Старицкий Дмитрий: другие произведения.

Дайте каскадеру водки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:

  Старицкий Дмитрий
  
  ДАЙТЕ КАСКАДЕРУ ВОДКИ
  
  Вообще это довольно типичный случай, когда съемка задерживается или мужики заранее водкой не запаслись на вечер. Вечерами в киноэкспедиции та-кая скукотища порой, что без шила ее не разогнать никак.
  Во владимирской гостинице, в восемьдесят де-вятом году, когда во время Перестройки коопера-тивное кино в фаворе было, группа "Семья вурдала-ка" заразвлекалась по пьяне так, что красавца Шавлака - из тех, что лицом работают - пихнули прямо на окно в номере, и он своим бесподобным фейсом пробил оба стекла на улицу. Зимой!
  Тут все замерли и протрезвели. Ведь сейчас кА-а-а-ак вылезет, да кА-а-а-ак всем наваляет. На полном серьезе. Ему завтра в кадр крупным планом. А денежки-то кредитные, с ""Элекс-банка"".
  Но вынимает Игорек из окошен свою голливуд-скую морду, а на ней... ни царапинки. И так бывает, но не всегда.
  
  * * *
  
  Группа каскадеров Миши Кантемирова поехала как-то в Среднюю Азию. С лошадок попадать. В бас-мачей проиграться. Денежная для них картинка бы-ла. Падений много. А оплата по дублям.
  Так вот я к чему весь спич веду: съемка за-кончилась, до города далече, а магазин скоро за-кроется. А если магазин закроется, то всем скуч-ный вечер гарантирован. И тут вся "банда", пере-глянувшись, как была, в игровых костюмах, не сда-вая пиротехнику оружие, на собственных конях, с гиканьем понеслась в ближайший кишлак.
  Не успели и пару дувалов проскочить, как вы-скочил какой-то дед и, протягивая узловатый палец вглубь населенного пункта, крикнул на фарси:
  - Сельсовет там!
  Секешь? Дело-то было при Брежневе еще. Самый разгул застоя исторического материализма.
  Мужики, не останавливаясь, понеслись в ука-занном направлении, хоть и по-фарси не разумела. Но магазин, по обычаю, всегда напротив сельсовета располагается.
  Влезли, спешившись, в сельпо. А два магазин-ных сидельца при виде добрых молодцев сразу руки за голову и лицом к стенке.
  Миша на них удивленно вытаращился:
  - Эй... люди, я только две бутылки водки купить хочу.
  А сам того не заметил, что для того, чтобы достать заветный червонец, который он, боясь по-терять на съемках, засунул в деревянную кобуру маузера, вытащил из нее этот самый маузер...
  Продавцы и повели себя, как образцовые выпу-скники школы Сундакова.
  
  
  Это еще что? Вот снимали "Ворота в небо" в Литве, под Вильнюсом. Где-то в конце семидесятых. Так там, в аналогичной ситуации, каскадеры в эсэ-совской форме, на игровом броневике, со всеми знаками различия и шифрами, автоматами и губной гармошкой ввалились в Вильнюс и понеслись по про-спекту Ленина до ближайшего магазина. С музыкой и опять-таки за водкой.
  Так часть литовцев, что постарше, решили, что ""наши в городе"" стояли на тротуарах навытяжку, выбросив руки в нацистском приветствии.
  Ровно через сутки вышло постановление Верхов-ного Совета Литовской ССР о том, что московская киногруппа должна покинуть территорию республики в 24 часа.
  И покинула.
  
  
  
  Как-то известного каскадера Богородского при-гласили с его гайдуками в зимней речке покупать-ся. Там по сценарию на льду снаряд взрывался, и конная упряжка с пушкой под воду шла. Ну, и кас-кадеры должны были вы ледяной крошке с полминутки перед камерой поплавать.
  После поставленной задачи Богородский упал в себя глазами, чуток подумал и затребовал:
  - Ящик водки.
  - Уже, - заверил его директор картины.
  - Баня.
  - Само собой.
  - Двойной тариф по высшей ставке каждому.
  Здесь пошел торг. Тогда, в начале восьмидеся-тых, максимальная ставка за дубль была 135 руб-лей. А директор уперся и никак не хотел платить такие бешеные деньги.
  - Тогда сам в речку лезь.
  Сторговались на полной ставке плюс пятьдесят процентов репетиционных.
  Взорвались.
  В крошке ледяной поплавали и сразу в баню, чтобы простатит ненароком не привязался.
  Через два часа прибегает второй режиссер и говорит:
  - Ребята. Камеру заело. Придется повторить.
  Богородский смотрит соловыми глазами на полу-пустой ящик водки и соглашается, кивая на него:
  - Повторить... Все.
  
  
  
  По поводу директорской жадности могу случай из собственной практики рассказать. Снимали ""Юность Петра"" на студии Горького.
  И в сцене взятия какой-то крепости необходимо было по сценарию оттолкнуть от стены штурмовую лестницу вместе с осаждавшими ее воинами.
  Сам понимаешь: падать навзничь с нескольких метров на асфальт, хоть с родного Новодевичьего монастыря, нам не климатило. Пришлось выворачи-ваться. Но на то и существует постановщик трюков, чтобы человеческих жертв не было.
  Привязали мы к столетней липе верхушку лест-ницы авиационной резиной. Той, которой планеры запускают. И все окей! Нас сбрасывают, а мы как пауки в лестницу уцепились и висим в метре от земли, качаясь. Уже вне кадра.
  И все хорошо бы было, если бы на площадку ди-ректора картины не принесло. Посмотрел он на наши страдания и визжит возмущенно:
  - За что же вам по высшей ставке плачу, если трюк этот безо всякой опасности для жизни?
  Тут я не выдержал и его выдающемуся носу со все дури смазал. От души.
  Потом поднял его, контракт в окровавленный нос сунул: читай. ""За технику безопасности отве-чает сам каскадер"".
  Заплатил.
  И даже не пожаловался на то, что нос ему раз-били.
  
  
  
  Но больше всех отличился Валера Лисевич. Тот вообще крендель был очень занятный.
  В свои тридцать с небольшим он каким-то обра-зом оказался на пенсии. Был он капитаном десанта и, если не врет, начальником охраны главкома - генерала армии Маргелова. И когда командующий ВДВ преставился, то всю охрану в отставку и выперли.
  Дали ему пенсию в 150 рублей - по тем време-нам средняя зарплата. А у мужика здоровья, что грязи. Мастер спорта по четырем видам.
  Год поошивался он на гражданке, сделал еще нормативы двух мастеров: по санкам и еще там по чему-то, не помню уже. Делать нечего, а энергию куда-то девать надо.
  На ""Мосфильм"" он попал случайно, как под трамвай, впрочем, как и большинство студийцев. Затесало его каким-то ветром в массовку. И при-жился он там постоянно. Во-первых: это дело ему самому интересно стало, а во-вторых: его рожа имела одну очень редкую особенность: что на него ни на день - всему соответствует. Стетсон на баш-ке - парень из Техаса, стальной шлем - зверюга из СС, а уж в гражданском строгом костюме каждая нитка кричала, что это секретный агент.
  Вершиной его творческой карьеры, на моей па-мяти (за дальнейшее врать не буду) стала роль слуги Собакеевича в многосерийных "Мертвых ду-шах". Приклеили ему седые бакенбарды, напялили ливрею - и пожалуйста... Типичный прибарственный дворовой, из тех, что барином крутят как хотят.
  Так вот я о его здоровье сказать хотел. Как-то раз, на съемках ""Блистающего мира"" в восемь-десят втором году, летом, часть киногруппы тихо пила поздним вечером на втором этаже гостиницы ""Звездочка"", в Ялте. Циркачи-каскадеры тогда всех развлекали. Фокусы-покусы...
  В это время местные парни стали грязно домо-гаться к нашим гримершам, которые мирно спали на первом этаже с открытой балконной дверью. Типично виктимное поведение.
   Народ, натурально, ссыпался вниз на истошные девичьи визги.
  Разборки пошли, базар-вокзал...
  Стенка на стенку стоит и никто первым ударить не решается. Первым - это же ответственность взять на себя за все махалово.
  Тут пьяный Лисевич раздвигает нас и высовыва-ет свой фейс. И немедленно кто-то из местных ему по этому фейсу, по самой носопырке, въезжает ку-лаком.
  Тут и понеслось все лобком по кочкам. Все лу-пят кто кого ни попадя. И махалово такое образо-валось, что ни за что не понять: где московская киношная интелегенция, а где ялтинская урла.
  А Лисевич сидит на копчике посреди самой дра-ки и скучает.
  Мозги всегда побеждают силу - отогнали мы ял-тинских хулиганов. И, с любопытством достойным лучшего применения, вопрошаем Валеру: чего же это он, твою мать... шестикратный мастер спорта, де-сантник... в кустах отсиживается, когда такой мордобой на площадке.
  А он в ответ только оторопело вопрошает удив-ленно:
  - Мужики, меня это что?.. По еблу стукнули? А?
  - Еще как, - говорим.
  Он мотает головой, как бык на бойне и сокру-шается:
  - Ну, надо же... Первый раз в жизни.
  Умылись мы и стали опять развлекать друг дружку, кто во что горазд. Спать уже абсолютно не хотелось после такой гимнастики ума и тела.
  А Валера все свою носопырку нянчит и о том, что она впервые в жизни с кулаком повстречалась, расстраивается. Сидит себе на балконной ограде лицом в номер и раскачивается, что-то под нос мы-ча.
  Мы его долго не стебали, видя, что человек и так сильно переживает.
  А он качался-качался, напевал-напевал, да как... Со второго этажа да на бетонную площадку.
  Все на балкон высыпали.
  Гримерша Маня Арманд, внучка Лукича, вопит истошно
  - Скорую, скорую!
  Валера лежит и не двигается.
  Все - думаю - отстрадался.
  За скорой все же несколько человек рванули, как будто одного не хватит.
  Тут Валера приподнимается с бетона, бок поти-рает и сокрушается:
  - А больно, бля!
  Это вот о его здоровье.
  Через год: какая фильма была - уже не помню. Кино и немцы очередные. Про то, как наш разведчик в одиночку в очередной раз всю вторую мировую войну выиграл. Снимали в году этак восемьдесят... не то третьем, не то четвертом. Во! Как только Брежнев откинулся - в ту осень было.
  Там, по ходу пьесы, этот агент Коминтерна эсесовцев на грузовике в Шпрее сплавляет. Герман-скую речку Шпрее изображала москворецкая набереж-ная Тараса Шевченко в Москве.
  Там одно звенышко чугунного ограждения сняли и через этот пролом машину в воду скидывали, а каскадеры в немецкой форме в этой воде плавали. Якобы спасаясь.
  Всего один кадр.
  Кадр-то один. А дублей...
  Ну, раз поплавали, переоделись в сухое, со-грелись.
  Два поплавали... и водка кончилась.
  А действие разворачивается в самую что ни на есть золотую осень московскую. Очень красиво. Только вода уже не август месяц.
  Каскадеры Валере и говорят:
  - Командир, сугрев требуется.
  Валера, ничтоже сумняшися, в заботах о личном составе поперся в гостиницу ""Украина"". Магазины по позднему времени уже закрыты были. Да не в совковый ресторан его занесло, что со стороны Ку-тузовского проспекта, а в ""Интурист"" - у того вход с набережной как раз.
  Появление штурмбанфюрера в полном обмундиро-вании вызвало среди интуристов нездоровый ажио-таж.
  Повторяю для непонятливых, события проистека-ли в самом начале восьмидесятых годов ХХ века. В СССР.
  Валера, ни на кого не обращая внимания, спо-койненько подошел к буфету, купил по ресторанной цене пузырь ""кубанской"", и, не торопясь, напра-вился к выходу.
  А там его уже поджидает милицейский капитан:
   - Пройдемте, гражданин хороший.
  Ну, пройдемте, так пройдемте. Валера за собой вины никакой не чувствовал, хотя чувство вины пе-ред власть несущими у советского человека тогда шло сразу за шестым чувством глубокого удовлетво-рения.
  Ввели его в местное отделение, каковое тогда при каждой уважающей себя гостинице имелось. Про-шли к дежурке: что да что?
  - Да каскадеры мы. С ""Мосфильма"". Вот удо-стоверение, - Валера менту в нос сует карточку с фотографией.
  - Это не страшно, - примирительно сказал мен-товской капитан, - только вот протокол я обязан составить. Огласка вышла. Сами понимаете вокруг сплошные иностранные граждане. Подпишите бумагу и гуляйте дальше.
  - Да не гуляем мы - работаем. Выйди на набе-режную - там камера стоит. И прежектора.
  - Ладно, ладно, - примирительно согласился капитан, - Пойдем, протокол составим.
  - Пойдем, - пожал Валера эсэсовскими плечами.
   Прошли обшарпанным коридором вглубь отделе-ния.
  Капитан дверь открывает и Валеру вперед себя пропускает.
  Тот входит и оказывается в... КПЗ.
  Реакция сработала моментально. Схватив капи-тана за голову, швырнул его Лисевич через себя в капезешку и дверь закрыл.
  На засов.
  Капитан ментовкий там, естественно, орать принялся, материться, стучать.
  Но Валера уже мимо дежурного летехи стальными подковками по метлахской плитке цокает, к выходу направляясь.
  - Подписал? - летеха спрашивает не отрываясь от детектива.
  - Подписал, - отвечает Валера, огибая дежур-ку.
  - А орет там кто?
  - Кто у вас в КПЗ сидит, тот и орет,- улыб-нулся Ливесич и на выход со спокойной мордой.
  Потом, правда, разборки начались серьезные, до парткома киностудии и выше. Вопрос стоял об исключении Лисевича из партии за дискредитацию. Только вот чего? Славного имени эсесовца? До сих пор никто вразумительно сказать не может.
  Но замяли.
  Обошлось.
  А все она - водка. Если бы ее тогда, как сей-час, на каждом углу круглые сутки продавали, то никаких таких баек и в природе бы не было.
  
   Москва 1995 г.
  
  
Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"