Стариков Антон: другие произведения.

Третья часть Великого похода. Сброшенные хвосты. Отданные долги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.79*73  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда ты хочешь оставить за спиной жизнь старую и с легкой душей войти в жизнь новую, то стой остановись, подумай и оглянись, посмотри с чем ты вступаешь в новую жизнь. Посмотри, не тянутся ли за тобой хвосты не законченных дел, не тяготят ли твою душу не отданные долги. Как бы ты не хотел, как бы ты не мечтал, тебе не начать новую жизнь пока хвосты и долги тянутся за тобой из жизни старой - они скуют тебя, затормозят, страшным бременем лягут на твою душу, встанут поперек любых твоих начинаний, тяжелыми гирями повиснут на твоих ногах и неизбежно потянут тебя назад, туда откуда ты пришел. А потому отдай долги! Если можешь, отдай сполна, если нужно, отдай стократно, но отдай! А потому сбрось хвосты незаконченных дел! Если можешь, закончи их как надо, если нужно, сруби, сруби не жалей, испытай боль, пролей кровь, но сруби-освободись! Сделай это, освободи свои тело и душу для новой жизни и сделав иди вперед легкий как пух, свободный как ветер, иди смело, иди и не оглядывайся назад!

  
  
  
   Третья часть Великого похода.
   Сброшенные хвосты. Отданные долги.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 1
  
  
  
  
  
  Старая цитадель клана Красного Дракона.
  Очень важный день.
  
  
  
   Сказать, что один из залов третьего уровня Старой цитадели бурлил, это ничего не сказать - зал не просто бурлил, а буквально взрывался жизнью и политической активностью! Оно и не удивительно - сегодня, в этот самый день клан решал свою судьбу! Впрочем свою судьбу клан решил уже давно и тогда же твердо встал на выбранный путь, но вот какой дорогой пойти по этому сложному пути предстояло выбрать именно сегодня, в этот самый знаменательный день. Сложный выбор, архисложный выбор, ведь столько стоит на кону! А потому за последний месяц политическая борьба внутри клана достигла апогея - целых три силы боролись за будущее (и прошлое) Земли, стремились привлечь на свою сторону голоса игроков-членов клана, яростно отстаивали свою точку зрения, желали дискредитировать оппонентов.
   Три варианта, три дороги, три судьбы: Австралия - бедный водой и населением, но богатый природными ресурсами континент, целый континент на стыке теплейших океанов Земли; Калифорния - несколько изолированная от остального Северо-Американского континента территория на побережье все того же благодатного Тихого океана с прекрасным климатом, богатой, урожайной почвой, территория, немногим уступающая Австралии по количеству природных ресурсов в земле; Сибирь - тоже богатый, очень богатый, но и очень суровый край бескрайних лесов, могучих рек, чистейших озер и тяжелой для жизни тундры, этот холодный, гордый край так же омывает океан, океан, что отличается от Тихого как небо и земля (размером, обитателями, характером, температурой вод). У каждого из вариантов свои защитники, своя партия со своими лидерами во главе: Австралия - Глава клана Красного Дракона Дримм Красный Дракон и в не меньшей степени Великий друид клана Айнон; Калифорния - опытный воин и командир Менелтор по прозвищу Горец; Сибирь - целая коалиция из ярких, авторитетных в клане личностей, тут вам и Морнэмир - глава ремесленников клана, и Альдарон- глава разведки и контрразведки клана, и Халлон - бессменный адмирал, и Анариэль - казначей (как много заключено в этом слове), и много кто еще. Однако как бы не сильна и многочисленна была сибирская коалиция, но ей до сих пор так и не удалось достичь определяющего преимущества - слишком убедительны оказались их оппоненты, на слишком выгодных позициях они стояли и не просто стояли, а почти игнорируя друг друга нанесли немало ударов-уколов по своему главному конкуренту, то есть по многочисленной и сильной, но в силу географических, климатических и исторических причин весьма уязвимой партии сторонников выбора Сибири.
   Тяжелая, хотя и абсолютно мирная борьба расколола игровые классы и даже рейды - каждый конкретный игрок решал сам за себя, тут не очень помогал авторитет Главы, старейшин клана, сильнейших магов и воинов. Лишь два сообщества в клане остались монолитны: друиды без колебаний проголосуют также как и Айнон - Австралия получала голоса всех друидов клана, а это, на секунду, каждый восьмой игрок; в свою очередь все как один некроманты стояли за Туллиндэ, по численности они совсем немного уступали друидам. А вот кого поддержит сама Королева Мертвых, не ясно до сих пор: с одной стороны - искренне любящий и любимый муж, с другой - лучший, ближайший друг, напарник по рейду, партнер по исследованиям, ''отец'' Василисы. Туллиндэ предстоял нелегкий выбор, не позавидуешь! Однако несмотря на накал последнего месяца оба и Дримм, и Менелтор проявили деликатность и не давили на некромантку, ну а Менелтор и вовсе заранее простил любимую, если она выберет не его (в смысле проголосует за другой вариант, в любом другом случае он будет сильно против).
   Впрочем основная борьба развернулась не за друидов (тут все решено задолго до голосования) и не за некромантов и магов вообще, а за самый многочисленный электорат клана, за воинов (игровой класс). Не самый простой электорат, хотя кому-то вполне может показаться иначе, и если глянуть под определенным углом, в какой-то степени тот, кто так считает будет прав, но только в какой-то. Да, те кто идут в воины избирают прямой бесхитростный путь силы, ближнего боя, меча (копья, топора, ...), но это вовсе не значит, что у тех кто выбрал такой путь нет мозгов или способностей пойти путем мага, вора или рейнджера, в большинстве случаев это лишь показывает склонности их характера, внутреннюю суть, суть того, кто не привык искать обходных путей, того, кто предпочитает сходится с врагом глаза в глаза, а не надеяться на случай, хитрость или часто непредсказуемую магию. Воинов сложно было напугать трудностями или врагами, подкупить теплым океаном или плодородной почвой, удивить дикими морозами и не менее дикой жарой. Воины равно ориентировались на логику (аргументы и контраргументы за каждую из сторон), на чувства (нравится-не нравится) и на личное отношение к лидерам партий - очень сложный электорат, благодаря которому элемент непредсказуемости сохранялся даже сейчас.
   Вот такими и были основные политические расклады в этот день. Разумеется как и всегда, и везде имелось множество мелких нюансов, но эти основные. Ну а пока... ''Выборы, выборы, кандидаты пи....ры!''. Шутка! Плохая шутка! Никаких кандидатов, вместо них три варианта, три континента, три временных линии... Каждый из вариантов имеет свои достоинства и недостатки, каждый затрагивает разные струны души, каждый способен привести клан и всю Землю к забвению смерти или к бессмертной славе. ВЫБОР....... (А Шнур со своими любимыми пи....рами может идти в жопу, раз уж ему больше не о чем спеть).
   Но давайте вернемся в зал, вернее в несколько специально отведенных для данного мероприятия залов. Спустя три года освоения Старая цитадель все еще могла порадовать не занятыми под какие-либо нужды помещениями. Этот ресурс свободных площадей неуклонно уменьшался, но пока до его полного истощения было еще далеко. Итак залы - всего 6 штук: один большой, в котором может уместится весь клан (больше трех с половиной, почти четыре тысячи игроков), второй смежный несколько поменьше, но почти такой же большой, три одинаковых, небольших, можно даже сказать маленьких зала, к каждому ведет не длинный коридор и один узкий зал с выходами в первые два.
   В большом и почти таком же большом зале и вправду сегодня собрался весь клан, включая самых занятых ремесленников и скучающих на заставах в Великом лесу новичков из недавно принятых в клан игроков (полноценных членов клана, но ни в коем разе не кандидатов), все флотские игроки, включая работников верфей так же почтили зал своим присутствием (гавань Гаваев с трудом, но приняла все корабли кланового флота). Специально открытым порталом прибыл глава североамериканской партии Менелтор с игроками-членами его отряда, таким же порталом прибыл и недавно сильно влипший Галивартан и тоже с бойцами своего отряда. Айсмен со своими прибыл насовсем, а Менелтор временно, всего на один этот день, потом его и его людей (нелюдей) ждало возвращение к оставшейся в Парнской империи части отряда из неписей и заготовок.
   Если бы кто-то со стороны взглянул на то что творилось сегодня в этих залах, то он скорее всего подумал бы, что видит вечеринку, праздник, бал, даже карнавал, но никак не серьезное, ответственное, судьбоносное событие. Игроки клана устали от вызывавшей внутренний протест борьбы друг с другом, устали от неопределенности и ноши выбора, а потому, сбросив тяжесть с души, искренне радовались этому долгожданному дню, ну а фуршетные столы с вином и закусками в длинном зале еще больше подогревали их радость. Веселые, празднично одетые игроки общались, шутили, смеялись, рассказывали бородатые анекдоты про древних народных героев Зюгу и Жирю, пели частушки политической направленности из той земной жизни, по полной использовали возможность ненадолго отрешиться от многочисленных забот и дел, в общем прекрасно проводили время - необходимость выбирать так и не смогла по-настоящему расколоть клан, а если и появлялись какие-то трещины, то такие трещины зарастали прежде чем успевали натворить дел.
   И в то же время не явная агитация присутствовала даже сейчас. Под плакатом ''ГОЛОСУЙ ЗА СИБИРЬ!!!'' Иримэ щедро наваливала каждому желающему полную с горкой тарелку сибирских пельменей, а стоявший рядом работник ''столовки'' не менее щедро наливал к пельмешкам водки или квасу на выбор. В одном из углов от пола до потолка висел большой плакат: на заднем фоне звероподобные колонизаторы в испанских латах, ковбойских шляпах и с M16 в руках тиранят безответных индейцев, а на переднем плане чумазый краснокожий ребенок с одиноким, трогательным пером в волосах и просьбой о помощи в больших наполненных слезами глазах. На другом плакате еще более занимательная, в чем-то скандальная картина: грустный, потный Дримм стоит посреди бескрайней пустыни и глупо пялится во след почти уже скрывшейся вдалеке стайке кенгуру, над Дриммом надпись (типа - его мысли) ''Как же меня задолбали жара и песок - снега хочу, дерево увидеть хочу и не хочу никогда-никогда видеть кенгуру!''. Еще один плакат с совершенно другим сюжетом: кучка тощих, обмороженных, окровавленных эльфов с оружием в руках стоят спина к спине по колено в сугробе, а на них со всех сторон наседают враги... Кого среди них только нет! Тут и монголы, и буряты, и всякие другие кочевники с раскосыми и жадными глазами, почему-то под девятихвостым бунчуком Чингисхана (хотя в тот временной период Чингисхан уже 3 века как мертв ), и чукчи с мамонтовыми и моржовыми бивнями на перевес, и китайцы в расшитых золотом халатах, и где-то вдалеке маячат бородатые пьяные хари и бердыши - в общем жизнеутверждающая картина, с претензией на оригинальность. И вот такие и похожие вещи по всему залу - не только и даже не столько агитация и антиагитация, а скорее развлечение, очередной повод поржать, отпустить шутку, отдохнуть душой.
   Ну и наконец три одинаковых зала: над одним из них изображен добродушный медведь с гармошкой в одной лапе и кадушкой меда в другой, на задних лапах лапти, на башке лихо сдвинутый картуз с большим и ярким красным цветком; над другим - серьезный, накаченный кенгуру в боксерских трусах и боксерских же перчатках на лапах, хвостатый чемпион в прыжке наносит умелый удар (апперкот); над последним залом изображен не зверь, а человек - старый индеец с трубкой в зубах и в огромном раза в три больше его роста уборе из перьев на голове (если бы не отсутствие бороды, то был бы похож на Киркорова на новогоднем концерте). Под рисунками нет каких-либо поясняющих надписей, но все ясно и без них - заходи давай в зал под выбранным рисунком и опускай медный жетон в деревянную урну, на которой такое же изображение как и над залом. Правила просты: жетонов сделано столько сколько игроков, каждый игрок при входе в зал получал жетон, жетон следует кинуть в выбранную урну, какой вариант получит больше жетонов, тот и победил - все просто и понятно, самая что ни на есть демократия прямого действия по древне-афинскому образцу. Голосование идет уже пару часов, все игроки голосуют по-разному, кто-то голосует по принципу ''сделал дело, гуляй смело'' (и обычно гуляют к фуршетному столу), кому-то нужно сперва потолкаться, пообщаться, еще раз все обдумать, посоветоваться с друзьями, некоторым выпить для куражу и только потом проголосовать. Но как бы то ни было голосование идет и идет свои чередом и постепенно приближается к концу...
  
  
  Дримм.
  
  
   Дримм нервничал, нервничал сильно, хотя и отчаянно это скрывал. Да, умело контролируя движения и лицо и нарочито лениво потягивая вино, ему удавалось обмануть практически всех, являя собой островок спокойствия и уверенности в себе. Однако можно сколько угодно обманывать других, но как ни старайся себя не обмануть- фейри нервничал, почти паниковал. И надо признать, у него имелись для этого все основания: вчерашний ментальный отчет Дочки об умонастроениях в клане вызвал шок, ступор, глубокое внутреннее неприятие того что он узнал. Дочка обиделась на недоверие отца и ему, забыв обо всем, пришлось долго ее утешать. Но ничего утешил, похвалил, ну а потом, когда она ушла, взялся за голову: как оказалось с выбором твердо определились немногим больше тысячи игроков, и это все, вообще ВСЕ, и его сторонники, и сторонники Горца, и сторонники Сибири! Еще раз: лишь чуть больше четверти клана знали как им проголосовать, остальные до сих пор пребывали в сомнениях, метаниях, раздумьях... Катастрофа! Мало того, тысяча с небольшим (та же самая четверть клана) вообще даже смутно не определились за кого им голосовать, собираясь решить такой важный вопрос в последний момент, а некоторые оригиналы и вовсе собирались положиться на непредсказуемый случай или инстинкт. Дримм тогда не просто испытал шок, ему было обидно, причем не только за себя, но и как это не удивительно и за своих оппонентов - сколько было дебатов, обсуждений, лекций, сколько разных документальных источников нарыл и перекинул в вирт старательный Улис... и что?! Что?! Все это было зря!? Выходит что так - четверти клана без балды как им голосовать, а чуть не половина может передумать в любой момент! Обидно! Обидно за проделанную работу! Обидно за оппонентов! Обидно за демократию! Обидно! А еще страшно, так как совершенно не ясно, куда вывезет кривая народного выбора! Единственное что тогда в какой-то мере утешило, так это то, что среди твердо определившихся большинство оказалось за него - совсем небольшой перевес и, на фоне того что он узнал, довольно слабое утешение, но хоть кое-что.
   Дримм взглянул в сторону залов голосования и скривился (про себя) - сразу четыре игрока зашли в коридор под разухабистым мишкой. Через секунду порадовался и на радостях отхлебнул вина - из-под кенгуру вышли двое рейнджеров и не спеша переговариваясь потопали в сторону фуршетных столов. Еще через секунду снова скривился - индеец со страусиной фермой на голове получил воина-игрока. Минуту, целую минуту, не заходило ни одного игрока, а затем двое поклонников медведя против сразу четырех поклонников кенгуру, затем не долгое ожидание и два новых поклонника кенгуру против любителя краснокожих. У Дримма вроде бы отлегло, но вскоре как отлегло, так и обратно легло, прямо навалилось - сразу пять игроков выбрали медведя и всего лишь два посетили кенгуру.
   Разумеется то что он видел ничего не значило - на его глазах сделали выбор чуть больше двух десятков игроков, два десятка из без малого четырех тысяч, тем более он знал, все друиды уже проголосовали за него, вернее за Австралию. Да и из этих двух десятков девять выбрали Австралию и одиннадцать Сибирь - перевес всего в два голоса, а учитывая поддержку друидов, то все не так плохо, как могло бы быть (но и не так хорошо, как хотелось). Однако как не утешай, не убеждай себя, а кошки на душе скребут - по условиям голосования все решит простое большинство, всего один жетон, один голос решит ВСЕ, и он ничего не может тут изменить!
   Волновался не только Дримм - у фуршетных столов с похоронными лицами стояли лидеры движения за Сибирь: Морнэмир и Альдарон мрачно и быстро глушат вино, Анариэль не отрывает взгляда от входов в залы голосования и нервно грызет ногти, Халлон на фоне остальных более-менее спокоен, о чем-то беседует с жизнерадостно похохатывающим Варом, и улыбка иногда посещает его напряженное лицо. Хотя нет, не так спокоен как показалось с первого взгляда - редкая улыбка адмирала скорее напоминает гримасу боли, чем проявление радости.
   Дримм прислушался, напряг свои изумительно чуткие фейрийские уши, с трудом, на самой грани преодолевая шумный, многоголосый зал, услышал о чем они говорят и... невольно улыбнулся - Вар со смаком рассказывал неприлично смешной анекдот про давно ушедшего из жизни политика по имени Шандыбин. Фейри с трудом, но вспомнил, кто это такой и с чем его едят, и покивал сам себе - такой колоритный персонаж целиком и полностью заслуживал места в истории любого мира.
   А вот Менелтора найти не удалось. Дримм несколько раз и быстро, и медленно обежал глазами оба зала, но так его и не нашел. К счастью ''отец'' Василисы знал как поступить и немедленно связался со своей питомицей. Связался и тут же оборвал связь! Ну что тут сказать? Менелтора он нашел - наплевавший на выборы Горец пользовался выпавшей возможностью и вовсю хороводился с женой, ну и заодно с Василисой. Соскучившаяся по совместным забавам троица сумела незаметно слинять, нашла неподалеку пустой зал и прямо на брошенном на пол плаще Менелтора устроила забойную групповуху...!
   Дримм искренне позавидовал беспечному трио и снова бросил взгляд на входы в залы голосования: из-под медведя и кенгуру втекали-вытекали тонкие, но непрерывные ручейки игроков, а вот краснокожему курильщику не везло - вместо ручьев редкая капель. Фейри показалось, что ручеек под кенгуру поширше и поинтенсивней чем под медведем, хотя возможно он видел то что хотел, то что страстно желал увидеть. Тем не менее комок внутри начал потихоньку ''течь'', а никакое настроение намылилось в гору.
  Да что вы как сговорились! - как из-под земли возникшая рядом с Главой Иримэ отобрала у не успевшего ничего сообразить Главы кубок с вином и тут же сунула ему в руки тарелку исходящих паром пельменей. Ошарашенный таким напором Дримм машинально взял. - Как с цепи сорвались - хлещите вино и даже не закусываете! - между тем пояснила суть своих претензий хлебосольно-нагловатая или, если хотите, нагловато-хлебосольная эльфийка. - Я бы поняла Самоделкин (Морнэмир) - тот еще алкаш, хотя когда надо, меру знает, но ты, но Диссидент (Халлон), но Папаша (Альдарон) - за вами эта гадская привычка вроде раньше не водилась!? -
   Фейри не успел оправдаться или возмутиться ее самоуправству - проникший в мозг божественный аромат дошел до желудка, и тот напомнил о том, что его хозяин ничего не ел с самого утра и пора бы поскорей прервать эту порочную практику.
  Сметанки положить? - с материнскими интонациями в голосе предложила Иримэ.
  Давай, - не стал отказываться Дримм, уже жуя свой первый, горячий, брызжущий соком и восхитительно вкусный пельмень.
   По знаку эльфийки один из двух сопровождавших ее заготовок бухнул прямо в тарелку щедрую ложку жирной белоснежной сметаны, сделав и без того умопомрачительное блюдо еще вкусней, другой тем временем налил в деревянный стопарь водки, но к сожалению не успел передать живительный напиток вкушавшему пельмени Главе.
  Куда?! - коршуном налетела на заготовку Иримэ и отобрала у него стопку. - Совсем охерел?! -
   Заготовка недоуменно качнул головой, то ли подтверждая, то ли отрицая, преданно-непонимающе глядя на хозяйку: ведь вроде бы он сделал все как надо, как много раз до того, а оказалось что нет, где-то он ошибся.
  Квас давай наливай! - не вдаваясь в объяснения велела Иримэ, огляделась по сторонам, пытаясь понять куда пристроить отобранную емкость, а потом хлопнула водку одним махом, до слез в глазах - не пропадать же добру! -
  Ну как? - с интересом и нотками зависти спросил активно работавший челюстями Дримм. Он бы тоже предпочел тяпнуть беленькой, но вкусный пахучий квас совсем неплохо пришелся ко двору, недурно оттеняя вкус пельменей и сметаны.
  Ух хороша зараза! - вздрогнула Иримэ, вытирая слезы платком. - Мы тут с Самоделкиным недавно опытом обменялись: я ему с полдюжины книг по виноделию одолжила, а он показал пару полезных секретиков и научил как правильно водку на клюкве настаивать. -
  Тогда это не водка, а настойка, - придрался к способу производства Дримм (больше придраться было не к чему).
  Пускай будет настойка, - не стала упираться рогом Иримэ. - Ты мне лучше вот что скажи: чего вы винище наяриваете как дикие - будто проиграли уже и горе заливаете, причем проиграли все, и ты со своими австралийцами и те кто выбрал Сибирь? -
  Не знаю, - призадумался Дримм, не забывая впрочем про пельмени и квас. - Я только за себя могу говорить - нервы наверное играют, у остальных скорей всего тоже самое. -
  Ути-пути нервные какие, - Иримэ явно осуждала такую жизненную позицию. - Чего нервничать? Как будет так будет, раньше надо было нервничать - сейчас уже ничего не изменить. Я вот как не нервничала, так и не собираюсь, а вы чего? Чего сорвались-дорвались?! Кстати, где Горец, успел ужраться в хлам, паршивец, и его унесли?! -
  Да нет, - хохотнул Дримм, протягивая кружку за новой порцией кваса, - он скорее активно празднует ты знаешь в какой компании, там ему не до вина... -
  Понятно, - слегка порозовела Иримэ и, чтобы скрыть смущение, шутейно возмутилась: - Сплошной разврат и пьянка! Что мы принесем на Землю, хоть в Австралию, хоть в Сибирь?! -
  Да ничего мы нового не принесем - там такого добра хватает и без нас, - добродушно ''просветил'' ее Дримм. Сытый и подобревший фейри вернул очищенную от содержимого тарелку заготовке, а вот почти полную кружку с квасом оставил при себе.
  Как тебе пельмешки и квас? - поинтересовалась Иримэ, поинтересовалась чисто для проформы, не сомневаясь в ответе.
  Супер! Но ты итак это знаешь, - не обманул ее ожиданий Дримм.
  Мясо - лосятина, в твоей Австралии таких не поешь, как и кваса такого не попьешь,- эльфийка не упустила возможности немного ужалить сытого, а потому не готового к словесной дуэли Главу, но сильно наседать на него не стала, а вот удивить сумела: - Между прочим квас полностью нашего производства, из нашего сырья. -
  Да-а, - Дримм по новому взглянул на напиток в своей кружке и немедленно сделал щедрый глоток, по новому, более внимательно оценивая несколько необычный вкус. - Сырье говоришь? А где тогда вы брали хлеб или сухари? Ведь первый урожай зерновых хоть и на подходе, но еще не созрел, или я чего-то не знаю? -
  На зерне свет клином не сошелся - вполне обошлись дикой грушей. Пробовали сначала из болотной клюквы, сам знаешь, сколько ее натащили на морс, но вкус получился на большого любителя, а вот груша прямо как Пушкин - наше все, нравится всем кто пробовал. -
  Супер! - повторился Дримм и подтвердил свои слова делом, то есть отхлебнул еще один глоток полезного и вкусного напитка.
  Ладно пойду, - засобиралась Иримэ, - тебя я спасла, теперь пойду спасать товарищей по борьбе, - эльфийка кивнула в сторону фуршетного стола, где кучковались злоупотреблявшие вином лидеры сибирской коалиции, - вдруг наклюкоются в дрова и не смогут поднять бокал за НАШУ победу. -
  Удачи! - совершенно искренне пожелал ей удачи Дримм. - Пусть победит сильнейший! - он желал Иримэ удачи в ее антиалкогольной компании, но ни в коем случае его пожелание не распространялось на результат голосования - фейри сам хотел победить.
   Иримэ не успела достичь своей благородной цели, на полпути к столам ее остановил громко прозвучавший звук гонга и вспыхнувшие изображения над входами в залы для голосования - последний игрок проголосовал, последний жетон упал в урну, а значит судьба клана решена, теперь оставалось вскрыть запечатанные урны и узнать окончательный вердикт. Что характерно, последним проголосовавшим оказался рейнджер из сторонников американской партии (североамериканской).
   Одним из первых Дримм очутился под сияющими огнем изображениями, но дальше не пошел - нельзя. Лишь на чуть-чуть отставший Альдарон точно также остановился рядом с ним и в нетерпении заозирался по сторонам, остальным старейшинам клана и руководителям партий пришлось протискиваться сквозь моментально образовавшуюся толпу.
  Ну где?! - нетерпеливо пританцовывал на месте Таурохтар.
   Предвкушающе лыбится Вар, веселый полуорк наслаждается зрелищем, вызывая некоторое раздражение у более серьезно настроенных членов клана....
   Грызущая ногти Анариэль чуть не по локти засунула руки в рот, не выдержавшая Светлана помогает казначею клана сохранить лицо и берет ее руки в свои...
   Русалочка успокаивает слишком напряженного Халлона...
   Недавно вернувшийся Галивартан впервые с момента своего возвращения проявляет к чему-то искренний интерес...
   Шепчутся ученики школы Первого...
   Шушукаются некроманты...
   Гудят друиды...
   Воры еле сдерживают классовые инстинкты пошарить по карманам в столь плотной толпе...
   Нетерпеливые лица, ждущие взгляды, постепенно нараставший ропот в глубине массы игроков...
   Вот и те, кого все ждут - толпа расступается перед Людмилой и шестеркой воинов-игроков. Толпа не только расступается, но и по взмаху руки Людмилы несколько раздается вширь. Три двойки заходят в коридоры, идут по ним, заходят в открытые всем взглядам залы. Людмила и все остальные ждут и наблюдают. Минута, полминуты... и двойки возвращаются в зал. В руках у каждой двойки тяжелая дубовая урна килограммов под 60 + медные жетоны в каждой из них + тяжелые горящие от магии цепи и замки поверх сияющих жреческих печатей и гудящих как злые пчелы рун. Игроки клана доверяли своему Главе, доверяли друг другу, однако постарались исключить малейшую случайность и непонимание - столько замков, рун, печатей и чар не смог бы преодолеть даже ''великий волшебник'' Чуров в свой напоенный магией заветный час.
   Вскрыть урны оказалось не так-то и легко, казалось бы банальное действие превратилось в долгий, сложный ритуал. Причина все та же - нежелание членов клана бросить даже тень тени на легитимность состоявшихся выборов. Сначала случайно выбранные ремесленники (жребий) проверили урны на предмет внешних повреждений, трещин, дырок, щелей, заделанных отверстий, проверили сохранность цепей - дубовые стенки выдержали тщательную проверку, цепи никто не пилил, не рвал и не склепывал по новой. Потом Людмила внимательно осмотрела собственные жреческие печати на каждой из урн и только убедившись в их сохранности, громко оповестила об этом зал. Затем самые уважаемые из воров сбили молотками восковые блямбы и проверили сохранность сложных дорогих замков, настоящих произведений искусства с добрым десятком ловушек внутри каждого из них - ловушки никто не активировал, замки никто не вскрывал (и даже не пытался). Только теперь, когда все члены клана убедились в неприкосновенности содержимого урн, пришло время их открыть. И вновь продолжается ритуал: Дримм произносит несколько слов, вспышка золотого огня - потускневшие руны перестают гудеть; Русалочка снимает мощные охранные заклятья - замки перестают мерцать; появляются девять ключей для девяти замков, каждый ключ хранился у своего игрока, еще девять ключей хранит Людмила, хранит в шкатулке, ключи от которой есть только у Альдарона, шкатулку невозможно вскрыть так чтобы об этом немедленно не узнал Глава; вот и вскрыты замки, все те же воины вставляют ломы в щели между крышками и стенками урн и поднатужившись со страшным треском буквально выламывают не желавшие поддаваться крышки. Теперь действительно все - урны вскрыты. Можно наконец увидеть что находится внутри...
  
  
  Одно из неиспользуемых помещений на третьем уровне Старой цитадели.
  Менелтор, Василиса, Тулиндэ.
  То же время.
  
  
  
   Бутерброд из трех обнаженных тел на скомканном плаще... Ритмичные согласованные движения и звук плоти, что трется и проникает в плоть... Стоны на три голоса... Приближающийся бурный финал...
   Совершенно неожиданный диссонанс! Буквально секунду назад стонавшая от страсти и удовольствия Василиса бьется словно в приступе падучей и стонет, но совсем не так, как когда Менелтор всей силой и накопившейся после месячного воздержания мощью входил в нее сзади, а пальцы его жены глубоко проникали спереди. Напуганные любовники отпрянули от извивающегося в припадке тела! Ошарашенный Горец с круглыми глазами застыл, не зная что ему сделать - как водится в этом режиме кровь наиболее щедро снабжает не мозг, а совсем другую часть его тела и потому ему сложно соображать. В силу физиологии Туллиндэ полегче, но и ей не просто так сразу переключить себя, да и бездумно махавшая руками Василиса зарядила ей по лицу и едва не сломала пальцы внутри себя (Менелтор тоже ''щеголял'' разбитыми губами). Пылающая красной, горящей изнутри кожей Василиса бьется так, что на нее страшно смотреть, не то что подойти...!
   И все же мгновение спустя Туллиндэ бросилась вперед! Перетерпела скользящий удар коленом в живот, поймала руки, преодолела неосознанное сопротивление, оседлала извивающееся тело, навалилась, прижала и... используя свою связь с Василисой, попыталась войти в ее разум...!
   У Королевы Мертвых получилось нырнуть в бушующее сознание...
   Василиса выгнулась дугой и начала приходить в себя: кожа уже не пылает, в уже не красных глазах проступает разум, тело обмякло. А вот с Туллиндэ наоборот беда - некромантка словно заразилась от подруги ее болезнью: бьется, кричит, сверкают белые белки без зрачков! Мало того, по углам помещения зашевелились бесформенные тени, у Менелтора открывается не до конца затянувшийся шрам на плече, свет в помещении начинает приобретать какую-то холодную синеву и вообще в зале не сильно, но резко похолодало! Туллиндэ - без пяти минут Длань Смерти, а это нечто другое, гораздо большее, чем просто маг и некромант! Больше и страшней!!!
   Роли поменялись: теперь уже питомица подминает буйствующую некромантку под себя, прижимает к полу, не дает ей себе навредить! Туллиндэ пытается кусаться, клещом вцепляется в красные волосы, колотит пятками ног Василисе по спине!
  Помоги, руки! - Василиса обращается к застывшему в ступоре Менелтору.
  Сейчас, - машинально кивает воин и, все еще ничего не понимая, перехватывает руки жены, морщась от боли, когда она задевает его локтем по все еще твердому, наполненному, но так и не выстрелившему ''штыку''.
   Освободившая руки Василиса обхватывает ладонями голову Туллиндэ, фиксирует и наклоняется своим лицом к ее лицу. Вновь запылавшие багровым глаза едва не соприкасаются с белыми бельмами. Кажется... А может быть не просто кажется, что красные нити искр соединяют две пары глаз. Затем Василиса целует Туллиндэ, тело под ней обмякает, Менелтор наконец сумел оторвать руки жены от волос питомицы, в одной из рук красная прядь, тени по углам исчезают, свет и температура в зале приходят в норму.
  И КТО это, ЧТО это было у тебя в голове! - некоторое время спустя спросила еще толком не пришедшая в себя Туллиндэ. Все трое сплетясь единым клубком полусидели-полулежали на служившим ложем плаще.
  Присоединяюсь, - поддержал жену Менелтор. Ему было не очень удобно так сидеть (несмотря на все что случилось, хороший стояк никуда не пропал), но по крайней мере он снова мог соображать. - Какого х..ра произошло! -
  Это отец, - пояснила Дочка, плотнее, словно в поисках тепла прижимаясь к любовникам. - Он разозлился как никогда на моей памяти. Я забрала часть его гнева, столько сколько смогла, совсем маленькую часть. Ты увидела ее прежде, чем я сумела ее впитать, еще волосы мне подрала, - закончила жалобой Василиса и тут же ''отомстила'', куснув эльфийку за грудь.
  Дракон-н?! - задумчиво протянула Туллиндэ. - Вот никогда бы не подумала на него - как в огонь нырнуть! ЭТО вообще не напоминало разумное существо! Неужели у него всегда такой пожар внутри?! Жуть какая! -
  Говорю он разозлился, очень сильно разозлился, - снова ''отомстила'' Василиса, а чтобы Горцу не было обидно, ''отомстила'' и ему, слизнув кровь с его губ.
  Я так думаю, голосование закончилось и закончилось совсем не так, как рассчитывал Дримм, иначе чего нашего фейри так торкнуло, - прозорливо предположил Менелтор. - Интересно кто победил? Вдруг я?!- в словах бесстрашного воина звучит надежда пополам со страхом, чего больше, так сразу и не разберешь.
  А мне вот интересно, не натворил ли он чего? - некромантка озаботилась совсем другим. - Если говоришь это лишь малая часть его гнева... - эльфийку передернуло, когда она вспомнила свои недавние ощущения. Туллиндэ на мгновение застыла, закаменев лицом, кожа некромантки стало холодней... - Нет, не чувствую недавней смерти, - через пару секунд расслабилась она, - и то хорошо. -
  Отец почти сразу пришел в себя, - подтвердила ее предположение Василиса. - Он умеет держать свой гнев в узде. -
  Надо одеваться и идти, - принял решение Менелтор, с сожалением освобождаясь от объятий и вставая. - Узнать чем закончилось дело и что там с Дриммом. -
  Надо, - согласилась Туллиндэ и протянула ему руку.
   Менелтор помог ей встать, следом помог встать Василисе, потом начал натягивать штаны, с глухим проклятьем остановился и с досадой произнес:
  Только вот у нас одна проблемка, - немного смущенный Менелтор скосил глаза вниз на твердую как скала и даже не думавшую опадать ''проблемку'', которая мешала ему натянуть штаны.
   Прыснула Туллиндэ, улыбнулась Василиса, а потом подружки не сговариваясь шагнули вперед и в два хвата за несколько секунд ''выдоили'' аж выругавшегося от неожиданности Менелтора, окончательно и без поворотно замызгав несчастный плащ. Но как бы то ни было, проблема была решена, и вскоре одевавшаяся на ходу троица смеясь и толкаясь бежала к залу голосований. ''Убитый'' плащ остался на полу вновь опустевшего зала, через час его и все следы веселых забав убрал незримый Слуга Старой цитадели.
  
  
  
  
  
   Глава 2
  
  
  
  Старая цитадель, Греческий зал.
  30 минут спустя после объявления результатов голосования.
  Дримм.
  
  
   Внешне Дримм спокойно жевал виноград, прихлебывал вино, наслаждался горячей (но не слишком) водой одного из многочисленных бассейнов, в общем расслаблялся, но внутри у него звенела пустота. Один из самых тяжелых моментов в его жизни, одно из самых обидных поражений, особенно обидное, когда победа была так близка. Близка ли? Не в первый раз пришла, просочилась из глубин разума гонимая, но постоянно возвращавшаяся мысль. Все ли он сделал для того чтобы победить? Все ли учел? Приложил ли все свои силы? Или поленился? Чистоплюйничал, не ломал свою совесть через колено, не использовал все возможности сильнейшего в клане мага, свою власть Главы, Дочку, Слуг Старой цитадели, послушные только ему уникальные фейрийские артефакты? Быть может стоило переступить через свою честь... и победить?! Горькие, терзающие душу мысли. И в тоже время он знал: он никогда бы так не поступил, не предал бы доверие друзей, доверие клана, а если бы все же сумел, то никогда бы не простил сам себя.
   Тогда полчаса тому назад он одним из первых заглянул в открытые урны и чисто визуально оценил наваленную внутри медь. Как и можно было ожидать Северная Америка набрала меньше всех. Однако неприятный сюрприз - невооруженным взглядом было видно, что количество жетонов в урне весьма велико, как минимум сотни игроков выбрали североамериканский континент. Ну а такой же быстрый взгляд в глубину двух других урн не смог определить победителя - и в том, и в другом случае жетоны заполнили емкости больше чем на четверть, только ручной подсчет мог выявить точное число.
   Тянуть не стали. Зачем? И вот начался методичный подсчет под множеством внимательных глаз: черпаки на длинных ручках раз за разом опускались на дно урн, извлекая блестящие похожие на монеты жетоны. Как не сложно догадаться, первыми жетоны закончились в североамериканской урне. Всего 604 жетона - 604 игрока отдали свой голос за Северную Америку 17-ого века - отличный результат для изначально слабейшей из партий... И не очень хороший для остальных, ведь благодаря этим голосам одна из двух партий могла бы победить - неприятно. Но вернемся к подсчету: черпаки все продолжают и продолжают нырять в нутро урн, растет гора меди, Сибирь и Австралия идут ноздря в ноздрю, растет напряжение...
   У Дримма вновь заломило голову, прямо как тогда, когда он услышал как медный черпак скрипнул по дну, опущенный в австралийскую урну черпак...
  *
  1411! - громко на весь зал объявила считавшая австралийские жетоны Лилия (Ласмерил). Для фейри ее слова прозвучали как приговор.
   Ведущая контрольный подсчет Циркачка (Таурэтари) кивком подтвердила сказанное и не смея поднять глаза на Главу произнесла:
  Мне очень жаль. -
   Дримм не услышал ее слов - внутри него поднималась одновременно темная и золотая волна! Как в минуты наивысшей опасности наружу рвался золотой исполин! Уничтожить, сокрушить врагов, изменить реальность под себя! Исполина невозможно было остановить! А самое ужасное, Дримм и не пытался, страстно желая отомстить, не конкретной фигуре, личности, врагу, отомстить самой судьбе, року, стечению обстоятельств, не важно кому - главное отомстить! Безумный гнев фейри придавал исполину сил и одновременно подстегивал его словно раскаленным бичом! Где-то глубоко внутри его разума вскрикнула Дочка - гнев чуть-чуть отступил... и тут же Дримм пришел в себя! Пришел не до конца, но достаточно для того чтобы осознать: у него нет здесь врагов и силой ничего не решить. Не подпитываемый и не подстегиваемый гневом исполин замер, не зная как ему поступить. Зато как поступить знал с каждой секундой возвращавший себе контроль фейри - исполин нехотя вернулся туда откуда пришел, а Дримм вынырнул во внешний мир, вынырнул буквально за секунду до того, как подсчитывавший последние жетоны Шутник произнес:
  1794 голоса! С перевесом в 383 голоса победила Сибирь! Чистая победа! -
   На этот раз фейри был готов и не позволил испепеляющему гневу затопить себя, перерасти в ярость и желание убить всех вокруг - никто так и не заметил легкой дрожи тела, слегка замерцавших открытых участков кожи и золотых искорок в глазах (Дримм ошибался - кое-кто заметил, заметили, но эти кое-кто так и не успели испугаться или что-нибудь предпринять как все прошло, большая часть из них вообще решили что им показалось, а остальные держали то что видели при себе - кто-то из любви и уважения к Главе, кто-то прекрасно понимая как ему сейчас тяжело ).
  *
   Машинально опустив виноградину в рот, Дримм с раздражением вспомнил, какой шум поднялся, когда Шутник объявил окончательный результат - зал термоядерно взорвался шрапнелью радостных, недовольных, споривших голосов. Многие ''австралийцы'' почти по-настоящему проклинали ''североамериканцев'', те оправдывались, ''сибиряки'' выли не хуже чем волки из настоящей Сибири, качали визжавшую Анариэль, качали Альдарона, качали Морнэмира, качали Халлона. Многие игроки из разных партий подходили к Главе: кто-то со словами сочувствия, кто-то со словами поддержки. Перегоревший, плохо понимавший слова Дримм пожимал руки и вяло отвечал, но все же отвечал и почти всегда то, что нужно было ответить. Затем к нему то ли подвели, то ли поднесли лидеров сибирской партии, своим ходом туда же протолкался сопровождаемый женой и питомицей Менелтор. Откуда-то появился шкалик с водкой, и вскоре лидеры партий пили мировую, пили за 17-й век, пили за 16-й, пили за Австралию (шкалик кончился, но не беда - тут же появился второй), пили за Северную Америку, ну и конечно пили за Сибирь.
   Дримм не ощущал вкуса водки, не ощущал облегчения, но пил, не желая обижать клан и друзей. Вскоре вся многотысячная гурьба игроков прихватила своих не совсем трезвых лидеров (во время голосования - вино, сейчас - водка, ну и заполировавший все это адреналин) и оперативно переместилась в уже подготовленный Греческий зал... и начался гудешь - победный пир и поминки, чего больше так сразу и не разберешь, да и кому это надо?
   И вот сейчас потерпевший поражение фейри лежит в горячей воде, ест виноград, пьет вино... не ощущает вкуса ни первого, ни второго, ни третьего, точно так же он не знает как ему дальше быть...
  А что собственно произошло?! - мысль, неожиданная как цветок посреди антарктической пустыни мысль, блеснула-возникла во тьме опустошенного разума.
   Дримм обдумал, обнюхал, осмотрел ее со всех сторон, на автомате не забывая отправлять по адресу виноград и запивать его вином.
  Ну проиграл, ну не Австралия, а Сибирь, ну на век раньше, ну и ЧТО!!? Что такого кардинального изменилось?! ЦЕЛЬ осталась прежней - ЖИЗНЬ нам и Земле! Да, будет сложней, да, непонятно почему клан предпочел дикие морозы и тайгу теплым морям и солнцу (от еще тлевшей злости Дримм раздавил виноградину в руке), пускай, предпочел и предпочел - загадка! Что ж теперь, свесить лапки, не жить, не бороться?! Не дождетесь! - неизвестно кому погрозил кубком Дримм. Допил последний глоток и решительно отставил кубок прочь. Хотя вот удивительно, в этом последнем глотке он впервые за последние полчаса почувствовал вкус отличного вина.
   Фейри потянулся, разминая затекшие от неподвижности мышцы, и огляделся по сторонам. Клан гулял, общался, выпивал, наслаждался едой и всеми удовольствиями Греческого зала, игроки всех партий перемешались между собой и уже не разберешь где проигравшие, а где победители. Да и какие партии? Где они? Были до выборов, да сплыли после - клан снова един, готов единым строем двинуться по выбранному пути (по крайней мере в идеале и внешне).
  Ладно! - подумал Дримм, ощущая как разжимается комок внутри него. - Раз так приговорила Судьба, пусть так и будет! Сибирь, так Сибирь - прорвемся! - Дримм принял твердое решение жить, бороться, идти вперед, преодолевать все препятствия на пути. Решил считать произошедшее не проигрышем, не поражением в битве, тем более в войне, а непреодолимой силой вроде урагана или извержения вулкана - в общем испытанием высших сил, испытанием его решимости и воли. Дримм не собирался их разочаровывать, наоборот, вот прямо ЩАС страстно возжелал его пройти...!
   Период пассивности и тягучих размышлений сменился периодом гиперактивности - воспрявший фейри просто физически больше не мог оставаться на одном месте и подобно резиновому мячику вылетел из вскипевшей воды!
   Вылетел и замер - даже в Греческом зале бегать голышом, тем более Главе клана, как-то не того - по меньшей мере не солидно. Но не беда, пускай в связи с известными событиями персонал Старой цитадели захлебывался, не успевая обслужить столь большое количество собравшихся в одном месте игроков, Глава клана все равно оставался на особом счету - через секунду подскочила прислужница из Белок и с поклоном и почтением во взоре подала Главе здоровенный кусок белой ткани, прикрыть телеса.
   Дримм подмигнул зардевшейся Белке, обернулся в накидку как в тогу и первым делом зашагал к ближайшему столу утолить внезапно проснувшийся голод, ну а потом, заправившись, решать другие дела...
  *
   Василиса счастливо улыбнулась вслед наконец-то пришедшему в себя отцу, кивком поблагодарила подученную Белку и взглядом велела ей по прежнему находиться недалеко от отца. Затем, прихватив с собой бутыль крепкого вина, отправилась на поиски бывшего дружка. Недавно вернувшийся из похода Айсмэн был сам не свой, не похож на себя прежнего - для начала Василиса собиралась узнать, что с ним не так, а потом исправить непорядок или хотя бы попытаться. Еще ее очень интересовали недавно пришедшие в клан новички, две эльфийки и эльф, которых приняли по рекомендации Исилиэль. Насчет одной из эльфийек все было ясно и понятно - и Айсмэн, и Исилиэль ощущали ее как мать, и эльфийка по имени Раирихиэль отвечала им тем же (хотя из всех троих она выглядела младше всех), тем не менее, любопытной питомицы было интересно побольше узнать про мать хоть и бывшего, но все еще не безразличного дружка. Но это так, для души, а вот двое остальных вызывали у нее вопросы, хотя бы только потому, что брат с сестрой бессовестно лгали, когда говорили что те им родня...
  *
  Так, что у нас первоочередное..? - думал Дримм, стоя у стола и шустро угощаясь ''столовскими'' деликатесами. - Эленандар и Тот? Нет - все на мази - выбор клана никак не повлияет на предстоящий эксперимент, а торопим мы их каждый день. Тут прямо поверишь, что все предопределено, - пришла в голову неожиданная мысль. - Стрига отправляется в Сибирь 18-ого века, мы только что выбрали Сибирь 16-ого века - вот и верь после этого в свободу воли! Ладно - ерунда! Что дальше, что самое основное? - на пару минут задумался Дримм, не забывая бодро работать челюстями и попивать клюквенный морс. Да, именно морс, фейри принял твердое решение - как минимум сегодня никакого больше вина, тем более чего покрепче.
  *
   Вино квелья - тот еще напиток, только по названию имеющий что-то общее с обычным виноградным вином и в целом с алкогольными напитками. Но стереотипы великая вещь - даже способный его изготавливать и неплохо представлявший себе что это такое Дримм не очень правильно, вернее легкомысленно, относился к напитку квелья как к обычному, пускай и очень хорошему вину. Самое смешное, Дримм прекрасно понимал разницу между изготовленным крестьянами Заозерного герцогства вином из грибов и тем, что по древним рецептам своей расы создавали квелья: как брага из картофельных очисток в первом случае и самый дорогой из абсентов во втором, только что и общего между ними - грибы в основе (совершенно разные грибы). Да действительно, напиток квелья оказывал на организм воздействие сходное с действием нормального крепленого вина, но сложный на зависть многим алхимическим зельям состав одновременно был и сильнейшим антидепрессантом, и галлюциногеном, и стимулятором, и обеззараживающим средством, и слабым обезболивающим, и противоядием против некоторых ядов, и не очень надежным, но все же лекарством против инфекционных болезней, и много чем еще - в общем довольно сложная вещь, к которой стоило бы относиться посерьезней, а не хлестать по каждому поводу и без. Хотя как тут удержаться? У правильного квелийского ''вина'' приятный вкус и запах, от него не тянет дурить и позорить себя, оно лучше чем какой-либо другой спиртной напиток позволяет сбросить напряжение и отдохнуть душой, у тех кто его выпил, здоровый крепкий сон с яркими и интересными снами, и последнее - от напитка квелья никогда не бывает похмелья (если конечно не смешать его с чем-то другим, тогда любителей коктейлей ждет непредсказуемый результат).
  *
  Перво на перво, поход в степи - орков необходимо как можно скорее наказать, - после недолгого размышления распределил приоритеты Дримм. - Второе - определиться наконец с Восточным замком, а то Анариэль и Морнэмир меня живьем сожрут и будут правы. Хотя нет, к черту замок! Замок может подождать как минимум до конца степного похода. Значит на втором месте большая корректировка запасов и стратегии выживания и развития в прошлом с учетом того, что мы теперь точно знаем куда и когда мы попадем. Непростая тема, но наработки вроде есть - нужно трясти как груши Улиса (Элеммакила), Убийцу (Убийцу Городов - Анариэль) и Самоделкина (Морнэмира) - если уж втянули нас в такую ледяную жопу (Сибирь), то пусть побегают, чтобы нам всем в этой жопе не загнуться! -
   Мыслями Дримма вновь завладели Тот и Эленандар, ведь любая самая продуманная корректировка планов не будет полной без учета результатов контрольного заброса. Как действует магия в реальном мире? Сколько в реальном мире проживут долгоживущие народы вроде эльфов или орков? Как все в том же реальном мире покажут себя исключительные физические кондиции созданий мира виртуального, умения, навыки, расовые и классовые способности? Как себя поведут заготовки? Будут ли там действовать алхимические зелья, безразмерные сумки, ремесленные навыки, приемы с оружием и без? Даже часть ответов на эти вопросы - все рано что свет в окошке, и ответы эти необходимы еще вчера....
  Нужно сесть на наших умников и не слезать, пусть как хотят извернуться, но зашвырнут нам Стригу в прошлое в течение этого месяца. Сами должны понимать как это важно, тем более Дядя (Девятикратный) говорит, что он готов. Впрочем как бы не переборщить - еще напутают чего второпях, - сморщился как от кислятины Дримм, хотя во рту у него хрустел орешками творожный десерт. Фейри очень хотелось наехать на затянувших волынку ученых, но в то же время не хотелось спровоцировать ошибку. Как говориться: ''и хочется, и колется, и мама не велит''. - Потороплю и буду торопить. Но аккуратно, - принял половинчатое решение Дримм и переключился на другую тему.
   Разложенные на серебряном блюде кровяные колбасы каким-то непонятным образом породили странные ассоциации, разум фейри совершил необычный и весьма прихотливый кульбит - Дримм внезапно вспомнил о том, что произошло месяц тому назад...
   Месяц назад Дримм рискнул. Нет! Он РИСКНУЛ!!! Рискнул так как не рисковал никогда в жизни, поставив на кон город, репутацию и свое лидерство как Главы. Все это он прекрасно понимал, но просто не мог тогда поступить иначе, не мог перебороть себя, не мог буквально выплюнуть кусок изо рта, оставив-подарив огромную добычу каким-нибудь совершенно левым игрокам или неписям (кто первый). Тогда ему и не только ему повезло - он успел, успел в последний момент, когда исключительный успех армии Людмилы грозил обернуться небывалым в истории клана разгромом. Если бы это произошло, то клан лишился бы многих тысяч опытных бойцов, не меньшего, скорее большего количества универсалов, лишился бы веры в своего Главу. Уже после битвы Дримм с ужасом осознал ЧЕМ он рисковал и КАК был не прав. Ни одна самая сладкая, громадная, уникальная добыча не стоила того риска, на который он зачем-то пошел! Пускай победителей не судят и все окончилось хорошо, а клан еще крепче поверил в своего никогда не ошибавшегося Главу, но сам ''никогда не ошибавшийся'' вынес из произошедшего урок и не собирался больше позволять себе ТАКИХ ошибок - повезло раз, а вот второй не повезет. Что же касается той самой добычи, ради которой он пошел на такой риск, то она и вправду оказалась велика, хотя даже вполовину не так велика как рассчитывал Дримм во время разговора через зеркало с Людмилой. Нет, в любой другой ситуации 20 тысяч новеньких, пригодных к зарядке жезлов фейрийской работы заставили бы его плясать от радости, но недовольство собой обломало весь кайф. К счастью обломало только Дримму, остальные игроки превозносили своего удачливого Главу до небес и просто искренне радовались такой добыче. 20 тысяч жезлов, каждый из которых способен вместить до полусотни боевых заклинаний 3-4-ого уровня, мгновенно подняли боевую мощь клана на новую высоту. Особенно это было важно в свете того, как клан поиздержался ломая оркскую орду и в свете скорого похода возмездия в степь. Древний фейрийский арсенал поделился не только двадцаткой тысяч ''не засиженных мухами'' жезлов, но и некоторым количеством ''засиженных''. 5 тысяч БУ-шных, но все еще годных в дело жезлов несколько меркли по сравнению с главной добычей, но все равно 5 тысяч жезлов все той же фейрийской работы это далеко не бесполезная ерунда. Кроме того в древнем арсенале хватало и другой как полезной, так и относительно полезной добычи. Из безусловно полезной стоило отметить хорошо сохранившееся оборудование для изготовления, ремонта и перезарядки жезлов; оборудование для плавки металла; шлифовальное оборудование для стекла и драгоценных камней; документацию (мало и в отвратительном состоянии); какое-то количество редких и драгоценных материалов вроде мифрила, золота, платины, сталей и разных других металлов (и не только металлов); несколько сотен ящиков с алхим-составами или компонентами таких составов (часть содержимого ящиков пришла в негодность, часть нет); немного высококачественного фейрийского холодного оружия и стандартных амулетов (как обычно древнефейрийские амулеты на голову превосходили современные подобия того же уровня). Из относительно полезного, а то и вовсе бесполезного: много художественной литературы на фейрийском языке (работники арсенала любили читать); много картин, статуй, статуэток, керамических и фарфоровых ваз разных исторических эпох, предметов декоративного искусства (прям не арсенал, а какой-то музей пополам с библиотекой). И наконец, совершенно неожиданная находка - до тысячи каменных статуй бога Прута Хозяина Дорог. Статуи один в один как та, что имелась у Дримма в Холме: тот же трон, тот же размер самой статуи, то же положение тела, та же шестипалая чешуйчатая рука - в общем стандарт. Статуи и часть самого объемного пришлось бросить на произвол судьбы и, прибрав в сумки всю остальную добычу, сломя голову ломиться на помощь своим. Однако через неделю Дримм открыл временный портал и после небольшой драчки с набежавшими за это время монстрами и любителями халявы клан забрал то, что еще можно было забрать, ну и до кучи Драконы прибрали невостребованные никем статуи. Зачем они Дримму, никто так и не понял, но и не решился ему возразить - после блистательной победы и огромной добычи авторитет Главы был высок как никогда (самое смешное, что Дримм и сам не знал, зачем они ему - взял и все). Что же касается добычи Таурохтара, то в заброшенном городке фейрийской расы не оказалось ничего исключительного - нормально, не плохо, но не более того.
  Да никуда от нас твоя Австралия не денется, как и Северная Америка! -
   Дримм вынырнул из давних воспоминаний и, неторопливо дожевывая пирожок с вишней, прислушался к разговору двух игроков неподалеку. Разговаривали Семицветик и Крокодил...
  Как это не денется - где Австралия с Америкой, а где мы? - возражал воровке-ремесленнице Крокодил. В отличие от своего адмирала большинство капитанов кораблей голосовали за теплые моря и сейчас переживали крушение своих надежд на дальнейшее капитанство, но уже в морях реальной Земли.
  Ты че?! Проснись, 16 век на дворе! Эпоха Великих географических открытий только началась - твою Австралию даже не открыли, а на тихоокеанское побережье Северной Америки не ступала нога белого человека и еще долго не ступит. Да блин, они там в Европах еще ковыряют в носу, пытаясь понять не насвистел ли хитрозадый итальяшка Колумб про новооткрытые земли! -
  Не ступала, так ступит, не открыли, так откроют, - в голосе флотского мага и капитана по прежнему звучал пессимизм. - Пока мы пурхаемся с долбанными чукчами в Сибири и откроют, и ступят, и все это без нас. -
  Какие еще чукчи?! Чукчи водятся у черта на рогах, до них еще добраться надо... до Охотского моря гораздо ближе, стоит только к нему выйти, вот он тебе под нос Тихий океан - плыви хоть в Австралию, хоть в Америку, плыви куда душа пожелает, хоть в Антарктиду плыви пингвинов тиранить! -
  Хм, а в этом что-то есть, - вынужден был согласиться Крокодил.
  И вправду, - уже в свою очередь подумал Дримм, с благодарностью взглянув на девчонку, - куда захотим, туда и поплывем, поедим, полетим - вся Земля перед нами, весь огромный еще не слишком испорченный людьми мир. -
   Семицветик рассказывала что-то еще, в чем-то убеждала немного воспрянувшего Крокодила, но фейри уже не слышал о чем они говорят, поскольку заметив нужное ему лицо, как коршун бросился на добычу...
  Стоять, орлик! - Дримм в последний момент перехватил Улиса (Элеммакила) у входа в парную, куда тот собрался вместе с эльфийкой-воительницей и кувшином вина.
   Не сказать, что Элиммакил был сильно доволен задержкой, но все же остановился, поджидая так не вовремя решившего пообщаться Главу, только чмокнул раздосадованную девушку в плечо, передал ей кувшин и отправил вперед себя. Воительница стрельнула глазами в сторону подходившего фейри и, демонстративно сбросив коротенькое полотенце на пол, скрылась в густом пару, напоследок сверкнув аппетитными ягодицами и сложной татуировкой змеи на точеной спине и талии.
  Значит так, - Дримм сходу взял Элеммакила в оборот, - мне как можно скорей нужна более развернутая справка по политической ситуации в Сибири и вокруг нее, анализ и рекомендации. Особенно меня интересуют языки, какой нам лучше всего учить? -
  Насчет справки, могу хоть сегодня. Анализ и рекомендации, тоже кое-что есть. По языкам сложней: там нет такого единого и всеобъемлющего языка каким была латынь в Европе; китайский еще поймут в Халхе, в Маньчжурии, а дальше - глухо, до русского еще век-два; общемонгольский - на нем только пишут, а не говорят - у каждого племени свой говор. -
  Какой-нибудь местный - бурятский там, якутский, эвенский? - Дримм выдал первое что пришло в голову в этой связи. Как оказалось пришло не только ему.
  Я занимался вопросом местных языков, - обозначил улыбку губами Элеммакил, - лично консультировался со специалистами еще до своей безвременной кончины (смерти тела в реальности), с хорошими специалистами, такими же старыми пнями как я. Так вот - там все грустно: вся письменность сибирских аборигенных племен появилась только при советской власти, до этого язык передавался из уст в уста, а значит жутко плыл и изменялся - даже если мы найдем носителя скажем современного бурятского языка и он нас научит, мы просто не поймем его предков - различия будут много больше чем между итальянским и латынью, в лучшем случае, будут похоже звучать отдельные слова, да и то никакой гарантии. -
  Так что теперь никакого не учить? - Дримм не понимал куда клонит Элеммакил.
  Учить, но не местные хаотично-мутные диалекты и племенные говоры, а твердостоящие на ногах языки - учить на перспективу как староиспанский. - Элеммакил мгновенно перешел на древний язык гордых иберов: - Выбрать один или два наиболее распространенных языка и учить. Что касается аборигенов, то научимся - куда деться, но учиться придется в процессе живого общения на месте, а они будут учиться нашему - им тоже некуда будет деться. -
  У тебя есть кандидаты, самые-самые? - на том же языке ответил ему Дримм.
  А как же, - хитро прищурился Элеммакил, - китайский-арабский - древние, хорошо сложившиеся языки, с большим количеством письменных источников. Арабский предпочтительней - на нем говорят не только в Азии, но и на большей части Африканского континента, да и в Европе много где понимают. Хотя тут есть проблема - там где поймут арабский, там в 3-х из 4-х случаев поймут и испанский - подумать надо, сложить все плюсы и минусы. -
  Подумаем, - кивнул Дримм. - Еще какой-нибудь? -
  Старорусский, - ни на секунду не задумался Улис. - Его банально легче учить чем любой другой язык, а значит на его изучение уйдет меньше времени, соответственно сохранится больше времени на изучение других языков. Еще одно его достоинство: на нем можно общаться не только с русскими из Московского царства, но и с русскими из Литвы и Украины. Различия между старорусским и древнеславянским в то время еще не очень велики, так что поляки, сербы, болгары и много кто еще в Восточной Европе вполне смогут понять смысл сказанного - еще бы им не понимать, если даже сейчас пускай и через пень колоду мы все друг дружку немного понимаем, представь что было тогда. -
  И от Москвы нам никуда не деться, рано или поздно придется вступать с ними в контакт, - Дримм услышал и то что Элемакил не досказал или не успел сказать.
  Да, придется, - согласился Элеммакил и не в первый раз скосил глаза на вход в парную.
  Ладно, отдыхай пока, - Дримм наконец-то соизволил понять намек, - завтра жду тебя с докладом. -
  Договорились, - облегченно выдохнул Элеммакил и нырнул в столь много обещающий пар.
   Ну а Глава продолжил свой путь по Греческому залу: приветствовал и принимал приветствия друзей, отпускал шутки и комплименты, подбадривал членов своей уже несуществующей австралийской партии, демонстрировал свою уверенность, хорошее настроение и отсутствие каких-либо обид. Дримм не только общался, но и искал, искал нужных ему членов клана, но искал не только он, искали и его...
  Послушай, Дримм... - вынырнувший из круговерти пира Халлон не успел закончить фразы - фейри итак знал, что он хочет сказать.
  Нет. До окончания похода в степь спецназовцев не верну, эльфов-стрелков тоже - обходитесь усиленной абордажной командой из морских людей. -
  Как ты не понимаешь, спецназовцев не заменить абордажниками! Почему бы не сделать как раньше: заменить большую часть опытных новичками? Хотя бы как с эльфами-стрелками, впрочем так как ты сделал в этот раз не нужно - оставил одного, ОДНОГО, опытного на корабль - это зверство! Так не годится! Это нечестно! -
  Честно не честно, все что необходимо, все что полезно - честно! - крик души адмирала не тронул деловитого Главу. - Ты вот хочешь, чтобы я тебя понял, но и ты меня пойми - в степях против орков нам понадобятся все опытные стрелки какие есть, все! Особенно нужны спецназовцы как универсальные бойцы! Радуйся что у вас не забрали всех опытных абордажников, а то как с эльфами-стрелками оставили бы по одной штуке на корабль и крутись как хочешь. -
   Дримм уважил компанию игроков и сказал тост, но пить вместе со всеми не стал, лишь чтобы не обидеть слегка пригубил и поставил почти полный кубок обратно на стол. Халлон с ошарашенным лицом стоял рядом с ним, не в силах переварить последние слова Главы и такую вопиющую несправедливость по отношению к флоту.
  Выпей, полегчает, - Дримм сунул в руку адмирала подхваченный со стола кубок.
   Халлон машинально выпил, закашлялся (в кубке оказался гномий самогон, а не вино) и едва успел догнать почти исчезнувшего в круговерти пира Главу.
  Как прикажешь руководить флотом?! - Халлон пытался не отстать или хотя бы не упустить спину Главы. - Треть игроков забрал, спецназовцев забрал, эльфы-стрелки - мокроносые новички, даже верфи обезлюдил?! -
  А ты и не будешь ни чем руководить - идешь с нами! - ''обрадовал'' адмирала Глава, успевая улыбаться и ручкаться с тянувшими ладони в приветствии игроками. - Как сильнейший воздушник клана ты сильно пригодишься нам в степи. -
   Нокаутированный словами Дримма маг-адмирал на мгновение застыл, а потом с утроенной силой кинулся в ''погоню''!
  Это уже ни в какие ворота не лезет - в такой момент лишать флот руководства! - Халлон догнал, железной хваткой вцепился в руку Главы и развернул его к себе лицом. - Желаешь просрать флот?! -
  Ух ты, просрать! - восхищенно повторил за ним Дримм, даже не делая попытки освободить руку. - Неужели твои капитаны это лялечки в подгузниках и без твоего пригляда обязательно обосрутся, а ты для них выходит кто-то вроде Мэри Попинс!? Попки им вытираешь?!Так?! -
  Нет, но... - попытался возразить адмирал, но Глава клана снова не дал ему закончить.
  А раз нет, то пусть твои морские волки и волчицы покажут себя, заодно покажут как ты их натаскал, а мы как вернемся вместе посмотрим на результат! Для тебя тоже полезно отвлечься, а то все море, да флот, да острова, да верфи, затем море, флот, острова, верфи и так по кругу до бесконечности - с месяцок потопчешь землю, не развалишься. -
   Халлон немного пришел в себя и поспешил отпустить руку Главы.
  Кто займет мое место? Что будет с Русалочкой? -
  Да ничего с твоей Русалочкой не будет - как была главным флотским магом, так им и останется. Лишать флот сразу вас двоих и вправду было бы чересчур. Что же касается того, кто займет твое место, то я без понятия - ты сам его или их назначишь, чтобы потом, когда вернешься на флот, тебе не на кого было кивать. В общем готовь флот к самостоятельному плаванью, - Дримм хлопнул задумавшегося адмирала по плечу, - у тебя неделя. И сам готовься - чую, в степях нам придется нелегко. -
   Дримм еще раз хлопнул ошарашенного адмирала по плечу и исчез в круговерти пира, а едва не хватавшийся за голову Халлон остался переваривать его слова - чертов непредсказуемый фейри смешал все планы, все мысли в голове!
  Ну что будешь заламывать руки и кричать: ''Шеф, все пропало! Завтра гипс снимают...'', - Дримм все-таки нашел первого из тех кого искал и бухнулся рядом с ним на скамью.
   Известным способом лечившийся от расстройства Айнон грустно посмотрел на него.
  Не мечтай, не буду, хотя стоило бы - такая лажа сегодня произошла, что и не передать словами, даже матерными, - друид со злостью стукнул кулаком по столу, потом осушил кубок вина, налил его по новой и удивленно поднял бровь, когда Дримм отрицательно мотнул головой, не желая присоединиться к слишком затянувшейся дегустации.
  Да, лажа, - согласился Дримм. - А что сделаешь - глас народа. Не стоит вешать нос - бесполезно. Наоборот нужно шевелиться и работать еще больше, ведь мы теперь точно знаем что нас ждет. -
  Гибель сельского хозяйства нас ждет, - не разделил его оптимизма обычно довольно жизнерадостный друид, - все, чего мы достигли за последний год, вымерзнет на х...й, вот тогда и посмотрим, как взвоет этот чертов глас! Вот придурки же! - после очередного глотка друида как прорвало, причем создавалось полное впечатление, что алкоголь его не брал - речь Боровика (Айнона) оставалась четкой, ясной и логичной, а также полной злого сарказма. - Променяли настоящий рай побережья Австралии на дубовую сибирскую землю и морозы далеко за 40! -
  Однако люди там живут, причем люди, что живут едва не в каменном веке, по крайней мере некоторые, и ничего выживают! - возразил ему Дримм. - Если уж такие выживают, то мы тем более должны, с нашими знаниями, со стальным оружием и инструментами, с огромными запасами, с магией в конце концов! -
  Живут, - согласился друид, - но ни разу не с полей, а с леса и рек, на крайняк с отгонного оленеводства и табунного коневодства - в 16-ом веке там НИКТО не занимается земледелием, ровно потому что это мартышкин труд - не те почвы, не те зимы, все не то! -
  А как же русские в реальной истории? - хитрый фейри зашел несколько с другого конца. - Как только появились в тех краях, то тут же начали обрабатывать землю, и ты знаешь, как-то умудрились справиться, может и не идеально, но справились, причем заметь, справились с уровнем сельского хозяйства 17-ого века, а ты сам много раз говорил, так ли цедил презрительно сквозь губу, что со времен Киевской Руси и чуть не до начала 20-ого века сельское хозяйство у нас почти не менялось: пахали сохой, не удобряли, не проводили должную выборку зерна для посевов и все в том же духе. Так что же получается?! Земледельцы уровня 7-10 века справились с как ты говоришь дубовой землей и холодным климатом, а ты, могучий друид, сразу буйну голову повесил и растекся тут как куча жидкого дерьма! -
   Дримм не махал руками, не кричал, даже не повышал голоса, но жег Айнона суровыми, бывало обидными словами, и в то же время эти слова затрагивали струны в душе позабывшего про вино друида, заставляли его задумываться, взывали к гордости...
  У тебя будет магия, тысячи, десятки тысяч универсалов, инструменты и сельхоз-техника, о которой и не мечталось местным крестьянам вплоть до конца 19-ого века, самый лучший какой только можно пожелать семенной фонд, любые удобрения, твоя драгоценная красная земля, на которую ты чуть ли не молишься, и при всем при этом богатстве ты говоришь, что ничего нельзя сделать?! Нет, все хуже - ты тут плакался и не собирался даже попробовать что-то сделать?! Мне сказать, на кого ты похож и как все это пахнет, вернее не сказать, повторить?! -
  Не стоит, - просипел друид, боясь поднять на Главу глаза, - ты довольно доходчиво все объяснил. И ты прав, я чего-то не того, не в ту степь укатил... - Айнон все же решился поднять взгляд, но не увидел в глазах Дримма того чего ожидал: никакого обвинения или презрения, вместо них ожидание, решимость и такую ли боевую-деловую злость.
  Соберись и подумай, - тоже глядя друиду в глаза твердо и весомо продолжал Дримм, как приказ отдал (а разве нет?), - чтобы я больше не слышал от тебя про мартышкин труд и заканчивай давай с вином! Думай как нам вылезать-выживать, у нас еще больше года - навалом времени подумать и сделать! -
  Охо-хо! - простонал Айнон, погружая пальцы в густую шевелюру, глянул было в сторону недопитого кубка, но с внезапно проснувшимся отвращением отвернулся. - Ты прав насчет инструментов, семенного зерна, красной земли - это даст нам преимущество... но опять же: сколько бы мы не взяли с собой красной земли, она рано или поздно закончится, чем быстрее мы будем развиваться, чем больше появится посевных площадей, тем раньше это произойдет. Аналогично с семенным зерном, но в отличие от красной земли его запас можно восстанавливать и даже увеличивать от урожая к урожаю, лишь бы были эти урожаи. Я уже думал над этой проблемой: как растянуть запас красной земли на как можно более длительный срок, единственное что мне пришло в голову - добавлять ее понемногу в другие удобрения как катализатор. Мы в общем-то уже это делаем, но на глазок, как левая нога захочет, а нужно целенаправленно поискать оптимальный состав. Взяться и сделать, чтобы состав выстреливал немногим хуже полноценной красной земли, заодно поищем хорошие рецепты без такой добавки, ведь сколько бы мы не растягивали, рано или поздно придется обходиться без нее (без красной земли). Чтобы после того как она исчерпается мы могли справится с тем, что доступно в земной природе и тем, что мы можем сделать сами. -
  Так вроде у тебя с этим все в порядке? - откинулся на скамейке Дримм. Ему нравился разгоравшийся в глазах друида блеск и тот факт, что он больше не тянется к вину.
  В порядке... для Калифорнии или Австралии, но совершенно недостаточно для Сибири. В зоне переноса еще куда не шло - там у нас будет нормальная ухоженная сельхоз-почва, а вот за ней... Чтобы там чего-нибудь вырастить нам придется трахнуть себе мозги и пахать как волам. Ма-а-ть! - в голову Айнону пришла неожиданная мысль. - Нам ведь надо будет предупредить и подучить наших фермеров и работников (в клановых сельхоз-хозяйствах) - они сроду никогда не сталкивались с такой почвой и с таким климатом, нужно доработать печи у них в домах, нужно дома, овчарни, овощехранилища и любые другие постройки утеплять. Ой мать вашу сколько нужно! Слушай, Дримм, а наши фермеры-Белки согласятся переселиться в такие условия, они вообще согласятся куда-то переселяться, пусть даже с землей и с хозяйствами? - Новый неожиданный кульбит мыслей глубоко ушедшего в проблему друида.
  Многие безусловно согласятся, особенно те, у кого дочки нагуляли от заготовок или чьи дети работают в городе, - уверенно ответил Дримм. - Месяца за три, за четыре до переноса откроем им часть правды - кто захочет, тот захочет, а кто не захочет, поможем перебраться на красную землю к выходцам из королевств ( когда-то уничтоженных оркской ордой королевств). С тех пор как мы очистили те края от тварей, все Белки мечтают туда перебраться и давно бы перебрались, если бы мы разрешали там селиться. -
  А если все фермеры соблазнятся, не останемся ли мы у разбитого корыта? -
  Все не соблазнятся, думаю даже не большинство: фермеры привыкли к спокойной сытой жизни, к безопасности, к наличию доступного целителя, к тому что дети ходят в школу, к тому что есть деньги в кармане и есть где их потратить, к благоустроенным домам. Умные поймут, что на красной земле при всех ее достоинствах этого всего будет меньше чем вблизи города, а если еще и нас не будет, то только вопрос времени, когда их подомнут вернувшиеся бандиты или орки, или варвары - кандидатов много. -
  Вот что я подумал, - совершенно не в тему высказался друид, по видимому он даже не слышал последних слов Дримма, глубоко уйдя в бурлившие в голове мысли, - нужно рекомендовать фермерам выращивать как можно больше овец и самим посильнее сместиться в овцеводство - в условиях холодного климата и бедной для земледелия почвы овцеводство может очень удачно выстрелить - шерсть, мясо, какашки-удобрения - прямо три в одном. -
  Ладно! - хлопнул себя по бедру Дримм. - Не буду тебе мешать думать про ''высокое'', про всякие какашки и все остальное, но сперва просвети меня, как идет возведение живой стены вокруг зоны переноса? -
  Нормально идет, - с готовностью откликнулся Айнон. Друида как подменили, он словно заразился веселой решимостью и жаждой действий от Главы, - За этот месяц все разметили и рассчитали, составили план работ и смету. 10 тысяч универсалов и вдвое больше зомби уже два дня чистят землю от всякой лишней ерунды. Как очистят, начнем ее перепахивать с красной землей, затем уже непосредственно начнем растить стену. Красную землю возим непрерывно: часть в хранилище под городом и в Старую цитадель, часть фермерам и нашим хозяйствам на поля, часть пойдет на живую стену. -
  Поход не задержит возведение? -
  Немного. С расчисткой вполне справятся одни зомби и универсалы, с минимальным контролем со стороны игроков, мы друиды там вообще не нужны. А вот дальше нужно перепахивать почву под будущей стеной с красной землей и тут же садить и беспрерывно контролировать процесс, тянуть ни в коем случае нельзя, иначе все насмарку. Недели три, может месяц зомби потратят на расчистку, потом можно браться нам (друидам). -
  Отлично, молодцы! - похвалил друида Дримм вставая. - Вот со всем бы так! Делай что можешь и думай, что еще можно сделать. И смотри больше не раскисай, а если раскиснешь, приходи ко мне - я быстро вправлю тебе мозги. -
  Буду иметь в виду, - уже в спину удалявшегося Главы высказался Айнон. Потом он огляделся по сторонам, словно не понимая что он здесь делает, и отправился к себе в покои, работать - множеству мыслей было тесно в голове, они просили, умоляли, буквально требовали доверить их бумаге. А на столе сиротливо остался стоять так и недопитый кубок вина.
   Между тем фейри повезло, повезло вдвойне - сразу две нужные персоны попались ему на глаза. Морнэмир и Альдарон решили воспользоваться услугами массажистов и в данный момент блаженствовали под умелыми руками набравшихся опыта в этом деле универсалов.
  Здорово победителям! - Дримм присел на свободный массажный стол, но от услуг массажиста отказался.
  И тебе не хворать, ''побежденный'', - ответил вялый, по полной словивший расслабуху Морнэмир.
  Что-то ты больно бодрый и веселый для проигравшего, - с подозрением посмотрел на Главу Альдарон, - будто и не проиграл вовсе, а наоборот победил? -
  Точно, - согласился с ним Морнэмир, - сияешь что твой золотник, глазам смотреть больно! Не то что мы - лечимся вон винцом, да массажем, да водными процедурами - со стороны можно подумать что победил как раз ты, а мы заливаем горе и пытаемся вернуть подорванное неудачами здоровье. -
  Хватит изображать из себя древних старцев! - вместо ответа наехал на ''болезных'' Дримм. - Лечатся они, как же - да на вас воду в пустыне возить можно, нет, нужно возить! Клан принял решение - я подчинюсь. ВСЕ - закрыли страницу! -
  Но...? - неплохо знавший Главу Альдарон уловил не высказанный смысл в его словах.
  Но я по прежнему считаю это решение ошибочным, по крайней мере не самым лучшим из возможных. Уверен что в том месте, куда вы нас всех столь легкомысленно поместили, нам не солоно придется, и это я еще мягко говорю. А потому как Глава клана я приложу все свои силы, чтобы ''подсластить'', подстелить соломку и все в том же духе. -
  Хор-рошее желание, - улыбнулся Альдарон, подставляя опустошенный кубок услужливому заготовке-массажисту (тот немедленно наполнил его вином). - Не имею ничего против!
  Аналогично, - поддержал безопасника Морнэмир, отсалютовав Главе все еще полным кубком (ненадолго полным). -
  Ну раз не против, так знайте, чтобы не было никаких неясностей, заранее предупреждаю: все оставшееся до переноса время спокойно жить не буду и вам не дам - будем все пахать втрое против прежнего! -
  Да я в жизни никогда и не бегал от работы, - пожал плечами Морнэмир, - пахать так пахать - нам пролетариям не привыкать! -
  Стоит ли на себе шкуру рвать? - попробовал немного осадить Главу Альдарон. Ему нравился такой боевой настрой Дримма, но он побаивался, как бы тот не кинулся из одной крайности в другую и не пережег бы непосильной работой не только себя, но и весь клан. За свою долгую жизнь Альдарон видел такое не раз: прекрасные специалисты забывали о себе, семье, жизни и отдавались делу без остатка. Да, добивались отличных, великолепных результатов, однако быстро сгорали как поленья в топке, при этом частенько руша свои семьи и все, чего достигли таким самоубийственным трудом.
  Шкуру рвать не нужно, но мобилизоваться мы должны, особенно теперь, когда точно известно куда и в когда мы отправляемся, - пояснил свою позицию Дримм. - Выборы нас больше не отвлекают, все определено, накоплен опыт, число игроков и заготовок достигло пороговых значений - мы обязаны сосредоточиться, собрать все силы в кулак и сделать рывок! -
  А щас мы чем занимаемся? - Морнэмир сел на массажном столе и жестом отослал заготовку. - Столько проектов в работе что и не перечесть, строительство города вошло в финальную стадию, во всю возводим два замка, если бы ты не тянул, возводили бы и третий, через месяц на полную запустим кирпичный завод, с полной загрузкой работают шахты и лесопилки, все производства Старой цитадели в процессе расширения, полностью закончены и приняты все три военных городка... -
  А стену вокруг города когда закончишь?! - не очень вежливо прервал его Глава. - Через неделю мы выступаем на степь, а что оставляем за спиной?! Опять остаемся без полноценной стены?! -
  Три дня! - расплылся в улыбке Морнэмир. - Через три дня закончим класть стену между фортами. -
  А сами форты?
  Все по плану: разбираем задние земляные стены и строим на этом месте полноценные каменные форты, пока они строятся, наружные земляные стены старых фортов продолжают обеспечивать защиту. Сам наверное видел, задние стены двух фортов почти разобрали, сейчас уже роем землю под фундаменты, скорей всего сегодня вечером и закончим. А значит завтра с утреца начнем возводить два полноценных каменных . -
  Почему только два, а не все - сил не хватает? -
  Потому что мозгов хватает - если все семь входов в город перекрыть, то где же ходить? Нет, конечно останется подземный путь через городки и твой портал из Старой цитадели, но прямой путь в город будет перерезан. -
   Дримм несколько смущенно кивнул, признавая правоту ремесленника.
  Спокойно закончим два каменных форта и сразу начнем мастрячить пять остальных, пока не торопясь разберем у них задние стены, ну и камень подвезем-складируем поблизости. По плану с первыми в очереди фортами управимся месяца за два, с пятью следующими примерно за столько же, может быстрее, впрочем не обещаю. -
  Ладно - принимается, - согласился с реалиями Дримм. - Будем надеяться, в случае чего старые земляные стены фортов выдержат быстрый штурм, а там и мы подойдем через портал. -
  Выдержат, - опустошил кубок Морнэмир и потянулся всем телом, - на совесть делали. Ну что, со стенами закончили? Тогда пойду-ка я сполоснусь в бассейне, поплещусь немного. -
  Далеко не заплывай, - предупредил уходившего эльфа Дримм, - хочу собрать кой-кого и малехо пообсуждать поход в степи, тебе, как остающемуся на хозяйстве вместе с Анариэль, это тоже будет интересно. -
  Подойду, - согласился Морнэмир и отправился принимать водные процедуры и не абы где, а в главном бассейне Греческого зала, так что Дримм не сильно преувеличивал, когда попросил его далеко не уплывать.
   Между тем фейри, решив не бегать самому, оглянулся по сторонам, ища кого бы послать за нужными ему персоналиями (оба массажиста уже работали со следующими клиентами). Неожиданно ему на глаза попалась та самая девушка-Белка, что совсем недавно подавала ему полотенце. Дримм подозвал ее взмахом руки и попросил найти некоторых игроков, а найдя сообщить им, что он желал бы видеть их здесь у массажных столов.
  Людмилу не зовешь, почему? - спросил Альдарон стоило только девушке отойти.
  У нее сейчас полон рот забот с главным храмом, со жрецами и много с чем еще. И вообще пускай перед походом отдохнет. Зачем ее лишним нагружать - все что ей понадобится узнает на завтрашнем совещании, а сегодня так, ''сверим часы''. -
  Да-а, главный храм это нечто - такая громадная ерундовина получилась... - задумчиво протянул Альдарон.
  Прямо так уж и ерундовина? - лукаво взглянул на него Дримм.
  Конечно ерундовина - непонятно что и как с ней будет на Земле, но красивая - не отнять. Глядя на нее язык не поворачивается ругаться за бесцельно потраченные средства. -
  Вот и не ругайся - совсем без веры голяком на Земле никак, тем более в тех краях, да и в любых других. А Трооатэна не кривой, не косой, не дурной - сгодится в боги, не для нас, так для заготовок. -
  Обеспечит так сказать религиозную независимость, - немного ерничая высказался Альдарон. Ему, несмотря на весь его цинизм и с рождения вдалбливаемый атеизм, было дико представить, что придумке вирт-мира могут поклоняться как реальному божеству в настоящем мире - сама концепция с большим скрипом укладывалась у него в голове.
  Вот-вот, - без всякого ерничества и иронии покивал головой Дримм. - С каким-никаким богом, с устоявшимся обычаем, со жрецами, с ТАКИМ центральным храмом местным ''торговцам опиумом'' труднее будет лазить нам всем, включая заготовок, по мозгам. Скорее уж сами аборигены, особенно всякие лесовики, захотят принять бога войны как своего небесного покровителя. -
  Могут, - уже без иронии согласился Альдарн, - посмотрят на храм, побывают внутри, оценят красоту и захотят покреститься в новую веру. Или как там это у Трооатэны называется? ''Встать на путь'', если не ошибаюсь? -
  Не ошибаешься, - кивнул Дримм. - Нужно капнуть своей крови в священный огонь, произнести свое имя и громко поклясться не врать, не поддаваться страху, не предавать, не забывать сделанного тебе добра, не бежать от опасностей, не прощать обид и вести жизнь воина, это значит по жизни твердо идти вперед и стойко преодолевать все препятствия на пути. Любой может пойти по этому пути, для этого не обязательно кого-то убивать, главное ''Встать на путь'', то есть стараться соблюдать все эти правила. -
  Жесткая вера, хотя мне нравиться, - оценил постулаты Альдарон.
  Не только тебе, - вполголоса скорее для себя чем для собеседника добавил Дримм (он так до сих пор и не определился, как ему относится к этому факту). - Ладно! - фейри хлопнул себя по бедру. - Пока все собираются не будем время терять: поведай-ка мне, как дела у наших ''урок'' в Синих болотах, у наших ''детективов'' в пещерах бук и как продвигается найм у Маски (Синьагил) в Узле. -
  У братцев-акробатцев (Ленаркил и Миллирон) все в порядке - вышли на финишную прямую. Непосредственно в сокровищницу полезут недели через три. С нашей стороны все давно готово - стоит им активировать свиток, задержки не будет. -
  Долго возятся, - не преминул повторить когда-то уже сказанные слова Глава, но по сути он претензий не имел. - Пусть их - время терпит, посмотрим каков будет результат. -
  Посмотрим, - согласился Альдарон. - Ниндзя и Пирожок хорошо обустроились у бук, вот что значит высокоуровневые воры - нет даже намеков что их могут вскрыть. Постоянно строчат длинные отчеты, написали уже на целое этнографическое исследование, прямо научный труд ''Жизнь бук в естественных условиях'' или на мыльный сериал ''Богатые и бедные буки тоже плачут''. -
  Не расслабятся от такой жизни? - обеспокоился судьбой лазутчиков Дримм.
  Да вроде не должны - о деле помнят. -
  Хорошо, пусть продолжают смотреть свое ''мыло'' и ждут караван. ''Мылом'' пусть только не сильно увлекаются. -
  Передам, да они и сами все понимают - ребята не глупые. -
  Теперь давай к Узлу, как там у Маски движутся дела: нет ли какого противодействия, много ли желающих, сколько наемников уже взяли аванс? -
  Как мы объявили найм, так Узел прямо загудел. После Гоблинских гор репутация у нас лучше не придумаешь - желающих заключить договор тьма. Об этом обо всем лучше бы самой Синьагил рассказать, хотя нет, не стоит ее отвлекать пусть отдохнет - заслужила. Конкретные цифры я и сам помню: примерно 8000 уже заключили с нами договор, среди них много высокоуровневых за сотню, гораздо больше чем в прошлый раз - не за нашими жалкими грошами рвутся, а за ''длинными'' очками и за большой добычей. Если мы их разочаруем, особенно насчет очков, наша репутация как нанимателей сильно упадет. -
  Не упадет, - уверенно напророчил Дримм. - Значит меньше чем за неделю найма 8000 наемников? Хорошо! -
  Больше 8 и это они только раскачались. -
  В Узле оповещены, что мы нанимаем 10000? -
  Сразу сказали, но Маска говорит, многие без всяких денег рвутся пойти. О добыче на руднике и особенно в Хлебной долине ходят совершенно фантастические истории! С другого континента игроки приезжают для того, чтобы поучаствовать в нашем походе! -
  Это можно использовать, - задумался Дримм.
  Подумал уже, - как оказалось Альдарон мыслил схожим с ним образом. - Я велел Маске завтра объявить, что помимо этих 10000 мы приглашаем всех желающих в поход, без платы за найм, зато даем гарантию безопасности точки возрождения и обеспечим их возвращение в Узел после похода. Я не превысил свои полномочия? Можно пока есть время найти Синьагил и все переиграть. -
  Не нужно, все правильно. Хорошо придумал, я бы сам не догадался так поступить, - польстил безопаснику Глава.
   Между тем один за другим начали собираться те, кого он позвал: вот подвалил не выпускавший из рук огромную кружку пива Вар - полуорк был пьян и сильно, что однако не мешало ему твердо держаться на ногах и хорошо соображать; вот стремительной походкой подошел Таурохтар - похожий на римского патриция эльф-рейнджер также немало принял на грудь, но разумеется гораздо меньше чем здоровущий полуорк; совсем с неожиданной стороны вынырнула Анариэль, в отличие от остальных казначей клана пришла не одна - пятеро расторопных слуг-заготовок быстро разложили походный стол, сервировали его легкими закусками и вином, поставили и несколько складных стульев для тех, кто предпочтет сидеть на чем-то поудобней массажного стола; Туллиндэ и Морнэмир появились одновременно, Туллиндэ в красивом не скрывавшем фигуру хитоне (подарке Василисы), Морнэмир в полотенце на чреслах, другим полотенцем ремесленник вытирал мокрые после купания волосы. Все пришедшие на зов Главы расселись где кому удобно и не сговариваясь уставились на виновника их встречи...
  Поход на орков нужно закончить как можно быстрей! - Глава не стал ходить вокруг да около, а сразу взял быка за рога. - Мы должны полностью уничтожить племена Вишни и тем самым преподать урок всей остальной степи и не только степи. Причем сделать это мы должны в предельно сжатый срок, чтобы как можно скорее вернуться к основному делу, вы все знаете к какому. Еще раз: мы не можем позволить себе долгой кампании - месяц, самый крайний срок. -
  Мне кажется должны уложиться, - Вар первым из присутствующих поддержал тезис Главы. - Благодаря твоему порталу нам не придется хоть сколько-то тащиться по ненужным нам степям - раз и мы уже в степях племен Вишни, можем приступить к мочилову! Да и там будем просто летать! Летать! - Вар со вкусом повторил это слово. - Нас не будет сдерживать обоз - все запасы будем получать через временные порталы! Нас не будет сдерживать добыча - через те же порталы будем сразу отправлять домой! Если надо через порталы получим подкрепления или многотысячную армию рабочих рук и через те же порталы сбежим, если нас совсем уж крепко прижмут! Красота!!! Так можно воевать, хоть с кем, хоть где, хоть когда! -
  Не особо рассчитывай на подкрепления, - воодушевленный словами полуорка Таурохтар все же решился кое в чем ему возразить - как говорится: ''Платон мне друг, но истина дороже''. - Ради похода мы выгребем все силы, только так можно рассчитывать на успех, поэтому никаких подкреплений не будет и быть не может. Разве что, - противореча сам себе тут же поправился Таурохтар, - мобилизуем всех занятых на строительстве зомби. Про универсалов с арбалетами не буду говорить - дорого и жалко их в мясорубку бросать, да и в большинстве случаев бесполезно, разве что от отчаяния... Надеюсь до такого не дойдет. -
  Уж постарайтесь! - с желчью в голосе прокомментировала его слова Анариэль. - Как казначей заявляю: мы не можем позволить себе потерять несколько тысяч опытных универсалов - у нас уже есть и еще только планируется масса проектов, и почти все эти проекты намертво завязаны на то, что там будут работать далеко не новички... Самоделкин, подтверди! -
  Подтверждаю! - выступил единым фронтом с казначеем Морнэмир. - Разгонять до по-настоящему разумного состояния универсалов, та еще работенка, но когда разгонишь, такие просто чудеса творят! Все наши успехи последнего времени связаны ровно с тем, что у нас накопилась критическая масса опытных мастеров, в которых постепенно превратились универсалы со сроком жизни от года до двух - потеряем их, потеряем темп, качество работ тоже упадет. Еще одно: в среде, где много опытных универсалов, и новички развиваются быстрее. -
  Никто не собирается бросать универсалов в бой, - твердо пообещал им Глава. - Зомби - те да, могут понадобиться, но только на самый крайний случай. И раз уж зашел разговор о мертвяках, Королева (Туллиндэ), сколько выделишь нам в поход и каких, и сколько останется здесь? Или еще не определилась? -
  Да нет, могу, - Королева Мертвых с истинно королевским достоинством не стала набивать себе цену, чего-то выгадывать или тянуть время, а сразу озвучила конкретные, точные цифры: - 45 тысяч зомби готовы выступить в поход. Больше половины из них - старые, нуждающиеся в процедуре обновления раз в полгода. Мы тут посоветовались и решили разом сбросить весь этот геморрой с плеч, начать, как говорится, с чистого листа. Как бы ни был хорош способ Шутника это все равно немалая головная боль. -
  Значит все говно нам в армию свалили? - неодобрительно покачал головой Таурохтар, а вот Анариэль и Дримму явно пришелся по нраву такой вот безотходный способ утилизации не самых лучших мертвяков.
  Почему говно? - обиделась за своих ''подопечных'' Туллиндэ. - Нормальные зомби, не хуже прочих, только что недолговечные, но нам их срока службы хватит с большим запасом, если конечно мы не собираемся в степях полгода загорать. -
  Не собираемся, дальше, - поторопил ее Глава.
  Примерно 40 тысяч (зомби) остается в землях клана. Думаю хватит, ведь зомби первый сорт: долговечные, из отличного свежего материала, сделаны с учетом всего достигнутого опыта!
  Это все, вместе со старыми-долговечными или только поднятые? - педантично уточнила Анариэль.
  Все, ¾ - свежачки. Не буду хвастать, но скажу: мы (некроманты) заткнули за пояс любых стахановцев! Не только переработали на нежить и сырье все быстропортящиеся трупы орков, но и спец-хранилища едва не на треть выгребли! -
  Да знаем мы о ваших успехах, - подтвердил слова некромантки Морнэмир, - без всякого подсчета, простым взглядом видно, что зомби стало больше чем было до вторжения орков. И зомби какие - красавцы-бугаи, не то что недомерки-гоблины! -
  Не отвлекайтесь, - Дримм вновь вернул совещание на деловые рельсы. - Что по стражам (кровавым стражам Туллиндэ)? -
  Ты знаешь, - взглянула на Дримма Туллиндэ, - пару дней назад с тобой же согласовывались. -
  Знаю, скажи для остальных. -
  Всего из орков наделали 7 тысяч с небольшим, еще забрали пару тысяч с гаком из города дварфов, так что всего получилось 10 тысяч. -
  А кто-то обещал нам 20 тысяч наделать? - Морнэмир не упустил случая напомнить месяц назад состоявшийся разговор и легкомысленно данное обещание. - Ты не подскажешь кто? -
  Я. Я говорила, - не стала отпираться Туллиндэ. - Винюсь, не рассчитала сил и сильно. Но в свое оправдание напомню, что речь шла о ПРИМЕРНОМ прогнозе, твердых обещаний я не давала. -
  Справедливо, - согласился с доводом Морнэмир, Анариэль неохотно кивнула.
  10-тысяч кровавых стражей..., - Вар покатал эти слова на языке, пытаясь уложить их в мозгу. - Не могу себе представить пока не увижу. Страшная сила, СТРАШНАЯ! Я помню, че эти прыгучие когтилы могут - это вам не малохольные зомби! Мне даже заранее жалко степняков, когда на них эти попрут...! ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ, ну надо же! - повторился Вар и машинально отхлебнул вина, пытаясь подстегнуть пасовавшее воображение.
  А что город дварфов теперь не прикрыт? - совсем другим обеспокоился Таурохтар. Его как и Вара впечатлило количество отправлявшихся вместе с войском клана кровавых стражей, но не меньше его обеспокоила потенциальная дыра в обороне со стороны подземелья бук.
  Осталось еще около тысячи. Всю оставшуюся до похода неделю я буду пахать исключительно на город дварфов - думаю успею довести их численность до полутора тысяч. -
  К тому же у нас всегда есть возможность завалить все ведущие к порталу проходы, - напомнил отвечавший за общение с буками Вар. - Подорвем заряды и пусть кто хочет попробует продолбиться - месяца два минимум будут ковырякаться. -
  Но в этом случае город дварфов, большая его часть, будет для нас потерян, - со своей стороны посмотрела на проблему Анариэль. - Так же как и торговля с буками и оловянная шахта. -
  Не хотелось бы город пока терять, - Морнэмира тоже не очень порадовала озвученная Варом перспектива, - не столько даже сам город как его каменоломни - без олова с шахты мы еще обойдемся, но у нас Новая цитадель, замки, воротные форты - на все нужен камень и много. -
  Так что же делать? - нахмурилась Туллиндэ.
  Тебе делать то, что собралась - штамповать стражей сколько успеешь. А вам, - Глава обращался к Вару и Морнэмиру, - продумать дополнительные меры безопасности на дальних подступах: мины, ловушки, ворота или двери в местах, которые не обойти - в общем думайте. Советую привлечь Бобра. -
  Буд сделано! - отсалютовал пустым кубком Вар.
  Покумекаем, - задумчиво огладил подбородок Морнэмир.
  Что у нас по ''Несущим смерть''? - разобравшийся с городом Глава спрашивал о самой малочисленной части немертвого войска. - Я со всеми этими выборами несколько упустил их из виду. -
  Я так и поняла, потому и не стала тебя отвлекать. - Туллиндэ на мгновение задумалась, а потом выдала расклады по их общим с Дриммом ''детишкам'': - 6 десятков готовы ко всему, только и ждут выпустить кому-нибудь кишки. 5 остальных в принципе тоже, но мое мнение: их лучше подучить и подкормить прежде чем бросать в бой. -
  Недели им хватит? -
  Вряд ли, - качнула головой некромантка. - Если мне не веришь, сам зайди посмотри, заодно посмотришь на тех, что в коконах созревают, а то как мы их вместе заложили, ты у них ни разу не был - нехорошо. -
  Завтра же зайду, - пообещал Дримм, - но не потому что тебе не доверяю. Спасибо что взяла на себя всю ответственность и не давила. Я тебе должен. -
  Сочтемся, - Туллиндэ не стала заострять внимания на долгах.
  Так, теперь по заготовкам, - Дримм переключил внимание собравшихся с немертвых на живых.
   Ответчиком в этом вопросе выступал Таурохтар. Все взгляды скрестились на отставившем пустой кубок рейнджере...
  Сейчас.., - Таурохтар слегка прочистил горло, пригладил волосы, словно помогал уложиться мыслям в голове и начал отвечать: - Как вы знаете, было принято решение взять в поход всех спецназовцев, единственное исключение - те что в отряде Горца, а вот флотских выгребли всех без остатка.... -
  По законам жанра должен раздаться долгий протяжный стон адмирала, - не очень вовремя пошутил Вар. Вино постепенно начинало пронимать его крепкую шкуру.
   Под взглядами Главы и остальных хмельной полуорк поднял руки, признавая свою вину, и сделал жест словно зашивал себе рот.
  Итак, - недовольно поглядывая на полуорка продолжил Таурохтар, - вместе с флотскими и вернувшейся сотней Айсмена у нас всего получилось 4514 спецназовцев. Всех их с некоторыми оговорками можно признать за опытных бойцов. Я не оговорился, всех - те кого купили перед самой битвой умудрились в ней выжить, а выжить в такой битве это очень хороший опыт. Потом, почти месяц с ними много занимались-натаскивали как игроки, так и ветераны из спецназа, плотно занимались каждый день. Кроме того, и это вы тоже знаете, было принято решение докупить спецназовцев специально для этого похода - еще 2686 спецназовцев. Можно было бы купить и больше, но чересчур значительный процент новичков отрицательно сказался бы на общей боеспособности, и еще, мы не успели бы обеспечить их всех достойными амулетами, оружием и доспехами. Натаскивали новеньких те же три недели - немного, но как могли, с этой неделей будет полный месяц. Еще бы месяцок, было бы совсем хорошо...? - Таурохтар с надеждой посмотрел на Главу.
  Нет! - Дримм не допускающим возражений голосом ответил на невысказанный вопрос. - Ровно через неделю выступаем. -
   Таурохтар пожал плечами, по-философски тяжело вздохнул и продолжил:
  Всего спецназа 7200 бойцов - 72 сотни. Во главе каждой сотни игрок. Новички пропорционально распиханы в десятки со старичками. Вооружение стандартное. По спецназу все, теперь по эльфам-стрелкам. Тут все примерно по той же схеме, разве что часть новеньких выделили на бедность Халлону, а часть опытных придется оставить в городе. Всего у клана 7311 эльфов-стрелков +3300 закупленных в преддверии похода, окончательно - 10611. С новичками все так же как у спецназа - жестко натаскивали и упаковывали. Из них 500 новичков отдали Халлону на флот + несколько старичков, по штуке на корабль, 1000 старичков оставляем в городе, неполную сотню раскидали по заставам в Великом лесу, 3 сотни по прежнему в отряде Горца. Дополнительно про Горца: проведем рокировку эльфов-стрелков из его отряда - ему новички, нам старички. Всего в поход отправляется 8700 эльфов-стрелков - 87 сотен. Во главе каждой сотни игрок. Вооружение стандартное. -
  Мало в городе оставляете, - не утерпел и пожаловался Морнэмир.
  Нормально! - отбрил претензию Дримм. - Я каждый день буду открывать портал на привалах - если что, вся клановая армия моментально придет к вам на подмогу. -
  Кавалерия, - после разрешающего кивка Главы продолжил Таурохтар, - всего после битвы с орками у нас осталось 323 бойца. Тут мы немного отошли от прежней схемы и довели численность кавалерии до полной тысячи, не считая сотников-игроков. Всю ответственность за это решение беру на себя - я настоял. По моему мнению решение себя оправдает - кавалеристам не придется действовать вдали от основных сил, тем более гоняться за орками по степи, их задача - мощный таранный удар по связанным боем степнякам или постоянная угроза такого удара. Полную тысячу рыцарей на забронированных конях не сможет игнорировать даже 100-тысячная орда. Во главе каждой сотни игрок. Вооружение родное + наш комплект амулетов. Кавалерию возглавлю сам - если что, сам и отвечу. -
  Надеюсь ты знаешь, что делаешь, - не в первый раз высказалась по кавалерии Анариэль, - такие дикие расходы на очень жестко специализированных бойцов. Я все понимаю: против легкой степной конницы они боги и все такое, но их почти невозможно нигде больше использовать, в отличие, например, от того же спецназа и эльфов-стрелков. Вообще весь этот поход уже ломится нам в копеечку. Больше всего сожрут наемники-игроки, но и твои кавалеристы встанут хорошо, еще и Дядя, гаденыш шустрый, сумел воспользоваться ситуацией и протащить тройное увеличение его ''Приносящих рассвет''. Нет, поход в степь нужен это без вопросов, но сильно подозреваю, почти уверена, что мы не только не отобьем затрат, но и уйдем в минус. -
  Тут ты скорей всего ошибаешься, - возразил ей все это время помалкивавший Альдарон, - племенной союз Вишни считается богатым, к тому же они недавно хорошо попаслись на останках Парнской империи. -
  Я искренне порадуюсь, если неправа, а ты прав. Вот не кривлю душой, ИСКРЕННЕ буду рада, если мы хотя бы останемся при своих, не говоря о чем-то большем. -
   Некоторое время все молчали, обдумывая слова казначея клана, потом Дримм махнул рукой, приглашая Таурохтара продолжить:
  Давай про пехоту. -
  Пехота: всего после драчки с орками остался 1601 пехотинец, внутри них уцелело 208 купленных еще для Гоблинских гор. Эти - ветераны без вопросов, остальные - скажем так, уже не мясо. В рамках общей концепции пехоту увеличили почти на порядок - 10000 бойцов, по сравнению с тем же спецназом это совсем недорого. Тут мы отступили от правила, и сотниками и полусотниками встали опытные пехотинцы из тех самых 208, десятниками - выжившие в битве. Как могли за три недели поставили им бой в общем строю, по тысячам, по сотням, по десяткам - все более-менее удовлетворительно. Людмила в свое время находилась в гораздо худших условиях и ничего справились. К сожалению не успеваем их перевооружить - половина будут биться в родных доспехах и с родным оружием. Использовать их предполагается только единой массой, стеной щитов. Старшим над всей пехотой встал Октарон. В целом по пехоте все. Теперь новички в нашей армии - боевые псы, породы БАГ, кто не в курсе, их еще называют ''Убийцы лошадей''. Зная куда мы отправляемся - очень актуально. Опыт их применения признан удовлетворительным, поэтому было принято решение закупить для похода 150 штук. Основная их задача - дозорная служба вместе со спецназом и эльфами-стрелками. Посмотрим как поведут себя в походе - если и в этот раз проявят себя, будем думать об увеличении их численности и расширении круга задач. -
  Гематоген зря не будет говорить - не балоболка, - Дримм счел необходимым немного прояснить вопрос для тех, кто не в курсе. - Пару дней назад я сам посмотрел, что может первая восьмерка и чего уже достигли недавно купленные ''песики'' - впечатления очень хорошие. -
  Хм, - вслух призадумался Морнэмир, - может еще закупить штук 100-200, и пока вы шлындаете по степям приспособить их как охрану для универсалов в зоне переноса? -
  Хорошая идея. Чего время зря терять? Пробуй. 100 штук для начала, - разрешил Глава.
   Морнэмир довольно потер руки, демонстративно тяжело застонала Анариэль.
  Про Дядиных ''золотых мальчиков'' Убийца уже сказала, - продолжил Таурохтар. - Мое мнение: расходы на них окупятся стократно - в каких только передрягах они успели побывать, а ни один из них не сыграл в ящик. Кто-то может сказать, что повезло, однако я думаю иначе. Но это мое мнение, личное. Теперь универсалы: всего при войске постоянно будет находится 10000 универсалов. -
  Какая трепетная любовь к круглым числам! - непонятно к чему заржал Вар, хотя нет, понятно - полуорк окончательно захмелел. - Стражи - 10, пехотинцы - 10, универсалы - тоже 10... - Вар не закончил свою мысль, отвлекся на содержимое кубка.
  А чего мудрить? - пожал плечами Таурохтар. - Хорошее число, большое, ровное, делится хорошо. Если есть возможность докупать их до ровного числа, то почему бы и нет? Итак универсалы: постарались отобрать только тех, кто часто или хотя бы раз участвовал в походах. На всякий случай вооружили их более чем серьезно: арбалет, топор, пара гранат, пара пистолей. Весь необходимый инструмент и войсковые запасы быстрого доступа понесут в заплечных мешках. Старшим над универсалами поставили Ватсона (Доктор Ватсон - Муллкорх) -
   Довольный собой Таурохтар, прочистил горло, щедро плеснул себе вина и надолго присосался к чаше.
  Теперь ваш черед, - Дримм перевел взгляд на Морнэмира и Анариэль, - у нас не будет вьючных животных, повозок, никакого запаса продовольствия - все это мы должны будем получать через портал, от вас. Получать быстро и организованно - горячее питание, походные шатры, корм для лошадей, воду если нужно и все что угодно, все что может понадобится нам в походе. Точно так же быстро и организованно, не мешая армии должна быть эвакуирована добыча. Наше дело доставить ее до портала, дальше ваша задача. Я слушаю... -
   Взгляды Главы и остальных участников похода скрестились на Морнэмире и Анариэль.
  Значит так, - повел плечами Главный ремесленник клана, - перво на перво мы организовали специальную службу для всего этого. Всего в службе четыре отдела: носильщики - те кто будут таскать необходимые вам припасы, в том числе обеды-ужины через портал и забирать вещевые трофеи; кормильцы - готовить; табунщики - перегонять лошадей-овец на нашу сторону и если возникнет нужда, к вам; транспортники - снабжать остальные отделы необходимым. Служба получилась большая, одних только поварих из Белок и фейриек будет под полторы тысячи. Поскольку местом открытия портала выбран второй форт-городок, то как основу будем использовать его кухню, но поскольку у нее не хватит мощностей на всю армию, организуем дополнительные кухни вокруг форта. Можете не бояться пригорелой костровой пищи - универсалы уже начали складывать печи из кирпича, дня за два-три сложим, за два прогреем, поставим над ними навесы, завезем весь необходимый поварихам инвентарь, продукты и овес для лошадей уже возим, возим и всякие другие припасы - задержки с доставкой не будет. Теперь по табунщикам.... -
  *
  
  
   В полном шума и удовольствий Греческом зале продолжалось хмельное веселье, но кое для кого праздник закончился даже толком не начавшись. Ну что же, такова цена власти и приходящей вместе с ней ответственности...
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 3
  
  
  
  
  
  
  Старая цитадель клана Красного Дракона, личные покои Главы клана.
  Следующий день после выборов. Утро.
  Дримм, Менелтор.
  
  
  
  Присаживайся, гость дорогой, не стесняйся, - Дримм буквально источал радость встречи. А куда деться? Глава клана прекрасно понимал, зачем к нему ни свет ни заря заявился этот гость. Знал, но не мог дать ему того, что тот будет просить, а потому радушная улыбка и щедрое предложение налить себе лучшего в цитадели вина - авось гость расслабиться и не будет так уж сильно напирать, а получив отказ переживет его полегче.
   Менелтор не устоял против соблазнительного предложения, налил себе, хотел налить Главе, но тот жестом у горла показал, что в полной завязке. Эльф чуть-чуть приподнял бровь в удивлении, но закрыл простую на вид бутыль из коры и поставил ее на стол, потом сделал щедрый глоток вина, на несколько секунд замер, смакуя его на языке, затем проглотил, вскоре он сделал еще один глоток.
   Дримм его не торопил, наоборот, дал вину сделать свое дело, не сказать что ''черное'', но весьма полезное для себя. Упавшее на старые дрожжи вино подействовало быстро: Менелтор расслабился в кресле, из его глаз исчезла непреклонная решимость, с которой он вошел в кабинет - теперь можно было и поговорить.
  Я слушаю тебя, Горец, с чем пожаловал спозаранку? - спросил посетителя Дримм, прекрасно зная, что тот сейчас будет говорить. Менелтор не обманул его ожиданий:
  Мой отряд в империи (Парнской империи) нужно отзывать! Его пребывание там становится, уже стало, бессмысленным - после битвы с ордой трупами забиты все хранилища, все выделенные под них мешки. Если мы продолжим присылать вам материал, то вам просто некуда будет его складывать. -
  Ну это не совсем так, - немного поправил его Дримм. - Благодаря твоей работящей женушке, хранилища стремительно пустеют, так что не бойся - место найдем. -
  Все равно трупов до чертовой бабушки! - вновь начал распаляться Менелтор, успокаивающий эффект вина слабел прямо на глазах. - Там десятки тысяч тел - месяцы работы, а то и до конца переноса! Хватит на все, а если что, вполне реально добрать в походе! -
  Неизвестно что будет в степи, - развел руками Дримм, - скорей всего потеряем всех зомби, возможно всех стражей тоже, впрочем за тем их и берем. Получится ли набрать нового материала и какого известно только богам - всяко может получиться. Кое-что несомненно соберем, но потери можем и не покрыть. -
  А-а, перестань! - раздраженно прихлопнул по столу воин. - Не наберете вы, как же! А то я вас всех не знаю?! Свою жену, Вара, Людмилу, тебя! Да вся степь будет усыпана в 6 слоев! Из-за этого давно бессмысленного занятия мы, все кто в Парнской империи, уже пропустили такую битву! Теперь что, и поход в степи пропустить?! - Менелтор наконец-то озвучил свою главную претензию - повод и источник недовольства.
  Понимаю - обидно, - искренне посочувствовал ему Дримм, - но насчет бессмысленности вашей миссии ты не прав, ой не прав! Вот смотри: во-первых, после возвращения Айсмена ваш отряд остался единственным нашим отрядом на территории Парнской империи - вы наши глаза, через вас служба Папаши (Альдарона) может действовать в тех краях, вы обеспечиваете им легенду и если что, силовую поддержку. Во-вторых, в твоем отряде хорошо натаскивают новичков, вы прямо кузница кадров, - польстил эльфу Глава, впрочем он ни на йоту не соврал. - Мы уже прогнали через вас с Айсменом почти 3 тысячи эльфов-стрелков, две тысячи спецназовцев и свыше тысячи игроков - большое, полезное для клана дело делаете! В-третьих, твой дополнительный контингент из бывших легионеров и всяких вспомогательных служб давно уже перерос то, что ты задумывал изначально. Опытные легионеры, ремесленники, даже крестьяне - они интересны, они нужны нам здесь в городе. -
  Зачем? - искренне удивился Менелтор.
  Затем! - удивился его удивлению Глава. - Ты знаешь, что Людмила предложила нанимать инструкторов для нашей пехоты на Громк Громк-гар? С твоими легионерами в этом нет нужды - готовые, опытные инструктора и ценный источник знаний об имперской армии - возможно кое-что из имперского опыта нам пригодится. Ну ремесленники всегда нужны, крестьянам тоже дело найдем, найдем и землю, заодно разбавим Белок и фейри имперцами - думаю, плохого они в наше сообщество не привнесут. -
  Приличные ребята, легионеры так особенно, - дал характеристику все еще недовольный, но внимательно слушавший то что ему говорят Менелтор. - Как посмотрю на них, так хочется поехать в горы и прикончить еще столько же гоблов сколько мы за 3 месяца набили! Особенно жалко стариков, да и семьи их жалко - были уважаемыми людьми, а стали чуть ли не ''врагами народа'', причем практически на всей территории империи - бедолагам даже переехать некуда, если бы конечно им дали переехать. -
  Вот и будут за нас крепко держаться - мы их единственный шанс покинуть империю и обрести новый дом. Так что ты в целом прав, материал для трупорезов (некромантов) отошел на десятый план - ты ценен клану другим. И именно ты лично - на тебя все завязано, и договорные обязательство, и личные отношения как с герцогом, так и с легионерами, тебя не убрать из уравнения. -
  Так что же мне там до самого переноса куковать!? - почти взорвался Менелтор, непроизвольно треснув ладонью по столу.
  Успокойся, выпей вина, - Дримм не обратил внимания на искреннее проявление эмоций - воина можно было понять. - Сколько тебе осталось по контракту? -
  Около трех месяцев, чуть меньше, - не задумываясь ответил насупленный Менелтор (вина он все же выпил).
  Вот и славно: выполнишь контракт до конца и все - я открою портал в тот же день. За это время ребятки Папаши закончат создавать альтернативы твоему отряду, а ты наберешь побольше легионеров и других переселенцев. Только тщательней отбирай - мусора нам не надо, заодно прокачаешь последнюю партию новичков (игроков и эльфов-стрелков). Про трупы тоже не забывай, хоть их и много, но все равно они - ресурс. Мне кажется так будет правильно, и если ты немного подумаешь, то со мной согласишься. -
  Уже, - с неохотой кивнул Менелтор. - Жалко только, что с весельем пролетаю. -
  Насколько я знаю, вы там тоже периодически веселитесь? -
  Веселимся, - подтвердил Менелтор, - но даже рядом не так как вы. -
  Не переживай, наоборот радуйся, что не попадешь на грядущий кровавый замес. Специфическое нам веселье предстоит - мы ведь идем не только воевать, идем карать, показательно вырезать племена Вишни, всех от мала до велика - иначе остальные орки в степи не поймут наше послание. -
  А не обозлятся? - поежился Менелтор.
  Не должны - там у них такое не то чтобы каждый день происходит, но и чем-то исключительным не является. К тому же они потом долго будут делить освободившиеся территории, потом будут приходить в себя после дележки и только потом вспомнят о нас и может быть начнут собирать достаточные силы, чтобы иметь против нас шанс - уже не 300 тысяч, а гораздо больше, это тоже много времени. Года полтора мы себе купим, а больше нам и не надо. -
  Ладно, - тяжело вздохнул Менелтор, - мог бы еще поспорить, но по большому ты прав и насчет соблюдения контракта, и насчет легионеров, и насчет всего остального тоже. Придется и на этот раз все пропустить и мыкаться там еще почти три месяца. -
  Не расстраивайся, - постарался утешить его довольный Дримм, - как вернешься, дам тебе хорошо отдохнуть, ну а потом снова пошлю, пошлю туда, куда ты сам рвешься давным-давно - в школу Первого на обучение. -
   Произошло то, на что и рассчитывал Дримм - у эльфа-воина загорелся глаз, перспектива явно пришлась ему по душе, задвинув любое недовольство на задний план.
   Через пару минут Глава клана и командир отряда вместе отправились на посвященное предстоящему походу совещание, после которого Менелтор вместе с 2-сотнями ''зеленых'' игроков и 3-сотнями новеньких эльфов-стрелков вернулся в Парнскую империю к основному отряду, ну а клан в преддверие похода пополнился полутысячей опытных бойцов.
  
  
  
  Старая цитадель клана Красного Дракона, ''Столовка''.
  На следующий день после выборов, через час после посвященного походу совещания.
  Полноценные члены клана: Галивартан (Айсмен), Исилиэль (Отличница).
  Кандидаты в клан: Раирихиэль - эльфийка, маг; Ай-Тулин - эльф, маг; Салириэль - эльфийка, маг.
  
  
  
  Ну как, сделала уроки, мам? - Циля, она же Исилиэль, просто не могла отказать себе в изысканнейшем удовольствии и ее вполне можно было понять. Спросите себя: часто ли вам выпадает шанс задать такой вопрос собственной матери? Отомстить, так сказать, за годы ''жутких'' мучений, когда этот ''жестокий'' и всегда несвоевременный вопрос задавался вам по три раза на дню на протяжении десяти долгих, бесконечных лет. Так что не стоит строго винить Исилиэль за то, что она поддалась низменному инстинкту и утолила свою жажду мести.
  Сделала, дочка, все сделала, - улыбнулась ей молоденькая, даже чересчур молоденькая эльфийка, почти что девочка на вид. - Тетрадки проверить хочешь? - все с той же, нет с еще более широкой, прямо-таки источающей мед улыбкой сама предложила Раирихиэль.
   Отличница разочарованно откинулась на пуфе - страшная месть не удалась.
   Как обычно наблюдения за пикировкой матери и дочери (глядя на которых сложно было понять кто из них мать, а кто дочь) подняли настроение всем остальным, даже обычно грустный последнее время Айсмен улыбнулся уголком губ.
  С тобой не интересно, - Исилиэль пожаловалась матери на мать. - Между прочим я была одной из тех, кто составлял этот курс. И мой вклад совсем не маленький! -
  Ты молодец, Цилинька, - погладила ее по руке мать, - я всегда верила в твои способности, вы оба молодцы. - Материнская рука прошлась и по руке Айсмена, и вот удивительно: на Земле примерно с десяти лет он всегда смущался таких материнских проявлений любви, особенно при посторонних, отдергивал руку, голову, плечо, старался скорее вырваться из объятий, и это все мальчик 10-11-12-13 лет, а здесь в облике татуированного варвара даже не дернулся, наоборот, наклонился, чтобы матери было удобней взъерошить его вихры.
  Как педагог с сорокалетним стажем подтверждаю - очень грамотно составленная учебная программа, - несколько нарушил очарование момента Ай-Туллин, в реальности Земли пенсионер, инвалид, сосед по дому Самуила, Цили и их матери, отец сидевшей рядом Сары, которая как и все остальные новоиспеченные эльфы взяла более-менее похожее имя из эльфийского языка (Салириэль). - Не просто грамотно - в программе зализаны все острые углы, шероховатости, сама подача материала сделана очень интересной, как будто создавали настоящие профессионалы от образования. -
  Почти, - улыбнулась Циля, - сплав любителей вроде меня, Русалочки и профи вроде Дяди, он ваш коллега в реале, или Главы, кажется он преподавал в каком-то военном институте. По-моему неплохо получилось, да вы и сами это признаете. По ходу усовершенствовали курс - то что вы сейчас изучаете, это третья его редакция. -
  Профессиональный военный значит? Хм, это многое объясняет..., - пришел к какому-то своему выводу Ай-Тулин.
  А много в клане таких? - заинтересовалась его дочь.
  Немало, - опередив сестру первым ответил Айсмен, - некоторые в немалых чинах, впрочем в клане не принято расспрашивать о прошлом - если кто хочет, сам рассказывает или не рассказывает. -
  Один генерал так точно есть, - пошутила Раирихиэль, напомнив об Элеммакиле и их встрече в реальности. - Если что, знаем кого на свадьбу обязательно надо пригласить, - закончила она, с намеком посмотрев на дочь.
  На чью? - ответно пошутила Исилиэль, и в свою очередь сама уставилась на мать.
   Та впервые не нашлась что ответить, а вместо этого крутанула головой, словно отгоняя назойливых мух, точнее крайне назойливые мысли не только о судьбе дочери, но и о своей.
  Про Главу не говорю - сразу видно, занятой товарищ. Но как бы пообщаться с упомянутым тобой Дядей? - Ай-Тулин высказал осторожное пожелание.
  Дядя тоже занятой, но пообщаться с ним реально, с Главой кстати тоже - только вы правы, не стоит соваться к ним с общими разговорами за жизнь, особенно сейчас. Глава сейчас где-то в цитадели, - Исилиэль неопределенно махнула рукой, описав полукруг, - а Дядя недавно был здесь, уже наверное вернулся в школу Детей Драконов. -
  Это то самое заведение для бездомных детей, которым ты руководишь? -
  Которым МЫ с Дядей руководим на пару! - Исилиэль тут же поправила мать. - Скоро он вместе с армией уйдет в степь, а я останусь на хозяйстве. -
  Может тебе помощь нужна, - Салириэль буквально на секунду опередила обеспокоенную мать Отличницы.
  Пригодилась бы, - кивнула Исилиэль и тут же обломала вскинувшихся было собеседниц, - но от вас я ее не приму - ваша задача сначала выучиться, освоиться в мире (Серединном мире), пройти практику, стать полноценными членами клана и только после всего вам можно думать о чем-то ином. - Увидев как поскучнели лица эльфиек, она постаралась их приободрить: - Вы итак идете по облегченному варианту как родственники: обучение проходите до посвящения, а не после, вас не испытывают и не так сильно проверяет особый отдел. -
  Тут и особый отдел есть? - неприятно изумился Ай-Тулин.
  Тут много чего есть, - с гордостью ответила ему Исилиэль.
  Как и во всех серьезных кланах Серединного мира, - дополнил ее слова Галивартан, - разница лишь в том, что у нас безопасностью занимаются профессионалы, а почти во всех остальных кланах - любители. -
  А что эти бездомные дети отправятся с нами в реальный мир? - Салириэль вернулась к теме детей и очень удивилась реакции Отличницы на ее вопрос - Исилиэль испуганно огляделась по сторонам, потом, видимо что-то вспомнив, облегченно выдохнула.
  Что такое!? - реакция Отличницы обеспокоила и ее мать, и Ай-Тулина.
  Мы еще не привыкли, что можно спокойно говорить о переносе, - Айсмен оперативно пояснил странную реакцию сестры, - пару месяцев назад среди членов клана еще оставались те, кто ничего не знал о переносе, ну и кандидаты в клан со стороны - сейчас знают все, плюс в кандидатах больше нет абы кого, только родственники членов клана, но все равно непривычно вот так открыто говорить - срабатывает инстинкт. -
  Понятно, - несколько успокоилась Раирихиэль.
   Между тем к их столу принесли заказ, принесли сразу четверо официантов-Белок: один тащил большой поднос с тремя видами напитков и высокими тонкостенными стаканами из материала похожего на терракот (напитки - морс, лимонад, компот); второй принес металлическую поставку с багровыми от жара углями в нижней части и небольшими отделениями по окружности, внутри которых румянился горячий чесночный хлеб, подставка была водружена посреди стола; двое последних приволокли в общем-то небольшой, но явно тяжелый и обжигающе горячий котел зеленоватой бронзы (тащили с помощью специальных ухватов), котел примостили на подставку с углями внутри. В руках у одного из официантов появился устрашающе выглядевший крюк из темной бронзы на деревянной рукояти, только с помощью такого вот приспособления оказалось возможно снять раскаленную крышку с котелка.
   Столб пара ударил не меньше чем на метр! Во след пару на обоняние непроизвольно отшатнувшихся присутствующих обрушился божественный аромат мяса и кореньев. Пришлось немного подождать, пока улегся самый жар, но затем дело пошло веселей: крупные куски невероятно нежной, долго тушеной в бульоне из медвежьих костей и маринада медвежатины переместились на тарелки, и за столом надолго воцарилась тишина - изумительно вкусное блюдо требовало уважения к себе...
   Василиса появилась в тот момент, когда из по-прежнему слабо покипывавшего ароматного бульона доставали вторую порцию. Питомица Главы без приглашения присела к столу, но присоединяться к трапезе не стала, лишь налила себе лимонаду в свободный стакан, а затем не спеша прихлебывая начала бесцеремонно разглядывать тех, кто собрался за столом, отдавая предпочтение новичкам.
  Чего прискакала к нам за стол, а если прискакала, чего не ешь? - по-свойски обратилась к незваной гостье Исилиэль, в отличие от остальных ее ничуть не смутила привычная наглость красноволосой девицы.
  Поела, - та плотно хлопнула себя по животу. - А пришла за Айсменом - он нужен отцу. -
  Когда? - еще до того как прозвучал ответ, Айсмен отложил кость с остатками мяса и принялся вытирать жирные руки оставленной официантами тряпицей.
  Сейчас, - не обманула его ожиданий бывшая подружка. - Но так дело не пойдет! - Василиса кивнула на не желавшие оттираться руки и повернулась лицом в зал: - Ларирира! - Василиса даже не крикнула, а просто громко сказала, но та кого она позвала, как по волшебству появилась около стола. - Чистую тряпицу, лимон отбить запах, мыло и воду смыть жир! -
   Администратор ''Столовки'' мгновенно организовала все что нужно и сама с поклоном подала варвару ткань, чтобы вытереть вымытые с мылом и протертые лимоном руки.
  Что за срочность? - спросила посерьезневшая Исилиэль, новички с беспокойством переглянулись между собой.
  Ничего такого срочного, - неопределенно улыбнулась Василиса, - но у отца много дел, так что желательно не заставлять его ждать. -
  Я готов, - Айсмен встал из-за стола.
  Отец в своем кабинете, ты знаешь куда идти, - Василиса поудобней расположилась в низком кресле, явно не собираясь вставать и сопровождать.
   Айсмен кивнул и двинулся на выход, он не хотел расстраивать Главу, шел быстро, а потому не слышал с какими словами Василиса обратилась к тем, кто остался за столом:
  Всегда хотела получше узнать семью нашего Айсмена, как-никак мы с ним тоже друг другу не чужие... -
  *
   По результатам почти часового разговора Раирихиэль узнала много нового о сыне и его похождениях в Серединном мире, Ай-Тулин искренне порадовался за достижения ученика (и то, что эти достижения оказались весьма далеки от игры на фортепьяно, ничуть не умалило его радости), а Салириэль совсем другими глазами посмотрела на младшего брата подруги...
   Василиса тоже кое-что узнала, надо сказать весьма не мало: кое-чем из того что узнала, поделилась с отцом, кое-что, оставила только для себя...
  *
  Зачем я нужен Главе? - думал Айсмен, быстро шагая по коридору к ближайшему телепорту. - Хотя себя не обманешь - я знаю зачем. Видимо придумал, как меня наказать. Зверствовать Дримм особо не станет, не тот у него характер - скорей всего зашлет на заимку в Великом лесу или на болота охранять производство стрел. Вот как пить дать, в болота и зашлет и возможно на все оставшееся до переноса время! Ну что ж, не пикну - заслужил! Интересно только позволит ли мне прогуляться в степи вместе со всеми или сразу законопатит? -
   Несмотря на то что ноги несли его к неизбежному наказанию, Айсмен все ускорял и ускорял шаг - ему до смерти хотелось поскорее покончить с неприятной ситуацией, получить наконец заслуженное наказание, тем самым очиститься перед кланом и своей совестью, а потом, сидя на болотах или там куда его могут заслать, спокойно подумать о своей дальнейшей судьбе. Варвар воспользовался телепортом, уже не ускоряя шаг, а откровенно спеша пробежался пустыми коридорами и вновь перешел на шаг перед самыми дверьми в личные покои Главы. Стучаться не пришлось - двери сами открылись перед гостем и закрылись у него за спиной...
  Не стоило так бежать, - сидевший за столом Дримм жестом предложил гостю садиться и привстал, протягивая руку в приветствии. - Дочка та еще торопыга - вполне могла бы не гнать и дать тебе спокойно доесть. -
   Как всегда Глава клана знал что происходит в цитадели ТАК, как будто стоял за каждым углом и лично наблюдал. Конечно в данном конкретном случае можно было бы обоснованно предположить, что Глава смотрел глазами свой питомицы, но сколько раз случалось когда ни одного его питомца не было рядом, а он все равно все знал, причем в самых что ни на есть мельчайших подробностях - никому и никогда не следовало забывать, КТО построил Старую цитадель клана и был ее первым хозяином. Игроки клана прекрасно были осведомлены о такой особенности Старой цитадели и иногда бурчали про большой драконий глаз (отсылка к ''Большому брату, который следит''), но дальше бурчания дело не шло - Глава не злоупотреблял.
  Поговорим? - усевшийся в кресло варвар желал побыстрее разрубить ''гордиев узел''.
  Поговорим, - согласился Глава и тут же с улыбкой на устах задал совершенно неожиданный для Айсмена вопрос: - О чем будем говорить? -
  О провале моего похода, о том, зачем ты меня позвал, - с варварской прямотой резанул Галивартан, он не собирался играться в долгие словесные кружева. - Или ты хочешь сказать, что речь пойдет о чем-то другом? -
  А зачем нам снова об этом говорить? - вопросом на вопрос ответил Дримм. - Все что я хотел сказать, я уже сказал две недели назад на разборе результатов твоего похода. Ты справился - вырвался из грамотной ловушки, сумел оторваться, разбил превосходящий тебя по численности отряд, вернулся домой с добычей. Да, ты потерял половину заготовок отряда, потерял большую часть лошадей, потерял свою ''прослойку'' - это неприятно, но в той ситуации можно было потерять все, в том числе личные точки игроков и всех заготовок, ты сумел этого не допустить. Так считаю я, так считают остальные старейшины из тех, кто разбирал твою ситуацию и опрашивал игроков и заготовок твоего отряда. За эти две недели ничего не изменилось. -
  Зачем тогда позвал? - Айсмен по-прежнему был напряжен и не ждал ничего хорошего.
  За это можешь благодарить Василису, она обратила мое внимание, я присмотрелся и понял, что она права, хоть вы и расстались она не выбросила тебя из своего сердца. -
  Обратила на что? - ухватился за главное варвар. Про отношения Василисы с бывшими и нынешними любовниками можно было писать многотомные мозгодробительные исследования, он не был исключением среди остальных.
  Мы-то во всем разобрались и поставили тебе пускай не отличную и не хорошую, но удовлетворительную оценку - вопрос закрыт. Однако ты ведешь себя так, словно не согласен с нашим решением: ходишь-пугаешь всех мрачной рожей, отстранился от дел, не ищешь себе нового занятия и вообще не похож на себя прежнего. В чем дело, сынок? -
   Дримм назвал его так, как шутливо называл в те времена, когда Айсмен встречался с Дочкой. Не сказать что варвар сразу поплыл и растаял, но и ответил не как подчиненный начальнику, а как другу или даже больше того, как отцу, которого он никогда не знал:
  Что бы вы не решили, Я знаю, что Я слажал! Растерялся в первые мгновения, потом долго думал, потом принял неправильное решение дать бой, потом потерял управление боем, позволил вырубить себя как простого бойца - это все Я! Плохо продуманный рисунок боя, неправильно выбранная позиция, недооценка ледяных это тоже Я! -
  А вот в этом моменте я с тобой крепко не соглашусь! - прервал поток самобичевания Дримм. - Позицию Гуфа и Гвоздя ты выбрал идеально, и так считаю не только я, а все кто разбирал ход боя. Грамотно выбрал и оборудовал позицию в тылу. Единственное что я сделал бы по другому, так это выделил бы значительно большие силы для атаки в тыл во время штурма обреченного холма, но это не считается - задним умом мы все крепки. Людмила действовала почти как ты, только использовала для отвлечения не смертников на холме, а заграждение из друидских кустов, но по сути все тоже: зашла им в тыл, оборудовала позицию и не оставила выбора кроме как развернуться и атаковать. -
  У Людмилы получилось! - почти прокричал Айсмен. Ему приходило на ум это сравнение и от этого было еще обидней. - А у меня... -
  И у тебя получилось - ты победил! - напомнил ему Дримм. - Но ведешь себя как будто проиграл. -
  Чувствую себя так же, - сознался Айсмен, - появилась неуверенность в себе, страх ошибиться. Не знаю...? -
  Я знаю - сталкивался: у тебя очень долго все получалось, а потом неожиданно не получилось, не получилось в точности как ты хотел, и теперь ты чувствуешь, что судьба тебя предала и что все в твоей жизни теперь пойдет под откос. Ты лелеешь свою мнимую вину, ешь себя поедом и тем самым притягиваешь к себе неприятности. Заканчивай! -
  Проще сказать, чем сделать, - Галивартан опустил глаза. - Я не могу забыть свой провал, хоть вы и считаете его победой и не хочу больше брать на себя ответственность даже за рейд. Побуду пока простым бойцом, где поставишь, а там посмотрим, может быть через какое-то время все станет как раньше... -
  Ну уж НЕТ! - Дримм хлопнул ладонью по столу. - Я не дам тебе закиснуть и лечь на дно! - и возмущенно процитировал варвара: - ''Не хочет'' он, ''Побудет'' он - размечтался! -
  А что ты можешь сделать? - варвар грустно посмотрел на Главу. - Неуверенный в себе командир - беда. -
  Значит так, - Дримм встал из-за стола и направился к секретеру у стены, покопался в одном из ящиков и вскоре явил на свет тяжелую папку в две ладони толщиной. - Здесь, - Дримм хлопнул папку на стол перед отпрянувшим варваром, - сведения о северных территориях континента, о заброшенных городах, крепостях, рудниках. Часть сведений из древних поселений фейри, часть из других источников. Сведения отрывочные, неполные, недостоверные, но их много и некоторые из них весьма перспективные. Мы собираем их уже давно, все хотим отправить на север экспедицию, чтобы поподробней все узнать и не устраивать Большой поход в пустоту, но все как-то руки не доходили. Так что, сынку, иди-ка ты на... север! Себя покажи, мир посмотри, присмотри места, куда можно наведаться всем кланом, а куда не стоит, зарабатывай очки, бери хабар, пластай мобов, влипай в неприятности, ищи приключений на свою татуированную жопу и главное - возвращай уверенность в себе и кураж! Разумеется отправишься не сейчас, а после похода в степь. На время похода пойдешь в подчинение к Муллкорху, будешь защищать универсалов от разных степных утырков. Может быть нам всем повезет и путешествие на север не понадобится, но если нет - отправляйся, бумаги будут тебя ждать, скажешь или Василисе, или мне. -
   Варвар выходил от Главы в смешанных чувствах, но с огромным облегчением внутри - он увидел реальный свет в конце тоннеля, возможность искупить перед кланом и перед самим собой свои мнимые и настоящие грехи и вернуть себя прежнего...
  
  
  Старая цитадель клана Красного Дракона, лаборатории некромантов.
  Через два дня после выборов.
  Туллиндэ, Шутник.
  
  
  Хорошо что поймал, дело есть! - Шутник перехватил Туллиндэ у самого входа в раздевалку и заскочил туда вслед за ней.
   В общей раздевалке некромантов было шумно и грязно, как впрочем и всегда: работа с мертвыми телами, частями тел, кровью, внутренними органами - не самая чистая работа, особенно когда кипит такой аврал. Два специально выделенных зомби предельно жестко отдраивали раздевалку каждый день, но все равно - кровавые разводы на полу, на стенах, на потолке, а еще тяжелый мясной дух из смеси запахов свежей крови, гнилого мяса и дерьма! Впрочем обычно все обстояло более-менее пристойно - да, пятна, но почти не бросавшиеся в глаза, да, запах, но приглушенный местным аналогом хлорки и запахом цветов (ароматическое заклинание обновляли каждую неделю). Однако авральный темп работ сильно обнажил застарелую проблему: пятна не успевали отмывать, сыпавшиеся с рабочей одежды мелкие отходы производства не успевали собирать с пола и выгребать из-под скамеек и вдобавок тот, кто должен был обновлять заклинание против вони, почему-то забыл это сделать, а потому в помещении царило, шибало в нос и заставляло слезиться глаза густое амбре скотобойни пополам с инфекционной больницей. Но все это меркло по сравнению с тем ужасом, что творился в душевых....
  Безобразие! - Туллиндэ осторожно, стараясь не сильно запачкать белоснежные сапожки, отпихнула ногой кусок орочей почки. - Совсем засрались, ступить некуда! - Она приложила все силы, чтобы не испачкать край платья о забрызганную свежей кровью дверцу своего шкафчика. - Как уйдем в степь, нужно устроить генеральную уборку, заменить всю рабочую одежду, заменить шкафчики, прошпарить здесь все, душевые вообще прокалить открытым огнем, потом скоблить, потом опять огнем, потом опять скоблить! -
  Правильно, - горячо поддержал ее Шутник, - туда (в душевые) зайти страшно! Первая, третья, двенадцатая засорились, в одинадцатой воняет будто кто-то сдох, в четырнадцатой будто все еще подыхает, а в пятнадцатой словно покрасили стены в красный цвет - никакое средство их не берет! -
  Безобразие! - повторилась Туллиндэ, неудобно стягивая платье через голову, она не собиралась рисковать и касаться дорогой тканью ЭТОГО пола. Потом так же осторожно сняла обувку, но прежде чем поставить в шкафчик, быстро протерла каждый сапожок чистой тряпицей.
  Я зачем тебя догнал-та, - вернулся к важному Шутник, - поступили дополнительные заявки на зомби, большие заявки, большие, большие... - по некоторым причинам он несколько зациклился, тараща глаза на практически обнажившуюся начальницу.
  Я поняла что большие, - поторопила его Туллиндэ, в темпе натягивая льняные панталоны до колен, такая же льняная майка с рукавами до локтей дожидалась своей очереди. - Конкретику давай: кто подал заявку, сколько нужно? -
  А?! Да! - пришел в себя Шутник. - Как с цепи сорвались, можно сказать подали все основные потребители труп-силы, а Самоделкин не постеснялся целых три подать. -
  Этот постесняется...! - некромантка наконец скрыла свои прелести под глухой майкой и перестала нервировать коллегу-подчиненного.
  Требует город, требуют замки, все костерят Айнона, что забрал зомбаков на строительство своей чащи вокруг зоны переноса. Айнон говорит, ему мало, и с ножом к горлу требует удвоить количество на расчистке, ссылается на Главу. Морнэмиру нужны на кирпичный карьер, на свинцовую шахту, на строительство дорог, заявки из города и замков он тоже поддержал. -
  Совсем озверели! - возмутилась Туллиндэ. Теперь некромантка натягивала много раз мызганный и чищенный, но все еще крепкий кожаный костюм, типа комбинезон, в комплекте шли перчатки более тонкой кожи и круглая кожаная же шапочка, спрятать волосы. Даже такие костюмы не всегда спасали от последствий и отходов некромантского производства (душевые засорились не зря), но без них дело было бы совсем швах. А что вы хотите?! Ужасы любой самой грязной бойни меркли в сравнении с тем, что творилось в логовище некромантов клана - такова была неизбежная цена за обладание многими тысячами немертвых бойцов и рабочих, за возможность перерабатывать целые тела и отдельные части тел в ценные компоненты алхимических зелий. - Прекрасно знают, что нам сейчас нужно готовиться к походу, приводить в порядок дела, знают про ситуацию со стражами и тем не менее им хватает наглости забрасывать нас своими писульками!? -
  Так че послать их!? Я всегда готов! - Шутник помог начальнице надеть тяжелый фартук поверх комбинезона, потом помог с завязками на пояснице. - Пошлем и никому ничего не дадим! -
  Сколько кто хочет? - с тяжелым вздохом спросила Туллиндэ, садясь на скамейку для того чтобы натянуть рабочие сапоги.
  Замки и город алкают по три тысячи. Боровик (Айнон) наглеет целых двадцать четыре. Морнэмир: 2 (тысячи) - кирпичный карьер, 700 - свинцовая шахта, 5 (тысяч) - дороги, всего - 7700. -
  Ты прав - они сорвались с цепи! 30700 зомби, нормальных крепких зомби - месяцы работы как минимум! Месяцы, но никак не неделя или меньше! -
  Ты это им скажи. -
  И скажу! - Королева Мертвых встала и начала смешно топтаться на месте, поудобней устраивая ноги в безразмерных сапогах. - Значит Айнона послать в известные места, с Главой я сама разберусь. Город послать туда же - обойдутся, у них ¾ универсалов, а им какие-то еще зомби нужны. Сколько к концу дня будет сделано? -
  Сотни четыре успеем, напряжемся и пять вымучим. -
  Не надо напрягаться - четыре, так четыре. Отдашь их всех Морнэмиру - несколько дней назад был разговор про шахту, я обещала. До нашего возвращения обойдется четырьмя - пусть радуется, что вообще хоть что-то получил. -
  А карьер, а дороги? -
  Про них разговора не было, вернее был, но я ничего не обещала, так что пусть катится колбаской. - Туллиндэ закончила утаптывать сапоги, затем еще раз проверила хорошо ли укрыты волосы, взяла рабочую сумку с инструментами и закрыла дверцу шкафчика. - Все силы до самого похода на выполнение заказа для нашего Северного замка (будущей резиденции некромантов). Для того чтобы нас не запалили и не обвинили в личном интересе, из каждых четырех зомби одного отправляй в Южный. -
  Сделаю! - кивнул Шутник. - Но все три потребные тысячи не успеем, тем более если одного из четырех отдавать летунам (Южный замок - будущая штаб-квартира воздушных сил клана). -
  Сколько получится, столько получится, - глухо и неразборчиво буркнула Туллиндэ, направляясь на выход из раздевалки. - Все, меня не беспокоить - до вечера буду стражей ''рожать''. И еще: того кто забыл обновить заклинание против вони, оштрафовать, и чтобы когда я вечером выйду, оно было, лично проследишь! -
  Сделаю! - пообещал начальнице Шутник и поставил жирную галочку в голове.
   Прежде чем Туллиндэ нырнула в нутро лабораторий, ей пришлось пропустить несколько вышедших навстречу фигур. Облаченные в такие же как у нее костюмы коллеги по цеху словно полминуты назад вылезли из бассейна, только вот плескались они далеко не в воде, а в жуткой смеси крови и кишок...
  Так, этого послать, этого послать, этого послать, а этого не послать, - весело насвистывал Шутник, спеша по коридору и мысленно перебирая запросы в голове, - ну и Самоделкину на шахту дать. - Веселый некромант готовился озвучить волю Королевы просителям и к последующему неизбежному после этого скандалу, а заодно к возможности в очередной раз блеснуть своим остроумием. Не первый такой отказ, не первый скандал - рутина.
  
  
  Узел Всех Дорог Мира, Портовый район, забегаловка ''Эх, выпьем!''.
  Через три дня после выборов.
  Вольные (не состоящие в кланах) игроки.
  
  
  Ну че, братва, будем еще думать или пойдем? - задал вопрос воин-человек в видавшей виды кольчуге. Воин почти кричал, стремясь переорать шум буйной драки неподалеку, а также общий галдеж набитой под завязку забегаловки.
  А какого тут еще думать - идти нужно! - хлопнул кружкой по столу эльф-рейнджер в щеголеватом, украшенном серебреными галунами зеленом камзоле. - Те, кто в прошлый раз с Драконами ходили, либо очканули, либо поднялись! Очканавтов в несколько десятков раз меньше тех кто поднялся, так что шансы у нас хорошие - мы ведь не очконавты-дристуны! -
   Сидящие за столом поддержали его одобрительными возгласами, никто из присутствующих не причислял себя к очконавтам (некоторые даже имели основания так считать).
   Драка, в которой участвовало до двух дюжин игроков (уже меньше), несколько сдвинулась к одной из стен таверны, и сидящие за столом могли не драть глотки, правда по прежнему приходилось стеречься прилетавших время от времени кружек, ножей и табуретов, но ничего - мелочи жизни.
  Только вот идти, не заключив договор, положившись на смутные обещания...? - выступил голосом разума маг из расы гонзо с татуировкой в поллица. - Да и платят Драконы в этот раз лишь чуть побольше, а работать придется чисто по времени дольше и намного, но нам и этого не заплатят. -
  Придется рисковать, - пожал плечами широкоплечий воин в жестко простеганном поддоспешнике, - каждый, кто не успел попасть в десятку тысяч, должен решить сам за себя - в прошлый раз они не подвели: устроили махыч всем махычам махыч, все умно организовали, дали заработать, заплатили все что обещали, обеспечили безопасность респауна. Я так думаю и в этот раз не подведут и не обманут - серьезный клан не гопники-скороспелки какие-нибудь. -
  Что не гопники это ясно, - эльфийка-маг, единственная девушка в компании, вмешалась в разговор. - Один из самых старых кланов, существуют почти с самого сотворения мира (Серединного мира). -
  Кидать не станут это ясно, - увернувшись от прилетевшей со стороны драки разбитой бутылки согласился осторожный гонзо, - не станут тех, кто заключил с ними договор и взял аванс... а вот что насчет таких как мы? -
  Думаю, нет, уверен, тоже не станут - я сам, собственными ушами слышал, как Маска говорила, что каждый кто захочет присоединиться к походу на добровольных началах, может рассчитывать на безопасность респауна, кормежку и спокойный отдых между боями. Маска чикса серьезная - зря молоть языком не станет, по любому, слово было сказано представителем Драконов, весь город (Узел) его слышал. -
   Подошла девушка-подавальщица, забрала пустые бутыль и кувшин, поставила новые, получила дежурный хлопок по попе от франта в галунах и удалилась.
  Про скупку трофеев ничего не говорила? - жадно подался вперед прежде молчавший маг-полуэльф. - Мне друган рассказывал, что в горах Драконы организовали скупку трофеев прямо на месте - очень удобно. -
  Нет, ничего не знаю, - качнул головой рейнджер-эльф, - надо специально узнавать, но думаю, сделали раз и получилось, сделают два. -
  Мне вот тока интересно, чего они такого хотят с орков поиметь? - кольчужный воин несколько сместил тему разговора. - С голожопых степняков? Ладно бы шахты, города, порты это понятно, но махаться с орками из-за еденых молью овец и тощих лошадей? -
  Вот так и про гоблов говорили, - усмехнулся широкоплечий, - про то что нечего с зеленых недомерков взять, а вон как получилось... -
  Правильно Драконы ломятся, - одобрительно крякнул жадный до добычи маг-полуэльф, - орки хорошо нажились на набегах в Парнскую империю - самое время их подоить. -
  Грабь награбленное! - подняла тост девушка-маг.
   За такие ''золотые'' слова выпили до дна и стоя. Драка вновь приблизилась, но поскольку к тому времени дрались не больше пяти игроков, шум остался в пределах здешней нормы и кричать не пришлось.
  А я слышал Драконы больше не из-за добычи ломятся, а из-за того, что орки хотели их собственный город подломить, - поделился непроверенными слухами гонзо.
  И что, подломили? - заинтересовался щеголь в галунах и, заметив тершегося у их стола вора, положил руку на нож. Вор разочарованно сплюнул и свалил от греха.
  Нет, все до единого там и легли, но Драконы крепко обиделись, накупили заготовок, нананимали наемников, нас вот пригласили и по-серьезке собираются устроить оркам темную. -
  Эт хорошо что по-серьезному, - обрадовалась эльфийка, - значит основательно подготовились и рассчитывают победить. -
  Если все будет как с зелеными (гоблинами), потрошня будет знатная! - поддержал ее полуэльф. - Много лута, много экспы - знай не хлопай ушами, шевели булками и греби лопатой! -
  Орки это не гоблины - дядьки серьезные и здоровые, - попытался умерить их восторги гонзо, - махаться придется тоже по-серьезному. -
  Все правильно, - согласился обладатель кольчуги, - серьезный махыч - серьезный навар. Когда и где было по другому? -
  Все! - шумно поставил кружку на стол широкоплечий. - Так можно до морковкина загавенья базарить! Нужно решать и начинать готовиться к походу - четыре дня всего осталось! -
  Я за! - первым высказался полуэльф. - Мне лично бабки нужны, чем больше, тем лучше! -
  Покажи кому они не нужны? - вполголоса пробормотал гонзо и уже более громко сказал: - Я тоже за! -
  Нельзя упускать такой шанс. За! - ожидаемо высказалась магичка.
  За! - не менее ожидаемо поддержал поход щеголь эльфийской расы.
  Я с самого начала говорил, что надо идти, - напомнил о своей позиции кольчужник. - За! Справлю себе наконец новую шкурку, - он щелкнул пальцем по дышашей на ладан кольчуге.
  За! - поставил точку широкоплечий. Бойцы рейда проголосовали единогласно - походу быть...!
  
  
  
  
   Глава 4
  
  
  
  
  Старая цитадель клана Красного Дракона, личные покои Главы клана.
  За два дня до выступления армии клана в степь.
  Дримм, Морнэмир, Таурохтар, Октарон.
  
  
  Только-только сегодня закончили, но теперь все - каждый кавалерист, каждый пехотинец, каждый универсал имеет как минимум один плохонький амулет против стрел, - заканчивал докладывать Таурохтар. - Даже псам прицепили по какой-никакой фиговине на ошейники. -
  Кавалеристы могли бы и обойтись, - недовольно пожевал губами Октарон, - сколько на них стали понавздевано - просто жуть! И на них, и на коней! Лучше бы эти амулеты универсалам отдали, а то ссыпали на них всю остатьнюю шелуху и сидите довольные! Или эльфы-стрелки и спецназ: у каждого из них по 3-4, 5-6, а то и больше хороших и отличных амулетов + бонусные кольчуги и панцири, против одного дешевенького амулета и тонких кожанов у универсалов - несправедливо! -
  Все справедливо! - мгновенно вызверился на него Таурохтар. - Им в бой идти под орочьи стрелы, в самое пекло, а по твоим универсалам может никто и не выстрелит за весь поход! -
  Ты сам-то веришь в то, что сказал?! - поймал его на слове Октарон. - Ответь тогда: зачем им арбалеты, пистоли, гранаты? Если по ним никто не выстрелит за весь поход, то все это лишняя тяжесть!? -
  Ладно тебе делать вид, что ничего не понимаешь, - немного сдал назад Таурохтар. - Да, могут и их пощипать, но именно пощипать, а драться в полную силу будут другие, те самые эльфы-стрелки и спецназовцы, кавалеристы, пехотинцы. И у них у всех, включая твоих непосредственных подчиненных, ты хочешь отобрать лишний шанс выжить?! -
  Ничего ни у кого я не хочу отбирать, - отверг обвинения Октарон. - Просто предлагаю, чтобы самая богатая часть войска немного поделилась с самой бедной - так сказать выправить дисбаланс. -
  Дримм...? - как к третейскому судье обратился Таурохтар к Главе. Октарон так же уставился на фейри.
  Мы не будем как-либо ослаблять линейные части, - бескомпромиссно заявил Глава, тем самым подводя итог развернувшейся было дискуссии.
   Октарон с разочарованным лицом откинулся от стола. В глубине души он прекрасно понимал, почему Глава встал на сторону Таурохтара, мало того, сам бы на его месте так поступил, но он не был на месте Главы - был на своем и сильно переживал за неприкрытых нормальными доспехами или хотя бы примитивными деревянными щитами универсалов. Пускай не он, а Мулкорх отвечал за универсалов в походе, но почему-то возглавивший пехоту Октарон переживал за них как за своих (у своих, у пехоты, имелись крепкие большие щиты и более-менее приличные доспехи).
  Понимаю твое беспокойство, - Дримм постарался немного ободрить разочарованного Октарона, одновременно одним взглядом стерев появившуюся довольную ухмылку с лица Таурохтара, - но сам подумай, мы не можем позволить себе хоть в чем-то, в самой малой степени, ослаблять основных бойцов. Итак универсалов обеспечили как могли: пистоли и гранаты на постоянной основе, стальные шлемы, индивидуальные мед-пакеты как у спецназа, охранные отряды из эльфов-стрелков и псов, те же амулеты против стрел - много сделано. -
  Да я и не спорю, - все также разочарованно согласился Октарон, - мед-пакеты, шлемы, гранаты, пистоли это все хорошо. А вдруг прорвутся 3-4-5 шальных сотен и мигом высадят по ним колчан или два каждый?! Пусть мусорные амулеты, кожаные доспехи и шлемы уберегут от самого плохого, но все равно - десятки или сотни трупов, сотни или тысячи раненых. -
  Ну а арбалеты им на что?! - пришел на помощь Главе Таурохтар. - Все универсалы опытные - других не берем, все умеют стрелять и неплохо, да еще с ними дополнительно занимались почти месяц, Ватсон (Муллкорх) даже сейчас, пока мы тут сидим, гоняет их как зверь, спецназ так не гоняем! Я лично видел как они стреляют - если и уступают абордажникам, то совсем немного. Ну удиви меня, скажи что я не прав?! -
   Октарон сделал неопределенное движение подбородком, врать не стал - опытные универсалы, многие из которых не раз и не два бывали в бою, действительно показывали достойный, если не сказать больше, класс стрельбы.
  С универсалами все, - поставил окончательную точку Глава и повернулся к молча листавшему записи Морнэмиру: - Теперь давай разберемся с гранатами, разберемся с минами, разберемся с жезлами, разберемся с пистолями. Почему мы должны идти в степь без достаточного количества всего вышеперечисленного? -
  А что вы хотели?! - Морнэмир сразу занял довольно агрессивную позицию. - По жезлам после битвы с ордой мы вообще вышли в ноль! НОЛЬ, абсолютный ноль, вот что у нас осталось! Мы выскребли все сусеки, изъяли у всех кроме летунов, просеяли жезлы с последней добычи, в 15 раз, в ПЯТНАДЦАТЬ РАЗ увеличили занятые перезарядкой отделы. Однако чуда не будет и не мечтайте - нам не закрыть эту дыру еще месяца два! Радуйтесь, что летунов сумели обеспечить, но на большее не рассчитывайте! -
  Летуны и жалуются, Людмила говорит, что жезлов в самый обрез, - озвучил-передал слова паладинши Глава.
  Пусть выкручиваются за счет бомб, - сказал как отрезал Морнэмир, - с бомбами у них проблем нет, это я точно знаю! -
  А как же новенькие жезлы из той двадцатки тысяч, что приволок Дримм? - вспомнил Таурохтар.
  Подгони мне хотя бы пару десятков тех, кто сможет их заряжать, и через неделю забирай первую партию заряженных жезлов! - тут же наехал на рейнджера Морнэмир. - У тебя что, бананы в ушах?! Я же только что сказал: все кто могут заряжать жезлы, заряжают разряженные, до новеньких руки дойдут еще не скоро! -
  Ведь это наш общий просчет, - задумчиво произнес Дримм, не дав разгореться перепалке, - одна единственная битва, где массово использовались жезлы, и мы не можем в короткий срок восстановить свои запасы. Нужно что-то придумать, чтобы вновь не оказаться в такой ситуации. -
   Морнэмир мрачно кивнул, Таурохтар и Октарон переглянулись.
  Хорошо! - Глава прервал затянувшееся было тяжелое молчание. - Самоделкин (Морнэмир), думай насчет выхода и делай столько, сколько сможешь. Все сделанные до похода жезлы передать в ведомство Людмилы. Во время похода будешь передавать ей через портал столько, сколько ей нужно, будет что оставаться, прикапливай. С жезлами ПОКА все, давай по пистолям. -
  С пистолями ситуация несколько лучше - 2/3 старого запаса не истратили в битве, чуть больше недели назад удалось наконец-то запустить производство пистолей нового типа, но на максимальную мощность нам не выйти - все ресурсы выжрали клятые жезлы. Всего делаем сотен 5 в день. -
  Мало, - озвучил очевидное Дримм.
  Все что есть, - не стал возражать Морнэмир. - Мне кажется не так все плохо: вооружили универсалов, есть пистоли им на замену, кое-что подкинули летунам, подкинули пехоте (Октарон кивнул), кое-что положили в арсеналы города, арсеналы фортов. -
  Но совсем нет общего запаса армии, - озвучил причину своего беспокойства Дримм.
  Да ладно, все равно спецназ и эльфов-стрелков мы этим не вооружаем, - неожиданно на помощь ремесленнику пришел Таурохтар. - Битва с ордой - скорее исключение, чем правило. -
  Ты уверен, что ''исключение'' не станет правилом? - с хитринкой посмотрел на него Дримм.
  Как тут можно быть в чем-то уверенным? - развел руками Таурохтар. - Я уверен только в одном: эльфы-стрелки должны работать из луков, а не жезлами и пистолями баловаться. -
  Не поспоришь, - согласился Глава. - Хорошо, посмотрим как пойдет. Что по гранатам? И заодно, что по стрелам? Что с ними такое творится?! А то прямо не знаю: два дня осталось до похода, а чего не возьмись нет! - несколько сгустил краски Глава (сгустил ли...?) - Если кто не понял, я про наше производство стрел на болотах говорю! Почему Анариэль мне всю плешь до кости проела из-за масштабных закупок стрел в Узле, где наша, ''родная'' продукция? -
  Сразу после возвращения расширили производство за счет универсалов, сильно расширили, расширили и цикл производства стрел, и добычу руды, и выплавку железа, поставили там отдельный парк токарных станков и собственную лесопилку, - начал со стрел Морнэмир. Тут он не чувствовал за собой вины, наоборот гордился достигнутыми результатами. - Производство обычных стрел с тремя видами наконечников почти вышло на максимальную мощность, уже сейчас выдаем 12 с лишним тысяч стрел в день, до кучи наладили производство болтов, тоже с обычными наконечниками - 4 тысячи болтов в день. Понимаю, что даже таких объемов недостаточно, но нужно взять определенную высоту, закрепиться на ней и только потом двигаться дальше.
  Тебе видней как лучше, - не стал влезать в его епархию Глава, однако предупредил, - бери, закрепляйся, но не особо засиживайся на ней. Кстати, что у тебя насчет бонусных стрел? -
  Не все сразу, - качнул головой Морнэмир. - В принципе можем ограниченными партиями выпускать средненькие с уроном огнем, кислотой и ядовитые, но массовое производство еще пока не тянем. Через месяц-два возможно, ВОЗМОЖНО начнем расширять ассортимент. -
  Было бы очень хорошо полностью перейти на свои, а не жить за счет трофеев и покупных, - с мечтательными нотками в голосе сказал Глава. Разве тут поспоришь? Никто и не стал.
  Постараемся, - пообещал Морнэмир.
  Теперь давай про гранаты. -
  С гранатами все получилось точно так же как с жезлами - исчерпали все запасы до дна. К счастью буквально через несколько дней после битвы мы начали лить корпуса новым массовым способом, до 5 тысяч штук в день как хотели не получилось, но 3 с прицепом выдаем уже больше двух недель. Точно так же льем корпуса бомб для летунов и корпуса мин. И все бы вроде хорошо, но сразу вынырнули две проблемы - металл для корпусов и сырье на начинку. Металла вроде бы полно, а как присмотрелись, то нужного и нет: одну медь пускать на корпуса - жирно и неэффективно, оружейную бронзу и сталь - жалко. К счастью в таких ситуациях нас по-прежнему крепко выручает гоблинская добыча + как и со стрелами ''выстрелила'' болотная руда, да еще самую некондицию с недавней добычи пустили в переплавку. В общем к болотной руде щедро досыпали самого дешевого трофейного железного лома, похимичили над всем этим и перегнали в жуткое позорище, которое хоть и с большой натяжкой, но можно назвать неким подобием чугуна, по крайней мере ЭТО можно лить. Теперь все корпуса мин и каждую вторую гранату льем из получившегося гавенного чугуна - что гранаты, что мины тяжелые получаются и ржавеют, но для похода сойдет.
  Какие-нибудь лаки, краски? - предложил Глава. - Как решили проблему с наконечниками для стрел или ты хочешь сказать, они тоже ржавеют? -
  Там дело в специальной закалке и особом алхимическом порошке из костей мертвецов, но тот порошок только для железа, здесь он не пойдет. Не буду я больше с таким говном морочиться, - с отвращением скривился Морнэмир, - сейчас выхода нет, надо вас обеспечить, но как только прибудет уже заказанная спец-поставка металла из Игрового квартала (прикормленный Тотом коллега из ''Основы'' ), сразу забуду этот рецепт как страшный сон и никогда не буду его вспоминать. С начинкой та же чехарда - даже то что мы производим, мы производим в недостаточном количестве и медленно, так что в любом случае пока приходится закупаться в Узле, как и с металлом ждем спец-поставку. -
  Так у нас есть гранаты или нет? - не понял Таурохтар.
  Есть, - огорченно махнул рукой Морнэмир, - универсалов уже обеспечили, на складе больше 50-ти тысяч штук + мины и ручные бомбы, можете забирать. -
  Живем! - оскалился Таурохтар, а вот Глава понял состояние главного ремесленника клана.
  Сильно дорого вышло? - примерно догадываясь что услышит в ответ спросил Дримм.
  Сильно, - подтвердил его опасения Морнэмир, - хорошо что только раз пришлось так раскошелится, если бы не возможность спец-поставок, то прямо не знаю как бы выкручивались. И вообще мне кажется Анариэль права - очень много тратим, не окупится наш поход. -
  Не будь пессимистом, Самоделкин, тебе не идет! - прокомментировал его последние слова Таурохтар. - Лучше готовься принимать и пристраивать добычу! -
  А вот приготовлюсь! Ты главное давай что пристраивать и побольше! - оскалился Морнэмир. - Посрами нашу Кассандру (Анариэль)! Вместе за это выпьем и ей нальем! -
   На этой более-менее мажорной ноте в кабинет заглянула Василиса и напомнила:
  Отец, время. -
  Так, на сегодня закончили! - не терпящим возражений голосом проговорил Дримм, вставая из-за стола. - Через полчаса у меня встреча в Рыбачьих Воротах, опаздывать не желательно. -
  Друид все-таки согласился на встречу? - понимающе улыбнулся Таурохтар, остальные были не в курсе и с интересом попеременно переводили взгляд с рейнджера на фейри.
  Да, - не стал вдаваться в подробности Дримм, надевая через плечо заранее приготовленную сумку, потом он нацепил мечи, попрощался с присутствующими и быстро вышел. А Таурохтар остался утолять любопытство тех, кто не знал куда и зачем отправился Глава.
   В одном из пока пустующих помещений цитадели Дримма и Василису уже дожидался отряд из Послушного, шести десятков старых спецназовцев и десяток рейдов, в которых хватало выучеников школы Первого и серьезных магов. Дримм открыл портал в памятный для себя город Рыбачьи Ворота...
  
  
  Город ''Рыбачьи Ворота'', таверна ''Свиное копыто''.
  Полчаса спустя.
  Дримм Красный Дракон Глава клана Красного Дракона. Эйзилейн Барсук бывший Глава клана Цветущей Ольхи.
  
  
  
   Не сказать что ''Свиное копыто'' пользовалось такой уж сильной популярностью в городе, но и никогда не пустовало - в меру приличное заведение с неплохой кухней и хорошим выбором недорогих хмельных напитков. Однако сегодня в заведении случился настоящий аншлаг: помимо привычных рыбаков, моряков с каботажных кораблей, возчиков и небогатых горожан в таверне присутствовали совсем другие, очень редко посещавшие ее гости - увешанные амулетами маги в искрящихся силой мантиях и воины в дорогих доспехах, у ног и тех, и других смирно лежали боевые звери. Кроме них странные глухо закутанные в капюшоны вооруженные фигуры с масками на лицах, что хоть и заказали пиво, но ни разу не притронулись к полным пенного напитка кружкам и вообще сидели как истуканы, не говорили между собой, даже ни разу не отлучились отлить. Многочисленные гости не просто присутствовали, а заняли все свободные столики в таверне, да еще часть из них, кому не хватило столиков, расположились снаружи, двумя настороженными группами. В одной, те самые загадочные нелюбители пива в глухих плащах, в другой, доспешные здоровяки с уже натянутыми на луки тетивами.
   Такое обилие вооруженных и явно опасных личностей нервировало обычных посетителей, кроме разве что ни хера не боявшихся рыбаков, что как известно всем промышляли контрабандой - несколько кампаний рыбаков как ни в чем ни бывало продолжали шумно хлебать вино и гоготать. Впрочем внимательный глаз заметил бы, не так рыбаки были и пьяны, скорее хотели таковыми показаться. Что же касается обычных посетителей таверны, то за редким исключением никто из них не спешил покинуть родное заведение, причина довольно проста - любопытство.
  *
   Любопытствующие обыватели свалили бы быстрее ветра, если бы знали что в переулках вокруг таверны постепенно накапливались отряды стражи в полном боевом облачении и группки все тех же рыбаков в пропахших рыбой толстых кожаных доспехах и с тяжелыми баграми в руках, на крышах некоторых домов дополнительно расположились лучники из здоровяков и маги с боевыми заклятиями наготове, а лес вокруг городка кишел весьма опасными созданиями, которым вдали от людских глаз не приходилось прятать себя под глухие плащи и маски.
  *
   Вся эта явно опасная возня заворачивалась вокруг стола в одной из угловых ниш. За столом расположились всего двое - друид в обычных зеленых одеждах с прислоненным рядом с ним необычно большим, витым посохом, что словно дышал и светился изнутри, и воин редкой расы фейри в простой походной одежде. В отличие от нервного, даже за столом не расстававшегося с боевым серпом, коротким мечом и посохом друида воин без опасений повесил перевязи с мечами на специальный крюк, туда же поставил боевой посох с навершием в виде когтистой лапы и за столом сидел без оружия, не считая поясного ножа. Двое разговаривали и потягивали пиво из единственного кувшина посреди сиротливо бедного стола. Вернее пиво потягивал один только фейри, а друид был напряжен и не убирал левой руки с серпа, правой время от времени поглаживая посох, стоявшая перед ним кружка была девственно пуста.
  Я должен точно знать, что у тебя есть то, о чем говорил твой посланец, иначе я сейчас же ухожу! - произнося слова друид смотрел на собеседника так, словно собирался секануть его серпом по горлу, ничем не прикрытая угроза звучала в его словах.
  Без проблем, - улыбнулся ему фейри и выложил содержимое сумки на стол. Здоровенная зеленая книга пульсировала как живое существо, немедленно в такт ей запульсировал посох рядом с друидом, казалось книга и посох дышат в одном ритме и тянутся друг к другу.
   Задохнувшийся от избытка чувств друид дернулся было через стол, но натолкнувшись на взгляд фейри сел обратно и совершенно другим тоном попросил:
  Можно посмотреть? -
  У тебя есть пять минут, - предупредил фейри и пододвинул книгу к нему.
   Друид принял ее как величайшую драгоценность, ласково огладил дрожащими руками узорчатый переплет, затем осторожно открыл, вздохнул, увидев что было написано на первой странице, вчитался, взглянул на фейри, торопливо перевернул несколько страниц, опять вчитался, на этот раз надолго.
  Все, время истекло! - фейри безжалостно прервал забывшего про время друида и жестом потребовал книгу обратно.
   Друид со смесью отчаяния и ненависти посмотрел на фейри, коснулся посоха, другой рукой продолжая ласкать переплет, но все же пересилил себя, закрыл книгу и пододвинул ее к владельцу.
  Ну как? - спросил фейри, даже не думая забирать книгу с середины стола - оставил как магнит для глаз собеседника, сильный магнит.
  Я дам тебе за нее 30 тысяч! Нет, дам 50! - взорвался предложением друид, одновременно не сводя жадного взора с лежащей на столе драгоценности, бесценного источника знаний и билета к настоящему могуществу лично для него.
  Книга не продается за деньги, - покачал головой Дримм, неторопливо наливая себе пива в кружку. - Если примешь наше предложение и поработаешь на нас, разумеется вместе со всеми твоими големами, что успел за это время наплодить, то получишь книгу. -
  Это не големы, тут другое, - сморщился друид, но тут же вернулся к книге: - Зачем она тебе?! Она имеет ценность только для меня, для владельца посоха, - друид коснулся рекомого посоха рукой, - и ни для кого больше! 78! Ладно - 80, 2 тысячи отдам амулетами, хорошими. -
  Только работа, - остался непреклонен Глава Драконов. - А насчет того, что книга бесполезна для других, ты ошибаешься - она, например, полезна для таких же как ты владельцев посохов... -
  Как!!! - вытаращился на него бывший Глава клана Ольхи.
  Ты не знал? - будто в удивлении глянул на него Дримм и отхлебнул пива. - Ну что же знай: есть еще семь подобных твоему посохов, в книге об этом написано, есть там и намеки, где их можно начинать искать, чем посохи похожи и чем отличаются друг от друга, чего можно достичь, найдя их все и проведя описанный в книге ритуал, там много что написано... Все это ты узнаешь, если поможешь нам в походе. -
  Какие гарантии, что ты не попытаешься отжать у меня посох, не сдашь меня моим бывшим соклановцам и не кинешь после работы? - не выдержал напряжения Эйзилейн и плеснул себе пива в кружку.
  Мое слово, - с достоинством ответил главный Дракон. - На репутации нашего клана нет ни единого пятна, ты должен это знать. -
   Друид неохотно кивнул и, не сводя жадного взгляда с книги, мгновенно выдул кружку до дна.
  Что будет, если мой бывший клан заявится и под угрозой войны потребует меня выдать? - друид решил окончательно все прояснить.
  Значит будет война, - ни на секунду не задержался с ответом Дракон. - Пока ты работаешь на нас, мы будем защищать тебя как себя. -
  А если я сточу всех моих ''ребяток'' до окончания контракта, как тогда? -
  Если ты потеряешь всех своих созданий выполняя контракт, то мы посчитаем его выполненным - получишь книгу и гуляй на все четыре стороны. Только не вздумай нас обманывать - у тебя итак хватает проблем с твоим бывшим кланом и охотниками за наградой, не плоди новых врагов. -
   Бывший Глава Цветущей Ольхи насупился в ответ на эту нотацию, посверлил Дракона взглядом, попробовал напомнить, кто он такой и чем знаменит:
  Предположим я не захочу платить твою цену и решу забрать свое силой, вокруг города мои ''ребятки'', я только подумаю и через две минуты они здесь... -
  Вот об этом я и говорил, когда предлагал тебе не плодить новых врагов, - осуждающе покачал головой Дримм, продолжая как ни в чем не бывало прихлебывать пиво. - Ты не подумал, почему тебя с твоими ''людьми тьмы'' без проблем пропустили в город? - неожиданно спросил друида Дримм, кивнув на закутанные в плащи фигуры. - Любой маг, да даже не маг, просто опытный стражник сразу поймет, что с ними что-то не то, и проверит не нежить ли это или демоны. Но тебя спокойно пропустили и ни разу не сделали попытки прицепиться. -
  Да, так и было, - настороженно подтвердил вновь положивший руку на посох друид. - Что ты хочешь сказать? -
  Это мой город, - несколько преувеличил Дримм (друид не мог так сразу проверить его слова), - нападешь, будешь иметь дело не только с моими бойцами, которых кстати гораздо больше чем ты видишь сейчас в таверне, но и с городской стражей и бойцами Гильдии Контрабандистов, - Дримм поднял кружку в приветствии - за всеми столами, где сидели рыбаки, подняли кружки в ответ, - и много с кем еще. Тебе предстоит драться с половиной города, с тысячами врагов - ты готов? И последнее: у тебя не будет пары минут - я сверну тебе шею в десять раз быстрей. Какой я боец ты тоже должен был слышать. -
  Посох ты все равно не получишь, - Эйзилейн нервно оглянулся по сторонам, - он привязан ко мне и возродится со мной после смерти! -
  Еще раз для глухих, - Глава Драконов не счел за труд повторить свое предложение, - мне НЕ НУЖЕН твой посох, мне НУЖЕН ты сам, со всеми твоими творениями. За это я готов тебе заплатить ТЕМ, что нужно тебе больше всего, тем, что ты искал и не находил весь последний год. -
   Изгнанному Главе потребовалось время, чтобы принять решение, несколько томительных минут, во время которых чуть ли не в буквальном смысле слышно было как трещат его мозги. Эйзилейн сомневался и боялся, страшился довериться кому-то кроме себя, не верил обещанию Драконов его защитить. Но лежавшая на столе книга как магнитом притягивала к себе его глаза, разум жгли уже прочитанные строки, душу - желание узнать больше, память не находила ни одного примера, когда Драконы нарушили свое слово... Друид решил! И поднял глаза на смаковавшего пивко собеседника...
  
  
  
  Окрестности города Ожившей Бабочки, фермы.
  День выступления армии клана в степь.
  Палинтун из клана Разгрызших Каменный Орех племени Белки, фермер.
  
  
  
   Палинтун проснулся от движения рядом с собой и машинально хлопнул рукой по пустой, но еще теплой половине лежака. Сквозь еще не до конца открывшиеся глаза он видел, как уже одетая жена возится у сундуков, потом у вделанных в бок печи полок, затем открывает краник и наполняет небольшую корчагу водой. Как всегда вмурованная в кирпичи никогда не остывавшей печи емкость не дала воде остыть, и в корчагу тек едва не кипяток. Все это фермер наблюдал как бы в полусне, не способный заговорить и толком осознать то что видит. Окончательно проснулся когда жены и след простыл, а за занавеской в главной части дома во всю гремела посуда, горшки и слышались приглушенные голоса младших дочерей.
  О-охх! - Палинтун тяжело сел на лежаке, привычно массируя заболевшую ногу. Изломанная когда-то нога болела от долгой ходьбы, болела от долгой неподвижности, болела при сильной жаре, болела перед дождем, в общем болела при любом удобном (для нее) случае и с этой болью приходилось жить.
   Пока массировал колено и икру глянул за окно и удивился - густая, но не достаточно густая тьма, а значит до рассвета слишком далеко. Не прекращая разминать колено попытался понять, почему жена вскочила в такую рань, да еще разбулгачила младших дочерей. Спросонья не понял и принялся вспоминать вчерашний день, не осталось ли каких незаконченных дел? На ум почему-то все время лезли овцы, хотя фермер прекрасно помнил, как стриг их два дня тому назад, а самая раздобревшая из стада овца должна была принести ягнят только через два, а то и три дня, но точно не сегодня. Сено, копа, дрова, сорняки, недавно родившийся у пегой кобылы жеребенок, поездка в город - все не то. Фермер методично перебирал домашние дела и старался выкинуть из головы приставучих овец.
  Дочерей повезу рожать в город к целителям, - как последнее время часто бывало на ум пришли глубоко беременные дочки. Фермер с женой сильно переживали за дочерей и своих первых внуков. Рожать первого ребенка тяжело, а уж рожать от таких здоровяков как их мужья тем более. - Хорошо что платить не нужно, очень хорошо, - думал о будущем Палинтун, - слава богам, клан оплачивает целителей и укрепляющие зелья для детей - мои дочери будут рожать как аристократки в старых городах, а не как овцы в хлеву. Скупиться все же не стоит - плохая примета: хоть и не требуется, нужно будет преподнести подарок целителям, заехать в храм принести жертвы за внуков, подкинуть овощей в школу, где Драконы привечают потерянных детей - в таком деле скупиться нельзя. Вот бы были парни! - размечтался фермер. - Будут парни, отдам ягненка, за каждого отдам! - дал он зарок богам.
   И тут же как гром среди ясного неба он вспомнил, что сегодня за день и почему жена вскочила в такую рань.
  Ах ты клятый день! - Палинтун едва не застонал от боли гораздо более сильной чем привычная боль в ноге, боли не тела, но души. И ему было от чего стонать, ведь роковой день грозился принести страшную боль всей, ВСЕЙ его семье, а не какой-то там ноге! Плевать ему на ногу - переживет, как переживает почти двадцать лет! Гораздо страшней что его еще не родившиеся внуки могут лишиться отцов, а его кровиночки-дочери - мужей! Вот какое горе нес с собой этот день! По крайней мере мог принести и он ничего не мог тут изменить, оставалось уповать на богов, на Судьбу и на воинское умение зятьев. Ну и само-собой достойно проводить их в поход.
   Палинтун забыл про боль в ноге, быстро умылся у рукомойника, оделся, подпоясался, надел сапоги и вышел к жене и дочерям. Жена разогревала подостывшую за ночь печь, заодно разогревала еще вчера приготовленную праздничную снедь. Впрочем что там разогревать? Подкинуть дров и переставить поглубже в печь. Все это умещалось в несколько движений, так что сейчас жена мяла тесто для свежего хлеба. Одна из младшеньких чистила лук, две другие видимо были во дворе, задавали корм живности. Поход не поход, война не война, а свиней, овец, курей, гусей, коней, корову и сторожевого пса требовалось кормить каждый день.
   Фермер кивнул жене, поцеловал дочь в макушку и вышел на двор. Увидел бодро клюющих пшено кур, услышал голоса дочерей в свинарнике и, погладив подбежавшего годовалого пса по голове, вместе с ним отправился к конюшне. С лошадьми управился быстро и привычно: задал сена, выплеснул старую и долил новой воды в поилки, выгреб навоз, немного расчесал гривы, насухо вытер ночной пот, поговорил, потрепал по губам, по ушам - вот и все. К корове только зашел поздороваться, задать корма, но больше делать ничего не стал - корова дело жены и вообще женское дело. Отправился к овцам, по дороге встретился с женой, что несла деревянное ведро. Годовалый щенок, а не настоящий пес, почуял возможность урвать молока и оставив его увязался за женой. Овцы еще не отошли от ночной поры и не нуждались в немедленной заботе.
   Ну в заботе они не нуждались, однако были нужны. Палинтун выбрал самую красивую овцу, из тех что избежали стрижки два дня назад, выпихнул сонную и ничего не понимающую животину из овчарни, погнал в сторону с вечера приготовленной телеги. Привязал к заднему колесу, дал пук зелени, чтобы не скучала, и отправился в дом.
   В отсутствие жены в доме хозяйничали младшие дочери: следили за хлебом, томившейся в горшке копой и заедками в печи, метали готовое и пустую посуду на одетый в праздничную скатерть стол, рубили на салат зелень, морковь и огурцы, лазили в подпол за хмельным квасом (ничего более крепкого не разрешили ставить на стол зятья). Палинтун немножко посидел в уголке, полюбовался на дочерей - хорошие хозяйки растут! Потом повозился с печью: добавил дров, пошерудил угли, передвинул горшок с копой туда, где поменьше жара, долил во встроенную емкость воды, пусть греется.
   Пришла жена и принесла ведро молока, отправила дочь покормить пса и принести яблок из погреба во дворе. Затем вместе с Палинтуном направилась к себе переодеваться в праздничную одежду. Оделась раньше мужа и убежала вынимать хлеб из печи, а вот Палинтун не торопился, словно надеялся оттянуть тот момент, когда нужно будет провожать зятьев на войну. Перед его глазами явно стояло недавнее прошлое...
   Вот в преддверии пришедшей из степи орды они бросают дом, поля и прихватив живность переселяются в город. Скулит щенок, нервничают лошади и овцы, укоряюще смотрит корова, а жена все боится, как бы дочери не разрешились раньше положенного срока.
   Вот пришла радостная весть о победе и полном уничтожении орды. Они возвращаются домой. Пришел глашатай от клана с приказом помогать со сбором трофеев, почему-то лошадей в телеги впрягать нельзя и ему на время выделили мощного вола.
   Вот он увидел поле боя и едва не сошел с ума (седых волосков прибавилось точно): в некоторых местах валы из тел наподобие городских, в других просто в три-четыре слоя орочьи и конские тела - пусти стрелу и она не сможет преодолеть заваленное мертвыми поле.
   Вот он встретил зятя-здоровяка из спецназа: без доспехов, в рваной одежде, сквозь которую видны следы страшных ран, пускай и заживленных с помощью магии ран, но жуткие шрамы яснея слов говорили, насколько те раны были тяжелы. Когда спросил про доспехи, тот ответил, что изрубили в бою, так сильно изрубили, что их не стали чинить, а забрали в утиль. Заставил зятя переодеться в свои запасные штаны и рубаху и взял с него слово не появляться в доме пока шрамы основательно не подживут (чтобы не пугать их видом дочерей и жену). Слава богам, со второго зятя не пришлось брать такого слова, да и других штанов с рубахой не было.
   Вот пир по случаю победы. Первый пир, на котором он официально сидел как глава своей большой семьи, муж, что удачно пристроил дочерей за хороших мужчин. Знакомства с сослуживцами зятьев и некоторыми важными господами из Драконов. Удача лицезреть Главу клана, Великого Друида, Великую жрицу, поднимать тосты вместе со всеми. Удивительные лакомства, вино, какого не попьешь в другие дни.
   Вот жизнь, спокойная, ладная жизнь! Мужья дочерей почти каждый день бывают на дому, дочери счастливы и готовятся родить, счастливы и они с женой, хозяйство растет и крепнет, полностью закончен дом, созревает урожай....
   И вот опять!!! Поход, война, неизвестность! Боги, за что...?!
   Палинтун покинул уютный спальный уголок - как не хочется, но от Судьбы не спрячешься под одеялом. У печи и у стола хлопотала одна жена, видимо отправила дочерей переодеваться. Палинтун помог половине управиться со столом, пока она наливала в крынку молока достал из печи горшок с томленой копой. Все: праздничный стол накрыт, они с женой в самой лучшай своей одежде, прибежавшие младшенькие тоже - дело теперь за виновниками торжества...
   А вот и они! Оба зятя еще без доспехов, но в поддевке под них, дочери в свободных расшитых рубахах уже не могут ходить не поддерживая руками животы. У Лилилиты глаза на мокром месте, старшая держится лучше, но и у нее припухшие веки и нос. Палинтун, его жена и младшенькие поклонились молодым парам в пояс, получили ответный поклон (старшие дочери лишь обозначили его), семейство расселось за столом.
   Палинтун оглядел свою большую семью, все смотрели на него, попросил милости у богов и вонзил нож в хлеб. Хорошо ели лишь зятья (как обычно) и младшие дочери (тоже как обычно), а вот жена и старшие клевали по зернышку в час. Их можно было понять - и Палинтуну кусок не лез в горло, но он себя заставлял, пытаясь показать свою уверенность как глава семьи. Поели, приободрились ядреным квасом, по обычаю вылили первый и последний глоток на пол (в честь бога войны). Затем зятья облачались в доспехи и сбрую, а жена толкала им в вещь-мешки по буханке хлеба, что до времени сохранялись в печи, во фляжки наливала молоко.
   Первым справился муж старшей: надел легкий кожаный доспех, сбрую с двумя колдовскми палками, гранатами, топором, смертехраном полным коротких не оперенных стрел, повесил на пояс нож, на плечи тяжелый мешок, взял в руки поданные женой и тещей арбалет и шлем. Шлем надевать не стал.
   Мужу средней потребовалось больше времени. Оно и ясно - доспех тяжелей с большим количеством защитных элементов, сбруя намного сложней, на ней гораздо больше гранат, метательных ножей, кинжалов, специальная обшитая кольчугой сумка с пузырьками, десятки амулетов самых разных видов и форм, к некоторым из них не желательно было прикасаться голой рукой. Главное оружие: роскошный эльфийский лук, к нему большой колчан, широкий длинный меч в полностью отделанных сталью ножнах. Но вот и спецназовец готов, как и его свояк он не стал пока надевать шлем.
   Перед выходом из дома Палинтун на удачу мазнул каждого из них по лицу и по доспеху жидкой кашей из смеси беличьих потрохов и мелко толченых орехов. Затем старшие в семье деликатно дали дочерям и их мужьям еще немного попрощаться и прихватив младших вышли во двор.
   Пока парочки прощались в доме, Палинтун с помощью жены запряг пару в телегу, потом уже только сам повалил овцу, связал ей передние и задние ноги и с кряхтением закинул в телегу. Управился вовремя - зятья вышли во двор и пошли к телеге, их жены шли им во след и все больше шмыгали носами, за компанию шмыгали носами и младшенькие. Палинтун дождался пока зятья разместятся, разместят свое добро (мешки, шлемы, арбалет, лук, меч) и дернул вожжами - телега пошла вперед.
   Дальше ворот дочерей не пустила жена, а вот Палинтун довез их мужей до самого второго военного городка, куда стекались бойцы со всех клановых земель и где его телега терялась среди многих других - не один Палинтун провожал зятьев на войну. Там родственники попрощались уже по-мужски без соплей и слез - зятья разошлись по своим подразделениям, а Палинтун поехал в город жертвовать жалобно блеющую овцу суровому богу и молиться ему же о здоровье и жизни своих названых сыновей-зятьев, отцов его еще нерожденных внуков.
  
  
  
  
  
   Глава 5
  
  
  
  
  
  Окрестности города Ожившей Бабочки, второй форт (военный городок эльфов-стрелков).
  Утро.
  
  
  
  
   Ярко и празднично светит восходящее на престол солнце, утренняя свежесть уже ушла, но дневное тепло еще не вступило в свои права - поют птицы, по небу бегут облака, очень радует подозрительно теплая для этого времени года и для этой местности погода, армия клана собирается выступить в поход. Выступить не куда-нибудь, а в степь, в Большую степь, в ту самую степь, что месяц назад исторгла из себя огромную орочью орду. Орки пришли убивать, грабить, насиловать, жечь, в общем делать то, что делали всегда - не получилось! На этот раз у них не получилось, и теперь уже нынешние хозяева этих мест Драконы готовились нанести ответный визит. Драконы шли не столько за добычей, сколько мстить и одновременно доносить до степи и обитавших на ее просторах орков простой и непреложный закон - ДРАКОНОВ ТРОГАТЬ НЕЛЬЗЯ! Создавать ТАБУ в беспокойных орочьих мозгах. Верхушка клана хорошо понимала, как им придется тяжело, еще лучше понимала, что им придется творить в степи, но собиралась пойти до конца. Орки не просчитали последствий своих действий или не захотели их просчитать, или не сумели - неважно! Не просчитали, не захотели, не сумели - все это не важно - пришло время платить за свою небрежность или лень, или недостаток ума! Платить по самой высокой цене... Ну а в остальном - хороший, теплый, солнечный день - не самый худший день в году.
   Местом сбора как никогда многочисленных клановых войск послужил второй военный городок, рядом с городом Ожившей Бабочки - красивый и вместительный форт, местообиталище эльфов-стрелков. Форт и вправду можно было назвать вместительным с полным на то правом, как никак он легко и с запасом вмещал в себе свыше десяти тысяч эльфов-стрелков и обслуживающий их вспомогательный персонал. Однако даже такой большой форт не мог уместить в своем нутре всю огромную армию Драконов. Не мог уместить даже половину, даже треть, даже четверть этой армии...
   Что же он смог, этот как оказалось не такой уж и большой форт? В общем-то не мало: главный плац городка трещал по швам, но умудрился принять 3 с лишним тысячи игроков со всеми их петами и маунтами, смог уместить и часть спецназа, 2000 здоровяков в пластинчатых доспехах, самую привилегированную часть кланового войска после игроков, и... и это все, предел. Остальные спецназовцы (5200 бойцов) вместе с хозяевами форта (эльфами-стрелками) оккупировали все остальные помещения городка (казармы, хоз-помещения, тренировочные площадки, малый плац, стрельбища). Впрочем спецназу и эльфам-стрелкам еще повезло - остальной армии вообще не нашлось места в городке и она подобно половодью раскинулась в поле за его стенами. Но тем не менее всему свое время, давайте пока оставим в покое тех, кто расположился снаружи, и сосредоточимся на тех, кто внутри...
   Итак игроки - почти 3 тысячи игроков, воинов, магов, друидов, рейнджеров, воров и убийц, а так же варваров и жрецов. В полтора раза больше питомцев и примерно вполовину меньше маунтов. Нет даже слабого намека на какое-либо однообразие в одежде и снаряжении, тем более речь не идет об униформе - рябящее в глазах разнообразие плащей, доспехов и накидок, точно так же и оружие - полнейший интернационал или собранная со всего Серединного мира выставка достижений смертоубийственного хозяйства. На взгляд стороннего человека или опытного строевика столь пестро вооруженная толпа это банда или в лучшем случае ополчение, но никак не серьезная воинская сила - ни порядка, ни дисциплины, ни способности сражаться в едином строю. Но вот тут-то тот самый сторонний наблюдатель рисковал совершить большущую ошибку, ведь в конце концов спьяну или спросонья в полутьме вполне простительно спутать рысь и кота, но тот кто попытается шугануть гордую лесную гостью веником как домашнего мурзика, сильно пожалеет, сразу протрезвеет и проснется. Может быть аморфообразная, пестрая масса игроков и не радовала глаз строевика, но зато каждый из сотен собравшихся на плацу рейдов - армия сам по себе, каждый способен действовать как в полном отрыве от основных сил, так и поддерживая другие армии-рейды, и насколько сильна каждая конкретная армия зависело лишь от уровня составлявших рейд игроков - к некоторым рейдам просто следовало отнестись серьезно в бою, а вот некоторые как бог черепаху разделают и многотысячную рать. В общем и целом если подвести итог, то несмотря на бешеный рост других частей клановой армии, именно рейды игроков по-прежнему являлись самой сильной, мобильной, универсальной ее частью, одинаково опасной в дистанционном, ближнем, колдовском бою.
   Спецназ - 72 сотни бойцов, во главе каждой сотни игрок, обычно воин, но бывает рейнджер или маг. Доспехи - двойной пластинчатый панцирь, со сложной многоэлементной защитой таза, рук и ног. Голову защищает полный слегка выпуклый шлем с удачно расположенными прорезями для глаз и пристегиваемым к панцирю гибким кольчужным воротником. Оружие - средний эльфийский лук, полуторный меч, кинжалы, метательные ножи, гранаты. Все это, кроме разве что гранат, стандартный комплект богатого воина народа эльфов: королевского гвардейца, члена дружины состоятельного феодала или мелкого эрла, владельца собственного лена и собственного отряда из несколько хуже вооруженных бойцов. Есть и отличия и немало: чересчур тяжелый для изначальных эльфов доспех, слишком длинный, тяжелый и массивный меч, уже упоминаемые гранаты, некоторые внешне незначительные отличия в снаряжении и его компановке. И в то же время спецназ кардинально отличается от воинов эльфийской расы, и отличается не только наличием гранат, отличается тактикой, возможностями, отличается много чем еще и всем чем отличается, отличается в лучшую сторону. Спецназ - квинтэссенция всех достоинств воинов эльфийской расы, при отсутствии большинства присущих эльфам недостатков, серьезный конкурент, потенциально способный потеснить на пьедестале даже игроков - достойный противник для кого угодно.
   Игроки волнуются как море и галдят, спецназовцы молчат и стоят ровными как по линейке рядами (вот где мог бы развернуться глаз того самого гипотетического строевика) и те, и другие готовы выступить в поход, готовы немедленно вступить в бой, готовы ко всему.
  Теперь давайте обратим внимание на тех, кому не хватило места покрасоваться на плацу. Спецназовцев отбросим - они ни чем не отличались от своих застывших ровными рядами коллег, задержим внимание на эльфах-стрелках, присмотримся к ним...
   Хозяева второго форта гораздо в большей степени чем спецназ походили на обычных воинов своей расы, нет, не на изначальных эльфов, а на эльфов лесных, причем походили не только оружием, но и способом вести бой. Никаких тяжелых панцирей - вместо них легкие кольчуги из мелких колец, никаких тяжелых мечей - вместо них не длинные прямые клинки для тех, кто на первое место ставит ловкость и скорость, а не силу, никаких гранат, а вот метательные ножи присутствуют и в не меньшем чем у спецназа числе. Но все же главным оружием заготовок из лесных эльфов являлся лук, не зря же в их названии присутствовало обозначение ''стрелки''. Большой эльфийский асимметричный лук - страшное оружие в руках любого представителя эльфийской расы, особенно в руках лесных эльфов, чье мастерство не сильно, но все же выделяло их на фоне всех остальных ответвлений этого сроднившегося с луком народа. Лесной эльф с большим луком в руках мог послать стрелу на километр, мог на два, мог и на три и дальше, но главное - он мог попасть при этом в цель! Ни один другой народ (кроме фейри) не мог даже близко подойти к подобному мастерству, даже выученики эльфов орки не сумели в полной мере постичь искусство своих учителей (брали другим). Так что восемьдесят семь сотен метких эльфийских лучников - это вал стрел на недоступной для других дистанции, это снайперские выстрелы прямо в глаз, в щель доспеха, в любую неосмотрительно подставленную уязвимую точку, это ужас и кошмар для армии, у которой нет таких стрелков и которая тем не менее вынуждена им противостоять. Каждой сотней эльфов-стрелков командовал игрок, в половине случаев - рейнджер, в половине - кто-то другой. Дополнительно стоит упомянуть и про еще одну часть кланового войска, самую маленькую, самую молодую из всех, да к тому же не самостоятельную часть, а, если можно так выразиться, присобаченную к эльфам-стрелкам - Баг, боевые псы-заготовки в количестве 158 штук. Впрочем их действительно следовало упомянуть, ведь очень трудно проигнорировать пса размером с теленка или пони, особенно полторы сотни таких псов. Каждый баг был определен пятерке эльфов-стрелков и таким образом получалось, что 790 эльфов в пятерках обрели дополнительное прикрытие в бою, а еще ценный в дозоре нюх и слух. Не так критично для необделенных обонянием и слухом востроглазых лесных эльфов, но в степи на войне любое преимущество это шанс остаться в живых. На шее каждого убийцы лошадей красовался толстый, не стесняющий дыхания ошейник из прочной кожи с металлическими бляхами на нем - неплохая защита от клыков, даже варгу придется постараться, чтобы его прокусить, к тому же к каждому ошейнику был прикреплен амулет или два.
   Можно сказать что с фортом все - остальные присутствующие на территории форта части не являлись боевыми и не отправлялись в степь. Собранный из всех трех фортов вспомогательный персонал оставался здесь, но не собирался скучать, а как мог готовился внести посильный вклад в обеспечение похода. Хотя нет, уже вносил - работали кухни, универсалы разносили сухие пайки, миски с мясом для баг, сало, масло и тряпки для ухаживавших за оружием эльфов-стрелков и спецназа, что-то катили и носили со склада на склад, в мастерских гремело железо.
   Ну вот пожалуй и все, мы наконец-то можем оставить переполненный форт и посмотреть что творилось вокруг него. О да, на это несомненно стоило посмотреть! Перво на перво взгляд приковывала огромная неправильной формы масса живых мертвяков - не сотни, не тысячи, а десятки тысяч зомби с оружием в руках! Едва ли не полстатысячная масса зомби словно отрезала военный городок от города Ожившей Бабочки и полностью перекрывала одну из его сторон. С другой стороны три здоровенных квадрата по 10 тысяч бойцов в каждом из них: один из квадратов состоял из жутких черноглазых существ с черными же когтями на руках и красной кожей, другой образовывали ровные ряды доспешной пехоты с большими щитами и длинными копьями в руках, третий, последний - не менее ровные ряды крепких мужиков с большими мешками за спиной и арбалетами на плечах. А вот доспехи у арбалетчиков-мешочников подкачали (кожа), разве что шлемы не хуже чем у пехоты, хотя все познается в сравнении - краснокожие уродцы и вовсе стояли голяком и сверкали гладкой кожей там, где у мужчин должен был быть уд, а у женщин известно что. С третьей стороны два больших конных отряда и два маленьких, можно даже сказать крохотных на фоне остальных. Первый конный отряд - почти равная любому из квадратов и гораздо более длинная колонна тяжелодоспешных и легко снаряженных всадников, впрочем и тех, и других не так много - три тысячи всадников на восемь тысяч лошадей. Второй конный отряд - тысяча лучников на лошадях, у каждого лучника еще один заводной конь. Маленькие отряды: один всего в шесть десятков пеших бойцов, что стоят вокруг запряженного восьмеркой тяжеловозов массивного фургона с толстыми деревянными стенками, дополнительно обшитыми стальным листом (потолок такой же), на облучке за возницу сидит спецназовец, рядом с ним и вовсе маг-игрок; второй отряд еще меньше - чертова дюжина бойцов, лишь один из которых верхом, нет, четырнадцать - огромный двенадцатиметровый змей неподвижно застыл рядом с нервно храпящим и косящимся на него конем. Коню страшно, очень страшно ощущать рядом с собой способное проглотить его целиком существо, но ментальные путы на разуме приглушают его страх и заставляют повиноваться наезднику. С четвертой стороны нет войск, но все равно полное поле людей, навесов, поставленных под ними кирпичных печей, длиннющих столов, груд ящиков, бочонков и мешков, поленниц дров. Кроме того неподалеку загоны с овцами, свиньями и лошадьми, мычат пасущиеся на приволье коровы, стучат о разделочные доски ножи, пахнет резаным луком и едой, слышится смех и голоса. Вот так и получалось, что форт-городок словно был окружен со всех сторон и находился в крепкой осаде...
   А вот теперь давайте разберем все поподробней, и пожалуй начнем мы с самой большой части кланового войска, с его мертвой, вернее немертвой части. Ну что о них сказать? Зомби вполне обычного вида, самого разнообразного расового состава: много гоблинов, лишь чуть поменьше орков, люди в абсолютном меньшинстве, но и их наберется 5-7 тысяч голов. Несмотря на то что перед нами живые мертвяки, взгляд на них вызывает скорее жалость чем страх: большинство из них стоит без клочка одежды на теле, на других куцие, измызганные, полусгнившие от старости лохмотья, редко-редко увидишь того, кто более-менее нормально одет. Нормально это значит: есть штаны, что по-прежнему способны прикрывать стыд, есть рубаха (куртка, камзол) не более чем с десятком не очень крупных дыр. Клан не тратился на одежу для живых мертвяков - зачем? Ради тех кого шокировал их вид? Ну так для таких имелся дружеский совет: отвернитесь и смотрите в другую строну (И вообще, что вы там хотите разглядеть у зомби и почему вам так хочется туда смотреть...?) Да и дорого их одевать - любая даже самая прочная кожаная одежда ''горела'' на рабочих зомби как на огне, то есть истиралась в ничто за неделю или две. Но все же это зомби - 45 тысяч живых мертвяков, только отдай им приказ или ослабь контроль и жалкие, испещренные шрамами голыши с тусклыми глазами кинуться вперед как голодные бездомные собаки на кость, будут рвать живую плоть руками, зубами, всем что у них есть, использовать оружие тоже могут, если конечно некромант сумел поднять их так, чтобы сохранилась частичка мозгов, инстинктов, памяти тела. Некроманты Драконов смогли, да и зомби в этом отношении были высший класс - сплошь воины, бандиты, пираты и прочий немирный народ, чьи инстинкты настолько въелись в плоть, что даже после смерти их не так и сложно было пробудить. А потому зомби не просто держали в руках короткие копья, но и могли их применить, некоторые весьма и весьма профессионально. Наконечники копий не то чтобы отравлены, но вряд ли кому-то захотелось бы испытывать судьбу, получив даже самую легкую рану, простую царапину грязным и ржавым острием. Для этих старых зомби прошли времена лопат и мотыг - они идут в степь только для того, чтобы убивать, ну и заодно наконец-то обрести покой. Среди зомби ходят некроманты, их немного - считанные десятки управляют десятками тысяч мертвяков.
   До времени оставим аморфную орду немертвых созданий и навестим их родню, да родню, но гораздо, гораздо более продвинутую, дорогую, опасную родню. Кровавые стражи Туллиндэ уступали зомби только в числе, а вот во всем остальном превосходили их на много голов. Клан очень давно пользовался услугами когтистых черноглазых штурмовиков, и еще ни разу они не подвели. Драконы надеялись не подведут и сейчас, тем более у них присутствовал и чисто академический интерес - а что будет, если бросить в бой десять тысяч кровавых стражей за раз? Очень, очень интересный вопрос! И еще один не менее интересный: сможет ли кто-либо против них устоять?! Ответ Драконы собирались узнать в степи, ответчиками выступали накликавшие приключений на свою степную жопу орки. Как говорится: не буди лихо... особенно с Драконом на знамени - орки разбудили... Среди стражей так же присутствуют некроманты и в большем чем в случае с зомби числе - ''детишками'' Туллиндэ намного сложнее управлять.
   Пехота. Пехота и есть - десять тысяч заготовок-пехотинцев, ровно такие же что сторожили гоблинов-рабов во время войны в горах, или стояли против орков месяц тому назад. Дешевые бойцы, расходный материал, почти что живой аналог зомби... Или нет? Скорее все же нет, чем да: клан долго не обращал внимания на потенциал этого рода войск, но недавнее сражение с ордой словно смело пелену с Драконьих глаз. Хотя нельзя сказать, что переобувшиеся на ходу Драконы вот так вот сразу превратились в фанатов пехоты, но факт - 10 тысяч пехоты отправлялись с ними в поход. Итак пехота, конкретный пехотинец это большой круглый, хотя скорее все же овальный щит, довольно длинное копье, которое можно метнуть (но лучше не надо), короткий меч вторым оружием, еще есть широкий кинжал на совсем крайний случай. Доспехи: как бы получше сказать (?) - технологично-практичная дешевка, много кожи, мало стали, достаточно удобные, достаточно долговечные, достаточно легко ремонтируются в походных условиях, не требовательные к уходу, но не остановят удар хорошим стальным клинком, особенно если его будет держать опытный боец, разумеется если клинок не так хорош, а боец молокосос, то имелись варианты, но рассчитывать на такую удачу в бою - себя не уважать. Драконы уважали себя, уважали своих бойцов, а потому постарались до похода ''прибарахлить'' пехоту чем-то посерьезней. Сделать все что хотели не успели, но кое-что смогли: заменили все железные шлемы на стальные - купили в Узле, обули всех пехотинцев в поножья - сделали универсалы (кожа и медь - не фонтан, но раньше у пехотинцев не было и таких), нашлепали умбонов на 2/3 щитов - тоже универсалы (умбоны из железа забракованных шлемов), заменили половину доспехов на почти такие же в смысле цены, но более качественные ламелляры - в общем извернулись как угри. Не такой уж плохой результат, учитывая что клану нужно было перевооружать несколько тысяч спецназа и эльфов-стрелков, да и про универсалов не совсем позабыть. В целом пехота готова к походу в степь, не идеально, но идеал вообще не достижим (в мастерских клана продолжали клепать умбоны на щиты, закупщики клана продолжали покупать ламелляры). Среди пехоты не больше полсотни игроков и только половина из них будет непосредственно командовать пехотинцами в бою, остальные - маги прикрытия, их задача ставить щиты от стрел и магических атак, накладывать бафы, лечить.
   Универсалы. 10 тысяч опытных универсалов, не самых старых - те уже превратились в мастеров и клан не собирался ими рисковать, но и не новичков. У всех за плечами походы, у некоторых битвы или как минимум работа в опасных условиях не до конца зачищенных территорий, в общем не самые лучшие, не самые худшие - опытные середнячки. Как обычно Драконы не хотели использовать универсалов в бою, но точно так же как обычно готовились к тому, что возникнет такая нужда. Помимо того руководство Драконов прекрасно осознавало, это далеко не обычный поход, а война, война на чужой территории и потому к стандартному комплекту арбалет-топор добавилась пара гранат и пара пистолей (одноразовых деревянных жезлов), ну а самих универсалов гоняли не хуже чем полноценных бойцов, освободив от всех работ гоняли целый месяц. Судя по докладам учителей, по результатам учений, по внезапным проверкам результат был и неплохой, но разумеется как все обстояло на самом деле мог показать лишь бой. На 10 тысяч универсалов около 2-х сотен игроков - командир всего подразделения, тысячники, рейнджеры-стрелки, маги, остальные ремесленники по первому классу.
   Кавалерия. Как и баги довольно молодой для клана род войск, но в отличие от баги кавалерия уже сумела показать себя в бою (поход Элеммакила, бой с ордой) и при этом умудрилась выдать приличный результат. К тому же у кавалеристов нашелся влиятельный лоббист-покровитель в руководстве клана - Таурохтар не жалел нервов и сил, продвигая кавалерию как род войск, нынче же и вовсе на время похода он принял ответственность за кавалерию на себя, фактически пошел тем самым на понижение, но даже это не остановило уверенного в своей правоте рейнджера. С тех пор как кавалеристами занимался Элеммакил утекло много воды, и созданная им структура из латного всадника и оруженосца-универсала претерпела ряд изменений: к каждому латнику добавили еще одного оруженосца с двумя конями, оруженосцев одели в кольчуги, дали по мечу и переделанному специально для кавалерии арбалету с приспособлением для перезарядки прямо в седле. Тем не менее оруженосцев как не тащили, так и не собирались тащить в бой - их задачи остались прежними: помогать латнику подготовиться к бою и охранять его имущество и коней (в крайнем случае эвакуировать раненого латника или подвести ему коня заместо убитого в бою). Каждой сотней латников командует любитель кавалерии из игроков и Таурохтар над всей тысячей.
   Фейри. Очень особенное подразделение - единственный отряд неписей в составе клановой армии. Полная тысяча конных фейри на хаштра с заводными хаштра на поводу. Наверное впервые за многие тысячи лет разбросанные по всему миру фейри выставляли настолько большой отряд (могли бы и больше, но не позволил их старейшина-Дримм). Пускай фейри давно уже не имели государств или хотя бы племен, но никому не стоило их недооценивать: тяжелая кочевая жизнь среди опасностей Серединного мира и невозможность полагаться ни на кого кроме себя воспитывали настоящих бойцов и обнажали лучшие черты этой расы. Каждый взрослый фейри - великолепный следопыт и охотник, одинаково свободно чувствующий себя как в лесу, так и в горах, в болоте, в степи, в пустыне, каждый способен биться как пешим, так и на коне, каждый владеет луком не хуже эльфа и даже в отличие от них умеет стрелять с коня. Да, за эти долгие тысячелетия кочевой жизни фейри научились пускать стрелы верхом, но не любили этим заниматься и предпочитали сойти с коня, а только потом стрелять, с коней работали только от большой нужды.
   Немного отвлечемся от войска и задумаемся: в чем же причина такой нелюбви фейрийской и эльфийской рас к верховой стрельбе? Ведь если хорошо прикинуть, то конный лучник обладает большей мобильностью, может возить с собой дополнительный запас стрел, может надеть на себя более тяжелое защитное снаряжение, конь позволяет сохранить силы до боя, в конце-концов, конный лучник может убежать (ускакать), если удача повернется к нему спиной, и тем самым сохранить свою жизнь для будущих битв и побед. Казалось бы для таких урожденных лучников как фейри и эльфы было бы естественно, нет, неизбежно со временем пересесть на коней, но нет. Так в чем же все-таки причина? Причина была, как же без нее, вернее имелось сразу несколько таких причин, исторических, культурных, но по большей части чисто технических, обусловленных возможностями и тактикой стрелков-фейри, а позже стрелков-эльфов в бою. Первая из таких причин: верховой эльф или фейри по прежнему мог послать стрелу на 2-3 километра, но вот попасть куда-то уже не мог - даже эльфу, даже прочно стоя на ногах, даже используя отличный лук, прекрасную стрелу очень нелегко на такой дистанции попасть по чему-то кроме большой толпы или неподвижной крупной мишени, а стреляя с движущегося коня и вовсе почти невозможно или как минимум сложность такого выстрела увеличивалась в разы, получалось эльфы (или фейри) ограничивали данное им самой природой преимущество, забирали у себя возможность поразить врага на запредельной для него дистанции. Во-вторых, эльфы не нуждались в лошади как в переносчике дополнительного запаса стрел и не носили тяжелых доспехов: еще со времен фейри стрелы носили в особых сделанных с помощью магии колчанах-смертехранах, в самых лучших из которых помещался такой запас стрел, что его не утащит и дюжина коней (не все эльфы могли позволить себе такой колчан, но самые лучшие, те кто определял состояние воинского мастерства, имели такой в обязательном порядке). Про доспехи тем более понятно - тяжелый доспех противопоказан гибким и быстрым, но изящным эльфам, да и более крупные фейри не спешили менять подвижность на лучшую защиту. В-третьих - лес: лес самое любимое поле боя эльфийских или древних фейрийских ратей, их дом, их крепость, источник их силы, но вот незадача, в лесу как-то не очень удобно сражаться верхом. В четвертых - свобода передвижений: сами по себе эльфы и фейри могли пройти практически везде, сквозь самую густую чащу, сквозь самое ужасное болото, не спасовали бы и в горах, одно условие - прошли бы на своих двоих, а вот проехать верхом на коне... да и драпать в лесу или скажем в горах удобней на своих двоих (как и устраивать засады). И все же нельзя было сказать, что фейри или эльфы не умели сражаться верхом - умели, сражались, но только не использовали при этом лук. Пускай фейри научились стрелять сидя на коне верхом, но научились тогда, когда это умение уже ничего не могло изменить в их судьбе, разве что время от времени помогало остаться в живых немногочисленным, рассеянным по миру представителям некогда великой расы. Ну а эльфы за свою историю сделали несколько попыток прыгнуть выше головы - использовали колесницы, разных больших зверей, на которых ставили платформы для стрелков, еще кое-что, но каждый раз быстро разочаровывались в не приживавшихся, порождавших одни только сложности новшествах и возвращались туда, где они прочно стояли на земле, на каменной стене или хотя бы на палубе корабля.
   Но хватит об истории, вернемся в настоящий момент: полная тысяча фейри отправлялась с кланом в поход. Все фейри - лучшие из лучших, отличные наездники, прекрасные лучники, самые умелые бойцы, у седел висят тяжелые булавы и клинки, в смертехранах родные, изготовленные собственными руками луки, на плечах подаренные кланом кольчуги. В составе тысячи находилось около десятка игроков, те из них кто предпочитал сражаться верхом.
   Теперь переведем усталый глаз на загадочный окованный стальным листом фургон и на сопровождавший его отряд. У каждого кто глядел на фургон мгновенно возникало два вполне закономерных вопроса: что за тяжесть находится внутри, тяжесть, которую сможет утянуть только целая восьмерка могучих коней, и зачем такая охрана? А еще внимательный взгляд подметил бы, насколько неглубоко просел под грузом фургон и мизерный след, что его колеса оставляли на земле. Противоречие следует как можно быстрее разрешить, а потому заглянем в загадочный фургон...
   Что же мы видим внутри? Что за невиданная ценность, ради которой понадобился специально сделанный фургон, восьмерка здоровенных битюгов, возница-спецназовец и неслабый маг-игрок ему в напарники, а еще 6 десятков бойцов охраны вокруг? А видим мы...Что за шутка?! Внутри фургона белый в серых разводах неправильной формы камень, похожий на засиженную голубями глыбу известняка... И снова: зачем фургон, чьи деревянные стенки, днище и верх не видно из-под густого слоя рун, а стальные листы снаружи сделаны из хорошей оружейной стали?! Зачем возница-спецназовец?! Зачем сопровождающий маг?! Зачем 6 десятков очень непростых бойцов в качестве охраны?! В конце-концов зачем аж 8 таких могучих коней?! В камне нет и тонны веса - его вполне бы утянул и один из них, ну два! Зачем?!
   Все правильно, и нет, игроки-Драконы не со шли с ума - внешне неказистый камень играл весьма важную роль в предстоящем походе, а столь большое количество коней позволяло фургону почти буквально летать, тем самым исключая даже теоретическую возможность отстать и очутиться в руках врага. Весьма разумная предосторожность, ведь этот фургон - единственный фургон, который армия берет с собой в поход, и его же она не бросит никогда, ни при каких самых пиковых обстоятельствах... Так все же что там лежит, что это за суперважная фигня, ради которой стоит городить такой затейливый огород...?
  *
   Здоровенная каменюка под тонну веса - перемещаемая точка возрождения. Купить можно в любом Игровом квартале, пользоваться довольно легко: положить руку на камень, произнести слово ''Привязка'' и не забыть забрать появившийся камень-амулет - все, теперь убитый игрок возрождается в радиусе 300 метров от камня. По крайней мере будет возраждаться пока по каким-нибудь причинам не создаст стандартную точку возрождения, в этом случае камень-амулет рассыпется пылью, привязка к перемещаемой точке возрождения будет нивелирована, а респаун будет происходить в обычном порядке, то есть в только что созданной точке. У перемещаемой точки возрождения имелось только одно достоинство перед стандартными (личными точками игрока): как и следовало из названия эту точку можно было перемещать, а не создавать каждый раз новую, на новом месте, рискуя ошибиться с выбором. В определенных условиях такая точка давала преимущество - убитым в дороге игрокам не нужно было догонять основной отряд, рискуя попасть под раздачу в пути. С другой стороны, недостатков у такой точки было гораздо больше чем достоинств: необходимость как-то таскать за собой каменюку в тонну весом (не всякая телега такую потянет, а в безразмерный мешок ее просто не запихнешь, да даже если запихнешь, внутри мешка она не подействует); камень-амулет могли повредить в бою, его могли украсть, в конце-концов игрок мог его банально потерять и тогда все - никакого тебе возрождения; ну и наконец, чтобы захватить стандартную точку игрока, ее нужно было сначала найти, потом захватить, потом удерживать некоторое время, а каменюку можно было банально разбить (заклинание или игрок с бонусным оружием). Некоторые хитрожопые игроки и вовсе нашли способ схитрить: стационарная точка возрождения устанавливалась внутри фургона или на телеге и превращалась в некий аналог перемещаемой, причем без дополнительной платы (каменюка стоила и немало) и со всеми достоинствами стационарной точки (похожий способ применяли те из игроков, кто путешествовал на кораблях). Споры о недостатках и достоинствах стандартных и перемещаемых точек возрождения шли до сих пор - у каждой имелись свои сторонники и свои противники. Впрочем никакие споры не мешали игрокам равно использовать оба способа, когда в них возникала нужда.
  *
   Разумеется предназначенную для целой армии точку возрождения охраняли что твой Форт-Нокс, подстраховались с помощью защищенного от всего на свете фургона, не пожалели спецназовца-двухлетку в качестве возницы, определили в охранники не самого слабого мага и выделили в сопровождение всех имеющихся в строю ''Несущих смерть''.
   А вот к нестандартным мертвякам, если их можно так назвать, стоит приглядеться поподробней: с тех пор как Дримм и Туллиндэ увидели первые черноглазые результаты своих трудов утекло достаточно много воды, некромантка и фейри не теряли времени даром, не жалели сил и с той скоростью, с которой могли, ''рожали'' все новых и новых немертвых бойцов. К настоящему моменту ''нарожали'' больше сотни (еще с полсотни созревали в коконах), но в степь с кланом пошли всего 60 или, если вспомнить кем являлись ''Несущие смерть'', целых 60. Высочайший потенциал этих существ оценили не только их творцы, но и весь клан, все кто видел их в битве или слышал рассказы тех, кто заслуживал доверия. Каждый ''Несущий смерть'' не хуже чем воин-игрок за сотню действовал в ближнем бою, активно использовал магию и не на начальных уровнях как спецназ, а мощные вплоть до 6-ого уровня боевые заклинания разных школ. Мало того, ''Несущие смерть'' восстанавливались прямо в бою: жизнь - благодаря ''кровавым мечам'', ману - благодаря собственной способности поглощать часть направленной против них враждебной магии. А как они метали гранаты...! Ну как таких не оценить!? Оглушительный успех Королевы и Главы привлекал к себе неослабевающий интерес: не только некроманты, но и все без исключения маги и друиды клана стремились хоть краешком прислониться к процессу их создания (еще лучше, поучаствовать в экспериментах или хотя бы одним глазком заглянуть в лабораторные записи); ''ястребы'' от клана постоянно требовали ускорить процесс их производства; а Анариэль сама (!) предложила Дримму и Туллиндэ возместить затраты на исследования (Дримм и Туллиндэ, не будь дураки, сразу согласились, а вот Анариэль, когда узнала более-менее точную сумму, сильно пожалела о своих необдуманных словах). Сейчас первоначальный ажиотаж несколько спал, но интерес никуда не делся и явно шел созданиям на пользу: их производство росло, с ними постоянно занимались энтузиасты практически всех классов, их оружие, доспехи, тактика все время подвергались критическому взгляду разбиравшихся в этих вещах игроков. Давно прошли те времена когда ''Несущие смерть'' щеголяли пусть и в неплохих, но пошитых на коленке кожаных доспехах - теперь их тела облегали многобонусные тройного плетения кольчуги с элементами лат, а к ним такого же класса поножья, наручи, наплечники и на заказ сделанные шлемы. ''Кровавые мечи'' остались, но вторые клинки заменили на более дорогие и способные решать куда больший круг задач. ''Несущим смерть'' добавили гранат и несколько увеличили их тоннаж - еще не бомбы летунов, но и не стандартные ручные гранаты (литейка в Старой цитадели пустила отдельную линию специально для производства таких корпусов). В клане не согласились с решением Главы, проигнорировали стоны Анариэль и Морнэмира и в результате ''Несущие смерть'' стали единственным подразделением клана кроме летунов, на постоянной основе получившим в качестве оружия жезлы, не пистоли, а именно настоящие жезлы, по восемь жезлов на бойца, и даже страшный дефицит последнего времени никак не отразился на вооружении черноглазых бойцов. Удивительно, но ''Несущие смерть'' превратились в любимчиков клана, хотя тех же зомби или кровавых стражей всегда рассматривали не более чем как расходный материал! Вот и сейчас клан доверил им едва ли не самую ценную в армии вещь - точку возрождения тысяч клановых игроков и тысяч наемных. Но не стоит думать, что ''Несущим смерть'' предстояло соскучиться в походе - их так называемый отец, он же Глава клана, не собирался долго давать им просиживать штаны в охране, так, первые самые неопределенные дни, пока не станет ясно, где они принесут наибольшую пользу в бою, ну а с охраной прекрасно справится полная сотня спецназа. Пока же ''нет той стражи ни надежней, ни усердней, ни прилежней'' - вряд ли тем кто задумал бы добраться до фургона, легче бы было преодолеть равное или даже превосходящее число игроков.
   Ну и наконец самый последний и самый маленький отряд - всего 12 заготовок, игрок на коне и его пет. Маленький-то маленький, но для своего размера невероятно дорогой: каждый из ''Приносящих рассвет'' стоил 30000 золотых, ТРИДЦАТЬ ТЫСЯЧ ПОЛНОВЕСНЫХ ЗОЛОТЫХ МОНЕТ за заготовку, а значит 360000 за всех!!! Для сравнения: десять тысяч пехотинцев обошлись немногим дороже дюжины Дядиных бойцов и это даже если не принимать в расчет тот факт, что за первых четверых он заплатил 50% из личного кармана. Тем не менее крики о том, что заготовка не может стоить СТОЛЬКО стихли уже давным-давно, даже прижимистая Анариэль скрепя сердце признала, что ''Приносящие рассвет'' стоят своих денег (но все равно каждый раз протестовала, когда Дядя пытался пробить увеличение их числа за счет средств клана). В отличие от только ищущих свое место ''Несущих смерть'' ''золотые мальчики Дяди'' давно уже заняли в клане свою нишу, нишу героев тайной войны, одновременно диверсантов и шпионов (кто в данный момент нужней), а потому в равной степени пользовались покровительством клановых ''вояк'' и службы безопасности в лице Альдарона, ну и сам Дядя находился в клане далеко не на последних ролях. Однако при всем при том пробить увеличение численности ''Приносящих рассвет'' удалось лишь чуть больше полумесяца назад и то почти случайно в отсутствие отлучившейся по делам Убийцы Городов (Анариэль). Так что с одной стороны, Дядя был доволен как слон, а вот с другой, 2/3 его отряда это двухнедельные новички! Не дай бог потерять их в походе, тогда уж точно на проекте ''Приносящих рассвет'' можно ставить жирный крест - ему не простят выброшенных на степной ветер сотен тысяч золотых. Но и остаться в городе - не вариант: деньги на новых заготовок выделялись именно под поход, под то, что подросший отряд '''Приносящих рассвет'' окажет армии реальную подмогу в степи. Дяде предстояло пройти по лезвию бритвы, не потерять новичков и оправдать доверие тех, кто поручился за него перед Главой (Альдарон, Элеммакил, Муллкорх, Таурохтар, Халлон, Карамелька). Дядя переживал и в то же время готовился как мог: еще глубже залез как в клановый, так и в личный карман и снарядил своих бойцов лучшим из того что можно было купить за деньги, за бешеные деньги (!); вместе с четверкой опытных все две недели гонял новичков как сидоровых коз; подключил сильнейшего менталиста клана (Исилиэль), выпросил Василису у Главы, и те, каждая со своей стороны, ''разгоняли'' заготовок как могли только они; принес щедрые жертвы богу войны (вдруг поможет?!). Дядя вложил в новых бойцов отряда все, все что мог, и надеялся, верил в успех, но все равно когда думал о походе, скрещивал пальцы на удачу. В общем отряд - 12 ''Приносящих рассвет'' (4 ветерана, 8 новичков), один ''Скользящий в сумерках'' (сам Дядя) и один довольно сильно подросший за последнее время боевой змей по имени Зу (Дядин пет).
   Вот такой и была намылившаяся в оркские степи армия, без малого сто тысяч разнообразнейших бойцов - самая большая армия за всю историю клана Красного Дракона.
  
  
  
  Глава клана Красного Дракона Дримм Красный Дракон.
  То же время.
  
  
  
  Вроде бы ничего не забыли? - напряженно размышлял Глава, гуляя глазами по спецназовцам и игрокам, по зданиям вокруг плаца, по внутренней поверхности стен городка. Дримм сильно сожалел о том, что его взгляд не может как у Супермена пронизать несколько метров кирпича. Казалось бы, ну что ему переживать (?) - не первая его армия, не первый поход, не первая война, но поди ж ты, он переживал - ТАКОЙ огромной армией он как раз таки командовал в первый раз и потому боялся что-нибудь забыть, не учесть, упустить. Клану предстояло воевать в степи, на чужой для себя территории, воевать против тех, для кого эта территория родной, знакомый до последней травинки дом, а потому любая ошибка, любой просчет или упущение могли обернуться просто катастрофическими последствиями, вплоть до полного разгрома. Абсолютно читерская возможность уйти через портал могла сыграть, а могла и не сыграть, ведь нужно еще успеть ей воспользоваться и понять, в какой момент ей стоит пользоваться - не угадаешь, не поймешь и сквозь портал протиснутся жалкие остатки разбитого войска, если вообще будет кому-то уходить. Дримм нервничал и не скрывал это от самого себя. - Может стоило послушать Таурохтара и других и отложить поход на месяц, лучше подготовиться, собрать больше данных, побольше погонять заготовок, подкопить запас гранат, жезлов, пистолей? - в который уже раз его посетила эта мысль, и точно так же в который уже раз он сразу себе возразил: - Нет! Нельзя топтаться на месте! Я прямо вижу, как ворочаются мысли в мозгах вождей степных племен: ''Ага, Драконы не отомстили, они ослаблены вторжением, нельзя дать им восстановиться, нужно напасть и добить!'' Проваландаемся еще хотя бы месяц и получим сразу несколько идущих к нам орд! -
   Практически одно за одним пошли ментальные послания о готовности выступить в любой момент. Дримм выслушал доклады, отдал несколько одинаковых приказов и вновь загулял глазами по аморфной гудящей толпе игроков и ровным молчаливым рядам спецназа.
  Все мы правильно тогда решили - предельно быстрый и жесткий ответ, главное - быстрый! Темп и только темп до самого конца! Да и поздно уже что-то менять - армия собрана, передовые части на месте, наемники в Узле ждут, ждет и Барсук со своими деревянными уродцами! Мы сейчас как прыгун на вышке: уже на самом краю, уже согнули ноги в коленях, уже откинули корпус, адреналин пошел в кровь, тысячи глаз внизу ждут нашего прыжка, не прыгнуть - опозориться перед всеми, потерять веру в себя, возможно даже потерять равновесие и упасть! И все-таки как не хочется хоть что-то упустить! -
   Дримм постарался облечь свое общее беспокойство в конкретную форму, мысленно пробежался по всей армии, пытаясь вытянуть на поверхность ее слабые места. Рейды игроков, спецназ и эльфов-стрелков отбросил практически сразу - тут как говорится все на мази, даже немалое количество новичков не сумело хоть сколько-то сильно испортить качественно настроенный механизм. Игроки, спецназ и эльфы-стрелки сработают как швейцарские часы, сработают не только сами по себе, но и во взаимодействии друг с другом, в этом Дримм был уверен на все сто. Точно так же он ни на секунду не сомневался в летунах: не было ни единого случая чтобы летуны подвели свой клан в бою и не имелось ни малейших оснований считать, что в нынешнем походе это произойдет. За обеспечение тоже не следовало волноваться - Морнэмир превзошел сам себя и меньше чем за месяц создал удивительно продуманную и четко функционирующую структуру, учел все от дров до трусов, от горячих обедов до запаса инструментов для земляных работ, от зелий до гранат, от лошадей до оружия - все, буквально все, что только могло и не могло понадобиться армии в походе, только руку протяни и бери. Не стоило сильно переживать и за немертвую часть войска. Ну с зомби и кровавыми стражами понятно - клан не первый раз использовал их в бою, некроманты клана как облупленных знали своих подопечных, умели их использовать, знали их сильные и слабые места, знали, как не допустить восстания мертвяков или перехвата контроля над ними. С кровавыми стражами и зомби все железно, особенно пока на стороне клана такой сильный и нестандартный некромант как Туллиндэ.
   Дримм вспомнил кое о чем, закрыл глаза, открыл свой разум и потянулся по кровной связи за пределы форта...
   Скучавший на облучке фургона маг напрягся: по ''Несущим сметь'' словно пробежалась некая волна, прежде равнодушные мертвяки активно завертели головами. А еще ему показалось, что в угольно-черных глазах нет-нет да и блеснет золотистая искра!
   Некоторое время Дримм многими глазами и одновременно разглядывал фургон, явно обеспокоенного мага, спецназовца-возницу, Дядю и его ''золотых мальчиков'', кавалерийскую колонну, часть доступного для взора лагеря обеспечения. Великолепное зрение ''Несущих смерть'' позволило ему все это хорошо рассмотреть и, что особенно ценно, с разных точек обзора. Однако Дримм не долго тешил свое любопытство, почти сразу он почувствовал что-то не то, почувствовал, что он не один, не один у ''Несущих смерть'' в голове, не один смотрит их глазами, ощутил всей своей сутью тончайшие ледяные нити, что тянулись откуда-то извне, инстинктивно попробовал скользнуть по ним к их источнику...
   Фейри вышибло в один момент! Он очнулся на Ворошилове с болью в сердце и мутью в голове! Но прежде чем прервался контакт, он успел ощутить ледяную метель из многих тысяч нитей, сеть, что связывала тысячи ледяных шаров между собой и с центром, который ощущался как огромный шар ледяного пламени, и этот шар был ему знаком!
   Дримм посмотрел на плац, немного напряг зрение, увидел белоснежную маску с капельками крови на ней, получил от маски едва заметный кивок и кивнул в ответ - Туллиндэ бдила и жестко контролировала всех армейских мертвяков. Не в смысле управляла, нет, контролировала, страхуя своих подчиненных от всяких ненужных случайностей. Может быть и лишняя перестраховка, хотя с другой стороны, если может, то почему бы и нет? В конце-концов те же кровавые стражи - полностью творения Туллиндэ и кому, как не той чье имя они носят, знать, что для них лучше, а что нет.
   Глава клана окончательно успокоился насчет мертвяков, боль в сердце постепенно прошла, муть рассеялась, и он вернулся мыслями немного назад, к тому о чем размышлял, до того как установил контакт через кровь с ''Несущими смерть''. Неожиданно ему в голову пришла весьма и весьма порадовавшая его мысль: как оказалось даже потенциально слабых мест не так уж и много! Игроки, спецназ, эльфы-стрелки - нет! Летуны - нет! Мертвяки - нет! Обеспечение - опять нет! Дядя и его ''золотые мальчики''? Обидно будет их потерять, Анариэль изойдет на говно (такие деньги!!!), но поскольку потеря всего 12 бойцов (даже таких) не особо отразится на судьбе остальной армии, то тоже - нет. Что же, вернее кто же, остается? А остаются кавалерия, пехота, универсалы, то есть Таурохтар, Октарон, Муллкорх - три очень опытных командира и три относительно новых для клана вида войск. Впрочем назвать универсалов новым видом войск не поворачивался язык, да и пехоту использовали еще со времен войны в Гоблинских горах, пускай мало, пускай после войны этот род войск не увеличивался в числе и был позабыт, но использовали же. На взгляд Дримма главная проблема была не в самих универсалах и пехоте как в таковых, а в их числе и недостатке опыта применения таких их крупных формирований в бою. С универсалами все было более-менее понятно - их задача таскать имущество армии на горбу, а если на них налетит прорвавшийся сквозь охранение отряд, отстреливаться из арбалетов, случись врагам пойти на них в ближний бой, использовать гранаты и пистоли, а затем браться за топоры - это все, что от них требовалось. Единственная проблема - уже упоминаемое число: одно дело организовать охрану пятисот, ну тысячи, ну двух тысяч универсалов, другая, целых десяти (тысяч). А вот с пехотой все обстояло много сложней - ответить оркам пехотинцы не смогут, угнаться за ними не смогут. Так как, скажите на милость, использовать их в бою? Выставлять против другой пехоты? Но у орков степи ее нет, от слова совсем. Штурмовать города? Но у орков степи мало городов, не то чтобы совсем нет, есть, но у клана хватает гораздо лучше заточенных под это дело бойцов - игроки, спецназ, кровавые стражи, зомби: игроки и спецназ сделают все быстрей и лучше и не понесут при этом больших потерь (игроки вообще не понесут), кровавым стражам нипочем любые стены, а зомби идеальны в условиях ограниченного в маневре городского боя и их не особо жалко терять. Использовать пехоту как этакий щит на своих ногах, прикрытие стрелков? В целом можно и нужно, тем более против кавалерии, но вот в чем проблема - пехотинцев было конечно много, но недостаточно много, чтобы надежно прикрыть ВСЕХ клановых стрелков, а растянуть их тонкой линий - не вариант. Вооруженная щитами и копьями пехота опасна для кавалерии лишь в одном случае, если кавалерия сама атакует ее в лоб, пытаясь прорвать стену щитов и лес копий, и Дримм видел свою задачу как раз таки в том, чтобы заставить орков так поступить. Как это сделать он еще не знал, но надеялся, что он не дурнее Людмилы - получилось у нее, справится и он, в конце-концов сама Людмила отправлялась вместе с ними и подскажет, если что. С кавалерией все было одновременно проще и сложней: проще - не такое большое число и он примерно представлял себе как ее нужно применять; сложнее - он опять таки не обладал опытом использования ее в бою и одновременно прекрасно понимал, как сложно угадать момент, когда бросить ее в бой. К счастью, огромную долю ответственности за кавалерию взял на себя Таурохтар, поставив на кон свою репутацию и положение в клане, но все равно Дримм как Глава отвечал за все и за кавалерию в том числе.
   Фейри тяжело вздохнул, как бы подводя итог своим тяжелым мыслям, провел ладонью по лицу, стирая или как минимум глубоко и надолго убирая все сомнения и колебания - вождь не должен колебаться на войне, тем более дать увидеть свои колебания подчиненным. Затем снова вздохнул, не менее глубоко, но совсем по другому, как нырнул с высоты, и повернулся к Дочке.
  Давай! - Дримм отдал приказ, а сам вытянул напряженную руку в сторону единственного свободного места на плацу, по пальцам пока еще робко забегали золотые искорки. Звонкий сигнал рога услышали далеко за пределами форта (в рог дула Василиса).
   Завязали с болтовней игроки, еще больше подтянулись спецназовцы на плацу. Спецназовцы и эльфы-стрелки в помещениях форта заканчивали все дела, надевали шлемы и строились по десяткам и сотням. Пехотинцам и универсалам вне форта понесли обед. Кавалеристы еще не садились верхом, но активно засуетились у своих коней, кто-то из них, пользуясь последней возможностью, побежал оправиться. Ну а сопровождаемый ''Несущими смерть'' фургон уже двинулся к открытым воротам, небольшой отряд из чертовой дюжины бойцов и огромной змеи временно присоединился к охране фургона.
   Прошли считанные минуты и все подразделения внутри в полной готовности, на форт опустилась густая тишина ожидания, молчат и ждут даже недисциплинированные игроки.
   Готовились воины не зря - вспышка! И на плацу возникла огромная мерцающая арка.
   Мгновение! Мерцание исчезло, а сквозь открытую арку портала на плац и всех кто на нем взглянула степь! Не только взглянула, а дохнула и поманила сладким запахом трав!
   Мгновение! Воин-игрок верхом на огромном муравье (Миримон) расчехлил походное знамя и высоко поднял длинное древко над головой, тут же опустил. Нет, не опустил, а укрепил в специальном держателе.
   Мгновение! И к порталу устремился огромный как дом, бронированный как танк шестиногий зверь с тремя фигурами на спине.
   Мгновение! Снова пропел звонкий рог, и знаменосец направил маунта во след прошедшему в портал монстру. Знамя трепещет на ветру, дракон на знамени скалиться миру вокруг себя, с вершины самой высокой башни городка его приветствует такой же как он дракон.
   Мгновение! И Миримон въезжает в портал, за знаменосцем в портал втекает бурная и разнородная река игроков, игроков подпирают спецназовцы, все улицы городка заполнили массы бойцов, фургон и его охрана подъезжают к воротам, в темпе обедают универсалы и пехота, кавалерия готова выступить в любой момент...
  
  
  
  Степь, 200 километров на юг от первой черты.
  Дримм.
  
  
  
   Первыми, кого фейри увидел на той стороне, стали спешивший к нему Полдон и его пет-волк. Первыми, кого он почувствовал как маг - грифоны в небе. Всего десять невидимых, едва ощутимых отклика. Не каждый маг сумел бы почувствовать их даже так, но Дримм и был тем самым ''не каждым''. Почувствовал всего десять из тридцати, по-видимому остальные были слишком далеко или высоко.
  А вы не задержались - вовремя, - рейнджер привычно вскарабкался на Ворошилова, принял руку помощи от Василисы и предстал перед Главой, его питомец остался внизу (не кошка чай).
  Время - деньги, - то ли поприветствовал, то ли согласился с ним Дримм и последовательно сразу перешел к делу: - Рассказывай! -
  Значит так, - лишь на мгновение задумавшись начал докладывать Полдон, - в непосредственной близости портала пока тихо. Пятнадцати минут не прошло, как во второй раз прикончили двух сильных монстров места, если по прошлому разу судить, часов пять у нас есть. В окрестностях кантуется допская химера, но как обычно с такими, если не трогать ее нору, до ночи она не полезет. В тридцати километрах на север мигрирует стадо быков, всякие хищники, что идут за стадом. В пятнадцати и семнадцати километрах на восток - табуны лошадей, группки газелей, всякая мелкая хищная шалупень...
  Время - деньги! - нетерпеливо повторился Дримм. - Главное давай! Угрозы!? Разумные существа!? -
  Разумных нет, - рейнджер отрицательно мотнул головой, - если только какие падлы-одиночки не затыркались в каких-нибудь норах. В ста сорока километрах на юг валит орда степных троллей, большая орда, тысяч 25 голов, путь держат на юго-восток. -
  Все? -
  Все. Всех, кто мог представлять угрозу, зачистили либо мы на земле, либо летуны с воздуха, да и угроз тех было... -
   Дримм поблагодарил рейнджера за хорошую работу, поразмышлял пару минут, кое-что у него уточнил и сосредоточившись установил ментальный контакт:
  Аюшки! - мгновенно откликнулся Вар. - Чем я могу тебе служить, о мой Темный Властелин! - полуорк явно находился в прекрасном расположении духа.
  Кончай паясничать! - не принял игры Дримм. - Бери треть рейдов и располагайся в километровой зоне вокруг, сейчас пришлю к тебе Полдона, он подскажет про местные заморочки и как вам лучше встать. -
  И долго нам тут куковать? -
  Вместе с летунами уйдете после всех, - сориентировал его Дримм.
  Понял, не беспокойся, прикроем ваш афедрон! -
   Уже давно спрыгнул с Ворошилова Полдон и убежал вместе со своим петом и как из-под земли возникшими бойцами его рейда, Вар уже выполнил приказ и прикрыл изливавшуюся из портала армию частой гребенкой рейдов в тысячу бойцов, уже прошли сквозь портал все игроки и больше тысячи спецназовцев, а позабывший свои же собственные слова Дримм смотрел и смотрел на безграничную и прекрасную степь в обрамлении низких облаков. Потом все же опомнился, вспомнил про дело и торопливо открыл неподалеку новый портал.
   Сигнал рога и волна игроков немедленно устремилась в следующую арку. На этот раз Глава не возглавил переход, наоборот, отъехал чуть дальше и снова открыл уже третий за сегодня временный портал, не такой большой как первые два, но три всадника в ряд проехали бы легко.
   Пару минут ничего не происходило, а потом из портала осторожно выглянуло странное существо - этакий деревянный человек, в неком подобии деревянных же доспехов и с гладкой корой заместо лица. В руках создание держало лук с наложенной стрелой, за спиной виднелся полный стрел колчан, на поясе меч. Наконечники стрел и меч из одинакового дерева, точно такого же как тело и доспехи существа, мало того, похоже что стрелы в колчане не располагались в нем, а росли из него. Вскоре за первым созданием появилось еще два, затем пять, двадцать, тридцать, пятьдесят, сотня... только когда на этой стороне присутствовало не меньше трех сотен существ, появился и их господин - Эйзилейн Барсук вышел из портала в окружении свиты из тридцати игроков и, оглядевшись по сторонам, направился к Главе Драконов, а из портала за его спиной извергался многосотенный поток из похожих как братья-близнецы деревянных бойцов.
   Дримм не стал унижать союзника, тем более бывшего Главу, и сам соскочил к нему вниз, в достигавшую пояса степную траву. Фейри и эльф поприветствовали друг друга, и между ними состоялся короткий разговор...
  Вижу у тебя не только деревяшки? - Дримм имел в виду игроков за спиной у Барсука. Ни одного друида, только воины,убийцы, воры, пара магов - все игроки не очень высокого уровня.
  Это проблема? - несколько напрягся Эйзилейн, но туже расслабился, услышав не показное равнодушие в словах главного Дракона.
  Да нет, никаких проблем, наоборот, хорошо что у тебя есть дополнительная охрана, хотя охрана из таких... ведь ни одного выше 20-ого уровня. -
  Ничего подрастут, - оптимистично заявил некогда свергнутый Глава Ольхи, - я больше не повторю своих ошибок - как росток выращу клан с самого начала и не буду делать его слишком большим. -
  Бог в помощь, - пожелал ему удачи Глава Драконов, - камень (перемещаемая точка возрождения) скоро подвезут и вы сможете привязаться. Привал вечером. Вам нужны будут палатки, еда? -
  Палатки есть свои, от еды особенно горячей не откажемся. Камень хорошо охраняют? - озвучил свое беспокойство Барсук и его можно было понять - тяжела ты жизнь лишенного клана игрока.
  Хорошо, сам увидишь, - успокоил его Дримм. - Теперь давай определим твое место во время движения и в бою... -
   Через некоторое время Барсук со своими живыми и деревянными молодцами расположился рядом со вторым порталом, ожидая своей очереди его пройти. Ну а Дримм сперва закрыл третий портал (он и сам исчез бы через полчаса, но так надежней), затем отдал несколько приказов, понаблюдал за изливавшейся из первого портала живой рекой (только-только повалили эльфы-стрелки) и без всякой очереди направил Ворошилова ко второму из порталов. Но прежде чем Глава его достиг с ним связался старший десятки летунов, не тех, что располагались над головой, а тех, что осуществляли дальний дозор с юго-восточной стороны...
  Дракон, орда троллей изменила направление движения, - сообщил неприятное известие летун.
  Как идут? Где они точно сейчас? Ускорились? -
  Идут не прямо на нас, но могут почуять, особенно если снова немного сместятся в нашу сторону. Сейчас они километрах примерно так в 145. Не ускорялись - по прежнему 5-10 км в час. -
  Следи за ними, если что изменится, немедленно докладывай, но не мне, а Вару, свяжись с ним сразу после меня. -
  Понял. -
   После того как связь с летуном прервалась, Дримм вновь без промедления направил маунта к порталу. Он рассудил так: при нынешней скорости движения степным троллям понадобится больше 15-ти часов, чтобы добраться до идущей из портала в портал армии, это при условии, что они вообще поймут, что рядом кто-то идет, но даже если поймут, то у армии есть 15 часов - вагон времени. Правда тролли могут ускориться на последнем отрезке пути (когда почуют добычу), но все равно армия должна успеть.
   Вскоре Глава клана прошел через портал из степи... в степь, но уже совсем в другую степь. Сухой ветер гонял по бедной на растительность полупустыне какие-то непонятные комки, в воздухе смутно ощущались летуны, с востока доносились отдаленные звуки разрывов, уже переправившиеся спецназовцы и игроки с тревогой смотрели туда же, к Главе спешил с докладом Гематоген...
  
  
  Так называемая пустая степь (полупустыня), 400 километров на юго-запад от прошлого портала.
  Дримм.
  
  
  Кого бомбим? - разумеется первый вопрос Главы касался звукового сопровождения в восточном направлении.
  Песчаного дракона, - четко по сути, но слишком коротко ответил Гематоген.
  И...? - не удовлетворился Глава и пожелал услышать более развернутый ответ.
  Полз сюда, уронили пару бомб перед его мордой, не свернул, десяток летунов занялись им всерьез, - рейнджер будто нехотя выполнил просьбу Главы и вновь замолчал как партизан.
  Ну и... проблема решена? - и в третий раз попытался вытянуть ответ из молчуна Глава и как и старику из известной сказки на этот раз ему сопутствовал успех.
  Дракон больше не движется к нам, зарывается в песок, - совершенно непохожий на золотую рыбку рейнджер тем не менее исполнил желание Главы и выродил таки ответ.
  Ух хорошо! - утер пот со лба Дримм (больше сделал вид что утирает). - Еще какие-нибудь потенциальные угрозы, разумные существа неподалеку? -
  Племя кочевников-людей в пятидесяти километрах южней, черных людей с барабанами, - зачем-то уточнил про барабаны и цвет кожи Гематоген, - не двигаются с места, у них какой-то праздник. Я решил их не атаковать, - рейнджер вопросительно уставился на Главу.
  Правильно решил, - одобрил действия рейнджера Дримм, - если не лезут, то пусть себе празднуют на здоровье. Еще кто? -
  Полчаса назад двойка летунов отогнала мантикору, час назад в двухстах километрах восточней прошла пылевая буря, час назад в ста километрах западней видели игрока верхом на варане - все. -
  Игрока...? - задумался Дримм. Совпадение или нет? Неясно. - Ладно! - решил Дримм. - Буду считать, что совпадение, пока не появится доказательств обратного, или такие ''совпадения'' не начнут случаться слишком часто. -
   Фейри еще раз окинул взглядом пустынный пейзаж, отметил что взрывы прекратились, скосил глаза на безмятежно ожидающего приказов рейнджера и установил ментальный контакт:
  Слушаю! - мгновенно отозвался Лаирасул.
  Сейчас к тебе подойдет наш молчун и разболтает все про местные красоты, ты его внимательно выслушаешь, возьмешь половину рейдов и прикроешь нас. -
  Понял, сделаю! Только вот тянуть из него клещами слова..., - пожаловался на не болтливого коллегу зеленоглазый рейнджер.
  Зато лишнего он не сболтнет, - пошутил Дримм. - Дождешься Вара из-за портала и уйдешь вместе с ним. Все, до связи. -
   Снова взгляд на отстраненного, какого-то безмятежно-спокойного рейнджера:
  Найдешь Зеленоглазого, расскажешь ему все что рассказал мне, вместе со своими бойцами поступаешь в его распоряжение! -
   Гематоген кивнул и спрыгнул с маунта вниз, туда где его ожидал рейд и питомец.
   Дримм посмотрел удалявшемуся рейду вслед, огляделся по сторонам, но как в прошлый раз любоваться местными красотами не стал (нечем особо было любоваться), вместо этого отрыл очередной, уже четвертый за сегодня портал. Однако прежде чем прозвучал рог, Глава снова установил ментальную связь:
  Диссидент (Халлон), как окажешься на той стороне, начинай призывать свой ветер, только сперва с Людмилой свяжись, чтобы не потрепать перышки ее летунам. -
  Знаю, ученый, свяжусь, - с достоинством ответил временно оторванный от любимого флота адмирал.
  Тогда - все, и повнимательней там, - фейри не стал плести долгие словесные кружева и оборвал связь.
   Тем временем Дочка вновь с удовольствием исполнила роль горниста - изрядно поредевшая масса игроков как вода в сливное отверстие начала втягиваться в портал.
   Где четвертый, там и пятый: Дримм отъехал на двести метров правей и вскоре на дохлой траве встала очередная арка. На этот раз не понадобилось двух минут - почти сразу из арки вылетела Синьагил и приличной рысцой побежала к маунту Главы, а за ней как крупа из распоротого мешка хлынули игроки - десятки, сотни, тысячи, десятки тысяч игроков. Над полупустыней поплыл нарастающий как приближавшийся обвал гомон...
  Ух! - Маска мгновенно взлетела по покатому боку маунта как по лестнице и нервно и устало бухнулась рядом с Главой. -Умаялась я с этими отморозками! - вместо приветствия пожаловалась она. - По сравнению с тем что было перед горами, просто цветочки! И вообще людей давай - я не справляюсь с такой оравой! -
  Значит много собралось? - уловил главное Дримм, с удовольствием оглядывая неостановимый, пестрый, горластый поток, что извергался из портала как лава из вулкана. Воины, маги, рейнджеры, друиды, варвары и убийцы, их многочисленные петы и маунты всех видов и размеров стремительно пожирали полупустыню, причем пожирали с такой скоростью, что сразу заставили Дримма пожалеть о решении поставить портал в Узел настолько близко к первым двум - дальше нужно было отъезжать, метров на триста минимум или лучше вообще за полкилометра.
  Много - не то слово, - повела плечами Синьагил. - Помимо тех кто на контракте (10 тысяч), еще раза в три-четыре больше, точнее не скажу - не знаю, чисто визуально сужу. -
  Вот как, - Дримм уже не так довольно взглянул на исчезающую на глазах степь. Он надеялся, что охотников сходить ''поразминаться'' будет много, но не предполагал, что НАСТОЛЬКО много, в лучшем случае рассчитывал удвоить наемный отряд игроков. - Под пятьдесят выходит? - задумчиво протянул фейри. - Не удивительно, что тебе нужны люди. -
  Так как насчет них? - тут же ухватилась за его слова Синьагил. - Кстати, камень где? - вроде бы усталая магичка мячиком вскочила на ноги и бешено завертела головой. Не обнаружив искомого обижено уставилась на Главу: - Где камень?! Ты понимаешь, что без камня они мгновенно устроят бучу?! Может даже рванут назад через портал?! Все мои труды насмарку! -
  Не переживай, фургон с камнем в очереди сразу за эльфами-стрелками - будет им камень, - Дримм встал рядом с ней и успокаивая положил ей руку на плечо. - Людей можешь взять у Вара на той стороне или у Зеленоглазого на этой, он прикрывает территорию вокруг, но сильно их не щипай, имей совесть. -
  Нужно как можно быстрее отправить их в бой - передерживать нельзя, худо будет, - с тревогой глядя на прибывавших игроков, поделилась своими опасениями Маска.
  Что ты предлагаешь? -
  Перво на перво - фургон с камнем. Дать им сохраниться и сразу в степь на орков. Иначе можем неприятностей нажить - публика та еще - интернационал из натуральных маньяков, жадных до денег и очков новичков и мелких кланов, что желают прославиться - гремучая смесь! -
  В общем все как обычно - нормальные игроки, - не разделил ее опасений Дримм, - пусть с пользой для нас гремят в степи, для того мы их и позвали. Но, - Дримм поднял руку, останавливая готовую что-то сказать или возразить Синьагил, - ты права, лучше спровадить их поскорей, чтобы делом занялись, а не дурью маялись. -
   Так и поступили: Маске добавили людей (Вар и Лаирасул поворчали, но поделились), фургон с перемещаемой точкой и обоими сопровождавшими его отрядами без очереди и довольно быстро доставили к начавшим уже волноваться наемникам (Синьагил оказалась права - еще чуть-чуть и было бы худо), а потом сохранившихся наемников вперемешку со спецназом, потом с эльфами-стрелками небольшими группами пускали через портал. Дримму пришлось помогать Синьагил, так что освободился он не раньше чем через пару часов, и только тогда вместе с очередной партией наемников он смог пройти в портал и очутился...
  
  
  Родные степи племен Вишни, 1740 километров к юго-западу от города Ожившей Бабочки.
  Дримм.
  
  
   Фейри вновь очутился в полной жизни и манящих запахов разнотравной степи, вновь ощутил над головой грифонов, но на этот раз не десять, а не меньше 6-7 десятков. И не просто ощутил смутные силуэты, а увидел, как грифоны садятся-ныряют в неожиданно высокую траву, чтобы через несколько секунд взлететь с десятком-другим игроков клана на спине. В отличие от Драконов игроки-наемники пока не рисковали углубляться в степь, ждали остальных, но чем больше их становилось на этой стороне, тем смелее они оглядывали травяное море вокруг, тем ярче разгоралась в их глазах жажда добычи и битвы. Как на учениях работал спецназ: портал и несколько квадратных километров вокруг него надежно прикрыли от всяких опасностей тысячи доспешных бойцов с луками в руках. Как уже говорилось ранее, сверху за всем наблюдали летуны.
   На перегонки к маунту Главы неслись Светлана на варге и Людмила на Физруке. Людмила выиграла гонку, опередив подругу секунд на пять.
  
  
  
   Что-то страшное, ненормальное, немыслимое надвигалось на ничего не подозревающую степь и населявшие ее племена. Хотя, если посмотреть с другой стороны, ничего особенного - просто игроки решили показать себя, посмотреть мир, прогуляться за лутом и подсобрать очков...
  
  
  
  
  
  
   Глава 6
  
  
  
  
  
  Степи племен Вишни.
  Первый день похода, вторая половина дня.
  
  
  
   Огромная армия клана стремительно двигалась по степи. Казалось бы какая может быть связь между понятиями ''огромная армия'' и ''стремительно'' - противоречие однако? Но все складывалось именно так и никак иначе - действительно ''огромная армия'', действительно ''стремительно''. Не связанная обозами, фургонами, табунами вьючных лошадей, запасами продовольствия армия едва ли не в буквальном смысле летела по бескрайнему травяному морю, скользила как поймавший попутный ветер корабль. Этому ничуть не мешало то обстоятельство, что большая часть армии передвигалась на своих двоих, а не верхом. Три гигантские параллельные колонны неотвратимо накатывались на степь, сжирали ее под собой, оставляя позади себя три широкие полосы голой вытоптанной земли...
   Левая крайняя колонна - воплощение самой Смерти, словно и в правду по степи движется армия Приходящей Ко Всем Госпожи: зомби, зомби и зомби - тысячи, десятки тысяч крепко сжимавших оружие в руках живых мертвяков. Зомби идут не так чтобы очень быстро, но безостановочно, не останавливаются пожрать-посрать-поссать, не болтают, не запинаются, не пялятся в облака, не отвлекаются на красоты степи. Им не нужен отдых, не нужен сон, не нужна вода смочить пересохшие губы, им необходимы лишь цель и приказ от того, кто имеет право его отдать. Такой приказ получен, и именно поэтому зомби идут вперед по степи и, если не получат другой приказ, будут идти пока не сотрут ноги до яиц... затем поползут на руках. Среди зомби много гораздо более опасных существ: черноглазые стражи Королевы Мертвых вместе с зомби бегут по степи. Вернее не бегут, еле тащатся, во исполнение приказа изо всех сил сдерживая себя - если бы не приказ, медлительные по сравнению с ними зомби давным-давно остались бы одни. Краснокожие убийцы недовольны ограничением, и время от времени то один, то другой погружает когти в дерн, сверкает черными буркалами, дергается как в припадке, подпрыгивает на месте, но ни один из них не может ослушаться отданного их Создательницей приказа. А вот и она - белая фигура на белоснежной колеснице, колесница едет в самом центре колонны, окруженная со всех сторон сонмами немертвых бойцов. Туллиндэ не единственное в колонне живое существо - десятки одетых в красно-белые или черные походные мантии некромантов присутствуют по всей колонне, обеспечивая контроль и управление армией живых мертвецов. Кое-кто из некромантов едет верхом на своем маунте, кое-кто идет пешком, таким приходится не легко, но они игроки и в их распоряжении бафы и зелья. Волна нежизни катится по степи и ждет приказа захлестнуть того, кто преградит ей путь.
   Правая крайняя колонна - ровно наоборот царство стали, силы, доблести, здоровья, красоты. Тысячи и тысячи спецназовцев и эльфов-стрелков бегут по степи, бегут как волки на охоте, не тратя силы и в постоянной готовности к рывку. У них нет сосредоточенности и неутомимости живых мертвяков, но есть дисциплина, выучка и воинская честь - этого хватает для того, чтобы час за часом бежать по степи, и хватит еще на много-много часов. Если уж совсем подопрет, есть зелья выносливости, есть вода во флягах, есть полоски сушеного мяса утолить голод прямо на ходу. Радостно повизгивая несутся здоровенные черные псы, для них все происходящее лишь игра, ну а что касается сил, то сил собакам породы Баг не занимать, тем более могучие тела не обременяют доспехи или оружие. Среди спецназовцев и эльфов-стрелков немало игроков, они бегут вместе со всеми и наравне. Да, наравне, хотя доспехи некоторых воинов-игроков много тяжелее чем доспехи облаченного в двойные панцири спецназа. Сверкающая сталью колонна воинов готова вступить в бой в любой момент, огрызнуться тысячами стрел и гранат, принять врага на тысячи мечей, встретить боевыми заклинаниями - горе тем, кто встанет у нее на пути.
   Центральная колонна.... Так и хочется продолжить, что самая большая из всех, но нет - левая колонна больше, однако в центральной много лошадей и гораздо разнообразней состав войск. Бегут универсалы с тяжелыми мешками за спиной и арбалетами на плечах, бегут пехотинцы с копьями на плечах и тяжелыми щитами за спиной, бегут или едут на маунтах и лошадях сотни игроков, петы как и их господа идут экономной рысью, всадники на тяжелых и мощных конях, всадники-универсалы на менее мощных лошадях, фейри на хаштра, пыхтят лошади с грузом на спине, легко скользит по степи единственный в армии фургон, бегут ''Несущие смерть'', бегут ''Приносящие рассвет'', бежит тысяча деревянных бойцов, им еще меньше чем зомби знакомо слово ''усталость''. Центральная колонна не только самая пестрая из всех, но и самая защищенная - тому кто захочет добраться до нее, придется либо взламывать воинский строй, либо прорываться через орды мертвяков, что лучше или хуже, сложно сказать, как говориться - на любителя. Если же атаковать колонну в лоб, то впереди Глава клана на огромном как дом звере с жадной пастью и другие сильнейшие воины и маги клана, а значит всего этого континента. Попытаешься пристроиться к колонне сзади, тебя встретит правильный строй бегущих в конце колонны пехотинцев, ну и другие колонны несомненно окажут центральной необходимую помощь.
   Всю армию прикрывают с флангов два масштабных полукружья дозоров из рейдов игроков и пятерок эльфов-стрелков, усиленных за счет огромных псов. Сверху редкая, но надежная сеть из бойцов верхом на могучих крылатых зверях. Позади армии, отставая от нее километра на два, идет полутысячный арьергард из уж знакомых нам деревянных бойцов, одинаково опасных как в пляске клинков, так и в разговоре стрел. Впереди армии движется отряд из 300 игроков: 52 рейда опытных игроков - не та сила, которую получится пройти и не заметить.
   Огромная армия стремительно движется вперед по пустынной степи. Но давайте немного подумаем и зададим себе один единственный и давно вертящийся на языке вопрос: почему та степь пуста? Оживленная, полная следов старых кочевий и караванных троп, богатая травой, водой степь и пуста? Что такое, почему? Ответ на этот вопрос довольно прост: в нескольких десятках километрах впереди армии клана, раскинувшись на полстепи множеством отрядов и рейдов, неслись, играя в свои игры Боль, Страх, Ужас, Безумие, Отчаянье и разумеется их старшая подруга Смерть, и даже многие боги отворачивали свои лики, не желая смотреть на эту их игру...
  *
   Самый обычный день в степи, самый обычный небогатый род: женщины варят мясо в котлах, перебирают козью шерсть, смазывают жиром одежду, выбивают пыль и паразитов из самых дешевых половиков и дорогих ковров, кормят грудных детей; мужчины стригут овец и коз, мастерят стрелы, поправляют покосившиеся столбы одного из шатров, разделывают недавно убитого быка, точат ножи и наконечники копий; дети носятся вокруг, играют в игры, радуют своим видом отцов и матерей. Род живет и процветает как сто, как тысячу, как десять тысяч лет тому назад...
   Первые пришельцы из степи появились меж шатров не сразу, сначала умерли пасущие неподалеку овец пастухи: первого из них, полурукого орка свалила прыгнувшая из травы гигантская крыса с чешуей вместо шерсти, свалила и еще в падении перегрызла шейные позвонки, верный пастуший пес бросился на помощь хозяину, но тут же заскулил со стрелой в боку; второй из пастухов, двенадцатилетний мальчишка, открыл было рот закричать - возникшая у него за спиной тень зажала ему рот рукой и насквозь проткнула юное сердце мерцающим ножом; две другие собаки уже мертвы - их тела скукожились словно от огня. Десятки похожих теней не тронули напуганных овец... их время пришло позже, когда наконец стихли крики среди поваленных шатров...
  *
   РАЗ, в степи орков пришла война.
  *
   Жалобно ржут кони с распоротыми животами, горят повозки, на которых лежат полусобранные шатры, хозяева, что не успели их собрать, лежат рядом, кто-то со стрелой в сердце, спине, боку или где-либо еще, кто-то без отрубленной головы, кто-то как и кони со вспоротым животом, а кто-то как те же несчастные кони еще жив и пытается ползти, оставляя за собой густой кровавый след. Молодая и совсем недавно очень красивая орка распята на побуревшей от крови траве, на ней нет одежды, зато в каждую ладонь и ступню забит кинжал, вокруг нее собрались несколько игроков, еще один, полуэльф, лежит прямо на ней, его штаны спущены до колен... Орка не может даже стонать, только плачет не разжимая губ и не открывая глаз. Рядом с действом прикопан шатерный столб, к которому крепко-накрепко привязан ее свекор, он не может ей помочь, не может и отвернуться или закрыть глаза - уничтожившие стоянку игроки ''любезно'' срезали ему веки и зафиксировали голову кожаной петлей. Бывший глава рода вынужден смотреть на то, что делают с молодой вдовой его не вернувшегося из недавнего похода сына. Еще утром орк самонадеянно считал, что потеряв в походе сына он испил чашу горя до дна, нынче же он и в самом деле увидел это дно своими глазами без век, пил и пил проклятую чашу, пил и смотрел. Впрочем давно уже не смотрел - больше двадцати минут назад задушился о жесткую петлю. Игрок с криком закончил свои дела, полежал на дрожащем теле под собой, встал, принял поздравления зрителей, подтянул штаны и довольно насвистывая пошел прочь. Следующий в очереди с отвращением глянул на кровоточащую рану меж женских ног, сплюнул и несколько раз ткнул в рану мечом. Через несколько минут хорошо развлекшиеся, но не слишком обогатившиеся игроки покинули разгромленное становище и на оскверненное, убитое место опустилась могильная тишина...
  *
   ДВА, жены и отцы платят за то, что натворили их мужья и сыновья.
  *
   Восемь десятков орков на свежих, ярых конях несутся во весь опор. Молодой, сильный, смелый, но еще не прославившийся воин ведет отряд за собой. Шаман их рода послал его и половину имевшихся в роду воинов предупредить ближайших соседей об опасности, что надвигалась из степи. Небогатый годами, но уже славный умом будущий вождь не стал задавать шаману глупых вопросов, мгновенно собрал воинов, те быстро заседлали коней, и вот они летят. Но как бы не спешили орки, они явно плетутся в хвосте надвигающихся событий - по всей степи впереди, один за другим начинают подниматься дымы, не полупрозрачные костровые дымы - густые грязные дымы горящих шатров и деревянных возков. Дым поднимается и там, куда они держат путь, однако приказ шамана нужно выполнять, и неполная сотня орков продолжает нестись во весь опор.
   Орки достигли первой цели на своем пути, перевалили через небольшой бугор, начали спуск в распадок, приютивший родственный род. Предупрежденные дымами воины предполагали, что могут увидеть, были настороже и с настороженными луками в руках, а потому стрелы полетели сразу без задержки. Густой поток стрел яростным осенним дождем хлестнул по копошившимся среди трупов и повозок фигурам. Вспыхнули, застонали, затрещали колдовские щиты!
   Летят стрелы, летят-орут орки, трещат-мерцают щиты вокруг каждого из семи врагов!
   Нет! Уже не семи - мигнула и пропала серебристая сфера вокруг одной из фигур, враг валится со стрелами в груди, в животе, в шее, в руках и ногах, везде! Не выдержав множества стрел пропала сфера вокруг еще одного врага, но там оперенных посланцев смерти встретил уже не магический, а металлический круглый щит!
   Орки все ближе, многие в первых рядах отставили луки и выхватили короткие копья из петель при седле...
   Сверкнула молния! Всадник орк орет-горит вместе с конем и кубарем катится, поджигая траву!
   Одна из фигур взмахнула рукой - еще один орк как от незримого удара летит по воздуху! Другой враг бросает трофейное орочье копье - промахивается по воину, но попадает в коня!
   Молодой вождь пригнулся, пропуская над собой метательный нож, еще один принял на щит - нож шипит, щит дымится от того как воздействует на него совсем не простой нож! Слева от вождя откинулся в седле и выронил копье его товарищ, в глазу у орка торчит похожий нож, чуть дальше конь тащит мертвого хозяина по траве - короткий, всего в две ладони длинной болт пробил ему грудь!
   Не пожелавшие так просто умирать враги пытаются дать конным оркам достойный отпор! Но поздно - всадники уже достигли опрокинутых и целых повозок, в дело пошли копья, мечи и булавы...!
   Упрямые враги все также не желают умирать легко: полуэльф со странной раскраской на лице успевает разрядить небольшой арбалет в упор, прежде чем ему на голову опускается металлический шар булавы; воин-человек с круглым щитом стаскивает орка с коня и сразу режет ему глотку коротким широким мечом; невысокий полурослик ужом вертится средь вихря копий, успевая при этом полосовать ножами коней; сверкнула новая молния, в ответ на нее раздался новый крик; хрипит конь, чьи губы пробил брызжущий зеленым ядом клинок...!
   Враги сильны, умелы, не чужды колдовской науке, но их слишком мало - всего минута и их искололи копьями и изрубили мечами, лишь раненый воин со щитом успел нырнуть под повозку. Сразу восемь орков спрыгивают с коней и лезут за ним - короткая полная боли возня и орки лезут наружу, правда вылезли лишь три, три орка из восьми, у двух плохие колотые раны, третий лишился передних зубов.
  Опасные твари! - подумал вождь, обозревая последствия схватки, и он был прав - всего семеро врагов прикончили больше полусотни обитателей кочевья и лишили его 20-бойцов, четверти отряда.
   Молодой воин с тревогой обозрел небо, постоянно натыкаясь глазами на дымы, и, решив больше не испытывать судьбу, повел поредевших в числе воинов домой...
   Через пять минут после того как орки ускакали по своим следам, к месту схватки вышел верховой отряд: два всадника на конях, два на варгах, а один на не похожем ни на кого существе, при них два волка и страшный металлический паук размером с годовалого бычка. Всадники очень быстро нашли следы отряда и последовали по найденным следам...
   Вновь орки летят по степи, и вновь дымы впереди, УЖЕ впереди, а также по бокам и позади, куда ни глянь, везде дымы, вся степь на сколько хватает глаз в дымах!
   Вождь надрывая глотку кричит-рычит, безжалостно стегая храпящего коня, рычат и воины у него за спиной - похожий дым поднимается и там куда они спешат! Орки буквально убивают коней безумной скачкой за гранью, надеются успеть, больше чем смерти боятся опоздать! Вот и родной дом... Слава благим духам - они успели, среди шатров еще кипит яростный бой!
   Шесть десятков орков без приказа, без порядка, без плана, без мыслей бросили коней вперед, среди них больше нет вождя и простых воинов, всей этой мишуры, есть только те, кто всем сердцем желает защитить родной дом! Щелкают луки, но большая часть летит с копьями в руках! Тем не менее редкие стрелы точны - бросившийся на перехват конным здоровенный серебристый волк срезан в прыжке, вышедший на шум эльф с недовольным лицом и окровавленным мечом в руке получает стелу в живот, стрелу в шею, в щеку, еще раз в живот и падает куда-то внутрь шатра.
   Вот орки уже внутри становища, начинают рассыпаться среди шатров, но часть из них по прежнему держаться вместе. Перед ними двое врагов: высокий и мощный воин с двуручным мечом и тяжелыми латами на теле, но без шлема на голове и девица-эльфийка в невзрачной, не маркой одежде с посохом в руке.
   Воины бросаются на них, свистят стрелы, копья жаждут плоти, летит пена с морд загнанных коней!
   Стрелы ломаются о полыхнувший вокруг эльфийки щит и о толстую сталь на груди здоровяка! С посоха девицы срывается сияющая сиреневым капля, и четверо коней, четверо орков кричат, чувствуя как кипят внутри них кишки, а глазные яблоки лопаются от идущего изнутри жара!
   Мимо молодого воина пронесся брошенный латником кругляш - вспышка, хлопок, толчок в спину, жар, крики, ржание коней! Но орк несется вперед, отведя руку для броска! Удача! Ловкая эльфийка сумела отклонить посохом копье, но разогнавшийся конь сбил ее с ног! Следовавший за ним товарищ с маху и со всей силой ударил вниз - жалобно прозвенел сломавшийся щит, глубоко ушедшее копье пришпилило тело к земле! Все новые и новые орки бьют копьями вниз, бьют копытами и кони!
   А вот с обладателем тяжелого латного доспеха не получилось так легко. Взмах двуручного клинка и подрубленный под передние ноги конь катится, подминая всадника под себя! Взмах - очередной лишившийся передних ног конь, очередной изломанный всадник!Взмах - обезглавленный конь вместе с седоком валится на шатер, а затем долго бьется среди обломков столбов и шкур! Взмах - и невредимый конь несется прочь, но вместо всадника лишь половина, что по прежнему крепко сидит в седле, вторая половина кричит, сучит руками и возится в траве!
   Одному из орков повезло - брошенное с десяти шагов копье ударило латника в спину! Могучий враг упал на колени и оперся о меч, по древку бежит кровь.
   Сразу двое орков бросились вперед добить столь достойного врага и заслужить великую славу!
   Однако латник встал, взмахнул клинком раз и второй! Один из поспешивших орков лишился руки с кистенем, воя и баюкая кровоточащий обрубок он ускакал прочь. Недалеко! С вершины одного из шатров на него бросился пятнистый зверь! Второй шарахнулся, избегая размашистого удара, и познакомился лишь с самым кончиком двуручного меча - ему хватило - на конский бок и землю хлынула кровь как вода из тугого разрезанного вдоль бурдюка!
   Сразу два копья вонзились латнику в грудь и живот, по щеке чиркнула стрела - латы на груди выдержали удар, а вот удар в живот явно прошел и пробил.
   Молодой вождь подъехал к латнику так, что ноздри его коня почти касались древка торчащего у того из груди копья и со всей своей силы ударил его своим копьем в лицо!
   Гепард сумел свалить еще одного бойца, сильно подрать трех коней, но в конце-концов пал под ударами копий и копыт.
   Прикончившие тварь воины не долго радовались своей победе - огненный шар с голову быка величиной ударил в самый центр конной гурьбы! Летят по воздуху тела и части тел!
   Вождь и воин, сохранивший в колчане несколько стрел, атаковали мага с разных сторон!
   Маг отвлекся на надоедливого лучника (очередной огненный шар), а потому молодой вождь сумел подобраться на дистанцию броска! Копье встретила полупрозрачная сфера щита, однако не беда - испытанный прием и разогнавшаяся конская туша сбивает кудесника с ног! Доставая булаву орк попытался развернуть разогнавшегося коня, но неожиданно, без всяких видимых причин конь упал и подмял его под себя...
   Очнулся воин неизвестно когда, зверски болела голова, да и все тело, особенно придавленные ноги, вокруг не было врагов, только трупы и звуки схватки вдалеке. Воин попробовал сдвинуть с себя тушу мертвого коня - его вырвало, он потерял сознание....
   Очнулся, криков стало меньше, голова болит сильней, невдалеке пробежал орк. Воин хотел позвать сородича на помощь, но не успел, только через минуту он осознал, что незнакомый орк был обряжен в не встречавшуюся в степи вязанную броню, а в руках держал прямой не орочий меч.
   Воин вновь пытался и пытался скинуть с ног мертвого коня, пытался до тех пор, пока не увидел косолапящего к нему медведя с окровавленной мордой. Воина снова вырвало, и он закрыл глаза не в силах смотреть на приближавшуюся смерть. Когда открыл, медведь лежал со стрелой в глазу, ну а к нему бежал орк с мечом, знакомый орк с обычным орочиим мечом.
   Вдвоем сумели сдвинуть тушу с ног, товарищ помог вождю встать...
   Обоих орков насквозь-навылет пробила выпущенная из большого эльфийского лука стрела - игрок-рейнджер получил от Системы бонус за дуплет...
  
  *
   ТРИ, кто не спрятался, тот сам будет виноват.
  *
   С полсотни повозок предельно быстро движутся по степи, орки не кочуют, бегут. Рядом и чуть впереди гонят немалый табун лошадей. Вслед за табуном и повозками гонят овец и коз, но несмотря на все усилия пастухов, козы и овцы жалобно блеют и все больше и больше отстают - короткие ножки не в силах поддерживать такой напряженный темп. Орки спешат - за спиной у них горит земля, горит степь и не в фигуральном, а в самом буквальном смысле - те кто бегут сами ее и подожгли, чтобы скрыться от врагов. Поджечь свою кормилицу, пустить большой пал, бывало за такие художества вырезали целые племена, и в то же время это одно из самых верных средств спастись от сильного врага, которого невозможно остановить чем-то иным. Оркам бегущего от огня и врагов рода тяжело далось это решение, если бы не категорический приказ родового шамана, одного из самых уважаемых шаманов всей Большой степи, они никогда не пошли бы на этот шаг, но шаман сказал слово, и члены рода подчинились.
   Орки движутся по степи, позади протянувшаяся от горизонта до горизонта стена огня, впереди спасение...
   Совершенно внезапно по кочевью стегнул редкий дождь стрел! Редкий то редкий, но каждый второй возница убит или ранен, убито несколько запряженных в повозки лошадей! Повозки остановлены, а в полукилометре справа прямо из травы поднялись десятки фигур с оружием в руках, среди них несколько всадников, и все они устремились к порожденному стрелами хаосу!
   Степняки быстро пришли в себя - тот кто не готов к внезапному нападению, недолго проживет в степи! Конные воины-орки мгновенно перестроились и поскакали навстречу нападавшим. Нет, не совсем навстречу, а как бы обходя их справа, с самой удобной для лучника стороны, и разумеется луки в их руках играли симфонию смерти. Стрелы летели и от повозок - ради такого случая за оружие взялись все от женщин до детей, в конце-концов каждый орк едва ли не с рождения знает как натянуть лук. На защиту своего рода встал и его шаман: сгорбленный тремя тысячами лет старик вытянул руку и сказал СЛОВО, одно из тех слов, что меняют мир - пригибая траву к нападавшим пошла невидимая волна....!
   БУ-уМММ!!! Вспыхнули гирлянды магических щитов, больше половины нападавших подбросило как подхваченные ураганом травинки! Вознесло в небеса! Закрутило! С силой грянуло о землю! Даже те из нападавших, кто избежал такой судьбы, вынуждены были прекратить свой забег и залечь, затем обратить внимание на орочьи стрелы с двух сторон!
   От нападавших прилетела молния льда, несколько огненных шаров разного размера, пущенный с огромной силой камень, десяток стрел из голубоватого пламени, пара десятков обычных стрел - все они попытались поразить старого шамана, и все потерпели неудачу...
   Шаман засмеялся, как будто разом сбросил пару тысяч лет, и станцевал короткий, но яростный танец - среди нападавших встал тридцатиметровый вихрь с парой огромных синих глаз!
   Сверкнула красная как кровь молния, и творение шамана рассыпалось безобидным ветерком, по степи прокатился быстро утихающий стон!
   Шаман яростно взревел и снова принялся танцевать, не обращая внимания на возобновившийся в его сторону поток из стрел, молний и огненных шаров.
   Стрелы-молнии-шары летят не только по шаману, но и по конным оркам, и по стрелкам в повозках! Стрелы-молнии-шары собирают щедрый урожай жизней - всадников осталось меньше половины, многие повозки перевернуты или горят!
   Шаман почти закончил могучее заклинание, когда увидел краем глаза, как под его повозку закатился какой-то отблескивающий металлом предмет... Взрыв! Повозку подбросило в воздух и шамана вместе с ней!
   Грохнувшийся о землю старик не успел прийти в себя - подбежавший убийца-игрок проломил ему затылок подкованным сталью каблуком сапога.
   Через пять минут нападавшие добили конных воинов и приступили к грабежу повозок и трупов, те из них, кто не наелся крови и очков, отправились в степь резать разбежавшихся женщин и детей, резать коней, резать овец и коз. Впрочем крови хватало и у повозок - как легко ткнуть мечом раненого, не способного сопротивляться бойца, срубить голову испуганной девчонке 13-ти лет, одним ударом развалить женщину в годах, подбросить и ловко поймать на острие детское тельце...
   В двадцати километрах на юг от этого места чернели обгоревшими бортами изрубленные, разграбленные повозки, рядом воронье клевало трупы...
   В тридцати километрах на север несколько объединившихся родов, что искали спасения в развалинах старой эльфийской крепости, принимали свой последний бой...
   В семнадцати километрах на запад два десятка конных орков на усталых лошадях и с детьми у седла пытались уйти от погони...
   В одиннадцати километрах на восток мелкий род орков держит путь прямиком в засаду...
  *
   ЧЕТЫРЕ, никому не убежать.
  *
  Мы обязаны это остановить! - Высокий представительный орк в мантии Гильдии Магов обвел глазами присутствующих за большим каменным столом. Никто не посмел ему возразить, однако почти все присутствующие на собрании маги прятали взор, не смея взглянуть ему в глаза.
   Нас осталось слишком мало, - все же решился, нет, не возразить, а напомнить об очевидных фактах один из них, тоже орк и тоже в мантии мага.
  Что ты хочешь сказать?! - высокий яростно оскалился в ответ на эти в общем-то невинные слова. - О да, здесь нам ничего не грозит - нашу крепость не взять, но если мы сейчас отсидимся, то потеряем весь годами заработанный авторитет! Проклятые шаманы всем и всюду говорят, что дальний поход окончился неудачей из-за нас! Пока им мало кто верит, но если мы не придем племенам на помощь в трудный час, им поверят все! И тогда о Вишнях придется забыть на сотни лет, не только о Вишнях! -
  Я согласен, мы все согласны с тобой, - попытался успокоить высокого самый старый из присутствующих за столом магов. - Но мы пока не знаем, кто напал и насколько они сильны, понятно только что их много, но это все что можно понять по дымам. Не стоит кидаться в битву сгоряча - можем сгинуть без всякой пользы для Гильдии и ДЕЛА, как сгинули наши братья в северных лесах. Да примет их души Родительница Всех Тайн, - старик встал из-за стола и молитвенно поднял открытые ладони к верху.
   Все присутствующие, не исключая высокого, последовали его примеру. Маги-орки почтительно постояли несколько секунд, а потом расселись на свои места.
  Сидеть и ждать неизвестно чего - не самый лучший вариант, - высокий продолжал настаивать на своем, но по крайней мере больше не давил и не кричал.
   Нужно послать глаза в степь, - предложил один из магов, - много глаз. Школы Воздуха и Света предлагают массу разных заклинаний этой направленности. Если никто не против, я могу сам этим заняться. -
  Еще нужно принимать всех беженцев - возможно они что-то знают, как минимум способны описать внешний вид нападающих, - предложил другой.
  Необходимо сообщить о нашем положении в Гильдию, - высказался третий.
  Сообщить что? - возразил ему набожный старик. - Мы ничего не знаем о тех, кто напал, за что напали, почему сейчас, почему на племена Вишни. Может это Нефритовые Соколы (враждебный Вишням союз орочьих племен)? Гильдия не станет вмешиваться в межплеменные дрязги! -
  Может это те, на кого ходили в поход месяц назад? - хрипло предположил маг в красно-белых одеждах. - Мы ведь все-таки выяснили кто там живет, слишком поздно выяснили, слишком. -
  Дело прошлое, - заступился за высокого лидера старик (именно в огород лидера был брошен этот камень), - мы слишком поздно узнали про Драконов - уже ничего нельзя было изменить. Если же ты прав и это Драконы пожаловали в степь, то у нас появляются варианты. Драконы - цивилизованный клан, а не какие-нибудь дикари, среди них много членов Гильдии Магов и других уважаемых гильдий. Тут при известной гибкости и приложив ум можно хорошо сыграть, например, выступить посредниками между ними и племенами Вишни, помочь им урегулировать взаимные обиды. -
  В целом ясно, что нужно делать, - словом вновь завладел привставший лидер, - нужно как можно скорей узнать, кто пришел в степи, и если это Драконы, вступить с ними в переговоры, если нет, то думать, как нам лучше помочь племенам Вишни! Что там за шум!? - маг с недовольным лицом повернулся к двери. За толстой каменной дверью действительно слышался глухой шум, какие-то позвякивания, хлопки.
  Сейчас узнаем, - напрягся старый маг, пытаясь установить ментальную связь с секретарем. Через несколько секунд он изумленно открыл глаза и неверяще и как-то потерянно оглядел соратников: - Не могу! Он что мертв?! - Старый маг словно разом постарел.
   Орки-маги еще осознавали сказанные слова и что за ними стоит, когда бесшумно открылась дверь и в помещение заглянуло абсолютно невозможное здесь и сейчас существо - гном, ГНОМ внутри обители оркских магов, в самой сердцевине оркских степей!
  Здорово бл..ди! - весело поприветствовал присутствующих гном и одним движением метнул на стол связку из восьми гранат. - И пока! - попрощался гном, захлопывая за собой дверь.
   Через мгновение невеликий зал затопило море огня, хаоса, света и кислоты! Ни один из сильнейших магов крепости не пережил предложенный гномом ''коктейль'', им не сумели помочь личные амулеты, а создать самый слабенький щит никто из них не успел.
   Могучую, богатую крепость грабили несколько часов, потом взорвали башни и все подожгли. Так и закончилась очередная попытка Гильдии Магов потеснить шаманов в их влиянии на умы обитателей степи...
  *
   ПЯТЬ, то что суждено, не получится остановить.
  *
   Пятнадцати-тысячная орда катилась по степи. Пускай наспех сборная солянка из десятков разноплеменных родов, пускай нет настоящих вождей и большого вождя орды, пускай мало шаманов, пускай у большинства на теле войлок и кожа вместо железа, а более-менее достойно оснащенных всадников один из 8-10, ПУСКАЙ! Зато у каждого воина орды горит в груди огонь ненависти, каждый пылает желанием защитить родных и отомстить за тех, кого уже не спасти, в этом яростном огне как сухая трава сгорели сомнения и страх - орда идет убивать!
   Впереди немаленькое становище, внутри которого идет бой - тысячи воинов пришпоривают коней! Сверкают мечи, скрипят растягиваемые луки, степь гудит под копытами тысяч коней! Пятнадцать тысяч воинов, пятнадцать тысяч лошадей буквально затопили пространство меж шатров - два считанных десятка врагов смели в один момент!
   Продолжается скачка, орда неостановимым комом возмездия катится вперед! Вскоре орду догоняет дюжина бойцов - мужи из спасенного становища присоединяются к мстителям.
   Впереди конный отряд - это чужаки верхом на варгах, лошадях и каких-то неведомых зверях! Чужаки пытаются сбежать, но на пути у них широкая и длинная балка! Тем не менее чужаки скатываются вниз - варги и неведомые звери справились, а вот кони сломали ноги. Орки не последовали за беглецами, вместо них в полет отправились стрелы и копья, сотни стрел и десятки тяжелых копий - ни один чужак не выбрался наверх...
   Вновь степь - трупы, трупы, обгорелые и еще горящие повозки, группа беглецов, небольшой отряд, что влился в орду, юноша на усталом коне со стрелой в ноге и безумными глазами, и снова трупы, трупы, трупы, трупы, трупы...
   Опять изрубленные, горящие повозки в окружении мертвых тел, но на этот раз те кто это сотворил еще не успели уйти - короткая схватка и восемь врагов отправились к демонам в Нижний мир, а тридцать пять воинов орды поспешили к духам в Верхний.
   Снова степь. Впереди пеший отряд из пяти эльфов и полуэльфов, с ними лев и волк. Летят меткие эльфийские стрелы, густо летят! Падают подстреленные кони, вываливаются из седел орки, разлетаются щепой щиты! В ответ прилетает масса из тысяч орочьих стрел - меткие стрелки мертвы, боевые звери тоже.
   К орде присоединяется полутора-тысячный отряд хороших воинов в дорогих доспехах и на хаштра. Скачка продолжается...
   Почти тысяча разъяренных орков осаждают холм, на вершине которого засело несколько десятков врагов: дела у собратьев идут не очень - подножье и склоны невысокого холма густо усыпаны тушами мертвых коней и телами павших бойцов. Но не беда - орда закручивается вокруг холма смертельным хороводом, тысячи луков подняты к небесам, десятки тысяч стрел волна за волной и волной падают на холм, прямо с седла работают боевыми заклинаниями шаманы! Собратья наконец сумели забраться на холм и добить тех, кто остался в живых. Удивительно, но такие все-таки есть и даже пытаются трепыхаться...
   Орда продолжает свой бег по степи, в ней на восемьсот бойцов больше...
   Очередные горящие повозки, очередной бой, очередные смерти с обеих сторон...
   Всего три врага стоили орде четырех сотен бойцов, но напор, ЧИСЛО, ярость переломили могучее колдовство и высокое воинское искусство...
   К орде присоединилось восемнадцать бездоспешных юнцов...
   На холме одинокий эльф с непонятной длиннорукой и мохнатой тварью у колен - три десятка воинов отделились от орды, по быстрому прикончить одиночку и догонять. Эльф немедленно исчез-сбежал за обратный склон, отряд орков стремительно огибает холм (ни один из них не вернулся из степи - одиночка прикончил всех и скормил их глаза мохнатой твари). Орда никого не ждет и катится вперед...
   Одна, две, три, пять, девять, четырнадцать уничтоженных групп врагов - орда теряет бойцов, но тут же пополняется за счет все новых и новых групп мстителей, но теряет все же больше...
   Огромный огненный шар сжигает больше сотни бойцов! Еще один и еще одна сотня! И тут же третий...натыкается на поставленный шаманом щит! Орда раздается и окружает овраг, из которого был нанесен удар: тучи стрел скрывают под собой небо, удары шаманов взбивают землю на окраинах оврага, поднимая в воздух траву!
   Однако огненные шары продолжают лететь, и не все из них встречают или могут отразить шаманские щиты. Летят не только шары: цепная молния - десятки рухнувших вместе с всадниками коней; плеть из голубого дыма - десятки разваленных на половинки бойцов; облако яростно жужжащей мошкары - множество сошедших с ума лошадей. Похоже стрелы и заклинания шаманов не причиняют тем кто в овраге ни малейшего вреда!
   Орки понимают, что пришло время копий и мечей, они бросаются к оврагу со всех сторон... Но что это?! Под ногами коней взрывается земля! Полсотни всадников влетели в зыбучий песок! Другая сотня - в отравленный туман! Семь десятков - в незримую паутину с острыми как бритва нитями!
   И все же часть орков прорвалась и спустилась в овраг - крики, вспышки, снова потери и немало, однако победа осталась за ордой! Скачка продолжается...
   Старый воин в много раз рубленном и точно так же чиненом доспехе оставил несколько повозок и двух похожих на него сыновей (или внуков, или правнуков) и с неоспоримым правом поскакал в первых рядах. Больше к орде не присоединился ни один боец, а беженцы перестали попадаться на пути, только мертвые тела, сожженные повозки, разграбленные кочевья и враги...
   Неожиданно как внезапная смерть в орду в врезался гигантский закованный в латы кабан! На его спине не хуже забронированный всадник кидает в орков топоры, за кабаном бежит немного уступающий кабану в размерах белый медведь и тоже в доспехах поверх шкуры! Кабан сотнями топчет-поднимает на клыки воинов орды, стрелы и копья не могут ему повредить, об его бока ломаются крепчайшие мечи, а вот медведя быстро сумели завалить - один удачный удар копьем прямо в пасть и все - старый воин в заслуженном доспехе сумел оставить по себе светлую память, хоть и не успел уйти от последних ударов страшных лап.
   Некоторое время кабан терзал орду, а его наездник наслаждался безнаказанностью и бессильной яростью тех, кого топчет его зверь, не забывая при этом использовать топоры. Когда закончились топоры, бросает стальные диски, потом стальные звезды, что поют в полете. Тем временем кабан топтал и топтал орду и не было спасения тем, кто оказывался на окованных сталью клыках или на кого наступало подкованное огромное копыто. Все же орда сумела преодолеть и эту напасть - кабана усыпили шаманы, а наездника стащили вниз арканами, затем долго выковыривали его из лат, после того как достигли цели, все теми же арканами, привязанными к седлам восьми лошадей, разорвали его на восемь частей. Уснувший зверь исчез в тот же миг, как умер его господин. Потрепанная орда продолжила свой путь...
   Пятерка пеших врагов пыталась стрелять из неуклюжих арбалетов и швырять огненные шары - орки расстреляли их из луков на ходу...
   Три оказавшихся на пути орды врага попытались ускакать - тяжелые доспехи и плохие трофейные кони подвели неудачливых беглецов...
   Битва! Жестокий, неожиданный встречный бой с двухсотенным отрядом врагов! Минимум магии с обеих сторон, вихрь стрел, после сшибка клинков! Месиво, настоящее месиво из коней, наездников, оружия, криков боли, хруста лат и костей! Врагов мало, но они сильны, СИЛЬНЫ, и орки изошли кровью прежде чем сумели победить! Орда уменьшилась на 9 с лишним сотен бойцов. Скачка...
   Засада! Два обнаглевших врага притаились среди нескольких деревьев на берегу небольшой реки, подпустили орков поближе и, вместо того чтобы переждать, закидали конных воинов металлическими взрывающимися шарами, потом долго и умело бились среди деревьев, затем отступили к реке и... ушли, переплыв реку несмотря на поток стрел! Потеряно шесть сотен бойцов и за них не сумели отомстить...
   Стремительно и без потерь уничтожен мелкий отряд, еще один и еще, а вот четвертый вновь отнял у орды две сотни жизней. Несмотря ни на что потрепанная орда идет вперед, и смерть идет вместе с ней...!
   Летят эльфийские стрелы - десять, двадцать, тридцать, сорок орков выбиты из седла, несколько коварных эльфов убегают в сторону густых кустов! Всадники бросаются в погоню, никто из них не использует лук - стрелы закончились давным-давно. Хотя не беда - эльфы зря надеются спастись в кустах, это им не лес...
   Страшные, неожиданные потери! Кусты рассеялись как дым, вместо них в атакующую орду ударили десятки боевых заклинаний и сотни стрел! Коварных и сильных врагов по-настоящему много - теперь не 300-400 орков на одного, а всего 7 или даже шесть!
   Орки не могут преодолеть смертоносный вал и поворачивают назад... Но что же это!? Вокруг и сзади враги - остатки орды окружены!
   Мгновенно и без команды сбился двухтысячный отряд самых сильных бойцов, чтобы пойти на прорыв там где окружение слабее всего...
   ВСПЫШКИ-взрывы! ВЗРЫВЫ-вспышки! Над орками проносятся полупрозрачные крылатые тени, и нет больше двухтысячного отряда - растерзан-разогнан, а степь покрыта сотнями изорванных тел!
   Безнадежный бой, орки в меньшинстве, круг все уже, уже, уже... Ужасный конец! Последние воины пали в рукопашном бою, пали позорной смертью, не сумев отнять даже одну жизнь. Орда уничтожена, победители добивают раненых, неважно орков или их коней. Приходит тот момент, когда из-под убитого коня выволакивают единственного еще живого юнца со сломанными ногами. Юнец ничего не соображает от боли и хрипит в руках могучего воина в полном латном доспехе с двуручным мечом за спиной, эльфийка-маг в немаркой, походной одежде вырезает еще живое сердце из орочьей груди и торжествуя поднимает его над головой...!
  *
   РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ - игроки вышли поиграть.
  
  
  
  Людмила.
  
  
   От передовых двоек поступили интересные вести, и Людмила немедленно связалась с Главой...
  Дедуля, с севера танцуют две орды: одна больше 20-ти тысяч, другая не меньше 30-ти, идут почти параллельно, недалеко друг от друга, но не смешиваются. Серьезные орды - оружие, доспехи все как положено, авангардом у каждой 2-3 сотни волчьих всадников. От Шиики (название реки), от забитой беженцами переправы вальсирует еще одна, такая же по составу, какой была та, что уничтожили 2 часа назад, только поскромней - тысяч 10 не больше.
  Так..., - чувствуется что фейри не очень доволен решением орков обстоятельно ''пообщаться'' с наемниками в степи. - На нищету от реки наплюй - не критично, а вот серьезные с севера не должны доплясать до беспредельщиков, пусть беспредельничуют дальше - задержки нам не нужны! Приласкай их как умеешь! -
  Приласкаю! - пообещала Людмила. Приказ пришелся ей по душе - жрице и паладину бога войны давно надоело только наблюдать за праздником жизни внизу, лишь иногда помогая кровавому торжеству, ей и, как она была уверена, ее летунам до смерти хотелось по-настоящему откусить от пирога очков. И вот, слава Трооатэне, долгожданный прямой приказ Главы!
   Несколько минут напряженных переговоров по ментальной связи - в воздухе начал формироваться ударный кулак из сотни летунов. Людмила не отказала себе в маленькой радости и сама возглавила налет.
   Первую ближе всех подобравшуюся орду раскатали легко - 100 грифонов, 2000 бомб - уцелевшие орки порскнули в разные стороны как тараканы из-под веника! Вот и нет 30-ти тысячной орды! Из неприятного: идущие впереди варги все-таки прорвались и уже ''вгрызлись'' в наемные рейды, вгрызлись хорошо, прямо с душой! Наемники встречали варгов с не меньшим чувством.
   Людмила не стала охотиться за одиночками и мелкими группами беглецов, не кинулась помогать наемникам с волчьими всадниками (прорвались, так прорвались - судьба), а поспешила на встречу второй орде...
   Тут все оказалось несколько сложней. Нет, летуны успели перехватить основную массу орды еще на подходе, но орки этой орды слишком уж широко раскинулись по степи и их не получалось прижучить одним ударом. Хочешь не хочешь летунам так же пришлось рассыпаться и бить мелкие группы одну за одной, пуская в дело не только бомбы, но и жезлы. Поморочиться конечно пришлось, но в целом наездники на грифонах справились и на этот раз, правда несколько сотен орков упустили, но большую часть все же сожгли. Однако вот незадача - варги снова прорвались и всей своей яростью обрушились на игроков. Впрочем ерунда - болезненный укус не более того! 3-5 сотен волчьих всадников в принципе не могли остановить десятки тысяч разбушевавшихся игроков. Порвать, отправить на респаун сотню-две, ну три, но даже не задержать, вот если бы за ними на игроков обрушились две могучие орды, тогда да... но орды вовремя зачистили летуны, и волчьи всадники бились и умирали одни.
   Хотя все же нет, не совсем одни - от реки дошла десятитысячная орда. Если можно назвать ордой разнородную толпу, без единого командования, без запасных лошадей, без запаса стрел. Недоорда задавила десяток-другой рейдов, а затем очень быстро повторила судьбу своей более многочисленной предшественницы, попала в окружение обозленных игроков и кончилась в боли и крови. Вскоре задавили и всадников на варгах - лучшие воины степи превзошли сами себя и сумели завалить едва ли не тысячу игроков, намного больше чем их гораздо более многочисленные собратья на лошадях. Наемники восстановили эти потери через час: 15 минут на респаун, 30-45 минут догнать товарищей в степи...
   Спустя совсем немного времени наемные рейды вышли к забитой повозками переправе, и на то что там началось не захотел смотреть ни один из летунов - у всех имеется свой предел... разве что кроме тех, кто резвился внизу и красил переправу в красный цвет...
   Позже Людмиле доложили, что часть орков из разгромленных орд преодолели свой страх, прекратили бегство, вернулись и напали таки на игроков, сумев разменять свои жизни на несколько рейдов и догонявших основные силы одиночек с респауна.
  
  
  
   Как бы то и что бы то ни было две орды не сумели задержать надвигавшийся кошмар, вакханалия продолжалась, все набирая и набирая обороты, по искупавшейся в крови степи по прежнему широко шагала Смерть.
  
  
  
  
  
   Глава 7
  
  
  
  
  
  Степи племен Вишни.
  Третий день похода.
  
  
  
  
   Уже третий день армия клана движется по степи. По пустынной, выжженной, МЕРТВОЙ степи. За все три дня армия еще ни разу не вступала в бой, да что там бой - большая часть ее бойцов еще ни разу за прошедшие дни не видела живого орка, только многочисленные обугленные трупы на черной земле. Драконы берегут свои войска - пока что всю работу за них делают наемные игроки, делают хорошо, что называется, с душой или что там отвечает за массовые убийства, изнасилования, грабежи. Пожалуй единственная полноценно задействованная часть драконьего войска это летуны (наездники на грифонах). Хотя разве можно назвать боем удары с воздуха по беззащитным и не способным ответить врагам? Сложный вопрос - с одной стороны вроде бы нет, с другой - кто виноват, что орки не готовы встречать пришедших в их дом врагов?! Уж не Драконы так точно!
   А вот наемникам на земле приходится попотеть - они не только режут кочевья и становища, не только берут добычу и добывают очки, но и ведут вполне серьезные бои с отчаянными, нестрашащимися смерти воинами-орками, у которых родные и близкие за спиной. Впрочем наемники не жалуются, наоборот, довольны - за тем они и пришли в эту степь: за добычей, за очками, за весельем! И первого, и второго, и третьего с большой лихвой! Веселья и вправду много - навстречу игрокам спешит множество отрядов от нескольких десятков, до нескольких тысяч бойцов, в обратную сторону бегут многие сотни кочевий. Что отряды, что кочевья - желанная добыча для игроков. Оркам приходится тяжело - даже многотысячный отряд может и не справится всего с одним рейдом высокоуровневых игроков, а если все же повезет и справится, то непременно сточится и кончится на следующем рейде или тем что идет за ним, или сразу на трех. И это не говоря об отрядах в сотню или больше игроков. Тем не менее отдельные группы, сотни, реже тысячи орков все бросаются и бросаются на безжалостных врагов, понимают, что идут на смерть, но пытаются дать время спастись родным. Их жертву нельзя назвать напрасной - игроки тратят время на бой, тратят время, чтобы обобрать тела, тратят время на забавы с попавшими в плен, а когда воинам-оркам иногда везет, тратят время, чтобы добраться до места, где их настигла временная смерть. Несмотря на все задержки иногда наемники догоняют улепетывающие кочевья, и если это произошло, кочевье обречено - ни одному кочевью не уйти от увидевших его игроков, разве что бросить все, вскочить на самых резвых и свежих коней и нестись во весь опор - может быть повезет, не настигнет боевой зверь (пет), стрела, боевое заклинание или сам игрок на маунте или даже на своих двоих. Некоторые орки идут на такой шаг и случается им везет, некоторые бьются за свое до конца, этим не везет никогда. И все же если бы не самопожертвование воинов степи, то на счету игроков уже бы оказались тысячи разоренных кочевий, а не сотни как сейчас.
   Игроки медлительны еще и потому, что первый самый сильный голод крови утолен, безразмерные сумки забиты до трещавших горловин, снаряжение потрепано, кончается запас стрел, зелий, гранат, доспехи нуждаются в ремонте, мечи в заточке, а пресытившийся впечатлениями, боями, смертями разум требует отдыха. Многие из них начинают обращать внимание на четвероногую добычу: козы, овцы, кони дают мало очков, зато если отвести их в лагерь Драконов, то можно получить за них золото и серебро, немного - Драконы беспощадно пользуются своим монопольным положением и не платят настоящей цены, но это реальные золото и серебро за то, что беспризорным бродит по степи. Драконы примут и другую добычу и тоже в четверть реальной цены. В целом никто не принуждает продавать добычу по такой цене - хочешь продавай, опустошай забитую сумку и возвращайся в степь, не хочешь... гуляй с полной сумкой по степи и облизывайся на добычу, которую тебе некуда положить. В конце-концов Драконы брались обеспечить безопасность респауна и доступ к добыче и очкам. Обеспечили? Несомненно да, обеспечили даже тем, кто пошел с ними на свой страх и риск, а все остальное не более чем приятный бонус. Абсолютное большинство стонет, ругает чешуйчатых хапуг, однако выбирает первый вариант. А еще в лагере Драконов можно поесть бесплатной, вкусной еды, бесплатно помыться, бесплатно отдать в чистку вещи, в починку оружие и доспех, поспать на настоящих тюфяках и чистых простынях, уже за деньги купить гранаты, стрелы, зелья в походной лавке. Да, в починку принимают в лучшем случае средние вещи, а выбор товаров не сопоставим с выбором товаров в лавках и рынках Узла, однако здесь не Узел, здесь дикая степь, и большинство игроков принимают правила игры, ну а те кто не принимают, могут ворчать, но ничего не могут изменить.
  
  
  Степь, стоянка армии Драконов.
  Вечер этого дня.
  Микки, Мэллори, Носатый, Декстер, Мясник.
  
  
  Какая была замечательная мысль пойти за Драконами в степь, - в очередной раз польстил подруге Микки, один за другим целуя изящные пальчики ее руки. Никогда не лишнее сделать даме комплимент, особенно оценить ее ум (даже если этого ума нет, а если есть, то тем более).
   Мэллори благожелательно внимала, счастливо улыбаясь всем вокруг и в первую очередь галантному, внимательному дружку. Ей было чему улыбаться - невероятно плодотворный день принес ей массу очков и редкое умение, которое она пыталась получить уже давно. Хороший день, добыча, желанное и обретенное умение, любимый рядом, море крови - что еще нужно девушке для счастья? Разве что оргазм, лучше несколько, но за этим дело не станет - у них с Микки вся ночь впереди. Мэллори ехала по степи и улыбалась парню, солнцу, ветру, степи, будущему, доброму к ней миру вокруг...
  Стоять! Сука! - подъехавший к парочке Носатый раздраженно дернул поводья, до крови рвя губу трофейного коня. В другое время злой степной конь с изрядной примесью хаштра не простил бы наезднику такого обращения, но наложенные Микки чары подчинения уберегали невыдержанного Носатого от беды. - Пи...а! - Носатый врезал безответной животине по ушам, потом кулаком между ними.
  Кинжалом еще ткни, - посоветовала убийце Мэллори, все так же безмятежно созерцая степь вокруг, счастливая улыбка не покидала ее лица. -
  А и ткну! - повелся Носатый, черненый кинжал неведомым образом оказался у него в руке.
  Завалишь, вычтем его стоимость из твоей доли, - предупредил зевнувший Микки, - седлать нового тоже будешь сам - сомневаюсь что Мясник станет корячиться на ходу, а останавливаться я не дам, вон лагерь уже. -
  Я не умею, - насупился Носатый, с недовольным сопением бросив быстрый взгляд на сильно приблизившийся лагерь. Посмотрел на кинжал в руке, с ненавистью глянул на смирного коня, подумал, вздохнул и убрал кинжал. Тут же вновь достал и моментально откромсал даже не дернувшемуся коню правое ухо. - Задолбали эти козы и овцы, да и суки-кони тоже! - пожаловался на причину своего раздражения Носатый, окончательно убирая кинжал. - Понимаю, что деньги, но никакие деньги не стоят такой возни - я бы убил и все! -
  Ты и убил, - напомнил Микки, - мы только и делали что убивали первые два дня. Что, плохо было? -
  Хорошо...! - как сытый кот прижмурился Носатый вспоминая.
   Мэллори звонко рассмеялась, глядя на его лицо, да и сама припомнила несколько приятных моментов, от воспоминаний у нее заныло в животе и помокрело между ног.
  Ну вот и не ворчи, - пожурил убийцу Микки, - удовольствие получили, теперь пришло время немного заработать. Тем более как по мне, все эти овцы, козы, лошади - бесполезная скотина. Какое с них удовольствие? Вот орки это да, это я понимаю и люблю! -
  Я тоже, - ''сознался'' Носатый, - просто мне обрыдло гонять тупые мясные бурдюки по степи. -
  Уже подъезжаем, - напомнила ''страдальцу'' Мэллори, - избавимся от них, получим деньги и будем отдыхать. -
  Отдых хорошо, - согласился подъехавший к троице Мясник. Из всей компании орк единственный вложился в свое время в нужные умения и потому неплохо разбирался в лошадях, умел за ними ухаживать, на них сражаться и седлать.
   Мясник забрал пытавшегося филонить Носатого с собой по прежнему помогать ему и Декстеру приглядывать за тремя с лишним сотнями овец и коз и полусотенным табуном лошадей, Микки и Мэлори вновь остались одни. Хотя нет, не одни: неизвестно откуда возникший Драконий патруль из десятка ихних эльфов-переростков внимательно осмотрел игроков, осмотрел гонимую скотину и... ни слова не сказав пропустил к лагерю.
  Может купить такого? - Микки кивнул спецназовцам в след, - И вообще прикупить заготовок не только для забав? Хорошие ведь бойцы, я их еще в горах оценил. -
  Дороговато, - качнула головой Мэллори, - я узнавала в игровом квартале. Потянуть мы такого потянем, но так будет жалко потерять. -
  Сколько? - поинтересовался Микки. Услышав ответ, присвистнул и изменился лице. - Я знал, что Драконы - богатый клан, но не представлял, что настолько! Тут же у них мало не десять тысяч таких, плюс еще всякие разные-разнообразные! Смешно - такие ''Рокфеллеры'', а возятся с какими-то грошами за овец. -
  Потому и богатые, что каждый грош считают, - нравоучительно произнесла Мэллори. - Не то что мы. -
  Зато мы птицы вольные, - приосанился Микки, - можем просто жить и быть счастливы. О! - он выпрямился в седле. - До меня только сейчас дошло, зачем им овцы-козы-кони - кормить всю эту орду! Ты видела ряхи ихних заготовок - представляю сколько они жрут! -
   Вскоре беседующая парочка достигла первых шатров, но в сам лагерь не поехала, свернула к пункту приемки добычи на окраине, Декстер, Мясник и Носатый по прежнему гнали заколдованных Микки овец и коней прямо за ними. Если так прикинуть, Носатый стонал абсолютно зря - находящиеся под воздействием чар овцы и козы не доставляли особых проблем, а своенравные степные кони как паиньки слушались неумелых табунщиков.
   Пункт приемки представлял из себя немалое пространство за пределами жилой зоны: море изображавших лавки временных навесов, ящиков с купленными и предлагаемыми на продажу товарами, загоны для живности, оценочные столы, рядом с которыми стояли приемщики-Драконы - то что надо для пригнавших и принесших свою добычу наемников. Как обычно бывало Мэллори взяла все торговые дела на себя и, быстро оглядев несколько мест, где принимали живой товар, пристроилась в конец самой короткой очереди, соратники без вопросов последовали за ней (заколдованных коней, овец и коз тем более никто не спрашивал).
  Комрад, не опухай! - спорили представитель клана и наемник полуэльф. - Вон прейскурант, в нем красным по белому написано какой товар по сколько идет, - представитель, он же приемщик товара, апеллировал к прикрученному к столбу пергаменту, где действительно указывался товар и цена за него (Мэллори немедленно слезла с коня и побежала смотреть). - А ты мне чего подсовываешь? - приемщик-Дракон кивал на дюжину тощих лошадей, которых пытался втюхать ему полуэльф. -
  Ниче я тебе не пытаюсь подсунуть, - в свою очередь возразил желающий пристроить добычу наемник. - Ты сам опух или скорей припух! Не видишь разве, это не степная мелкота, а большие здоровые кони, рыцаря способны на себе нести! -
  Так уж и рыцаря? - усомнился покупатель. - Да даже если и рыцаря, в сотый раз говорю, есть прейскурант: один золотой только за хаштра, за хороших коней пять серебреных, за мусорных степных - одна монета серебром. У тебя не мусор, но и не хаштра, хаштра вон у них, - представитель показал рукой на приведенных рейдом Микки коней. - Ты еще радоваться должен, что есть прейскурант - будь моя воля, я бы тебе за твоих тощих кляч пять серебряных не дал: видно же, что ты их едва не загнал и ни разу не кормил, а вон у того и того раны не зажившие, та вон кобыла чем-то болеет, а еще... -
  Хватит! - остановил его полуэльф. - Плакаться мне он тут будет, цену сбивать, вы тут на нас наживаетесь, да еще мурыжите! -
  Кто ж тебя мурыжит!? - возмутился представитель клана. - Ты, комрад, сам себе и мне заодно нервы треплешь, очередь задерживаешь. Давай пошустрей определяйся, будешь продавать за указанную цену или нет!? Если нет, то гони их отсель и делай с ними чего хошь! Ну? Рожай, комрад! -
  Буду! - досадливо сплюнул полуэльф и пробормотал в строну: - Жиды вонючие. -
  За жидов ответить можно, - все же услышал его представитель клана и улыбнулся-уточнил, - но не мне. Был бы на моем месте правильный жид, то ты бы ему еще приплатил за то, что он соизволил взять твоих кляч. Так что радуйся, что на такого не нарвался! -
  Обрадуешься с вами... - тем не менее ворчал полуэльф, глядя как фейри-погонщик забирает проданных коней. - А с овцами мне что делать? - вспомнил еще об одной проблеме полуэльф, имея ввиду парочку привязанных рядом с конями овец.
  Что хочешь, комрад, - улыбнулся ему дракон, - хочешь продай, хочешь уведи в степь, зарежь и зажарь, побалуйся шашлычком. Все в твоих руках, как решишь, так и будет. -
  Продать хочу, - тут же определился полуэльф, глядя как представитель клана отсчитывает монеты за коней, - сколько дашь? -
  По прейскуранту - 5 овец или 5 коз это одна серебряная монета.
  Но тут две? -
  Две так две - отсыплю тебе меди пропорционально. -
   Раздосадованный полуэльф попробовал поторговаться, вовсю расхваливая сомнительные достоинства овец, но как и в прошлый раз быстро сдался, согласившись взять за овец положенное по прейскуранту количество медных монет. В ходе разговора не раз еще прозвучали слова вроде ''хапуги'', ''мироеды'', ''спекулянты''и ''жиды'', представитель клана пропускал все эти слова мимо ушей и только ухмылялся. Овцы грустно стояли рядом и покорно ожидали решения своей судьбы. После того как недовольный полуэльф ушел, его место занял рейд из трех полуорков и двух людей с десятком уже упомянутых ''мусорных'' коней, но зато как бы не с сотней коз.
  Слушай, - Мясник тронул командира рейда за плечо, - мне вот мысль пришла: может одну овцу не будем продавать - сделаем завтра из нее шашлык на природе, ты знаешь че-то захотелось. Не знаю почему мне раньше мысль забабахать шашлычок в голову не шла? -
  Не заморачивайся,- чуть повернул к нему голову Микки, - нужна будет, поймаем - вон их сколько бегает по степи, ловить не переловить. -
  А да, не подумал, ты прав, - согласился с ним Мясник, - значит завтра наловим и какая окажется пожирней, зажарим. Мясо на шашлык жирным должно быть, ну и молодым, иначе жестким получается. -
  Выберешь, - пообещал орку Микки, - вся степь в твоем распоряжении. -
   Пока Микки и Мясник обсуждали завтрашние шашлыки, а Декстер и Носатый маялись бездельем, присматривая за неестественно смирными овцами и лошадьми, Мэллори внимательно изучила прейскурант, посчитала кое-что в уме, быстро пробежалась по торговым рядам и успела увидеть и услышать интересный разговор у прилавка с доспехами...
  Броньку мне нужно починить - побили малехо, - воин-эльф хлопнул на прилавок кольчужную рубаху. Воин несколько грешил против истины - ''малехо'' не про то что он принес - на кольчуге невозможно было сыскать живого места.
  Угораздило же... - бронник от Драконов повертел дырявое нечто в руках, зачем-то понюхал едва держащиеся вместе кольца, а затем вынес вердикт: - Три дня минимум и то если хорошему мастеру попадется. -
  А мне эти три дня в чем ходить? - явно расстроился эльф. - Без броньки на одних щитах как-то стремно с орками махаться. -
  Есть вариант, - приободрил его бронник и достал из-под прилавка похожий на куртку-косуху доспех, - рекомендую - кожан. У нас все ремесленные заготовки в таких ходят. -
  Тонкова-а-таа..., - с сомнением протянул эльф, вертя обнову в руках. - Он хоть стрелу-то выдержит? -
  Срезень на излете почему бы и нет, зато легкая, движений не стесняет, что хочешь можно делать, - бронник не решился дать прямой ответ и тут же предложил другой вариант: - Если желаешь что по серьезней, то вот. - На прилавок легла и вправду более серьезная броня, тоже кожа, но потолще и с железными вставками. - Потяжелей, подороже, но того кто в ней, уже так просто стрелами не посечь, неплохо держит разный холодняк (холодное оружие). На три дня, пока латают твою родную, хватит. -
  Попробую! - решился эльф и с помощью бронника примерил рекомендуемый доспех. - Тянет! - через мгновение пожаловался он, двигая руками, ногами, приседая, вращая корпусом. - Тяжелый, руку с мечом зажмет, с луком неудобно управляться, - новые жалобы не заставили себя ждать. - Снимай, - принял окончательное решение эльф.
  Мы можем подогнать по фигуре, ремни подтянуть, станет чуть получше, - пообещал бронник, помогая клиенту снять не понравившийся доспех. -
  Не пойдет, - отрицательно качнул головой придирчивый эльф, - чуть не пойдет - в нем нельзя нормально пользоваться луком и вообще за голову руку задрать. Не пойдет, - повторился эльф, - уж лучше кожан, он хоть движений не стесняет. -
  Есть еще один вариант, посмотри потом решишь. - Вскоре на прилавок легла тяжелая вороненая кольчуга из крупных колец. - Как и кожан, нашего клана работа, - не утерпел и похвастался бронник, - клепаем помаленьку: кожаны тысячами, эти десятками. -
  Ух ты, - эльф ласково провел по кольцам рукой, одновременно присматриваясь к вещи опознанием, - чем-то на мою похожа, и даже бонусы есть - неплохо-неплохо. Почему сразу не предложил? -
  Тяжелая, - пояснил бронник, - ты же эльф, тебе будет тяжеловато в ней бегать по степи, в бою сильно попотеть придется, будешь быстро уставать или надо будет ''Бычью силу'' через каждые полчаса хлебать. -
  Зато сталь, а не кожа, - не согласился эльф, - и бонусы. Давай-ка примерим. -
  Давай, - бронник шустро помог клиенту натянуть на себя очередной вариант. - Ну как? - спросил он через несколько секунд прислушивавшегося к себе эльфа.
  Ты прав, тяжелая, но руку не зажимает как вторая, - озвучил свои ощущения воин, еще секунду подумал и кивнул: - Беру, помоги снять. -
   Пока стягивали кольчугу эльф задал вопрос, даже два:
  Если первый и третий варианты - ваша работа, то откуда второй? Почему кольчуг десятки при том что кожанов тысячи?-
  Второй вариант - родная броня пехоты. Видел парней со щитами и копьями? Вот это они и есть. До похода не успели всех их переодеть в вещички покачественней, сейчас приходится на ходу. -
  И ты решил сбагрить мне то, что вам не подошло? - с улыбкой посмотрел на него эльф. - Большое спасибо за ''заботу''. -
  Почему сбагрить? - пожал плечами бронник. - Я предложил тебе все варианты какие есть, а твое дело выбрать лучший для себя. -
  Про кольчуги что скажешь? - воин напомнил про свой второй вопрос.
  А тут не о чем особо говорить: кожаны делают ремесленники-заготовки, а кольчуги ремесленники-игроки. Заготовок у нас много, игроков-ремесленников мало, и не все из них занимаются броней - склепают десяток-другой и чем-нибудь новым займутся. Ладно, - бронник решил подвести итог, - заговорились мы с тобой, вон товарищи ждут (кивок в сторону скопившихся у прилавка игроков). Ты кто у нас? -
   Эльф назвал свое имя и прозвище, бронник записал все в блокнот.
  На контракте или вольный? -
  На контракте, - эльф показал дешевый амулет связи, он же удостоверение наемника, что заключил с кланом контракт. -
  Значит починка кольчуги и кольчуга на замену? - уточнил бронник. Эльф кивнул.
  Тогда с тебя один золотой залога за временную кольчугу и гуляй. Три дня гуляй, потом приходи. -
  А если мне и эту порвут, - воин звенькнул свернутой кольчугой в руках.
  Принесешь порванную иначе золотой назад не получишь. -
  Платить еще чего-то надо? -
  Нет, клан полностью оплачивает ремонт. -
  Неплохо, - покивал головой эльф, - тогда все, пойду, встретимся через три дня. -
  Удачи в степи, - пожелал ему успехов бронник и перевел взгляд на следующего клиента.
  Мне нужно отдать в починку панцирь и что-нибудь на замену пока вы будете его чинить, - воин-полуорк бухнул на прилавок длинный панцирь из плоских колец с кованным горящим зеленым огнем нагрудником, подолом и длинными рукавами. Панцирь пострадал гораздо меньше давнишней кольчуги и ''светил'' всего одним разрезом на боку. - Кожаное говно и полуговно можешь не предлагать, а вместо кольчуги подгони мне легкий ламеллар - я знаю у вас выдают такие, хочу попробовать в нем побегать - друган мой взял у вас и сильно рекомендовал, - предельно конкретно озвучил свои пожелания полуорк.
  Рад бы помочь, - развел руками бронник, - но ламеллары кончились час назад - хорошо берут. Товарищу, - кивок в сторону уходящего эльфа с кольчугой в руках, - тоже бы пригодилось, но нет. -
  Будут новые поставки? - полуорк не оставил надежды заполучить желанный доспех.
  Конечно, мы в них пехоту переодеваем из, как ты выразился, ''полуговна'', но точно когда не скажу, сегодня вечером, завтра утром или завтра вечером. -
  Плохо работаете, - покривился полуорк, - что же мне теперь вас караулить? -
  Хочешь сделай заказ, - предложил бронник, - отложим один для тебя. -
  А мне как пока жду? - еще более недовольно скривился полуорк. - Кстати, когда сделаете панцирь? -
  Никогда, - ''обрадовал'' его бронник, - нам не потянуть в клане такую сложную вещь, придется вести в Узел в специализированную мастерскую. -
  Вооще! - возмущенно всплеснул руками недовольный клиент, - и сколько это займет?! -
  Три дня, может четыре, - бронник прикинул в уме и выдал примерный ответ. - Ну как, будешь брать кольчугу или подождешь ламеллар? -
  Куда от вас деваться, подожду до утра, - после некоторого раздумья решил полуорк. -
  Значит починка панциря в Узле - как минимум 15-25 золотых, точную сумму скажут только там. И один ламмеллар на тебя записать. Имя, прозвище? - бронник вновь открыл блокнот заказов.
   Полуорк назвал и то, и другое.
  На контракте или вольный? -
  Вольный, - сознался полуорк и тут же недовольно вскинулся, услышав обращенные к нему слова.
  Тогда с тебя еще два золотых за посреднические услуги клана и перевозку туда-обратно. -
  Борзеете! - орк машинально положил ладонь на рукоять ножа. - Тому эльфу значит все бесплатно, а с меня мало того что в Узле сдерут, так и вы еще наживетесь! Два золотых - не ху-ху! -
  Если бы его кольчуга была бы такой дорогой как твой панцирь, ее тоже пришлось бы ремонтировать в Узле, и он, как и ты, платил бы за ремонт, - пояснил бронник, не обращая внимания на руку на ноже. - Мы только золото с него за доставку не взяли бы, а так все как у тебя. -
  Почему не взяли? - полуорк вспомнил где он находится, сделал усилие над собой и разжал ладонь.
  Он подписал контракт, поэтому у него преимущество перед теми, кто не подписал, потому и кольчугу ему дали под залог, а не за деньги продали. -
  Здрасти-насти! - вновь цапнул нож полуорк. - Это че ж выходит, ламеллар обойдется мне дороже чем в один золотой?! -
  Разумеется. Ламеллар стоит 3 золотых 2-е серебреных монеты. Кольчуги от 12 до 20 с полтиной. Ламеллары хоть и без бонусов почти кольчугам не уступают и легче, да и те кто их носил говорят что удобней, поэтому и улетают в момент. -
  Возмутительно! - стукнул по прилавку полуорк и хотел видимо еще что-то сказать, но вмешался уставший слушать препирательства воин-человек за его спиной:
  Але, братан, кончай в трусы поскорей! А то мы тут устали ждать пока тебя пронесет! - Человек нагло оттеснил не нашедшегося с ответом полуорка и сделал свой заказ: - Меня интересует обвес как у вашего спецназа, можно его пошить? Еще хочу гранат заказать, метательных ножей и стрел! -
  Сбрую пошьем - не проблема, мерки нужно только снять, день и готово. Ты не первый - много кто успел заказать, некоторые аж по два комплекта. Стрелы, гранаты, ножи - не ко мне, - бронник махнул в нужную сторону рукой, - вон там тебе все продадут. -
  Сколько сбруя встанет? -
  Восемь серебреных. -
  Нормально за такую фирменную вещь, - потер руки воин.
  А как же мой заказ? - опомнился полуорк.
  А ты его разве сделал? - со вздохом посмотрел на него бронник. - Я между прочим до сих пор жду. -
  Шевили поршнями, - дружески посоветовал полуорку заинтересованный в спецназовской сбруе человек и столько ''ласки'' было в словах воина за 150 уровней, что полуорк 57-ого поспешил последовать его словам и пошевелиться:
  Оформляй заказ на починку панциря в Узле, на ламеллар, сбруя меня тоже интересует... -
   Мэллори держала ушки на макушке, все видела, все слышала, все запоминала, не забывала она и о делах своего рейда, и, когда подошла их очередь у торговца живым товаром, она оказалась тут как тут, взяв переговоры на себя...
  Хорошие кони, хорошие, - спустя некоторое время дал оценку представитель клана, похлопывая по крупам и бокам спокойно простоявших все время осмотра лошадей. - 14 чистокровных хаштра, остальные с хорошей примесью. Даже жалко вам за них как за обычных коней платить. -
  Так заплати получше, - предложила дракону Мэллори.
  Прейскурант... - сослался было на правила приемщик, но почти сразу же передумал. - А ладно, так и быть! Возьму у вас вот этого безухого красавца, - представитель клана ласково провел по ноздрям одноухого коня, - и вон ту солодовую кобылу как полноценных хаштра. -
   Мэллори удивленно посмотрела на друзей, закидывая удочку она совершенно не рассчитывала на успех, однако получилось на целый золотой. Невеликие деньги, но курочка по зернышку клюет. У девушки-рейджера немножко потеплело на душе.
  Ну че, закончили считать? - представитель клана обращался не к игрокам, а к двум неписям-фейри, что считали пригнанных на продажу овец и коз.
  317, - отчитался старший из фейри через пару минут, - больных нет, две раненые овцы, одна умрет к вечеру. -
  Раненых на кухню, вместе с десятком здоровых, остальных в общий загон, - распорядился приемщик и повернулся к игрокам. - Давайте-ка, комрады, не буду вас задерживать, рассчитаемся поскорей и вы наконец сможете помыться, пожрать и отдохнуть. -
   Мэллори была всеми руками за - ей до смерти хотелось смыть с себя трехдневную пыль и грязь, остальные члены рейда тоже не имели ничего против, особенно смотревший вокруг голодными глазами Мясник.
  За 16 хаштра, - заострил внимание на цифре ''16'' представитель клана, - вам полагается 16 золотых. За остальных 20 золотых и 5 серебреных монет. Всего - 36 золотых 5 серебреных монет. Теперь овцы и козы - 31 золотая монета и 7 серебреных. Всего за все - 68 золотых и 2 серебреные монеты. Получите, расписываться не надо. - Деньги перекочевали из рук в руки - рейд наемников стал богаче почти на семь десятков золотых.
  Нам бы очистить сумки? - вновь закинула удочку Меллори, и вновь ее ждал успех.
  Вы че, комрады, первый раз из степи? - удивленно приподнял бровь представитель клана.
  Так получилось, - будто бы извинилась Мэллори.
  Не беда, раз такое дело, проведу вам коротенький ликбез, - довольный сделкой приемщик решил прийти на помощь перспективным поставщикам и начал шустро махать руками, указывая где тут и что. Махал настолько шустро и с душой, что только уворачивайся чтобы не получить по лбу и успевай верти головой. - Вон там принимают на вес всякий железный, бронзовый и медный лом - горшки, котлы, сковородки, любую другую утварь и инструменты. Чуть дальше берут вещи посерьезней: бонусные, амулеты, все что угодно кроме оружия. Вон там сдают доспехи в ремонт или покупают, там серебренные, золотые предметы, драгоценные камни, там вещички попроще: ткань, дерево, кость, рог. Сразу за нами, за загоном продают овес для владельцев лошадей, ну и всякую сбрую, могут подковать или вылечить, если нужно. Чтобы купить зелья, гранаты, стрелы вам надо поехать вон туда, - представитель клана показал на наезженный проход между шатрами, - доедете до параллельной улицы и вы на месте - сможете любое оружие продать или купить. Следующий проход - починка-покупка обуви-одежды, для контрактников починка бесплатно, для вольных за деньги, но если вольные, можете не бояться - сильно вас не обдерут. Потом через две улицы начинаются жилые шатры - подъедете к коменданту и он выделит вам шатер, хотите один шатер на всех, хотите каждому по шатру. Шатры бывают 5-ти и 10-ти местные, в каждом есть все необходимое: лежаки, белье, мебель, стойки для доспехов, осветительный шар. Если чего-то будет не хватать или потребуется дополнительно, скажете коменданту и все будет. -
  А как его узнать? - поинтересовался Декстер.
  Большой шатер красного, а не белого как остальные цвета и на нем синими буквами написано КОМЕНДАНТ. - Декстер получил исчерпывающий ответ, а представитель Драконов продолжил просвещать новичков: - Если поедете туда, - новый взмах руки, - то попадете прямиком к столовым. Это такие большие навесы, под ними длинные столы, короче, увидите, сразу узнаете. Все как в лучших домах Ландона: садитесь за столы, вам приносят меню, выбираете, заказываете и хаваете, когда принесут. Принесут быстро, все горячее с пылу с жару, сами наверно слышали, куда я дюжину ваших овец отправил. Ассортимент большой, но я бы вам порекомендовал к-хна (оркское блюдо похожее на рубец) и банальный шашлык (Мясник шумно сглотнул слюну и с вожделением уставился в указанный проход). Любая еда бесплатно, хоть для контрактников, хоть для вольных - ешьте на здоровье сколько влезет, хоть до респауна обожритесь. Из алкоголя только пиво, зато 5 разных сортов (тут оживился Микки - большой ценитель пенного напитка). -
  Туда из наемничьих шатров можно попасть? - как в школе поднял руку Носатый.
  Запросто, оттуда даже удобней - для тех кто первый раз и второшансников есть указатели со стрелками. -
  А помыться? - отдельно поинтересовалась о наболевшем Меллори.
  Штук двести душевых кабинок уже сладили, с банями посложней, но к темноте будут готовы. Советую поспешить - к ночи будет самый наплыв, а пока там тихо, в очереди стоять не придется и никто не будет маячить над душой. Вроде все рассказал? - задумался словоохотливый приемщик. - Ну ничего, если что забыл, то сами разберетесь или спросите у коменданта. -
  Спасибо, - Мэллори искренне поблагодарила дружелюбного приемщика, - мы наверное последуем твоему совету, пока свободно поедим-помоемся, потом завалимся спать. -
  Хорошо вам отдохнуть, комрады, - пожелал им счастья приемщик и поспешил к давно недовольно сопевшему гонзо с тремя дюжинами вьючных лошадей и небольшой отарой овец.
   Возглавляемые Микки игроки уже намылились реализовывать добро из сумок, однако ненадолго задержались и навострили уши, услышав о чем говорили гонзо и дружелюбный представитель клана...
  Ну что, здесь за орчат золото дают? - очень оригинально поздоровался гонзо.
  Здесь-здесь, - утвердительно кивнул приемщик, - тебе есть что предложить? -
  А то! - гонзо подошел к одной из вьючных лошадей и откинул крышку корзины, притороченной у нее на боку. - Гляди! -
   Приемщик подошел, посмотрел внутрь корзины, затем оглядел остальных вьючных лошадей.
  И что во всех младенцы лежат? -
  Нет, только еще в семи, в остальных хабар. -
  Они там у тебя не задохнулись в пути? - член клана обеспокоился судьбой живого товара.
  Да вроде не должны, час назад проверял, все были живы, только хнычут и сруться под себя падлы мелкие, я замаялся за ними выгребать! - пожаловался гонзо.
   Между тем приемщик отправил одного из своих помощников-фейри за друидом и пока суть да дело задал гонзо вопрос:
  Бил, трахал их по пути? -
  Да ты че?! - возмутился гонзо. - Я нормальный маньяк, а не либерал, не ювенал, даже не правозащитник, чтобы такими гнилыми делами заниматься! -
  Да кто вас знает, кто из вас либерал, а кто не либерал, - пожал плечами приемщик. - Сейчас друид все выяснит и про болезни, и про раны, и про остальное... Если все в порядке, получишь свои десять золотых за голову. -
  В порядке, зуб даю, - побожился гонзо. - Слушай, хотел спросить, а зачем они вам, какой с них навар? -
  На алхимические зелья идут, - не моргнув глазом соврал представитель клана (на самом деле младенцы-орки до года прямым ходом отправлялись в школу Детей Драконов).
  А-а-а, ну ясно - жуть, - принял сказанное за чистую монету гонзо. А почему ему было не принять? Игроки творили с неписями и не такое, он сам, например, собственноручно прирезал матерей этих детей...
  Выходит на спиногрызах можно поднять неплохие бабульки, - Носатый озвучил одновременно пришедшую всем в голову мысль. - Знать бы раньше, а то столько их успели прикончить в степи, очков с них много не возьмешь, а тут сразу десять золотых за голову дают! Гораздо выгодней получается, чем разных вонючих животин гонять! -
  Чистить уши надо было! - нравоучительно заметила на это Меллори. - Я вот слышала, как объявляли награду за орочьих лялек в самом начале, только позабыла. -
  Память девичья! - заржал Мясник, остальные парни рейда так же заулыбались.
   Смутившаяся Меллори неопределенно качнула головой - крыть было нечем.
   Подошел друид и начал проверять состояние детей, а задержавшаяся пятерка игроков наконец-то отправилась закончить с делами, а затем вкусить заслуженный отдых, тем не менее намотав на ус информацию про детей - выгодное оказывается дело. Вскоре компания, сбросив вещевой хабар, шумно отмечала прибыли за одним из столов, во всю наяривая великолепный шашлык под неплохое пиво. Потом, напразновавшись, разошлись каждый по своим делам: оголодавший Мясник остался надсажаться над все новыми и новыми порциями шашлыка, Носатый поперся спать в шатер, Декстер вышел в реал, а Микки с Меллори отправились мыться перед тем как завалиться в одну постель. До постели они не дотянули - занялись приятнейшим из дел прямо в душевой, под струями горячей воды...
  
  
  
  Стоянка армии Драконов.
  Поздний вечер.
  Октарон, Муллкорх.
  
  
  
  Ску-у-учно как-то все идет, без огонька, без души, - почти пожаловался Муллкорх, вяло ковыряясь в полной жаркого тарелке. Жаловался он обосновавшемуся рядом Октарону, тот с куда большим аппетитом наяривал нежнейшую как мозг ножку ягненка с гарниром из овощей, про пиво командир пехоты тоже не забывал. Совсем недавно закончилось общее совещание руководства армии, и оба командира зашли перекусить перед сном, то есть набить брюхо за весь прошедший день и расслабиться пивом. Однако пока что Октарон отдувался за двоих, а вот Муллкорх не проявлял особого интереса ни к пиву, ни к еде и вообще судя по всему хандрил.
  А ты чего хотел? - ненадолго отвлекся от пива и безумно вкусной ягнятины Октарон. - Чтоб каждый день бои и потери? Чтобы мы напрягая все силы рвались вперед сквозь неисчислимые орды? Исходили кровью и перли как медведь со стаей борзых на загривке? Тебе этого надо? -
  Борзыми не травят медведя, - по прежнему с недовольным лицом пробурчал Муллкорх.
  Не придирайся к словам, ты прекрасно понял, что я имел ввиду. -
  Нет, ТАКОГО мне не надо, - Муллкорх оставил таки почти нетронутое жаркое в покое, а вот пиву милость все же оказал и сделал большой глоток.
  А чего тебе надо? - ради интереса решил докопаться до истины Октарон.
  Понимаешь какая штука: не устраивает меня нынешний темп, все медленно, сухо, неинтересно, тянется как концерт в оперном театре - приходится прилагать жуткие усилия, чтобы не зевать или паче чаянья и вовсе не заснуть. Вот в Гоблинских горах все было четко, ясно, динамично - то что надо! Раз, и мы захватываем рудник! Два, и мы валим армию Медных Башмаков, захватываем их цитадель, захватываем Сраку (название крепости), зачищаем Хлебную (долину)! Три, и мы громим гоблинские армии, геноцидим их по всем окружающим долинам и ущельям, одновременно готовимся к большой битве! Четыре - битва! Не буду о ней говорить и так все понятно. Пять, сразу, не успели трупы в Хлебной остыть, захватываем цитадели! Шесть, мы не даем гоблинам отбить цитадели, разоряем что не разорили раньше, Дракон валит Темного (бога)! Потом настоящая, тяжелая война: черныши, засады, контрзасады, зеленые пытаются отбить цитадели, пытаются напасть на рудник, собирают крупные армии, мы их громим, выслеживаем шаманов, угроза нападения Синих постоянно маячит на горизонте! Вот это все настоящая война! Вот это по мне! А не та тягомотина, что тянется и тянется последние три дня! -
  Все с тобой понятно, - ухмыльнулся Октарон. - Ты как и многие игроки стал адреналиновым наркоманом - тебе нужно ВАХ! И сразу по горлышко в крови бултыхаться, а иначе вам не интересно, скучно. Скажи, что я не прав? -
  Есть немного, - не стал отрицать очевидного Муллкорх. - Затягивает все это... - он неопределенно скользнул глазами по окружающему пространству, имея ввиду не лагерь и даже не степь вокруг него, а весь Серединный мир, - хочется слышать, как звенит спущенная тетива и как орут враги, в которых попадают твои стрелы, хочется видеть их глаза перед смертью, хочется напряжения битвы, хочется чувствовать себя живым! Понимаю, что это все суррогат, ведь все игра и игроку в ней не умереть, но все равно хочется... -
  Хорошо что ты это понимаешь, - уже более серьезно, без улыбки посмотрел на него Октарон, - многие перестают это понимать и переступив грань полностью погружаются в свой собственный воображаемый мирок, жестко завязанный на Серединный мир и собственное бессмертие. С каждым днем таких все больше, да что там, четверть или треть наших беспредельщиков (наемных игроков) такие. Причем не важно второшансники они или обычные игроки - реальный мир для них по сути мертв. Но вот какая штука, и Серединный мир не стал для них настоящим миром, домом - они живут не в нем, а в собственном представлении о нем и о себе. Если подумать - страшная вещь! -
  Так что же делать, чтобы не стать таким? - напряженно спросил Муллкорх. Гнетущая рейнджера хандра ушла как не было - за словами воина крылась куда большая опасность, и Муллкорх как будто почувствовал, как ее дыхание шевелит ему волосы на затылке.
  Думать, анализировать свои действия, желания, поступки. Еще помогает живое общение, не в телеграфе (внутри-игровой чат), а лицом к лицу, не важно с кем: с неписью, с игроком, с заготовкой. С заготовками так вообще полезно общаться - их простой, даже в чем-то дуболомно-прямой взгляд на жизнь - очень хорошее лекарство для тех, кто тонет в море собственных иллюзий. Еще помогает чтение - чем больше книг ты прочтешь, тем хуже у тебя будет получаться воспринимать мир вокруг себя как примитивную лубочную картинку с собой в центре. Кстати, помогает и здесь, и в реальном мире. Можно постоянную бабу завести, не важно непись, игрунью или заготовку. Можно заниматься каким-нибудь ремеслом или искусством: лепить горшки, рисовать картины, точать сапоги и все в том же духе, все, чтобы только не нырнуть в кровавый водоворот с головой и не вынырнуть. -
  А ты чем занимаешься? - заинтересовался Муллкорх, заинтересовался не ради праздного любопытства, а прикидывая на себя.
  Люблю с деревом работать: чаши, тарелки, бутыли, браслеты, застежки и бусы, пробую раскрашивать, украшать стеклом. Но я особый случай - по должности мне все время приходится вникать в разные бытовые проблемы, общаться с фейри, с заготовками, с Белками, постоянно вариться в их делах - меня сложно вытянуть из этого жизненного котла в кровавый водоворот. -
  Так и я вроде с заготовками все время общаюсь, - почесал затылок Муллкор, - последнее время особенно много. -
  В том числе и поэтому тебе просто ''скучно'', а не ломает как наркомана, - Октарон потянулся налить себе пива в опустевшую кружку. - И вообще игроки нашего клана отличаются от остальных - у нас в отличие от них есть цель, понимание происходящего вокруг и осознание того, что через год с небольшим все это кончится и начнется кое-что другое... -
  Ты знаешь, а я последую твоему совету, чем-нибудь таким-этаким займусь, - принял решение Муллкорх. - Не посоветуешь чем? -
  Тем, к чему душа лежит, - Октарон не решился предлагать, только посоветовал: - чем-то что лежит как можно дальше от твоего класса. -
  Подумаю, - кивнул Муллкорх и действительно задумался и замолчал. Пока думал допил пиво и машинально налег на подзабытое жаркое.
   Октарон ему не мешал, наоборот долил пива в его опустевшую кружку, да и себя не обидел.
  И все-таки чувствую я какую-то неправильность, - через какое-то время Муллкорх вернулся к первоначальной теме, но несколько под другим углом, - мы набрали столько войск, обучили, вооружили, готовились так как никогда прежде и что происходит? Все очки и всю добычу хапают наемники, а мы идем за ними как туристы или нет, как их обоз - обидно. -
  А вот Убийца Городов с тобой не согласится - всю добычу, что наемники берут в степи, они как миленькие тащат к нам и продают за сущие гроши, потом опять бегут и опять тащат - прибыль 1000%. -
  Это да, - согласился Муллкорх, - немножко неудобно даже - мы будто клещи высасываем из них всю кровь. Можно сказать, они только очки по-настоящему и берут, а вместо добычи гулькин хрен. Я как-то примерил такую ситуацию на себя и мне действительно стало неудобно - я бы лично сильно обиделся на того, кто меня так раздел. Но это ладно, хрен с ними - в конце-концов мы никого на поводке не тянули и все что обещали выполняем, ты лучше мне за нас скажи: почему МЫ, кроме летунов, не берем очки, почему сами не берем добычу, почему не натаскиваем заготовок на степных ''куклах'', вместо этого третий день работаем обозом у отморозков? -
  Не дай себя обмануть мнимому спокойствию, - невнятно пробормотал Октарон, дожевывая кусок ягнятины, - все только начинается. Мы сейчас используем тактику тех же орков или любых других степняков, что здесь, что на реальной Земле. Наемники это наши ''загоны'', а мы - основные силы. Разницы тут нет никакой. Но есть три особенности: нам не нужны пленники, мы не отягощены добычей, и благодаря порталам мы напали по-настоящему внезапно. Обычно такую большую армию как наша довольно легко отследить и предупредить ее приближение, примерно как мы за неделю узнали о подходе орочьей орды и успели подготовить им встречу. У орков нет летунов, зато есть другие не менее эффективные способы узнать, что твориться в степи. Но мы пришли через порталы, причем не на окраину их земель, а едва не в самый центр, за эти 3 дня они еще не успели понять, что на них напали, а мы уже жжем, грабим, режем и как стрела в тело все глубже проникаем в центр их земель. Повторюсь: такая же тактика существовала у татар во время их набегов на Русь - рассыпаться по как можно большей территории мелкими отрядами-загонами, перерезать все сообщение и не давать собраться крупным силам, ну и грабить конечно. Против самих степняков эта тактика работает даже лучше - у них нет городов, замков, крепостей, они могут только откочевать, но в отличие от небольшого отряда степной конницы или даже орды из нескольких тысяч воинов кочевье это совсем не быстрая штука, оно буквально ползет по степи со скоростью пасущейся овцы, разумеется в исключительных случаях может двигаться быстрей, но не долго. - Октарон прервался сделать глоток, потом продолжил: - Сейчас может показаться, что наемники приносят в лагерь хорошую добычу, так вот ЭТО НЕ ТАК - НАСТОЯЩАЯ добыча только начинается! Впереди нас сотни если не тысячи кочевий, кто-то из них бежит день, другие два, некоторое три, их кони-овцы-козы устали от беспрерывного движения по степи, они хотят спать, пить, есть, отдохнуть, а их хозяева им этого не позволяют. Значит что? Начнется падеж, или животины просто не смогут дальше идти, тянуть повозки, нести орков и вьюки. Если орки захотят этого избежать, то им хочешь не хочешь придется снижать скорость движения, позволять коням и овцам пастись, дать им возможность поспать. А как им это сделать? Да никак - мы сзади! Вернее наемники-беспредельщики! Совсем скоро начнется НАСТОЯЩАЯ резня - кочевья потеряют скорость и их начнет нагонять вал отморозков, сначала нагонят, уже нагоняют, тех кто бежит три дня, потом дело дойдет и до остальных. -
  Да-а, - протянул Муллкорх, посмотрев в сторону навесов, где за столами отмечали окончание дня наемники. - Это будет та еще бойня, я помню, как всего три тысячи развернулись в горах (Гоблинских горах) - все визжало и горело, а тут ведь не 3, а 50! -
  Причем в убегающих кочевьях уже почти нет защитников, - поддакнул Октарон, - те же отморозки вырезали их за три дня боев. -
  Тем не менее ты говоришь, что все самое сложное впереди - выходит ты сам себе противоречишь, раз впереди беззащитные кочевья? -
  Вовсе нет, - отрицательно покачал головой Октарон, - наше окно возможностей закрывается, здесь мы выжали из него все что могли. Но это здесь, на несколько дней пути вокруг, на одной сотой контролируемых Вишнями территорий. Здесь у нас больше нет противников, только добыча, а там на 99% подконтрольных Вишням степей скачут гонцы, совещаются шаманы и вожди, собирается степное ополчение, формируются боевые орды, уже собранные силы оттягиваются от границ с другими племенными союзами - мы для Вишен сейчас самая главная угроза. Так что не переживай, на нашу долю битв хватит - Дримм не зря бережет-не бросает в бой клановые войска. Да и неужели тебе охота резать баб и детей? К этому ведь все идет. Пусть отморозки сделают за нас всю грязную работу, заодно нам деньги в клювике принесут. -
  Мне вот интересно, а как мы будем действовать на Земле? - отставивший пустую тарелку Муллкорх увел разговор в несколько другую плоскость. - В противостоянии со всякими там монголами, калмыками, маньчжурами, бурятами? Там у нас не будет отморозков, придется самим рукава засучать. Так как, засучим или не сможем сами? -
  Почему не сможем? Сможем. Мы ведь и здесь вовсе не чистоплюйничаем, а лишь предельно рационально используем имеющийся ресурс. Заодно это все очень хорошая учеба для той же Земли. Пускай вокруг вирт-мир, а орки не люди, но с другой стороны, структура общества, природные условия, тактика боя у степняков Земли и орков примерно совпадают, разве что орков побольше, а сами они ''потолще'' и похрабрей земных степняков. -
  Подробней можно? - Муллкорх подлил себе и воину вина.
  Ну про природные условия итак понятно - степь, - Октарон широко обвел окружающее пространство рукой.
   Муллкорх кивнул соглашаясь с очевидным и жестом попросил его продолжать.
  У степняков Внутренней Азии, как и у орков, любой, почти любой мужчина это воин, а значит мобилизационный ресурс невероятно высок, особенно на фоне оседлых феодальных обществ. Причем качество этого ресурса тоже не подкачало - все так называемые ополченцы отлично управляются с конем, не хуже с луком, их закалили тяжелые условия жизни в степи. Разительное отличие, скажем, от той же Руси: там между профессиональным воином и ополченцем гигантская пропасть, а в степи узкая канавка. По этой причине в былинах, например, упоминаются бесчисленные тьмы поганых. А на самом деле подумай, ну сколько тех степняков? На порядки меньше чем в густо заселенных земледельцами краях. Но у земледельцев феодализм, то есть небольшие дружины феодалов, немного наемников, часто тех же степняков, богатые горожане, которые способны приобрести доспехи и оружие, и в общем-то это все. Разумеется можно собрать ополчение, но крестьянин с копьем останется крестьянином с копьем - ценность его в бою не велика. Для того чтобы это изменить, крестьянина требуется долго учить и при этом хорошо кормить, а значит он не сможет в это время приносить феодалу доход, наоборот, отбирает у феодала то, что у него есть, а значит феодалу не на что будет содержать дружину и нанимать наемников - замкнутый круг. В степи этого круга нет - каждый мужчина это воин или может быстро им стать. Получается жители степи - готовая, требующая минимум затрат на обучение и снаряжение армия из отличных конных бойцов. Чингис-хан стал великим именно потому, что разглядел эту уже готовую армию в мельтешении мелких степных племен, объединил, подчинил своей воле, дал армии устав-ясу и устроил всему континенту ''День монгольского воина'' длинной в несколько сотен лет. Впрочем и до него находились умельцы превратить нищих степняков в мощную конную армию, он далеко не первый, хотя пожалуй самый талантливый из всех. -
  Про ясу не спорю, ''если побежит один, всему десятку смерть, если десять, смерть всей сотне, если побежит сотня, смерть тысяче, а если побежит тысяча, смерть всем монголам'', как же слыхали. Но я еще со школы помню, не скажу в каком году, стесняюсь, что монголы побеждали в основном за счет нового оружия - знаменитых составных луков и очень продвинутой тактики применения таких луков в сочетании с кавалерией... -
  Ерунда! - оборвал его Октарон и раздраженно треснул кружкой по столу. - Вот ведь образователи хреновы, с самого детства засирают чушью мозги, а потом сами и стонут-жалуются на вал бескультурья! -
  А что такое? - не понял столь бурной реакции Муллкорх.
  А то, что составной лук известен со времен Древнего Египта, это как?! Даже во времена гуннов его никак невозможно было назвать ''новым'' оружием! Может быть только ''незнакомым'' в Европе, хотя и это очень спорно, ведь римляне на протяжении нескольких столетий грызлись с Парфией, конные воины которой были вооружены все теми же составными луками! Но это ладно, допустим, хотя я не верю, что римляне с их привычкой перенимать удачные находки в вооружении и тактике у врагов за НЕСКОЛЬКО СТОЛЕТИЙ войны с парфянами не сумели разобраться с тем, что такое составной лук и с чем его едят. Допустим тут проявили тупость, забыли дома очки и не разглядели. Допустим! Но после Атилы-то составной лук и вовсе появился на вооружении регулярной римской армии и успешно там пребывал до самого ее конца, точно так же до конца присутствовал и в Византийской империи. Это все в Европе, а в Азии он известен с таких времен, что страшно даже подумать с каких...! Ну а ''новая тактика вооруженной составными луками кавалерии'' это вообще анекдот! Тактика ''напал, притворно отступил, выманил, окружил-напал'' известна еще скифам и сарматам, как и так называемый ''монгольский хоровод''! Именно что называемый, потому что эти приемы использовали ВСЕ, буквально ВСЕ степные племена Евразии и не только! ''Новое оружие'', ну надо же! - продолжал возмущаться Октарон. Возможно последние две кружки пива были лишними, однако речь воина оставалась ясной и четкой, движения резкими и точными как в бою. Нет, совсем не пиво вызвало его гнев.
   Муллкорх молчал и мотал на ус - интересные же вещи! Орки были окончательно забыты - не до них.
  Настоящая тактическая находка Чингис-хана это тактика ''Снежный ком'', когда покоренные, разбитые племена не уничтожались, не изгонялись или низводились до положения рабов как было принято ранее, а немедленно включались в состав его армии. Тем самым он достигал сразу двух задач: спокойствия в тылу - все мужчины воюют вместе с монголами, и постоянное увеличение своей армии! Вот ЭТО настоящая тактическая, вернее стратегическая находка, благодаря ЭТОМУ он беспрерывно расширял свою империю и побеждал, побеждали его дети, внуки, правнуки, пока не передрались между собой за власть. -
  Так как с земными кочевниками воевать, если они, как ты говоришь, такие крутые перцы? - Муллкорх все же хотел разобраться и услышать ответ на свой вопрос.
  Крутые, пока они представляют из себя единую силу, пока у них есть общая цель, пока у них есть Чингис-хан, как бы его не звали в этот момент, а если нет, то это по прежнему мелкие враждующие между собой племена - тьфу и растереть. -
  А поконкретней? -
  Ну если знать КАК, то воевать с кочевыми племенами не так уж и тяжело. Во-первых, натравливать их друг на друга - милое дело: они там и сами все прямо выпрыгивают из штанов, так хотят соседа прирезать, их нужно только подтолкнуть. Во-вторых, не нужно и даже контрпродуктивно гоняться за ними по всей степи - взять под жесткий контроль пригодные для больших табунов и стад источники воды, их кстати не так уж много, и скоро кочевники сами к тебе приползут либо на коленях, либо воевать. В-третьих, угнать у них скот и лошадей: так они сами друг с дружкой поступают и это очень эффективная тактика - голод не тетка. В-четвертых, если для тебя самого степные пастбища не являются источником жизни, то выжигать степь, просто тупо выжигать при любой удобной возможности - опять голод. Вот так, комбинируя эти четыре способа, можно либо выжить кочевников из нужных тебе степей, либо покорить. А, чуть не забыл: еще самому с ними не торговать и всеми силами препятствовать их торговле с кем-то другим. Смысл в том, что любое кочевое общество - симбионт: ему жизненно необходим более-менее постоянный источник товаров, что никак не сделать в степи, и некоторых продуктов питания. Добыть такие товары они могут только торговлей или в ходе набегов, если же невозможно ни то, ни другое, кочевники просто уходят, уходят сами, уходят туда, где возможен хотя бы один из этих вариантов или, и такое тоже случается, перестают быть кочевниками. Жизнь кочевого общества, его потребности это, с одной стороны, очень хитрые штуки, а с другой, простые как валенок - кочевники просто НЕ МОГУТ не ходит в набеги, даже при развитой торговле: все что они производят в степи, вполне могут производить и оседлые народы и, благодаря более продвинутым способам хозяйствования, производить в больших объемах и лучшем качестве. У кочевников нет монополии на какой-то товар, они могут конкурировать только за счет низкой цены, а значит всегда получают мизер за свою продукцию. С другой стороны - набеги: затрат минимум, а прибыль огромная, разумеется можно голову сложить, но кочевники привыкли все время жить под постоянной угрозой смерти от голода, от набега соседей, от плохой воды, антисанитарии, мало ли от чего. Как я уже говорил, жизнь в степи тяжелая, так что смертью их не напугать. Еще более хитрая вещь это непосредственно сам набег. Во-первых, набеги это штука цикличная - не просто так, когда захотел сел на коня, взял саблю и поехал, нужно соблюсти несколько условий, как-то: обеспечить возможность прокормить лошадей в походе, продумать отход с добычей, обеспечить хоть какую-то внезапность и напасть в тот момент, когда получится взять максимальную добычу, например, во время уборки урожая или, на худой конец, сева. И это при том, что оседлые соседи кочевников не хуже них просчитывают эти моменты и ВСЕГДА готовятся к их набегам. Любая самая сложная партия в шахматы просто ничто по сравнению с партиями, которые постоянно и непрерывно ведут между собой кочевники и те, на кого они ходят в набег! Одна партия не успевает закончиться как начинается другая, и игра эта серьезная, и для той, и для другой стороны ставка - жизнь: если земледельцы полностью пропустят удар, то превратятся в дикое поле, если кочевники не смогут добыть хоть чего-то, понесут большие потери, то их родные не выживут в суровых условиях степи или их вытеснят-покорят другие более удачливые племена. Во-вторых, как это не удивительно, но на территории земледельцев кочевники становятся сильней чем в степи, не во всем, но в некоторых важных моментах. Их не связывают жены, дети, отары, табуны, транспортируемые юрты - их мобильность буквально прыгает вверх. Им не нужно заботиться о стоянке, источнике воды или пище для себя и коня - и дом для ночлега, и стол, и воду, и сено для коня им предоставляет их жертва: даже если земледелец сбежал, он не уволочет с собой колодец, дом, огород, абсолютно все запасы, а значит мобильность кочевника еще подпрыгивает, набег уже начинает самоокупаться, появляется непредсказуемость в выборе пути. Наконец, так или иначе кочевники рано или поздно найдут или отнимут овес, а овес или любое зерно для кочевника в набеге это настоящее сокровище, стратегическая добыча: его конечно можно и самому потреблять, но лучше скормить коню - еще возрастает мобильность, да и кони на такой пище становятся пободрей. Вообще овес - это топливо войны: любой всадник с полными торбами овса способен совершать более долгие переходы, он может выбирать места стоянок, встать там, где никогда не встанет всадник, чьи лошади питаются только травой, он не тратит время на выпас, и вообще без овса нет тяжелых мощных коней, только степные легковесы. В-третьих, самая сложная в набеге вещь - уйти с добычей. Большинство неудачных набегов срезаются именно на этом моменте: обремененные добычей степняки теряют мобильность, они заметны, медлительны, оставляют за собой четкий след, они больше не контролируют пути сообщения, а значит их враги могут объединить ранее разрозненные силы и легко их догнать, и если степняки не хотят потерять награбленное, им приходится принимать бой. Вот на такой случай и нужны главные силы орды, нужны умелые воины в дорогих доспехах на крупных конях, воины слишком тяжелые для загонов, но способные противостоять равно вооруженным противникам. Хотя и легко вооруженные всадники в этом случае могут упереться - за добычу, особенно за хорошую добычу, могут. Или, если поймут или только почувствуют, что им не победить, могут драпануть, бросив все что не унести в седле - такое тоже возможно. -
  Слушай, а откуда ты все это знаешь? - заинтересовался Муллкорх. - Улис (Элеммакил) говорит, что монголы тех времен могут представлять для нас немалую опасность - противоречие? -
  Никого противоречия, все правильно он говорит - у монголов в НАШ период на время появился кто-то вроде Чингис-хана. Звали этого молодца Даян-хан, и он его отдаленный потомок. Бодрый паренек был, но до своего предка не дотянул - не смог покорить ни Китай, ни Среднюю Азию, да собственно никого кроме непосредственно Монголии, да и то не всей. Правда сумел подавить все мятежи против себя и организовал несколько удачных походов в Китай, но это пик его достижений. Согласись, на фоне достижений его предка - хиловато. -
   Муллкорх кивнул, действительно - не сопоставимые величины: первый парень на монгольской деревне и Потрясатель Вселенной.
  А откуда знаю, так это просто: у нас в академии служил хороший преподаватель военной истории, большой специалист, много знал про покорение русскими Средней Азии, Урала, Дальнего Востока и Желтороссии, умел интересно рассказывать, а поскольку по национальности он был узбек с примесью казачьей крови, то умел посмотреть и с той, и с другой стороны, посмотреть и доступно рассказать что увидел. Вот с его лекций у меня и отложилось кое-что, мне кажется не так уж и мало. -
  Так что нам с монголами-то делать? - не понял Муллкорх.
  А ничего - они сами с собой все сделают, как делали не раз: после смерти Даян-хана его сынки поделят имужчество и прощай единая монгольская держава - останется ее призрак вроде как СНГ остался после СССР. -
  А потом? -
  А потом как захотим: либо урвем себе кусок степи, либо начнем их планомерно покорять, либо попробуем переключить их культурно и экономически с Китая на себя, в перспективе через 2-3-4 сотни лет превратить их в казаков. -
  В казаков? - непонимающе посмотрел на него Муллкорх. - Желтопузых монголов и в казаков? -
  О Господи! - как будто ища помощи посмотрел вверх Октарон. - Только не говори мне, что в вашей ''знаменитой'' школе вам рассказывали о том, что казаки это потомки русских крестьян, сбежавших на разные речки от проклятого царизма?! -
  Ты знаешь, почти такими же словами и говорили, - несмотря на просьбу ''не говорить'' все же сказал Муллкорх. - Особенно про ''проклятый царизм'' прозвучало знакомо, аж ностальгией напахнуло. -
  Эх-х, - тяжело вздохнул Октарон и вдруг неожиданно улыбнулся. - Да Бог с ними - после ''нового оружия'' и ''новой тактики'' меня уже не удивишь. -
  Так что, казаки - не потомки беглых русских? - осторожно спросил Муллкорх. - Если нет, тогда чьи? -
  Для начала давай-ка устраним путаницу : на Руси казак - термин, которым обозначали лично свободного человека, не купца, не служилого, не должника. Например, Илья Муромец упоминается в летописях как старый казак. Однако к 16-ому веку вольных людей на Руси повывели, всех загнали в те или иные сословия, кто-то извернулся и выбился в дети боярские, а кто-то опустился до посадских или смердов-крестьян, вместо них возникли городовые казаки - люди уже не вольные, но и не крепостные. Основным местом службы и жизни городовых казаков стали границы русских земель, где они несли гарнизонную службу в пограничных городах. Вроде как все еще вольные, но уже служилые люди. Совсем нередко такие казаки получали поместья за службу и становились нормальными такими помещиками, смыкаясь краями с дворянами поместной конницы. Это все на Руси, а вот казаки за пределами русских земель это совсем иное дело: кто они такие, от кого произошли без поллитры не разберешься, да и с ней наверное тоже - кто-то считает их славянами-бродниками, кто-то говорит, что они ближе к половцам, черным клобукам и другим степнякам, третьи выводят их прямыми потомками скифов и сарматов. Копья ломают до сих пор, а как на самом деле обстоит, черт его знает, ну или официальная хохлятская наука - уж эти ''абсолютно точно'' знают все до самых динозавров. А если без шуток, то некоторые серьезные ученые не считают вольных степных казаков одним народом, а несколькими, которые благодаря схожим условиям жизни, общей вере, общей заимствованной с Руси культуре и более позднему взаимопроникновению стали походить друг на друга. -
  А разве так бывает? - усомнился Муллкорх.
  Да сколько угодно, например, те же татары - общая вера, похожие условия жизни и вот совершенно разные, даже близко не родственные племена записывают под общим названием - татары. Мало того, процесс до сих пор идет, и некоторые энтузиасты татарского дела пытаются записать в татар башкир и несколько малых народов Сибири. Башкиры кстати стоят насмерть - не хотят татарами становиться, хотят башкирами остаться. Или мордва - несколько совершенно разных народов, которых чехом окрестили под одним названием. Так что бывает, все бывает. Казаков долго делали частью Руси: кнутом и пряником, верой и кровью, я имею ввиду твоих беглецов от проклятого царизма. -
  Они не мои, они свои собственные, - поспешно открестился от беглых Муллкорх.
  Процесс вышел долгий, тяжелый, затратный, но закончился полным успехом - казаки стали неотъемлемой частью русского мира, а кто не захотел, того задавили в два счета как волгских или запорожских. -
  Можешь привести пример, где кто-то другой делал подобное? - не до конца поверил Муллкорх. - Где один народ или, как ты говоришь, несколько настолько встроились в другой, что прямо растворились в нем? -
  А разве казаки растворились? - вопросом на вопрос ответил Октарон. - По-моему наоборот, не только сохранили свою самобытность, но и многое привнесли в русскую культуру, кстати в культуру многих других народов тоже. А вот, например, пруссы стали немцами ПОЛНОСТЬЮ - не помнят ни своего родства, ни языка, ни обычаев - немцы и немцы, не отличишь. Или раньше, как римская республика действовала на Апеннинском полуострове, превращая населявшие его разные народы в один, или как османы Анатолии - таких примеров вагон и маленькая тележка, на любом континенте. -
  Ну допустим, - решил согласиться Муллкорх. - Но я все равно против чтобы возюкаться и делать из монгол аналог казаков и вообще заигрывать со всяким сбродом. Мне кажется это не выгодным, не предсказуемым и о-о-очень долгим. Я за более простой и быстрый вариант - вырезать их всех на х...й и не морочиться! Причем не выдавить как ты предлагаешь, а именно вырезать, чтобы некому было вернуться и мстить! -
  Простые решения не всегда самые верные, - покачал головой Октарон. - Вот возьмем то место, где мы находимся сейчас: уничтожим мы племена Вишни и уйдем и что случится? -
  Их территорию займут другие племена. -
  Правильно, ты сам ответил на свой вопрос. Степь она как море и здесь, и там: исчезнут монголы, на их место перетекут или попытаются перетечь калмыки, вслед за монголами исчезнут калмыки, освободившиеся территории начнут делить уйгуры, татары, телеуты, туркмены, киргизы, узбеки и много кто еще подтянется. Если мочить всех, то придется мочить ВСЕХ, ты вот лично готов ТАК рукава засучить? И хватит ли у нас длинны рукавов?-
   Муллкорх не решился дать однозначный ответ - слишком много крови даже для него, вместо ответа сам задал вопрос:
  Выходит ты предлагаешь действовать как русские в реальной истории - медленно-медленно наступать на степь, возюкаться с местными, терпеть их выходки, по возможности не трогать их обычаи и веру и в надежде на лояльность вкладывать в них гораздо больше чем получать? -
  В твоих устах все звучит не очень, но в принципе да - получилось у них, получится и у нас. Мне кажется не стоит изобретать велосипед - ''лучшее - враг хорошего''. -
  ''Лучше жить своим умом, чем чужим'', - поговоркой на поговорку ответил Муллкорх. - Мне все-таки кажется лучше раз выкупаться в крови и не знать проблем как американцы, чем мучиться столетиями, чтобы потом получить нож в спину как было с СССР после развала... -
   Вскоре командиры разошлись - к ночи в лагерь вернулась основная масса игроков из степи, и вести такие разговоры за полными наемников столами стало не безопасно.
  
  
  
  Степи племен Вишни.
  Неделя с начала похода клана Красного Дракона.
  
  
  
   Октарон оказался прав - совсем скоро убегавшие по степи орки не выдержали темп и начали массово сдавать. Причем самое ужасное для беглецов, что отморозков-наемников уже не сдерживал заслон из воинов-орков. Нет, отряды храбрых орков по прежнему наскакивали на рейды игроков, только вот численность была уже не той, не тысячи-сотни, а сотни-десятки, да и количество таких отрядов упало в разы, как и качество. Разом бойня в степи перешла на совершенно новый уровень: озверевшие от крови наемники накатывались как кровавая волна на песчаный пляж из жизней и не было никому пощады - игроки буквально врезались в массу беглецов, беспрерывно отгрызая от нее куски в виде десятков и сотен отставших кочевий. Степь превратилась в шведский стол для игроков и в ад для ее недавних хозяев. Орки обреченных кочевий гибли тяжело, их крики звучали казалось по всей степи, эхом отдаваясь в ушах и душах тех, кому пока везло - некогда гордые повелители степи не смели повернуться и посмотреть на то, что ожидает их на следующий день. Не ошибся Октарон и насчет добычи: прежде полноводные реки превратились в разливанные моря коней, овец и коз, десятков и сотен тон разного добра. Добычи было столь много, что почти все наемные отряды вынуждены были делать несколько ходок туда-сюда, вынужденны были сами навьючивать трофейных лошадей, вынуждены были использовать повозки, забивая их до трескавшихся днищ и не выдерживавших колес, и все равно массы брошенного добра бесхозно валялись в степи.
   Клан по прежнему скупал все, что приносили игроки по очень выгодной для себя цене, скупал и повозки, за каждую платил как за хорошего коня, то есть по 5 серебряных монет. Все купленное немедленно отправлялось через портал в земли клана. По крайней мере в идеале так должно было бы быть, но такой огромный поток добычи имел и негативный эффект - клан банально не справлялся с ее приемкой и сортировкой, точно так же и портал оказался не способен пропустить такой поток. Из ситуации старались выйти как могли: почти все игроки клана Драконов сменили амплуа воинов-магов-рейнджиров и остальных классов на амплуа работников торговли, все фейри - на амплуа табунщиков и пастухов, все десять тысяч пехотинцев и все зомби переквалифицировались в грузчиков, про универсалов не стоит и говорить - были нарасхват: шили, точали, чинили и тоже вместе со всеми таскали, таскали и таскали. Переквалифицировались в пастухи и несколько тысяч эльфов-стрелков, особенно хорошо справлялись те из них, у кого в напарниках имелись собаки породы баг. Глава клана был вынужден ежедневно открывать не один, а сразу два больших портала, тем самым возрастал риск, что в нужный момент его навыка не хватит, чтобы открыть портал для отступающей армии, но ради добычи на этот риск приходилось идти. Тем не менее несмотря на все предпринятые меры этого тоже оказалось недостаточно, и армия была вынуждена снизить темп движения по степи: раньше на стоянку становились в восьмом часу вечера и снимались с нее в восемь утра, теперь же главные силы останавливались на привал еще до наступления шести, а в поход выступали в десятом, а то и одиннадцатом часу следующего дня. Но даже так большому сильному отряду приходилось оставаться рядом со все еще открытыми порталами и до двух-трех часов дня охранять зомби и универсалов с той стороны, что как муравьи таскали и гнали через портал бессчетную добычу. Потом состоящий из спецназа, игроков, фейри и грузчиков-зомби отряд догонял основные силы. Рискованно? А что делать, ведь такой шанс выпадает не каждый день!? Драконам нужно было отбивать затраты на поход, огромные, немыслимые затраты и колоссальная добыча могла им в этом помочь. Да и благодаря летунам - не такой уж большой риск.
   Однако не зря говорят ''Если в одном месте убудет, в другом прибудет'': по пути отряд собирал брошенное добро, за которое не пришлось платить даже тех смешных денег, что Драконы платили наемникам за принесенный хабар. Собирали не так уж и мало - каждый из 45 тысяч зомби приходил в лагерь нагруженный как мул, а спецназовцы с игроками пригоняли какое-то количество пропущенных наемниками лошадей и овец. Не забывали и о другой добыче: каждый день несколько сотен спецназовцев отправлялись в степь и как валежник собирали более-менее целые и не начавшие портиться мертвые тела, особо не усердствовали и не отходили далеко от стоянки армии, но все равно - каждый день тысячи и тысячи крупных и сильных при жизни мужских трупов оркской расы отправлялись в город через портал.
   Армия клана по прежнему не вступала в бои, даже ранее не упускавшие случая помочь наемникам с небес летуны совсем обленились и просто парили над бойней в вышине. А вот наемники пахали как этакий коллективный российский президент, а точнее как рабы на галерах, даже снижение скорости движения армии не сильно сказалось на их желании урвать как можно больший кусок, вырвать этот кровоточащий кусок из массы беглецов и обратить его в звонкую монету и очки. Уже никто из наемников не жаловался на замашки хапуг-Драконов, у них у всех в глазах плескалась кровь, кровь, больше крови, больше убитых орков, больше очков, больше лошадей, больше овец, больше коз, больше зарезанных матерей и вырванных из их еще теплых рук младенцев, больше ходок за день, больше золота, больше, больше, БОЛЬШЕ.............................................................................!!!
   К исходу третьего дня такой вот ''веселой'', наполненной трудами жизни армия клана вышла к тянувшейся в бесконечность реке, реке столь широкой, что еле-еле получалось разглядеть ее противоположный берег. Драконы не стали даже пытаться перебраться на ту сторону реки, хотя если бы приложили усилия, то смогли бы, а на следующий, седьмой с начала похода день двинулись по берегу реки вниз по течению. В целом ничего не изменилось: армия все также ползла вперед, едва успевая переваривать добычу, наемники все также зверствовали впереди, не щадя ни женщину, ни ребенка, ни старика, разве что среди приносимого товара появилось немного сельскохозяйственных инструментов и рыбацких принадлежностей вроде сетей, багров и гарпунов, а овец, коз и коней разбавили тощие какие-то очень жилистые коровы, мелкие куры и редкие свиньи, схожие с коровами атлетическим сложением. Все чаще на берегу реки встречались практически настоящие поселения с домами из сырцового кирпича и полуземлянками. К огорчению разошедшихся наемников все такие поселения были покинуты - в отличие от орков в степи их хозяева уже знали о вторжении и поспешили уйти на тот берег огромной реки, благо в каждом таком поселении имелась пристань и соответственно лодки.
   Ради интереса следует упомянуть, кем же были хозяева глинобитных домов и лодок, а были они... людьми, спокон веку живущими на берегах этой реки людьми, а конкретней данниками орков союза племен Вишни. Могли ли данники орков что-то предпринять? Наверное нет - ни разу не воины. Да и господа-орки не требовали от них такой жертвы, прекрасно понимая, кто они есть. И все же надо отдать им должное: люди реки не только проявили мудрость и расторопность, успев вовремя уйти, но и как могли пытались помочь бегущем оркам. А вот тут все было очень тяжело: лишь малая часть орков решились бросить все нажитое непосильным трудом и уплыть с людьми реки, да, теряя имущество, но спасая жизни - капля в море огромного потока беглецов. Слишком жадные, слишком глупые, слишком самоуверенные орки продолжали бездумно бежать вперед и надеяться непонятно на что...
   Многие тысячи беглецов как какое-нибудь стадо скота исправно продолжили снабжать игроков добычей и очками, а игроки, пользуясь отсутствием пастуха, как стая волков грызли и грызли стадо без конца. Не сказать что колоссальная река стала красной от крови, как говориться, кишка тонка, но одного у наемников было не отнять - они старались, видят боги они старались покрасить воды огромной реки в более веселый цвет!
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 8
  
  
  
  
  
  Земли племен Вишни, правый берег Пх-хты (четвертой по протяженности реки континента).
  Девятый день похода клана Красного Дракона в степь.
  
  
  
   Давным-давно подмечено, что постоянный успех развращает, усыпляет разум, делает тебя глупым и радостным, ты почему-то наивно начинаешь воображать себя умнее всех, лучше всех, достойнее всех, считать, что поймал Господа Бога за яйца и поймал навсегда. А раз так, раз ты сжал в кулаке божественные ''фаберже'', ты можешь делать все, творить все, не прилагая ни малейших усилий получать все, и это будет длиться вечно! Конечно же твои фантазии - полная ерунда, но сколь же сладко поддаться этому заблуждению....
   Игроки, не важно наемники или члены клана Драконов слишком сильно расслабились: наемникам застили глаза кровь и очки, а Драконам колоссальная добыча, которую клан едва не отрыгивал обратно не в состоянии переварить - успех как хорошая порция водки врезал по мозгам, и на время и те, и другие почти перестали критически смотреть на мир. Хотя в этом конкретном случае вина наемников была не так уж и велика, если подумать, то и не было за ними никакой вины - они делали то, зачем их наняли или позвали Драконы, и делали более чем хорошо. А вот вина Драконов, точнее руководства клана, не подлежала сомнению - позволить себе плыть по течению, отключить мозги, не думать, что будет дальше, не думать, как поступят твои враги, что может быть безумней на войне?! Судьба не прощает таких косяков, не прощает никому и никогда и всегда жестоко наказывает тех, кто ''не подумал'', ''не учел'', ''забыл''!
   Девятый день похода: наемники по прежнему идут вперед, режут беззащитные кочевья, походя перемалывают редкие отряды воинов, берут добычу и очки; армия клана не спеша движется по их следам, готовится к вечернему авралу, когда пойдет поток добычи, в головах у членов клана не война, а овцы, кони, деньги; в нескольких часах пути вверх по реке на месте оставленного лагеря до сих пор функционируют порталы и продолжают затягивать в себя различное добро, оставшийся рядом с порталами Дримм скучает, ожидая момента когда их можно будет закрыть. Армия растянулась вдоль реки как огромная сытая змея, что продолжает жрать и жрать, и жрать...
   И в один момент все это закончилось! Орки, десятки тысяч воинов и шаманов затаились до времени в брошенных речными людьми поселках, в лодочных сараях на берегу, в камышах, даже в голой степи в больших ямах под жердяными крышами, поверху которых сохла, но еще не успела высохнуть подпитанная чарами трава. За эти дни вожди орков успели опросить беглецов, успели заслать разведчиков, половина которых не вернулась назад, зато другая половина принесла ценнейшие сведения, и потому вожди знали, как действуют наемники, знали, что те больше не суются в брошенные поселки и пустые лодочные сараи, тем более в камыши, а предпочитают брать то, что мозолит им глаза - беззащитные кочевья, стада, табуны - реальную добычу, а не сущую мелочь, что можно найти в брошенных домах небогатых жителей реки. Грамотно сработали шаманы, укрыв под чарами десятки тысяч бойцов, а вот летуны Драконов первый раз за весь поход ''зевнули'', пропустив те же десятки тысяч бойцов и серьезную подготовку по ходу движения армии.
   Орки в засаде скрипели зубами до песка, но сумели преодолеть свою горячую кровь и пропустили наемников в нескольких десятках метров от себя, не выдав себя даже когда слышали рядом крики соплеменников из вырезаемых кочевий, ждали. Покинули засаду и ударили только когда поступил приказ, но уж тогда ударили по-настоящему, и то что большинство орков были без лошадей не помешало им обрушить на врагов всю накопившуюся ярость! Из сараев, из подвалов, из камышей, из-под откинутых жердяных щитов на наемников хлынули тысячи разъяренных бойцов, хлынули спереди, хлынули сзади, хлынули со стороны степи, хлынули со стороны реки, хлынули казалось из-под земли внутри хаотической массы игроков, отовсюду! Хлынули и сразу кинулись в клинки!
   Нельзя сказать, что наемники так уж растерялись, тем более испугались или впали в панику. Да, их сильно расслабили последние несколько дней, да, они привыкли к резне беззащитных женщин и детей и почти отвыкли встречать серьезного врага, НО они все равно оставались игроками, а значит страх смерти не мог их сковать, заставить сдаться, в панике заметаться, бросив оружие бежать - наемники вступили в бой, моментально перестраиваясь на ходу. Тем не менее на этот раз орки были сильней и даже не потому что их было настолько больше (78 тысяч против 47), а потому что они атаковали все вдруг, все разом, со всех сторон, в их крови уже кипели боевые зелья, на них уже были наложены щиты и чары усиления, они не дали рейдам подготовиться к битве (наложить бафы и щиты, принять зелья), не дали им воспользоваться магией и дистанционным оружием, а почти везде и сразу перевели схватку в рукопашный бой, ну и конечно тот кто атакует неожиданно, тот всегда имеет преимущество, хотя бы несколько первых секунд.
   Поймали не только наемников, но и непосредственно Драконов: пока наемников разделывали под орех, между армией клана и избиваемым авангардом с лодок высадилось 20 тысяч бойцов, к ним моментально присоединились еще пять, что прятались в особо густых и высоких камышах. Орки с той стороны реки были на своих двоих, покинувшие камыши сидели на конях - 25 тысяч бойцов отрезали основные силы от избиваемого авангарда. Мало того очередная ошибка летунов - в степи непонятно откуда, как из-под земли возникли сразу две конные орды: одна из них в 30 тысяч отборных бойцов и почти в полтысячи варгов мчалась прямо на Драконов, другая всего в пару тысяч наездников в темпе гнала огромные табуны, гнала к речному десанту и к разбиравшимся с авангардом бойцам. С низовий реки так же шли подкрепления, а лодки с гребцами из речных людей изо всех сил спешили за новыми порциями бойцов с той стороны реки.
   Десятки могучих степных духов обрушились на создание Халлона, что сопровождало армию несколько в стороне - адмиральский недоэлементаль вступил в неравный бой...!
   Над армией клана начали формироваться тяжелые, абсолютно черные тучи с багровыми отблесками внутри....
   Река напротив армии клана заклубилась белым холодным туманом. Внутри тумана что-то двигалось, и раздавались странные, вызывавшие мурашки звуки...
   Но и это еще не все: далеко позади основных сил армии Драконов 15-ти тысячная орда грозилась, да что там грозилась, почти отрезала от армии оставшиеся рядом с порталом силы. Тем временем с верховий реки на порталы накатывалась и вовсе 20-ти тысячная орда...
   Ту самую ''обленившуюся, обожравшуюся змею'' обвели вокруг пальца, разрубили на три изолированные части и прижали к реке - СИТУАЦИЯ! Получалось армию клана разложили как девицу на сеновале и уже приготовились е..ть! Для нормальной армии в реальном мире такая ситуация - начало конца, для Драконов - неприятно, крайне неприятно, но могло быть гораздо хуже, если бы под удар попали заготовки, а не игроки.
   Основные силы практически сразу начали тормозить, не желая сходу налететь на 25 тысяч готовых к бою бойцов. За место отсутствующего Главы руководство принял на себя Таурохтар (с Дриммом связались по ментальной связи и он постфактум одобрил это решение). В голову армии начали выдвигаться все эльфы-стрелки и все наличные спецназовцы; в тылы отошли, развернулись, начали строиться в боевые порядки пехотные тысячи; универсалы с арбалетами занимали позиции со стороны реки, напротив пока еще робко наползавшего на берег холодного и непрозрачного тумана...
   15 минут - начали возрождаться первые погибшие в засаде наемники, сначала десятки, сотни через считанные минуты, потом тысячи. Да, наемники на сутки лишились петов и маунтов, потеряли уже собранную в этот день добычу, лишились части личного имущества и очков, но они были злы, хотели отомстить, хотели немедленно броситься в бой. И несомненно бросились бы, если бы их не попридержали Драконы - с каждой минутой задержки наемников становилось все больше и больше - внутри армии клана рос ком-заряд из дикой безумной ярости...
   Люди реки на лодках гребут изо всех сил, спеша поскорее добраться до той стороны реки, где их ждали десятки тысяч бойцов...
   15-тысячная орда вот-вот перережет оставленный армией след и отрежет армию от порталов, на тех кто остался у порталов как лавина надвигается 20-тысячная орда, а у порталов, по прежнему, будто не понимая что им грозит, как ни в чем не бывало продолжают споро таскать ящики и мешки, гнать овец - Дримм рискует, не желая бросать остатки добычи...
   В общем-то ничего непоправимого пока не произошло: не погиб ни один заготовка, возрождаются на точке игроки, а идущая из степи 30-тысячная орда дойдет до Драконов только часа через полтора-два - летуны ''зевнули'' все же недостаточно широко, чтобы подпустить столько конных орков на дистанцию более близкого рывка. Полчаса и армия клана напоминает ощетинившегося во все стороны ежа. Нет, не на ежа похожа армия клана! Еж не способен плюнуть во врага сразу тысячами бойцов, тем более плюнуть в две стороны одновременно! Драконы смогли: накопивший массу заряд из отреспанившихся наемников отправился мстить; в сторону степи навстречу 30-тысячной орде выдвинулся отряд из всех големов Барсука с ним во главе, да в добавок с 5-ю тысячами кровавых стражей от клана. По любым самым взыскательным меркам ТАКИЕ големы + ТАКИЕ мертвяки - страшная сила!
   Ну встреча в степи еще предстояла через 20-40 минут, а вот у реки все закрутилось гораздо быстрей - какая-то жалкая пара-тройка минут и яростно вопящая масса мстителей врезалась в 25-тысячное войско орков, попыталась врезаться, попыталась... Казалось бы несопоставимые силы - 20 тысяч игроков и 25 тысяч неписей-орков, 4/5 из которых к тому же сражались в непривычном для себя пешем строю - по всем понятиям неписей должны были растоптать, растереть в кровавую кашу, в пыль! Растереть и пойти дальше! Но нет, не получилось: орки бились как единый организм, как армия, а игроки валили разрозненной толпой, мешая друг другу, перекрывая обзор, загораживая сектора лучникам и магам; пять тысяч конницы орков - пять тысяч панцирных всадников на хороших конях, а у игроков ни одного верхового; переправившиеся через реку орки не могли привезти с собой коней, но зато прихватили запас стрел и немало шаманов, а разъяренные игроки в своем большинстве и не подумали серьезно подготовиться к битве или все же готовились, хлебали зелья, накладывали бафы и щиты, но все это впопыхах и на бегу. В результате орки встретили игроков как надо: засыпали стрелами перед сшибкой, выдержали шквал боевых заклинаний и первый самый сильный навал, нанесли удар кавалерией во фланг. В самый разгар битвы к оркам подошло подкрепление в восемь тысяч бойцов, и их достиг огромный гонимый малым количеством пастухов табун из степи. Орки с лихвой возмещают потери и начинают массово садиться на коней, а степной орк на коне и пеший орк - две большие разницы. В общем орки сделали все правильно, как нужно и пожали закономерный результат - более чем жестко встреченные наемники смешались и начали отходить, да, огрызаться и больно, но все равно отходить, ловя стрелы от вновь взявшихся за луки орков. Малину оркам немного подпортили желавшие реабилитироваться летуны, но кардинально они ничего не смогли изменить...
   Дримм наконец-то закончил кормить земноводное и грызуна, закрыл порталы и повел свой отряд на соединение с основными силами. Повел прямо на встречу с 15-тысячной ордой, в то время как на пятки ему наступала еще одна, уже в 20 тысяч бойцов. Дримм задумал воспользоваться приемом самих же орков, и по его приказу маги пустили пал по степи...
   В полном окружении продолжают биться еще не изведавшие респауна наемники. Их число постоянно падает, а к оркам постоянно подходят подкрепления, но первая растерянность давно прошла, и теперь они сражаются так, как умеют только рейды игроков - гибнут конечно, но при этом заставляют орков платить непомерную цену, цепко тянут их за собой на тот свет. Некоторые нашедшие удачную позицию или особенно сильные рейды ломят цену в 1/20 за каждого члена рейда, таких рейдов мало, но они есть...
   Не жалея себя гребут мобилизованные люди реки - на той стороне в лодки сядет свежая смена гребцов, они же смогут отдохнуть...
   Багровые тучи над армией клана так и не смогли пролиться вниз какой-либо заготовленной шаманами гадостью - маги клана не спали и вовремя сумели их разогнать...
   В 300-метровом круге вокруг каменюки (перемещаемой точки возрождения) продолжают возрождаться игроки-наемники...
   Людмила собирает в воздухе ударный кулак в сотню с лишним летунов, остальные ее подчиненные плотно контролируют обстановку вокруг армии, пытаясь не допустить нового афронта...
   Получившие коней и подкрепления орки отсекающего отряда решили, что поймали птицу удачи за хвост и ринулись в погоню за отступавшими наемниками! Надо сказать, первоначально самоуверенным оркам сопутствовал успех - дважды за столь короткое время получившие по сусалам разрозненные беспредельщики не сумели их остановить и в великом множестве гибли под копытами коней и под клинками конных. На какое-то очень короткое время почти не несущим потерь оркам почудилось, что они так и будут скакать и рубить пока не кончатся враги, и нет силы, что сможет их остановить. Однако такая сила нашлась и звалась эта сила - 15 тысяч эльфийских лучников (эльфов-стрелков, спецназовцев, игроков клана). В истории Серединного мира много раз бывало как отрезвляюще-холодный дождь эльфийских стрел тушил огненную ярость орков - сегодня это событие случилось вновь.
   Залп, второй и третий - конная лава споткнулась, закричала на тысячи голосов, забурлила не в силах преодолеть-перехлестнуть мгновенно возникший вал из тел коней и их наездников!
   Залп, второй, третий, пятый, десятый - захлебнулась в стрелах, в боевых заклинаниях, в крови!
   Вскоре орки покатилась назад, а за отступавшими немедленно как почуявшие добычу волки бросились наемные игроки! У избитых, изрядно уменьшившихся в числе орков не получилось встретить их как в первый раз - завязалась любимая игроками беспорядочная свалка! К оркам вновь подошли высвободившиеся силы от все еще кипящей битвы в низовьях реки, к бессмертным наемникам подкрепления подходили постоянно...
   Шаманы 20-тысячной орды с верховий реки не сумели погасить пал, но зато смогли обеспечить в стене огня достаточно широкий проход - погоня продолжалась. Уловка Главы совсем не намного задержала орду...
   Три последовательных залпа из десяти тысяч арбалетов канули в поднимавшийся от воды белый туман - внутри тумана вой, стоны, перезвон хрустальных колокольчиков...
   Из последних сил гребут люди реки...
   Могучий вихрь из степи ударил по наемникам, по оркам, по стройным рядам армии Драконов - то под ударами степных духов пал в неравном бою недоэлементаль...
   Наемников в окружении осталось тысячи три с небольшим, погибли практически все петы и маунты, кроме самых сильных, однако наемники по прежнему сражаются и сковывают значительные силы врага. Не просто сковывают - к этому времени уцелели только самые высокоуровневые, умелые, лучше оснащенные, везучие - самые-самые! Потери орков растут, потери окруженных игроков падают...
   В белый стонущий туман уходит множество заклинаний школы Огня и еще 3 залпа от универсалов - то что доктор прописал! Холод уходит, стоны стихают, туман начинает опадать...
  
  
  Степь, 13 километров от реки.
  
  
  
   Накатывающая из степи орда шла более чем бодро, не слишком заботясь о здоровье коней - орки спешили успеть на помощь своим, навалиться на врагов внезапным ураганом, утопить их в реке, получить великую славу, о которой еще много поколений будут рассказывать у костров по всей степи. Больше всего они боялись опоздать и не успеть, тем самым заслужив совсем иную славу, славу если не трусов, то неудачников-черепах. Кому нужна такая слава?! Никому! Орки спешили..!
   Прямо из степи в накатывающую орду ударили стрелы! Много, много стрел, а орки по прежнему не видят врага! Сотни всадников покатились по земле или продолжали скакать со стрелой в лице, в теле, в щите!
   Воины орды сразу поняли, на кого их вынесла судьба. Ну еще бы им этого не понять!? Кто не любит, не умеет стрелять с коня?! Кто может послать стрелу так невероятно далеко как не сможет никто из орочьего народа?! Кто сумеет на таком расстоянии попасть?! Кто!? Конечно же эльфы!
   Орки взвыли и нахлестывая лошадей еще быстрее рванули вперед, ррыргхи (всадники на варгах) и вовсе полетели по степи, со стороны казалось лапы огромных волков не касаются травы! Орки прекрасно знали бывших учителей, знали, что их спасет лишь скорость и навал - побыстрее достичь страшных эльфийских лучников и стоптать-загрызть-изрубить! В прошлом такая тактика не раз приносила оркам победу, но бывало и наоборот, тут все зависело от количества эльфийских стрелков и количества орков. Как бы то ни было атакующая орда несла потери, но неслась вперед, желая поскорее добраться до врагов и отплатить им за все!
   А вот и они - жидкая, пока далекая цепочка пеших стрелков! Орки уже не скрывая чувств орут, звучат рога, атакующая орда отбрасывает крылья, трансформируется в огромный полумесяц!
   Летят, летят и летят стрелы! Умирают лучшие воины на варгах, гибнут их клыкастые скакуны! Умирают бедные доспехом пастухи из полунищих родов, кувыркаются неказистые лошадки! Умирают панцирные всадники на хаштра или больших конях, их кони валятся в траву!
   Враги уже близко, орки различают одинаковые доспехи, одинаковые странные личины на лицах, врагов тысячи полторы-две... но главное - их стрелы не могут остановить орду! Минута-две и орки их сомнут, сомнут сходу и понесутся дальше, ведь им еще надо успеть к реке!
   Но что это!? Что происходит со степью!!? Откуда в степи тысячи словно порожденных Нижним миром существ!!!? Красные, черноглазые и когтистые твари одновременно встали из травы, одновременно огромными скачками ринулись вперед...!
  *
   Кровавые стражи Туллиндэ обрушились на орков как кара Термеза - тысячи невероятно быстрых, плохоуязвимых для обычного оружия монстров, с когтями способными кромсать сталь. Впрочем орки встретили свою судьбу достойно, смело посмотрев смерти прямо в глаза и попытались принять ее на копье (у некоторых даже получалось).
   Големы, создания посоха, не ограничили свое участие только меткой стрельбой - как только стражи и орки со страшным грохотом столкнулись, големы отставили луки прочь и взялись за мечи, но не полезли в огромный жутко ворочавшийся клубок, а повинуясь воле своего господина обошли битву по флангу, зашли оркам в тыл и только потом атаковали орду со спины. Бегали големы много быстрее лошадей, а потому маневр занял всего несколько секунд. Затем была бойня, БОЙНЯ - нежить кромсала, рубила, грызла живых, живые отвечали нежите той же монетой. Живых было больше, но нежить была сильней, намного, намного сильней...
   В ходе битвы перестали существовать 611 стражей и 24 деревянных бойца, среди орков не выжил ни один, все 30 с половиной тысяч там и легли.
  *
  
  
  Берег реки. Основная армия клана.
  
  
   Наемники смяли отсекающий отряд: частично уничтожили, частично отогнали в степь, частично оттеснили в камыши! И... попали под удар разогнавшейся конной массы в несколько десятков тысяч бойцов! Несмотря на продолжавшийся в тылу бой, орки сумели выделить немало сил для сокрушительного удара. И вновь наемники не сумели устоять, удар разогнавшейся конницы - страшная вещь! Особенно когда этой конницы СТОЛЬКО! Частично наемников уничтожили, частично загнали в поселения людей реки, в сараи на урезе реки, в любые укрытия, частично вытеснили в те же камыши, где те до опупения резались с ранее ими же оттесненными туда орками...
   Криком кричали гребцы из речных людей, но несмотря на боль в мышцах продолжали грести, цель близка, уже видны лица тех, кто ждет на берегу, еще чуть-чуть и можно будет отдохнуть...
   Эльфы-стрелки и спецназовцы начали слепнуть, на пехотинцев и универсалов напал кровавый кашель - вскоре странные болячки прошли, среди заготовок загуляли массивные армейские фляги с лечебно-укрепляющим составом. Маги клана как могли латали щиты, постоянно отражая все новые и новые каверзы гораздых на выдумки шаманов...
   Людмила ожидает приказа, чьи зубы считать собранным кулаком из ста с лишним летунов...
  
  
  
  Берег, 24 километра вверх по реке.
  Дримм.
  
  
   Дримм спокойно смотрел на приближавшуюся орду и ждал. Положив трехпалый посох на колени, разглядывал орду с видом паука, в паутину которого залетела неосторожная муха. Ниже по холму расположилась Василиса, Послушный, сто спецназовцев со стрелами на тетивах, они тоже смотрели на орду. В глазах питомцев и заготовок нет и следа страха или неуверенности, Василиса улыбается, спецназовцы и Послушный серьезны.
   А вот орки при всем желании никак не могли увидеть того, тех, кто на них смотрел - они видели невысокий холм чуть в стороне, один из многих протянувшихся цепочкой холмов, но не видели оседлавшего холм Ворошилова с фейри на спине, не видели предвкушающе оскалившуюся Дочку, Послушного, спецназ - магия квелья как всегда была на высоте, даже здесь в невероятно далеких от Великого леса степях. Орки спешили, их полностью захватил охотничий азарт и их можно было понять - судя по следам, еще чуть-чуть и они догонят отчаянно убегавших беглецов, тех, кто трусливо пустил на них огонь, тех, чьи кости хрустнут под копытами 20-ти тысячной орды. Так думали орки, и возможно они были бы правы, если бы на их пути не встретился Дримм... А он встретился!
   Взмах посоха! Сверкнули три острых когтя, пустил зайчик одетый на один из когтистых пальцев перстень! Перед орками вырос лес, огромная дикая чаща из многоохватных стволов и жуткого переплетения ветвей! На орду напахнуло запахами преющей листвы, влажным гнилым воздухом старой чащи, чуть позже ударила звуковая волна, никаких сомнений - лес, настоящий лес посреди голой степи!
   Вся орда дернулась как в припадке и начала замедлять ход. Однако разогнавшихся коней не получалось так сразу остановить: мгновенно возникли заторы, орда смешалась, превратившись в толпу! Беспорядочная масса водоворотом бурлила перед колдовской чащей, кони вставали на дыбы, толкали друг друга, кусали, не слушались всадников, в свою очередь их всадники ругались, посылали проклятья, вожди надрывали глотки, пытаясь прекратить кучу-малу, шаманы пытались успокоить коней и понять, что это такое преградило путь орде. Но все же, как сперва показалось, самого страшного не произошло - орки сумели не врезаться в древесные стволы и не повиснуть на острых как колья засеки ветвях.
   5-7 минут и беспорядок начал сходить на нет, вожди восстановили контроль над воинами, те успокоили лошадей, шаманы разобрались - невероятно искусный лес-обманка исчез, можно продолжать погоню. Но что это?! Под копытами коней больше нет степи, ее место заняла только похожая на нее субстанция, жирная зеленая грязь, в которой вязнут копыта лошадей! Вязнут копыта всех лошадей, всех 20 тысяч - сгрудившаяся орда в самом центре огромного участка непонятно чего!
   Конная масса попыталась двинуться вперед, миновать неправильный участок, вырваться из грязи на нормальную траву... Куда там! С каждой секундой коням все тяжелей, некоторые из них уже по брюхо в грязи! Нет, не в грязи, а в жуткой трясине!
   Орки наконец поняли, куда их занесло, попытались что-то предпринять! А что?! Что тут можно предпринять!? Вокруг них нет врагов! Нет ни одного врага, которого можно зарубить, застрелить из лука или хотя бы послать ему проклятья! Только равнодушно чавкающая грязь! Одна надежда на шаманов, но степные шаманы никогда не сталкивались с таким колдовством, им нужно время разобраться, потом понять что предпринять, потом перебороть чары создавшего трясину колдуна - дни, в лучшем случае часы... Времени нет: ни дней, ни часов, ни даже минут!
   Над ордой встал страшный многотысячный вой, кричали все, вожди, простые воины, шаманы - орки поняли, что их вскорости ждет!
   И все же воины степи боролись до конца, до самого конца стремились вырваться из подлой ловушки на степной простор! Заставляли лошадей двигаться вперед, пока грязь не захлестывала их с головой или не забивала несчастным животным ноздри! Оттолкнувшись от спин стремительно погружавшихся коней совершали насколько возможно длинный прыжок, а затем яростно барахтались, пытаясь плыть в колдовской трясине как в воде! Разумеется у тех, кто был в середине, не имелось ни единого шанса спастись (но они все равно пытались), а вот некоторым из тех, кто находился по краям, повезло. Больше всего повезло оркам, что скакали в самом конце орды - около шести сотен грязных как чушки воинов без коней сумели из последних сил вытянуть себя на твердое и попадать без сил на нормальную траву. Чуть меньше повезло тем, кто прорывался к реке - большинство из них, вот ''сюрприз'' (!) не умело плавать и утонуло, сменив шило на мыло, выжили немногие полукровки, в жилах которых текла кровь речных людей, единицы. Совсем не повезло тем, кто стремился вперед или в сторону невысоких холмов - их не прибрала к себе трясина, зато встретили-приветили стрелы, гранаты, мечи. Тысяча спецназа, тысяча фейри и питомцы Главы не давали оркам обмануть смерть, встать на ноги, достать меч или лук, а быстро и четко убивали беспомощных степняков. Как всегда обращала на себя внимание Дочка: черный вихрь гулял по самому краю трясины и твердой земли и сек орков пламенеющим мечом. При этом забавница Дочка не убивала орков сама, а отсекала им ''не нужные'' руки или ноги и сталкивала обратно в глубину - невинная забава и заодно изысканнейшее лакомство для той, кто может поглотить последние самые сильные чувства врага и использовать на пользу себе. Послушный не был так жесток, скорее прагматичен: оборотень не играл, не получал удовольствие, не питался эмоциями жертв, а осваивал новое для себя оружие - метательное копье. Он добросовестно отработал целую связку трофейных копий и только потом взялся за меч.
  *
   Меньше чем через полчаса возглавляемые Дриммом спецназовцы и фейри отправились догонять основную часть отряда из зомби, половины спецназовцев и тысячи игроков, а за спиной у них осталась колыхаться и иногда сыто рыгать гигантская трясина квелья - место упокоения 20-тысячной орды.
  *
  
  
  Берег реки. Основная армия клана.
  
  
  
   Шаманы бросили на армию клана 2 десятка духов степи! Бешено крутящиеся вихри величиной с шестиэтажный дом сумели подойти к армии клана на километр, а затем повторили судьбу адмиральского недоэлементаля...
   Река напротив армии клана вновь начала остывать, появились первые робкие струйки белого тумана...
   Спешит обратно смешанное войско бывшего Главы Ольхи...
   У 15-тысячной орды хватило ума не пытаться напасть на огромную массу зомби. Орки закружили вокруг идущих по степи живых мертвяков и попытались закидать их стрелами. Получили неожиданно суровый ответ - среди зомби оказались 2 тысячи спецназовцев и игроков...
   Трещат мышцы у свежих гребцов, набитые доспешными воинами лодки глубоко сидят в воде - это спешат подкрепления с той стороны реки...
   В камышах опупевают-режут друг друга орки и наемные игроки...
   В самом центре армии клана, сразу в трех местах из земли полезли монстры, чем-то напоминавшие кротов, кротов размером в полтора Ворошилова и так же как он в чешуе! Первый крот очень-очень неудачно выбрал место, прямо посреди массы озверевших после респауна наемников - забитый в задницу меч, выдранные моргалы, порванная пасть, заживо содранная кожа - малый список того, что испытал перед смертью несчастный монстр! Второй накосячил еще сильней - вылез прямо перед колесницей Туллиндэ и прямо у нее на глазах нагло сожрал нынешнюю оболочку ее Кошмара (пета-духа)! Наглеца исколол копьем и исхлестал бичом призрачный скелет-колесничий, искромсали серпами жнецы, изгрызли мертвые демоны, но все равно полумертвого монстра прикончила их общая госпожа! Третий нарвался на злого после потери Ветра Халлона - воющий монстр вознесся в небеса и закружился над полем боя как этакий воздушный шар со звуковым сопровождением!
   Вновь масштабная атака вдоль реки! На этот раз оркские шаманы постарались как можно надежней прикрыть конных бойцов: впереди призванные духи в виде яростных пылевых вихрей, непосредственно на конной массе мощные щиты от магии и стрел. Пылевые вихри скрывали разгонявшихся орков за собой - эльфы просто не видели куда стрелять, а стрелять сквозь вихрь..., да даже если стрела каким-то чудом преодолеет пылевой щит-ураган, то разобьется о магический щит. Хитро! Очень хитро! Шаманы не зря ели свой хлеб, хотя постойте (!) хлеб они как раз не ели, зато мясо трескали от души!
   Но однако же не зря говорится, что на любую хитрую жопу найдется болт с резьбой, сегодня таким болтом на хитрую шамансую жопу стала Людмила и ударный кулак из летунов: сотня с лишим наездников на грифонах крепко засадили по разогнавшейся коннице бомб! Если бы кто спросил побывавших под бомбежкой конных бойцов, то скорей всего они предпочли бы эльфийских стрелков, но конечно их никто не спросил и выбора не предоставил - не демократия чай, а честная война!
   Через несколько минут шаманы отогнали летунов, даже сбили нескольких из них, но время орки потеряли, а вот Драконы использовали его как надо: уничтожили пылевых духов и перестроились - вперед выдвинулся ранее не принимавший участия в битве род войск.
   Удар тысячи тяжелой латной конницы прямо сквозь еще не улегшуюся пыль застал орков врасплох! Это командовавший армией Таурохтар не сумел удержаться и пустил своих протеже в ход. Удачный дебют! Стальной молот из тысячи латных бойцов не нанес удар в лоб... он ударил им во фланг и мгновенно начал сворачивать фронт! Удачно показавшие себя кавалеристы резвились не долго, оставили копья в пронзенных телах, подавили, посбивали легких орков тяжелыми доспешными битюгами, пару-тройку раз взмахнули кто мечом, кто шестопером и у самой воды, завершив полуповорот, отправились к своим. Злобствующие орки попытались проводить их стрелами, но на помощь кавалеристам пришли вновь ''прозревшие'' эльфийские стрелки - орки вынуждены были забыть про месть и спасать свою жизнь. Очередная атака вдоль реки провалилась, орки отошли...
   Гребут люди реки, орки ругаясь вычерпывают воду, работают все, и воины, и шаманы, и вожди - их всех одинаково страшит возможность утонуть...
   По прежнему на сотни голосов гудит забойная ''вечерина'' в камышах...
   Всех участников битвы страшно нервирует носящийся по вечернему небу огромный монстр - никто не знает, когда и на кого упадет воющий ''подарочек''...
   Несколько магов от клана устроили профилактику опасному участку реки - белый туман больше никогда не пойдет после устроенной коварной воде профилактики, побочный эффект - к поверхности кипящей зелеными пузырями оранжевой воды всплыли тысячи тысяч мертвых рыб и других тварей...
   Дримм нагнал основную часть своего отряда - вскоре проблема 15-тысячной орды была решена, кардинально решена, не хуже чем с ее 20-тысячной товаркой вверх по реке...
   Бьются, страшно бьются оставшиеся в окружении наемники. Их не много, всего несколько сотен, но они в тельняшках! Ну ладно нет, не в тельняшках, но честное слово, каждый из них заслужил полосатую рубаху не один раз! Наемники отступили в крупное поселение людей реки и превратили его в свой личный Сталинград, навалив вокруг него дополнительные валы из мертвых тел. Вы не ослышались - валы, во множественном числе...!
   Таурохтар не пускает отреспанившихся наемников в битву, ждет пока возродятся убитые позже всех, дает им время успокоиться, прийти в себя, правильно подготовиться к битве. Вместо наемников вперед выдвинулись маги клана и вступили с шаманами в прямой обмен боевыми заклинаниями. Некоторое время шаманы пытались отвечать на равных, потом ушли в глухую оборону - классическая магия вновь держала верх над дикарским колдовством.
   Рывок - легконогая масса из эльфов-стрелков и пары сотен рейнджеров-игроков совершила почти километровый бросок, а затем, прежде чем опомнились связанные обменом шаманы, девять тысяч эльфов высадили по полному колчану в небеса и тут же, закинув луки за спину, бросились бежать обратно!
   Стрелы упали не на шаманов, а на воинов у них в тылу, на неприкрытых щитами, отдыхавших воинов...
   Стонут, но гребут люди реки, мокрые орки вычерпывают воду, берег все ближе...
   Из степи с победой вернулся бывший Глава Ольхи...
   Горят камыши, из них как тараканы из-под тапка порскают давным-давно опупевшие орки и игроки...
   Нервирует воющий ''подарочек'' в небесах...
   Критическая масса накоплена - Таурохтар бросил в бой 45 тысяч наемных игроков! Но прежде шаманы орков попробовали блюдо, которым Драконы уже угощали их гоблинских коллег - сброшенные сверху активированные свитки антимагии и сразу за ними бомбы без малейшей магии внутри. Шаманам ''понравилось'' ''блюдо'' - магические атаки на армию клана почти совсем сошли на нет...
   Наконец-то основных сил достиг Глава, его отряд без проблем влился в общие ряды, Дримм принял руководство...
   Орки вновь попытались раздавить наемников прямым и бесхитростным ударом конной массы - не получилось! На этот раз они не сумели преодолеть вал заклинаний и стрел! Вскоре степняки и наемники сошлись, но на условиях последних - началась жуткая резня среди груд мертвых тел. Любимейшее занятие игроков, в котором те хороши! Неудивительно, что почти сразу орки начали сдавать и отступать, отбиваясь из последних сил, однако накачанные зельями игроки не собирались их отпускать, и ускакать от таких на усталом коне - не вариант. Битва постепенно катилась вниз по реке: наемники жали, орки отступали, но и огрызались с яростью загнанных в угол крыс. Несколько поселений людей реки послужили оркам опорными пунктами и позволили затормозить наступление игроков. К оркам подходили подкрепления с верховьев и из степи, возвращавшиеся с респауна наемники вновь становились в строй.
   Окружение прорвано! Избежавшие респауна счастливчики в количестве двух сотен геройских душ влились в общие ряды игроков...
   Подкрепления с того берега реки, 20 тысяч свежих (относительно), но мокрых бойцов подкрепили силы орков, лодки немедленно отправились назад...
   Воющий ''подарочек'' рухнул в горящие камыши и забился на мелководье - подземная тварь одновременно страдала от воды и огня, впрочем никого уже не интересовала судьба монстра - упал (?), упал не на нас (?), и слава богам...
   Уже на отходе пустую флотилию гребных судов прищучили летуны - сотни перевернутых, разбитых, горящих посудин, тысячи погибших людей реки! Если следующий речной десант когда-нибудь и произойдет, то точно не сегодня...
   Наступила ночь...
  *
   Всю ночь шла интересная игра в кошки-мышки среди трупов и руин поселений людей реки. Играли в основном наемники и степняки, однако неугомонные орки пытались пригласить и Драконов, время от времени беспокоя их посты, пытаясь прорвать охранный периметр, осыпая лагерь стрелами из темноты, нанося магические удары. Ну что же... кто ищет приключений на свою жопу, тот всегда их найдет! Многие воры, убийцы и воины из клана отправлялись поиграть во тьму, поохотиться на ночных стрелков и любителей побеспокоить посты, а то и выследить шамана или вождя. На всю ночь ушел Дядя и его ''золотая молодежь'' - такие игры самое оно для ''Скользящего в сумерках'' и ''Приносящих рассвет''. Решил размять кости и Глава: Дримм собрал довольно представительный отряд из ''Несущих смерть'', нескольких магов и выученников школы Первого. Отряд Главы действовал шумно и нагло - там где ночь превращает в день золотой свет, где слышны многочисленные разрывы гранат, где сверкают молнии, там точно резвится его отряд!
   Утром обнаружилось, что орки ушли вниз по реке, видимо не пережили ночных ''забав''. Или так на них повлиял дневной бой? Впрочем не важно - раз ушли, оставили поле боя за Драконами, не погребли своих мертвецов, значит проиграли! Два следующих дня армия клана ''топталась на костях'', а затем выступила по следам орков. Впереди чуть в более чем дне пути привольно раскинулся не самый богатый, не самый знаменитый, не самый значимый, но самый большой из двух городов племен Вишни...
  
  
  
  
  
  
   Глава 9
  
  
  
  
  Бунглинган - самый большой город племен Вишни.
  12-й день похода в степь.
  
  
  
  Город!? Ну я вас умоляю! Сборище грязных хибар за земляными кучами! Что тут брать?! Эти их ''стены'' сами вот-вот развалятся, как оркам только не страшно на них залезать?! За ними вообще хоть когда-то следили?! - экспрессивно размахивал руками Таурохтар, указывая на земляные валы вокруг города орков.
  Однако не валятся, стоят, - не согласился с ним Вар, немного обидевшись за свою оркскую ''родню''. - Смотри, вон там и там кирпичные стены, а не земля, и ров почти вокруг всего города, только почему-то какой-то мелкий и без воды. -
  Ров в нашу честь, - со знанием дела высказался Дримм, - потому и не успели толком его сделать и воду пустить. Вынутую землю использовали для починки валов, иначе они бы выглядели еще хуже. -
  Еще хуже?! - Таурохтар шумно накопил во рту слюны и с чувством харкнул вниз, а затем выдал предложение: - Зажечь этот мерзкий курятник с воздуха и встречать тех, кто бросится спасаться от огня! У нас ведь в достатке зажигательных бомб?! -
   Последний вопрос рейнджер адресовал Людмиле. Паладинша согласно кивнула головой и бросила вниз внимательный взгляд, словно примериваясь где лучше начинать, впрочем так и было - примеривалась.
  Я те дам зажечь! - прямо-таки взвилась явно не одобрившая идею Анариэль. - А добыча!? О добыче забыл, пиромант несчастный!? Пусть действительно хибары, но этих хибар с треть Узла! Гляди в порту сколько всяких складов, а кораблей! -
  В северном районе города, вон там, - указывая рукой вмешался в разговор Альдарон, - богатые кварталы, где живут лучшие воины, некоторые шаманы, оркские купцы, жены вождей сильных родов. Они только сверху кажутся такими же как и все, внутри, как говорится - две большие разницы. Еще есть целый и тоже немаленький район, где стоят дома и лавки неоркских купцов. Склады полны - начало сезона: привозные товары успели завезти, но только начали распродавать и развозить по степи + то, что сами орки привезли на обмен. -
  Вот видишь! - едва не кинулась на даже отшатнувшегося рейнджера Убийца Городов. - Пиромант, поджигатель, вандал - все хотел пеплом пустить! -
  Да ладно, че ты завелась? Я просто предложил! - - пошел на попятную Таурохтар. - Значит будем брать город по старинке. Осада? -
  Поддерживаю, - авторитетно высказался Октарон, - смотрите, на улицах и на валах черно от орков, яблоку некуда упасть - население города увеличилось минимум в 10 раз, скорее больше. Неделя и им нечего будет жрать. Если конечно склады под крышу не забиты едой? - воин вопросительно уставился на Альдарона.
  Основной экспортный товар орков - козья-овечья шерсть и полуготовые изделия из нее, - тот с готовностью поделился разведданными.
  Ну тогда - неделя, - покивал Октарон. - Через неделю они начнут жрать друг друга или полезут за стены на нас. Не полезут, через две недели там будет полный хаос, через три, мы войдем в город при минимальном сопротивлении. -
  Река? - возразил ему Таурохтар. - Они могут получать припасы по реке, к тому же пока мы тут сидим у орков будет время собрать все силы в кулак. -
  Очень ''страшно''! - будто в испуге передернула плечами Туллиндэ. - Пусть собирают и приходят - прихлопнем всех сразу! -
  Реку можно и перекрыть, - открыл рот доселе молчавший адмирал. - Была бы здесь Русалочка, то в два счета, но и без нее способов хватает. -
  Что-то нужно будет делать с беспредельщиками, - Синьагил подняла очень важную тему. - Они настроены на штурм и грабеж, особенно после того, как их ''остудили'' утром - нужно их как-то занять. -
  Не проблема, - оскалился Таурохтар, - пустить их на свободную охоту в степь, не верю, что все степняки собрались в городе, заодно встретят-задержат тех, кто идет на помощь. Кстати, идут или нет? -
   Все взгляды скрестились на возглавлявшей летунов Людмиле..
  Идут, - не обманула общих ожиданий жрица бога войны, - снизу (с низовий реки) идет тысяч 20, но им сутки-двое колупаться, и из степи катится орда поменьше, 20 тысяч уже не наберется - 17-18 от силы. Эти будут у города часов через пять-семь. Еще в степи навалом мелких отрядов от полусотни до двух сотен бойцов в каждом, сколько их точно сказать не могу, может 10 тысяч, а может и все 50. -
  Жидковато че-то? - обеспокоился Таурохтар. - Где настоящие орды, хотя бы как та, что почти прижучила нас 2 дня назад? -
  В городе, - лаконично ответил ему Октарон, поглядев на забитые городские улицы далеко внизу. Даже с 5-километровой высоты легко можно было различить подобные рекам толпы оркских беженцев среди домов.-
  Возможно, - с сомнением протянул Таурахтар. - А может быть как выпрыгнут в самый неподходящий момент, только успевай стирать штаны. -
   Людмила поморщилась - камень в ее огород. И ведь не поспоришь - было. Орки каким-то удивительным образом сумели спрятать в голой степи десятки тысяч бойцов и огромные табуны, спрятать от глаз и магии ее летунов - как это у них получилось она не понимала до сих пор, а значит не могла гарантировать, что такое не случится вновь.
  Отмашемся! - уверенно рыкнул Вар. - Но ты прав, ухо нужно держать востро! -
  Ну что, осада? - решил подвезти итог Халлон и посмотрел на задумчивого Главу.
   Дримм поднял глаза, осмотрел соратников, глянул вниз, а затем сказал как гвоздь забил:
  Нет. Никакой осады не будет. Мы возьмем город штурмом. Возьмем сегодня. Возьмем с первого раза. -
  Вот это по-нашему! - довольно расплылся полуорк. Улыбнулась ничуть не удивленная Туллиндэ. Остальные ошарашенно молчали.
  Ну и задачки ты ставишь, Глава! - через несколько секунд озвучил мнение большинства Муллкорх.
   Ранним утром этого дня армия клана достигла глубоко вдававшегося в Пх-хту полуострова, на котором стоял первый из намеченных Драконами к посещению оркских городов. Как обычно идущие впереди армии наемники подобно набежавшей волне затопили брошенные городские предместья, пошарились, погромили пустые дома, возмутились отсутствием добычи и развлечений, и, не дожидаясь основных сил, ринулись на город!Разумеется неподготовленный и нескоординированный штурм был обречен с самого начала, однако надо признать, оркам пришлось нелегко - массы петов, маунтов и игроков накатывались на городские валы как самые настоящие волны, иногда бывало перехлестывая через край! Магия, стрелы, клинки, когти и клыки не раз пробовали оркскую плоть и пускали оркскую кровь, валы трещали, вспучивались, осыпались под ударами боевых заклятий, горели обшитые железом ворота, не обращая внимания на стрелы и камни, вверх густо лезли жуткие существа! Часть из них оркам удалось не допустить до себя, но те кто долез творили кровавый кошмар - рейды прекрасно умели драться в таких условиях, а вот оркам не часто доводилось защищать города, обычно все обстояло ровно наоборот! Тут бы защитникам города и конец, уж больно яростно лезли почуявшие НАСТОЯЩУЮ добычу игроки, но к счастью город под завязку был забит пришедшими под его защиту родами и целыми племенами, десятками тысяч самых разных бойцов, от простых пастухов-общинников в кожаном доспехе и с дедовской булавой до великолепно оснащенных, умелых героев и берсеркеров из личных дружин племенных вождей и глав родов. В общем орки отбились, а несколько сотен все же прорвавшихся внутрь городских стен игроков задавили числом наводнившие город беженцы, в основном даже не воины, а жены и дети уже погибших в степи воинов. Тем не менее раззадоренные наемники долго не успокаивались, снова и снова пробуя на зубок огрызавшийся ''орешек'', и смерть не могла их остановить - да, каждый раз умирая они теряли очки, но и зарабатывали их в бою. Простая арифметика - чем больше убьешь, тем меньше потеряешь, когда убьют тебя, а если удастся вволю порезвиться на улицах города, то можно заработать много-много больше чем у тебя отнимет смерть. С приходом основных сил наемники несколько подуспокоились, большинство из них ждали шагов от нанимателей Драконов, но все равно тут и там отдельные рейды, временные объединения рейдов или полноценные кланы пробовали орков на зубок.
   В отличие от них Драконы не торопились сразу расшибать себе лоб, вместо этого сперва грамотно выбрали место для лагеря, поставили портал, затем зомби и универсалы принялись рыть вокруг него нехилый ров, за которым вставала двойная засека из принесенных сквозь портал кольев. Ну а пока возводили укрепленный лагерь, не терявшее времени зря руководство клана в полном составе расположилось на спине парившего на 5-километровой высоте Малыша (огромного маунта-грифона Оаиэль) и, разглядывая видимый как на ладони город, держало совет как им поступить. Хотя нет, не держало - Глава клана давно уже все решил и поставил конкретную задачу. Возражения не принимались, да их и не было...
   Общий план штурма составили довольно быстро. Впрочем чему тут удивляться? По укрепленности и продуманности любая из гоблинских цитаделей дала бы городу орков сто очков форы, хотя был и нюанс - таких больших и густо населенных городов Драконам еще не приходилось брать - новый, весьма интересный и познавательный опыт.
  Очень тебя прошу, не жги корабли! - практически умоляла Людмилу Анариэль. - На здоровье сбивайте мачты, мочите гребцов, как хотите раздербаньте палубу, но только не жгите корабли со всем содержимым и не отправляйте их на дно! Итак, пока мы тут заседаем, сколько из них успеет уйти! -
  Уговорила, зажигалки использовать не будем, - пообещала Людмила, но сразу предупредила, - отдавать приказ носиться с каждым кораблем как с писаной торбой я тоже не стану - у нас (у летунов) хватит и других дел. Обещаю, постараемся не сильно их повредить - остальное в руках Отца Битв. -
  Да и не надо сильно напрягаться, - вмешался в разговор Халлон, - если и утопят кого, то не страшно - тут не глубоко, достанем после боя. А лучше всего поставь на это дело тех летунов, кто уже прошел флот - сработают ювелирно. Только Стаса не ставь - он просто физиологически не умеет не топить корабли и никакой приказ здесь не поможет. -
   Пока Убийца Городов была озабочена сохранностью кораблей, точнее их груза, Королева Мертвых переживала совсем за другое, вернее за других:
  Смотри Шутник, доверяю тебе своих мальчиков, не дай боги с их головы хоть волос зря упадет, - стращала заместителя Туллиндэ. Не дать не взять заботливая мамаша переживает за то, что ее ненаглядное чадо обидят во дворе злобные взрослые мальчишки. И не скажешь что речь идет о ''Несущих смерть'' - уж эти сами могли обидеть кого угодно! Однако их создательница все равно переживала почти как настоящая мать.
  Присмотрю как за своими, - клятвенно приложил руку к сердцу Шутник, и чтобы успокоить заботливую ''мамашу'', нарисовал пальцами крест на груди, цыкнул зубом: - Век воли не видать! - и уставился на Туллиндэ честными голубыми глазами.
   Почему-то Туллиндэ не верила ''страшным'' клятвам и продолжала стоять у него над душой.
  Северные кварталы отдадим беспредельщикам - пусть хапнут сколько влезет добычи и очков, а вот в портовую часть города их не стоит пускать, - Дримм уточнял некоторые детали плана. - Нужно перекрыть все ведущие туда улицы и лучше если перекрывать будут игроки, а не заготовки или кровавые стражи. -
  Ты прав, - кивнул серьезный как никогда Вар, - на нежить или заготовок могут кинуться и случайно в пылу схватки, и специально - типа ''мы не поняли'' и ''так получилось''. -
  Вот-вот, попрактикуем разделение труда: нежить и заготовки поддержат десант и вместе с ним возьмут портовый район, а игроки отсекут его от остального города. -
  Жалко отдавать почти весь город на откуп беспредельщикам - слишком жирно будет, - недовольно дернул плечом Таурохтар.
  А кто предлагал город зажечь? - захохотал Вар, напомнив рейнджеру о его же словах.
  Молодой был, дурной, простите меня дяденьки, исправлюсь! - повинился рейнджер, молитвенно сложив ладошки на груди. - Так как насчет остального города? -
  Пусть берут, не жалко - все-равно им надо что-то дать. Будем считать, что это им дополнительный бонус за то, что оттянут основные силы орков на себя, и за зачистку города после боя - за такое не грех заплатить. -
  Может хотя бы неоркских купцов потрясем?- все же закинул удочку Таурохтар. - Их квартал не так далеко от порта. -
  ''За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь'', - ответил поговоркой Дримм. - Портовые склады - жирный заяц, мы можем уверенно его взять и гарантированно избежать при этом больших потерь и разборок с беспредельщиками. Все равно их добыча от нас никуда не уйдет - скупим за гроши как раньше. -
   В это время Альдарон, Муллкорх, Октарон напряженно обсуждали как им защитить осадный лагерь с порталом внутри и тылы штурмующей город армии. С одной стороны, лагерь хорошо укреплен, вернее его укрепляли в настоящий момент, войск оставляли достаточно много и каких войск - почти весь спецназ, всех эльфов-стрелков, всю кавалерию и пехоту! А вот с другой, уж больно была велика территория, которую придется прикрывать, и это при том, что точно неизвестно сколько орков шляется в степи, да к тому же в любой момент может прийти приказ отдать часть оставленных воинов на нужды штурма. С какой стороны не посмотри - непростая задача, которую тем не менее нужно как-то решать.
   ''Сошла'' Людмила: паладинша с силой оттолкнулась от спины планирующего вниз Малыша и отправилась в свободный полет... Ненадолго! Меньше чем через секунду хозяйку подхватил Физрук! Остальные молча завидовали и ждали пока Малыш плавно не приземлится рядом с порталом на вершине холма.
   Меньше чем через полчаса лагерь забурлил: зомби получили команду прекратить копать ров и разбирать оружие; из лагеря постоянно выходили мелкие и крупные отряды игроков, големов, других созданий; единой красной рекой лагерь покинули кровавые стражи Туллиндэ; в сторону города упорхнула четверть сотни летунов; наконец лагерь покинули Дримм верхом на ''командарме'', колесница Туллиндэ, другие игроки клана верхом на маунтах или на своих двоих. В занятых наемниками пригородах пошло шевеление, тонкие сотенные ручейки потекли туда, где находился Глава Драконов, вскоре ручейки превратились в тысячные реки. Начиналось...
  
  
  
  Штурм.
  
  
  
   Первый тревожный звоночек для орков прозвенел, когда их перестали беспокоить постоянными наскоками наемные игроки. Орки не услышали, не поняли предупреждение Судьбы, наоборот, обрадовались давно желанной передышке, подумали что все, по крайней мере на сегодня все, и им можно будет отдохнуть, поесть, поспать, утешить родных в городе, собраться с силами, чтобы встретить будущее...
   Второй не менее тревожный звонок прозвенел, когда спустя короткое время разрозненные группы наемников сменили совсем небольшие группки магов. 3-4 мага клана наносили быстрый удар боевыми заклинаниями самых разных школ и тут же отступали - многие десятки таких групп беспрерывно тревожили город с разных сторон. Сперва шаманы пытались отвечать, но вскоре ушли в глухую оборону, тем более маги не ввязывались в долгий размен, а сразу отходили, чаще всего еще до того, как им успевали дать серьезный отпор. Атаки не несли угрозы, тем более опасности прорыва, однако забирали жизни воинов на валу и распыляли большие, но не бесконечные силы шаманов, ну и что скрывать - нервировали. Но и в этот раз орки не пожелали внять предупреждению Судьбы, посчитали эти наскоки первыми ласточками долгой, тяжелой осады.
   Третий звонок прозвенел после того, как орки поняли, что ни один корабль больше не может покинуть город по реке. Десятки почти неразличимых под щитами крылатых убийц не пытались приблизиться к городу, но нападали на все желавшие покинуть его гавань корабли. Летуны не топили и не жгли (Людмила держала слово), однако палубы смельчаков покрыли мертвые тела, а те кто выжил предпочитали лучше прыгнуть за борт, чем даже помыслить сесть на весла или поставить парус. Некоторым кораблям удалось вернуться в порт - им не мешали. Вот на этот раз орки услышали тревожный звон колоколов, поняли, твориться что-то не то и творится не завтра или когда-либо потом, а прямо сейчас - в городе зазвучали сигнальные рога, заметались воины, женщины прятали детей, на валы поднимали камни, связки дротиков и стрел, грели смолу, шаманы как могли укрепляли щиты и возжигали священные травы.
   Уже не тихий звоночек, а набат: напротив одного из участков стены стали выстраиваться враги, много врагов. Одно только смущало орков - враги выбрали для штурма участок без ворот, да и не законченный ров в этом месте отрыли почти до конца. Почему? Почему здесь? Мучил вождей и шаманов безответный вопрос. Ведь есть гораздо более удобные участки для штурма? А тут пусть и старый, но вполне еще крепкий вал, практически полноценный ров и никаких ворот, даже самой маленькой калитки, башен впрочем тоже нет. И все же почему? Орки не могли понять логики врагов, подозревали подвох, подозревали, что их оттягивают от места настоящего штурма. Совет вождей так и не смог прийти к единому мнению как поступить и ограничился полумерами: отправили мощные отряды прикрыть самые слабые места, накапливали воинов в месте очевидного прорыва, добавили воинов по всей городской стене, создали резерв из лучших бойцов. Отсутствие одного, признанного всеми лидера играло не на пользу оркам - нельзя быть сильным везде, а они пытались.
   Со всеми своими петами и маунтами, с развернутым знаменем стоит напротив выбранного участка тысяча сильнейших Драконов. Дримм ждет пока соберется хотя бы 7/10 наемных игроков, заодно готовится, накачивая когтистый посох маной. Волнуются уже собравшиеся наемники, некоторые из них громко, иногда нецензурно призывают Драконов поскорее начать. Среди наемников снуют подчиненные Синьагил: разъясняют им ''политику партии'', отбирают некоторых игроков и предлагают им выдвинуться в первые ряды к Дримму и членам клана, среди отобранных много носителей красно-белых одежд.
   В лагере кипит работа: ушли зомби, зато на копку рва мобилизовали пехотинцев. Вместе с армейскими и пришедшими сквозь портал универсалами ров копают 35 тысяч заготовок - солидное число, еще пять тысяч универсалов и все семь тысяч спецназовцев ставят засеку - когда нужно спецназовцы могут впахаться не хуже чем ремесленные заготовки (на определенном списке работ). Около 6 сотен игроков клана сеют мины между засекой и рвом. Мастеровитые фейри мастрячат стойки для колчанов и укрытия для стрелков, мастрячат не только для себя, но для всех, хотя честно сказать, им не приходится особо напрягаться, только собрать и установить доставленные из-за портала сборные компоненты. Эльфов-стрелков не привлекают к работам - их задача нашпиговать стрелами внезапно подобравшихся врагов, да и работники из них...
   Несмотря на десятки уже разбитых, потопленных, севших на мель, брошенных дрейфовать и вернувшихся кораблей, следуют все новые и новые попытки покинуть город по воде. Более-менее большим кораблям никогда не сопутствует успех - грифоны бдят, а вот мелким лодкам частенько удается проскочить, не всем, но многим...
   Небольшие группы магов вокруг города участили свои нападения, не просто участили, перевели на качественно новый уровень: подходят ближе к городу, бьют более мощными заклинаниями, дольше остаются на одном месте, отходят не сразу после того как им начинают отвечать. Орки терпят: крепят щиты, уносят со стен трупы бойцов, теряют шаманов. С разных участков обороны идут многочисленные просьбы прислать шаманов, иногда эти просьбы удовлетворяют, но чаще нет...
   Орки ждут что будет дальше и по мере концентрации игроков нервничают все сильней, все громче споры вождей, все очевидней становится будущий штурм и то, что этот штурм будет не просто отбить - вал напротив армии игроков торопливо покидают воины в войлочных и кожаных доспехах, их место занимают отборные бойцы - верхушка вала словно покрывается черепицей из разного вида кольчуг и прочих доспехов. В руках у обладателей зачетных доспехов дорогие луки, каждый из которых стоит 60-70-100, а то и все 200 лошадей, на поясе или за спиной украшенные золотой насечкой и драгоценными камнями клинки, булавы, топоры. Над валами начинает разгораться видимое даже простым глазом сияние - сильнейшие шаманы города прилагают все свое искусство, чтобы прикрыть лучших бойцов.
   И вот наступил нужный момент - Дримм дождался чего хотел, а дождавшись немедленно выехал вперед, проехал пару сотен метров, остановился. Глава не один - его сопровождают три десятка магов во главе с Халлоном: маги прикрывают его от враждебных чар, сам Глава не особо заморачивается на счет щитов.
   Орки на стене приходят в возбуждение, шаманы и стрелки с самыми мощными луками пытаются достать огромного зверя, лучше его наездника. У стрелков нет и тени шанса, а от колдовства шаманов Дримма защищают щиты сильнейших магов клана и его собственные амулеты и личные щиты.
   Волнуются наемники - рейды готовятся к бою: бафы, зелья, щиты, некоторые травят перед битвой клинки, другие травят анекдоты, многие по новой проверяют запасы гранат, метательных ножей, стрел, свитков, проверяют жезлы, проверяют запасы маны и жизни, уточняют тактику внутри рейдов - дел у игроков много, особенно перед такой битвой.
   Дримм поднимает посох - в воздухе перед ним начинает формироваться полупрозрачный шар размером с кокосовый орех. Шар пульсирует и затягивает в себя воздух. Вот шар подрос - уже не кокосовый орех, а достойная конкурса тыква, по прежнему вихри воздуха втягиваются в него. Шар рывком вырос раза в три и обрел цвет! Рыжий огненный шар гудит как неисправный трансформатор и стреляет языками огня...
   Шаманы утроили свои усилия, прикрывающие Главу маги с трудом отражают их яростные атаки...
   Дримм произнес СЛОВО - шар плавно, но быстро увеличился сразу в пятнадцать раз, сквозь рыжий огонь время от времени прорывается белое пламя. Дримм продолжает говорить, с когтистого навершия срывается струя черного огня и втягивается в шар. Шар словно стал плотней, вокруг него колеблется воздух, почему-то на него тяжело смотреть. С посоха срывается струя синего огня и вновь втягивается в шар. Шар вырастает раза в два, вокруг него болезненный для глаз ореол как корона вокруг солнца.
   Но все же застрельщиком штурма выступил не Дримм, не он нанес первый удар, а нанес его.... Ворошилов! Огромный маунт Главы потянулся как огромный уродливый, шестилапый, чешуйчатый кот и выпустил из нароста на лбу ослепительно белый луч, свой уже знаменитый всепробивающий ''лазер''! Как всегда никакие стены или щиты не сумели выдержать этот удар - белый луч как промокашку прорвал многочисленные защитные чары шаманов, как бумажку проткнул мощный вал, прошелся по всему городу, руша дома, убивая, вызывая пожары, достиг порта, разбил в горящую щепу корабль в гавани и ушел куда-то в сторону того берега реки (через некоторое время там что-то загорелось). Через пару секунд Ворошилов повторил свой удар: снова пробитый вал, снова горящие дома, но на этот раз до порта луч не дошел, уткнулся в землю и оставил обожженный кратер неизвестной глубины. Валы, в которые пришлись удары маунта Главы, несколько потеряли в форме, точнее сказать оплыли, едва не сбросив воинов вниз, и конечно все шаманские щиты долой.
   Два удара, две точки, между ними метров сто, именно в центр этих импровизированных ворот Дримм и послал свой подобный солнцу шар - ослепительно сияющий ''подарок'' городу и миру...
   Взрыв!!! Чудовищная вспышка была видна даже на той стороне реки, по армии клана ударила взрывная волна - игрокам раньше времени пригодились индивидуальные и групповые щиты! Без них пришлось бы совсем кисло - итак многих игроков сбило с ног, протащило или прокатило по земле. И это в полутора-двух километрах от эпицентра! Что творилось с орками, можно было только представлять, представлять в кошмарах...
   Еще не улеглась поднятая взрывом пыль и ругательства наемников в адрес Дримма, как вперед выдвинулись две с лишним тысячи игроков, среди которых ехала на свой колеснице Туллиндэ. Возглавляемый Королевой Мертвых отряд обтек Главу и приблизился к невидимому из-за пыли городу еще метров на 500. Остановился, начал колдовать. Две с лишним тысячи магов Смерти (игроков клана и наемников) направили свою силу вперед на только что переживший страшный удар город...!
   Наконец-то улеглась пыль и стало видно, что натворил ''подарочек'' Главы - никакой земляной стены, вместо нее трехсотметровый проспект - заходи кто хочешь! Погибли все кто находился на уничтоженном участке стены - лучшие воины, сильнейшие шаманы, погибли те, кто находился рядом (на сопутствующих участках стены и сразу под ней), еще шаманы и воины, не самые худшие шаманы и воины, мало того, был уничтожен целый квартал, который опять же таки ломился от стоявших в резерве воинов, жители квартала не избежали судьбы своих защитников - страшные потери, СТРАШНЫЕ!
   Заволновались, заорали, засвистели, заулюлюкали, завыли как волки наемные игроки! Синьагил с подручными лишь огромными усилиями удалось их удержать.
   Тем временем чары Смерти как незримая волна проникли в город через пролом и начали делать свое жуткое дело... Под удар попали ранее согнанные со стены обладатели кожаных и войлочных доспехов - именно их телами оркские вожди решили заткнуть огромный пролом...
   Ни толковых амулетов, ни щитов - чарам смерти было где развернуться и кого пожрать! Тысячи бойцов на глазах сгнили словно забытый на века сыр, сгнили вместе с доспехами одеждой и оружием; другие, и тоже тысячи, рассыпались пеплом или песком; третьи, и опять тысячи, просто упали на землю и не встали больше никогда; четвертые страшно кричали от непереносимой боли внутри и истекали черной и зеленой кровью из всех отверстий своего тела; пятые убили себя. Смерте-чары очень быстро поглотили несчастных жертв и пошли дальше в город, как армия самого Владыки Мертвых захватывая дом за домом, улицу за улицей, и там, где они прошли, переставали биться сердца, и теплое дыхание больше не тревожило неподвижный воздух с привкусом свежевырытой могилы...
   Опомнились шаманы и попытались остановить надвигавшийся на город кошмар - незримая поступь самой Смерти замедлилась, но не прекратилась совсем. Идут вперед болезни, безумие, внезапные смерти абсолютно здоровых, умирают шаманы, умирают воины, умирают жители города и наводнившие его беженцы, но куда больше спасается бегством! Инстинкт подсказал оркам как им поступить - улицы города наполнили буйствующие толпы, все улицы заполонены бегущими !
   ''Дирижирующая концертом'' Туллиндэ получила приказ Главы и свернула ''шарашку'' . Вовремя - еще пара секунд и многие из магов Смерти залезли бы в жизнь! Сама Королева Мертвых так же поиздержалась и знатно! Нет, она не била по городу как остальные, зато усиливала чары других, давала им течь с невиданной силой, нивелировала для них расстояние - очень умелая работа, вершина искусства мага - сама Смерть могла гордиться своей будущей Дланью!
   Отмашка Главы и понеслась душа в рай! К беззащитному пролому устремилась вся масса наемных игроков-беспредельщиков, все СОРОК СЕМЬ ТЫСЯЧ!!!!!!! Ну а что же достаточно глубокий ров? А не было никакого рва - не только маги Смерти, но и представители других школ сумели показать свое высокое искусство. Место глубокого рва давно заняла жирная, черная земля со множеством мертвых и живых червей.
   Орки опомнились сравнительно быстро... Нет, не сравнительно, а быстро! Особенно шаманы и вожди. Опомнились и тут же по всему городу полетели приказы! С других участков обороны сняли неоправданно большие резервы и отправили их к пролому, войска шли и из глубин города, шли из порта, из богатых районов спешили лучшие бойцы. Только вот как бы быстро не опомнились орки, к этому моменту первые игроки на маунтах УЖЕ проникали сквозь пролом, а когда первые отряды орков расталкивая беженцев устремились к месту прорыва, через проделанный главным Драконом проход УЖЕ втекала полноводная река из игроков....
   В лагере Драконов почти готов ров, почти поставлена засека. Летуны по прежнему перерезают водный путь из города, у них много работы - десятки кораблей пытаются убежать от войны. Из степи к городу на помощь спешит растущая по пути орда: час назад в орде не набиралось и двадцати тысяч воинов, а теперь, за счет множества присоединившихся отрядов, ее силы превысили 30 тысяч бойцов, и орда продолжает увеличиваться в числе...
   Наемники и орки схлестнулись посреди полуразрушенных взрывом улиц, среди руин домов, внутри относительно целых строений, на крышах, в ямах на месте подвалов, всюду и везде! Орки пытались оттеснить игроков к пролому, игроки как чума по организму стремились распространиться по всему городу! Взаимоисключающие желания, а потому бойня без пощады с обеих сторон! На стороне орков ярость тех, кто защищает свой дом, на стороне игроков лучшее вооружение и качество бойцов...
   Тем временем на другом участке обороны, несколько ближе к реке, на город накатывалась кроваво-красная волна - объявились стражи Туллиндэ. Орки на валу успели спустить тетивы, некоторые и не по одному разу - бесполезное занятие! Возможно если бы этих стрел был хотя бы миллион, еще можно было бы о чем-то говорить, а жалкие 2-4 тысячи безрезультатно канули в накатывающуюся нежить как в бездну! Порождениям некромантии понадобилось меньше минуты для того, чтобы преодолеть двухкилометровую дистанцию до рва, который должен был, обязан был задержать любых штурмующих. Не задержал... Прыжок! И вот они уже на валах, рвут не успевших сменить луки на более подходящее оружие живых! Секунды и поток немертвых проливается на город, словно перехлестывающая край ванны кровь после того, как вскрывший себе вены самоубийца осознает, что умирает и начинает биться в кровавой купели! Навстречу нежити бросается довольно крупный, еще не отозванный резерв. Как и со стрелами - бесполезно! Десять тысяч стражей не остановили бы и впятеро больше бойцов, хороших бойцов со сталью на теле, тем более их не могут остановить 6 тысяч вчерашних пастухов с плохо помогающими против нежити копьями в руках. Защитники города могут лишь умереть... что они и делают в рекордно короткий срок. А затем десять тысяч кровавых стражей превратились в пулю, живодерскую пулю со смещенным центром тяжести - эта ''пуля'' входит в тело большого города и начинает по нему гулять... Вот убивающая все на своем пути нежить будто бы рвется ударить в спину тех, кто сдерживает наемников... а вот она изменила движение и прорывается в лучшую часть города... снова перемена - теперь цель торговый квартал... порт.... ремесленные районы....снова лучшая часть города... и так до бесконечности! Кровавые стражи не останавливались ни на минуту, сходу сметали всех, кто пытался их остановить, легко ускользали от посланных за ними в погоню отрядов - те просто не могли их догнать (а если догоняли, то тут же жалели об этом) и гуляли, гуляли, гуляли по взбулгаченному городу, порождая хаос, принося с собой ужас, оставляя за собой смерть. Болели головы у вождей - куда повернут опасные твари?! Болели головы у шаманов - как остановить разбушевавшуюся нежить?! Болели головы у простых воинов - кто они, защитники своего дома или лишь дичь для мертвяков?! Но хуже всех приходилось тем, кто не мог себя защитить и постоянно попадался нежити на пути - стражи нарочно не охотились на женщин и детей, не врывались в дома, не преследовали тех, кто убегал, однако кровожадные творения некромантии не упускали возможности чиркнуть по подвернувшейся плоти когтистой рукой - в переполненном беженцами городе таких возможностей было завались...
  *
   Кровавые стражи Туллиндэ словно специально были созданы для такой вот резни, когда нет тыла или фронта, нет четкой диспозиции или крепкого строя, а есть бесконечный лабиринт из улиц, улочек, дворов, переулков, крыш, закутков и тупиков - раздолье для буйствующей нежити!
  *
   Несколько десятков орков, охрана одной из воротных башен, с тревогой прислушивались к тому, что творилась вдалеке. Здесь почти у самой реки по прежнему было тихо, но эта тишина лишь подчеркивала как тяжело приходится ТАМ, где кипит бой. Непрерывно слышались далекие хлопки в порту, приходили тревожные вести об уничтоженной стене, страшном колдовстве, о битве в руинах разрушенного взрывом района. Недавно и вовсе прискакал гонец, забрал тысячный резервный отряд, забрал половину бойцов с башни и окружающей стены, забрал 7 шаманов из 10. Отвечавший за башню вождь возмутился было, но сразу заткнулся, когда гонец рассказал о прорыве нежити в километре от них - нежить нужно было остановить любой ценой, для того и бойцы. Оставшиеся орки переживали за судьбы находившихся в городе родных, многие рвались в бой, другие пытались по звукам определить, как протекает битва за город, некоторые молились и почти все из них забыли, зачем они вообще здесь стоят и не высматривали врагов среди подступивших почти к самой стене лачуг. А зачем? Враги ведь где-то там далеко, а здесь тихо, пусто, спокойно, скучно...
   Десятки стремительных и осторожных фигур очень грамотно использовали дома, небольшие заборы, загоны для овец, любые самые мелкие укрытия, даже отбрасываемую строениями тень + им помогают маскирующие чары и меняющие цвет как кожа хамелеона плащи. Фигуры постепенно приближались к стене, замирали, когда один из дозорных бросал редкий взгляд в их сторону, и немедленно возобновляли движение, стоило дозорному вернуться к тому, чем он занимался вместо исполнения своих прямых обязанностей. Фигуры не спешили, не рисковали, не ошибались и приближались, приближались, приближались к стене...
   Дозорный орк с удивлением уставился на упавший у его ног металлический шар, обернулся на звук - еще два таких же шара перелетели вал и ухнули вниз, обернулся посмотреть на первый и краем глаза увидел, как такой же шар влетает точно в бойницу башни, открыл рот...
   Орк не успел ничего сказать, закричать, предупредить товарищей - умер разорванный на тысячу кусков! Умер не только он, но и многие другие, те, кто занимался неизвестно чем, вместо того чтобы высматривать врагов - немалый участок стены скрылся под серией мощных взрывов! Не легче приходилось башне: в каждую из двух десятков обращенных наружу бойниц влетел одинаковый ''металлический шар'' - мощная граната! Башня словно подпрыгнула и пернула из всех бойниц струями огня!
   Безвозвратно ушло время незаметности и осторожности - пришло время скорости и напора! Рывок! Десятки ''Несущих смерть'' мгновенно минуют едва намеченный ров и шустро лезут вверх. По ним не стреляют, никто не кричит и не оказывает сопротивления - некому кричать, некому стрелять, некому сопротивляться - все орки на стене и в башне мертвы! Считанные секунды и три десятка детишек Дракона и некромантки наверху: занимают вал, проникают в башню, спускаются к воротам. Пять вдохов - скрипят отворяемые ворота. В ворота гоголем входит довольный Шутник, с ним еще три десятка ''Несущих смерть''. В открытые ворота проникает пока отдаленный гул, гудит земля под ударами тысяч ног...
   Большая часть тысячного Драконьего отряда вернулась в лагерь или растворилась среди лабиринта пригородов, но небольшой отряд в сотню с лишним игроков двинулся вдоль стены. Во главе отряда Дримм и Туллиндэ. Время от времени отряд останавливается напротив очередной башни с воротами или без, и тогда Глава и Королева Мертвых словно соревнуются в умении нанести по башне как можно более мощный магический удар, не бездельничают и другие маги отряда - башням приходится нелегко, оркам в них тоже...
   Укрепления лагеря закончены - вырыт ров, поставлена засека, собраны платформы, щиты, стойки, посеяны мины. Городские универсалы уходят сквозь портал, сменившие лопаты на арбалеты армейские занимают позиции, пехота и кавалерия готовы к вылазке в любой момент, все оставшиеся в лагере спецназовцы и большая часть игроков собираются на вершине холма...
   ''Гуляют'' кровавые стражи Туллиндэ! Три отряда общей численностью в 15 тысяч бойцов и несколько сотен шаманов попытались зажать их с трех сторон. У орков не получилось - стражи прорвались, один из отрядов полностью уничтожен, всего после ''общения'' с буйной нежитью уцелело не больше 5 тысяч воинов...
   К захваченным Шутником воротам несутся 1600 творений посоха: деревянные големы бегут что твои скакуны, за их спинами клубится и поднимается пыль под ногами куда более крупного отряда. Големы деревянной рекой втекают в гостеприимно распахнутые ворота. Возглавляющий их Эйзилейн Барсук с профессиональным интересом и даже некоторой ревностью смотрит на ''Несущих смерть'', к нему с улыбкой подходит Шутник...
  Нравятся парниши? - некромант заметил неподдельный интерес бывшего Главы.
  Некромантия, Алхимия, Природа, еще что-нибудь? - вопросом на вопрос ответил Барсук, кивая на увешенных гранатами и жезлами бойцов с рукоятями мечей над каждым плечом.
  А я почем знаю - не моя работа, - усмехнулся Шутник. - Да и кто в здравом уме будет раскрывать секреты производства постороннему вроде тебя. С таким же успехом ты мог бы попросить ''ключ от квартиры, где деньги лежат''. -
  Понимаю, - не стал настаивать Барсук и кивнул на големов, - мне в общем-то за глаза хватает своих. -
  Вот и хорошо, - улыбнулся Шутник, - поделишься бойцами? -
   Друид и маг одновременно подняли глаза и замерли - над ними пролетело не меньше восьми десятков тяжело нагруженных грифонов. Грифоны летели в сторону порта.
  Как и договорено, сотня моих твоя, разумеется до конца битвы, - первым отмер друид. По взмаху его посоха сотня големов отделилась от общей массы уже проникших в город деревянных бойцов.
   Через минуту Барсук уводит полторы тысячи големов в город, оставшаяся сотня вместе с ''Несущими смерть'' занимает позиции на валу и на крышах ближайших домов. Все готово к встрече незваных, но ожидаемых гостей...
   На лагерь, на занятые штурмом войска смотрят недружелюбные глаза из степи. Вождь, пришедшей на помощь городу орды, выслал несколько отрядов лазутчиков, узнать куда лучше направить удар сорока с лишним тысяч рвущихся в битву бойцов...
   Возглавляемый Главой отряд закончил свой вояж и остановился напротив выбранной башни. Мощная каменная башня с большими воротами, стены чуть блестят от защитной магии - крепкий орешек! Дримм поднимает когтистый посох - башня складывается внутрь себя будто сделанная из песка! Туллиндэ поднимает свой - в окрестностях башни умерли все воины и шаманы, их всех пожрала зеленая светящаяся плесень, после нее остаются только голые, лишенные мяса костяки. Удар Главы - от нестерпимого жара крошится камень, плавится земля, на десятки метров во все сторону от башни осыпаются валы, башня уже не похожа на себя, не похожа даже на разрушенную башню - так, груда не опознаваемой грязи пополам с землей. Удар Длани Смерти - землю словно сметает огромной метлой, поднимает на сотни метров в воздух, роняет на город - путь свободен. Заклинание Дримма - ров сковывает толстая корка льда, по льду вполне можно проехать. Отряд держит путь в пролом на месте уничтоженной башни...
   Более полутысячи игроков и столько же спецназовцев высадились с грифонов среди портовых складов. Игроки немедленно вызвали петов и маунтов, спецназовцы прочитали свитки призыва - численность отряда выросла в два с небольшим раза. 2/3 грифонов немедленно ушли за новой партией, а остальные поспешили на другой конец города, туда, где в яростной битве не могли пересилить друг друга десятки тысяч орков и наемных игроков...
   Отряд Барсука углублялся в город. В отличие от ''гулящей'' нежити деревянная рать ничем не напоминала терзающую плоть пулю дум-дум, а скорее похожа на вонзившуюся в плоть стрелу, что рвется к сердцу. Целеустремленную армию големов много раз пытаются остановить, и каждый раз орки несут страшные потери от стрел, а когда дело доходит до клинков, деревянные мечи вспарывают стальные кольчуги как картон, и в то же время стальные клинки в руках орков часто пасуют против панцирей из коры. У защитников города появилась новая головная боль, при этом старая (кровавые стражи) никуда не ушла...
   Отряд Шутника попытались атаковать восемь сотен достаточно серьезных бойцов. Орки наловили стрел и гранат, изведали деревянных клинков и кровавых мечей, получили несколько порций щебня в упор и откатились (те кто смог)...
   Лазутчики орды проникли в пригороды. Осторожные орки не собираются вступать в бой - их дело смотреть и запоминать, потом донести то, что они увидели и запомнили до вождя орды. Свист стрел! Два передовых воина дергаются в седлах! Воздух гудит от метательных ножей, десятков и сотен, по крайней мере так кажется оркам! Кажется недолго - каждый из них получил по стальному перу. Единственный среди лазутчиков шаман получил сразу три, и он же единственный сумел уцелеть - щит не дал двум ''перьям'' прорасти у него из лица и ослабил попадание еще одного - не сердце, а плечо! Шу-у-ух! Бросок огромной змеи смял шамана вместе с конем! Змей не пожирает жутко изломанные тела, лишь с удовольствием слизывает кровь. Появляются хозяева ножей и стрел, их всего четверо, не считая змея. ''Скользящий в сумерках'' и три ''Приносящих рассвет'' ловят коней, собирают тела, собирают добычу, минута и они вместе с хабаром исчезают среди хибар. Другие отряды оркских лазутчиков принимают похожую судьбу, там где не хватило ''Приносящих рассвет'' не намного хуже сработали спецназовцы или убийцы-игроки...
   Среди складов в порту идет жуткая мясорубка - орки яростно пытаются уничтожить воздушный десант, стягивая против игроков и спецназа силы со всего порта. Оркам могли бы помочь многочисленные команды кораблей и забаррикадировавшаяся внутри складов купеческая охрана, но помощи нет - неоркские купцы думают только о себе и своем добре...
   ''Гуляют'' кровавые стражи, куда пойдет волна нежити не может предугадать никто, ни самые опытные вожди, ни самые мудрые шаманы, ни даже боги. Об этом могла бы рассказать их создательница, но орки не могут подойти и спросить...
   Рвется вперед деревянное войско Барсука! На пути у големов баррикады в три ряда, на баррикадах и между ними черно от воинов. Големы в два счета обтекают баррикады по соседним улочкам, взлетают на крыши домов и начинают шпиговать защитников баррикад стрелами. Орки пытаются отвечать, но им мешают тучи незнамо откуда возникших зеленых стрекоз. Стоит только сбить-раздавить-убить стрекозу размером с ладонь, как тут же возникает облачко зеленоватой пыли - от пыли слезятся глаза и все время хочется чихать. Несколько минут и на валах только мертвые тела...
   Войдя в город Туллиндэ и Дримм поделили свой отряд и теперь два небольших, но мощных драконьих отряда жучат главные силы орков со спины, вынуждая их отвлекаться от сдерживания наемных игроков. Специально против неудобных отрядов выделяются немалые силы...
   Сквозь захваченные Шутником ворота течет река зомби и ручеек из игроков - чуть меньше тысячи игроков и 45 тысяч зомби...
   В лагере Драконов грузится на грифонов вторая волна десанта. Считанные минуты и тяжело нагруженные маунты устремляются в сторону города...
   Отчаянная попытка сразу нескольких десятков кораблей прорваться из гавани! Летуны прекратили миндальничать - вниз летят мощные фугасы, активно используются жезлы! Десятки кораблей с пробитыми палубами тонут на мелководье и образуют такой ли себе риф - путь из города окончательно перекрыт. Озверевшие после попытки летуны кидаются даже на мелкие лодки, в которых один-два гребца-пассажира...
   У защитников города новая напасть! Только-только оттеснили надоедливые и кусачие отряды Дримма и Туллиндэ, как двадцать с лишним летунов клана поддержали особенно яростную атаку наемных игроков! Орки не были готовы к удару с воздуха, летуны не жалели жезлов и бомб, воодушевленные поддержкой наемники поднажали - в результате орки не сумели предотвратить прорыв в очередной район...
  *
   Средний рейд игроков - 5-7-10 бойцов: магов, воинов, жрецов, рейнджеров и т д. Чаще всего такой рейд сильнее десяти хорошо вооруженных, облаченных в крепкие кольчуги оркских бойцов, но иногда среди орков встречаются совсем особенные воины, способные вырезать рейд игроков как кутят, однако гораздо чаще происходит наоборот, рейд что твоя мясорубка мелет оркское мясо, перемалывая десятки, а то и сотни бойцов.
  *
   Масса зомби прет в сторону порта как разогнавшаяся лавина и как та же лавина сметает все на своем пути! Хорошо вооруженные берсеркеры в чешуйчатых панцирях, герои, беженцы с разнородным оружием, крепкие отряды с копьями и в кольчугах, бойцы в коже и с булавами, искусные лучники, шаманы - никто не может остановить лавину живых мертвецов! По крышам и параллельно лавине немертвых движутся рейды игроков клана. Игроки почти не несут потерь в скоротечных схватках, зомби еще как несут, но им все равно...
   Снова орки попытались отжать ворота у отряда Шутника: опять стрелы, опять гранаты, опять клинки - орки наелись всем этим до лопнувшего живота и отошли...
   В районе портовых складов с грифонов высаживается вторая волна - 300 игроков и 600 спецназовцев вдохнули новые силы в теснимый со всех сторон десант...
   Вождь орды в степи устал ждать возвращения лазутчиков. Благодаря сообщениям шаманов из города, он примерно представляет, что там происходит, а потому делит орду на четыре равные части и бросает эти части на город, непосредственно возглавив сильнейшую из них. ''Примерно'' - какое чудесное, емкое слово, сколько ошибок совершили те, кто примерно что-то знал или думал что знал...!
   Кровавые стражи прекратили ''гулять'' и ринулись к определенной точке, той же точки почти достигли големы Барсука, масса деревянных бойцов пронзила город практически насквозь. За големами и за стражами как гончие за зверем тянутся крупные силы мстительных орков...
   Летуны вновь подсуропили тем, кто не жалея жизней сдерживал озверевшую массу наемных игроков - уже в трех районах города идет яростный бой, оборона защитников города трещит по швам...
   Мощный отряд орков накопился в одном из проулков - 2 тысячи отборных бойцов собирались атаковать отряд Шутника и отбить наконец удерживаемые им ворота. Не собрались (Шутник устал ждать) - ''Несущие смерть'' окружили отряд по крышам и закидали гранатами, потом спустились и дорезали тех, кто уцелел среди вихря осколков и огня. Самого Шутника буквально перло от восторга! Веселому некроманту ужасно нравилось командовать такими практически идеальными бойцами, что понимали его с полуслова и иногда казались частью его самого! Шутник чувствовал, он на своем месте, именно там, где он и должен быть, и был благодарен Главе и Туллиндэ за такую возможность. Мало того, временами он ощущал себя этаким неуязвимым многоруким монстром, или нет - незнающим пощады вихрем из гранат, мечей и жезлов. Страшная судьба ждет того, кто попадет под этот бешеный вихрь о множестве смертоносных рук!
   Двенадцатитысячному отряду из степи преградила путь тысяча эльфов-стрелков. Эльфы неожиданно вышли из-за домов и качественно ''приласкали'' почти достигших пригорода орков. Орки немедленно бросили коней в карьер и тоже взялись за луки, благо было не далеко. Десять против одного, да еще такая мизерная дистанция (400 метров), казалось бы эльфы обречены, тем более оркские стрелы уже стегают ушастых смертников... Но орки на полном ходу влетели в минное поле и завязли на нем! И как только первые куски разорванных тел подлетели в воздух, на крышах домов за спиной у эльфов встала еще одна тысяча стрелков, а из-за домов выбежали сразу две и не эльфов-стрелков, а спецназовцев. Четыре тысячи эльфийских луков бьют в упор + мины - тот еще компот..!
   Две другие части совсем недавно единой орды сумели беспрепятственно проникнуть в пригороды, держа свой путь к месту прорыва наемных игроков. Их ждала похожая судьба: рухнувшие от взрывов дома перекрыли путь назад и вперед, во всех проулках баррикады, а на крышах целых домов встают спецназовцы и эльфы-стрелки - в стиснутую конную массу летят гранаты и стрелы, много гранат и стрел, а орки толком даже не могут слезть с коней...
   Последняя часть орды, 10 тысяч конных бойцов, решила побеспокоить осадный лагерь. Похожая на комету масса степняков закружила вокруг лагеря, перебрасывая через ров и засеку тучи стрел. Оркам отвечают универсалы из арбалетов и надо сказать сразу, перевес далеко не на стороне лучников степи. Да, лучник может высадить десять или больше стрел на один выстрел из арбалета, да, быстро движущийся всадник - довольно сложная цель, да, среди орков исчезающе мало плохих или просто посредственных стрелков. Но, арбалетчики-универсалы стреляют твердо стоя на земле и их выстрелы точны, но, универсалов прикрывают многочисленные магические и деревянные щиты, но, выстрел выпущенного из тяжелого арбалета болта многократно превосходит по пробивной силе легкую стрелу - не всякий усиленный магией доспех сумеет остановить такой болт. Среди орков есть обладатели таких доспехов (примерно 1 из 20), но их кони защищены ненамного лучше чем у остальных, а именно в коней в первую очередь стреляют универсалы и только во вторую в их седоков. Перестрелка складывается не в пользу орков, но им требуется время, чтобы это понять.
   Бешено орущие и звенящие тетивами орки дважды окружили лагерь, оставляя за собой густой хвост из убитых лошадей и бойцов, а на третьем круге едва не попались - тысяча латной конницы неслась им в лоб! В целом орки сумели избежать губительного для них столкновения и уйти в сторону степи, под ударом латников оказались лишь несколько сотен бойцов на раненных или слишком сильно уставших лошадях. Тяжелая тысяча смяла неудачников в один момент, но не стала преследовать остальных, вместо этого латные всадники величаво продолжили скакать вдоль рва. Избежавшие столкновения орки быстро перестроились и бросились в погоню, пытаясь хлестнуть дождем из стрел по одетым в сталь наездникам и таким же коням- жалкий результат - недавняя бессмысленная перестрелка оставила орков почти без стрел в колчанах. Но степняки не отчаиваются, достают клинки, достают булавы, готовят копья и очень быстро нагоняют обремененных латами коней. Но что это?! В последний момент тяжеловооруженная конница втягивается в прореху в засеке, орки упрямо следуют за ней и... попадают в длинный изгибающийся коридор, справа и слева те же самые рвы и колья, из-за них в упор летят арбалетные болты, выстрелы из пистолей, летят и гранаты. Но орки не обращают внимания на потери, они рвутся по коридору вперед, они стремятся во чтобы-то не стало догнать ускользавших врагов, да и любой коридор всегда имеет конец. Ну правда ведь? Правда - конец у коридора и вправду был: немногие сумевшие пройти его орки уткнулись в стену больших щитов и настоящий шквал из пистолей прямо в морды коней и в искривившиеся в крике лица их наездников - из тех, кто добрался до конца коридора смерти, не выжил ни один. Весь длинный коридор от начала до конца завален истыканным болтами, изрубленным осколками, обгорелым, часто еще стонущим мясом - десятитысячному отряду конец. Несколько сотен уцелевших орков ушли в степь, тех, кто раненый или придавленный конем лежал в коридоре меж двух засек, добили идущие с респауна игроки...
   Летуны в городе вновь попытались склонить весы битвы на сторону наемных игроков... Неудача! Шаманы орков выучили преподанный им ранее урок и устроили летунам грамотную ловушку - клан на сутки лишился 1/8 своих воздушных сил...
   Теснимые отряды Дримма и Туллиндэ вновь слились в один отряд, укрепились, обеспечили себе тылы и встретили погоню так, что орки сто раз пожалели что за ними пошли - не стоит загонять в угол двух ТАКИХ магов и еще несколько десятков почти таких...!
   Объединились и кровавые стражи с големами Барсука. Объединились и тут же разъединились - кровавые стражи ушли в сторону порта, а Барсук с творениями посоха нашел удобную позицию и приготовился встречать свою и стражей погоню. Разъяренные преследователи не заставили себя ждать...
   Рвутся к порту зомби, рвутся сквозь живую неподатливую массу беженцев, рвутся сквозь многочисленные отряды бойцов, гибнут под клинками и топорами, гибнут от шаманских заклинаний, но пока что их не остановить. Нет! Остановили - на одной из узких улиц волну нежити встретила волна живых! Короткие копья с ржавыми наконечниками с легкостью протыкают прикрытые вареной кожей тела, булавы разбивают немертвые головы с одного удара. Кто кого...!?
  *
   В принципе один орк с топором или булавой в руках сильнее одного зомби с копьем, но топору и булаве нужен размах, а короткому копью нет - им удобней пользоваться в плотной толпе.
  *
   Орки страшным напряжением сил отбили у наемных игроков район...
   Големы грамотно встретили преследователей валом из стрел и собрали добрый урожай прежде чем дело дошло до клинков! Но все же орков СЛИШКОМ много, они окружают отряд Барсука со всех сторон, зажимают его в переплетении узких улочек, теснят, наваливаются пять на одного - големам приходится тяжело! Неожиданно возвращаются кровавые стражи - теперь тяжело приходится оркам...
   Отряд Шутника без боя оставляет ворота: сам Шутник вместе с ''Несущими смерть'' растворяется среди улиц охваченного хаосом города, сотню големов подхватывают два десятка летунов. Через несколько минут небольшой отряд орков занял ворота. Через полчаса орки ушли и больше не вернулись...
   В порту идет жаркий бой! Команды кораблей по прежнему игнорируют сражение на берегу, купцы и их охранники по прежнему сидят за толстыми стенами и прочными дверьми своих складов...
   Орки очистили от наемников еще один район и потеряли два квартала другого...
   Волна кровавых стражей вновь несется к порту на всех парах, за ними идет отряд Барсука, от полуторатысячного отряда осталась едва ли тысяча деревянных бойцов. Время от времени големы притормаживают и щелкают уже не такую многочисленную и смелую погоню по носу. Ученые орки больше не лезут в ближний бой, но в перестрелках участвуют охотно...
   Волна зомби не без помощи ударивших по флангам и с крыш игроков преодолела-поглотила-уничтожила своих живых оппонентов и, оставив вал из тел позади, вновь продолжила свой поход в сторону порта. А вот сделавшие дело игроки двинулись совсем в другую сторону...
   Барсук получил обратно сотню своих бойцов и ненадолго приобрел поддержку из 20 летунов. Удар с воздуха и контратака на земле! Преследователи-орки бегут - они перестали существовать как единая сила. Некоторое время отряд Барсука двигался по кровавому следу кровавых стражей, а потом свернул...
   Кровавые стражи ворвались в порт и растеклись по нему как пожирающее сухой валежник пламя! Буквально через считанные минуты в порт вломилась новая мертвая-немертвая волна - десятки тысяч зомби вошли в порт с другой стороны! Некоторое время мертвякам почти не оказывают сопротивления - все силы порта брошены против спецназовцев и игроков. Вскоре орки поняли, каково было все это время их врагам, каково быть окруженным со всех сторон...
   Шутник присоединился к отряду Главы и не упустил возможности в красках похвастаться перед ним и Туллиндэ своими достижениями и отсутствием потерь...
   Наемники заняли недавно потерянный район и начали неожиданное для орков и весьма успешное наступление в обе стороны вдоль вала-стены - у орков нет сил их остановить. Наемные игроки почти сравнялись с орками числом...
   Да здравствует союз големов и игроков! Тысяча големов и тысяча игроков клана планомерно зачищают прилегающие к порту улицы и перекрывают все ведущие к нему пути. Строят баррикады, устанавливают ловушки и магические щиты внутри зданий, готовят позиции стрелков на крышах, размечают сектора обстрела. Все это не против орков, а против наемных игроков, но орки - прекрасное оправдание предпринимаемых мер. Клан еще до штурма наметил себе не львиную, но драконью долю и готовился ее защищать...
   В порту больше нет живых орков, кроме немногих игроков. Пришло время сгрудившихся посреди большой заводи кораблей - десятки водных троп протянулись от мостков к деревянным корпусам, и по ним хлынула красно-кровавая волна! Через час один за другим начали вскрывать склады и чистить их от добра и перехитривших самих себя ''крыс''...
   Прорван единый фронт! Наемники, как раковые метастазы по организму, распространяются по всему городу - Бунглинган захлестывает кровавя волна, волна насилия и смерти! Наемникам пока не до грабежа - перед ними гигантский океан легко доступных очков, мечта любого (ну почти любого) игрока - миллионы не способных оказать сопротивление мобов...!!!!!!!
  *
   Орки еще сопротивлялись, строили баррикады, превращали в крепости дома, улицы, целые кварталы, пользуясь знанием города контратаковали и часто не безуспешно, окружая и вырезая немаленькие отряды игроков, даже оттесняли захватчиков с уже занятых улиц, площадей, кварталов. Но все это лишь продлевало агонию, оттягивая неизбежный финал - город был обречен...
  
  
  
  Красно-белый - цвета некромантов: красный - кровь, белый - кость, два цвета вместе - мертвая плоть.
  
  
  
  
  
   Глава 10
  
  
  
  
  
  Бунглинган - бывший город союза Вишен.
  Спустя шесть дней после штурма, восемнадцатый день похода.
  
  
  
   Почти неделю армия клана не двигалась с места, засев за щербатыми валами поруганной орочьей твердыни. Впрочем ни у кого бы не повернулся язык сказать, что Драконы разленились и зря потеряли эти дни. Во-первых, они делали то зачем пришли - уничтожали орков в особо крупных размерах, то есть, проще говоря, осуществляли самый настоящий геноцид. Конечно основную работу сделали наемные игроки, сделали на совесть и с большим чувством, но и Драконам пришлось хорошо замарать руки в орочьей и не только в орочьей крови. Во-вторых, Драконам хочешь не хочешь пришлось взять на себя общую оборону города, а это, на секунду, вся протяженность валов со множеством башен, и это не только защита от возможных угроз снаружи, но и удержание пытавшихся покинуть город орков внутри - первое время беглецы на своих двоих еще могли ускользнуть, а вот к концу второго дня Драконы надежно перекрыли все пути к спасению. Бреши в валах закрыли живыми стенами, в некоторых башнях пришлось починить выбитые ворота, зачисткой улиц и домов в подконтрольной клану части города занимались смешанные отряды стражей и игроков, зомби не привлекали - слишком тупы, а весь спецназ, эльфов-стрелков и пехоту определили на охрану городского периметра, туда же направили ''Несущих смерть'', кавалеристов, големов Барсука, часть игроков клана, всех кого могли, кроме универсалов (которые нужны были в порту) и все равно хватило еле-еле. Портал перенесли прямо в город (в порт) и разумеется ненужный больше лагерь снесли (засыпали ров, ликвидировали засеки и все постройки внутри). Третьим и главным делом клана стала добыча - Драконы сцапали жирный кусок из порта, портовых складов, располагавшихся в порту таверн и лавок, из не успевших сбежать кораблей и выжали этот кусок как голодный вампир выжимает всю кровь из попавшейся ему на клыки жертвы. Получилось довольно неплохо, да что там, хорошо: товары со складов, товары из трюмов кораблей, товары из лавок, продукты питания и запасы спиртных напитков из таверн, просто таки огромное количество овечьей и козьей шерсти, уже готовой пряжи, войлока и некоторое количество изделий из него. Шерсти хапнули и вправду много - годовой выход десятков племен, многих сотен родов. И все это богатство единолично досталось Драконам! Что же касается привозных товаров, то по большей части ничего исключительного или особо дорогого - сахар, соль, специи, шелковые и льняные ткани, бочонки пива, инструменты, фарфор, стальная проволока, правильно обработанное дерево для изготовления луков, металл в слитках, наконечники стрел и копий, сухофрукты, строительный брус и тому подобное - все в больших, товарных объемах, все востребовано постоянно растущим городом Драконов - хороший куш. Не забыли и про корабли, и нет, Драконы не пропихивали корпуса в портал, зато рачительно прибрали паруса, металлические якоря, механизмы от воротов до винтов, отодрали медную обшивку днищ и вообще прибрали любые металлические детали корпусов или оснастки, вынули несколько сотен мачт, а некоторые особенно приглянувшиеся корабли и вовсе полностью разобрали. Отдельно следует упомянуть скупленную у наемников добычу - все шесть дней те только и делали, что несли и несли награбленное в городе добро: снятые с убитых врагов доспехи, оружие и амулеты, овечий-козий сыр, мешки зерна, рыбу, мебель, ткани, снова шерсть и пряжу, запачканную кровью одежду, разные безделушки и бижутерию, богатое многобонусное оружие, шаманские прибамбасы, вино, грудных оркских детей, драгоценные камни, золото, живых овец, копченые туши, шкуры - список можно продолжать до бесконечности, Драконы брали все и как обычно по выгодной для себя цене. Еще одно и довольно важное дело - восстановление численности армии живых мертвецов. Битва за город стоила Драконам без малого трех тысяч кровавых стражей, а если учесть тех, кого прибили еще в степи, то кровавых стражей осталось не больше шести с половиной тысяч - вроде бы много, а вроде бы и нет, как минимум хотелось приблизиться к тому, что было до похода. Еще хуже обстояло дело с зомби - 20 тысяч, именно стольких живых мертвяков стоил клану штурм. Всего один бой, в котором зомби сыграли далеко не главную роль, а их численность упала почти на половину - тревожный сигнал и одновременно повод задуматься, так ли уж зомби эффективны в бою? Впрочем задумываться предстояло после похода, а пока следовало напрячься и восстановить их численность до более-менее приемлемых величин. За указанное время (6 дней) невозможно было полностью возместить все потери, но некроманты сделали все что могли: численность стражей довели до 7 с лишним тысяч бойцов, а с зомби даже перевыполнили план - вместо потерянных 20 вымучили аж 24 тысячи новых живых мертвяков. Правда один нюанс - новички во всем уступали тем, кого клан привел с собой, и ладно бы дело было только в долговечности, но большинство из свежих живых мертвяков были слабее, хуже двигались, хуже переносили раны, плохо соображали и не умели пользоваться копьем (и никаким другим оружием тоже). Так что пусть в отличие от стражей армия зомби даже выросла в числе, однако ее боевые возможности сильно упали. Но тем не менее такие мертвяки всяко лучше чем ничего. Вот эти дела (геноцид, оборона города, добыча, мертвяки) занимали Драконов все эти шесть дней - как видите у них не имелось времени предаваться лени и праздности, да что там, не имелось времени присесть-вздохнуть.
   Не ленились и наемные игроки, конечно основным их делом стала бойня в городе, но вошедшие во вкус наемники не забыли и про степь вокруг него. Три дня, точнее трое суток, наемники, все наемники, занимались только городом - резня, грабеж, поиск тайников и прочие интересные дела, а затем отдельные отряды самых неугомонных любителей красненького (имеется в виду кровь, а не вино) покинули разоренный город и кинулись в степь на поиск новых жертв. Можно сказать, что им в какой-то степени сопутствовал успех. Нет, им больше не удавалось найти становища или кочевья - все орочьи кочевья давно ушли подальше и разумеется угнали с собой свои стада. Зато в степи вокруг города хватало мелких отрядов, которые всегда пытались устроить решившим попутешествовать игрокам веселенькую и познавательную прогулку на тот свет. Особенно в этом отношении зверствовали всадники на варгах - частенько даже очень сильные рейды не могли устоять, когда на них почти всегда внезапно налетали хорошо одоспешеные всадники на огромных псевдоволках. Однако игроки это игроки - орки могли победить, могли вырезать целый рейд или объедение нескольких рейдов, но не могли при этом избежать потерь, ну а игроки возрождались в точке респауна и возвращались в степь через день, а то и через час, возвращались набравшись опыта, злости и желания отомстить. Их число не убывало, наоборот по мере разграбления и потери интереса к городу росло - десятки рейдов сменились сотнями и тысячами. Теперь уже не орки выслеживали игроков, а игроки охотились и устраивали настоящие масштабные загонные облавы на орков, их каждодневные, кровавые охоты успешно координировали с воздуха летуны. Ну а на пятый день произошло и вполне крупное сражение: не успевшая к битве за город 20-тысячная орда с низовий реки попыталась отрезать от города одну из таких охот, но благодаря все тем же летунам игроки оказались предупреждены. Двадцать тысяч орков против пятнадцати тысяч игроков, орду поддержали мелкие отряды из степи - еще пара тысяч и несколько сотен ррыргха (всадников на варгах), наемники получили помощь трех десятков летунов клана, к тому же по мере битвы к ним подходили все новые и новые охотничьи отряды. Тяжелый яростный бой длился несколько часов, но результат не сложно было предугадать - к ночи пятого дня орда перестала существовать, и в ночной степи продолжилась охота. Орки поставили все на этот бой, свою попытку доказать, что они по прежнему хозяева в степи... Не доказали! И к концу шестого дня охоты термин ''мертвая степь'' обрел вполне конкретное зримое воплощение - ни одного живого орка на 50 километров в любую сторону от города, по крайней мере на этой стороне реки.
   На той, так же было весело: благодаря помощи летунов, водным тропам и трофейным судам наемники сумели перебраться через реку и хорошо порезвиться на прежде не затронутом войной левом берегу - вновь по всей степи горели кочевья, горели и поселения речных людей. ''Веселью'' попыталась помешать 12-тысячная орда при поддержке 5-тысячного ополчения из речных людей, но полсотни летунов в один заход разогнали нищее войско из пастухов и рыбаков. Руководству Драконов стало абсолютно ясно, что дела у орков совсем плохи - в любом другом случае хозяева степи никогда бы не опозорили себя, позвав на битву речных людей.
   Здесь же на левом берегу Драконов ожидал новый и весьма прибыльный успех - небольшой торговый город дорейских купцов, что платили племенам Вишни ежегодную дань за право жить на их землях и торговать. Город был неплохо укреплен (настоящие глинобитные стены и питаемый из реки ров), имел довольно крупный гарнизон в тысячу хорошо вооруженных, дисциплинированных вояк + многочисленные купцы не важно дорейцы или иных рас немедленно выставили на защиту города свои охранные отряды, тем самым впятеро увеличив гарнизон + под защиту городских стен сбежалось какое-то и немалое количество орков и речных людей - еще до семи тысяч бойцов. Наличие таких больших сил, крепких ухоженных стен и первоначальная малочисленность появившихся под стенами города наемных игроков позволили городским властям считать себя в полной безопасности, так что, когда под стенами города появился представитель Драконов, его не только не пустили за ворота, но еще и обложил последними словами и послал в разные глубокие места простой гарнизонный сержант. Мало того, когда посланный парламентер уходил, пара присутствующих на городской стене орков выпустили ему в спину несколько стрел...
   Расплата последовала незамедлительно! Через час город взяли с трех сторон: с земли - десять тысяч наемных игроков, с воды - еще три тысячи наемных игроков и тысяча Драконов по водным тропам и с воздуха - тысячный десант игроков клана верхом на 110 грифонах. Город дорейцев брали не так жестко как Бунглинган - все-таки в городе находились представительства нескольких Гильдий, храмы общепочетаемых богов и отделения уважаемых по всему Серединному миру банков, а потому Драконы и сами не зверствовали и не давали зверствовать наемным игрокам. Гильдии и храмы не тронули вообще, не тронули и укрывшихся внутри зданий гильдий горожан, банки заплатили положенную в таких случаях контрибуцию и тоже отделались легким испугом. Вот остальным не повезло - лавки и склады ограбили не хуже чем в городе за рекой, ограбили многие особенно богатые дома, здание городского совета, арсенал, ну и конечно прирезали всех орков, которых нашли на улицах или в домах, не разбираясь принадлежат ли те к племенам Вишни или нет (не хуже остальных резали орков-неписей орки-игроки). Через час армия клана ушла... на многочисленных купеческих кораблях, что черпали воду от нагруженной в них добычи, при этом все безразмерные сумки были полны, а жутко навьюченные грифоны летели обратно так низко, что едва не задевали лапами речную гладь. Но самым поучительным, интересным и в чем-то анекдотичным стал не сам факт штурма и грабеж взятого города, не угон кораблей, но то, что творилось в этом городе всего через какой-то день. В ограбленный город зачистили наемные игроки, о нет, они не убивали, не жгли, не продолжали грабеж, а пришли... поскорее положить заработанные в походе деньги в тот или иной банк, чтобы не таскаться с серебром и золотом по степи. Еще игроки приносили товары на продажу - городские лавки нуждались в товаре, а таверны в поставках продуктов и вина и готовы были давать гораздо лучшую цену чем жадюги-Драконы. В конечном итоге банки даже выиграли от налета, не только с большой лихвой возместив свои потери за счет вкладов десятков тысяч игроков, но и хорошо заработали, выдавая кредиты владельцам лавок и таверн, купцам, городским властям (на починку стен, общественных зданий, наем нового гарнизона) - вот так и бывает, ''кому-то война, а кому-то мать родна''...
   Два других дорейских города поменьше сделали правильные выводы из произошедшего и предпочли заплатить большие, но все же терпимые отступные. Полученные средства упали только и исключительно в карман Драконов - для лишенных воздушного транспорта наемных игроков эти города располагались слишком далеко. Самое смешное, для Драконов тоже - для них было бы очень накладно и рискованно посылать много сил к черту на рога, и в случае отказа их парламентеры пожали бы плечами и ушли (вернее улетели), но города заплатили, и Драконы не стали отказываться от денег.
   Да, армия клана с пользой, с большой для себя пользой провела эти шесть дней, но как только сделала все самые первоочередные дела, то немедленно выступила в поход. Выступила, не покидая городских стен... Вы правильно догадались: Глава клана Красного Дракона снова открыл портал и стотысячная армия как нитка в угольное ушко просочилась сквозь него за считанные часы. И очутилась... в 250-километрах ниже по реке..! (У Дримма была почти целая неделя прокатиться на грифоне в низовья реки и поставить портальную метку). Армия практически мгновенно очутилась в незатронутых войной краях и казалось ей стоило бы придерживаться прежней успешной, да и выгодной тактики, то есть пустить впереди себя наемных игроков и более-менее спокойно двигаться вниз по реке, как пылесос втягивая в себя приносимый наемниками хабар. Но нет, Драконы не пожелали стать предсказуемыми и вновь превратить армию в раздувшуюся от съеденного змею - у них имелся другой план и другая гораздо более привлекательная цель...
   ''Ломанулись так ломанулись!'' как очень точно подметил Вар. И он был прав - без всякого портала войско клана буквально прыгнуло вниз по реке, за одни единственные неполные сутки преодолев еще километров 150 с немаленьким гаком. Такой бросок стал серьезным испытанием даже для теоретически способных на него игроков, что уж говорить про всех остальных. Но сказать все же надо...
   В среде игроков легче всего бросок перенесли воины, рейнджеры и варвары, чуть хуже, но тоже достойно показали себя воры, убийцы и, как это не удивительно, друиды, а вот магам и жрецам пришлось тяжелее всех - не самые приспособленные для таких пробежек классы. Однако маги и жрецы все-таки сумели не отстать от других игровых классов - там, где не хватало силы и выносливости, пришла на помощь магия и божественные благословения. Зелья также не были забыты (их пили даже воины и рейнджеры уровнем пониже), и конечно владельцы маунтов имели преимущество над теми, кто передвигался на своих двоих. Впрочем все это коснулось только тех игроков, кто как путные бежал всю дистанцию, а таких набралось примерно четвертая часть от общего числа, остальные предпочли скучно-тяжелому пути отдых в реале, лишь иногда возвращаясь в порядки армии, чтобы показаться для галочки и узнать как дела.
   Спецназ почти не уступал игрокам, хотя нет, уступал, совсем немного, чуть-чуть: за сутки спецназовцы полностью до самого дна истощили свой резерв маны, постоянно кастуя на себя заклинания выносливости, а на последнем участке пути им все же пришлось приложиться к бутылочке (попить зелий соответствующей направленности).
   Еще тяжелее пришлось эльфам-стрелкам. Да, стрелков не обременяли тяжелые доспехи как спецназ, да и с выносливостью у воинов леса было все в порядке, но 150 км за сутки - для них оказалось все же чересчур. Опять помогли зелья выносливости + постоянные масштабные бафы от магов клана.
   Намного хуже пришлось пехоте и универсалам, но тут заготовок хорошо выручили 20000 трофейных ''мусорных'' коней. Перед самым выступлением обреченных коняшек накормили щедро сдобренным разными алхимическими добавками зерном и напоили разными интересными отварами, друиды поработали с их разумом, а маги сыпанули бафов - в результате больше двух третей пути универсалы и пехотинцы проделали верхом, тем самым сохранив силы для последнего рывка. Что касается несчастных выжатых до дна коней, то их просто бросили в степи, оставив за собой 20000 конских трупов со вздувшимися животами, жуткими язвами на шкуре и лопнувшими глазами, резко вонявшее нефтью мясо не решилось жрать даже не брезгливое, обожавшее тухлятину воронье.
   Несколько сложней все обстояло с хаштра, что несли на себе фейри, с конями тяжелой кавалерии, ну и с тащившей единственный фургон по степи восьмеркой - тут друидам пришлось по настоящему попотеть, щедро вкладывая ману и знания, пытаясь не только поддержать темп, но и сохранить жизнь и здоровье коней - нетривиальная, архисложная задача. Однако ничего, друиды справились - не загубили коней, сумели выдержать необходимый темп все время тяжелого перехода, да еще сбросили вес, килограммов по 5-7 каждый.
   Кровавые стражи перенесли переход без особых проблем - когтистые краснокожие шустрилы легко могли выдерживать такой вот темп хоть год, хоть два.
   ''Несущие смерть'' справились не хуже стражей, а вот с зомби беда...была бы, если бы в войске не оказалось такого некроманта как Туллиндэ - Королева Мертвых сумела мотивировать живых мертвяков и всю дорогу те практически не уступали своим более дорогим собратьям. Неприятный побочный эффект - и без того невеликий срок существования недавно и наспех созданных мертвяков упал с 3-4-6 месяцев до месяца, а то и пары недель, но на эту жертву пришлось пойти.
   Что же касается големов Барсука, то те не раз и не два совершали еще более длительные и стремительные переходы - похоже творения посоха вообще не знали такого понятия как ''усталость''.
   В общем и целом армия клана справилась более чем хорошо, за сутки совершив трехдневный переход, удивила ожидавших совсем иного орков и вновь завладела выпущенной было из рук стратегической инициативой. Все встреченные по дороге кочевья резали буквально на ходу, уж для этого хватило даже 10-15 тысяч постоянно сопровождавших армию наемных игроков, ну и летуны старались как могли, а еще по-стахановски сработали ''золотые мальчики'' Дяди, не напрягаясь сработали рейдов так за 50 средненьких игроков или за десяток по настоящему сильных. Непосредственно силы Драконов не останавливались для сбора добычи, а решившие все же остановиться и собрать хабар наемники действовали на свой страх и риск. Потом охотникам набить мешки приходилось догонять армию по враждебной, не до конца зачищенной степи, некоторым везло, других не таких удачливых мешочников встречали обозленные степняки...
   Между тем пока армия как разогнавшаяся лавина катилась вниз по реке, в порту покинутого Бунглингана все также кипела жизнь у целых двух по прежнему не закрытых порталов...
  Все еще считаешь, что поход не окупится? - Дримм с немалым удовольствием обозревал сразу несколько казалось бесконечных колонн тяжело нагруженных универсалов, что по сильно облегчавшему движение деревянному пандусу втягивались в самый большой из порталов. В другой поменьше тянулась всего пара колонн, зато из него налегке выбегали уже сбросившие ношу грузчики и немедленно устремлялись подхватить очередной бочонок, ящик, рулон, кипу, мешок, вязанку, стопку и чего там еще можно было подхватить - много чего...
  Не знаю, - пожала плечами Анариэль, - тут конечно навалом всего, глаза разбегаются, но уж очень мы круто потратились перед походом. Мы тратили золото и серебро, десятками миллионов снимали средства со счетов, а тут по большей части вещи, сырье или полуфабрикаты вроде пряжи - это все сначала надо вывести, сохранить, а в самом конце выгодно реализовать и только после этого смотреть окупился наш поход или нет. -
  Да ладно тебе, - Дримм был более оптимистичен, - огромную часть добычи вообще не нужно никуда реализовывать - прямиком пойдет на наши нужды, вот та же шерсть или войлок, считай мы закрыли эти позиции до самого переноса и еще можем сделать хороший запас. И это только войлок и шерсть, а ведь есть и другое: качественное уже правильно высушенное и пропитанное дерево для любых нужд, огромные запасы соли и сахара, сталь-медь на нехватку которых жаловался Самоделкин, специи, которые долго не нужно будет покупать в Узле, ме... -
  Все, что ты говоришь, верно, - не очень вежливо оборвала его Анариэль, - и это все прекрасно, но шерсть и сахар не положишь на счета, а того, что можно быстро обратить в наличку, не так и много на фоне всего остального! -
   Некоторое время молчали и думали каждый о своем, казначею и Главе клана было о чем подумать.
  Как дело продвигается с монетой, жалоб не было? - Дримм первым нарушил задумчивое молчание. Глава желал узнать судьбу продукции недавно запущенного в Старой цитадели монетного двора - медные и серебреные монеты, отчеканенные из гоблинских меди и серебра. В походе клан впервые активно пускал собственную монету в оборот, скупая у игроков хабар. Пускал хоть и активно, но с изрядной долей осторожности: по серебру - 1 монета производства кланового монетного двора на 2 обычные монеты чеканки разных стран Серединного мира, по меди - 1 клана на 1 обычную.
  Лучше чем мы думали, - впервые за два дня улыбнулась Анариэль, - никто даже не чухнулся - берут как горячие пирожки! Я специально ездила в город дорейцев и узнавала: наши монеты, что медь, что серебро, взяли все банки, ни один не отказался принять. -
  Вот видишь какое хорошее известие, а ты куксишься! - разулыбался Дримм. И вправду известие лучше не придумаешь - отныне Драконам нет нужды связываться со скупщиками весового серебра, налаживать контакты с мутными личностями, рисковать, маяться с анонимностью, платить процент рвачам-посредникам, в общем терять немалую долю кровно заработанной добычи, вместо этого Драконы теперь могли спокойно чеканить собственную монету и в ус не дуть. Если их монету без вопросов берут в банке, пусть даже в банке мелкого городка в степи, значит возьмут по всему Серединному миру! С другой стороны, а почему бы и не взять? Драконы четко, даже скрупулезно выдерживали общий для Серединного мира стандарт - вес монеты, форму монеты, содержание в ней нужного металла - монеты Драконов вполне можно было использовать как эталон.
  Так-то оно так, - вроде бы согласилась Анариэль, но в ее голосе все равно не слышалось особого энтузиазма, а ведь проект с монетой - ее проект и ее несомненный успех.
  Взбодрись! - Дримм по-дружески потрепал ее по руке. - Есть ведь повод: поход протекает более чем хорошо, больших потерь кроме мертвяков нет, орки разбиты, город взят, добычи столько, что не успеваем ее утащить, наши деньги прошли проверку банков и игроков и пошли в оборот - есть повод гордиться собой! -
  Не сглазь, - казначей клана лишь частично разделила энтузиазм Главы, но все же действительно приободрилась.
  Тьфу-тьфу-тьфу, - тут же сплюнул через левое плечо Глава. - Кстати, пора бы мне уже валить к армии, а то обидит еще кто. Ну а пока назови-ка мне срок жизни портала? - Дримм с видом экзаменатора уставился на Анариэль.
   Впрочем экзамен та сдала на отлично:
  Малый еще 17 часов 11 минут, большой - 20 часов 34 минуты. Не беспокойся, я сразу как ты их открыл поставила таймеры в дневнике и постоянно их проверяю. -
  Хорошо, молодец! - похвалил ее Дримм. - Так и держи их в голове - будет очень грустно, если порталы закроются, а кто-то останется на этой стороне. -
  Исключено, - успокоила его Анариэль и неожиданно, хотя нет, вполне ожидаемо обратилась к нему с просьбой: - Слушай Дримм, побудь человеком хоть пять минут, открой еще хоть самый маленький портал, хотя бы одну колонну протолкнуть! Ведь жалко бросать столько добра, все равно нам всего не утащить - тут неделю таскать, но хоть немножко побольше с собой заберем! -
   Глава по-быстрому кое-что прикинул, глядя на почти закатившееся за горизонт солнце, и согласно кивнул:
  Ладно! Надеюсь не будет большого греха - открою десятичасовой портал. Смотри, используй его по полной. -
  А то! - повеселела Анариэль и чмокнула фейри в щеку.
   Открыть небольшой временный портал дело не долгое и вскоре Дримм сделал то что обещал, Анариэль даже не попрощавшись убежала организовывать его (портала) эксплуатацию, ну а сам Дримм, не теряя времени даром, направился к большому порталу, сквозь который 16 часов назад прошла вся армия клана. У портала его давно дожидались Дочка и Послушный, а также пять десятков ''Несущих смерть'', не из опытных, что уже третью неделю участвовали в походе, а новичков, которых все это время натаскивали и откармливали в цитадели и вот теперь по решению Главы выпустили в свет.
   Фейри отправил питомцев вперед, а сам, прежде чем пройти через портал, оглянулся на фонтанирующий активностью порт, пытаясь понять все ли он учел. Ему страшно, до ужаса не хотелось оставлять без личного присмотра целых три портала, что вели в самый центр клановых земель, оставлять их на чужую ответственность без возможности закрыть в любой момент...
  Так, по последним докладам наблюдателей на валу в степи вокруг города никакого шевеления, но слишком большая территория для всего 20 игроков - вполне могут пропустить одиночку-разведчика, небольшую группу в 5-6 голов, а то и маленький шустрый отряд, нет, исключать такую вероятность ни в коем случае нельзя. По идее прошло меньше суток, по сути один световой день - если вокруг города остались орки, то они должны думать, что мы еще здесь, просто по какой-то причине не выходим за валы. Мало ли, может мы решили в этот день отдохнуть или готовимся покинуть город. И это при условии, что в округе вообще остались орки, после того как их три дня без продыху гоняли беспредельщики и летуны. Скорей всего кто-то остался, но в любом случае их очень мало и в город они не попрутся как минимум дня два-три или даже дольше. Может ли подойти крупный отряд откуда-нибудь еще? Вполне, почему бы и нет. Но с ходу они не полезут, сначала будут долго присматриваться, кружить вокруг пригородов, потом их разведка проверит пригороды, потом вышлют разведку в город, тут скорей всего их срисуют наши наблюдатели, потом разведке орков понадобится время обнаружить активность в порту, затем вождю орков понадобится время принять решение как поступить - каждая операция часы, много часов. -
   Дримм окинул взглядом порт: ''Несущих смерть'', казавшиеся бесчисленными штабеля ящиков и бочек, огромные массы тюков с шерстью и кучи с другим добром, несколько раздербаненых корпусов кораблей на суше, их более многочисленных собратьев, что еще держались на воде, груженые колонны универсалов, зависшие над портом осветительные шары, почти уже ночное небо, редких игроков, давно пустые склады с сиротливо распахнутыми дверьми, все еще явственные следы отгремевшей неделю назад битвы...
  Возьмем самый плохой вариант: отряд орков есть, и он подойдет через час или через два как я уйду. Подойдет и быстро в течение тех же двух часов обнаружит присутствие в порту и тут же решиться атаковать. Что им может противопоставить Анариэль? Ну во-первых, все ведущие к порту улицы мы хорошо перекрыли ловушками, вот мин пожалели - возможно зря, но ловушки делали из местных материалов, а мины пришлось бы ставить свои - жалко. Как бы то ни было, сотни качественных ловушек безболезненно не преодолеть, к тому же вызванные из города эльфы-стрелки предельно затруднят путь. Эльфов-стрелков две сотни, опытные. Потом в самом порту больше трех сотен игроков, все ремесленники, кроме Анариэль, но у каждого вторым классом воин, маг или друид, в конце-концов десятки тысяч универсалов не останутся в стороне, да и парни помогут, - Дримм вновь с удовольствием взглянул на ''Несущих смерть'', - должны отмахаться, конечно не от орды, но от отряда тысячи в две-три - легко. А если все же орда, то ее уж точно не пропустят наблюдатели на валу. С воды так же не пройдешь - затопленные еще во время битвы корабли, плюс те, что на плаву в гавани будут мешать, и не зря мы разбросали по палубам тюки с овечьей шерстью + кувшины с прогорклым жиром - гадость! - Дримма передернуло при воспоминании о том, как пахло содержимое кувшинов. - Одна зажигательная стела и все, разом вспыхнут как бензоколонки! Вроде бы все учтено? Но как же не хочется оставлять без пригляда открытые порталы... -
   Фейри все-таки преодолел себя и шагнул в мерцающую арку. На той стороне Главу ожидал приземлившийся неподалеку молодой грифон. Его хозяин, новенький член клана по имени Накилон о чем-то беседовал с Василисой, Послушный слушал разговор и что-то жевал. Все трое одинаково подобрались, увидев появившегося из арки Главу.
  Гони! - Дримм не стал особо растекаться мыслью по древу и отдал предельно четкий приказ. Ему требовалось как можно быстрее догнать с каждым мгновением убегавшую от него армию клана. У армии имелось шестнадцать часов форы, но она все же двигалась по земле, а вот грифоны летали по небу.
  Сделаю! - не менее кратко ответил бывший курсант, а ныне полноценный летун. Его Як (имя маунта) среди всех грифонов клана обладал самыми наивысшими шансами быстро нагнать армию, ведь Накилон, в отличие от многих других, все выделяемые на маунта очки вкладывал в скорость и маневр, а не в силу, размер, прочность перьевой брони и прочие спец-способности. Неизвестно какая такая причина заставляла хозяина Яка так поступать, но в данном конкретном случае способности его небольшого, но крайне скоростного маунта пришлись весьма кстати.
   Разместились не без труда, особенно много места занял здоровенный и плечистый Послушный. Дримм вообще боялся, что придется отправить здоровяка-оборотня обратно в город через портал или отозвать, но обошлось - все разместились, устроились, маунт оттолкнулся лапами, взмахнул крыльями, взлетел, начал подниматься и набирать скорость. Уже при взлете Дримм махнул ладонью и закрыл портал за спиной - резкий треск начавшего разваливаться пандуса прозвучал как выстрел из стартового пистолета.
  *
   Такие одноразовые, грубо, но крепко сколоченные пандусы сильно облегчали движение через портал, особенно если через него нужно было быстро протолкнуть большой объем грузов и путешественников. Раньше Драконы не нуждались в таких вещах, но ведь и армии такого размера у них раньше не было - поневоле приходилось шевелить мозгой.
  *
   А затем Накилон и его Як показали все что могли: не сказать, что грифон сумел бы посоревноваться с ''однофамильцами'' с Земли, но от какого-нибудь У2 имел все шансы не сильно отстать. Под крылом грифона потянулся однообразный пейзаж: река, степь, сгоревшие повозки, река, степь, трупы, опять повозки, река, степь, табун диких лошадей, плохо различимый с высоты монстр, идущий по следу табуна, река, степь, небольшой отряд орков...
   Маунт начал тормозить - Накилон скормил ему зелье выносливости. И снова: река, степь, река, степь, стая волков грызет трупы, река, степь, по реке плывет небольшой кораблик под грязно-белым парусом, флага на клотике нет, сгоревшие повозки, еще и еще по всей степи, трупы-трупы-трупы, река, степь, живые орки, какое-то разрушенное сооружение, покинутый поселок речных людей, река, степь, река, степь, степь, степь...
   Дримм и сам не заметил как заснул, положив голову на колени Василисы. Грифон с предельной скоростью летел по явственно видимому сверху следу огромной армии. Солнце окончательно ушло за горизонт, на притихшую степь опустилась тьма.
  
  
  Через два часа.
  Ночь.
  
  
  Отец, проснись! -
   Дримм ощутил мягкие, легчайшие прикосновения к вискам, от нежных касаний по голове и всему телу растекался такой ли бодрящий холодок. Через мгновение он понял, это Дочка массирует ему виски, а еще он осознал, в его разум бьется, буквально ломится чья-та мысль, ментальное сообщение извне. Василиса не только предельно нежно пробудила его и поделилась с ним энергией, но и смогла задержать ментальный посыл пока он не проснулся, иначе бы у Дримма уже болела голова, как заболела бы у любого принявшего ментальное сообщение во сне.
  Да! - окончательно проснувшийся фейри сел и ответил. Дочка немедленно перешла с висков на плечи, умело разминая ему затекшие мышцы (Дримм еще не вызвал щит-доспех).
  Здорово, дедуля! - ворвалась к нему в голову Людмила. - Что за дела, почему так долго не отвечал?! - И тут же, не дожидаясь ответа, вывалила на Дримма ворох новостей: - Друиды едва не срутся кефиром от перенапряжения, армии до цели осталось четыре часа ходу, мост разрушен, напротив переправы большая компания степняков, потянет примерно в половину от приходивших к нам в гости месяц тому назад. -
  150 тысяч? - удивился Дримм. -
  Поменьше, но не намного, - уточнила паладинша.
  Это интересно, - задумался Дримм. Орки сумели его удивить - когда совсем недавно они потянули за собой в битву речных людей, он подумал, что все - они спеклись и думал так до сих пор. Если только...
   Нетерпеливая Людмила не дала ему додумать весьма тревожную мысль:
  Ты скоро будешь? Коли нет, то хотя бы скажи, что делать - все ждут твоего решения. -
  Скоро, - обнадежил ее Дримм, - уже вижу ваши неостывшие следы, - он смотрел на все еще продолжавшие гореть повозки недавно уничтоженного кочевья - и вправду не остывший след, чуть дальше сиял в ночной степи еще один похожий, за ним еще, и еще два.... - Таурохтару, продолжать движение вперед. Тебе, предельное внимание, чешите степь частым гребнем до самой переправы - я не хочу, чтобы нас опять застали врасплох как было перед Бунглинганом. Синьагил, начинать вытягивать своих подопечных из реала. Айнону, пусть его друиды хоть обосрутся любой кисломолочной продукцией, но дело делают. -
  Все поняла, все передам, давай быстрей! - напоследок поторопила его Людмила и, прервав связь, поспешила донести до армии приказ пока еще отсутствующего Главы.
   Через полчаса Як догнал стремительно катившуюся по ночной степи армию, а еще через час армия остановилась на долгожданный привал. Долгожданный-то долгожданный, но больно короткий - всего три часа на оправиться, поесть, дать отдых усталым ногам. Все воинские заготовки провели два часа в колдовском сне, а вот универсалам и игрокам клана не досталось такого счастья (все заботы об обеспечении временной стоянки легли на них), зато им досталась лишняя порция зелий. Конечно зелья не равноценная замена отдыху и сну, но игроки могли потерпеть (не впервой), а универсалам не идти завтра, уже сегодня, в бой ( довольно спорное утверждение). За трехчасовой привал численность наемных игроков увеличилась раза в два - почти 2/3 от общего числа.
   Уже на привале Дримм открыл по метке получасовой портал и вернулся в покинутый несколько часов назад город...
  Ну как у вас дела? Тихо? - Он легко и быстро нашел Анариэль, просто устремившись к самой оживленной точке порта, и вуаля - Убийца Городов во всей красе, сыплет командами, ругается как бы не хлеще Морнэмира, старается сделать невозможное...
  Работаем! - рыкнула Анариэль через плечо, даже не сразу осознав чей голос раздается из-за спины. Но все же через секунду опомнилась и повернулась к Главе.
  Вижу что работаете, - Дримм бросил взгляд на все еще большие, но заметно уменьшившиеся в объемах груды добра.
  В степи вокруг города видели огни, - Анариэль несколько запоздало ответила на второй заданный вопрос.
  Много? - ничуть не удивился Дримм - интуиция щипала его не зря.
  Достаточно чтобы обеспокоиться, - скрипнула зубами Анариэль.
  Что собираешься делать? -
  Посмотрим, - неопределенно ответила эльфийка, - если не будет шевеления и попыток попасть в город, будем спокойно работать до полудня, если попытаются, то наблюдатели подожгут башни (внутри каждой башни тонны пропитанной маслом, дегтем и жиром необработанной овечьей и козьей шерсти) и поджигая кучи вернутся в порт (кучи деревянных обломков по всему городу). Огонь задержит орков, а мы будем работать, пока он не подойдет к порту, потом подожжем корабли и эвакуируемся. Утром в любом случае зажжем город, тогда возможно получится доработать до конца (до естественного закрытия большого портала).
  Добро, - одобрил ее план Дримм. Он был доволен - горы добра не застили Анариэль глаза, и она рассуждала вполне здраво. - Ладно, вижу у тебя все на мази, продолжай в том же духе, не рискуй. -
  Не буду, - пообещала Анариэль.
   Глава и казначей клана торопливо попрощались, а затем каждый вернулся к своим делам: Убийца Городов продолжила со всей страстью набивать клановые закрома, а Красный Дракон, прихватив полусотню ''Несущих смерть'', поспешил вернуться к армии через короткоживущий портал.
   Считанные часы отдыха пролетели в один момент, и вот армия вновь движется по степи, уже не таким бешеным карьером как до привала, но предельно быстрым форсированным маршем. В порядках армии все больше и больше наемных игроков. Посвежевшие после колдовского сна заготовки бодро топают по степи. В ночном небе очень сложно разглядеть летунов, но они там. Позевывают игроки клана и потихоньку-полегоньку прямо на ходу начинают принимать долгоиграющие зелья, накладывать бафы, проверять оружие и амулеты, в общем готовиться. Неторопливо приближается рассвет. Впереди ждет битва, ждут орки и еще кое-кто...
  
  
  
  20-й день похода, перед рассветом.
  
  
  
  У кого какие мысли, мнения, гениальные предложения? - несколько иронично и в то же время серьезно спросил Дримм, открывая импровизированное совещание на широкой спине неутомимо рассекавшего степное море Ворошилова. Могучий командарм играючи вмещал на себе все руководство армии и при этом совершенно игнорировал многократно увеличившийся вес, даже ни разу не сбился ни с одной из своих шести лап. - Людмила, я вижу тебе есть что сказать, давай не мнись, - фейри давно заметил нетерпение на лице паладинши.
  Мы их вскрыли! - Людмила обвела присутствующих торжествующим взглядом и тут же пояснила для тех кто не понял, о чем она говорит. - В смысле орков - мы поняли как они проворачивают фокус с внезапными появлениями в голой степи! -
  Подробней! - разумеется захотел услышать больше Дримм, да и остальные проявили к словам главной летуньи нешуточный интерес - штучки орков изрядно выводили из себя.
  Вы же знаете сколько белых бабочек ночью в степи? - начала издалека Людмила. Получила утвердительные кивки со всех сторон - за 20 дней похода игроки успели неплохо узнать флору и фауну этой степи, по крайней мере самую распространенную и часто встречавшуюся у них на пути, в частности крупных чуть светящихся бабочек, что вели ночной образ жизни и летали стаями по несколько сотен штук. Бабочки не очень интересовали игроков: во-первых, с них практически не капало очков (даже стыдно сказать сколько), во-вторых, абсолютно безобидные существа не представляли никакой угрозы. Да, были красивы, особенно в свете лун, но у занятых войной игроков всегда было чем заняться, вместо того чтобы любоваться бабочками по ночам. - Из-за того что бабочки светятся и летают большими стаями, их очень хорошо видно сверху, этакие белые ленты по всей степи, - между тем перешла к делу Людмила. - Совершенно случайно Лилия заметила, как эти ленты летают везде... кроме двух участков степи - все стайки каждый раз огибают или поворачивают назад. Если смотреть с земли, то ничего не поймешь, а вот с высоты, можно заметить темное пятно, два темных пятна неподалеку друг от друга, одно побольше, другое поменьше. Лилия сообщила мне, я заинтересовалась, сама понаблюдала и кое-что заметила: не только бабочки, но любое степное зверье обходит эти зоны десятой дорогой, еще - по всей степи ветер шевелит траву, как будто волны гуляют, а в зонах нет, совсем нет - полный штиль. И главное, разные способы магического обнаружения ничего не дают - по всем параметрам обычная степь... но это по-любому не простая степь! Орки там, я чувствую! -
  Ты можешь ошибаться, принять желаемое за действительное, - немедленно высказал вполне обоснованное сомнение Халлон. - Мало ли всяких необычных мест, проклятых земель и всего подобного - вполне может статься, что эти два места из таких, а орки тут совсем не причем. -
  Нет, я чувствую что права, - упрямо стояла на своем Людмила.
  Надо все выяснить, - поторопился с предложением Вар, - и если все подтвердится, то разбомбить эти антибабочкины зоны сверху и резать тех, кто оттуда драпанет! Кстати где они, близко-далеко? -
  Совсем рядом, километрах в пяти от реки, минут через двадцать мы пройдем как раз напротив них. Насчет разведки я так и подумала, - Людмила мыслила также как полуорк, - и уже отправила группу Светланы, пусть понюхает, чем там пахнет на земле, если спугнет, то мы готовы отбомбиться в любой момент. -
  Немедленно ее отзывай! - неожиданно и очень жестко приказал Дримм. - Сейчас же связывайся по менталу и отзывай! -
  Ладно, - искренне удивилась Людмила, однако выполнила приказ и закрыла глаза, устанавливая метальную связь. - Сделано! Светлана даже не успела начать, - через пару напряженных минут отчиталась она. -
   Дримм выдохнул и разжал непроизвольно стиснутые кулаки.
  Почему? - на этот раз Альдарон опередил Вара и Людмилу и задал Главе интересующий всех вопрос. - Почему бы не выяснить, это орки или нет? А если они, то уничтожить прежде чем они ударят нам в спину? -
  Не хочу насторожить их раньше времени, - несколько расслабившийся Дримм с охотой пояснил свои мотивы, - пусть думают, что опять нас провели.- Вновь вопрос Людмиле: - Велики ли те зоны, много можно там спрятать орков? -
  Да не так уж и велики, - поделилась Людмила, - одна совсем маленькая, другая чуть больше квадратного километра. -
  Значит много лошадей там не спрячешь, один отряд скорей всего в 10-15 тысяч, другой еще меньше, видимо хотят ударить нам в спину, пока мы будем связаны битвой с основной ордой - классика, - сделал вполне очевидный, буквально напрашивавшийся вывод Дримм.
  Тем более тогда надо их расхерачить и обезопасить свои тылы, - резко рубанул рукой по воздуху Вар.
  Насторожатся, - поддержал Главу Таурохтар, - основные силы насторожатся. Пока они думают, что все идет по их плану и не знают о том, что мы вскрыли тыловой отряд, у нас есть преимущество. -
  Не перехитрить бы самих себя, - покачал головой Октарон, - а впрочем в этом что-то есть. -
  Есть, если орки там есть, - а вот Халлон по-прежнему сомневался.
  Голову даю на отсечение! - в отличие от адмирала Людмила без колебаний доверяла своему чутью.
  Ты не Геращенко, а мы не россеянский простодырый народ, - немного осадил ее Дримм, - не имей такой привычки, головами разбрасываться как некоторые. Интуиции твой я доверяю, так что будем присматривать за этими местами и примем меры - в любом случае, не повредит прикрыть тылы. -
  Не сходится, - слово взял прежде молчавший Элеммакил. - Если они хотят ударить нам в спину, то почему засели так далеко от основных сил? Им понадобится несколько часов добраться до окрестностей города. Слишком много времени они нам оставляют на подготовку к встрече. -
  Но ведь и в прошлый раз так было, - напомнил об уже произошедших событиях Таурохтар, - тогда они точно так же выскочили на хорошей дистанции. -
  Вот потому-то они больше не должны повторять своей ошибки, тем более в тот раз они сумели нас провести, - ход рассуждений Элеммакила выглядел вполне логично.
  Может страхуются, - высказал предположение Муллкорх, - боятся, что если спрятаться поближе, то можно запалиться? -
  Тогда почему сейчас так близко? - Элеммакил мотнул головой в сторону степи. - Им прекрасно известен наш маршрут и на каком расстоянии от реки мы идем. Тем не менее они затаились всего в пяти километрах от того места, где пройдет армия - ближе не придумаешь. Нет, они уверены в себе. -
  Сам как думаешь почему? - захотел продолжения Дримм.
  Они не столько готовятся ударить нам в спину, сколько готовятся перехватывать беглецов. Если конечно армия орков не выступит нам на встречу и место битвы не сдвинется ближе к ним. -
  Людмила? - Дримм вопросительно посмотрел на главную летунью, но та не дожидаясь приказа сидела с закрытыми глазами и общалась по ментальной связи с осуществлявшими контроль над основной ордой подчиненными. Вот она закончила, открыла глаза, помассировала виски, а после прояснила текущую обстановку:
  Орки только-только начали строится для битвы, по все признакам выходит, никуда они не собираются - ждут нас. -
  Тогда точно, готовятся резать бегущих после разгрома или как минимум неожиданно ударить по отступающей армии, - еще больше утвердился в своем довольно мрачном предположении Элеммакил.
   Гнетущее молчание стало ему ответом.
  А почему степные выродки так спешат списать нас в утиль? - Миримон первым оформил в слова вертевшиеся во многих головах мысли. - За поход мы уже разбили гораздо большие силы, взяли как стручок горошинами набитый воинами город, но они так уверены в себе, что сочли возможным отвлечь от битвы часть сил. Не понятно...? -
  Тут может быть две причины, - вниманием собравшихся снова завладел Элеммакил, - вернее причина одна, только в разном оформлении: либо у них есть какой-то сюрприз, козырь в рукаве, который по их мнению гарантирует им победу, либо их гораздо больше, чем мы можем предполагать, и одно не исключает другое... -
   Некоторое время собравшиеся со всех сторон рассматривали эту довольно неприятную мысль, очень не хотелось думать, что армия клана движется прямо в расставленную ловушку, но и найти в предположениях Элеммакила логических нестыковок так и не удалось, а между тем по ходу обсуждения Элеммакил нашел еще пару доводов в пользу своей версии:
  Смотрите, - он ткнул в разложенную карту, - вот здесь город, он нам не опасен - орки сами разрушили мост. Могут попытаться использовать лодки, но много бойцов так не перебросишь. -
  Камыши!? - прервал его Таурохтар. - Могут опять засесть. -
  Согласен, - кивнул Дримм, - слишком очевидно, но согласен. Учтем и примем меры, - и жестом предложил Элеммакилу продолжать.
  Здесь чуть на возвышенности основные силы - крайне удобная позиция для атаки конных масс. Но у них практически не прикрыт правый фланг: мы спокойно можем их обойти по ровной как стол степи и зайти им в тыл или ударить во фланг - орки не могут этого не понимать, однако совсем не беспокоятся. -
  К чему ты клонишь?! - почему-то несколько нервозно спросила Людмила, бросив быстрый взгляд на Главу.
  Такое ощущение, что они ждут, что кто-то атакует нас из степи, и эти кто-то прикроют их фланг. К тому же мне не нравится то, что орки опять выбирают место битвы, опять прижимают нас к реке, вынуждая встать напротив города, словно выставляют на ровной степи как на огромном блюде, да еще их уверенность что мы побежим... -
  Ладно! - неожиданно решилась на что-то Людмила. - Скажу, только чур не смеяться! -
  Ты сначала скажи, а там посмотрим, - не стал давать скоропалительных обещаний Вар.
   Дримм жестом предложил ему заткнуться и ободряюще кивнул Людмиле.
  Многие из вас знают, что после того как мы начали строительство большого храма в городе, у меня появилось новое жреческое умение ''Подвижник'', - Людмила вновь начала издалека. - Так вот, по мере роста навыка меня стали посещать сны - странные, непонятные сны. Последний приснился перед самым походом, и я запомнила его очень хорошо: на нас на всех катится черное зубастое солнце и пожирает нас, потом тьма. -
  Веселенький кошмарик, ну и что? - ухмыльнулся Шутник. - Мне вот тоже последние полгода или больше все время снится всякая муть. -
   А вот Людмиле было не до смеха:
  Я хорошо запомнила местность во сне: горы вдалеке, ровная степь, большая река и город на острове посреди реки. -
   Ты хочешь сказать.... - нахмурился Альдарон, оглядываясь на остальных.
  Да! Это наша река, наш город, наша степь! -
  Почему раньше не сказала? - внимательно посмотрел на жрицу-паладиншу Дримм.
   Та явно смутилась, опустив глаза.
  Да как-то неудобно было вываливать свой личный сон - Шутник прав - многим разное снится. А сейчас я увидела, что дело серьезное, и решила все рассказать - вдруг как-то поможет. -
  Твое солнце катилось со стороны гор? - Туллиндэ без какой-либо улыбки и с напряжением в голосе задала Людмиле вполне конкретный вопрос.
  Да, - кивнула головой жрица, - А что? -
  Ты что-нибудь слышала во сне, какой-нибудь звук? Вспомни! -
  Было, - немного подумав ответила Людмила, - знаешь очень похоже на там-тамы из фильмов про Африку, солнце катилось под их звук. -
  У тебя чего тоже было видение?! - вытаращился на начальницу Шутник.
  Хуже, - усмехнулась та, - можешь конечно дурку вызвать, но я слышу голоса, вернее не голоса, а звук барабанов со стороны гор, слышу последние четыре часа и кроме меня их не слышит никто. -
  Та-а-к, - протянул Дримм в наступившей тишине, - это уже серьезно - мы не можем игнорировать такой явный сигнал. Все согласны, что это не может быть совпадением? -
   С Главой согласились все, даже скептически настроенный Халлон - одно дело если бы только Людмила, но ведь и Туллиндэ, пусть и косвенно, подтверждает ее слова, видение, сон или нечто большее...?
  Чтобы это могло быть? - вслух подумал Октарон. -
  А что там дальше к горам? - вопросом на вопрос ответил Дримм, ведя пальцем по карте.
  Древний заброшенный город эльфов, времен Первой Эльфийской Империи, потом до самых гор больше ничего, - без всякой карты просветил его и остальных Элеммакил. - Там еще любят устраивать сборища оркские шаманы. -
  Хм-м, - Дримм нашел искомый город и ткнул в него пальцем, - 50 километров от реки и точно напротив острова. Голову на отсечение давать не буду, но предположу, что если против нас что-то затевается, то первую скрипку играют шаманы, и город как постоянное место сбора занимает в их планах немалую роль. -
   Какое-то время все обсуждали предположение Главы, сошлись на том, что скорей всего он прав и следует ждать не атаки дополнительных сил конных орков, а какой-нибудь пакости от шаманов. Не совсем ясными остались два, даже три вопроса: какую-такую бяку приготовили для Драконов шаманы, как этой неизвестной бяке противостоять и кто будет наносить главный удар - шаманы или все-таки орки-воины? Из-за отсутствия достоверной информации ни на один из этих вопросов не было, да и не могло быть 100% ответа, так что оставалось положиться на опыт, интуицию и удачу, благо клан Драконов и в особенности его Глава не были обделены ни первым, ни вторым, ни третьем.
  Значит так, - решил подвести итоги Дримм, как только почувствовал, что мозговой штурм начинает вырождаться в переливание из пустого в порожнее, - у меня не было видений и снов, барабанов я тоже не слышал, но считаю, что основной удар нанесут колдовством со стороны гор от заброшенного города. Считаю так по нескольким причинам: во-первых, Трооатэна не стал бы просто так посылать видение своему жрецу, а раз послал, то нас ждет что-то исключительное - не стоит игнорировать предупреждение бога войны; во-вторых, вы все в курсе особых способностей Туллиндэ, и раз она слышит, то что слышит, то это не просто так; в-третьих, орки уже должны бы понять, что силой, конным навалом нас не взять, к тому же сил, решительного перевеса, в данном случае у них нет, даже с засадой выше по реке. Чем нас атакуют шаманы не знаю, но явно чем-то серьезным - нашлют каких-нибудь духов или демонов, возможно используют масштабное заклинание или несколько. В любом случае это направление приоритетное, остальные второстепенные. Кто-нибудь хочет возразить-дополнить? -
   Никто не захотел оспорить выводы Главы.
  Хорошо! - хлопнул по колену так и не дождавшийся возражений Дримм. - Значит это направление возглавлю я сам, помогут мне Халлон и Туллиндэ, а так же ¾ всех наших магов 6-ого уровня.
  Вот те на! - возмутился Таурохтар. - А остальные направления как?! -
  ¼ же остается, - напомнил ему фейри, - + все маги, кто не достиг 6-ого уровня в какой-нибудь из школ, + все друиды кроме Айнона и сотни самых сильных. -
  Охо-хо-хох, - демонстративно простонал Айнон и пожаловался, - держите нас в черном теле, высушили до капли, теперь вот делите как крепостных - нам бы после таких подвигов поспать, да пожрать от пуза, а не махаться неизвестно с какими силами и не заменять магов для всей армии. -
  Все после битвы, - не терпящим возражений голосом отверг его притязания Глава и продолжил: - Альдарон, своей властью Главы даю разрешение распечатать особый запас эпиков и жезлов первой очереди. Когда поймем с кем или чем имеем дело, отсортируем и нужные пустим в оборот. Людмила, выделишь 50 летунов, половина магов будет работать с них. Халлон, ты их возглавишь. Я, Боровик (Айнон) и Королева (Туллиндэ) будем работать с земли. -
   Халлон, Альдарон, Людмила, Айнон и Туллиндэ синхронно наклонили головы, показывая что выполнят волю Главы. Дримм обежал их глазами и остановился на Людмиле:
  К тебе еще два задания. Первое: сразу после совещания пошли пятерку (летунов) вперед, пусть выжгут на хер все камыши, чтоб голова о них больше не болела! Второе: выделишь еще один отряд из 30 твоих самых ''толстых птенцов'', ты сама его возглавишь. Твоя задача, как только начнется бой, подняться выше облаков и как можно быстрее нестись к месту, где тусуются ''барабанщики'' Туллиндэ, потом постарайся закончить их ''концерт''. Побольше используй антимагию (свитки антимагии), может быть собьешь им колдовство. Для последующей зачистки возьмешь с собой 3 сотни спецназа и 3 десятка воинов. Бери Юлу, Каскадера, Задиру и всех выучеников школы Первого. Кого оставишь за себя, пока будешь выполнять задание, решай сама. -
   Людмила задумалась, взвешивая на весах достоинства и недостатки тех, кто мог ее на время заменить.
  Для прикрытия магов и друидов на основном направлении выделим тысячу спецназа и 2 тысячи эльфов-стрелков, - между тем продолжал Дримм.
  Не мало? - обеспокоился Альдарон. - Все-таки основное направление? -
  Нет - думаю там все решит магия, а заготовки - на случай флангового обхода орков от позиций орды и на случай каких-нибудь подобных неожиданностей. По основному направлению все. Теперь в порядке убывания по остальным. Таурохтар! -
  Ага! - откликнулся рейнджер, примерно представляя себе, что он сейчас услышит.
  Возглавишь силы против орды, - не разочаровал его Глава, - возьмешь 100 рейдов, всех зомби, всех кровавых стражей, големов Барсука, половину беспредельщиков, всю пехоту, три тысячи эльфов-стрелков и три тысячи спецназа. -
  А кавалерия?! - Таурохтар не мог не вспомнить о своем любимом детище.
  Побудет в общем резерве. И запомни: как только мы начнем одолевать на основном направлении, орда немедленно ударит, и вряд ли в этот момент мы сможем тебе помочь. Сам первым не атакуй. -
  Ищи дурака пехотой атаковать кавалерию, да еще в горку, - ухмыльнулся Таурохтар. - Не беспокойся, встретим и разберемся с ними как надо. -
  Надеюсь на тебя. - Дримм перевел взгляд на лыбившегося полуорка. - Вар! -
  Да-а, - полуорк тоже догадывался о чем пойдет речь.
  Возьмешь 50 рейдов, 2 тысячи спецназа, 3 тысячи эльфов-стрелков, отряд Дяди и прикроешь наш тыл. -
  Прикрою! - пообещал полуорк.
  Теперь река. Муллкорх! Займешь позицию со стороны реки, в прошлый раз у универсалов хорошо получилось, надеюсь и в этот раз справитесь не хуже. -
  Не опухнем от недосыпа, сделаем, - Муллкорх напомнил, что его подчиненные не спят уже сутки, сохраняя бодрость только благодаря зельям выносливости.
  Постарайтесь, - хмыкнул Глава, - вам ведь больше не бегать, не прыгать, а прочно стоять на одном месте и стрелять из арбалетов, возможно и стрелять-то не придется. -
   Муллкорх грустно улыбнулся на эти слова, он слышал похожее не в первый раз, но больше ничего не стал говорить.
  Общий резерв: кавалерия, все оставшиеся спецназовцы, эльфы-стрелки и рейды, фейри, ''Несущие смерть''. У летунов приоритет Вар и Муллкорх, только потом Таурохтар и на последнем месте я на основном направлении. Итак общая диспозиция такова: мы не будем облегчать оркам жизнь и располагаться напротив города - остановимся километрах в пяти до переправы. Как только подойдем, сразу их (орков) поторопим: начнем сеять мины и растить живые стены, напрягаться особо не надо - мины и стены это не самоцель, а средство - представление. Айнон, особое внимание на левый фланг основной позиции, но без фанатизма - сколько успеете, столько успеете, но все-таки хорошо бы живая стена могла дать побольше времени стрелкам, - немного непоследовательно закончил Глава.
   Айнон кивнул, принимая его пожелание к сведению.
  Поторопим их и по-иному: отправим вторую половину беспредельщиков в сторону гор и города шаманов, пусть несутся словно им скипидаром жопу намазали! Синьагил, ты поняла про скипидар? -
  Поняла, постараюсь, - без особого энтузиазма ответила Синьагил. Хоть она и понимала смысл приказов Главы, но ей не нравилось, когда ее подопечных уж очень откровенно превращали в пушечное мясо, да и умирать с ними за компанию не особо хотелось. Впрочем приказ есть приказ, и она собиралась выполнить его как всегда от и до.
  Ну тогда все, - потянулся Глава, бросив взгляд на порозовевшее небо у горизонта, - все свободны, всем готовиться. -
   Но все-же совещание закрыл не Глава, а Туллиндэ, за ней осталось последнее слово:
  Барабаны стали сильней, - и Королева Мертвых бросила взгляд в сторону невидимых пока гор...
  
  
  
  
  
   Глава 11
  
  
  
  
  Уугнанглан-рок - духовный и политический центр союза племен Вишни, город на острове посреди р. Пх-хты.
  20-й день похода, раннее утро.
  Орки.
  
  
   Орки ждали и готовились. Серьезно и вдумчиво готовились все, вожди племен, старейшины, герои и берсеркеры, простые воины, но конечно больше всех остальных готовились шаманы. Осквернившие степь чужаки сумели доказать, простым колдовством их не взять, нужно было что-то особенное, небывалое, могучее, то, что не использовалось сотни и тысячи лет. Шаманы племен Вишни очень не хотели к такому прибегать, опасались, что средство окажется страшнее болезни, однако невероятно быстро скакнувшие вниз по реке чужаки не оставили им другого выхода - никто из шаманов не видел иного способа победить. Могучий, древний, запретный ритуал с одинаковой вероятностью мог спасти союз племен Вишни, а мог и окончательно его погубить: даже если те, кого собирались призвать, прикончат чужаков, но при этом шаманы потеряют над ними контроль и не смогут потом изгнать обратно, то союзу все равно конец - не прикончат жуткие монстры, в наказание покарают остальные обитатели степи. И все же шаманы Вишен решили рискнуть, а для того чтобы повысить свои шансы, сосредоточили все свои силы на ритуале, при этом практически бросив орду на произвол судьбы. Рисковали? Да, и еще раз да! Но шаманы не могли поступить иначе! Как не могли иначе поступить и воины строившейся для битвы орды.
   В какой-то степени простым воинам и даже некоторым вождям было полегче: разум застила месть, в глазах одна только ненависть, в руках оружие, на плечах доспехи, под задницей верный конь, впереди враги - все просто и ясно, никаких душевных терзаний и мыслей о будущем. Некоторые старые вожди задумывались о том, что ждет их племена после победы или поражения, но таких осталось немного - страшные потери последних дней изрядно уменьшили количество тех, кто вел воинов за собой - на смену мудрым, опытным вождям пришла молодежь с затуманенным местью разумом. И все же несмотря на немыслимые, смертельные для союза потери, немногие оставшиеся мудрые старики сумели направить на истинный путь молодых вождей с не обсохшим на клыках материнским молоком и, действуя с ними рука об руку, смогли изыскать больше ста тысяч бойцов, смогли привести их к месту битвы, смогли построить их как должно, но главное, смогли удержать многочисленных мстителей от немедленной атаки, едва те увидели первых появившихся врагов.
   Орки не стали мудрить, а выстроились так, как всегда выстраивались для сражения в степи - центр и два крыла по бокам. Разумеется в центре встали лучшие из лучших - дружины вождей с ними во главе: воины на хаштра в отличном снаряжении и с дорогим оружием в руках, многих хаштра прикрывал кольчужный подол или более часто встречающийся кожаный с нашитыми для прочности металлическими пластинами (или копытами коней). Впрочем недавние потери не могли не сказаться на численности лучших бойцов, а потому из 50 тысяч центра лишь 12 тысяч составляли сильно поредевшие и помолодевшие дружины, еще 10-15 тысяч - старейшины родов, их дети-внуки и самые богатые воины, что могли позволить себе нестыдный доспех и хаштра. Остальные - не самая нищета, но и не богачи, скажем так - середнячки: есть хаштра, но большинство на обычных хоть и хороших конях, неплохие качественные доспехи, неплохое оружие в руках, в руках, что умеют с ним правильно обращаться.
   Правое крыло у реки в основном составляли вчерашние пастухи, среди них много женщин, причем даже тех, кто совсем недавно сменил прялку на копье. Пусть кожа вместо нормального доспеха, на голове войлочные колпаки, а в руках самые простые копья и булавы, но ярость орчанок не стоило недооценивать - у каждой из них погиб от рук чужаков муж, отец, брат, сын. 42 тысячи бойцов, женщин много, но больше все же мужчин. Это крыло труднее всего удержать от бездумной и безумной атаки - все женщины как одна рвутся в бой, у большинства мужчин также есть за кого мстить.
   Левое крыло со стороны степи - еще 35 тысяч бойцов: серьезные воины на хороших откормленных конях, среди них нет юнцов, но нет и стариков - мужчины в самом соку, в расцвете лет. Доспехи, оружие - все серьезно: нет роскоши лучших воинов центра, но нет и вызывающей нищиты правого крыла - у каждого крепкий шлем, у каждого у седла не только булава, но и меч, у каждого или кольчуга, или панцирь на плечах. В отличие от воинов центра и правого крыла в глазах у них нет ненависти, зато есть решимость и желание победить. 35 тысяч таких вот спокойно-готовых бойцов - серьезная, способная на многое сила.
   Помимо центра и крыльев есть еще один, крайне маленький отряд. Казалось бы 250 бойцов, ну что они могут? Могут! Могут, если это одетые в крепкие доспехи герои на варгах - ррыргхи лучшие воины степи. Каждого из великих воинов на огромных волках можно приравнять к 5-10 умелым и хорошо вооруженным бойцам на хаштра, а если взять обделенных навыками и снаряжением пастухов, то и вовсе к 20-30. Задача этой части войска не гибнуть в лобовых столкновениях, не подставляться под стрелы в общей свалке, не прорывать плотный строй врагов, а нанести смертельный удар в самый нужный момент или, если придется, пожертвовав собой переломить ход неудачно сложившейся битвы. Ррыргхи занимали позиции чуть позади и между центром и правым крылом.
   Орда начала строиться для битвы еще в темноте, задолго до подхода врагов-чужаков. Причина такой торопливости довольно проста - молодость и неопытность большинства вождей, да и среди воинов хватало тех, кто ни разу не ходил в поход и не брал жизни врагов. Слишком, слишком много таких...
   Вот и враги, уверенно и нагло идут по стонущей от их присутствия степи!
   Орки волнуются, особенно воины в правом крыле, слишком много среди них мстителей с пожаром в груди, но все же в первых рядах самые лучшие, самые старые, самые выдержанные бойцы, они не дают сделать какую-нибудь глупость остальным. Скачут гонцы, трубят рога, поднимаются знаки, немногие шаманы орды начинают речитативом просить подмоги у духов предков и духов степи, им вторят гораздо более многочисленные ученики, вторят вожди, вторят их ближники, вторят простые воины. Орки стоят и ждут - не им наносить первый удар.
   Но что это?! Что происходит?! Только появившиеся в виду орды чужаки прошли совсем не много и встали задолго до переправы на священный остров Уугнанглан, гораздо, гораздо раньше чем должны! Что это значит, почему!? Быть может они строятся для битвы, построятся и двинутся вперед?! Действительно строятся, разбухают вширь, одни отряды отходят назад, другие наоборот выдвигаются вперед, третьи спускаются к самой реке, четвертые выдвигаются в степь.
   Нет! Враги не собираются никуда больше идти, по крайней мере сейчас. Орки волнуются, но стоят, многие взгляды направлены в сторону далеких гор, шаманы орды впадают в транс и сносятся со своими собратьями далеко в степи, летят ментальные сообщения о том, что предприняли и где встали чужаки...
  
  
  Драконы.
  
  
  Давай, гони их! - отдав по мысленной связи приказ на секунду отвлекся Дримм, затем продолжил вместе с остальными командирами строить разнообразные клановые войска. А в это время получившая его приказ Синьагил направила и самолично возглавила выступление 25-тысячной массы беспредельщиков в сторону гор, прямо на внезапно начавшуюся в той стороне грозу.
   К горам направилась не только большая часть войска наемных игроков со всеми их петами и маунтами, но и созданный Халлоном дух - огромный шар из молний и плотных до черноты воздушных масс. Зверски накачанный маной и бафами дух лишь на чуть-чуть опережал способных обогнать напуганный табун игроков. Так они и шли, хотя скорее неслись как пожар: сперва притихшую степь накрывала тьма с отблесками молний, потом скрывала под собой, топтала тысячами ног и лап волна не знавших жалости существ - две смертельно опасные стихии, неизвестно какая из них страшней!
   Между тем армия клана в хорошем темпе осваивала выбранную для битвы позицию. Чтобы не считали вожди Драконов, но пока что непосредственной и самой близко-очевидной угрозой оставалась орда. Ну а как бы вы сами отнеслись к 120-тысячам конных орков в шести километрах от вас, к огромной и страстно желающей вашей смерти орде? Не знаю как вы, а Драконы отнеслись более чем серьезно...
   В какой-то степени армия скопировала орду и выставила против орков три разноразмерные баталии. Самая крупная из них встала напротив центра, две другие - каждая против своего крыла. Благодаря глазам в небе руководители армии хорошо изучили построения орков и на основе полученных сведений смогли распределять свои силы с максимальной эффективностью.
   Левая баталия у реки - 8 тысяч наемных игроков и 7 тысяч кровавых стражей Туллиндэ. За основными силами баталии, уступом ближе к реке и все еще тлеющим остаткам камышей встали 2 тысячи эльфов-стрелков и 40 рейдов игроков-клана, обрезанных рейдов без сильных магов в своем составе. Но игроки это все же игроки, к тому же друидов никто не изымал (ну почти), а многие из воинов и рейнджеров имели второй класс и очень часто таким вторым классом был маг или друид. Количественно левая баталия уступала правому крылу оркской орды, но вот качественно все обстояло ровно наоборот - вчерашние пастухи и яростные, но неумелые женщины против свирепой нежити, против игроков, против опытных эльфов-стрелков.
   Центр. Все зомби, а это между прочем 49 тысяч живых мертвяков - почти равное оркскому центру число бойцов: половина (24 тысячи) - медленное, тупое мясо, опасное для более-менее опытного воина лишь один к десяти; половина (25 тысяч) - более качественные мертвяки с копьями в руках. Внутри массы зомби находится такой ли прочный ''орех'' - 10 тысяч пехоты из заготовок. В отличие от зомби заготовки - уже более серьезный противник : ровный как по линейке строй, большие щиты, недлинные, но все равно опасные для кавалерии копья, хорошие единообразные доспехи (к этому времени ламелляры получили все), прочее снаряжение и конечно выучка. У центральной баталии есть небольшой, но опасный напарник-партнер - 7 тысяч наемных игроков в отдельной баталии. Позади массы зомби и пехоты второй эшелон - 1000 спецназа и все не занятые Главой сильные маги + 10 рейдов для их охраны. В данном случае сложно было сказать, кто сильней - центр Драконов или центр оркской орды: чисто арифметически за счет зомби получалось, что центр Драконов больше, а значит сильней, только вот вооруженный степной орк верхом на коне это не то же само что зомби, сильно не то...
   Правая баталия. Тут все совсем не просто. Тысяча с небольшим големов Барсука, 4 с небольшим тысячи наемных игроков, 2 тысячи спецназа, тысяча эльфов-стрелков и 50 ослабленных рейдов клана. Наемных игроков могло быть больше, но из 47 тысяч наемников 3 тысячи вообще не явились на битву (из реала), 25 тысяч Дримм бросил в сторону гор, 7 и 8 встали соответственно в левой и центральной баталиях, оставались 4. Но нет худа без добра - отсутствие сразу 3-тысяч наемных игроков позволило Таурохтару нажать на Главу и еще до битвы выбить для правого фланга дополнительные силы из резерва: Таурохтар хотел кавалерию и весь оставшийся в резерве спецназ, но получил тысячу эльфов-стрелков, 110 ''Несущих смерть'' и Дочку. ''Несущим смерть'' и Дочке Таурохтар обрадовался, а эльфам-стрелкам нет - на правом фланге итак скопилось навалом отличных стрелков, а вот контактных бойцов наблюдался сильный дефицит. Могла бы выручить кавалерия, но с кавалерией Таурохтар пролетел - делать нечего, и рейнджер-полководец как мог обошелся тем, что выделил Глава. Пришлось компоновать правый фланг несколько по-другому, уже не баталия, а три вогнутых линии стрелков: в первой - наемные игроки и големы Барсука; во второй - спецназ, игроки клана, ''Несущие смерть'' и Дочка; в третьей - эльфы-стрелки. Второго эшелона правый фланг не имел. Зато Таурохтар не успокоился и выбил ему приоритетную поддержку десятка летунов, а также большинство посеянных со стороны орды мин посеяли перед линиями стрелков. Здесь вновь качественный перевес на стороне Драконов, количественный на стороне орков - чей перевес важней, мог показать лишь бой.
   Дурной пример оказался заразителен и вот уже Муллкор выклянчил у Главы всех оставшихся в резерве эльфов-стрелков и половину резервных рейдов, вторую половину и тысячу фейри прикарманил Вар. В результате в резерве осталась неполная тысяча спецназа (900 бойцов) и тысяча латной конницы. Ах да, еще остались оруженосцы латников - две тысячи одетых в кольчуги и вооруженных мечами и арбалетами универсалов, способных худо-бедно сражаться верхом.
   В целом позиции со стороны реки, степи и верховий реки прикрыли немногим хуже чем со стороны орды. Особенно хорошо укрепился Муллкорх: каждый из его универсалов тащил в заплечном мешке по паре мин, и сейчас почти половина этих мин ржавела вдоль уреза воды, образуя пусть и тонкую, но надежную полосу убойной земли, за ними сразу ров и насыпь (универсалы копали даже в разгар битвы) и только за насыпью 10 тысяч арбалетчиков и почти 2 тысячи эльфов-стрелков + рейды игроков. Приходите в гости кто пожелает, щедро накушаетесь арбалетных болтов, эльфийских стрел, заклинаний, пистолей, гранат, но прежде гостей ждет не дождется аперитив из мощных мин в чугунных корпусах!
   Не потерял времени и Вар: надежно прикрыл своих многочисленных стрелков раскиданным в траве ''чесноком'', там, где можно было обойти ''чеснок'', в землю наспех прикопали мощные фугасы. Фугасы и ''чеснок'' из мешков все тех же универсалов. Просто удивительно сколько могут унести на своих плечах десять тысяч выносливых как мулы здоровяков, особенно если каждый двадцатый мешок - безразмерная магическая сумка! Ну и наконец позиции со стороны степи, там, где как предполагало руководство клана, армия встретит своего главного врага: здесь не было мин, фугасов, ''чеснока'', зато в предельно сжатые сроки появилась полноценная живая стена. Порождение друидов не только более-менее защитило от внезапных атак 3 тысячи стрелков основной позиции, но и частично прикрыло правый фланг готовящихся к встрече орды сил. Но все же и живая стена, и две тысячи эльфов-стрелков, и тысяча спецназа это лишь придаток главных сил - Дримм, Туллиндэ, Халлон, Айнон и еще несколько сотен могучих магов вот настоящая мощь, несокрушимое препятствие для тех, кто захочет атаковать армию клана со стороны степи.
   Прошло каких-то полчаса и армия готова к бою, дело за малым - спровоцировать орков на битву. Впрочем Драконы уже добились своего - там, куда ушли творение Халлона и 25 тысяч наемных игроков, все набирала и набирала мощь гроза, и это была не совсем, вернее совсем не обычная гроза...
  
  
  
  Древний разрушенный город Первой Великой Империи Эльфов на месте еще более древнего капища орков.
  Шаманы.
  
  
   Бушует гроза! Бушует не только в Серединном мире, но во многих других известных и неизвестных мирах, местах, пространствах, временах! Тут и там в полнеба полыхают гигантские оранжевые молнии! Капли и целые струи воды поднимаются вверх, как будто твердь и небо поменялись местами! Вокруг бывшего города эльфов на многие километры нет живых существ - все они от презренного грызуна до могучего монстра мертвы - превратились в пыль, а затем в песок, очень необычный песок, песок, который не найти нигде и никогда, кроме как здесь и сейчас!
   Сотни оркских шаманов творили ритуал, древний, забытый, запретный ритуал: они чувствовали, как кровь в их жилах меняет свой ток, чувствовали, как сердца бьются в совершенно ином ритме, чувствовали, как в головах возникают чужие, несвойственные им мысли, чувствовали, как выворачивает наизнанку мир, чувствовали, как он молодеет не молодея, чувствовали, как само время скачет вспять и одновременно стоит на месте, чувствовали, как по мосту из душ забытых предков, душ, принесенных на алтарях жертв и их собственной силы, в мир проникают совершенно невозможные существа - те, чьи имена забыты оркским народом, да, народом, но не теми, кто заставил народ их забыть. В определенный момент истории орки почитали этих существ как богов, страдали от них и любили их, но страдали больше. Затем пришли эльфы и показали им другой путь: бывших владык прокляли, предали забвению их имена, изгнали туда, откуда не возвращаются. Но вот время пришло, и носители одной из самых страшных шаманских тайн воззвали к древним покровителям! Докричаться до древних сил оказалось нелегко, потребовались жертвы, жертвы, жертвы, не только кровавые, но и от себя, частичка души от каждого участвовавшего в ритуале шамана - эту частичку вырвало из их естества и унесло куда-то далеко-далеко, после ее потери у каждого шамана внутри оставалась сосущая, сводящая с ума пустота. Кусочки душ ушли не навсегда - после ритуала они вернутся, но вернутся другими, принесут с собой новые мысли, желания, стремления, изменяя душу навсегда. Однако вступившие на этот тяжкий путь шаманы без колебаний принесли эту поистине страшную жертву... Да, ради своего народа шаманы не пожалели себя, пошли до конца и...и...и... сперва услышали отдаленное смутное эхо, потом более явственный отклик, затем ответ и наконец приближающиеся шаги, шаги, от которых содрогался, корежился, стонал окружающий мир - Демоны Старой Степи вновь пришли на помощь когда-то отвернувшемуся от них народу...!!!
  
  
  Битва.
  
  
  Здравствуй жопа новый год! - непроизвольно подумал Дримм, внимательно разглядывая несколько огромных, размером с останкинскую телебашню существ. Несмотря на наличие характерных признаков (две руки, две ноги, одна голова) их почему-то не хотелось причислять к гуманоидам - слишком чуждым веяло от них. И дело даже не в странных отростках на голове, кожном покрове похожем скорее на какой-то черный туман или дым, размерах и чудовищно отвратительных мордах, просто существа будто бы выпадали, даже отторгались окружающей действительностью, но тем не менее куда деться - были. Были! Еще как были! В какой-то момент сверкнула особенно яркая оранжевая молния, и вот 8 гигантов целеустремленно ломятся к реке!
   Однако прежде чем гиганты смогут тесно ''пообщаться'' с основными силами армии, им предстояло взять два барьера, убрать два препятствия на своем пути - призванного Халлоном стихийного духа и многие тысячи вольных игроков. Дримм не представлял, просто не знал силы призванных шаманами существ, но сомневался, что им понравится общение с могучим духом адмирала, а уж завалить 25 тысяч игроков, среди которых хватает личностей за сотку уровней, это вам не в сортир сходить. Дримм верил, тварей ждет тяжелый бой, но тем не менее поторопился установить ментальный канал:
  Давай, внученька, засади этим сраным ''барабанщикам'' по самые гланды! - напутствовал Людмилу Дримм, не отрывая глаз от движущихся вместе с грозой существ, вернее гроза не просто двигалась, а тянулась за ними как шлейф.
   Немедленно после приказа Главы 30 самых крупных грифонов начали набирать высоту, стремясь достигнуть границы облаков. Грифонам приходилось нелегко - по десять тяжелых спецназовцев на спине + два универсала-бомбомета + два игрока + сумки с бомбами, а нужно поднять всю эту тяжесть на немаленькую высоту, прорвать облака и предельно быстро донести до нужного места. Немного помогали бафы и выпитые перед битвой зелья, но все равно маунтов стоило пожалеть. Хотя скорее следовало жалеть тех, на кого они в конце-концов сбросят весь свой тяжелый груз, впрочем сперва им нужно было достичь границы облаков...
   Между тем огромные существа двигались с невероятной скоростью, по 200-300 метров за один шаг и совсем скоро встретились с первым препятствием на своем пути - горящий от молний адмиральский элементаль вступил в бой!
   Грах-х-ххх!!! У всех кто не успел отвернуться заболели глаз - на весь горизонт полыхнула великанская молния! Сотворенная духом огромная стрела небесного огня воткнулась одному из существ прямо в грудь!
   Грах-х-ххх!!! Почти без перерыва не менее яростная молния поразила другое существо!
   Грах-х-ххх!!! И третья через пару секунд!
   Каждая такая молния могла расколоть огромную скалу, спалить флот, сжечь целый городской квартал, да что там квартал - не всякий большой город пережил бы вызванный такой молнией пожар! Как всегда бывает, с некоторой задержкой небо над армией расколол оглушающий гром, первый, второй, третий! То до реки докатился последыш чудовищных молний-ударов.
   Удивительно, но призванные шаманами твари уцелели, даже не сбавили шаг, однако молнии не пропали зря - адмиральский дух привлек их внимание к себе. Привлек и тут же пожалел об этом! Нет, пожалел его создатель, когда его творение принялись рвать словно создание из плоти и крови: гигантские руки терзали плоть-облака, на землю как кровь из разорванных артерий обильно проливался дождь! Дух не сдался без борьбы: хлестал молниями по иссиня-черным и в то же время полупрозрачным телам, рвался вверх, поднимал тучи земли и камней, пытался закружиться гигантским торнадо, но все напрасно - ни молнии, ни камни, ни торнадо не смогли отсрочить его конец! Воплощение стихии воздуха разодрали на куски как живое существо из мяса и костей! Сверкнул пучок из тысячи молний, на армию клана налетел сильный пылевой вихрь - все, дух перестал существовать! Короткая схватка задержала огромных существ не более чем на пару минут.
  *
   Совершенно зря расстроился Халлон - на целых две минуты задержать Демонов Старой Степи - очень достойный результат.
  *
   Далеко от места основных событий, в верховьях реки два участка пустой степи исторгли из себя многие тысячи живых существ. Самая крупная из пустот выплюнула обычных степняков - беспородные мелкие кони, грошовые доспехи и оружие, отсутствие выучки и дисциплины. Но их 20 тысяч таких - много, увесистая гирька, что может поколебать весы судьбы! Вторая пустота породила куда меньше бойцов, только вот в данном случае никаких дешевых коней, доспехов и оружия - небольшое количество с лихвой перекрывается качеством народившихся бойцов: 8 сотен ррыргха (всадников на варгах) и полторы тысячи нехарактерной для орков тяжеловооруженной конницы на редко встречавшихся в степи крупных неуклюжих конях. Все ррыргха похожи как близнецы: огромные, в два раза больше обычных черные варги, на них всадники в такого же цвета латах. Среди тяжелых всадников нет подобного однообразия, но что-то общее все же есть: практически у всех вместо привычного для степняков гибкого доспеха кованные кирасы или нагрудники и прочие элементы лат, необычно длинные и тяжелые копья и граненые булавы. Неуклюжие, но мощные кони так же защищены, у каждого скакуна кожаный шанфрон с кривым лезвием во лбу, соединенные с шанфроном стальные наушники защищают уши и часть шеи коня, стальная пластина на груди, нательный, сопутствующий и крестцовый конский доспех представлен толстой стеганой попоной с нашитой поверх нее кольчугой из толстых колец, нет разве что ногавок, но все остальное насколько возможно хорошо защищено. Порождения пустот не потеряли зря ни одной минуты: и двадцатитысячная орда, и крепкий, но небольшой отряд немедленно понеслись вниз по реке. Только вот более крупная орда все дальше забирала в степь, а ррыргха с тяжелой конницей держались параллельно реке...
   Тридцать нагруженных грифонов стремятся достигнуть облаков - грифоны стараются, их подстегивают принятые зелья и бафы, подбадривают седоки, однако граница облаков по прежнему далека...
   Орки орды во все глаза смотрят на то, что творится в степи! 99,9 из них не понимают, кого призвали шаманы и не узнают пришедших им на помощь существ, а те немногие кто знают, молятся всем известным духам и богам, но молятся не о победе Демонов Старой Степи, а о том, чтобы после всего удалось загнать их туда, откуда они пришли...
  Ты знаешь что это за чмыри?! - с Дриммом на связь вышел Халлон. Адмирал чуть не писал кипятком, так был взбешен столь быстрой и обидной потерей своего протеже.
  Нет, в первый раз вижу таких, - фейри усмехнулся и добавил, - чмырей. Плохо что для опознания слишком далеко. -
  Счас свяжусь с Маской (Синьагил) и узнаю, - предупредил его желание Халлон и оборвал связь.
   Между тем в степи сошлись так называемые ''чмыри'' и наемные игроки. Сказать по правде, Дримм несколько напрягся после того как пал-рассеялся адмиральский дух, однако он по прежнему продолжал надеяться, да что там, рассчитывать на наемных игроков - фейри ожидал увидеть серьезный, долгий бой, в котором победителю, не важно тварям или игрокам, придется выложиться до самого конца. Первые мгновения казалось, что ожидал он не зря: сближавшаяся с гигантскими созданиями масса наемников буквально взорвалась тысячами боевых заклятий, заговоренных стрел и болтов, много чем еще! Пускай по сравнению с гигантами игроки напоминали массу муравьев, но муравьев кусачих как знаменитые красные африканские муравьи на Земле, такие муравьи легко умнут и слона, если тот вовремя не уберется с их пути. Вот каких муравьев напоминали наемные игроки! И вправду наемники ничуть не испугались размера гигантских ''чмырей'' и со всем своим пылом попытались их зачмырить. Ну что тут сказать? Ошибся Дримм, ошиблись наемные игроки, ошибся Халлон - вряд ли стоит обзывать чмырями существ, способных сходу порвать 25 тысяч игроков. Именно сходу и именно порвать: как только существа обратили внимание на потуги игроков, от них немедленно пришла волна какой-то странной магии, словно бы пространство выворачивало само себя наизнанку, от этого не спасали ни самые сильные щиты, ни самые дорогие амулеты, ни самые прочные доспехи - наемных игроков словно засовывало в гигантский невидимый миксер и перекручивало в фарш из плоти, доспехов, оружия и прочего снаряжения...
  ''Демоны Старой Степи'', Маска успела сообщить перед смертью! - вновь вышел на связь Халлон. - Тебе это что-то говорит? -
  Никогда не слышал, - в темпе прогулявшийся по закоулкам своей памяти Дримм озвучил результат прогулки.
  Вот гадство, я тоже! - искренне огорчился адмирал.
  Спляшем от слова ''демоны'', - принял вполне очевидное решение Дримм, - будем работать против них как против выродков Инферно, а там посмотрим. Никаких заклятий до 6-ого уровня - бесполезно, сразу работайте самыми мощными и эпиками. И еще, рассредоточтесь что ли, а то сгрудились как бандерлоги на Майдане - одна качественная ответка и накроет сразу всех. Оцени какой из беспредельщиков выходит качественный фарш - хоть сейчас пельмени лепи! -
  Понял, мой косяк, - повинился адмирал - его не вдохновила перспектива превратиться в начинку вкусного блюда. Вскоре собравшиеся плотной кучей летуны с магами на спине порскнули во все стороны словно воробьи.
   Тем временем от 25 тысяч наемных игроков осталось тысяч 5, они еще трепыхались, довольно крепко угощая своих гигантских обидчиков на пределе сил, как могли крепили щиты, совершенно не экономили свитков-жезлов-гранат, но несомненно и сами понимали, что обречены. Дримм подумал, прикинул и вновь связался с Халлоном...
  Мы с Туллиндэ попробуем против них все что можем, остальные маги и друиды на земле будут их тормозить, вы работайте эпиками. Эпиков не жалеть и держитесь от них подальше. -
   Мог бы и не говорить - надо быть совсем дебилом, чтобы лезть к ТАКИМ! - Столь быстрая расправа над наемными игроками сильно повлияла на мнение адмирала в отношении ''чмырей''.
  Я нанесу первый удар и понеслась. Готовьтесь! - предупредил Дримм. Затем он связался с магами и друидами из тех, что крепко стояли на земле, а не парили на грифонах вместе с Халлоном, сообщил им о своем решении, сообщил с кем они предположительно имеют дело, предупредил о том, когда начинать. Связался с Людмилой и поторопил ее отряд. После посмотрел на колесницу Туллиндэ, что застыла в 20 метрах от Ворошилова, но кричать не стал. Зачем? Ведь есть ментальная связь. - Ну что, подруга моя боевая, повоюем? - шутливо спросил Дримм, одновременно фейри торопливо выписывал в воздухе руну, первую из двух десятков рун.
  Конечно повоюем, только хорошо бы знать, с кем будем воевать? - Туллиндэ захотела узнать больше.
   Дримм, не прерывая движений посоха, повернул голову и взглянул на уставившуюся на него гладкую белую маску, пожал плечами.
  Вроде бы какие-то демоны, по пачьпорту значатся как ''Демоны Старой Степи''. В курсе кто такие? -
  Без понятия, - через несколько секунд отозвалась некромантка. - Про ''старую степь'' тоже ничего. -
  Аналогично. - Дримм закончил рисовать вязку рун, посмотрел на зависший перед мордой Ворошилова золотой шар размером с дом и перевел взгляд в степь. Кем бы ни были призванные шаманами существа, они прикончили наемных игроков и вновь двинулись в сторону реки. Следовало поторопиться - 10-15 огромных шагов и все - финиш, тушите свет! - Удачи! - пожелал некромантке Дримм и бросил пробный шар, в буквальном смысле запулил золотым шаром боевого заклятья по огромным силуэтам вдалеке.
   Но прежде чем заряд Главы достиг намеченного Демона, в него же разрядил свой ''лазер'' Ворошилов. Фейри использовал еще ни разу не подводивший его прием: маунт ломает дистанционной атакой щиты, а за ним без помех идет боевое заклинание самого Дримма. Только вот все когда-то случается впервые: чтобы не защищало Демонов Старой Степи, это явно были не щиты - ''лазер'' легко пронизал лишь частично материальное тело насквозь... без какого-либо для него вреда! Атака Ворошилова оказалась полностью бесполезна против тех, кому орки когда-то поклонялись как богам. А вот ком золотого огня остановил того, в кого попал, и даже вынудил его сделать шаг назад.
   Сигнал был подан и маги клана сразу врубились на полную, выдали все что могли, самые мощные, масштабные, убойные заклинания разных школ, разнообразнейшие проклятья, другие дебафы помощней, ну конечно основное блюдо - эпические заклинания, десятки использованных свитков в один момент! Вряд ли даже настоящим богам пришелся бы по вкусу этот шквал, ну а Демонам Старой Степи тем более, ведь они хоть и считались когда-то богами, но дни их славы миновали давным-давно, осталась лишь тень былого могущества. Да, густая, внушающая почтение тень, но тень, которой стоило бы знать свое место.
   Демонов наотмашь хлестали разноцветные шары! Протыкали такие же лучи! Поджаривали гигантские молнии! На них бросались разнообразнейшие эпические существа! Из земли вырастали лезвия чудовищных мечей! С неба падали ледяные и огненные глыбы! Огромные полупрозрачные секиры, палицы, изогнутые как ятаганы клинки возникали из пустоты, и невидимые руки наносили ими удар! Разворотив землю на поверхность вылез подобный горе зеленый стручок, на конце которого яростно скалилась просто чудовищная пасть, пасть попыталась сожрать одного из Демонов Старой Степи и, если бы не остальные семь, у нее вполне могло получится! Без всяких внешних эффектов иссиня-черную плоть терзали сотни заклинаний против демонических существ! Степь под ногами демонов закручивалась жадными водоворотами и пыталась затянуть их в себя, невидимые стены возникали на их пути, незримые арканы тянули их назад, тянули к земле, тянули вверх, пытались связать, пытались изгнать из этого мира в другой! Мерно бил Дримм, один за одним отправляя во врагов уже проверенные золотые шары!
   Древние хозяева степи терпели, качались под ударами, истекали черным паром из ран, пятились назад, отбивались от эпических существ, самые огромные из которых доставали им в лучшем случае до пояса. Единственное исключение - росток с пастью, который Демонам пришлось ''полоть'' всем миром. В конце-концов страшно избиваемые твари не выдержали такого натиска и решили взять тайм-аут - коллективно выпустили или наколдовали черный блестящий туман. Густой туман скрыл их внутри себя, защищая от взглядов игроков, ослабляя наносимые удары, врачуя повреждения.
   Наконец-то разродилась подзадержавшаяся Туллиндэ: с неба пошел снег, пошел точно над Демонами - странный крупный снег из сияющих белым светом снежинок. Снежинки (или чем они таким были ?) как наждаком скоблили защитивший Демонов туман и совсем скоро окончательно свели его на нет. Оставшихся без защиты тварей снежинки так же не любили и скоблили только так, оставляя на их огромных телах множество пусть и неглубоких, но исходящих черным паром ран. Но главное, что исчез временно прикрывший Демонов туман - боевые заклятья и эпики вновь начали их доставать, а призываемые монстры видеть, куда лучше погрузить свои когти, щупальца, клыки.
   Всякому терпению приходит конец - Демоны нанесли ответный удар, нанесли не по кому-либо, а сразу по Дримму и Туллиндэ. Хотя ничего удивительного - бывшие оркские боги быстро разобрались, кто их самые главные враги. Удар - уже знакомый перекручивавший несчастное пространство ''миксер''! Смертоносное мерцание несется вперед, то, что остается после него, нельзя назвать степью - вместо степи изуродованная, вывороченная земля, стерильная земля, в которой в принципе отсутствует жизнь.
   Мерцание все ближе - Дримм и Туллиндэ ''предвкушают'' удар и потому вкладывают все силы в щиты...
   Трехпалая лапа-навершие посоха Дримма шевельнулась сама по себе! Не просто шевельнулась, а сложилась в странную фигуру из трех когтистых пальцев, перстень на одном из пальцев несколько раз поменял цвет и... посланное Демонами мерцание так и не дошло до Дримма и Туллиндэ - растаяло, не дойдя до них метров сто! Дримм тут же, не отходя от кассы, попробовал понять, что произошло, разумеется на ходу и в цейтноте толком не разобрался, но у него сложилось стойкое ощущение, что сработало какое-то подобие автоматики, настроенной как раз против таких чар. Ну что тут сказать? Посох древнего мага Мухамира по прежнему хранил много тайн, и нынешний хозяин посоха не разгадал и третью часть из них.
   Грифоны достигли облаков - 30 крылатых силуэтов нырнули в белый пух...
   Несутся по степи порождения пустот! Двадцатитысячная орда все дальше и дальше откланяется в сторону степи. Малый отряд по прежнему держится реки: ррыргха сильно вырвались вперед и постоянно увеличивают разрыв, тяжелые всадники не могут за ними угнаться, да и по правде, не особо и пытаются - идут в комфортном для себя темпе, берегут силы обремененных доспехами коней...
   За представлением в степи следят орки орды, следят из города, следят лазутчики в степи - захватывающее зрелище эпической битвы великих сил заставляет забыть про все остальные дела...
   В центре лагеря начали возрождаться убитые Демонами игроки. Не все из них вернулись сразу как могли, многие предпочли уйти в реал, но и те кто вернулся пока мало на что способны - им нужно время прийти в себя - жуткая смерть в объятьях распоясавшегося ''миксера'' стала для наемных игроков совершенно новым и крайне неприятным опытом, куда там банальной смерти от клыков и клинков...
   Демоны Старой Степи нанесли новый удар! На многие километры вокруг них воздух налился изумрудным цветом, затем зелень пошла в народ, то есть двинулась в сторону реки, довольно быстро распространяясь вширь и вверх. Громадные языки зеленого воздуха тянулись к игрокам как щупальца какого-то осьминога, тянулись медленно, но неотвратимо! Еще до подхода непосредственно щупалец, воздух вокруг игроков и заготовок на земле начал помаленьку зеленеть, им стало трудно дышать, защипало глаза, как под огнем стала скукоживаться живая стена. При всем при этом молчат и даже не теплеют защитные амулеты, щиты и бафы - они не видят, не понимают приближавшейся угрозы.
   Вновь ударила Туллиндэ: тонкий, неровный луч ослепительно белого цвета вырвался из резного посоха некромантки и хлестнул одно из гигантских существ словно плеть - впервые один из Демонов Старой Степи не удержался на ногах, огромная тварь со странным полувсхлипом-полувскриком рухнула в степь. Однако удача Туллиндэ не может остановить губительную зелень - процесс продолжается: тем, кто парит в небесах, еще ничего, а вот те, кто на земле, почти не могут дышать, словно они очутились в атмосфере совершенно иного, враждебного им мира. Кашлять и тереть глаза начинают бойцы резерва, только возродившиеся игроки, универсалы у реки, стрелки Вара, баталии Таурохтара - армия как никогда близка к разгрому, самые сильные щиты и самые дорогие амулеты не могут никого защитить.
   На этот раз Дримм действовал вполне осознано: сложное заклинание четвертого уровня расовой магии фейри потребовало много времени, однако мгновенно наступивший результат искупил все - зелень словно в огромный пылесос втянулась в надетое на когтистый палец кольцо. Фейри едва сумел удержать выворачивавшийся посох в руках, пока в него втягивался неправдоподобно огромный вихрь. Однако справился, удержал - едва не погубившая армию зелень исчезла в глубине кольца, камень перстня налился неестественной зеленью и увеличился в размере раза в два.
   Не успели прокашляться, как новая напасть: Дримм внезапно почувствовал непреодолимое желание немедленно вытащить из ножен на поясе кинжал и вонзить его себе в глаз! Тяжелее всего пришлось в самый первый момент, когда он еще не осознал, что это не его желание - прежде чем фейри взял себя, свое тело под контроль, он успел достать кинжал и занести руку. Воздействию подвергся не только Дримм: один из грифонов в небесах сложил абсолютно целые крылья и камнем рухнул вниз; со спины другого грифона в пустоту шагнул игрок, еще один и еще один - пара десятков невольных прыгунов разбились о землю; все спецназовцы и эльфы-стрелки наземного прикрытия похожим движением достали из ножен клинки и... а вот тут у Демонов случилась осечка - заложенные Системой игры инстинкты оказались сильнее приказа извне.
  Дримм, что делать?! - на связь вышел взвинченный Халлон. - Скоро эпики закончатся, а воз и ныне там! Эти чмошные суки еще и атакуют! Нужно что-то решать, придумать что-то иное! - возможно Халлон и не паниковал, но чувствовалось, нервничал.
  Надо придерживаться плана, - Дримм ответил скорее себе чем магу-адмиралу, - атака Людмилы многое прояснит. -
  А если... - не успокаивался Халлон.
  Никаких если! - сказал как отрезал Глава, краткое мгновение неуверенности прошло. - Сейчас я попробую одну вещицу - посмотрим как им понравится. Как минимум это задержит их на какое-то время. -
  Бог в помощь! - искренне пожелал ему удачи Халлон, возвращаясь к командованию магами на летунах.
   Опять белый луч от Королевы Мертвых - очередное впечатляющее падение, очередной Демон валится под ноги остальным! Однако ему на замену уже встает ранее поверженный - могучие заклятья от Туллиндэ способны ринуть низвергнутых богов ниц, но не способны их убить...
   Тем временем Дримм отрешился от всего, от битвы, от мира, от могучих врагов и колдовал. Не просто колдовал, он воззвал к своей внутренней сути и, одновременно используя наследие своих предков, готовил одно из самых сильных заклинаний 5-ого уровня расовой магии фейри. Дримм впервые проворачивал такой фокус и ему приходилось нелегко. Может быть ему было бы легче, если бы он занимался чем-то одним, однако для того что он задумал требовался целый океан маны, который мог предоставить только золотой исполин внутри него, его личного внутреннего резерва игрока хватило бы начать, но не хватило бы поддерживать настолько масштабное и мощное заклинание.
   Глубоко внутри заворочался исполин - Дримм проговаривает слова, его глаза расплавленное золото, золотые искры срываются с его губ, золотым светятся и когти в навершии посоха. Вокруг Дримма сгущается явно ощутимое напряжение как перед грозой. Затих Ворошилов, боясь привлечь внимание своего седока, маунт испуган, волнуются и впряженные в колесницу мертвые демоны.
   Исполин медленно и величаво заполняет каждую жилу и артерию, золотой свет бежит по венам словно кровь - с губ фейри срываются уже не искры, а золотые туманные буквы, они горят и не спешат раствориться в воздухе. Посох дрожит в руке, нет, дрожит пространство вокруг него, золотым горит не только навершие, но вся когтистая лапа и древко. Слова заклинания журчат словно неостановимая река без порогов и перекатов.
   Золотой свет заполняет все уголки, проникает в сердце, в печень, в кости, в мозг, подменяет собой воздух в легких, просачивается сквозь поры кожи, доспех на Дримме уже не светло-серый, а золотой!
   Дримм, если это еще Дримм (!!!), поднимает сияющий как солнце посох и словно перечерчивает степь одним тяжелым медленным движением! Хотя почему словно?! Там, куда указывает посох, возникает густо усеянная золотыми прожилками полупрозрачная стена! Стена тянется чуть ли не до самых облаков и растет вслед за движением посоха. Стена разделила степь на здесь и там - отделила друг от друга Демонов Старой Степи и армию клана...
   Двадцатитысячная орда наткнулась на извилистую и глубокую балку - орки вынуждены идти в обход. Очень странно, как такое могло произойти - неужели степняки не знают собственной степи? Обидная задержка не меньше чем на час...
   Ррыргха на черных варгах оставили тяжелую конницу далеко позади...
   Высоко над облаками тяжело машут крыльями грифоны...
   Шаманы на острове и в орде потрясенно молчат, глядя на перегородившую степь стену золотых искр, в их разум впервые робко стучится мысль о том, что Демоны Старой Степи могут и не победить...
   Трещит стена, гремит гром, золотые искры сливаются в ветвистые молнии, круги и странные знаки - огромные демоны бьются-ломятся в возведенный Дриммом барьер, но как ни стараются, не могут его прорвать! И в то же время удары клановых магов по прежнему достигают цели - барьера-стены будто нет для магии разных школ и призванных существ, он есть только и исключительно для Демонов Старой Степи и их колдовства! Вот высоко подпрыгивает ''малыш'' титан 100-метровой высоты и с маху вонзает меч-молнию в грудь одного из бывших оркских богов - ''малыша'' немедленно рвут на куски, но тем не менее удар нанесен! Вот в голову одного из восьмерки прилетает гигантская стрела абсолютной тьмы - хана голове! У Демона моментально начинает расти новая, но сразу видно как тяжело ей расти! Вот снова ударила Туллиндэ - всех Демонов словно обсыпали мукой, они начинают уменьшаться, уменьшаться, уменьшаться! Уменьшились в два раза, потом в три, в пять, сравнялись с недавним титаном, продолжили терять рост... нет, снова начали расти, но гораздо медленней чем уменьшались! Вот какая-то бесформенная тварь пролетела-незаметила золотой барьер и врезалась в пока еще не вернувшего свой прежний рост гиганта, подмяла его и начала рвать сотнями жадных пастей и в десять раз большим количеством когтистых щупалец! Два Демона приходят на помощь собрату - втроем они довольно легко разрывают тварь, однако впервые за весь бой призванная с помощью эпического свитка тварь сумела свалить одного из Демонов один на один!
   Внешне все хорошо - горящий золотым огнем фейри с вытянутым посохом в руке похож на золотую статую самому себе. На самом же деле Дримму приходится нелегко - очень трудно поддерживать стену-барьер, и сила золотого исполина не может ему помочь, по крайней мере не до конца. Да, в распоряжении внутренней сути безбрежный золотой океан, но вот в чем проблема: океан питает реку, имя которой Дримм, а как известно всякая река имеет берега - Дримм не может использовать больше чем может пропустить через себя - нашелся предел и его силе. К счастью, у него есть верные друзья: Ворошилов не способен помочь хозяину в этом бою, зато может поделиться с ним своей силой, а сил огромному как дом маунту не занимать; Послушный принял облик пса и встал одной лапой на тропу в мир Теней, другой в мир Духов - в его хозяина потекли тонкие, но живительные ручейки силы из этих двух кипящих от маны миров; Крохобор поделился с другом-хозяином густой как смола энергией Темного бога - гневная энергия мертвого бога несколько изменила барьер, привнесла в него толику красных искр - теперь при каждом прикосновении барьер обжигал тех, кто пытался его преодолеть; Василиса, ох уж эта Василиса (!) - от стража древних фейри течет самый мощный поток силы, странной силы, как будто исходящей не только от нее, но от сотен, возможно тысяч могучих существ... Как хорошо, когда у тебя есть такие друзья! Всей этой энергии едва-едва, но все же хватало для того, чтобы продолжать удерживать барьер и Демонов за ним.
   Неожиданно все восемь врагов будто окаменели, застыли, прекратили биться в барьер, затем раздался жуткий треск, и восемь застывших фигур начали разваливаться как расколовшиеся гипсовые статуи - среди магов клана хватало тех, кто может и не был так силен как Дримм или Туллиндэ, однако умел колдовать не намного хуже их. Секунду казалось что все - превратившимся в кучи шлака Демонам не встать... Восемь черных вихрей устремились ввысь, приняли прежнюю форму, налились плотью, и вот опять степь топчут восемь колоссальных фигур - Демоны Старой Степи в буквальном смысле собрали себя из кусков и вновь как ни в чем не бывало занялись барьером...
   Тридцать грифонов прорывают слой облаков над древними руинами и словно ангелы возмездия в глубоком пике несутся вниз! Такой вот быстрый на грани безумия спуск это вам не муторный подъем - минута-две и летуны выводят своих зверей из почти неуправляемого штопора, теперь широко распахнувшие крылья грифоны парят в трехстах метрах над землей, эстафету у них перенимают бомбы. Бомбы! Много бомб! Штатным бомбометателям помогает спецназ, и со спин могучих зверей летит густой поток металлических и керамических бомб! На город проливается невиданный здесь прежде дождь - настоящий тропический ливень из огня и стали! В огненном вихре умирает охрана шаманов, окончательно рушатся и без того на ладан дышавшие здания, разлетаются древние колонны, заваливаются остатки стен, трясется, стонет земля, глубоко под ней в обширных городских подземельях на головы камлающих шаманов сыпятся куски потолка и помет летучих мышей. И все же обряд продолжается - взрывы наверху не смогли его остановить, несколько шаманов с пробитой головой не в счет.
   Грифоны повернули на второй заход - вниз летят уже не бомбы, а металлические шары с активированными свитками антимагии внутри! Секунда и большую часть города накрывает безмагическая зона. Сила, что противна самой сути этого мира, много страшней самых мощных бомб! Эта сила растекается губительным потоком вокруг, проникает под землю, все ниже и ниже - камень и земля не способны ее остановить. Лишившиеся своей силы шаманы в подземельях кричат, многие из них бьются в припадке, другие молчат - они мертвы, слишком большой кусок их души остался где-то там неизвестно где, без этого куска или хотя бы связи с ним их тела не могут существовать...
   Что-то сдвинулось, изменилось в ходе битвы, и эти изменения почувствовали все вокруг, почувствовала совсем по иному зашумевшая степь, почувствовали игроки, почувствовали шаманы орды, но больше всех, тяжелее всех почувствовали Демоны Старой Степи - с одной стороны, их больше не сдерживают чары шаманов, с другой - оборванна их связь с тем местом, откуда они пришли. Слабеет шлейф-гроза за их спинами, оранжевые молнии уже не так часто разрывают стремительно разбегающиеся тучи! Слабеют и Демоны - все большую боль причиняют им заклинания игроков, все опасней для них призванные существа, все хуже и хуже затягиваются многочисленные раны, все тяжелее им цепляться за этот мир...
   Орки решили атаковать! Вожди и немногие шаманы в орде приняли это решение не из-за нетерпения и невозможности удержать многочисленных мстителей и не потому что дождались-увидели удобный момент, а из-за... СТРАХА! Лидеров орды до судорог напугала перспектива остаться с Драконами один на один, и потому они спешили вступить в битву пока у них еще есть хоть самый маленький шанс победить, пока окончательно не повергнуты их чудовищные союзники в степи, пока повергнувшие их маги не обратили свое внимание на орду! Орки стронулись все сразу, всей огромной массой в сто с лишним тысяч конных бойцов... Безумие! Но у орков не оставалось времени на затравку врагов легкими сотнями, на маневр, на какие-то хитрости - только навал всей ордой и бой до конца! Орки верили, вернее страстно надеялись, что это сможет их спасти...
   В подземельях испаханного бомбами города идет зачистка, бойня! Ну а как иначе то что твориться назвать?! Все воины погибли под бомбами наверху, а шаманы лишены своих сил. Игрокам и спецназовцам также не хватает магии в амулетах, клинках, доспехах, не хватает бафов, но они способны справиться без всего этого, а вот шаманы нет. В общем-то среди говорящих с духами имелись те, кто сумел бы сражаться с оружием в руках, но вот незадача: нет у них того самого оружия, только ритуальные ножи, да и большинство из подходящих по возрасту и здоровью шаманов не в лучшей форме после долгого напряженного ритуала и потери части души. Всюду сценарий один и тот же: в каземат или зал врываются доспешные фигуры и начинают рубить толком не способных сопротивляться орков. Гранаты не используют. Зачем? Вполне хватает клинков. Некоторые шаманы кричат под мечами, другие (обычно постарше) молчат, с достоинством встречая смерть, третьи пытаются сыграть со своими убийцами в игру и спрятаться в переплетении залов, коридоров и тупиков, есть и те, кто старается сбежать, покинуть подземелья и выбраться наверх, но это не легко - гибель грозит беглецам со всех сторон и очень трудно избежать ее настойчивых объятий. По подземельям катится бойня - ученики Первого и спецназовцы не щадят никого...!
   Атаковать решилась не только орда: из-за острова выплывают восемь крупных купеческих кораблей и почти сотня больших лодок. На палубах черно от воинов в кольчугах, лодки буквально ломятся от бойцов. Флотилия неуклюже движется вверх по реке - течение сильно, а из непривычных к веслу степняков плохие гребцы...
   Центр и два крыла катятся вдоль берега реки: шесть километров слишком много для одного решительного рывка....
   Две баталии и линии стрелков на правом фланге готовятся к бою, хотя нет, были уже готовы, так, последние штрихи - бафы, зелья, щиты, некроманты ''подогревают'' нежить, не забывал своих творений и Барсук. Все спокойно, без суеты - время есть...
   Между тем Дримм ощутил присутствие в свой голове, не обычный ментальный канал, по которому общались друг с другом члены клана, а нечто совсем иное, непохожее ни на что - смутные образы, что постепенно складывались в слова:
  ФЕЙРИ!!! ОСТАНОВИСЬ!!! Убери ЗОЛОТО!!! Проси НАС!!! Прими НАС!!! Служи НАМ!!! МЫ примем твою службу, ты станешь НАШИМ первым рабом, тем кому МЫ позволим кормить НАС!!! Встань на колени и ты обретешь великую власть служения НАМ!!! - В голову Дримма пытались проникнуть черные жадные щупальца чужого сознания, то Демоны Старой Степи пытались вступить с ним в контакт. Не очень логично предлагать такое тому, кто тебя почти победил, с другой стороны, очень трудно понять логику ставших демонами бывших богов.
  А давайте наоборот, - Дримм и не собирался понимать эту исковерканную логику и, продолжая удерживать барьер, в свою очередь сделал Демонам ''заманчивое'' предложение, - вы станете моими рабами и будете мне служить. Насчет кормежки посмотрим: если я буду доволен, будете жрать три раза в день, если нет - сядете на голодный паек. Ну как, устраивают вас такие условия? -
  НЕТ!!! Покорись-покорись-покорись!!! Смири свою гордыню и ты обретешь счастье!!! Покорись сейчас и МЫ не станем сильно наказывать тебя за дерзкие слова!!! ПРИМИ НАШУ ВОЛЮ!!! - по-видимому существа не очень горели желанием примерить на себя роль рабов, зато упрямо продолжали навяливать эту роль Дримму, будто бы не понимали сколь малы их шансы его уговорить, хотя может быть действительно не понимали, просто не способны были понять.
  Не верь им чужак, убей их, избавься от них навсегда! - Личный ментальный канал Главы уподобился проходному двору - в разговор вклинился единственный ныне живущий Великий шаман союза племен Вишни. Великий шаман избежал судьбы многих других и сейчас говорил из своей резиденции на острове.
  За что ты НАС ненавидишь, за что желаешь НАМ плохого? - как показалось Дримму в обращенных к шаману словах звучала искренняя боль.
  За что!? - яростно взревел шаман. - Вы знаете за что! Десятки тысяч лет вы относились к нам как к скоту! Вы жрали нас - всех, кто прожил больше сотни лет, всех, кто хоть чем-то заболел, получил увечье, каждых трех из пяти новорожденных детей! И после этого вы спрашиваете за что?! -
  МЫ защищали вас!!! МЫ любили вас!!! МЫ растили вас!!! МЫ не допускали, чтобы больные, увечные и старые давали потомство!!! МЫ оставляли самых сильных на развод!!!В сердце фейри нет жалости, он убьет вас всех!!! Вы сами НАС позвали, вы по прежнему хотите НАС любить, хотите НАМ служить, хотите НАШЕЙ заботы, хотите возвращения старых времен!!! - Фейри был забыт - разговор окончательно превратился в междусобойчик между Великим шаманом и бывшими покровителями его народа.
  Чтобы дальше не произошло, возврата к старому не будет! - шаман был тверд, в его мыслях не чувствовалось даже малейших сомнений и колебаний. - Мы использовали вас как высушенное конское дерьмо для костра, вот чего мы от вас хотели, вот зачем вас призвали, куски дерьма! Будьте вы прокляты! -
  НЕБЛАГОДАРНЫЙ!!! - возмущению Демонов не было предела. - Неблагодарный народ!!! Неблагодарный мир!!! МЫ никогда больше не придем на зов!!! МЫ уйдем навсегда!!! МЫ отвернемся от вас!!! МЫ забудем вас!!! -
   Обращенная к шаману возмущенная речь пропала зря - шаман не мог ее услышать и тем более ответить по очень уважительной причине - до него добралась Исилиэль (которую специально выписали на эту битву). Как неразумно было с его стороны проникнуть в созданную ей ментальную сеть, да еще столь нагло обнаружить свое присутствие! Так что шаман был сильно занят - в буквальном смысле истекал вскипевшими мозгами из ушей!
  Теперь скажу я, - Дримм устал от разговоров и вообще устал - несмотря на помощь друзей и силу золотого исполина барьер выкачивал из него очень много сил.
  Ты решил принять свою судьбу!!! Ты готов!!!? -
  Давно принял и готов, а вам скажу: идите на х...й! - послал Демонов Дримм и рывком снял барьер, но лишь для того, чтобы вновь начать лупить их золотыми шарами боевых заклинаний, не хуже фейри по Демонам работала и Туллиндэ, работал Айнон, работал Халонн, постоянно прилетало и от сотен других магов.
   Отвергнутые орками боги держались еще довольно долго, пытались устоять, перенести, выдержать, ответить, вновь связаться с Дриммом, с другими магами и предложить им то, что предложили ему, везде получали отказ, но пытались вновь и вновь. Однако сколько веревочке не виться, а конец один - пришло время, и в последний раз громыхнула оранжевая гроза, жидкие тучи окончательно разошлись и пропустили солнце, чистое небо, белые барашки облаков! Вместе с иномирной грозой ушли в небытие и Демоны Старой Степи, ушли навсегда...
  
  
  
  
  
   Глава 12
  
  
  
  
  
  Правый берег Пх-хты, окрестности Уугнанглан-рока.
  20-й день похода, утро.
  Битва.
  
  
  
  
   С начала решающей битвы вблизи столицы некогда могучего союза племен прошло не больше трех часов, а кажется будто минуло несколько дней, да что там дней - лет! Сколько потрачено сил, сколько знаний, сколько свитков, сколько денег, сколько нервов - столько, что сложно даже подсчитать! Могучая магия и древние силы заставили этот мир и эту степь выворачиваться наизнанку и трещать как в последние дни, однако сейчас наступали другие времена и на смену магии спешила сталь! Не магия, а сталь в десятках тысяч умелых рук должна была определить, решить судьбу союза племен, судьбу их врагов! Впрочем все по порядку, все своим чередом, ну а пока перетекает в новое качество, но продолжается яростная битва за будущее этих степей...
   Пока Дримм, Туллиндэ и другие маги, напрягая все силы, добивают демонов-богов, в подземельях древнего города эльфов вовсю продолжается кровавая зачистка: чисто-чисто чистят подземелья ученики знаменитой школы боя, не менее качественно мойдодырят берущие с них пример спецназовцы...
   С верховий реки движутся подкрепления: летят по степи черные варги с чернолатными всадниками на спинах, солидно и неторопливо движется тяжелая конница, двадцатитысячная орда из незнающих степи орков обходит длинную извилистую балку...
   От острова вверх по течению медленно и как-то коряво идут тяжело нагруженные корабли и лодки... Нет, уже не идут! Один единственный налет двух десятков летунов и все: пять кораблей горят и тонут, шестой разломился пополам и сразу утонул, седьмой горит, но пока не тонет, неуправляемым куском дерева несется вниз по течению реки, восьмой избежал общей судьбы, но его палуба покрыта изорванными стонущими телами, за кораблем остается кровавый след. До трети лодок перевернулись или разбиты в щепу, сотни орков барахтаются в воде, их пытаются спасти с оставшихся на плаву. Воинам в лодках трудно успеть - тяжелые доспехи очень быстро утягивают их не обученных плавать товарищей на дно. Остатки флота неуклюже поворачивают назад - уцелевшие поняли намек, с них довольно. Только вот это был не намек - через пару минут следует новый налет...
   К позициям клановой армии приближается орда, орки еще далеко, но издаваемый ими шум заглушает все остальные звуки. Эльфы-стрелки с правого и левого фланга начинают пускать стрелы на волю ветров, эльфы не целятся, в этом нет особой нужды - по такой огромной, плотной конной массе невозможно промахнуться. Однако клановые маги все же слегка помогают полету оперенных посланцев смерти, совсем чуть-чуть, но шанс каждой конкретной стрелы нанести урон возрастает, возрастает и сила удара при попадании и вероятность расколоть деревянный щит, пробить кожаную броню, не срикошетить от стали и железа. Орда несет первые потери, до баталий еще километра два, и орки несущих потери первых рядов с большим трудом воздерживаются от того, чтобы не пустить коней в карьер. Атакующие степняки вынуждены полагаться только на доспехи и ручные щиты - на всю орду всего несколько десятков шаманов + около тысячи учеников.
   Тяжело приходится правому крылу - кожаные или войлочные доспехи и простые деревянные щиты отвратительно держат даже легкую дальнобойную стрелу. Всего две тысячи эльфийских лучников вынудили плохозащищенных воинов крыла в буквальном смысле идти по телам коней и своих убитых товарищей! И это сейчас, далеко за пределами возможностей оркских стрелков! Что будет дальше, знают только духи!
   Не менее тяжело и левому крылу: тут нет недостатка в окованных сталью и бронзой толстых щитах, с доспехами тоже все в порядке (панцири, кольчуги), у обеспеченных воинов этого крыла на шеях и поясах висят хорошие амулеты, но против них не две тысячи метких стрелков, а больше шести (если посчитать големов Барсука и рейнджеров из наемников, да и многие воины-игроки не чураются подергать тетиву). Беспрерывные залпы как яростный осенний ливень хлещут крыло: вылетают из седел всадники, падают убитые лошади, о них спотыкаются идущие следом - враги еще далеко, а орки уже захлебываются в крови! Свою лепту вносят и наскоки летунов, практически удваивая потери от стрел. Тем не менее крыло катится вперед, опытные воины не паникуют и тем более не думают бежать, их глаза не отпускают пока еще далеких врагов, руки крепко и уверенно сжимают оружие, а колени бока коней. Ну а смерть? А что смерть?!Тех, кто родился в степи, не удивить приходом Белой Госпожи, она итак сопровождает их от рождения до могилы, караулит за каждым кустом, в каждом набеге - орки привыкли.
   Лучше всех чувствует себя центр орды - ни стрел, ни летунов, только неподвижная черная масса впереди. Воины степи знают, кто против них стоит, но верят в себя, верят в удар копья на полном скаку, верят в тяжелую булаву, которая с одного маху расколет мертвую башку и расплескает гнилые мозги, верят в остроту своих клинков. Нет, орков центра не пугают живые мертвяки!
   Вырвалось вперед правое крыло! Лучшие воины в первых рядах мертвы, а без них (без достаточного их количества) невозможно сдержать мстительных орчанок! Ошалевшие от ярости бабы бросают коней в самый крутой карьер и жутко завывая несутся по степи во весь опор! Остальным поневоле приходится их догонять, но все же многие орки не решаются буквально убивать коней непосильной для них скачкой. Правое крыло растягивается, теряет ударную мощь и продолжает нести потери от стрел - эльфы-стрелки второго эшелона левой баталии отошли к самой реке (крайние стоят по колено в воде) и бьют растянувшемуся крылу во фланг. Скорость стрельбы эльфов-стрелков ограничивает лишь емкость колчанов - за правым крылом тянется широкая дорога из конских туш и мертвых тел.
   До последнего воина выбита первая волна левого крыла - 6 тысяч стрелков сточили ее в километре от себя и без перерыва взялись за вторую. Орки второй волны как могут прикрываются щитами, пытаются сберечь коней, готовят луки, но не стреляют - им все еще не достать до врагов. Идущим на смерть воинам остается только одно - терпеть и ждать!
   Прозвучала команда, и 7 тысяч кровавых стражей левой баталии устремились вперед! Нежить движется дикими скачками по три-четыре метра скачок - красная волна несется вперед как степной пожар по сухой степи! Чуть позже и не так шустро за ними двинулись восемь тысяч наемных игроков. Эльфы-стрелки второго эшелона продолжают стрелять, от превратностей судьбы их надежно прикрывают рейды игроков клана.
   Скорость разогнавшихся коней наложилась на бешеную скорость черноглазой нежити - две несущиеся друг другу навстречу волны преодолели разделявшее их расстояние всего за несколько коротких минут!
   Столкновение неизбежно!
   Вот между ними 100 шагов: орчанки еще более яростно визжат и все пришпоривают совершенно обезумевших коней с густой белой пеной на удилах!
   Вот между ними 50 шагов: нежить урчит, в глазах горит черный огонь, скачки становятся длинней!
   20 шагов: кони визжат не хуже седоков, подняты булавы и мечи, копья опущены для удара!
   Прыжок!!! Неправдоподобный прыжок: красные стражи устремились в небеса, они летят над ошалевшими воинами крыла, парят, закрывая солнце как огромное красное покрывало! Казалось им под силу перелететь десятки тысяч мчавшихся под ними воинов и опуститься на взрыхленную копытами землю позади них. Но нет! ''Покрывало'' все разом опускается и накрывает средние и задние ряды.... Ужас! Паника! Рычащая нежить стаскивает всадников с коней кривыми черными когтями! Визжат кони с выпущенными кишками и вспоротыми боками! Летят оторванные руки с намертво зажатыми в ладонях мечами и булавами, летят оторванные головы и беззвучно кричат на лету, самые быстрые копья словно огибают красные стремительные тела! 2/3 правого крыла вступили в битву, в которой у них нет шансов победить!
   Ошалевшие безумицы первых рядов продолжают нестись будто ничего не произошло, будто не осознают того, что происходит у них за спиной, не слышат криков, стонов умирающих коней, звуков битвы. Хотя скорее всего и вправду не осознают и не слышат - всем их существом завладела ярость и желание убить тех, кого видят их глаза. Кровавые стражи забыты, перед орчанками новая цель - 8 тысяч игроков, и они спешат обрушить на них свою ярость! Игроки не спешат и не теряют времени зря: навстречу конной яростной волне густо летят стрелы, боевые заклинания, арбалетные болты, горкхи, метательные ножи и топоры, дротики и диски, палицы и сюрикены - воздух кипит от железа, стали и колдовства...
   Всадники центра орды разгоняют коней в галоп и делятся на две неравные части: большая продолжает нестись в лоб неподвижному морю живых мертвецов, меньшая отворачивает на малую баталию рядом с основной - 12 тысяч лучших оркских воинов (дружины вождей) несутся на 7 тысяч игроков. Игроки с душой начинают работать по непосредственной угрозе...
   Орки левого крыла начали отвечать на рывком усилившийся поток стрел: для них еще слишком далеко, но на излете их стрела уже долетит до первой линии Драконьих стрелков; через головы правового фланга на пределе своих возможностей бьют прикрывающие магов основной позиции эльфы-стрелки, тамошние спецназовцы тоже скоро начнут. Первые орки налетают на первые редкие мины - вторая волна левого крыла почти уничтожена, третья уже несет потери. Несут потери и четвертая, и пятая - их не беспокоят стрелы, а мины собирают жизни тех кто впереди, но вот летуны любят именно задние ряды и бомбами выражают свою любовь...
   Из степи на все происходящее смотрит не старый еще шаман, смотрит давно, с самого начала битвы. Шаман видит все: все перипетии, все телодвижения своих коллег-шаманов, ответные действия чужаков-Драконов, он ищет слабые места, находит, но пока не вмешивается - он ждет черных ррыргха, он ждет тяжелую конницу, он ждет 20-тысячную орду. Над шаманом искусный маскирующий полог, вокруг него грамотно расположились ученики и умелые воины-телохранители...
   Громкий хлюпающий звук, тысяча таких звуков, слившихся в один! Орки центра преодолели жидкий заслон из мин и врезались в плотную массу живых мертвецов: копья протыкают три тела подряд и застревают, раз за разом опускаются булавы и клинки, каждый их взмах сопровождается щедрыми брызгами красного цвета, разогнавшиеся тела коней продавливают, валят слабо сопротивлявшуюся массу, копыта ломают кости упавших, раскалывают черепа, перемалывают мертвую плоть в жидкое кровавое тесто! Потерь орки почти не несут...
   12 тысяч... хотя нет, уже десять тысяч дружинников достигли наемных игроков пару секунд спустя и отыгрались на них за все - за магию, за стрелы, за арбалетные болты, за ВСЕ! Против семи тысяч игроков десять тысяч лучших воинов орды, и эти десять тысяч КОННЫХ воинов сумели осуществить таранный удар, а ПЕШИЕ игроки не сумели его предотвратить! Никакие бафы, щиты, петы, маунты, боевые заклятья, дорогие доспехи и оружие не смогли уберечь игроков от полного разгрома и уничтожения! Анекдот, да что там - позор (!!!): 12 тысяч не самых сильных неписей сумели положить 7 тысяч игроков и отдали за это меньше четверти своих жизней...
   На левом фланге армии Драконов ворочается чудовищный клубок из орков, стражей и игроков - клубок смерти, боли, ярости! Эльфы-стрелки второго эшелона не могут стрелять, но готовы дать залп в любой момент, их по прежнему охраняют рейды клановых игроков...
   Черные варги с верховий реки уже близко. Поднимает, расставляет, готовит своих воинов Вар: он полностью уверен, что 6 с лишним тысяч отличных стрелков, ''чеснок'' и фугасы без труда остановят неполную тысячу степняков, пускай это даже варги с латными всадниками на спине, но почему-то, сам не зная почему, вызывает воздушную поддержку...
   Мины, ливень стрел, удары летунов полностью сточили и вторую атакующую волну левого крыла и хорошо подточили три остальных, но орки уже в сотне шагов, уже полноценно кидают стрелы в ответ, уже бросают коней в карьер, готовясь сходу смять первую линию столь дорого вставших им стрелков. Большинство наемных игроков первой линии заканчивают с луками-пращами-арбалетами и переходят на ножи, топоры, диски и прочее метательное оружие ближней дистанции, не забыты и магия с гранатами. Големы Барсука выдергивают из деревянных ножен деревянные клинки, в их колчанах давно нет стрел, лишь пробиваются тонкие и нежные ростки. Сам Барсук во второй линии, среди воинов клана. Через головы первой линии мечут гранаты ''Несущие смерть''... Скалится в предвкушении Дочка, ее глаза горят адским огнем, под стать глазам горит и меч в ее руках... Две другие линии стреляют навесом... Столкновение!!!! Перемешавшиеся орки третьей и четвертой атакующей волны врезались в первую линию стрелков и... не смогли ее сходу преодолеть. Нет! Смяли, но и споткнулись, не столько даже на игроках, сколько на творениях удивительного посоха! В последний момент големы рванули вперед и взрезали, расщепили разогнавшийся конный строй, как расщепляет столкнувшийся с палкой меч, только вот этим мечом стали деревянные големы, а не орки со сталью в руках и на плечах! Ну и наемники показали себя более чем отлично - конечно, куда деться, умирали под копьями и копытами коней, но и утягивали орков за собой, мешали, тормозили. Образовался такой ли своеобразный вал из тех, кто умер и тех, кто еще сражался. Последняя атакующая волна левого крыла сходу врезалась в этот истекающий кровью вал и начала его сминать. Через мгновение с другой стороны в вал врезались игроки клана, спецназ, '''Несущие смерть'' и конечно же пылающая огнем Дочка с огромным пламенеющим мечом...
   Черная стрела из восьми сотен ррыргха уже близко, а потому начинает действовать одинокий шаман в степи:
   Раз! И уже нацелившиеся бомбить летуны как свинцовые шары валятся вниз, не просто валятся, а разлетаются при падении кровавыми брызгами, словно не упали на травянистую степь метров с двухсот, а рухнули как минимум с двух тысяч на жесткий камень!
   Два! Перед позициями воинов Вара в небо поднимаются тысячи, десятки тысяч блестящих дымков - то металл, из которого сделан ''чеснок'', испаряется словно вода в жаркий день! Во всех местах, где прикопаны фугасы, вспыхивает бело-синий от ярости огонь - через считанные секунды вздыбливают землю взрывы!
   Три! Шаман вытягивает руку в направлении врагов, и по степи вполне явственно пригибая траву ползет невидимая сила, тень огромной руки - падают спецназовцы, падают эльфы-стрелки, падают игроки, их словно душат невидимые руки, не всех, далеко не всех, десятки среди тысяч, но это сильно отвлекает остальных от того, что происходило в степи.
   Против клана действует всего один шаман, но этот шаман из тех, кто давно уже заслужил приставку к имени ''Великий'', лишь интриги завистников помешали ему ее получить. На позиции клана накатывается волна черных всадников из степи, всадников в черных латах, на огромных черных волках - все препятствия убраны с их пути, по ним не стреляют, их не бомбят...
   Орки центра продавили, уничтожили, подгребли под копытами коней десятки тысяч живых мертвецов и уткнулись в стену щитов, именно уткнулись - подушка зомби сделала ровно то, что и должна - задержала, замедлила, вынудила потратить на себя силы и запал, лишила конницу копий. А вот у пехоты клана с копьями все более чем хорошо - 10 тысяч пехотинцев ''ласково'' и очень умело встретили-приветили потерявших разгон степняков. С флангов практически остановившуюся конную массу начали обтекать новые мертвяки и у этих мертвяков тоже копья в руках, копья, которые спешат оказаться в крупах и боках практически остановившихся коней...
   Девять тысяч лучших воинов орды не долго праздновали свою победу над наемными игроками - почти сразу развернулись, перестроились (вперед выдвинулись сохранившие копья воины) и помчали на помощь завязшим силам центра! По ним умело работал спецназ и игроки второго эшелона, но орки были слишком близко, их невозможно было остановить. Недалеко-то-недалеко, но вполне достаточно, чтобы взять разгон. И вот...удар тысяч разогнавшихся хаштра! Вновь конная масса неуклонно продавливает-истребляет мертвую толпу! Однако ситуация здесь несколько иная - оркам противостоит не тупое почти мертвое мясо, а какие-никакие бойцы, вооруженные копьями бойцы. Впрочем это не очень влияет на конечный результат - дружины вождей прорубаются сквозь зомби и утыкаются в стену щитов. Каре пехотинцев-заготовок окружено с двух сторон, подушка из зомби вновь уберегла пехотинцев от страшного таранного удара, но цена высока - осталось меньше 20-тысяч еще способных сражаться живых мертвяков...
   Лучники Вара, спецназовцы, эльфы-стрелки, фейри, игроки пытаются стрелять по надвигающимся черным ррыргха, маги пытаются защитить подопечных от враждебного колдовства - ни у тех, ни у других толком ничего не получается: у стрелков вспыхивают луки в руках, лопаются тетивы, стрелы не желают покидать колчан, у магов не получается даже понять КТО и КАК, а без понимания очень сложно чему-то противостоять. Нет, они конечно пытаются, но вот результат оставляет желать лучшего, но им хотя бы удалось прервать поток смертей среди бойцов. Еще двадцать летунов попытались прижучить варгов сверху... прижучили их - летунов поглотила огромная капля янтаря! На чудовищной скорости капля грохнулась о степь с высоты, со страшным звуком треснула и развалилась на куски! Среди кусков навалом закаменевших частей тел грифонов и тех, кто на них сидел. Резвится могучий хоть и обделенный признанием шаман, ррыргхи все ближе...
   На левом фланге у реки все плохо... Плохо у орков! Кровавые стражи и игроки соревнуются, кто больше тел распотрошит, кто возьмет больше голов, кто вырвет больше сердец из груди - пока впереди кровавые стражи, но игроки прикладывают все силы, чтобы их догнать...
   На правом фланге... ну скажем так - неплохо: пали почти все наемные игроки первой линии, и половина големов Барсука отправилась в деревянный рай, зато из лагеря подвалила толпень в 10 тысяч игроков, из тех кого прикончили Демоны Старой Степи. Дочка великолепна! ''Несущие смерть'' демонстрируют свои таланты изумленной публике - щебень в упор, кровавые мечи, жезлы, гранаты, сила и скорость, не доступная многим воинам-игрокам! Как всегда очень достойно рубится спецназ...
   Потерявший управление корабль, единственный, который почему-то пощадили летуны, налетел на скалу между островом и правым берегом реки. Всего таких почти одинаковых скал пять, они тянутся цепью от берега до острова и раньше исполняли роль быков огромного моста ( сам мост сожгли орки за несколько часов до подхода армии клана). Корабль разламывается на части и тонет, в обломках копошатся орущие фигуры, никому из орков не суждено спастись...
   Шаман в степи почувствовал неладное за секунду до того, как на него бросилась смутная тень: степной искусник взмахнул рукой - в траве, откуда веяло опасностью, вспух столб огня! Поздно! ''Скользящий в сумерках'' уже у него за спиной! Свистит клинок, лопается магический щит, голова катится с плеч! Вокруг слышны вскрики и шум - ''Приносящие рассвет'' кончают опытную охрану и умелых учеников, кончают быстро, буквально в несколько секунд! Казалось бы - финита ля комедия - конец так и не получившему приставку к имени шаману? Но нет, отрубленная голова в траве шепчет некие слова, тело без головы совершает пасы руками, и ни одной капли крови не выступило из обрубка шеи! Прямо из сгустившегося воздуха возникает похожее на одноглазую гориллу существо - рыжая шерсть, огромный зеленый глаз и кулаки размером с хороший арбуз!
   Существо бросается на убийцу шамана!
   Дядя уворачивается с немалым трудом, отскакивая рубит циклопогориллу по кисти правой руки! Фонтан искр! Великолепный изогнутый клинок жалобно застонал, но главное не смог перерубить даже одного рыжего волоска!
   Тварь наносит удар кулаком!
   Дядя вновь уворачивается, вновь рубит по далеко выставленной руке - тот же результат!
   Безголовое тело вновь пытается колдовать...!
   В сердце обронившего калган шамана втыкается стрела, в каждую руку по ножу! Опять ни капли крови из ран, но тулово прекращает опасное ''баловство'', хотя по прежнему умудряется сидеть с несвойственной безголовым трупам выправкой.
   Дядя едва успевает избегать могучих рук, стремительных ударов, неожиданных бросков бочкообразного тела, он больше не пользуется мечом - боится его потерять. Боевой серп на цепи как стеклянный разбивается об одноглазую башку, метательный нож отскакивает от огромного зеленого зрачка, стрела ломается о шею, еще две о грудь и висок, три о спину в области сердца - ''Приносящие рассвет'' пытаются помочь своему господину! Все их старания пропадают зря - призванный шаманом монстр неуязвим!
   ''Скользящий в сумерках'' изящно избегает очередного удара и вдруг бросает во врага крохотный диск... Взрыв! Монстр прыгает вперед, падает споткнувшись, встает, потом трет невидящий глаз, на него опускаются и как живые оплетают сразу три черные тонкие сети из отблескивающих металлом нитей! Боло захлестывает его щиколотки!
   Дядя ищет голову шамана в степи, дело осложняется тем, что вредной башки нет на том месте, куда она упала после того, как слетела с плеч.
   Монстр закончил тереть глаз, он разворачивается и при этом без видимого труда рвет способные выдержать вес быка металлические нити и прочный металл спеленавшей ноги цепи! О его спину разбивается кислотная граната, еще две осколочные взрываются у ног! Облитый кислотой, отброшенный взрывом монстр встает - кислота повредила ему не больше чем обычная вода, на рыжем теле нет следов от осколков.
   Дядя громко выругался, хлопнул себя по лбу и с маху вонзил длинный стилет туда, где должна была валяться голова! По степи проносится стон, в траве появляется голова с рукояткой стилета в макушке - исчезает уже занесший кулак для удара монстр, навзничь валится тело шамана, из его ран течет кровь, из шеи хлещет настоящий фонтан, как будто бы голова отрублена только что...
   250 всадников на варгах, отборный резерв орды, проскочили в промежуток между центром и правым крылом и... нарвались на 8 тысяч спешивших вернуться в битву с респауна наемных игроков. ВОСЕМЬ ТЫСЯЧ ИГРОКОВ!!! Герои на варгах без страха ринулись вперед, врезались в аморфную массу, покрыли себя неувядающей славой, взяв по 5-6 жизней за жизнь каждого своего скакуна и свою! Но если посмотреть с другой стороны, ВОСЕМЬ ТЫСЯЧ ИГРОКОВ переварили их за десять минут, а еще через 15 минут возродились убитые ррыргха наемники...
   В разрушенном городе эльфов закончена зачистка, но игроки и спецназ не спешат покинуть подземелья. Хабар! Как много в этом слове красок и значений, как мило оно сердцу каждого игрока...
   Спецназ и игроки второго эшелона центральной баталии сблизились с завязшими орками на дистанцию уверенного броска гранаты... Ну и о чем дальше можно говорить? По шесть гранат у каждого спецназовца + гранаты игроков - примерно по гранате на каждого еще живого дружинника из тех, что атакуют пехотное каре со стороны степи. От такого шквала огня и стали не спасают ни доспехи, ни щиты! Вместе с орками гибнут несколько сотен зомби, но это не великая цена за уничтожение лучших сил орды...
   Бригада Вара, пусть и смертельно опаздывая, сумела огрызнуться стрелами и гранатами в последний момент! Даже так полтысячи черных ррыргха долой, но остальные все же дошли и врезались в тысячу эльфов-стрелков, прошлись по ним кровавым катком и споткнулись о спецназ, пошла бешеная рубка! Вторая тысяча спецназа поспешила на помощь своим, туда же поспешили и игроки, эльфы-стрелки получили приказ забрать раненых и отступить назад, Вару сообщили о приближении полуторатысячного отряда тяжелой кавалерии...
   Правое крыло орды полностью уничтожено, наемные игроки собирают хабар. 5 тысяч уцелевших в битве кровавых стражей по широкой дуге заходят оркам центра в тыл. Тем же самым занимается второй эшелон центральной баталии, только с другой стороны. Несокрушимой стеной стоит каре: пехотинцы первых трех рядов умело используют щит и копье, товарищи у них за спиной бросают дротики и гранаты, пускают в дело пистоли - потери орков велики. Зомби все еще защищают левый фланг каре и угрожают правому флангу атакующих степняков...
   Остатки левого крыла бегут! В спину беглецам летят стрелы, над головами у них парят летуны - немногие из орков сумеют скрыться в степи...
   Окончательно закончилась оранжевая гроза, Дримм и остальные маги празднуют достаточно спорную победу (Демоны Старой Степи не уничтожены, а ушли и значит забрали с собой все положенные за их уничтожение очки - обидно, но такова жизнь ). Все маги, включая Дримма, страшно истощены, и магически (мана), и физически, и душевно, единственное исключение - Туллиндэ. Длань Смерти невероятно сильна в месте, где так много смертей...
   По согласованию с Таурохтаром Вар ввел в бой последний резерв: неполная тысяча спецназа устремилась на помощь своим против отжигавших ррыргха, тысяча конных латников устремилась на перехват тяжелой кавалерии орков...
   Измотанному битвой Дримму сообщили о приближении 20-ти тысяч свежих орков из степи...
   Тяжело нагруженные грифоны летят от зачищенных и ограбленных руин, крылатым маунтам больше не нужно пробивать облака, но возвращение займет какое-то время...
   Центр орды окружен со всех сторон: кровавые стражи, пехота, зомби с копьями, игроки, спецназ, находившиеся в задних рядах эльфы-стрелки беспрерывно пускают стрелы навесом - кольцо сужается...
  *
   Не верьте тем, кто пишет и говорит, что тяжелая конница ищет столкновения лоб в лоб на полном ходу с равным ей противником - полководцы и простые воины-кавалеристы не то что не любят, ненавидят такие столкновения и как могут стараются их избежать. При этом почти не имеет значения кто победит, ведь в случае такого столкновения практически неизбежны страшные потери с обеих сторон, а воины первых рядов вообще 100%-но обречены если не на смерть, то на пожизненные увечья. Тяжелая кавалерия с удовольствием сминает более легкую, с еще большим удовольствием топчет бегущую пехоту, несколько с меньшим энтузиазмом относится к атаке на не расстроенные пехотные порядки, терпимо переносит конную рубку, не любит арбалеты и лес длинных пик, но вот удар лоб в лоб с такими же как они стоит особняком - кавалеристы лучше чем кто-либо другой понимают всю опасность и бескомпромиссность такого удара.
  *
   Тяжелая конница орков и латники клана во весь опор неслись по степи, по ровной словно выглаженной степи, без ям, без оврагов, без каких-либо других препятствий. Именно такая степь способна полностью раскрыть возможности всадника и коня, показать сколько они могут выдать в близких к идеальным условиях, обеспечить максимальный разгон, без необходимости постоянно думать о ямках в земле, о корягах, о кустах, о незаметных в траве ручьях и лужах и о прочих неровностях рельефа. Почти равные силы несутся на встречу друг другу. Да, орков больше, но латники клана тяжелей, их кони лучше защищены, а на всадниках не отдельные элементы лат, комбинированных с другими видами доспехов, а полные латные комплекты, единообразные у всех. Да и кони воинов клана лучше, к ним больше подходит определение ''тяжелый конь'' - оркские кони тоже те еще крепыши, но все равно редко достигают больше тонны веса, чаще всего их вес колеблется в диапазоне 700-800 килограмм - немало, но вес клановых коней - 1,5 тонны (плюс-минус несколько килограмм). Ну а в остальном почти полное равенство: одинаковой длинны копья, правда у воинов клана они чуть-чуть потолще и потяжелей, у всех мечи, булавы, шестоперы. И еще одно, пожалуй самое главное - ни орки, ни заготовки не боятся смерти, не боятся взаимного таранного удара, не собираются искать возможность его избежать, даже не думают о такой возможности.
   Дрожит земля - две мощные конные массы, как два болида рвутся вперед по ровной степи! До столкновения несколько секунд: три, два, один... Словно столкнулись два тысячетонных железных кулака! Грохот этого столкновения разнесся на десятки километров вокруг, заглушил все звуки в степи, заглушил еще не закончившуюся битву, отразился от глади реки и донесся до того берега! При таком столкновении от таранного удара копья нет спасения, не помогут никакие самые толстые и прочные щиты и кирасы, не сыграет особой роли индивидуальная выучка бойцов или их боевой дух - значение имеют только скорость и масса коней, а также общая слаженность всего подразделения. По всем трем параметрам безусловно выигрывали кавалеристы-заготовки: скорость - да, орки сумели сохранить силы для битвы, но тем не менее их кони все равно устали от долгого форсированного марша на пределе потери боеспособности, а вот кони заготовок свежи; масса коней - понятно, полуторотонные здоровяки против гораздо более легких коней; выучка - орки с детства в седле, но заготовки в буквальном смысле созданы для таких атак. И все же при всех своих преимуществах, при прочных латах на всаднике и коне заготовки не могли избежать потерь, страшных потерь - сотни латников оказались на земле в один момент, сотни покалеченных и умирающих коней жалобно ржали под копытами остальных! И если для латников падение и пара сломанных костей не всегда означали приговор, то для коней почти наверняка! Однако цену заготовок не сравнить с той ценой, которую заплатили орки - уже 2-3 потерянных бойца за одного убитого врага! Потерянных значит убитых, даже выживший при падении орк не имел шансов под копытами сотен и тысяч тяжелых коней! А затем началась яростная и привычная для степняков конная рубка, только вот теперь численное превосходство появилось у воинов клана и не полуторное как у орков ранее, а как бы не двойное. Да! Орки все равно держали марку, крепко сражаясь за себя и за выбитых в первые мгновения товарищей, однако латы заготовок были прочней, шестоперы в их руках тяжелей булав в руках степняков, а их мощные лучше обученные кони уверенно давили более легких по сравнению с ними оркских коней...
   Все уже и уже удавка вокруг центра орды: орки устали бессмысленно биться в стену щитов пехотного каре, пробуют прорваться сквозь тонкий по сравнению с каре строй игроков, спецназовцев и кровавых стражей. Орки совершают ошибку, но им нужно время, чтобы это понять, время и тысячи жизней. Оставшиеся целыми зомби тупо и как-то грустно мнутся в стороне от происходящих событий - о них забыли все, и создатели, и враги...
   Некоторые наемники не дожидаясь конца битвы шустрят насчет хабара среди мертвых тел, другие с принципами или жадные до очков спешат влиться в добивающую орков удавку...
   Пал последний обладатель черных доспехов, сразу на двух дюжинах мечей корчился последний черный варг, но заплаченная спецназом цена чрезвычайно высока - ррыргха не посрамили свою славу лучших воинов степи, каждый из 300 бойцов бился за десятерых...
   Тысяча конных фейри как стая пираний кружатся вокруг суровой рубки тяжелоконных бойцов. Фейри благоразумно не лезут в самый замес, однако не упускают шанс пустить стрелу. С двадцати, тридцати, пятидесяти метров фейри никогда не промахиваются и тем более не задевают своих. Орков все меньше, уже не один тяжеловооруженный степной всадник против двух латников клана, а один против трех или четырех. Орки еще проламывают латы булавами, умело встречают изогнутыми клинками тяжелые прямые мечи, ловко уворачиваются от страшных шестоперов, бьются изо всех сил, вкладывая все свое умение не самых худших в степи бойцов, но каждому из них ясно, что это конец. Бежать?! Но некуда бежать - оторваться можно от латников на тяжелых конях, но не от фейри на хаштра! Остается только подороже продать свою жизнь, умилостивить духов и бога войны, захватив с собой как можно больше убитых врагов - орки прилагают все силы, чтобы уйти с достоинством. У некоторых из них выходит, у многих нет - заготовки в отличие от них не слишком спешат на тот свет, умеют биться, их мечи остры, шестоперы убийственно тяжелы, а прочные латы не так просто пробить...
   Дримм как и многие маги и друиды не принимает участия в добивании орды, у большинства из них пустой до донышка резерв, и силы остались лишь лежать на траве. Впрочем среди них есть и покрепче, например тот же Дримм - Глава клана не только открыл посреди лагеря портал (из которого немедленно хлынул поток универсалов), но и озаботился централизованным сбором трофеев, некоторые маги на последних каплях истощенного резерва занимаются лечением раненых заготовок. На встречу накатывающей из степи двадцатитысячной орде отправилась одна Туллиндэ. Ну как одна? С ней Дочка, Послушный, 107 ''Несущих смерть'' (3 не убереглись в битве), Дядя со своими ''золотыми мальчиками'' и все почти не участвовавшие в битве заготовки основной позиции (тысяча спецназа, две тысячи эльфов-стрелков). Уверенная в себе, полная сил Туллиндэ вообще не хотела никого брать (ну разве что Дочку), но настоял Глава - ему не очень понравился ее слишком уж пьяно-веселый взгляд...
   Окончательно затянулась удавка вокруг обреченного центра - все орки внутри мертвы, ни один из них не сумел уйти в степь. По полю боя начинают разбредаться игроки - пришло время пожинать плоды заслуженной победы, в степи и по берегу реки бесхозно лежит более ста тысяч трупов и все их нужно обобрать...
   Не без помощи фейри наконец-то додавлена тяжелая конница орков: уцелевшие в сечи латники устало и с достоинством возвращаются в лагерь, на поле боя появляются оруженосцы-универсалы позаботиться о своих раненых, добить чужих, избавить от мучений искалеченных коней, прибрать казенное добро, забрать трупы собратьев-кавалеристов. Примерно тем же самым занимаются и фейри: их не особо интересует казенное добро, а вот оружие, доспехи, ценности и содержимое сумок орков - другое дело, ну и конечно они не упускают возможности прикончить недобитого врага и оборвать мучения коня...
   В нарождающийся лагерь вернулась Людмила и зачищавшие город эльфов бойцы...
   Все армейские и запорталные универсалы заняты обустройством быстро растущего лагеря: загораются костры, ставят палатки, под звук топоров и молотков возникают навесы, из портала шустро тащат разнообразное лагерное добро. Вспомнили и о зомби - куцая колонна живых мертвяков покидает поле битвы... чтобы вернуться на него спустя всего пару десятков минут. В руках у зомби больше нет копий, зато есть носилки, на которые они начинают складывать мертвые тела, части тел, оружие, обрывки и куски брони, торчащие из земли стрелы, в общем все, что попадается им на пути. Зомби не занимаются сортировкой того или этого - не их дело, просто гребут. Наемные игроки не слишком довольны такими конкурентами, но не пытаются их остановить или отогнать, тем более медлительные зомби сильно отстают от гораздо более оборотистых игроков и на носилки отправляются в основном уже обобранные наемниками тела и всякий хлам, который они постыдились брать...
   Туллиндэ не понадобилась помощь группы поддержки - чуть ли не лопавшаяся от силы некромантка справилась сама. То что произошло между ней и двадцатитысячной ордой, невозможно назвать битвой, даже бойней - в степи свершилось жуткое НЕЧТО, жуткое даже по крайне жестоким меркам игроков. Подводя итоги произошедшему немного перефразируем классика: ''Тот, кто убит - убит'' - вот они высохшими мумиями валяются в степи, ''Тот, кто бежал - бежал'' - вот они с белыми от ужаса глазами и седыми волосами скачут неизвестно куда. В общем как это ''не удивительно'', но в очередной битве, в очередной раз победила Смерть, ну или в данном конкретном случае - ее полномочная представительница Туллиндэ...
   Конные фейри и часть севших на коней спецназовцев отнимают хлеб у наемных игроков - ловят разбежавшихся по степи оркских коней. Все остальные избежавшие ранений спецназовцы и эльфы-стрелки пополнили в лагере запас стрел, гранат, зелий, получили сух-пай, разбились на несколько десятков крупных отрядов и заняли позиции по периметру огромного поля боя. За островом посреди реки тоже внимательно следят. Слишком возбужденных кровавых стражей '''уложили поспать'', то есть ввели в транс - через пару часов они придут в себя и их можно будет ''разбудить''.
   Возвращается группа поддержки Королевы Мертвых, а вот сама Королева задержалась в степи, задержалась вместе с Василисой потратить не потраченные силы другим образом, раз уж не получилось на врагов. Кто уж там у них играл первую скрипку, пылающая от поглощенных эмоций Василиса или пьяная от массовых смертей Туллиндэ, так и осталось неизвестным, но кричали обе, громко и долго. Послушный и петы некромантки охраняли их покой, если конечно то что творилось на брошенном в траву плаще можно было обозвать ''покоем''...
   Через портал прошел Морнэмир и многие другие оставшиеся в землях клана игроки, заработали походные лавки, мастерские, пункты приемки добычи, наемники потащили хабар, жилые палатки не успевали ставить как в них заселялись жильцы, за столами в столовых появились первые посетители, через портал погнали первых трофейных коней, несколько восстановившиеся друиды и некоторые маги уже более активно и целенаправленно врачуют раненых заготовок, игроки клана и универсалы поопытней сортируют принесенный зомби товар. Общее витающее в воздухе напряженное возбуждение начинает помаленьку спадать, битва закончена, клан Драконов в очередной раз одержал победу.
  
  
  Полдень того же дня.
  Дримм.
  
  
   Дримм разглядывал остров, разглядывал прочные высокие каменные стены, так непохожие на низкие валы Бунглингана, разглядывал естественные скалы-быки, великую реку, сгоревшие камыши, далекий берег. О чем же думал он? О реке, в водах которой потерялись бы воды трех крупнейших рек Земли? О городе, где орки со страхом ожидали своей судьбы? О высоте, толщине, прочности стен и о том, сколько жители города смогут выставить на них бойцов? Об уничтоженном мосте - настоящем произведении инженерного искусства? Нет, фейри Дримм, он же глава клана Красного Дракона, размышлял о другом, совсем другом. Хотя сожженный мост - хорошая аналогия. Дримм размышлял о том, что нужно, должно сделать и стоит ли это сделав, сжечь за собой мосты или, быть может, пока погодить их жечь, ведь так тяжело решиться уничтожить то, что работает, приносит пользу, облегчает жизнь - это тяжело, даже если очевидно, что без этого никак...
   Мыслями Главы клана владели наемные игроки: по мнению фейри клан стал слишком зависим от этого бессмертного штрафбата. Да, в горах (Гоблинских горах) наемники принесли клану неоспоримую пользу, сослужили службу как кадровый резерв и главная ударная сила, в той же Хлебной долине и до битвы, и во время битвы клан скорей всего не справился бы без них, да и потом, во время трехмесячной войны хоть тресни без них не получилось бы обойтись.
  Нужно что-то решать, - думал Дримм, гуляя глазами по обгорелым остаткам моста на скалах-быках, - пользу наемники по прежнему приносят, но в то же время начинают нас тормозить: кадры из них нам уже не нужны, наоборот наемники забирают очки у многочисленных клановых новичков, а добычу в степи мы и сами вполне можем собирать. -
   Дримм невольно поморщился от неприятных мыслей: добыча добычей, очки очками, но если посмотреть с другой стороны, то клану кисло бы пришлось, если бы наемники не приняли на себя основной удар в битве перед Бунглингганом! Скорей всего многочисленная и как никогда сильная армия клана сумела бы отмахаться без помощи наемников, однако потерь, больших потерь, ну никак не удалось бы избежать, а значит судьба всего дальнейшего похода оказалась бы под угрозой. Благодаря наемникам Драконы ПОЛНОСТЬЮ избежали безвозвратных потерь в такой жестокой, масштабной битве, ну почти избежали - несколько десятков големов Барсука и несколько сотен кровавых стражей это невеликая цена за безусловную победу. А взятый город?! А сегодняшняя битва?! Победа перед Бунглинганом стала матерью остальных побед - не случись ее, причем именно такой, какой она была (практически бескровной для клана), не было бы и остальных! Нет, вынужден был признать Дримм, наемников рано сбрасывать со счетов, но точно также он понимал, что рано или поздно с ними придется кончать. Первая причина: их слишком накладно нанимать - расходы на 10 тысяч игроков превысили любой разумный предел, любую приносимую пользу, проделали в бюджете клана огромную дыру, и еще неизвестно, получится ли по результатам похода ту дыру закрыть (и это 10 тысяч, а если бы пришлось нанимать все 47...?!!). Вторая причина: каждый раз совершая такой найм Драконы становились предсказуемы, давали потенциальным врагам в среде игроков немалую фору, подсказку - не нужно обладать особым умом, чтобы сложить 2+2 и сообразить: раз Драконы осуществляют найм, значит собираются в поход, если Драконы собираются в поход, значит их не будет дома, если их не будет дома, значит их можно навестить и потрепать их закрома - простая логика. Третья: Дримму очень не нравилось, как наличие такого штрафбата влияло на него и остальных старейшин клана, его друзей и боевых товарищей, а оно влияло - отупляло, развращало, отучало думать, им всем, включая его самого, начинало казаться, что любую проблему, любой пожар можно залить массой наемных игроков. И наконец четвертая причина: на Земле в прошлом у клана не будет возможности нанимать игроков - хотя бы поэтому нужно было пока не поздно отвыкать использовать такой похожий на чит ресурс и больше полагаться на собственные силы, ТОЛЬКО на собственные силы. Ведь клану как-то удавалось обходиться без них все время после Гоблинских гор, они не требовались в Больших походах, не требовались в Южном океане, в конце-концов даже вторгнувшуюся в земли клана орду разбили без них - Драконы справлялись и, надо без ложной скромности признать, справлялись более чем хорошо!
  И вот опять-двадцать пять! - Дримм с досадой поддел ногой подвернувшийся камень и отправил его в сторону реки. - Мы как развязавшийся наркоман снова сели на них как на привычную иглу! Пока окончательно не привыкли, нужно срочно соскочить! Соскочить и больше не смотреть в сторону сей изумительно привлекательной гадости! -
   Легко сказать соскочить! Легко сказать не смотреть! А чем заменить наемных игроков, вернее кем!? Благими пожеланиями?! Нет, не пойдет! Покупать больше заготовок?! Уже лучше, но есть заковыка (куда же без нее?): Дримму не хотелось уподобляться тем, кто использует заготовок как мясо на один бой - он понимал, такой образ действий, а значит мыслей, способен развратить-погубить клан намного быстрей и верней чем наемные игроки! Да и не эффективно это - тысяча свеженьких заготовок с родным оружием, пусть даже это спецназовцы, близко не сравнятся с той же тысячью игроков. А если это сбитые рейды из высокоуровневых игроков, то и пяти тысячам мокроносых спецназовцев ничего не светит. Вот старые (год-полтора), разогнанные (раскрывшие заложенный потенциал), с хорошим оружием-доспехами-амулетами могли бы справиться с игроками тысяча на тысячу, но без какой-либо гарантии, и к тому же потери в этом случае все равно будут такие, что их совсем не хотелось представлять. Но главное заключается все-таки в другом: у игроков перед заготовками есть одно просто подавляющее преимущество - заготовки умрут в бою и все, за новыми нужно ехать, их нужно покупать, если получится их нужно снаряжать, если есть время и желание натаскивать-разгонять, потом доставлять к месту боя, а наемные игроки возродятся спустя 15 минут и тут же вступят в бой. Есть еще один вариант - не покупать каждый раз одноразовое мясо, а планомерно увеличивать армию заготовок: покупать самых лучших, заниматься с ними, обучать, вооружать, снаряжать, не бросать сразу в самое пекло, а дать набраться опыта. В общем-то клан уже давно шел по этому пути, но строительство настоящей армии требовало расходов и усилий и главное - времени. Пускай в Серединном мире все происходило много быстрей, но все равно создание армии из заготовок занимало месяцы и годы. Специально для похода клан рискнул, прошелся по самому краю, разбавив опытных и относительно опытных бойцов свежекупленными, едва обученными новичками. Однако если бы разбавили хоть чуточку сильней, то опытные бойцы не сумели бы нивелировать впрыск - эффективность подразделений упала бы до опасных величин, ВСЯ армия потеряла бы управляемость, сильно бы выросли потери. Отдельная тема - снаряжение: луки, доспехи, амулеты, гранаты, мечи, метательные ножи, да даже нижнее и постельное белье, одежда, сапоги для тысяч новых заготовок! Все или по крайней мере большинство из этого нужно было покупать, кое-что заранее заказывать, благо луки или доспехи, или те же сапоги получалось заказывать большими партиями со скидкой (как хорошо, что однотипные заготовки имеют один рост, один размер стопы, одинаковую длину рук). Но все равно за неполный месяц клан едва-едва успел достойно снарядить эльфов-стрелков и спецназ, а вот пехоту вынуждены были в буквальном смысле переодевать на ходу уже в степи. Дримм с раздражением вспомнил, как пришлось скрепя сердце отправлять пехоту в поход без нормального оружия и доспеха, а потом маяться с переснаряжением пехотинцев на привалах. Управились примерно за неделю, но нервов сожгли на целый год, а командовавший пехотой Октарон вообще на десять лет вперед.
  Такого нельзя больше допускать! - фейри прекрасно осознавал, что произошедшее полностью его вина как Главы клана и дал себе слово больше никогда не повторять такой вопиющей небрежности.
   Некоторое время Дримм поедом ел себя, вспоминая все свои мнимые и настоящие ошибки, причем совершенные не только за время похода, но и вообще. Однако вскоре он закончил экспресс-сеанс самобичевания и продолжил искать выход.
  Заменить наемных игроков нежитью? - сама собой возникла в голове весьма заманчивая мысль. Дримм попробовал ее на вкус, но с сожалением был вынужден сам себе возразить: - Нет, не вариант - зомби не показали себя, вот абсолютно не показали, - с возмущением и искренним разочарованием подумал Дримм, - что ни бой, дохнут десятками тысяч и в Бунглингане, и здесь. Единственное их достоинство, их можно пополнять не отходя от кассы из трупов убитых врагов. Спорное достоинство - такие поднятые наспех зомби как бойцы ну полное говно, да и если уж по правде говорить, подняты не наспех тоже не фонтан! -
   Но все же Дримм вынужден был признать, конницу центра зомби сумели остановить, а значит выполнили возложенную на них задачу. Но точно так же он понимал, что это предел возможностей мертвяков - нечего и мечтать заменить ими игроков. На ум сразу приходили кровавые стражи, но вновь нет - стражи хороши только как штурмовики и даже как штурмовики хороши только в границах строго очерченного круга задач. За его пределами они не только бесполезны, но и опасны для самих игроков, к тому же их нужно постоянно контролировать или хотя бы держать там, где они не смогут кому не надо навредить. ''Несущие смерть''? Дримм как всегда улыбался, вспоминая их совместных с Туллиндэ ''детишек''. Но к его искреннему сожалению, к большому сожалению, у ''Несущих смерть'' имелся всего один, но определяющий недостаток - непомерная цена. Сколько бы Дримм с Туллиндэ не оптимизировали расходы, но существовал предел, ниже которого опускаться нельзя, иначе получатся не ''Несущие смерть'', а их жалкие никому не нужные подобия. К тому же ''Несущих смерть'' все равно приходилось обучать, откармливать, снаряжать, тратить на них время и силы - в общем те же проблемы что и с заготовками. А потом точно так же терять обученных бойцов...
   На лицо фейри набежала тень: он вспомнил о трех потерянных в битве ''Несущих смерть'' - все новички из последней партии. Дримм корил себя, считал что поспешил и слишком рано пустил их в бой, не просто в бой, а в тяжелую битву, в которой ни он, ни Туллиндэ не смогли лично за ними следить. Фейри прекрасно понимал, что рано или поздно такое должно было произойти, но тем не менее ему было обидно и, как это ни удивительно, больно, словно ''Несущие смерть'' были чем-то большим, чем удачный эксперимент. Дримм удивлялся сам себе, однако не мог сбежать от этих чувств... Куда и как убежишь от самого себя? Вскоре он еще больше помрачнел - вспомнил о других потерях, что принес этот и не только этот день.
  Как жалко терять опытных раскаченных бойцов - столько потрачено на них сил, денег, времени, драгоценного времени, которого у нас все меньше и меньше, а одна какая-то случайность и тысяч заготовок как корова языком! - с искреннем огорчением размышлял-вспоминал Дримм. - Обидно! Ведь все уже было решено - мы победили, и вот под самый занавес всего 3 каких-то жалкие сотни прорвались! Пускай их прикрывал по-настоящему сильный шаман! Ух, падла! - Про ''падлу'' Дримм не удержался и сказал вслух, выплеснув свои чувства безразличной реке. - Пускай это были всадники на варгах и здоровенных, пускай на них сидели герои в латах, но ВСЕГО 300! Цена прорыва жалкой кучки - 7 с лишним сотен эльфов-стрелков, и без малого тысяча спецназа - обидно! Обидно и страшно подумать, что бы произошло, если бы прорвались все 800... Все-таки всадники на варгах это нечто! -
   Несмотря на недавние потери и то что клан за время похода поимел от всадников на варгах массу проблем, в мыслях Дримма не было направленной против них неприязни. Да и по правде сказать, за что ему их ненавидеть? За то что защищали свой дом и делали это хорошо? Глупо и мелко! Скорее Дримм завидовал степнякам, что у них есть такие бойцы, и сам не прочь был бы таких заиметь: он ощущал в них некий смутный потенциал - всадники на варгах, ррыргхи как их называли орки, явно не укладывались в рамки применения любого вида кавалерии, впрочем оно и не удивительно, ведь, по мнению Дримма, кавалерией они как раз и не были, а являлись чем-то другим. А вот чем, Дримм пока не разобрался, но очень хотел, предчувствуя от этих знаний большую пользу для клана.
  Однако неприятная складывается тенденция. Первая крупная битва: считай потерь и нет - самый мизер. Город: просрали, иначе не скажешь, двадцать тысяч зомби, с пользой потратили 3 тысячи стражей и чуть больше трети големов Барсука, ну еще 4 сотни спецназовцев в порту, пару десятков эльфов-стрелков и 3-4 десятка универсалов, когда орки атаковали лагерь - терпимо. И наконец сегодняшняя битва: полторы тысячи спецназа, около 8 сотен эльфов-стрелков, половина големов Барсука, две с лишним тысячи кровавых стражей, почти 4 сотни кавалеристов и 4/5 всех зомби, а это почти 40 тысяч трупаков - много, слишком много! Наши потери растут от битвы к битве с геометрической прогрессией, благо что уже виден конец, вот он за рекой. - Дримм посмотрел на город и совершенно по-волчьи ухмыльнулся. - Впрочем с зомби наоборот радоваться надо, что удалось пристроить их куда нужно и разменять их на жизни настоящих бойцов. Смешно - я ведь не поверил, когда Октарон докладывал о потерях пехоты, - непроизвольно улыбнувшись вспомнил Дримм. - Ну а кто бы поверил на моем месте? Такой жаркий бой, во время которого пехота стояла против центра орды... Пускай подушка из зомби смягчила удар, даже два удара с двух сторон, но это все же 50 ТЫСЯЧ конных, и это лучшие силы орды! А сколько пехотинцы потеряли? 14 бойцов, всего ЧЕТЫРНАДЦАТЬ! Ну как можно было поверить?! Тем не менее все так - 14 убитых и около 3-х тысяч раненых - чудеса на виражах! Октарон и сам был поражен не меньше меня! Что это - удача, удивительный случай или нечто иное...? Нужно разбираться... -
   От пехоты мысли Дримма самым естественным образом скакнули к кавалерии. Вот с ней все было гораздо более предсказуемо - детище Таурохтара показало себя хорошо, более чем хорошо. Нет, ничего сверхъестественного как в случае пехоты, но очень достойный результат - вполне уверенная победа над равным по вооружению и превосходящим числом противником. В целом Дримма очень радовало, что все обкатываемые в походе достаточно сырые проекты показали близкий к стопроцентному результат: пехота - отлично, 5+, лучше чем кто-либо мог ожидать; ''Несущие смерть'' - вновь удержали довольно высоко задранную планку, пролили бальзам на сердца своих ''родителей'', в очередной раз доказали, потраченные на их создание средства потрачены не зря; кавалерия - твердая четверка, детищу Таурохтара предстояло вырасти в числе и занять свое место в вооруженных силах клана; баги - нет особых успехов, но нет и провалов, к сожалению во время прорыва варгов баги не оказалось у них на пути, но никто не мог обвинить в этом псов, в остальном на протяжении всего похода баги исполняли свои обязанности как надо, жалоб от эльфов-стрелков не поступало, а значит - удовлетворительная оценка без вопросов; вот к зомби вопросы были, серьезные вопросы, а впрочем и живые мертвяки выполняли все поставленные перед ними задачи и как и все обеспечивали конечный результат.
  Да, наемники нам нужны, - пришел к окончательному выводу Дримм, - без них мы не смогли бы прыгнуть выше головы, а именно этим мы занимаемся сейчас. Наш предел - 300-тысячная орда, которую мы уверенно сделаем, опираясь на ресурсы наших земель, но никак не война в степи. Наша собственная армия при всех стражах, массах зомби, возросшей численности клана, проектах никак не тянет такую войну. Однако благодаря наемникам мы можем ее вести и вести успешно, при этом избегая больших потерь. Наемники для нас как зомби-подушка для пехоты Октарона - смягчают предназначенный нам удар. Но факт остается фактом - эта, ничего не скажешь, полезная подушка слишком дорого нам обходится, сводя на нет все наши достижения, а значит нужно учиться жить без нее. Необходимо всерьез заняться армией, сделать ее такой, чтобы подушка не была особо нужна, тем более у нас есть хороший задел, даже несколько таких заделов, очень серьезных заделов, от нас требуется только последовательно, без рывков и простоев их развивать. Не стоит бездумно раздувать армию заготовок, их число конечно должно возрасти и серьезно, но главное - качественные изменения: подготовка, взаимодействие разных подразделений, тактика крупных сил против больших масс врагов, конных, пеших, стрелков, развитие вспомогательных структур, переосмысление роли наших стрелков, нашей пехоты, нашей кавалерии, нежити, летунов, рейдов, отдельное внимание снаряжению бойцов разных подразделений - всем этим нужно серьезно заняться. Наша цель - избавиться от зависимости от кого бы то ни было и создать настоящую, полноценную армию, единый организм. В идеале мы должны вести подобную нынешней войну без чей-либо помощи, вести успешно и без непоправимых потерь. После похода подниму вопрос, - пообещал себе Дримм и поставил галочку в голове.
   Некоторое время фейри еще размышлял, разглядывая город на той стороне, затем его отвлекли. Отвлек подъехавший на своем маунте Альдарон. Главный безопасник клана был хмур и деловит...
  Среди орков лишь 2/3 это Вишни, а остальные - воины как минимум двух других племенных союзов! - Альдарон поспешил обрушить на Главу довольно-таки неприятные известия.
   Неизвестно какой реакции он ждал, но явно не той, что последовала после его слов - Дримм... улыбнулся, ни тени удивления не отразилось на его лице.
  Ты знал!? - напряженно уставился на Главу Альдарон, ища в его глазах ответ, вернее подтверждение того, что опытный разведчик в теле эльфа понял и без всяких слов.
  Подозревал, - поправил его Глава, - слишком много они смогли собрать бойцов для этой битвы. После Бунглингана я был уверен в том, что Вишни засядут на острове и попробуют отбиться, ведь им неоткуда было больше брать бойцов. Сам подумай: разгромленная полтора месяца назад орда, кровопускание, которое им устроили наемники, несколько мелких уничтоженных орд, мелких-то мелких, но все вместе тысяч на сто потянут, потом засада, потом город - это сотни тысяч бойцов. Что в итоге? Вишни должны быть пусты - засесть на острове для них самый очевидный вариант. Но вместо этого они решают дать нам новое сражение. Откуда дровишки в топку войны, то бишь бойцы? Допустим тысяч 100 они еще бы наскребли... месяца за два, за три, но никак не за неделю. Вывод - им помогли. Все очевидно. -
  Допустим, - согласился Альдарон, - но ты ведь понимаешь, что теперь мы воюем не только против Вишен? -
  Понимаю, - все так же мечтательно улыбаясь кивнул Дримм, - рано или поздно это должно было произойти. Кстати, против Вишен мы уже не воюем - им конец, сомневаюсь, что там, - Дримм взглянул в сторону реки, - осталось больше 10-тысяч настоящих бойцов, скорее меньше - нам нужно нанести последний добивающий удар и Вишен нет. Я уверен, их земли уже во всю занимают другие племенные союзы. -
  Пускай ты прав, - и вновь согласился с Главой Альдарн., - но что теперь? Добьем Вишен и уйдем сквозь портал? -
  Возможно, - Дримм запустил в строну острова подобранный тут же голыш - камень бодро зашлепал по воде. - Сначала возьмем город, потом посмотрим, хотя да, желательно поторопиться. -
   Беда не ходит одна: рядом с беседующими фейри и эльфом бухнулся Физрук, не дожидаясь пока грифон расправит крыло, с него соскочила Людмила. Любой, кто взглянул бы на ее лицо, сразу же понял, творится что-то не то - паладинше явно было что сказать...
  В трех днях на юг орда! - как выстрелила неприятным известием Людмила.
  Вишни?! - выругался Альдарон, глядя на Главу. Дримм по прежнему улыбался, но скорей не мечтательно, а грустно.
  Нет, другие, тысяч триста не меньше, варгов тысяч пять. -
  Что и требовалось доказать, - улыбнулся собственным мыслям Глава, затем пояснил, что он имел ввиду: - Думаю Вишни не собирались принимать бой, а ждали вот эту орду, чтобы все вместе навалиться на нас по пути из Бунглингана. -
  А твари из города (заброшенного города эльфов)? - нахмурилась Людмила.
  Экспромт от безысходности - насколько я понял, орки боялись их не меньше нас и никогда бы не призвали будь у них любой другой вариант. -
  Но он был - не ввязываться в бой, отступить навстречу орде, объединиться, вернуться и задать нам жару, - указал на очевидное Альдарон.
  Кто знает, почему они так не поступили? - пожал плечами Дримм. - Может быть побоялись, что за это время мы займем город? Может была какая другая причина? Или они просто сделали ставку и поставили все на Демонов Старой Степи? Уже неважно что они там себе думали - они сыграли и проиграли. -
  А нам-то что делать? - лишь на чуть-чуть опередила Альдарона Людмила и первой задала вертевшийся у того на языке вопрос.
  Брать город - это без вариантов, - Дримм кинул быстрый взгляд в сторону реки, - дальше - сложно: если мы сейчас просто уйдем через портал, орки еще чего доброго могут подумать, что мы сбежали, сбежали от них, тогда все наши усилия в степи были зря - через пару месяцев или через полгода к нам в гости пожалует орда. -
  Так что ж теперь махаться со всей степью? - не поняла ход его мыслей Людмила.
  Не надо со всей, - улыбнулся ее максимализму Дримм, - нужно правильно себя повести: не думаю, что орки других союзов и племен так уж хотят повторить судьбу Вишен, им сейчас нужно их территории прибрать-поделить, а это дело не простое - как пить дать, без войны между разными союзами и племенами не обойдется - территория Вишен слишком жирный кусок. Мы в этих раскладах для орков головная боль, джокер в привычной степной колоде. Конечно если какому-нибудь союзу повезет нас разбить, орки этого союза сразу приобретут в степи немалый авторитет, но вот воинов потеряют. К тому же вожди и шаманы этих союзов не могут не понимать, как минимум, предполагать - совсем не факт, что им удастся нас разбить. Ладно, что так говорить, - закруглился с философствованиями Дримм, - Альдарон, Людмила, собирайте всех наших, обсудим остров и последующие наши шаги. -
   Улетела Людмила, уехал на маунте Альдарон, а Дримм еще некоторое время посмотрел в сторону города на острове, потом улыбаясь покачал головой, повернулся и неторопливо потопал в сторону суетливого, во всю празднующего победу лагеря.
  
  
  
  
  
  
   Глава 13
  
  
  
  
  Окрестности Уугнанглан-рока.
  20-й день похода, глубокая ночь (незадолго до полуночи).
  
  
  
   Самая глухая, самая тихая, самая темная ночь, самая-самая... ну насколько это вообще возможно в мире, где по небу вольготно гуляет компания из пяти лун. Впрочем возможно, особенно если небо закрывают плотные сплошные облака, появившиеся из ниоткуда облака...
   По погруженной во мрак реке урчит и неторопливо плывет... нет, не пароход, не баржа и не катер, и даже не американская подводная лодка с неграми-гомиками на борту. По реке плывет не торопится здоровенный шестилапый монстр с просто огроменной пастью. В пасти здоровенного монстра зажата цепь, на другом конце, вернее концах цепи большая деревянная платформа, настолько большая, что к ней как-то неудобно применять слово ''плот''. Монстр не только бодро пыхтит по реке, но и тянет за собой платформу как буксир. Вы уже наверное сто раз догадались, кто этот монстр? Ну конечно же это Ворошилов, пока что самый большой из маунтов Главы! Плывет по реке, несет на себе седоков и без проблем тянет за собой отнюдь не пустую платформу.
   На самом Ворошилове с комфортом расположилась целая толпа: тут вам и Дримм, и Василиса, и Послушный, и Айсмэн со своим рейдом, и Нарамакил со своим, а еще Храванон и Юла и тоже при рейдах - всего 26 душ. Хотя нет, побольше - кроме Василисы и Послушного среди игроков присутствуют и некоторые другие разумные и неразумные питомцы, остальные могут быть призваны в любой момент. Однако как бы не был здоров маунт Главы, по вместимости буксируемая им платформа оставляла его далеко позади - на ней достаточно свободно разместились все 107 ''Несущих смерть'', 20 спецназовцев и еще 4 рейда игроков.
   Если бы не время суток, доспехи на всех и масса оружия, путешествие сильно бы напоминало дружескую прогулку по реке: Дримм и Айсмен беседуют о далеком и загадочном севере континента; две питомицы (Геката и Василиса) и Юла шепчутся о своем, о девичьем; Нарамакил хвастается взятыми в битве трофейными метательными ножами, ему восхищенно поддакивают воины-игроки - комплект из шести ножей с горящими от магии лезвиями и крупными рубинами в рукоятях вне всяких сомнений заслуживает восхищения; обмениваются опытом рейдовые маги; рейнджеры спорят о достоинствах и недостатках оркских стрелков и луков оркской работы; многие питомцы отдыхают, некоторые спят; Айсменов Вуки шумно пьет прямо из реки; Послушный правит здоровенный бердыш с изогнутым лезвием едва не метр длинной - в общем тишь да гладь, да божья благодать, и вправду прогулка. Однако это все же не прогулка, а самая что ни на есть боевая операция: Ворошилов еле тащится по реке не потому что не может быстрей, нет, может, еще как может, но маунт ждет приказа хозяина - Дримм тоже ждет, ждет, когда главные силы армии атакуют мощные каменные укрепления на переправе, вот тогда придет время его небольшого отряда. Главный город племен Вишни хорошо защищен, его защищает сама река, а еще высокие каменные стены, которые не так-то просто взять. Но вот в чем дело: стены защищают город лишь со стороны благоразумно уничтоженного моста, с других сторон орки полностью полагаются на защиту реки и на редкие башни по периметру острова. Раньше этого было достаточно, но только не сейчас, не тогда, когда под стенами столицы Вишен оказался такой враг как клан Красного Дракона.
   Ждет не только Дримм и его отряд - на огромном пространстве реки хватает и других притаившихся во тьме отрядов: Туллиндэ на своей способной двигаться по воде аки посуху колеснице буксирует похожую платформу - на ее платформе сразу 10 рейдов игроков и целая сотня кровавых стражей; в отличие от нее Дядя использует трофейную лодку, в большой вместительной лодке хватает места и ему, и его ''Приносящим рассвет'', и десятку спецназа, а вот его маунту-змею места не хватило, но не беда - Зу отлично чувствует себя в воде и в нетерпении нарезает вокруг лодки круги, иногда змей стремительно ныряет в глубину и перекусывает неосторожным обитателем реки. Есть и еще несколько подобных отрядов, кто-то также как и Дядя использует трофейные плавсредства, кто-то вовсю эксплуатирует магию (наколдованные лодки, льдины, элементали Воды). Особенно обращает на себя внимание пусть и не такой большой как маунт Главы, но тоже не маленький крокодил сразу с восемью седоками-игроками на спине (вообще-то никакой это не крокодил, а гулпа - действительно похожий на крокодила морской ящер). Это маунт Хитмэна по имени Коренной Москвич на радость поклонников фильмов ужасов невероятно зловеще скользит в практически черной воде, не хватает только соответствующей музыки, а так, отличный получился бы кадр - любой режиссер с руками оторвет.
   Не зря говорят, что нет хуже занятия чем ждать и догонять - ни Дримма, ни Туллиндэ, ни Дядю, ни других командиров рейдов и отрядов нельзя назвать нетерпеливыми торопыгами, они ведь знали на что шли, особенно Дримм, но даже их терпению имеется предел - время будто остановилось на погруженной во тьму реке, и каждая минута тянется словно час. Каждый спасается по-своему, например, Дримм мелким ситом просеивает телеграф (внутри-игровой чат) - Глава клана Красного Дракона желает знать, что о его клане говорят не состоящие в клане игроки. Туллиндэ наоборот ушла в себя: некромантка распределяет полученные за сегодня очки - оглушающая тишина погруженной во мрак реки вполне способствует столь серьезному и не терпящему суеты занятию. Многие игроки занимаются своими питомцами, в сотый раз проверяют оружие и снаряжение, ведут беседы ни о чем, а иногда и вполне интересные разговоры. Скука и тишина царят над рекой, ожидание затягивается...
   Рядом с ушедшим в телеграф Дриммом бухнулась Дочка и требовательно уставилась на него. Честно сказать, фейри уже порядком поднадоел огромный массив бесполезной болтовни, в котором редко-редко удавалось выудить то, что представляло интерес, а потому он быстро свернул интерфейс и приглашающе кивнув улыбнулся своей любимице...
  Отец, я хочу пройти школу Первого, - Василиса не стала долго ходить вокруг да около, а сразу озвучила свой интерес. - Юла столько про нее порассказала интересного, да и ты ее прошел - я хочу как ты, как Юла, как другие, хочу сама все увидеть и испытать. -
  Хм-м-м... - задумался Дримм, не спеша давать ответ: с одной стороны, Дочка ведь питомица, а не игрок или непись, а с другой, почему бы и нет? В том что Василиса сумеет пройти испытание поединком и поступить, он не сомневался ни одной минуты, впору было скорее пожалеть тех, кто будет ее испытывать, включая самого Первого. Но вот чем для нее обернется обучение, это вопрос...? Для игроков обучение длится два-три-четыре месяца (все индивидуально), для неписей занимает несколько лет, а как все будет для пета? Хорошо если как для игрока, а если как для неписи? Дримм не собирался терять Дочку на несколько лет, да и не было у них этих лет. - Отказать?! - первая мелькнувшая у Дримма мысль, но когда он взглянул в полные надежды глаза своей питомицы-любимицы, то понял, что не сможет ей отказать, как не мог ей отказать ни в чем и никогда. Мог отказать себе, но ей нет, не той, кто стал для него якорем в этом, да и в любом другом мире, практически настоящей семьей.
   Василиса смотрела на отца и перебирала в уме аргументы, что должны были его убедить. Ей было немножко страшно надолго расставаться с отцом, кланом, домом, с Туллиндэ, привычной и любимой жизнью, но Юла рассказывала так интересно, такие подробности поведала помахивающая хвостом задавака Геката, что Василисе до смерти захотелось увидеть все самой. К тому же ей давно было интересно получше узнать, как и где отец жил до нее, пройтись по его стопам, узнать тех, кто оставил в его жизни заметный след - Первый и его школа это очень значительная веха на его пути. Было и еще кое-что: до школы Первого, что Хравонон, что Нарамакил проигрывали ей десять учебных поединков из десяти, а после - с ними стало тяжело, по-настоящему тяжело. Уже не десять к десяти, а два из трех, и то ей приходилось выкладываться до конца, применяя все свои знания, науку отца, опыт многих боев и бесценный опыт, который принесли ей занятия с Менелтором как с собственным учеником. Василисе очень хотелось познакомиться с тем, кто сумел так натаскать Каскадера и Задиру, поучиться у него, благодаря его науке лучше понять отца и саму себя.
  Ну хорошо, - озвучил результаты своих размышлений Дримм, - после похода мне нужно будет посетить несколько мест, в том числе и Узел, и школу Первого в нем... -
   Дочка, не дожидаясь пока он договорит, захлопала в ладоши, потом и вовсе обняла совершенно растаявшего отца.
  Только чур ты пойдешь в нее не одна, - Дримм с улыбкой гладил прижавшуюся к нему питомицу по волосам, - возьмешь с собой Послушного - ему тоже будет полезно то, чему там могут научить. - Дримм решил рискнуть и совместить неизбежное с полезным - если Дочка сумеет окончить знаменитую школу боя, то почему бы и Послушному ее не пройти?
  Возьму, - не стала перечить отцу Василиса, она наслаждалась его любовью, теплом его рук, совсем другой любовью чем та, что она испытывала к Туллиндэ или получала от нее, но несомненно настоящей любовью. Василиса нуждалась в этой любви не меньше чем в любви Туллиндэ, а скорей всего даже больше.
  Кстати он жил там со мной, когда еще не умел менять форму и говорить, - припомнил Дримм, - так что покажет тебе все, ученики из наших (членов клана) помогут вам освоиться. -
  Я не опозорю тебя, отец, ни перед нашими, ни перед Первым и прослежу, чтобы и Послушный тебя не подвел, - разомкнувшая объятья Дочка твердо посмотрела Дримму в глаза.
  Верю, - Дримм ласково потрепал ее по щеке и шутливо щелкнул по носу, а затем уже более серьезно начал готовить ее к жизни в усадьбе Первого и вообще к самостоятельной жизни в Узле. Дочка внимательно слушала отца и мотала на ус (или на что-то другое).
   К разговору внимательно прислушивался Послушный: на лице оборотня не дрожал и не дергался ни один мускул, он все также мерно водил точильным камнем по кромке лезвия бердыша, но внутри он ликовал - хозяин не забывал про него, а значит любил, пусть и не так как свою бесспорную любимицу. Иногда Послушный думал, как бы все сложилось, если бы ее не случилось в их жизни, но всегда гнал от себя такие мысли - Василиса делала хозяина счастливым, а значит и он должен быть счастлив, тем более и к нему Василиса относилась хорошо - была к нему добра, кормила, говорила, учила, помогала-рассказывала с какими словами нужно подходить к женщинам, чтобы те согласились разделить тепло (заняться сексом) и что делать после того, как женщина согласится. Послушный любил Василису как старшую сестру или даже как мать (ни той, ни другой у него никогда не было), но все же иногда ревновал ее к хозяину. Что же касается школы Первого, то он давно хотел, желал чего-то подобного, чего-то нового, рывка - не зря весь поход и некоторое время до него он искал себя, пробовал разное оружие помимо привычных меча и ножа, присматривался к гранатам, пистолям, жезлам и луку, задумывался, каково это сражаться верхом на коне или как у него получится отдавать приказы, не передавать приказы хозяина, а отдавать собственные приказы другим бойцам.
   Далеко в ночи начал нарастать шум, отражаясь от воды доносились звуки взрывов, грохот, рвущий нутро лязг, рев тысяч, десятков тысяч глоток - интересный разговор пришлось прервать. Ворошилов задвигался быстрей, более целеустремленно рассекая забурлившую под лапами водную гладь и постепенно набирая ход. На его спине активно готовятся к битве игроки: пьют зелья, накладывают бафы, активируют щиты, мысленно настраиваются на бой. На буксируемой платформе тоже готовятся, тамошние игроки не только заботятся о себе и своих спутниках, но и помогают подготовиться ''Несущим смерть'', впрочем тем не особо нужна помощь игроков (как говорится: ''зачем ему топор, он и так хорош''). Где-то на просторах реки аналогичными делами занимаются другие отряды, все они ускоряясь движутся к общей цели.
  *
   Орки едва не прозевали ночной штурм. Обитатели города не обольщались насчет способности реки их защитить, но все же рассчитывали на то, что у них есть день или даже два-три. Ведь обычно после такой тяжелой битвы победителям требуется время прийти в себя, восстановить силы, зализать раны, позаботиться о своих павших, собрать добычу - так было всегда, и не было ни одной причины, почему сейчас должно быть по другому. Тем не менее на прикрывавших переправу стенах было черно от бойцов, на вершинах башен горели яркие огни, шаманы ни на секунду не ослабляли, а только подпитывали защитные и сторожевые чары - слишком старый для битвы, но более чем кто-либо другой подходящий для управления городом вождь страховался от любых неожиданностей. И все же орков почти провели: ни наблюдатели, ни шаманы не уловили тот момент, когда на месте уничтоженного моста возникла колдовская переправа, материалом для которой послужила внезапно уплотнившаяся до каменной твердости вода.
   А вот шевеление больших масс на берегу не ускользнуло от внимания шаманов, как и то, что массы передвигаются и накапливаются у переправы. Когда об этом рассказали старому, сморщенному от прожитых веков вождю, он мгновенно посерел лицом, схватился за сердце, харкнул черной кровью изо рта в лица ошарашенных соратников, но твердым и полным силы голосом прорычал: ''На стену! Все на стену!''. Эти слова стали последними словами в его жизни - вождь умер еще до того, как его тело рухнуло на пол. Немедленно разбудили всех кто спал, раздули угли под котлами со смолой, наконечники стрел и дротиков начали окунать в дерьмо, к подножью стен потащили камни поднимать наверх заместо сброшенных на врага, все, кто мог и желал драться, вооружались и надевали какие есть доспехи. Орки старались не шуметь и не насторожить врага. Возможно им удалось, возможно нет, но подготовка была в самом разгаре когда все началось....
   В одно мгновение ночь взорвалась яростным воем-рыком-криком и по вновь возникшей переправе хлынул-помчался бурный поток из бойцов и боевых зверей! В небе вспухли осветительные шары! Шаманские щиты и каменные стены затрещали под ударами сотен и тысяч боевых заклинаний! А еще стрелы, много стрел, невероятно много стрел, самых разных, от обычных темных черточек в вышине с зазубренным, отравленным или граненым наконечником до похожих на падающие звезды, что несли разное колдовство. Даже не дождь, а настоящий водопад стрел хлестал по стенам, хлестал по башням, десятками жаждущих жизней струй влетал в бойницы, по примыкавшим к стенам улицам стало невозможно просто так ходить - любой, кто спешил на защиту города, попадал под смертоносный острый ливень и умирал, если не держал хоть что-нибудь над головой. Но и это не всегда помогало - слишком часто стальные струи насквозь-навылет пробивали самые прочные зонты-щиты!
   Защитники стены не оставались в долгу: в приближавшийся к стенам поток во множестве неслись уже оркские стрелы, шаманы пытались превратить воду в воду и уничтожить создавшее переправу колдовство, оставшиеся силы вкладывали в щиты! Под самыми стенами в массу нападавших как дерьмо в фильм ''Матильда'' летели копья, камни, катились по специальным направляющим огромные пропитанные смолой и подожженные войлочные шары, горящие чурбаки, кувшины со смесью масла и смолы, целые связки бревен, ранее привязанные у вершины стены! Когда первые нападавшие полезли вверх по стене, вниз полились настоящие водопады кипятка и кипящей смолы. Орки сделали все, все что могли, чтобы помешать движению врагов по переправе, потом не допустить их под стены, затем остановить их подъем наверх - в конечном итоге у них не получилось ни первое, ни второе, ни третье, но видят боги они заставили врагов платить за каждый метр, за каждый шаг! Будь под стенами любой другой враг, он бы конечно устрашился тяжести чудовищных потерь и отступил, но против орков сражались не страшащиеся смерти игроки, до самозабвения преданные им петы и маунты, а еще напрочь лишенная инстинкта самосохранения нежить...
  *
   Уже в самом конце пути Ворошилов выдал все что мог, разогнался как выпущенный из пушки снаряд или, если учесть среду, как настоящая торпеда! Но все же нашлись те, кто двигался еще быстрей, много-много быстрей - в вышине, обгоняя разогнавшегося командарма, пронеслась плотная масса невидимых из-за маскировочных чар, но ощутимых магией летунов! Все уцелевшие в уже состоявшейся битве летуны несли на остров воздушный десант! 111 летунов - тысяча с лишним игроков клана + тысяча спецназа! Страшный удар в самое сердце осаждаемого города!
   Однако вернемся к тем, кто двигался по реке. Вот перед седоками Ворошилова громада острова, пустынный пляж, едва видимая пузатая башня на холме. Из песка в сторону воды угрожающе смотрят острые толстые колья, но не беда - могучий маунт Главы сходу ломает их как спички и буквально выбрасывает свое мощное тело на пляж! Шуршит цепь по песку, мгновением позже в пляж врезается разогнавшаяся платформа. Удар и треск! Универсалы клана сработали на совесть - платформа хоть и трещит, страшно трещит, но и не думает разламываться на куски. Ворошилов не сбавляя скорость тащит быстро пустеющую платформу за собой!''Несущие смерть'' и игроки стремятся покинуть вспахивавшую землю платформу и спрыгивают с нее на песок, игроки тут же вызывают еще не призванных петов и маунтов - силы отряда растут на глазах. Крики в башне, на наблюдательной площадке вспыхивает яркий огонь, в сторону ''гостей'' острова летят первые стрелы.
   Поднимает свой посох Дримм - с когтистого навершия изливается густой поток синего огня! Башня горит как свеча - плавится, трещит, теряет форму камень, дикий жар колдовского пламени мгновенно убил весь населявший башню гарнизон. Ворошилов сомкнул челюсти сильней и без труда перекусил толстенную цепь - давно опустевшая платформа замирает и остается позади. Шестиногий маунт покидает пляж, переваливает небольшую возвышенность (остатки древнего вала), и вот он город орков как на ладони - последний и самый главный город племен Вишни!
   Ворошилова догоняют покинувшие платформу игроки и ''Несущие смерть'', с него спрыгивают рейды и питомцы, в конце концов на маунте остается лишь Дримм, отряд двигается вперед, надвигаясь на беззащитный город.... Не такой уж и беззащитный! На крышах ближайших домов появляются лучники, из переулков выбегают вооруженные копьями и булавами бойцы! Пускай лучники на крышах - юнцы и даже юницы 15-17 лет, а среди тех, кто спешит из переулков, почти нет мужчин, но их много.
   Летят гранаты! ''Несущие смерть'' обрабатывают крыши домов, навесом закидывают тяжелые металлические шары туда, откуда изливается поток бойцов. Звучат взрывы, свистят осколки, на крышах вспухают огненные шары, такие же шары вспухают среди домов!
   Игроки бросают более легкие гранаты, только бросают не в дома, а в набегавшую толпу - взрывы, взрывы, взрывы! Огонь и кислота, стальные иглы, ледяные, бронзовые, каменные и стальные осколки терзают плоть защитников города, валят их навзничь, причиняют страшную боль и увечья, оглушают, убивают! За гранатами следуют метательные ножи, сюрикены, топорики, площадные и индивидуальные заклинания. Потом наступает время мечей.
   Айсмэн с криком бросает в толпу врагов тяжелый молот - в плотной массе защитников образуется огромная орущая и кровоточащая просека, кто не убит, тот сбит с ног и искалечен! За молотом бегут бойцы рейдов Айсмэна и Храванона и добивают тех, кто не успел встать. Айсмэнов Вуки жутко гвоздит дубиной буквально разрывая-разламывая живые тела! Крылатая Геката молнией бросается вниз и тут же взлетает - в когтях у демоницы корчится шаман! Молот возвращается к хозяину и вновь бороздит воющую толпу, игроки и питомцы едва успевают убраться с его пути!
   Новая порция синего огня вдоль одной из улиц - криков практически нет - тела, доспехи, оружие мгновенно превращаются в пепел, от страшного жара трескаются и рушатся стены домов!
   Рубка! Игроки, их питомцы и ''Несущие смерть'' легко идут сквозь избитую, деморализованную толпу, защитники города не в силах им противостоять, а могут только умирать под дорогими клинками, клыками и кровавыми мечами. Спецназовцы с луками в руках легко зачищают крыши от тех, кто пережил взрывы гранат. Ловко использует свое новое оружие Послушный, каждым взмахом бердыша срубая троих, а то и четверых-пятерых; вместо Дочки черный вихрь с огненной каймой - во все стороны летят руки-ноги-головы; Ворошилов жрет на ходу, и неважно, мертвый ты или живой попадешь в его пасть - схрумкает и того, и другого, схрумкает и попросит еще!
   В бок Ворошилова втыкается молния! Следом еще одна! Подобравшийся близко шаман не успел выпустить третью - словил ответку от хозяина маунта и затих навсегда. Ворошилов невредим - все молнии поглотил окружавший его щит.
   Отряд Главы уже в городе, катится по улицам как пущенное под откос чугунное ядро. Вооруженные орки выпрыгивают со всех сторон, из окон, с крыш, из подворотен летят стрелы и копья. ''Несущие смерть'' и спецназовцы перемещаются на крыши, игроки врываются в дома - резня, бойня, схватка, чего больше не поймешь! Отряд практически не несет потерь, но теряет темп.
   Четыре рейда и десять спецназовцев во главе с Айсмэном и Храваноном уходят по одной из улиц. Там, куда они ушли, слышатся беспрерывные крики, вопли, взрывы гранат!
   Молнии и огненные шары сразу от нескольких подобравшихся шаманов!
   Спецназовцы перестреливаются с искусными, не чета давнишним юнцам, лучниками!
   ''Несущие смерть'' взялись за жезлы и интенсивно добивают остатки гранат! В ответ летят копья, стрелы и... боевые заклинания! ''Несущие смерть'' не только несут смерть, но и получают ее в ответ. Геката брезгует простыми воинами и охотится только на тех, кто выделяется из толпы, а вот Василиса с Послушным не столь привередливы и рубят всех, кто попадется им на клинки. Среди воинов-игроков буквально царствуют Нарамакил и Юла - никто из орков не может им противостоять больше пары секунд.
   Сразу по нескольким улицам отряд Главы атаковали сотни хороших бойцов в тяжелой броне и с отличным оружием в руках. Внутри домов бойцы не хуже - игрокам приходится не легко. Впрочем тесный бой в замкнутом пространстве - одно из любимейших занятий игроков!
   Дримм активно вертит посохом и навешивает оркам пылающих синим огнем люлей! Тех, кто прорвался сквозь его заклинания, встречают страшная прожорливая пасть, огненный вихрь, Послушный с бердышом...
  *
   По улицам города едет белая колесница с Дланью Смерти на борту, позади и вокруг колесницы смерть - черноглазая, краснокожая, когтистая смерть. Перед колесницей бежит, течет, купается в крови то, что страшнее смерти, ужаснее кровожадной нежити - дорогу перед колесницей торят 10 рейдов игроков...
   Отряд Дяди практикует разделение труда: впереди идет он вместе со своими ''Приносящими рассвет'' и давит любое сопротивление, позади двигаются спецназовцы, прикрывают тыл, зачищают то, что пропустили идущие впереди, и вытаптывают ростки будущего сопротивления - дом за домом, улица за улицей погружаются в могильную тишину...
   Некоторые рейды действуют как отряд Главы - шумно, нагло, с криками, звоном стали и взрывами гранат, другие скользят по улицам города смертельно опасными тенями, режут, душат, ломают шеи, используют магию и сталь, убивают десятками разных способов и при этом стараются как можно дольше не привлекать внимания к себе...
   Сотня с лишним грифонов выбросила две тысячи ''туристов'' в самой богатой части города и тут же улетела за второй волной. Несколько больших кварталов представляют из себя город в городе и окружены пусть и невысокой, но собственной стеной - здесь расположены жилища шаманов, здесь находятся покои вождей, здесь храмы и приношения богам и духам, здесь главные арсеналы, здесь сердце и сила всего союза племен, здесь его реликвии, здесь его главные сокровища, здесь хранится самая ценная добыча сотен больших и малых набегов - то что орки не решились продавать, а оставили в закромах ради вящей славы своего союза. Здесь же находится последний рубеж, куда должны отступить разбитые защитники города и где они должны принять последний бой. Однако в данный момент тут практически нет бойцов - все кто могут сражаются на переправе или пытаются остановить пришедшие со стороны большой воды отряды. 10-15 минут и ''туристы'' переквалифицируются в ''управдомов'' - вырезают мизерную охрану, занимают стены, затворяют ворота изнутри. Орки потеряли свою последнюю твердыню, им некуда больше отступать...
   С небольшим опозданием из воды лезут големы Барсука, лезут по всей оконечности острова группками по три бойца. Удивительные создания не только неутомимые бегуны, умелые мечники, не уступающие эльфам лучники, но и превосходные пловцы. Вода совсем не держится на заменившей кожу и доспехи коре - големы в буквальном смысле выходят сухими из воды. Выходят и целеустремленно двигают в обреченный город, луки не трогают, сразу достают мечи - нет пощады тем, кто встретится им на пути...
   Орки на стене делают все, ВСЕ... но не могут остановить захлестывающую стены волну из игроков и черноглазой нежити, да еще беспрерывный и очень плотный поток стрел и боевых заклинаний подтачивает их силы, не дает нормально подтягивать резервы, не дает забрать раненых со стены, не дает поднимать камни, кипятить и подливать в котлы смолу, подносить боеприпасы стрелкам. Четыре из двенадцати башен горят, две разрушены особо мощными заклинаниями, две захвачены, и орки пытаются, но не могут их отбить, четыре остальных держатся из последних сил, несколько участков стены захвачены и через них в город протекают ручейки врагов, есть пролом и в самой стене, через него также ''течет''. Бои уже на улицах и у центральных ворот. Защитники города еще трепыхаются, но едва-едва - их силы тают с каждой минутой, а вот силы штурмующих нет...
  *
   Ворошилов ревет от дикой боли! Пылающее от вложенной магии оркское копье насквозь пробило его переднюю левую лапу, при этом как промокашку проломив все наложенные хозяином маунта щиты! Второе такое же копье и вовсе едва не оставило раненого зверя без седока, но фейри не пожалел поясницы и отклонившись назад сумел пропустить копье впритирку над собой! Отряд атаковала совсем крохотная группка бойцов, но это бойцы с большой буквы, а не тот мусор, который игроки и ''Несущие смерть'' походя втаптывали в грязь до того.
   С крыши летит спецназовец - в груди у него копье!
   Другой спецназовец оседает с топором в голове!
   Кричит и исчезает Геката - сразу два копья отправили демоницу в ничто!
   ''Несущие смерть'' бросают гранаты! Мощные взрывы... раздаются за спинами прорвавшихся вплотную врагов!
   Воин-игрок встречает орка с двуручным топором, уворачивается, срубает его ловким ударом и... и тут же сам кричит, повиснув на двух вонзившихся в спину клинках. Хозяин клинков, здоровенный орк с длинными руками, держит игрока на весу, затем одним движением выдергивает клинки. Сразу три ''Несущих смерть'' пытаются отомстить за игрока!
   Горящий орк подминает скастовавшего огненный шар мага и лупит, ЛУПИТ по нему булавой!
   Питомец-волк теряет голову в прыжке!
   Еще один питомец попросту исчезает, когда внутри двухэтажного дома умирает его игрок!
   Из окна зачищаемого здания рыбкой вылетает Юла, за ней летит метательный нож! Юла пропускает нож над собой и кубарем катится обратно к окну... Вовремя! Выпрыгивающий из окна орк сам напоролся на ее клинки!
   Сломав спиной дверь того же здания, на улицу вылетает маг-игрок! У мага вспорот живот, не хватает левой кисти, страшная рана на груди. Тем не менее маг из последних сил вытягивает руку в сторону дверного проема, пытается колдовать, создать боевое заклинание... Маг не успевает - в его лицо втыкается мерцающий зелеными искрами топор! Юла потеряла последнего бойца своего рейда (повезло что сама осталась жива)!
   Всего 15 орков буквально разорвали правый фланг отряда, вошли в него, как финка в руках бывалого урки входит в бок ничего не подозревавшего фраерка! Особенно зверствует главарь, тот самый любитель метать копья с двух рук! Здоровенный мускулистый орк использует не очень подходящее для его впечатляющей комплекции оружие. Хотя с другой стороны, каждый кто видел КАК летают в его руках средней длинны изогнутые клинки, сразу забывал о неуместности столь изящных клинков в столь могучих руках. Обоерукий орк ВЕЛИКОЛЕПЕН - одного за другим и невероятно быстро зарубил всех трех насевших на него ''Несущих смерть'', походя отбил все выпущенные спецназовцами стрелы, увернулся от нескольких брошенных в его сторону боевых заклинаний, будто телепортировавшись избежал струи синего огня от Дримма, легко, удивительно легко прикончил еще двух игроков из рейда Нарамакила, затем сошелся с ним самим.
   Безумные, искусные, опасные орки режут отряд по живому - гибнут сами, но со страшной силой плодят мертвецов - игроков, спецназовцев, ''Несущих смерть''!
   Дримм сумел подкараулить сразу четверых! Четверых орков на время задержал своей смертью Баловень Юлы! Подхваченные воздушной волной тела пробивают стену одного из домов! Дом складывается в себя и хоронит врагов под обломками крыши, на всякий случай в развалины прилетела граната с ядом от одного из игроков...
   Юла рубится с двумя! Оправдывающей свое прозвище девушке не легко, но она справляется: сначала вспарывает от паха до горла одного, потом отрубает ногу другому! Ее рейд отомщен! Однако у воительницы плохая рана на спине, и она временно выбывает из борьбы. Игрунью охраняют спецназовец и два ''Несущих смерть''...
   Катается по земле плотный клубок из тел: игрок и его пет-волк грызут и полосуют кинжалом орка, защитник города в свою очередь грызет волка и душит его хозяина...
   Звероподобный орк с двумя клювастыми булавами в руках яростно бьется с тремя ''Несущими смерть''! Ему не хватает искусства и скорости главаря - ''Несущие смерть'' шинкуют его на азу...
   Длиннорукий быстрый орк на равных рубится с Нарамакилом! Оба удивлены этим фактом, и оба все наращивают темп, постепенно превращаясь в единый мутный вихрь. Дримм смотрит на их схватку, забыв про все остальные дела, в его глазах вспыхивает огонек понимания. Секундой позже такой же огонек зажигается в глазах принявшей зелье Юлы......
   У орков появилась группа поддержки в виде лучников на одной из крыш! Взмах посоха от опомнившегося Главы, ком синего огня и проблема решена - город лишился дома, еще четыре вокруг него горят...
   Один из орков сумел выбить у спецназовца меч, сумел его повалить, прижать к земле! Подоспевший Послушный ударил подтоком вниз, потом еще раз, перевернул корчившееся тело и, уже не опасаясь зацепить спецназовца, со всей силы ахнул лезвием бердыша вниз...
   Дочка срубила одного из умелых орков, срубила второго, третий бросил в нее дрот... промахнулся, выхватил изогнутый клинок и умер, страшно корчась на кончике огненного меча...
   ''Несущие смерть'' грамотно закидывают гранатами спешащую к схватке толпу, секундой позже туда уходит струя синего огня от Главы - улица горит на всю длину...
   Нарамакил мертв - обоерукий орк пинком отправил его голову в канаву и без страха во взоре посмотрел в глаза Дримму, направленный ему в грудь когтистый посох ничуть его не страшит. Дримм усмехается, опускает посох, кладет его на спину Ворошилова, делает знак уже готовым атаковать соратникам, спрыгивает вниз, идет к орку, на ходу вынимая из ножен мечи...
   Дримма опередили его питомцы! Дочка налетела на орка как огненный вихрь, Послушный держался чуть позади, выжидая удобный момент. Обоерукий орк двигался не так быстро как сильнейшая питомица Главы, но удивительно мягко, поразительно плавно, восхитительно технично, и вообще он словно предугадывал каждый яростный удар. Секунда-две-три и орк оказался к питомице вплотную, а затем один единственный какой-то внешне неторопливый удар, даже не клинком, а оправленным в сталь локтем с острием на конце - Дочка на сутки отправилась в ничто! Послушный попытался за нее отомстить и с душой рубанул орка бердышом, рубанул быстро со спины! У орка словно растут глаза на затылке, он без труда ушел от бердыша и небрежно, будто мух отгонял, взмахнул изогнутыми клинками - Послушный разбрызгивая кровь летит к стене!
   На лице у Дримма не дрогнул ни один мускул, он не ускорил шаг, но теперь в его глазах не только интерес, но и злость, в черных как самая черная тьма глазах...
  Приветствую тебя, собрат по школе! - фейри подкрепил свои слова серией быстрых и мощных, но простых без изысков, в чем-то даже примитивных ударов Убийцей. Он как бы приглашал своего противника контратаковать, поймать его на очередном выпаде, на этот случай Дримм придерживал коварный колющий бросок Крохобором, ждал удобного момента.
   Нужный момент так и не наступил - орк обвел-отбил все удары, обозначил, только обозначил, контратаку и отступил.
  Приветствую, - ответил орк, двигаясь по кругу вокруг Дримма и слегка вращая кистями клинки. - Тот, кого я срубил, из наших? - Орк заметил, как Дримм сместился по ходу его движения и пошел в другую сторону, все так же не спеша атаковать, присматриваясь.
  Зачем спрашивать о том что знаешь? - пожал плечами Дримм и сделал быстрый на грани своих возможностей выпад, ложный выпад Убийцей. - Ты ведь понял, кто он, как только скрестил с ним клинки, как и про нее, - Дримм кивнул в сторону почти оправившейся Юлы.
   Орк не купился на выпад, хотя Убийца вполне мог бы его достать, вместо этого он снова изменил направление движения, а еще темп и кажется частоту дыхания, словно начал прикапливать воздух внутри себя, тем не менее клинки в его руках закрутились быстрей.
   У стены ворочается и принимает свой второй облик Послушный (или первый - смотря как считать), как всегда после превращения все полученные раны исчезают - с земли встает огромный черный пес, он скалится на причинившего ему боль орка, но не нападает без приказа хозяина. Игроки и спецназовцы как завороженные смотрят на поединок, ''Несущим смерть'' тоже хочется посмотреть, но они дисциплинированно выполняют приказ и зачищают близлежащие улицы и дома. Ворошилов пытается достать из лапы копье - огромные челюсти только мочалят, но никак не могут ухватить тоненькое древко.
  Как учитель? - спросил орк, его голос грубел на каждой букве, к концу короткой фразы он практически рычал.
  Цветет и пахнет - у него все хорошо, - тепло, будто близкому другу улыбнулся орку Дримм (внутри же он был напряжен как струна). Фейри немного расфокусировал зрение и по полной подключил свой замечательный слух, ориентируясь не на глаза, а на звук шагов, дыхание и сердцебиение своего врага.
  А рыжая девка тоже из наших? - совершенно неразборчиво прорычал орк. Его сердце билось так, словно хотело выпрыгнуть из груди и улететь в стратосферу, дыхание напоминало свисток вскипевшего чайника, песок перестал хрустеть под подошвами его сапог.
  Нет, - качнул головой Дримм, внутренне готовясь.
   Орк напал: вихрь невероятно быстрых и чудовищно сильных ударов не застал фейри врасплох, тем не менее ему пришлось напрячь все свое мастерство, чтобы избежать и отбить каждый из них. Однако Дримм не только отбивался, он атаковал, сперва встроился в ритм атаки, а затем постарался подменить его своим! Дважды Убийца вспарывал черненую кольчугу его врага, один раз на боку, другой раз на спине. Отметился и Крохобор - короткий удар в плечо не пробил пластину наплечника, но серьезно ее погнул, вмял в тело. А еще Дримм сумел избежать мощного удара локтем, именно таким ударом орк прикончил Дочку минуту назад. Противники разошлись, вновь двинулись по кругу, обмениваясь легкими, не быстрыми, испытывающими и провоцирующими ударами. Орк поражен невероятной силой своего врага, Дримм неприятно удивлен подвижностью орка - только теперь оба бойца по настоящему почувствовали, с кем свела их затейница-судьба...
  Я узнал тебя, Дримм Красный Дракон - ты великий воин, убийца богов, - отметил заслуги фейри орк. - Тем обидней видеть тебя здесь, принимающим участие в столь недостойном деле. - Орк попытался поймать Дримма и отрубить ему кисть, но сам едва не получил укол Крохобором в пах, с невероятным трудом успев отбить его вторым своим клинком в последний момент.
  Я не занимаюсь недостойными делами, - отмел его претензию Дримм и кое-что напомнил: - Вы сами пригласили нас потанцевать, когда прислали к нам орду, а теперь жалуетесь, что вам оттоптали ноги! -
   Дримм атаковал! Атаковал абсолютно внезапно, подгадав момент, когда орк формулировал в мозгах ответ и открывал рот, чтобы оформить его в слова. Фейри почти сумел: едва-едва не воткнул Убийцу в клыкастое лицо, чуть-чуть не успел насадить орка как жука на булавку на Крохобора! Но все же не сумел... обидно!
   А вот орк сумел вывернуться из-под смертельных ударов, мало того, умудрился врезать Дримму по ноге, к счастью врезал не мечом, а пяткой с развороту - больно, но не смертельно. Противники разорвали дистанцию и вновь закружились по кругу...
  Чего вы ждали?! Вы подло убили наших детей! - орк пошел в атаку, стремясь сойтись вплотную, на предельно ближнюю дистанцию, там, где его короткие клинки и проросшие лезвиями локти дадут ему преимущество.
   Дримм разгадал его план и отступил, широкими горизонтально-секущими ударами Убийцы не давая ему приблизиться к себе, одновременно коварный фейри поддел носком сапога немного земли и отправил ее в лицо атакующего орка.
   Комок земли не долетел, но уворачиваясь орк вынужден был скомкать темп, а потом стремительные тычки Крохобором снизу и мощные рубящие удары Убийцей сверху вынудили его вернуться на прежнюю дистанцию. По правой руке орка бежит кровь - Дримм достал его на отходе Убийцей, орк получил неприятную резаную рану и потерял лезвие на правом налокотнике.
   В воздухе над ними прошла невидимая, но явно ощутимая масса: Дримм почувствовал ее как маг, орк - как опытный, не обделенный интуицией воин. То летуны несли вторую волну десанта, еще тысячу игроков клана и столько же спецназа. Вскоре орки лишились даже теоретической возможности отбить внутренний город.
   Вновь атакует Дримм, атакует совершенно по новому, словно перечеркивая все что орк успел понять про него как про бойца, фехтовальщика и мастера меча: на этот раз первым номером работает Крохобор, а Убийца скорее отвлекает вражеские клинки на себя, чем реально угрожает. Фейри двигается попеременно то в рваном, то в плавном, то снова в рваном темпе и постоянно меняет этажи, непредсказуемо атакуя грудь, живот, колени и снова грудь, или живот (?), или колени (?), или все же грудь...?! Поди тут разбери!
   Пришел черед орка отступать... и пропускать. Впрочем он справился и в результате отделался лишь полудюжиной незначительных царапин и сильно подраной кольчугой. Хотя это как сказать - каждый раз, когда пробивший доспехи Крохобор касался его кожи, тем более отворял кровь, орк терял частичку силы, небольшую частичку, но терял; каждая царапина Убийцы не то что не спешила зажить, а болела все сильней и кровоточила в два-три раза шибче чем должна была бы кровоточить такая рана.
  Тот, кто взял в руки меч, сел на коня и отправился в набег, не может называться дитем, - наставительно произнес Дримм, выписывая Убийцей призванные запутать внимание врага восьмерки, Крохобор неподвижно застыл у левого бедра, кончик прямого меча почти упирался в землю.
   Орк ничего не ответил на эти в общем-то труднооспоримые слова, вместо этого взорвался головоломной связкой из быстрых, предельно быстрых ударов. Причем двигался он в абсолютно незнакомой Дримму манере, словно танцуя что-то вроде гопака, и при этом постоянно вертелся и пытался подсечь фейри попеременно носком то левой, то правой ноги.
   Дримм сумел таки избежать подсечки, хоть это и было не легко, сумел он и поспеть за мельтешением невероятно быстрых клинков, почти сумел. Если бы не чудесный доспех-щит, это почти стоило бы ему очень плохой раны на внутренней поверхности правого бедра, возможно двух-трех неглубоких резаных ран на правом плече и руке. Ну а так, благодаря чудесном доспеху, он отделался длинной царапиной на том самом бедре и двумя царапинами на руке. Царапины заросли в тот же момент, бедро немного попекло, но вскоре и там все стало хорошо - регенеративная сила фейрийского организма справилась с враждебной магией и залечила рану. Затянулись и повреждения доспеха.
   Из переулка появились два голема Барсука. Деревянные воины хотят прийти союзнику на помощь, но их останавливают остальные зрители. Големы не понимают, почему...? Но подчиняются и уходят - никто не мешает поединку двух выпускников прославленной школы боя. Схватка продолжается...
   Орк решил пойти ва-банк: он уже составил в голове план, придумал, как начать и чем закончить, настроил себя, собрался, приготовился к рывку... Буквально на четверть секунды его опередил Дримм - фейри тоже захотел рискнуть! Два смазанных от скорости силуэта сошлись - дробный лязг клинков закончился силовой борьбой! Дримм и орк застыли в неустойчивом положении плечом к плечу: орка вновь поразила неправдоподобная сила его противника - он словно упирается плечом в несокрушимую скалу, а черный клинок в руке его врага без труда удерживает оба его клинка...
   В одной руке! А где вторая?! Только теперь орк почувствовал сильную боль в боку и поспешил разорвать дистанцию.
   Дримм не преследовал орка, вместо этого неторопливо вытащил руку из-за спины, взглянул на клинок и улыбнулся - кончик Крохобора искупался в ярко-красной крови. Такая же неестественно яркая кровь даже не хлестала, а с хорошим напором била из-под кольчуги орка, пусть и тонкой, но сильной струйкой - Крохобор, прорвав кольчугу погрузился в тело не более чем на ладонь, однако почке хватило и самого кончика клинка. Орку осталось не больше минуты и он не мог этого не понимать...
   И все-таки ученик Первого не захотел уходить просто так, смириться и истечь кровью от не опасной с виду раны - он с яростным ревом бросился на убившего его врага, вкладывая в последний в своей жизни рывок всю свою силу, ярость, мастерство, все не прожитые годы и столетия! Орк больше не думал о себе, о своем народе, о том что происходит вокруг, он не экономил силы и не заботился о защите - всем его существом владело желание утянуть своего убийцу за собой!
   Атака с того света не застала Дримма врасплох - фейри постарался войти в вязкий клинч, заблокировать своими клинками клинки врага, не дать ему биться, выиграть время. Фейри нужно было продержаться несколько секунд, потом его умирающий враг начнет слабеть и его напор сойдет на нет. Хороший, разумный план, но Дримм недооценил решимость без пяти минут мертвеца, не ожидал, что ученик знаменитой школы меча насмелится выпустить клинки из рук...!
   Сначала все шло по плану Дримма: он отбил несколько мощных ударов, сошелся с безумно прущим вперед орком грудь в грудь, не давая тому наносить рубящих ударов и действием своих рук страхуясь от колющих - почти борьба, столь нужный фейри пат. Орк должен был либо пересилить его, либо разорвать дистанцию - каждое из действий требовало времени и усилий, каждое играло на руку Дримму. Секунды-секунды - время орка утекало как вода, вернее как кровь из разорванной почки!
   Дримм упустил тот момент, когда орк выпустил рукояти своих клинков из рук, и, перехватив кисти рук самого фейри, попер вперед как кабан, нет, не как кабан, как неостановимый обвал! Фейри не устоял на ногах... Падение, удар! Дримм лежит под орком, орк выкручивает из его рук клинки!
   Тяжелая вязкая борьба. По идее Дримм сильнее орка, много сильней, но в эти последние мгновения своей жизни орк силен, как никогда не был при жизни, на нем словно отблеск-тень ждущего его мира, и сила того мира пробивается в мир живых!
   За секунду до потери клинка Дримм сам отбросил Убийцу, а вот Крохобором орк завладел, вывихнув фейри несколько пальцев! Рукоять живого меча жжет орку ладонь, но перешагнувший границу смертник не обращает внимания на боль! Он желает использовать клинок против его бывшего владельца... но не может - все это время Дримм не только боролся и проигрывал схватку за клинки, но и вертелся под орком как уж, преодолевая сопротивление тяжелого тела. Ноги и руки фейри действуют в унисон, совместно блокируют-держат руку с клинком... Не просто держат - секунда и в подбородок орка упирается стопа правой ноги, а левая тем временем как канатом обвивает руку с мечом! Орк рычит и свободной рукой пытается сбросить захват! Бесполезно - фейри только что закрыл гарт...
   Не согласованный переворот двух тел и хруст ломаемых костей! Дримм сверху, у орка сломаны правая рука и правое плечо, Крохобор на земле. Мгновение и фейри носком ноги отбрасывает меч подальше и тут же коленом бьет орка в лицо...
   Опомнившийся и превозмогший боль орк пытается достать врага левой рукой, не просто рукой, а выхваченным из-за пояса кинжалом. Хорошая попытка, но у орка нет места для размаха - лезвие лишь царапает щит-доспех. Словивший правильное настроение и вошедший во вкус Дримм немедленно берет руку орка в захват и давит, выламывает, использует свое положение сверху... Хруст! Орк кричит - его рука сломана в локте, прорвавшие кожу сустав и кость торчат наружу, хлещет кровь...
   Дримм действует без остановки, как какой-то бездушный механизм - серия быстрых ударов: локтем в висок, костяшками пальцев в кадык, торцом ладони в нос! Орк пытается сопротивляться, но что он может без обеих рук (?), а действовать ногами как враг его никто не учил...
   Фейри оседлал неуклюже ворочавшееся тело и с маху бьет кулаком сверху вниз, еще и еще! Летят выбитые клыки, брызжет кровь, трещат-ломаются лицевые кости! Орк ревет в бессильной ярости, старается сбросить врага с себя, пытается впиться обломками клыков в кулак врага! Окончательно сломанные зубы и клыки крошатся о латную перчатку. Орк ощущает ветерок иного мира, но не сдается до конца...
   Озверевший Дримм тоже ощущает этот ветерок, понимает что победил - фейри победно рычит, задирает голову побежденного врага и впивается ему в горло! Орк под ним кричит, чувствуя как его изломанное тело покидает нечто не менее ценное чем жизнь и душа! Безжалостный фейри не останавливается, как зверь рвет тело под собой, терзает развороченное горло, захлебываясь лакает кровь! Орк уже не сопротивляется и не кричит, он почти мертв и уже не чувствует боли, но ощущает другую боль - он не может себе простить того, что проиграл такой важный бой, самый важный в его жизни бой...
   На то что творится с завистью смотрят Послушный и ''Несущие смерть'', одобрительно смотрят спецназовцы, со смесью отвращения и интереса смотрят игроки. Интерес превалирует над отвращением - ''Кровавое питание'' Главы, вот они и сподобились его увидеть. То еще ''аппетитное'' зрелище, но с другой стороны, по неписанным правилам игроков Дримм был в своем праве, хоть сожри он орка живьем. Закон игроков прост: убивший непись игрок имеет право на все что ''завещал'' ему поверженный враг: на плоть, на кровь, на очки, на имущество, на ВСЕ!
  
  
  Несколько минут спустя.
  
  
   Измызганный в крови фейри отвалился от давно затихшего тела под собой, некоторое время неподвижно лежал рядом с мертвым орком и бессмысленно таращился в ночные небеса. Постепенно в голове улегся кровавый водоворот, проснулись чувства, мысли вытеснили желания жаждущего крови зверя - Дримм пришел в себя. Пришел и огляделся по сторонам: Послушный в двух шагах виляет хвостом, чуть дальше перегородивший улицу Ворошилов, Юла беседует с Дядей, остальные игроки обдирают трупы, спецназовцы и ''Несущие смерть'' на крышах домов охраняют их покой, в окрестностях тихо, но издалека доносится пока отдаленный и в то же время постепенно приближающийся шум битвы.
   Дримм сел, немедленно подбежал Послушный и, прежде чем фейри успел его остановить, облизал ему все лицо. Дримм потрепал пса по голове, а затем опершись о его холку встал. Немедленно к нему устремились Дядя и Юла.
  Ну ты устроил представление, Глава! - не поймешь то ли с осуждением, то ли с восхищением обратилась к нему Юла. - Прям вылитый Володька Дракулака в молодые годы! -
  Не знаком с сим господином, но поверю на слово, - отшутился Дримм, огляделся по сторонам и спросил, примерно предполагая что услышит: - Потери? -
  Эти крепкие ублюдки стоили нам пяти ''Несущих смерть'', семи спецназовцев, целого рейда, моего кроме меня, от рейда Нарамакила остались только рейнджер и маг, почти всех питомцев, включая моих, кончали. -
  Сильны, - Дримм отдал должное умелым врагам и несколько смущенно отвел глаза от орка с развороченным горлом. Как всегда ради успокоения нервов Дримм потрепал Послушного по ушам, пес зажмурился от редкой по нынешним временам ласки (большую часть жизни Послушный проводил в гуманоидной форме).
  Все могло быть хуже, - поспешила поделиться информацией Юла, - сзади к нам подбирался еще один отряд таких же крепышей - если бы их не встретил Дядя, зажали бы нас с двух сторон. -
  У тебя? - мгновенно напрягся Дримм обращаясь к Дяде. Если погиб любой из его молодцев, это обидно, но если погиб Стрига, то...
  Никого, - самодовольно улыбнулся Дядя, - даже раненых нет. Мы сами застали их врасплох и постреляли, прежде чем они мяукнуть успели - махаться как вам не пришлось. -
  Тебе повезло, - позавидовала Юла, - очень ловкие ублюдки. Вон тот с разорванным горлом и вовсе окончил школу Первого - козел как сплюнул завалил трех ''Несущих смерть'', Каскадера (Нарамакила), еще трех наших (игроков) и прикинь даже Дочку завалил! -
  Иди-ты! - список достижений орка произвел сильное впечатление на командира ''Приносящих рассвет''. - Завалить Дочку один на один и не в койку, а в бою это серьезно - крутой товарищ! Был, - отдал орку должное Дядя.
  Еще какой, но наш Глава оказался круче! -
   Фейри улыбнулся на лестные слова, кивком поблагодарил Юлу и направился к Врошилову, Послушный и игроки последовали за ним. Пока Дримм занимался копьем в ноге у маунта с ним связался по ментальной связи Таурохтар, чуть позже доложилась Людмила. Смысл их докладов довольно прост - полная победа: переправа взята и в данный момент наемники и кровавые стражи затапливают город, начинается резня; самая богатая часть города в руках Драконов, сейчас внутри кольца невысоких стен с грифонов высаживается третья волна десанта. Немного подумав Дримм приказал всем небольшим отрядам вроде его идти в контролируемую Драконами часть города, прекратить возить десанты, отозвать из города кровавых стражей и начать подготовку к переносу постоянного лагеря на остров. Сам забрался на исцеленного маунта, с благодарностью принял собранный Юлой хабар с убитого им орка, затем выполнил свой собственный приказ, то есть, споро повел объединенный отряд прочь от уже почти достигшего их шума битвы в сторону захваченных Драконами кварталов.
   Орки не слишком беспокоили отряд по пути, и у фейри появилось время посмотреть как Система игры оценила его победу над столь умелым бойцом как обоерукий орк. За такого бойца ожидаемо дали немало очков, не уровень конечно, но даже для такого как Дримм - неплохо. Помимо очков дали +1 к силе, не очень нужную ему способность берсеркер и увеличение урона дробящим оружием.
   Дримм с удивлением перечитал сообщение и задумался, пытаясь понять, где дробящее оружие, а где убитый им мастер мечей? Непонятка... Про школу Первого в наградах ничего не говорилось, а вот следующее сообщение Дримм читал с непонятным чувством вины:
  
  Вы убили мастера, прошедшего обучение в школе ''Танцующего Со Сталью'':
  Отношение к вам со стороны ''Танцующего Со Сталью''-1 (от максимального значения).
  Уважение к вам со стороны ''Танцующего Со Сталью'' +2.
  Как на мастера школы ''Танцующего Со Сталью'' на вас распространяется штраф за убийство мастера той же школы:
  Отношение к вам со стороны ''Танцующего Со Сталью'' -5.
  Отношение к вам со стороны всех мастеров и учеников школы ''Танцующего Со Сталью'' -5.
  Уважение к вам со стороны ''Танцующего Со Сталью'' -5. Уточнение: вычитание ранее полученного Уважения. Уважение к вам со стороны ''Танцующего Со Сталью''-3.
  
   Очень неприятно, особенно неприятно в свете того, сколько членов клана уже обучалось в школе Первого и сколько Дримм рассчитывал через нее пропихнуть (включая Дочку и Послушного). Оставалось надеяться, что потерянные пункты не приведут к тому, что Дримм и его клан получат от Первого отворот поворот, все-таки -6 пунктов Уважения и -3 пункта Отношения - совсем небольшая часть от того, что Дримм заслужил. Тем не менее настроение фейри упало, и даже третье гораздо более интересное и многообщающее сообщение не смогло его поднять:
  
  Использовано ''Кровавое питание'' - объект герой орков. Очки за убийство утраиваются. Доступно умение ''Свирепость''.
  
   В данный момент у Дримма не было настроения выяснять, что это за ''Свирепость'' и с чем ее едят, а потому он закрыл интерфейс и сосредоточился на дороге сквозь уже обреченный, но не до конца захваченный город. Путь не занял слишком много времени, и вскоре отряд достиг перегородившей улицу стены и небольших ворот. Стену занимали спецназовцы и игроки.
   Для бойцов отряда сражение закончилось, а вот для города и его многочисленного населения все только-только начиналось, впрочем и внутри занятых Драконами районов хватало спрятавшихся по домам орков, только вот воинов среди них уже не было, совсем не было...
  
  
  Там же.
  Спустя полчаса.
  Элеммакил (Улис).
  
  
  Там у одной вашей трупорезки (некромантки) крыша протекла! - пожаловался Элеммакилу один из наемных игроков. С ног до головы забрызганный кровью наемник посмотрел в сторону откуда пришел и передернул плечами. - Сильно протекла - прям топит все вокруг! Вопит про каких-то туземцев, про какую-то Сибирь, про монстров на земле - в общем топит всякую чушь. Вы бы уняли ее, а то своим бредом портит все удовольствие от игры! - возмущенно закончил он. Другие наемники поддержали его слова одобрительным гулом.
  Уймем! - коротко кивнул Элеммакил и повернувшись к подчиненным приказал: - Десяток со мной, остальным выполнять задачу! -
   Вообще-то Элеммакил возглавлял полную тысячу спецназа, плюс доп-силу в пару десятков магов и должен был занять укрепления у переправы - серьезное, не терпящее отлагательства дело. Но и проигнорировать то, что рассказал возмущенный наемник, он просто не мог, а потому тысяча двинулась дальше без него, ну а сам Элеммакил в сопровождении десятка спецназа отправился в указанную наемником сторону. Примерно через пару минут он и сам услышал истеричные женские крики, прислушался, пытаясь их разобрать, нахмурился, с чувством выругался и наддал, спецназовцы молча топали за ним.
   Несколько секунд в предельно спором темпе и Улис с сопровождающими вывалился на не широкую и не особо длинную улочку. Посреди щедро заваленной трупами улочки бесновалась, орала, плакала эльфийка-магичка в бело-красной мантии поверх специального доспеха для магов. К стенам домов жались, пытаясь не попасть ей под руку, несколько игроков клана, они со смесью изумления и даже страха смотрели на разбушевавшуюся девчонку.
  Долбодятлы! Уроды вонючие! Твари! Твари! Кровожадные твари! Когда же вы все нажретесь крови!? Сколько вам надо для счастья!? - орала эльфийка во всю ивановскую, причем не понятно было к кому она обращается, к соратникам по рейду (?), к трупам под ногами (?), к щеголявшим выбитыми дверьми домам (?) или вообще к каким-то невидимым собеседникам (?)- непонятно. - Вы и на Земле собираетесь так жить?! Вырезать народы, племена, города до последнего младенца? Бл...и! Твари! -
   Эльфийка подпрыгнула с яростным криком и начала пинать трупы, потом кинулась к одному из игроков, схватила его за грудки и начала трясти, брызжа ему слюнями в лицо:
  Ты, козел, чмо, ху...ос кровожадный! Собираешься так же вести себя на Земле?! Собираешься?! Собираешься, да?! Собираешься - по глазам вижу! Начнешь с каких-нибудь бурятов, войдешь во вкус и продолжишь резать татар, калмыков, китайцев, потом и до русских дойдешь! А че?! Они ведь тоже какие-то там туземцы, аборигены, мясо! Чем они отличаются от здешних нубов?! Да ничем! Ведь так!? Так!? Так!? Так, сука!? -
  Отлезь, дура бешеная! - не выдержал игрок, сбрасывая руки некромантки. Игрок попытался свалить от психованной куда подальше, но неловко оступился и упал. С ругательствами заворочался среди выпотрошенных женских и детских тел.
   Впрочем потерявшая разум некромантка уже забыла про него, а выла, топча трупы и вертясь на месте, и исступленно повторяла как заклинание:
  Не хочу! Не хочу!!!! Не хочу!!!!!!! -
   Элеммакил не стал долго любоваться на неприглядную картину и слушать истеричные вопли - быстро пересек улицу, грубо развернул ошалевшую девчонку к себе и дал ей хорошенького леща, потом сразу второго, затем встряхнул плачущую и даже не думавшую сопротивляться магичку за плечи так, что у нее замоталась голова.
  Ты что делаешь, дура!!!? - орал на нее Элеммакил отработанным за многие десятилетия голосом, орал прямо в лицо, не давая опомниться и возразить. - Ты что мелешь и где, и перед кем!!!? Распустила сопли!!! Позоришь себя и всех нас, весь клан перед наемниками, перед всем миром!!! Охота дурой себя выставлять, так выставляй на здоровье, но только среди своих и не в бою!!! Быстро подобрала сопли и пришла в себя!!! - последнюю фразу Элеммакил проорал так, что обмякшая в его руках игрунья зажмурила глаза и быстро-быстро замотала головой. По горящим от ударов щекам катились крупные слезы, но девушка уже не билась в истерике и не орала на весь город клановые секреты. - Кто старший рейда!? - рыкнул Элеммакил, обращаясь к притихшим как мышки игрокам.
  Она, Аманиэль, - пискнула девушка-рейнджер, указывая на плачущую некромантку.
  Мать вашу за ногу! - выругался Элеммакил, оглядел сжимавшихся под его взглядом игроков и остановил взгляд на воине-полуорке в красиво посеребренной узорчатой кирасе. - Временно назначаю старшим тебя! Берите ее, - кивок на плачущую навзрыд некромантку, - и как можно быстрее тащите ее в наш сектор, там поите до свинячьего визга и спать кладете! Все ясно!? -
   Кивнул не только назначенный старшим полуорк, но и остальные игроки. К Элеммакилу подбежала рейнджер и приняла у него из рук зареванную магичку. Вскоре рейд, сопровождая свою потерявшую берега старшую, скрылся среди переплетения улиц. Ни одному из членов рейда так и не пришла в голову мысль: а почему они без вопросов подчиняются игроку на 2-3-десятка уровней ниже них?
  Эээ-х! - думал Элеммакил, пытаясь догнать свой отряд. - Давненько я барышень не успокаивал, хотя подишь ты не потерял навык. Было бы время, водка и койка под рукой, я б тебя девуля по-настоящему полечил! Но в общем-то и по мордасам хорошо вышло - способ верный, особенно для нежного полу - почувствуют мужскую руку и сразу успокаиваются. Жаль только на время помогает или жениться. -
   Возглавляемая игроком десятка вынуждена была обойти завал из нескольких разрушенных взрывами зданий, потом спецназовцам пришлось немного пострелять, сгоняя с крыш полдюжины лучников-орков, затем им снова пришлось обходить, но на этот раз не завал, а горящую баррикаду.
  Нужно будет не забыть переговорить насчет барышни с Драконом и Смертью, - думал Элеммакил, почти не глядя на те жуткие вещи, что творили в захваченном городе наемные игроки, воспринимая все это как фон, - пусть подумают, куда ее такую нежную можно пристроить подальше от кровавых дел. Проблемка - вроде уже опытная трупорезка (некромантка) немалого уровня, а истерит как будто впервые мертвое тело увидела. -
   Элеммакил обдумал произошедшее и так, и так и вдруг совершенно внезапно понял, что еще большее удивление вызывает отсутствие других подобных случаев - члены клана демонстрировали просто изумительное душевное здоровье: в клане не только практически отсутствовали всяческие истерики, но и конфликты, борьба за власть, интриги и все то, что всегда сопровождает более-менее большой коллектив - весь его земной опыт говорил, что так не должно было быть, но было.
  Так все-таки одна она такая или не одна? - вернулся к первоочередному Элеммакил, оставив другие мысли на более спокойные времена. - Нужно будет узнать, особенно в среде новичков, а лучше напрячь Альдарона - пускай разведка жует свой хлеб не зря, и голова болит не у меня, а у того, у кого положено. -
   Как это не удивительно, его мысли постоянно съезжали на истеричные высказывания девчонки, вернее на проглядывавшийся за ними смысл. Элеммакил и сам частенько размышлял о том, что будет после того как все они окажутся на Земле. Старый вояка не ожидал каких-то неприятностей от сибирских лесовиков - по его мнению немногочисленные, разрозненные, часто враждебные друг другу примитивные племена не представляли проблем для клана, особенно если у пришельцев сохранится магия и все преимущества эльфийской расы. Ну а ежели они умудрятся такой проблемой стать, то им же хуже - клан разберется с ними в один момент. Про агрессивных, весьма многочисленных и традиционно умелых в бою степных кочевников никак не получалось так сказать. Будь его воля, степной вопрос решили бы в предельно сжатый срок и самым кардинальным образом, лишь бы хватило бойцов. К сожалению не он, вернее не только он решал этот вопрос, а может быть и к счастью, ведь Элеммакил и сам прекрасно понимал очевидную примитивность и однобокость такого подхода. К тому же даже его не склонную к сантиментам и давно окаменевшую душу смущала та кровь, что стояла за кардинальным решением проблемы земных степняков - несмотря на свой статус второшансника, он четко проводил границу между здесь и там. На его взгляд у них имелось всего два пути избежать по-настоящему большой крови: либо плотно взяться за степняков, ломать их об колено, не давать им вздохнуть своей заботой-контролем, на корню давить любое самое мелкое сопротивление, даже намек на сопротивление, даже недовольство, предельно жестоко и бескомпромиссно подменять их веру, обычаи, язык своими - если не отвлекаться, не прерываться и не обращать внимания на жертвы, то можно достигнуть нужного результата в короткий срок - поколение-два-три; либо интегрировать их в себя с помощью культурных и экономических связей, сделать так, чтобы они не мыслили себя вне сферы влияния клана, по крайней мере большая их часть - долгий, очень долгий процесс, с постоянным риском совершить ошибку, одну единственную крупную ошибку, и похерить тем самым все достигнутые результаты.
   Однако прежде чем наводить в степи свои порядки, ее нужно было покорить. Легко сказать покорить пространство от Черного до Японского моря - сотни племен, десятки тысяч родов - непосильная задача! Покорить часть? Но тогда постоянно придется воевать с теми, кого не покорил, а у подчиненных степняков постоянно будет маячить дурной пример перед глазами, альтернатива клану, им будет куда уйти и от кого получить помощь в случае восстания. И еще, степняки - это жупел, тормоз, постоянное давление на оседлые земледельческие государства. Кто знает каких бы вершин достигли Русь, Китай, Персия, Индия, Польша и многие другие, если бы их не беспокоила степь? Например, даже частично избавленная от угрозы набегов Русь смогла бы гораздо плотнее взяться за Сибирь, а тот же Китай - за Дальний Восток, да и за Восточную Сибирь. Не получится ли так, что тем или иным способом разобравшись со степняками, клан сам расчистит путь для гораздо больших угроз? Элеммакил не желал брать такую ответственность на себя, поэтому в своей работе по большей части давал как можно более подробную и точную информацию, расчеты, выкладки, предложения, но почти никогда не предлагал готовых решений - в конце концов для решений есть Дракон (Дримм), есть совет старейшин, есть общее собрание клана (однако потихоньку и не торопясь накапливал материал, выстраивая несколько концептов-рецептов, когда-нибудь, когда будет готов, собираясь представить их на суд клана и Главы).
   Улис бежал по орущему и кровоточащему городу и размышлял о возможных моральных закидонах игроков после переноса, о степняках здесь и на Земле, о клановой армии, о трехсоттысячной орде в нескольких днях пути - много проблем, много вариантов их решений, но так мало верных. Однако нужно было возвращаться в действительность, и он, сделав над собой усилие, отставил проблемы столь отдаленного будущего прочь - сейчас для них не время и не место.
   Элеммакил нагнал свой отряд у самой стены и вновь принял командование. Спустя совсем короткое время тысяча спецназа + приданные тысячи маги-игроки надежно перекрыли путь в город с того берега реки. В минус им была полуразрушенная стена, раздолбанные, выгоревшие башни. В плюс - река в месте переправы вновь стала рекой, а не тем по чему можно было гулять как по булыжной мостовой. Через несколько часов подошло изрядно универсалов и игроков-ремесленников - проломы в стенах начали заделывать, половину ворот закладывать камнем, в двух оставшихся ставить новые створы из подручных материалов, в башнях восстанавливать уничтоженные огнем лестницы и межэтажные перекрытия. Укрепление быстро обретало должный вид...
  
  
  
  
  
   Интерлюдия.
  
  
  
  
  
  200 километров на север от города Ожившей Бабочки, большая поляна в лесу.
  Через сутки после штурма Уугнанглан-рока, 22-й день похода клана Красного Дракона в степь.
  
  
  
   Совсем недавно тихую, ничем не примечательную поляну в самой лесной глуши посещали лишь птицы и звери, ну иногда, раз в сто лет, ее пересекал охотник-Белка, но никогда тихий уютный мирок поляны и ее окрестностей не слышал звука топора, не чуял запаха дыма от разведенного человеческими руками костра. Нынче же все изменилось безвозвратно, и прежде спокойно-благостную поляну невозможно стало узнать... Какая еще тишина?! Возникший на окраине поляны огромный портал исторг из себя десятки, сотни живых существ: игроков, питомцев, спецназовцев и эльфов-стрелков - больше разумных, шумных, галдящих существ чем поляна видела за тысячи лет! От заготовок не случилось особого вреда, почти все из них сразу ушли в лес и оцепили поляну тройным охранным кольцом. Иное дело игроки - те немедленно и очень бойко начали переделывать поляну под себя: распугали всех птиц и мелких животных, постоянно носились туда-сюда через портал, при этом безжалостно вытаптывая траву и цветы, не пощадили даже нежные заросли земляники, гомонили-смеялись на весь лес, уродовали землю лопатами, притащили столы и скамьи, сладили навесы, в конце-концов и вовсе приволокли здоровенный гранитный диск и поставили его на противоположном от портала конце поляны.
   Однако все это оказалось лишь прелюдией - совсем скоро через портал хлынуло еще больше игроков и не простых игроков, а старейшин клана, включая его Главу. Но не старейшины и даже не Глава привлекали к себе всеобщее внимание - совершенно дикий ажиотаж творился вокруг единственного в толпе игроков заготовки. К одетому в плащ поверх доспеха и снаряженному как для похода ''Приносящему рассвет'' относились как к какой-нибудь популярной рок-звезде, только что автографы не просили, хотя может и просили, поди разбери в гомонящей толпе. Сопровождаемый сонмом поклонников заготовка пересек поляну и дошел до края каменного диска-платформы, но на сам диск поднялся только он и всего три игрока, остальные, не исключая Главу, отошли подальше, отправились к столам, оккупировали скамьи или застыли небольшими переговаривающимися группками метрах в 30 от камня.
   Сопровождали заготовку лишь Дядя (его непосредственный командир и владелец), Эленандар и Айнон. Дядя что-то втолковывал своему подопечному, тот кивал на каждое его слово и иногда односложно отвечал. Боровик (Айнон) колдовал и водил вокруг заготовки руками - от его жестов и слов рябил и слегка зеленел воздух. Эленандар как будто говорил сам с собой. Нет, не с собой, а с едва заметным облачком мерцающего воздуха в полутора метрах над платформой. Облачко не только слушало обращенные к нему слова, но и время от времени отвечало голосом Тота. Что-то приближалось, напряжение росло, взгляды всех присутствующих не отрывались от каменного диска и четырех фигур на нем, в голове каждого из них главенствовала единственная общая мысль ''Когда!!!?''...
   Пожалуй в данный момент во всем огромном Серединном мире не нашлось бы более качественно и богато снаряженного заготовки, чем Стрига ''Приносящий рассвет''. Полная цена его многочисленного снаряжения не просто проламывала любые потолки и вылезала за всякие разумные пределы, она достигала просто таки астрономических, немыслимых величин, даже совсем немалая стоимость самого ''Приносящего рассвет'' казалась на этом фоне жалкими, не стоящими упоминания грошами. Впрочем не будем слишком сильно зацикливаться на деньгах - деньги это деньги, сами по себе они не остановят стрелу, ими не вспороть горло, их не съесть, они не излечат кровавую рану, не скроют тебя от враждебного колдовства, так что не надо о них жалеть - золотые кругляши для того и существуют, чтобы обменивать их на то, что необходимо тебе. Клан основательно потряс своей вместительной мошной, не пожалев для путешественника во времени никаких средств - вложился в своего посланца как когда-то вложился в решившего полазить по божественным ушам Главу. Но что значит убийство темного бога по сравнению с предстоящей Стриге задачей - тьфу, ерунда! А потому клан тратился на него без сомнений и сожалений, и это не пустые слова - возьмем, например, доспех: общим принципом похожий на бехтерец доспех защищал не только тулово и пах, но и руки до кистей, и ноги до щиколоток, защищал не хуже чем современный земной штурмовой комплекс, при этом в сравнении с ним весил сущие пустяки - 2 с половиной килограмма - ерунда для тренированного бойца, тем более для бойца-заготовки, тем более для такого как Стрига бойца. Главная причина такой надежности и в то же время легкости это удивительный, во много раз превосходящий титановый сплав материал - мифрил, прочнейший металл Серединного мира. Да, сплошной мифриловый доспех - небывалая редкость, источник зависти любого самого богатого и знатного воина, особенно такой вот обеспечивающий безусловно полную защиту тела комплект, что состоял из двенадцати легко одеваемых и снимаемых элементов, на которые пошло больше трех тысяч пластин разной формы и еще больше колец. Сей удивительный доспех делали великие мастера-гномы, делали конкретно под этого бойца, под фигуру, под технику боя, под любимое оружие, а потому сделанная ими ВЕЩЬ практически не стесняла движений, не мешала, не ограничивала своего хозяина ни в чем, ощущаясь на теле скорее как хорошо подогнанная одежда, а не как искуснейшая и надежнейшая броня из металла. Комплект дополняли специально вытачанные к нему сапоги, специально сделанные под него перчатки, шлем - часть доспешного комплекта. Шлем как и доспех - это настоящее произведение искусства: выполнен точно по голове; щели для глаз столь малы, что в них пройдет не всякая портняжная игла, и в то же время обзор изнутри ничем не затруднен; пластинчатая бармица состоит из таких же мелких пластин, что и основной доспех, крепится к нему специальными застежками и для взгляда со стороны кажется с доспехом единым целым; материал подшлемника из невероятно дорогой ткани, которую делают дроу из нитей пауков (охлаждает в жару, греет в мороз, а по способности гасить удар не имеет аналогов на Земле); разумеется материал шлема - все тот же мифрил. Мифрил пошел и на перчатки: поверх прекрасно выделанной кожи и вовсе микроскопические пластины, никак не ограничивающие подвижность руки - в перчатках можно делать мелкую работу вплоть до шитья. Сапоги - все тот же мифрил: особым образом укреплен на подошве, набит на носках, на пятке, на голенище меньше, но лишь потому, что голенища почти полностью скрыты под защищавшим ноги элементом главного комплекта. Как и все остальное, сапоги идеально подогнаны по ноге. Доспех не блестит - зачернен, а еще имеет множество бафов буквально на все, как на каждый отдельный элемент, так и на весь комплект в целом - сотни сильных бафов от тысячелетиями занимавшихся своим делом магов-артефакторов. Поверх доспеха прочная, хорошо скроенная кожаная накидка, сама по себе защита много от чего: в отличие от доспешного комплекта накидку кроили в мастерских клана, не доверяя заготовкам кроили самые искусные в этом деле ремесленники-игроки, а руны, что покрывали каждый ее сантиметр и снаружи, и изнутри, наносил сам Глава, не просто наносил, а щедро пропитывал своей кровью (потраченной крови хватило бы на изготовление 2-3 ''Несущих смерть''). И наконец, поверх накидки плащ - древняя фейрийская работа: способен отвести взгляд, поменять цвет, отбить запах, любой магический поводок соскользнет с хозяина плаща в один момент. Помимо того плащ неплохо убережет от холода и жары, собьет прицел стрелку и магу, защитит от легких ударов и боевых заклинаний, а еще придаст своему хозяину сил, ловкости, выносливости, скорости бега и много чего еще, что пригодится путешественнику в чужом краю, воину в битве, лазутчику, убийце, вору.
   Все остальное снаряжение ничем не уступает доспешному комплекту, накидке и плащу - удивительные, дорогие, невероятно искусно сделанные вещи, подобранные под ''Приносящего рассвет'' или заказанные у лучших мастеров Серединного мира специально для него. Причем запрашиваемая цена не имела значения - в расчет принималось лишь качество и репутация мастеров. Оружие: меч - изогнутый метровый клинок из все того же мифрила, черного мифрила, что дороже лунного раз этак в пять; лук - складной и полностью металлический, включая тетиву (материал лука - не мифрил, но очень достойная гномья сталь), несмотря на то что это складень, лук мог закинуть стрелу немногим хуже чем полный ростовой, время и ржа не властны над этим оружием, лук можно сложить за пару секунд и собрать за такое же время; ножи ближнего боя - руны, бафы, бонусы, все наивысшего качества какое только может быть, владельцу таких ножей позавидовал бы и игрок за 2 сотни уровней и выше; слишком многочисленное чтобы его перечислять остальное оружие из арсенала ''Приносящих рассвет'' - мифрил, дварфская и гномья сталь, руны, бафы бонусы, все даже в избыточном числе. А вот стрелы и метательные ножи сильно выбивались из общей канвы - совершенно обычное дерево, совершенно обычное хоть и хорошо закаленное железо, безликие ножи, без рун, без знаков, без каких-либо характерных признаков и вообще - ни ножи, ни стрелы совершенно не походили на эльфийскую работу, а скорее напоминали изделия умелых, но не хватавших звезд с неба людей. На этих стрелах и ножах так же есть бонусы, но опять же таки их даже нельзя сравнивать с бонусами на остальном оружии. В чем же причина такой аномалии? Неужели так невероятно потратившийся клан в этом случае впал в необъяснимую мелочность и сэкономил, что называется, на булавках? Нет, причина в другом: и метательные ножи, и пускаемые из лука стрелы можно было потерять в бою (вероятность очень велика), а потому они не должны были навести тех, кто их найдет, на ненужные мысли. Конечно совсем вопросов не избежать, ведь ножи и стрелы не будут похожи на изделия местных мастеров, однако и на их истинное происхождение они не наведут. Но оставим необходимую дешевку и вернемся к остальному снаряжению: мастерские клана также не ударили в грязь лицом - в них сработана не только удивительная рунная накидка, но и удобный вместительный колчан на 500 стрел, и хорошо подогнанная, необычайно сложная сбруя для амулетов, ножей и гранат. Гранаты также производства клана - специальная партия очень надежных, очень компактных по размеру, очень легких по весу гранат, вдобавок с дьявольски мощной начинкой внутри. И ведь вышеперечисленное это только то, что Стрига несет на себе - в глубине магической сумки есть еще много-много другого оружия как на замену, так и под специфические задачи, качество этого оружия немногим хуже чем основной носимый комплект (безликих стрел и безликих ножей также навалом, трать - не хочу).
   Вместительная магическая сумка хранит в своем нутре не только запасное и дополнительное оружие, но и много чего еще, по сути оружие и запас стрел занимают меньше одной десятой объема сумки, а ведь сумка забита до конца, на все входящие в нее 8 тонн. Чего только нет в этой удивительной сумке! Тому, кто решит проинспектировать ее нутро, легко может показаться, что в ней можно найти все, буквально все, все что пожелает душа, все что может понадобится для жизни в диких краях и для осуществления просто таки гигантского круга задач. Запасные амулеты, инструменты для самых разных видов работ, готовая одежда и обувь на любой сезон и занятие, многих видов ткань в таком количестве, что можно открывать ателье, продовольствие, утварь для готовки и для жизни, книги на целую библиотеку, зелья на все случаи, лечебные травы, мази, хирургические инструменты, инструменты для занятия магией, алхимические и зажигательные составы, гранаты и взрывчатка, охотничьи и рыбацкие принадлежности - вот краткий и неполный перечень того, что скрывало в себе нутро забитой до предела сумки. Помимо магической на Стригу навьючена еще одна сумка, не магическая, а вполне обычная. Внутри второй сумки невероятно ущербный запас вещей (ущербный по сравнению с первой) - сумка нужна как страховка, если магическая безразмерная сумка не сможет работать на Земле - в этом случае ''Приносящему рассвет'' придется тяжело, но благодаря второй сумке он не окажется совсем без ничего.
   Отдельная тема амулеты, как те что сейчас надеты на Стриге, так и запасные внутри сумки. Сотни амулетов от дорогих и очень дорогих до... амулетов эпического класса, ради которых иные игроки рвали себе жопу, выполняя невыполнимые задания, начинались клановые войны, бойцы одного рейда предавали друг друга и били в спину соратникам. Да, клан не пожалел для Стриги таких амулетов, хотя основная масса амулетов все же обычные, дорогие да, но обычные, из тех что мог позволить себе богатый и удачливый игрок. А вот компоновка амулетов изрядно удивила бы того, кто не был в курсе куда отправляется ''Приносящий рассвет'': почти нет амулетов от магических атак и ментального воздействия (есть только как дополнительные функции), нет амулетов, что помогают или защищают в бою с нежитью, выходцами планов Хаоса и Инферно, со стихийными духами, творениями магии Природы, созданиями Смерти (тоже только как дополнительные функции к основным), зато явный переизбыток от физических атак - с таким количеством столь дорогих амулетов Стрига и без всяких доспехов был более чем надежно защищен от стрел, копий, клинков, от камней из пращ, от арбалетных болтов, от любого хоть колющего, хоть дробящего оружия, от клыков и когтей, от огня, от ядов и усыпляющих составов, от ударов голыми руками и ногами, а еще благодаря все тем же амулетам, он был невероятно быстр, силен и вынослив. Сказочно быстр, силен и вынослив!
   Те, кто готовил Стригу к его долгому и полному опасностей путешествию, постарались предусмотреть все, и надо сказать старались они на совесть. Однако как у них получилось, мог оценить лишь самый строгий и беспристрастный ревизор - сама жизнь...
  Ну чем ты недоволен, чего корчишься, как будто полные щеки горчицы набрал? - спросил у адмирала Морнэмир.
   Дримм прислушался к разговору у себя за спиной, одновременно не отрывая глаз от того что творилось на диске: Айнон по прежнему бафил и окончательно проверял Стригу, Стрига выслушивал последние наставления Дяди, Эленандар говорил с проекцией Тота, сам Тот находился на своем рабочем месте в ''Основе'', ждал сигнала, чтобы запустить процесс и изъять заготовку из этого мира.
  Зачем столько жратвы напихали? - между тем озвучивал свою претензию Халлон. - Я понимаю соль, сахар, специи, сухпай и сухофрукты, но зачем столько готовых блюд, сладостей, фруктов, одной копченой медвежьей колбасы на целую роту на год! Зачем? Неужели думаете, он себе не добудет жрачки? Эльф в лесу, да еще с таким арсеналом?! -
  Ах вот ты о чем, - коротко хохотнул Морнэмир. - За фрукты, сладости, готовые блюда можешь наших девок благодарить. Сердобольные больно, особенно Иримэ, уж она расстаралась так расстаралась - три дня готовила без продыху. Наготовила такой вкусноты, что АХ, как вспомню запахи, прямо слюнки текут! Я так лично не вижу тут особой беды - пусть побалуется вкусненьким и сладеньким, не так много радостей его в жизни ждет. Колбасы от души напихал сам Дядя - это Стригино любимое лакомство, самому такой в походных условиях не сделать. Что касается фруктов, то сам подумай, где он их там в тайге найдет? -
  Ну ладно, насчет фруктов может и правда хорошо, - частично признал правоту собеседника адмирал, - но насчет всего остального не согласен - лучше бы вместо всей этой жратвы напихать побольше инструментов, зелий, гранат, стрел. -
  Куда уж больше!? - удивился, даже немного возмутился Морнэмир. - Насчет инструментов: я сам подбирал ему набор, а потому уверен на все 100, что ему их хватит на весь период в 200 лет. Да блин! Ему их хватит на 3-4 таких периода! Это при том, что он будет их ломать-терять, неаккуратно пользоваться, не ухаживать, если нет - то на гораздо больший срок! Про гранаты и стрелы ты и сам понимаешь, что дурь морозишь: зачем ему больше гранат и стрел - вести войну? По идее, если все пойдет как надо, то ему и стрел в колчане хватит за глаза, а гранаты вообще не понадобятся. -
  Не понадобятся, как же, - хмыкнул Халлон, - за 200 лет чего только не случится! -
  Вот на этот случай или случаи у него 3 с лишним сотни гранат, плюс 20 литров огнесмеси, фляги с ядами и кислотой, 50 килограмм пороха и 30 килограмм более мощной взрывчатки для самоделок - хватит за глаза! И вообще, чья бы корова мычала, а твоя бы молчала, - перешел в наступление Морнэмир, - кто напихал ему бесполезных амулетов, треть из которых вообще ни к чему не применить? -
  Ничего они не бесполезные, - окрысился Халлон, - благодаря этим ''бесполезным'', он сможет замерить уровень маны, скорость ее восстановления и сколько ее уходит на заклинания, + у него в сумке есть амулеты почти всех школ (магии) Серединного мира, кроме расовых. Скажешь нам не пригодится знание о том, как ведет себя каждая конкретная школа на Земле? -
  Не скажу - полезное дело, - не стал спорить с очевидным Морнэмир. - Ты вот ругаешься насчет зелий, а мы ведь сделали почти как ты, даже лучше: Стрига сумеет повторить несколько десятков простеньких рецептов - посмотрим как алхимические рецепты чувствуют себя на Земле. Заодно у него есть приказ попробовать повторить те же рецепты из ингредиентов, собранных на Земле, попробовать мешать здешние и земные ингредиенты в разных пропорциях. -
  Как бы не потравился? - обеспокоился за Стригу Халлон.
  Да вроде не должен - ''Приносящих рассвет'' хрен отравишь - жутко живучие ребята. -
   Интересный разговор пришлось прекратить - всеобщее внимание привлек соскочивший с диска и направившийся к Главе Айнон.
  Ну? - вопросительно уставился на друида Дримм, да и не только Дримм (все присутствующие на поляне эльфы навострили свои длинные уши, не такие чуткие орки начали подтягиваться поближе).
  Все нормально, - немного устало улыбнулся Боровик, - здоровье идеальное, любые космонавты по сравнению с ним - больные по жизни хроники-задохлики. Я до упора закачал его бафами на выносливость и регенерацию - ему сейчас башку отрежь, не умрет, а приставь обратно, как миленькая прирастет, спать-отдыхать-жрать неделю не нужно, минимум неделю. -
  Хорошо, - поблагодарил друида Дримм и задумался, что бы еще у него спросить. Так и не надумал - вслед за Айноном платформу покинул закончивший свои дела Эленандар, облачко-проекция растворилась без следа.
  Все готово, - энергичным шагом подошедший ученый был собран и деловит, а еще он изо всех сил пытался скрыть внутреннее волнение. - Юрий (Тот) готов к изъятию матрицы, сигнал - мой выход из игры. -
  По заброске все в силе? - Дримм получше ученого умел скрывать свои чувства, однако волновался не меньше, скорее даже больше него. Оно и не удивительно, ведь такое на кону...!
  Да. Как только Юра получит матрицу, он сразу привезет ее ко мне, и мы проведем эксперимент - 3-4 часа, если в пробку не попадет. -
   Дримм попросил его пока не выходить, а сам свистнул, привлекая внимание Дяди. Привлек и жестом попросил его завязывать с прощанием. Дядя, и тоже жестом, подтвердил что понял, торопливо похлопал Стригу по спине, что-то ему сказал, выслушал ответ, одобрительно кивнул, еще раз хлопнул его по плечу и поспешно покинул платформу. За его спиной Стрига надел шлем, аккуратно, не торопясь застегнул застежки бармицы, поудобней передвинул ремни сумок, проверил, как выходит из ножен меч. Каждое из его действий вызывало неподдельный интерес всех собравшихся на поляне игроков, каждое движение, жест порождали шепотки и комментарии.
  Ну что ж, удачи всем нам, в особенности вам! - Глава клана протянул руку ученому.
   Эленандар крепко пожал протянутую руку, в последний раз глянул в сторону камня-платформы и вышел в реал. На поляну опустилась просто таки звенящая тишина. На Стриге скрестились десятки тяжелых почти материальных взглядов.
   Прошла минута, вторая и пятая - доспешная фигура в плаще и с двумя сумками на боку даже не думала исчезать. Среди игроков началось волнение, все чаще их взгляды обращаются в сторону невозмутимого Главы.
   Десятая, двенадцатая, пятнадцатая минута - волнение все больше, волнуется и Дримм. Волнуется, но не показывает вида, сохраняет каменное, уверенное выражение лица и не спешит совершать торопливых, необдуманных поступков.
   Семнадцатая, девятнадцатая, двадцать первая минута - Дядя и Морнэмир ругаются в голос, ругаются так, что могут свернуться в трубочку не только уши юных дам, но и побитых жизнью пожилых мужиков; Халлон, Айнон сохраняют спокойствие; остальные громко спорят о том, что могло произойти. О том же думает и Дримм, а еще ему в голову нет-нет да и приходит мысль, что все это мистификация. Дурацкая мысль, хотя бы потому что благодаря Дочке фейри давно и насколько возможно качественно покопался в голове и у Тота, и у Эленандара и знал, что они ему не врут. А еще дачу, где находилась машина времени, посещали Куэ, Ниэллон, Альдарон, Исилиэль - масса народа, и все они видели принесенные из вирт-мира артефакты, но тем не менее подлая, приставучая мысль не желает уходить и крутит, и крутит в голове, выворачивая разум наизнанку, заставляя покрываться холодным потом и сомневаться в самом себе.
   Двадцать вторая, двадцать третья минуты - без всяких хлопков, вспышек и других внешних эффектов растворяется в воздухе камень с заготовкой на нем, на их месте примятая трава и едва заметный сиреневый дымок. Облегченно вздыхает Дримм, в его животе начинает развязываться тугой, болезненный клубок, по плечу Главу восторженно бьет Халон, еще сильнее матерится Морнэмир, но совсем другими словами чем минуту назад. Уже не гневно, а восторженно гудит поляна, игроки радостно вопят, поздравляют друг друга, льется вино, все поднимают кубки за здоровье и успех того, кто торит тропы времени для них, поднимают кубки и за тех, кто эти тропы проложил, поднимают кубки за Главу, за старейшин, за ожидающую клан великую судьбу!
  
  
  
  Земля, Среднесибирское плоскогорье.
  Январь 1801 года.
  Стрига (путешественник во времени).
  
  
  
   Первым и самым сильным впечатлением от нового мира стал свет, режущий глаза как пилой белый свет, а еще холод, ломота в костях, головная боль, то, как никогда не подводившее сердце споткнулось в груди, но свет затмевал все - ''Приносящий рассвет'' натурально ослеп! Да еще взбрыкнувшая словно живое существо каменная платформа от души врезала ему по стопам! В общем Стрига одномоментно испытал целую палитру неприятных ощущений - ослеп, замерз, не смог вдохнуть обжигающий нутро и горло дико холодный воздух, заимел головную боль, боль в костях и вдобавок крепко получил! Не удивительно, что заготовка не удержался на ногах, точнее рухнул на камень как срезанный серпом колос пшеницы, упал, свернулся клубком и затих.
   На короткое мгновение могло показаться, что этот мир прикончил пришельца извне, одолел его практически без борьбы... Однако секунда, вторая и тот зашевелился! Жутко закашлялся, но вдохнул и задышал! В его руках появился играющий разноцветными рунами черный изогнутый клинок, да и лежит он не так как лежал буквально мгновение назад, он лежит как готовый встретить врага воин - подходи кто желает испробовать крепость рунного меча! Холод, ломота в костях, боль в голове, расшалившееся сердце, невозможность вздохнуть, едва не сломавший кости удар. Ерунда! Разве могли такие мелочи остановить, тем более убить ''Приносящего рассвет'', обладателя удивительного доспеха, изумительной накидки, великолепного плаща и десятков амулетов, того, кого до бровей накачал своей силой Великий друид одного из сильнейших кланов Серединного мира! Специальный амулет оградил Стригу от вынимающего душу мороза и позволил ему нормально дышать. Сила Природы от Айнона быстрее чем естественная эльфийская регенерация ''Приносящего рассвет'' прогнала ломоту и боль, излечила повреждения в ногах еще прежде чем начали образовываться синяки. Что касается взбунтовавшегося сердца, то оно не осмелилось больше шалить и забилось в своем обычном бодром ритме, ну быть может лишь чуть-чуть пошустрей. Вот с глазами было сложнее и немножко дольше, но именно что немножко - не больше десяти секунд и прозревший Стрига смог окинуть внимательным взором столь неласково встретивший его мир...
   Вокруг камня, на котором по прежнему лежал не спешивший вскакивать на ноги боец, простиралась густо утыканная деревьями равнина или очень редкий лес - в общем-то привычная для Стриги картина, ведь дома именно такая местность тянулось от степи до южной границы клановых земель. Впрочем были и отличия и немало, главное из них - снег: густой белый пух покрывал-укутывал все вокруг, землю, деревья, кусты под ними, разбросанные тут и там скалы. Некоторые деревья так же приковывали к себе взгляд - непривычной формы и с иголками вместо листвы, другие почти такие же как дома, по крайней мере с нормальными, хоть и редкими листьями вместо непривычных игл. Далеко на севере виднелся протянувшийся от горизонта до горизонта кряж, у подножья кряжа не мене вольготно расположился лес, не такой как здесь, а настолько густой, что отсюда он казался подобием гигантской крепостной стены.
   Наконец-то Стрига решился привстать, ни в коем случае не встать в полный рост, а подобрав под себя ноги полуприсесть. Плавное движение и вот он уже не лежит, а вновь внимательно созерцает равнину, только теперь с почти метровой высоты. Глаза прирожденного лучника-эльфа те еще бинокли - ничто на равнине не может скрыться от пары этих зорких глаз. Но ни на одно только зрение ориентируется ''Приносящий рассвет'' - в его распоряжении изумительный слух и отличное обоняние, ему неудобно использовать эти чувства, не снимая шлем, однако он терпит неудобства - речь о том, чтобы оставить голову без защиты, даже не стоит. Еще есть магия, но ее время пока не пришло - оно придет, обязательно придет, но потом, когда исчерпают свои возможности 3 основных чувства (осязание и вкус не очень пригодились в данной ситуации).
   Похожие на крупных красных воробьев птицы на ветвях ближайших деревьев, другие не такие яркие, но более крупные птицы серо-белой расцветки, грызуны в снегу, сливающаяся с фоном странного вида белая лиса, что подкрадывается к одному из мест, где слышится возня грызунов, небольшое стадо необычно мелких и непривычно длинношерстных оленей в трех километрах на юг, стая волков, что неторопливо трусит по своим делам в пяти километрах на юго-восток - удивительно развитые зрение, обоняние и слух сообщали Стриге массу полезной информации, кой-чего не сообщали, но этому он был даже рад. Глаза не видели ни всадников, ни пеших, ни поднимавшихся к небу дымов, нос не обонял запаха костров и железа, резкого запаха лошадей или подобравшихся близко хищников, уши не слышали звука шагов, голосов, ржания, звяканья металла о камень.
   Пару минут Стрига так и сидел: нюхал, слушал, вертел головой по сторонам, пытался почувствовать этот мир, ждал нападения, ну и окончательно приходил в себя. Как только пришел и убедился в отсутствии непосредственной опасности, начал действовать: опустился ниже к платформе, положил меч рядом с собой, плавно, но быстро пробежался руками по себе, по рукоятям ножей, по ребристым шарикам гранат, по чехлам с зельями, по многочисленным амулетам на сбруе и поясе. Некоторые амулеты активировал словом и прикосновением, в случае других убедился, что те работают (работали - даже сквозь кожу на внутренней стороне перчатки ощущались характерная дрожь и теплота). Потом таким же плавным движением достал из-за спины смертехран с луком внутри. Вновь на пару секунд застыл, прислушиваясь к окружающему миру - обонянием ощутил нового гостя, какого-то крупного хищника в пяти-шести километрах от себя, распознал его кошачью природу и запах голода. Тем не менее голодный хищник был еще далеко, и Стрига вернулся к своим делам: распечатал и проверил колчан со стрелами, открыл смертехран и достал сложенный лук, разложил, натянул тетиву, щелкнул по тетиве, одобрительно кивнул, услышав нужный звон и, не убирая лук в смертехран, положил его с другой стороны от себя. Проверил сумки: сначала большую магическую, потом малую обычную (внешне все выглядело ровно наоборот - по размеру обычная была в три раза больше магической). Убедившись что с сумками все в порядке, вновь замер, сосредоточив чувства на коте и волках: кот продолжал приближаться к нему, но все еще был далеко; волки пересекли след оленьего стада, чуть замешкались... и продолжили бежать по своим делам - стая из восьми волков не была голодна как кот, их густая шерсть все еще пахла кровью прошлой добычи. Стрига почти успокоился насчет волков, а вот кота по прежнему держал на жестком контроле. Не то чтобы ''Приносящий рассвет'' так уж опасался обычного хищника, но и не сбрасывал его со счетов.
   Вот теперь пришло время магии: Стрига достал из подсумка на поясе специальный амулет, сжал его в ладони, начал произносить слова заклинания. Амулет привычно толкнулся в руке и потеплел, а вот заложенное в него заклинание обнаружения потребовало неожиданно много сил. Но не беда - сначала сработал один амулет, потом второй, третий и четвертый - сила амулетов с лихвой покрыла наметившийся дефицит, заодно пополнила пустевший ранее резерв. Даже без дарованной амулетами маны прожорливое заклинание не имело шансов исчерпать заготовку до дна, но и вот так, с бухты-барахты, остаться почти без половины резерва ему не улыбалось - амулеты позволили этого избежать. Стрига щедро зачерпнул заемной силы амулетов и бухнул ее в заклинание - благодаря этому обнаружение получилось сильней чем обычно + специальный бонус амулета в три раза увеличил и без того не маленький радиус заклинания.
   Километр! Стрига ощутил все, ВСЕ, в километровом круге вокруг себя! Спящих жучков в земле, возившихся в снегу грызунов, выслеживающую их лису, птиц, букашек в коре деревьев, ранее не замеченную белку в ветвях - он ощутил их желания, чувства и примитивные мысли (у кого были)!
   Десять километров! Стрига уже с трудом ощущает эмоции зверей и почти не может читать их мысли. Но ему и нет нужды их читать - главное он точно знает, где находятся и куда направляются все живые существа в радиусе 10 километров вокруг него. Зрение, обоняние и слух его не подвели - в указанном радиусе нет разумных существ.
   Тридцать километров! По прежнему нет разумных существ, но обнаружилась еще одна более крупная стая волков, и вообще, внешне не особо пригодная для жизни, засыпанная снегом лесистая равнина буквально кипит жизнью, и плевать этой деловитой, суетливой жизни на звенящий мороз. Стрига бросил взгляд на почти скрывшихся из вида оленей и подумал, что от голода он тут точно не умрет.
   Пятьдесят километров - предел! Стрига с трудом опознает попавших в радиус заклинания существ, о чтении мыслей и речи нет, в лучшем случае с трудом различимые эмоции, да и то не всегда. Однако ''Приносящий рассвет'' все же сумел распознать первую настоящую угрозу - разумное существо. На самой границе обнаружения, в 48-49 километрах на юг бредет человек. Умений Стриги хватило, чтобы понять что человеку примерно 50 лет, возможно несколько больше, меньше вряд ли, по крайней мере вероятность такого мала. Судя по эмоциям человек устал и ищет место для привала. Насколько Стрига знал, 50 лет для здешних людей - начало старости, а значит человек почти старик, усталый, голодный, желающий поспать старик, а значит опасность от него не велика. С другой стороны, господин (Дядя) часто ему говорил: ''разумная тварь всегда опасней неразумной'' - Стрига хорошо запомнил эти слова. К тому же почти-старик не один, его сопровождают два кобеля - молодые, резвые и довольно умные псы, преданные своему хозяину всей своей собачьей душой. Заготовка высоко оценил псов - пусть им ни в чем не сравниться с баги, но местных довольно туповатых волков они превосходили во всем кроме размера. Вывод - человек опасен, хорошо что он удаляется, а не идет к нему.
   Совсем скоро старик и его псы покинули пределы действия обнаружения, вышли примерно за пять секунд до того, как заклинание перестало действовать. Стрига еще пару минут посидел на камне, закрыв глаза: настраивал себя, переваривал информацию, выстраивал в голове картинку местности, решал, как ему поступить сейчас и что делать потом. Затем, не открывая глаз, сунул лук в смертехран, а меч в ножны, одним плавным движением встал и только тогда открыл глаза. Огляделся по сторонам, посмотрел на тяжело пробиравшегося сквозь снег большого кота, что как мог спешил к камню, на котором он стоял, улыбнулся и направился в сторону кряжа и сплошной стены деревьев. У самого края камня заколебался, словно боялся покинуть кусочек родного мира и ступить на снега чужого. Возможно Стрига и вправду страшился сделать этот шаг, но как бы то ни было он сумел преодолеть себя и не просто сделал шаг, а прыгнул вперед что было сил! И тут же побежал, буквально полетел по снежной тундре, не оставляя за собой следов, не проваливаясь в сугробы в рост человека, не скрипя снегом, и вообще почти прозрачную фигуру очень сложно было разглядеть даже метров с десяти! Горестно взвыл обманутый в своих ожиданиях кот и попытался кинуться в погоню за ускользавшей добычей! Не сумел - через несколько прыжков не успевший и мявкнуть кошак провалился в глубокий сугроб! Выбрался конечно, но к тому времени добычи и след простыл. Разочарованному ''котику с грустными глазами'' пришлось мышковать грызунов под снегом - не разжиреешь, но хоть какая-то еда.
   Через час стремительного бега ''Приносящий рассвет'' достиг густой и бесконечной чащобы и растворился в ней как иголка в хвойном лесу...
  
  
  
  
  
   Глава 14
  
  
  
  
  
  Уугнанглан-рок.
  27-й день похода клана Красного Дракона в степь. Утро.
  
  
  
   В связи с отсутствием сгоревшего моста, посольство орков пришлось перевозить на корабле. Дело в общем-то не хитрое... если бы такой корабль у клана был, а его не было - Драконы зевнули в этом моменте и не имели на своем балансе самого паршивого речного корыта. Вот тут-то и пригодился единственный случайно оказавшийся в гавани острова корабль: Драконы оперативно взяли его в аренду у владевших им наемников, посадили на него команду из прошедших флот спецназовцев и игроков и отправили за посольством. Разумеется кораблем командовал Халлон... Ну а кто?! Нет, желающих покомандовать из бывших и нынешних флотских нашлось бы немало, но никто из них не решился перейти дорогу скучающему по морю адмиралу. В общем небольшой пузатенький кораблик под флагом Драконов бодро обогнул остров и пристал к удобному месту на правом берегу реки, туда где его дожидалось посольство от 300-тысячной орды. Той самой орды, что не далее как вчера расположилась в десяти километрах от реки и, окончательно оттеснив-уничтожив еще пытавшиеся сопротивляться отряды наемных игроков, взяла переправу под контроль. Крупные разъезды орков контролировали не только переправу, но и берег как минимум на 50 километров как вниз, так и вверх по реке. Все попытки рейдов и мелких отрядов наемников высадиться на контролируемом ордой берегу заканчивались одним и тем же - на них налетали 2-3 тысячи хорошо прикрытых магией конных орков и рубили в винегрет. Та же судьба ожидала тех хитрецов, что высадились за пределами контролируемой орками зоны, и пытались подобраться к орде с другой стороны - орки изумительно плотно контролировали степь и в 100 случаях из 100 вычисляли незваных гостей еще на дальних подступах (могло создаться впечатление, что на стороне орков действовал аналог драконьих летунов). Хотя если уж совсем честно, то таких хитрецов и упрямцев осталось не много - за несколько дней тяжелых боев орда научила себя уважать даже привыкших к победам наемников.
   Итак посольство: главный посол - высокий роскошно одетый орк с гордым, скорее даже надменным лицом, с ним приличествующая послу свита, помимо главного посла есть еще два и каждый со своей отдельной свитой, под своим бунчуком. Почему три посла? На этот вопрос ответить довольно легко - орда не едина, в ней воины трех племенных союзов и от каждого союза свой посол. Посольство, примерно полсотни представителей кочевой знати и шаманов, охраняет тысяча тяжелодоспешных орков на крупных конях, кроме того есть еще две сотни ррыргха на уже знакомых Драконам черных варгах. Однако лучше любых варгов и доспешных всадников послов охраняет знак мирных переговоров - поднятая зеленая ветвь. Этот знак уважают по всему Серединному миру, уважают самые примитивные дикари и самые жестокие налетчики любых рас, уважают этот знак и Драконы. А потому посольство в безопасности пока послы ведут себя как послы, а иначе....! Впрочем пока ведут, пока....
   Орки посольства с подозрением смотрели на корабль, что двигался по воде без весел и парусов (водный элементаль под днищем), не меньшее подозрение у них вызвали и так называемые ''моряки'' (спецназовцы и игроки), но все же они сошли с коней и поднялись по сходням на палубу. Еще одна удивительная для орков вещь: от них не потребовали оставить оружие на берегу, не обыскали традиционные посольские дары. Хотя с другой стороны, орки отступили от степного этикета и сами облегчили жизнь своим врагам - подарков послы не везли, только гневные слова, ну а несколько десятков мечей в руках бездоспешных бойцов - невеликая угроза для набитого воинами и магами города. Халлон вежливо поприветствовал главного посла, удостоился от него нескольких процеженных сквозь губу слов, и корабль отошел от берега, развернулся и все так же, не используя ветер или силу гребцов, двинул в обратном направлении вокруг острова. Путь не занял много времени, и вскоре сходни стукнулись о недавно поставленный причал (старый сожгли наемники во время штурма, вернее сильно после штурма, зачем сожгли и сами не могли сказать - сожгли и все. ''Дебилы!'' - как емко выразился вынужденный делать новый причал Морнэмир).
   Надо сказать посольских орков несколько напрягла кучковавшаяся поблизости от причалов краснокожая и черноглазая нежить, а так же исполнявшие обязанности портовых грузчиков зомби, но Халлон сумел успокоить послов, да и нежить вела себя вполне адекватно, так что сопровождаемые сильным эскортом послы отправились к внутреннему городу, где квартировались клановые войска. На эскорт Драконы и вправду не поскупились (4 сотни спецназа, 2 сотни клановых игроков), но опять же таки не потому что так уж уважали или боялись орков, или хотели оказать им честь, просто подстраховались на случай эксцессов, ведь по городу шлялись тысячи наемных игроков и совершенно непонятно, когда и что щелкнет в их пресыщенных кровью мозгах. Нет, могло и не щелкнуть, но если все-таки щелкнет и какой-нибудь идиот убьет или даже ранит кого-нибудь из посольства, то прощай репутация Драконов, причем не только в степи, но по всему континенту, по всему Серединному миру. Дримма и остальных Драконов не прельщало такое ''счастье'', а потому посольство окружала плотная коробочка из спецназовцев и игроков, а на крышах многих домов по маршруту следования посольства стояли все те же спецназовцы с луками в руках и стрелами на тетивах. Пригодилось - несколько раз на пути посольства встречались способные наделать глупостей пьяные или сильно злые на орков наемники, но широкие плечи многочисленных спецназовцев прикрыли от их взглядов послов, а клановые игроки, чередуя слова и кулаки, убедили алкашей и баламутов убраться с пути. Так что если что послам и угрожало, то это выкрикнутые в запале слова, обидные слова, очень обидные слова на разных языках Серединного мира и Земли, но всего лишь слова.
   Само путешествие по улицам города произвело на орков крайне гнетущее впечатление: одно дело слышать от Вишен о зверствах чужаков, другое дело видеть мертвый, ПОЛНОСТЬЮ ОЧИЩЕННЫЙ от жителей оркский город - ни одного трупа, раба или выглядывающих из-за дверей и окон полных надежды или обвиняющих глаз - пустота, засохшая кровь, следы давно отгремевшей битвы и тишина пустынных улиц и домов. Нет, где-то далеко кричали, праздновали и хохотали, но все эти шумы не могли заполнить кладбищенской тишины огромного склепа, в который превратился совсем недавно цветущий город. Особенно тяжело приходилось нескольким Вишням в составе посольства, даже остальным оркам становилось жутковато, когда они смотрели в их одновременно мертвые и огненные глаза, а спецназовцы эскорта и вовсе ежились, ощущая лопатками их острые как клинки взгляды.
   Наконец-то тягостное испытание-путешествие подошло к концу, и посольство миновало ворота в невысокой стене. Одно испытание сменило другое - теперь орков со всех сторон окружала жизнь: страшно гомонил никогда не утихающий рынок, что занял целый район; всюду сновали заготовки, игроки, фейри, зомби, петы и маунты; стучали молотки в походных мастерских; работали наспех открытые развлекательные заведения; где-то за домами и вовсе слышался просто дикий рев (на месте небольшой площади организовали футбольное поле и сейчас там как раз проходил футбольный матч). После невыносимой тишины такое изобилие жизни, буйной и шумной жизни, вызывало невольный шок. Однако надо отдать должное послам - они держали себя и и не явили перед врагами слабости, лишь Вишни еще сильнее почернели глазами и лицом - жестокие чужаки жировали на руинах их дома, на костях их родных, такое невозможно было простить.
   Дримм принял послов в самом сердце покоренного города, в самом большом его строении, там где раньше заседал совет вождей и шаманов Союза племен Вишни, в почетном открываемом лишь по великим праздникам центральном зале, принял, восседая на месте, где по обычаю должен был сидеть Великий вождь союза, на троне из огромных рогов древних, уже несколько тысяч лет не встречавшихся в степи быков, стену за ним эффектно драпировало знамя с красным драконом на фоне золотого солнца. Тем самым фейри бросал вызов всем степным союзам, всем степным богам и духам, всем племенам, родам, всем оркам, всей степи - бросал и улыбался задохнувшимся от возмущения послам в лицо! На подлокотнике рогатого трона сидела Дочка и легкомысленно болтала в воздухе ногой, с другой стороны стоял Послушный. Предназначенные для великих шаманов места занимали Людмила, Халлон, Туллиндэ, Айнон и Исилиэль с Шутником, на местах, где располагались другие участники совета, с комфортом расселись старейшины клана, не просто расселись, но ели и пили принесенные с собой угощения - еще одно ужасающее попрание традиций, еще один вызов.
   На несколько мгновений орки застыли в ошарашенном молчании, не зная что им предпринять, возможно броситься на святотатцев и умереть, с честью забрав сколько возможно с собой, возможно просто повернуться и уйти, чтобы не иметь дел с осквернителями святынь - сложный выбор. Затем главный посол преодолел сиюминутные желания, смирил свою ярость до поры (вернее загнал ее внутрь себя) и, просверлив в каждом из игроков дырку взглядом, сделал несколько шагов к трону, на котором развалился Глава, а затем зарычал на весь зал, будто командовал воинами в бою:
  Ты, фейри! Как ты смеешь сидеть на троне Великих вождей?! Ты не орк, ты чужак, в тебе нет ни капли нашей крови! Ты осквернил этот священный зал, священный трон! Ты заплатишь своей кровью! Тебе не спрятаться от возмездия ни в лесах, ни в горах, ни в болотах, ни в городах! Предрекаю тебе такую судьбу как посол Великого Союза Черных Камней! -
  Ты слишком дерзок посол - ходишь по краю, - в отличие от орка Дримм не повышал голоса, не сверкал глазами, не сжимал в ярости кулаки, а улыбался доброжелательной, расслабленной улыбкой. - Но я отвечу тебе. Я смею сидеть на этом троне по праву победителя - пусть тот, кто захочет меня с него согнать, приходит и сгоняет. Я отвергаю твои слова, посол, и не собираюсь бежать и прятаться ни в лесах, ни в горах, ни в болотах, ни в городах - так можешь и передать всем заинтересованным сторонам. И еще, мой совет лично тебе, посол: не разбрасывайся пророчествами. -
  Не пророчество, а твоя судьба! - сверкнул глазами посол, потом обвел рукой притихший, но продолжавший жевать зал: - Ваша общая судьба! Вы пришли в священную степь с оружием в руках, пришли не как гости или купцы, пришли как враги, как подлые убийцы! Вы жгли, убивали, угоняли лошадей, опоганили наши священные места! ДОВОЛЬНО!!! Этому конец! Ваши мерзкие дела возмутили всю степь - вся степь поднялась, чтобы вас раздавить! Отомстить за наших погубленных вами братьев, сестер и детей! - пафосно закончил посол и оглядел своих оппонентов так, как будто он уже победил, заковал игроков в цепи и сейчас решал их судьбу.
  Это Вишни-то ваши братья и сестры? - демонстративно зевнул Дримм, красноволосая питомица поддержала его слова издевательским смехом, смешки раздались и среди игроков-старейшин. - Не с Черными ли Камнями они воевали 8 раз за последние сто лет? Насколько мне известно, последнюю войну вы им продули и отдали часть своих пастбищ. Ведь так? -
   Посол задохнулся от возмущения, но не смог ничего ответить на эти крайне обидные слова. Да и что тут ответишь? Фейри был прав - Вишни оказались сильнее в тот раз, а Черным Камням пришлось испить унизительную чашу поражения.
  И на счет всей степи ты заврался, посол, сильно заврался, - между тем продолжал Дримм, ловя посла на враках. - Сколько союзов и племен выступили против нас? - Глава клана обратился не к послу, а к залу и немедленно получил точный ответ.
  Три племенных союза - Черных Камней, Солнечных Стрел, Ночного Варга и 17 примкнувших к ним независимых племен, - дал точную справку Альдарон. - Мне перечислить их названия? -
  Не нужно, - пожалел его язык Глава. - Лучше скажи, сколько вообще в степи союзов и племен. -
  1076 племен, не считая оседлых орков в холмах на побережье Хрустального моря, изгнанников в пустой степи и королевства Рог-роган на западе. 823 племени в 63-х племенных союзах, в 62-х - Вишен можно уже исключить, - уточнил Альдарон. - Остальные племена независимы. - Еще одна точная справка от главы службы безопасности клана - Альдарон не зря ел свой хлеб с маслом, икрой 30-ти видов, бужениной, джемом и всем чем хотел.
  Вот видишь, посол, ты немножко преувеличил, - Дримм показал на пальцах крохотную песчинку, - из 62-х союзов вы представляете 3, остальные плевать хотели на наши дела или уже во всю занимают земли Вишен, как, например, союз Нефритовых Соколов. Не удивлюсь, если под шумок они и часть ваших земель займут, Черных Камней и Солнечных Стрел, раньше их амбиции сдерживали Вишни, теперь вам придется самим поднапрячься. -
  Будь ты проклят, мерзкая лесная тварь! - выкрикнул один из Вишен в составе посольства, пытаясь достать из ножен меч. Его мгновенно скрутили другие участники посольства, остальных Вишен также контролировали.
  Слова того, кого нет, - даже не взглянул на него безжалостный Глава. - Во всем что произошло, вам некого винить кроме себя. -
  Хватит пустых слов! - рявкнул посол, за рыком пытаясь скрыть смущение. - Ты готов выслушать предложение тех, кого я представляю? - Явный прогресс - посол больше не заикался про ''всю'' степь.
  Впервые вижу посла, что не любит слова, - поделился с залом Дримм. Его шутка вызвала новые смешки и приглушенные комментарии в адрес посла. - Ладно, говори что хотел, - милостиво разрешил Дримм, снова прикрывая заразительный зевок ладонью.
  Сложите оружие, выдайте своих главарей на суд Великих вождей и мудрых шаманов, отдайте добычу, покиньте остров - тогда вам позволят вернуться к себе домой и не тронут в пути. Таково предложение 3-х Великих Союзов, щедрое предложение! - закончил посол, обводя взглядом зал.
   Секунду зал молчал, переваривая слова посла, потом взорвался гневными выкриками:
  А наглая чавка не треснет?! -
  Сначала пососи свой вялый хер! -
  Посла в воду за такие слова! -
  Удод, в жопу тебя и в рот!
  Козлина наглая, прибарзевшая! -
  Натянуть борзого на хрящ любви! -
  А мне нравится этот нахал - его яйца можно использовать как пули для пращи! Давайте-ка отрежем и используем! -
  Лучше отхреначить гнилой язык! -
  Поддерживаю - отрезать вместе с башкой! -
  Сракожопая гнида! -
  Пустить всех степных пидоров на учебные пособия для баги! Пусть песики научатся рвать голубое мясо! -
  Тихо! - поднял руку Дримм. Зал не сразу, но затих, сбившиеся в кучу орки чуть расслабились, тем не менее не снимая ладоней с рукоятей мечей и кинжалов. Фейри некоторое время рассматривал орков с выражением лица энтомолога, что рассматривает редкого жука, потом он спросил: - Ты ведь понимаешь, посол, что обращаешься к тем, кого предлагаешь выдать твоим вождям и шаманам? -
  Вы скроете наше предложение от своих воинов, - гордо вздернул подбородок посол.
  Скроем? - поднял бровь Дримм. - Нет. Объявим по всему острову прямо сейчас, а чтобы ты убедился что так и будет, дай 5-10 твоих сопровождающих, пусть присутствуют рядом с теми, кто огласит твои слова, потом они расскажут тебе о реакции тех, кто их услышал. -
   Сказано сделано: десять орков покинули зал вместе с сопровождающими, а остальное посольство осталось ждать принесенных ими вестей. Ждать, стоя на ногах, наблюдая за насыщающимися и выпивающими игроками. Решил перекусить и Дримм - содержимое принесенного Дочкой подноса с вином, парой видов салата и напоминавшем манты блюдом пошло на ура.
   Наконец вернулись расстроенные, красные посланцы, каждый из десяти орков подходил к послу, что-то тихо говорил, отрицательно мотал головой. С каждым сказанным ему словом посол наливался черной желчью.
  Вы все пожалеете! - наконец взорвался не дослушавший последнего из десятки посол. - Больше такого шанса у вас не будет - мы вытравим вас всех как гнилой приплод, потом придем к вам домой! -
  Очень страшно, - громко сказал Дримм, словно в испуге прикрывая глаза. - Ой боюсь-боюсь. - Громкий хохот затопил оценивший шутку зал. Смеялись все, даже разносившие подносы слуги-заготовки.
   Хохот заглушал отвратительные ругательства неспособного скрыть эмоций посла.
  Ну что, тебе есть еще что сказать, посол? - Дримм больше не зевал, но и без нарочитых зевков его голос выражал вселенскую скуку. - Если есть, говори, если нет, вали - ты мне надоел. -
  Есть! - океан ненависти в словах посла. - Орки и те, в ком течет священная кровь, - посол обращался к оркам и полуоркам из игроков, - опомнитесь, вспомните кто вы есть, примите предложение, убейте остроухих, а святотатца в цепях отдайте на суд степи! - Под святотатцем видимо подразумевался Дримм (фейри приосанился на эти слова, горделиво оглядываясь по сторонам). Между тем посол продолжал: - Сделайте это, и степь простит вам предательство! -
  Это кого же я предал? - немедленно поднялся со своего места Вар. - Тебя или твоих гнилоголовых боссов-утырков? Выпотрошить бы тебя за такие слова... ну да ладно, живи, раз посол - не всегда тебе быть послом... Ты лучше молись, балобол, хорошо молись, чтобы мы не покинули остров - вас ведь столько же сколько было Вишен, когда они пришли к нам в дом, а нас тогда было много меньше. Так что мой тебе совет: засунь свой поганый язык в свою хором вые...ую жопу и вали пока цел! -
  Аминь! - вставил реплику Шутник. Новый шквал хохота обрушился на тесно сгрудившихся посланцев орды.
  Мне нечего добавить к этим словам, - развел руками Дримм и небрежно, словно слугу отсылал, взмахнул ладонью в сторону выхода из зала.
   Покинули зал не солоно нахлебавшиеся послы, начали расходиться игроки, слуги убирали последствия их трапезы, а соскочивший с жесткого и жутко неудобного трона Дримм нашел место получше и послал Дочку за Людмилой, пока та ушла не слишком далеко - требовалось решить один неотложный вопрос. Василиса быстро выполнила просьбу отца и через минуту вернула главную летунью в почти опустевший зал.
  Пошли пару своих ''птенчиков'' проследить за посольством, - озадачил жрицу Дримм.
  Думаешь они поедут не в орду? - нахмурилась та, пытаясь понять зачем.
  Сначала конечно в орду, сообщить ''радостные'' вести, а вот потом они захотят поделиться ''радостью'' с Большими Боссами. -
  Могут и через шаманов сообщить, - прозорливо предположила Людмила.
  На нет и суда нет, а вот если да, то нам пригодится знание о том, где сидят те, кто дергает за ниточки эту орду и все другие, что спешат сюда. -
  Другие? Я чего-то не знаю? - удивилась Людмила.
  Слишком нагло себя вел, выставлял невыполнимые требования, и это при том, что ему прекрасно известно, КАК мы встретили орду у себя и КАК мы разобрались с Вишнями уже в походе, - пояснил Дримм. На самом деле Василиса сняла с посла ментальный слепок как только он вошел в зал и тут же переслала его отцу, так что Дримм не засыпал и не скучал, а разбирался в переплетениях эмоций посла. За столь короткое время разобрался не до конца, но то что он узнал, позволило ему предполагать про другие орды с большой долей вероятности.
  Значит нужно расширить зону воздушного наблюдения, - сделала уже свой вывод Людмила - она доверяла никогда не подводившему чутью Главы.
  Делай, твоя епархия, - не стал спорить Дримм. - Про послов не забудь. -
  Не забуду, отберу самых незаметных и автономных, - успокоила его Людмила, уже прикидывая будущих топтунов-летунов.
   На том и разошлись: Людмила отправилась исполнять приказ Главы, а сам Глава прогулялся до переправы, еще раз глянуть на послов, тех кто их встретит и заодно на орду за рекой. Дримм особо не торопился, но все равно путь по освобожденному от жителей городу не занял много времени, и вскоре он смотрел со стены на высадку орков с корабля и вспоминал, что произошло за эту неделю...
   Прошедшая с захвата острова неделя выдалась довольно напряженной. Не из-за города - с городом разобрались в два дня, и даже не из-за отправки Стриги в прошлое, а из-за... собственных успехов. Во-первых, будто сбесившиеся наемники в диком темпе вырезали и ограбили все что могли, не удовлетворились, захотели большего, а потому, мобилизовав все доступные им ресурсы (трофейные плавсредства, магию и даже клановых летунов), отправились многочисленными экспедициями по обеим сторонам реки, неся смерть и разрушения всему, что встречалось на их пути. Драконы им не препятствовали, наоборот помогали и летунами, и магией, и ремонтом трофейных судов, за это получили спокойствие на не перегруженном наемниками острове и постоянный приток добычи. К тому же некоторые энтузиасты речных походов уходили очень далеко вниз по реке, почти достигая дельты, и служили Драконам источником информации о том, что творилось в столь удаленных краях. В общем наемники приносили пользу и не создавали клану помех в их подготовке к встрече орды. Во-вторых, клан действительно серьезно готовился: укреплял оборону острова, пополнял армию живых мертвецов. За неделю сделано было немало: насколько возможно качественно в столь короткий срок починили расхераченную во время штурма каменную стену на переправе - получилось довольно не плохо, стена конечно не стала тем, чем была до штурма, но уже не зияла многочисленными проломами и выбитыми воротами, в пропахших ричичей (алхим-состав) и свежим деревом башнях появились лестницы и полы; по всему периметру острова посадили живую стену, перед ней и так же по всему периметру мины, ''чеснок'', ''ежи'' с колючей проволокой, воровские и колдовские ловушки; оставшиеся от орков колья и редкие башни встроили в общую систему обороны побережья острова; мин густо насадили и перед каменной стеной; на вершины башен взгромоздили переброшенные через портал гоблинские баллисты. С мертвецами действовали по накатанной дорожке: универсалы собирали валявшиеся по всему городу тела (заодно прибирали пропущенную наемниками добычу), потом тела сортировали игроки - не годные в бойцы отправляли в хранилища для последующей переработки в алхим-реагенты, годных использовали для производства зомби и кровавых стражей. За неделю сумели удвоить число зомби, то есть пополнить армию зомби до 20 тысяч голов и довести численность стражей до 5 с половиной тысяч. Неплохой результат, если принять во внимание общую усталость от похода всех игроков и в частности вынужденных все время пахать как папа Карло некромантов. Не давала о себе забыть и неуклонно приближавшаяся к острову орда: напрямую клан еще не сталкивался с воинами 300-тысячной орды, а вот опосредованно, через наемников воевал с ордой уже несколько дней. Впрочем войной то, что творилось в степи, можно было назвать с большой натяжкой - скорее серия мелких стычек, боев, схваток достаточно крупных отрядов, засад и даже отдельных поединков. Оркам пришлось бы по-настоящему тяжело, если бы в степи им противостояли все или хотя бы половина наемников, возможно в этом случае орда даже бы не дошла - повернула назад, но большинство наемных игроков не желали махаться с орками в голой степи, а гребли очки и добычу лопатой, с комфортом путешествуя вдоль реки. Так что сотням тысяч орков противостояли считанные сотни энтузиастов - тысячи полторы, ну две максимум. Даже эти неполные две тысячи дорого встали орде, заставили ее платить немалую цену за движение вперед, но конечно остановить или хотя бы задержать ее они в принципе не могли.
   Дримм еще немного посмотрел на лагерь орды, попробовал обнаружить с помощью магии летунов (парочку нашел, но те это или не те не понял), затем прогулялся по стене, проинспектировал так сказать - остался доволен и отправился в обратный путь. У Главы ведущего войну клана всегда много дел и мало времени любоваться видами.
  *
   Город на острове практически не ощущал начавшейся блокады. В конце-концов, а почему он должен был ее ощущать? Да, орда плотно взяла под контроль правый берег реки, а вот по левому - гуляй не хочу, чем в общем-то и занимались многочисленные отряды и отдельные рейды наемных игроков. Орки не могли заблокировать и реку - из гавани острова постоянно выходили лодки, плоты и целые корабли, а в гавань приходили те же самые лодки, плоты и корабли, но уже ломящиеся от добычи, работали таверны и рынки - город жил и процветал, вернее не город, а беспрерывно работавший конвейер по ограблению этих несчастных земель. Но главное, орки не могли перекрыть огромный портал Главы, через который Драконы получали все, что им потребно в любом необходимом количестве, и могли вывозить купленную у наемников добычу без каких-либо транспортных затрат. Дошло до того, что Драконы организовали ротацию в армии заготовок и на сутки отпускали отдельные подразделения домой, подлечиться, поспать в спокойной обстановке, тем, кто обзавелся семьей или хотя бы подружками, навестить родных и любимых.
  *
  
  
  Рядом с порталом в Город Ожившей Бабочки.
  День.
  
  
  Так, куда собрались, мешочники!? - возникшая как из-под земли Василиса коршуном налетела на сотню Ходока. Наглая как танк девица не просто так называла спецназовцев сотни ''мешочниками'' - каждый из них тащил за плечами туго набитый трофейным добром мешок, кто-то килограммов так на 5-10-15, а кто-то и на все 50. Сам Ходок был ближе ко вторым. Ну что тут сказать? Ему повезло в этом походе - было чем порадовать родню.
  Следуем в отпуск, получили разрешение Гэлрона-Кредитора, нашего сотника, - выступил вперед Ходок, стараясь не смотреть питомице в глаза.
  Да-а-а, - Василиса взяла его за подбородок и заставила посмотреть туда, куда он не хотел.
   Всего на секунду Ходок встретил ее взгляд и как всегда, когда такое случалось, почувствовал как у него, опытного воина, бойца спецназа, леденеет кровь и подгибаются колени.
  Не врешь, - отпустила его Василиса. Облегченно выдохнувший Ходок вновь вытянулся перед ней по струнке, не решаясь вытереть выступивший на лбу пот пока красноглазая смотрит на него. - Ладно, скидывайте мешки и открывайте - посмотрю чего туда натолкали. -
   Делать нечего, пришлось всей сотне снимать тяжелые мешки с плеч, развязывать и принимать неожиданную инспекцию. Мысль о том, что можно не подчиниться приказу, в принципе не могла возникнуть у спецназовцев в головах.
  *
   Странная, но неоспоримая власть Василисы над заготовками до сих пор вызывала в клане вопросы, на которые не было ответа у игроков, не было ответа у заготовок (их расспрашивали, сканировали с помощью ментальных заклинаний, но так ничего и не выяснили ), не было ответа у Главы (возможно все же был, но Дримм не спешил им делиться), ну а Василиса каждый раз, когда ей задавали этот вопрос, делала круглые глаза, не понимая как может быть иначе (возможно даже не притворялась, хотя...). Как бы то ни было, Василисе беспрекословно подчинялись все заготовки, ВСЕ, и записанные на клан, и записанные на конкретных игроков, от неразумных Баги и слуг для личных нужд за 5-7 золотых до ''Приносящих рассвет'' за 30 тысяч. Мало того, ходили упорные слухи, что власть Василисы над неписями почти так же велика, по крайней мере Белки подчинялись ей точно так же беспрекословно и по некоторым признакам боялись ее куда больше чем игроков. Боялись, но со многими проблемами шли именно к ней, и только отчасти потому что она была питомицей Главы, а по большей части руководствуясь какими-то странными, непонятными, необъяснимыми мотивами...
  *
  И это все на что вас хватило?! - быстро-выборочно пробежавшись по мешкам Василиса вновь наехала на Ходока и сотню в его лице. - Тряпки, ножи, посуда, специи, железки какие-то - хлам! Ну вы и тормоза! - возмущалась Василиса, шагая взад-вперед перед тянувшимися заготовками, что были на две головы выше нее. - Я понимаю эти, - взмах в сторону купленных перед походом бойцов сотни, - но вы, ты Ходок, - палец Василисы ткнулся в грудь десятнику, потом безошибочно указал на так же тянувших спину опытных спецназовцев за его спиной, - ты, ты, ты, ты и ты - вы же женатые серьезные мужи, а так лажаете?! Особенно ты, Ходок - у тебя жена вот-вот родит, а ты совсем мышей не ловишь, остолоп! -
  Что мы сделали не так, госпожа? - Ходок осмелился задать вопрос и посмотрел на распекавшую его Василису, посмотрел почти без страха, было очень тяжело, но ради семьи и любимой он был готов на все.
  Где подарки вашим женам? Да даже подружкам? -
  Есть подарок, - осмелился возразить Ходок.
  Да ну!? - удивилась Василиса. - Ну давай порази меня, чего ты там за подарок почитаешь! -
   Ходок достал из мешка штуку бархатной ткани и предъявил ее пред гневные очи.
  Э-э-это!? - захохотала Василиса. Потом присмотрелась, провела по ткани рукой и несколько смягчилась: - Неплохо, ты не безнадежен, но все равно не то, не совсем то. -
  А что не так? - растерялся Ходок, не понимая где он попал впросак - хорошая же ткань, из нее много чего можно пошить, не только Лилилите, но и всем женщинам в семье?
  А то! Вот что любят женщины, вот я что люблю? -
   Неожиданный вопрос поставил Ходока в тупик и не одного Ходока - вся внимательно прислушивавшаяся к их разговору сотня морщила лбы, пытаясь ответить на вопрос грозной госпожи и осознать, что грозная госпожа тоже женщина.
  Ладно, хватит телиться, а то замычите еще, - прервала их мучения Василиса. - Женщинам, и мне в том числе, нравятся украшения, нравится красоваться в них, нравится надевая их думать о подарившем мужчине, а вам, остолопы, нравится, когда женщина их носит. Когда вы дарите женщине украшения, вы не просто радуете ее и выражаете ей свою любовь, вы лучше любых слов говорите ей, что думали о ней, что помнили о ней, не забывали в разлуке. Поняли, остолопы?!-
  Что же нам делать? Я не хочу обидеть свою жену! - растерянно спросил Ходок, подобный же вопрос светился в глазах и остальных бойцов сотни, из тех кого ждали жены или подруги. Лишь новички тупо морщили лоб, стараясь понять, о чем идет речь и что пытается им втолковать красноволосая госпожа, счастливые - они еще не доросли до таких проблем.
  Деньги есть? - неожиданно спросила Василиса.
   Ходок кивнул и достал из-за пояса несколько монет.
  Давай сыпь сюда, - Василиса вытащила из сумки шелковый платок и моментально свернула его в кулек. - Остальные, кто хочет порадовать жен и подружек, так же сыпьте, девственники и те, у кого нет зазноб, могут не беспокоиться. -
   Сдали примерно 2/3 сотни - в основном в кулек летела медь, но иногда сверкало серебро и даже пару раз блеснуло золото.
  М-да-а, - Василиса взвесила кулек в руке, - не густо. Ладно, сидите здесь и ждите меня, будет кто-то вас гонять или торопить, скажите что я приказала. -
  Слушаюсь, госпожа! - вытянулся Ходок, привычно стукнув кулаком по груди.
  Ты! - взгляд Василисы как железные кандалы упал на проходившего мимо универсала.
   Универсал тут же забыл куда шел и вытянулся перед ней не хуже чем спецназ.
  Передашь на кухне, чтобы принесли сюда чего-нибудь попить и зажевать выпитое на сотню бойцов. Бегом! - Универсал сорвался в сторону ближайшего места, где готовили еду. - А вам сидеть и ждать! - Василиса повторила свой приказ спецназу и, позвякивая полным монет кульком, направилась в сторону рынка, туда куда сносили на продажу разное добро наемные игроки. Спецназовцы дисциплинировано расселись на мешки, совсем скоро им принесли пиво, хлеб и шашлыки, принесли на всю сотню, принесли бегом.
   Вскоре Василиса активно рылась в куче разнообразной дешевой бижутерии, которую наемники сдавали чуть ли не на вес. Впрочем среди безбонусных, недорогих вещичек попадались и довольно качественные, нужно было только не полениться и отсортировать. Василиса и не ленилась, забравшись в огромную кучу хабара чуть ли не с головой, большинство вещей презрительно отбрасывала, те, что вызывали у нее интерес, откладывала в позаимствованную по пути плетеную корзину. Отложила две вещицы и для себя: гребень в подарок Туллиндэ (искусно вырезанный из кости гребень чудесно должен был смотреться у нее в волосах, а украшавшие его стеклянные бусины по цвету отлично подходили к ее глазам) и деревянную резную погремушку с умело вырезанным изображением играющей в волнах рыбки на боку. Когда наполнила корзину с горкой, покинула расшурованный склад и бухнула корзину на прилавок перед отвечавшим за скупку подобных трофеев игроком клана.
  Вот, это все беру! - Василиса вывалила украшения на прилавок, отдельно и более аккуратно положила погремушку и гребень.
  Бери, коли деньги есть, - не стал возражать игрок, но все же не удержался и поинтересовался: - Слушай, а чего тебя на дешевку потянуло - вещички даже близко не твой уровень. Отец денег не дает? -
  Это не мне! - возмутилась и несколько смутилась Василиса. - Помогаю тут одним остолопам совсем болванами не стать. - И в двух словах объяснила, зачем ей столько дешевых украшений (дешевых-то-дешевых, но красивых не отнять - вкус у Василисы определенно был).
  Дело хорошее, - игрок одобрил благородный порыв души, но тут же уточнил: - Извини, но просто так не могу отдать. -
  А и не надо - деньги есть, - Василиса развязала платок и высыпала на прилавок горку меди с вкраплениями серебра и парой искорок золота.
   Игрок пошерудил горку монет пальцем, глянул на вещички, прикинул кое-что в уме и, отрицательно покачивая головой, произнес, будто извиняясь:
  Прости, но мало, сильно мало - ты самые качественные вещички отобрала, тут же и четверть цены не наберется. -
  Этого хватит? - ничуть не удивившаяся Василиса звенькнула о прилавок небольшой стопкой монет, да небольшой, но монеты в ней - одно только золото, а не медь и серебро.
  Наверное... - неуверенно протянул не сразу сориентировавшийся игрок.
  Хватит! - безапелляционно решила Василиса и начала сгребать бижутерию с прилавка обратно в корзину.
   Вскоре Василиса приволокла свою добычу к ожидавшей ее сотне, и украшения пошли по рукам, причем Василиса не просто совала первые попавшиеся под руку вещи кому непопадя, а раздавала их с учетом внешности, характера и даже темперамента подружек и жен. Отдельный разговор у нее состоялся с Ходоком:
  На, - сунула ему погремушку в руки Василиса, - отдашь своему сыну. -
  Так он еще...? - Ходок показал надутый живот и только сделав жест рукой по-настоящему осознал, что сказала ему госпожа. Сын! У него будет сын! Внутри десятника поднималось ликование (он ни на мгновение не усомнился в словах Василисы).
  А ты думал, раз он еще в пузе у мамки сидит, так значит ему ничего дарить не надо? - усмехнулась Василиса, вместе с Ходоком наслаждаясь поднимавшейся у него изнутри светлой волной, купаясь и нежась в его чистой и искренней радости. - Так вот я тебя удивлю, но надо - ему будет приятно, Лилилите тоже. -
  Так может ему нож или сразу меч подарить, раз парень? - почесал в затылке Ходок и тут же получил щелбан от подпрыгнувшей Василисы.
  Какой еще меч, остолоп! Видел самых маленьких в школе Детей Драконов?!
   Ходок кивнул, вспоминая.
  Так вот, твой, когда родится, будет еще меньше! Какой ему меч?! Меч ты ему обязательно подаришь, но лет в 12 или в 15? - немного поплыла в теме взросления детей Василиса, но затем, мотнув головой, более уверенно закончила: - Пока ему погремушка по руке, дальше видно будет. -
  Я понял, - кивнул Ходок, бережно заворачивая подарок в чистую тряпицу.
  Уж я надеюсь, - проворчала Василиса.
  Спасибо, госпожа, - уже после всего в пояс поклонился ей Ходок, вслед за командиром так же поклонилась и вся сотня, даже не обласканные заботой питомицы новички последовали примеру старших.
  Ладно вам, - несколько смутилась Василиса и, чтобы скрыть смущение, перешла на жесткий командирский тон: - Все собрались? Тогда хватайте мешки и пошли, будем пропихивать вас через портал. -
   Вообще-то очередь сотни давно прошла, но не беда - Василиса быстро уболтала отвечавшего за регулировку движения игрока, и в плотном транспортном потоке нашелся зазор. Вскоре Ходок обнимал жену, обнимался с остальными родными, передал полный добра мешок тестю, дарил подарки и теще, и жене, и сестрам жены, каждой достался подарок по душе. Уже отходя ко сну Ходок добрым словом помянул красноглазую дочь Главы клана - Лилилита особенно порадовалась не двум кольцам и красивому витому браслету, а деревянной погремушке с изображение рыбы на боку, порадовалась до слез, слез радости, а не печали, причем такими же слезами радости плакала не только Лилилита, но и ее мать...
  
  
  
  
  
   Глава 15
  
  
  
  
  
  Уугнанглан-рок, укрепления на переправе.
  Вечер 27-го дня похода клана Красного Дракона в степь.
  Дримм, Элеммакил.
  
  
  
   Дримм вновь сидел на зубце защищавшей переправу стены и, болтая ногами в пустоте, обозревал хорошо видимый с высоты лагерь орды. Хотя нет, не особо он на него и смотрел, скорее просто отдыхал от полного трудов и забот дня. Орки видимо тоже отдыхали, готовились отойти ко сну, готовили на кострах еду. Предсумеречная степь радовала тишиной и спокойствием, а еще обоняемым даже на таком расстоянии вкусным запахом печеного мяса - идиллия, и не скажешь, что вокруг идет война.
  Не помешаю? - подошедший Элеммакил дождался разрешающего кивка Главы и пристроился на соседнем зубце, так же как и он выставив ноги с той стороны, разве что обувь снимать не стал.
   Фейри не нужно было смотреть на Элеммакила чтобы понять, тот не спроста решил побеспокоить его в этот тихий час - в легко читаемых эмоциях воина царил некоторый переизбыток мыслей и обычно несвойственное ему томление души. Теснившиеся, бурлившие, буквально выплескивавшиеся из разума мысли требовали выхода - в общем Элеммакил хотел поговорить, не просто побазарить от души и разбежаться и не исповедаться, выплеснув на собеседника груз своих раздумий, а серьезно поговорить с тем, кто сможет понять, что родил разум старого советского генерала в молодом эльфийском теле, с тем, кто сможет что-то с этим предпринять, поспорить или даже возразить, и наконец с тем, от кого Элеммакил сможет принять эти возражения. Дримм был не против поговорить, тем более общение с этим собеседником никогда не скатывалось в пустую болтовню, а всегда оборачивалось пользой для того, кто вступал с ним в разговор.
   Фейри не торопил эльфа, давая ему возможность бросить первый шар, а просто сидел, закрыв глаза, наслаждался теплым ветром на лице, запахом мяса из степи и покоем натруженных за день ног. Надо заметить Дримм избрал самую верную линию поведения - вскоре Элеммакил собрал-упорядочил мысли в голове и первым нарушил тишину:
  Чем дольше я разбираюсь, тем меньше понимаю, как все будет происходить после переноса. И я не про магию, не про наш нечеловеческий вид и прочее принесенное из виртуала говорю - это не более чем фон, обертка. Нет, - тут же поправил себя Элеммакил, - не обертка, но второстепенная вещь. Я же имею ввиду другое: вся история Земли это единый, точный, четко работающий механизм, СИСТЕМА. Убери один винтик и весь механизм развалится на куски. Точно то же произойдет, если вставить в механизм не предусмотренный конструкцией элемент, то есть нас, пришельцев из будущего. Появившись в том мире мы мгновенно нарушим естественный порядок вещей, не какими-то действиями, успешными там или ошибочными, просто одним фактом своего существования. Причем не важно в какую эпоху и местность мы попадем, мы сразу начнем влиять, точнее разрушать стройную и неделимую структуру истории. -
  Не понимаю к чему ты клонишь, - Дримм по прежнему не открывал глаз и как в детстве болтал босыми ногами в пустоте, - мы ведь и хотим нарушить тот самый естественный порядок, который сам знаешь к чему приведет (гибель Земли)? -
  Поясню! - обрадовался вопросу Элеммакил, он ждал этого вопроса, и Глава его не разочаровал. - Например, если Европа в 15-17-веках по каким-то причинам не получит или получит, но в гораздо меньшем объеме доступ к богатствам Азии, то это будет совсем другая Европа - какая сказать не возьмусь. А другая Европа совсем по другому будет развиваться и воздействовать на мир вокруг себя - в результате мы получаем совершенно другой мир, весь мир, а не только одну Европу. Или если Русь в 16-ом веке не доберется до сибирской пушнины, то в связи с нехваткой средств может не устоять под натиском соседей с запада и юга, в результате гибель или развал Руси, и опять таки совсем другой мир. Таких примеров тысячи, десятки тысяч. -
  Страшно? - Дримм наконец открыл глаза и посмотрел на собеседника.
  Страшно, - не стал юлить Элеммакил. - Мы окажемся на минном поле с завязанными глазами - один неосторожный шаг и все. -
  Не преувеличивай, - улыбнулся Дримм, - ты прав, мы окажемся на минном поле, но с развязанными глазами и знаниями, как это минное поле пройти, все остальное зависит от нас. Что бы мы не делали, нам не повлиять на глобальные природные явления вроде климатических изменений, извержений вулканов, землетрясений, засух, наводнений. Мы не можем на них повлиять, но зато одно только знание о них дает нам колоссальное преимущество + знание общих исторических тенденций + технические знания. Три этих преимущества останутся с нами, как бы не изменялся мир. Изменения неизбежны, скажу даже больше, они необходимы, и так говорю не я, а многие и многие из тех, кому кажется что история этого мира, в частности нашей страны, пошла по не совсем верному пути. -
  Ты говоришь о книгах в жанре альтернативной истории? - грустно усмехнулся Элеммакил.
   Дримм кивнул.
  Да, они самые. Несмотря на всю развлекательную направленность этого жанра, там много актуальных для нас тем и немало рецептов по изменению истории, некоторые из этих рецептов стоят того, чтобы хотя бы их обсудить и подумать над ними. -
  Как же читал. Спорить не буду, кое-где есть рациональное зерно. Но вот что я тебе скажу: почти все авторы подобных книг грешат одним и тем же - все изменения происходят так или почти так, как они хотели и планировали, а я вот думаю, в реальности все происходило бы СОВСЕМ не так. Для того чтобы более-менее точно планировать какие-то изменения, мало владеть общей картиной, читать письма или другие документы эпохи, заниматься историческим фехтованием или народными промыслами, нужно жить в том мире десятки лет, познать его, узнать людей, учитывать тысячи незаметных постороннему нюансов. А как это сделать, как встроиться в этот мир чужаку, причем занять в нем такое место, чтобы он смог влиять и изменять? Чужак, который если не погибнет сразу или не будет опущен на самое дно, совершит массу ошибок, то есть тех же самых изменений, но изменений абсолютно им не контролируемых в силу незнания. Получается замкнутый круг - чтобы менять как нужно тебе, нужно знать КАК, а чтобы узнать КАК, неизбежно придется менять не зная. -
  По-моему ты перегрел голову, - Дримм вновь закрыл глаза и подставил лицо степному ветру, - много знаний и мыслей конечно хорошо, но во всем нужна мера - проще надо быть. Любой итог, в результате которого Земля не расколется как орех под ударами булыжников из космоса - наша победа. Если, как ты говоришь, нам этого не избежать, то и не стоит искать мозг в жопе, пытаясь предотвратить НЕИЗБЕЖНОЕ. Нужно дело делать, не сворачивая идти к поставленной цели, руководствуясь не страхами, а объективно сложившейся обстановкой и здравым смыслом. Исторические знания учитывать в своих расчетах, но ни в коем случае не слепо на них полагаться. Думать своей головой и действовать. Да, совершать ошибки, но действовать, а не метаться, пытаясь построить дом и не разу не попасть себе молотком по пальцам - все равно не получится. -
  ''Что нам стоит дом построить"? - тихонько процитировал Элеммакил и еще тише почти про себя добавил: - Особенно если этот новый дом - Новый мир. -
  Верно - Новый мир! - Дримм то ли все-таки услышал, то ли прочитал по губам (то ли прочел не оформленные в слова мысли). - И вообще я не понял? Ты же вроде коммунист, большевик, а вы большевики по идее вроде бы должны смело идти вперед, ломая все старое-отжившее, и сходу брать любые крепости на своем пути? -
  Большевик, - со вздохом согласился Элеммакил, хотя тут же уточнил, - был по крайней мере. Но большевик - не синоним ''баран'': я анализирую, на что потратил свою жизнь, чего добился, чего мог добиться, чего не мог добиться никогда. Еще во время службы я понял, что мы, Советский Союз, партия словно бьемся лбом о каменную стену - мы бьемся, бьемся, бьемся, трещит лоб, брызжет кровь, тратим ресурсы, деньги, труд, выжимаем все соки из страны и народа, не жалея кладем жизни, а стена все крепче и крепче! В конце-концов разбили себе башку, а стена как стояла, так и стоит! Вот так вот мир менять - неблагодарное занятие! -
   Помолчали. Что на это можно сказать или возразить? Но говорить было нужно, ведь Драконам предстояло именно это самое - изменить мир.
  Когда до тебя дошло, ты попытался что-то сделать? - первым нарушил молчание Дримм.
  Я бы не дожил до своих лет и не стал генералом, если бы не умел просчитывать последствия своих действий наперед, - не стал жеманиться Кондрат (именно Кондрат, а не эльф Элеммакил). - Конечно же нет. Как сказал герой в одном известном фильме: ''Я конечно сошел с ума, но не настолько''. Разочарование было, не скрою, хотелось бросить все, уйти в отставку и прожить остаток жизни для себя, а не для страны и победы коммунизма. -
  Ты ушел? -
  Нет. Мирная-спокойная жизнь не для меня - это я тоже сумел понять. А ничего другого кроме как воевать я не умею. Вот это у меня получается хорошо... получалось. -
  Не прибедняйся - получается, - польстил ему Дримм, впрочем заслуженно польстил.
  Когда окончательно разочаровался, воевал уже не за идею, а чтобы как можно меньше народов стали кормом для западных стран. В этом занятии видел цель и смысл своей жизни, все надеялся, что помогаю тем самым своей стране если не победить, то хотя бы не проиграть, дурак. -
  Ну почему дурак? У вас получилось - посмотри хотя бы на тот же Вьетнам. Чтобы с ним стало без вас? -
  Плевать я хотел на Вьетнам! - зло сказал Кондрат, глядя в сторону. - За рубежом мы с горем пополам справились, а свою Родину не уберегли и ее обглодали до костей! Обглодали те, против кого я полжизни воевал! Под радостное улюлюканье тех, кого я те же полжизни защищал! Вот все могу понять, но не могу понять, зачем нужно было разваливать Союз! - Кондрат врезал кулаком по каменному зубцу. - Ведь те, кто разваливал - дети, внуки тех, кто за него кровь проливал, кто жилы рвал восстанавливал его после войны! Не пойму! -
  Почему тогда не поддержал гекачепистов или Руду с Хазбулой в 93-м? Насколько мне известно от Папаши, ты тогда еще кое-что мог? - Раз уж пошел такой откровенный разговор, Дримм не мог не задать этого вопроса тому, кто хоть и не являлся одним из ключевых и непосредственных участников судьбоносных для страны событий, но находился поблизости, по крайней мере в Москве. Сам Дримм, вернее тогда офицер уже не советской, а российской армии, был на Кавказе и по мере возможного пытался выполнять свой долг. Да и что он мог - поднять стройбат и двинуться с ним на Москву? Не смешно. Честно сказать, он тогда не очень понимал, на чью сторону стоит встать. А если совсем честно, не понимал и сейчас спустя много лет - вот, пытался кое-что прояснить для себя.
  ГКЧПе не поддержал, потому что всех их, Яниева и прочих, я неплохо лично знал. Это либо выжившие из ума развалины в маразме, либо полные ничтожества, либо такая мразь, что с ними не хочется дышать одним воздухом. Они не могли победить, а если бы каким-то чудом и победили, то тут же бы перегрызлись меж собой - страну ЭТИ не спасли бы. - Кондрат не стал ничего скрывать, сказал как есть.
  А в 93-ем? - жадно спросил Дримм.
  Там вообще не из кого было выбирать - за власть передрались те, кто развалил Союз. Почему я должен вставать на сторону кого-то из них, выбирать между дерьмом и дерьмом? -
  Ты прав, ты точно не большевик, - сделал вывод Дримм, - есть в тебе такая несвойственная им брезгливость. Они ведь и с Махно, и с другими бандитами, и с эсерами, и с белыми офицерами, и со шпионами, откровенными врагами России, готовы были сотрудничать и сотрудничали, деньги брали у кого угодно и все чтобы победить. А? -
  За всю жизнь так и не научился говно жрать и дерьмом закусывать, - ответил на это Кондрат. Или уже Элеммакил? Скорее все же Элеммакил - Кондрат постепенно погружался в глубину, хотя и не слишком глубоко.
   Дримм не захотел заканчивать на такой минорной ноте, к тому же, чего греха таить, воспользовался тем, что Элеммакил-Кондратий на время приоткрыл окружавшую душу броню и явил миру свое нутро. Благодаря приобретенному за эти годы опыту и полученным от Дочки ментальным умениям, Глава клана довольно плавно увел собеседника от все еще болезненных событий давно минувших дней и вывел его на довольно серьезный разговор, словно потянул за нить и вытянул цельный клубок крайне интересных мыслей, идей, концепций. Надо сказать, Дримм не пожалел, что начал этот разговор...
   Первая же озвученная старым-молодым эльфом концепция поразила фейри до глубины души, так разительно она отличалась от того, что он слышал пару минут назад. Словно два разных человека: один, холодный и предельно рациональный, придумал беспощадно ломавшую уклад и жизнь десятков племен, народов и государств концепцию; другой, искренне переживал о последствиях вмешательства в исторический процесс. Такое раздвоение личности попахивало шизофренией, но не Дримму с его нередкими закидонами было судить что нормально, а что нет. Он и не судил, а внимательно слушал и пытался понять и оценить то, что озвучивал разговорившийся Элеммакил. Суть концепции заключалась вот в чем: сразу после переноса, пришельцы, не теряя времени даром, захватывают как можно больше бесхозных земель, тем самым отодвинув границу как можно дальше от города и хорошо освоенных в виртуале территорий (ферм, замков, производств). В этом случае клан не только столбил территорию за собой, заранее предупреждал вполне возможные набеги местных, получал доступ к необходимым для развития ресурсам, но и создавал вокруг зоны переноса периметр безопасности. Достаточно понятный план, только вот Дримма несколько смущало определение ''бесхозные земли''. Применительно к Сибири план Элеммакила означал следующее: север может некоторое время потерпеть; на юг же и восток экспансия пришельцев должна была в конце-концов достигнуть пустыни Гоби и Большого Хингана, причем если на границах пустыни путь на юг заканчивался, то Большой Хинган был лишь остановкой на пути к Японскому морю; на западе первым рывком брался под контроль Енисей, вся великая река от устья до истока, затем вторым рывком граница сдвигалась до водораздела Иртыш-Обь.
   Честно сказать, амбициозность этого плана и необходимость сразу-сходу начать войну как с лесом (тайгой), так и со степью несколько смутили Дримма (не будем употреблять слово напугали). Фейри прекрасно понимал все выгоды, что этот план несет, но сомневался в способности клана его осуществить, по крайней мере пока не станет известно, как все будет обстоять с магией в реальном мире и сколько войск клан сможет взять с собой в 16-й век. Как оказалось, Элеммакил ждал примерно того же, а придуманная им концепция тотальной войны за территорию предусматривала увеличение армии заготовок раз этак в пять и реформирование ее в пользу увеличения численности конных бойцов.
   Тут Дримм и Элеммакил несколько отклонились от темы и со вкусом обсудили наездников на варгах - оба собеседника сумели их оценить, оба завидовали имевшим их в своем распоряжении степнякам, оба желали бы заиметь таких бойцов в составе кланового войска, но вот Элеммакил пошел еще дальше Главы и уже вовсю прикидывал, как клан станет использовать огромных ездовых волков против земных степняков. Дримму понравился ход мыслей собеседника, и он дал себе зарок по возвращении из похода подробнее исследовать этот вопрос, а в частности узнать цены на заготовок подобного типа в игровом квартале. В конце-концов опыт приобретения и дальнейшего использования кавалерии у клана уже был, да, небольшой опыт, но был, а если использовать связку тяжелая кавалерия+ всадники на варгах, то мог получиться весьма интересный результат. Это для начала, а вот если бы удалось создать устойчивую связку всадники на варгах + тяжелая конница + эльфийские стрелки + пехота, то открывался безграничный как океан потенциал...
   Но оставим мечты и вернемся к концепции Элеммакила. Кроме захватов концепция предусматривала создание по периметру захваченных территорий некого подобия лимеса у римлян - опиравшаяся на крепости цепь военных поселений. В качестве поселенцев предполагалось использовать воинскую знать внутренних областей покоренных пришельцами территорий, тем самым достигалось сразу несколько целей: отпадала необходимость держать регулярные клановые войска на границах (кроме гарнизонов крепостей); из центральных областей изымался потенциально способный на мятеж элемент; недовольная потерей своей ведущей роли знать теряла возможность мутить воду в своих племенах и оказавшись в чужих краях приучалась подчиняться пришельцам и кормиться у них из рук.
   Дримма снова цепануло пренебрежение Элеммакила к жизням и судьбам тысяч, возможно десятков тысяч людей (не только воинов, но и членов их семей). С одной стороны, довольно грамотная политика позволяла воинскому сословию уцелеть и даже приносить пользу, занимаясь в общем-то знакомым делом. С другой стороны, Дримм сильно сомневался, что воины будут гореть желанием вместе с семьями переселиться черт-те куда и верно служить тем, кто их победил, отнял привычную жизнь, власть, а потом и вовсе изгнал с родной земли.
   Третий и последний пункт концепции, которую Элеммакил не мудрствуя лукаво назвал ''Концепцией зоны безопасности'', предусматривал создание крупных промышленных и научных объектов только в центре страны, далеко от границ. Вот здесь Дримм, несмотря на то что сам бывший военный, встал на дыбы! Ладно научные объекты, еще куда не шло, но к промышленным предприятиям такой образ действий был не применим, то есть вообще! Расположение любого предприятия в первую очередь должно определяться экономической целесообразностью (наличием транспортных путей, близостью-доступностью ресурсов производства, возможностью сбыта продукции) и только потом всем остальным! Если наплевать на экономическую целесообразность ради безопасности, то это значит удорожать стоимость конечной продукции, удлинить плечо снабжения предприятия ресурсами и время вывоза готовой продукции до потребителя, понести дополнительные расходы на персонал, на транспорт, на... да на все что угодно! В конце-концов нельзя путать следствие и причину - именно экономика содержит все институты государства, включая армию, а не наоборот, и армия не может ставить то, что ей удобней, выше интересов всей страны! Все эти соображения Дримм высказал Элеммакилу, и тот не нашелся что на это возразить, обещал подумать еще.
   Тут Элеммакил не смог удержаться и в который уже раз поднял частенько обсуждаемый вопрос, хотя скорее не вопрос, а тезис. Этот тезис настолько выбивался из привычной картины мира, что на озвучившего его Элеммакила обрушивались со всех сторон. Особенно часто его буквально грызла Анариэль и тут уж сладкоголосому, премудрому Улису приходилось попотеть и поработать языком, отстаивая жизнеспособность своих идей. В целом Элеммакил справлялся довольно неплохо - число его сторонников росло, и он постоянно, на горе оппонентам, придумывал все новые и новые аргументы в пользу своих как оказалось не только спорных, но и вполне жизнеспособных идей (по крайней мере жизнеспособных в спорах). Что же это за тезис, из-за которого было сломано столько копий, сколько ломается не на всякой войне? А вот какой: Элеммакил, ни много ни мало, считал в корне не верным современный подход к армии как к узкоспециализированной структуре и широко сложившемуся представлению о том, что содержание армии, особенно большой армии, тяжким бременем ложится на страну, забирает из всех областей жизни рабочие руки и умы, крепких здоровых мужчин, отцов семейств, потенциальных рабочих, инженеров, ученых... Казалось бы с чем тут спорить, ведь все вышесказанное - не требующая доказательств аксиома? Армия действительно затягивала в себя и изымала из жизни общества здоровых мужчин, которые в ином случае могли бы сеять хлеб, плавить металл, строить дома и выполнять другие полезно-необходимые для жизни общества функции. Однако как и было сказано ранее, Элеммакил спорил и вполне успешно. Тезис Элеммакила: армия - это инструмент, который нужно использовать ПРАВИЛЬНО, не только тактически на войне, но и в государственном строительстве и балансировке общественных и культурных процессов. Тут Элеммакил часто любил сравнивать армию с атомной станцией: если ПРАВИЛЬНО использовать и ту, и другую - великая польза, а если НЕ ПРАВИЛЬНО - не менее великий вред. Элеммакил не просто утверждал, а настаивал, что сокращение армии в спокойные годы или и вовсе ее роспуск после войны, как практиковалось в феодальных обществах Земли - порочная практика. Да, дающая определенный экономический рост, но в краткосрочной перспективе, а если посмотреть глубже и дальше, то такая практика несет один только вред как для той же экономики, так и для государства в целом. Ведь по его мнению армия это: постоянные заказы для промышленности и не только военной (например, для добывающей, для тех, кто производит обувь, подковы-сбрую-седла для лошадей, шьет одежду, делает мыло, изготавливает ранцы-ремни и много-много чего еще); постоянные заказы для сельского хозяйства, и это не только продовольствие, но и коневодство, производство шерсти, льна, кож, корма для лошадей и опять таки много чего еще - все что потребляет так называемое гражданское общество, потребляет и армия; заказы для науки и системы образования - оружие, снаряжение, тактика, кадры для сложных, требующих специальных знаний работ, вроде фортификации и минного дела, да и в командиры и артиллеристы не поставишь парнишку от сохи - нужны какие-никакие знания, лучше серьезные и систематизированные; кадровый резерв для гражданских служб - давно замечено, что отслужившие в армии чиновники, судьи, да кто угодно, хоть депутаты, хоть слесаря меньше берут и лучше работают, чем те, кто не служил (бывают исключения, но общая тенденция такова).
   Мало?! Можно еще: сильная армия - это зримая мощь государства в глазах обывателя и сдерживающий фактор для других стран (в то время как слабая армия - приглашение напасть и бунтовать); здоровая армия (только здоровая) - высокий моральный дух всего общества, такая армия воспитывает его собственным примером, дисциплинирует его, не дает ему разлагаться (все это делают даже не столько те, кто продолжает служить, а больше те, кто отслужил и вернулся домой - ветераны приносят в свои семьи частичку армейского единства, воинского братства, понимания жизни); богатая армия (та, в которой хорошо платят своим бойцам) - сильный экономический фактор в масштабах всего государства, в тех областях (городах, селениях), где располагаются воинские части (и семьи воинов) оживляется торговля, богатеют производства, процветает сфера услуг.
   Мало?! Вот вам еще: столько здоровых, крепких мужчин - это прекрасный генофонд, это крепкие семьи и привыкшие к дисциплине дети (главное почаще давать увольнительные и не допускать, чтобы непростая жизнь военной семьи разбилась о быт); столько покупателей при деньгах - безопасный и экономически обоснованный вброс в экономику больших денежных масс; столько собранных в одном месте представителей самой агрессивной и беспокойной части населения - меньше драк, меньше преступлений, меньше калек, меньше заключенных в тюрьмах (не говоря уж о том, что те, чья агрессия направлена в нужное русло, не то что не вредят самим себе и обществу, но наоборот приносят пользу и обществу, и себе).
   Вот что такое армия для любого государства - сильная, богатая, здоровая армия. По крайней мере именно так считал Элеммакил и не просто считал, а пытался продвинуть свои идеи всем вокруг. В некоторых моментах Дримм мог бы с ним поспорить и спорил, когда поднималась эта тема, но сегодня не стал из-за опасения прервать поток откровенных мыслей старого генерала.
  Понимаешь, - увлеченно размахивал руками забывшийся Элеммакил, - именно для нас армия важна как никогда, много важнее чем для уже состоявшихся государств с определившимися этносами, границами, структурами управления, традициями! Я не изобретаю велосипед, когда говорю: не только общество влияет на армию, но и армия влияет на общество, а в нашем предельно милитаризированном обществе это утверждение верно как нигде и никогда. Потенциально на Земле армия заготовок может стать нашим главным или одним из главных инструментов влияния на только-только складывающееся общество, заодно мы поможем социализироваться самим заготовкам, не допустим злоупотреблений в отношении их со стороны людей Земли. -
   Дримм задумался: социализация заготовок в условиях Земли это проблема или нет? С одной стороны, крайняя наивность заготовок в быту открывала большой простор злоупотреблений для сообразивших как воспользоваться их слабостями людей. С другой стороны, чем больше жил на свете заготовка, тем меньше у него оставалось слабых мест, и вообще, вон сколько уже заготовки общаются с фейри, с Белками, с переселенцами из уничтоженных королевств, не просто общаются каждый день, но и дружат, спят, женятся, живут совместными семьями и пока что Дримм не слышал о каких-либо серьезных проблемах, лишь о мелких быстро разрешавшихся недоразумениях (тут Дримм немного ошибался - такие проблемы изредка встречались, просто как правило, они не выносились на уровень игроков, тем более Главы, разрешаясь в кругу заготовок и неписей. Дримм бы очень удивился, если бы узнал насколько важную роль в решении таких проблем играла Дочка - непререкаемый авторитет как для заготовок, так и для неписей).
   Между тем Элеммакил перекинулся на то, как служба в армии Драконов сможет лучше социализировать, но уже не заготовок, а отслуживших в ней людей Земли. Во-первых - язык : не только разговорный, но и письменный язык пришельцев. Да, придется повозиться и потратиться, но результат окупит все, особенно когда отслужившие местные вернутся домой и разнесут язык и все остальное, чему их научат в армии, по своим семьям и племенам. Во-вторых, чем больше аборигенов пройдет через клановую армию, тем шире будет слой людей с гибким, восприимчивым к новинкам и реформам разумом, а через них реформы и новинки не так ударят по остальным. В-третьих, постепенное создание крепких династий, которые через службу свяжут себя с государством пришельцев, станут для них агентами влияния в своих племенах, послужат мостом для двух миров.
   Озвучив все это, Элеммакил на мгновение запнулся, затем хлопнул себя по лбу и обозвал себя ''идиотом'' и ''склеротиком'', а затем выстрелил еще одним, видимо только что пришедшем ему в голову, аргументом. С давних пор так повелось, что новые поселения людей образовывались на месте воинских станов и вокруг крепостей, опыт римских каструмов (военных лагерей), на месте которых образовались чуть ли не все самые старые европейские города - самый яркий пример. Яркий, но не единственный - еще до римлян финикийцы, потом карфагеняне, потом греки последовательными волнами освоили так едва ли не весь известный тогда мир. В средние века тем же самым занимались викинги, русские князья и цари, крестоносцы, конкистадоры, да и вообще все кому не лень - проверенный временем способ. Для вынужденных осваивать огромные лесные и степные пространства Драконов он годился лучше чем любой другой, а чтобы воспользоваться этим способом, нужна сильная, грамотная, большая армия - еще один аргумент в копилку Элеммакила.
   На этот раз Дримм и не пытался возражать, был полностью согласен практически со всем. Ему оставалось лишь посочувствовать Анариэль - когда они в следующий раз схлестнутся с Элеммакилом, ей придется нелегко. Как оказалось, фейри даже недооценил желание генерала утереть нос пытавшемуся подрезать ему крылья казначею - специально для нее тот придумал несколько простых, понятных способов как извлекать из армии непосредственный, сиюминутный доход, вернее не придумал, а взял лучшее из того, что давным-давно делалось в армиях Земли. Первое: не маркие, крепкие, не дорогие армейские вещи, от одежды и обуви до прочего снаряжения (палатки, конская упряжь, лыжи, ложки, котелки, ранцы и т.д.) всегда востребованы во многих слоях общества, профессиях, занятиях, а если армия имеет в обществе вес и авторитет, то произведенные для армии вещи и вовсе пойдут на ура (как и старые вещи с армейских складов). Второе: на Земле вплоть до середины 20-ого века ощущался недостаток оружия, чем дальше в прошлое, тем он сильней. Причина - нехватка производственных мощностей, дороговизна самого производства и тотальное отсутствие металла, в частности более-менее качественной стали. Так что продажа устаревшего, бэушного и даже поврежденного оружия - еще один способ окупить содержание армии.
   И снова Элеммакил не выдал ничего особо нового и революционного - однако он озвучил не просто верный подход, он озвучил УЖЕ работающий подход, столетиями работающий подход, что позволял армиям Земли если уж и не окупать себя, то хотя бы сокращать расходы (а вот насколько, зависело от тех, кто распродавал армейское имущество). Мало того, Элеммакил навел Дримма на мысль, что в прошлом, в условиях такого дефицита, торговля оружием, особенно тяжелым оружием вроде пушек, это не просто деньги, а еще и немалый политический ресурс - Драконы смогут решать кому, когда и сколько продавать, тем самым влиять на мир вокруг себя так, как нужно им.
   Разговор об оружии не мог не вывести собеседников на другой, близкий к этой теме вопрос, давний, но по прежнему актуальный спор, закипевший в среде посвященных еще до начала войны в Гоблинских горах, то есть почти с того самого момента, как Эленандар открыл, кто он такой и зачем ему нужны Драконы. С тех пор существовало два конфликтующих подхода: сторонников одного можно было назвать сторонниками стремительного технического прогресса; сторонники другого выступали за более поступательное развитие. Если хотите, одни - революционеры, другие - эволюционисты, некоторых из них можно было без всяких кавычек назвать ретроградами - отчаянные любители холодного оружия, луков, рукопашного боя, магии (таких было не так уж и мало). Сторонники двух партий постоянно спорили до хрипоты, приводя немало аргументов за свой путь.
   Аргументы сторонников технической революции: зачем рисковать, сражаясь с луками и мечами в руках, или тратить силы на примитивный огнестрел, когда можно сделать качественное оружие 21-ого века, избежать ненужных рисков и сразу встать над местными даже не на несколько голов, а на несколько этажей (?!); местные не смогут скопировать попавшие к ним образцы оружия уровня 20-21-ого века, а в более примитивном могут и разобраться и обернуть против Драконов; если поначалу производить менее совершенное оружие, то неизбежно его придется заменять на более совершенное, то есть менять оборудование, переучивать рабочих, перетасовывать производственные цепочки, а это расходы, огромные расходы, которых можно было бы избежать.
   Все это сильные, очень сильные аргументы, однако у сторонников более медленного эволюционного пути и примкнувших к ним любителей старины имелись не менее серьезные аргументы в защиту своего пути. Их аргументы: технический уровень пришельцев после переноса не позволит сразу создать образцы оружия (даже единичные образцы) на уровне хотя бы 20-ого века - все равно придется делать что-то попроще; где взять кадры для серийного, именно серийного, а не кустарного производства хотя бы на уровне середины-конца 19-ого века и где взять необходимое для этого производства оборудование (оборудование нужно создать, кадры обучить и только потом запускать производственный цикл); современное оружие 20-21-ого веков избыточно для тех времен (и по цене, и по мощи, и по скорострельности, и по дальнобойности) - его изготовление и эксплуатация экономически не оправданы; современное оружие нивелирует все преимущества игроков, включая магию. Последний пункт заставлял колебаться даже самых упертых сторонников технического прогресса. Да, колебаться, но не отступать - последнее время обе стороны притихли, копили силы, придумывали новые аргументы и ждали, что принесет контрольный заброс в прошлое. Как это не удивительно, но Элеммакил отдавал предпочтение позиции эволюционистов, хотя и с некоторыми оговорками, а вот Глава клана пока не мог определиться и твердо встать на чью-либо сторону.
  А как ты собираешься увязать твою идею тотальной войны за ''бесхозные земли'' и идею большой армии с ''Доктриной поступательного развития''? - Дримм вернулся несколько назад и не то чтобы напал на разошедшегося Улиса, но подпустил ему муравьев в штаны, пытаясь поймать его на противоречиях. - При всех твоих аргументах война и большая армия потребуют огромных вложений ресурсов, времени и сил, всего того, за счет чего должна осуществляться ''Доктрина''. Или ты переобулся на ходу и предлагаешь спустить тобой же разработанную ''Доктрину'' в унитаз? Если нет, то хватит ли нам сил на все? Как говорится: за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь, особенно если зайцев три! - закончил поговоркой Дримм и с ухмылкой уставился на эльфа, ожидая как тот будет выкручиваться...
  *
   На самом деле то, что Дримм чересчур помпезно именовал ''Доктриной поступательного развития'', представляло из себя собрание крайне сырых, хоть и перспективных идей по стратегии клана в прошлом. Доктрина все еще находилась в процессе обсуждения и до конкретных планов и рецептов было очень и очень далеко - вехи, направления, общие рассуждения, не более. Но в одном фейри был безусловно прав: ''Доктрину'' разрабатывали и продолжали разрабатывать при активном участии Элеммакила.
   В отличие от сложившейся в Серединном мире практики, когда основной упор делался на военную составляющую, на Земле все предполагалось устроить совсем не так и вывести на первый план совершенно другие приоритеты...
   Первый приоритет - триада: сельское хозяйство, промышленность, медицина. Сельское хозяйство - понятно: этот пункт стал особенно важен после того, как клан окончательно определился, где будет его новый дом - Сибирь, не самый простой для сельского хозяйства край (и это еще мягко сказано). Промышленность - тоже понятно: принесенные из будущего знания невозможно реализовать без развитой промышленности. Медицина - опять понятно: мир прошлого это мир болезней, эпидемий, от которых постоянно вымирают племена, города и страны.
   Второй приоритет - как можно более плотное освоение занятых земель: дороги, мосты, каналы, города, крепости, системы связи между разными частями страны, торговые фактории для местных, рудники и т.п.
   Третий приоритет - как можно более плотная работа с местным населением: школы, больницы, торговля, интеграция или скорее взаимная интеграция местных и пришельцев, повышение уровня жизни за счет создания высокооплачиваемых рабочих мест, встраивание местных в клановые структуры (тут впервые в доктрине упоминалась армия как самый доступный для местных институт общества - именно в армию местным встроиться проще всего).
   Четвертый приоритет - религиозная терпимость. Драконы вознамерились создать островок спокойствия в полном религиозных противоречий и войн мире. Неизвестно реальна ли поставленная цель, но они собирались как минимум попытаться. В этом отношении примером для них служили их ближайшие соседи - синкретический Китай и в какой-то степени относительно веротерпимая Русь.
   Пятый приоритет - создание как можно более емкого внутреннего рынка и мощных экономических связей внутри страны, затем или одновременно завоевание внешних рынков, но не насильственным путем, а качеством и ценой (тут во второй и последний раз упоминалась армия как гарант-охранитель интересов клана во внешнем мире).
   Шестой приоритет - отказ от резких рывков в развитии. Предполагалось, что пришельцы из будущего не станут как оглашенные рвать жилы, стремясь во чтобы то ни стало достичь сияющих вершин технологического совершенства века, из которого они пришли (21-ого века), а не особо напрягаясь поднимутся по лестнице технологий на ступеньку или две. Поднимутся и на некоторое время задержатся на ней: дадут обществу привыкнуть к жизни на этой ступеньке развития, поднимут его образовательный уровень, подготовят технические кадры, освоят рынки сбыта, продавая всему остальному миру изделия своей более развитой промышленности (от иголок до пушечных стволов) и только затем, когда снимут самые пенки, будут готовы, почувствуют необходимость шагнуть на следующую ступень.
   Седьмой приоритет - постоянная информационная обработка как жителей своего государства, так, по возможности, жителей других государств планеты. Основной мотив этой обработки - создание благоприятного образа пришельцев в глазах землян. Тут Драконы неплохо понимали, как действовать внутри (воспитание с детства, повышение уровня жизни населения, прежде недостижимый для местных уровень медицины, экономические связи, религиозная терпимость), но пока что почти совсем не понимали, как действовать во вне. К счастью время еще было, поспорить, подумать, найти...
  *
   Не получилось! У Дримма не получилось поймать Элеммакила на противоречиях, и тот отбрехался довольно легко, можно даже сказать играючи....
  Ни за какими зайцами, ни за двумя, ни за тремя, нам гонятся не придется, - почти не раздумывая начал отвечать Элеммакил. Он вовсе не выглядел и не ощущался загнанным в угол, как-будто заранее ждал подобного вопроса (Дримм аж моргнул, считывая ментальный фон - и вправду ждал!). - Большая армия идеально ложится в доктрину. Скажу больше: осуществление доктрины не возможно без большой сильной армии - мы не сможем обойтись без нее ни на одном из этапов, а расходы на армию с лихвой перекроет приносимая ей польза. Вот смотри! Захват территорий и подчинение местных племен - армия: чем больше и лучше армия, тем больше территорий мы сможем захватить и удержать, тем быстрей закончится противостояние с местными, не только быстрей, но и безболезненней как для нас, так и для них, тем лучше мы сможем контролировать периметр и предотвращать, именно предотвращать, а не подавлять восстания внутри. Поиск ресурсов, пахотных земель, полезных ископаемых, хороших мест для будущих городов, крепостей, застав, факторий, общее исследование и картографирование местности - без армии не обойтись: большую часть подобной работы вообще можно поручить армейским специалистам, в остальных случаях воины потребуются как защита от опасностей дикой тайги, тундры, животных, людей. Про то, как на месте воинских поселений образуются города, мы уже говорили. Не буду повторяться, только скажу: в такой местности, в таком климате, в такое время лучше армии с этим не справится никто. Строительство дорог, мостов, торговых факторий - всем этим объектам нужна охрана как на стадии строительства, так и на стадии эксплуатации. Ну и основные функции армии никуда не делись: охрана границ, отражение вторжений, экспедиции на территорию врага и обеспечение внутреннего спокойствия. Хотя про это я уже говорил. Ну как, противоречит идея большой армии ''Доктрине'' или нет? - Элеммакил хитро уставился на Главу, прекрасно понимая, какой тот может дать ответ.
   Фейри не возражал, а был задумчив и что-то явно прокручивал в голове, потом почесал кончик носа и выдал то, чего Элеммакил никак не ожидал:
  Я вот прикинул: а не стоит ли немного отступить от ''Доктрины'' в пункте оружия - не маловата ли фора в 100 лет для таких наполеоновских планов и стольких границ? Потянем, особенно если возможности магии не оправдают наших ожиданий? -
   Теперь пришел черед чесать репу Элеммакилу - он понял, что перестарался и собственными руками, вернее словами, подтолкнул Главу на другую сторону. Однако эльф быстро собрался и с жаром начал гнуть свою линию, пытаясь исправить то, что сам и натворил (Элеммакил так и не смог услышать спрятанную в словах провокацию и не почувствовал легчайшего как пух ментального посыла от хитрого фейри, что постоянно подогревал разговор, не давая Элеммакилу утратить к нему интерес ).
  Сто раз уже говорено: при всем желании нам не создать современное, да даже близкое к современному оружие сразу - нужны кадры, нужны станки, нужны десятки металлургических и химических производств, нужна бесперебойная доставка необходимых ресурсов, нужно массовое производство боеприпасов, нужны отлаженные технологические цепочки. Я вот немножко понимаю в этом деле и сомневаюсь, что все это удастся создать хотя бы за 20-30 лет! Кустарные, единичные образцы может быть, а крепкое серийное производство - шиш! Но даже если удастся, то что, все это время с мечами и луками ходить?! И ты уж извини меня, Глава, но глупость ты морозишь - что значит, превосходство в 100 лет маловато?! Разница в 100 лет это разница между дружиной Ивана 3-го и поместным войском Бориса Годунова, между поместным войском Бориса Годунова и армией Петра Великого! Можно продолжать...
  Не нужно, - остановил его улыбавшийся про себя Дримм, - основную идею я уловил. Согласен. -
   За оставшееся время Глава и генерал обсудили еще немало тем: более подробно подняли архисложный религиозный вопрос, общую неразвитость любых транспортных путей как всего мира прошлого, так и той его части, что станет их домом (кошмар-кошмар и ужас), неизбежную проблему языков, ожидаемо-сложные отношения с Москвой. Кроме того, повнимательней разобрали проблему интеграции лесных и степных племен Сибири с кланом и друг с другом (и саму возможность такой интеграции), затронули тему климата (опять тихий ужас), сельского хозяйства (уже не тихий ужас, а УЖАС!!!), обсудили вполне возможные утечки технической (и не только технической) информации от пришельцев к местным и последствия таких утечек - много-много важных, сложных тем. Кстати Элеммакил предложил не дожидаться таких утечек, а взять их под контроль, то есть продавать старые станки и технологии попроще всем заинтересованным сторонам. По мнению Элеммакила тем самым достигалось сразу несколько задач: во-первых, покупатели купят то, что предлагают им Драконы, а значит пойдут по нужному Драконам пути развития; во-вторых, продавая свои старые, но все равно очень продвинутые для хроноаборигенов станки и технологии, Драконы как бы придушат технический и научный прогресс (зачем придумывать что-то свое, вкладывать деньги в науку, изобретать, когда можно купить то, до чего отечественным гениям как до Луны!); в-третьих, такая торговля наряду с торговлей оружием может стать тем крючком, что позволит Драконам зацепиться за рынки других стран (в те времена за рынки и торговые пути шли натуральные войны, горели города, отправлялись экспедиционные корпуса, свергались династии и т.п. ); в-четвертых, Драконы получали оборотные средства и выкачивали эти средства из других стран. Тем не менее, несмотря на все приведенные аргументы, Дримма не очень грела мысль о том, что таким образом они усилят конкурентов, возможно завтрашних врагов, но все же он обещал обдумать этот вариант.
   Уже в самом конце разговора Дримм буквально выудил из разговорившегося собеседника несколько интересных мыслей о том, какую на его взгляд политику стоит вести Драконам в отношении знати и правителей нейтральных или выбранных в союзники государств. На этот раз никаких повергающих основы новинок, а компиляция проверенных временем классических рецептов. Элеммакил предлагал следующее: устанавливать с правителями и высшими сановниками соседних государств хорошие, желательно дружественные отношения. В качестве крючка использовать уникальные вещи, каких нет больше ни у кого, а так же средства для продления жизни, работоспособности, лучшего здоровья. Если можно будет использовать магию и алхимию, то проблема решена, если нельзя, то придется поломать голову, впрочем со знаниями 21-ого века можно обойтись и без магии. Установив такие отношения, опутывать правителя и ключевых сановников множеством личных полезных им связей (специалисты в разных областях от прокладки канализации до раскрытия заговоров, целители, подарки, помощь в разных делах), уже с их помощью опутывать само государство плотной сетью торговых, военных, геополитических, финансовых договоров, причем не кабальных договоров, а вполне выгодных обеим сторонам. Жизнь и власть самого правителя и ключевых фигур следует поддерживать столько, сколько возможно, не жалея на это никаких средств, редких лекарств или магии, стать стареющему правителю надежной опорой поддерживать-оберегать его от внутренних заговоров и внешних угроз (хорошо бы на момент смерти у правителя имелись взрослые внуки, лучше правнуки). Все это время вести вдумчивую, неторопливую работу с возможными наследниками, элитой, жрецами, купечеством, горожанами, крестьянами - создавать в перечисленных слоях населения образ пришельцев-Драконов как друзей и союзников народа, государства и правящего дома (седьмой приоритет ''Доктрины поступательного развития''). После неизбежной смерти правителя использовать свое влияние и поддержать наиболее выгодного в дальней перспективе государя, желательно так же в преклонном возрасте. Свою идею держать в правителях других государств стариков Элеммакил аргументировал так: молодые хотят славы, подвигов, кардинальных реформ - старики желают тишины и покоя; молодые начинают войны - старики бегут от войн как от огня и предпочитают решать проблемы переговорами; молодые тщеславны, падки на лесть, их легко увлечь лживыми посулами и завлечь в любовные сети - старики мудры, осторожны, а ярким любовным забавам предпочитают куда более спокойные развлечения. Так что с какой стороны не посмотри, но для Драконов сплошной профит, если на тронах чужих государств надолго обоснуются обязанные им старики - выгодно не только для Драконов, но и для подданных этих государств (в последнем пункте с Улисом можно было поспорить, ведь тишина и спокойствие, которые так любят титулованные старики, очень часто превращаются в болото, стагнацию, застой, а реформы и войны молодых частенько дают государству необходимый ему для развития пинок, но вот для Драконов действительно предпочтительней казался старый, зависящий от них правитель, чем молодой-горячий, которого вполне возможно придется ''остужать'' ).
   В общем Элеммакил и Дримм общались долго, хорошо и с немалой пользой как для себя, так и для клана и будущего в целом. За интересным разговором время всегда бежит незаметно, так и тут увлекшиеся собеседники опомнились только когда на землю окончательно опустилась тьма, а на стене зажгли неяркие, зеленого света фонари - день и вечер прошли не зря.
  
  
  
  
   Глава 16
  
  
  
  
  
  500 километров вниз по реке от Уугнанглан-рока.
  28-день похода клана Красного Дракона в степь, 10 часов утра.
  Накилон - полуэльф, воин, летун.
  
  
  Вот прощелыги! - Накилон с завистью разглядывал идущий против течения корабль, особое внимание уделяя грудам наваленного на палубу добра. - Как гуляют, аж завидно! Но ничего, будет и на моей улице праздник - когда начнем шинковать орду, я за час доберу все, что упустил за эти дни! - сам себя приободрил летун, тем не менее провожая корабль наемников завидущим взглядом. Было время когда он был таким же как они: вольным как ветер, странствовал где хотел, дрался на земле, а не гвоздил с воздуха, брал добычу и даже не думал прислушиваться к чьим-либо приказам, в общем - играл. По добыче и воле он иногда скучал, по всему остальному нет: жажду странствий с избытком удовлетворял клан, нынешний поход - яркий, но не единственный тому пример, разумные приказы от такого Главы и таких заслуживших свое право приказывать старейшин не особо тяготили бывшего курсанта, а насчет боя на земле и в воздухе, то он ни на что бы не променял возможность летать. По сравнению с этой возможностью меркла любая добыча и воля - Накилон сильно сомневался, что сумел бы раздобыть летающего маунта без помощи клана, по крайней мере ему понадобились бы годы или невероятная удача.
   Як (маунт-грифон) летел быстро, наемники хоть и тащились, но тоже давали какую-никакую скорость, и вскоре вызывающий раздражение корабль скрылся с глаз, стало полегче. Летун вновь сосредоточился на реке и на том, что творилось на ее правом берегу. Впрочем, ничего особенного там не творилось: на как-будто вымершей реке редко-редко можно было увидеть рыбачью лодку, про корабли и речи не шло (исключение - редкие корабли наемников), на суше иногда выгоревшие кочевья, трупы в степи, разграбленные поселки речных людей - обычная картина местности, по которой прошли не отказавшие себе ни в чем игроки, но в основном - степь, камыши, заросли у реки, иногда, совсем редко, почти настоящие леса, что будто боялись степи и жались к воде. Накилон скучал, разглядывая давным-давно приевшийся пейзаж, и размышлял о своей судьбе в клане как летуна и вообще размышлял...
  Все же удачно я попал: в горах сумел хорошо зарекомендовать себя перед Маской, и она поручилась за меня, потом учебка, практика, вступление в клан, Огонек (подружка словно живая появилась перед глазами соскучившегося летуна), службу в абордажной команде - классные были времена! - Накилон чуть не причмокнул от удовольствия, вспоминая свою полугодичную жизнь на флоте. Ходить на кораблях, драться с чернозадыми дикарями, морскими чудовищами и пиратами ему нравилось немногим меньше чем летать. Яростные абордажи, заброшенные острова и города на них, неизвестные маршруты, адреналин выше крыши, редкие, но дикие по накалу свидания с Рыжим Огоньком, буйное веселье на берегу, когда их корабль бросал якорь в гаванях того или иного острова-государства, тамошние кабаки и изумительные бордели с девками на любой вкус - такая веселая жизнь захлестнула его с головой и настолько пришлась ему по душе, что когда закончился срок его службы, он едва не попросился на флот на постоянной основе.
   Накилон со смущением вспомнил свою радость, в тот день когда его вызвали к Главе, и тот в присутствии Людмилы предложил ему пополнить ряды летунов, тогда ему казалось, что он вытянул самый счастливый в своей жизни билет - ему, новичку, предложили маунта-грифона, его мечту, которую он лелеял с тех самых пор, как впервые увидел в деле драконьих летунов! Какой тут мог быть флот?! В жопу флот, кабаки и бордели! В черную жопу самого черножопого из дикарей! Разумеется он согласился и вскоре получил яйцо, из которого прямо у него на руках вылупился голенький пищащий комочек с пушистыми и мягкими как шерстка перышками! Трогательный комочек получил грозно-памятное имя - Як.
  Хороший Як, хороший! - поддавшись навеянному воспоминаниями порыву Накилон засунул руку в ворох перьев и почесал особое место на шее грифона.
   Як тихонько закурлыкал, радуясь ласке хозяина, от него пришла теплая волна. Как и всякий маунт он готов был ради хозяина на все и ждал, надеялся, жаждал получить приказ хоть что-нибудь для него совершить, порадовать его, почувствовать его радость. Но приказ оставался прежним - равномерно лететь с прежней скоростью и на прежней высоте.
   Только когда Накилон узнал НАСТОЯЩУЮ тайну Драконов, он по-настоящему понял, какой джек-пот он сорвал, получил возможность обрести реальную жизнь, а не заменивший ее виртуальный суррогат, спасти своих родных, младшего брата и мать! С тех пор и до самого недавнего времени все его мысли занимало, как убедить или, если нужно, заставить брата и мать разделить его судьбу, вступить в клан, спастись, не кануть в небытие вместе с обреченным миром. Впрочем самой тяжелой проблемой оказалось не убедить мать и брата в своей правоте, а приобрести две капсулы для них - небогатая семья не могла позволить себе такие траты, а взять кредит они уже не могли - как и многие были в долгах-кредитах как в шелках, с трудом умудряясь выплачивать безбожные проценты, что требовали с них самые последние кровопийцы-ростовщики, то есть, извиняюсь - солидные, лицензированные Российские банки. Казалось неразрешимая проблема не имела решения, но на помощь пришел клан, пришел в реале, ссудив семью своего члена вполне реальными деньгами, которых хватило не только на покупку капсул, но и на прожитье года так на два (если не шиковать). И вот буквально четыре месяца назад клан получил двух новых членов, а Накилон обрел относительный душевный покой. Дом, семья, любимая женщина рядом, надежные друзья и соратники, цель в жизни - что еще нужно мужчине для счастья? Да, как бы высокопарно это не прозвучало, но Накилон был счастлив, а иногда посещавшие его мечты о жизни вольного игрока, так и оставались редкими смутными мечтами, скорее даже воспоминаниями о том, что было и прошло.
   Подошло время перекуса, и заготовка-бомбометатель передал ему большую кружку морса и здоровенный бутерброд. Накилон с немалым удовольствием употребил и то, и другое, немного переждал пока бомбометатель доест свою порцию и передал пустую кружку назад. Як косился на жующего хозяина одним глазом, но даже не думал клянчить подачку - твердо знал, хозяин не забудет его покормить или дать разрешение поискать пищу самому. Заготовка поинтересовался, не нужно ли еще морса или еды, Накилон, немного подумав, отказался, не забыв похвалить начинающего ''кулинара'' за умело сварганенный бутерброд. Как и многие летуны бывший курсант давно уже не использовал в качестве напарников-бомбометателей стандартных клановых универсалов, а поднапрягся и купил личного заготовку под себя. Так что напоминавший габаритами спецназовцев бугай у него за спиной хоть и не был мастером на все руки как обычный универсал, но зато мог оказать реальную поддержку в бою, в том числе и в ближнем на земле, а еще обладал прямо таки орлиным зрением, умением далеко зашвырнуть гранату и крайне метко и точно разить дротиками на полной скорости - немаловажное умение, когда нужно поразить одиночную убегающую цель, на которую жалко тратить гранату или заряд жезла. Запас таких дротиков Накилон держал специально для него, даже купил для них особый напоенный магией колчан, в который входило не меньше сотни штук. Умение делать вкусные бутерброды это не заложенное при создании умение, а наука Рыжего Огонька, которая долго маялась, но сумела научить сему вкусному искусству бронзовокожего бугая, зато теперь каждый раз когда Накилон хавал приготовленный заготовкой бутерброд, он с теплотой вспоминал заботливую подружку.
   Между тем с правой стороны показался крупный приток реки, не просто приток, а сам по себе немалая, даже довольно таки большая, вполне судоходная река. Сперва летун хотел продолжить свой путь и исследовать приток на обратном пути, но потом изменил свое решение.
  Какого черта! - подумал Накилон. - Я итак уже забрался слишком далеко, как никто из наших не забирался, разве что наемники ходят еще дальше. Ну ходят и ходят - их дело, а мне пора бы домой, а то еще пропущу все интересное и останусь без очков. Решено! Прогуляюсь по притоку километров на 20-30, может чего интересного найду, вроде не указанного на картах города или остановившуюся на берегу орду. Если город, заночую в нем, если нет, то не буду кружиться по изгибам реки, а прямым ходом ломанусь домой, к вечеру буду. -
   Сказано сделано: Як заложил крутой вираж и устремился вверх по реке к уже успевшему скрыться из виду притоку. Принявший решение Накилон непроизвольно желал сделать все побыстрей, и чуявший его невысказанное желание маунт неуклонно прибавлял скорость. Крутой разворот! Грифон резко вошел в приток и еще шибче замахал крыльями, стремясь побыстрее преодолеть отмеренную хозяином дистанцию. Сам хозяин грифона активно вертел головой, внимательно оглядывая берега, высматривая интересное, тем же самым занимался и заготовка у него за спиной.
   Буквально через 5 минут полета Накилон увидел то, что заставило его забыть желание поскорее попасть домой, лихорадочно активировать дополнительные амулеты маскировки и заложить большой круг с набором высоты. А увидел он десятки, возможно сотни кораблей среди поросших камышами островков у левого берега! Не только уже знакомые речные суда, на которых плавали торговавшие по реке купцы, но и незнакомые корабли с более крутыми бортами и слишком серьезной для реки парусной оснасткой - пришельцев было больше чем купцов.
   С высоты картина стала полней: и вправду сотни кораблей, на берегу еще десятки вытащенных корпусов, дальше лагерь из множества привычного вида орочьих шатров, в лагере черно от народу.
  Кто среди шатров, чем занимаются? - Накилон повернулся к заготовке.
  Люди, - немедленно ответил тот, потом нахмурился и виновато посмотрел на господина, - или морские люди, я не знаю, как их различить. -
  Да и не надо - ты молодец! - Накилон услышал главное.
   Заготовка расцвел от похвалы.
  Только люди? - новый вопрос от летуна.
  Нет, всякие есть, но людей больше чем всех других вместе взятых. -
  Орки есть? -
  В лагере немного, гораздо больше на конях в степи вокруг лагеря. -
  Вот как, - Накилон развернулся и оглядел степь за сборищем шатров, с большим трудом ему удалось разглядеть компактные группки конных орков тут и там. Востроглазый заготовка в очередной раз доказал, что был приобретен не зря.
   Летун продолжил вести наблюдение, не приближаясь к кораблям, через несколько минут ему стало ясно: на судах почти нет людей, все на берегу либо в лагере, либо возятся с вытащенными на берег корпусами. На мгновение мелькнула мысль, атаковать так подставившихся врагов, но не менее быстро пришло осознание, что ему не справиться одному. Он наклонился и сжал в руке закрепленный на сбруе грифона специальный амулет связи. Амулет помог компенсировать недостаток ментальных умений и достать до Уугнанглан-рока. Людмила ответила не сразу, видимо была занята, но все же через пару минут Накилон услышал ее голос в голове:
  Докладывай! - без всяких прелюдий потребовала главная летунья.
  Почти четыре сотни морских и речных судов, небольшая часть вытащены на берег для ремонта корпусов, экипажи на берегу, отдыхают в орочьих шатрах, на шатрах знаки Вишен, орки их охраняют и гоняют для них барашков на шашлык. В экипажах интернационал, но в основном или люди, или морские люди, тысяч 20 числом. -
  Много. - (Накилон почувствовал недовольство начальницы). - Слишком много! Откуда они взялись?! Ходившие вниз по реке наемники ни о чем подобном не говорили, они не должны были бы пропустить такой флот! -
  Лови картинку, - Накилон напрягся до рези в висках и переслал сомневавшейся Людмиле изображение, тем самым позволяя ей увидеть все самой.
  Действительно, - теперь, после того как она увидела все своими глазами, Людмила ощущалась не недовольно, а задумчиво. - Нужно что-то с этими уродцами делать - так их оставлять нельзя. Почему докладываешь ты, а не старший твоего звена? -
  Моего звена здесь нет - Ласмерил как самого скоростного отправила меня одного. -
  Вот засранка, не положено же! - возмутилась действиями командира эскадрильи Людмила, но быстро остыла: - Ладно, не до ее косяка - все равно одного звена для атаки мало. -
  Нужно атаковать как можно быстрей, - решился озвучить свои мысли Накилон, - сейчас просто идеальный момент - корабли сгрудились в кучу, экипажи на берегу и быстро им до кораблей не добраться. Особенно хорошо может получиться, если зажечь корабли и камыши вокруг них, а потом задержать экипажи на берегу, не давать им достичь горящих судов - так можно управиться малыми силами. Если упустим такой момент, то будет гораздо сложней и малыми силами уже не обойтись. -
  В правильном направлении мыслишь! - одобрила его предложение Людмила. - Особенно мне понравилось про малые силы, и ты прав, момент упускать нельзя. Значит так, - приняла решение Людмила, - я направлю к тебе всех, кто сможет добраться до тебя в течении часа-двух, а ты полетай там, сориентируйся на местности, подробней продумай план атаки - когда прилетят, возглавишь налет. -
  А если старшие не захотят мне подчиняться? - вполне обоснованно предположил Накилон.
  Захотят, а не захотят, ответят передо мной, - отрезала не сомневавшаяся в своей власти Людмила. - Все, готовься и жди. И еще: смотри, не пролюби полученный шанс, не подведи меня. -
   Через полтора часа вдали от кораблей в воздухе собралась компания из 14-ти летунов, еще один был в нескольких минутах лета от них. Среди собравшихся Накилон оказался самым молодым, и, как он и предполагал, его назначение старшим не могло не вызвать недовольства остальных. Нет, конечно нет - Людмила тоже оказалась права, и ее приказ никто не оспорил, однако старые летуны и не думали скрывать свое отношение к прыгнувшему выше головы новичку.
  Давай план атаки, посмотрим, что выкакал твой младенческий мозг, - пренебрежительно обратился к Накилону самый недовольный из старожилов, хозяин огромного (в три раза больше Яка) грифона с отливающими зеленой сталью перьями.
   Накилон не повелся на хамский тон, а спокойно, аргументированно изложил свой план, расписал его от и до. Подробный, продуманный план не вызвал возражений среди летунов, даже хамоватый хозяин изумрудного маунта вынужден был неохотно признать:
  Годится, наверное Ледяная все же не зря поставила старшим тебя. И ты эта, не слишком близко к сердцу принимай про младенческие мозги - погорячился я, - почти извинился бывалый летун.
  Проехали, - не стал зарубаться из-за ерунды Накилон и обратился ко всем: - Готовьтесь, как подлетит Допель (припозднившийся летун), через пять минут начнем. -
  
  
  20 минут спустя.
  Там же.
  
   Ничто не предвещало беды: прибрежные пираты хорошо отдыхали под тенью широких шатров, угощались нажористой бараниной, суховатой кониной, жилистой, но ароматной дичиной, всем тем, что орки-союзники принесли им на прокорм, чинили поврежденные корабли, отдыхали, отсыпались, давали отдых непривычным к столь долгой гребле спинам и рукам - в общем набирались сил для ночного рывка вверх по реке. И вот хороший день закончился в один момент и превратился в свою полную противоположность, превратился черт-те во что!
   Сперва никто из тех, кто находился на берегу, не увидел как один за другим и быстро вспыхивают стоявшие на мелководье корабли, как вспыхивает камыш, как вспыхивает сама вода, когда об нее шлепались возникшие прямо из воздуха предметы. Когда увидели дым, услышали голос огня, почуяли запах горелого дерева, было уже слишком поздно - предметы падали на берегу, на пляже среди вытащенных корпусов и лодок. Совсем другие предметы - мало огня, зато много густого, разноцветного, вонючего дыма. Тяжелый дым полностью скрыл под собой берег реки, лишь корпуса самых крупных кораблей торчали над ним как скалы над туманом. Внутри дыма-тумана сплошной кашель, слезы, непонимание того что происходит - разноцветные дымы не убивали, но полностью деморализовали тех, кто находился внутри, лишили их зрения, заставили запаниковать и заметаться.
   Все происходило невероятно быстро: вот на рейде вспыхивают десятки кораблей, вот вонючий туман скрыл берег реки, а вот среди шатров и сытых, спящих, отдыхающих пиратов гуляет смерть - металлические шары с неба грохаются о землю, пробивают войлочные крыши и со страшным грохотом взрываются сотнями зазубренных осколков или извергают из себя сотни пуль, похожих на пули от пращи! Для пуль и осколков нет преград - им едино кого рвать: стенки шатров, землю, туши овец на вертелах, человеческую плоть!
   Так же внезапно как и началось все заканчивается. Горят корабли на воде, пляж как в туман погружен в вонючий, густой дым, среди шатров и внутри них сотни убитых и изувеченных пиратов. Над лагерем стоит страшный гул из смеси стонов и ничего не понимающего ора, лежат поваленные шатры, кое-где среди них разгорается пожар (взрывы разворотили некоторые очаги и раскидали угли). Только теперь пираты осознают, что на них напали, но кто напал, откуда и как до них еще не доходит.
   Считанные минуты паники и бесполезных метаний, а затем вся масса пиратов хлынула на пляж прямо в разноцветный туман! Как бы то ни было и чтобы не произошло, но корабли это жизнь пирата, и они кинулись их спасать! Туман заставил пиратов спотыкаться, падать, натыкаться на корпуса и друг друга, кашляться, тереть глаза, много чего заставил, но вот пары вещей он не мог - убить и остановить...
   Новая атака! На этот раз не с воды, а вдоль берега реки (отбомбившиеся летуны сделали круг и пошли на новый заход). Прямо в клубящийся туман летят бомбы всех сортов! Туман вспухает горбами, жутко колышется, дышит огнем - внутри него горят, трещат, брызжут щепой корпуса, рвется-горит человеческая плоть! На самой границе берега и воды переворачиваются полные людей лодки!
   И вновь пришедшая с неба незримая смерть оставила пиратов в покое: потихоньку редеет дым-туман, кто-то с криком забрасывает песком горящие на берегу корабли, кто-то, сев в уцелевшие лодки, стремиться к тем, что горят на воде или еще не горят, но скоро загорятся. Много и тех, кто воет по потерянной руке-ноге или пытается удержать вываливающиеся из вспоротого осколком брюха кишки. Пожар в лагере все сильней, его никто не тушит - не до того. Из степи несутся только-только очухавшиеся орки.
   Орки не успевают до начала третьей атаки! Снова атака со стороны реки, снова под раздачу попадают корабли! На этот раз не металлические и керамические шары с огнем внутри, в несчастные корабли врезаются огненные и ледяные шары, разнообразные молнии, стрелы, волны, разные другие заклинания как с внешними эффектами, так и без - игроки щедро работают из жезлов, отдавая предпочтение тем кораблям, которые еще можно попытаться спасти. Только сейчас уцелевшие маги пиратов смогли обнаружить врагов - в прозрачные силуэты летят редкие боевые заклинания, а так же болты и стрелы от подученных магами простых бойцов...
   На этот раз обнаруженные летуны не стали сбегать как нашкодившие мальчишки, а ринулись прямо на густеющий поток стрел и боевых заклинаний! На забитый бойцами пляж вновь падают зажигательные и осколочные бомбы! Огромной массе людей не убежать, не спрятаться и не укрыться, а только принимать в себя сталь и огонь, а еще терпеть! Терпеть и ужасаться сотням горящих воющих людей, что катаются по песку в тщетной надежде сбить негасимое пламя, терпеть рвущие плоть осколки, когда каждый осколок успевает испятнать сразу несколько тел, терпеть взрывные волны, что валят бойцов как расшалившийся мальчишка валит оловянных солдатиков, терпеть, терпеть, терпеть...!
   Совсем скоро маги перестают отвечать, перестают лететь болты и стрелы - воющая толпа не в силах вытерпеть ТАКОЙ удар судьбы, ТАКУЮ смерть и боль! Еще живые пираты начинают разбегаться, устремляются в сторону пылающего лагеря, забираются под развороченные корпуса, пытаются закопаться в песок и трупы - делают все, только чтобы не терпеть и уцелеть!
   Полностью израсходовавшие запас бомб летуны совершают круг почета над лагерем и пляжем и уходят в сторону реки. Вслед им несутся стрелы от наконец-то подоспевших орков и огненные шары от шаманов, но слишком поздно - летунов уже не догнать ни стреле, ни тем более медленному шару. По пути летуны добивают остатки жезлов по еще трепыхавшимся кораблям, потом недолго работают стрелами-дротиками-болтами по бултыхавшимся в воде пиратам со сгоревших и затонувших кораблей, затем улетают вверх по реке. 15 летунов выполнили и перевыполнили свою миссию, их слава летит впереди них по волнам ментальной связи - героев ждет дом, ждет отдых, ждет почет и материальная награда...
  *
   Через три часа так и не поучаствовавшие в битве, а потому страшно злые Вишни нашли на ком сорвать свою злость и без пощады изрубили, исстреляли, истоптали конями тех, кто не оправдал их надежд и имел несчастье оказаться под рукой. Семь тысяч разрозненных, усталых, часто обожженных или раненых пиратов не смогли ничего противопоставить полностью неожиданному нападению пяти тысяч верховых степняков.
  *
  
  
  
  Уугнанглан-рок, бывший дом одного из вождей племенного союза Вишни, ныне общественная столовая.
  28-й день похода клана Красного Дракона в степь, три часа по полудню.
  
  
  
   С большим опозданием собравшийся наконец пообедать Дримм только-только хлопнул для аппетиту стопарь клюквенной настойки, вдохнул божественный аромат принесенного блюда, уже занес нож над почти лопавшимся от сока к-хна и... рядом с ним бухнулась отыскавшая его Людмила и испортила момент. Такой момент!
  Звиняй, дедуля, если отвлекла, - на всякий случай извинилась главная летунья, при этом абсолютно не испытывая раскаяния внутри себя (уж это-то фейри почувствовал).
   Дримм с сожалением вздохнул, глядя на исходящее паром блюдо, и отложил так и не пущенный в дело нож.
  Что такого срочного случилось? - Дримм постарался скрыть раздражение в голосе, но получалось плохо - густой аромат хорошо приготовленной баранины убойно воздействовал на голодный организм (Дримм не успел позавтракать сегодня утром).
  Есть три известия: плохое, хорошее и ожидаемое, - Людмила словно не замечала раздражения Главы и его ''мук''. - Тебе сперва какое? -
  Давай хорошее, - ни на секунду не задумался Дримм. Сидевшие напротив Альдарон и Муллкорх тоже заинтересованно уставились на принесшую какие-то известия жрицу-паладиншу, уши навострили и многие другие игроки за соседними столами.
  Отличился Накилон, ну это новенький, тот что тебя недавно подвозил, бой-френд Рыжей (Рыжего Огонька), - Людмила напомнила Главе о ком идет речь. Зря напрягалась - Глава клана прекрасно помнил имена и прозвища ВСЕХ членов клана, тем более он не забыл молодого (недавно принятого в клан) летуна и его небольшого, но скоростного маунта с навевающим забавные ассоциации именем.
  Помню. Давай по сути, - поторопил жрицу Дримм.
  Совершая дальнюю разведку вниз по реке, он наткнулся на укрытый в одном из притоков флот, серьезный флот - более двухсот боевых кораблей и не меньше сотни вместительных купеческих. Несколько кораблей вытащили на берег, экипажи загорали на берегу, с комфортом устроились в орочьих шатрах и на полном пансионе. Охрану вокруг их лагеря обеспечивали орки со знаками Вишен, примерно пять тысяч. -
  Ух-ты - интересно! - мгновенно подобрался Дримм, баранина была забыта. Интересно было не только Главе - Муллкорх и Альдорон жадно подались вперед, а на столовую опустилась тишина, никакого чавканья, звона посуды и разговоров - всем хотелось послушать про флот. Некоторые игроки, как например обедавшие за соседним столом Задира, Юла и Солнышко, и вовсе развернулись на скамьях и уставились на паладиншу.
  Он не будь дураком сразу связался со мной, объяснил ситуацию и затребовал ЦУ. Я дала ему карт-бланш привлечь всех летунов поблизости, возглавить их и подпалить ''пляжников''. -
  Не рисковала, доверяя дело такому молодому? - осуждающе покачал головой Мулкорх. - Чего, поопытней летунов не нашлось? Кстати, что за корабли, и что за ''пляжники''? -
  Купеческие - обычные речные небольшой осадки суда. Боевые - пригодные как для моря, так и для реки, весла-паруса. Экипажи в основном люди или морские люди, издалека Накилон не разобрался, кроме людей всякой твари по паре. -
  По описанию похожи на прибрежных пиратов, - вставил свои пять копеек Альдарон. - Есть тут такие: обычно орудуют в дельте реки, где много островов, или по побережью шуруют, так высоко обычно не поднимаются. -
  Значит у Вишен нашлись аргументы заставить их отступить от своих правил, звонкие аргументы. Выходит не все мы у них забрали - недоработали, - сделал вполне очевидный вывод Глава.
  Насчет того, что есть и поопытней, ты прав, но мне понравилось, как он доложился, расписал ситуацию. Да блин (!), у него уже готовый план атаки был! Я решила, раз уже встал, то не сгонять его с тапок, дать проявить себя до самого конца, - объяснила свои действия главная летунья. -
  Раз новость хорошая, значит проявил себя как надо? - полуутвердительно спросил Дримм.
  Классно проявил, - расплылась в улыбке Людмила, - спалил все корабли на воде и на суше, лагерь также подпалил. Всего в атаке участвовало 15 летунов. Представляете, 15 летунов сожгли целый флот! -
  Ай, красавчики! - не удержалась Солнышко за соседним столом.
  Молотки! Везунчики! Новичка наградить! Выпить за летунов! - послышалось со всех сторон, притихший было зал радостно загудел.
  На эскадрилью его рано, а вот в командиры звена его (Накилона) продвину - заслужил! - под радостные возгласы и тосты озвучила свое желание Людмила.
   Глава согласно кивнул и, поддавшись общему настроению зала, налил настойки в стопарь, налил и Людмиле, налил пододвинувшим свои стопки Альдарону с Муллкорхом, поднял стопку над головой, подождал пока немного утихнет шум и произнес короткий тост:
  Чтоб не последний флот! - тост Главы поддержали по всему залу. Сидевшие за столом выпили. Довольно крякнувший Дримм отставил стопку, оглядел зал и произнес: - Надо будет и денежную премию ему подкинуть, а то званиями сыт не будешь. -
  С языка сорвал - сама хотела предложить. - Людмила зажевала крепкую настойку украденным с тарелки Альдарона куском шашлыка.
  Давай теперь порть настроение, - махнул рукой Глава. Услышавшие его слова Муллкорх и Альдарон вновь подались вперед, стирая улыбку с лиц, подались вперед и Юла с Храваноном, остальной зал ничего не слышал, а вовсю отмечал (Солнышко и вовсе уже убежала порадовать известиями других летунов ).
  Часа через четыре к орде на переправе подойдет подкрепление из Вишен. Подкрепление - полное говно: кони-оружие-доспехи даже низшим сортом слишком жирно назвать, женщин и подростков почти половина, но их 40 тысяч. А к вечеру подойдет 100-тысячная орда от Ночного Варга (название союза племен). Там серьезные мэны: чуть не 2/3 сидят на хаштра, тяжелой конницы тысячи 4 и 2 тысячи ррыргха - крутые в черных латах и на здоровенных черных варгах. -
   Слова Людмилы вызвали противоречивую реакцию: Храванон и Лауриндиэ (Задира и Юла) тревожно переглянулись, Муллкорх нахмурился, стукнув кулаком по столу, а вот Глава и Альдарон наоборот разулыбались. Облегченно выдохнувший Дримм пододвинул к себе к-хна и вонзил в него нож, выпуская все еще горячий сок, а также кивнул Альдарону, и тот с охоткой вновь разлил настойку по стопкам.
  Обманула ты меня, - пытаясь прожевать первый кусок невнятно упрекнул летунью Дримм, - оба известия хорошие. Давай поскорей ожидаемую новость и выпьем сразу за все. -
  Ну ладно, - несколько удивленная его реакцией Людмила сумела совладать с любопытством и, прежде чем его удовлетворять, выполнила просьбу Главы: - Ты оказался полностью прав насчет других орд - помимо ста тысяч, что подойдут вечером, и подкреплений от Вишен сюда движется три большие орды и несколько десятков поменьше. Самая ближайшая днях в 5-ти пути, остальные - 7, 10, 12 дней. -
  Сколько на круг выходит? - Дримм буквально цвел от ее слов и со вкусом жевал уже второй кусок.
  3 большие (орды): 200, 220-230, 300 с лишним. Про маленькие точно трудно сказать, возможно еще тысяч 200, может быть и все 300 наберется. -
  Так это же отличное известие - лучшее из трех! - невероятно довольный Дримм прожевал кусок и цопнул стопарь. - Давайте выпьем за орков, чтобы их ничто не задержало в пути! -
   Тост поддержал один лишь Альдарон: Глава и главный безопасник клана чокнулись и замахнули под недоуменными взглядами остальных.
  Так, я не поняла! - не выдержала Юла, на мгновение опередив Муллкорха и Людмилу. - Вы че, Глава, Папаша (Альдарон), белены объелись?! Чему вы радуетесь!? Тому что против нас к вечеру поллимона злых орков стоять будут, а через несколько дней все полтора?! Или я чего-то не знаю?! -
  И вправду, объяснитесь, - поддержал ее Муллкорх, - а то быстро определим вас в желтый дом как впавших в помешательство и будем мозги через жопу током лечить. -
  Жестко! - ''напуганный'' угрозой Глава ловко наколол на вилку очередной кусочек баранины. - Это где ж так голову лечат? -
  Да Батька на Белой Руси своих диссидентов так пользует, прежде чем пустить на удобрения для картошки, - просветил его и всех Мулкорх (правду сказал иль наврал, бог весть, хотя с Батьки станется - тот еще кадр).
  Не томи душу, дедуля - раскалывайся до самых подштанников! - поторопила умиравшая от любопытства Людмила.
  Чем быстрее придут, тем лучше, чем больше придет, тем раньше уйдут, - глубокомысленно, а возможно играя на публику, изрек Дримм и отправил очередной вкусный кусочек по адресу в рот, уже жуя рассыпавшийся во рту кусок, отрицательно мотнул головой, когда Альдарон хотел вновь наполнить его стопарь.
  Чего еще за головоломка, по-человечески скажи, - через минуту вновь накинулась на Главу Юла. - Чем лучше? Почему чем рань.. больше придет, тем раньше уйдут? -
  А подумать головой? - погрозил ей вилкой Дримм, не отвечая на вопрос. - Людмила? Юла ? Вы ведь девочки умные, ну чтобы вам самим не догадаться - все ведь на поверхности. Каскадер? Ватсон (Муллкорх)? Вы конечно не девочки, но с мозгами у вас тоже все в порядке. Думайте! Почему, чем больше орков соберется у переправы, тем для нас лучше? Да они и не соберутся, эти-то свалят со дня на день. -
  Я совсем запутался, - пожаловался Храванон. - То ты говоришь, что для нас лучше, если как можно больше орков соберется, то, что они со дня на день уйдут. -
  Аналогично, - кивнул морщивший лоб Муллкорх.
  А я кажется понимаю, - задумчиво протянула Людмила. Она посмотрела на Главу и произнесла одно единственное слово: - Трава? -
  А еще жратва - не только коней, но и овец нечем кормить, - довольный Дримм наконец-то перестал ходить вокруг да около и прямо называл вещи своими именами. - Я утром не зря на одном из патрульных (летунов) полетал над степью - на несколько часов вокруг лагеря орды выжранная голая земля, орки гоняют овец и коней черт-те откуда. Скоро и так не смогут - 2-3 дня и они вынужденны будут уходить. Впрочем нет - подкрепления им сильно подосрут в этом отношении - уйдут уже завтра или потеряют боеспособность, сидя без коней, что пасутся в целом дне пути от них. Нет, не пойдут они на такое безумие - уйдут. Остальные тоже не придут - пока не вырастет трава оркам здесь у переправы делать нечего, если только сходу не атаковать. А теперь представьте, если уж степь не выдерживает долгого пребывания на одном месте всего одной орды, как вычистят степь сразу несколько орд! Полтора миллиона орков это минимум 5-7 миллионов лошадей, в два раза больше овец - да они превратят в пустыню всю местность вокруг на недели пути!
  Так че ж они на нас идут, и посол говорил...? - почесал в затылке Муллкорх.
  Посол идиот или нас за идиотов считает, - не лестно охарактеризовал посла Альдарон.
  Второе, - усмехнулся Дримм, обмакивая кусочек баранины в вытекший на тарелку сок. - Надо же: ''Вся степь поднялась против вас!'' - Дримм процитировал сказанные послом слова и расхохотался. Отсмеявшись подвел своеобразный итог, пояснив ранее сказанные слова: - Чем больше орков придет, чем больше коней они приведут, тем быстрее они сожрут всю траву, тем больше будет круг недоступной для прокорма овец и лошадей степи, тем сложнее им станет нас атаковать. Никакая магия тут не поможет, даже друиды, да и шаманы хоть и близко, но не друиды. Завтра, еще до вечера, эти у переправы снимутся и отойдут вверх или вниз по реке. -
  Почему вверх или вниз? - не понял Храванон.
  Потому-что коням нужно не только жрать, но и пить, кстати оркам тоже желательно. -
   Храванон кивнул - действительно не так уж просто найти источник воды для сотен тысяч лошадей и бойцов.
  Значит завтра они уйдут? - с отсутствующим видом повторила за Главой Юла.
  Ага, - улыбнулся ей Дримм, в ударном темпе приканчивая остатки к-хна.
  Значит, если они хотят что-то против нас предпринять, у них остались этот день и ночь? - предположила Юла и посмотрела на Главу.
   Забывший про еду Дримм уже не улыбался, не улыбался и Альдарон, да и вообще все обдумывали прозвучавшие слова.
  А ты действительно умная девочка! - восхищенно посмотрел на эльфийку Глава. - То что я упустил, мигом уловила! Молодец! -
  Умница! - похвалил ее и Альдарон, а затем полушутя-полусерьезно обратился к ее дружку: - Я бы, Задира, на твоем месте как можно скорее брал ее в охапку и замуж тащил - красивых у нас много, а красивых и умных наперечет! Смотри уведут! Я и уведу! -
  Не уведешь! - звонко рассмеялась Людмила, с удовольствием разглядывая смущенную парочку воинов. - Вот не ошибусь, если предположу, что скоро буду их благословлять пред ликом Отца Битв! -
  Эхх! - ''горестно'' взмахнул рукой Альдарон, потом усмехнулся: - Совет, да любовь. Тока не тяните, не провоцируйте меня! -
  Не будем, - ответил обнявший подругу за плечи Храванон, Лауриндие скромно промолчала, прижавшись к жениху.
  И благословляйте, и уводите, и женитесь, но только после дела, - вернул всех к насущному Дримм. - Людмила, летунам сегодня не спать, быть в полной готовности к вылету всю ночь, и наблюдателей над лагерем орды удвой, нет, утрой и прямо сейчас. Альдарон, покумекайте с Маской, как задержать сегодня всех наемников в городе, тем кто на контракте можно приказать, а с вольняшками не получится, думайте. Юла, невеста ты наша премудрая, раз такая премудрая, возглавишь сегодня ночью отряд быстрого реагирования в 300 рыл, рейды в него отберешь сама, отбирай внимательно - если что, буду бросать твой отряд в самое пекло. В заместители возьмешь будущего мужа, все равно у такой умницы как ты, он будет под каблуком, пусть привыкает. -
  Ниче, разберемся, - не особо испугался перспективы стать ''подкаблучником'' Храванон.
  Да кстати, если кто не понял, нам всем сегодня не спать, - уточнил Глава, вставая из-за стола, - будем всю ночь бдеть и ждать гостей. -
  Стоит ли такой кипешь поднимать из-за того, что только может произойти? - попробовал возразить недовольно поморщившийся Муллкорх. Он прекрасно понимал, что игроками дело не ограничится - заготовкам также сегодня не спать, в частности не спать его подчиненным универсалам, которые в отличие от скучавших без настоящего дела боевых заготовок пахали день-деньской (разгружали-загружали корабли, таскали хабар через портал) и соответственно уставали за день.
  Береженого бог бережет, - Глава произнес старые и банальные, но от этого не переставшие быть верными слова.
  *
   С этого разговора начались незаметные снаружи, но ощутимые внутри города изменения - изрядно расслабившаяся армия клана словно подбиралась, как кот перед броском на мышь.
  *
  
  
  Уугнанглан-рок.
  Ночь с 28-ого на 29-й день похода.
  
  
  
   Драконы готовились встретить и проводить эту переломную ночь, ждали проблем, ждали нападения, ждали, какое решение примет орда: десятки летунов парили-следили над лагерем орды, в городе задержали недовольных, но подчинившихся наемных игроков, в казармах не спали и находились в полной готовности все боевые заготовки кроме спецназа - спецназ вместе с игроками клана уже занял позиции по периметру острова, на укреплениях у переправы встали одни лишь игроки, за укреплениями стояли зомби и кровавые стражи, а еще ''Несущие Смерть'' и големы Барсука....
   И все равно нападение произошло ошеломляюще внезапно!!!
   Бумс! Мощные, укрепленные магией и рунами стены на переправе содрогнулись по всей длине от страшного удара! Пришедшего то ли извне, то ли изнутри, то ли из-под земли удара! Содрогнулись, но выдержали, хотя камни в кладке заходили ходуном...
   Крик опомнившихся дозорных на едва не развалившейся стене, дико запоздалые ментальные сигналы от летунов! Сильнейшие маги клана, лучшие разведчики и летуны сели в глубокую лужу, буквально утонули в ней: на месте бывшего моста черная масса - река не может сдержать идущих по воде аки посуху воинов орды! Причем напрягает не то, что орки способны пересечь реку, а то, что сумели незаметно покинуть лагерь и достичь реки, и их при этом не обнаружили ни разведчики на земле, ни многочисленные ждущие такого развития событий летуны, а еще маги клана не почуяли превратившего воду в твердь колдовства. Жутко интересная загадка, как, КАК оркам такое удалось (?!), но Драконам сейчас не до того...
   Бумс! Новый прилетевший неизвестно откуда удар наделал делов! Лопнули и едва не слетели с петель самодельные створы ворот, трещины пошли по камням стен и башен, на одной из башен развалилась баллиста, пара игроков не удержались и упали со стены!
   Река вокруг острова кипит от лодок и плотов - очередной прокол летунов! Лодки несутся и с левого берега реки, сотни лодок с воинами на борту! Но прежде чем лодки и плоты достигли пляжа, из воды густо полезли мокрые, практически голые здоровяки с привязанным к спине оружием в густо обмазанных жиром кожаных чехлах... оказывается некоторые орки еще как умеют плавать! Еще один неприятный сюрприз для защитников города...!
   Бумс! Третий и последний удар неизвестно чем по защищавшей переправу стене! Удар не сломал стену, не превратил ее в гору щебня и обломков, но все ворота долой, перекосило некоторые башни, обнажило все заделанные универсалами проломы (в том числе на месте закрытых камнем ворот), а еще тут и там из тела стены выпали десятки блоков - несколько готовых лестниц для штурмующих...
   ВЗРЫВЫ!!! Взрывы!Взрывы! Взрывы! Взрывы.......... Атакующая переправу масса влипает в минное поле перед полуразрушенной стеной! Атака замедляется, орки теряют тысячи бойцов на раз, еще тысячи на два, буквально разменивая на сотни жизней каждый пройденный метр, но несмотря на безумные потери продолжают бежать вперед сквозь смерть! Со стены летят стрелы, гранаты, боевые заклинания, с башен начинают работать баллисты, лоханувшиеся летуны заливают переправу морем огня, бомбы летят и по тем, кто на берегу перед переправой...
   По всему побережью острова тоже гремят взрывы - заложенные на пляже мины собирают щедрый урожай голышей-пловцов с оружием в руках. Немногие из первой волны пловцов сумели преодолеть смерть в земле и достичь живой стены, чтобы... погибнуть от клинков и заклинаний игроков и стрел спецназовцев! Зато пловцы первой волны расчистили путь для второй...
   Удивительная, полная сюрпризов ночь преподнесла еще один - орки уже в городе и не десятки, не сотни, а тысячи! Тысячи орков хлынули из неиспользуемых игроками районов города! К счастью, орков есть кому встретить - почти 15 тысяч наемных игроков вступили в яростный бой на улицах когда-то захваченного и вырезанного города, стены внутреннего города и крыши высоких домов занимают эльфы-стрелки и универсалы с арбалетами, некоторые улицы перекрывают пехотинцы, трехсотенный отряд Юлы защищает порт, големы Барсука, кровавые стражи и зомби встречают тех, кто попытался ударить в спину защитникам переправы - бои идут по всему городу, по всему острову, жестокие бои...
  
  
  
  Битва, северная оконечность острова.
  Полуразбитый рейд.
  
  
  
   Пущенное со страшной силой копье пробило крякнувшийся щит и развалило голову мага как тыкву!
  Да еб... твою же чертову мать! Опять! Сколько ж можно! - взвыл воин-полуэльф, старший рейда игроков, рейда, в котором после гибели мага осталось всего два бойца. - На! - старший не только переживал за потерю одного из своих, но одновременно мстил - метнул в сторону приближавшихся полуголых фигур с оружием в руках связку из трех гранат. Точно такую же связку метнул и второй боец отряда, тоже воин, тоже полуэльф, но уровнем пониже.
   Связка опытного в этом деле старшего не успела достигнуть песка - взорвалась прямо в воздухе! Взорвалась и стегнула лишенных доспехов орков морем раскаленных стальных осколков! Гранаты младшего взорвались секунду спустя, взорвались на песке под ногами тех, кто еще стоял - фонтан из песка и тел! Единственного еще бредущего в сторону игроков раненого орка прикончила прилетевшая из темноты эльфийская стрела. Больше к позиции никто не бежал и не метал в нее копья. Пока не бежал, пока не метал...
  Как хорошо, что подшурупил мозгой, подсуетился и перед походом прикупил в Узле 3 десятка гранат за свой счет! - проорал несколько оглушенный взрывами старший, наслаждаясь зрелищем изорванных тел и громкими стонами еще живых врагов. - Если бы не подсуетился, хрен мы бы смогли их так привечать - эти новые чугунки так не пошвыряешь! -
  Зато они мощней, - решился поспорить младший. - Одна как две покупные и их не надо покупать за свои кровные. Жаль только маловато их выделяют. -
  Зато покупные легче, ухватистей и по размеру не колхозницы (дыни), а вполне себе нормальные лимонки, - не согласился старший и, как бы подчеркивая свои слова, метнул гранату в сторону мертвых и стонущих тел.
   Вспышка! Грохот! Стонов стало поменьше, а из груд тел неожиданно поднялись три окровавленные фигуры и бросились в сторону игроков! Точнее бросились две, третья заковыляла, подволакивая перебитую ногу. Фигуры не добежали - оба игрока ловко сработали метательными ножами, не прерывая при этом разговор.
  Вроде бы я слышал, что ''батареи'' (гранаты в чугунных корпусах) - временное решение, - поделился младший, заряжая пистолетного типа трехдуговый арбалет. - Как ликвидируют недостаток металла, все перейдем на более качественные гранаты, вроде тех, что выдавали до похода. Помнишь? -
  А что тут помнить? - ухмыльнулся старший, втыкая в песок стрелы. - Пара таких у меня в сумке лежат - классные малышки, не то что чугунное убожество, не хуже покупных, к тому же мощней. Как только такие станут в достатке выдавать, я тут же перестану покупать, ну а пока хочешь не хочешь приходится. - Произнеся эти слова старший напрягся, уставившись в сторону воды, потом толкнул напарника в плечо: - Лодка, готовься! -
   Старший немного ошибся - в песок пляжа ткнулось сразу три кожаные лодки, из которых посыпались орки со щитами в руках и кольчугах на плечах. Прилетавшие из-за спины игроков стрелы заставили орков заплатить, но не смогли остановить их высадку. Вскоре орки быстро бежали-кричали на позицию покоцанного рейда всего из двух игроков.
   Игроки приветили новых гостей острова не хуже чем их предшественников: старший уверенно кидал стрелы из неплохого лука, младший подождал пока орки подойдут на убойную дистанцию и бросил в них уже упоминаемую ''батарею'' (тяжелую гранату с дыню-колхозницу величиной), потом сразу же вторую. Метать столь тяжелые и, что греха таить, неудобные гранаты связками не получалось, но и так вышло не плохо - часть орков переселились в лучший мир, составив компанию трупам на песке, часть залегли, прячась за трупами и стонущими ранеными.
  Ха! - старший, оставив бесполезный пока лук, метнул презираемую ''батарею'' в сторону особо активного шевеления. Несколько подбиравшихся к игрокам орков вскочили, попытавшись отбежать подальше, но не успели - взрывная волна и осколки накрыли всех.
   Не успело затихнуть эхо взрыва, как чуть в стороне поднялся очередной орк с уже занесенным для броска топором!
   Младший игрок сработал оперативно и отпустил два спуска на арбалете! Орк получил два болта в грудь, вспыхнул как новогодняя елка и осел, так и не успев бросить топор.
   Как чертик из табакерочки из песка встал новый орк! Старший игрок и орк одновременно метнули ножи! Нож старшего бесполезно звенькнул о стальной наплечник, нож орка отскочил от индивидуального щита игрока.
   Младший полуэльф помог товарищу и разрядил во вновь замахивавшегося орка последний болт из трех! Орк выронил нож и завыл, схватившись за влетевший в рот болт. Старший вновь метнул нож, сразу же еще один! На этот раз он оказался более точен - оба ножа пробили кольчугу на боку... Орк тяжело грохнулся на песок и заворочался среди мертвых тел и таких же как он недобитков.
   Сразу четыре орка попытались рывком преодолеть расстояние до позиции игроков! Двое стали жертвами ножей старшего, третий - младшего, четвертый добежал и игрокам пришлось взять его в клинки. Орк оказался сильным и неудобным противником, но против двух воинов-игроков все-таки не устоял - бойцы рейда умело раздергали орка между собой, запутали-заморочили его блеском клинков сразу с двух сторон, а затем старший отрубил орку руку с булавой по самое плечо, а младший с оттягом рубанул по перекошенному от боли лицу.
   Игроки слишком увлеклись схваткой и прокараулили еще троих: тяжелый бугай с криком прыгнул младшему на спину и повалил его на песок, два других насели на старшего! Ситуация зеркально изменилась - теперь два орка против одного игрока!
   Младший игрок ужом ворочался под орком, пытался сбросить его с себя, бил локтями и головой назад, но орк был сильней, тяжелей и как бульдог вцепился в свой шанс. Все на что хватало полуэльфа, так это не допускать к своему горлу руку с кинжалом... однако и эту схватку он постепенно проигрывал...
   Неожиданно захребетник обмяк - пока младший боролся за жизнь, старший успел выпотрошить своих врагов и ткнуть под лопатку почти достигшего цели орка. Теперь он стаскивал тяжелое тело с обессиленного борьбой напарника. Закончив с телом, старший на всякий случай метнул последнюю ''батарею'' в сторону пляжа.
   Вновь передышка: игроки могут выпить зелья и отдохнуть, старший воткнул еще несколько стрел в песок, подтянул тетиву и, сунув ириску в рот, начал вязать связку сразу из пяти гранат, младший отдышался-прокашлялся, попинал тело едва не перерезавшего ему горло орка, облегчил переполненый мочевой пузырь на него же, зарядил арбалет. Обоих игроков нервировал шум из-за спины, ладно бы шум битвы из города, к такому они уже привыкли, но на позициях спецназа непосредственно за ними так же слышались крики и звон клинков.
   Над головами игроков пролетели несколько грифонов и ушли в сторону реки - вскоре темноту над речной гладью разорвали вспышки взрывов.
   Молодой полуэльф рвался сбегать до спецназа, чтобы узнать как у них дела и вообще узнать как дела, но старший не разрешил оставить позицию и, чтобы отвлечь нервничавшего напарника, предложил ему дорезать раненых на пляже. Тот согласился и, прихватив трофейное копье, запрыгал между тел, время от времени тыкая острием вниз, старший продолжил вязать связки, уже не по пять, а по три штуки в каждой связке.
   Пока молодой сбрасывал стресс, прибежал легкораненый спецназовец и доложил, что все в порядке: на их позицию выскочили 15 орков из города и полегли под мечами его десятка, потерь десяток не понес.
   Старший похвалил спецназовцев и выклянчил у посланца две ''батареи''. ''Ограбленный'' спецназовец убежал обратно, через пяток минут вернулся нагруженный как мул младший игрок. Основной груз пыхтящего полуэльфа составляли метательные копья и перевязи с метательными ножами, кроме них пара роскошных украшенных драгоценными камнями булав и явно дорогой изогнутый клинок с золотой головой варга вместо навершия.
  Не плохо, - похвалил напарника старший, - но на будущее: дорезать значит дорезать, а не доколоть копьем, светясь в полный рост. Ты ведь заметный был как Михалков посреди Ельцын-центра - желанная мишень для шаманов и стрелков. Прилетела бы какая бяка из темноты, и я бы тут совсем один остался куковать. -
  Не подумал, - повинился младший. - Хотя с другой стороны, на воде никого, на пляже тоже? -
  Ну не скажи, помнишь, как живую стену на щелчок разодрали? Так и с тобой: прилетит шаманская хреня, мявкнуть не успеешь! Тем более у нас пока мага нет, нужно беречься. -
  *
   Игрок имел ввиду атаку шаманов против огородившей периметр острова живой стены. Через несколько минут после начала атаки на переправе, со стороны реки густо повалили мелкие блестящие жучки. Жучки не трогали заготовок или игроков, зато с пылом накинулись на живую стену. Жрали ее, толстели, потом лопались и истекали черным веществом, что действовало на растения как самый настоящий дефолиант. Один единственный рой из нескольких тысяч таких обжор наносил чудовищный ущерб, несколько таких роев превратили творение друидов в решето.
  *
  Что же все-таки там происходит? - младший кивнул в сторону города. - Сверкает, гремит, подкрепления не подходят, гранат не несут... -
  Орки временами выскакивают, - дополнил его слова старший и рассказал, что поведал ему спецназовец, похвастался выпрошенными ''батареями''.
  Две гранаты - почти ничто - одна атака, - не особо порадовался младший. - Что будем делать, когда они у нас совсем закончатся? -
  Что-что - держаться пока выходит! Если не завалят и будет возможность, отходить к спецназу, - уверенно выдал план действий старший.
  А вдруг спецназ завалят из города? - захотел узнать больше младший.
  Тогда и нам пипец - очухаемся на респауне и наконец узнаем что происходит, - в голосе старшего звучала привычка к смерти опытного игрока.
   В городе мощно грохнуло, словно взорвался целый пороховой завод, над задравшими головы игроками пролетело десятка три летунов и крепко начали бомбить пляж километрах в двух от них.
  Видимо там совсем кисло... - с беспокойством сказал жадно тянувший шею младший игрок. - Как пить дать орки завалили такой же как наш рейд, смяли спецназ и прорвались в город, вот их и заливают. -
  Довязывай и молчи, - старший решительно сунул ему в руки недоделанную связку из трех гранат, - попробую узнать что происходит. -
   Старший поудобней сел на песок, достал амулет, проговорил скороговорку заклинания, закрыл глаза, сосредоточился - неопытный маг в его лице (по второму классу) пытался ментально достать летунов.
   Младший как и велено доделал связку, потом рассортировал трофейные копья, затем такие же ножи, убрал в сумку дорогой клинок, булавы наоборот положил так, чтобы были под рукой на случай рукопашной, и все это время умирал от любопытства и не отводил глаз от старшего. Если бы на пляже оказался всего один самый зачуханный орк, то он без труда подобрался бы к ловившему ворон игроку и раскроил ему башку. Но младшему (да и старшему) повезло - такого ловкача не нашлось. Старший пребывал в трансе около 8 минут, а затем будто побывавший в парной игрок открыл мутные как бутылочные стекла глаза.
  Ну как?! - жадно накинулся на товарища младший игрок.
  Х...й! - ''очень информативно'' ответил тот.
  Чей?! - не понял младший.
   Старший рейда не пояснил, попросил попить и трясущимися руками вытирал обильный пот со лба, скорее даже не вытирал, а стряхивал его в песок, его волосы можно было выжимать.
  В общем так, - выпивший воды и немного отдышавшийся старший постепенно приходил в себя, - на переправе и по всему пляжу бои - орки прут как сумасшедшие, но пока их держат. В городе тоже орки - прошли подземными тоннелями с правого берега. Напали не сразу как прошли, а сперва накопились в пустых районах и ударили только когда начался штурм. По недостоверным сведениям их было тысяч 10-20 и постоянно подходили еще. -
  Вот б..ди! - не удержался молодой игрок. Старший кивнул и продолжил:
  Но сейчас вроде бы все устаканивается - на пришедших по тоннелям орков бросили всех наемников, големов, кровавых стражей и зомби. Говорят, сейчас там такой мясокрут что ай-яй-яй! Один из тоннелей уже взяли под контроль и рванули, два других берут в настоящий момент, еще через три продолжают пребывать орки, но их окружили, крепко бомбят и возьмут в течении получаса. -
  А что тогда там бомбят? - младший мотнул головой в сторону продолжавшейся какофонии.
  Подвалила большая волна лодок с левого берега, тысяч пять орков не меньше, там сейчас сам Глава, отряд Юлы и все ''Несущие Смерть''.
  Ну тогда можно не париться, - успокоился младший, - Дракон, его жуткари + Юла с пацанами наделают из них винегрету. -
  Да нет, - старший мотнул головой, прогоняя остатки мути из глаз, и встал с песка, - побеспокоиться придется - с левого берега не только эти пять тысяч шли. Летун, с которым я общался, говорит: это первые ласточки, минут через 6-10 начнется... -
   Игроки развили бешеную деятельность: сложили из трупов и песка подобие бруствера, старший выхлебал зелье восстановления маны, зелье бычьей силы, кошачьей ловкости, кожи-коры, выносливости, он же выложил на бруствер восемь захованных на такой случай пистолей и настоящий жезл с зарядом в 20 булыжников, выложил НЗ из двух гранат и свитка с призываемым пещерным медведем; младший заменил в арбалете болты на более мощные со взрывным эффектом, выпил бычью силу, каменную кожу, вихрь клинков (зелье для скорости движений), достал ранее спрятанный в безразмерном мешке стальной, усиленный рунами щит и еще один пистолетного типа арбалет более грубой работы и всего с двумя дугами.
   Над головами вновь прошли летуны и ударили по реке буквально в паре сотен метров от места, где засели игроки! Горящие лодки, вопли, яркое белое пламя на воде! Однако несколько лодок прорвались сквозь огненный ад и устремились к пляжу. Игроки напряглись, старший начал терзать лук, пуская стрелы по лодкам, из-за спины работали спецназовцы. С лодок отвечали и неплохо, в конце-концов вынудив обоих игроков спрятаться за бруствер, да еще укрыться щитом младшего, но как это не удивительно высаживаться не стали, ушли куда-то налево. Вновь игроки ждут и готовятся: старший подтягивает тетиву лука, младший поудобней перекладывает копья, кладет на бруствер пару перевязей с ножами. Взрывы, вопли вдалеке и близко, растет напряжение...
  Слушай, давно хотел посоветоваться, - нарушил молчание молодой, затеяв не очень подходящий для этого места и времени разговор, - может мне аватару сменить? -
  А чего припало, чем старая плоха? - старший тоже был не прочь поговорить - опыт опытом, но нервы имелись и у него.
  Да вот думаю: вот мы попадем на Землю и там окажется, что эльфы смогут жить как в виртуале... -
  Ну? -
  Ну так я-то полуэльф, а не чистокровный эльф, кстати как и ты - жить нам 800-1000 лет, может полторы от силы, а чистокровные с пяти тысяч только стареть начинают. Как быть-то? -
  А, вот че тебя заботит!? - расхохотался старший. - Да ты оптимист - ты хотя бы сотку протяни, а не на пять тысяч лет замахивайся! -
  Но в принципе так ведь получается: чистокровные живут дольше полукровок? -
  В принципе получается, - все еще посмеиваясь согласился старший. - Если хочешь, меняй - ты молодой и полусотни уровней нет, а мне вот с моими 133 и массой прокаченных умений и навыков лениво все заново начинать. Да и не нужно - есть другой путь. -
  Это какой? - повернулся к нему молодой. Несмотря на невеликий уровень, он не горел желанием менять свое привычное тело на какое-то другое, разом оказаться ниже по уровню всех друзей, ниже тех, кто позже него пришел в клан, даже ниже своей девушки.
  У всех полукровок во второстепенных характеристиках есть характеристика ''Зов Крови''. Она дает тебе возможность как бы усилить одну из твоих половинок, в нашем с тобой случае эльфа или человека. Выбрал и вкладывай в выбранную половину очки - появятся умения, навыки, способности присущие чистокровке. Старые, например, эльфийское ночное зрение будут качаться быстрее. Это если эльфа выбрал, что там получается у людей, не знаю - я лично выбрал эльфа. -
  О как, - почесал подбородок молодой. - А как, как это все происходит в натуре, какие изменения? -
  Ну ты типа больше эльфом становишься. Всего у ''Зова Крови'' 10 пунктов: первый вообще бесплатный, нужно только желание, второй и третий придется вносить очки, но цена чисто символическая, четвертый - уже не символическая, но и не напряжно, пятый - серьезно, шестой - много. Изменения в тебе начинаются с третьего, при этом заметь, ты не теряешь присущих полукровкам особенностей сложения, силы, выносливости, просто лучше начинают работать эльфийские врожденные умения, зрение там, регенерация, ловкость, магия Природы лучше идет. И так по нарастающему с каждым новым уровнем характеристики. -
  А как дальше шестого? - жадно спросил молодой.
  Не знаю, я только пять уровней взял. Хотел прокачать до семи, но уж больно много очков придется вложить - подумаю пока. Слухи ходят, на девятом уровне тебе предлагают сменить расу на чистого эльфа. -
  А на десятом? -
  Не известно, насколько я слышал, до десятого никто не доходил. Так вот думай: если все эльфийские особенности усиливаются, то наверное и срок жизни тоже. Хотя по-моему все это блажь - люди прожив 100 лет от жизни устают, а тебе тысячи лет мало. Блажь-блажь! -
  Не скажи, местные ведь живут тысячи лет и не устают, - привел аргумент молодой и сел в лужу.
  Ну ты сказал! - заржал старший. Просмеявшись обвел рукой все вокруг: - Забыл!? Это вирт, всему этому миру и пяти годочков не исполнилось, а ты тысячи лет поминаешь! -
   Молодой насупился, но возражать не пытался - крыть было нечем.
  Ладно! - толкнул напарника в плечо старший. - Хватит о долгой жизни говорить, давай о быстрой смерти побазарим - смотри, какие-то голубцы к нам плывут! -
   Действительно к пляжу величаво приближался большой плот чуть ли не с сотней бойцов на борту.
  А потянем такую толпу? - немного стреманулся молодой. За время похода он успел научиться различать орков, а потому сразу понял, что за ''голубцы'' заглянули к ним на огонек - все сплошь серьезные дядьки в отличных доспехах, среди них несколько героев и берсеркеров, а где герои и берсеркеры, там обязательно есть шаманы.
  Не ссы - прорвемся! - хлопнул его по спине старший. - Главное близко их к себе не подпускать! Как спрыгнут с плота и попрут, бросаем связки, сначала я, потом ты, потом я, потом снова ты, дальше по обстановке! -
   Между тем по толпе на плоту хлестанули стрелы от спецназа - мизерный эффект: у богато снаряженных орков отличные доспехи, хорошие щиты, качественные амулеты. Вдобавок, как старший и предполагал, обнаруживший себя шаман прикрыл воинов магическим щитом.
   Влекомый магией плот заскрипел по песку, и орки попрыгали на пляж, сразу же повалили вперед плотной и уверенной в себе толпой, повалили быстро, желая поскорее наказать ''приветливых'' стрелков.
   Старший рейда метнул связку из 5 гранат! Опытный игрок хитро подгадал с бечевой, точнее с узлом - узел развязался в полете и освобожденные от пут гранаты разлетелись более широко. Разлетелись, а затем ЖАХНУЛИ над головами орков пятью гейзерами огня!
   Поднапрягся и метнул гранаты младший! Он слишком перенервничал и не сумел сдержать руку - связка из трех гранат бухнулась в трех метрах перед толпой. ВЗРЫВ! Первые ряды орков сбило взрывной волной, засыпало песком и осколками!
   Кинул очередную связку старший! Опытный игрок сумел повторить свой фокус - бешено вертящиеся гранаты взорвались в воздухе, а не на земле! Орков сечет ливнем осколков!
   Бросает связку младший! Снова нервы - на этот раз не недолет, а перелет - гранаты падают в паре метров позади толпы: три огненных шара поглотили задние ряды, взрывная волна сбила тех, кто еще стоял на ногах.
   Старший игрок одну за одной бросает в орков ''батареи''! Младший разряжает в вырвавшегося вперед берсеркера двухдуговый арбалет!
   ''Батареи'' наделали кровавых делов. Рычащий в священной ярости берсеркер запнулся, получив в грудь и живот по болту с уроном холодом - панцирь на теле трескается как стекло и отваливается вместе с кусками кожи, в лишившегося защиты орка летят эльфийские стрелы, он падает. Перенервничавший младший бросает еще одну связку - на этот раз более точно...
   Не успели игроки разобраться с командой плота, как увидели споро бегущую к ним по пляжу толпу еще в полсотни рыл. Перед толпой мерцает сфера магического щита. Толпа высадилась метрах в двухстах от плота и сейчас бежала по не взрыхленному взрывами и ногами песку, надо сказать этим оркам очень повезло - всего две мины на пути, всего дюжина погибших в результате пробежки бойцов.
   Старший игрок использует жезл: булыжник, второй и третий - боевые заклинания не пробивают щит, но заставляют его мерцать и трещать!
   Прикрытая щитом толпа все ближе! В игроков летят копья и метательные ножи!
   Связка гранат от младшего: затрещавший и пошедший разводами щит пропустил некоторое количество осколков - воющим оркам кисло, но они продолжают переть вперед.
   Булыжник от старшего и одновременно, и в то же самое место все три особенных болта от младшего - щит прорван! На гранаты уже нет времени, а потому пистоли с двух рук в упор, над заваленным трупами пляжем звучит ''Огонь'' на фейрийском языке! Два последовательных залпа, восемь жезлов - оркам каюк! Больше сотни пусть и слабеньких, но вполне способных убить колдовских заряда в упор + восемь языков огня измахратили прореженную минами толпу, а затем на израненных обожженных орков обрушился призванный с помощью свитка пещерный медведь.
   Последние две связки во вновь зашевелившихся и поднявшихся с песка ''десантников'' с плота - крики, разлетающиеся тела и куски тел!
   Израненный герой взвился в воздух и метнул топор в старшего игрока!
   Орк почти попал. Почти... Старший выпустил булыжник - герой упал на песок со сквозной дырой в груди и спине!
   Рвет беззащитных орков пещерный медведь! Хотя нет, не таких уж и беззащитных - в черных от крови боках медведя густо торчат рукояти ножей, кинжалов и мечей...
   Один из выживших героев выходит один на один с медведем и разбивает ему башку булавой! В глаз героя втыкается стрела спецназовца, в шею - стрела вновь взявшегося за лук старшего игрока...
   Трое яростно орущих орков почти достигли бруствера - младший кидает копье, старший использует НЗ-гранату!
   Несколько метательных ножей и пара копий уничтожили личные щиты игроков.
   Младший прикрыл старшего от брошенного копья стальным щитом, старший разрядил жезл в подобравшегося близко копьеметателя! Разрядил в еще одного, в метателя ножей, в группу из трех раненых, что ковыляют к брустверу, еще в кого-то и еще! Младший с бешеной скоростью бросает трофейные копья, бросает ножи и в то же время успевает прикрывать щитом и старшего, и себя от ответных бросков. В жезле кончились заряды, старший отправил по адресу последнюю гранату и подобно младшему взялся за ножи...
   Многократно раненые, но вполне боеспособные и все еще многочисленные орки окружают со всех сторон - игроки встают спина к спине, готовятся умирать и подороже продать свою жизнь...
   Молнии, стрелы, бомбы, гранаты с высоты! Вокруг игроков одна только смерть, меньше минуты и все орки мертвы! Через мгновение рядом с позицией опустился здоровенный грифон, и с него даже не сошли, а буквально скатились бойцы их рейда + бойцы еще одного. Избавившийся от груза грифон немедленно взлетел, держа путь в сторону реки.
  Какие люди! - обрадованно развел руками старший и ласково спросил: - Что же вас так задержало, козлики вы мои безрогие? -
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 17
  
  
  
  
  Уугнанглан-рок.
  29-й день похода, второй час ночи.
  
  
  
   Побагровевшие воды реки покрыл изысканно-отвратительный ковер из тысяч трупов с вкраплениями горящих и полузатопленных лодок и плотов, на минных полях на переправе и по всему периметру острова выросли холмы из тел и кусков тел, старательные летуны устроили массам сгрудившихся перед переправой орков ''прополку'' с помощью бомб... Но ни что из этого не могло остановить штурм! Лишь когда Драконы захватили и взорвали последний ведущий в город тоннель, до орков наконец-то дошло - спровоцированное Вишнями безумие потерпело крах.
   И вправду настоящее безумие - непонятно как великий вождь орды позволил втянуть в страшнейшую авантюру себя и всю орду! Хотя нет, понятно, слишком соблазнительной оказалась идея захватить город на острове, точно так же как его совсем недавно захватили чужаки (внезапным ночным штурмом), особенно обычно несклонного к авантюрам вождя подкупили показанные Вишнями тоннели под рекой. Вождь пошел на поводу даже не столько у Вишен, сколько у своего желания закончить войну здесь и сейчас и своей жажды великой славы, которую несомненно обрел бы, сумев разбить чужаков. Довольно часто бывает, что смелость и даже в какой-то степени наглость полководцев позволяют им одерживать блистательные, невероятные победы - бывает, но не на этот раз...
   Сперва все складывалось как нельзя лучше: по длинным и широким тоннелям легко получилось пробраться прямо в сердце города, а заброшенные кварталы приняли и до времени укрыли многие тысячи бойцов. Не сплоховали и шаманы орды, сумев скрыть от чужаков лихорадочную подготовку. Нашлись и умелые пловцы с побережья и богатых озерами западных областей степи. А затем штурм! Одновременный штурм и по наколдованной переправе, и по реке, и изнутри! Масштабный яростный штурм, что должен был, обязан был закончится успехом!
   Шаманы сумели скрыть подготовку, сумели протянуть сшитый из магии мост, сумели разобраться с живой стеной, сумели, ну почти сумели развалить каменную стену на переправе, НО не сумели убрать смерть в земле (мины), не сумели в достаточной степени защитить воинов от ударов клановых летунов и магов. Вожди и простые воины тоже не сумели, вернее недооценили того, как могут сражаться их враги. Хотя с другой стороны, почти никто из них прежде не имел дел с таким врагом, а потому и не мог знать чего им ожидать. Вишни? Опять нет: ни одному из пришедших под стены города орков этого практически уничтоженного союза ''не посчастливилось'' сражаться в этой войне, те же, кто познал такое сомнительное ''счастье'', уже ничего не могли рассказать. Если подвести итог, то орки трех союзов (Вишен за союз уже никто не считал) усыпали трупами побережье острова, обильно подкормили обитателей реки мясцом, потеряли массу лучших бойцов и всех Вишен (те штурмовали переправу в первых рядах), непомерно истощили до донышка выложившихся шаманов, отгребли от летунов, а затем как побитые собаки поползли в свой лагерь, зализывать раны и готовиться завтра по утру уйти из этих опустошенных и несчастливых для них мест. Вожди проклинали духов и богов, проклинали не совершивших невозможного шаманов, проклинали чужаков, проклинали переменчивое воинское счастье, проклинали соблазнивших их Вишен, проклинали себя, себя, за то что послушались потерявших разум мстителей-безумцев. Воины проклинали вождей, проклинали врагов, проклинали Вишен, полу про себя бурчали на шаманов, богов и духов поминали только в мыслях. Вишни и шаманы никого не проклинали: первые были мертвы, своей смертью окончательно погубив ушедший в историю союз, вторые, слишком устали, чтобы кого-то проклинать, а еще тем из них, кто мог хоть немного соображать, было невероятно обидно, что все их огромные усилия пропали зря. Оплывшая, угрюмая орда вернулась в лагерь, как возвращается в свои берега вышедшая по весне река, только вот река обычно не теряет после возвращения пятой части своих вод. Странно, очень странно, но почему-то жители степи решили, что на этом все закончилось, что их ждет отдых, сон, возможность оправиться от ран - какие нынче оказывается наивные орки пошли!
   Разбуженный, переживший яростный штурм город кипел как поставленный на огонь котелок, и это кипение с запахом крови не пошло на спад, когда орки отошли, наоборот, оно становилось все сильней - Драконы не собирались прощать ночное нападение, орки сделали свой ход, теперь Драконы собирались сделать свой.
  Таурохтар, готовь к вылазке всех заготовок кроме универсалов! - склонившийся над картой Дримм даже не смотрел на несколько опешившего рейнджера, что-то мерил пальцами и прикидывал.
  Как всех?! - осмелился возразить Таурохтар. - А кто остров охранять останется? -
  Универсалы и фейри, - Глава поднял на рейнджера антрацитовые глаза и тому сразу расхотелось спорить - Глава не только сверкал жуткой тьмой из глаз, но и пугал проступившими венами, по которым тек золотой огонь.
  Понял! - под этим взглядом как салага вытянулся рейнджер, чувствуя, как уже в его венах леденеет кровь и волосы встают дыбом на загривке.
  Раздать пехоте пистоли и гранаты, желательно по четыре пистоли на пехотинца и хотя бы по шесть гранат, спецназу и эльфам-стрелкам взять столько стрел, сколько смогут утащить на плечах, приготовь две тысячи лошадей под седлом для игроков. -
  Еще что-нибудь? - Таурохтар по прежнему стоял будто лом проглотил.
  Нет, поспеши - у тебя полтора часа. -
   Рейнджер пулей вылетел из здания штаба, едва не сбив по пути Халлона. Адмирал удивленно посмотрел ему вслед, затем зашел, открыл рот, собираясь что-то сказать или спросить... Глава жестом попросил его подождать - по ментальной связи давал инструкции Людмиле. Закончив, упер в поежившегося Халлона свой тяжелый черный взгляд.
  Готовь обе партии свитковых существ, эпики тоже на всякий случай готовь и отправь магов бафить зомби и стражей, пусть пьют зелья восстановления сколько влезет - сейчас не время экономить. -
  А не обойдемся без эпиков, после старых чмырей (Демонов Старой Степи) маловато их осталось? - уточнил адмирал, пытаясь преодолеть себя и не опускать глаза под взглядом Главы (он понял Таурохтара).
  Попробуем, но если что, все должно быть готово. Все, иди, Папаша извещен, у тебя мало времени. -
   Халлон кивнул и вышел, через пару секунд в дверь вбежал почти запыхавшийся Послушный:
  Маска передает: наемники готовы и поделены как нужно, их на полторы тысячи больше - 20 минут назад из похода по реке вернулся крупный отряд и постоянно прибывают из реала. -
  Отлично! - кривовато и зловеще улыбнулся Дримм. - Беги назад и сориентируй ее на час-полтора, заодно посмотри, как там големы Барсука. Давай! -
   Послушный побежал выполнять приказ, а Дримм вернулся к карте и своим мыслям. Десять минут спустя в комнату вошли Туллиндэ и Василиса. В отличие от остальных некромантку не особо впечатлил взгляд черных глаз Главы, она спокойно уселась за стол и налила себе вина, тем более спокойно чувствовала себя Василиса - питомица небрежно уселась на край стола и принялась с интересом разглядывать положенную на него карту.
  Все сделано, - отхлебнула вина спокойная как всегда некромантка. - Полтысячи стражей из города дварфов и все зомби в шаговой доступности проходят через портал и идут к месту сбора. Думаю зомби будет тысяч 12-15. Морнэмир и Вар недовольны. -
  Я тоже, - помассировал висок Дримм, - но никуда не деться - нам нужна масса. Бафить их уже начали? -
  Да, мои да, остальные маги и друиды еще не подошли. -
  Маги сейчас подойдут, друиды укрепляют живую стену - она не менее важна. Обойдемся без них. Нам, кстати, тоже стоит подойти и поработать над мертвяками. -
  Ну так пошли, - Туллиндэ залпом допила вино и с готовностью встала из кресла, Василиса выскользнула из шатра и начала отдавать распоряжения свите Главы.
  Пошли, - согласился Дримм, выходя из-за стола. Маги покинули опустевший штаб, на столе сиротливо осталась лежать карта острова, окружавшей его реки и значительного участка степи.
   За прошедшие с окончания битвы два часа орки многое успели: успели достичь лагеря, расседлать и подкормить коней дорого обходившимся им сеном (далеко везти), снять доспехи, позаботиться о раненых, поесть, кое-кто из самых шустрых уже видел первый, а то и второй-третий сон. Драконы успели не меньше: из города Ожившей Бабочки через портал перебросили полтысячи кровавых стражей и 15 тысяч зомби, тем самым нарастив потрепанную армию живых мертвяков; всех мертвяков очень качественно, как никогда за время похода, пробафили не только некроманты, но и маги других школ и сам Глава; построили, заставили круто закинуться зельями, пробафили, довооружили практически всех боевых заготовок; построили наемных игроков, разделив их на две неравные части, пополнили их вытянутыми из реала прогульщиками (уже не 15 тысяч с небольшим, а ближе к 17-ти с половиной); почти до прежнего уровня восстановили живую стену; в воду по окружности острова подселили морских свитковых существ (акул, кракенов, огромных глопов, панцирных зубастых рыб и т.п.); восстановили потраченные игроками клана силы и запасы маны (самые разные зелья в большом количестве) - много всего в предельно сжатый срок. В последние минуты на исходе напряженных часов Уугнанглан-рок затих, лишь не громкие команды и топот тысяч ног нарушали многообещающую тишину...
   Первыми вскипевший город покинули летуны: походя и очень жестко разобрались с оставленными у переправы силами орков, а затем стремительно понеслись к лагерю орды.
   Еще не стихло эхо сброшенных летунами бомб, как переправу сковал ледяной панцирь созданного Главой моста. И тут же, по еще не окончательно устоявшемуся льду хлынула волна наемников - больше 12-ти тысяч игроков, почти только игроков без петов и маунтов (полегли во время штурма). Вытекавший из города поток наемников не двинул по стопам грифонов к лагерю орды, а держась параллельно руслу, стремительно и мощно покатился вверх по реке.
   Через пару минут полторы сотни грифонов достигли лагеря орды и устроили не ожидавшим такой подляны оркам ''веселенькую побудку''! Веселье и вправду хлестало через край - пустые шаманы, усталые, часто спящие воины не смогли оказать такому количеству летунов даже видимости сопротивления. Непотратившиеся в битве шаманы пытались что-то сделать, но летуны словно радовались таким попыткам и мгновенно давили любое сопротивление на корню, щедро заливая его очаги дождем бомб и ливнем боевых заклинаний из жезлов. В конце-концов уцелевшие и все еще способные колдовать шаманы предпочли затаиться и переждать - хитрецы шаманы сохранили себя, только вот их бездействие не лучшим образом отразилось на моральном климате в орде.
   Между тем поток наемников иссяк, и по льду переправы потек другой поток, мертвый поток - 25 тысяч зомби: около 20 вполне себе крепкие мертвяки с копьями в руках, 5 с небольшим - местное, созданное в степи говно (в отгремевшей битве за остров орки изрубили в винегрет больше 10 тысяч таких вот говенных мертвяков). Все зомби и крепкие, и говенные заряжены магией что называется до бровей, благодаря такой исключительной накачке их уже нельзя отнести к обычным живым мертвякам - пускай и на короткое время, но теперь это очень опасные бойцы, с которыми не всякий решится сойтись один на один.
   Тем временем грифоны исчерпали запас бомб и зарядов жезлов и отправились домой, пополнить боезапас. В лагере орков полный разлад и раздрай - горят шатры, носятся бесхозные лошади, стонут-кричат тысячи новых раненых, тысячи новеньких мертвецов молчат, но воняют паленым мясом на весь лагерь. Оркам нужно время прийти в себя, а еще у них случилась большая неприятность - погиб великий вождь орды (хорошо сработал Хитмэн).
   25 тысяч мертвяков это вам не баран чихнул - шли довольно долго, но когда прошли, по поверхности ледяного моста не пошла, а понеслась стремительная красная ''саранча''. Нет, то не воскресшие большевики с огнем революции в груди посетили Серединный мир, это Кровавые стражи Туллиндэ спешили поскорее пересечь мост Главы. Стражей пробафили даже лучше чем зомбаков, вплоть до того что каждый страж щеголял парой собственных щитов. За стражами вновь пошли наемные игроки - 5 тысяч злобных, алкающих крови рыл. За наемниками двигались 5 сотен големов Барсука и 2 сотни магов клана.
   Настоящая армия из нежити, игроков и големов достаточно быстро построилась в единый боевой порядок, на острие которого встали говенные мертвяки, в основании мертвяки крепкие, внутри основания как орешек в скорлупе спрятались кровавые стражи и големы, по флангам двумя равными отрядами встали наемные игроки - такой ли ''болт'' с двумя шарами, направленный точно в сторону лагеря орды. Через несколько минут и без того внушающий ''болт'' подрос раза в два - масштабная и очень хорошая иллюзия от сложивших свои силы магов. Хорошо поработавшие маги вернулись в город, а ''болт'' не спеша покатился в сторону орков, пугая вдвое увеличившимся количеством зомбаков, стражей, големов и игроков.
   В каком бы хаосе не находился лагерь орды, там не смогли не заметить двигавшийся от реки почти 70-ти тысячный ''болт'' из живых мертвецов. С одной стороны, оркам оказалось крайне тяжело собраться для битвы в условиях разгромленного лагеря и кризиса управления (погибший вождь орды). С другой, многие из них искренне обрадовались, что враг перестал прятаться на острове и наконец-то вышел на честный бой в степь.
   Заорали вожди и старшие воины, поскакали гонцы, забили барабаны, зазвучали рога, из степи погнали табуны, простые воины тушили пожары, лихорадочно влезали в еще не остывшие от прошлой битвы доспехи, доставали оружие - все это быстро-быстро, с руганью и впопыхах! Чем дальше, тем больше оркский лагерь напоминал дурдом: спешно пригнанные табуны разных племен сталкивались друг с другом, десятки и сотни противоречащих приказов предельно затрудняли жизнь и без того взвинченным бойцам, по лагерю носились беспорядочные толпы пытавшихся на ходу натянуть доспехи орков, кое-где воины не могли из-за отсутствия сбруи оседлать пригнанных коней, в другом месте имелась сбруя, но не было коней, в третьем кипела драка меж двумя родами, когда воины одного рода потребовали у воинов другого поделиться стрелами, кое-где, пользуясь суматохой, сводили старые-кровавые меж-родовые и меж-племенные счеты и так по всему разворошенному как осиное гнездо лагерю. К тому времени как орки более-мене (скорее менее чем более) разобрались, неторопливо чапавший ''болт'' уже прочапал четверть расстояния от реки до лагеря орды.
   В это время вышедшая ранее колонна из 12-ти тысяч наемников резко отвернула от реки в степь и ускорилась - наемники рванули вперед, как могут лишь игроки...
   И вот наконец орда начинает выстраиваться для битвы, хотя нет - не вся орда, а примерно треть ее, опять нет, это даже не треть орды, а сборище разрозненных отрядов, про которых не понять, как они будут взаимодействовать в бою. Но даже так орков много, очень много, а из лагеря постоянно подходят еще и еще. Отдельные отряды и всадники уже ринулись в сторону чужаков, но большинство воинов стоит, они ждут приказа вождей. Вожди также ждут... приказа непонятно от кого, приказа, которого не будет. Или все же будет?! Совершенно непонятно! В высшем руководстве орды происходят суматошные пертурбации, представители союзов, наиболее авторитетные вожди, заместители умершего великого вождя и шаманы делят власть и не могут поделить - орда фактически предоставлена сама себе. Настоящее безумие допускать подобное в такой момент!
   12-тысяч игроков скоростным экспрессом несутся в степь, земля гудит от их шагов, опасные ночные монстры и животные разбегаются с их пути, скрипит кожа доспехов, звенит железо и сталь, слышится мат и проговариваемые на ходу заклинания. За колонною остается густая полоса пустых скляночек, бутылочек, коробочек, мешочков...
   От острова возвращаются затарившиеся в городе летуны - на построившихся для битвы орков и на лагерь вновь летят бомбы. Однако несмотря на новый не менее жуткий налет, суматоха в лагере идет на спад - среди орков нашлось несколько способных на компромисс вождей и они сумели навязать свою волю остальным. Собрались и шаманы, собрались, организовались и как надо встретили летунов - больше никакого избиения беззащитных, вместо него полноценный, тяжелый бой. Преимущество летунов по прежнему подавляет, но шаманов много больше, и ведь не всякое шаманское искусство нуждается в большом резерве маны - шаманы стараются выжать все что есть из того что есть, и надо сказать у них не плохо получается.
   Армия немертвых прошла половину расстояния от реки, а построения орды начинают приобретать более-менее достойный вид - по прежнему толпа разрозненных отрядов разных племен и родов, но уже управляемая толпа. Все больше орков надевает доспехи, седлает и садится на коней, покидает лагерь, присоединяется к общей массе бойцов. Тысячи вырвавшихся вперед степняков уже вступили в бой: стрелы нетерпеливых воинов хлещут как по реальным, так и по иллюзорным врагам. Застрельщикам орды отвечают големы Барсука и игроки, нежить презрительно игнорирует кусочки дерева и металла, иллюзии в общем-то тоже, правда, когда в иллюзорного зомби (игрока, голема, стража) попадает несущая магию стрела, он с тихим звоном исчезает, но к счастью количество таких стрел пока не велико.
   Сюрприз! Строй покидают все пять тысяч кровавых стражей! Творения Королевы Мертвых красным пожаром несутся по степи, от них не убежать и не отбиться - считанные минуты и все застрельщики мертвы! Сделавшие дело стражи, как огромная испачканная в крови рука, прячутся в ''рукав'' из более медлительных мертвяков.
   Орки основных сил не выдержали случившейся у них на глазах расправы, к тому же все от вождей до простых воинов хотели отомстить чужакам, спать, отдохнуть, но главное они хотели, чтобы все это поскорее закончилось - огромная как море масса в четверть миллиона конных бойцов стронулась и постепенно ускоряясь покатилась на армию чужаков!
   Неправдоподобный полумесяц из сотен тысяч степняков бесхитростно пер вперед, его циклопические рога загибались, угрожая армии клана с флангов и готовясь отрезать ей дорогу назад, дорогу к отступлению или даже бегству. Только вот бежать никто не собирался! Иллюзорные и настоящие воины клана ускоряются, набирая разгон, големы спешат опустошить колчаны, стреляя прямо на бегу, на бегу же работают железом и магией наемные игроки. Чудовищный грохот и хаос столкновения! Иллюзии, зомби и игроки буквально впечатываются в разогнавшихся конных - жуткая свалка: иллюзии-обманки исчезают после первого же удара копьем, говенные, но круто пробафленные зомби кидаются на конские шеи и рвут их что твои волки или скорее вампиры, крепкие зомби насаживают конские туши на копейные острия, колют оказавшихся на земле наездников, ну а игроки это игроки - гондошат орков кто во что горазд, от палиц до гранат, от метательных ножей до боевых заклинаний, от огромных пронизанных красными сполохами трехзвенных цепов до шипящих от яда изящных клинков! Над всем этим парит огромный красный ковер - стражи применили испытанный прием и теперь смертоносным градом валятся с ночных небес в самую сердцевину вражеских рядов. Смыкаются рога огромного полумесяца, в степи ворочается чудовищный ком из криков, боли, звона оружия и смертей...
   Через четверть часа к веселью присоединились 12 тысяч игроков. Надо сразу признать, у заложивших крюк наемников не получилось неожиданно атаковать увлеченную битвой орду - слишком много оказалось непосредственно незанятых в сражении орков, слишком заметны были 12 тысяч игроков. Те, кто сумел возглавить орду, выделили против наемников 5 тысяч конных бойцов, неплохих бойцов, большинство из которых напоминали уничтоженных в первой битве за Уугнанглан-рок тяжелых конников, только полегче и победней. По замыслу вождей пяти тысяч таких бойцов должно было хватить, чтобы смять превосходящих их числом пеших врагов. Однако возглавляемые Синьагил наемники мгновенно испортили, буквально испоганили оркам малину - не пожелали по-бычьи сойтись с тяжелой конницей лоб в лоб, а широко рассыпались по степи отдельными рейдами и... и принялись ''угощать'' плотный клин конницы со всех сторон. Тяжелый конный клин сминал рейд, сминал второй, третий, седьмой, двенадцатый, двадцатый, а в это время его правый фланг терзали сотни боевых заклинаний, стрел, грант, сюрекенов, метательных ножей, горкх, левый фланг терзали не хуже, терзали и тыл, сминаемые рейды также не уходили просто так. Пятитысячного отряда хватило на 15-20 минут, а затем то что от него осталось рассыпалось на мелкие избиваемые со всех сторон группки, еще через десяток минут не стало и этих групп, игроки потеряли меньше тысячи бойцов и как ни в чем не бывало продолжили свое движение к орде.
   Теперь лидеры орков по-настоящему заволновались и бросили против наемных игроков уже не пять, а все пятьдесят тысяч степняков, самых обычных степняков, но ПЯТЬДЕСЯТ тысяч! Легкоконные отряды действуют успешней чем их тяжелые собратья, но несмотря на численное превосходство вскоре становится ясно, что наемники сильней - слишком быстро убывают бойцы степи. Вождям орды приходится подкрепить их новыми десятками тысяч воинов и тысячами ррыргха.
   Внутри огромной массы орков геройски бьются зомбаки, игроки и големы, бешено пластающие стражи пронизали всю массу орды кровавыми прожилками, свою лепту, и немалую, вносят без перерыва на завтрак-обед-ужин гвоздящие орду летуны. Вал безумной ярости и боли захлестнул промокшую от крови степь - гремит великая битва в ночи! Орки получили свой ''честный бой'', но похоже совсем не радуются подарку судьбы. Подарку или наказанию? Не всегда ответ на ваши молитвы нравится тем, кто просил, ой не всегда! Ну ладно, орки получили, хотя и не совсем то, что хотели получить, а вот Драконы принесли... принесли немалую жертву - что бы дальше не происходило и как бы не повернулась битва, они погубили ВСЕХ своих немертвых бойцов (за исключением ''Несущих Смерть'') и всех големов Барсука. Впрочем все эти смерти, маневры и жертвы, абсолютно все, что происходит в степи, это лишь дым и зеркала, фокус, отвлекающий маневр, смысл которого заключается в том, что летуны, нежить, наемные игроки, големы вытянули всех способных сражаться орков в степь, полностью завладели вниманием орды, намотали ее на себя как клубок на втулку, приковали к себе и к полю битвы...
  
  
  
  Спустя 20 минут после того, как отдельная группировка наемников атаковала правый фланг орды.
  
  
   В разгар великой битвы, когда все силы орды брошены против живых и мертвых врагов, в самом дальнем конце полуопустевшего лагеря возникает арка огромного портала. Здоровенный сияющий круг привлекал внимание как зажженный в ночи маяк - оказавшиеся поблизости обитатели лагеря смотрят на него, открыв рот и выпучив глаза, им требуется время, чтобы осознать, как появление этого чуда отразится на их дальнейшей судьбе. Но времени нет...
   Грохот, крики, звук тысяч копыт, блеск мечей! Через связавший город на острове и лагерь орды портал хлещет поток из тысяч конных бойцов! В основе потока посаженные на коней игроки клана и универсалы-оруженосцы с арбалетами в руках, шесть сотен рыцарей-кавалеристов также здесь внутри конного потока, придают солидности массе более легких всадников. Мигом пролетевший сквозь портал поток разлетается десятками ручьев и несется сквозь лабиринт шатров, походя убивая всех на своем пути. Конные практически не встречают сопротивления - против них лишь раненые, рабы и те орки, что предпочли жизни воина жизнь ремесленника, и к тому же все происходит слишком быстро, чтобы кто-то что-то успел сообразить. Сверкают мечи, щелкают арбалеты, шелестят брошенные дротики и ножи, иногда звучат боевые заклинания, от которых вспыхивают или складываются внутрь себя шатры - ручьи безжалостной конницы пронизывают лагерь насквозь, перед ними все визжит и разбегается, за ними все кричит и стонет. Лагерь орды огромен, но конники упрямо рвутся вперед и только вперед - их некому остановить.
   Сразу за конницей через портал потекла уже не такая стремительная, но не менее целеустремленная масса бойцов из остальных клановых игроков, спецназовцев, эльфов-стрелков, пехотинцев - многие тысячи бойцов, можно без излишнего преувеличения сказать, все клановые войска в полном составе. Большинство игроков, почти все эльфы-стрелки, 2/3 спецназа устремляются по проложенной кавалерией дороге. Оставшаяся треть спецназа, эльфы-стрелки и пехота делятся на тысячу отрядов, основу каждого отряда составляет десяток пехотинцев, к которым придана двойка спецназовцев или пятерка эльфов-стрелков с боевым псом. Десять таких отрядов остаются охранять портал, остальные растекаются по лагерю как вши по нечесаной голове, проверяют шатры и повозки, давят сопротивление, избавляют раненых от мук! У них много работы - несмотря на битву в огромном лагере орды по прежнему навалом разного народа. Все обитатели лагеря обречены, ну кроме тех, кто догадается сбежать в степь и сумеет обогнать эльфийскую стрелу или убежать от собаки породы Баг.
   На другом конце лагеря стремительные конные ручьи вновь сливаются в единый поток, в единый кулак в стальной печатке из шести сотен латных бойцов на тяжелых облаченных в латы конях. Латники опускают копья и буквально взрезают неполную тысячу юнцов, что должны беречь лагерь орды со стороны битвы! Полный разгром! Молодые орки оказались столь беспечны, что полностью проворонили то, что творилось в лагере у них за спиной, каким-то совершенно удивительным образом не увидели дымы и падающие шатры, не услышали крики и топот тысяч коней - все внимание ''слепо-глухо-дурных'' молокососов занимала гремящая в степи битва.
   Прощелкавшие клювом юнцы поплатились за свою беспечность жизнью и с этой стороны опасности нет. Зато она возникает с другой, неожиданной, хотя нет, вполне ожидаемой стороны - орки, любые орки, это все же орки, а не какие-нибудь забитые крестьяне из человеческих земель: ремесленники, слуги и способные драться раненые воины начинают давать отпор, они разрознены и многие из них не могут сражаться в полную силу (раненые) или грамотно использовать меч и копье (ремесленники), но их много, и они хорошо вооружены (все-таки военный лагерь - оружия завались). Сопротивлению сильно мешают восставшие рабы, что увидели шанс поквитаться с хозяевами, рабов даже больше чем орков и они так же хорошо вооружены. Схватки идут по всему лагерю: заготовки против орков, орки против рабов, рабы друг против друга, заготовки против рабов. Впрочем все это лишь агония обреченного лагеря, пускай даже на его зачистку уйдет еще много часов - ни орки, ни рабы не являются единой организованной силой, а вот заготовки такой силой как раз являются, и значит их враги обречены.
   Занятым в битве оркам орды требуется время, чтобы узнать о том, что твориться у них в тылу, и еще не меньше времени осознать, как это отразится на судьбе каждого из них. Но сразу же как только сведения достигли ушей вождей и те осознали, ЧЕМ произошедшее им грозит, следует бурная реакция - орда вырвала из битвы не меньше 30 тысяч бойцов и отправила отбивать свой практически потерянный лагерь. 30 тысяч это много, почти вдвое больше чем заготовок и игроков. Это если сравнивать тупо по числу, а вот если сравнить по реальной боевой мощи, то выходит совсем другой коленкор. Однако с другой стороны, больше половины армии клана занята зачисткой лагеря, а значит шансы посланцев орды не так уж и плохи. Да, так могло показаться, только вот Драконы не дали оркам нормального боя, а вновь обманули степных дурачков: атака двух с половиной тысяч свитковых существ, от обычных волков до гидр о семи головах, расстроила массу конных бойцов, притормозила ее, хорошо пустила ей кровь. Орки почти в 15 раз превосходили призванных тварей числом, а потому хоть и немалой кровью, но сумели их одолеть, мало того, часть из них, примерно тысяч 5-7, продолжали атаку в сторону лагеря. Лучше бы эти 5-7 тысяч помогли своим, а так они попали под ливень из стрел от не менее чем десяти тысяч эльфийских стрелков и боевые заклинания сотен магов. Эти храбрые, но недальновидные воины не сумели ни достичь врагов, ни повернуть назад - полегли все до последнего бойца.
   Расправившиеся с творениями свитков воины не решились атаковать по ковру из тел своих товарищей и отошли... чтобы обойти лагерь и перевалив невысокие холмы, войти в него в другом месте. Вернее попытаться войти: стрел там было меньше и почти не было боевых заклинаний, зато орки досыта ''угостились''залпами пистолей в упор, ''накушались'' гранат, поимели ''шикарную'' возможность без толку потолкаться перед стеной щитов и вдобавок, на десерт получили удар тяжелой конницей во фланг - в общем и там орки не прошли, а изрядно уменьшившись в числе, побитыми собаками вернулись к основным силам орды.
   Спровадившие орков Драконы занялись неотложными делами: выделили дополнительные силы на зачистку лагеря, отправили экспедиции перехватывать гонимые к лагерю свежие табуны, отправили в степь патрули выслеживать беглецов из лагеря и гонцов от орды, направили отдельные партии пошариться в шатрах шаманов и вождей и в других интересных местах, вроде арсеналов и складов продовольствия - в общем им было чем заняться. Против небольших отрядов от орды выставили несколько сильных заслонов, о приближении более крупных сил должны были сообщить летуны, что не только крепко бомбили, но и немедленно информировали Главу клана о любых телодвижениях орды. Орки временно проглотили новый обидный удар - все их силы занимает по-настоящему тяжелая битва.
   Примерно через час ситуация в степи изменилась, изменилась в пользу орды: орки принесли гигантские жертвы, но завалили всех кровавых стражей, расправились и с отдельной группировкой наемников, в настоящий момент тяжело, со скрипом и опять же таки с дикими потерями додавливали големов, игроков и последние тысячи зомби. В результате этих успехов у орды появились свободные силы, которые немедленно бросили сами понимаете куда...
   На этот раз орки подошли к делу серьезно и сочли возможным отвлечь от битвы не менее четверти всех сил орды, но главное, они бросили против Драконов своих лучших бойцов - чернолатных ррыргха на огромных черных варгах. Обычных ррыргха крепко покоцали наемные игроки, но и их по прежнему много - всего против Драконов примерно четыре тысячи лучших из лучших воинов орды. Огромный клок орды довольно споро катится по направлению к захваченному лагерю, но конечно не так споро, как мог бы доведись ему так же катиться несколько часов назад - кони под орками устали, уже несколько часов орки не пересаживались на свежих лошадей (сначала снабжению не способствовала общая неразбериха, потом свежие табуны перехватили и продолжают перехватывать Драконы). С оружием тоже все не слава богу или богам - затупились мечи и топоры, сломаны копья, разбиты щиты, лишь булавы не требуют особой заботы - знай стряхивай мозги и рази. Что же касается стрел, то тут совсем плохо - колчаны орков пусты и, судя по всему, не наполнятся пока орда не отобьет свой лагерь и запасы. Но все же массы орков несутся вперед, надеясь на крепость своих рук, смелость в сердцах, помощь духов и богов...!
   Драконы так же надеются на все вышеперечисленное, а еще у них навалом стрел, пистолей, гранат + магия и помощь летунов... а еще тяжелая конница, десять тысяч тяжелой пехоты и собаки прозванные ''Убийцами лошадей'' - в общем навалом всего. Да, чуть не забыл, еще у них есть 2 тысячи свитков призыва разных-разнообразных, но всегда смертельно опасных существ, их-то они и спустили на приближавшихся к лагерю орков, а чтобы оркам стало совсем весело, не пожалели эпика и призвали в мир огромного склизкого монстра похожего одновременно на крота, медведя и паука, рядом с монстром здоровенный Ворошилов казался кутенком в сравнении со взрослым, матерым псом. Кошмарный монстр тоже отправился против воинов орды.
   Отвратный эпический монстр и призванные твари надолго завязали на себя всех ррыргха и немалую часть атакующих лагерь сил. Остальным продолжившим атаку оркам не хватило массы преодолеть вал из стрел, не хватило мужества рваться вперед до последнего бойца, не хватило скорости усталых лошадей, не хватило помощи шаманов, не хватило подорванных многочасовой битвой сил - они отступили. Разумеется ррыргха вместе с десятками тысяч помощников на обычных лошадях быстро задавили призванных существ, а вот эпический монстр - совсем другое дело: неуязвимый монстр крушил и рвал, топтал и давил беззащитную перед ним массу мелких существ, в конце-концов, разогнав порскавших от него орков, бросился на основные силы орды. К большому сожалению Драконов не дошел - шаманы вывернули себе кишки на изнанку, но сумели таки прикончить его по пути. Тем не менее вторая атака на лагерь все же сорвалась - несолоно хлебавши орки вернулись к основным силам. Орда напряглась, в неимоверном усилии пытаясь поскорее покончить с полууничтоженной армией живых мертвяков, чтобы потом всеми силами броситься на потерянный лагерь в третий раз. Благие пожелания! Драконы прекрасно понимали неизбежность этой атаки и засучив рукава готовились к ней, а силы лишенной доступа к припасам и свежим лошадям орды таяли с каждой минутой, с каждым нанесенным ударом, сломанным копьем, выпущенной стрелой, произнесенным шаманом заклинанием...
   Не меньше получаса потребовалось орде, чтобы раздавить в своих тисках последних големов и игроков, потом вдвое больше орки перестраивались для атаки на лагерь. Все без исключения орки едва не падали от усталости с лошадей, про самих лошадей не стоит и говорить - у всякого, кто взглянул бы на несчастных животных, навернулись бы слезы на глаза. Безумие бросать таких усталых и израненных воинов в бой, воинов с пустыми колчанами и затупленным оружием, безумие скакать на таких лошадях - несмотря на одержанную победу, дух безнадеги витает над ордой. Но у орды нет выхода, она ме-е-е-дленно катится в сторону лагеря. Орки ждут боевых заклинаний, эльфийских стрел с запредельной дистанции, наскоков летунов, новых чудовищных зверей или атаки тысяч более мелких тварей, а вот чего они не ждут, так это сплошной полосы зыбучих песков, трясин и озер сверкающей тьмы. Широкая полоса всех этих ''прелестей'' тянется и в ту, и в другую сторону насколько хватает глаз. Уже ничего не соображавшие вожди не понимают, как им добраться до лагеря, до доныщка истощенные шаманы ничем не могут им помочь, могут только молиться высшим силам. В ту и другую сторону отправляются отряды разведчиков, узнать насколько далеко тянется непроходимая полоса из трясин и зыбучих песков.
   Свистят стрелы - эльфы с той стороны в комфортных условиях шпигуют орду, отдавая предпочтение всадникам на варгах.
   Орки не могут им ответить - во-первых, слишком для них далеко, во-вторых, им нечем отвечать. Усталым степнякам остается только терпеть и ждать, ждать и терпеть.
   Избиение продолжается, продолжается, продолжается... Эльфы-стрелки, спецназовцы и взявшиеся за луки игроки работают в спокойном размеренном темпе, они знают то, чего не знают избиваемые орки, а потому никуда не торопятся. Для стрелков клана битва уже закончена, вместо нее муторная, но необходимая работа, без сбоев и остановок функционирует отлаженный конвейер смерти.
   В конце-концов орки не выдержали такого измывательства и откатились на пару километров назад, там их и настигли безрадостные вести - разведчики так и не смогли достичь краев непроходимой полосы.
  *
   Гулять, так гулять! Драконы не пожалели полудюжины эпических свитков, Глава напрягся и выложился на полусотню с лишним масштабных трясин квелья, немалую лепту внесли предельные усилия почти четырех сотен магов и трех сотен друидов. В результате появилась тридцати километровая полоса - непроходимый барьер на пути орды. Если бы у шаманов орды были силы, то даже с противодействием магов клана барьера хватило бы на 15-20 минут, но сил у шаманов не было.
  *
   Все еще могучая орда оказалась в ужасном положении, положении, в котором не пожелаешь оказаться и врагу... Хотя нет! Драконы как раз таки желали оркам такой судьбы и не просто желали, а сделали для этого все что могли! Теперь же хитрецы собирались пожать плоды своего коварства, как в театре насладиться зрелищем гибели орды.
   Однако обреченные орки не пожелали уходить просто так. Да и как им было уходить и куда? Без стрел?! Без еды?! На загнанных, еле живых лошадях?! Некуда им было уходить! К тому же в некоторых головах родился, как им показалось, достойный план, как если не победить, то превратить победу чужаков в ничто, сыграть в ничью. Отчаянные от безысходности орки ни много, ни мало задумали захватить Уугнанглан-рок! Они рассуждали так: чужаки потеряли немало бойцов во время ночного штурма (вообще-то не так уж и много, но орки считали иначе), потеряли массу воинов в степи (истинная правда - не поспоришь), лагерь захватило примерно столько же бойцов (и здесь орки не ошиблись), вывод из всего этого - в городе осталось мало сил. В общем-то правильные выводы, если бы не несколько но.... Впрочем об этом позже, а пока орда совершала свой самый последний рывок по степи, постепенно уменьшаясь в размерах. Степь за ней чернела от павших и умерших от ран лошадей, между которыми устало брели их бывшие наездники, тут и там некоторые из них опускались среди трупов и впадали в забытье-сон, а то и умирали от плохо обработанных ран. Рывок убивал орду, но он же являлся ее последним, пусть и призрачным шансом отомстить, а возможно спастись. Орки изо всех еще оставшихся у них сил, буквально зубами-клыками вцепились в этот шанс...!
  Ну вот и все! - злорадно думал Дримм, наблюдая за эволюциями орды со спины Ворошилова. - До города дойдут едва 2/3 и те кто дойдут будут НИКАКИЕ. Даже жалко потчевать таким блюдом наемников - как можно было бы подкачать новичков! Эх - жалко! Ну ладно, пусть порезвятся за наш счет в последний раз! -
   Через пару минут с Главой клана по менталу связался возглавивший оборону города Октарон:
  На нас прут орки! -
  Прут, - согласился с очевидным Дримм. - Все как и планировали по третьему варианту: мост не убирать, отморозков Маски на переправу. Разве что добавь фейри, пусть из-за спин отморозков поиграют оркам на тетивах. -
  Сделаю. Подкреплений бы нам. -
  Это можно, - согласился Глава, - жди. -
   Дримм огляделся по сторонам, ища глазами Таурохтара, не нашел и уже совсем было собирался вызвать его по ментальной связи, но вызвали его самого. Вызывала Людмила:
  Вернулся Колобок из степи - он нашел! - с места в карьер огорошила Главу Людмила.
  Что нашел? - не сразу сообразил Дримм.
  Место, куда отправился наглый посол после того, как сообщил о результатах переговоров руководству орды. -
  Та-ак, подробней! - Дримм напрягся как почуявший добычу пес, внутри у него зазвенела натянутая струна.
  Небольшой, хорошо укрытый лагерь с очень сильной охраной и знаками всех трех союзов на шатрах. Как говорит Колобок: шатры - роскошь неимоверная, огромные и аж горят от золотого шитья. Еще говорит: как в лагерь, так и из него постоянно прибывают и выезжают гонцы, очень много гонцов. Думаю это оно, то, о чем ты говорил - место, где заседают большие боссы. -
  Согласен. - Дримм надолго задумался, в голове бурлили возбужденные мысли.
  Але, гараж! Что дальше-то?! - поторопила его уставшая ждать Людмила.
  Далеко от нас этот лагерь? - отмер Дримм. Все дальнейшие его действия зависели от ответа Людмилы.
  Как не удивительно не далеко, два часа лета на хорошей скорости - близко они к нам подобрались, видимо хотят держать руку на пульсе. -
   Слова Людмилы бальзамом пролились на душу Главы, в его голове мгновенно как вспышка молнии родился несколько импульсивный, но неуклонно диктуемый инстинктом план.
  Ты сейчас в городе? - полуспросил-полупредположил Дримм (он не видел летунов над ордой).
  Да, пополняем запасы. -
  Все обычные бомбы долой, грузитесь бомбами со снотворным и прихватите все жезлы из особого запаса с самыми мощными парализующими чарами. Папаше скажешь, я приказал. -
  Ты хочешь....?! - сразу обо всем догадалась главная летунья.
  Верно, поторопись! Как загрузитесь, сразу сюда, подхватите отряд со мной во главе. Колобку скажешь, чтобы наблюдал и постарался не засветиться до нашего прибытия. Оставь над городом два десятка (летунов), остальные ко мне! -
  Ну ты даешь, дедуля! - ментальный канал передал всю меру восхищения паладинши. Однако восхищение не помешало ей напомнить: - Только не бери с собой толпу - неизвестно сколько тушек придется загрузить, пожалей спины наших ''птенчиков''. -
  Не буду, но ты тоже со своими ''птенчиками'' не валандайся. -
  Заметано! Сейчас разгрузимся-загрузимся, подкормим маунтов зельями выносливости и к вам - 20 минут. -
  Действуй! Ориентир Ворошилов. -
   Закончив разговор с Людмилой, Глава по кровной связи вызвал к себе ''Несущих Смерть'' и как обычно использовал Василису и Послушного в качестве гонцов, сам же открыл ментальный канал связи с Таурохтаром...
  Слушаю! - немедленно откликнулся эльф и тут же, противореча сам себе, зачастил, не давая Дримму вставить слова: - Лагерь почти зачистили, только северная часть у оврагов все еще под контролем рабов. С орками все - остались одиночки и мелкие группы по 5-8 душ. Табунов перехватили свыше 38, на глазок получается около 40 тысяч лошадей, почти половина хаштра, сейчас их перегоняют поближе к порталу. Я хочу отправить с десяток экспедиций в степь, чую, можно не особо рискуя еще в 3-5 раз больше захватить, и это только в окрестностях лагеря, а если наведаться туда, где орки пасут основные стада и табуны, то можно в десять, в сто раз больше! Только надо все быстро сделать, прямо сейчас, пока до них не дошли вести о поражении, а то угонят! Нужны игроки, летуны, спецназ, твоя виза на по.... -
  Стоп! - остановил его Дримм. - Во-первых, никакого похода в степь... -
  Но...?! - огненным языком полыхнуло возмущение рейнджера.
  Дослушай! Во-вторых, собери половину эльфов-стрелков, рейдов 80 игроков и отправь их в город. В-третьих, передавай свои дела в лагере Ватсону (Муллкорху), а сам принимай общее командование - хватит играться в записного кавалериста. -
  А ты?! -
  Мне тут надо прогуляться кой-куда... - и Дримм рассказал ему, что узнал от Людмилы и какое принял решение в этой связи.
  Разумно ли тебе покидать армию до окончания битвы? - сама идея Дримма не вызвала у рейнджера отторжения, но его вполне обосновано обеспокоило желание Главы покинуть клан в такой момент.
  Какая еще битва?! - Дримм глянул вслед тащившейся к городу орде и не смог сдержать улыбки. - Была битва, да сплыла - через полчаса они доползут до города, подолбятся с отморозками и сдохнут. Так что доверяю тебе моего обжору (Ворошилова) и армию. Командуй! Только за орками не ходи. -
  Да что я дурной что ли давать им шанс!? - почти обиделся на его слова Таурохтар.
  Вот и хорошо. Портал будет работать еще пять часов, потом до моего возвращения связь с городом обычным путем. И не переживай ты так за коней - все равно за этот месяц набрали их столько, что не знаем куда девать - мне вчера Анариэль предложила забить 100 тысяч мусорных коней на мясо и шкуры. -
  Сколько?! - не поверил Таурохтар. - СТО ТЫСЯЧ!!? Она че башкой стукнулась?! -
  А что делать? Я уже итак по ее просьбе в 20 разных мест порталы открывал, туда где можно продать столько коней и овец и не вызвать немедленного обвала цен и все равно не успеваем их пристраивать - слишком большой объем. -
  Как берут? - не мог не поинтересоваться Таурохтар, со всеми военными делами он несколько выпустил из вида экономическую составляющую похода, теперь вот хотел по быстрому наверстать.
  Берут отлично, - невольно расплылся в улыбке Дримм, но тут же уточнил: - Хаштра берут в 15-20 раз дороже чем мы скупаем их у наемников, остальных коней также неплохо - в 5-8 раз. Не намного хуже, хоть и дешевле берут и мусорных лошадей, но их слишком много, не успеваем пристраивать, как цены падают и приходится новое место искать. Анариэль говорит, если не зарезать, то все равно начнут умирать и разбегаться, уже начинают - у нас нет пастбищ и пастухов пасти столько лошадей. Если выгнать коней в степь за черты, то понадобятся не только пастухи, но и охрана и много. -
  Офигеть! А как она собирается все это мясо обработать и сохранить? И что там про овец? -
  Солить, коптить, сушить, хочет привлечь лесных Белок, расплатится с ними частью мяса и шкур. Пару недель назад на овец нашелся солидный покупатель - 9/10 всех овец сбываем ему, по серебряной монете за две овцы. Кто такой, не знаю - его надыбала Анариэль, но платит четко без задержек монетами чеканки Первой Империи Эльфов. -
  Офигеть! - как попугай повторился Таурохтар, в его мыслях заискрили задумчивые нотки. - Кого возьмешь с собой? -
  Сотню игроков, сотню ''Несущих Смерть'', сотню спецназа - думаю хватит. -
  Возьми Дядю с его ''пацанчиками'' - много места не займут, а выручить могут сильно. -
  Возьму, - не стал возражать Дримм.
   На некоторое время Дримм и Таурохтар прервали свое общение: Дримм с помощью гонцов и ментальных посланий собирал отряд для вылазки, а Таурохтар сдал дела Муллкорху, отдал все необходимые распоряжения по подкреплениям и спешил к Главе, заодно облегчил Дримму жизнь, встретив Дядю и передав ему приказ. Через десять минут Таурохтар уже в натуре влезал на спину Ворошилова, вокруг которого практически собрался трехсотенный отряд. Людмила задерживалась, впрочем нет, не задерживалась - истекли только 10 минут из обещанных ей 20-ти. Но как бы то ни было, у Дримма и Таурохтара оказалось немного свободного времени продолжить разговор.
  Слушай, ты только не сочти меня каким-то пацифистом, - несколько издалека начал Таурохтар, на его лице легко читалось смущение, - но неужели на Земле нам придется также пластать всяких чингисханов, нурсултанов и прочих, как мы пластаем орков сейчас? Как-то не тянет такими вещами заниматься в реале. -
  Такими и не придется, - уверенно ответил Дримм, не отрывая взгляда от орды и неба над городом. - Делай поправку на вирт и реал: здесь в вирте благодаря Системе игры нереальная плотность населения, НЕВОЗМОЖНАЯ для земной степи того времени. Вот считай: 300-400-тысячная орда, что вторглась к нам месяц назад; потом кровопускание, что мы устроили оркам, когда массово резали их кочевья - 2 возможно 3 миллиона орков, сколько точно никогда не узнать; затем битва перед Бунглинганом - еще 300 тысяч не меньше, скорее больше; сражение за сам Бунглинган - вообще какие-то не реальные числа; битва у Уугнанглан-рока - тысяч 130-140; резня в городе - в районе полумиллиона; полмиллиона сегодня ночью и еще миллион идет к нам. И это я не беру в расчет всю остальную степь с сотнями племен и десятками племенных союзов - это вообще что-то запредельное! Теперь к тому что нас встретит на Земле: ВСЕ население Внутренней и Внешней Монголии в 16-ом веке не дотягивает до миллиона, включая женщин, детей и стариков. На Земле нам не придется иметь дел со 100-тысячными ордами - их просто нет. Возможно во времена Чингисхана, благодаря всеобщей мобилизации всех боеспособных мужчин и сотням покоренных племен, его армия и приближалась к таким значениям, но в наш временной период такого уже нет - в Монголии феодальная раздробленность во всей красе. По индивидуальным боевым качествам воины Серединного мира, любые воины, любой расы, превосходят своих земных коллег на порядки. На ПОРЯДКИ! Хорошо пробафленный игрок-воин уровня 50-ого, заряженный зельями, в хорошем бонусном доспехе, с бонусным оружием, с индивидуальным щитом для аборигенов 16-ого века поопасней чем вооруженный автоматическим оружием 21-ого века профессиональный солдат - воина-игрока труднее пристрелить стрелой из засады, навалиться толпой, задавить в рукопашной, застать врасплох, а убивать он может не менее эффективно, чем тот самый солдат. Сколько земных воинов 16-ого века нужно, чтобы его уравновесить? А как оценить кровавого стража, спецназовца, ''Несущего Смерть'',''Приносящего рассвет'', того же воина-игрока, но уже не 50-ого уровня, а за 200-ти? Или, вот скажем, мага за 300 вроде меня? -
  Да не про то я! - досадливо махнул рукой Таурохтар. - Не своди все к простой численности и чисто военному противостоянию. Ты прекрасно понял, о чем я тебе толкую! Понятно, что если мы сохраним все преимущества вирт-мира, то будем на Земле круче гималайских гор. Меня другое волнует: что будет, когда мы победим? Вот смотри: мы победили какое-нибудь, не важно какое племя, мужиков кого убили, кого взяли в плен, вот мы приходим к ним в дом, перед нами женщины и дети... Что будет дальше? -
  А что будет? - с некоторой грустной иронией посмотрел на него Дримм. - Ты собираешься вырезать тех же монгол как мы Вишен сейчас вырезаем? Нет? Так и я нет. Но вообще вопрос сложный, ведь весь тогдашний мир, не только мир степи, а весь, это мир самых что ни на есть оголтелых нациков: почти для всех народностей тогдашней земли инородец-чужак это не настоящий человек - его можно ограбить, убить, обратить в рабство при полном одобрении общества, слово данное ему можно не сдержать, по отношению к нему можно сотворить любую мерзость, и это не будет считаться грехом, потому что он чужак. К нам нелюдям это будет справедливо втройне. Такое отношение лишь немного смягчали наднациональные надстройки в виде мировых религий - они расширяли круг ''своих''... и одновременно они же еще более жестко поделили население Земли на ''своих и чужих''. Мы люди 21-ого века и одновременно нелюди вирт-мира рискуем настолько сильно не совпасть с местными, что к нам отнесутся даже не как к чужакам, недолюдям, иноверцам, а как к животным, пусть опасным, но животным. Отнесутся и будут поступать, как поступают с животными, с дикими или домашними - неважно: ласково говорят, приучают к себе, изучают повадки, гладят, прикармливают и все для того, чтобы остричь, снять шкуру, пустить на мясо, заклеймить, надеть ярмо. Нам будут клясться в верности, улыбаться, напрашиваться в друзья, а сами ждать удобного момента, чтобы вонзить нож в спину. -
  Какой у тебя оказывается мрачный взгляд на будущее и на людей, - поразился Таурохтар, - так нельзя. -
  Тебе есть что по сути возразить? - Дримм вновь нетерпеливо взглянул на небо над городом, едва подавив желание поторопить Людмилу по ментальной связи. -
  Сейчас нет - нужно обмозговать. Может быть ты и прав, но мне не хочется в такое верить. -
  Был бы рад ошибиться, - со вздохом скосил глаза Дримм, - но вот что-то мне подсказывает, что я прав. -
  Даже если и так, то нужно приложить все силы, но придумать, как этого не допустить! - с горячностью рубанул рукой Таурохтар.
  Придумай, - предложил ему Дримм, - я буду рад и все наши будут рады, а как обрадуются жители Земли и не передать. -
   Таурохтар вроде бы глубоко задумался, но очень быстро пришел в себя и осторожно, словно ступая по хрупкому льду, озвучил пришедшую ему в голову первую мысль:
  А если попробовать не опуститься из-за своей непонятности до уровня опасных животных, а наоборот подняться, стать для землян чем-то большим? -
   Неплохо, - с уважением посмотрел на него Дримм. - Твоя мысль стоит того, чтобы ее хорошенько обдумать. Но не сегодня, - фейри указал в сторону города, - смотри, летят. -
   Через пару минут подхваченный летунами отряд Дримма растворился в ночных небесах. Оставшийся за старшего Таурохтар некоторое время смотрел им в след, думал о только что состоявшемся разговоре, затем его засосал водоворот неотложных дел...
   Наконец-то до переправы доползли изошедшие на хрип остатки когда-то могучей орды. Да, почти в буквальном смысле доползли, потеряв при этом десятки тысяч павших коней и те же десятки тысяч воинов, что вынуждены были идти за основными силами на своих двоих (или не идти, если совсем не осталось сил). Но вот все жертвы последнего рывка принесены, перед орками подтаявший и скрытый под полуметровым слоем воды, но по прежнему прочный, широкий мост - последняя надежда воинов степи не потерпеть безоговорочного поражения. Орки передних рядов понукают лошадей двигаться по переправе вперед, однако уже неспособные вынести новых издевательств скакуны бунтуют, не желая идти в обжигающе холодную воду. В результате перед переправой возникает затор: некоторым особенно умелым и настойчивым наездникам удается навязать свою волю и заставить бунтовщиков войти в воду, но таких умельцев меньшинство, большинство же не может последовать их примеру, попытки применить силу приводят только к одному - смертельно измотанные кони ложатся на землю и больше не встают, не помогают ни плеть, ни укол кинжала в круп, ни ласковые слова. Ситуацию усугубляют густо падающие стрелы с того конца ледяного моста: тысяча фейри работает не так быстро и слажено как действовали бы на их месте эльфы-стрелки, но все равно их пущенные с запредельной дистанции стрелы не пропадают зря. Свою лепту в начавшийся у переправы хаос вносят и два десятка летунов. Сотни, если не тысячи орков гибнут каждую минуту, а ведь последний бой за переправу толком даже не начался.
   Новая проблема: совсем скоро умелым наездникам становится ясно, что бунтовали лошади не зря - ледяная вода убивает уставших, разгоряченных страдальцев не хуже вражеских стрел, к тому же копыта скользят по льду - то один, то другой конь валится вместе с наездником в воду, чаще всего выныривает один только орк. Воины орды вынуждены пройти новое испытание: бросить коней на берегу и брести по льду по пояс в ледяной воде, напомню, брести под градом стрел и бомб.
   И все же черный поток смертников (а как их еще назвать?) втягивается на колдовской мост и тяжело движется к городу. Ну а со стороны города навстречу оркам хлынул другой поток, поток из хорошо отдохнувших, пробафленных, принявших зелья игроков, что давно заждались орков. Наемников больше чем было несколько часов назад, уже не 17 с половиной тысяч, а скорее 19 с небольшим, и это при том, что после сражения в степи около двух тысяч решили, что с них на сегодня хватит, и забили на битву. Ну две забили, а четыре наоборот подошли, через камень возрождения досрочно прервали вылазки по реке или, услышав о чем говорят в телеграфе, поспешили войти в вирт.
   Наемники рвутся в бой, их не тормозит лед и ледяная вода! Орков тормозит, но они с упрямством обреченных молча идут вперед, в их глазах отблеск загробного мира, в теле безграничная усталость, в руках изломанное многочасовой битвой оружие, в душе равнодушие к своей судьбе, для них теперь уже нет разницы между жизнью или смертью. Два потока встречаются на середине переправы и начинается бой! Или не бой?! Очень сложно подобрать определение того, что происходит в багровой воде на стремительно покрасневшем льду - наемники подавляют орков своим превосходством, вооружением, силой, магией, напором, но орки прут и прут на смерть с безразличием зомби, рубят тупыми клинками, машут изломанными булавами, колют кинжалами, бросаются вперед и рвут руками и клыками. Два упершихся друг в друга потока временами сдвигаются туда-сюда, захлебываются в крови, но не могут выяснить кто сильней: поток наступавших неистощим, к потоку защитников города постоянно подходят вернувшиеся с респауна игроки.
   Не все орки поддались безумию отчаянья, некоторые из них пытаются использовать лодки и плоты (оставшиеся на берегу со времен прошлого штурма). Но лодок и плотов слишком мало, чтобы обеспечить эффективный десант, а построить еще орки не могут - для этого у них нет времени, нет сил, нет необходимых материалов. Свитковые твари в воде также не спят, только так врезаются в прямо скажем коряво сделанные плавсредства на один раз, переворачивают, разбивают, а затем с удовольствием лакомятся барахтающимся в воде степным мясцом. Все же некоторым оркам везет преодолеть все опасности реки и они высаживаются на остров... на берегу их встречают не только универсалы с арбалетами, но и переброшенные порталом эльфы-стрелки и клановые игроки. Хотя честно говоря, пришедшие подкрепления не нужны - ''везучих'' орков так мало и они в таком ужасном состоянии, что за глаза хватило бы одних универсалов.
   Не везет, так не везет, видно день сегодня такой - за чтобы орки не брались, все заканчивается провалом и новыми муками. Удача окончательно повернулась к ним спиной, хотя скорее жопой - все что оркам остается, так это самоубиваться о наемников на ледяном мосту...
   В то время пока орки корчились и умирали в ледяном аду, 120 летунов клана с хорошей крейсерской скоростью мчались над ночной пустынной степью. Недолгий в общем-то полет казался вечностью только что вышедшим из боя летунам, лишенным крылатых маунтов игрокам, даже спецназу, разве что на спокойно-расслабленных лицах ''Несущих Смерть'' присутствовало не тягостное напряженное ожидание как у всех, а лишь легкий интерес к красотам проносившейся под крыльями грифонов степи. Не скучал и создатель невозмутимых големов. Сперва Дримм очень душевно поговорил с Дядей: подбодрил расстроенного потерей Стриги игрока, показал ему насколько ценит его жертву, похвалил за то, как он сумел подготовить ''Приносящего рассвет'' к его удивительному путешествию. Затем не способный окончательно отрешиться от битвы Глава связался по ментальному каналу с городом и узнал, как у них дела в его отсутствие. Дела, надо сказать, шли лучше не придумаешь: армия клана окончательно зачистила лагерь орды, остатки орды настолько плотно сцепились с наемными игроками, что при всем желании уже не могли расцепиться. Все оставшееся время полета успокоенный фейри посветил разбору вброшенной Таурохтаром идее, по крайней мере как понял ее сам Дримм:
  Итак боги. Скажем аналог олимпийских богов из древнегреческих мифов, способных жить среди людей, творить чудеса, иметь с ними общих детей, способных на всю палитру человеческих чувств, но все же богов. Пожалуй если мы сохраним большую часть того, чем одарил нас виртуальный мир, то мы вполне сможем предъявить местным (землянам) бесспорные божественные атрибуты вроде нечеловеческой силы-ловкости-скорости, вечной молодости, всяких чудес, полетов по небу, оружия, подобного оружию из их сказок и легенд. - Дримм ласково погладил рукояти живых мечей, улыбнулся, почувствовав ментальный отклик старых друзей. - В целом представиться богами и подтвердить свое божественное происхождение - не проблема. Другой вопрос: хорошо это для нас и для дела или нет? - Дримм испытывал двойственные чувства: с одной стороны, его буквально очаровала крайне привлекательная идея, которая при правильной реализации и толике удачи снимала массу проблем; с другой, он прекрасно осознавал всю меру опасности этой идеи, особенно для психического и морального здоровья игроков членов клана. Сама концепция того, что ты выше остальных, лучше остальных, достойней остальных, всегда губительно действует на душевное здоровье, постепенно развращает даже очень стойких людей. А если тот, кто так считает, еще и окружен поверившими в это людьми, то такая среда действует на личность как кислота. Если игроки начнут планомерно убеждать (заставлять-навязывать) жителей Земли в своем божественном происхождении, то легко могут не удержаться и встать на порочный путь - ведь не зря говорят ''если долго повторять ложь, убеждая в ней других, то рано или поздно поверишь в нее сам''.
   Летуны пролетели над становищем большого племени, нет, не племени и не над становищем, а над остановившимся на привал отрядом примерно в 10 тысяч орков. Зрелище не особо взволновало Драконов - оркам как минимум сутки-двое чапать до реки, а значит для армии клана они не опасны и не стоят внимания, бомб и времени. Полет продолжался, мысли Дримма текли своим чередом:
  Несомненный минус такой идеи, что объявив себя богами, мы немедленно получим буквально сонмы непримиримых врагов, от всяких шаманов-шарлатанов до пап римских с патриархами и прочими имамами. Разве что от буддийско-даосиско-конфуцианского Китая на этом направлении не предвидится проблем: буддизм - самая мирная монотеистическая религия, а конфуцианство и даосизм вообще не религии, а учения. Вполне может так статься, что китайцы без всякого нажима с нашей стороны сами признают нас богами. А почему бы и нет? У них этих богов как собак нерезанных, буквально миллионы, так почему бы где-то на севере и не быть паре десятков тысяч богов? Разумеется варварских богов, но богов! Скорей всего со стороны Китая не будет проблем, по крайней мере не по религиозным основаниям. А вот со всем христианским и мусульманским миром еще как будут! Учитывая какое значение в жизни тогдашних людей имеет вера и каким влиянием в те времена обладает духовенство, мы автоматом получаем жесткое противостояние со всеми государствами, что входят в орбиту двух этих конфессий, причем не важно каких течений, со всеми, входим надолго, если не навсегда. - Фейри крайне не понравилась перспектива настроить против себя тех, кто при иных обстоятельствах мог бы отнестись к пришельцам хотя бы нейтрально. Но тут же Дримму в голову стукнула иная мысль: - С другой стороны, что мусульмане, что христиане в любом случае крайне негативно отнесутся к владеющим магией нелюдям, так что возможно объявление себя богами не так уж и добавит проблем, как говорится ''до кучи''. -
   Размышления Дримма прервала Людмила и сообщила, что с ней на связь вышел Колобок. Наблюдатель клана сообщал: к богатым шатрам подъезжает представительная делегация со знаками нескольких не принадлежавших к союзам племен. Дримм сперва обеспокоился, но когда узнал, что приехавших сотни две от силы, успокоился и продолжил упорядочивать мысли в своей голове:
  Еще один минус - возможность физической смерти, ведь ответственной за возрождения Системе наступит каюк - с собой ее не взять. Или все же что-то от нее перенесется вместе с нами? Неизвестно. Зато всем абсолютно известно, что боги не умирают как простые смертные. Так что если не убережется и умрет один из нас, то местные сразу смекнут какие из нас ''боги''. -
   Дримм наконец-то понял, ему не по нраву идея превратить своих друзей и боевых товарищей в богов, как и становиться богом самому. Однако он вот так вот сразу не отбросил не лишенную изящества идею, а продолжил ее обдумывать, пытаясь понять, больше в ней плюсов или минусов и что из этой идеи можно полезного взять. Глубоко ушедшему в себя фейри так и не удалось полностью разобраться в своих мыслях - летучий отряд достиг цели, становища из нескольких десятков необычайно больших и богато украшенных шатров.
   Колобок не обманул - действительно очень роскошные шатры, горящие от золота и серебра, от необычно ярких, кричащего цвета тканей, что не встречались в степи, и даже кажется драгоценных камней (на самом деле зеркал и цветного стекла), всего примерно 30 штук таких шатров. Особенно всех без исключения поразил самый большой и роскошный из них: в центре маленького лагеря располагался настоящий монстр высотой с пятиэтажный дом и по площади способный заменить 20 обычных больших орочьих шатров - целое становище внутри всего одного шатра. Остальные не так велики по сравнению с центральным монстром, но два-три-четыре стандартных шатра вполне смогут заменить.
   Внутри у Дримма все пело - такие шатры буквально орали на всю степь о богатстве и влиянии тех, кто мог себе их позволить! На это же намекала охрана: около 15 тысяч орков окружили роскошное становище трехкилометровым кольцом, надежно прикрыв его от опасностей степи и в то же время не мозоля обитателям шатров глаза. Шатры, дико огромная охрана, постоянно прибывающие и отбывающие гонцы - конечно внутри сидят большие шишки, ничем иным такое не объяснить!
   Дримм торопил Людмилу с атакой, не желая дать шаманам обнаружить летунов и что-нибудь предпринять. В наличии в становище шаманов он не сомневался ни секунды, как и в том, что они под стать шатрам. Но в то же время Глава не претендовал на то чтобы командовать летунами в бою, благоразумно признавая больший опыт Людмилы в таких делах, да и не желал он подрывать ее авторитет.
   В свою очередь Людмила учла пожелания Главы, но атаковала только после того, как сориентировалась на местности, выслушала доклад Колобка, посоветовалась с командирами эскадрилий - в общем поняла что к чему и на основании этого понимания выродила план атаки. Может быть Людмила и промедлила пока запрягала, но когда поехала, ехала быстро!
   Такое количество летунов могло бы стереть небольшое становище в один заход, но перед ними стояла другая задача. А потому: особые бомбы с усыпляющими зельями внутри во множестве бухнулись среди шатров и вокруг - становище утонуло в огромных облаках, лишь самый кончик центрального шатра возвышался над белым морем забвения; одновременно все маги на грифонах кастовали по становищу масштабные заклинания похожей направленности (особенно мощно врезал воспользовавшийся силой когтистого посоха Дримм); одновременно из жезлов работали все остальные игроки (в жезлах заклинания парализации, оглушения, сна от разных школ магии). Прекрасно скоординированная и многоуровневая атака имела полный успех - все орки, что в тот момент находились вне шатров, неподвижно лежали на земле, шатров также никто не покидал, в летунов не летело ответных стрел и заклинаний. Заранее принятые противоядия позволяли не бояться уснуть вместе с орками, и летуны без всякого страха ныряли прямо в облака.
   А дальше все получилось удивительно легко: тех, кто еще мог шевелиться и оказывать сопротивление, ловко глушили вдетыми в ножны мечами, вязали и грузили на грифонов, тех, кто не мог, просто вязали и грузили. Разумеется Драконы хватали не всех, а только воинов со знаками вождей на одежде и шаманов в соответствующем прикиде - 5 минут и все, нагруженные грифоны набирают высоту!
   Некоторое время за похитителями скакали опомнившиеся орки охраны, но быстро отстали. Драконы вновь с победой возвращались домой. Да, с победой, несомненной победой, не менее, а скорее даже более важной, чем почти уже случившаяся победа у реки!
  
  
  У реки.
  
  
   Чему суждено случиться, того не избежать - у всего на свете есть предел, черта, после пересечения которой ломается самый стойкий человек и самый прочный клинок. Сегодня ночью орки этой орды узнали свой предел, достигли черты, достигли и перешагнули за нее, а проще говоря, сломались: они не выдержали напряжения многочасовой битвы, уже второй битвы за эту бесконечную ночь, не выдержали усталости, потерь, череды беспрерывных поражений, неизвестности позади и верной смерти впереди. Нет, сперва остатки орды и не думали бежать, лишь несколько смешались под неослабевающим напором наемников и отхлынули от переправы, но только чтобы перестроить ряды. Однако вцепившиеся в них как хищник в добычу наемные игроки последовали за ними в степь, орки поднажали, пытаясь разорвать дистанцию, но в силу общей усталости не смогли оторваться от игроков, еще сильнее смешались, запаниковали, начали давить спешившихся раненых и потерявших коней товарищей. Оставшиеся ррыргха попытались как-то исправить ситуацию, но лишь на несколько минут отсрочили неизбежное. В результате начавшегося хаоса орда перестала существовать, вместо нее в ночную степь хлынули десятки тысяч уже не воинов, а беглецов на усталых конях и страхом смерти в сердцах. Несмотря на то что наемников по прежнему было меньше чем орков раз этак в пять, они радостно улюлюкая бросились их догонять. И догоняли! Догоняли, убивали, стаскивали с коней, били в спину на выбор, калечили, а затем оставляли в степи умирать или выплескивали на беспомощных пленников всю грязь свой души. До самого полудня следующего дня бушевала бойня в степи, нельзя сказать, что ни один орк не ушел от жаждущих очков игроков, ушли - жалкие тысячи из сотен тысяч навсегда оставшихся у реки.
  
  
  
  *
   Дримм встретил незаметно подступивший рассвет в двух километрах над землей и в десяти от города на острове. Встретил усталым, довольным, счастливым - клан немало потерял за эту долгую, тяжелую ночь, но по любому счету получил гораздо больше чем потерял.
  *
  
  
  
  
  
   Глава 18.
  
  
  
  
  
  На пути к бывшей столице уже несуществующего союза племен Вишни.
  Девять дней спустя после разгрома объединенной орды трех союзов.
  Великое посольство трех союзов и 11-ти независимых племен к клану Красного Дракона.
  
  
  
   Орки - гордый народ. Очень редко представителям могучей и многочисленной расы приходилось идти на компромисс со своей вошедшей в поговорки и сказания многих народов гордостью. Гордостью, что в стародавние времена толкнула их взбунтоваться против древних кровожадных богов, а потом против не менее гордых эльфов, когда те подумали, что окончательно приручили добродушных дикарей-учеников. Однако в долгой истории великой расы воинов время от времени все же случались темные времена, когда им приходилось смирять свою гордость и слушать не голос горячего сердца, а голос того, что находится в голове, голос разума. Ныне для орков 3-х союзов и 11-ти племен такие времена наступили вновь (еще шесть племен избежали унизительной ситуации). Могучие союзы и примкнувшие к ним племена переоценили свои силы и недооценили силы тех, кого они в своей гордыне поспешили назначить во враги. Платой за гордыню стал унизительный разгром объединенной орды, страшный разгром, в котором погибли 9 из 10 воинов орды - сотни тысяч отцов, мужей, братьев и сыновей.
   Но гораздо более страшное событие произошло уже после проигранной битвы: каким-то образом ужасные в своей непреклонной жестокости чужаки сумели найти место, где на совет собрались вожди и сильнейшие шаманы составлявших союзы племен, и не только сумели найти, но несмотря на битву сумели выделить силы и украсть могучих вождей и мудрых шаманов как крадет невесту нетерпеливый жених. Страшное унижение для похищенных вождей и шаманов! Страшное унижение для союзов и составлявших их племен! Но еще более страшным унижением было бы, если бы орки не попытались спасти тех, кто вел их в бой, разрешал споры, заступался за них перед духами и богами - их нужно, необходимо было спасти как ради чести и гордости, так и ради самого существования союзов племен. Ведь если орки союзов своими действиями или бездействием не предпримут все возможное для спасения вождей и шаманов, они перестанут уважать сами себя, их перестанет уважать остальная степь, их проклянут духи предков, от них отвернутся боги. В результате - забвение и смерть союзов, распад на отдельные племена, племена, которым долго придется стараться, чтобы искупить свой позор. А потому те, кто временно заменял вождей, смирили свою горячую кровь, уняли гордые сердца и начали думать, как им не допустить столь печальный финал. Когда надо, когда сильно припрет, орки могли быть весьма мудры, особенно мудры могли быть бывшие вожди, что стали старейшинами, и не достигшие вершин мастерства, но умудренные веками и тысячелетиями шаманы.
   Результатом раздумий мудрых стариков стало меньшее зло - большое посольство к чужакам. Посольство везло щедрые дары, смиренные, истекающие медом слова и еще более щедрое предложение выкупа. И вправду щедрое - с разрешения старейшин послы могли обещать если не все, то очень многое. Унижение - несомненно! Но если орки попытаются, приложат все силы и у них не получится, то на их чести, чести союзов появится пятно - неприятно, но с этим можно жить дальше. Другое дело, если они не сделают все что могли, тогда ничто не спасет союзы от печального конца - развал и позор!
   Закон степи суров, безжалостен к отступникам, но справедлив, а потому уже четвертый день степь бороздит небывало большое посольство - свыше тысячи представителей 3-х союзов и 11-ти племен везли слова и дары. Посольство легко узнать: впереди всех едет орк на украшенном зелеными венками коне, в руках у него знак мира - зеленая ветвь, очень большая ветвь, которую легко заметить издалека и очень трудно перепутать с чем-то другим, магия шаманов не позволяет ветви терять необходимый вид (вять и желтеть). В составе посольства не только орки из потерявших вождей и шаманов племен, но и небольшое представительство Гильдии Воинов- еще одно доказательство, что орки могут думать когда захотят. По замыслу старейшин участие Гильдии Воинов должно смягчить позиции чужаков, ведь очень многие из них в ней состоят, а значит как минимум прислушаются к сказанным ее представителем словам (старейшины хватались за любую соломинку). Представитель Гильдии - чистокровная орка и не просто орка, а уроженка этих мест, седьмая дочь двадцать первой жены одного из похищенных вождей. Посольство уже близко к своей цели - до Пх-хты и города на острове меньше дня пути...
  
  
  Илирна-но - дочь вождя независимого племени Зеленого Ветра, представитель своего племени в составе посольства.
  
  
  
   Еще никогда на Илирну не обрушивался такой груз - власть и ответственность перечеркнули ее жизнь как неожиданно прилетевшая из темноты стрела. И ведь не скажешь, что до того дочь вождя росла как цветок в оранжерее, не зная забот за широкой спиной мудрого отца и восьми старших братьев. Нет, забота и опека была, еще как была, и девушка выросла с ощущением могучей силы за собой, однако она никогда не позволяла себе полагаться только на нее, а желала что-то из себя представлять - не только получать, но и давать. А потому несмотря на недовольство отца, Илирна ходила в набеги со старшими братьями и сумела заслужить уважение как братьев, так и других воинов племени не только как дочь вождя и сестра его могучих сыновей, но и как хитрая и умная воительница. Настоящее уважение отца оказалось заслужить сложней, тут мало было привезенных голов и угнанных коней. Илирна справилась и с этой задачей - сумела себя показать, не беря в руки клинок и не проливая кровь, показать отцу свой ум и хозяйственную сметку, а потому именно ей отец доверял управлять большим хозяйством семьи и присматривать за их многочисленными рабами. Не своим другим женам, не женам старших сыновей, а младшей дочери давно умершей жены. Возможно вождь поступал так из-за любви к матери Илирны, но даже если и так, то он ни разу не пожалел. В общем-то Илирна была довольна своей жизнью, миром, что она строила каждый день для себя, для отца, для братьев, для обожаемых племянников, лишь неизбежное в будущем замужество и связанная с этим необходимость покинуть семью временами омрачала ее жизнь, но и здесь любящий отец ей потакал, не давил, давая время определиться и сделать выбор между достойными ее руки кандидатами (а еще вождю не хотелось лишаться своего главного и самого лучшего советника).
   Пришедшая к соседям война всколыхнула привычную жизнь - чужаки под красно-золотым стягом с драконом пришли мстить Вишням за набег. Казалось бы, что племени Зеленого Ветра до проблем могучего и не слишком дружественного к ним союза? К тому же война в степи шла всегда, не здесь, так там, не там, так тут, всегда роды, племена и орды союзов ходили в набеги за пределы степи и очень часто по следам возвращавшихся с добычей орков шли мстители - так что же теперь принимать близко к сердцу подобную ерунду? Никакого сердца не хватит! Так рассудили Зеленые Ветры и не особо отвлекались на бушевавшую где-то там войну, тем более враги союза никак им не угрожали. Однако дальнейшие события заставили их поменять свое отношение к тому, что творилось в степи: как оказалось чужаки мало походили на обычных мстителей, устроивших набег в ответ на набег, они катились по степи как пожар и безжалостно вырезали всех, не только устроивших набег Вишен, но ВСЕХ, кто попадался им на пути, напоминая своим поведением небывало-огромную орду троллей (степных троллей), разве что не пожирали тела убитых орков. Вишни - один из сильнейших союзов степи, пали за неполный месяц, проиграли все сражения, потеряли оба своих города (не всякий союз мог похвастаться даже одним). Мало того, почти вся великая Пх-хта от истока до устья стонала от их набегов: многие кочевавшие на ее берегах рода и племена либо погибли, либо откочевали подальше от ее вод, были разрушены тысячи поселений речных людей, ограблены некоторые торговые города, другие города заплатили чужакам дань.
   Нет, отца Илирны не напугали известия о могуществе безжалостных чужаков, а соблазнили богатые и теперь сразу ставшие спорными пастбища Вишен. Недавно случившаяся сушь сильно ударила по стадам Зеленых Ветров, и не затронутые сушью пастбища соседей могли помочь им пережить сложные времена, да и прирастить территорию племени - всегда хорошо. Канувших в лету Вишен можно было уже не бояться, а чужакам хватало окрестностей великой реки. Однако все планы нарушили другие претендовавшие на земли Вишен силы - три объединившихся союза заявили, что свою долю земель почившего союза получат только те, кто вместе с ними изгонит чужаков из степи. Волю сразу трех великих союзов нельзя было игнорировать, а потому отец, прихватив всех старших братьев Илирны, советников-старейшин и большого шамана племени, отправился на великий совет в степи, в котором помимо трех союзов участвовали 16 независимых племен (поставленных в те же условия, что и племя Зеленого Ветра).
   Известие о нападении на великий совет и пленении всех участвовавших в нем вождей и шаманов как гром среди ясного неба обрушилось на племя! На фоне этой вести меркло известие о страшнейшем разгроме объединенной орды трех союзов. Лишившееся вождя племя заволновалось, не понимая как ему дальше жить и что предпринять, под шумок старейшины нескольких сильных родов возжелали потеснить правящий род, но Илирна сумела удержать власть за своей семьей, сыграв на противоречиях среди претендовавших на лидерство родов и том, что в племени ее любили не меньше чем ее отца, а уважали даже больше чем ее старших братьев. Почти невозможно понять, какие страшные мысли одолевали ее в тот момент, сколько было выплакано слез в подушку ночью втайне от всех, но она справилась: уняла старейшин, успокоила племя, сохранила власть за своей семьей, утешила жен братьев и даже помогла принять роды у раньше срока разродившейся жены старшего из них - справилась со всем, включая свои бушевавшие чувства, и тем самым заслужила еще большее уважение и любовь.
   Через два дня после известия диким порталом вернулись старейшины, сопровождавшие вождя воины и, о радость, один из братьев Илирны! Смущенный, не смевший поднять глаза брат поведал как все произошло: как они с отцом приехали на великий совет вождей, как их отравил густой белый дым, как он потерял сознание, как очнулся и не увидел рядом ни отца, ни братьев, ни большого шамана племени. Брат страшно переживал, винил себя, что не смог уберечь отца и братьев или хотя бы разделить их судьбу. Он был настолько подавлен случившимся, что даже не оспорил власть младшей сестры - Илирна продолжила рулить племенем, уже при его полной поддержке. Впрочем ей не особо требовалась чья-либо помощь - племя уже узнало крепкую руку, так похожую на руку ее отца, и, почувствовав эту такую знакомую руку, моментально успокоилось. От вернувшихся старейшин удалось узнать о готовящимся большом посольстве к чужакам, посольство направлялось для того, чтобы выкупить захваченных вождей и шаманов. Разумеется Зеленые Ветры не могли не поучаствовать в собираемом посольстве и конечно их представителем стала Илирна. Ну а кто?! Кто как не самая разумная из детей вождя имела шанс добиться успеха! Никто в племени не оспорил ее право на эту роль. За спиной у возглавившей посольство девушки осталось умиротворенное племя и постепенно приходивший в себя старший брат.
   Благодаря все тому же дикому порталу, Зеленые Ветры вовремя достигли места, где собиралось посольство, а вот встретили их не ласково: почему-то им ставили в вину то, что их воины не сражались в проигранной битве, остальные послы не соглашались принять Илирну как равную, требовали старейшину, шамана или хотя бы просто мужчину, ссылаясь на какие-то мутные обычаи своих союзов, отказывались принять Зеленых Ветров в состав большого посольства. Уже готовую отчаяться Илирну выручила старая подруга детства, дочь давнего союзника ее отца. Подруга сильно изменилась за эти годы, напоминая скорее не уроженку степи, а жительницу больших городов (в общем-то там она и жила), но узы старой дружбы оказались по прежнему крепки, и Илирна стала равным послом. Почему же вызверившиеся на девушку послы послушались другую девушку и изменили свое мнение? А потому, что подруга Илирны была не просто дочерью вождя одного из племен союза Черных Камней, но и представителем Гильдии Воинов, а Гильдия Воинов даже здесь в степи это серьезно, к тому же союзы САМИ попросили Гильдию и конкретно эту ее представительницу им помочь и не желали портить с ней отношения по такому не принципиальному вопросу. Как бы то ни было, племя Зеленого Ветра не только попало в состав посольства, но и неожиданно обрело серьезного покровителя.
   И вот посольство почти достигло своей цели: вокруг будто вымершая степь без травы, впереди полностью вырезанный город Вишен, а еще чужаки, могучие, жуткие и непонятные чужаки, что как хозяева вели себя в самом центре всегда принадлежавшей оркам степи. По мере приближения волнение Илирны росло, она прекрасно понимала: могучим союзам есть что предложить за своих шаманов и вождей, а что сможет им предложить пусть и большое, но далеко не самое богатое племя? Дочь вождя ясно видела-ощущала неприязнь со стороны послов союзов и равнодушие со стороны послов других независимых племен, а потому рассчитывала только на себя, свой никогда не подводивший ум, сноровку, женскую хитрость и удачу, ну и в немалой степени на помощь высоко поднявшейся старой подруги. Кстати о подруге, Илирна увидела возможность и пристроила своего коня рядом с ней, улыбнулась кивнувшей ей воительнице и постаралась завязать разговор, напомнить-освежить воспоминания о старой дружбе, а заодно узнать побольше о чужаках...
  Фиалка, а правда что ты близко знаешь их вождя? - Илирна сознательно называла подругу детским прозвищем, как бы погружала ее в тот слой их жизни, когда они были друг для друга просто Иль и Фиалка, а не посол племени Зеленого Ветра и представитель могущественной Гильдии Воинов.
  За последние три дня ты уже который раз задаешь мне этот вопрос, неужели тебе не надоело слышать один и тот же ответ? - ухмыльнулась Фиалка, отвечая вопросом на вопрос.
  Ты так непонятно отвечаешь, - захлопала глазами Илирна, - столько непонятных чужих слов, что я мало что поняла. Пожалуйста не сочти за труд и объясни еще раз, только прошу попонятней и поподробней, - Илирна просяще посмотрела на подругу из-под полуопущенных ресниц.
  Такими взглядами мужей охмуряй, - тут же раскусила ее игру старая подруга, - меня не надо - не поддамся, хотя выходит хорошо. Ладно, все равно делать нечего, чего тебя интересует, спрашивай отвечу без утайки. Только условие: больше не строй из себя очаровательную дурочку и не заливай про ''непонятные чужие слова'', а то я не знаю сколько книг привез для тебя твой отец из человеческих городов. -
  Не буду, - пообещала Илирна и тут же поймала подругу на слове: - Расскажи о Главе клана Драконов, только не так как ты рассказывала раньше мне и остальным про то, что он фейри, маг, воин и другие уже известные вещи, расскажи, как он жил до клана, где жил, каких богов почитает, что ему нравится-ненравится, кто ходит у него в друзьях, о его женщинах, о том, как к нему относятся в клане, как ему пришла в голову идея создать клан, свои личные о нем впечатления. -
  Много хочешь знать, - покачала головой Фиалка, - будто о кандидате в мужья выспрашиваешь, только не спросила женат ли он, большой ли у него дом и хорош ли он в любви. -
  Все может пригодится, - хитро посмотрела на нее Илирна. - Кстати, если зашла речь, женат ли он, большой ли у него дом и каков он как мужчина? -
  Решила его охмурить и таким образом вытащить отца и братьев? - рассмеялась Фиалка ( на лицо вспомнившей об участи родных Илирны набежала тень). - А что? У тебя может получиться, красавица ты наша! - Она с удовольствием окинула взглядом ладную фигуру подруги, красоту которой не скрывала даже грубая походная одежда.
   Дочь вождя племени Зеленого Ветра и вправду была дивно хороша, отличаясь не только умом, но и редким для их расы изяществом. Такое иногда случалось среди оркского народа - давала себя знать эльфийская кровь в их жилах, тысячелетия жизни бок о бок оставили изредка являвшие себя миру следы. Илирну давно уже не путали с ребенком эльфийской расы как в детстве и отрочестве, но очень удачная смесь классической эльфийской и яркой оркской красоты заставляла трепетать мужские сердца, причем не важно орк, человек или эльф - исключительная красота дочери вождя племени Зеленого Ветра без промаха разила всех подряд. Неудивительно, что добрая половина вождей степи (и не только степи) желали видеть ее среди своих жен, а вот что удивительно, так это то, что ее отец до сих пор не сказал своего слова и не возвысил свое племя за счет выгодного брака красавицы дочери.
  Если тебя не смущает, что он фейри и что ему тысячу лет - дерзай! Только смотри, на опасный путь ступаешь, подруга, да и как к такому отнесется твой отец, не попортит ли твою красивую попу плетью за такие дела? -
  Его право, - не особо испугалась перспективы Илирна, - лишь бы был жив, а с попы не убудет. Будто я не знаю, как драл тебя твой, - она не удержалась и напомнила Фиалке о ее собственной семье.
  Да-а, - орка поерзала в седле, словно вспомнив отцовскую плеть, - особенно хорошо он выдрал меня, когда я отказалась выйти замуж за того, кого он мне определил. Удирать из степи пришлось не сидя, а лежа в седле на животе, так неделю и скакала, да и потом... -
  Вижу поротая попа не помешала тебе хорошо устроиться в людских городах. Расскажешь как это было? Тяжело пришлось? -
  Сперва да, еще и приходилось прятаться от посланных отцом воинов, что хотели меня вернуть. Потом я устроилась в охранники борделя, подкопила денег, вступила в Гильдию Воинов, плавала охранником на купеческом корабле, служила наемником в Парнской империи, там меня заметил один человек из авторитетных членов Гильдии, предложил стать его помощницей, я согласилась, с тех пор мы вместе росли в Гильдии, он шел вверх, а я за ним. Мне не пришлось жалеть о сделанном выборе - теперь я представитель Гильдии в крупнейшем городе континента, а тот, кто дал мне этот выбор, среди правителей всей Гильдии. Даже отец был вынужден признать мой успех, простить и снять родительское проклятье, - напоследок похвасталась Фиалка и злорадно добавила: - Но по прежнему не угомонится и все пытается навязать меня в жены разным вождям и шаманам, зазывает к себе ''погостить''. Нашел дуру! Что я его не знаю?!Гильдия не Гильдия - скрутят, свяжут, опоят гадостью и выдадут за какого-нибудь нужного ему старика или урода в шрамах! -
  А сама кого-нибудь нашла? - невольно заинтересовалась Илирна. - Или твой покровитель из Гильдии - твой мужчина? -
  Кто?! - расхохоталась Фиалка. - Нет! Он слишком стар, хотя жаль, в свое время я была бы не против - достойный муж. Сразу как сбежала из степи, я жила с двумя братьями-полуэльфами, они дали мне крышу над головой и стол, полечили мою попу мазями, ну и кое-что другое с ней делали и не только с попой - они многому меня научили, с парнями, что были у меня до них, и не сравнить. -
   Илирна слегка покраснела, но не прервала откровения подруги - интересно. О деле она также не забывала, выяснив интересную деталь: оказывается фейри тысячу лет, а это значит, что столько прожившего вряд ли получится поразить внешней красотой и покорить через ложе.
  Они же и устроили меня в бордель, - между тем продолжала рассказывать Фиалка.
  Бордель это место, где мужчины платят женщинам за любовь? - уточнила Илирна. От братьев она слышала о таких местах в больших людских городах.
  Точно, - кивнула Фиалка, - ты не поверишь, сколько там при удаче может заработать женщина за один раз - столько, сколько небольшое племя приносит из успешного набега! -
  Да что там такого можно делать?! - у искренне изумившейся Илирны округлились глаза.
  Чего только там не делают! - восхищенно причмокнула Фиалка. - Сама я правда не делала, по крайней мере за деньги, но видела и слышала много. Забавное место, веселое и интересное - немного похоже на семью, где у одного мужа много жен, только без мужа. Да я там почти как дома была - ты же знаешь, сколько у моего отца жен. -
   Илирна кивнула - отец Фиалки собрал под своей крышей едва ли не половину степи - жены более чем из сотни племен грели ему постель + многочисленные рабыни многих рас.
  Проработала я там примерно полтора года, потом при первой возможности ушла. -
  Ты же говорила, что там было интересно и платили хорошо? - Илирна усмотрела противоречие в ее словах.
  Платили хорошо тем, кто делил постель с клиентами, я такими делами не занималась - не для того я сбежала от отцовского урода, чтобы ложиться сразу под многих да еще без брачного браслета. Хотя тамошние девочки предлагали мне поработать, говорили, что я имела бы успех. Охранникам платили неплохо, но не более того. Правда были всякие дополнительные заработки: посидеть с детьми бордельных девиц, передать послание, сопроводить куда-нибудь клиента или девочку, всякие другие дела - на круг выходило почти столько же, сколько мне платили как охраннику, иногда даже больше. Бывало деньги и хорошие получала совсем ни за что: нужно было просто сидеть и смотреть, как девочка и клиент кувыркаются в койке. Представляешь, просто смотреть!? А почему ушла? Так такая весела жизнь для воина это смерть - сама не заметишь как заплывешь жиром и забудешь, как нужно правильно выпускать кишки. -
  Значит дальше ты плавала по морю? -
  Ага, не скажу что приятный опыт, но было. Платили больше чем охраннику в борделе, была возможность брать добычу в случае нападения пиратов. Я там не задержалась, всего 5 ходок. -
  Почему? -
  Море мне не пошло: как представишь всю эту воду под ногами и вокруг на много недель и месяцев пути, так волосы дыбом становятся, к тому же плавать я тогда совсем не умела, научилась только через 10 лет. Но ушла я не из-за страха моря, а из-за смазливой мордашки. Я слишком поздно поняла, что не стоит заводить шашни с членом команды своего корабля, не удержалась, завела - скучно ведь в ходках. Сначала все было нормально, даже очень хорошо, а потом однажды матрос, с которым я закрутила, завалился ко мне вечером с тремя приятелями и заявил, что я как его баба должна их тоже обслужить. В общем мы сильно поспорили, чего я должна, чего не должна, и в результате нашего спора образовались четыре трупа. Повезло, что капитан корабля был частым посетителем моего прежнего места работы, и я выручала его пару раз из сложных ситуаций - он отдал долг: меня не вздернули, а только распороли спину кнутом, забрали все деньги в пользу семей убитых и выкинули в ближайшем порту, ну и пустили про меня весть среди других капитанов, так что подобная морская работа мне больше не светила. Дальше снова повезло: устроилась в срочно нуждавшийся в любых бойцах отряд, отряд попал в переделку, я выручила-вытащила серьезного мастера из Гильдии Воинов. Ты бы видела какой он бугай, а я тащила его на плечах три дня! Причем заметь, тащила по болоту! Неудивительно, что он оценил мой подвиг и захотел всегда иметь меня рядом с собой. С мужчинами я на пару лет завязала - не до них было. Потом очень не вовремя развязала, но это не важно, сейчас у меня есть постоянный, может быть, МОЖЕТ БЫТЬ я позволю ему повести себя к алтарю богов. -
  А он кто? - с любопытством спросила Илирна. Ее глаза горели, интересная полная событий жизнь подруги произвела на нее сильное впечатление, заставила быстрей забиться сердце, заставила позавидовать и примерить ее судьбу на себя.
  Человек, ласковый, красивый в меру, серьезный воин, старший наставник боя в моем отделении Гильдии. Главное, он первый, от кого я хочу детей. -
  А твой отец не будет против человека? - Илирна искренне порадовалась за подругу, но и обеспокоилась реакцией ее крайне сурового отца.
  Да мне плевать, что он будет, а что не будет, - жестко ответила Фиалка, глянув куда-то в даль абсолютно волчьими глазами, - времена, когда он продавал меня как вещь, прошли - я давно решаю все сама! - потом все же смягчилась и несколько криво ухмыльнулась: - Не будет он против - мой избранник, выпускник школы Первого, кстати как и Дримм Дракон. -
  А кто такой Первый? Ты говоришь так, как будто его имя должно мне о чем-то сказать? -
  Должно-должно, - уже не криво, а по-доброму и предвкушающе ухмыльнулась Фиалка. - Помнишь страшные сказки в детстве? Помнишь рассказы про Убийцу Воинов? Вот это и есть Первый - так его сейчас зовут. -
  Я думала, это только древние сказки? - растерянно уставилась на подругу Илирна. Детские впечатления на всю жизнь отложились у нее в голове: истории про смерть в обличье эльфа, о тысячах тысяч погибших орков, о курганах голов, о том, как целые племена бежали при приближении одного эльфа с мечом в руках, как десятки могучих орд перекрывали степь, чтобы выследить того, кого по заслугам прозвали Убийцей Воинов.
  ''Сказка'' давным-давно живет в Узле и передает свои знания достойным ученикам. Мой Гарух - один из них, - с гордостью и любовью в голосе произнесла Фиалка.
  Очень интересно - значит ты лично знакома с Убийцей Воинов? - с завистью посмотрела на подругу дочь вождя. - И твой мужчина, и Дримм учились у него. А ты пробовала стать его ученицей, или он не берет учеников из нашего народа? -
  Берет, - не подтвердила ее опасения Фиалка, - только мне пришлось сделать выбор: или рост в Гильдии, или ученичество - я выбрала Гильдию. -
  А как Дримм попал к нему в ученики? - вернулась к основной, полузабытой теме разговора Илирна. - Нет, давай сначала по порядку: откуда появился Дримм, как ты с ним познакомилась и все-все-все что о нем и его клане знаешь. -
  Прямо все-все-все, - улыбнулась Фиалка. - Хорошо, слушай, только помни, многое из того что я знаю, я знаю со слов других. Где он родился точно не известно, но говорят, он сотни лет жил и странствовал по Великому лесу. По слухам там он приобщился ко многим сокрытым в глубинах леса тайнам, в том числе к забытой магии своего народа. Еще говорят, во время своих странствий он часто сражался с гоблинами и возненавидел их всей душой. -
  Вот почему его клан вторгся в Гоблинские горы?! - сделала вполне обоснованный вывод Илирна.
  Во многом да, но не перебивай, хотела по порядку, так слушай. Иногда он выходил к людям Заозерного герцогства, покупал нужные вещи, продавал им свою добычу. В конце-концов по неизвестным причинам решил покинуть Великий лес и отправиться в Узел. Хотя нет тут ничего удивительного, Узел - один из центров мира, все дороги ведут в него. В Узле он сразу же вступил в Гильдии Воинов и Магов.... -
  А так можно?! - перебила рассказчицу Илирна.
  Можно. Великие Гильдии никогда не враждовали, если кто-то одновременно и воин, и маг, он может вступить в обе, и Гильдии не поставят ему это в вину. Какое-то время наш фейри ничем не выделялся, жил жизнью обычного искателя приключений, правда говорят, был необычайно богат и отличался исключительным воинским мастерством. Но тут я не вижу ничего удивительного - попробуй проживи тысячу лет, если ты не умеешь себя защитить, особенно в Великом лесу. Еще ходили слухи про его связи с одной из теневых Гильдий, Гильдией Контрабандистов. До сих пор неизвестно, состоит он в ней или нет, но эта Гильдия всегда поддерживала его во всех его делах, заступалась за него перед другими теневыми гильдиями (Воров и Убийц), присылала ему на помощь отряды своих бойцов. В настоящее время у клана Драконов по прежнему очень хорошие отношения с этой Гильдией, какие дела между ними неизвестно, но что-то важное несомненно есть, и начало их союзу положил Дримм. Слухи о его воинском мастерстве подтвердились, когда он за один вечер очень достойно сразился с лучшими наставниками Гильдии. Вот тогда я с ним и познакомилась - мой начальник, тот самый человек, о котором я тебе рассказывала, решил дать такому воину задание по плечу, а в награду предложил обучение у Первого. Фейри согласился. -
  Каким ты его увидела? - подалась вперед Илирна.
  Я не большой знаток фейри, мне сложно судить какими они должны быть, вроде обычным показался, но тут не поймешь, к тому же с такого солидного возраста дядьками все всегда сложно - они тебя на раз прочитают, по полочкам разложат, а ты их не-е-ет. Ничего я не увидела в нем особенного: воин и воин, наглый - сожрал все персики со стола, за слово свое ответил - сделал то что обещал, мы сдержали свое. После дела я видела его всего пару раз и не слишком долго, оба раза, когда он уже был Главой клана, но до войны в горах. Гар (Гарух) говорил, Первый всегда выделял его среди остальных учеников - как потом оказалось не зря. -
  Про клан, расскажи про клан, - Илирну не очень устроил слишком короткий рассказ, и она пыталась вытянуть из подруги больше по косвенным сведениям.
  Клан Драконов необычный - от них нет и никогда не было неприятностей ни у Гильдии, ни у городских властей Узла, они не конфликтуют с другими кланами, очень богаты, возможно благодаря их делам с Гильдией Контрабандистов, но точно за это не поручусь - не знаю. Говорят, у них много летающих зверей и необычного оружия, говорят, в их клан очень сложно попасть, говорят, в клане Драконов собрались самые сильные маги на Гобре, но это только слух - наша Гильдия отслеживает сильнейших магов, у Драконов их много, но чтобы все и близко нет. Более проверенные сведения: они ведут какие-то дела в Великом лесу, там есть их заставы, у них есть собственный флот в Южном океане, когда-то у них случился конфликт с небольшим людским королевством, чью армию они разбили всего в одной битве, по тем же слухам разбили походя и далеко не всем кланом. Про создание клана говорят, что Дримма предала его подружка-дроу, предала, попыталась убить - Дримм выжил, бросил клич среди друзей, собрал отряд и отомстил ей, вскоре этот отряд превратился в клан. -
  Собрал отряд, чтобы отомстить подружке? - с иронией спросила Илирна. - А самому, без отряда, слабо? -
  Говорят, дроу возглавляла целую банду то ли пиратов, то ли просто грабителей. Сама подумай: вряд ли тот, кто через год вышел один на один с богом, испугался бы схватки с бывшей подружкой. Кстати, тебе на заметку, ходит много слухов о других подружках фейри, говорят, все сплошь эльфийские и человеческие принцессы, а еще княжны, герцогини, баронессы, так что по видимому фейри наш в любви хорош или чем-то другим берет. Ты давай крепко думай, если всерьез собралась его охмурить, напрягись-сообрази как его хотя бы до постели доволочь, да и там тебе нужно сильно постараться, чтобы чем-то его поразить - после развратных эльфийских принцесс будет не просто. -
  *
   Завидущая молва многократно преувеличила успехи Дримма в деле ''окучивания'' знатных девиц. Причем слухи эти распространяли не только любители приколоться от клана, но и вполне серьезные товарищи вроде Альдарона и Анариэль - даже смутные намеки на столь обширные любовные связи их Главы позволяли избегать некоторых проблем и лучше решать кой-какие дела. Мнением самого Дримма, стоит ли поддерживать уже существующие слухи и запускать новые, никто не поинтересовался, а потом стало поздно - уже не просто слухи, а обросшие ''фактами и свидетелями'' легенды зажили своей собственной жизнью. Самое смешное, что после великой победы клана над гоблинами и убийства темного бога, эти слухи-легенды стали поддерживать в своих целях уже те самые знатные дома, прекрасных представительниц которых якобы ''окучил'' Дримм.
  *
  Неужели это правда, и фейри убил бога?! - Илирна как маленькая девочка прижала ладонь ко рту, ожидая ответа от специально тянувшей паузу Фиалки. Ее рассказ про подружек фейри она пропустила мимо ушей. Какие принцессы?! Какая постель?! Когда тут такое...?!!!
  Да, - после драматической паузы сжалилась над подругой Фиалка, - Гильдия все проверила, это точно - Дримм убил темного бога Гвыжаху Поедателя Кишок Кровавого Шипа. -
  Так это...!!! - Илирна взмахнула руками, пытаясь очертить что-то большое. - Его должны чествовать как великого, величайшего героя, в том числе и у нас в степи! Он должен жить как великий вождь, как король, как император, а он ведет войну! Почему?! -
  Тут все просто и глупо, - сморщилась Фиалка, - Драконы сказочно разбогатели после войны в горах, решили вложить добычу в собственную страну, нашли никому не нужные места, очистили их от бандитов и чудовищ, построили город, много чего еще и... к ним наведались Вишни, наведались, не потрудившись узнать к кому они пришли. Остальное ты знаешь. -
  Будь они прокляты эти Вишни! - от избытка чувств Илирна стукнула кулаком по седлу. - Мы все страдаем из-за их дурости! -
  Не трать проклятья на тех, кто уже проклят и не только проклят, но успел получить по заслугам, - мудро предостерегла подругу Фиалка.
   Сигналы дозорных прервали разговор - к посольству быстро приближался довольно крупный отряд из двух-трех десятков верховых и нескольких сотен пеших. Причем пешие здоровенные воины в одинаковых доспехах без труда бежали со скоростью хорошего скакуна.
  Ну наконец-то соизволили пожаловать, - с возмущением, но в то же время с облегчением произнесла Фиалка, без какого-либо беспокойства на лице глядя на приближавшийся отряд. - Я уже подумала, будут тянуть до самой переправы. -
  Это Драконы?! - Илирна напряглась и чтобы лучше видеть, привстала в седле. - А они поймут, что мы послы, увидят ветвь?! -
  Ничего им не надо видеть, - улыбнулась Фиалка и ткнула пальцем вверх, - их дозорные на грифонах два дня как сопровождают нас по степи - они точно знают, кто мы такие. -
  Откуда знаешь?! - Илирна бросила взгляд на небо и... и... и... не увидела ничего кроме пары облачков.
  Вот, - Фиалка показала амулет в виде полупрозрачного камня в металлической оправе. - Благодаря ему я могу понять, что они здесь, увидеть не могу - у них и вправду много хороших магов. -
  Дай посмотреть! - протянула руку Илирна и разочарованно опустила, услышав в ответ.
  Бесполезно - амулет делали под меня и чтобы им владеть, нужно учиться хотя бы пару дней. -
  Почему раньше не сказала? -
  А зачем? - пожала плечами Фиалка. - Ничего бы не изменилось, все только зря напрягались бы эти два дня. Ладно! Мне нужно присутствовать при встрече посланцев клана, обозначить участие Гильдии. Хочешь со мной? -
  Хочу! - ни на секунду не заколебалась дочь вождя племени Зеленого Ветра.
   Девушки одновременно перевели коней на рысь, спеша в голову колонны к орку с зеленой ветвью в руках, туда же держали путь главные послы от союзов и начальник охраны посольства.
   Чужаки приближались, вызывая своим видом неподдельный интерес, причем интерес они вызывали не только у Илирны, но и у всех остальных орков, ведь никто из них (за исключением Фиалки) не встречался с перебулгачившими степь Драконами лицом к лицу. Больше всего внимания привлекал к себе скакавший впереди драконьего отряда эльф. Казалось бы, ну что такого - эльф и эльф? В легких, но явно очень дорогих доспехах, с торчащей из-за плеча рукоятью меча, с перевязью из 5 метательных ножей на груди и конечно с неизменным луком в смертехране у седла. Все атрибуты богатого эльфийского воина на лицо... кроме ездового зверя под эльфом - здоровенного черного варга. Такого зверя уместно было бы увидеть под героем или вождем орочьей расы, но никак не под эльфом! Однако остроухий спокойно ехал на роскошном звере и казалось не понимал, насколько нагло он попирает традиции степи. Мало того, еще двух воинов клана несли подобные звери, правда поменьше и не ночной масти. Среди остальных верховых преобладали кони, причем явно добытые в степи хаштра, оседланные в орочьей манере, со знаками союза Вишен на сбруе. Кроме них взгляд цепляли два оленя и зверь только издали похожий на варга, орки так и не смогли его опознать под стальной броней. Во вторую очередь внимание привлекали пешие бойцы: способные бежать наравне с лошадью здоровяки не хуже варга под эльфом выбивались из всех представлений орков - отличное оружие, великолепные полнокомплектные доспехи, какие мог позволить себе не всякий вождь, дорогие луки эльфийской работы, сила и выносливость достойные героев... Но почему такие воины бегут пешком? Но да, бегут: на каждом воине снаряжения ценой в табун дорогих лошадей и тем не менее бегут - разрыв шаблона. Особенно сильный разрыв, если вспомнить сколько коней чужаки взяли в качестве трофеев у одного из богатейших союзов степи (у Вишен).
  От имени клана Красного Дракона приветствую вас, уважаемые послы, - первым представился лидер встречающего отряда, тот самый эльф верхом на варге. - Клан гарантирует вам безопасность до окончания посольства. -
  Благодарю тебя, сын листвы, - слегка поклонился и приложил руку к груди формально возглавлявший общее посольство представитель союза Черных Камней. - Я Раг-нур-Хак, главный посол. Как мне называть тебя? -
  Муллкорх, - точно так же поклонился эльф. - Глава и старейшины моего клана направили меня сберечь вас от превратностей войны и сопроводить. -
  От своего имени и от имени пославших меня я благодарю клан за заботу и принимаю твою опеку, - снова поклонился главный посол (Илирна смотрела во все лезущие из орбит глаза - куда только делся суровый старик, что едва ее не прогнал! ).
   Дальше Раг-нур-Хак представил эльфу остальных послов, начальника охраны посольства и Фиалку. Представитель клана поприветствовал каждого посла уважительным поклоном, посоветовал начальнику охраны напомнить своим подчиненным о статусе посольства и убрать руки от оружия, а лучше вообще спрятать его в тюки, более чем учтиво поприветствовал Фиалку как представителя Гильдии Воинов. А еще эльф не смог скрыть своего удивления и неподдельного восхищения, когда ему представили Илирну. И хотя дочь вождя привыкла к повышенному вниманию со стороны мужчин, ей было приятно в очередной раз получить подтверждение своей красоты, втройне приятно получить его от представителя известной своей красотой расы. Одно только вызвало ее огорчение, она предстала перед ним с пылью на лице в грубом дорожном плаще. Девушка сделала правильный вывод и позже отдала несколько распоряжений сопровождавшим ее рабам и слугам семьи. Между тем конные бойцы Драконьего отряда расположились в начале и конце посольства, а пешие воины отряда двумя цепочками бойцов окружили орков с двух сторон. Вскоре посольство вновь тронулось в путь уже под надежной охраной сотен бойцов (начальник охраны с большой неохотой и только после распоряжения главного посла последовал данному совету - все оружие засунули в тюки). Представитель клана ехал рядом и общался с Раг-нур-Хаком, а Фиалка и Иль смогли вернуться к прерванному разговору, который разумеется завертелся вокруг присланных кланом сопровождающих.
  Эльф на ВАРГЕ...?! - разумеется это стало первым, о чем спросила подругу Илирна. Ее жгучий, задавивший все остальное интерес можно было понять и не только ее - все ехавшие рядом с девушками орки навострили уши, пытаясь услышать ответ, особенно страшно негодовавшие про себя орки союза Ночного Варга, что смотрели на зверя под эльфом как на предателя, на врага, на того, кого нужно, необходимо убить.
  Привыкай, - с полуулыбкой посмотрела на нее Фиалка, - за пределами степи еще и не то можно увидеть. Я вот однажды видела как эльф, дроу и тошта сидели за одним столом, выпивали и смеялись над шутками друг друга. -
  Это не правильно! - мотнула головой Илирны. - И эльф, что оседлал варга, и второе - так не должно быть! -
  Однако есть, и нам тут ничего не изменить, - пожала плечами Фиалка. - Говорю же: клан Драконов богат, очень богат и потому может позволить себе и варгов, и грифонов, и много чего еще, о чем даже я не знаю. -
 &nbs