Старостин Денис Игоервич: другие произведения.

Подмена. История школьной аферы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты хочешь всю жизнь быть честным и проработать на заводах Крайнего Севера? Или стоит лишь раз обмануть и стать тем кем хотел? Для тебя - дилемма. А для них...


   НЕ ТО, ЧЕМ КАЖЕТСЯ.
   Все совпадения с реальными людьми, местами действия и событиями, случайны и непреднамеренны.
   2015 год.
  
   1.
   Через тернии к звёздам. Этот принцип запал в меня крепко. Я давно уже понял, что в этой жизни нет ничего простого и доступного, но неизменно искал это. Бесполезно. Бесплатным только сыр в мышеловке бывает, как известно. Что держало меня в этом городе? Уж не воспоминания о пьяницах, валяющихся на пороге моей квартиры, уж не замёрзшие до смерти старушки, сидящие в тридцатиградусный мороз на скамейке перед домом, потому что зять не пускает домой?
   Отнюдь не это. И не затянутое смогом небо по вечерам. И не отравленный воздух. И не смертельные болезни, которые наблюдались у четверти жителей моего города.
   Я родился и вырос здесь. Поэтому не хотел уезжать отсюда, здесь были мои родители и мой дом. Что уж кривить душой, я боялся уйти отсюда, опасаясь, что в других местах жизнь ещё хуже, а люди ещё более злы, чем у меня дома. Я был неправ. Скоро я в этом убедился. Но тогда я был молод и холоден, а потому не понимал жизнь. Господи, верни меня обратно.
  
   В среду, 25 марта мне позвонил мой знакомый преподаватель. Я всю жизнь мечтал стать писателем, научиться творить романы и зарабатывать бешеные деньги, как мои кумиры Стивен Кинг и Джоан Ролинг. Через тернии к звёздам, как говорится.
   В общем, в сознательном возрасте я стал чётче представлять жизнь и понял, что мне просто так стать писателем мне не удастся. Моею страстью стала журналистика. То же, по-своему, писательский труд, но в несколько иной форме.
   В тот день Ирина Олеговна хотела поговорить о моей дипломной работе, которую я защищал при окончании школы. Что-то там её заинтересовало. Звонок поступил не вовремя. Он застал меня в совершенно прозаическом месте - на кухне, держащим в одной руке чайник, а другой старательно пытающимся достать вилку, закрыть шкафчик и вытереть со стола одновременно. Конкретно говоря, я собирался есть. Но звонок заставил отложить трапезу и, заглушая позывы моего голодного желудка, отправиться к старому телефону на прикроватной тумбочке.
   -Да, да!
   -Дэн, это ты? Здравствуй, это Ирина Олеговна тебя беспокоит.
   -А, здравствуйте!
   -Как у тебя дела, жив - здоров?
   -Да, всё хорошо, спасибо.
   -Я тебе вот что звоню. Тут Осип Сидорович тобою интересовался, говорит, пусть этот Денис приедет ко мне в офис, мы с ним поговорим об одном важном деле.
   -Осип Сидорович? Ух, ты, это интересно. А когда?
   -Прямо сейчас. Времени у него мало, ты же представляешь, что это за работа.
   -Уже выхожу.
   -Сделай милость, приди вовремя. Возможно это кое-что интересное.
   Я собрался, закрыл дверь своей комнатушки в центре города и вышел во двор. Запах грязного снега, булочной за углом и бензина окружил меня и забрался в мои ноздри, пытаясь добраться до лёгких. Что ему, впрочем, удалось. Вокруг гудели машины, дымили выхлопными трубами, снег валил с неба, словно перья из распоротой подушки, прохожие кутались в шарфы и воротники, пытаясь защититься от непогоды.
   Офис Осипа Сидоровича Дёмина располагался в одиноко стоящей высотке в центре квартала, чуть севернее моего дома. Вокруг торчали из-под снега запорошенные автомобили, чернели костьми чахлые деревца.
   -Как это называть? - послышалось сбоку от меня. Я оглянулся и увидел мужчину, лет тридцати, разговаривавшего по телефону.
   -Нет, я, конечно, понимаю, что дела идут не ахти, но это уже не в какие ворота не лезет, Санёк! Что? Сиреневые кто? - голос говорившего чуть не сорвался, - а... - неожиданно спокойно произнёс он. - Санёк, ты пьян? Ну что ты отрицаешь очевидное, я же слышу. Чудится уже, не пойми что!
   Я усмехнулся про себя. Бедный парень, наверное, директор какого-нибудь проката DVD дисков в духе: купи один диск, второй тебе в подарок дадут. А продавцам там, после сотого просмотренного в один день фильма (больше там и делать то нечего!) может привидеться и не такое. Сам работал, знаю.
   Поднявшись по лестнице на седьмой этаж (я не выношу лифты), я прошёл через коридор к железной, обитой деревом двери и позвонил в звонок.
   Послышались шаркающие шаги и за дверью кто-то спросил:
   -Кто там?
   -Осип Сидорович, это Дэн.
   -Сейчас.
   Дверь открылась, и моему взору предстал седовласый мужчина огромного роста, под два метра и улыбчивым взглядом карих глаз.
   -Заходи, заходи! Жду.
   Я прошёл в прихожую, оклеенную белыми обоями, мимо зеркала в мой рост вышиной, из прихожей в комнату, где Осип Сидорович усадил меня на диван, сам сел рядом за письменный стол.
   -Ну, как твои дела?
   -Да. Не беспокойтесь. Всё хорошо.
   -Отлично. Я вот что тебя позвал. Ты же рассказ пишешь?
   -Ну... - я смутился, - да.
   -М.. и о чём он у тебя?
   -Ээ... ну он в стиле фэнтези, там главный герой гном, ему помогает эльф один он...
   всё-всё, ясно!.. Хм...как, готовишься к экзаменам?
   -Да, конечно. Некоторые не готовятся, пишут шпаргалки, но вы же понимаете, что 95% шпор замечают. И грозит это заводом, причём работать на нём придётся отнюдь не директором.
   -Это неважно. Ты слышал когда-нибудь о... переселении душ?
   Я поднял брови.
  
  
   Со времени нашей последней встречи с Осипом Сидоровичем прошло две недели. Я шёл по тёмной улице, подняв воротник от снега, сплошной стеной валившим с неба и размышлял. Если взвесить все за и против, то это очень даже неплохая перспектива: сдать Государственный экзамен на отлично, соответственно поступить туда, куда хотел, уехать отсюда и начать жить по-новому. Но всё дело в том, что я вообще не представлял себе, как выглядит то, что предложил мне Осип Сидорович. Надеюсь, что хоть он то как раз и представляет это.
  
   Некоторое время назад он назначил мне встречу в доме, на чьей-то квартире, и сейчас я спешил к нему, поглядывая на часы. Стрелки застыли на без пяти одиннадцать, я пришёл вовремя.
   Набрав номер квартиры, я стал ждать, выдыхая облачка пара и потирая руки в вязаных рукавицах.
   -Кто там?
   -Это Дэн, здравствуйте. Я к Осипу Сидоровичу.
   Послышалось гудение, кто-то повесил трубку, а дверь... не открылась.
   Я постоял секунду в изумлении, а потом вспомнил кое-что, о чём я договаривался с преподавателем.
   Снова набрал номер.
   -Кто там?
   -Verba volant...
   -Scripta manent! - ответил я.
   Дверь открылась.
  
  
   На самом деле всё было довольно скверно. Осип Сидорович рассказал мне нечто такое, от чего у меня мурашки пошли по всему телу.
   Когда 15 лет назад ввели обязательный Государственный Экзамен для всех учеников оканчивающих двенадцать классов общеобразовательной школы, многие и не подумали, что всё может сложиться так. На самом деле, экзамен представлял собой сущую пытку. Ученики сидели по одному за партой, и пять часов писали работу, включающую в себя 102 вопроса по всем предметам. Плюс несколько сочинений. Если кто-то поворачивался или пытался подсказать, "вежливые внушители", то есть охрана, присутствующая на экзамене, выводила этого человека из аудитории и завтра вы могли видеть его у станка на заводе, разгребающим мусор на фабриках или на любой другой рутинной и тяжёлой работе.
   Поэтому никто не имел права отвлекаться.
   Если же какой-то ученик не сдавал экзамен, или писал его на "двойку", он отправлялся туда же. Многие из тех, кто осознавал, что экзамена ему не сдать, молча, отправлялись на работу, даже не садясь за парту.
   Разумеется, находились ученики, которые пытались перехитрить всю систему образования страны и пройти экзамен незаконными способами. Таких наказывали тюрьмой. Однако желающие рискнуть не исчезали.
   Четыре года назад страна официально объявила о начале изучения нейропсихических свойств человеческого мозга. Это не клонирование, запретного тут ничего не было, по всей стране открывались институты, готовящие специалистов в данной сфере, и всё было шикарно.
   Пока не появились они. Нейронные, или, как их ещё называли, мозговые, террористы. Они овладели этой наукой и научились менять сознание одного человека на другое. Таким образом, чтобы взорвать самолёт, не обязательно было наряжать смертника и сажать его в этот самолёт, достаточно было заменить сознание члена экипажа, который в нужный момент выполнял свою задачу, на сознание террориста, который телом, скажем, пилота, направлял самолёт в пике, и вовремя выходил из сознания пилота. Дело сделано. Однако это грозило и смертью проникающего в разум человека, если донор с чужим сознанием будет убит. Тогда умирало и сознание проникающего.
   Появилось множество способов бороться с мозговым терроризмом. Самый главный недостаток состоял в том, что перемену личности и сознания можно очень легко заметить. Человек резко менял своё поведение и приобретал характер перенесшегося в его разум. Менялась моторика тела, манера говорить, держаться и, что самое необычное, цвет глаз. Всё это очень осложняло террористам дело, и помогало властям их быстро изобличать.
   Но дело не в этом.
   Эту же технологию и предлагал Осип Сидорович для написания экзамена. Пару лет назад несколько учеников, смогли сдать экзамен на "отлично" как раз с помощью этой технологии, но были пойманы и посажены в тюрьму.
   Осип Сидорович предлагал заменить сознание учеников нашего класса на разум учителей нашей школы и позволить им написать экзамен за нас.
   Сложность состояла вот в чём: экзаменаторы брали образец почерка, а при переселении душ, почерк изменялся на почерк владельца сознания, определялся цвет глаз, который потом перепроверялся, и проходила определённая психологическая беседа, в ходе которой ученику задавали некоторые вопросы, которые потом переспрашивали в течение экзамена.
   Всё это Осип Сидорович предлагал учесть и провести самую гениальную афёру в истории школьного образования.
  
   2.
  
   В комнате сидел почти весь наш класс. Я огляделся, кивнул друзьям, помахал рукой девчонкам и сел на диван. После меня в комнату вошёл Осип Сидорович, закрыл дверь, занавесил окна и сел на стул посредине зала.
   -Осип Сидорович!!!
   -Расскажите!!!
   -Мы взломаем базу данных ГЭ??!!
   -Кого возьмём в доноры??!
   -ТИХО! - крикнул Осип Сидорович, - всё в своё время. Успокойтесь. Главное сейчас - это узнать ваши мнения. Я раздам вам листки бумаги, вы каждый напишите своё мнение и отдадите мне. Если хоть на одном из двадцати будет стоять "не согласен", я прекращаю собрание, и вы забываете обо всём, что слышали от меня.
   -Да никто и не сомневается!
   -Да!!
   -Мы все готовы!
   -Зачем нам ещё и это!
   -Прошу тишины! Мне необходимо убедиться в том, что каждый из вас готов на это.
   И Осип Сидорович действительно раздал нам листочки, на которых мы по очереди писали "да" и отдавали ему. Он брал их, смотрел, кивал и по очереди рвал на мелкие клочки.
   Когда все сдали, он собрал бумажные клочки, спрятал их в пакет и выбросил в ведро.
   -Это была последняя проверка. Теперь мы все повязаны одной цепью, и никто не вправе отказаться.
   -Это было и так ясно! - сказала Элла, моя соседка по парте. - Нам главное сдать экзамен, все знают, что он нечестный!
   -Но наши методы будут не менее нечестны, чем этот экзамен. Если нас рассекретят, то каждый из нас отправиться на горные разработки или к станкам, где трудятся заключённые.
   -М-да...
   -Ужас...
   -Что теперь? - услышал я голос нашего старосты.
   -Теперь мы поговорим о том, что хотим сделать. Эта технология уже изучена, опасности не представляет. Один мой знакомый профессор любезно предоставил мне установку по переселению разума. Для начала мы проверим её на всех вас, чтобы выяснить, совместимы ли вы вообще с ней.
   -А есть вероятность несовместимости?
   -Может возникнуть отторжение, - кивнул Осип Сидорович. - Но всё это зависит от личных параметров человека. В течение первых испытаний мы это узнаем.
  
   Спустя четверть часа мы, по очереди, вышли из квартиры Осипа Сидоровича. Пара человек направились наверх, пара спустилась по лестнице, кто-то съехал по лифту.
   В лифте оказался я с Эллой.
   -Тебе страшно? - спросил я.
   Она улыбнулась.
   -Попытался завести разговор?
   Я пожал плечами.
   Она посмотрела на меня. В её серых, огромных глазах я увидел нечто, что не мог распознать. Что-то она чувствовала, но не могла сказать.
   -Нет, конечно. Я не боюсь.
   Я кивнул.
   -Как думаешь, установка нам поможет?
   Элла усмехнулась.
   -Если не она, то нам придётся очень постараться. Твоя средняя оценка по математике сколько?
   -2.9, - я засмеялся. - Но на экзамене я соберусь.
   -Буду надеяться, - она улыбнулась.
   Лифт подъехал к 1 этажу. Створки распахнулись и мы вышли.
   Я направился к друзьям, она повернула в другую сторону улицы.
   -Пока, - сказал я ей.
   -Пока, Дэн!
  
   Мы разошлись.
   Снег валил густой стеной, заставляя почувствовать себя в огромном аквариуме, в котором вместо воды снежные хлопья. Люди словно парили в них, фонари были похожи на висящие в воздухе светлячки, потому что столбов видно не было даже с расстояния в несколько метров.
   Мы шли с друзьями по проспекту, по направлению к высотке, где жили все мы.
   -Ха, круто будет, если нас не поймают! - воскликнул Руслан.
   -Да что будет то? Ведь технология проверена? Проверена! Всё, экзамен у нас в кармане, - ответил Арт.
   -Ага, а ты уверен, что все мы совместимы? - усмехнулся Ван.
   -Ну и плевать на тех лузеров! Зато те, кто пройдёт, будут в шоколаде.
   -А как вы думаете, вы пройдёте? - спросил я.
   -Кто знает, - пожал плечами Арт.
   -В прошлый раз в парке аттракционов меня же подсоединяли к виртуальном морскому бою? Я подошёл. Значит и туда подойду, - сказал Руслан.
   -Болван! Морской бой это не переселение разумов!! Там же другое устройство! - воскликнул Ван.
   -Да плевать! И так сойдёт.
   Я улыбнулся про себя.
   -А ты, Дэн?
   -Узнаем позже.
   -М-да... - произнёс Руслан.
  
   Следующий месяц я сидел за уроками. Ну как за уроками? В целом за компьютером, но одновременно глядя в учебник математики. Через день мы ходили в подвал на другом конце города, где стояли кресла в форме полукруга и в центре находился ТОТ самый аппарат.
   Когда я впервые увидел его, мне он показался похож на зубоврачебное кресло, к которому по полу шло множество проводов. Далее я узнал, что само кресло предназначалось для оператора установки, а провода заканчивались чем-то, похожим на раздвоенный хват для чугунков в старорусских домах. Устройство обвивалось вокруг головы человека, концами оставаясь у него на висках. Выглядело это всё как камера пыток.
   Аппарат для переселения душ был совсем новым. Он блестел хромированным покрытием, резиновые провода были ещё целы и не потрескались, кресло блестело кожей.
   Во всём этом царствовал Осип Сидорович и его ассистент - тот самый профессор из центра развития науки.
   -Мрачновато, не правда ли? - спросил меня кто-то.
   Я оглянулся. За спиной стояла Элла.
   -Довольно таки. Главное, чтобы все оказались совместимы.
   -Да успокойся ты! - сказала Элла. - Уже месяц беспокоишься об этом. Пока никого не отторгало. Почему ты так об этом беспокоишься?
   -Почему? - я повернулся к ней и прямо посмотрел на неё. Она не опустила глаза. - Да потому, что представь: стоит одному не подойти и что он сделает на экзамене?
   -Ну... не сдаст его!
   -Не просто не сдаст. Он сделает всё, чтобы и остальные его тоже не сдали! Он встанет и укажет на них и скажет - они под контролем своих учителей из школы!
   -Да не может этого быть! - она покачала головой. - Посмотри на них - разве кто-нибудь сможет сделать так?
   -Откуда мне знать? В панике они могут натворить и не такого.
   -Почему ты не веришь в людей? В людях есть хорошее!
   -Я рад, что ты так считаешь. Но я уверен в обратном.
   -Ты хоть кому-нибудь доверяешь? Своим друзьям? Осипу?
   Я подумал. А в самом деле - может ли журналист доверять кому-либо? Должен ли любить людей? И я знал ответ.
   -Никому. Не доверяю.
   Она внимательно посмотрела на меня и, ничего не сказав, отошла.
   Я провожал её глазами и внезапно кое-что понял.
   -Элла! - позвал я её.
   -Да?
   -Ммм... я доверяю тебе.
   Она склонила голову налево и сощурила глаза.
   -Я рада, - сказала Элла.
   Потом она отошла.
   А я понял, что эту фразу она сказала искренне. Но что-то в ней меня всё равно настораживало.
  
   -Не беспокойся насчёт стула. Ты с него не упадёшь. Просто прими удобную позу, - сказал Осип Сидорович, поправляя на мне хват.
   -Кто хочет быть его донором?
   -Можно я! - услышал я голос Руслана.
   -Чёрт, только не он, Осип Сидорович! Пусть кто угодно, только не этот человек!
   -Я буду в твоём сознании! Я буду в твоём сознании! - повторял Руслан.
   -О Господи... - я откинулся на спинку стула.
   Спустя пару минут без предупреждения у меня в глазах помутилось, я протёр их, а когда смог что-то видеть, оказалось, что я сижу на другом стуле. Я посмотрел на свои руки и увидел, что они не мои. Я посмотрел на ноги и увидел джинсы Руслана. И почувствовал, что ему жмёт правый ботинок.
   -Как ты себя чувствуешь? - спросил Осип Сидорович у меня.
   Спустя пару секунд я осознал, что он обращается к моему телу, в котором сейчас вовсе не я.
   Это было удивительно.
   -Отлично. Хотя мне немного некомфортно, - голос был мой, но говорил не я.
   -Где? Голова не болит?
   -Неа, жмут трусы немного.
   Я кинул в него карандаш.
   Осип Сидорович поднял брови.
   -А в остальном как?
   -Всё окей. Хотя мне не нравится цвет футболки. Не люблю синий.
   -А как ты? - Осип Сидорович обратился ко мне.
   -Всё хорошо.
   -Ну и отлично. Возвращаемся.
   Спустя мгновение я оказался в своём теле. Осталось чувство, будто я возвращаюсь в одежду, которую до этого на минуту надевал другой. Но ничего неприятного.
   -Осип Сидорович, а как же провода? Как я смогу идти на экзамен.
   -Я же это уже говорил. Ты прослушал меня, - покачал головой Осип Сидорович. - Хват нужен лишь для переселения. Потом он не будет нужен. До операции возвращения.
   -А как долго возможно находиться в другом теле?
   -Всю жизнь, - ответил мне профессор, ассистент Осипа Сидоровича. - Это не важно.
   -Всё, вставайте.
   Мы встали.
   -А у тебя ногти не подстрижены!
   -А у тебя ноги разные! - произнёс я одновременно с Русланом.
   Мы засмеялись.
   -Всё парни, дайте место остальным.
   -Отойди, чего стоишь! - оттолкнул меня Михаил, мой одноклассник.
   -Руки при себе держи, - кивнул я ему.
   Я отошёл от аппарата. Ко мне приблизилась Элла.
   -А ты боялся.
   -Я не боялся. Я просто переживал за остальных.
   -А ты думал, как бы поступил сам, если бы оказался несовместимым?
   -Нет, не думал.
   -А вдруг это ты бы начал сдавать нас на экзамене?
   Я задумался.
   -Наверное. Надо подумать.
   -Ты бы мог такое сделать?
   -Ну откуда же я знаю?
   -Ты должен это чувствовать.
   -Наверное, я же сказал!
   -Ну, хотя бы ты был честным, - произнесла Элла.
   -Да...
  
   В следующий месяц мы все прошли совмещение, причём не раз. Я уже побывал разумом многих одноклассников, мы смеялись, заставляя чужие тела делать то, что они раньше никогда не делали.
   Позже, уже в начале мая, пришли учителя. Мы по очереди прошли совмещение с ними.
   Всё было отлично. Каждый из нас оказался совместим.
  
   Мы собирались в квартире Осипа Сидоровича, чтобы обсудить все испытания, которые проходили.
   -В целом, всё пока движется неплохо, - говорил нам Осип на одном из собраний. - Я не знаю пока насчёт ваших знаний, но если совмещение удастся, то они вам и не понадобятся в принципе.
   Учителя обучались вместе с нами. Проходили основные курсы школьной программы для того, чтобы отвечать на вопросы не только по своей специальности.
   -В общих чертах план таков: в 8:30, 1 июня мы собираемся в кабинете директора, где будет установлен аппарат, здесь мы все меняемся телами со своими учителями, потом нас грузят на автобусы и увозят. Ученики, в телах учителей остаются в школе. Только троих из них отвозят в Пункт Проведения Экзамена, где они следят вместе с остальными учителями за проведением.
   В 10:00 начинается сам экзамен. В его начале вас проверят по тестам, в которых выявят некоторые черты вашего характера, и по ним уже будут наблюдать за вами, выявляя малейшие отклонения в вашем поведении. Поэтому каждый из вас выберет в ближайшем будущем преподавателя, который и будет донором для вашего разума на время экзамена.
   -А как мы определим этих преподавателей? - спросил кто-то из класса.
   -Жребием. Честный выбор. Потом вы будете проводить время со своими преподавателями, чтобы запомнить черты характера друг друга.
  
   Собрание закончилось поздно ночью. Потом, ближе к полуночи мы поехали в школу, где нас ждали преподаватели.
   Мне достался Осип Сидорович - литература. Элле - математика, которую она просто ненавидела. Руслан переругивался с географичкой, которая отныне была его донором.
   -Вот это те люди, в телах которых вы будете на время проведения экзамена, - обратился к нам Осип Сидорович. - Все они повторяют школьную программу по учебникам, чтобы помочь вам.
   -Наш подарок на выпускной, - сказала Лидия Сергеевна, географ.
   Ей кивнула математичка.
   -Совершенно верно. Мы рискуем своими жизнями едва ли не больше вашего. Представьте, если узнают, что это мы сидели в ваших телах на экзамене! Нас сразу отправят в бессрочный отпуск до конца жизни.
   -Они всё это понимают, - сказал Осип Сидорович. - Поэтому на экзамене вы должны быть особенно бдительными!
   -Будешь тут бдительной, если я всегда представляла нашу математичку с головой перемазанной клеем! - шепнула Элла Татьяне, своей подруге, и обе хихикнули.
  
   3.
  
   В кафе недалеко от школы сидели две дамы среднего возраста.
   -Что за идея, Тамара? - спросила одна, лениво размешивая ложкой кофе.
   -Ну, вот ты мне скажи, ты в школе сколько работаешь? - спросила Тамара.
   -С чего бы такие вопросы? - удивилась Лидия Сергеевна. - Ну, скоро десять лет уже.
   -Вот! Тебе сколько? Вот недавно Сашке исполнилось двадцать, а у него в марте. Значит тебе сейчас 35, так?
   -Ну, предположим, - тревожно огляделась учитель географии.
   -Значит тебе до пенсии ещё лет 30 ещё! Ты взрослая, уверенная в себе женщина, у тебя ещё всё впереди!
   -Ну, к чему ты ведёшь, Тамара? - спросила Лидия Сергеевна, отхлебнув кофе.
   -Да к тому и веду, что тебе сейчас рисковать, смысла нет!
   -Чем рисковать? - не поняла географичка.
   -Как чем? Ты же 1 числа можешь в тюрьму сесть, как ты не понимаешь! И всё из-за этого выпуска. Будь он не ладен!
   -Ах... вот в чём дело... ты просто боишься... понятно...ну что ж, я тебе ничем помочь в это не могу! - отрезала Лидия Сергеевна. - Хочешь стать последней сволочью и предать ребят - пожалуйста, но не смей в это втягивать меня! Я сяду в тюрьму честным человеком. Этот экзамен - попытка разграничить наших детей на смертников, копошащихся в угольных шахтах и на элиту, которые будут сидеть на верхушке вещевой пирамиды. Причём разграничат их - весьма жестоким способом. Словно Гражданская война - на красных и белых!
   Тамара подняла глаза на вскочившую географичку.
   -Пойми, я старый человек! Мне осталось два месяца до пенсии, я могу уйти на покой и стать пенсионером с приличной пенсией, а могу и сесть в тюрьму из-за последнего выпуска нашей школы! Чем я ему обязана?? У меня их были десятки! Я даже не упомню сколько!
   -Вспомни, Тамара - делала ли ты в своей жизни хоть что-то действительно важное и стоящее?
   -Я выучила сотни человек!!! Они стали образованы благодаря мне! Пусть не все, но большая часть! Я всю жизнь давала молодым умам знание и ничего не просила взамен. А теперь вы все хотите подвести меня под эшафот из-за кучки семнадцатилетних лоботрясов! - в свою очередь встала Тамара.
   -Это твой долг! Ты должна до последнего служить детям. И этому выпуску нужно что-то большее, чем просто знание! Им нужна твоя смелость! - закончила Лидия Сергеевна, схватила сумочку со стула, поправила платок на шее и вышла вон из кафе.
   Тамара ещё долго сидела за столиком, невидяще глядя на стол, по которому ползала сонная весенняя муха.
  
   Я сидел в своей квартире, пропахшей запахом разогретой пиццы, которую я купил по дороге домой и смотрел телевизор.
   За окном было ещё светло, но сумрак уже неотвратимо надвигался на город, словно гигантской рукой накрывая дома, улицы, проспекты и поздних прохожих.
   По MTV шёл клип, я наполовину выключил звук, сел на пол возле телевизора и лениво глядел на экрана, отправляя в рот куски пиццы.
   Сегодня 31 мая, точнее май уже на исходе - время на часах - пол одиннадцатого, и завтра нам предстоит то, что и не снилось Тому Крузу, тоскующему без очерёдной части невыполнимой миссии. А у нас, пожалуйста, завтра четвёртый эпизод этой киноэпопеи. Только с одной разницей - в случае неудачного дубля самое страшное будет не крик режиссёра, а каторга. Х-мм...
   Зазвонил телефон. Я поднялся с пола, положил пиццу на диван и взял трубку, попутно вытирая руки об одноразовую салфетку.
   -Да?
   -Дэн, это ты?
   -Ну, а кто же?
   Звонил Олег.
   -Ты как?
   -Да всё нормально, - ответил я. С чего бы такая забота? - А ты?
   -Я.. да всё хорошо...
   -Точно?
   -М.. нет.
   -А, ну так говори - что случилось?
   -Мне... мне страшно.
   Я хмыкнул.
   -Ну, а кому сейчас не страшно?
   -Нет, ты не понял, я просто весь трясусь. Боюсь, что...
   -Что?
   -Боюсь, что завтра завалю всё.
   -С чего это ты взял?
   -Не знаю... но мне очень не хочется подставляться теперь.
   -А ты учил? Скажи завтра Сидоровичу, пусть тебя не заменяет.
   -Да нифига я не учил! В том то и дело!
   -Тогда у тебя единственный выход - сделать так, чтобы завтра у нас всё получилось как по маслу. Ты помнишь, что мы обсуждали на протяжении этих трёх месяцев?
   -Да, я всё записывал.
   -Тогда удачи тебе завтра, Олег. Всем нам удачи...
   Не дождавшись ответа, я повесил трубку. Может быть, стоило подождать, пока тот выскажется полностью, чтобы завтра не волновать остальных, но сейчас уже было поздно что-либо изменять. К тому же, я не помнил телефон Олега.
   Стоило мне отойти на пару шагов от аппарата, как тот опять затрезвонил. Я вернулся и взял трубку.
   -Да, да?
   -Дэн. Привет!
   Звонила Элла.
   -Мм... привет! Ты ещё не спишь?
   -Ой, я ещё долго спать не буду, не хочется чего то.
   -Понятно. Так чего звонишь, просто так?
   -Да... решила поболтать, всё равно делать мне нечего.
   Я про себя улыбнулся.
   -Тут мне кое-кто звонил пять минут назад.
   -Ну и кто?
   - Олег. Он волнуется.
   -Ах... Олег волнуется... да, это серьёзно...
   -Нет, - усмехнулся я, - не просто волнуется, судя по его словам, он может завалить завтра всё.
   -Кхм, - поперхнулась Элла, - он сам тебе так сказал?
   -Ага.
   -Что за бред то? Ну, с чего бы ему так думать?
   -У него стресс, сама понимаешь, он звонил мне, хотел выговориться, я поболтал с ним чуток.
   "И не до конца", - подумал я.
   -И что он?
   -Понятие не имею. Вряд ли я его успокоил, - честно ответил я.
   -Это похоже на тебя, - усмехнулась Элла. - Ты сам-то как?
   -Даже и не знаю. Честно говоря, теперь я волнуюсь в сто раз больше, чем полчаса назад. Не знаю как там с остальными, к тому же... А как ты? Переживаешь?
   -Нет, конечно... с чего бы это, - сказала Элла.
   Мы замолчали. Мне вдруг вспомнился наш разговор в тот день, когда наш класс впервые увидел аппарат по переселению душ. Тогда я задал её тот же самый вопрос, немного по-другому, но смысл был тот же. И она ещё тогда ответила мне, что её ничего не беспокоит. И сейчас тоже самое. Казалось, она вообще не переживает по поводу экзамена. Даже не волнуется, когда до экзамена осталось несколько часов.
   И тут я снова кое-что понял.
   -Элла, - позвал я в трубку.
   -Чего?
   -Тебе страшно, да?
   Она секунды три помолчала.
   -Очень.
   Она постоянно боялась. Если переживаем теперь и мы, парни, то она волновалась все последние месяцы. Просто тряслась. А я этого не замечал.
   -Дома есть кто?
   -Нет, отец работает сегодня в ночь, а у мамы банкет на фирме, ты же понимаешь. Она думает, что у нас завтра обычный экзамен, поэтому особо не переживает.
   -Я сейчас приду к тебе.
   Она хмыкнула.
   -Ну, давай, залетай.
  
   Я брёл по ночным улицам города, пару кварталов - это не так много, а тратиться на такси не хотелось. В пакете у меня лежали вещи и рубашка с брюками. Надеюсь, Элла не сломала ещё утюг. Я улыбнулся.
  
   Лето пришло неожиданно. Казалось, ещё несколько недель назад падал снег, а теперь асфальт был сухим-сухим, словно сейчас середина июля. Было тепло, но немного дул ветер. Я подошёл к дому, открыл подъездную дверь, домофон был сломан и поднялся на третий этаж.
   Элла открыла мне дверь секунд через пять после того как я позвонил.
   -Тебе понадобилось полчаса. Чего так долго?
   Я не удивился.
   -Вещи собирал.
   -Заходи быстрей, холодно.
  
   Я был в этих комнатах миллион раз. Только теперь они выглядели немного иначе. Я сначала не понял, что же мне не хватает, а потом понял - как и у меня у Эллы отсутствовали учебники и вообще всё, что связано со школой.
   Когда ты учишься, стол и полки вокруг захламляет масса тетрадей, учебников. Всевозможных степлеров, ножниц и прочего.
   Но теперь всё было убрано и стало как-то пустовато.
   -Не замечаешь учебников? - спросила Элла за моей спиной.
   Я обернулся.
   Она стояла в проходе, прислонившись к косяку, в домашнем халате и носках - у неё было свойство замерзать даже в жаркую погоду.
   -Да, без них стало по-другому.
   -Зато не захламлено ничего. Теперь больше такого не будет.
   -Да, ты права. В университете вряд ли будет тетрадей больше, чем в школе.
   -Посмотрим, кто знает, что там будет, верно?
   -Ага. Ты с кем-нибудь ещё сегодня разговаривала?
   -Что? - не поняла она.
   -Ну, я говорю, тебе кто-нибудь ещё звонил сегодня?
   -А... да, девчонки звонили, так ещё... по мелочи.
   -Хм, понятно. Чем занимаешься?
   -Да вот, сидела пока глядела...
   -Телевизор? Да там...
   -В окно, - ответила она.
   -А... вот даже как...
   Я подошёл к ней.
   - Всё завтра будет хорошо!
   -Надеюсь на это,- сказала она. Элла сощурила глаза и глянула мне в лицо. - Пойдём, чаю выпьем хотя бы... раз пришёл.
   -Не откажусь, - сказал я.
   - Пойдём.
  
   Мы засиделись глубоко после полуночи. Одна чашка пустела, мы наливали следующую и всё разговаривали, разговаривали и разговаривали, перебирая всё, что только могли вспомнить.
   Около часа ночи я вспомнил, что пора спать - завтра рано подниматься.
   -Я лягу на диване, дай мне только подушку.
   -Сейчас достану.
   Элла вытащила мне из шкафа подушку, я постелил на диван простынь.
   Пока я занимался подготовкой ко сну, Элла уже легла.
   Я зашёл к ней, держа в руке полотенце и зубную щётку.
   -Спокойной ночи, - сказал я.
   -Подойди сюда, - сказала Элла.
   Я подошёл и наклонился к ней.
   Она несколько секунд смотрела на мои губы, я наклонился ближе и понял, что она уже спит.
   Я улыбнулся своим мыслям, поправил ей одеяло, выключил свет и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.
  
   Осип Сидорович посмотрел на часы.
   -8:30. Больше времени ждать нет. Все в сборе?
   -Да, - ответила Лидия Сергеевна. Она сильно нервничала, теребила брошь на шее, и похоже ей было дурно.
   -Операция "Подмена" начинается!
   Я сидел на стуле в коридоре школы и смотрел, как вокруг копошились преподаватели, ученики, перебегали из класса в класс, перетаскивали вещи. Потом меня позвали, и я стал тянуть провода от огромного блока питания, стоящего посреди коридора, обмотанного полиэтиленом, прямо к стульям в пятом кабинете, где располагался центр управления аппаратурой.
   Мы подсоединили пятнадцать проводов к разъёмам на машине, причём пришлось задействовать дополнительные разъёмы на каком-то блоке рядом с креслом.
   В этом кресле сидел лаборант - тот самый, который ассистировал Осипу Сидоровичу последние три месяца и руководил оттуда всеми действиями.
   Без пяти девять всё было готово. Мы расселись рядом со своими преподавателями. Я сел рядом с Осипом Сидоровичем, который протянул мне мою разводку проводов. Он помог мне прилепить их к моей голове в разных местах, после чего я лишился возможности вертеть головой, уставился в стену и лишь слышал, как рядом переругиваются мои одноклассники со своими донорами - учителями.
   -На счёт три начнётся перемещение, расслабьтесь.
   Я расположился на стуле, как можно было удобнее, и приготовился.
   На счёт три свет для меня померк.
  
   Очнулся я уже не там, где был ранее. Я стоял и оглядывал класс с непривычной для меня высоты. При моём росте в почти сто восемьдесят, Осип Сидорович был выше меня на без малого двадцать сантиметров.
   Всё было по-другому. У меня резко ухудшилось зрение, но очки от этого спасали, я чувствовал себя иначе в одежде, которую носил Осип Сидорович, да и вообще - я был уже другой человек.
   Одноклассники чувствовали себя так же.
   Руслан, а точнее тело Лидии Сергеевны, сидел на стуле ухахатывался над остальными.
   Разумеется, никто из парней не учился ходить на каблуках.
   -Сидим здесь. Выходить я вам не разрешаю, перемещаться только по этой комнате и вообще - беречь чужие тела! - сказал... я...
   Я смотрел на своё тело и видел в нём не себя, а Осипа Сидоровича. Разумеется, тот уже раз пятнадцать побывал в моём теле и привык, но всё же продолжал чувствовать себя неуверенно. Он пытался щуриться, но моё зрение было гораздо лучше его и поэтому можно было бы этого не делать, но он не могу отказаться.
   Учителя в наших телах столпились возле него-меня, а мы в телах учителей расселись нас тульях.
   -Теперь я должен сообщить кое-что. Не далее как сегодня мне позвонили из администрации и сказали новые сведения.
   -Господи, какие ещё? - спросила Анна Георгиевна.
   -На экзамене будут присутствовать преподаватели.
   Я остолбенел. Многие также.
   -Поэтому, Дэн - ты пойдёшь со мной. Мне нужен ещё один. Только находящийся в паре - девушка-женщина, - оборвал Осип Сидорович Руслана, тянущего руку до самого потолка.
   -Можно я?
   Это была Элла.
   -Пойдём, - разрешил Осип Сидорович.
  
   Мы сели в автобус, который повёз нас в место проведения экзамена.
   Мы зашли в здание в 9:40, то есть за пять минут до того, как все должны быть на местах.
   -Прошу вас пройти в ту комнату, - сказал охранник, указав рукой на помещение, в котором толпилось огромное количество человек.
   Там каждого из нас, "точнее каждого из них", - подумал я, проверили на аппарате, подтверждающем нашу личность.
   Далее несколько человек задали элементарные вопросы по темам нашей жизни, на которые мои преподаватели ответили безошибочно.
   Когда они вышли оттуда, Осип Сидорович шепнул мне:
   -Отвечай на вопросы как умеешь и, главное, никому не отказывай. И помни - ты, это я. Так что без глупостей. Удачи.
   Я сглотнул.
   Наши тела отвели в специальную комнату, где посадили за столы, раздали письменные принадлежности, попутно проверив отпечатки пальцев и занеся их в картотеку Министерства Образования.
   Меня препроводили в комнату над залом проведения экзамена, большое окно позволяло видеть всех учеников, и я замечал, как многие из них поворачивали голову и смотрели на нас с Эллой.
   -Волнуешься? - спросила Элла меня.
   Я посмотрел на неё. Что-то её в моём лице поразило, так что она произнесла.
   -Я.. я просто подумала, что тебе может быть будет спокойнее, если я скажу тебе, что проверяющих по крайней мере в два раза меньше, чем мы предполагали.
   -Я не против, просто непривычно слышать "ты волнуешься?" из уст преподавателя, который в основном говорил мне, что я ноль в математике.
   Элла хихикнула.
   -Тихо, веди себя подобающе образу, - шикнул я на неё.
   Элла приняла царственный вид.
  
   Прошло полчаса. Я молча сидел, глядя на то, как преподаватели в наших телах заполняли экзаменационные бланки, смотрели на тесты, морщились, грызли ручки и записывали ответы.
   Пока всё шло по плану. Спустя некоторое время дверь комнаты внизу открылась, и вошли несколько мужчин в пиджаках и чёрных галстуках.
   -Сколько человек? - спросил один у контролёра за столом.
   -Пятнадцать.
   Мужчина сверился со списком и кивнул.
   -Рутинная проверка. Дамы и господа, попрошу минутку внимания, - усмехнулся он. Преподаватели подняли головы. - Обычная проверка сетчатки глаза.
   Осип Сидорович ожидал это. Каждый знал преподаватель знал цвет глаз своего ученика.
   Проверяющий подошёл к Руслану.
   -Какого цвета у тебя глаза?
   -Ээээ... коричневые, - сказал Руслан.
   -Тэк-с, проверяем. Откройте пошире глаз.
   Проверяющий прислонил к глазнице Руслана детектор, пару секунд подержал, после чего кивнул и перешёл к следующему.
   Я не смотрел на них, я глядел на Таню - в её теле находилась наша математичка Тамара Яковлевна, и сейчас я глядел на её руки, которые тряслись так, что подпрыгивал экзаменационный бланк.
   Когда дошла очередь до неё, я услышал, как рядом судорожно вздохнула Элла - она тоже заметила.
   -Вам помочь? - раздался голос у меня над ухом. Я от неожиданности вздрогнул и поднял глаза. Надо мной склонилась женщина - секретарь.
   -Нет, всё нормально, - успокоил я её и незаметно коснулся Эллы, чтобы та выражала поменьше эмоций. Пот заливал глаза. - Просто волнуюсь за се... своих учеников, - указал я на комнату внизу.
   -Это естественно, - кивнула она. - У меня сын тоже пишет экзамен сегодня, только в другом здании.
   -Куда хочет поступать?
   -На роботостроение, - гордо кивнула она. - Он любит возиться с машинами, с всякими микросхемами...
   -Понимаю, - кивнул я.
   Она отошла. Я глянул вниз и увидел, что пока всё обошлось. Тамара Яковлевна справилась со своим волнением и сейчас продолжала писать.
   Проверяющие незаметно вышли.
   Потом они подошли ко мне.
   -Здравствуйте, - я пожал руку одному из них. Тот кивнул в ответ. - Садитесь, - указал я на стул рядом с собой.
   -Спасибо, - сказал проверяющий. Это был мужчина средних лет, с узким лицом, на лице застыли внимательные серые глаза, а из-за верхней губы, слегка опущенной книзу, создавалось впечатление, будто он каждую секунду в чём-то сомневается. Он смотрел на учеников.
   -Уже завтра они станут гражданами нашей страны, - произнёс он. - Кто-то отправится поступать в большие города, кто-то - поедет на Дальний Восток.
   Я промямлил что-то.
   -Кстати, вы их преподаватель?
   -Да.
   -Ну, - он замялся - мы, конечно, проверяем не столько сетчатку глаза, сколько ритм головного мозга.
   -Надо же, - покачал я головой, а про себя подумал: "что это за чёрт?".
   -Да, да, - и вот у некоторых я заметил отклонения. Незначительные, но тем не менее существенные.
   Я похолодел.
   -У кого же?
   -Вот у этих товарищей, - он указал мне на фамилии из списка. Там был Олег, или точнее Сергей Петрович, учитель физики, Тамара Яковлевна, в теле Татьяны и ещё несколько человек. - Они ничего не принимали перед экзаменом?
   -Ну, вы же знаете, нас всех проверили на наличие стимулирующих препаратов.
   -Разумеется, - он кивнул. - и всё же это внушает поводы для беспокойства.
   Тогда я повернул голову к нему, посмотрел на него прямо и сказал очень медленно, так, чтобы у него не возникло больше поводов для беспокойства. Если бы я только не трясся так отчаянно, что зубы стучали.
   -Мне кажется, что это вследствие обычного стресса. Вы же понимаете, экзамен - это билет в их дальнейшую жизнь и мы... то есть они, ну и мы, конечно, очень волнуемся из-за этого.
   Он тоже посмотрел на меня, наши глаза встретились, и я постарался не моргать, чтобы он не подумал, будто я вру.
   -А знаете, наверное, так оно и есть, - сказал он. Ну что ж, удачи вашим ученикам.
   -Спасибо, - поблагодарил я и проводил его взглядом.
   Элла похлопала меня по руке и улыбнулась. Точнее улыбнулась не она, а математичка, и мне стало мерзко.
   Рядом хихикнула секретарша, заметив руку Эллы на моём колене.
   Я попытался убить Эллу взглядом. Руку она убрала.
   Подходил к концу последний час экзамена, многие преподаватели расслабленно сидели на своих стульях, отдыхая от четырёхчасового труда. Как вдруг...
   -Можно выйти? - спросила Таня.
   Я похолодел.
   -Э.. - экзаменатор даже сначала опешил. - Вообще-то в правилах это не исключается, но придётся быть под присмотром.
   -Хорошо, - сказала Таня. Ее, похоже, тошнило.
   Экзаменатор вывела её в коридор. Я последовал за ними, спрятавшись за угол, стоял и смотрел, как Таню завели в туалет.
   Потом экзаменатор вышел и встал возле двери.
   Я подошёл к нему.
   - Простите, вас звали к телефону, - сказал я ей.
   -Кт-то? - экзаменатор покосилась на меня с нескрываемым удивлением.
   -Не знаю, мне просто сказали передать вам. Идите, я посторожу, - показал я пальцем на дверь.
   Экзаменатор видно не помнила, что именно я привёл этих детей сюда, так что она спокойно ушла и у меня появилась минута, чтобы поболтать с Тамарой Яковлевной.
   -Таня! - я постучал в дверь.
   -Да, заходи Дэн, - сказала она.
   Я прошёл в туалет. Тамара Яковлевна стояла возле умывальника.
   -Что вы делаете? - напустился я на неё.
   -Я больше не могу! - сказала она и посмотрела на меня. Как на маленького мальчика. Лицо Тани приобрело при этом такое выражение, которое я ни разу на её лице не видел.
   -Что значит, не можете? Всё в шоколаде! Осталось полчаса и всё! Мы сдали экзамен!
   -Я не выдержу! Ты не понимаешь, это тяжкий труд - преступать закон моей страны! И я вот-вот сорвусь!
   -Вы вот-вот посадите нас в могилу! - прошипел я. - Перестаньте немедленно!
   -Как ты смеешь со мной так разговаривать! Я твой преподаватель!
   -Сейчас вы ученик и поступаете как эмоционально недоразвитая девчонка!
   -Ах, вот как ты заговорил, умник! На моих уроках что-то я в тебе не замечала таких умственных усилий!
   -Что вам стоит потерпеть ещё полчаса?
   -Абсолютно ничего! Но учти, если всё пойдёт под откос, я не буду врать в лицо комиссии!
   -Если вы не будете глупить. То всё закончится отлично!
   -Посмотрим. Я с тобой после поговорю!
   Мы собрались выходить, я приоткрыл дверь, и уже собрался выходить, как вдруг услышал звук шагов. Это возвращалась экзаменатор.
   Я закрыл дверь и прижался к стене.
   -Всё пойдёт отлично, не так ли? - ядовито прошептала Тамара Яковлевна.
   -Что мне делать?
   -Всё пропало! Теперь не отвертимся!
   Я в панике оглядел комнату.
  
   -Было приятно с вами общаться, - сказал кому-то
   Ученики с разумом преподавателей выходили из дверей здания, пожалуй, чуть более спокойно, чем это положено ученикам одиннадцатого класса. Точнее, уже бывшим ученикам.
  
   -Как всё прошло? - спросил меня Руслан, когда я только вернулся в своё тело.
   -Всё было великолепно. Конечно, иногда было страшно, но вообще мне понравилось.
   -Экзамен у нас в кармане? - подсела нам Таня. Теперь уже настоящая.
   -Абсолютно. Через несколько дней узнаем, к чему мы более склонны. Но это будут уже не завод и не шахты.
   Мы сидели в кабинете, все вместе, в кругу друг друга, и улыбались удачному исходу нашей операции. Аппарат увезли ещё час назад, комнаты прибрали и мы отдавались собственным мыслям уже без опасения.
   -Как хорошо получить своё тело обратно, - улыбался Артём, почёсывая голову.
   -Аминь, брат, - кивнул ему Руслан.
   Я оглядел их всех.
   -Хорошая погода сегодня, - сказала Элла. - Пойдемте, может быть гулять?
   -Все вместе? - покосился я на неё.
   -А почему бы и нет, - пожала плечами Таня.
  
   Мы шли по проспекту, кто поодиночке, погружённый в свои мысли о лете, кто по парам, а кто в компании.
   Я шёл рядом с Эллой. Мы болтали.
   -Как всё-таки ты выбрался из туалета? - спросила она.
   -Это длинная история. Ну, в общем я выбрался в окно.
   -В окно? Там же третий этаж!
   -А у Осипа Сидоровича ещё и очень узкий пиджак. Пришлось попотеть. Но я выбрался по карнизу на пожарную лестницу, которая как обычно закончилась на уровне второго этажа, спрыгнул и прошёл через центральный коридор.
   -А что ты сказал охранникам на входе?
   -Сказал, что выходил покурить через чёрный выход. Они же меня не знают, курю я или нет... - улыбнулся я.
   Элла покачала головой.
   -Это было опасно.
   -Авантюрно, - согласился я с ней.
   -Ты ничего не хочешь сказать мне, после всего пережитого вместе? - Элла посмотрела на меня.
   Я глянул на неё и расплылся в улыбке.
   -Возможно. Но не сейчас. У нас ещё будет время. Теперь его у нас полно.
   Мы шли, обнявшись по улице, в окружении своего класса, радуясь наступающему лету, солнцу и отдыху. Впереди нас ждал великолепный день. А за ним ещё сотни и тысячи таких же солнечных дней в кругу друзей. Что может быть лучше?
  
  
   Июнь - август 2009
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"