней бы все было раз в двадцать хуже.
   -- Честно говоря, я не понимаю вашу реакцию, -- поделился своими мыслями, порядком озадаченный Зоро, что сейчас, сняв бандану с головы, обматывал ей свое предплечье, под конец, с помощью правой руки и зубов, завязав узел, чтобы бандана не спала. На него, как и на Луффи, ничуть не повлиял устроенный пиратам Крейга геноцид. - Вы за последний год, наверное, перебили больше пиратов, чем сегодня их здесь вообще было.
   -- Так-то оно, конечно, так, вот только... -- неуверенно начал Йосаку.
   -- Вот только одно дело убить за раз пару десятков пиратов, и совсем другое, когда на твоих глазах умирают целые тысячи, -- продолжил за него Джонни.
   -- Да ты сегодня сам убил несколько тысяч, -- все ещё не понимая, ткнул большим пальцем в сторону продолжающих полыхать кораблей Зоро. - Каждый устроенный тобой взрыв затыкал по сотне, а то и больше голосов за раз.
   -- Так оно дело взрывать, а другое... -- опять не сумев подобрать слов, Джонни снова повел рукой по воздуху, как бы предлагая Зоро самому закончить его мысль, взглянув на окружающее их Царство Смерти.
   Зоро было опять собрался что-то сказать, но тут решил вмешаться Луффи. Успокаивающе похлопав своего первого помощника по плечу, он произнес:
   -- Зоро, успокойся, Джонни и Йосаку, в отличие от нас с тобой, больше защитники, чем хищники, поэтому и мышление у них немного другое. Будь сегодня на кону нечто большее, чем наша репутация, и такими бы вопросами они даже не задавались. В этом плане у них много общего с Нами.
   Нахмурив брови, Зоро, тем не менее, понятливо кивнул, не став дальше развивать поднятую им же самим тему. Вместо этого он спросил совсем другое:
   -- И что теперь?
   -- А теперь мы будет ждать Морской Дозор.
   -- Это сколько же нам его ждать придется? - недовольно спросил мечник.
   -- Недолго, -- тут же снова успокоил его Луффи. - Сообщение о том, что мы разгромили Крейга, я послал ещё вчера утром, поэтому где-то через восемь-десять часов они должны быть здесь.
   -- И зачем нам тогда их ждать? Раз они уже и так знают, что все здесь устроенное наших рук дело, так может просто уплывем?
   -- Во-первых, нам нужно получить от них все необходимые бумаги, чтобы нам заплатили за голову Крейга. А, во-вторых, сейчас покажу зачем нам ещё нужно остаться, -- усмехнулся Луффи и, отойдя от группы немного в сторону, принялся слегка откашливаться: -- Кхм, кхм... Проверка, Проверка... Внимание всех выживших пиратов! - голос Луффи как-то причудливо изменился. С одной стороны выглядело так, словно парень говорил своим обычным голосом, а с другой, стоя рядом с разрушенным фортом, едва ли не в самой высшей точке острова, его голос без всяких проблем достигал даже самых удаленных уголков далеко не маленького клочка окружающей их суши. - Через несколько часов сюда прибудут корабли дозора, поэтому всем, кто хочет сохранить свою жизнь, необходимо немедленно выйти на побережье, рядом с фортом. Все остальные, кто откажется сдаться, будут убиты. Я обладаю силой Дьявольского Фрукта, позволяющего мне чувствовать любых живых существ на многие километры вокруг, поэтому даже не надейтесь спрятаться и переждать. Я найду вас всех и убью! Даю вам полчаса, чтобы добраться до побережья, после чего мы все выходим на охоту.
   -- Обладаешь силой Дьявольского Фрукта? - приподнял бровь Зоро.
   -- Эй, они знать не знают, что такое Воля Наблюдения, поэтому легче сразу сказать, что обладаю фруктом, чем упирать на обладание какими-то неизвестными им силами. Народ в Ист Блю и в Дьявольские Фрукты с трудом верит, не говоря уже о чем-то другом. Воля - это удел Нового Мира, второй половины Гранд Лайна, но никак не Ист Блю.
   -- Значит, мы будем ждать дозорных ещё и для того, чтобы оставшиеся пираты не сбежали? - следом за Зоро задал свой вопрос Джонни. - Или чтобы пираты не дали дозорным по зубам, когда они всё-таки приедут? Думаю, несмотря на все наши усилия, ещё достаточно пиратов осталось в живых, чтобы доставить прибывшим на наш вызов дозорным огромную кучу проблем.
   -- Что, в свою очередь, сильно повредит нашему имиджу, -- кивнул Луффи. - А имидж нам нужно поддерживать до самого конца, тогда и первая награда за ваши головы должна будет стать такой... такой... короче такой, что при встрече с вами, кто не обделается сразу, словит сердечный приступ потом.
   -- А вот лично меня, больше интересует нафига тебе вообще нужен был рупор, если ты без всяких проблем можешь заставить свой голос звучать громче любого рупора? - в свою очередь спросил Йосаку.
   -- Понятное дело, что с рупором я смотрелся намного круче, чем смотрелся бы без него, -- в ответ обиженно надул губы парень, словно Йосаку должен был и сам додуматься до чего-то настолько очевидного.
   Ответ Луффи остался без комментариев. Среди собравшихся не нашлось ни одного дурака, готового оспорить слова Луффи. Зачем начинать заведомо проигранный спор? Тогда парень сам задал вопрос, только уже на совсем другую тему:
   -- И как вам наш сегодняшний рейд? - не скрывая своего интереса, спросил Луффи. - Сделали какие-нибудь выводы?
   -- Если забыть про моральную сторону вопроса, то все оказалось... все оказалось намного легче, чем я думал, -- первым признался Йосаку.
   -- Согласен, -- кивнул Джонни. - Откровенно говоря, сейчас мне кажется, что я бы сумел и один здесь справиться, -- поделился своими впечатлениями парень. - Конечно, от меня, почти наверняка, кто-нибудь бы успел сбежать на кораблях, но если говорить в целом, то я вполне мог бы всех разгромить в одиночку.
   -- А вот я, насчёт себя, не уверен, -- покачал головой Йосаку, когда замолчал Джонни. - Атак по площадям у меня в арсенале нет, а убивать больше десяти тысяч человек одного за другим... да и корабли бы я потопить не успел. Нет, я бы в одиночку тут не справился. В лучшем случае от меня бы просто все разбежались, тупо уплыв на кораблях.
   -- Зоро? - чуть склонил голову на бок Луффи. - А ты что скажешь?
   -- Как по мне, так ничего бы не изменилось, даже если бы я был сегодня один, а пиратов в пять раз больше. Ноль, умноженный в сто раз, все равно остается нулем. И сегодня я это понял как нельзя лучше.
   -- Зато теперь вы, по крайней мере, больше не будете у меня громко плакать и топать ногами, если речь опять зайдет о сражении с тысячами или даже десятками тысяч, -- произнес довольный Луффи. - Кстати, о плаксах, пойду, позвоню Нами.
   Дальше все прошло вполне ожидаемо. За полчаса, отведенных Луффи на сдачу разбежавшимся пиратам, на побережье вышло порядка двух тысяч человек. Однако не все оказались достаточно разумными - некоторые всё-таки решили испытать (попытать?) свою удачу, и спрятаться. Однако ядра с неба, пущенные Луффи, быстро все расставили по своим местам, а Джонни и Йосаку с ужасом осознали, что подобный монстр на свете был, как минимум, не один. Там, на побережье, когда они в первый раз увидели своего капитана, кидающегося ядрами, они как-то совершенно упустили из виду, что Луффи кричал о своем дедушке. Как выяснилось, именно у него Луффи и подсмотрел "сверхзвуковую атаку ядрами". И хотя о дедушке своего капитана Джонни и Йосаку слышали и раньше, только в этот раз они узнали, что дедушка Луффи обладал силой вполне сопоставимой с силой своего монструозного внука. Подобные откровения парни поспешили залить большим количеством спиртного, которое перепуганные пираты откопали для них из завалов форта.
   Луффи, не будь дурак, запряг всех сдавшихся пиратов собирать тела своих товарищей, а так же все оружие, ценности и еду. Две тысячи человек, работающие сообща и подгоняемые страхом - это сила, с которой любая работа должна считаться. К моменту появления первого корабля Морского Дозора, -- приплывшего ближе к обеду, даже быстрее, чем предсказывал Луффи, -- сдавшиеся в плен пираты выполнили не только все поставленные перед ними задачи, но даже слегка перевыполнили. Все оружие было собранно в одну кучу, ценности стащены в другую, -- этого добра набралось не особенно много, -- еда сложена в третью, а тела мертвых пиратов уложены в длинные ряды, на более-менее уцелевших участках побережья. И хотя Луффи, когда отдавал приказ собрать тела, имел в виду только тела пиратов на побережье, склоне и форте, плененные пираты пошли ещё дальше, и повытаскивали своих мертвых товарищей из воды. Так что, к тому моменту, когда берег заполонили солдаты Морского Дозора, картина им предстала незабываемая.
   К сожалению для Луффи, в тот самый момент, когда он уже собирался как следует оттянуться на прибывших на остров дозорных, весь кайф на корню ему обломал один хорошо знакомый всей команде Соломенной Шляпы капитан. Хромой дозорный, после их первой встречи, явно задался целью не выпускать охотников из своего поля зрения, поэтому пересекались они с ним намного чаще, чем бы того хотелось Луффи. И вполне понятно почему. Капитан, мало того что каждый раз обламывал Луффи, не давая ему издеваться над другими дозорными, так еще, судя по всему, вознамерился вывести его на "чистую воду".
   -- Угх... -- скривился Луффи, под своей маской Зорри, стоило только ему почувствовать знакомую ауру на одном из кораблей дозора. - Какого хрена ты тут забыл, старик? - недовольно спросил парень, спустя какое-то время, когда хромой капитан спустился на берег.
   -- Просто я подумал, что раз ты на самом деле постарался приложить усилия к тому, чтобы меня здесь не оказалось, я просто обязан сюда приплыть... Ты действительно думал, что я не узнаю, если ты предупредишь только тех капитанов Морского Дозора, с которыми я на ножах? И, наконец, прояви уважение к старшим. Ты уже давным-давно знаешь мое имя, так и обращайся ко мне соответствующе, чёртов шкет. И что за мазню ты нацепил себе вместо лица? Пытаешься выглядеть красивее, чем ты есть на самом деле? Не буду спорить, любая мазня красивее твоего настоящего лица, но, какую бы маску ты не нацепил, твоя омерзительная морда под ней так никуда и не денется.
   Зоро, Джонни и Йосаку резко заинтересовались тем, что творится где-то в отдалении, старательно пряча выражение своих лиц от глаз Луффи - не дай бог увидит их ухмылки, тогда придет писец. Полный.
   -- Старик, я все понимаю, -- подойдя к капитану, слегка похлопал его по плечу Луффи. - Ты старый, больной, козел, и тебе давно уже все равно, будешь ты жить или умрешь, но так хоть людей тогда своих пожалей. Потому что если я всё-таки не сдержусь и забью тебя насмерть твоей ковырялкой, то и всех твоих людей мне тоже придется убить.
   -- Ох, какие речи, -- покачал головой капитан. - Кто-нибудь посторонний, услышавший твои слова и не знающий, что вы все тут охотники, мог бы вас принять... ну даже и не знаю... пожалуй, он мог бы вас принять за... банду пиратов, я бы сказал. Вот ведь был бы конфуз, да? Самых знаменитых охотников на пиратов самих приняли за пиратов.
   Хрусть!
   -- Ой, какая досада, -- деланно сочувственно произнес Луффи, смотря сверху вниз на упавшего капитана, когда его трость "совершенно неожиданно" переломилась пополам. -- Видать дерево было старым, лучше за такими вещами нужно следить, лучше! А то кто его знает? Вот так вот пойдешь, трость твоя сломается, упадешь и случайно сломаешь... ну даже и не знаю... пожалуй, ты вполне бы мог сломать себе... шею, я бы сказа-А-А-А-АЛ!!! ЧЁРТОВ УБЛЮДОК, КАКОГО ХРЕНА ТЫ ТВОРИШЬ?!! - запрыгал на одной ноге Луффи, держась руками за другую, окровавленную.
   -- Ох, прости-прости, я такой неуклюжий, -- довольно усмехаясь, поднялся на ноги капитан, держа в руке окровавленную половину своей трости, которую он и вогнал в ногу Луффи. - Я в последнее время стал так плохо видеть, вот и промахнулся. Ты уж прости старика, сам ведь сказал, что я старый и больной, а теперь ещё и слепой. Так что тут уже ничего не поделаешь.
   И вот в таком вот духе и прошли следующие полчаса, пока лейтенант-помощник капитана выписывал все необходимые документы, благодаря которым Соломенные Шляпы могли получить награду за голову Крейга. И не только за него. Как оказалось, среди мертвых и живых пиратов набралось достаточное количество людей с наградами за их головы, чтобы общая сумма вознаграждения команды вплотную приблизилась к ста миллионам белли. К Крейгу действительно прибились чуть ли не все оставшиеся в живых пираты Ист Блю. Когда лейтенант принес все необходимые бумаги, и Луффи увидел окончательную сумму их вознаграждения, парень взбодрился настолько, что если и не простил капитану свою покалеченную ногу, то, как минимум, готов был временно на это закрыть глаза. И это уже само по себе достижение - Луффи был той ещё мстительной сволочью. Хотя, опять же, учитывая что Волю Наблюдения Луффи "держал" даже во сне, то вся эта ситуация с раненой ногой выглядела до невозможности подозрительно.
   Получив все необходимые бумаги, загрузив пару лодок различным добром и незаметно написав на капитанской накидке "Старый Козел", пока раздражающий Луффи капитан общался со своими подчиненными, Соломенные Шляпы отбыли с острова. Оставив за спиной горы трупов и, фактически, объявив всему миру, что в Ист Блю пиратов больше не водилось. Завтрашние газеты определенно обещали быть интересными.
  

Глава 9

Повстречались как-то раз врун, лжец и обманщик...

   "... поэтому сейчас можно смело говорить о том, что в Ист Блю не осталось пиратов как таковых. Их просто нет. Печально известная команда охотников, под предводительством ещё более печально известного Ророноа "Убийца Пиратов" Зоро, перебила или отдала в руки правосудия все мало-мальски известные команды. Исключения составила лишь команда Багги, по прозвищу "Клоун", награда за голову которого, в связи со всеми последними событиями, выросла с пятнадцати миллионов белли до тридцати, что является абсолютным рекордом для Ист Блю. Совершенно очевидно, что таким нехитрым образом власти пытаются привлечь внимание команды Ророноа Зоро к упомянутому выше пирату. Заинтересуются? Вряд ли.
   К сожалению для властей и обычных граждан, полученная нами информация из семи (!) независимых источников, как один утверждают, что команда "Убийц Пиратов" уже неоднократно пересекалась с командой Багги "Клоуна". И каждую из их встреч наблюдало, как минимум, несколько свидетелей, которые видели, как обе команды сражались друг с другом. Более того, пираты Багги проигрывали "Убийцам Пиратов" в каждом известном нам случае! И тем не менее, не взирая на это, команда Багги все так же продолжает наводить ужас на жителей Ист Блю. Так что автор этой статьи сильно сомневается, что ход властей, с увеличением награды за голову Багги, даст желаемый результат.
   Теперь, внимательный читатель, может задаться вопросом: а как же предводитель пиратов-рыболюдей Арлонг, по прозвищу "Пила"? Все дело в том, что автор этой статьи и сам не уверен в ответе. Листовки с наградой за голову Арлонга постоянно обновляются, но кто вообще слышал об этом Арлонге? По имеющейся информации, Арлонг приплыл в Ист Блю с Гранд Лайна и... исчез. Никто не знает, где он, и никто его не видел уже очень и очень много лет. Некоторые наши информаторы заявляют о том, что Арлонг расположился на одном из островов, построив собственную базу, но, как утверждает капитан Нэдзуми, глава шестнадцатого отделения Морского Дозора, все это, цитирую: "Гнусная ложь!". Хотя, если верить слухам, Арлонг скрывается на острове, который как раз и входит в ответственность вышеупомянутого капитана. Впрочем, слухи есть слухи. Именно из-за того, что по Арлонгу нет никакой конкретной информации, команда Багги "Клоуна", на данный момент, является единственной действующей пиратской командой во всем Ист Блю, за голову капитана которой назначена награда. Автор статьи готов пойти ещё дальше, и заявить, что команда Багги и вовсе осталась единственной, все ещё действующей, пиратской командой во всем Ист Блю. Всё-таки быть пиратом нынче слишком вредно для здоровья. "Убийцы Пиратов" гарантируют.
  

Автор статьи: Риорд Драф"

  
   -- Мальчики, вы что там вообще устроили? -- в некотором шоке произнесла Нами, прочитав статью, и теперь разглядывая прилагающиеся к ней, многочисленные фотографии.
   У девушки складывалось впечатление, словно она сейчас смотрит не на последствия рейда на пиратскую базу группой охотников за вознаграждениями, а на фотографии откуда-то с военного фронта. Перепаханный берег и склон, сплошь покрытый огромными воронками, черные, все ещё слегка дымящиеся, остовы кораблей, торчащие из воды, разрушенный форт и трупы. Тысячи и тысячи трупов уложенные в длинные ряды. Как бы она не смотрела на фотографии, Нами с трудом могла поверить, что все это дело рук четырех человек. Она, конечно, знала о чудовищной силе Луффи, Зоро, Джонни и Йосаку, но нечто подобное даже она могла принять с трудом. По фотографиям складывалось впечатление, будто все это последствия столкновения двух армий, одну из которых поддержала корабельная артиллерия.
   -- Это все Зоро виноват, -- отозвался лежащий позади Нами Луффи. - Мы изо всех сил пытались его остановить, но все оказалось напрасно. Если бы дозорные задержались ещё хотя бы на пару часов, в живых бы там не осталось никого. Серьёзно, Зоро, нельзя же быть настолько кровожадным, -- неодобрительно покачал головой Луффи. - Добрее надо быть к людям, добрее!
   Бросив поверх газеты взгляд на мечника, сейчас сидящего на веслах, Нами, в свою очередь, увидела мрачный взгляд Зоро, направленный ей за спину, где, на мешках с вещами, вольготно развалился Луффи. И хотя возражать против слов своего капитана Зоро не стал, девушке и так все стало понятно.
   -- Откуда тогда воронки? - спросила Нами, вернувшись к разглядыванию фотографий.
   -- Одна из техник Зоро, -- мгновенно ответил Луффи.
   -- А корабли тогда почему сгорели?
   -- Одна из техник Зоро, -- опять прозвучал мгновенный ответ.
   -- Все с вами ясно, -- понятливо кивнула Нами. - Во всем виноват Зоро.
   -- А я о чем тебе говорил? - улыбнулся довольный собой Луффи, за что удосужился очередного мрачного взгляда от своего первого помощника.
   -- И в том, что тебя нет ни на одной фотографии, тоже, наверное, виноват Зоро, да?
   -- Э-э-э... что?
   -- Тебя нет ни на одной фотографии, -- подняв руку, поболтала в воздухе газетой Нами. - На фото есть все, кроме тебя. Причем, в большинстве случаев Зоро, Рю и Йосаку выглядят так, словно они посланники Ада на земле, и только тебя нет ни на одной фотографии.
   -- Наверное, это просто фотограф был криворукий, -- не слишком успешно попытался отбрехаться Луффи.
   -- А ещё он явно обладал невидимостью, -- добавил Йосаку, разглядывая свою копию газеты. - Потому что большинство напечатанных в газете фотографий сделаны ещё до того, как приплыл первый корабль дозора.
   -- Тогда этот неизвестный фотограф не только обладал невидимостью, но ещё и способностью, позволяющей обмануть Волю Наблюдения Луффи и Зоро, -- поддержал своего друга Йосаку.
   -- Чудеса! - впечатлился Луффи. - И чего только в мире не бывает, не правда ли? Нами, нам ещё долго плыть? - в наглую перевел тему парень. - Я хочу жаренного мяса! Уже два дня без жаренного мяса!
   -- Об этом надо было думать до того, как ты принял решение нарядиться Зорри.
   -- Кто ж знал, что Зоро шуток не понимает?
   -- Я даже отвечать на это не собираюсь... и плыть нам ещё часа четыре...
   -- Обедать, значит, будем уже на суше, -- подведя итог, удовлетворенно кивнул Луффи.
   Весь разговор происходил в пусть и очень большой лодке, но всё-таки лодке. Значительная часть Нечто благополучно ушла на дно морское, поэтому Соломенным Шляпам пришлось искать альтернативу. И этой самой альтернативой стали несколько больших лодок, привязанных одна за другой, на манер каравана. Одну лодку забили деньгами, другую едой, которая не слишком быстро портилась, третья и четвертая оказались под завязку набиты различными причиндалами и кухонной утварью. Пятая лодка была безнадежно погребена под вещами Нами, а в шестой, и самой большой, расположилась вся команда, и заодно вещи парней, на которых и возлегал Луффи с видом уже давно состоявшегося Короля Пиратов. В носу лодки развалились Джонни и Йосаку, а на веслах сидел Зоро, как "главный виновник" потопления Нечто. Естественно, если бы в их семье не была установлена тотальная диктатура имени Луффи, подобное утверждение вполне можно было бы оспорить, а так спорить просто не имело смысла. По установленным в семье порядкам, точка зрения Луффи считалась единственно верной, даже если она была в корне ошибочной. Как итог, именно Зоро сидел на веслах.
   -- Луффи, так что ты решил насчёт корабля? - спустя какое-то время спросила Нами. - Если мы скоро отправимся на Гранд Лайн, то нам нужно достать себе крепкий корабль. Тут без вариантов. Нам бы пришлось его доставать даже если бы Зоро не потопил Нечто.
   -- Спорим, что мы легко сможем плавать по Гранд Лайну, даже если у нас вместо корабля будет один только плот из бревен? -- лениво зевнул Луффи.
   -- Никаких плотов из бревен! - тут же возмутилась Нами. - Я девушка, и я хочу нормальный корабль! С нормальной раковиной для мытья по утрам, ванной, душем и туалетом! А ещё отдельной каютой с большой мягкой кроватью, и нормальной кухней. Так что больше никаких подобий Нечто, или все наше дальнейшее путешествие я вам буду ежедневно закатывать продолжительные истерики, пока мы не раздобудем себе нормальный корабль.
   Лицо Луффи приняло такое выражение, словно он съел лимон. Луффи терпеть не мог ультиматумы, а маленькая, но крайне эмоциональная речь Нами как раз его и подразумевала. Конечно, их узы уже приобрели неуничтожимую крепость, поэтому угрожать Луффи полным отказом от дальнейшего плавания Нами и в голову не пришло, но вот серьёзно осложнить жизнь своему капитану она всё-таки могла. Чудовищный монстр или нет, однако даже Луффи был уязвим к некоторым вещам. И постоянное стояние над душой, рано или поздно, -- скорее поздно, чем рано, -- начало бы влиять и на него. А Нами вполне могла устроить ему нечто подобное. И хотя Луффи, в свою очередь, тоже бы нашел, чем на это ответить, оно того не стоило. Легче было купить корабль. Или у кого-нибудь его угнать. Тут разница не принципиальна.
   -- Учитывая, что мое любимое Нечто пошло на дно, я ожидаю судьбоносной встречи, -- чуть подумав, в кои-то веки, откровенно признался Луффи.
   -- Какой ещё к чёрту судьбоносной встречи? - даже перестал грести Зоро, да и остальная часть команды уставилась на Луффи с изрядной долей удивления. Все они сразу поняли, что их капитан сейчас отнюдь не пошутил, несмотря на более чем странное заявление.
   -- Сколько мы уже плаваем по Ист Блю? Больше двух лет? И наше Нечто мы собрали буквально в первые пару месяцев, и за это время нам не попалось ни одного корабля с душой, или плотника, способного построить нечто большее, чем красивое корыто, плавающее по воде. И вот, когда мы уже собрались плыть на Гранд Лайн, наше Нечто тонет. По-моему, это нам отчетливый знак, что скоро мы найдем себе настоящий корабль. Что бы вы там себе не думали, но Судьба существует, и она частенько оставляет людям подсказки... другое дело, что народ редко когда их видит, и ещё реже правильно понимает.
   -- И что... хочешь сказать, мы найдем себе корабль на следующем же острове? - сконфужено спросила Нами. - Ты в курсе, что мы сейчас направляемся к небольшой деревушке, называемой Сироп? Я даже не уверена, что у них там вообще есть хоть один корабль. Нормальный город находится только на другой стороне острова, до которой нам плыть ещё больше суток.
   -- Во-первых, ты меня неправильно поняла. Я не сказал, что мы найдем корабль именно на следующем острове, -- приподнял палец Луффи. - У нас есть время до Логтауна. Если же я не прав, и мы так и не найдем себе корабль к тому времени, то просто найдем себе какой-нибудь корабль в Логтауне. В крайнем случае, угоним корабль дозорных. К тому моменту мы однозначно будем уже известны всему миру, именно как пираты, а не как охотники, поэтому насчёт нашей репутации можно будет не волноваться. А, во-вторых, Судьба есть Судьба. Если нам суждено найти свой корабль в этой маленькой деревушке, то мы его там найдем. Так или иначе.
   Логтаун, если что, считался "последним островом Ист Блю" -- именно с него все корабли отправлялись на Гранд Лайн. Город фактически находился перед самым входом в море. Входом, который располагался на Ред Лайн - единственном континенте в мире.
   -- Что-то мне как-то с большим трудом верится, что мы вот так вот просто возьмем, и найдем корабль, который бы тебе понравился, -- вполне обоснованно засомневалась Нами. - Столько лет, и ни одного понравившегося корабля, а тут раз, и готово?
   -- Жизнь покажет, -- беспечно пожал плечами Луффи. - Найдем значит найдем, а если не найдем, то значит не найдем. Нами, сколько раз можно тебе говорить? Не заморачивайся ты по всяким пустякам!
   Несколько придавленные неожиданной серьёзностью Луффи, больше никто в команде вопросов задавать не решился. Как уже говорилось, серьёзный Луффи изрядно дезориентировал, поэтому практически весь оставшийся путь до острова прошел в полном молчании.
   -- Кажется, кто-то решил нас встретить, -- усмехнулся Зоро одной из своих зловещих ухмылок, от которых непривычные к мечнику люди цепенели от ужаса... Или падали в обморок, если сначала узнавали знаменитого на все Ист Блю "Убийцу Пиратов".
   Дремавший до этого мгновения Луффи, убрал шляпу с лица, которой прикрывал глаза от солнца, и, приняв сидячее положение, нахлобучил её на голову, после чего оглядел раскинувшийся перед ним берег острова. Как и сказал Зоро, в прибрежных кустах легко чувствовал сразу четыре ауры. Три без всяких сомнений принадлежали подросткам, а ещё одна молодому парню. Учитывая возраст встречающих, засада выглядела крайне сомнительным вариантом. Скорее всего, кто-то просто словил острый приступ любопытства, поэтому ответный вариант мог быть только один: Луффи вернул Зоро его зловещую ухмылку.
   -- Господи, мальчики, может уже хватит? - прикрыв лицо ладонью, невольно застонала Нами. - Почему вам вечно надо всех пугать?
   -- Эй, тебе напомнить про Коби? - тут же нашел веский довод Луффи. -- И о том, кто первый начал его пугать?
   -- Это все адреналин, а сама я не виновата! -- ожидаемо не согласилась девушка.
   Учитывая, сколько времени Нами проводила рядом с Луффи, какого-либо другого ответа от неё и ожидать не следовало.
   -- А как насчёт запуганных тобою пиратов?
   -- Так то пираты! - презрительно фыркнула девушка. -- Они не считаются. А вот вы пугаете всех подряд.
   Поняв, что спорить с девушкой бесполезно, Луффи решил пойти с козырей. Упрямо выпятив нижнюю губу, парень выкатил свой самый убойный и абсолютно неопровержимый аргумент:
   -- И чо?
   На такое Нами ответить было нечего, поэтому судьба встречающей их группы оказалась предрешена. Или, как показало время, одного, вполне конкретного парня.
   -- СОВРАЛ!!! Я СОВРАЛ!!! Я ЧЕСТНО СОВРАЛ!!!
   -- Соврал? Ха! Ты действительно думаешь, что я такой дурак? Никто в мире не станет утверждать, что у него есть восемьдесят миллионов последователей, если у него их нет на самом деле! Надо быть полным идиотом, чтобы называть такие сумасшедшие цифры и ждать, что кто-нибудь тебе поверит на самом деле. Такие цифры стоит называть только тогда, когда они реальны. Вроде как любой здравомыслящий человек подумает, что ты всего лишь наврал, расслабится, а потом БАЦ! - громко хлопнул в ладоши Луффи, отчего привязанный к дереву парень едва не отдал богу душу. -- И против него восемьдесят миллионов твоих подчиненных. Не спорю, умно придумано, но со мной такой трюк не пройдет, даже не надейся! Поэтому.... немедленно говори, где скрываются восемьдесят миллионов твоих подчиненных! Если не расскажешь все прямо сейчас, то Зоро, один за другим, начнет тебе отрубать пальцы на руках. И не волнуйся, кровью ты не истечешь, и знаешь почему? Потому что вот он... ах, точно, где мои манеры... Меня зовут Луффи, его зовут Рю, это у нас Зоро, а он Йосаку, приятно познакомиться! Не слышу ответа... я сказал, не слышу ответа! Вот так, молодец. Значит, тебя зовут Усопп? Что ж, тогда ещё раз приятно познакомиться. И о чем я там хотел сказать? Отрубленные пальцы? Кровь? Ага, кровь! Так вот, Рю будет прижигать твои раны, поэтому, как я уже сказал, кровью истечь тебе не светит. Итак, ты все ещё будешь настаивать на том, что у тебя нет восьмидесяти миллионов последователей и ты на самом деле не капитан, или всё-таки уже скажешь нам правду?
   Стоящая в стороне Нами, обхватив переносицу пальцами, закрыла глаза, чтобы не видеть устроенного парнями фарса. И пусть подобные развлечения они устраивали чуть не на каждом острове, менее идиотски это выглядеть не стало.
   Высадка на остров прошла ожидаемо без происшествий, а вот дальше на сцену вышел длинноносый парень, -- в смысле, очень длинноносый парень, Нами таких длинных носов ещё никогда в жизни не видела. Откровенно говоря, девушка не понимала, чем думал парень, -- да и думал ли он вообще? - рискнув показаться из-за кустов, когда Зоро, посмотрев в их сторону, приказал им выйти на берег. В этот момент, она бы, на месте длинноносого, от вида Зоро, Йосаку и Джонни, тут же дала бы деру ровно в противоположную сторону от них, как это сделали три мелких пацана, что прятались рядом с носатым парнем. О том, что когда-то и у неё самой хватило глупости связаться с Зоро, Нами, конечно же, благополучно забыла.
   Длинноносый, смуглокожий парень, лет семнадцати на вид, с длинными, черными, кудрявыми волосами, прикрытыми светло-коричневой, в клеточку, банданой, в темно-коричневом комбинезоне и с лямкой сумки через плечо, с самого начала произвел впечатление полного труса. И ужасно плохого вруна. Хотя, возможно, во всем был виноват дикий страх?
   Когда парень всё-таки решил проявить здравый смысл и дать деру, бежать уже было поздно. Монстры определили свою жертву, поэтому, в отличие от трех пацанов, сходу сделавших ноги, Усопп так легко не отделался. Поймать его могли за пару секунд, но Монстры на то и Монстры. После получаса беготни по берегу, -- беготни, сопровождающейся оч-чень красноречивыми угрозами, -- Монстры таки загнали свою жертву. И, безусловно, навели на длинноносого парня такого ужаса, что он, наверное, и сам не понимал, о чем там лопочет его язык. Нет, серьёзно, кто в здравом уме решит заявить охотникам на пиратов, что он капитан пиратов, и у него есть восемьдесят миллионов последователей? Типа, чем больше, тем страшнее? И пофиг на логику? Да во всем Ист Блю вряд ли наберется и сто миллионов человек! Кроме того, автор статьи в газете дело говорил -- нынче действительно было крайне опасно представляться "капитаном пиратов". Длинноносому парню можно было только посочувствовать. С кармой ему точно не повезло. Впрочем, как сильно подозревала Нами, длинноносый об этом уже успел догадаться и сам.
   -- Признаю, ты реально крепкий орешек, -- сложив руки на груди и закрыв глаза, мудро покивал головой Луффи. - Обычно пираты у нас начинают петь, стоит им только узнать в Зоро знаменитого "Убийцу Пиратов", но только не ты. Не могу не отдать тебе должное, я впечатлен, -- напустив на себя тот самый впечатленный вид, снова покивал головой парень. - Я думал в Ист Блю, среди пиратов, таких крутых капитанов больше не осталось, но теперь вижу, что я ошибался.
   "Крутой капитан" дрожал так сильно, что с дерева, к которому он был привязан, беспрестанно падали листья. По лицу парня обильно текли слезы, вперемешку с соплями, а сам длинноносый был настолько нездорового синюшно-бледного цвета, что его без всяких проблем можно было принять за давно уже остывший труп.
   -- Луффи-аники прав, -- подражая этому самому Луффи-аники, сложив руки на груди, мудро покивал головой Джонни. - Нам редко когда удается встретить настолько достойного пирата, не желающего предавать своих людей даже перед лицом неминуемой смерти.
   -- Да и с пацанами ты это ловко придумал, -- Йосаку выдохнул струю дыма в лицо длинноносого парня. - Вроде как вы просто группа детишек, играющаяся в пираты, но тут тебе не повезло, Луффи-аники сразу вас просек.
   -- Ещё бы! - гордо выпятил грудь Луффи. - Это ведь идеальная маскировка! Кто сможет заподозрить в каком-то пацане, таскающимся с кучкой подростков, самого настоящего капитана? Особенно если он представляется этим самым капитаном, да ещё и говорит, что у него есть восемьдесят миллионов последователей? Но сегодня удача от тебя отвернулась, я такие вещи секу на раз... и, кстати, раз уж мы заговорили обо мне, то я хочу спросить... мы случаем раньше с тобой не пересекались? Просто я не могу отделаться от ощущения, что когда-то тебя уже видел... возможно ты занимал у меня денег, но потом сделал себе пластическую операцию, чтобы я тебя не узнал? Что ты мотаешь головой? Нет? Не занимал? Я бы рад был тебе поверить, но мы уже тут все поняли, насколько ты превосходный врун. Так что, скорее всего, ты всё-таки занимал у меня денег. Как же, как же... теперь я вспомнил. Приходил ко мне как-то один парень, который взял у меня триста миллионов, а затем бесследно исчез, словно его никогда и не существовало. Значит, вот ты где все это время прятался? Ловко, чёрт возьми! Неудивительно, что я все это время не мог тебя найти. Ладно, мы немного отвлеклись. О деньгах, что ты мне должен, можно будет поговорить и потом, сначала ты нам расскажешь, где прячутся твои восемьдесят миллионов подчиненных. Зоро, давай, начинай. Йосаку, подержи ему руку. Ага, вот так. Зоро, давай, руби!
   -- С-С-СТОЙТЕ!!!! Я ВСЕ РАСКАЖУ, Я ВСЕ РАСКАЖУ!!! ХА-ХА-ХА!!! П-признаю вы меня р-раскусили, я д-действительно к-капитан... ха-ха-ха... похоже вы не оставили мне выбора, -- ужас парня достиг такой величины, что он принялся смеяться. Истерично и малость безумно. -- Развяжите меня, и я покажу, где скрываются... ха-ха... мои люди!
   -- Вот видишь, а говорил, что все наврал, -- довольно произнес Луффи. - Хотя я снова должен отдать тебе должное, ещё никто и никогда настолько бесстрашно не смеялся нам в лицо. Ты реально крутой капитан! Однако, можешь не стараться, я итак знаю, что ты задумал, поэтому сразу тебе говорю, что я не дам тебе возможности завести нас в ловушку. Поверь, ты нам все расскажешь и без необходимости тебя развязывать. Зоро, руби!
   Мечник послушно занес катану над головой, а затем резко опустил, слегка крутанув, чтобы ударить парня по пальцам тупым концом.
   -- НЕ-НЕ-НЕЕЕЕЕЕЕТ!!!
   Тук!
   -- Аргх... -- глаза длинноносого закатились назад, со рта закапала пена, а сам он безвольно повис на веревках, которыми его привязали к дереву.
   -- Пациент готов! Все молодцы, а Зоро в особенности, дай пять! Сотый по счёту, напуганный до обморока гражданский засчитан!
   -- Серьёзно, мальчики, одно дело пугать дозорных и пиратов, и совсем другое обычных людей, -- тяжело вздохнув, подошла ближе Нами, чтобы взглянуть на бессознательное тело длинноносого. Выглядел он плохо. Поправка. Парень выглядел очень плохо. - Он там ещё живой? - невольно спросила девушка.
   -- Между прочим, мы никогда не начинаем первыми! - слегка возмутился Луффи. - Во всех таких случаях, наши жертвы сами нарывались. Да ты и сама все слышала! Кто в здравом уме будет заявлять охотникам на пиратов, что он пиратский капитан? И восемьдесят миллионов последователей? Серьёзно? Его стоило помучить хотя бы ради того, чтобы он больше так плохо не врал.
   -- Если бы за тобой целых полчаса носилась банда головорезов, обещающих повесить тебя на собственных кишках, то ты бы потом и не так врать начал. Тем более, чья бы корова мычала! Ты большую часть времени только и делаешь, что врешь!
   -- Во-первых, если бы какая-нибудь банда головорезов сошла с ума настолько, что решила на меня наехать, то я бы сам развесил их по деревьям на их собственных кишках. А, во-вторых, я не говорил, что я наказал его за вранье! Я наказал его за плохое вранье. Это совсем другое! Хочет и дальше врать, так пусть сперва научится правильно это делать.
   -- Твоя мораль, как и всегда, желает оставлять лучшего, -- проведя ладонью по лицу, прокомментировала Нами слова Луффи. - И что вы теперь будете с ним делать?
   -- А зачем нам что-то с ним делать? - не понял Джонни.
   -- Действительно, зачем? - поддержал его Йосаку. - Отвяжем, и пусть он себе тут валяется, пока не очнется. Вон, вдобавок, бросим за камень, чтобы кому не попадя глаза не мозолил, и хватить с него. Да что с ним тут вообще может случиться?
   -- Знаменитые последние слова, -- усмехнулся Зоро. - Учитывая, сколько времени ты уже плаваешь вместе с Луффи, мог бы запомнить, что их ни в коем случае нельзя произносить. Ничему-то тебя жизнь не учит.
   -- Действительно, Йосаку, мог бы уже запомнить, -- неодобрительно посмотрел на него Джонни.
   -- Гм... -- искренне смутился парень. - Может в этот раз всё-таки ничего не случится?
   -- С тобой-то точно ничего не случится, но ты подумал о длинноносом? - махнула рукой в сторону бессознательного тела Нами. - Он ещё такой молодой, а ты его уже на смерть обрекаешь.
   -- Угх...
   -- Не знаю, как насчёт вас, а лично я помираю с голоду, -- совершенно не в тему произнес Луффи, держась одной рукой за живот. - Я хочу жаренного мяса. Много-много жареного мяса. Так что давайте-ка вернемся к нашим лодкам, пока их не унесло, вытащим их на берег и пойдем искать место, где нам можно будет пожрать.
   -- Если тут такое место вообще есть, -- вставил Зоро. - Деревня-то маленькая.
   -- Не найдем ресторан, так запремся к кому-нибудь в дом, -- беспечно отмахнулся Луффи. - С таким количеством денег, которое есть у нас, жратву мы себе найдем в любом случае.
   -- Так что, оставляем парня здесь? - на всякий случай решил уточнить Джонни. - Даже после слов Йосаку?
   -- А ты собрался тащить его с собой? - приподнял бровь Луффи. - Если так, то тащить будешь сам.
   -- Оставляем здесь, -- понятливо кивнул Джонни.
   У команды не заняло много времени, чтобы закинуть длинноносого за один из валунов побольше, чтобы он никому ненароком не попался на глаза, а затем вернуться обратно и затащить все свои лодки на берег.
   Захватив из денежной-лодки один из многочисленных серебряных кейсов, Соломенные Шляпы направились в деревню, где без особых проблем сумели найти местный ресторан. Заказав жаренного мяса и спиртного в таком количестве, что у владельца заведения, седовласого худощавого старичка с косичкой, едва не случился сердечный приступ, вся семья расположилась в дальнем от входа углу. Каждый стол в помещении был огорожен деревянными перегородками, поэтому, пусть забегаловка не отличалась размерами и в неё часто заходили люди, долгое время никто им не мешал. Позволив, чисто в семейном кругу, вдоволь насладиться их долгожданной трапезой. В лодках горячей едой себя не побалуешь, из-за чего даже Нами с удовольствием умяла свою порцию мяса, хотя, обычно, относилась к нему совершенно равнодушно, в отличие от сидящих вокруг неё "мальчиков".
   А потом прозвенели первые звоночки грядущих событий.
   -- Вам не кажется, что на улице стало как-то чересчур шумно? -- спросил Зоро, отрываясь от бутылки.
   Мечник был прав -- на улице, где-то в отдалении, действительно кричал какой-то человек. Спустя минуту крикун приблизился к ресторану настолько, что стал понятен и смысл его криков:
   -- ПИРАТЫ!!! ПИРАТЫ ИДУТ!!! ЛЮДИ БЕГИТЕ, ПИРАТЫ ИДУТ!!!
   -- Пираты? - приподняла бровь Нами. - Откуда им здесь взяться?
   -- Это только мне показалось, или этот голос нам действительно знаком? - в свою очередь спросил Луффи.
   -- Я думаю знаком, -- произнес Йосаку, ткнув пальцем в сторону окна.
   За стеклом была четко видима их последняя жертва, отличающаяся от всех прочих особо длинным носом и полным неумением правдоподобно врать. И сейчас, за этой самой жертвой, с какой-то стати, бежала, наверное, добрая половина населения всей деревни. Бежала, грозно потрясая различным хозяйственным инструментом. Судя по крикам, он уже давным-давно достал их со своим враньем насчёт пиратов. Более того, сегодня он уже один раз кричал о пиратах, а теперь вот, принялся кричать второй.
   -- Как вы думаете, насчёт приближающихся пиратов... это он случаем не о нас? - спросил Джонни.
   -- Так мы охотники, и он об этом знает, -- возразил Йосаку.
   -- Учитывая, насколько сильно вы его напугали, то он вполне мог засомневаться в правдивости ваших слов, -- поделилась своим мнением Нами. - Или еще, как вариант, вы его напугали до такой степени, что он тронулся умом.
   -- Готов поставить все содержимое нашего кейса на то, что это все Йосаку виноват, -- беспечно произнес Луффи, потягивая через трубочку свой молочный коктейль.
   -- Почему это я виноват? - возмутился упомянутый парень. - Если уж кто и виноват, так это либо ты сам, либо Зоро! Вы пугали его больше всех!
   -- Кто сейчас говорил про запугивание? Да что с ним тут вообще может случиться? - передразнил Луффи голос Йосаку. - Разве это были не твои слова? Так что, как я уже сказал, ставлю целый кейс, что это именно ты во всем виноват.
   -- Пожалуй, Луффи прав, во всем действительно виноват Йосаку, -- поддержал своего капитана Зоро.
   -- Я тоже согласен с Луффи, -- кивнул Джонни. - Серьёзно, Йосаку, пусть это станет тебе ещё одним уроком. В конце концов, сколько можно наступать на одни и те же грабли?
   Йосаку благоразумно промолчал: пытаться спорить сразу со всеми, было бы чистой воды самоубийством. А ещё через час, Соломенные Шляпы, из разговоров зашедших в ресторан людей, узнали, что Усопп, -- имя того самого длинноносого парня, которое они все уже успели благополучно забыть, -- попытался похитить одну богатую, больную девушку, прямо из её собственного особняка, расположенного на противоположном от моря конце деревни. Тогда Луффи озвучил ещё одно предположение:
   -- У парня дикий спермотоксикоз, вот у него и рвет крышу.
   -- Тогда виноват не только Йосаку, а вы все, -- произнесла Нами.
   -- Кто тебе такое сказал?
   -- А что? Вы его напугали, вот он и сорвался.
   -- Скорее там, на пляже, когда он очнулся, то увидел какую-нибудь уединившуюся парочку, вот у него от зависти и потекла крыша. Так что во всем все равно виноват Йосаку.
   -- И что дальше? - спросил Зоро, прикончив последнюю бутылку вина на столе. - Отплываем сегодня или ночь проведем на земле? - Вполне предсказуемо, что мечника ничуть не волновала судьба длинноносого парня, жизнь которого, возможно, была загублена навсегда. Или тот факт, что он мог быть одной из главных причин, почему эта самая жизнь оказалась загублена. Всё-таки по некоторым параметрам Зоро мог считаться чуть ли не идеальным пиратом.
   -- На земле! Сегодня спим на земле! -- без раздумий ответил Луффи. - Лодка мне надоела ещё вчера, поэтому нужен перерыв. К тому же, я совсем не против хорошенько расслабиться, и посидеть на берегу с удочкой. Мы явно заслужили себе небольшой отдых.
   Остальные поспешили незамедлительно согласиться со своим капитаном, -- они сами устали от лодки, -- поэтому, купив несколько ящиков, целиком забитых самой разнообразной выпивкой, вся семья направилась обратно на пляж. И хотя подспудно каждый из них ожидал продолжения всей этой истории с длинноносым парнем, Усоппом, можно было уверенно сказать, что даже Луффи не ожидал ничего подобного:
   -- Пожалуйста, защитите мою деревню! - уткнувшись лбом в землю, перед несколько ошарашенной семьей Соломенных Шляп, в буквальном смысле распластался на земле упомянутый Усопп. Одна его рука, что примечательно, сильно кровоточила. Словно ему её прострелили.
   Луффи просто не мог оставить нечто подобное без своего комментария:
   -- Кажется, он реально поехал крышей, -- мудро кивнул головой парень. - Иначе бы он к нам даже не подошел. Или, может, он таким был изначально? всё-таки не один человек в здравом уме не будет врать о том, что у него есть восемьдесят миллионов подчиненных. У долбанного Главнокомандующего Дозором нет стольких подчиненных, не говоря уже о каком-то пирате из Ист Блю.
   -- В смысле, защитить твою деревню? - переспросила более серьёзная Нами.
   -- Сдается мне, что когда он кричал о пиратах, он всё-таки имел в виду не нас, -- констатировал и без того всем очевидный факт Джонни, держащий в руках один из ящиков с купленной выпивкой.
   -- Да ну? - деланно удивился Йосаку, держа в руках второй ящик. - И что же тебя натолкнуло на подобную мысль? - слова парня буквально сочились сарказмом. Йосаку отнюдь не собирался забывать о том, что Джонни встал на сторону Луффи и Зоро, когда те начали его обвинять. Пусть даже все обвинения, судя по всем последним событиям, были вполне заслуженными.
   -- А он оказался храбрее, чем я думал, -- произнес Зоро с отчетливо слышимыми нотками одобрения в голосе. Однако, слегка подумав, на всякий случай решил добавить: - Или намного, намного, безумно намного тупее, чем мы подумали о нем с самого начала. - В отличие от Джонни и Йосаку он нес в руках сразу два ящика выпивки... содержимым которых Зоро ни с кем не собирался делиться.
   -- Почти на сто процентов уверен, что это смесь и того, и другого, -- усмехнулся Луффи.
   -- Мальчики, заткнитесь, -- не особо громко, и без каких либо отчетливо слышимых эмоций в голосе, "попросила" Нами, но немедленно заткнуться счел разумным даже Луффи. - Поднимайся! - чуть повысила голос девушка, обратившись к Усоппу, что все так же сидел перед ними на коленях, уткнувшись лбом в землю. - Ты идешь с нами на пляж, после чего расскажешь нам все.
   -- К-конечно! - почти сразу подскочил на ноги парень. - Спасибо вам бо... -- и на этом он завис, во все глаза смотря на Нами.
   Было очевидным, что до этого самого мгновения он к девушке не присматривался. Там, на пляже, когда Усопп встретил Соломенных Шляп в первый раз, всем его вниманием завладели Зоро, Джонни и Йосаку. Парни и по одиночке выглядели крайне внушительно, -- особенно Зоро! - но когда они стояли рядом друг с другом, эффект не утраивался, а скорее усиливался на порядок. Короче, когда в поле твоего зрения есть люди, идеально подходящие под образ "Всадников Апокалипсиса", до всего остального становится нет дела. Так что сейчас Усопп в первый раз по-настоящему обратил внимание на Нами, и его ступор легко можно было понять и простить. Фрукт и тренировки превратили Нами из пусть и красивой, но все равно вполне себе обычной девушки, в сошедшую на землю Богиню. С непривычки, -- да и, в большинстве случаев, с привычкой тоже, -- красота Нами, особенно так близко и так неожиданно, напрочь выносила мозги всем без исключения особям мужского пола. Усопп, конечно же, тоже не стал исключением.
   К тому моменту, когда парень всё-таки сумел вернуть себе способность мыслить, вся компания давно уже успела добраться до пляжа. И принялась обустраивать свое будущее место ночевки.
   -- Так что насчёт спасения твоей деревни? - первым делом спросила Нами, когда мозг Усоппа вновь стал подавать признаки жизни.
   Дело происходило рядом с только-только разведенным костром, над которым был повешен большой котел с водой. И пусть солнце стояло ещё высоко, время приближалось к вечеру, поэтому пора было задуматься об ужине. Усадив Усоппа, едва тот начал мало-мальски соображать, на один из раскладных стульев, в достатке расставленных вокруг разведенного костра, и перевязав его и вправду простреленную руку, Нами присела на другой стул, после чего начала свой допрос. Вернее, попыталась начать.
   -- Подожди, Нами, пусть он сначала ответит на мой вопрос, -- влез подошедший к ним Луффи, прежде чем Усопп успел сказать хоть слово. - Скажи, ты знаешь кого-нибудь по имени Ясопп?
   -- Ясопп?! - глаза парня сделали попытку упасть на песок. - Конечно, я знаю, кто такой Ясопп! Это мой отец!!! А почему ты спрашиваешь? Стоп! Ты знаешь моего отца?! Ты знаешь, что с ним?! Ты знаешь, где он?! Расскажи мне, пожалуйста!!!
   -- Не скажу, что я так уж хорошо знаю его, -- явно заюлил Луффи, что тут же отметила вся его семья, но осталось незамеченным Усоппом. - Скорее правильнее будет сказать, что я знаю о нем. Всё-таки с того момента, когда я видел его в последний раз, прошло уже больше десяти лет. Однако я точно знаю, что с ним до сих пор все в порядке. Он довольно известный пират, плавающий на корабле одного из Йонко, "Рыжеволосого" Шанкса. А спросил я тебя о нем потому, что твоя внешность мне действительно показалась знакомой, в этом я тебе не врал. Плюс, ваши имена, Усопп и Ясопп, довольно похожи. Вот мне и стало интересно, имеете ли вы друг к другу какое-то отношение или нет? Всё Нами, теперь он твой, можешь спрашивать его о чём хочешь, -- оборвав едва начавшийся разговор, резко отвернулся от них Луффи.
   -- Хорошо, -- кивнула девушка, и тут же повторила свой первоначальный вопрос: -- Так что насчёт спасения твоей деревни? Как я понимаю, ей на самом деле угрожает опасность? От пиратов?
   Усопп и Нами смотрели друг на друга, поэтому они не увидели, как побелели Джонни, Йосаку и Зоро, когда они увидели выражение лица Луффи, после того, как тот отвернулся от Усоппа. Если бы кому-нибудь постороннему довелось увидеть подобное выражение на лице Луффи, то, после такого, этот человек никогда в жизни не поверил бы в безобидность Луффи. Если с Нами можно было в любой момент писать картину "Прекрасная Богиня", то с Луффи, в тот момент, когда он отвернулся от Усоппа, можно было однозначно писать "Воплощение Дьявола". Парни понятия не имели, из-за чего их капитан состроил настолько запредельно жуткую физиономию, но они однозначно могли сказать, что Луффи задумал какую-то нереальную пакость. И всё, что им теперь оставалось делать, так это надеяться на то, что эта самая задуманная Луффи пакость будет направлена не на них. На кого угодно, но только не на них -- никто из парней не горел желанием умирать.
   К счастью, в этот момент Усопп начал рассказывать свою историю и это всех моментально отвлекло, в том числе и Луффи. Тем более история может и не отличалась особенной оригинальностью, но точно всяко лучше, чем повседневная рутина Соломенных Шляп. Найти в точке "А", пирата "B", с наградой за голову "С", затем убить его, ограбить и отогнать захваченный пиратский корабль в точку "D", чтобы получить за него сумму "E". И затем все это дело повторить, и повторить, и повторить. Конечно, Луффи старался разбавлять эту рутину как мог, но даже он не был настолько всесильным, а тут раз, и без всяких проблем полноценная история. Пусть и, как уже говорилось, не слишком оригинальная. И таки да, во всем был виноват Йосаку.
   -- А теперь давай подобьем все, что мы сейчас от тебя услышали, -- когда закончил говорить Усопп, произнес Луффи. - Мы оставили тебя валяться на берегу, а когда ты проснулся, то умудрился подслушать нереально супер секретный разговор между капитаном Куро, по прозвищу "Стратег", который всем миром считается давно мертвым, и неким пиратом по имени Танго, способным гипнотизировать людей?
   -- Не уверен, что разговор между ними можно назвать настолько уж секретным... скорее просто тайным, -- пробормотал Усопп. - И его звали Джанго, а не Танго.
   -- Итак, значит если верить твоим словам, этот самый Куро сейчас спокойно работает самым обычным зомби-дворецким, в особняке, в котором живет зомби-красотка, по которой ты давно сохнешь.
   -- Кая не зомби! - вскочил на ноги Усопп.
   -- Разве не ты сам сказал, что она все никак не сдохнет? Как по мне, так чуть ли не идеально подходящее описание для зомби, -- произнес "искренне" сконфуженный Луффи.
   -- Я сказал, что она давно уже болеет и все никак не выздоровеет!
   -- И что не так? Зомби она и есть зомби. Зомби тоже болеют, и не могут выздороветь.
   -- Луффи, она не может быть зомби, потому что она ещё жива, а для того, чтобы человек стал зомби, он должен сначала умереть, -- поделился своим опытом Джонни.
   На первый взгляд вмешательство парня выглядело так, словно он пришел на помощь Усоппу, но это только на первый взгляд. На самом деле Джонни решил заранее начать зарабатывать себе "очки благорасположения капитана", на тот случай, если Луффи уже выбирает себе жертву среди них. И пусть Джонни не знал наверняка, что, немногим ранее, сподвигло его капитана состряпать настолько жуткую морду лица, парень, на всякий случай, решил все же подстраховаться. Вовремя вставленная реплика, чтобы Луффи мог и дальше развивать, по большей части, идиотский по смыслу разговор, точно принесет ему пару "очков благорасположения". Их капитан всегда любил, когда его семья помогала ему над кем-нибудь издеваться.
   -- Понятно, -- кивнул Луффи, - получается она пока ещё не зомби. Жаль. Значит, в роли зомби у нас выступает только Куро.
   -- Куро тоже не зомби! - возмутился Усопп.
   -- Ты что, не слышал слова Рю? - скептически приподнял бровь Луффи. -- Для того, чтобы стать зомби, нужно сначала умереть, а Куро умер ещё три года назад, так что он стопроцентный зомби!
   -- Ты сам-то слышал, что я вообще вам тут сейчас рассказывал? Куро подставил одного из своих людей, которого и казнили вместо него, а он сам скрылся, и теперь работает обычным дворецким!
   -- Понятно, -- снова кивнул Луффи, -- значит пока вообще никаких зомби. А жаль, от этого бы твоя история только выиграла. Советую тебе обязательно подумать об этом. Но тогда получается, что Куро, который не зомби, уже целых три года работает у твоей напрочь больной девушки, что все никак не может стать зомби, и все это только для того, чтобы получить её деньги?
   -- Да! - облегченно вздохнул Усопп, после чего уселся обратно на стул.
   -- Что за неудачник, -- сокрушенно покачал головой Луффи. -- Гоняется за какими-то копейками... Кстати, что-то ты ничего не сказал о её семье. Почему такая молодая девушка живет одна?
   -- Её родители умерли год назад, с тех пор она и болеет.
   -- Совсем умерли? Или...
   -- Совсем!
   -- То есть у них не сложилось стать зомби, но их дочка все равно не отчаивается и полна уверенности в том, что уж у нее-то точно получится стать зомби, так?
   -- Не так! Кая не хочет становиться зомби! И её родители тоже не хотели!
   -- Уверен? - с сомнением спросил Луффи.
   -- Да!
   -- Жаль, так было бы больше драматизма... или идиотизма, что тоже хорошо. Получается, план Фальшивого Зомби заключается в том, чтобы позволить его бывшей пиратской команде перебить целую кучу народу в деревне. Заодно пираты будут должны попытаться исполнить давнюю мечту твоей девушки, окончательно сделав её зомби, перед этим как следует ее... эээ... загипнотизировав, чтобы она настрочила завещание, в котором отвалит все деньги твоему Фальшивому Зомби?
   -- Да... что-то типа того, -- не найдя в себе силы дальше спорить, убито согласился Усопп.
   -- Тогда проясни мне ещё один момент, нафига ты пытался похитить свою богатую недозомби? Мы об этом в деревне слышали. Признай, решил напоследок оттянуться с ней в ближайших кустах?
   -- Нет! Я сделал это только для того, чтобы защитить Каю от Курахадора!
   -- Это ещё кто такой, мать твою?!
   -- Капитан Куро! Под этим именем его знает вся наша деревня.
   -- Все с тобой ясно. Хотел набиться на героический секс, да слишком переусердствовал. В итоге, ничего не вышло. Бывает.
   -- Нет, ничего подобного!
   -- Ладно, с этим мы вроде разобрались, -- проигнорировав все протестующие выкрики Усоппа, произнес Луффи. -- Тогда на повестке дня стоит ещё один вопрос. Точнее мне тупо интересно, откуда взялась целая команда пиратов? Да ещё старая команда, которая, судя по твоим словам, промышляет больше трех лет? Я как-то думал мы уже перебили всех пиратов в округе, тем более таких старых, - состроив недоуменную рожу, Луффи принялся слегка натирать пальцем свой подбородок. - Хотя-я-я-а-а... может это зомби-команда? - глаза парня буквально вспыхнули, от посетившего его "озарения". -- Мы, типа, их уже убили, а они взяли и воскресли? И теперь полны жажды мести, поэтому собираются отомстить всем живым? Потрясающе!
   -- О! - расширились глаза Усоппа. - Я совсем забыл сказать! Гипнотизер, о котором я вам говорил, этот Джанго, носил форму капитана Морского Дозора.
   -- Капитан Морского Дозора с зомби-командой по вызову? Надо же, это история становится намного интереснее! - растянул рот в широкой улыбке Луффи.
   -- Пираты, прикидывающиеся дозорным? Что-то мне это напоминает, -- усмехнулся Зоро, прославленный мечник, а ещё один из пиратов, что прикидывались охотниками на пиратов с таким успехом, что других пиратов в округе просто не осталось.
   -- А что? - усмехнулся следом Йосаку. - Как по мне, так довольно умно. Если бы не это, мы бы уже давным-давно их убили.
   -- Эй! - возмутился недовольный Луффи. - Ты чем меня слушал? Вполне возможно, что мы их и убили, просто они стали зомби. Серьёзно, сколько уже вам можно повторять?
   -- Да что ты так вообще зациклился на этих своих зомби? - спросил его в ответ Йосаку.
   -- Как это "что"? Без зомби это практически самая обычная история, а с зомби добавляется элемент мистики, делая все намного интереснее. Я не хочу слушать скучную историю!
   -- Луффи, не имеет значения, что хочешь конкретно ты, -- закатила глаза Нами. - Реальность есть реальность.
   -- Тц, скукота... и, кстати, я так и не понял, зачем тебе мы? - спросил Усоппа Луффи. - Ты так нас умолял, словно жителей твоей деревни кто-то реально перебьет. Нападение, как я понял, будет только завтра утром? Так в чем проблема? За это время народ успеет добраться до противоположного конца острова. Ты же их предупредил?
   -- В том-то и проблема! Мне никто не поверил! - в отчаянии воскликнул Усопп, в порыве чувств ударив себя рукой по коленке.
   -- Они что, идиоты? - не понял Луффи.
   -- Нет, это все моя вина! До этого я каждый день врал им о том, что идут пираты, и теперь мне больше никто не верит, -- убитым голосом признался парень.
   -- Ага, вот оно что, -- кивнул Луффи. - Мы сегодня слышали, как люди говорили о том, что они уже все давно успели устать от твоего постоянного вранья. Вот значит как оно все... А ещё мне теперь понятно, что это не они идиоты, а ты.
   -- ...
   -- Ты что, никогда не читал сказку, о мальчике и волках?
   -- ?
   -- В этой сказке один малолетний дебил носился по округе и орал о том, что из леса прутся волки. Народ, естественно, тут же подрывался, хватался за оружие, и бежал на защиту парня и своих стад, овец там, коров всяких. Так повторялось раз за разом, а потом пришли настоящие волки. Не правда ли между этой историей и твоей есть много общего?
   -- И... и чем закончилась эта сказка? - с явным опасением спросил Усопп.
   -- Волков убили, и все оказались спасены.
   -- Правда?! - искренне обрадовался парень.
   -- Конечно нет! Ты идиот? Его сожрали, и косточек не оставили! Сколько бы он не надрывался, пока волки рвали его на куски, никто так и не пришел к нему на помощь. Народ только спустя некоторое время нашел его окровавленную одежду, да обглоданную ногу в ботинке.
   Усопп побледнел как полотно.
   -- С другой стороны, теперь мне окончательно ясна твоя проблема. Тебе никто не поверил, поэтому мы остались твоей единственной надеждой на спасение деревни.
   -- Да... так вы мне поможете? - огляделся он по сторонам. -- Пожалуйста! - произнес он, посмотрев Луффи прямо в глаза.
   Усопп смотрел на Луффи, из-за чего не увидел, как на лицах остальных проступили кровожадные ухмылки. И в этот раз самая кровожадная ухмылка красовалась на лице Нами, что неудивительно. Всё-таки "защита любимой деревни" наиболее близкая для неё тема. Кроме того, учитывая сколько времени Луффи издевался над длинноносым, со всеми этими его зомби, то никто в семьи не сомневался, каков будет ответ их капитана. К тому же, Усоппу действительно нужно было отдать должное. Сначала он попытался предупредить всех сам, а когда ему не поверили, он попытался спасти хотя бы девушку, но за все свои старания получил лишь пулю в руку и дурную славу. И теперь, вместо того, чтобы плюнуть на всех, пришел просить помощи у тех, от кого он, по-хорошему, должен был бежать без оглядки. Иными словами, можно было смело говорить о том, что Усопп команде понравился.
   Может, Усопп и был изрядным трусом, и ужасно плохим вруном, -- или таким он выглядел только в сравнении с Луффи? - но когда дела пошли реально плохо, длинноносый проявил качества, о наличии которых он, наверное, сам не подозревал. И вся семья знала своего капитана достаточно хорошо, чтобы, в этом конкретном случае, со стопроцентной вероятностью, предсказать ответ Луффи на просьбу Усоппа о помощи его деревне... Право слово, сколько раз они ещё будут наступать на одни и те же грабли, прежде чем окончательно усвоят свой урок? Нельзя со стопроцентной вероятностью предсказать Луффи. Нельзя и все.
   -- И какого хрена мы должны тебе помогать? - широко зевнув, спросил Луффи. - Нам что, по-твоему, делать больше нечего? Спасибо тебе за историю, и все такое, но теперь можешь идти. Будь твоя девушка настоящей зомби или будь Фальшивый Зомби обычным зомби, я бы может ещё и помог, а так... фигня она и есть фигня. Слишком скучно. Даже связываться не охота.
   Ухмылки на лицах Джонни, Йосаку, Зоро и Нами так и застыли.
   -- Ч-чт-то? - с трудом выдавил из себя Усопп.
   После всего случившегося и всех разговоров, парень явно рассчитывал на другой ответ.
   -- Спрашиваю, нафига нам тебе помогать? Какая нам с этого выгода? Фальшивый Зомби для всего мира мертв, поэтому награду за его голову нам получить не светит. Интересного в твоей истории тоже ничего нет. Хоть бы одного завалявшегося зомби приплел... Да и вообще, с чего бы нам браться за это дело? Ты газеты читал? Мы только-только разобрались с крупной рыбой, так что у нас выходной. Все понял? Тогда можешь идти.
   -- Вы... вы мне не поможете? -- в шоке огляделся по сторонам Усопп. - Ророноа-сан, -- обратился Усопп к Зоро, -- вы ведь самый главный? Пожалуйста, помогите мне! - опять, как и немногим ранее, Усопп опустился на колени, уткнувшись лбом в песок. - Даже если сейчас мне нечего вам предложить взамен, когда-нибудь я вам обязательно отплачу, даю слово!
   Сказать, что в этот момент Зоро почувствовал себя неуютно, значит ничего не сказать. Подняв взгляд от склонившегося перед ним Усоппа на Луффи, Зоро увидел... Зоро увидел выбор. Непонятно, правда, зачем ему вообще предоставленный. Помочь едва знакомому парню, пусть он и производил довольно благоприятное впечатление, или встать на сторону своего капитана, который значил для него в миллион раз больше, чем слово "капитан" могло передать? Да это даже выбором нельзя было назвать. Ответ мог быть только один. Именно он и прозвучал:
   -- Прости Усопп, но мой капитан уже сказал свое слово, -- покачал головой Зоро. - Раз Луффи говорит, что мы тебе не будем помогать, значит мы тебе не будем помогать.
   -- Ка-капитан?! - резко вскинув голову, Усопп в шоке уставился на Луффи. - Разве это не вы капитан? - взгляд парня переместился обратно на Зоро. - В газетах всегда говорилось, что вы самый главный!
   -- Мало ли, что пишут в газетах, -- слегка пожал плечами мечник. - Луффи наш капитан, и именно он отдает приказы. Так что извини, ничего личного, но наш капитан уже сказал свое слово. Думаю, самое время тебе уйти.
   Подавленный Усопп, поднявшись на ноги, неуверенно огляделся по сторонам. Луффи беззаботно улыбался, лицо Зоро ничего не выражало, как и лица Йосаку с Джонни, и только Нами слегка хмурилась.
   -- Разве... разве вы не охотники на пиратов? Разве вы не должны помогать людям?
   -- С чего бы это? - слегка фыркнул Луффи от такой наивности. - Практически все без исключения охотники, в самую первую очередь, думают только о деньгах. Мы в этом плане не исключение. Иногда деньги и вовсе единственная причина, почему тот или иной охотник стал именно охотником. Поэтому, если в конце их не ждет достойная награда за все труды, они никогда не возьмутся за то или иное дело. Да и кто в здравом уме станет рисковать своей шкурой за просто так? Охотники-герои долго не живут. А еще, кто тебе сказал, что мы вообще охотники?
   -- Ч-что? - непонимающе уставился на Луффи Усопп. - В смысле, кто сказал? Вы перебили всех хоть немного известных пиратов Ист Блю! И в газетах вашу команду всегда называли охотниками за вознаграждениями, разве нет? Кем вам тогда ещё быть?
   -- Зоро тебе уже сказал, что не следует верить всему, что пишут в газетах. А насчёт того, кем нам ещё быть... пиратами, конечно же!
   -- Что?!!
   -- Могу повторить, если ты не понял с первого раза.
   -- Вы - пираты?! Невозможно!!!
   -- Почему?
   -- Потому что вы убиваете пиратов!!!
   -- И что это доказывает? - приподнял бровь Луффи. -- Если ты не в курсе, то пираты всегда убивали других пиратов, а не только дозорных и гражданских.
   -- Но вы получаете награды за головы пиратов, поэтому вы не можете быть пиратами! Дозорные просто не стали бы вам платить!
   -- Если кто-то о чем-то не знает, то это вовсе не означает, что этого нет или не может быть. Однако, если тебе так уж интересно, могу сказать, что все это было частью моего небольшого плана. Плана, который практически завершился. Нам больше нет необходимости выдавать себя за охотников за вознаграждениями, поэтому скоро весь мир узнает, что на самом деле мы пираты. Теперь понимаешь? У нас нет ни одной причины тебе помогать. Так что если хочешь жить, то советую тебе сваливать из деревни. В конце концов, ты честно пытался их спасти, но они тебе не поверили, поэтому ты за них больше не в ответе. Теперь, даже если они умрут, в этом не будет твоей вины. Сам подумай, ты пытался спасти им жизни, а они отблагодарили тебя тем, что прострелили тебе руку. По-моему, настало самое время забыть о них, и подумать о себе.
   Усоппа буквально заколотило, а из его глаз градом покатились слезы:
   -- Пусть... пусть они не поверили мне... пусть они прогнали меня... прострелили мне руку... это все равно моя деревня... я здесь вырос... я похоронил здесь свою мать... и я люблю свою деревню! И я не стану спокойно смотреть на то, как пираты будут убивать жителей моей деревни! Если никто мне не верит, если вы отказываетесь мне помочь, тогда... тогда я все сделаю сам! Сам остановлю пиратов! И тогда... и тогда это все просто станет ещё одной, моей ложью. И все. Ничего больше.
   Наблюдательный человек легко бы заметил, что маленькая речь Усоппа произвела ощутимое впечатление на собравшихся возле костра людей... кроме одного. Тут без сюрпризов. Луффи смотрел на длинноносого так, словно он полный идиот.
   -- Не могу не отдать должное твоей храбрости и преданности, но не нужно тешить себя иллюзиями, -- произнес Луффи. - Ты ни за что на свете не сможешь остановить пиратов от нападения на твою деревню. Максимум чего ты сумеешь добиться, так это убить нескольких из них, да и то, только в том случае, если подготовишь хорошую засаду и проявишь полную безжалостность. В противном случае можешь даже не начинать.
   -- Ты... ты не можешь этого знать наверняка! - вытерев слезы рукой, яростно уставился на Луффи Усопп.
   -- Между нами двумя, я единственный кто имеет дело с реальными пиратами на регулярной основе, а значит я единственный из нас, кто понимает реальное положение вещей. Если ты действительно собрался противостоять пиратам, то ты умрешь. Факт. Не веришь мне? Тогда спроси у них, - Луффи слегка качнул головой в сторону Йосаку и Джонни. -- Как я уже сказал, даже при самом благоприятном для тебя стечении обстоятельств, максимум чего ты сумеешь добиться, так это того, что на твою деревню нападет чуть меньше пиратов, чем напало бы изначально. Конечно, вероятнее всего, это спасет кому-нибудь жизнь, возможно не одну, но само нападение твое самопожертвование не предотвратит. Так стоит ли игра свеч?
   -- Пусть так, -- неожиданно спокойно произнес Усопп. - Пусть мои усилия спасут только несколько человек... но я всё-таки спасу этих нескольких человек.
   -- Что ж, дело твое, -- вздохнул Луффи. - Тогда, позволь мне хотя бы дать тебе два совета. Помогать мы тебе не собираемся, но лично против тебя я ничего не имею. Считай, что тебе просто не повезло. Такое случается.
   -- Что... что за советы?
   Судя по крепко сжатым кулакам, длинноносому парню сильно не понравилось, что сейчас ему сказал Луффи, -- а ещё тот беззаботный тон, с каким он это все сказал, -- но Усопп все равно готов был слушать Луффи, если это могло помочь спасти ему ещё больше жителей деревни. Серьёзно, парень нравился команде все сильнее и сильнее. Жаль только, что ему вскоре предстояло умереть. Наверное.
   -- Во-первых, раз ты подслушал этого своего Фальшивого Зомби, валяясь за тем камнем, за которым мы тебя бросили, то, я так предполагаю, ты решил, что и нападать они будут по дороге, расположенной рядом.
   -- А разве нет? - нахмурился Усопп.
   -- Вполне возможно, -- слегка пожал плечами Луффи. - Однако, на мой взгляд, дорога, по которой мы вернулись на пляж, намного удобнее для нападения. Мало того, что она подходит к самой деревне, так она еще, в отличие от первой, практически на всем своем протяжении проходит через лес. Если пираты будут нападать по ней, то жители деревни не смогут их увидеть до самого последнего момента. А вот по другой дороге, идущей через поля, их могут заметить ещё издалека. Думаю, твой Фальшивый Зомби не просто так получил прозвище "Стратег", поэтому такие вещи он должен понимать не хуже меня. Конечно, я могу ошибаться, но тут уже решать тебе самому.
   Усопп кивнул.
   -- Теперь, касательно моего второго совета... наклонись... давай, давай, наклоняйся! Вот так, а теперь прочувствуй.
   Усопп наклонился, Луффи поднял руку, а в следующее мгновение длинноносый парень обнаружил, что земля и небо стали стремительно меняться друг с другом местами. Земля, небо, земля, небо, и так ещё несколько раз, пока впечатляющий полет Усоппа не прервался ударом об землю. Слегка прокувыркавшись по песку, парень остановился. И остался неподвижно лежать, словно мертвый.
   Усоппу потребовалось несколько минут, прежде чем он пришел в себя настолько, чтобы вновь начать хоть немного соображать. С трудом приподнявшись на руках, он уселся на задницу. Шумело в голове, мир вокруг странно покачивался. Ещё через пару минут Усопп, наконец, осознал, что рядом с ним стоит улыбающийся Луффи.
   -- Ты как? Пришел в себя? Понимаешь, что я тебе говорю?
   Длинноносый парень несколько заторможено кивнул.
   -- Отлично! Значит, теперь ты знаешь, что с тобой случится, когда пираты доберутся до тебя. Ты только учти, что я поставил тебе лишь один единственный шалбан. Однако, можешь быть уверен, пираты, против которых ты будешь завтра сражаться, не будут отличаться таким же великодушием, как я. И это мой тебе второй совет. По крайней мере, теперь ты немного представляешь, против какой силы тебе предстоит сражаться. А теперь удачи! И бывай.
   С этими словами Луффи вернулся обратно к костру, вокруг которого остальные Соломенные Шляпы уже успели развить бурную деятельность. Пока Усопп рассказывал им свою историю, вода в котле нагрелась и закипела, поэтому пора было всерьез браться за готовку их будущего ужина.
   Проводив Луффи взглядом, Усопп, все так же немного заторможено, поднялся на ноги и медленно побрел прочь от пляжа, а заодно расположившихся на нем знаменитых охотников, на деле оказавшихся самыми настоящими пиратами.
   -- И что это было? - первым делом спросила Нами, стоило Луффи вернуться обратно к костру, а Усоппу направиться прочь от них.
   -- Что "это"? - уточнил парень, усаживаясь на стул.
   -- Ты и сам прекрасно знаешь что.
   -- Если ты про то, как я отказался помочь Усоппу... хм... скажем, сегодня у меня плохое настроение. Возможно, встал не с той ноги, или слишком мало жареного мяса в организме. Всё-таки один обед, каким бы плотным он не был, не компенсирует мне несколько дней без мяса.
   -- Это не ответ!
   -- Хм... тебя не устраивает мой ответ?
   -- Ты прекрасно знаешь, что если ты прикажешь мне заткнуться, то я заткнусь, -- хмурая Нами сложила руки на груди. - Но я не понимаю, зачем ты сделал все, что сделал. Зачем говорил с Усоппом, если не собирался ему помогать. Зачем давал советы, если он все равно завтра умрет. Он не настолько сильный, чтобы справиться с целой пиратской командой, насколько бы успешную засаду он на них не устроил. У него просто не может быть ничего такого, что помогло бы ему справиться с несколькими десятками, а то и больше, вооруженных людей. И я не понимаю, зачем ты поставил Зоро перед выбором между собой и Усоппом. И даже не пытайся утверждать, что это ты сделал не специально! Ты прекрасно знаешь, как мы относимся к тебе самому и твоим приказам, поэтому во всем этом не было никакой необходимости. Так зачем? Зачем ты это все устроил? Это не было похоже на твои обычные развлечения.
   -- Дело в Ясоппе? - спросил Зоро, так же заинтересованный в мотивах Луффи. - Когда Усопп спросить тебя о нем, ты явно о чем-то умолчал. Вы с ним враги?
   -- Не буду говорить, что он совсем не причем, но дело вовсе не в нем.... И нет, мы с ним больше друзья, чем враги.
   -- Это как так? - не понял Йосаку.
   -- Не заморачивайся, -- посоветовал ему в ответ Луффи.
   -- Так в чем тогда дело? - не отставала Нами. - Тебе не понравился сам Усопп?
   -- С чего бы это? - озадаченно посмотрел на неё парень. - Скорее наоборот, очень даже понравился. Трус трусом, но в нем есть стержень, поэтому в будущем он может стать по-настоящему сильным. Вдобавок, Усопп явно восхищается своим отцом, а батя у него, я вам сразу скажу, крут. И очень, очень талантлив. И я питаю сильную надежду, что, потенциально, Усопп, как минимум, не менее талантлив, чем его отец. Кроме того, наш нереально длинноносый друг явно мечтает о том времени, когда сможет сам стать пиратом. По-моему, идеально.
   И тут Зоро, наконец, понял, почему Луффи вел себя так, как он себя вел. Сделав смачный фейспалм, мечник громко застонал, чем мгновенно привлек к себе внимание.
   -- Ты хочешь пригласить его в семью, -- не спросил, а констатировал факт Зоро, когда на нем перекрестились взгляды всех присутствующих.
   Три ошарашенных взгляда мгновенно переместились на Луффи.
   -- Я думал, что это было очевидным, -- обиженно надул губы парень.
   Еще три смачных фейспалма стали ему ответом.
   -- Я вот только одного не пойму, -- немногим погодя произнес Джонни, когда вся их честная компания успела вернуться к готовке. Кто-то чистил картошку, кто-то лук, кто-то занимался салатом, кто-то делал что-то еще. Они пробыли вместе уже достаточно долго, чтобы каждый из них, без всяких уточнений, знал о том, что ему надлежит делать. - Если ты собрался пригласить Усоппа к нам в семью, то зачем так жестко себя с ним повел? После такого он может и отказаться отправиться в море вместе с нами.
   -- А как иначе? - слегка пожал плечами Луффи. -- Я должен быть абсолютно точно уверен в том, что, когда настанет критический момент, Усопп будет способен поставить на кон собственную жизнь. Мы все знаем, что, каждый из нас, без всяких раздумий, отдаст жизнь за любого другого члена нашей семьи. И одна из моих главных обязанностей, как вашего капитана, состоит в том, чтобы любой новый член нашей семьи, потенциально был способен сделать то же самое. Я не собираюсь никого из вас терять, только из-за того, что был недостаточно пристрастен при отборе кандидатов в нашу семью. Усопп мне понравился, и я знаю, что вам тоже. Однако только завтрашний день покажет, способен ли он стать членом нашей семьи, или нет.
   -- Раньше ты не был таким дотошным, -- прокомментировал слова Луффи Йосаку.
   -- Ага, нас ты затащил в семью едва только увидев, -- поддержал своего друга Джонни. Луффи в ответ перестал резать лук и, подняв взгляд от доски, молча уставился на парней. - Что? - не понял Джонни. - Так все и было! Или ты уже сам забыл? Ты потащил нас за собой буквально через две минуты после знакомства. Мы тогда даже не хотели быть пиратами!
   Луффи молча продолжал смотреть, из-за чего Джонни и Йосаку неуверенно переглянулись: они что-то упустили? К этому моменту разговором успели заинтересоваться и Нами с Зоро. Тем более зеленоволосый мечник отлично помнил день вступления парней в их семью, и он мог точно сказать, что все было именно так, как и говорил Джонни. Вот только покровительственный взгляд Луффи прямо-таки кричал о том, что в тот день все произошло несколько не так, как им всем всегда казалось. Или все так, но помимо этого тогда произошло что-то еще?
   -- Ты... ты нашел нас раньше, да? -- совсем неудивительно, что первым сообразил именно Зоро. Во-первых, Зоро пробыл со своим капитаном дольше всех, а, во-вторых, они практически с первых дней знакомства оказались с ним если и не на "одной волне", то достаточно близко, чтобы "сигналы иногда пересекались". - Насколько раньше ты нас нашел?
   -- Ещё когда ты отдал им награду за первого идиота, того самого, что ты убил в баре, -- широко улыбнулся Луффи. - С условием, что они заплатят за твой будущий обед.
   -- Так ты в тот день наблюдал за нами с самого начала?! - удивленно воскликнул Джонни.
   -- Ты наблюдал за нами с самого начала? - в противоположность своему другу, севшим голосом спросил Йосаку, мгновенно покрывшись заметной испариной.
   Нами, Зоро и Джонни недоуменно посмотрели на него, а затем дошло и до них, из-за чего последний и сам незамедлительно покрылся испариной, фрукт ящерицы-переростка или нет. Просто Джонни в этот момент с болезненной четкостью осознал, что, прими он и Йосаку, в тот памятный день, хоть одно неверное решение, и тот день вполне мог бы стать последним в их жизни.
   -- Точно, я наблюдал за вами с самого-самого начала, -- чуть ли не пропел довольный Луффи, когда вдоволь насладился выражением лиц Джонни и Йосаку. -- Сперва хотел вас ограбить и затем посмотреть, что вы будете делать дальше, деньги-то не ваши, -- продемонстрировал Луффи всем желающим свои белоснежно белые зубы. - Но потом немного подумал и решил проверить, не захотите ли вы сделать вашу последнюю в жизни глупость самостоятельно? Однако представьте себе мое удивление, когда вы не только не сделали ни одной глупости, но ещё без раздумий рискнули своими жизнями, когда решили выступить вдвоем против бандитов, чтобы спасти совершенно незнакомого вам пацана. Зачет сдан, как говорится. Оставался, конечно, вопрос с вашей принадлежностью к охотникам, но тут вы уже сами забили последний гвоздь в крышку своего общего гроба. Никто не тянул вас тогда за язык, и не заставлял набиваться в компанию к Зоро. Естественно, даже после такого я не мог так сходу взять, и пригласить вас в семью. Поэтому я тогда решил взять вас на испытательный срок.
   -- В смысле? - спросил Джонни, на лице которого, как и на лицах Зоро и Йосаку, проступило искреннее непонимание. - Ты же сходу нас тогда позвал в семью!
   -- Тогда и речи не шло ни о какой семье. Я просто пригласил вас на борт Нечто, пусть и без возможности отказаться. В саму семью я вас принял только в тот день, когда вы съели свои фрукты. Если помните, я сказал, что это мой вам подарок, в честь принятия в семью.
   На лицах Джонни и Йосаку сначала отразилась напряженная работа мысли, и только затем легкая задумчивость. Парни явно сопоставили рассказ Луффи со своими воспоминаниями, и, судя по одолевшей их задумчивости, нашли подтверждения его словам.
   -- А как насчёт меня? -- спросил хмурящийся Зоро, очевидно, в свою очередь, вспоминающий детали их первого знакомства. - Меня ты тогда сразу пригласил в свою семью, почему?
   -- Ты это сейчас серьёзно? -- посмотрел на него Луффи таким взглядом, что мечник почувствовал непреодолимое желание провалиться сквозь землю. Однако, провалиться у него не получилось, поэтому Зоро ограничился тем, что мучительно покраснел. - Ты, фактически, таскаешь с собой свою личную автобиографию, -- Луффи указал пальцем на белую катану Зоро. - Она за первые несколько секунд, после нашего знакомства, рассказала мне о тебе больше, чем до этого вся собранная мною информация.
   -- Собранная тобою информация? - медленно повторил Зоро, а затем его единственный видимый глаз моментально окрасился в красный цвет -- настолько много сосудов в нем лопнуло за раз. - Хочешь сказать, в тот день, ты узнал меня с первого взгляда? - голосу Зоро сейчас бы позавидовала любая змея на свете.
   Несмотря на два прошедших года, мечник помнил момент своей первой встречи с Луффи, как сейчас. Всё-таки в тот день навсегда закончилась его нормальная жизнь, и началось форменное сумасшествие, словно хвост кометы сопровождающее его капитана. Учитывая же, что за капитаном принято следовать... ощущение "нормальности" все новые члены семьи теряли в самую первую очередь.
   Луффи, услышав вопрос, опять наградил своего первого помощника таким взглядом, словно он полный идиот.
   -- К тому моменту, когда мы встретились, народ тебя уже считал лучшим мечником Ист Блю. Конечно, я тебя узнал! Зоро, у тебя зеленые волосы и ты носишь три меча. Тебя сходу способен узнать любой идиот, хоть раз слышавший твое описание, а у меня, к моменту нашей встречи, помимо описания, уже имелось несколько твоих фотографий... Хотя, не буду отрицать, когда ты буквально свалился мне на голову, я первые пару минут думал, что это у меня просто поехала крыша от жары. К тому моменту я только-только начал подумывать о том, чтобы отправиться на твои поиски, пока тебя не прибили или ты не присоединился к кому-нибудь другому. А тут на тебе, вот он ты, весь из себя такой наивный и беззащитный, бей не хочу. Да ещё буквально горящий желанием не только присоединиться к моей семье, но и стать моим первым помощником. Честное слово, сам не ожидал!
   Надо отдать Зоро должное. После всей этой истории с Зорри "Три Вантуза", его уровень толерантности взлетел на ранее совершенно недостижимую высоту. Ещё неделю назад он бы уже давно пытался порезать своего капитана на ломтики, а теперь ограничился лишь тем, что закрыл свой глаз, и принялся делать большие успокаивающие вдохи и выдохи. Луффи тут же скорчил недовольную физиономию. Вполне предсказуемо, что он стал единственным в семье, кого не устраивала новоприобретенная способность Зоро, выдерживать практически все сыплющиеся на его голову подколки. Зато остальные вздохнули с изрядным облегчением. Теперь находиться рядом с Зоро и Луффи стало намного безопасней.
   -- А как насчёт меня? - спросила Нами, когда Зоро окончательно успокоился. - Меня ты тоже пригласил в семью с самого начала.
   -- Ещё один дятел! - закатил глаза Луффи. - Уж кто-кто, а ты бы лучше вообще молчала. В отличие от остальных, о тебе я в первый раз узнал больше четырех лет назад, и с тех пор практически никогда не выпускал из виду.
   -- Что?! - челюсть Нами упала на песок.
   -- Ага, я тогда сам с трудом мог поверить, что какая-то соплячка стащила принадлежащие мне деньги, -- понимающе покивал головой Луффи.
   -- ЧТО?!! - к челюсти Нами, лежащей на песке, присоединились ещё три дополнительных челюсти.
   -- Понимаю ваше удивление, -- снова покивал головой парень. - Я тогда чуть не поубивал всех этих идиотов, когда они мне посмели заявить, что все деньги, которые предназначались мне, стащила какая-то четырнадцатилетняя девчонка. Подумал, что эти придурки вздумали меня кинуть, но потом всё-таки решил проверить и, представьте себе мое удивление, когда все подтвердилось... Между прочим, мой братишка, когда узнал, что меня ограбила девчонка, ржал как конь, -- добавил Луффи, обвиняющее посмотрев на Нами.
   -- Я... я украла твои деньги? -- найдя в себе силы, буквально прошептала помертвевшая от ужаса Нами.
   -- Она украла твои деньги?! - с едва ли не ещё большим ужасом, хором, воскликнули остальные парни, включая Зоро.
   -- Офигеть, правда? - широко улыбнулся Луффи. - Лучшего способа привлечь мое внимание и придумать сложно.
   Нами всхлипнула от ужаса, а парни, вслед за ней, помертвели от этого самого ужаса. Стащить деньги у Луффи? Ещё более худшего способа привлечения внимания Луффи никто из них себе и представить не мог. Да и существовал ли такой способ вообще?
   -- Я сначала сходу хотел идти и мочить тебя, причем в особо жестокой форме, -- чуть смущенно признался Луффи. -- Однако потом я малость успокоился и словил прикол. Всё-таки я с самого детства привык, что это я всех граблю и убиваю, а не наоборот. Вот и начал платить деньги, чтобы народ мне о тебе докладывал. Пару раз, когда ты была поблизости, даже сам наблюдал за тобой. И все думал, когда же тебя прикончат? - издал парень легкий смешок, прикрыв глаза. - Мы даже с Эйсом, моим непутевым братишкой, забивались по этой теме. Никто из нас, правда, так ни разу и не выиграл, -- слегка покачав головой, снова издал легкий смешок Луффи, все так же не открывая глаз.
   Сейчас парень был целиком там, в своих воспоминаниях.
   -- Ты, назло всем заключенным между нами пари, все упорно продолжала воровать, и убегать. Так, со временем, что вполне естественно, я заинтересовался твоими способностями навигатора и картографа. Заинтересовался настолько, что не поленился проверить их с помощью одной подставной пиратской команды, которая взяла тебя к себе на борт. И ты тогда показала высший класс. Так что, спустя ещё какое-то время, когда ко мне уже успел присоединиться Зоро, я начал всерьез подумывать о том, чтобы пригласить тебя к себе в семью. Всё-таки нам нужен был свой навигатор, а все другие кандидатуры меня не устраивали по тем или иным причинам. Кого-нибудь временно брать тоже не хотел. Потом я и Зоро вышли в море, где мы повстречали Рю и Йосаку, которые затем стали фруктовиками. Тут уже стало очевидно, что если мы, в самом скором времени, не найдем себе в семью толкового навигатора, то, рано или поздно, однозначно потонем. А я плавать не умею. Про Рю и Йосаку и вовсе говорить нечего, "топоры" они и есть "топоры". Вот тогда я и принял окончательное решение пригласить тебя к нам в семью. И все мы знаем, что оно того стоило.
   Закончив делиться своими воспоминаниями, Луффи ностальгически вздохнул и открыл глаза, тут же поняв, что вся его речь пропала в туне. Семья парня все ещё пыталась справиться с той бомбой, что он сбросил на них в самом начале:
   -- Я украла у тебя деньги... Я украла у тебя деньги... Я украла у тебя деньги... -- словно сломанная пластинка, раз за разом повторяла Нами одну и ту же фразу.
   -- Она украла у него деньги, -- невидяще уставившись перед собой, произнес Джонни.
   -- Она украла у него деньги, -- невидяще уставившись перед собой, произнес Йосаку.
   -- Она украла у него деньги, -- невидяще уставившись перед собой, произнес Зоро.
   -- Она украла у него деньги, -- пошел на новый круг Джонни, уже чёрт знает какой по счёту.
   С точки зрения большинства членов семьи Соломенной Шляпы, в мире существовало несколько незыблемых вещей. Восход солнца. Наличие гравитации. Звезды на небе. Невозможность украсть деньги у Луффи и остаться безнаказанным. В общем, незыблемые вещи они и есть незыблемые вещи. И, до сегодняшнего дня, все это исправно работало. Солнце всходило, гравитация притягивала, звезды сияли, а деньги Луффи всегда оставались деньгами Луффи. Ключевое слово всегда. Крючочек на Нечто? Сокровища совсем не охраняются? Нами когда-то тоже была такой же наивной, поэтому, на протяжении двух первых месяцев, с момента её принятия в семью, упорно продолжала совершать чуть ли не ежедневные попытки удрать если и не со всеми сокровищами, хранящимися на Нечто, то их значительной частью точно. Провал следовал за провалом, но Нами не сдавалась. И не сдавалась она ровно до тех пор, пока собственными глазами не увидела, что случается с безумцами, решившими позариться на деньги Луффи.
   Как и в случае с Нами, одна банда полных недоумков легко обчистила Нечто, -- собственно говоря, с этим и у самой девушки никогда не возникало проблем, -- трудности начались потом. И под словом "трудности" подразумевалось, что на огонек к ограбившим Нечто бандитам заскочил Луффи. Как он неизменно "заскакивал на огонек" к Нами, несмотря на все используемые девушкой ухищрения при заметании своих следов. Вот только в отличие от Нами, бандиты не состояли с Луффи в одной семье. Нами практически сразу смогла оценить разницу. И пусть к тому моменту она уже давно считала, что все деньги, на которые она может наложить руку, принадлежат ей, после случая с бандитами, в это правило было незамедлительно внесено одно единственное исключение. И это исключение звучало следующим образом: "Деньги Луффи принадлежали Луффи". Точка. Тем более все новые и новые идиоты, раз за разом посягающие на деньги Луффи, служили Нами отличным стимулом к тому, чтобы она ни на мгновение не забывала об одном единственном исключении, собственноручно внесенном в её же выработанное правило. Это уже потом она осознала ещё парочку важных истин.
   Во-первых, Железный Ящик и крючочек на Нечто, символизировали вовсе не сейф и замок, как она считала изначально, а самую настоящую мышеловку. Сыром в которой выступали кейсы с деньгами и многочисленные сокровища, а запахом от сыра внешний вид и надпись на двери. И, как и в случае с мышеловкой, хозяину не было нужды сторожить саму мышеловку, отсюда и деланное отсутствие какой-либо охраны сокровищ. Зачем охранять, когда жертва, как и в случае с настоящей мышеловкой, мгновенно обрекала себя на смерть, едва стоило ей прикоснуться к заветному "сыру"? Воля Наблюдения Луффи с успехом заменяла прочнейшие в мире сейфы. А затем, когда "мышки" попадались, приходил наглый и довольный кот, в роли которого выступал Луффи, и "мышки дохли".
   В чрезвычайно редких случаях "мышки" всё-таки сохраняли свои жизни, но зато, как минимум, очень-очень сильно беднели или оставались должны. Сильно должны. Ведь все в мире знают, что человеческая жизнь бесценна... по крайне мере, именно на этот факт всегда особенно сильно напирал Луффи, когда речь заходила о выкупе за чью-нибудь жизнь. И, в свое время, в качестве одного из таких выкупов, пойманные Луффи "мышки" притащили ему в своих лапках фрукт для Нами. В общем, потребовалось время, но девушка поняла, что вся эта ситуация с Железным Ящиком и его содержимым, была не более чем очередным способом Луффи наполнить свою жизнь дополнительным весельем. Весельем в его понимании, конечно.
   Второй осознанной Нами истиной стал тот факт, что если ты являешься частью семьи Соломенной Шляпы, то ты смело можешь трясти с Луффи деньги, и ничего тебе за это не будет... Ладно, пусть не "трясти", но просить можно было точно! Однако, даже с учетом такого откровения, "Деньги Луффи принадлежали Луффи", а это, опять же, означало, что, если ты не член семьи Соломенной Шляпы, то невозможно украсть деньги у Луффи и остаться безнаказанным. Нерушимый закон вселенной. А Нами, четыре года назад, совершенно точно не являлась частью упомянутой семьи. И, будучи девочкой крайне смышленой, а так же неоднократно наблюдавшей собственными глазами, что случается с людьми, вздумавшими позариться на деньги Луффи, она очень живо, -- пожалуй, даже чересчур живо, -- себе представила, что с ней могло произойти, доберись до неё четыре года назад, её теперешний капитан. И окружающие Нами парни тоже это отлично представляли, а потому:
   -- Она украла у него деньги, -- невидяще уставившись перед собой, в который уже раз произнес Зоро.
   -- Она украла у него... - пошел было на новый круг Джонни, но, наконец, был перебит своим капитаном.
   -- Ой, да ладно вам! - немного раздраженно воскликнул Луффи. - Не говорите об этом так, словно настал конец света! Всякое в жизни случается.
   Эта фраза всё-таки сумела немного расшевелить Нами:
   -- Ага... конец света не настал... ха-ха... а вот мне мог... ха-ха... конец... ха-ха...
   -- Нами да забудь ты уже, -- тяжело вздохнув, посоветовал ей Луффи. - Считай, что это было давно и неправда... тем более так оно почти и есть. Может, я тогда и разозлился настолько, что засыпал каждый день с мыслью о том, как буду резать тебя на кусочки, но я успокоился уже спустя всего пару месяцев... Наверное зря я об этом сейчас сказал, да? - ни к кому конкретно не обращаясь, добавил парень, стоило глазам Нами закатиться, а ей самой опрокинуться назад, упав со стула на песок в глубоком обмороке.
   В итоге, пришлось Луффи заканчивать с готовкой ужина одному. Что он и сделал. Предварительно растормошив Нами и напоив её валерьянкой, а парням выдав ящик выпивки и убрав подальше все остальные, чтобы они не смогли упиться до полного беспамятства, в надежде забыть откровения их капитана. Завтра с утра намечалось представление, и Луффи не собирался идти на него в одиночку только потому, что у всей его семьи оказались на удивление слабые нервишки. И это после всего ими пережитого? Позор! Тем более одному всегда скучнее, чем в компании.
   А ещё Луффи, весь вечер, пришлось молча мириться с тем, что все парни старательно держались между ним и Нами. И смотрели на него такими глазами, словно он вот-вот собирался наброситься на неё и оторвать ей голову. Даже Зоро, почти всегда и во всем поддерживающий своего капитана, не сводил с Луффи взгляда и не на мгновение не убирал руку с рукояти своей самой искусно выкованной катаны. Той, что в белых ножнах.
   Луффи, в ответ на "беспричинную травлю" со стороны своей семьи, весь вечер и часть ночи усиленно изображал из себя всеми обиженного, никем непонятого и вообще незаслуженно обвиненного человека. И получалось у него это с вполне ожидаемым успехом. Примерно с таким же успехом, как у застигнутого на месте преступления известного маньяка-убийцы, с ног до головы измазанного кровью, среди заваленной трупами улицы, и сотней свидетелей, в один голос утверждающих о его виновности. В общем, вечер удался. Да и назначенное на утро представление тоже прошло не без огонька... как в прямом, так и переносном смысле этого слова.
   -- А он неплохо подготовился, -- первым делом произнес Луффи, когда закончил оценивать в бинокль, все сделанные Усоппом приготовления. - Голова у него явно работает.
   Дело происходило на толстой ветке одного очень высокого дерева, на котором, под мудрым руководством Луффи...
   -- Хочу наблюдательный пункт, во-о-он там!
   -- Луффи, никто из нас знать не знает...
   -- Пофиг! Хочу пункт!
   -- Луффи...
   -- Хочу!
   ...был сооружен импровизированный наблюдательный пункт, способный без особых проблем одновременно уместить всех Соломенных Шляп. Непонятно только зачем такой большой: Зоро и Йосаку забили на все сразу же после его постройки.
   С дерева, как на ладони, открывался вид на дорогу, ведущую от самого берега к деревне. Перепад, между водой и сушей составлял порядка тридцати метров, из-за чего дорога спускалась к воде по довольно крутому склону, окруженному скалистыми утесами. Получился этакий компактный коридор естественного происхождения, метров семи шириной и одним концом сильно задранный к верху. Идеальное место для засады.
   -- Немного удивлен, что он решил прислушаться к тебе и устроить засаду именно здесь, -- признал Джонни, так же как и Луффи, разглядывая местность внизу, только уже через свой бинокль. - Я, лично, был уверен, что после всего, он не станет прислушиваться к твоим советам, хотя бы из чистого упрямства.
   -- Видимо, ему я показался более убедительным, чем тебе.
   Приступ острой паранойи, вызванный ещё более сильным приступом паники, у парней и Нами благополучно закончился с наступлением утра, поэтому все вернулось на круги своя. Зоро спал под деревом, рядом с ним развалился Йосаку, попыхивающий своей сигарой во рту, а рядом с самим Луффи, на дереве, сидели Джонни и Нами. После Луффи, они были самыми любопытными личностями в их маленькой семье. Правда, в этот раз Нами все больше волновалась за Усоппа, чем утоляла свое любопытство. Всё-таки переживания длинноносого парня, по поводу деревни и её жителей, действительно были близки сердцу девушки, как никому другому в семье.
   -- Надеюсь, они действительно пойдут по этому пути, -- произнесла Нами. - На другой дороге Усопп даже подготавливать ничего не стал.
   -- И это было вполне разумно с его стороны, -- отозвался Джонни. - Во-первых, вряд ли бы он успел подготовить сразу две нормальные засады, а, во-вторых, он обычный парень. Боевого опыта у него точно нет, а значит, и нет причин хранить в достатке все то, что могло бы пригодиться ему для засады. Сама видишь, сколько бочек он сюда притащил. И я сильно сомневаюсь, что он сумел бы за ночь достать ещё столько же. Вот он и рискнул поставить все на совет Луффи... Будем надеяться он не прогадал.
   -- Если пираты пойдут по-другому пути, то будет совсем не интересно, -- недовольно пробубнил Луффи. - Тогда у Усоппа не будет ни единого шанса, и нам почти сразу придется вмешаться. Мы даже не сможем посмотреть на него в деле. Будет скучно... терпеть не могу, когда бывает скучно, -- чуть подумав, добавил он.
   -- А то мы раньше об этом не знали, -- едва слышно пробормотали Нами и Джонни, но развивать тему благоразумно не стали.
   Пираты появились только через полчаса, и появились там, где им и положено было появиться. Нами и Джонни вздохнули с заметным облегчением. Девушка может и переживала за длинноносого парня сильнее всех, но и другим он не был совсем уж безразличен. По крайней мере, Джонни точно... возможно ещё Йосаку... а вот насчёт Зоро что-либо сказать было сложно. Никакой особой драки не предвиделось, поэтому мечник довольно быстро потерял всякий интерес к происходящему. С другой стороны, было очевидно, что Луффи, на текущем этапе знакомства с Усоппом, больше волновало то, насколько интересное представление ему сможет продемонстрировать длинноносый парень, чем сама жизнь Усоппа. Длинноносый все ещё оставался только кандидатом на вступление в семью, из-за чего на него ещё не распространялась обычная опека Луффи... Надо заметить, что опека Луффи, в свою очередь, представляла собой того ещё монстра, но это тема другого дня.
   -- Вот ведь наглые ублюдки! -- произнес Джонни с толикой восхищения, разглядывая как пираты спускаются на берег с самого обычного корабля дозорных. - Большую часть времени выдавать себя за дозорных, а, при нападении, одеваться пиратами. Умно, блин. Если это идея Фальшивого Зомби, то свое прозвище "Стратег" он, похоже, заслужил не зря.
   -- Не забывай, что есть ещё этот Данго, который умеет всех гипнотизировать, -- добавил Луффи. - Возможно это его план.
   -- Не Данго, а Банго, -- поправил его Джонни.
   -- Его зовут Джанго, идиоты! - незамедлительно расставила все по своим местам Нами.
   - Да какая нафиг разница? Данго или Банго, никогда не понимал эту вашу необходимость знать имена будущих покойников. Главное, что я бы на месте этого Манго притащился куда надо, загипнотизировал кого надо, и обеспечил бы себя реальным титулом капитана... Кстати, хорошая идея, надо будет как-нибудь обязательно примерить на себе капитанскую накидку.
   -- В смысле? - оторвавшись от своих биноклей, синхронно повернулись в его сторону Джонни и Нами. - Ты хочешь, чтобы наша семья притворилась дозорными? - добавила девушка.
   Сама мысль об этом казалась Нами дикой. Дозорные? Из команды, в которой состояла парочка полностью отмороженных патологических убийц, и ещё одна парочка, старательно следующая по их пятам? И это в команде из пяти человек? Дозорный из Луффи? Бред! Там всегда надо кому-нибудь подчиняться, будь ты хоть самим Главнокомандующим. И насколько бы при желании виртуозно не умел Луффи врать, его чудовищно гипертрофированное Эго просто не позволило бы ему продержаться в системе и пары дней... пары дней? Фиг там! Он бы не продержался и пары часов... Если бы только не выдал себя за вице-адмирала, адмирала или самого Главнокомандующего -- только эти чины могли действовать более-менее свободно, поэтому некоторое время Луффи смог бы юлить, напрочь игнорируя сыплющиеся на него приказы. Проблема в том, что в мире было всего три действующих адмирала и один Главнокомандующий, поэтому их знала в лицо чуть ли не каждая собака. Вот и получалось, что Луффи, максимум, мог прикинуться только одним из вице-адмиралов. На некоторое время. В конечном счете, какой бы чин на себя не примерил Луффи, все бы закончилось многочисленными жертвами и разрушениями, потому что концепция подчинения была знакома Луффи только с позиции подчиняющего, но никак не подчиненного. В общем, если какая идея и не должна была воплотиться в жизнь, так это идея о Луффи-дозорном. Незачем лишний раз проверять вселенную на прочность, а то вдруг и вправду сломается?
   -- Причем тут наша семья? - отмахнулся Луффи. - Нет, я говорил только про себя. Просто подумал, что будет забавно напялить на себя форму дозорного, а затем устроить на вас тотальную охоту, когда весь мир будет уже знать, что вы пираты. Буду изображать из себя какого-нибудь перца, специально посланного разобраться с кровожадной бандой пиратов, наводящих ужас на весь Гранд Лайн... или, по крайней мере, его первую половину. Хм... это идея точно стоит того, чтобы я её обдумал. Думаю, будет, как минимум, забавно.
   Опека Луффи представляла собой действительно того ещё монстра. Иногда эта самая опека казалась семье страшнее любого врага. Хотя, почему только казалась? Зачастую оно так и было на самом деле! И когда наступали подобные моменты, каждый без исключения член семьи начинал задаваться вопросом о том, почему он вообще беспрекословно следует за капитаном, смерть от руки которого, -- в прямо или переносном смысле, -- куда более вероятна, чем смерть от меча, пули или кулака врага? Конечно, потом Луффи всегда делал или говорил что-нибудь такое этакое вдохновляющее, после чего все подобные мысли начинали казаться кощунственными... ровно до тех пор, пока все не повторялось вновь.
   -- Кажется, началось, -- не отнимая бинокль от глаз, произнес Луффи. - Вот блин! Они что, издеваются?
   Нами и Джонни, снова припав к своим биноклям, практически сразу же поняли, что так расстроило их капитана. Так называемых "Пиратов Чёрного Кота" не насчитывалось и тридцати человек. Против таких сил даже у Усоппа имелись неплохие шансы на победу. Неплохие? Скорее уж превосходные! Особенно если Нами и Джонни правильно поняли задумку длинноносого парня. Вот только у обоих имелись вполне обоснованные сомнения в том, что Усопп сможет довести до очевидного конца придуманный им самим же план. Несмотря на все уже проявленные качества, было совершенно очевидным, что сегодняшняя заварушка для длинноносого парня первая в его жизни. Что ещё хуже, до этого дня он жил в прямо-таки тепличных условиях, где ушибленный палец становился отличной темой для обсуждения на ближайшую неделю. План Усопп был хорош, и, принимая во внимание незначительное количество пиратов, почти гарантированно должен был принести ему чуть ли не мгновенную победу. Проблема заключалась в том, что парень действительно не производил впечатления человека способного претворить в жизнь его же собственный план. Слишком жестко выглядел этот план. Для его исполнения требовалась безжалостность, но откуда бы ей взяться у парня выросшего в тепличных условиях?
   Как бы там ни было, но начал Усопп отлично.
   Пираты, сойдя на берег, дружно рванули вверх, по дороге, и точно в приготовленную для них ловушку. Усопп заранее разлил по всей дороге масло, поэтому едва стоило первым пиратам пробежать по маслу несколько шагов, как они полетели на землю, под ноги тех, кто бежал следом. В одном мгновение, три десятка человек, все перепачканные в масле, смешались в одну большую кучу малу. Усопп не стал на этом останавливаться. Два удара ногой, и ещё две бочки, опять же, полных масла, рухнули вниз, точно на пиратов. Затем парень, из всех возможных на свете вещей, достал рогатку из своей сумки, которая так и висела на лямке через его плечо. Сделав два быстрых выстрела камнями, Усопп опрокинул вниз ещё две бочки, специально установленные на противоположном от него краю с таким расчетом, чтобы, опять же, упасть на копошащихся внизу пиратов, стоило только выбить из-под них небольшие стопора.
   Все бочки послушно рухнули вниз, в результате чего все пираты "Чёрного Кота" оказались с ног до головы в масле. Масле, которое легко воспламенялось. Усопп, с помощью предусмотрительно захваченной зажигалки, зажег кусок тряпки, что была намотана на палку. Поднявшись в полный рост из-за кустов, за которыми он до этого прятался, Усопп быстро подошел к краю, взглянул на барахтающихся там пиратов, что из-за всего окружающего их масла не могли устоять на ногах, и-и-и... ничего. Вмешался тот самый человеческий фактор. Иногда он становился проявлением настоящих чудес, но только не в этот раз. Тепличный мальчик по имени Усопп, несмотря на все свое искреннее желание защитить жителей так горячо любимой им деревни, просто не смог взять, и вот так вот хладнокровно сжечь столько людей за раз. Пираты они или нет. Как уже говорилось, план Усоппа был хорош. Не особо затратен, прост в исполнении, и победоносен. Проблема предсказуемо оказалась в самом исполнителе. Усопп сам себя подвел:
   -- Если... если вы немедленно не уберетесь с острова, то я... то я кину факел вниз!
   Парень явно изо всех сил старался говорить грозно и уверенно, да куда там. В его голосе прямо-таки слышалось жалостливое: "Уходите отсюда, пожалуйста!". И пусть среди Соломенных Шляп давно уже укоренилось мнение, -- надо заметить, далеко не безосновательное! -- что у подавляющего большинства пиратов напрочь отсутствовал мозг, хищники они и есть хищники. С чем с чем, а с инстинктами у пиратов все было в полном порядке. Жизнь на грани либо ломает, либо убивает, либо закаляет. Так что, даже если все напавшие на Усоппа пираты были поголовно полными дебилами, инстинкты хищников у них все равно работали как надо. Поэтому пираты мгновенно почувствовали слабину.
   -- Не слушайте вы этого сопляка! - рявкнул довольно странно выглядящий тип, до этого момента остававшийся позади всех. Очки с красными стеклами в форме сердечек, бородка в стиле "Тутанхамон одобряет". Синяя шляпа с полами, синий плащ с позолоченными краями и какими-то позолоченными кольцами, закрепленными друг за другом на правом рукаве странного мужика, и ещё с одной стороны плаща, где обычно располагались пуговицы. - Он явно блефует! У него в жизни духу не хватит кинуть факел! Просто поднимитесь наверх и убейте его!
   Смысл прозвучавших в ответ жалоб, можно передать примерно следующим предложением:
   -- Но, капитан, он разлил здесь целую кучу масла, мы не можем подняться!
   -- Воспользуйтесь своими мечами, идиоты!
   Все пираты озадаченно посмотрели на зажатые в руках клинки.
   -- Да в землю их воткните, в землю! Тогда сможете подняться!
   Лица всех пиратов тут же просветлели.
   -- Мне вот интересно, этот странный мужик выглядит таким умным только на фоне этих дебилов, или он на самом деле умный? - спросил Джонни.
   -- А мне вот больше интересно, это тот самый гипнотизер или нет? И если гипнотизер, то влияет ли ум человека на шанс и силу его гипноза? - загрузился вопросами Луффи.
   -- Если влияет, то становится сразу понятно, почему он окружил себя такими идиотами, -- произнесла Нами.
   -- Разве Фанго не получил команду по наследству от Фальшивого Зомби? - оторвавшись от бинокля, посмотрел на девушку Джонни.
   -- Ага, припоминаю, припоминаю, -- прежде чем Нами успела ответить, слегка покивал головой Луффи. - Усопп, что-то такое говорил. Вроде как Санго был при Фальшивом Зомби его первым помощником, а когда тот решил уйти в закат, сменил его на посту капитана. Тогда, если именно Фальшивый Зомби изначально собирал нынешнюю команду Цанго, совсем неудивительно, что его прозвали "Стратег". Рядом с такими дебилами даже полный дурак легко сойдет за гения.
   -- Не думаете, что нам уже пора вмешаться? - заметно занервничала Нами. - Пираты вот-вот доберутся до Усоппа, и тогда он покойник.
   -- Подожди, разве тебе не интересно, что он будет делать дальше? - не поддержал её Луффи. - Должен же он уметь делать что-то еще, кроме как паршиво врать?
   -- Усопп уже доказал, что умеет думать, -- чуть пожал плечами Джонни. - Его первоначальный план был хорош, ему просто не хватило жесткости его закончить. На мой взгляд, и это уже немало. Чтобы накачать мускулы много времени не надо, а вот чтобы научиться работать головой, может не хватить и всей жизни.
   -- Не знаю, не знаю, -- скептически покачал головой Луффи, так и не переставая наблюдать за всем происходящим в свой бинокль. -- Судя по вам всем, мне вполне хватает полгода, чтобы превратить квинтэссенцию глупой, наивной беспомощности, в исправно работающую Машину Смерти. В случае с Нами так ещё и красивую до невозможности, -- добавил парень, полностью проигнорировав направленные на него, чрезвычайно "колючие", взгляды, той самой Нами, и Джонни. - Или тут все дело в дрессировщике? всё-таки я в этом мире один такой, -- не преминуло заявить о себе гипертрофированное Эго Луффи. -- И все равно мне интересно, что Усопп будет делать дальше, - без всякого перехода вернулся парень к первоначальной теме.
   -- А мы точно успеем вмешаться в случае необходимости? - беспокойство за Усоппа перевесило желание Нами углубляться в поднятую Луффи тему их дрессировки. Тем более, как бы не хотелось девушке этого признавать, едва ли не большая часть действий её капитана идеально подходили под всем известный метод тренировки "кнута и пряника". - Вдруг его убьют раньше, чем мы подоспеем?
   -- Жалко будет.
   -- Луффи!
   -- Женщина, да успокойся ты уже! Все у меня... опа! Ха-ха! Вот видишь? А ты ждать не хотела!
   Пираты в ущелье вновь смешались в одну большую кучу-малу. И виной тому стали, насколько поняли сидящие на дереве Шляпы, то ли шипы, то ли какие-то колючки, то ли ещё нечто в том же духе. С такого расстояния им было просто не разглядеть, что конкретно рассыпал по земле Усопп. Однако, стоило пиратам преодолеть залитый маслом участок, как они дружно заорали. Некоторым повезло рухнуть назад, на своих товарищей, а вот некоторые оказались менее удачливыми, и, наоборот, упали вперед, прямо на колючки или что там раскидал по земле Усопп.
   Дерево, облюбованное семьей Соломенной Шляпы, росло довольно далеко от берега, но они все равно отчетливо услышали болезненные вопли тех пиратов, которым не посчастливилось рухнуть прямо на колючки. А тут ещё и Усопп открыл прямо-таки ураганный огонь по угодившему в ловушку противнику. Луффи бы безусловно одобрил подобный подход, если бы только не выбор оружия парня.
   -- Да он издевается! - воскликнул Луффи. - Рогатка?! Серьёзно?! Если он с самого начала просто хотел умереть, я бы сам мог ему это устроить, -- несмотря на все слова, особого раздражения в голосе парня отчего-то не слышалось.
   Нами, например, склонялась к мысли о том, что Луффи просто не мог сделать выбор между "Круто, рогатка, такого я ещё не видел!" и "Пипец, рогатка, он что, полный идиот?!". Вечное желание повидать все интересное-забавное-невероятное привычно вошло в клинч с обычной логикой и здравым смыслом. С её капитаном всегда было так.
   -- Хотел бы я сказать, что не все способны убивать, поэтому необходима альтернатива, но... мда... при таком раскладе, повеситься, утопиться или вскрыть себе вены действительно было бы намного проще, -- вынужден был согласиться с Луффи Джонни. - А ещё не так болезненно, долго и уж точно без необходимости прилагать столько усилий.
   -- Я понял, -- неожиданно заявил Луффи, -- все дело в этой его девке. Уверен, она хорошенько прополоскала ему мозги этим своим бредом о зомби, вот он теперь и уверен, что не умрет окончательно, даже если его убьют... с другой стороны, вдруг правда? - оторвавшись от бинокля, Луффи посмотрел на стоящих рядом с ним Нами и Джонни с оч-чень нехорошим огоньком в глазах. - Вдруг её родители вели какие-нибудь тайные исследования по продлению человеческой жизни? Какой-нибудь эликсир воскрешения или что-нибудь типа того? Но либо от них решило избавиться правительство, либо расчеты оказались неверными, и какой-нибудь эксперимент закончился их смертью. И теперь, вероятно, эта Усопповская Недозомби нашла их записи и решила завершить начатый ими проект... а может все ещё интереснее? - огонек в глазах Луффи стал сильнее. - Если я правильно помню, Усопп сказал, что она заболела сразу после смерти родителей? А что если она на самом деле давно уже умерла, а родители её просто воскресили? Однако теперь, без их поддержки, смерть начала брать свое, вот она и заболела... вполне естественно, что она будет болеть! Мертвые выздороветь не могут -- все это знают! Фу-фу-фу! Это потрясающе! Если она решила превратить в зомби ещё и Усоппа, нам обязательно надо дать ему умереть, и тогда у меня, наконец-то, будет собственный зомби!!! Ох, блин, не могу дождаться! Не зря Зоро разрубил наше Нечто. Так и знал, что это Судьба. Собственный зомби... фу-фу-фу... о таком я и мечтать не мог!
   -- И дальше можешь не мечтать! - Нами без всякой жалости огрела Луффи по голове. Это его обычное "ши-ши-ши" никогда не сулило ничего хорошего, а уж из-за "фу-фу-фу" и вовсе зачастую кто-нибудь умирал. Хуже было только откровенно злодейское "зе-ха-ха-ха", но такой Луффи остановки уже не подлежал. - Мы не позволим сегодня умереть Усоппу только из-за того, что ты опять потерял всякую связь с реальностью!
   -- Зомби существуют! - с маниакальным блеском в глазах, горячо заявил Нами Луффи. - И когда-нибудь я обязательно найду себе такого в семью!
   -- Я не собираюсь жить бок о бок с разлагающимся трупом! - тут же побледнела девушка.
   -- Ты на самом деле веришь в зомби?! - вытаращился на неё Джонни.
   -- В смысле? - в свою очередь уставилась на него Нами. - Ты сам вчера рассуждал о зомби, и кто может ими быть, а кто нет!
   -- И что? Я всего лишь пересказал то, что когда-то прочитал в книжке! На самом деле их нет!
   -- Нет?
   -- Конечно!
   -- Уверен?
   -- Да!
   -- Окей, тогда позволь мне перефразировать свой вопрос: ты абсолютно точно уверен, что Луффи нигде в мире не сможет отыскать себе настоящего зомби?
   -- ...
   -- Я так и думала, -- удовлетворенно кивнула Нами, после чего повернулась обратно к Луффи, и, словно Джонни вообще ничего не говорил, повторила саму себя: -- Я не собираюсь жить бок о бок с разлагающимся трупом!
   -- Нами, -- с покровительственной улыбкой ответил ей Луффи, -- разлагающиеся зомби это только первый уровень. Все знают, что из таких зомби, в конечном счете, получаются зомби-скелеты. Ходячие косточки, выбеленные добела, пахнуть разложением не могут. Гарантирую! Правда, если эти косточки не будут обладать разумом, то, как бы мне не было больно этого признавать, выдрессировать их вряд ли получится даже у меня. Поэтому я планирую заключить его в стеклянный гроб и поставить где-нибудь на видном месте. Будет здорово!
   -- Заключить в стеклянный гроб? Тогда что-то я не понял, зачем при таком раскладе искать именно скелета? - сконфуженно спросил Джонни. - Если зомби будет в стеклянном гробу, то не лучше ли будет посадить туда того, что все ещё разлагается? Запаха от него так и так не будет, а, все ещё разлагающиеся зомби, выглядят, на мой взгляд, намного страшнее обычных скелетов. Скелет он и есть скелет, пусть и зомби, чего там бояться?
   Луффи замер, словно пронзенный внезапной идеей. Хотя, почему "словно"? Так оно и было!
   -- И как это я сам об этом не подумал?! - спрятав лицо в ладони, простонал Луффи. - Я так сосредоточился на запахе, и скелете в стеклянном гробу, что даже не подумал объединить две идеи в одну. И почему только или-или? Два гроба будут выглядеть ещё круче! Вдобавок, какое-никакое, а разнообразие!
   -- Рю, -- совершенно безэмоционально произнесла Нами, повернувшись к парню с выражением лица подстать её голосу.
   -- Э-э-э... да?
   -- НЕ ПОДАВАЙ ЕМУ ИДЕИ!!!
   Кулак Нами отправил парня прямиком к земле, где спокойно лежал Йосаку. Никого не трогая и не беспокоя, парень лениво попыхивал сигарой в свое удовольствие. Сигарой, которую он проглотил целиком, когда сверху на него рухнул катапультированный с дерева Джонни. Проглоченная сигара встала поперек горла Йосаку, из-за чего судорожно задергавшийся парень залепил ногой в челюсть спящего Зоро, отправив того в полет через ближайшие кусты.
   -- Серьёзно, почему вокруг меня одни идиоты? - прикрыв глаза и сжав переносицу двумя пальцами, устало спросила Нами окружающий её мир. Мир предсказуемо не ответил. - Есть несколько простых правил, так почему никто не в состоянии их запомнить?
   -- РЮУУУ!!! - взревел Йосаку, наконец, полностью проглотив свою сигару.
   -- Я не виноват, это все Нами!
   -- КТО ЭТО СДЕЛАЛ!!! - взревел из-за кустов окончательно проснувшийся Зоро.
   -- Я не виноват, это все Рю!
   -- Да ладно тебе, Нами, -- слегка помахал на неё рукой Луффи, призывая девушку успокоиться. Начавшаяся внизу потасовка его ничуть не волновала. - Если зомби будет много, то всегда можно сделать кучу стеклянных гробов и повесить их за бортами нашего будущего корабля. Представляешь, как это все будет выглядеть? Плывет такой себе корабль, а стоит к нему приглядеться, и можно увидеть кучу зомби, запертых в стеклянных гробах. Вот ведь жуть! А?
   Уже говорилось, что Нами всегда была умной девочкой? Так вот, она не только всегда была умной, но ещё никогда не жаловалась на нехватку воображения. Что ещё хуже для нее...
   -- Стойте на месте, когда я вас убиваю!
   -- Нет, Зоро, нет! Я же ни в чем не виноват! Это все Йосаку!
   -- Ах ты ублюдок! Зоро, не слушай его, это все он! Это все он виноват!
   -- Заткнитесь, я просто убью вас обоих!
   ...продолжительное общение с Луффи напрочь стерло в её представлении, что в этом мире возможно, а что нет. В общем, Нами быстро и во всех мельчайших деталях представила себе описанную Луффи картинку про корабль, обвешанный стеклянными гробами, с живыми (?) зомби внутри. И от представленной картины ей хотелось расплакаться. Уж лучше ещё одно Нечто!
   -- Да я спать не смогу на таком корабле! И я не хочу корабль, обвешанный стеклянными гробами с дергающимися зомби внутри! Никаких зомби-скелетов или разлагающихся, но все ещё живых трупов! Я хочу самый обычный корабль! Луффи, неужели я на самом деле так многого прошу? - последний свой вопрос девушка буквально прохныкала. - Всего лишь обычный корабль, и ничего больше, пожалуйста! -- сложив руки на груди в молитвенном жесте, Нами, блестящими от слез глазами, посмотрела на своего капитана.
   На этом месте мужики обычно начинали умирать, поэтому немного проняло даже толстобронетитанокожего Луффи.
   -- Ничего, ничего, -- обняв девушку, парень принялся успокаивающе поглаживать её по голове, -- когда-нибудь мы обязательно найдем себе отличный корабль, обещаю.
   -- Когда-нибудь? - повторила эхом слова своего капитана, прижавшаяся к его груди девушка.
   -- Скоро, это будет скоро! - поспешил заверить её Луффи.
   -- Обещаешь? - чуть всхлипнула Нами.
   -- Конечно!
   -- Слово даешь?
   -- Абсолютно!
   -- Ох, наконец-то! - с отчетливо слышимым облегчением вздохнула Нами. - Теперь тебе не отвертеться, -- отстранилась девушка от своего капитана, слез как не бывало.
   -- Я... я не могу поверить, что повелся на это, -- поник Луффи, спрятав лицо в ладони.
   -- Откровенно говоря, я тоже, -- призналась Нами. - Раньше слезы на тебе никогда не работали... Неужели наш ужасный капитан, наконец, дал слабину? - в это мгновение улыбка Нами куда больше походила на оскал, чем на улыбку. - Значит, даже кровожадные монстры имеют слабости?
   Для той, кто совсем недавно заявлял о том, что "вокруг неё одни идиоты, неспособные запомнить несколько простых правил" Нами слишком легко сама нарушила одно из них. Никогда не подавать Луффи идеи -- это одно правило. Никогда не пытаться "взять вверх" над Луффи - это другое правило. И именно его Нами столь легкомысленно нарушила. Правило родилось по двум простым причинам. Во-первых, "взять над Луффи вверх" было делом чрезвычайно сложным, поэтому, в абсолютно подавляющем большинстве случаев, все это всегда заканчивалось полной неудачей. Мягко говоря. А, во-вторых, если кто-нибудь когда-нибудь всё-таки "брал над Луффи вверх", то это ещё никогда и никому не сходило с рук. Никогда.
   -- Нами, ты знаешь, что самое главное в игре с огнем? - не отнимая ладонь от лица, спросил девушку Луффи.
   От того тона, что использовал её капитан, улыбка Нами исчезла сама собой. А ещё она с болезненной четкостью осознала, что лучше ей не знать ответа на вопрос Луффи, но тут как с хранящимися в банке слитками золота. С одной стороны не твое, а с другой все равно глаз отвести не можешь.
   -- Что? - казалось сами собой, произнесли губы девушки.
   -- Нужно знать, когда вовремя остановиться. Будет тебе корабль, будет. Однако, помнится мне, что ты хотела большую, мягкую кровать? Уверен, толстый матрас, брошенный поверх стеклянных гробов с зомби, вполне сойдет за большую, мягкую кровать, -- Луффи отнял руку от лица, и теперь уже на его лице красовалась улыбка, больше похожая на оскал.
   В этот раз в глазах Нами заблестели настоящие слезы, но произнести она ничего не успела: разодравшиеся под деревом парни, окончательно перестали сдерживаться. Сначала окружающий лес потонул в море огня, затем дружно начали заваливаться в стороны все деревья в округе, а под конец все это дело просто взлетело на воздух. Оглушив мир вокруг чудовищным грохотом, столп огня протянулся до самых небес. Возможно, об этом ещё не упоминалось, но некоторые техники Зоро взаимодействовали с техниками Джонни, примерно с таким же успехом с каким детонатор взаимодействовал с взрывчаткой.
   -- Сдается мне, что мы были скомпрометированы, -- нарочито серьёзно произнес Луффи, стоя посреди все ещё горящего пепелища и держа подмышкой все ещё слегка оглушенную взрывом Нами.
   Чуть в стороне зашевелилась кучка спекшейся земли, а потом она и вовсе начала материться голосом недовольного Йосаку. Немного дальше с грохотом разлетелись по сторонам несколько бревен, и на свет показался взъерошенный Джонни. Из дыма неподалеку неторопливо вышел Зоро, выглядевший так, словно он вообще не имел никакого отношения ко всему произошедшему. Просто мимо проходил. Застонала и зашевелилась Нами, из-за чего Луффи пришлось поставить её на ноги. Держась за голову, девушка немного заторможено огляделась по сторонам. Местность вокруг выглядела так, словно здесь разорвалась чудовищная по силе бомба.
   -- Что... что произошло? - спросила Нами. - На нас кто-то напал?
   Подошедшие Зоро, Джонни и Йосаку, кинув по взгляду на девушку, тут же принялись высматривать что-то по сторонам.
   -- Только если приступ идиотизма, -- ответил девушке Луффи. - Сегодня он оказался особенно взрывоопасен.
   Нами уже начала отходить от последствий взрыва, поэтому смогла уловить смысл ответа Луффи:
   -- Вы... вы чёртовы идиоты! - яростный взгляд девушки заметался между старательно на неё не смотрящих парней. - Вы меня чуть не убили! Я, в отличие от вас, нормальный человек! И я могу на самом деле умереть!
   -- Конечно Нами, ты абсолютно нормальная, а то, что тебя ни пули, ни мечи не берут, так это мелочи, -- охотно согласился с ней Луффи.
   -- Это всего лишь сила Дьявольского Фрукта! Я не её имела в виду!
   -- Всего лишь сила Дьявольского Фрукта, -- задумчиво пожевал губы Луффи. - Ох ладно, как бы там не было, но мне кажется дальше скрываться нам смысла нет... И кстати, насчёт скрываться, ши-ши-ши... -- Луффи чуть наклонился вперед, уставившись прямо на грудь Нами.
   Озадаченная девушка опустила взгляд вниз и... Зоро, Джонни и Йосаку вовсе не просто так столь резко заинтересовались окружающим их пейзажем, поэтому Луффи стал единственным из всех парней, кого кулак Нами, крайне болезненно на вид, впечатал мордой в землю. Цветастое бикини девушки и без всяких дополнительных нагрузок едва справлялось со своей задачей, по защите целомудренности Нами, поэтому взрыв не оставил куску ткани ни единого шанса. И, принимая во внимание, что от одежды порядком закопченного Йосаку остались лишь одни прожженные во множестве мест штаны с ботинками, а Джонни выглядел практически точной его копией, девушка безжалостно вытряхнула своего капитана из его цветастой рубашки, так любимой им кислотной расцветки. Зеленый, мешковатый, абсолютно безвкусный халат Зоро, девушка не надела бы на себя даже в том случае, если бы альтернативой стала необходимость ходить абсолютно голой. С другой стороны, кроме футболки ей больше ничего не нужно было - её джинсы ничуть не пострадали.
   -- Какого фига ты меня ударила? - держась за голову сидя на земле, и наблюдая как Нами надевает только что снятую с него рубашку, спросил её Луффи.
   -- За просмотр, -- одну за другой застегивая пуговицы, ответила девушка.
   -- Какой ещё нафиг, просмотр? Да ты чуть ли не каждый день переодеваешься при нас, не говоря уже о походах в совместные бани!
   -- Переодевание, и бани не считаются, -- заведя руки за голову и расправив волосы, чуть фыркнула Нами. - Здесь и сейчас, стоимость просмотра для тебя составляет двести миллионов... кстати, мальчики, не думайте, что я не заметила, как вы коситесь, но, так уж и быть, за попытку показаться джентльменами, с вас я возьму только по сто миллионов... И это ещё что такое? - стоило девушке надеть рубашку Луффи, как она сразу же почувствовала в переднем кармане рубашки твердый предмет. - Записная книжка? - недоверчиво произнесла девушка, достав упомянутую книжку из кармана, обернутую в искусно выполненный кожаный чехол.
   -- Это я недавно придумал! -- тут же радостно подскочил на ноги Луффи, мгновенно позабыв и об ударе, и о деньгах... или только сделал вид, что позабыл. -- Я понял, что иногда забываю о какой-нибудь потрясающей идее, пришедшей мне на ум, если проходит слишком много времени. Поэтому теперь, чтобы не забыть о ней даже через несколько лет, я решил начать их записывать, -- не скрывая гордости за себя, довольно произнес парень.
   Джонни и Йосаку разом окаменели, уставившись на записную книжку в руках Нами такими глазами, словно она держала в руках ключ к вратам самого Ада на земле. И нельзя сказать, чтобы они так уж сильно ошибались. Люди недаром говорят, что у каждого человека свой Ад, поэтому подробному описанию их персонального Ада было самое место в записной книжке Луффи.
   -- Что написано в этой чёртовой книжке? - буквально посерел лицом Зоро.
   Однако мечнику не нужно было ничего говорить, Нами уже и так дрожащими от страха пальцами расстегивала застежку.
   -- Вам никогда не говорили о том, что копаться в чужих вещах нехорошо? - надул губы Луффи, но был предсказуемо проигнорирован. Сейчас всю его семью заботило содержимое его записной книжки. И, как очень быстро выяснилось, совсем небезосновательно.
   Всего в книжке обнаружилось тридцать пунктов, большинство из которых оказались пустыми. Особой радости это, правда, никому не принесло. Потому что "большинство" вовсе не означало "все". Нами, немного срывающимся голосом, принялась зачитывать содержимое книжки вслух:
   -- Не забыть!!! -- именно так гласил заголовок, а затем, один за другим, следовали пункты: -- Пункт первый: Испытать на новом члене семьи ускоренное пробуждение Воли... Пункт четвертый: уничтожить какую-нибудь секретную организацию (Барок Воркс сойдет)... Пункт шестой: Объявить войну Мировому Правительству (Не забыть поблагодарить Джонни за идею)... Пункт десятый: Ограбить Большой Банк (Всегда мечтал!)... Пункт одиннадцатый: Найти Золотой Город (Изумрудный или Бриллиантовый тоже сойдут)... Пункт двадцать седьмой: Устроить войну с Морским Дозором (Я ещё покажу этому старому козлу, как маленьких обижать! "Герой Войны" мать его!)... Пункт двадцать восьмой: Раздолбать всех Шичибукаев, Адмиралов и Йонко (Только я в этом мире имею право называться "Великой Силой"!)... Пункт двадцать девятый: Перебить всю Мировую Знать (Чёртовы ублюдки, никто не смеет переходить мне дорогу, и потом остаться в живых!)... Пункт тридцатый: Стать Королем Пиратов (Что б, значит, скучно не было).
   -- Нам всем конец, -- первым нарушил воцарившуюся тишину Зоро. Если вначале мечник ещё выглядел взволнованным, то к концу списка выражение его лица стало слегка меланхоличным. Как у человека, окончательно примирившегося со своей участью, поэтому обретший душевный покой. - Я вот только не пойму, зачем пропуски? - спросил он у Луффи.
   -- Чем быстрее можно осуществить, тем меньше пункт, -- любезно пояснил парень. - Титул Короля Пиратов ждет меня только в конце Гранд Лайна, поэтому и в списке он стоит самым последним.
   -- Нафига вообще было записывать такое? - недоуменно спросил Йосаку.
   -- Ага, можно подумать ты сможешь забыть о чем-то подобном, -- поддержал его Джонни.
   Парни, как и Зоро, предпочли смириться. Да и какой ещё у них был выбор? Если Луффи пошел настолько далеко, что решил записать некоторые из своих идей, только ради того, чтобы о них не забыть, то переубедить его по этим пунктам уже точно не получится. Убить невозможно. Бежать невозможно. Самоубийство? Тогда уж лучше уйти красиво... скажем, сражаясь сразу с тремя Адмиралами, или Йонко. По крайней мере, такие события народ ещё долго не забудет. Плавая с Луффи, волей-неволей начинаешь искать плюсы даже там, где их найти было практически нереально.
   -- А кто может гарантировать, что я никогда об этом не забуду? - вопросом на вопрос ответил Луффи. - Вдруг наткнемся на какого-нибудь фруктовика, способного стереть все наши воспоминания? И что тогда будем делать? Однако теперь, если такое все же случится, то хоп! И вот она, моя книжица, со списком всех запланированных мероприятий. И главное все так подробненько расписано. Даже не будет нужды возвращать воспоминания. Кстати об этом... Нами, дай-ка мою книжку сюда, -- Луффи вытащил из ослабевших пальцев, совершенно неподвижной девушки, свою записную книжку. -- Надо записать пока ещё не забыл, -- произнес парень, доставая огрызок карандаша, из-за ленточки на своей соломенной шляпе. - Пункт пятый: Обрядиться дозорным, и устроить охоту на собственную семью... Пункт пятнадцатый: Найти себе в семью разлагающегося зомби или зомби-скелета (Если тупые и не будут поддаваться дрессировке, можно будет распихать их по стеклянным гробам, и развесить вдоль бортов корабля)... Ага, вот так. Теперь не забуду. Потом ещё ручкой с несмываемыми чернилами обведу, чтобы не размыло от воды или ещё чего.
   -- Может мне кто-нибудь из вас двоих пояснить, откуда у него взялись подобные идеи? - спросил Зоро у Нами и Джонни. Говорил он не очень громко, но прозвучавшие в его голосе нотки явно не предвещали ничего хорошего, если ответ упомянутой парочки не устроит мечника. - Как простое сидение на дереве могло привести к чему-то подобному? Прежде чем сейчас ответить, советую вам очень хорошо подумать над своими словами, иначе следующая тренировка со мной запомнится вам надолго.
   В такие моменты Джонни, Йосаку и Нами живо вспоминали, что Зоро не только сильный мечник с топографическим кретинизмом в особо острой форме и сильной любовью к выпивке, но ещё и первый помощник Луффи. Нет, не так. Первый помощник Луффи. Да, вот так. Пусть Зоро и обладал невероятной силой, но Луффи назначил его своим помощником не только из-за одной его силы, или из-за того, что он стал самым первым членом семьи Соломенной Шляпы, не считая самого Луффи. "Первый помощник" -- это должность означающая, что, в отсутствие Луффи, Зоро обладал всеми правами и обязанностями капитана. Капитана "Пиратов Соломенной Шляпы". А это совсем не та должность, которую, пусть и временно, кто-нибудь мог занять на основе одной лишь силы. И иногда наступали такие моменты, когда Зоро, осмысленно или нет, напоминал об этом другим членам своей маленькой семьи. Вот, например, как сейчас.
   -- Это все Джанго, переодетый в дозорного! -- первой принялась оправдываться Нами. - Вот Луффи и осенило!
   -- А бред про зомби он начал нести практически с самой высадки на остров! -- согласно закивал головой Джонни. - Оказывается, он уже давно хотел найти нам в семью самого настоящего зомби, отсюда и стеклянные гробы.
   -- Все понятно, -- кивнул Зоро. И он действительно все понял, включая то, что осталось за кадром. - Луффи, зачем нам зомби? - повернувшись к своему капитану, спросил мечник.
   -- Так круто же!
   -- Они воняют и безмозглые, что в них может быть крутого?
   -- Зоро... это зомби, -- Луффи посмотрел на своего первого помощника таким взглядом, словно тот какую-то полную чушь сказал.
   -- И?
   -- Зомби не могут не быть крутыми -- это против их природы! Серьёзно, Зоро, такие вещи ты должен понимать если не умом, то интуитивно точно! Иначе, какой ты на фиг мечник?
   Зоро понятия не имел, каким образом были связаны мечники, зомби и интуиция в голове Луффи, но уточнять не собирался, поэтому, выслушав ответ своего капитана, парень мог сказать только одно:
   -- Ладно, зомби так зомби.
   -- ЗОРО! - воскликнула Нами. - Не вздумай соглашаться с ним!
   -- Тогда прошу, начинай его переубеждать -- чуть махнув рукой в сторону Луффи, предложил ей Зоро.
   Нами посмотрела на Луффи, а тот в ответ радостно улыбнулся, отчего девушка тут же заметно поникла -- с некоторыми вещами действительно можно было только смириться.
   -- Это все конечно хорошо, -- произнес до этого момента самоустранившийся из разговора Йосаку, -- но как там дела с Усоппом? Разве не в нем заключался весь смысл нашего прихода сюда? Да ещё и в такую рань?
   Повисло недолгое молчание, которое было нарушено громким щелчком пальцев Луффи:
   -- Так и знал, что я о чем-то забыл! -- слегка цыкнув языком, произнес парень. - Зато теперь мы точно узнаем, сможет он стать зомби или нет.
   -- Он что умер?! - воскликнула потрясенная Нами.
   -- Судя по "голосу" Усоппа и "голосам" окруживших его пиратов, жить ему осталось недолго. Всё-таки не везет ему. Бывает.
   Нами, даже не став дослушивать, рванула в направлении Усоппа с такой скоростью, что у неё земля полетела из-под ног.
   -- Зачем ты ей соврал? Как ты сам сказал, судя по "голосам", Усоппа убивать пока никто не собирается, -- проводив Нами взглядом, Зоро снова уставился на своего капитана.
   -- Она врезала мне, выставила цену, отобрала рубашку, а затем ещё и все мои планы зачитала вслух, -- возмущенно фыркнул Луффи. Как и ожидалось, злопамятность парня дала о себе знать. - За голые сиськи можно простить что-нибудь одно, но никак не все.
   -- Не знаю, не знаю... -- произнес Джонни, слегка покачивая головой. - По-моему, за такие сиськи, да ещё на таком теле, вполне можно простить все.
   -- Согласен! Такая красотища просто бесценна! -- тут же поспешил поддержать своего друга Йосаку. - Мы несколько раз оплыли всё Ист Блю, и Нами сто процентов самая красивая девушка в здешних водах.
   -- Во-первых, вы два заядлых бабника, не так уж и сильно уступающих в этом плане Санджи, а тот, напоминаю, готов флиртовать с деревянным столбом, если он будет одет в юбку. - Слова Луффи были практически неприкрытым оскорблением, но лица Джонни и Йосаку все равно расплылись в довольных улыбках, Зоро и тот не удержался от легкого смешка. И дело не столько в словах Луффи, сколько в воспоминаниях об одном отлично известном им всем коке. Коке, над которым регулярно, уже на протяжении двух лет, издевался Луффи. Причем издевался весьма своеобразным образом... но эта тема другого дня. - Во-вторых, какими бы потрясающими не были у Нами сиськи, они точно не стоят полмиллиарда белли только за один лишь просмотр.
   -- За один лишь просмотр? - растянул губы в довольной ухмылке Йосаку, сразу уловив в ответе своего капитана самое "важное". -- То есть, ты признаешь, что если бы она дала тебе их как следует помять, то за это вполне можно было бы отдать полмиллиарда белли? Фу-фу-фу! Капитан, я так и... -- и это все, что успел сказать парень, прежде чем его мозги вылетели через затылок.
   -- Ты тоже хочешь что-нибудь сказать? - держа в руке слегка дымящийся после выстрела револьвер, спросил Луффи у Джонни с выражением лица подстать самому закоренелому гопнику на свете.
   Бросив сочувствующий взгляд на тело своего друга-полного-идиота, Джонни поспешил напустить на себя самый послушный вид, на который он только был способен, после чего изобразил пантомиму с замыканием рта на замок и выбрасыванием ключа в сторону. Глупо спорить с человеком, в руках которого есть оружие. И полный идиотизм если этого человека зовут Луффи. Однако Зоро, в отличие от Джонни и Йосаку, всегда был парнем покрепче, поэтому, в ответ на взгляд Луффи, он лишь слегка приподнял бровь. Что ещё удивительнее, Луффи, слегка заворчав, почти сразу же убрал револьвер обратно в кобуру. Джонни так и не понял смысла молчаливого разговора, хотя ни на мгновение не сомневался в том, что он состоялся. Капитан и его первый помощник -- что ещё можно тут сказать? Зоро и Луффи частенько устраивали между собой вот такие вот "молчаливые беседы".
   -- Раз мы все обсудили, предлагаю отправиться за Нами, -- своим обычным голосом произнес Луффи. - Интересно мне посмотреть на этого Фальшивого Зомби.
   -- Тогда нам лучше поторопиться, -- Зоро зашагал вслед за убежавшей вперед Нами. - Иначе все может закончиться прежде, чем мы успеем дойти, -- добавил он, переступая валяющийся на его пути труп Йосаку.
   -- Ты прав, -- кивнул Луффи, -- нам действительно лучше поторопиться. Судя по расположению "голосов", там у нас намечается нехилая такая драма, не хотелось бы все пропустить.
   Джонни открыл было рот, чтобы спросить о Йосаку, но почти сразу закрыл -- итак все было предельно ясно. Учитывая степень развороченности черепа и площадь разлета мозгов, Луффи не поленился накачать пулю своей волей, поэтому в ближайшие минут пятнадцать с парня ловить было нечего.
   -- Всё-таки где-то мы с тобой ошиблись, -- тихонько вздохнул Джонни, разглядывая труп своего друга. - В нормальном мире человек не прикидывает, по площади разлета мозгов, сколько его друг пробудет мертвым. И уж точно не оставляет валяться такого друга мертвым только из-за того, что сидеть рядом с трупом будет скучно, -- пробормотал себе под нос Джонни, отворачиваясь от тела Йосаку. - Эй, подождите меня, я с вами! - крикнул парень, заторопившись вслед за своим капитаном и его первым помощником.
   Джонни тоже был совсем не против посмотреть на представление. Представление, на которое они все, принимая в расчет скорость Нами, уже сильно запаздывали... И если уж говорить о Нами, то о том, что Луффи её обманул, девушка догадалась практически моментально, стоило только ей увидеть место засады. Пройдясь по пиратам "Чёрного Кота" словно утюг по складкам на одежде, -- от большинства не осталось и следа, но избавиться от всех с одного захода не получилось, -- и остановившись рядом с Усоппом, Нами оценила обстановку.
   К моменту её появления, Усоппа успели порядочно избить, но было совершенно очевидно, что никто не собирался его добивать. Правда, девушка не совсем понимала по какой причине. Возможно, чтобы он собственными глазами смог увидеть разрушенную пиратами деревню? Или оставили в живых, чтобы потом, по завершению всех дел на острове, основательно отомстить ему за все причиненные им проблемы? Пытать людей пираты любили почти так же сильно, как грабить и насиловать. В общем, чем бы не руководствовались пираты, Усоппа они решили оставить в живых, пусть и временно. И это же означало, что Луффи соврал. Ничего удивительно или необычного, но Нами все равно слегка недовольно поджала губы, когда это осознала. Чёртов капитан, заставил её волноваться, когда на это совсем не было причин.
   Нами тут же незамедлительно выместила свое недовольство на оставшихся на ногах пиратах - утюг безжалостно загладил оставшиеся на одежде складки.
   -- Ты ещё кто такая? - спросил Джанго, когда все его люди оказались вновь спущенные вниз по склону... через все колючки и масло.
   -- Меня зовут Нами, -- любезно представилась вновь успокоившаяся девушка, но затем, вспомнив, что говорил всей семье Луффи, добавила: -- Пират, навигатор и член семьи Соломенной Шляпы.
   -- Нами? - сразу же заволновался Джанго. В последнее время имя девушки получило известность, вполне сопоставимую с известностью имени Зоро: в несколько газет и журналов просочились её фотографии. Вот только, в отличие от фотографий Зоро, нагоняли они на людей отнюдь не ужас, совсем не ужас. -- Ты сказала Нами? В смысле, "Королева Монстров" Нами? Выглядишь в точности как она!
   -- Потому что я и есть "Королева".
   -- "Королева Монстров" одна из охотников на пиратов, а не пират! Так что ты не можешь быть ей, как бы сильно ты на неё не походила! -- логика в словах Джанго присутствовала, проблема заключалась в его тоне.
   Голос пирата звучал так, словно, прежде всего, он хотел убедить во всем сказанном самого себя. Логика или нет, шанс существования двух столь красивых девушек, обладающих подобной силой и одинаковой манерой сражения, равнялся если и не нулю, то где-то рядом. Лоб Джанго покрылся испариной, а сам он заметно побледнел. Все Ист Блю знало, что если где-то околачивался хотя бы один из "Убийц Пиратов", то где-то поблизости всегда находились и все остальные. В том числе и самый главный "Убийца Пиратов". Не передать словами, насколько сильно Джанго не хотел встречаться с подобным человеком. Будучи пиратом с официально назначенной за его голову наградой, он не слишком высоко оценивал свои шансы остаться в живых случись подобная встреча... если эти шансы существовали вообще.
   -- У тебя устаревшая информация, -- проявив свойственную Луффи "доброжелательность", любезно ответила Нами на слова Джанго. - В Ист Блю не осталось интересных нам пиратов, поэтому мы сами стали пиратами. Пиратами Соломенной Шляпы.
   Прежде чем Джанго нашелся, что ответить на такое откровение, вмешался Усопп:
   -- Не... не могу поверить, что ты настолько сильная, -- наконец, обретя голос, шокировано произнес парень. Губы у него были разбиты в кровь, из-за чего говорил Усопп с явным трудом, и немного невнятно.
   Пираты, к моменту появления Нами, успели неплохо его обработать. Множество мелких порезов по всему телу, лицо в кровоподтеках, один глаз полностью заплыл, длинный нос парня оказался свернут на бок, а левое ухо сильно опухло и приобрело насыщенный лиловый цвет. Ещё Усопп держался за свои ребра, но было непонятно, сломаны они или только отбиты. В общем, ничего страшного. Самое главное он все ещё был жив, поэтому Нами не видела смысла за него волноваться. За последние полгода девушка неоднократно имела возможность убедиться, что человеческий организм нельзя недооценивать. И каждая новая тренировка с Зоро убеждала Нами в этом только ещё сильнее.
   В этот момент Джанго таки нашел, чем ему ответить на откровения Нами. Пират решил пойти с козырей:
   -- Бучи, Шам! Немедленно идите сюда! - повернувшись в сторону воды, рявкнул он во всю мощь своих легких.
   Почти сразу же с корабля дозорных на воду была сброшена шлюпка, а затем уже в неё спрыгнули два человека. Две минуты и на берег сошла парочка изрядных идиотов, если судить по чрезвычайно предвзятой точки зрения Нами. Один был высокий, толстый, обряженный в меховую накидку, безразмерные рейтузы в полоску, и большой, кошачий колокольчик на шее. Второй, отличающийся кислотно-зеленым цветом волос, носил шорты и синюю рубашку с красным галстуком-бабочкой. Никакого холодного или огнестрельного оружия Нами на них не увидела, зато вполне увидела перчатки с большими, стальными когтями. Подобные перчатки могли стать довольно опасным оружием в умелых руках. Беда новенькой парочки была в том, что этих самых "умелых рук" Нами перед собой как-то не видела. И, конечно же, они, как и все остальные пираты "Чёрного Кота", носили на макушке черные ободки кошачьи-ушки... Луффи вполне мог убить все этих пиратов только за один их вид. Это вполне было бы в его духе.
   -- Капитан Джанго, зачем вы нас позвали? - спросил зеленоволосый. - Наша задача охранять корабль.
   -- Ситуация изменилась, Шам, -- ответил ему Джанго. - Вам надо разобраться с этой девчонкой, -- указал он на Нами. - И разобраться нужно как можно быстрее, иначе капитан Куро может разозлиться, и тогда нам всем не поздоровится.
   -- А что это был за взрыв? - спросил толстяк, который, как поняла Нами, был Бучи, раз зеленоволосый отзывался на Шама.
   -- Это пока не важно, -- покачал головой Джанго. - Сейчас нам главное расправиться с девчонкой. Со всем остальным мы можем разобраться позже.
   Нами хоть и стояла далеко, но все равно отчетливо слышала их разговор, поэтому её тут же одолели сомнения по поводу его содержимого. Джанго уже понял, кто она такая, кто может быть поблизости, и чем это все может закончиться, как для него, так и для всей его команды, и, тем не менее, он все равно собирался с ней разобраться. Обычно Нами бы списала подобную уверенность на недооценку противника, но не в этот раз, здесь явно было что-то другое. Боязнь своего бывшего капитана? Похоже, но как-то все равно натянуто.
   -- Бучи, Шам, эта девчонка сильный противник, поэтому никаких проволочек, действуем сразу в полную силу, -- произнес Джанго, доставая из-за пазухи стальное кольцо на веревочке.
   Нами потребовалось несколько секунд, прежде чем она сумела опознать в стальном кольце так называемый "чакрам" -- метательное кольцо с заостренными краями. Другими словами, Джанго использовал метательное оружие. И как вскоре стало понятно, это же самое оружие пират использовал в качестве инструмента для гипнотизирования людей.
   -- Итак, для начала, все, кроме Бучи и Шама, смотрите в это кольцо, -- пройдя вперед и остановившись возле вяло копошащейся, громко стонущей, кучи пиратов, которых Нами спустила вниз по склону, Джанго продемонстрировал своим подчиненным чакрам, слегка покачивающийся на привязанной к нему веревочке. - С "Один, Два, Джанго!", вы станете сильными. Слушайте меня, слушайте мой голос... услышьте меня, услышьте мой голос... ваши раны заживают... заживают... от ваших ран не останется и следа... вас медленно наполняет сила... наполняет... ещё наполняет... вы чувствуете, как вы становитесь сильнее... сильнее... ещё сильнее... много сильнее... Один... Два... ДЖАНГО!
   Если Нами и сомневалась в эффективности действий пирата, то в следующее мгновение все её сомнения оказались развеяны без следа. Стоило прозвучать обещанному "Один, Два, Джанго!", как все пираты оказались на ногах, а округу оглушил их громогласный рев. Они все ещё были в масле, грязные, в потеках крови, но теперь никто из них не выглядел полумертвым. Более того, все пираты действительно стали сильнее - это стало абсолютно очевидным, когда один из пиратов, в порыве чувств, несколько раз ударил кулаками по земле, из-за чего, в месте удара, образовались самые настоящие кратеры, пусть и небольшие. Это, конечно, всё ещё не был уровень Джонни или Йосаку, и уж тем более не уровень Луффи и Зоро, но всё равно впечатляло. Нами уже успела оценить силу пиратов "Чёрного Кота" и теперь могла с уверенностью сказать, что после гипноза Джанго, все они стали на порядок сильнее... Девушка тут же против воли подумала о том, что бы случилось, доведись Джанго загипнотизировать Луффи или Зоро. Подобные чудовищно сильные монстры, разом ставшие в десять раз сильнее себя прежних? Мысль откровенно пугала.
   -- Что за бред! - воскликнул сразу же запаниковавший Усопп, стоило ему увидеть "возрожденных" пиратов. - Такого просто не может быть!
   -- Это всего лишь гипноз, -- чуть покосилась на длинноносого парня Нами. - По сравнению с теми вещами, что мне уже довелось увидеть, плавая по Ист Блю, человек, способный гипнотизировать других людей, выглядит почти нормальным. Если бы я решила составить топ всех самых странных вещей и людей, что я уже успела повидать, он бы у меня не попал даже в первую полусотню.
   -- Серьёзно?! - вытаращился на неё Усопп.
   Нами, будучи верной последовательницей своего капитана, не стала упускать подвернувшейся возможности немного промыть Усоппу мозги, чтобы, в конечном счете, он принял самое ужасное решение в своей жизни - присоединился к семье Соломенной Шляпы. Нами честно, всем сердцем и душой, любила как всю свою новую семью в целом, так и своего капитана в частности. Однако, доведись ей вдруг говорить правду и только правду, девушка бы просто не смогла признать идею о вступлении в семью Соломенной Шляпы, как удачную. Или умную. Или хорошую. С другой стороны, Нами давно уже успела стать частью этой самой семьи, поэтому предупреждать или отговаривать Усоппа она не собиралась, скорее наоборот.
   -- Ты прожил всю свою жизнь в маленькой деревушке, а я с тринадцати лет в море, -- проникновенно начала Нами. -- И поверь, по сравнению с разделяющимся человеком, бессмертным пиратом, человеком-драконом, рыболюдьми, человеком способным криком уничтожать корабли, дырой в море, на дне которой расположен большой город, и... ох... В общем, лучше поверь, этот Джанго почти нормален, по сравнению с тем, что и кого можно повстречать в море.
   -- Не... не верю, -- выдохнул Усопп, смотря круглыми от удивления глазами на Нами. - Такого... такого просто не может быть... ты... ты это всё придумала!
   -- Если ты хочешь увидеть действительно невероятные вещи, то советую тебе подумать о том, чтобы отправиться в море. Всё о чём я тебе только что говорила, я видела здесь, в Ист Блю. Однако, если хотя бы сотая часть слухов о Гранд Лайн окажется правдой, то всё это не более чем капля в море. Живя здесь, на этом острове, в этой маленькой деревне, расположенной посреди слабейшего в мире моря, ты даже представить себе не можешь, насколько велик этот мир. Как-нибудь обязательно подумай об этом.
   А Джанго тем временем переключился на Бучи и Шама, только в отличие от остальных пиратов, он выкинул из своего гипноза часть про раны, зато к части про силу добавил слова про скорость. Нами немного забеспокоилась. Одно дело, когда в десять раз сильнее становится всякая мелкая шушера, которую девушка изначально превосходила в силе раз в двадцать, и совсем другое, когда в десять раз сильнее становятся более-менее умелые и сильные пираты. И хотя фрукт Нами практически гарантировал её полную неприкосновенность, совсем неуязвимой её это не делало. "Клоун" Багги отвечает.
   Посмотрев как, и без того здоровенный, Бучи становится едва ли не в два раза больше себя прежнего, только за счёт одного увеличения мускул, девушка подумала о ещё одной проблеме -- она вообще сможет завалить такую тушу? Судя по виду обновлённого Бучи, её сил могло не хватить. Нами уже такое проходила. Девушке не хватало сил, чтобы завалить кого-нибудь вроде Джонни или Йосаку. Они напрочь игнорировали удары Нами, даже если девушка по ним попадала. И сейчас Нами опасалась того, что с загипнотизированным Бучи могло получиться точно так же. Приятного мало. И хотя девушка абсолютно точно знала, что никакой смертельной опасности для неё нет и быть не может, она так же абсолютно точно знала, что Луффи не станет вмешиваться до самого последнего момента. И не даст вмешаться никому другому. "Что нас не убивает, то делает нас сильнее" -- именно такой логики придерживался Луффи в отношении всей их семьи. Так что, пусть, в конечном счете, Нами не грозило ничего смертельного, радоваться тут особо было нечему. И поводов для радости у девушки стало ещё меньше, когда её мысли касательно Бучи подтвердились на все сто процентов.
   Рядовой состав "Чёрного Кота", пусть даже и усиленный гипнозом Джанго, предсказуемо не стал для Нами проблемой. Загипнотизированные или нет, девушка раскидала их с той же легкостью, что и в прошлый раз. Нет, вероятнее всего, даже с ещё большей легкостью - в прошлый раз она сдерживалась, стараясь никого не убить. В этот раз Нами щадить пиратов не собиралась, поэтому сходу начала бить в полную силу. Результат оказался вполне закономерным. Луффи всегда говорил о том, что ноль остается нулем, на какое бы число его не умножали. И пусть эти пираты не были полным нулем, особо далеко они от него уйти не успели. Так что на порядок сильнее или нет, в конечном итоге, всё закончилось тем, что Нами вновь спустила всех пиратов вниз по склону, только теперь уже без всякого милосердия. В конце концов, не зря же Джанго их всех гипнотизировал, чтобы они стали сильнее? Выживут! А вот с Бучи и Шамом всё оказалось не так просто.
   Для начала Бучи кардинально решил проблему масла разлитого по склону - он обрушил скалу, засыпав весь склон. Один мощный пинок и проблема оказалась решена. И этот же пинок позволил Нами оценить новоприобретенную силу Бучи. Джонни и Йосаку вполне могли устроить нечто подобное, но не она сама. Одно дело порушить небольшой участок скалы, и совсем другое сравнять её с землёй целиком. Ни о каком проходе между двух скал теперь и речи не шло, что ничуть не помешало Бучи и Шаму добраться до Нами. Не успела девушка и глазом моргнуть, как оба пирата оказались возле неё -- гипноз на скорость оказался ничуть не менее действенным, чем на силу. К счастью для Усоппа, Нами давно уже привыкла сражаться с ещё более сильными и быстрыми противниками, поэтому она не только успела избежать атаки сама, но и спасла Усоппа. Прихватив его с собой, Нами затем откинула его далеко в сторону, чтобы он больше не мешался под ногами. Заодно девушка оценила атаки Бучи и Шама.
   Шам атаковал очень быстро, но, во-первых, атаковал он недостаточно быстро, чтобы застать врасплох Нами, а, во-вторых, атаковал он её стальными когтями, которые просто не могли причинить ей вред. Фрукт Sube Sube no Mi (Фрукт Скользи-Скользи) гарантировал Нами её неприкосновенность. А вот Бучи, в буквальном смысле, рвал ногами землю, что при определенных обстоятельствах могло стать опасно, поэтому, первым делом, Нами сосредоточилась на здоровяке. В скорости Бучи заметно уступал Шаму, который, в свою очередь, столь же заметно уступал в этом самой Нами, из-за чего девушка без проблем подобралась к нему на расстояние удара. И ударила. Несколько раз подряд. Со всей силы. С заранее предполагаемым результатом. Бучи просто не обратил внимания на удары девушки, нанесенные её по его торсу, что ещё хуже, здоровяк, затем, без труда заблокировал все удары Нами, нацеленные в пах, -- один из немногих способов справиться с такими непробиваемыми монстрами, -- а его голова находилась настолько высоко, что девушка просто не рискнула её атаковать. Для удара по голове Бучи, Нами бы пришлось прыгать, что давало отличный повод для контратаки - в воздухе, без опор, увернуться от удара было в стократ сложнее, чем на земле. В некоторых ситуациях и вовсе невозможно. И тут ей даже фрукт не мог помочь. Нет, удар бы с неё так и так бы соскользнул, но, без опоры, её бы тоже отнесло в сторону.
   После нескольких минут яростного обмена ударами, бой остановился сам собой. Атаки Шама и Бучи не действовали на Нами, а атаки Нами не действовали на Бучи, чем нагло пользовался Шам, иначе бы девушка давно его уже вырубила. Ситуация сложилась патовая. Пираты не могли победить Нами, но и сама Нами не могла победить пиратов. Вдобавок, если хорошенько постараться, она ещё могла расправиться с Шамом, но никак не с Бучи. Пусть здоровяк и был медленнее неё, но, имея только два уязвимых места, он без труда мог блокировать все опасные для себя удары, и скорость Нами тут уже ничего не решала. Сейчас бы девушке меч вместо посоха, или хотя бы один только нож, и всё могло измениться, но чего не было, того не было. Да и не факт, что Нами бы стала их использовать. В отличие от знакомых ей "мальчиков" девушка не очень любила кровь и убийства. С другой стороны Нами на фиг не нужны были какие-либо мечи, ножи, кинжалы или что-либо подобное. В арсенале девушки имелось оружие в миллион раз страшнее, разрушительнее и действеннее:
   -- Мальчики, помогите мне, пожалуйста! - даже не крикнула, а просто громко произнесла Нами.
   Результат не заставил себя ждать. Не успела Нами договорить последнее слово, как огромная туша Бучи оказалась впечатана глубоко в землю. Да ещё с такой силы, что вся местность вокруг в буквальном смысле заходила ходуном, словно при сильном землетрясении.
   -- Вы использовали заклинание "Помощь Семьи" первого уровня, -- первым делом произнес Джонни, стоило ему только приземлиться рядом с Нами. - Заклинание будет действовать до полного уничтожения врагов... Серьёзно, Нами, могла бы приложить чуть больше сил, прежде чем звать на помощь. Ты не в курсе, но Йосаку сейчас, из-за своего длинного языка, валяется с простреленной головой, Зоро опять умудрился потеряться, а я только пришёл, и ты тут же позвала на помощь. Ты представляешь, что было бы, если бы я хоть на чуть-чуть опоздал?
   Йосаку и Джонни нет, Зоро потерялся, а значит...
   -- Хорошо, что ты успел... -- издав немного нервный смешок, произнесла Нами.
   Луффи на поле боя был сродни заклинанию Армагеддона в настольных играх. Равных ему по силе врагов никогда не находилось, а значит от его присутствия, как и от Армагеддона, страдали все вовлеченные. Враги семьи, конечно, всегда кончали намного хуже, но и самой семье доставалось немало. Что поделать? Такова была цена помощи Луффи. К счастью, на памяти Нами, серьёзное вмешательство Луффи потребовалось только один единственный раз. Тогда Зоро, как и сейчас, потерялся, а Джонни и Йосаку ничего не могли поделать против противника съевшего фрукт Логии, поэтому у Луффи просто не осталось другого выбора, кроме как вмешаться.
   Откровенно говоря, столкновение с "Козырной Семьей", во главе с "Медвежьим Королем", до заварушки с Крейгом, было единственным разом, когда Луффи вмешался в бой, чтобы действительно помочь своей семье, а не усложнить всё ещё больше. Итог вмешательства, правда, оказался закономерен. От "Козырной Семьи", как и от "Заводного Острова" ничего не осталось... нет, что-то конечно от всего этого осталось, но искать нужно было с лупой. Всё-таки Луффи не хотел, чтобы кто-нибудь из их противников остался жив, и доложил кому не надо о его настоящей силе, поэтому, в убийстве и разрушении всего и вся, он тогда не сдерживался... или, что будет вернее, перестал сдерживать отыскавшегося Зоро. А потому, звать Луффи на помощь против пиратов "Чёрного Кота" было сродни вызову линкора, при драке двух малолетних детей за песочницу -- пострадали бы все, включая песочницу. Собственно, потому и "Армагеддон".
   В отличие от Нами, её "спаситель" оказался узнан практически мгновенно:
   -- Джонни "Отрыватель Голов"! - невольно попятился назад Шам, стоило ему узнать своего нового противника. - Что... что здесь делает один из "Убийц Пиратов"?!
   -- Разве это не очевидно? - чуть склонил голову на бок парень. - Я собираюсь убить немного пират... -- не договорив, Джонни резко отпрыгнул в сторону, поэтому предназначавшаяся ему атака досталась Нами... предсказуемо не причинив девушке никакого вреда.
   Новым противником оказался высокий мужчина в очках и чёрном костюме, с зализанными назад, тёмно-зелёными волосами, на руках которого красовались перчатки, этакие "Кошачьи Когти" на манер перчаток Шама. Разница заключалась в том, что у Шама действительно были когти, пусть и стальные, а у нового парня, вместо когтей, торчали лезвия катан. Что ещё необычнее, всё это дело выглядело по-настоящему опасным, и отнюдь не глупым или смешным. Оставался вопрос, кто это вообще такой, но у Нами и Джонни имелось одно весьма дельное предположение:
   -- Я полагаю, ты и есть так называемый капитан Куро "Стратег", -- не столько спросил, сколько констатировал факт Джонни. - Должен заметить, что для мертвеца трёхлетней давности ты выглядишь как-то чересчур бодро. Рад познакомиться, кстати. Нет, правда, рад. Ты выглядишь довольно занятным парнем, а такие нам встречаются до обидного редко.
   -- Ты можешь не представляться, -- произнёс в ответ Куро, -- Шам вполне успешно сделал это за тебя... печально известный на всё Ист Блю "Отрыватель Голов" Джонни. Удивлён увидеть тебя здесь, как и с недавних пор весьма известную "Королеву Монстров". Вот только не буду врать и говорить, что рад нашей встрече. Вы грозите порушить мой тщательно продуманный план. Три года я потратил на претворение этого плана в жизнь и вот теперь, когда он вошёл в завершающую фазу, вмешались вы... что вам вообще понадобилось на этом острове? Зачем вы здесь? И почему мешаете мне и моим людям? Неужели только из-за того, что они пираты, а вы охотники?
   -- Да мы просто мимо проплывали, -- усмехнулся Джонни. - И нам ничего не надо ни от тебя, ни от твоих людей, ни от этого острова. Почему мы мешаем тебе и твоим людям... а почему бы и нет? Убивать пиратов у нас уже давно вошло в привычку... и нет, мы больше не охотники. Позволь мне все же представиться самому. Меня зовут Джонни "Отрыватель Голов" и я пират, один из двух бойцов семьи Соломенной Шляпы. Рядом со мной стоит наш навигатор, можешь называть её "Королевой" Нами, -- Джонни чуть склонил голову в сторону девушки. - И ещё, ничего личного, но сегодня ты умрёшь. Как бы сказал мой капитан, тебе просто не повезло. Бывает.
   -- Значит, просто мимо проплывали? -- усмехнулся Куро. -- Три года усилий оказались под угрозой из-за какой-то случайности? А теперь ещё грозите меня убить? Что ж, мы ещё посмотрим, кто сегодня умрёт.
   С этими словами Куро рванул к Джонни и Нами. Скорость у него оказалась приличная, вот только с противниками ему не повезло. Сильно не повезло. Хотя, точно таким же образом можно было сказать про любого пирата или пиратскую команду, которым не посчастливилось столкнуться с безумной семейкой Соломенной Шляпы. Джонни даже вмешиваться не пришлось. Вероятнее всего, Куро казался нереально быстрым для большинства своих противников, -- молниеносно быстрым, -- но, на деле, его скорость лишь немногим превосходила скорость Нами. Идеально. Девушка сражалась лучше всего именно тогда, когда противник был сильнее её. Так что, молниеносный удар Куро или нет, Нами легко заблокировала его атаку своим шестом. Куро это явно не понравилось, поэтому удары буквально посыпались на девушку со всех сторон.
   Десять секунд, тридцать, минута...
   Удары сыпались на Нами ровно до тех пор, пока она специально не пропустила один из них. Было очевидно, что Куро не придал значения тому, каким именно образом девушка осталось невредимой после его самой первой атаки. По-видимому, пират посчитал, что Нами просто успела увернуться в последний момент, поэтому, когда его атака безвредно соскользнула с девушки, Куро оказался полностью открыт для ответного удара Нами. Девушка момента не упустила.
   Куро не обладал защитой сопоставимой с защитой Бучи, из-за чего атака Нами оказалась невероятно действенной. Если Куро немного превосходил девушку в скорости, то сама Нами намного превосходила его в силе. Удар девушки отправил Куро в двадцатиметровый полет, закончившийся болезненным столкновением с деревом. Шам и остальные пираты "Чёрного Кота", из тех что находились в сознании, тут же разразились потрясённо-удивлёнными возгласами. Куро для них всегда являлся эпитомией силы и неуязвимости, поэтому для них оказалось настоящим шоком увидеть его валяющимся на земле и кашляющим кровью.
   -- Ты... с тобой что-то не так? - вытерев окровавленные губы о рукав своего пиджака, поднялся на ноги Куро. - Моя атака должна была гарантированно тебя убить.
   -- Если здесь с кем-то что-то не так, так это только с тобой и твоей командой, -- встал на защиту девушки Джонни. - Никогда не понимал идиотов вроде вас, которые способны так легко поднимать руку на девушку подобной красоты. Я её толком не могу ударить даже тогда, когда мы тренируемся, а уж о серьёзном намерении убить и вовсе молчу. Вы все импотенты, что ли? Или гомики? Других объяснений я найти не могу.
   В ответ на свою защиту Нами послала Джонни благодарную улыбку, от которой парня мгновенно бросило в жар, а сам он заметно смутился. Будучи одной большой горой перекачанных мускул, смущенный Джонни выглядел почти сюрреалистично. Монстры смущаться не могут, потому что смущаться монстры не могут.
   И вот в этот самый момент по округе разнеслось:
   -- КУРАХАДОР!!!
   Сложившуюся ситуацию в очередной раз нарушило появление нового действующего лица. Только в этот раз этим самым лицом оказался не очередной кровожадно настроенный мужик, а кровожадно настроенная юная девушка. Бледное лицо, длинные светлые волосы, карие глаза, среднего роста, одетая в светлое платьице поверх которого был накинут коричневый плащ, а на её ногах красовались красные женские сапожки. Ещё она держала в руке пистолет, который направляла на откровенно ошарашенного Куро.
   -- КАЯ!!! - вытаращился на неё Усопп. - Что ты здесь делаешь?!! Уходи отсюда немедленно!!!
   Усопп попробовал подняться на ноги и пойти к ней. Вот только если подняться на ноги у длинноносого парня получилось, пусть и с изрядным трудом, то сил на ходьбу у него уже не осталось. Всего через три шага одна из ног Усоппа подкосилась и он рухнул обратно на землю.
   -- Усопп-сан?! - девушка в шоке уставилась на окровавленного парня. - Усопп-сан!!! - бросилась она к длинноносому, мгновенно позабыв и про Куро, и про пистолет в своей руке.
   Встав рядышком друг с другом, Нами и Джонни принялись молча наблюдать за разыгрывающейся перед ними драмой.
   -- Усопп-сан, как вы?! - буквально рухнув перед парнем на колени, девушка поспешила заключить длинноносого в свои объятья, несмотря на всю покрывающую его грязь и кровь. - Пожалуйста, не умирайте, Усопп-сан!
   -- Кая, что ты здесь делаешь? Ты должна немедленно отсюда уходить! Курахадору и остальным пиратам нужна именно ты. Ты должна немедленно бежать!
   -- Я не могу Усопп-сан! Я не могу вас бросить!
   Тут в себя, наконец, пришел и сам Куро:
   -- Кая... Кая-оджо-сама? Что вы тут делаете? - спросил он недоумевающим голосом. - Вы больны, вы должны быть в своей постели.
   После таких слов, и без того бледное лицо девушки стало ещё белее, только теперь уже от гнева.
   -- Замолчи... замолчи Курахадор! Мери мне всё рассказал, я знаю кто ты, и что тебе нужно. Мои деньги? Можешь забрать их все! Но не трогай Усопп-сана или жителей деревни!
   -- Мери? Вот значит как... Я думал он уже давно мёртв. Кажется, мирная жизнь притупила мои инстинкты даже сильнее, чем я думал... И вы правы, Оджо-сама, мне нужны ваши деньги... Однако одних ваших денег мне будет недостаточно. Я потратил три года своей жизни, претворяя весь этот план в жизнь, поэтому я собираюсь забрать всё, что мне причитается. Ваши деньги, вашу жизнь и жизни жителей деревни.
   -- Так мы тебе и позволим! - раздался слаженный хор трех голосов, и на сцену вышли новые лица... или старые, если вспомнить предыдущий день. Три подростка, один из которых был вооружен битой, другой сковородкой, а третий лопатой. Именно эта троица сделала сутки назад умную вещь, мгновенно свалив при появлении "Убийц Пиратов" на берегу.
   -- Таманэги, Пииман, Ниндзин! - в панике произнес Усопп. - Вы-то что тут делаете?!!
   -- Луффи был прав, -- произнес Джонни, наблюдая за всем этим представлением, -- драма она и есть драма. Любовь дружба и предательство, здесь есть всё.
   -- Луффи всегда прав, -- согласно кивнули головами Нами и... Луффи.
   -- Ты решил перестать прятаться в кустах?! - после небольшого ступора, вытаращился на него Джонни.
   -- Не говори обо мне так, словно я чего-то боюсь, -- слегка фыркнул Луффи. - Просто я решил, что наблюдать за всем из первого ряда будет намного интереснее.
   Нами, в отличие от Джонни, волновало кое-что другое:
   -- Где... где ты взял мороженное? - спросила сконфуженная девушка, разглядывая упомянутое мороженное в руке её капитана.
   Они с самого утра были вместе, поэтому Нами точно могла сказать, что Луффи никуда не отлучался, а среди их запасов не было никакого мороженного. Не говоря уже о том, что парень где-то успел достать себе очередную футболку кислотного цвета, взамен отобранной у него рубашки. И очередные моднявые очки, сейчас закрывающие его глаза.
   -- Разве это не очевидно? - Луффи чуть повернул голову в сторону девушки. - Конечно же, я взял его у мороженщика. Серьёзно, Нами, не уподобляйся Зоро! Нечто настолько очевидное ты должна понимать сама.
   Девушка собиралась было спросить, где он умудрился найти этого самого мороженщика в шестом часу утра, да ещё буквально за десять минут, что она его не видела, а так же откуда он взял новую футболку, но затем её благоразумие взяло вверх над любопытством, и Нами сдержалась. Во-первых, некоторые вещи лучше не знать, тогда и сон крепче, а, во-вторых, девушка ничуть не сомневалась, что, прежде чем ответить на вопрос, Луффи сначала хорошенько прополощет ей мозги. Оно того не стоило. Тем более развернувшаяся перед ними драма постепенно начала превращаться в отменную комедию.
   -- Берите Каю, и бегите отсюда немедленно! - надрывался Усопп.
   -- Мы не бросим вас, капитан! - звучал в ответ дружный и непреклонный ответ троицы мелких пацанов.
   Примерно с минуту продолжалась вся эта перепалка, во время которой Усопп всеми правдами и неправдами пытался заставить Каю и пацанов убежать отсюда куда подальше, а те упорно стояли на своём, желая остаться и помочь в "защите деревни". В итоге, Усопп сделал над собой усилие и даже немного реабилитировался в глазах Луффи, -- он сам об этом сказал рядом с ним стоящим Нами и Джонни! -- когда вывернул правду таким образом, чтобы у троицы пацанов просто не осталось другого выбора, кроме как взять Каю под руки, и свалить в деревню. Не сделай они этого, то стали бы не только выглядеть полными идиотами, но ещё и "предали бы своего капитана". В общем, всё почти срослось, когда к месту событий подоспела целая кавалерия, до зубов вооруженная граблями, вилами и лопатами, а самые здоровые мужики и вовсе держали в руках безотказные ломы. Именно в этот момент драма окончательно превратилась в комедию. Или всё дело было в идиотских комментариях Луффи?
   -- Педро, как ты мог?! - писклявым голосом воскликнул Луффи, когда жители деревни осознали, что Курахадор действительно тот ещё гад, и, заглушая друг друга, начали истошно надрывать об этом глотки. - Я тебе так верила, так верила, а ты все это время спал с моим папой! Как ты мог?!
   -- Мва-ха-ха-ха! - изменил голос Луффи на "типа злодейский", когда жителям деревни стал отвечать Куро. - Это все был мой коварный план по захвату булочной твоей правнучки! Кончита, как только я разберусь с тобой и этим старым дураком, твоим, отцом, больше никто не сможет помешать мне захватить булочную твоей правнучки!
   -- Но Педро, мой папа итак уже умер десять лет назад! - и снова тоненький голосок, когда жители деревни начали кричать о том, что они не позволят получить Курахадору наследство Каи, и уж тем более не позволят ему её убить.
   -- Мва-ха-ха-ха! - и снова "типа злодейски". -- Значит мне работы меньше! - примерно так же Куро ответил жителям деревни, когда они заявили ему о том, что положат свои жизни, но не дадут ему обидеть Каю.
   - Знаете, он, конечно, полный идиот и слабак, -- неожиданно произнес Луффи своим обычным голосом, после того как Куро объяснил всем собравшимся, почему именно с их прибытием у него стало "меньше работы", -- но всё равно довольно умный. Если бы мы не оказались на этом острове, то его план прошел бы без всяких проблем. Собственно говоря, потому он и умный... пусть даже всё можно было обстряпать намного быстрее и легче, из-за чего он полный идиот. К тому же, что за дурная привычка рассказывать о своих планах? Неужели так сильно охота поделиться со всеми о том, какой он гений?
   -- Луффи, да ты сам так постоянно делаешь, -- тяжело вздохнул Джонни. - Не будь лицемером.
   -- Во-первых, со всей ответственностью заявляю, что твой капитан потрясен до глубины души тем, что ты вообще знаешь значение слова "лицемер". Во-вторых, рассказанный злодейский план рассказанному злодейскому плану рознь. Ты можешь рассказать свой злодейский план только тогда, когда распространившееся знание о твоем злодейском плане не будет угрожать претворению этого сама злодейского плана в жизнь.
   -- Обязательно так часто повторять "злодейский план"? - спросила Нами.
   -- Нет, но мне понравилось это словосочетание.
   -- Я так и подумала.
   Как уже говорилось, весь этот разговор стал результатом того, что Куро выболтал всем собравшимся смысл своего плана. И заключался он не только в убийстве Каи, и присвоении всего имеющегося у неё имущества, но и убийстве собственной команды, чтобы, значит, ни одна живая душа не смогла опознать в пирате Куро этого самого пирата Куро.
   -- Он бредит на яву и даже не понимает этого, -- вынес свой окончательный вердикт Луффи, после чего вернулся к поеданию уже порядком подтаявшего мороженного.
   -- В этом он точно не отличается от подавляющего большинства всех остальных повстречавшихся нам пиратом, -- презрительно фыркнула Нами. - Мы здесь, а он до сих пор говорит о своем плане, вместо того чтобы бежать отсюда со всех ног.
   -- Да нет, я не об этом, -- слегка помахал свободной рукой Луффи. - Его план заключался в том, чтобы Панго загипнотизировал Усопповскую Недозомби. Она бы написала завещание, и тогда, после её смерти, всё бы досталось нашему Фальшивому Зомби.
   -- К чему ты клонишь? - не понял Джонни, да и Нами смотрела на своего капитана малость озадаченно.
   -- Оглядитесь по сторонам, и скажите мне кого здесь не хватает, -- закатив глаза, ответил Луффи.
   Джонни и Нами послушно стали вертеть головами по сторонам. И если сначала они оглядывались, не понимая на что конкретно им намекал Луффи, то вскоре они уже стали осматриваться вполне осмысленно.
   -- Джанго что, сбежал? - первой спросила удивлённая Нами, когда так и не смогла найти на берегу пирата-гипнотизёра.
   -- Он уже на полпути к противоположному концу острова, -- снова усмехнулся Луффи, но почти сразу же его усмешка трансформировалась в гримасу отвращения: -- Как и этот зеленоволосый даун с его топографическим кретинизмом! Честное слово, когда-нибудь я не смогу сдержаться и просто убью его!
   -- Зоро... Зоро на полпути к противоположному концу острова? - склонил голову на бок Джонни.
   -- Как так? У него же есть Воля! - раздражённо произнесла Нами. - Как вообще можно заблудиться с Волей? Разве с её помощью он не должен постоянно знать о том, где мы находимся?
   -- Нами, этот идиот не в состоянии найти лестницу, стоя на этой самой лестнице, -- лицо Луффи скривилось так, словно у него разболелись все зубы разом. - Признаюсь, я не знаю, что мне с ним делать, -- с отчетливо слышимыми нотками отчаяния добавил парень. - Как бы сильно я его не избивал, как бы не уговаривал, что бы не советовал, всё бесполезно! Всё! Если бы я не знал его так, как его знаю, то подумал бы, что он просто так надо мной издевается. Я бы даже это понял и простил! Но нет, он действительно настолько плох, насколько он плох!
   -- Может нам попробовать завести ему собаку, которая бы, беря след, могла возвращать его обратно на корабль? - предложил Джонни.
   -- Только если собака будет умнее Зоро, что, если подумать, вполне возможно, и если она будет уметь говорить, что уже менее вероятно. В других случаях ничего не получится... да и, со временем, я сам её грохну, если она будет гадить где попало на моем корабле и валяться на моем диване.
   Нами и Джонни невольно переглянулись. Им стало понятно, что Луффи и сам подумывал о собаке для Зоро, но тут ему мешали собственные предубеждения. Нет, в целом, животных Луффи любил, как и собак в частности. Однако любил их парень только тогда, когда им не было необходимости плавать вместе с ним.
   -- Луффи, у тебя больше нет дивана, -- на всякий случай напомнила об этом маленьком факте Нами.
   -- Да и корабля у нас тоже нет, -- поддакнул Джонни.
   -- Это сейчас нет, -- отмахнулся Луффи. - Да и воб... о! Йосаку очнулся.
   -- Кстати, а что с ним случилось? - спросила Нами.
   -- Луффи прострелил ему голову.
   -- Зачем?! - круглыми глазами посмотрела Нами на своего капитана. - В смысле, почему? - тут же поспешила добавить девушка, едва только Луффи успел открыть рот.
   Луффи, прежде чем ответить, бросил многообещающий взгляд на Джонни, из-за чего тот вновь поспешил придать себе самый невинный вид, на какой он был только способен, после чего парень повернулся к Нами:
   -- Я просто споткнулся.
   -- И у тебя в этот момент совершенно случайно оказался пистолет в руке? - ни на мгновение не поверила своему капитану Нами.
   -- Почему случайно? Я сам его достал. Я уже побежал вслед за тобой, чтобы помочь тебе разобраться с пиратами, когда споткнулся. Маленькая ошибка. Это случается даже с лучшими из нас.
   Нами уставилась на своего капитана так, словно у того неожиданно выросла вторая голова. Побежал, чтобы помочь разобраться с пиратами? Когда Усопп говорил про восемьдесят миллионов своих последователей, он и то выглядел более убедительным, чем Луффи сейчас. Однако прежде чем Нами продолжила этот во всех смыслах бесперспективный разговор, вмешался Джонни:
   -- Капитан, мы им помогать-то будем или как? Куро, по-моему, собрался сделать что-то реально опасное.
   Джонни дело говорил. Окончательно закрепив за собой статус "Главного Гада", Куро закончил разговаривать разговоры. Вместо этого он, чуть нагнувшись вперед и расслабив руки, стал слегка раскачиваться из стороны в сторону. Жители деревни недоумевали, а вот пираты "Чёрного Кота" ударились в самую настоящую панику. И очень быстро из их криков стало понятно, почему именно они ударились в панику.
   -- Он вводит себя в транс, чтобы повысить свои физические возможности, но взамен атакует в буквальном смысле всё в округе, -- подвёл итог Луффи, проанализировав выкрики перепуганных пиратов. - Да, Джонни, ты прав, нам лучше вмешаться. Я знаком с техникой, которую он использует для увеличения своей скорости, пусть и не в таком примитивном виде. И если сейчас он собирается увеличить свою скорость ещё больше, Усопп вполне может помереть, -- про жителей деревни и пиратов, что примечательно, Луффи даже не упомянул. Это многое говорило о его приоритетах в жизни.
   Куро перестав раскачиваться, громко и отчетливо произнёс:
   -- Shakushi! (Гребень Смерти!)
   А затем он исчез, а вместе с ним исчез и Луффи. Не успел никто осознать случившегося, включая Нами и Джонни, как раздался железный скрежет - это Луффи, появившись прямо перед жителями деревни, столпившимися вокруг сидящих на земле Усоппа и Каи, заблокировал удар Куро... двумя напитанными Волей палочками от мороженного. И это тогда, когда Луффи вполне было по силам как заблокировать атаку Куро голыми руками, так и вырубить его одним ударом, -- или вовсе без всякого удара. Естественно поступить столь логичным образом, было бы совсем не интересно. Скучно. Так что Луффи остался на месте, а Куро снова исчез, после чего, спустя две-три секунды, издав громкий вопль, на землю упал пират с располосованной грудью. Добраться до пиратов "Чёрного Кота" Куро не помешал даже устроенный Бучи завал.
   -- Нами, Джонни, вы вообще собираетесь что-нибудь делать или как? - завертев в руках палочки от мороженного, спросил Луффи, когда рухнул пятый исполосованный по счёту пират.
   -- А разве нужно? - с сомнением спросил Джонни. - Всё что он пока делает, так это убивает свою команду, и я не вижу в этом ничего плохого. Нам же лучше, работы меньше, -- парень едва ли не один в один, повторил слова самого Куро. - Тем более не такой уж он и быстрый. Его скорость, конечно, сначала застала меня врасплох, но если сравнить его хотя бы с тем же Санджи, не говоря уже про тебя или Зоро, он словно бегает на сломанных ногах.
   -- Так давай, доломай ему ноги окончательно! -- Луффи ткнул одной из палочек в сторону, где Куро методично избавлялся от своей команды. - Если ты забыл, то позволь мне тебе напомнить, что мы больше не охотники за вознаграждениями, поэтому нам больше не нужно убивать всех пиратов до единого.
   -- В смысле? - не поняла Нами. - Мы их просто отпустим, что ли?
   -- Нет, если ты так, конечно, хочешь, то можем всех их убить, -- любезно предложил Луффи. - Дело твоё.
   -- Я не хочу никого убивать! -- быстро пошла на попятную девушка. - Просто как-то непривычно слышать от тебя такое.
   -- Не понимаю почему. Разве нам есть сейчас хоть какая-то выгода с их смерти?
   -- Ага, под таким углом я на ситуацию не смотрела, -- понимающе кивнула Нами.
   Все логично. Теперь, после уничтожения армады Крейга, и после того как они окончательно стали пиратами, убийство других пиратов стало делом почти бессмысленным. Уничтожение ещё одной пиратской команды точно уже никак не повлияет на их репутацию. Вдобавок Луффи собирался поднять пиратский флаг, едва только у них появится корабль, а с намалеванным пиратским флагом на парусах продавать корабли станет не в пример сложнее. Это уже не упоминая о том, что они сбирались плыть на Гранд Лайн, поэтому им сейчас было не до продажи кораблей.
   -- А как же их сокровища? - задала девушка сам собой напрашивающийся вопрос. - Неужели они тебя тоже не интересует?
   Луффи, которого не интересуют деньги? Мысль, с какой стороны на неё не посмотри, выглядела абсурдной. И абсолютно точно невозможной.
   -- С чего бы это? - озадачился Луффи. - Одно дело не убивать их, но их жратва и деньги наши. Серьёзно, Нами, почему я должен объяснять тебе настолько очевидные вещи?
   Смотри-ка ты, а вселенная всё ещё на месте и работает так, как ей и полагается.
   -- Ах, прости-прости! -- облегчённо вздохнув, тут же послушно повинилась Нами. - Тогда может, я пока их ограблю, а вы тут закончите со всем остальным? - предложила девушка.
   -- Да пожалуйста! - великодушно разрешил Луффи.
   На фоне того, что воздух был наполнен криками раненных пиратов, и отчаянными воплями ещё целых пиратов, весь состоявшийся разговор выглядел чистым сюрреализмом... с точки зрения жителей деревни и Усоппа. Именно поэтому они наблюдали за всем происходящим с низко отвисшими челюстями, и выкатившимися на лоб глазами. Нужно отметить, что это была довольно стандартная реакция на членов семьи Соломенной Шляпы, вернее на большинство их действий. То, что они считали нормальным, другим казалось... в общем, сюрреализм какой он есть.
   Стоило Нами получить разрешение Луффи, как она тут же направилась к шлюпкам, на которых пираты "Чёрного Кота" высадились с корабля на берег. Джонни, в свою очередь, не стал размениваться по мелочам, и, набрав полные легкие воздуха, буквально залил огнем местность перед собой. Несмотря на быстрое и хаотичное перемещение Куро, Джонни все равно его видел, поэтому без особого труда смог поймать пирата своей огненной атакой.
   На этот раз воздух вокруг сотряс болезненный вопль самого Куро, но он, полностью оправдывая свое прозвище, не растерявшись, сразу же устремился к воде. Температура огня у некоторых атак Джонни достигала такой величины, что он мог в считанные секунды сжечь человека до костей. Тем не менее, Куро умудрился отделаться лишь легкими ожогами, сожженными бровями, сильно попорченной прической и изрядно пострадавшей одеждой. Конечно, не Крейг, но тоже ничего. Хотя от самоуверенного в себе пижона, каким он выглядел и был в момент своего появления, не осталось и следа. Теперь он скорее походил на мокрую, облезшую, слегка подпаленную крысу.
   -- Пламя изо рта... ты съел дьявольский фрукт, -- Куро не спрашивал, он утверждал. - Похоже слухи о ненормальности вашей команды не обычное преувеличение, -- несмотря на свое состояние, пират проявлял удивительное спокойствие.
   -- Ты себе даже не представляешь, -- усмехнулся в ответ Джонни.
   Пока Куро занимался водными процедурами, парень не только успел спуститься к самой воде, но и не забыл прихватить с собой Шама, бессознательную тушку которого он сейчас держал за шею, своей правой рукой. У бывшего подчиненного Куро не хватило ума вовремя сделать ноги, как это проделал другой бывший подчинённый Куро. Нами, к этому моменту, и вовсе уже была на полпути к кораблю пиратов "Чёрного Кота". Мало что на свете стимулировало девушку больше, чем возможность заработать. И этого не изменил даже тот факт, что она давно уже не знала, сколько именно денег скопилось у их семьи. Они приходили сотнями миллионов и уходили примерно такими же суммами. Луффи умел зарабатывать баснословные деньги, но и тратил он их в баснословных количествах. В общем, с точки зрения самого Луффи, и Нами, сколько бы у них не было денег, этих денег никогда не было достаточно. Так что девушка не собиралась упускать возможности подзаработать ещё. Тем более мешать ей уже было некому. Лёгкие деньги.
   Вся битва с Куро закончилась быстро и немного неожиданно для всех в неё вовлечённых... хотя, какая ещё битва? Скорее так, затяжное избиение, которое закончилось весьма быстрым и жестоким образом. Но, как уже говорилось, малость неожиданно.
   Куро вышел из воды, Джонни приготовился его добивать и вот в этот вот самый момент на сцене появился раздражённый Йосаку. Никто не успел и глазом моргнуть, как Куро, сначала, оказался впечатан глубоко в землю, а затем поднят за волосы и, оставляя за собой кровь, сопли и выбитые зубы, отправлен в длительный полет, чудовищным по силе ударом в лицо. Полет некогда грозного капитана, в свое время прозванного "Стратегом", завершился мощным столкновением со скалой. В буквальном смысле впечатанный в скалу Куро так и остался висеть на ней к верху ногами, демонстрируя всем желающим свою смятую ударом Йосаку физиономию. Красавчиком его больше уже точно никто не назовет, разве что в качестве злобной шутки. С другой стороны, было своеобразным чудом, что Куро сумел пережить сначала атаку Джонни, а потом ещё и нападение раздражённого своей смертью Йосаку, поэтому ему было грех жаловаться. Ещё пару недель назад его бы гарантированного добили, как и всю его бывшую команду, но сейчас у семьи Соломенной Шляпы приоритеты несколько сменились. Например, наконец-то им больше не было нужды возиться с многочисленными трупами.
   Под руководством Луффи, более-менее уцелевшие пираты "Чёрного Кота", подгоняемые пинками Джонни и Йосаку, собрали всех своих раненных товарищей, включая выковырянного из скалы Куро, после чего отчалили на свой корабль. Почти одновременно с ними от их корабля отчалила Нами, к этому времени уже успевшая обчистить неудачливых пиратов. Много добычи она, конечно, не нашла, -- все пираты Ист Блю давно уже сидели на "голодном пайке", -- но кое-что найти ей все же удалось... Естественно, несколько миллионов белли, для большинства людей, вовсе не выглядели "кое-чем". Однако Нами, благодаря своей новой семье, давно уже привыкла оперировать несколько другими суммами. До Луффи с его мнением, что если у него нет "хотя бы" полмиллиарда белли под рукой, то он босяк, бедняк и вообще полный голодранец, девушке, конечно, всё ещё было далеко. В тоже время три с половиной миллиона, утащенные с корабля пиратов "Чёрного Кота", оценивались Нами на уровне карманной мелочи. Девушка, в прошлый свой поход по магазинам, только на одну лишь одежду потратила в три раза больше, чем она сейчас унесла денег с корабля пиратов "Чёрного Кота". В общем, ещё полгода-год, -- скорее "пол", чем "год", -- и уровень Луффи будет достигнут.
   После победы над Куро, дальнейшая ситуация развивалась предсказуемым образом... по крайней мере, для одного человека точно. И не удивительно. Луффи всегда умел управлять ситуацией, направляя её развитие в нужное ему русло.
   Во-первых, Усопп таки стал "Героем Дня". Пусть с пиратами покончили члены семьи Соломенной Шляпы, но именно Усопп накануне пытался предупредить всех жителей деревни о грозящей им опасности. Именно Усопп рисковал своей жизнью, придя в дом Каи, в самое "логово" Курахадора, и пытался забрать девушку с собой. И, наконец, благодаря парочке вскользь брошенных Луффи фраз, всем жителям деревни стало понятно, что только из-за Усоппа члены семьи Соломенной Шляпы вообще взялись защищать их деревню. Не говоря уже о том, что именно Усопп стал самым первым "защитником", а его состояние наглядно показывало и доказывало, насколько сильно он хотел защитить жителей деревни в целом, и Каю в частности.
   Во-вторых, когда страсти малость поутихли, Луффи бросил парочку на первый взгляд не особо значимых фраз, которые, тем не менее, привели к тому, что семье Соломенной Шляпы подогнали полноценный корабль. Это уже само по себе было удивительным. По сути, семье отдали единственный корабль, который можно было найти в деревне, и принадлежал он Кае. Ещё более удивительным для Нами, Джонни и Йосаку стал тот факт, что Луффи пришёл в полный восторг, едва ему только стоило увидеть корабль вблизи. Нет, сам по себе корабль выглядел... мило. Небольшая каравелла с одной главной мачтой, двумя пушками и миролюбиво выглядевшей головой барана в качестве носовой фигуры. В общем, мило, миролюбиво и безобидно. Однако в этом и заключалась основная проблема. Не таким они себе представляли корабль, который бы сумел понравиться Луффи, совсем не таким. Стеклянные гробы с дергающимися внутри полуразложившимися зомби к такому кораблю точно не подойдут.
   В свою очередь корабль, "Гоинг Мери" если говорить точно, был построен никем иным, как вторым дворецким Каи, -- или первым, учитывая, что Курахадор появился позже. Звали этого дворецкого Мери, и из-за своей пышной, белой шевелюры, да ещё вьющихся волос, он походил на барана. Не в том смысле, что он выглядел тупым, а в том, что он выглядел словно реальный баран. Принимая во внимание эксцентричность Луффи, было весьма подозрительно, что он сходу не отправил дворецкого Каи на тот свет. Или, как минимум, не вырубил. Более того, Луффи, в буквальном смысле, принял с распростертыми объятьями корабль, построенный, по сути, человеком-бараном. Ситуация выглядела настолько неправильной, что, в конце концов, Нами просто не выдержала:
   -- Я не понимаю, чем этот корабль лучше всех остальных? - спросила девушка у своего капитана. - Не хочу никого оскорбить, -- тут же повернувшись в сторону Каи и Мери, пояснила Нами, -- но я видела, как он моментально, без всяких раздумий, отказывался от самых лучших кораблей, которые только можно найти во всём Ист Блю. И пусть мне лично ваш корабль нравится, я не могу понять, чем он мог понравиться Луффи.
   Произнеся это, Нами вновь повернулась к своему капитану и уставилась на него выжидательным взглядом.
   -- Нами, уж кто как не ты должна понимать, что мусор, обернутый в красивую обертку, все равно останется мусором, -- опёршись руками на перила, Луффи посмотрел на девушку сверху вниз, с борта корабля. - Если бы ты обладала Волей, то тебе бы даже в голову не пришло задавать мне подобный вопрос. В отличие от тех дорогих плавающих деревяшек, у Мери есть душа. Она ещё маленькая и глупая, но самое главное то, что она вообще есть, -- Луффи нежно провел ладонью по перилам, словно гладил любимого котёнка или щенка. - Такой корабль можно было построить только если создатель вложил в него частичку своей собственной души, -- взгляд парня сместился на стоящего на берегу Мери, и Нами могла поклясться, что увидела во взгляде своего капитана самое настоящее уважение. - Корабли сделанные под копирку никогда не смогут сравниться с кораблями, сделанными с душой. Тем более, нужно быть великолепным мастером, и невероятно любить свое дело, чтобы наделить корабль душой.
   Нами официально была в шоке -- её раздолбайский капитан действительно решился выразить кому-то своё уважение! На памяти девушки такое произошло в первый раз, а, судя по отвисшим челюстям Джонни и Йосаку, в первый раз такое произошло не только на её памяти.
   -- А теперь давайте, поднимайтесь на борт! - призывно похлопал по перилам Луффи.
   -- Что? - не поняла Нами. - Ты собрался плыть к нашим лодкам? Не легче сделать наоборот? Там где мы высадились довольно мелко, нам будет легче пригнать лодки сюда, чем плыть на корабле туда.
   -- Просто поднимайся на борт и всё, -- тяжело вздохнул Луффи. - Красивым девушкам вроде тебя много думать вредно.
   Слегка фыркнув, Нами, тем не менее, послушно двинулась в сторону корабля.
   -- А вам что, нужно отдельное приглашение? - приподнял бровь парень, обратившись к Джонни и Йосаку.
   Парни тут же дружно подобрали челюсти и заспешили вслед за Нами. Привычка повиноваться Луффи уже давно и прочно въелась в их кровь, поэтому даже шоковое состояние не стало достаточной причиной для игнорирования капитанских приказов.
   -- Так куда мы поплывем? - первым делом спросила Нами, стоило ей оказаться на борту "Гоинг Мери".
   -- Вот всё бы тебе знать, любопытная ты наша.
   -- Кто бы говорил.
   -- Сначала к нашим лодкам, там возьмем пару чемоданов с деньгами, а затем отправимся на противоположную сторону острова.
   -- Зачем? - в этот раз любопытство проявил Джонни, уже успевший взобраться на борт.
   -- Затем, что если мы этого не сделаем, то потом ещё месяц будем искать по всему Ист Блю нашего зеленоголового дегенерата... а когда найдем, я не сдержусь и убью его. Где я потом себе найду такого же сильного первого помощника?
   И не поспоришь. Даже с убийством. Вернее особенно с убийством. Уж если Нами, Джонни и Йосаку нет-нет да хотели придушить Зоро голыми руками, когда им приходилось тратить часы и часы на его поиск, то про Луффи и говорить нечего. Постоянно искать своего первого помощника он задолбался ещё на родном острове.
   -- А деньги тогда тебе зачем? - вновь заинтересовалась Нами. - Да ещё так много?
   -- Эй, может этот кораблик и с душой, -- Луффи слегка похлопал рукой по главной мачте, возле которой он сейчас стоял, -- но вот кое-что тут явно надо поменять.
   -- Кстати, а сколько тут кают? - неожиданно озадачилась девушка.
   Будучи сильно удивлённой фактом того, что Луффи в кои-то веки понравился корабль, Нами едва не забыла о самом главном - своей отдельной каюте и большой мягкой кровати в ней. Кроме того, в отличие от Луффи, который успел за первые пять минут облазить весь корабль сверху донизу, ни девушка, ни поднявшиеся вслед за ней парни, ещё не успели осмотреть корабль изнутри.
   -- Можно сказать две. Одна моя, капитанская, а другая ваша, общая.
   -- Что?! - широко распахнулись глаза Нами. -- Не буду я делить с ними одну каюту! - искренне возмутилась она. - Я хочу свою каюту!
   -- Что тут поделаешь? - беспечно пожал плечами Луффи. -- Не повезло тебе в этот раз. В следующий, глядишь, повезёт больше. К тому же, что ты так возмущаешься? Ты почти год плавала с нами со всеми на Нечто, и у нас не было ничего кроме одного на всех Деревянного Ящика.
   -- Забудь ты уже про это своё Нечто! Всё, что было на Нечто, пусть там и останется! Раньше у меня не было выбора, но теперь, когда у нас, наконец-то, появился нормальный корабль, я хочу себе отдельную каюту!
   -- С чего это ты решила, что у тебя вдруг появился выбор? - скептически посмотрел на девушку Луффи. - По-моему, диктатуру имени меня в нашей семье ещё никто не отменял, или я что-то успел пропустить? Никак у нас бунт на корабле?
   Джонни и Йосаку благоразумно самоустранились. Воспользовавшись тем, что всё внимание Луффи и Нами сосредоточилось друг на друге, парни отправились исследовать их новоявленный дом.
   -- Я девушка, а у девушки обязана быть собственная каюта! - привела свой самый убойный аргумент Нами.
   С кем другим такие доводы могли и прокатить, но, к несчастью девушки, спорила она с Луффи. Парень если и интересовался чужим мнением, то, в большинстве случаев, только для того, чтобы гарантированно сделать всё наоборот.
   -- Раньше тебе это не мешало.
   -- Мешало! Ещё как мешало! Но раньше, как я уже сказала, у меня не было выбора!
   -- Я тебе тоже ещё раз говорю: с чего это ты вдруг решила, что он есть у тебя сейчас?
   -- Потому что теперь есть две каюты, а не одна общая!
   -- Нет, теперь есть одна моя каюта и одна ваша, общая.
   Ухватившись за руку Луффи, девушка прижала её к своей груди, после чего, взглянув на своего капитана заблестевшими от слёз глазами, Нами произнесла слегка дрожащим голосом:
   -- Пожалуйста, Луффи, я девушка, мне нужна своя каюта, -- дрожащий голос девушки прозвучал тихо, почти интимно, и с отчетливо слышимыми нотками отчаяния.
   -- Ой-ой, ты серьёзно думаешь, что один и тот же трюк сработает на мне дважды? - ничуть не проникся парень игрой своего навигатора. -- Да ещё за один день? Раньше надо было думать, раньше! Глядишь, если бы уже один раз со мной такое не проделала, то сейчас могло и сработать.
   -- Ты обещал! - тут же стремительно сменила тактику Нами, слёз, понятное дело, как не бывало. - Ты обещал мне каюту и большую кровать! Держи слово!
   -- Я обещал тебе отличный корабль, -- ничуть не повёлся Луффи, -- про каюту и большую кровать и речи не шло. Корабль ты получила, так что своё слово я сдержал.
   Нами снова сменила тактику:
   -- Луффи, мы ведь можем договориться, неправда ли? - приперев парня своей грудью к мачте, девушка принялась томно нашептывать ему на ухо, не забывая слегка тереться об него всем телом. - Ты знаешь, я умею быть благодарной, когда я этого хочу.
   -- Вообще-то нет, не знаю, -- снова ничуть не повёлся Луффи. - И убери уже от меня свои сиськи, такой подход со мной не прокатит. Думаешь, меня ещё никто и никогда не пробовал соблазнять? Это с моими-то деньгами и силой? Я знавал одного грамотного дедка, нереально крутого мозгоправа, так он научил меня различным фишкам, включая ментальные закладки. Так что со мной такие уловки теперь не прокатывают.
   -- Ну серьёзно, Луффи, я хочу себе отдельную каюту, -- поняв, что все её тактики потерпели поражения, Нами принялась банально канючить. - Я не хочу спать рядом с парнями, они все храпят так, что стены ходуном ходят, и мне это уже давно надоело.
   -- Хорошего понемножку, -- взяв одну из рук девушки в свои, парень сочувственно похлопал её по руке. - Корабль ты уже получила, и вполне можешь затолкать в общую каюту свою большую мягкую кровать. Так что когда-нибудь, в будущем, у тебя непременно появится и собственная каюта. Надо только потерпеть.
   Нами поняла, что проиграла. Правда, она не поняла, почему именно она проиграла. Несмотря на возражения Луффи, девушка до последнего была уверена, что парень отдаст ей свою каюту. Не сказать, чтобы Луффи особо ей потакал, но Нами прекрасно осознавала, что ей сходит с рук намного больше, чем тем же Джонни, Йосаку или Зоро. И девушка была уверена, что в этот раз всё будет точно так же, потому что каюта, как таковая, Луффи на фиг не была нужна. Вот только, она ошиблась, парень так и не уступил ей свою каюту. Почему? Непонятно. Однако, Нами отлично усвоила урок с Усоппом. Если Луффи вдруг неожиданно начинает поступать наперекор своей привычной для себя логике, -- или тому, что её ему заменяло, -- значит, он определенно что-то задумал. Такой вывод мало что давал сам по себе, но Нами тут же, мысленно, дала себе зарок отныне внимательнее приглядывать за своим капитаном. Если он действительно что-то задумал, то, принимая во внимание произошедший между ними спор, это однозначно было как-то связано с ней самой.
   -- Эй, Недозомби! - подойдя к борту, крикнул Луффи, привлекая к себе внимание стоящих на берегу Каи и Мери, а заодно отвлекая Нами от её параноидальных мыслей. - Передай Усоппу, чтобы он никуда не вздумал сваливать с острова. Мы вернёмся сюда через пару дней, максимум неделю, и нам нужно будет с ним серьёзно поговорить. Всё поняла?
   -- Хорошо, Луффи-сан, я передам.
   Кая не совсем понимала, почему вся семья Соломенной Шляпы называет её "Недозомби", но спорить она не собиралась. Кая всегда была девушкой умной и сообразительной, поэтому она заранее могла сказать, что ей бесполезно пытаться возражать против своего нового прозвища. Да и кто в здравом уме будет возражать знаменитым на всё Ист Блю охотникам на пиратов? Пусть даже на деле они оказались не такими уж страшными, какими их постоянно выставляли в газетах и различных историях. Хотя, пожалуй, в реальности они оказались даже ещё более сильными, чем в любой рассказанной или напечатанной про них истории.
   -- И присмотрите за нашими вещами, иначе я за себя не отвечаю! - напомнил девушке Луффи.
   -- Обязательно присмотрим, можете не волноваться! - поспешила заверить его Кая.
   -- Тогда до встречи через несколько дней, -- помахал ей рукой Луффи на прощание.
   Точнее прошло пять дней, прежде чем они увиделись вновь. За это время они нашли Зоро, -- едва успели его перехватить, зеленоголовая сволочь уже успела отчалить от острова на чужом корабле, -- закупиться различными вещами, и сменить всё внутреннее убранство корабля. Кая, конечно, девочка богатая, но даже у неё никогда не было возможности без всяких раздумий выкидывать сотни миллионов белли на ветер. Однако именно это Луффи и проделал, когда взялся за обустройство корабля.
   Сначала, так сказать, за борт полетело... откровенно говоря, полетело буквально всё. Нетронутыми осталась лишь ванная, и без того выполненная выше всяческих похвал, водокачка, и кухня. Всё остальное оказалась отправлено прямиком на помойку, -- или в руки тех, кто вовремя сообразил и не упустил своего шанса. Диваны, кровати, гамаки, книжные шкафы, и даже всё вооружение, включая пушки. Особенно пушки. Потому что практически любая дальнобойная атака Джонни или Зоро в разы превосходила выстрел из пушки по всем параметрам.
   Когда всё старое оказалось выкинуто, началось обустройство корабля всем новым.
   Так, первым делом, Луффи взялся за кухню, гостиную и рулевую. Или, что будет точнее, за всё это взялись нанятые парнем рабочие, под его руководством. На месте, где раньше располагался холодильник, обеденный стол и пивные стойки, был поставлен более длинный стол, вокруг которого были смонтированы удобные, обитые поролоном и обтянутые кожей, лавки и одно массивное кресло во главе стола. Два массивных, с иголочки купленных холодильника переехали в правый, дальний угол от двери, а рядом с ними примостился диван и низенький столик. Штурвал был переделан в более удобный и надежный руль.
   Затем настал черед общей комнаты.
   Там, где раньше лежал ковер, стоял диван и висели гамаки, были установлены три широкие, двухъярусные кровати, из-за чего объем комнаты сразу же оказался заполнен наполовину. Затем была установлена кровать Нами, уменьшившая объем комнаты ещё больше. Пусть кровать и была одноместной, но маленькой её назвать было сложно. Ещё один диван, ранее располагавшийся в комнате, был поменян на новый и более комфортный, как и круглый стол перед ним. Такой же участи подвергся и стоящий в углу шкаф - место старого занял новый и более просторный. Рядом со шкафом были закреплены полки, чтобы можно было ставить бочки с водой до самого потолка.
   Бывший склад и оружейная особых изменений не претерпели. Вернее, после того, как с корабля оказались выкинуто все вооружение, от склада и оружейной остался один лишь склад, только теперь заметно более просторный. Впрочем, просторным он оставался ровно до того момента, пока не оказался заставлен различными припасами под самый потолок. Точно такой же участи подверглась ещё одна оружейная, расположенная вместе с якорной комнатой. Другими словами, якорная комната осталась, а место оружейной занял склад. Правда, этот склад предполагался для складирования всех имеющихся денег, а так же вещей, которые семье удалось спасти из потонувшего Нечто.
   Последним делом Луффи взялся за обустройство своей каюты.
   Четверть каюты с ходу заняла массивная кровать, не то что двуспальная, а скорее четырехспальная. На месте бара были установлены два больших, от пола до потолка, шкафа. Один под одежду, второй под книги. Стол оказался заменён более внушительным столом, а стул удобным креслом. На пол был постелен ковер с глубоким ворсом.
   Так же, помимо всего прочего, корабль был буквально вылизан сверху донизу. Любые помарки незамедлительно устранялись, а скопившаяся грязь нещадно уничтожалась. На всё про всё, учитывая скорость выполнения и неизменное желание владеть только самым лучшим, ушло чуть больше сотни миллионов, тогда как сам корабль вряд ли можно было продать больше, чем за двадцать.
   Завершающим штрихом стала покупка новых парусов, матово-черных, на которых парочка нанятых художников намалевали огромный пиратский флаг - череп с перекрещенными костями, и в соломенной шляпе. На двух флагштоках так же был поднят пиратский флаг.
   -- Не могу поверить, что это наконец-то произошло, -- первым делом произнёс Зоро, когда все работы на "Гоинг Мери" оказались завершены, и обновленный корабль предстал перед их семьёй во всём своём великолепии. - Я уже, откровенно говоря, начал сомневаться в том, что мы вообще хоть когда-нибудь поднимем пиратский флаг.
   -- Мы тебя отлично понимаем, -- глубокомысленно кивнул Джонни, говоря одновременно и за себя, и за Йосаку. - Мы провели с Луффи меньше времени, чем ты, и всё равно у нас уже неоднократно проскальзывали похожие мысли.
   -- А я уже начала терять надежду на то, что у нас когда-нибудь появится свой корабль, -- в свою очередь призналась Нами.
   -- Какие вы все у меня, однако, нетерпеливые и недоверчивые, -- сложил руки на груди Луффи. - Всему своё время. И наше время пришло... или почти пришло.
   -- Почти?! - тут же прозвучал хор голосов.
   -- Что значит почти?! - потребовал немедленных объяснений Зоро.
   -- Не волнуйтесь вы так, я в том смысле, что нам ещё нужно подобрать Усоппа и Санджи.
   Остальная часть семьи дружно перевела дух.
   -- Насчёт Усоппа я понимаю, -- чуть погодя, когда они уже все поднялись на борт "Мери", заговорил Йосаку, -- а вот что ты будешь делать с Санджи? Он уже два года отказывается от твоего предложения.
   -- Ага, как же, отказывается он, -- презрительно фыркнул Луффи. - Как бы он не пытался отмахиваться, он уже два года, как член нашей семьи. Раньше я особо не настаивал из-за того, что он повар и ему лучше совершенствовать свое мастерство под руководством старика Зеффа, чем заниматься убийствами вместе с нами, но теперь его время вышло. Нам пора на Гранд Лайн, поэтому другого выбора, кроме как пойти с нами, у него нет. Да и где ещё он будет искать это своё Олл Блю, кроме как на Гранд Лайне?
   -- И всё-таки, что ты будешь делать, если он упрётся рогом? - поддержал своего друга Джонни. - Ты и сам знаешь, что Санджи может быть довольно упрямым, когда он этого хочет.
   -- Тц... куда он денется с корабля посреди моря? Особенно если это море Гранд Лайн?
   -- Ты что, всерьёз собрался его похитить, если он откажется? - уставилась на него Нами.
   -- Если этот идиот сам не сможет осознать очевидную для всех нас вещь, то придётся силой заставить его её осознать.
   -- С помощью похищения?!
   -- Нами, я точно знаю, что Санджи неоднократно тебе рассказал про свою мечту. Вот скажи мне честно, ты действительно веришь, что человеку, способному рассказывать о своей мечте с такой страстью, не хочется отправиться в путешествие?
   Если поставить вопрос таким образом... Нами просто не могла не признать, что Луффи был прав. Опять. Санджи действительно всегда рассказывал о своей мечте с такой страстью, что у девушки не было ни малейшего сомнения в том, что, где-то в глубине души, он отчаянно желает отправиться на Гранд Лайн. И отправиться он желает немедленно, а не "когда-то там". Вот только человек не всегда способен сознательно принять то, что подсознательно знает уже давно. Нами испытала подобное на собственном опыте, поэтому она точно знала о чем говорит. В общем, в любом другом случае, наверное, похищение было бы глупой затеей, но в случае с Санджи подобное решение могло стать абсолютно оправданным.
   К счастью, с Усоппом таких проблем не было.
   -- Вы хотите, чтобы я отправился вместе с вами?!! - в шоке воскликнул длинноносый парень, едва только Луффи озвучил своё предложение.
   Дело происходило в доме Усоппа, за его кухонным столом, куда вся честная компания заявилась самым первым делом, после того как растолкала по кораблю большую часть своих вещей, спасенных с Нечто. Они бы вполне могли распихать и всё, но небольшую часть Луффи, по каким-то причинам, приказал не трогать.
   -- Конечно! - радостно подтвердил Луффи. - Мы все смогли убедиться в твоей храбрости и надежности, а только таких мы и берём к себе в семью.
   -- Семью? - недоуменно склонил голову на бок Усопп.
   -- Мы не считаем себя обычной командой, -- вместо Луффи взялся объяснять Зоро. - Из команды можно уйти, а семья это уже навсегда. В этой жизни ты можешь сам решить всё что угодно, кроме того, кто именно твоя семья по крови. Здесь практически тот же принцип. Даже если когда-нибудь в будущем наши дороги разойдутся, семья навсегда останется семьей, поэтому хорошо подумай над предложением Луффи. Если ты решишь вступить в нашу семью, то это уже будет навсегда. На всю жизнь, и обратного пути у тебя уже не будет.
   Было очевидно, что Усопп проникся. Собственно, именно поэтому Луффи зачастую предпочитал, чтобы такие вещи объяснял именно Зоро. Там, где самому Луффи нужно было прикладывать реальные усилия, -- пусть и не слишком большие, -- чтобы выглядеть внушительным, Зоро внушал одним своим видом. Вдобавок, принимая во внимания его репутацию, слова такого человека просто невозможно было пропустить мимо ушей... если ты, конечно, не являешься одним из членов семьи Соломенной Шляпы. Пусть Зоро внушал даже среди своей семьи, но семья есть семья.
   -- И... и кем я буду, если соглашусь? - немного погодя, неуверенно спросил Усопп.
   Зоро, чуть склонив голову, вопросительно посмотрел на Луффи.
   -- Как я понял, ты у нас стрелок? - прежде чем ответить, спросил тот.
   -- Самый лучший! На острове нет никого, кто мог бы сравниться со мной в стрельбе из рогатки! - сделав грудь колесом, гордо произнес Усопп.
   Все бы хорошо, но это его упоминание рогатки...
   -- Значит, будешь нашим канониром! - вынес свой вердикт Луффи, благоразумно умолчав о том, что на их обновленном корабле не осталось ни одной пушки.
   -- Не капитаном? - поник Усопп.
   -- Если хочешь, то можешь быть и капитаном, -- великодушно разрешил Луффи.
   -- Правда?!
   -- Конечно! Зачем мне врать? Победишь Зоро и капитанский пост твой.
   Усопп посмотрел на Зоро, а Зоро посмотрел в ответ.
   -- К-канонир значит, да? - натянуто улыбнулся длинноносый.
   -- Если только больше не хочешь быть капитаном.
   -- Н-нет, пожалуй, я пас.
   -- Дело твое... так что, принимаешь наше предложение?
   -- ...Я всегда хотел быть пиратом, как мой отец.
   -- Именно им ты и будешь, -- широко улыбнулся Луффи. - Мы как раз подняли наш пиратский флаг.
   -- Правда?
   -- Ага, черные паруса, череп с костями, все как полагается. Так что, согласен?
   -- ...Чёрт с вами, согласен!
   -- Тогда... добро пожаловать в семью Соломенной Шляпы! - радушно и совершенно искренне произнёс Луффи, что с ним бывало чрезвычайно редко.
   Остальные члены семьи выразили своё одобрение дружественным похлопыванием по плечам и спине парня, попутно едва не отправив Усоппа на тот свет.
   -- Семья Соломенной Шляпы? - спросил длинноносый, потирая рукой отбитое плечо.
   -- Вот это наш символ, -- Луффи чуть приподнял свою соломенную шляпу над головой. - Эта шляпа дала название нашей семье, и эта же шляпа красуется на нашем пиратском флаге.
   -- Вот значит как.
   -- Я, кстати, смотрю, ты уже собрался, -- перевел тему Луффи, бросив взгляд в сторону нескольких больших сумок, по-видимому, под завязку набитых вещами Усоппа.
   -- Да, после всей этой заварушки я решил стать пиратом, так что, даже если бы вы меня не пригласили, я бы всё равно отправился в море. Собственно говоря, если бы Кая не передала мне от вас весточку, я бы уплыл еще пару дней назад.
   -- Недозомби молодец! -- похвалил девушку Луффи. - Кстати, она ждет тебя неподалеку, хочет попрощаться. Я попросил её подождать, пока мы закончим с тобой говорить, но теперь больше незачем заставлять её ждать. Можешь идти прощаться, а затем подходи на берег, на место пристани "Гоинг Мери". И не волнуйся насчёт своих сумок, Джонни и Йосаку позаботятся об этом.
   -- Хорошо... тогда я быстро!
   Усопп поднялся из-за стола, и вышел из дома.
   -- Ты какой-то на удивление покладистый, -- едва стоило за парнем закрыться двери, первым делом произнесла Нами.
   -- Ага, очень подозрительно, -- поддержал её Джонни.
   -- Да ладно вам, не все же время мне всех пугать, -- беспечно отозвался Луффи.
   Вполне естественно, что подобный ответ ничуть не убедил остальную часть семьи, но и поделать они с этим ничего не могли. Оставалось только ждать и наблюдать за ситуацией, и, в случае чего, спасать Усоппа. В отличие от них всех, он ещё не знал, какие опасности в себе таит членство в семье Соломенной Шляпы. Однако всего час спустя, на берегу, семью ждал самый настоящий шок:
   -- Что значит, ты не поплывешь с нами?!! - в голосе Нами слышались отчетливые нотки паники.
   -- То и значит, -- в ответ обезоруживающе улыбнулся Луффи. - С этими твоими аквариумными рыбками вполне справятся Джонни и Йосаку, а про Зоро и говорить нечего. Я там просто не нужен.
   -- И чем ты тогда сам будешь заниматься? - нахмурился Зоро.
   -- Я и Усопп сначала посетим Гаймона с его зверушками, заодно попрощаюсь с ним за всех нас, а потом мы нагрянем в "Барати". Не волнуйтесь, я все рассчитал. До деревни Нами вам плыть где-то около десяти дней, затем вы там можете поваляться на солнышке еще дней десять, и тогда, если учесть маршрут плавания "Барати", вы сможете доплыть до ресторана за сутки. Три недели и мы снова вместе.
   Луффи произнес все это со своим привычным, бьющим через край, энтузиазмом. Предстоящая разлука его явно не волновала... в отличие от остальной части семьи. Если не считать Усоппа, -- будучи новичком, он пока еще просто ничего не понимал, -- остальные подобным развитием событий... не то чтобы они оказались недовольными, скорее они сейчас испытывали сильный внутренний дискомфорт. Они уже настолько сильно привыкли к постоянному присутствию Луффи рядом с собой, что теперь, от мысли о необходимости расстаться с ним почти на месяц, им было чрезвычайно неуютно. Тем более разборки с рыболюдьми явно нельзя было назвать проходным моментом, -- только не после всего, что произошло между ними и Нами, -- и они еще никогда не участвовали ни в чём подобном без Луффи.
   -- Что ещё за Гаймон? - спросил Усопп.
   -- Это тип, который двадцать лет назад застрял в пустом сундуке, и с тех пор так в нём и живёт. Тебе он понравится.
   -- А "Барати" тогда что такое?
   -- Как я уже упоминал, это плавающий ресторан, или корабль-ресторан если хочешь.
   -- Не знал, что такие вообще бывают, -- покачал головой Усопп.
   -- Поверь, тебе ещё предстоит узнать такое, что ты себе сейчас даже представить не сможешь, -- довольно усмехнулся Луффи.
   -- Кстати, парни, чтобы потом не было вопросов, смотрите сюда, -- повернувшись к всё ещё хмурящимся Зоро, Джонни и Йосаку, произнёс Луффи, после чего снял со своей головы шляпу и надел её на голову Нами. - Пока на ней эта шляпа, можете считать Нами своим капитаном, и не дай бог я потом услышу, что вы её не слушались, тогда пеняйте на себя. Можешь ими командовать так, как тебе вздумается, -- добавил Луффи уже лично для Нами. - Но советую не забывать, что при следующей нашей встрече шляпу я у тебя заберу, поэтому совсем уж идиотские приказы им всё-таки не отдавай, иначе, сама понимаешь, они тебе потом обязательно всё припомнят. А теперь слушай сюда...
   Особо много Луффи говорить не стал, скорее так, быстренько накидал для Нами план будущего мероприятия. Может быть он и не собирался плыть вместе с ними, но руку с пульса убирать он тоже не собирался. Убедившись, что Нами всё поняла правильно, и больше вопросов у неё нет, Луффи взялся за своего первого помощника. В отличие от девушки, никаких особых планов для Зоро у парня не было, но кое-какое задание мечник всё же получил. Как раз по его "специальности".
   -- Встретимся через три недели, -- помахал из лодки Луффи, стоящим вдоль борта "Мери", Нами, Джонни, Йосаку и Зоро. - Слушайтесь Нами и ведите себя хорошо.
   Все четверо издали дружный фырк, но уже в следующее мгновение парни заметно побледнели, когда до них донеслись слова Луффи, адресованные Усоппу:
   -- Кстати, Усопп, ты когда-нибудь слышал историю о пароходике, который смог?
   -- Нет, что-то не припоминаю.
   -- Хорошо, тогда как доберемся до Гаймона, я тебе обязательно её расскажу. Это действительно важно. У нас не так много времени, поэтому сходу придётся идти ва-банк.
   Поняв, что конкретно задумал Луффи, Джонни, Йосаку и Зоро скорбно уставились вслед быстро удаляющейся от них, в противоположную сторону, лодке. А ведь Усопп на самом деле успел им понравиться. Однако, помолодевший Харон, как и всегда, проявил абсолютную беспощадность... и по фиг, что это воды Ист Блю, а не река Стикс. Смысл-то все равно один и тот же.
  

Глава 10

Кто заказывал суши?

   С этого места открывался отличный вид на море, из-за чего этот пологий утёс стал прекрасным местом для последнего пристанища той, которая когда-то провела немало времени, бороздя просторы этого самого моря.
   У большого деревянного креста лежал букет свежих цветов и несколько мандарин, а прямо напротив креста, поджав под себя ноги, сидела смуглокожая, стройная, высокая, синеволосая девушка лет двадцати на вид. Тёмные бриджи, светлая майка, соблазнительно обтягивающая выдающуюся грудь, легкие босоножки на ногах и прибранные шелковым ремешком волосы. Хотя всё же самым первым делом, -- хорошо, вторым, всё-таки грудь у девушки действительно выдавалась, -- на что бы обратил внимание любой человек, так это на большую татуировку, покрывающую значительную часть правой руки девушки, и верхнюю часть её груди. Татуировка не представляла собой ничего определенного. Ветвящиеся линии, точки и лёгкие закругления - словно руку девушки опутали ветви какого-то куста или дерева.
   -- Бельмере-сан, за прошедшие пару месяцев, я уже, наверное, успела вам надоесть, -- чуть улыбаясь, произнесла девушка. - Но я ничего не могу с собой поделать, -- тяжело вздохнув, добавила она. - Прошло уже больше года, с тех пор как я в последний раз видела Нами. Вы сами знаете, что она ещё никогда не пропадала на столь долгий срок. Самое больше, на полгода, да и то только один единственный раз. С каждым днем я волнуюсь всё сильнее и сильнее... и надеюсь всё больше и больше. Надеюсь на то, что моя маленькая сестрёнка, наконец, нашла своё счастье и больше никогда не вернётся на этот богом проклятый остров. Нами не заслужила такой жизни. Моя маленькая сестрёнка заслуживает счастья... Вы же тоже так считаете, Бельмере-сан?
   Ноджико - именно так звали смуглокожую красавицу, сейчас сидящую у могилы своей приемной матери. Девушка владела небольшой мандариновой фермой, доставшейся ей в наследство от покойной матери. Собственно потому на могиле и лежали свежие мандарины, хотя незнакомому с покойной человеку это и могло показаться немного странным. Однако, в округе не было никого, кто бы не знал историю жизни бывшей дозорной, оставившей свою службу ради воспитания своих приёмных дочерей. Ноджико была её старшей дочерью - серьёзным, спокойным, уравновешенным ребёнком, а Нами младшей. Та самая Нами, которую сейчас всё Ист Блю знало как "Королеву Монстров", "Милосердную Королеву" и уже почти всеми забытую "Кошку-Воровку". И, наверное, учитывая каким непоседливым и проблемным ребёнком росла Нами, не было ничего удивительного в том, кем в итоге стала девушка. Хотя люди с острова, включая Ноджико, ещё ничего об этом не знали. И на это было несколько причин.
   Во-первых, уже больше восьми лет на острове и в окрестных водах заправляла пиратская команда рыболюдей, под предводительством бессердечного Арлонга. Никто не мог покинуть или причалить к острову без их ведома, поэтому люди, живущие на острове, оказались фактически отрезанными от внешнего мира. Арлонг позаботился о том, чтобы даже газеты им не доставляли. Информация до них просто не доходила. Естественно, информация о Нами не стала исключением. Так что ни Ноджико, ни кто-либо ещё на острове, просто не знали о существовании команды охотников на пиратов, что уже давно наводила ужас на всех пиратов Ист Блю. И не только пиратов. С другой стороны, даже если бы Ноджико услышала слухи о существовании некой Нами, по прозвищу "Королева Монстров", девушка всё равно бы не смогла поверить, что её младшая сестренка и "Королева" -- это одно и тоже лицо. Мало ли сколько в мире есть девушек, носящих имя Нами?
   Во-вторых, почему Ноджико ничего не знала о внешнем мире, так это потому, что Нами никогда и ничего ей не рассказывала. Такая уж была Нами. Ноджико только и знала, что её младшая сестрёнка взялась грабить пиратов, чтобы насобирать сто миллионов белли для покупки Кокояши - их родной деревни, -- а все остальное Нами всегда оставляла за кадром. Даже тогда, когда девушка, поначалу, возвращалась на остров вся израненная, Нами ничего не рассказывала своей сестре. А потом Нами, постепенно, стала возвращаться не только без ран, но и с каждым разом принося все больше и больше денег за один раз. И Ноджико просто перестала спрашивать. Пусть никогда и не переставала волноваться. И надеяться.
   Надеяться, когда Нами в очередной раз уходила в море, на то, что в этот раз она просто плюнет на неё, Ноджико, их деревню, весь их остров, Арлонга с его бандой, и больше не вернётся. Тем более жители деревни сделали для этого более чем достаточно, тщательно демонстрируя Нами своё презрение. Почему так получилось? Всё просто. Когда Нами, восемь лет назад, вступила в команду Арлонга, она никому, кроме Ноджико, не сказала о том, что сделала она это только для того, чтобы выкупить свою родную деревню, Кокояши. Так Нами в одночасье стала предательницей для всех жителей острова, а главное для жителей её родной деревни. Естественно, долго такая тайна оставаться тайной не могла.
   Старейшина деревни, Ген-сан, приходящийся сёстрам кем-то вроде любимого дядюшки, довольно быстро вызнал у Ноджико всю настоящую подоплёку сделки. И вот с тех пор, все в деревне знали, что Нами изо всех сил старается спасти их всех. И именно поэтому, никто в деревне не показывал девушке своего настоящего к ней отношения. Чтобы, если Нами когда-нибудь решит всё бросить и сбежать, она могла спокойно жить, не мучаясь мыслями об их судьбе. Отсюда и двоякие чувства Ноджико, по поводу долгого отсутствия Нами. С одной стороны девушка искренне волновалась за судьбу своей младшей сестрёнки, -- неужели с ней что-то случилось? - а с другой, столь же искренне надеялась, что Нами, наконец, решилась их бросить. Вот только не верила Ноджико в то, что Нами действительно могла их бросить. Кому как не старшей сестре знать насколько упряма её младшая сестрёнка? К сожалению, такие мысли только заставляли Ноджико волноваться ещё сильнее. Раз Нами не могла их бросить, но при этом её не было уже больше года, тогда, вероятнее всего, с ней.... На этом месте Ноджико старательно отгоняла все плохие мысли прочь. И чтобы хоть как-то поддерживать свой душевный покой, девушка, в последние несколько месяцев, взяла в привычку чуть ли не ежедневно приходить на могилу своей приёмной матери. В конце концов, у кого ещё просить защиты для младшей сестрёнки, как не у их любящей матери? К счастью девушки, её волнениям сегодня должен был настать конец. И не только её. И не только волнениям.
   -- Солнце уже высоко, поэтому мне пора работать. Вы ведь и сами знаете, какого это, ухаживать в одиночку за целой мандариновой рощей -- работы у меня непочатый край. И спасибо что снова выслушали меня, Бельмере-сан, но, боюсь, через день-два я вернусь снова. Слишком сильно я переживаю за свою младшую сестрёнку... ха-ха... ничего нового, правда? Нами с самого детства была у нас той ещё непоседой... вы уж присмотрите за ней, -- добавила Ноджико, поднявшись с колен. - До свидания, Бельмере-сан.
   Последний раз бросив взгляд на могилу, Ноджико отвернулась и начала спускаться с пологого утёса, на котором и располагалась могила её покойной, приемной матери. Настроение, несмотря на ярко светящее солнце, и радостное щебетание птиц в лесу, было ни к чёрту. И оставалось оно таким ровно до того момента, пока в поле зрения Ноджико не показался её дом, из трубы которого вилась тонкая струйка дыма. Сердце девушки, на мгновение замерев, заколотилось с удвоенной силой. Ноджико невольно прибавила шаг. А потом ещё прибавила. И еще. В конце концов, не удержавшись, девушка перешла на бег. Почему? Потому что в мире был только один человек, который бы, без разрешения войдя в её дом, стал бы топить печь. И только одному человеку вообще могло понадобиться топить печь в её доме. Так оно и оказалось.
   Едва не снеся дверь с петель, Ноджико ворвалась в дом и замерла. Первым делом девушка отметила длинную, пышную, роскошную гриву волос, столь знакомого ей с детства цвета спелого мандарина. А затем обладательница роскошных волос повернулась в её сторону, и Ноджико замерла уже совсем по другой причине. Девушка представшая перед ней бесспорно являлась Нами, но... и вот от этого самого "но" Ноджико невольно забыла о том, что ей нужно дышать.
   Последний раз, когда Ноджико видела свою младшую сестрёнку, Нами балансировала между угловатым подростком и юной девушкой. Однако Нами, которую она сейчас видела перед собой... тут скорее подходило словосочетание "молодая женщина", чем "взрослая девушка", настолько... настолько взрослой выглядела Нами. И дело тут было даже не во внешности её совсем уже немаленькой сестры, -- хотя и это тоже, -- сколько в излучаемой ею ауре непоколебимой уверенности и спокойствия. Словно все проблемы в мире просто в один момент перестали для неё существовать. Или нет, не так. Словно она могла справиться с любой проблемой, в чем бы эта самая проблема не заключалась. И что ещё важнее, так это радость Нами. Чистая, ничем незамутнённая, радость. Последний раз, когда Ноджико видела Нами настолько счастливой, Бельмере-сан была ещё жива... больше восьми лет назад.
   В следующую секунду впавшая в ступор Ноджико оказалась заключена в медвежьи объятья своей совершенно уже точно немаленькой сестры. Как так? Грудь Нами, на размер, а то и все два, оказалась больше её собственной! А еще, как бы Ноджико не хотелось сказать по-другому, но объятья Нами на самом деле оказались похожи на медвежьи. Первые несколько мгновения Ноджико на полном серьёзе опасалась, что Нами просто сломает её пополам, настолько сильно она сдавила её в своих объятьях. Настолько сильной стала Нами за время своего неестественно долгого отсутствия. Ноджико оказалась приподнята над полом, словно она какая-то пушинка. И тут девушка поняла ещё один факт - Нами возвышалась над ней на добрых полголовы. И пусть отчасти дело было в высоких каблуках на белых босоножках Нами, произошедшие с ней изменения просто поражали. Словно прошел не год, а десять лет. Спрашивается, куда делась её маленькая сестрёнка, и кто это уверенная в себе молодая женщина?
   -- Как же я рада тебя видеть, Ноджико! - наконец, поставив свою старшую сестру обратно на пол, и отстранившись, при этом не убирая своих рук с её плеч, радостно произнесла счастливо улыбающаяся Нами. - Не могу поверить, что прошло уже больше года, с тех пор, когда я видела тебя в последний раз! Ты даже представить себе не можешь, как же сильно я по тебе соскучилась! -- на этом месте девушка снова заключила Ноджико в свои медвежьи объятья.
   -- Думаю, я могу представить себе, насколько ты скучала, -- когда ей снова позволили дышать, немного сдавленно ответила Ноджико, потихоньку приходя в себя от испытанного ею шока. - Однако, я должна сказать тебе, что ты изменилась. Сильно изменилась.
   -- Правда? - чуть удивленно произнесла девушка, отступая от Ноджико на шаг назад, и заинтересованно оглядывая себя. - Мне кажется, какой я была, такой и осталась... разве что волосы немного отрастила, да грудь себе малость наела.
   -- Малость? - эхом повторила Ноджико, невольно переведя взгляд на полноценное "оружие массового поражения".
   Голубое бикини Нами, казалось, вот-вот было готово капитулировать под натиском того, что изо всех сил пыталось скрыть под собой. Никакой "малостью" тут и не пахло. Ноджико волей-неволей заинтересовалась, чем же именно питалась её сестрёнка, что она смогла наесть себе такое? Впрочем, надо признать, грудь Нами выглядела шикарной не столько из-за своих размеров, сколько из-за самой их обладательницы. Когда Ноджико говорила о том, что Нами сильно изменилась, она ничуть не лукавила. Рост, волосы, грудь, аура - все эти изменения были заметны и по отдельности, но главное как это всё смотрелось вместе.
   Нами и раньше никогда не жаловалась на внешность, однако на фоне себя нынешней, Нами из прошлого с тем же успехом могла быть гадким утенком, который только сейчас вырос в прекрасного лебедя. И, насколько бы Ноджико не хотелось говорить такое о своей сестре, но Нами стала слишком красивой. Красота девушки казалась едва ли не противоестественной... разве могут люди вообще быть до такой степени красивыми? И как люди могут измениться настолько сильно, за столь малый срок? Да и все ещё побаливающие ребра не давали Ноджико забыть о новоприобретённой силе её сестры. Так бы её сдавить не смог и рыбочеловек. Если его только зовут не Арлонг. Кстати о нём... раньше Нами предпочитала носить одежду, которая бы закрывала плечи, чтобы скрыть вытатуированный на её левом плече пиратский флаг Арлонга. Однако сейчас Нами сверкала своими оголенными плечами и, судя по всему, её это ничуть не заботило.
   В итоге, едва улегшееся беспокойство Ноджико за судьбу Нами начало разгораться с новой силой, только теперь уже по совершенно другим причинам. Слишком уж противоестественными показались синеволосой девушке произошедшие с её младшей сестрой изменения. Что же довелось пережить Нами за время её столь непривычно долгого отсутствия? Впрочем, Ноджико не сомневалась, что столь разительные изменения с Нами произошли по той же самой причине, по которой её маленькая сестрёнка пропала больше чем на год.
   -- Нами... где ты была? - прямо спросила Ноджико. - Пропадать на столь долгий срок... на тебя это совсем непохоже.
   Уловив в голосе сестры неприкрытое беспокойство, счастливое выражение на лице Нами уступило место немного грустному, но в то же самое время необычайно нежному.
   -- Не волнуйся, Ноджико, -- девушка, снова приблизившись, подняла руки и успокаивающе потерла плечи сестры, -- со мной все хорошо. Просто... просто я, наконец, нашла своё место в этом мире. Не скажу, что это особенно спокойное или безопасное место, но теперь, когда я его нашла, я не променяю его ни на одно другое.
   -- Нашла свое место? - немного сконфуженно переспросила Ноджико.
   -- Да, я нашла себе семью... вернее, это семья нашла меня, -- чуть подумав, тут же поправила сама себя девушка. -- А затем моя новая семья, ещё долгие два месяца старательно объясняла мне, что теперь, когда я стала одной из них, никуда мне уже от них не деться.
   Нашла себе семью? Стала одной из них? Никуда от них не деться? Ноджико с трудом понимала, о чём ей говорит Нами, но с каждым произнесённым словом происходящее нравилось Ноджико всё меньше и меньше. Объяснения Нами звучали так, словно она наткнулась на второго Арлонга, который, так же как и первый, заставил вступить её в свою команду. Самое забавное? Ноджико, по сути, была не так уж и неправа. Разве что после продолжительного знакомства с Луффи, Нами, -- на полном серьёзе и по весьма уважительным причинам, -- стала считать Арлонга не более чем немного вредной, слегка уродливой, но, тем не менее, абсолютно безобидной, маленькой, аквариумной рыбёшкой. По крайней мере, таковым девушка стала его считать в сравнении с её новым капитаном. Да и его первым помощником тоже.
   -- Нами, тебя что... опять заставили вступить в какую-то пиратскую команду? - Ноджико и сама не знала, чего было больше в её голосе, удивления или страха. Каков шанс наступить дважды на те же самые грабли? В смысле, такие грабли?
   Нами тоже хороша. Продолжительное общение с Луффи опять дало о себе знать, поэтому, вместо того, чтобы просто взять и всё нормально объяснить, девушка стала ещё больше запутывать свою сестру. Потому как, на взгляд Нами, Ноджико так забавно реагировала на её слова. Правда, прежде чем ответить, девушке пришлось вернуться к плите, иначе она могла попрощаться со своим обедом.
   -- Я бы не сказала, что он заставил меня вступить, -- вернувшись к готовке, задумчиво ответила Нами. - Скорее он сделали мне предложение, от которого я не смогла отказаться... тем более, всё это должно было стать лишь временным сотрудничеством. Это я уже только потом поняла, что никакого временного сотрудничества с ним быть не может в принципе, но к тому моменту было уже поздно. Так что теперь я буду с ним до конца своей или его жизни. И не только я. Нас уже таких шестеро. Хотя пятый ещё не даже не представляет с кем он связался, а шестой все ещё наивно полагает, что он сможет избежать рук Луффи... откровенно говоря, такая наивность просто умиляет. Единственный шанс избежать рук Луффи - это вовремя пустить себе пулю в лоб. Вот только, чтобы это понять, нужно сначала оказаться в руках Луффи. Однако к этому моменту твоя жизнь уже будет принадлежать ему, поэтому и пулю в лоб себе пустить ты не имеешь права, а Луффи такой приказ в жизни не отдаст. Так лёгко и просто отделаться от него нельзя.
   -- Луффи? - только и смогла произнести Ноджико, расширенными глазами наблюдая за Нами.
   -- Монки Ди Луффи, если говорить совсем точно, -- пояснила девушка. - Капитан "Соломенных Шляп". Мой капитан.
   -- "Соломенных Шляп"? Значит, ты из-за этого носишь соломенную шляпу у себя на спине?
   И действительно, поверх роскошных волос Нами болталась старая, сильно потрёпанная, соломенная шляпа. Шляпа держалась на чёрной завязке, вокруг шеи Нами.
   -- Что? Шляпа? А, ты про неё... -- девушка, заведя руку себе за спину, посмотрела на неё, после чего надела себе на голову. -- Нет, это шляпа моего капитана. Он мне её дал в качестве талисмана, а так же напоминания того, кому я теперь принадлежу. И ещё она выступает чем-то вроде наглядного подтверждения моего главенства. Пока у меня есть эта шляпа, я могу свободно отдавать приказы монстру такого калибра, которого ты даже представить себе не сможешь. И ещё двум его ученикам. Но не заморачивайся пока об этом, скоро ты и сама всё поймёшь, -- словно невинный ангел улыбнулась Нами, когда заметила на лице свой старшей сестры совершенно непередаваемое выражение.
   Умение поставить мозги собеседника раком - это одно из самых главных умений, тщательно взращиваемых Луффи в каждом члене своей семьи. И все они любили этим умением пользоваться. Если не считать Зоро. С другой стороны, он бы, наверное, тоже бы полюбил, но вот беда-печаль, чтобы использовать это умение требовался ещё один человек. Более того, второй человек не только должен был хотя бы иногда вставлять собственные реплики, но ещё не пытаться постоянно грохнуться в обморок от страха или только и делать, что умолять сохранить ему жизнь. Ах да, ещё этот второй человек обязательно должен был быть живым, -- и не в глубоком обмороке! -- потому как мертвому мозги не запудришь - ему уже по фиг. Вполне естественно, что у Зоро всегда возникали трудности со всеми перечисленными критериями. Люди, в присутствии зеленоволосого мечника, если не падали в обморок сразу, -- или не умирали от одного из его мечей, -- обычно либо мало что соображали от ужаса, либо просто были готовы соглашаться со всем им сказанном. В таких условиях пудрить людям мозги весьма проблематично.
   В этот момент, Ноджико, окончательно дезориентированная ответами Нами, попыталась сесть на ближайший стул, и едва не загремела на пол, когда выяснилось, что на стуле лежал серебряный кейс. Ноджико ещё никогда в жизни таких не видела.
   -- Что это? - невольно спросила она.
   -- Это? - обернувшись от плиты, спросила Нами. - Ты про кейс? Это все Луффи. Ему чем-то не угодили чёрные чемоданы, поэтому он потратил почти тридцать миллионов, чтобы заказать вот такие вот кейсы под все наши деньги. Понятия не имею с чем это связано, но Луффи был совершенно непоколебим, когда говорил, что деньги в серебряных кейсах смотрятся намного круче, чем в чёрных чемоданах. Как по мне, так они и в чёрных чемоданах смотрятся вполне неплохо. Хотя не буду спорить, серебряные кейсы мне нравятся больше. Стильно выглядят, неправда ли?
   Ноджико с трудом вычленила самое главное, из всего сказанного - в серебряном кейсе лежали деньги.
   -- Это... ум... твоя последняя добыча? - неуверенно спросила Ноджико.
   -- Не совсем, -- отложив деревянную лопаточку в сторону, которой она секундой ранее помешивала поджаривающийся лук, и, убрав сковороду с плиты, Нами подошла к сестре. - Вспомнив, сколько золота я натаскала в свой тайник, я посчитала, что будет проблемно тащить к Арлонгу нечто столь объемное, поэтому, с разрешения Луффи, взяла у него всю сумму сразу. - На этом месте девушка взяла кейс со стула и, положив его на стол, щелкнула замками, подняв крышку и продемонстрировав Ноджико содержимое: -- Ровно сто миллионов, ни на белли больше или меньше. Прямо из банка, и самыми большими купюрами. Здесь тридцать шесть пачек, в каждой пачке чуть меньше трех миллионов.
   Ноджико могла только молча стоять, вытаращив глаза на такую бешеную сумму денег.
   -- Откуда... откуда ты их взяла?! - очумелый взгляд девушки переместился на Нами, которая получала от всего происходящего намного больше удовольствия, чем бы ей следовало. Что ещё хуже, девушка сама прекрасно об этом знала, но ей даже в голову не пришло остановиться. Нами во всем винила Луффи. И небезосновательно. Луффи всегда был в чём-нибудь виноват, а уж в этом конкретном случае и подавно.
   -- Я уже сказала, -- деланно-терпеливо произнесла Нами, словно она разговаривала с неразумным ребёнком, а не со своей старшей сестрой. - Я взяла эти деньги у Луффи.
   -- Да кто такой этот твой Луффи?!! - в конце концов, не выдержала Ноджико, сорвавшись на крик.
   -- Я ведь тебе уже говорила, -- снова деланно-терпеливым тоном, ответила Нами. - Монки Ди Луффи. Капитан "Соломенных Шляп". Мой капитан. И он один из тех людей, которые считают себя едва-едва сводящими концы с концами бедняками, если у них под рукой нет хотя бы нескольких сотен миллионов белли.
   Ноджико, наконец, обессилено опустилась на освобожденный от кейса стул. Буквально пятиминутный разговор с её младшей сестрой оставил девушку истощенной настолько, настолько её не истощала полноценная дневная работа на ферме. А день только начался.
   -- Значит... значит, теперь у тебя есть все сто миллионов, так? - после пары минут молчания, спросила Ноджико.
   -- Так, -- кивнула от плиты Нами.
   -- В смысле... в смысле, ты теперь можешь выкупить нашу деревню, так?
   -- Так, -- снова кивнула Нами.
   Ноджико точно знала, что в этот момент она должна была прыгать от счастья... вот только почему-то прыгать ей совсем не хотелось. Более того, несмотря на тот факт, что деньги лежали буквально перед её носом, -- кейс Нами так и не закрыла, -- Ноджико сильно сомневалась в их реальности. Откровенно говоря, девушка уже всерьез начала сомневаться в реальности всего происходящего, а не только денег. Может, по дороге от Бельмере-сан, она где-нибудь запнулась и хорошенько приложилась обо что-то головой? Бредовые видения -- это бы сразу объяснило, почему она никак не может ничего понять.
   -- Так... ты сегодня заплатишь Арлонгу? - наконец, спросила Ноджико.
   -- Возможно, -- уклончиво ответила Нами.
   -- Возможно?
   -- Дело в том, что я уже была у Арлонга, и сказала ему о том, что я собрала всю необходимую сумму. Пообещала принести деньги к вечеру. Вот теперь жду его хода.
   -- Его хода?
   Нет, серьёзно, у Ноджико всё больше и больше складывалось впечатление, словно её младшая сестра, несмотря на знакомые ей слова, говорила на каком-то совершенно ином языке. В конце концов, как ещё можно объяснить то, что она только и могла глупо переспрашивать, хотя раньше понимала Нами с полуслова. Да какого там полуслова? Нами раньше и говорить-то ничего не нужно было, а Ноджико уже прекрасно знала не только о том, что хочет сказать в слух её младшая сестрёнка, но и о том, что она предпочтёт оставить недосказанным. А теперь Ноджико не понимала свою сестру даже тогда, когда она говорила вслух.
   -- Дело в том, что я сильно сомневаюсь в данном Арлонге слове, -- тем временем, совершенно беззаботно ответила Нами.
   В мире было не так уж много вещей, которые смогли бы вернуть фокус Ноджико ещё быстрее, чем сказанные Нами слова.
   -- Хочешь сказать, он не сдержит своё слово?!! - невольно воскликнула девушка, приставая со стула. - Но ты же сама говорила о том, что Арлонг всегда держит своё слово, если дело касается денег!!! - с отчетливо слышимыми нотками отчаяния в голосе, произнесла она.
   -- И это действительно так, -- согласно кивнула Нами.
   -- Угх! - натуральным образом схватилась за голову Ноджико, рухнув обратно на стул. Опять! Нами сделала это опять! Совершенно понятные слова, и совершенно непонятный смысл!
   Если бы Ноджико в этот момент могла видеть лицо Нами, то она бы, наконец, поняла, что её маленькая сестрёнка над ней самым откровенным образом издевается. И не только издевается, но ещё и получает от этого массу удовольствия. И даже выбранная тема не могла испортить ей настроения. Да и с чего бы ему портиться? Все уже произошедшее, происходящее сейчас и то, что ещё должно было произойти, на самом деле не более чем разыгранная по нотам пьеса, лично написанная Луффи. Причём, пьеса, на его взгляд, настолько примитивная и скучная, что он даже не соизволил принять участие в её постановке. Будь иначе, и, Нами ничуть не сомневалась, что мозги её сестре сейчас заворачивала бы не она сама, а её капитан. И, вероятнее всего, не только Ноджико, но и ей самой. Да и всем попавшимся под руку тоже. Однако Луффи, вместо того, чтобы наблюдать постановку написанной им же самим пьесы, предпочел этому тренировки Усоппа и Санджи. Хотя Нами так же ни на мгновение не усомнилось в том, что Луффи столь демонстративно устранился не только по одной единственной причине. Для него это было бы слишком просто. И скучно. И слишком нормально. Правда, о других причинах подобного его решения можно было только догадываться.
   -- Если ты говоришь, что Арлонг всегда держит своё слово, когда дело касается денег, то почему ты тогда решила, что он его нарушит? - спустя какое-то время, так и не отнимая рук от головы, Ноджико задала само собой напрашивающийся вопрос.
   Нами только этого и ждала, поэтому тут же охотно пустилась в объяснения:
   -- Дело в том, что мой капитан, за последние полгода, очень доходчиво объяснил мне логику людей вроде Арлонга... ну или рыболюдей, если говорить про наш случай. И как он говорит, человек может следовать либо Духу данного им слова, либо его Букве. Знаешь в чём разница?
   Естественно Ноджико не знала. Девушкой она была умной, и ей пришлось немало испытать в своей жизни, но мира, как такового, она ещё не видела. Как в своё время и Нами, ещё до встречи с Луффи. И это несмотря на тот факт, что к тому моменту она успела побывать чуть ли не во всех уголках Ист Блю.
   -- Разница в том, что если следовать Духу данного слова, то, заплатив Арлонгу деньги, наша деревня действительно станет свободной. Без всяких дополнительных "но" и всего такого прочего. Однако, Арлонг из тех людей, которые следуют не Духу данного ими слова, а его Букве. Это, в свою очередь, означает, что если я принесу ему деньги, то он действительно продаст мне деревню Кокояши, но никто не помешает ему захватить её снова. Или установить налог для любого жителя, решившего покинуть её пределы. Вариантов много.
   Ноджико почувствовала, как её грудь сдавливают стальные тиски. Восемь лет... они терпели восемь лет и... и всё было напрасно? Все их страдания были напрасны? Получается, все это время, Нами просто так рисковала своей жизнью? Прежде чем девушка окончательно успела погрузиться в омут отчаяния, Ноджико почувствовала теплую ладонь сестры на своей голове.
   -- Не волнуйся, Ноджико, всё будет нормально. Вот в чём-чём, а в этом ты можешь не сомневаться. Я лично прослежу за этим.
   И от того, каким тоном были сказаны последние слова Нами, Ноджико почувствовала, как по её спине пробежал легкий холодок страха. Девушка никогда в жизни не слышала подобного тона у своей сестры. Ноджико готова была повторять это снова и снова, но... Нами изменилась.
   -- Если всё так, как ты говоришь, то зачем тогда ты сказала Арлонгу о том, что ты собрала всю необходимую сумму? - задала очередной вопрос Ноджико, когда снова взяла под контроль свои эмоции, а Нами вернулась к плите.
   -- Я задала практически аналогичный вопрос своему капитану, когда он сказал мне так сделать, -- хмыкнула девушка. - Скажи, как бы ты поступила на месте Арлонга? Взяла деньги, и потом начала бы искать способ возобновить наш контракт на прежних условиях? Или ты предпочла бы отобрать у меня деньги заранее, до того, как я заплачу тебе, используя третью сторону, сделав вид, что ты тут вообще не причём?
   -- Логичным было бы использовать третью сторону, -- ответила Ноджико. - Хочешь сказать, Арлонг наймёт кого-нибудь отобрать у тебя деньги до того, как ты ему их отдашь? Но кого он наймёт? На острове нет людей, которые бы смогли справиться с подобной задачей... да и людей, которые бы добровольно захотели взяться за нечто подобное тоже нет.
   -- Это приводит нас ко второй причине, почему я сказала Арлонгу про деньги, -- Нами бросила через плечо довольную улыбку в сторону своей сестры. - Ты не находишь, что, учитывая, сколько времени Арлонг провел на нашем острове, мы практически никогда не видели корабли дозорных? Даже если многие просто боятся приближаться к нашему острову, поведение дозорных всё равно крайне подозрительно.
   -- Хочешь сказать, Арлонг платит кому-то из дозорных? - сразу же поняла Ноджико, куда клонит её сестра.
   -- Это очевидно.
   -- Думаешь, Арлонг заплатит дозорным, чтобы они отобрали твои деньги?
   -- Это Луффи так думает, но я с ним согласна, -- ответила Нами. - Единственная проблема заключается в том, что дозорные могут просто не согласиться взяться за такую работу.
   -- Почему?
   -- Скажем так, -- на лице Нами вновь расцвела совершенно ангельская улыбка, -- моя новая семья, за последние несколько лет, успела заработать себе весьма специфическую репутацию. Если дозорные, берущие взятки от Арлонга, обладают хотя бы зачатками мозга, то они не просто откажутся от работы, а вообще порвут все отношения с Арлонгом и его бандой. Вот только Луффи уверен, что мозгов у этих дозорных нет, и за работу они возьмутся. И хотя мой капитан выглядит полным идиотом даже в свои самые лучшие дни, я ещё не помню случая, когда бы он ошибался.
   -- И что же за репутация у твоей новой семьи?
   -- Ммм... если кратко, то с нами предпочитают не связываться. Ни дозорные, ни пираты... да и мирные жители, в большинстве своём, тоже.
   -- Это что у вас за репутация такая? - нахмурилась Ноджико.
   -- Не думай об этом, -- от чистого сердца посоветовала ей Нами. -- Лучше давай, иди, помой руки, у меня уже всё готово.
   Посмотрев на свою сестру, Ноджико только теперь увидела, что Нами всё это время готовила не просто обед.
   -- Ты что, хочешь закормить пришедших за твоими деньгами дозорных до смерти? - спросила девушка, рассматривая количество приготовленной еды.
   Нами немного сконфуженно посмотрела на свою сестру.
   -- Закормить до смерти? - перевела она взгляд обратно на кастрюли. - Да таким количеством одного Луффи не накормишь, не говоря уже про всю свору этих проглотов. По их меркам это не более чем легкий перекус.
   -- По их меркам? - склонила голову на бок Ноджико.
   -- Сейчас познакомлю, -- расцвела улыбкой Нами. Сказав это, девушка прошла к окну, выходящему на противоположную солнцу сторону дома и, открыв его, произнесла: -- Мальчики, хватит валяться, у меня всё готово, пора кушать.
   С удивлением поняв, что всё это время кто-то находился за их домом, Ноджико поднялась со стула и повернулась к двери. А затем, по мере того, как в дом, один за другим, начали заходить приглашенные на обед "мальчики", девушка нашла себя отступающей всё дальше и дальше, пока она не уткнулась спиной в противоположную от "мальчиков" стену. Двое из трех вошедших, своими размерами, не так уж и сильно уступали размерам с детства знакомых Ноджико рыболюдей. Вот только не один знакомый ей рыбочеловек не обладал таким количеством мускул. Половину размера парней составляли их мускулы. Третий из "мальчиков" так же обладал внушительной мускулатурой, но не такой как первые два, да и он заметно уступал им в росте. При этом именно он вызывал у Ноджико наибольший страх, практически ужас. Если первые два парня заставили девушку шумно сглотнуть, то от вида последнего у неё самым натуральным образом начали трястись ноги. Словно она опять маленькая девочка, а перед ней огромный монстр, Арлонг, только что убивший её мать.
   -- Ноджико, успокойся, -- подойдя к своей сестре, и положив руку ей на плечо, произнесла Нами. - Возможно, они и выглядят миссионерами Ада на земле...
   -- Ой! - раздался дружный, возмущённый возглас со стороны Джонни и Йосаку.
   -- ... но на самом деле они довольно неплохие парни... даже Зоро... где-то глубоко-глубоко внутри... По крайней мере, так всегда говорит Луффи, а он, как я тебе уже сказала, всегда прав.
   -- Знаешь, по-моему, это тебе нужно завязывать так тесно общаться с нашим капитаном, -- таков был ответ Зоро на слова Нами. - Это всё прозвучало подозрительно близко к тому, что сказал бы сам Луффи, -- добавил парень, усаживаясь за стол.
   -- Итак, знакомься, -- произнесла Нами, обращаясь к Ноджико, полностью проигнорировав слова Зоро... что только подтверждало его слова, потому что именно так бы и поступил Луффи. - Вот этого монстра в белом и красной повязкой на лбу, зовут Рю, по прозвищу Джонни...
   -- Эту дурочку спасать уже поздно, -- отозвался в ответ упомянутый Рю, так же как и Зоро усаживаясь за стол. - По пути Луффицирования она прошла дальше, чем кто-либо из нас. Вдобавок она ещё и отказывается признавать этот факт. Для неё спасения уже нет.
   -- ...Блондина-монстра в красном зовут Йосаку.
   -- Не волнуйся об этом, все мы там будем, -- "успокоил" своего друга представленный Йосаку, усаживаясь за стол напротив Зоро.
   -- ...И, наконец, последним у нас идет Зоро. Он первый помощник нашего капитана, и я тебе искренне советую держаться от него как можно дальше. Может быть, где-то глубоко внутри, он и хороший парень, но снаружи Зоро прирожденный убийца. Если он не убьет в неделю хотя бы человек двадцать, то, по его меркам, эта неделя будет считаться прошедшей зря.
   После такого представления зеленоволосого мечника, Ноджико побледнела ещё сильнее, что несколькими секундами ранее казалось невозможным - она и так уже к этому моменту была белее мела.
   -- А это ребята, моя сестра, зовут Ноджико, -- встав за спину своей сестры и положив руки ей на плечи, представила её Нами. - И сразу же вас предупреждаю, что я очень её люблю, поэтому лучше вам держаться от неё подальше. Она нормальная девушка и я хочу, чтобы она такой осталась даже после нашего ухода.
   -- Я не пойму, ты сейчас пыталась успокоить свою сестру или запугать её ещё больше? - спросил в ответ Джонни. - Если первое, то тебе явно нужно ограничить своё общение с Луффи, а если второе, то тебе тем более нужно ограничить своё общение с Луффи.
   -- Давайте лучше есть, -- прежде чем Нами успела ответить, внес своё предложение Йосаку. - А то мы ещё со вчерашнего дня ничего не ели, -- добавил парень, а его живот, в знак подтверждения, громко заурчал.
   -- Тебе бы только жрать, -- отозвалась Нами, но, вопреки своим словам, тут же засуетилась, доставая глубокие тарелки и разливая по ним суп. По ходу дела девушка растормошила свою сестру, заставив её помогать.
   Накрыв на стол, Нами сама уселась есть, заодно усадив рядом с собой и Ноджико. Пока ели, никаких серьёзных тем старались не поднимать, поэтому застольный разговор в основном вёлся о том, что им может понадобиться на Гранд Лайн и о том, что их вообще ждет в этом загадочном море. Принимая во внимание всё уже ими пережитое, надо признать, планка ожиданий была установлена необычайно высоко.
   -- Нами, ты собралась на Гранд Лайн? - волнение или нет, но такую тему Ноджико пропустить не могла.
   -- Не я, а мы все, -- поправила свою сестру девушка. - Вся наша семья. Когда мы разберёмся с Арлонгом и его бандой, нам просто нечего будет делать в Ист Блю.
   -- Кстати об Арлонге, -- чуть склонил голову на бок Зоро, словно к чему-то прислушиваясь, -- кажется, он проглотил наживку.
   -- Рыба она и есть рыба, что с него взять? - выдал мысль Джонни.
   -- Ты что-то услышал? - уточнила у мечника Нами.
   -- Так точно, мой капитан, -- усмехнулся в ответ Зоро, заставив девушку обиженно надуть губы.
   Парни хоть и беспрекословно слушались Нами, -- никто из них не хотел потом получить по шее от Луффи, -- почти никогда не упускали возможности как-нибудь её поддеть. Иными словами, они находили довольно забавным тот факт, что им нужно подчиняться Нами, и даже не пытались этого скрыть.
   -- И что ты услышал? - надавила девушка, требуя деталей.
   -- К пристани, возле твоей деревни, пришвартовался корабль и, судя по количеству голосов на нем, и их перемещениям, я почти на сто процентов уверен, что это дозорные.
   -- Кажется, Луффи в очередной раз оказался прав, -- озвучил и без того всем очевидную вещь Йосаку.
   -- А мне вот больше интересно, насколько нужно быть отмороженным, чтобы решиться принять подобный заказ? -- протянув Ноджико свою пустую тарелку, и жестом потребовав добавки, произнёс Джонни.
   -- Мы никогда не трогали дозорных и все это знают, поэтому, наверное, он посчитал, что ему за это ничего не будет, -- предположил Йосаку, так же протянув Ноджико свою пустую тарелку.
   - Дозорные ваши, а Арлонг мой! - сразу же попытался застолбить за собой самое многообещающее сражение Джонни.
   -- Это ещё почему?! - возмутился Йосаку.
   -- Твой был Крейг.
   -- А твоим стал Фальшивый Зомби.
   -- Фальшивого Зомби завалил ты!
   -- Не считается! Ты его уже побил к моему приходу, а я просто добил!
   -- В этот раз лучше сражайтесь вместе, -- неожиданно произнёс Зоро. - Арлонг, может и не особо известен, если не считать его награды за голову, но, вероятнее всего, он всегда был и остаётся сильнейший пиратом Ист Блю, поэтому у него вполне может найтись для вас несколько крайне неприятных сюрпризов. К тому же, не стоит забывать, что он приплыл с Гранд Лайна, а это уже совсем другой уровень. Силой своих дьявольских фруктов вы его вряд ли удивите.
   Нами, Джонни и Йосаку уставились на Зоро такими взглядами, словно не могли поверить в то, что они сейчас услышали.
   -- Ты... ты не хочешь сразиться с Арлонгом? - недоверчиво спросила Нами.
   -- Почему же? Хочу.
   -- Но, тем не менее, ты собираешься вот так вот просто уступить его Джонни и Йосаку?
   -- Луффи выдал мне другое задание, -- пояснил Зоро.
   -- А-а-а... -- понимающе протянул Йосаку. - Кого он тебе сказал перебить? Дозорных?
   -- С чего ты взял, что он вообще приказал мне кого-то перебить? - немного раздраженно спросил мечник.
   -- Зоро, -- тяжело вздохнул Джонни, -- если ты так просто отказываешься от одного геноцида, то, совершенно очевидно, что ты просто собираешься устроить другой... или ты хочешь сказать, что это не так?
   -- ...
   -- Что и требовалось доказать, -- развел руки в стороны Йосаку. - Серьёзно, Зоро, мог бы уже смириться и не спорить.
   -- Так что тебе сказал сделать Луффи? - не дав мечнику ответить, задала свой вопрос Нами. -- Вряд ли просто перебить всех дозорных.
   -- На самом деле, фактически, именно это он мне и сказал сделать, -- ответил хмурый Зоро. - Мне тоже налей, -- тут же добавил парень, когда Ноджико поставила перед Джонни и Йосаку их вновь наполненный тарелки.
   -- И через сколько дозорные будут здесь? - спросил Йосаку. - Мы поесть-то успеем или как?
   -- Думаю, ещё полчаса у нас в запасе есть.
   -- Зоро, что бы тебе не сказал Луффи, не вздумай устраивать резню на ферме моей матери! -- строго произнесла Нами. - Без шуток. Это приказ.
   -- На этот счёт можешь не волноваться, -- успокоил девушку Зоро. - Луффи сразу мне сказал, что перебить я их должен на их же корабле.
   -- Дай угадаю, -- сухо произнесла Нами, -- для антуража, так?
   -- Сама знаешь Луффи, он любит, когда всё выглядит эффектно.
   Когда-то, месяцев десять тому назад, Нами с трудом могла поверить, что кто-то может так беззаботно отзываться об убийстве других людей. Теперь она настолько уже привыкла слышать и участвовать в подобных разговорах, что и сама стала считать это чем-то не заслуживающим внимания. Поэтому только выражение лица Ноджико напомнило Нами о том, что сейчас среди них находится еще один человек и он, как когда-то и она сама, вовсе не считал подобный разговор как нечто, не заслуживающее внимания.
   -- Не волнуйся, Ноджико, -- улыбнулась своей сестре Нами. - Всё будет в порядке. Эти ребята годами работали охотниками на пиратов, поэтому, как бы это не звучало, но они уже давным-давно привыкли убивать плохих парней.
   -- Вы охотники на пиратов?! - поставив вновь наполненную тарелку перед Зоро, девушка удивленно оглядела сидящих парней.
   -- Бывшие охотники, -- ответил мечник за всех. - Теперь мы сами пираты. И уже довольно давно.
   -- Вы пираты?! - ещё более удивленно воскликнула Ноджико. - Нами, и ты тоже?! - быстро сообразив, что к чему, синеволосая девушка в шоке уставилась на свою сестру.
   Принимая во внимание, сколько несчастий пираты принесли в их дом, и как сама Нами к ним относилась, шок Ноджико был вполне оправдан.
   -- Пока забудь, -- посоветовала ей Нами, - мы на эту тему потом поговорим, а сейчас лучше давай есть, иначе, после того, как придут дозорные, нам станет не до еды, и мы останемся голодными.
   Вполне естественно, что после всего услышанного Ноджико кусок в горло не лез, не говоря уже о том, что девушку буквально распирало от вопросов, но, видя с какой скоростью сметается еда со стола, она до поры до времени прикусила свой язык. И, тем не менее, парни едва-едва успели к приходу дозорных подчистить все приготовленные Нами блюда.
   Два десятка матросов, в своих фирменных одеждах, -- бело-синие кепки с логотипом Морского Дозора, белые рубашки-безрукавки, синие платки на шеях, и тёмно-синие штаны, -- сложив руки за спиной, усиленно демонстрировали миру непроницаемые лица. Впереди матросов, руки в карманах, стоял их капитан. Тощий, одетый во что-то среднее между плащом и кителем, он, со своими торчащими в разные стороны усиками и бородкой, походил на мышь. Очевидно, он и сам об этом знал, иначе зачем бы ещё ему было надевать кепку с двумя маленькими, словно мышиными, ушами? Хотя опять же, оставался открытым вопрос, зачем кому-то вообще могло понадобиться косить под мышь? Или это такое своеобразное проявление совести? Типа, раз я продажная крыса, значит, и выглядеть буду как крыса? Впрочем, о вкусах не спорят.
   Помимо матросов и капитана, чуть позади и в стороне от всех, стоял староста деревни Кокояши, Ген-сан. В своей привычной тёмно-коричневой кепке с вертушкой, такого же цвета рубашке, шортах и сандалях. Неизменные чёрные усы и шрамы. Множество шрамов на всех открытых участках тела. В своё время мужчина получил эти шрамы стараясь спасти Нами из лап Арлонга и его банды, о чём девушка никогда не забывала.
   -- "Кошка-воровка" Нами, я так полагаю? - заговорил капитан вполне себе обычным голосом, тогда как девушка подспудно ожидала услышать мышиный писк, а не человеческую речь.
   -- А ты кем будешь? - опершись плечом о дверной косяк и сложив руки на груди, миролюбиво спросила Нами.
   -- Морской Дозор, капитан Нэдзуми, приятно познакомиться со знаменитой на всё Ист Блю "Королевой".
   -- И зачем же вы сюда пришли, уважаемый капитан Нэдзуми?
   -- Мы пришли за деньгами, которые ты украла, ещё будучи воровкой. В отличие от вознаграждений за головы пойманных или убитых тобою пиратов, эти деньги ты получила незаконным путём, и, как того требует закон, они должны быть конфискованы.
   -- Интересно, и как же вы собираетесь узнать, какие деньги я получила законным путём, а какие нет? - с чарующей улыбкой на губах, из-за которой у всех присутствующих мужиков заметно покраснели лица, спросила девушка, решив, ради забавы, поддержать устроенный дозорным фарс. Надо заметить, что Луффи бы поступил точно так же.
   -- Действительно, мы не знаем, какие деньги были получены законным путём, а какие нет, поэтому конфискованы будут все деньги и золото, какие нам удастся найти. Всё конфискованное, сверх ворованного, будет считаться своеобразным штрафом за твои прошлые прегрешения.
   -- Я смотрю, ты подготовился, прежде чем придти сюда, -- улыбка на лице девушки стала поощрительной. - Тогда ещё один важный вопрос, что ты и твои люди собираются делать с Арлонгом?
   -- Арлонг находится не в моей компетенции.
   -- А ты в курсе, что я состою в его команде и одна из его офицеров? - отстранившись от дверного косяка, девушка продемонстрировала Нэдзуми вытатуированный на своём левом плече флаг Арлонга. -- Тронете меня или мои деньги, и вам несдобровать.
   -- Известная на всё Ист Блю охотница на пиратов сама пиратка? Какой позор! Вот будет скандал, когда все об этом узнают. Мне вот интересно, твои новые накама знают о твоей пиратской жизни? Или ты удачно забыла упомянуть им про сей печальный факт? Интересно, что они сделают, когда узнают? Чи-чи-чи... -- возможно голос у капитана и был нормальным, но вот смеялся он точно как самая настоящая мышь... если допустить возможность того, что мыши на самом деле умеют смеяться.
   И всё-таки Нами не могла не отдать ему должное. Нэдзуми оказался намного умнее, чем она ожидала. Если первоначально Нами считала, что только полный отморозок рискнёт покуситься на её деньги, то теперь она была вынуждена признать еще один вариант. Нэдзуми явно считал себя самым хитрожопым ублюдком в округе и, надо признать, не без оснований. Окажись на месте Нами кто-нибудь другой, и всё происходящее вполне могло сойти ему с рук. Вот только на месте Нами была именно Нами. Так что для начала девушка решила слегка опустить зарвавшегося дозорного с небес на землю.
   -- Как насчёт того, чтобы спросить моих накама лично? Знают они про мою... ммм... пиратскую сторону жизни или нет?
   Крыса крысой, но тормозом этого Нэдзуми назвать было сложно. Он сразу сообразил, к чему клонит девушка, из-за чего заметно спал с лица, а стоило Нами отойти в сторону от дверного проёма, как его лоб и вовсе покрылся отчётливо видимой испариной. Примерно так же отреагировали и стоявшие за своим капитаном матросы, когда из дома на солнечный свет один за другим вышли трое: сначала Джонни, затем Йосаку и последним Зоро. От самоуверенности Нэдзуми и напускной непоколебимости морячков сразу же не осталось и следа. Легко скалить зубы, когда у тебя за спиной вооруженная толпа народу, а перед тобой стоит одна единственная красивая куколка с большими сиськами. И совсем другое дело скалить эти же зубы на кого-то вроде Зоро, Джонни и Йосаку. Даже без учёта их репутации, каждый из них выглядел ходячей Машиной Смерти. И без того не шибко внушительно смотревшиеся морячки, на фоне таких монстров, и вовсе стали походить на стайку едва вылупившихся цыплят. Такие же мелкие и беззащитные.
   -- Какие-то проблемы? - негромко спросил Зоро, взглянув на Нэдзуми.
   -- Я... я так понимаю, вы осведомлены о том факте, что ваша напарница состоит в пиратской команде? - с трудом, но всё-таки сумел выдавить из себя Капитан-мышь.
   -- У неё не было бы причин в ней состоять, если бы дозорные выполняли свою работу, а не брали взятки, -- чуть оскалился Зоро.
   Нами, Джонни и Йосаку ни на мгновение не усомнились, что в этот самый момент парень представил себе, как он будет расправляться с Нэдзуми и его людьми. Слишком уж специфическим был продемонстрированный дозорным оскал. Предвкушающий и кровожадный. Такой оскал Зоро демонстрировал либо людям, уже ставшим его жертвами, либо потенциальным жертвам.
   -- К-как бы т-там ни было, мы сейчас пришли исполнить свой долг и вернуть украденное, -- пусть и запинаясь, обильно потеющий Нэдзуми всё-таки сумел выдавить из себя нужные слова.
   Нами в этот момент стало понятным, что стоящий перед ней капитанчик, помимо чрезмерного самомнения, в какой-то момент своей жизни явно успел "потерять берега". По-видимому, он так давно якшался с различным отребьем, что успел прочно уверовать в свою полную неприкосновенность, из-за причастности к Морскому Дозору. Зоро, Джонни и Йосаку нагоняли на капитанчика жуть - это было очевидно! И тем не менее он всё равно верил, что сможет не только выйти из всей этой ситуации сухим из воды, но ещё и подзаработать, отобрав у Нами все её деньги. Похвальная уверенность, пусть и совершенно неоправданная.
   -- И что ты сделаешь, если мы начнём возражать? - оскал Зоро стал ещё более угрожающим, а его открытый глаз опасно заблестел.
   Капитанчик шумно сглотнул.
   -- Если... если вы станете препятствовать исполнению нашего долга, то тогда сами станете преступниками и больше не сможете заниматься охотой на пиратов. Вы ведь не хотите лишиться своего заработка?
   -- Не могу понять, то ли он такой умный отморозок, то ли просто умный идиот, -- признался Джонни.
   -- Умный отморозок-идиот, -- без труда решил дилемму своего друга Йосаку. - Лучше дайка мне огоньку, -- добавил парень, доставая из внутреннего кармана позолоченный портсигар, на две сигары, и позолоченную гильотину.
   -- А кто сказал, что мы лишимся своего заработка? - проигнорировав парней, ответил Нэдзуми Зоро. - Если вы сейчас все здесь умрёте, то никто ничего никогда не узнает.
   От подобного заявления матросики и капитанчик заметно заволновались.
   -- З-здесь не в-все мои люди! На корабле осталось ещё достаточно матросов! Они заметят наше отсутствие и доложат куда надо!
   Непонятно, отморозок он или идиот, но хитрожопый точно. Нэдзуми придумывал довольно грамотные ответы буквально на лету. Опять же, окажись на месте Соломенных Шляп кто-нибудь другой и подобные ответы вполне могли сыграть свою роль. Вот только, без всяких сомнений, капитанчик полностью растратил свою удачу за прошедшую жизнь: иначе бы он не стоял сейчас перед Зоро.
   -- Так в чём проблема? - ничуть не обескуражил мечника приведённый дозорным аргумент. - Сначала я убью всех здесь, а потом схожу на корабль и убью всех там. Потом отведу корабль от берега и пущу на дно. Никто ничего не узнает. Кроме того, Арлонг контролирует весь остров, поэтому даже если местные жители что-то увидят, то всё равно никому ничего не смогут рассказать. Тем более, вам, мёртвым, какое уже будет дело, понесу я наказание за ваше убийство или нет?
   И не поспоришь. Пусть Зоро, по уже ранее упомянутым причинам, не научился толком ставить мозги своих собеседников раком, зато он в совершенстве освоил один из самых безотказных приёмов в арсенале Луффи. Назывался этот приём просто и незамысловато: "И чо?". Вы станете преступниками! И чо? Вы больше не сможете зарабатывать деньги! И чо? Вас объявят в розыск! И чо? По крайней мере, Нэдзуми сумел сообразить, что спор с Зоро выиграть невозможно. Тогда, -- и всё же умный гад! - он решил спустить всё дело на тормозах.
   -- Что же, принимая во внимание ваши заслуги, пожалуй, Морской Дозор вполне может закрыть глаза на прошлые прегрешения "Королевы". Мы не станем изымать её деньги, но взамен такое не должно больше повториться! Если она когда-нибудь снова вернётся к своему прошлому ремеслу, Морской Дозор будет вынужден объявить её в розыск, как преступницу. А теперь позвольте откланяться, -- и, резко развернувшись, Нэдзуми почти бегом припустил в сторону деревни, а, оттуда, без всякого сомнения, он собирался как можно быстрее попасть на свой корабль и отчалить.
   -- Всё-таки он умный, -- удовлетворенно кивнул Джонни, наблюдая, как морячки дружной толпой рванули вслед за своим стремительно удаляющимся капитаном. - Обставил всё так, словно мы ему ещё в чём-то должны остались. Типа он нам одолжение сделал. Вдобавок, не стал пытаться давить дальше и не стал пытаться угрожать силой.
   -- Угрожать нам силой после того, как во всех газетах раструбили о том, что мы втроём перебили больше десяти тысяч пиратов? - выпустив в небо большое кольцо дыма, насмешливо произнес Йосаку. - Будь он таким идиотом, его бы давно уже убили.
   -- Если учесть, что он всё-таки изначально решился рискнуть стрясти с меня деньги, то особо умным его назвать всё же нельзя, -- поделилась своей точкой зрения Нами.
   -- Перебили десять тысяч пиратов? - спросила показавшаяся из дома Ноджико. - Это в каком смысле?
   -- В прямом, и пока об этом тоже забудь, -- посоветовала ей Нами, после чего, уперев руки в бока, наехала на одного вполне себе конкретного мечника: -- Зоро, что я тебе говорила по поводу убийств в саду моей матери? Что бы ты стал делать, если бы он решился атаковать?!
   -- Не волнуйся, всё было под контролем, -- лениво усмехнулся мечник. -- Я уже тебе сказал, что Луффи оставил мне чёткие инструкции, поэтому развязывать здесь драку я не собирался. Рискни он оскалить на меня зубы, то я бы сразу сдал назад... тогда бы, потом, выполнять приказ Луффи стало ещё приятнее. Хотя не буду отрицать, я уже и так получу с этого намного больше удовольствия, чем планировал изначально.
   -- И что теперь будет дальше? - опять подала голос Ноджико. -- Судя по тому, что я слышала, Арлонг действительно не собирается сдерживать своё данное Нами слово.
   -- ЧТО?!
   Все присутствующие тут же повернулись к пришедшему вместе с дозорными старосте, который так и остался стоять на месте после их поспешного бегства. По-видимому, мужчина не знал, как ему быть дальше. Однако он не мог проигнорировать слова сказанные Ноджико.
   -- Арлонг не собирается держать своё слово, и продавать Нами нашу деревню, -- пояснила синеволосая девушка старосте.
   -- ЧТО?! Хочешь сказать... хочешь сказать все эти восемь лет, что мы терпели... всё это было напрасно?!
   -- И откуда же это интересно Ген-сан узнал, что я собираюсь выкупить у Арлонга нашу деревню? - не скрывая иронии в голосе, произнесла Нами. - Ноджико, ты ничего не хочешь мне рассказать? - сложив руки на груди, добавила девушка.
   Ноджико сразу же приобрела немного смущенный вид, однако ответить ничего не успела, вместо неё слово взял староста:
   -- Это я заставил её мне всё рассказать, -- пояснил Ген-сан, натянув козырек своей кепки на глаза, словно стараясь спрятаться от взгляда Нами. - Я не смог поверить, что ты на самом деле продалась Арлонгу, поэтому вызнал всю правду у Ноджико. И я рассказал об этом остальным. Мы всё знаем Нами, и всегда знали. Однако мы ничего тебе не говорили, чтобы если ты...
   -- Решилась сбежать, меня не мучила совесть и всё такое прочее, -- беспечно закончила за мужчину Нами, слегка поболтав рукой в воздухе.
   Ноджико и староста в шоке уставились на девушку.
   -- Ты... ты знала? - спросила Ноджико. - И давно?
   -- Не то чтобы я точно знала об этом... Просто Луффи, узнав всю историю, сразу же предположил, что ты обязательно кому-нибудь разболтала. Почему-то он не сумел поверить, что десятилетняя девочка сможет долго удерживать рот на замке, -- немного ехидно улыбнулась своей сестре Нами. - И я тебе уже говорила, Луффи при мне ещё никогда не ошибался. Так что, пусть я ничего не знала наверняка, но, на мой взгляд, особой разницы нет.
   -- А мне вот теперь стало интересно, что будет делать Арлонг, если ты ему сейчас принесёшь деньги? - ухмыльнулся Джонни, когда стало очевидным, что Ноджико и Ген-сан не могут найти слов для ответа Нами.
   -- Возьмёт, а потом придумает что-нибудь ещё, раз с дозорными не получилось, -- пожала плечами девушка. - Луффи об этом говорил.
   -- Нет, это-то как раз понятно, мне просто интересно, что именно он придумает.
   -- Хочешь проверить? - приподняла бровь Нами.
   -- Пас! - сразу же открестился парень. - Кто его знает, сколько он там будет думать? И что тогда? Ждать, пока его осенит новая идея?
   -- Ладно, ребята, я пошёл, -- неожиданно двинулся с места Зоро. - Морячки так припустили, что если я не потороплюсь, они на самом деле могут успеть свалить.
   -- А мы тогда что? - проводив взглядом мечника, Йосаку повернулся к Нами. - Пойдём разбираться с Арлонгом?
   -- Да, -- кивнула девушка, -- только сначала прихватим с собой пару вещей.
   -- А он у нас случаем не заблудится? - в отличие от остальных, Джонни продолжал смотреть подозрительным взглядом вслед уже скрывшейся среди деревьев фигуре Зоро.
   В отличие от дозорных, мечник направился к пристани напрямик, через лес, а не через деревню.
   -- Насколько я заметил, он обычно теряется, если страдает фигнёй, не использует Волю Наблюдения, если Луффи не отдавал ему никаких приказов и ни о чём его не просил. Однако сейчас он как раз занят, а не страдает фигнёй, использует Волю Наблюдения и выполняет задание Луффи, поэтому вряд ли он потеряется, -- успокоил своего друга Йосаку.
   - Тогда нам лучше поторопиться. Не знаю, какие там конкретно Луффи дал Зоро указания, но сильно сомневаюсь, что это отнимет у него много времени. Не поспешим, и Арлонг может нам не достаться. Нами, какие ты там вещи хотела прихватить? - повернулся парень к девушке. - Бери их быстрее, и пойдём!
   -- Не волнуйтесь, всего пара мелочей и можем выдвигаться, -- ответила Нами, и уже сделал шаг в сторону двери дома, как её остановил обеспокоенный возглас старосты.
   -- Нами, вы что, на самом деле собрались сражаться с Арлонгом и его бандой?! Втроём?!
   -- Не волнуйтесь, Ген-сан, -- улыбнулась ему девушка. - Всё будет в порядке, -- произнесла Нами те же самые слова, что немногим раньше говорила своей сестре.
   -- Позволь... позволь мне хотя бы собрать людей! Если Арлонг на самом деле решил нарушить данное им слово, то остальные жители не останутся в стороне!
   -- Нами, Ген-сан прав, -- поддержала старосту Ноджико. - Ни я, ни другие жители деревни просто не могут остаться в стороне, когда происходит что-то подобное. Мы все будем сражаться!
   -- По правде сказать, я даже не собираюсь сражаться, но, как бы сказал Луффи, какого чёрта? Можете собирать людей! Народ совершенно точно заслужил посмотреть на конец Арлонга ничуть не меньше меня, -- произнеся это, усмехающаяся девушка скрылась в доме, оставив Ноджико и Ген-сана молча переваривать её ответ. Хотя, самое главное они поняли довольно быстро, поэтому Ноджико, сказав, что поможет Ген-сану собрать всех жителей, рванула на пару со старостой в сторону деревни.
   Примерно в это же самое время, Нэдзуми и сопровождающие его моряки, окончательно отбросив, так сказать, всяческие политесы, бежали в сторону своего корабля со всех ног. В конце концов, поговорки про бегущих крыс с тонущего корабля родились не на пустом месте. Нэдзуми, будучи даже внешне похож на этих самых крыс, всеми фибрами души чувствовал надвигающуюся на него... опасность. Сейчас, после разговоров с этим Зоро, самым главным "Убийцей Пиратов", Нэдзуми отчетливо понимал, какой огромной ошибкой было польститься на обещанный Арлонгом куш. С другой стороны, третья часть от ста миллионов белли! Считай тридцать четыре миллиона, которые нужно просто придти и взять! Нет, конечно, теперь-то Нэдзуми прекрасно понимал, что никаких "просто придти и взять" быть не могло. И главное винить кроме себя некого! Он неоднократно слышал, что эти "Убийцы Пиратов" чокнутые на всю голову головорезы, и их "Королева", красотка или нет, -- ещё какая красотка! - всё равно была невероятно опасной. В общем, все мы крепки задним умом.
   Когда впереди замаячила пристань и их корабль, Нэдзуми почувствовал небольшое облегчение, а после того как он, и его люди, поднялись на борт и подняли паруса, капитан почувствовал ещё более сильное облегчение. Возможно, все его опасения оказались чересчур надуманными? Головорезы они, конечно, головорезы, но, возможно, всё это было лишь словами? В конце концов, Нэдзуми, на регулярных сборах, происходящих раз в квартал, неоднократно слышал жалобы других капитанов на идиотские шутки "Убийц Пиратов". И об их сильной любви к издевательству над Морским Дозором в целом, и обычными дозорными в частности, Нэдзуми тоже слышал. Может ли такое быть, что именно на подобную "шутку" нарвался и он сам?
   Ещё несколько минут, и Нэдзуми окончательно убедил себя в том, что никакой опасности ему на самом деле не грозит, и никогда не грозило... человек вообще редко когда упускал возможность обмануть самого себя. А Жизнь, в свою очередь, никогда не упускала случая напомнить об этом. В тот самый момент, когда Нэдзуми полностью расслабился, успокоенный своими мыслями и постепенно удаляющимся из виду берегом, пришел Песец. Выглядел Песец один в один, как "Убийца Пиратов" и, что ещё хуже для Нэдзуми, он держал в руке чью-то отрубленную голову. Столь неожиданное и эффектное появление сильно выбило капитана из колеи, поэтому ему потребовалось добрых десять секунд, прежде чем он смог сообразить, что "Убийца Пиратов" держал в руке голову его первого помощника.
   -- Знаешь, в мире есть не так много вещей, которые бы я действительно не любил, -- миролюбиво произнес Зоро. Мечник сидел на перилах, на своих перекрещенных ногах. В правой руке, лежащей на правом колене, он держал окровавленный меч с чёрной рукоятью, а в левой руке уже ранее упомянутую голову первого помощника Нэдзуми. - Например, я не люблю, когда мне мешают спать. Меня невероятно бесит, если кто-нибудь не уважает моего капитана, даже если он сам предпочитает, чтобы всё так и было. Однако, что я действительно ненавижу, так это предателей. Мне не особо важно, что именно предаёт человек, другого человека, какую-то идею или самого себя. Меня злит сам факт предательства. Если ты взял на себя какие-то обязательства, то ты обязан их выполнять. Иначе ты просто ничтожество... Понимаешь к чему я клоню? - последнее предложение, в отличие от остальных, Зоро произнёс уже совсем другим тоном, никакого миролюбия в нём и близко не было.
   Нэдзуми не ответил, лихорадочно соображая, капитан огляделся по сторонам. Его подчиненные уже заметили незваного гостя, и теперь усиленно вооружались, но нападать не спешили. Среди команды не было ни одного человека, который бы горел желанием схлестнуться с печально известным на всё Ист Блю охотником на пиратов... Говоря начистоту, известность "Убийцы Пиратов" распространялось далеко за границы Ист Блю. Конечно, некоторые газеты рассылались только в пределах определенного моря, -- зачем жителям Ист Блю знать о различных мелочах, происходящих, например, в Вест Блю? -- но кое-какие новости попадали в крупнейшие газеты мира, соответственно, распространяющиеся по всему миру. И, учитывая, сколько всего совершили "Убийцы Пиратов" в целом и сам "Убийца Пиратов" в частности, имя Ророноа Зоро уже довольно давно, в той или иной мере, было известно всему миру. Не говоря уже о том, что, неся службу в Морском Дозоре, Нэдзуми, а через него и его команда, знали о мечнике заметно больше, чем простой народ. Чего только стоил экстренный сбор капитанов, после недавнего, но до сих пор постоянно обсуждаемого в тавернах и упоминаемого в газетах, разгрома флота Дона Крейга и пленения самого Дона.
   Упомянутое событие настолько сильно склонило чашу весов в пользу Морского Дозора, что высшее командование дозора просто не могло упустить подобной возможности. В скором порядке были пересмотрены чуть ли не все маршруты патрулей, их количество, а так же составы. Глупо посылать в один патруль по пять-шесть кораблей за раз, когда вероятность столкновения даже с одним пиратским кораблём приближалась к нулю. В случае такого столкновения легче было вызвать подкрепление и проследить. Тем более новые маршруты патрулирования составлялись с таким учётом, чтобы, во-первых, покрыть как можно большее водное пространство, а, во-вторых, чтобы к каждому патрульному кораблю, в случае запроса о помощи, могли быстро подоспеть, как минимум, сразу два корабля подкрепления. Высшее командование дозора собиралось выжать из ситуации максимум возможного, и если не окончательно искоренить пиратов в Ист Блю, то на долгое время сохранить их текущий, почти несуществующий, уровень. В связи с этим в Ист Блю, вопреки обычным правилам, -- "Всё внимание на Гранд Лайн!" -- даже были направлены дополнительные силы.
   И вот сейчас главный, с точки зрения всего мира, виновник изменений, непосредственно затронувших одну шестую часть мира, и тем или иным образом повлиявший на оставшиеся части, находился на корабле Нэдзуми и его команды. Разве можно было их обвинять, что они совсем не горели желанием отомстить за убитого Зоро первого помощника? Несмотря на уже пролитую кровь, все присутствующие матросы искренне надеялись, что ситуация может быть разрешена если и не мирно, то хотя бы не дракой. Нэдзуми, будучи более умным и чувствительным, таких надежд не питал. Выражение лица Зоро говорило само за себя - крови быть!
   -- Вы вступили в ряды Морского Дозора, -- немного погодя продолжил говорить Зоро, когда никто ему так и не ответил, -- поклялись служить и защищать, поддерживать закон и порядок... взяли на себя обязательства, и не выполнили их. Что еще омерзительные, вы не выполнили их не из-за того, что не смогли, а из-за жалких денег. Нарушили данную вами клятву ради собственного обогащения... Другими словами, вы кучка чертовых предателей, и я уже сказал, как я отношусь к предателям.
   Отрубленная голова упала на доски палубы, прямо в лужу натекшей с неё крови, а Зоро потянулся к рукояти своего второго меча. Мгновенно поняв, что сейчас должно начаться, Нэдзуми истошно заорал:
   -- ОГОНЬ!!! Я СКАЗАЛ ОГОНЬ!!! ДА СТРЕЛЯЙТЕ ЖЕ В НЕГО!!!
   В команде Нэдзуми состояло больше шестидесяти человек, и пока Зоро говорил, они успели взять его в полукольцо. Шестьдесят семь ружей оказались направлены на спокойно сидящего мечника. Обычная логика говорила морякам о том, что с такого близкого расстояния, да ещё от такого количества стволов, увернуться невозможно. Однако пробирающий до печёнок страх ни в какую не хотел соглашаться с логикой, и, подстать Нэдзуми, истошно орал, призывая немедленно бежать. Пусть обычная логика была на их стороне, но по другую сторону ствола сидел "Убийца Пиратов". И с точки зрения этой же логики, он и его команда никак не могли справиться с десятью тысячами пиратов разом. Но как-то они всё же справились, и логически это оправдать не получалось. Именно по этим всем причинам, когда Нэдзуми отдал приказа открыть огонь, никто не нажал на курок. И во второй раз не нажал. И только на третьей раз привычка подчиняться всё-таки возобладала над сковавшим дозорных страхом: моряки дружно спустили курки.
   Оглушительно загрохотало, пули градом ударили по Зоро и... сплющенными начали сыпаться на палубу, словно огонь вёлся по монолитной стальной болванке. Спустя десяток секунд дозорные медленно опустили свои ружья, ошеломлённо уставившись на целого и невредимого мечника. Их худшие опасения не просто подтвердились, а превзошли все ожидания. Стреляя, дозорные подспудно предполагали, что "Убийца Пиратов" сейчас сделает что-нибудь такое этакое, но подобного исхода они себе даже представить не могли. Попав под град пуль, знаменитый Ророноа Зоро не сделал ничего... и это всё равно оказалось красноречивее любых его слов и действий. Одно дело слышать, и совсем другое видеть собственными глазами. Своим "ничегонеделаньем" Зоро наглядно показал дозорным на кого они рискнули поднять руку. И речь сейчас не о самом мечнике, а о Нами. Ведь всё началось именно с того, что Нэдзуми оказался настолько жаден и самоуверен, -- безумен? - что он решил, будто ему на самом деле может сойти с рук наезд на одного из "Убийц Пиратов". Не сделай он подобной глупости, и тогда, принимал он взятки от Арлонга или нет, никто бы не стал за ним гоняться специально.
   Вопреки ожиданиям дозорных, Зоро вовсе не стал тут же их вырезать... хотя, как они вскоре осознали, лучше бы именно так он и поступил. Быстрой расправе мечник предпочел жестокость и садизм. Отрубил одному дозорному руку, дождался пока остановят кровотечение, а затем разрубил его пополам вместе со значительной частью палубы и еще несколькими другими дозорными. Зоро действительно не любил предателей, но он не стал упоминать, что конкретно этих дозорных он не любил ещё больше. Если бы они не брали взятки от Арлонга, они вполне могли предотвратить значительную часть того, что пришлось испытать Нами, освободив её деревню задолго до их встречи. Луффи хорошо умел навязывать различные идеи и привычки, и забота о своей семье среди всего этого шла под первым номером.
   В какой другой ситуации, Зоро бы просто перебил всех дозорных на корабле и всё, этим бы он и ограничился, но это в другой ситуации. По их вине, пусть и косвенной, Нами пришлось пережить много крайне неприятных моментов, и Зоро никак не собирался прощать нечто подобное. Кроме того, нельзя было забывать и о сегодняшнем случае. Любой поднявший руку на кого-то из членов его семьи будет уничтожен, жестоко и беспощадно. Луффи что-то говорил о послании? Зоро оставит послание! Такое послание, после которого никто не захочет с ними связываться. Уничтожение десяти тысяч пиратов оказалось недостаточным? Раз не пираты, так всё можно? Значит, пора показать, что даже принадлежность к Морскому Дозору не гарантирует безопасность, особенно теперь, когда их семья, наконец, подняла пиратский флаг.
   Нэдзуми истошно орал, раздавая приказы, безуспешно пытаясь остановить не убиваемого монстра в лице Зоро. Но что могли сделать обычные люди против такой силы? Пули мечника не брали. Использовать мечи? Против лучшего мечника Ист Блю? Несколько человек попробовали, и тут же превратились в наглядные пособия на тему: "Почему не стоит нападать на Зоро с мечом". На корабле в достатке было пушек, и Нэдзуми даже сумел организовать несколько залпов по мечнику, но, опять же, толку-то? Все ядра оказались либо отбиты в сторону, -- несколько новых трупов разом, -- разрублены пополам или вовсе отбиты обратно к пушкам - еще больше трупов и разрушений. Некоторые, окончательно поняв всю безнадежность их положения, попробовали сбежать с корабля, просто попрыгав в воду, но безуспешно. В лучшем случае, выпрыгнувшие за борт матросы долетели до воды разрубленными на части, а в большинстве случаев оказались разрублены ещё на корабле. В конце концов, немногие оставшиеся, в отчаянной попытке спасти свои жизни, разом набросились на Зоро с заранее предсказуемым и вполне закономерным результатом.
   Десять минут спустя все было кончено.
   Из всех дозорных единственным в живых остался только Нэдзуми, да и то весьма условно. Его дальнейшая жизнь, с отрубленными ногами и руками, обещала быть в высшей степени неприятной. И неудивительно, приказ Луффи как никак. Если Зоро "всего лишь" ненавидел, когда кто-то посягал на его семью, то Луффи... откровенно говоря, сложно было сказать наверняка, каким именно образом влияли на парня подобные ситуации. Внешне Луффи никак не реагировал, но Зоро довелось увидеть его глаза, и они рассказали ему совсем другую историю. Мечник не сомневался, что однажды в будущем, когда какой-нибудь очередной идиот, облеченный властью, решится поднять руку на одного из них, весь мир узнает правду, сокрытую в глубине глаз Луффи. И мир вздрогнет.
   Последнее, что сделал Зоро, прежде чем уплыл с порушенного и заваленного трупами корабля, -- поставил ден-ден муши на грудь, валяющегося в беспамятстве, Нэдзуми, после чего снял микрофон и врубил сигнал SOS. Откровенно говоря, Зоро не понимал, зачем он всё это сделал, -- Нэдзуми двигаться не может, ещё и в отключке, значит и сказать тоже ничего не сможет, а без этого, даже если кто-нибудь примет сигнал бедствия, нельзя будет узнать о его местоположении, -- но приказ капитана есть приказ капитана.
   Спустив на воду единственную уцелевшую шлюпку, - совсем не случайно, кстати, уцелевшую, -- Зоро в темпе погреб в сторону берега. Мечник не сомневался в победе Джонни и Йосаку, но в таких вещах он предпочитал быть осторожным. Особенно после Багги. Вроде бы слабый, да ещё идиот идиотом, однако опасность от него исходила нешуточная. Нет, серьёзно! Буквально пару месяцев назад он умудрился скинуть в воду Джонни и Йосаку, хотя к этому времени они уже знали о Багги буквально всё. Парни его сильно недооценили. Конечно, самому Багги это ничем, в итоге, не помогло, но сам факт! Не будь рядом с Джонни и Йосаку никого другого, и тогда "Клоун" остался бы победителем. Всё-таки сила силой, а опыт есть опыт.
   Багги, мало того, что знал о мире в тысячу раз больше, чем полагалось знать такому слабому идиоту, так и пиратствовать он начал ещё до рождения тех же Джонни и Йосаку. В общем, если бы Багги не был настолько слаб, он бы точно заслуживал немалого уважения... и именно этот факт беспокоил Зоро. В смысле, Арлонг приплыл с Гранд Лайна, пиратствовал по времени ничуть не меньше самого Багги и, по слухам, был в сто раз его сильнее. Вот и получалось, что Арлонг, если верить слухам, представлял собой этакую своеобразно улучшенную версию Багги. А Багги, как уже говорилось, иногда мог быть действительно опасным. Так что, пусть Зоро и не собирался вмешиваться в сражение Джонни и Йосаку, -- ещё один приказ Луффи, отданный ему втайне от остальной части семьи, -- оставлять их без присмотра он не хотел. Вот поэтому, закончив разбираться с дозорными, мечник без промедления отправился в обратный путь, корректируя свой маршрут с помощью Воли Наблюдения.
   Чего Зоро не знал, так это того, что сигнал SOS был получен буквально через мгновение после его включения, и получен одним вполне определённым человеком, которому он изначально и предназначался. Всего через десять-пятнадцать минут, после отплытия Зоро на остров, к кораблю дозорных подплыло небольшое парусное судно с одним пассажиром на борту. Хорошо сложенный, коротко стриженый мужчина лет тридцати на вид, одетый в белую облегающую футболку без рукавов, темно-зелёные шорты и самые обычные резиновые тапочки. На груди мужчины болтался фотоаппарат, которым он, стоило ему оказаться на корабле дозорных, тут же начал щёлкать всё вокруг. И только закончив делать фотографии, мужчина подошел к ден-ден муши, всё так же лежащей на бессознательном теле Нэдзуми, и набрал номер ближайшей к нему базы Морского Дозора.
   -- Дежурный по связи шестнадцатого отделения Морского Дозора слушает! -- незамедлительно отозвался ден-ден муши бодрым мужским голосом.
   -- Говорит Риорд Драф, репортер "Ежедневного Вестника", я только что стал свидетелем жестокой расправы над вашим капитаном и его людьми, -- говорил Риорд спокойным, уравновешенным голосом. Вдобавок, судя по легкой улыбке на его губах, сложившуюся ситуацию он находил достаточно забавной.
   -- Ч-что?!
   Улыбка Риорда стала чуточку шире.
   -- Повторяю, капитан Нэдзуми находится при смерти, а все его люди убиты, корабль сильно повреждён.
   -- Э-эм, вас понял, сообщение принято, -- по голосу, а заодно по лицу ден-ден муши, было понятно, что дежурный всё ещё сильно сбит с толку, но, тем не менее, сумел взять себя в руки. - Прошу передать мне координаты вашего текущего местоположения, я сейчас же свяжусь с ближайшими к вам патрульными кораблями, и в течение часа прибудет помощь.
   Риорд послушно назвал свои координаты, и дежурный тут же их продублировать по другому ден-ден муши патрульным кораблям.
   -- Вы сказали, что стали свидетелем нападения, -- чуть погодя, дежурный вернулся к разговору с Риордом, -- вы можете назвать точное или примерное количество нападавших? А так же кто это был?
   -- Без проблем, -- улыбка мужчины стала ещё чуточку шире. - Нападающий был всего один и его зовут Ророноа Зоро или "Убийца Пиратов" Зоро.
   -- ЧТО?! - ден-ден муши, по которой говорил Риорд, послушно изображая эмоции дежурного, распахнула рот и вытаращила глаза.
   -- Вы слышали всё правильно, на капитана Нэдзуми и его людей напал "Убийца Пиратов". И я могу вам гарантированно сказать, что капитан Нэдзуми остался в живых совсем не случайно. Ророноа отрубил ему руки и ноги, но позаботился о том, чтобы капитан не умер от кровопотери. Более того, именно Ророноа подал сигнал SOS.
   -- Вы... вы понимаете, насколько серьёзно ваше заявление? - после небольшой паузы, спросил дежурный.
   -- Прекрасно понимаю, -- улыбка пропала с лица репортера. - Именно поэтому я не стану дожидаться патрульных. Я видел, куда направился Ророноа Зоро и теперь собираюсь за ним проследить.
   -- Подождите, вы не можете просто вот так вот взять и оставить корабль! По крайней мере, дождитесь патрульных!
   -- У корабля сильно повреждены паруса, поэтому он практически стоит на месте, но, на всякий случай, я зажгу для патрульных дымовую шашку, тогда они его точно не пропустят. Больше я ничем сейчас не могу помочь капитану Нэдзуми, из-за чего не вижу смысла напрасно тратить время. Конец связи.
   Не став дожидаться ответа дежурного, Риорд вложил микрофон в держатель, прервав связь. Первый камешек был брошен -- через неделю о поступке "Убийцы Пиратов" будет знать каждая собака в Ист Блю. Однако, без доказательств, всё это останется лишь слухами, и задача Риорда как раз и состояла в том, чтобы собрать и затем продемонстрировать миру эти самые доказательства. Откровенно говоря, Риорд понятия не имел, что задумал его наниматель, -- на первый взгляд безобидный парень, а на самом деле то ли просто чокнутый псих, то ли отмороженный на всю голову гений, -- но уточнять он не собирался. Пусть его нагло использовали и даже не пытались этого скрыть, всё, что от него требовалось, так это писать правду и только правду. Кроме того, принимая во внимание, что, зачастую, эта самая правда выглядела покруче любой лжи, против подобной сделки Риорд был совсем не против. Один из самых известных в мире охотников на пиратов сам стал пиратом... бонус к зарплате обещал быть умопомрачительным. Ради сенсаций подобного рода действительно стоило пожать руку Дьяволу.
   Примерно в то же самое время, когда Риорд спустился обратно на свою лодку, а Зоро высадился на берег, Джонни, Йосаку и Нами подошли к Арлонг Парку.
   Обычная пиратская база рыбочеловека не устроила, поэтому на деньги, собираемые с жителей острова, и из деталей своего корабля, на котором он приплыл с Гранд Лайна, Арлонг отгрохал себе пятиэтажные хоромы, окружил их бетонным забором и разбил на внутренней территории несколько бассейнов, один из которых имел выход в открытое море. В общем, устроился с размахом и даже, надо признать, со вкусом. Правда, из-за цветовой гаммы, -- все было сделано ярким и красочным, -- и названия, сразу же возникала ассоциация с парком аттракционов или водным парком.
   -- А они тут у вас неплохо устроились, -- поделился своим мнением Джонни, едва их компании стоило приблизиться к базе Арлонга. - Ничего так, со вкусом... и однозначно выглядит в сто раз внушительнее нашей базы!
   -- Разве у нас есть база? - покосился на своего друга Йосаку. - По-моему у нас есть небольшой уютный домик на берегу моря, но никак не база.
   Как и у всех других пиратов или дозорных, у семьи Соломенной Шляпы была своя, так сказать, база, куда они частенько наведывались, чтобы отдохнуть от моря или просто отдохнуть. Хотя, Йосаку в чём-то был прав, полноценной базой, как таковой, их место стоянки назвать было сложно. Небольшой, деревянный пирс, построенный в скрытой бухте, и двухэтажный дом неподалеку, за которым в их отсутствие присматривал Гаймон. И да, учитывая, что выбранный для базы остров, благодаря всё тому же Гаймону, считался проклятым, -- мужик двадцать лет подряд пугал высаживающийся на остров народ, -- лучшего места для тайной базы... для тайного дома отдыха было не найти во всём Ист Блю. Собственно, именно по этой причине, Луффи и Зоро, в своё время, и заявились на этот остров, где обнаружили целую кучу странно выглядевших зверей и Гаймона, -- который, привычно начав пугать "новеньких", тут же чуть не распрощался со своей жизнью. Кроме того, остров располагался практически по центру Ист Блю, поэтому, если у Луффи вдруг появлялась какая-нибудь интересная информация, семья могла относительно быстро оказаться в любой точке моря.
   -- База или домик, какая разница? - не дал сбить себя с мысли Джонни. - Главное, что у Арлонга круче, чем у нас, а так быть не должно!
   -- Зато у нас уютнее, -- внесла свою лепту в спор Нами.
   -- Не забывайте о количестве, -- напомнил им Йосаку. - В нашей семье, до недавнего времени, было всего пять человек, плюс Гаймон на острове, а у Арлонга... гм... а сколько у Арлонга людей? - повернувшись к рядом стоящей девушке, спросил озадачившийся парень. - Ты нам говорила, и я забыл? Или ты нам вообще не говорила?
   -- Лично я ничего такого не помню, -- сразу же признался Джонни.
   -- Пятьдесят шесть рыболюдей вместе с Арлонгом.
   -- Понятно... тогда что, начинаем? - неуверенно спросил Йосаку, махнув рукой в сторону больших, закрытых, каменных ворот.
   -- Мне их выбить или культурно зайдем? - сразу же уточнил Джонни.
   -- Подождите вы начинать, сначала я хочу поговорить с Арлонгом... мне стало интересно, что он мне ответит, когда я расскажу ему о дозорных, укравших предназначавшиеся ему деньги.
   -- Так нам что, за дверью постоять? - снова неуверенно спросил Йосаку.
   -- Нет, зачем? Просто держитесь немного позади меня, представлю вас как своих помощников... если они вас сами не признают. В отличие от обычных жителей острова, рыболюди газеты получают, поэтому ваши рожи должны быть им знакомы.
   Вся троица вошла на территорию Арлонг Парка, сразу же став центром внимания всех находящихся там рыболюдей. Специально Джонни и Йосаку считать не стали, но, на первый взгляд, все упомянутые Нами пятьдесят шесть рыболюдей, -- рыбочеловек? -- были здесь. Вполне понятно, что парни тут же принялись мозолить о них глаза. Джонни и Йосаку неоднократно слышали о расе рыболюдей, однако ещё ни разу в жизни не видели их в живую, поэтому даже не пытались скрыть свой интерес.
   -- Нами, ты принесла мои деньги? - первым делом спросил рыбочеловек, комфортно развалившийся на деревянном пляжном шезлонге.
   -- Именно об этом я и пришла с тобой поговорить, Арлонг, -- на лице Нами расцвела улыбка, которой могли позавидовать сами Ангелы на небесах.
   В свою очередь, Джонни и Йосаку тут же переключили всё своё внимание на Арлонга. Листовка листовкой, но, если бы не весьма характерно выглядевший нос, рядом с другими рыболюдьми, вот так вот сразу, его можно было и не признать. Как бы там ни было, Арлонг оказался синекожим рабочеловеком акулой-пилой. О его принадлежности именно к этой породе, говорил длинный острый нос в виде двухсторонней пилы, а так же внушительного вида зубы и акулий плавник на спине. Одет он был в цветастую расстегнутую рубашку, наподобие тех, что так любил носить Луффи, шлепанцы на ногах, темно-коричневого цвета шорты, сиреневого цвета пояс и самую настоящую шапку-ушанку, из-под которой до самых плеч опускалась черная густая грива его волос.
   -- Ты передумала мне платить? - спросил Арлонг.
   -- Нет, просто какие-то дозорные приплыли на твой остров и отобрали у меня твои деньги.
   -- Вот как? - Арлонг явно попытался изобразить на лице искреннее удивление, но, на чрезвычайно предвзятый взгляд Джонни и Йосаку, получилось у него откровенно хреново. -- Что ж, очень жаль об этом слышать. Однако кое-что в чём ты не права. Пусть дозорные пришли на мой остров, украли они всё же твои деньги.
   -- Я член твоей команды или нет? - в ответ спросила Нами. - Меня обокрали, так помоги мне.
   -- Прости, но в ближайшее время я не хочу связываться с дозорными. Пока тебя не было, нам пришлось потопить несколько их кораблей, поэтому сейчас мы стараемся не привлекать к себе ещё больше внимания, а то иначе нам покоя не будет. Ничего не поделаешь, Нами, тебе просто не повезло. Не волнуйся, я верю в твои силы, и ты наверняка без особых проблем сможешь собрать себе ещё сто миллионов. Тем более, до меня дошли слухи, что ты умудрилась связаться с довольно примечательной компанией... хотя, учитывая кого я вижу позади тебя, по-видимому, слухи не врали.
   Выслушав ответ Арлонга, Джонни и Йосаку тут же сошлись во мнение, что рыбочеловеку явно стоило поработать над своим голосом и мимикой. Врал Арлонг довольно складно, но вот выражение его морды и интонации голоса выдавали пирата с головой. А ещё, как и ожидалось, он сразу же узнал парней. Большинство других пиратов, окажись они на его месте, незамедлительно бы ударились в панику, или, как минимум, сильно забеспокоились, однако Арлонг не повел и ухом. Джонни и Йосаку невольно почувствовали раздражение. Сколько ещё умопомрачительных поступков нужно будет совершить их семье, прежде чем все, без исключения, начнут принимать их всерьёз?
   -- Чисто для протокола, -- приподняв указательный палец, произнесла Нами одну из фраз Луффи, -- ты не собираешься мне помогать, так?
   -- Как я уже сказал, я бы с радостью, но ситуация такова, что сейчас я бессилен, -- Арлонг попытался состроить сожалеющую физиономию, но, как и со всеми другими эмоциями, получилось у него так себе.
   -- Отлично! - лицо Нами вновь озарилось ангельской улыбкой. - Тогда, мальчики, -- повернувшись к Джонни и Йосаку, произнесла девушка, -- идите за мной. На первый взгляд могло показаться, что Нами направилась к выходу, но на самом деле её целью стало место слева от входа, рядом с огораживающей Арлонг Парк стеной. - Втыкай сюда, -- посмотрев на Джонни, девушка ткнула пальцем в бетон прямо у своих ног.
   Парень секунду непонимающе на неё таращился, и только потом сообразил, что конкретно от него хочет Нами. Всю дорогу от дома девушки он тащил под мышкой пляжный зонтик, который теперь, по приказу Нами, без лишних вопросов воткнул в указанное место. Бетон, понятное дело, помехой ему не стал.
   -- А ты поставь сумку сюда, -- обратилась девушка к Йосаку, ткнув пальцем в сторону тени, образовавшейся под расправленным Джонни зонтом, -- и принеси мне шезлонг! - палец Нами указал в самый центр скопления рыболюдей, сейчас чрезвычайно озадаченных всем происходящим.
   Джонни и Йосаку, несколько сбитые с толку хаотичными требованиями Нами, дружно посмотрели в указываемую девушкой сторону, после чего столь же дружно уставились обратно на неё. На другой от них стороне было полным полно свободных шезлонгов, но Нами сейчас указывала на единственный занятый. И занятый не абы кем, а самим Арлонгом. Окажись сейчас на месте девушки Луффи, то парни бы и ухом не повели по поводу подобных приказов... вот только Луффи поблизости не было, а они всё равно продолжали получать пугающе похожие приказы.
   -- Этой дурочке конец, -- подвел итог Джонни.
   Парень смотрел на стоящую перед ним девушку таким взглядом, которым обычно люди наблюдают за атакой Морского Короля на невезучее судно - с одной стороны жутко и люди умирают, а с другой всё равно глаз отвести не можешь.
   -- По крайней мере, она никогда не станет такой же сильной, как Луффи, -- попытался найти хоть что-то хорошее в сложившейся ситуации Йосаку, однако его слова оказались сильно подпорчены нотками неуверенности, отчетливо прозвучавшими в его голосе.
   -- Шезлонг мне, быстро! - для верности, Нами ещё раз ткнула пальцем в сторону Арлонга.
   Джонни и Йосаку, тяжело вздохнув, неохотно двинулись в сторону толпившихся вокруг Арлонга рыболюдей. После выходки Нами от их боевого задора не осталось и следа. Пусть, они уже довольно давно осознали, что девушка встала на Темный Путь Силы, но увидеть этому неоспоримое подтверждение оказалось во сто крат хуже, чем любые домыслы. С другой стороны, ничего особо неожиданного не произошло. Принимая во внимание, что Нами проводила с Луффи даже больше времени чем Зоро, -- а мечник почти всегда и везде неотрывно следовал за Луффи, -- то результат был предсказуем с самого начала. В общем, парни оправились довольно быстро.
   -- Вот интересно, если их убить и зажарить, то какой будет вкус? Рыбы или мяса? - любопытство Джонни дало о себе знать... или он просто так сильно хотел забыть последние несколько минут, что готов был говорить о какой угодно фигне.
   -- Ты что, никогда не пробовал рыбные котлеты с мясом? - Йосаку, как и в большинстве случаев, подобными вопросами не заморачивался. - Если нет, то попробуй и узнаешь, какие рыболюди на вкус, -- флегматично добавил он.
   -- А если мы их съедим, это будет считаться каннибализмом или нет? - получив ответ на один вопрос, Джонни незамедлительно озадачился другим.
   -- Посмотри в словаре точное определение слова "каннибализм" и узнаешь ответ.
   Парням пришлось прервать свой разговор, когда, подойдя к рыболюдям, им преградили дорогу два представителя этой расы. Джонни и Йосаку, остановившись, дружно задрали головы. Они никогда не жаловались на свой рост, но большинство рыболюдей всё равно возвышались над ними на целую голову. Среднего роста люди, вроде Луффи, и вовсе бы дышали таким в пупок.
   -- Куда это вы так резво собрались? - положив руки на плечи парней, спросил один из рыболюдей, преградивших дорогу Джонни и Йосаку. - Если у вас есть, что сказать Арлонг-сану, то сначала скажите об этом нам.
   -- Хочешь, я тебе лучше фокус покажу? - вместо ответа, спросил его Джонни.
   -- Фокус?
   -- Ага, тебе понравится, обещаю! А теперь внимательно следи за моей рукой... - И с этими словами Джонни вырвал сердце стоящему перед ним рыбочеловеку... или, по крайней мере, честно попытался это сделать. На деле, в руке Джонни оказалось два вырванных ребра, кусок легкого и кусок сердца, а самого парня с ног до головы залило кровью.
   -- Ты что, хотел вырвать ему сердце? - ухмыльнулся Йосаку. - Идиот! Сердце находится почти посередине груди, а не с левой стороны, как все говорят. Ты убил столько народу и так до сих пор этого не понял?
   -- Я их убиваю, а не вскрываю, -- отозвался недовольный Джонни, стряхнув с руки свою "добычу", а секундой позже на бетон упал и убитый им рыбочеловек. - Тем более, Луффи, по-моему, как раз и бил туда, куда ударил я... может у этих рыболюдей сердца располагаются не так, как у обычных людей?
   -- Нет, просто ты идиот... и когда это ты успел увидеть, как Луффи кому-то вырывает сердце?
   -- Да это давно уже было, помнишь разборки с "Козырной Семьёй"?
   -- Конечно.
   -- А бабу-дуру с фруктом логии, что тебя убила?
   -- Я, может, и не могу умереть, но, поверь мне на слово, сложно забыть о том, кто тебя убил... и как это баба относится к нашей теме?
   -- Так Луффи, когда она тебя убила, именно этой бабе сердце и вырвал. Прикинь, она стоит, ещё вся такая живая, но с дырой в груди, и очумело смотрит на своё сердце, зажатое в его руке. Выглядело прикольно, хоть и жутковато. С тех пор всегда хотел попробовать сделать то же самое. Однако раньше мне сил не хватало, потом забыл, а тут как-то резко вспомнилось, вот и решил попробовать.
   Метод, конечно, не стопроцентный и требует выполнения немного специфических условий для получения достоверного результата, но знаете, как точно можно определить, что у человека серьёзные проблемы с психикой? Просто скажите ему, что вы вырвали сердце его обидчику, и наблюдайте за его реакцией. Если, после таких новостей, человек станет довольно улыбаться и будет выглядеть польщено или благодарно, то, можете не сомневаться, у такого человека действительно есть проблемы. Большие. Йосаку, после слов Джонни, и вовсе стал выглядеть так, словно у него настал праздник. Делайте, как говорится, выводы.
   В этот момент, наконец, зашевелились шокированные действиями Джонни рыболюди. Долгая жизнь в полной безопасности их явно расслабила. Более того, несмотря на своих заволновавшихся подчиненных, Арлонг даже не соизволил оторвать задницу от шезлонга. Сидя в окружении своей команды, которая надежно перекрывала ему обзор на всё происходящее, он даже не понял, что произошло.
   Йосаку, заметно взбодрившийся после объяснений Джонни, проявил инициативу и раскидал по сторонам, словно шар для боулинга кегли, столпившихся перед парнями рыболюдей. И прежде чем Арлонг успел хоть что-нибудь сделать, Йосаку, со всей своей немалой силы, зарядил ему в челюсть носком ботинка, окованным в железо. Обычному человеку, таким ударом напрочь снесло бы челюсть, если не всю голову, но вместо этого Арлонг отправился в полёт. Пролетев добрых два десятка метров по воздуху, рыбочеловек пробил насквозь бетонную стену, что окружала весь Арлонг Парк, и улетел прямиков в лес. Послышался хруст, громкий треск, в небо взметнулось несколько крупных стай птиц, а затем, на глазах у всех присутствующих, на землю стали медленно заваливаться несколько пальм.
   -- Хорошо полетел, -- одобрил поступок своего друга Джонни.
   -- АРЛОНГ-САН!!! - дружно выдали окружающие парней рыболюди, после чего половина из них бросились к пролому в стене, а другая половина, изрыгая проклятья и угрозы, атаковала парней.
   Джонни и Йосаку понадобилось около пяти секунд, чтобы наглядно доказать атаковавшим рыболюдям, насколько с их стороны было опрометчиво вот так вот взять и открыто напасть на них. Значительная часть Арлонг Парка мгновенно оказалась усеяна бессознательными тушами пиратов Арлонга.
   -- Должен признать, что у него невероятно крепкая челюсть, -- как ни в чём не бывало, поделился своими ощущениями Йосаку, словно никакой атаковавшей их толпы рыболюдей никогда и не было. Более того, парень уже успел подхватить шезлонг Арлонга и поднять его над головой. - Такое чувство, будто по стальной болванке вдарил. Смотри, даже железо немного погнулось, -- в доказательство своих слов, Йосаку чуть отставил свою правую ногу в сторону, и вправду продемонстрировав другу слегка помятый железный носок своего ботинка.
   -- Надеюсь, он не помер после такого удара, -- посмотрев на продемонстрированный ему ботинок, произнес Джонни. - Это будет звиздец как антиклиматично!
   -- Если он действительно помер от такого удара, тогда ничего интересного он бы нам всё равно показать не смог.
   -- Не волнуйтесь, Арлонга таким ударом не убить, -- успокоила парней Нами, стоило им к ней подойти. - Теперь ставь шезлонг сюда, -- указала девушка на тень под зонтом, рядом с синей сумкой. - И постарайтесь не убивать всех слишком быстро, я ждала этого дня целых восемь лет и хочу как следует им насладиться, -- добавила Нами, удобно устроившись в шезлонги и, опустив руку, открыла сумку. Сумка оказалась вовсе не сумкой, а переносным холодильником, в котором лежало несколько бутылок пива. Достав одну из бутылок, девушка, свернув крышку, сделал глоток. - Ах, хорошо! Теперь можете приступать, я готова смотреть представление, -- повелительно махнула она рукой в сторону рыболюдей.
   Нами действительно выглядела так, словно она пришла на пляж, отдохнуть. Джонни и Йосаку молча переглянулись, но прежде чем кто-нибудь из них успел открыть рот, парней и Нами привлек к себе шум возле ворот. Повернув головы, троица увидела столпившихся жителей деревни, преимущественно вооруженных вилами и самодельными копьями, -- к концам длинных деревянных черенков были примотаны кухонные ножи. Настрой и вид народ имел весьма боевой, но у Джонни, Йосаку и Нами они вызвали одно лишь умиление -- словно кучка маленьких детишек, решивших поиграть в войнушку. Не зная реального мира, они на полном серьёзе считали, что притащенные ими "зубочистки" на самом деле могут им чем-то помочь. Нет, пожалуй, если бы против них выступала парочка, -- в прямом смысле слова! -- обычных рыболюдей, то кое-какие шансы на победу у них бы появились.
   -- Ноджико, иди сюда! - радостно улыбнулась Нами, призывно помахав сестре рукой.
   -- Нами?! - глаза Ноджико полезли на лоб. - Что... что ты делаешь?
   Джонни и Йосаку с трудом подавили стон отчаяния, когда Нами, чуть склонив голову на бок, изобразила на лице до боли знакомое сконфуженное выражение.
   -- Сижу в шезлонге, наслаждаюсь холодным пивом, готовлюсь смотреть шоу, -- медленно произнесла Нами, словно сомневаясь, что в противном случае собеседник сможет её понять.
   -- По-моему, Нами у нас решила самостоятельно наполнить нашу чашу Луффизма, изрядно опустевшую за последнее время по вполне понятным причинам, -- тяжело вздохнул Джонни, наблюдая со стороны за разговором двух сестер.
   -- Луффизма?! - вытаращился на него Йосаку.
   -- Луффиного идиотизма, то есть Луффизма.
   -- ...Знаешь, а в этом сокращении что-то есть.
   -- Ага, только я уже малость переживаю, что будет дальше.
   -- Ты это сейчас о чём? - не уловил мысль своего друга Йосаку.
   -- Я в том смысле, что Луффицирование уже у нас давно есть, теперь с подачи моей лёгкой руки появился Луффизм, тогда что будет дальше? Как по мне, так на язык прямо-таки само собой напрашивается какое-нибудь Луффианство.
   -- Ха-ха! Типа, приключайтесь, дети мои, ибо в этом есть Жизнь, так что ли? -- довольно загоготал Йосаку.
   -- Вот только с паствой точно будут проблемы - кто не сдохнет сразу, тот сдохнет потом! - тоже довольно загоготал Джонни.
   Нами пыталась уболтать сестру выпить с ней пива, парни ржали над придуманной ими же религией, а жители деревни Кокояши дружно ощущали себя так, словно, пока они были отрезаны от остального мира, этот мир успел сойти с ума. Однако, прежде чем у кого-то из них успела появиться мысль: "А не пойти ли нам всем по домам, пока ещё не поздно?", о себе дал знать Арлонг. Несмотря на удар Йосаку, синекожий рыбочеловек выглядел так, словно никакого удара никогда и не было. И хотя Йосаку готов был поклясться, что он почувствовал, как от его удара ломаются зубы Арлонга, его акулья улыбка, -- опять же, в самом прямом смысле! - ничуть не пострадала. Если говорить начистоту, то Арлонг даже не выглядел особо разозлённым, скорее так, чуть-чуть недовольным. Правда, это недовольство всё же переросло в злость, когда он сначала увидел кучу бессознательных тел своих людей, а затем и мертвого подчиненного. Убитый Джонни рыбочеловек лежал на спине, поэтому любой желающий лёгко мог увидеть самую настоящую дыру в его груди, сейчас заполненную уже начавшейся сворачиваться кровью.
   -- Как... как вы посмели сделать это с моим сородичем?!! - опустившись рядом с телом на колени и взяв его в руки, взревел Арлонг, уставившись на Джонни и Йосаку налитыми кровью глазами.
   -- Да Джонни, как ты посмел, -- осуждающе покачала головой Нами, смотря в спину упомянутого парня. - Я ведь сказала, чтобы вы не слишком торопились, а вы уже половину его людей перебили.
   -- Эй, ты это сказала уже после того, как мы всё это сделали! - справедливо возмутился Джонни.
   -- Могли бы и сами догадаться!
   -- Нами... что это значит? - прежде чем Джонни успел что-нибудь ответить, взгляд красных глаз Арлонга сместился с парней, на сидящую за ними девушку. - Ты решила меня предать?
   -- Сначала ты подсылаешь ко мне своих шестёрок-дозорных, чтобы они украли все мои деньги, а потом ещё смеешь обвинять меня в предательстве? - презрительно фыркнув, ответила ему Нами. - Кстати, чисто для справки, никто у меня деньги так и не украл, а купленные тобой дозорные уже если и не мертвы, то, так сказать, сейчас в процессе умирания.
   -- Знаешь, а в этом есть что-то будоражащее, -- шёпотом поделился Джонни со своим другом.
   -- В смысле?
   -- В том, что Нами ведёт себя как Луффи... пожалуй, ей бы подошла роль "Госпожи".
   -- ...Давай-ка я лучше сейчас сделаю вид, что ничего не слышал, а в обмен, при первой же возможности, мы с тобой идём в бордель.
   -- Ой, да ладно тебе! Даже не пытайся убедить меня в том, что властно ведущая себя Нами тебя не заводит, всё равно не поверю!
   -- Мы точно идём в бордель! - чуть ли не испуганно произнес Йосаку. - Пока ты не решил сделать что-нибудь настолько безрассудное, после чего ты, как минимум, останешься без члена, а, в худшем случае, без головы. Хочу тебе напомнить, что между нами двумя, я единственный, кто умеет отращивать потерянные части тела.
   -- Мальчики, если вы закончили меня обсуждать, то вас ждёт Арлонг, -- любезно напомнила им Нами не только о своём присутствии, но и всех остальных. - И, Рю, у тебя не хватит денег даже на то, чтобы просто за мной приударить, не говоря уже о полноценных отношениях.
   -- Кто здесь говорил о том, что я собираюсь за тобой приударять, или, тем более, встречаться?! - тут же поспешил откреститься Джонни от подобных обвинений. - Я всего лишь сказал правду! К тому же, встречаться с тобой? Я разве похож на сумасшедшего? -- принимая во внимание, что весь перед его белого кимоно с оборванными руками, почти целиком был залит уже подсохшей кровью, выглядел он тем ещё психом. -- Это же, мало того, что полная нищета, так ещё и верная смерть!
   -- Хо-о-о... хочешь сказать, я не стою твоих денег и подобного риска?
   Джонни несколько долгих секунд молча смотрел на ангельское выражение лица девушки, после чего резко повернулся в сторону Арлонга и его людей:
   -- Арлонг, давай драться! - преувеличенно бодро произнес парень, несколько раз ударив кулаком в раскрытую ладонь.
   Йосаку не мог не отдать должное его старому другу - он выбрал отличный способ сменить опасную для своей жизни тему.
   -- Ты бросаешь мне вызов? - отпустив мертвое тело обратно на бетон, выпрямился в полный рост Арлонг.
   -- Арлонг-сан, постойте, вам незачем утруждать себя убийством этих наглецов, -- вышел вперед рыбочеловек, одетый в тёмно-серое кимоно без рукавов. Волосы у него были собраны в два маленьких стоячих хвостика на макушке, и одну длинную косу на затылке, а от локтей отходили большие плавники. Ни Джонни, ни Йосаку толком не разбирались в рыбах, но, судя по плавникам на локтях, перед ними стоял ещё один представитель семейства акульих. - Нас троих будет вполне достаточно, чтобы они, прежде чем умереть, в полной мере осознали, на кого они рискнули поднять руку. А потом мы возьмёмся за Нами и жителей деревни, -- взгляд рыбочеловека сместился сначала на девушку, а затем и в сторону ворот, где толпились упомянутые жители деревни.
   -- Ню! Куроби всё правильно сказал, Арлонг-сан! Мы им покажем, ню! - вышел вперед розовокожий, шестирукий рыбочеловек-осьминог, одетый в майку, с чередующимися тёмно-коричневыми и жёлтого цвета полосами, и такой же расцветки шорты. Седые волосы на голове у него были собраны в пять торчащих шипов.
   -- Чу! Это точно. У них нет ни единого шанса против нас, чу! - с самым высокомерным видом сложил на груди руки третий рыбочеловек. Одет он был в тёмно-синюю рубашку, в тонкую чёрную полоску, без рукавов, чёрные шорты и сандали. Блондинистые волосы, широкий лоб и надутые губы... в смысле, очень надутые губы -- его губы были вытянуты сантиметров на пятнадцать вперёд, если не на все двадцать. И если первый рыбочеловек походил на какую-то разновидность акулы, второй был стопроцентным осьминогом, -- шесть рук и куча присосок на этих самых руках говорили сами за себя, -- то Джонни и Йосаку не имели и малейшего понятия, к какому конкретно виду принадлежал "длинногубый".
   А ещё у всех троих... да нет, на самом деле у абсолютно всех рыболюдей, имелась, как минимум, одна татуировка с флагом Арлонга. Однако ещё несколько имели даже не татуировку, а самое настоящее клеймо в виде красного солнца. У осьминога, например, это клеймо красовалось прямо посередине лба.
   -- Куроби, Хачи, Чу, -- повернулся Арлонг к вышедшей вперёд троице.
   -- Арлонг, лучше сядьте, отдохните, мы сами со всем разберёмся, -- посоветовал своему капитану представленный Куроби, он же "вроде бы рыбочеловек-какая-то-разновидность акулы", ткнув большим пальцем в сторону нескольких пустых шезлонгов. - Не волнуйтесь, много времени это не займёт.
   -- Ню! Да нам даже самим ничего не придётся делать, за нас всё сделает Мому! - довольно загоготал Хачи, он же рыбочеловек-осьминог.
   -- Чу! Это точно! - вставил свои пять белли Чу, он же "длинногубый".
   -- Предлагаю первыми убить Осьминога и Губошлёпа, -- поделился своими мыслями Джонни, после всего увиденного и услышанного. - Они меня бесят одним своим видом.
   -- Сначала надо посмотреть на этого их "Мому", -- ответил Йосаку. - Кстати, Нами, -- повернувшись, к девушке, произнес парень, - подержи это для меня до конца боя, -- протянул он Нами портсигар и гильотину, которые достал из внутреннего кармана своего красного кимоно. - Пошли, -- добавил он Джонни, двинувшись в сторону бросившей им вызов троицы, -- посмотрим, чего в реальности стоят так разрекламированные всеми рыболюди. Мелкая шушера меня уже разочаровала, поэтому будем надеяться, что хоть другие не разочаруют.
   -- Разрекламированные? - приподнял бровь Джонни, послушно двинувшись следом за своим другом. - Кем?
   -- Дозорными, кем же ещё? Если ты уже забыл, то награда за голову Арлонга была самой большой в Ист Блю на протяжении целых восьми лет, и только награда Багги недавно стала больше, да то лишь за наш счёт.
   -- Вот ты в каком смысле, -- понятливо кивнул Джонни. - Хотя, по сути, это тот ещё гон поросячий. Все пираты, рано или поздно, уплывают на Гранд Лайн, так что, если бы они не уплывали, то в Ист Блю было бы полным полно народу с куда большей наградой, чем двадцать миллионов. И, готов поспорить, куда сильнее этой кучки придурков.
   -- Тоже верно.
   В этот момент, рыбочеловек-осьминог, вытянув губы до такой степени, что ему бы запросто мог позавидовать стоящий рядом с ним Губошлёп, продудел громкую, но короткую мелодию.
   -- Вытянутые губы в качестве трубы - в этом мире всегда можно найти что-нибудь новенькое, -- пробормотал Джонни.
   -- Им бы всем в цирке выступать, -- вставил Йосаку.
   Парни остановились, послушно собираясь дождаться появления этого неизвестного им "Мому". Напротив них точно так же замерли остальные рыболюди. Отличие заключалось в том, что парни искренне надеялись на хорошую драку, поэтому были совсем не против немного подождать, а вот рыболюди просто не считали их себе ровней. Вроде как руки пачкать о них не хотели. По крайней мере, Арлонг и троица его офицеров точно. Остальные рыболюди скорее усиленно делали вид, чем и вправду так считали. Самомнение самомнением, но два десятка бессознательных тел, как бы намекали, какие у них шансы на победу без их капитана и его первых помощников.
   -- Можно подумать, что про нас нельзя сказать то же самое, -- хмыкнул Джонни. -- По-моему, фокус с распиливанием, в твоём исполнении, заиграл бы совершенно новыми красками. Подумай сам, сначала душераздирающие крики, когда тебя взаправду будут пилить, всюду кровища, затем распиленный ящик раздвигается и твои внутренние органы падают на пол, а потом ящик сдвигается и тут БАЦ! Ты опять как новенький...
   -- Тогда на тебе трюки с огнём.
   -- Отлично, теперь мы знаем, чем всегда сможем заняться, если пиратская жизнь нам когда-нибудь надоест.
   -- Да мы ещё даже не успели её прочувствовать, эту пиратскую жизнь, чтобы она уже успела нам надоесть.
   -- ...Честно говоря, не могу дождаться, когда за меня назначат мою первую награду, -- глаза Джонни буквально засветились внутренним светом, словно у маленького ребёнка, которому родители пообещали подарить долгожданную игрушку. - Мы так долго охотились на людей с наградами, что мне жутко интересно, какого это будет, оказаться по другую сторону закона?
   -- Можно подумать, мы хоть когда-то придерживались законов, -- хмыкнул Йосаку.
   Ответ Джонни потонул в оглушительном всплеске - это, как выяснилось, приплыл ранее упомянутый "Мому", который на деле оказался Королём Моря. А если говорить ещё точнее, перед Джонни и Йосаку предстала гигантская морская корова. Большой круглый нос с золотым кольцом, коровье лицо, рога и тюленеподобное тело с зелёными пятнами, на манер коровьих.
   Стоило показаться Морскому Королю, как среди жителей деревни Кокояши началась если и не полноценная паника, то что-то где-то около того. Против такой туши их прихваченные с собой "зубочистки" и вправду могли сойти за эти самые зубочистки, без всяких кавычек. В свою очередь, привычно дало о себе знать любопытство Джонни:
   -- Так я не понял, Мому или Муму? - разглядывая гигантскую водоплавающую корову, спросил парень.
   -- Вроде бы Мому.
   -- На мой взгляд, Муму подошло бы больше... кстати, интересно, на вкус она как говядина или как рыба?
   -- Я думал, мы это уже прошли? Пятьдесят на пятьдесят.
   -- Ню! Мому, убей этих двоих немедленно! - Осьминог требовательно ткнул пальцем в сторону стоящих рядышком парней.
   -- МОООООО!!! - послушно отреагировал Морской Король.
   Распахнув свою пасть, в которой без труда мог уместить весь новый корабль Соломенных Шляп, "Гоинг Мери", Мому попыталось в один присест сожрать сразу и Джонни, и Йосаку. Стояли парни рядом друг с другом, поэтому подобное стремление было вполне понятным и обоснованным. Проблема в том, что смертельную опасность для Мому представлял любой из них даже по отдельности, а уж вдвоём... это было просто нечестно по отношению к бедной зверушке.
   -- Shoryuken (Кулак Воспаряющего Дракона)!
   Окутанный огнем кулак Джонни с чудовищной силой впечатался в шею Морского Короля. И, несмотря на свои размеры и сковывающую тело воду, Мому оказалась полностью выкинута из воды, где несчастную морскую корову уже поджидал Йосаку. В несколько прыжков достигнув верхнего этажа Арлонг Парка, парень оказался сидящим прямо на стене. Йосаку, изо всех сил сжав кулак, -- из-за чего его рука, от буквально раздувшихся мышц и вен, увеличилась раза в полтора, -- мощно оттолкнулся от стены, оставив после себя отчетливые отпечатки ног и трещины. Всю сосредоточенную в кулаке мощь он обрушил на беспомощного Морского Короля, уже итак полумертвого от одного единственного удара Джонни.
   -- Thunder Smashing Strike (Сокрушающий Громовой Удар)!
   Удар, пришедшийся прямо в огромный лоб Мому, оказался столь силён, что, на мгновение, морскую корову сложило практически пополам - её затылок коснулся её же хвоста, -- а затем, вращающаяся колесом Мому, снеся ворота, перекрывающие вход в Арлонг Парк с воды, отправилось прямиком на дно Ист Блю. От удара столь большого тела о водную гладь, в небо взметнулись огромные тучи воды, а на берег обрушились соответствующего размера волны.
   -- Потом можно будет достать, поджарить, и проверить, какая же она всё-таки на вкус, -- в абсолютной тишине подвел итог всему произошедшему Джонни, когда рядом с ним приземлился его друг.
   -- Меня сейчас куда больше волнует умственная отсталость наших противников, -- отозвался Йосаку, и тут же обратился к стоящей перед парнями троице рыболюдей: -- Ребята, вы это вообще серьёзно или просто так прикалываетесь? Если прикалываетесь, то, могу сразу сказать, что шутки у вас больно жестокие, так вот бессердечно подставлять прирученное вами животное. Однако, если вы на полном серьёзе считали, что нас сможет убить долбанная корова, пусть и морская, вы, ребята, явные дебилы.
   -- Ха-ха! - рассмеялся Джонни. - Слушай, а ведь точно! Что-то я как-то сразу не догнал, но это же полный финиш! Бу-у-у! Трепещите в ужасе, жалкие людишки, ибо у нас есть к-корова! Гьяха-ха-ха!!!
   Глядя на сложившегося пополам, буквально задыхающегося от хохота Джонни, невольно начал посмеиваться и сам Йосаку. Сначала у парня вырвался лёгкий смешок, затем он начал негромко смеяться, но потом захрипевший Джонни, вытаращив глаза, принялся усиленно стучать себя по груди, при этом всё равно не переставая ржать. Именно эта картина стала последней каплей -- Йосаку просто не выдержал и Арлонг Парк сотряс новый взрыв хохота. Вполне понятно, что подобная реакция парней, и их слова, никак не могли оставить равнодушными противостоящих им рыболюдей. И если всякая мелкая шушера, -- с точки зрения Джонни и Йосаку, -- выразила своё возмущение одними лишь криками, бросившая им вызов троица не стала тратить время на различные угрозы и сразу перешла к рукоприкладству и мечемахательству.
   -- Hyaku Mai Gaward Sei Ken (Сто прямых ударов)!
   Удар Куроби был остановлен раскрытой ладонью Джонни, что ещё мгновением назад едва мог стоять от смеха. Несмотря на быструю и жесткую расправу над Мому, реакция парня и его сила неприятно удивили рыбочеловека. Он так долго не встречал себе равных противников среди своих врагов, что подобный поворот для Куроби оказался почти в новинку. Глаза рыбочеловека невольно расширились в удивлении.
   -- Незачем так злиться, -- доброжелательно произнёс Джонни. Сжав кулак Куроби одной рукой, парень принялся вытирать заслезившиеся от смеха глаза другой. - Если вы не хотите, чтобы вас принимали за идиотов, то не фиг настолько сильно тупить.
   -- Takotsubo no Kamae: Taikai (Боевая Стойка Осьминога: Разрушение Тела)!
   Как выяснилось на деле, Хачи, рыбочеловек-осьминог, был мечником, да ещё использующим сразу шесть мечей, -- по числу рук, понятное дело, -- и своей целью он выбрал Йосаку. Вытянув руки с мечами перед собой, и сведя остриё всех мечей в одной точке, осьминог сделал резкий выпад в сторону парня. Йосаку, мгновенно выхватив свои мечи, заблокировал удар... или, вернее будет сказать, он попытался его заблокировать. Совершенно неожиданно выяснилось, что мечи Хачи весили полторы-две тонны. Йосаку просто не был готов противостоять подобному весу, поэтому два его меча, одним резким движением Хачи, были отведены широко в стороны, -- парень оказался полностью открыт! Осьминог-мечник, склонив голову, резко прыгнул вперёд, метя лбом в грудь Йосаку, но тут парень уже не сплоховал - колено Йосаку мощно впечаталось в подбородок Хачи, подкинув его на несколько метров вверх и откинув на десяток метров назад.
   -- Не так резво многорукий ты наш, -- произнес Йосаку, возвращая себе равновесие. - Вес твоих мечей стал для меня сюрпризом, но больше этого не повторится.
   Джонни, воспользовавшись моментом, пока его оппонент находится в замешательстве, а оппонент Йосаку отшкрябает себя от пола, поделился с другом пришедшей ему в голову мыслью:
   -- Слушай, интересно, как ты думаешь, что будет, если этот осьминог выучит "Асуру" Зоро? У него ведь и так уже есть шесть рук!
   -- Будет три головы и восемнадцать рук, -- без малейшей запинки, на автомате, ответил Йосаку, уже давно смирившийся с подобными "озарениями" своего друга. Если говорить начистоту, то, в большинстве случаев, у Йосаку был готов ответ на вопрос Джонни, ещё до того, как тот его задаст. Они знали друг друга на протяжении всей жизни, и порой это сильно сказывалось.
   -- Не отвлекайся! - рявкнул Куроби и, вырвав свой кулак из хватки Джонни, обрушил на парня череду новых ударов и пинков. - Не думай, что раз остановил один мой удар, то сможешь остановить их все! Я покажу тебе, насколько ужасным может быть Gyojin Karate (Рыбокарате)!
   -- Не хочу прозвучать банально, но, учитывая твои слова, я просто не могу этого не сказать, -- без труда отбиваясь от всех атак Куроби, произнёс Джонни. - Если бы каждому члену нашей семьи давали хотя бы по тысячи белли, всякий раз, когда кому-нибудь из нас заявляли, что мы не сможем что-то остановить, сделать или кого-то победить, то мы бы уже давно стали миллиардерами... Не то чтобы мы и так уже давно ими не стали, но лишний миллиард, а то и два, ещё никому не помешал.
   Куроби парню ничего не ответил, только ещё сильнее усилил свой натиск, зато кое-что сказал Йосаку:
   -- Это ещё что за хрень? Что делает этот идиот?
   Джонни, услышав слова друга, скосил взгляд в сторону и сразу увидел, что так озадачило Йосаку. Последний рыбочеловек, из числа бросившей им вызов троицы, встав на колени, сунул голову в бассейн и, судя по тому, как он сейчас раздувался, усиленно пил воду. Пожалуй, действительно есть чем озадачиться.
   -- Йосаку, будь осторожнее, Чу умеет стрелять водой! -- крикнула Нами.
   Нет, девушка ничуть не волновалась за парня, -- что с этим идиотом могло случиться? -- куда больше Нами взволновал тот факт, что позади Йосаку и Джонни находилась она сама, её сестра и жители деревни. Стоило Чу немного неудачно стрельнуть в одного из парней, -- или удачно, если смотреть на ситуацию с точки зрения рыболюдей, -- и могли пострадать близкие девушке люди. Кроме того, пусть самой Нами подобная атака была не страшна, то вот её зонтику, шезлонгу и пиву очень даже.
   В этот момент рыбочеловек перестал поглощать воду, выпрямился, развел руки в стороны и слегка запрокинул голову, явно изготовившись атаковать. И всё бы ничего, однако, Йосаку неправильно оценил ситуацию. Предупреждение Нами он, конечно же, услышал, но, увидев, как неестественно сильно раздулся Губошлёп от всего того количества выпитой им воды, парень посчитал, что сейчас на него обрушится череда мелких смертельных атак. Откуда Йосаку было знать, что этот Чу может за один раз выпустить всю выпитую им воду? Да ещё под таким давлением?
   Стремясь предотвратить атаку, Йосаку бросился вперёд, прямо на Губошлёпа. Он понимал, что уже не успеет, но его это не волновало -- несколько смертельных ранений точно не повод для беспокойства, только не с силой его фрукта. Тем неожиданнее для Йосаку стал огромный, больше самого парня, шар воды, выпущенный в него практически в упор.
   -- Mizu Taiho (Водная Пушка)!
   От чудовищного по силе удара Йосаку едва не разорвало пополам, а затем его унесло спиной вперёд, словно муху на лету от удара мухобойки. Нами, предполагающая подобный поворот событий, -- в одной семье с Луффи всегда нужно быть готовым ко всему! -- успела среагировать... Точнее, она начала было реагировать, уже готовясь вскочить на ноги, когда ей стало очевидным, что в этом нет нужды. Летящего спиной вперёд Йосаку, словно выпущенного из пушки, с омерзительным хрустом сложило пополам о выставленную ногу Зоро. С другой стороны, если бы мечник этого не сделал, то Йосаку бы угодил прямо в центр стоящих жителей деревни. Самому-то парню было бы по фиг, пара сломанных костей зажила бы за считанные секунды, а вот кто-нибудь из жителей, после столкновения с такой тушей, да ещё летящей с такой скоростью, мог и помереть.
   -- Похоже, вам всё ещё не хватает тренировок, -- произнес мечник, когда Йосаку рухнул замертво на бетон.
   -- Эй, я-то тут причём?! - тут же возмутился Джонни. - У меня всё нормально и никаких проблем!
   Учитывая, что парень умудрялся блокировать или парировать все атаки Куроби даже тогда, когда он таращился через плечо себе за спину, в сторону Зоро, то Джонни ничуть не врал: у него действительно не было никаких проблем со своим противником.
   -- Тогда мог бы помочь Йосаку.
   -- Да что ему сделается?! Если кто и должен кому помогать, так это только он мне!
   -- Видишь, если тебе нужна помощь, значит, тебе не хватает тренировок.
   -- Да... да я не в этом смысле! - едва ли не в отчаянии воскликнул Джонни.
   -- Поздно, дополнительные тренировочные часы вы себе уже обеспечили, -- всё-таки не зря, не зря Зоро столько времени проводил рядом с Луффи.
   Раздался двойной стон - один громкий, принадлежавший Джонни, и один слабый, принадлежавший уже очнувшемуся Йосаку. Сожранный им в своё время дьявольски фрукт, а точнее приобретенная от этого сила едва ли не абсолютного бессмертия, наградила парня, помимо всего прочего, практически полной неспособностью долгое время оставаться в бессознательном состоянии. Максимум пара минут, и Йосаку, если ему не снесли голову или не вырвали сердце, приходил в себя независимо от степени повреждения его тела. Так что парню, прежде чем он полностью восстанавливался, каждый раз приходилось в полной мере ощущать на себе все прелести полученных им ранений.
   -- Зачем ты сломал ему позвоночник? - первым делом спросила Нами, стоило только Зоро, оставившему позади себя всё еще полудохлого Йосаку, подойти к девушке и, взяв пиво из переносного холодильника, усесться рядом с ней, прислонившись спиной к её шезлонгу. - Ты вполне мог остановить его менее жёстким способом... и не вздумай выпивать всё моё пиво!
   -- В следующий раз будет думать головой, прежде чем так беспечно подставляться под неизвестную ему атаку, -- спокойно ответил мечник, делая глоток из бутылки. Пиво Зоро не очень любил, отдавая предпочтение вину или саке, но, когда у него под рукой не было альтернативы, он не отказывался и от пива. - Йосаку легко мог увернуться от подобной атаки и заставить этого губастого урода пальнуть в другую сторону, но, вместо этого, он посчитал, что атака для него не слишком опасная и даже не попытался увернуться.
   -- Не понимаю, что тебе не нравится? Принимая во внимание его фрукт, решение, на мой взгляд, если и не оправданное, то вполне закономерное.
   -- Проблема в том, что он знать не знал, насколько опасной будет предполагаемая атака. Если бы поблизости не было тебя или меня, то его летающей тушей гарантированно бы прибило парочку этих глазеющих олухов, -- Зоро чуть качнул головой в сторону толпящихся возле ворот Арлонг Парка жителей деревни. - А окажись эта атака ещё сильнее, и его вполне могло разорвать пополам, тогда со всеми рыболюдьми пришлось бы справляться одному Джонни. Конечно, шанс того, что Джонни проиграет, даже если будет сражаться в одиночку, невелик, но, если Йосаку не научится правильно оценивать степень опасности, когда-нибудь это может плохо закончиться. Слишком уж сильно он привык получать ранения и умирать. Луффи, после разборок с армадой Крейга, его уже предупреждал, однако Йосаку явно не до конца внял его словам.
   Нами кивнула, принимая объяснения Зоро, хотя и молчать тоже не стала:
   -- Всё понимаю, и ты, и Луффи, вы оба правы, но, не могу не заметить, что именно вы главные виновники того, что Йосаку настолько привык получать ранения и умирать.
   -- Думаешь, я не знаю? В том и был весь план. Сила его фрукта позволяют ему сражаться так, как не смог бы сражаться никто другой, даже "Логия". Люди, сожравшие фрукт "Логии" неуязвимы для физических атак ровно до того момента, пока в качестве противника им не попадётся человек владеющий Волей Вооружения, и тогда они становятся практически такими же уязвимыми, как обычные люди. Однако ты сама видела, как я и Луффи неоднократно убивали Йосаку, используя Волю Вооружения, и, если не считать силы атаки, подобные удары для Йосаку ничем не отличаются от обычных атак.
   -- И что? - слегка наморщила лоб Нами.
   -- Всё ещё не понимаешь? Если он научится правильно оценивать ситуацию, и подставляться только в нужный момент, то он станет невероятно опасным противником даже для тех, кто будет намного сильнее него. Противники Йосаку, не зная силы его фрукта, просто не будут ожидать, что он может специально подставиться под гарантированно смертельный удар. Правильно подставляться -- именно этому, помимо всего прочего, мы с Луффи и пытаемся его научить. К сожалению, как ты могла уже заметить, нам ещё есть над чем тут работать. Общую концепцию Йосаку усвоил давно, и уже неоднократно успешно применял её на деле, но иногда он совершает очень глупые ошибки.
   -- Побочный эффект от далеко не мнимого бессмертия, -- понятливо кивнула девушка, слово в слово повторив однажды услышанную фразу Луффи, только тогда она как-то не придала этой фразе должного значения.
   -- Так и есть, -- кивнул в ответ Зоро, сделав очередной глоток из бутылки. - Ничего страшного, дай нам ещё немного времени, и мы выбьем из Йосаку эту дурь... кстати, что пытаются сделать эти идиоты?
   -- Вроде бы оказать Йосаку первую помощь, -- невольно засмеялась Нами, глядя на то, как несколько жителей деревни, во главе с Ген-саном и деревенским доктором, хлопочут над валяющимся на земле Йосаку. Парень подобных стараний совсем не ценил и поливал собравшихся вокруг него людей отборными матами. Его голос, как сразу отметила Нами, с каждым предложением становился всё сильнее и сильнее, поэтому, вскоре, поток непрекращающихся матов можно было услышать в любой точке Арлонг Парка. - Ноджико, иди, скажи им, чтобы они оставили его в покое, -- посоветовала Нами своей сестре, что всё это время так и простояла соляным столбом. Принимая во внимание, что девушка о дьявольских фруктах слышала только в качестве малоправдоподобных историй, разговор между Зоро и Нами показался ей тем ещё бредом.
   -- Вы... вы не хотите, чтобы мы ему помогали? - спросила сбитая с толку Ноджико. - Разве он не один из вас?
   -- Ты нас вообще сейчас слушала? - покосился на неё Зоро.
   -- Йосаку обладает силой дьявольского фрукта, благодаря которой способен за считанные минуты излечить даже самые смертоносные ранения, -- пояснила своей сестре Нами, тем не менее, не став особо вдаваться в подробности. - И да, дьявольские фрукты существуют на самом деле, как и съевшие их люди... а теперь иди, передай Ген-сану и доктору, чтобы они оставили Йосаку в покое. Слышишь, как громко он ругается? Это означает, что ему, во-первых, сильно больно, а, во-вторых, он скоро полностью восстановится.
   Ноджико, немного заторможено кивнув, столь же заторможено двинулась в сторону Йосаку и окруживших его жителей деревни.
   -- По-моему, твоя сестра уже на пределе, -- прокомментировал поведение девушки Зоро.
   -- Можешь не волноваться, она всё-таки моя сестра, -- тепло улыбнулась Нами. - И мало того, что старшая, так и нервы у неё всегда были крепче моих... раньше точно... да и рассудительности намного больше, чем у меня... опять же, раньше точно. Ей бы с Луффи пообщаться пару месяцев, и тогда бы он из неё... хотя нет, забудь! Я бы не позволила ей общаться с Луффи и пары дней, мне нравится моя сестра такая, какая она есть.
   Хмыкнув, Зоро вернулся к наблюдению за Джонни, но тут всё оставалось без изменений. Парень всё так же продолжал обмениваться ударами со своим противником, при этом он не только совсем не использовать силу своего фрукта, но и заметно сдерживался физически. В удары Джонни вкладывал, дай бог, половину свой настоящей силы, а скорость старательно поддерживал на уровне скорости своего оппонента. В общем, Зоро, например, мог легко сказать, что Джонни куда больше заинтересован в продолжении боя, чем в победе над своим противником. Очевидно, что-то сильно его заинтересовало в стиле боя рыбочеловека, иначе бы Джонни не стал настолько всё затягивать. Другая парочка, осьминог и длинногубый, разобравшись с Йосаку, теперь, подстать своему капитану, высокомерно наблюдала за обменом ударами между Джонни и своим сородичем... идиоты, что с них взять? Им бы сейчас навалиться на парня всем вместе, пока Йосаку рядом нет, но, разобравшись с одним, они, очевидно, уверились, что легко справятся и со вторым. С другой стороны, откуда им было знать, что один из их противников практически бессмертен? На том свете им явно будет о чём подумать. Тем более жить им осталось совсем чуть-чуть.
   Уже неоднократно говорилось, что, несмотря на силу своего фрукта, Йосаку всегда в полной мере испытывал боль от полученных ранений. И чтобы хоть как-то заглушить эту боль, Йосаку, орать не орал, но зато всегда очень громко матерился - так он, по собственному признанию, заметно легче переносил буквально сводящую с ума боль. Кроме того, обычно довольно спокойный, можно даже сказать флегматичный, а то и сонный, парень, в такие моменты, начинал буквально фонтанировать энергией. От флегматизма или сонливости не оставалось и следа, вместо этого Йосаку, мягко говоря, становился злым... Приходил в бешенство, если говорить откровенно.
   И на волне этого бешенства он обычно начинал кромсать своих противников в мелкий фарш. Собственно, первоначально, именно так Йосаку и получил своё прозвище "Мясник". Зная, что с парнем не случится ничего непоправимого, Зоро и Луффи, в своё время, специально заставляли Йосаку сражаться с противниками, к поединкам с которыми он был ещё не готов. Вполне естественно, что, в таких поединках, его практически всегда убивали, после чего он восстанавливался, попутно приходя в самое настоящее неистовство. И в отличие от обычных людей, которых ослепляющая ярость наделяет лишь кратковременной силой, -- после чего всегда наступал неизбежный "откат", как в физическом плане, так и психологическом, -- Йосаку мог находиться в подобном состояние и десять, и двадцать, и тридцать минут. Вполне вероятно, что он мог находиться в подобном состоянии ещё дольше, но проверить это на практике пока не удалось. Йосаку не мог по-настоящему сильно разозлиться на Зоро, Луффи или Джонни, как бы сильно они его не калечили, а других противников, которые бы могли не только причинить ему ощутимый вред, но и затем пережить хотя бы несколько минут боя с взбесившимся парнем, в Ист Блю не было. Йосаку, если вынести за скобки семью Соломенной Шляпы, и без всякого бешенства был одним из самых опасных людей Ист Блю, а усиленный собственной яростью он гарантированно мог порвать любого. Особенно с недавних пор.
   В этот раз, помимо привычного припадка ярости от боли, Йосаку злился ещё и на самого себя. Сейчас, после того, как он получил подобную "плюху", Йосаку мог честно признать, что он сильно сглупил... безбожно протормозил, чего уж там. С какой стати он вообще решил, что спокойно сможет выдержать атаку Губошлёпа? Слишком много воды, поэтому Губошлёп не сможет выпустить её за один раз? Если не знать о реальных возможностях рыболюдей, то, спору нет, всё выглядело вполне логично. Однако, чего не мог понять сам Йосаку, так это того, с какой стати он решил, что если Губошлёп не может выстрелить всю выпитую им воду за один раз, то значит и его атаку можно не бояться? Сейчас парень отчётливо понимал, что даже если бы Губошлёп действительно не мог выстрелить всю воду за один раз, рыбочеловеку достаточно было выстрелить по нему небольшим шаром воды, размером с ядро, чтобы получить примерно тот же самый результат, если не ещё лучше. Меньший объем, за раз выпущенной воды, означает большее давление, и, принимая во внимание уже продемонстрированную силу, шар воды, размером с ядро, вероятнее всего, вполне мог пробить человека насквозь или напрочь снести ему голову. Опять же, сейчас всё это казалось Йосаку таким очевидным... и от этого он злился ещё сильнее! Если всё так очевидно, почему он тогда не понял этого сразу? Бесит!
   Кто ещё больше злил Йосаку, так это Луффи. Точнее не сам Луффи, а его предостерегающие слова, сказанные им буквально две недели назад. Луффи открыто сказал, насколько может быть опасным попадание под какую-либо неизвестную атаку, даже если ты практически бессмертен. И Йосаку в тот раз показалось, что он всё понял... ни фига-то он тогда не понял! Теперь Йосаку мог говорить об этом совершенно точно. Впрочем, нет худа без добра, сейчас Йосаку действительно понял всё, что тогда имел в виду Луффи. За это нужно было сказать спасибо Губошлёпу... прежде чем его убить. Осознание осознанием, спасибо не спасибо, а, к тому моменту, когда Йосаку, наконец, полностью восстановился, весь мир для него был окутан в красную пелену бешенства. Тем более в окончательное исступление Йосаку приводили сами Рыболюди, -- не из-за его смерти, тут добрая половина вины лежала на Зоро, а ещё значительная часть на нём самом, -- фактом того, что они посмели тронуть Нами. Никто не смеет трогать Нами. Никто не смеет трогать семью Соломенной Шляпы. В таком состоянии Йосаку мало что соображал, из-за чего единственное милосердие, которое он мог проявить, так это милосердие быстрого убийства. Вернее, сдерживаться в таком состоянии Йосаку был не способен, поэтому никаких пыток, только убийства и, желательно, максимально жестокие, чтобы отомстить за всю пережитую им боль. "Мясник" он и есть "Мясник".
   -- Кажется, наш обмен ударами подходит к концу, -- произнес кровожадно оскалившийся Джонни, глядя прямо в глаза Куроби. - Зря вы так сильно разозли моего друга. Когда он в таком состоянии, то даже я его немного побаиваюсь, а вас всех он просто разорвёт в клочья. Я уже не раз видел, как он это проделывает.
   -- У твоего друга сломан позвоночник, он уже ничего нам не сделает, -- напряженно ответил Куроби, к этому моменту от его былой самоуверенности остались лишь жалкие ошмётки. Привыкнув за последние восемь лет "сливать" своих врагов с одного-двух ударов, ему было явно не по себе встретить равного по силам и умениям противника, да ещё противника не среди своих сородичей, а так ненавидимых и презираемых им людей.
   -- Если вы ребята приплыли с Гранд Лайна, то точно должны знать о дьявольских фруктах, -- улыбка Джонни стала ещё чуточку более кровожадной. - Йосаку не убиваем, понимаешь, что это означает? Если нет, то позволь мне тебя просветить: твои друзья только что взбесили бессмертного!
   Джонни честно мог признать - запугивание своего противника было чертовски приятным делом! И пусть правда о Йосаку была куда более прозаичной, чем он пытался её преподнести Куроби, по большей части, Джонни ни в чём не соврал. И его слова, в глазах Куроби, приобрели ещё больший вес, когда, буквально десятью секундами спустя, буквально пышущий яростью Йосаку поднялся на ноги. Куроби сразу же ощутимо заволновался, остальные рыболюди заметно удивились, а жители деревни, во главе с деревенским доктором, ещё парой минут ранее без труда подтвердивший и так очевидный всем перелом позвоночника у Йосаку, - "Он больше никогда не сможет ходить! Чёрт! Да он вообще не должен быть жив!" -- и вовсе охренели.
   Красные, налитые кровью глаза Йосаку безошибочно нашли своего главного "обидчика", после чего лицо парня приобрело настолько жутковатое выражение, что не по себе стало даже высокомерным рыболюдям. Жители деревни и вовсе испуганно прыснули в разные стороны: в этот момент Йосаку куда больше походил на плохого парня, чем вся банда Арлонга вместе взятая.
   Когда Джонни сказал, что рыболюди умудрились разозлить бессмертного, он, конечно, в кое-чём преувеличил, но ещё больше недосказал. Например, он не сказал о том, что по-настоящему взбешённый Йосаку становился как бы не на порядок сильнее себя прежнего, и мог оставаться в таком состоянии на протяжении достаточно долгого времени. Помимо всего прочего, Йосаку, привыкший терпеть самую разнообразную и чудовищную боль, становился полностью иммунным к этой самой боли. В подобном состоянии парню можно было согнуть локоть в обратную сторону, и он этого мог даже не заметить - проверено на деле! Почти бессмертный, нечувствительный к боли, чудовищно сильный, фактически сошедший с ума от боли и жажды крови -- такого Йосаку гарантированно могло остановить только отрубание головы или, как минимум, её же разрубание. Потому как с уничтоженным сердцем он, порой, мог двигаться ещё достаточно долго, чтобы оно успело полностью зажить. Вполне понятно, что, когда Йосаку находился в подобном состоянии, и его регенерация работала не совсем обычно, ускоряясь в разы. И словно этого всего было мало, в таком состоянии у Йосаку появлялось ещё два дополнительных козыря.
   Джонни отнюдь не шутил, когда говорил, что он побаивается своего друга, когда того доводили до подобного состояния. Это, конечно, всё ещё не уровень Зоро и тем более Луффи, но сам Джонни точно знал, что такому Йосаку он проиграет без всяких вопросов. Обычно они были с ним на равных, и даже если взбешенный Йосаку становился на порядок сильнее и полностью нечувствительным к боли, Джонни всё равно смог бы с ним потягаться. Всё-таки "Мифический Зоан", да ещё такой какой у него, наделил Джонни немалым количеством занятных способностей. Однако два последних козыря, появляющиеся у Йосаку только тогда, когда ему начисто отрубало мозги, полностью перекрывали все возможные преимущества силы редкого фрукта.
   В итоге, если Джонни подходил для сражения с "массовкой", когда количество противников превосходило все разумные пределы, -- вроде более десяти тысяч пиратов, состоящих в Армаде Крейга, -- то Йосаку идеально подходил для боев в формате "один на один" против сильных противников. Собственно, ничего удивительного: именно с таким учётом Луффи и Зоро тренировали двух друзей. Они всегда были вместе, поэтому идеально дополняли друг друга в случае каких-либо непредвиденных ситуациях... раньше. Теперь и одного из них было достаточно для того, чтобы справиться практически с любым дозорным Ист Блю. Про пиратов и речи нет: сильных пиратов в этой части света, за исключением присутствующих, не осталось. Все остальные слегка умерли по не совсем естественным причинам.
   -- У тебя остались считанные секунды, чтобы попрощаться со своими друзьями, советую воспользоваться ими, -- довольным голосом произнёс Джонни, обратившись к застывшему напротив него Куроби, что не спускал немного обеспокоенного взгляда с поднявшегося на ноги Йосаку. Не будь все рыболюди такими высокомерными идиотами, Куроби сейчас волновался бы куда сильнее, а так, упорно продолжая игнорировать все тревожные звоночки, противники Джонни и Йосаку всё ещё продолжали их недооценивать.
   -- Чу! Похоже, нужно повторить, -- проведя большим пальцем по своим вытянутым губам, Губошлёп снова сунул голову под воду.
   -- Ню! Это если успеешь, -- произнёс недовольный Хачи. - Эй ты! Бери свои мечи, -- осьминог двумя несильными пинками отправил валяющиеся мечи Йосаку в его сторону, -- и сражайся! Я покажу тебе, насколько может быть ужасно моё Rokutoryu (Стиль Шести Мечей)! Ню!
   -- Серьёзно, ребята, вас что, где-то учат подобным фразам? - лицо Джонни скривилось так, словно он лимон проглотил. - Школа юных злодеев? Класс для особо отсталых?
   Зато Йосаку так ничего и не ответил, ни на слова осьминога, ни на слова Джонни. Парень лишь посмотрел на свои мечи, после чего медленным, каким-то неестественно заторможенным движением, наклонился и взял мечи в руки. Любой, кто хоть раз испытывал чрезвычайно сильные эмоции, -- отрицательные или положительные, тут разницы нет, -- знает, что подобные эмоции начисто лишают способности адекватно воспринимать окружающий мир. Йосаку в этом плане не был исключением. Взгляд красных глаза парня, на несколько секунд сфокусировавшись на осьминоге, сместился за спину Хачи, прямо на раздувшегося от воды Чу. Трудно поверить, но в этот момент и без того жутковатое выражение лица Йосаку стало ещё более жутким. Будь здесь Луффи, и он сразу бы смог сказать, что взбешенному парню пришла в голову какая-то идея. И, принимая во внимание эмоциональное состояние Йосаку, можно было смело утверждать, что посетившая парня идея не сулила Чу ничего хорошего.
   -- Ню! Если ты не собираешься нападать, то тогда нападу я сам! - не дождавшись от Йосаку немедленных действий, быстро потерял терпение осьминог.
   Воспользовавшись тем, что Куроби не стремиться продолжить их сражение, Джонни, так же как и противостоящий ему рыбочеловек, сосредоточил своё внимание на Йосаку. В отличие от своего противника парень примерно представлял, что сейчас должно произойти, и не хотел пропустить подобное представление.
   -- Takotsubo no... - начал было говорить осьминог, вновь принимая свою стойку, когда все его мечи вытянуты вперед и остриё каждого меча сведены в одну точку, но Йосаку не дал ему закончить.
   Целью взбешённого парня изначально был Чу, -- как раз вытащивший голову из воды, -- поэтому осьминог оказался растоптан за одно биение сердца. Хачи не успел и глазом моргнуть, как Йосаку, вроде бы только что стоявший за добрый десяток метров, оказался прямо перед его вытянутыми мечами. Один взмах помеси меча с мясницким топором, зажатым в левой руке Йосаку, и все сверхтяжёлые мечи Хачи оказались разрублены словно спички, а живот осьминог прочертила глубокая кроваво-красная черта. Не останавливаясь на достигнутом, второй меч Йосаку прочертил ещё одну кроваво-красную черту на теле осьминога, только теперь от левого бедра до правого плеча. Использовав инерцию от второй атаки, Йосаку крутанулся на пятке, чтобы, мгновением спустя, сверху вниз, обрушить голень правой ноги прямо в основание шеи Хачи. Это был жёсткий удар, способный сходу сломать шею оппонента. Однако, для рыболюдей и жителей деревни оказалось полной неожиданностью, когда Хачи, вместо того, чтобы просто рухнуть на бетон, оказался впечатан в него с такой силы, что всё вокруг заходило ходуном, а вместе удара тела Хачи остался самый настоящий кратер.
   Вернув себе равновесие после удара по осьминогу, Йосаку ударил Хачи ещё раз. От чудовищного по силе пинка тело осьминога, в вихре ало-красных капель, пролетев по воздуху метров двадцать, пробило окружающую Арлонг Парк стену и, пролетев ещё метров десять после этого, запрыгало по воде, словно пущенный камень, после чего, подняв тучи брызг, окончательно рухнуло в воды Ист Блю.
   -- Х-хачи! - привстал со своего кресла шокированный Арлонг, потрясённый до глубины души столь быстрой расправой над одним из лучших его людей. Тем не менее, всего секундой спустя, показав, что он все-таки не зря занимает должность капитана, Арлонг резко повернулся в сторону другого своего подчиненного: -- Чу! - предупреждающе крикнул пират... не то чтобы это могло чем-нибудь помочь.
   Йосаку забыл об осьминоге, -- если заметил его вообще, -- сразу после своего второго удара ногой - у его ярости была совсем другая цель. Чу, несмотря на неожиданность всего произошедшего, успел среагировать. Не столько понимая, сколько действуя на одних инстинктах, он резко запрокинул голову назад, нагнетая в теле нужное давление, а затем столь же резко опустил её вперед, разом выстреливая всю им набранную воду... и тут же умер, в буквальном смысле разорванный в клочья. Последним, что увидел Чу в своей жизни, это налитые кровью глаза Йосаку, смотрящие на него сверху вниз, садистскую улыбку на лице парня, и руку, странного матово-черного цвета, пальцы которой стальными тисками сжали его вытянутые губы, надежно перекрыв выход всей скопленной воде. Однако давление уже было нагнетено, заряд выпущен и этому заряду требовался выход -- Чу разорвало на куски так, словно он проглотил полноценную бомбу. Целым от его тела остались только оторванные ноги и руки.
   С довольной улыбкой на лице Йосаку бросил себе под ноги оставшиеся в его руке губы рыбочеловека. В отличие от всех остальных людей и рыболюдей, собравшихся в Арлонг Парк, он был единственным кто изначально планировал сделать с Чу именно то, что он сделал. Для всех остальных, включая Джонни, Зоро и Нами, его действия, а главное их результат, оказались полной неожиданностью. Надо признать, весьма забавной неожиданностью. Особенно для Зоро и Джонни: Нами всегда была самой наименее кровожадной в их семье, пусть даже теперь смерть пришла за ненавистными ей рыболюдьми... когда-то ненавистными.
   Откровенно говоря, сейчас, Нами было практически всё равно, что произойдёт с Арлонгом и его бандой. Смерть Арлонга или смерть его подчинённых уже никогда не вернёт ей мать, или потерянное детство, а вся питаемая к ним ненависть и страх как-то незаметно успели превратиться в серый пепел равнодушия. Если бы Арлонг, по сути, не держал в рабстве её родную сестру и жителей её деревни, то, пожалуй, Нами вполне бы смогла просто махнуть на них рукой. Их смерть практически перестала для девушки что-нибудь значить. Арлонг перестал для неё что-нибудь значить. Серый пепел равнодушия. И не надо было гадать, что виноват во всём этом был никто иной, как Луффи. Луффи всегда виноват.
   После убийства Чу, эмоции Йосаку изрядно сбавили накал, но это вовсе не означало, что он вдруг резко стал сам собой. Скорее он стал чуть более адекватным, из-за чего тут же потерял возможность использовать два своих самых сильных козыря. К нему вернулась способность связно мыслить, -- более-менее, -- разум вновь потеснил инстинкты, но не так чтобы очень. Жертв Хачи и Чу оказалось недостаточно, чтобы унять овладевшую Йосаку жажду крови, поэтому, воспользовавшись удачным моментом, пока все рыболюди пребывали в ступоре от того, каким именно образом был убит Чу, Йосаку взялся за оставшихся противников. Срубить голову одному, разрубить на части другого, сломать ударом ноги хребет третьему, -- чтоб, значит, хоть кто-нибудь прочувствовал, какого ему было! -- вспороть живот и горло четвертому. "Мясник" начал собирать свою кровавую жертву.
   Арлонг вмешался на шестом рыбочеловеке, умудрившись остановить один меч Йосаку рукой, а другой ничем иным, как своим длинным пилообразным носом... больше похожим на тонкую ёлочку. Кроваво-красные глаза уставились в кроваво-красные глаза, и ещё не ясно чей взгляд казался страшнее - взгляд жадного до крови рыболюдей Йосаку или взбешенного смертью своих подчинённых-сородичей Арлонга.
   -- Ублюдок, тебе всего лишь нужно было подождать, и тогда бы и до тебя дошла очередь! -- лицо Йосаку исказила гримаса, лишь отдаленно напоминающая улыбку.
   -- За своих сородичей я разорву тебя на части! - буквально прорычал Арлонг.
   -- Идиот, ты уже давно мертвец, просто ты слишком туп, чтобы это осознать!
   И без дальнейших предисловий, Йосаку и Арлонг принялись друг друга убивать.
   -- И вот после всего этого, вы все ещё имеете наглость говорить что-то про мою кровожадность? -- недовольно пробурчал Зоро, наблюдая за всем происходящим.
   Арлонг в полной мере оправдывая свой капитанский статус и славу сильнейшего пирата Ист Блю, на пару с Йосаку, методично разносил собственную базу. Сам Йосаку, сдерживая Арлонга, тем не менее, не забывал разрубать на части всех подвернувшихся ему под руку рыболюдей, как тех, что оставались в сознании, так и тех, что валялись в беспамятстве. И делал он это только ради того, чтобы ещё сильнее разозлить и без того уже исступленно ревущего от ярости Арлонга.
   -- Йосаку таким становится только иногда, а ты хладнокровный убийца всегда... к тому же Йосаку всего лишь кровожадный монстрик, а ты у нас просто Монстр, -- Нами с улыбкой потрепала хмурого Зоро по щеке, от чего мечник насупился ещё сильнее. - К тому же, в отличие от Йосаку, ты так забавно злишься, -- хихикнула девушка, когда Зоро бросил на неё обиженный взгляд... нет, конечно же, нет! Взгляд был вовсе не обиженный, а угрожающий! Определенно! Ну или самому мечнику искренне хотелось так думать. Смех Нами, правда, не слишком его обнадеживал по поводу реального положения дел.
   Приблизительно в этот же самый момент Джонни надоело изображать из себя обычного зрителя:
   -- Ладно, пора с тобой заканчивать, а то так Йосаку себе всё самое интересное заберёт, -- произнес парень, для острастки слегка похрустев костяшками пальцев рук.
   Во взгляде Куроби, впервые с момента появления парней в Арлонг Парке, появилось что-то очень сильно похожее на страх. И вполне понятно почему. Благодаря стараниям Йосаку, из всех рыболюдей, в живых осталось человек двадцать, включая Арлонга и Куроби. В сознании и вовсе оставались только два последних. Одному из которых суждено было умереть в следующие десять секунд.
   Среагировав на угрозу в голосе Джонни, Куроби атаковал, как понял парень, одним из своих самых сильных ударов. На взгляд Джонни, удар, сам по себе, ничем не отличался от уже не раз примененного Куроби Hyaku Mai Gaward Sei Ken (Сто прямых ударов). Пусть даже сила и скорость исполнения на порядок превзошли упомянутый удар, этого всё ещё было недостаточно.
   Сместившись в сторону, Джонни перехватил руку Куроби своей, и, со всей силы сжав его запястье, -- послышался отчетливый хруст костей, -- в первый раз с начала их боя воспользовался силой своего фрукта - рука Джонни вспыхнула ярким золотистым пламенем. Арлонг Парк сотряс громогласный рёв боли. Хотя, вероятнее всего, Куроби закричал не только и не столько из-за боли, сколько от удивления. Всё-таки рыболюди или обычные люди, боязнь огня заложена на инстинктивном уровне у обеих рас.
   Выбив своего противника из колеи неожиданностью и своеобразностью своей атаки, Джонни со всей силы впечатал локоть правой руки прямо в солнечное сплетение Куроби. Рыбочеловек, раскрыв рот и распахнув глаза, рухнул на колени. Обожженную, -- сожженную? -- до костей руку, отпущенную Джонни, Куроби невольно прижал к своему животу, а сверху накрыл её здоровой рукой. Тогда Джонни, ухватившись пальцами рук за нижнюю и верхнюю челюсти рыбочеловека, силой, ещё шире, распахнул ему рот. Запрокинув голову на манер Чу, Джонни сделал глубокий вдох, чтобы затем, резко склонившись над Куроби, выдохнуть поток сплошного огня прямо в его на силу распахнутый рот. Едва было раздавшийся крик, тут же оборвался - огонь практически за одно мгновение сжёг язык, горло и лёгкие рыбочеловека. По ходу дела языки пламени вырвались из носа, глаз и даже ушей Куроби. Сложно сказать, насколько было ему больно, прежде чем он умер, но одно можно было сказать точно: его смерть выглядела просто ужасной.
   Сложись ситуация по-другому, и тогда бы Джонни просто убил Куроби, тут и дело с концом. Но, как и в случае с Йосаку и Зоро, дали о себе знать привитые ему принципы Луффи. Принципы, которые Луффи старательно прививал каждому новому члену семьи Соломенной Шляпы, а затем ещё и тщательно их взращивал. И один из таких принципов звучал совершенно просто и без всякого двоякого толкования: "Любой член семьи Соломенной Шляпы неприкосновенен". Рыболюди посмели тронуть Нами. Значит, все рыболюди должны умереть и желательно самой ужасной смертью. Никаких поблажек.
   -- Ку-куроби!
   Подняв взгляд от скрючившегося возле его ног мёртвого тела, Джонни увидел взгляд Арлонга, направленный на тело упомянутого Куроби. И долгих пару секунд предводитель местной банды рыболюдей выглядел так, словно по его лицу вот-вот побегут слёзы... но не случилось. Вместо этого, взгляд Арлонга потерял последние остатки человечности. Если раньше, когда Йосаку расправился с Чу, Хачи и принялся убивать остальных рыболюдей, Арлонг почти обезумил от ярости, то теперь он обезумил без всяких "почти". Йосаку, стоявший к нему ближе всего, от удара кулака рыбочеловека по его перекрещенным мечам, со скоростью пули улетел спиной вперед. Пробив стену здания Арлонг Парка, парень скрылся внутри.
   Настал черёд Джонни. Однако парень не стал дожидаться, пока разъяренный Арлонг доберётся до него, и привычно атаковал волной огня перед собой - Джонни всегда так делал, когда хотел кого-нибудь задержать. Именно поэтому парень не увидел, как Арлонг зачерпнул своей ладонью воду из бассейна и... бросил? Скорее выстрелил ею прямо по накатывающей на него волне пламени. Волна мгновенно остановилась, словно налетев на невидимую стену, а стоящий на её противоположном конце Джонни, как и Йосаку несколькими секундами ранее, словив грудью несколько капель воды, пробил спиной стену здания и скрылся внутри. По ощущениям самого парня, он каким-то образом умудрился попасть под удар невидимого быка.
   Арлонг, не став дожидаться пока его противники соизволят придти в себя и выйдут наружу, сам вошёл внутрь здания, через пролом в стене, оставленный летающей тушей Йосаку. Несколько секунд не доносилось не звука, а затем раздался приглушенный стенами взрыв и все окна на первом этаже оказались выбиты вырвавшейся через них волной огня. Новый взрыв, и новая волна огня, и ещё один взрыв, и ещё одна волна. Взрывы не прекращались, всё здание Арлонг Парка сотрясалась от основания до макушки, а в кое-каких местах начали появляться струи дыма, возвещая о начале пожара. В какой-то определенный момент одна из стен здания оказалась буквально разрезана пополам тем, в чём Зоро и Нами без труда опознали так называемое "Кирибачи" -- меч в форме пилы с огромными зубцами. Зоро узнал оружие по виду, -- за время охоты на пиратов ему и не такое довелось увидеть, -- а вот Нами просто знала, что это любимое оружие Арлонга. Оружие, которым он, тем не менее, не пользовался уже очень и очень давно. Зачем? Сильных противников, для рыбочеловека, в Ист Блю не было. Раньше.
   Спустя некоторое время разом вылетели окна второго и третьего этажа, потом окна четвертого, а ещё спустя несколько минут, разнеся крышу Арлонг Парка в дребезги, в небо ударила огромная струя пламени, после которой весь пятый этаж оказался охвачен огнём. Для жителей деревни стало окончательно очевидным, что, чем бы в итоге не закончилось сражение, ничего и никогда уже не будет так, как было раньше. Даже если Арлонг, в конце концов, всё-таки выиграет, большая часть его банды всё равно уже была перебита. Это означало, что он уже никак не сможет контролировать местные воды так же плотно, как он их контролировал до сегодняшнего дня.
   Вполне понятно, что, после восьми лет рабства и тотального превосходства рыболюдей, жители деревни, несмотря на всё уже произошедшее и происходящее, всё равно никак не могли до конца поверить, что Арлонг и его банда действительно могут быть уничтожены. И не когда-нибудь в будущем, а сегодня, буквально через несколько минут. Это не означало, что они не надеялись на подобный исход. Наоборот, сейчас их надежда была сильна как никогда. Их захлестнул целый океан надежды. Жители деревни смотрели на уже откровенно полыхающее здание с отчаянной смесью страха, -- они и представить себе не могли, что битва, подобна той, которой они стали свидетелями, может быть реальна, -- надежды, -- Арлонг силён, но и противостоящие ему люди так же нечеловечески сильны, -- и отчаяния, -- если даже подобные монстры не смогут справиться с Арлонгом, то у них и подавно не было никаких шансов.
   -- Нами... -- голос Ноджико, прижавшей руки к груди и сейчас вовсе глаза смотрящей на полыхающий Арлонг Парк, в окружающем шуме был едва слышан. В определённый момент девушка успела вернуться обратно к своей сестре, и сейчас стояла рядом с ней. - Нами, господи, кого ты с собой привела? - с другой стороны, вероятно, всё дело было не в шуме, а в том, что Ноджико едва находила в себе силы говорить.
   Всё происходящее, с точки зрения обычной деревенской девчонки, какой на самом деле и являлась Ноджико, выглядело так, словно она стала свидетельницей воплощения в жизнь какой-нибудь детской сказки или легенды. Надо заметить, она стала свидетельницей весьма сомнительного воплощения. Если Арлонг и его банда отыгрывали плохих парней на все сто процентов, то парочка "героев" вполне бы смогла отыграть их на все двести процентов. Одни монстры на глазах девушки убивали других монстров.
   -- Не волнуйся, Ноджико, -- чуть улыбнулась Нами, не спуская взгляда с охваченного огнём здания. -- Пусть мальчики страшные враги, но ещё они абсолютно незаменимые союзники. К тому же, теперь я и они часть одной семьи, а значит и ты немножко им близка. Так что тебе нечего их бояться, особенно сейчас, когда я рядом. Можешь не сомневаться, я прослежу, чтобы они вели себя хорошо, -- сказав это, Нами, к вящему неудовольствию Зоро, погладила по голове сидящего рядом с ней мечника.
   Раздался очередной взрыв и, прямо через стену пятого этажа, в ворохе горящих листов, вылетел Йосаку и Арлонг. Точнее даже Йосаку вылетел верхом на Арлонге. Упираясь ногами в спину рыбочеловека и держась одной рукой за его волосы, Йосаку впечатал окровавленную тушу Арлонга прямо мордой в бетон, не так далеко от Нами. И почти сразу Арлонг Парк начал рушиться с оглушительным грохотом, поднимая в воздух тучи пыли. Жители деревни дружно выбежали за ворота ещё тогда, когда Арлонг Парк только-только начал гореть, поэтому теперь наблюдали со стороны, как ненавидимый ими оплот рыболюдей складывается словно карточный домик. Если бы не Зоро, убегать пришлось бы и самой Нами, вместе с Ноджико. Однако мечник сидел рядом с ней, и ему хватило всего одного взмаха меча, чтобы от них сдуло всю пыль и обломки.
   -- И где Рю? - поднявшись на ноги, первым делом спросила Нами у Йосаку, едва только затихло эхо от грохота рушащегося здания. - Вопрос снимается, -- тут же добавила девушка, когда добрую половину обломков здания просто испарило ударившим в небо столпом огня. - Тогда осталось только подбить итоги, -- произнесла Нами, двинувшись в сторону Йосаку.
   Сразу поняв, что конкретно хочет девушка, парень слез со спины Арлонга и, склонившись над буквально впечатанным в бетон телом рыбочеловека, схватил его за волосы. Приподняв Арлонга за его чёрную гриву, Йосаку заставил смотреть рыбочеловека на подошедшую к ним Нами. Затуманенные болью глаза Арлонга встретились с немного задумчивым взглядом девушки. Присев на корточки, Нами положила руки на колени и переплела пальцы рук. Всё так же продолжая задумчиво разглядывать тяжело дышащего Арлонга, девушка слегка склонила голову к плечу.
   Арлонг выглядел плохо. Глубокие порезы, без всякого сомнения, нанесённые мечами Йосаку, покрывали буквально всё тело рыбочеловека и сильно кровоточили, а многочисленные ожоги, -- явная работа Джонни, -- выглядели чрезвычайно болезненными. Даже от былой густой шевелюры Арлонга остались лишь опаленные слипшиеся клочки. Из одежды на рыбочеловеке и вовсе сохранились только залитые кровью шорты: цветная рубашка, шапка-ушанка и сандали приказали долго жить. Хотя нельзя было сказать, что Йосаку, держащий Арлонга за остатки его волос, в плане одежды, выглядел лучше своего противника: на парне остались лишь его сильно потрепанные, испачканные кровью и грязью, красные штаны. И только выбравшийся из-под обломков Джонни сумел сохранить свою одежды почти целой и невредимой, но от её белого цвета не осталось и следа. Правда, в отличие от Йосаку, на котором, по понятным причинам, ран не было вообще, правую руку и бок Джонни покрывало несколько довольно глубоких кровоточащих порезов.
   Впрочем, состояние парней и их вид Нами отметила постольку-поскольку. Самое главное, что они были живы: всё остальное малосущественные детали. Как девушка могла уже неоднократно убедиться, чтобы гарантированно убить какого-либо представителя мужской части семьи Соломенной Шляпы, нужно было, как минимум, оторвать ему голову, а в одном конкретном случае даже этого будет недостаточно. В общем, если кто-то из парней мог самостоятельно ходить, то переживать на их счёт не имело смысла. Куда больше Нами заботил Арлонг и собственные эмоции. Точнее девушку заботило практически полное отсутствие этих самых эмоций. Она столько лет ждала этого момента, а когда он, наконец, наступил, то ничего не почувствовала. Ощущение у Нами сейчас было такое, словно её мальчики разобрались не с ненавидимыми ею рыболюдьми, а с самыми обычными пиратами. Вроде как, сколько их было и сколько ещё будет? Рутина.
   -- Знаешь, я столько раз пыталась убить тебя за эти долгие восемь лет, столько раз пробовала натравить на тебя дозор, найти какого-нибудь убийцу, способного справиться с тобой, и вот теперь, когда с тобой всё-таки покончено, я даже не могу толком порадоваться.
   -- Нами... -- прошептала потрясенная Ноджико, да и окружившие их к этому моменту жители деревни выглядели ничуть не лучше.
   Нами никогда не говорила своей сестре о своих многочисленных попытках избавиться от Арлонга. Собственно девушка вообще о них никому не говорила кроме Луффи. И вот теперь, для Ноджико и остальных, было настоящим шоком узнать, что эти восемь лет девушка не только изо всех сил старалась собрать необходимую для выкупа деревни сумму, но и пыталась решить их общую проблему другими способами, более радикальными так сказать. Луффи в своё время сильно позабавил сей факт. Почему? Просто, при первой встрече, девушка так неистово верила, что Арлонг обязательно сдержит своё слово, и продаст ей деревню, но при этом сама неоднократно пыталась его убить. Нами уже тысячу раз уже успела пожалеть, что вообще рассказала об этом своему капитану. Луффи до сих пор периодически напоминал ей об этом и, как сильно подозревала девушка, собирался напоминать если и не до конца его или её жизни, то ещё очень и очень долго. Нами честно могла признать, пусть даже только мысленно, что она любила Луффи до умопомрачения, но зачастую, до того же самого умопомрачения, ей хотелось придушить его собственными руками. Сплошная противоречивость. С Луффи всегда так.
   -- Все твои так обожаемые рыболюди мертвы, вся твоя Империя разрушена, а сам ты попал в плен к людям, которых ты всегда так сильно ненавидел и презирал... и ты всё ещё жив, что бы всё это осознать. Мой капитан был бы доволен, ты оказался побеждён в полном соответствии с его правилами. Теперь осталось решить только одно: добить тебя прямо сейчас или отправить в тюрьму, чтобы ты страдал до конца своей жизни?
   Повисло тягучее молчание, которое всё длилось и длилось. В определённый момент дошло до того, что собравшиеся вокруг жители деревни, казалось, перестали дышать. И только Джонни и Йосаку равнодушно ожидали окончательного вердикта Нами. Девушка, всё это время, почти не мигая, смотрела в глаза Арлонга. Рыбочеловек тоже молчал. Он не пытался угрожать или вымаливать свою жизнь. Откровенно говоря, Арлонг вообще ничего не пытался делать. Если бы не затуманенные болью глаза, можно было бы подумать, что он абсолютно равнодушен ко всему происходящему, словно он был всего лишь посторонним зрителем, а не непосредственным участником. Нет, Арлонг не пребывал в иллюзии, что всё это, сейчас, происходит не с ним, его не контузило, и он не был в бреду от боли. Арлонг просто сломался.
   Как и сказала Нами, было уничтожено всё, во что этот рыбочеловек так верил, а его драгоценные сородичи, которыми он так дорожил, оказались убиты. Арлонг всё ещё был жив, но чувствовал он себя во сто крат хуже, чем если бы он был мёртв и мог осознать этот факт. Яркий пример эффективности методов Луффи. Однако, именно поэтому, Нами сейчас не могла решить: убить его окончательно или оставить в живых, чтобы он мучился до конца своей жизни, сидя в тюрьме? С одной стороны девушке хотелось просто перевернуть эту страницу своей жизни и двигаться дальше, а с другой, после всей той боли, что Арлонг причинил ей самой и её близким людям, Нами просто не могла понять, какой выбор будет правильным. В конце концов, даже если она была готова перевернуть эту страницу своей жизни, и забыть обо всём как о страшном сне, точно так же нельзя было сказать об остальных. Какой вариант будет лучше для них? В этот самый момент, Нами очень сильно хотелось, чтобы её сумасшедший капитан сейчас оказался рядом и сделал выбор за неё. Луффи всегда знал, как нужно поступать. К счастью для девушки, Луффи действительно знал.
   Пока все вокруг ждали вердикта Нами, Зоро, -- немного постояв в стороне, дав девушке шанс самой принять правильное решение, -- прошёл к Арлонгу и, вынув свою белую катану из ножен, вогнал клинок в приподнятую голову рыбочеловека по самую рукоять. Лезвие меча Зоро не просто пробило голову Арлонга насквозь, но ещё заметно ушло в бетон. Не ожидавший подобного исхода Йосаку, выпустив волосы Арлонга из руки, испуганно отшатнулся в сторону. А затем, посмотрев на свеженький труп, и вовсе отошёл к Джонни. Вдобавок Йосаку, как и всякий раз после хорошей драки, захотелось закурить, но, учитывая серьёзность всего происходящего, он сумел сдержаться, мужественно поборов желание подойти к Нами за своими сигарами.
   Постояв несколько секунд, Зоро наступил ногой на спину рыбочеловека и выдернул свой меч из головы Арлонга, из-за чего упомянутая голова упала на бетон с неприятным слуху шлепком. Сделав резкий взмах в сторону, полностью отчищая лезвие катаны от крови, Зоро вернул свой самый ценный меч обратно в ножны.
   -- Луффи знал, что ты можешь начать колебаться, -- посмотрев на Нами, сказал мечник. - Поэтому он отдал мне соответствующий приказ... К тому же, ты явно забыла одно из самых его главных правил.
   -- Это какое? - чуть улыбнулась Нами, подняв взгляд от трупа Арлонга на Зоро.
   -- Никто не смеет поднимать руку на членов нашей семьи, -- и хотя парень вернул девушке улыбку, говоря эти слова, в его глазах промелькнула едва заметная искорка безумия. Очень знакомая искорка. Точно такие же искорки, порой, можно было увидеть мелькающими в глазах Луффи. И Нами всё ещё точно не знала, что они конкретно означают. Хотя она догадывалась.
   Нами любила Луффи, но, вероятнее всего, именно поэтому она точно знала о Тьме скрывающейся в его душе. Само по себе, в этом не было ничего особенного или необычного: Тьма в душе есть почти у каждого человека, так уж устроен мир. Однако далеко не каждый человек может её контролировать, и не у каждого она достигала размеров целого моря. У Луффи достигала. И пусть его Тьма была заперта за несокрушимой дверью, Нами точно знала, что, если будет нужно, он может открыть её в любой момент, и тогда мир... тогда мир содрогнется. Нами любила Луффи, но это не помешало ей, в своё время, осознать тот факт, что её капитан Чудовище рядом с которым Арлонг не более чем невинный младенец. И следующие слова Зоро только в очередной раз подтвердили этот факт:
   -- Луффи изначально не собирался оставлять Арлонга в живых, как и всю его банду, -- спокойно признался мечник. -- Даже если бы они согласились взять деньги, и действительно бы освободили твою деревню без всяких дополнительных условий, их участи это бы не изменило. Фактически в тот момент, когда ты решилась принять предложение Луффи, ты тут же подписала им всем смертный приговор. После всего того, что они тебе сделали, Луффи ни за что бы на свете не позволил им остаться в живых.
   Слова Зоро были очередным доказательством того, что Луффи Монстр, Чудовище. Однако Нами это ничуть не пугало. Потому что он был их Монстром, он был их Чудовищем. Вполне так вероятно, что когда-нибудь Луффи зальёт кровью весь мир, как это он уже успел сделать с Ист Блю, а они все, его семья, ему ещё в этом и помогут. Тем не менее, Нами точно знала, что им самим бояться нечего... Ну, конечно, за исключением повседневного Луффи. Это тоже тот ещё Монстр. Убить не убьёт, но на потолок по стене загонит без всяких вопросов.
   На этой ноте всё и закончилось. Хотя жителям деревни понадобилось ещё несколько часов, прежде чем они окончательно смогли принять тот факт, что всё действительно закончилось. Зато когда они, наконец, смогли это сделать... столы были вытащены на улицу, и народ принялся заставлять их всем, что у них было. Ещё через несколько часов начали пребывать гости из других деревень. Самым первым делом они все шли к разрушенному "Арлонг Парку", чтобы собственными глазами увидеть руины базы, а так же трупы Арлонга и его банды. После восьми лет рабства, народ с трудом мог вот так вот сразу поверить в неожиданно свалившуюся на них свободу. Зато когда люди убеждались, что Арлонг и в самом деле мёртв, как и вся его банда, то тут же присоединялись к общей гулянке.
   В какой-то один вполне определенный момент, на остров высадилось несколько сотен дозорных, под предводительством трёх капитанов. Солдаты почти сразу принялись собирать трупы рыболюдей и выспрашивать народ обо всём произошедшем. Вполне понятно, что вскоре они добрались и до самих "Убийц Пиратов"... или, по крайней мере, попытались это сделать. К тому времени, когда дозорные появились на стихийно образовавшемся празднике жизни, помывшиеся и переодевшиеся Джонни и Йосаку, уже несколько часов как не вылезали из одного вполне себе определённого дома. У них и в обычной ситуации никогда не возникало проблем с женщинами, а в этот день и подавно не возникло. Сильные, знаменитые, богатые, недурно выглядевшие, да ещё "Герои Дня"! Не говоря уже о спиртном и буквально сошедшем с ума народе, потому что великое счастье порой сводило с ума ничуть не хуже сильного горя. Замужние или не замужние, юные девушки или взрослые женщины, нормы приличия помахали ручкой и скрылись в неизвестном направлении, из-за чего парни в один момент оказались в мужской мечте. Попробуй дозорные добраться до Йосаку и Джонни... вернее, попробуй дозорные отвлечь Йосаку и Джонни, и их бы разорвали на части. И не факт, что сами парни.
   Выпивший чёртову уйму спиртного Зоро, теоретически оставшись никем незамеченным, свалил в дом Ноджико и Нами. Никто не знал, где он, поэтому дозорные просто-напросто не смогли его отыскать. Во всяком случае, именно на этом факте настаивали все солдаты, отправленные на поиск упомянутого мечника, а капитаны старательно делали вид, что они им верят. Приказы приказами, но никто из них не хотел бесполезно сложить голову. Три капитана и пара сотен обычных солдат были Зоро на один зуб, и дозорные это прекрасно понимали. Знаменитый мечник с двумя своими подчинёнными смог разгромить целую пиратскую армаду, перебив тысячи пиратов и потопив десятки кораблей, что ему несколько сотен солдат? Так что никто из дозорных, включая капитанов, не горел желанием встречаться с таким человеком, особенно когда он был недружелюбно к ним настроен. Все они видели, что стало не только с Арлонгом и его бандой, но так же с капитаном Нэдзуми и его командой. Никто из капитанов не хотел закончить таким же образом. Именно поэтому Зоро так и остался "не найден".
   За всех пришлось отдуваться Нами... если так можно сказать.
   Когда дозорные нашли самого прекрасного члена знаменитой команды, "Королева" сидела за столом с видом этой самой королевы. И как легко можно было заметить, она была буквально окружена влюблёно глядящими на неё мужчинами. Однако столь пристальное внимание, казалось, ничуть не смущало девушку. "Королева" совершенно беззаботно общалась со своей ровесницей - красивой смуглокожей девушкой с синими волосами. И как отчётливо понимали капитаны и даже обычные солдата, "Королева" давно уже успела их увидеть, но вместо того, чтобы бежать и прятаться, девушка их начисто проигнорировала. Точно так же, как их проигнорировали большая часть собравшихся на празднике людей. Представителей Морского Дозора здесь не особо жаловали, и никто этого не скрывал. Народ ждал их помощи на протяжении долгих восьми лет, а появиться они соизволили только тогда, когда всё уже закончилось.
   Самих дозорных, без всяких сомнений, заботило столь негативное к ним отношение местных жителей, но пока у них были куда более серьёзные проблемы. Например, один из "Убийц Пиратов" оказался найден, в результате чего перед дозорными в полный рост встала проблема, наличие которой они до этого момента старательно игнорировали: "Что делать?". Они нашли себе одного из "Убийц Пиратов", но теперь просто не знали, что им, чёрт возьми, делать! Все факты говорили о том, что перед ними сидел преступник, -- безумно красивый, но всё-таки преступник! - и им полагалось его поймать и посадить в тюрьму. В теории всё просто, но на деле, как это всегда и бывало, ничего простого здесь и близко не было.
   Во-первых, никто из дозорных не питал уверенности в том, что их сил хватит схватить "Королеву". Пусть за девушкой не водилось жутковатой славы "Убийцы Пиратов", "Мясника" или "Отрывателя Голов", но в сводках достаточно часто мелькали новости о том, как вот эта вот красотка, в одиночку, разгромила ту или иную пиратскую команду. Силы ей точно было не занимать. И это при условии, что она будет сражаться одна, а подобный исход выглядел крайне сомнительным. Прямо на их глазах девушка вытянула руку с пустым бокалом в сторону, и собравшиеся вокруг неё парни, в буквальном смысле, разодрались за право наполнить его вновь. Победил самый хитрый. Пока все остальные дрались, он без всяких помех наполнил бокал "Королевы" вином. После такого представления, дозорным с трудом верилось, что вся эта толпа останется безучастной, вздумай они попытаться схватить объект их обожания.
   Во-вторых, собравшиеся здесь капитаны и солдаты содрогались только от одной мысли о том, что произойдёт, если им, не приведи господи, всё-таки удастся пленить "Королеву". За "Убийцами Пиратов" всегда следили целые толпы репортёров, -- рядом со столь знаменитой командой большая часть новостей превращались в местные сенсации, а иногда и мировые, -- поэтому о некоторых их правилах знал весь мир. Например, все знали, что "Убийцы Пиратов" не считали себя командой, они считали себя семьёй. И если тронуть любого из их семьи, то оставшиеся положат жизни, но отомстят. Всё это очень сильно напоминало людям о другом человеке, "Белоусе", -- Сильнейшем Человеке В Мире, -- и от таких сравнений не по себе становилось буквально всем. Особенно в свете последних событий.
   В конечном итоге, после импровизированного совещания, капитаны, отправив своих подчинённых куда подальше, решились поговорить с "Королевой" без всякой поддержки, дабы ненароком никого не спровоцировать. Просто поговорить. Никто из них не хотел понапрасну рисковать. К тому же, они надеялись, что командование войдёт в их положение, и разжалование за трусость им не грозит. Особенно если они смогут узнать обо всём произошедшем из первых рук.
   К невероятному удивлению всех трёх капитанов, разговор прошёл куда лучше, чем они могли надеяться. Откуда им было знать, что приёмная мать Нами когда-то и сама была одной из дозорных, из-за чего девушка относилась к Морскому Дозору благосклоннее всех остальных её членов семьи вместе взятых. Но даже при столь благоприятных условиях, разговор оказался чрезвычайно коротким. Нами только подтвердила уже появившиеся у капитанов подозрения насчёт продажности Нэдзуми и его команды, и тот факт, что их команда подняла пиратский флаг. Не передать словами, насколько капитанам не понравились подобные новости, особенно вторая. Продажный капитан Морского Дозора событие неприятное и порочащее честь их мундиров, но такие новости и рядом не стояли с новостью о том, что знаменитые на весь мир охотники на пиратов теперь сами стали пиратами. Последствия подобного события обещали стать крайне проблематичными, если не катастрофическими. Не говоря уже о том факте, что никто из капитанов и представить себе не мог, -- и даже не хотел представлять! -- каким образом им, в будущем, сражаться с "Убийцами Пиратов". Это же верная смерть! Праздник жизни капитаны и их люди покидали в чрезвычайно расстроенных чувствах.
   А праздник, тем временем, всё продолжался и продолжался. Благодаря "жертве" Мому, -- Морской Коровы на службе покойного Арлонга, -- которую парни таки достали со дна моря, недостатка в еде у народа не было, а бесперебойную выпивку обеспечивали несколько самогонных аппаратов.
   На четвёртый день гуляний пить круглыми сутками устал даже Зоро, поэтому он практически перестал вылезать из дома Нами и Ноджико. Дом стоял в некотором отдалении от деревни, так что особо его здесь не беспокоили. Компанию ему главным образом составляла Ноджико, и изредка появляющуюся Нами. Девушка не столько праздновала, сколько навёрстывала упущенное время, днями и ночами напролёт общаясь с близкими ей жителями деревни.
   На пятый день к Ноджико и Зоро присоединился Джонни. Он, конечно, был парнем хоть куда, но даже у него существовал определённый предел. И он не обладал фруктом Йосаку. Счастливый ублюдок заявился только под конец шестого дня, когда народные гуляния, наконец, начали идти на спад. Выглядел Йосаку настолько довольным собой, что Джонни без всяких предисловий съездил ему по морде, лишь бы только стереть с лица эту его довольную ухмылочку. Не помогло. Они оба знали, что на этом поприще, Джонни победы не видать. Никогда.
   -- Тронете мою сестру, и тут же окажитесь на дне моря, -- на всякий случай напомнила Нами парням, когда они впервые за семь дней собрались все вместе под одной крышей.
   -- Нами, я уже взрослая девушка, поэтому позволь мне решать самой с кем мне спать, -- закатила глаза упомянутая Ноджико.
   -- Так я тебе и слова не говорю, это я их предупреждаю... и раз уж ты об этом сама заговорила, мне это только кажется, или ты как-то слишком близко сидишь рядом с Зоро? - чрезвычайно подозрительным взглядом окинула Нами сидящую парочку.
   Ноджико и Зоро действительно сидели за столом, причём рядом друг с другом, хотя в этом не было никакой необходимости. Сама Нами стояла за плитой, Йосаку сидел на полу, прислонившись спиной к стене, а Джонни, закинув руки за голову, валялся на кровати, поэтому места за столом было предостаточно. Однако Ноджико уселась именно рядом с Зоро, буквально плечом к плечу. И это тогда, когда она резала овощи на салат, и ей нужно было больше пространства. Сказать, что это всё выглядело подозрительно, значит ничего не сказать.
   -- Нами, ты верно шутишь. -- Не спросил, а констатировал очевидный факт лениво потянувшийся Джонни. - Нашего Зоро не интересует ничего кроме мечей и сражений.
   -- Ты хоть знаешь, сколько раз мы пытались вытащить его с собой хоть куда-нибудь? - снисходительно усмехнувшись, риторически спросил Йосаку.
   Зоро молча уткнулся в кружку с чаем, а Ноджико, ничего не говоря, продолжила шинковать овощи. И это их молчание оказалось настолько красноречивым, что Джонни и Йосаку уже спустя несколько секунд уставились на них с вытаращенными глазами. Нами и вовсе исчезла возле плиты, чтобы мгновением спустя материализовалась за спиной зелёноволосого мечника с кухонным ножом в руке. И едва увидев лезвие этого ножа, Зоро тут же поспешно принялся вспоминать, было ли оно чёрным изначально, или это Нами умудрилась пробудить Волю Вооружения?
   -- Мне кажется, я предупреждала, -- не хуже Джонни выдыхая языки пламени, буквально прорычала девушка. - Надеюсь, ты теперь готов к послед... ой! - не закончив, слегка вскрикнула Нами, одновременно отскакивая в сторону, когда Ноджико, не особо церемонясь, ткнула ей вилкой в ногу. Благодаря своему фрукту Нами избежала непосредственной "атаки" своей сестры, но прикосновение холодного металла оказалось для неё слишком неожиданным.
   -- Серьёзно, Нами, хватит, -- без тени улыбки сказала Ноджико. - Я девочка взрослая, и в опеке не нуждаюсь.
   -- Но, но... но он даже с тобой не останется! - воскликнула до глубины души возмущённая девушка.
   Зоро, всё это время не спускавший взгляда с ножа Нами, заметно расслабился.
   -- Можно подумать, я об этом не знала, -- закатила глаза Ноджико, вернувшись к нарезке овощей.
   -- Надеюсь, мы хотя бы обойдёмся без племянников? -- Нами бросила мрачный взгляд на Зоро, который снова уткнулся в свою кружку, постаравшись сделаться маленьким и незаметным. Без шансов, но это было понятно с самого начала, даже ему самому. Тем не менее отчаянные времена требовали отчаянных жертв.
   В подобной ситуации зелёноволосый мечник оказался первый раз в жизни, поэтому сейчас не знал, как ему нужно реагировать. Ноджико не была его первой женщиной, но, в отличие от всех предыдущих, она была почти семьёй. К тому же, Зоро вообще не собирался ничего такого делать. Они просто пили вместе вино, Ноджико выспрашивала о жизни Нами, и вроде бы ничего не предвещало, а потом они как-то совершенно неожиданно оказались в одной постели. И сейчас Зоро действительно чувствовал себя виноватым. Всё-таки одно дело едва знакомые женщины, и совсем другое сестра Нами.
   -- Не волнуйся, мамой я пока становиться не собираюсь.
   Зоро с удивлением понял, что облегченно вздохнул, едва ему стоило услышать ответ Ноджико. Парень и сам не заметил, как испуганно задержал дыхание. Позор!
   -- Но почему именно Зоро? - Нами мрачно посмотрела на упомянутого мечника. - Я ведь предупреждала, чтобы ты держалась от него как можно дальше.
   -- То есть, лучше бы я прыгнула в койку с одним из этих бабников? - Ноджико невольно бросила холодный взгляд на Джонни и Йосаку, что всё ещё пребывали в глубоком ступоре от столь неожиданного поворота событий.
   Ноджико прекрасно понимала, почему столько женщин оказалось с ними в одной постели. Парни целиком и полностью заслужили подобное внимание, но девушка совсем не одобряла, какие формы умудрилось принять это самое заслуженное ими внимание. Всё-таки можно было соблюсти хотя бы какие-то нормы приличия. Совсем не дело, когда женщины в буквальном смысле выстраиваются в очередь, чтобы запрыгнуть в койку к понравившемуся им мужчине, а в этом случае мужчинам. Причём, им было без разницы к какому именно, главное к одному из них! Ноджико никогда не была ханжой, но нельзя же до такой степени забывать о собственной гордости, счастье или нет!
   Так что на фоне Йосаку и Джонни, Зоро выглядел почти настоящим джентльменом. Да и не собиралась она с ним спать, -- даже в мыслях не было! - но знаменитый охотник на пиратов оказался совсем не таким, каким она его себе представляла. За маской брутального убийцы скрывался вполне себе обычный парень, добрый и немного неуклюжий с женщинами. Он совершенно не умел делать комплименты и уж тем более соблазнять, но от этого он показался девушке только ещё очаровательнее. И на удивление невинным. Ноджико ни о чём не жалела.
   -- Нет, к этим лучше даже не прикасайся, ещё подцепишь чего, -- Нами бросила уничтожительный взгляд на упомянутых парней.
   Она, конечно, уже давно привыкла к их поведению, но в этот раз они умудрились превзойти самих себя. И Нами до недавнего времени даже не подозревала, что это вообще возможно. Только не после нескольких весьма запоминающихся случаев с работницами борделей. Всеми работницами. Протрахать несколько миллионов за раз - это фраза как раз про парней. Нами до того первого случая, никогда и не предполагала, что подобную фразу можно понимать в буквальном смысле.
   -- Эй, я протестую! - тут же встрепенулся Йосаку. - Ко мне болячки не пристают, никакие! Вот Джонни совсем другой разговор...
   -- Пошёл на фиг! - тут же очнулся Джонни. - У меня иммунная система дракона, поэтому ко мне тоже никакие болячки не пристают... по крайней мере, больше чем на пару минут.
   Тут у Нами закипела вода в кастрюле, и разговор прервался сам собой, хотя потом, когда ужин был готов и все расселись за столом, тема оказалась поднята вновь. Йосаку и Джонни не могли просто так вот взять и проигнорировать факт того, что Зоро, в первый раз на их памяти, умудрился затащить кого-то к себе в постель. Факт того, что именно Зоро мог быть затащен, а не наоборот, им даже в голову не пришёл. Собственно, тема отношений Зоро и Ноджико стала самой популярной на протяжении всех последующих дней. Вполне так возможно, она бы заглохла сама собой, но постоянно исчезающие в неизвестном направлении мечник и девушка невольно подогревали интерес. Тем более, подобное поведение было настолько нетипичным для Зоро, что даже Нами нет-нет, да высказывалась на соответствующую тему. Правда, со временем, появились и другие темы:
   -- Куда вы всё время уходите по ночам? - как-то поинтересовалась Ноджико.
   Дело происходило на улице, где девушка, пользуясь моментом, запрягла всех "Убийц Пиратов" помогать себе с мандариновой рощей. Нами изначально была совсем не против, -- она всё своё детство провела среди этих деревьев, и они напоминали девушке о её покойной матери, -- а парней никто и не спрашивал. Мало того, что Нами была назначена Луффи самой главной среди них, так ещё и Зоро, самый значимый из парней, на поверку, оказался если и не матёрым подкаблучником, то начинающим гением точно. Парень никогда в жизни не состоял в длительных отношениях, всегда ограничиваясь одной ночью, поэтому Ноджико, всего после пары совместных дней, принялась без труда вить из него верёвки. И пусть она тоже никогда не состояла в каких-либо особо длительных отношениях, -- да и было этих отношений, раз-два и обчёлся, -- но это ей ничуть не мешало. Как любая красивая и уверенная в себе девушка, Ноджико и так прекрасно знала, как нужно вертеть мужиками.
   -- В к-каком смысле? - с запинкой переспросила Нами.
   Вопрос Ноджико оказался неожиданным для всех.
   -- В прямом. Вы все всё время куда-то уходите, или вы думали я не замечу? Хотя, если бы речь шла только об этой парочке, -- Ноджико качнула головой в сторону Джонни и Йосаку, -- я бы и спрашивать не стала, но Зоро и ты тоже всегда уходите куда-то по ночам. Зоро спит со мной, так что поверь мне, я точно знаю, когда остаюсь одна.
   -- Гм... не то чтобы это было какой-то такой уж тайной... мы просто уходим тренироваться.
   -- Тренироваться? - недоверчиво переспросила Ноджико.
   -- Конечно, или ты думаешь, что нам это не нужно? - приподняла бровь Нами.
   -- А разве нужно? По-моему, вы и так уже самые сильные! И вы точно самые сильные в Ист Блю!
   -- В том-то и дело, что только в Ист Блю, но наш капитан собирается стать Королём Пиратов, поэтому быть сильнейшим в слабейшем море не такое уж и выдающееся достижение. Вот мы и тренируемся, чтобы стать ещё сильнее.
   -- И когда вы тогда спите? Откровенно говоря, я даже и не припомню, чтобы видела вас спящими.
   -- Не волнуйся, мы спим, только не слишком часто и долго... во всяком случае, в последнее время, -- было заметно, что девушке не особо хочется обсуждать соответствующую тему.
   Вполне понятно, что Ноджико, уловив явное нежелание девушки вдаваться в подробности, наоборот, немедленно живо заинтересовалась поднятой темой:
   -- И почему же?
   -- Гм... причина, на самом деле, немного глупая, -- заметно смутилась не только Нами, но и окружающие их парни, включая Зоро, что было особенно показательно. - Не буду вдаваться в подробности... хотя нет, пусть лучше тебе всё Зоро объяснит, он об этом знает намного больше, чем я, -- всем было очевидно, что девушка просто нагло спихнула на парня всю ответственность.
   Мечник даже не стал уточнять, что конкретно от него требовалось объяснить. Пусть с Луффи он научился "общаться" вообще без всяких слов, -- зачастую ещё и без жестов, ограничиваясь одними только взглядами, - других членов их маленькой семьи он понимал лишь немногим хуже, чем своего капитана. Так что сейчас Зоро начал объяснять без дополнительных уточнений, хотя особого энтузиазма в его голосе не слышалось:
   -- Для начала тебе нужно знать, что каждое живое существо в мире является источником уникального "голоса", по которому его можно опознать.
   -- В смысле, типа ауры, что ли? - нахмурилась Ноджико.
   -- Аура, "голос", присутствие или излучение, название не особо важно. Главное, что каждое живое существо является источником этого самого "голоса", и каждый человек способен его слышать... животные, возможно, тоже способны, но тут я уже ничего не скажу, моих знаний недостаточно.
   -- И как этот ваш "голос" относится к тому, что вы стали реже и меньше спать? - недоуменно спросила девушка. - Или вы слышите слишком много "голосов", и они мешают вам спать?
   -- Нет, на самом деле отчётливо слышать эти "голоса", среди сейчас присутствующих, могу только я один, -- покачал головой Зоро. - Да и слышать я их могу не постоянно, а только если сосредоточусь... Нет, не так. Любой человек слышит их постоянно, но без определённых умений никто не может, так сказать, разобрать, о чём эти "голоса" ему говорят. В свою очередь, Джонни, Йосаку и Нами учатся этому умению уже достаточно долго, чтобы они успели вплотную приблизиться к барьеру, преодолев который, они, так же как и я, научатся понимать "услышанное". Проблема заключается в том, что даже если они всё ещё этого не могут, "голоса" они сейчас слышат намного лучше, чем большинство людей.
   -- Всё равно не понятно... так каким образом всё это относится к вашей проблеме со сном?
   -- Самым прямым. Как я уже сказал, каждое живое существо испускает свой уникальный "голос", но, так сказать, громкость у всех этих "голосов" совершенно разная. Если сравнить, допустим, тебя и меня, то мой "голос" рядом с твоим "голосом" будет сродни вою пожарной сирены рядом с детской свистулькой. Теперь представь себе ситуацию, когда ты на протяжении года-двух живёшь рядом с такой вот постоянно воющей пожарной сиреной, а затем её резко отключают.
   Жизнь в деревне или нет, но Ноджико всё-таки была сестрой Нами, так что на недостаток мозгов и сообразительности девушке жаловаться не приходилось, поэтому она сразу поняла, к чему клонит Зоро.
   -- Ваш капитан, -- кивнула Ноджико, -- он оставил вас и теперь вы... пф!
   -- Ноджико! - воскликнула Нами, когда увидела, что её сестра резко согнулась пополам, всеми силами стараясь подавить рвущийся наружу смех. - Не смей смеяться!
   Вполне естественно, что подобная просьба дала диаметрально противоположный результат:
   -- Ха-ха-ха! - не выдержав, рухнула на колени громко рассмеявшаяся девушка.
   -- Вот поэтому я и не хотела тебе говорить!
   -- Но, согласись, Нами, это и вправду смешно! - держась за живот, кое-как выдавала из себя уже буквально плачущая от смеха Ноджико. -- Победители сильных и ужасных рыболюдей боятся спать без своего капитана! Ха-ха-ха!
   -- ...Самое обидное, что даже не особо поспоришь, -- поникла заметно смущённая Нами.
   -- Ха-ха-ха! - никак не могла прекратить смеяться Ноджико, чему в немалой степени способствовали смущённое лицо её сестры и лица окружающих парней.
   -- Успокоилась? - недовольно проворчала Нами, несколькими минутами спустя.
   -- Ой, да ладно тебе! - широко улыбнулась Ноджико, поднимаясь на ноги. - Будь ты на моём месте, то тоже бы не смогла сдержаться. Видели бы вы себя со стороны... И всё-таки, значит у вас проблемы со сном, из-за того, что вы больше не слышите громкий "голос" вашего капитана, я правильно поняла?
   -- В общих чертах, -- так же как и Нами, недовольно буркнул Зоро, за что тут же был награждён лучезарной улыбкой. - Дело не только в отсутствии его "голоса", но и в том, что это означает.
   В конце концов, когда их семья оказывалась на берегу, то Луффи почти всегда "стирал" своё присутствие, превращая свой громоподобный "голос" в едва слышимый шёпот. Так что, отчасти, они давно уже привыкли иногда не слышать "голос" Луффи. Однако, во-первых, с ними всегда оставался этот самый его "шёпот". Во-вторых, это никогда не длилось дольше пары дней. И, наконец, в-третьих, даже не слыша "голоса" Луффи они все всегда знали, что он рядом. Сейчас же всё было совсем по-другому.
   -- И что это означает отсутствие "голоса" вашего капитана? - не поняла Ноджико.
   -- Это означает, что Луффи нет рядом с нами, -- вместо Зоро, ответила тяжело вздохнувшая Нами. - Ты его не знаешь, ты не находилась рядом с ним долгое время рядом, поэтому тебе не понять, как мы себя чувствуем. Пожалуй, самое близкое, с чем я могу сравнить наши ощущения, так это со смертью нашей матери... вернее, не с самим фактом смерти Бельмере-сан, а с исчезновением привычной защиты... покоя... уюта.
   Желание смеяться у Ноджико как отрезало. Пожалуй, со стороны Нами было даже чересчур жестоко приводить подобный пример.
   -- Ты этого не осознаёшь, но всё произошедшее с Арлонгом и его бандой устроил Луффи. Да, саму банду перебили Рю и Йосаку. Однако именно Луффи в своё время увидел в них потенциал, пригласил их в свою семью, а затем сделал их теми, кто они сейчас. Точно так же, как он сначала проделал это с Зоро, а потом и со мной. Луффи изначально и чуть ли не поминутно знал, что должно произойти на этом острове. Он предугадал всё, начиная от попытки Арлонга использовать продажных дозорных, чтобы отобрать мои деньги, и до того момента, когда я не могла решить, позволить Арлонгу сесть в тюрьму или приказать парням убить его. Отчасти именно по этой причине его сейчас нет на этом острове. Арлонг и его банда для него были слишком скучными, чтобы он решил уделить им своё внимание.
   -- Это только одна из причин, -- вставил своё слово Зоро.
   -- Но точно есть и другие, -- поддакнул ему Джонни.
   Всё это время он, на пару с Йосаку, молча собирал мандарины в их корзины, предпочтя оставить серьёзные разговоры Нами и Зоро.
   -- У Луффи-аники всегда несколько причин, он иначе не может, -- поддержал своего друга Йосаку. - Уверен, что если бы он вдруг решил начать заморачиваться долгосрочными планами, то даже у его планов были бы свои планы.
   -- Хотя, в этот раз, думаю, основная причина его отсутствия связана с Усоппом, -- высказал своё мнение Джонни. - Он точно хочет выполнить первый пункт своего идиотского списка.
   -- Бедный Усопп, -- согласился с ним Йосаку.
   -- Скорее уж не бедный, а мёртвый Усопп.
   -- Кто такой Усопп?
   Ноджико спрашивала об этом у Нами, но ответ пришёл от Джонни:
   -- Бывший член нашей маленькой семьи. Усопп пробыл с нами недолго, но он был отличным парнем!
   -- Вы опять за своё? - тяжело вздохнула Нами.
   -- Не наша вина, что ты отказываешься признавать правду, -- пожал плечами Йосаку.
   -- Какую ещё правду?
   -- Ту самую, в которой Усопп бывший член нашей семьи. Луффи сходу начал рассказывать ему историю про пароходик, который смог. Усопп не настолько силён, чтобы суметь пережить подобную историю.
   Все три парня привычно побледнели лицом, как это всегда и происходило при упоминании пароходика, который смог.
   -- Усоппу кранты, -- мудро кивнул Джонни, тем самым безоговорочно соглашаясь со словами своего друга. - Как я уже сказал, он был отличным парнем!
   -- Опять вы со своим пароходиком, -- раздраженно отозвалась Нами, принявшись пальцами натирать лоб, словно у неё резко разболелось голова.
   -- Эй, мы не виноваты, что у нас нет шикарной задницы и пары сисек, которые бы в своё время смогли защитить нас от этой истории! - совершенно искренне возмутился Джонни, а Йосаку яростно закивал головой, полностью его поддерживая.
   -- Что ещё за пароходик, который смог? - Ноджико сконфуженно оглядела всех присутствующих.
   -- Не смог, а смог! - тут же яростно поправил её Зоро.
   Покосившись на необычайно эмоционального мечника, Ноджико вопросительно уставилась на свою сестру.
   -- Не обращай внимания, -- беспечно помахав рукой, посоветовала ей Нами. -- Как только дело доходит до этого чёртового пароходика, они становятся полными идиотами.
   -- Надеюсь, когда-нибудь и ты услышишь эту историю, -- мрачно покосился на неё Йосаку.
   -- Не услышит, -- покачал головой Джонни. - У Луффи рука на неё не поднимется, сам знаешь.
   -- Да что это за история такая?! - теперь уже даже с некоторым испугом посмотрела на парней Ноджико.
   -- Дело тут совсем не в истории, -- поморщился Джонни.
   -- Не скажи, -- не согласился с ним Йосаку, -- мне это долбанное "чух-чух" и "ту-ту" до сих пор периодически в кошмарах снятся. Ты бежишь, бежишь, а это долбанное "чух-чух" никогда от тебя не остаётся, а потом "ту-ту" и... угх.
   Парни на мгновение замерли, после чего дружно содрогнулись, включая Зоро.
   -- Ладно, признаю, дело не столько в истории, сколько в том, кто её рассказывает и что за этой самой историей следует, -- поправился Джонни. - Видала шрам на груди Зоро? - парень ткнул большим пальцем в сторону упомянутого мечника. - Луффи в тот раз едва не разрезал его пополам.
   -- Это с тобой сделал твой капитан?! - невольно прикрыла рот ладонью Ноджико, уставившись широко раскрытыми глазами на грудь Зоро. Все парни работали в одних шортах, поэтому огромный шрам парня, тянущийся от левого бедра до правого плеча, сейчас был выставлен на показ. - За что он тебя так? - севшим голосом, спросила девушка.
   За последнюю неделю Ноджико успела вдоль и поперёк изучить тело Зоро, поэтому девушка знала обо всех его шрамах, но она всегда думала, что парень их заполучил, охотясь на пиратов. Не говоря уже о том, что после всех выслушанных ею дифирамбов в сторону их капитана, правда изрядно шокировала Ноджико.
   -- Этот шрам... я сам его попросил, -- проведя пальцем по груди, ответил Зоро.
   -- Ты попросил своего капитана разрубить себя на две части? - уставилась на него девушка.
   -- Нет, я спросил Луффи, как я могу стать сильнее.
   -- И он сказал, что для этого тебя нужно разрубить на две части?
   Джонни и Йосаку дружно захихикали, и даже Нами улыбнулась. Слова Ноджико их позабавили, но ещё больше их позабавила промелькнувшая в их головах мысль о том, что Луффи вполне был способен, на полном серьёзе, сказать нечто подобное.
   -- Просто некоторые вещи можно понять, только взглянув в лицо Смерти, вот Луффи и устроил мне соответствующую встречу, -- так же слегка улыбнувшись, ответил Зоро.
   -- Так что Усопп покойник, -- подвёл итог всему разговору Джонни, и Нами, в кои-то веки, не стала возражать.
   -- Ладно, хватит прохлаждаться, -- хлопнув в ладоши, произнесла Ноджико, -- поговорили и хватит. Как я поняла, вы собираетесь через несколько дней отплывать? Тогда у нас есть всего пара дней, чтобы собрать весь урожай.
   -- Сразу видно, что она сестра Нами, -- негромко хмыкнул Джонни.
   -- Собирай, давай, шустрее, у меня на вечер планы, -- ответил ему Йосаку.
   -- Можно подумать, что у меня их нет, -- снова хмыкнул Джонни, тем не менее послушно заткнувшись.
   С острова они уплыли через три дня.
  

Глава 11

Санджи

   Лучи рассветного солнца отражались от идеально гладкой поверхности воды, из-за чего, благодаря утреннему штилю, создавалось впечатление, словно вместо моря до самого горизонта тянулось огромное зеркало, которое и отражало лучи рассветного солнца. Необычайно красивая и умиротворяющая картина. И даже внушительных размеров корабль, достигающий величины пятиэтажного дома, цветовой гаммой и формой напоминающий огромную золотую рыбку, не портил картины... чего нельзя было сказать о периодически доносящихся со стороны корабля звуках. Нет, подавляющее большинство жителей корабля всё ещё пребывали в уютных объятьях Морфея, поэтому шумели вовсе не они. Виновником нарушения утренней идиллии был светловолосый парень, что периодически буквально вылетал из-под водной глади на высоту своего роста, только затем, чтобы сделать глубокий вдох и опять погрузиться глубоко под воду. И так каждые две с половиной - три минуты.
   Более того, когда парень выпрыгивал из воды особенно сильно, можно было отчетливо увидеть закреплённые на его лодыжках стальные... ну пусть будут кандалы. На самом деле ноги парня не только были закованы в железо от лодыжек до самых колен, но ещё обмотаны якорной цепью, приваренной к этому самому железу. Отходящие от ног цепи парень держал в руках, откуда они уже уходили под воду. И судя по тому, насколько сильно были напряжены руки блондина, можно было сразу сказать, что на концах цепей, под водой, находился либо немалый груз, либо они там были к чему-то прикреплены.
   Дело происходило рядом с кораблём-рыбой, да ещё рядом с большой деревянной платформой, которая была стилизована под плавник рыбы. Если говорить начистоту, то таких платформ было две, по обе стороны от корабля-рыбы. И рядом с одной из них, буквально в пяти-шести метрах от неё, "плескался" парень. И он точно не тонул. Если бы он действительно тонул, то он бы пытался добраться до платформы, а не "плескался" на одном месте... Конечно, ещё оставался вариант, что длина цепей не позволяла добраться ему до спасительной платформы, но тогда почему он молчал? Парню достаточно было закричать, чтобы поднять на уши всех жителей корабля, однако он продолжал молчать. Опять же, можно было допустить, что именно жители корабля-рыбы и были ответственны за цепи на ногах парня, а значит, сколько бы он не надрывал голос, всё равно никто бы не пришёл ему на помощь. Впрочем, подобные мысли могли придти в голову лишь незнакомому с ситуацией человеку, а на самом деле всё происходящее объяснялось совсем просто: парень тренировался.
   Смысл тренировки заключался в том, чтобы позволить грузу, закрепленному на концах якорных цепей, утянуть себя глубоко под воду, а затем, опять же, несмотря на груз, всплыть с помощью силы одних только ног. Понятное дело, что при таком методе тренировок нагрузки на мышцы ног превосходили все мыслимые и не мыслимые пределы, не говоря уже о недостатке воздуха. Нормальный человек ничем таким подобным заниматься точно бы не стал. Поправка! Нормальный человек ничем таким подобным заниматься просто бы не смог: его бы мгновенно утянуло на дно, без шансов на спасение. И тем не менее, пусть подобный метод тренировок не отличался безопасностью, если не сказать большего, именно такие тренировки позволяли парню самосовершенствоваться эффективнее всего. К тому же он точно знал, что любые другие тренировки, остающиеся в рамках обычной логики, никогда не позволят ему достичь желаемого результата. Почему? Потому что человек может убить любого монстра, кроме того случая, когда монстром является другой человек. Соответственно человека-монстра мог убить только другой человек-монстр. Именно поэтому парень тренировался так, как нормальному человеку и в голову бы не пришло тренироваться. Целью блондина был человек-монстр, поэтому, если он хотел получить свою жизнь обратно, ему самому нужно было стать человеком-монстром. Обычная логика тут неуместна.
   Когда солнце заметно поднялось над горизонтом, а жители корабля начали потихоньку просыпаться и готовиться к новому дню, парень закончил со своей тренировкой. В последний раз выпрыгнув из-под воды, прямо рядом с "плавником" корабля, блондин выпустил цепи из рук и ухватился за этот самый плавник, который сразу же погрузился под воду чуть менее чем полностью. Из "внутренностей" корабля незамедлительно донеся громкий слаженный мат пары десятков голосов. Пусть корабль, из-за действий парня, накренился не слишком сильно, но он сделал это резко и неожиданно, поэтому многие оказались к такому не готовы... как и все предыдущие пару сотен раз. Это уже было чем-то сродни утреннему ритуалу.
   Когда парень оперся руками на плавник, чтобы выбраться из воды, дерево под его руками отчетливо захрустело. Хрустящее дерево в купе с наклоненным кораблём говорили лучше всяких слов о том, насколько далеко парень ушёл от рамок обычной человеческой логики. Его самого уже давно можно было считать человеком-монстром, но блондин прекрасно осознавал, что его сил всё ещё недостаточно. Ему нужно было больше силы, больше! Иначе у него ничего не выйдет.
   Усевшись на краю плавника, который окончательно погрузился под воду, из-за чего корабль перекосило ещё больше, парень ухватился за одну из якорных цепей отходящих от его ног и принялся её тянуть. Вытянув на поверхность метров десять цепи, блондин резко напрягся, после чего из-под воды был вытащен огромный стальной шар, матово-черного цвета. Шар достигал двух метров в диаметре и, без всяких сомнений, весил несколько десятков тонн. Вытащив шар, парень взялся за цепь на другой ноге. Вполне закономерно, что вскоре блондин вытащил на свет ещё один стальной шар, полную копию первого. Два литых стальных шара и около двух десятков метров якорной цепи -- даже на самый скромный взгляд всё это весило не менее пятидесяти тонн. Обычная логика сделала ручкой и удалилась восвояси.
   Отстегнув от ног "кандалы" парень хмуро оглядел покрасневшую кожу. Сказывался безумный вес стальных шаров: "кандалы" безбожно натирали ноги, несмотря ни на какие подкладки. Устало вздохнув, блондин взялся на большой тюбик, приготовленный заранее и до поры до времени лежавший на "плавнике". Выдавив из тюбика полную ладонь крема, парень принялся растирать его по своей красной ноге, а после того, как он растер крем по второй ноге, блондин, сейчас одетый в одни черные купальные плавки, прошёл по "плавнику" до лесенки, ведущей к двухстворчатым дверям корабля. На одной из ступенек лежали заранее приготовленные полотенце и бинты. Усевшись на ступеньки и взяв бинты, парень принялся обматывать намазанные кремом ноги. Покончив с этим, блондин вытерся полотенцем и, повесив его на шею, пошёл убирать своё "тренировочное оборудование".
   Утащив стальные шары с цепями в недра корабля, на его самую нижнюю палубу, парень поднялся на четвёртый этаж, в свою комнату. Забросив полотенце сушиться на дверь шкафа, блондин достал из того же шкафа вешалку, на которой висел чёрный двубортный костюм с голубой рубашкой и чёрным галстуком. Облачившись в свой повседневный костюм, и надев чёрные тяжёлые ботинки, парень придирчиво оглядел себя в зеркало. В ответ на него посмотрел голубоглазый блондин, правый глаз которого был скрыт длинной прядью волос, а левый глаз притягивал внимание странной завивающейся бровью. Небольшие усики под носом и черная бородка вкупе с достаточно дорогим и элегантным костюмом придавали парню вид этакого благовоспитанного джентльмена.
   -- Санджи, чёртов сопляк, немедленно тащи сюда свою бесполезную задницу!!! - разнёсся по всему кораблю рёв старика Зеффа, по совместительству бывшего пирата по прозвищу "Красная Нога" Зефф, нынешнего владельца ресторана "Барати" и главного шеф-повара упомянутого ресторана.
   -- Чёртов старик, -- пробормотал блондин, он же идентифицированный Санджи.
   Взяв с тумбочки, стоящей возле кровати, пачку сигарет и зажигалку, парень вышел из комнаты и, прикинув откуда приблизительно донёсся крик "чёртового старика", направился в общий зал, по ходу дела прикуривая свою вторую за день сигарету. Первую он выкуривал едва ему стоило продрать глаза после сна... а иногда и ещё раньше.
   Даже не успев войти в общий зал ресторана, Санджи, благодаря гомону голосов, уже знал, что случилось нечто примечательное. И действительно, едва ему стоило раскрыть двустворчатые двери, как парень увидел, что вокруг одного из круглых столов, за которым сейчас сидел старик Зефф, собрались в буквальном смысле все работники знаменитого на всё Ист Блю плавучего ресторана. Почти четыре десятка человек возбуждённо гомонили, обсуждая, судя по всему услышанному, утреннюю газету.
   -- И какого чёрта вы устроили здесь такой переполох? - спросил Санджи, спускаясь вниз по ступенькам.
   -- Посмотри сам, чёртов сопляк, -- раздался в ответ обычный, хриплый, недовольный голос старика Зеффа.
   Столпившиеся возле стола люди расступились, поэтому Санджи без проблем прошёл к старику и взял протянутую ему газету. Надо признать, газету парень взял с некоторой опаской. Санджи сильно не понравилась довольная ухмылка чёртового старика: такая его ухмылка никогда не предвещало ему ничего хорошего. Правда, Санджи не имел ни малейшего представления, каким образом новости, попавшие в крупнейшую газету в мире, могли относиться непосредственно к нему. Впрочем, сия тайна перестала быть тайной, едва парню стоило прочесть заголовок на передовице:
  

"Убийцы Пиратов" подняли пиратский флаг!

   Под кричащим заголовком, редакторы газеты, поместили фотографию небольшой каравеллы с чёрными парусами, на которых был нарисован череп с перекрещенными костями и в соломенной шляпе. В Соломенной Шляпе! Санджи мгновенно проникся, тут же углубившись в чтение.
   Большая часть написанного не представляла для него никакого интереса. В газете шли длинные описания всего того, что успели совершить "Убийцы Пиратов" за время своего существования, но обо всём этом Санджи знал и так, причём знал с куда большими подробностями. Тем не менее, в газете рассказывалось о том, когда о них в первые начали говорить, о том, как они образовались, о составе их группы, а так же о том, кто, чем, и когда успел отметиться. Ещё больше места в статье заняло описание того, какие именно изменения произошли в Ист Блю с появлением в этом море упомянутой группы охотников на пиратов, давно уже успевших прославиться на весь мир. И, соответственно, какие опять могут произойти изменения, когда столь знаменитые охотники на пиратов сами стали пиратами.
   "Хотя, как уже успела показать практика, новоявленный череп с костями, на их матово-чёрных парусах, никак не повлиял на их отношение к другим пиратам" -- писал журналист ответственный за статью, некий Риорд Драф, сильно прославившийся в последнее время как раз за счёт того, что он постоянно писал о "Убийцах Пиратов". - "Первым делом, что сделали новоиспеченные пираты после поднятия своего флага, так это устранили последний пиратский оплот в Ист Блю. Речь идёт о банде Арлонга, единственных пиратах-рыболюдей в Ист Блю, которые, как оказалось, вполне себе "жили и процветали". Они на протяжении долгих восьми лет высасывали все соки из жителей целого архипелага. Однако, всё это осталось в прошлом: "Убийцы Пиратов" вырезали банду Арлонга под корень. Как доложил Пурин-Пурин, -- один из трёх капитанов Морского Дозора, который был откомандирован для выяснения всех обстоятельств этого, безусловно, чрезвычайно громкого дела, -- им не удалось найти тела только трёх рыболюдей. Тем не менее, по свидетельствам очевидцев, все трое были, как минимум, смертельно ранены, поэтому, пусть их тела упали в воду, где их унесло подводным течением, шансы на их выживание равны практически полному нулю. Так что можно со всей уверенностью заявлять, что банда Арлонга прекратила своё существование. К сожалению, в этот день своё существование прекратила не только банда Арлонга..."
   Дальше речь пошла о капитане Нэдзуми, офицере, который ещё несколько дней назад был ответственен за шестнадцатое отделение Морского Дозора. Сначала журналист рассказал о том, как он стал непосредственным свидетелем "совершенно беспощадной расправы над дозорными, учинённой безжалостным "Убийцей Пиратов" Ророноа Зоро". Все слова журналиста были подкреплены соответствующими фотографиями, пусть и сделанными с очень большого расстояния, которые, тем не менее, не оставляли ни малейшего сомнения в том, что всё произошло именно так, как и было описано в статье. Однако, после того, как Риорд Драф как следует посмаковал все подробности "беспощадной расправы над дозорными", журналист, не особо выбирая выражения, принялся рассуждать на тему того, почему "Убийца Пиратов" вообще решил устроить упомянутую "беспощадную расправу". И тут вдруг выяснялось несколько весьма любопытных подробностей.
   Так, например, самым первым делом выяснилось, что все те острова, которые на протяжении восьми лет находились под гнётом банды Арлонга, так же входили в зону ответственности того самого пострадавшего капитана Нэдзуми и его людей. Далее журналист рассказал читателям о том, что ранее Арлонг являлся частью другой пиратской команды. Он был одним из офицеров так называемых "Пиратов Солнца" под предводительством ныне покойного рыбочеловека -- Фишера Тайгера. Более того, в той же самой команде состоял и знаменитый на весь мир Джимбей, ныне действующий Шичибукай на службе Мирового Правительства. Журналист поставил вопрос: не было ли игнорирование действий Арлонга связано с Шичибукайством Джимбея? Однако, едва читателям был задан соответствующий вопрос, как текст сразу же вернулся обратно к Нэдзуми и его людям, которые явно жили на широкую ногу. Траты капитана и его команды заметно превосходили их официальные возможности. Как же так? Командование Морского Дозора, в ответ на соответствующий вопрос, незамедлительно заверило многочисленных читателей в том, что они "обязательно во всём разберутся и накажут всех виновных, если таковые обнаружатся, по всей строгости закона. Журналист ещё от себя добавил: "и если они ещё живы".
   На этом статья, как таковая, закончилась, но, пожалуй, следующие несколько страниц были как бы не самыми важными в нынешнем выпуске. Дело в том, что там были расположены розыскные постеры "Убийц Пиратов". Обычно листовки с наградами шли отдельно, в комплекте с газетой, -- такие, кстати, тоже были, -- но, учитывая важность события, редакция газеты, по-видимому, посчитала, что будет совсем не лишним добавить постеры непосредственно на страницы газеты. Самым первым, по вполне понятным причинам, был напечатан постер "Убийцы Пиратов" Ророноа Зоро, капитана новоявленной пиратской команды. Фотография, использованная для розыскного листа, была снята ранним утром, на фоне восходящего солнца и наполовину потонувшего, но всё ещё продолжающего дымить, каркаса корабля. Чёрная бандана на голове, тёмно-зеленый халат, верхняя часть которого была скинута, открывая вид на мускулистый торс мечника и огромный шрам, наискось протянувшийся от его левого плеча до правого бедра. Две чёрных катаны в руках и одна, белая, в ножнах на поясе. И, в качестве финального аккорда, гора трупов под ногами бывшего охотника, на которой он и стоял. Идеальный постер для человека с прозвищем "Убийца Пиратов", потому что мёртвые тела под его ногами однозначно принадлежали пиратам - это подтверждали соответствующие татуировки на парочке трупов. Впрочем, даже такая фотография не могла отвлечь внимание от красующихся под ней цифр и слов:
  

WANTED

DEAD OR ALIVE

RORONOA ZORO

100.000.000

   И хотя Санджи считал подобную награду полностью оправданной и заслуженной, он всё равно чуть не проглотил свою сигарету, когда её увидел. Сто миллионов - это совсем не шутки. Сто миллионов - это веха. Среди наград таких вех было несколько, но самой первой всегда считалась именно награда равная или превышающая сто миллионов белли. Подобная награда показывала, что её владелец обладает совсем нешуточной силой и, самое главное, имеет потенциал со временем стать ещё более опасным. Чтобы было понятнее, пират с наградой в девяносто девять миллионов может быть на порядок менее опасным, чем пират с наградой в сто миллионов.
   Как уже говорилось, сто миллионов - это веха. Некоторые пираты, добравшиеся до девяноста миллионов, могли потратить всю оставшуюся жизнь, но так и не переступить рубеж в сто миллионов. Тут уже не играло роли, сколько он там разграбил городов и деревень, сколько потопил кораблей и сколько убил человек, вознаграждение за него всё равно не росло. У капитанов с наградой за голову равной или превышающей сто миллионов, от таких действий, награда будет только увеличиваться, а вот у тех нет. И всё потому, что у таких пиратов и их команд нет соответствующего потенциала. Потенциала стать когда-нибудь, в будущем, действительно опасными. Обычно команды, под предводительством таких капитанов, заканчивали либо в тюрьме, либо на плахе, либо становились жертвами других пиратских команд. Всё-таки девяносто миллионов достаточно большая награда, чтобы командование Морского Дозора не могло просто закрывать глаза на действия такой команды, а другие пираты на подобного конкурента.
   Следующей вехой, после ста миллионов, считалась награда превосходящая триста миллионов. Правда, здесь всё было немного по-другому. От ста миллионов до триста миллионов добраться было не так уж и сложно, -- относительно, конечно, -- а вот повысить свою награду после получения заветных триста миллионов было на порядок сложнее, чем преодолеть расстояние от девяносто миллионов до ста. Награды свыше триста миллионов получали только элитные пираты. Такие пираты, которые, своими действиями, вполне могли вдохновить следующие поколения пиратов. Одним словом "Элита". Впрочем, был ещё один заметный рубеж - пятьсот миллионов. Пираты с соответствующими наградами являлись живыми легендами, обязательно оставляющими свой след в истории. Конечно, не всегда подобные "следы" говорили о чём-то грандиозном, но, можно было однозначно сказать, что такого человека просто так не забудут. Пятьсот миллионов и выше - это потенциальные Йонко и Короли Пиратов. Или правильнее будет сказать, что у таких пиратов было больше всего шансов заполучить соответствующие титулы.
   Вот и получалось, что знаменитый "Убийца Пиратов", вот так вот походя, первой же своей наградой, взял одну из трёх самых значительных вех, если говорить о вознаграждениях за головы пиратов. Кроме того, журналист, словно подливая масла в огонь, прямо под постером "Убийцы Пиратов", любезно сообщил всем желающим, что Ророноа Зоро установил новый рекорд среди ныне живущих пиратов. До сего дня обладательницей самой большой первой награды являлись "Императрица Пиратов" Боа Хэнкок - Самая Красивая Женщина в Мире и ныне действующий Шичибукай на службе Мирового Правительства, -- в своё время за неё дали восемьдесят миллионов. И хотя тут можно было бы поспорить, что "Убийца Пиратов" получил свою известность не моментально, а работал над своей репутацией на протяжении нескольких лет, факт оставался фактом - его первая награда стала крупнейшей первой наградой среди всех ещё живых пиратов и второй в истории. На первом месте прочно умостился Фишер Тайгер со своими двухсот тридцатью миллионами, но так и получил он их на Гранд Лайне, а не как Зоро, в слабейшем море из всех. Море, где до этого самой крупной наградой являлась награда, назначенная за голову Арлонга, и которая составляла "жалкие" двадцать миллионов белли.... Пардон, за "Клоуна" Багги и чуть менее "жалкие" тридцать миллионов. В общем, тут действительно было с чего удивляться.
   Следующими, после Ророноа Зоро, шли постеры Джонни "Отрывателя Голов" и Йосаку "Мясника". Фотографии лёгшие в основу их розыскных листов без всяких сомнений были сделаны в то же самое время, что и фотография "Убийцы Пиратов". Однако, если сначала, увидев фото Зоро, Санджи только заподозрил "грязную игру", -- слишком уж удачная получилась фотография, идеально подходящее под прозвище мечника, -- то затем, увидев фото Джонни и Йосаку, парень с уверенностью мог сказать, что всё это была Его работа. Заранее позаботиться о фотографиях к розыскным постерам, чтобы они соответствовали Его вкусу, точно было в Его духе.
   Так Джонни, на фото, был одет в своё неизменное белое кимоно с оборванными рукавами и красной повязкой на лбу. С ног до головы заляпанный чужой кровью, парень стоял в окружении тел с оторванными головами. Йосаку, в свою очередь, на другом фото, был одет в своё неизменное красное кимоно с оборванными рукавами, так же как и у Джонни заляпанное в чужой крови. Держа в руках два окровавленных меча, парень стоял в окружении того, что когда-то было людьми, а теперь лишь их многочисленными кусками. Другими словами, фотографии на постерах Зоро, Джонни и Йосаку идеально подходили к их прозвищам. Обычным совпадением такое быть не могло, поэтому Санджи ни на мгновение не усомнился, что все эти фотографии были сделаны при Его участии. И постеры. И, даже, пожалуй, награды. Блондин ничуть не сомневался, что Он примерно на такой исход и рассчитывал. По-другому просто быть не могло. Кстати о наградах:
  

WANTED

DEAD OR ALIVE

JOHNNY

50.000.000

   И ещё одна:

WANTED

DEAD OR ALIVE

YOSAKU

50.000.000

   Два неразлучных друга и тут не изменили себе, умудрившись заполучить за свои головы абсолютно одинаковые награды. С другой стороны, Санджи знал, что парни всегда сражались вместе, поэтому в подобном исходе не было ничего удивительного. К тому же они уже достаточно долго занимались охотой на пиратов, из-за чего любое заинтересованное лицо могло легко узнать о том факте, что, по силе, парни находятся на одном уровне. Принимая во внимание, что Джонни и Йосаку изо всех сил старались не отставать друг от друга, то, как сильно подозревал Санджи, в будущем, подобное должно было случиться ещё неоднократно. В смысле, парни почти наверняка будут и дальше получать одинаковые награды, а если даже нет, то разница между наградами обещала быть минимальной. Уж в этом-то точно не могло быть никаких сомнений.
   И всё-таки пятьдесят миллионов для Ист Блю выглядели не слабо... это если мягко сказать. Нельзя было забывать два крайне важных факта. Во-первых, средняя награда в Ист Блю составляла всего три миллиона белли. Соответственно Джонни и Йосаку превзошли эту самую среднюю награду почти в двадцать раз, а Зоро, в свою очередь, более чем в тридцать раз. Во-вторых, и, пожалуй, что ещё важнее, все три человека состояли в одной команде. Для того, чтобы подмять под себя всё Ист Блю вполне хватило бы и одного пирата с наградой в пятьдесят миллионов, а тут целых два пирата, причём эти два "полтинника" являлись прямыми подчинёнными полноценного "стольника". В глазах общественности, Зоро справедливо мог считаться Королём Пиратов, пусть и только пиратов Ист Блю... которых, правда, его же стараниями, не осталось вообще. Во всяком случае, достойных упоминания точно. С другой стороны, мало ли что там считала себе общественность? Санджи прекрасно знал реальное положение дел! Если кого и можно было назвать Королём Пиратов Ист Блю, то точно не Зоро.
   Раскрыв газету на следующей странице, Санджи почувствовал, как его рот мгновенно наполняется слюной, а затем и переполнился. Задышав не хуже загнанной собаки, обильно капая слюнями на пол, парень, в один момент растерявший весь свой джентльменский вид, влюблёнными глазами уставился на ещё один постер. В отличие от трёх предыдущих, занимавших лишь по одной странице, новая наградная листовка была ровно в два раза больше и занимала целый разворот. И Санджи полностью поддерживал подобный подход! В конце концов, кого вообще могла заинтересовать какая-то жалкая тройка пиратов? Таких идиотов, на том же Гранд Лайн, словно грязи! И с наградами там покруче, иногда в несколько раз! Так что можно было о них совсем не писать, а освободившееся место использовать с куда большим толком, например, добавить ещё пару тройку постеров с "Королевой" помимо основного! И Санджи ничуть не сомневался, что так думал не он один!
   На своём постере "Королева" красовалась в цветастом бикини, чем-то напоминающий разноцветный мармелад. Девушка расслабленно лежала на пляжном лежаке. На макушке у неё красовались очки, а волосы были на половину распущены и только самый конец собран в толстую косу, перекинутую через правое плечо, которая покоилась прямо в ложбинке между двух её крайне соблазнительных холмов. Отрезки ткани, ответственные за сокрытие груди девушки, как и в случае со всеми остальными купальниками девушки, в которых Санджи доводилось видеть свою личную Богиню, -- вот прямо так, без всяких кавычек и с большой буквы! -- едва справлялись со своей работой. Это была своеобразная закономерность, против которой блондин как раз таки и не был против. Одна нога девушки была вытянута, а другая согнута в колене, её левая рука покоилась на подлокотнике лежака, тогда как в правой руке она держала бокал с каким-то пляжным коктейлем. Во время снимка Нами явно обернулась в сторону фотографа, поэтому у любого человека, смотрящего на постер, невольно создавалось впечатление, словно нежный взгляд девушки и её чарующая улыбка предназначались именно ему. Неподготовленного человека постер мог сразить наповал!
   Справедливости ради нужно признать, что розыскные листы остальных "Убийц Пиратов", так же гарантированно могли сразить наповал, только по совсем другим причинам. Смотря на фотографии Зоро, Джонни и Йосаку, невольно складывалось впечатление, что все эти три маньяка смотрели прямо на того, кто держал их постеры в руках, и прямо-таки открыто говорили: "Ты следующий!". Вроде как: "Хочешь получить награду за мою голову? Тогда посмотри внимательнее на постер, и хорошенько подумай ещё раз". Санджи даже невольно стало интересно, кто вообще разрешил напечатать подобные постеры? С фотографией его Богини всё было предельно ясно: такой снимок просто не могли не пропустить в печать! Однако с фотографиями парней всё было не так однозначно. Учитывая, как долго "Убийцы Пиратов" оставались на слуху, и насколько часто попадали в газеты, то без всяких сомнений можно было найти куда менее угрожающие снимки. Санджи немедленно заподозрил очередную грязную игру, пусть даже совсем не представлял, как Он мог провернуть нечто подобное. В конце концов, окончательные решения по наградам и постерам принимались в штаб квартире Морского Дозора, и эти решения принимались на достаточно высоком уровне, чтобы можно было решить вопрос обычной взяткой. И находилась штаб квартира дозора на Гранд Лайн, что тоже добавляло проблем. С другой стороны вера Санджи в Него была выше обычной логики. Он точно мог провернуть нечто подобное.
   Засмотревшись на фотографию своей Богини, Санджи даже не сразу обратил внимание на её награду. Надо заметить, награда, назначенная за девушку, выглядела несколько символичной:
  

WANTED

ALIVE

NAMI

20.000.000

   Всего несколько дней назад, именно такой наградой за свою голову мог похвастаться ныне покойный Арлонг. И, опять же, всего несколько дней назад подобное вознаграждение считалось вторым по величине во всём Ист Блю, а теперь такая награда стоила только пятой строчки... или четвёртой, если учесть, что на второй обосновалось сразу два человека... а может быть вообще третьей? Багги стоил тридцать миллионов, но, в последних выпусках различных местных газет, говорилось, что он вроде как уплыл на Гранд Лайн, из-за чего он автоматически выбывал из списков пиратов Ист Блю. Впрочем, на чрезвычайно предвзятый взгляд Санджи, двадцать миллионов или нет, подобная награда за Нами была полной брехнёй! За Богиню оскорбительным было бы давать даже двадцать миллиардов, не говоря уже о жалких двадцати миллионах: Богиня -- она бесценна! Радовало одно, похоже, так считал не он один. От внимания парня не ускользнул факт того, что с постера Нами убрали слово "DEAD". Всё правильно! Богиня заслуживает только "ALIVE" и ничего кроме "ALIVE"! Это пиратов как грязи, а вот Богиня только одна!
   Под постером Нами шло дополнительное пояснение, что за мёртвую девушку денег не дадут вообще. А так же редакция поясняла, что, когда настало время выбирать между "Королевой Монстров" и Королевой Милосердия", то, после продолжительных дебатов, официальным прозвищем девушки стало просто "Королева". "Королева Пиратов" Нами. Вроде как по принципу "Императрица Пиратов" Боа Хэнкок. Заодно, как бы невзначай, был поставлен вопрос: а кто же из них красивее? В конце концов, "Императрица" уже давно находилась на пике своей красоты, а вот "Королеве", по причине возраста, всё ещё только предстояло взобраться на этот самый пик. Принимая во внимание, что "Королева" уже сейчас обладала внешностью вполне сопоставимой с внешностью "Самой Красивой Женщины в Мире", то всё это невольно заставляло задаться соответствующим вопросом.
   Вообще, о Нами было написано как бы не на целый порядок больше, чем о Зоро, Джонни и Йосаку. Причём, написано таким образом, что единственным отрицательным фактом в биографии девушки стал факт её принадлежности к "Убийцам Пиратов". В дополнение ко всему прочему, эта информация была подана в таком ключе, что невольно создавалось впечатление, словно, став пиратом, "Королева" лишь слегка оступилась. Типа, с кем не бывает? Поэтому теперь ей вполне достаточно принести формальные извинения, чтобы вознаграждение за её голову оказалось немедленно отозвано. После такого Санджи ещё больше зауважал журналиста, ответственного за статью, и его редакторов -- вот это правильный подход! Богинь надо ценить!
   Впрочем, едва стоило Санджи, с большой неохотой, перелистнуть страницу с постером своей Богини, как он увидел уже совершенно другую статью, никак не относящуюся к "Убийцам Пиратов". Все уважительные чувства парня тут же испарились без следа. Вместо этого глаза парня мгновенно налились кровью.
   -- Эти идиоты... эти слабоумные идиоты... эти слабоумные тупоголовые идиоты! Они что, так до сих пор ничего не поняли?!! - газеты в руках парня явственно затряслась, а все окружающие Санджи люди, не считая старика Зеффа, благоразумно отошли от парня куда подальше.-- Как можно было пропустить Его?! Столько понаписать и всё равно умудриться упустить самое главное?! Идиоты!!!
   Довольный Зефф провел рукой по своим торчащим в разные стороны усам, закрученным в косички. Смотря на вспыхнувшего огнём парня, -- в буквальном смысле вспыхнувшего! -- и тут же моментально погаснувшего, когда он понял, что безвозвратно умудрился спалить газету с фотографией своей Богини, Зефф не мог перестать улыбаться. Так ненавидимый Санджи человек вызвал у старого пирата почти полностью противоположные чувства. Зефф понятия не имел, откуда мог взяться подобный Монстр в здешних водах, но зато он понимал, что фраза про чертей в тихом омуте появилась очень давно и совсем не просто так... тут, правда, скорее полноценные демоны, даже Демоны. Вернее, Демон сначала был только один, но потом он воспитал другого, и уже вдвоём они принялись натаскивать остальных. Зефф за свою жизнь повидал многое, в том числе и самых разнообразных людей. Однако, даже он ещё никогда не сталкивался с кем-то подобным. Самый главный "Убийца Пиратов" всегда действовал из тени, что ничуть не мешало ему, словно огромному спруту, оплести своими "щупальцами" буквально всё Ист Блю. Зефф, сейчас вполне довольный своей жизнью шеф-повара на своём плавающем ресторане, когда-то всё-таки был самой настоящей Легендой, поэтому он отлично знал, как устроен этот мир. И если Зефф хотел что-то о ком-то узнать, то он просто брал и узнавал, но не в тот раз.
   Когда Монстр заявился в ресторан в самый первый раз, Зефф, надо признать, оказался одурачен, как и все остальные. Тогда его куда больше заинтересовал человек, уже довольно продолжительное время считавшийся сильнейшим мечником Ист Блю. И едва Зефф увидел его, то он мгновенно понял, что никаких "считавшийся" тут и близко быть не могло. Юнец по имени Зоро не мог считаться сильнейшим мечником Ист Блю, только не тогда, когда он им был! Хотя Зефф, хоть убей, понятия не имел, откуда такой сопляк мог не только узнать о Воле, но ещё и научиться ей владеть, несмотря на свой сопливый возраст. Такого человека вполне возможно было повстречать на Гранд Лайн, особенно второй половине, но встретить подобного человека в Ист Блю? Слабейшем море из всех? Тем не менее, факты, как это всегда с ними и бывало, говорили сами за себя. И пусть Зоро, на момент их самой первой встречи, овладел только самыми основами Воли, даже этого оказалось достаточно, чтобы вывести его на уровень местного Бога. Пираты, обладающие Волей, стоили от ста миллионов и выше, и обычно владели только одним типом, а Зоро умудрился овладеть сразу двумя. Это настолько сильно превосходило средний уровень Ист Блю, что Зефф просто не мог не заинтересоваться подобным человеком.
   Первым делом Зефф, что вполне естественно, поинтересовался происхождением Зоро. Парень изначально показавшийся старому пирату не слишком разговорчивым, именно таким и оказался, но, как выяснилось на деле, Зоро был совсем не дурак выпить. Саке, как таковое, его не интересовало, а вот предложенное вино и ром были приняты с большим энтузиазмом. Разговор сразу наладился. О своих родителях Зоро ничего Зеффу так и не рассказал, -- вполне возможно, он о них сам ничего не знал или просто по каким-то причинам не хотел говорить, -- а вот про своего учителя и его школу поведал вполне достаточно, чтобы Зефф сделал соответствующие выводы. Учитель Зоро, как понял старый пират, представлял собой весьма эрудированного, более-менее сильного и явно заслуживающего уважения мужчину, но не он был тем, кто обучил зелёноволосого парня Воле. Или его никто не обучал? Мог ли он сам открыть в себе соответствующие способности? Такое вполне было возможно, хотя и случалось чрезвычайно редко. Однако прежде чем Зефф, в тот день, решился спросить напрямую, его внимание к себе привлёк спутник Зоро.
   Откровенно говоря, на фоне такой загадки, как лучший мечник Ист Блю, с его чётко ощущаемой Волей, Зефф почти сразу забыл о том, что Зоро в их ресторан приплыл не один. Второй парень хоть и привлекал к себе изрядное количество внимания своим громким голосом, смехом, буквально светящейся от счастья рожей и футболкой, -- настолько пёстрой расцветки кислотного цвета, что едва кровь из глаз не шла от одного только взгляда на неё, -- самого Зеффа никак не заинтересовал. В плане личной силы парень не представлял собой ничего выдающегося. Не особо сильный, но и не сказать, чтобы слабый. Если говорить по правде, то Зефф вообще затруднялся измерить его силу. Возможно, всё дело было в сильной разнице между поведением парня и его личной силой? Бьющая фонтаном жизненная сила мешала должным образом прочувствовать его обычную силу? Зефф ещё никогда не сталкивался с подобным феноменом. Вероятнее всего, в любой другой ситуации, старый пират определённо бы заинтересовался спутником Зоро, но в тот день напротив него сидел сам Зоро, и он интересовал Зеффа куда сильнее необычных феноменов. Всё-таки Зоро и сам был тем ещё феноменом.
   В общем, потратив на оценку спутника зелёноволосого мечника пару секунд, сделав несколько предположений и придя кое к каким выводам, Зефф тут же потерял к нему почти всяких интерес. Пусть не совсем обычный, но всё тот же типичный балабол, таскающийся за своим сильным товарищем -- сколько таких было и сколько ещё таких будет! Так что Зефф оказался совершенно не готов к виду "Летающего Санджи", тело которого, пролетев прямо над его головой, проломило одну из стен ресторана и вылетело на улицу. В помещении сразу же повисла звенящая тишина. Нет, дело было не в самом факте драки, -- такое тут происходило по сто раз на дню, -- сколько в её результате. Зефф, конечно, любил отвешивать Санджи пинки, называя его слабаком и неучем, но, по сути, мелкий сопляк был вторым по силе человеком в его ресторане. Так что, если не считать его самого, то Санджи ещё никогда не проигрывал в драке. Ни в одной. Что ещё больше удивило Зеффа, так это противник Санджи. Потому что этим самым противником оказался никто иной, как спутник Зоро. И ещё всего минуту назад, Зефф, без всяких раздумий, поспорил бы с кем угодно, что Санджи легко запинает этого паренька за две-три секунды.
   Дальше ситуация не только не улучшилась, а наоборот, начала становиться всё чудесатее и чудесатее, но, как в самом скором будущем узнал Зефф, когда самый главный "Убийца Пиратов" находился где-то неподалёку, такое положение вещей становилось нормой.
   Вполне естественно, что Санджи, несмотря на весь свой впечатляющий полёт, буквально через минуту, снова оказался внутри ресторана, пусть и мокрый с головы до ног. Зефф сам, едва ли не ежедневно, отправлял парня полетать в воду, схожими по силе ударами, поэтому Санджи таким было не свалить. О том, из-за чего начался весь сыр-бор, Зефф узнал только тогда, когда Санджи вернулся к столу, за которым пировал, -- а по-другому сказать было нельзя, настолько много жратвы было понаставлено на столе, -- паренёк в шляпе. Оказалось, парень проявил неуважение к готовке Санджи, да и к самой еде тоже. Такое действительно нельзя было спускать с рук -- в этом Зефф был целиком и полностью на стороне Санджи! Проблема заключалась в том, что, несмотря на весь свой гнев, толку от ногомахательства Санджи не было никакого.
   Парень, не переставая сыпать оскорбления в адрес Санджи, его готовки, ресторана и остальных поваров, -- что ещё примечательнее, при этом он не переставал есть и умудрялся отчётливо говорить даже с полным ртом! -- без всяких проблем отбивался от всех атак в конец разъярённого кока. Хотя, вряд ли можно было использовать слово "отбивался". Судя по тому, что видел Зефф, паренёк в шляпе для блокирования ударов Санджи прилагал меньше усилий, чем среднестатистический человек, когда он отгонял от лица назойливую муху. И это, вроде как, было совершенно невозможно. Для того, чтобы это стало возможным, паренёк в шляпе должен был быть очень сильным, -- очень-очень сильным, на уровне Зоро точно! -- а он таким не ощущался. Однако, прежде чем Зефф сумел тогда хоть как-то объяснить происходящую на его глазах картину, с ним заговорил Зоро:
   -- Старик, мне понравилось вино и ром, поэтому предупреждаю тебя один раз: либо ты угомонишь своего повара сам, либо я его сейчас убью.
   -- Зачем? - усмехнулся Зефф, проведя рукой по своим торчащим в разные стороны усам-косичкам. - По-моему, твоему человеку помощь не требуется, -- не отрывая взгляда от Санджи и паренька, сказал старый пират. - Он у тебя довольно силён.
   -- Дело не в силе, а в гордости, -- губы Зоро искривились в подобии улыбки. - Твой повар нападает на моего капитана, и я, как его первый помощник, просто не могу проигнорировать подобное... непочтение.
   -- Он... он твой капитан? - Зефф прожил достаточно долго, и повидал столько, сколько другим и за десяток жизней было не повидать, поэтому подобное откровение не оказалось для него таким уж сильным потрясением, но удивиться он однозначно удивился. - И как же так получилось? - невольно спросил старик.
   -- Я просто однажды наткнулся на него, помешал его рыбалке, за что тут же был избит, а потом оно как-то само так сложилось, -- слегка пожал плечами Зоро.
   Принимая во внимание силу Зоро, и как легко он сознался в том, что кто-то его избил, Зефф незамедлительно встал из-за стола, чтобы остановить "драку" Санджи. Мелкий сопляк порой раздражал его настолько сильно, что словами не передать, но Зефф давно уже относился к нему так, как он бы относился к родному сыну, если бы в своё время обзавёлся таким. Старый пират не мог позволить, чтобы его бестолкового сына убили. Да, убили. Если Зоро говорил правду, -- а врать причин у него не было, -- ничем другим действия Санджи закончиться в принципе не могли. Парень в шляпе выглядел так, словно его забавляли все действия Санджи, но Зефф на собственном опыте знал, насколько может быть изменчиво настроение подобных людей. Пусть действия Санджи его забавляли, никто не мог гарантировать, сколько это продлится. Санджи мог умереть как через секунду, так и не умереть вообще.
   Резко поднявшись из-за стола, Зефф не успел ступить и шагу, как парень в шляпе обозначил свои намерения касательно Санджи. Надо признать, обозначил он их довольно впечатляюще. Сначала раздался громкий хлопок, а затем металлический лязг и звук падения. Зефф удивлённо посмотрел на рухнувшего со стула Зоро. Один из мечей, извлечённый из ножен и выставленный в защитном жесте перед его лицом, а так же забренчавшая по полу вилка, сразу же рассказали старому пирату всё, что ему было нужно знать... или почти всё. Зефф, в тот день, и в тот момент, вот так вот сразу не смог решить, обладал ли парень в соломенной шляпе каким-то фруктом, способным укреплять различные материалы, или всё-таки воспользовался Волей Усиления. И хотя обычная логика подсказывала Зеффу, что парень с куда большей вероятностью обладал соответствующей силой фрукта, нежели был способен использовать Волю, но, принимая во внимание слова и силу зелёноволосого мечника, конкретно в этот раз, второй вариант показался старому пирату намного более реалистичным. Хотя он и добавлял куда больше вопросов, чем ответов.
   -- Зоро, ты идиот, на фига мне убивать нашего кока? - паренёк в шляпе говорил не особо громко, но его радостный голос отчётливо можно было услышать в каждом уголке общего зала. - Лучше иди сюда, познакомься!
   Зоро послушно подошёл и познакомился, после чего Зефф, а вместе с ним и все остальные работники "Барати", стали свидетелями зарождения самых странных отношений из всех, каких им доводилось видеть.
   Во-первых, в тот же вечер все они узнали, что знаменитый охотник на пиратов сам стал пиратом... при этом он, фактически, всё равно продолжал оставаться охотником на пиратов. Впрочем, если не считать Санджи, то все работники "Барати", -- в смысле, вообще все, -- когда-то сами были пиратами, поэтому конкретно этим открытием их было не удивить. Хотя заметить иронию, в сложившейся ситуации, смогли даже самые последние тугодумы.
   Во-вторых, Луффи, он же Монстр, сходу отвалил Зеффу сто миллионов белли, -- сто чёртовых миллионов!!! - за Санджи. В смысле, чтобы Зефф позволил Луффи забрать Санджи на несколько недель, максимум на один-два месяца. Понятно дело, что Санджи тогда и пикнуть не успел, как оказался связанным и брошенным в лодку Луффи и Зоро. Пати и Карне, -- два кока-сторожили, появившиеся в ресторане едва ли не с первого дня его открытия, -- расчувствовались настолько, что помахали платочками вслед уплывающей лодке, желая счастливого пути. Громкое и возмущённое мычание Санджи, все они, включая Зеффа, дружно проигнорировали. Ещё бы, за сто-то миллионов!
   В следующий раз они увидели Санджи только через полтора месяца и, на первый взгляд, это был всё тот же самый Санджи. Однако таким он был только на первый взгляд. Довольно быстро, после его возвращения, народ просёк, что отныне к парню лучше не подкрадываться. Захваченный врасплох Санджи стал представлять нешуточную угрозу для жизни окружающих его людей. Кроме того, у парня, на кухне, появился свой угол. Остальным кокам хватило одного единственного закипевшего чайника пробившего стену, снесенного молниеносным ударом ноги, чтобы сделать правильные выводы. Санджи вообще стал крайне нервно реагировать на любые громкие звуки, но свист пара из носика чайника мгновенно превращал его в параноидальную и абсолютно неконтролируемую Машину Смерти. В некоторые дни, от соответствующего звука, он не просто подпрыгивал на месте или начинал махать ногами, а бросался на пол или пытался спрятаться, совершенно сумасшедшим взглядом оглядываясь по сторонам. Ещё иногда он начинал бормотать про какой-то пароходик, и что он его никогда не догонит. Потом он обычно спохватывался, после чего начинал сам себя успокаивать, приговаривая, что никакого пароходика нет, и быть не может. Никто никогда не понимал, причём здесь какой-то пароходик, но народу хватило одного единственного раза, чтобы больше никто не рисковал об этом спрашивать. Как выяснилось на деле, по сравнению с упоминанием пароходика, который смог, -- "Не смог, а смог! Смог!!!" -- реакция Санджи на свист закипевшего чайника была лишь немного нервной, и ничего более.
   Однако народ всё равно ни о чём не жалел!
   Да, Санджи стал "немножко" нервным, и у него появилось несколько дополнительных заморочек, -- читай фобий! -- ко всем уже имевшимся, но это мелочи. Самое главное, что его "жертва", -- или тут можно без кавычек? -- не оказалась напрасной! На деньги, полученные за его "продажу", -- или тут кавычки тоже не нужны? -- удалось обновить не только всю кухонную утварь, и купить давно желанные приспособления для готовки особо экзотических блюд. Так же было обновлено всё внутренне убранство ресторана, да и сам ресторан претерпел значительные изменения, подвергшись глубокой реконструкции вплоть до увеличения количества этажей! В результате всего "Барати" стал выглядел точь-в-точь как один из этих дорогостоящих фешенебельных ресторанов, где стакан воды стоил в десять раз дороже, чем самое дорогое блюдо в меню самого "Барати". Не то, чтобы Зефф гнался за престижем, но и ему не было чуждо чувство тщеславия. Старый пират не мог не нарадоваться на свой обновлённый ресторан!
   После того, как была завершена реконструкция, а список доступных блюд увеличился едва ли не на порядок, приток посетителей начал увеличиваться практически день ото дня. Дошло вплоть до того, что пришлось выделять несколько столиков для бронирования, в чём раньше не было никакой нужды. И, наконец, появились официанты, которые не пытались сбежать после первой же смены, из-за всех этих постоянных драк. Собственно, и самих драк стало заметно меньше. Обстановка перестала располагать. Горбатых, правда, только могила исправит, поэтому совсем драк было не избежать. Только не тогда, когда все коки, во главе с их хозяином, бывшие пираты.
   Так что, когда перед Зеффом опять появился Луффи с ещё одним чемоданом денег, -- и это при том факте, что от первых ста миллионов, несмотря на все траты, ещё осталось порядка четверти, -- старый пират лично вырубил Санджи ударом ноги. Тем более никто другой в ресторане просто не смог бы этого сделать. Санджи и раньше был сильнее всех, а после поездки с Луффи, его и без того немалая сила возросла в несколько раз. Ещё одна причина, почему Зефф так спокойно решился "продать", -- всё-таки с кавычками или нет? -- Санджи во второй раз. Чёртов сопляк, конечно, стал немного нервным, но это тоже шло ему на пользу! В таком мире как их, безопаснее было быть чуточку параноиком... или пусть даже не чуточку. Ну а то, что после своего повторного возвращения, -- в этот раз всего лишь через месяц, -- Санджи увлекся созданием маленьких соломенных кукол, в подозрительно знакомо выглядевших соломенных шляпах, в которые он по вечерам со странным смехом забивал гвозди, так это ничего страшного. За свою жизнь Зеффу довелось повидать и не такое. Другие, правда, не желали принимать подобную точку зрения, из-за чего во все комнаты были установлены дополнительные замки, поэтому, случись чего, и Санджи так просто было до них не добраться.
   Такие вот своеобразные отношения продолжались уже на протяжении... мда... около двух лет. С периодичностью в несколько недель, Луффи и Зоро стабильно появлялись в дверях ресторана "Барати", после чего первый тут же принимался доставать Санджи. Зачастую они проводили здесь два-три дня, иногда с кем-нибудь встречаясь, -- точнее Луффи с кем-то встречался, и зачастую весьма тёмными личностями, -- после чего парочка охотников-пиратов снова уплывала. После их отплытия, иногда прямо на следующий день, во всех местных газетах, -- порой и мировых, -- появлялась очередная статья о том, как "Убийца Пиратов" разобрался с очередным пиратом. Или целой пачкой.
   Где-то по прошествию полугода, после первого появления Луффи и Зоро в дверях ресторана, рядом с парнями появились Рю, -- который, по каким-то никому не ясным причинам, сначала упорно называл себя Джонни, -- и Йосаку, после чего в заголовках газет, наряду с именем Ророноа Зоро, замелькали и их имена. Вскоре после их появления, из уст людей, можно было всё чаще и чаще услышать прозвище "Убийцы Пиратов", а затем это прозвище прокралось и на страницы газет, после чего приобрело официальный статус. Ещё немного погодя появилась личная Богиня Санджи.
   Сначала, как Зефф честно мог признать, Нами была самой обычной девчонкой. Совсем не дурнушкой, но и точно не умопомрачительной красоткой, ради которой стоило бы терять голову. Нами подводил её возраст. По девушке сразу было понятно, что она пять минут, как перестала быть подростком. Однако возраст подводил её совсем не долго, совсем не долго. Зефф сейчас даже не мог точно сказать, каким образом получилось так, как получилось. Первые три месяца она хоть и хорошела день ото дня, -- без всяких шуток, так оно и было! - тем не менее, никакой сверхъестественности. Девочку целенаправленно тренировали, поэтому изменения просто не могли не быть. Да и возраст сказывался - девчонка-пять-минут-как-не-подросток стремительно превращалась в прекрасную юную девушку.
   Всё случилось примерно на четвертый месяц с момента появления Нами, когда вся их команда, -- или семья, как они предпочитали себя называть, -- не появлялась в "Барати" целый месяц. Зато когда они появились, Санджи пришлось делать переливание крови, так много он её потерял, когда увидел свою любимую "Нами-суан", которая в тот день, в один момент, превратилась для него в его личную Богиню... И если говорить начистоту, то не только в его. Каким-то образом, всего за один месяц, Нами умудрилась скакнуть от "прекрасной юной девушки" до... до той самой Богини. Потому что обычные люди настолько красивыми быть просто не могли, не могут и никогда не смогут. После этого не прошло и недели, как газеты разродились прозвищем: "Королева Монстров". Вот только Зефф, наверное, стал единственным человеком во всём Ист Блю, кто действительно понял, насколько заслужен этот её титул. "Убийцы Пиратов" действительно были сборищем сплошных Монстров. И такими они могли считаться не только по меркам слабейшего Ист Блю, но и по первой половине Гранд Лайна, пусть даже там это было уже не столь однозначно.
   -- Этот ублюдок... он скоро будет здесь, -- голос Санджи вывел Зеффа из его задумчивости. - Я должен подготовиться... я должен как следует подготовиться, чтобы прекратить всё это раз и навсегда, -- принялся неразборчиво бормотать себе под нос парень. - Этот ублюдок скоро будет здесь, а я всё ещё не готов... тренироваться, мне нужно больше тренироваться, -- не переставая бормотать, Санджи двинулся к выходу какой-то пьяной, шатающейся, походкой. - Подготовиться... я должен подготовиться... -- скрылся парень за дверью.
   Все собравшиеся, проводив взглядами явно невменяемого парня, дружно повернулись к Зеффу.
   -- Ну что опять? - посмотрел на них старый пират.
   -- С ним точно всё будет нормально? - спросил один из коков.
   -- Сколько вам раз можно говорить, чтобы вы перестали обращать на него внимание? Чёртов сопляк просто любит всё излишне драматизировать... чёртов мелкий баклажан!
   И тем не менее, следующие несколько дней, после выхода статьи, не считая Зеффа, все старались держаться от Санджи подальше. Потому что большую часть времени он выглядел как полный психопат, а меньшую часть как самый обычный психопат. Сигареты он в эти дни изо рта вообще не вынимал. Едва ему стоило докурить одну, как он тут же начинал другую. Народ готов был поклясться, что парень курил даже во сне... когда он вообще спал. Потому как, несколько раз, его ежевечерняя тренировка плавно перетекала в утреннюю. Так что, к моменту появления Луффи, -- появлению столь предсказуемому сколь и неизбежному, -- Зеффу пришлось запретить Санджи появляться днём в главном зале ресторана - он своим безумным видом мог распугать всех клиентов!
   Луффи вошёл в ресторан именно так, как от него все и ожидали, благо подобным образом он издевался над Санджи уже на протяжении целого года. Но даже так нельзя было не признать, что, конкретно в этот раз, он умудрился переплюнуть самого себя, и намного. Когда Луффи, около года назад, таким жестоким образом решил поиздеваться над Санджи в самый первый раз, юных красоток в его окружении насчитывалось всего пять штук. Затем их число, от визита к визиту, постепенно начало увеличиваться, и в предпоследний раз достигло пятнадцати. Сейчас? Двери ресторана раскрылись, и внутрь хлынул целый поток самых разнообразных девушек, -- блондинки, брюнетки, шатенки, розоволосые, синеволосые, зелёноволосые, голубоглазые, кареглазые, черноглазые, высокие и невысокие, стройные и не очень, -- как говорится, на любой вкус и цвет.
   Схожее разнообразие поддерживалось и в одежде. Девушки были одеты буквально во всё, начиная чуть ли не от монашеских одеяний, и заканчивая чем-то совершенно непотребным, выходящим далеко за грань приличия. Девушек однозначно объединял только один факт: все они были красивы. Причём, градация шла от "просто красивых" и до "потрясающе красивых". И пусть ни одна из них, какими бы красивыми они все не выглядели, даже близко не могла сравниться с Нами, девушки подкупали своим разнообразием. Нами, несмотря на всю свою почти неземную красоту, не могла одновременно быть и блондинкой, и шатенкой, и невысокой, и высокой. Это никогда не мешало, любому мужчине или женщине увидевшему Нами, признавать её красоту, но вкусы у всех разные. Здесь и сейчас можно было найти девушку практически на любой вкус, присутствовали даже несколько милых толстушек. Луффи учёл всё.
   -- Зефф-сама, мы снова к вам! - раздался очаровательных хор женских голосов, и спустившийся в зал мужчина, уже давно почувствовавший приближение Луффи, оказался зажат со всех сторон, а на его щеки обрушился целый град приветственных поцелуев.
   Остальные коки, быстро оценившие ситуацию, так же поспешили в общий зал. За исключением нескольких неудачников, которые конкретно сейчас, -- вот именно в этот самый момент! -- не могли отойти от плиты. Стоило кокам выйти в зал, как все они немедленно оказались окружены целой стайкой прекрасных фей. Во всяком случае, именно так им всем показалось. Как и Зеффу немногим ранее, всем кокам досталось изрядное количество приветственных поцелуев. Самые ушлые коки, которые уже несколько дней подряд всегда таскали с собой автографные бумаги и несмываемые маркеры, поспешили обзавестись памятными подписями различных див. Все приплывающие с Луффи девушки, всегда были действующими актрисами различных театров, певицами и танцовщицами, и большинство из них успели достичь немалого успеха на соответствующих поприщах. Об этом хорошо говорил хотя бы сам факт того, что почти все коки, -- бывшие пираты, грубые бескультурные мужики, очень далёкие от светской жизни! -- могли назвать чуть ли не всех девушек поименно. И они могли назвать их, даже если бы никто из них никогда раньше не посещал "Барати" в сопровождении Луффи.
   С одновременным прибытием такого количества человек, и без того почти под завязку набитый ресторан мгновенно оказался переполнен. Зефф отдал команду поднять "плавники", а официантам начать вытаскивать на улицу запасные стулья, столы, зонты, скатерти и посуду. Поднялась невероятная суета, среди которой чётко выделялся один небольшой неприкосновенный островок, где, стоя на коленях и упёршись руками в пол, заливался слезами несчастный Санджи. Это был его личный Ад. Вокруг него было полным-полно самых прекрасных леди, но ни одна из них не обращала на него ни малейшего внимания, словно его не существовало. И он прекрасно знал почему. Вернее, он совершенно точно знал, чьих это было рук дело!!! Чёртов Монстр зашёл в ресторан так, как он теперь стал почти всегда заходить - под руку с двумя красотками. В этот раз разница заключалась лишь в том, что ни одна из сопровождающих Монстра красоток, не была его любимой Нами-суан. Это одновременно и сильно порадовало Санджи, и ещё больше огорчило. С одной стороны он был рад, что его несравненная Нами-суан сейчас не вместе с этим чёртовым ублюдком, а с другой сильно огорчало, потому что его обожаемая Нами-суан сегодня точно не приплыла. Будь это иначе, и чёртов ублюдок шёл бы под руку с ней!
   -- Санджи, как дела? - остановился перед ним Монстр.
   Санджи едва не вырвало кровью, стоило парню услышать так ненавистный ему голос.
   -- Всё ещё девственник? Ну, ничего, ничего, и на твоей улице когда-нибудь будет праздник! -- тут же участливо добавил Монстр.
   В этот момент Санджи таки вырвало кровью.
   -- Глядишь, к тому времени нормально готовить научишься. Высот старика Зеффа, тебе, конечно, никогда не достичь, но хотя бы народ тошнить от твоей еды перестанет -- это уже будет немалый прогресс!
   Санджи опять вырвало кровью. Парень понятия не имел, как именно этот чёртов ублюдок смог организовать тот чёртов случай, если он даже близко не приближался ни к его готовке, ни к людям за другими столами. Однако теперь чёртов ублюдок при каждой их новой чёртовой встрече напоминал ему о том чёртовом случае!!!
   -- Или ты всё ещё метишь на место своего старика? Не понимаю я тебя, неужели ты настолько сильно не любишь этот ресторан, что только спишь и видишь, как бы он закрылся?
   Он его убьёт!! В этот раз он совершенно точно убьёт этого чёртового ублюдка!!!
   -- Это ещё кто такой? - раздался мужской голос, которого раньше Санджи слышать ещё не доводилось.
   Подняв голову, заливающийся горькими слезами, блондин уставился снизу верх на, опять же, никогда ранее им не виденного парня с невероятно длинным носом. Неестественно длинный нос незамедлительно оказался позабыт, стоило Санджи увидеть, что новый парень, так же как и чёртов Монстр, стоит под руку с двумя девушками. Санджи уткнулся обратно в пол, и его вырвало кровью в третий раз. Жизнь несправедлива.
   -- Стыдно признавать, но это наш семейный кок, -- тяжело вздохнул Монстр.
   -- У нас есть кок? - явно удивился длинноносый.
   Санджи потребовалось всего секунда, чтобы осознать необычность вопроса парня, после чего он вновь поднял голову, уставившись на новенького, только теперь уже куда внимательнее. Тёмно-коричневый комбинезон, светло-коричневая, в клеточку, бандана и такого же цвета ботинки на ногах.
   -- Ты нашёл нам нового члена семьи? - на мгновение забывшись, невольно спросил Санджи.
   -- Привет, меня зовут Кондориано, -- приветственно протянул руку блондину представившийся Кондориано, словно в коленно-локтевой позе Санджи не было ничего необычного, как и в том, что он заливался слезами и блевал кровью.
   Санджи в жизни не слышал более странного имени, но протянутую руку пожал без колебаний. К удивлению кока, рукопожатие длинноносого парня оказалось намного крепче, чем можно было бы заподозрить, учитывая его худощавое телосложение с едва намечающимися мускулами.
   -- Это наш стрелок, -- кивнул Луффи. - На самом деле его зовут не Кондориано, а "Грозный Глаз" Чингачкук, правая рука "Великого Змея", который на протяжении многих лет терроризировал остров Могикан.
   Естественно это был никто иной как Усопп, поэтому длинноносый парень не повёл и ухом, когда Луффи с серьёзным видом выдал весь этот бред.
   -- Гордится мне нечем, хреновая там вышла история, -- печально вздохнул Усопп, он же теперь Кондориано, из-за чего стоящие рядом с ним девушки, мило заворковав, тут же начали сочувственно гладить его по плечам и голове... от непередаваемо чудовищного по силе чувства зависти, Санджи едва не проблевался кровью в чётвёртый раз подряд.
   -- Чингачкук настолько сильно хочет забыть своё тёмное прошлое, что решился взять себе новое имя, хотя это и страшный позор по меркам тех мест, где он рос, -- радостно продолжил заливать Луффи. -- Вдобавок Чингачкук очень гордый, поэтому мне пришлось пообещать ему, что если он сможет победить Зоро, то он сразу же станет капитаном.
   Крепкое рукопожатие или нет, Санджи с большим сомнением оглядел худощавого паренька в коричневом комбинезоне, который заметно побледнел только при одном упоминании Зоро. Санджи шутку оценил. И дело тут даже не в Зоро. Чёртов Монстр может и был чёртовым ублюдком, но не уважать Санджи его не мог. Чтобы этот чёртов Монстр кому-то подчинялся? С его-то силой и извращёнными, напрочь прогнившими, мозгами? Чёртов ублюдок в очередной раз продемонстрировал своё мерзопакостное чувство юмора... надо признать, довольно забавное, если оно было направлено не на него самого. Вот только в этих своих, практически кощунственных, мыслях, Санджи ни за что бы не признался даже на смертном одре. Чёртовому ублюдку совершенно точно не требовалось дополнительных стимулов, чтобы демонстрировать своё чёртово мерзопакостное чувство юмора!
   -- Я не понял, если он наш кок, то почему он был не с вами, когда вы приплыли на мой остров? - как показалось Санджи, явно поспешил перевести тему с Зоро, представленный Чингачкук, который теперь Кондориано. - И почему о нём никогда не говорилось в газетах? Или он, как и я, новенький?
   -- Он скорее старенький, Санджи стал частью нашей семьи после Зоро, и до появления Рю и Йосаку.
   -- Частью семьи? - наконец, поднялся на ноги блондин, и, вытерев рукавом кровь с губ, вставил в рот сигарету -- Кто это тебе сказал, что я часть твоей долбанной семьи? - прикурив и сделав первую затяжку, недовольно спросил Санджи.
   -- Эм... вообще-то ты сам только что это сказал, разве нет? - недоуменно заметил Усопп... пардон, Кондориано!
   -- Что я сказал? - вопросительно приподнял свою бровь-завитушку Санджи.
   -- Что ты принадлежишь нашей семье.
   -- Когда это я такое говорил?
   -- Когда спрашивал у Луффи про меня.
   -- И что это доказывает? Я просто спросил.
   -- "Ты нашёл нам нового члена семьи" -- это твои слова, не мои.
   -- Да у тебя серьёзные проблемы со слухом! -- пошёл в несознанку Санджи. - Я такого бы никогда не сказал!
   -- Между прочим, я тоже слышал, -- как прилежный школьник потянув руку вверх, поддержал новоявленного Кондориано довольный Луффи.
   -- А твои слова вообще ничего не стоят, -- незамедлительно приземлил его на землю Санджи. -- Ты всегда говоришь только то, что тебе выгодно и действуешь только тогда, когда, опять же, тебе это выгодно. Иными словами: тебе верить - себя не уважать!
   Ответ Луффи оказался соразмерен нанесённому ему оскорблению:
   -- Видите, девушки, он не состоит с нами в одной семье, он такой жалкий, не правда ли? - с улыбкой оглядел Луффи окружающих его и Кондориано девушек.
   -- Действительно, жалкий, если бы он был из вашей семьи, то я бы с удовольствием с ним пообщалась, -- заявила одна.
   -- А мне он даже начал немного нравится, но раз такие дела, ничего не поделаешь, придётся о нём забыть, -- подлила масла в огонь другая.
   -- Если он не хочет вступать в вашу семью, по-видимому, нам всем придётся избегать его и дальше, -- печально вздохнула третья.
   В чём прелесть талантливых и опытных актрис? Они могут достоверно изобразить любые эмоции. И сейчас все девушки очень живо изобразили чувство сожаления. Вроде они всегда так хотели, так хотели, познакомиться с Санджи, но раз он был вне семьи, ничего нельзя было поделать. Ещё несколько фраз, сказанных в том же духе, и Санджи вернулся к своей коленно-локтевой позе, а там и слёзы не заставили себя ждать. Большой любитель женщин был совершенно беззащитен перед этими самыми женщинами. Иначе, на фига бы ещё Луффи так заморачивался? Найм такого количества популярных людей стоил бешеных денег!
   Вот примерно в таком ключе и прошёл весь остаток дня. К концу вечера каждая девушка успела высказаться на тему того, что Санджи всем хорош, но до тех пор, пока он не вступит в семью Луффи, он никогда не будет для них достаточно хорош. Зато если он всё-таки передумает, тогда сразу же станет лучше всех! Пару раз блондин не выдерживал подобного давления и забывался. Правда, прежде чем он успевал расписаться кровью на любезно ему подсунутом Луффи контракте, -- что-то там было про душу, тело и всё такое, -- Санджи успевал взять себя в руки. С правовой точки зрения, контракт, конечно, ничего не значил, но вот с точки зрения человека, выращенного бывшим пиратским капитаном, такой контракт значил всё. Мужик сказал - мужик сделал! Таким уж Санджи вырастил старик Зефф. На самом деле глупость полная. Нет, глупость заключалась не в том, чтобы держать своё слово, а во всём этом показательном противостоянии между Санджи и Луффи. Полная чушь. "Противостояние" Санджи и Луффи было ничем иным, как самой обычной игрой... или даже не игрой, а результатом их своеобразных отношений. В конце концов, Зоро тоже постоянно пытался убить Луффи, и ничего. И дело было в том, что, как и всё связанное с Луффи, ничто не могло быть простым и понятным.
   Санджи громогласно отрицал свою принадлежность к семье Луффи, мысленно и вслух проклинал проклятого Монстра, и грозился обязательно его убить или, как минимум, невероятно злобно отомстить. Луффи, в свою очередь, столь же громогласно заявлял о принадлежности Санджи к его семье, старательно выступал в роли того самого, уже неоднократно упомянутого, Монстра, что безбожно издевался над несчастным коком, и показательно пытался, тем или иным способом, привязать Санджи к своей семье. Это всё, в свою очередь, ничуть не мешало Санджи периодически оговариваться, как во время разговора с Кондориано, а Луффи тренировать своего кока. И нет, речь здесь сейчас шла совсем не о физических тренировках, -- это, конечно, дело полезное, но Санджи, на момент их первой встречи, по меркам Ист Блю, и без всяких дополнительных тренировок был весьма силён. Куда больше Луффи интересовала сила Санджи как кока, то есть его способность вкусно готовить. Вкусную еду Луффи любил почти так же сильно, как приключения и приятный глазу хаос. Иначе на фига бы ещё он выкладывал перед Зеффом такое количество денег? Луффи, конечно, был тем ещё транжирой, обожая бессмысленно тратить деньги почти так же сильно, как и зарабатывать, -- зарабатывал он их, кстати, ещё более бессмысленно, чем тратил, -- но, просто так выкидывать деньги на ветер, даже для него стало бы перебором... Если только не ради того, чтобы устроить массовые беспорядки, ибо ему было скучно, и он купил себе попкорн. От гнева Нами, в тот день, подобная отговорка его, правда, не спасла.
   -- Их было восемьдесят тысяч, -- уже поздним вечером, когда солнце вот-вот готово было опуститься за горизонт, рассказывал "свою" историю Усопп всё так же оставаясь в образе Кондориано. - Естественно, что я ничуть не испугался. Да и с чего бы мне было их бояться? Я за свою жизнь, бывало, попадал в ситуации и похуже.
   Дело происходило на "плавнике". После отплытия всех девушек и других посетителей, все дополнительные столы, кроме одного, были убраны обратно в кладовку. Именно за оставшимся столом сейчас и сидели Санджи, Усопп и Луффи. Санджи, вполне понятно, заинтересовался каким образом "Кондориано" умудрился попасть в их семью, поэтому он был удостоит чести услышать "всю правду" о Храбром Воине Моря, по прозвищу "Капитан Кондориано".
   -- Именно в тот момент мне и открылся истинный замысел Куро, -- продолжал нагнетать обстановку Усопп. - Съев фрукт, позволяющий ему оживлять мёртвую плоть, он, под видом обычного дворецкого, все эти годы создавал армию зомби.
   Как и все свои истории, Усопп сочинял всё буквально на ходу. И принимая во внимание какое впечатление произвёл на него Луффи, парень не упустил возможности приплести к своей истории так обожаемых его капитаном зомби.
   -- И где он прятал такую армию, откуда брал тела, и почему большая часть из них просто не сгнила? - скептически приподнял бровь Санджи.
   Несмотря на весьма уверенный тон Усопп, блондин не особо верил в рассказываемую ему сказку. Уж больно рассказчик походил на отъявленного вруна!
   -- Ты забываешь, что это армия немёртвых, -- покровительственно произнёс Усопп. - Он нашёл достаточно большую пещеру, где они все и пряталась. Зомби не нужно есть, спать и они уже мёртвые, поэтому не могут повторно умереть, как бы плохо с ними не обращались. Куро в этой пещере складировал их чуть ли не штабелями. А всех несчастных, которые по каким-либо причинам оказались поблизости от пещеры, зомби убивали, после чего Куро присоединял их к своей армии. В конце концов, эту пещеру прозвали "Пещерой Смерти". Естественно, сначала многие посчитали все рассказы о "Пещере Смерти" обычной глупостью, но когда там пропал целый взвод солдат Морского Дозора, отправленный проверить все эти слухи, больше туда соваться никто не рисковал.
   -- Так откуда он всё-таки брал тела, и почему они не сгнили? - не сдавался Санджи. - Сильно сомневаюсь, что можно собрать восьмидесятитысячную армию только за счёт любопытных, отправившихся к этой пещере.
   -- Какой ты нетерпеливый, сейчас всё расскажу, -- отпив из кружки, осуждающе покачал головой Кондориано. - Зомби не сгнили из-за особенностей силы фрукта Куро, если бы ты хоть немного подумал, то тебе бы это и самому стало очевидно. А тела он добывал с помощью нападений на корабли. Зомби так и так мёртвые, поэтому они могли ходить по дну морскому, чем Куро и пользовался при нападении на корабли.
   -- По дну? - сразу же ухватился за не состыковку Санджи. -- Сила фрукта в воде не работает!
   Взгляд Усоппа слегка заметался.
   -- Не совсем так, -- незамедлительно пришёл к нему на выручку Луффи. - Сила фрукта в воде работает, просто сам фруктовик при этом не может двигаться. Однако на зомби, поднятые Куро, подобное ограничение не распространяется, поэтому они без всяких проблем могли передвигаться под водой.
   Санджи подозрительно покосился на Луффи, но всё-таки слегка кивнул головой, признавая, что подобное объяснений вполне логично. Впрочем, логично не означало, что объяснение Луффи было правдивым. Прозвучи подобное объяснение из уст любого другого человека, и Санджи бы поверил в это без всяких сомнений, но Луффи это Луффи.
   -- Так вот, -- продолжил Усопп, -- нападая на корабли, Куро не только увеличивал свою армию, но и получал доступ к деньгам, на которые облачал своё воинство в мощные доспехи, делая свою армию сильнее день ото дня. Зомби ведь не ограничены человеческими рамками, поэтому на вес доспехов им почти плевать, вот Куро этим и воспользовался. Ох и намучался же я с этими железными башнями, когда Куро повёл их в атаку на мою деревню, -- тяжело вздохнув, сокрушённо покачал головой Усопп.
   -- Деревню? Это которая Ма-чего-то-там?
   Вполне понятно, что Усопп, так же как и Санджи, не запомнил точное название "деревни" упомянутой Луффи, но в этот раз он не растерялся:
   -- Нет, это другая деревня, оттуда я ушёл уже давным-давно, -- не моргнув глазом, соврал парень.
   Реакция Усоппа оказалась на высоте, вот только ему стоило лучше следить за своими словами:
   -- Давным-давно? - с отчетливо читаемым сомнением во взгляде, оглядел Санджи сидящего перед ним Усоппа, которому даже с натяжкой нельзя было дать больше восемнадцати. - Ты же вроде на этом своём острове был правой рукой какого-то там Змея? И когда же ты был его правой рукой? В яслях, что ли? -- После двух лет общения с Луффи, обмануть Санджи стало непростым делом, в чём Усопп сейчас мог убедиться на собственном опыте.
   -- Фу-фу-фу... юноша, я вижу ты стал ещё одним человеком обманувшимся моим внешним видом, -- реакция длинноносого парня вновь оказалась на высоте... хотя его смех мог бы выглядеть немного более правдоподобным и не таким самодовольным. -- Я даже не хочу говорить тебе о моём истинном возрасте. Когда-то давно мне посчастливилось выпить один живительный напиток, из-за которого я совсем перестал стареть. Не спорю, вряд ли я теперь когда смогу приобрести облик почтенного джентльмена, но это не большая цена за вечную или, как минимум, очень долгую жизнь и молодость.
   -- Хочешь сказать, ты сам не знаешь, когда постареешь? - полез в карман за сигаретами Санджи.
   -- Истинно так, -- кивнул Усопп. - К счастью, благодаря моему облику, меня всегда недооценивают. Иногда это откровенно раздражает и вредит, но ещё чаще это спасает мне жизнь. Куро меня недооценил. Именно поэтому, когда он повёл свою армию немёртвых на мою деревню, чтобы затем возвести на её месте свой богомерзкий Некрополь, он никак не ожидал, что я окажу ему сопротивление. Понимаешь, в моей деревне живёт самая настоящая фея, -- посмотрев Санджи прямо в глаза, проникновенно произнёс парень, -- которая в своё время излечила моё поражённое Тьмой сердце. Она любит всех жителей моей деревни и горячо любима ими в ответ, поэтому, хотя я и мог убежать от Куро и его армии, я бы потом сам себя не простил, если бы сделал это. Так что я остался, и принял этот неравный бой.
   -- И как всё прошло? - невольно спросил Санджи.
   Парень до сих пор не мог понять, говорил ли этот Кондориано ему правду или нет. С одной стороны, весь рассказ Кондориано звучал слишком фантастично, да и само имя не внушало доверия, а с другой, когда ты собственными глазами видел, как у одного вполне конкретного человека заново отрастает отрубленная голова, поверить в существование зомби было не таким уж и сложным делом. Человек-дракон существовал, так почему бы не существовать и зомби? Кроме того, Санджи периодически косился в сторону Луффи, -- опять неизвестно откуда доставшись себе мороженное, -- который с живейшим и не наигранным интересом слушал Кондориано. Что ещё примечательнее, он не делал ни единой попытки его перебить. Означало ли это, что, всё сказанное длинноносым, правда? Санджи особой уверенности не питал, но с Луффи всегда так.
   -- Как ты можешь и сам видеть, я всё ещё живой, -- несколько покровительственно улыбнулся Усопп, отпивая из своей кружки. - Учитывая, что я знал о нападении Куро и его армии заранее, я смог устроить им ловушку. Однако их оказалось слишком много даже для меня, и они оказались намного опаснее, чем я думал. Мне удалось перебить большую часть армии Куро, но затем он извлёк свой козырь, призвав на помощь двух особенно сильных зомби, и я пал. Я лежал на том поле боя, в окружении давно уже мёртвых тел, и молился о спасении. Нет, не своём, я прожил уже достаточно, а спасении жителей деревни и прекрасной феи, -- окончательно вошедший в роль Усопп, добавил в голос трагизма. -- К счастью, мои молитвы оказались услышаны. Сначала мне на помощь пришла Нами, Прекрасная Дева-воительница, способная за один миг расправится с десятками врагов, а за ней последовали Благородный Дракон, в человеческом обличии, и Великий Бессмертный Воин. И хотя им не понадобилось много времени, чтобы добить сильно потрёпанную мною армию зомби, без их помощи я бы не справился. Именно поэтому, как только я узнал о Луффи, предводителе моих спасителей, я незамедлительно присягнул ему на верность.
   Санджи невольно обратил внимание на изменившуюся речь Кондориано. Если сначала длинноносый парень, -- или старик? - говорил вполне нормально, то под конец, видимо в пылу рассказа, начал скатываться в высокий слог. Если он привык говорить именно вот таким вот образом, то это сразу же объясняло столь странный выбор имени. Кондориано -- кто вообще решит взять себе подобное имя? У Санджи появилось чувство, что теперь он знал кто.
   -- А как же насчёт той части, где ты должен победить Зоро, если хочешь стать капитаном? - потушив одну сигарету и прикурив другую, спросил Санджи.
   -- К сожалению, моя гордость не позволяет мне служить более слабому воину, чем я, -- с тем самым сожалением о котором он говорил, ответил блондину Усопп. - Но Зоро оказался невероятно силён, не даром слава о нём гремит по всему миру. И хотя наше сражение длилось четыре дня, я всё-таки проиграл. Тогда я и стал одним из членов семьи "Соломенной Шляпы".
   Санджи облегчённо вздохнул. Четыре дня против Зоро? Аж десять раз! Против такого и четыре секунды будет приличным результатом. Наконец-то всё встало на свои места. Весь рассказ не более чем очередная постановка Луффи. Однако и этому Кондориану, -- или как его там на самом деле зовут, -- Санджи тоже не мог не отдать должное. Это же надо так врать, что даже он, заранее скептически настроенный, и то усомнился! Впрочем, без наказания это оставлять всё равно было нельзя.
   -- Тебя в моей истории интересует что-то ещё? - спросил длинноносый парень, заметив пристальный взгляд парня.
   Сделав последнюю затяжку, Санджи начал наклоняться вперёд, словно он хотел затушить окурок в пепельнице. Однако, вместо этого, Санджи резко выбросил руку вперёд, чтобы обхватить пальцами лицо этого наглого вруна... и какого же было удивление Санджи, когда его пальцы ухватили один лишь воздух. Парень удивлённо вытаращился на сидящего перед ним Кондориано, который, в свою очередь, столь же удивлённо таращился в ответ. Словно он не понимал, что сейчас произошло.
   -- Ты чего? - наконец, тупо спросил заметно взбледнувший Усопп.
   Санджи медленно повернул голову в сторону Луффи, который, щуря глаза от удовольствия, беспечно лизал своё новое мороженное, -- откуда?!! -- и, как говорится, в ус не дул.
   -- Он что, на самом деле говорил правду? - спросил Санджи.
   Блондинистый кок оказался настолько сильно сбит с толку, что сделал то, чего ни в коем случае не следовало делать - решил обратиться за правдой к Луффи. Это в какой-то мере было парадоксально. Все в семье, в некоторых случаях и за её пределами, прекрасно знали, что Луффи за человек, и всё равно, раз за разом, наступали на одни и те же грабли. Возможно, всё дело заключалось в том, что почти на каждую его безумную, -- идиотскую, тупую, забавную, раздражающую, нужное подчеркнуть, -- выходку, приходилась другая, иногда в равной или большей степени безумная, но зато действительно важная. По-видимому, это сбивало с толку, периодически заставляя многих людей забывать о том, что безобидно выглядевший парень в соломенной шляпе, так обожающий жареное мясо и мороженное почти всех сортов, ни фига на самом деле не безобиден.
   -- Как тебе сказать... -- оторвался от мороженого Луффи. -- Кондориано, конечно, кое-что приукрасил, и кое о чём умолчал, но, в целом, всё примерно так и было.
   Несмотря на уже совершённую глупость, Санджи всё-таки ещё не настолько сошёл с ума, чтобы безоговорочно верить словам своего типа-не-капитана, поэтому за ответом Луффи незамедлительно последовал новый вопрос:
   -- И что же конкретно он приукрасил и о чём умолчал?
   -- Ну... -- потёр пальцем подбородок Луффи, задумчиво поджав губы. - Например, он не сказал, что Фальшивый Зомби работал дворецким у Недозомби, и что он попытался предупредить её и всех жителей деревни о нападении армии немёртвых, но ему никто не поверил.
   -- Фальшивый Зомби? Недозомби?
   -- Кондориано зовёт их Капитан Куро и Прекрасная Фея, но лично мне больше нравится Фальшивый Зомби и Недозомби.
   -- ...Окей. Я могут понять, откуда взялся Фальшивый Зомби, но почему Прекрасная Фея стала Недозомби? - взялся за новую сигарету Санджи.
   -- Фальшивый Зомби не сделал её полноценной зомби, значит она Недозомби.
   -- Ладно, с этим разобрались... хотя нет, стой! Почему эта Прекрасная Фея не поверила Кондориано?
   -- Всё дело в том, что Гнусный Некромансер отравлял разум Прекрасной Феи своей ложью, на протяжении целых трёх лет, -- вместо Луффи ответил Усопп. -- Мои слова, наполненные истиной, не смогли за один раз разрубить путы лжи, а времени на новые попытки у меня не было. Пришлось действовать в одиночку, потому что все жители моей деревни, как и Прекрасная Фея, были опутаны ложью капитана Куро.
   -- Позвольте на всякий случай уточнить, -- выдохнул колечко дыма Санджи. - Прекрасная Фея - это девушка? В смысле, мы сейчас здесь не говорим о настоящей фее, как в какой-нибудь сказке?
   А что? С момента появления Луффи в его жизни, Санджи с трудом стал определять границы реального и нереального. На взгляд блондина, Прекрасная Фея могла как быть обычной девушкой, так и настоящей феей, вот он и решил уточнить наверняка.
   -- Совсем дурак? - вопросом на вопрос ответил Луффи.
   -- Действительно, -- кивнул Кондориано, -- ни одна сказочная фея не сможет сравниться с Прекрасной Феей. В отличие от них, она настоящая!
   -- ...Так о чём он ещё умолчал или преувеличил? - благоразумно решил соскочить с соответствующей темы Санджи.
   -- О том, что у него было три верных воина... -- начал было возвышенно отвечать Луффи, но тут же спохватился: -- Тьфу, блин! Я хотел сказать, что за ним таскались три сопливых пацана, которых он обманом отослал от себя куда подальше, когда пошёл стучать в бубен Фальшивому Зомби. Да и с Зоро он сражался не четыре дня, а чуток поменьше... Правда, я не могу винить его, если он немного потерялся во времени. Уж больно напряжённой вышла та битва. Ну а в остальном, вроде бы всё.
   -- Понятно...
   На самом деле сомнения Санджи так до конца никуда не делись, но тот факт, что Кондориано смог так легко увернуться от его захвата, придавал всей услышанной истории, куда больший вес, чем можно было бы подумать. В конце концов, Кондориано начал отклонятся назад до того, как сам Санджи попытался его схватить. И знающему человеку это говорило о многом... хотя, ещё оставался шанс на то, что всё вышло случайно. Такой вариант так же не следовало сбрасывать со счетов.
   -- Раз мы с этим закончили, -- разом сожрав всё своё оставшееся мороженное, Луффи с оценивающим прищуром посмотрела на Санджи, -- теперь твоя очередь.
   -- Моя очередь? В каком смысле, моя очередь?
   -- Это ты мне сам скажи, ты сегодня целый день мою спину взглядом сверлил, и не из-за девочек... во всяком случае, не только из-за девочек, -- после секундного раздумья, поправился парень.
   -- Спарринг! - не стал юлить Санджи, стоило ему понять, о чём говорит Луффи.
   -- Опять? - сразу же потерял весь интерес парень.
   -- Сегодня всё будет по-другому!
   -- Да ты всегда так говоришь.
   -- Нет, сегодня точно всё будет по-другому!
   -- Уже так поздно... давай завтра? А ещё лучше давай подождём, пока не вернётся Зоро. С ним ты сможешь драться столько, сколько твоей душе угодно -- этому маньяку такое будет только в радость!
   -- Во-первых, меня сейчас интересует не Зоро, а ты. Против его мечей мой новый приём будет и в половину не так эффективен, как против тебя. Во-вторых, сейчас только девять часов вечера, поэтому у нас ещё почти два часа, прежде чем окончательно сядет солнце! - поднялся на ноги воинственно настроенный Санджи. - За два часа мы успеем провести целый десяток спаррингов, а мне сейчас нужен только один.
   -- ...Фиг с тобой, давай смахнёмся, -- с большой неохотой выбрался из-за стола Луффи.
   -- Тогда я сейчас подготовлю лодку, -- незамедлительно умчался внутрь ресторана Санджи.
   - Идём Усопп, поплывёшь с нами, -- бросил Луффи так и оставшемуся сидеть на месте "Кондориану".
   -- Мы куда-то поплывём? - тут же озадачился длинноносый парень.
   -- А ты как думал? Спарринг или нет, начни мы сражаться на корабле, и "Барати" уйдёт под воду... кстати, хорошая работа с Кондориану и армией нежити. Вот так и надо врать.
   Усопп озадаченно посмотрел на Луффи.
   -- В смысле? Я всегда так врал!
   -- ...Конечно, охотно верю.
   -- Как-то не похоже.
   -- Кстати, не напомнишь, как давно мы отплыли с твоего острова? - словно бы не особо интересуясь ответом, спросил Луффи.
   -- Что-то я не поня...
   -- Просто ответь на вопрос.
   -- Три дня назад, а что?
   -- Ничего, так, проверяю... а как насчёт пароходика, который смог?
   Усопп мгновенно посерел лицом и покрылся холодной испариной.
   -- Что-то... что-то мне к-как-то резко п-поплохело, -- слегка заикаясь, произнёс парень, принявшись испуганно ощупывать свой холодный влажный лоб.
   -- Не обращай внимания, -- посоветовал ему Луффи, успокаивающе похлопав по плечу. - И давай, поднимайся, вон и Санджи уже плывёт, -- поспешил он отвлечь длинноносого от опасной для всех темы.
   -- А-ага, -- чуть заторможено кивнул Усопп, вылезая из-за стола и направляясь вслед за Луффи.
   Местом предстоящего "боя" была выбрана небольшая скальная площадка, возле которой ресторан "Барати" и простоял на протяжении всего дня. Вообще, само появление "Барати" было связано с похожей скальной площадкой, возвышающейся прямо посреди моря. Если не особо вдаваться в подробности, то, около десяти лет назад, когда старик Зефф ещё был не таким уж стариком, и вполне себе действующей Легендой, капитаном пиратской команды, случился шторм. Роковой шторм.
   В тот памятный день, команда Зеффа, только-только вернувшаяся из своего путешествия по Гранд Лайну, грабила пассажирский корабль, на котором, в свою очередь, обычным помощником кока работал мелкий Санджи. И вот, в самый разгар грабежа, на сцепленные абордажными крюками корабли, обрушилась огромная волна, из-за чего оба судна оказались разбиты в дребезги, а из всех людей выжили только два человека - Зефф и Санджи. Этих двух выбросило на скалистую безжизненную площадку, что возвышалась посреди моря. На этой самой площадке они провели несколько месяцев, с растущим день ото дня отчаянием ожидая спасительного для себя корабля. Их и без того немногочисленная еда довольно быстро закончилась, поэтому, к моменту своего спасения, и Зефф, и Санджи почти умерли от голода. А самая ирония заключалась в том, что, когда оба корабля потонули, старик Зефф успел прихватить с собой огромный мешок золота. У них было достаточно золота, чтобы купить себе целый ресторан, но при этом они всё равно медленно умирали от голода. В этом и заключалась ирония. Именно тогда у Зеффа родилась идея о плавающем ресторане:
   -- Вот было бы хорошо, если бы где-нибудь посреди этого бескрайнего моря плавал самый настоящий ресторан, способный накормить любого человека, -- сказал он Санджи в момент, когда уже почти умер от голода, и буквально за полчаса до их спасения.
   Так вскоре появился плавающий ресторан "Барати". И маршрут его плавания был выбран отнюдь не случайно. На протяжении чуть более двух месяцев, ресторан медленно плавал от одной безжизненной скалы к другой, пока не замыкал большой неравный круг, и не начинал маршрут сначала. Кроме того, на каждой скале были устроены легко обнаружимые тайники с небольшим количеством провизии, и очень большим количеством сигнальных ракетниц. За десять лет существования ресторана, благодаря предусмотрительности Зеффа и Санджи, было, с одной стороны, спасено всего двенадцать человек, а с другой, целых двенадцать человек избежали одной из самых страшных смертей на свете. Мало что в мире могло сравниться с длительной и невероятно мучительной смертью от голода.
   -- Давай уже, показывай, что ты там придумал, если вдруг стал настолько уверенным, -- едва стоило им оказаться на скалистой площадке, и встать лицом друг к другу, Луффи сделал приглашающий жест рукой. - Учти, я ожидаю чего-нибудь впечатляющего. А тебе, Кондориано, лучше отойти подальше, -- слегка наклонив голову в сторону Усоппа, добавил парень.
   Усопп, не будь дураком, тут же поспешил отойти куда подальше, от приготовившейся к "бою" парочки.
   -- Для начала предлагаю начать с лёгкой разминки, -- замерев напротив Луффи, приблизительно на расстоянии пяти метров, предложил Санджи.
   -- Как тебе будет удобнее, -- сделал неопределённый жест рукой Луффи.
   Было совершенно очевидно, что парень не воспринимал предстоящий ему "бой" серьёзно... не без оснований. И Санджи знал об этом лучше всех, поэтому ничуть не злился. Откровенно говоря, блондинистый кок пребывал в предвкушении. Санджи действительно хотел узнать, насколько его новый приём окажется эффективным против Монстра подобного калибра. Однако, сам спарринг Санджи открыл чередой вполне себе обычных ударов. Он не собирался сразу же доставать свой козырь, сначала кок хотел оценить, насколько возросла его сила в обычном состоянии.
   Стоящему в стороне Усоппу на мгновение показалось, что Санджи исчез, настолько быстрым на поверку оказался блондинистый кок. За одну секунду Санджи успел не только преодолеть разделяющие их с Луффи пять метров, но и нанести несколько ударов ногой. Собственно, ничем другим Санджи и не дрался. Будучи коком, он был воспитан с верой в то, что его руки бесценны, без них он не сможет готовить, поэтому в сражении парень, как и в своё время старик Зефф, использовал только свои ноги. Стиль "Красной Ноги", если быть совсем точным. Название появилось из-за того, что ноги человека, сражающегося подобным стилем, к концу битвы, становились красными от крови его врагов. По той же самой причине когда-то старика Зеффа прозвали "Красная Нога". Вполне понятно, что старый пират обучил Санджи своему стилю сражения, и блондин делал в нём немалые успехи... Что ничуть не помешало Луффи полностью избежать двух первых его атак, и заблокировать третью.
   -- Сила и скорость заметно подросли, -- одобрительно кивнул Луффи, отбрасывая рукой в сторону перехваченную ногу Санджи. Блондинистый кок, ничуть не обескураженный или расстроенной своей неудачей, и лёгкостью с которой Луффи избежал всех его ударов, незамедлительно атаковал вновь. - Рю и Йосаку ты вынесешь на раз, но до Зоро тебе всё ещё очень далеко, и тут уже ничего не поделаешь, -- продолжая спокойно говорить, Луффи, плавно двигаясь из стороны в сторону, и иногда используя руки, почти не сходя с места, без каких-либо заметных усилий, избегал или блокировал все атаки Санджи. -- Пока не овладеешь Волей Наблюдения и Волей Вооружения, тебе с ним ни за что не сравниться... как, впрочем, и со мной, -- добавил парень, выставляя раскрытую перед собой ладонь.
   Один из сильнейших ударов Санджи пришёлся прямо в центр ладони Луффи. Однако, несмотря на чудовищную силу удара, ботинок кока оказался полностью остановлен в нескольких сантиметрах от ладони Луффи, словно между рукой парня и ногой Санджи пролёг невидимый барьер. Тем не менее, сила, стоящая за ударом, не могла просто взять и исчезнуть, поэтому Санджи, вместе с мелкими камнями и песком под ним, оказался резко отброшен назад, словно его сбил с ног неожиданный порыв сильного ветра.
   Сделав несколько полных оборотов в воздухе, Санджи всё же смог вывернуться и приземлиться на ноги, но окончательно остановиться он сумел только после того, как ещё метров семь проскользил ботинками по скале под его ногами. Остановившись и вернув себе равновесие, Санджи поднял голову и посмотрел на своего противника. Луффи всё так же стоял с выставленной перед собой рукой с раскрытой ладонью, и, чуть улыбаясь, смотрел на самого Санджи. Как и всегда, Луффи выглядел так, словно его можно было прибить одним единственным ударом, но Санджи на собственном опыте знал, что выставленная в его направлении рука с тем же успехом могла быть монолитной стальной стеной... Только, пожалуй, шансов пробить стальную стену, у него было не в пример больше, чем пробить Волю Луффи. И всё-таки Санджи пытался мыслить позитивно. Самое главное, что шансы были, а всё остальное уже мелочи.
   Пусть Санджи так до сих пор не смог овладеть ни одном типом Воли, теорию он знал на "отлично". Так парень знал, что Воля Наблюдения позволяла человеку заранее знать обо всех действиях своего противника. И это, бесспорно, было потрясающей способностью, овладение которой многократно увеличивало боевой потенциал любого человека. Однако, потрясающая способность или нет, но и у неё имелись недостатки. Например, если один из противников оказывался слишком быстрым, то было бесполезно знать о его действиях наперёд, потому что человек, пусть и владеющий Волей Наблюдения, всё равно не успевал на них реагировать. Иными словами, человек мог абсолютно точно знать, что его противник сейчас врежет ему кулаком по морде, но он всё равно ничего не мог с этим поделать - предсказанный удар наносился быстрее, чем ставился блок.
   Примерно на тех же самых принципах работала и Воля Вооружения. Человек мог покрыть свою руку Волей Вооружения, -- как это, например, минутой назад сделал сам Луффи, -- но если сила удара оказывалась слишком большой, Воля могла быть пробита. По-другому говоря, человек, владеющий Волей Вооружения, без всяких проблем мог остановить выстрел из пистолета, но не выстрел из пушки. В первом случае он не получал и царапины, а во втором вполне был способен умереть, пусть даже в обоих случаях он использовал Волю. Естественно, это только пример. На самом деле пределы Воли если и существовали, то никто о них не знал, а если кто и знал, то он не спешил делиться своим знанием с мировой общественностью. Это, в свою очередь, означало, что один человек с Волей Вооружения не мог остановить пушечный выстрел, тогда как другой, использую ту же самую Волю Вооружения, мог без единой царапины пережить атаку, способную уничтожить целый остров. Именно на этом понимании, и был основан... нет, назвать затею Санджи "планом" было бы, пожалуй, чересчур. Просто парень знал, что Волю Вооружения Луффи можно пробить, если атака будет достаточно сильной. И, как надеялся Санджи, теперь в его арсенале появилась эта самая "достаточно сильная" атака. Вот поэтому-то ему и не терпелось сразиться с Луффи. Вдруг, сегодня именно тот день, когда он сможет отомстить этому чёртовому Монстру за все свои мучения? Санджи не мог упустить подобный шанс!
   -- Что-то я как-то не заметил особых отличий, -- слегка поддел своего противника Луффи. - Ты обещал мне, что сегодня всё будет по-другому, но пока я этого не вижу. Твоя скорость и сила заметно подросли... как они всегда и росли, от спарринга к спаррингу, так что и здесь никаких отличий.
   -- Хочешь отличий, будут тебе отличия, -- улыбнулся Санджи, после чего... завертелся на одной ноге.
   Явно не ожидавший ничего подобного Луффи, невольно опустил руку, озадаченно уставившись на вертящегося Санджи. Скорость верчения парня оказалась настолько сильной, что он умудрился превратиться в маленький чёрный смерч, от чего челюсть Усоппа, всё так же стоящего в стороне, мощно повстречалась с землёй. Санджи продолжал вертеться, а Луффи продолжал на него смотреть, но теперь уже не столько озадаченно, сколько с неприкрытым любопытством.
   Санджи потребовалось около пятнадцати секунд, прежде чем он остановился, и Усоппу с Луффи предстала умопомрачительная картина раскалённой ноги парня. Словно нога Санджи изначально была железной, а теперь он ещё и нагрел её до температуры, близкой к плавлению, из-за чего она приобрела раскалённый ярко-белый цвет с примесью красного ближе к его колену.
   Став в боксёрскую стойку, Санджи согнул и поднял раскалённую ногу на уровень груди, оставшись стоять на одной ноге:
   -- Diable Jambe (Дьявольская Нога)... Огненная нога, раскалённая от высокой скорости вращения... она ничуть не уступает в силе ноге самого Дьявола, -- оч-чень так внушительно произнес парень.
   С этими словами Санджи, мощно оттолкнувшись от земли ногой, прыгнул вперёд, прямо на Луффи, сейчас едва ли не светящегося от восторга. Это был странный удар. Прыжок и последовавший за этим удар не выглядели быстрыми, но при этом они оказались молниеносными. И сам удар оказался мощным, дьявольски мощным! Словно Санджи неожиданно прибавил в весе, этак тонн пятьдесят-шестьдесят. И ещё он предсказуемо оказался горячим, дьявольски горячим!
   От столкновения матово-чёрного предплечья Луффи и раскалённой ноги Санджи содрогнулась вся округа, а во все стороны, от места удара, полыхнуло самым настоящим пламенем. От предшествующей этому волны воздуха, Усоппа вполне могло отправить в длительный полёт, но его спасла собственная же челюсть, успевшая так глубоко погрузиться в землю под ногами парня, что он даже не покачнулся.
   Однако, несмотря на всю странность атаки Санджи, единственным, кто издал самый настоящий крик души, стал сам Санджи:
   -- Не... не может быть!!! - в голосе парня слышалось ничем неприкрытое возмущение, удивление, а ещё страх, настоящий страх. - Даже этого оказалось недостаточно?!! - как и в случае с его голосом, выражение лица блондина было дикой смесью возмущения, удивления и страха. - Да разве это вообще честно?!! - в этот момент к обуреваемым Санджи чувствам прибавилась самая обычная обида, сделав выражение его лица ещё более странным.
   Причина подобной реакции парня крылась в эффекте его удара на Луффи... или, если говорить начистоту, в полном его отсутствии. Вернее эффект был, только совсем не такой, какой бы хотелось видеть блондинистому коку. Санджи, конечно, не рассчитывал победить Луффи этим своим новым ударом, -- разве только в своих мечтах, да и то не больше пары раз! - но тот даже не сдвинулся с места! Даже его чёртова рука не сдвинулась с места!!!
   -- Твоя нога горит! - уже совсем не буквально светясь от восторга, воскликнул Луффи.
   Парень сейчас выглядел подстать маленькому ребёнку, получивший на свой день рождения долгожданный подарок. Санджи моментально стало понятно, что Луффи ничуть не впечатлила сила его удара, куда больше Луффи заботила его раскалённая нога. И это ещё больше сыпало соль на свежие душевные раны Санджи: он уже откровенно начинал ненавидеть эту чёртову Волю! И Луффи! Его ненавидеть вообще было полезно для здоровья -- Санджи отлично познал это на собственном опыте.
   Нога Санджи вернулась в норму, и Луффи тут же оказался рядом. Присев на корточки рядом с коком, и ухватившись пальцами за свой подбородок, парень принялся пристально вглядываться в ногу Санджи, словно такое разглядывание что-то могло ему объяснить. Впрочем, одним разглядыванием Луффи не ограничился. Взявшись за штанину Санджи, -- предварительно убедившись, что она не в саже, -- парень задрал её вверх, а затем, оглядев абсолютно нормальную ногу кока, -- даже волосы на его ноге не опалило! - снова ухватился пальцами за свой подбородок, явно о чём-то задумавшись.
   Результатом его раздумий стало то, что он выпрямился в полный рост, затем поднял руку, сжатую в кулак, на уровень лица и тут же покрыл её Волей Вооружения.
   -- Хм... как-то так... или не совсем, -- принялся бормотать себе под нос Луффи, не сводя взгляда со своей матово-чёрной руки. - А может так? Тоже нет? Тогда вот так... ага, понял, -- и с этими словами кулак парня вспыхнул огнём.
   Челюсть Санджи звучно ударилась об землю, а глаза полезли на затылок. В свою очередь, челюсть Усоппа тоже бы с радостью упала, но парень просто не успел её поднять после всего ранее увиденного, поэтому она продолжила яростно окапываться дальше. Глаза Усоппа и вовсе уже давно преодолели затылок, и сейчас уверенно ползли дальше, куда-то в район поясницы. И даже если не утрировать, лицо парня действительно представляло собой невероятное зрелище. А вот удивление Санджи довольно быстро сменилось выражением какой-то прямо-таки детской обиды. Парень стал выглядеть словно ребенок, у которого строгие родители мало того, что отобрали любимую игрушку, а его самого поставили в угол, так ещё сделали это в его день рождения, и прямо на глазах у друзей. Санджи оставалось только громко зашмыгать носом и пустить слезу, и тогда бы сходство стало идеальным.
   Луффи, словно, -- а словно ли? - решив поиздеваться над чувствами Санджи ещё сильнее, принялся играться со своей новой способностью. Пламя с его кулака сначала медленно поглотило всю его руку вплоть до самого локтя, чтобы затем мгновенно собраться на кончиках его растопыренных пальцев. Вдоволь налюбовавшись на пять трепыхающихся от легкого ветерка огоньков, Луффи снова окутал пламенем всю свою руку и принялся экспериментировать с температурой, из-за чего цвет огня стал меняться от красно-жёлтого до ярко-белого, почти слепящего, и обратно.
   Санджи был полностью раздавлен.
   Ему самому потребовалось несколько месяцев весьма интенсивных тренировок, прежде чем окутывающее его ногу пламя достигло такой температуры, что огонь приобрёл слепяще-белый цвет. Луффи же сумел этого добиться за считанные минуты. Санджи не хотел звучать, как сломанная пластинка, но нет, серьёзно, разве это вообще честно? Разве не должны существовать хоть какие-то ограничения? Неужели вселенная действительно настолько несправедлива? От былого боевого запала Санджи не осталось и жалкой искорки. Очередная дуэль с Луффи была закончена на ещё более плачевной ноте, чем обычно. Шаркая ногами по земле, разобиженный на весь свет Санджи угрюмо побрёл в сторону лодки -- оставаться ему здесь больше не хотелось.
   Последующие несколько дней прошли в ожидании прибытия остальной части их семьи. Санджи, вполне предсказуемо, быстро оправился от полученного психологического удара, -- всё-таки Луффи он знал уже около двух лет, -- и, в ожидании прибытия своей Богини, целиком и полностью сосредоточился на готовке. В качестве главного дегустатора выступал Луффи. Учитывая его опыт и характер, как минимум в Ист Блю, невозможно было найти более придирчивого дегустатора. Кроме того, когда дело доходило до тренировок чего бы то ни было, Луффи становился совершенно беспощадным, поэтому, семья или нет, он никому не давал спуску. Обычно это проявлялось во время спаррингов, но Санджи был коком, и основная его обязанность заключалась в готовке вкусной еды для всей семьи, так что именно в этом аспекте обучения блондина зловредность Луффи проявлялась сильнее всего. В результате, эгоцентричным парнем была забракована едва ли не половина из всех предоставленных ему блюд, ещё значительная часть была сочтена "с голодухи есть можно", небольшой процент удостоился слов "неплохо" и "хорошо", и только пара блюд оказалась принята с неподдельным восторгом. И нет, речь шла не о мясных блюдах, а об одном рыбном и одном овощном рагу. Все блюда с мясом наоборот оказались безжалостно забракованы, потому что такие блюда Луффи оценивал с особой пристрастностью и зловредностью. Неизбалованному изысками Усоппу, в свою очередь, понравилось абсолютно всё. Если бы не тренировки на скорость и выносливость, которые Луффи и не думал отменять, длинноносый канонир вполне бы смог набирать по паре килограмм в день, а так все лишние калории сжигались напрочь.
   По вечерам Луффи играл со стариком Зеффом в Сёги или Го, и безжалостно выигрывал как в первом, так и во втором. С таким-то Эго? Ничего удивительного! Если абсолютную неприкосновенность семьи можно было назвать первым принципом Луффи, то "всегда побеждать" смело можно было назвать его вторым принципом. Если бы Луффи не был уверен в своей безоговорочной победе, он бы даже садиться играть не стал.
   Помимо вечерних посиделок с Зеффом, дегустации блюд Санджи, а так же загоранием или чтением книг во время тренировок Усоппа, Луффи ещё, на пару всё с тем же Усоппом, с удовольствием мастерил различные штуки для длинноносого парня. Как можно было понять из истории с деревней Усоппа, и его противостояния команде Куро, Усопп сражался несколько необычным образом. Вместо пистолета - рогатка, вместо грубой силы - хитрость и мозги. Луффи, понятно дело, не собирался зарывать такой талант в землю, поэтому охотно поддерживал Усоппа во всех его изобретательных начинаниях. Что, впрочем, не мешало Луффи подспудно подталкивать своего длинноносого канонира в нужном ему направлении. Чихательные пульки, вонючие подушки, ядрёный кетчуп - это, безусловно, крайне занимательно и всласть позволяло поиздеваться над своим противником... но не убить. В чём и заключалась основная проблема.
   Усопп всё ещё оставался невинным парнем, который никогда никого не убивал. Не то, чтобы это было такой уж большой проблемой, -- добрым окружающий их мир назвать было сложно, что накладывало свой отпечаток, -- но всё равно, в один определённый момент, могло доставить изрядных неприятностей. Вот Луффи и подталкивал парня создавать всё более и более смертоносные штучки. Маленькие бомбы, бомбы взрывающиеся тучей отравленных игл, бомбы со смертельно ядовитым газом, и всё в таком же духе. Усопп охотно всё это создавал, -- парню нравилось изобретать различные штучки, -- однако сильно сомневался в своей способности пустить все эти изобретения по назначению... Зато Луффи ничуть не сомневался, благо об этом он позаботился заранее. Усопп, наивный парень, всё ещё не понимал, в какую семью он попал. Что ещё хуже для него, Усопп не был Нами, и даже ничем её не напоминал, из-за чего никаких поблажек ему не светило. Свежеиспеченный "Убийца Пиратов" уже успел стать "Пиратом", а теперь, под тщательным руководством Луффи, медленно, но верно, приближался к титулу "Убийцы". Наблюдающие со стороны за всем этим Санджи и Зефф видели, как день за днём Усопп всё глубже и глубже падал в кроличью нору, и даже не подозревал об этом. Всё что требовалось так это время... О чём в свою очередь не подозревали Санджи и Зефф, так это о том, что Усопп ещё до встречи с ними успел не только достигнуть дна кроличьей норы, но и основательно там окопаться. Собственно, сам он об этом, опять же, тоже не подозревал.
   А потом приплыли Нами, Зоро, Йосаку и Джонни.
   Давно уже ожидаемая встреча произошла перед самым обедом, как раз тогда, когда Усопп только-только закончил очередной этап своей повседневной тренировки и теперь отлёживался в прохладе одной из кают "Барати". Санджи в это же самое время экспериментировал с несколькими блюдами разом, в надежде добиться более насыщенного вкуса, чтобы хоть одно его мясное блюдо, наконец, оказалось по нраву его "не капитану". В смысле, чтобы оно действительно стало идеальным даже в глазах Луффи. Пока таких оценок удостаивались лишь блюда самого Зеффа, что крайне бесило Санджи. Однако, что его бесило ещё больше, так это тот факт, что блюда приготовленные по рецептам старика Зеффа действительно были вкуснее, чем его собственные. Так что, несмотря на трепетное ожидание прибытия своей Богини, непосредственно в момент её прибытия, Санджи пропадал на кухне. Следовательно, единственным человеком, который увидел прибытие корабля "Убийц Пиратов", стал самый главный "Убийца". И, соответственно, он же стал единственным свидетелем их более чем странного поведения.
   Луффи достаточно вольготно устроился в своём лежаке, в тени цветастого зонта, поэтому даже не сделал попытки подняться на ноги и пойти встречать блудную часть своей семьи. Куда они денутся? Сами придут. И они пришли. И первым делом, что сделали Зоро, Нами, Йосаку и Джонни, так это завалились спать. Сначала Нами бесцеремонно улеглась рядом с парнем и положив голову ему на грудь, -- а так же обхватив рукой и ногой, -- тут же умиротворёно засопела, затем Зоро уселся под зонтом и, опёршись спиной о ножку зонта, свесил голову на грудь, чтобы, как и Нами секундой ранее, мгновенно заснуть. Йосаку и Джонни ограничились тем, что растянулись прямо на досках плавника, по разные стороны от лежака Луффи, после чего благополучно вырубились. И всё это без единого слова с чьей-либо стороны.
   Как уже говорилось, прибытие корабля "Убийц Пиратов" никто не видел кроме Луффи, как никто не видел и их чрезвычайно странного поведения кроме него же, но, что самое главное, никто не видел выражение лица самого Луффи: настолько ошарашенной физиономии у него не было никогда! Или, как минимум, никто из семьи никогда не видел на лице парня подобного выражения. И, наверное, не увидит. Потому что момент прошёл, глаза Луффи вернулись со лба на положенное им природой место, как и отвалившаяся на грудь челюсть. К моменту появления Санджи Луффи выглядел так, словно вповалку спящие вокруг него члены его семьи были самым обыденным явлением на свете. Впрочем, самому Санджи достаточно было увидеть свою Богиню, умиротворённо сопящую на груди Луффи, чтобы тут же в отчаянии рухнуть на колени и забыть обо всём на свете.
   Зоро, Нами, Джонни и Йосаку нагло продрыхли до самого вечера, -- заслуга Луффи, который каким-то образом умудрился ничего себе не отлежать, -- а когда проснулись, то дружно сделали вид, что ничего странного не произошло. И не продолжало происходить. Тот факт, что все четверо буквально не отходили от Луффи ни на шаг, конечно же, странным не выглядел совершенно. На взгляд Усоппа и Санджи, ребята вели себя так, словно умудрились дико соскучиться по своему капитану несмотря всего на месяц разлуки... На взгляд самого Луффи... неизвестно... своими взглядами парень, делиться не спешил, но косился постоянно.
   Впрочем, всё это слегка отошло на второй план, когда, ближе к ночи, Санджи закатил Пир, -- именно так, с большой буквы, -- для всей семьи. Дело, как и всегда, происходило на одном из плавников, и только в кругу этой самой семьи. Несмотря на тот факт, что в ресторане не осталось ни одного посетителя, к их семейному столу не был приглашён даже Зефф. Все искренне уважали старика, и в другой раз с радостью бы позвали его за свой стол, но "здесь и сейчас" намечался не просто Пир. "Здесь и сейчас" намечалось обсуждение ближайшего будущего семьи, -- и не только ближайшего, -- из-за чего посторонним за столом было не место, а Зефф, как ни крути, именно посторонний.
   Полуночной разговор начался с рассказа Йосаку и Джонни. Парни поведали Санджи, Луффи и Усоппу о том, как прошёл их предыдущий месяц и, в особенности, обо всём случившемся на острове Нами. Сама девушка, устроившись под левым боком Луффи, что у неё уже успело войти в привычку ещё перед расставанием, предпочитала отмалчиваться. Молчал и Зоро. Однако, когда рассказ Джонни и Йосаку подошёл к концу, Луффи, глядя на парней, подозрительно прищурился:
   -- С Арлонгом и Дозорным мне всё понятно, но я так до сих пор не услышал от вас самого главного, -- произнёс он.
   -- Самого главного? - хором спросили сконфуженные парни.
   С точки зрения Джонни и Йосаку, они рассказали обо всём.
   -- Да, -- уверенно кивнул Луффи. - Вы так до сих пор не рассказали, почему Нами периодически пытается убить Зоро взглядом.
   Упомянутый парень тут же сделал вид, что он понятия не имеет о чём это таком говорит его капитан.
   -- Гм... -- дружно замялись Джонни и Йосаку, несколько опасливо покосившись на Нами, тут же получив в ответ тот самый "Взгляд Смерти", про который секундой ранее говорил Луффи, только теперь уже направленный на них самих, а не на зеленоволосого мечника. - Гм... -- снова дружно выдали парни, сразу же уловив "намёк" девушки.
   Однако, каким бы убийственным взглядом не обладала Нами, заинтересованное и крайне доброжелательное выражение проступившее на лице Луффи, сулило куда более страшные неприятности, чем недовольство девушки, каким бы сильным оно не оказалось.
   -- Зоро... эээ... переспал с сестрой Нами, -- будучи практически бессмертным, мужественно принял на себя удар Йосаку.
   Санджи подавился собственной сигаретой, а Нами громко зашипела в сторону упомянутого мечника. Зоро, в свою очередь, убедительно сделал вид, что целиком и полностью сосредоточен на содержимом своей бутылки вина, из-за чего он ничего не слышит, и ничего не видит.
   -- ОН СДЕЛАЛ ЧТО?!! - наконец, самым натуральным образом проглотив сигарету, вскочил на ноги Санджи, а его горящий завистью взгляд оказался направлен прямо на Зоро, который, несмотря на оглушительный крик, всё равно упорно продолжал строить из себя глухонемого. Надо заметить, приёмчик взятый прямиком из арсенала Луффи.
   -- В смысле переспал? - в свою очередь принялся уточнять детали Луффи. - Это было на эйфории от победы или...
   -- Или, -- как и Йосаку, понадеявшись на силу своего фрукта, кивнул Джонни. - Она, считай, целых десять дней с него не слазила.
   -- Хо-хо! Молоток, Зоро! - к вящему возмущению Нами, выразил своё полное одобрение Луффи.
   -- Не смей его хвалить!!! - вслух возмутилась девушка, и в дополнение к своим словам принялась больно щипать сидящего рядом с ней парня... во всяком случае, теоретически, это должно было быть больно, но, на практике, довольное выражение и не думало исчезать с лица Луффи. - Она, между прочим, из-за него плакала!
   Восклицание Нами заставило Зоро, Джонни и Йосаку удивлённо посмотреть на девушку. Впрочем, мечнику тут же пришлось отвлечься на разъярённого Санджи, который незамедлительно попробовал наказать "бессердечного ублюдка, довёдшего несравненную сестру божественной Нами-сан до слёз".
   -- Что-то я не помню, чтобы Ноджико плакала, -- несколько скептически произнёс Джонни.
   -- Я и не удивлена, -- презрительно фыркнула в его с Йосаку сторону девушка. - Вам, мужикам, лишь бы только кого-нибудь затащить к себе в постель, а о последствиях вы никогда не думаете!
   -- Между прочим, если не считать борделей, то практически все женщины, с которыми я когда-либо был, сами прыгали ко мне в койку, так что не надо тут валить всю вину на нас, мужиков! -- справедливо возмутился Йосаку, протестующее складывая руки на груди.
   - И ты сама знаешь нашего Зоро и его отношение к женщинам, -- вставил своё веское слово Джонни. - Можешь обманывать себя сколько хочешь, но лично я в жизни не поверю, что это именно он затащил Ноджико в постель. Всё случившееся явно была её инициатива, и она заранее знала, что Зоро с ней не останется.
   -- Следовательно, всё случившееся не его вина, -- наставительно приподняв палец, закончил за Джонни Йосаку.
   Тут Нами крыть было не чем. Все они в семье знали друг друга как облупленных, поэтому девушка прекрасно понимала, что Джонни и Йосаку говорят правду. Зоро действительно, сколько Нами его знала, крайне вяло реагировал не только на женщин, а вообще на людей, в подавляющем большинстве случаев предпочитая тактику полного игнорирования. Учитывая подобное поведение, его внешность и репутацию, народ, в независимости от пола и возраста, обходил Зоро по широкой дуге. Только единицы добивались от зеленоволосого мечника того, чтобы он обратил на них внимание. Однако, на памяти Нами, Зоро, в обычных обстоятельствах, никогда не проявлял интереса первым. Либо, по тем или иным причинам, кто-то сам проявлял инициативу, либо ситуация складывалась таким образом, что Зоро просто не мог её проигнорировать, в результате чего завязывалось знакомство. Тем не менее, даже в этих случаях, если Зоро и заинтересовывался, то только людьми обладающими немалой силой воли... например, такими как Ноджико... Но даже так, было крайне сомнительно, что Зоро первым проявил инициативу.
   -- ...Всё равно все мужики козлы, -- упрямо заявила Нами, напрочь игнорируя тот факт, что сама она постоянно и с удовольствием сидела под боком у одного такого вот "козла"... Вернее Козла без всяких кавычек и с большой буквы, но причина тут заключалось совсем не в том, что Луффи -- парень. - И это не отменяет того факта, что Ноджико плакала из-за Зоро. -- Девушка прекрасно понимала, что она умудрилась проиграть спор ещё, фактически, до его начала, но просто так признавать своё поражение не желала.
   -- Да когда это она плакала?! - возмутился Зоро из-за спин Джонни и Йосаку, где он продолжал отбивать атаки невероятно упорного Санджи, что всем сердцем желал наказать "подлого наглеца"... и вовсе это не из-за дикой по силе зависти, нет!
   -- Когда мы уплывали, чурбан ты бесчувственный! - припечатала парня Нами. - Хоть бы попрощался нормально!
   -- Я нормально попрощался!
   -- С девушками не прощаются одним лишь похлопыванием по плечу! Надо было тебе хорошенько врезать, чтобы навсегда запомнил, как делать не надо!
   -- Нами, вообще-то ты ему и врезала, -- решил выступить "гласом разума" Джонни. - Причём, очень сильно! У него даже шишка размером с кулак на голове выросла.
   -- Значит недостаточно сильно! - непреклонно заявила Нами, оставшись абсолютно глуха к этому самому "гласу разума".
   -- Рю, успокойся, -- отхлебнув пива из бутылки, посоветовал своему другу Йосаку. - Это курица сама не знает, что несёт, поэтому призывать её к благоразумию бесполезно.
   За свои слова парень тут же был удостоен ещё одного презрительного фырка.
   -- А у меня вопрос, -- подал голос Усопп, когда удостоверился, что Нами не собирается продолжать тему отношений Зоро и Ноджико. Санджи, правда, подобное обстоятельство ничуть не смущало, из-за чего он и не подумал прекратить атаковать Зоро. - Каким образом вы успели так быстро вернуться? - спросил длинноносый парень, отчего всю расслабленность Луффи как ветром сдуло. - Я думал вы будете плавать почти месяц, а вы управились всего за пять д...
   -- КАКОЙ ВКУСНЫЙ САЛАТ!!! - схватив упомянутый салат, принялся усиленно жрать Луффи упомянутый салат.
   -- Тут же не особо любишь зелень, -- Нами недоуменно покосилась на Луффи. - И зачем так орать?
   -- ...Потому что вкусно?
   Взгляд Нами изменился с недоумевающего на подозрительный, но даже под таким взглядом Луффи продолжал жрать салат так, словно там не было ничего, кроме его любимого мяса.
   -- Усопп, так что ты там хотел спросить? - наконец, после целой минуты пристального изучения Луффи, девушка повернулась обратно к длинноносому парню.
   -- А? А! Я хотел спросить, как вы так быстро...
   -- ВОТ ЭТО ВКУСНЯТИНА!!! - салат оказался мгновенно отложен в сторону, а его место заняло одно из мясных блюд.
   Если первое восклицание своего капитана Санджи ещё смог проигнорировать, так и продолжая атаковать Зоро, то второе признание Луффи он проигнорировать просто не имел права:
   -- Разве не ты сам ещё полчаса назад говорил, что оно тебе не понравилось?!! - спросил до глубины души возмущённый блондин, ради такого дела даже оставив Зоро в покое.
   -- ...Наверное, я просто не распробовал, -- абсолютно правдоподобно повинился Луффи... нет, его слова и в сам деле, звучали на удивление правдиво... и это было жуть как подозрительно!!!
   Луффи громогласно признавший собственную неправоту слабо вписывался в привычную картину мира всех собравшихся, из-за чего все присутствующие, -- помимо самого Луффи, понятно дело, -- тут же подобрались, пытаясь осознать, откуда им должно "прилететь". Вернее, в таком ключе думали Зоро, Джонни, Санджи и Йосаку. В свою очередь, Усопп, будучи в семье пока лишь новичком, всё ещё не улавливал подобные нюансы, хотя и он уже успел узнать Луффи достаточно, чтобы насторожиться. Зато Нами уловила всё, что ей было нужно, и сделала верные выводы.
   -- Усопп, пожалуйста, повтори свой вопрос, - попросила Нами, при этом не отрывая пристального взгляда от лица Луффи.
   Вот только вместо вопроса длинноносого парня, все присутствующие услышали совсем другой вопрос:
   -- Кто такой Усопп? - недоуменно спросил Санджи.
   Нами, Джонни, Зоро и Йосаку ошеломлённо уставились на блондина.
   -- Что? - сконфуженно посмотрел на них Санджи, искренне не понимая, чему они так удивились.
   Вся четвёрка дружно перевела взгляды на Луффи. Парень, подняв тарелку повыше, из-за чего она полностью закрыла его лицо, усиленно работал ложкой, старательно создавая вид, что он ни о чём знать не знает. Тогда четвёрка перевела взгляд на самого Усоппа, но длинноносый парень не стал придумывать велосипед, воспользовавшись удачным примером перед собой. Другими словами, он, как и Луффи, схватив первую попавшуюся ему под руку тарелку со стола, принялся усиленно работать ложкой. Одного их подобного поведения уже было более чем достаточно, чтобы все присутствующие сделали соответствующие выводы, но Нами, будучи, пожалуй, самой успешной последовательницей Луффи, -- то есть, степень её Луффицирования перевалила за все разумные пределы, -- пошла ещё дальше. Девушке потребовалось не более пятнадцати секунд для того, чтобы проанализировать весь вечер и прийти к выводу, что Луффи, при активной поддержке Усоппа, специально скрывал имя длинноносого парня от Санджи. И, надо заметить, скрывал весьма успешно... до последнего момента... когда он явно начал скрывать что-то ещё, и в отрыве от Усоппа.
   -- Я, так понимаю, он никакой не Кондориано, да? - достав сигарету и прикурив, разрушил установившуюся тишину Санджи.
   -- Кондориано? - уставился на него Джонни.
   -- Усопп назвался Кондориано? - на всякий случай уточнил Йосаку. - И ты ему поверил?! - в голосе парня сквозило ничем не прикрытое и вполне оправданное удивление.
   -- Я, так понимаю, никакой восьмидесятитысячной армии зомби тоже не было? - сделав глубокую затяжку, ни к кому конкретно не обращаясь, задал риторический вопрос Санджи.
   -- Армия зомби? - приподнял бровь Зоро, после чего, вместе с Нами, Джонни и Йосаку, снова посмотрел на Луффи, а затем и на Усоппа.
   Парни жрали с таким энтузиазмом, что было совершенно непонятно, как они умудряются не давиться при такой скорости забрасывания еды в рот... и куда в них лезет, если до этого они и так уже успели плотно поесть.
   -- Как ты вообще умудрился поверить в подобный бред? - наконец, задал сам собой напрашивающийся вопрос Джонни.
   -- Я сначала и не поверил, -- ответил ненормально спокойный Санджи.
   -- Сначала? - сходу уловила главное Нами. - И почему же ты поверил потом?
   Вместо ответа, Санджи молниеносным ударом ноги снёс голову Усоппу... попытался снести голову Усоппу. Длинноносый парень, издав испуганный вскрик, бросив тарелку с ложкой, нырнул под стол, успешно избежав чудовищного по силе удара Санджи, которого он совершенно точно не мог видеть из-за своей тарелки... не говоря уже о том факте, что уворачиваться он начал до начала атаки блондина. Первые несколько секунд, если не считать Луффи и изначально ожидавшего подобного исхода Санджи, все удивлённо таращились на пустое место Усоппа, а вот потом они действительно начали осознавать всю глубину ситуации.
   -- В-в-в-в-воля?!! - безбожно заикаясь, выдал потрясённый до глубины души Джонни.
   -- Это невозможно!!! - совсем не типично для себя, яростно замотал головой Йосаку. - В конце концов, это просто не честно!!! - тут же он выдал настоящую причину своей ярости.
   После мгновенно пробуждённой Воли у Коби, парень явно не был готов принять точно такое же мгновенное пробуждение Воли у Усоппа... только не после стольких месяцев всех тех бесчеловечных тренировок!!!
   -- Он начал двигаться до начала удара Санджи, -- глухо констатировал неоспоримый факт Зоро.
   Пусть он уже давно освоил два типа Воли, но, если вспомнить каких усилий ему это стоило, подобная несправедливость задевала и его.
   -- Вот поэтому я и поверил в их безумную историю, -- невозмутимо произнёс Санджи, сделав очередную затяжку. - Так, значит, тебя зовут Усопп? - чуть погодя, добавил блондин, когда длинноносый парень рискнул высунуть из-под стола свой длинный нос.
   -- П-приятно познакомиться, -- выдавив из себя улыбку, поздоровался с Санджи мёртвенно-бледный парень. - Это Луффи меня заставил, -- на всякий случай добавил Усопп.
   -- Ха-а... кто бы сомневался, -- устало выдохнув, пробормотал Зоро.
   -- Луффи, где эта чёртова книжка? - резанул воздух воистину ледяной голос Нами.
   -- Какая книжка? - перестав прикидывать глухонемым и, наконец, оторвавшись от давно уже опустевшей тарелки, спросил парень.
   Голос Луффи, выражение его лица и язык тела однозначно говорили о том, что перед всеми сейчас сидит невинный простачок, не способный обмануть даже маленького ребёнка. Да к тому же настолько миролюбивый, что в глубокую депрессию его могла вогнать даже невинно убиённая муха. И словно этого было мало, Луффи на полную задействовал свою и без того довольно безобидную внешность, умудрившись разом стать года на три-четыре себя младше. Принимая во внимание, что Луффи и так с трудом тянул на свои семнадцать лет, всё стало выглядеть так, словно кучка злобных дядек во главе с ещё более злобной тёткой, -- пусть даже и безумно красивой! - нагло запугивали абсолютно невинного ребёнка. И любой посторонний смог бы это подтвердить хоть под страхом смерти! Посторонних, правда, здесь и сейчас не было, из-за чего всё актёрское мастерство Луффи пропало втуне.
   Заглянув в абсолютно невинные глаза парня, куда бы уместнее смотревшиеся на лице младенца, Нами поняла, что словами тут ничего не добиться: Луффи сегодня явно был в ударе и намеревался веселиться дальше. Именно веселиться. Нами знала, что если бы Луффи действительно намеревался что-то от них скрыть, то никто бы из них ничего бы и не заподозрил. Так что девушка, не став больше ничего спрашивать, внаглую навалилась на своего капитана и, запустив руку в его нагрудный карман, извлекла уже знакомую большинству присутствующих записную книжку их капитана. И этот факт только ещё сильнее укрепил веру Нами в том, что Луффи особо и не собирался от них ничего скрывать, иначе бы он не таскал с собой подобный компромат. А его записная книжка была компроматной дальше некуда. Первая же запись, -- Пункт первый: Испытать на новом члене семьи ускоренное пробуждение Воли, -- расположенная на первой же странице, оказалась зачёркнута, а рядом поставлена галочка.
   -- Первый пункт зачёркнут, -- подняв взгляд от книжки, изрядно напуганным голосом, оповестила всех присутствующих заметно побледневшая Нами.
   Зоро, Нами, Джонни и Йосаку дружно уставились на Усоппа. Однако длинноносый парень, на их взгляд, выглядел совершенно нормально. В смысле, удар Санджи его, конечно, изрядно напугал, но он не выглядел человеком, который бы подвергся чему-то настолько ужасному, что это бы пробудило его Волю. Хотя, надо признать, и на человека, которому бы Луффи рассказал свою историю про "Пароходик, который смог!", Усопп тоже не тянул. Собственно, этот факт стал едва ли не самым первым, что Джонни, Зоро и Йосаку отметили после того, как проснулись и увидели Усоппа, -- самым первым они отметили то, что длинноносый парень вообще всё ещё жив.
   -- Первый пункт? Что ещё за первый пункт? - закономерно заинтересовался Санджи, ведь он не присутствовал, когда вскрылась вся "ужасная правда" о дальнейших планах Луффи.
   -- Луффи завёл себе дневник, куда он теперь записывает все пришедшие ему в голову идеи, -- усевшись обратно на своё место за столом и взявшись за недопитую бутылку вина, "любезно" просветил блондина Зоро.
   Сигарета Санджи выпала из его раскрытого в ужасе рта, а сам он уставился на книжку в руках Нами, как... как в своё время на неё смотрели все остальные члены семьи. И только Усопп всё ещё пребывал в блаженном неведении, относительно серьёзности всего происходящего.
   -- Не сравнивай мою записную книжку с дневником, -- Луффи недовольно посмотрел на своего первого помощника. - Дневники - это для девчонок, настоящие мужики пользуются записными книжками!
   -- Я думал настоящие мужики вообще ничем таким не пользуются, -- произнёс Йосаку... и только отсутствие пистолетов под рукой Луффи спасло его от очередного выноса мозга... в буквальном смысле. - Молчу, молчу! - поспешил поднять руки парень, когда заметил шарящий по столу взгляд Луффи: парень явно искал, чем бы таким в него смертельно бросить.
   -- Ну и? - дрожащими руками вставив в рот новую сигарету и с трудом её подкурив, спросил Санджи после нескольких глубоких затяжек. - Какой там следующий пункт в этой дьявольской книжке? - посмотрел он на Нами.
   -- Второй и третий пункты отсутствуют, -- опустив взгляд обратно в книжку, ответила девушка. - Четвёртым пунктом идёт уничтожение какой-нибудь секретной организации... тут ещё написано, что "Барок Воркс" сойдёт... что ещё за "Барок Воркс"?
   -- Неужели я и вправду написал "Барок Воркс"? -- явно озадачился Луффи, заглядывая через руку Нами в собственную книжку. - Вот блин, точно! Как это я так ошибся? И никто меня главное не поправил, позор вам! - это уже было адресовано Зоро, Джонни и Йосаку. - Нами, ну-ка, дай-ка мне сюда эту книжечку, надо в ней кое-чего подправить.
   -- Так что за "Барок Воркс"? -- вернув Луффи его книжку, в которой он тут же начал что-то чиркать огрызком карандаша, припасённом в ленточке его шляпы специально для подобных случаев, спросила у парней Нами. - Что-то я не помню никакого "Барок Воркс".
   -- Для начала, не "Барок Воркс", а "Бардак Шваркс", -- оторвавшись от бутылки, слегка усмехнулся Зоро, и эту его усмешку охотно подхватили не только Джонни с Йосаку, но даже Санджи.
   -- Я в тот раз был вместе с ними, -- пояснил Санджи, стоило ему поймать на себе вопросительный взгляд Нами.
   -- Мы в тот день как раз только-только собрались в очередной раз обчистить Багги, -- начал рассказывать Джонни, -- когда к нам заявился этот Мистер номер семь...
   -- Неопознанный труп номер семь -- с улыбкой вставил Йосаку.
   -- ...и начал капать нам на мозги -- невозмутимо продолжил Джонни, -- этой их организацией, "Барок Воркс".
   -- Она же, с легкой подачи Луффи, "Бардак Шваркс".
   -- Принялся рассказывать нам о том, какие они там все невероятно сильные, насколько нереально их много и что все их базы располагаются только на Гранд Лайн, потому что настолько фантастически крутые парни могут жить лишь в самом опасном море из всех.
   -- В общем, мужик пел обычные дифирамбы.
   -- Собственно говоря, ничего такого интересного и оскорбительного, за что бы стоило его убить, он не говорил.
   -- По крайней мере, в начале, но потом ему пришлось немного умереть.
   -- Я что-то не поняла, так чем они занимались? - недоуменно спросила Нами. -- И зачем им понадобились конкретно вы?
   -- Я как раз об этом собирался сказать, -- кивнул Джонни. - "Бардак Шваркс" -- это организация битком набитая охотниками на пиратов.
   -- Ага, теперь ясно, зачем вы им понадобились, -- понимающе кивнула девушка.
   -- Под их контролем находится несколько целых городов, куда они заманивают пиратов, а затем либо берут в плен, либо убивают, -- продолжил рассказ Йосаку, когда Джонни решил промочить горло пивом. - Всё оставшееся от пиратов имущество, они, понятное дело, так же продают или оставляют себе.
   -- То есть, прямо как мы сами до недавнего времени, -- вставил Джонни, поставив опустевшую кружку на стол.
   -- Наши действия заинтересовали их Босса, так называемого Мистера Ноль.
   -- Будущий неопознанный труп номер зеро.
   -- Вот он и отправил к нам седьмого трупа, чтобы тот нас завербовал, -- в этот момент Нами опять понимающе кивнула, наконец, прояснив для себя, почему парни называли номеров трупами. Попытка подчинить Луффи? "Ворксу" или "Шварксу" действительно было не место в этом мире. Йосаку, меж тем, продолжал рассказывать: -- Причем, в качестве признания наших заслуг на поприще охотников за вознаграждениями, нам, если мы решим вступить в их организацию, были обещаны должности сразу в числе Миллионс, а не Биллионс.
   -- Миллионс? Биллионс? - невольно приподняла бровь Нами. -- В смысле, Миллионы и Миллиарды?
   -- Ага, -- усмехнулся Джонни, -- вот только, как потом выяснилось в процессе допроса с пристрастием, на самом деле первых насчитывалось всего пара сотен, а число вторых едва перевалило за полторы тысячи человек. Соответственно любой Миллионс может отдавать приказы любому Биллионсу.
   -- Иначе говоря, нам было обещано, что, стоит нам вступить в их клуб по интересам, как в нашем подчинении сразу же окажется более полутора тысяч человек. Помимо этого нам ещё пообещали, что если мы хорошо будем трудиться, то, со временем, у нас вполне может появиться возможность оказаться в числе номерных агентов.
   -- Таких всего двенадцать, плюс у каждого номерного агента есть своя пара, названная в честь дней недели и различных праздников.
   -- Есть ещё тринадцатая пара, пара чистильщиков, которые устраняют агентов проваливших задание и предателей.
   -- В случае смерти номерного агента, замену ему находят среди Миллионс.
   -- Так что, несмотря на тот факт, что все Миллионс должны подчиняться номерным агентам, любой из них с куда большей радостью собственноручно вскроет череп любому номерному агенту, чем выполнит его приказ.
   -- И вот обещанием, что мы, в будущем, сможем попасть в число номерных агентов, нас и пытались заманить в их организацию, ведь это такая честь, быть номерным агентом!
   -- По крайне мере, пока он говорил об этом сам, то всё выглядело именно так, а вот когда Луффи стал жечь ему пятки, так он запел совсем по-другому.
   -- Едва стоило запахнуть жаренным, как он тут же рассказал нам о том, что половина номерных агентов дохнет не от рук пиратов, а от ударов в спину своих же людей из Миллионс.
   -- Важное уточнение, -- приподнял палец Йосаку, -- дохнущие агенты относятся к так называемой "второй половине".
   -- Ага, "вторая половина", -- согласно кивнул Джонни, -- то есть агенты, начиная с шестого номера и по двенадцатый, -- пояснил парень в ответ на молчаливый вопрос Нами.
   -- Я так понимаю, если есть "вторая половина", то должна быть и "первая"? - вопросительно приподняла бровь девушка. - И чем они отличаются друг от друга?
   -- Думаю, ты и сама всё понимаешь, -- привычно раскурив свою сигару от пальца Джонни, Йосаку откинулся на спинку стула и закинул ноги на стол. - Всё дело в силе, -- сделав глубокую затяжку, выпустил он вверх струю дыма.
   -- Вроде как, все номерные агенты и их пары, начиная с Мистера Зеро, и заканчивая парой Мистера Пять, являются самыми крутыми ребятами в "Бардак Шваркс", -- снова пояснил Джонни.
   -- По-другому говоря, все в их организации нереально круты и пафосны, но первая пятёрка особо крута и пафосна даже среди таких фантастически невероятных ребят, -- довольно попыхивая своей сигарой, саркастично произнёс Йосаку, не оставляя ни малейшего сомнения в том, что он на самом деле думает об этих "крутых и пафосных" ребятах.
   -- И что? - спросила Нами после небольшой паузы, когда убедилась, что словесный фонтан Джонни и Йосаку иссяк. - Мы будем выслеживать эту группу, чтобы затем её уничтожить? - этот вопрос девушка адресовала непосредственно Луффи.
   -- А почему бы нет? - прозвучал беспечный ответ парня. - Я решил стать пиратом по той простой причине, что так я смогу быть абсолютно свободен в принятии решений... в разумных пределах, конечно.
   -- Это в каких же? - невольно заинтересовался Джонни, да и по лицам остальных можно было легко прочесть, что они тоже совсем не прочь услышать ответ на этот вопрос.
   С точки зрения всей семьи Луффи был ещё тем... беспредельщиком. Поэтому им было странно слышать о каких бы то ни было пределах.
   -- Разве не очевидно? Я могу поступать по собственному желанию только до тех пор, пока мои поступки не приведут вас всех к смерти. Будь я совершенно один, то давно бы уже вовсю веселился в Новом Мире, но у меня есть вы, и это накладывает на мои действия определённые ограничения. Не сказать, чтобы эти ограничения были такими уж сильными, но, например, не имеет смысла плыть в Новый Мир, пока каждый из вас не овладеет двумя типами Воли... Вернее никто не мешает нам отправиться в Новый Мир хоть сейчас, но тогда мне придётся ограничивать себя практически во всём... иначе вы все умрёте... Ваших сил пока ещё недостаточно, чтобы я мог не задумываться о последствиях своих действий в Новом Мире... Откровенно говоря, я даже не уверен, что моих сил достаточно для подобного поведения. Я имею кое-какое представление о силе наших будущих противников, и некоторым из них хватит одного лишь чиха в сторону того же Зоро, чтобы его распылило в кровавую пыль... И я бы даже не сказал, что сильно утрирую - его Воля всё ещё не достаточна сильна. Как вы понимаете, в таких условиях я не смогу со спокойной душой пинать в задницу каждого не понравившегося мне козла, и подобное совершенно точно нельзя назвать свободой... Так что, приплыв на Гранд Лайн мы ещё долго будем ошиваться в первой его половине, так почему бы не потратить немного времени и не уничтожить... ммм... привлёкшую к себе моё внимание организацию? Всё равно нам надо будет искать себе развлечения, возможности напоминать миру о себе и испытывать собственные силы, так почему бы тогда не начать с "Бардака"?
   Семья Луффи совершенно не ожидала услышать от парня, по сути, целую речь, в ответ на столь тривиальный вопрос. Да ещё настолько серьёзную речь. Словами Луффи загрузились все без исключения. Однако атмосфера за столом вовсе не стала тягостной. Безусловно, в своей речи парень затронул по-настоящему серьёзные вопросы, но, помимо них, он так же продемонстрировал свою заботу о своей семье, об их семье. И подобное происходило чрезвычайно редко. Слишком уж сильно Луффи любил валять дурака. Нет, все они знали, что их капитан никогда не позволит причинить им настоящий вред, -- совсем другое дело вред небольшой, для обучения и закалки характера, такое Луффи мог проделать и сам, -- но парень редко демонстрировал свои истинные чувства. Тем не менее, когда это происходило, никто из семьи не мог остаться равнодушным.
   Так в своё время было с "Козырной Семьёй", когда, только стоило Джонни и Йосаку на самом деле оказаться в смертельной опасности, Луффи тут же перемешал в кровавую кашу всех врагов рядом с парнями. Так было с Крейгом, когда Луффи не пустил Нами участвовать в кровавом побоище. Так было с родным островом Нами, когда участь всех рыболюдей была предрешена тем простым фактом, что они поспели поднять на девушку свои перепончатые руки. Их ждала смерть даже вздумай Нами неожиданно их простить - Луффи верил в прощение только после смерти, в любом другом случае у него должны были быть по-настоящему веские причины оставить своих врагов в живых. Например, если бы смерть этих врагов гарантировала смерть его семьи. Но даже в этом случае, окончательно его врагов это бы не спасло: они бы просто получили небольшую отсрочку. Едва стоило бы ситуации измениться, и Луффи бы мгновенно вернулся к "незаконченным делам".
   На фоне Нами, Джонни, Йосаку и Зоро немного в стороне оказались Усопп и Санджи. Первый едва успел вступить в семью, поэтому ещё знать не знал свидетелем насколько редкого события он сейчас стал, а Санджи, несмотря на прошедшие два года, всё ещё более-менее сохранял ясный ум относительно Луффи... Или, если говорить откровенно, Санджи не был настолько же неистово предан своему капитану, как Нами, Зоро, Джонни и Йосаку, поэтому подобное открытое проявление заботы значило для него несопоставимо меньше, чем для них.
   И этому имелось вполне простое объяснение.
   Несмотря на всё проведённое со своей новой семьёй время, Санджи, мало того, что находился рядом с Луффи не постоянно, так ещё вдобавок он до сих пор оставался в окружении своей первоначальной семьи - старика Зеффа и остальных поваров. В отличие от Зоро, Джонни и Йосаку, у которых вообще не было никакой семьи кроме их теперешней, и Нами, для которой её новая семья стала настоящим спасением из беспросветного мрака, чувства Санджи к своей старой семье были, пожалуй, даже более сильными, чем к его новой. Старик Зефф был для Санджи примерно тем же самым, кем был Луффи для Нами, Джонни, Йосаку и Зоро. Как и в их случае, узы Санджи со стариком Зеффом и остальными поварами не были кровными, но, как и в случае семьи "Соломенной Шляпы", это не значило ровным счётом ничего.
   В свою очередь, это совсем не говорило о том, что Санджи, в случае необходимости, не был готов отдать жизнь за любого члена своей новой семьи. Нет, был, и ещё как! Однако, если Нами, Джонни, Йосаку и Зоро на полном серьёзе считали, что их жизни целиком и полностью принадлежат Луффи, то Санджи считал, что его жизнь принадлежат старику Зеффа. Ведь, в своё время, именно из-за Санджи старик потерял свою ногу, корабль, людей, славу и силу... на самом деле, конечно же, нет, но для Санджи дела обстояли именно так. Одна из основных причин, почему Санджи за два года так и не перебрался на Нечто, на постоянное место жительства, так это потому, что он считал себя должником Зеффа, из-за чего не имел права покинуть "Барати" навсегда. Санджи верил, что он, во что бы то ни стало, должен защищать ресторан, ведь для Зеффа "Барати" был самым дорогим из всего, что у него есть... опять же, на самом деле, конечно же, это было совсем не так, но только не для Санджи.
   Вера вообще страшная штука... как Надежда и Любовь. Тем не менее, жизнью Санджи уже давным-давно руководствовала именно Вера. Вера Санджи в то, что его жизнь принадлежит Зеффу. Вера Санджи в то, что для Зеффа, самым главным в жизни, был его ресторан. Вера Санджи в то, что если понадобится, он должен отдать жизнь за "Барати", ведь его жизнь принадлежит Зеффу, а для Зеффа самое главное его ресторан. Замкнутый круг вины. И именно из-за чувства вины Санджи не видел того, что было очевидным практически для всех, кто хоть немного знал старика Зеффа и самого Санджи. Самое дорогое, что было у Зеффа - его ресторан? Да как же!
   -- И как мы будем искать этот твой "Бардак Шваркс"? - спустя весьма продолжительное время, нарушила установившуюся тишину Нами, когда вновь устроилась под боком Луффи. - Насколько я знаю, ты Гранд Лайном не интересовался... в смысле, информацию ты там получать не сможешь.
   -- Естественно не смогу! - несколько возмущённо фыркнул Луффи. - Какой прикол знать всё наперёд? После всего, что я слышал о Гранд Лайн, я ожидаю от этого моря сюрприз за сюрпризом, иначе пусть весь мир пеняет на себя!
   -- Принимая во внимание, что ты умудрился, пусть и немного, повлиять на мир из слабейшего моря из всех, то, сюрпризы или нет, миру всё равно не повезёт, -- теперь фырка удостоился сам Луффи, только не возмущённого, а саркастичного.
   -- ...По крайней мере, если будут сюрпризы, то я буду к миру более снисходителен, -- после небольшой паузы, не очень успешно попытался оправдать себя парень.
   За разговором о том, что они будут делать по прибытию на Гранд Лайн прошёл ещё целый час. За это время Санджи, вместе с вызвавшейся помочь ему Нами, прибрался на столе, а затем заставил его различными сладостями собственного приготовления. У вроде бы и так уже давно обожравшихся парней немедленно нашлось дополнительное место, поэтому сладости, как и еда до этого, не залежалась. Хотя Зоро, разрывающийся между своим вином и чаем выглядел крайне забавно... правда, в итоге, он просто смешал чай с саке, из-за чего Санджи чуть удар не хватил. А ближе к трём часам ночи случилось то, что просто не могло не случиться:
   -- В смысле за пять дней? - недоуменно переспросил Йосаку у рядом сидящего Усоппа. - Какие ещё пять дней? Нас не было почти месяц!
   -- Почти месяц? - Усопп посмотрел на Йосаку таким взглядом, словно тот полный идиот. - Один день до Гаймона, пару часов на острове, пару часов до Барати, и четыре дня на самом ресторане, получается, что вас не было всего пять дней... какой ещё месяц?
   -- ...
   -- Я так и знал, что не могло всё быть настолько просто, -- почти с облегчением вздохнул Джонни, в то время как Йосаку не знал, что тут вообще можно сказать.
   Разговор мгновенно привлёк внимание всех остальных членов семьи, а едва попытавшегося что-то там вякнуть Луффи, взяла на себя Нами - девушка накрыла рот парня ладонью, не дав ему и слова сказать. Луффи возмущённо замычал, но этим и ограничился, что, в свою очередь, было равносильно разрешению на свободный допрос Усоппа.
   -- Усопп, хочешь сказать, для тебя прошло всего пять дней? - спросила Нами.
   -- Что значит для меня? Пять дней они и есть пять дней!
   -- Гм... -- озвучил общее мнение Йосаку.
   -- Так, давай-ка разберёмся, -- незамедлительно взял дело в свои руки Джонни, чрезмерное любопытство которого уже давным-давно не поддавалось никакому контролю. - Я правильно понял, что, по твоему мнению, прошло только пять дней с момента нашего расставания?
   -- ...Я так понимаю, вы хотите меня убедить в том, что прошло не пять дней, а почти целый месяц, так? - подозрительно осведомился Усопп. - Вы реально думаете, что, после всего произошедшего, я поверю в подобную чушь? - презрительно фыркнул Усопп.
   -- ...
   -- Получается, ты тренируешься только пару дней, и только после вашего прибытия на Барати? - спросил Йосаку, когда Джонни, как и он немногим раньше, не нашёлся, что ему сказать.
   -- Ну да... а что?
   -- Хочешь сказать, ты овладел Волей за пару дней, просто плавая вокруг ресторана с небольшим грузом? - усмехнулся Йосаку.
   -- Эй, груз у меня довольно большой! - искренне возмутился Усопп.
   В конце концов, Луффи заставлял его плавать со специальными утяжелителями, совокупный вес которых равнялся полутонне... Откровенно говоря, Усопп до этого знать не знал, что он вообще способен на подобный подвиг. Ещё неделю назад ему не хватало сил оторвать от земли сто килограмм, а сейчас он умудрялся плавать с полутонной дополнительного веса. И хотя он не понимал, как такое возможно, реальность говорила сама за себя.
   -- Ладно, пусть будет большим, -- кивнул Йосаку, -- но как насчёт Воли?
   -- Что ещё за Воля?
   -- ...
   -- Ты умудрился увернуться от удара Санджи, и при этом не знаешь, что такое Воля? - спросил Джонни, тогда как Йосаку уставился на длинноносого парня немигающим взглядом.
   -- Причём тут какая-то Воля? - недоуменно спросил Усопп. - Меня хотели пнуть в голову, конечно же, я увернусь! Любой бы увернулся!
   -- И каким же образом ты это сделал?
   -- В смысле? Он попытался пнуть меня в голову, так что я взял да увернулся.
   -- ...Ты что с ним сделал? - наконец, озвучил Зоро общие мысли, посмотрев на Луффи. - Он использует Волю, но не понимает, что он использует Волю? Такое разве вообще возможно?
   -- Конечно же нет! - радостно ответил Луффи, когда Нами слегка приоткрыла ему рот.
   -- Тогда как он это делает? - ткнул Санджи пальцем в сторону явно ничего не понимающего Усоппа. - Это ведь явно не случайные проявления Воли, а полноценное умение.
   -- В смысле, как делает? - приподнял бровь Луффи. - Берёт и делает!
   -- ...
   -- Если он всё понимает, как он тогда может не знать, что такое Воля? - снова озвучил общие мысли Зоро. - Это же, фактически, предвиденье... как можно не понимать, что ты обладаешь предвиденьем?
   На лице Луффи проступило самодовольное выражение по типу: "А я знаю то, чего не знаете вы, но вам я об этом всё равно не скажу!". Впрочем, стоило Нами понять, что больше они от него ничего не добьются и вновь закрыть его рот рукой, как его самодовольное выражение уступило место выражению незаслуженно обиженного щенка... во всяком случае, глаза были точь-в-точь!
   Остальная часть семьи незамедлительно попыталась разобраться с тем, что умудрился Луффи сотворить с Усоппом, но, довольно предсказуемо, не добилось каких-либо особых результатов. Однако они сумели выяснить, что, во-первых, Луффи не рассказывал Усоппу о Воле, а, во-вторых, несмотря на тот факт, что длинноносый парень крайне успешно применял Волю Обнаружения, сам он её осознавал совсем не так, как её осознавал тот же Зоро. Если для мечника использование Воли Обнаружения было сродни предвиденью, -- собственно, всё именно так и должно быть, -- то Усопп не отличал своё предвиденье от реальности. Иными словами, с его точки зрения, от удара он уворачивался не из-за того, что предвидел его, а из-за того, что он его видел. И убедить его в обратном не представлялось возможным. Теоретически можно было бы проявить намерение, но не нанести удар, дав Усоппу возможность увернуться от несуществующего удара и тем самым доказать его способность предвидеть. Вот только на практике, как и всегда, всё оказалось несколько сложнее.
   Для начала, не один человек, не владеющий Волей Обнаружения, не мог сознательно обмануть человека владеющего этой самой Волей, то есть, за исключением Луффи и Зоро никто в семье не был способен обмануть Усоппа. И всё бы хорошо, но довольно быстро выяснилось, что длинноносый парень видел дальше, -- или правильнее будет сказать глубже? -- чем Зоро, то есть Усопп реагировал только на реальные удары, полностью игнорируя ложные намерения ... и это было уже совсем за гранью Добра и Зла! Однако, прежде чем все вокруг окончательно поверили в "Чёрную Несправедливость Мира", Джонни произнёс сокровенную фразу:
   -- Даже для истории про пароходик, который смог, подобный результат чересчур! - произнёс парень с дикой смесью обиды, раздражения, злости и тоски в голосе.
   Эффект оказался моментальным. Никто и понять ничего не успел, как лицо Усоппа стало белее мела, а затем начало стремительно и совсем не здорово синеть. Крупные капли пота выступили на лбу резко помертвевшего Усоппа, но самым главным был взгляд. Секундное недоумение, -- словно парень не понимал, что с ним происходит... вероятнее всего потому, что он действительно не понимал, -- начало стремительно уступать место накатывающему ужасу. Взгляд Усоппа потерял чёткость, его рот начал раскрываться в беззвучном крике ужаса, словно он видел то, что другие видеть не могли... Прежде чем пугающие метаморфозы успели зайти ещё дальше, в лоб парня прилетела вилка. Прилетела довольно сильно - достаточно, чтобы пустить кровь и вывести длинноносого из его жутковатого транса.
   -- Три-четыре! Три-четыре! Мы едим на каникулы! Усопп, приём! Приём, как слышишь меня? - это всё сказал широко улыбающийся Луффи.
   Парень улыбался настолько широко, что его глаза превратились в две едва заметные щелочки, в то же самое время Луффи без проблем удерживал под мышкой отчаянно трепыхающуюся Нами, которой теперь уже он зажал рукой рот. Впрочем, трепыхания девушки довольно быстро сошли на нет, когда она осознала, что сопротивление бесполезно. Замерев, девушка недовольно насупилась.
   -- А? - немного заторможено произнёс всё ещё мёртвенно-бледный Усопп.
   -- Ты хочешь спать, -- непреклонным голосом заявил Луффи, всё так же не переставая широко улыбаться... у всех присутствующих мурашки от такой улыбки забегали, настолько омерзительно фальшивой она выглядела.
   -- Я хочу спать? - недоуменно переспросил Усопп, который, из-за своего состояния, был единственным, кто не мог должным образом оценить ситуацию.
   -- Ты хочешь спать, -- кивком головы подтвердил Луффи.
   -- Я хочу спать, -- согласно кивнул Усопп, и, выбравшись из-за стола, несколько потерянно побрёл в сторону входа в ресторан, в дверях которого он вскоре и скрылся.
   Повисло продолжительное и тягостное молчание, во время которого все не могли отвести взгляд от дверей, за которыми скрылся Усопп. Потом, вся семья, дружно, словно по какой-то неслышимой команде, повернулась в сторону Луффи... который, в кои-то веки, совершенно явно почувствовал себя виноватым.
   -- В своё оправдание могу сказать, что я не знал, насколько именно его нужно напугать, чтобы пробудить у него Волю, поэтому решил сразу же ходить с козырей! -- зачастил Луффи, что с ним бывало чрезвычайно редко. - И вообще, раз мы скоро отправимся на Гранд Лайн, то Усопп просто обязан был стать сильным, иначе мог умереть, поэтому я ни в чём не виноват!
   Слова Луффи в очередной раз никого не впечатлили. Ведь в переводе на обычный язык, его слова означали, что он прекрасно знает о том, что он виноват, но свою вину, предсказуемо, признавать не собирается. Хотя, в конечном итоге, самой возмущённой оказалась Нами, да и то лишь на фоне остальных. Парни изначально готовились к тому, что больше никогда не увидят Усоппа, -- и готовились не столько в шутку, сколько всерьёз, -- поэтому любой другой исход, с их точки зрения, выглядел чрезвычайно положительным... Тем более у Усоппа теперь была Воля, и просто так парни ему это прощать не собирались. Даже Зоро. И это показатель.
   С другой стороны, Нами, когда Луффи её освободил, лишь немного побурчала, вяла попыталась воззвать к совести окружающий, закономерно потерпела полное поражение, и, на этом успокоившись, вернулась обратно под руку к Луффи. Тем более, как уже говорилось, вся семья, за исключением Санджи, давно уже считала, что их жизни принадлежат Луффи, поэтому, с их точки зрения, он был волен делать с ними, что ему заблагорассудится. И Усопп, соответственно, не исключение. Подобная фанатичная преданность вполне могла напугать, но в то же самое время, каждый из семьи знал, что Луффи был предан им с едва ли не ещё большим фанатизмом... просто в своем, несколько своеобразном, ключе. В конце концов, на просьбу Зоро о том, как ему стать сильнее, Луффи его, фактически, убил. Однако, попытайся кто-нибудь проделать такое с Зоро помимо самого Луффи, и парень бы, в отместку, если бы понадобилось, залил кровью и завалил трупами весь мир. И не как сейчас, когда Луффи, пусть и с натяжкой, можно было бы назвать хорошим, -- в конце концов, своих жертв он находил среди различного сброда, в основном пиратского, по которому и так дружно виселицы плакали. Нет, мстя за свою семью, Луффи бы, преследуя одного единственного человека, без раздумий бы уничтожил целую страну, со всеми её жителями, если бы результатом этого стало убийство того самого "одного-единственного". Именно об этой Тьме, которую Луффи контролирует, и говорила Нами. И именно эта Тьма, как был непоколебимо уверен Зоро, заставит мир содрогнуться, когда какой-нибудь идиот всё-таки достанет кого-нибудь из их семьи.
   Тема Усоппа оказалась если и не позабыта, то, как минимум, отложена до лучших времён. В конце концов, он всё ещё был жив, а остальное уже не так существенно. По правде говоря, среди Шляп вообще не поощрялись долгие и, особенно, тягостные раздумья. Нужно быть проще и жить веселее. Так думал Луффи, а значит, в той или иной мере, и вся остальная часть семьи. Как уже неоднократно говорилось, Луффи превосходно умел навязывать своё мнение другим. Да и не только мнение: сам навязываться он тоже умел, и ещё как умел!
   Дальнейший остаток вечера, или скорее уж ночи, прошёл спокойно. Никаких новых откровений, серьёзных тем и планов, только лёгкое общение обо всём и ни о чём. В дружной семье тем для разговоров всегда было предостаточно. Особенно после пусть и недолгой, но всё же разлуки. Санджи, как это всегда с ним бывало, рассказывал про Зеффа и остальных поваров, и ещё немного про посетителей, которые умудрились отличиться тем или иным способом. Джонни, Йосаку, Зоро и Нами всё больше про родной остров девушки и события на нём. Пусть про разгром банды Арлонга и отношения Зоро с Ноджико они уже рассказали, однако за время проведённое на острове произошло много всего другого. Ничего такого серьёзного или особо запоминающегося, но тем не менее достаточно забавного или интересного, чтобы об этом не лень было упомянуть. Самое то для поддержания разговора и той лёгкой, расслабленной, даже в чем-то слегка ленивой, атмосферы установившейся за столом.
   Ближе к утру, дружными усилиями убрав всё со стола и перемыв всю оставшуюся после них грязную посуду, вся семья улеглась спать... или почти вся. "Беда" пришла оттуда, откуда Нами её никак не ожидала. За прошедший месяц девушка как-то напрочь успела позабыть о разговоре с Луффи по поводу его каюты. Несмотря на всё упорство парня, девушка, в конечном итоге, посчитала, что в тот день Луффи просто-напросто вредничал и говорил обо всём не всерьёз. Вот Нами и заняла единственную отдельную каюту на Гоинг Мери едва стоило кораблю отойти от родного острова Усоппа. И за прошедшие дни, проведённые в море, девушка успела основательно её обжить, уже давно считая своей собственной. Тем неожиданнее оказалось для Нами быть нагло выкинутой из упомянутой каюты. И никакая лесть, никакие мольбы, угрозы и обещания не заставили открыть Луффи напольный люк, ведущий в каюту.
   В знак протеста Нами улеглась спать прямо на этом самом люке, предварительно притащив из мужской спальни матрас... точнее заставив Джонни притащить его. Протест Нами закончился с заранее ожидаемым результатом, то есть абсолютно ничем. Луффи, понятно дело, было глубоко по фиг на всякие протесты... точно так же как ему было по фиг на угрозы, лесть и обещания. Из каюты парень выбрался только ближе к обеду, хорошо выспавшимся, отдохнувшим и явно в приподнятом настроении. И его настроение только улучшилось едва ему стоило увидеть мрачную и явно не выспавшуюся Нами. Впрочем, устроенная Луффи каверза не стала достаточно веской причиной для того, чтобы девушка изменила своему поведению, поэтому как только Луффи уселся за стол, как недовольно бурчащая Нами пристроилась под его боком. Хотя, надо признать, к Луффи липла не только Нами. Помимо самой девушки, Зоро, Джонни и Йосаку так же продолжали придерживаться своего более чем странного поведения: парни, как и Нами, таскались за Луффи словно привязанные. Так продолжалось три дня, а потом у Луффи, вероятнее всего, просто лопнуло терпение и он... хм... в общем, в очередной раз доказал, что Луффи - это не столько имя, сколько диагноз.
   -- Ладно, я не хотел говорить об этом вслух, но больше терпеть не могу: от вашего поведения у меня уже мурашки по коже! Что у вас там случилось? Последние несколько дней вы ведете себя крайне странно... и я не могу поверить, что, из всех людей на свете, вам об этом сказал именно я!
   Валяющиеся неподалёку Джонни и Йосаку, до этого лениво наблюдавшие за очередной тренировкой Усоппа, под взглядом Луффи, принялись старательно смотреть в разные стороны. Сидящий рядом Зоро и вовсе сделал вид, что он до нельзя занят чисткой своего меча ватной палочкой. Когда Луффи посмотрел на Нами, девушка, устроившаяся на ещё одном лежаке, поставленном под одним с ним зонтом и читающая журнал, приподняла журнал повыше, и, взяв пример с Зоро, сделала вид, что она ничего не видит и не слышит.
   Еще раз оглядев всех присутствующих, подозрительность на лице Луффи неожиданно уступила место озарению:
   -- Ага, я всё понял! - тут же вздохнул с облегчением парень, из-за чего Зоро, Джонни, Йосаку и Нами резко сосредоточили всё своё внимание на своём капитане. - Вы не волнуйтесь, это вполне естественно испытывать смущение, после такого, -- продолжил говорить Луффи, чем тут же изрядно озадачил остальных. - Помнится, в первый раз, я тоже испытывал немалое смущение, находясь в обществе давно знакомых мне девушек и парней, после одной большой, пьяной, совместной оргии вместе с ними!
   -- ЧТО?!! - отпали четыре челюсти разом.
   -- Но поверьте, -- зачастил парень, словно опасаясь, что ему не дадут договорить, -- в вашем возрасте такое совершенно нормально! Вы выпили, вам было весело, гормоны взыграли и всё такое прочее. Однако я уверен, что, даже будучи пьяными, вы проявили максимум уважения к Нами и её сестре, и вообще показали себя с самой лучшей стороны, как во время всего, так и после. И повторяю ещё раз, здесь совершенно нечего стыдиться! - подмигнув и показав большой палец, широко улыбнулся парень.
   Реакция на слова Луффи оказалась вполне закономерной и легко предсказуемой. Джонни, Йосаку и Зоро разом подобрали свои челюсти, а затем так же дружно рванули внутрь ресторана, где поспешно захлопнули двери, оставив Луффи один на один с... с тем, что ещё минутой назад носило имя "Нами". И едва стоило парням закрыть двери, как весь плавучий ресторан "Барати" начал содрогаться от чудовищных по силе ударов, наносимых по одному из его плавников. К сожалению, закрытые или нет, но двери всё равно пропускали доносящиеся с наружи звуки, поэтому болезненные крики Луффи и его же отчаянные призывы о помощи были отчётливо слышны всем присутствующим. Пока, после нескольких минут, он резко не замолчал, но сотрясающие всё вокруг удары на этом не прекратились, и продолжались ещё долгих десять минут.
   Вполне закономерно, что после такого, поведение Джонни, Йосаку, Зоро и Нами сразу же пришло если и не в полную норму, то где-то близко. Они хоть и продолжали держаться поближе к парню, но, по крайней мере, перестали к нему липнуть круглые сутки напролёт. Можно было даже не сомневаться, что именно на такой результат Луффи и рассчитывал, сказав всё то, что он сказал. Тем не менее, отплытие из Барати всё ещё задерживалось.
   Первоначально планировалось отплыть всего через два дня после банкета, но, как это уже было очевидно, планы, в очередной раз, так и остались всего лишь планами. Нет, они вовсе не сорвались: всё получилось как-то самой собой, без всяких на то причин. Ничто не мешало Шляпам отплыть через два дня, и даже Санджи бы не смог от этого отвертеться, пусть он об этом ещё сам не знал, что, впрочем, не мешало ему догадываться. Парень, все эти дни пытался подобрать весомые аргументы -- надо признать, довольно безуспешно, -- в пользу того, почему он сейчас не сможет отправиться вмести со всеми на Гранд Лайн. К чести Санджи, он знал Луффи достаточно хорошо, чтобы любые веские аргументы, которые кто-нибудь другой вполне бы счёл уместным посчитать железобетонными, -- то есть абсолютно неоспоримыми, -- такими вовсе ему не казались. Откровенно говоря, Санджи, не понимая того сам, знал Луффи очень хорошо, из-за чего, опять же, не отдавая себе отчёта, где-то на задворках своего сознания, давно уже прикидывал какие вещи ему брать с собой в путешествие.
   Нельзя провести рядом с Луффи два года, и не понять некоторых вещей.
   Например, тот факт, что если Луффи что-то решит, то он всегда, всегда добивается своего. Или, например, если Луффи по-настоящему принял какое-либо решение, то изменить его может либо смерть самого Луффи, либо Конец Света... и, с точки зрения всех людей знающих парня, второй вариант выглядел куда более вероятным, чем первый. К чему это всё? А всё это к тому, что Луффи решил принять Санджи в их семью уже больше года назад. Иными словами, Луффи принял серьёзное решение. Соответственно, подсознательно, -- или, что будет правильнее, вполне себе сознательно, но упорно не желая этого признавать, -- Санджи точно знал, что шансов избежать отплытия на Гранд Лайн у него примерно столько же, сколько у Конца Света наступить в ближайшие несколько дней. Это уже не говоря о том факте, что на самом деле Санджи и сам очень сильно хотел отправиться на Гранд Лайн, но это проклятое чувство вины перед стариком Зеффом держало его в Барати крепче якорной цепи толщиной с руку взрослого мужчины... Хотя, пожалуй, не слишком удачное сравнение, учитывая что такую цепь Санджи мог порвать без особых проблем.
   А теперь, собственно, почему не состоялось отплытие через два дня.
   И это самое отплытие не состоялось по одной простой причине: всем неожиданно стало та-а-ак лень куда-то плыть, что вся семья дружно и с большой охотой забила на свои же собственные планы и продолжила наслаждаться жизнью. Всё-таки хорошо быть пиратом! Поправка. Хорошо быть богатым пиратом!
   В Барати Шляпы зависли почти на три недели, во время которых Усопп, условно будучи самым слабым среди всех Шляп, стал единственным из всей семьи, кто ежедневно тренировался до упада... Не то чтобы Луффи оставил ему выбора. Зато остальные, включая Зоро (!!!), фактически три недели провалялись к верху пузом, набивая желудок разнообразными кулинарными шедеврами Санджи и Зеффа.
   Пожалуй, этот период ничегонеделанья стал одним из самых длинных на памяти всех членов семьи. К тому же совершенно спонтанным, без каких-либо предпосылок. Кроме того, Луффи, казалось, просто физически не мог долго пребывать на одном месте, но как-то не в этот раз... Возможно всё дело было в Нами?
   После первых трёх дней натуральной осады своей оккупированной каюты, -- конкретно в этот раз, девушка не собиралась сдаваться, несмотря на тот факт, что в роли её противника выступал сам Луффи, -- Нами решила поступить умнее. Девушка просто взяла и заперлась в каюте едва ли не с самого обеда, едва только Луффи стоило покинуть корабль. Вполне понятно, что дело закончилось выломанным люком, ведь в отличие от Нами, которая не имела ни малейшего шанса выбить укреплённый Волей люк, Луффи преграду в виде задвинутого засова даже не заметил. Однако, в свою очередь, выломанный люк лишил парня возможности закрывать его уже от самой Нами.
   Естественно, никто уступать каюту не собирался, так что ночь они провели вместе. Ничего не обычного. В "Деревянном Ящике" вся семья вообще едва не спала друг на друге из-за отсутствия свободного места. Вот только, на следующий день сломанный засов был починен, но никто не стал его закрывать, поэтому и эту ночь парень и девушка провели вместе. А затем ещё одну, и ещё одну, и ещё... через неделю Джонни не выдержал груза собственного любопытства, в результате чего провёл ночь с приставленным к переборке стаканом, но тщётно. Никакого компромата. После ещё пары подобных ночей, только уже вместе с пылающим от зависти Санджи, любопытство Джонни окончательно лишило парня здравого смысла, поэтому он имел неосторожность обратиться за помощью к Зоро. А что? У того есть Воля Наблюдения, поэтому, задействовав её, мечник точно мог узнать, что происходит в соседней с ними каюте. На счастье Джонни, Йосаку знал его как облупленного, из-за чего парень успел утащить своего друга прежде чем Зоро окончательно решил, каким именно образом он будет его убивать. В смысле, сначала отрубить ему руки и ноги, и только потом голову? Или лучше сразу рубить голову? А может мелко нашинковать?
   В конечном итоге любопытство Джонни так и осталось не удовлетворено, а огонь зависти Санджи не потушен. Хотя, если не считать общей каюты, отношения Луффи и Нами, внешне, не изменились ни на йоту. И хотя логика подсказывала, что с такой девушкой нельзя просто спокойно спать, уверенности в своих выводах тому же Джонни это ничуть не добавляло. Будь на месте Луффи кто-нибудь другой, и тут бы даже вопроса не стояло, всё бы было именно так, как это выглядело со стороны. С Луффи? В самый первый раз, когда он притащился с ними в бордель, -- причем, просто так, от нечего делать, а не с вполне конкретной целью, как они, -- Луффи потратил целую ночь на то, чтобы обыграть в шахматы хозяйку этого самого борделя... Справедливости ради надо заметить, что присоединившийся к ним Зоро потратил эту же самую ночь на то, чтобы опустошить мини-бар в самом дорогом номере из всех. И абсолютно все последующие разы, когда они бывали именно в этом борделе, Луффи играл в шахматы с хозяйкой, а Зоро, если не оставался на Нечто, уничтожал спиртное в гордом одиночестве или, максимум, наблюдая за игрой Луффи и хозяйки... попутно всё равно уничтожая заранее прихваченное спиртное.
   Помимо всего прочего, за время длительного ничегонеделанья, выяснилась причина подозрительного отсутствия Пати и Карне. На памяти семьи эти двоя если и отсутствовали, то никак не больше пары дней, -- обычно причиной служила необходимость пополнить запасы продуктов ресторана, -- а в этот раз их не было почти десять дней... Вполне вероятно, что их не было ещё дольше, но с момента прибытия Луффи и до появления Пати и Карне прошло ровно десять дней. И на протяжении всех этих десяти дней весь персонал ресторана, включая Зеффа и Санджи, хранил стойкое молчание... Или, если говорить правду, за исключением всё тех же Зеффа и Санджи, весь персонал ресторана совершенно неумело врал о причине столь длительного отсутствия одних из лучших коков "Барати". К счастью, Зеффу и Санджи хватало ума даже не пытаться врать, поэтому прежде чем любопытство Джонни в очередной раз взяло вверх, а Луффи всерьёз озаботился выяснением правды, им было обещано, что очень скоро их ждёт небольшой сюрприз.
   На деле сюрприз оказался очень даже большим... по крайней мере, своими размерами точно.
   После того, как Луффи буквально завалил деньгами старика Зеффа, старый пират не стал прятать их под кровать или отдавать в банк, а вместо этого решил пустить в дело. Самые первые сто миллионов, как уже упоминалось ранее, ушли на усовершенствование непосредственно самого "Барати". Мало того, что ресторан стал больше, уютнее и куда солиднее себя прежнего, так и кухня подверглась такой модернизации, что даже самые последние повара-снобы, живущие на Святой Земле и готовящие исключительно для Высшей Знати, не посчитали бы для себя зазорным готовить на подобной кухне. И, тем не менее, всё эти улучшения обошлись Зеффу куда меньше ста миллионов. Безусловно, с течением времени Зефф продолжил закупать самые различные прибамбасы для кухни, которые не мог позволить себе раньше, поэтому, в конечном итоге, сумма на обустройство "Барати" вышла далеко за рамки ста миллионов. Большинство из купленных Зеффом приборов можно было найти только на Гранд Лайн, и доставку коих нужно было оплачивать отдельно, что автоматически увеличивало цену товара на несколько порядков. Приходилось платить десятки миллионов за товар, который на самом Гранд Лайне можно было приобрести не больше чем за сто-двести тысяч. Раньше Зеффу такие траты были не по карману, но с появлением Луффи всё изменилось.
   Так что, когда денег стало более чем достаточно, Зефф решил начать расширяться, в результате чего появился новый плавающий ресторан с весьма запоминающимся внешним видом и довольно-таки спорным названием - "Сестра Анко". С другой стороны, учитывая что новый плавающий ресторан был на самом деле самой настоящей подводной лодкой по форме сильно напоминающий глубоководного удильщика, -- вернее, именно эта рыба и лежала в основе дизайна нового ресторана, -- подобное название становилось очевидным. Ведь слово "Анко", как раз и означает "удильщик".
   Чтобы не создавать конкуренцию "Барати", "Сестра Анко" специализировалась исключительно на различных десертах и, вдобавок, плавала по слегка другому маршруту. Идея о подводном ресторане у Зеффа появилась уже давно, но раньше, как и во всех остальных случаях, всё упиралось в деньги. Однако даже так это ничуть не мешало ему присматриваться к различным живописным местам, где бы, в будущем, смог плавать уже давно запланированный им подводный ресторан. Спрашивается, причём тут живописные места? Очевидно, что никто бы не стал лезть в обычную подводную лодку, пусть даже по форме напоминающую удильщика, а не железную сосиску. Именно поэтому, едва ли не девяносто процентов внешних переборок "Сестры Анко" были сделаны из специального стекла - несмотря на очень большую толщину и, соответственно, прочность, они были кристально чистыми, позволяя обедающим людям наслаждаться видом подводного мира. Вполне понятно, что по этой причине глубина погружения удильщика составляла считанные метры. И тем не менее этих метров было вполне достаточно, чтобы получить совершенно новые и незабываемые впечатления от обеда. Для влюблённых парочек подобный ресторан так и вовсе был едва ли не идеальным местом для свиданий. Об успехе подобного начинания вопрос даже не стоял.
   Вся семья была в полном восторге. Сюрприз действительно удался, в честь чего народ закатил новый пир, только уже вместе со всем персоналом "Барати", новым персоналом "Сестры Анко" и на самой подводной лодке.
   И всё же, как бы приятно не было придаваться ничегонеделанью, пора было и честь знать... На самом деле давно было пора, но, как уже говорилось, всем было та-а-ак лень, что потребовался едва ли не целый месяц, прежде чем Луффи отдал приказ собираться и назначил отплытие на следующий день. Народу всё ещё было ужасно лень куда-то плыть, но спорить или возражать никто не стал, всем итак уже давно было понятно, что они тут сильно задержались. И принимая во внимание, что в этот раз никаких больше отсрочек не будет, в полный рост встал вопрос с Санджи... Или, как минимум, так считала вся семья за одним единственным исключением... вполне понятно каким.
   -- Мы отплываем завтра утром, -- беспечно произнёс Луффи с удовольствием уничтожая шоколадное парфе, приготовленное лично Санджи для нового десертного ресторана. - И ты плывёшь вместе с нами, -- добавил парень, после очередной ложки. - Твои дебильные возражения не принимаются.
   Дело происходило вечером, делать, как обычно, было нечего, поэтому Луффи, устроив очередной рейд на холодильник в кухне "Сестры Анко", отправился в комнату Санджи расставлять все точки над "ё" и даже галочку над "й".
   -- Это не дебильные возражения, -- без особого огонька возразил Санджи, делая очередную затяжку уже чёрт знает какой по счёту сигареты за последние пару часов. После того, как Луффи отдал приказ собираться, Санджи сразу понял, что сегодня ему предстоит трудный разговор, из-за чего, в ожидании закономерного прихода Луффи, стараясь успокоить нервы, он уже умудрился скурить свою недельную норму сигарет, и всё ещё продолжал курить. - Я слишком многим обязан чёртовому старику... Я просто не могу его бросить.
   Целый месяц раздумий и подбор аргументов, но, когда дошло до дела, заиграла всё та же самая старая песня, которая играла уже добрых два года. Ведь, в конечном итоге, старик Зефф был едва ли не единственной причиной, по которой Санджи продолжал так упорствовать в своём желании остаться работать поваром в "Барати". И старик Зефф совершенно точно был той самой причиной, по которой Санджи не мог покинуть "Барати". Сам ресторан, служивший Санджи домом вот уже добрых десять лет, работники ресторана, давно уже заменившие ему родную семью, привычная работа и уверенность в завтрашнем дне -- через все эти причины парень вполне мог перешагнуть. Все дети рано или поздно вырастают и покидают родной дом, и Санджи давно уже был к этому готов. Однако долг к старику Зеффу, который, к тому же, существовал только в воображении Санджи, как уже не раз говорилось, прочно привязывал его к "Барати" не давая расправить крылья. Что ещё хуже, Санджи этого не понимал и понимать отказывался. Хотя, надо признать, за последние два года Луффи проделал превосходную работу, изрядно подточив уверенность Санджи в собственных мотивах. Прошедший месяц так и вовсе источил эту уверенность до размеров зубочистки, и до её же прочности. Теперь всё что было нужно, так это покрепче сжать пальцы... И тогда вполне могло так статься, что вовсе не Нами была той причиной, по которой вся семья так надолго задержалась в "Барати". Да и Усопп за прошедший месяц успел стать едва ли не на порядок сильнее себя прежнего. Возможно, именно на такой исход и рассчитывал Луффи, так сильно затянув с отплытием? Хотя и обычную лень списывать со счетов тоже нельзя было. Правда, единственным человеком кто мог бы прояснить этот момент был сам Луффи, но тут сразу без шансов. Пока он сам этого не захочет, правды не узнает никто.
   -- Вот же ты эгоист... ладно я эгоист, так хотя бы не отрицаю этого и даже горжусь, -- после очередной ложки парфе, наставительно произнёс Луффи. - Всё говоришь я, да я, да я... ты хотя бы один раз, на полном серьёзе, спрашивал, чего хочет сам старик? В жизни не поверю, что он хочет удержать тебя возле себя. Можно найти немало родителей, которые не могут найти в себе сил отпустить своих детей в большой мир, но уж кто-кто, а Зефф точно не из таких, не та у него натура... К тому же, как ты вообще собираешься его превзойти, если ты не видел ничего, кроме небольшой части Ист Блю? Зефф плавал во всех морях мира, готовил жратву из таких тварей, о которых ты даже не слышал и видел вещи, которые ты себе представить не можешь. Не мне тебе объяснять, насколько важен опыт. Чем больше ты видел и знаешь, тем шире дорога, по которой ты можешь идти. Однако ты сейчас идёшь не по дороге, а по лесной тропинке, окружённой непроходимыми зарослями, с которой ты и шагу ступить не можешь. Сейчас ты, как повар, не более чем жалкое подобие старика Зеффа, и таким ты рискуешь остаться навсегда, если и дальше будешь продолжать цепляться за своё чувство вины. Да ещё и абсолютно беспричинное.
   -- Беспричинное? - не удержавшись, Санджи поднялся со стула и заходил по комнате продолжая говорить: -- Беспричинное? Да если бы не я, старик всё ещё был бы грозным пиратом! Я лишил его всего! Понимаешь? Всего!
   -- Вот только ты совершенно точно не просил его делать то, что он сделал.
   -- Это не имеет значения!
   -- А как по мне, так имеет. Тем более, вот ты говоришь, что ты лишил его всего... лично я знаю, что старик всегда мечтал о двух вещах, о этом вашем Олл Блю, где плавает рыба со всех морей в мире, и о собственном ресторане... Предполагаю, вполне так могло статься, что за последние десять лет ты этого не заметил, принимая корабль за свой дом, но сейчас мы, и это факт, находимся на корабле-ресторане принадлежащим старику Зеффу. Получается, что одну свою мечту он уже осуществил, а вторую он пытался осуществить на протяжении многих лет ещё до встречи с тобой. И не смог. И я даже могу предположить почему.
   -- ...Хочешь сказать, что Олл Блю не существует, поэтому он и не смог исполнить свою мечту? - немного мрачно спросил Санджи... в конце концов, найти Олл Блю было и его мечтой с самого детства. И всё с того же самого детства Санджи приходилось слушать о том, как буквально все вокруг него говорят, что Олл Блю не существует. И у Санджи не было ни малейшего желания выслушивать нечто подобное ещё и от Луффи. Особенно от Луффи. В отличие от других людей, мнение Луффи для него действительно многое значило.
   -- Разве я хоть раз говорил тебе о том, чтобы ты забыл про свою мечту? - даже как будто бы слегка удивился Луффи. - Если ты искренне веришь в существование Олл Блю, то не давай никому запудрить себе мозги и ищи его. Вот тебе простой пример: большинство жителей Ист Блю не верят в существование Дьявольских Фруктов, считая их не более чем выдумкой, и если спросить их об этих самых фруктах, они сразу же скажут тебе, что их не существует. И при этом они все будут абсолютно уверены в своей правоте. Обоснована ли их уверенность? Мы с тобой точно знаем, что нет. Тем не менее наше знание ничуть не мешает большей части жителей Ист Блю не только не верить в существование Дьявольских Фруктов, но ещё и настаивать на своей правде... На свете вообще есть много правд, главное тут знать, в чём заключается истина... С Олл Блю аналогичная ситуация, только в случае с этим морем мы понятия не имеем о истине, и знаем только о той или иной правде.
   Санджи, сделав очередную затяжку, медленно кивнул, принимая объяснения Луффи, но он так же хотел знать, к чему конкретно клонит его капитан, поэтому:
   -- И какие же правды мы знаем о Олл Блю?
   Пошкрябав ложкой по дну вазочки и не сумев больше ничего наскрести, Луффи тяжело вздохнул, после чего всё же ответил на вопрос Санджи... предварительно крайне обстоятельно облизав свою ложку:
   -- Можно сказать, что о Олл Блю мы знаем две самые главные правды. Одна правда заключается в том, что, насколько нам известно, ещё никто не смог найти Олл Блю. А другая правда заключается в том, что, опять же, насколько нам известно, ещё никто не смог доказать, что Олл Блю не существует.
   Санджи, слегка нахмурив лоб, сделал очередную затяжку, ставшую последней для очередной сигареты, а так же ещё одной пачки. Вскрыв новую пачку и подкурив новую сигарету, Санджи понял, что он так и не может уловить мысль Луффи, из-за чего он решил спросить напрямик:
   -- ...К чему ты клонишь?
   -- А клоню я к тому, что если Олл Блю существует, но его до сих пор никто не нашёл, то, вполне так может статься, что расположено оно в таком месте, куда практически невозможно добраться.
   -- Например?
   -- Я бы поставил на Рафтель, -- довольно улыбнулся Луффи.
   -- Рафтель? - брови Санджи удивлённо взлетели вверх.
   Удивление парня было вполне оправданным. Всё-таки Рафтель - это "последний остров Гранд Лайна". Остров, на котором, ныне покойный, Король Пиратов оставил своё самое ценное сокровище - Ван Пис. Вот только кроме самого Короля Пиратов и его команды больше никто и никогда не смог достичь Рафтеля, поэтому про этот остров ходило прямо-таки невообразимо безумное количество самых разнообразных слухов. Истину, понятное дело, не знал никто... Вернее, кое-кто точно знал, -- так толком не было известно, что стало с командой Короля Пиратов, хотя и утверждалось, что их всех поймал Морской Дозор, -- но вот делиться этой самой истиной со всем остальным миром они как-то не спешили.
   -- Почему именно Рафтель? - после небольшой паузы, решил уточнить Санджи.
   -- Старик Зефф немало лет проплавал по первой половине Гранд Лайна, и даже совался в Новый Мир, вторую половину Гранд Лайна, но так и не смог найти Олл Блю. Как по мне, так Рафтель идеальное место для существования Олл Блю... сразу же после самого начала Гранд Лайна.
   -- Самого начала? - Санджи растерялся ещё больше. -- В смысле, самого начала?
   -- Ты же видел Карту Гранд Лайна? - риторически вопросил Луффи, ведь он и так прекрасно знал ответ, никак сам ему её показывал. - Помнишь, как корабли попадают на Гранд Лайн? - снова риторически спросил Луффи. - Как по мне, так начало Гранд Лайна если и не само Олл Блю, то нечто очень близкое. Вряд ли, конечно, что это правда, но, согласись, едва ли не идеальное место для существования Олл Блю, не так ли?
   Санджи задумчиво затянулся сигаретой. В словах Луффи была определённая логика... да что там была? Слова Луффи звучали оч-чень логично. И про Рафтель, и про начало Гранд Лайна. Рафтель был едва ли не единственным местом, где побывало крайне ограниченное число людей, и до которого было практически нереально доплыть. Иными словами, Рафтель был идеальным островом для возникновения "беспочвенных слухов", то есть существования Олл Блю. Что же касается начала Гранд Лайна... чтобы попасть на Гранд Лайн нужно преодолеть так называемую Обратную Гору. В одном определённом месте Ист Блю стремительный поток воды возносился прямо на огромную гору, на нереальную, в десять тысяч метров, высоту, где встречался ещё с тремя точно такими же потоками, -- по потоку на каждое из существующих морей за пределами Гранд Лайна. И затем, эти потоки, соединившись, впадали в Гранд Лайн. Соответственно, в этом месте действительно была возможность встретить живность со всех морей мира... кроме, понятное дело, Нового Мира... с другой стороны Новый Мир считался частью Гранд Лайн... в общем, слова Луффи не были лишены определённой логики.
   -- Мысль с Рафталем всё же звучит куда правдоподобнее начала Гранд Лайн, -- после пары минут раздумий, наконец, вынес свой "вердикт" Санджи.
   -- И мне так кажется, -- лёгко согласился Луффи, -- но и человеческую тупость тоже недооценивать нельзя.
   На это Санджи возразить было нечего.
   -- А ещё, мне кажется, мы что-то сильно отвлеклись, -- спустя пару секунд добавил Луффи... -- Я с этим твоим Олл Блю уже даже забыл чего вообще хотел сказать... гм... речь, кажется, шла о том, какой ты тупой дебил и почему в корне не прав... ага, точно... Так вот, ты признаёшь, что я вполне могу быть прав насчёт расположения Олл Блю? Что оно находится где-нибудь возле Рафтеля или в похожем, крайне труднодоступном, месте?
   Санджи, выдерживая паузу, сделал несколько глубоких затяжек. Ещё минуту назад он, фактически, уже успел согласиться с доводами Луффи, но теперь, когда его об этом спросили напрямик, желание соглашаться у него куда-то резко запропастилось. Санджи точно знал, что его согласие не принесёт ему ничего хорошего... вот только и не согласиться он тоже не мог.
  
   Продолжение, то есть последняя прода, в отдельном файле. В основном файле, -- вот в этом вот самом, -- её нет.

Оценка: 6.97*294  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" А.Демченко "Небесный бродяга" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"