Старков Дмитрий Александрович: другие произведения.

Светлана 911

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Светлана 911

  
  
   Глава первая. Жить или не жить, вот в чем вопрос.
  

Сегодня кому-то говорят: "До свиданья!"

Завтра скажут: "Прощай навсегда!"

Виктор Цой.

   Смерть - это всегда неприятно. Особенно же это неприятно, если человек даже не успел осознать факта своей смерти. Светлана, к сожалению, стала именно таким человеком. Еще десять минут назад она возвращалась с новогоднего детского праздника, где играла роль Снегурочки, и даже не подозревала, что вскоре умрет. Праздник был организован благотворительной организацией для детского приюта. Несмотря на усталость после двух часового представления, Светлана была довольна и выступлением и произведенным эффектом. Искренние, счастливые улыбки детей стоили того. Потратив еще несколько часов на смывание грима, переодевание и сбор реквизита, уставшая, но довольная Светлана наконец-то ушла домой. Она торопилась, ведь дома ее ждал жених Сергей и родители, которые должны были заехать по случаю приготовлений к Новому Году. Праздник планировали встречать у Светланы.
Светлана шла через парк, который находился буквально в пяти минутах ходьбы от ее дома. Несмотря на позднее время, она не боялась, в парке обычно гуляли жители окрестных многоэтажек. Чужаки здесь появлялись редко. Внезапно Светлана почувствовала сильную боль в правом боку, чуть выше поясницы. Она остановилась, пытаясь рукой нащупать болящее место, в глазах все поплыло, а затем и вовсе потемнело. Очнувшись, она с удивлением поняла, что уже не находится в парке, а стоит на мощенной камнем площади. Площадь была небольшой, подходящей скорее маленькому городку, чем большому городу. За пределами площади все было скрыто клубящимся, словно дым, туманом. Иногда сквозь туман проступали очертания зданий, окружающих площадь, но рассмотреть что-то определенное Светлане не удалось.
Заметив в центре площади невысокий деревянный столб, Светлана подошла поближе. На столбе в виде стрелок были прибиты два указателя. На том, что показывал налево, было написано "ВЪ АДЪ", на другом - "ВЪ РАЙ". "Значит, я умерла" - пришла в голову мысль. На глаза навернулись слезы. Но тут же на смену слезам пришла злость. Пусть она никогда не увидит больше Сергея, не видит родителей и в ее жизни не будет больше Нового Года. Но неужели ей надо самой еще и выбирать куда отправится, в Ад или Рай?
  
   - Не должно тебе, смертной, делать такой выбор, - раздался голос позади Светланы. От неожиданности она испугалась и чуть не упала в обморок, но, собравшись с силами, лишь передернула плечами и медленно обернулась. Позади нее стояла невысокая фигура в черном балахоне, голова и лицо были накрыты капюшоном. В правой руке у нее была деревянная палка, с черным, изогнутым лезвием на конце. "Смерть" - догадалась Светлана.
- Правильно догадалась, - одобрительно сказала Смерть.
- Вы читаете мои мысли? - Задала вопрос Светлана, и тут же пожалела, поскольку ответ был очевиден.
- Я читаю все мысли, не только твои, - все же ответила Смерть.
   Светлана замолчала, не зная, что говорить. А Смерть не торопилась с ответами, молча стояла, опираясь на древко косы, как на простую палку.

- Почему я вижу это странное место и вас, а не апостола Петра? - решилась нарушить молчание Светлана. Этот вопрос действительно не давал ей покоя с того момента, как она попала сюда.
- Вот вы человеки все такие, стоит попасть сюда и "почему" сыпятся из вас, как из рога изобилия, - недовольно пробурчала Смерть. - Хорошо, я отвечу и сделаю это потому, что такой вопрос мне задают нечасто. Большинство лишь волнуется о том, куда будет устроен их зад. Попадая сюда, каждый видит лишь то, что готов принять и понять. Буддисты встречаются с Будой, христиане видят апостола Петра и врата в Царство Небесное. Твой же случай - особый, мне Творец оставил насчет тебя достаточно четкие указания.
   - Указания насчет меня? - удивилась Светлана. - Да кто я такая, то бы Он обо мне помнил, да еще и отдельные указания оставил?
- Ты Его творение, Его дитя. Он помнит о каждом, - ответила Смерть. - Да не трясись ты так, ничего страшного тебе не грозит. Ты готова услышать свою судьбу?
- Да, - твердо ответила Светлана. Но внутри у нее все дрожало. Не каждый день доводится узнать, что Создатель всего помнит о тебе, крошечном человечке.
- Создавая Мироздание, Творец предусмотрел Замысел для каждой его частицы, будь то мелкий камешек у дороги либо человек, - голос Смерти стал торжественным и приобрел глубину. Казалось, что он идет сразу отовсюду. - Замысел Творца позволяет двигаться вперед, развиваться. Каждый поступок приводит к определенным результатам, и все они предусмотрены в Замысле. Когда-то ты приняла решение, и именно оно запустило цепь событий, приведших тебя сюда.
- И что мне делать дальше?
   - Не перебивай, торопыга, я еще не все сказала. Тебе дано право выбора, и именно в этом состоит Замысел Творца для тебя. Ты можешь попытаться вернуться назад. В этом тебе должен помочь человек, который утратил себя. Либо же ты можешь остаться здесь, и твой Путь изменится навеки.
   Смерть замолчала. Стало так тихо, что тишина резала уши. Голова Светланы была готова лопнуть от количества вопросов, на которые хотелось получить ответ здесь и немедленно. Почему сам Творец оставил отдельные указания для неё? Почему этим занимается Смерть? И все же, из вороха вопросов, она выбрала один - самый важный.
   - А если я захочу вернуться, но у меня это не получится?
- В этом случае твоя судьба опять изменится и новый путь долгое время не будет связан с Землей.
- И все же я попытаюсь, - решилась Светлана. - Тем более, вы говорите, что мне кто-то должен помочь...
   Из-под капюшона Смерти раздался ехидный смешок.
- Я бы не торопилось с выводами милочка. Ты не знаешь этого человека. Я же знаю его очень хорошо. Он отправил в мои объятия десятки людей.
   После этих слов Светлану охватило если не отчаянье то неуверенность точно.
- Неужели помочь мне должен убийца или маньяк?
- Да нет, что ты. Он обычный человек. Бывший воин. Воевал до тех пор, пока не потерял веру. Веру в Бога, Родину и командиров. Обычный случай. Таких как он много. Потерянных, ни во что не верящих и никому не нужных.
- Ну, тогда все не так плохо, - успокоилась Светлана. - Мы часто давали небольшие представления в детских домах и больницах. Там я видела многих, кто потерял веру и желание жить, и точно знаю, что все это можно вернуть. Я готова попробовать, но у меня есть еще один вопрос.
   Светлана замолчала, ожидая решения Смерти.
   - Хорошо, задавай свой вопрос. Хотя, я уже знаю его.
   - Какое мое решение привело меня сюда?
   - Тебя привела сюда вера, - ответила Смерть. - Вера в Сергея. Ведь все было против вас, включая твоих родителей и даже некоторые обстоятельства.
   - Но...
   - Извини - больше я ничего сказать не могу, - не дала ей закончить фразу Смерть. - Ты готова?
- Да.
- Сначала я покажу тебе здешней тебя земную, а затем мы попадем в то место, откуда ты сможешь попросить помощи.
  
  
   Мир мигнул и погас. Светлана осознала себя висящей в абсолютной пустоте, но через миг пустота сменилась больничной палатой. В центре палаты стояла кровать, вокруг которой громоздились различные приборы и капельницы. В лежащей на кровати фигуре Светлана с удивлением и страхом узнала себя. Около кровати сидели мать с отцом, мать тихо плакала, а отец как мог, утешал её. Чуть поодаль, у окна, стоял Сергей. Лицо его было мрачным, лоб прорезали глубокие складки.
В какой-то миг Светлана поняла, что чувствует запах эмоций, исходящих от живых. С того места, где сидели мать с отцом, веяло чем-то, напоминающим по запаху горящую резину. Горе и отчаянье, поняла Светлана. Этот запах давил и вызывал тошноту, хотелось уйти как можно дальше. Со стороны окна, где сидел Сергей, тянуло запахом острых специй, словно кто-то рассыпал в комнате мешок красного перца. Так пахнет раздражение, поняла Светлана. Странно, почему от него не ощущается горя и откуда взялось раздражение? Ведь там, на кровати, вся опутанная проводами и от этого похожая на паука, лежит его невеста.
  
   Мир снова исчез, и опять на короткий миг Светлана оказалась висящей в абсолютной пустоте. Появилась она в маленькой комнате. В центре комнаты стояло большое, в человеческий рост, старинное зеркало в овальной резной раме. Окон не было, как и лампочки у потолка. Откуда берется свет в этой комнате - определить не представлялось возможным. Чуть правее зеркала Светлана увидела стол с ноутбуком, за столом на деревянном стуле сидела Смерть.
  
   - Извини за спартанскую обстановку, но большего я предложить не могу. Здесь есть все, что тебе нужно, - Смерть встала и подошла к зеркалу. - Это зеркало является окном в мир твоего помощника, кстати, зовут его Николай. Через зеркало ты сможешь проникать в его сны, и видеть мир его глазами. Компьютер на столе поможет тебе связаться с ним, правда связь не всегда будет такой, как ты захочешь и навряд ли вы сможете поддерживать полноценный разговор.
   - А я думала, что смогу просто поговорить с ним, объяснить ситуацию, - сказала Светлана.
- Когда дело касается Замысла Творца, ничто не бывает просто, - строго ответила Смерть. - Все в твоих руках, я желаю тебе удачи и покидаю тебя. Впрочем - я еще вернусь.
   - Погоди, - замахала руками Светлана. - А как именно он должен мне помочь?
   - Ты сейчас лежишь в больнице. У тебя повреждена правая почка. Поскольку в вашей стране платная пересадка органов запрещена - тебя перевезли в США, денег твоих родных хватило только на это. На саму операцию денег уже нет и сейчас твои родные ищут спонсора. Николай может тебе помочь.
  
   Смерть исчезла, и Светлана осталась одна. Долгое время она не решалась подойти к зеркалу. Заглянуть в душу к другому человеку - нелегкое испытание. Пытаясь оттянуть неизбежное, Светлана мельком изучила ноутбук, стоявший на столе. Набор программ был необычный, и, насколько ей удалось понять, она могла подключиться к любому электронному устройству Земли. Достаточно было ввести адрес, и на экране появлялся список доступных для подключения устройств.
   Спустя час, закрыв ноутбук, Светлана встала и решительно направилась к зеркалу.
   - Ну что же, посмотрим, каков ты Николай, - с этими словами она прикоснулась ладонями к прохладной поверхности зеркала.
  
  
  
   Глава вторая. Сон в зимнюю ночь.
  

За стол родня вся соберется,
Вино по рюмочкам польется -
Такая жизнь не для тебя.

Пелагея.

   Воздух с хрипом вырывается из легких. Пулеметной очередью стрекочет сердце, пытаясь вырваться из полыхающей груди на свободу. Погоня. Одно короткое слово, но как много в нем. Не разбирая дороги, Ник бежал сквозь джунгли Богом забытой страны. Да и откуда здесь взяться дороге, или хотя бы ее подобию - сплошные колючие, а зачастую и ядовитые заросли кустов и спускающихся до земли лиан, которые как змеи устилали всю землю. В зарослях копошилась масса мелкой живности, от безобидных краснозадых обезьян до крайне опасных шушуи и жерарраки - ядовитых змей, один укус которых убивал человека за секунды. В данный момент Ника эти опасности волновали мало, он продирался сквозь заросли словно танк, не обращая внимания ни на что. Ник понимал - уйти от погони не получится. На минуту всесокрушающим смерчом ужас и паника ворвались в него. Захотелось спрятаться, тут же, не сходя с места, закидаться ветками и ждать. А вдруг пронесет? Послав панику куда подальше, Ник продолжал бежать. Почувствовав, что выдыхается и нужна хотя бы секундная передышка, он упал за большим деревом, прислонившись спиной к стволу. Посидел минуту, восстанавливая дыхание и прикидывая план действий. Ситуация была аховая, всего один нож и три патрона в обойме пистолета. С таким арсеналом не повоюешь. Сухо треснула ветка. Одним резким движением Ник перекатился вправо, выпуская последние патроны в сторону, откуда послышался звук. Откинув пистолет, выхватил нож - да так и замер с ножом в руке. Прямо на него шел Сережка с забавной кличкой "Топотун". Ник сам придумал эту кличку. Года два назад на одном из заданий Серега сильно нашумел и чуть не завалил все дело, за это и получил кличку, а заодно и выговор по всей строгости.
  
   - Куда же ты бежишь Ники? Подожди меня, - рот Сережки не открывался, но звук его голоса был слышен отчетливо.
- Уходи Топотун, ты мертв! Ты остался там, позади. Ты умер первым! - Закричал Ник, пятясь назад. На этом задании погибли почти все, Топотун получил очередь в грудь, и было это час назад. Ник видел своими глазами, как он умер.
- Почему ты разрешил им убить меня? Почему не спас меня? Я так хочу жить Ник, - в тоне Сережки появились плаксивые нотки. Из ран на груди сочилась кровь. Лицо на глазах менялось, приобретая синюшный оттенок. Речь постепенно стала нечленораздельной, похожей на вой.
   Не слушая больше завываний мертвеца Ник изо всех ног побежал дальше. Через секунду он уже набрал привычную скорость. Впереди, из-за дерева, показался Коля "Говорун", специалист по связи и компьютерам. Вытянув руки, он шагал наперерез Нику, намереваясь схватить его. Ник чуть отклонился в сторону, оставляя позади очередного мертвеца.
   - Ники, почему ты дал им меня зарезать. Ники, почему ты не спас меня, ты же обещал, - успел расслышать он слова Коли.
   Не обращая внимания на причитания за спиной, Ник бежал вперед. Внезапно джунгли буквально взорвались лаем собак и короткими отрывистыми командами догоняющих врагов. Казалось, что его окружили. Ник слышал звуки отовсюду, куда бы ни повернул в голову. Послышались выстрелы. Вокруг Ника пролился свинцовый дождь, ломая ветки кустов и выбивая щепки из деревьев. Ногу обожгло болью, но времени на осмотр уже не было. Ник метнулся вправо, заросли там были особенно густыми. Он прыгнул, рассчитывая перепрыгнуть растения сверху и приземлиться за ними, но ожидаемого приземления не последовало. Сразу за кустами начинался овраг. Ник покатился по склону вниз, по ребрам молотили мелкие камни и сучки. В правом боку резануло острой болью, на мгновение Ник потерял сознание. Очнулся уже внизу, сил на то, что бы встать не было. Он пополз вперед и внезапно буквально вывалился из тропического леса на небольшую, залитую солнцем, поляну. Настоящая русская поляна. Вон одуванчики, чуть дальше подорожник и ромашки. Все это вместе напоминало бред. Откуда взяться этой, исконно русской, поляне, посреди тропиков?
   С трудом ему удалось сесть. Сил бежать дальше не было. Ник сидел, крепко зажав руке рукоять ножа. Сильно болела нога, а под одеждой все стало липким от крови. Все это было уже не важно. Опытный воин Ник точно знал, что с такими ранениями он не уйдет от погони, а значит не жилец. Хотелось лишь одного, не потерять сознание и забрать с собой хотя бы парочку врагов. Слишком мерзкой была эта банда, даже на взгляд Ника, который на своем веку повидал многое.
   Заметив движение впереди, он с усилием поднял голову. Через поляну к нему шла девушка. Распущенные черные волосы доставали ей до середины спины. Правильные черты лица были словно вырезаны искусным скульптором, а в больших зеленых глазах, можно было утонуть. Озорные ямочки на щеках добавляли в ее образ немного детства. Одета она была в красивое белое платье, облегающее ее тонкую, хрупкую фигурку. Лучи солнца зажигали искры в ее глазах, а по платье сверкало белым светом, словно было украшено тысячами алмазов.
  
   Ник попытался крикнуть ей, что бы поворачивала обратно и бежала со всех ног. Но с губ сорвался лишь неразборчивый хрип. Подойдя к Нику, девушка приложила к его губам флягу с прохладной водой.
  
   - Успокойся, теперь все будет хорошо, ни с кем больше не нужно воевать, - приговаривала она, пока Ник пил воду. Голос ее был словно перезвон колокольчиков.
   Как только Ник почувствовал в себе силы говорить, он тут же попытался предупредить её:
   - Беги отсюда дивчина, беги. У меня за спиной нехорошие люди, они тебя не пощадят.
   - Не нужно никуда бежать, - плеснув воды на ладони, девушка смысла грязь и кровь с лица Ника. На несколько секунд он расслабился, прикосновения ее ладошек несли прохладу и отдых.
   - Это всего лишь сон, твой персональный кошмар.
   Вдруг позади Ника раздался треск веток и громкая ругань. "Догнали твари!" - мелькнула мысль и тут же он начал действовать. Вскочил на ноги, оттолкнул девушку подальше от себя и тут же развернулся лицом к кустам, за которыми находилось подножье оврага.
   - Уходи дура, беги отсюда, - командным голосом гаркнул Ник. - Я задержу их, сколько могу, не беги по прямой, как пересечешь поляну - сразу срезай угол и беги на юго-восток, там речка и ты сможешь запутать следы.
   Из кустов выскочил первый бандит, левой рукой Ник схватил его за дуло автомата и резко дернул на себя, всаживая нож, зажатый в правой руке, прямо в глаз противника. Бандит рухнул как подкошенный, нож так и остался в глазнице, застряв в кости. Вслед за первым бандитом, показались еще двое. Автоматы синхронно рявкнули очередью и Ник почувствовал острую боль, раздирающую грудь. Последним, что он услышал, были слова незнакомки - "Меня зовут Светлана, помоги мне Ник...Светлана 911... помощь". Голос затих, навалилась тьма.
  
   Через некоторое время Ник сообразил, что лежит с открытыми глазами на своей кровати и смотрит в потолок темной квартиры. Всего лишь очередной кошмар из вереницы таких же. Полежав еще немного в полудреме, Ник стал собираться на работу. Заварив себе крепкого кофе, он сел на диван перед телевизором, который смотрел обычно не более 15 минут в день и чаще всего - перед выходом на работу.
   "...в городе N чиновник выстрелил в подростка..."
   "... на востоке страны случилось наводнение, 9 человек погибли, 70.000 остались без крыши над головой..."
   "...вирус нового гриппа бушует в Испании, есть жертвы..."
   "... Профессор Лезебински утверждает, что Интернет зомбирует людей..."
   "... Ураган в Луганске, 4ро погибших...."
   Неужели кроме крови, бедствий и смертей в мире больше ничего не происходит? Ник выключил телевизор. Он уже запер дверь квартиры, когда вдруг оттуда до него донесся звук громко работающего телевизора. Слов было не разобрать, но Ник был уверен, что это телевизор. "Я же только что его выключил, сломался он что ли?" - спросил Ник сам у себя, открывая дверь.
   В комнате действительно работал телевизор, на черном экране, крупными белыми буквами светилась надпись "Светлана 911". А из динамика женский голос повторял одну и ту же фразу - "Ник, помоги, Светлана девять один один". Ник взял пульт, пощелкал по каналам, везде было то же самое. С ужасом Ник понял, что узнает голос, звонкий и чистый, словно колокольчики.
   Он выдернул шнур питания из розетки, телевизор еще поработал с минуту и наконец-то выключился.
   "Неужели это и есть то самое сумасшествие, которое приходит вслед за постоянными ночными кошмарами и чувством вины, о котором так много рассказывали военные психологи?" - об этом Ник думал, спускаясь по лестнице подъезда, лифт давно уже не работал. Внизу Ник натолкнулся на местного забулдыгу, который, повернувшись лицом к стене подъезда, справлял на нее малую нужду. Проходя мимо, Ник резко ударил его локтем, забулдыга впечатался лицом в стену и тихо сполз по ней прямо в собственную лужу. И ведь уже не первый раз этот алкаш делает такое, но никто из дома не решился побеспокоить его, боятся и не хотят нарушать порядок своей уютной жизни. Ведь проще всего сделать вид, что это тебя не касается.
  
   Выйдя на улицу, на лавочке напротив Ник заметил соседского парня Мишку. Мишка с друзьями организовали небольшую банду, воровали по мелочи и мечтали стать крутыми. Бедные дети бедных родителей, мечтавшие стать богатыми и уважаемыми людьми. После того как они втроем навалились на Ника в темном подъезде и получили урок воспитания, его стали уважать и побаиваться.
  
   - Здрасьте, дядь Ник, - завидев Ника, Мишка вскочил с лавочки, и даже попытался стать по стойке смирно.
   - Садись, чего напрягаешься, - махнул рукой Ник, и сам тоже присел рядом.
   - Есть закурить?
   Своих сигарет у парней не бывало никогда, и Ник это знал.
   - Держи, - ответил Ник, протягивая пачку. - Колю и Серегу угостишь от меня.
   - Спасибо дядь Ник, - с чувством ответил Мишка. - А Коли и Сереги нету, они на охоте.
   - На охоте?! - удивленно спросил Ник. Он мог представить этих ребят где угодно, но только не на охоте.
   - Ну да, там телка сбежала, ее все крутые ищут ну и наши пацаны тоже, а еще...
   - Так погоди, погоди, - Ник тоже закурил, затянулся, с наслаждением выпустив облачко дыма в морозный воздух. - А теперь продолжай и по порядку. Что за девка? Почему ее ищут?
   - Да Машка это, тут пешком до ейного дома минут 20. У нее мамка померла, а бати не было. Ну вот ее теперь крутые ищут, - Мишка закурил вторую. - Баблосов обещают отвалить немерено.
   - А чего они ее ищут?
   - Ну Прохор, под ним все типа ходят, влюбился в нее, хочет к себе забрать. Пацаны ща в школу пошли, мож она там, а я мамку подожду, помочь ей надо, и тоже пойду искать.
   - Понятно, ну, успехов вам, - поднимаясь, ответил Ник. - Пойду я, холодно тут сидеть, да и на работу пора. Ты пацанам то скажи, что бы аккуратно там.
   - Да вы что дядь Ник, - замахал руками Мишка. - Мы ж вам обещали.
   Ник уже отошел от Мишки, когда в голову ему пришла неожиданная мысль, он даже вернулся, что бы переспросить.
   - А почему ее ищут в школе, работает она там что ли?
   - Та какое работает, она малявка еще, ей 15 токо, - ответил Мишка.
  
   Усевшись в свою потрепанную "ладу девятку", Ник почувствовал сильную пульсирующую боль в голове. Старое ранение в шею снова дало о себе знать. Тогда он чудом остался жив и невредим, осколок лишь царапнул шейный отдел позвонка. С тех пор головные боли стали его постоянным спутником. Пошарив в бардачке и не обнаружив там анальгина, Ник свернул в сторону ближайшего супермаркета.
  
   Утром супермаркет был почти пустой. Ник завертелся, пытаясь угадать, где находится аптечный киоск. По закону подлости, красный крест он рассмотрел в противоположном конце огромного зала. Минуя кассы и стеллажи с продуктами, Ник направился туда. Около касс шла какая-то ссора, двое молодых парней орали на кассира, уже подошел охранник. Краем уха Ник услышал, что парни не хотят платить за случайно разбитую бутылку. Впрочем, его это не касалось. Около киоска была небольшая очередь, пара мужичков, явно мучающихся с похмелья, молодая девушка и женщина с огромной корзиной. Растолкав очередь и слушая спиной нелестные отзывы о нахальных уродах, Ник подошел к окошку.
   - Два анальгина и два номигрена, пожалуйста, - протягивая деньги, сказал Ник в окошко.
   - Нет, ну вы посмотрите, что делается то, очередь не для него видите ли, ну что за молодежь пошла и не стыдно им, - за спиной Ника орала женщина с большой корзиной. И тут же обратилась напрямую к двум мужичкам. - А вы куда смотрите? Вы же мужчины!
   - Закрой пасть грымза, - обернувшись, рявкнул Ник. И, видимо, перестарался, поскольку затихла вся очередь.
   Забрав таблетки и прихватив по дороге полтора литра газировки в пластиковой бутылке, Ник направился к общим кассам. Ссора там уже достигла своего пика, охранник с разбитым лицом лежал на полу без сознания, парни же продолжали пинать его ногами.
  
   - Одну бутылку воды пробейте, пожалуйста, - сказал Ник, остановившись напротив бледной девушки кассира. Парни тут же как по команде, обернулись к нему.
   - Слыш мля, мурло, ты не видишь чё ле, тут очередь, - оскалившись выдавил из себя один из них. высокий, метра два роста в белой майке, подчеркивающей мышцы и пресс. Нос перебит, и видимо не раз.
   - Мля буду! Колян, он тоже хочет полежать на полу, - заржал второй. Среднего роста, очень худой с признаками даже какой-то изможденности. Серая футболка всеми своими пятнами словно бы говорила, что ее давно не стирали, как и мятые джинсы. Глаза были мутные, словно их заволокло дымом или дурманом наркотика.
   - Точняк Никитос, - поддержал друга крепыш.
   - Мужики, я вам не мешаю, а вы мне. Сейчас я все куплю и уйду, а вы продолжайте, - спокойно ответил Ник. Боль в голове уже стала невыносимой, и каждая секунда задержки была как пытка.
   - Лан, лох, покупай, мы сегодня добрые, - благодушно ответил крепыш. - Ток быстро.
   Ник достал кошелек, заплатил, боковым зрением замечая, как при виде его кошелька, загорелись глаза у парней. Собираясь уходить, Ник взял бутылку, но ему заслонили дорогу.
   - Слышь лох, кошелек нам оставь и иди, - гнусно улыбаясь, сказал крепыш Колян.
   - Хорошо, держи, - Ник протянул ему кошелек.
   - Подожди, - вмешался Никитос. - Ты деньги достань из кошелька, и мне в карман. Он указал на правый карман джинсов.
   - А не пошли бы вы на х...? - предложил Ник, пряча в карман кошелек.
   - Да ты чё лошара, опух??!! - в руках Коляна появился нож.
  
   Ник ловко перехватил руку с ножом, вывернул ее локтем вверх и рубанул ладонью сверху. Послышался хруст костей и дикий крик крепыша. После прямого удара в подбородок крик стих, Колян кулем повалился на пол. Его друг, видя, что дела плохи, бросился к выходу. Ник швырнул ему вдогонку бутылку с водой, которая попала точно между лопаток, сбивая наркомана с ног.
   - Ведь могли же по-хорошему разойтись, - сказал Ник, подойдя к нему. Поднял бутылку и, заметив, что тот пытается подняться, ударил ногой в лицо. Никитос свалился на пол без сознания, как и его друг.
   В абсолютной тишине Ник направился к выходу. Где-то за его спиной захлопала в ладоши кассир, но, это уже было неважно. Голову Ника разрывала страшная боль. Сев в машину, он выпил две таблетки анальгина, посидел 10 минут и затем выпил еще таблетку номигрена. Спустя полчаса боль окончательно прошла. Запиликал мобильник, пришла смс. Ник посмотрел на экран. Номер абонента 911, а в тексте сообщения только одно слово - Светлана. Он тут же перезвонил в службу поддержки оператора и выяснил, что номер 911 - это номер службы спасения и смс с него могут прийти только в том случае, если он обращался туда за помощью. Так же оператор сообщил, что за последние сутки на номер Ника не было отправлено ни одного смс. Еще раз посмотрев на телефон и смс, которого не было, Ник поехал на работу.
  
   После сорока незабываемых минут, проведенных в пробках среди орущих и матерящихся водителей, Ник заехал на подземную стоянку супермаркета электроники "Импульс". Здесь он уже третий год работал старшим охранником. Огромное полукруглое двухэтажное здание было построено специально под супермаркет, никаких достроек либо аренды. Огромные окна были совершенно прозрачны, что бы люди с улицы могли видеть сотни стеллажей уставленных всевозможной техникой, от электробритв до ультрасовременных телевизоров и холодильников, умеющих покупать еду. Был у здания и третий этаж, подземный, здесь располагалась парковка, склады и служебные помещения, в том числе и офис Ника, представлявший собой небольшую комнату с двумя рядами по 4 стула в каждом, большим столом и кожаным креслом за ним. Ник добавил к интерьеру шкаф с книгами, которые изредка почитывал, на стол поставил ноутбук и огромный зеленый кактус, который зацветал раз в году под Рождество. Первым делом Ник переоделся в служебную форму с логотипами компании и сразу же провел инспекцию. В торговых залах всегда дежурили по два охранника, и еще по одному человеку на входе и подземной парковке.
   Ник обратил внимание, что Сергея, который должен был дежурить на подземной парковке, не видно. Обойдя все здание, Ник поздоровался с каждым охранником, узнал, не было ли происшествий. У каждого сотрудника, включая младших менеджеров, он интересовался, не видели ли они Сергея. Что-то странное сегодня происходило. В ответ на вопросы Ника люди странно мялись, опускали глаза и быстро отвечали, что нет мол, не видели. Это навело его на некие подозрения. Сергей был сыном управляющего, устроили его в охрану "по блату" и он вовсю пользовался этим. Частенько Ник заставал его не на рабочем месте, а в другом конце здания, разговаривающим с сотрудниками либо рассматривающим технику на стеллажах. Один раз на обходе Ник наткнулся на пьяного в доску Сергея, который пытался отобрать покупки у клиента, грузившего их в машину. Несколько раз Сергей довольно грубо вел себя с девушками из персонала супермаркета, одна сотрудница после такого инцидента уволилась. После всего этого у Ника был серьезный разговор с Валерием Федоровичем, управляющим супермаркетом и отцом Сергея, впрочем, разговор прошел на повышенных тонах и результатов не принес.
  
   В поисках Сергея Ник обследовал всю парковку, складские помещения и весь первый этаж. Нигде его не было. Тогда Ник направился на второй этаж, там в левой части здания была так называемая "менеджерская", где собирались все младшие менеджеры и рядом же был отдельный кабинет управляющего.
   Менеджерская, как и следовало ожидать, в это время была пуста, все менеджеры были в залах. Проходя мимо кабинета Валерия Федоровича, Ник краем уха услышал какую-то возню внутри и приглушенный то ли всхлип, то ли стон. "Похоже, опять нажрался сынок и прячется у папы в кабинете" - решил Ник, и открыл дверь кабинета. Картину, представшую перед его глазами, он никак не ожидал увидеть. За все годы работы подобного не случалось. В дальнем левом углу кабинета, вдоль стены стоял удобный кожаный диван. На нем лежала зареванная девушка, Ник смутно припомнил, что она месяц назад устроилась работать в отделе аудиотехники. Откуда-то из далекого маленького городка, на 4м курсе института, без опыта работы. Устроиться ей удалось благодаря действительно хорошим теоретическим навыкам и невероятному природному обаянию. Обаятельные и располагающие к себе люди очень ценятся в среде менеджеров по работе с клиентами.
   Блузка на девушке была разорвана, как и лифчик, за которым была довольно красивая белоснежная грудь. А сверху на нее навалился Сергей, одной рукой он держал ее за горло, а второй шарил под юбкой.
  
   - Тебя не учили стучаться? - прорычал Сергей, вставая и разворачиваясь в сторону Ника. - Закрой дверь с той стороны и не беспокой нас полчаса.
   - Иди ко мне, - кивнул головой в сторону девушки Ник, полностью игнорируя Сергея.
   Девушка поднялась и неуверенной походкой приблизилась к Нику. Руки, губы, ноги - все у нее дрожало, выдавая сильнейший стресс.
   - Я работала, а Валерий Федорович меня позвал, сказал, что поговорить о моих перспективах хочет,- тихо пролепетала девушка, прижимаясь к Нику. - Я пришла, а управляющего нет. Сергей сказал, если хочу повышения то раздеваться, все так делают тут, а я не захотела, а он....
   - Так! А ну стоп, - перебил ее Ник, почувствовав, что у нее начинается истерика. - На, прикройся и приведи себя в порядок, на сегодня ты свободна, можешь идти домой. Одев на девушку свой пиджак с фирменным баджиком, Ник буквально вытолкал ее за дверь.
   Сергей все это время сидел за столом отца, закинув ноги на стол, и демонстрируя полное равнодушие к происходящему, словно бы это его не касалось.
   - Ну и чего ты добился придурок, думаешь спас девку? Да хрен тебе, рано или поздно ляжет под кого-то другого, жизнь так устроена и все через это проходят, - сказал Сергей, безмятежно глядя в потолок и словно бы ни к кому конкретно не обращаясь.
   - На войне я таким как ты член отрезал, - спокойно ответил Ник.
   - Здесь не война! - с перекошенным от ярости лицом Сергей вскочил с кресла. Напускное спокойствие как ветром сдуло. - Здесь мирная жизнь и свои правила, а ты, сука, еще ответишь мне за все.
   - Так может ты сразу и заставишь меня ответить? - ледяным тоном ответил Ник.
   - А че, - довольно оскалился Сергей. - И потребую! Сейчас ты сученок ответишь за все.
  
   Сергей считал себя опасным противником, десять лет занятий борьбой давали повод к такой уверенности. От природы низкий, он был крепко сбит, мог даже показаться кому-то толстым, но, ни капли лишнего жира на нем не было. Слегка одутловатое лицо выдавало признаки чрезмерного увлечения алкоголем. Короткий ежик черных волос на голове был попыткой закосить под "братка" в эту картину вписывался и небольшой шрам на левой щеке.
   На фоне Сергея Ник смотрелся бледненько. Среднего роста, обычное телосложение никаких бугров мышц. Только при взгляде на лицо можно было понять, что человек он жесткий и целеустремленный. Высокая переносица с горбинкой, резко очерченные, выступающие скулы и глаза, в которых, казалось, навеки застыл лед. Дополнялось это мужественным подбородком, за который Ник часто бывал бит в юношестве, многие считали это вызовом. Жесткая линия губ говорила о том, что стоять на своем он будет до конца, чего бы это ему не стоило.
  
   Пригнувшись и расставив руки в стороны, Сергей двинулся на Ника, планируя взять его в захват. Ник не шевелился до последней секунды, и когда руки Сергея уже были готовы сомкнуться вокруг него - резко прыгнул вправо, буквально исчезая из вида. Руки Сергея схватили пустоту. Ник нанес мощный удар по уху, и, когда Сергей начал разворачиваться к нему, прямой удар в нос. Сергей успел поднять руки вверх и заблокировать второй удар. Ник тут же нанес серию коротких мощных ударов по корпусу, вынуждая Сергея опустить руки и, как только он их опустил, тут же получил левый боковой в скулу.
   Взревев от ярости и понимая, что в кулачном бою проигрывает, Сергей кинулся вперед словно берсерк, сбивая Ника с ног. Навалившись сверху, он пытался провести захват, но даже лежа Ник умудрялся постоянно наносить удары свободной правой рукой. Пропустив удар в висок, Сергей чуть отклонился назад и ослабил хватку, Ник тут же попытался высвободить одну ногу и поднять ее к животу, сгибая в колене. Ему это удалось, и он тут же уперся свободной ногой в грудь Сергея, отталкивая его от себя. Сергей опрокинулся на спину, а Ник тут же вскочил на ноги, и не давая опомнится пытающемуся встать Сергею, ударил его ногой по голове, словно футбольный мяч. Сергей успел выставить руки и смягчить удар, и тут же попытался сделать подсечку, но Ник мгновенно отпрыгнул назад. Слегка пошатываясь, Сергей встал, и стал медленно отступать, пока не уперся спиной в дверь. По всей видимости, удар ногой, хоть он и успел выставить блок, слегка оглушил его. Ник тут же бросился к нему, подпрыгнул и, заваливаясь назад, ударил ногами в грудь, применив классический прием ОМОНа. Сергей вместе с хрупкой офисной дверью вылетел в коридор и врезался в противоположную стену, да так и затих, уже не в силах подняться.
   В коридоре к этому моменту успели собраться вся охрана и незанятые сотрудники, во главе с Валерием Федоровичем.
  
   - Ты убил моего сына! - заорал Валерий Федорович, бросаясь к лежащему без движения Сергею. Потрепав его по щекам и увидев, что тот открыл глаза, управляющий тут изменил обвинения. - Ты покалечил его, и ты за все ответишь, тут десяток свидетелей. Все видели, что ты сделал! А еще, ты ответишь лично мне, - прошипел Валерий Федорович подскочив к Нику и потрясая кулаком перед его лицом.
   Ник слегка ткнул кулаком ему в живот, и пошел дальше, минуя упавшего на четвереньки, задыхающегося управляющего.
   -Ты это, зла не держи, - тихо сказал один из сотрудников, когда Ник проходил мимо собравшихся в коридоре. - Мы бы помогли, конечно, но Валерий Федорович сказал, чтобы никто не вмешивался, иначе уволит.
   - Помогли??!! - ледяным тоном переспросил Ник, обводя взглядом затихших сотрудников. - Вы все знали, что происходит здесь, знали, что эти уроды задумали. И каждый сделал вид, словно бы его это не касается. Твари вы, а не люди.
  
   В офисе Ник быстро переоделся в повседневную одежду, сменив вывалянные в пыли рубашку и брюки. Зазвонил мобильник, на экране высветилось имя контакта Коля "Стрела".
   - Слушаю, - сказал Ник, сняв трубку.
   - Привет Ник, что там у тебя происходит в магазине? Мне докладывают, что ты покалечил управляющего супермаркетом и его сына.
   - Привет Коля, есть немного, но за дело. Если хотят пусть подадут на меня в суд.
   - Погоди, погоди, - торопливо проговорил Коля. - Не спеши рубить с плеча, чай не девочка, что бы в истерику бросаться. Сиди в офисе, я сейчас приеду, поговорим.
   - Для сотрудников это будет шок, - улыбаясь невидимому собеседнику, ответил Ник. - Мало им сегодняшнего события, так еще и высокое начальство приедет.
   - Ничего, потерпят, я им за это деньги плачу, жди, я скоро приеду.
  
   Внимание Ника привлекла иконка о новых сообщениях, мигающая в углу экрана телефона. Всего было пропущено семь сообщений. Ник вывел список на экран. Все сообщения были отправлены с номера 911, текст сообщений был одинаков, одно короткое слово "Светлана". Нику пришла в голову мысль, которую он тут же решил проверить. Включив ноутбук, он зашел в свой почтовый аккаунт что бы проверить наличие новых писем, увидев количество, даже присвистнул вслух. Всего за минувшие выходные пришло семьдесят семь новых сообщений. Отправлены они были с адреса svetlana@911.com и содержали короткий текст: "Я не сон, помоги". Закрыв крышку ноутбука Ник еще долгое время сидел, пытаясь сообразить, что же все это значит.
   Дверь в кабинет открылась, вошел Коля и тут же с порога заявил:
   - Так, я тут принес антистрессин. Сначала примем лекарство, а потом все разговоры. Володя заноси, - крикнул он в сторону двери.
  
   Дверь снова открылась, личный водитель Коли внес сумку, из которой была извлечена бутылка коньяка, две палки великолепной копченой колбасы, батон, лимон и вода. Коля тут же принялся деловито нарезать колбасу, а Ник, достав пару стаканов, занялся батонами. Закончив приготовления, налили на дно стаканов немного коньяка.
   - За тех, кто не с нами, - тихо сказал тост Коля.
   - За тех, кто ушел, - поддержал его Николай.
   Выпили, не чокаясь.
   - Николай Сергеевич, что же вы так, без предупреждения, - с порога запричитал буквально влетевший в комнату Валерий Федорович.
   - Пошел вон отсюда, - ледяным тоном ответил Коля.
   - Но..., - опешивший управляющий запнулся, не зная, что сказать.
   - Когда понадобишься, я позову тебя, - Коля дал понять, что разговор закончен. Валерию Федоровичу ничего не оставалось, как удалиться.
   - Ну рассказывай, что тут у вас случилось? - продолжил Коля, обращаясь к Нику.
   - Да почти нечего рассказывать, - ответил Ник. - Работает тут парочка, одного ты только что видел, а второй сын его, Сергей. Сыночку захотелось поразвлечься с новой сотрудницей. Ну а папаша помог, вызвав ее к себе в кабинет.
   - Так и в чем проблема то была? - непонимающе спросил Коля, наливая по второй.
   - Проблема была в том, что девушка совсем не планировала развлекаться, и Сергей решил использовать силу, воспользовавшись тем, что никого рядом нет.
   - М-да, а вот это уже проблема, - вынес вердикт Коля. - Ну ладно, давай по второй, теперь за живых. Чокнулись, и долго, молча, смаковали коньяк, думая каждый о своем.
   - Ну ты хоть не перестарался там, инвалидом не останется? - нарушил молчание Коля.
   - Ты ж меня знаешь, - усмехнулся Ник. - Выдал и ему и папашке по первое число, но, аккуратно. Сергей этот боров здоровый, борец, пришлось повозиться немного с ним.
   - А ведь повезло им с тобой, - взгляд Коли стал колючим, словно мороз, Ник хорошо изучил этот взгляд в былые годы. - Если бы это случилось в центральном салоне, где находится мой офис, я бы их просто закопал бы в бетон парковки. Удивляюсь, как тебе удалось сдержаться.
   - Ну все таки мы на гражданке, - развел руками Ник. - Стараюсь не срываться.
   - Это правильно, за это и выпьем, - Коля разлил коньяк по стаканам.
   - Знаешь, что самое мерзкое в этом всем? - морщась от кислого лимона, спросил Ник.
   - Догадываюсь.
   - Самое мерзкое то, что все люди в этом огромном здании, - Ник развел руками в стороны. - Все они знали о том, что задумали эти двое. Каждый сотрудник знал и понимал, что сделают с девушкой. И никто даже пальцем не пошевелил, что бы помочь.
   - Ну, я так понимаю, что им Федорович угрожал, а ведь он их непосредственный начальник.
   - Конечно он им угрожал, но, а как же честь, достоинство, мораль? Неужели один поганый начальник может заставить десятки людей разом забыть обо всем этом? Не понимаю, и не хочу понимать. На войне все было проще. Там мы точно знали, кто твой враг, а кто друг, а кто..., - не закончив фразы, Ник раздосадовано махнул рукой, схватил бутылку с коньяком, налил полстакана и залпом выпил.
   - Проще говоришь на войне, проще?! - грохнул по столу кулаком Коля. Вскочив на ноги он заметался по комнате, словно загнанный зверь. - А ты забыл про ту скотину, что сдала нас? Забыл?! Так я тебе напомню. Не могли те обдолбанные наркотой и ошалевшие от крови повстанцы так хорошо приготовить для нас ловушку. Помогли им. А год назад я эту крысу нашел, и каждый месяц встречаюсь с ним на банкетах и званых ужинах, пожимаю руку и улыбаюсь глядя в глаза...
   - Отставить панику рядовой, сядь! - приказным тоном отчеканил Ник. - Так ты, говоришь, нашел его? Невероятно, спустя столько лет! Кто он?
   - Лучше тебе не знать, - приказной тон подействовал на Колю, он успокоился и снова сел за стол. - Я не говорил тебе, зная, что ты костьми ляжешь, но достанешь его, и сам голову сложишь. Но, ты подумай вот о чем. Ведь мы уже отомстили ему, ударив по самому больному месту - его деньгам. Да, мы их украли у тех повстанцев, и совесть иногда напоминает мне об этом. Но, на самом деле это кровавые деньги их покровителя. Кстати, я по сей день удивляюсь, как ты успел прихватить ноутбук и протащить его почти двести километров по болотам. Но зато сейчас вся наша сеть супермаркетов приносит миллионы и эти миллионы растекаются по детским домам и больницам. Деньги, сделанные на крови, помогают спасти тысячи жизней. И, скажу тебе честно, если бы не это я бы давно уже не жил. Ведь я умер там, наблюдая в оптический прицел, как убивают всех моих сослуживцев и друзей. И с каждой новой смертью, я чувствовал, как умирает часть моей души, пока не осталось ничего.
   - Ты как всегда прав Коля, - грустно вздохнул Ник. - Мы оба там умерли. И, да, мы уже отомстили. Я никогда не говорил тебе, а сейчас скажу - спасибо судьбе, что тебе в голову пришла эта идея с бизнесом. Постоянный и стабильный доход, который направляется на помощь тем, кому она нужна. Разве могли мы лучше почтить память наших друзей?
   - Так, ладно, хватит нытья! - рубанул воздух ладонью Коля. Стареем мы, стали эмоционально нестабильны, сидим тут и рыдаем друг другу в жилетку как две бабки. Нам нельзя раскисать, впереди еще много работы. Кстати, хватит тебе сидеть здесь. Ты полноправный партнер, деньги то наши общие, давай ко мне в офис, будешь заведовать безопасностью всей сети. Я думаю, что трех лет тебе было достаточно для того, что бы прийти в себя.
   - А что, вот возьму и соглашусь, - улыбнулся Ник. - Работы побольше будет, отвлекусь куда-то.
   - Вот и ладненько, давай допьем коньяк, негоже продукту пропадать, - Коля разлил по стаканам остатки коньяка. Выпив, спросил:
   - Как думаешь Ник, что мне с этими двумя делать? Ну, допустим, Серегу я уволю сразу, а вот где мне нового управляющего в супермаркет найти?
   - Есть у меня идея, - хитро улыбнулся Ник. - Ты возьми на место Валерия Федоровича ту девушку, которую они обидели.
   - Баа, да наш суровый Ник влюбился..., - хохотнул Коля. - Она же месяц как устроилась на работу, и вот так сразу без опыта брать ее в управляющие?
   - Да нет, не в том дело. Я с ней лично не знаком, но, краем уха слышал о ней массу положительных отзывов. Усидчивая, целеустремленная, невероятно обаятельная. О том, что она может продать кому угодно и что угодно, у нас легенды ходят.
   - Окей Ник, так и сделаем. Девушке компенсация и шанс, а нам хороший сотрудник. Ну а если не справится, значит не судьба. Ты вот что, скажи, пусть закроют на час супермаркет и соберут всех на первом этаже, а я посижу немного, не спал всю ночь, чертовски устал.
  
   Оставив Колю в кабинете, Ник пошел собирать людей. Через час удалось выдворить последнего клиента, и супермаркет был закрыт. На входе Ник поставил охранника и одного из менеджеров, который культурно объяснял покупателям, что им стоит прийти чуть позже.
  
   Выступление Коля, а для сотрудников - Николай Сергеевич, провел в сжатом режиме. Похвалил за успехи и объемы продаж. Особо отметил нескольких отличившихся сотрудников. Немного пожурил за слабые показатели продаж стиральных машин. Для всех такой быстрый разбор полетов был привычным, да и делал его обычно управляющий. Сотрудники ждали главного.
   - Все мы знаем о том, что случилось здесь сегодня, - закончив с организационными вопросами, Коля перешел к главному вопросу. - И я вам скажу честно, такое положение дел недопустимо и все виновные понесут сегодня наказание.
   Николай замолчал, обводя глазами всех присутствующих, и каждый, на ком останавливался его взгляд, опускал глаза. Только Валерий Федорович довольно улыбался, предвкушая справедливую, как он считал, кару для всех виновных.
   - Но сначала, я хочу сказать вам вот что, продолжил Коля. - Вы все знали о том, что здесь происходит. И ничто из вас не оказал должной помощи попавшей в беду сотруднице...
   - Но, все было совсем не так, это она пристала к моему сыну! - перебил Колю Валерий Федорович.
   - Молчать! - рявкнул на него Коля. - Сейчас говорю я. Так вот, все вы знали о том, что здесь происходит. Да, я понимаю, что у вас есть семьи, которые надо кормить, а так же платить за квартиры, дома, машины, погашать кредиты. И для вас увольнение - это крах всего. Но подумайте, стоит ли жертвовать своей честью, достоинством и, в конце концов, человечностью ради хорошей и сытой жизни? Я не могу ответить на этот вопрос, каждый должны сделать это сам для себя. Но, так же я хочу, что бы вы знали, я не осуждаю вас. Кроме того, в моей компании ни один сотрудник никогда не будет уволен за то, что поступил по-человечески.
   Зал буквально взорвался аплодисментами. Кто-то понял, что наказания и разбора полетов не будет, а кто-то понял, что был неправ.
   - Теперь о главном, есть ли здесь пострадавшая сотрудница?
   Вперед вышла девушка, домой, как велел Ник, она не пошла, оставшись на работе.
   - Как вас зовут? - спросил Коля.
   - Ира, - тихо ответила девушка, и тут же поправилась. - Ирина Звонарева. - Она была бледной и казалась напуганной, ожидая, по всей видимости, выговора и увольнения.
   - С сегодняшнего дня Ирина Звонарева назначается на должность управляющей этим отделением сети супермаркетов "Импульс". Нынешний управляющий Валерий Федорович Ребров и сотрудник охраны Сергей Валерьевич Ребров уволены и должны покинуть рабочее место в течение двух недель, начиная с сегодняшнего дня. Так же, начальник охраны Николай Резин назначается главой службы безопасности нашей сети супермаркетов. На его нынешнюю должность открыта вакансия. Это мое решение.
  
   В зале установилась гробовая тишина. Большинство сотрудников ожидали совсем другого решения, ведь давно известно, что даже если на твоей стороне правда, то справедливости маленькому человеку все равно ждать не стоит. Ирина упала в обморок, после такого богатого событиями дня нервы все-таки не выдержали. Ее тут же принялись приводить в чувство и, как только она пришла в себя, поздравлять с назначением. Валерий Федорович что-то кричал, угрожал сначала обычным судом, потом международным, но, заметив, что его никто не слушает, тихо удалился. Ник, попрощавшись с Колей, пошел в свой кабинет, закончить дела и собрать вещи для переезда на новое место.
  
   Интерлюдия 1. Где-то на краю мира.
  
   - Невозможный человек, это же надо таким уродиться! - раскрасневшаяся от злости Светлана ходила взад вперед по комнате, ругаясь вслух. - И ведь смс ему отправила, в сон пробралась, на почту кучу писем скинула - и все зазря. Некогда, видите ли, ему! Ну, конечно, ведь надо людей унижать и калечить. Куда уж тут мне, с моими маленькими проблемами. Подумаешь, сижу тут между жизнью и смертью, одна одинешенька в крохотной комнате. А он даже интереса не проявил, дубина бесчувственная! Ну я ему сейчас покажу...
   Светлана села за ноутбук, набрала сообщение - "Ник, помоги мне", и отправила 777 сообщений на почтовый ящик Ника. Затем подключилась к станции мобильного оператора и, с ехидной усмешкой, отправила 33 сообщения на мобильный телефон Ника.
   - Так, сейчас посмотрим, чем ты занимаешься, - продолжала говорить вслух Светлана. Ноутбук, выданный ей самой Смертью, мог подключаться к ближайшей видеокамере, которая могла показать Ника. На экране появилось изображение. Ник стоял около входа в супермаркет, в зубах была сигарета. Видимо вышел на перекур. Рядом с ним стояла Ирина, новая управляющая супермаркетом. Ник что-то рассказывал ей, оживленно жестикулируя, Ирина смеялась, на ее щеках появился румянец. Докурив, Ирина обняла Ника, поцеловала его в щеку, задержав поцелуй чуть дольше, чем требовалось, что-то шепнула ему на ухо и убежала в теплое здание. Ник постоял еще немного, пуская дым в морозный январский воздух. Думая о чем-то своем, он рассматривал рекламный экран, размещенный над входом в здание. На экране крутили рекламный ролик продажи ноутбуков с праздничными скидками.
   -Так он еще и бабник, - возмущенно фыркнула Светлана. - Сейчас я тебе покажу. Она подключилась к управлению рекламной на этом экране и заменила исходные данные. Реклама исчезла. Экран почернел, и по центру проступила белая надпись: "Бабник! Светлана 911." Ник вздрогнул, сигарета выпала из рук.
   - Ну, давай же, давай помоги мне, узнай, что кто я и что со мной случилось, - сложив руки в молитвенном жесте, шептала Светлана. - Заинтересуйся происходящим!
   Но, Ник Светлану не слышал. Он постоял еще несколько минут, и решительным шагом отправился внутрь здания. Светлана тут же подключилась к внутренним видеокамерам: Ник продолжал, как ни в чем ни бывало, собирать свои вещи в кабинете.
   - Бесчувственный мужлан! - сквозь слезы крикнула Светлана. Наблюдая за миром живых, она все острее чувствовала свою беспомощность и одиночество.
   - Слезами делу не поможешь, - сказала, появившаяся ее спиной, Смерть. От неожиданности Светлана подпрыгнула на стуле, пытаясь развернуться на 90 градусов.
   - Вам что, так нравится пугать людей? Почему вы всегда появляетесь так неожиданно? - возмущенно спросила Светлана.
   - Ну, есть немного, - ответила Смерть, в голосе ее явно слышалась насмешка. - А к людям я всегда прихожу неожиданно, незваной гостьей. Как я вижу, особыми успехами ты похвастаться не можешь?
   - Он совершенно невозможный человек! - в сердцах воскликнула Светлана. - Целый день только и занимается тем, что ругается и дерется, кроме этого у него есть еще два любимых занятия - пить с друзьями, жалея себя, и спасать красивых баб. А на меня у него времени нет, он проигнорировал все мои просьбы и знаки. Ну конечно, куда ж ему занятому до беспомощной девушки, застрявшей неизвестно где. Эгоист и мужлан, а еще - бабник!
   - Мужланом и бабником ты уже его называла, - резонно заметила Смерть. И, кстати, обвинения твои несправедливы, понравилась ему девушка, что в этом плохого?
   - Ага, знаю я таких "героев", которые каждую юбку готовы спасти и приголубить.
   - А может он тебе понравился и ты просто ревнуешь? - из под капюшона Смерти послышался ехидный смешок.
   - Вот еще что, мы с ним не знакомы, да и вообще кто он такой..., - возмущенно фыркнула мгновенно покрасневшая до корней волос Светлана.
   - А вот сейчас ты врешь, - уверенным тоном сообщила Смерть. - Ладно, это мы можем обсудить позже, а сейчас иди сюда, я покажу тебе то, что видно только мне.
   Светлана вместе со Смертью подошли к зеркалу.
   - Смотри в зеркало, - сказала Смерть.
   Черный прямоугольник зеркала подернулся рябью, и на нем медленно проступило изображение. Светлана увидела барханы песка, между которыми ветер гонял песочную пыль и перекати-поле траву. Безжизненный мертвый мир, показанный в черно-белых тонах, угнетал и давил на психику. Картинка вдруг скачком изменилась, словно бы камера мгновенно перенеслась за ближайший огромный бархан. Вдалеке виднелся город, вернее то, что от него осталось - остовы некогда великолепных небоскребов, полуразвалившиеся здания и застывшие навеки машины. Асфальта на улицах давно уже не было, все поросло зарослями бурьянов. На фоне черно-белого мира яркими пятнами выделялись зеленые деревья, хаотически разбросанные по всем улицам города. Именно они создавали впечатление, что этот мир все-таки не совсем мертв, и здесь есть еще капля жизни. Изображения вновь скачком изменилось, теперь Светлана видела внутренности какого-то здания, в большой комнате за длинным столом сидело девять человек, восемь мужчин и одна женщина. Они о чем-то говорили, смеялись, но Светлана не слышала слов. Люди были заняты тем, что собирали оружие из разнообразных частей, лежавших на столе. Готовое оружие откладывалось в сторону, и человек тут же принимался за сборку нового.
  
  
  
   Зеркало приняло свой привычный вид. А Светлана еще долгое время стояла, пытаясь понять увиденное.
   - Это конец мира? - спросила она у Смерти.
   - Нет, ты сделала неправильный вывод. Ты только что видела душу Ника. Конечно же, ты видела ее по своему, твой мозг помог интерпретировать незнакомые образы в понятную тебе картинку.
   - Но ведь на самом деле я ничего не поняла, - возразила Светлана.
   - Для этого я и заглянула к тебе, что бы объяснить, садись и слушай, - ответила Смерть, указывая на стул. - Люди, которых ты видела - это его друзья, все, кто погиб, они навеки остались в его душе и памяти. Оружие, которое они собирают - это его боль и ярость, ведущие к неосознанному желанию отомстить всему миру. Пустыня и остатки города, по сути, являются тем, что осталось от его души.
   - А зеленые деревья? - спросила Светлана, впечатленная рассказом.
   - Деревья - это то живое, что еще осталось в нем, то, что заставляет его жить и совершать хорошие поступки.
   - Да какие же они хорошие? - горячо возразила Светлана. Сначала он ударил человека, потом покалечил двоих парней, потом избил сотрудника. Ничего себе, хорошие дела, а мирно поговорить с ними и решить спор словами он не мог? Или хотя бы попробовать избежать драки, а ведь он вел себя так, словно бы нарывался на драку.
   - Да, но при этом он всего лишь проучил пьяницу, защищался от пары наглецов и избил насильника, - возразила Смерть. - Понимаешь, он все еще не может смириться ни с потерями, ни с тем, что в мирной жизни встречаются враги похуже, чем на войне. Пожив немного мирной жизнью он пришел к простому и логичному выводу - в мирной жизни тоже идет война. Поэтому интуитивно он продолжает действовать по правилам войны, защищая слабых и уничтожая врагов. Ну а его жестокость - с врагами он привык поступать именно так. Принципы толерантности и демократии ему неизвестны, враг, оставленный за спиной, опасен.
   - С такой точки зрения я не думала о Нике.
   -Именно для этого я и вернулась, ты младше его и жизненного опыта у тебя меньше. Несмотря на то, что ты девушка умная и начитанная, я побоялась, что у тебя может сформироваться не совсем правильное мнение. И я не ошиблась.
   - Но все равно я не понимаю, - задумчиво сказала Светлана. - Почему он не реагирует на мои просьбы?
   - Он реагирует, но, по-своему. Ник постоянно держит на контроле то, что не может понять или с чем не может справиться. Он сильно изменился в последние годы, и в душе его все больше и больше равнодушия. Да и проявляет он себя все реже и реже, вмешиваясь лишь в ситуации, которые касаются его лично. Думаешь, он бы стал бить тех парней в супермаркете, если бы они его не трогали?
   - Спасибо вам за разъяснения, - поблагодарила Светлана. - У меня еще один, последний, маленький вопрос, почему, до Ника доходят совсем не те сообщения, что я отправляю. Суть та же, но они исковерканы и зачастую сильно сокращены. Вот смотрите, я посылала ему сообщение о том, что меня зовут Светлана, и я попала в беду. Так же я указала свой адрес, телефон родителей и попросила отвлечься на время от охоты за юбками, что бы помочь мне. Но вместо этого он получил короткое сообщение: "Бабник! Светлана 911."
   - Это достаточно просто объяснить, как я уже говорила, связь работает не так, как тебе хочется. Текст сообщения формируется из твоих эмоций и настроения. Ты ревновала, поэтому и получилось такое сообщение.
   - И ничего я не ревновала, - возмущенно воскликнула Светлана. Но, в ее голосе проскользнула нотка неуверенности.
   -Ну, нет, так нет. И еще, мы немного сжали события вокруг Ника. Все они должны были произойти с ним в течение двух лет, а теперь произойдут за два дня, - пояснила Смерть. - Я все сказала тебе, теперь все в твоих руках, спасай себя, спасай Ника, не дай ему переступить грань и превратиться в того, с кем он боролся всю жизнь.
   Светлана снова осталась одна. Она села за ноутбук, собираясь написать новое сообщение для Ника. В этот раз Светлана учитывала новые знания, полученные от Смерти. Закрыв глаза, она попыталась заново прочувствовать все, что с ней произошло. Словно ураган взметнулся в ее душе, принося с собой боль, обиду и удивление, которые она испытала в момент смерти, страх и благоговение после ее. А еще - одиночество и отчаянье молодой, неопытной девушки, попавшей в сложную ситуацию. Ураган затих, и на смену ему тут же пришла тоска, тоска по дому, по родным и близким людям, наконец, тоска просто по миру живых, в котором есть свежий ветер, пение птиц и шелест листвы. Нажав кнопку, Светлана отправила сообщение, теперь оставалось только ждать.
  
  
  
  
  
  
   Глава третья. Случайностей не бывает.
  

Там все будет бесплатно, там всё будет в кайф,

Там, наверное, вообще не надо будет умирать,

Всё идет по плану ...

Егор Летов

  
  
   Громкий сигнал телефона вырвал Ника из тревожного сна. Во сне он снова убегал от кого-то, пробираясь сквозь развалины зданий неизвестного города, повсюду его преследовании странные зыбкие тени. Лишь тихий шепот что-то говорил, успокаивая Ника и вселяя надежду в сердце. Он встал с кресла, прошелся по кабинету, разминая затекшие мышцы. Приняв на себя обязанности главы службы безопасности, Ник переехал на новое место работы и принялся доделывать и, частично, переделывать существующую системы охраны. Последние две недели он работал по двадцать часов в сутки, и, изредка, позволял себе час сна в кабинете. Окончательно сбросив с себя сонливость, Ник сел обратно в кресло, взял в руки телефон. Новая смс пришла все с того же номера, 911, правда текст изменился, в смс было написано: "Ник! Я хочу жить! Помоги мне!". На Ника, вдруг, накатила беспричинная тоска, хотелось выйти на свежий, морозный воздух, вздохнуть полной грудью и затесаться в толпу спешащих людей, что бы побыть хотя бы немного частью бесконечного водоворота жизни. Прикрыв глаза, он часто задышал, успокаивая нервную систему с помощью медитации. Минут через пять, посвежевший и приободрившийся Ник, был готов к работе. "Но все равно мне придется с этим разбираться, - поймал он себя на мысли - хочу я того или нет". Остаток дня он провел, изучая резюме претендентов на работу. Ник уволил девять человек из разных отделений сети, и, по-прежнему, была свободна вакансия начальника охраны, в отделении, где он раньше работал. Только к одиннадцати часов вечера Нику удалось освободиться, а около своей многоэтажки он оказался в полночь. Уже на подходе к дому, Ник услышал тихие всхлипывания, доносившиеся с детской площадки. По ночам здесь любили зависать Мишка и его компания. Вспомнив утренний разговор об охоте, Ник забеспокоился, вдруг ребята таки доигрались с законом. Вопреки ожиданиям, Мишку он там не увидел. На детской карусели сидела девушка с котом в обнимку, именно ее плачь и слышал Ник. Пытаясь согреться, девушка крепко прижимала кота к груди но, по дрожащим плечам было видно, что мороз все-таки берет свое.
   Пожав плечами, Ник развернулся и пошел дальше, справедливо решив, что это его не касается, но, пройдя несколько метров, остановился.
   - И за что мне это все? - пробормотал он тихо себе под нос, возвращаясь назад к детской площадке.
   - Красивый котейка, как его зовут? - попытался завести разговор Ник, подходя к девушке.
   Ответа не последовало. Девушка все так же продолжала тихо плакать, отвернувшись от Ника в другую сторону. Он протянул руку, что бы погладить кота, девушка тут же отшатнулась от него, словно он собирался ее ударить.
   - Погоди, я всего лишь хочу погладить кота, люблю мохнатых, - успокаивающе сказал Ник и снова протянул руку к коту. На этот раз девушка сидела тихо, плакать она перестала, лишь изредка всхлипывала и шмыгала носом. Ник погладил кота, тот был явно не против, выражая свою признательность мурлыканьем. Девушка присоединилась к Нику, поглаживая кота между ушей. Судя по реакции кота, в этот момент он познал свою кошачью нирвану. Заметив, что девушка успокоилась, Ник решил, что можно попробовать еще раз выяснить, что же случилось у нее и почему она сидит здесь ночью.
   - Я могу как-то помочь тебе? - тихо спросил Ник, не переставая гладить кота.
   - У меня мама умерла, - ответила девушка.
   Развернувшись к Нику и уткнувшись лицом в его меховую куртку, девушка снова разрыдалась. Ник что-то шептал ей успокаивающее, обычную чепуху, которую говорят в таких случаях, мол все будет хорошо, это еще не конец. И как всегда, это подействовало, рыдания перестали сотрясать ее тело.
   - Извините, - осипшим голосом сказала девушка, отстраняясь от Ника.
   - Ничего страшного тебе есть к кому пойти?
   - У меня никого нет, назначили опекуна Сергея Прохоровича, но..., - девушка замолчала, не закончив фразу.
   - Я все понял, - ответил Ник. - Еще могу добавить, что тебя зовут Маша, тебе 15 лет, учишься ты в местной школе, и тебя ищут.
   - Так вы с ними? Нет, отпустите меня, я не хочу, - закричала девушка, вырываясь из рук, успевшего схватить её Ника.
   - Не кричи, иначе тебя точно найдут, я просто слышал о тебе и награда за тебя мне не интересна, - прошипел Ник, удерживая вырывающуюся девушку. К его удивлению, она послушала его, или просто сдалась, перестав вырываться.
   - Сейчас мы пойдем ко мне, я живу рядом. Но, если ты хочешь, что бы я помог тебе, ты должна выполнять все мои указания. Для начала, вот, переоденься, - Ник снял с себя дубленку на меху и протянул Маше. - А свою курточку давай сюда.
  
   Дубленка Ника была для Маши великовата, но именно на это и был расчет. Случайный прохожий, увидев ее, не смог бы точно определить девушка или парень перед ним, подросток или взрослый. Ник так же повязал на нее свой шарф, скрывая под ним часть лица. Пуховик Маши Ник кое-как натянул на себя, мысленно поблагодарив трудолюбивых китайцев, за то, что их пуховики подходят хоть женщине, хоть мужчине. В плечах было очень тесно, да и пуховик был коротковат, но это можно было терпеть.
   К счастью все предосторожности оказались ни к чему. Они благополучно добрались до квартиры Ника, на шестом этаже, так и не встретив по дорогое ни одной живой души. Час ночи, рабочая неделя, шанс встретить кого-то был минимален, но Ник привык перестраховываться. Он провел Машу в комнату, включил ей телевизор, а сам пошел на кухню. Кот, которого Маша взяла с собой, тут же включил режим исследователя и принялся за обследование всех пыльных и темных уголков квартиры.
   Спустя пятнадцать минут Ник принес Маше бутерброды и горячий кофе. Судя по жадности, с которой Маша накинулась на бутерброды с колбасой и кофе, сегодня она ничего еще не ела. Один бутерброд она опустила вниз, на пол. Но, тут же спохватившись, подняла назад, с опаской глядя на Ника. Он кивнул головой, разрешая. Маша положила бутерброд на пол и около него тутже, слонов по волшебству, материализовался кот. Весь в паутине и пыли, он буквально в несколько приемов слизал с хлеба колбасу и бросился под диван, продолжать исследования.
   Постепенно Маша перестала дрожать, бледность на щеках сменил румянец. Пока она ела, Ник наконец-то смог ее рассмотреть, до этого, в темноте улицы он этого сделать не мог. Девочка действительно была красива, физически она развивалась явно быстрее многих своих сверстниц. В чертах ее лица было что-то восточное, возможно от отца, которого она не знала. Полные, чувственные губы, глаза, словно два черных омута, иссиня-черные волосы были заплетены в две косички, достающие чуть ниже плечей. Тонкая талия, словно осиная, красивые бедра и высокая грудь смотрелись практически идеально. Смешение разных народов в этой девочке дало действительно потрясающий по своей красоте результат. Ник понимал, что ради такой красоты найдутся многие, кто готов забыть, что перед ними подросток, по сути, еще ребенок. И, судя по всему, новый опекун Маши был именно из таких. Вспомнив о нем, Ник почувствовал, как в душе закипают ярость и злость.
   - Принести еще? - спросив Ник, заметив, что Маша доела последний бутерброд.
   - Если вы принесете еще, я лопну, - несмело улыбнулась девочка.
   - Хорошо, но, если опять проголодаешься, говори, я приготовлю еще, - ответил Ник. - А теперь рассказывай, что произошло с тобой. О том, что тебя все ищут, я услышал утром. Для того, что бы я мог тебе помочь, мне нужно знать детали.
   - Все началось неделю назад, когда умерла моя мама, - на глаза Маши вновь навернулись слезы, она тут же быстро смахнула их рукавом. - Родственников у меня больше нет, по крайней мере таких, которые готовы стать опекунами. Я уже думала, что государство выделит мне в опекуны совершенно чужих людей, но, с удивлением узнала, что опекунство оформлено на Сергея Прохоровича. Я и видела то его один раз, мама тяжело болела, четыре года назад один благотворительный фонд выделил ей деньги на операцию. Операция прошла успешно, но были осложнения, и она занимала у Сергея Прохоровича деньги на лечение. Но, мы все отдали, даже комнату в квартире сдавали, что бы рассчитаться с долгом. После похорон он заехал за мной и отвез в какую-то квартиру, сказал, что мы будем теперь жить здесь. Там было много чужих людей, пахло еще как-то странно...
   - Сладковато-горький запах? - перебил Машу Ник.
   - Да, точно, меня еще тошнило от этого запаха. Сергей Прохорович повел меня в отдельную комнату. Там он сразу полез мне под юбку, - не выдержав, Маша опять расплакалась, передергивая плечами, словно пыталась сбросить с себя все то, что ей довелось пережить. Ник успокаивал ее как мог, затем налил валерьянки, заставил выпить. Как только Маша немного успокоилась, Ник попросил:
   - Продолжай рассказ, - и тут же извиняющимся тоном добавил. - Ты извини, что заставляю тебя пережить все это заново, но мне нужно знать все, что бы сделать выводы и понять, как я могу тебе помочь.
   -Хорошо, - ответила Маша. - В общем, он полез ко мне. Оцепенев от страха, я стояла и терпела, пока он шарил по мне руками, а потом он взял мою руку и засунул к себе в штаны. Почти не соображая от страха, я там схватила его за этот...ну вы понимаете, изо всех сил сжала. Он дико заорал и, согнувшись пополам, упал на пол. А я выбежала из квартиры, там внизу, около машины, стояли его друзья, им я сказала, что он разрешил мне пройтись по магазинам. Так я убежала.
   - А где ты пряталась потом?
   - У меня были кое-какие деньги, и мне удалось снять комнату. Я пыталась попросить помощи у милиции, позвонила нашему участковому, он обещал помочь, спросил мой адрес и обещал прислать группу. Но потом мне стало не до него, они меня нашли. Под окнами все время крутится один из друзей Сергея Прохоровича и, улучив момент, я убежала. Потом ночевала на вокзале, потом вот забрела сюда...
   - Досталось тебе прилично, хотя, слава богу, все обошлось. Ведь обошлось же? - спросил Ник, в упор глядя на Машу.
   - Обошлось, он ничего не успел мне сделать, честно, - не отводя глаз, ответила Маша.
   - Вот и ладненько. Теперь послушай меня, - сказал Ник, закуривая сигарету. Заметив, как поморщилась Маша, он ее тут же затушил. - Последние два дня ты была здесь, у дяди Ника, знакомого твоей мамы. Завтрашний день ты проведешь здесь, звонить никому нельзя, выходить на улицу нельзя, писать знакомым в Интернете тоже нельзя. На короткий промежуток времени ты должна исчезнуть для всех. Тебя никто не видел здесь и не должен увидеть.
   - Хорошо, - зевая, ответила Маша. - Я все понимаю.
   - Адрес той квартиры, куда водил тебя Сергей Прохорович, помнишь?
   - Да, конечно, Октябрьский район, дом 87, 4й этаж, квартира 37. Там на двери оранжевой краской большие такие цифры, типа граффити.
   - Хорошо, адрес я запомнил. Сейчас ты ложишься спать, а завтра твоей проблемы не будет.
   - Это как не будет?! - удивилась Маша.
   - Вот так, не будет. Я решу твою проблему, правда, по-своему. Возможно, тебе это покажется не совсем правильным, но, когда вырастешь - поймешь.
   - Я уже взрослая! - возмутилась Маша.
   - Угу, взрослая, но еще не совсем, - усмехнувшись, ответил Ник. - А теперь, марш спать!
  
   Ник принес чистый комплект белья и постелил Маше на своей кровати. Закрыл дверь в комнату, и, прихватив мобильник, ушел на кухню. Набрав номер, долго слушал гудки, затем сонный мужской голос ответил:
   - Я слушаю Ник, что случилось?
   - У меня появилась важная информация о наших новых партнерах. Скорее всего, придется отказаться от сделки, и я бы хотел это обсудить до утреннего заседания.
   - Хорошо, - ответил Коля.
   - И еще, ты обещал показать хлопушки, которые купили к празднику дня основания компании, захвати одну. Только не забудь, что нужны тихие, что бы не пугать людей.
   - Не вопрос, возьму, конечно. Давай встретимся через час, запиши адрес.
   Ник записал адрес. Накинул дубленку и вышел из квартиры, заперев дверь. Шел второй час ночи.
  
   Когда Ник приехал по указанному адресу, там уже стоял джип Коли. Встретились в одном из многочисленных двориков спального района.
   - Рассказывай, во что ты влип, - потребовал Коля вместо приветствия.
   Ник коротко пересказал историю Маши.
   - М-да, попала девчонка крепко, - задумчиво сказал Коля. - Я только одного не понял, ты то каким боком в этом замешан?
   - Она сейчас спит у меня в квартире, - ответил Ник. - Встретил ее по дороге домой, замерзшую и голодную...
   - И конечно же тебе сразу захотелось ее защитить, - перебил Коля.
   - Да причем тут защитить, - недовольно ответил Ник. - Ты бы смог пройти мимо? Я пробовал, не получилось.
   - Да и я бы наверное не смог, - грустно согласился Коля. - Поэтому такие как мы и дохнут первыми, везде свой нос суем и любое дело становится нашим. Впрочем, это все лирика. Сергея Прохоровича этого я знаю. Кличка у него - Прохор, хотя за глаза многие называют его "вонюнчик. Мелкий авторитет, косит под бизнесмена, но, на самом деле в его владении пара наркопритонов, и стриптиз-бар, где он сбывает наркоту. Амбиции у него, как и у всякой мелочи, очень большие. Он даже пытался пару лет назад наехать на один из наших отделов, заявился к управляющему и предложил "охрану". Тогда-то я с ним и познакомился. Мерзкий тип. Но, после того, как я показал ему пару визиток - успокоился. Там люди серьезные, познакомился с ними на приемах и корпоративах. А что касается Прохора - с ним вопрос нужно решать жестко, норов у него злобный, даже если засадим, будет мстить до последнего.
   - Ну, тогда у нас выбора нет, - невесело усмехнулся Ник. - Ты привез то, что я просил?
   - Да, конечно, вот держи.
   Из машины Коля достал пистолет "Беретта", калибра 9мм, глушитель и запасную обойму.
   - Отличный выбор, - сказал Ник. - Как раз то, что мне нужно.
   - Я еду с тобой, - неожиданно заявил Коля. - И это не обсуждается. Мы с тобой вдвоем прошли длинный путь, и если вдруг возникнут осложнения - лишний ствол тебе не помешает, ну а если помирать, так помрем вместе.
   - А как же бизнес? Подумай, сколько людей зависит от нас. И если вдруг нас обоих не станет, кто этим всем будет заведовать? - попытался отговорить друга Ник.
   - Ничего не знаю, тем более что есть завещание, если что случится - все уйдет на благотворительность. Ни копейки не попадет в чужие руки.
   - Ладно, - махнул рукой Ник. - Пойдем вместе. Что с оружием, отследить смогут?
   - Даже если и отследят, то приведет этот след в маленькую арабскую страну. Оба ствола чистые.
   - Отлично. Тогда за дело?
   -Я еду первый, - сказал Коля. - Понаблюдаю немного и выберу позицию напротив окон. А потом уже твой выход.
   - Договорились, хлопнул по подставленной руке Ник.
  
   Коля уехал, посидев с полчаса в машине, Ник отправился вслед за ним. Нужная квартира находилась в шестнадцати - этажном доме, построенном в конце 80х. Большая часть домов этого района была построена в то время, тогда еще выдавали квартиры нуждающимся и стоящим в очереди на жилье. За прошедшие годы в районе появились еще несколько элитных новостроек, и больше ничего не менялось, цены на жилье были высокими, и раскупать новые квартиры люди не спешили. Вокруг дома не было ни души, район тихо спал. Ник взглянул на часы - начало четвертого, время самого сладкого сна, когда засыпают даже те, кто мучается бессонницей. И лишь в квартирах, подобных той, которую собирался посетить Ник, это время было самым насыщенным. У нарков, принявших дозу с вечера, как раз начиналась ломка. Да и постоянные жители квартиры спали лишь урывками, проводя остальное время за приготовлением зелья или в дурмане принятой дозы.
   Ник поднялся на 4й этаж. Надев перчатки, он вытащил из кармана пистолет, прикрутил глушитель и снял с предохранителя. Затем тщательно протер платком, удаляя возможные отпечатки. Позвонил в звонок. За дверью послышалась какая-то возня.
   - Братишка открой, ломает меня, - умоляющим тоном сказал Ник, заглядывая в глазок. - Я с соседнего района, барыгу нашего замели, а Миха с пацанами сказали, что у вас есть.
   Защелкали замки на двери. Дверь открылась и оттуда выглянул полуголый мужик, весь исписанный татуировками с дряблой и местами обвисшей кожей, отдающей желтизной.
   - Бабло? - спросил он хриплым голосом.
   Ник продемонстрировал пачку банкнот в левой руке. Правую он держал за спиной, но, мужика это не смутило. Судя по мутным глазам, его бы не смутило даже пришествие Христа.
   - Заходи, - сказал мужик и развернулся лицом в сторону коридора.
   Ник тут же выстрелил ему в затылок, мужик упал, не успев закричать.
   - Сиплый, че там у тебя? - послышался голос откуда-то слева.
   Видимо звук падения тела все же услышали. Ник аккуратно переступил через тело и свернул по коридору налево, в конце виднелась полуоткрытая дверь в комнату.
   - Да че там бля такое? - послышался вопрос из комнаты. - Щуплый сходи, проверь.
   Рывком преодолев дистанцию до комнаты, Ник открыл дверь.
   В центре комнаты стоял круглый карточный стол, за ним сидели четыре человека. Трое были в спортивной форме, молодые, лет по 25-30, сидели они на обычных офисных стульях, а один так вообще на двух, сложенных горкой, ящиках из под пива. Для четвертого же притянули большое кожаное кресло. В нем сидел толстый мужик в деловом костюме, пиджак был снят, белая рубашка под ним явно знавала лучшие времена. Лицо у него было какое-то бесформенное, оплывшее, выделялись лишь маленькие, злобные глазки и презрительно выпяченная губа. Эдакий мелкий хозяин жизни.
   Ник выстрелил в бандита, который как раз поднимался со стула, пуля отбросила его к стене. И тут же послышался звон разбитого стекла, один из бандитов с гулким стуком уронил голову на стол, из дырки на виске потекла кровь. Второй булькая и хрипя упал под стол, пуля вошла ему в шею. "Спасибо Коля" - мысленно поблагодарил Ник.
   Владелец кожаного кресла попытался выстрелить в Ника, видимо оружие он всегда держал при себе, но Ник опередил его, пробив насквозь кисть руки, державшей пистолет. Отпихнув ногой мертвого бандита, Ник сел на его стул, руку с пистолетом положил на стол, направив дуло на оставшегося в живых, подвывающего от боли, бандита.
   - Ты Прохор? - тихим, спокойным голосом спросил Ник.
   - Ты сука, кто такой? Ты знаешь на кого ты наехал? Да я тебя в могиле сгною...
   Ник выстрелил, бандит взвизгнул от боли, хватаясь за простреленное плечо.
   - Еще раз спрашиваю, ты Прохор? - так же спокойно повторил вопрос Ник.
   - Да я, я Прохор, а ты кто мать твою такой? Тебя Шершавый послал, или может Бодя "Кинжал"? Так я заплачу в три раза больше чем они...
   - Меня послала Маша, - перебил Прохора Ник.
   - Какая Маша?
   - Та, которую ты пытался изнасиловать. Я пришел договориться, ты ее не трогаешь, я не трогаю тебя.
   - Так это та хитрая сучка, - от ярости и боли лицо Прохора стало ярко красным, глаза так и полыхали злобой. - Да я вас обоих говно жрать заставлю. Вы кем себя возомнили, мстители хреновы? Я вас обоих сгною...
   - Значит, не договоримся, - задумчиво сказал Ник, нажимая два раза на курок.
   Обе пули вошли точно в грудь Прохора. Он захрипел, выворачиваясь дугой, и тут же осел, тихо сползая по спинке кресла. Ник еще раз тщательно протер пистолет, затем вымазал его в крови всех троих бандитов, приложил руку каждого к пистолету и вложил его в руку Прохора. По дороге назад Ник заглянул во вторую комнату, там вповалку лежали и сидели человек десять-пятнадцать. Вонь стояла неимоверная, судя по полуприкрытым глазам, стонам и вздохам, все они были под кайфом. На секунду у Ника появилась мысль перебить их всех, свидетелей оставлять нельзя. Но, еще раз окинув взглядом комнату, он пришел к выводу, что эти люди не заметят даже собственной смерти. Ник плотно прикрыл дверь квартиры, и, стараясь не шуметь, спустился вниз по лестнице. Сев в машину, облегченно вздохнул и поехал на то же место, где они встречались с Колей.
   Коля опять его обогнал, прибыв на место первым. Молча закурили.
   - Еще по паре трупов на нас, да Ник? - невесело усмехнулся Коля.
   - Да нам то что с тобой, мало ли мы этой швали порешили?
   - Как думаешь, место в аду нам уже приготовлено? - серьезным тоном спросил Коля, глядя в упор на Ника.
   - Да какое там место, - пожал плечами Ник. - Целые апартаменты!
   Прищурившись, Коля смотрел на Ника, пытаясь понять, шутит тот или нет, потом, не выдержав, расхохотался. Вскоре к нему присоединился и Ник. Странное зрелище для 4х часов утра, два здоровых мужика, ржущих во весь голос, неизвестно над чем. Из машины Ника донесся сигнал мобильного телефона. Достав телефон он увидел новую смс с номера 911, текст, правда, немного изменился, теперь там было написано: "Забери меня отсюда!".
   - Что ты видишь? - спросил Ник, показывая Коле экран мобильного.
   - Обычная мобилка, часы по центру экрана, надпись "Menu" внизу экрана. А что? - удивленно ответил Коля.
   - А я вижу новое смс с очень странным текстом, - ответил Ник.
   - Дружище, а не сходишь ли ты сума? - взволнованно спросил Коля. - А ну дай сюда телефон.
   Минут десять он сосредоточенно изучал телефон Ника. Щелкал по всем пунктам, тщательно проверил список смс и историю звонков.
   - Последняя смс, полученная тобой, реклама мелодий от оператора. Кто-то из нас сходит с ума, - вынес вердикт Коля. - А может это старые враги, гипноз и воздействие на психику?
   - Наши враги давно уже в могилах, - подал плечами Ник. - Да и непохоже это на спец.службы. Я ждал развитий событий, но с самого первого дня и вплоть до сегодня приходят только странные смс и письма на почту. Ладно, не забивай голову, рано или поздно это решиться.
   - Ну ты смотри, если почуешь что-то неладное - сразу говори, - предупредил Коля. - А теперь давай по домам, сегодня я назначаю нам выходной.
   - Погоди, - остановил друга Ник. - Нужно решить вопрос с алиби и девочкой.
   - Насчет алиби не волнуйся, этот Прохор распугивал потенциальных покупателей элитного жилья в новостройках. Так что за нас поручаться серьезные люди, всю ночь мы играли с ними в бильярд. Прими это как основную версию. Тем более, что следователи навряд ли свяжут смерть Прохора с какой-то девочкой. Да и носом землю рыть они не будут, когда помирает такая шваль -всем только легче.
   - Вариант принимается, - согласился Ник. - А насчет девочки, оформи опекунство на себя.
   - Э, нет, - замахал руками Коля. - Так не пойдет. И не проси даже.
   - Но нужно же куда-то ее пристроить? Не в интернат же. Ей учиться надо, в институт поступать.
   - Вот на тебя опекунство и оформим, - отрезал Коля.
   - Да какой из меня отец?? Нет, так не пойдет, и вообще...
   - Молчать рядовой! - перебил Ника Коля. Ты и так давно уже на грани, ни работа, ни сама жизнь не доставляют тебе удовольствия. Живешь по привычке. Сидишь в своей крохотной квартире, словно сыч. И это притом, что у тебя равная доля в бизнесе и миллионы на счету. Думаешь, спихнув все на меня, ты решишь свои проблемы? А твой добровольный отказ от денег вообще смешон. Сотни тысяч ежедневно уходят на благотворительность, так как мы с тобой и рассчитывали. Но это не значит, что ты не можешь взять часть денег и потратить на себя и благоустройство своей жизни. А вот если бы потратил, может стало бы хоть чуть легче жить и работать?
   Выдохшись после длинной тирады, Коля замолчал. Молчал и Ник. Где-то в глубине души он понимал, что Коля прав. Добровольный отказ от жизни не доведет до добра. Но жить упорно не хотелось. До сегодняшнего дня.
   - Эта девочка, Маша, впервые заставила тебя проявить хоть какие-то чувства. Ты даже беспокоишься за ее дальнейшую судьбу, - продолжил Коля. - Вспомни, сколько времени прошло с тех пор, когда ты интересовался чьей-то судьбой? В общем, решено, ты станешь отцом, хоть и приемным.
   - Но..., - опять попытался возразить Ник.
   - Никаких но, - прервал его на полуслове Коля. - Создай для себя и девочки нормальные условия жизни. Дай ей путевку в будущее и защищай ее до тех пор, пока она не сможет идти по жизни сама. Все, больше никаких возражений и разговоров.
  
   Коля сел в джип и уехал, не желая больше слушать никаких возражений. Ник посидел еще немного, докуривая сигарету, затем сел в машину и поехал в сторону дома. Впрочем, не доехав до дома, Ник изменил планы. Весь остаток ночи и утро он бесцельно кружил по городу, размышляя над словами Коли. Не имея ни малейшего понятия о том, как себя вести с детьми, тем более с подростками, Ник боялся брать на себя ответственность за дальнейшую жизнь Маши. Одно дело спасти ребенка от смертельной угрозы - поступок, безусловно, благородный, а другое брать на себя воспитание этого ребенка. Ведь жизнь подкидывает столько искушений - выпивка, наркотики, разгульная жизнь без тягот и забот, жажда легких денег. И это далеко не полный список. Как воспитать ребенка так, чтобы он не увлекся этим, не бросил учебу и вырос хорошим человеком, Ник не знал. Тем более, что Маше то уже 15 лет, самый опасный возраст. И она уже столкнулась с темной стороной жизни.
   С другой стороны, Ник понимал, что если не он, то государство назначит своего опекуна. И такие опекуны могут быть даже хуже, чем Прохор. Ник знал пару весьма мерзких историй. В любом случае последнее слово должно быть за Машей. Все-таки это ее жизнь и ей решать. Придя к такому выводу, Ник отправился домой. В квартиру он вошел в девять часов утра. На пороге его встретила Маша, тут же огорошив вопросом:
   - Скажите, это правда?
   - Что правда?
   - То, что вы киллер! - выпалила Маша, глаза ее сверкали неподдельным восторгом.
   - Нет, я не киллер, - ответил Ник. - И, нет, меня зовут не Леон, и любимого цветка у меня тоже нет. Добавил он, предвидя следующий вопрос.
   - Но а как же вы тогда...я же видела по телевизору, - расстроено залепетала Маша, плечи ее поникли.
   - Я воевал, - просто ответил Ник. - И нечего кукситься, киллер - это не романтичная и благородная профессия.
   - Ой, я же вам кофе сварила, пойдемте на кухню, - сказала Маша. В ее взгляде снова читался восторг и обожание. Видимо профессия военного ее вполне устроила.
   На кухне Ник был приятно удивлен, Маша не только приготовила кофе, она так же поджарила картошки соломкой, смешав ее с яичными желтками и ломтиками колбасы. С удовольствием уплетая картошку, он размышлял о том, как бы аккуратно объяснить Маше возникшую ситуацию. Но, она все решила за него, задав больной вопрос:
   - А что же будет дальше со мной? У меня никого не осталось, - и столько отчаянья было в ее глазах, отчаянья ребенка попавшего с сложнейшую жизненную ситуацию, из которой не каждый взрослый может выбраться, что Ник, не выдержав отвернулся к окну, лишь бы не видеть этих глаз.
   - Пошли в комнату, я расскажу тебе о вариантах, а ты уж решишь, - сказал он спустя несколько минут.
   Зайдя в комнату Ник был сражен наповал. Все вокруг блестело чистотой, бумаги на столе аккуратно собраны в стопки, сверху стоял ноутбук, тщательно оттертый от пыли. Пол был явно вымыт, и даже экран телевизора явно избавился от малейшего намека на пыль.
   - Спасибо, - сказал Ник, оглядываясь на Машу.
   - Ой, ну что вы, это я так, - ответила Маша, явно польщенная тем, что Ник заметил ее работу.
   Ник сел за стол, жестом указал Маше на крохотный диван перед телевизором.
   - А что там, в новостях то передавали? - спросил Ник.
   - Врали, как всегда, - пожала плечами Маша. - Сказали, что убит бизнесмен Саевский Сергей Прохорович, подозревают заказное убийство и что его честный бизнес кому-то мешал.
   - А сама ты как к этому относишься?
   - Мама всегда мне говорила, что убийство - это самый большой грех. Но, почему-то, мне ни сколечко не жалко этого Прохора. Нет никаких чувств, ни вины, ни сожаления. Это плохо, да?
   - Это называется взрослая жизнь, - ответил Ник. - Ты повзрослела слишком рано, и столкнулась с такими вещами, которых вообще не должна знать. Понимаешь, бывают такие люди, смерть которых не вызывает никаких эмоций. Словно бы умер не человек, а жирная черная муха. Никто не плачет на их могиле, никто не скучает по ним и не найдется тех, кто через несколько лет придет на их могилу, что бы положить цветок. Такие люди сами виноваты в этом, вели такую жизнь, убивали, насиловали и рушили судьбы людей. Именно поэтому остальные стараются как можно быстрее забыть о том, что такой человек существовал. Но, убийство все равно остается крайним выходом, когда нет других вариантов. Понимаешь?
   - Не совсем, - честно ответила Маша. - Вот вы сильный человек, почему вы не убиваете таких как Прохор, ведь мир стал бы только лучше без них?
   - Нужно всегда помнить, что перед тобой человек, плохой, мерзкий, но - человек. И ты не можешь единолично его судить, иначе может появиться искушение стать судьей для всех плохих людей. Но, кто определяет что плохо, а что нет? Ведь в мире существует не только черное и белое. Сначала ты будешь судить убийц, наркоманов и насильников. А потом тебе не понравится твой сосед, который слишком громко слушает музыку, и ты будешь судить уже его. Пройдет несколько лет из судьи человек превратиться в того, кого он судил. Думаешь, мало в мире было всяких мстителей типа Супермена и Бэтмена, эдаких борцов со злом? Их было много, и все они, в конце концов, превратились в тех, с кем так отчаянно сражались.
   - Мне нужно будет еще подумать над тем, что вы сказали. И, все же, хорошо, что Прохора больше нет. Спасибо за помощь, мне неудобно вас обременять, вы и так много сделали для меня. Сегодня я поеду домой, буду ждать представителей от органов опеки.
   - Погоди, - ответил Ник. Встав, он подошел к Маше, став прямо напротив нее. - Ты только выслушай меня, ладно? Решение примешь сама.
   - Хорошо, - глубоко вздохнув и опустив глаза вниз, ответила Маша.
   Ник коротко пересказал ей все возможные варианты.
   - Спасибо вам, за то, что предложили мне помощь с опекунством, но, пожалуй, я справлюсь сама, - немного подумав, ответила Маша. - Вы и так сделали для меня невозможное. Еще вчера, я сидела ночью одна, голодная и замерзшая, думая о том, что никто в этом мире не сможет мне помочь. И, если бы не вы, то мне пришлось бы вернуться к Прохору и терпеть, а иначе - голодная смерть на морозе. Я не хочу быть для вас обузой.
   - Да погоди ты, - Ник перехватил вставшую Машу и усадил снова на диван. - Тут дело не в том, что ты будешь мне обузой. Просто я всю жизнь прожил один, у меня нет ни своих, ни приемных детей, и я понятия не имею, что с вами делать. К тому же я бывший солдат, а это не лучшая компания для ребенка. Да и вообще, я...
   Ник замолчал, увидев, что Маша, улыбаясь и хитро прищурив глаза, смотрит на него.
   - Неужели большой и взрослый дядя Ник боится детей?
   - Да нет, я не боюсь...а, хотя, наверное, ты права, все-таки боюсь, - честно ответил Ник.
   - Ну, если вы ничего не знаете, давайте я вас научу.
   - Чему это ты меня научишь? - спросил Ник, чувствуя подвох.
   - Как правильно воспитывать меня, - улыбаясь, ответила Маша, и, уже не в силах сдерживаться, захохотала во весь голос. Ник смеялся вместе с ней, чувствуя, как с плеч свалилась гора.
   - Ну, что, тогда пор рукам? Я тебя воспитываю, а ты меня учишь, как это делать.
   Не выдержав, опять рассмеялись, чувствуя, что не такие уж они и чужие друг для друга. Правильно говорят, что смех объединяет даже самых разных людей. Отсмеявшись, торжественно пожали друг другу руки, закрепляя договор. Пискнул телефон, сообщая о новом сообщении. Ник посмотрел на экран, сообщение c тестом "Молодец", пришло с номера 911
   - Что-то случилось, - обеспокоенно спросила Маша, глядя на помрачневшего Ника.
   - Твой новоявленный опекун, похоже, сходит с ума, - невесело улыбнувшись, ответил Ник. -Впрочем, это к делу не относится, я решу эту проблему.
   - Ну уж нет, - категорическим тоном ответила Маша. - Вы помогли мне, а я помогу вам. Выхватив телефон из рук Ника, она принялась быстро изучать входящие сообщения.
   Улыбаясь и скептически поглядывая на Машу, Ник терпеливо ждал результатов проверки телефона.
   - У вас куча сообщений с номера 911, какая-то Светлана просит вас о помощи, это ваша девушка?- оторвавшись от телефона, спросила Маша.
   Ник побледнел, улыбка и скепсис мгновенно исчезли с его лица уступая место крайнему удивлению.
   - Э, нет, не девушка, вернее девушка, а еще точнее я не знаю кто....Но как ты видишь, что там написано? Но это невозможно, даже операторы не видят этих смс.
   - Как вижу? Глазами, конечно же! - гордо ответила Маша. Она явно была довольна тем, что смогла произвести впечатление на Ника. - Это точно девушка, она же подписывается как Светлана. И ей нужна помощь.
   - Я пока не уверен ни в чем, - развел руками Ник. - Эти сообщения вижу только я, а теперь их видишь еще и ты. Я не знаю, от кого они приходят. Возможно - это мои старые враги, а если и не они, то проследить пусть сообщений не получится.
   - Ну, это мы еще посмотрим, - решительно ответила Маша. - Я хорошо разбираюсь в компьютерах, а у вас есть ноутбук, интернет подключен?
   - Да
   - Отлично! Если эта Светлана существует, то я ее найду. Не могу же я позволить вот так просто пропасть вашей любви?
   -Чегооо?! Да нет никакой любви, я ее не знаю! - возмущенно запротестовал Ник
   - Девушка не будет просить кого попало о помощи, она попросит только того мужчину, который ей нравится. А если она просит настойчиво, значит втюхалась в вас по уши, - серьезно ответила Маша. И тут же, не выдержав, фыркнула, заливаясь смехом.
   - Ах так, - грозно нахмурив брови, ледяным тоном произнес Ник. - Смеешься, значит?!
   - Ага, смеюсь, и вообще я вредина, намучаетесь еще со мной, - утирая слезы, ответила Маша.
   - Тогда ты сиди здесь, а я поехал оформлять документы, и если к тому моменту, когда я приеду, ты не найдешь информации - будешь дежурной по квартире целый месяц. По рукам?
   - По рукам! Но разве я не нужна при оформлении документов, типа мое согласие и все такое?
   - Тебе позвонят сюда на городской, спросят ты ли это и все. Деньги решали и не такие проблемы.
   - Так вы еще и богатый? - ехидно поинтересовалась Маша
   - Богатый, но, строгий, - сурово ответил Ник.
  
   Скрепив договор рукопожатием Ник отправился подписывать массу документов, а Маша, открыв ноутбук, углубилась в дебри Сети.
   На оформление опекунства ушел почти весь день, каждый чиновник ставил препятствия и каждый хотел поиметь с этого личную выгоду. В конце концов, деньги и знакомства Коли решили вопрос в пользу Ника, и в пять часов вечера он официально стал опекуном Маши. Впервые за три года Ник взял отпуск, аж на целый месяц, и так же впервые притронулся к своим счетам, нужно было купить новую квартиру, где у Маши была бы своя комната. Да и район должен быть поприличнее. Звонок мобильного застал его уже подъезжающим к дому.
   - Дядя Ник, дядя Ник, - услышал он взволнованный голос Маши.
   - Что случилось Маша? Я уже рядом, буду через пару минут! - закричал в трубку Ник, вспомнив сразу о Прохоре и его возможных друзьях.
   - Ничего не случилось! Я нашла! Нашла Светлану!
  
  
   Глава четвертая.
  
   Дома Маша с гордостью продемонстрировала Нику экран ноутбука, на котором была открыта страница электронной версии газеты "Правдица". Почти всю страницу занимала статья под заголовком - "Тишина снова наносит удар! Милиция разводит руками". Из статьи Ник узнал, что последние пять лет, каждый год на Рождественские праздники, происходит одно убийство. Все убийства совершались в разных городах. Жертвы - девушки от 18 до 28 лет, способ убийства одинаков, убийца выслеживал жертву и метал в нее нож. Судя по точности попадания - действовал профессионал. Исследование ножей не принесло особых результатов, ножи изготавливались вручную, центр тяжести был смещен к рукояти, обмотанной тонкой бечевкой. На лезвии было выгравировано слово "Тишина". Никаких отпечатков, либо следов, по которым можно было бы узнать мастера, не было. Бил убийца наверняка - в сердце, шею и затылок. Жертвы умирали мгновенно, не успев даже понять, что произошло. Никаких отпечатков и других улик на телах жертв обнаружено не было. Эксперты пришли к мнению, что убийца не контактировал со своими жертвами и не приближался к ним, после их смерти. Первое убийство произошло в 2005 году, последнее в 2010. Затем убийца исчез почти на 2 года, и объявился в декабре 2012.
   В статье речь шла о шестом убийстве, вернее попытке убийства, ибо девушка выжила. Нападение произошло три недели назад, жертва - Темкова Светлана, 27 лет, не замужем, возвращалась домой. Нападение произошло в парке, рядом с ее домом. Но в этот раз убийца либо промахнулся, либо у него появились другие планы, нож вошел в почку. Светлана Темкова впала в кому и ей требуется пересадка почки и длительная реабилитация, что стоит весьма дорого. В конце статьи мать Светланы обращалась ко всем, кто может помочь в сборе средств на дорогостоящую операцию и лечение, деньги можно было перевести на специальный счет.
   Пока Ник читал, Маша в нетерпении мерила шагами комнату. Заметив, что Ник закончил читать, она тут же воскликнула:
  
   - Ну что я вам говорила, это же она! Ваша Светлана!
   - Я бы не был столь категоричен, - остудил ее пыл Ник. - Она в коме, откуда тогда смс и электронные письма?
   - Нууу, - задумчиво протянула Маша. - Придумала! Она увидела вас случайно на улице и влюбилась по уши! И именно любовь не дает ей умереть и дает силы просить вас о помощи.
   - По-моему ты чересчур много сериалов смотришь, - с усмешкой ответил Ник.- Я не уверен, что это та самая девушка.
   - Так вы что же, теперь и не поможете ей, вы же богатый и сильный, а еще вы мне помогли, и вообще...
   - Что вообще?
   - Вы же теперь мой опекун, а значит должны учить правильным поступкам и помогать другим людям, ставя себя в пример, - с хитрой улыбкой ответила Маша.
   - Ну ты завернула! - восхитился Ник. - Ты не планировала на юриста учится? Там бы твои навыки пригодились. А что касается помощи, мы ей поможем, у нас есть благотворительный фонд и мы многим помогаем. Почему бы не помочь именно этой девушке?
   - Ура! Ура! Ура! - захлопала в ладоши Маша, и, молнией подскочив поцеловала опешившего Ника в щеку. - Спасибо вам!
   - Ты чего это? - смутился Ник.
   - Я так всегда маму благодарила, - тихо ответила Маша, на лицо ее легла тень.
   - Отставить грусть и печаль, девушке я помогу. Но, я хочу, что бы ты усвоила все-таки урок.
   - Какой?
   - Урок состоит в том, что, - Ник замолчал, подбирая слова, а затем продолжил. - Урок в том, что нельзя помочь всем. Людей много и каждую минуту кому-то нужна помощь. И все равно, даже если ты можешь помочь, тебе придется выбирать, кому помогать. И это сложный выбор. А еще это и для меня урок...
   Ник замолчал, раздумывая над пришедшей ему в голову мыслью. Получалось, что последние годы, пока Ник закрылся в своей квартире от всех и работал в самом дальнем отделении компании, Коля работал за двоих. Ведь Ник был и есть полноправный совладелец компании. Ник вспомнил то время, когда они только-только открыли компанию и организовали благотворительный фонд. Это было спустя полгода после того, как они с Колей ушли в запас. Эти полгода Ник прожил по инерции, занимаясь делами вместе с Колей, помогая ему в становлении компании. Ведь двигала ими весьма благородная цель - пустить случайно доставшиеся им деньги на благородные цели. И тогда у Ника не было времени думать о своей жизни на гражданке, выяснять нравится ему это или нет, смотреть на окружающих людей и делать какие-либо выводы. Они оба были дорогой к своей цели. Но, когда компания уже прочно стояла на ногах, и был открыт благотворительный фонд - Ник отказался от дальнейшего участия в этом, да и вообще отказался от жизни, проживая ее между работой и своей однокомнатной квартиркой. Сейчас, рассказывая Маше о том, что существует сложный выбор, который все равно придется делать, Ник почувствовал укол стыда. Он врал всем вокруг, врал Коле и даже самому себе. Дело не в том, что он разочаровался в мирной жизни, либо она его не устраивала. Просто Ник испугался. Испугался того, что именно он будет каждый день делать выбор, кому жить, а кому умирать. По сути выполнять работу Бога. Каким бы ты ни был богатым - нельзя помочь всем. Именно необходимость выбора испугала Ника, и сейчас он это полностью осознал.
   - А почему это для вас тоже урок? - не выдержав, Маша решилась отвлечь Ника от раздумий.
   - Любопытной Варваре нос оторвали, - улыбнулся Ник.
   - Ну вот, - надула губки Маша.
   - Отставить вопросы, - скомандовал Ник. - Даю тебе задание. Я уеду рано утром в Америку, а ты остаешься на хозяйстве. Тебе позвонит мой друг Коля и вы с ним поедете выбирать новую квартиру для нас, так же на тебе выбор мебели, техники и всего прочего, что нужно в квартире. И, конечно же, одна из комнат будет принадлежать тебе, выбирай любую.
   - Вы правда мне все это доверите?
   - Конечно, доверяю, разве не любят все женщины, и, особенно, маленькие девочки делать покупки и демонстрировать свою фантазию при обустройстве дома?
   - Спасибо! Спасибо! - Маша закружилась по комнате, хлопая в ладоши.
   Какой все-таки странный, этот подростковый возраст, когда в одном человеке уживаются взрослый и ребенок. Ник всегда подозревал, что здесь не обошлось без волшебства. Но кто же этот волшебник? И кто решает, когда ребенку нужно окончательно уйти, освободив место для взрослого? Вечные вопросы, на которые нет ответа.
  
   - Считай это моим подарком тебе, но, ты должна пообещать, что в конце года покажешь мне табель с хорошими оценками.
   - Это вы меня уже воспитывать начали? Типа покупаете мое хорошее поведение? - прекратив хлопать в ладоши и сев на дивен, обиженно спросила Маша.
   - Нет, - твердо ответил Ник, захлопывая крышку ноутбука. -Это еще один урок для тебя - ничего не бывает просто так, если ты что-то получаешь, значит ты достойна этого, и своими поступками должна это подтверждать.
   - Простите, - извинилась Маша, я оскорбила вас не подумав. Под таким углом я не смотрела на это.
   - Ничего страшного, это тоже урок. Сначала думай над всеми вариантами, а потом говори, и, если не уверена, не говори вообще. Каждая секунда нашей жизни - это урок, поэтому учится нам с тобой еще долго. Впрочем, хватит разговоров, - Ник встал из-за стола. - Марш в постель, пора спать.
  
   Проснувшись утром, Ник быстро собрался, потягиваясь и разминая затекшие ноги. Он спал на кухне, постелив на полу пару одеял. А Маше отдел свою единственную комнату и кровать. Все бы ничего, но кухоньки в однокомнатных квартирах маленькие и для сна не пригодные.
   Прибыв в офис, нашел Колю, и коротко пересказал события вчерашнего вечера.
   - Ничего себе поворот, - присвистнул Коля, выслушав Ника. - Сколько живу, а с таким не сталкивался. Слышал, конечно, байки о мертвых, возвращающихся с того света, призраках и тенях предков. Но это всего лишь байки, не более.
   - Я не уверен, что это именно она писала мне сообщения, давай просто денег перечислим из фонда, да и все. Сделают девушке пересадку, будет жить, и, надеюсь, сможет оправиться после такого.
   - Э нет брат, - решительно возразил Коля. - Вот ты лети в Штаты к своей Светлане, и лично все проконтролируй. Выясни, какая сумма нужна, перезвони мне и а течении пяти минут я перечислю деньги.
   - И ничего она не моя... - попытался возразить Ник.
   - Ну, не твоя так не твоя, но лететь все равно надо. - Коля ободряюще хлопнул Ника по плечу - Не дрейфь, все будет хорошо. Езжай на аэродром, я выделю тебе самолет нашей компании. А деньги через час-полтора уже будут на ее счету.
  
   До Нью-Йорка Ник долетел быстро и с комфортом, подремал в полете, посмотрел телевизор и насладился бокалом великолепного вина, по которому сделал вывод, что чаще всех в компании, этот самолет использует Коля. В аэропорте Ника уже поджидал шофер, который и повез его сначала в гостиницу, где Ник забронировал номер, а затем и в больницу, где находилась Светлана. Благодаря тому, что аэропорт располагался фактически на окраине города, Нику пришлось ехать более трех часов через город, что бы попасть поближе к центру, где располагалась гостиница. А затем еще час до больницы. Впрочем, Ник был не в обиде. По пути он рассматривал улицы и архитектуру города. Внешне Нью-Йорк не сильно отличался от русских городов, чуть более яркий и чуть более шумный, но не более. Такие же каменные здания старой постройки и масса новых, из металла и пластика. Много высоток и небоскребов. Главным отличием были сами американцы. Потоки из сотен тысяч людей текли по улицам города, разделяясь на небольшие ручейки, втягивающиеся в подземные переходы метро и автобусы. В большинстве люди двигались не торопясь, без той, нервной суеты, присущей горожанам бывшего СССР. На лицах многих американцев играли доброжелательные улыбки, слышался смех и приветствия. Складывалось такое ощущение, что все эти люди знают друг друга и искренне рады встрече. Доброжелательность и общий радостный настрой - вот то главное отличие, которое уловил Ник. Услышав приятные звуки гитары и флейты, Ник открыл окно машины и слегка высунул голову, что бы получше рассмотреть уличных музыкантов, в этот момент проходящий по тротуару мужчина остановился, приподнял свою круглую шляпу и поздоровался Нику, пожелав ему успешного дня. Ник был слегка шокирован этим. Вот, что значит хорошо жить. Когда не только ты сам счастлив, но и можешь поделиться своим счастьем с другими.
   Нужную больницу Ник нашел довольно быстро, поначалу шофер немного заплутал, но, благодаря подсказкам, которые Ник получил у прохожих, нашел верную дорогу. Входя в здание, Ник слегка поежился, он с детства не любил больницы. Больница для Ника всегда была местом уныния и скорби, чем способствовали холодные цвета, в которые обычно красили стены. Да и постоянно витавшие запахи медицинских препаратов, хлорки и спирта не добавляли оптимизма.
   В Американскую больницу Ник попал впервые и вскоре убедился, что она сильно отличается от знакомых ему отечественных больниц. Информацию о пациентке он получил довольно быстро, при этом стоять в очереди за карточками и торопливо бубнить в узкое окошко свой вопрос не потребовалось. Никаких очередей, медсестра из приемной буквально за секунды нашла нужную информацию на компьютере. Правда в начале, она поинтересовалась у Ника причиной визита. Узнав, что он хочет пожертвовать деньги на операцию для русской пациентки, она тут же направила его на шестой этаж, к лечащему врачу Светланы.
   Кабинет лечащего врача был обставлен довольно скромно, у правой стены стояли 2 топчана и небольшой шкаф между ними, слева находились два рабочих стола, перед каждым стоял стул. Окно, на противоположной от двери стене, было наглухо закрыто и обклеено детскими рисунками. Судя по всему, здесь принимали одновременно два врача, хотя, это и не удивительно, для большого отделения. Один стол пустовал, а за вторым сидела немолодая чернокожая женщина, в очках, волосы у нее были аккуратно собраны в пучок. Ник, инстинктивно ожидал, что его прогонят, мол мы вас вызовем. Ничего подобного, приветливо улыбнувшись, женщина протянула ему руку:
  
   - Саманта Хоук, что привело вас к нам?
   - Николай Резин, я ищу лечащего врача Светланы Темковой, - ответил на рукопожатие Ник. Английским он владел великолепно, поэтому проблем в общении не испытывал.
   - Вы его нашли, чем могу быть вам полезной? - ответила Саманта, указывая Нику на стул.
   - Я хотел бы узнать о состоянии Светланы и могу ли я чем-то ей помочь?
   - Состояние у нее крайне тяжелое, сейчас она находится в коме, аппараты искусственного жизнеобеспечения поддерживают ее в стабильном состоянии, но, как вы сами понимаете... - развела она руками.
   - Да, я понимаю, кивнул Ник, именно поэтому я здесь. Сколько собрано денег на операцию и последующее лечение?
   - Сейчас собрано шесть тысяч долларов, этого с трудом хватает на оплату ее пребывания здесь, конечно же мы ее не выкинем на улицу. Проблема в другом, долго в таком состоянии она не проживет.
   - Какая сумма может полностью покрыть все расходы на операцию и лечение? - спросил Ник
   - Необходимо около двухсот тысяч, сюда включена операция, послеоперационная реабилитация и лечение возможных осложнений, а так же страховка на ближайший год. К сожалению у больницы и у родственников Светланы таких денег нет.
   Саманта явно переживала за свою пациентку. Это было заметно по расстроенному тону, с которым она рассказывала положение дел.
   - Вы можете подсказать номер счета, куда я мог бы перечислить материальную помощь? В газете, где я прочитал о Светлане, указан номер счета, но все же лучше проверить.
   - Да, да, конечно, - засуетилась Саманта, доставая из ящика стола записную книжку. - Вот, он, записывайте.
   Ник записал номер, и тут же, достав мобильный, перезвонил Коле.
   - Привет боец, ну что, нашел свою Светлану? - послышался в трубке жизнерадостный голос Коли.
   - Я же тебе говорил, что она не моя, но, Светлану я нашел, - ответил Ник.
   - Принято. Диктуй номер счета и сумму.
  
   Ник продиктовал данные, затем выключился телефон и облегченно откинулся на спинку стула, чувствуя, что с плеч свалилась гора. Светлана найдена, она оказалась реальным человеком, которому нужна помощь, деньги переведены. Дело почти сделано.
  
   - Вы можете приступать к полноценному лечению и операции, - обратился Ник к Саманте. - Деньги переведены на указанный счет.
   - Вы только что спасли жизнь человеку, - с чувством ответила Саманта. - Спасибо вам. Пока сюда доставят почку донора и подготовят Светлану к операции, пройдет не менее полутора часов, хотите я пока вас отведу в ее палату? Там находятся ее родные, познакомитесь с ними, увидите Светлану.
   - Спасибо, но, пока это преждевременно, я навещу Светлану, когда ей станет получше. Отправьте мне сообщение, когда ее уже можно будет навестить. Успехов вам.
   Продиктовав Саманте свой номер телефона, Ник отправился в гостиницу, где проспал весь остаток дня и следующую ночь.
  
  
   Интерлюдия 2.
  
   До последнего момента, пока Ник не перевел деньги, Светлана боялась, что он отступит, или что-нибудь пойдет не так. Но, когда все закончилось благополучно, радости ее не было пределов. Напряжение последних дней и мрачная угроза окончательной смерти отошли на задний план. Она танцевала и смеялась, даже разыграла небольшую сценку из спектакля, спела веселую песню и, окончательно устав, заснула прямо за столом с ноутбуком.
  
   Смерть стояла напротив стола, наблюдая за спящей Светланой, и размышляя о том, насколько все же удивителен человек и как много в нем от Творца. С виду человек слаб и беспомощен, хрупкое тело, подверженное болезням, эмоции, зачастую мешающие жить. Казалось бы, если немного усилить физическую оболочку и убрать эмоции, получится почти бессмертный разумный вид. Но, почему-то получились скучные роботы, застывшие в своей эволюции, не желающие двигаться вперед, изо дня в день выполняющие одну и ту же скучную работу. Смерть встречалась с подобной цивилизацией, жалкое зрелище. Эмоции и чувства, только они являются стимулом к развитию. Любовь, равность, жажда власти или знаний, гордость, ненависть и стремление к неизвестному, сколько раз они служили причиной новых открытий и свершений, а, иногда, они же приводили вообще к скачку в развитии целой цивилизации. Один, такой слабый и уязвимый человек, способен повлиять на целую цивилизацию. Смерть вдруг подумала, что об этом точно стоит поговорить с Сократом, и поставила себе зарубку в памяти, не забыть заглянуть к нему.
  
   Словно почувствовав присутствие Смерти, хотя это было невозможно, Светлана проснулась. Потянулась, разминая затекшую спину, поправила волосы. Заметив, что в комнате поп режнему никого нет, она громко произнесла в слух:
  
   - Эй, может быть мне уже пора домой?
   - Ты права, тебе уже почти пора, - ответила Смерть, появившись перед Светланой.
   - Значит, мне действительно все удалось? - с надеждой в голосе спросила Светлана.
   - Тебе удалось даже больше, чем я предполагала. И, в очередной раз я убедилась, что понять Творца не по силам даже мне.
   - Да что мне там удалось, - ответила смутившаяся и явно польщенная Светлана. - Я всего лишь отправляла ему сообщения.
   - Этого оказалось достаточно, что бы запустить цепь событий вокруг Ника. Ты ведь могла и отказаться, продолжить свою жизнь в другом мире, и, уж поверь мне, эта жизнь была бы не хуже твоей нынешней. Человек ты творческий, а для таких людей путь в любом мире написан на тысячи лет вперед.
   - Так получается, что вся моя жизнь уже заранее определена?
   - Каждую секунду своей жизни ты делаешь выбор, и именно он формирует твою жизнь, нам же известен лишь результат твоего выбора.
   - Ничего не понимаю, - расстроилась Светлана.
   - И никто из смертных не понимает, впрочем, всему свое время. А сейчас подойди к зеркалу, я покажу тебе, чего ты добилась.
  
   В зеркале Светлана увидела Машу, которая вместе с Колей руководили процессом расстановки и сборки мебели в новой квартире. Квартира была просторной, три больших комнаты, кухня, санузел и большая ванна. В одной из комнат художник рисовал на стенах ажурные замки, единорогов с прекрасными длинноухими всадницами на спине, на одной из стен уже был нарисован таинственный лес с различными волшебными созданиями, выглядывающими из-за деревьев. Эту комнату Маша явно оформляла для себя. На уже собранном кухонном столике, стоявшем пока в комнате Маши, лежало подарочное издание книги "Воспитание ребенка от А до Я". Светлана с улыбкой наблюдала за беспорядочной и такой милой суетой Маши, понимая, что у этой девочки все теперь будет хорошо.
   Изображение подернулось дымкой, пропало, и перед Светланой появилась уже знакомая ей пустыня. Только теперь вся она была усажена небольшими зелеными деревцами, практически скрывшими под собой песок. Разрушенный город исчез, уступив место небольшой деревеньке в десяток домиков, буквально утопающей в зелени яблок и груш.
   Картинка опять пропала и в следующий миг Светлана увидела себя на операционном столе, вокруг суетились врачи, готовясь к операции. В палате, где она лежала все это время, были родители, они что-то говорили друг другу, но слов Светлана не слышала. Впрочем, робкая улыбка на лице мамы говорила яснее тысячи слов. Чуть поодаль на краешке кровати сидел Сергей, по его лицу сложно было сказать что либо о чувствах, скорее оно не выражало вообще ничего. Но, Светлана не удивилась этому. По её наблюдениям Сергей старался держать все в себе, крайне редко проявляя эмоции. Однажды она даже слегка испугалась за него. Это случилось когда они пошли на премьеру новой комедии, за все время фильма Сергей ни разу даже не улыбнулся, равнодушно глядя в экран. Светлана уж было подумала, что у него что-то случилось, но Сергей успокоил её, сказав, что просто не понравился фильм.
   Изображение опять изменилось, и Светлана увидела Ника. Он находился торговом зале огромного книжного магазина, в этом зале продавалась русскоязычная литература. В руках Ник держал книгу "Взрослые. Кто они и как с ними жить?".
   Не выдержав, Светлана расхохоталась.
   - Да они с Машей стоят друг друга, - сквозь слезы, запинаясь, сказала она.
   - Это точно, - подтвердила Смерть.
   Из под капюшона Смерти доносились какие то тихие звуки, похожие на кашель, с удивлением Светлана поняла, что это смех.
   - Ничто человеческое мне не чуждо, - ответила Смерть, заметив удивление Светланы. - Кстати, я хочу задать тебе важный вопрос.
   Перестав улыбаться, Светлана вся подобралась, чувствуя, что от этого вопроса зависит ее судьба.
   - Не напрягайся ты так, вопрос очень простой. Как ты думаешь, почему Маша смогла прочитать твое сообщение, адресованное Нику. И вообще, скажу тебе честно, судьбы Маши и Ника никогда не должны были переплестись. Что же могло случиться? Почему все так резко изменилось?
   Немного подумав, Светлана сказала то, о чем догадывалась уже давно
   - Прочему-то мне кажется, что я всего лишь звено в Замысле Творца. Да и вы сами говорили, еще в первую нашу встречу, каждая мелочь, даже камешки на мостовой, учтены в Замысле.
   - Ты очень умная девушка, в вашем мире, где большинство людей думает лишь о своем животе, это редкость. Я рада, что ты не разочаровала меня, иди с миром и пусть путь твой приведет тебя туда, где хочешь ты быть.
   - Прощайте, - на глаза Светланы навернулись слезы. Слезы радости и печали одновременно. Она радовалась возвращению домой к близким и любимым людям. Как ни странно, расставание со Смертью вызывало у нее грусть. За все время, пока Светлана находилась здесь, вдали от людей, Смерть была ее единственным собеседником. Светлана привыкла к ней, давно уже перестав боятся, и, почему-то Светлане было немного жаль оставлять ее здесь в одиночестве.
   - Мы еще встретимся с тобой, девочка, поэтому я не прощаюсь, а говорю до свидания, - Смерть не смогла удержаться от капли черного юмора.
  
   Комната вокруг Светланы исчезла. Она опять оказалась висящей в абсолютной Тьме, правда в этот раз пришло ощущение падения и где-то далеко внизу виднелось крошечное белое пятнышко света. Поначалу Светлана немного испугалась стремительного падения, но испуг быстро прошел, уступив место радости возвращения домой. "Как же хорошо, что все испытания позади", - подумала Светлана.
   - Ваши испытания только начинаются. - Откуда-то издалека донесся до нее шепот Смерти. Подумать над этим Светлана не успела, ибо в этот момент она одним большим скачком приблизилась к пятну света, превратившемуся в океан белого огня. Светлана нырнула прямо в этот огонь, на секунду ей стало тяжело дышать, сбрасывая одеяло и обрывая трубки капельниц, и она вскочила на своей больничной кровати, хватая ртом воздух.
  
  
  
  
   Глава пятая.
  
   В ожидании выздоровления Светланы прошло две недели. Один раз звонила Саманта, сообщила о том, что операция прошла успешно, но, Светлана еще не пришла в себя и теперь остается только ждать. Ник посетил все достопримечательности города, много гулял среди приветливых и дружелюбных людей. Нашел уличных музыкантов, которые его заинтересовали еще во время приезда сюда, и каждый день ходил послушать их выступления. Узнав о том, что в Нью-Йорке открывается Международная выставка холодного оружия, Ник отправился туда и все три дня с удовольствием изучал представленный ассортимент, обсуждая с совершенно незнакомыми людьми достоинства и недостатки различного оружия. Не забыл Ник и о подарках, купил фирменную зажигалку Zippo, такие зажигалки коллекционировал Коля. Маше купил книгу и планшетный компьютер, для учебы. Посетив выставку свободных художников, купил картину, на которой было нарисовано бушующее море и маленький кораблик, взобравшийся на гребень огромной волны. Что-то было такое в этой картине, некая иллюстрация вечной борьбы и надежды. Маше в комнату купил картину с двумя котятами, бегущими по зеленому лугу. Ник не забыл даже о котейке, которого принесла Маша, и купил ему красивую миску для еды и коврик для сна.
   С удивлением Ник понял, что ему нравится все это. Нравится делать покупки, нравится дарить вещи и думать о близких людях. Все-таки прав был Коля, одно только появление Маши изменило всю жизнь Ника, заставив посмотреть на все с другой стороны. Вместо привычной пустоты и озлобленности, Ник постоянно чувствовал некий духовный подъем, думал о Маше и том, что ей еще предстоит закончить школу, поступить в Институт, найти достойную работу и ей необходимо в этом помочь.
   Проснувшись утром, Ник собрался посетить знаменитую Нью-Йоркскую Фондовую биржу, но тут зазвонил мобильный, подняв трубку, Ник узнал от лечащего врача, что Светлана пришла в себя, чувствует себя превосходно и ее уже можно посетить. Отложив посещение Фондовой биржи до лучших времен, Ник вызвал машину и поехал в больницу. По пути он купил букет роз и иллюстрированную цветными фото книгу, с описаниями самых красивых мест Америки.
  
   В больнице, Ник поднялся на нужный этаж, подошел к нужной плате и остановился, немного не дойдя до дверей. Сквозь прозрачную дверь была вида вся палата. Слева у стены лежала Светлана, бледная, с запавшими щеками, исхудавшая за время, проведенное в больнице. Несмотря на то, что это была лишь бледная тень той Светланы, которую Ник видел во сне, он узнал ее мгновенно. Увидев ее один раз, он уже не мог ее забыть, в чем боялся признаться себе. Вокруг кровати разместились родственники Светланы, мать с отцом, несколько девушек, по всей видимости подруг. Обнимая одной рукой Светлану, на кровати сидел молодой парень. Все жестикулировали, что-то оживленно обсуждая, смеялись и плакали одновременно. Ник сделал еще несколько шагов, оказавшись прямо перед дверью. Светлана заметила его, несколько секунд Ник смотрел ей в глаза, затем, коротко кивнув, развернулся и пошел назад. Ник сделал для Светланы все, что мог. Она жива и счастлива, и это ее жизнь, родные, друзья, любимый. Ник для них и для нее совершенно чужой человек. Сидеть и с вежливой улыбкой слушать благодарности Ник не хотел, он поступил как поступил бы любой порядочный человек на его месте, увидев, что кто-то попал в беду. Навязываться Ник тоже не любил, поэтому единственным выходом было просто уйти. Светлана знает, кто ей помог, этого достаточно. Хотя, если бы и не знала - ничего страшного не случилось бы. Главное то, что она жива. Благотворительный фонд, организованный компанией Ника и Коли, помогал сотням людей и многие из них не знали, кто им помог. Максимум - название фонда. Ника такой расклад устраивал на все сто процентов.
  
   Вернувшись домой Ник получил приятный сюрприз от Маши. Вместе с Колей она купила квартиру, в новом двадцатиэтажном доме который находился в получасе езды от центра. Две комнаты уже были полностью готовы, Ник с восхищением рассматривал стены Машиной комнаты, любуясь сказочными пейзажами. В комнату Маша поставила два шкафа, один, большой, для одежды и второй для книг и учебных принадлежностей. Около окна стоял большой письменный стол, с массой отделений и выдвижных ящиков. Весь стол был уставлен мягкими игрушками, которые маша привезла из своей квартиры. Чего там только не было, от розового плюшевого кота до уж совершенно фантастического фиолетового двухголового ящера. А в центре кровати сидел огромный плюшевый медведь, который явно был гордостью коллекции.
   На одну из стен сразу же повесили картину, привезенную Ником. А затем долго смеялись, подарив друг другу книги. Планшету маша очень обрадовалась, и тут же загрузила какой-то социальный сайт, проверить как там друзья. Пока она занималась этим, Ник заглянул в соседнюю комнату. Эта комната явно готовилась для него и без подсказок Коли здесь не обошлось. Только Коля знал, что Ник любит деревянную старинную мебель. Поэтому вся комната была сделана "под старину", дубовый стол с резными ножками и красивым узором по краям, несколько пустых шкафов, словно бы привезенных из прошлого века, старинные стулья. Казалось, что стены комнаты сделаны из дерева, Ник даже пощупал их, убедившись, что это работа талантливого художника, а не настоящее дерево. Из картины выбивался лишь огромный плоский телевизор в углу комнаты.
   - Вам нравится? - спросила подошедшая Маша.
   - Такое ощущение, что я попал в рай, - честно ответил Ник. - Ты даже не представляешь, какая ты молодчина, и как я тебе благодарен. Сам бы я так не сделал, мне одному даже голых стен хватило бы.
   - Ой, да что вы, я всего лишь помогла немного, - ответила польщенная Маша. - Это самое малое, что я могла для вас сделать, после всего, что случилось.
   Обсудив с Машей оформление третьей, пустовавшей комнаты, они пришли к выводу, что мнение Ника выеденного яйца не стоит и Маша сделает все на свое усмотрение. Оставив Машу на хозяйстве, Ник со спокойной душой отправился на работу, Ник не привык к отпускам и ничегонеделанью, его душа жаждала действий. Работы неожиданно оказалось много. Ник не заметил, как пролетела неделя, затем вторая, пока он решал скопившиеся дела. Неожиданно Маша попросила его помочь перевестись ей в другую школу. Учится в школе, где учителя помогали бандитам ее искать, она не могла. Ник подыскал ей хорошую частную школу, но, с переводом возникли неожиданные проблемы и, несмотря на все связи Ника и Коли, прошел почти месяц, пока им удалось оформить перевод. Маша была на седьмом небе от счастья, тем более что в классе она нашла мальчика, с которым дружила еще в дестве. Антон, так звали парня, несколько раз приходил к Маше в гости. Ника он панически боялся, но все же, набравшись храбрости приходил, видимо уж очень ему Маша нравилась. Смелость Ник всегда уважал, да и парень умный, вежливый, поэтому сильно их дружбе не препятствовал.
   Занятый делами, Ник даже не сразу заметил, что зима закончилась и наступила весна, подарив людям тепло и позеленив деревья. А когда заметил - тут же организовал для Маши вылазку в весенний лес и шашлыки на природе.
   В начале мая произошло неприятное событие, был ограблен один из магазинов сети, принадлежавшей Нику и Коле. Унесли солидную сумму денег из кассы, немного электроники, но, это все были мелочи. Если бы бандиты этим ограничились, то Ник попросту усилил бы охрану и все. Ну, еще заявление в милицию можно было написать. Во время ограбления бандиты тяжело ранили одного из охранников, такое простить было нельзя. Благодаря великолепной работе следователей и посильной помощи Ника, 29 мая бандиты были пойманы. Ими оказались четверо молодых людей 20-22 лет, нигде не работавших и уже привлекавшихся ранее за мелкие правонарушения. Один из бандитов, попытавшись оказать сопротивление, был убит на месте. Остальные, поняв, что шансов у них нет, сдались в руки группы захвата. После этого случая, Ник, посоветовавшись с Колей, решил немного изменить систему охраны и набрать дополнительных людей для охраны.
   Занятый делами, Ник все же время от времени вспоминал Светлану. Он помнил ее лицо до последней черточки, помнил улыбку и очаровательные ямочки на щеках. Отгоняя воспоминания и грусть, Ник старался тут же переключится на другие дела, занять себя работой. Но однажды, когда ему стало уж совсем невыносимо, он не выдержал и перезвонил в Нью-Йоркскую больницу. Саманта, лечащий врач Светланы, обрадовалась, узнав Ника, и сообщила, что послеоперационное лечение прошло успешно. Светлана уже выписалась, но, работать ей пока запрещено. так же ей показан прием лекарств на дому и прогулки на свежем воздухе. Саманта пожурила его, за то, что он так и не встретился с пациенткой. Не желая продолжать больную тему и сославшись на дела, Ник положил трубку.
  
   Желая порадовать Машу, на вечер первого июня Ник назначил праздник новоселья. Пригласив Колю, пили шампанское с тортом. Коля и Ник все время нахваливали Машу, восхищаясь уютом в квартире. Да так захвалили, что пунцовая от смущения Маша клятвенно пообещала приехать к Коле и заняться его квартирой.
   В ответ на просьбы Маши и Коли, Ник рассказал им о своем путешествии в Америку и спасении Светланы.
   - Дядя Ник, а почему вы все-таки передумали в последний момент? - спросила Маша, выслушав рассказ Ника.
   - Да, Ник, давай колись, - поддержал Машу Коля.
   - Ну, просто у нее своя жизнь, да и кто я ей такой, она меня даже не знает...
   - Все понятно. Коллега, по-моему, диагноз пациента ясен - влюбленность крайней степени, - перебила Ника Маша, обращаясь к Коле.
   - Я с вами полностью согласен, коллега, - усмехаясь, ответил Коля. - Я бы еще добавил сюда сильный испуг и дрожащие колени. Может быть пропишем ему касторку на ночь?
   Они оба пристально посмотрели на Ника, словно бы решая, прописывать ему касторку или нет. Не выдержав, первой засмеялась Маша, к ней присоединились и Ник с Колей. Убрав со стола остатки торта и бокалы, разложили настольную Монополию. Поначалу игра шла на равных, но затем Коля вырвался вперед. Маша и Ник, объединившись, попытались обыграть Колю. Результат был плачевным, через два часа оба почти обанкротились. От полного поражения их спас звонок в дверь.
   Ник открыл, да так и остолбенел на месте. На пороге стояла улыбающаяся Светлана.
   - Ты собираешься приглашать меня на свидание, или я все должна за тебя делать? - тут же взяла быка за рога Светлана.
   - Я, эээ..., - язык отказывался повиноваться Нику.
   - Все ясно с тобой, как с саблей на врага так герой, а как девушку пригласить на свидание, так сразу голову в кусты спрятал, - перебила запинающегося Ника Светлана. - Ну что же, придется брать ситуацию в свои руки
   - Так я это...
   - И можешь не оправдываться, - снова перебила Ника Светлана. - И вообще, ты меня в дом пригласишь, или как?
   - А, ну да, проходи, конечно, - вполне членораздельно ответил Ник. Кое-как ему удалось совладать с собой.
   Появления Ника и Светланы было встречено дружным взрывом хохота, смеялись все, кроме ничего не понимавшего Ника. Наконец, по хитрым взглядам и подмигиваниям друг другу Ник догадался, в чем тут дело.
   - Так это вы все заранее подготовили? - грозным тоном осведомился Ник.
   - Это называется шокотерапия, - сквозь слезы ответила Маша.
   - Межу прочим, это моя идея, - добавила Светлана.
   - Издеваетесь, над старым воякой, да? А не стыдно? - попытался надавить на жалость Ник.
   - Да не такой ты уж и старый? - бросив оценивающий взгляд на Ника, ответила Светлана.
   - Ой, что же вы стоите-то, садитесь за стол, я сейчас сделаю чая и принесу торт, - спохватилась Маша, усадив Светлану, она пулей убежала на кухню.
   Светлана завела оживленную беседу с Колей, Ник беседу не поддержал, делая вид, что очень обижен. Но, на самом деле он внимательно слушал их разговор. Из разговора он узнал, что Светлана буквально через неделю после того, как пришла в себя, связалась с Колей и попросила организовать встречу с Ником. Коля же предложил выждать немного, пока Светлана окончательно поправится, и устроить сюрприз. Во время разговора Ник часто ловил на себе заинтересованные взгляды Светланы, отвечая ей тем же.
   Светлана помогла Маше накрыть стол, и началось чаепитие. Коля рассказывал анекдоты и веселые истории из армейской жизни, рассказчиком он был отменным, демонстрируя в лицах все происходящее и девушки буквально заливались хохотом от каждого слова. Коля приложил все усилия, что бы создать теплую и дружественную атмосферу праздника, и буквально через полчаса Светлана чувствовала себя здесь как дома. Она даже рассказала несколько забавных историй, которые происходили с ней на сцене их маленького театра. Вежливо улыбаясь и с трудом сдерживая смех, Ник наблюдал за ними, прихлебывая чай вприкуску с кусочком торта. Сам он держался немного в стороне, на праздниках, даже среди близких людей он чувствовал себя лишним, не зная как себя вести.
   -Ник, а почему ты все время молчишь, может быть расскажешь нам веселую историю? - вдруг обратилась к нему Светлана.
   Все взоры обратились к Нику.
   - Ну я это, в смысле рассказчик плохой я, вот, - и опять Ник растерялся, язык никак не хотел его слушаться.
   - Дорогие дамы, хочу вам поведать страшную тайну, - заговорщицким шепотом произнес Коля. - Наш бравый солдат Ник, который, как вы знаете, без страха в огонь и в воду, теряется в присутствии красивых женщин, которые ему нравятся.
   - Я же говорила, касторкой лечить нужно, - хихикая, добавила Маша.
   - А разве тебе его ни капельки не жалко? - спросила Светлана.
   - Жалко, - серьезно ответила Маша. - Но, это для его же блага!
   - Ну, может быть он нам и без касторки все таки расскажет что-нибудь интересное, да Ник? - сказала Светлана, глядя на Ника.
   - А что, вот возьму и расскажу, - ответил Ник. Косноязычие его вдруг резко пропало. Просто он понял, что если не сделает ничего, что бы удержать Светлану, то она уйдет, и он ее потеряет, теперь уже навсегда.
   Историю Ник выбрал достаточно забавную, вспомнив знакомого прапорщика из армии. Нику так натурально удалось показать говор и гримасы прапорщика, что в конце ему аплодировал даже Коля, не ожидавший от друга такого красноречия и юмора. Ник душой компании никогда не был, и Коля уже привык к тому, что отдуваться за двоих приходится самому.
   Заметив, что уже довольно поздно, Светлана засобиралась домой. Ник галантно предложил провести ее до дому, и она с радостью согласилась. Уже на выходе из квартиры, пропустив Светлану вперед и обернувшись, Ник увидел как Маша и Коля, не сговариваясь, показали ему кулаки с большим пальцем, поднятым вверх.
   По дороге к дому Светланы болтали о всяких пустяках, наслаждаясь теплым летним вечером и обществом друг друга.
   - Мы еще встретимся с тобой? - спросил Ник, когда они подошли к дому Светланы.
   - А ты бы хотел? - в ответ спросила Светлана, разворачиваясь к Нику и глядя ему прямо в глаза.
   - Да, - буквально утопая в ее глазах, ответил Ник. - Я хотел бы пригласить тебя завтра вечером на свидание, тем более, что тебе прописали прогулки на свежем воздухе.
   - А ты старомоден, - усмехнулась Светлана. - Сейчас приглашают кино посмотреть, музыку послушать, слово "свидание" стало не модным.
   - А мне оно нравится, потому, что точно передает суть, - ответил на улыбку Ник.
   - Хорошо, тогда до завтра.
   Поцеловав Ника в щеку, Светлана зашла в дом, вскоре оттуда послышался звук поднимающегося лифта. А Ник еще долгое время стоял, словно громом пораженный, не веря своему счастью.
   Следующий день Ник провел, словно бы находясь в тумане. Все его мысли были заняты только Светланой. Понаблюдав за Ником, Коля быстро сообразил, что происходит, и отпустил его домой. Последние два часа, остававшиеся до момента встречи, стали совсем невыносимыми. Каждая минута длилась по часу. Ник не выдержал, помчался к месту встречи, центральному городскому парку, прибыв туда на час раньше. Каково же было его удивление, когда на входе в парк он увидел Светлану. Одета она была в красивое, но не броское, синее платье, подчеркивающее красоту фигуры. В руках у нее была небольшая белая дамская сумочка. Сделав вид, что не заметил Светлану, Ник свернул чуть левее к цветочному лотку. Купил букет роз, и лишь затем направился к Светлане. С цветами он явно угадал, обрадовав Светлану. Они гуляли по парку, рассказывая друг другу о своих увлечениях, друзьях и работе. Затем тема постепенно перешла к театру и кино, но здесь Ник выступал больше в роли слушателя, поскольку в театре был несколько раз в жизни, да и кино смотрел редко. Постреляли немного в тире, где Ник выиграл для Светланы мягкую игрушку, фиолетового зайца с длинными ушами.
   - Я все хотела спросить тебя, а почему ты стал воином, что толкнуло тебя на этот путь? - спросила Светлана, когда они немного отошли от тира.
   Они немного прошли по аллее в молчании, Ник думал, а Светлана не торопила его с ответом.
   - Знаешь, наверное, лучшим ответом будут вот эти строки, - прервал молчание Ник, и продекларировал:
  

Борьба одна: и там, где по холмам
Под рёв звериный плещут водопады,
И здесь, где взор девичий,-- но, как там,
Обезоруженному нет пощады.

   - Я не знала, что ты увлекаешься стихами, - удивленно сказала Сетлана.
   - Гумилев мой любимый поэт. А вообще это так, для души. Когда-то один мой знакомый сказал, что в стихах и песнях вся мудрость мира, и он был прав.
   - Может быть, ты и сам пишешь?
   - Пишу немного, - признался Ник. - Пишу, конечно же, плохо, но это для себя, я никогда и никому не показывал написанного.
   - Ну а для меня может быть сделаешь исключение?
   - Честно я плохо пишу, да и неудобно мне...
   - Неудобно по потолку ходить, - оборвала Ника Светлана. - Ну, прочти хотя бы чуть-чуть, ну пожалуйста.
   Хорошо, сдался Ник, но только обещай, что смеяться не будешь. Эти строки написаны мной восемь лет назад, в Китае. Тогда мы охраняли одну женщину, русскую, которая так хотела вернуться домой.
  

Среди больших домов, под гнетом символов чужих,

Живу одна, вдали от родины и близких.

И, постигая знания без них,

Мечтаю вернуться на Отчизну.

   - Красиво, тебе нужно показывать свои стихи людям, здесь нет ничего постыдного.
   - Понимаешь, возможно, я и хорошо пишу, но мне далеко до таких мастеров, как Гумилев. Пусть лучшие люди читают настоящих талантов, - объяснил Ник, и тут же перевел тему в другое русло -Кстати, у меня тоже есть к тебе вопрос, но, если он для тебя будет неприятен и тяжел, можешь не отвечать
   - Хорошо, спрашивай.
   - Почему я? Что во мне такого особенного?
   - Это целых два вопроса, - улыбнувшись, ответила Светлана. - Просто ТАМ, у меня не было выбора, или ты или никто, так мне сказали. Вот и пришлось мне, познакомиться с тобой. А насчет особенного. Поначалу ты показался мне злым и жестоким человеком, но потом я поняла, что на самом деле ты добрый, просто твое добро с кулаками.
   - Так обо мне еще никто не говорил, спасибо за комплимент. Позволь еще один вопрос, а что бы случилось, откажи я тебе в помощи?
   - Я не хочу об этом говорить, - тихо ответила внезапно помрачневшая Светлана.
   Заметив ее состояние, Ник тут же перевел тему, показав Светлане на одинокого мима, стоящего у небольшого фонтана. Полчаса они любовались выступлением мима, потом еще ели мороженное и говорили обо всем на свете. Все хорошее рано или поздно заканчивается, закончилось и свидание. Возле дома, как и в прошлый раз, Светлана чмокнула Ника в щеку на прощание, но, Ник привлек ее к себе и поцеловал в губы. Светлана ответила на поцелуй, и, именно в этот момент Ник понял, что он счастлив и хочет жить.
   - Знаешь, а ведь со мной будет тяжело, - прервав затянувшийся поцелуй, тихо прошептал Ник.
   - Я тоже не подарок, но, у меня есть преимущество, там, - она показала пальцем на небо, - я узнала все о тебе, мне позволили увидеть твою суть и каков ты в жизни.
   - Ну и как я тебе? - подбоченился Ник. - Красавец мужчина!
   - Сойдешь для сельской местности, - остудила его пыл Светлана.
   - Ах так? Тогда я тебя никуда не отпущу, пока не признаешь меня самым лучшим в мире!
   Ник снова привлек Светлану к себе, закрывая поцелуем протест, готовый сорваться с губ. Они долго так стояли, пока Светлана с усилием не отстранилась. Ника волновал еще один вопрос, который стоило решить сразу, немного поколебавшись, он все же спросил:
   - А как тот парень, которого я видел с тобой еще в больнице?
   - Я сделала свой выбор, - просто ответила Светлана. Еще раз обняла Ника, чмокнула в нос, и побежала к дому. А Ник, как и в прошлый раз, стоял остолбеневший, не в силах поверить в свое счастье.
  
   Дома его встретила Маша. Взглянув на счастливое лицо Ника, она заявила:
   - Вы целовались.
   - С чего ты взяла?
   -У вас помада на лице, - серьезно ответила Маша. - Вы наверное так и ехали через весь город.
   - Не может быть, я же вытер, - Ник посмотрел в зеркало. - Ну вот, ничего нет.
   - Ага, попались! - рассмеялась Маша.
   - Хитрюга, расколола за секунду меня. Тебя бы в разведку, цены бы тебе не было.
   - Ага, я такая. Но работать буду дизайнером интерьеров, разведка - это скучно.
   Маша нала Нику миску супа, поставила чай с пирожками и ушла к себе, ей нужно было готовится к экзамену в школе. Начало июня - горячая пора для студентов и школьников. Ник прилег у себя на кровати, и, утомленный счастливыми переживаниями, не заметил, как заснул.
  
   Глава шестая.
  
   Разбудило Ника чье-то прикосновение к плечу. Открыв глаза, он увидел рядом с собой Машу.
   - Вам кто-то уже второй раз звонит на мобильный, - сказала она, протягивая ему телефон.
   - Ой, извини, что-то я крепко заснул, - сонно пробормотал Ник. - Который сейчас час?
   - Три часа ночи.
   - Интересно, кто это может звонить.
   Ник посмотрел список непринятых звонков, номер звонившего был ему неизвестен. Телефон в руках опять зазвонил.
   - Алло, я вас слушаю, - ответил Ник.
   - Алло, здравствуйте, это Сергей, - услышал он в ответ.
   - Какой Сергей?
   - Ну, я был вместе с Светланой, вы могли меня видеть в больнице.
   - Да, я помню тебя, - ответил Ник, решив, что Сергей не смирился с выбором Светланы и собирается потребовать встречи.
   - Понимаете, Светлана, она....
   - Светлана?! Что с ней? - чувствуя, как стынет сердце, закричал в трубку Ник.
   - Да нет, с ней все в порядке, не волнуйтесь. Просто около ее дома я заметил странного мужика. Я проследил за ним, он поднимался к ее квартире, затем крутился у подъезда, а сейчас сидит в парке. А вдруг это тот, кто бросил в нее нож? Вдруг он узнал, что Светлана выжила, и решил доделать работу?
   - Давно ты уже там? - спросил Ник, чувствуя, как отлегло от сердца. Светлана в порядке, а это главное. Теперь бы успеть, ведь если это тот, что напал, то пассивным наблюдением он не ограничится. И в первую очередь опасность угрожает Сергею.
   - Я к ней часов в десять вечера пришел, думал поговорить, может у нас еще не все закончено... ну, вы понимаете. А когда подходил уже к квартире, заметил этого мужика и решил проследить за ним.
   - Ясно, - ответил Ник. - А где ты сейчас?
   - Он сидит в парке, который рядом с домом Светланы. Там еще фонтанчик неработающий в центре асфальтовой площадки, и скамейки вокруг. Я бы и сам его схватил, но...в общем я неподалеку тут, наблюдаю. Здесь никого нет, а он сидит, и смотрит на ее дом.
   - Будь там, я скоро приеду. Сам ничего не предпринимай.
   Ник нажал отбой на телефоне.
   - Что случилось дядя Ник? Светлане опять плохо? - все это время Маша внимательно слушала разговор и уже не могла сдерживать слезы, стекающие по щекам.
   - Ну что ты малыш, все в порядке с ней, - ответил Ник.
   - Тогда что случилось? - все еще всхлипывая, спросила Маша.
   - Да это Сергей звонил, ее бывший парень, говорит, какой-то подозрительный мужик около ее дома. Но, я думаю это просто бродяга. Сейчас поеду уточню.
   На самом деле вероятность того, что убийца вернулся, была высока. Но пугать Машу Ник не хотел. Быстро одевшись в темную рубашку и черные джинсы, Ник поехал к Светлане. До парка добрался быстро, в это время движение на улице было слабым.
   До асфальтового пятачка с неработающим фонтаном добрался быстро. Не доходя до места, Ник свернул с аллеи и прошел вперед, прячась среди деревьев, где царила непроницаемая тьма. Ни у фонтана, ни на скамейках никого не было. Сиротливо горел один единственный рабочий фонарь, освещая тусклым светом площадку. Видно было плохо, но Нику этого хватило. Посидев минут десять в засаде, Ник все таки решил выйти, судя по всему подозрительный мужик ушел, а Сергей где-то неподалеку. Он подошел к фонтанчику, закурил. Внезапно между лопаток потянуло холодом, "предчувствие смерти" - так это называли среди военных. Повинуясь выработанным за годы рефлексам, Ник резко прыгнул в сторону, но, опоздал. Левый бок, чуть пониже сердца, взорвался нестерпимой болью. Упав на колени, Ник нащупал рукоять ножа, торчащую у него в животе. Если бы Ник не отпрыгнул, нож попал бы в сердце. Но, даже великолепные рефлексы не спасли Ника, нож торчал чуть ниже сердца, пробив поджелудочную железу. С такими ранениями выживает один из ста, Ник это знал наверняка. Зажав рану рукой, он с трудом поднялся на ноги, оставаясь полусогнутым, выпрямиться полностью он уже не мог.
   Из тени деревьев, находящихся сразу за одной из скамеек, вышел Сергей.
   - Достал я тебя Ники, достал ага? Ля-ляля-ля тля убила Ника ля-ляля-ля, - с каким-то надрывным всхлипом произнес Сергей и закрутился в диком танце, высоко подпрыгивая и разбрасывая ноги в стороны. Лицо его наводило ужас, казалось, на нем отображены все эмоции, которые может испытывать человек. Сергей смеялся, затем улыбка мгновенно превращалась в злобный оскал, из глаз его лились слезы но в самих глазах читалась ненависть и, одновременно, торжество. И так по кругу менялось выражение его лица, словно он был демоном с тысячей лиц.
   Даже Нику стало жутко, при взгляде на его лицо. Впрочем, бояться времени не было, Ник изо всех сил старался не упасть и потихоньку пытался вытащить нож, но так, что бы это было незаметно.
   - Что ты молчишь Ники, больно тебе да? Ну, ничего, ты помолчи, а я буду говорить, все-таки впервые я вот так стою один на один с еще живым покойником, - прекратив танцевать, хрипло сказал Сергей. - Вот ты когда-нибудь смеялся Никки? Что, не можешь ответить? Ну так я отвечу. Все люди смеются, а я нет. Я не знаю, что такое смех. Ты ненавидел Никки? А может быть, ты хотя бы раз в жизни чувствовал обиду, зависть или ревность? Я уверен, что чувствовал. А вот мне не повезло. Я бы и хотел, но не могу, не знаю, что это такое.
   Слушая вполуха откровения сумасшедшего, Ник думал о том, что умирать еще рано, сначала нужно убить Сергея. Нельзя его оставлять среди живых, иначе следующей станет Светлана. Сосредоточившись и вызвав в себе состояние нирваны, Ник старался заблокировать боль и оттянуть момент своей смерти. Мысленным взором он рисовал голубой шар, который изолировал поврежденное место. Шар постепенно уплотнялся, поначалу прозрачный, постепенно он стал монолитным, словно был сделан из камня. Когда боль чуть утихла, Ник представил себе белые ручейки энергии, протянувшиеся от каждого органа к шару, закрывшему рану.
   - Еще в детстве, - продолжал свой рассказ Сергей, - я понял, что не понимаю что такое смех. Все дети вокруг смеялись, а я не понимал что это такое. Так же как и не мог понять, почему они плачут, или злятся. Тогда мне пришлось имитировать. Я растягивал рот в гримасе, которая у других означала улыбку. Напрягал глаза и выдавливал слезы в нужных моментах. Я даже любил понарошку, встречаясь с одноклассницами. Вся моя жизнь - сплошная игра, словно я актер в театре жиз...
   Сергей запнулся на полуслове. На его лице снова началась дикая пляска эмоций, он рыдал и выл одновременно, впрочем, плачь тут же переходил в смех, а смех в рычание и бессвязные ругательства. Не обращая на все это внимания, Ник был занят собой. Медленно, миллиметр за миллиметром, он вытаскивал нож. Каждый маленький рывок отзывался дикой болью, от которой начинала кружиться голова. Под рубашкой все было липким от крови. По прикидкам Ника до потери сознания у него было минут пять. Сергей, занятый своим рассказом, ничего этого не видел, Ник стоял согнувшись, положив руки на живот.
   - Ты меня еще слушаешь Никки? Извини, не могу справиться с эмоциями по поводу твоей смерти, - продолжил пришедший в себя Сергей. - Так на чем я остановился? Да неважно в принципе. В институте я тоже играл роль, улыбался, боялся экзаменов, ухаживал за девушками, не чувствуя ничего. Изучив все книги, я понял, что медицине моя болезнь неизвестна. Но, Бог со мной, Он помог мне излечится. Среди моих знакомых была одна крашенная белобрысая дура, я ее ненавидел. Как-то раз она наорала на меня, и я решил ее пугнуть. Подстерег в местном парке и кинул в нее нож, я думал, что он пролетит мимо и войдет в дерево, испугав ее. Но он попал ей в голову, и она сдохла. Представляешь, эта крашеная сучка, которую я ненавидел, взяла и сдохла!
   Сергей расхохотался диким, истерическим смехом, приседая и хлопая себя по бокам, и тут же вдруг разрыдался, упав на колени и закрыв лицо руками. К этому моменту Ник уже был готов и ждал подходящего момента. Нож он прижал большим пальцем к внутренней стороны ладони.
   В этот раз Сергей быстро пришел в себя, и тут же продолжил рассказ, словно у него не было только что истерики.
   - И когда она сдохла, я почувствовал радость. Не фальшивую, а настоящую. Я понял, что это такое и почему люди улыбаются. И тогда на меня снизошло озарение - Смерть мой Бог и мое лекарство. каждая новая смерть приносила мне новые эмоции и чувства, благодаря смерти я узнал, что такое смех, ненависть, сожаление и грусть утраты. А что до этих сучек, так их много, больше, чем мужиков, сдохнет парочка - не страшно. А Светлане я очень благодарен, когда у меня не получилось убить ее с первого раза, я узнал, что такое раздражение. Да, да! Мне удалось его почувствовать. А когда она начала встречаться с тобой, я понял, что значит ревность и обида...
   Из глаз Сергея опять полились слезы, он закрутился волчком, подвывая и бормоча проклятия. Ник продолжал упорно молчать, экономя силы и понимая, что времени осталась минута, может быть две. За это время нужно успеть сделать последний рывок.
   - Я наблюдал за вами все это время, - сквозь слезы, обиженным тоном сказал Сергей. - Ты, кстати можешь гордиться собой, ведь ты стал первым мужчиной, которого я убил, и первым, кого я убью не издалека. Раньше ведь я просто бросал нож, но ты подаришь мне новый опыт. Как удачно-то все! Сейчас я чувствую ненависть. Но впереди еще Светлана, она подарит мне новые эмоции, ведь перед смертью, она узнает, кто убил ее любимого и ее саму. Ах! Это будет великолепно. Я уже весь в предвкушении. Но, сначала, закончим с тобой.
   Сергей двинулся к Нику, на ходу доставая выкидной нож. На его лице появилась радостная улыбка, словно он шел к старому другу, которого не видел много лет. Из уголка губ стекала тоненькая струйка слюны. Ник оценивающе смотрел на приближающегося Сергея. Метр семьдесят-семьдесят пять рост, килограмм восемьдесят вес, спортивный костюм, кроссовки, довольно щуплый на вид. Когда Сергею оставалось сделать буквально один шаг, Ник вдруг резко разогнулся и прыгнул на него, одновременно метнув нож. Ник врезался в Сергея, и они покатились по земле. Мгновенно вскочив на ноги, Ник подбежал к Сергею, лежавшему на земле. Нож вошел ему в грудь, но Сергей еще дышал и даже пытался что-то сказать. Ник наклонился, выдернул нож и вогнал его точно в сердце. Сергея замолчал навеки, а Ник все той же бодрой походкой пошел к ближайшей скамейке. Он знал, что эта бодрость и легкость, которую он чувствовал, являются признаками смерти. Это было так называемое второе дыхание, когда организм использовал последние, скрытые резервы. Не дойдя до скамейки, Ник упал, снова поднялся и пополз на коленях. Кое-как взобравшись на скамейку, он достал пачку сигарет, закурил. Боли он уже не чувствовал, все тело было сковано диким холодом. Пространство вокруг скамейки, на которой сидел Ник, подернулось рябью. Раздался звук, словно бы у кого-то рядом порвалась струна гитары. На скамейку, рядом с Ником, тихо присела Смерть.
   - Докурить то хоть дашь? - спросил Ник, не поворачивая головы.
   - Передо мной не накуришься, - пошутила Смерть. - Впрочем, кури, заодно меня послушаешь.
   Ник выбросил недокуренную сигарету, закурил еще одну, последнюю в жизни. Приходу Смерти он не удивился, она пришла вовремя и вполне ожидаемо.
   - Ты мне вот что скажи, - продолжила Смерть. - Ты чего это Светланку и Машку одних бросил? Этот бабский батальон без тебя не вытянет.
   - Да я что ли специально? - буркнул в ответ Ник.
   - Не специально, но ловушку должен был предвидеть. Чего вообще сам сюда поперся? Коле бы позвонил, милицию привлек бы. Ан нет, ты ж у нас герой, должен сам спасти весь мир, - язвительно сказала Смерть.
   - Да ничего я никому не должен, - ответил начинающий злиться Ник. - Просто так получилось.
   - Просто ничего не получается. Что же мне с тобой делать?
   - А я откуда знаю? - удивился Ник. - Не я же за тобой пришел.
   Смерть хохотнула, оценив шутку. Посидели в тишине. Докурив сигарету, Ник молча ждал, больше ему ничего не оставалось, а смерть сидела, не шелохнувшись, словно бы размышляя о чем-то.
   - Хорошо, - наконец сказала она, придя к какому-то решению. - Я тут посоветовалась кое с кем, Замысел допускает право выбора пути для тебя.
   - Что за Замысел такой? - поинтересовался Ник.
   - Все вопросы потом, у нас мало времени. Даже я не могу долго удерживать твое тело от окончательной гибели. Ты родился воином и как воин прожил свою жизнь. Сражался ради того, что бы не было войны, спасал слабых. Да, ты совершил много зла, но, каждый воин идет по узенькой тропинке, между добром и злом. Тебе удалось не сорваться и пройти вой путь до конца. За это ты заслужил спокойную жизнь. Можешь выбрать себе мир по душе, родишься принцем, станешь королем небольшого, благополучного королевства и проживешь тихую, счастливую жизнь. Ну или родишься простым человеком, получишь профессию, женишься и проживешь счастливую жизнь, без невзгод и потрясений.
   -Соблазнительно, - после некоторых раздумий сказал Ник. - Но, я так понимаю, что выбор подразумевает и второй вариант?
   - Что ж вы все такие торопыги и перебиваете старших, я еще не договорила, - недовольно ответила Смерть. - Да, есть и второй вариант. Остаться здесь и прожить жизнь защитника. Маша и Светлана неординарные, творческие личности. Такие люди беззащитны в обычной жизни. Ты будешь оберегать и защищать их до конца жизни. И, не забывай о Коле, который попросту не выдержит без твоей поддержки, ведь он такой же, каким был ты, пока не встретил Светлану. Просто прячет все за маской оптимиста и балагура. Потеря еще одно друга станет для него невыносимым ударом. Если ты выберешь этот путь, то простой жизни, без тревог и волнений тебе не избежать, но, счастье, оно разным бывает.
   - Хорош выбор, - задумчиво сказал Ник. - А попроще варианта, который бы устроил всех, у вас нет?
   - Да ты еще и наглец, - Смерть погрозила пальцем Нику. - Время идет Ник, и его все меньше, что ты выбрал?
   - Я думаю, ты уже знаешь мой ответ, - приняв решение, ответил Ник. И тут же перед глазами у него все померкло.
   - Скажи спасибо Светлане, - перед тем как отключится окончательно, услышал Ник голос Смерти, доносившийся, откуда из далека.
  
  
  
   Эпилог.
  
   Очнулся Ник в больничной палате. Он лежал на спине, все тело болело, в руки были воткнуты иглы капельниц. Приоткрыв один глаз, Ник осмотрелся. В углу за небольшим столиком, обнявшись, сидели Светлана и Маша, обе тихо плакали. Судя по мокрым платкам, продолжалось это долго.
   - Что это вы мне тут сырость разводите? - хриплым голосом спросил Ник. Во рту пересохло, язык слушался с трудом, и очень хотелось пить.
   - Живой! - синхронно закричали Маша и Светлана, бросаясь к Нику.
   - Тише, тише, вы же всю больницу переполошите. Живой, куда же я от вас денусь? Воды дайте.
   Ему налили воды, Ник отпил немного, помня о том, что пациентам с такими ранениями много пить нельзя. Маша и Светлана устроились с разных сторон кровати, вложив свои ладошки в ладони Ника. Улыбаясь и плача они молча смотрели на Ника, не в силах поверить, что он здесь, с ними, живой.
   - Ну вот, снова плачете, скоро слезами зальете всю палату, придется спасательный круг искать, - хрипота из голоса Ника исчезла, но он все равно оставался слабым, еле слышным.
   - А не нужно ничего искать, мы и сами тебя спасем, - сквозь слезы счастья ответила Маша.
   - Еще как спасем, а потом дадим ремнем по мягкому месту, за то, что ведешь себя плохо, - подтвердила Светлана.
   - Я вижу, что вы хорошо спелись, пока меня не было, - удивленно сказал Ник.
   - А, то, мы теперь непобедимая команда, - ответила Светлана, посмотрев на Машу.
   Ник не выдержал и засмеялся, тут же закашлявшись. Смеяться было больно.
   - А меня возьмете в свою команду? - серьезно просил он.
   - Ты будешь нашим командиром, - так же серьезно ответила Маша. - Мы уже все решили, да Света?
   - Да, будешь нас оберегать и защищать, - сказала Светлана, в точности повторив слова Смерти.
   - Буду, - серьезно ответил Ник, и тут же огорошил Светлану вопросом, - Выйдешь за меня?
   - Как же не выйти за такого красавца, весь в бинтах и иголках, прямо сейчас в ЗАГС пойдем? - попробовала отшутится Светлана, но, поймав на себе взгляды молчащих Маши и Ника, смутилась и тихо ответила, - Да.
   - Ура! - тихо прошептала Маша, глаза ее сияли восторгом. -Только вы учтите, я хочу братика и побыстрее!
   Посмотрев на Светлану и поймав ее ответный, обещающий взгляд, Ник ответил:
   - Будет. Все у нас будет, дочка.
  
   Смерть наблюдала за ними, стоя в углу комнаты. Никто ее не видел и не слышал. Думала Смерть о том, как извилист и тернист путь человека к собственному счастью. На миг она даже немного позавидовала Нику, Маше и Светлане, сожалея о том, что сама не может стать человеком. Но лишь на миг, а затем она исчезла, впереди у нее было много дел.
   Беседа утомила Ника и он не заметил, как провалился в сон. Снился ему великолепный замок из белого камня, стоящий на берегу большого озера. Король Ник и его любимая жена Светлана, обнимаясь, стояли на одной из стен замка, наблюдая за принцессой Машей, скачущей на белом жеребце по берегу озера.
  
   2012-07-15
   Дмитрий aka Ditrum
  
   * Все события повести являются вымышленными, любое совпадение является не более чем случайностью.
   * Благодарности - Светлане aka Nika, Игорю, Марине,Сергею и тем, кто в меня верит.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"