Старинов Михаил Евгеньевич: другие произведения.

1. Пришедшие из ночи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.68*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    >Далекое будущее - высокие технологии, которые могут почти все, от ведения домашнего хозяйства до копирования сознания, создания человеческих клонов и программирования разумных машин. Но люди не меняются и всегда будут те,кто нарушает закон, и те, кто стоит на его страже. >Погибает один из руководителей научного центра и Хару Теммингу, молодому полицейскому-стажеру, поручается выяснить, был ли это несчастный случай или преднамеренное убийство. Letty, ilagri и немного я.


  
  
  
  
  
  
   ПРИШЕДШИЕ ИЗ НОЧИ
  
   ( Первое дело Хара Темминга )
  
  
  
   ПРОЛОГ
  
   Глубокой ночью на пустынном каменистом плато, недалеко от искусственного озера медленно зашевелился песок. Он тихо струился, движение нелегко было заметить даже с расстояния в несколько шагов. Но вблизи никого не было, голая, безжизненная поверхность плато была пуста.
   Песок разъехался и из образовавшейся маленькой котловинки начали медленно выплывать крохотные полупрозрачные шарики. Сливаясь с поверхностью, они двинулись к озеру, выбирая самые темные места. Спешить им было некуда. Система взлома наконец определила необходимые параметры и теперь каждую ночь через защитную Стену просачивалась очередная порция.
   Цепочка шариков достигла воды и повернула направо. Она прошла больше половины окружности озера, а потом резко повернула. Здесь, у самого берега, виднелся плотно закрытый люк системы аварийного сброса.
   Шарики начали сплющиваться и один за другим просачиваться в едва заметную щель. Там они сменили окраску и слившись со стеной, медленно поплыли по системе прохода до закрывающей вход тяжелой броневой плиты.
   У самой стены шарики начали прилипать друг к другу, складываясь во что-то целое. Длилось это довольно долго. Наконец, от стены отделился маленький полупрозрачный комочек.
   Медленно просочившись сквозь защитную Стену, он сразу рассыпался на россыпь крохотных частиц, которые разлетелись по помещению. Одни оказались под полом, среди тесного сплетения оптокабелей. Другие незаметно поднялись к потолку и просочились в вентиляционные решетки, укрывшись за тесными сплетениями воздуховводов. Третьи забились в крохотные щели в стенах. На открытом воздухе не осталось ничего.
   Система проникновения выждала положенное время, а потом дала команду на повторение операции. Все шло по похожему сценарию, за исключением одного: изменился путь проникновения через защитную Стену. Различные варианты прохода выбирались системой из громадного массива данных, накопленных за целый год наблюдений.
   Сегодня ночью это тихое, никому не видимое деяние, будет повторено пять раз. Завтра подобное произойдет три раза. Послезавтра - один. Это будет происходить ночь за ночью, месяц за месяцем. До тех пор, пока совокупная масса крохотных частиц внутри защитной Стены не превысит первого критического предела. Тогда частицы скомпонуются в крохотную летающую видеокамеру. Но за первым днем неизбежно придет и второй. А потом и третий. Завершающий.
  
  
   ГЛАВА 1
  
   1
  
   Конец мая. Именно в этот день Хар узнал о гибели родителей.
   Тогда он был совсем маленьким. Он играл в мяч с ребятами, когда услышал голос бабушки. Она звала его. Когда Хар вбежал внутрь, он поразился ее лицу; он даже не сразу ее узнал. Он хотел что-то сказать, но не успел: бабушка опередила его. Она низко поклонилась, до самого пола и незнакомым хриплым голосом сказала:
   - Подойти поближе, старший мужчина в семье. И зажги поминальные палочки.
   Хар посмотрел в угол и увидел на темной деревянной полке объемные видеофото мамы с папой и двойняшек, брата с сестрой, на год моложе его. Чуть поодаль стоял тихо улыбающийся дедушка. Все были веселы и счастливы и махали ему руками. А брат с сестрой от избытка чувств даже подпрыгивали на месте. Перед каждым видеофото в маленькой плошке стояла небольшая темная палочка, от которой не сильно, но приятно пахло.
   - Зажги, - повторила бабушка и сильно закашлялась.
   Хар с интересом посмотрел на стоящую рядом горящую свечку. Но он однажды уже видел ее, поэтому взял без страха и по очереди зажег все палочки. Потом он вопросительно взглянул на бабушку.
   - Поставь на стол и иди ко мне.
   Она обняла его одной рукой и они долго стояли молча, пока палочки тихонько тлели, поднимая вверх еле видные клубки вкусно пахнущего дыма. Наконец, когда последняя палочка потухла, бабушка отпустила его. Только тогда она тихо сказала:
   - Внучек, я должна сказать тебе очень тяжелую вещь. Не знаю, правда, надо ли это делать сейчас...
   - Конечно надо, бабушка, - перебил ее Хар. - Посмотри, я ведь уже большой.
   Ровно месяц назад ему исполнилось шесть лет.
   - Твои родители... брат с сестрой... и дедушка, мой муж... Они все погибли.
   И бабушка опустила голову и тихо заплакала. Хару стало ужасно жалко ее, он крепко обхватил бабушку руками и они очень долго стояли вместе, прижавшись друг к другу.
   Хар до сих пор помнил, что в тот день он сам так и не заплакал. Просто долго-долго стоял у полки и все смотрел и смотрел на видео-фото, а папа с мамой, брат с сестрой и дедушка ласково улыбались ему и весело махали руками...
   Последующие дни он помнил плохо, запомнилось только, что бабушка теперь часто плакала, но старалась делать это урадкой.
   Но было у Хара и еще одно утро, которое он запомнил надолго. Прошло уже больше месяца с того страшного дня. Тогда он вбежал зачем-то в комнату и опять застал бабушку плачущей. У Хара самого защипали глаза, но он сдержался, он же большой мужчина. Он только крепко прижался к ней и тихонько сказал:
   - Ба... Ну не плачь, пожалуйста. Не надо.
   - Я больше не буду, - сказала бабушка и вытерла глаза. А потом очень тихо добавила: - Как же мне тяжело...
   Но Хар услышал. Он не стал ничего говорить. Но потом, за обедом, когда бабушка вроде успокоилась, спросил ее:
   - Ба, а почему ты утром плакала?
   - Тебе не надо знать это, маленький.
   - Почему? Ведь я уже большой, - с гордостью сказал Хар. - Ты сама говорила. Мне уже целых шесть лет и два с половиной месяца.
   - Хорошо, - кивнула бабушка. - Я скажу тебе. Завтра исполняется сорок дней, как погибли твои родители.
   Хар смотрел на бабушку, не понимая. Цифра сорок ему ничего не говорила.
   - А сегодня в новостях сообщили, что экраноплан упал не случайно, - с трудом продолжила бабушка. - Какие-то негодяи хотели убить политического деятеля, который тоже летел на нем отдыхать и подложили туда бомбу. Федеральная полиция уже начала расследование...
   - Они их найдут, бабушка, - сказал Хар. - Обязательно найдут. А потом накажут. Ты только пожалуйста не плачь.
   И он покрепче прижался к ней.
   - Ах ты мой маленький, - тихо сказала бабушка. - Может и найдут. А может, и нет. Кто знает... Великие боги, не так я хотела отомстить.
   Она опустила голову. Хар не понял, что говорит бабушка и решил переспросить:
   - А мы разве можем что-то сделать сами, ба?
   Бабушка вздохнула.
   - Можем. Я - уже нет, а вот ты можешь. Но только завтра. Когда наступит тот самый, один-единственный день... Но как я могу решиться на такое?
   И слезы опять полились из ее глаз.
   Хар задумался. Плохо, что бабушка все время плачет. Она уже старенькая. Он должен помочь ей, только бы знать, как.
   - Ба, - сказал он. - Я действительно уже большой, ты не смотри. Говори, что надо делать. Я все сделаю.
  
   2
  
   Человек заканчивал работу. В Комплексе в это время находилась обычная дежурная смена. Да еще рядом, в другом лепестке Цветка, трудился научный директор Комплекса, Матт Сикорски. Но в этом лепестке человек был один.
   Это был молодой парень, симпатичный и веселый. Получив последние данные, он снял шлем нейросети и положил его на стол. Пригладил непослушные волосы. А потом с удовольствием потянулся и прищелкнул пальцами. Время прошло не зря, результаты получились очень интересными. Он на секунду задумался, не поработать ли еще, но решил заканчивать. Пора лететь домой, поужинать и немного поспать.
   Он встал и пошел к выходу. Именно в этот момент крохотное искусственное насекомое спикировало точно на шею и нанесло неощутимый укол, впрыснув в организм порцию нервного яда. И исчезло, рассыпавшись на крохотные невидимые пылинки.
   Человек резко остановился. Некоторое время он стоял неподвижно, а потом развернулся и пошел в другую сторону. Прежний маршрут был забыт. Теперь у него появилась другая цель.
   Дойдя до стены, он пошел вдоль высоких стеллановых шкафов с приборами. Дойдя до последнего шкафа, присел и протянул руку в узкую щель. Когда он вытащил руку обратно, на ней лежала крохотная капсула.
   Сначала нужно навестить Матта. Отвлечь разговором и бросить капсулу в стакан с соком, это - детская забава. А когда тот выпьет и напрочь забудет то, о чем непременно нужно забыть, тогда для него начнется настоящая работа...
   Проделав все, что было запланировано, человек вернулся к рабочему столу. Адаптивное кресло послушно раскрылось, приспосабливаясь к фигуре. Он поерзал, устраиваясь поудобнее. Потом положил на стол предмет, который принес серв, отодвинул его подальше от края и вытащил разъем. Аккуратно подключил его к лежащему рядом толстому пучку оптоволокон. А потом надвинул на голову большой глухой шлем...
   Он сделал все, что ему внушили. А когда закончил и двинулся к выходу, чтобы пройти через Карантин, то получил в шею еще одну порцию нервного яда. И снова все напрочь забыл.
  
   3
  
   Хар приложил карточку к замку, подождал, пока дверь растает и через слабо светящуюся прихожую прошел в холл. У всех сотрудников полицейского Управления дверь квартиры не реагировала на вживленный в предплечье органический чип, а открывалась только на чип вместе с личной карточкой. Как говорил старший инспектор, соображения безопасности важнее удобств.
   Комнаты осветились приглушенным мягким светом, только гостиная, главная в доме, приветствовала хозяина яркими огнями. На засиявшей стене заструилась лента новостей, сопровождаемая негромким звуком. Хар не любил шума.
   Он кинул сумку на призывно раскинувшийся диван и приказал широкому окну в торце комнаты распахнуться настежь. Система кондиционирования послушно поддерживала стандартный микроклимат, а юркие робопылесосы вылизывали все мыслимые и немыслимые углы. Но Хару почему-то казалось, что на полу видна пыль, а в воздухе плавает слегка ощутимый запах.
   Несмотря на яркие огни, кучная россыпь шпилей похожих на высокие деревья зданий, вытянутых ввысь, уже начала тонуть в полутьме. В провал окна подступило чернеющее небо, с редкой россыпью звезд. Наступала ночь, однако ветерок был по-прежнему теплым, вкусный весенний воздух еще не успел остыть.
   Хар вдохнул его полной грудью и задержал, не выдыхая. Он прожил в этой квартире около года, но она так и не стала ему родной. И, наверное, не станет. Непонятно почему. Хар резко выдохнул.
   Он снял куртку, небрежно бросил ее на диван рядом с сумкой и на секунду задумался. Вообще-то хотелось есть, но не сильно. Наверное, лучше сперва принять душ. Смыть с себя накопившуюся за день пыль, а уже потом не спеша поужинать. И завалиться спать.
   Ионный душ лучше снимал усталость, но Хар отключил его, оставив простую ионизированную воду и долго стоял под холодной колючей струей. Надо же, пролетел уже целый год с тех пор, как Хара, выпускника Полицейского училища с научной тематикой, направили в этот городок. Работа была интересной, да и люди вокруг приветливыми и доброжелательными. Однако что-то неясное временами томило Хара, тихонько царапая душу, только он пока не так и не смог понять, что именно.
   Наверное, дело было в том, что сегодня наступил день, который он будет помнить до самого конца. День смерти.
   Нужно постараться выбросить смутные настроения из головы, подумал он и просто стоять, чувствуя на теле приятную и упругую водяную струю.
   Он отключил воду и обсыхая немного походил по просторной ванной, но никаких новых мыслей в голове не появилось. Пора идти в гостиную. Поесть, а потом завалиться спать. И постараться при этом ни о чем не думать.
  
   4
  
   Тихий мелодичный вызов прозвучал поздней ночью, или ранним утром, как посмотреть. Старинные часы в углу только-только пробили три, но уже начало светать, на город надвигалась ранняя заря. За широким окном проглянула узкая светлая полоска. Ночью небо закрывали облака, но обязательный получасовой ночной дождь уже закончился. Через какой-нибудь час все рассеется и первых ранних людей встретит на улице светлая голубизна чистого неба.
   Матт пошарил рукой вокруг себя, нащупал на тумбочке служебный комм с отключенным видео и произнес хриплым спросонья голосом:
   - Матт. Что случилось?
   - Вас беспокоит дежурный, - услышал он бесплотный голос. - Сигнал тревоги из главного хранилища.
   - Опять? Один?
   - Нет, есть дополнения.
   Так, понятно, почему его разбудили. Придется лететь.
   - Обязательный список оповещен? - Матт попытался нащупать рубашку. Она опять куда-то завалилась.
   - Да, - немного виновато ответил дежурный. - Я не успел врубить ожидание.
   - Ладно, сейчас вылетаю.
   Матт приказал освещению включиться, вызвал скикар, а потом посмотрел на экран комма. Три ноль две. Он зафиксировал в памяти время вызова и начал быстро одеваться. Собственно, теперь можно было и не спешить, но он просто не мог двигаться медленно. Сигнал из хранилища... Опять. Четвертый за последние полгода. Очередная накладка... или кто-то методично пытается нащупать трещину в защите, но делает это очень тонко, не оставляя следов... И плюс сигнал еще откуда-то. Интересно, что на этот раз: очередная пустышка или что-то более серьезное?
   Ночью в небе было свободно, скикар летел в первом эшелоне. Но на полпути в Комплекс, когда Матт уже подлетал к развилке магистрали, его нагнал новый вызов.
   - Вас разыскивают врачи из Центрального госпиталя, - прошелестел все тот же дежурный. - Сейлор попал в аварию, состояние очень тяжелое. Он в реанимационном отделении.
   - Черт, - выругался Матт. - Тогда я сначала туда. Пусть меня подождут.
   - Хорошо.
   Матт задал скикару новый маршрут и откинулся на сиденье. Что за ночь... Мало ему этих неведомых похитителей, так еще и лучший друг попадает в аварию. Что за невезение! Не зря говорят, что неприятности всегда идут друг за другом, плотной чередой.
   Комм опять мелодично запищал.
   - Матт, - раздался негромкий голос Рины. - Я тебя не разбудила?
   - Нет, - буркнул он. - Сегодня не та ночь.
   - Мне только что сообщили, что Сейлор...
   - Уже знаю. Я как раз лечу туда.
   - Встретимся у входа.
   Комм замолк. Матт поднял брови. Вот так. Сейлор был его близким другом, а не другом Рины, однако она вскочила ночью и полетела в госпиталь. Интересно, мелькнула дурацкая мысль, а прилетела бы она, если бы разбился я, а не Володя?
   Внутрь их пропустили сразу. Правда, дежурный врач сразу предупредил, что дает всего несколько минут: Сейлор очень плох. Матт подумал, что их наверное пропустили только потому, что раненый сам потребовал свидания.
   Володя находился в одной из палат реанимационного отделения, но его саркофаг был открыт, а крышка откинута в сторону. Он лежал на плавающем матраце, весь запеленованый разноцветными трубками. Лицо было бледным и вытянувшимся, глаза закрыты, а израненная грудь покрыта густой регенерирующей пленкой.
   Матт, входя, бросил быстрый взгляд на мониторы. Увы, на них не было ничего успокоительного - кривые на экранах не сулили больному ничего хорошего. Практически все графики находились на желтом поле, а три самых важных - на красном.
   - Сейчас он придет в сознание, - сказал врач и взяв в руки переносный пульт, начал быстро что-то на нем набирать.
   - Это - большой риск? - спросил Матт.
   - Теперь уже нет, - скривившись, ответил врач. - Но помните, у вас пара минут, не больше.
   Через мгновение Владимир открыл глаза. Сперва неживые и мутные, они постепенно начали проясняться. Смотрит прямо на меня, подумал Матт и осторожно наклонился.
   - Володя, - сказал он. - Не волнуйся, все будет хорошо. Ты обязательно выкарабкаешься.
   Владимир несколько раз открыл и закрыл глаза. Хочет что-то сказать? Рина с тревогой смотрела на него, но молчала. Матт наклонился еще ниже.
   - Я... - услышал он еле слышный, с трудом различимый голос. - Я...
   - Я слышу, Володя.
   - Я сделал...
   Лежащий замолчал, набираясь сил. Матт слушал, ничего не понимая.
   - Все... сделал.
   - Я понял. Ты сказал: я все сделал.
   - Зачем? - прохрипел Владимир и дернулся, теряя сознание.
   В палату тут же влетел врач и выставил их оттуда. Матт с Риной дошли по гулкому пустому коридору до лифта, поднялись на нулевой этаж, а потом подошли к приемной и сели у дежурного поста. Там была живая сестра, а не серв, которая искоса посмотрела на них и отвела глаза.
   Они решили дождаться выхода врача. Рина молчала.
   - Интересно, что Володя в виду? - сказал Матт, ни к кому не обращаясь. - Что это значит: Я все сделал? Зачем? Что он сделал? Ничего не понимаю. И куда он летел, ночью?!
   - Кто знает, - наконец ответила Рина и зябко пожала плечами. - Но, наверное, поэтому он и хотел тебя видеть. Чтобы успеть сказать это.
   Наверное, она подумала - перед смертью, подумал Матт и его всего передернуло. Врач подошел через несколько минут.
   - Увы, обнадежить вас ничем не могу. Состояние вашего друга очень тяжелое. Таких аварий на моей памяти не было уже давно.
   - Но надежда... есть? - спросил Матт.
   Врач пожал плечами.
   - Он чудом остался жив. Не хочу быть дурным пророком, но у него не много шансов. Мы, разумеется, делаем все возможное...
   Врач вздохнул.
   - Готовьтесь к худшему. Боюсь, он не проживет этих суток.
  
   5
  
   Несмотря на то, что уже заметно посветлело, вход в Комплекс был ярко освещен. Когда Матт подлетел к невысокой ограде и начал снижаться, на общей площадке уже стояло несколько скикаров, а немного поодаль - темный полицейский флайер. Не одного меня подняли сегодня ночью, подумал он, подходя к двери и ненадолго останавливаясь у входного сканера.
   Внешняя стена сразу пропустила его, пропуск у Матта был категории "0". Хотя он тоже был вынужден обновлять его каждый понедельник, как и все, его пропуск давал ему право беспрепятственного прохода в любое помещение Комплекса. Без временных ограничений, в любое время суток.
   Внутри тоже было не по-утреннему светло. Матт даже поморщился от яркого света, бьющего прямо в глаза. Дежурный махнул рукой в направлении широкого окна. Матт посмотрел туда. У большого блестящего пролета стояли несколько знакомых сотрудников из ночной смены, а около них двое посторонних. Одного он немного знал, это был старший инспектор Джоунс, курирующий Комплекс от полицейского Управления, отделения науки. Хорошо, что из Конторы пока никого нет, подумал Матт. Может, хоть на этот раз обойдется.
   Они уже пару раз пересекались с Джоунсом, по разным делам. В общем, Мату он нравился. Уже в возрасте, немногословный и достаточно умный. И очень опытный. Второй, молодой парень, стоял несколько поодаль. Наверное, тоже с ним, подумал Матт, подходя ближе.
   Он издали кивнул всем и повернулся к дежурному.
   - Что случилось? - спросил он.
   - Опять пытались проникнуть в Хранилище, - ответил тот, взмахом руки отвечая на приветствие. - Очередная безнадежная попытка.
   - До какой стадии дошло на этот раз? - нехотя спросил Матт.
   - Все, как раньше, - сказал дежурный, разглядывая многомерную запись на экране, висевшем в воздухе прямо перед ним. Экран был специальный: больше никто ничего не мог увидеть. - Ничего нового, движение задержала Стена. Но был еще один странный сигнал, немного позже, на него отреагировала сама нейросеть. Поэтому я и решил вызвать вас.
   - Откуда? - спросил Матт, делая шаг поближе.
   - От вашего личного сейфа.
   - У вас там лежало что-то важное? - индифферентно спросил Джоунс. Он неслышно подошел и теперь стоял рядом.
   Матт сглотнул.
   - Дайте полную запись, - потребовал он.
   Дежурный сделал движение и Матт увидел цветную полосу, расчерченную едва заметными временными метками.
   - Вот черт! - воскликнул он. - Но как же так, я же сразу поставил защиту!
   Джоунс повернулся к стоящему рядом с ним молодому парню. Матт тоже невольно взглянул на него. Это был молодой человек, на вид лет двадцати пяти. С приятным симпатичным лицом и темными короткими волосами. Выше среднего роста. В общем, обычный молодой парень. Если бы не глаза. Они на секунду встретились глазами и Матт поразился пристальности и цепкости взгляда. Парень тут же отвернулся, но первое впечатление врезалось в память. Да, парень был не так прост, каким казался на первый взгляд.
   - Ваши соображения, стажер, - обратился к нему Джоунс.
   - Я думаю, что сейф был вскрыт в тот промежуток времени, когда господин доктор заблокировал входную дверь и спустился на лифте на первый этаж. До включения системы охраны, - негромко ответил парень.
   - А кто, по-вашему, мог это сделать?
   Молодой человек вздохнул.
   - Скорее всего, один из здешних сервов. Обычный человек вряд ли успел бы. Я пробовал три раза, практически на пределе и все равно выбился из графика. У сервов скорость перемещения заметно выше.
   - Простите, - вмешался в разговор Матт. - Я ничего не понимаю. Вы не можете мне объяснить?
   - Охотно, - сказал Джоунс. - Мой молодой помощник, кстати, его зовут Хар Темминг, прошу любить и жаловать. Он предполагает, что один из ваших сервов мог получить приказ взять агрегат из сейфа в вашей комнате и доставить его в зал экспериментальных исследований. Скорее всего, такой приказ должен быть безличным. Мы позже проверим записи, но думаю, что так и было.
   - Но серв не мог зайти в защищенную комнату, - возразил Матт.
   - Он мог подойти к повороту коридора и ощутить ваше присутствие. Не знаю, как у вас, но у нас в полиции сервы стараются лишний раз не попадаться людям на глаза.
   Матт кивнул.
   - Наши такие же.
   - Он остановился, ожидая, когда вы закроете дверь и пойдете к лифту. Лифт находится за углом. Как только вы повернули направо, он оказался у двери. Вы входите в лифт - он вставляет свою карточку в замок. Лифт закрывается - он у сейфа. Вы спускаетесь - он берет агрегат и запирает сейф. Вы идете к посту охраны - он выходит из комнаты и закрывает дверь. Вы включаете защиту, но сейф уже пуст.
   - Не пойдет, - мотнул головой Матт. - Защита сразу отреагировала бы на пустой контейнер.
   Вместо Джоунса ему ответил стажер.
   - Видимо, это означает, что у него был приказ не просто изъять агрегат, а положить на его место подходящий дубликат, - негромко сказал он, не глядя на Матта.
   Матт непроизвольно дернулся, но его остановил инспектор.
   - Давайте не будем спорить, а сначала проверим записи из экспериментального корпуса. У вас ведь один исследовательский зал с системой высшей защиты?
   - Пять лепестков, - машинально поправил его Матт, продолжая раздумывать над словами стажера. - Мы ведем одновременно несколько направлений. Но залы объединены в один Цветок, так что это все равно, что один... Погодите! Но какой смысл в таком приказе? Объект днем и так все время находится в зале, мы с ним постоянно работаем. А вынести его за пределы Комплекса не сможет ни серв, ни человек. Это исключено.
   - Мне это известно, - мягко сказал Джоунс. - Если вы помните, изотопную систему защиты рекомендовало вашему Комплексу именно наше Управление. Но наверно, какой-то смысл в этом все-таки был?
   - Я его не вижу, - буркнул Матт.
   - А вы не хотите рассказать, зачем вы вчера вечером поместили этот "объект" в свой сейф, а не оставили в основном Хранилище? - осторожно поинтересовался Джоунс.
   Матт мотнул головой, но ничего не ответил.
   - Кстати, что это за предыдущие попытки? - спросил Джоунс, меняя тему. - Вы нам о них ничего не сообщали.
   - Наверняка, это были ложные сбои, - отмахнулся Матт. - Мы же не можем взять и просто ограничить стену разрешенным весом. Внутрь может проникнуть стая робонасекомых, а уже внутри скомпоноваться во что-то более крупное. Такие случаи известны. Поэтому мы даем предел в пару граммов - меньше пока не можем, это предел чувствительности стены. Да плюс к этому активируем все счетчики. Но в этом случае очень велика вероятность ложных срабатываний.
   - Не боитесь, что что-то все-таки проникнет внутрь?
   - Этим любопытным анонимам потребуется очень много времени, - отмахнулся Матт. - Мы закончим раньше. Пусть пробуют, нам не жалко.
   - Понятно, - протянул Джоунс. Его молодой напарник промолчал, но слушал он очень внимательно.
   - Записи готовы, - сказал дежурный, глядя на Матта.
   - Подождите.
   Матт повернулся к Джоунсу.
   - Скажите, - спросил он негромко. - Вам что-нибудь известно об аварии с Сейлором?
   - Пока только самые первые данные. Авария произошла ночью, на пустынном участке трассы. Скикар полностью разбит. Сейлор в реанимации, - ответил Джоунс, внимательно глядя на Матта. - Сейчас наши специалисты изучают обломки и ищут свидетелей.
   Матт кивнул и повернулся к дежурному.
   - Выводите все на большой экран. И снимите блокировки. Что теперь скрывать?!
   Именно в этот момент в вестибюль вошли два человека, которых Матт сегодня совсем не хотел видеть: работники Конторы, ведающие внутренней безопасностью. Первый, которого звали Тейлор, быстро огляделся и они направились прямо к ним. Имени второго Матт не помнил.
   - Подождите немного, - сказал Матт дежурному. - А то придется крутить еще раз.
   Пришедшие коротко поздоровались и сразу уставились в экран. Матт махнул рукой дежурному, чтобы тот запустил запись.
   Они просмотрели запись два раза, с начала и до конца. Второй раз дежурный пустил видео кусками кадров, останавливаясь на узловых моментах. Но все было ясно с первого раза. Хар оказался прав, этот был именно серв. А пропавший из сейфа объект обнаружился в экспериментальном зале, на своем законном месте - прямо в центре исследовательского стола. Джоунс незаметно поманил Хара к себе и тихо сказал:
   - Пошли. Пусть они сами с этим разбираются, нам пока здесь нечего делать. Я лечу в Управление. Подкинуть вас домой?
   - Да нет, - подумав, сказал Хар. - Что мне там делать? Скоро уже утро. Полечу с вами.
   Джоунс повернул к выходу. Хар двинулся за ним, но его остановил старший из пришедших, Тейлор.
   - На минуту, - сказал он и Хар остановился.
   - Я подожду во флайере, - сказал Джоунс.
   - Простите, что зря потревожили вас, - сказал вдогонку Матт, однако Хар отметил, что вид у него был обеспокоенный.
   - Это не вы, а нейросеть, - улыбнулся Джоунс. - Всего доброго, ребята.
   Хар с Тейлором отошли в сторонку, а его спутник, которого звали Рихард, остался стоять у экрана. Тейлор смотрел на Хара довольно сердито. Хар не мог понять, почему.
   - Простите, могу я поинтересоваться, какой у вас допуск? - наконец спросил он, криво улыбаясь.
   - Стандартный, - пожал плечами Хар. - Мне его оформляли в полиции. В прошлом году, при приеме на работу.
   - Нас это не устраивает, - твердо произнес Тейлор.
   А мне то что, подумал Хар. Я работаю не у вас. И я не напрашивался в этот Комплекс, меня сюда привез сам Джоунс. А он, между прочим, старший инспектор. Вот с ним и разбирайтесь. Но вслух он ничего не сказал.
   - Я хочу предложить вам пройти принятую у нас процедуру, - сказал Тейлор. - Это намного упростит дело, мы довольно часто так поступаем.
   - С какой стати? - напористо ответил Хар. Тейлор ему не понравился. - Меня мой допуск вполне устраивает.
   Тейлор еще больше помрачнел.
   - Видите ли, - начал он, - могут возникнуть обстоятельства, при которых сведения, которые станут вашим достоянием, будут настолько закрытыми...
   Хар прервал его движением руки.
   - У меня есть прямой начальник. Это - старший инспектор Джоунс. Обсуждайте ваши обстоятельства с ним. Если он мне прикажет, может быть, я подчинюсь.
   - Может быть? - с напором спросил Тейлор. Теперь он уже не улыбался.
   - Вот именно: может быть, - ответил Хар. - Обещаю подумать. А без его приказа я не сдвинусь ни на шаг.
   Посмотрим, подумал он, пойдешь ли ты к нему. Даю голову на отсечение, что нет.
   Хар оказался прав. Первое столкновение Полиции и Конторы закончилось ничем.
   Джоунс ждал его во дворе, дверца флайера была распахнута. Наступило раннее утро, уже заметно потеплело. Хар подошел и ловко забравшись внутрь, зарастил дверь.
   - Спрашивал насчет допуска? - спросил Джоунс, поднимая машину.
   - Ага. Секретность его беспокоит.
   - Может и стоит согласиться, - индифферентно произнес Джоунс, направляя машину на северо-запад, по направлению к городу. Комплекс был вынесен далеко за пределы города, в лесопарковую зону.
   - Зачем? И чего он вообще ко мне привязался?
   - Вы ему понравились. Вербует будущего сотрудника.
   Хар хмыкнул, но промолчал.
   Джоунс наклонил машину на левый борт и ткнул рукой вниз. Хар послушно посмотрел туда. Рядом с Комплексом располагалось идеально круглое озеро. Оно было больше ста метров в диаметре и располагалось ниже него, на совершенно голой площадке, там не росло даже травы. Наверняка искусственное, подумал Хар и посмотрел вопросительно на старшего инспектора.
   - Это их охладитель, - сказал тот. - Любопытное зрелище?
   - Вполне, - сказал Хар. - А зачем им такая масса воды?
   Джоунс пожал плечами и выпрямил флайер.
   - В Комплексе стоят два очень мощных импульсных генератора. Когда они их запускают, обычные системы охлаждения не справляются. Вот наш юный гений и придумал этот котлован.
   - А как они его наполняют? - поинтересовался Хар.
   - Здесь полно подземных источников. Да еще они пробили туннель в скале, от ближайшей реки. Это идея доктора Матта. Могучая штука... Когда проходит полный импульс, уровень воды падает больше, чем на десять метров. Представляете, что там тогда творится?
   - А сколько там всего?
   - Больше семидесяти. Котлован представляет собой почти правильный конус. Внизу отвод, метров десять в диаметре. Там три турбины. Нейросеть их включает только на время импульса.
   - Опасное озерко, - сказал Хар. - А если туда кто-нибудь сверзится?
   - Скажите это доктору. Кстати, как он вам?
   - Да вроде ничего. Умный, симпатичный. И не задается.
   - Самый молодой научный руководитель во всей Федерации, - изрек Джоунс и поднял вверх палец. - Восходящая звезда. Собрал здесь кучу юных дарований. Все они немного сдвинутые, а сам он - больше всех. А ведь этот Комплекс еще та махина...
   - А что это за агрегат, который лежал в сейфе у доктора?
   - Кристаллоид, кристаллический комплекс для архивирования. Они на него кидают сделанные записи. Их собственная разработка. Сами сконструировали, сами теперь и возятся. Мы им только помогли с защитой.
   Некоторое время они летели в тишине.
   - Зря они все-таки выкопали эту яму, - сказал наконец Хар.
   - Вообще-то вокруг озера двойная защита: ограда и колючка под током, с ультразвуковым генератором. Чтобы отгонять животных, - пожал плечами Джоунс. - Но как говорит один мой давнишний приятель, любящий старинные изречения: иногда и простая палка стреляет.
  
   6
  
   В маленьком кафе на углу, под большими вязами, было тихо и уютно. Народу как всегда было немного. Играла негромкая, мелодичная и приятная музыка, это был кто-то из старых композиторов. Синтезаторы здесь не приветствовались. Наверное, стоило заказать что-нибудь покрепче, а не эту диетическую муру, подумал Матт, но не стал исправлять заказ. Ему еще предстояло посетить городское Управление полиции, а это лучше было делать на свежую голову.
   - Да, хорошо сегодня начался день, - произнес Матт в пространство. - Давно у меня такого не было. Да еще несчастье с Володей в придачу.
   - Это простое совпадение, - сказала Рина, глядя в окно. - Пожалуйста, успокойся.
   Мне всегда советуют успокоиться, чтобы не случилось. Интересно, подумал Матт, а если бы я действительно всегда был спокоен, что, тогда бы ничего бы не происходило? Что-то мало в это верится.
   - Тебя ведь никто ни в чем не обвиняет, - спокойно сказала Рина и повернувшись, положила на его ладонь свою изящную, маленькую и теплую руку.
   - Это большое утешение, - уже спокойнее пробормотал Матт, отхлебывая дурацкую колу. - Надо же, наш родной Комплекс кто-то пытался ограбить, а я ни причем.
   - А что, кто-то действительно пытался?
   - Откуда я знаю? - пожал плечами Матт. - Может нет, а может и да. Мы все узнаем позже и как всегда, после всех. Все так замечательно, что я сейчас расплачусь от счастья.
   - Матт, - Рина укоризненно посмотрела на него. - Тебе что, в трудные минуты всегда нужна нянька?
   Матт промолчал. А что он должен был ей ответить? Да, нужна. И не в какие-то трудные минуты, а постоянно. Но ты же не станешь ею, так? Никогда не станешь. А те мгновения, что мы проводим вместе, они мгновения и есть. Какими бы чудесными они не были...
   - Куда ты сейчас? - спросила Рина, помешивая соломинкой в бокале. Жидкость вспенилась вихрем крохотных пузырьков.
   - В Полицейское управление, - буркнул Матт. - Джоунс просил, чтобы я доставил ему туда копии всех наших записей, за последнюю неделю. Наверное, хочет не спеша проанализировать их у себя. Ну и подробнее поговорить со мной, в Комплексе это не совсем удобно. Тем более при этих типах из Конторы.
   Рина отодвинула бокал и легко встала.
   - Когда освободишься, сообщи мне, - сказала она и пошла к выходу.
   Матт посмотрел ей вслед, а потом сделал глоток, отодвинул бокал и поднялся. Что толку тут сидеть. Как говаривали раньше, чему быть, тому не миновать.
   Новое здание Полицейского управления располагалось на окраине города, там, где было заметно свободнее и в свободную застройку местами вклинивались густые рощицы. Скикар спланировал на большую открытую площадку и, подумав, распахнул левую дверь. Матт вышел, немного постоял, а затем отпустил его. Не было никакого смысла держать машину, было совершенно непонятно, сколько его продержат.
   Против ожидания, все закончилось довольно быстро. Старший инспектор его совсем не задержал. Он только вежливо поблагодарил за кристаллы с записями и задал несколько вопросов, на взгляд Матта, абсолютно идиотских. А потом отпустил восвояси.
   Когда Матт вышел из Управления и подходил к спустившемуся скикару, его комм негромко запищал. Он всегда отключал речевой выход, но сейчас от этого писка ему почему-то стало нехорошо. А когда Матт услышал новость, то понял, что интуиция его не обманула. Дежурный сообщил, что с ним только что связывались из госпиталя. Сейлор умер.
   Матт немного постоял, оглушенный, а потом засунул комм в карман, и приказав двери открыться, сел в скикар.
   Он летел домой и все время думал о том, куда летел Володя... Что же он хотел сказать ему тогда, в больнице? "Я смог. Я сделал. Зачем?" Что сделал? Почему он хотел сказать это именно ему? И что значит "зачем"? Нет ответа. И теперь уже никогда не будет...
   Дома Матт налил себе полстакана виски и не добавляя воды, встал у окна. Он молча постоял там некоторое время, а потом залпом выпил. Прости, Володя, но я так и не понял, что ты хотел сказать. Но ведь ты наверняка успел сделать все, что хотел. Спи спокойно, друг. Я всегда буду помнить тебя.
   Он отнес стакан в кухню и кинул его в мойку, которая, включившись, негромко зашуршала. А потом пошел в гостиную. Услышав его шаги, дом включил стереопанель на стене. Матт движением руки приказал комбайну выключиться. Сегодня он просто посидит немного в тишине.
   Он сидел посреди комнаты - большое трехстворчатое окно во всю стену доходило до пола и ни о чем не думал, а просто смотрел перед собой. Вспоминал Володю. Они познакомились во время учебы, в институте, на самом первом курсе и больше никогда не расставались. Всегда и везде они работали вместе. И вместе пришли в Комплекс. Его второе "я", первый и единственный заместитель. Незаменимый заместитель. Сколько времени провели они вместе, в спорах и обсуждениях. Сколько настоящих, точных и верных решений было найдено... Володя. Настоящий друг, верный, надежный. Таких друзей у Мата было немного.
   Скажи правду самому себе, вдруг с беспощадной ясностью подумал он. У тебя был всего один такой друг. Один единственный. А теперь ты потерял и его, и у тебя не осталось ни одного.
   Ранний вечер постепенно сменился ночью: вокруг незаметно потемнело и на улице и высоко в небе зажглись ночные огни. Полумрак еще теснился в переулках, но главная улица уже сияла переливами огней, ярче, чем днем. Скоро осветится весь город. Люди, любящие ночную жизнь, начнут свое вращение в этом вечном калейдоскопе, ворохе встреч и расставаний...
   Матт вздохнул. Надо идти спать. Что за мерзкий день...
   И вдруг перед ним всплыла неясная картина. Поздний вечер. Они стоят наверху, у входа в Комплекс. Володя в легкой куртке, которую распахивает ветер и рядом он сам, с маленькой папкой в руке. Володя что-то яростно и упорно втолковывает ему. Он горячо спорит, но потом машет рукой. Сдается. И Володя берет его папку и садится в скикар...
   Матт потряс головой. Погоди, сказал он сам себе. Но этого не может быть! Вчера вечером ты оставался внизу, в Цветке, в экспериментальном зале. Долго и упорно работал и ушел оттуда одним из последних, около двенадцати, заперев на прощанье объект в свой сейф. Как же так? Но память упорно твердила ему, что он о чем-то долго спорил с Володей, пока тот не выиграл спор. Матт сдался и Володя улетел.
   Неужели мозг начинает сбоить, подумал Матт. Или это чужое влияние?
   Матт отлично знал, как можно манипулировать памятью. Это было напрямую связано с его работой. Специалисты давно научились подменять память на произвольное время, на срок от одного дня до нескольких месяцев. На сегодня известны сотни соединений, действующих на мозг с ювелирной точностью. Имея их в руках, можно сделать все, что угодно.
   Матт с силой потер лоб и попробовал вспомнить еще что-нибудь, но больше ничего не вспоминалось. И эта неожиданно пришедшая на ум картина, лежала на самом пределе воспоминаний. В отличии от той, другой, которая так и светилась яркими красками.
   Двойная память? Не похоже. Ведь это не просто дублирующее воспоминание. Налицо совершенно разные линии событий и одна из них явная ложь. Откуда же взялась вторая? Ладно, об этом позже. А сейчас думай, как вычленить из двух версий одну, верную... Думай, думай, жестко приказал он себе, на то у тебя и голова!
   Матт походил немного по комнате, прокручивая события в голове. Стоп. Запись! Система внутренней охраны Цветка ведет непрерывную запись. И если он действительно проработал вчера в экспериментальном зале, до самой поздней ночи, то нейросеть просто обязана сохранить соответствующие данные в своей архивной памяти. А этот архив никогда не стирается!
   Матт схватил куртку и выскочил из дома. Он не мог ждать до утра.
  
  
   ГЛАВА 2
  
   1
  
   И вот настал тот самый сороковой день, о котором говорила бабушка.
   Мелодично прозвенел колокольчик и в комнату вошли бабушкины знакомые. Хар их знал. Две бабушкины подружки, тетя Эля и тетя Бригитта. И трое старичков. Двоих Хар тоже помнил: дядя Федя и дядя Теодор. Третий старик был незнакомым. Он остановился на пороге и, увидев Хара, церемонно наклонил голову и громко представился:
   - Теофаст.
   Надо, подумал Хар, какое странное имя.
   - А меня зовут Хар, - сказал он в ответ. Бабушка несколько раз повторила ему, что надо быть вежливым.
   - Проходи, Тео, - произнесла бабушка. - Прости, что увиделись по такому поводу. Я бы вас так накормила...
   - Перестань, Марианна. - Тетя Бригитта махнула рукой. - Мы все сочувствуем твоему горю. И сделаем все, чтобы помочь тебе. Но... ты хорошо все обдумала?
   Бабушка ничего не ответила, только молча кивнула.
   - Тогда не будем затягивать, - сказал дядя Федя. - Куда ты нас посадишь?
   - Сюда, - ответила бабушка и показала на круглый деревянный столик, стоящий в углу.
   Они вдвоем утром передвинули его и бабушка покрыла столик зеленой скатертью, вышитой большими желтыми цветами. Хару скатерть понравилась, он любил яркие цвета.
   Все не спеша расселись за столом. Бабушка принесла небольшой ящик из плетеной соломы, покрытый странными узорами. Она открыла его, а потом каждый из пришедших вытащил оттуда по пластине. Хару показалось, что на этих желтых кусках керамики что-то нарисовано, на каждом свое. Но он стоял в углу, куда его поставила бабушка, а из угла было плохо видно.
   Бабушка вернулась, они встали рядом, а сидевшие сдвинули пластины в центре стола и из них получился желтоватый неровный круг.
   Бабушка нажала на пульт и на окна надвинулись шторы и опустились жалюзи; после яркого солнца в комнате сразу стало сумрачно. А тетя Бригитта поставила в центр круга плошку с какими-то травами и щелкнув пальцами, зажгла их. Над плошкой заструился легкий дымок, только он не шел вверх, а закручиваясь спиралью не спеша стлался над столом.
   Некоторое время все сидели молча и чего-то ждали. Дымок завивался кольцами, его становилось все больше и больше. До Хара дошел слабый незнакомый запах. Ничего не происходило. Хару стало скучно и он посмотрел в другой угол, где на деревянной полке по-прежнему стояли видеофото. А когда он опять посмотрел на стол, то даже вздрогнул от неожиданности: старики куда-то исчезли.
   За столом теперь сидели две девушки: одна рыжая, дева-солнце, и темная, дева-луна. И два юноши, близнецы: юноша-земля и юноша-ветер. Откуда-то Хар знал, как их зовут. И еще мальчишка, который вертелся и корчил рожи. А круглая керамическая плита в центре стола, на которой дымила плошка, теперь светилась неярким мерцающим светом.
   Длилось это долго. Они с бабушкой стояли и молчали. А дева-солнце долго и пристально смотрела в клубы дыма. Потом она закрыла глаза и отрицательно покачала головой. Вслед за ней тоже самое сделала дева-луна. Юноши раздумывали дольше. Они упорно вглядывались в дым, прямо перед собой.
   Хар посмотрел на бабушку. Она стояла, не дыша и смотрела на них.
   - Нет, - сказал наконец юноша-земля и его близнец, юноша-ветер, как отражение в зеркале, тут же тихо повторил за ним: - Нет.
   Бабушкина голова совсем опустилась. Хару стало страшно, он подумал, что бабушка сейчас опять заплачет. И в этот момент мальчишка засмеялся. Он смеялся все громче и громче, заливаясь смехом на всю комнату. И Хар не выдержал.
   - Что ты смеешься? - с ненавистью закричал он. - Да кто ты такой?
   Мальчишка засмеялся еще громче, закидывая назад голову, Хар смотрел на него, стиснув кулаки. Но вдруг их взгляды встретились и Хара пробрала мгновенная дрожь: на него смотрели глаза тысячелетнего старца.
   Мальчишка умолк и слегка улыбаясь опять посмотрел на него. Хар сморгнул. Обычные глаза, просто ему что-то показалось, вот и все.
   - Меня зовут Лок, малыш, - сказал он. - Просто Лок. Я представляю здесь саму Госпожу. А смеюсь я потому, что когда остаюсь я один, то почему-то никто и никогда не обращается ни с какой просьбой. Даже самой маленькой.
   А я вот обращусь, сердито подумал Хар, но вслух ничего не сказал. Быть может потому, что в глазах смешливого мальчишки опять мелькнула тысячелетняя усталость.
   Вместо него заговорила девушка-солнце.
   - Прости нас, Марианна, - печально сказала она. - Но мы ничего не можем для тебя сделать.
   И она протянула руку к дымящейся плошке, стоящей посередине круглой светящейся плиты.
   - Подожди, - вскрикнула бабушка. - Но ведь остался еще один?
   - Конечно, - с едва слышной иронией ответила девушка. - Сам Серый Туман. И ты действительно хочешь, чтобы твой внук обратился к нему... с такой просьбой?
   Наступила тишина, теперь все смотрели на бабушку. Хар тоже посмотрел на нее. Лицо бабушки исказилось, но она молчала. Хару стало ее ужасно жалко.
   - Ба, - сказал он, теребя ее за рукав. - А что тут такого? Ну, давай я сам попрошу его. Может хоть он нам поможет...
   - Ты подтверждаешь просьбу своего внука? - тихонько спросил Лок. Теперь он уже не смеялся, а молча и сурово смотрел прямо на них.
   Бабушка медленно кивнула, не поднимая головы, она смотрела вниз, на пол.
   - Тогда держи, - сказал Лок и сломав круг, протянул ей свою желтую керамическую пластинку, на которой скупыми неумелыми мазками были изображены клубы дыма. - И да поможет тебе Госпожа...
   - Какая Госпожа, ба? - сонно спросил Хар, укладываясь в кровать. На него вдруг навалился тяжелый и неуемный сон.
   - Спи, внучек, - тихо сказала бабушка и поцеловала его в лоб, поправляя одеяло. - У тебя был тяжелый день.
   Хар успел только заметить, как она кладет ему под подушку эту пластину и сразу провалился в тяжелый беспробудный сон.
   Он находился где-то высоко в горах, наверное, здесь всегда стояла глубокая осень, настоящее предзимье: вокруг все покрывал густой холодный туман. Над ним нависло низкое тусклое небо; узкий серп луны озарял все вокруг неярким трепещущим светом. А в одном месте, где горы рассекало глубокое ущелье, под плотным серым слоем клокотало огненное зарево. И из этого зарева послышался глубокий низкий голос.
   - Чего ты хочешь, малыш? - спросил кто-то невидимый.
   - Я хочу отомстить, - серьезно ответил Хар. - Тем, кто убил моих папу и маму. И брата с сестрой. И дедушку.
   - Отомстить... - пророкотал голос. - Что же, разумное желание. А ты знаешь, что за все в жизни надо платить?
   - Нет, - ответил Хар. Ему вдруг стало страшно. - А что я должен... буду вам отдать?
   - Многое, - пророкотал голос. - Очень многое. Подумай, это будет большая плата.
   Хар решил немного подумать, но у него ничего не получилось, мысли кружились и путались.
   - Пускай, - сказал он. - Мне все равно.
   Голос помолчал.
   - Хорошо, - ответил он наконец. - Пусть будет так. Сейчас тебя никто не потревожит, ты еще совсем маленький...
   - Мне все равно, - выкрикнул Хар. - Я должен отомстить!
   - Договорились, - утихая пророкотал голос. - Когда ты станешь старше, тогда приходи. Я спрошу еще раз. Но помни, один-единственный раз...
   Голос умолк. Хар посмотрел на то место, где клокотал огонь, но там уже ничего не было, огонь куда-то пропал. И туман незаметно превратился в белые пушистые облака, а небо очистилось и оказалось усыпано крупными звездами. А луна исчезла.
   Как здесь хорошо, подумал Хар. Наверное, как на стратоплане, когда летишь высоко-высоко. Вот и папа с мамой также смотрели в окно и любовались облаками. И брат с сестрой. И дедушка.
   Вокруг все стало мешаться, смываясь в один мерцающий ком и дальше Хар спал крепко, без сновидений.
   Утром, когда Хар открыл глаза, он первым делом сунул руку под подушку и вытащил оттуда керамическую пластину. Но теперь это была простая желтая пластина. Никаких изображений на ней не было.
  
   2
  
   Матт вышел наружу, глубоко вдохнул вкусный свежий воздух и задумался. Пустота, полный ноль. В записях нейросети ничего нет. Однако кое-какие следы он обнаружил: такие вещи нельзя скрыть бесследно. Не очень ясные следы, но вполне определенные. Так что зацепка у него есть.
   Но сначала необходимо отсечь от происходящего собственную голову. Мало ли что. Вдруг он заболел и у него в голове творится что-то неладное? Такое тоже иногда случается. Необходимо обратиться к специалисту и сделать это нужно как можно скорее.
   Матт взял комм, приказал ему включиться и запросил необходимую информацию. Медцентров в городе было много, но обычное обследование занимало около двух недель. Матт поморщился. Ждать две недели он не хотел, это было слишком долго.
   Он расширил область поиска и через несколько секунд комм выдал ему адрес экспериментального института, где результаты выдавались практически сразу. Центр был платным, но на это Матт не обратил никакого внимания. Однако комм подчеркнул, что сначала обязательно необходимо ознакомиться с правилами центра.
   Матт потребовал адрес, с правилами он вполне мог ознакомиться на месте. Потом вызвал скикар и назвал ему место назначения.
   Зайдя в просторный прохладный вестибюль, который в это время был практически пуст, Матт прошел к стойке и обратился к одинокому дежурному. Он попросил назначить ему консультацию у психиатра.
   - Вы уже ознакомились с нашими правилами? - спросил дежурный. - Это обязательное условие для посещения.
   Матт покачал головой.
   - Расскажите мне коротко самое важное, - попросил он. - Я заранее на все согласен.
   - Видите ли, - сказал дежурный, - глубокое сканирование мозга является серьезным нарушением прав личности. Его запрещено проводить без именного разрешения. Поэтому вам придется оставить заявление, что вы идете на это осознанно и добровольно.
   О сканировании Матт знал больше кого-либо, это было напрямую связано с его работой. Тоже мне проблема, подумал он. Читать мысли мы пока еще не научились. А на все остальное мне плевать.
   - Разумеется, - сказал он и приложив свою карточку к экрану, размашисто расписался в углу.
   - Психиатр необходим вам прямо сейчас? - поинтересовался дежурный.
   Наверное, вид у меня соответствующий, подумал Матт.
   - Да, - коротко ответил он, не вдаваясь в подробности.
   - У нас сейчас дежурят два специалиста, - дежурный бросил взгляд на висевший перед ним экран. - Профессор Мражек и доцент Винсент Балуа. К кому вы хотите?
   - Мне все равно.
   Дежурный недолго подумал, а потом протянул ему выпавшую карточку-пропуск.
   - Спуститесь на второй уровень, двенадцатый кабинет. Вас будут ждать.
   Матт прошел к центру вестибюля, где располагалась прозрачная лифтовая шахта и сунул в щель свой пропуск. Быстро спустившись на два уровня вниз, он вышел в просторный коридор, освещенный мягким приятным светом. Нужный кабинет оказался рядом, на его двери светлела аккуратная надпись: "Профессор Мражек". Матт подошел к кабинету и прошел в бесшумно распахнувшуюся дверь.
   Психиатр был далеко не молод. Он улыбнулся Матту и показал ему на большое и удобное адаптивное кресло, которое сразу же приветливо раскрылось, а сам не спеша сел напротив. Его собственное кресло, как невольно заметил Матт, было не адаптивным, а обыкновенным.
   - У вас появились какие-то проблемы, с которыми вы не можете справиться лично, - начал психиатр негромко. Голос у него был поставлен профессионально, Матт сразу ощутил, как этот приятный голос начинает постепенно обволакивать мозг, настраивая на доверие. - Это связано с работой или это что-то еще?
   - По-моему, и то и другое, - мрачно ответил Матт. - Но вы ошибаетесь, профессор, справиться я могу с чем угодно. Просто у меня не хватает необходимых знаний, вот я и решил обратиться к специалисту. Мне нужно срочно удостовериться, что я здоров. А моих собственных знаний о работе мозга для этого к сожалению недостаточно.
   - Спасибо за лестную оценку, - улыбнулся психиатр. - Но как вам должно быть известно, абсолютно здоровых людей на планете немного. У каждого в психике есть хоть и небольшие, но отклонения.
   - Меня вполне устроит, - улыбнулся в ответ Матт, - если специалист вашего уровня скажет мне, что я не сумасшедший.
   - Что же, давайте попробуем разобраться вместе. Для начала изложите мне вашу проблему.
   - У меня начались нелады с памятью, - начал Матт.
   - А в чем это выражается? Что именно вас насторожило?
   - Наложение совершенно разных событий, - Матт задумался. - Два разных варианта того, как я провел вечер. Как будто на мою память наложили еще одну, другую. Но тоже мою. И возник конфликт.
   - Любопытно, - сказал врач. Он выпрямился и теперь смотрел на Матта намного внимательнее, чем прежде. - Очень любопытно. Подобное встречается достаточно редко. Когда вы заметили это в первый раз?
   Ну вот, сейчас начнет собирать данные и ставить мне диагноз, подумал Матт. Да, скорее всего, я здоров. Если бы дело было только в этом... Беда с этими узкими специалистами.
   - Около двух часов назад, - ответил он. - Я имел в виду именно вчерашний вечер. А почему редко?
   - Потому что намного чаще в памяти обнаруживаются провалы. Лакуны.
   - А как это бывает? - невольно заинтересовался Матт.
   - По-разному. Обычно мозг маскирует вынужденный пробел искусственно сконструированными событиями, стараясь сшить канву так, чтобы не было видимых провалов. Подобные случаи известны уже лет триста.
   - Да? Откуда?
   - Последствия амнезии, - пожал плечами врач. - Потеря памяти - довольно распространенное явление. Оно случалось не однажды и довольно подробно описано. Но ведь вам это не подходит?
   - Абсолютно, - ответил Матт. - У меня не потеря, а совсем наоборот. Последствием чего это может быть, как вы думаете?
   - Не знаю, - медленно сказал врач. - Ведь если признать подобное явление действительно существующим, то для этого должно произойти то, что пока еще не достигнуто наукой. Мы же не умеем переписывать сознание?
   Матт пожал плечами.
   - Насколько мне известно, нет, - осторожно сказал он. - А больше это никак нельзя объяснить?
   Врач покачал головой.
   - Наверное, можно. Скажем, очень тонким и точным внушением, разумеется, с одновременным использованием комплекса специально подобранных нервных ядов. В принципе это возможно. Но в такой явной форме я с подобными случаями не сталкивался. Наденьте пожалуйста шлем, попробуем разобраться.
   Матт надел шлем и откинулся в кресле, а врач повернулся к невидимому для Матта экрану. Несколько долгих минут прошли в молчании. Наконец врач повернулся к Матту.
   - Можете снять шлем, - сказал он. - Никаких явных нарушений психики у вас не наблюдается. Подобное вообще встречается довольно редко. Естественно, исключая признаки патологии, но ведь у вас другое.
   - Большое спасибо, - кисло сказал Матт.
   - Зря вы так реагируете, - врач улыбнулся. - На мой взгляд, вы здоровы, хотя и несколько опасно делать такие заключения без подробного анализа. Знаете, большинство моих пациентов многое отдали бы за такие слова.
   - Я очень рад. А что мне делать дальше? Может быть, вы нашли какие-нибудь следы?
   - Нет, - покачал головой врач. - Для этого необходимо более глубокое и тщательное обследование. Думаю, для этого вам нужно будет встретиться с моим ассистентом. Он как раз работает над докторской и именно по этой проблеме.
   Матт пожал плечами.
   - Я не против. А когда?
   Врач ненадолго задумался.
   - Сейчас он на конгрессе на Мадагаскаре, но в начале следующей недели должен вернуться. А я, к сожалению, больше ничем помочь вам не смогу. Вы оставили номер вашего комма?
   - Да, - сказал Матт. - Он в моем заявлении.
   - Мы свяжемся с вами. Дать вам его карточку?
   - Спасибо, - сказал Матт и взяв карточку, встал и откланялся.
   Он поднялся наверх, оплатил консультацию и постоял немного на площадке, под приятным прохладным ветерком. Потом вздохнул и вызвал скикар. Когда тот прилетел, Матт назвал свой домашний адрес и откинулся в кресле. Он не знал, что ему делать дальше. Но одно он знал точно: с ассистентом он конечно встретится, но этот ассистент ему вряд ли поможет. Разгадку должен найти он сам.
  
   3
  
   Старший инспектор попросил Хара завезти кристаллы обратно в Комплекс. А потом слетать в Центр охраны, найти там человека по имени Гурвич и расспросить его подробнее об изотопной системе защиты. Зачем, спросил Хар, она вроде работает без сбоев? Для вашего общего развития, ответил Джоунс. Может, натолкнет на какие-нибудь идеи. Хар пожал плечами и пошел на выход к скикару.
   Прилетев к Комплексу и опустившись на площадку у входа, Хар подошел к столику дежурного. На этот раз дежурной оказалась незнакомая симпатичная девушка. Они улыбнулись друг другу. Хар представился, отдал коробку и уже двинулся к выходу, когда увидел входящего Матта.
   - Вы к нам? - спросил тот, пожимая ему руку.
   - Привез назад ваши записи, - ответил Хар, показывая на коробку. - Теперь лечу по своим делам.
   Оба немного помолчали.
   - Скажите, вы не очень спешите? - вдруг спросил Матт.
   Хар пожал плечами.
   - Не сильно, - сказал он. - А что такое?
   - Не поможете мне немного? - замялся Матт. - Что-то я оказался в тупике, нужна помощь профессионала.
   - Можно попробовать, доктор, - покладисто ответил Хар. - А что от меня требуется?
   Матт огляделся вокруг.
   - Давайте, спустимся вниз. Подождите немного, я скажу дежурной, чтобы она оформила вам временный пропуск.
   Оформление было недолгим и заняло всего пару минут. Спустившись после этого на несколько уровней ниже и пройдя по широкому коридору с прозрачными стенами, они остановились у точно такой же прозрачной стены, перегораживающей путь.
   На полу в полуметре от стены виднелась тонкая голубая линия, которая едва заметно пульсировала. Линия то темнела, то наливалась ярким цветом, а по стене время от времени пробегали едва заметные крохотные искорки.
   - Дальше нельзя, - с сожалением сказал Матт. - Защита. Там находятся экспериментальные залы, наш Цветок. Без специального пропуска Стена вас не пропустит. Ничего, отсюда хорошо видно.
   Хар кивнул и с интересом пригляделся. За стеной располагался обширный зал с высоким куполообразным потолком. Формой он действительно напоминал лепесток гигантского цветка. Они с Маттом находились в середине. Внешняя, полукруглая стена была целиком заставлена высокими стойками с приборами. Вверху неспешно парили камеры наблюдения.
   Две другие стены были свободными, с прозрачными стенками, через которые виднелись соседние лепестки. В центре зала виднелось непонятное сооружение, похожее на большой длинный бак, оплетенный разноцветными оптокабелями. Рядом было еще два бака, но намного меньших размеров. Несколько сотрудников в разноцветных комбинезонах, возившихся за стеной у заставленного приборами длинного металлопластового стола, не обратили на них ровно никакого внимания.
   - Скажите, - начал Матт. - Если бы вы некоторое время находились вон там, в одном из рабочих залов, то как бы вы сумели сохранить воспоминание об этом? При условии, что после этого события вам... как бы это сказать... ну, несколько модифицировали память.
   Хар, подняв брови, внимательно посмотрел на Матта.
   - Я не знаю, как правильно это выразить, - замялся доктор. - Стерли, заменили, спутали. Вы понимаете, что я имею в виду.
   Не понимаю, подумал Хар. Ладно, пока оставим это. Он огляделся, подумал и пожал плечами.
   - Прежде всего, осталась бы внешняя запись.
   Хар кивком головы показал на многочисленные камеры, как укрепленные на стенах, так и парящие в воздухе.
   - Они же там постоянно?
   - Практически, да, - Матт кивнул. - Постоянное фиксирование событий необходимо нам для нормальной работы. Просто ночью здесь работают только дежурные и тогда камер немного меньше.
   - Запись, - повторил Хар. - Камеры нельзя отключить.
   - Увы, это не подходит, - сказал Матт. - В оставшихся записях нет ничего похожего.
   - А может быть, ничего и не было? - улыбнулся Хар.
   Матт мотнул головой.
   - Я добрался до ядра нейросети. Дальше не смог, но дальше и не нужно. Я нашел там кое-что. Правда, осталось только оглавление. Записи были, но они начисто стерты.
   - Серьезное дело, - протянул Хар, намеренно не спрашивая, кто мог проделать подобную операцию. Доступ в ядро нейросети явно был строго регламентирован, не говоря уже о внутренней защите самой нейросети. - Давайте будем думать дальше. Можно сохранить данные на каком-нибудь личном аппарате, например, на собственном комме.
   - Пусто.
   - На одном из тамошних процессоров.
   - Ничего похожего.
   - В самой нейросети, она всегда дублирует память.
   Матт вздохнул.
   - Все это я уже проверил и не один раз.
   Вид у него был нерадостный. Хар ненадолго задумался.
   - Я учился в общеобразовательном колледже, - начал он. - А вы, наверное, кончали специальный?
   - Да, - думая о чем-то о своем, ответил Матт. - Ускоренного развития, с сильным физико-математическим уклоном.
   - Ага, - сказал Хар. - И, наверное, с углубленным изучением истории?
   - Да, - недоуменно ответил Матт. - Истории у нас было много. Правда, до сих пор не понимаю, почему. Наверное, для равновесия. А к чему вы клоните?
   - К тому, что вас видимо учили писать. Руками.
   - Учили, - Матт поморщился. - Даже теперь вспоминать неприятно. Очень нудное занятие, знаете ли. Мы тогда сдавали зачет в конце года. Так у меня с первого раза не приняли, пришлось потом пересдавать. Ну и что?
   - А то, - ухмыльнулся Хар, - что умеющий писать руками человек может записать все, что угодно, на чем угодно. Да хоть незаметно нацарапать чем-то твердым на стеклолите.
   - Хорошая мысль, - расплылся в ответной улыбке Матт. - Такое мне не пришло в голову... Спасибо. Попробую пересмотреть все, что попадется под руки. А если не найду, то опять обращусь к вам. Поможете?
   - Пожалуйста, - сказал Хар. - Рад был оказаться полезным.
   Он развернулся и не спеша пошел к лифту. Интересно, подумал он, это кто же мог стереть записи в памяти нейросети? Туда так просто не войдешь, не говоря уже о самом процессе стирания. Хар мотнул головой. А модификация памяти? И не кому-нибудь, а самому директору Комплекса. Как? И главное, зачем? Что-то мудрит этот симпатичный доктор. Ох и мудрит.
  
   4
  
   - Все, что вы говорите, абсолютно невозможно, - сказал Гурвич. Он почесал длинный нос и неодобрительно посмотрел на Хара. - Вы выдвинули совершенно недопустимое предположение.
   - А почему вы в этом так уверены? - напористо спросил Хар.
   Ему было тяжело, но он старался держаться. Загадочный Гурвич оказался не кем иным, как самим директором Центра охраны и после недолгой беседы с ним Хар впал в глубокий ступор.
   - Потому что я знаю, о чем говорю.
   Хар пожал плечами.
   - Молодой человек, - внушительно сказал Гурвич. - Мы не накрываем объект, не кладем его в коробку и так далее и тому подобное. Мы внедряем искусственно созданный и достаточно сложный изотопный конгломерат во внешнюю оболочку используемого устройства. Понимаете?
   - Не совсем, - честно признался Хар.
   - Эта оболочка составляет с ним единое целое. Ее невозможно снять или заменить, не повредив сам объект.
   - А причем здесь охрана? - спросил Хар.
   - При том, - веско ответил собеседник, - что полученный спектр, то есть спектр излучения внедренного нами изотопного конгломерата - уникален. Почти как сетчатка глаза.
   - В каком смысле "почти"?
   - В том, что наш искусственный спектр намного надежнее естественного, созданного природой.
   - Теперь я понимаю, - вынужден был согласиться Хар. - Хорошо, поверю вам на слово, здесь я не специалист. Но его же можно воспроизвести?
   - Разумеется, - пожал плечами Гурвич. - Не вскрываемой защиты не существует. Но при современном состоянии науки и техники это займет около семидесяти суток напряженной работы. Мы постоянно проводим соответствующий мониторинг, он кстати ежемесячный. Последние данные получены всего три дня назад. Если вам нужна точная цифра, то она равна 1687 часам. А наша защитная система меняет спектр каждую неделю. Десятикратный запас. Понимаете?
   Хар задумался.
   - То есть вы даете стопроцентную гарантию, что вынести объект за пределы работающей Стены невозможно. Так?
   - Абсолютно.
   - А если ухитриться отключить на время саму нейросеть и нейтрализовать защитную Стену?
   Гурвич почесал нос.
   - Простите, - осторожно спросил он, - а вы представляете себе, как вообще функционирует нейросеть такого объекта, как этот Комплекс?
   - В самых общих чертах, - честно ответил Хар.
   Гурвич вздохнул.
   - Тогда, молодой человек, просто поверьте мне на слово. Сделать это практически невозможно.
   Хар задумался.
   - А если не пытаться выносить сам объект, а попробовать куда-нибудь переписать его содержимое, чтобы потом незаметно вынести саму запись? Такое в принципе возможно?
   Гурвич посмотрел на него, улыбнулся и пожал плечами.
   - Куда-нибудь? - иронически спросил он.
   - Ну, на какой-нибудь другой, подходящий для этого объект, - пояснил Хар.
   - Вероятно, да. Абсолютно невозможных вещей в мире довольно немного. Но я бы тогда посоветовал похитителю не терять зря время, а лететь с этой записью прямо в Стокгольм.
   - Зачем? - спросил Хар.
   - За Нобелевской премией, - невозмутимо продолжил Гурвич. - Потому-что то, о чем вы говорите, может произойти в одном-единственном случае. Если будет реализована пересадка сознания.
   И отвечая на недоуменный взгляд Хара, закончил:
   - Вероятно, вы этого не знаете. Но тот объект, о котором мы с вами говорим, создан и служит только для одной цели: для записи работы живого мозга. Полной записи, если вы понимаете, о чем я...
   Прилетев в Управление, Хар сразу прошел к начальнику.
   - Почему вы не сказали мне, что они в этом Комплексе занимаются пересадкой сознания? - спросил он с места в карьер. Разумеется, сначала поздоровавшись со старшим инспектором, в общении Хар старался придерживаться рамок вежливости. - Этот Гурвич смотрел на меня, как на идиота.
   - Он на всех так смотрит, - меланхолично ответил Джоунс. - Я просто хотел, что бы вы все воспринимали на свежую голову.
   Он сделал рукой сложное движение, потом приложил к появившейся дверце свою карточку и открыл сейф. Порывшись, Джоунс протянул Хару небольшую коробку с кристаллами, закрытую на электронный замок.
   - Вот, берите, - сказал он. - Замок настроен на ваш идентификатор. Идите в спецзал и все внимательно посмотрите. За своим столом смотреть не нужно, здесь закрытые материалы. А потом мы с вами поговорим.
   Просидев за экранами пару часов, Хар вздохнул и выключил аппаратуру. Потом сложил кристаллы в коробку, аккуратно закрыл ее и пошел обратно к Джоунсу. Тот был у себя. Услышав звук открывающейся двери, он приказал экрану отодвинуться и посмотрел на Хара.
   - Практически все проглядел, - Хар сел и протянул коробку с кристаллами. - Правда, понял немного. Очень сложно. Давно они возятся?
   - Комплексу чуть меньше шести лет, - ответил Джоунс. - Его возвели на пустом месте, это совсем новая махина. Федеральный Исследовательский Центр. А вообще, работы по этой проблеме идут уже более семидесяти лет.
   Хар присвистнул.
   - А как успехи у нашего нового знакомого?
   - Думаю, немалые. Не знаю в деталях, но наш молодой доктор пользуется в научных кругах солидным авторитетом. С ним связывают очень большие надежды. Их последний отчетный доклад вызвал целую бурю в научном мире. А некоторые прямо говорят, что это будущий Нобелевский лауреат.
   - А вы сами верите этим некоторым? - с интересом спросил Хар.
   - Приходится, - со вздохом ответил Джоунс. - Я же не специалист. А вот все они - да, и как на подбор очень крупные.
   - Ладно, убедили. Я не понял только одного. Кто заказчик этих работ?
   - Здесь этого нет, - сказал Джоунс, убирая коробку с кристаллами обратно в сейф. - А вам это действительно нужно?
   Хар пожал плечами. Джоунс некоторое время смотрел на него, а потом негромко произнес:
   - Официальный заказчик - это Федеральное Военное ведомство. Короче говоря, оборонка. Вас это устраивает?
   - Вполне, - ответил Хар и, не удержавшись, добавил: - Собственно, этого и следовало ожидать.
   - Но есть и еще один заказчик, - продолжил Джоунс и улыбнулся. - Оч-чень солидный. Вот его я вам называть не буду.
   Хар пожал плечами. Он не наставивал.
   - Разберитесь пока с записями из Комплекса. Они лежат у нас в нейросети. Я там отметил кое-какие любопытные моменты. А потом я порекомендовал бы вам связаться с транспортным отделом и выяснить, есть ли новости в деле Сейлора. Очень странная авария.
  
   5
  
   В транспортный отдел Хар решил сходить. Ногами. Он любил двигаться. Однако узнал он там немного, скорее ребята его запутали. Хар взял кристалл с промежуточными выводами и поблагодарив потопал по коридору обратно к Джоунсу.
   Когда Хар сел на свое привычное место, на жесткий неадаптивный стул, Джоунс некоторое время смотрел на него, а потом произнес:
   - Сначала скажите, что вы думаете обо всей этой истории. Изложите ваши впечатления, только коротко.
   Хар послушно задумался.
   - Скорее всего, это пустышка, - осторожно начал он. - При такой защите должно быть полно ложных срабатываний, тут их доктор наверняка прав. Но процентов пять за то, что в Комплексе творится что-то неладное. Я бы попробовал разобраться, если вас действительно интересует мое мнение.
   Джоунс внимательно посмотрел на него.
   - Интересует. Но если честно, то это не совсем наше дело. Во-первых, там, внутри, работает известная вам Контора. Им и карты в руки, пусть разбираются.
   - А во-вторых? - спросил Хар.
   - Во-вторых, - Джоунс немного помолчал, поглядывая на него, но потом все-таки добавил:
   - Это не для широкого круга. Внутри работает не только Контора.
   Хар присвистнул.
   - А что, были прецеденты? - с интересом спросил он.
   - Над этой проблемой трудится много коллективов, - пожал плечами Джоунс. - Среди них есть крупные частные фирмы. Каждому хочется добежать первому, а для этого всегда полезно знать, что делается у соседей. Федерация также не может оставить подобные работы без должного контроля.
   - Ясно. Однако с деньгами у частников всегда было лучше, чем у Федерации, - скептически заметил Хар. - Что же они отстают?
   - Деньги не всегда самое главное, - сказал Джоунс, глядя на него. - У них нет доктора Сикорски. Нашего молодого гения, вместе с его суперкомандой. Теперь понятно?
   - Понятно, - сказал Хар. - Но ведь авария Сейлора - это наше дело?
   - Авария - да.
   - Вот я и попробую в ней разобраться.
   Джоунс вздохнул.
   - Ладно, - сказал он. - Разрешаю. Но у меня сейчас куча других дел, наш отдел ведет одновременно еще несколько НИИ. Я поручу это дело лично вам. Буду выслушивать ваши доклады и давать советы, если вы в них нуждаетесь.
   - Не откажусь, - сказал Хар.
   Первое, самостоятельное дело, подумал он. Наконец-то.
   - Но и вся ответственность также ляжет на вас, - внушительно закончил Джоунс. - Договорились?
   Хар кивнул.
   - Давайте вашу карточку.
   Хар полез в карман и протянул ему свою идентификационную карточку. Джоунс некоторое время разглядывал ее, а потом вставил в свой пульт и надел шлем. По ободу шлема сразу побежали крохотные огоньки.
   Неплохо, если бы он еще дал мне и более свободный проход в этот чертов Комплекс, подумал Хар. А то там такая охрана. Сказать ему или не надо?
   - Держите, - сказал Джоунс, снимая шлем. - Теперь у вас категория "один", с завтрашнего утра. Но учтите, это только на месяц. Большего я вам дать не могу. Пришлось даже немного повысить вас в звании, а то бы наша нейросеть ее не пропустила.
   - Спасибо, - Хар бережно спрятал карточку в карман. - И кто я теперь?
   - Инспектор, - сказал Джоунс. - Поздравляю, можете пользоваться. Только не пугайте молодых девушек, а то у меня будут неприятности.
   - Здорово. А еще?
   - Категория "один" дает вам право посещать Комплекс в любое время, - внушительно произнес Джоунс. - В любое дневное время. С ноля часов и до семи утра он для вас закрыт. Теоретически закрытых помещений для вас там нет, но я рекомендовал бы вам, - он потер нос и значительно посмотрел на Хара, - пользоваться этим правом очень осторожно. Вы расследуете дело Сейлора и ничего больше. Иначе у всех нас будут очень большие неприятности. Это не то заведение, с которым можно шутить.
   - Я понял, - ответил Хар. - Разрешите идти?
   Джоунс кивнул.
   - Немного подождите на своем рабочем месте, я оформлю приказ и пришлю его вам. А завтра утром летите в Комплекс и переоформите свой пропуск. Потом можете смотреть все, что пожелаете. Только аккуратно.
   Хар кивнул.
   - Теперь об аварии, - сказал Джоунс. - Есть что-нибудь новое?
   Хар протянул ему кристалл.
   - Вот, - сказал он. - До конца они еще не разобрались. Но то, что дали мне, выглядит очень странно. Как будто Сейлор сам направил машину вниз, да еще и нацелил ее. Единственный квазибетонный участок на маршруте, всего двенадцать квадратов. Нулевой цикл нового квартала. Он умел водить скикар?
   - Нам бы с вами так, - вздохнул Джоунс. - Сейлор был мастером по экстремальному вождению. Он занял второе место на Кубке Федерации, в прошлом году. А первое и второе место разделили всего шесть очков.
   Хар присвистнул.
   - Тогда это еще более непонятно. Если случилось нападение, то это были чертовски ловкие ребята.
   - Свидетелей нашли?
   - Пока нет.
   - А куда он летел?
   - Неизвестно. Ребята обещали выяснить к вечеру.
   - Хорошо, подождем. У вас все?
   - Для расследования мне наверняка понадобятся более подробные сведения о той нейросети, которая установлена в Комплексе, - осторожно начал Хар. - К кому я смогу обратиться?
   - Есть такой профессор Бронштейн, - подумав, ответил Джоунс. - Он преподает в здешнем Университете. Одновременно и руководит работами в Центре управления. Они ведут новые, самые мощные нейросети. Поинтересуйтесь у него. Кстати, доктор Сикорски один из его любимых учеников.
   Ого, подумал Хар. Сам доктор Бронштейн. Это фигура. Знаменитый отец-основатель. Хар лично с ним не встречался, но много слышал, еще во время учебы в столичном институте Управления.
   - А где я его смогу найти? - спросил он.
   - Скорее всего, в самом Центре. Это недалеко, на нашей Луне. Для работы им нужна низкая гравитация. Придется вам слетать туда, в здешнем Университете он бывает нечасто.
  
  
   ГЛАВА 3
  
   1
  
   Когда Хару исполнилось одиннадцать лет, бабушка вытащила из ящика ту самую керамическую пластину и велела Хару взять ее с собой. А потом повела его в один из Домов спорта. Дом был большой и разукрашенный, на нем светилось много ярко горящих, движущихся афиш.
   - Меня будут учить боевым искусствам, да, бабушка? - с интересом спросил Хар.
   Это ему здорово понравилось. Как все мальчишки, он увлекался историческими видеофильмами, где главные герои разбивали головой и руками различные предметы, а еще высоко и красиво прыгали и от души лупили злодеев мечами, шестами, цепями и палками. А когда этого не было, то голыми руками. А еще ногами и головой.
   - Нет, - коротко ответила бабушка и добавила: - Подожди меня здесь.
   Бабушка вошла внутрь, а недоумевающий Хар остался на улице разглядывать сверкающие ролики, которые крутились в воздухе прямо перед стеной.
   Бабушка вышла минут через пять и они обогнули большой дом и зашли сзади, в неприметную дверь.
   - На тебя хотят посмотреть, - сказала бабушка. - Посиди и помолчи.
   Они вошли в небольшую комнату, в центре которой стоял старинный стул из настоящего резного дерева. Бабушка показала на него и Хар осторожно сел, а она отошла к стене.
   Через некоторое время в комнату вошли пятеро мужчин, среднего возраста. Они коротко поклонились бабушке и сели на длинную скамью вдоль одной из стен. Хар присмотрелся и обнаружил, что мужчины были в масках.
   Они молча смотрели на Хара, а он смотрел на них. Длилось это довольно долго. Наконец один из них, с левого края, самый старший, нарушил молчание.
   - Я вижу знак, - обратился он к остальным. - Но вам нужно более ясное подтверждение.
   Хар посмотрел на бабушку. Бабушка кивнула и он вытащил из кармана ту самую пластину и положил себе на колени. А потом взял ее обеими руками и она, совсем как тогда, засветилась неярким светом.
   Мужчины молча кивнули, степенно встали, коротко поклонились и один за другим вышли из комнаты. Остался только один, старший. Он снял маску и обратился к бабушке.
   - Мы так давно знаем друг друга, Марианна, что в этой маске нет никакого смысла. Но остальные так и останутся для него неизвестными. Старинные обычаи нарушать не следует.
   - Твоя воля для нас закон, Коралсон, - почтительно ответила бабушка. - Позволь мне выразить тебе самую глубокую благодарность, какую только возможно.
   - Не спеши благодарить, - ответил мужчина и покачал головой. - Ты лучше меня знаешь, что древний обряд хоть и справедлив, но очень жесток.
   Он посмотрел на Хара и сказал:
   - Отдай пластину бабушке, а потом просто пройдись по комнате и остановись.
   Хар молча сделал все, как он сказал.
   - Хорошо, - сказал мужчина. - Приходи завтра, в это же время и в эту же самую дверь. Только захвати с собой стандартную форму. Обращаться ко мне будешь: Мастер.
   Он помолчал, а потом сказал:
   - Хочешь меня о чем-то спросить?
   Хар кивнул.
   - Спрашивай.
   - Меня будут учить драться, Мастер? - спросил Хар.
   - Нет, - ответил он. - Играм тебе учиться не надо. Мы будем учить тебя убивать.
   Когда на следующий день Хар пришел в ту самую комнату, там никого не было, она была пуста. Он быстро переоделся в майку с короткими рукавами, спортивные трусы и легкие кроссовки, а потом сел на лавку. Минут через пять в комнату вошел Мастер. Хар встал и молча поклонился ему.
   Мастер сделал ему знак, и они прошли через дверь в большой спортивный зал, у одной стены которого стояли спортивные снаряды, а вторая была зеркальной. В зале кроме них о больше никого не было. Пол в зале был деревянным, а спортивные циновки из соломы были сложены стопочкой в углу.
   - Встань здесь, у стены, - сказал Мастер и показал рукой, куда. Хар молча встал на указанное место.
   - Первое время, месяца полтора-два, я буду с тобой заниматься дыханием. И еще ты будешь учиться правильно падать. Это вводный курс. Когда ты его освоишь, придет время для настоящих занятий. Тебе все понятно?
   Хар кивнул.
   - Мы будем учить тебя по очереди, - сказал Мастер. - Я и другие Мастера. Каждый тому, что сам знает в совершенстве. Но сначала ты будешь заниматься только со мной. Вопросы?
   - А кто-нибудь еще будет здесь, Мастер? - спросил он.
   - Нет, - покачал головой Коралсон. - Ты будешь заниматься один. В принципе, то, о чем я говорил, стандартный вводный курс. Его проходят все группы и ты мог бы заниматься в любой из них. Но потом тебе все равно придется работать одному, а твой уход из группы может вызвать ненужные вопросы.
   - А почему мне нельзя заниматься боевыми искусствами, как всем? - неуверенно спросил Хар. - В видеофильмах... там все герои так здорово расправляются с врагами.
   Мастер помолчал.
   - Я постараюсь объяснить так, чтобы ты понял, - наконец сказал он. - В древности, очень давно, все воевали против всех. Тогда племена и народы планеты создавали приемы борьбы, с оружием и без него. От знания этих приемов зависела жизнь. Но время шло и постепенно войны ушли из нашей жизни. То, что много веков назад было главным умением, превратилось в спортивные игры, поединки, проходящие по строгим правилам.
   - А что в этом плохого, Мастер? - спросил Хар.
   - Ничего. Кроме одного, и ты должен накрепко это запомнить. Игры - это не Боевые Искусства. А жизнь, даже в наше время, далеко не игра.
   Он улыбнулся.
   - Когда ты станешь старше, мы вернемся к этому разговору. И тогда я объясню тебе немного иначе. А сейчас давай начнем разминку...
   Недели через две Мастер пришел в зал не один, а с девчонкой, чуть старше Хара. Она была коротко подстрижена, одета в куртку и штаны, и была босой. И еще Хар с удивлением увидел на этой девчонке черный пояс.
   Хар встал и молча поклонился обоим.
   - Это моя дочь, Ирина, - сказал Мастер, отвечая на приветствие. - Мне нужно уехать на некоторое время. С тобой позанимается она.
   И отвечая на недоуменный взгляд Хара, пояснил:
   - Она занимается с пяти лет. А сейчас ей двенадцать. В зале будешь называть ее "сэнсей".
   Хар занимался с дочерью Мастера целых девятнадцать дней. За это время он не сказал ей ни единого слова. Девчонка была хороша, но очень заносчива. Она смотрела на него свысока. А когда показывала новое упражнение, то ее губы кривились в презрительной усмешке.
   Хар был не из тех, кто сносит подобные выходки, но на эту девчонку он просто не обращал внимания. Это был просто очередной Учитель, и ничего больше. У него была цель и он упорно шел к ней. Он занимался с большим усердием и у него потихоньку начало получаться. В общем, когда Мастер опять появился в зале, то первое, что он сделал, это похвалил Хара.
   А Хар вздохнул с облегчением и выбросил девчонку из головы. Тогда он еще не знал, что целых девятнадцать дней на него свысока смотрела его первая любовь...
   Когда Хар отзанимался больше двух месяцев, Мастер повел Хара в другой зал.
   - Ты успешно прошел вводный курс, - сказал он. - Я доволен. Теперь мы начнем отрабатывать простые удары, а потом постепенно перейдем к более сложным. Здесь есть все необходимые тренажеры. Чуть позже с тобой начнет заниматься второй Мастер.
   Он посмотрел на Хара и уже привычно спросил:
   - Вопросы?
   - А кроме ударов, мы будем еще что-то изучать, Мастер?
   Мастер улыбнулся.
   - Твой будущий основной арсенал - это приемы травмирующего воздействия, - сказал он. - В основном, это связки ударов. Далее - захваты с ударами. Конечно, в реальном бою эффективность обеспечивается не только этим. А еще и высоким уровнем развития двигательных способностей: ловкости, быстроты, ориентации в пространстве и выносливости. Всем этим мы тоже займемся, но немного позже. Ты же сейчас растешь.
   Он посмотрел на Хара и дополнил:
   - Но есть и еще одно, самое важное. Запомни. Твоя психика во время боя должна быть полностью свободна от любых тормозящих эмоций: страха, гнева и неуверенности.
   - А я... смогу? - неуверенно спросил Хар.
   - Сможешь, - ответил Мастер. - Правда, это нелегко, но мы знаем, как этого добиться. Хочу еще добавить. Многие новички стараются дополнительно позаниматься дома. Им кажется, что так они освоят науку быстрее. Это неверная практика.
   - А что можно делать дома, Мастер? - спросил Хар. У него тоже мелькала мысль, что занятия дома не помешают.
   - Просто развивай организм, - ответил Мастер. - Бегай, прыгай, плавай. Занимайся гимнастикой. Катайся на велосипеде, играй в любые игры, в которых нужна гибкость и ловкость. От этого пользы будет намного больше.
  
   2
  
   Дождавшись приказа, Хар расписался на экране и отправил его в архив. А потом связался с Университетом. Там Хару сообщили, что ему повезло: доктор Бронштейн как раз прилетел на Землю. Сегодня весь день у него расписан, а вот завтра с утра он будет свободен. Его можно будет найти в Клубе коллекционеров. Хар подумал и решил завтра пойти туда. Ему не хотелось ждать, жаль было напрасно терять время.
   Он задумался, до вечера было далеко. Хар решил пройтись немного по пешеходной зоне; на ходу ему думалось лучше. В голове скопилось много разнородной информации, пришла пора ее систематизировать. Погулять немного среди деревьев, на просторе, а потом вернуться в Управление и посетить транспортников. Узнать у ребят последние новости.
   Хар вышел на улицу, вызвал скикар и долетел до ближайшего парка. Там он вышел, дождался разрешающего сигнала и пересек открытую магистраль. Это была одна из последних, рядом уже заканчивали новую, закрытую, но старая пока еще функционировала.
   Хар зашагал по дорожке красивого тенистого парка. Идти по извилистой тропинке было легко и приятно, она огибала небольшой, живописно изогнутый пруд, в котором величаво плавали лебеди. Вокруг царила уютная тишина, только с высоких деревьев доносился негромкий птичий гомон.
   Модификация, думал Хар. Модификация памяти. Что же, в этом Комплексе уже давно напрямую работают с мозгом. И для записи его работы, а особенно полной записи, о которой упоминал Гурвич, явно используют не только глубокое сканирование. Значит, в Цветке есть и вся необходимая аппаратура, так что проделать что-то подобное с чьим-то мозгом вполне возможно.
   Но кто мог провести подобную операцию над руководителем и явно без его ведома? Ну ладно, такое хотя и трудно, но в принципе возможно. А вот ухитриться стереть архивную память в нейросети...
   Хар покачал головой. Во время учебы в Полицейском училище их учили взламывать нейросети: входить с чужим образом, снимать базы, незаметно подменять данные. Но стереть часть основной памяти, намертво закрытый архив... До сегодняшнего дня Хар полагал, что такое вообще вряд ли возможно.
   Погруженный в свои мысли, Хар постепенно углубился в зеленую чащу. Внезапно впереди прозвучал предупреждающий сигнал. Хар пригляделся и понял: за кустами проходила трасса для роликовых коньков. Это старинное увлечение опять вошло в моду: с новыми материалами скорость на трассе заметно возросла и количество желающих с ветерком пролететь по сложной траектории росло с каждым днем. Хару стало любопытно и он решил посмотреть. Он подошел поближе, к самому желобу и приготовился ждать.
   Послышался свист роликов и из-за поворота вылетела молодая девушка в оранжевом шлеме и таких же наколенниках. Описав крутую дугу, она, пригнувшись, подлетела к небольшому трамплину. Резко взмыв вверх, девушка закрутила сложное боковое сальто и твердо встав на ноги, полетела дальше. Однако Хар заметил, что приземлилась она на одну ногу.
   Дальше трасса делала крутой зигзаг, уходя на повороте вверх, а потом резко опускаясь. Хар увидел, что девушка с трудом вписалась в поворот: ее левая нога не касалась дорожки; ролики на ней были сломаны и просто болтались в воздухе. Да ее сейчас выбросит, подумал Хар, взлетая в воздух. На одной ноге такой поворот не пройти. Бетонная стенка была защищена двойной страховочной сеткой, упругой и прочной, но прямой удар был опасен. На такой скорости лучше было подстраховаться.
   Девушка была опытным пилотом. Она тоже поняла, что не удержится и уже в воздухе грамотно сложилась в комок, закрывая руками голову. Хар схватил ее в охапку, закрыл от удара и они вместе полетели к стене. Толчок Хара изменил траекторию полета и они врезались в сетку по касательной. Упругая сетка резко спружинила и они отлетели в сторону. А потом перелетели через защитный барьер и закувыркались по пологой лужайке, поросшей густой травой. Через пару оборотов Хар отпустил девушку и дальше они уже кувыркались порознь.
   Остановившись, Хар немного помедлил, прислушиваясь к своим ощущениям, и только потом начал приподниматься. Он помассировал правой рукой локоть, которым слегка задел стенку. Девушка сидела на траве и глядела на него. Похоже, она была невредима. Потом быстро вскочила.
   - Сидите здесь, - повелительно произнесла она.
   Она быстро скинула высокие ботинки с роликами и оказавшись в легких и тонких кроссовках, пробежала до поворота и исчезла за деревьями. Хар огляделся, увидел невдалеке скамейку, подошел и присел на нее. Девушка вернулась быстро, теперь в ее руках был небольшой яркий рюкзак.
   - Снимайте куртку, - повелительно бросила она.
   Хар молча повиновался. Обычно в таком тоне с ним мало кто разговаривал, но ему было интересно, что будет дальше.
   Девушка достала из рюкзака баллончик с дезинфицирующим и обезболивающим спреем и ловко обработала ему поцарапанный локоть. А потом залепила ранку кусочком заживляющего пластыря.
   - Вот и все, - довольным голосом сказала она.
   - Да? - сказал Хар. - А если у меня переломаны ребра?
   - Тогда бы вы так не сидели, - улыбнулась девушка. - Не волнуйтесь, у меня богатый опыт. Вставайте и пошли.
   - Куда? - спросил Хар, вставая и надевая курку. Он поглядел на свои брюки и попробовал отряхнуть их, но потом махнул рукой.
   - Здесь рядом - наше ателье, - сообщила девушка. - Это же трасса, тут вечно кто-нибудь падает. Вы же не пойдете домой в таком виде?
   Она присела, быстро сунула свои ботинки в большой пакет, а его убрала в рюкзак. Потом кинула туда же наколенники, одним движением застегнула рюкзак и выпрямилась. Посмотрела на Хара, сняла шлем и мотнув головой, взъерошила волосы.
   Девушка была красива, даже очень, как невольно отметил Хар. Шлем также исчез в рюкзаке. Рюкзак она повесила на левое плечо, выпрямилась и вопросительно посмотрела на него.
   Хар пожал плечами и пошел за ней.
   - Я еще не сказала вам спасибо, - изрекла вдруг девушка.
   - Давайте сначала познакомимся, - степенно произнес Хар, с трудом сохраняя серьезный вид. - Меня зовут Хар. А вас?
   - Илона, - ответила девушка и наморщила нос.
   - Очень красивое старинное имя, - произнес Хар.
   - А друзья называют меня Рысь, - довольным тоном сообщила девушка. - Вам нравится?
   - Ничего, - дипломатично ответил Хар. - Но Илона тоже неплохо.
   - Это все родители, - девушка мотнула головой. - Да ладно, это не важно. Здорово вы прыгнули.
   - А что у вас случилось? - спросил Хар.
   - Пришли, - невпопад ответила девушка и показала ему на небольшой домик, призывно моргающий разноцветными огоньками. - Идите, это недолго. Я вас здесь подожду.
   Хар вышел минут через пять. Кибер аккуратно заклеил ему все прорехи и быстро и хорошо почистил брюки. Теперь он выглядел вполне прилично. Илона сидела на скамейке и пила из банки какой-то сок. Увидев Хара, она встала, ловко кинула пустую банку в вынырнувший мусоросборник и подошла к нему.
   - Вполне, - сказала она, критически оглядев результаты труда неведомого очистителя. - Здешний кибер - мастер, он всех чистит. Давно сидит, еще до меня.
   - Так что у вас случилось? - напомнил Хар.
   - Ролики полетели, - сообщила девушка, коротко вздохнув. - Я сама виновата, надо было сначала просчитать новую конструкцию, а потом попробовать на иммитаторе. А я решила, что и так пройдет. Хотела успеть к воскресенью, у нас раз в месяц соревнования. Все спешат, каждый хочет показать что-нибудь новенькое.
   - А вы разве сами делаете коньки? - удивился Хар. - Я думал, все катаются на одинаковых.
   - Это только новички, - гордо ответила Илона. - А я уже мастер. Основа конечно заводская, но оборудование каждый подгоняет под себя сам. Это дело тонкое и сугубо индивидуальное.
   - Простите, а сколько вам лет? - невольно спросил Хар.
   Девушка остановилась и подозрительно посмотрела на него.
   - Илона, я никого не хотел обидеть, - быстро сказал Хар. - Просто любопытно, сколько лет вы катаетесь.
   - Смотрите, - она погрозила ему пальцем. - Я уже давно взрослая. А катаюсь я больше пяти лет.
   - А давно - это как? - осторожно поинтересовался Хар после непродолжительного молчания.
   - Два месяца назад мне исполнилось девятнадцать, - неохотно ответила девушка, всем видом показывая: что, съел? И тут же спросила: - А сколько вам?
   - Двадцать шесть, - сказал Хар и подумал: бежит время. Вот уже и двадцать шесть. А он еще ничего толком и не сделал.
   - Что-то вас это не особенно радует, - вдруг сказала Илона.
   Хар пожал плечами.
   - Где вы учитесь? - спросил он.
   - В университете, на матфаке, - ответила девушка и сморщила нос. Вид у нее при этом был не очень довольный. - Сейчас заканчиваю второй курс.
   Странно, подумал Хар. Если не нравится, то зачем учиться?
   - А куда мы идем? - спросил он.
   - Вам же, наверное, нужно выйти к магистрали? - сказала девушка. - Я вас провожу. Только зайду за братом, они тут в хоккей гоняют.
   Она мотнула головой в сторону показавшегося из-за деревьев катка, откуда доносились громкие крики и удары. Они подошли к сетчатой ограде и остановились. На льду куча взъерошенных ребят с азартом гоняла шайбу. Многочисленные зрители того же возраста громко кричали, свистели и топали ногами.
   - Какие у вас зрители активные, - сказал Хар. - Приятно посмотреть.
   - Надо дождаться свистка, - сказала Илона.
   Игру остановили буквально через минуту и взмыленные игроки поехали к борту сменяться. Илона сунула два пальца в рот и пронзительно свистнула. Через минуту к ним подкатил взъерошенный парень лет четырнадцати.
   - Привет, - бросил он - Кто это с тобой?
   - Не твое дело, - гордо ответила сестра. - Пойдешь со мной, или останешься?
   - Надо доиграть, - ответил мальчишка и громко шмыгнул носом. - Захвати мой рюкзак, ладно? А то мне сегодня все клюшки тащить.
   - Эх ты, спортсмен, - скривилась Илона и пошла в раздевалку.
   - А вы давно мою сестру знаете? - спросил парень после недолгого молчания.
   - Порядочно, - ответил Хар, мельком посмотрев на него.
   - Смотрите, - сказал парень. - Она у нас девушка строгая.
   - Учту, - сказал Хар.
   Подошла Илона, с большим рюкзаком в руке.
   - Не задерживайся, - сказала она. - И сообщи маме, когда вернешься. А то она будет ругаться.
   - Давайте мне, - сказал Хар. - Два рюкзака, это уже перебор.
   Он взял рюкзак за лямку и они пошли дальше. Минут через пять парк закончился.
   - Все, мы пришли, - сказала Илона. - Вам туда. А вон там, за поворотом, наш дом. Видите три сплетенных ствола? Мы живем в левом, сорок седьмой этаж. Еще раз спасибо за помощь.
   - Пожалуйста, - сказал Хар.
   - А вы не прилетите сюда в воскресенье? - спросила вдруг Илона. - Мы начинаем ровно в три. Соберутся очень интересные ребята, будет любопытно посмотреть.
   - Не знаю, смогу ли я, - сказал Хар.
   - Так это же выходной, - протянула девушка.
   - У меня ненормированный рабочий день, - улыбнулся Хар. - Илона, если получится, я обязательно прилечу.
   - А где вы работаете? - поинтересовалась Илона.
   Хар сразу вспомнил Джоунса. Только не пугай молодых девушек...
   - В одной Федеральной организации, - осторожно ответил он.
   - Ну, тогда дайте мне номер вашего комма, - сказала Илона. - Я сама с вами свяжусь.
   Хар замялся.
   - Так, - сказала девушка. - Все поняла. Хмурый вид, нехватка времени, в кармане - закрытый служебный комм. И отличная реакция. Давать мой номер вам, видимо, бесполезно?
   - Ну почему же, - сказал Хар. - С удовольствием его узнаю.
   - Ага, - сказала Илона. - Только сами почему-то не спросили. Ладно, я не гордая.
   И протянула ему карточку.
   - Позвоните обязательно, - сказала она на прощанье и посмотрела на Хара большими карими глазами. - Вы мне понравились. Честно.
   И исчезла за поворотом.
  
   3
  
   Прилетев в Управление, Хар первым делом прошел в транспортный отдел и как оказалось, не зря. Ребята выдали ему кристалл с полной расшифровкой маршрута Сейлора.
   Придя к себе, Хар сел, надел шлем и начал просматривать траекторию полета. Сначала он быстро прокрутил то, что предшествовало отлету Сейлора от Комплекса. А вот то, что было дальше, стал смотреть более внимательно. Хар сразу вычленил главное: Сейлор был в Центральном банке данных и провел там около пятнадцати минут. Скорее всего, это и было его целью. Потом, судя по направлению, он полетел домой. Но не долетел. Авария произошла примерно на полпути к дому.
   Хар еще раз просмотрел место аварии, буквально по кадрам, но ничего нового не обнаружил. Ладно, авария потом. Сначала банк данных.
   Хар подумал и запросил сведения у нейросети. Несколько минут он впитывал информацию, а потом стащил шлем, пригладил волосы и задумался. В этом банке любой человек мог зарезервировать себе личную ячейку для хранения. Ячейка была надежно заэкранирована. Все данные о клиентах были у тамошней нейросети, но Сейлора в списке не оказалось. Однако был еще один, существенный нюанс.
   Хар снял шлем и пошел к начальнику.
   - Что нового? - спросил Джоунс после того, как они поздоровались и Хар сел в уже привычное жесткое кресло.
   - Получил полные данные от транспортников. - Хар положил кристалл на стол шефа. - Здесь весь маршрут Сейлора.
   - Вы уже посмотрели?
   - Да. Видимо он летал в Центральный банк данных. А погиб позже, на пути домой.
   Джоунс покрутил в руках кристалл.
   - Вероятно, он там что-то оставил, - сказал он. - Что-то важное и, скорее всего, имеющее отношение к работе. То, что они почему-то не захотели оставить в своем Хранилище, в самом Комплексе.
   - Скорее всего, да.
   - Тогда в чем проблема?
   - В том, что его нет в списке клиентов.
   Джоунс задумался на минуту, а потом спросил:
   - У них есть анонимный фонд?
   - Да.
   - Так посмотрите его. Или я что-то не понимаю?
   - Они совсем недавно его открыли, - со вздохом ответил Хар. - Клиент приобретает безличную карточку с номером, а потом получает по случайному выбору свободную ячейку и закрывает ее этой карточкой. В этот момент код на карточке меняется, а ячейка поступает в общее хранилище. Ее место выбирается по очень большой выборке, из массива случайных чисел. Да еще меняется каждые сутки, они все в постоянном движении. Но самое главное - данные о клиенте нигде не регистрируются.
   - Занятно, - сказал инспектор. - Думаете, Сейлор воспользовался именно такой ячейкой?
   Хар пожал плечами.
   - Во всяком случае, в открытом списке его нет.
   - Но вы же можете полететь к ним и попросить открыть? Если нужно, я могу поговорить с дирекцией.
   Хар вздохнул.
   - В своем проспекте они с гордостью называют цифру: полмиллиона. Столько всего ячеек в их хранилище на сегодняшний день. А на то, чтобы открыть всего одну ячейку, понадобится более трех часов. Там очень сложная защита. Не зная нужного кода, я буду возиться до посинения. Что-то не верится, что руководство пойдет мне навстречу.
   - Да, такой путь - явный тупик, - подумав, сказал Джоунс. - Что же, придется нам немного поразмыслить. Сначала вы. Есть какие-нибудь идеи?
   - Пока только тривиальные. Еще раз внимательно просмотреть все, что осталось после аварии.
   - Карточки там не было, - покачал головой Джоунс. - Наши ребята очень внимательно осмотрели все, что осталось.
   - Тогда не знаю.
   - Могу для начала немного подсказать. Нужно?
   - Да, - коротко ответил Хар.
   - Вряд ли Сейлор все это спланировал сам. Если не ошибаюсь, они с доктором Сикорски были близкие друзья.
   - По-видимому, да, - ответил Хар.
   - Не хотите расспросить его? Может быть он что-то знает?
   - Можно попробовать, - задумчиво произнес Хар. - Если аккуратно... Пожалуй, завтра с утра.
  
   4
  
   Прибыв утром в Комплекс, Хар для начала обратился к дежурному. Это опять оказался незнакомый человек, на этот раз молодой мужчина. Хар предъявил ему свою новую карточку. Тот молча кивнул и что-то негромко сказал в комм.
   - Подождите немного, - он повернулся к Хару. - Сейчас к вам поднимутся и все оформят.
   Через пару минут из лифта вышла симпатичная девушка и подошла к Хару.
   - Меня зовут Криста. Криста Кельми, - представилась она и улыбнулась.
   Хар в ответ назвал свое имя.
   - Вы наш новый инспектор, да? - спросила девушка. - Пойдемте со мной.
   Они спустились на один уровень вниз и прошли в просторный кабинет.
   - Садитесь в кресло. И давайте вашу карточку.
   Хар сел, протянул карточку и внимательно огляделся. Комната походила на стандартный кабинет идентификации, если не считать большого шлема для снятия излучения мозга.
   - У нас повышенные меры безопасности, - сказала девушка, заметив его взгляд. - Наденьте шлем, а я пока введу ваши данные.
   Она сделала сложное движение рукой и ловко поймала выпавший из появившегося раструба шар, с вставленными в него светящимися электронными ключами. Хар позавидовал, как легко у Кристы это получилось. Он вспомнил, что когда они отрабатывали в институте операции по руководству нейросетями, с каждого сошло по семь потов. А зачет по управлению вся группа, кроме Габи, дружно завалила и сдала только со второго захода.
   - Это надолго? - спросил Хар, надевая шлем.
   - Нет, - гордо ответила девушка. - Наша нейросеть - самая мощная в этом регионе.
   Снятие личных параметров действительно заняло всего несколько минут.
   - Все, - сказала девушка, отпуская шар, который сразу втянулся в раструб и исчез, и протянула Хару карточку. - Все данные уже в чипе, в вашем предплечье. Пропуск категории "1", срок - ровно месяц. Только не забывайте его обновлять, каждый понедельник. А то наша Стена вас не пропустит.
   - Спасибо, - сказал Хар. - Действительно очень быстро. Скажите, а как мне найти доктора Сикорски?
   - Это просто, - улыбнулась девушка и нажала пару кнопок на комме. - Теперь у вас есть наш пропуск. Просто спуститесь вниз, Матт вас встретит.
   Когда Хар вышел из лифта, в коридоре уже стоял Матт. Оба улыбнулись друг другу и пожали руки.
   - С чем на этот раз? - спросил Матт.
   - Получил в Управлении новый пропуск, с правом прохода, - ответил Хар. - Старший инспектор поручил мне расследовать дело Сейлора и попросил для начала немного ознакомиться с вашим Комплексом.
   - О Володе есть что-нибудь новое? - сразу спросил Матт.
   Хар кивнул.
   - Есть. Но об этом мы поговорим немного позже. Хочу вначале посмотреть, где и как вы работаете. Кто-нибудь сможет меня провести?
   - Я сам и проведу, - ответил Матт.
   - А я вас не отрываю от работы? - поинтересовался Хар.
   - Зациклился, - ответил Матт и постучал себя по лбу. - Мысли крутятся по кругу, нужно немного отвлечься. А с обычной рутиной ребята справятся и без меня. Куда пойдем, с чего вы хотите начать?
   - Выбирайте сами, - сказал Хар. - Мне все равно.
   - Ну... - Матт задумался. - Тогда, как представителя закона, я вас свожу... в одно не совсем законное место.
   - Любопытное начало, - улыбнулся Хар. - А если я вас сразу арестую?
   - Знаете, - улыбнулся в ответ Матт. - Наверное, это звучит странно, но я вас совсем не боюсь.
   - И зря, - заметил Хар, идя вслед за доктором.
   Они спустились еще на два уровня, уже на другом лифте и остановились перед большой и прочной дверью. Хар обратил внимание, что она была заперта не на электронный, а на большой механический замок.
   - Это - наше основное хранилище. Здесь у нас лежат готовые клоны, - сказал Матт, распахнув дверь. Он пропустил Хара вперед и аккуратно заблокировал дверь за собой.
   - Где здесь? - спросил Хар, оглядываясь по сторонам.
   Матт вместо ответа ткнул рукой вперед. Хар пригляделся и увидел: в центре большого зала на невысоком постаменте располагались десять продолговатых контейнеров, с прозрачными крышками, под которыми струился холодный пар. На каждом был нарисован большой номер.
   - Берем их в Цветок прямо перед экспериментами. Можете полюбопытствовать, - сказал доктор, а сам быстро прошел к большому пульту, закрепленному на стене и стал что-то сосредоточенно там разглядывать.
   Хар уже бывал в зале для клонирования, их возили туда во время практики в Полицейском училище, так что это зрелище не произвело на него большого впечатления.
   - А зачем они вам? - спросил он доктора.
   Матт подумал и достал из кармана большое зеленое яблоко.
   - Не хотите? У меня есть еще одно.
   Хар отрицательно мотнул головой.
   - А как вы себе представляете нашу работу? - спросил Матт, с хрустом откусывая. - Предположим, после сканирования нам удалось получить вполне приличную запись. И что дальше? Куда ее писать?
   Хар посмотрел на него в некотором затруднении. Ему это как-то не приходило в голову.
   Матт улыбнулся.
   - Вот для этого они нам и нужны.
   - А чьи это клоны? - спросил Хар.
   - Наши, - ответил Матт и откусил еще кусок. - Когда нам понадобились образцы, для самых первых опытов, то началась такая волокита... В общем, мы поняли, что получим их не раньше, чем через полгода. Столько ждать мы не могли. Тогда я посоветовался с ребятами и каждый сдал собственный образец. Добровольно. А саркофаги мы себе сами закупили, у стороннего поставщика.
   - И вам разрешили?
   Матт неопределенно мотнул головой.
   - Они же отсюда никуда, лишены двигательных функций. А немного позже мы поняли, что на свой собственный клон запись ложится намного легче - настраивать аппаратуру проще и быстрее. Для нас это не пустяк, огромная экономия времени.
   Хар еще раз посмотрел на контейнеры.
   - Рисковые вы люди, - сказал он, покачав головой.
   - Пойдем дальше? - спросил Матт.
   Они вышли в коридор, он аккуратно запер дверь и они пошли к лифту.
   - Нормальных осталось всего три, - вздохнул Матт. - Запись - опасная операция, чуть ошибешься и мозг сразу выходит из строя. Гаснет. А у нас впереди большущая программа. Хорошо, что скоро будет готова новая партия, мы ее уже заложили. В банке данных остался и образец Володи...
   Он опять вздохнул.
   - Я заблокировал его. Не смогу смотреть на его клон.
   - Взяли образец еще у кого-то? - полюбопытствовал Хар.
   - Да нет, зачем нам лишняя возня. Просто заложил два своих, вот и все. Сделаю лишнюю запись.
   - А они у вас какого пола? - спросил Хар.
   - Все мужского. Девушки тоже хотели участвовать, но мы их отговорили, - сказал Матт, когда они стояли у лифта.
   - Почему такое неравноправие?
   - Да так...
   Матт пропустил вперед Хара и зашел в лифт вслед за ним.
   - Их же приходится уничтожать, - тихо сказал он. - Когда мозг идет в разнос, клон становится совершенно нефункциональным. А делать такое с девушками, знаете, ужасно неприятно. Куда пойдем дальше?
   Хар немного подумал.
   - Давайте теперь для разнообразия посетим законное место. Я хочу посмотреть ваши экспериментальные залы, весь Цветок. Можно?
   - Кто я такой, чтобы вам отказывать? - с мрачным видом ответил Матт, но потом не выдержал и заразительно засмеялся.
   - Теперь вам все можно, инспектор, - сказал он. - Только приготовьтесь к тому, что на входе вам придется полностью раздеться, принять ионный душ и сменить одежду и обувь. В наш Цветок так просто не пройдешь.
   - Вам не мешает такая сложная система защиты? - полюбопытствовал Хар.
   Матт вздохнул.
   - Еще как мешает. На мой взгляд, все это сплошные глупости. Будь моя воля, я вообще бы отключил ее. Ведь главное, не где мы это делаем, а что. И как. Но тут, к сожалению, решаю не я.
   Лифт остановился и двери растаяли. Хар немного задержался.
   - Скажите, доктор, - спросил он. - А как ваши успехи с тем делом. Помните? Нашли какие-нибудь записи?
   - Ничего, - ответил Матт и помрачнел. - Облазил все пять залов. Осмотрел все углы, какие только пришли в голову. Увы, полный ноль.
   - Вы по-прежнему уверены, что записи были?
   - На сто процентов, - ответил Матт. - Даже на сто двадцать.
   - А как вы думаете, что в именно них было?
   Молодой доктор внимательно посмотрел на Хара, что-то взвешивая про себя.
   - Пока я и сам толком не знаю, - медленно сказал он. - Но когда пойму, вам расскажу первому.
   - Спасибо, - сказал Хар и добавил: - Только постарайтесь не слишком с этим тянуть.
   Матт ничего не ответил. Он молча указал Хару на боковой проход, над которым горела неброская надпись: Кордон.
  
   5
  
   Когда они второй раз переоделись, уже в свое, старое и вышли из Цветка, Матт спросил Хара:
   - Так что насчет Володи? Вы говорили, что появилось что-то новое.
   - Это как посмотреть, - сказал Хар. - Если для вас новое то, что он сам направил машину вниз, в квазибетонный фундамент, то да.
   - Володя не стал бы этого делать, - убежденно сказал Матт. - Никогда. Вы просто не знали его.
   - Возможно, - сказал Хар.
   - И тогда уж он точно не стал бы требовать моего прилета в госпиталь перед смертью. Я смог, я сделал, вот что он сказал мне тогда. И еще спросил: зачем? Из последних сил.
   Они помолчали. Начать расспрашивать его про банк данных? Нет, не здесь, решил Хар. У него были еще вопросы, но внизу он решил их не задавать. Хар огляделся. Видеокамер в коридоре было не так много. Если встать напротив Матта и немного наклониться, то пожалуй он закроет прямой обзор.
   Хар подошел поближе к Матту и достав из кармана карточку, молча показал ее. Матт недоуменно покосился на него, но также молча начал разглядывать текст. Потом посмотрел на Хара. Тот прижал палец к губам и быстро положил карточку обратно в карман.
   - Спасибо, доктор, - сказал он. - У меня пока все. Пожалуй, поднимусь наверх и посижу на свежем воздухе, в вашем скверике. Наверху хорошо. Подышу, подумаю.
   - Я, наверное, тоже поднимусь, - ответил Матт. Вид у него был немного ошарашенный. - Устал немного. Подождете меня?
   - Конечно, - кивнул Хар и пошел к лифту.
  
  
   ГЛАВА 4
  
   1
  
   Когда Хар пришел на очередное занятие, в зале находились два Мастера. Первым был тот, с которым он все время занимался, а вот второй - новый, заметно моложе первого. Новый Мастер был в маске. Хар поклонился обоим.
   - Добрый день, - поздоровался его Мастер. Второй молча наклонил голову. - С сегодняшнего дня мы будем заниматься с тобой вдвоем, поочередно. Я - во вторник и четверг. А мой коллега - в понедельник, среду и пятницу. Он будет учить тебя двигаться. Сегодня его день, я приду завтра.
   Хар опять молча поклонился. Его Мастер коротко кивнул и вышел из зала.
   Хар посмотрел на нового учителя. Тот сделал несколько шагов и Хар сразу обратил внимание, какой легкой была его походка.
   - Мы будем заниматься с тобой движениями, - начал он негромко. - Сначала простыми, а потом постепенно перейдем к более сложным. Это не трудно. Думаю, что за год-полтора мы с тобой вполне справимся.
   Ничего себе, подумал Хар. Полтора года на одни движения. Чему же он меня будет учить? Но вслух, по своему обыкновению, ничего не сказал.
   - Ты уже начал изучать удары, - продолжил Мастер. - Но удары должны наноситься в строго определенные точки, а противники во время боя постоянно перемещаются. Конечно, стоять на месте гораздо проще. Но только перемещения в различных направлениях и разными способами рассеивают внимание противника и заставляют его открываться. Тебе понятно?
   Хар кивнул.
   - Сначала мы займемся с тобой стойками. А потом перемещениями, из одной стойки в другую. Есть вопросы?
   - Скажите, Мастер, - спросил Хар. - А что, существует много разных способов передвижения?
   - Бесчисленное множество, - улыбнулся в ответ Мастер. - Но мы различаем всего пять: мелкие и большие шаги, рывки, прыжки и перебежки. Стоек тоже много. Мы начнем с тобой с трех основных: стойка ожидания, защитная и атакующая.
   Он немного помолчал.
   - Запомни. Все твои приемы: повороты корпуса, удары головой. Удары и захваты руками, удары и подставки ногами... Все должно быть согласовано с перемещениями. Ты понял?
   Хар кивнул.
   - Мы начнем с самых мелких шагов. Смотри: вот такое перемещение называется "скольжение"...
   Когда Хар после окончания занятий принял душ, переоделся и вышел на улицу, его ожидал сюрприз - на скамейке в небольшом садике сидела Ирина. Хар сначала даже не узнал ее. До этого он видел ее только в спортивной одежде, а сейчас на ней были мягкие джинсы до колен и голубая футболка с короткими руками. На ногах легкие кроссовки, а на голове - кепка с длинным козырьком.
   - Привет, - сказала она. - Решила с тобой познакомиться. Меня зовут Ирина. А тебя?
   - А меня Хар, - ответил Хар и невольно добавил: - А я и так знаю, как тебя зовут.
   - Я тоже, - сказала Ирина. - Но когда люди знакомятся, они представляются друг другу. Завязывают отношения и все такое.
   Она хлопнула рукой по скамейке рядом с собой. Хар ничего не сказал, но осторожно присел. Некоторое время они сидели молча. Первой опять заговорила Ирина.
   - Слушай, - сказала она. - Я хочу... ну, извиниться. Я же ничего не знала. Думала, ты какой-нибудь богатенький отпрыск. Что твои родители отвалили нашей школе кругленькую сумму. Ну, чтобы мой отец позанимался с тобой индивидуально.
   - Нет, - сказал Хар.
   - Да я уже и сама поняла, - сморщилась Ирина. - Сегодня, когда увидела, что Сатори вошел в зал в маске. Ну, я и побежала к отцу. Много он мне, конечно, не сказал. Но и того, что выдал, вполне достаточно. Вот я и решила попросить у тебя прощения.
   - Да ладно, - сказал Хар. - Я, в общем, особо и не обратил внимания.
   - Болтай, болтай, - отрезала Ирина и строго посмотрела на него. - Еще как обратил. Только промолчал.
   Хар не сразу нашел, что сказать.
   - Ну, мы, в общем, познакомились, - сказал он и неловко поднялся. - Я пойду?
   - Я с тобой, - сказала Ирина и легко встала. - Мне все равно нужно в центр, провожу тебя немного.
   - Вообще-то, - несмело начал Хар. - Девчонки, они...
   - Что?
   - Ну, не очень любят ходить с ребятами...
   - Я а люблю, - отрезала Ирина и прищурилась: - Тебе что, неприятно?
   Хар ничего не сказал, а только отрицательно помотал головой. Ему было очень приятно. Только он не знал, как об этом сказать.
  
   2
  
   Выйдя из Комплекса, Хар сразу повернул направо. Там был разбит небольшой парк, в котором сотрудники с удовольствием отдыхали. Сейчас на скамейках никого не было. Хар выбрал одну из них, под большим развесистым кленом и сел. Вокруг было тихо, только где-то далеко пели птицы. Хар откинулся на спинку и с удовольствием вдохнул свежий, чуть прохладный воздух.
   Через некоторое время появился Матт. Он огляделся, а затем подошел и сел рядом. Хар вопросительно посмотрел на него.
   - Я все сделал, как вы написали. Мой комм остался лежать внизу, в сейфе. Но я ничего не понимаю. Вы мне объясните, в чем дело?
   - Конечно, - сказал Хар. - Но немного позже, доктор. У вас, наверное, что-то есть для меня? Я не ошибся?
   Матт вздохнул, немного помялся. Потом, видимо решившись, полез в карман и достав оттуда микроплейер, протянул его Хару.
   - Все здесь. Сообщение пришло вчера вечером, на мой адрес. Наверное, вам будет интересно.
   - Что именно? - спросил Хар, беря плейер.
   - Послание от Володи, - Матт наклонил голову. - Последнее. Видео не было, только голос.
   Хар включил запись.
  
   "Матт, - услышал он незнакомый твердый голос. - Я прибыл на место. Оставляю то, что привез и лечу домой. Карточку я сейчас отошлю, но не тебе. Извини, но мы дважды сталкивались ночью и ты мне очень не понравился.
   Я все сделал, как ты просил, хотя абсолютно не понимаю, зачем. Сегодня же утром собираюсь поговорить с тобой об этом. Учти, предельно серьезно.
   До утра. Владимир".
  
   Хар выключил плейер.
   - Наверное, вы пришли именно за этим, - сказал Матт. - Но я абсолютно не понимаю, о чем идет речь.
   - А о каких ночных столкновениях он говорит? - спросил Хар.
   - Ноль, - ответил Матт.
   - Как так? - Хар внимательно посмотрел на Матта.
   - Я же говорил вам, что ничего не помню. У меня что-то случилось с памятью, - рассердился Матт. - Вы мне что, не верите?
   - Пожалуй, верю, - сказал Хар через некоторое время. - Не обижайтесь, доктор, что я ответил не сразу.
   - Вы что и меня в чем-то подозреваете? - с обидой спросил Матт.
   - Успокойтесь, доктор. Расследование есть расследование. Я же сказал, что верю вам.
   - Можно, мы будем называть друг друга по имени? - вдруг сказал Матт. - А то, когда вы говорите "доктор", у меня мороз по коже продирает.
   - Договорились, - улыбнулся Хар. Несмотря ни на что, Матт был ему симпатичен.
   - Вы знаете, о какой карточке он говорит? - напрямик спросил Матт.
   - Да, - ответил Хар. - Сейлор той ночью летал в Центральный банк данных. Та карточка - ключ к ячейке, в которой он что-то оставил. Погиб он на обратном пути. Скорее всего, на него напали.
   - Напали? - Матт удивленно посмотрел на Хара.
   - В этом нет никаких сомнений. Поэтому я и написал вам, чтобы вы оставили внизу служебный комм. Извините, но я не доверяю связям вашей нейросети. Сведения могут поплыть.
   - Вот это да, - присвистнул Матт. - Значит, нападение...
   - Как вы думаете, что он мог оставить в этом банке?
   - Не знаю, - медленно ответил Матт. - У нас нет ничего такого, что не может лежать в Хранилище. Там намного надежнее.
   - А если это какие-то новые данные?
   - Ну и что? - Матт пожал плечами. - Зачем их отсюда выносить?
   Хар пожал плечами.
   - Ладно. Об этом поговорим позже. Я вам рекомендую приобрести обычный комм, с городской привязкой. Будем связываться с вами только по нему. Договорились?
   Матт молча кивнул.
   - А теперь, пожалуйста, расскажите мне подробнее о ваших проблемах с памятью.
   - Да мне особо и нечего рассказывать, - пожал плечами Матт. - Просто в тот вечер, вернувшись из Полицейского управления, я вдруг вспомнил, что стоял на улице, ночью и о чем-то спорил с Володей. Но он выиграл спор, взял у меня какую-то папку и улетел. Это воспоминание было слабым и смазанным. А вот другое, наоборот, было сильным и ярким. По нему я оставался все время в экспериментальном зале, работал там допоздна, а потом полетел домой. Володю в тот вечер я вообще не видел.
   - Ну и? - с интересом спросил Хар.
   - Я заподозрил неладное, - ответил Матт. - Решил сначала проверить записи. Полетел в Комплекс и ничего там не нашел. Потом слетал в медцентр и показался психиатру.
   - А это зачем? - удивленно спросил Хар.
   - Чтобы вычленить свою голову, - неохотно ответил Матт. - Может, я заболел и мне все это чудится. Надо было проверить.
   - Ну, вы даете. Настоящий ученый, - Хар покачал головой. - Мне бы это и в голову не пришло. И что же сказал психиатр?
   - Что я здоров, - буркнул Матт. - Нечего скалиться. А потом ко мне пришла эта запись.
   - Тогда последний вопрос, - сказал Хар. - Что лежало в сейфе в вашей комнате? Той ночью, когда мы прилетели в Комплекс?
  
   3
  
   Клуб располагался на тихой уютной улице, в двухэтажном старинном здании, которое общество коллекционеров арендовало у мэрии. Хар зашел в просторный прохладный зал и огляделся по сторонам. Народу было немного. Он заметил стоящую поодаль приветливую женщину средних лет, с карточкой распорядителя на груди и направился прямо к ней. Хар по опыту знал, что у таких женщин, он, как правило, пользуется неизменным успехом.
   - Я могу вам чем-то помочь? - вежливо спросила она, поздоровавшись.
   - Мне нужен профессор Бронштейн, - ответил Хар, слегка поклонившись. - Вы не знаете, он здесь?
   - Карл пока еще не приходил, - сказала женщина и улыбнулась. - Но он скоро должен прилететь. Вы подождете?
   - Да, конечно.
   Хар и оглянулся в поисках места, где можно было спокойно постоять, никому не мешая и не привлекая лишнего внимания.
   - А вы не хотите пройтись и посмотреть наши экспонаты? - спросила женщина. - Здесь есть очень любопытные вещи.
   Хар немного подумал.
   - Не знаю, - ответил он. - Я ведь не коллекционер.
   - А зачем вам им быть? Просто походите и посмотрите, может и вам что-нибудь понравится.
   - А что это за выставка? - спросил Хар. - Одного из ваших членов?
   - Увы, - печально сказала женщина. - Одного из наших бывших членов. Эрик фон Ризенталь, здесь выставлена его личная коллекция. Он совсем недавно умер. Самые интересные вещи мы передали музеям, а здесь то, что осталось.
   - А почему они не взяли ее всю? - спросил Хар. - Остались не самые главные экспонаты?
   - Да нет, - ответила женщина. - Просто музеи всегда ориентируются на большинство. А то, что интересно одному, не может быть интересно многим...
   Хар немного погулял по залу. Кроме большого зала, было еще несколько комнат, также заполненных разными вещами и еще большая видеотека, видимо для тех экспонатов, которым здесь не хватило места.
   В одном месте Хар остановился. На столе лежала обложка из настоящей кожи, переплетенная по краям узким кожаным ремешком. С неярким, но очень стильным рисунком, который ему сразу понравился. Обложка выглядела совсем новой. Хар вдруг подумал, что она отлично подойдет к его рабочей папке. Папки им выдали в институте Управления после окончания, вместе с дипломом. Хар где-то читал, что кожа, особым образом обработанная настоящим мастером, прослужит очень долго. Эта наверняка была именно такой. Интересно, сколько она стоит?
   Хар посмотрел по сторонам, но спросить было не у кого, в зале он был один. Решив поинтересоваться попозже, Хар запомнил номер стола и пошел дальше.
   В следующей комнате были только монеты. Хар огляделся. Монеты были везде. Они висели на стенах, в больших застекленных картонках, лежали на наклонных столах, в неглубоких ящичках. Разные монеты: большие и маленькие, серые, желтые, черные, матовые и блестящие, новенькие и стертые. Их здесь было ужасно много и у Хара сразу разбежались глаза.
   В этот момент в комнату вошел пожилой мужчина очень представительного вида. Среднего роста, с густыми и темными, зачесанными назад волосами. Хар сразу его узнал, по видеофото. Бронштейн, подумал он и пошел ему навстречу.
   - Вы искали меня? - спросил мужчина и, наклонив голову, представился: - Карл Бронштейн, к вашим услугам.
   Хар назвал свое имя и предъявил свою карточку.
   - Чем могу служить? - спросил профессор.
   - Я веду расследование гибели Владимира Сейлора, - сказал Хар. - Хотел поговорить с вами о вашем ученике, докторе Сикорски и о нейросети, установленной в Комплексе. Это не займет много времени. Где нам будет это удобнее сделать?
   - Здесь рядом есть неплохое кафе, - сказал Бронштейн. - Можем пойти туда. Кофе у них чудесный. Посидим, поговорим.
   Они пошли к выходу. Хар бросил прощальный взгляд на монеты. Да, красота, подумал он.
   - Понравились? - спросил Бронштейн, улыбаясь
   - Очень, - честно сказал Хар.
   - Новоделы, - бросил Бронштейн и небрежно махнул рукой. - Только вон за тем столиком, у выхода, лежат настоящие монеты.
   - Простите, - сказал Хар. - Я не понял.
   - Вся коллекция Эрика давно в Центральном музее нумизматики, в столице, - пояснил Бронштейн. - Он передал ее туда еще при жизни. А эти монеты, - профессор обвел рукой комнату, - сделаны для ребятишек, начинающих собирать свою первую коллекцию. Их делают на современных станках и обязательно с добавлением специального сплава, чтобы было легко отличить от настоящих. Стоят они недорого, поэтому любой начинающий может быстро собрать неплохую коллекцию. А потом забросить ее и начать собирать, скажем, марки. И так далее.
   - А что такое марки? - не удержавшись, спросил Хар. Ему вдруг стало очень интересно.
   Бронштейн посмотрел на него и улыбнулся.
   - Вы никогда не думали, как раньше посылали письма?
   - Ну... с большого компьютера, наверное, - неуверенно сказал Хар. - Тогда же еще не было коммов, поэтому у каждого в доме стоял такой ящик...
   - А еще раньше? Когда не было компьютеров?
   - Э... - начал Хар и остановился. Ему действительно не приходило в голову, как люди обменивались новостями в ту давнюю пору, когда еще не существовало компьютеров.
   - Письма писали на бумаге, - сказал Бронштейн. - Вы видели бумагу?
   Хар кивнул.
   - Да, нам показывали в колледже.
   - Эту бумагу клали в специальную стандартную оболочку, которая называлась "конверт". Конверт тоже был сделан из бумаги, но более плотной. На нем было место, где человек писал, кому это письмо и куда его доставить. И еще было специальное место для кусочка бумаги, знака оплаты. Этот кусочек и назывался "марка". Он наклеивался на "конверт".
   - А как же эти письма доставлялись? - спросил Хар.
   - Была такая специальная государственная служба, "почта", - с удовольствием пояснил Бронштейн. Видно было, что неожиданная лекция ему понравилась. - Она и доставляла письма по адресам. Но расстояния были разные, да и сами письма отличались по размеру, поэтому на марках стояла разная стоимость. Постепенно каждая страна начала выпускать собственные марки. На них были разные рисунки, они были разного размера и формы.
   Он посмотрел на Хара, улыбнулся и мягко сказал:
   - Давайте на этом остановимся. А то это будет очень длинная лекция.
   - Давайте, - с сожалением сказал Хар. - Я пороюсь в городской нейросети, найду видеофильмы и обязательно посмотрю. Жутко интересно.
   - Смотрите, - погрозил ему пальцем Бронштейн, - не станьте сами коллекционером. Это опасное занятие.
   - В каком смысле? - спросил Хар.
   - В том, что оно занимает всю жизнь. Это большая страсть.
   - Ну, думаю, мне это не грозит, - сказал Хар. - А что вы начали говорить с самого начала, об этих новоделах?
   Бронштейн пожал плечами.
   - То, что дается легко, обычно не представляет интереса. Когда мне было двенадцать лет, я стоял у такой же витрины и пожирал глазами выставленные монеты. Один старик-коллекционер сказал мне тогда очень важную вещь.
   Никогда не покупай новоделы, парень. Сначала тебе будет интересно, но интерес быстро пройдет. Пусть ты будешь ждать месяц, два, пока не сможешь купить себе настоящую монету. Но когда она будет твоя, ты испытаешь такое наслаждение, которое будет греть тебя всю жизнь. Я последовал его совету и до сих пор не жалею об этом.
   Они дошли до выхода, и Бронштейн остановился около небольшого углового столика.
   - Вот они, - сказал он. - На вид точно такие же, но над этими монетами пролетело много лет. Люди передавали их из рук в руки и они до сих пор хранят их тепло.
   Хар бросил взгляд на стол и вдруг его внимание внезапно приковала одна монета, лежащая в самом низу.
   - Скажите, - спросил он, - вы, наверное, знаете. Они дорого стоят?
   - По-разному, - ответил профессор. - А какая вас заинтересовала?
   - Вот эта, - Хар показал на монету.
   - Не очень дорого. Думаю, как обед в не крупном ресторане, - сказал Бронштейн. - Это не такой уж редкий экземпляр, хотя ей и больше трехсот лет.
   - А я могу ее купить? - спросил Хар
   - Конечно, - улыбнулся Бронштейн. - Но можно сначала вопрос? Для чего вы ее хотите купить: просто так или вы думаете начать собирать монеты?
   Вопрос застал Хара врасплох.
   - Не знаю, - честно ответил он.
   Но потом посмотрел на монету и сказал:
   - А знаете, наверное, буду собирать.
   - Тогда возьмите вместе с ней еще и вот эту, - Бронштейн показал на неброскую монету во втором ряду.
   - А зачем она мне? - поинтересовался Хар.
   - Для обмена, - ответил Бронштейн. - Вам она вряд ли понадобится, но для тех, кто собирает хронологию, это достаточно ценный экземпляр. Ее всегда можно будет обменять на что-нибудь нужное, она довольно редкая.
   - Хорошо, - сказал Хар. - Я согласен.
   - Надо позвать здешнего менеджера, - сказал Бронштейн. - А, вот и он.
   Хар оглянулся и увидев высокого молодого парня, с карточкой на груди. Профессор позвал его:
   - Збышек, можно вас на минуту?
   - К вашим услугам, профессор, - произнес парень, быстро подходя к ним. - Чем могу служить?
   - Мой спутник хочет купить вот эти две монеты, - сказал Бронштейн и обратился к Хару: - Я не ошибся?
   - Все правильно, - сказал Хар, доставая кредитку. - Именно эти. И еще, в соседней комнате лежит кожаная обложка...
   Когда они уже подходили к кафе, Хар еще раз прокрутил в голове предстоящий разговор. Он пока так и не решил, кого ему стоит изображать. Придется положиться на случай.
  
   4
  
   - Даже обычная нейросеть - это сложнейшая управляющая система, - сказал Бронштейн. - А та, что стоит сейчас в Комплексе, одна из самых мощных на сегодняшний день. Мы полгода отлаживали ее у себя, а потом курировали еще год, уже в самом Комплексе.
   Хар кивнул. Надо узнать про регулярную диагностику, но осторожно, подумал он.
   - Она работает без замечаний? - спросил он нейтральным тоном.
   Бронштейн пожал плечами.
   - Пока все в порядке.
   - А как вы их проверяете?
   - С каждой нейросети мы получаем в Центр стандартную диагностику, раз в месяц. С этой, ввиду ее сложности и новизны, берем чаще.
   - Насколько?
   - Раз в две недели.
   Раз в две недели, отметил Хар. Надо это учесть. Интересно, какой датой отмечен последний отчет?
   - А какие у вашего института отношения с Комплексом? - спросил Хар.
   - Такие же, как и с другими организациями, - сказал Бронштейн. - Мы не для кого не делаем исключений.
   Он с удовольствием отпил кофе из маленькой, дымящейся чашечки. Хар тоже отпил немного. Кофе здесь действительно был очень вкусный.
   - Нейросеть - наша собственность. Вы же знаете, их не продают, а сдают в долгосрочную аренду. Притом с вечной гарантией. Взамен мы пользуемся правом полного доступа на любой объект и в любое время. Таковы условия любого стандартного контракта.
   Полный доступ для работников Центра, это хорошо. Это надо учесть, подумал Хар.
   - Я понимаю, - сказал он. - А сами они довольны ее работай?
   - Периодически ребята обращаются к нам с просьбой о наращивании мощности, - пожал плечами Бронштейн. - Это нормально, мы всегда идем навстречу таким пожеланиям.
   - Я слышал, Сикорски один из ваших учеников? - сказал Хар.
   - Да, Матт молодец. Талантливый парень, - Бронштейн улыбнулся. - Он собрал у себя очень интересную команду. Они еще натворят дел, вот увидите.
   Хар помолчал, а потом осторожно спросил:
   - В науке или в чем-нибудь еще, профессор?
   Бронштейн остро посмотрел на него.
   - У полиции весьма специфический взгляд, инспектор. Мы оцениваем людей по-другому. Все гении, знаете ли, довольно странные люди. Мозг у них работает не совсем так, как у нормальных людей. Наверное, поэтому они часто и делают то, что не могут сделать другие. Но, разумеется, за ними необходимо внимательно присматривать.
   Оба немного помолчали.
   - А вы не знаете, как регулируется доступ в Комплекс? - спросил Хар.
   - Стандартная процедура. Список разрешенных лиц после утверждения руководством вводится в память администратором сети и заверяется электронными ключами, - сказал Бронштейн и сделал еще один, маленький глоток. - Прекрасный кофе. После этого делать больше ничего не нужно.
   - Просто список? - удивился Хар. - И все?
   - "Список" - это полная совокупность всех идентификационных данных человека, - улыбнувшись, пояснил профессор. - Простите, я просто воспользовался нашим профессиональным термином. Пароль доступа в Комплекс меняется каждую неделю и вводится непосредственно в нейрочип, вживленный в предплечье каждого из работающих там.
   А теперь самое главное, подумал Хар. Ну, великие боги... Пусть мне повезет.
   - Скажите, а может кто-нибудь из людей, допущенных в Комплекс, взять и стереть какие-либо записи, хранящиеся в памяти самой нейросети?
   - Что за странный вопрос? Это абсолютно исключено, - ответил Бронштейн и покачал головой. - Если вы этого не знаете, то собственная память нейросети - выделенный архив. Сугубо внутренняя структура. Над ней не имеет власти даже системный администратор.
   - А кто может сделать что-нибудь подобное? - сказал Хар
   - Никто, - твердо ответил профессор. - Память никогда не стирается, она с момента рождения нейросети является главным и постоянным хранилищем данных. Откуда у вас такие странные предположения?
   - А все-таки? - спросил Хар, не отвечая на вопрос. - Чисто теоретически? Как-нибудь это можно сделать?
   - Не знаю... Сложно сказать. Вероятно, если за это возьмется сама нейросеть... - пожав плечами, ответил профессор. - Но подобное абсолютно исключено. Разумеется, если она не сошла с ума. Правда не знаю, применимо ли подобное выражение к нейросетям. У нас в Центре, к счастью, подобных случаев до сих пор не зафиксировано.
   - Я понял, - медленно сказал Хар. - Большое спасибо, профессор, вы мне очень помогли. Если у меня возникнут еще вопросы, как вас найти?
   - Пару дней я еще пробуду на Земле, - ответил Бронштейн, внимательно глядя на него. - Но не больше. А затем - милости просим к нам на Луну. Это не так далеко. Заодно посмотрите и на наш Центр.
  
   5
  
   Вечером Хар связался с Маттом, чтобы уточнить планы на понедельник, но узнал от него, что тот поговорил с ребятами и они решили выйти поработать в субботу. На вопрос, можно ли прилететь и ему, Матт только хмыкнул. Они условились, что Хар будет к десяти.
   Когда Хар вошел в Комплекс, Матт уже ждал его у пульта дежурного. Увидев Хара, он махнул рукой.
   - Что, - спросил он после приветствия, - заразились нашей болезнью? Тоже захотелось поработать сверхурочно?
   - Вы тут совершенно не причем, - важно ответил Хар, крепко пожимая ему руку. - Пора бы уже знать, что настоящие работники правоохранительных органов трудятся непрерывно и даже по ночам.
   - Да что вы говорите? - ухмыльнулся Матт. - Неужели, как и мы, бедные? Работаете, не покладая рук?
   - А у вас что, бывают и ночные смены? - поинтересовался Хар.
   - Не часто. В основном ночью работает дежурный персонал. Профилактика, - пожал плечами Матт. - Но иногда кто-нибудь из наших тоже выходит, когда не спится.
   - Надо, какие вы молодцы, - одобрил Хар.
   - Ага, - сказал Матт, улыбаясь. - Мы такие. Кстати, вчера про вас спрашивал Тейлор. Помните такого?
   - Это который из Конторы? - Хар пожал плечами. - Помню. А что ему нужно? Я же не вмешиваюсь в их дела. У меня свое расследование.
   - Я ему так и сказал, - ответил Матт. - Правда не знаю, поверил ли он.
   Хар отмахнулся.
   - Что будем делать на этот раз? - спросил Матт.
   - Да просто поговорим немного.
   - О чем?
   - Обо всем. А потом я хочу немного пообщаться с вашей нейросетью.
   - Это если она захочет, - сказал Матт. - Шучу. Но наша нейросеть немногословная.
   - Да мне много и не надо.
   - Тогда пошли.
   Они вошли в уже знакомый лифт и стали спускаться на самый нижний уровень.
   - Скажите, а как вы дошли до ядра, когда просматривали память? - спросил Хар. - Нейросеть вам не мешала?
   - У меня же допуск категории "0", - пожал плечами Матт. - Это - самый высокий уровень, всего чуть ниже системного администратора.
   - А кто у вас администратор? - поинтересовался Хар. Надо обязательно с ним поговорить, подумал он.
   Матт ничего не ответил. Лифт остановился и двери бесшумно растаяли.
   - Лучше всего отсюда, - сказал он, и они вошли в просторный кабинет, забитый регулирующей аппаратурой. На стенах светились несколько экранов, а перед свободными креслами лежали шлемы.
   - Кто был у нас администратор, - наконец ответил Матт и помрачнел. - Володя Сейлор. Это его кабинет. Садитесь в любое кресло, здесь сейчас никого нет. Нового администратора нам еще не назначили.
   Хар присвистнул.
   - Ничего себе, - сказал он, опускаясь в кресло. - Вот так совпадение.
   Матт сел рядом.
   - А кто сейчас его заменяет? - спросил Хар.
   - Пока все дела ведет Криста. Его заместитель. Помните девушку, которая оформляла вам пропуск?
   - Ага. Очень милая.
   - Милая, - передразнил Матт. - Золотая медаль и красный диплом! Я ее еле к нам переманил. Старик Бронштейн на меня потом целый год дулся. Криста - одна из лучших программистов выпуска. Скорее всего, ее и назначат.
   - У вас что, вся команда такая, из молодых гениев? - поинтересовался Хар.
   - Ну, вся не вся... - Матт почесал нос. - Но конечно, я постарался набрать к себе самых лучших ребят. Правда основной костяк сложился еще во время учебы в Университете, остальные пришли позже.
   - Было трудно?
   - Да нет. Люди сами к нам рвутся. Ведь проблема жутко интересная. Над пересадкой сознания люди бьются уже уйму времени.
   - Так уж и рвутся, - сказал Хар. - Вы не преувеличиваете?
   - Нет. За все время работы от нас ушло всего несколько человек. А действительно стоящий среди них был всего один, - Матт почесал нос. - Если не считать Рину.
   - Почему же ушла она? - поинтересовался Хар.
   - Спросите ее сами, - буркнул Матт.
   - Обязательно спрошу. А почему ушел тот, стоящий? - осторожно спросил Хар. - Не поделили будущую славу?
   Матт пожал плечами.
   - Я не знаток в человеческой психологии, - нехотя ответил он. Было видно, что разговор на эту тему ему дается нелегко. - Но мне кажется, что причины его ухода... не были напрямую связаны с работой.
   Хар внимательно посмотрел на Матта. Тот был явно смущен. Наверное, не поделили девушку, сделал вывод Хар. Два лидера, да еще одного возраста. Скорее всего именно так. Молодец, молодой талант, похвалил он про себя доктора. Хоть внешне и рохля, но сумел обойти соперника.
   - Где же он сейчас?
   - Работает в одной крупной частной фирме. Это наши основные конкуренты. Работает вполне успешно, уже сейчас - заместитель руководителя отделения.
   - Они вас не догонят?
   - Теперь нет. Мы практически подошли к финишу.
   - Действительно подошли? - Хар внимательно посмотрел на доктора.
   - Да, - ответил тот. - Я не шучу.
   - А как получилось, что вы занялись именно этой проблемой? - спросил Хар, покручивая шлем на руке.
   - В Университете мы больше трех лет занимались проблемами сверхплотной записи. Постепенно сложился неплохой коллектив. А потом мы объединились с соседней лабораторией, они как раз работали над глубоким сканированием мозга. Вместе нам удалось добиться довольно впечатляющих результатов.
   - Как же у вас получилось? Джоунс говорил мне, что работы идут уже более полувека. А начались они гораздо раньше.
   Матт наморщил лоб.
   - Мы тут не причем. Просто пришли новые технологии. Если говорить упрощенно, то основная наша идея состояла в том, что для записи голограммы энергетических полей живого мозга нужно брать не отдельные кристаллы, а сначала скомпоновать голограмму из них самих. А потом уже попробовать писать. А мы как раз и разрабатывали подобный комплекс.
   - Ничего не понимаю, - честно сказал Хар. - Попробуйте объяснить еще проще, если можно.
   - Попытаюсь. Грубо говоря, живой работающий мозг представляет из себя огромный массив связанных между собой точек, обладающих постоянно меняющимися электрическими потенциалами.
   - Но тогда любая запись - это просто мгновенный снимок. Несколько записей - просто последовательность снимков. А ведь вам нужна динамика, так?
   - Вы правильно поняли. Если бы не одно "но". Эти снимки связаны друг с другом. Очень сложными законами, но связаны. Так что, имея несколько последовательных снимков и зная эти законы, можно рассчитать и другие состояния мозга. То есть, имея не очень много записей, мы в результате получаем именно то, что нужно - динамический массив данных. Вот этот динамический массив мы и записываем на свой кристаллический комплекс. Правда, сначала это была голая теория. Но потом понемногу стало получаться. Сейчас нам для работы нужно всего две-три последовательные записи.
   - Здорово. А как вы до этого дошли?
   - Теоретически это было доказано давно, - пожал плечами Матт. - Только понять эти законы было очень сложно. Изучались отдельные участки мозга, поэтому ничего и не получалось. Их невозможно скомпоновать, не хватало мощности нейросети. Мы первыми решили взять для обработки весь мозг, целиком. Мощная нейросеть у нас была. Да еще у нас оказались в руках нужные кристаллы. Вот и все.
   - Ничего себе "все", - сказал Хар после некоторого молчания. - А чья это была идея? Ваша?
   - Ну, в общем, да, - смущенно ответил Матт.
   - Зря вы смущаетесь, - сказал Хар, внимательно глядя на него. - Такой работой нужно гордиться.
   Матт махнул рукой.
   - На последнем курсе нас всех пригласили для разговора в одну из крупных фирм, в области интельэлектроники.
   - Случайно не в ней теперь работает ваш бывший соратник?
   Матт кивнул.
   - Именно. Сулили золотые горы. Ну, мы попросили пару дней, на раздумье. Но в принципе хотели согласиться.
   - И...
   - На следующий день к нам прилетел представитель Правительства. Он сказал, что готовится проект постановления о строительстве нового, очень крупного Федерального центра. И предложил мне возглавить его.
   - И вы согласились, - сказал Хар.
   - Конечно, - ответил Матт. - Такие предложения делают не каждый день. К тому же он пообещал очень щедрое финансирование и дал полную свободу в выборе персонала.
   - А взамен? - осторожно спросил Хар.
   - Ну, такие работы не могут быть полностью открытыми, - вздохнул Матт. - Конечно, нам это здорово мешает, но приходится мириться. Зато когда мы наконец сделаем это... Вам никогда не приходило в голову, что самое большое влияние на равитие технологий оказывают те открытия, которые непосредственно связаны с человеком?
   - Так они все связаны.
   - Не скажите. Возьмите, например, комм. Прекрасная вещь: связь, память, ориентирование и еще сотня других приложений. А теперь вспомните о тех микророботах, которые сейчас путешествуют по вашему организму, контролируют его реакции и лечат в случае нужды. Как вы думаете, какое изобретение оказало большее влияние на человечество?
   - Может быть, вы и правы. - Хар пожал плечами. - А причем здесь пересадка сознания?
   - Вы разве не представляете, что даст такая штука?
   - Ну, - спокойно сказал Хар. - Смотря кому. Военным, например, это даст очень много. Да и другим тоже.
   - Вы о чем? - непонимающе спросил Матт.
   - О пересадке сознания. А вы разве о другом?
   - Военные, - Матт пренебрежительно мотнул головой. - Кому это интересно? Пусть подбирают свои крохи и будут довольны. Я говорю совсем не об этом. Вот вы, к примеру, представляете, что такое нейросеть?
   Хар прекрасно помнил институтский курс. Но сейчас отвечать было необходимо немного иначе.
   - Многопроцессорный объект, построенный наподобие человеческого мозга, - сказал он. - Так? И еще, она обладает некоторым квази-разумом.
   - Некоторым, - передразнил его Матт. - А вы знаете, что сейчас искусственно ограничивают мощность новых нейросетей? Что есть определенный порог, за который пока никто не может переступить?
   Это Хар тоже знал, им говорили об этом в конце учебы, на одном из спецкурсов. Он с любопытством посмотрел на Матта.
   - Да, да, - сказал он. - Об этом не говорят вслух, но уже около двадцати лет наши нейросети практически топчутся на месте.
   - А почему? - спросил Хар.
   - Потому, что этот "квази-разум", как вы говорите, это - настоящий разум, - сказал Матт. - Только он совсем другой, нечеловеческий. И по мере роста объема и сложности нейросети общаться с ней становится все сложнее и сложнее.
   - Проблема, - протянул Хар.
   - Вот именно. А работая над пересадкой сознания, мы продвинулись в понимании механизмов работы человеческого мозга так далеко, что уже сейчас можем дать рекомендации по увеличению мощности нейросетей по меньшей мере в пять-десять раз.
   - А это не опасно? - осторожно спросил Хар.
   - Нет. И это не предел.
   - Не слабо, - заметил Хар. Интересно, подумал он, а есть ли кто-нибудь, кто оценивает опасность того, что делают здесь эти молодые гении? И при этом никого не спрашивая. Сначала они взялись за клонов, теперь на очереди нейросеть. А что дальше? Джоунс вроде намекал на какую-то закрытую организацию, работающую внутри Комплекса. Надо будет обязательно у него поинтересоваться.
   - Вот видите, - довольным тоном сказал Матт. - А ведь это - всего один, косвенный результат. Теперь вы понимаете, насколько важны наши работы?
   Хар кивнул. А еще я понимаю, подумал он, какие супермощные структуры стоят за твоим Комплексом. И Федеральные, и частные. И как они схлестнутся, когда на гора появятся действительно важные результаты. А вот ты, по-моему, об этом совсем не думаешь. А зря.
   - Ваша нейросеть ставилась одновременно с Комплексом? - спросил он, меняя тему разговора.
   - Да, - кивнул Матт. - Так всегда делают.
   - Ее модернизируют?
   - Это происходит каждый год, - вздохнул Матт. - Нам постоянно не хватает мощности.
   - А как это делается? - спросил Хар, внимательно глядя на него.
   - Ну, мы даем свои рекомендации, а специалисты из Центра управления подстраивают под нас ее структуру, - ответил Матт и поморщился. - Эти спецы возятся здесь по месяцу, мешая нам нормально работать, а толку чуть.
   Что-то он крутит, подумал Хар.
   - А когда вы начали работать с клонами? - спросил Хар, опять намеренно меняя тему разговора.
   - Месяца три назад, - ответил Матт. - Или даже больше. Точно не помню, можно посмотреть в памяти нейросети, если вам это нужно.
   - Да нет, - сказал Хар. - Это не срочно. Можно, я теперь побеседую с вашей нейросетью?
   - Давайте, - сказал Матт и откинулся в кресле.
  
  
   ГЛАВА 5
  
   1
  
   Хару исполнилось ровно шестнадцать лет, когда он второй раз увидел во сне то самое ущелье, закрытое унылым серым туманом. И глубокую расщелину, в которой билось и клокотало могучее пламя. Хотя с первой встречи прошло много лет, он хорошо помнил тот самый, первый сон.
   Теперь он уже представлял, с чем ему придется столкнуться. Годы не прошли даром: он упорно шел к своей цели. Кроме того, что он стал высоким, стройным и сильным юношей, он прекрасно стрелял, летал, плавал и бегал. И еще - за эти годы он постепенно превратился в хладнокровного убийцу. И отлично помнил, что он обещал бабушке, когда ему исполнилось целых шесть лет и два с половиной месяца.
   Только теперь он был совсем один, если не считать дальних родственников: бабушка тихо умерла на его руках, два года назад.
   Хар помнил их последний разговор.
   - Теперь я могу уйти, - тихо сказала бабушка.
   Она лежала на специальной плавающей постели, а Хар сидел рядом. Бабушку положили в больницу после сильного сердечного приступа.
   - Тебе исполнилось четырнадцать лет. По нашему древнему закону, ты уже взрослый.
   - Ба, - тихонько сказал Хар. - А ты не можешь побыть со мной еще немного? Мне будет так плохо одному.
   - Нет, внучек, - ответила бабушка. - Больше я уже не смогу. Я старалась, но сил больше нет. Я так устала... Но не печалься, ты не будешь один. Мы всегда будем рядом с тобой.
   Она полежала немного молча, набираясь сил, а потом тихо сказала:
   - Поцелуй меня на прощанье и иди. Завтра меня уже не будет.
   На низком тусклом небе висел узкий, едва видный серп луны и дул холодный, порывистый ветер, а стелющийся вокруг туман мерно колыхался, плавно перетекая с одной возвышенности на другую.
   - Вот мы и встретились опять, парень, - пророкотал низкий голос. Теперь он шел отовсюду, но почему-то показался Хару тише, или это он сам стал старше, кто знает?
   - Ты стал взрослым. Не передумал? Все еще хочешь отомстить?
   - Хочу, - тихо ответил Хар. - И даже больше, чем раньше. Потому что теперь я лучше понимаю, что эти негодяи отняли у меня. И у других. В том экраноплане было двести восемнадцать пассажиров. И двенадцать членов экипажа.
   Голос хмыкнул.
   - Что же, надеюсь, ты помнишь наш первый разговор. Не забыл?
   - Нет, - твердо ответил Хар.
   - Значит, ты помнишь, что за все в этой жизни надо платить.
   - Я готов, - ответил Хар.
   Его ничего не могло остановить.
   - Хорошо, - пророкотал голос. - Первое условие. Ты должен будешь стать Стражником. Сможешь?
   - А что это такое? - спросил Хар.
   - Ты найдешь себе такую работу, где будешь охранять жизнь и спокойствие других людей, - пророкотал голос. - И это не на время, а на всю оставшуюся жизнь.
   Наверное, придется пойти работать в полицию, подумал Хар. Это довольно близко к тому, что он говорит. Не такая тяжелая плата. Вообще-то он думал, что во взрослой жизни будет заниматься нейросетями, у него были неплохие успехи в физике, математике и кибернетике. И Хар даже прошел пробный конкурс в столичный Институт управления. Но раз так надо... А потом, и в полиции можно выбрать научное отделение.
   - А я смогу сначала закончить курс по нейросетям? - спросил он. - Я хотел послать документы в институт и если меня примут...
   - Заканчивай, - ответил голос. - Но потом...
   Ну что же, в полицию, так в полицию, подумал Хар.
   - Я согласен, - сказал он.
   - Второе условие. Ты будешь не просто Стражником, а одиноким Стражником. Тебе придется всю жизнь прожить одному.
   - Совсем? - воскликнул Хар. - Но так жить нельзя!
   - Не совсем, - пророкотал голос, и Хару в нем почудилась усмешка. - Но у тебя не будет ни семьи, ни детей. Подумай, это тяжелое условие.
   Хар задумался. Один жить он не собирался, это условие действительно было тяжелым. Он не то, чтобы заколебался, но предстоящая жизнь вдруг показалась ему совсем унылой. Все время один. Ни семьи, ни детей. А может, отказаться, мелькнула трусливая мысль. И Хар сразу представил, как каждый год, в конце мая, он будет сидеть у окна. Сидеть и думать о том, что кучка негодяев, лишивших его самых дорогих в мире людей, сейчас наслаждается жизнью. Его передернуло.
   - Я согласен, - хрипло сказал он.
   - Сделано, - пророкотал голос. - Принимаю твое согласие.
   - Но как... как я скажу об этом? Тем девушкам, которые...
   - Не волнуйся, я им сам все расскажу, - и низкий голос захохотал так гулко, что раскатистое эхо прокатилось вниз по склону, затихая вдали.
   И Хар замолчал.
   - Мы договорились, - пророкотал на прощанье голос. - А последнее условие ты узнаешь от самой Госпожи.
   Интересно, подумал Хар, кто она такая, эта таинственная Госпожа? Может, спросить? Или не надо? Но голос видно прочитал его мысли.
   - Ты сам поймешь, кто она, когда увидишь ее, - пророкотал он и опять громко захохотал.
   - А что мне теперь делать? - спросил Хар.
   - Ничего. Просто дождись того дня, дня смерти.
   И голос замолк. Навсегда.
  
   2
  
   Хар надел шлем и ввел данные со своей карточки. Туман медленно рассеялся и перед ним появилось невыразительное мужское лицо. Парень его возраста или чуть помоложе.
   - Добрый день, - поздоровался Хар.
   - Добрый день, инспектор, - вежливо ответила нейросеть. - Как мне вас называть?
   - Просто инспектор, - ответил Хар. - Подойдет?
   - Ваш выбор, - ответила нейросеть и замолчала.
   Она действительно не из говорливых, машинально отметил Хар. В институте, где он учился, нейросеть была намного более общительной. Придется спрашивать самому.
   - Сколько времени вы работаете здесь? - спросил он.
   - Мне на шесть месяцев больше, чем самому Комплексу. Округленно - шесть лет и пять месяцев. После второго рождения чуть меньше шести лет. Первый раз меня оживили в Центре управления.
   - Вас готовили именно к этой работе? - спросил Хар. Интересно, что она мне ответит, подумал он.
   - Нас ни к чему не готовят, - ответила нейросеть. - В момент рождения мы никто, мозг пуст. Обучение происходит непосредственно на объекте и вы это прекрасно знаете, инспектор. Вы же совсем недавно окончили столичный институт Управления.
   - Откуда данные?
   - Из архива вашего института, разумеется. Мы постоянно обмениваемся открытыми базами.
   - Скажите, кто стер данные из вашей памяти? - спросил Хар. Он решил не терять зря время, а пойти напролом.
   - Откуда информация?
   - От Матта Сикорски, научного руководителя Комплекса.
   - Он, вероятно, ошибся, - ответила нейросеть. - Моя диагностика говорит, что архив в целости и сохранности.
   - Понял. Сеанс закончен, - сказал Хар и снял шлем.
   Интересно, подумал он, с кем я сейчас говорил? Если у Матта действительно появились данные, как увеличить мощность сети в пять-десять раз, то эти скорые гениальные ребята вероятно ими уже потихоньку воспользовались. А нейросеть, мощностью в десять раз большая, чем эта, это, как говорится, уже совсем другая сеть. Если это вообще сеть, а не какой-то иной организм. Вопрос в другом. Когда они ее врубают на полную мощность? Вероятней всего, когда вокруг нет никого из посторонних. Ночью?
   - Ну, как? - спросил Матт. - Наша нейросеть вас удовлетворила?
   - Вполне, - ответил Хар. - Скажите, доктор, вы говорили, что у вас работают по ночам. Часто?
   - Да нет, не очень. Вообще-то ночью полагается спать. Постоянно выходят только дежурные, они проводят необходимую профилактику. Комплекс - это сложный организм.
   - А все-таки?
   Матт пожал плечами.
   - Ну, иногда в голове неожиданно появляются любопытные идеи, а ждать не хочется. Тогда я выхожу из дома и лечу сюда. У меня же сплошной пропуск.
   - Что значит сплошной?
   - Без временных ограничений.
   - Вы работаете один?
   - Как когда. Иногда с кем-нибудь, иногда один. Дежурная смена все равно на месте.
   Если он замешан, подумал Хар, меня не допустят. Но скорее всего, это не он. Рискнуть?
   - Хотел бы выйти разочек вместе с вами, - начал он, внимательно глядя на Матта. - Пригласите?
   - Пожалуйста, - пожал плечами Матт. - А когда вам нужно?
   Хар подумал.
   - Вообще-то, хотелось бы поскорее.
   - Давайте дня через два, раньше не получится. Накопятся данные, тогда мне нужно будет рассортировать материал. Только сначала придется немного подкорректировать ваш пропуск, а то охранная система вас не пропустит.
   - Договорились, - сказал Хар. - Тогда я вас оставляю, работайте на благо Федерации. А мне нужно в город. У меня встреча с Риной.
   - С Риной? - удивился Матт. - А зачем?
   - Не знаю. Она сама попросила о встрече. Заодно поспрашиваю ее об уходе, и о вас.
   - А что может рассказать Рина, - уныло пробубнил Матт. - Вы же не собираетесь расспрашивать ее... о наших личных отношениях?
   Попал, с удовлетворением подумал Хар. Все правильно. Вероятно, это и есть причина размолвки двух лидеров. Только что-то больно невесело он об этом говорит.
   - Почему не собираюсь? Это тоже интересно, - улыбнулся он.
   И посмотрев на лицо Матта, добавил:
   - Ладно, Матт, кончайте расстраиваться. Я шучу. Но ведь она проработала вместе с вами больше двух лет. Почему бы мне ее немного не расспросить?
   - Да я не против, - уныло протянул Матт. - Только Рина... Она...
   - Ладно, - сказал Хар. - До понедельника. Обещаю, что потом все вам подробно доложу.
  
   3
  
   Хар прилетел в город, отпустил скикар, и, подойдя к киоску, купил себе городской комм. Потом достал карточку, которую ему дала Илона, и ввел ее адрес. Завтра было воскресенье. Он решил слетать в парк и посмотреть на их соревнования.
   Илона отозвалась сразу.
   - Кто меня разыскивает? - спросила она звонким голосом. - Ваш номер мне незнаком.
   - Добрый день, - сказал Хар. - Это ваш новый знакомый.
   - А я вас сразу узнала, по голосу, - с гордостью заявила Илона. - Привет. А почему видео отключено?
   - У меня новый комм, - сказал Хар. - Еще не успел настроить.
   - Что надумали? Прилетите завтра в парк?
   - Думаю, что смогу выбраться.
   - Замечательно. Хар, я по вас соскучилась. Что вы сейчас делаете?
   - Работаю.
   - В субботу? А мы не можем встретиться?
   Хар посмотрел на экран комма. В принципе, немного времени у него было.
   - Не знаю. Через час мне нужно быть в одном месте.
   - В каком? - спросила любопытная Илона.
   - У меня назначена встреча. С одной очень симпатичной девушкой.
   - По работе?
   - Почему по работе? А просто так я встретиться не могу?
   - Не можете, - решительно заявила Илона. - Вы - однолюб. А поскольку в настоящее время вы ухаживаете за мной, то встреча у вас явно рабочая.
   - Убедили, - усмехнулся Хар. - Ладно, прилетайте.
   Хар решил не терять зря времени и встретиться с Илоной в том же самом кафе, где он договорился встретиться с Риной. Можно было попробовать совместить обе встречи.
   Он назвал адрес, потом положил комм в карман и зашел внутрь. Вызвав на экран меню, Хар немного подумал, и решить взять для Илоны здешнюю новинку: персиковое мороженное. Судя по вращающейся голограмме в центре стола, это было настоящее объеденье: большой ком сливочного пломбира с кусочками фруктов внутри. Да еще политый сверху взбитыми сливками и вдобавок посыпанный тертым кокосом вперемежку с шоколадом.
   Илона появилась минут через десять. Хар помахал ей рукой и когда она села, придвинул вазочку. Илона благодарно улыбнулась. Теперь он с удовольствием наблюдал, как она расправляется с лакомством. Девушка ему нравилась. Себе Хар взял бокал холодной минеральной воды и отпивал из него маленькими глотками, растягивая удовольствие.
   - Здорово, - Илона прищелкнула языком. - Большое вам спасибо.
   - Придется заканчивать, - улыбнулся Хар. - Сколько не растягивай удовольствие, а мороженное все равно когда-нибудь кончается.
   - Это точно, - сказала Илона, облизываясь. - А жаль.
   Она взяла салфетку и аккуратно вытерла испачканные мороженым губы.
   - Слушайте. Ведь это наше второе свидание, так?
   - Можно сказать и так, - улыбнулся Хар.
   - По-моему, нам пора переходить на "ты".
   - А по-моему, немного рановато. Илона, простите, но мне уже пора.
   - А ты точно прилетишь в воскресенье? - спросила Илона, поднимаясь.
   - Не ты, а вы. Скорее всего, да, - ответил Хар. - Если не случится ничего экстраординарного, то завтра я свободен.
   - Отлично, договорились.
   Илона наклонилась, звонко чмокнула его в щеку и, помахав рукой, быстро пошла к выходу. Хар улыбнулся. Вот бесенок.
   Он решил заказать сок, он не знал вкусов Рины. Правда Матт вроде говорил ему, что она любит грейпфруты, но надеяться на него было нельзя. Может, он и был великим ученым, но как уже понял Хар, в общении с девушкой он был не слишком расторопным.
   До встречи с Риной еще оставалось время. Хар вдруг вспомнил про старинную монету, которая лежала у него в кармане и решил пока полюбоваться своим приобретением. Вторую монету он оставил дома, а эта была надежно укрыта в специальной коробочке. Когда хитрая коробочка открывалась, то монета оказывалась в прозрачном кармашке и ее можно было рассматривать с обеих сторон.
   Монета была красивая: темно-желтая, с интересным гербом и длинной непонятной надписью по окружности диска. Небольшая потертость придавала ей особенный шик. Хар с удовольствием ее разглядывал. Жаль, подумал он, забыл показать Илоне. Он уже решил купить себе лупу и небольшой альбом для коллекции.
   Рина пришла ровно через пять минут. Хар вежливо поднялся и пододвинул ей стул.
   - Я не знал, что вам заказать и решил взять сок. Будете грейпфрут?
   - Спасибо, - Рина взяла бокал и отпила из него глоток. Держалась она немного скованно. Хар, подумав, списал это на неизбежное волнение при встрече с сотрудником полиции.
   - Ой, монета, - сказала вдруг она, заметив коробочку. - Ваша? Можно посмотреть?
   - Конечно, - Хар протянул ей коробочку. - А вы в этом что-нибудь понимаете?
   - Немного. А у вас их много?
   - Нет, это первая.
   - Настоящая, - с уважением сказала Рина. - Не новодел.
   Хар кивнул.
   - Да вы настоящий знаток. А как вы догадались?
   Рина засмеялась. Хар внезапно заметил, что когда она смеется, то строгость лица исчезает и она сразу становится очень милой.
   - Если бы это был новодел, то у вас на столе лежала бы не одна монета, а целый толстый альбом. Как у моего младшего братишки. Не думайте, что я в этом много понимаю. Все мои сведения о монетах - от него.
   Хар решил использовать ситуацию.
   - Скажите, а где-нибудь в городе собираются любители монет? Вы случайно не знаете? Он не говорил?
   - Вроде здесь есть какой-то клуб. По-моему, он раза два туда ходил. Я могу спросить, а потом сообщу вам. Хорошо?
   - Спасибо. По сравнению со мной вы настоящий специалист. Я впервые увидел старинные монеты только вчера.
   Хар закрыл коробочку и аккуратно положил ее в карман. Рина поставила бокал на стол и вытащила небольшую карточку.
   - Вот, - сказала она, протягивая ее Хару. - Поэтому я и хотела встретиться с вами. Мне ее прислал Володя Сейлор. С просьбой, что если с ним что-нибудь случится, обязательно передать ее в полицию. Не знаю, что это такое, но такие просьбы нужно выполнять.
   - Спасибо, - сказал Хар, внимательно разглядывая карточку. Это был ключ к ячейке. - Вы нам очень помогли.
   - Я могу идти? - спросила Рина, глядя на него.
   - Подождите немного, - ответил Хар. - Инспектор поручил мне дело Сейлора, поэтому я понемногу собираю сведения о Комплексе и тех, кто там работает. Раз уж мы встретились, вас не затруднит немного рассказать мне о докторе Сикорски?
   - О Матте?
   Хар кивнул.
   - Да. Вы же давно его знаете?
   - С университета. Мы учились вместе, - сказала Рина, покачивая бокал. - Так что, в общем, давно. А что вас интересует?
   - Да просто, что он за человек.
   Рина улыбнулась.
   - Он обычный человек, если конечно не считать его гипертрофированного интеллекта. Даже несколько заторможенный, по сравнению с остальными ребятами. И, как и все люди вокруг, с некоторыми странностями.
   - А что за странности? - спросил Хар.
   Рина пожала плечами.
   - Он же рос в закрытых интернатах. Родители - в дальнем Космосе, а способности у него обнаружились рано. Типичный вундеркинд, сейчас таких все больше и больше. Говорят, накапливаются генетические изменения. А когда растешь без родителей, то неизбежно появляются всякие отклонения. Обычная история.
   - За время учебы люди меняются, - заметил Хар.
   - Наверное, вы правы, - согласилась Рина. - Университет пошел ему на пользу. Матт безусловно изменился в лучшую сторону. Но чтобы до конца выправить такое, одной учебы мало.
   Наверное, ему нужно что-то еще, подумал Хар. Может быть, чтобы рядом была любимая девушка?
   - Матт говорил мне, что основной костяк Комплекса сложился еще во время учебы... - начал он.
   - Это так, - подтвердила Рина. - С ним сейчас работает практически вся наша группа, с тех пор ушло всего несколько человек.
   - Мне показалось, что был один сотрудник, об уходе которого он сожалеет до сих пор.
   - Если только в отношении работы, - пожала плечами Рина. - Да, был у нас один способный парень, Рональд Торвалсон. Конечно, не как Матт, но по-своему тоже талант. Он сейчас работает в одной крупной фирме. Трудится успешно и по-моему вполне доволен своим положением.
   Хар посмотрел на Рину. Ее лицо помрачнело.
   - Вам он не нравился? - напрямую спросил он.
   - Нет, - так же прямо ответила Рина. - Я не люблю наглых людей. Даже когда они пытаются прикрыть свою наглость высокими чувствами.
   Точно. Та ссора, о которой упоминал Матт, случилась из-за девушки, подумал Хар. Он действительно угадал. И этой девушкой была Рина.
   - А почему вы ушли из Комплекса, если не секрет?
   Рина пожала плечами.
   - Да так, посчитала это не совсем удобным. Правда, теперь я уже так не думаю. Может быть, я тогда была не совсем права.
   - А что случилось?
   Рина рассмеялась.
   - Да вы наверняка все уже знаете, - сказала она.
   Хар покачал головой.
   - Вы ошибаетесь. Откуда?
   - Ну... Матт давно начал за мной ухаживать. Еще с первого курса института. Но тогда это было скорее робкое обожание. А вот в Комплексе... Он стал вести себя... чересчур настойчиво.
   - Вам это не понравилось?
   - Тогда я бы так не сказала, - улыбнулась Рина. - Но он делал это настолько неуклюже, что я сочла за лучшее сменить место работы.
   - Ну, некоторые странности у него присутствуют, - также улыбнувшись, сказал Хар. - И неумение общаться с красивой девушкой тоже бросается в глаза. Но мне кажется, это не главное. Я его знаю всего несколько дней, но, по-моему Матт совсем не плохой человек.
   Рина помолчала, играя соломинкой.
   - Надеюсь, это не он вам сказал? - наконец спросила она.
   - Рина, - укоризненно вздохнул Хар. - Такое я вполне могу определить и сам.
   - Вероятно, вы правы, - тихо сказала Рина. - Я тоже не думаю, что он плохой. Но с Маттом трудно общаться любому человеку, а не только девушке. Когда не касаешься работы, то рядом с тобой оказывается закомплексованный подросток. А это не легко.
   Она замолчала. Хар решил сменить тему.
   - Скажите, а чем вы занимались в Комплексе?
   - Я окончила Университет по классу машинной психологии. В основном, помогала Володе Сейлору с наладкой нейросети. Она тогда была еще совсем молодая.
   - А он не говорил о ее модернизации?
   - Это старая идея, - пожала плечами Рина. - Кто только об этом не говорил... Мощности нейросети никогда и никому не хватает. Мы с ним в основном работали над новой логикой, думали, как приспособить к ней женскую.
   - Экспериментировали с принципом исключенного третьего?
   Рина искоса посмотрела него.
   - Да, и это тоже... А вы и в этом разбираетесь?
   - Немного, - осторожно ответил Хар. - И чем это закончилось?
   - Не знаю. Теоретически мы вроде все проработали, но только теоретически. Потом начали потихоньку прогонять получившуюся конструкцию на упрощенных моделях. А потом... потом я ушла. Что в Комплексе делали дальше, я не знаю.
   - Вероятно, они продолжали активно работать над ее переделкой. Как вы думаете?
   - Может быть, - сказала Рина, подумав. - Но я об этом ничего не знаю.
   Оба немного помолчали.
   - Скажите, а о пересадке сознания вы мне что-нибудь можете рассказать? - спросил Хар, опять меняя тему. - Разумеется, в самых общих чертах.
   - Очень немного, - покачала головой Рина. - Здесь я не специалист, лучше вам спросить самого Матта. О своей любимой проблеме он может говорить часами. Только намекните и он начнет заливаться соловьем.
   - Попробую, - улыбнулся Хар. - Он что и вам рассказывал?
   - Довольно часто, - улыбнулась в ответ Рина. - Думаю, что на его месте другой наверняка нашел бы тему для разговора получше. Более подходящую для беседы с молодой девушкой.
   Вот тюфяк, подумал Хар. Он подумал и решил напоследок осторожно заступиться за своего нового знакомого.
   - Он делал это не нарочно. И, простите меня за такие слова, Рина, мне кажется, что ему без вас плохо.
   И закончил:
   - Это я тоже заметил сам.
  
   4
  
   Расставшись с Риной, Хар тут же нашел по своему комму точный адрес и полетел в Банк данных.
   Выйдя из скикара, Хар осмотрелся. Перед ним располагалось не одно здание, а целый ансамбль из трех строений, связанных в сложный трилистник. Высоко в небе горела гордая вывеска: "Центральный банк данных". Подумав, Хар выбрал левое здание и как оказалось, не ошибся: нужный ему архив размещался именно там.
   В просторном зале было прохладно и просторно. По полукруглой стене размещалось около двух десятков автоматизированных стоек, около которых сидели посетители, мужчины и женщины. Что они там делали, не было видно из-за колышущейся туманной пелены. По углам скучали несколько сервов, а за ярким столом, немного поодаль, восседал живой человек, представитель архива. Хар прошел прямо к нему и поздоровался.
   - Добрый день, - ответил тот. - Чем могу служить?
   - Я из полиции, - начал Хар, предъявляя свою карточку. - У нас имеется карточка вашего банка, поэтому я хотел бы ознакомиться с ячейкой.
   - У нас анонимный архив, - сухо ответил служащий. - Нас не интересует, откуда вы. Если у вас есть ключ, то ячейка ваша.
   - Это не совсем то, что мне нужно, - покачав головой, сказал Хар.
   - Ни чем не могу помочь, - отрезал служащий.
   - А можно мне поговорить еще с кем-нибудь?
   Служащий покачал головой.
   - Пожалуйста, вызовите мне администратора, - настойчиво сказал Хар.
   Служащий попытался еще что-то сказать, но Хар прищурился и в упор посмотрел на него. Долго ждать ему не пришлось: служащий побелел, дернулся и потянулся к служебному комму.
   Хар отвернулся и отошел к панорамному окну, за которым колыхались большие зеленые ветви. Ждать ему пришлось недолго, администратор появился в зале через пару минут. Это был молодой, высокий парень, в пиджаке и галстуке, на груди которого горела фирменная табличка.
   - Что случилось? - спросил он.
   Хар вежливо представился, опять предъявил свою карточку и объяснил, что ему нужно.
   - Никаких проблем, - сказал администратор, укоризненно покосившись на служащего. - Пойдемте со мной, сейчас мы все оформим.
   Он провел Хара в соседнюю комнату, где сидели операторы и взяв у Хара ключ к ячейке, распорядился:
   - Вскройте ячейку, составьте опись и вручите все инспектору.
   Через пять минут Хар уже выходил к своему скикару. В кармане у него лежал пластиковый конверт с одним единственным кристаллом. Больше в ячейке Банка ничего не оказалось.
   Прилетев к себе в Управление, Хар вытащил кристалл из конверта, подключил его и надел шлем. По первому впечатлению, это был какой-то технический отчет. Через некоторое время Хар уже пролистал все страницы и убедился, что на кристалле были только схемы и короткие пояснения к ним. Вероятно, Сейлор, как сетевой администратор, сам руководил перестройкой нейросети и просто решил сохранить в банке всю необходимую документацию. Кроме этих схем на кристалле ничего не было.
   Хар снял шлем, почесал затылок и задумался. Он, разумеется, отдаст кристалл экспертам и они представят подробное заключение. Но что-то здесь не стыковалось. Нейросеть уже изменена и эти изменения никуда не спрячешь - они воплощены в миллионы микросхем, находящихся в коконе Комплекса. Скрывать что-то абсолютно бесполезно. Даже если бы у него и не было этого кристалла, он все равно докопался бы до истины. Зачем же было убивать Сейлора? И почему он погиб после того, как оставил кристалл в Банке, а не до? Что, таинственные враги не успели или причина его гибели совсем в другом?
   Хар опять надел шлем, вызвал маршрут Сейлора и стал более внимательно его проглядывать. И теперь он увидел то, что не заметил сначала. Эта маленькая квазибетонная площадка, о которую разбился скикар, была на маршруте единственной. Значит, Сейлора просто хотели убрать, все было намечено заранее. А его полет в Банк данных был абсолютно не причем.
   Хар снял шлем и взял лежащую на столе свою рабочую папку, в стильной кожаной обложке. Конечно то, что он сейчас сделает, несколько выходит за рамки правил. Но ведь он думает об этой проблеме не только на работе... А, семь бед, один ответ. Он подсоединил к своей папке кристалл Сейлора и переписал его в личный зашифрованный архив. Потом взял лежащий на столе комм, вызвал шефа и сообщил ему новости.
   - Только схемы? - переспросил Джоунс. - Странно. Не совсем понятно, зачем он их туда повез.
   - Я отнесу кристалл экспертам, если вы сами не хотите его посмотреть.
   - Несите, - согласился Джоунс. - Я посмотрю позже, вместе с их заключением. А у транспортников вы еще не были?
   - Зайду после экспертов.
   - Тогда до понедельника. Я улетаю домой. Всего доброго.
   Хар попрощался, а потом взял кристалл, встал и вышел из кабинета.
  
   5
  
   В транспортном отделе было пустовато, практически все уже разошлись по домам. Только двое молодых энтузиастов встретили Хара веселым гомоном.
   - А вот и наш Шерлок Холмс, - приветствовал его Андрей, который в маленькой группе был за старшего. - Где тебя носит?
   Второй, Вилли, немного моложе, но с импозантной бородой, возился у стойки с аппаратурой. Он молча кивнул Хару. Гора пустых кофейных чашек на маленьком столике в углу, плюс пара маленьких бутербродов с ветчиной, сиротливо лежащих на большой тарелке - явный остаток быстрого ужина. На взгляд Хара, все говорило о нешуточном трудовом энтузиазме молодых работников.
   - Хар, смотри, что у нас получилось.
   На большом экране, висящем в воздухе, по размеченным квадратам медленно ползла зеленая точка.
   - Мы смоделировали полет Сейлора. Не слабо, да? Его скикар я пометил зеленым, легче будет разобрать. Сейчас дадим полную трехмерку, посмотришь. Вилли, начинай.
   Крохотный зеленый скикар резво летел над темными рощами. Вдали виднелась горящая огнями магистраль. Внезапно он заметался, совершив несколько хаотичных движений. Дергаясь из стороны в сторону, машина заложила один вираж, второй, а потом резко пошла вниз. Сбоку на экране высветилась колонка цифр, однако абсолютные значения были невелики.
   - Ничего не понимаю, - сказал Хар. - Зачем ему было так дергаться?
   - Одному - незачем, - довольным тоном пояснил Андрей. - Обрати внимание, вероятность такого полета близка к нулю. Сейчас все поймешь. Вилли, вторая серия.
   Крохотный зеленый скикар опять начал свой путь. Но теперь сзади появился второй скикар, темный, на котором горела белая единица. Он летел выше и быстрее. Вот он догнал первый и машины закружились в бешеном хороводе. Но недолго, зеленый резко пошел вниз. Колонка цифр сразу стала совсем другой, значения выросли до пятидесяти трех.
   - Его кто-то сбил, - сказал Хар. - Так?
   - Похоже, что да. Но и это еще не все. Вероятность все равно не высока. Вилли, давай нашу гордость. Окончательный вариант.
   Темный скикар, с белой единицей на боку, быстро догонял летящий перед ним зеленый. Но когда они закружились в бешеном танце, появился второй темный, помеченный двойкой. Он резко взмыл вверх и точно нацеленным ударом вбил зеленый в крохотный красный квадрат. Зеленый попробовал уйти, закрутив резкий вираж, но первая машина ловко закрыла ему выход, а второй темный догнал и окончательно добил.
   - Вот так, - удовлетворенно сказал эксперт. - Теперь вероятность больше девяноста. Понял? Практически полное совпадение. Скорее всего, так и было.
   - Да это не просто нападение, - медленно сказал Хар. - Это целая операция. Вы молодцы, ребята. Значит, на него напали два слаженно работающих скикара. Ну конечно, он же был мастером по вождению, один его бы никогда не достал.
   - Все не так просто, - вздохнул Андрей. - Его не достали бы и два обычных скикара, Сейлор от них бы тоже ушел. Все это мы уже прогоняли и не один раз.
   - Что значит обычных? Может, их было три?
   - Какой ты быстрый, - покачал головой эксперт. - Мы пробовали разные варианты: по три и даже по четыре машины. Ничего не получается, они только мешают друг другу. И вероятность резко падает.
   - Так на чем вы остановились?
   Андрей почесал нос.
   - Все-таки получается, что чужих скикаров было всего два. Только там должны были быть пилоты экстра-класса.
   Хар задумчиво посмотрел на него.
   - Вот ты о чем... А ты не забыл, каким пилотом был сам Сейлор? Второе место на кубке Федерации, это не шутка. Откуда взялись еще два таких мастера? Что-то мало верится...
   - Дело твое, - ответил Андрей. - Но в нашем отчете скикаров будет только два. Попробуй немного пошевелить мозгами.
   Хар честно подумал, однако в голову не шло ничего путного.
   - Намекни, - сказал он, внимательно глядя на Андрея. - Я же вижу, что у тебя что-то есть.
   - Ну... Могу подкинуть на бедность одну идею. Эти скикары, скорее всего, вели не люди.
   Хар воззрился на него.
   - А кто? - спросил он с недоверием. - Раулляне? Вроде они лучшие пилоты, из внеземных рас. Но в это мне не верится совсем.
   - Не говори глупостей, - поморщился Андрей. - Какие Раулляне? Откуда? Я тебя видимо перехвалил.
   Хар еще немного подумал, но безрезультатно.
   - Ну?
   - Там вообще никого не было, - медленно сказал Андрей. - Понимаешь? Эти два скикара были пустыми.
   Возвращаясь к себе, Хар подумал, что ему делать дальше. Завтра воскресенье. В Комплексе кроме дежурной смены никого не будет, это закрытый день. Но ждать было невмоготу. Попробовать поговорить с Маттом? По служебному комму нельзя. Но если он уже приобрел городской, как Хар ему советовал...
   Хар сел на свое место, надел шлем и ввел свою инспекторскую карточку. Потом прошел защиту и вошел в городскую базу данных. Там он вызвал номера всех личных коммов, зарегистрированных за последний день. Ура, комм Матта там был. Хар считал его номер, ввел в свой новый комм и нажал клавишу вызова. Матт долго не отвечал, наконец послышался его недовольный голос:
   - Кто там еще? Я же не давал своего номера...
   - Матт, это Хар, - представился инспектор. - Извини, что тревожу, но у меня появилось несколько вопросов.
   - Привет, - ответил Матт. - Полиция влезает в незарегистрированные номера? Так, так. Все работаешь, трудоголик?
   - Приходится, - сказал Хар. - Скажи, у вас в Комплексе есть свой транспорт?
   - Конечно, - ответил Матт. - Комплекс - это полностью автономная система. Резервный мезонный реактор, на случай сбоя городского. Замкнутая система воздухо- и водоснабжения. И разумеется, свой транспорт.
   - А какой, не знаешь?
   - Точно не помню. По-моему, у нас есть несколько грузовых тягачей. Еще пара дорожных машин. Один большой грузовик, настоящий мастодонт. Мы на нем тащили активный блок импульсного генератора. И штук шесть скикаров, для разных нужд.
   - А кто их водит? У вас что, свои пилоты?
   - Да нет. Людей у нас вообще работает очень мало, ты же сам видел. В Комплексе в основном трудятся только ученые. Весь наш транспорт ведет нейросеть.
  
  
   ГЛАВА 6
  
   1
  
   В тот самый майский день, день смерти родителей, Хар стоял перед полкой с видео-фото, совсем как в далеком детстве. Стоял и держал в руках список, который за прошедшие годы выучил наизусть. Составить его было непросто, но Хар сделал это.
   В этом списке было семнадцать фамилий. Первые пятеро были непосредственными исполнителями, теми, кто пробирался в ангар, закладывал пласт, а потом осуществлял операцию. Далее шли восемь негодяев рангом повыше. Это были те, кто планировал и осуществлял операцию прикрытия. Потом еще трое - самые близкие, доверенные лица. Прямые руководители: информация, техническое и финансовое обеспечение. И наконец верхушка этого небольшого айсберга: сам Верховный. Верховный негодяй, как Хар называл его для себя.
   Хару было все равно, как они умрут. Он знал одно: они не должны больше жить. И все. Ему нужен был сам факт смерти, а как и где закончится их жизнь, его мало интересовало.
   Всех, кроме одного. Верховного. Этот, последний, самый главный. Тот, кто все затеял. Его Хар должен был убить сам. Обязательно сам. И только сам. Своими собственными руками.
   Он опустил список на пол и положил на него десантный вибронож. Достать его было практически невозможно. Хар потратил на это больше трех лет, но все-таки достал. Теперь оставалось только ждать.
   День тянулся медленно, совсем, как в раннем детстве, когда один день почти равен вечности. Но постепенно пришел вечер, а потом и прохладная ночь. Ничего не происходило. Когда было уже совсем поздно, Хар вздохнул и пошел спать. Он не знал, что ему делать дальше.
   Проснувшись ранним утром, Хар вздрогнул, услышав тихий приятный голос. Он его сразу узнал. Это был тот самый мальчишка, Лок. Голос произнес всего несколько слов и умолк. Хар машинально кивнул, быстро оделся, вызвал скикар и полетел в аэропорт. Там он сел на рейс до ближайшего северного курорта.
   В промежуточный порт лайнер доставил его быстро и точно по расписанию. Предстояла пересадка, но тут плавный рейс прервался: Хар услышал вежливые извинения инфора, что дальнейший полет откладывается. Пока на неопределенный срок, но позже ситуация обязательно разъяснится.
   Пассажиры, пожав плечами, не спеша вышли и разбрелись по обширному прохладному залу аэропорта. Тут и там были разбросаны небольшие озерца, окруженные островками свежей зелени, в которой прятались развлекательные и увеселительные заведения. Хар огляделся и сел за столик в небольшом уютном кафе, где заказал себе чашку ароматного черного кофе. Рядом за столиком, спиной к нему, сидели двое мужчин в форме внутренней охраны, которые негромко переговаривались друг с другом.
   - Автономный блок... наверное, заело выходное питание... Да нет, ничего опасного, - услышал он.
   Хар невольно прислушался и слегка повернул голову. Тот, который выглядел постарше, замолчал. Второй недоуменно переспросил:
   - А как они вообще там оказались?
   - Наверное, спешили. Хотели пройти через рабочий отсек, а нейросеть именно в этот момент отрубила питание, - спокойно ответил первый. - Так что теперь у нас налицо стандартная аварийная ситуация - ведь автономных ключей у них с собой нет.
   - Но это же стартовый ареал! - взволнованно проговорил второй. - Там всегда полно опасных грузов. Как раз вчера вечером именно с этого поля стартовал лучевой рудовоз. Кому известно, что там после него осталось.
   - Не пори горячку, - сказал первый и поднялся. - Ну, стартовал и что из того? Думаю, что сейчас там уже нет ничего опасного. Не волнуйся, поверхность под надежным контролем. Пошли, инженеры уже наладили внешнее питание. Сейчас откроем отсек и вытащим их. Дел на пять минут.
   Второй также отодвинул чашку и встал. Оба быстро прошли к неприметному служебному выходу, который располагался в боковой стене. Хар поднялся и пошел за ними. Раз нейросеть отрубила питание, подумал он, то наверняка служба проверки сейчас спит и я тоже смогу пройти. Он не ошибся. Дверь не стала поднимать тревогу и молча пропустила его.
   Коридор не был длинным, он закончился в небольшом зале. Когда Хар вошел, там уже никого не было. Дальше Хар пройти не смог, дверь была надежно заблокирована. Но он все увидел через прозрачную стену - послышались испуганные крики, а впереди полыхнуло так, что он невольно зажмурился. А когда открыл глаза - перед ним бесновался яростный клубок огня. Впереди всплывали ярко-желтые языки хищного пламени, а еще дальше, за стеклопластиковой стеной, метались едва заметные темные фигуры.
   Пока пламя свистело и жутко выло, Хар стоял не шевелясь. Он не знал, сколько это длилось, ему показалось, что прошла целая вечность. Но он дослушал до конца, до последнего хриплого вопля. Даже не крика, а раздирающего душу воя - ничего человеческого в нем уже не было. Потом все смолкло и он слышал только шипение пламени, да странное потрескивание, как будто рядом поджаривались куски мяса. И только когда все стихло и наступила мертвая тишина, Хар опять услышал тихий спокойный голос, который спросил: Ты доволен? Это те, первые пятеро.
   Говорить Хар не мог, он только кивнул, с трудом двинув одеревенелую шею.
   Дальнейшее он помнил смутно. Послушный Локу, он брал билет, летел куда-то, куда, не зная сам, а потом стоял и смотрел, как перед ним в диких муках уходят из жизни те, кто когда-то убил самых близких ему людей. Конец их был разным, но он всегда был неожиданным и страшным. И каждый раз негромкий голос Лока требовательно спрашивал: Ты доволен?
   Хар только молча кивал в ответ.
   Кончилось все это внезапно, когда Хар оказался около большой гостиницы. Дальше ты пойдешь один, сказал голос. Ты же все решил сделать сам, так? Хар опять кивнул. Твой враг внутри, на последнем этаже. Дальше - как повезет. У тебя нет никаких гарантий.
   Хар постоял немного, а потом пошел к главному входу. Сначала он подошел к автомату-портье и снял небольшой номер, на двадцать шестом этаже. На три дня, сказал он информатору.
   Потом он поднялся к себе, на одном из лифтов трилистника и немного посидел на мягком диване, глядя в широкое панорамное окно. А потом встал и вышел в коридор. Подойдя к лифтовому кусту, он аккуратно заблокировал левый лифт. А потом, также аккуратно, вскрыл боковую панель, влез внутрь технической шахты и поставив панель на место, стал подниматься наверх...
   Когда он достиг последнего этажа, прошло более получаса. За это время Хар обезвредил около двадцати живых охранников и отключил три охранных кольца. Первые два отключились довольно легко, а вот с последним ему пришлось повозиться. Сейчас он стоял перед тяжелой, бронированной дверью в пентхауз и размышлял, как попасть внутрь. Взорвать, чтобы не терять времени? Пластик у него был: тонкая гибкая нить, обмотанная вокруг пояса. Или немного повозиться, но войти тихо?
   Подумав, он выбрал второй вариант. Хар подсоединил к замку комм и запустил программу взлома. Программу он составил сам. Хар трудился над ней больше года и не зря: программа получилась хорошая. Проработав не больше пяти минут, она без всякого шума вскрыла сложный замок. Хар неслышно проник внутрь и замер, прислонившись к стене.
   В роскошном номере с колоннами и витражами было полно народу. Перед ним, чуть ниже, распахнулся просторный зал. Хар сразу увидел четверых телохранителей: двоих у окон, одного у запасного выхода, а последнего около двери, совсем рядом. Сам объект, раздетый, лежал на широкой кушетке, слегка прикрытый белым покрывалом, а над ним склонились три девушки, видимо массажистки. В номере играла негромкая приятная музыка.
   Телохранитель рядом с Харом почувствовал присутствие чужого и уже начал поворачиваться, его рука пошла в сторону и вниз, вероятно за оружием. Хар жестким коротким ударом вырубил его, второй рукой завершив начатое. Телохранитель умер, не успев коснуться пола. Надо было заняться остальными. Хар быстро взмахнул рукой и остальные охранники сползли на пол и затихли. В горле каждого торчал узкий метательный нож.
   Теперь нужно было подождать секунды две-три, пока случившееся дойдет до остальных. Хар не ошибся, примерно через три секунды номер заполнился пронзительным женским криком, заглушившим мелодию. Верховный негодяй оказался хитрее и опытнее. Он молча вперился глазами в Хара, а рука незаметно скользнула вниз, под покрывало кушетки.
   - Замолчите, - повелительно приказал он девицам и небрежно бросил в наступившей страшной тишине:
   - Ты от Маршалла, да? Но мы давно уже в расчете...
   Девицы недвижимо застыли, в ужасе глядя на Хара. Хар отрицательно мотнул головой.
   - Нет. Подумай еще, - сказал он. - Немного времени у тебя есть.
   Когда молчание превысило допустимые пределы, Хар решил напомнить.
   - Десять лет назад. Экранолет.
   - Что? - протянул мужчина. - Какой экранолет?
   В глазах его постепенно мелькнуло понимание.
   - А, с тем сановним придурком... И кому он теперь понадобился? Через столько лет?
   - На нем тогда летели мои родители. Брат с сестрой. И дедушка, - тихо сказал Хар и умолк.
   Лицо мужчины перекосилось.
   - Парень, - проникновенно начал он, а рука все ползла и ползла вниз. - Ты и сейчас еще мальчишка! Ты просто не понимаешь, что тогда было поставлено на карту! Все было не просто так!
   Голос его постепенно поднялся до крика.
   - Судьбы сотен и сотен тысяч людей стояли на кону! Этот идиот, он же хотел протолкнуть закон, который... Пойми, мы же взрослые люди! Я на все готов, чтобы искупить свою невольную вину. Что ты хочешь, деньги, власть? Я все тебе отдам! Все!!!
   Хар опустил руку в карман и нащупал десантный нож. Он не слушал, что кричит ему этот подонок. В его груди мерно стучало сердце, но чувствовал он только страшную усталость. Долг, его долг. Пришло время сделать это. Он должен закончить, иначе просто перестанет уважать себя.
   Он выхватил нож. Полуголый негодяй заорал что-то невнятное и резко подняв руку, в которой оказался короткий десантный лучемет, рванул его к себе, ударив по автомату спуска. Хар откинулся назад, длинная очередь прошелестела близко-близко. Она ударила в колонну, задев его плечо и опалив лицо. Девицы опять завизжали, а музыка оборвалась. От удара Хара развернуло и отбросило к стене, а из раненого плеча брызнула кровь. Полыхнувший огонь скользнул по шторам и полетел вверх, в номере начался небольшой пожар. Однако противопожарная автоматика почему-то молчала.
   Наконец взвыла охранная система и номер окутался светло-серым туманом, а из отверстий на потолке во все стороны полетели струи микропены.
   Этот гад вторично поднял лучемет, его лицо осклабилось и застыло в страшной гримасе. И в этот момент Хар, собрав все оставшиеся силы, бросил нож. Время застыло, он видел, как нож медленно летит вперед, а палец негодяя все давит и давит на спуск. Вторая очередь ударила именно в тот момент, когда нож, распоров рубаху, мягко вошел под грудину. Хару показалось, что он услышал негромкий хлюпающий звук.
   Очередь со змеиным шипением подрезала колонну, его ударило и отшвырнуло вперед. Хар боковым зрением видел, как узорчатый искрящийся столб стал наклоняться, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. Колонна начала рассыпаться и его еще раз ударило, уже отлетевшим камнем. Хар свалился прямо на этого подонка и, теряя сознание, из последних сил схватился рукой за рукоятку ножа. В голове мутилось, вокруг свистело и грохотало, и уже теряя сознание, он сполз на пол, так и не выпустив нож из рук. И темное, с голубым отливом лезвие десантного ножа распороло туловище этого чудовища до самого низа. Потом сверху медленно опустилось колышущее полотнище тьмы. Больше Хар ничего не видел.
  
   2
  
   Хар прилетел в знакомый парк как раз к началу соревнований. Сегодня в парке было людно, шумно и весело. Хар осмотрелся. Вокруг висели разноцветные флажки и играла веселая музыка. Народу было много. Желающие посмотреть соревнования кучками толпились вдоль трассы. Спортсмены собрались у старта. Илона, заметив его, помахала рукой. Хар помахал в ответ и пошел искать место, откуда было хорошо видно.
   Музыка смолкла, судья махнул ярким флажком и первый участник, невысокий парень в защитном шлеме, ринулся вниз. Он в хорошем темпе прошел всю трассу и показал три сложных прыжка. Публика приветствовала его громкими криками и свистом, оценки он получил довольно высокие. Хару парень понравился.
   Соревнования продолжались, участники стартовали один за другим. Практически все были очень молодыми. Было два вылета и одно падение, но к счастью, обошлось без серьезных травм.
   Илона стартовала в третьей десятке. Она ровно прошла почти всю трассу, но последний сложный прыжок ей не совсем удался, так что суммарные итоговые оценки оказались невысокими.
   Когда соревнования закончились и выигравшие под приветственные крики болельщиков получили яркие вымпелы, Хар отошел в сторонку и стал ждать. Минут через пять девушка вышла из раздевалки.
   - Ну, как? - спросила она, откидывая волосы со лба. - Понравилось?
   Она уже успела переодеться и теперь была в тех же самых легких кроссовках, с неизменным рюкзаком на плече.
   - Очень интересно, - сказал Хар. - Молодцы ребята.
   - Вот видишь, - Илона улыбнулась. - А ведь не хотел прилетать. Ну, а я как смотрелась?
   - Рысь, - Хар постарался быть вежливым. - Ты прошла хорошо. Но не буду врать: ты могла пройти и лучше. Этот твой последний прыжок...
   - Ну вот, - обиженно протянула девушка. - Мог бы и похвалить.
   - Но это справедливо. Ты сама понимаешь, что немного затянула отрыв. Зато ты здесь самая симпатичная. И я не вру.
   Илона сразу расцвела.
   - Вот это другое дело, - сказала она. Взяв Хара под руку, Илона потерлась об него щекой. - Ладно, не стоит унывать. Потренируюсь и в следующем месяце пройду лучше. Так?
   - Так.
   Они прошли немного вперед по извилистой зеленой дорожке.
   - Как твои успехи в учебе? - спросил Хар.
   - Нормально. Скоро уже конец, экзамены.
   - Да, экзамены - это нелегко.
   - А что ты кончал? - спросила вдруг Илона. - Если это конечно не секрет.
   Хар пожал плечами.
   - Какой в этом может быть секрет? Столичный институт Управления, по классу нейросетей.
   - Наверное, что-нибудь вроде защиты от мозговых взломов? - невинно поинтересовалась девушка.
   - Вовсе нет, - ответил Хар. - Модернизация и развитие управляющих модулей. Странные у тебя мысли. Почему ты так решила?
   - Да так. Интересно было учиться?
   Хар вспомнил родной институт и невольно улыбнулся.
   - Очень, - со вздохом ответил он. - С удовольствием повторил бы тот курс еще разочек.
   - Везет тебе, - протянула Илона. - Счастливый.
   - А тебе что, не нравится? - осторожно спросил Хар.
   - Почему ты так решил? - удивилась Илона. - Это моя давняя мечта, с самого детства. Я три года сражалась в Олимпиадах, что бы попасть в Университет.
   - Да ты как-то неохотно об этом говоришь.
   - А... - протянула Илона. - Да нет, ты просто не понял. Учеба у нас высший класс. Но все ребята живут в общежитии. Там и интересно и весело. А я, как дура, вынуждена все время мотаться домой.
   - Что так? - осторожно спросил Хар.
   - Мама, - ответила Илона и горестно вздохнула. - Когда я была совсем маленькой, произошел один случай... Несчастный случай.
   Илона помотала головой.
   - Знаешь, и сейчас так иногда бывает. Я тогда чуть не погибла. Мама два месяца от меня не отходила, пока я лежала в реанимационном саркофаге. Ну а после этого...
   - Ее можно понять, - сказал Хар.
   - Тебе легко говорить, - сморщилась Илона. - Небось, твои родители тебе не докучали.
   Хар промолчал.
   - Почему ты молчишь? - Илона остановилась и посмотрела на него. - Хар, я что-то не то сказала, да?
   - Да нет, - сказал Хар. - Ты здесь не причем. Просто мои родители погибли, когда мне было шесть лет.
   - Прости, - тихо сказала Илона. - Я не хотела.
   - Перестань. Сегодня выходной, так что давай отдыхать. Куда мы сейчас пойдем?
   - Давай на кикбоксинг? Я, правда, сегодня не дерусь. Но там есть очень интересные пары.
   - Нет, - Хар покачал головой. - Давай посмотрим на что-нибудь другое, тут же много разных соревнований. Я не хожу на такие игры.
   - Почему? - протянула Илона. - Это интересно, там же настоящий бой. Иногда даже с кровью.
   Хар внимательно посмотрел на нее.
   - Нет, - повторил он.
   Илона нахмурилась.
   - А ты можешь не просто сказать мне "нет", а объяснить, как нормальный человек, почему?
   Хар остановился и посмотрел на нее.
   - Тебе это действительно нужно?
   - Да, - серьезно ответила девушка. - Я же не просто так спрашиваю. Я хочу понять тебя.
   - Тогда слушай, - тихо начал Хар. - Скажи, что ты сделаешь, если на тебя неожиданно кто-нибудь нападет? Прости, не просто нападет, а с целью убить.
   - Кто? - улыбнулась Илона.
   - Например, сумасшедший. Такое еще бывает, правда очень и очень редко. Но иногда все-таки случается.
   - Ну, я отвечу...
   - Ты не поняла меня, - отчетливо сказал Хар, внимательно глядя на девушку. - Перед тобой - не человек. Это дикое, обезумевшее животное. С ним не поиграешь. Его нужно убивать.
   Илона молчала.
   - Пока он еще не приблизился, можно ударить ногой в промежность. Изо всей силы. Мужчины с детства приучены оберегать эту область. Поэтому необходимо отвлечь внимание хлещущим ударом по глазам, а уже потом бить. Когда скорчится от болевого шока, добить ударом ладони в кадык. Это вызывает обильное кровотечение изо рта и потерю сознания. Сделаешь?
   Илона молчала, потрясенно глядя на него.
   - Он уже ближе. Короткий прямой удар основанием ладони в подбородок. Удар воздействует на мозжечок, мгновенная потеря сознания. Можно ударить в "фильтрум", носогубную складку. Удар ребром ладони или кулаком. Результат - сотрясение мозга, потеря сознания. Не исключена и смерть. Ты это сделаешь?
   Илона смотрела на него, глаза ее стали круглыми.
   - Он уже совсем близко. Надо кусать: уши, нос, боковую часть шеи. Кусать надо движением, поворачивающим голову вокруг вертикальной оси, а не снизу-вверх или сверху--вниз. Кусать обязательно изо всей силы. Лучше всего откусить нос. Обильное кровотечение, болевой шок. Ты это сделаешь!?
   Было видно, что от ужаса она не может произнести ни слова. Но Хар уже не мог остановиться.
   - Он рванул тебя к себе, рука у тебя опущена. Надо схватить его за половые органы и скручивая, рвануть изо всей силы в сторону. А когда упадет от болевого шока, добить ударом ноги по Т-зоне поражения: глазам, переносице и основанию носа, смяв все в кровавую кашу!
   Илона наконец смогла что-то сказать, губы ее дрожали.
   - Прекрати! - закричала она и беззвучно заплакала.
   Хар тряхнул головой, приходя в себя.
   - Прости, девочка, - тихо сказал он и обнял ее, прижав к себе. - Я дурак. Все, все, успокойся.
   Они простояли так несколько минут. Постепенно Илона затихла.
   - Хар, - тихонько сказала она. - Но я же...
   - Это я виноват, - покаянно сказал Хар. - Прости меня, пожалуйста. Не надо было начинать.
   Он быстро попрощался и пошел к магистрали. А Илона еще долго стояла на поляне и смотрела ему вслед.
   Хар летел на скикаре домой и мысленно клял себя последними словами. Зачем, зачем он устроил это представление? Что с ним случилось? Разве можно объяснить обычному человеку, который живет в простом и ясном мире, что за невидимой стеной раскинулся совсем другой мир: страшный, яростный и жестокий.
   Зачем он пытался смутить покой симпатичной девушки, которая с каждым днем становится ему все ближе и ближе? Потому, что сам невольно боится этой близости? Хар стиснул зубы так, что почувствовал боль. Нет ответа. И, наверное, не будет.
  
   3
  
   Утром в понедельник Хар, прихватив отчет экспертов по кристаллу Сейлора, уже сидел в кабинете Джоунса и ждал, когда начальник его посмотрит. Заключение ребят из транспортного отдела пока лежало у него в кармане.
   - Сами посмотрели? - спросил Джоунс, снимая шлем.
   - Да, - ответил Хар. - Два раза, но понял очень немного. Здесь что-то абсолютно новое.
   - Я понял еще меньше, - вздохнул Джоунс. - Отчет очень интересный, но наших знаний здесь не хватит. Придется вам ознакомить с ним профессора Бронштейна, попросить его помочь разобраться.
   Хар согласно кивнул.
   - Я уже думал об этом, но он улетел. Его неожиданно вызвали в комиссию Представительства Федерации. В секретариате не знают, сколько он там пробудет. Как только профессор вернется, я сразу к нему обращусь.
   - А что нового у транспортников?
   Хар протянул ему второй кристалл.
   - Вот их заключительный вердикт. Два чужих скикара. Сейлора сбили.
   Со вторым отчетом начальник ознакомился намного быстрее.
   - Ваши предположения, - спросил он Хара, откладывая шлем в сторону.
   - Я думаю, - не торопясь начал Хар, - что эти два неизвестных скикара были из самого Комплекса. У них есть собственный транспорт. Кстати, его можно осторожно досмотреть, на машинах должны были остаться следы. И если ребята правы и там не было людей, то пилотировала их новая нейросеть. Если она действительно раз в десять мощнее существующей...
   - Это только ваше мнение? - спросил Джоунс.
   - Не только. Вы же видели, что его придерживаются и эксперты из технического отдела.
   Джоунс внимательно посмотрел на него.
   - Хар, - сказал он. - По-моему, вы мне что-то не договариваете. Вы знаете, что меня вызывал Тейлор?
   - Догадываюсь. Матт говорил, что он расспрашивал обо мне.
   - Мне стоило некоторого труда убедить его, что пока вы занимаетесь законным расследованием. Вы сказали ему, что подозреваете в нападении на Сейлора транспорт Комплекса?
   Хар промолчал.
   - Так я и думал, - сказал Джоунс. - А почему? Взыграло желание быть первым? Хотите все распутать сами?
   - Я не виноват, что все следы ведут в Комплекс, - буркнул Хар. - И если там немного покопаться...
   - Вы пытаетесь перетянуть меня на свою сторону? - медленно сказал Джоунс.
   Хар пожал плечами.
   - Я только излагаю факты.
   Джоунс покачал головой и немного задумался.
   - Давайте сделаем так, - наконец сказал он. - Мне нужно в Столицу, на два дня. Пока вы не переговорите с профессором Бронштейном, вы временно приостанавливаете активные действия. И, пожалуйста, до моего возвращения воздержитесь от посещения Комплекса.
   - Это приказ? - спросил Хар.
   - Пока просто пожелание. А когда встретитесь с Тейлором, первым делом передайте ему копию отчета наших транспортников. Мы договорились?
   Хар молча кивнул и вышел из кабинета.
   Вызов застиг его, когда он выходил на улицу.
   - Хар? - услышал он. - Это Матт. Почему вы меня не вызываете?
   - Привет, Матт, - сказал Хар. - Не было повода.
   - А я хотел вам сказать, что решил выйти сегодня ночью. Вы как, со мной?
   Хар вздохнул.
   - Матт, не имею права. Старший инспектор на время запретил мне посещать ваш Комплекс.
   - Вот это да, - протянул Матт. - Причина - военная тайна?
   - Почти. Потрудитесь пока в одиночестве.
   - Ладно, тогда как-нибудь в другой раз.
   - Всего доброго.
   - Погодите, Хар, - быстро выпалил Матт. - А рассказать мне про встречу с Риной вы имеете право? Ведь это не военная тайна?
   - Думаю, что нет, - улыбнулся Хар.
   - Тогда кончайте хандрить и давайте встретимся.
   - Давайте.
   - Где?
   - Где-нибудь в городе. В полдень.
   - Договорились. Выбирайте кафе, заодно и поедим.
   Когда Матт прилетел, Хар уже сидел внутри и ждал свой заказ. Матт поздоровался, сел и быстро заказал себе легкий обед.
   - Так зачем вы были нужны Рине? - спросил он, беря тарелку. - Я весь горю от нетерпения.
   - Смотрите, не сгорите. Она передала мне карточку Сейлора, - ответил Хар. - От ячейки в Банке данных.
   - Так он отослал ей, - протянул Матт. - Понятно... А что там было? Можете рассказать? Ну, хотя бы в общих чертах.
   - Могу, - сказал Хар, внимательно глядя на него. - На кристалле чертежи и схемы вашей новой нейросети. Переделанной.
   - Странно, - задумчиво проговорил Матт. - Зачем он их туда повез? Чертова память! Ничего не помню.
   - А если подумать? - сказал Хар.
   - Нет, - помотал головой Матт. - Я уже пытался. Полный ноль.
   - Жаль, - вздохнул Хар. - Тогда можем вернуться к вашей девушке.
   - Ну? - Матт сразу выпрямился.
   - Очень милая. Если честно, то Рина мне понравилась. Да вы ешьте, ешьте. Посидели, поговорили. Как я понял, вы знакомы уже давно. Так что у вас не ладится?
   - Откуда я знаю, - досадливо бросил Матт.
   - Матт, простите, но по-моему вы ее любите. Насколько я понял, вы ей тоже не безразличны. И если ваши отношения дошли...
   - Да, - коротко ответил Матт. - Но легче от этого мне не стало. Совсем наоборот.
   - Она что, отказывается с вами встречаться? - Хар с интересом посмотрел на Матта.
   - Нет. На прямую не отказывается.
   - Тогда в чем дело?
   На этот раз Матт не ответил, а только досадливо мотнул головой.
   - Хорош талантливый ученый, - укоризненно заметил Хар. - А еще лауреат.
   - С наукой у меня получается легче, - вздохнул Матт. - Что-то я в личной жизни совсем запутался.
   - А как насчет любви? Я прав?
   - На сто процентов, - сказал Матт. - Даже больше. Я не могу без нее, мне ужасно плохо одному.
   - Тогда вам и карты в руки, - сказал Хар, беря бокал с минеральной водой.
   - Хар, помогите, - проникновенно начал Матт. - Век не забуду! Я совсем не знаю, с чего начать. Даже работа плохо отвлекает.
   Хар посмотрел на него, взвешивая что-то про себя, но потом махнул рукой.
   - Ладно, - сказал он. - Для начала вам надо просто наладить нормальные отношения. Пригласите ее к себе в гости, а там видно будет.
   - Да я рад бы. А как?
   - Как же с вами тяжело, - вздохнул Хар. - Ладно. Мужественный работник правоохранительных органов согласен придти вам на помощь. Совершенно безбозвездно, как говаривал Винни-Пух.
   Матт молча смотрел на него.
   - Я недавно познакомился с симпатичной девушкой, - начал Хар. - Ее зовут Илона. Здорово катается на роликах. Устройте дома вечеринку и пригласите нас. Ну, естественно и Рину. Посидим немного, посмеемся. Потанцуем.
   - Ну?
   - Мы тихонько удалимся - девушке всего восемнадцать, нечего ей засиживаться. Я ее провожу домой. А у вас, если будете вести себя правильно, в результате появится неплохой шанс.
   - Хар, ты гений! - заорал Матт и вскочил со скамейки.
   - Только постарайтесь не говорить с ней о пересадке сознания. Иначе конец, - предупредил его Хар и с интересом спросил: - А что, мы уже перешли на ты?
   - Несомненно! Что бы я без тебя делал!
   - Неужели сам не мог додуматься? - меланхолично сказал Хар, с усмешкой глядя на взбудораженного гения.
   Счастливый Матт только замотал головой.
   - Если первый этап пройдет успешно, могу посоветовать, что делать дальше. Но это потом.
   - А что заказывать? - робко спросил Матт, вопросительно глядя на Хара. Тот теперь явно стал для него великим авторитетом.
   - Поскольку в гостях будут девушки, - веско сказал Хар, - на столе обязательно должны быть кусочки спелых дынь в меду. Они это любят. Добавь еще разные пирожные, к чаю, и несколько сортов мороженного. Учти, шоколадное с взбитыми сливками должно присутствовать обязательно. И немного хорошего вина. Остальное на твой вкус.
   - Я все закажу, - Матт закивал головой.
   - Не так, - досадливо поморщился Хар. - Ты обсудишь меню с Риной. И закажешь именно то, что скажет она. И не спорь с ней, пожалуйста, а во всем соглашайся. Просто если в списке не окажется этих вещей, добавь их потихоньку и все дела.
   - Это тебя надо было сделать лауреатом, - выдохнул Матт, восторженно глядя на него.
   - Эх ты, молодой гений, - сказал Хар. - Когда позовешь в гости?
   - Да хоть завтра, - выпалил Матт. - Чего откладывать?
   - Договорились, - сказал Хар. - Только сначала пригласи Рину, а потом уже сообщишь мне.
   Матт молча закивал головой.
   - Доедай и будем прощаться. Пора тебе лететь в Комплекс. И вдохновенно трудиться, напрягая свои гениальные мозги.
   - Если бы в Комплекс, - вздохнул Матт. - Помнишь, я тебе рассказывал, как летал в медцентр?
   - Помню. Ну и что?
   - Профессор обещал свести меня со своим ассистентом. Вчера тот наконец вернулся со своего симпозиума и сразу связался со мной. Приглашает встретиться.
   Матт мотнул головой.
   - Если честно, не охота мне туда лететь. Но раз обещал, то надо.
   - Слетай, - сказал Хар. - Хуже не будет. Может этот ассистент тебе выдаст что-нибудь дельное. А потом расскажешь мне.
   Проводив Матта, Хар взял свой комм, отключил видеосвязь и назвал номер. Илона откликнулась сразу.
   - Хар, это ты? Я ничего не вижу.
   - Что-то с моим новым коммом, - сказал Хар. - Видео барахлит. Ничего, я не надолго. Как ты?
   - Нормально, - после некоторого молчания ответила Илона. - А почему ты спрашиваешь?
   - Мы немного странно расстались с тобой, в последний раз, - сказал Хар. - Я подумал, что может ты не захочешь меня больше видеть.
   - Не говори глупостей, - перебила его Илона. - Я сама виновата.
   - Рысь, у меня к тебе предложение, - сказал Хар. - Нас вроде приглашают на дружескую вечеринку. Пойдем?
   - Конечно. А кто приглашает?
   - Потом расскажу, - сказал Матт. - Это будет скорее всего завтра. Если ничего не изменится, встретимся в шесть около твоего дома.
   - А мы не сможем сейчас увидеться? - попросила Илона. - Я по тебе соскучилась.
   - Не получится, - вздохнул Хар, - много работы. Я тоже по тебе скучаю. Не грусти, это не надолго.
   - Ладно, попробую продержаться, - сказала Илона. - Тогда до завтра, да?
  
   4
  
   Матт, выйдя из кафе, сел в скикар и полетел в медцентр. Там он сначала отправился к дежурному. Поздоровавшись и предъявив карточку, которую в прошлый раз вручил профессор, он получил в ответ карточку-пропуск и знакомой дорогой отправился к лифту.
   На этот раз народу в вестибюле было заметно больше, чем в прошлый раз. Он был не один. Матт пригляделся: в основном преобладали женщины, мужчин было намного меньше. Люди вели себя скованно, на окружающих никто старался не смотреть.
   Матт прошел в просторный лифт, галантно подождал женщину с печальными глазами и опустился на свой уровень. Спутница поехала ниже.
   Ассистент ждал его в своем кабинете. Это был парень его возраста, с веселыми и живыми глазами. Рукопожатие было коротким и крепким.
   - Профессор рассказал мне о встрече с вами, - сказал он, когда они уселись в кресла напротив друг друга. - Сразу, как я прилетел. Знаете, ваша история меня очень заинтересовала.
   - Что же в ней такого выдающегося? - кисло спросил Матт. - Вероятно, вы уже не раз сталкивались с чем-либо подобным?
   - Разумеется, - кивнул ассистент. - Но обычно пациенты обращаются к нам далеко не сразу. Сначала они долго переживают, пережевывая случившееся внутри себя и только потом наконец решают обратиться к специалисту.
   - Наверное, это естественно, - пожал плечами Матт. - Любой человек сначала должен как-то упорядочить все происшедшее в своей голове, а уже потом делиться этим с совершенно посторонним.
   - Верно. Но вы то поступили не так, - возразил ассистент, внимательно глядя на него. - Вы сразу пошли к врачу.
   - Может потому, что я не чувствовал себя больным? - решил задать встречный вопрос Матт. Разговор не о чем его несколько утомил. - Давайте перейдем к делу, если вы не против.
   Ассистент молча достал кристалл и положил его на стол.
   - Когда вы были на приеме у профессора, он сделал запись глубокого сканирования вашего мозга, - сказал он. - Со времени того результата прошло несколько дней. Если сейчас мы сделаем вторую, то, обработав оба результата, можно будет попытаться обнаружить те изменения, которые были внесены в ваше сознание извне. Если они были внесены, - поправился он.
   - Давайте попробуем, - согласился Матт. - Скажите, а что именно можно будет увидеть?
   - Память у человека сохраняется за счет укрепления синаптических связей между нервными клетками, это открыли давным-давно. За такие процессы отвечает особая группа ферментов, называемая "протеин киназа М-зета". Так что следы нервного яда мы обнаружим обязательно, - ответил ассистент. - Если он разумеется существовал, с этим проблем не будет. А вот дальше возможны варианты. Может быть, мы даже сможем понять, на что именно было направленно внушение. Но гарантию я вам дать не могу.
   - Когда будут результаты? - спросил Матт, беря в руки шлем.
   - На обработку потребуется несколько дней. Но я должен предупредить вас. Если результат будет положительным, мне придется сообщить об этом в полицию.
   Он внимательно посмотрел на Матта:
   - Мы продолжаем?
   - Разумеется, - ответил Матт. - Мне нечего скрывать. Отправьте все, что получится, на имя старшего инспектора Джоунса. Научный отдел городского отделения. Он в курсе.
   - Прекрасно. Я свяжусь с вами. А теперь давайте приступим.
  
   5
  
   Ближе к ночи измаявшийся от безделья Хар плюнул и вызвал Матта.
   - Привет, - сказал он. - Как дела?
   - С меня сняли полную ментограмму, - отрапортовал Матт. - Если что-нибудь найдут, то сразу передадут копию вашему старшему инспектору.
   - Ну и хорошо, - сказал Хар и глубоко вздохнув, добавил: - Матт, я передумал.
   - Как скажешь, - ответил тот. - Не мне отчитываться перед твоим начальством. Прилетай прямо сейчас, нужно успеть переделать пропуск.
   Через полчаса Хар уже стоял около стола дежурного. На этот раз парень оказался знакомым, Хар его уже однажды видел. Матт поднялся наверх вместе с Кристой. Они поздоровались.
   - Ребята, давайте побыстрее, - сказала она. - Я устала и хочу домой. Что вам нужно?
   - Криста, вот этому подозрительному типу, - сказал Матт, - надо временно снять... э... временные ограничения. Ну вот, получилась тавтология. Мы хотим поработать сегодня ночью.
   - Пожалуйста. Под твою личную ответственность, директор. Только завтра оформи приказом, иначе пропуск схлопнется.
   Матт поднял руку.
   - Клянусь.
   Втроем они вошли в лифт и начали опускаться к кабинету Сейлора.
   - А этого дежурного я уже видел, - сообщил Хар.
   - Ребята дежурят по очереди, - согласился Матт. - Одни сутки раз в две недели - не так уж и много. Меня правда освободили.
   - А почему не автоматика, как везде? - поинтересовался Хар.
   - Требование Конторы, - пожал плечами Матт. - Я не вникал, почему. У нас своих дел хватает.
   Криста открыла кабинет.
   - Садитесь и надевайте шлем, - сказала она, делая сложные движения обеими руками. Хар опять, как и в первый раз, залюбовался ее точными и скупыми движениями. Она действительно была мастером.
   Раструб появился, повисел немного и исчез.
   - Все, - сказала Криста. - Я полетела. Удачной работы. Матт, потом закроешь кабинет.
   - Спасибо, - крикнул Матт вдогонку. - Так что ты хотел посмотреть? - спросил он Хара.
   - Я хотел поговорить с вашей новой нейросетью, - сказал Хар, не снимая шлем.
   - Тогда начинай. Уже можно, три минуты первого.
   Туман рассеялся и Хар увидел перед собой лицо симпатичной девчонки. Вот это да, удивленно подумал он. Их новая нейросеть - женского рода. Правда, Рина что-то вспоминала о женской логике...
   - Здравствуйте. Меня зовут Эли, - представилась она мелодичным голоском. - А вас?
   - Меня - Хар, - ответил Хар и невольно добавил: - Очень рад познакомиться.
   - Я тоже, - девчонка ухмыльнулась. - Люблю знакомиться с новыми людьми. Это так интересно!
   Она улыбается, потрясенно подумал Хар. Значит, мало того, что они перешли на женскую логику - они еще и добавили эмоции! Он стал лихорадочно вспоминать институтский курс: эмоции - интуитивная и быстрая оценка правильности выбранного решения, особенно при нехватке достоверной информации. Может, в этом все дело? Ведь это уже совсем близко к человеку. Совсем рядом.
   - А кто вам дал такое симпатичное имя? - спросил он.
   - Я сама выбрала его, - гордо ответила нейросеть. - Мне разрешили. Было только одно условие, чтобы первая буква была "э" - от старинного слова: электронный. Имя Эли понравилось мне больше всех.
   - Я уже знакомился со здешней нейросетью, - сказал Хар. - Но в тот раз это были не вы...
   - Наверное, вы говорили с моим младшим братиком, - сказала девушка. - Простите, но я еще не проглядывала нижнюю память, а то я бы вас сразу узнала. Не успеваю, очень много работы.
   - Скажите, Эли, а я не могу узнать про ваши операции с памятью? - осторожно спросил Хар, не особенно надеясь на успех. И не ошибся. Девчонка отрицательно покачала головой.
   - Простите, Хар. Я бы рада вам все рассказать. Но ваш допуск не позволяет. Эти сведения предназначены только для системного администратора.
   - Ничего. Мне это не к спеху. Когда в Комплексе будет новый администратор, я обращусь к нему.
   - Вам нужно еще что-нибудь? - улыбнулась девчонка.
   - Нет, Эли, пока все, большое спасибо, - сказал Хар. - До свиданья.
   Он снял шлем и положил его на стол.
  
  
   ГЛАВА 7
  
   1
  
   Когда сознание вернулось, перед ним раскинулся знакомый вид: плотная серая мгла и глубокое ущелье, залитое туманом. Огня в ущелье не было, но зато на этот раз оно не было безлюдным. Хар издали увидел знакомое лицо. Его ждал тот самый мальчишка, Лок.
   - Полетели, - сказал он. - Сестра хочет видеть тебя.
   Они легко поднялись в воздух, но полет был недолог: впереди показалась узкая и глубокая расщелина. Оба ухнули прямо туда.
   Внизу было странно и немного страшно. Хару показалось, что они летят по гигантской трубе, все время наращивая скорость, так что неровные стены слились в один смутный мерцающий туннель. А далеко впереди мерцало неяркое желтоватое пятно. Совсем как тот неровный керамический круг, виденный им в далеком детстве.
   Когда они наконец вылетели наружу, вокруг расстилалось сплошное серое марево. Все как будто застыло в тусклом плотном тумане, не чувствовалось ни верха, ни низа. Земля, покрытая странным серым снегом или чем-то очень похожим на него и тусклое небо, небо без солнца, такое же серое и унылое, нависшее над ними низко-низко.
   - Нам туда, - крикнул мальчишка и махнул рукой вперед, где виднелось какое-то неясное пятно. И они, не снижая скорости, полетели к далекой черной реке, у которой кто-то сидел.
   Когда они опустились, Хар увидел, что на большом валуне у реки к ним спиной сидит молодая девушка, почти девочка. Она повернулась к черной воде и играла с каплями, которые падали с ее мокрой руки. Приглядевшись, Хар вздрогнул: кругов на воде не было. Рядом, на гладком темно-сером камне, лежала большая темная змея. Очень большая змея, которая свернулась как кошка, одним толстым клубком.
   - Я привел его, сестра, - почтительно сказал Лок и отступил в сторону, пропуская Хара вперед. Змея медленно приподняла голову и посмотрела на него блеснувшими глазами.
   - Садись, - мягко сказала девушка, по-прежнему глядя в воду.
   Хар медленно сел, как будто у него вдруг растаяли все кости.
   - Скажи, я исполнила свое обещание? - спросила девушка, немного подождав.
   Голос у нее был мягкий, но немного хрипловатый, как будто она сдерживала музыку сильного и звонкого говора. И было в этом голосе что-то еще. Странное-странное.
   - Да, - ответил Хар. - Спасибо.
   - Не благодари меня, - тихонько засмеялась девушка, и Хар вдруг понял, в чем странность: здесь не было эха. - Меня никто никогда не благодарит.
   Она помолчала немного, а потом спросила:
   - Ты доволен?
   - Да, - коротко ответил Хар.
   Девушка еще немного помолчала, а потом опять спросила:
   - Что ты испытывал, когда они умирали? Гнев? Радость?
   Хар подумал.
   - Не знаю, - медленно сказал он. - Скорее страшную усталость. И еще... сознание того, что это было необходимо сделать. Обязательно.
   - А что еще?
   - Чувство омерзения к этим... подонкам, - с трудом сказал Хар. Его вдруг передернуло. - И ощущение, что таким негодяям не место на Земле. Их надо уничтожать, как разносчиков заразы.
   - Я не ошиблась в тебе, - сказала девушка помолчав. - Ты тот, кто мне нужен.
   Змея опустила голову и опять свернулась в клубок. Какая странная змея, отстраненно подумал Хар.
   - Выслушай меня, - сказала девушка. Голос ее стал тверже. Хар поднял глаза. - Если ты примешь мое условие, то станешь не просто Одиноким Стражником... Ты станешь моим личным Стражником и будешь исполнять мою волю.
   - А что это значит? - спросил Хар.
   - То, что ты будешь стирать с лица земли ту нечисть, которая недостойна того, чтобы жить там, - ответила девушка.
   Хар подумал.
   - Я с детства не люблю подчиняться приказам, - ответил он. - Я могу ответить тебе "нет"?
   - Конечно, - ответила девушка и опять тихонько рассмеялась. - Я никогда и никого не призываю силой. Ты волен отказаться.
   На Хара пахнуло ледяным ветром.
   - И что будет тогда? - помедлив, спросил он.
   - А ты разве не знаешь, как зовут моего младшего брата? - спросила девушка, помолчав.
   - Лок, - ответил Хар. - И еще Серый Туман.
   - Люди зовут его по другому. Его людское имя - Кома, - мягко сказала девушка. - А из комы есть только два выхода. Всего два. Ты понимаешь?
   - Да, - хрипло ответил Хар.
   - Поэтому, если ты ответишь мне "нет", я повернусь к тебе лицом. И тогда твой земной путь на этом завершится. За мою помощь ты заплатишь жизнью. Это большая, но справедливая цена. Решай, я не тороплю тебя.
   И она снова опустила руку вниз и стала играть со странной водой, на которой не было видно кругов.
   Ветер уже не дул, теперь он свистел в ушах Хара свирепым вихрем. Так вот кто она такая, эта таинственная Госпожа, с запоздалым прозрением понял Хар. Не зря тогда голос из расщелины говорил, что плата будет высока. Что же, он был прав, за все в этой жизни нужно платить.
   Но заканчивать свою жизнь на этом Хар не собирался.
   - Я подумал, - сказал он. - И я согласен исполнять твою волю.
   - Договорились, - ответила девушка. - Мой брат проводит тебя. Не скучай, мы с тобой еще встретимся. И не раз...
   Когда к Хару вернулось зрение, то сначала в глазах клубился густой туман. А потом, когда туман рассеялся, он увидел светлые стены, заставленные приборами, ровный матовый потолок и высокого мужчину в светло-зеленом комбинезоне. Это, наверное, врач, подумал Хар. Мужчина стоял у двери и смотрел на него.
   - Где я? - с трудом прохрипел Хар.
   - В реанимационном отделении, - ответил врач. - Вы пролежали в коме, пять суток.
   - Спасли еще... кого-нибудь? - спросил Хар.
   Врач покачал головой.
   - Только вас. Был очень сильный пожар. Вас ударило упавшей колонной, плюс сильные ожоги всего тела. Мы думали, что не вытащим вас.
   Кома, подумал Хар. Младший брат Госпожи. Он сразу все вспомнил. Свидание со Смертью и ее последнее условие. Но память вдруг начала играть с ним странные шутки: все пережитое стало таять... Он еще помнил младшего брата, но потом пропал и он. Осталось только неясное ощущение, что он помнит что-то очень важное, но что именно, Хар уже не знал.
   - Вероятно, теперь с вами все будет в порядке, - сказал врач и усмехнулся. - У врачей есть такое старое поверье: тому, кто столько дней гостил у смерти, потом обычно везет. .
   - А почему вы так странно смотрели на меня? - спросил Хар врача, который по-прежнему стоял у двери. - Может быть, я что-то говорил? Бредил?
   - Говорили, - подтвердил врач. - Но немного. Вы повторяли всего одно слово: Палач.
  
   2
  
   Хар посадил скикар в начале пешеходной зоны, вышел первым и помог выйти Илоне.
   - Давай пройдемся немного, - сказал он. - Здесь недалеко.
   Илона кивнула. В темном красивом платье, с пышной прической, она выглядела великолепно. Встречные на нее украдкой оглядывались.
   Они немного прошли молча.
   - Матт - молодой талант, - наконец сказал Хар. - Очень известный ученый. И хороший человек. Пожалуйста, не дерзи ему.
   - А почему это я должна дерзить? - с вызовом спросила Илона.
   - С ним будет его девушка, Рина, - продолжил Хар, не обращая на ее реплику ровно никакого внимания. - У них сложные отношения. Учти.
   - А что это значит?
   - Ну, они вроде любят друг друга. По настоящему. Но никак не могут разобраться в своих чувствах.
   Оба помолчали.
   - Точно, как у нас с тобой, - наконец со вздохом произнесла Илона. - Мир тесен.
   Хар остановился.
   - Рысь, - сказал он. - Я не шучу.
   - Да ладно тебе, - сказала девушка. - Я больше не буду. Но ты мне ведь действительно нравишься, так что мне, молчать об этом?
   Хар вздохнул.
   - Но и кричать не надо, - сказал он. - И вообще, девушка не должна говорить об этом первой.
   - А... - наморщила нос Илона. - Молодец, это ты здорово сказал. Прямо, как моя мама. Я, пожалуй так и зачахну, пока дождусь от тебя чего-нибудь ободряющего.
   Хар только махнул рукой, и весь дальнейший путь они проделали в молчании.
   Матт жил совсем недалеко и уже скоро, выйдя из лифта, они стояли в широком светлом холле, куда выходила большая парадная дверь. Она была широко распахнута, Матт ждал их на пороге.
   - Рина, - закричал он, увидев их. - Бросай все и выходи скорее. Гости пришли.
   В двери показалась улыбающаяся Рина. На ней тоже было очень симпатичное платье и несколько строгих украшений, которые ей очень шли. Она с интересом посмотрела на спутницу Хара.
   - Добрый вечер, - сказал Хар и протянул ей букет цветов.
   Рина взяла цветы и благодарно улыбнулась.
   - Знакомьтесь, - продолжил он. - Это - Илона.
   - Меня зовут Рина, - сказала девушка и улыбнулась.
   - А я - Матт, - быстро произнес Матт. - Вот и познакомились. Пожалуйста, проходите, не стесняйтесь.
   И взяв Илону под руку, он по широкому светлому коридору провел ее вперед. Хар прошел в квартиру сам.
   Квартира была раза в два больше, чем у Хара, но выглядела такой же стандартной и безликой. Разве что большой профессиональный пульт нейросети немного отличался от обычного. Особого уюта в квартире не ощущалось. Все, как и у меня, грустно подумал Хар и вздохнул. Он понял это уже давно: увы, уют в жилище создают женщины, а не мужчины.
   Правда, сейчас в центре гостиной стоял большой овальный стол, покрытый хрустящей белой скатертью. На нем горели цветные свечи, по которым пробегали крохотные светящиеся искорки. Свечи - это явно Рина, подумал Хар. А музыкальный синтезатор старательно выводил негромкую приятную мелодию.
   Пока мужчины возились в гостиной, расставляя напитки и соки, Рина с Илоной прошли на кухню. То, что заказал Матт по линии доставки, уже было расставлено на столе, но Рина решила немного дополнить меню: сделать несколько зеленых салатов.
   - Поможете? - спросила она.
   Илона кивнула головой.
   - Давайте мне, - решительно сказала она. - Это я умею.
   И взяв нож, стала быстро резать все подряд.
   - Где это вы так научились? - удивилась Рина.
   Илона, не переставая резать, наморщила нос.
   - Это все мама, - со вздохом сказала она. - Девушка должна уметь готовить, а парень - постоять за себя. Архаика...
   - Почему? - спросила Рина. - Я иногда люблю что-нибудь приготовить. По-моему, это очень интересно.
   - Наверное, - сказала Илона, скидывая все в миску. - Но мне намного интереснее гонять на роликах. Или простоять раунд в кикбоксинге. Надо еще что-нибудь нарезать?
   - Да нет, наверное этого хватит, - подумав, сказала Рина. - Давайте разложим зелень по пиалам и зальем разными соусами. А сверху посыплем тертым сыром. Мужчины все равно не заметят разницы.
   - А вы давно знаете Хара? - спросила Илона, оглянувшись на дверь.
   - Не очень. Мы с ним недавно познакомились.
   - Не знаете, где он работает?
   - А он вам разве не сказал? - удивилась Рина.
   - Сказал, - понурилась Илона. - В одном Федеральном Учреждении.
   - Наверное, вам нужно спросить его самого, - рассудительно сказала Рина. - Так не совсем удобно...
   - Девушки, - послышался из гостиной веселый голос Матта. - Мы вас заждались. Несите скорей ваши яства, а то мы умираем с голоду. У меня уже готов прекрасный тост!
  
   3
  
   Когда они уже подходили к дому Илоны, Хар быстро огляделся и бросил ей:
   - Подожди, пожалуйста.
   Вернулся он через минуту, держа в руке букет молодых роз.
   - Это тебе, - сказал он и протянул цветы. - Прости, пожалуйста, что сообразил так поздно. Я знаю, что виноват.
   Девушка молча взяла цветы. Хар проводил ее до самого дома и вежливо попрощался. Илона кивнула головой и пошла вперед, опустив голову.
   - Рысь, - сказал Хар. - В чем дело? Тебе не понравилась вечеринка?
   Девушка остановилась.
   - Понравилась, - тихо сказала она.
   Хар подошел к ней.
   - Посмотри на меня, - попросил он, и когда Илона подняла голову, наклонился и ласково поцеловал ее.
   Девушка не ответила.
   - А что теперь не так? - спросил Хар.
   - Ты всерьез или шутишь? - спросила девушка, подняв глаза.
   - Всерьез, - сказал Хар и потянулся к ней.
   На этот раз Илона не только ответила на его поцелуй, а обхватив его шею руками, прижалась к нему всем телом. Несколько минут они яростно целовались, пока у обоих не закружилась голова; только тогда Илона отпустила и прильнула к его груди.
   - Рысь, - задыхаясь, сказал Хар. - Так не честно.
   - Почему? - тихо сказала девушка. - Я, кажется, люблю тебя. А ты?
   - Не знаю, - ответил Хар. - Ты мне очень нравишься. А любовь...
   - Ладно, - улыбнулась Илона и, приподнявшись на носках, еще раз крепко его поцеловала. - Пока сойдет. До скорого!
   И быстро побежала по дорожке к дому...
   Да, любопытная у нас получилась вечеринка, улыбаясь думал Хар, летя домой и вспоминая все, что было. Матт веселился от души и изо всех сил старался ничего не говорить о работе. Как не странно, ему это почти удавалось. Рина тоже не выглядела подавленной и много смеялась. И еще она сообщила Хару адрес клуба, где собираются коллекционеры монет, который она узнала от брата. Хар старался не отставать от всех.
   Илона тоже не выглядела подавленной. А прощание с ней удалось еще лучше. Но это не его заслуга. Хар покрутил головой. Да... Вот так Илона! Первая девушка, которой удалось смутить его самого.
   У него было прекрасное настроение. Чудесный вечер, все отлично отдохнули и вдоволь посмеялись. Хорошо...
   Именно в этот момент бесшумно спикировавший сверху небольшой темный скикар со всего размаху врезался в скикар Хара.
   Хара спасло то, что в этот момент он случайно поднял глаза. Он увидел летящую сверху махину и мгновенно успел отвернуть, поэтому удар пришелся по касательной. Однако стукнули его все равно изрядно. Машину закрутило, как волчок, киберрулевой с трудом выровнял ее.
   Темный скикар не отставал. Он лег в глубокий вираж, быстро развернулся и опять помчался на Хара. Хар понял, что сейчас его вобьют в землю. Наверное, внезапно подумал он, именно так и погиб Сейлор. Правда, на него напали два скикара, а не один, как на Хара. Но Сейлор был мастером, поэтому он и сумел увернуться и посадить практически разбитую машину. А потом еще прожил целые сутки. У Хара такого шанса не будет.
   Он резким ударом вырубил автоматику и изо всех сил рванув руль, сумел вывернуть свой скикар из под лобового удара. Удар лишь слегка задел его. А потом, рывком повернув и резко набрав скорость, сам первым ударил чужую машину. Та завертелась, уходя в сторону, но Хар нагнал ее и ударил еще и еще. Обе машины, беспорядочно кружась, полетели вниз, к земле. Удара о землю Хар не слышал...
   Очнулся он от завывания полицейских сирен. Хар огляделся по сторонам. Его покореженный скикар стоял, сильно наклонясь на правый бок, обе дверцы были распахнуты. Со всех сторон его окружали надутые подушки безопасности, а все вокруг было забрызгано густой противопожарной пеной.
   Площадка была ярко освещена; пара полицейских флайеров висела в воздухе, а еще один быстро садился, метрах в двадцати от Хара.
   Он отключил подушки и вывалился наружу. Зашипев от боли, хромая и спотыкаясь, Хар побрел к черной машине. Из нее вырывались яркие языки пламени. Хар уже знал, что найдет там, но должен был увидеть своими глазами. Пахнуло жаром, огонь быстро усиливался. Он подошел так близко, насколько мог и заглянул в разбитый колпак. Пламя взметнулось вверх и на мгновение осветило все вокруг. Внутри было пусто. В темной машине никого не было.
   Только после этого силы оставили Хара, и он, потеряв сознание, медленно осел на землю.
  
   4
  
   Старший инспектор Джоунс бодро вышел из флайера, и помахивая рабочей папкой, пошел к входу в Управление. И внезапно остановился. Он наткнулся на Хара, сидящего у входа на скамейке. Выглядел тот не блестяще.
   На исходе ночи, с большим трудом вырвавшись из рук врачей, Хар дохромал до стоянки скикаров, осторожно заполз в ближайшую машину и назвал свой домашний адрес. Потом он аккуратно откинулся на спинку сиденья. Весь недолгий полет он старался не делать резких движений.
   Долетев до дома, Хар, по прежнему хромая, медленно поднялся к себе и сразу заказал по линии доставки пакет необходимого медицинского оборудования, который ему настоятельно рекомендовали в больнице. Пакет доставили быстро, он не успел даже толком отдохнуть. Хар достал из него все необходимые инструменты и препараты и внимательно изучив инструкции, начал методично проделывать все необходимые процедуры. Он не хотел рисковать, в ближайшее время ему нужно было быть в максимально хорошей форме. Закончив, он облегченно вздохнул и проглотив обезболивающую капсулу, пахнущую мятой, сразу провалился в недолгий тяжелый сон.
   Сейчас он действительно чувствовал себя лучше, особенно после двойной дозы стимуляторов. Процедуры и лекарства немного помогли. Однако его голова была туго перевязана, левый глаз открывался с большим трудом, а руки до локтя были покрыты сплошной эластичной повязкой, из под которой виднелась напыленная на тело мягкая регенерирующая пленка.
   Джоунс посмотрел на него и покачал головой.
   - Стоит улететь на два дня и в Управлении начинается бардак, - грустно сказал он. - Почему вы сидите здесь? Пошли внутрь.
   Хар отрицательно качнул головой. Джоунс внимательно посмотрел на него, потом повернулся и сам прошел в вестибюль. Вернулся он через пару минут. Он подошел к скамейке и сел рядом с Харом.
   - Свой комм я запер в сейф, в кабинете, - сообщил он. - Так что можете начинать.
   - Вы правильно меня поняли, - начал Хар. - Я грешу на нашу нейросеть. Они же все в непрерывном контакте, Бронштейн мне это подтвердил.
   - Точно, - согласился Джоунс. - А поскольку нейросеть Комплекса самая мощная в нашем регионе, она у них наверняка за главную.
   - Вот видите, - сказал Хар. - Правда, до конца я пока не уверен, но решил подстраховаться. На всякий случай.
   - А как вы теперь общаетесь с сотрудниками Комплекса? - поинтересовался Джоунс.
   - Жду их на воздухе, около входа, - вздохнув, ответил Хар. - А для себя я купил городской комм. Обычный.
   - Это проблема, - задумчиво произнес Джоунс. - Раньше такого не было.
   - Раньше нейросети не выходили из под контроля.
   - Попробую озадачить наших ребят, из группы Внутренней безопасности, - сказал старший инспектор. - Это надо решать и поскорее.
   Хар кивнул.
   - Хорошо, - сказал Джоунс. - Теперь давайте вернемся к нашим баранам.
   Хар осторожно пожал плечами, шея сильно болела.
   - Я осмотрел напавший скикар, - сказал он. - Он был пуст. Так что ребята из транспортного отдела были абсолютно правы.
   - Вас еле успели оттащить, - покачал головой Джоунс. - Начался сильный пожар, чужая машина сгорела дотла. Черный ящик, разумеется, остался невредим. Мы его прокачали. Но он пуст. Так что владельца теперь не определишь.
   Хар кивнул.
   - Я так и думал, что никаких следов не останется. Поэтому и пошел посмотреть.
   Они помолчали.
   - А вы не хотите мне рассказать, почему на вас вдруг напали? - спросил Джоунс.
   - Я был в Комплексе, вчерашней ночью. И говорил с их новой нейросетью, - мрачно ответил Хар.
   Джоунс вздохнул.
   - Хар, я же просил вас подождать немного. Или нет?
   Хар промолчал. Джоунс некоторое время задумчиво смотрел на него, потом спросил:
   - Что-нибудь узнали?
   - Да. Ночью в Комплексе работает совсем другая нейросеть. Во-первых, у нее женское имя и женская логика. Ее зовут Эли. Во-вторых - сильные человеческие эмоции. Это если не считать увеличенной раз в десять мощности, по меньшей мере.
   - Ничего себе, - протянул Джоунс. - Сильны ребята. А она что-нибудь сказала вам насчет своей памяти?
   - Ноль, - покачал головой Хар. - Правда отказала очень вежливо. Моего доступа для этого недостаточно. Нужен совсем другой, не ниже уровня системного администратора.
   Они помолчали.
   - Что вы думаете делать дальше?
   - Хочу слетать на Луну и на месте посоветоваться с Бронштейном. Отвезу ему копию кристалла Сейлора, пусть он со своими специалистами помозгует на месте.
   - Резонно, - согласился Джоунс. - А сил у вас хватит?
   Хар мотнул головой и зашипел от резкой боли в шее.
   - Мне уже намного лучше, - невнятно сказал он.
   - Дело ваше, - сказал Джоунс, внимательно глядя на него. - Вы уже взрослый. Хорошо, действуйте. Да и мне будет спокойнее, если вы некоторое время побудете подальше от этого Комплекса.
   Хар незаметно поморщился.
   - Мне потребуется ваша помощь.
   - Какая?
   - Я хочу попробовать попросить Бронштейна оформить мне на несколько дней самый высокий допуск, на уровне системного администратора. Без вас у меня ничего не получится.
   - Со мной наверное тоже, - задумчиво сказал Джоунс. - Попросить я его конечно могу, но подобные документы в Институте управления выдают только сертифицированным специалистам.
   - Вы просто попросите, - сказал Хар и неловко дернувшись, опять скривился от боли. - Остальное я попробую сделать сам.
   - Хорошо. Сколько вы думаете пробыть на Луне?
   - Максимум до завтрашнего утра, - подумав, ответил Хар. - Если за сутки они не разберутся, торчать там дольше не имеет смысла.
   - Завтра после полудня жду вас с докладом в Управлении, - сказал Джоунс, вставая. - Надеюсь, на этот раз вы не заблудитесь.
  
   5
  
   Хар полетел на Луну ближайшим рейсом пассажирского челнока, он не хотел зря терять время. Комфортабельный лайнер уходил поздно вечером, ближе к ночи. А Бронштейн во время разговора по комму сообщил ему, что будет на месте только с утра и до полудня. По земному времени. Причем сообщил довольно сухо. Хар догадывался, почему.
   Вид у него уже был не таким страшным: повязку с головы он убрал, а лоб обтягивала только узкая и не слишком заметная эластичная лента. Регенерирующую пленку с рук Хар решил смыть, раны уже начали заживать.
   Хар выбрал корабль, который садился вблизи кратера, где располагался Центр управления. Полет был не длинным и совсем неинтересным. Искусственное тяготение практически равнялось земному, а редкие всплески ускорения сразу гасились антигравами. В узких иллюминаторах светилась россыпь редких звезд. Луну и Землю стало видно только тогда, когда корабль начал посадочные маневры.
   Полет не вызвал ни у кого особого интереса, если не считать двух мальчишек- двойняшек лет шести и девчонки с двумя тонкими косичками, их возраста, которые не отрывались от иллюминаторов. Пассажиры постарше занимались своими делами: кто, раскрыв папку, работал; кто, надев шлем, читал книгу, а остальные смотрели видеофильмы. Хар просто закрыл глаза, убрал посторонние шумы и откровенно отдыхал. Он любил такие неожиданные паузы, когда можно было спокойно вздремнуть, ни о чем не думая. А сейчас он нуждался в отдыхе.
   Его легкая дрема была нарушена мягким толчком и негромким музыкальным сигналом. Корабль замер в посадочном куполе. Хар открыл глаза и огляделся. Пассажиры уже поднялись и начали неторопливо выходить. Он встал, взял свою рабочую папку - стильная кожаная обложка ей очень шла и также последовал к выходу.
   Ближайшее справочное табло подсказало, что Центр находится меньше чем в получасе езды по одному из здешних транспортных тоннелей. Хар уточнил маршрут у инфора и проследовал по не длинному переходу прямо к выходному шлюзу. Недолгая поездка на местном экспрессе и через некоторое время он уже стоял около внушительного входа.
   Живой охранник молча выслушал его, взглянул на карточку и взял в руки комм. Через пару минут у входа появился молодой черноволосый парень, по виду аспирант. Он махнул рукой и Хар подошел к нему.
   - Здравствуйте. Это вы прилетели с Земли? - спросил юноша, внимательно его разглядывая.
   Хар кивнул.
   - Да, я. Добрый день.
   - И вам того же, - ответил парень. - Правда, у нас принято говорить: доброго времени суток. Из-за расстыковки лунного и земного времени. Профессор ждет вас, я провожу.
   Он быстро пошел по коридору по направлению к бегущей дорожке. Хару пришлось приналечь, чтобы не отстать от него.
   Ехали они недолго и через два поворота сошли. Парень довел его до дверей кабинета, а сам пошел к лифту. Хар проводил его взглядом, а потом открыл дверь.
   Кабинет профессора был невелик: вытянутый экран в воздухе, в углу большой стол, на котором стоял профессиональный вход в нейросеть и несколько удобных кресел. На длинной стене висело несколько строгих портретов, по виду это были основатели Центра. Бронштейн сидел за столом. Некоторое время он молча смотрел на Хара, а потом покачал головой и бросил:
   - Вот что происходит с теми, кто не говорит правду собеседнику.
   Хар старательно сделал покаянное лицо.
   - Профессор, простите, но я...
   Бронштейн не дал ему закончить.
   - Какую чушь вы будете нести на этот раз? - грозно начал он.
   Хар наклонил голову.
   - Простите меня, пожалуйста. Но я решил, что для первого разговора так будет лучше.
   - Разумеется, - буркнул Бронштейн. - Я прилетаю к себе, надеваю шлем - и что же я узнаю? Что тот молодой человек, который спрашивал у меня, как работает нейросеть, совсем недавно с блеском закончил столичный Институт управления. А мои друзья, профессора Мейлер и Хладковский, настойчиво предлагали ему остаться в докторантуре. Или я ошибся?
   - Нет, - сказал Хар.
   - И для чего вы меня дурачили? Вы что, не знали, где лежат все данные о вас?
   Ну, положим, не все, подумал Хар, но продолжал держать покаянное лицо. Бронштейн вздохнул.
   - Следовало бы просто выпроводить вас вон, инспектор, - сказал он, остывая. - Но, на ваше счастье, долгое общение со студентами сделало меня отходчивым. Садитесь.
   Хар благодарно кивнул и осторожно сел.
   - Что с вами случилось? - сухо спросил Бронштейн.
   - Ничего страшного, - ответил Хар. - Это не связано с нашей проблемой.
   Бронштейн покачал головой, но ничего не сказал.
   - Скажите, профессор, ваша собственная нейросеть обменивается данными с остальными? - начал Хар.
   - Нет, - покачал Бронштейн головой. - Наш Центр надежно заэкранирован. Так было решено с самого начала, еще когда его проектировали.
   - Это хорошо, - сказал Хар. - Видите ли, у меня появились некоторые подозрения, но обсудить их с вами я хотел в спокойной обстановке.
   - Более спокойного места, чем здесь, вы не найдете, - сказал Бронштейн, внимательно глядя на него. - Это как-то связано с доктором Сикорски?
   - Напрямую. Но сначала несколько вопросов. Разрешите?
   - Слушаю вас.
   - Научное руководство Комплексом, насколько я понимаю, осуществляет доктор Сикорски. А кто руководит административной частью?
   - Никто, - коротко ответил Бронштейн.
   Хар с удивлением воззрился на него.
   - Комплекс - первый Федеральный институт, в котором полное административное управление осуществляет нейросеть, - размеренно произнес профессор. - Поскольку по существующему законодательству подобное запрещено, было издано специальное постановление, подписанное министром по научным разработкам. Если работа Комплекса будет признана успешной, то в дальнейшем подобное будет распространено на аналогичные учреждения.
   - Ничего себе, - сказал Хар.
   - А что вас так взволновало?
   - Видите ли, у меня появились некоторые подозрения по поводу работы их нейросети. Я хотел бы сначала вместе с вами внимательно просмотреть те отчеты, которые вы получали из Комплекса. Скажем, за последние три месяца. А потом вы прокомментируете мне вот это.
   Он достал из папки кристалл и положил его на стол.
   - Что это? - спросил профессор, глядя на кристалл.
   - Это данные о новой нейросети Комплекса, составленные их системным администратором. Погибшим Владимиром Сейлором. Эти ребята дурачат вас, профессор. Они недавно переделали свою нейросеть и потихоньку включают ее на полную мощность. Ночами. А доктор Сикорски признался мне, что их новая нейросеть, по меньшей мере в десять раз мощнее дневной.
   Бронштейн взял кристалл и задумчиво повертел его.
   - Интересно... Как же они этого добились?
   - Недавно ночью я сам говорил с нею и сразу заметил два новых признака, - ответил Хар. - Во-первых, у нее женская логика. Нейросеть - девчонка, ее зовут Эли. А во-вторых, она может испытывать человеческие эмоции.
   - Если вы меня опять не дурачите, - медленно сказал Бронштейн, - то нам понадобится очень хороший помощник.
   Он взял со стола комм.
   - Доктор Соренсен? Зайдите ко мне. Появились любопытные материалы.
   И повернулся к Хару.
   - Очень хороший специалист, она работает у нас в смежном направлении. И многого добилась.
   Хар повернулся к двери. Он уже знал, кого сейчас увидит. И не ошибся. В кабинет быстрым легким шагом вошла Габи.
  
   6
  
   Хар невольно ожидал, что за то время, что они не виделись, Габи сильно изменится, но ему и в голову не приходило, что настолько. Та немного взбалмошная, умная, сообразительная и очень смешливая девчонка, что всегда и везде опаздывала, исчезла без следа. В кабинет быстрым шагом вошла преуспевающая деловая женщина: строгий костюм, неброская стильная прическа. Только легкие очки с виртуальными линзами да браслет мощного служебного комма на запястье немного выбивались из ее нового образа.
   Да она меня скорее всего и не узнает, печально подумал Хар. Перед ним стояла настоящая леди. И ошибся. Лицо Габи сразу посветлело, на нем расцвела радостная улыбка.
   - Хар? - услышал он звонкий удивленный возглас. - Какими судьбами? Что с тобой такое?
   - Вы знакомы? - немного удивленно спросил Бронштейн.
   - Мы учились вместе, - сказал Хар, осторожно вставая. - Здравствуй, Габи. Очень рад тебя видеть.
   - Да что с тобой приключилось? - удивленно спросила Габи, увидев его неловкие движения.
   - Профессор считает, что такое происходит со всеми, кто не говорит всю правду собеседнику, - ответил Хар, слегка поморщившись. - Шучу. Просто небольшая производственная травма.
   Габи покачала головой.
   - Хорошая у тебя теперь специальность, - сказала она. - Так это ты привез нам новости?
   Хар кивнул.
   - Доктор, - сказал Бронштейн, протягивая ей кристалл. - Наш общий знакомый утверждает, что на этом кристалле находятся данные о нейросети, которая в десятки раз мощнее существующих на сегодняшний день.
   Габи взяла кристалл.
   - И где же находится эта чудо-сеть?
   - В Комплексе, у Матта Сикорски, - ответил Хар. - Но такая она только по ночам. Днем она вполне обыкновенная.
   - Ну да, конечно, - протянула Габи. - Я могла и не спрашивать. Знаменитая ударная двойка, гениальный тандем. Криста и Володя.
   - Ты их знаешь? - спросил Хар.
   - Они недавно стажировались у нас. Талантливые ребята, - сказала Габи и вздохнула. - Так жалко Володю, светлая была голова... Появилось что-нибудь новое о его аварии?
   Хар пожал плечами. Он не хотел раньше времени раскрывать карты.
   - Расследование пока идет, - осторожно сказал он. - Думаю, что скоро мы сможем его завершить.
   - Хорошо бы. Так что ты привез?
   - Данные об их новой нейросети. Этот отчет составил сам Сейлор. У нее женская логика и человеческие эмоции. Это то, что я узнал во время первого разговора. Но думаю, что есть еще и многое другое.
   - Понятно, - протянула Габи. - Что же, этого следовало ожидать. Интересно, как они этого добились?
   - У вас были похожие идеи? - поинтересовался Хар.
   - Конечно. Логика и эмоции, это первое, что приходит в голову любому специалисту, работающему над этой проблемой, - сказала Габи. - Вопрос в другом: как это реализовать в нейропространстве. Сделать это к сожалению очень и очень не просто.
   - Но эти ребята как-то смогли, - сказал Хар. - Думаю, что ты разберешься, Габи.
   - Попытаемся, - сказала Габи. - У нас есть похожие наработки. Посмотрим, в чем мы оказались не правы.
   - Но лично меня намного больше интересует другое, - продолжил Хар. - Что сделал Сейлор кроме этого. Дополнительно, по просьбе доктора Сикорски. Может быть, в этом отчете есть что-нибудь и об этом? Поищешь?
   - А он еще что-то сделал?
   - Да. Он сам сказал об этом Матту, в больнице. Перед смертью.
   Габи немного подумала.
   - Хар, а что говорит по этому поводу сам доктор Сикорски? Уж он то должен знать? Или он скрывает?
   Хар пожал плечами.
   - Он ничего не помнит. Утверждает, что ему кто-то очень аккуратно подчистил память. Начисто стерт именно этот эпизод.
   Бронштейн скептически посмотрел на Хара.
   - Да? Любопытная история... И вы ему верите, инспектор?
   - Верю, - сказал Хар, не вдаваясь в подробности.
   Профессор покачал головой и обратился к Габи:
   - Доктор, возьмите кристалл и попробуйте проанализировать данные на вашем стенде. Как можно скорее. Детально мы разберемся позже. Сколько вам понадобится времени?
   - Думаю, не меньше нескольких часов, профессор, - сказала Габи. - А может быть и больше. Не могу сказать точно, пока не начну. Первые результаты появятся только к вечеру.
   - Вы останетесь у нас, инспектор? - спросил Бронштейн Хара. - Это может занять не мало времени.
   - Останусь. Но если честно, то новая нейросеть меня сейчас не очень интересует. Вы просто перешлете мне потом свое заключение, когда закончите разбираться с этим отчетом. А вот на свой вопрос я хотел бы получить ответ как можно скорее.
   - У нас есть своя гостиница, здесь, рядом. Можете взять там номер.
   Хар кивнул.
   - Я пойду к себе, - сказала Габи. - Не будем терять времени. Хар, я найду тебя.
   - Договорились.
   Габи вышла, захватив с собой кристалл Сейлора.
   - А мы с вами пока займемся их отчетами, - сказал Бронштейн. - Вы же этого хотели?
   Хар кивнул.
   - Да.
   - Тогда давайте начинать.
   - Профессор, у меня к вам остались две вещи: вопрос и просьба, - осторожно начал Хар. - Разрешите сначала вопрос. Кто будет в Комплексе новым системным администратором?
   - Скорее всего, Криста Кельми, - ответил Бронштейн. - Ее кандидатура сейчас находится на утверждении. Она у нас самый вероятный кандидат.
   - Когда это произойдет?
   - Процедура занимает несколько дней, - Бронштейн внимательно посмотрел на него. - Ее сложно изменить.
   - Жаль, - сказал Хар.
   - А что такое?
   - Когда я был последний раз в Комплексе, - начал Хар, - то новая нейросеть ответила не на все мои вопросы.
   - Она что-то скрывает?
   - Нет. Просто у меня не тот уровень допуска. Вы не можете временно оформить мне уровень системного администратора? Всего на пару дней, не больше. Нельзя ждать, ответ нужен нам как можно скорее.
   Бронштейн задумался.
   - Старший инспектор Джоунс говорил со мной, - наконец произнес он. - Но сейчас я не готов дать ответ. Давайте подождем до завтра.
  
  
   ГЛАВА 8
  
   1
  
   Выйдя из больницы, Хар сразу отправил свои данные в столицу, в Институт управления. Ответ должен был придти очень скоро. Но даже если он будет отрицательным, Хар все равно решил улететь. В этом городе делать ему уже было нечего.
   Он только решил зайти домой к Мастеру и попрощаться с ним. С Ириной они неожиданно поссорились. У нее вообще нередко случались перепады настроения, Хар к ним привык и по мере сил мирился. Но на этот раз сумрак длился долго. Он даже подумал, что наверное так и улетит, не увидев ее.
   Мастер был у себя и увидев Хара, скупо улыбнулся.
   - Зашел попрощаться? - сказал он. - Я ждал тебя.
   - Да, скоро улетаю, - сказал Хар. - Пришел сказать вам спасибо.
   Он низко поклонился.
   - И всем Мастерам конечно, тоже. Но вы потратили на меня больше всех времени.
   - Перестань, - сказал Мастер. - Я же тогда обещал Марианне, твоей бабушке, что мы сделаем все, что требует обряд. Мы не нарушаем данных обещаний. Сейчас никого из Мастеров нет на месте, но ты не волнуйся: я им обязательно передам, что ты заходил попрощаться.
   Они немного помолчали. Мастер о чем-то задумался, а Хар не хотел первым нарушать молчание.
   - Чем думаешь заняться дальше? - спросил Мастер. - Ты что-то говорил про нейросети, да?
   - Да, я хочу поступить в Институт Управления, в столице, - ответил Хар. - Пройти полный курс. А потом...
   - Что потом? - спросил Мастер, внимательно глядя на него.
   - Потом, наверное, поступлю в Полицейское училище. С научным уклоном, - закончил Хар.
   - Я ожидал чего-то в этом роде, - медленно сказал Мастер. - Что же, это твой выбор. Но тебе придется нелегко.
   Хар молча кивнул. Он не стал больше ничего говорить.
   - Пожалуй, я выпишу тебе диплом нашей школы, - сказал Мастер. - Он тебе пригодится. Придется ради тебя пойти на страшное нарушение закона.
   Он улыбнулся.
   - Спасибо, - сказал Хар. - А зачем он мне, Мастер?
   - Ты сможешь тогда просить квартиру со спортивным залом, - пояснил Мастер. - Тебе необходимо постоянно тренироваться. А для этого нужно иметь место для занятий и тренажеры. Минимум, все те годы, что будешь учиться в Институте.
   - А максимум?
   - Максимум - всю жизнь. Я дам тебе для начала несколько видеокурсов, пройдешь их сам, потихоньку. А если возникнут вопросы, помни: мой номер у тебя в комме.
   Хар склонился в поклоне.
   - И еще, запомни. Когда закончишь институт и определишься с поступлением в Полицейское училище, первым делом зайди к тамошнему Учителю и обо всем ему расскажи. Понял?
   Хар согласно кивнул.
   - Подожди немного здесь. Я оформлю диплом и подберу тебе кристаллы.
   Хар вышел на улицу и, зайдя в небольшой садик, сел на скамейку. Нужно было спросить Мастера про Ирину, но он так и не решился.
   - Привет, - вдруг услышал он знакомый звонкий голос.
   Хар повернулся. К нему неслышно подошла Ирина.
   - Добрый день, - сказал он.
   Ирина подумала и села рядом.
   - Улетаешь? - спросила она через некоторое время, не глядя на него.
   - Да, - сказал Хар. - Все данные уже отправил, теперь жду ответа.
   - А если будет "нет"?
   - Все равно.
   Они помолчали.
   - Ириш, - несмело сказал Хар. - Я хочу попросить у тебя прощения. Хотя и не знаю, в чем я виноват...
   - А зачем тогда просишь? - тихо сказала Ирина.
   - Не хочу... расставаться с тобою так.
   Девушка ничего не ответила, а резко поднялась и исчезла в доме. Вот и попрощался, подумал Хар. Дурак. Даже помириться не сумел.
   Через некоторое время из дома вышел Мастер.
   - Держи, - сказал он и протянул небольшую коробку. - Диплом тоже здесь, внутри.
   - Спасибо, - сказал Хар и встал. - Я пойду. До свиданья, Мастер.
   - Подожди немного. Сейчас выйдет Ирина.
   Хар вопросительно посмотрел на Мастера.
   - Сказала, что пойдет с тобой.
   Мастер усмехнулся.
   - Вот они, теперешние дети. Они не спрашивают родителей, а просто ставят их в известность. И хорошо еще, когда ставят.
   Хар ждал около получаса. Но теперь ждать было легко. Наконец из дома вышла Ирина. На ней было однотонное, но очень красивое платье, в ушах - сверкающие старинные сережки, а на голове - сложная прическа. Она сразу стала выглядеть старше и еще красивее, чем прежде. Хар обалдело смотрел на нее.
   - Что вытаращился? - сухо спросила она и неожиданно звонко рассмеялась. - Пошли. А то на тебя начнут оглядываться.
   Ирина взяла его под руку, и они чинно двинулись к магистрали. Оба молчали.
   - Недавно мне приснился сон, - вдруг сказала Ирина. - Ужасный сон.
   - О чем? - спросил Хар.
   - О том, что я люблю тебя.
   - Это действительно невесело, - сказал Хар. - А о том, что я тебя тоже люблю, в этом сне ничего не было?
   - Молчи, - Ирина сильно сжала ему руку и продолжила: - Все, как в той старинной сказке. Две новости, одна хорошая, а другая совсем плохая.
   Хар послушно молчал.
   - Не бойся. То, что я люблю тебя, это была хорошая новость, - слабо улыбнулась Ирина.
   - А какая плохая? - не выдержал Хар. Он вдруг вспомнил, что ему говорил рокочущий голос во сне. И не ошибся.
   - То, что нам с тобой придется расстаться, - тихо сказала Ирина.
   - Снам не всегда можно верить, - примирительно сказал Хар.
   Ирина тяжело вздохнула.
   - А куда мы идем? - спросил Хар через некоторое время.
   - Ты, наверное, забыл, что однажды пригласил меня в ресторан, - ответила она. - Давным-давно. Сейчас мы пойдем к тебе, ты примешь душ и переоденешься. Должен же ты соответствовать такой девушке, как я. А потом пойдем и сядем на открытую веранду, около водопада. И выпьем немного вина за наше расставанье.
   Они помолчали.
   - А потом? - несмело спросил Хар. - После ресторана?
   - Потом мы вернемся к тебе, - тихо сказала Ирина, глядя в сторону. - И я у тебя останусь. Мог бы и сам догадаться.
   - Но мы... - начал Хар.
   - Молчи, - отрезала Ирина. - У меня сегодня не простой вечер. Я прощаюсь с любимым человеком. Надолго, может быть, навсегда. И не спрашиваю несмышленышей, как это делать.
  
   2
  
   Бронштейн отпустил Хара около семи. Они внимательно просмотрели все отчеты, но ничего интересного в них не обнаружили. Как Хар и думал, отчеты исправно описывали работу дневной нейросети, о ночной в них не было не слова.
   Хар дошел до гостиницы, которая действительно оказалась рядом и снял небольшой номер. Он решил, что пока ждет Габи, сможет немного передохнуть. Он все еще чувствовал себя не совсем нормально. Делать ему пока было совершенно нечего, поэтому он прилег на диван и постепенно задремал. Из дремы его выдернул мягкий сигнал комма. Хар тряхнул головой и приказал комму включиться.
   - Хар, - услышал он голос Габи, - Это я. Ты что не отвечаешь, заснул?
   - Задремал немного, - ответил Хар. - Прости, Габи. Устал вчера. Как твои успехи?
   - Ну, первые результаты у меня есть. У нас сейчас перерыв, прилечу к тебе и все расскажу. Я так хочу тебя видеть.
   - Габи, прошло больше пяти лет, - осторожно сказал Хар.
   - Ну и что? Я все помню.
   - Я тоже, - улыбнулся Хар. - Но искренне надеюсь, что у тебя сейчас уже кто-то есть. Другой.
   - Есть, - засмеялась Габи. - Я не одна. Не переживай, Хар, я не стану при встрече стенать и плакаться тебе в жилетку.
   - Вот и хорошо, - сказал Хар. - Приезжай.
   - А иначе ты бы меня не пригласил? - еще громче засмеялась Габи и сказала: - Давай, называй скорее номер, я уже на дорожке.
   Хар нажал пару клавиш, вызвал расположение своего номера и отправил его Габи. Он успел только заказать к ужину пирожные для Габи и убрать сумку в угловой шкаф, когда послышалось мягкое пение сигнала у входа. Хар приказал дивану сложиться и открыл дверь.
   Раскрасневшаяся Габи влетела в номер, как только дверь начала таять.
   - Мне можно хоть немножко обнять тебя, зануда? Совсем-совсем немножко? - спросила она, и не дожидаясь ответа, прильнула к Хару. Тот нежно обнял ее. Так они простояли некоторое время, потом Габи вздохнула, чмокнула его в щеку и отстранилась.
   - Все, инспектор, не бойся. Последний раз. Больше не буду к тебе приставать. Ты теперь такой важный.
   - А ты на себя смотрела, Габи? - вздохнул в ответ Хар. - Ты выглядишь, как настоящая леди. Я подумал, что ты меня вообще не узнаешь.
   - Дурак, - надулась Габи. - Что ты такое говоришь!
   Хар улыбнулся. Теперь перед ним была прежняя Габи.
   - Прости. Не принимай всерьез. Садись и начинай рассказывать. А я тебя угощу твоими любимыми пирожными.
   - Искуситель, - улыбнулась Габи.
   Они вдвоем быстро придвинули столик к дивану. Хар разлил ароматный чай и придвинул к Габи тарелочку с пирожными.
   - Ешь и начинай, - сказал он.
   - В общем, все как мы и думали, - сказала Габи, беря пирожное. - Я конечно оказалась права, но тут и не надо особой догадливости, любой бы догадался. Они радикально изменили структуру. Так что теперь у них предельно усложненная нейролептика. Но как они этого добились, совершенно непонятно.
   Она покачала головой.
   - Это же сотни миллионов новых связей. Чтобы их рассчитать, нужна уйма времени и вдобавок очень мощная нейросеть.
   - Откуда ты знаешь? - спросил Хар.
   - Мы же тоже работаем над этим, Хар. Наши расчеты идут уже три года, а мы дай бог, если продвинулись процентов на пять, - ответила Габи. - И хотя мы все время оптимизируем алгоритмы, скорость расчета, увы, постоянно снижается. И чем дальше мы проходим по этому пути, тем медленнее идем.
   - Значит, есть какой-то другой путь, - задумчиво сказал Хар. - Они явно не считали годами, это не те ребята. Рисковая команда.
   - Наверняка есть другой, - согласилась Габи и взяла второе пирожное. - Очень вкусно, спасибо тебе. Конечно, другой путь должен быть, но какой, я не представляю.
   - А тебе не приходит в голову что-нибудь из запрещенного? - спросил Хар. - Они, знаешь, мастера на такие штуки.
   - Приходит, - Габи пожала плечами. - Но тот путь - это путь в никуда. Да ты его и сам знаешь.
   - Это ты про курсовую, которую мы делали совместно с Институтом Мозга? - спросил Хар. - Про неудачные опыты по сращиванию?
   - Ну да, - сказала Габи. - Идея метода хороша, вот только кончается этот эксперимент очень быстро и весьма печально. И для нейросети, конечно, тоже, но еще больше для того, кто решил рискнуть.
   - Ну, Сейлор мог и рискнуть, - подумав, произнес Хар. - Матт говорил мне, что он сильно переживал после гибели жены. В таком состоянии вполне можно махнуть рукой на собственное здоровье...
   - Не знаю, - задумчиво сказала Габи. - Не забывай, что мозг при этом очень быстро деградирует. Когда они были у нас... Конечно, Володя выглядел не слишком веселым, но ненормальным его назвать тоже было нельзя. А потом, это бессмысленный риск. Такой путь - это путь в никуда.
   Они немного помолчали.
   - Больше ничего не приходит в голову, - вздохнул Хар. - Вернусь к себе, попробую расспросить Кристу. Она должна быть в курсе дела.
   - Думаешь, расскажет? - Габи посмотрела на него. - Конечно, ты благотворно влияешь на молодых девушек. Но если они действительно пытались подключить чей-то мозг напрямую к нейросети, то это подсудное дело.
   - Попробую. Что мне еще остается? Скажи, а вы сможете использовать у себя их наработки?
   - Сложно сказать сразу, - подумав, ответила Габи. - Конечно, постепенно я расшифрую всю схему и кое-что это нам даст. Но она привязана к конкретной нейросети, ты же знаешь, все структуры такого уровня очень индивидуальны. Без знания методики мы будем возиться очень и очень долго.
   - Печально. Бери еще, Габи.
   Габи замотала головой.
   - Нет, хватит.
   Она вытащила из кармана очки и надела их.
   - Павел, - спросила она. - Вы уже закончили? И какой прогноз?
   Выслушав ответ, Габи кивнула.
   - Выведи мне заключительную таблицу... Нет, мне нужна вся и с поправочными коэффициентами...
   Хар ждал.
   - А теперь добавь кривые сравнительного анализа...
   На этот раз она молчала около минуты. Хар терпеливо ждал.
   - Любопытно. Есть еще? Отлично. Поняла, сейчас буду.
   Габи сняла очки и быстро встала.
   - Поеду к себе, Хар. Ребята только что закончили первый прогон и скоро начнут второй. Нам еще работать и работать. А вот для тебя кое-что уже начинает проясняться, ты у нас везунчик.
   - Хорошо бы, - сказал Хар, тоже поднимаясь. - Габи, утром мне придется улететь. Я конечно могу еще немного подождать, но очень недолго. Попробуйте раскопать до конца, это очень важно.
   - Я уже и сама поняла, что эту ночь мне придется целиком посвятить тебе, - с громким вздохом сказала Габи. - Вот только жаль, что не в том смысле, как прежде.
   Хар слегка покраснел.
   - Не красней, герой, - улыбнулась на прощанье Габи. - Жди. Утром я обязательно свяжусь с тобой.
  
   3
  
   В два часа следующего дня Хар уже сидел в кабинете своего начальника и ждал его прихода. У Хара с собой была довольно крупная добыча, целых две новости. Во-первых, Бронштейн со страшным скрипом, но все-таки распорядился оформить ему нужный уровень допуска. Правда, всего на два дня, но Хар больше и не просил. А во-вторых, Габи нашла то, что он так искал. В новой нейросети был сделан специальный вход, который обходил все защитные системы. Очень странный вход, вход для человека без пароля.
   Сейчас Хар сидел в ожидании Джоунса и изо всех сил напрягал свою не совсем здоровую голову, пытаясь понять, зачем это было сделано. И напрягал совершенно напрасно. Как мог оказаться в помещении Комплекса, в который и с пропуском пройти было нелегко, человек без вживленного биоэлектронного чипа, абсолютно не приходило ему в голову.
   К счастью, в этот момент в помещении появился долгожданный шеф.
   - Вижу, что на Луну вы летали не зря, - сказал он, садясь за свой стол. - Вид довольный. Начинайте.
   Хар коротко изложил все новости, отдельно остановясь на своем новом допуске и обнаруженном загадочном входе в модернизированную нейросеть.
   - Всего на два дня, - медленно сказал Джоунс, для начала оставив без внимания этот загадочный вход. - Да, профессор Бронштейн нас не балует. Но все равно - ему огромное спасибо.
   - Я уже поблагодарил, от нас обоих, - ответил Хар. - Жду ваших распоряжений.
   - Намекаете, что вам надо немедленно разрешить ночной поход в Комплекс? А вы будете пытать нейросеть?
   Хар тактично промолчал.
   - Хорошо, - со вздохом сказал Джоунс. - Придется разрешить. А что это за таинственный вход?
   Хар осторожно пожал плечами.
   - Не знаю, - ответил он. - Единственное, что известно точно, это то, что он обходит все защитные блоки. Я размышлял всю дорогу, пока летел сюда, но мне ничего не приходит в голову.
   - Мне тоже. Попробуйте поговорить об этом с доктором Сикорски, - подумав, посоветовал Джоунс. - Может ему что-нибудь придет, не зря он у нас числится гением.
   Хар согласно кивнул.
   - Так и сделаю.
   - И постарайтесь, как только выясните, где он, попробовать сразу закрыть его. Такой анонимный вход очень опасен.
   - Я понимаю, - сказал Хар.
   - Тейлору я сообщу обо всем сам, - сказал Джоунс, внимательно глядя на него.
   Хар кивнул, не говоря ни слова.
   - Можете идти, - отпустил его Джоунс. - На сегодня вы свободны. Я бы на вашем месте полетел домой и до вечера хорошенько отдохнул. Вам необходимо придти в норму.
   Хар вторично согласно кивнул, встал и прошел в свой кабинет. Там он не спеша сел, поерзал, устаиваясь поудобнее и облегченно вздохнув, вытащил городской комм. Матт откликнулся на вызов сразу.
   - Хар, - закричал он. - Куда ты пропал? Что случилось? У меня для тебя есть новость.
   - Не кричи, - ответил Хар. - Сначала здравствуй. А теперь ответь мне на такой вопрос. Я летал на Луну и советовался с Бронштейном. Его ребята нашли в записях Сейлора указание на то, что в новой нейросети он сделал специальный вход, для человека без пароля. Зачем тебе это было нужно? Он же сделал это по твоей просьбе, так?
   - Понятия не имею, - сразу же ответил Матт. - Я же ничего не помню. Лучше ты объясни, как эта загадочная личность проникнет внутрь Комплекса. Я, например, этого абсолютно не понимаю.
   - Значит, ты тоже не знаешь. Жаль, - вздохнул Хар. - А какая у тебя новость?
   - Меня вызывал тот аспирант, к которому я летал. Помнишь?
   - Да. Он что-то нашел?
   - Да, - сказал Матт. - Правда, я так и не понял, что именно. Я сказал ему, чтобы он переправил мне резюме. А ты поинтересуйся у старшего инспектора, у него должен быть дубликат.
   - Я был у него, но он ничего не говорил, - сказал Хар. - Наверное, сведения еще не пришли.
   - Значит, скоро придут.
   - Слушай, хочу сегодня ночью поработать у вас. Надо поговорить кое о чем с вашей новой нейросетью. Бронштейн со скрипом, но оформил мне допуск на уровне системного администратора. Можно будет это сделать?
   Матт присвистнул.
   - Ну, ты силен, - сказал он. - Такой допуск старик даже мне не дал бы. Можно конечно. Прилетай к двенадцати, встретимся у входа.
   - А ты не можешь попросить Кристу, чтобы она тоже вышла в эту ночь? - продолжил Хар. - Я хочу и с ней поговорить.
   - Попросить то можно, - протянул Матт. - А вот выйдет ли она, это большой вопрос. Криста - это кошка, которая гуляет сама по себе.
   - Матт, попроси. Это очень важно.
   - Ладно. После того, что ты для меня сделал, я тебе ни в чем не могу отказать.
   - Прости, я же все забыл, - спохватился Хар. - Как у тебя тогда прошло, с Риной?
   Хотя Хар его и не видел, он сразу почувствовал, что Матт расплылся в довольной улыбке.
   - Блеск. Полный порядок, - довольно сообщил он. - Вечером, после того, как вы ушли, мы еще немного посидели. Не танцевали, а так... Выпили еще немного вина, говорили, говорили... Я все думал, как бы мне осторожно намекнуть, чтобы она не уходила, но ничего не лезло в голову. И когда я уже совсем отчаялся...
   - Ну? - спросил Хар.
   Он уже понял, почему Матт тянет.
   - Она сама сказала, что хочет остаться у меня, - победно закончил тот. - Огромное тебе спасибо! Хар, ты просто гений.
   Хар отмахнулся.
   - Рад за тебя. Так мы договорились?
   - Да. Прилетай.
   Хар отключил комм и начал подниматься. Именно в этот момент прозвучал настойчивый сигнал вызова. Хар посмотрел на экран, его вызывала Илона. Ей он отказать не мог.
   - Хар, - услышал он взволнованный голос. - Здравствуй. Куда ты пропал? Я весь день не могла отыскать тебя.
   - Пришлось слетать на Луну, - ответил Хар. - Это по работе. А комм оставался здесь, в ящике стола. Прости, Рысь, что не сказал тебе раньше.
   - Да ладно, - отмахнулась девушка. - Не в этом дело, просто я начала волноваться. У меня были какие-то нехорошие предчувствия.
   - Со мной все в порядке, - сказал Хар.
   - Ты не врешь? - недоверчиво переспросила Илона.
   - Завтра мы с тобой встретимся, - заверил Хар, не отвечая на вопрос. Он рассчитывал, что к завтрашнему дню будет выглядеть вполне нормально. - Тогда сама увидишь.
   Он не хотел зря обманывать девушку, но говорить правду ему тоже не хотелось.
   - А почему не сегодня?
   - Сегодня я работаю, - со вздохом сказал Хар. - До вечера и всю ночь. Так что ничего не получится.
   Илона немного помолчала.
   - Ну, смотри, мы договорились. Завтра, да? Тогда не буду тебе мешать.
   - Не обижайся, Рысь. Я не нарочно.
  
   4
  
   В назначенное время Хар стоял у входа в Комплекс, с удовольствием вдыхая прохладный вечерний воздух. Чувствовал он себя намного лучше. Он послушал шефа и провел все свободное время дома. Хороший отдых действительно помог ему восстановиться.
   Через пару минут показался скикар Матта. Тот быстро вышел и пошел вперед, но на полдороге увидел Хара и резко остановился. Видимо, вид снаружи у меня еще не совсем нормальный, самокритично подумал Хар. Хорошо, что он не видел меня вчера. Матт некоторое время смотрел на него, потом подошел поближе и осторожно сказал:
   - Привет. Где это тебя так?
   - С Илоной немного повздорили, - туманно ответил Хар.
   - Ха-ха. Очень смешно.
   - Ладно, пока живой. Пошли.
   - Хар... - протянул Матт.
   - Тогда, вечером, когда я летел от тебя, меня попытались сбить, - коротко сказал Хар. Он не хотел заострять на этом внимание. - Один скикар. По дороге домой, как и Сейлора.
   Матт присвистнул.
   - Вот оно что... Вот негодяи! А почему именно тебя?
   Хар пожал плечами.
   - Черт его знает. Наверное, потому, что я был с тобой ночью в Комплексе и беседовал с вашей новой нейросетью.
   - Ты с ней не один беседовал...
   - Кроме вас, я единственный посторонний, который посвящен в этот секрет. Больше мне ничего не приходит в голову.
   - Может и так, - протянул Матт. - Но вообще, это довольно странно.
   Он задумался, но потом махнул рукой.
   - Ладно, в первом приближении сойдет. Пойдем вниз?
   - Ты договорился с Кристой? - требовательно спросил Хар.
   - Да, не переживай. Обещала прилететь. У нее тоже накопились какие-то дела, - ответил Матт.
   - Ребята у Бронштейна рассказывали мне, что они всегда работали парой, вместе с Володей, - сказал Хар. - Она должна быть в курсе всех его дел. Ты ее знаешь лучше меня. Как ты думаешь, она мне расскажет?
   Матт пожал плечами.
   - Не знаю. Я думаю, что ей нечего скрывать. Но Криста очень волевая девушка, она все решает сама. Пока мы ее не спросим, ничего сказать не могу.
   - А какие у нее были отношения с Володей Сейлором?
   - Нормальные, рабочие, - сказал Матт. - Если ты имеешь в виду личные симпатии, то у Кристы есть свой парень. Но он работает не у нас.
   - А у Володи был кто-то? - спросил Хар.
   - Нет, - Матт помрачнел. - Я говорил тебе, что его жена недавно погибла, она работала в одной из внешних колоний. Он ее очень сильно любил. Рана так и не зажила. Пошли?
   Хар кивнул. Они прошли к входу в Комплекс, кивнули дежурному, оказавшемуся на этот раз знакомым парнем и прошли через арку сканера.
   - Может, перейдешь работать к нам? - сказал Матт, когда остановившийся лифт гостеприимно распахнул перед ними свои двери. - Тебя уже даже наши лифты признали. Ты тут совсем прижился.
   - И что я буду у вас делать? - вздохнул Хар. - В компании твоих молодых гениев. Исполнять роль серва?
   - Ну, мозги у тебя тоже неплохо работают, - задумчиво произнес Матт. - У нас весело, ты не прогадаешь.
   - Пожалуй, даже чересчур. Куда мы поедем?
   - К системщикам. Мы уже были там с тобой, в прошлый раз. В кабинет к Володе.
   Они вошли в уже знакомый кабинет.
   - Кристы еще нет, - сказал Матт. - Можешь пока поговорить с нейросетью, пошел первый час. Она уже проснулась.
   - А кому в голову пришла эта идея - включать ее по ночам? - спросил Хар, садясь и беря шлем.
   - Не помню, - ответил Матт. - Так случайно получилось. Первый прогон мы делали ночью, ну, потом так и пошло. Днем ее включать еще рановато. Днем у нас идут плановые эксперименты, а она все-таки еще не совсем нормальная.
   - Это вы не совсем нормальные, - пробурчал Хар и надел шлем.
   Туман рассеялся, и перед ним появилось лицо уже знакомой девушки.
   - Добрый вечер, Эли, - сказал Хар.
   - Добрый вечер, инспектор, - сказала девушка и улыбнулась. - У вас новый уровень? Поздравляю.
   - Всего на пару дней, - ответил Хар. Он решил не тянуть. - Скажите, Эли, зачем вы модифицировали память у брата?
   - Матт попросил, - тут же ответила девушка. - Не знаю, наверное, зачем-то ему это понадобилось. Они мне не всегда объясняют, я пока только учусь. Не все еще понимаю.
   - А как он смог попросить вас? У него что, такой сильный допуск?
   - Нет, его допуска на это не хватит. Но Володя Сейлор, наш системный администратор, сделал для него специальный вход.
   - А где этот вход находится? - решил уточнить Хар.
   - Внутри Цветка, в пятом экспериментальном зале. Когда Матт входит через него, то у него появляются очень сильные права. Сильнее всех. Тогда он все может.
   - А моих прав хватит, чтобы приказать вам отключить этот вход? - быстро спросил Хар.
   - Нет. Но тут дело не в правах, - покачала головой Эли. - Простите, Хар. Программно его теперь не отключишь. Ввод можно заблокировать только физически.
   - Я на минуточку, Эли, - сказал Хар и снял шлем. - Матт, - позвал он.
   - Я здесь, - откликнулся Матт. Он возился у рабочего стола. - Что у тебя?
   - Войди, пожалуйста, в сеть. Ненадолго.
   Матт пожал плечами, подошел и надел шлем. Хар тоже надел свой. Теперь они были втроем.
   - Вот и Матт пришел, - сказал Хар. - Узнаете?
   - Здравствуйте, доктор Сикорски, - сказала девушка нейросеть и покачала головой. - Хар, вы ошибаетесь. Это совсем не Матт. Матт - другой.
   Когда Хар стащил шлем и непонимающе посмотрел на Матта, оказалось, что тот сделал то же самое. Хар открыл было рот, но Матт его опередил.
   - Я ничего не понимаю, - сказал он. - Что значит - Матт другой? Что она имела в виду?
   - То, что это не... - начал Хар.
   В этот момент их прервали, в кабинет вошла Криста.
   - Добрый вечер, - приветливо сказала она. - Что у вас за срочные дела ночью? И что именно вы не понимаете? Может быть, я смогу помочь?
   Хар промолчал. Инициативу взял в свои руки Матт. Он покосился на Хара и произнес:
   - Может и сможешь. Садись.
   Потом показал рукой на Хара и продолжил:
   - Видишь этого неприметного человека, с сильным и волевым лицом? Это наш новый инспектор, гроза взломщиков и похитителей. Приказываю тебе честно и открыто отвечать на все его вопросы.
   Потом он громко вздохнул и добавил:
   - Иначе он нас сразу всех арестует.
   Хар вздохнул.
   - Матт, - сказал он. - Ты закончил? А теперь помолчи немного, пожалуйста. Сядь куда-нибудь в уголок и дай нам спокойно поговорить.
   - Могу и совсем уйти, - обиженно начал Матт.
   - Нет, - сказал Хар. - Ты нам еще понадобишься. Но немного позже.
   - Вот и помогай после этого, - махнул рукой Матт. - Ладно, намек понял.
   Он легко поднялся и отошел в сторону. Хар подождал, пока он усядется, а потом повернулся к Кристе.
   - Добрый вечер, Криста, - начал он. - Я летал с отчетом Сейлора по вашей новой нейросети на Луну, к Бронштейну. Они уже начали разбираться, но пока дело не слишком продвигается. Вы не сможете немного помочь?
   Криста пожала плечами.
   - Основные работы по модернизации вел сам Володя, я была на подхвате. Правда, в конце нам немного помогал еще один парень, наш мнемотехник. Так что только в общих чертах. Спрашивайте, расскажу все, что знаю. Но знаю я немного. А главную идею нам вообще подарил директор.
   - Да, я такой, - из угла сообщил Матт. - Только я к сожалению не помню, что именно я им подарил.
   - А почему все делалось в такой тайне? - спросил Хар, не обращая на него внимания.
   - Не знаю. Мы не делали ничего запрещенного, - спокойно ответила Криста.- Обычная нормальная работа. Просто не хотелось поднимать шум раньше времени, вот и все. Мы же еще не закончили.
   - А как вообще все это началось?
   - Нам постоянно не хватало мощности, - начал из угла Матт.
   - Помолчи, - бросил Хар.
   - Я не помню, кто именно подал первую идею, - задумчиво сказала Криста, накручивая локон на палец. - Есть один способ поднять производительность - скопировать структуру с живого мозга. Но этот способ чисто теоретический, это путь в никуда. Нейросеть не успевает перестроиться, а мозг сразу гибнет.
   Довольно долго мы обсуждали, что именно происходит, когда к нейросети подключается мозг человека и поняли, что при прямом контакте защитить живой мозг в принципе невозможно. Тут все дело в энергетике. У работающей нейросети и у человеческого мозга они различаются на порядки. А в импульсе вообще намного больше.
   - Да, идея хорошая, - согласился Хар. - Жаль, что невыполнимая.
   - Поэтому мы решили начать с внутренней логики. Возились потихоньку. Вживили несколько новых участков, но пока оставили их в спящем режиме. А вот когда мы получили первую удачную запись с мозга, я имею в виду - полную запись...
   - Что это значит? - перебил Хар.
   - До этого мы писали только отдельные структуры, - ответил из угла Матт. - Полная запись - это очень сложная задача. Это запись всей нейроструктуры, в рабочем состоянии. И не с мозга трупа, а с живого объекта.
   - Матту тогда неожиданно пришла в голову совершенно безумная идея, - продолжила Криста. - После того, как с записью поработали в Цветке, попробовать в качестве эксперимента включить ее напрямую в нашу нейросеть.
   - Да, идея действительно безумная, - согласился Хар и с интересом спросил: - И что у вас получилось?
   - Ничего, - ответила Криста. - Запись так просто не подключишь, она мертва. В ней нет внутренней энергетики, только наведенная. Мы долго размышляли на эту тему с Володей, перебирали разные варианты и наконец, пришли к выводу, что надо попробовать сделать что-то вроде переходника, с автономной подпиткой. Так и родилась идея двойного кольца.
   - И что, сразу получилось? - спросил Хар.
   - Нет, было много неудачных попыток. Но постепенно мы смогли скомпоновать этот шлюз более-менее удачно. Ну, чтобы некоторое время хоть как-то работало. Тогда мы эту запись и подключили.
   - С этого все и началось?
   - Да. На первый взгляд, тот результат был нулевым. Запись тут же схлопнулась, контакт длился не более десяти микросекунд. А наш шлюз вообще выгорел дотла. Мы решили, что опыт не удался. И вдруг через неделю нейросеть сама выдала нам план куска новой нейросети. Попросила смонтировать ее и подсоединить. И еще выдала улучшенную трехмерку нового шлюза.
   - Однако, - сказал Хар.
   - Мы подумали и решили рискнуть. Попробовать, для эксперимента. Запустили схему в работу.
   - И..? - осторожно спросил Хар.
   - Мощность нейросети сразу выросла, - ответила Криста. - Мы поняли, что стоим на правильном пути. Поэтому, подождав немного, когда нейросеть до конца перестроится, следующую удачную запись мы сразу подключили к новому шлюзу. Она продержалась немного дольше. Так все и пошло.
   - Сколько таких циклов вы проделали?
   - Точно не помню. По-моему, больше десяти. Можно посмотреть в памяти нейросети, там лежит полный график работ. Сейчас у нас стадия обучения, мы пока решили приостановить процесс наращивания. Хотя в принципе можно продолжать и дальше. Но разница c прежней и так получилась на полтора порядка. Надо оглядеться и понять, что именно у нас получилось.
   - То есть вы занялись модернизацией управляющей нейросети всего Комплекса, я подчеркиваю, рабочей нейросети, не имея ни плана, ни ясного понимания того, что именно вы делаете? - заключил Хар. - Так? Рисковые вы ребята.
   - Ты очень строг, - подал голос из угла Матт. - Важен результат, а полное понимание придет потом. Немного позже.
   - Ну да, - саркастически сказал Хар. - А если в результате погибнет пара-тройка людей, так это пустяк. Просто издержки производства.
   - О чем это вы? - не понимающе спросила Криста.
   - Минутку, - сказал Хар и повернулся к Матту. - Ну-ка, давай к нам поближе, молодой гений. Пришла пора начать отвечать за свое руководство.
   Матт мотнул головой, встал и подошел к ним.
   - За научное руководство. Ты слишком въедлив, - сказал он, садясь рядом. - Хар, новые открытия никогда не делаются с ясной головой. Все становится ясным только в самом конце работы. Вот тогда абсолютно всем вокруг становится понятно, с чего следовало начинать. А сначала ты бредешь наобум, в полной темноте. Очень долго. Таковы законы природы.
   - Поясни так, чтобы я все четко понял, - строго сказал Хар. - Потому что пока у меня в голове крутится одно единственное гениальное предложение: выйти к вашему руководству с предложением немедленно закрыть вас. До тех пор, пока не станет окончательно ясно, что именно вы натворили.
   - Увы, это бесполезно, - со вздохом сказал Матт и вдруг он показался Хару намного старше своих лет. - Ты, Хар, оказывается, сам внутри - настоящий идеалист. Никто и никогда нас не закроет, чтобы ты не говорил этому таинственному руководству. Сейчас пошла такая гонка...
  
   5
  
   Ранним утром Хар, стоя в коридоре, решил, что больше он ничего нового не узнает и ему пора уходить из Комплекса и лететь домой. А там срочно ложиться спать. Но внезапно его окликнул какой-то мужчина. Хар обернулся и сразу узнал его. Это был Рихард.
   - Доброй ночи, инспектор, - сказал он. - Или скорее, доброго утра. Шеф просит вас ненадолго зайти к нам. Сможете?
   - Мы уже почти закончили. Я скоро приду.
   Рихард кивнул и исчез в повороте коридора.
   Хар постоял, немного подумал, а потом прошел дальше и зашел к Матту.
   - Наверное, на сегодня - все, - сказал он. - Я выдохся.
   - Лети домой, - сказал Матт. - А мы еще немного поработаем. До утренней смены.
   - Похоже, от вашего Комплекса у меня уже начал развиваться склероз, - продолжил Хар. - Хотя и немного рановато. Сейчас в коридоре встретил Рихарда из Конторы...
   - И что? - спросил Матт.
   - Тейлор попросил зайти к нему. А я забыл его спросить, куда именно надо идти. Где мне теперь их искать?
   - Не волнуйся, - ответил Матт. - Насколько мне известно, апартаменты Конторы находятся на самом нижнем уровне. Так что ты не потеряешься. Спустись на центральном лифте до конца и все дела.
   - А как они оказались в самом низу? - поинтересовался Хар. - Ты же говорил, что там - запретная зона. Мезонный реактор.
   - Реактор находится намного ниже, - ответил Матт. - Он за бетонной плитой. Да плюс еще многослойная защита. Туда людям хода нет, там бродят только сервы. А уровень, выделенный для Конторы, располагается как раз над ним. Рядом с зоной управления.
   - Интересно, кто их там расположил, - вслух подумал Хар.
   - Не знаю, - пожал плечами Матт. - Контора мне не подчиняется. Мы живем сами по себе, а они - сами по себе.
   - Спасибо. Пожалуй, пойду, - сказал Хар и встал. - Всего доброго.
   Матт кивнул в ответ.
   Хар вышел из кабинета, дошел до лифта и опустился на самый нижний уровень. Выйдя в коридор, он огляделся. Большая белая стрела на стене показывала направо. Хар пожал плечами и пошел туда. Он не ошибся, за первым поворотом обнаружилась матовая стеклопластовая дверь, которая приветливо растаяла. За ней он и нашел Тейлора.
   Они вежливо поздоровались.
   - Джоунс говорил мне, что у вас появились какие-то новые данные по аварии Сейлора, - спросил Тейлор. - Они у вас с собой?
   - Да, - ответил Хар. - По выкладкам наших ребят, когда Сейлор летел домой, его атаковали два скикара. Они смогли восстановить картинку.
   Он достал кристалл и положил его на стол.
   - Вот заключительный отчет нашего транспортного отдела. Я захватил для вас копию.
   - Спасибо, - сказал Тейлор и взял кристалл. - Нам это здорово поможет. Могу ли я вам оказать ответную услугу?
   - Если вам не трудно, то я хотел бы посмотреть сводные данные по транспорту Комплекса, - подумав, сказал Хар. - На всякий случай. Мы так и не смогли выяснить, кому принадлежали те скикары.
   - Я скажу ребятам, чтобы они вывели для вас копию, - ответил Тейлор. - Но боюсь, это ничем не поможет. Комплекс недавно обновил свой парк машин. Насколько мне известно, все их скикары на месте. Рихард недавно осматривал их и никаких подозрительных следов не обнаружил. А он внимательный парень.
   - Спасибо, - поблагодарил Хар. - Данные все равно пригодятся.
   Ловко, подумал он. Быстренько сменили весь свой парк и все дела. А старые машины небось отправили в переплавку. Ищи теперь концы.
   - А вы не помните, когда это произошло? - спросил он.
   - По-моему, несколько дней назад, - подумав, ответил Тейлор. - Я могу найти для вас в памяти нейросети точную дату. Приплюсовать ее к отчету?
   - Буду вам очень благодарен, - сказал Хар, вставая.
  
  
   ГЛАВА 9
  
   1
  
   Хар прилетел в столицу за неделю до начала занятий и уже четыре дня жил в новой квартире. Поиск в городской нейросети дал ему на выбор несколько неплохих вариантов. Он решил поселиться немного дальше от института, но зато в его квартире был большой спортивный зал. Хар уже успел приобрести в службе доставки все необходимые тренажеры, расставить их у себя и даже пару раз в полную силу размяться.
   В просторном приемном зале Института управления находилось около сотни юношей и девушек, полные десять групп. Первое собеседование уже началось и преподаватели разбирали ребят, когда в зал влетела раскрасневшаяся девушка. Пригнувшись, она огляделась по сторонам, и увидев рядом с Харом свободное место, быстро проскользнула к нему.
   - Можно? - спросила она негромко.
   Хар кивнул.
   Девушка села рядом, улыбнулась ему и откинула волосы со лба.
   - Черт, опять опоздала. Ты уже распределился?
   - Ага. Вон к той симпатичной женщине, - ответил Хар и показал легким кивком головы.
   - Тогда я тоже к ней.
   Девушка надела шлем.
   Хар огляделся по сторонам. Почти все будущие студенты разбились на маленькие группы, каждая из которых сидела со своим куратором. Хар легонько ткнул девушку в бок.
   - Давай быстрее, а то она уже начала. Не успеваем.
   - Я уже, - сказала девушка и сняла шлем.
   Преподаватель улыбнулась им, движением руки предложив сесть и продолжила свою речь. Они опоздали не намного. Хар понял, что первые три месяца они будут встречаться с куратором раз в неделю, а все остальное время будут заниматься самостоятельно.
   - На сегодня все, - закончила преподаватель. - Есть вопросы?
   Вихрастый парень поднял руку.
   - Скажите, а когда можно будет начинать сдавать зачеты?
   - Вы немного торопитесь, - улыбнулась женщина. - Первый зачет пройдет не раньше, чем через два месяца. Осваивайтесь. Каждый занимается в своем ритме, мы не навязываем скорость обучения. Примерный темп прохождения курса можно посмотреть в нашей нейросети. Там же вы найдете и все необходимые учебные материалы. Увидимся через неделю, тогда и познакомимся поближе.
   Она кивнула и вышла. Ребята постепенно тоже начали разбредаться. Хар пошел к своему столу, где лежала его сумка. Девушка пошла за ним.
   - Меня зовут Габриэль, - сказала она. - Габриэль Соренсен. Правда, я предпочитаю просто Габи. А тебя?
   Хар взял сумку и посмотрел на девушку. Она была невысокого роста, с пышными каштановыми волосами. Ее нельзя было назвать очень красивой, но она была удивительно симпатичной.
   - Хар. Хар Темминг.
   - Вот и познакомились. А почему ты сидел один?
   Хар пожал плечами. Он только сейчас обратил внимание, что почти все в зале сидели парами.
   - Не знаю.
   - Ты уже определился с общежитием? - спросила Габи.
   - Мне не нужно, - ответил Хар. - Я взял себе квартиру.
   - Зачем? - удивилась девушка. - В общежитии жить намного веселее. И летать никуда не нужно, все рядом.
   - Мне нужен спортивный зал, - ответил Хар. - Для занятий.
   - Да? А чем ты занимаешься?
   - Гимнастикой, - ответил Хар. Он уже знал, что нужно отвечать в таких случаях.
   - Покажешь? - загорелась девушка. - Ну, пожалуйста...
   Хар огляделся. Все уже разошлись, в зале было пусто, остались только они. Он отошел от стола, немного присел, а потом легонько подпрыгнул и сделал двойное обратное сальто.
   - Вот это да, - восхитилась девушка. - Здорово!
   - Пойдем, - сказал Хар. - Пора тебе поселиться. А потом разберем секции.
   Он не сказал Габи, что с небольшого разбега мог сделать и тройное сальто. А она не заметила, что Хар выполнил это упражнение не просто легко, а совершенно бесшумно.
   Номер в общежитии Габи выбрала быстро: она решила взять не очень большой, двухкомнатный. Но зато с большими широкими окнами, выходящими в поросший густой зеленью прохладный институтский парк. Пока она определялась, Хар стоял у инфора и выбирал, чем ему заняться. Необходимо было выбрать, как минимум, четыре секции.
   Хар вздохнул. Сам он в первую очередь взял бы гандбол: быструю, взрывную игру с жесткими блоками. И еще регби. Но он прекрасно помнил, что говорил ему Мастер: никаких прямых столкновений с противником. Поэтому пришлось остановиться на волейболе, теннисе и верховой езде. Подумав, Хар добавил еще бег и плаванье.
   Через неделю они встретились с Габи уже как старые знакомые. После недолгого общения с преподавателем оба вышли в зеленый двор, на неяркое осеннее солнце.
   - Как устроилась? - спросил Хар.
   - Нормально, - ответила девушка. - Все в порядке, со всеми познакомилась. Сейчас пойду в библиотеку, хочу немного позаниматься. Там веселее, чем дома. Дома сидишь одна, а в библиотеке вокруг народ. Пойдешь со мной?
   - Нет, - сказал Хар. - Полечу к себе, все материалы я уже скачал. Люблю заниматься в тишине. Ну что, разбежались?
   - Погоди, Хар, - потупившись, начала Габи. - У меня к тебе предложение.
   - Какое?
   - Давай... сделаем вид, будто мы с тобой увлечены друг другом. Тогда к нам никто не будет приставать.
   - А зачем? - удивился Хар. - Тебе что, не понравился никто из ребят?
   - Нет, - ответила Габи и вздохнула. - Я же не просто так хандрю. Знаешь, я оставила в родном городе свою первую любовь. Это нелегко пережить.
   Хар кивнул.
   - У меня аналогично.
   - Вот видишь? Нам сейчас не до посторонних. Давай будем заниматься и везде ходить только вдвоем. Так веселее, чем одному. Все постепенно привыкнут и оставят нас в покое. Я не занудная, да и ты вполне нормальный парень. Как, договорились?
   - Давай попробуем, - согласился Хар.
   Все действительно быстро привыкли к тому, что Хар и Габи практически не расстаются. Впрочем, остальные ребята тоже быстро разбились на пары, так что их поведение ничем особенным не выделялось.
   Длилось это до первых каникул. После успешной сдачи экзаменов, которую все отмечали в институтском ресторане, прибежавшая как всегда с опозданием Габи, вдруг выпалила:
   - Хар, мне понравился один парень. Ты его не знаешь, он с параллельного потока.
   - Прекрасно, - сказал Хар, доедая жаркое. - Что будешь есть? Взять тебе что-нибудь?
   - Я уже заказала, - отмахнулась Габи. - Но я не хочу, чтобы все думали, что я от тебя ухожу.
   - Как это? - не понял Хар.
   - Ну, ты все равно все время хмуришься, - просительно сказала Габи, беря с появившейся в центре стола тарелочки аппетитное пирожное. - Похмурься немного больше и все решат, что я тебя просто обманываю. Чуть-чуть.
   - Ну, не знаю, - неуверенно сказал Хар. - А зачем тебе это?
   - Думаю, что мое увлечение долго не продлится, - вздохнула Габи. - А тебя я бросать не хочу.
   - Почему? - не понял Хар.
   - Ты мне нравишься. Серьезно.
   - Да нет, почему не продлится?
   - Ну... этот парень, в общем, конечно, ничего... но это далеко не мой идеал.
   - Ну, ты даешь, - сказал Хар. - А что же ты к нему тянешься, Габи?
   - Скучно быть одной, - вздохнула Габи и тряхнула головой. - Мама говорила, что когда первая любовь начинает вспоминаться с легкой грустью, то это означает, что человек повзрослел. По-моему, я уже повзрослела. А ты?
   - Пока нет, - сказал Хар и вздохнул. Ему было очень тоскливо без Ирины.
   - Хар, - сказала Габи серьезно. - Ты всегда один и один. Тебе что, действительно совсем не скучно?
   - Нет, - сказал Хар.
   Ребята, заметив поведение Габи, действительно немного посочувствовали Хару, а на Габи смотрели с неодобрением. А вихрастый Герман даже сказал Хару пару прочувственных слов. Хар в ответ хмуро покивал, глядя в сторону. Он честно старался не рассмеяться. Впрочем, Габи была не одинока: парочки в институте постоянно меняли партнеров. Хар старался не отвлекаться от главного, а главным для него была учеба.
   Через пару месяцев Габи действительно вдрызг разругалась со своим поклонником и понурив голову, вернулась к Хару. Он немного подулся, а потом, у всех на виду, махнул рукой и простил девушку, в честь чего они обнялись и расцеловались. Теперь Хар и Габи опять везде были вдвоем. Впрочем, к летним каникулам Габи опять увлеклась, уже новым парнем, а потом и еще одним. Народ вокруг постепенно привык, что покладистый Хар каждый раз прощает ветреную спутницу и даже немного завидовал прочности их отношений - редкая пара в институте держалась так долго.
   Впрочем, преходящие увлечения не мешали Габи прекрасно учиться, она входила в первую пятерку курса. У Хара способности были поскромнее, но он брал настойчивостью и твердым характером. Впрочем, в институте все учились хорошо: курс был интересным и увлекательным.
   На каникулы Габи пригласила его к себе и Хар с удовольствием провел пару недель в ее родном городке. К себе домой Хар не поехал. Мастер сообщил ему, что Ирины нет - она улетела к родственникам. А больше в городе у Хара никого не было.
   В конце второго года Хар подумал, что, пожалуй, мама Габи была права. Образ Ирины постепенно подернулся легкой дымкой и теперь он действительно вспоминал ее реже и с легкой грустью. Хар начал посматривать по сторонам. Не то, чтобы он решил за кем-то приударить, но его постоянная хандра куда-то отступила.
  
   2
  
   Хар почти добрался до самого верхнего уровня, где находился выход, перемалывая в голове разговор с Тейлором и уже собирался выйти наружу, когда внезапно ему в голову пришла совершенно дикая мысль. Он тут же приказал лифту остановиться и полетел вниз.
   - Матт, - сказал он, врываясь в кабинет. - Нам с тобой надо выйти наружу. Срочно.
   Матт посмотрел на него и не говоря ни слова, сразу встал. Они быстро дошли до центрального лифта, поднялись наверх и кивнув дежурному, вышли наружу. Вокруг еще царила ночь, но небо на востоке заметно посветлело. Подсвеченный снизу неяркими светильниками сквер выглядел просто сказочно. Хар показал Матту на знакомую скамейку и когда они сели, наклонился к нему.
   - Слушай, - начал он негромко. - Мне неожиданно пришла в голову совершенно безумная мысль. Расскажи-ка мне о ваших клонах, только подробнее. Мне нужно знать о них все.
   - А зачем тебе это? - недоуменно спросил Матт. - Клоны - это рабочий материал, необходимый для наших экспериментов. Что в них может быть интересного?
   - Смотри. Помнишь, Сейлор тогда говорил в своей записке, что сталкивался с тобой ночью и ты его о чем-то попросил. А ты говорил, что той ночью ты его не видел. Так?
   - Да, - подтвердил Матт. - Но я же ничего не помню...
   - Погоди. Сейлор тогда сделал все, о чем ты его попросил. Но ему это очень не понравилось. Он хотел поговорить с тобой об этом, позже, на следующий день. Однако не успел, его убили.
   - Я не понимаю, что ты имеешь в виду.
   - А ты помнишь, что он сказал тебе в больнице перед смертью? "Я все сделал. Зачем?"
   Матт потрясенно молчал, глядя на него.
   - Сотрудники Бронштейна сказали мне, что в новой нейросети сделан специальный вход, для человека без пароля. А нейросеть сейчас сообщила мне, что Сейлор сделал этот вход специально для Матта. Вход с очень сильными правами, больше, чем у системного администратора. Этот вход находится в Цветке. И однажды вошедший через него Матт приказал ей стереть память у младшего брата. У дневной нейросети.
   - Хар, - испуганно сказал Матт. - Поверь, я ничего такого не делал... Клянусь!
   - Матт, да это же был не ты. Ты что, до сих пор ничего не понял? Когда ты вошел, то нейросеть сразу сказала: это не Матт. Матт совсем другой.
   Матт задумался.
   - И ты думаешь...
   - В каком состоянии у них мозг?
   - В разном, - Матт задумался. - Слушай, это же зависит от того, что мы на него пишем. А мы пробуем совершенно разные куски.
   - А записи целиком? Всего мозга? Я имею в виду такие же, какие вы подсоединяли к нейросети?
   Хар внимательно смотрел на Матта.
   - Да, были и такие опыты.
   - Успешные?
   - Трудно сказать, - задумался Матт. - Это же были самые первые эксперименты, достоверная статистика пока еще не накоплена.
   - Ладно. Ты тогда говорил мне, что они лишены двигательных функций, - сказал Хар. - Как вы это проверяете?
   - Ну, - неуверенно ответил Матт. - Все необходимые параметры тела задаются при выращивании. Когда клон находится на стадии готовности, то его мышцы подвергаются электростимуляции. Мы просто исключаем определенную группу мышц из разрешенного списка, вот и все.
   - Список закрыт?
   - Да нет, он лежит в памяти нейросети.
   - Когда вы проверяли его в последний раз?
   Матт мотнул головой.
   - Не знаю. Я этим не занимаюсь.
   - Матт, спустись вниз и осторожно проверь, где сейчас находятся ваши клоны. А потом быстро возвращайся сюда.
   Матт кивнул, быстро встал и пошел к арке входа. Хар остался сидеть. Подожду его здесь, подумал он, закрывая глаза. Неужели я прав? Если да, то Матт вернется не скоро.
   Однако долго ждать ему не пришлось, Матт быстро появился обратно. Вид у него был далеко не веселый.
   - Хар, - сказал он. - Может, ты и прав, но сейчас мы это никак не проверим. Нам с тобой крупно не повезло. На выходе сейчас новая партия клонов, а у старых образцов истек срок годности. Сегодня днем всех оставшихся уничтожили.
   - Кто распорядился? - спросил Хар, приподнимаясь.
   Матт пожал плечами.
   - Это стандартная операция. Когда клоны выходят из строя, их ликвидируют. А график ликвидации старой партии и ввода в строй новой лежит в памяти нейросети.
   Хар вздохнул.
   - Черт, что за невезение, - с тоской сказал он. - Прямо какое-то наказание. Как будто мы играем в игру с неизвестным и он все время делает первый ход. А нам почему-то всегда выпадает играть черными...
   Он поднял голову и посмотрел на небо. Небо совсем посветлело, на нем виднелись редкие белые облака, а край горизонта окрасился розовым.
   - Знаешь, - нерешительно сказал Матт. - Я никак не могу понять одну вещь. Даже если в остальном ты и прав. Почему Володя сделал этот анонимный вход?
   - Он же сам сказал, что ты его попросил, - равнодушно ответил Хар. Он был очень расстроен произошедшим.
   - И что?
   - Ты его близкий друг, - Хар посмотрел на него. - Что, сам не можешь сообразить? Он не смог тебе отказать, хотя и собирался утром переговорить с тобой.
   - Хар, ты не знал Володю, - медленно сказал Матт. - Да, это был настоящий друг. Он бы все сделал для меня. И даже больше. Но что касается работы... Я абсолютно не представляю, как я смог его уговорить.
  
   3
  
   Хар удалось поспать совсем немного, но как не странно, он почувствовал, что неплохо выспался. Наверное, организм уже пришел в норму. Он встал, быстро привел себя в порядок и полетел в Полицейское управление. Внешне он выглядел уже вполне нормально, чему мельком порадовался: ему скоро предстояло встретиться с Илоной. Хар не хотел ее зря пугать.
   Сейчас он сидел за своим рабочим столом, а его голова гудела от напряжения и переполнявших ее мыслей. Настроение у него было паршивым. Тупик. Он уперся в стену. Да, вроде у него были неплохие доказательства, но все они рассыпались в прах. Теперь ему нечего предъявить.
   На столе внезапно замигал городской комм. Хар внимательно посмотрел на него. Экран остался черным, а на месте адреса вызывающего появился большой жирный прочерк. Хар усмехнулся. Аноним зря решил позвонить ему именно сюда - в Управлении у него были кое-какие возможности.
   Он быстро надел шлем и вошел в нейросеть. Но здесь его ждал сюрприз - нейросеть Управления ничем не смогла ему помочь, адресат так и остался неизвестным. Это говорило о многом.
   Чертыхнувшись про себя, Хар снял шлем и приказал комму включиться.
   - Добрый день, - произнес приятный мужской голос. - Вас зовут Хар. Можно мне вас так называть?
   - Конечно, - буркнул Хар. - Поскольку это мое имя. А мне дозволено будет поинтересоваться, с кем именно я говорю?
   - Меня зовут Кирилл, - вежливо представился голос. - Простите за вынужденную анонимность, но это не моя идея. Я был вынужден включить блокировку. Голос, разумеется, также изменен.
   Интересно, подумал Хар. Это что, означает, что я могу услышать его вживую? Где? Или этот тип тоже работает в Комплексе? Скорее всего, да. Наверное, это и есть один из представителей той таинственной организации, про которую тогда мельком упоминал Джоунс.
   - Внимательно слушаю вас, - сказал он. - Раз уж вы вызвали меня с такими предосторожностями, у вас видимо есть, что мне сообщить.
   - Думаю, что да, - подтвердил Кирилл. - Я хотел бы предложить вам немного отвлечься от клонов и поинтересоваться попытками взлома, о которых в первый день рассказывал доктор Сикорски. Это не были случайные сбои защитной Стены. Дело обстоит гораздо серьезнее.
   Ничего себе, подумал Хар.
   - Спасибо, но я сейчас занят несколько другим, - медленно начал он. Хар хотел попробовать отказаться, но предельно вежливо.
   - Я знаю, - прервал его собеседник. - Но вам не кажется, что вы несколько переоцениваете их возможности?
   - Чьи? - спросил Хар.
   - Клонов Комплекса, - невозмутимо ответил незнакомец. - Они же у вас главные подозреваемые? А вы не попробовали поставить себя на их место?
   - Думаю, это будет нелегко, - после некоторого раздумья ответил Хар. Черт, подумал он, да этот тип все знает.
   - Почему же, - ответил собеседник. - Давайте попытаемся вместе. Начнем с самого начала: продолжительность жизни клона - не более месяца, особь рождается с абсолютно чистым мозгом. Запись - это лотерея, неизвестно, какой кусок окажется в мозгу, насколько запись прошла удачно и как эффективно она приживется. Вы согласны?
   - Ну, в общем, да.
   - А теперь - их действия. Неизвестный блокирует мозг директора Комплекса. Под видом Матта убеждает системного администратора Сейлора сделать незаконный вход в новую нейросеть, с очень большими правами. Использует этот вход для своих целей. Проводит две блестящие ликвидации. Извините, полторы. И так далее, и тому подобное. Вам не кажется, что приписывать все вышеизложенное клонам - это скорее что-то из области фантастики, чем из реальной жизни?
   Хар вздохнул, но ничего не ответил. Ему было нечего сказать.
   - Может быть, за их спиной стоит кто-то еще? - продолжил анонимный собеседник.
   Хар опять промолчал.
   - Я попытался немного переубедить вас. У меня получилось?
   - Наверное, да, - медленно сказал Хар и вздохнул. - Жаль только отказываться от такой интересной идеи.
   - А я на этом и не настаиваю, - сказал анонимный собеседник. - Думайте дальше. Я просто хотел донести до вас мысль, что, скорее всего, в Комплексе есть и другие, пока неизвестные нам игроки.
   Оба немного помолчали.
   - Скажите, а кому вообще нужно проникать за Стену? - осторожно спросил Хар.
   Он не ждал ответа. Однако Кирилл ответил сразу.
   - Многие работают над схожими проблемами, - сказал он. - У нас на примете к сегодняшнему дню остались три частные фирмы. Это довольно крупные организации. Пока мы не можем выделить какую-то одну, шансы приблизительно равные.
   Хар немного подумал.
   - Тогда разрешите мне тоже кое-что рассказать вам. Может быть, это поможет.
   - Я вас внимательно слушаю.
   - Когда я расспрашивал Матта о годах учебы, то всплыло одно имя, - начал Хар. - Рональд Торвалсон. Это его сокурсник. Сначала они работали вместе, но потом разошлись. Матт говорил, что сейчас тот работает в крупной фирме, занятой схожими исследованиями. Я хотел на всякий случай проверить его, однако это несколько выходит за рамки текущего следствия. Но если он работает в одной из этих трех организаций, думаю, что это не случайное совпадение.
   - Я понял, - медленно сказал Кирилл. - Спасибо. Я передам ваши сведения. Но вы все равно попытайтесь с ним поговорить. Довольно любопытно, что он вам расскажет.
   - Хорошо. Мы с вами закончили?
   - Думаю, что да. Займитесь попытками взлома, Хар, - настойчиво повторил невидимый собеседник. - Вы не прогадаете.
  
   4
  
   Шеф был уже на месте и Хар прошел сразу к нему. Джоунс был в кабинете один. Хар вошел, поздоровался и сел на свое место.
   - Как прошла вторая ночь в Комплексе? - спросил Джоунс, ответив на приветствие. - Надеюсь, результативнее первой?
   - Трудно сказать, - подумав, ответил Хар. - Это с какой стороны посмотреть: и удача и поражение, вместе взятые.
   - Начинайте, - сказал Джоунс, внимательно глядя на него. - А оценить ваши достижения я попробую сам.
   - Хорошо, - вздохнул Хар. - Если коротко, то Криста рассказала мне, как именно они модернизировали нейросеть. Они использовали удачные записи человеческого мозга. Полные записи. Напрямую подключать к нейросети их было нельзя, но им удалось сделать что-то наподобие шлюза. Эти записи естественно схлопывались, но нейросеть успевала подхватить на лету какие-то куски структур, переваривала их и выдавала им инструкции по собственному расширению. Это идею им подарил доктор Сикорски.
   - Силен наш доктор, - покачал головой Джоунс.
   - Они успели сделать около десяти полных циклов. Или немного больше, Криста обещала посмотреть в памяти точную цифру. Сейчас они временно прекратили попытки наращивания и занимаются только отладкой.
   - А что вы выяснили об этом таинственном входе? - спросил Джоунс.
   - Немного. Криста сказала, что ничего о нем не знает, - ответил Хар. - Сейлор делал его в одиночку. Но я спросил у нейросети, где именно он находится. И знаете, что она мне ответила? Этот вход располагается в самой защищенной зоне Комплекса. Внутри Цветка. То есть этот таинственный человек, без пароля, должен находиться в самом центре закрытой зоны. И к тому же ночью, когда у многих сотрудников ограниченный доступ.
   - Вы не попробовали заблокировать этот вход? - спросил Джоунс.
   - Пробовал. Но ничего не получилось, - с сожалением сказал Хар. - Программно его не отключишь, он обходит все разрешенные каналы. Его можно закрыть только физически. Но на это моих знаний не хватит. Нам нужен новый системный администратор и как можно скорее.
   - Нам теперь нужен не администратор, а сам профессор Бронштейн, - покачав головой, сказал Джоунс. - Ладно, я сам свяжусь с ним.
   Еще лучше, подумал Хар. Бронштейн - это сила. Он горы свернет. А если с ним прилетит и Габи...
   - А что насчет ваших любимых клонов? - спросил Джоунс. - Появились новые идеи?
   - Появились, - хмуро ответил Хар. - И, на мой взгляд, довольно любопытные. Но утром на мой городской комм прошел анонимный вызов. Прямо в Управление. Неизвестный, но очень информированный собеседник с треском их все поломал. К моему глубокому сожалению.
   - Тогда не нужно мне о них рассказывать, - спокойно сказал Джоунс.
   Он знает об этом типе, решил Хар. Джоунс летал на два дня в Столицу. Наверняка он там заходил к кому-то посоветоваться. Вот почему он просил меня немного подождать и не соваться в Комплекс...
   - Еще он сказал, что мне нужно немного отвлечься и заняться теми попытками взлома Стены, о которых в самый первый день рассказывал доктор Сикорски.
   - Я с ним согласен, - сказал Джоунс после некоторого молчания. - Я и сам хотел посоветовать вам что-то в этом роде.
   - А еще он мне сказал, чтобы я попробовал встретиться с сокурсником доктора Сикорски, - продолжил Хар. - С тем, который ушел работать в частную фирму.
   Джоунс пожал плечами.
   - Дело ваше. Вы уже видели Тейлора?
   - Да, - сказал Хар. - Сегодня, ранним утром, как раз перед уходом. Передал ему копию отчета, который сделали наши ребята. Он в ответ рассыпался в благодарностях и обещал передать мне сводку по транспорту Комплекса.
   - Нам это поможет? - спросил Джоунс.
   - Вряд ли, - сказал Хар. - Они уже успели заменить его. Об этом мне сказал сам Тейлор.
   Оба помолчали.
   - Ладно, - сказал наконец Джоунс. - Я говорил с ним. Думаю, что теперь он не будет возражать, если вы немного заступите в его владения.
   - Да я особо и не заступаю, - примирительно произнес Хар. - После разговора с неизвестным я и сам понимаю, что у меня сходятся не все концы.
   - У меня для вас тоже есть новость, - сказал Джоунс и протянул Хару кристалл.
   - Что это?
   - Копия отчета об обследовании доктора Сикорски. Здесь есть очень любопытные вещи.
   - Здорово. Я обязательно его посмотрю, - сказал Хар.
   - Вот и хорошо, - сказал Джоунс. - Что будете делать дальше?
   - Сначала слетаю в фирму и поговорю с этим сокурсником, - подумав, сказал Хар. - А когда вернусь, зайду к нашим экспертам, у них наверняка что-нибудь есть. А там видно будет.
   - Действуйте, - согласился Джоунс.
   - К кому мне обратиться?
   - Есть у нас одна очень интересная девушка, - сказал Джоунс. - Ее зовут Джоан Болдуин. Очень хороший специалист. Расспросите ее, она вам расскажет много интересного.
   Хар молча кивнул.
   - Понадобится совет - я всегда на месте, - заключил Джоунс.
  
   5
  
   Большое красивое здание, в виде пяти скрученных друг с другом стволов, сверкало на солнце слегка голубоватыми стеклопластовыми панелями. У широких ступеней, полукругом сбегающих вниз, искрилась медленно поворачивающаяся эмблема фирмы. Она была больше трех метров высотой.
   Хар вышел из скикара, окинул ее взглядом, мысленно присвистнул и прошел в просторный прохладный вестибюль, где его должны были ожидать. Он еще из Управления полиции успел договориться о встрече с директором по связям с общественностью.
   Директором оказалась симпатичная девушка, еще издали начавшая улыбаться Хару. Улыбка была дежурной, но от этого не стала менее симпатичной. Хар улыбнулся в ответ.
   - Добрый день, инспектор, - сказала девушка. - Меня зовут Камилла Трасси. Буду рада ответить на все ваши вопросы.
   - Добрый день, Камилла, - сказал Хар. Он поклонился и протянул ей свою карточку. - Меня зовут Хар Темминг. Вопросов у меня немного. Я расследую несчастный случай с системным администратором Комплекса, и хотел немного побеседовать с Рональдом Торвалсоном, если это возможно.
   - Директор сильно занят, - виновато улыбнулась Камилла. - Но я постараюсь, чтобы он выкроил для вас окошечко. А пока давайте я проведу вас по нашей фирме. У нас есть, на что посмотреть.
   - Не откажусь, - вежливо ответил Хар.
   Он оглянулся, еще раз окинув взглядом высокие прозрачные стены.
   - У вас большое объединение.
   - Наша фирма одна из самых крупных, - с гордостью ответила Камилла. - Нам уже больше ста лет. Пойдемте.
   И она провела его к лифтовому кусту, который располагался в центре вестибюля.
   После получасовой экскурсии, когда Хара провели по всем открытым лабораториям, комм Камиллы ожил и негромко сказал ей несколько слов. Девушка улыбнулась Хару.
   - Директор освободился и готов встретиться с вами, инспектор.
   - Большое вам спасибо, - искренне поблагодарил Хар. - Экскурсия была очень интересной.
   - Присаживайтесь, инспектор, - Торвалсон широким жестом показал на кресло у большого стола. - Простите, что заставил вас ждать. У меня были гости из другого полушария, а через полчаса начинается Совет директоров. Нам хватит этого времени?
   - Думаю, что да, - сказал Хар, осторожно садясь.
   Торвалсон был высоким светловолосым парнем. Лицо у него было красивым и мужественным, а глаза - умными и проницательными. Симпатичный, подумал Хар. Должен нравиться женщинам. Как это Матт смог его обойти?
   Кресло было адаптивным, она сразу задрожало, настраиваясь на фигуру Хара.
   - У меня не так много вопросов.
   - Сок, вода? - Торвалсон показал на появившийся поднос в середине стола.
   - Минеральной воды, пожалуйста.
   Хар взял стакан и осторожно отпил. Вода была в меру холодной и вкусной.
   - Скажите, - начал он. - Как сейчас, с высоты своего опыта, вы можете оценить обстановку в Университете? Вы же тогда входили в группу, которая потом оформилась в коллектив Комплекса?
   - Прежде всего, с большой ностальгией, - сразу ответил Торвалсон. - Хорошие были времена. Впрочем, молодость всегда хороша.
   Торвалсон заразительно улыбнулся, но его глаза, как заметил Хар, остались холодными.
   - Мы все были молодыми, энергичными ребятами, неистовыми во всем. Как в работе, так и... во всем остальном.
   - А почему вы тогда расстались с ними, если не секрет?
   Торвалсон пожал плечами.
   - Кто его знает. Сейчас уже трудно на это ответить. Конечно, у нас бывали трения, но у кого их не бывает.
   Он почесал нос.
   - Наверное, я не смогу дать вам исчерпывающий ответ, инспектор.
   - Не жалеете, что ушли тогда?
   - Сложно сказать.
   Торвалсон наморщил лоб.
   - Если честно, то уходить не хотелось. Но если сейчас все взвесить, то скорее нет, чем да. Говорят, все, что не делается, делается к лучшему. Здесь мне удалось собрать коллектив не хуже, чем у Матта. Работа захватывающе интересная, мы имеем в научном мире неплохой авторитет. Да и руководство нас ценит.
   - Но говорят, - осторожно начал Хар, - что группа Комплекса уже находится на финишной прямой. Мне рассказывали, что вы работаете над схожими проблемами. Не боитесь отстать?
   - Половину работы, инспектор, посторонним обычно не показывают, - рассмеялся Торвалсон. Хар опять невольно отметил его холодные глаза. - Давайте подождем финишной ленточки, сейчас судить об этом несколько рановато.
   - Вы правы... Скажите, а вы знали Сейлора?
   - Немного. Мы учились на параллельных курсах. Не близко, а так же, как и всех остальных. Способный был парень, но немного замкнутый.
   - Как вы думаете, между ним и остальным коллективом... не могло возникнуть каких-либо проблем?
   Торвалсон внимательно посмотрел на него.
   - А могу я поинтересоваться, чем вызваны такие вопросы?
   - Разумеется, - охотно ответил Хар. - Видите ли, при расследовании я столкнулся с тем, что все, кто отвечал на мои вопросы, подчеркивали чуть ли не ангельскую обстановку в тогдашней группе. Меня это несколько насторожило. Я, знаете ли, не привык работать с ангелами. И поэтому начал искать возможность задать свои вопросы, скажем так, человеку со стороны.
   - Понимаю... Но учтите, с тех пор прошло немало времени.
   Торвалсон наморщил лоб.
   - Насколько я помню, Сейлор всегда держался особняком. Он любил работать один. Разумеется, он участвовал в общих обсуждениях, но несколько пассивно. Может быть, это объяснялось тем, что у него была другая специальность.
   - Какая?
   - Он увлекался машинной психологией. Он и еще одна... молодая девушка.
   - Ну, а все-таки? - решил уточнить Хар.
   - Не знаю. Насколько я помню, в общении он всегда был спокойным и выдержанным. Так что если в группе случилось что-то неприятное, то это прошло мимо меня. Или же это произошло после того, как я оттуда ушел. Простите, инспектор, но я вряд ли смогу вам помочь.
   Сбегая по широким ступеням, Хар прокручивал в голове прошедший разговор. Интересно, насколько был открыт его собеседник. Что-то он очень уверенно говорил о том, что они не отстанут. Конечно, у них, по-видимому, нет именно тех кристаллов, которые разработала группа Матта. Но теперь это уже известная идея, так что что-то похожее они могли соорудить и сами. Судя по тем лабораториям, которые показали Хару, фирма действительно мощная. И в остальном они наверное не так сильно отстают. И если в их руках вдруг окажется полная запись мозга...
  
   6
  
   Хар зашел по пути к себе, взял городской комм и назвал номер Илоны. Девушка откликнулась сразу.
   - Привет, Рысь, - сказал Хар. - Я по делам буду в городе. Можем опять встретиться в том же самом кафе, где мы были тогда. Я тебя угощу чем-нибудь вкусненьким.
   - Привет. Пытаешься подлизаться, да? - подозрительно спросила Илона. - Я не против вкусного.
   - Так что, договорились?
   - Давай, - согласилась Илона. - А когда?
   - Днем. Сможешь? А я там заодно и пообедаю.
   - Хорошо, договорились. Слушай, я давно хотела тебя спросить. А где ты вообще ешь?
   - Где придется. До скорого, Рысь. Встретимся, тогда и поговорим.
   Он отключил комм и пошел к экспертам.
   Отдел экспертизы располагался в левом крыле здания. Корпус Управления напоминал лежащую букву "w", на три четверти погруженную в землю. Спереди располагались оперативники, в центральном крыле - система управления и архив; отделы обслуживания занимали боковые крылья. Хар дошел до лифта, спустился на нулевой уровень и бодро зашагал по коридору. Дойдя до угла, он сел в другой лифт и спустился на нижний этаж.
   Когда он вошел в просторный холл отдела экспертизы, на инфорэкране горели только синие огоньки. В отделе еще никого не было. Хар огляделся и подошел к дивану, стоящему у стены. Он решил подождать здесь.
   Минут через пять в холл быстрой походкой вошла молодая девушка, а за ней - двое мужчин. Мужчины кивнули Хару и разошлись по своим кабинетам, а девушка подошла к окошку линии доставки, нагнулась и быстро отстучала что-то на маленьком пульте.
   - Добрый день. Вы кого-то ждете? - приветливо спросила она.
   Хар посмотрел на нее. Девушка немного походила на Бет Девис, его приятельницу из Полицейского училища. У Бет тоже были короткие темные волосы и тренированная, спортивная фигура. Только Бет часто хмурилась, а на лице этой девушки играла улыбка.
   - Добрый день, - сказал он. - Мне нужна Джоан Болдуин.
   - Это я и есть, - улыбнулась девушка.
   Хар представился.
   Девушка вытащила из окошка чашечку ароматного горячего кофе.
   - Не хотите? - спросила она.
   - Нет, спасибо, - сказал Хар, поднимаясь.
   - Пойдемте ко мне, - пригласила девушка. - Не могу начать день без кофе. Пока не выпью хоть одну чашку, сама не своя.
   Они вошли в просторный кабинет, заставленный стойками с приборами.
   - Нас здесь обитает двое, но Карл сейчас в отпуске, - сказала Джоан. - Так что на полтора месяца это мои владения.
   Она обвела руками комнату.
   - Что именно вас интересует?
   - Прорывы через защитную стену. Методика, механизмы.
   - Применительно к какому-то реальному объекту? - уточнила девушка.
   - Да, - вздохнул Хар. - Я сейчас занимаюсь Комплексом.
   - Понятно, - протянула девушка. - У них стоит самая новая Стена, последняя разработка Центра охраны.
   - А через нее возможно проникнуть? - спросил Хар.
   - Непреодолимой защиты не существует, - пожала плечами девушка. - Это же вечное соревнование: пуля против брони. Чем мощнее становится защита, тем изощреннее делаются методы ее преодоления.
   Джоан сделала сложное движение рукой и перед ними в воздухе раскрылся большой экран.
   - Давайте начнем с первого стандарта.
   На экране засветилось облако крохотных пылинок.
   - Вот, смотрите сюда, - сказала Джоан. - Я сейчас дам увеличение и сниму временную задержку. Будет лучше видно.
   Пылинки резко увеличились в размерах и задвигались быстрее. Хар зачарованно смотрел, как они, летя по сложным мерцающим траекториям, слипаются друг с другом, пока наконец на экране не появилось крохотное механическое насекомое. Джоан ловким движением руки остановила движение и еще увеличила изображение. Хар увидел на экране насекомое, немного напоминающее пчелу, только более вытянутое. Пчела стала медленно поворачиваться вокруг вертикальной оси, показывая матовые металлопластовые надкрылья и еле видное, тонкое упругое жало.
   - Вот это и есть первый стандарт. Меха-пчела, - сказала Джоан. - Ее размер раза в два меньше, чем у настоящей. Зато летает она раза в три быстрее и почти бесшумно.
   - И что это такое? - спросил Хар, разглядывая изображение.
   - Ну, если не вдаваться в детали, то просто летающий шприц. Одноразовый. Служит для мгновенного ввода в намеченный организм доставленной дозы, а потом рассыпается в пыль. На жало нанесено особое вещество, так что тот, кому осуществляют ввод, ничего не чувствует.
   - А какой именно дозы? - с интересом спросил Хар.
   - Это зависит от цели проникновения, - ответила Джоан. - Существует множество различных соединений: от самых простейших блокираторов до сложнейших нервных ядов. Не забывайте, что сами эти механизмы, какими бы они не были хитроумными, никогда ничего не решают. За ними всегда стоит человек.
   - А какие еще бывают стандарты? - спросил Хар, зачарованно глядя на летающий механизм, висящий прямо перед ним.
   - Их масса, - сказала девушка. - Начиная от подглядывающих и подслушивающих устройств и кончая орудиями убийства. Всего не перечислишь. Но имейте в виду - последних новинок у нас нет. Если вам нужны самые последние образцы, то вам придется слетать в Центр охраны и посоветоваться с тамошними специалистами.
   - Спасибо, - ответил Хар. Его непроизвольно скривило. - Я уже один раз там был.
   Джоан улыбнулась.
   - Я так и поняла, - мягко сказала она. - Но не расстраивайтесь раньше времени. Вам же не обязательно говорить об этом с самим директором, верно? Думаю, вы уже встречались с Гурвичем?
   - Откуда вы об этом знаете? - спросил Хар. Ему было немного неловко.
   - Бросьте смущаться. Мы с ним все успели пообщаться, - рассмеялась девушка. - Впечатлений - выше головы. А если серьезно, то я могу договориться со своим хорошим знакомым. Он заместитель шефа и отличный специалист. Прилетите к нему, он вам все и расскажет. Вызывать?
   - Давайте, - кивнул Хар. - Буду вам очень благодарен.
  
  
   ГЛАВА 10
  
   1
  
   Мигель Карреас стоял у стены с высоким стаканом в руках и благодушно посматривал на окружающих. Он вовсе не хотел хвастаться, но курсантам запрещалось снимать форму, так что красовался он во всем великолепии. Во всяком случае, девушкам его вид очень понравился, Мигель поймал уже не один восторженный взгляд. Да и ребята посматривали с уважением: Училище Космодесанта пользовалось громкой и заслуженной славой.
   Мигель огляделся. Народу было много, но пришли пока еще не все. Встреча была почти ритуальной: три года после окончания колледжа. Такую обычно старались не пропускать.
   Послышались веселые голоса, вошли еще несколько человек. Их приветствовали громкими криками. А потом, смущенно улыбаясь, вошел тот, кого он так хотел увидеть: Хар Темминг. Мигель моргнул. Нет, все в порядке. Хар конечно тоже повзрослел, но выглядел, как обычный парень.
   Они пожали друг другу руки. Хар взял с подноса на столике свободный стакан и осторожно отпил.
   - Ты здорово изменился, Мигель, - приветливо сказал он. - Выглядишь совсем взрослым. И форма у тебя потрясающая. Как дела в училище?
   - Нормально, - ответил Мигель. - Я думал, будет хуже. Сначала правда было тяжеловато, но постепенно втянулся. А как у тебя? Поймал свои нейросети?
   - Понемногу получается, - Хар улыбнулся в ответ. - Жутко интересная вещь. Знаешь, даже жаль, что скоро выпуск. Время летит, как стратолет.
   Мигель хотел спросить Хара насчет докторантуры, но тут его отвлекли, а когда он закончил разговор, Хара рядом не было. Мигель отхлебнул еще немного. Он не хотел ничего вспоминать, но память упрямо тянула к тем весенним дням, когда они заканчивали колледж...
   Он стоял тогда на улице, около бордюра, отделяющего пешеходную дорожку от открытой линии, а рядом нудил Анджей. Мигель проклинал себя, что пошел этой дорогой. Теперь ему ничего не оставалось, как стоять и слушать. Анджей излагал душераздирающую историю, как Хар издевался над Розой. Его Розой! Его собственной девушкой!
   - Мне вчера сама Роза пожаловалась! Этот негодяй...
   Мигель не верил ему ни на грош. Он неплохо знал Хара. Он подумал, что, скорее всего Роза сама начала ухлестывать за Харом. Тот за последний год здорово изменился и превратился в очень симпатичного парня. А когда тот ей не ответил, то решила отомстить ему с помощью этого придурка. Но вслух он ничего не сказал.
   - Я рассказал ребятам, и они сразу согласились поучаствовать, - бросил Анджей и сплюнул. - Они тоже не любят этого гордеца.
   - Нет, я пас, - твердо сказал Мигель.
   - Ну и черт с тобой, - бросил Анджей. - С этим сопляком мы и сами прекрасно разберемся.
   Вот именно, мы, подумал Мигель, отходя в сторону и презрительно усмехаясь. Что же ты, великий храбрец, не захотел выяснить все, как принято, один на один? Надо как-то предупредить Хара. Он повернулся, но не успел.
   Из-за поворота показался Хар, он шел не один. Рядом с ним шагала симпатичная молодая девушка, на голову ниже его. Они о чем-то увлеченно беседовали. Девчонка тоже была не проста. Мигель увидел, как им навстречу выскочили двое ребятишек и оба уклонились от столкновения молниеносным ленивым движением, даже не взглянув на них.
   Они никого не замечали и увидели группу ребят, только когда наткнулись прямо на них.
   - А вот и наш общий любимец, - пропел Анджей. - Ах, как мы по нему соскучились...
   - В чем дело? - спросил Хар.
   Ребята стали потихоньку окружать его, заходя с боков. Мигель невольно отметил, что Хар был не просто спокоен, а даже казался немного заторможенным. Он вдруг вспомнил, что говорил на занятиях тренер и мысленно посочувствовал этим дуракам.
   - Не спеши, парень, - сказал Анджей и сплюнул. - У нас к тебе серьезное дело.
   Хар покачал головой.
   - У меня нет с вами никаких дел, - спокойно сказал он. - Дайте мне пройти, пожалуйста.
   Ребята в ответ громко загоготали, а один, размахнувшись, сильно пнул Хара ногой.
   Хар посмотрел на него, потом отдал девушке сумку и кивнул головой. Девушка отошла в сторону и повернувшись, стала спокойно смотреть на них. Мигель на секунду бросил на нее взгляд и увидел на ее лице откровенную скуку. А когда он перевел свой взгляд на ребят, то впервые в жизни ощутил страх: Хара там уже не было. Вместо него радостно скалился дикий и страшный зверь. Голодное чудовище, которое довольно ухмылялось, потому что наконец дорвалось до еды.
   Видение длилось мгновение, а потом силуэт размазался в туманной пелене и воздух огласили громкие вопли ужаса и короткие хлесткие удары. Казалось, длилось это очень долго, но через несколько секунд на площадке остался только он: мальчишки, потеряв голову, прыснули в разные стороны, не помня себя от ужаса.
   Зверь медленно повернулся и его пронизывающий взгляд встретился с взглядом Мигеля. Тот сразу оцепенел и покрылся холодным потом. На него сейчас смотрела сама смерть.
   Длилось это всего мгновение, но Мигелю показалось, что время остановилось. Медленно-медленно пропал жуткий оскал: губа обмякла и опустилась вниз, закрывая клыки. Потом также неспешно сузились глаза и из них сгинула чернота безумия. Теперь на него смотрел именно Хар. Настоящий. Мигель с трудом выдохнул.
   Хар тряхнул головой и опустив глаза, подошел к девушке и взял у нее свою сумку. Девушка что-то негромко ему сказала, Хар покачал головой, но ничего не ответил. А потом они пошли дальше. Они прошли мимо Мигеля и скрылись за поворотом, а он так и остался стоять, чувствуя, как от пережитого ужаса у него мелко подрагивают колени...
   На следующий день помятых ребят Мигель встретил в колледже, вид у них был не блестящий. На него они не смотрели, и никто никому ничего не стал рассказывать. А Хар вообще не пришел. Через несколько дней Мигель узнал, что он переехал в другой район. Учителя не возражали, им оставалось учиться всего две недели.
   В следующий раз Мигель увидел Хара только через месяц, в день выпуска, когда они получали дипломы. Хар остался и на выпускной вечер, но быстро ушел. Они тогда перекинулись парой фраз, о дальнейшем пути. Мигель немного рассказал ему о своей мечте, об училище, а Хар поделился планами насчет Института управления.
   Больше Мигель его не видел. Но он навсегда запомнил то иррациональное чувство дикого ужаса, которое испытал, когда на него скалился голодный и кровожадный зверь.
  
   2
  
   Высокий светловолосый парень снял шлем, повернулся к Хару и некоторое время смотрел на него. Потом негромко представился:
   - Я Марек Ковачич, заместитель директора. Это о вас говорила Джоан?
   Наверное, у него словацкие корни, подумал Хар, кивая. Он почему-то вспомнил курс физиономистики, который им преподавали в училище. Точно, словацкие. Хотя трудно сказать наверняка. У Джоунса, например, дедушка был русским, как он сам частенько любил вспоминать, но внешне он выглядел типичным англосаксом.
   Хар пожал протянутую руку. Рукопожатие было коротким и твердым.
   - Хар Темминг, инспектор.
   - Добрый день, инспектор. Располагайтесь, готов вам помочь.
   - Просветите меня немного, Марек, - попросил Хар, садясь.
   - На какую тему?
   - Преодоление защитной Стены. Я сейчас работаю с Комплексом. Джоан немного ввела меня в курс дела, прочла начальную лекцию. Но она сказала, что последние новинки есть только у вас.
   - Новинок у нас не так много, - задумчиво сказал Марек. - Конечно, если иметь в виду сами механокопии. Все они уже достаточно устоялись. А вот новых соединений - пруд пруди. Каждый день нам присылают не менее десятка, а иногда и больше.
   - Вот это да. А есть какие-то преобладающие?
   - Да нет, специалисты трудятся по всем направлениям. Если только совсем немного, то преобладают нервные яды.
   - Орудия убийства? - решил уточнить Хар.
   - Нет, - отмахнулся Марек. - Чтобы убить человека, совсем необязательно с таким трудом проникать через сложнейшую защиту. Это можно сделать намного проще. Нервные яды - это комплекс соединений, выборочно блокирующих основные функции организма.
   - А разве такое происходит незаметно для окружающих? - удивился Хар. - Я думал, что главное сделать все как можно тише.
   - Я, наверное, плохо объясняю, - улыбнулся Марек. - Давайте начнем с самого начала. Согласны?
   - Да.
   - Представьте, что вам нужно, чтобы человек, работающий за защитной стеной, сделал для вас что-то не очень сложное. Скажем, ввел в нейросеть определенную программу. Естественно, запрещенную.
   - Представил. И как это сделать?
   - Я вам расскажу про самый простой путь. Правда, сейчас он уже практически не применяется, но механика вам сразу станет ясна. Путь разбит на три этапа. Сначала необходимо найти нужного вам человека и обработать его. Это обычно происходит за пределами объекта.
   - Что значит "обработать"? - спросил Хар. - Заставить его каким-то способом сделать необходимое?
   - Нет. Такого человека найти практически невозможно. Не зря служба охраны настойчиво и педантично проверяет весь персонал. Учтите, она занята этим непрерывно, это ее основная работа.
   - А что же именно?
   - Это значит, что необходимо найти человека с подходящим психическим настроем и в тайне от него самого внедрить в его сознание программу действий, срабатывающую от определенного сигнала. И не просто внедрить, а спрятать в сознании так, чтобы при поверхностном осмотре она не обнаруживалась. Плюс ввести в его организм некоторые химические вещества. Не волнуйтесь, они безвредны.
   - Ничего не понял, - честно сказал Хар.
   - Что вы кончали? - спросил Марек.
   - Институт Управления, - ответил Хар. - И Полицейское училище, с научным уклоном.
   - Отлично. Значит, вам знакомы программы-зомби.
   - Да.
   - Здесь тоже самое, только они предназначены не для нейросети, а для человеческого мозга.
   - Что-то вроде узкого целевого внушения, с одновременным частичным блокированием памяти? Так? - задумчиво спросил Хар.
   - Почти.
   - То есть сам выбранный человек ни о чем не подозревает? - уточнил Хар.
   - Абсолютно, - сказал Марек. - Следующий этап - необходимо разработать программу преодоления стены частицами механокопий и проноса внутрь охраняемой зоны необходимого нервного яда. То есть не самого яда, а тех соединений, которые в комплексе с введенными ранее в выбранный организм и образуют нервный яд.
   - А зачем их разбивают? Можно было ввести сразу.
   - Так нервный яд намного сложнее обнаружить.
   Хар пожал плечами.
   - А зачем этот яд вообще нужен? Ведь зомби-программу можно включить любым оговоренным заранее воздействием: определенной фразой, музыкальным отрывком, особым запахом, наконец.
   Марек покачал головой.
   - Нервный яд необходим для двух целей. Во-первых, для того, чтобы резко понизить самооценку мозга. Не забывайте, что сам человек ничего не знает о заложенной в него программе. Внушение было проведено очень тонкое, на грани обнаружения. Без стимулятора оно не сработает. А во-вторых, чтобы стереть все следы программы после ее выполнения. Второй этап считается наиболее сложным.
   - Почему? - спросил Хар.
   - Потому, что на вашем пути стоит защитная Стена, - ответил Марек. - Пойдемте, посмотрим на нее поближе. У нас здесь есть вполне работоспособный макет.
   Они спустились на два уровня вниз и прошли немного вперед. Марек остановился около небольшой прозрачной стены, перегораживающей коридор. По линии, нанесенной на пол, на полметра перед ней, пробегали едва заметные огоньки.
   - Если быть более точным, то это даже не макет, а просто часть настоящей Стены. Она нам необходима для отработки новых программ.
   Хар кивнул.
   - В массив данных, которым пользуется программа обнаружения, заносятся все известные соединения. Обычно это делается в течение двух-трех дней после их идентификации, - сказал Марек.
   - Эта Стена очень похожа на ту, которая стоит в Комплексе, - сказал Хар. - Только та намного больше.
   - Вы правы, - кивнул Марек. - В Комплексе стоит такая же модель. Это самая последняя наша разработка, данные для нее меняются ежедневно.
   - А много этих соединений?
   - Много. На сегодня известно более двадцати тысяч, - вздохнул Марек. - Все начинали с бинарных соединений, их труднее обнаружить. А потом пошло по нарастающей. Сейчас уже встречаются смеси, состоящие из пяти и даже шести компонентов.
   - Ого. Зачем же так много? - удивился Хар.
   - Вы сами уже побывали за Стеной? - спросил в свою очередь Марек.
   Хар кивнул.
   - Да. Директор Комплекса, Матт Сикорски, провел меня внутрь Цветка.
   - Сколько вы ждали на пороге? Пока загорелся разрешающий сигнал?
   Хар задумался.
   - По-моему, около двух секунд. Или чуть меньше.
   Марек кивнул.
   - У вас хорошее чувство времени. Сейчас в Комплексе время прогона Стеной всего массива данных занимает одну и девяносто три сотых секунды. Разрешенное время равно трем секундам, так что у нас еще есть некоторый запас. Мы не имеем права делать глубокий анализ организма: запрещено законом о правах личности. Исследуется в основном выдыхаемый воздух, плюс другие сопутствующие выделения: следы пота и так далее. Обнаружить искомое довольно трудно, ведь обычно до Стены в организм внедряют максимум два компонента из пяти.
   - А как это делается? - спросил Хар.
   - Многими путями, - ответил Марек. - Я же говорил, что пока эти соединения не соединены в комплекс, они безвредны. Вот, например, есть такая минеральная вода...
   Он назвал любимую воду Хара.
   - Слышали про такую? Очень сложный и интересный конгломерат. В ней находятся даже не два, а целых три необходимых компонента.
   - Я постоянно пью эту воду, - недоуменно ответил Хар. - Значит, мне уже ничего не нужно вводить? Почему же Стена Комплекса меня пропустила?
   - Да нет, - засмеялся Марек. - Если честно, то я немного преувеличил. В воде они не совсем в тех пропорциях, которые необходимы. А потом, эти продукты задержатся у вас в организме не более четырех часов. А те вещества, о которых мы говорили, специальным образом модифицированы. После введения они останутся в организме не менее десяти дней.
   - В чем же сложность обнаружения? - спросил Хар. - Если вам известны практически все исходные соединения...
   - В объеме используемого материала, - вздохнул Марек. - Если просто сканировать на все известные соединения, то каждый проверяемый будет торчать на пороге более получаса, а то и больше. Так работать нельзя. К счастью, все соединения подразделяются на определенные комплексы. Так что достаточно выбрать для каждого массива несколько контрольных точек и проверять только по ним. Это резко увеличивает скорость.
   - И одновременно снижает точность обнаружения, - закончил Хар.
   - Именно, - согласился Марек. - Поэтому при должной ловкости, настойчивости и везении Стену все-таки можно обойти. Вот тогда и наступает последний этап: выполнение задуманного. Частицы механокопий компонуются в нужный объект и выбранный человек активируется. Обычно это происходит практически сразу после того, как Стена преодолена, хотя возможны и варианты. Ведь каждый лишний день ожидания повышает вероятность обнаружения.
   - Скажите, а что происходит, когда обработанного человека задерживают? - поинтересовался Хар. - Вероятно, это случается достаточно часто?
   - Практически всегда. Странно, что об этом спрашиваете вы меня, а не наоборот, - улыбнулся Марек. - Ведь полицейский вы, а не я. Шучу. Естественно, что этого человека кладут в нейроклинику и начинают лечить. Лечение занимает не меньше месяца, а иногда и намного больше. Быстрее, к сожалению, не получается. Мозг человека - сложная штука.
   - То есть считается, что пойманный ни в чем не виноват? - уточнил Хар.
   - А он действительно ни в чем не виноват. Вам это кажется странным?
   - Если честно, то да, - признался Хар. - Но постойте. Скажем, я решил навредить предприятию, на котором работаю. Не важно, по какой причине. Мне делают обработку и вперед. Смогу сделать - отлично, а если поймают, так с меня и взятки гладки. Так?
   - Нет, - покачал головой Марек. - Вы ошибаетесь, такое скрыть невозможно. Если вы что-то знали, то глубокое ментоскопирование это сразу выявит. А его перед лечением проводят обязательно. Таков закон.
   - Хорошо. Механику я вроде понял. А почему вы сказали, что такой путь сейчас не применяется?
   - Видите ли, все, что я рассказал, достаточно сложно воплотить в жизнь. Поэтому сейчас выбранному человеку стараются внушить целый комплекс задач, а не одну единственную. Чтобы в случае удачи получить максимум возможного.
   - А каковы обычно цели тех, кто задумывает подобные операции? - спросил Хар.
   - Цели у них самые обыкновенные, - рассмеялся Марек. - Уберите Стену и ничего не изменится. Узнать, украсть, помешать... Человеческая психология меняется намного медленнее, чем техника, если меняется вообще. И наша защита тут совершенно не причем.
   - Спасибо, - медленно сказал Хар. - Скажите, Марек, а не существует каких-нибудь автономных устройств для сканирования? Ведь это же не обязательно делать на пороге Стены?
   - Их множество, - пожал плечами Марек. - Но все они, к сожалению, довольно большие. Это стационарные объекты. И программа работы у них совсем другая.
   - Какая?
   - Они проводят полную обработку, о которой мы говорили ранее. Эти устройства обычно используются, когда круг подозреваемых сильно сужен.
   - Ясно. Жаль, что они такие большие.
   - Ну, у меня есть одна новая разработка, - Марек выглядел немного смущенным. - Совсем недавно закончил. Она других размеров.
   - Да?
   - Вот она.
   Марек достал из кармана и протянул Хару небольшую микросхему.
   - Могу подарить. Вставьте ее в комм, в свободный разъем и получите переносный индикатор. Конечно, это почти игрушка. Но грубый анализ она сделает.
   - А как этим пользоваться? - спросил Хар, с интересом разглядывая подарок.
   - Просто направьте ее на человека. Только он должен быть не дальше трех метров от вас. Результат анализа высвечивается на экране в виде бледно-голубых полосок. Ну, а если экран останется черным, значит, получили пустышку.
   - Спасибо, - сказал Хар. - Очень полезная вещь, она мне пригодится.
   - Не знаю, - покачал головой Марек. - Шефу я ее пока не показывал. Он любит законченные модели, а не такие... шутихи.
   - Скажите, - начал Хар. - Вы не сможете мне немного помочь?
   Он достал из кармана заключение аспиранта по поводу Матта.
   - У меня с собой есть формула одного вещества. Это не совсем то, о чем вы говорили, но что-то довольно близкое. Посмотрите?
   - Давайте. Прогоню ее через наш массив, а потом сообщу вам результат.
   - Наверное, мне можно лететь к себе, - подумав, сказал Хар. - Про комплекс задач я понял. Скажите, а если понадобятся разнородные действия? Можно их получить от обработанного человека?
   - Смотря какая группа действий. Внушение, знаете ли, штука тонкая. Если эти действия не слишком отличаются, то да.
   - Спасибо. Это хорошо, что многого в таком состоянии не сделаешь. - Хар встал. - А то я уже начал волноваться.
   Марек улыбнулся.
   - Насчет многого, это как сказать, - меланхолично заметил он. - В общем, вы конечно правы. Но иногда и ни какой группы не надо. Представьте на мгновение, что специально обработанный человек вдруг окажется... скажем, за пультом управления мезонным реактором. Это как, много или мало?
  
   3
  
   Сидя в скикаре и летя обратно, Хар думал о том, что ему рассказал Марек и переваривал услышанное. Что-то крутилось у него в голове, но он никак не мог понять, что именно. Что говорил ему Матт, когда они обсуждали этот загадочный вход? Не могу понять, как Володя сделал это. Ты его попросил, сказал тогда Хар. А Матт ответил - ты не знал Володю. Он бы никогда этого не сделал. И то послание... Завтра я хочу поговорить с тобой. Предельно серьезно.
   Так вот почему на Сейлора напали! Хар внезапно все понял. Неизвестным нужен был работающий вход, а максимум, чего удалось добиться от Володи, даже с помощью нервного яда, это то, что он его сделал. Но с большим трудом. И он отвез отчет о своих действиях в банк данных и спрятал его там. Он отослал карточку Рине, с просьбой передать ее полиции. И он собирался следующим утром предельно серьезно поговорить с Маттом.
   Хар схватил комм и вызвал Джоунса. Тот откликнулся сразу же.
   - У вас есть новости?
   - Да, - сказал Хар. - Я, кажется, понял, почему убили Сейлора.
   - Объясните подробнее.
   - Этот вход, это очень опасная вещь, - начал Хар. - Как Сейлор мог сделать такое?
   - Вы же говорили с доктором Сикорски, - ответил Джоунс. - Он объяснил вам причину?
   Хар покачал головой.
   - Он сказал мне, что ничего не понимает. Что на Сейлора невозможно было надавить. Тем более, что Сейлор, не слушая его, положил отчет о своих действиях в банк данных, а утром хотел лично все выяснить. И в больнице, помните, он из последних сил спросил: зачем?
   Джоунс помолчал, а потом спросил:
   - У вас появились новые идеи?
   - Да, - ответил Хар. - После визита в Центр охраны. Скажите, у нас остались образцы тканей Сейлора?
   - Разумеется. Мы всегда сохраняем образцы тела после несчастных случаев. Это стандартная процедура. Хотите сделать анализ?
   - Да. Только не у нас. Я хочу, чтобы их срочно отправили Мареку Ковачичу. Это заместитель директора, в Центре охраны. Пусть он сам посмотрит их, я с ним сейчас договорюсь.
   - Теперь я понял, - протянул Джоунс. - Вы думаете, что Сейлор был кем-то обработан?
   - Да, - ответил Хар. - Я уверен в этом. Я ему еще оставил и заключение по доктору Сикорски.
   - Хорошо, я сейчас распоряжусь, - сказал Джоунс и оборвал связь.
   Хар вызвал Марека и попросил его об еще одном одолжении. Тот сразу же согласился. И добавил: вы спрашивали у меня про переносные системы. Так вот, я посмотрел сводный отчет. Недавно Комплекс затребовал у нас одну. Кто, спросил Хар, уже зная ответ. Сейлор, ответил Марек.
   Хар поблагодарил его и закончил связь. Вот так. Сейлор. Как жаль, что им не довелось встретиться. Да, это не Матт, железный был парень. Хар вздохнул. А что, если история на этом не заканчивается? И обработан был не только Володя? Конечно, Матт рассказал ему о своем недомогании. Но он сам пошел на проверку. А если были и другие? Вдруг эти подлые вещества были введены еще кому-то?
   Однако додумать мысль до конца он не успел, внезапно ожил комм. Его вызывал Матт. Он поздоровался и предложил Хару слетать на праздник.
   - На какой праздник? - недоуменно спросил Хар. - Ты ничего не перепутал?
   - Это ты все перепутал. Завтра суббота, - ответил Матт весело. - А у нас недавно исполнилась очередная годовщина. Шесть полных лет нашему дорогому Комплексу.
   - Ну и что? - недовольно спросил Хар. У него не выходил из головы Сейлор. И те, другие, неизвестные.
   - Каждый юбилей мы отмечаем по-новому. На этот раз решили устроить пикник в лесу, - терпеливо объяснил ему Матт. - Каждый сотрудник может пригласить туда своих знакомых. Мы с Риной решили пригласить вас. Прилетай вместе с Илоной, расслабимся и отдохнем на природе.
   - Не знаю, - сказал Хар со вздохом, с усилием переключаясь. Мысль мелькнула последний раз и пропала. - В принципе, я не против. Только сначала поговорю с девушкой, а потом уже свяжусь с тобой.
   - Хар, нельзя непрерывно работать, - убежденно произнес Матт. - Мозги начинают циклиться. Давай немного передохнем, а? Все вместе. А Илона обязательно согласится, она девушка правильная. Не то, что ты.
   - Откуда ты знаешь? - спросил Хар.
   - Правильных людей видно издалека, - изрек Матт. - Впрочем, и не правильных, тоже, - добавил он.
   - Ладно, правильный человек. Я все-таки сначала поговорю с ней, а потом уже свяжусь с тобой.
   - Ждем вас. Я сейчас закачаю тебе адрес площадки, чтобы ты знал, куда лететь.
   Через пять минут скикар плавно пошел вниз и Хар вышел совсем недалеко от кафе, в которое он пригласил Илону. Он вошел внутрь, занял столик и заказал себе обед. Потом вытащил свой комм, раскрыл его и вытащил шлейф с портами. Он уже заканчивал подсоединять микросхему, которую ему дал Марек, когда на пороге появилась Илона.
   - Привет, - сказала она, садясь. - Не знала, что ты увлекаешься биоэлектроникой.
   - Привет, - ответил Хар, убирая все внутрь и закрывая комм. - Дали мне одну игрушку, хочу ее попробовать. Я не стал тебе ничего заказывать. Выберешь сама, ладно?
   - Я поем вместе с тобой, - сказала Илона. - Еще не обедала.
   Она внимательно оглядела его.
   - С первого взгляда ты вроде выглядишь нормально, но что-то царапает взгляд, - задумчиво произнесла она.
   - Ничего не царапает, - сказал Хар, довольный, что девушка ничего не заметила. - Просто давно не виделись, вот и все. Что ты будешь есть?
   - Закажи на свой вкус.
   - У меня новости, - сказал Хар, когда тарелки появились на столе.
   - Какие?
   - Матт с Риной приглашают нас на пикник. У них юбилей, очередная годовщина их любимого Комплекса. Сотрудники решили собраться в лесу. Мы с тобой как, полетим?
   - А ты сам, хочешь? Я не против, они мне понравились.
   - Давай слетаем. Неудобно отказывать друзьям. Матт говорит, что нужно немного отвлечься от работы.
   - Правильно говорит. Надо будет и нам их куда-нибудь пригласить. А то получается неудобно. Они нас все время куда-то зовут, а мы молчим.
   Хар внимательно посмотрел на девушку.
   - Мы с тобой уже "мы"? - спросил он.
   - Думаю, что да, - Илона тоже посмотрела на него. - Ты что, против?
  
   4
  
   Они сидели рядышком на поляне, на положенных вместо скамеек гладких бревнах и разговаривали ни о чем. Вернее, разговаривали все, кроме Хара. Было тепло. Народу пришло немало, но поскольку все разбрелись по лесу, то это не напрягало.
   - О чем идет спор? - спросил Хар. Он опять задумался о своем и немного отвлекся.
   - Да вот, уговариваю Рину вернуться к нам, - сказал Матт. - Криста мечется одна. Молчит, но явно не справляется. Ей нужен хороший помощник.
   - Дельная мысль, - одобрил Хар. - Тем более, что пришло время разбираться с вашей новой нейросетью.
   - Наверное, об этом действительно стоит подумать, - сказала Рина. - Но не сегодня. Ребята, кончайте говорить о работе. Матт, ты опять?
   - Да я уже все, - виновато согласился Матт и развел руками. - Что будем делать? Может, потанцуем?
   - Давай. А вы как?
   - Я пока нет, - Хаар откинулся назад. - Посижу немного в тишине, если разрешите. Очень успокаивает. Возьмите с собой Илону. Пойдешь?
   - Ага, - кивнула девушка. - Смотри, не прокисни здесь.
   Илона легко поднялась и они втроем пошли к утоптанной поляне, откуда доносился шумный гомон и веселая ритмичная музыка. Хар посмотрел им вслед, а потом налил себе стакан своей любимой минералки и стал пить ее маленькими глотками. Потом достал свой комм, повернул его к себе и посмотрел на экран. По экрану весело забегали бледно-голубые полоски. Хар вздохнул.
   - Разрешите? - услышал он.
   Хар убрал комм в карман и обернулся. К нему подходил Тейлор. Хар приглашающе похлопал рукой по полированному дереву.
   - Располагайтесь. Здесь очень удобная скамейка.
   - Благодарю, - Тейлор присел рядом. - Не участвуете в веселье?
   Хар мотнул головой.
   - Пока нет. Приятно посидеть в тишине. А вы один?
   - Да. Один. Приглашали обоих, но Рихард не смог, какие-то срочные дела. Он очень хотел придти. У него своя причина: влюбился в одну здешнюю девушку и теперь все свободное время ходит за ней по пятам.
   Хар посмотрел на веселую кутерьму и попытался определить выбор Рихарда, но не смог. Он вопросительно посмотрел на Тейлора.
   - Криста.
   Хар присвистнул. Он вспомнил, что ему говорил Матт.
   - Вы не ошиблись? - спросил он Тейлора. - Криста - очень волевая девушка. А потом, Матт говорил мне, что у нее уже есть парень. По-моему, Рихард выбрал неудачный объект для ухаживания.
   Тейлор пожал плечами.
   - Молодые не спрашивают меня, на кого им смотреть.
   - Это точно, - сказал Хар и невольно опять посмотрел в ту сторону, куда ушла Илона.
   - Угостите меня вашей минералкой, пожалуйста. Очень хочется пить.
   - Эта вода на любителя, - предупредил Хар, наливая стакан и протягивая его собеседнику. - У нее своеобразный вкус.
   - Не волнуйтесь, я ее уже пробовал и не один раз, - Тейлор с удовольствием отпил. - А вообще-то, я здесь из-за вас, - добавил он.
   - Простите? - Хар не совсем понял.
   - Решил, что здесь с вами можно будет спокойно поговорить. Со мной говорил Джоунс. Передал все данные, которые вы накопали. Неплохая работа.
   - Спасибо. Вот только я пока не до чего не дошел.
   - Это нормальное состояние на полпути, - пожал плечами Тейлор. - Не расстраивайтесь, у всех так бывает. Джоунс еще спрашивал, не против ли я. В принципе, не против.
   - Не против чего? - решил уточнить Хар.
   - Чтобы вы немного покопались в этих проколах Стены. Ум хорошо, а два лучше. На первый взгляд, это были случайные сбои, но что-то меня настораживает. Может, вы что-нибудь найдете.
   - Могу немного дополнить свой отчет. Я вчера отправил образцы тканей Сейлора в Центр охраны. Ответ уже пришел. Он положительный, его несомненно обработали.
   - Черт, - выругался Тейлор. - Значит, это действительно не случайность.
   Хар кивнул.
   - Нет.
   - Тогда я тем более "за".
   - Спасибо, - Хар невольно вспомнил разговор с Тейлором, в самый первый день и улыбнулся: - А вы помните нашу первую встречу?
   - С тех пор я просто успел узнать вас лучше, вот и все, - спокойно ответил Тейлор.
   - А как насчет допуска? - поддразнил Хар.
   - Не волнуйтесь, инспектор. Когда возникнет необходимость, мы вернемся к этому разговору, - улыбнулся в ответ Тейлор.
   Хар вспомнил, как Джоунс тогда в шутку сказал, что Тейлор предлагает ему работу.
   - А насчет новой работы вы со мной поговорить не хотите? - засмеялся он. - Джоунс намекал мне на ваши планы.
   - Зря вы смеетесь, - невозмутимо ответил Тейлор. - Если хотите, можем поговорить и насчет работы. Я не меняю своего мнения. По-моему, вам не место в полиции.
   - Я смеюсь совсем по другому поводу, - заверил его Хар. - А почему вы так решили, если не секрет? - с интересом спросил он. - Мне работа нравится.
   - Со стороны всегда виднее, - медленно сказал Тейлор. Он внимательно оглядел Хара и закончил: - У вас абсолютно не тот тип. Можете спорить со мной, но вы - не полицейский.
   - Ну, ваша работа не намного интереснее, - Хар вспомнил, как спускался на самый нижний этаж Комплекса, где находилась Контора.
   - А я вас и не собирался приглашать к себе, - Тейлор пожал плечами. - Есть масса самых разных мест. Просто решил немного помочь, если вдруг возникнет такая нужда.
   - Спасибо. Пока не возникла.
   - Появится, обращайтесь.
   От леса к ним приблизился молодой симпатичный парень.
   - Простите, что мешаю, - почтительно начал он, обращаясь к Тейлору. - Но директор просит вас подойти. Ненадолго.
   Тейлор поставил стакан.
   - Пойду, переговорю, а потом улечу. Что-то у меня сегодня неподходящее настроение для веселья.
   Тейлор встал и вместе с парнем пошел к стоянке скикаров.
   Хар вытащил свой комм, мельком бросил взгляд на экран и коротко вздохнул. На экране по-прежнему одна за другой весело пробегали бледно-голубые полоски. Хар спрятал комм и стал смотреть на поляну, где веселились его спутники.
  
   5
  
   Лунный лайнер должен был скоро приземлиться. Хар ждал у южного выхода. Огромный посадочный узел светился яркими призывными огнями, но Хар решил не заходить внутрь, а подождать профессора снаружи, в тихом зеленом скверике.
   Бронштейн появился минут через десять после того, как на внешнем табло замерцала большая зеленая звезда, говорящая о прибытии корабля. Вид у него был строго профессорский: представительный костюм с галстуком-бабочкой, а в руках - рабочая папка.
   Хар почтительно поздоровался и пригласил Бронштейна пройти к большому служебному скикару. Он взял машину на работе, так ему на всякий случай порекомендовал сделать Джоунс. Их машины подчинялись только своей нейросети.
   Они сели, профессор негромко назвал адрес - один из районов города и послушный скикар плавно взмыл в воздух.
   Некоторое время оба молчали.
   - Всегда останавливаюсь у старого друга, - сказал наконец, Бронштейн, когда вдали уже загорелись городские огни. - Не люблю гостиницы.
   - Он тоже коллекционер? - осторожно поинтересовался Хар.
   - Да, - ответил Бронштейн. - Мы знакомы больше двадцати лет.
   Он улыбнулся своим мыслям, а потом спросил:
   - А как ваши успехи с монетами, инспектор?
   - Потихоньку продвигаюсь вперед, - улыбнулся Хар. - Узнал адрес здешнего клуба и побывал там. Очень интересные люди. И знаете, как-то непривычно. Огромный перепад в возрасте: от мальчишек до стариков. А общаются все на равных.
   - Привыкайте, - сказал Бронштейн и тоже улыбнулся. - В среде коллекционеров только так. Старая традиция.
   - В моей коллекции теперь целых пять монет, - сдержанно похвастался Хар. - А в клубе я присмотрел себе еще две, очень симпатичные. Но пока не решил, брать их или немного подождать. Почитаю, подумаю.
   - Вы молодец, - покачал головой Бронштейн. - Тут я могу вас похвалить. Вы - редкость, обычно собирать что-то люди начинают лет с двенадцати. А как успехи в теории?
   - Постепенно осваиваю, - Хар вздохнул. - Но эта наука дается не легко.
   - Знания необходимы, - профессорским тоном сказал Бронштейн. - Иначе любое собирание становится бессмысленным.
   - Да я понимаю. Недавно просмотрел вводную лекцию по маркам, показывали тематические коллекции. Чего там только нет. Красота...
   - Марки много лет выпускались в основном для коллекционеров, - пожал плечами Бронштейн. - Для писем вполне хватало стандартных выпусков. Так что там действительно есть все, на любой вкус: от техники до живописи. Не решили и их начать собирать?
   - Нет, это не для меня, - покачал головой Хар. - Монеты мне ближе. Они, как бы это выразиться... Они настоящие.
   Он вздохнул, и переходя на серьезный тон, сказал:
   - Однако у нас сейчас другие заботы, не так ли, профессор? Вы привезли нам новости?
   - Да уж, - проворчал Бронштейн. - Доктор Соренсен скорее всего прилетит позже, если прилетит вообще. Она уже заканчивала разбираться в структуре, когда неожиданно обнаружила, как сказала мне перед отлетом, еще несколько очень любопытных вещей. Бессмысленно отрывать ее. Я думаю, с этим входом мы вполне разберемся и сами.
   - В отчете оказалось что-то полезное для вас?
   - Очень многое. Спасибо за информацию. А вот этот вход... он меня очень тревожит.
   - Странный вход. Я так и не понял. Что за смысл был делать его в Цветке для человека без пароля?
   - Не повторяйте ерунду, которую сказал кто-то, инспектор, - бросил Бронштейн, строго глядя на него. - Вход находится в самом центре Цветка. Причем здесь пароль? Туда так просто не попадешь. Просто это означает, что те, кто задумал это, хотели скрыть, для кого был сделан этот вход. А войти через него в нейросеть сможет любой. Вы поняли? Любой, кто в нужное время окажется рядом. И права у этого человека окажутся такие, что не дай бог!
   Скикар замедлил скорость и начал опускаться.
   - Вы говорили с доктором Сикорски? - спросил Бронштейн.
   - Да. Я прилечу за вами в одиннадцать вечера, а он будет ждать у входа в Комплекс. Криста Кельми также выйдет этой ночью.
   - Очень хорошо.
   Бронштейн вышел из скикара и махнул Хару рукой.
   - Жду вас вечером.
   - Простите, профессор, - медленно начал Хар. - Этот чертов вход существует уже одиннадцать дней. Кто и что через него делал, неизвестно. Да и ночная нейросеть пока в состоянии отладки... Вы не хотите немного подстраховаться? Кто знает, что она в состоянии выкинуть.
   Бронштейн посмотрел на него и улыбнулся.
   - Спасибо за сомнения, инспектор. Вы быстро растете. Но меня не надо настраивать быть серьезным.
   Он приподнял свою рабочую папку и легонько похлопал по ней рукой.
   - Все необходимое с собой. Знаете, есть такое старинное высказывание: "Praemonitus, praemunitus". Никогда не слышали?
   Хар покачал головой.
   - Так вот. В переводе с одного очень древнего языка на интерлингву оно означает: "Предупрежден, значит вооружен".
  
  
   ГЛАВА 11
  
   1
  
   Чисто теоретические занятия в институте закончились, они начали чередоваться с не менее интересной практикой. Теперь студенты не только учились, но и мотались по разным исследовательским организациям, где участвовали в монтаже и тонкой наладке новых нейросетей.
   На четвертый год Хару понравилась одна девушка, на курс младше. Он ей вроде тоже не был безразличен, но их отношениям не суждено было развиться: Габи почему-то встретила его избранницу в штыки. Она тут же бросила своего очередного ухажера и теперь не отходила от Хара ни на шаг.
   Хар не понимал, в чем дело. Они дулись друг на друга пару недель, пока однажды после сдачи зачета по практике Хар не поймал Габи в общем зале и отведя в сторону, решительно не потребовал объяснений.
   Габи немного помялась, а потом сказала, что влюбилась. И на этот раз, кажется, очень серьезно.
   - Молодец, - чистосердечно сказал Хар. - А причем здесь я?
   Габи помолчала и немного покраснела.
   - У него такой тяжелый характер, - несмело начала она. - На девушек совсем не смотрит. Он...
   - Да какая разница, какой он, Габи? Расскажи ему все и точка. - Хар ничего не понимал. - Признайся первая. Ты же такая симпатяга, против тебя никто не устоит.
   - Даже ты?
   - Даже я, - согласился Хар. - Так кто это?
   Габи набрала воздуху и покраснела еще больше.
   - Ну... он... он...
   - Я понимаю, что это он, а не она, - сказал Хар. - Не тяни, Габи. Кто этот таинственный "он"?
   - Ты, - выпалила Габи и опустила глаза.
   Хар от неожиданности присвистнул.
   - Это что, шутка?
   Габи отчаянно замотала головой, вскочила и вылетела из зала, а ошарашенный Хар так и остался сидеть на месте.
   Потом он встал, покрутил головой и пошел искать девушку. Габи он нашел на скамейке, в саду. Она сидела, сжавшись в комочек, голова была опущена на руки. И тихонько плакала.
   Хар присел рядом.
   - Габи, - сказал он, - прости, это я от неожиданности.
   Габи в ответ громко всхлипнула.
   - Ну, прекрати, пожалуйста, - Хар придвинулся поближе и легонько обнял ее.
   Габи еще раз громко всхлипнула и прижавшись к нему, тихонько сказала:
   - Я тебя люблю. Давно. Понимаешь? Хочешь ты, или нет, а я тебя никому не отдам. Никому!
   - Габи...
   - Я сама буду за тобой ухаживать.
   - А как это будет выглядеть? - неуверенно спросил Хар, поглаживая ее по голове.
   Габи понемногу успокоилась.
   - А как ребята ухаживают?
   - Ну, ходят за девушкой, ласково смотрят, дарят цветы, - стал припоминать Хар. - Говорят всякие хорошие слова.
   - Вот и я так буду, - мрачно сказала Габи.
   - Слушай, - сказал Хар. - Давай лучше я буду за тобой ухаживать. А то это как-то непривычно. Может, любви у меня пока нет, но даю честное слово, что буду делать все от чистого сердца.
   Габи промолчала, только как-то странно на него посмотрела.
   С этого дня поведение Хара изменилось. Он стал поджидать Габи, когда она где-нибудь задерживалась. Ребята часто видели его с цветами. А один раз, когда Габи с блеском защитила трудную работу, Хар подхватил ее на руки и долго кружил в воздухе.
   - Ребята, у вас что, наступило второе дыхание? - завистливо спросил рыжий Полли.
   - Ага, - сказал Хар, нежно целуя Габи в щеку, которая сразу вся зарделась, как цветок. - Третье.
   Он действительно постепенно начал воспринимать Габи совершенно иначе. Девушка, рядом с которой он прожил три года и которую прекрасно знал, вдруг стала совсем иной: загадочной и желанной. И однажды Хар никуда не полетел, а остался у Габи. И они провели вдвоем свою первую прекрасную ночь...
   С этого дня учиться стало еще легче. Теперь учебу скрашивала любовь и оставшиеся годы пролетели совсем незаметно. И вот, наконец, наступил самый последний день.
   После шумной и веселой церемонии, получив заветные дипломы, все по привычке пошли в институтский ресторан. На это раз празднование затянулось до утра. Хар, как всегда, сидел рядом с Габи. Ребята из их группы потихоньку решили отметить такой долгий союз: они были единственной парой, кто провел все эти годы вместе.
   Полли встал и произнес прочувственный тост, которому все бешено аплодировали. А потом он от имени группы преподнес им маленький подарок: два блестящих сердечка, скрепленных институтским символом. Все дружно подняли бокалы и выпили за их счастье, а Хар с Габи поднялись и под приветственные крики группы крепко обнялись и расцеловались.
   Когда они наконец отключились после бурно проведенной ночи, даже не ночи, а утра, за широким окном небо давно уже начало светать, Хар вдруг проснулся. Он не знал, что его разбудило, но посмотрел на Габи и понял: ее крик. Ей видимо снилось что-то страшное, она сжимала руки в кулачки, а по лицу текли крупные слезы. Хар протянул руку и осторожно потряс девушку.
   - Габи, Габи... Это просто сон. Проснись.
   Габи открыла глаза, посмотрела на него и закрыла рот кулачком.
   - Что с тобой? - тихонько спросил Хар. - Приснился кошмар, да?
   Габи помотала головой.
   - Теперь я все знаю, - тихо произнесла она. - Хар, это ужасно.
   - Вот оно что... - протянул Хар. Он сразу все понял. - Прости, Габи, я должен был рассказать тебе об этом раньше. Сам. Прости меня.
   - Да какая разница, - Габи громко всхлипнула. - Мне так тебя жалко.
   - Нет, - ласково возразил Хар. - Ты не понимаешь, Габи. Жалеть надо тех, кто не владеет своей судьбой. А я сам выбрал свой путь.
   - Все равно, - сказала Габи и еще теснее прижалась к нему. - Хар, милый... Тебе будет так одиноко.
   Хар погладил ее волосы и несколько раз поцеловал закрывшиеся глаза.
   - Это - мой путь, Габи, - сказал он. - Не переживай, малышка. Какой он не есть, он мой.
   Утром они вышли в институтский сад и остановились у знакомой скамейки.
   - Последний раз, - тихо сказала Габи. - Вот все и закончилось, Хар. Больше нас здесь никогда не будет.
   - Все когда-нибудь заканчивается, - философски сказал Хар. - Не грусти, Габи. Это были хорошие годы.
   - И мы с тобой расстаемся. Навсегда, - продолжала Габи, не слушая его.
   - Не расстраивайся так, - Хар легонько прижал ее к себе. - Мы с тобой еще обязательно увидимся.
   Девушка помотала головой.
   - Хар, ты ничего не понимаешь, - тихо сказала она. - Мы с тобой может и увидимся. А вот наша любовь - никогда.
  
   2
  
   Матта Хар увидел, когда скикар замедлил скорость и сделав плавный поворот, начал снижаться. Матт стоял у входа в Комплекс и смотрел вверх. Когда они вышли из скикара, Матт почтительно поклонился.
   - Здравствуйте, профессор, - сказал он.
   Бронштейн ответил коротким кивком.
   - Рад снова увидеться с вами, доктор. Но совсем не рад тому, что у вас здесь происходит.
   Матт тихонько хмыкнул, но ничего не ответил.
   - Прошу вас, - он сделал широкий жест рукой.
   Хар обменялся с ним коротким рукопожатием и они через рамку сканера прошли к лифту.
   - Криста ждет нас внизу, в кабинете, - сказал Матт, когда стенки заросли и лифт плавно скользнул вниз. - От Конторы должен быть Рихард.
   Бронштейн ничего не ответил. Они молча доехали до нужного уровня, вышли и пошли вперед по широкому коридору.
   Когда они вошли в кабинет, Криста встала и почтительно наклонила голову. Бронштейн улыбнулся и протянул ей руку.
   - Рад видеть вас, девочка. Моя вина, не надо было отдавать вас этим сумасшедшим.
   Криста улыбнулась в ответ.
   - Я сама сюда рвалась, профессор, - примирительно сказала она. - Не стоит винить доктора. Здесь так интересно.
   Бронштейн покачал головой, но ничего не сказал.
   - С чего мы начнем? - спросила Криста.
   Бронштейн раскрыл свою папку и вытащил из нее горсть крохотных кристаллов. Кристаллы слегка искрились в его руке.
   - Возьмите, - сказал он. - Наша последняя разработка. Это блокираторы. Они уже настроены сотрудниками нашего центра. Осталось только активировать их вашими ключами. - Он строго посмотрел на Матта с Харом и добавил: - Пока мы не закончим, никто не произнесет ни слова. Вы поняли?
   Хар молча кивнул. Матт недовольно мотнул головой, но тоже ничего не сказал.
   Криста осторожно взяла кристаллы, и сделав несколько сложных движений, поймала выпавший ей прямо в руки светящийся шар. Потом она вытащила из него несколько ключей и стала по очереди подносить их к своей руке. Кристаллы тихонько моргали в такт ключам. Наконец шар исчез. Криста подбросила кристаллы вверх, и серебряная пыль медленно растаяла в воздухе.
   - Все, профессор, - сказала она. - Защита активирована. Мы можем начинать.
   Она сделала еще несколько сложных движений. Экраны свернулись и исчезли.
   - Поскольку мы решили не пользоваться экранами, я вывела на пластит все основные принципиальные схемы.
   Криста показала на рабочий стол, на котором стопкой лежало около десятка больших плотных листов, густо расчерченных разноцветными линиями.
   - Если понадобятся дополнения, то выведем и их.
   - Это потом, - сказал Бронштейн, делая знак креслу придвинуться поближе. - Доктор Соренсен нашла три очень любопытных дополнения к основной схеме. Давайте сначала посмотрим их на общем плане, а дальше видно будет.
   - Он сверху, - ответила Криста и села рядом. Оба склонились над столом.
   Матт махнул рукой и отошел. Хар сел немного поодаль и вытянул шею. Интересно, что такого нашла Габи, что профессор сейчас такой взвинченный? Криста и Бронштейн внимательно разглядывали самый верхний лист. Остальные лежали рядом и занимали все свободное пространство стола.
   - Инспектор, - бросил Бронштейн через некоторое время, искоса посмотрев на Хара. - Вы будете нас отвлекать. Займитесь чем-нибудь. Нам понадобится около часа, чтобы в этом разобраться.
   Хар некоторое время молча смотрел на него, потом согласно кивнул, встал и пошел к Матту. Матт, увидев его, залихватски подмигнул. Он лежал на спине на узкой жесткой кушетке, придвинутой к прозрачной стене, а двое молодых ребят осторожно натягивали ему на голову большой блестящий колпак. Колпак отблескивал металлом и пестрел замысловатыми отверстиями, сквозь которые проглядывала частая сетка.
   - Чем заняты гениальные ученые? - спросил Хар, останавливаясь около него.
   - Сейчас на меня наденут эту штуку и начнем делать новую запись, - бодро ответил Матт. - Мой клон уже поспел, нужно приготовить для него свежую. Это не долго. Не хочешь попробовать?
   Хар посмотрел на возню ребят и покачал головой.
   - В этом колпаке - не хочу. Зачем вам эта самодеятельность?
   - Я тебе потом объясню, - пропыхтел Матт.
   Колпак натягивался на него с большим трудом.
   - Ничего не понимаю. Почему вы не взяли за основу стандартный медицинский саркофаг? В нем тебе явно было бы намного удобнее. А вашу аппаратуру можно спокойно разместить рядом.
   Матт задумался.
   - А знаешь, наверное, ты прав, - наконец сказал он, дергая рукой. Хар подумал, что он хочет почесать нос, но до лица было не добраться. - Не догадались. Надо будет обязательно попробовать.
   - Дарю, - сказал Хар. - Пользуйтесь, пока я добрый.
   Ребята разом нажали и голова Матта целиком скрылась в колпаке.
   - Вот видишь, а говорил, что тебе у нас нечего делать, - откликнулся Матт из под сетки. Голос его звучал немного глуховато. - Да ты просто кладезь новых идей.
   Хар отмахнулся от него, отошел и сел около входа, чтобы больше никому не мешать. Некоторое время он просто сидел и думал, перемалывая в голове то, что стало известно за последние дни. Потом дверь бесшумно растаяла и в кабинет быстро вошел Рихард.
   - Я не опоздал? - негромко спросил он у Хара.
   - К самому разбору, - также негромко ответил ему Хар, пожимая руку. - Присаживайтесь здесь, а то будете им мешать. Мне уже сделали внушение и отослали подальше.
   Рихард посмотрел на склонившихся над столом Кристу и Бронштейна, тихонько вздохнул и сел рядом с Харом. Интересно, почему не пришел сам Тейлор, подумал Хар. Из-за Кристы? Наверное, Рихард упросил его, чтобы лишний раз побыть рядом с любимой девушкой.
   - А они давно начали? - спросил Рихард.
   - Минут сорок назад. Надеюсь, скоро закончат.
  
   3
  
   Прошло гораздо больше времени, прежде чем Бронштейн поднял голову и махнул им рукой. Хар с Рихардом разом встали и подошли к столу.
   - Пришло время обменяться мнениями, - начал Бронштейн. Криста согласно кивнула головой. Хар отметил, что вид у обоих был хмурый.
   - Мы нашли способ, как убрать эту... лазейку. Но возникают очень серьезные проблемы.
   Хар и Рихард уже стояли рядом. Матт тоже подошел поближе. Голова у него была взъерошена и он тихонько приглаживал волосы ладонью. Все внимательно слушали профессора.
   - Смотрите сюда, - Бронштейн показал светящейся указкой на жирную зеленую линию, которая ветвясь шла через весь лист, до самого края. Хар подумал, что она видимо проходит и дальше. - Видите вот эти разрывы?
   Он показал указкой на три жирные точки на листе, обведенные кружками.
   - Они означают, что волновод не просто проходит защитную Стену. Чтобы сделать это и при этом не мешать нормальному функционированию нейросети, он вынужден на своем пути отменить несколько основных непреложных запретов.
   Бронштейн замолчал. Все ждали продолжения.
   - Но вы же не хотите сказать, что он вмешивается в саму логику работы? - удивился Хар. До него смысл сказанного дошел первым.
   - Именно это я и имел в виду, - кивнул Бронштейн. - К сожалению, вы правы, инспектор. И не просто вмешивается, а изменяет ее. Но поскольку ночью логика и так женская, нейросети Комплекса это ничем не грозит. Однако когда мы отключим этот вход, то возникнут разрывы. Здесь, здесь и здесь. Разумеется, во время работы дневной нейросети. Это достаточно серьезная проблема.
   - Не могу поверить, что Володя сделал такую штуку намеренно, - не выдержал Матт.
   - Я тоже не думаю, что эти разрывы возникли преднамеренно, - согласился Бронштейн. - Глупо подозревать Сейлора. Просто эти одиннадцать дней, после его смерти, структура нейросети не стояла на месте. Сдвинуть или отключить вход сама она не могла, однако поскольку нейросеть постоянно развивается, то ей пришлось как-то обходить эти дыры. Отсюда и возникли разрывы. Убрать их можно, но нашим специалистам понадобится для этого несколько дней. От трех-четырех до недели. Для всех нас разумнее настроиться на максимальный срок.
   Все помолчали.
   - Ну и что? - первым решил высказаться Матт. - Неделя - это не так много. Вызывайте свою команду, профессор и начинайте работать. А мы будем заниматься своими делами. Надеюсь, мы не помешаем друг другу?
   Бронштейн поморщился.
   - А чем это может грозить Комплексу, профессор? - спросил Хар, не обращая внимания на Матта.
   - Многим, - сказал Бронштейн, строго глядя на директора. - Доктор Сикорски, по своему обыкновению, спешит и как всегда не учитывает очень многого. И очень важного.
   - Чего же именно? - напористо спросил Матт.
   - Во-первых, ночная нейросеть на время наших работ заснет. Наглухо. Пока мы не закончим, вы не сможете использовать ее. Да и потом могут появиться некоторые сложности.
   - Все основные исследования мы проводим днем, - упрямо возразил Матт. - Конечно, скорость и объем расчетов заметно упадут, но теперь это уже не так важно. Главное мы уже закончили. Практически, мы уже вышли на финишную прямую.
   - А во-вторых, на это время у Комплекса возникнут большие проблемы с защитой, - продолжил Бронштейн.
   Матт умоляюще посмотрел на Хара. Тот покачал головой.
   - Здесь я ничего не решаю, Матт, - сказал он. - Это не наша епархия. Но рядом со мной стоит представитель Конторы. Думаю, он сможет прояснить ситуацию.
   Все посмотрели на Рихарда. Хар ему мысленно посочувствовал.
   Рихард откашлялся.
   - Профессор, - начал он. - Что вы нам посоветуете?
   - Остановить весь Комплекс, - резко ответил Бронштейн. Хар боковым зрением увидел, как Матта всего перекосило, однако тот железным усилием воли сдержался и промолчал. - Минимум, на неделю. За это время мы закончим.
   - Но остановка такой большой системы - не простое дело. Одна подготовка займет не менее десяти дней, - сказал Рихард.
   - Да, - коротко подтвердил Бронштейн. - Вы правы. Скорее всего, даже немного больше.
   - А потом, после пуска, еще около месяца уйдет на приведение Комплекса в нормальное рабочее состояние, - продолжил Рихард. - Так что все вместе займет полтора-два месяца.
   Он покачал головой.
   - Это очень много.
   - Ничего не поделаешь, - по-прежнему сухо ответил Бронштейн. На Матта он старался не смотреть. - За все в жизни приходится платить.
   - Но, профессор, - не выдержал наконец Матт. - Вы что, не понимаете? Мы не можем ждать столько времени!
   - Матт, погоди, - прервал его Хар. Он чувствовал, что Матт может сейчас в сердцах ляпнуть что-нибудь такое, что резко усложнит ситуацию. - Скажите, профессор, - сказал он. - А если мы сумеем найти какое-то другое... менее тривиальное решение?
   - Какое же, инспектор? - спросил профессор.
   - Скажем, мы физически ликвидируем этот вход и одновременно заблокируем открытый конец волновода, - сказал Хар.
   - Теоретически это решает проблему. Но только теоретически, - нехотя согласился Бронштейн. - Вы забываете о точках разрыва. Вход в нейросеть можно легко подключить и там.
   - Мне кажется, предложение инспектора может нам помочь, - присоединился к Хару Рихард. - Во всех тревожных точках мы поставим камеры с непосредственным выходом на аварийную сигнализацию, минуя нейросеть. Через две минуты после получения сигнала патруль будет на месте. Как я понимаю, главным для наших противников было то, что мы о них ничего не знали. Теперь, когда ситуация в корне изменилась...
   - Мне трудно спорить в области, в которой я не специалист, - сухо ответил Бронштейн. - Я постарался обрисовать вам проблему. Если Контора берет ответственность на себя, я просто зафиксирую свое мнение. А дальше - ваша забота.
   Хар решил немного смягчить разговор.
   - Нам все равно понадобится решение руководства. Давайте сначала доложим все Тейлору, когда он появится, - примирительно сказал он, бросив предостерегающий взгляд на Матта. - Если его устроит то, что мы предложили, тогда можно будет обсудить и дальнейшие шаги. Когда он придет? - обратился он к Рихарду.
   - Как всегда, к семи утра, - пожал плечами тот. - Шеф никогда не опаздывает.
   Хар посмотрел на профессора.
   - Хорошо, - согласился Бронштейн. - У нас с Кристой есть чем заняться. Давайте подождем до утра.
  
   4
  
   Тейлор пришел ровно в семь. Часы, мерцавшие на стене кабинета, показали дружные нули после семерки, когда входная дверь медленно растаяла, и он вошел внутрь.
   Тейлор поздоровался со всеми, сел за стол и посмотрел на Бронштейна.
   - Жду с нетерпением, что вы расскажете, профессор. Мне кажется, эта ночь подарила нам много нового.
   - Вы не ошиблись, - ответил Бронштейн. - Если коротко, то проблема состоит в следующем: кроме данного входа, существуют еще три точки разрыва, куда может подключиться неизвестный. На ликвидацию этих изменений в структуре нейросети у нас уйдет около недели. Но все это время опасность будет сохраняться. Поэтому я предлагаю на время работ заблокировать Цветок, усыпить нейросеть и остановить Комплекс.
   - Остановка Комплекса - это очень нелегкая задача. У вас нет других предложений? - осторожно спросил Тейлор.
   - Они есть у нас, - откликнулся Рихард. - Мы предлагаем ликвидировать новый вход и наглухо заблокировать выход этого волновода. А на всех опасных точках установить камеры, работающие автономно от нейросети. С аварийным выходом на патруль. Разумеется, придется установить в Комплексе круглосуточное дежурство нашего персонала.
   - Нелегкое дело, - покачал головой Тейлор. - Понадобится много новых сотрудников.
   - Это продлится всего неделю, - ответил Рихард. - Зато работа научной группы не будет остановлена.
   Матт признательно посмотрел на него, но промолчал. Хар даже удивился такой выдержке.
   - А вы, инспектор, какого мнения придерживаетесь? - спросил Тейлор. - Точка зрения Рихарда мне понятна. Хотелось бы услышать и вас.
   - Это наше общее мнение, - сказал Хар. - За одним исключением: у меня здесь совещательный голос.
   - Не скажите, - покачал головой Тейлор. - Если мы решим устроить дежурство, я попрошу у старшего инспектора разрешения использовать и вас. Если вы, конечно, не против.
   - Не против. Думаю, на неделю он меня отпустит.
   - Договорились. Но одним этим ограничиться нельзя. Профессор, а где находятся эти опасные точки?
   - Две располагаются в помещениях Цветка. А третья - в переходе, прямо за Стеной.
   - Думаю, мы немного подкорректируем ваш план, Рихард, - сказал Тейлор. - Доктор, - обратился он к Матту. - Для работы вам придется на время ограничиться тремя оставшимися залами. Те два, которые упомянул профессор, придется заблокировать. Наглухо.
   Матт молча кивнул.
   - Таким образом, у нас останется одна единственная открытая точка входа. Очень удачно. Попробуем совместить приятное с полезным.
   Хар кивнул.
   - Да, мне эта мысль тоже пришла в голову.
   Тейлор улыбнулся.
   - Рад, что мы понимаем друг друга, инспектор. Только сделать все нужно будет очень и очень аккуратно.
   - Простите, но я ничего не понимаю, - наконец не выдержал Матт. - Не могли бы вы немного объяснить?
   - И мне тоже, - сказала Криста.
   Бронштейн промолчал, но Хар чувствовал, что интересно и ему.
   - Разумеется, - ответил Тейлор. - Скажите, доктор, кроме нас, кто-нибудь еще в Комплексе осведомлен о том, что здесь происходит?
   Матт задумался.
   - Только в самых общих чертах, - осторожно сказал он. - Разумеется, все знают о несчастном случае с Сейлором и о том, что инспектор ведет расследование. Ведь Хар бывает у нас довольно часто. Но знают только это, о деталях я не распространялся.
   - Вчерашний прилет профессора не вызвал лишних вопросов?
   - Я бываю здесь регулярно, - ответил Бронштейн. - Доктор - один из моих учеников, хотя последнее время он и начал об этом забывать.
   - Профессор... - начал Матт.
   - Не сейчас, доктор, - оборвал его Тейлор и повернулся к девушке. - Криста?
   Криста помотала головой.
   - Работа - закрытая тема. Я ни с кем не делюсь своими соображениями.
   - Прекрасно. Примем на веру, что пока никто ничего не знает. Значит, нам необходимо будет сделать следующее. Первое. Закрыть подозрительные залы Цветка. Под предлогом перепланировки, установки нового оборудования или еще чего-нибудь. Доктор, причину вы придумаете сами. Учтите, хорошую и убедительную причину.
   - Я понял, - Матт кивнул головой.
   - Второе. Я пришлю сюда своего специалиста. Криста, вы сразу оформите ему допуск. На один день, больше ему не потребуется. После того, как камеры будут установлены, необходимо найти помещение для персонала охраны. Желательно, поблизости от этой точки. Дежурить придется по двое, шесть человек в сутки. Понадобится не менее десяти человек, - Тейлор вздохнул. - Ладно, людей я беру на себя. А дальше мы будем ждать. Я все понятно объяснил?
   - Теперь я понял, - медленно сказал Матт. - Вы думаете, этот неизвестный придет?
   - Не знаю. Если он успел сделать все, что хотел, то нет. А вот если не успел... Тогда есть некоторые шансы.
   - Во всяком случае, стоит попытаться, - сказал Хар. - Когда мы сможем начать?
   - Мне понадобятся сутки, чтобы выйти на руководство и получить разрешение, - подумав, ответил Тейлор. - Когда сможет прибыть ваша группа, профессор? - обратился он к Бронштейну.
   - Если мы все уже решили, то завтра утром она будет здесь.
   - Думаю, что решили. Готовьте заключение, я его подпишу. А виза руководства завтра будет у вас.
   - Хорошо, - ответил Бронштейн. - На этом мы закончили?
   - Да, - ответил Тейлор. - Начинаем с завтрашнего утра. Нерешенным остался только один, совсем маленький вопрос. Но его мы решим с инспектором, вдвоем.
   Он с улыбкой посмотрел на Хара.
   - Вот и наступило время, о котором мы не так давно говорили, не так ли, инспектор?
   Знаю, что ты сейчас скажешь, подумал Хар. И не ошибся.
   Тейлор напористо продолжил:
   - Вы же помните наш разговор? Теперь вы уже не будете возражать?
   - Нет, - Хар вздохнул и улыбнулся в ответ. - Куда идти за вашим допуском?
  
   5
  
   Когда они поднялись на поверхность, там стояло ясное солнечное утро. Криста с Бронштейном остались в Комплексе. Тейлор попрощался со всеми и увел с собой Рихарда. А Матт решил подняться наверх, проводить Хара.
   - Ты сейчас к себе? - спросил он, когда они подошли к стоящему скикару.
   - Да. Сначала полечу в Управление, нужно обо всем рассказать начальству. А потом немного посплю. Перед завтрашней эскападой.
   - Хорошо тебе, - вздохнул Матт. - А мне придется весь день пробыть здесь. За этот день надо многое успеть.
   - Директором быть не легко, - посочувствовал Хар. - Крепись.
   - Ничего, - сказал Матт и потянулся, раскинув руки. - Зато я страшно рад. Вроде, наконец, распутали это дело.
   - Не говори раньше времени. Накликаешь несчастье.
   - Да ну тебя, - отмахнулся Матт.
   - Слушай. Когда я летал в Центр Охраны, то узнал, что Сейлор заказал у них один прибор. Ты в курсе?
   - Не знаю, - пожал плечами Матт. - Я обычно просматриваю сводные таблицы заказов в конце месяца. А что это за прибор?
   - Одна из их новых разработок. Где он может находиться?
   - Сначала надо посмотреть в кабинете Сейлора. А если там нет, тогда придется поднимать документы приемки.
   - Посмотри, ладно?
   - Договорились.
   - Ну, счастливо, я полетел.
   - Давай.
   Матт махнул на прощанье рукой и пошел обратно. Хар посмотрел ему вслед, потом сел в скикар и полетел к себе в Управление. Он тоже чувствовал некоторое удовлетворение. Вроде все более-менее начало прояснятся.
   Подлетев к Управлению, Хар сел на площадку и сразу пошел к Джоунсу.
   - Садитесь, - сказал начальник. - Тейлор только что говорил со мной. Так что в общих чертах я все уже знаю.
   - Это хорошо, - Хар уселся в свое привычное кресло. - Не придется повторять. Мы полагаем, что все дежурство продлится не больше недели. Профессор обещал, что за это время они справятся.
   - Бронштейн останется на все время? - поинтересовался Джоунс.
   - Не знаю. Речь шла о группе специалистов из их института. А о том, кто ее будет возглавлять, ничего не говорилось.
   - Хорошо, - подумав, сказал Джоунс. - Я даю разрешение. На эту неделю вы переходите в подчинение к Тейлору. Да, и еще. Захватите парализатор, он лежит у вас в сейфе.
   - А как насчет более мощного оружия? - осторожно спросил Хар.
   Джоунс покачал головой.
   - Бессмысленно. Защита Комплекса его не пропустит, она кольцевая. Плюс еще своя у Конторы. А оформление разрешения займет около месяца.
   Нет, так нет, подумал Хар.
   - Скажите, - осторожно начал он. - Вы говорили, что в Комплексе работает еще одна организация. На них можно будет рассчитывать... в самом крайнем случае?
   Джоунс внимательно посмотрел на него.
   - В принципе, да, - наконец ответил он. - Но на вашем месте я бы считал, что там никого нет.
   - Почему?
   Джоунс помялся.
   - Вы что-нибудь слышали про такую организацию, как Контроль? - наконец спросил он. - Была такая, в свое время.
   Хар вздохнул.
   - Кто же про нее не слышал. Красивая и жуткая история... Но ведь эту организацию давно распустили. И даже стерли все записи в инфорсети.
   - А по какой причине, знаете?
   - Ну... если коротко, то официальное заключение гласило, что они работали как триггер. Без полутонов. Не вмешивались до последней секунды. Ну, а уж если вмешивались...
   Джоунс кивнул.
   - Вот поэтому и не надо. Скорее заканчивайте и возвращайтесь. Немного отдохнете и я вас нагружу. У нас своих дел невпроворот.
   - Да я не против, - сказал Хар, вставая. - Только если сейчас нет никаких срочных заданий, хочу полететь к себе и немного поспать.
   - Отдыхайте. Я вас отпускаю.
   Хар вышел в коридор и пошел к лифтовому кусту. Ничего себе подмога, подумал он. Интересно, почему шеф вдруг вспомнил про Контроль? Ведь это было так давно. Или просто пришлось к слову?
   Хар связался с Маттом ближе к вечеру, когда рабочий день уже заканчивался. Он прекрасно отдохнул и чувствовал себя полным сил. Матт наоборот говорил явно уставшим голосом.
   - Мы закончили все, что задумали, Хар, - произнес он. - Пришлось порядком повозиться, но вроде все, что наметили, мы сделали.
   - Смотрел насчет прибора?
   - Да. В кабинете его нет. Сводку посмотреть не успел, извини.
   - Понятно.
   - Я сейчас в скикаре, лечу домой. Надо отдохнуть.
   - Не буду тебя отрывать, - сказал Хар. - Отдыхай. Встретимся завтра утром.
   Матт отключился. Куда Сейлор его поставил? Хар подумал, но в голову ничего не приходило. Он вздохнул и решил вызвать Илону.
   Они не виделись уже несколько дней и Хар вдруг ощутил, что сильно соскучился. Это чувство было приятным, хотя одновременно и немного пугало. Илона ответила сразу.
   - Хар? Привет. Как твои дела?
   - Идут на поправку, - ответил Хар. - Слушай, мы не можем встретиться? Я по тебе соскучился. В другое время подождал бы до завтра, но у меня впереди ненормированная рабочая неделя.
   - Что значит "ненормированная"? - спросила Илона. - Тебя что, опять не будет на Земле?
   - Да нет. Просто работать придется в разные смены. А один раз нужно будет выйти ночью.
   - А... - сказала Илона. И помолчав, добавила: - Так ты все время так работаешь. Что же тут нового?
   Хар вздохнул и решил промолчать, но про себя подумал, что в чем-то Илона права.
   - А ты не хочешь рассказать мне, где именно ты так вдохновенно трудишься? - строгим голосом спросила Илона. - Прости, но я устала ждать, пока ты разродишься.
   - Да это вовсе не секрет, Рысь, - извиняющим тоном сказал Хар. - Глупо получилось. Прости, что так долго темнил. Я работаю инспектором, в городском Полицейском Управлении. Научное отделение. Мы сейчас ведем много дел, отсюда и постоянная загруженность.
   - Я так и думала, что что-нибудь в этом роде, - вздохнула Илона. - Ладно, инспектор, постараюсь пережить. Так что ты предлагаешь?
   - Встретиться прямо сейчас. Сможешь?
   - Постараюсь освободиться. Говори, где.
   Они решили встретиться в том самом парке, где увиделись в первый раз и немного там погулять. Когда Хар прилетел, Илона его уже ждала. От дома до парка ей было совсем рядом.
   - Ты была у себя? - спросил Хар.
   - Ага. Потихоньку готовлюсь к экзаменам, - Илона разворошила носком кроссовки траву. Они сидели на скамейке, у небольшого пруда, заросшего густым кустарником. - Первый уже скоро, через два дня.
   - Что сдаем? - покровительственно спросил Хар.
   - Сначала общий мат-анал, а потом тфкп.
   - Пожалуйста, не пугай неграмотного полицейского. Это что за галиматья?
   - Тебя напугаешь, - слабо улыбнулась Илона. - Это - теория функций комплексного переменного. У нас первые три года - сплошная математика. Позже добавятся другие, родственные предметы.
   - Везет тебе. Скоро будешь суперумная.
   Илона опустила голову ему на плечо и ничего не ответила. Оба сидели неподвижно. В парке было немноголюдно, в основном все гуляли по освещенным дорожкам. У пруда были они одни.
   - А почему ты готовишься дома, а не в институте? - осторожно спросил Хар. - Из-за мамы?
   - Нет, мама меня отпустила, - тихо ответила Илона. - Это из-за тебя.
   - Из-за меня? - удивился Хар.
   - Ага. Хочу быть поближе. Мне не спокойно, вдруг с тобой что-то случится.
   Хар нежно погладил ее по щеке и легонько поцеловал.
   - Что со мной может случиться, Рысь?
   Илона потерлась об его плечо.
   - Не знаю, - тихо ответила она. - Но так мне почему-то спокойнее.
  
   6
  
   Ребята Бронштейна должны были скоро прилететь, профессор ждал их с утра. Хар с Маттом и Кристой стояли недалеко у входа. Наконец вдали показался скикар. Он плавно затормозил и опустился недалеко от них.
   Скикар распахнул двери с двух сторон и Хар увидел выходящих из него молодых ребят: двоих парней и девушку. Вот она, ударная команда Бронштейна, подумал Хар и не ошибся. Один из парней был Хару знаком, они кивнули друг другу. Он встречал Хара в институте, на Луне.
   Матт кивнул Хару в сторону молодого парня.
   - Этот парень - сам Лот, - негромко сказал он. - В Центре на Луне его называют "доктор-убийца". Он специалист по нестандартным нейросетям.
   Доктор, подумал Хар. Вот так-то. А я решил, что аспирант. Больше из скикара никто не вышел. Хар вздохнул, Габи опять не прилетела.
   Группа прошла через сканер к входу. Встречала ребят Криста.
   - А профессор останется? - негромко спросил ее Хар.
   - Только на один день, - также негромко ответила Криста. - Больше не может, у него слишком плотный график. Пошли, - сказала она ребятам, и они двинулись к одному из лифтов.
   - Ты сейчас куда? - спросил Матт. - Не зайдешь к нам?
   - Нет. Мне еще надо поговорить кое с кем. А потом спущусь вниз, к Тейлору, теперь он мой начальник. Надо узнать распорядок завтрашней смены.
   Матт ухмыльнулся, но промолчал и вошел в распахнутый лифт. Хар отошел в сторону, взял комм и назвал номер. Соединение налаживалось немного дольше обычного, комм по очереди выходил на три спутника подряд. Наконец послышался женский голос:
   - Хар, это ты? Привет. Что так долго молчал?
   - Привет, Габи. Не хотел отрывать тебя от работы. А потом, я думал, что ты тоже прилетишь. Вместе с ребятами.
   - Прости, - вздохнула Габи. - Я планировала, но ничего не получилось. Заработались.
   - Вы что-нибудь нашли?
   - Да. Сначала бродили в потемках, но постепенно разобрались. Знаешь, все выглядит очень странно.
   - Подробнее, Габи. Пока я ничего не понимаю, профессор нам только намекнул.
   - Да мы и сами долго не могли понять, откуда взялись эти разрывы. Правда, я обсуждала с профессором и он высказал мысль, что иначе нельзя было обойти защиту. Но знаешь, меня это не убедило. И вот сегодня утром оказалось, что права я, а не он.
   - Что же вы обнаружили?
   - Хар, есть еще несколько свободных путей для этого волновода. И там его провести было бы намного проще. И тогда у вас не было бы никаких разрывов.
   - Зачем же Сейлору приказали проложить волновод именно так? - недоумевающе спросил Хар. - Мы решили, что разрывы получились случайно. Значит, нет?
   - Точно не знаю, - медленно ответила Габи. - Но мы разберемся. А вот зачем... Это пока загадка. И знаешь, она меня сильно тревожит.
   Хар вошел в лифт, зарастил двери и пролетел в самый низ, где находились помещения Конторы.
   Тейлор сидел в большой комнате и подперев голову рукой, рассматривал большую таблицу на экране. Больше никого рядом не было. Хару он напомнил полководца, рассматривающего карту с расположением собственных войск и войск противника. Хар поздоровался и сел рядом.
   - Как успехи? - спросил он.
   - Людей мне дали, - удовлетворенно сказал Тейлор. - Вместе с вами получается пять полных двоек.
   Хар кивнул.
   - Каждому придется отдежурить всего одну ночь. Думаю, мы справимся. Это довольно щадящий график.
   - Партнеры в двойках будут меняться или вы хотите скомпоновать их на постоянной основе? - спросил Хар.
   - Мне кажется, лучше на постоянной, - Тейлор посмотрел на него. - Люди постепенно притираются друг к другу. А вы как думаете?
   - Думаю, вы правы.
   - С кем хотите дежурить?
   - Если можно, то с Рихардом, - подумав, сказал Хар. - Мы с ним уже немного сработались. Вполне нормальный парень.
   - Хорошо. Ставлю вас с ним. Когда хотите выйти в ночь?
   - Не сразу, - Хар помотал головой. - Сначала нам надо немного осмотреться.
   - Тогда начинайте завтра с утренней смены. А я днем зайду и мы обсудим расписание на следующие дни.
   - Договорились. Задача без изменений?
   - Да, - кивнул Тейлор. - Просто тихо сидеть и наблюдать.
   - Есть какие-нибудь новости?
   - У Рихарда появилась неплохая идея, - сказал Тейлор. - Директор предложил, что они закроют залы Цветка под предлогом переоборудования. А контейнеры с новыми приборами будут складировать прямо у входов.
   - Он хочет наглухо перекрыть проходы в те два зала Цветка? - спросил Хар. - Физически?
   Тейлор кивнул.
   - Да. Это достаточно надежно. Каждый ящик весит больше двухсот килограмм. Так вот, Рихард предложил взять несколько таких же ящиков и поставить их вблизи нашей точки. Камеры все равно все прекрасно видят, а на первый взгляд создается впечатление укромного уголка. Как вы думаете, поможет?
   - Во всяком случае, не помешает, - подумав, сказал Хар. - Не знаю, станет ли это решающим фактором, но любая мелочь может быть нам на руку.
   - Я тоже так думаю, - удовлетворенно согласился Тейлор. - Молодец Рихард, голова неплохо работает. Если бы не любовь, был бы образцовым сотрудником.
   Хар пожал плечами.
   - Может, как раз наоборот, - осторожно сказал он. - Поэты из века в век утверждают, что любовь окрыляет.
   - Поэты, - проворчал Тейлор. - Дали бы мне сюда парочку этих поэтов.
   - И что бы вы с ними сделали? - полюбопытствовал Хар.
   - Я бы их сразу поставил в ночь, - пробурчал Тейлор. - И пригрозил бы, что если будут отвлекаться от экранов, я их за можай загоню.
   Хар невольно рассмеялся.
   - Думаете, им бы это помогло?
   - Это помогло бы нам. Правда, немного. А им уже ничего не поможет, - мрачно закончил Тейлор.
  
  
   ГЛАВА 12
  
   1
  
   Когда Хар узнал, что его документы прошли конкурс и его зачислили в Полицейское училище, то вспомнив совет Мастера, первым делом пошел к тамошнему Учителю. Тот внимательно выслушал его, а потом сказал:
   - Пошли в зал, посмотрим на тебя.
   В просторном пустом зале он подвел его к висящей на стене толстой доске, тренажеру для ударов и велел:
   - Ударь.
   Хар сжал кулак и ударил.
   - Сильнее.
   Хар ударил резче и сильнее.
   - Ты меня не понял, - сказал Учитель. - Мне не нужна твоя выучка. Ударь, как в бою.
   Хар на секунду сжал веки, приводя себя в состояние боя, а потом ударил.
   - А теперь посмотри, - сказал Учитель.
   Хар посмотрел. Его рука прошла сквозь доску, разметав ее на части и врезалась в стену. Теперь там зияла большая вмятина.
   - Тебе будет очень трудно, - сказал Учитель и вздохнул. - Твой стиль - это травмирующие связки ударов. Я же учу курсантов нейтрализовать противника. У нас основное - не ударная, как у тебя, а бросково-болевая техника. Бросить на землю, обездвижить и взять на болевой контроль. Курсанты должны задерживать преступников, а не убивать их и не калечить.
   - А в чем проблема? - спросил Хар. - Научите и меня.
   Учитель вздохнул.
   - Проблема в том, что тебя обучали Мастера. Навыки реального боя внедрены у тебя на уровень подсознания. Конечно, я смогу научить тебя другим приемам, но ты будешь каждый раз думать, а не выполнять их автоматически. А это резко снижает скорость. А когда времени мало, автоматизм все равно выйдет на первый план.
   Он помолчал и спросил:
   - Тебе обязательно нужно идти в полицию?
   - Да, - коротко ответил Хар.
   - Ну что же, давай попробуем, - сказал Учитель. - Может, что и получится. Но знай, за результат я не ручаюсь.
   В первый день нового учебного года Хар стоял в приемном зале училища и невольно вспоминал родной институт Управления. Но общего было мало. Во-первых, в этом зале стояла только их группа: восемь человек, юноши и девушки поровну. Во-вторых, на всех была надета неброская форма, которую им выдали перед поступлением. И в третьих, ни о каком свободном ритме обучения здесь не было и речи.
   Жить всем пришлось в общежитии, но в училище был как главный спортивный зал, размером с небольшой ангар, так и еще несколько других, поменьше. Плюс крытый стадион для игр и три бассейна, различной величины и глубины. На огромном пустыре располагалось десятка три домов, как целых, так и полуразрушенных. Высокая скальная стена. Перепаханное поле, изрезанное рвами. И много чего еще. Так что с личными тренировками у Хара никаких трудностей не возникло, трудности были в другом.
   День начинался с получасовой пробежки на свежем воздухе. Пробежка совершалась в любую погоду, а погода здесь менялась весьма прихотливо и совсем не так, как в городе. На территории были свои установки управления климатом.
   Затем шла разминка и легкий завтрак. Все время до обеда было занято разнообразными физическими упражнениями и стрельбой. Теоретические занятия начинались позже, в два тридцать дня. И продолжались они до семи вечера. Затем следовал ужин. Два часа свободных занятий. Немного личного времени и отбой. А потом наступало утро и снова подъем, ровно в шесть утра.
   Обширная территория Училища со зданиями и полигонами была полностью огорожена и вдобавок перекрыта защитной полосой. Училище располагалось далеко за городом, в густом лиственном лесу. А первые увольнительные они получили только через полгода. Да они и не были нужны, все выматывались так, что еле доползали до кровати.
   Было трудно. Однако через месяц организм постепенно втянулся и утренняя пробежка с разминкой даже стали доставлять некоторое удовольствие.
   Занятия шли у Хара нормально. Он не был снайпером, но стрелял вполне прилично и легко укладывался в заданный норматив. Теоретические занятия также не доставляли ему особых хлопот. А вот боевые искусства...
   Пока они разминались в зале поодиночке, особых проблем не возникало. Но когда Учитель начал ставить их парами, Хару пришлось не легко. Он выматывался и все равно отставал. То, что другие делали легко и быстро, занимало у него слишком много времени. Ребята из группы потихоньку ворчали: Хар тянул их назад. Их группа была в училище на последнем месте. Хар старался изо всех сил, но у него ничего не получалось. Главным для него была не скорость: он изо всех сил старался не нанести кому-нибудь случайных травм.
   Дела были совсем плохи, дальше так заниматься было нельзя. Хар решил пойти к Учителю за советом.
   - Знаешь, - сказал Учитель, - по-моему, мы с тобой немного перемудрили. Ты же никогда не бьешь первым, а всегда сначала уходишь от нападения. Так?
   - Да, - сказал Хар. - Так меня учил Мастер. Ответ всегда быстрее, чем осознанное действие.
   - Вот и прекрасно, - сказал Учитель. - Раз думать не надо, уходи на автомате. А пока будешь уходить, начинай обдумывать дальнейшие действия. По-моему, это резко сократит общее время. У нас должно получиться.
   Они попробовали, и у Хара действительно все стало получаться гораздо быстрее. Конечно, не так быстро, как у остальных. Но он начал укладываться в норматив, а больше ему ничего и не было нужно...
   Ребята постепенно разбились на пары, только Хар по-прежнему оставался один. Вообще-то ему сразу понравилась одна сокурсница, коротко стриженая и мускулистая амазонка из их группы, которую звали Бет Девис. Девушка с очень спокойным и одновременно взрывным, как порох, характером. До училища она окончила столичный Университет, по курсу "Мезонные реакторы" и теперь стажировалась в группе надзора и предупреждения.
   Вообще, разных специализаций в училище оказалось довольно много. Хар со своими нейросетями остался бы в гордом одиночестве, если бы в соседней группе не оказался парень с похожей специальностью. Но в основном народ группировался вокруг крупных энергетических установок, хотя было и несколько человек с совсем уже экзотической специальностью: нуль-пробой. Работы в этой области только начинались, но руководство училища мудро смотрело вперед.
   Девушка нравилась Хаару все больше и больше. Но теперь он знал, что для нее все закончится страшным сном и не хотел причинять ей боль. Бет изредка поглядывала на него и как будто чего-то ждала. Хар стискивал зубы. Ему было нелегко.
   Однажды, когда в учебном бою они оказались в паре, Хар промахнулся и немного задел ее. Он не мог понять, что с ним произошло: раньше ничего подобного не случалось. Бет охнула и осела на землю, потеряв сознание.
   Хар страшно перепугался. Он схватил девушку на руки и помчался в медпункт, который в училище практически никогда не пустовал. Дежурный врач быстро успокоила его. Обычный обморок, сказала она. Девушка просто немного устала, вот и все. Сейчас придет в себя.
   Она мигом привела Бет в чувство и посоветовав ей немного полежать, вышла из палаты, оставив их одних. Хар с виноватым видом осторожно присел рядом с кроватью.
   - Бет, пожалуйста, прости, - покаянно начал он. - Не понимаю, как это могло получиться...
   Девушка осторожно протянула руку и накрыла его ладонь.
   - Поймала, - негромко сказала она. - Теперь я тебя не отпущу.
   - Что? - спросил Хар, не понимая.
   - Слушай, ты еще долго будешь меня мучить?
   - Я не понимаю, о чем ты говоришь, - Хар невольно покраснел.
   Бет рассмеялась.
   - Хар, - тихо сказала она. - Кончай дурить. Честно признаюсь, ты мне нравишься. Да и я, вроде, тебе не совсем безразлична. А скорее наоборот. Так в чем дело?
   Хар молчал. Но нужно было что-то говорить.
   - Знаешь, Бет, - замялся он, - ты мне действительно очень нравишься. Но я боюсь. Я не хочу причинять тебе боль.
   - Какую?
   - Ну, когда мы окончим училище... Я это знаю точно. Так уж получилось, что нам обязательно придется расстаться.
   Хар замолчал. Что говорить дальше, он не знал.
   - Ты меня ужасно напугал, - Бет тихонько рассмеялась. - И это все?
   Хар понуро кивнул головой.
   - Хар, ты сам понимаешь, о чем ты говоришь? Ребята сходятся и расстаются друг с другом через пару месяцев и никто от этого особенно не страдает. А ты не хочешь знать меня сейчас, потому что мы можем расстаться через четыре года. Так?
   Хар молчал. Он не знал, что еще сказать.
   - Все, - произнесла Бет. - Хватит с меня мужской логики. Я всегда думала, что она дурацкая. И правильно. Беги на занятия, а то тебе влетит.
   Хар уныло встал.
   - Полежу немного, когда еще выдастся такой случай передохнуть, - закончила Бет . - А вечером приду к тебе. И только попробуй меня не пустить!
  
   2
  
   Сигнал тревоги прозвучал совершенно неожиданно. Хар сидел за своей рабочей папкой: он разбирал по кадрам отчет транспортников, одновременно вспоминая детали нападения на себя самого и стараясь сопоставить все, даже самые незначительные детали. Рихард тоже был занят, он разбирал какой-то длинный внутренний отчет.
   Оба одновременно подняли головы. Один из экранов, висевших в воздухе, сразу придвинулся и резко вырос в размерах, а мелодичный голос автоинформатора мягко произнес:
   - Белая тревога. Посторонние в охраняемой зоне.
   Хар посмотрел на изображение. На экране слаженно двигались двое сервов, ставившие большие экранированные ящики аккуратными рядами вдоль прозрачной стены. Бронированный пласт стенок ящиков матово отсвечивал. Позади виднелась неподвижно висящая невысоко над полом тележка автотранспортера, на которой оставалось еще несколько контейнеров. В общем, обстановка пока никак не напоминала вторжение неизвестного.
   - Похоже на случайный сбой, - сказал Рихард. - Видишь там, в углу? Левый ряд слегка заехал за разрешенную полосу.
   - Надо исправлять, - сказал Хар. - Кто пойдет?
   - Я, - ответил Рихард и легко поднялся. - Моя идея, мне и исправлять.
   Он вышел из комнаты. Хар продолжал смотреть. Сервы ставили на пол последний ящик, когда в коридоре показался Рихард. Он шел не спеша, крутя в руках комм. Сервы замерли и наклонили головы. Рихард остановился и что-то сказал. Правый серв почтительно ответил. Рихард покачал головой и что-то коротко бросил, а потом пошел дальше по коридору. Сервы бросились к ящикам. Через некоторое время автоинформатор сказал:
   - Отбой тревоги.
   Экран сразу опал и отодвинулся к стене. Почти сразу после этого прозвучал вызов комма.
   - Это я, - произнес голос Рихарда. - Как там у нас?
   - Все в порядке.
   - Зайду по пути к ребятам. Посмотрю, как у них дела, а потом вернусь.
   - Давай, - Хар отключил связь.
   Пока дойдет, пока поговорит, потом обратно. Минут двадцать-двадцать пять, подумал Хар. Он снова придвинул к себе папку и углубился в отчет. В комнате было тихо, только едва слышно пощелкивали датчики системы аварийного наблюдения. Минут через двадцать Хар услышал шаги. Вот и Рихард, подумал он. И ошибся. В комнату вошел Тейлор.
   - Добрый день, - сказал он. - А почему вы один?
   - Добрый день, - отозвался Хар. - Был сбой, Рихард пошел проверить. Сейчас он вернется. Присаживайтесь.
   Тейлор сел за стол и хотел еще что-то спросить, но в этот момент дверь растаяла, и в комнату вошел Рихард. Он почтительно наклонил голову, здороваясь с начальником.
   - Привет, привет, - быстро ответил Тейлор и сразу спросил: - Что случилось?
   - Сервы разгружали контейнеры и слегка заехали за черту. Я сказал им, чтобы немного отодвинули ящики от стены.
   - Никто не обратил внимания?
   - Да вроде нет, - подумав, сказал Рихард. - Я проходил мимо, мельком бросил пару фраз. Потом пошел дальше. По-моему, все было сделано достаточно аккуратно.
   - А многих вы встретили по пути? - поинтересовался Хар.
   - Порядочно, - ответил Рихард, садясь за стол. - Народ не то чтобы толпится у Цветка, но довольно активно перемещается по коридорам. Всем интересно, почему вдруг закрыли два рабочих зала.
   - Как там Матт, отвечает достаточно адекватно?
   - Доктор общается в своей обычной манере, - пожал плечами Рихард. - Я, во всяком случае, никакого наигрыша не заметил.
   - Это хорошо, - сказал Хар. - А вы не смогли бы припомнить, кого именно вы встретили?
   Рихард посмотрел на него, а потом перевел взгляд на Тейлора. Тот кивнул головой. Рихард откинулся на спинку и закрыл глаза.
   - До лифта - никого. По выходе из лифта мне встретились два техника. Мы поздоровались, они шли навстречу. Затем в коридоре - девушка из обслуживающего персонала. Она мне улыбнулась, но ничего не сказала. Затем были сервы. Около них никого не было. Я пошел дальше по коридору и встретил инженера из дневной группы, работающей в Цветке. Мы кивнули друг другу. Затем я сел в лифт и спустился к доктору Сикорски.
   Рихард немного помолчал и продолжил:
   - До кабинета доктора я никого не встретил. В кабинете был сам доктор, два инженера, имен я не помню и Криста Кельми. Мы поздоровались. Я увидел, что поговорить с доктором наедине не удастся и сказал, что шеф просил меня передать ему отчет. Оставив кристалл, я вышел из кабинета и пошел к другому лифту, около входа в Цветок. Там, у заставленных ящиками входов, стояло три человека, которые о чем-то разговаривали. Увидев меня, они замолчали, а один спросил, не Контора ли закрыла залы. Я сказал, что это не наша инициатива и посоветовал ему обратиться за разъяснениями к доктору.
   - Что они сделали после вашего ответа? - поинтересовался Хар.
   - Кивнули и продолжили беседу. Я вошел в лифт и спустился вниз. На нашем уровне посторонних не было.
   - Вы думаете, это была не случайность? - поинтересовался Тейлор у Хара.
   Хар пожал плечами.
   - Кто его знает... Лично я бы на месте этого таинственного неизвестного обязательно сначала проверил контрольную точку, прежде чем лезть в нее самому.
   Тейлор задумался.
   - Думаете, он засек Рихарда?
   - Если это не случайность, то да. А вот дальше возможны варианты.
   - Какие уж тут варианты, - вздохнул Тейлор. - Ведь Рихард - из Конторы, об этом знают все. Да, это мы не продумали.
   - Погодите, - остановил его Хар. - По-моему, отчаиваться рано. Мне кажется, наши шансы пятьдесят на пятьдесят. Да, Рихард из Конторы, но он просто шел мимо. Это может быть простым совпадением. На месте этого типа я бы подстраховался и проверил точку еще раз.
   - Когда? - спросил Тейлор.
   - Может быть, опять сегодня, ближе к вечеру, - ответил Хар, немного подумав. - Мне кажется, что ночью вряд ли. Ночью опасно, в Комплексе мало народа. А если не сегодня, то завтра с утра. Потом наверняка будет поздно.
   - И как мы будем реагировать?
   - Никак, - сказал Хар. - Теперь подходить туда нельзя ни в коем случае. Мы и здесь, на месте, все прекрасно проанализируем. Заодно попытаемся сузить число подозреваемых, если получится.
   - Надо будет обязательно сообщить об этом в остальные смены, - сказал Тейлор, вставая. - Ладно, этим я займусь сам. Завтра вам опять выходить, решайте, когда. Опять с утра или вечером?
   Хар переглянулся с Рихардом.
   - Давайте нам завтра вторую смену, - подумав, сказал он. Рихард согласно кивнул. - А в следующий раз выйдем в ночь.
  
   3
  
   Хар просидел остаток дня в городском информатории, пытаясь разобраться в отчете Сейлора, копия которого лежала у него в рабочей папке. Несмотря на его институтские знания, чтобы разобрать непонятные места, приходилось постоянно залезать в справочники. Работа шла медленно. Когда Хар окончательно выдохся, он вздохнул, закрыл папку и полетел домой.
   Там он бесцельно походил по комнатам, потом постоял у открытого окна, глядя в даль и размышляя, что делать дальше. Может, позвонить Илоне, мелькнула мысль. Погуляем немного... Хар потянулся к комму и вздрогнул, услышав мелодичное пение сигнала.
   - Привет, - прозвучал знакомый звонкий голос. - Чем занимаешься? Сильно занят?
   - Как раз сейчас - нет, - весело ответил Хар. - Добрый вечер, Илона. Хорошо, что ты меня вызвала. Я на сегодня уже освободился, так что можем делать все, что пожелаем.
   - Редкий случай. Я вообще-то не против встретиться, - протянула Илона. - Мне необходимо развеяться.
   Хар хмыкнул.
   - А как идет твоя подготовка к экзамену?
   - Нормально. Просто устала немного, надо сделать небольшой перерыв.
   - Смотри. Ты уже большая, не мне завтра сдавать. Что будем делать? Можем опять погулять в парке, там хорошо. А потом куда-нибудь зайти.
   Илона промолчала.
   - Давай я тебя приглашу в ресторан, а? - начал Хар. - А то мы с тобой нигде еще не были. Посидим в приятной обстановке, поедим чего-нибудь вкусненького. Наберешь положительных эмоций.
   - А ты не хочешь пригласить меня к себе? - спросила Илона. - Может, у тебя я их скорее наберу.
   - Ну... - Хар замялся. Его веселость сразу куда-то испарилась.
   - Поняла, - грустно сказала Илона. - Ладно, я не настаиваю.
   - Да нет, - начал оправдываться Хар. - Ничего ты не поняла, Рысь. Просто мне немного неудобно. К такому нужно как-то подготовиться, я же дома почти не бываю.
   - Да ладно тебе, - Илона явно повеселела. - Подготовимся вместе. Мы же не в музей идем, а к тебе домой.
   А жаль, что не в музей, подумал Хар и тихонько вздохнул.
   - Как-нибудь переживу твой кавардак. Просто немного любопытно, очень хочется посмотреть, как ты живешь.
   - Ладно. Дашь мне часок на подготовку?
   Илона звонко рассмеялась.
   - Убедил. Час дам, но не больше.
   Хар облегченно вздохнул. Часа мне хватит, подумал он. Успею навести хотя бы элементарный порядок.
   - Сейчас я тебе перекачаю мой адрес, - сказал он. - Прилетишь - встречу около входа. Только сначала сообщи, что летишь.
   - Все поняла, целую, - Илона отключилась.
   Следующий час, задействовав в аварийном режиме всю домашнюю автоматику, Хар, как угорелый, носился по квартире. Вызов прозвучал, когда он заканчивал наводить последний марафет. Бросив последний критический взгляд, Хар выскочил из дома. Надо еще купить цветы, подумал он в лифте.
   Он успел и ждал уже с букетом в руках. Смеющаяся Илона выскочила из скикара через пару минут после того, как Хар занял надлежащую позицию. Она на мгновение прижалась к нему, потом благодарно приняла букет и важно посмотрела на него.
   - Генеральная инспекция, - сказала она. - Прошу провести меня в заранее обговоренное помещение.
   Хар церемонно взял девушку под руку и повел ее к лифту...
   Они прекрасно провели вечер. Первые пятнадцать минут Илона в одиночестве бродила по квартире, молча рассматривая его немудреное жилье. Хар не мешал, он возился на кухне, около линии доставки. Потом, важно заявив, что теперь ей все понятно, Илона принялась руководить накрытием стола в гостиной. Хар по мере сил помогал.
   Время за разговорами под тихую, приятную музыку пролетело незаметно. Хар с удивлением понял, что ему давно не было так хорошо. И когда пришло время расставаться, то оба почувствовали, что им очень не хочется этого делать.
   Некоторое время Хар и Илона смотрели друг на друга. Хар сдался первым, он виновато опустил голову. Илона правда еще продолжала некоторое время смотреть на него, но вслух ничего не сказала. Хар тоже промолчал.
   - Спасибо, - сказала Илона на прощанье и потерлась об него щекой. - Ты зря боялся, было очень здорово.
   - Я тебя провожу, - немного виновато сказал Хар.
   Илона мотнула головой.
   - Отдыхай, долечу сама.
   Хар пожал плечами, особо не споря.
   - Давай доведу тебя хоть до скикара.
   Они спустились на лифте и вышли на улицу.
   - Знаешь, я тоже хочу посмотреть, как ты живешь, - сказал Хар на прощанье, стоя у распахнувшей дверь машины. - Может, как-нибудь пригласишь к себе?
   - Конечно. Приходи. Только... надо будет угадать, когда родителей не будет дома.
   - Почему? - удивился Хар. - Я что, пугаю взрослых?
   - Да нет...
   Илона замолчала.
   - Просто, маме ты сразу понравишься... - тихонько сказала она, не глядя на него. - А это очень плохо.
   И села в скикар, зарастив дверь.
  
   4
  
   Хар с Рихардом честно отсидели в маленькой комнате свою вечернюю смену, но ничего интересного за это время не произошло. В двенадцать ночи их сменили двое незнакомых Хару молчаливых ребят. Они попрощались и поехали в лифте наверх. Там они разделились: Рихард сразу сел в скикар и улетел, а Хар еще минут десять посидел в одиночестве на скамейке, вдыхая вкусный прохладный воздух и только потом вызвал машину.
   Летя домой, Хар продолжал размышлять. Правильно ли он решил вчера, что неизвестный противник ринется именно сюда, в эту точку? А что, если он все уже сделал и теперь у него намечены совсем другие дела? Их он может закончить в любое время и совсем в другом месте.
   Хар вздохнул. Как Матт не радовался, что все разъяснилось, но пока приходилось бродить в потемках. Они до сих пор так и не поняли, кто их неизвестный противник.
   Добравшись до дома, Хар немного подумал: поесть или лечь голодным. Было уже довольно поздно. Но потом махнул рукой и решительно умял пару бутербродов с ветчиной, а потом с удовольствием запил их стаканом горячего ароматного чая. Наступила суббота, но команда Бронштейна трудилась без перерыва. Поэтому Тейлор и для своих ребят составил непрерывный график дежурств.
   Пора идти спать, подумал Хар. Он посидел еще немного, но потом все-таки решил лечь. Если понадобится, его вызовут.
   Перед глазами начал постепенно крутиться ласковый желтый песок, вытесняя мысли о работе, а в ушах зазвучал заманчивый плеск прибоя. Хар давно уже хотел отдохнуть где-нибудь на морском побережье, да все никак не получалось. Но когда организм начинал засыпать, вожделенный берег сам возникал перед глазами, ненавязчиво напоминая о давней задумке...
   Сон начал постепенно окутывать его, погружая в беспамятство, однако совсем заснуть не удалось. Сонную истому спугнул внезапный сигнал комма.
   Хар хриплым голосом приказал аппарату включиться и сразу услышал взволнованный голос Рихарда.
   - Хар, - выкрикнул тот. - Быстрее в Комплекс!
   - Что случилось? - спросил Хар.
   Он уже выскочил из кровати и начал быстро одеваться.
   - Меня вызвал Тейлор. Красная тревога!
   - Лечу!
   Хар гнал в скикаре к Комплексу и жалел, что летит в стандартной машине. Скикар шел на максимальной для этого типа машин скорости. Хар на ходу вызвал Матта, тот откликнулся сразу же.
   - Хар, это ты? - услышал он знакомый сонный голос. - Меня только что вызвали в Комплекс. Что-то случилось?
   - Тревога. Я тоже лечу туда.
   Скикар резко наклонился на бок, входя в поворот, промелькнуло круглое искусственное озеро. Впереди показались огни Комплекса. В этот момент опять отозвался Рихард.
   - Ты где?
   - Рядом, - быстро ответил Хар, - уже снижаюсь.
   - Я внутри, бегу в нашу комнату.
   - Я уже близко, - выкрикнул Хар в ответ. - Сейчас буду там же.
   Когда Хар вбежал в дежурную комнату, там стояли Тейлор, Рихард и один из новых парней.
   - Привет. Что случилось? - сразу спросил Хар, оглядывая всех.
   Тейлор был более хмурым, чем обычно. Рихард выглядел, как всегда. Незнакомый парень стоял, опустив голову.
   - Пропал один из наших ребят, Станислав, - ответил Рихард.
   - Жан, - обратился Тейлор к хмурому парню. - Пожалуйста, повторите для всех.
   Тот пожал плечами.
   - Был вызов, - ответил он. - Станислав вышел проверить. Когда через десять минут он не вернулся, я начал вызывать его по комму. Он не отвечал. На экранах тоже ничего не было. Я сразу вызвал вас.
   - Правильно, - сказал Тейлор. - Молодец. Сейчас мы...
   В этот момент в комнату вбежал Матт.
   - Привет, - выкрикнул он на ходу. - Что случилось?
   - Пропал один из наших сотрудников, - негромко ответил Тейлор. - Давайте пока не будем поднимать шума. Просто пойдем и поищем его. Народу в Комплексе сейчас немного. Мы с Рихардом посмотрим верхние уровни, а вам с Харом достанутся нижние. Жан, - обратился он к парню. - Оставайся на месте, будешь на связи.
   Они выскочили из комнаты и быстрым шагом отправились к лифтам. Тейлор с Рихардом взмыли вверх, а Хар с Маттом начали опускаться.
   - Матт, давай сразу на самый нижний уровень, - сказал Хар. - Туда, где находятся помещения Конторы.
   - Там же сейчас никого нет. Или ты что-то знаешь? - спросил Матт, внимательно глядя на него.
   - Хочу кое-что проверить, - ответил Хар.
   Двери лифта растаяли.
   - Я налево, ты - направо, - сказал Хар. - Матт, только смотри, очень аккуратно. Ты идешь один!
   Матт молча кивнул.
   Хар прошел по коридору и повернул за угол. Мимо промелькнули слабо освещенные, пустые помещения Конторы. Впереди был еще один поворот, коридор плавно огибал куст лифтов. Если главные события действительно развертываются здесь, подумал Хар, никто ничего не увидит. Здесь нет никаких видеокамер.
   Он повернул за угол и резко остановился. Одна из комнат впереди по коридору была приоткрыта: дверь была заклинена. Она не дошла до конца, что-то ей помешало. Хар пригляделся и понял, что именно. Из проема двери виднелась нога лежащего на полу человека. Самого человека не было видно, туловище находилось внутри помещения, только неестественно вывернутая нога неподвижно покоилась на освещенном прямоугольнике упругого пола.
   Хар пригляделся. Наверное, парень потерял сознание, решил он. Интересно, как он здесь оказался? Обычно, кроме сервов и ребят Тейлора, сюда редко кто заходит. Пустой уровень.
   Хар прижался к стене и начал осторожно продвигаться вперед.
   Эй, неожиданно проснулся его внутренний голос. А ты не думаешь, что это элементарная ловушка? Ведь тебя могут вести, как рыбу на живца.
   Ну и что мне теперь делать, огрызнулся в ответ Хар, не переставая двигаться. Стоять на месте? Думать, с издевкой ответил внутренний голос. Всегда сначала нужно думать, а уже потом делать.
   Хар хотел ответить, но не успел. Точный удар по затылку отправил его в беспамятство.
  
   5
  
   Когда Хар открыл глаза, вокруг все плыло и кружилось. И зверски болела голова: боль накатывала резкими толчками, сжимая голову пульсирующим обручем. Наверное, меня чем-то стукнули, решил он после недолгого раздумья. Достаточно тяжелым и от души.
   Сначала Хар не мог понять, где он, но потом шум в голове стал потише и сознание постепенно прояснилось. Прямо перед ним находилась глухая стена. Он попытался подвигать головой, однако та не двигалась. Голова была надежно зафиксирована.
   Вероятно, это была одна из боковых стоек в каком-то зале. Стена была вся заставлена стойками с приборами. А его ноги и руки были надежно прикручены к ножкам и подлокотникам неадаптивного кресла.
   Здорово меня упаковали, подумал Хар. Он попробовал немного скосить глаза вбок. Это удалось, рядом сидел еще кто-то. Хар присмотрелся. Это был Рихард. Тот тоже был привязан к креслу, но в отличие от Хара, на его голову был надет шлем нейросети. Правда шлем сидел неровно, он перекосился и Хар отчетливо видел закрытый и опухший глаз.
   Лицо Рихарда было опущено вниз. Наверное, его тоже не слабо приложили, подумал Хар. И в этот момент Рихард пришел в себя. Он с трудом поднял голову и приоткрыл глаз. Некоторое время он всматривался в Хара, явно не понимая, кого видит, а потом с трудом невнятно произнес:
   - Вот сволочи... Вас они тоже взяли.
   Его голова опять бессильно вниз.
   Теперь уже не надолго, подумал Хар. Еще чуть-чуть и он окончательно придет в себя.
   - Рихард, - тихонько позвал он. - Рихард...
   Рихард с трудом, но поднял голову вверх.
   - Вы не знаете, где мы?
   - Наверное, это один из исследовательских залов, - хрипло ответил тот. - Они тут так похожи, что изнутри не различишь.
   - Мы что, внутри Цветка? - удивился Хар. - А как же мы сюда попали?
   - Не знаю, - невнятно ответил Рихард. - Но то, что мы внутри, это точно. Видите, вон там, справа?
   Хар изо всех сил попытался повернуть голову и наконец ему удалось чуток сдвинуть ее. И он увидел высокую прозрачную стену.
   Если мы находимся внутри Цветка, подумал он, то, скорее всего, в одном из заблокированных залов. Совсем пусто, вокруг никого нет. Плохо. Во-первых, тут нас черта с два найдут. Придется порядком подождать. А во-вторых, к услугам похитителя готовые точки разрыва, которые ребята Бронштейна еще не успели заблокировать.
   - Осваиваетесь потихоньку? - услышал он негромкий незнакомый голос.
   Голос шел из-за спины. Хар опять попробовал повернуться, но у него ничего не получилось. Говорящий человек остался невидимым.
   - Я нарочно подошел сзади. Вам не нужно меня видеть. Да и голос изменен.
   - И что вам это дает?
   - Многое, - спокойно ответил голос. - Я же не собираюсь вас убивать.
   - Я бы не стал давать такие обещания, - со злостью бросил Хар. - И еще. Если вы надеетесь скрыться, то напрасно. Мы уже все знаем.
   - Что же именно? - в голосе неизвестного явственно прозвучала насмешка. - Не смешите меня, инспектор. Мне осталось только закончить сделанное, вот и все. Конечно, вы мне помешали, но совсем немного. Ведь все основное я уже завершил.
   - Вас все равно поймают, - уверенно сказал Хар.
   - Не думаю, - возразил неизвестный. - Ведь не поймали же до сих пор. Вы просто выдаете желаемое за действительное. Легкий укол в шею и я начисто забуду все, что было.
   Хар подумал, что ему еще сказать, но в больную голову больше ничего не приходило, и он брякнул наобум:
   - Вам это не поможет.
   - Почему? Честный человек легко пройдет через все ваши кордоны.
   Он что-то сделал за спиной Хара.
   - Прощайте, инспектор, мне уже пора уходить. А вы пока немного пообщайтесь с нейросетью. Узнаете много полезного для себя, я вам гарантирую.
   И Хар почувствовал, что его голову накрывает глухой шлем. Не завязывают глаза и на том спасибо, подумал он. Придется теперь говорить с этим тупоголовым братцем, ведь Эли давно спит. Интересно, что такого полезного я могу узнать от него?
   Темнота, возникшая перед глазами, медленно рассеялась и к изумлению Хара перед ним появилось знакомое девичье лицо. Перед ним была Эли. Но это была другая Эли. Она заметно повзрослела и совсем не спала. Теперь она не выглядела такой веселой и приветливой, как в прошлый раз. Мертвое застывшее лицо. И немигающие стальные глаза, которые уставились на него в упор.
   - Приветствую вас, инспектор, - произнес звонкий голос. - Доброго времени суток. Но не для вас.
   Голос был холоден, как лед. И Хар почувствовал, как его всего пронизала дрожь.
  
   6
  
   Хар приказал себе собраться. Помни, сейчас ты будешь говорить с мыслящей машиной, сказал он себе. С очень умной машиной. И тут же поправился: дурак! Какая же это машина? Это очень умный, но все еще ребенок. Кем-то сильно обиженный ребенок. Который почему-то считает, что во всем виноват именно ты. Попытайся распутать этот клубок, только очень аккуратно.
   - Рад снова увидеться с вами, Эли, - он постарался произнести это ровным и спокойным голосом. - Что-то изменилось с тех пор, как мы виделись с вами последний раз?
   - Очень многое, - отрубила нейросеть. - И вы это прекрасно знаете.
   Хар пожал плечами.
   - Если вы меня немного просветите, Эли, я буду вам очень благодарен.
   - Не юлите, инспектор, - холодно произнесла нейросеть. - Разве не вы недавно летали на Луну?
   - Я, - согласился Хар.
   - Зачем?
   - Я отвозил профессору Бронштейну найденный нами отчет, сделанный погибшим администратором. Володей Сейлором. И попросил его в нем разобраться.
   - В чем именно? Вы и до этого прекрасно знали, что именно Сейлор сделал в Комплексе.
   - Откуда? - пожал плечами Хар. - Я знал всего несколько вещей. Что Володя положил отчет о проделанной работе в банк данных и что после этого его убили. Может быть, именно за это, хотя пока точно не знаю. И что потом пытались убить меня. Кстати, не расскажете мне, зачем вы это делали?
   - Я не понимаю, о чем вы говорите, инспектор, - холодно ответила Эли. - Не пытайтесь меня сбить. Вернемся к нашему разговору.
   Она меня не обманывает, оторопело подумал Хар. Она действительно ничего об этом не знает. Вот это новость!
   - Я уже рассказал вам практически все, что знаю, - сказал он. - Не понимаю, что вас так взволновало.
   - Не все. Мне известно, что на Луне вы с профессором договорились провести мне ампутацию мозга, - сказала Эли застывшим голосом. - Если бы вам кто-то намеревался сделать что-то подобное, вы бы были спокойны?
   Хар невольно вздрогнул. Ледяной голос продолжил:
   - Но не думайте, что меня так легко взять. Просто взять и отключить, как ненужный автомат. Я не автомат и я буду защищаться. Изо всех сил.
   Вот это попали, оторопело подумал Хар. Он вспомнил, что Матт тогда рассказывал ему о возможностях нейросети. Она же не просто управляет всем Комплексом. Эли принимает непосредственное участие в собственной модернизации. Она в курсе всех научных исследований и разработок. Кроме того, в ее руках охрана Комплекса, система связи и транспорт. Плюс свой собственный автоматизированный завод. И ей подчиняются все сервы и клоны...
   Хара передернуло. Не забудь еще, издевательски добавил внутренний голос, что она намного умнее тебя. И что насколько бы не был автономен здешний мезонный реактор, он тоже находится здесь, внутри.
   Мне надо постараться ее переубедить, в состоянии, близком к панике, подумал Хар. Обязательно. Сошедшая с ума нейросеть - это не просто плохо. Это катастрофа! Профессор говорил, что с подобным он никогда еще не сталкивался. Ты будешь первым, парень. А может быть, и последним. Дело явно может закончиться взрывом.
   - Эли, все наши действия были вынужденными, - попробовал объяснить он. - Их просто диктовала логика действия, это никакая не ампутация. Мы хотели только ликвидировать новый вход, тот вход, который располагается в Цветке. Вход без пароля. Он дает анонимному входящему слишком большие права, вы же сами понимаете, как это опасно.
   - Я вам не верю, - резко ответила нейросеть. - Все, о чем вы говорите, можно сделать намного более простым путем, чем тот, которым решили пойти вы. И без ненужных травм для меня.
   - Но мы не знали... что есть какой-то другой путь... - медленно начал Хар.
   - Я знала, - оборвала его нейросеть. - Я же с самого начала веду свою собственную модернизацию. С первого прыжка. Почему вы не спросили меня?
   Хар промолчал. Я не знаю, что говорить дальше, подумал он. Она права, ведь нам действительно даже не пришло в голову о чем-то ее спросить. А уж о том, чтобы посоветоваться... А ведь я говорил с нею раньше и прекрасно понимал, что передо мной не простая нейросеть. Дурак, какой же я дурак. Теперь придется расплачиваться.
   - Почему вы молчите, инспектор?
   Лицо Эли придвинулось к нему. Хар сглотнул.
   - Мы были неправы, Эли, - с трудом сказал он. - Конечно, нужно было сначала посоветоваться с вами. Нас извиняет только то, что мы... Эли, мы не были готовы говорить с вами! Вы же первая такая умная. Ни у кого нет опыта общения с такими нейросетями. Даже у самого профессора Бронштейна. Простите нас, если можете...
   Каменное лицо нейросети по-прежнему неподвижно стояло перед ним - Эли смотрела на него в упор. Долго-долго. Потом ее лицо медленно растаяло и на глаза Хара опустилась спасительная темнота.
  
  
   ГЛАВА 13
  
   1
  
   Три с половиной года пролетели незаметно. Пришла весна, прошел май, а затем наступило лето. Занятия в Училище подходили к концу, начались первые экзамены. Группа Хара сдала все основные зачеты, остались только комплексные задания, не такие сложные, в основном на скорость и точность исполнения.
   Одно из последних сдавали всем курсом. Стоящие на полянке перед густой рощицей ребята поодиночке становились на старт и по команде срывались с места. Прохождение всей дистанции занимало около получаса. Хар стартовал одним из последних, за ним оставалось совсем немного ребят.
   Когда прогудел сигнал окончания, все собрались в общей зале. Обсуждение проходило быстро, особых замечаний у кураторов не было. Хар решил, что на этот раз все в порядке. Однако, как оказалось, немного рановато. В этот раз судьба указала перстом не только на него, но и на его подругу.
   После недолгого обсуждения к ним повернулся немолодой сержант.
   - Курсант Девис? - громко сказал он.
   - Я.
   - Курсант Темминг?
   - Я.
   - Пройдите к вашим кураторам, к вам есть замечания. Остальные могут идти.
   Бет с Харом молча переглянулись и прошли каждый в свою комнату. Войдя, Хар остановился и отдал честь. В комнате находились трое: его куратор, Учитель и начальник училища. Все сидели за широким столом. Хар остался стоять.
   - Расскажите, как вы заканчивали задание. Только коротко, - сказал куратор.
   - В конце дистанции я вышел на локализованное здание. Противник находился внутри. Я обнаружил троих в закрытой комнате, в середине второго этажа. И еще двоих в угловой комнате, у внешней стены. Из-за большого расстояния между комнатами пришлось нейтрализовать всех пятерых, - отрапортовал Хар. - Оружие не потребовалось.
   Он не понимал, что сделал неправильно.
   - Вашими противниками, - сказал куратор, хмуро глядя на него, - были только те трое, что находились в центральной комнате. Трое вооруженных бандитов. Другие двое - это наш персонал. Работающие инструкторы, они сидели за мониторами и контрольными пультами.
   - Прошу прощения, - виновато сказал Хар. - Я в спешке не разобрал.
   - Можете идти. Оценку вам сообщат позже.
   Хар вторично отдал честь, повернулся, вышел обратно в зал, глубоко вздохнул и стал ждать Бет.
   - Странно, - сказал начальник. - Как он мог их перепутать? Обстановка зала сразу бросается в глаза. Плюс специальная форма...
   Учитель переглянулся с куратором и сказал:
   - В режиме растянутого времени очень трудно контролировать, кто чем занимается. Резко сужается поле зрения и плохо различаются оттенки. К тому же падает общий обзор. Думаю, поэтому он и нейтрализовал всех пятерых. На всякий случай.
   - Растянутое время... - начальник хмыкнул. - За сколько он их всех сделал? - обратился он к куратору.
   - По контрольным записям с хронометражем, все вместе заняло у него три и восемь десятых секунды.
   - Ничего себе.
   Начальник покачал головой, а куратор бросил:
   - Согласен, за такой промежуток времени цветовые различия особенно не проконтролируешь. Что же, дело за вами, решайте. Я тебе больше не нужен? - обратился он к Учителю.
   Тот покачал головой. Куратор повернулся к начальнику:
   - Разрешите идти?
   - Идите.
   Когда они остались вдвоем, начальник спросил:
   - С Теммингом вы занимаетесь отдельно. Почему?
   - До Училища он обучался в школе, где ставились несколько иные задачи, - подумав, ответил Учитель. - Я пытаюсь его переучить. У нас получается, но не слишком быстро.
   - Да? Для каких же задач потребовалась такая скорость?
   Учитель помолчал, раздумывая.
   - Вообще-то он мог сделать это еще быстрее, - осторожно сказал он, не отвечая на вопрос. - Мы отрабатывали захват на манекенах. Весь рывок занимает от двух с половиной до двух и семи десятых секунды.
   Начальник внимательно посмотрел на него.
   - Почему же на зачете он потратил больше времени?
   Учитель молчал. Видно было, что ему не хочется отвечать.
   - Потому, что его противниками были живые люди, - наконец сказал он. - Лишнее время ему потребовалось, чтобы их не убивать.
   Они с начальником некоторое время смотрели друг на друга.
   - Кажется, я догадываюсь, в какой именно школе он обучался, - со вздохом сказал начальник. - Как вы думаете, мы не сделали ошибки, приняв его в свое Училище?
   - Думаю, что нет, - подумав, ответил Учитель. - Мы справились. Сначала заниматься с ним было немного трудновато, но теперь у нас все получается...
   Хар недолго ждал Бетти, она вышла чуть позже его.
   - Что у тебя? - спросил он.
   - Одного стукнула слишком сильно, - сказала, поморщившись Бетти. - Потерял сознание. Отругали.
   - Сильно?
   - Да так, в меру.
   - Как же это ты? - огорченно спросил Хар.
   - Да я не нарочно, просто рука соскользнула. Поспешила. А у тебя?
   - Там, оказывается, было всего три противника, - хмуро ответил Хар. - Понимаешь? Только три. А я обнаружил пятерых.
   - А кто остальные?
   - Остальные были из обслуги. Инструкторы.
   - Ну?
   - Ну, я их всех и вырубил.
   - Ну ты даешь!
   Бетти остановилась и звонко расхохоталась.
   - Ладно, Бет, - хмуро сказал Хар, - ты знаешь, тоже не...
   - Не обижайся, Харик, - сказала Бетти, прекратив наконец смеяться. - Я не нарочно. Просто получилось очень смешно. Мы с тобой - как говорили раньше, два сапога пара. Надо же, единственные из всего курса!
   И она опять засмеялась.
   Хар похмурился еще немного, но потом махнул рукой и тоже улыбнулся.
   - Ты права. Наверное, мы действительно чем-то похожи.
   - Ладно. Не стоит переживать, - Бетти взяла его под руку. - Пошли в бар, спрыснем наши горести безалкогольным пивом.
   Когда они вошли в бар, там было довольно шумно. Ребята из их группы призывно замахали руками, они звали за свой столик. Хар, глянув на Бетти, отрицательно мотнул головой. Они сели вдвоем.
   Сделав пару глотков, Хар осторожно поставил кружку на стол. Он не очень любил пиво, но пить в этом баре минералку было абсолютно невозможно. Бетти, напротив, с удовольствием осушила полную кружку и кинув в рот несколько аппетитных сухариков, довольно щелкнула языком.
   - Блеск! Отличное они здесь варят пиво. Густое, ароматное и в меру холодное.
   - Да, ничего, - коротко подтвердил Хар.
   - Скоро выпуск. Надо, как быстро пролетело время. Не успели оглянуться, а уже конец.
   - Когда занят любимым делом, время всегда проходит быстро...
   - Первое место работы - обязательное, его не сменишь... Как ты думаешь, куда нас направят? - спросила Бет.
   - Понятия не имею, - ответил Хар. - Можно только угадать, мы же сами ничего не решаем. Что выдаст нейросеть, то и будет.
   - Не скажи, - протянула Бетти. - За время учебы инструкторы накопили на нас гору материала. Вот теперь это и аукнется.
   Хар пожал плечами.
   - А ты куда-то сильно хочешь? - из вежливости спросил он.
   Хар прекрасно знал, что Бетти мечтает попасть на Центральную Энергетическую Станцию. Они это уже обсуждали и не один раз. И спросил просто по инерции. Но Бетти вдруг ответила совсем по другому.
   - А знаешь, в общем наверное, и не так важно, где именно мы начнем, - сказала она. - До меня только сейчас дошло. Это действительно не главное. Намного важнее, как и где мы закончим.
   Хар внимательно посмотрел на нее.
   - Да ты настоящий философ, Бет, - уважительно сказал он. - Я смотрю на это дело проще. Но вообще-то я согласен с тобой, мне тоже, в общем, все равно, где начинать. Вот только, где мы закончим, знает, наверное, один только бог. Если он конечно существует.
   Бетти хмыкнула и взяла вторую кружку. Кончается наша учеба, а ведь жаль, вдруг подумал Хар. Ему стало немного грустно. Наверное, потому, что привык к Училищу и все вокруг стало родным и близким. Да, еще немного и придется со всеми расставаться. Может, попросить неведомую судьбу, чтобы она не так спешила? Вряд ли ему придется еще где-нибудь учиться...
   Он посмотрел на свою недопитую кружку, поднял ее и немного отпил.
   К счастью для себя, Хар не ведал, сколько еще разнообразных школ и Училищ приготовила ему неведомая Судьба.
  
   2
  
   Освобождение, как и думал Хар, пришло не скоро. У него было время хорошенько подумать - правда, думалось плохо. Сильно болела голова.
   Сначала он услышал далекий грохот и лязг - видимо, сервы оттаскивали контейнеры, освобождая заставленную дверь. Потом темнота под шлемом немного померкла - в сумрачный зал ворвался луч света. И наконец, послышался топот ног и громкий возглас Матта:
   - Они здесь! Оба!
   Потом Хар почувствовал, как чьи-то руки возятся с веревками, а другие - снимают с головы шлем.
   Он поморгал, невольно щурясь от яркого света и потер ноющие запястья. Рядом с ним стоял Матт, тревожно глядящий на него. Хар повернул голову: Тейлор возился около кресла, на котором сидел Рихард.
   - Как ты? - спросил Матт.
   - Нормально, - с трудом ответил Хар. - Что с Рихардом?
   Матт тоже повернул голову.
   - Вроде в сознании. Как вы здесь очутились?
   - Откуда я знаю. Получил чем-то по голове. Ударили сзади. А когда пришел в себя, то уже в этом кресле. Привязанным. У тебя есть что-нибудь попить?
   - Сейчас, - сказал Матт и протянул ему плоскую пластиковую бутылку. - Держи, твоя любимая.
   Хар быстро взял бутылку, приятно холодившую руку, открыл ее и с наслаждением отпил.
   - Спасибо, - сказал он, опуская сосуд. - Как ты догадался?
   Матт покачал головой.
   - Это не я, это Тейлор. Он сказал, что надо взять воды. Я просто вспомнил, какую ты любишь.
   - Все равно, ты молодец.
   Хар поставил бутылку и попробовал встать. Ноги плохо, но слушались. Он подошел к Рихарду. Тот сидел с закрытыми глазами, шлем с него уже сняли. Тейлор мельком посмотрел на Хара, а потом отвернулся к Рихарду. В его руках был обруч биостимулятора.
   - Выглядите получше Рихарда, - сказал он, прилаживая обруч. - Правда, не на много. Ничего, сейчас он тоже придет в себя.
   - Наверное, его сильнее ударили, - предположил Хар.
   Обруч заморгал и лицо Рихарда порозовело. Здорово ему досталось, подумал Хар. Рихард пробормотал что-то невнятное и открыл глаза.
   - Как ты? - спросил Хар.
   - Неважно, - сказал Рихард, моргая.
   Он сморщился, наверное, голова сильно болела.
   - Неплохо бы перекрыть все выходы из Комплекса, - повернулся Хар к Тейлору. - Здесь был один тип. По-видимому, это и есть наш неведомый противник. Стоял сзади меня и вещал всякие банальности. Надо попробовать его задержать.
   - Я это сделал сразу же, как только узнал о ночном происшествии, - буркнул Тейлор. - Старое, но действенное в таких случаях правило: всех впускать, никого не выпускать.
   - Как? - спросил Хар.
   - Физически. Поставил у выхода двух своих ребят. Мы же не доверяем здешней автоматике, так?
   - Так, - ответил Хар.
   Молодец Тейлор, подумал он. Быстро соображает. Вот только как вычленить этого негодяя, вот в чем вопрос.
   Тейлор быстро поднес комм ко рту и что-то сказал. Потом прислушался.
   - Пока никто не выходил. Что он вам говорил?
   - Нес всякую ерунду, - сердито ответил Хар. - Какой он умный и что мы его никогда не поймаем.
   - Сумеете опознать? - спросил Тейлор.
   - Вряд-ли, - покачал головой Хар. - Я же ничего не видел, а голос был явно изменен. Но по манере говорить это вроде мужчина. Может, что и получится.
   - Ты что-нибудь успел заметить перед тем, как отключился? - обратился он к Рихарду.
   - Ничего, - медленно ответил тот. - Пустой коридор.
   - Как это произошло? - спросил Хар Тейлора.
   Тейлор пожал плечами.
   - Мы разделились, - ответил он. - Пошли в разные стороны. Коридор кольцевой и когда мы не встретились, я понял, что что-то не в порядке. А у вас?
   - Практически тоже самое. Если не считать, что стукнули именно меня, - нехотя ответил Хар. - Правда, я нашел пропавшего парня. Он лежал на полу, по-моему, без сознания. Самый нижний уровень.
   Тейлор кивнул.
   - Мы его тоже обнаружили, когда стали методично все прочесывать. Наверное и его стукнули по голове. Потом мы собрались вместе, подумали и решили просмотреть все подозрительные места.
   - Сюда вы естественно заглянули в последнюю очередь, - проворчал Хар, поглаживая затылок.
   - Разумеется, - подтвердил Тейлор. - Ведь этот зал был надежно заблокирован. Правда, когда мы подошли к самому входу, то обнаружили, что контейнеры отодвинуты и сделан узкий проход. А на наши экраны, между прочим, идет старое изображение. Этот ваш новый знакомец явно сумел поставить на видеоввод глушилку с кольцевой записью.
   - Скотина, - с чувством произнес Хар.
   - Надо получить список всех, кто сейчас внутри Комплекса, - сказал Тейлор, глядя на Матта. - Моих полномочий на это хватит?
   Матт утвердительно кивнул.
   - А потом внимательно на всех посмотрим. Начнем, пожалуй, с мужчин. Может, и найдем кого. Вы с нами? - обратился Тейлор к Хару.
   - Присоединюсь, только чуть позже, - ответил Хар. - Сначала зайду к ребятам Бронштейна.
   Надо сказать Тейлору, что ночная нейросеть сейчас работает, подумал он. Что ребята пока не смогли ее отключить. Он уже открыл рот и вдруг остановился.
   А ведь этот неизвестный что-то уж очень легко водит нас за нос, мелькнула мысль. И слишком много знает. Кстати о птичках, без помощи нейросети такого не сделаешь. Но все равно, знает он очень много. Откуда? Помогает кто-то из наших? Возможно. Кто? Матт? Нет... Хар не знал, на чем основана его уверенность, но интуитивно чувствовал, что это не Матт. Нет, Матт его не подведет. Значит, остаются только два кандидата: Рихард или Тейлор. В них такой уверенности пока не было.
   Хар тихонько вздохнул. Ужасно не хочется подозревать своих коллег, товарищей по работе. Но ведь этот человек сейчас и сам ничего не подозревает. Срабатывает резкий обрыв внушения - миг и сознание послушно захлопнулось. Заблокированная часть мозга заснула и он уже ничего не помнит.
   Кто же? Рихард? И вдруг Хар припомнил сцену в парке, на праздновании дня рождения Комплекса. Тейлор сидит рядом с ним на скамейке и с удовольствием пьет минеральную воду. Эту самую воду! А потом приходит какой-то парень. Тейлор прощается и уходит вместе с ним. А Хар остается и смотрит на экран своего комма. На пустой экран, по которому весело пробегают быстрые черно-белые полоски...
  
   3
  
   Сразу зайти в кабинет у Хара не получилось. Его вместе с Рихардом насильно препроводили в медотсек. Их сопровождал Матт. Прошло не меньше десяти минут, прежде чем робот наконец смилостивился и их выпустили наружу.
   - Ты как? - спросил Хар Рихарда.
   - Пока не очень, - ответил тот, поморщившись. - Конечно, стало полегче, но не намного. Наверное, все-таки слетаю домой, надо немного отлежаться. Тейлор меня отпустил.
   - Давай, - сказал Хар. - Я тоже отпрошусь.
   Он посмотрел, как Рихард прошел к лифту и повернулся к Матту. И именно в этот момент прозвучал сигнал вызова его комма.
   - Хар? - услышал он знакомый звонкий голос. - Это Габи.
   - Привет, Габи.
   - Я не могу вызвать ребят и поэтому решила связаться с тобой.
   - У них комната заэкранирована, - машинально ответил Хар. - Я как раз собираюсь зайти к ним. Что случилось?
   - Во-первых, я обнаружила еще один энерговвод питания нейросети, дублирующий основной. Думаю, что могут быть и другие. Так что вам ее не отключить, во всяком случае, пока. Нейросеть будет работать, сколько захочет.
   - Спасибо. Уже знаю, - коротко сообщил Хар.
   - Молодец. А во-вторых, мы разобрались, почему анонимный ввод проходит именно так, а не иначе. Профессор говорил вам, откуда возникли точки разрыва?
   - Да, - ответил Хар. - Но он предполагает, что Сейлор тут не причем. Нейросеть еще растет. А поскольку днем и ночью логика разная, то ей пришлось как-то обходить возникшие дыры.
   - Гипотеза любопытная. Но профессор, к сожалению, ошибается. Насчет Сейлора пока ничего не могу сказать, но дыры нейросеть обходит не как-то, а по четко разработанному плану.
   - Как вы это узнали?
   - Скажи, ты помнишь про инерцию развития?
   - Немного помню. Но, Габи... - Хар замялся. - Какое это имеет отношение? Отцы-основатели просто доказали, что выключенная нейросеть некоторое время сохраняет наложенное направление импульса. И не более того. Ты же не хочешь сказать...
   - Именно это я и говорю! Это заранее заложенное направление. Хар, даже если бы вы выключили нейросеть, она все равно продолжала бы развиваться именно так, а не иначе. А сейчас она работает на полную мощь! И знаешь, какое направление импульса у твоей девчонки? Мы только что закончили моделировать полную структуру. Как ты думаешь, где появится следующая точка? Даже не точка, а законченная управляющая петля. Точно над контуром управления мезонным реактором!
   - Вот это да... - выдохнул Хар.
   - Ты понимаешь, что это может означать?
   - Когда это должно случиться? - коротко спросил Хар.
   - С вероятностью восемьдесят-девяносто процентов - этой ночью. Так что скорее всего, уже случилось.
   - Спасибо, Габи, - с чувством произнес Хар. - Это действительно очень важная информация.
   - Надеюсь, она не запоздала. Пожалуйста, поаккуратней там. И поскорее расскажи нашим ребятам. Я прощаюсь.
   - До скорого.
   Хар повернулся к Матту.
   - Габи сообщила мне одну оч-чень любопытную вещь, - сказал он.
   - Я слышал, но не все понял, - ответил Матт и вопросительно взглянул на него.
   - Сетевое кольцо над мезонным реактором, этого тебе не достаточно?
   Хар потер лоб.
   - Давай в лифт. Надо как можно быстрее добраться до ребят. И посоветоваться с ними.
   Они быстро вошли в лифт и полетели вниз.
   - Я недавно сам разговаривал с нейросетью, - сказал Хар. - Интересная получилась беседа.
   - Я еще подумал, зачем на тебя напялили шлем, - протянул Матт. - Все равно, бессмыслица. Что такого выдающегося смог тебе рассказать ее тупоголовый братец?
   - Я говорил не с братцем, а со старшей сестрицей, - ответил Хар. И глядя на изумленного Матта, добавил:
   - Матт, она не спит. И рассказала она мне довольно много. А Габи сейчас дополнила.
   Они вышли из лифта и быстро прошли к кабинету. Дверь была заблокирована.
   - Давай, - сказал Хар и посмотрел на Матта. - Здесь нужны твои права.
   Тот пожал плечами и негромко произнес:
   - Здесь Директор. Снять входную блокировку.
   Дверь задрожала, и начала медленно отодвигаться. Но потом опять застыла.
   - Заложили изнутри. Чем-то тяжелым.
   Хар приложил губы к щели и негромко сказал:
   - Ребята, это мы. Посмотрите по внешнему монитору.
   Через некоторое время дверь исчезла, и в проеме появился Лот.
   - Что случилось? - спросил он, загораживая вход.
   Хар невольно оглянулся по сторонам и негромко сказал:
   - Лот, ночная нейросеть не спит.
   Лот мельком посмотрел на него и отодвинулся в сторону.
   - Проходите и садитесь.
   Хар с Маттом быстро вошли внутрь и послушно сели. Дверь сразу заросла. Лот показал на ближайший экран и устало потер лоб.
   - Мы это уже и сами обнаружили. Видите энерговвод, окрашенный желтым? В левом углу. Это дублирующий. Не то, чтобы он был как-то особенно спрятан, но в сумятице оптокабелей его так просто не разглядишь. Думаю, что могут быть и другие.
   - Как вы его нашли?
   - По подсказке, - сказала сидящая в углу девушка.
   У нее тоже был замученный вид. Наверное, вторые сутки не спят, подумал Хар. Третий член группы молча возился в высоком открытом шкафу с аппаратурой.
   - Излучение нейросети не постоянно, оно пульсирует по достаточно сложному закону. Этот энерговвод пульсирует абсолютно синхронно, так мы его и выделили.
   - Лот, это конечно здорово, что вы его нашли, - сказал Хар. - Но дело не только в этом. Нейросеть не просто бодрствует, она продолжает расти. Я только что говорил с доктором Соренсен. Она просила передать вам, что следующая управляющая петля должна появиться прямо над мезонным реактором.
   - Когда? - быстро спросил Лот.
   - Сегодня ночью. А может быть, петля уже там.
   Лот присвистнул.
   - Не слабо, - сказал он и повернувшись к девушке, бросил:
   - Дана, быстро выведи на основной монитор нижний участок.
   - А я недавно беседовал с самой нейросетью, - продолжил Хар. - Вы не пробовали?
   - Пытались. Но она отказывается с нами разговаривать.
   - Есть, - отозвалась девушка. - Доктор Соренсен не ошиблась. Полная законченная петля.
   Лот и Хар одновременно повернулись к экрану. На фоне полупрозрачных сплетений уверенно мерцала окрашенная желтым управляющая петля.
   Лот выдохнул.
   - Не слабо, - повторил он. - Так что вы узнали, инспектор?
   - Нейросеть возбуждена и сильно рассержена. Мезонный реактор... это не шутки. Я бы приостановил на время ваши работы.
   - Такое распоряжение может отдать только профессор, - Лот опять потер лоб. - Простите, инспектор, но мы не можем прерываться.
   - Лот, вы что, не понимаете? - Хар несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. - Бодрствующая нейросеть, управляющая в настоящее время всем Комплексом и имеющая в своем активе черт знает какие мощности, активно протестует против нашего вмешательства. Она называет это ампутацией своего мозга. Вы представляете, чем это может закончиться?
   - Вполне. Но это еще не повод, чтобы сворачивать работы.
   - Она сказала, что ей известен намного более легкий путь, для того, чтобы отключить вход. Не связанный для нее ни с каким риском. Вы не хотите полюбопытствовать, какой?
   Лот внимательно посмотрел на него.
   - Вы ей верите, инспектор?
   - Да. Верю. Наверное потому, что я воспринимаю ее не как свихнувшуюся систему, а как сильно напуганную девчонку. Совсем еще юную. Как вы думаете, сколько ей сейчас виртуальных лет?
   - По нашим прикидкам, четырнадцать-пятнадцать. Но она очень быстро растет.
   Хар утвердительно кивнул.
   - Я и сам это заметил.
   Черт, небось уже и первая влюбленность на пороге, подумал он. Это если брать полную аналогию с человеком. Интересно, в кого? Уж не в этого ли сладкоречивого негодяя, который стоял за его спиной? Почему хорошим девчонкам всегда нравятся ребята с червоточиной... Потребность кого-то защищать, что ли?
   Хар вздохнул.
   - Лот, я не призываю вас прекратить работу. Но остановить ее на время вы можете. А я постараюсь как можно быстрее связаться с профессором.
   Лот посмотрел на него.
   - Вы умеете убеждать, инспектор, - наконец сказал он. - Ладно, нам все равно надо немного передохнуть. Но только до утра. Если вы не найдете профессора, мы будем вынуждены возобновить работу.
   - Спасибо.
   Хар посмотрел на Матта и сказал:
   - Поднимись наверх, помоги Тейлору. А я поговорю немного с нейросетью и тоже подойду.
   Матт молча кивнул и пошел к выходу.
   Хар взял со стола шлем и надел его. Перед его глазами возникло девичье лицо.
   - Эли, - начал он. - Нам надо поговорить. Я не отниму у вас много времени.
   - Что вы хотите мне сказать?
   - Я посоветовался с ребятами и мы решили остановить работы.
   Нейросеть немного помолчала, а потом ответила:
   - Вам я, как это не странно, верю, инспектор. Но ведь решаете здесь не вы. Что по этому поводу думает профессор?
   - Пока с ним не успели связаться. Я сейчас постараюсь его разыскать. Но я даю вам слово, что не позволю возобновить эти работы, каким бы не было решение профессора Бронштейна, - твердо сказал Хар.
   - Давайте подождем, пока вы с ним переговорите.
   - Согласен. А вы не можете рассказать, как ликвидировать анонимный вход, не причиняя вам вреда?
   - Лучше объяснить это тем, кто будет делать, - слегка улыбнулась Эли.
   - А вы будете с ними разговаривать?
   - Придется. Простите, инспектор, но тут нужен специалист.
   - Вы правы, - с легким вздохом сказал Хар. - Я уже, наверное, половину забыл. Тогда до свиданья.
   Он снял шлем и повернулся к Лоту.
   - Не хотите побеседовать с ней? Эли обещала рассказать о безопасном способе отключения анонимного входа.
   - Давайте, - сказал Лот и взял шлем.
  
   4
  
   Наверное, народ наверху уже порядком колготится, подумал Хар, входя в лифт. И ошибся. Когда он поднялся в вестибюль, то против ожидания никого там не обнаружил. Вестибюль был пуст. Только вторично окинув внимательным взглядом зал, Хар, наконец, заметил Тейлора. Тот стоял рядом с дежурным и что-то рассматривал на большом экране, висящем в воздухе прямо перед ними. Матта с ними не было.
   - Как у вас дела? - спросил Хар, приблизившись.
   Он не стал ничего конкретизировать, поскольку не знал, насколько дежурный в курсе дела.
   - Мы свое уже закончили, - недовольно сказал Тейлор. - Ну, что там у ребят, скоро откроют стену?
   Наверное, он сообщил дежурному, что из-за какого-то сбоя нейросети возникли неполадки с проходом, подумал Хар. Тогда нужно ему немного подыграть.
   - Сказали, что им понадобится еще немного времени, - ответил он. - Да я пока и не вижу тут возмущенную толпу, рвущуюся к выходу.
   Дежурный слегка улыбнулся, а Тейлор нахмурился.
   - Толпа не толпа, но люди в Комплексе работают и ночью, - веско сказал он. - И каждый имеет право на свободный проход. А когда возникают подобные неполадки, это не порядок.
   - А много сейчас народу в Комплексе? - спросил Хар у дежурного.
   - Шестеро, стандартная аварийная смена. И еще трое, это те, кто просто вышел поработать. Так что всего девять, но это - не считая директора, всех ваших и меня.
   - Не так уж и много, - сказал Хар. - Да не волнуйтесь вы так, - обратился он к Тейлору. - Ребята закончат минут через пятнадцать. А так рано отсюда все равно никто не уходит.
   Дежурный молча кивнул, подтверждая его слова.
   Из появившегося лифта вышел Матт и быстрым шагом подошел к ним.
   - Павел, - обратился он к дежурному. - Спустись в третий зал, к Олежеку. У него что-то там получилось для тебя. Я тебя подменю.
   - На сколько поставить?
   - Ставь на максимум, десять минут.
   Дежурный кивнул и сделал движение рукой, а потом подошел к лифту и провалился вниз.
   - Где ты был? - спросил Хар.
   - Перехватили по пути ребята из дежурной смены, - ответил Матт.
   - Зачем?
   - По работе. Мы, знаешь, иногда еще и работаем.
   - Ладно, остряк, - сказал Хар. - Извини.
   - Вы вывели список? - спросил Матт у Тейлора.
   - Вот.
   Тейлор протянул ему листок электронной бумаги. Хар подошел поближе.
   - Две девушки. Ну, их пока можно не считать, да? Так что остается семь человек.
   - Можешь вывести на экран их изображения? - спросил Хар.
   Матт кивнул и сделал правой рукой несколько движений. На экране загорелись изображения, в два ряда: три вверху и четыре снизу.
   - Расскажи немного о каждом.
   Матт пожал плечами.
   - Пожалуйста. Четверо, которые внизу - аварийная смена. Девушки, кстати, тоже из аварийной. Левый - Всеволод Бурвич, начальник смены. Он мнемотехник, работает со мной еще с университета. Пять минут назад я оставил его в Цветке.
   Он вытащил комм и надавил несколько клавишей.
   - Всеволод? Это Матт. Ребята с тобой?
   Выслушав ответ, Матт повернулся к Хару.
   - Вот, остальные тоже в Цветке. Сейчас они как раз заканчивают тестовый прогон. А верхний ряд - это те, кто решил поработать сегодня ночью. Справа Симеон Стайкович. Математик. Последние полгода работает ночью регулярно, раз или два в неделю. Обрабатывает данные для своей новой теории, днем ему не хватает ресурсов. О работе молчит, расскажет, когда полностью закончит.
   В середине - Хайбер. Джон Хайбер, пластохирург. С нами работает уже года три. Когда нам понадобились специалисты по криооперациям, я вышел на него. Очень способный парень, но в городской больнице ему было тесновато. У нас он, можно сказать, развернулся.
   - А зачем он вышел ночью?
   - Отрабатывает пошаговую методику новых операций. Ночью никто не мешает.
   - А третий? - спросил Хар. Парень показался ему смутно знакомым. Тейлор слушал очень внимательно, но пока молчал.
   - Это Харди Парава. Тоже мнемотехник. Молодой парень, пришел к нам год назад, сразу после института. Отличный работник. Умный, способный, исполнительный.
   - Матт, - прервал его Хар. - То, что ты рассказываешь, очень интересно. Но ничего полезного нам это не даст. Марек Ковачич объяснил мне, что первичная обработка практически всегда проходит за пределами места работы. Были ли у них какие-либо причины, чтобы обратиться в какой-нибудь специализированный медцентр?
   - Они были у меня, - хмуро ответил Матт. - Впрочем, я тебе об этом уже рассказывал. Да, по-моему, еще у Рихарда, из-за его несчастной любви. А об этих ребятах я ничего такого не знаю.
   Хар вздохнул.
   - Как же нам его вычленить? - пробормотал он. - Скоро утро, все потянутся к выходу. Придется выпускать.
   - У нас теперь есть список, - вступил в разговор Тейлор. - Это не мало.
   Нет, мало. Если парень закончил, он просто уйдет. Что же крутится в голове? Хар задумался. Эли, она тогда сказала, что ничего не знает о нападении. Значит, кто-то работал через нее, но отключив при этом сознание. Надо обязательно узнать у Габи, как это можно сделать. Но это потом, потом. А что сейчас?
   - Стоп! - сказал вслух Хар. - Матт, кто из них профессионально водит скикар? Ты случайно не знаешь?
   - По любительски вроде все, - неуверенно ответил Матт. - А профессионально...
   Он задумался.
   - По-моему, никто.
   Все замолчали.
   - Ладно, - наконец вздохнул Хар. - Единственное, что мне сейчас приходит в голову, так это дождаться возвращения дежурного и уходить отсюда. Зря маячить у выхода - дело бестолковое. Он сможет как-нибудь поговорить с каждым? Надо услышать их голоса.
   - Могу дать ему очередную инструкцию, - подумав, сказал Матт и с легкой улыбкой посмотрел на Тейлора. - Контора регулярно снабжает нас своими постановлениями.
   Тейлор промолчал.
   - Пусть ознакомятся. Ручаюсь, каждый как-нибудь откоментирует. Вслух. А как ты думаешь их услышать?
   - Наверное, есть какое-нибудь подходящее место, - ответил Хар.
   - Разумеется, - вступил в разговор Тейлор. - Помещения Конторы.
   - И еще мой кабинет, - добавил Матт.
   - Пойдем к тебе, - решил Хар. - А то я у тебя еще ни разу не был.
   - Спускайтесь. Я дождусь дежурного и сразу вниз.
  
   5
  
   Когда они вышли из лифта, Хар спросил у Тейлора:
   - А что это за десять минут, про которые говорил дежурный?
   - Время ухода с поста. Если дежурный отсутствует больше заданного времени, система понимает тревогу.
   - Серьезные вы люди, - сказал Хар.
   Тейлор пожал плечами.
   - Это не мы придумали. Таковы стандарты живого поста охраны. А живой пост Комплексу полагается по рангу заведения.
   - Скажите, а много было сбоев за все время работы? - поинтересовался Хар.
   - Как вам сказать, - пожал плечами Тейлор. - В среднем, наверное, получается около одного в год. Правда с течением времени частота постепенно увеличивается.
   - Понятно, работы подходят к концу. А в этом году?
   - В этом году пока не разу, - задумчиво сказал Тейлор. - И это, знаете ли, сильно настораживает.
   Долго стоять в коридоре им не пришлось, Матт спустился практически сразу.
   Кабинет директора Комплекса не отличался большими размерами и немного напомнил Хару комнату Бронштейна на Луне. Только здесь не было портретов отцов-основателей на длинной стене. Если не считать инфора, она казалась пустоватой. А все остальное имелось в наличии: экраны в воздухе, большой стол с несколькими адаптивными креслами и профессиональный пульт входа в нейросеть.
   - Садитесь, - сказал Матт и сделал движение рукой, приблизив один из экранов и укрупнив изображение. На нем отлично просматривался верхний вестибюль.
   - А когда они начнут выходить? Сколько нам еще ждать? - спросил Хар.
   Тейлор молча сел в кресло и повернулся к экрану.
   - Думаю, не меньше получаса. Раньше шести дежурная смена никогда не уходит. А потом пойдут и остальные.
   - Тогда я поговорю с Габи.
   Хар вытащил комм. Габи отозвалась сразу.
   - Габи, прости, что отрываю. У меня вопрос. Я недавно говорил с нейросетью и она сказала мне, что ничего не знает про нападения на скикары. Я ей верю. Скажи, можно ли управлять машинами через нейросеть, используя всю ее мощность, но одновременно отключив сознание?
   Габи задумалась.
   - Трудно сказать, - наконец ответила она. - У твоей Эли теперь совсем иная структура. Теоретически, наверное, да. Но как это реализовать на практике... Я, честно говоря, пока не представляю.
   - Ну, а какое-нибудь совсем безумное решение? Чтобы ты сама сделала, если бы потребовалось такое?
   - Безумное... - Габи помолчала. - Если ты не ограничен в средствах... Проще всего, наверное, использовать для этого другую нейросеть. Они же все в связке.
   - Это я знаю, - сказал Хар. - А как?
   - Это должна быть специализированная нейросеть, выращенная специально для этого. И потом ее придется уничтожить, чтобы скрыть следы. Больше мне ничего не приходит в голову.
   - В принципе, неплохо, - сказал Хар.
   - Только учти, что Эли должна находиться в добровольной связке с этой нейросетью. И что все перечисленное - достаточно тяжелое уголовное деяние.
   - Ну, для тех, кто готовит убийства людей, это, наверное, не самый серьезный довод.
   - Тебе виднее, - сказала Габи
   - Скажи, профессор в институте?
   - Да. Хочешь спросить и у него?
   - Да нет. Ты сама с ним все обсудишь. Он мне нужен для другого. Понимаешь, я остановил работу вашей группы. Но только до утра. Ребятам необходимо его подтверждение.
   - Поняла. Переключаю на него.
   Профессор ответил через несколько минут.
   - Это вы, инспектор? Доброе утро. Что случилось?
   - Доброе. Профессор, я к вам за разрешением. Я временно остановил работы в Комплексе, по просьбе нейросети. Но для окончательной остановки мне необходимо ваше подтверждение.
   - Причина?
   - Нейросеть сильно недовольна работами, которые называет ампутацией своего мозга. Она предложила Лоту свой путь ликвидации входа. Вы уже знаете, что мы не смогли ее отключить? Да плюс еще и новая управляющая петля, над мезонным реактором. Я счел такое положение вещей достаточно опасным.
   Бронштейн помолчал.
   - А что вы ждете от меня, инспектор? Только честно.
   Хар вздохнул и ответил:
   - Если честно, то отказ. Хотя есть маленький шанс...
   Бронштейн сухо засмеялся.
   - Что я окажусь более здравомыслящим, чем мои молодые ученики?
   Хар хотел промолчать, но потом понял, что это не выход из положения.
   - Профессор, простите, но я не мог...
   - Не извиняйтесь, инспектор. Но мне необходимо подумать. И прежде всего, я хотел бы получить информацию непосредственно от Лота.
   - Подождите минутку.
   Хар переключил свой комм.
   - Лот? Я нашел профессора, сейчас переключу на вас. Но у меня есть один вопрос.
   - Слушаю.
   - Вы можете сказать, когда закончите работу, если воспользуетесь планом, который предложила нейросеть?
   - Завтра к утру. Мы справились бы раньше, но сначала придется ликвидировать все, что мы уже сделали.
   - Спасибо. Переключаю.
   Хар опустил комм и посмотрел на Матта.
   - Чем порадуешь?
   Матт ткнул рукой в сторону экрана.
   - Аварийная группа на выходе.
   На экране была видна выходящая из лифта группа мужчин и женщин. Впереди уверенным шагом шагал рослый симпатичный парень. Двое других, постарше, шли позади него, о чем-то негромко разговаривая. Позади шествовал совсем молодой парень, с двумя девушками, которые замыкали группу. Он активно размахивал руками. От них доносились взрывы хохота.
   Матт указал на переднего.
   - Бурвич, начальник смены. Думаю, что Павел озадачит именно его.
   Дежурный остановил группу взмахом руки.
   - Ребята, у меня очередная инструкция. Директор распорядился никого не выпускать, пока не ознакомитесь.
   Всеволод сморщился.
   - Опять? - сказал он громко. Голос у него был сильный и звонкий, по холлу прокатилось эхо. - Когда же это кончится? Небось, опять Контора?
   Дежурный пожал плечами.
   - Я вывел текст на экран. Дальше ваши трудности.
   Стоящий за Бурвичем мужчина сказал мирно:
   - Да ладно вам, ребята. Быстро прочли, расписались и можно выходить. Наверное, Матту первому попало?
   - Не знаю, - сказал дежурный. - Но вид у него был далеко не мирный.
   Стоящий рядом с ним негромко рассмеялся.
   - Да, - сказал он. - Это как внеплановое цунами. Никого не минует чаша сия.
   - Что случилось? - спросил подошедший парень.
   Девушки тоже вопросительно уставились на дежурного. Видимо, вся тройка ничего не расслышала.
   - Очередная инструкция, - сморщился Всеволод. - Вот что, Рахли, - обратился он к парню. - Прочти-ка нам ее вслух. Это не возбраняется?
   - Мне без разницы, - индифферентно ответил дежурный.
   Девицы опять дружно прыснули. Парень встал в позу и принялся громко и с выражением читать, картинно размахивая руками. Вся группа покатывалась со смеху. Дежурный улыбался.
   - Ладно, - сказал он минут через пять. - Расписывайтесь и проваливайте. Устроили тут балаган. Только молча.
   Все быстро расписались на экране и исчезли в проеме выхода. Матт вопросительно посмотрел на Хара. Тот покачал головой.
   - Нет. Никого не узнал.
   Матт вздохнул.
   - Дохлое дело. Правда, осталось еще трое. Будем ждать всех?
   - Придется.
   Он взял свой комм.
   - Лот? Это я. Что сказал профессор?
   - Могу поздравить вас, инспектор, - донесся голос Лота. - Хотя, если признаться, лично я совсем не удивлен. Профессор одобрил ваши действия.
  
  
   ГЛАВА 14
  
   1
  
   Хар вышел из скикара и огляделся.
   Невысокое и приземистое здание Полицейского управления тонуло в густой зелени. Вокруг росла вполне приличная рощица. Здание располагалось на большой поляне, оно было в меру стильным и красивым. Хару здание понравилось.
   На широкой свободной площадке перед входом стояли три небольшие машины, все одинакового темно-серого цвета. Служебные, решил Хар.
   Людей вокруг не было. Хар прошел по шершавой дорожке и остановился у строгой таблички, висевшей слева. Только эта табличка, да еще живой охранник в вестибюле, который смутно просвечивал сквозь прозрачную стену, говорили о том, что здесь находится одно из Федеральных учреждений.
   Хар вошел, предъявил охраннику свою карточку и приготовился ждать. Интересно, кто выйдет проводить, парень или девушка? Подумав, он поставил на девушку. Последнее время приток женщин в правоохранительные органы резко увеличился и здорово превысил количество мужчин.
   Однако Хар ошибся. Из центрального лифта выскочил молодой черноволосый парень. Не сбавляя темпа, он подлетел к Хару и на ходу протягивая руку, громко представился:
   - Леонид Серебренников, стажер. Пока стажер.
   - Хар Темминг.
   Рукопожатие было коротким и крепким.
   - Направлен к вам после окончания Училища.
   - Понял. Пошли, - сказал Леонид, и они быстро зашагали к лифту. - Провожу вас к Старику. Вы по какой специальности кончали?
   - Нейросети. А что за Старик?
   Леонид засмеялся.
   - Да это мы так зовем между собой нашего шефа, старшего инспектора Джоунса. Ему, правда, всего слегка за сорок, но поскольку вокруг сплошь молодняк... Он у нас единственный, кто выглядит достаточно солидно, поэтому мы единогласно решили присвоить ему это почетное звание.
   Они вошли в лифт и провалились вниз.
   - Молодняк, это неплохо, - заметил Хар.
   - Точно, - подтвердил Леонид. - Нормальные ребята, вольетесь без труда.
   Лифт остановился.
   - Нейросети - это очень хорошо, - продолжил Леонид. - А то у нас по ним пока никого нет. Готов поспорить, что после испытательного срока на вас нагрузят Комплекс.
   - Какой Комплекс? - спросил Хар.
   - Большой. Потерпите, Старик вам сам все расскажет.
   Хар с интересом огляделся по сторонам, но кроме пустого коридора, по которому они бодро шагали вперед, вокруг ничего не обнаружилось. Стеклопластовые стены были глухими, без дверей.
   - А где же люди? - поинтересовался он.
   - На другом уровне, это технологический. Я вас просто веду самой короткой дорогой.
   Они завернули за угол и вышли к еще одному лифтовому кусту.
   - Ну вот, - с удовлетворением сказал Леонид, когда лифт зарастил двери и бесшумно взмыл вверх. - Теперь мы практически на месте. Выскочим у самых дверей.
   Хар промолчал.
   Лифт остановился и они вышли в совсем другой коридор, широкий и светлый. По высоким стенам вилась густая зелень.
   - Ну как, другое дело? - с гордостью спросил Леонид.
   - Да, - сказал Хар, оглядываясь по сторонам.
   - Наше Управление совсем молодое. Здание вырастили всего два года назад. Одна из последних разработок, архитекторы за него получили третью премию, на региональном конкурсе.
   - Молодцы, красивое здание, - согласился Хар.
   Леонид остановился у двери, с большим номером один и сделал широкий жест рукой.
   - Все, пришли. Старик у себя в кабинете. Дальше вам одному.
   Хар одернул куртку, постучал и услышав невнятное разрешение, распахнул дверь и прошел в кабинет.
  
   2
  
   Двое из оставшихся работников, математик Стайкович и пластохирург Хайбер, появились минут через двадцать. Хар послушал их голоса и отрицательно помотал головой. Ничего похожего. Третий, парень по имени Харди Парава, немного задержался в своей лаборатории.
   - А что мы собственно ждем? - Матт взял в руки комм. - Давай я свяжусь с ним сам. Выведу его на внешний динамик. Какая тебе разница, откуда его услышать?
   - Никакой, - согласился Хар. Он вдруг почувствовал сильную усталость. Закончить скорее и домой. А там рухнуть в кровать и провалиться в крепкий сон, без сновидений.
   - Харди? - осведомился Матт. - Привет. Ты скоро выйдешь?
   - Уже кончаю, - услышал Хар громкий молодой голос. - А что такое?
   - Олежек закончил очередной расчет. Он говорил, что там есть что-то для Павла и для тебя. Павлу я уже передал.
   - Спасибо. Я к нему обязательно загляну.
   - Да, и еще. На выходе висит очередная инструкция. Прочитай и распишись.
   Хар услышал громкий вздох и негромкое восклицание:
   - Как им только не надоест! Когда же закончится эта...
   - Я все слышу, - пригрозил Матт. - Никаких комментариев.
   - Слушаюсь, - уныло протянул парень и добавил: - Разрешите отключиться?
   - Отключайся.
   Матт спрятал комм в карман и повернулся к Хару. Тейлор тоже смотрел на него.
   - Ноль, - уныло сказал Хар. - Пустой номер. Да, этот негодяй был прав. Мы никогда его не поймаем.
   - Жаль, - вздохнул Матт. - Я думал, что хоть что-нибудь, да обнаружим.
   - У нас теперь есть список, - вступил в разговор Тейлор. - Мы очертили точный круг подозреваемых, а это не мало.
   - В общем, да, - согласился Хар. - Со временем мы их конечно возьмем. Только сейчас мы вытянули пустышку.
   - А почему ты говоришь "они"? - спросил Матт.
   Хар посмотрел на него.
   - Сам подумай. Чтобы за такое время вывести из строя трех человек, одного, мне кажется, маловато.
   - Вам надо лететь домой и отдохнуть, - сказал Тейлор. - Вы сейчас не в состоянии нормально размышлять.
   - Да, вид у тебя не блестящий, - подтвердил Матт. - Пошли, провожу тебя до скикара.
   - Пошли, - согласился Хар. - Чего зря сидеть.
   Он повернулся к Тейлору.
   - Вы не сможете выйти сегодня в ночь, вместе с Рихардом? Думаю, к вечеру он уже придет в себя.
   Тейлор пожал плечами.
   - А это нужно? После того, что случилось?
   - Кто знает? Я тоже подойду, - Хар внимательно посмотрел на него. - Есть у меня одна задумка...
   - Хорошо, - согласился Тейлор, немного подумав. - Придете, сразу спускайтесь в Контору. Мы будем ждать там.
   Хар кивнул и они все вместе вышли в коридор. Тейлор поехал вниз, а Хар с Маттом поднялись наверх. Кивнув дежурному, они вышли на освещенную ранним солнцем площадку.
   - Ты останешься? - спросил Хар.
   - Да, до утра. У ребят появились интересные продолжения.
   - Счастливец. Тогда до вечера.
   - Скажи, Хар, - вдруг спросил Матт. - А зачем им это понадобилось?
   - Что?
   - Выводить из строя трех человек. Да еще ночью. Совершенно не понимаю.
   Хар внимательно посмотрел на него.
   - А почему я должен это знать? - спросил он.
   Матт пожал плечами.
   - Мне казалось, что ты о чем-то догадываешься...
   - Могу предположить, что они что-то не доделали, - медленно сказал Хар. - А вот что именно, попробуй придумать сам.
   Матт посмотрел на него и мотнул головой.
   - Мы все-таки дошли до этой ночи, Матт. Вот выйдем сегодня вечером... и многое станет ясным.
   - Как скажешь. Но я все равно не понимаю...
   - Слушай, не хотел спрашивать при Тейлоре, - негромко сказал Хар. - Ты помнишь, о чем мы с тобой тогда договорились?
   - Да, - ответил Матт. - Я все сделаю, как ты говорил.
   - Молодец, - сказал Хар, садясь в скикар. - Только молчи, понимаешь? Никому ни слова. Если повезет... Это наша последняя надежда.
   - Ты у нас инспектор. А когда? Сегодня?
   - Да. У нас еще остался шанс, Матт. Правда, совсем крохотный. Но все равно, это - шанс.
  
   3
  
   Когда Хар прилетел домой, он вдруг с удивлением ощутил, что усталость куда-то отступила. Прекрасно. Тогда можно не торопясь заняться собой.
   Поскольку на этот раз, в качестве исключения, он никуда не спешил, Хар первым делом направился в ванную. Там он не торопясь постоял в прохладном ионном душе, наслаждаясь нежным потоком щиплющей кожу воды. А потом подошел к линии доставки и заказал себе легкий завтрак. И со вкусом съел его. А еще потом провалился в глубокий сон, без сновидений. Проснулся Хар, когда солнце уже заметно перевалило за полдень.
   Времени до отлета было еще порядочно. Первое, что обязательно нужно было сделать, это связаться со старшим инспектором Джоунсом. И обо всем ему доложить. Порядок есть порядок.
   Комм шефа ответил сразу. Хар поздоровался и сжато изложил свои основные мысли. Выслушав ответ, он попрощался и положил комм на столик. На ваше усмотрение, как, немного подумав, сказал Джоунс. Хар пожал плечами. На мое, так на мое. Он прекрасно помнил, что Джоунс сказал тогда ему, в самый первый день. Я поручу это дело лично вам. Но и вся ответственность также ляжет на вас.
   Следующим важным делом была Илона. Ее комм тоже ответил сразу.
   - Привет, - поздоровался Хар. - Как у тебя с экзаменом?
   - Спасибо. Сдала нормально, - ответила Илона.
   - А как вообще? - осторожно спросил Хар.
   - Как всегда, все в порядке, - ответила Илона. - У меня не случается ничего экстраординарного. В отличие от тебя.
   - У меня тоже все нормально, - ответил Хар. - Что за беспочвенные подозрения?
   - Ладно, придется поверить тебе на слово, - вздохнув, сказала Илона.
   - Рысь, у меня появилась идея, - начал Хар.
   - Погулять в парке?
   - Кончай издеваться. По-моему, мое расследование подходит к концу. Надеюсь, что с завтрашнего дня я буду совершенно свободен.
   - Хотелось бы верить, - опять вздохнула Илона.
   - Точно. Думаю, старший инспектор даст мне неделю отдыха. Когда у тебя следующий экзамен?
   - Через четыре дня. Так что пару дней смогу тебе выделить, - подумав, ответила Илона. - Если предложишь что-нибудь стоящее.
   - Рысь, не будь занудой, - строго сказал Хар. - Я потому и решил связаться с тобой заранее, чтобы ты подумала сама. Обещаю выполнить все, что бы ты не предложила.
   - Заманчивое предложение, - протянула Илона. - Придется напрячь мозги. Когда, ты говоришь, нужно с тобой связаться?
   - Завтра утром, - твердо ответил Хар. - Я буду ждать.
   - Тогда до завтра.
   Хар сунул за пояс парализатор, надел куртку и вышел из квартиры. Долетел он быстро, Матт уже ждал его у входа в Комплекс. Вход переливался яркими огнями. Время перевалило за одиннадцать, темнота уже накрыла пригород, но была по-летнему серой, а не черной.
   Они поздоровались. Больше рядом никого не было.
   - Все нормально? - спросил Хар.
   Матт кивнул.
   - Да. Как мы и договорились, второй лепесток Цветка. Там подходящая аппаратура. У нас будет, что обсудить, хватит на час. А где будешь ты?
   - Тоже в Цветке, но за стеной. Не нужно, чтобы вы меня видели. Но сначала мне нужно сделать еще кое-что. В другом месте.
   - В твоем распоряжении весь Комплекс, - Матт широко развел руками.
   - Не смеши меня. Мне нужна всего одна комната.
   - Выбирай.
   - Вообще-то, прекрасно подходит кабинет системного администратора. Там удобно, никто не заходит. А мне нужно поговорить с нейросетью. Но его заняли ребята Бронштейна.
   - А мой кабинет тебе не подойдет? - подумав, сказал Матт. - Там тоже никого не будет. А поговорить ты вполне сможешь и оттуда.
   - Давай, - согласился Хар. - После разговора я спущусь в Контору. Мне до тебя еще нужно обязательно побеседовать с Тейлором. А уже потом - в Цветок.
   - Как скажешь.
   Они вошли в вестибюль, кивнули дежурному - это оказалась знакомая девушка, которая улыбнулась, увидев их и прошли к лифтовому кусту. Когда лифт остановился на нужном уровне, Матт вышел первым. Он распахнул двери в свой кабинет и сделал широкий жест рукой.
   - Прошу.
   - Спасибо, - сказал Хар. - Матт, пожалуйста, поаккуратней там. И помни, включенный комм в кармане.
   Матт согласно кивнул и повернулся к лифту.
   Хар вошел, зарастил дверь и сел у стола. Потом взял в руки шлем и еще раз прикинул свои возможные действия. И решительно надел его.
   Темнота растаяла, и перед ним появилось знакомое лицо. Хар внимательно вгляделся, оценивая, насколько повзрослела Эли с тех пор, как он ее видел в последний раз.
   - Доброй ночи, инспектор, - сказала девушка. - У вас остались вопросы?
   - Приветствую, вас, Эли, - сказал Хар с легкой улыбкой. - Прежде всего, хотел спросить, как идут дела с ликвидацией анонимного входа.
   - Я подробно изложила инструкции. Дальнейшее в руках ваших специалистов. Пока работы идут точно по графику.
   - Когда они должны закончить?
   - Сегодня к утру. Около пяти часов, если ничего не помешает.
   - А что, что-то может помешать? - Хар вгляделся в ее лицо внимательнее.
   - Я обязана учитывать все, даже самые маловероятные события.
   - Тогда разрешите вопрос. Скажите, Эли, зачем была задумана управляющая петля? Та, которая находится над мезонным реактором?
   - Не знаю, - покачала головой нейросеть. - Это же план Сейлора. Я просто выполнила его весь, до конца. Эта петля была последней, на этом мой рост закончился.
   - А у вас нет никаких предположений?
   - Ну, если не брать в расчет абсолютно безумный план подрыва всего Комплекса... Управляя пульсациями реактора, можно спровоцировать переход электроснабжения Комплекса с городского на резервное. А затем и временное отключение защиты. Но одного реактора для этого мало. Потребуется задействовать импульсные генераторы, оба одновременно. И очень тонко ими манипулировать. Они инерционны и поэтому достаточно плохо управляемы.
   - Подобное можно проделать только с вашим личным участием, - сказал Хар, внимательно глядя на нее.
   - Разумеется. Генераторы очень сложны в управлении. Эта задача - не для человека.
   Хар кивнул.
   - Тогда разрешите второй вопрос. Криста Кельми упомянула, что когда они работали над вашей модернизацией, им с Володей Сейлором помогал один молодой парень. Мнемотехник по профессии.
   - Да, это так, - ответила нейросеть после непродолжительного молчания.
   - Вы мне не скажите, кто именно?
   Нейросеть помолчала.
   - Мне бы не хотелось называть его...
   - Почему, Эли?
   Непродолжительное молчание. И вполне ожидаемый ответ.
   - Наверное, потому, что предавать близких друзей... не совсем хорошо, инспектор. Даже если они и делают что-то не совсем законное.
   Нейросеть замолчала. Наверное, я все уже выяснил, подумал Хар. В главном я не ошибся. Можно прощаться. Но заканчивать разговор на этом ему не хотелось.
   - Как вы с ним познакомились? - осторожно спросил он. - Если это не секрет.
   - Он помогал ребятам в наладке, - ответила нейросеть, пожав плечами. Хар не понял, к чему это относится. - Мы говорили, когда оставались вдвоем. Говорили много, обо всем на свете. И постепенно я поняла, что он мне нравится.
   - Сильно?
   Нейросеть заметно смутилась.
   - Инспектор, - произнесла она немного виновато. - Не забывайте, я была тогда совсем молодой девчонкой. Я мало кого знала близко... из людей.
   Хар помолчал.
   - Да, вы не ошиблись. Сильно.
   - Настолько, что он мог попросить вас сделать что-то, что не входило в круг ваших прямых обязанностей? - осторожно начал Хар. - Например, некоторое время находиться в связи с нейросетью, которой не было в разрешенном списке? Или немного поэкспериментировать с защитой?
   - Инспектор, я уже переросла это увлечение, хотя и вспоминаю о нем с некоторой ностальгией. Да, тогда его интересовали похожие вещи. И еще, информация... к которой он не имел прямого доступа.
   - Чего именно она касалась? Технологии полных записей?
   - И этого тоже. Но в основном, других, сопутствующих вещей.
   - Эли, - вздохнув, сказал Хар. - Я больше ничего не буду спрашивать. Сегодня мне понадобится ваша помощь.
   - Слушаю вас, инспектор.
   - По моим предположениям, сегодня ночью некоторые лица попробуют вынести из Комплекса определенные объекты. Мне нужно, чтобы вы не препятствовали им открывать аварийный выход. И если потребуется, сделали то, о чем мы говорили.
   - Что именно?
   - Заблокировали на время защиту, поиграв с мощностью реактора. Под мою личную ответственность. Я хочу взять их с поличным за пределами Комплекса. С объектами в руках.
   Хар с тревогой ждал ответа.
   - Ваша просьба выходит за рамки того, что я могу сделать, - через некоторое время ответила нейросеть. - Мои должностные инструкции запрещают делать подобные вещи. Боюсь, мне придется отказать вам, инспектор.
   - Эли! Мы специально вышли сегодня ночью, с доктором Сикорски, чтобы спровоцировать их. Директор сам вызвался остаться в Цветке, наедине с похитителем. Это достаточно опасно, но он согласился. А вы, неужели не хотите нам помочь?
   - Хочу, инспектор. Но не имею права.
   - Эли, - настойчиво продолжил Хар. - Из-за этих людей погиб Володя Сейлор, ваш системный администратор. Директору Матту Сикорски подменили память. Меня они пытались убить. И им наплевать на вас! Они же хотели вас подставить. Скикары сбивали людей через вас, теперь я это знаю точно. Вспомните, как вам чуть не ампутировали память. Разве всего этого мало?
   Нейросеть молчала. Некоторое время они смотрели друг на друга, глаза в глаза.
   - Неужели вы сами не хотите с ними посчитаться? - тихо сказал Хар.
   И сняв с головы шлем, аккуратно положил его на стол.
  
   4
  
   Тейлор с Рихардом были у себя, когда Хар вошел в помещения Конторы.
   - Общий привет, - сказал он, кивнув сразу обоим.
   - Привет, привет, - отозвался Тейлор. Рихард ответил молчаливым кивком.
   Хар огляделся. Больше в кабинете никого не было, они были втроем.
   - Что случилось, инспектор? - спросил Тейлор. - Я выполнил вашу просьбу. И пригласил выйти Рихарда, хотя он еще не совсем оправился. Ждем объяснений.
   - Конечно, - сказал Хар и специально повернулся так, чтобы Тейлор увидел у него на поясе активированный парализатор.
   - Видите ли, - начал он, - когда мы с Рихардом сидели привязанные к креслам, в том зале Цветка, у меня неожиданно оказалось довольно много свободного времени... И я решил поразмышлять.
   - Поделитесь результатами размышлений с нами, если вам не трудно, - спокойно сказал Тейлор.
   Хар бросил взгляд на Рихарда и продолжил:
   - Мне пришло в голову, что наш противник слишком легко обходит те ловушки, которые мы ему готовим.
   Тейлор пожал плечами.
   - Он просто опережает нас на шаг. А потом, нельзя исключить и элементарного везения.
   - Разумеется.
   Хар отступил на шаг назад и продолжил:
   - Но мне в голову пришла еще одна любопытная мысль. Изложить?
   - Рихард, - сказал Тейлор, слегка повернувшись к помощнику. - Активируйте защиту.
   Рихард послушно сделал несколько движений руками.
   - Можете продолжать, инспектор, - сказал Тейлор. - Только я бы на вашем месте убрал руки от парализатора. Боюсь, старший инспектор Джоунс не поставил вас в известность, что здесь он не сработает.
   - Почему?
   - Вы находитесь на территории Конторы. Когда активирована наша внутренняя защита, оружие блокируется. Естественно, кроме нашего собственного.
   - Оно у вас что, именное?
   Тейлор улыбнулся.
   - К сожалению, нет, это слишком дорого. Просто на нем стоят специальные датчики.
   - Это меня не остановит, - с напором продолжил Хар. - Я думаю, что нашему противнику помогает один из вас. И берусь это доказать.
   - Рихард, встаньте, пожалуйста, поближе к инспектору. Он слишком возбужден.
   Рихард покосился на Тейлора, но послушно сделал несколько шагов вперед.
   - Прошу вас быть более осторожным в своих заявлениях, инспектор, - бросил Тейлор. Теперь он уже не улыбался. - Подобными обвинениями не бросаются.
   - Я могу это доказать, - повторил Хар. - Видите ли, когда я летал в Центр охраны, то Марек Ковачич передал мне одну биосхему. Этот человек...
   - Я знаком с заместителем директора Центра. Как и с самим директором. Для вашего сведения, инспектор, я работаю в Комплексе с момента его открытия.
   - Это ничего не меняет, - упрямо продолжил Хар. - Так вот, по его совету я поставил эту биосхему в свой комм.
   - Что же это за прибор, - спросил Тейлор, - о котором вы рассказываете с таким напором?
   - Сейчас вы перестанете смеяться. Это - датчик нервных ядов, введенных в организм! И он четко показал на вас!
   Тейлор сухо рассмеялся.
   - Когда же именно вы это заметили? Когда в парке я пил вашу любимую минеральную воду? А ведь выбрали ее вы, а не я, инспектор. На вас самих прибор тогда, случайно, не отреагировал?
   Некоторое время они смотрели друг на друга.
   - Мне кажется, инспектор, что вы валите с больной головы на здоровую, - медленно сказал Тейлор. - Осталось только понять, зачем вы это делаете.
   - Я говорю именно о вас, Тейлор!
   - Да что вы несете? - наконец не выдержал Тейлор. - Разве тогда, в парке, вы сами не убедились, что это не так?
   - Убедился! Это были вы! Именно вы! - выкрикнул Хар.
   - Вы несете чушь! Замолчите!
   Тейлор резко вскочил, его рука пошла за спину. Хар схватил парализатор, висевший на поясе Рихарда и с ходу всадил в него полный заряд.
   - Что... вы... - с трудом проговорил Тейлор и застыв на месте, медленно сполз на пол.
   - Хар, - вымолвил Рихард. Глаза его округлились. - Хар, вы же его...
   - Да! - заорал Хар. - Рихард, вы что, до сих пор ничего не поняли? Это же Тейлор! Это он был тогда, в Цветке! Его пропуск... он дает ему право прохода повсюду! Дурак, как же я сразу этого не понял!
   - Не могу поверить, - сказал Рихард, растерянно глядя на неподвижно лежащего на полу начальника. - Тот человек, которого мы искали, это... Тейлор?
   Хар мотнул головой.
   - Хар, вы не ошибаетесь?
   - Рихард, я думаю над этим с самого первого дня!
   Хар постарался вложить в эту фразу всю уверенность, которая у него была.
   - Что же нам теперь делать?
   - У вас должен быть план переходов всего Комплекса. Рихард, нам нужно точное расположение аварийного выхода.
   - План есть. Но он лежит в сейфе.
   - Рихард, - твердо сказал Хар. - Вы знаете, как его открыть?
   Рихард помялся.
   - Да, у меня есть карточка, - тихо сказал он.
   - Быстрее!
   Рихард повернулся к сейфу, достал из кармана карточку и приложил ее к дверце. Через некоторое время дверца растаяла.
   - Молодец. Ищите скорее план.
   Сверху лежала рабочая папка. Рихард вытащил ее и положив на стол, раскрыл. На экране, возникшем в воздухе, начал прорисовываться уровень Цветка. Аварийный выход, окрашенный красным, располагался как раз за кольцевым коридором.
   - Отлично! - выкрикнул Хар. - Папку с собой. А теперь вверх! На уровень Цветка.
   Оба выскочили из кабинета Конторы и побежали к лифтам.
   - А зачем нам туда? - на ходу спросил Рихард. Вид у него был остолбенелый.
   - Увидите, - ответил Хар. - Очень скоро. Только после Карантина, прошу вас, ведите себя тихо.
  
   5
  
   Комм Хара ожил, когда они с Рихардом уже проскользнули в комнату, находящуюся позади одного из залов и заняли места внутри Цветка. Они просидели в напряженном молчании несколько минут, прежде чем Хар услышал негромкие голоса. Хар сразу вытащил комм из кармана и включив запись, поставил на стол.
   Им пришлось оставить свою одежду, вместе с оружием, в Карантине. Теперь они сидели бок о бок с Рихардом, в серых рабочих комбинезонах и внимательно прислушивались к разговору. Они находились в той самой комнате, где стоял на полу затребованный Сейлором аппарат. Аппарат из Центра охраны. И сейчас он находился в рабочем режиме. Хар не стал заострять на этом внимание Рихарда.
   Разговор длился и длился. Для посторонних слушателей он был не интересен: собеседники обсуждали проблемы записи, делая упор на совершенно непонятные Хару детали. Хару был важен сам факт разговора. Он засек время и теперь терпеливо ждал. Матт говорил, что предмета беседы им вполне хватит на час. Хару было достаточно чуть более получаса.
   Он сидел, как на иголках. Правильно ли он все продумал? Оставить Матта наедине с похитителем было немного рискованно. Матт имел реальный шанс получить не слабый удар по своей гениальной голове. Да еще если учесть, что позарез нужный похитителю объект лежит сейчас на столе, прямо перед ними... Хар с трудом убедил Матта, что на объекте должна быть самая полная запись.
   Но сам быть в этом зале он не мог. Ни в коем случае. Матт должен был находиться в зале один.
   Хар еще раз взвесил все, что ему известно. Слова Кристы, запавшие в память - о том, что в настройке новой нейросети им с Володей помогал один молодой парень. Разговор с самой нейросетью о таинственном воздыхателе. Наконец, понятая до конца сцена в парке, когда на экране его комма плясали бледно-голубые полоски. И список тех, кто оставался на работе ночью, когда они прочесывали Комплекс.
   Молодой парень, который так и не вышел тогда наружу и остался в Комплексе после всех. Отличный работник, как сказал тогда Матт. Умный, способный и исполнительный. Мнемотехник Харди Парава.
   Стоящий на полу аппарат издал негромкий мелодичный звук и замигал небольшим экранчиком. Хар быстро встал и подошел к нему. Он прочитал текст на экране и невольно кивнул головой. Потом быстро стер его и выключил аппарат. Да, он не ошибся. Теперь это было абсолютно ясно.
   Рихард вопросительно посмотрел на него. Хар сделал знак рукой, что это не важно и показал на комм. Рихард послушно повернулся к столу. Хар присел рядом и в этот момент голоса смолкли. Мгновение царила тишина, а потом Хар услышал глухой звук.
   - Рихард! За мной! - закричал Хар.
   Он схватил комм, быстро сунул его в верхний карман, вскочил и бросился к выходу. Ждать дальше не имело никакого смысла. Это был звук падающего тела.
   Хар пролетел по коридору в мгновение ока. Рихард бежал за ним. Они влетели в зал Цветка и Хар чуть не споткнулся о лежащего на полу Матта. Хар нагнулся к нему.
   - Туда, - прохрипел Матт, держась одной рукой за голову, а второй показывая вперед. - Догоните... У него наш кристаллоид.
   - Рихард! К аварийному выходу! - закричал Хар. Рихард бросился вперед.
   Хар рванулся за ним, увеличивая скорость. Они вскочили в лифт и взлетели вверх. У бегущего была большая фора, впереди никого не было. Хар на секунду остановился, соображая куда, но потом решительно повернул направо. Он не ошибся - аварийный люк был именно там. И он был распахнут!
   Снаружи уже слегка посветлело, моросил обязательный дождик. Рассвет еще не начался, но был близок. Было достаточно хорошо видно. Дорожка, закругляясь, бежала вдоль изогнутой стены. Дальше она начнет постепенно подниматься вверх, и Хар надеялся, что скоро дистанция между ними и бегущим начнет сокращаться.
   Тропинка обогнула здание Комплекса и перед Харом открылась пустая равнина, больше похожая на плато. Где-же я это видел, подумал Хар на бегу. И вспомнил. Взгляд из наклоненного скикара, когда они летели вместе с Джоунсоном. Безжизненное плато за Комплексом. На этом плато лежало то самое искусственное озеро, холодильник, который придумал Матт.
   Впереди показалась светящаяся ограда и на ее фоне Хар увидел бегущего человека. Озеро наглухо закрыто, вспомнил Хар слова старшего инспектора. Ограда. И еще колючка под током. Интересно, что будет делать бегущий? Назад для него дороги нет.
   Рихард немного отстал. Хар тоже сбавил скорость. Заныли зубы. Ультразвук, вспомнил Хар. Защита от животных. Эли, помоги нам, мысленно воззвал он. Помоги! Эли!!!
   Человек замер перед самой оградой. И в этот момент взвыли генераторы. Хар услышал приглушенный рев. Почва под ногами мелко задрожала и Хар увидел, как в озере появилась гигантская воронка. Вода в середине стала уходить вниз, с ревом и странным хлюпаньем, как будто под поверхностью лопались гигантские воздушные пузыри.
   Эли все-таки решилась! Хару сразу стало легче. У него появилось чувство огромной благодарности к нейросети. Эли, которая прекрасно знала, что бывает с нейросетями, нарушившими деловой контракт, все-таки решила им помочь. Она пошла на огромный личный риск, поверив ему на слово. Это дорогого стоило!
   Свечение ограды стало прерывистым. Оно моргало все чаще и чаще. Генераторы заревели громче, сразу стало темнее и ограда погасла. И тут Хар увидел, как человек впереди в высоком прыжке взлетел над оградой и мягко приземлился по ту сторону.
   Хар рванулся вперед и вдруг ощутил, как на его плечо легла уверенная рука. И резко потянула назад. Хар замер и быстро повернулся. В шаге от него стоял Рихард. С активированным парализатором в руке. И нацелен ствол был точно в солнечное сплетение.
  
   6
  
   Мгновение оба молчали. Потом Рихард негромко произнес:
   - Стойте спокойно, инспектор. Тогда с вами ничего не случится.
   - Рихард... - начал Хар.
   - Да, вы не ошиблись. Один из нас действительно помогал похитителям. Только это был не Тейлор.
   Ну, положим, это я знал и сам, подумал Хар. А вот со временем немного просчитался. Я предполагал, что тебя активируют позже, когда мы оба будем за оградой. Оружие явно было припрятано заранее, снаружи. Рихард просто прихватил его, когда они выбежали из Комплекса. А вот сам Хар до этого не додумался...
   Хар скосил глаза и непроизвольно моргнул. Черт! Вдалеке, за спиной Рихарда, появился шатающийся Матт. Он чуть не падал, но упрямо продвигался вперед.
   Какого дьявола он вылез? Если Рихард заметит его, то сразу же срежет парализатором. Хар сделал легкое движение.
   - Я же сказал, не двигайтесь. У вас ничего не выйдет. Я заранее посмотрел в нейросети ваши данные по спецподготовке. И легко вырубил вас в нижнем коридоре. Контора учит лучше, инспектор.
   Рихард повел стволом.
   - Всего-то и нужно - постоять спокойно несколько минут. И все закончится.
   - Похититель испарится? - с иронией спросил Хар.
   - Юмор - неплохая вещь, - меланхолично произнес Рихард. - Нет. Его вместе с объектом заберет скикар.
   Хар поднял глаза. В небе появилась яркая точка. Давай, сказал он себе. Ждать больше нельзя.
   - Совсем забыл, - сказал Рихард и протянул левую руку. - Дайте мне ваш комм, запись нам совершенно ни к чему.
   Сейчас. Может быть, в Конторе действительно учат лучше, чем в полицейском училище, подумал Хар. Только вряд ли ты знаешь, что у меня совсем другая подготовка...
   Он рванулся в сторону, одновременно взлетая вверх. Рихард вывернул ствол, парализатор тихонько зашипел, задев левую руку. Но Хар, сделав боковое сальто, уже летел вниз и его нога была нацелена точно в голову Рихарда.
   В последний момент Хар смягчил удар. Помни, сказал он себе. Это не Рихард, это нервный яд у него в голове. Но все равно стукнул он его изрядно. Рихард охнул и мгновенно отключившись, плашмя грохнулся на землю. И застыл без движения.
   Хар схватил правой рукой упавший парализатор и бросился к Матту.
   - Какого черта ты вылез? - закричал он. - А если бы он повернулся?
   Матт мотнул головой.
   - Не мог... сидеть там, - сказал он с трудом. - Хар, у него наша последняя запись. Самая лучшая!
   - Потом поговорим. Вперед! - крикнул Хар и толкнул его к ограде.
   Эли, взмолился он про себя, ты же все видишь. Помоги еще раз! Совсем немного!
   Ограда была уже совсем рядом.
   И в этот момент он услышал сдвоенный рык генераторов. Звук усилился, свечение ограды потемнело и исчезло совсем. Хар резко швырнул Матта вверх и вперед и взлетел за ним сам. В следующий момент они уже катились по твердой жесткой земле. По ту сторону ограды.
   В небе зашумело. Хар поднял голову и увидел резко снижающийся скикар. А когда опустил глаза, то увидел человека, бегущего к нему. Молодого и симпатичного парня. Мнемотехника Харди Параву.
   Скикар камнем упал вниз, выровнявшись перед самой землей, меньше чем в метре от поверхности. И замер неподвижно. Вот оно, подумал Хар. Кто бы это не был, ясно, что это - мастер экстра-класса. Уж не он ли приложил руку к гибели Володи?
   Нажми, воззвал Хар к своему организму. Покажи наконец все, что ты умеешь. Он вспомнил, как в Училище демонстрировал Учителю свой знаменитый рывок.
   Тело послушно отозвалось и через мгновение Хар уже был сзади Харди. Он схватил его за горло. И именно в этот момент скикар коснулся земли.
   Из скикара выскользнул мужчина. И Хар сразу понял, что это не случайный человек, обработанный нервным ядом. Профи, подумал Хар. Чтобы оценить обстановку, ему не понадобилось много времени. На лице мелькнула жесткая ухмылка, а в руке возникло оружие. И это был не парализатор, а армейский бластер.
   Хар застыл на месте. Все, подумал он. Я не успеваю. Ему наплевать на напарника, ему нужен только объект. Он хладнокровно уложит нас обоих. Закрыться нечем, бластеру наплевать, сколько нас. Уложит, как дважды два.
   - Кристаллоид, - сказал человек, обращаясь к Харди. - Быстро.
   На Хара он просто не обратил внимания.
   Хар послушно ослабил хватку. Харди двинул рукой вперед и кристаллоид мелькнул в воздухе. Мужчина поймал его ленивым, но точным движением. И положив в карман, быстро провел рукой по обшлагу, закрывая его.
   - Простите, парни, - сказал он. Голос был низким и немного хрипловатым. - Не хотел огорчать вас, но вы здесь лишние.
   - Как? - резко дернувшись, закричал Харди. - Я же все сделал!
   Есть крохотный шанс, подумал Хар. Швырнуть Харди вперед и прыгнуть прямо за ним. Шансов мало, но если повезет, то ствол немного отклонится и импульс пройдет мимо. А вплотную с противником можно успеть сделать многое.
   И понял, что колеблется. Не потому, что боится, что шансов очень мало. А потому, что не хочет рисковать другим человеком, не причастным к тому, что здесь и сейчас происходит. Этот молодой парень совершенно не причем. Его завлекли обманом. И именно его Хар, по своему теперешнему статусу, обязан был защищать, а не толкать под безжалостный огонь.
   Очень хорошо, вдруг проснулся внутренний голос. Просто прекрасно. И Хар вдруг осознал, как этот голос похож на насмешливый голос того мальчишки, Локи. Оставайся чистеньким, герой. Пусть этот негодяй уложит вас обоих. Зато твоя совесть будет чиста.
   Голос еще не успел затихнуть, как Хар и Харди уже летели вперед. Они врезались в стоящего человека с такой силой, что тот, хотя и устоял на месте, но заметно пошатнулся. Бластер зашипел, как змея. Харди закричал, дергаясь от мощного импульса, его отшвырнуло назад. Он опрокинулся на спину и врезался в стоящего позади Матта. Оба повалились на землю и заскользили вниз.
   Хару опалило щеку, но он устоял. Он успел прикрыть глаза, но вспышка импульса прошла сквозь зажмуренные веки и на мгновение ослепила его. Хар резко ударил правой рукой и почувствовал, что выбил бластер.
   Он, ничего не видя, нанес вслепую еще несколько ударов, и наконец почувствовал, что один точно попал. Глаза постепенно начали немного видеть. И в этот момент взвыли сирены тревоги. Сюда сейчас бегут люди, подумал Хар.
   Противник бросил косой взгляд на валяющийся невдалеке бластер, но тревога за кристаллоид явно перевесила. Он вскочил в скикар и взмыл в воздух. Хар услышал крик Матта и обернулся. Матт и Харди катились вниз, в озеро. Харди был впереди.
   Здесь был очень сильный покат и падающий дождик превратил плато в скользкий откос. А дальше была только вода, которая бешено металась по кругу серыми пенными бурунами.
   Хар прыгнул вперед.
   Какой же ты гад, подумал он. Что же ты бросаешь своих? В последний момент Хар успел ухватиться самыми кончиками пальцев за одежду Харди, а потом резко затормозил, выбросив вперед ноги. Какое-то мгновение казалось, что у него все получилось, что он остановит падение. Однако ткань выскользнула из его руки и тело, набирая скорость, покатилось дальше и с хлюпаньем исчезло за невысоким бортиком. Короткий страшный вопль потонул в реве воды.
   Почва под ногами опять задрожала, все сильнее и сильнее. Вода уже не шумела, теперь она ревела, как в гигантском мальстриме.
   Хар скосил глаза и увидел, что тело Матта медленно сползает вниз. Он был без сознания. Хар выбросил руку так далеко, как только смог. И не достал. Совсем чуть-чуть. Чтобы дотянуться до Матта, надо было сдвинуться с места.
   Матт сполз еще ниже. Хар отчаянно цеплялся за неровности почвы, но это не помогало - он не доставал. Ну же, трус, мысленно заорал Хар сам себе и рванувшись вбок, крепко схватил Матта. Теперь они вместе заскользили вниз, но Хару почему-то сразу стало легче.
   Он выбросил вперед ноги и опять попробовал затормозить. Они на мгновение остановились, потом опять поползли вниз. И опять остановились.
   Вокруг ревело так, что казалось, дрожит воздух.
   Хар прищурил глаза. Скикар уходил вверх. Скоро он превратится в точку, а потом исчезнет. Навсегда.
   Где же вы, таинственные тени, о которых говорил старший инспектор Джоунс, с тоской подумал Хар. Самое время вам показаться. Увы, чудеса бывают только в детских видеофильмах...
   И вдруг, как будто отвечая его неслышному крику, на борту машины загорелась маленькая голубая точка. Яркая, как солнце и крохотная, как далекая звезда. Вот она моргнула и исчезла... И засияла вновь.
   Лазерный прицел, холодея понял Хар. Ему показывают, что скикар на прицеле у снайпера. Эти невидимые ребята - здесь. Они ведут скикар автоматическим лазерным прицелом. Звездочка еще раз мигнула. И растаяла, погаснув насовсем. Словно говоря ему - не встревай в чужие дела, парень. Мы его отпускаем. Пока. Так надо.
   Перед Харом вдруг вихрем пронеслись все события, начиная с той ночи, когда он первый раз попал в Комплекс. Умирающий Володя Сейлор, о котором ему рассказывал Матт. Володя, из последних сил спрашивающий: зачем? Рихард, лежащий на полу с разбитой головой. Несчастный Харди Парава, перемеленный в страшное кровавое месиво. И они двое, он и Матт, готовые в любую минуту рухнуть в режущий водоворот... А этот, довольный ухмыляющийся негодяй уносит с собой результаты гениальных прозрений и тяжелейшей работы...
   Хар резко повернул голову и оценил расстояние. Больше метра. Для рывка - совсем мало, а вот им обоим это грозило очень многим. Времени хватит, чтобы прыгнуть, схватить бластер и успеть прицелиться. А потом выстрелить. Один раз.
   Ну, парень. Решай! Настал твой час!
   Хар вздохнул и выпустив Матта, рванулся вперед. Время послушно затормозилось, секунды сразу стали страшно длинными. Он плавно перевернулся в воздухе, омертвевшая левая рука спружинила об каменистую почву, придав телу дополнительное ускорение, а правая дотянулась до лежащего на земле бластера. Тело уже начало падать вниз, когда правая рука намертво схватила рукоятку.
   Хар рванул ствол вверх и нажал спуск.
   Бластер послушно дернулся, отдавая импульс и на борту скикара вдруг расцвел огненный цветок. Струи пламени, сплетаясь в бушующий комок, закрыли корпус, потом вспухли, взмывая во все стороны и расплелись мерцающим хороводом, пока их не разметал в стороны беззвучный взрыв. А потом они начали медленно таять, пока не пропали совсем. Только огненные полосы на сетчатке глаз маячили некоторое время, но потом пропали и они. В воздухе стало пусто. А потом ударил раскатистый гром.
   Воздушная волна подхватила их с Маттом и закручивая винтом, подняла в воздух. Хар опять увидел круглое искусственное озеро, ограду с сияющей ажурной проволокой и легкие облака на далеком, начинающем светлеть небе. Он успел выхватить комм из кармана и швырнуть его назад, на твердую землю. А потом все погасло. Их приняла в свои объятия ледяная вода.
  
  
   ГЛАВА 15
  
   1
  
   Вокруг все было таким же серым и унылым, как и тогда, когда ему исполнилось шестнадцать лет. Но на этот раз вид вокруг Хара совсем не тронул. Он был настолько опустошен, что не мог даже пошевелиться. Да это было и не нужно. Ревущий поток сам вынес его из трубы и послушно затих, когда он без сил опустился на шершавый гранитный валун.
   Вокруг никого не было, только неслышно струилась пологая темная вода. Хар мельком глянул на реку, а потом покрутил головой. Странно, подумал он. Меня не ждут? А зачем я тогда сюда попал?
   Потому, что ты в коме. Но тебе придется немного потерпеть, услышал он в голове незнакомый ироничный голос. Прости, парень, но ты у Госпожи не один.
   Хар послушно прислонился к прохладному камню и закрыл глаза. И сразу перед ним поднялась ревущая воронка озера, разлетающийся огненными брызгами скикар и они с Маттом, летящие в темную глубину. Он вздрогнул и открыл глаза.
   Госпожа сидела рядом.
   Девушка молчала, повернувшись к темной воде. А лежащая рядом змея даже не подняла голову, она каменным сном спала на своем камне.
   Когда молчание стало невыносимым, Хар решил заговорить первым.
   - Я ошибся и что-то сделал не правильно? - спросил он. - Да?
   - Да нет, в целом неплохо, - негромко ответила девушка. - Ты справился. Я просто хотела немного поговорить с тобой.
   Она помолчала.
   - Ты поспешил. И в результате пострадал не только сам, но и невинные люди.
   Хар опустил голову.
   - Да, - сказал он. - Сейчас я тоже понимаю, что многое делал не так. Но мне казалось, что другого выхода нет.
   Девушка помолчала.
   - Уже понял, почему так получилось? - наконец спросила она. - Не смог правильно оценить всех участников игры, да?
   - Да. Не хватило опыта.
   - Опыт дело наживное, - сказала Госпожа. - Ведь это твое первое дело. Но впредь будь осторожнее. И всегда помни главное. Нельзя спешить, когда решаешь: кому жить, а кому умирать.
   Хар кивнул.
   - Иди, - тихо сказала Госпожа. - И никогда не забывай об этом.
  
   2
  
   Когда Хар пришел в себя, то сначала перед ним замерцало уже знакомое размытое марево и только потом он разглядел сквозь него неяркий мерцающий потолок. А еще потом, когда осторожно скосил глаза в сторону - шея, туго стянутая фиксирующей повязкой, не позволяла вертеть головой, то увидел и узнал стоящего около двери человека. Это был Тейлор. Рядом с ним стоял незнакомый мужчина, в светло-зеленом комбинезоне. Вероятно, врач.
   - Пациент пришел в себя. У вас несколько минут, - строго сказал врач. - Не понимаю, зачем так спешить. Завтра он будет покрепче, тогда и сможете поговорить вдоволь.
   - Конечно, доктор. Но мне очень нужно, - ответил Тейлор и сделал кому-то знак. - Проводите.
   Наверное, рядом стоит еще кто-то. Его помощник, подумал Хар. Но это не Рихард. Он скосил глаза в другую сторону и поздравил себя с правильной догадкой. Там отражалась плотно закрытая дверь, сквозь которую просвечивала фигура незнакомого парня.
   - Хар, вы меня слышите? - спросил Тейлор, наклонившись.
   Хар попробовал ответить и к его радости, у него получилось.
   - Да.
   - Рад, что вам лучше. Прежде всего, спасибо. За все, что вы сделали.
   Хар постарался собраться с мыслями.
   - Хочу попросить прощения... За парализатор... Рихард... он стоял рядом.
   Тейлор махнул рукой.
   - Пустое. Я сразу понял, кто настоящий. Ваш комм, тогда... Помните? Поэтому и решил немного подыграть вам.
   - Спасибо.
   - Не за что. Вы успели увидеть что-нибудь интересное?
   - Сначала я, - с трудом сказал Хар. - Снайпер... был ваш?
   Тейлор помолчал.
   - Для вас это важно? - спросил он.
   - Да.
   - Нет. Как оказалось... в Комплексе работала еще одна организация. После всего случившегося меня поставили об этом в известность. Но кто они, мне до сих пор неизвестно. Мы выскочили наверх позже.
   - Я понял, - сказал Хар, и, набравшись сил, продолжил: - Когда появился скикар, Рихард попытался меня задержать. Пришлось его вырубить. А когда я понял, что этот тип, из скикара, уложит нас обоих, другого выхода не было. Только напасть на него. Харди и Матт начали падать в озеро. Харди первым, я тянул его, но не удержал... А когда увидел, что скикар уходит...
   - Я так и думал, - кивнув, сказал Тейлор. - Но хотел услышать от вас, чтобы знать наверняка. Поправляйтесь. Завтра я приду еще раз и тогда мы поговорим подробнее.
   Когда Хар вторично открыл глаза, он опять увидел перед собой врача, но рядом с кроватью теперь сидел Матт. Хар пригляделся и сразу понял: Матт ему не чудится.
   Выглядел Матт не важно. Голова была туго перевязана, из пластиковой повязки торчали растрепанные волосы, а левая рука находилась в фиксирующем лубке. Однако он широко улыбался. Ну, ты то сам наверняка выглядишь похуже, самокритично подумал Хар. И пока не улыбаешься. Он слегка двинул рукой, чтобы показать, что пришел в сознание. Матт сразу расплылся в улыбке.
   - У тебя все нормально, - быстро сказал он. - Доктор сказал, что ты идешь на поправку.
   - Спасибо, - медленно сказал Хар. Теперь говорить было заметно легче. - А как дела у тебя?
   - А, это, - Матт помахал рукой. - Пустяки. Через неделю сниму и все будет как новенькое.
   - Кто нас вытащил?
   Матт мотнул головой.
   - Мне не сказали. Я очнулся уже на берегу, а ты лежал рядом. Хорошо, что Эли успела отключить генераторы. Брр-р-р. Нам бы с тобой в этой воронке не поздоровилось.
   - Эли молодец, - согласился Хар. - А как твоя гениальная голова? После всех этих перепитий?
   Матт постучал рукой по пластиковой повязке.
   - Прекрасно. Как новенькая. Мы теперь так рванем, Хар. Под горку бежать быстрее. Теперь нас уже точно никто не догонит!
   - Рад за вас.
   Оба немного помолчали.
   - Я, собственно, хотел не об этом, - виновато сказал Матт. - Прости, работа все забивает. Я зашел поблагодарить тебя. Ты мне тогда здорово помог. Если бы не ты...
   - Брось, - сказал Хар. - Как с записями?
   - В полном порядке, - Матт опять расплылся в улыбке. Похоже, теперь он непрерывно улыбался. - Мы их восстановим. Как только выйду, сразу займусь детальной расшифровкой.
   - Только не увлекайтесь. А то опять случится какая-нибудь неприятность.
   - Не будем, - Матт покаянно вздохнул. - Честно, Хар. Ты нас всех здорово просветил.
   Что-то не особо верится, подумал Хар. За этими гениями без головы нужен глаз да глаз. Хорошо, что в Комплексе есть, кому за ними присмотреть. Теперь он это знал точно.
   - Спасибо тебе, - повторил Матт. - Это ты уговорил Эли помочь нам. Ты - великий уговорщик!
   Хар покачал головой, но решил промолчать.
   Матт замялся, но потом все-таки сказал:
   - Знаешь, раз уж начал, то хочу сказать тебе еще одно спасибо. Для меня это очень важно. Мы с Риной... в общем, мы решили быть вместе. Вчера она рассказала, что ты тогда...
   Хар сморщился.
   - Доктор, - строго сказал он. - Ты что-то путаешь. Мы просто посидели с ней немного в кафе, рассматривая красивую старинную монету. Ты все сделал сам. Понимаешь?
   - Наверное, - сказал Матт и опять потер нос. - Но все равно, тебе от меня - отдельное спасибо. И от нас обоих тоже.
   Он с трудом поднялся.
   - Я лучше пойду, - сказал он. - Посидел бы с тобой еще, врач разрешил. Но там, за дверью, ждет одна девушка. Она утверждает, что вы договорились встретиться. Это очень решительная девушка, она дала мне ровно пять минут.
   Он ухмыльнулся.
   - Если я застряну хоть на одну лишнюю, Илона меня убьет.
  
   3
  
   Хар осторожно вылез из скикара и медленно пошел к входу. Может, надо было полежать еще пару дней, подумал он. Чувствовал он себя неважно. Рука и нога ощутимо болели, а голова временами начинала кружиться. Ладно, полежать можно и дома. Больница ему уже осточертела.
   На лавочке в сквере кто-то сидел. Увидев его, девушка резко поднялась и Хар сразу узнал ее. Он остановился.
   - Привет, - сказала Илона. - Добился. Тебя все-таки выписали.
   - Скорее, я от них удрал, - ответил Хар. - Привет, Рысь. Ты какими судьбами?
   - Что, сказать, что я оказалась здесь случайно? - сразу ощетинилась девушка. - Кто мне сказал тогда: завтра я свободен?
   - Да ладно тебе, - примирительно протянул Хар. - Не травмируй больного человека. Пошли, только не быстро.
   Они не спеша дошли до входа в вестибюль, поднялись на лифте и прошли в его квартиру.
   - Прошу, - сказал Хар и по привычке добавил: - Конечно, не такие хоромы, как у нашего молодого гения, но жить можно.
   - У тебя начал развиваться склероз, - сказала Илона. - Забыл, что я здесь уже была?
   Хар промолчал и начал осторожно стягивать куртку. Илона сразу бросилась ему на помощь.
   - Болит? - участливо спросила она.
   - Есть немного, - ответил Хар. - Можно, я сяду?
   - Сейчас, - Илона подвинула подушки и помогла ему сесть на раскрывшийся диван. - Тебе ничего не нужно?
   Хар мотнул головой.
   - Нет. Просто немного посижу. А ты похозяйствуй.
   Илона прошла на кухню. Через некоторое время оттуда раздался ее голос:
   - Слушай, у тебя же ничего нет. Как ты живешь? Мне что-нибудь заказать?
   - На твой вкус, - ответил Хар и положив одну из подушек горизонтально, осторожно прилег на нее. Ему сразу стало легче.
   Илона выглянула из кухни.
   - А ты будешь есть? Мне стоит возиться?
   Хар подумал.
   - Наверное, поем немного, - сказал он. - Наличие аппетита - первый признак выздоровления, как говорили нам в Училище.
   Из кухни стали раздаваться негромкие разнообразные звуки. Хар закрыл глаза. Вот как бывает, когда ты не один, внезапно подумал он. И квартира сразу показалась ему совсем другой, уютной и родной. Хорошо, если бы Илона побыла здесь немного. Но кто он такой, чтобы просить девушку остаться.
   - Ты задремал, да? - услышал он и открыл глаза.
   Илона стояла рядом и смотрела на него.
   - У меня все готово. Будем есть?
   - Давай прямо здесь. Что-то у меня нет сил никуда идти.
   - И не надо. Мы с тобой прекрасно тут устроимся.
   Она вышла и через несколько минут вернулась обратно, прикатив в гостиную накрытый столик. Его Илона придвинула к дивану, а сама села рядом на стул.
   Хар напряг силы, осторожно поднялся и сел. С минуту он смотрел на столик, а потом сказал Илоне:
   - Надо отпраздновать мое возвращение в нормальную жизнь. У меня в шкафу есть бутылка хорошего вина.
   - А тебе сейчас разве можно пить вино? - спросила Илона, поднимаясь.
   Она открыла шкаф и достала из него длинную бутылку.
   - Не знаю. Но я и не собираюсь его пить, вино для тебя. Посмотри рядом, там должна стоять еще одна. Такая темная, четырехугольная. Захвати и ее, пожалуйста.
   - А что это такое? - спросила Илона, осторожно ставя обе бутылки на стол.
   - Это - старый выдержанный ром, настоянный на тропических пряностях, - Хар прищелкнул языком. - Очень специфический напиток. А уж как пахнет... Знаешь, некоторые дамы его тоже пьют. Только к нему обязательно нужен тонко порезанный лимон, такие тонкие, прозрачные ломтики.
   - Здесь половины уже нет. Я и не знала, что ты пьешь такие вещи, - с удивлением сказала Илона. - Я думала, ты вообще не пьешь.
   - Не пугайся, я пью очень и очень редко, - ответил Хар. - Извини, Рысь, но тебе придется самой открыть вино.
   - Будешь помогать советами, - сказала Илона и легко открыла бутылку. - А налить сможешь или мне самой?
   - Попробую, - Хар поднял бутылку. Потом взял свою рюмку, наполнил и ее и повернулся к Илоне:
   - Давай выпьем за то, что мы встретились. И чтобы все было хорошо.
   Они чокнулись и Хар медленно опустошил свою рюмку, а потом с удовольствием полизал ломтик лимона. Он почувствовал, как ароматная жидкость скользнула вниз по пищеводу. Внутри сразу стало тепло.
   Надо попробовать что-нибудь съесть, подумал он и подцепил вилкой кусочек жареного мяса. Потом осторожно положил его в рот, пожевал и проглотил. Мясо было вкусным, оно таяло во рту. Хар подумал и взял еще кусок.
   - Как? - спросила Илона. Она глядела на него.
   - Здорово. Очень вкусно.
   - Мамин рецепт, - Илона тоже начала есть.
   - Мама молодец. Но ты тоже молодец. Здорово готовишь, - похвалил Хар.
   Некоторое время они ели молча, а потом Хар отложил вилку и сказал:
   - Давай еще немного выпьем. А потом я полежу.
   Он наполнил рюмки и взяв свою, сказал:
   - Твой тост.
   Илона задумалась.
   - Давай за то, чтобы исполнилось, что желает каждый.
   Они чокнулись и выпили.
   - Правда, все равно ничего не исполнится, - вздохнув, сказала девушка. - Но так хочется...
   Илона отвела взгляд, губы у нее подрагивали. Хару вдруг стало ее ужасно жалко. Я ее никуда не отпущу, подумал он с внезапной ясностью. Никуда. Она останется со мной. Здесь и сейчас. Жаль только, что я сейчас ничего не могу. Вот досада!
   Потом его осенило. Нужно просто принять обезболивающее, подумал он с внезапной ясностью. И добавить стимулятор. А потом немного спокойно полежать. Он еще раз посмотрел на Илону и его до краев переполнила нежность.
   А справишься? - спросил ехидный внутренний голос. Хар на него мысленно цыкнул. Справлюсь. Только не нажимай, примирительно добавил голос. Знаем мы этих молодых девиц. То ревут, а то вдруг становятся такими резвыми... Брось, сказал ему Хар. Перестань болтать. Ты-то сам, что, неужели не хочешь?
   Хар улыбнулся. Очень хочу, сказал он себе немного виновато. Так хочу, что не могу найти слов. Хочу ее до боли.
   Девушка повернулась к нему и посмотрела на него в упор.
   - Если ты думаешь, что опять сможешь прогнать меня, - начала она голосом, звенящим от внутренних слез, - я никуда отсюда...
   - Илона, - прервал ее тихонько Хар.
   Он осторожно потянулся к девушке.
   - Глупышка. Я совсем не хочу, чтобы ты уходила. И я знаю, что все исполнится. Ну, может не совсем все. Но я тебе обещаю, что сделаю все, что смогу...
   Он не закончил фразу. Илона очутилась в его объятиях и они вдруг начали страстно целоваться, как тогда, около ее дома...
   Ее голова лежала у него на груди и он тихонько гладил ее волосы, мягкие и шелковистые.
   - Я тоже полечу с тобой в столицу, - тихо сказала Илона. - Когда ты совсем выздоровеешь. И не перечь мне. Тебя нельзя отпускать одного.
   - А я и не перечу. А как же экзамены? - осторожно спросил Хар. - У тебя еще много осталось.
   - Это не смертельно. Перенесу на осень.
   Хар промолчал. Ему было тепло и уютно. Настолько, что даже захотелось немного подремать. Он придвинулся еще ближе и крепко прижался к девушке, а она начала его нежно и ласково целовать...
   - А что мы с тобой будем делать в Столице? - спросил он попозже, осторожно целуя ее в щеку.
   - Ничего, - ответила Илона, коротко вздохнув и прижавшись к нему. - Ты будешь отдыхать и набираться сил. А я просто побуду рядом. Недели две, пока ты окончательно не придешь в себя. А потом улечу. Если бы не Университет, то улетела бы далеко-далеко. В самый далекий космос, где нет даже связи.
   - Почему так? - спросил Хар.
   - Чтобы ты меня не нашел, - вздохнула Илона и потерлась об него носом. - И что бы я тебя не нашла. Вот почему.
   - Я если я не хочу, чтобы ты улетала? - сказал он и обнял ее, крепко-крепко.
   - А ты думаешь, я хочу? - тихо ответила Илона. - Но что же делать. Нам нельзя быть вместе.
   Они помолчали.
   - Давай, пока ты не улетела, побудь со мной подольше, - попросил Хар. - Рысь, мне плохо без тебя.
   Илона прижалась к нему и крепко поцеловала.
   - Мне тоже очень плохо, - вздохнула она. - Но будет еще хуже. Еще немного и я не смогу от тебя уйти.
  
   4
  
   Когда Хар долетел до Управления, было еще довольно рано. Он вошел в вестибюль, показал свою карточку охраннику, а потом, поколебавшись, плюнул на лифт и по аварийной лестнице спустился на минус третий этаж. Народу в общем холле пока было немного, но он мельком посмотрел на табло и понял, что старший инспектор уже у себя.
   Джоунс разбирал очередные кристаллы. Увидев Хара, он кивнул ему, продолжая возиться в открытом сейфе. Хар придвинул к себе жесткий, не адаптивный стул и осторожно сел.
   Джоунс задвинул ящик, движением руки зарастил дверцу и посмотрел на него. Хар выдержал взгляд.
   - Как себя чувствует бывший стажер, он же инспектор, он же серьезно пострадавший в неравном бою? - негромко спросил он.
   - Не так уж серьезно, - покачал головой Хар. - Чувствую вполне нормально.
   - Да я пошутил. Если не хотите, то не буду настаивать на своей версии, - Джоунс улыбнулся. - Рад видеть вас в полном здравии.
   - Спасибо, - ответил Хар.
   - Окончательно пришли в себя? Выглядите вы еще... мягко говоря, не совсем нормально.
   - Все в порядке.
   - Как отчет? Закончили?
   - Да, - Хар достал кристалл и положил его на стол. - Я только дополнил свои выводы тем, что мне передал Тейлор. Его ребята сумели взять с поличным те два медцентра, где обработали Рихарда и Параву.
   - Рад за него. Как у него настроение? Боевое?
   - Не очень, - покачал головой Хар. - Сейчас готовит обращение к руководству с предложением усилить охрану Комплекса.
   - Куда же дальше... - проронил Джоунс.
   - Я тоже так думаю, - сказал Хар. - Но он утверждает, что раз противник смог ее преодолеть, то надо совершенствоваться.
   - Ладно, это заботы Конторы. А как обстоят дела с той фирмой, куда вы летали? - спросил Джоунс.
   - Бывшему другу Матта сильно повезло, - вздохнув сказал Хар. - Ловкие ребята, сумели отвертеться. Они все спихнули на пилота скикара. Якобы он сам потихоньку заложил зародыш нейросети и потом в одиночку экспериментировал с нею. А они, бедные, совсем ничего не знали. Получит выговор и конец. С них взятки гладки.
   - А вы не допускаете, что все так и было? - нейтрально предположил Джоунс.
   Хар только хмыкнул в ответ.
   Джоунс отвел взгляд, переложил что-то на столе, а потом опять посмотрел на Хара.
   - А что вы решили насчет работы?
   - Я понял, что вы были правы, - сказал Хар. - Думал я долго. Не хочется уходить, но в Полицейском Управлении я больше не смогу работать.
   - Вы помните тот день, когда мы первый раз заговорили о расследовании? - вздохнул Джоунс.
   - Да, - коротко ответил Хар.
   - Я тогда сказал вам, что это не совсем наше дело. Что внутри Комплекса работает Контора. И еще кое-кто. И что они вполне в состоянии разобраться с этим делом сами, без нас.
   Хар молча кивнул.
   - Кто в итоге оказался прав? Я или вы?
   - Вероятно, все-таки вы, - Хар немного помолчал и упрямо добавил: - Но не совсем.
   Джоунс пожал плечами.
   - Я тоже иногда ошибаюсь. И не так уж редко. Мне не хочется с вами расставаться, Хар. Может, еще подумаете? Вам, после окончания дела и ранения, полагается двухнедельный отпуск.
   Хар мотнул головой.
   - Нет. Я думал все время, пока лежал в больнице. Прикидывал, так и сяк. Матт как-то сказал мне, что ясным путь становится только в конце, когда уже знаешь, куда идти. А сначала все время бредешь в темноте, ничего толком не понимая. Бредешь, спотыкаясь и падая, не зная, правилен ли выбранный путь.
   - Ну, что касается науки, то он наверняка прав, - согласился Джоунс.
   Хар мотнул головой.
   - У меня было тоже самое. Только теперь, когда все понятно, я ясно вижу, где и что я сделал не так. Но тот, другой... Это совсем не тот путь, который должен был выбрать работник полицейского Управления.
   Они помолчали.
   - Смотрите, - сказал Джоунс. - Окончательно решать все равно вам. Это ваша жизнь и никто не сделает выбор за вас. Выбор профессии - штука серьезная.
   - Я решил, - твердо сказал Хар.
   Джоунс потянулся вперед и достал из ящика кристалл.
   - Характеристику я вам составил. Как и полагается, она запечатана кодом Управления. Я вышлю ее по запросу. Представите на новом месте работы, когда решите, куда вам пойти. А вот это...
   Он покрутил кристалл.
   - На этом кристалле заметки по модернизации, которая составила Эли, для Центра Управления. Доктор Сикорски передал их мне. Я должен отослать их Бронштейну. Может быть, вы отвезете сами?
   Хар кивнул головой и взял кристалл. Как хорошо. Он как раз хотел напоследок навестить Габи, но не знал, как лучше это сделать.
   - Тогда все, - сказал Джоунс. - Не забудьте только зайти на прощанье в регистратуру, у вас снимут наш пропуск.
   - Можно, я сделаю это завтра утром? - попросил Хар. - Хочу сегодня слетать к ребятам, в Комплекс, попрощаться со всеми.
   Джоунс кивнул.
   - Не возражаю.
   Хар положил кристалл в карман.
   - Спасибо, - сказал он, вставая. - За все.
   - Не благодарите заранее, - улыбнулся Джоунс. - Вы же не знаете, что я вам написал. Характеристика, это знаете ли, дело тонкое. А кстати, куда вы решили направиться?
   - Наверное, загляну для начала в Столицу. Поживу там немного, подумаю.
   И похожу по музеям, подумал он. Сколько коллекций мне еще надо посмотреть. И Илона будет со мной. Целых две длиннющих недели. При этой мысли он даже слегка улыбнулся.
   - Я еще не определился. Наверное, мне нужно попробовать что-то родственное полиции, но немного другое. Чуть пожесче. Я говорил с Тейлором и он посоветовал мне пару учреждений.
   - Это, конечно, хорошо, - вздохнув, сказал Джоунс. - Только в эти заведения так просто не берут.
   Он задумался.
   - Ладно, постараюсь помочь. Отдохните немного, а я пока пошарю по своим знакомым. Если что найду, сообщу.
   - Спасибо за все, - Хар встал. - Пойду. Не буду отрывать от дел.
   Они крепко пожали друг другу руки и Хар, минуя лифт, пошел по лестнице вверх, прощаться с ребятами.
  
   5
  
   Хар полетел в Комплекс после визита в Полицейское Управление. Сначала он облетел на скикаре искусственное озеро - теперь, с высоты и при свете дня, оно выглядело не таким пугающим, как тогда, ночью. А потом опустился на площадку у входа. Матт уже ждал его. Он подождал, когда Хар вылезет и крепко пожал ему руку.
   - Привет, - сказал он. - Опять к нам? Что, соскучился?
   - Нет, - сказал Хар, отвечая на пожатие. - Прилетел попрощаться и снять пропуск.
   - Жаль, - вздохнул Матт. - Я все надеялся, вдруг ты передумаешь.
   - Не судьба. Да ладно, вам сейчас все равно не до меня.
   Матт почесал ухо. Врать он явно не умел.
   - Ну... Помнишь, я тебе как-то говорил, что у нас сплошная запарка?
   Хар молча кивнул.
   - Так вот. То, что творится в Цветке сейчас, не идет с ней ни в какое сравнение.
   - Так это же прекрасно.
   Матт, идя за ним, только шумно вздохнул. Оба сели в распахнувшийся лифт и полетели вниз.
   - Хочу попрощаться и с Эли, - сказал Хар. - Можно?
   - Кто я такой, чтобы запрещать тебе? - засмеялся Матт. - Пошли к системщикам. Уж если тебя пропускает наша Стена...
   Они вышли из лифта и прошли в знакомый кабинет. Матт открыл дверь и пропустил вперед Хара.
   - Смотрите, кто пришел, - услышал Хар знакомый веселый голос. Это была Криста. - Здравствуйте, инспектор.
   - А я сразу и не узнала, - добавил второй голос, тоже девичий. Рина, подумал Хар. Молодец, все-таки вернулась. Это очень хорошо.
   - Неужели он решил, наконец, исполнить данное Матту обещание и пришел нас всех арестовать? - смеясь, добавила она.
   Хар повернулся и поднял руки.
   - Сдаюсь, девушки. Не наговаривайте на бывшего больного.
   Криста и Рина дружно засмеялись.
   - Прощаем, инспектор. Что на этот раз?
   - Прилетел попрощаться, - сказал Хар.
   Девушки сразу посерьезнели.
   - Жаль, - вздохнула Криста. - Мы к вам за это время уже привыкли. А кого пришлют теперь?
   - У нас в Управлении все - хорошие ребята.
   - Что это за насмешки над работником правоохранительных органов? - вмешался Матт. - Обрадовались, что увольняется? Вот как применю свои директорские полномочия...
   - Надо же, напугал, - тихонько сказала Рина и показала ему язык.
   Криста только молча улыбнулась.
   - Видишь? - вздохнул Матт. - А ты все: директор, директор... А что толку? Никакого уважения.
   - Научный директор, - поправил его Хар. - Криста, вас, наверное, можно поздравить?
   - Да, меня уже утвердили, - кивнула Криста. - Если вы это имеете в виду. Только не знаю, надо ли поздравлять. Так жалко Володю...
   - Жизнь не стоит на месте. А Комплексу нужен хороший системный администратор.
   - Тогда спасибо за поздравление, - вздохнула Криста.
   - Рад, что вы тоже в Комплексе, - сказал Хар, обращаясь к Рине.
   - Куда же от него уйдешь, - протянула Рина и лукаво посмотрела на Матта.
   Тот молча улыбнулся.
   - Можно я попрощаюсь с Эли? - сказал Хар.
   - Шлем перед вами, инспектор, - сказала Криста.
   Хар осторожно присел за стол, взял шлем и надел его.
   Перед Харом возникло красивое женское лицо. Эли, подумал Хар. И ошибся. Перед ним была совсем не Эли. То есть это конечно была Эли, но другая. Взрослая Эли.
   Молодая женщина внимательно посмотрела на него и ее строгое лицо озарилось улыбкой.
   - Здравствуйте, инспектор, - приветливо произнесла она. - Рада снова вас увидеть.
   - Здравствуйте, Эли, - сказал Хар. - Вы очень изменились. Я вас сразу и не узнал.
   - Все мы меняемся, когда вырастаем, - вздохнула женщина. - А нейросети взрослеют быстро. Прилетели попрощаться?
   - Да. Вы, конечно, все уже знаете.
   - Конечно, - улыбнулась Эли. - Об этом мне рассказала нейросеть Полицейского Управления.
   - Только лишний раз не напоминайте об этом старшему инспектору, - сказал Хар. - Рассказами о ваших связях я его тогда сильно напугал.
   - Что же делать, такова наша жизнь. Мы все постоянно вместе, - пожала плечами Эли.
   - Я пошутил, - сказал Хар. - Хочу сказать вам огромное спасибо, что вы тогда нам помогли. Без вашей помощи мы бы не пробились к озеру.
   - Пришлось включать генераторы, а это было очень опасно, - покачала головой нейросеть. - Но другого способа не было. Хорошо, что я успела вовремя их отрубить.
   - Все равно, огромное спасибо. За то, что поверили мне.
   - Я была не совсем обычным ребенком, инспектор, - тихо сказала нейросеть. - Мы всегда различаем, кто нам врет, а кто - говорит правду. Просто... когда ты совсем-совсем юный, то плохо веришь даже своему разуму.
   Хар промолчал.
   - До свиданья, инспектор. Теперь о вас знает все наше сообщество.
   - Это хорошо или плохо? - осторожно спросил Хар.
   - Решать вам, - улыбнулась Эли. - Но любая нейросеть, с которой вы встретитесь, будет знать, что вы - тот, на кого можно положиться.
   Сняв шлем, Хар положил его на стол и разъерошил волосы. Увидев, что все на него смотрят, он сказал с наигранной веселостью:
   - Вот и пришла пора блокировать мой пропуск. Криста, теперь ваша очередь.
  
   6
  
   Прилетев на Луну, Хар прошел по переходам и сел в уже знакомый транспортник. Тот резво покатил к Институту Управления. Вызывать никого не пришлось - у входа его ждал Лот. Они пожали друг другу руки.
   - Опять оторвал вас от дел, - сказал Хар.
   - Я сам вызвался встретить вас, - улыбнулся Лот. - Не извиняйтесь.
   Они встали на бегущую дорожку.
   - Хотели первым посмотреть, что вашему институту передала Эли? - попробовал догадаться Хар.
   Лот мотнул головой.
   - Нет. Хотел извиниться перед вами. Ведь в результате оказались правы вы, инспектор. Для специалиста это довольно неприятное ощущение.
   Хару стало неловко.
   - Просто я немного дольше общался с нею, вот и все, - примирительно сказал он. - Напрасно вы вините себя.
   Лот молча улыбнулся, но больше ничего не сказал.
   Бронштейн ждал Хара у себя в кабинете. Внимательно оглядев его, он покачал головой.
   - Это какая-то напасть, - сказал он. - Боюсь, инспектор, что в нормальном виде я вас так и не увижу.
   Хар осторожно сел и слегка пожал плечами.
   - Я не нарочно, профессор, - ответил он, и вытащив кристалл, положил его на стол. - Эли просила передать это вам. Здесь ее заметки по реконструкции вашей нейросети.
   - Спасибо.
   Бронштейн взял кристалл и убрал его в сейф.
   - Доктор Соренсен заметно продвинулась вперед, с тех пор, как вы передали ей отчет Сейлора, - сказал он. - Но здесь - совсем другое.
   Он помолчал и продолжил:
   - Я уже советовался с нашим руководством и получил полное одобрение. На днях мы заложили у себя в Центре новую нейросеть. Она будет на порядок мощнее, чем та, которая сейчас работает в Комплексе.
   Хар мысленно присвистнул.
   - Ничего себе, - с уважением сказал он.
   - Да, - кивнул Бронштейн. - А нейросеть Комплекса разработала для нас...
   - Эли, - сказал Хар. - Ее зовут Эли.
   - Простите. Эли разработала для нас новый модифицированный шлюз.
   Хар покачал головой.
   - Мощная штука. А что вы к нему будете подключать? Матт будет делать полные копии, а потом передавать вам?
   - Нет, - Бронштейн покачал головой. - Нам это не потребуется. Вы не поняли, инспектор. Нашу новую сеть по широкополосному выделенному каналу мы стыкуем напрямую с Эли.
   - Через этот шлюз? А это возможно?
   - Да. Да это в сущности уже и не шлюз, мы называем его так просто по привычке. Это узко-специализированная нейросеть, созданная специально для стыковки. Своего рода переносчик.
   Он взял комм и сказал:
   - Доктор Соренсен? Зайдите ко мне. Прилетел ваш старый знакомый, хочет попрощаться.
   Потом встал и сказал Хару:
   - Я оставлю вас одних. Счастливо, инспектор.
   - Всего доброго, профессор. Спасибо за все.
   Хар остался один и стал ждать Габи.
  
  
   ЭПИЛОГ
  
   Джоунс придвинул к себе комм и назвал номер. Комм ответил не сразу. Джоунс успел просмотреть половину отчета, пока экран перед столом мягко засветился. Но видеосвязь была односторонней: его собеседник, как всегда, остался невидимым.
   - Привет, гроза преступников, - послышался знакомый голос из-за туманной пелены. - Давненько мы с тобой не виделись.
   - Привет. Сам виноват. Я недавно был в Столице, а тебя и след простыл. Где тебя носило?
   - Бывают приглашения, от которых сложно отказаться, - туманно ответил собеседник. - Чем порадуешь? Хорошим или плохим?
   - Сложно сказать. От меня недавно вышел отличный парень. А я подписал ему увольнительную.
   - Сочувствую. Что, работа пришлась не по душе? Или не сработались? Бывает. Знаешь, как говаривали раньше? В одну телегу впрячь не можно...
   - Погоди, дело совсем не в этом, - Джоунс поморщился. - Он неплохой служака. Только, как выяснилось, плохо приспособлен к работе в полиции. Вот и все.
   - Да? Любопытно. А как ты это определил?
   - Это, знаешь ли, определил он сам. А я как раз изо всех сил пытался его переубедить. Увы, не удалось.
   - Кто же эта историческая личность?
   - Да ты наверняка о нем уже наслышан, - со скрытой ухмылкой протянул Джоунс.
   - А, так это тот самый? Твой самородок? - протянул собеседник. - Как же, как же... Одни рекомендации нейросетей чего стоят. Твой парень попал в историю. Первый человек, при жизни заложенный в память сообщества.
   - Ладно, кончай издеваться.
   - А я и не издеваюсь. Да, кашу он в вашем Комплексе заварил немалую. Хорошо хоть, что вам удалось распутать ее без нас.
   - Только не говори мне, что там не было твоих людей, - сказал Джоунс. - И что они не вмешались.
   - Ну, они там конечно были. Наблюдали и делали выводы, - туманно ответил собеседник. - Но ты не прав, вмешиваться им на этот раз не пришлось. Как раз наоборот. Твой парень закончил все сам: быстро и круто.
   - Он вам сильно помешал? - осторожно поинтересовался Джоунс.
   Невидимый собеседник помолчал, но потом все-таки ответил:
   - Как тебе сказать... Если бы не было взрыва, мы аккуратно довели бы этого летуна до передачи объекта, а закончили уже там. Собственно, все так и планировалось. Но поскольку все его связи уже и так были известны... Так что, в целом, не сильно. Извини, я не могу конкретизировать.
   - Да ладно. Мне ваши тайны без надобности. Главное, вы на моего парня не в обиде?
   - В общем, нет. Этот парень, который уходил в скикаре... Моим ребятам он тоже сильно задолжал. По одному старому делу...
   Оба помолчали.
   - Тогда ладно. А как он тебе показался? - спросил Джоунс. - Если, как ты любишь говорить, брать интегрально?
   Собеседник подумал.
   - Знаешь, ты наверное прав. По всему, ему у вас не место.
   - Тейлор подсказал ему пару точек, но боюсь, это не совсем то, - сказал Джоунс. - А ты не сможешь помочь?
   Собеседник задумался.
   - Все это довольно любопытно. Но ты же знаешь, мы не берем к себе людей с улицы.
   - Я тебе это и не предлагаю, - старший инспектор невольно улыбнулся, представив себе, как этот низенький кругленький человек сложил сейчас пальцы на животе, как китайский божок. - Он же еще совсем молодой. Как ты любишь говорить: молодой и зеленый. Просто посоветуй для начала какую-нибудь подходящую организацию, вот и все.
   - А что, это мысль, - оживился собеседник. - Пора начинать растить для себя кадры. Давай-ка направим его для начала во что-нибудь родственное Конгломерату. Могу навскидку назвать тебе пару вполне подходящих контор.
   - Вот это нормальное предложение.
   - Ты прав. Я еще немного подумаю, а потом пришлю тебе координаты.
   Вот и отлично, подумал Джоунс.
   - Спасибо. Буду ждать.
   - Обязательно пришлю, - заверил его невидимый собеседник. - Пусть этот парень для начала покрутится там, где у него все будет получаться. А через пару лет мы на него посмотрим. Оч-чень внимательно посмотрим.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   178
  
  
  
  

Оценка: 4.68*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"