Старов Анатолий: другие произведения.

Ищите и обрящете

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предлагаю ознакомиться с очередным мистическим делом частного детектива Венедикта Струкачева. Тех, кто хочет ознакомиться с более ранними делами необычного детектива, приглашаю в книжные интернет-магазины.

  Анатолий Старов
  
  
  
  ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ
  
  
  
  ИЩИТЕ И ОБРЯЩЕТЕ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Hominibus impossible1
  ПРОЛОГ
  
  1
   За прошедшие годы частный детектив Венедикт Струкачев со своими сотрудниками провел много интересных расследований, связанных с необычными явлениями и артефактами. При расследовании преступлений он отправлялся в другие миры и доисторические времена. Он не раз был на грани смерти, и только счастливый случай выручал его. Или, может, не случай...
   Однажды его сотрудник и близкий друг Заяц спросил его:
  - Венедикт, тебя не раз били по голове, по почкам и другим частям тела, ты не раз подвергал свою жизнь смертельной опасности. Но ты же... - Алексей смутился и робко взглянул на товарища.
  - Ты хочешь сказать, что я - почти ведьмак, - рассмеялся Венедикт, - и смог бы использовать свои необычные способности, чтобы избежать всех этих неприятностей.
  - Ну, да. А ты почему-то не пользуешься своими способностями. У меня складывается впечатление, что тебе все это нравится. И это в то время, когда, по словам святого Христофора, ты, воспользовавшись частотой резонанса Шумана, смог бы все это предвидеть, что ли. И часто избежать всех этих, мягко говоря, неприятностей.
  - О, нет, мой друг! Мне совсем не нравится, когда меня бьют по физиономии, прикладываются бревном к моему затылку, бьют по моим бедным почкам. Но воспользоваться частотой Шумана мне совершенно не хочется. И знаешь, почему?
  - Интересно, наверно, будет узнать, почему?
  - Если я буду пользоваться этим методом, мои мозги изленятся, перестанут работать, покроются толстым слоем жира. И я превращусь в толстого борова. А моя жизнь превратится в серое, лишенное каких-либо интересных событий существование.
  - Но, истины ради, нужно отметить, что борова, бесконечно умного и всезнающего, со всеми вытекающими отсюда благами.
   Венедикт недовольно сморщился, словно от зубной боли.
  - Леша, ты меня знаешь уже давно. Неужели я когда-нибудь давал тебе повод прийти к такому выводу? - Струкачев, взглянув на своего друга, не выдержал принятого тона и рассмеялся.
   Теперь пришла пора рассмеяться Зайцу.
  - Нет, мой верный друг. Ты с честью выдержал мои провокационные вопросы и нарисованные мною соблазнительные перспективы.
  
  2
  Прошло четыре месяца с того момента, как детективы закончили невероятно интересное и сложное расследование преступления, связанного с перстнем легендарного царя Соломона. Жизнь постепенно вошла в свою обычную колею.
  Светлана и Надежда с удовольствием занялись делами, никоим образом не связанными с мистикой. Их души требовали отдохновения от всех ведьм, таинственных одноглазых стариков, Бельзебула и прочей нечисти. С энтузиазмом они занялись поисками вечно пропадающих кошечек и собачек, слежкой за неверными супругами.
   И лишь Венедикт и Алексей, занимаясь повседневной, затягивающей, как трясина, текучкой в свободную минуту с тоской вспоминали милые им мистические дела, с нетерпением ожидали подходящего случая, чтобы заняться любимым делом.
   Однажды в минуту нечастого временного безделья Светлана и Надежда сидели в уютном холле их детективного агентства и неспешно пили кофе. Их разговор крутился вокруг их беременности и предстоящих в обозримом будущем родах.
  - Кстати, Надежда, ты в курсе, что твой муж за все время существования этого детективного агентства, - Светлана обвела взглядом холл, уставленный красивой кожаной мебелью и огромными, во всю стену, зеркалами, - ни разу не был в отпуске. За это время его несколько раз крепко били, его работа связана с постоянными стрессами. Да и общение с потусторонними силами и всякой нечестью не прибавляет ему сил. Он даже к врачу ни разу не обращался. Даже после жестоких избиений он, как собака, зализывал раны и надеялся, что и на этот раз судьба будет благосклонна к нему.
  - Светочка, ты намекаешь мне на то, что необходимо взять мужа и отвезти его подальше от всех его дел?
  - Нет, подруга. Я не намекаю. Я просто еще не успела высказать тебе свое настоятельное предложение сделать это. Тем более тебе, в твоем положении, - Светлана выразительно взглянула на Надежду, - это было бы очень вовремя.
   Надежда посмотрела на свой уже заметный живот и умиротворенно улыбнулась. Потом перевела взгляд на живот подруги.
  - Я с тобой полностью согласна, Светочка. Давай мы поступим следующим образом. Я уломаю своего мужа отправиться в отпуск куда-нибудь на море недельки на две. А потом отдыхать отправишься ты с Лешей. В конце концов, никто не отменял закон о праве людей на отдых. И мы имеем полное право воспользоваться этим законом, даже в нашей необычной организации.
   Женщины понимающе взглянули друг на друга и искренне рассмеялись.
  
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
   Пожилой человек с небольшой седой бородкой неспешно брел по улице, внимательно разглядывая номера домов из-под полов легкой соломенной шляпы. Найдя нужный дом и подъезд, постучал дверным молотком. Неожиданно нетерпеливо начал переминаться с ноги на ногу.
  За массивными дверями послышались шаркающие шаги, и она с легким шорохом приоткрылась. В образовавшуюся щель на посетителя вопросительно смотрел высокий худой пожилой мужчина в строгом черном костюме и белоснежной рубашке с "бабочкой".
  - Владимир Михайлович Карелов, - приподняв шляпу, представился посетитель, - Мы договорились о встрече с Herr2 Фридрихом Йебсеном.
   Дворецкий прикрыл дверь. Послышалось звяканье сбрасываемой цепочки. Дверь широко распахнулась, пропуская в дом посетителя.
  - Herr Фридрих Йебсен предупредил меня о вашем прибытии, господин Карелов. Он ждет вас в своем кабинете на втором этаже. Я вас к нему сейчас провожу, - дворецкий с достоинством наклонил голову с копной седых волос.
  - Спасибо, голубчик, не надо. Я знаю, где находится кабинет моего друга, - протягивая дворецкому шляпу, приятным баритоном проговорил Владимир Михайлович.
  Он неожиданно легко для своего возраста поднялся на второй этаж и уверенно повернул направо. Неслышным шагом, которому он научился в армии в далекие юношеские годы и который потом долго совершенствовал, прошел по коридору, покрытому толстой ковровой дорожкой. Он неслышно подошел к открытым дверям кабинета хозяина квартиры и холодным цепким взглядом заглянул в комнату.
  В комнате царил полумрак от опущенных плотных штор. Лишь на письменном столе в глубине довольно большого помещения светила изящная, явно единичная в своем роде, ручной работы, настольная лампа, бросая пятно света на небольшую площадь перед собой. За столом, спиной к нему, неловко примостившись на краю большого кожаного кресла, ссутулившись, сидел человек в домашнем халате.
  Он склонился над столом, рассматривая что-то в большую лупу. Почувствовав на спине чужой тяжелый взгляд, резко обернулся. Увидев Карелова, сдержанно улыбнулся.
  - Moin3, Herr Карелов. Я так и знал, что вы приедете, Владимир Михайлович. Моя находка не могла вас не заинтересовать, - тонкие губы синюшного цвета хозяина кабинета дрогнули и скривились, что должно было изобразить доброжелательную улыбку. Он с трудом приподнялся, сделал, несколько, заметно прихрамывая, шагов навстречу и протянул гостю узкую, пожалуй, излишне сухощавую ладонь.
   Взгляд Карелова мгновенно изменился. Бесследно исчез холодный блеск его карих глаз. В них появилось тепло, а на лицо наползла маска искренней радости от встречи со старым другом. Посетитель, протянув руку, бросился к хозяину кабинета.
  - Moin, Mein Lieber Freund4, - Карелов схватил протянутую руку и долго тряс ее. Его лицо было повернуто к Фридриху, и лишь внимательный человек смог бы заметить, что его взгляд то и дело обращается к предмету, лежащему на столе. - Как я рад вас видеть после стольких лет разлуки. Я смотрю, вы выглядите вполне еще бодрячком. А как себя чувствует Frau Ангела?
  - Спасибо, что полюбопытствовали. Извините, но она сегодня чувствует себя не очень хорошо и не может засвидетельствовать вам свое глубочайшее почтение. Возраст, знаете ли. Давайте-ка, не будем терять время на праздные разговоры о личной жизни, - Фридрих скупо улыбнулся. - Лучше перейдем непосредственно к предмету, ради которого я вас пригласил. Тешу себя мыслью, что сегодня я вас, коллега, несомненно, поражу. Прошу вас подойти к столу.
  Карелов мягким шагом прошел к столу и с любопытством стал рассматривать лежащий на нем предмет.
  - Вы, как всегда, правы. Не будем напрасно терять время. Ну-с, рассказывайте, что вы там разыскали. Надеюсь, я не зря потерял время, бросил все свои дела в России и приехал к вам.
  - Надеюсь, что не зря. Вам, Владимир Михайлович, известен предмет, который вы имеете, не побоюсь так сказать, честь сейчас видеть?
   Карелов, с улыбкой оглянулся на хозяина, повернувшись, согнал ее с лица и наклонился над столом, одновременно доставая из нагрудного кармана очки и водружая их на нос. Увиденное им, действительно поразило его. Он побледнел и слегка пошатнулся от охватившего его волнения. Сделав над собой заметное усилие, он повернулся к хозяину, снял очки и, протирая их платком, негромко проговорил:
  - Что, сказать, Lieber Freund? Насколько я осведомлен в этом вопросе,
  я имею честь лицезреть перед собой, так называемый, камень знаний.
  - Да! Да! - Фридрих довольно потирал сухощавые ладони. - Я взял на себя смелость предположить то же самое. Значит, я не ошибся в своих выводах!? Но, дорогой коллега, не кажется ли вам, что мы с вами оба ошибаемся?
   Карелов снисходительно взглянул на сухощавого человека с радостным лицом стоящего перед ним.
  - "Можно подумать, что старый лис Фридрих сомневается в том, что на этом столе лежит мистический камень знаний. Да еще физиономию ухитрился сделать дебильно-радостной. Но где он его ухитрился раздобыть?". Такая мысль мгновенно промелькнула в мозге Карелова, но своему визави он ласковым голосом проговорил: - Mein Freund, я, почти уверен, что это он. Жаль только, что проку от этого камня немного, - Карелов с плохо скрываемым интересом разглядывал небольшой каменный диск с какими-то письменами по окружности.
   Йебсен удивленно взглянул на своего старого знакомого.
  - Почему вы так говорите, Владимир Михайлович? Ведь перед нами лежит знаменитый камень знаний, который потенциально может принести своему владельцу мировое господство. А вы изволили только что сказать, что от него мало проку. Или я неправильно вас понял?
  - Нет, мой старый друг, вы все правильно поняли. И вы все правильно говорите о его необычной силе, но, чтобы высвободить из этого кристалла заключенные в нем знания, нужно знать заклинание. Без него, увы... Этот камень интересен разве что любителю антиквариата, не более. Вам ли этого не понимать?
   Йебсен, хитро улыбнувшись, довольно потер руки.
  - Видите ли, Владимир Михайлович, у меня есть и заклинание, - он сокрушенно покачал головой. - Вся сложность заключается в том, что написано оно давно уже мертвым узелковым языком. А у меня, как на грех, совершенно нет знакомых специалистов, которые были бы стопроцентно надежны и могли бы помочь мне прочитать его. Как вы понимаете, это дело весьма щекотливое. Я не могу обратиться к широкой научной общественности с просьбой оказать мне помощь. Стоит кому-либо узнать о том, что я являюсь обладателем этого камня, моя жизнь в тот же момент прекратится. Он у меня находится уже достаточно давно, а я никак не могу решить эту задачу. После трудных многолетних размышлений я решил обратиться к вам. Вас я уже знаю более тридцати лет. И вся история нашего сотрудничества ни разу не дала мне повода сомневаться в вашей порядочности. Рог единорога, который я вам подарил тридцать четыре года назад в знак нашей дружбы, я надеюсь, еще у вас?
   Ошеломленный речами своего старого друга, Карелов безмолвно стоял, а его мозг усиленно работал. Как же так? Он сейчас стоит в комнате, где уже много лет хранится один из самых дорогих предметов во вселенной. Стоит кому-либо стать владельцем этого камня и перед ним откроются беспредельные возможности обладать всем миром. Эта сладкая, ни с чем несравнимая, всеобъемлющая власть над людьми и природой. И все это принесут ему знания, заключенные в этом небольшом по размеру камне. Знания, накопленные миллионами поколений людей на земле, а может и во всей вселенной. От таких мыслей его даже закачало. Фридрих с любопытством смотрел на молчащего друга, прекрасно понимая его состояние.
  - Фридрих, а где вы раздобыли это сокровище? - пытаясь отвлечься от своих сладких мечтаний, и хотя бы на время успокоить своего друга, спросил Карелов.
  - У меня есть... - голос Фридриха неожиданно для Владимира Михайловича приобрел оттенок настороженности, что тот незамедлительно отнес к очень плохому признаку, - Точнее был, очень близкий друг. В свое время он был известным во всем мире археологом. Проводя какие-то совсем уж рядовые, ничего ценного не сулящие, раскопки в одной из провинций на территории Германии, он неожиданно обнаружил очень странное захоронение.
  - И чем же оно было странным? - подчеркнуто равнодушно полюбопытствовал Карелов, соображая, как развеять несвоевременную настороженность своего друга, вызванную его неосторожным любопытством.
  - Захоронение было действительно странным. В том захоронении были скелеты четырех человек. Точнее говоря, двух человек - девочки лет пяти-шести и юноши. В нескольких метрах был обнаружен скелет женщины со стрелой в груди. Самые обычные скелеты, с которыми довольно часто сталкиваешься, когда производишь подобные работы. А вот кости четвертого были очень интересны. Представьте себе, Владимир Михайлович, они свидетельствовали о том, что при жизни этот субъект был дьяволом.
  - Дьяволом? - неподдельно удивился Карелов, и ему стало действительно интересна рассказываемая другом история.
  - Да. У скелета была огромная голова, вооруженная длинными острыми рогами, были копыта и даже хвост. Очень интересна была лицевая кость. Знаете, она походила на лицевую часть собаки. В общем, облик этого субъекта был такой, каковым мы представляем именно дьявола.
  - И в этом захоронении были найдены камень и узелковое заклинание?
  - Да. Камень знаний и веревка с узелковым текстом были в руках юноши. Они были в шкатулке. Удивительно, но шкатулка вполне прилично сохранилась, несмотря на то, что прошло много столетий. Но был найден еще один раритет. На груди этого ужасного скелета дьявола был обнаружен очень интересный медальон.
  - И чем же он интересен?
  - Когда-то он, вероятно, висел на кожаной тесьме, но за много веков кожа сгнила. И он просто лежал на одном из ребер. Медальон очень простой. Он был изготовлен из меди. Одна сторона совершенно чистая, а вот на второй стороне... На ней по окружности что-то написано. Но язык, на котором сделана эта надпись, сколько я не расспрашивал самых известных и знаменитых лингвистов, никому не известен. В этом его и интересность. Я инстинктом ученого чувствую, что этот медальон очень необычный. У меня возникла бредовая идея, что именно он повинен в появлении на земле этого дьявола. В ближайшее время я хочу провести эксперимент. Если желаете, вы можете принять в нем участие.
  - Спасибо за столь лестное предложение. Я над ним подумаю. А в чем будет заключаться эксперимент?
  - Я хочу попробовать надеть этот медальон на живого человека. И я предполагаю, что с ним произойдет.
  - Вы думаете...
  - Вот именно, мой друг, - Йебсен довольно потер руки. - Мне бы только найти добровольца, чтобы осуществить свою идею. Конечно, можно попробовать и насильно надеть его на шею, - улыбка медленно сползла с лица Йебсена, и взгляд его стал холодным и жестким.
  - Но, может быть, чтобы эксперимент имел ожидаемый успех, нужно прочитать заклинание, которое написано на медальоне? - Карелов почувствовал, как предательски дрогнул его голос от охватившего страха.
  - Может быть, - спокойно произнес Йебсен. - Вот на этом эксперименте мы это и проверим.
   Карелов почувствовал, как холодок ужаса неожиданно пробежал по его спине, и он зябко поежился.
  - А что случилось с вашим другом-археологом? - пытаясь отвлечься от неприятных мыслей, спросил он. - Почему он так расщедрился и подарил вам эти бесценные артефакты? Он не мог не понимать, что найденные артефакты представляют очень большой интерес.
   Фридрих прошел к своему креслу и долго усаживался в него. Было видно, его больная нога приносила ему постоянные страдания.
  - Видите ли, Владимир Михайлович, мой друг Теодор Эрхард был очень умным человеком, и он понимал ценность своей находки. Он даже пытался скрыть от меня свое невероятное открытие. Хорошо, что в его команде был преданный мне человек, услуги которого я щедро оплачиваю. Этот же человек очень настойчиво уговаривал моего друга подарить артефакты мне. Его аргументы были так убедительны, что Теодор не выдержал и перед уходом в другой мир, подарил их мне. Жаль, что и мое доверенное лицо пережил Эрхарда на время, которое он потратил, чтобы добраться с места раскопок до меня и передать артефакты. Очень жаль уходящих в иной мир хороших людей. Да Бог с ними, мой друг. Вы мне лучше скажите, сможете ли вы мне помочь? Мне очень нужно найти приватного специалиста для перевода узелкового заклинания.
   Карелов с ужасом слушал своего старого друга. Он едва уловил смысл вопроса Йебсена. Он с трудом сглотнул и машинально провел рукой по шее. С неудовольствием он заметил, что его рука была неприятно влажной и дрожала. Фридрих с интересом наблюдал за реакцией своего гостя. Он незаметно усмехнулся и пригладил аккуратно расчесанные волосы. Потребовалось около минуты, чтобы Карелов справился с охватившим его волнением.
  - Интереснейшую историю вы мне рассказали, Mein Freund, - слегка дрожащим голосом пробормотал он. - Я все думаю, как вам помочь? Я помню ваш подарок в виде рога айнгорна и чувствую себя обязанным вам. Дайте мне денька два на размышление. Это дело не очень простое.
  - Конечно, друг мой. Что такое день!? Я ждал много лет. Подожду еще немного. Уповаю на вашу порядочность, дорогой Владимир Михайлович. Надеюсь, вы понимаете, о чем я веду речь? А приглашение на эксперимент я вам пришлю в гостиницу, где вы имели желание разместиться. Тогда и сообщите мне о результатах ваших усилий.
   Карелов, кивнув головой, слегка поклонился и отправился к дверям. От дверей беззвучно отпрянула женская фигура и так же бесшумно исчезла в наступающих сумерках в бесконечных коридорах.
   Йебсен холодным взглядом проводил гостя и, постанывая, встал с кресла и, подойдя к висящей огромной картине, запустил под нее руку. Нащупав, нажал едва заметную кнопку на стене. Стоящий рядом книжный шкаф едва заметно вздрогнул и пополз вправо, открывая небольшую потайную дверь. Из дверей в кабинет шагнул на редкость гармонично сложенный молодой человек. Высокий, статный. С торсом, достойным руки великих художников и скульпторов.
  - Кен, ты слышал наш разговор?
  - Да, отец. Я внимательно слушал весь твой разговор с этим русским.
  - И твое мнение?
  - Если бы я присутствовал при вашей встрече, я смог бы составить о нем более определенной мнение. А так... Я думаю, что он был не на шутку испуган твоим сообщением об убийстве тобой двух человек. Я слышал, как задрожал его голос. Зачем ты это придумал?
   Фридрих радостно заулыбался и негромко захлопал руками.
  - Я это тоже заметил. И это очень хороший признак. Ах, мальчик мой! Ты еще слишком молод и не понимаешь, что иногда гораздо выгоднее убивать не руками, а "языком". Может случиться, что одни люди и поныне здравствуют, а другие, вовремя проинформированные об их смерти, испуганы до смерти и готовы на все, чтобы не быть уничтоженными. Впрочем, с чего ты решил, что я придумал эту историю об убийстве этих двоих?
  - Но, неужели...
  - Вот именно, сын мой. Истины ради, отмечу, что произошли эти убийства много веков назад, и я в этом спектакле не участвовал, к сожалению. Но наш предок... Эту историю я слышал от своего деда несколько раз и в таких красках, что словно я сам присутствовал, когда была совершена эта важная для нас находка. Ты лучше скажи, ты понял мой урок?
  - Я тебя понял отец. Постараюсь не забыть этот урок. Но мне хотелось бы высказать предположение, что в ближайшее время твой друг постарается украсть у тебя твои раритеты.
  - Вот с этим я с тобой согласен. - Йебсен захихикал. - И как ты догадался до этого? Надо хорошо знать этого русского, чтобы сделать такой вывод. - Фридрих с любопытством посмотрел на своего отпрыска, словно впервые видя его, пытаясь рассмотреть в нем не безусого молодого человека, но опытного мужа. Удовлетворившись созерцанием, продолжил: - Ради этого ценного раритета он готов пойти на все. Ты бы видел, как загорелись его глаза, когда он увидел этот камень. Хотя он тщательно пытался скрыть свою заинтересованность. Но меня-то не проведешь. А потому я тебя очень прошу, Кен, подбери надежных ребят, деньги я тебе дам для их поощрения, - Фридрих подошел к столу и достал из ящика пачку долларов, - Здесь, пожалуй, хватит. Ваша задача не спускать с него взгляда. Обо всех его действиях немедленно докладывайте мне. И пусть твои ребята присмотрят за нашей квартирой. Сигнализация - это хорошо, но взгляду надежного человека я по старинке доверяю больше.
  - Но сейчас уже вечер, отец. Чтобы организовать ребят мне потребуется некоторое время.
  - Хорошо, хорошо, не переживай. Я не думаю, что в столь незнакомой обстановке он сможет предпринять что-либо столь оперативно. Но прошу тебя, не тяни время. У тебя ночь еще впереди. Не поспишь одну. Это иногда и полезно, встряхнуться.
  - Ладно, отец, я пошел набирать ребят и организовывать наблюдение.
  - М-да, - Фридрих достал из кармана халата медальон, повертел его между пальцами. Поднял его на уровень глаз. Покачивая из стороны в сторону, негромко задумчиво произнес - А вот силу этого распрекрасного предмета я, действительно, готов испытать на своем друге. - Он взглянул на своего замершего сына и, довольный, рассмеялся.
  
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
  63 год до рождества Христова
  Поселок, раскинувшийся на пологом склоне горы, среди вековых деревьев, состоял из полутора десятков домов. Каждый дом был окружен высоким деревянным забором. Деревня была ограждена валом из огромных валунов и рвом для защиты от нападения соседних племен и римлян, которые стали все чаще их беспокоить своими набегами.
  В середине поселка стоял большой дом, сложенный из бревен, хозяином которого был эделинг Арминий. Дом был недавно построен и еще пахнул свежим рубленым деревом. На большом подворье стояло огромное количество голов рогатого скота, готовящегося к выходу на пастбище, на лесную поляну за высокую охранную стену поселения. В низком сарае истошно хрюкали огромные черные волосатые свиноматки и хряки, звонко визжали подросшие подсвинки. Требовали своей утренней похлебки. Все было, как всегда. Просто и обыденно.
  Арминий был одет в кожаную тунику, под которой была шерстяная рубашка с короткими рукавами. На крепких ногах были надеты кожаные сандалии с высокими шерстяными обмотками. На широком кожаном ремне, затейливо украшенном металлическими заклепками и бляшками, в деревянных, обтянутых свиной кожей, ножнах висел сакс. Невдалеке на огромном пне лежал метательный топор. К коровнику была прислонена фрамея. Время было неспокойным. Римляне и воинственные соседи из племени тунгров нередко нападали на поселение брухтеров, и надо постоянно быть в готовности к отпору. Как и все свободные мужчины Арминий носил длинные волосы, связанные на затылке кожаной ленточкой, и с юношеских пор не брил бороды.
  Рядом с ним работала высокая красивая женщина, жена эделинга. Одета она была, так же как и муж. Только кожа ее туники была обработана более тщательно, тонкой. И была украшена фибулами и пряжками. А на ногах ее были высокие светлой кожи мягкие сапоги. Ее светлые волосы были прикрыты шерстяной сеткой, которая свидетельствовала, что женщина была замужней. Ажурная сетка была украшена свежими полевыми цветами.
  Во двор из дома вышла девочка лет десяти, не по возрасту рослая, с большими голубыми глазами, с распущенными светлыми волосами. Она несла перед собой большой поднос с насыпанным зерном для кормежки курей, ходящих по широкому подворью, ловко лавируя между ног коров.
  Арминий насторожился, услышав тревожный шум со стороны подножья горы, в противоположной стороне от ворот селения. Эделинг обернулся к жене и дочери.
  - Маота, возьми дочь и марш в дом, - не допускающим возражения голосом проговорил он, - я схожу в поселок, узнаю, что произошло. И не выходите, пока я не вернусь, - Арминий, прихватив с пенька метательный топор, вышел с подворья.
   Маота, взяв дочь за руку, забежала в дом, закрыв за собой массивную дверь на запор. Они сидели в доме, с тревогой прислушиваясь к доносившимся с подворья шумам. Мать, сидя на лавке, держала в руках сакс. Анния стояла рядом и с испугом смотрела на дверь.
   Маота с испугом вздрогнула, когда в дверь кто-то сильно застучал и чужой голос грубо потребовал открыть ее. Анния начала беззвучно плакать, вытирая ладонями текущие по щекам слезы. Маота успокаивающе погладила дочь по голове. Через несколько мгновений дверь содрогнулась от мощных ударов топора.
  Мать вскочила с лавки, бросилась к стене, откинула в сторону висящую шкуру, обнажив в стене небольшой лаз. Взрослый человек не смог бы пролезть в него. Ребенок с трудом, но пролезал.
  - Анния быстро полезай в лаз. Ты побудешь в лесу, пока римляне не покинут деревню, - прошептала Маота.
  - Но, мама...
  - Нет сейчас времени вести долгие разговоры, дочка. Римляне могут в любой момент ворваться в дом и нам с тобой не поздоровится. Быстро полезай.
  - А как же ты?
  - За меня не бойся. Со мной все будет в порядке. Не теряй время, Анния, - мать поцеловала дочь в щеку и подтолкнула к лазу.
   Анния встала на четвереньки и легко проскользнула в лаз. Она оказалась в густых зарослях кустарника. Девочка оглянулась и увидела, что шкура надежно закрыла лаз.
  Убедившись, что дочь в безопасности, Маота встала у стены, удобнее перехватила сакс и стала ожидать дальнейшего развития событий. В дом, с грохотом распахнув дверь, ворвались трое римлян. Увидев в нем одинокую красивую женщину, один из воинов с улыбкой медленно направился к ней, выставив вперед меч, внимательно следя за ее действиями.
  Маота сделала выпад, но римлян легко отбил сакс и неуловимо быстрым движением выбил его из рук. Женщина побледнела, сделала два шага назад и спиной уткнулась в стену. Римский воин весело рассмеялся.
  Он засунул меч за пояс и с удовольствием рассмотрел стройное тело высокой красивой германки. Найдя ее очень даже привлекательной, оглянулся на своих товарищей. Те одобрительно загоготали. Маота взглядом, полным ненависти, оглядела мужчин и неожиданно коленом ударила стоящего перед нею воина в пах.
  Тот ойкнул, согнулся, но тот же час выпрямился и со злорадной улыбкой коротким ударом обратной стороны ладони ударил ее по лицу. По подбородку тонкой струйкой потекла ярко-алая кровь.
  Маота облизнула текущую кровь и подняла руку, чтобы ударить обидчика. Римлян перехватил руку и ловко заломил ее за спину. Женщина застонала от боли и резко крутанулась, пытаясь вырваться. Однако римлянин держал слишком крепко. Сопротивление женщины лишь раззадорило насильника. Он обхватил ее за талию, крепко прижал ее трепещущее тело, впился в ее алые губы. Маота безнадежно задергалась в крепких руках мужчины.
  Анния услышав в доме какие-то громкие крики, подползла к лазу и, приподняв шкуру, заглянула в образовавшуюся щель. Она увидела, как здоровенный римлян стоял перед матерью и со злорадной похотливой улыбкой медленно ее раздевал. У матери были разбиты губы, и по подбородку стекала кровь.
  Рядом стояли еще двое воинов и, хохоча, по очереди хватали ее за груди и ягодицы, грязно комментируя свои действия. Стоящий перед нею римлянин, одолеваемый желанием женщины, достал из-за пояса нож и, разрезав одним движением пояс ее штанов, стянул их. Маота оказалась обнаженной под похотливыми взглядами трех мужчин. Женщина пыталась прикрыть пах, но мужчина коротким сильным ударом в живот заставил ее со стоном согнуться в поясе.
  Римлянин схватил женщину в охапку и бросил ее на широкую лавку. Подняв тунику, под веселый смех и комментарии товарищей римлянин лег на женщину.
  Женщина застонала и задергалась под ним. Но ее действия только раззадорили мужчину и он, начал быстро, пыхтя и постанывая от одолеваемого удовольствия, двигаться.
  Зарычав вскоре, он на некоторое время замер, наслаждаясь волнами захлестывающего оргазма. Он хотел было продолжить свои действия, но нетерпеливые товарищи, уже практически стаскивали его с женщины, освобождая место для очередного насильника.
  Анния, чтобы не закричать от охватившего ее ужаса при виде развернувшейся перед нею трагедии, засунула в рот кисть и впилась в нее, практически не испытывая боли.
   Первый насильник, довольно ухмыляясь, сполз с матери, уступая место своему товарищу. Неожиданно их насторожил донесшийся со двора шум. Один из римлян, достав из-за пояса меч, встал за дверью.
  В дом, громко распахнув остатки дверей, ворвался эделинг Арминий, весь в крови, своей и врагов, держа в одной руке сакс, а во второй - метательный топор. Перед собой он увидел римлянина, только что изнасиловавшего его жену. Он, сделав молниеносный выпад, саксом вспорол ему живот. Застонав, воин схватился за вываливающиеся внутренности и запрокинулся на бок. Быстрым взглядом окинул комнату. Увидев распластанную на лавке окровавленную жену и сползающего с него римлянина, мужчина, подняв над головой сакс, бросился вперед. Но, услышав за спиной какой-то шум, он обернулся и успел подумать, что на этот раз он не успеет ничего сделать. Он почувствовал, как острый меч римлянина легко разрезает его кожаные доспехи, проникая и разрушая тело. Из последних сил он отбросил мешавший ему топор, зажал рану рукой и, сделав выпад, проткнул нападавшего римлянина саксом. Меч вошел почти до рукоятки. И увидев, что противник падает бездыханный, упал на него.
  А неудовлетворенный насильник, поднявшись на ноги, с досадой проткнул лежащую перед ним женщину мечом, практически пригвоздив ее к лавке. Женщина несколько раз конвульсивно дернулась и замерла, глядя на своего убийцу широко распахнутыми серыми глазами.
  Римлянин подошел к лежащему германцу, ногой опрокинул его на спину и, решив, что противник убит, с ненавистью плюнул на него. Взял меч своего товарища и вышел из дома.
  Анния, придя в себя от шока, проскользнула в лаз и, бросив взгляд на неподвижно лежащую мать, робко подошла к отцу. Мужчина лежал на спине. Его лицо приобрело серый оттенок.
   Обессиленная Анния упала на земляной пол рядом с лежащим отцом и закрыла лицо руками. Охвативший ее страх был так силен, что силы покинули ее тело. Так она лежала до тех пор, пока не услышала тихий стон отца. И этот слабый звук словно пробудил ее от забытья. Девочка вскочила и, наклонившись над ним, не смело дотронулась. Отец снова застонал и приоткрыл глаза.
   Он задышал с трудом, с хрипом втягивая в себя воздух. Полубезумным взором он огляделся и, увидев дочь, слабо пошевелился. Его побелевшие губы зашевелились, пытаясь что-то произнести.
  - Папа, ты жив? - тихо прошептала девочка.
   Отец с усилием произнес:
  - Жив я, жив. Анния. Не бойся ничего. Доченька, мама жива?
  - Мама умерла, - девочка вытерла рукой льющиеся из глаз слезы.
  - Не бойся, Анния. Самое главное, что ты осталась жива, а значит, и
  мы будем жить на этом свете. За меня ты не беспокойся, - отец вымученно улыбнулся, стараясь приободрить дочь.
   Анния с тоской оглядела творящийся в доме разгром, глубоко вздохнула и решительно подошла к лавке, где лежала пригвожденная к ней мечом мать. С большим трудом вытащила из нее меч, стащила ее с лавки и оттащила к дверям. Отец со слезами на глазах наблюдал за действиями дочери, не имея сил оказать ей помощь. Отдохнув, Анния подошла к отцу.
  - Папа, тебе надо лечь на лавку.
  - Да, дочка. Если ты мне немного поможешь, я попытаюсь лечь на нее.
   Анния, напрягая все силы, потащила отца к лавке. Арминий, сдерживая рвущийся наружу стон, как мог, помогал дочери. Уложив отца на лавку, девочка перевязала раны отца и, немного отдохнув, вопросительно посмотрела на отца.
  - Папа, надо бы маму похоронить.
  - А ты сможешь? Ты и так очень устала.
  - Ничего, папа, я смогу. Я уже взрослая. А маму нужно предать земле, чтобы ее душа скорее успокоилась, и она предстала перед Богом.
   Арминий, обессилено, закрыл глаза.
   Анния подошла к дверям и, приоткрыв, выглянула. Подворье было пустынным. Коров, вероятно, угнали римляне. Через распахнутые ворота девочка увидела, как большими шагами шли сквозь поселок высокого роста, закованные в кожаные доспехи и металлические сверкающие на солнце шлемы римляне. Они ногами небрежно отталкивали лежащие на их пути обезглавленные тела.
  - Почему все люди без голов? - пораженно прошептала Анния, держась за дверь.
   Она случайно взглянула направо и увидела на соседском подворье на ветке привязанную голову пожилого соседа. Его глаза были неестественно вытаращены, а почерневший длинный язык безжизненно висел. Увиденная картина была настолько отвратительной, что, чтобы случайно не вскрикнуть, Анния до крови прикусила губу.
   Римляне прошли, и в поселке наступила страшная тишина. Даже птиц не было слышно. Природа скорбно молчала при виде совершенного варварства.
  Анния, преодолевая усталость, потащила мать через весь безлюдный поселок в лес, где закопала под вековой сосной. Постояв в молчании над могилой матери, девочка вернулась домой и вытащила из дома на улицу трупы двух римских воинов.
  Поглядев на лежащего в забытьи отца, Анния отправилась в поселок, чтобы найти что-нибудь съестное. В их подворье римляне забрали все, что можно было унести, в том числе и запасы еды.
  Прошло несколько дней. Анния с ужасом видела, что день ото дня отцу становилось все хуже и хуже. Она приходила в отчаяние от мысли, что она ничем не может помочь отцу. А поселок был безлюден. Анния каждый день выходила из дома и бродила по безлюдному поселку в поисках еды. Иногда ей удавалось найти полуразложившиеся трупы животных. Не имея ничего другого, девочка варила тухлое мясо, надеясь, что они им не отравятся. И ни разу во время своих вылазок она никого не встречала.
   В доме было сумеречно. На широкой скамейке лежал мужчина. Он совсем недавно пришел в себя от забытья, которые становились с каждым днем все продолжительнее. Дышал он тяжело с настораживающим хрипом. Услышав за стеной шорох, насторожился и тихо позвал:
  - Анния, это ты, доченька?
  - Нет, Арминий! Это я - Бабаэль, твоя смерть, - услышал он голос, от которого по его телу неожиданно пробежала мелкая дрожь, а лоб покрылся холодной испариной. - Я пришла за тобой. Пора тебе собираться отправиться в мир мертвых. Там ты встретишься со своей женой.
  В комнату, едва касаясь пола, вошла, или точнее сказать легко влетела, высокая, необыкновенно худая женщина, одетая в длинный, до самого пола, широкий черный плащ с капюшоном. Он был так низко надвинут на лицо, что его не было видно.
  - Дай мне еще час, чтобы я мог проститься со своей дочерью, - прошептал Арминий, умоляюще глядя на женщину.
  - Ладно, так и быть. Через час я...
   В соседней комнате послышался шум шагов. Женщина недовольно поморщилась, и неожиданно стала становиться все тоньше и тоньше, пока совсем не исчезла.
  - Папа, это я. Я принесла тебе поесть, - донесся с комнаты голос Аннии.
  - Иди сюда, Анния. Я не буду сейчас есть, у нас очень мало времени. Мне нужно с тобой серьезно поговорить.
   Анния зашла в соседнюю комнату и с необъяснимым испугом взглянула на отца.
  - Подойди ко мне и наклонись ниже. Я не хочу говорить громко. Никто, слышишь никто, не должен слышать наш разговор. Это очень важно.
   Девочка робко подошла к отцу и низко наклонилась. Крылья ее носа затрепетали, почувствовав запах гниющего тела.
  - Папа, - тихо проговорила она, - тебе нужно подлечиться и сейчас не стоит терять силы на праздные разговоры.
  - Плевать на лечение. У меня уже не осталось времени на это. Я ухожу в мир мертвых, и я очень рад окончанию моих мучений. Анния, ты внимательно слушай меня и не смей пропустить ни одного слова. Ты меня понимаешь?
  - Да, папа. Я тебя поняла, и я готова запомнить все слова, которые ты мне скажешь. Но может...
  - Нет, Анния, нет. Не сейчас. Ты выслушай меня. Теперь тебе десять лет, ты скоро станешь совсем взрослой. Хотел сказать тебе об этой тайне позднее, но видишь, как получилось. Достань из-под лавки мешок. Вынь из него то, что там лежит.
   Анния наклонилась и достала небольшой кожаный мешок. Она открыла его и нашла там что-то, завернутое в тряпицу.
  - Разверни этот сверток. Развернула? Ты видишь этот золотой цилиндр? Это тонкая золотая пластина, намотанная на деревянный цилиндр. Аккуратно разверни ее. Ты видишь, что на ней нанесена картина? Не видишь? Ты покрути ее относительно света, падающего с окна. - Отец замолчал, собираясь с силами и ожидая, пока дочь, подойдя к окну, покрутит развернутую пластинку, разыскивая тонко нанесенный рисунок. Через некоторое время он продолжил: - На этой картине обозначено место, где хранится камень знаний. В этом камне сосредоточены знания многих тысяч поколений. Тот, кто будет обладать этим камнем, будет владеть всем миром. Но чтобы извлечь знания из камня необходимо произнести магическое заклинание. Оно нигде не записано. Тебе придется запомнить его. Нужно в точности произнести все слова заклинания, иначе ничего не получится. Запоминай. "Исполняя волю Его, верни мне заложенное в тебе. Аминь". Запомнила?
  - Да, папа.
  - Хорошо. Только не забудь его. И когда возьмешь камень в руки, в точности повтори заклинание. И сделаешь это, когда тебе исполнится восемнадцать лет. Раньше не надо.
   Арминий надолго замолчал, собираясь с силами. Наконец он произнес:
  - А, чтобы тебе помочь, слова заклинания записаны на веревочке. Ты нашла ее в мешке?
  - Нет, папа.
  - Посмотри внимательно.
  - Папа, я нашла веревочку. Она такая тоненькая и ослепительно беленькая. На ней есть какие-то узелки.
   Арминий криво усмехнулся.
  - Это не просто узелки, Анния. Это древний язык Тьрага, которым на веревке написаны слова заклинания, которые я тебе сейчас сказал в переводе. Это наш с Маотой тебе подарок. Обладая теми знаниями, которыми тебя одарит этот камень, ты станешь властительницей всего мира. Береги его.
   После моей смерти ты пойдешь к старухе по имени Эльза. Ты знаешь ее? Она живет на самом краю поселка, у леса.
  - Знаю, но она страшная. Люди говорят, что она ведьма, и она может навести порчу на человека. И к тому же она слепая.
  - Да, я с тобой согласен - она ведьма. И надо сказать тебе, она очень сильная ведьма. Но ты ее не бойся. Она не сделает тебе ничего плохого. Она моя старшая сестра. Мы с ней давно не общались, но она знает о твоем существовании, и она любит тебя. Вам будет легче жить вдвоем. Ты поможешь ей, она поможет тебе. И она научит тебя врачеванию и языку Тьрага. И пусть тебя не смущает ее слепота. На самом деле она видит все вокруг лучше, чем многие зрячие.
  - Папа, давай я сейчас сбегаю за тетей, и пусть она вылечит тебя.
  - Нет, Анния не надо. Все уже поздно. Я прожил свою жизнь. Скоро смерть заберет меня, и я встречусь с твоей мамой, с моей любимой женой. Прощай и ступай отсюда. Тебе не надо встречаться с этой страшной женщиной. Твой час наступит еще не скоро.
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
   Простившись с Йебсеном, Карелов вышел на улицу. Только покинув квартиру своего друга, Владимир Михайлович смог вдохнуть воздух полной грудью. Приглашение его старого друга и давнего партнера в его небольшом бизнесе оказалось, как и очень многообещающим, так и неприятно страшным. Ситуацию нужно было обдумать очень тщательно. Один неверный шаг и его друг, не моргнув глазом, отправит его на тот свет, как отправил туда тех несчастных людей. Или на своем рискованном эксперименте набросит на шею свой ужасный медальон. И кто его знает, какой будет результат этого действия? Этот старый лис, рассказав ему об истории появления у него артефактов, ясно дал понять, что в случае неправильных его действий с ним разделаются без особых затруднений и угрызений совести.
   Придя в гостиницу, Владимир Михайлович принял душ, торопливо пообедал в местном ресторане. Придя в номер, не раздеваясь, бросился на кровать и задумался.
  - "Что же делать? Как вывернуться из сложившейся ситуации? Этот старый лис наверняка уже установил за мной слежку, после того, как поделился этой величайшей тайной. Он не может не понимать, что я очень заинтересовался наличием у него этого знаменитого раритета и постараюсь овладеть им. Но теперь о каждом моем шаге будет немедленно докладываться ему. И где мне разыскать специалиста по узелковой письменности? А разыскать его надо. И дело даже не в долге перед Фридрихом Йебсеном. Для меня эта информация тоже была бы очень кстати. Было бы глупо упускать идущее в руки такое сокровище. Да, ситуация!".
   Его размышления неожиданно прервались звонком мобильного телефона. Карелов недовольно покосился на подпрыгивающий на прикроватной тумбочке гаджет. Звонил его сын от умершей после тяжелой продолжительной болезни первой жены.
  Сын уже несколько лет живет за границей. В Германию он привез жену из России и приемную дочь. Имеет свой вполне успешный бизнес - небольшой магазин, торгующий антиквариатом. Карелов гордился и был очень доволен, что сын пошел по стопам отца в его увлечении. Антиквариат сейчас стал в большом почете у состоятельных людей не только в России, но и за границей. Владимир Михайлович не раз пользовался услугами сына для сбыта малозначимых для него артефактов.
  Неожиданно в голову пришла спасительная мысль. Карелов схватил мобильный телефон и договорился с сыном о встрече в небольшом ресторанчике. Расположен он был на одной из удаленных от гостиницы улиц. Отец и сын частенько встречались там для деловых переговоров.
  Карелов вышел из гостиницы и неспешно отправился по улицам города. Он останавливался около каждой витрины и пытался в отражении стекла увидеть, ведется за ним слежка или нет. Он долго плутал по узким улицам городка, пока достоверно не убедился, что слежки за ним нет. И только тогда он, по-прежнему не теряя бдительности, направился в назначенное место.
  В ресторанчике было малолюдно. Карелов занял столик у окна и посмотрел на часы. До назначенного времени оставалось еще десять минут. Он заказал официантке две порции настоящих немецких сосисок и две кружки великолепного немецкого пива, к которому он с некоторых пор стал неравнодушным.
  Сын появился за одну минуту до назначенного времени. Поздоровавшись с отцом, он сел напротив него и пристально взглянул на него. Их встреча была для него неожиданной. Вчера они встречались по вопросам бизнеса и обо всем договорились. Было весьма любопытно, что явилось причиной ее повторения. Однако отец не спешил развеять любопытство сына. Он не спеша ел сосиски, с наслаждением запивая их пивом.
  Молодой мужчина, пожав недоуменно плечами, принялся поглощать еду, изредка с любопытством посматривая на отца. Лишь покончив с обедом, отец откинулся на спинку стула и поинтересовался, как поживает его жена и дочь. Сын с удивлением посмотрел на отца. Странно. Ведь он только вчера подробно обо всем рассказывал. Не иначе у отца произошло нечто неординарное, из-за чего ему требуется столько времени, чтобы собраться с мыслями.
  - Спасибо, у Ольги и Вероники все в полном порядке. Жена сейчас на работе, а дочь в школе. У тебя что-то произошло?
  - Станислав, - решился начать разговор Владимир Михайлович, - у меня к тебе есть конфиденциальный разговор. И об этом разговоре не должна знать ни одна живая душа. Если кто-нибудь узнает о нем, это может привести к трагическим результатам. И для меня, и для тебя.
  Молодой мужчина пристально посмотрел на отца, и от его внимательного взгляда не ускользнуло, что тот очень сильно чем-то взволнован, хотя усиленно старается не показывать этого.
  - Начало разговора многообещающее. Я слушаю тебя, отец. Обещаю, что разговор останется между нами. Или мне надо на крови поклясться?
  - Не ерничай, Станислав. Мне сейчас не до шуток. Лучше ответь, у тебя есть знакомый специалист по узелковой письменности?
  - По узелковой письменности? - переспросил сын, выигрывая время для обдумывания очень странного вопроса отца. - А зачем он тебе?
   Владимир Михайлович задумчиво потер подбородок. Как не крути, а придется посвятить сына хотя бы в некоторые детали этого необычного дела. Сын, хоть и молодой, но весьма опытен и осторожен в делах. Без этих качеств в его бизнесе не обойтись. Но не остаться бы самому за бортом с этим ушлым малым.
  - Станислав, у меня есть один артефакт в виде веревки с древней узелковой письменностью. Мне очень хотелось бы знать, что там написано.
   Станислав внутренне усмехнулся. Как же, станет отец платить сумасшедшие деньги специалисту, лишь бы узнать, что написано на веревке. Нет, папаша. Наверняка здесь кроется какая-то тайна, разрешение которой должно принести отцу немалый доход. И глупо было бы ему упустить шанс и не откусить свой кусочек от этого славного пирога.
  - Нет, папа. Так у нас дело с тобой не пойдет. Ты мне рассказываешь лишь кусочек истории. А мне нужна вся. Придется тебе брать меня в долю.
  - Станислав, как ты смеешь мне предлагать такое, - с досадой почти прошипел Карелов, уже осознавая, что придется рассказывать сыну все. - Я все-таки твой отец, как ни как.
  - Спасибо, папа, за обед. - Станислав взглянул на часы. - У, сколько уже натикало. - И приподнимаясь со стула, добавил: - Мне пора заниматься бизнесом. Ты же не будешь кормить меня и мою семью?
  - Сядь, - сдавленно прохрипел Карелов. - Я с тобой согласен. В детали я посвящу тебя несколько позднее. Сейчас у нас нет времени. Сначала надо сделать несколько дел. Но сразу предупреждаю, что они связаны с криминалом.
   Станислав усмехнулся и, усевшись на стул, небрежно бросил:
  - С этого и надо было начинать, папа. А то артефакт, артефакт... Рассказывай.
   Опуская очень важные детали этого необычного дела, Владимир Михайлович вкратце ознакомил с ним сына.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  
   Венедикт сидел за столом и просматривал документы, которые ему подавала Светлана. Сотрудница торопилась, так как шеф с женой в кои-то веки решили съездить в отпуск после окончания дела о перстне царя Соломона. Надежда осталась дома, собираясь в первый совместный отпуск, а Венедикт приехал ненадолго в офис, чтобы подписать ряд неотложных документов.
  За окном послышался шум подъезжающего автомобиля. Венедикт поднял голову от надоевших ему документов и с прирожденным любопытством выглянул в открытое окно. У подъезда его офиса остановился "Форд Фьюжин". Заглох двигатель, и погасли габаритные огни. Долго из автомобиля никто не выходил. Венедикт с нетерпением ждал дальнейшего развития событий. Но ничего не происходило.
  Детектив, потеряв терпение, уже хотел вернуться к своей работе. Тем более что Светлана красноречиво покашливала за спиной. Водительская дверь неожиданно распахнулась и из него вышла высокая брюнетка в темно сером костюме и такого же цвета шляпке с большими полями, закрывающими почти все ее лицо от постороннего взгляда. Женщина медленно, с прирожденным изяществом, слегка приподняла голову и взглянула на адрес.
   Светлана перехватила красноречивый взгляд шефа и недовольно поморщилась.
  - Венедикт Игоревич, - подчеркнуто официально проговорила она недовольным тоном, что свидетельствовало о крайней мере ее возмущения, - позвольте напомнить вам, что вас дома ждет ваша жена, чтобы отправиться в первый совместный отпуск, - голос молодой женщины даже задрожал от охватившей ее ярости. - Прошу вас не отвлекаться на праздные разговоры с посторонними дамами, так как у нас еще много работы, которую необходимо завершить до вашего отъезда.
  - Да, да, конечно, - рассеянно проговорил Венедикт, - Но, если эта женщина пришла к нам, прошу тебя немедленно проводить ее ко мне в кабинет. Я нутром чувствую, что она сможет предложить нам вполне интересное дело.
  - Венедикт, - вспылила Светлана, забыв в гневе об официальности, - тебя дома ждет Надежда, которая, если ты забыл, беременна твоим ребенком и крайне нуждается в качественном отдыхе на море.
  - Мы и поедем в отпуск, что ты так разнервничалась? Тебе сейчас нельзя волноваться, - Венедикт незаметно покосился на уже заметный животик сотрудницы. - Пойди, открой, пожалуйста, дверь посетительнице. Ты слышишь звонок?
  - Слышу, не глухая. Должна тебе откровенно сказать, что ты - порядочная свинья, думаешь только о своих расследованиях, и для тебя не существует больше ничего, - Светлана, хлопнув дверью, выскочила из кабинета.
  - Тогда я - порядочный хряк, - с улыбкой крикнул Венедикт в след убегающей сотруднице, - все таки я мужеского рода, как никак, - негромко добавил он и недовольно скривился. Если пропустить мимо ушей эмоции Светланы, в принципе она права в своем обвинении. Венедикт, расстроено, вздохнул.
   Через несколько минут по коридору раздались шаги и в дверь постучались.
  - Венедикт Игоревич, к вам посетительница, - официальным голосом доложила Светлана, пропуская в кабинет женщину.
   Венедикт открыл ящик стола, смахнул в него все документы, лежащие перед ним, поднялся с кресла и пригласил женщину пройти. Посетительница внимательно осмотрела кабинет, и лишь потом обратила внимание на его хозяина, изящно приподняв голову и взглянув на него из-под широкополой шляпы пронзительным взглядом чудесных черных глаз.
   Но странно, при появлении прекрасной дамы, Венедикт почувствовал присутствие в его кабинете смерти, этой мрачной гостьи, которая является без приглашения к каждому человеку, независимо от его общественного положения и статуса, и очень часто в самый неподходящий момент. Он очень удивился сигналам своего необычного дара. Настолько, что вынужден был помотать головой, чтобы исчезло это наваждение.
  - Насколько я понимаю, вы являетесь частным детективом? - приятным голосом спросила она. - Я не ошиблась адресом?
  - Да, вы правы. Я глава частного детективного агентства. Меня зовут Венедиктом Игоревичем Струкачевым. Прошу вас, присаживайтесь в кресло. Надеюсь, вам будет в нем комфортно. Могу я поинтересоваться, что вас привело в наше детективное агентство?
   Женщина, проигнорировав его вопрос, годами отработанным приемом покачивая бедрами, прошла к креслу, почему-то отодвинула его к самому краю стола и села, закинув ногу на ногу. Она достала из сумочки пачку сигарет и зажигалку и вопросительно посмотрела на детектива. Венедикт улыбнулся ей и пододвинул к ней хрустальную пепельницу.
  - Спасибо, - женщина тонкими пальцами достала сигарету и щелкнула зажигалкой. Прикурив, она выпустила дым в потолок и тяжело
  вздохнула.
  - Меня зовут Маргаритой Аркадьевной Лужиной. Вы можете звать меня Маргаритой, - благосклонно разрешила посетительница. - Я хотела бы, чтобы вы расследовали одно необычное преступление.
  - Маргарита Аркадьевна, прежде всего мне хотелось бы уточнить, почему вы не обратились с вашей проблемой в полицию, а предлагаете заняться ею частного детектива?
  - Видите ли, Венедикт Игоревич, полиция уже неделю занимается расследованием этого преступления, но так ничего и не смогла выяснить. Я подумала, быть может, вам удастся разгадать эту загадку, которая оказалась не по зубам полиции.
  - Маргарита Аркадьевна... извините, Маргарита, ваши слова меня заинтриговали. Я очень люблю сложные загадки. Расскажите в чем ваша проблема и тогда я приму решение, буду ли я заниматься расследованием вашего дела. Но должен вам заметить, что времени прошло совсем немного. Полиция, наверняка, активно занимается расследованием.
  - Я должна уточнить, что это дело меня касается лишь косвенно. Но, вероятно, мне нужно рассказать вам всю историю. И вам будет все понятно.
  - Я полон внимания. Вы можете начинать ваш рассказ.
  - Вы не будете делать записи? - удивленно спросила посетительница, видя, что на столе детектива ничего нет, кроме красивой пепельницы, стоящей перед ней.
  - Нет. В этом нет необходимости. У меня неплохая память. И открою вам секрет, только это между нами, наш разговор записывается на скрытый магнитофон.
  - Вот как, - очень красиво очерченные брови посетительницы легко и изящно вспорхнули вверх, выражая ее удивление. - Ну, хорошо. Это ваше дело. Слушайте.
   Посетительница сняла шляпку и растерянно оглянулась, не зная, куда ее можно положить. Венедикт, видя затруднения женщины, вскочил со своего кресла, взял шляпку и повесил ее на вешалку.
  
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  
  63-58 года до рождества Христова
   Похоронив умершего вскоре отца, Анния отправилась к тете Эльзе, как велел ей папа.
  Дом ее стоял в поселке особняком, у самого подножия высокой горы. Его тыльная часть уходила в нишу, вырубленную в скале, а передняя и часть боковых стен были сложены из огромных валунов. Дом был очень старый. Даже старожилы не могли сказать, когда он был построен. От древности его стены давно поросли мхом и кое-где даже кустарниками. Со всех сторон дом окружали вековые сосны, стволы которых были совершенно зелеными от мхов и лишайников.
   С необъяснимой робостью Анния постучала в низенькую дверь.
  - Входи, коли пришла, - донесся до девочки неприятный скрипучий голос, - чего стучать-то зря?
   Анния потянула на себя массивную дверь. Та со скрипом, тяжело поддалась усилиям девочки. Она вошла в дом и увидела сидящую на лавке, стоящей у стены, пожилую женщину. Одета она была в старую, местами в дырках, тунику и широкие полотняные штаны, небрежно заправленные в невысокие мягкие кожаные сапоги. Из-под старой, давно потерявшей свой первоначальный вид, кожаной шапки ниспадали на плечи длинные седые волосы.
  - Стало быть, твои родители отправились в мир мертвых, - утвердительно проскрипела старуха.
   Анния вздрогнула от этого неприятного голоса, зябко поежилась и прошла на середину комнаты, встав перед старухой, с прижатым к груди небольшим кожаным мешком.
  - Маму убили римляне, а папа сегодня умер от ран, - робко пояснила девочка. - Папа велел мне перед смертью прийти к тебе.
  - Я так и думала, - скорее удовлетворенно, чем огорченно пробормотала старуха. - Тебя как зовут, племянница? Напомни. Что-то на старости лет память стала меня подводить.
  - Анния, - почти прошептала девочка.
  - Хорошее имя у тебя, красивое, - на этом Эльза решила, что процедура ее знакомства с дочерью умершего брата завершена и перешла к сугубо деловым вопросам. - Спать будешь за ширмой, - старуха махнула рукой на кусок старой шкуры, перегораживающей одно большое помещение на два. - Там есть лавка.
  - Хорошо, тетя Эльза, - покорно проговорила Анния, прошла за ширму и положила на стоящую там лавку свое единственное богатство.
  - Нет, Анния, принеси свое сокровище сюда, - услышала она голос тети.
   Бесконечно удивленная девочка вышла к тете. Как эта странная старуха смогла узнать, что она принесла? Ведь она абсолютно слепая.
  - Ты на стене видишь навесную полочку?
   Девочка оглядела комнату и увидела на стене, обращенной к скале, скорее не полочку, а массивную полку с расставленными на ней берестяными коробками разного размера.
  - Да, тетя Эльза.
  - Сними аккуратно с нее все коробки и положи их на пол. Только снимай аккуратно и не перепутай их местоположение, - проворчала старуха недовольным голосом. - А то потом разбирайся с ними. А у меня уже нет здоровья одну и ту же работу делать несколько раз.
   Анния поснимала все коробки с полки на пол и замерла в ожидании дальнейших распоряжений.
  - А теперь сними полку со стены. Помогать тебе я не буду. Старая я стала для таких трудов. Сама снимай, немаленькая уже.
   Анния послушно стала снимать тяжелую полку со стены. Изрядно попыхтев, девочка, в конце концов, сняла полку и с удивлением увидела в стене небольшую глубокую нишу.
  - Уложи свое сокровище в эту нишу и повесь полку на стену. И не забудь, коробочки на ней должны стоять в том же порядке, что и раньше, - ворчливо закончила старуха.
   Анния уложила в нишу мешок, повесила полку на место и начала раскладывать коробочки на полке. Не удержавшись, она бросила быстрый взгляд на тетю, открыла одну из них и заглянула внутрь. В ней были уложены какие-то пахучие сухие травы.
  - Что интересно содержимое коробочек? Думала там сокровища, собранные старухой за долгие годы жизни? - скрипуче рассмеялась Эльза. - Впрочем, отчасти твои предположения правильные. В этих коробочках самые настоящие сокровища, что дарует нам природа - травы. И каждая травка предназначена для лечения какой-нибудь хвори. А на старости лет я поняла, что нет на свете ничего дороже здоровья. А та трава, которую ты сейчас держишь, называется пармелия. Она обладает мягчительным, кровоостанавливающим, антисептическим и ранозаживляющим действием. Можно применять и для лечения застарелого кашля, желудочных заболеваний, болезней легких, острых болей живота. Оказывает успокаивающее действие на дыхание. Отвар пармелии хорошо очищает от гноя язвы и раны. Твоему отцу эта травка могла бы помочь. Но он отказался. Соскучился он, видите ли, по своей Маоте - недовольно проворчала старуха. - Но что-то я очень увлеклась разговорами об этой травке. Давай быстрей заканчивай уборку и будем обедать, а потом пойдем в лес. У меня слишком мало времени, чтобы научить тебя тем знаниям, которыми обладаю я. Для тех знаний, которые заключены в камне, что дал тебе Арминий, ты пока еще слишком мала. У тебя еще ума мало воспользоваться ими.
  - Тетя Эльза, а откуда ты знаешь о камне? - Анния очень удивилась осведомленности тети.
   Эльза скрипуче закаркала, что, вероятно, должно было обозначать смех.
  - Ты, наверно, слышала, что я ведьма?
  - Слышала, - смущенно пробормотала едва слышно девочка. - Об этом все в поселке знают и говорят.
  - Все знают... Все говорят... - зашамкала недовольно старуха. - Да ладно, - Эльза равнодушно махнула рукой. - Теперь-то мне все равно. А ведь я многим в поселке жизнь спасла и от хвори всяческой оберегла немало. Так вот знай, - тетя ткнула пальцем в сторону растерянной племянницы, - ведьме что-нибудь узнать не представляет никакого труда. Понятно тебе, бестолковая?
  - Понятно, тетя, - покорно согласилась Анния.
  - То-то же! - удовлетворенно проскрипела старуха. - И заруби это себе на носу. Никогда не вздумай меня обманывать. Чтобы даже мысли такой не возникало в твоей бестолковой голове, - Эльза повернула голову в сторону племянницы.
   И хотя Анния знала, что тетя слепая и не могла ее видеть, ей показалось, что тетя своим взором пронзает ее насквозь, видит, как она виновато опустила глаза.
  - Что-то я заболталась с тобой, - сквозь зубы промямлила старуха, - обедать давно пора, да и за занятия приниматься.
   После обеда и кратковременного отдыха они отправились в лес. Эльза шла первой. Несмотря на свою слепоту, шла она по тропинке уверенно, прекрасно ориентируясь в пространстве. Неожиданно она остановилась. Идущая за ней Анния едва не натолкнулась на нее. Эльза подняла руку, призывая племянницу к тишине.
  В нескольких шагах перед ними на тропинку вышел огромных размеров тигр. Он остановился, увидев людей. Его сощуренные глаза внимательно следили за ними. Верхняя губа его дрогнула, оголяя огромные желтоватые клыки.
   Анния в ужасе прижалась к тетке, мысленно прощаясь с жизнью.
  - Тетя Эльза, перед нами...
  - Не бойся, Анния, - спокойным голосом проговорила женщина. - Это хозяин леса. Он пришел посмотреть, кто это вторгся в его владения. Он сейчас уйдет, не причинив нам никакого вреда.
   Эльза протянула вперед руку ладонью вверх и заговорила на каком-то непонятном девочке языке. Тигр, наклонив голову набок, внимательно слушал женщину. Когда женщина умолкла, хищник негромко рыкнул, грациозно развернулся, демонстрируя замершей от страха девочке свою несокрушимую мощь и, сойдя с тропинки, бесшумно исчез в зарослях леса.
  - Ну, видишь, Анния, какой хозяин леса мудрый? Мы не несем ему никакой опасности, и он нас не тронул. Спокойно отправился по своим тигриным делам. Ему до нас и дела никакого нет.
  - Тетя Эльза, а на каком языке ты с ним говорила? - спросила Анния, оправившись от испуга.
   Эльза, протянув руку, дотронулась до племянницы и, повернувшись, продолжила неспешно свое движение. Анния пошла рядом с тетей, внимательно слушая ее, стараясь не пропустить ни одного сказанного ею слова.
  - Хм, может ты и не такая бестолковая, какой кажешься на первый взгляд? Ну, слушай, что тебе скажу я. Пусть это будет твоим первым уроком. Когда-то, - спустя некоторое время, заговорила она, - очень давно в этих местах жило древнее племя. И они считали, что их прародителем был тигр. И они почитали его за бога, поклонялись ему и в трудную минуту обращались к нему за помощью. Тогда-то было, не в пример нынешним временам, значительно больше этих великолепных животных. И для общения с прародителями у племени был особый язык. Сейчас его уже нет, к сожалению. Единицы знают его. Вот на нем я и разговаривала с хозяином леса. Ладно, не будем понапрасну терять время, пошли быстрее, нам еще далеко идти до нужного места. Я хочу тебе показать, где растет пармелия. Тебе это растение в жизни не раз может пригодиться. Очень уж оно пользительное.
   После долгого блуждания по лесным тропинкам Эльза остановилась.
  - Анния, ты запомнила дорогу сюда? - спросила женщина, повернув голову куда-то в сторону.
  - Да, тетя, - уверенно ответила девочка. - Дорогу я хорошо запомнила.
  - Хорошо. Обратно поведешь меня ты. Проверим, насколько у тебя хорошая память, - усмехнулась старуха. - А теперь посмотри направо от тропинки. Видишь, на стволах и ветках сосен растет лишайник высотой до трех пальцев, с листовым телом?
  - Да, вижу.
  - Это и есть пармелия. А еще его можно найти на замшелых почвах, в хорошо освещенных местах, я тебе потом покажу такие места. Подойди и внимательно рассмотри его, чтобы не путать с другими лишайниками.
   Анния подошла к лишайнику и внимательно его рассмотрела. Она сорвала несколько листков и, размяв их пальцами, понюхала и даже, положив в рот, скривившись, пожевала.
  - Я хорошо рассмотрела пармелию, тетя Эльза, - доложила девочка. - Никогда ее не спутаю ни с чем.
  - Вот и хорошо. Ты молодец, даже на вкус попробовала. Если так и дальше пойдет, будет из тебя толк. Пошли теперь домой. Иди теперь ты первой. А завтра с утра отправимся в другую сторону от поселка. Хочу тебе кое-что показать. В жизни тебе это очень пригодится.
   На следующий день Эльза подняла Аннию рано. Солнце еще только просыпалось, собираясь в долгий путь по небосводу. Анния, сонная, сладко позевывая, спотыкаясь, шла за идущей впереди уверенной походкой слепой женщиной. Утро было прохладным и туманным, и девочка зябко поеживалась.
   Солнце уже коснулось вершин вековых сосен, когда Эльза подняла руку, призывая внимание племянницы. Она неожиданно крепко взяла подошедшую девочку за шею, притянула к самому рту и прошептала на ухо едва слышно:
  - А теперь, девонька, молчи и дыши через раз. Я тебе покажу картину, которую мало кто видел в этом мире.
  Она подошла к пушистой еловой лапе, висящей низко над землей, наклонила ее и поманила девочку к себе. Анния на носочках подошла к тете и выглянула за ветку ели. Перед нею лежала большая лесная поляна, покрытая в этот ранний утренний час толстым слоем густого тумана.
  Как Анния не вглядывалась в густой туман, ничего она не видела. Эльза положила руку ей на плечо и легко сжала его, призывая к терпению. Так продолжалось довольно долго. Анния уже устала от неподвижного стояния и впала в состояние полудремоты, когда Эльза слегка стукнула ее по плечу. Анния вздрогнула, удивленно взглянула на тетю и вновь внимательно осмотрела покрытую туманом поляну. Неожиданно потянуло легким ветерком и туман медленно, неохотно поплыл в сторону, освобождая поляну.
  Она едва не вскрикнула от изумления, когда в рассеивающемся тумане, в нескольких десятках шагов от себя, увидела двух необычных животных. Таких животных Анния никогда раньше не видела, хотя и слышала о них от старожилов поселка. На первый взгляд они были похожи на лошадей, но и имели явные признаки отличия.
  Они были необычно белоснежного цвета. И он был настолько ослепительно ярким, что в лучах восходящего солнца животные, казалось, были окружены сияющим ореолом. Их длинные гибкие шеи венчали небольшие, удивительно изящные головы. На них красовались длинные тонкие рога нежно розового цвета, росшие посреди лба.
  Животные стояли неподвижно, наслаждаясь теплом восходящего солнца. Одно из животных, похоже, что это был самец, ласково положило голову на спину второго.
  Анния долго стояла, рассматривая животных широко раскрытыми глазами. Она стояла бы еще и дольше, если бы не тетя. Женщина дотронулась до плеча племянницы и неслышно отпустила пушистую лапу ели. Картина мгновенно исчезла и Анния, слегка разочарованная кратковременностью этого волшебного видения, неохотно неслышно зашагала за Эльзой, уверенно двинувшейся в обратный путь. Долго еще шли молча, и только удалившись далеко от поляны, Эльза заговорила.
  - Ты знаешь, что за животных сейчас видела?
  - Да, тетя. Это айнгорны. Мне о них рассказывали в поселке, хотя живыми я раньше никогда их не видела.
  - Правильно, Анния. Это представители некогда многочисленного стада айнгорнов. Жаль, что люди уничтожили почти всех животных из-за их удивительных рогов. Скоро они останутся только в воспоминаниях стариков.
  - А чем они удивительны, тетя?
  - О, девочка, они и сами по себе великолепны, а рог этого удивительного животного является символом пробуждения сознания, целостности и внутреннего покоя человека, - оживилась Эльза. - Он светится во тьме и указывает путь блуждающим по земле. С его помощью могут быть уничтожены и развеяны всякая порча и гнусность. Он дает возможность проникновения духа в окружающую нас материю. А еще, если из рога сделать чашу, то все лечебные отвары, которые пьются из нее, свои лечебные свойства во много раз увеличивают.
   Эльза неожиданно остановилась и рукой придержала племянницу.
  - Анния, в нашем поселке сейчас находятся римляне. Мы могли бы с тобой переждать в лесу. Но сегодня этого делать не будем. Я тебе покажу, то может делать ведьма, когда захочет. Сейчас мы с тобой отправимся в поселок. Ты не пугайся и смело иди рядом. Со мной с тобой ничего не случится. Я сейчас сделаю так, что они нас не увидят.
  - Но как ты это сделаешь? - удивилась Анния.
  - А вот скоро увидишь.
  
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
   Лужина небрежным движением изящной руки поправила прическу, улыбнулась Венедикту и произнесла:
  - Я с мужем проживаю в своем доме в деревне. Здесь, совсем недалеко от города. Минут пятнадцать езды на машине. Этот дом мы купили уже семь лет назад. А спустя два года дом напротив нас купила семья, состоящая из двух человек: мужа - Владимира Михайловича и жены - Тамары Ивановны Кареловых. Детей у них не было. Кто из них повинен в этом, я не могу сказать. Они об этом разговоров не заводили, а посторонним интересоваться как-то не приходило в голову. Должна заметить, что Тамара Ивановна - женщина молодая, красивая, со словно точеной фигуркой и высокой грудью. Высокая, с копной пушистых рыжих волос. Такие женщины нравятся мужчинам. Я подозреваю, что у нее много поклонников. Вы понимаете, о чем я говорю? - Маргарита, затянувшись сигаретой, бросила внимательный взгляд на хозяина кабинета.
  Венедикт улыбнулся ей, подтверждая, что понял ее недосказанную мысль.
  - А вот ее муж... - удовлетворенно продолжила она, сделав многозначительную паузу, - был он значительно старше ее. Невысокого роста, с округлым животиком, с длинными седыми волосами и с небольшой ухоженной бородой.
  Был он профессором математики. И весь был в науке. Компаний он, в отличии своей жены не любил. Любил, чтобы ему не мешали заниматься своим любимым делом - математикой. Он был настолько погружен в свою науку, что ничего другого вокруг не замечал. После того, как однажды, ведя машину в городе, он вдруг бросил руль и завопил: "Тамарочка, я нашел его. Это же так просто. Я - просто старый идиот".
  Разбираться, что он там нашел, времени не было. Лишь благодаря случайности в тот раз обошлось без аварии. Но после этого Тамара не рисковала сажать за руль автомобиля мужа, все мысли которого были заняты решением очередной математической задачи. Пришлось нанять водителя, который и возил по делам профессора и его молодую жену.
  Тамара нигде не работала, занималась ведением их загородного хозяйства, как она говорила. Денег, которые зарабатывал профессор,
  с лихвой хватало им жить безбедно.
  Поскольку были они зажиточными то и, приобретя дом, с энтузиазмом принялись все перестраивать и совершенствовать. Конечно, всеми работами занималась исключительно Тамара. Профессору не было никаких дел до того, как выглядит дом, где он по иронии судьбы вынужден был проживать. С большим удовольствием он проводил бы все свои годы жизни на кафедре своего любимого университета.
  Так или иначе, но уже через два года они превратили достаточно запущенный до того участок в настоящую усадьбу с большим хорошим домом и прекрасным ухоженным садом. Для ухода за садом они и наняли садовника. Об этом человеке придется рассказать немного подробнее, поскольку с ним связаны последующие события.
  Его приняли на работу дней десять назад. Это был молодой здоровый мужчина, сильный, как античный Геракл. Должна вам сказать, что был он к тому же и красив чертовски. Но был в нем один изъян. Он был глухонемой. Если бы не этот недостаток, у него отбоя не было бы от женщин. А так... Положит на него женщина глаз, а как узнает, что он не слышит и не говорит - сразу в сторону. Никому не нужен инвалид. - Маргарита затянулась сигаретой и взглянула на внимательно слушавшего Венедикта.
  - Понимаете, Венедикт Игоревич, по поводу его инвалидности у меня есть некоторые сомнения, что ли. Несколько дней назад я возвращалась из нашего местного магазина и случайно, совершенно случайно, - Маргарита, смущенно опустила глаза, - заглянула в приоткрытую калитку усадьбы Кареловых. Это длилось какое-то мгновение, но я успела заметить, что садовник стоит, опершись на лопату, и внимательно слушает пение птиц. И на его лице было написано такое удовлетворение. Вот тогда у меня и закралось сомнение в его инвалидности. Он, несомненно, слышал пение птиц.
  - Скажите, а вы не знаете, как зовут этого таинственного инвалида?
  - Знаю. Его зовут Маратом Борисовичем Куликом. Я как-то поинтересовалась этим типом у Тамары, и она мне назвала его имя и сообщила о его инвалидности.
  - С садовником пока понятно. В чем состоит преступление, ради которого вы пришли ко мне?
  - Преступление!? Ах, да. Неделю назад все население деревни было потрясено убийством Владимира Михайловича.
  - Извините, Маргарита, на одну минуту мы прервемся. Перед подробным рассказом об убийстве нам необходимо быть предельно собранными. Как вы относитесь к моей идее выпить по чашечке кофе? Вы любите сей божественный напиток?
  - Я очень положительно отношусь к вашей идее. С некоторых пор я ничего кроме кофе и не пью, хотя оно так вредно для здоровья, - Маргарита кокетливо поправила на пышной груди и так идеально сидящий на ней пиджак костюма.
  - Жить вообще очень вредно, - философски усмехнулся Венедикт.
   Он нажал кнопку под столешницей. В кабинет, демонстративно выпятив вперед живот, вошла Светлана и, с неодобрением взглянув на посетительницу, бросила вопросительный взгляд на шефа.
  - Светочка, приготовь нам, пожалуйста, два кофе.
   Светлана скривила недовольную мину. Недовольство сотрудницы не укрылось от внимательного взгляда посетительницы. Когда за сотрудницей закрылась дверь, Маргарита наклонилась через стол к Венедикту и негромко спросила:
  - Венедикт Игоревич, может я пришла не вовремя? Вы, вероятно, чем-то заняты более существенным.
  - Не обращайте внимания на эти мелочи. У моей сотрудницы сейчас не самые простые времена. Она беременна... Вам, женщине, ее состояние должно быть более понятным, чем нам, мужчинам.
   Маргарита откинулась на спинку кресла и весело рассмеялась.
  - О, да. Это состояние мне хорошо известно. У меня, да будет вам известно, двое детей.
  - У вас двое ребятишек? Вот уж никогда бы не подумал. У вас прекрасная фигура для женщины, родившей двоих детей.
  - А, знали бы вы, чего мне это стоило, вернуть утраченную во время беременности фигуру. Я изнуряла себя всякими новомодными диетами, занималась фитнесом. Впрочем, вам, мужчине, все эти женские секреты и ухищрения совсем ни к чему. А вы что, не курите? - перевела вдруг она разговор на другую тему.
  - Нет, не курю. Пришлось по настоянию жены бросить это приятное времяпрепровождение, которым я занимался с детских лет.
  - Ах, как я вам завидую. У вас вероятно очень сильная сила воли. Я тоже хочу бросить эту вредную привычку, но у меня совсем нет силы воли на это. Умом я понимаю весь вред от курения, а бросить не могу. Мой Андрюшка...
   Их милую болтовню на пол фразе прервала Светлана, принесшая небольшой поднос, на котором стояли две дымящиеся чашечки, распространяющие вокруг аромат свежего сваренного кофе.
   Когда Светлана, недовольно взглянув на Венедикта, вышла из
  кабинета, Маргарита взяла чашку с кофе и, сделав глоток, вопросительно взглянула на детектива.
  - Маргарита, с этого момента, не спеша, вы мне подробно начинаете рассказывать все обстоятельства смерти Владимира Михайловича.
  - Венедикт Игоревич, но мой рассказ может быть и не полным. На самом преступлении я не была, как вы понимаете. Буду рассказывать только то, что я знаю со слов Тамары и то, что видела собственными глазами, - Маргарита в волнении достал платок, и уже который раз за время их беседы промокнула совершенно сухие глаза.
  - Прекрасно. Вы не волнуйтесь, постарайтесь взять себя в руки и беспристрастно, словно посторонний наблюдатель, максимально подробно начинайте рассказывать. Я полон внимания.
  - Я постараюсь справиться с волнением. Неделю назад поздно вечером, было уже около полуночи, к нам в калитку кто-то постучал. Наши дети уже давно спали, а я с мужем смотрела какой-то фильм по телевизору. Не помню, что. Вероятно, очередной сериал про убийства. Их сейчас столько развелось, что в моей голове они все перемешались в одно бесконечное расследование убийств. Мы очень удивились этому неожиданному визиту. Хочу сказать, что в деревне у нас вполне безопасно. Ребятишки безбоязненно до позднего вечера гуляют на улице. Никогда не было никаких нападений, драк и прочее.
  Муж пошел посмотреть, кто это там так поздно к нам явился, а я осталась смотреть фильм. Через минуту в комнату ворвался взволнованный муж, а за ним вбежала Тамара. На ней был надет коротенький халатик, впрочем, распахнутый на груди до самого пояса. А под халатом никакого белья не было, - неодобрительно проговорила Маргарита и покосилась на Венедикта, ища поддержку своему законному с ее точки зрения негодованию. Заметив осуждающий кивок головы собеседника, поерзала на стуле, усаживаясь удобнее, и продолжила:
  - Но в тот момент меня не ее одеяние шокировало, а ее лицо и руки. Лицо было перекошено маской ужаса, а ладони были испачканы кровью. Я вскочила с дивана и поспешила к ней. Тамара бросилась ко мне и окровавленными руками обняла меня за шею. Я до сих пор с содроганием вспоминаю это, - Маргарита достала из сумочки платочек и промокнула вполне сухие, как заметил Венедикт, глаза. - Ах, это было так ужасно. Обнимать меня руками, испачканными кровью человека. Б-р-р... Я чуть в обморок не упала. Ну, ладно, извините, извините. Я немного отвлеклась. Я теперь по делу буду говорить.
  Из бессвязных речей Тамары, прерываемых громкими рыданиями, мы с мужем поняли, что несколько минут назад Тамара, обеспокоенная долгим отсутствием мужа, отправилась в сад, в беседку, в которой профессор любил поработать вечерами. Когда она вошла в беседку, всю увитую девичьим виноградом, она увидела неподвижно сидящего в кресле за столом мужа.
  Он сидел спиной к входу. Она дотронулась до его плеча, и он как-то странно слегка качнулся вперед и замер. Тамара обошла стол и увидела, что в груди ее мужа торчит какой-то странный предмет, которым он и уперся в стол. Владимир Михайлович был еще жив. Он с видимым усилием поднял голову и посмотрел на нее глазами, полными слез. Его бледные губы зашевелились, силясь что-то произнести.
  
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  
  1
   Станислав слушал отца внимательно, стараясь не пропустить ни одного слова. Когда отец закончил, он откинулся на спинку стула и задумался. А задуматься было над чем. Отец предложил проникнуть в квартиру одного антиквара и похитить какой-то очень ценный камень, необычную веревку с теми самыми узелковыми письменами, с которых и начался их разговор, и старый медный медальон. Только после того, как эти раритеты будут у него, отец обещал посвятить его во все детали этого необычного дела.
   Мысль о том, чтобы самому вламываться в квартиру, Станислав отмел сразу. Скорее всего, она на сигнализации, а ему с ней без соответствующего опыта не справиться. Это дело слишком важное, чтобы ему, непрофессионалу, идти на него. Нет, здесь требуется найти профессионала высочайшей квалификации. Сбоев быть не должно. Тем более что отец обещает за операцию весьма приятную сумму.
   Найти такого человека не такая уж и сложная задача. Среди его знакомых, каких только специалистов не было. Только одно обстоятельство смущало Станислава. Где гарантии, что, получив артефакты, отец не скажет ему Auf Wiedersehen5? Увы, таких гарантий нет. А, следовательно, нужно взять тайм-аут для раздумий.
  - Отец, как ты сам понимаешь, мне требуется некоторое время, чтобы найти такого специалиста.
  - Я понимаю. Только ты учти, что твоего специалиста необходимо будет заставить замолчать. Мы не можем рисковать, оставляя его живым. Дело слишком важное. И еще. Времени у нас очень мало. Я располагаю всего двумя сутками, чтобы решить этот вопрос. Вот и ориентируйся на эти сроки.
  - Ты можешь мне сказать хоть несколько слов об этих артефактах? Неужели они настолько ценны, что ты готов платить даже за убийство человека?
   Владимир Михайлович с опаской оглянулся. Но в ресторанчике было по-прежнему малолюдно, и никого в подозрительной близости не было. Карелов наклонился к сыну и почти на ухо прошептал:
  - Речь, сынок, идет о мировом господстве.
   Станислав от неожиданности вздрогнул. Ничего себе, заявочки. Неужели, действительно, все настолько серьезно? Но с другой стороны нет никаких оснований не верить отцу. Он не стал бы бросаться такими заявлениями без веских на то оснований. Да еще и бросая на это огромные деньги. Он не только профессор, доктор математических наук, но и старейший и опытнейший антиквар в России. В данных условиях нужно очень хорошо подумать, прежде чем что-нибудь сделать.
  - Хорошо. Часам к двадцати я тебе позвоню. Я постараюсь дать ответ на все поставленные тобой вопросы.
  
  2
   Около четырех часов поутру вся квартира была разбужена диким душераздирающим воплем. Он несся из кабинета Фридриха Йебсена. В помещение ворвался с пистолетом в руке Кен. Он увидел стоящего в распахнутом халате, под которым было теплое с начесом белье, отца. Фридрих повернулся к ворвавшемуся сыну и взглядом, близким к безумному, взглянул на него.
  - Где эта бесплодная сука? - захлебываясь от охватившей его ярости, прохрипел он.
  - Отец, я прошу тебя... - поняв, о ком идет речь, попытался воспротивиться Кен.
  - Ты меня просишь!.. - гневно взревел Фридрих. - Где она?
  - Вероятно, она спит. Я всю ночь занимался планированием операции по слежению за русским и общением со своими наемниками. А что произошло-то?
   Фридрих, не отвечая, оттолкнул сына, и, хромая сильнее обычного от охватившего его волнения, выскочил из кабинета и бросился к спальне сына. Удивленный и встревоженный Кен семенил за отцом. Фридрих бесцеремонно распахнул дверь спальни и включил верхний свет. Супружеская кровать сына была не разобрана. Невестки нигде не было.
  - Ну, где шляется твоя жена, когда ты занимаешься делами, зарабатываешь для этой шлюхи деньги?
  - Отец, я прошу тебя не говорить пошлости о моей жене.
  - Пошлости?! - вскричал в ярости Фридрих. - Да твоя жена элементарно совсем недавно ограбила тебя. Она собственными руками отобрала у тебя мировое господство. Она выкрала у меня камень знаний и заклинание. А ты, олух, еще пытаешься ее оправдать! Ты хоть это можешь осознать, идиот?
   Кен, обессиленный, рухнул в стоящее рядом кресло.
  - Что же делать? - растерянно произнес он, вытирая со лба неприятно липкую испарину.
  Фридрих, сильно хромая, заметался по спальне сына. Он, наконец, остановился напротив сына, взглянул на него с налетом пренебрежения.
  - Она, скорее всего, подслушала наш разговор, - уже спокойнее заговорил он. - И после ограбления сразу же отправилась к Карелову. И эта сволочь, конечно, не отказался воспользоваться услугам твоей тупой жены. И в данный момент он направляется в аэропорт. - Негромко бормотал, как в бреду Фридрих, усиленно потирая лоб. - Значит, слушай меня, - голос отца приобрел уже привычную твердость и решительность. - У тебя сохранился тот паспорт, который я тебе когда-то достал?
  - Да, отец, паспорт хранится у меня в личном сейфе.
  - Хорошо, сейчас же отправляйся в аэропорт и любыми способами узнай, вылетел ли Карелов в Россию? Если вылетел, как можно скорее отправляйся за ним, и добудь эти артефакты, пока он не воспользовался ими. Когда они будут у тебя, прилетай ко мне, и я объясню тебе, как их использовать. С пользой для тебя. Я слишком стар и немощен для подобных дел. Тебе задание понятно?
  - Да, отец. Мне все понятно. Я исчезаю. Не волнуйся, я все сделаю в лучшем виде.
  
  3
   Владимир Михайлович провожал задумчивым взглядом уходящего сына. Его не отпускали смутные подозрения, что зря он посвятил сына в детали этого необычного дела. Но как обойтись без его помощи? И тут его осенило. Ведь здесь работает его бывший однокурсник Сергей. Вот кто может помочь ему в расшифровке узелковой письменности.
  Как только сын вышел из ресторана, он достал мобильный телефон и набрал номер своего старого друга. Он уехал в Германию еще в тяжелые 90-е годы и успешно преподавал в местном университете.
  - Сергей, привет! Это Владимир Карелов. Я в Германии в командировке. Хотел бы встретиться с тобой. Мы можем встретиться сегодня? Спасибо, я буду ждать тебя в ресторане, - и он продиктовал адрес ресторана, в котором сейчас сидел.
   Сергей Александрович Гуренков с удовольствием отправился на встречу со своим университетским другом. С давних пор их связывала не только научная деятельность, но и давние увлечения артефактами. Оказывая друг другу некоторые услуги, они были вполне довольны сотрудничеством.
   Поприветствовав товарища, Карелов пригласил его за стол и заказал обед на двоих. Пока выполнялся их заказ, друзья обменивались малозначащими новостями. И лишь когда было покончено с изумительно вкусным обедом, друзья закурили и Карелов, наклонившись к Гуренкову, негромко спросил:
  - Сергей, у меня есть небольшой артефакт. Так мелочь... Небольшая веревочка с узелковыми письменами. Очень мне любопытно узнать, что там написано. Так, ничего супер существенного. Просто позволительный каприз старого антиквара. Ты не мог бы мне помочь в этой небольшой проблеме?
  - Х-м, ну и задачку ты мне задал, Володя. Так сразу и не скажешь. Надо подумать, связаться с нужными людьми. Давай сделаем так, я сегодня поработаю над этой проблемой, а вечерком, часам, я так думаю, к десяти, тебе звякну. Надеюсь, эту проблему общими усилиями всего нашего научного общества мы решим.
  - Прекрасно, Сергей! Буду с нетерпением ждать твоего звонка. Я уверен, что ты сможешь мне помочь. Уж очень любопытная штуковина. Никогда раньше ничего подобного не встречал. Времени, к сожалению, у меня немного. Я завтра должен улетать домой. Если ответ будет положительный, я перешлю тебе веревочку по почте.
   Распрощавшись с другом, удовлетворенный переговорами, Карелов в прекрасном расположении духа отправился в гостиницу. Заказал в номер бутылку коньяка и обильный ужин. Факт того, что никакой веревочки с таинственной узелковой письменностью у него не было, почему-то мало его волновало. Его чутье антиквара подсказывало ему, что в ближайшие часы должно что-то произойти. Что-то, что кардинально повернет события в его пользу.
   Без десяти восемь зазвонил мобильный телефон.
  - Папа, я нашел нужного специалиста. Сегодня ночью мы и прогуляемся с другом. Подышим свежим воздухом.
  - Прекрасно, Станислав. Отдохните с другом, как следует. А утром я тебя жду в ресторане. О времени встречи договоримся завтра. А по поводу прочтения текста, о котором я тебе говорил, не переживай. Мне обещал помочь мой старый друг.
  - Я тебя понял. Спокойной ночи, папа.
  В начале одиннадцатого позвонил Гуренков и обрадовал его, что специалистов по узелковой письменности он нашел и проблем в этом никаких не будет. Напомнив, что он отправит товарищу веревочку по почте, Карелов дал отбой и в прекрасном расположении духа отправился в душ.
   Спать Карелов укладывался в превосходнейшем настроении. Все получалось, как нельзя лучше. Завтра утром он получит свои артефакты, добытые сыном и его специалистом, и преспокойно уедет на родину. А там... Мысли одна сладостней другой теснились в голове, терзая мозг, не давая ему заснуть. Пришлось встать и принять таблетку для успокоения. С трудом удалось забыться около двух часов.
  Но спокойной ночь не задалась. В три часа ночи Карелов был разбужен настойчивым стуком в дверь. Недовольный, совершенно разбитый Владимир Михайлович, накинув на себя халат, ворча проклятия по все адресам, пошел открывать дверь. Распахнув ее, он к удивлению, увидел охранника гостиницы и стоящую за его спиной незнакомую молодую женщину с небольшим чемоданом.
  - Извините, Herr Карелов, но эта Frau6 настойчиво просила разбудить вас, утверждая, что, узнав причины несвоевременного вторжения, вы будете не в претензии к ней.
   Карелов вопросительно посмотрел на некрасивую женщину. Та встала перед охранником и бросила быстрый многозначительный взгляд на охранника.
  - Хорошо, проходите, - Карелов посторонился, пропуская женщину в номер. Отблагодарив охранника, сунув ему несколько марок, он захлопнул дверь.
  - Ну-с, Frau...
  - Frau Ева Йебсен, - женщина поставила на пол чемоданчик и в волнении затеребила носовой платок, насторожено посматривая на профессора.
  - Проходите, Frau, присаживайтесь, - Владимир Михайлович внимательно рассматривал женщину, пока та усаживалась в кресло у небольшого журнального столика. - "Любопытно, что надо от меня жене сына Фридриха Йебсена? Впрочем, чего зря гадать? Это я сейчас и выясню. Но думаю, что этот тот самый случай, о котором мне сигнализировало мое чутье, которое меня еще ни разу не подводило". И могу я полюбопытствовать, Frau Йебсен, что привело вас ко мне в столь поздний час?
  - Видите ли, Herr профессор, у меня есть артефакты, которые могут вас заинтересовать. И я думаю, что очень.
   Карелов начал догадываться, о чем сейчас пойдет речь, и почувствовал, как от волнения кровь начинает приливать к голове. Чтобы потянуть время и прийти в себя от сладкого предчувствия, он подошел к столику и подрагивающей рукой налил из графина воды. Залпом, одним глотком опрокинул в себя почти полный стакан. Обернулся к сидящей женщине.
  - И что же это за артефакты? И почему разговор о них такой срочный? О делах мы с вами могли бы вполне поговорить и в дневное время.
  - К сожалению, Herr профессор, дело, с которым я к вам обращаюсь, не терпит ни малейших отлагательств. Иначе все будет слишком поздно и для вас, и для меня. Дело касается того, о чем вы говорили с моим свекром.
  - А вы откуда знаете, о чем я говорил с моим другом Фридрихом Йебсеном? - Карелов внимательно взглянул на успокоившуюся женщину.
  - Я совершенно случайно подслушала ваш разговор. Но, если вас мучают сомнения в добропорядочности предлагаемой сделки, я могу предложить эти вещички другим антикварам, - усмехнулась Frau Йебсен.
  - Если я вас правильно понял, вы хотите предложить мне приобрести у вас камень знаний и веревку с узелковым письмом? Признаюсь откровенно, их приобретение мне крайне интересно. И сколько вы хотите за эти артефакты?
   Ева назвала стоимость сделки. Карелов почувствовал, как от волнения пересохло во рту и руки предательски задрожали. Да, сумма женщиной была названа немалая, но что значили эти красивые бумажки по сравнению с мировым господством? Разве могут они сравниться с блестящей перспективой? Карелов с трудом сглотнул и охрипшим от волнения голосом сказал:
  - Frau Йебсен, вы должны понимать, что со мной названной вами суммы денег нет. Во избежание неприятных инцидентов нам придется сейчас немедленно убраться из гостиничного номера. Я так понимаю, что вы нелегально овладели этими артефактами!? Впрочем, не отвечайте мне на этот вопрос. Я даже не хочу знать ваш ответ. Это меня не касается. Это ваши заботы. Но вас, вероятно, скоро будут искать? Артефакты при вас?
  - Нет, Herr профессор. Я не настолько глупа, чтобы носить такие сокровища при себе. Место, где они хранятся, я вам сообщу после получения денег.
  - Резонно, резонно, - пробормотал Карелов. - Дайте мне пять минут, чтобы одеться. У нас действительно нет времени на раскачку.
   Карелов прошел на кухню.
  - " Куда эта тупая курица могла деть нужные мне артефакты? Далеко спрятать их она не смогла бы. У нее просто элементарно не хватило бы времени. Скорее всего, они находятся в машине. Не могла же она среди ночи добираться до меня пешком. Придется рискнуть"
  Он налил в чашку кофе, насыпал что-то в нее и, выйдя, с улыбкой подошел к Еве.
  - Frau, пока я собираюсь, не пожелаете ли выпить чашечку кофе?
  - С удовольствием, - произнесла Ева, благодарно взглянув на Владимира Михайловича. - От волнения во рту пересохло и очень хочется что-нибудь выпить.
  - Пейте на здоровье. Я сейчас быстро переоденусь, сдам номер, и мы отправимся с вами за артефактами.
  
  4
   Станислав со знакомым опытным домушником, выходцем из России Вадимом Коминым, прогуливались недалеко от дома Йебсена, ожидая, когда его обитатели успокоятся и отойдут ко сну. Чтобы не привлекать ненужного внимания случайных прохожих, приятели отошли с тротуара и расположились на траве за густой стеной невысокого кустарника.
  Около четырех часов утра из квартиры донеслись какие-то крики. Приятели недоуменно переглянулись. Что еще там произошло? Неужели в эту ночь операцию придется отложить? Однако через полчаса все в доме успокоилось. Огни в окнах погасли. Приятели облегченно вздохнули. Через минут пятнадцать стукнула входная дверь подъезда. Приятели приподнялись с травы и выглянули. На улицу вышел молодой человек. Он осторожно оглянулся и, ничего подозрительного не заметив, быстро куда-то зашагал.
   Выждав еще полчаса, Вадим неслышно, грациозно поднялся с травы и направился к входным дверям. Он наклонился над замком. Через несколько мгновений послышался легкий щелчок, и дверь распахнулась. Комин ловко проскочил в образовавшуюся щель. Наступила гнетущая тишина. Станислав с нетерпением посматривал на часы. Скоро начнет рассветать. Неожиданно дверь распахнулась, и оттуда выскочил, словно за ним гнались пришельцы из ада, Комин. Быстро перебежав дорогу, он подскочил к Станиславу. Тот взглянул на приятеля и обомлел. В предрассветной мгле было заметно, что приятель был белее мела.
  - Что случилось? - тревожно спросил он прятеля, предчувствуя огромные неприятности.
  - Рвем отсюда когти, - громко прошипел тот. - Здесь скоро станет очень жарко.
   Они развернулись и быстрым шагом, почти бегом, направились прочь.
  - Ты можешь мне сказать, что произошло-то? - с трудом поспевая за своим приятелем, просипел Станислав.
  - Станислав, - Комин остановился, взял приятеля за грудки и, приблизив его лицо к своему, сдавленно прохрипел: - я подрядился тебе всего на всего ограбить квартиру. Понимаешь, я специалист по всяким разным замкам, дверным, сейфовым. Но я не договаривался на жмуриков. Я честный домушник и никогда не был убийцей.
  - Это ты о чем? - ошеломленно прошептал Станислав.
  - А все о том же. Когда я проник в указанное тобой помещение, на полу его валялся мужик с перерезанным горлом. Там все было залито кровью. Все я ухожу. И ты не ищи меня. Меня здесь никогда не было, и я тебя знать не знаю.
  - Стой, а где артефакты? Я тебе заплатил за работу, а ты ее не выполнил!
  - Да нет там никаких артефактов. Сейф даже открывать не потребовалось. Он был открыт и девственно чист. Кто-то его обчистил до нас. И я думаю, что этот сделал тот молодой человек, что выскочил почти на нас. А деньги?.. Это небольшая компенсация за тот кошмарный ужас, что я пережил в этой проклятой квартире. Все я испаряюсь. И не ищи меня больше.
   Комин свернул в какой-то переулок и через несколько мгновений Станислав остался на пустынной улице совершенно один. Он растерянно оглянулся, не зная, что теперь делать. Пощупал лежащий в кармане пистолет, которым он хотел застрелить Комина. Недовольно поморщился.
  Он достал мобильный телефон и набрал номер отца. Приятный женский голос чужим языком сообщил, что данный номер оператором не обслуживается.
  Преодолев растерянность, Станислав позвонил администратору гостиницы. Какого же было удивление Станислава, когда он узнал, что его отец неожиданно среди ночи сдал номер и исчез в неизвестном направлении в сопровождении какой-то молодой женщины.
  
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  
  63-58 года до рождества Христова
   Эльза, вытянув перед собой руки, закрыв незрячие глаза, начала ходить вокруг Аннии, что-то шепча негромко и периодически подпрыгивая. Широко раскрытыми глазами смотрела девочка на странные действия своей тети. Наконец Эльза последний раз подпрыгнула, остановилась, открыла глаза и, безошибочно найдя руку племянницы, прошептала:
  - Пойдем, Анния. И ничего не бойся. Главное не вырывай свою руку из моей.
   Девочка послушно пошла рядом с тетей. Через сотню шагов они вышли из леса. По улицам поселка по-хозяйски бродили римские воины, заходя в безлюдные дома и забирая все, что еще оставалось там. Их добыча была очень скудной, и воины недовольно ворчали.
  Эльза решительно шла по улице, крепко держа племянницу за руку. Когда они приблизились к небольшому отряду римлян, идущим навстречу им, Анния в испуге прижалась к тете и нерешительно взглянула на Эльзу. Увидев, что женщина уверенно шагает на встречу воинов, успокоилась и смело зашагала рядом.
  Когда они проходили мимо римлян, воины насторожились и начали недоуменно оглядываться, не понимая, что их так беспокоит. Но женщина с девочкой прошли и воины, нерешительно переглянувшись, с необъяснимым беспокойством продолжали заниматься разбоем.
  Благополучно добравшись до своего дома, Эльза с Аннией вошли и закрыли за собой дверь на большой массивный запор. Эльза присела на скамью и, откинувшись на стену, обессилено, замерла. Слишком много сил было потрачено, чтобы обеспечить безопасность свою и племянницы. Анния, потоптавшись около тети, прошла за занавес и прилегла на скамью, вновь и вновь переживая произошедшее.
  Однако беззаботному отдыху они предавались недолго. Кто-то решительно дернул запертую дверь. До слуха Аннии донеслась чужая грубая речь. Она испуганно вскочила со скамьи и бесшумно выскользнула на половину тети. Эльза, недовольно поморщившись, поднялась со скамьи.
  - Они меня уже достали, - недовольно проскрипела она, повернувшись к племяннице. Потом оглянулась на дверь, которая сотрясалась под ударами римлян. - Ладно, - громко сказала она, - считайте, что вам удалось вывести меня из себя. Я вам сейчас устрою светопреставление, которое вы никогда раньше не видели и больше не увидите.
   Она вытянула перед собой руки и начала совершать ими небольшие круговые движения, что-то негромко шепча. В помещении начало быстро темнеть и послышался негромкий свист ветра в трубе. Анния бросилась к единственному в доме окну и, присев, осторожно выглянула на улицу. На лето бычий пузырь с окна снимался, и девушке было хорошо видно, как по небу низко над землей, казалось, касаясь вершин высоких деревьев, быстро неслись черные тучи. Виденные ей верхушки деревьев неистово метались под напором усиливающегося ветра. Печная труба уже оглушительно ревела под натиском ветра. Неожиданно дом содрогнулся от оглушительного грома и между небом и землей заметались огромные, ломанные-переломанные ослепительные молнии. Анния в испуге закрыла уши руками и, крепко зажмурившись, присела на корточки.
   Но даже с закрытыми ушами, девочка слышала за дверью испуганные голоса римлян, и отборнейшую брань. А природа, словно нежданно-негаданно сойдя с ума, продолжала бесноваться. Молнии одна за другой с грохотом вонзались в землю, чудесным образом, не попадая в деревья и строения.
  Анния выпрямилась и уже смелее смотрела в окно на разыгрывающую перед нею трагедию. Одна из молний, проскочив по небу замысловатым зигзагом, вонзилась в стоящего в подворье воина и тот, широко раскинув руку, бездыханный рухнул на землю. Его товарищ с ужасом смотрел на бездыханного товарища. Он, прикрывшись кожаным щитом, бросился с подворья.
  Римлян уже добежал до распахнутой калитки, когда очередная ослепительная молния настигла его, и он, безмолвно отбросив далеко в сторону щит, вспыхнул ярким пламенем. Он заметался по подворью, но мгновение спустя, он рухнул на землю и еще некоторое время горел ярким ослепительным пламенем. А потом лишь черный дым заметался над землей под напором все еще бесновавшегося сильного ветра.
  А вскоре забарабанили по земле капли дождя, и начался настоящий ливень. Он был такой сильный, что за его пеленой скрылось все небольшое подворье Эльзы.
  Анния, пораженная виденной картиной, оглянулась. Тетя, слегка покачиваясь, стояла с закрытыми глазами и продолжала что-то бормотать. Неожиданно она перестала покачиваться и бормотать и, открыв глаза, громко сказала, повернувшись к изумленной племяннице:
  - Они получили то, что заслужили. Открой дверь и посмотри, что там во дворе. И не бойся, страшного там ничего нет.
   Анния с трудом отодвинула тяжелый засов, приоткрыла дверь и осторожно выглянула. Дождь, также неожиданно, как и начался, закончился. Небо быстро очистилось от тяжелых черных туч и на ярко-голубом небе засияло солнце. Ветра и в помине не было.
  Девочка сильнее распахнула дверь и вышла во двор. Во дворе было пустынно, как и всегда. Словно и не было несколько минут назад разыгравшейся перед ее глазами трагедии. Трупы двух римлян невероятным образом бесследно исчезли.
  Анния подошла к калитке и выглянула. Поселок был пустынным. Лишь брошенная хозяевами тощая собака уныло брела по улице, отрешенным взглядом глядя на дорогу перед собой.
  Удивленная Анния вошла в дом. Эльза лежала на скамье на спине, равнодушно вперив незрячие глаза в низкий закопченный потолок.
  - Я отдохну немного, - ровным равнодушным голосом проговорила тетя. - Сегодня мне пришлось потратить слишком много сил и мне необходимо время, чтобы восстановить их.
  - Тетя Эльза, а как ты все это сделала? Я когда-нибудь смогу делать так же?
  - Деточка, ты же знаешь, что я ведьма. И я была ею всю свою долгую жизнь. А ты простая девочка. Ведьмой ты никогда не будешь. Но кое-чему, что может пригодиться тебе в жизни, я тебя научу. Если, конечно, ты этого захочешь.
  - Я очень хочу научиться от тебя хоть чему-нибудь, - горячо проговорила девочка, прижав руки к едва наметившейся груди.
   Ведьма усмехнулась и почти ласково проговорила:
  - Хорошо, Анния. Сейчас уже поздно. Давай отдыхать, а завтра с утра мы продолжим твое обучение.
   С этого запомнившегося для Аннии и страшного и удивительного дня начались для нее тяжелые дни обучения. Тетя Эльза оказалась строгой воспитательницей и наставником. Когда племянница делала что-то не так, тетя сердилась, злобно ворчала на нее.
  Анния терпеливо сносила все крики и ругань тети. И лишь однажды незрячая женщина в гневе необъяснимым образом очень точно попала по ее руке. Пухленькие губки девушки недовольно скривились, а ярко-голубые глаза сузились и запылали молчаливой яростью. Эльза повернулась к племяннице и, пригвоздив ее взглядом незрячих глаз, недовольным голосом начала говорить, что она всю жизнь избегала общения с неблагодарными людьми и только в память о ее убитом брате она вынуждена теперь возиться с неблагодарной девчонкой.
  От ее злых слов на глаза Аннии навернулись слезы и потекли по ее кругленьким щечкам. Она убежала на свою половину жилища, бросилась на лавку и начала мечтать о том, что, когда вырастит, она придумает и осуществит самое страшное мщение за все обиды, нанесенные ей противной старухой.
  - Анния, иди сюда, - позвала ее тетя.
   Девушка недовольно поморщилась, но встала и неохотно вышла на половину Эльзы. Она с удивлением увидела, что тетя сидит на скамье, откинувшись на стену. Ее высохшие руки безвольно лежали на коленях. Ее вид был такой жалкий, что сердце девушки сжалось от предчувствия чего-то нового, неведомого. Она почувствовала, что тетя сейчас скажет что-то значимое, которое определит ее дальнейшую судьбу. Злость куда-то бесследно исчезла, уступая место жалости и непонятной, неосознаваемой еще тревоги.
  - Извини меня и послушай, деточка, - прервала ее размышления Эльза. - Мне скоро предстоит уйти в другой мир. У меня осталось очень мало времени, чтобы подготовить тебя к жизни в этом мире. Я стараюсь передать тебе хоть часть тех знаний, которыми обладаю, а ты вынашиваешь планы страшных мщений для меня. Не об этом ты должна сейчас думать. Впрочем, я соглашусь с любым твоим решением. Тебе скоро будет четырнадцать лет, и ты имеешь право выбора. Решай.
   От слов тети Анния обомлела от неожиданности. За прожитые четыре года с тетей она привыкла, что все определяющие решения принимает старуха, и она принимала их как само собой разумеющиеся. Привыкнув к невероятным колдовским способностям тети, она перестала чего-нибудь бояться. Она была уверена, что в любой, даже самой опасной ситуации, ее тетя, применив свои колдовские знания, обеспечит их безопасность. А что она будет делать, когда старуха действительно уйдет в мир мертвых? Хватит ли ей жизненного опыта, чтобы одной существовать в этом полном жестокости мире?
  - Тетя Эльза, - горячо заговорила девушка, вытирая непроизвольно льющиеся из глаз слезы, - я стараюсь постигнуть знания, которые ты даешь мне. Я буду еще больше стараться, только ты не уходи от меня, не бросай одну в этом мире.
  - Анния, ничего не бойся. Ты делаешь большие успехи, уже очень много знаешь об окружающем мире. До моего ухода, ты успеешь еще много узнать. Только старайся. Нам с тобой еще с языком Тьера нужно ознакомиться. Ведь твой папа хотел, чтобы ты его выучила?
  - Хотел, - Анния уже давно перестала удивляться, что тетя знает все и обо всем.
   Забыв об отдыхе, и ранее нечастых прогулках по окрестностям поселка, Эльза с утроенной силой занялась обучением племянницы. Так прошло еще около месяца. Но однажды, вместо привычного уже для Аннии процесса обучения, Эльза как-то грустно посмотрела на девушку, погладила сухой ладонью с синеватыми узлами вен светлые волосы племянницы и попросила ее снять со стены навесную полку, за которой в нише Анния хранила свое сокровище.
   Удивившись необычной просьбе, девушка, тем не менее, выполнила распоряжение тети. Но когда она сняла полку, изумилась еще больше, увидев, что в нише перед ее кожаным мешком стоит небольшая деревянная шкатулка.
  - Достань эту шкатулку и положи ее на стол, - тихим голосом распорядилась Эльза.
   Девушка взяла в руки шкатулку и почувствовала, что шкатулка, необычно теплая и нежно вибрирует, словно это было не бездушное деревянное изделие, а живой организм. И она почувствовала в себе необычный прилив сил, необъяснимое спокойствие. Она стояла, словно завороженная, и хотела, чтобы это приятное состояние длилось вечно. Однако голос тети вернул ее к суровой действительности.
  - Анния, не надо долго держать эту шкатулку, - спокойно проговорила женщина, и Анния к своему удивлению уловила в ее голосе некоторую напряженность.
   Она поставила шкатулку на стол и сделала шаг назад.
  - Теперь, Анния, внимательно меня послушай и постарайся не забыть. В этой шкатулке находится медный медальон, на котором по окружности выбиты надписи на каком-то, неизвестном мне, языке. Я не знаю, что она означает. Сколько я не билась над расшифровкой, мне не удалось прочитать ее. Но я твердо знаю, что, если этот медальон надеть на тебя, ты медленно, но неуклонно превратишься в дьявола. Неотвратимо изменится твоя внешность. На твоей милой белокурой головке вырастут рожки, появится длинный хвост, а вместо твоих нежных ножек у тебя появятся копыта. Он вселится в тебя и будет жить в твоем теле, пока не придет твое время отправиться в мир мертвых. Это преображение будет очень болезненным, но сделает тебя значительно сильнее. Когда я покину тебя, ты станешь владелицей этой шкатулки и тебе решать, воспользоваться ли этим медальоном, или передать его кому-нибудь по своему усмотрению. Я им не воспользовалась и передаю тебе по наследству.
   Девушка, как завороженная смотрела на шкатулку, которая непреодолимо притягивала ее внимание.
  - Анния, хватит любоваться шкатулкой. Поставь все на место и... Вот еще что, - Эльза полезла за пазуху и вытащила небольшой кусок рога лесного благородного оленя. Его длина была размером с ладонь - Вот возьми и этот кусок рога. Положишь его в нишу.
   Анния с любопытством взяла кусок рога и внимательно его рассмотрела. Она увидела, что на одном его конце был тщательно выточен и отполирован цилиндр, на торце которого был выгранен замысловатый рисунок в виде трезубца.
  - Что это, тетя?
   Эльза как-то совсем невесело рассмеялась, и снова сердце девушки сжалось в предчувствии скорой неминуемой беды. Ей даже страшно было подумать о ней.
  - Папа дал тебе рисунок, где расположен камень знаний, а я даю тебе ключ от ниши, где он расположен. Ничего больше не скажу тебе по этому поводу, сама разберешься. Ты девушка умная... - Старуха вдруг замолчала и словно прислушалась к чему-то. И вдруг она вздрогнула, обеспокоенно взглянула незрячими глазами на Аннию. Она протянула руку и, найдя руку девушки, притянула к своей груди, прижала и на мгновение замерла неподвижно. Потом оттолкнула руку племянницы и неожиданно чистым, сильным голосом ясно проговорила: Анния, девочка моя, сходи, пожалуйста, за волченцом благословенным. Мне он очень нужен, и поторопись, деточка.
  Это было впервые за четыре года, чтобы тетя одну посылала ее так далеко. И голос ее так изменился и интонация. И что за спешка с этим волченцом благословенным. Анния очень удивилась, но послушно безропотно отправилась за растением.
  Она неспешно шла по безлюдному поселку, с опаской оглядываясь, боясь напороться на непрошенных гостей.
  Она уже подходила к воротам в высоком заборе из огромных валунов, служащего для обороны поселка, и который так и не спас его, когда увидела, что навстречу ей через распахнутые настежь ворота заходит высокая, вся в черном одеянии, с низко накинутым капюшоном, незнакомая женщина. Подходя к незнакомке, Анния почувствовала невероятный неземной холод, исходящий от нее. И это холод был какой-то неживой, потусторонний, не принадлежащий земле. Совсем не такой, какой бывает в зимнюю стужу.
  Проходя мимо, девушка взглянула в лицо женщины и с ужасом увидела, что вместо него под капюшоном была пугающая пустота.
  Анния почувствовала, как ослабели ее ноги, и ей непреодолимо захотелось присесть отдохнуть на чахлую траву, растущую вдоль улицы. Она с трудом справилась с охватившим искушением.
  Через несколько минут внезапно небо над головой потемнело. Скрылось за черной тучей яркое солнце. Подул сильный ветер, поднимая с дороги тучи пыли, траву. Высоко в небе загрохотал гром, засверкали, перечеркивая небо, длинные яркие молнии и первые крупные капли дождя упали ей на лицо. И неожиданно сильный дождь пролился на землю потоками воды.
  Девушка неохотно, делая над собой усилие, несмотря на то, что мгновенно промокла вся, вышла за забор на луг, где в изобилии рос волченец благословенный, и вдруг ее охватила необъяснимая тревога за оставленную дома тетю. Она развернулась и стремглав бросилась к дому.
  Но на половине пути к дому, дорогу ей преградила огромная незнакомая собака. Увидев девушку, она оскалилась и глухо заворчала. Анния остановилась в страхе и, как завороженная, смотрела на собаку. Что-то неуловимо знакомое виделось ей в ее облике. Собака повиляла хвостом, оббежала девушку и галопом понеслась по дороге, поднимая фонтаны воды из быстро образовавшихся луж, к воротам, через которые Анния только что вошла в поселок. Она удивленным взглядом проводила незнакомую собаку, и еще более встревоженная неожиданной встречей побежала домой.
  Когда запыхавшаяся от бега девушка, подбегала к дому, дождь так же неожиданно прекратился, исчезли с неба черные тучи и ветер, как по мановению волшебной палочки, мгновенно утих. Распахнув дверь, она вбежала в дом. Тетя неподвижно лежала на скамье, сложив на груди руки, натруженные за долгие годы жизни. На появление племянницы старуха никак не отреагировала, что уже само по себе было необычно.
  Анния робко подошла к скамье и прислушалась, пытаясь услышать хотя бы легкое дыхание тети. Но ее усилия были тщетны. Душу ее тети страшная женщина уже уносила в мир мертвых, оставив на земле лишь бренные останки человека. Девушка с испугом отпрянула от тела мертвой женщины.
  Ее самые мрачные предчувствия исполнились. Анния осталась одна.
  
  
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  
  Ева Йебсен уверенно вышла из гостиницы и направилась в небольшой переулок. Карелов едва поспевал за женщиной. При нем был большой чемодан на колесиках и небольшой изящный "дипломат". Ева уверенно подошла к небольшому "Volkswagen". Автомобиль негромко "мявкнул" и послышался щелчок открываемых дверей.
  Ева завела двигатель и нетерпеливо посмотрела на Карелова, который неловко запихивал на заднее сиденье свой чемодан. Карелов влез в салон и вопросительно взглянул на Еву.
  - Куда мне ехать? - поинтересовалась она, включая скорость.
  - Банки сейчас еще закрыты. Нам придется подождать несколько часов. Давайте отъедем в какое-нибудь укромное местечко и постоим.
   Ева и Владимир Михайлович неспешно ехали по сонному городу. Карелов внимательно смотрел за поведением женщины. Скоро стало заметно, что ее движения стали вялыми, неуверенными. Она стала откровенно зевать и клевать носом. Проехав несколько километров, она остановилась, и затуманенным взглядом взглянула на Карелова. Владимир Михайлович, улыбаясь, смотрел на теряющую сознание женщину. Ева открыла рот и хотела что-то сказать, но сил у нее уже не было, и она стала безвольно падать на руль. Карелов услужливо подхватил и аккуратно откинул ее тело на сиденье.
   Не теряя времени, Карелов выскочил из машины и бросился к багажнику. Открыв крышку, он увидел обувную коробку. Он схватил ее и дрожащими от нетерпения руками снял крышку. В коробке лежал сверток. Карелов схватил его и почувствовал приятную тяжесть. Так мог весить только каменный диск, вожделенная его мечта. Владимир Михайлович начал аккуратно разворачивать газету. На дне багажника на газете лежал тускло поблескивающий гладкий темно-серый каменный диск и на нем - белоснежная тонкая веревочка с узелками.
   Убрав найденные артефакты в "дипломат", Карелов, остановив проезжающую машину, отправился в аэропорт. Купив конверт, положил в нее веревочку и, подписав, бросил его в почтовый ящик.
  
  
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  
  Тамара беспомощно оглянулась, не зная, что делать в данной ситуации. Потом наклонилась к мужу, пытаясь услышать, что он говорит. Она решила, что муж хочет сообщить ей имя своего убийцы. Ей показалось, что муж произнес слово "горн".
  - Горн? - удивился Венедикт. - Но это, насколько я помню, духовой музыкальный инструмент? Какая может быть связь между смертью профессора и музыкальным инструментом?
  - Вы об этом меня спрашиваете? - насмешливо спросила Маргарита. - Насколько я понимаю, один из нас детектив. И это явно не я.
  - Нет, что вы? Вы, безусловно, правы. Извините, но ваш рассказ меня так увлек, что я стал размышлять вслух.
  - Так я могу продолжить свой рассказ?
  - Да, прошу меня извинить. Продолжайте, пожалуйста.
  - Владимир Михайлович, произнеся это слово, совсем обессилел и поник, повиснув на странном предмете странного розового цвета, торчащем из его груди. Тамара, по ее словам, прислонила мужа к спинке кресла, и, пытаясь облегчить мучения Владимира Михайловича, схватилась двумя руками за странное орудие убийства и выдернула его. Кровь фонтаном выплеснулась на ее руки и халатик. Профессор утробно замычал и в тот же миг испустил дух. Тамара закричала от охватившего ее ужаса и отчаяния и бросилась к нам за помощью.
  - И вы с мужем отправились на место преступления?
  - Конечно! Что нам оставалось делать? Не могли же мы оставить бедную женщину одну наедине с трупом ее несчастного убитого мужа? Но прежде чем пойти туда, муж вызвал полицию и скорую помощь.
  - Ну, это понятно. И что вы увидели там?
   Маргарита, печально посмотрела на Венедикта и тяжело вздохнула.
  - Так тяжело об этом вспоминать. Раньше мне казалось, что сад и беседка соседей вполне милые. Но в ту ночь они представились мне мрачными, тревожными. Пока мы шли по тускло освещенной аллее сада, мне постоянно казалось, что за каждым кустом притаился убийца и в любой момент он может выскочить и наброситься на нас.
  В эту теплую летнюю ночь меня била дрожь, словно я замерзла, и я ничего не могла с этим сделать. Этот путь от калитки до беседки мне казался бесконечным, и я даже обрадовалась, когда мы, наконец, добрались до ярко освещенной беседки. А в беседке мы видели ту картину, которую нам уже описала Тамара. Посреди беседки стоял стол, за которым в кресле и находился труп Владимира Михайловича. На столе лежало орудие убийства, все залитое кровью.
  - И что это было за орудие?
  - Вы знаете, я даже сказать вам не могу. Мне показалось, что это рог какого-то животного. Во всяком случае, этот предмет очень напоминал его. Но он был странного нежно розового цвета. Может он был покрашен? Я его тщательно не рассматривала. Мне было в тот момент не до какого-то там рога. Впрочем, я могу и ошибаться, и это был совсем не рог. Я не специалист в этой области.
  - Какое необычное орудие убийства. Нечасто встречается в криминальной практике. Во всяком случае, в моей такого еще не было.
  Вы говорили, что у Кареловых работали двое мужчин - водитель и садовник, - переключился Венедикт на другую тему. - Что вам известно о них?
  - Водитель у них не ночевал обычно, насколько я знаю. А вот садовник... С ним все гораздо интереснее. Он после убийства исчез. Представляете, никого не поставив в известность, в ночь убийства бесследно исчезает.
  - А вы не знаете, его личные вещи тоже исчезли?
  - Нет, все осталось на месте. Словно их хозяин вышел на минуту и вот-вот возвратится домой.
  - Но прошла уже неделя...
  - Да, прошла уже неделя с этих трагических событий, - бесцеремонно перебила Венедикта Маргарита. - Поэтому я к вам и обратилась. Вчера произошло одно событие, которое меня озаботило и насторожило.
   Венедикт откинулся на спинку кресла и с любопытством взглянул на посетительницу.
  - И что же такое могло произойти, что так не понравилось вам? - спросил он, теряясь в догадках.
  - Я возвращалась вечером от соседки и, проходя мимо, услышала за забором дачи Кареловых разговор мужчины и женщины. Они говорили тихо, и слов было не разобрать. Но я сразу решила, что женский голос принадлежал Тамаре, а мужской я слышала впервые. Меня это так заинтриговало. Вы не подумайте ничего такого, но меня начало распирать любопытство, с кем Тамара может разговаривать так поздно вечером? Я остановилась и стала прислушиваться к словам. И знаете, что я там услышала?
  - Маргарита, я сдаюсь, - подыграл посетительнице Венедикт. - Просто представить не могу, что вы совершенно случайно услышали, стоя под забором.
   Маргарита с подозрением уставилась на детектива.
  - Венедикт Игоревич, вы насмехаетесь надо мной?
  - Ну, что вы! Я совершенно далек от этой мысли. Но я, действительно не могу представить, что вы услышали.
  - Я услышала кое-что весьма интересное. Во-первых, они о чем-то горячо спорили, а во-вторых, они говорили на немецком языке.
  - А вы знаете немецкий язык?
  - К сожалению, нет. Я его учила когда-то в школе, но сами понимаете, прошло уже столько лет, - она кокетливо поправила локон волос над весьма привлекательным ушком и застыла в ожидании вполне заслуженного комплимента. Не дождавшись его, она с негодованием взглянула на Венедикта, но увидела, что детектив сидит с отрешенным видом и смотрит в одну точку, которая располагалась где-то на стене за ее спиной.
  - Венедикт Игоревич, - слегка обиженным голосом окликнула она детектива. - Вы слышали, о чем я вам говорю?
  - Я очень внимательно вас слушал, Маргарита. Над вашими словами я как раз и раздумываю. Скажите, а полиции удалось найти убийцу Карелова?
  - Конечно, нет. После трех лет ведения следствия у них один подозреваемый. И это - естественно, исчезнувший в ночь убийства глухонемой Марат Борисович Кулик. Но я не рассказала вам самого главного. - Маргарита с торжеством посмотрела на Венедикта. - Вчера вечером, услышав разговор двух человек на немецком языке, я разыскала щелочку в заборе и, заглянув в нее, увидела... - женщина сделала многозначительную паузу
  - Вы увидели пропавшего три года назад Марата Борисовича, разговаривающего с Тамарой, не так ли?
  - Вы совершенно правы. Но как вы догадались? - даже немного разочарованно проговорила Маргарита.
  - Вы такая великолепная рассказчица, что сделать этот вывод было не так уж и сложно, - польстил Венедикт Кареловой. - Но скажите, почему вы решили обратиться к нам в агентство? О нем вам нужно было рассказать полиции, если они подозревают его в убийстве профессора. Появление господина Кулика никак не влияет на вашу безопасность. Пока я не улавливаю связи появления Кулика и угрозы вашей жизни. Или вы еще не все мне рассказали?
   Маргарита Аркадьевна вдруг потеряла весь свой былой лоск. Она ссутулилась, и даже ее лицо стало выглядеть старше. Какая-то внутренняя борьба происходила в ней. Наконец, она выпрямилась и, глядя Венедикту в глаза, тихо пробормотала:
  - Венедикт Игоревич, честно говоря, я наводила о вас справки у знакомых. Все характеризуют вас, как великолепного сыщика, и в то же время, как порядочного человека. Если вы возьметесь за это дело, вы рано или поздно докопаетесь до этих сведений. Дело в том, что с Владимиром Михайловичем мы не были близкими друзьями. Мы несколько раз встречались с ним за столом. Ну, знаете, обычные дачные, ничего не значащие, посиделки. Я теряюсь в догадках, почему он обратился именно ко мне. Для вас это может выглядеть подозрительным. Но уверяю вас, что между нами ничего не было. Ну, вы понимаете, о чем я пытаюсь вам сказать?
  - Не беспокойтесь, я адекватно вас понимаю.
  - Хорошо, - Венедикту даже показалось, что его посетительница облегченно вздохнула. - Незадолго до своей гибели профессор пришел ко мне и передал на хранение небольшой конверт. Он попросил меня подержать его у себя некоторое время и никому не говорить о его существовании. Я тогда никоим образом не связала его гибель с этим конвертом. Обычный конверт. Ну почему, скажите ради Бога, из-за него должны убивать человека!?
  - Он мог содержать какие-то очень важные сведения, которые кому-то были очень нужны. Полиции о нем вы не рассказали?
  - Я же говорю, что тогда мне и в голову не пришло связывать убийство с конвертом.
  - Плохо, Маргарита, что вы не рассказали о нем полиции. Вы утаили очень важную улику. Она могла навести полицию на убийцу профессора. Надо будет сообщить им об этой улике. Лучше позже, чем никогда. Но почему вы теперь так разволновались, что решили прибегнуть к помощи частного детектива?
  - Еще бы не разволноваться. Когда я вчера подслушивала Тамару и Марата я услышала слово "umschlag". Я немецкий язык изучала давно, но я прекрасно помню, что оно переводится, как "конверт". И у меня есть все основания полагать, что речь идет именно об этом конверте. И если в нем, действительно, содержится что-то ценное, я очень боюсь, что очень скоро они выйдут на меня. И тогда мне не поздоровится. Если уж был убит известный широкому кругу людей профессор Карелов, то кто такая я? Меня вообще, как муху прихлопнут. Мимолетом, чтобы не путалась под ногами. Когда до моего сознания дошел этот пренеприятнейший факт, я так расстроилась, что срочно начала поиски адреса частного детектива и вот я у вас.
  - Но тогда, кроме вас, опасности подвергаются ваш муж и ваши двое ребятишек.
  - Полностью с вами согласна. К счастью муж с детьми неделю назад уехал на месяц к моим родителям. Они живут далеко в Сибири. Надеюсь, преступники туда не доберутся. Я сегодня ночью развлекалась тем, что уничтожала все конверты писем от родителей с их обратным адресом.
  - Похвально, похвально, Маргарита. Я думаю, что это затруднит деятельность выявленных вами преступников, если они, конечно, таковыми являются. Но лучше перестраховаться. В этом вы правы. Маргарита, мы, пожалуй, займемся вашим делом. Но прежде всего, нужно обеспечить вашу безопасность. У вас есть возможность уехать к своим родителям?
  - Венедикт Игоревич, я вчера утром купила билет на самолет. Вылетаю завтра в тринадцать тридцать.
  - Прекрасно, на ночь мы вас пристроим. За вещами вашими мы отправим нашего сотрудника. Появляться дома вам не следует. Это становится рискованным мероприятием. Где конверт, который вы получили от убитого профессора?
   Маргарита достала конверт из кармана пиджака и положила его на стол перед Венедиктом. Детектив бросил взгляд на него. Это был обычный белый конверт, на котором не было никаких записей и марок. Венедикт положил конверт в ящик стола и бросил внимательный взгляд на посетительницу.
   Маргарита сидела с напряженно выпрямленной спиной, и ее бессмысленный взгляд был устремлен поверх головы детектива. Неожиданно она вздрогнула, словно очнувшись от тяжелых размышлений, и торопливо проговорила:
  - Обо мне вы не беспокойтесь. У меня в городе живет моя близкая подруга, у которой я переночую. Займитесь лучше расследованием немедля.
  - Маргарита, прежде чем мы расстанемся, скажите, вы знаете содержимое конверта.
  - Нет. Извините, но я не имею привычки совать нос в чужие письма. И... - она немного помолчала, собираясь с духом, - я немного побаиваюсь узнать, что там находится. Вы уж сами ознакомьтесь с его содержанием, - на щеках Лужиной неожиданно вспыхнул румянец волнения, она то и дело облизывала и без того влажные губы. - Извините, мне уже пора.
   Она решительно встала и, грациозно кивнув на прощание головой, направилась к дверям, на ходу надевая шляпку. Вскоре с улицы послышался шум отъезжающей машины.
   Венедикт, вскочив, выглянул из кабинета.
  - Алексей, - окликнул он своего товарища, - срочно зайди ко мне в кабинет.
  
  
  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  
  58 год до рождества Христова
  Неожиданная смерть тети стала серьезным испытаниям для Аннии. Теперь ей одной приходилось решать возникающие ежедневно все новые и новые проблемы. Но первое время ее не покидало ощущение, что тетя, уйдя в мир мертвых, не покинула ее.
  Она постоянно чувствовала, что, чтобы она не делала, за ней кто-то внимательно и неотрывно наблюдает. Вначале ей было очень неуютно от этого, но со временем она привыкла к этому. Зачастую девушка неожиданно для себя меняла свое, ранее принятое решение, которое она перед этим долго и тщательно обдумывала. И лишь после того, как дело было успешно завершено, она с удивлением понимала, что все сделала вопреки своим планам.
  Похоронив тетю, девушка осталась жить в доме, в котором она прожила последние четыре года. Ей очень не хотелось возвращаться в дом родителей, с которым у нее были очень неприятные воспоминания. Так она прожила нелегкий год, в течение которого были и нападения римлян, и возвращение в поселок ее соплеменников и их исход при угрозе нападения. А Анния никогда не убегала вместе со всеми и на удивление все невзгоды благополучно миновали ее.
  Однажды Анния возвращалась с родника, неся на плече большой кожаный мешок с водой. Она шла, негромко напевая себе под нос. Высоко над головой раздался громкий крик какой-то птицы. Девушка от неожиданности вздрогнула, зябко поежилась и подняла голову. Еще совсем недавно ясное небо быстро затягивало тяжелыми черными тучами, быстро летящими низко над землей.
  Подул свежий ветер. Сначала легкий, но с каждой минутой все сильнее. С неба полились тяжелые капли дождя.
  С трудом преодолевая напоры встречного ветра, низко наклонившись вперед, Анния медленно поднималась вверх по ставшей скользкой тропинке.
  Неожиданно ей послышалось, что справа от нее, за высокой стеной густого кустарника, растущего вдоль тропинки, раздался слабый писк.
  Она остановилась и прислушалась, пытаясь сквозь завывания ветра и шум дождя вновь его услышать. Высоко над головой прогрохотал гром, а затем еще один и перед ней в скалу вонзилась молния, и прогрохотал такой мощный разряд грома, что Анния от неожиданности присела и запоздало закрыла уши мокрыми холодными ладонями.
  Придя в себя, Анния отбросила с глаз мокрые длинные белокурые волосы, перехватила их на лбу тонкой кожаной лентой. Ярко-голубые глаза, обрамленные длинными темными ресницами, настороженно вглядывались в быстро спускающиеся на землю сумерки.
  Неожиданно Анния снова услышала слабый писк. Она испуганно вздрогнула и хотела бежать с этого места, что есть сил, но природная любознательность пересилила страх. Она положила на край тропинки тяжелый мешок с водой, и, робко ступая, подошла к краю тропы. Неуверенно раздвинув утыканные длинными колючками кусты, приподнявшись на носочки, заглянула в образовавшийся проем. То, что она увидела, до глубины души поразило ее.
  На мокрой траве, безвольно отбросив изящную голову на длинной гибкой шее, лежало животное белого цвета, очень похожее на лошадь. Вот только посреди ее лба торчал тонкий длинный рог, длиной около локтя. И был он удивительного нежно розового цвета. Такого животного четыре года назад ей показывала тетя. Это была самка айнгорна.
  Рядом с мертвым животным, подогнув под себя тонкие ноги, лежал маленький жеребенок. Он беспомощно тыкал неподвижную мать маленьким рожком на голове, не понимая, почему мать не откликается на его призыв. Иногда он поднимал голову вверх в темное неласковое небо и жалобно пищал.
  - "Может его мама, то самое красивое животное, что мы видели с тетей Эльзой? Тогда она была с его папой. Они были так прекрасны в утреннем тумане".
  Анния, с трудом пробравшись через колючий кустарник, подошла к жеребенку, присела на корточки и погладила его по мокрой шерстке. Шерстка была очень приятной на ощупь, мягкой и шелковистой. И даже в темноте она словно издавала необычно нежное сияние. Жеребенок, вероятно, сильно замерз, и все его тело сотрясала дрожь.
  Девушка беспомощно оглянулась, словно надеялась найти помощь в этом темном недоброжелательном в этот час лесу.
  - Ну, успокойся, малыш, не плач, - ласково прошептала девушка. - Я тебя сейчас отнесу в одно укромное место, где тебе будет и безопасно, и сухо.
   Жеребенок, словно поняв девушку, прижался к ней дрожащим тельцем и взглянул на нее своими большими, удивительно красивыми голубыми глазами. Анния улыбнулась ласково жеребенку.
  - Малыш, нам нужно с тобой убираться отсюда, пока ты не простудился. С погодой сегодня творится что-то невообразимое.
  Она взяла его на руки и начала продираться сквозь кустарник на тропу, стараясь не поцарапать своего беззащитного подопечного.
  Выбравшись с трудом на тропу, девушка уверенно начала спускаться. Дойдя до опушки леса, долго еще шла вдоль него, иногда останавливаясь, чтобы отдохнуть и перевести дух. Жеребенок хоть и был маленьким, но через несколько часов нелегкого пути, Аннии он казался очень тяжелым.
  Дойдя до одного ей известного места, она свернула в лес и уверенно зашагала в гору. Подниматься вверх было значительно тяжелее, чем спускаться вниз. Останавливаться для отдыха пришлось чаще. Наконец она уткнулась в темную громаду скалы и еще с полчаса шла вдоль нее. Подножье скалы было густо заросшее низкими деревьями и густым кустарником. Тяжело дыша, она остановилась, внимательно огляделась и решительно двинулась сквозь кусты. Скоро она обнаружила искомый вход в пещеру.
  Эту пещеру в горном массиве Гарт она случайно обнаружила лет пять назад, когда ей было всего десять лет. Она ее назвала Айнхорхоле и иногда пользовалась ею, чтобы укрыться от опасности во время очередного нападения на деревню воинственных племен соседей-тунгров или римлян, частенько совершающих набеги на селение. Иногда она просто оставалась в пещере, чтобы переночевать, когда задерживалась в лесу.
  Зайдя в пещеру, девушка в кромешной тьме уверенно прошла вперед, повернула вправо и вскоре нащупала ногами мягкую постилку из сухой травы, которую она использовала, как ложе для отдыха. Положив жеребенка на подстилку, девушка, обессилено, присела рядом. Жеребенок прижался к ней тельцем и удовлетворенно засопел.
  - Ну, вот, малыш, мы и дома. До утра я побуду здесь, а потом схожу в селение, возьму лопату, похороню твою маму, о потом принесу тебе еды. А ты будешь здесь отдыхать пока. Ты еще маленький, и тебе нужно набираться сил
  Она легла на мягкую подстилку рядом с жеребенком, укрыв себя и малыша огромной шкурой убитого еще отцом медведя.
   Рано утром, она покинула пещеру, прикрыв жеребенка шкурой медведя, чтобы он не замерз, и отправилась в поселок. Несмотря на усталость, она вернулась к месту гибели айнгорна, саксом отца отрубила нежно розовый рог и, выкопав яму, закопала труп животного.
  
  
  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  
  1
   Станислав несколько минут лихорадочно думал, что ему предпринять в данной ситуации. Уж очень не хотелось выпускать из рук такое близкое и сладостное счастье быть властелином мира. Но ничего путного и кардинального в голову не приходило. Роились в голове какие-то несбыточные планы, мелкие мыслишки торопились одна за другой. Грустный и полный тягостных мыслей, побрел он домой.
   Станислав лежал на диване, бездумно глядя в потолок. Неожиданно в голову пришла мысль, что сейчас разгар рабочего дня и не мешало бы наведаться в магазин. Проверить, как там идут дела? Но, неожиданно в голову пришли воспоминания об исчезнувшем из гостиницы отце. Расстроенный воспоминаниями, он раздраженно отмахнулся от мысли и, повернувшись на правый бок, незаметно для себя задремал.
   Разбудил его звонок в дверь. Недовольно поморщившись, Станислав неохотно побрел к дверям. На лестничной площадке стоял его приятель Вильгельм Штейнер, офицер полиции.
  - Станислав, - заговорил Вильгельм, входя в квартиру и снимая фуражку, - к сожалению, я не смогу завтра пойти с тобой на футбол. Ты представляешь, мне сейчас позвонили и сообщили, что на окраине города нашли машину, в которой находился труп молодой женщины. Кстати, ты можешь ее знать. Это невестка Herr Йебсена. Тебе же знаком Фридрих Йебсен?
  - Какой ужас, - воскликнул Станислав. - "Неужели это дело рук моего отца?" Я знаю его. Он частенько заходит ко мне в магазин в поисках разных артефактов.
  - На твоем месте я говорил бы эту фразу в прошедшем времени, - горько усмехнулся Вильгельм, - его то же убили.
  - Как? И Фридрих умер?
  - Да, ему кто-то перерезал горло.
  - А как погибла Ева Йебсен?
  - Этого мы пока не знаем. На первый взгляд она была отравлена. Но точно мы будем знать только после проведения соответствующих лабораторных исследований. А тут, как нарочно, мы никак не можем связаться с ее мужем. Его мобильный телефон не отвечает... Впрочем, я что-то разговорился. Извини, что нарушаю твои планы. Сходим на футбол в другой раз.
  - Да, да! Конечно! Дело - прежде всего. Не переживай, Вильгельм. Все нормально. Сходим еще с тобой на футбол.
   Распрощавшись с приятелем, Станислав улегся на диван и уставился в потолок. "Интересная складывается ситуация. Кем-то убит Фридрих. И почти одновременно погибает Ева. Кем убит Фридрих - это вопрос. А вот Ева, скорее всего, погибла от рук отца. Этот старый пройдоха готов пойти на многое ради обладания камнем знаний".
  Стукнула входная дверь. Станислав от шума вздрогнул, приподнялся с подушки и с ожиданием посмотрел на дверь. В комнату вошла пришедшая с работы Ольга.
  - Станислав, что случилось? - удивилась женщина, увидев мужа на диване в столь неурочное время. - Да на тебе лица нет. Ты что, заболел?
  - Нет, не заболел. Но у меня возникли большие проблемы.
  - С бизнесом?
  - С бизнесом?.. Нет, бизнес здесь не причем. Тут дело в другом.
   Станислав подробно рассказал жене о камне знаний, и о том, что сулил он им в будущем и как отец его обманул. Ольга внимательно слушала мужа, а ее мозг уже усиленно работал над поиском выхода из сложившейся ситуации. Она машинально прислонила руку к груди, почувствовала приятную прохладность медальона, врученного ей Велом. Там, в параллельном мире. Уже много лет назад. И тут ее осенило.
  - Станислав, я пока не знаю, что получится. Но у меня есть одна идея. Ты помнишь, я тебе когда-то рассказывала о своем путешествии в параллельный мир?
  - Помню, конечно. И что ты предлагаешь?
  - У меня там остался знакомый. Он любезно предложил мне помощь при необходимости.
  - Но он же там, в параллельном мире, - с отчаянием в голосе проговорил Станислав, уже поняв, что жена дает ему шанс выиграть в этой нелегкой борьбе.
  - Ну, естественно, он там. Но он дал мне медальон, при помощи которого я в любой момент могу с ним связаться. А уж с Велом, так зовут моего знакомого, тебе будет проще и разыскать этот камень и завладеть им.
  Станислав, услышав предложение жены, возбужденный, вскочил с дивана и заметался по тесной комнате. - "Это, пожалуй, действительно, выход. Сейчас Ольга вызовет этого странного типа из параллельного мира с его необычными способностями, и уж с ним добыть этот артефакт не составит большого труда. Надо будет только поторопиться. Чтобы отец не успел воспользоваться этим камнем знаний".
  - Ольга, надо срочно вызывать твоего знакомого. У нас слишком мало времени.
  - Станислав, без меня тебе не обойтись. Надеюсь, ты это понимаешь?
   Станислав остановился и с удивлением взглянул на жену.
  - Не понимаешь? - усмехнулась Ольга. - Мне нужны гарантии, что после получения тобой заветного артефакта, я не останусь за бортом.
  - Ты сделала странное заявление. Ты же моя жена. Мы с тобой уже несколько лет живем. Ну... И чего же ты хочешь? - мрачно спросил Станислав.
  - Ты во всем прав, мой дорогой. Но я хочу подстраховаться. На всякий случай. При хорошем раскладе это ничему тебя не обязывает. Мы оформим соглашение через адвоката, что всю полученную прибыль мы будем делить пятьдесят на пятьдесят.
  - А тебе не многовато будет, дорогая?
  - Как хочешь, дорогой. Можешь сам добывать этот булыжник.
   Станислава перекосило от злобной улыбки. Он снова заметался по комнате в тяжелом раздумье. Приняв решение, он остановился и тяжело посмотрел на женщину.
  - Ладно, я согласен. Звони адвокату.
  
  2
   После оформления соответствующих документов Станислав, довольно потирая руки, почти ласково взглянул на жену.
  - Ну, что партнер? Давай, вызывай своего знакомого из параллельного мира. Да пора уж приступать нам к работе. Если, конечно, он появится. Ну, тот, грушеголовый, как ты его описывала.
   Ольга, спрятав свой экземпляр соглашения, подошла к большому зеркалу, висящему в прихожей. Убедившись, что муж не услышит ее слов, она достала висящий на шее медальон и, поднеся его к зеркалу, что-то негромко зашептала.
  Черный глаз птицы неожиданно засветился странным красноватым светом. И луч света, вырвавшийся из него, словно пронзил поверхность зеркала. Пространство за зеркалом неожиданно начало наполняться густым белым дымом. Подержавшись несколько мгновений, дым начал рассеиваться и начало проявляться странное пустое помещение. Посреди него стояло странное существо с грушеподобной головой. Внимательно взглянув на супругов огромными голубыми глазами, оно сделало пас руками и рядом с ним немедленно появился стул с вращающимся сиденьем.
  Станислав, раскрыв рот от удивления, смотрел на разыгрывающееся перед ним действие.
  - Это и есть мой друг Вел, - улыбаясь, представила Ольга мужу своего приятеля. - Вел, этой мой муж, Станислав.
   Вел, ничего не ответив женщине, спокойно сел на стул, сложил на коленях тонкие руки, внимательно уставился на стоящих перед зеркалом Ольгу и Станислава.
  - Вел, у моего мужа к тебе есть очень интересный разговор, который может тебя заинтересовать. Ты не можешь уделить нам несколько минут своего времени?
  - Если предложение действительно интересное, я готов уделить вам несколько минут.
   Станислав, очнувшись от удивления, подошел к зеркалу и неуклюже поклонился, не зная, как вести себя с необычным собеседником.
  - Вел, разговор у нас будет серьезным. Не могли бы вы зайти к нам ненадолго?
   Вел поднялся со стула и, подойдя к зеркалу, просто шагнул в прихожую. Станислав от неожиданности отпрянул от зеркала и уперся спиной в стену. За спиной гостя зеркало ярко вспыхнуло и стало обычным стеклом, в котором отразились спина Вела и испуганно-удивленное лицо Станислава.
   Вел, в своем странном лиловом облегающем одеянии, казался лишним в этой современной квартире. Но Ольга быстро взяла себя в руки и пригласила гостя в комнату. Вел неспешно проследовал за хозяйкой, и спокойно расположился на диване. Станислав засеменил за гостем.
  - О чем вы хотели со мной поговорить? - услышал Станислав, с удивлением увидев, что рот гостя оставался, по-прежнему, закрыт. Тонкие губы Вела были плотно сжаты.
   Станислав расположился в кресле напротив гостя и нервно потер руками.
  - Я сейчас расскажу вам суть дела, ради которого мы пригласили вас к нам.
  - Не надо, - услышал Станислав. - Я уже все знаю. Извините, но информацию я прочитал в вашем мозге. Я уже принял решение - я помогу вам раздобыть камень знаний.
  
  3
   Станислав, начинающий привыкать к необычному гостю и его необычных способностей, почти не удивился заявлению Вела.
  - Хорошо. Нам с тобой нужно отправиться в Россию. Именно туда отправился мой отец вместе с камнем знаний и заклинанием. - Станислав с сомнением посмотрел на необычный костюм гостя. - Вел, тебе нужно переодеться в более подходящий костюм. В своей одежде ты будешь привлекать к нам ненужное внимание.
   Вел критически посмотрел на свою одежду. Тяжело вздохнул и вынужден был согласно кивнуть головой.
  - Я с тобой согласен. Пусть Ольга сходит в магазин и купит мне подходящую одежду. Твоя мне не подойдет - ты слишком высокий и габаритный.
   Ольга недовольно поморщилась. Ей совсем не хотелось оставлять мужчин одних. Но она понимала, что это практически невозможно. Как только женщина вышла из квартиры, Станислав обратился к своему новому партнеру:
  - Вел, как ты знаешь, я был вынужден заключить с женой соглашение, и это проблема. У тебя есть предложение, как ее разрешить?
   Вел с усмешкой взглянул на Станислава.
  - Ты еще не забыл, что для меня твой мозг, как открытая книга? Так и быть, я освобожу тебя от твоей проблемы. Но мы с тобой должны заключить новое соглашение, где будут учтены мои интересы.
  - И каким образом ты хочешь решить эту проблему, - с дрожью в голосе поинтересовался Станислав.
  - Это не твоя проблема. В этот раз женщина исчезнет с Земли навсегда и безвозвратно.
  - И что ты хочешь за свои услуги? - Станислав от волнения с трудом сглотнул.
  - Мне много от тебя не надо. Пусть условия останутся прежними. К адвокату мы обращаться не будем, по известным нам причинам. Но, если ты попытаешься нарушить его, тебе будет очень плохо. - Вел огромными голубыми глазами так взглянул на Станислава, что тот почувствовал, как холодок пробежал по позвоночнику. Он зябко поежился.
  
  
  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  
   Венедикт мрачно взглянул на вошедшего Алексея.
  - Присаживайся, дружище.
  Алексей долго молчал, с удивлением разглядывая не на шутку взволнованного и почему-то мрачного шефа.
  - Алексей, я полагаю, что мы наткнулись на очень интересное дело, - после долгого молчания произнес Венедикт. - Как ты знаешь, у меня сейчас была посетительница, которая сообщила мне о преступлении, которое было совершено три года назад, и высказала свою тревогу о своей безопасности.
  - Ты хочешь сказать, что у нас нарисовалось новое интересное дело? И полагаю, что оно связано с мистикой, иначе ты не взялся бы за него. Тогда, извини, не понимаю, почему ты такой недовольный?
   Венедикт сделал над собой усилие, чтобы собраться с мыслями.
  - Почему, почему?.. По поводу твоего предположения ты, как всегда, прав, мой друг. Дело нарисовывается. И я полагаю, что без мистики здесь не обошлось. - Венедикт снова помолчал, машинально постукивая по столу кончиками пальцев. - Но мне кажется, что дело будет еще интереснее, чем мы сейчас предполагаем, - со вздохом продолжил он.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Во-первых, если меня не подводит моя интуиция, убийство профессора, о котором мне поведала посетительница, было совершено рогом единорога. Во всяком случае, наша посетительница обрисовала орудие убийства именно таким.
  - Венедикт, но единорога в природе не существует, если современная наука нас не вводит в заблуждение.
  - Ты в этом так уверен? - усмехнулся Венедикт.
  - Ну, хорошо, хорошо. Я погорячился, и единороги существуют или существовали, по крайней мере. А что, во-вторых?
  - А вот эта проблема будет, пожалуй, потяжелей первой. Дело в том, что моей посетительницы, Маргариты Аркадьевны Лужиной, на этом свете нет.
  - Как нет? - неподдельно изумился Заяц.
  - А вот так! Нет, и все тут. Обернись, и посмотри, что находится за твоей спиной?
  - Шкаф стоит с документами, - Алексей отвечал, даже не сделав попытки обернуться. Он не раз был в кабинете шефа и обстановку его знал досконально.
  - Прекрасно. А еще что?
  - На стене висит зеркало.
  - Правильно. А теперь обернись, мой умный друг, и посмотри. Видишь ли ты себя в нем?
   Алексей изумленно смотрел на шефа.
  - Венедикт, ты хочешь донести до своего бестолкового сотрудника мысль, что твоя посетительница не отражалась в зеркале?
  - Вот именно. Маргарита Аркадьевна в зеркале не отражается. И мне, честно говоря, этот факт очень не нравится. Но я к своему несмываемому позору узнал об этом слишком поздно. Мне надо было об этом подумать еще тогда, когда Лужина, войдя в кабинет, поставила стул у самого края стола. Так чтобы она не попадала в зону действия зеркала. А вот когда Лужина уже уходила, она проявила в некоторой степени небрежность и случайно попала в зону действия зеркала. И получается, что фактически к нам за помощью обратилась умершая женщина. И покойница просит у нас помощи в отмщении убийце. Нам нужно найти того, кто убил и профессора и нашего нанимателя.
  - М-да, Венедикт. Нам в твоем агентстве не бывает скучно.
  - Тебе это не нравится?
  - Если бы мне не нравилось, я уже давно бы перешел на другую работу, - усмехнулся Алексей. - А в нашем агентстве мы с тобой в каких только переделках не бывали. И что ты предлагаешь нам делать?
  - Что я предлагаю делать?.. Нам нужно выяснить, действительно ли эта женщина существовала на земле, когда она погибла. И тут еще один интересный вопрос - дело в том, что в процессе беседы она мне говорила, что она замужем, у нее двое детей, и они уехали с отцом к ее родителям куда-то в Сибирь. Нам необходимо выяснить, существуют ли на свете муж и дети и где они сейчас находятся. Ты сейчас...
   Венедикт хотел поставить задачу другу, но в кармане требовательно зазвонил мобильник.
  - Вот, черт, совсем забыл, что меня ждет Надежда, чтобы отвезти на море, будь оно не ладно.
  - Алло, Надюша, я сейчас выезжаю, дорогая. Извини, я тут немного увлекся работой. Ты уже собрала наши вещи?
  - Венечка, - трубка многозначительно помолчала. - Мне сейчас звонила Светочка. Мы с ней немного поболтали о наших делах. И знаешь, я тут подумала, ну чего мы поедем на это море? У нас что, места здесь хуже, чем за границей? Чего с тобой мы там не видели? И потом, я так волнуюсь, как перенесет такой длинный перелет наш малыш? Давай лучше отдохнем дома. Места у нас здесь просто замечательные.
  - Наденька, но ты же хотела на море, - Венедикт тщательно пытался замаскировать радость от решения жены.
  - Хотела-хотела, а теперь расхотела, - в трубке раздался смешок. - Я - беременная женщина. И ставлю тебя в известность, что у женщин в их положении такое переменчивое настроение, то хочется одно, то другое. - Надежда помолчала. - И я прекрасно изучила своего мужа. Для него работа стоит на первом месте, а на втором уже семья. Нет, нет, ты не думай, что я в обиде. Я тебя прекрасно понимаю. Твои дела всегда такие интересные. Даже я ими заболела.
  - Нет, нет! Вот только заболевать не надо. Ты мне должна родить здорового мальчишку.
  - А если это будет девочка?
  - Как девочка? - деланно возмутился Венедикт. - Это же должен быть мальчик. Слышишь, Надюша, ты должна родить мне мальчишку, хулигана и задиру и моего законного наследника.
  - Ну, не знаю, не знаю, - захихикала в трубку Надежда. - Природа-мать, сам знаешь, такая капризная дама. Возьмет и подарит тебе наследницу. Поскольку мы, слава Богу, никуда не летим, я на днях схожу в консультацию на второе УЗИ, и там мне все точно скажут. Ты не собираешься задерживаться на работе сегодня?
  - Я постараюсь приехать пораньше. Я тебя люблю и целую. - Венедикт дал отбой и довольный положил трубку на стол.
  - Видишь, Лешенька, что значит иметь умную жену?
  - Что, ты в отпуск уже не летишь? Кранты тебе, Венедикт. Светлана тебя за подругу живьем слопает, а мною закусит, - Алексей заулыбался.
  - Нет, остаемся дома. Съездим куда-нибудь на озеро на денек другой, вас прихватим, если захотите. А жене своей скажи, что ей нужно соблюдать диету. В ее положении мяса много потреблять не стоит. А теперь - серьезно. О чем мы с тобой говорили? Да, я понимаю, что это вопрос мой, как руководителя нашей небольшой фирмы, но пусть и у тебя в голове постоянно кружится вопросы, на которые мы пока не можем дать ответа.
  - Да ладно тебе заниматься пропагандой. Я что не понимаю ничего, что ли?
  - Вот и ладушки. Нам надо выработать план расследования этого необычного дела. Давай решим так. Ты, Алексей, сейчас отправишься в деревню и установишь круглосуточное наблюдение за домом неутешной вдовы Тамары. Заодно поспрашивай местных по поводу Лужиной и ее семьи. Обо всех событиях немедленно сообщай мне. Через сутки я тебя сменю. А я пока отправлюсь в местное отделение полиции. Попытаюсь там выяснить подробности этого дела. Но прежде нужно позвонить Верещагину, чтобы заручиться его поддержкой. Черт его знает, какой там начальник местной милиции.
  - Звони, а я поехал в деревню заступать на пост. Будем на связи.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  
  58-57 год до рождества Христова
   Теперь большая часть времени Аннии была посвящена уходу за жеребенком айнгорна. Благодаря заботе девушки, жеребенок рос веселым и жизнерадостным. Он так привязался к ней, что на прогулках следовал по ее пятам, как собачонка. Когда по расчетам Аннии жеребенку исполнился год, она решила дать ему кличку. Недолго думая она назвала его Айком. За год жеребенок подрос и превратился в красивого рослого жеребца. Чтобы не привлекать внимания соплеменников девушка никогда не приводила айнгорна в поселок. И прогулки с ним совершала в безлюдных лесных местах.
  Жил он по-прежнему в пещере Айнхорхоле, невероятно каким образом проникая в пещеру через небольшой лаз. Он делал это таким образом, что ни одна травинка на входе не была примята. Он словно понимал, что нужно соблюдать осторожность, чтобы не привлекать внимание людей к себе и хозяйке.
   Однажды Анния шла по безлюдным улицам поселка к воротам, расположенным на ее противоположной стороне. Ей хотелось набрать горца змеиного. Времена в очередной раз были неспокойными, и шла она осторожно, постоянно оглядываясь. Вдруг за ее спиной послышался какой-то негромкий шум. Она вздрогнула от неожиданности и обернулась.
  А в этот момент далеко впереди воздух уплотнился, задрожал, и на тропинке из ниоткуда появился пожилой мужчина. Анния ничего не увидела подозрительного за спиной и, повернувшись, продолжила свой путь. Она насторожилась и замедлила шаг, когда вдалеке увидела неспешно бредущего старика, опирающегося на высокий деревянный посох. Девушка хотела свернуть в сторону и на всякий случай избежать встречи со странным незнакомцем. Но в ее голове вдруг зазвучал незнакомый голос, который настойчиво потребовал продолжать движение. И Анния, покорно подчинившись, низко опустив голову, пошла навстречу старику, надеясь, что он не остановит ее. Но когда она проходила мимо старика, она увидела, что дорогу ей преградил посох. Девушка остановилась, вскинула на старика удивленный взгляд и увидела его улыбающееся доброжелательное лицо. У старика были блестящие, черные, удивительно молодые глаза в ареоле морщинистых, как кора старых деревьев, век.
  - Дочка, я знаю, что у тебя есть жеребенок айнгорна, - приятным голосом заговорил старик. - Айнгорн будет тебе значительно послушнее, и всегда сможет прийти тебе на помощь, если ты будешь призывать его к себе свистком, изготовленным из трубчатой кости молодого дикого кабана. Я знаю, что говорю. У меня в молодости был такой же. Эти животные имеют исключительно тонкий слух, и сигнал такого свистка слышат очень далеко.
   Анния искренне поблагодарила доброжелательного старика за совет. А он, улыбнувшись девушке, убрал свой посох и, тяжело опираясь на него, шаркая, побрел прочь. Удивленная странным стариком, Анния пошла дальше. Через несколько шагов она обернулась и с изумлением увидела, что за ее спиной никого не было. Странный старик бесследно исчез. Улица была по-прежнему пустынна.
  Вняв совету старика, Анния при первой же возможности сделала из кости небольшой свисток, который она повесила на кожаной тесьме на шею и никогда с ним не расставалась. Если нужно было позвать айнгорна, она свистела в него, и через несколько мгновений жеребец появлялся у ее ног. А еще через год, когда он окреп, она стала совершать на нем прогулки. Ей нравилось кататься на нем, нестись над землей, словно выпущенная из лука стрела. Ее удивило, что айнгорн бегает по земле легко, едва касаясь копытами поверхности, гордо запрокинув, словно выточенную искусным резчиком голову, увенчанную светло-розовым длинным тонким рогом.
  Совершая прогулки на Айке, девушка снимала тунику и штаны из кожи и надевала только легкую тунику, сшитую ею из тончайшей и нежнейшей ткани, неожиданно обнаруженной в доме тети. Чтобы не причинять неудобства своему любимцу, Анния сходила в дом родителей и достала из тайника тщательно выделанную еще отцом шкуру пятнистого леопарда.
  Вспомнив слова тети, что чаша, сделанная из рога айнгорна, намного увеличивает эффективность травяных настоев, она из рога матери Айка сделала чашу и при лечении людей всегда ею пользовалась.
  
  
  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  
  Весьма недоброжелательный голос дежурного по отделу полиции заученно протараторил Венедикту по телефону, что подполковник Власов принимает сегодня посетителей по личным вопросам с четырнадцати до семнадцати часов. Струкачев посмотрел на часы. Они равнодушно подсказали ему, что до возможной встречи осталось еще пятьдесят две минуты. Вполне достаточно времени, чтобы добраться до отдела полиции. А если не будет пробок, то он еще успеет выпить чашечку кофе, в каком-нибудь местном кафе.
   В назначенное время, постучавшись, Венедикт открыл дверь и замер, пораженный. Кабинет был огромный и у окна стоял монументальный письменный стол, соответствующий размерам помещения. Рядом стояло не менее монументальное кожаное кресло.
  Венедикт за доли минуты даже успел удивиться, где хозяин раздобыл такое огромное? Он даже подумал на мгновение, может, его делали на заказ? Но он тут же отверг эту мысль. Неужели какой-то там начальник ничем не примечательного отдела полиции может позволить себе заказывать уникальные предметы мебели для своих чресл? Да и зачем делать такую монументальную мебель? Неужели хозяин кабинета заражен манией величия?
  Но все вопросы разом потеряли свою актуальность, когда хозяин кабинета, покряхтывая, с трудом вытащил свое тело из кресла и, обойдя стол, пошел навстречу посетителю для приветствия. Венедикт, и сам немаленького роста, почувствовал себя беспомощным мальчишкой рядом с этим великаном. Его ладонь беспомощно утонула в ладони хозяина кабинета.
  - Проходите, присаживайтесь, - пророкотал басом Власов.
   Устроив свое тело в кресле, он внимательно взглянул на посетителя.
  - Ну-с, я вас внимательно слушаю. Чем могу быть вам полезен? Только, если можно, короче. У меня слишком много неотложных дел.
  - Я постараюсь не отнять у вас много времени, - Венедикт старательно скрывал в своем голосе сарказм, чтобы не обидеть хозяина кабинета и не восстановить его против себя с первых минут встречи. - Вы не могли бы мне в нескольких словах рассказать об убийстве на территории вашего отдела полиции профессора Карелова.
  - Профессора Карелова? Хм... И когда было совершенно это преступление?
  - Напомню вам, что оно было совершено целую неделю назад.
  - Да-да-да. Я вспомнил о нем. Могу вам сказать, что полиции известны все подробности этого, несомненно, нетривиального преступления. А почему вас заинтересовало это старое преступление?
  - Я - частный детектив и ко мне вчера около одиннадцати часов обратилась одна женщина, утверждающая, что ей угрожает опасность. По ее словам, ее жизни угрожает человек, который убил профессора Карелова и который вами пока не арестован.
  - Да, должен признаться, что у нас бывают иногда такие случаи, когда нам не удается сразу поймать преступника. Но это совсем не значит, что мы не ведем его поиска. Сейчас вы дали мне интересные данные. Надо будет проверить, кто это ей угрожает. И если это Кулик, мы его обязательно арестуем.
  - Я в этом не сомневаюсь. Преступника вы арестуете, но пока моей клиентке угрожает реальная опасность. И мне нужно отработать полученные в аванс деньги.
  - Ну, так, и отрабатывайте. Ко мне-то какие вопросы?
  - Мне хотелось бы ознакомиться поближе с делом об убийстве профессора.
  - Простите, но мы не выдаем уголовные дела частным лицам. Очень жаль, что не смог вам помочь, - Власов надолго замолчал, глядя куда-то поверх головы Струкачева.
  Венедикт, снисходительно усмехнувшись, не спеша встал и направился к выходу. Он уже подошел к двери и взялся за ручку, когда Власов остановил его.
  - Подожди, Струкачев. Ишь, обидчивый какой. Уж и пошутить нельзя.
   Венедикт согнал с лица саркастическую улыбку, и лишь потом повернулся к хозяину кабинета.
  - Мне тут пришла одна хорошая мысль. Давай объединим наши усилия в расследовании этого преступления.
  - С этим предложением я к вам, откровенно говоря, и пришел.
   Венедикт прошел к столу и занял удобное кресло, которое несколько мгновений назад покинул.
   Власов пристально посмотрел на детектива и сокрушенно покачал крупной головой, увенчанной коротко постриженной прической.
  - Знаешь, сейчас развелось столько частных детективов, кто в сыскном деле ни черта не смыслят. Работать с ними, только время зря терять. Но о тебе мне звонил Верещагин. Очень хорошо о тебе отзывался. Вспомнил о раскрытии тобой преступления об исчезновении из комнаты какого-то бизнесмена. А у меня настроение сегодня мерзопакостное. Понимаешь, сегодня с утра мне доложили, что в том поселке обнаружен труп женщины - Лужиной Маргариты Аркадьевны. И убита она более суток назад. А у меня в отделе и так дел по горло, - Власов огромной ладонью наглядно продемонстрировал свои слова.
  - Я подозревал о ее смерти, - грустно пробормотал Венедикт. - Именно она и является моей клиенткой. Чертовски жаль, что она слишком поздно обратилась ко мне. И идя к вам, я уже знал, что мне придется вести дело не по защите клиентки, а по поиску ее убийцы.
  - Стоп, стоп, Струкачев, - Власов озабоченно потер лысый череп. - Ты говоришь, что к тебе обращалась Лужина. Но в это время она была уже мертва.
  - Да. Так случается в нашей жизни. Не все в это верят, но от этого в жизни ничего не меняется.
   Власов надолго задумался, пытаясь переварить услышанное. Он недоверчиво посмотрел на частного детектива.
  - Струкачев, но этого же не может быть, - проворчал он раздраженно. - Я вырос в эпоху строительства коммунизма, и я придерживаюсь материалистического взгляда на жизнь. Если человек умер, значит он умер. Понимаешь, он не может ходить, общаться с живыми людьми и прочее?
  - Сергей Павлович, меня зовут Венедиктом Игоревичем. Я как-то привык, знаете ли, чтобы ко мне обращались по имени или по имени-отчеству. А по поводу ваших сомнений, и ваших материалистических взглядов, ну, что я могу сказать? Вы говорите, что это невозможно, но вчера ко мне приходила Лужина, а выговорите, что в это время она была уже мертва. Может, вы объясните мне с точки зрения материалиста, как такое может быть?
  - Извините, Венедикт Игоревич, я же говорю, что у меня сегодня с утра паршивое настроение. И я честно признаюсь, что не могу объяснить того парадокса, о котором вы сейчас мне поведали. И мне интересно, как вы узнали, что ее убили, и как она, будучи убитой, смогла явиться к вам?
  - Сергей Павлович, пока я могу только утверждать, что она была убитой на момент встречи с нею. Как она была убита, я не знаю. Как я узнал, что она была мертва?.. Она не отражалась в зеркале, которое висит в моем кабинете. А как она могла явиться ко мне, будучи мертвой?.. Это уже другой мир, мир мистики. Вам, вероятно убежденному материалисту, этого не понять. Да и не объяснить всего в двух словах. Именно поэтому я к вам и приехал, чтобы предложить помощь специалиста в области мистики.
   Власов согласно кивнул головой, помедлил, раздумывая над чем-то, потом решительно повернулся к сейфу, стоящему слева от него, загремел связкой ключей. Глухо защелкал замок сейфа. Хозяин сейфа распахнул дверцу, достал какой-то длинный предмет, завернутый в полиэтиленовый пакет. Повернувшись к Венедикту, аккуратно положил его на стол и хитро посмотрел на детектива.
  Струкачев с любопытством смотрел на неясные очертания таинственного орудия убийства. А то, что Власов достал именно его, он не мгновения не сомневался.
  - Ну вот, Венедикт Игоревич, это и есть злополучное, и крайне загадочное, орудие убийства. Самое интересное, что, имея на руках орудие убийства, мы не можем его идентифицировать. Наши специалисты со всей возможной ответственностью изучили его, но к единому мнению, что это такое, они так и не пришли.
  - И в чем же сложность идентификации этого предмета.
  - В том-то и дело, с первого взгляда понятно, что это рог, - Власов говорил, параллельно разворачивая пакет и доставая из него длинный, розового цвета рог, сильно испачканный высохшей кровью. - Для этого вывода даже не надо быть специалистом в этой области. Но какому животному принадлежит рог, мы так и не смогли определить. Мы даже консультировались у соответствующих специалистов. Их вывод - науке не известно животное, при жизни носящее этот рог.
   Венедикт с любопытством смотрел на лежащий на столе предмет, а его мозг напряженно работал. Он взял со стола необычное оружие и посмотрел на Власова с каким-то странным теплым блеском в глазах.
  - Сергей Павлович, а вы не рассматривали версию, что данный рог принадлежит единорогу?
   Власов неприлично долго смотрел на Венедикта, словно видел перед собой какое-то редкое чудо. Он странно покачал головой и тихо проговорил:
  - Венедикт Игоревич, один из наших сотрудников после проведения исследования высказал такое предположение, чем вызвал у своих сослуживцем здоровый смех. Единорог... Это все-таки миф.
  - Я не стал бы говорить так убежденно, - задумчиво проговорил Венедикт. - Я не исключаю, что этот ваш умный сотрудник недалек от истины. В своей работе я часто сталкиваюсь с предметами и явлениями, которые официальной наукой признаются сказочными, мистическими. А значит, они по ее логике в мире не существуют. Но я их видел, трогал, ощущал... Как быть с этим?
  - Ну, не знаю, - неуверенно пробормотал Власов и потупил взгляд.
  - Сергей Павлович, - решил Венедикт уйти от скользкой темы, - если я не ошибаюсь, у вас есть еще улики?
  - Да, есть еще улики, - в голосе начальника отдела полиции явно зазвучали нотки удивления. Он хотел что-то спросить, но сдержался. - В кармане убитого мы обнаружили короткую веревочку, на которой было завязано девять узелков.
  Достав из сейфа улику, Сергей Павлович протянул ее детективу. Венедикт внимательно рассмотрел веревочку. Она была сплетена из длинного шелковистого волоса. Волосы были неестественно белого цвета.
   Венедикт вопросительно взглянул на Власова.
  Власов заерзал в своем массивном кресле, которое жалобно заскрипело под его весом.
  - Мы провели анализ этой веревочки. Однозначно можно сказать, что веревочка сплетена из волоса. Волос явно не человеческий. Он принадлежит животному. Но вот какому - этого наши эксперты не могут. Они пересмотрели все свои банки данных. И все напрасно. Согласно их выводам, на белом свете нет такого животного. Но и это еще не все. Анализ показал, что этой веревке уже около трех тысяч лет.
  - Ничего себе, какая древняя веревочка. Но, Сергей Павлович, вы обратили внимание на узелки, которые навязаны на ней?
  - Естественно я обратил на них внимание. Но ничего интересного в них не увидел. Узелки как узелки. Мне кажется, что они вообще никакого смысла не имеют.
  - А вот тут вы не правы. Мне кажется, что эти узелки имеют очень важное значение. Вы обратили внимание, что каждый узелок уникальной формы. И нет повторяющейся формы.
  - И что это значит?
  - А это значит, что это какой-то текст. И каждый узелок обозначает слово. И эти слова в тексте не повторяются, поскольку все они разные. Если я не ошибаюсь, то мы имеем перед собой образец древней узелковой письменности.
  - Веревочке около трех тысяч лет. Если и тексту, написанному на ней столько же, то, скорее всего, его теперь никому не удастся прочитать. А интересно было бы знать, что на ней написано. Может это даст нам ключик к разгадке тайны убийства.
  - Может вы и правы, но может, и нет.
  - Что вы имеете в виду?
  - Я имею в виду, что читать этот древний текст нам не очень-то и нужно. У нас уже есть его перевод. Сергей Павлович, а у убитого профессора был мобильный телефон?
  - Телефон был. Мы запросили у оператора распечатку его переговоров за последние месяцы. Сейчас я вам ее покажу. - Власов порылся в пачке документов, лежащих на столе и, достав листок, протянул его детективу.
   Венедикт тщательно просмотрел все входящие и исходящие звонки.
  - В последние дни перед смертью Владимир Михайлович несколько раз звонил Станиславу Карелову. Надо полагать, это его сын?
  - Да, это его сын от первой жены. Она умерла после длительной болезни. Сейчас у него вторая жена, уже известная вам Тамара Ивановна Карелова.
  - Я обратил внимание, что разговоры были очень короткими. Это скорее похоже на разговоры деловые, а не на родственные. Надо будет внимательнее познакомиться с этим Станиславом. В списке еще был один входной звонок из Германии. Вы его отработали?
  - Это был звонок от некоего Сергея Александровича Гуренкова. Нам удалось выяснить, что он - бывший сокурсник Карелова по университету. Профессор. Уже долгие годы живет в Германии и занимается преподавательской деятельностью в одном из университетов. Насколько нам стало известно, они дружили в студенческие годы. Ничего подозрительного в их связи нам выяснить не удалось.
  - Согласен с вами. Немного настораживает тот факт, что этот звонок был за неделю до трагической гибели Карелова. Может это и совпадение. Но в вашей распечатке нет больше ни входных, ни исходящих звонков Карелова с этим абонентом.
  - Мы обратили на это внимания. Но ни одной ниточки, за которую можно было бы потянуть, мы не обнаружили. Вообще, какое-то дело глухое. Вроде и следы есть и улики, а реальных результатов расследования нет.
  - А вы не выясняли у Гуренкова, о чем шел телефонный разговор?
  - Нет. Что это может нам дать для расследования убийства? Где этот во всех отношениях положительный и уважаемый профессор и где было совершено убийство. И потом, это был всего единственный звонок. Разговор длился меньше минуты. Я не улавливаю связи Гуренкова с убийством.
  
  
  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  
  55 год до рождества Христова
  Небольшой отряд римлян, под предводительством Авиориста, подходил к неприветливым и мрачным землям, принадлежащим племени тунгров. Усталые солдаты, закованные в тяжелые кожаные доспехи, с недовольством поглядывали на предводителя, тщетно ожидая команды на привал.
  Авиорист, подчиняясь приказам великого Юлия Цезаря на завоевание германских земель и присоединения этих бескрайних горных районов, покрытых лесом, к великой римской империи, не жалел ни себя, не своих воинов. С боями римляне продвигались по землям, принадлежащим воинственным и непокорным племенам нервийцев, эбуронов, присоединяя их к непомерно разрастающейся империи.
  И теперь перед ним были земли тунгров. Завоевав их, можно будет дать краткий отдых своим измученным легионерам. В конце концов, он не один со своими воинами движется по этим неприветливым землям. Таких посланников великого Цезаря здесь много.
  Агриппа и Марк из последних сил едва тащились в арьергарде, все больше и больше отставая от основных сил своего отряда. Агриппа еще не поправился, как следует после изнурительных боев в Галии с отрядами кельтов под предводительством молодого вождя арвернов Верцингеторинга.
  Рана, полученная от удара мечом кельта, гноилась и доставляла ему невероятные мучения. А тут еще этот надоедливый гнус, не дающий ни мгновения на отдых от его укусов. Все тело покрылось красной сыпью, которая невыносимо чесалась, покрываясь коркой, трескающейся на солнцепеке.
  Марк был еще совсем молодым. Ему недавно исполнилось двадцать два года. Был он высоким, пропорционально сложенным юношей, с красивыми кудрявыми волосами. У него был тонкий с горбинкой нос и полные чувственные губы. Весь облик молодого воина заставлял усиленно биться сердца женщин, и от поклонниц у него не было отбоя.
  В отличие от своего товарища Агриппа был совсем невысокого роста. Но недостатки роста с лихвой окупал объемами. Круглое, вечно лоснящееся от пота лицо, было пересечено глубоким рваным шрамом, протянувшимся через все лицо. От низкого лба, через пухленькую щеку, до небольшого круглого подбородка. И расположение женщин для удовлетворения своих мужских желаний ему приходилось добиваться деньгами. Но чаще всего для завоевания женщин Агриппа пользовался мечом.
  Оба они были одеты в кожаные доспехи, белые туники и высокие кожаные сапоги, за поясами висели мечи, а в руках держали фрамеи.
  С его короткими толстыми ногами Агриппу было нелегко поспевать за длинноногим товарищем. Марк не мог бросить своего старого товарища в этих неприветливых местах, населенных воинственными тунграми. С ним они воевали уже не первый год, пройдя с боями всю Галию, переправлялись через Макру и неспокойную речку Рубикон. А при переходе через полноводный Рейн Агриппа спас ему жизнь, когда он, попав в водоворот, шел на дно в тяжелой амуниции.
  Несмотря на то, что они были совершенные антиподы, их дружбе был уже не первый год. Она была проверена во многих боях и походах на богатые земли непокорных соседей.
  И вот теперь они брели по этим проклятым местам, мечтая лишь о том, чтобы сбросить тяжелую амуницию, растянуться на этой зеленой травке и как следует отдохнуть.
  Агриппа, тяжело дыша, покосился на своего товарища, шагающего рядом. Ко всему на свете относился он с устойчивым безразличием, но только не к пище и выпивке.
  - У тебя еще есть эль? - Агриппа жалобно посмотрел на товарища. - У меня совсем пересохло в горле, и я был бы не против смочить его хорошим глотком эля.
  - На, глотни, друг, эля. Я надеюсь, это немного взбодрит тебя, и мы сможем догнать ушедший далеко вперед отряд, - Марк протянул ему кожаную флягу.
   Агриппа схватил флягу, жадно припал к ней. Торопливо заходил кадык на грязной мокрой едва обозначенной шее.
  - Нет, Марк. Сдается мне, что сегодня мы их не догоним. Этот проклятый Авиорист гонит нас без передышки уже которые сутки, совсем не делая привала для отдыха. Если мы таким темпом будем двигаться и дальше, меня надолго не хватит. Марк, если ты сейчас бросишь меня и пойдешь догонять основные силы, я тебя пойму и не обижусь. Без меня ты вполне сможешь это сделать.
  - Ну, вот еще, Агриппа. Я тебя никогда не брошу. Наша дружба проверена не одним боем. А это, я тебе скажу, очень много значит в нашей жизни. И плевать я хотел на Авиориста и его идиотские приказы.
  - Ты прав, мой друг. Мой жизненный опыт мне говорит, что ничего в жизни нет ценнее дружбы. Выпивку, жратву, женщин можно купить, отобрать, завоевать. Но ни на какие деньги нельзя купить дружбу. А на Авиориста я тоже плевать хотел. И на приказы его. Меня только единственный вопрос волнует - добыча. Хорошая добыча. А если мы с тобой будем тащиться в хвосте, то ничего не получим.
  - Не расстраивайся, Агриппа. Не переживай ты так. Мы найдем какое-нибудь укрытие, ты, как следует, отдохнешь, и мы с тобой еще повоюем, и вернемся домой с хорошей добычей.
  - Да, друг. Ты как всегда прав. Ты молод и умен. И мне очень повезло, что я встретил тебя. Но как же я устал, как мне хочется отдохнуть. Да еще эта проклятая рана, - Агриппа тщательно пытался сдержать рвущийся из его губ стон.
  Идти по дороге было тяжело из-за обломков разрушенной в прошлом набеге римлянами сторожевой башни. Марк, оставив товарища, забрался на ее остатки и медленно обошел по периметру в поисках чего-нибудь полезного. Но ничего он не нашел, даже маленького укрытия на ночь не было. Разочарованный, он подошел к товарищу. Агриппа понял молчаливый ответ на свой молчаливый вопрос. Он обреченно вздохнул и, спотыкаясь на камнях, побрел по бесконечной дороге.
  Через пару часов движения Агриппа настолько устал, что единственно, на что хватило сил у него так это на апатичную попытку удовлетворить свое любопытство относительно планов Марка на предстоящий ночлег. Тем более что солнце все решительнее пыталось завершить свой дневной путь. Но Марк не знал, что ответить товарищу.
  Он поднял голову вверх и с тревогой вгляделся в небо. На темно голубом небе все явственнее проявлялся серп молодой луны. И от деревьев потянулись по зеленой траве полупрозрачные легкие тени. Красная вечерняя заря озаряла неверным светом, стоящий перед ними лес.
  Время неумолимо шло, и Марк и Агриппа все чаще вглядывались в темнеющее небо, с тревогой размышляя о предстоящем неизвестно где ночлеге.
  Вскоре они вошли под сень вековых деревьев, верхушки которых терялись высоко вверху, и побрели по широкой, хорошо утоптанной тропе, вьющейся среди огромных деревьев. Впереди послышался непривычный шум. Словно кто-то, не спеша, безмятежно ехал верхом на лошади, нисколько не беспокоясь о том, что весь лес буквально напичкан римскими воинами. Марк и Агриппа остановились и приготовили свое оружие, чтобы отразить нападение противника.
   Агриппа и Марк от удивления невольно опустили мечи и открыли рты, когда перед ними, нетерпеливо перебирая ногами, в надвигающихся сумерках возникло белоснежное животное размером с лошадь. Ее изящную, словно выточенную искусным камнерезом голову венчал рог, длиной около локтя. Был он чисто-белым, ровным, словно стрела из их колчана.
  На спине животного, покрытой пятнистой шкурой барса, сидела юная красивая девушка. Длинные белокурые волосы мягкими волнами струились по ее стройному телу и ниспадали на едва прикрытые нежной тканью груди юной девственницы. Она с усмешкой смотрела на опешивших римлян. Воины опустили свое оружие и с любопытством рассматривали прекрасную незнакомку.
  Марк с беспокойством оглянулся, услышав за своей спиной сдавленный стон. Агриппа воспаленным взглядом, наполненным болью, с надеждой смотрел на товарища.
  - Послушай, незнакомка, мой товарищ ранен и ему требуется помощь. Прошу, помоги ему, и я хорошо тебе заплачу. Ты не думай, у нас есть, чем тебе заплатить, - заметив на лице девушки скептическую улыбку, заверил Марк.
  - Вы хотите заплатить мне тем, что награбили на моей земле? - нежнейшим голосом спросила девушка, усмехнувшись.
   Марк, опустив голову, вздохнул. Через мгновение он поднял голову, и смело взглянул на нее.
  - Мы простые воины и мы лишь выполняем приказы наших командиров, - словно оправдываясь, возразил он. - Но золото, которым я могу оплатить твою помощь, я взял не на твоей земле.
  - Какая разница, на какой земле вы убивали ни в чем не повинных людей. Такие же, как вы, воины, выполняя приказ своего командира, несколько лет назад убили моих родителей.
   Марк собрался вновь возразить девушке, убедить ее, что они не виноваты во всем происходящем, но за спиной услышал стон и почувствовал, что товарищ, чтобы не упасть, прислонился к нему.
  - Следуйте за мной, воины, - услышал он голос девушки. - Так и быть, я помогу твоему раненному товарищу, - обращаясь к Марку, Анния погладила айнгорна. Тот послушно, выполняя волю своей хозяйки, медленно повернулся, сошел с хорошо протоптанной тропы, и, осторожно перебирая тонкими ногами, направился вглубь леса по едва заметной тропинке, круто поднимающейся вверх к вершине горы.
  - Может, мы повезем моего товарища на твоем странном животном? - хрипловатым голосом спросил Марк у девушки. - Он совсем обессилел, и, по-моему, у него начался жар.
  - Нет, он не повезет чужака. Своим рогом он может убить твоего товарища или тебя, если ты попытаешься сделать это. Тебе придется тащить больного или бросить его здесь, в лесу.
  Марк с неудовольствием взглянул на длинный рог странного животного, покосился на покачивающегося Агриппа, тяжело вздохнул и медленно поплелся за ней, почти неся на себе совсем обессилевшего товарища. Через некоторое время впереди показался просвет в лесу.
  Когда окончательно выбившиеся из сил Марк и Агриппа, задыхаясь, поднялись на вершину горы, они с удивлением увидели, что на ее противоположной, более пологой стороне, среди деревьев стояли низкие строения домов. Жилые дома и подсобные строения поселения спускались к ее подошве, теряясь среди деревьев.
  У входа в поселок никакой охраны не было, что свидетельствовало, что в поселке нет ни германцев, ни римлян.
  Но, соблюдая осторожность, Марк властно остановил свой маленький отряд и заглянув за ограду, внимательно осмотрел видимое пространство. Поселение было безлюдно. Его жители были убиты, а что спаслись от меча безжалостных завоевателей, покинули поселение, опасаясь римлян.
  Судя по всему, завоеватели недавно побывали здесь. Головы тех, кто понадеялся на благосклонность римлян, висели, привязанными к веткам деревьев, а их тела в беспорядке были разбросаны по всему поселению, поскольку их некому было предать земле, начиная источать вокруг тошнотворный запах разлагающейся под щедрым летним солнцем плоти.
  Девушка с неприкрытой ненавистью взглянула на понуро стоящих воинов. Она дотронулась до шеи айнгорна, и тот покорно встал на передние колени. Анния спрыгнула с него и уверенно направилась через поселок. Айнгорн поплелся за ней.
  При мертвенно-бледном свете луны, спотыкаясь, держась друг за друга, римляне медленно продвигались через поселение.
  С еще уцелевших домов кое-где иногда с оглушительным грохотом срывался камень, заставляя воинов вздрагивать всякий раз и замирать в ужасе ожидая услышать тонкий свист стрелы неумолимых германцев.
  Анния подошла к низкому строению на окраине поселка, с огорчением посмотрела на оторванную римлянами дверь, валявшуюся неподалеку.
  - Идемте, - девушка, недовольно скривившись, вошла.
  Марк, держа за талию совсем обессиленного товарища, спотыкаясь о валяющиеся в подворье обезглавленные трупы, потащился за ней, ни мало не заботясь о безопасности, полностью положившись на девушку.
  Айнгорн отошел от дома и, ярко освещенный луной, принялся щипать свежую траву. Марк оглянулся и с изумлением увидел, что белоснежный айнгорн словно светится в сумерках.
  Но Агриппа застонал, и Марк отвернулся от этой завораживающей картины и с любопытством осмотрел дом. Он был добротно сработан из огромных каменных валунов. И, судя по их густо покрытым мхом, дом построили очень давно. За несколько столетий они поросли не только мхом, но и кустарником настолько, что казалось, будто это часть горы, у подножия которой дом был построен.
  Марк втащил товарища в дом и быстрым беспокойным взглядом осмотрелся. Дом внутри был обшит широкими досками, тщательно обработанными. Из-за них дом был теплым в жестокие зимние морозы и прохладным в жаркие месяцы. Он состоял из двух тесных помещений. Первое исполняло роль и прихожей, и кухни, а второе, вероятно, исполняло роль спальни.
  Анния, молча, показала Марку на длинную широкую скамейку, стоящую в первом помещении, куда следовало положить уже теряющего сознание воина. Марк послушно подтащил товарища к указанной скамейке и бережно положил на нее свою тяжелую ношу.
  Он присел на край скамейки и вытянул уставшие ноги.
  - Что это за животное, на котором ты ездишь? - поинтересовался он. - Я никогда не видел такого. Оно похоже на лошадь, но у него есть рог.
  - Это не лошадь, это - айнгорн. Когда-то их было много в наших местах, но жестокие люди убивали этих благородных животных из-за его рога. И теперь они встречаются очень редко.
  - И зачем им нужен этот рог? Чем он так замечателен?
  Девушка, проигнорировав вопрос, подошла к навесной полке. Анния загремела, переставляя в ней коробки. Найдя странного вида чашу, поставила ее на пол. Ни слова не говоря, разожгла в очаге огонь и повесила над огнем закопченный, изрядно помятый котелок, который она достала из-под скамейки.
  Она вышла из дома, но очень скоро возвратилась, неся на плече большой кожаный мешок с водой.
  Пока вода разогревалась, девушка ушла за ширму, сшитую из нескольких старых побитых молью кусков шкур. Через некоторое время она возвратилась, неся перед собой небольшой деревянный сундучок. Она достала из него связки каких-то трав, выбрала нужные ей и мелко нарвала в чашу.
  - Воды, - едва слышно прохрипел Агриппа, - дайте мне воды, я весь горю.
   Марк, снимая с пояса флягу, направился к товарищу.
  - Стой! - вскричала Анния. - Не смей поить его водой. Это может убить его.
   Марк в нерешительности остановился.
  - Я сейчас дам твоему товарищу лечебный отвар. Пусть подождет, ничего с ним не сделается.
  Анния залила в чашу закипевшую воду и накрыла ее куском бересты. Через некоторое время она решительно подошла к лежащему Агриппу. Подняв его голову, поднесла ко рту чашу.
  - На, римлянин, выпей эту жидкость.
  - Что это за зелье ты даешь моему товарищу? - подозрительно спросил Марк. - Если ты задумала погубить его, я не задумываясь ни на мгновение, убью тебя. Тебе ясно, что я сказал?
  - Вполне, римский воин. Ты обратился ко мне с просьбой, чтобы я помогла твоему товарищу не уйти сейчас в мир мертвых, и я даю твоему товарищу лишь настой местных трав, который должен помочь ему. Их полезные свойства еще более увеличатся, потому что я даю ему выпить целебный настой из волшебной чаши, изготовленной мною из рога погибшей мамы моего айнгорна. Эта чаша мне всегда помогала, если я заболевала. Именно из-за чудесного свойства рога вылечивать различные болезни айнгорны и уничтожаются людьми.
  - Берегись, германка. Если мой товарищ умрет, ты пойдешь следом за ним в мир мертвых.
  - Все в руках нашего небесного владыки. Ты бы лучше поставил дверь на место вместо пустых угроз мне. Ночи у нас теперь холодные, и мы будем мерзнуть в моем жилище, - усмехнулась Анния, давая Агриппу изготовленное лекарство. Тот покорно выпил и откинулся на груду какого-то тряпья, служащего подушкой. Он почувствовал легкое головокружение и почти сразу же уснул.
   Только сейчас Марк почувствовал, что в жилище, действительно прохладно. Он встал, с трудом преодолев охватившую его усталость, и пошел прилаживать на место вырванную проходящими ранее воинами-римлянами дверь. Девушка же, достав из кружки оставшуюся там траву, положила ее на гноящуюся рану воина и перевязала куском тряпки.
   За ее действиями внимательно наблюдал Марк, который уже поставил на место дверь. Он с удовлетворением заметил, что дыхание его товарища стало спокойнее. А на бледном, изуродованном мечом германца, лице появился легкий румянец.
  - У тебя есть что-нибудь на ужин? - спросил он у хозяйки. - Я с товарищем уже давно ничего не ел.
  - Ваши воины забрали всю мою провизию, всю мою утварь, как видишь. Хочешь есть, пройдись по поселку. Может тебе повезет, и ты найдешь в каком-нибудь доме съестное. - Анния с любопытством взглянула на статного воина и, потупившись, отвела взгляд.
  - Как тебя зовут, девушка?
  - Меня зовут Аннией, а вас?
  - Меня зовут Марком, а моего несчастного товарища - Агриппом.
   Марк заботливо поправил накинутую на Агриппу старую медвежью шкуру, с любопытством внимательно оглядел стройную фигуру девушки и, многозначительно хмыкнув, вышел из хижины.
  
  
  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
  
  - Может вы и правы, Сергей Павлович, - пробормотал задумчиво Венедикт. - Но может быть и есть связь между звонком и убийством. Нет, не прямая, косвенная. И, кажется, я начинаю догадываться, что это за связь.
  - И какая же это связь, и о каком переводе вы говорите?
  - Об этом чуть позднее. Вы преступника, Сергей Павлович, выявили?
  - У нас есть подозрения, что убийство совершил Марат Борисович Кулик.
  - Лужина на встрече со мной опасалась, что именно он убьет ее. И какие факты свидетельствуют в пользу этой версии?
  - В ночь убийства он бесследно исчез.
  - Ну, это еще не свидетельствует, что именно он совершил убийство. Может, и его уже в живых нет. А мотив преступления у него какой, если он все-таки виновен?
   Власов беспомощно взглянул на Венедикта.
  - Если говорить откровенно, то не знаю. Вероятно, он что-то хотел от профессора узнать или получить. А почему Лужина опасалась смерти именно от Кулика?
  - Видите ли, накануне своей смерти она видела, как неутешная вдова убитого профессора разговаривает в саду с Куликом. Разговаривали они на немецком языке. Лужина этот язык изучала давно, еще в школе и смогла перевести лишь одно слово "конверт". Это ее насторожило, так как незадолго до своей смерти профессор Карелов передал ей на хранение конверт.
   Власов удивленно посмотрел на детектива.
  - Конверт?.. Странно в деле никаких упоминаний о нем нет, и, естественно, нет его и среди вещественных доказательств.
  - В этом нет ничего странного. Как призналась мне Лужина, она совсем не придала этому конверту никакого значения. Она бы и дальше придерживалась бы выбранной тактике, но подслушанный разговор, где упоминается слово "конверт", насторожил ее. Она запаниковала и решила обратиться ко мне. Но ее опередили и убили. Ей каким-то образом удалось сохранить от преступников конверт, и она передала его мне уже будучи мертвой.
  - И где этот конверт и записка сейчас?
  - Они у меня в кармане пиджака.
  - Их нужно передать нам. Они приобретают первостепенное значение. Мне становится ясен мотив преступления. Преступник, может быть и Кулик, хотел получить от профессора именно эту записку. А что в ней написано?
  - Там написано на немецком языке "Исполняя волю Его, верни мне заложенное в тебе. Аминь". На мой взгляд, это и есть перевод текста, написанного на этой древней веревочке. Количество узелков на ней точно соответствует количеству слов в тексте. А профессор Гуренков, на мой взгляд, по просьбе Карелова занимался переводом узелкового письма на немецкий язык. А звонок его... Он сообщил своему товарищу, что выполнил его просьбу и выслал по почте перевод и веревочку с исходными письменами. Это нужно перепроверить у него. Это не трудно будет сделать.
   Власов со все возрастающим интересом смотрел на лежащую веревку.
  - Это не вопрос. Мы обязательно ему позвоним и проверим вашу догадку. А текст весьма странный, - неожиданно севшим от волнения голосом просипел он. - Чтобы это могло значить? Уж очень он похож на заклинание какое-то. Во всяком случае, в книжках и в кинофильмах встречаются подобные тексты.
  - Это и мне интересно узнать, - Венедикт задумчиво начал барабанить кончиками пальцев по столу. - Вы, на мой взгляд, совсем недалеки от истины, что это какое-то заклинание. Сергей Павлович, у меня совсем неожиданно возникла одна интересная версия. Но она еще совсем сырая, поэтому не буду ею забивать вашу голову. Надо будет вместе со своими сотрудниками проверить эту версию. Будем работать. А по поводу записки в конверте у меня есть готовое предложение вам.
  - И что за предложение? - удивленно взглянул на него Власов.
  - А предложение у меня следующее. Вы пока не вносите эти вещдоки в официальные документы.
  - Странное предложение. И чем вы можете его обосновать?
  - Этот конверт должен быть при мне. Я пока не могу вам доказать необходимость этого, но я чувствую, что я прав.
  - Тогда у меня к вам встречное предложение. Записку мы отправляем под охрану к другим вещдокам, а конверт вы можете пока поносить при себе.
   Венедикт задумался, взвешивая все за и против предложения полицейского.
  - Хорошо, Сергей Павлович, на этом и договоримся, - Венедикт передал записку, а конверт аккуратно положил в карман. - У меня есть хоть что-то. Будет повод немного потянуть время при необходимости перед смертью, - скупо усмехнулся он.
  - Типун вам на язык, Венедикт Игоревич.
  
  
  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
  
  55 год до рождества Христова
  Марку невероятно повезло. С зажженным факелом он обошел погруженный во тьму, страшно безлюдный ряд домов и во дворе одного из них обнаружил убитую козу.
  - Буду надеяться, что эта коза не успела протухнуть, как ее хозяева, - пробормотал он, взваливая на плечи тушу козы, и направляясь к воротам, обходя смердящие обезглавленные трупы нескольких человек, валяющихся во дворе.
   Пока Марк освежевывал козу, Анния наводила порядок в разгромленном доме. Иногда Анния подходила к Агриппу, приподнимала его веки и долго внимательно вглядывалась в его глаза. Потом она меняла ему повязку на ране, поила отваром из костяной чаши. И удовлетворенная результатами своих усилий, занималась своими повседневными делами.
  Анния не могла не заметить восхищенного взгляда Марка, стремящегося видеть ее тело, пронзая одежду. И она скромно опускала глаза при мысли, что, может быть, этот красивый воин переспит с нею, и она сможет родить от него ребенка.
   За поздним ужином в тот памятный вечер Марк не сводил глаз с красивого лица девушки. Ну, что за женщина. Прямо-таки эталон женской красоты. На своем веку он познал многих женщин - и продажных и завоеванных в бесконечных боевых столкновениях. Но никогда он не видел такой утонченной красоты. Не удивительно, что Марк очень скоро поддался ее неотразимым чарам. Ему доставляло истинное удовольствие смотреть, как она говорит, как двигается. А когда девушка на мгновение замирала, повернувшись к нему лицом, он как зачарованный смотрел на тонкие черты ее лица.
  По ее лицу иногда проскальзывало что-то столь дикое, необузданное, что каждый раз, когда он становился свидетелем этого, Марк торопился отвести свой встревоженный влюбленный взгляд.
  Как и всегда после позднего по обычаю ужина Агриппа завалился на лавку и скоро захрапел, запрокинув вверх свое изуродованное саксом лицо, а Марк лег на пол рядом со своим товарищем. Анния, робко, не поднимая глаз, пожелав римлянам спокойной ночи, поднялась со своего места и отправилась к себе за ширму.
  Она необъяснимым женским чутьем чувствовала, что сегодня ночью случится то, о чем она мечтала длинными одинокими ночами. По этому случаю она надела новую тунику и тщательно расчесала свои великолепные длинные волосы.
  Анния легла на свою лавку и, затаив дыхание, прислушивалась к любому шороху, доносившемуся с той половины комнаты, где спали мужчины.
  Полная непонятного душевного трепета, она решилась встать со своей постели, легко ступая, подошла к ширме. Сквозь щелку в ширме она видела освещенную месяцем свою хижину, лежащих неподвижно двух мужчин.
  Анния тяжело вздохнула и вернулась на лавку. Неужели ее сердце-вещун на этот раз ошиблось? И ничего сегодня не случится и этот красивый римский воин равнодушен к ней? И ей только показалось, что он как-то по-особенному смотрит на нее?
  Она почувствовала, как затрепетало пойманной птицей ее сердце, когда один из мужчин вдруг зашевелился, легко поднялся со шкуры, лежащей на земляном полу и, оглянувшись на своего храпящего товарища, ступая на носочки, направился в сторону ширмы.
  Анния услышала легкий стук шагов, который с каждым мгновением становится ближе и ближе к ширме.
  С замявшимся от возбуждения дыханием, Анния нетерпеливо ожидала, что вот-вот юноша зайдет к ней за ширму.
  Ширма легко зашелестела, и девушка услышала взволнованное дыхание Марка. Мужчина подошел к лавке и наклонился над девушкой, прислушиваясь к ее легкому дыханию. Он постоял так несколько томительных мгновений. Анния, притворившись спящей, лежала спиной к нему неподвижно, ожидая дальнейших действий мужчины. А он вдруг легко опустился на лавку и, прижав девушку к стене, по-хозяйски прижался к ее горячему телу, положил руку на ее грудь и начал нежно ее поглаживать. Девушка почувствовала, как волна желаний начала захлестывать ее.
  Марк, услышав возбужденное дыхание девушки, и не встретив сопротивления, понял, что Анния не против близости с ним. Он развернул девушку на спину, лег на нее и, не спеша развязав пояс ее штанов, опустил их.
  От пронзившей ее боли Анния вздрогнула, и сквозь стиснутые губы вырвался сдавленный стон.
  Проснувшийся неожиданно Агриппа, затаив дыхание, прислушивался к звукам, доносившимся из-за ширмы. Он приподнял голову, бесполезно вглядываясь в темное пятно ширмы, и завистливо вздохнул, когда со стороны ширмы раздался жалобный стон девушки.
  Удовлетворенный Марк откинулся на спину и утомленный долгими бурными ласками с удовольствием закрыл глаза, намереваясь подремать. Но Анния, взволнованная произошедшим событием, еще долго не могла успокоиться. Она лежала рядом с красивым мужчиной, который только что сделал ее женщиной. Его мощная рука лежала под ее шеей, обнимая за хрупкое плечо. И ей было приятно слышать рядом мощное дыхание мужчины.
  - "А правильно ли я сделала, что позволила римлянину сделать это со мной? - некстати пришла в голову мысль. - Хотя с другой стороны, мысль совершить этот поступок уже давно посещала меня. И очень удачно, что отцом моего ребенка будет этот красавец. И не важно, что он принадлежит другому народу. У нас в поселке много детей, рожденных нашими женщинами от римских воинов. У меня вырастит такой же красивый сильный сын, как этот воин. Мне уже восемнадцать лет и мне хочется малыша".
  Успокоенная своими рассуждениями, Анния вывернулась у Марка из-под руки, быстро поцеловала его, крутанулась и вновь спряталась у него где-то подмышкой.
  
  
  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
  
   Алексей сверился с написанным в блокноте адресом и постучал в калитку. Ему пришлось довольно долго стучать, пока увидел через щелку в заборе, идущую по тропинке женщину. Калитка раскрылась ровно настолько, чтобы он мог оценить всю красоту молодого женского тела. Перед детективом предстала высокая рыжеволосая красавица. Серые глаза исподлобья настороженно смотрели на детектива.
  - Кто вы такой и что вам надо? - хрипловатым голосом спросила женщина, держась за калитку правой рукой побелевшими от напряжения пальцами.
  - Я - помощник частного детектива Алексей Заяц, - представился он, доставая из кармана служебное удостоверение и показывая его женщине.
  - И что вам нужно от меня? - в голосе женщины засквозила враждебность.
  - Я хотел бы узнать у вас, где сейчас находится Марат Борисович Кулик?
  - Почему я должна отвечать на ваши дурацкие вопросы? И вообще, кто вы такой, чтобы меня допрашивать? Какой-то там помощник частного детектива. Вы и права такого не имеете!
  - Оставим на время в покое мои права и все-таки попытаемся ответить на мой вопрос о местонахождении вашего любовника. Или вы хотите, чтобы вас вызвали в отделение полиции и там вас допросили?
   Тамара с ненавистью взглянула на детектива.
  - Я не знаю, где находится названное вами лицо. После убийства моего мужа он бесследно исчез. Его уже три года ищет полиция, у них и спрашивайте, - неохотно пробормотала она.
  - А где были вы в момент убийства вашего мужа?
  - Я? - машинально переспросила Тамара. - Так я была в доме.
  - И кто это может подтвердить?
  - Чего?
  - Я спрашиваю, свидетели у вас есть, что в момент убийства вы были в доме?
  - Вы шутите, господин детектив. Какие у меня могут быть свидетели? Мы были одни дома, я и мой убитый муж.
  - Ну-ну, Тамара Ивановна, вы не очень искренни с правосудием, - Алексей ехидно усмехнулся, демонстративно пристально глядя на женщину. - Вашим свидетелем мог бы выступить, например, Марат Борисович Кулик.
  - Кто? Какой еще Кулик? - вздрогнула Тамара и зябко передернула плечами.
  - Ваш глухонемой садовник, который параллельно исполнял роль вашего пылкого любовника.
  - Откуда вы это знаете? - глаза Тамары, направленные на Алексея, пылали неприкрытым гневом. - Вы что свечку держали, когда мы любовью занимались?
  - Вот только не надо пошлить, - недовольно скривился детектив. - Это не столь важно, откуда у меня такие сведения. Вы просто прямо и откровенно ответьте на мой вопрос.
  - Как свидетелем может выступить Кулик? - скорее прошипела, чем проговорила, она. - Принято считать, что он мертв, - раздраженно проговорила Тамара, нервно заламывая себе рук. - Полиция, во всяком случае, склоняется к такому выводу.
  - Оставим в покое выводы полиции. Она их еще не сделала. Расследование продолжается и пока рано говорить об их результатах, - Алексей ехидно усмехнулся. - И кстати, Тамара Ивановна, вы бы поосторожнее обращались со своими руками. Они вам еще пригодятся в месте, куда вы скоро отправитесь.
  - Что вы себе позволяете!? - вспылила Тамара. - Не думаете ли вы, что, если вы частный детектив, то вам все может сойти с рук.
  - Ну, хорошо, оставим пока этот вопрос. Постарайтесь вспомнить, чем вы занимались в доме, когда произошло преступление?
  - Я не помню. Ну, может, читала... Вы что, решили сделать из меня подозреваемую в убийстве моего мужа? - изумилась женщина.
  - Нет. Пока нет. Я всего на всего пытаюсь разобраться в этом вопросе. И хочу, чтобы вы помогли мне в этом.
  - Хорошо, - неохотно согласилась Карелова, - задавайте ваши вопросы
  - Спасибо за понимание. Продолжим, пожалуй. Тамара Ивановна, а как вы можете объяснить, что три дня назад вы в своем саду встречались с якобы, бесследно исчезнувшим вашим любовником. И притом, по вашей версии - мертвым.
   Тамара беспомощно оглянулась.
  - Но, как...
  - Об этом нам сообщила Лужина, ваша соседка.
  - Как Лужина? - Тамара неожиданно смутилась, но быстро взяла себя в руки. - Откуда она могла узнать?
  - Это произошло совершенно случайно. Но от этого ничего не меняется.
  - Я была уверена, что он умер, но он оказался живым. Оказывается, он испугался, что его обвинят в убийстве моего мужа и сбежал. Но он не убивал его.
  - Откуда вы это можете знать? Ну, допустим возможным этот вариант. А о каком конверте вы вели разговор?
  - О каком конверте? - глаза Тамары заметались, пытаясь спрятаться от пристального взгляда Алексея. - Я впервые слышу о каком-то конверте.
  - Вы не очень-то искренни в нашем разговоре. Давайте попробуем ответить мне, по какой причине вы убили Лужину?
  - Как? - Карелова побледнела и пошатнулась. Она была вынуждена даже взяться за калитку, чтобы не упасть. - Разве Маргарита мертва?
  - Да. Мертвее, пожалуй, и не бывает. Лужина была задушена, и у меня есть веские причины подозревать в ее смерти вас и вашего любовника. - Алексей внимательно посмотрел на побледневшую Тамару и вдруг неожиданно спросил:
  - Тамара Ивановна, а ведь вы уже знали о смерти Лужиной. Как вы узнали об этом прискорбном факте, если в поселке никто об этом пока не знает?
  - С чего вы вдруг решили, что я знала о смерти моей соседки? Ничего я не знала.
  - Знали, знали. Вы совсем никудышная актриса. Все ваши эмоции написаны на вашем хорошеньком личике, - Алексей с усмешкой смотрел на покрасневшую от волнения женщину.
  - Тамара Ивановна, простите меня за этот нетактичный вопрос - у вас не было оснований желать смерти вашего мужа?
   Этот вопрос, похоже, рассмешил женщину.
  - Детектив, неужели вы думаете, что я расскажу вам правду, даже если они у меня были.
  - Эх, Тамара Ивановна, не сознательный вы элемент. Не хотите вы помочь мне в расследовании этого дела. Вы пока, как следует, подумайте над своим поведением, а я немного позже зайду к вам, и мы продолжим нашу беседу.
   Тамара, взглядом полным ненависти, проводила детектива, который демонстративно стал напевать себе под нос какую-то легкомысленную мелодию.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ
  
  55 год до рождества Христова
  1
  Силы Агриппа восстанавливались медленно. Иногда, приходя в себя, он пытался подняться, но слабость еще была слишком велика, и он обессиленный падал на постель. Его организм, ослабленный бесконечными походами и ранениями, поддавался лечению неохотно. Но вскоре чудодейственное свойство рога айнгорна, травяные настойки, изготовляемые Аннией, и тщательный уход девушки за больным возымели свое действие. Агриппа стал стремительно выздоравливать и вскоре он почувствовал себя настолько хорошо, что напросился вместе с девушкой сходить на охоту за дичью.
  А накануне Аннии в голову неожиданно пришла мысль, достать из тайника подарок папы. Умом она понимала, что это опасно, что римляне могут обнаружить ее сокровище и завладеть им, но непреодолимая сила толкала ее на этот поступок.
  Улучив момент, когда римляне вышли из дома, пройтись по пустынным улицам поселка, она достала из тайника цилиндрик из золотой пластины. Завернула его в кусок кожи и положила на полку за коробки с травами.
  Когда Анния вместе с Агриппой ушли на охоту, оставшийся один Марк от нечего делать стал рассматривать на полке коробки с травами и неожиданно среди коробок обнаружил сверток тонко выработанной кожи. Он оглянулся, не видит ли кто его? Не обнаружив ничего подозрительного, он взял сверток, подошел к скамье. Встав на колени, положил его на нее и начал осторожно разворачивать.
  Он очень удивился, когда увидел небольшой, длиной с ладонь, золотой цилиндрик. Лишь после тщательного осмотра оказалось, что это была тонкой и очень гибкой золотой пластинкой, намотанной на тщательно обработанный деревянный цилиндр. Марк разочарованно взвесил на руке золотую пластину. Она казалась невесомой. Он уже хотел вернуть все на место, но, случайно повернув пластину под другой угол относительно света, весьма заинтересовался. Даже в свете, поступающего из маленького тусклого оконца, он заметил, что на нее нанесены какие-то символы.
  Марк вскочил с колен, подбежал к дверям и начал внимательнее пластину рассматривать, поворачивая ее под разные углы к солнцу, так чтобы были четче видны нанесенные знаки. Это был искусно сделанный рисунок, который наглядно показывал путь к какой-то горе. И рядом с ней были нарисованы странный предмет, напоминающий диск и трезубец. Рисунок был исполнен очень тщательно, с приведением мельчайших деталей.
  - "Интересно, что за диск здесь нарисован. Вероятно, он представляет какую-то ценность, если для обозначения его местонахождения был исполнен этот рисунок, исполненный на золотой пластине".
   Когда Анния с Агриппом вернулись с охоты, Марк, держа в ладони маленький золотой цилиндрик, подошел к девушке. Брухтерка, увидев цилиндр, слегка побледнела. Это не осталось незамеченным Марком. Он с удовлетворением понял, что найденный им предмет, представляет для ее владелицы какую-то очень большую ценность. Не стала бы эта дикарка волноваться из-за малоценной вещицы.
  - Это что за диск, Анния? - требовательно спросил он. - Почему он так ценен был тому, кто изготовил рисунок? И для тебя он тоже ценен?
  Анния, победив невольное волнение и охватившее ее смущение, насмешливо взглянула на римлян.
  - Это не ваша тайна, господа, - Анния попыталась придать своим словам твердость. - Это не сокровище, которое так мило вашему сердцу, и он принесет вам несчастье.
  - Это не твоя забота, деточка, - Агриппа довольно потер толстые ладони. Он заметил, что цилиндр очень заинтересовал его товарища. А уму Марка он привык всецело доверяться. Если Марк заинтересовался цилиндром, значит, он принесет им доход. - Ты все равно нам все расскажешь об этом артефакте, а мы уже сами решим, нужен ли нам этот диск.
  Анния гордо вскинув голову, молча отвернулась.
  - Зря ты игнорируешь наш вопрос. Мы знаем, что можем развязать твой язык и умерить твою гордость. Ты догадываешься, о чем я говорю? - Марк многозначительно посмотрел через открытую дверь на Айка, пасущегося на небольшом лужке перед домом.
  Анния от его слов побледнела и была даже вынуждена облокотиться о стену, чтобы не упасть от охватившей ее слабости. Не было на всем белом свете для нее дороже айнгорна, которого она нашла беспомощным сосунком, выходила, вырастила и полюбила его всем сердцем. После гибели ее родителей и смерти тети никого на этом свете не было дороже этого молодого айнгорна.
  После недолгого раздумья она поняла, что ее поставили в безвыходное положение.
  - Этот диск является камнем знаний. Он дает своему обладателю безграничные знания о мире, - едва слышно пробормотала она.
  - Камень знаний? - разочарованно прорычал Агриппа. - Зачем мне знания? Мне нужны сокровища. Где сокровища?
  - Я не знаю ни о каких сокровищах. Вы спросили меня о диске, и я удовлетворила ваше любопытство.
  - Дурак ты, Агриппа, - насмешливо проговорил Марк.
   Уязвленный и оскорбленный Агриппа начал медленно наливаться кровью. Он отскочил назад, чтобы обеспечить себе пространство для активных действий и выхватил меч из-за пояса. Марк спокойно стоял, демонстративно сложив руки на груди, и с улыбкой смотрел на своего рассвирепевшего товарища.
  - Ты не понимаешь, дружище, что знания стоят значительно больше, чем какие-то там сокровища. Знания дают безграничную власть над людьми. Те, кто владеет знанием, владеет миром.
  Недовольно ворча проклятия в адрес Марка под нос, Агриппа медленно убрал меч, не снимая, однако, руки с рукоятки.
   - Агриппа, расслабься дружище. Мне нужно с тобой немедленно переговорить, - миролюбиво проговорил он. - Выйдем-ка из дома, прогуляемся. А ты, Анния, приготовь нам что-нибудь на ужин, - Марк повернулся к безмолвно стоящей девушке.
  Марк и Агриппа вышли из дома, провожаемые взглядом девушки, полным смешанным чувством тоски и ненависти.
  Они отошли от дома. Марк приобнял за плечи товарища.
  - Слушай, Агриппа, меня. Я тебе кое-что скажу, а ты постарайся меня внимательно выслушать и понять мою мысль. Мы завтра отправимся к тому месту, где спрятан артефакт, завладеем им, уберем Аннию и будем вдвоем владеть всем миром. Ты меня понимаешь, друг?
   Агриппа почесал затылок и наморщил лоб.
  - Извини, меня, друг. Я немного сорвался. Мне нравится твой план, Марк. Ты умный, ты знаешь, что делаешь. Мы сделаем так, как придумал ты.
  - Хорошо, Агриппа, пойдем и уговорим уже проверенным способом Аннию отвести нас завтра к месту хранения нашего будущего могущества.
   Воины зашли в дом, где девушка хлопотала у очага, приготовляя ужин. Марк окликнул девушку.
  - Ты знаешь здешнюю местность. Завтра ты отведешь нас к этому камню и потом мы, быть может, отпустим тебя и твоего рогатого коня, если ты будешь послушной девочкой.
  - То мероприятие, которое вы хотите провести, очень опасное. Вы можете погибнуть.
  - Тебя это не касается, как-нибудь обойдется. А если что-то у нас не сладится, я тебя первую отправлю в мир мертвых.
   Анния, несмотря на открытую угрозу в свой адрес, спокойно посмотрела на двоих авантюристов. И в ее глазах не было ни страха, ни мольбы о пощаде, только безграничная ненависть.
  - Ты знаешь, как пройти к этому камню?
  - Знаю. Но я там никогда не была. Это запретная зона для моего народа.
  - Так она запретная для твоего народа, а нашего народа этот запрет не касается, - Агриппа заржал, довольный своей шутке.
   Девушка обреченно склонила голову.
  - Я вас предупредила. Если с вами произойдет несчастье, моя совесть будет чиста.
  - Ты правильно поступила, Анния, - насмешливо говорил Агриппа, жадным взглядом разглядывая стройное тело девушки. - Ты просто проводишь нас к известному тебе месту и можешь быть свободной. Заботу об остальном мы берем полностью на себя, - Агриппа рассмеялся, довольный своей шуткой.
   Выходить за сокровищем Марк решил на следующий день. Чего зря время тянуть при таких условиях существования. Ненароком Анния ухитрится сбежать, ищи потом ветра в поле. Нет, выходить нужно при первой же возможности. Сегодня уже поздно, а завтра, лишь солнышко встанет, и можно выдвигаться.
  - Анния, а как далеко находится эта гора?
  - Если быстро идти, то двух дневных переходов хватит, - неохотно ответила девушка.
  - Ну, вот и прекрасно! Сегодня приготовь нам провизию на четыре дня, а завтра с рассветом двинемся в путь.
  
  2
  На следующее утро, едва солнце позолотило макушки деревьев, небольшая группа выступила из поселения.
  Для похода Анния надела штаны и куртку, сшитую из тонкой кожи жилами лесного оленя. На ногах у нее были длинные, до колен кожаные сапоги. Когда девушка появилась в своем одеянии из-за ширмы, у Марка и Агриппа перехватило дыхание. Насколько она была хороша в этой одежде. Насколько она подчеркивала все достоинства фигуры девушки.
   Анния перед выходом в экспедицию подошла к Айку и долго ласкала его длинную белоснежную гриву. Но вот она поцеловала его и повернулась к ожидавшим ее римлянам. Маленький отряд выдвинулся из поселения. Девушка шла впереди их маленького отряда. Она вела его через дремучий лес.
  Сначала они продвигались по едва заметным тропинкам, затейливо вьющимся среди деревьев. Потом тропинки пропали, и Анния повела воинов через лес, ориентируясь по одной ей известным ориентирам.
  Марк и Агриппа, шли за проводницей, почти наступая ей на пятки, боясь потеряться в этом бескрайнем лесном массиве, держась близко друг друга, из всех сил напрягая зрения и слух, чтобы по малейшему движению или звуку обнаружить ожидаемую засаду. А лесные обитатели словно издевались над римлянами. То в кустах неожиданно зашуршит сухой прошлогодней листвой енотовидная собака, то за деревьями, совсем недалеко, глухо прорычит хозяин леса - полосатый тигр. Время от времени высоко над головами своим бормотанием заставляет боязливо вздрагивать римских воинов лесной петух - глухарь. Да мало ли непуганого человеком зверья и птиц водится в дремучем лесу.
  Когда сумерки стали настолько густыми, что идущая впереди Анния стала едва различима, превращаясь в неясное размытое пятно, Марк приказал Агриппу подойти вплотную к девушке, а сам шел за спиной своего товарища, держа перед собой обнаженный меч.
  В лесу становилось все темнее, и Марк уже начал подумывать о необходимости сделать ночной привал. Но лес неожиданно закончился, и они на большую лесную поляну, ярко освещенную огромным диском луны, висящим низко. Кажется, протяни руку и обожжёшься об нее.
  Анния остановилась и подняла руку вверх. Агриппа, машинально шагающий за девушкой, уткнулся ей в спину. Анния с неудовольствием оглянулась и взглянула на воина.
  - Здесь мы проведем ночь, - сдержавшись, спокойно проговорила она. - Ночью идти по поляне смертельно опасно.
  - Что может быть опасным на поляне? - недовольно проворчал Агриппа из-за чувства противоречия.
  - Завтра вы сами все увидите, - с усмешкой ответила девушка. - Но, если вы настаиваете, мы можем продолжить движение.
  - Нет, - Марк говорил тоном, не терпящим возражения. - Здесь мы сделаем привал. Нам нужно поужинать, мы целый день ничего не ели, а нам завтра потребуются силы. Если мы разожжем костер, не привлечем ли к себе внимания, не нужных нам свидетелей. - Поинтересовался Марк, внимательно оглядывая простирающее перед ними пространство. Луна скрылась за тучу, и видимость упала.
  - Вы можете, не опасаясь нападения, разжигать костер. Здесь нет людей, и нас ждут испытания совсем другого характера.
  - Агриппа, пойди, собери дров для очага, а я пока посторожу нашу пленницу. Как бы она не бросила нас в этом проклятом месте, воспользовавшись темнотой.
   Агриппа, недовольно ворча, побрел назад, чтобы в лесу собрать валежник.
   Опасаясь побега Аннии, римлянам пришлось провести бессонную ночь. Идею сна по очереди каждый из воинов благоразумно отбросил, опасаясь измены товарища. На пороге обладания бесценным сокровищем опасность быть преданным товарищем стократно возросла.
   Анния, совершенно не опасаясь за свою жизнь, безмятежно легла на примятую траву и спокойно заснула.
   Когда всходящее солнце начало разгонять ночные сумерки, римляне увидели себя на краю большой поляны, на противоположной стороне которой виднелась невысокая скала, окруженная стеной векового леса.
   Марк настороженно поднял голову и прислушался. Странно, почему стоит такая тишина. В этом проклятом месте не слышно даже пения птиц.
  - Нам нужно попасть к скале, - Анния показала тонкой рукой на виднеющуюся скалу.
  - Хорошенькое местечко, - проворчал недовольно Агриппа, осматривая расстилающееся перед ними поле, - этот неведомый похоронщик магического камня обладал странным чувством юмора. Он что, не мог выбрать другое место, не столь труднодоступное?
  - Дружище, ты ничего не соображаешь. Если бы, как ты выразился, похоронщик выбрал более доступное место, этот камень был бы уже у кого-нибудь в руках. И мы лишились бы своего сокровища. Ты должен быть благодарен нашему предусмотрительному незнакомцу.
   Наскоро позавтракав, путники двинулись в путь.
  
  3
  Поляна оказалась поистине гигантской. Марк и Агриппа были потрясены тишиной и неподвижностью раскинувшегося перед ними ландшафта.
  Идти по ней было очень тяжело, так как она была покрыта густой высокой травой. Она была какой-то шершавой, цепляющейся за путников, обвивающейся вокруг ног. Каждый шаг давался с большим трудом. Особенно тяжело пришлось идущей первой Аннии. От напряжения она побледнела и ее начало покачивать от усталости.
   Пришлось поставить ее второй. А Марк и Агриппа посменно стали идти во главе их небольшого отряда, прокладывая путь остальным.
   Марк тревожно прислушивался к тишине. Хоть что-нибудь нарушало бы эту проклятую тишину. Но нет. Их повсюду сопровождала поразительная тишина. Лишь шорох травы под ногами идущих людей и тяжелое сопение толстого Агриппа. И, как ни странно, но это изматывало значительно больше, чем, если бы на них напали.
   Далеко за полдень они вконец вымотанные подошли к лесу. Высокая трава неожиданно закончилась и стала низкой и шелковисто мягкой. Все трое, тяжело дыша, рухнули на траву. Прошло немало времени, пока они смогли восстановить дыхание и найти в себе достаточно сил, чтобы подняться.
  - Здесь вы разобьете свой лагерь. Нам необходимо отдохнуть перед тем, как приступить к последнему этапу нашего путешествия. Мы слишком обессилены, чтобы двигаться дальше, - ровно сказала Анния.
   Воины переглянулись и были вынуждены признать, что девушка права. Вид у них был жалкий. На этот раз обошлись без костра, довольствуясь холодным мясом и лепешками, которыми их снабдила девушка.
   Утром небольшой отряд продолжил свое движение к заветной
  цели. Чем ближе они подходили к скале, тем больше менялось настроение Марка. Он стал грубым, раздражительным. Заметив, что Агриппа старается быть ближе к девушке, использует каждую возможность дотронуться до ее тела, бросает на нее масляные взгляды, он за плечо резко повернул товарища к себе и, глядя на него необъяснимо грозным взглядом, прорычал, едва сдерживая рвущуюся из него ярость:
  - Займи свое место, Агриппа, и никогда не забывай его. И не смей пялиться на Аннию, похотливая собака. Она - моя женщина.
  Агриппа хотел было огрызнуться, но поймав тяжелый недобрый взгляд Марка, посчитал благоразумным промолчать.
   Через несколько часов ходьбы Анния остановилась у скалы. Сквозь густой кустарник темнел вход в пещеру.
  - Что это за пещера? - раздраженным голосом проворчал Марк. - И почему мы должны идти в это гнилое место?
  - Это то самое место, куда вы хотели попасть.
  - Ты хочешь сказать, что, войдя в пещеру, мы станем обладателями этого камня?
  - Насколько я знаю, вы правы. Вы хотели получить сокровище, и оно находится здесь. Но я последний раз призываю вас отказаться от своего замысла. Я чувствую, что артефакт не принесет вам счастья и благополучия, - Анния взглянула на римлян, и по их горящим алчностью глазам поняла тщетность своих усилий.
  Римляне мечами посрубали кустарник и им открылся небольшой вход в пещеру. Марк распорядился Агриппу сторожить Аннию, а сам, слегка пригнувшись, держа в готовности к неожиданному нападению меч, шагнул в пещеру.
  Пещера оказалась неожиданно огромной, мрачной. Стоило Марку войти в нее, послышалось яростное шипение, которое неслось со всех сторон и вскоре раздался шорох ползущих к нарушителю их покоя гадов. В испуге он выскочил из пещеры.
  - Там очень темно и, насколько я слышал, полно змей. Нужно приготовить факелы. Будем разгонять тьму и ползучих гадов, - Марк ладонью вытер струящийся по лбу пот.
   Пришлось мечами нарубить сухих просмоленных сосновых веток, чтобы использовать их в качестве факелов. И вот они снова стоят у входа в пещеру.
  
  4
  - Эй, ты, - неожиданно прорычал Агриппа девушке. - Давай-ка шагай ты первой. Если змеи решат напасть на нас, ты первой примешь этот удар.
   Анния неопределенно пожала плечами, и смело шагнула в пещеру. Марк зашел следом за ней. Он очень удивился, что, когда девушка вошла в пещеру, она осветилась. И непонятно было, откуда лился этот свет. Казалось, он появлялся из самого воздуха. И змеи при появлении Аннии отползли от нее, образовав проход для нее к противоположной стороне пещеры.
   Двое римлян, дрожа от страха перед гадами, и от возбуждения от скорой встречи с ценным артефактом, шли за спиной девушки. Иногда они упирались в нее, когда та по какой-то причине приостанавливалась. Гады, подняв высоко плоские головы, слаженно покачиваясь из стороны в сторону, высунув длинные раздвоенные языки, яростно шипя, не отводили от них свои гипнотизирующие взгляды.
  В конце длинной дорожки они уперлись в скалу, которая перед ними уходила вертикально вверх и терялась в темноте без всякого намека на даже малейшую щель или трещину. Лишь в локте от пола в скале они увидели идеально круглое отверстие.
  Марк присел и внимательно ее рассмотрел. Не удовлетворившись пассивным созерцанием, он засунул указательный палец в него и долго исследовал его. Удовлетворившись, он поднялся во весь свой громадный рост и, повернувшись к спутникам, произнес:
  - Может показаться странным, но у меня сложилось мнение, что это замочная скважина, при помощи которой открывается дверь в некоторую камеру. Вопрос, что является ключом для нее? Анния, у тебя есть какое-либо мнение на этот счет? Мы все равно добьёмся своего, так что в твоих интересах не тянуть время. Чем раньше мы получить артефакт, тем быстрее настанет время нашего расставания.
   Девушка глубоко вздохнула и достала из сумки, висящей на поясе, небольшой кусок рога благородного оленя. На ее одном конце был выточен цилиндр, на торце которого был выгранен замысловатый рисунок в виде трезубца.
  Марк выхватил из рук Аннии кусок рога, встал на колени и ввел цилиндр в отверстие. Ему пришлось медленно его прокрутить, чтобы гравировка в торце цилиндра точно совпала с гравировкой в отверстии. И когда это произошло, раздался легкий щелчок, и большой кусок скалы стал медленно со скрежетом опускаться вниз.
  Марк вскочил на ноги и отскочил в сторону. Когда скала опустилась вниз, образовалась неширокая щель, в которую с трудом смог бы пройти один человек. Агриппа, неожиданно сильно оттолкнув товарища, стал протискиваться в щель. Марк, придя в ярость, отшвырнув от щели, набросился на Агриппа.
  Схватившись в смертельной схватке, они, рыча, упали на землю и начали мутузить друг друга. Изловчившись, Марк перевернул Агриппу на спину, и со всей силы ударил его по телу, ниже кожаных доспехов. От полученного мощного удара Агриппа вскрикнул и, выпучив глаза, начал беззвучно открывать и закрывать рот. Мощные руки Марка сомкнулись на его толстой шее. Агриппа захрипел, засучил беспомощно ногами и вскоре затих.
  Марк, тяжело дыша, поднялся с пола. Он некоторое время стоял молча над телом неподвижного товарища, а потом, не глядя на девушку, решительно шагнул в щель.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
  
  Венедикт подъехал к скучающему в машине Алексею.
  - Леша, что тебе удалось выяснить?
  - Что тебе сказать, шеф? По твоему указанию я выяснил, что Лужина действительно жила в этом доме - Заяц рукой показал Венедикту небольшой уютный дом, утопающий в пышной зелени. - У нее муж и двое детей, которые сейчас находятся у своих родственников где-то в Сибири. Соседи точно не знают адреса, но выяснить это будет нетрудно по нашим каналам. Но самое главное, я встретился с Кареловой Тамарой.
  - И что тебе поведала эта особа?
  - О, это интересная женщина. Во-первых, она начисто отрицала, что встречалась на днях с Куликом, а во-вторых, она почти искренне испугалась, когда узнала о смерти Лужиной. Но готов дать голову на отсечение, если она уже знала о ее смерти. А узнать о смерти она могла только от Кулика.
  - Что значит слово "почти"? Ты думаешь, что она не причастна к ее смерти, но о самом факте была проинформирована?
  - Мне кажется, что они с Куликом договорились, что Марат поговорит с Маргаритой и попытается выяснить, где находится конверт профессора. А Кулик решил к решению проблемы подойти радикально. А после смерти женщины он сообщил своей сообщнице об этом факте.
  - Ты еще не знаешь всех подробностей его радикальных действий. Я сейчас был у начальника районного отдела полиции, и он мне сообщил, что прежде, чем быть удушенной Лужина подвергалась изощренным пыткам.
  - О, значит сведения, которыми обладала женщина, имеют огромное значение.
  - Да, сведения эти очень важны. Это записка с заклинанием. А вот для чего заклинание мы пока можем только предполагать. Кроме этого я видел орудие, которым был убит профессор. Это, действительно рог единорога. Во всяком случае, таким его изображают все источники, которые я прочитал по этому вопросу. И еще, в кармане брюк убитого профессора была обнаружена веревочка, свитая из волос белоснежного цвета. Я уверен, что это волос того же единорога. Но вот на что я обратил внимание. На веревочке были завязаны узелки самой причудливой формы. И как ты думаешь, сколько там узелков?
  - Сдается мне, что их девять.
  - Правильно, Леша. Их ровно девять, столько же, сколько и слов в записке из конверта. Другими словами, кто-то записал на бумажке текст, ранее записанный узелковой письменностью.
  - Венедикт, а ты не проверял, старая бумага или наша, современная?
  - Да нам в принципе без разницы, кто и когда перевел этот текст. Хотя есть сведения, что этот перевод сделан относительно недавно профессором Гуренковым, ныне проживающим в Германии. Этот перевод Карелов получил незадолго до своей гибели. Что-то предчувствуя, он передал конверт с переводом Лужиной. Нам надо разобраться к чему это заклинание относится и почему ради него пытали и убили несчастную женщину?
  - Веня, я вот тут совершенно случайно подумал, что теперь эта записка у тебя, а значит...
  - Ты хочешь сказать, что теперь и моя жизнь в опасности? - Венедикт с усмешкой взглянул на друга. - А ты на что? Будешь в очередной раз спасать мою задницу.
  - Тебе бы все хиханьки и хаханьки. Вопрос-то серьезный.
  - Этот вопрос, конечно, серьезный, но вот в данный момент меня интересует вопрос другой, а именно, для чего заклинание, из-за которого уже два трупа?
  - Ты думаешь, что и профессора убили из-за него?
  - Да я верен в этом. Не зря же он отдал его Лужиной. Видно он подозревал, что к нему придут за ним. И решил подстраховаться. И, кстати, Леша, записку у меня Власов забрал. И у меня остался только конверт, в котором она была. Но преступник об этом, конечно, не знает и не должен узнать до его поимки.
   Алексей посмотрел на своего шефа и улыбнулся.
  - Венедикт, я с тобой работаю уже много лет, и я знаю тебя, лучше, чем свою жену. Сдается мне, что у тебя есть уже версия. И я даже подозреваю какая.
   Венедикт взглянул на улыбающегося друга и сам заулыбался.
  - Леша, ну давай порассуждаем. Вспомним текст заклинания. "Исполняя волю Его, верни мне заложенное в тебе. Аминь". Тебя этот текст ни на что не наталкивает?
   Алексей задумчиво почесал нос и улыбнулся.
  - Помнится, после необычной командировки на Набиру ты говорил, что местный начальник Анук подарил тебе информацию о камне знаний. Я вот и думаю, не он ли должен отдать то, что заложено в нем человеку, прочитавшему это заклинание?
  - Я тоже подумал о нем. Анук, правда, указывал другое место возможного его местонахождения. Но будем учитывать и несколько миллионов лет, прошедших с тех времен. Это, конечно, может быть и совпадением, но... Эту версию нужно как следует проработать.
  - Проработаем, если надо. Веня, а что мы будем делать с камнем знаний, когда разыщем его? Неужели, как всегда, уничтожим его?
  - А у тебя есть другие предложения?
   Алексей задумчиво почесал переносицу и хитро взглянул на шефа.
  - Может нам хоть раз отступить от нашего правила и воспользоваться своим служебным положением?
   Венедикт удивленно взглянул на друга и вдруг покраснел от волнения.
  - Во-первых, спасибо, что ты не напомнил мне о перстне Соломона, во-вторых, ты сам прекрасно понимаешь, что мы не можем этого сделать по очень простой причине. Человек еще не готов для тех знаний, которые содержатся в камне. Душа у него для этого не созрела, а значит, он использует их не во благо человечества, а во вред.
  - Ладно, ладно, не кипятись. Я всего на всего пошутил. А версии по убийце у тебя есть?
  - Версия у меня есть, - Венедикт с улыбкой взглянул на Алексея. - Ты помнишь, что сказал профессор, перед тем как испустить дух?
  - Он сказал слово "горн".
  - Да, так услышала Тамара. Во всяком случае, так нам передала Лужина. А на самом деле это лишь отрывок слова. А все слово звучит "айнгорн".
  - Айнгорн? И что оно означает?
  - А так называли в древней Германии единорогов. Профессор, чувствуя неминуемую смерть, хотел единым словом указать своего убийцу. И он нам его указал.
  - Венедикт, но я что-то тебя не понимаю. Каким образом мы по этому слову узнаем убийцу? И вообще, может он просто назвал в предсмертной агонии жене орудие, которым он был убит.
   Венедикт удивленно взглянул на своего помощника.
  - Нет, Алексей, профессор не называл жене орудие убийства. Он хорошо знал свою жену. Знал, что она не дура и сама может разобраться, чем он убит. А дальше следи за моими рассуждениями. Профессор назвал слово "айнгорн". Этим он намекает нам на некоего человека из Германии. Ведь это слово использовалось там в древние времена. В пользу этой версии говорит и рассказ Лужиной, что она слышала разговор двух человек на немецком языке. Нет, с вероятностью девяносто и девять десятых убийца из Германии, то есть немец. Заметь, именно немец, а не русский, переехавший в Германию на ПМЖ. Осталось дело за малым, найти этого загадочного иностранца. Это может быть сложным, но вполне выполнимым. Мне только непонятно, почему Тамара нам рассказала об этом злосчастном слове "горн". Если она член преступной группы, она должна была скрыть этот факт. А она преподносит его нам на блюдечке с голубой каемочкой. Ну, ладно. С этим вопросом мы с тобой как-нибудь разберемся. И не с такими проблемами справлялись.
  Меня уже начинает волновать, что этим камнем интересуется слишком много людей и вокруг него становится уже слишком много смертей. А потому слушай мой приказ. Сейчас ты едешь домой отдыхать, но перед этим заедешь к Надежде, привезешь ее к себе и сдашь под охрану Светлане. Я, с твоего позволения сейчас немного посижу, понаблюдаю за Тамарой, а потом отправлюсь к ней. Ты ее попугал, она сейчас в панике и самое время брать ее тепленькой, пока она не остыла.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
  
  55 год до рождества Христова
   Анния почувствовала, как тоскливо сжалось ее сердце, как испарина неожиданно покрыла ее высокий чистый лоб, когда она услышала нежный свист клинка и жалобный, резко оборвавшийся, стон мужчины. Заглянув в щель, она увидела тонкий окровавленный клинок, стоящий, слегка вздрагивая, поперек щели, и разрубленное пополам тело римлянина.
  - "Может, нужно было предупредить Марка о возможных западнях?" - запоздало подумала девушка. - "Но я честно предупреждала его о том, что этот артефакт не принесет ему счастья", - попыталась оправдаться девушка в своих глазах. - "И он выполнил возложенную мною на него функцию. Я чувствую, как зреет во мне зерно, посеянное этим красивым воином. А больше мне от него ничего не надо. Быть моим мужем римлян никогда не смог бы. Он постоянно считал бы меня, девушку из племени брухтеров, недочеловеком. Нет, для мужа мне нужен мужчина из моего племени. Они сами напросились на встречу со смертью. А ребенок... В поселке было много детишек, рожденных после того, как через него прошли римляне. Впрочем, тайну их появления на свет, изнасилованные матери, и опозоренные отцы свято хранили. Младенцы росли и взрослели, искренне считая себя чистокровными брухтерами".
   Почти успокоенная своими размышлениями, Анния легла на пол и легкой змейкой привычно скользнула под клинком. Задержавшись на несколько мгновений перед убитым Марком, она почти равнодушно оттолкнула в сторону тело разрубленного римлянина, и поползла вглубь камеры. И лишь доползя до противоположной стены, она легко поднялась и с любопытством начала рассматривать красивую шкатулку, стоящую на каменной полке, почти у самого пола. Шкатулка была сделана из кости какого-то животного и была вся покрыта искусной, очень мелкой и тщательно сработанной резьбой.
   Девушка с опаской провела пальцем по прохладной поверхности шкатулки. Но ничего, кроме приятной рельефности поверхности не почувствовала. Она даже разочаровалась. Анния рассчитывала, что стоит ей взять в руки шкатулку, и с ней произойдут какие-то таинственные изменения. Какие, она не знала. Но она надеялась, что они принесут ей счастье и богатство. Но ничего не произошло. То есть совсем ничего.
  - "Ладно, я заберу шкатулку домой, и там постараюсь разобраться в его магических свойствах", - решила девушка и решительно направилась к выходу. Проползая мимо перерезанного пополам Марка, она с брезгливостью забралась к нему в сумку и достала завернутый в кожу золотой цилиндр. Положив его в свою поясную сумку, девушка подошла к выходу, наклонилась и проползла под клинком.
  Выйдя из камеры, девушка оглянулась. Со всех сторон на нее глядели, покачиваясь, сотни змей. При появлении ее, гады отползали, освобождая для нее проход к выходу из пещеры.
   Анния вышла из пещеры и от неожиданности замерла неподвижно, судорожно прижимая к груди заветную шкатулку. Облокотившись на меч, у входа ее ждал живой и почти невредимый Агриппа. Как ему удалось целым и невредимым пройти через пещеру, кишащую змеями, так и осталось для девушки тайной.
   Анния с удивлением и брезгливостью оглядела стоящего перед ней воина. На этот раз он показался ей еще более толстым и потным. Даже на расстоянии до нее доносился запах его пропотевшего насквозь тела. По круглому изуродованному лицу струились потоки пота, а в глазах сверкали огоньки алчности. По лицу Аннии скользнула неуверенная улыбка. Ее полные чувственные губы дрогнули и плотно сжались.
  - Я рад тебя видеть, Анния, вместе с долгожданной шкатулкой, в которой, как я понимаю, находится то самое сокровище, ради которого Марк решил убить меня, - Агриппа был нескрываемо счастлив. Его толстое, лоснящееся от пота лицо, было перекошено подобием улыбки. - А где мой друг? - Агриппа заглянул за плечо Аннии, пытаясь высмотреть в сумерках пещеры Марка. - Что-то я не вижу его. Неужели ты его прикончила, чтобы исключить его из списка претендентов на обладание артефактом? Это очень мило с твоей стороны. Марк был сильным и умным мужчиной, но слишком прямолинейным. Он так уверовал в свои силы, что даже не соизволил проверить, мертв ли я, - Агриппа громко расхохотался, довольно похлопывая себя по огромному животу. - А я просто притворился мертвым. Он был очень сильным. Я едва не задохнулся в его мощных руках. Мне кажется, что шершавые потные руки Марка до сих пор сжимают мое горло, - Агриппа зябко поежился. - Ну, хватит о нем. Надеюсь, на том свете ему будет хорошо. Давай-ка, детка, мне шкатулку. У меня она будет сохраннее. О твоей дальнейшей судьбе я подумаю потом, - Агриппа протянул руку к девушке. - Может, я позволю тебе жить рядом со мной. - Агриппа радостно засмеялся, и все его толстое тело затряслось. - У меня будет время подумать об этом.
   Анния, прижав к себе артефакт, отпрянула от него на несколько шагов, достала из-под куртки какой-то небольшой предмет из кости и сунула его в рот. Раздался тонкий пронзительный свист.
  От этого обычного свиста безотчетный ужас неожиданно охватил Агриппу, парализовал все его члены, не позволяя даже пошевелиться. Через несколько мгновений он понял его причину.
  Свист прозвучал трижды, и вся лежащая перед ней поляна словно замерла, ожидая ответа. Откуда-то издалека донесся ответный тонкий свист. Девушка, успокоенная, замерла в ожидании. А римлянин оцепенел от предчувствия неминуемой беды. Вскоре они увидели, как к ним, едва касаясь высокой травы копытами, несется белоснежный айнгорн, гордо неся на тонкой длинной шее небольшую голову, увенчанную огромным острым рогом.
  Лицо Аннии при виде айнгорна засияло от радости. А Агриппа словно очнулся от гипноза. Он левой рукой смахнул с лица пот, заливающий глаза и мешающий ясно видеть цель, а правой поднял перед собой меч и принял боевую стойку. Айнгорн, опустив голову, выставил вперед рог и начал медленно приближаться к римлянину, не сводя с противника взгляда ярко-голубых глаз. Агриппа сделал молниеносный выпад, и меч просвистел в опасной близости от горла животного. Второй раз воин не успел замахнуться. Едва уловимое движение Айка, и нанизанный на рог Агриппа забился в предсмертных конвульсиях высоко над землей.
  Айнгорн изящным кивком головы отбросил далеко бездыханное тело римлянина, подбежал к хозяйке, и встал перед нею на передние колени. Анния взобралась к нему на спину, и тот с невероятной скоростью отправился в поселок.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
  
   Венедикт так глубоко углубился в размышления, что от неожиданности вздрогнул, когда на торпеде завибрировал и заверещал мобильник. Он очень удивился, когда увидел, что звонил Власов.
  - Алло, Венедикт Игоревич, приветствую, Власов беспокоит. Вы в курсе, что недалеко от поселка есть небольшая речка со странным названием Ведьма? Так вот сегодня утром в ней рыбаки обнаружили тело. И знаете кого? Кулика.
  - Кулика? - искренне удивился Венедикт.
  - Да, да! Его самого, Марата Борисовича, - в трубке даже послышалось недовольное кряхтение и после продолжительного молчания донеслось: - Я теперь даже и не знаю, кто кого убил. Мой единственный подозреваемый в убийстве профессора Карелова и Лужиной сейчас бездыханный лежит в областном морге.
  - А смерть Кулика?..
  - В том то и дело, что его тоже убили.
  - Интересные шляпки носили девки, - пробормотал задумчиво Венедикт.
  - Какие шляпки, Венедикт Игоревич? Кто их носил? - не понял Сергей Павлович. - С вами все в порядке?
  - Да это я так размышляю, со мной все в полном порядке. А как убили Кулика, Сергей Павлович?
  - Ему проломили череп. Судя по ране, удар был произведен сзади.
  - А орудие убийства вы нашли?
  - Пока нет. Эксперты говорят, что удар был нанесен каким-то круглым длинным предметом. Очень похоже, что удар нанесен битой. Ну, знаете, такая длинная круглая деревянная штуковина. Сейчас это очень модное орудие убийства.
  - Я знаю, что такое бита, Сергей Павлович.
  - Вот, вот. Похоже, ею и грохнули моего единственного подозреваемого. А вы где сейчас?
  - Я наблюдаю за домом Кареловой. Пока все спокойно. Вчера мой сотрудник был у нее. По моему указанию он посетил ее с простой задачей - вывести ее из себя своими вопросами. Сейчас я пойду к ней, и она мне все расскажет. Надеюсь откровенно. Но проверим.
  - Хорошо. Если будет что-нибудь интересное, позвоните. Я пока свяжусь с профессором Гуренковым. Уточню, о чем шел разговор и высылал ли он что-нибудь Карелову.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
  
  55 год до рождества Христова
   Добравшись до своего дома, Анния с нетерпением открыла шкатулку и с любопытством заглянула в нее. В шкатулке в специально тщательно вырезанном углублении лежал диск.
  Она села на скамью, положила диск рядом и внимательно начала его рассматривать. Был он небольшого размера, сделанный из какого-то шершавого материала, похожего на обычный камень. Вот и лежит перед ней этот таинственный диск и что с ним делать? Ничего она не чувствует, никаких изменений в себе она не ощущает. А должны же быть какие-то? Может все это чепуха и легенда, о которой ей рассказывал отец, вранье? И никаких знаний этот камень не несет своему владельцу? Впрочем, я совсем забыла, что мне нужно произнести заклинание.
  Анния хотела уже произнести заветное заклинание, но неожиданно задумалась.
  - "А так ли уж нужны мне эти неограниченное могущество, знания о мире, которыми еще никогда и нигде на Земле не владел? Что я буду с ними делать? Я простая девушка, выросшая в глухом лесном поселке. И мне так хорошо в нем жить. Сейчас настали мирные времена, люди возвращаются к своим повседневным делам, - Анния прислушалась к звукам возрождающейся жизни за окном и ее сердце защемило. - А если я сейчас произнесу заклинания, моя жизнь коренным образом изменится. Каким образом она изменится, я не знаю. Но она обязательно изменится. А я, если признаться себе честно, очень боюсь этих изменений".
   Девушка вскочила со скамьи и в волнении заходила по комнате. Иногда она останавливалась и с сомнением поглядывала на диск. Приняв решение, она решительно подошла к диску, взяла его в руки, почувствовав его пульсирующие силу. Погладила его шершавую поверхность и, уложив его в шкатулку, спрятала свое сокровище в тайник.
  - Пусть лежит в тайничке до поры до времени. Может быть, я когда-нибудь захочу стать властительницей мира. И тогда я воспользуюсь им.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ
  
  1
   Снова требовательно зазвонил телефон. Венедикт обрадовался, что звонила Надежда. Она должна была сегодня посетить поликлинику и сделать УЗИ.
  - Надежда, я уже весь испереживался. Чем порадуешь счастливого будущего отца?
   Он услышал, как жена смеется в трубку.
  - Веня, я даже не знаю, что тебе сказать.
  - Не понял, что значит, не знаешь? Ты была в поликлинике?
  - В поликлинике была, УЗИ делала.
  - И что показало УЗИ?
  - Даже не знаю, как тебе сказать? УЗИ показало, что ребенок есть, что он развивается нормально, а вот пол малыша не показало.
  - Почему не показало? - изумился Венедикт и его сердце тревожно сжалось. - И что говорит врач по этому поводу? - спокойно спросил он, стараясь не волновать жену.
  - Говорит, что в его практике это впервые. Это какая-то мистика, но с какой бы стороны врач не пытался рассмотреть малыша, тот поворачивался спиной и не хотел показать, какого он пола.
  - Значит, у нас какой-то вундеркинд родится, да еще и чувством юмора. Но я уверен, что это будет сын. Я даже имя ему выбрал.
  - Интересно! И какое ты имя выбрал?
  - Александр. Ты знаешь, как переводится это имя?
  - Знаю, конечно - защитник.
  - Вот, видишь, какое значимое имя. Он вырастит и станет защитником всех обиженных, как его папа. Ты меня извини, дорогая, у меня совсем нет времени. Ты отдыхай, а я пойду в гости к одной очень интересной даме.
  - Веня, ты только не забывай, ты женатый мужчина и скоро станешь папой.
  - Надюша, это чисто деловое свидание. Да еще с предполагаемой преступницей. Так что за свою честь и мое целомудрие можешь не волноваться.
  - Поверю на слово. Целую и жду тебя.
  Венедикт вышел из машины и постучал в калитку дачи Кареловых. На стук долго никто не отвечал. Детектив уже начал терять терпение, когда послышались шаркающие шаги, загремели засовы и калитка распахнулась.
  
  2
  На тропинке стояла хозяйка дачи в мятом, не очень свежем халате. На ногах были надеты тапочки с нелепыми измочаленными помпончиками. Рыжие волосы торчали небрежной копной, демонстрируя своим видом, что сегодня хозяйка им не уделила ни мгновения внимания.
  Тамара с трудом подняла голову и вопросительно посмотрела на Струкачева. До Венедикта донесся устойчивый запах алкоголя. Женщина была пьяна и ее слегка покачивало. Синие круги под отекшими глазами говорили, что пьянка продолжается уже давно. Но даже они не скрывали былой красоты женщины. Венедикт не сводил глаз с ее красивого лица. Что за красивая женщина. Прямо таки эталон женской красоты. Не удивительно, что Марат запал на нее.
  - Кто ты такой и чего тебе надо? - заплетающим языком пробормотала женщина.
  - Не буду представляться. Вы сейчас в таком состоянии, что вам мое представление до лампочки. Но я хочу сказать, что сегодня в реке Ведьма обнаружен труп известного вам Кулика.
   Тамара побледнела и начала падать. Венедикт вовремя подхватил женщину на руки, ногой захлопнул калитку и понес ее по тропинке, которая скоро вывела его к злополучной беседке.
  Посадив женщину на скамью, Струкачев выбросил из вазы, стоящей на столе, давно увядшие цветы и водой из вазы побрызгал на лицо Тамары. Лицо женщины медленно наливалось кровью, приобретало нормальный цвет. Она медленно открыла глаза и бессмысленно уставилась на Венедикта.
  Детектив сидел напротив женщины и спокойно ждал, когда она окончательно придет в себя. И только когда взгляд Тамары приобрел осмысленность, Венедикт тяжело вздохнул, и, наклонившись к ней, внимательно глядя ей в глаза, негромко спросил:
  - Тамара, может, уж поговорим откровенно? Судя по вашей реакции, к убийству Лужиной и Кулика вы отношения не имеете, но можете помочь правосудию найти реального убийцу. Так что предлагаю откровенно поговорить?
   Тамара энергично помотала головой, пытаясь прийти в себя окончательно. Вероятно, ей это в некоторой степени удалось, потому что она села на стуле удобнее, поправила на высокой груди халат и сделала безуспешную попытку привести в порядок свою феерическую прическу. Это ей не удалось, и она оставила свою попытку.
  - Я могу узнать, с кем я говорю?
  - Меня зовут Венедиктом Игоревичем Струкачевым. Я владелец частного детективного агентства и занимаюсь расследованием убийства Лужиной. Мы будем с вами откровенно говорить, или мне вызвать полицию и допрашивать вас в отделе?
   Тамара беспомощно взглянула на детектива и ее глаза наполнились слезами.
  - Вы совершенно правы, я не виновата в смерти своей соседки и своего садовника, но... - женщина замолчала, не решаясь продолжить свое признание.
  - Вы хотите, чтобы я рассказал вам, что произошло на самом деле? - Венедикт вопросительно взглянул на женщину.
   Тамара с удивление посмотрела на детектива.
  - Вы что, знаете, что произошло?
  - Давайте я начну рассказывать вашу историю, а если я в чем-то ошибусь, вы меня поправите. Договорились?
   Тамара со смешанным чувством страха и удивления едва заметно кивнула головой.
  - Хорошо, слушайте. Вы познакомились со своим будущим мужем Кареловым Владимиром Михайловичем, когда были студенткой. А он у вас преподавал. Вам очень льстило, что солидный человек, кандидат математических наук, доцент выделил именно вас среди большой массы девушек. Поэтому, когда он предложил вам встретиться в интимной обстановке, вы колебались не долго. Вас даже не остановило то, что он был на тридцать с лишним лет старше вас.
  Первые годы он еще ухитрялся вас удовлетворять в постели, но потом годы стали брать свое. Он перестал вас удовлетворять, а вы к тому времени окончательно созрели, только стали настоящей женщиной. И вы стали посматривать на более молодых мужчин, тем более, что ваш любовник был женат и в его планы не входил развод с его законной женой. А вам, к тому времени окончившей институт, нужна была определенность в жизни. Ведь годы идут, а зыбкое положение любовницы вас не очень удовлетворяло.
  - Венедикт Игоревич, - перебила неожиданно детектива Тамара, - вы меня удивляете своей прозорливостью. Вы меня убедили поведать вам свою историю. Мне хочется скорее закончить с нею. Никакого удовольствия от вашего рассказа я не получаю.
  - Хорошо, Тамара. Вы выбрали правильное решение. Приступайте к рассказу.
  
  3
  - Вы все правильно поведали о начале этой трагической для меня истории. В начале меня все устраивало. Владимир Михайлович зарабатывал хорошо. Конечно, основную часть своего заработка он относил в свою семью. Но тех денег, что он мне давал, мне вполне хватало, тем более что и я неплохо зарабатывала. По протекции своего любовника я устроилась на очень престижную и хорошо оплачиваемую работу.
   Вы правы, что первое время, когда я была неопытной девчонкой, в постели он меня вполне удовлетворял, но с годами на две семьи его стало не хватать. Я стала погуливать от него на стороне. Через двенадцать лет жизни в качестве любовницы Карелова мне, наконец, повезло, если так можно сказать в данной ситуации. Жена профессора тяжело заболела и вскоре умерла. Я ребром поставила вопрос о своем статусе и вскоре стала женой Владимира Михайловича.
  После свадьбы с этой точки зрения ничего не изменилось. Старый, с каждым годом дряхлеющий муж, меня совсем не удовлетворял в постели. И недели полторы назад я нашла себе очередного молодого и красивого любовника. Им и оказался Кулик Марат Борисович.
  Нужно сказать, что у мужа от первой жены был сын - Станислав. Сейчас ему тридцать семь лет. Он был против нашего брака. Тогда разгорелся жуткий скандал. Владимир Михайлович рассорился с сыном и долгие годы, вплоть до своей смерти, с ним не общался.
  - А вы знакомы со Станиславом? Встречались с ним?
  - Да, перед нашей свадьбой Карелов познакомил меня с сыном. Но после нашего брака он к нам никогда не приходил, и я его больше не видела.
  - А как Кулик попал к вам в работники?
  - Когда я стала женой профессора, я ушла с работы, мы купили этот дом и переехали сюда жить. Две недели назад мне удалось убедить Владимира Михайловича, что за уходом за садом, помощи мне в ведении хозяйства, нам нужен помощник. Так Марат появился в нашей семье.
  - Скажите, а зачем Кулик изображал себя глухонемым?
  - Вы бы видели Марата. - Тамара заплакала, по-детски громко шмыгая носом. - Это был красавец мужчина. Чтобы муж не приревновал меня к красивому помощнику, мы с Маратом решили, что он будет играть роль инвалида.
  - С этим пока понятно. Но что произошло дальше?
  - Дальше?.. - Тамара задумчиво смотрела на брошенные на стол увядшие цветы. Она подняла голову и просительно посмотрела на детектива. - Венедикт Игоревич, может, мы выпьем по рюмочке коньяка? У меня есть совсем неплохой коньяк.
  - Нет, спасибо. Если вам это нужно, пожалуйста, выпейте рюмочку.
   Тамара принесла початую бутылку коньяка и две рюмки. Налив в обе, она одну поставила перед детективом, вторую - пригубила и, усевшись удобнее на стул, вопросительно взглянула на Венедикта.
  - Пожалуйста, Тамара, продолжайте. Я готов вас слушать.
  - С этого момента мои показания могут быть не совсем точны, так как некоторые сведения я знаю либо со слов мужа, либо они являются моими догадками.
  
  4
  - Владимир Михайлович был неординарным человеком. Кроме того, что он был талантливым ученым-математиком, хорошо известным в нашей стране и за рубежом, он очень увлекался всякими древними артефактами. И с этой точки зрения он был хорошо известен. В кругах, далеких от науки. Все свои отпуска он проводил в разных экспедициях. В каких и где, я не знаю. Он никогда мне ничего о них не рассказывал и никогда не брал меня с собой.
  - Тамара, но вы, благодаря своим женским талантам, были в курсе всех его дел. Не так ли?
   Женщина метнула в него быстрый взгляд и низко опустила голову.
  - Ну, не то, чтобы я была в курсе всех его дел, но некоторые подробности и детали я узнавала, - женщина надолго замолчала, решая, стоит ли говорить все подробности или некоторые значимые факты можно и умолчать.
  - И в частности вы узнали, что ваш муж овладел очень ценным артефактом, известным всему мировому сообществу как камень знаний? - Венедикт своими словами окончательно похоронил надежду Тамары скрыть эти факты.
   Женщина сделала глоток коньяка и поставила рюмку на стол.
  - Да, я узнала, что Владимир Михайлович был на конференции в Германии и каким-то образом стал обладателем этого артефакта, - обреченным голосом проговорила она, поняв, что этого детектива ей не удастся обмануть и скрыть от него какие-то факты. Он каким-то необъяснимым образом знает слишком много.
  - Тамара, мы же с вами договорились, что вы мне все честно расскажите, а мне приходится из вас вытягивать информацию. Мы с вами так будем очень долго разговаривать. Скажите, где этот камень?
  - После смерти моего мужа, он был у Марата. Но теперь, после его смерти, я не знаю где он. Честное слово, не знаю.
  - Марат Кулик убил вашего мужа и овладел камнем знаний. Хорошо, допустим, я вам верю. Но почему Кулик не воспользовался камнем?
  - Этот камень знаний, по словам Марата, превращается в обычный булыжник без особого заклинания.
  - Ясно. Давайте подведем промежуточные итоги нашей беседы. Если я буду не прав, вы меня поправьте. Итак, вы узнаете, что профессор Карелов стал обладателем камня знаний. Эти сведения вы передаете своему любовнику Марату Кулику. Он приходит к профессору, убивает его рогом единорога и завладевает ценным артефактом. Но он не может им воспользоваться, так как у него нет соответствующего заклинания. Я правильно изложил?
  - Правильно, - от Венедикта не ускользнуло, что женщина облегченно вздохнула и ответила слишком уж оптимистично.
  - Тамара, вы еще не поняли, что мне известно значительно больше, чем вы мне сказали? Многие детали вы утаили. А они могут быть очень любопытны. Например, почему Кулик разговаривал с вами на немецком языке?
   Тамара потянулась за бутылкой, и Венедикт заметил, что ее рука едва заметно дрожит.
  - Потому что он - немец, - неохотно пробормотала женщина. - А я в совершенстве владею этим языком.
  - И глухонемым, на самом деле, он прикидывался потому, что ни слова не знал по-русски?
  - Это - правда.
  - А почему ваш муж не воспользовался камнем знаний?
  - Я не понимаю. Насколько я знаю, он с нетерпением ждал какого-то письма. Он очень беспокоился, что его долго не было. Может, это как-то связано с использованием этого камня.
  - И об этом письме вы говорили с Куликом? О чем конкретно шла речь?
  - Я сказала Марату, что муж получил какую-то корреспонденцию. Мы все в доме перерыли, но письма не нашли.
  - И вы предположили, что муж, подстраховавшись, мог передать письмо вашей соседке, Лужиной?
  - Да.
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ
  
  55-54 годы до рождества Христова
   Жизнь в поселении уже в который раз при жизни Аннии возрождалась. В который раз появились в подворьях соплеменников коровы, деловитые куры забродили по чахлой, вытоптанной растительности в поисках чего-нибудь, что можно было бы склевать.
   Анния, стоя у своего подворья, с удовольствием наблюдала, как постепенно увеличивалось население поселения. С лесов возвращались соплеменники, хоронили своих родственников и соседей, приводили в порядок свои подворья и приступали к своим повседневным делам - выращивать скот и птицу, заниматься охотой на диких животных и пернатую дичь.
   Хозяйством Анния решила не обзаводиться и жить исключительно охотой. Благо в лесах водилось много зверья и птицы. А с помощью Айка добыча трофея значительно облегчалась. Айнгорн жил по-прежнему в пещере и каждый день девушке приходилось преодолевать большое расстояние, чтобы, набросив на спину своего воспитанника пятнистую шкуру гепарда, вскочить на него, и нестись по тайным лесным тропам в поисках добычи.
   Однажды после добычливой охоты, девушка отвела своего любимца в пещеру и отправилась в поселение, неся на плечах освежеванную тушу добытого оленя. Тяжело дыша, она шла по тропинке, низко наклонив голову, и вдруг услышала совсем рядом насмешливый мужской голос:
  - Привет, Анния. Я смотрю, сегодня тебе сопутствовала удача. Давай помогу нести твой трофей.
   Анния, недовольная появлением постороннего человека, остановилась и подняла глаза. Перед ней, опершись на фрамею, стоял ее соплеменник. Девушка сбросила тяжелую ношу с плеча и положила правую руку на рукоять сакса, висящего на поясе, готовясь дать отпор мужчине, если тот попытается выступить против нее.
  - Я только хотел помочь тебе нести тяжелую ношу, - юноша улыбался, откровенно любуясь красивой девушкой.
  - Свою ношу я донесу сама, - недовольно пробурчала Анния, пытаясь вспомнить, как зовут этого красавца. - "Кажется, его зовут Маробод".
   Юноша, не глядя на девушку, шагнул к туше оленя, легко забросил ее на плечо и уверенно зашагал в поселок. Усмехнувшись, Анния отправилась следом. Подойдя к дому, Маробод обернулся к девушке.
  - Анния, ты сильная и красивая девушка. Я предлагаю тебе стать моей женой, - он выжидающе взглянул в светло-голубые глаза девушки.
  - Маробод, так тебя зовут? - увидев согласный кивок головой, продолжила, - ты видный мужчина и каждая согласилась бы быть твоей женой. Но я хочу тебя предупредить, что во мне растет ребенок римского воина.
   Маробод задумчиво почесал подбородок.
  - Ладно, что тут можно поделать, пусть это останется нашей тайной. Уж очень ты мне нравишься, и мне хочется видеть тебя своей женой.
  - А как же мой ребенок?
  - Он будет и моим ребенком. Я буду воспитывать, как своего. А потом ты нарожаешь мне наших детей. Ты девушка здоровая и у нас будет еще много мальчиков и девочек.
  - Тогда я согласна быть твоей женой. Будь моим мужем и главой нашей семьи. Заходи в наш дом и будь в нем хозяином.
   С приходом мужчины в дом дел по хозяйству прибавилось. Во дворе замычали коровы, а в низеньком сарае требовательно захрюкали огромные черноволосые полудикие свиньи. Но охотничий промысел то же не бросишь.
  А места были богаты промысловым зверьем и птицей. Среди вековых деревьев хватает места и для тетеревов, и для благородных оленей. Почитай под каждым кустом затаился в страхе, и вечно жует траву заяц-русак. И красные лисицы водятся и огромные бурые медведи. А еще вокруг очень много волков, которые, если зазеваешься, опустошают установленные силки. А зимой сбиваются в большие бесстрашные стаи и нападают на поселение, похищая мелкий скот и домашнюю птицу. А на лесных озерцах в эти дни миграции места не хватает для перелетной птицы. Здесь и утка, и жирный гусь, и благородный лебедь находят себе пищу и отдых при сезонном перелете.
  На дворе стояла уже осень. С неба частенько лили мелкие холодные дожди. А в подворье захрустела под ногами опавшая листва. Маробод отправился проверить установленные рано утром силки, а Анния заваривала свиньям крупно молотую пшеницу. Вывалив в большое деревянное ведро варево, подняла его и понесла тяжелую ношу на животе.
  Заслышав шаги молодой женщины, свиньи подняли вверх длиннорылые морды, зашевелились, захрюкали, зашевелились их темные пятачку, ловя запах ароматного варева. Матерые свиноматки и секачи, огрызаясь и задирая соседей, оттеснили полосатый еще молодняк от корыта и подслеповатыми глазками в ожидании корма уставились на хозяйку.
  Анния начала вываливать в корыто варево и вдруг почувствовала, что в ней шевельнулось что-то живое, ранее ничем не выдававшее свое присутствие. Выйдя из сарая, она поставила ведро и тишине прислушалась к тому, что сотворило в ней великое таинство природы.
  А ночью, отвалившись от нее, молодой муж заснул, задышал могуче и ровно. И грудь его поднималась высоко, словно меха местного кузнеца, который за небольшие подати ковал для соплеменников и боевое оружие, и ножи, и топоры. С ними мужчины ходили далеко в лес и валили огромные деревья для строительства домов и хозяйственных построек. А при необходимости использовали их и в бесконечных битвах.
  Анния с широко открытыми глазами лежала рядом с мужем на лавке и чутко прислушивалась к тому, что происходит в ней.
  Вскоре у Аннии и Марободы родился мальчик, которого они назвали Светонием.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
  
  1
   Венедикт терпеливо ждал, когда Тамара наполнит свою рюмку и сделает глоток коньяка.
  - А необычное орудие убийства ваш муж привез из Германии?
  - Из Германии, - эхом ответила она. - Но это было давно. Еще до нашего знакомства с ним. Он очень дорожил этим артефактом. И всегда хранил его в сейфе.
  - И вы вручили Марату это странное оружие для убийства вашего мужа.
  - Я выкрала у мужа ключ от сейфа и передала его Марату. Я не знаю почему, но для него это было очень важным. Он клялся мне, что, завладев камнем и заклинанием, он сделается всемогущим и женится на мне.
  - Вы что-нибудь можете еще добавить по этому эпизоду?
  - Он говорил, что является далеким потомком тех, кому принадлежал этот камень. Артефакт был украден у его отца. Марат подозревал, что это сделал мой муж. Выполняя волю своего отца, Марк прибыл в нашу страну и через меня вышел на моего мужа. Если бы не я, мой муж был бы сейчас жив, - из глаз женщины бурным потоком потекли слезы, смывая остатки давно сделанного макияжа.
   Венедикт вытащил из кармана носовой платок и протянул ей. Тамара с благодарностью взглянула на детектива и, утерев слезы, громко высморкалась. Струкачев незаметно брезгливо скривился. Дождавшись, когда женщина немного успокоится, спросил:
  - А почему вы дали показания полиции, что перед смертью профессор произнес слово "горн"? Вы не могли не сознавать, что рано или поздно, но кто-нибудь додумается, что на самом деле это слово "айнгорн". А уже это слово натолкнет нас на мысль, что в этом деле замешан немец. Чего собственно и добивался убитый профессор.
  - Это сложно объяснить. - Тамара снова надолго задумалась, прикрыв глаза. И лишь когда Венедикт нетерпеливо заерзал на стуле, она как будто очнулась от сна. Она подняла на детектива глаза и жалобно на него взглянула. - Видите ли, я сильно любила Марата, но я любила и своего мужа. Уже после его убийства я осознала, насколько сильно я любила его. Я не сразу бросилась к Лужиным. Прошло немало времени, в течение которого я размышляла, что я натворила. Ведь с этого момента моя жизнь коренным образом изменилась. А теперь... После убийства Марата можно считать, что моя жизнь вообще пришла к своему логическому завершению.
  - Скажите, вам что-нибудь известно по убийству Кулика?
  - Нет. Честное слово, по этому происшествию я вообще ничего не знаю. Я даже представить не могу, кто мог совершить это преступление.
  - Пожалуй, задам вам последний вопрос. Что вам известно по убийству Лужиной?
  - Я знала, что Марат хочет встретиться с ней и потребовать, чтобы она отдала ему конверт, в котором, по нашему предположению, была записка с заклинанием. Но я просила Марата, чтобы он не применял к ней насилия, а лишь припугнул ее. И уж, конечно, ни о каком убийстве речь не шла. Скажите, а мне сколько лет тюрьмы могут дать за соучастие в убийстве моего мужа.
  - Затрудняюсь сказать. Это будет решать суд. Но он примет во внимание, что вы оказали следствию помощь, давая эти показания. Да и ваше сообщение о "горне" будет принято во внимание. Собирайтесь. Я вас отвезу в отделение полиции.
  
  2
   Венедикт привез Карелову в отдел полиции и сдал ее дежурному.
  На этот раз Власов встретил Струкачева с распростертыми объятиями. При появлении Венедикта в кабинете, Власов вытащил свое тело из кресла и потащил его навстречу детективу. Двумя руками пожал протянутую руку детектива и, радостно улыбаясь, проводил его к стулу напротив стола. Усадив на него своего гостя, втиснул свою тушу в кресло и, радостно потирая руки, взглянул на детектива.
  - Ну что ж, Венедикт Игоревич, рассказывайте, как это одним выстрелом вы убили двух уток? В смысле, поговорив с одним человеком, вы ухитрились раскрыть убийство профессора и Лужиной и задержать соучастницу преступления.
  - Изначально было ясно, что существует человек или группа людей, заинтересованных в том, чтобы добыть какой-то ценный артефакт. Совсем несложное логическое рассуждение на основании имеемых у нас данных, позволили мне сделать рабочую версию, что артефактом является камень знаний. Этот артефакт очень ценный и человек, обладающий им, не станет этого афишировать. Кулику помог счастливый случай. Как оказалось, Марат является прямым потомком тех людей, которые много лет назад каким-то образом стали обладателями камня знаний. Очень странно, что многие поколения были обладателями источника безграничной власти и не воспользовались им. В принципе можно узнать, где и как профессор раздобыл камень. Только встает вопрос, нужно ли нам это делать? Если опустить все эти малозначащие подробности, то можно предположить, что Кулик разыскивал артефакт, еще недавно принадлежащий его семье с целью воспользоваться, наконец, его исключительными свойствами. Сложно сказать, каким образом Марат хотел вернуть себе его. Может он пытался выкупить его у профессора, или угрозами хотел им овладеть. Но факт остается фактом. Кулик отобрал камень, убив профессора. И обратите внимание, убийство он совершил фактически ритуальным образом, применив в качестве орудия убийства рог единорога, принадлежащий профессору. А это, то же своего рода артефакт, и очень ценный. Конечно, по свое ценности он не может равняться с камнем знаний, но тем не менее. Вот только этот камень без заклинания стоит лишь как красивый артефакт с красивой легендой своего происхождения и существования.
  - И тогда Кулик идет на второе убийство?
  - Да, ему крайне необходимо было найти этот конверт с заклинанием.
  - Но он его не нашел, - Власов, задумавшись на несколько минут, с тревогой и любопытством взглянул на детектива, - поскольку записка находится у нас, а конверт находится у вас. Но преступники об этом не подозревают. Но тогда...
  - Да, Сергей Павлович, Кулик убит. А значит, есть еще кто-то, кто пытается достать заветные артефакты. Я понимаю, что поскольку этот ценный документ якобы находится у меня, я подвергаю свою жизнь опасности. И у меня сразу возникает идея воспользоваться этим фактом.
  - Венедикт Игоревич, вы предлагаете использовать вас в качестве живца, чтобы поймать убийцу убийца?
   Власов вытащил свое грузное тело из кресла и начал вышагивать по кабинету, с трудом заложив руки за спину. Венедикт с интересом наблюдал, как под ногами хозяина кабинета доски пола слегка прогибались и жалобно поскрипывали.
  - Венедикт Игоревич, я уже долгие годы тружусь в органах правопорядка. Я на этом деле заработал себе лысину, - Сергей Павлович звонко похлопал себя по сверкающей на солнце лысине, - и должен вам сказать, что иной раз преступники действуют весьма изощренно и коварно.
  - Этим вы хотите мне сказать, что и моя семья отныне подвергается опасности?
  - Именно это я и хотел сказать, мой понятливый друг. И я очень этим фактом обеспокоен.
  - Спасибо, что обратили на это внимание. Я тоже подумал об этом, поэтому дал задание своему помощнику забрать мою жену к себе.
  - Ну, что ж! Это меняет ситуацию в лучшую сторону, но нам нужно продумать все мелочи, чтобы исключить малейший...
   Звонок мобильного телефона Венедикта прервал его речь. Детектив, извинившись, несколько мгновений, молча, слушал, поглядывая на Власова.
  - Леша, я тебя понял, - Венедикт слегка побледнел и выглядел явно встревоженным. - Света с тобой? Прекрасно! Доезжаешь до бетонки и по ней едешь сюда. Я сейчас выезжаю тебе навстречу.
  - Что случилось? - волнение детектива перекинулось на начальника отдела полиции.
  - Вы оказались прозорливым полицейским. Только мой помощник отъехал от моего дома, как ему на хвост сел черный тонированный "БМВ". Остальное вы слышали.
  - Слышал. - Сергей Павлович открыл дверь кабинета и крикнул дежурному по отделу:
  - Рыжков, Корнилова срочно ко мне в кабинет. - Повернувшись к Струкачеву голосом, не терпящим возражения, пророкотал: - Я вам выделю сейчас лейтенанта Корнилова и двух полицейских с автоматами.
   Через минуту дверь кабинета распахнулась, и в дверях возник высокий плечистый лейтенант.
  - Корнилов, бери двух бойцов, надеть бронежилеты, взять автоматы и осторожнее там. Зря не рискуй. Поедешь с этим товарищем. Возможно, придется брать опасного преступника. Полностью выполняешь все его приказы. Ясно?
  - Ясно, товарищ подполковник. Через две минуты будем здесь, - лейтенант словно испарился, оставив открытой дверь.
   Снова зазвонил мобильный телефон. Струкачев торопливо схватил его.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ
  
  51-48 год до рождества Христова
  1
   Маробод оказался хорошим мужем и отцом и родившегося вскоре Светония воспитывал, как своего сына. Когда и поругает по делу, когда и приласкает. И обучением сына боевому делу занимался серьезно. Каждый мужчина должен достойно защищать и свою жизнь, и жизнь своих родных и соплеменников. А через год Анния родила девочку, названную в честь ее матери Маотой.
  Муж души не чаял в дочурке. И все свое свободное время проводил с дочкой, рассказывая ей о животных, что водились в лесу, о растениях, что окружали им. Иногда, переполненный нежностью, он нежно брал дочь на руки и тихим голосом напевал ей протяжные брухтерские песни.
  Постепенно их хозяйство разрасталось, и им приходилось много работать. Прогулки Аннии на Айке становились все реже и реже. Айнгорн, предоставленный самому себе, свободно разгуливал по бескрайним лесным массивам, помня строгий наказ хозяйки не приближаться близко к человеку.
   Однажды Анния была вынуждена оставить все хозяйство на приболевшего мужа и отправиться на охоту на Айке. Маробод полез на полку за травами и случайно обнаружил лежащий за коробками медальон. Мужчина вытащил его на улицу и внимательно рассмотрел при дневном свете. Ему он очень понравился, но, глубоко уважая свою жену, он не стал трогать медальон без ее разрешения.
   Когда Анния возвратилась с охоты, неся на плечах тушу убитого дикого кабана, Маробод, держа в руках обнаруженный медальон, спросил, что это за вещь и может ли он его поносить? К его удивлению Анния очень разволновалась при виде медальона. Она неожиданно грубо выхватила его из рук мужа и гневно прокричала, чтобы он никогда не смел прикасаться к этой вещи.
  - Анния, дорогая, почему этот простой медный медальон так дорог тебе, что ты так грубо накричала на меня, чего раньше никогда не позволяла себе?
   Анния, забрав медальон у мужа, несколько успокоилась и устыдилась своей вспышки гнева.
  - Извини меня, муж мой. Этот медальон мне совсем не дорог... - Анния замолчала, раздумывая, стоит ли посвящать мужа в секрет этого медальона? После мучительных раздумий, она решила рассказать мужу эту тайну. - Просто я очень испугалась за тебя и нашу семью, которая мне очень дорога.
  - Почему возник твой страх, Анния? - удивился муж. - Это всего лишь медный медальон?
  - Маробод, этот медальон не простой. Мне его оставила моя тетя Эльза. Если его надеть на шею, то с тобой начнут происходить очень болезненные перемены, и скоро ты превратишься в самого дьявола. У тебя начнут вырастать рога и копыта, появится хвост, а ты сам покроешься густой черной шерстью. Ты станешь значительно сильнее, быстрее, но уже никогда не приобретешь человеческий облик.
  - Удивительная штука, - изумился мужчина. - Я предлагаю положить его на место и воспользоваться им лишь в крайнем случае.
  - Хорошо, любимый. Так мы и сделаем, но я очень надеюсь, что нам не представится такой случай.
   Сколько раз потом кляла себя Анния, что рассказала мужу об этом медальоне, но сделанного, к сожалению, не воротишь.
  
  2
   Вскоре беда постучала в ворота старого дома. Анния была в доме, занимаясь приготовлением на обед добытого утром оленя. Четырехлетняя дочка бегала по подворью. Муж с сыном отправился в лес на заготовку дров, скоро наступят суровые зимние месяцы, и потребуется много дерева для обогрева старого каменного дома.
  - Спасайтесь, кто может, тунг!.. - внезапно раздался истошный женский крик и оборвался на полуслове на самой высокой ноте.
  Анния, услышав тревожный крик, схватила со скамьи сакс и бросилась на подворье за дочерью. Окинула быстрым взглядом и не увидев дочери, почувствовала, как тревожно сжалось в предчувствии беды сердце.
  Выскочив из подворья на улицу, увидела лежащую в паре десятков шагов от ворот на животе дочь. Из спины торчала стрела. Анния услышала за спиной крик, больше похожий на рев раненного дикого зверя и, обернувшись, увидела бегущего со стороны леса Маробода. За ним, далеко отстав, бежал Светоний.
  Муж подбежал к дочери, упал перед нею на колени и, осторожно вытащив стрелу, перевернул на спину. На родителей неподвижно смотрели широко распахнутые голубые глаза дочери. Анния взглянула на мужа и с ужасом увидела, как медленно наливаются кровью его глаза. Маробод поднялся с колен и взглянул в сторону поселка, где уже горели дома соплеменников, и шла ожесточенная битва с напавшими тунграми. Мужчина с каменным лицом взял девочку на руки и, тяжело шагая, направился к дому. Анния, схватив за руку подбежавшего сына, заторопилась за ним.
  Как ей хотелось бы, чтобы в этот момент здесь появилась ее тетя Эльза и своими колдовскими чарами поставила бы над ее домом завесу невидимости, как делала она, когда они жили вдвоем в этом старом доме. Чтобы тетя защитила уютное гнездышко, что свила ее племянница. Но тети Эльзы нет, она давно уже ушла в мир мертвых. И никто не придет им на помощь. Так размышляла Анния, торопясь за мужем. А Маробод, положив убитую дочь на скамью, подошел к полке и решительно достал заветный медальон.
  - Нет, Маробод, не надо. Прошу тебя, не делай этого, - с надрывом вскричала Анния, бросаясь к нему.
   Муж так свирепо взглянул на жену, что та в страхе замерла, прижав к груди стиснутые руки.
  - Анния, я знаю, что делаю. Я тебя люблю, но мое сердце умерло со смертью Маоты. Прости меня, и вырасти Светония настоящим мужчиной. А я отомщу проклятым тунграм за смерть моей дочери или погибну, как герой.
   Анния бросилась к мужу, чтобы отобрать медальон, но было слишком поздно.
  
  3
   Маробод одной рукой придержал рвущуюся к нему женщину, а другой ловко набросил на шею магический медальон. И тотчас же зарычал так страшно, что Анния, отскочив от мужа, в страхе схватила испуганного Светония, отвернула его от отца и прижала крепко к себе. С ужасом видела она, как начались в облике мужа страшные изменения.
   Все его тело стало покрываться густым волосяным покровом. Маробод с любопытством наблюдал, как расползлась по швам вся его одежда под натиском увеличивающихся мускулов. Вдруг он закричал от нестерпимой боли, охватившей все его тело. Мужчина схватился за голову. Между его пальцами появились, и начали быстро расти рога, длинные и острые. Его пальцы начали быстро удлиняться. Ногти с громким щелчком отлетели и на их месте появились длинные загнутые когти.
   Анния пыталась взглянуть в глаза мужа и с отчаянием отметила, что они стали почти черными, зрачок превратился в узкую вертикальную щель.
   Маробод, обессиленный страшным превращением, пошатнувшись, сделал шаг вперед. С его ноги слетел сапог и на пол он уже поставил копыто. Тогда он небрежно скинул сапог со второй ноги.
  - Маробод, муж мой любимый, зачем ты сделал это! Ты превратился в дьявола, и нет тебе пути назад.
   Дьявол недолго постоял, восстанавливая силы и осваиваясь с новым своим обличьем. Небрежно, не напрягаясь, отодвинул женщину с дороги и, громко стуча копытами, вышел из дома. Длинный хвост волочился за ним по пыльной земле. Подскочив к забору, он легко выдернул из земли огромный столб и выскочил с подворья.
   Тунгры и взятые ими в плен брухтеры с воплями невообразимого ужаса бросились в разные стороны при виде несущегося по поселению огромного разъяренного дьявола. Этого исчадия мира мертвых, небрежно и легко размахивающего огромным бревном. Печальна была участь воинов, которых настигал дьявол. Его бревно с легкостью раскалывало головы попавшихся на пути несчастных.
  Вскоре поселение было усыпано воинами племени тунгров с раздавленными головами. Мало кому удалось избежать страшной участи.
  Оставшиеся в живых брухтеры, робко прятались в лесу, пережидая новую напасть, не зная, какой беды ждать от нападения неизвестного чудовища. Даже старожилы поселка никогда не видели такого чуда.
  Тяжело дыша, возбужденный бойней и видом крови, Маробод внезапно остановился. Низко наклонив рогатую голову, налитыми кровью глазами он внимательно оглядел пустые улицы поселка. Не увидев никого, отбросил в сторону окровавленное бревно и, внезапно ссутулившись, медленно побрел к своему печальному жилищу.
   Маробод, не обращая внимания на жену и сына, молча подошел к скамье с убитой дочерью, встал на колени и положил на девочку свою рогатую голову. Так он стоял очень долго. Анния с сыном ушла за ширму, чтобы не видеть страшной картины прощания отца с убитой дочерью.
   Маробод встал с колен, взял на руки дочь и, громко стуча копытами, вышел из дома. Больше никто и никогда не видел его. Он исчез из поселения и из жизни Аннии, словно его никогда и не было.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
  
  1
   На этот раз он был более удивлен, чем встревожен. Власов с любопытством наблюдал за сменой эмоций на лице детектива. А Венедикт был совершенно искренне удивлен. И было отчего. Согласно сообщению Зайца, над его машиной появился большой ворон, который настойчиво нарезал круги над машиной, иногда пролетая совсем низко, над самой машиной, иногда поднимаясь высоко вверх. Так высоко, что его почти не было видно.
  - И знаешь, что самое удивительное? - срывающимся от волнения голосом произнес Заяц. - Этот ворон без одного глаза. Угадай, какого глаза нет у ворона?
  - Неужели левого.
  - Ты прав. Ты понимаешь, что он здесь делает?
  - Понимаю. Что сейчас происходит у вас?
  - "БМВ" висит на хвосте. Но пока близко не подъезжает. Держится в нескольких сотнях метров. Ворон поднялся вверх. Мне кажется, что он что-то замыслил.
  - Леша, продолжай движение. Я через пару минут выезжаю вам навстречу с тремя полицейскими. Сергей Павлович выделил нам помощников.
   Положив телефон на стол, Венедикт задумался. Власов нетерпеливо смотрел на него. Наконец он не выдержал затянувшуюся паузу.
  - Венедикт Игоревич, что за таинственный одноглазый ворон, крутится над вашими сотрудниками? Удовлетворите мое любопытство, сделайте такую милость.
   Венедикт, отвлекаясь от своих мыслей, усмехнулся.
  - Сергей Павлович, это очень длинная история. Сейчас у меня совсем нет времени. Но когда-нибудь, если вам так интересно, я расскажу эту странную и вместе с тем весьма занимательную историю. Ага, вот и мои помощники. Я с вашего разрешения поехал.
  - Жаль, что придется подождать. Я очень заинтригован вашими словами и буду с нетерпением ждать вашего рассказа. Конечно, поезжайте сейчас. Я буду на связи. Если будет нужна помощь, звоните.
  
  2
   Венедикт с тремя полицейскими на предельной скорости несся по трассе. Вскоре вдали появилась "Тойота" Зайца. Венедикт с удовлетворением отметил, что ни преследующего его "БМВ", ни парящего в небе ворона видно не было. Машины остановились. Венедикт вышел из машины и подбежал к "Тойоте". Из нее осторожно вылезла Надежда и, целуя, повисла на его шее.
  - Веня, мы такого страха сейчас натерпелись, - затараторила она. - И с этим таинственным черным "БМВ" и с этим странным одноглазым вороном. Это какой-то ужас.
  - А куда делись эти таинственные машина и птица?
  - Это долго рассказывать. Если коротко, то машина остановилась, а ворон улетел.
   Алексей и Светлана оставались в машине и, опустив стекла, слушали рассказ Надежды.
  - Очень интересно. Садись в машину, по дороге мне все подробно расскажешь. Леша, у тебя все в порядке?
  - Да, шеф. У меня все в порядке.
  - Хорошо, едем сейчас в отдел полиции, и там решим, что нам делать дальше. События разворачиваются стремительно. Нам нельзя совершить ошибку.
  - Рассказывай, Надежда, все по порядку, - Венедикт, убедившись, что Алексей на "Тойоте" следует за ним, прибавил газу.
  - Леша приехал ко мне, - начала рассказывать женщина, - и передал мне твое указание временно переселиться к нему. Я, как послушный исполнитель, собрала все свои вещи, и мы поехали. Я сидела на заднем сиденье и через несколько минут я обратила внимание, что Алексей очень часто смотрит в зеркало заднего вида и начинает нервничать. Я его спросила, что случилось. А он мне говорит, что за нами следует, как привязанная, машина. Я оглянулась и увидела черный затонированный "БМВ". А потом Алексей позвонил тебе, и мы вскоре свернули на бетонку. А потом Светочка, которая сидела рядом с мужем, обратила внимание на странную птицу, которая появилась неожиданно над нами и стала летать кругами, то спускаясь, то поднимаясь вверх. Когда она в очередной раз снизилась, я определила, что это ворон. Ты видел когда-нибудь ворона?
  - Нет, Наденька, не пришлось мне в живую их видеть. Ворон видел не раз, а вот ворона ни разу, - Венедикт улыбнулся, слушая болтовню своей жены.
  - Я тоже раньше их не видела. Но узнала. По телевизору как-то видела. Так вот, когда этот ворон спустился ниже, я увидела, что он совершенно седой. Вся голова практически белая. И у него нет левого глаза. И знаешь, мне он кого-то напоминает. Вот только сейчас не могу вспомнить кого.
  - Ну, ты не переживай из-за этого, вспомнишь позднее.
  - Вспомню, может быть. Так слушай дальше. Мы немного проехали по бетонке и вдруг Алексей говорит: - А "БМВ" нас догоняет, что делать будем? На моей "Тойоте" с таким грузом мне от него не уйти. Ты представляешь Веня? Это он намекает на меня и Светочку. Мы, - для него груз! Еще бы сказал ненужный груз. Я ему еще припомню эти его слова!
  - Ах, какой он нехороший человек, - усмехнулся Венедикт. - Разве можно делать такие намеки на двух красивых женщин в очень интересном положении?
  - Еще ты договоришься. Я вам двоим устрою головомойку. А в помощники Свету приглашу.
  - Устроите, устроите. Только позднее немного. Ты лучше рассказывай, дальше-то что было?
  - А дальше была какая-то мистика. Этот ворон начал подниматься высоко вверх, и с того места, где он находился, вдруг как сверкнула яркая вспышка и огромная ослепительно яркая молния стрелой полетела вниз. Да как ударит в стоящее у дороги дерево, которое мы только что проехали. Оно подпрыгнуло вверх, да как загорится, словно факел, и с высоты прямо на дорогу перед нашим преследователем и упало. А вот что было дальше, мы не знаем. Останавливаться мы не стали на всякий случай.
  - Это вы очень правильно сделали. А куда ворон делся, не знаете?
  - В том-то и дело, что нет. Когда эта молния громыхнула, так ворон куда-то бесследно исчез. Но он какой-то странный, уж поверь мне.
  
  3
   В кабине Власова сидели втроем. Женщин разместили отдохнуть в одном из свободных кабинетов отдела.
  - Я хочу сказать, господа детективы, что в данный момент преступник несколько опережает нас. Я позвонил на пост ДПС и уточнил, что все было так, как вы рассказали. Дерево, горевшее на трассе, было, а вот никакого "БМВ", извините, нет. Но там был старичок на старом "жигуленке". На роль преступника он никак не тянет. Дед был очень напуган чем-то и при появлении представителей власти развернулся и отправился в город. Регистрационный номер уезжающей машины мои ребята записали. При необходимости мы в любой момент сможем его допросить. Спасся, видимо, ваш преследователь. Думаю, он будет сейчас разрабатывать очередной свой шаг. И нам нужно быть начеку.
  - Сергей Павлович, нам сейчас нужно максимально безопасно разместить наших жен. Вы видели, что они обе ждут ребенка. И мы совершенно не хотим рисковать нашими женами и будущими детьми.
  - Видел, а как же! И прекрасно понимаю ваше беспокойство. Об их безопасном размещении я уже подумал. Я предлагаю вам временно разместить ваших жен у меня на даче. Дача у меня тихая, вполне безопасная. Дом большой, каменный. Места всем хватит. Но на всякий непредвиденный случай я дополнительно выделю еще и пару своих молодцов для их охраны. Пойдет знакомый вам Корнилов, и второго подберем не хуже. С оружием, естественно. А мы пока займемся преступником или преступниками.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ
  
  1
   Венедикт в качестве подсадной утки сидел в кафе, неспешно потягивал уже третью чашку кофе и с интересом рассматривал разношерстную публику. Невдалеке расположился Алексей. Он поставил на стол ноутбук и что-то сосредоточенно печатал на клавиатуре, изредка бросая быстрые взгляды на шефа.
   Дверь кафе распахнулась, впуская очередного посетителя. Пожилой мужчина, точнее даже старик, окинул взглядом зал кафе и, заметив, что Венедикт сидит за столиком один, направился к нему.
   Подойдя к столику, старик поинтересовался, свободны ли места рядом, удовлетворенно кивнул головой и присел напротив детектива.
   Заказав официантке бутылку пива и легкую закуску, старик снял соломенную шляпу и начал обмахиваться.
  - Извините, молодой, человек, - неожиданно обратился он к Венедикту. - Вы ничего нового не слышали о происшествии?
  - Простите, о каком происшествии вы говорите?
  - Ну как же, - оживился старик. - Неужели вы не ничего слышали о том, что произошло вчера вечером?
  - Нет, - показал заинтересованность Венедикт. - А что, собственно, произошло?
   Старик недовольно покосился на не вовремя подошедшую с заказом официантку. Он, откинувшись от стола, подождал, пока девушка поставит на стол бутылку пива, бокал и тарелочку с нарезанной ломтиками скумбрии, повесил шляпу на спинку стула, налил в бокал пива и, наклонившись с доверительным видом, негромко заговорил:
  - Вчера вечером мой кум ездил в гости к своей дочери. Ехал он по бетонке, знаете нашу бетонку? - старик вопросительно уставился на Венедикта карими глазами под кустистыми бровями. Увидев, что его слушатель утвердительно кивнул головой, оживился и продолжил. - Так вот, он проехал уже больше половины пути, когда увидел, что высоко в небе летает какая-то огромная птица. И вдруг от этой птицы вниз полетел сноп огня и как шандарахнет по дереву. То вспыхивает, как свечка и падает на дорогу перед самым носом идущей впереди машины. Кум говорит, что машина та неслась с огромной скоростью. А когда перед ней упало горящее дерево, так резко затормозила, что из под колес дым столбом пошел. И вот тут начинается самое интересное, - старик отпил пиво, рукой обтер пену с губ, хитро взглянул на детектива. - Из стоящей поперек дороги машины вышел мужчина. Одет он был обычно и вид у него был самый, что ни на есть заурядный. А следом за ним вышел второй мужчина. Вот этот-то мужик поразил моего кума до глубины души. Был он среднего роста. Кожа у него белого цвета с каким-то сероватым оттенком, представляете? Но самое примечательное у него, на это кум сразу обратил внимание, это голова. Была она большая, значительно больше нашей и была она грушевидной формы. А когда он повернулся и пошел к машине, Василий увидел, что у него огромные глаза, ярко-голубые и размером на половину лица, - старик замолчал и внимательно посмотрел на Венедикта, чтобы увидеть, какую реакцию вызвало у его собеседника такая необычная информация.
  Струкачев слушал старика очень внимательно, и на его лицо легла тень усиленной работы мозга. Этот факт не ускользнул от внимания старика, и он решил подлить еще масла в огонь. Он отхлебнул пива, вытер с губ пену, поставил бокал на стол и, довольно ухмыльнувшись, продолжил:
  - А вот носа он вообще не увидел и рта то же. И одет он был необычно, в какой-то длинный черный плащ с огромным капюшоном. Он, когда шел к машине, так взглянул на Василия, что тот от страха чуть Богу душу не отдал. Как он говорит, вроде и не сделал ему этот странный мужик ничего, а страх так и обуял его. Кум тогда долго еще стоял у горящего дерева, приходя в себя. Только когда приехала полиция, Василий быстренько убрался подобру-поздорову. Так вы ничего не слышали об этом?
  - Нет, извините, не слышал. А кум не говорил, что делали мужчины, когда вышли из машины?
  - Да ничего не делали. Подошли к горящему дереву, посмотрели, покрутили головами, о чем-то поговорили, сели в машину и, развернувшись, укатили назад в город.
  - А о чем они говорили, кум ваш не слышал?
  - Нет, - с сожалением произнес старик, - далековато было. Да кум еще и слышит плохо. Так что извиняй, милейший. Ничего Василий не слышал.
  - Интересную историю вы мне рассказали. Надо будет расспросить друзей, может, они знают какие-нибудь подробности. - Венедикт взглянул на часы. - О, извините. Мой обед уже закончился. Мне пора бежать на работу. А то начальство покажет мне кузькину мать.
  - Да, уж! Начальство завсегда такое. Я вот помню...
   Венедикт, еще раз извинившись за недостаток времени, пожелал старику приятного отдыха, встал и, взглянув на Алексея, направился на выход.
  
  2
   Венедикт сидел в машине и ждал Алексея, раздумывая над рассказом старика. Заяц вышел из кафе, неспешно, прогулочным шагом прошелся по улице, внимательно наблюдая за снующими туда-сюда пешеходами и автомобилями. Не заметив никакой слежки, подошел и быстро проскользнул в "Лексус" Венедикта.
  - Что тебе дед интересного такого рассказывал, что ты так внимательно его слушал?
  - Леша, не поверишь, но дед, сам того не ведая, поведал мне очень важные сведения по нашему делу. Во всяком случае, теперь мы знаем, что нашими противниками являются минимум два человека. И один из них весьма колоритный мужчина, с огромной грушевидной головой, белой кожей и большими голубыми глазами.
  - Странного типа ты обрисовал. И что ты думаешь по этому вопросу?
  - Что я думаю, что я думаю, - задумчиво бормотал Венедикт. - Ты, Леша, помнишь, я тебе как-то рассказывал о деле, которое я расследовал, еще будучи студентом второго курса. Дело касалось таинственного исчезновения девушки из закрытой ванной комнаты.
  - Помню. Насколько мне не изменяет память, тогда Андрей Во отправил девушку в параллельный мир при помощи зеркала... Но неужели ты решил, что один из наших преследователей прибыл к нам из параллельного мира? - удивленно спросил Алексей.
  - А вот это ты и выяснишь. Ты сегодня же отправляешься в командировку в город Крюков. Там ты встретишься с Ольгой Степановой Верновой и выяснишь, что она видела в том мире. За день, я думаю, ты управишься.
  - Венедикт, а как же ты останешься один, без охраны?
  - За меня не переживай. Я постараюсь быть предельно осторожным, и я буду ждать твоего звонка. Как-нибудь один день перекантуюсь без охранника.
  
  3
   Следующий день прошел неприлично спокойно, хотя Венедикт бродил и по самым людным местам, и по тихим улочкам, стараясь выманить преступников на себя. Но весь его труд пошел насмарку. Преступники на связь не выходили, и ничем свое присутствие не проявляли.
  Алексей позвонил уже поздно вечером. По его словам, Ольга Степановна Вернова после долгого лечения полностью пришла в себя, вышла замуж и укатила с мужем и дочерью в Германию на постоянное место жительства. А вот ее мама Лариса Карловна осталась жить в Крюкове, наотрез отказавшись уезжать с родины.
  Алексей встретился с ней, и та ему сказала, что по рассказам дочери в параллельном мире она видела существ очень похожих на людей. Были они все среднего роста, с большой грушевидной головой, с огромными ярко-голубыми глазами, с дырочками ноздрей без всякого намека на нос. Рот у них был без губ, поэтому казался лишь щелью на лице. Одеты все они были в одинаковые комбинезоны оливкового цвета. Между собой они общались на языке, очень похожем на птичье щебетанье. Иногда они вообще при встрече молчали.
  - Я думаю, что они общались на каком-то новом, не известном нам принципе. К ее появлению в их мире они отнеслись очень благожелательно. Но когда один из них заговорил с ней, говорил он на чистейшем русском языке без всяких признаков акцента. Выходит, Венедикт, ты был прав, когда высказал свое предположение об одном из преступников.
  - Леша, возвращайся домой. По твоем возвращении поговорим подробнее. Главную твою мысль я уловил.
  - Венедикт, ты так уверен в своих выводах, что даже не знаю, стоит ли тебя расстраивать?
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Я хочу тебе сообщить, что фамилия мужа Ольги Степановны...
  - Ну не томи, Леша. Добивай уж меня.
  - А, занервничал! Ну, так слушай. Лариса Карловна сказала, что фамилия ее дочери по мужу Карелова.
  - Что!? - воскликнул удивленно Венедикт, ненадолго задумался, потом нехотя произнес: - Должен признаться, ты меня потряс. Не будем говорить о делах по телефону. Возвращайся, и завтра утром встречаемся в кабинете Власова.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ
  
  48-38 годы до Рождества Христова
  1
   Анния снова осталась в этом жестоком мире одна и должна была сама заботиться о себе и своем малолетнем сыне. Многие мужчины племени приходили к ней с предложением объединить хозяйства и жить как муж и жена. Только Аннию настойчиво не отпускали воспоминания о сильных и ласковых руках Маробода, бессонных ночах супружеских утех. И не могла она изменить своему слову, данному ему.
  Теперь Анния все реже каталась на своем любимом айнгорне, с которым было связано так много в ее жизни. Слишком уж поглощали ее бесконечные домашние заботы. Все заботы о нем она поручила Светонию.
  Подросток, закончив дела по дому, с разрешения матери ежедневно незаметно исчезал из поселения и несся со всех сил далеко в горы, где его с нетерпение ждал Айк. Светоний набрасывал на его спину шкуру леопарда, вскакивал на спину и с удовольствием разъезжал на необычном животном по просторам необъятных лесов, благоразумно избегая редких поселений.
  В одну из таких дальних поездок он наткнулся на неизвестную ему пещеру. Юноша с любопытством вглядывался в темный проем пещеры. Интересно, что там, в ее глубине? А вдруг там он найдет нечто ценное, интересное. Он слышал, что в дальних, труднодоступных горных пещерах римляне частенько оставляли часть награбленных сокровищ, чтобы не слишком обременять себя во время дальних переходов для расширения римской империи.
  Светоний спрыгнул с Айка, бесшумными шагами подошел и робко заглянул в пещеру. На него пахнуло едва уловимым запахом тлена. Он в испуге отпрянул от входа. Необъяснимый страх обуял мальчиком. Ему был хорошо знаком этот запах. С ним он не раз сталкивался после бесконечных набегов тунгров. Оставленные ими трупы поселян еще долго лежали на улицах, распространяя вокруг тошнотворный запах, ибо их по несколько дней некому было хоронить.
  Любопытство стало властно овладевать им. Юноша долго и мужественно сопротивлялся, но вынужден был подчиниться ему, так как оно оказалось сильнее. Светоний неспешно внимательно огляделся. Вокруг никого не было видно. Его острый слух не улавливал никаких настораживающих звуков. Лишь беспечное пение сонма птиц. Айнгорн спокойно щипал травку недалеко от пещеры. Даже его очень чуткий слух, намного чувствительнее, чем у него, не улавливал опасных звуков.
  Светоний успокоился и уже смело шагнул в прохладную темноту пещеры. Он зажег заранее приготовленный факел. При его неверном, чадящем свете он увидел в глубине пещеры полуразложившийся труп своего отчима и почти истлевший труп сестры. Отчим и в смерти крепко прижимал к себе скелет любимой дочери. Светоний несколько минут грустно стоял над погибшими родственниками. На шее отчима он увидел на тесьме медальон, при помощи которого он из человека превратился в сатану.
  Светоний протянул руку, чтобы снять медальон, но какая-то неведомая сила остановила его. Со стороны входа словно подул на него легкий ветерок и донес до него слова:
  - Не трогай медальон, Светоний. Он не принесет тебе счастья или отдохновения. Оставь его.
   Светоний, удивленный оглянулся. Но в пещере по-прежнему никого не было, и только неистовое пение птиц доносилось снаружи.
  - "Надо будет приехать сюда с лопатой и похоронить их тела, согласно нашему обычаю", - направляясь к выходу, решил Светоний.
  
  2
   Анния подошла к воротам и стала всматриваться в спускающиеся на поселение сумерки.
  - "Где носит этого несносного мальчишку. Сейчас такое неспокойное время настало, снова активизировались тунгры. Скоро тьма опустится на землю, а его где-то носит", - Анния в сердцах захлопнула калитку.
   Она уже успела накормить ненасытных свиней, подоила коров, когда стукнула калитка и во двор вошел юноша, неся в руках шкуру добытой им на охоте лисы.
  - Ты где пропадал, Светоний? Ты, что, не знаешь, что тунгры бродят вокруг нашего поселения? - раздраженно набросилась Анния на сына.
   Светоний, насупившись, из-под лобья смотрел на разбушевавшуюся мать и его мучили сомнения. Нужно ли матери рассказывать о своей страшной находке? Нет рассказывать об этом сейчас совсем не время. Мать и так каждый день вспоминает о Марободе и дочери. Информация о находке может подкосить мать. Пусть лучше останется в неведении.
  - Я был на охоте и добыл тебе шкуру лисы, - пробормотал он негромко, протягивая матери шкуру лисы. - Ты можешь сшить себе новую шапку. Скоро наступит зима, станет холодно. Твоя старая шапка совсем уже износилась.
   Анния, пораженная заботой сына, смущенно замолчала. Уже ласково она взглянула на сына.
  - Сынок, ты стал совсем мужчиной, добытчиком, - она подошла к юноше и погладила его по светлым непослушным вихрям. - Через пару зим мы подберем тебе хорошую девушку в нашем поселении. Ты будешь жить в этом доме. А, если не хочешь, можешь занять дом, в котором родилась и выросла я.
  - Никуда я от тебя не уйду, - смутился юноша, - и вообще давай уж ужинать. Я изрядно проголодался.
  За несколько лет Светоний превратился в высокого сильного юношу. Будучи в семье единственным мужчиной, он взял на себя всю физически тяжелую работу.
  В холодное ноябрьское утро поселок и всю окрестность затянуло густым туманом. Немногочисленные жители поселения, оставшиеся в живых, с тревогой всматривались в густую пелену тумана и прислушивались к каждому доносившемуся звука. Многочисленные разведчики доносили, что поселение брухтеров снова обложили тунгры. Мужчины ни на мгновение не расставались с оружием и были готовы в любой момент вступить в бой с захватчиками.
   Туман начал рассеиваться, и жители поселения увидели спускающихся с гор тунгров.
  Воины были одеты в устрашающего вида кожаные рогатые шлемы. Их груди были защищены нагрудниками из толстой кожи лесных косачей. В руках они держали длинные пики и короткие мечи. За спинами некоторых из них висели колчаны с тонкими стрелами с медными блестящими наконечниками и привязаны длинные луки с натянутыми тетивами.
  Все население поселения в тревоге собралось у высокого каменного забора, с ужасом наблюдая за приближающимся многочисленным врагом.
  Светоний, увидев тунгров, и вооруженных мужчин племени, бросился в дом. Запыхавшись, он вбежал. Анния с удивлением смотрела на влетевшего в дом сына. Он, ни слова не говоря матери, подбежал к каменной стене, вытащил один камень и в образовавшейся нише взял сакс своего деда. Повесив его на пояс, бросился к дверям.
  - Ты куда это собрался, Светоний? - Анния встала, телом закрыв дверь, - и зачем ты взял сакс деда?
  - Ты, что, не знаешь, что на нас вот-вот нападут тунгры? Я пойду, чтобы вместе с мужчинами племени, воевать с ними. Я хочу отомстить им за смерть своего отца и сестры. Кровь мщения бурлит в моих жилах.
  - Куда ты пойдешь, мальчишка? Ты еще не научился меч в руках держать, а туда же, - гневно воскликнула мать. - Неужели ты хочешь умереть от руки тунгра и оставить меня одной.
  - Я уже не мальчишка, мама, если ты этого еще не заметила. И отец научил меня владеть мечом. Я хочу помочь нашим мужчинам отразить нападение тунгров, - упрямо и тихо проговорил Светоний, из-под лобья глядя на мать.
  - Замолчи, несчастный, и спрячься, если ты еще не вырос и не можешь драться. Убери подальше сакс деда и убирайся быстрее в лес.
   Светоний от охватившей его ярости заскрипел зубами. Но Анния была непреклонна. Юноша неохотно убрал меч в тайник и, шаркая от возмущения, подошел к окну и выглянул на улицу.
  Из своего укрытия он видел, как старшие мужчины в доспехах и с оружием перебегали от дома к дому, подбираясь ближе к противнику, прорвавшемуся через оборону входных ворот. По истошному крику ворона, служащего сигналом, со стороны воинов-брухтеров в тунгров взметнулась туча стрел. Двое воинов упали убитыми, несколько человек были ранены, и лежали на пыльной земле, поливая ее потоками крови. Они громко стонали и молили своих товарищей о помощи. Но в пылу битвы никто не обращал на них никакого внимания.
  От понесенных потерь тунгры пришли в ярость. Они бросились вперед, желая лишь одного - добраться до ненавистного врага и уничтожить его. Но брухтеры умело уходили от столкновения с превосходящими силами. Появляясь неожиданно, они выпускали в тунгров тучи стрел и снова исчезали, прячась за домами. Тунгры прошли все поселение до конца, но так и не смогли навязать брухтерам прямого столкновения. Обескураженные брухтеры собрались на краю поселения и начали совещаться о своих дальнейших действиях.
  - Мы сейчас должны уйти, - после долгих раздумий заговорил старый высокий воин. - Брухтеры применили новую тактику сражения. Они избегают прямого боя, потому что мы опытнее их в битве и нас больше. Нам нужно собрать больше воинов и снова прийти сюда. Мы рассредоточимся по всему поселку и пройдем его насквозь. Брухтеры будут вынуждены принять бой. И тогда мы победим их.
   Недовольно ворчащие воины были вынуждены согласиться со стариком. Закрывшись щитами, потеряв убитыми еще троих воинов, тунгры пробились к воротам, и ушли в лес.
   Анния с опаской выглянула за ворота. На улице было малолюдно. Соплеменники сгоняли разбежавшийся скот, убирали погибших, оказывали помощь раненным. Обнаружив раненных противников, они огромными ножами перерезали им горло и тащили за оборонительный забор.
  Анния, задумчивая, вернулась в дом. Сын по-прежнему стоял у окна и тревожно выглядывал во двор.
  - Светоний, сынок, подойди ко мне.
   Несколько удивленный, юноша подошел к матери и замер в ожидании.
  - Светоний, мое чутье подсказывает мне, что на этом наша битва с тунграми не закончилась. Никто не может предсказать исход битвы и на всякий случай я хочу тебе открыть одну тайну, которую когда-то открыл мне твой дед.
  Анния подробно рассказала сыну о камне знаний, показала Светонию, где лежит шкатулка с ним и веревочка с текстом заклинания. Она продиктовала текст заклинания сыну и строго-настрого наказала запомнить его.
  
  3
  Когда несколько улеглись тревоги, связанные с нападением тунгров, Светония охватила тревога за айнгорна. Через несколько дней юноша, взяв сакс отправился в лес, навестить айнгорна.
   Светоний вошел в пещеру и с грустью увидел лежащего на боку Айка. В его боку торчала стрела. Юноша бросился к айнгорну и с надеждой положил руку на его тело. Его пронзил холод мертвого животного. Заходили желваки на лице юноши, и оно словно окаменело от горя.
  Немного придя в себя, Светоний осторожно, чтобы не потревожить прах друга, вытащил из него стрелу. Внимательно осмотрел ее. По медному наконечнику определил, что ее выпустил тунгр. Непроизвольно стиснул кулаки, почувствовав, как ногти больно впились в ладони. Взглянув на труп айнгорна, обреченно сник, из его глаз полились непрошенные слезы. Юноша с испугом оглянулся, не видит ли кто его слабости? Но в огромной пещере он был один рядом с телом умершего Айка. Долго сидел печальный юноша.
   Стало смеркаться. В пещере стало заметно темнеть. Светоний встал с каменного пола, вытащил из-за пояса сакс и, взмахнув им, одним ударом отсек рог. Закопав айнгорна под высокой сосной недалеко от входа в пещеру, юноша отправился домой.
  Погода в тот день стояла холодная, ветреная. А к вечеру совсем испортилась. По темнеющему небу низко неслись черные дождевые тучи. Не успел Светоний пройти и нескольких сотен шагов, как начался дождь. Юноша запахнул плотнее накидку, перетянул ее кожаным ремнем, чтобы сохранить остатки тепла.
  Но тут сплошным потоком хлынул дождь и мгновенно промочил Светония до нитки. Юноша с тоской взглянул на затянутое тучами небо и ускорил шаг. А дождь замолотил еще сильнее, больно ударяя по плечам.
  Светоний с надеждой осмотрел темную громаду стоящего перед ним леса в поисках временного убежища. Его зоркий взгляд увидел на темном фоне леса черное пятно. Светоний бросился к нему, осознав, что это пещера, которая может дать ему временное убежище и защиту от непогоды. Запыхавшись, он вбежал в пещеру и радостно перевел дыхание. Теперь жить можно. До утра он проведет время под сводами пещеры, а утром, с восходом солнца, отправится домой.
  Светоний отошел в глубину пещеры и, сбросив с плеч промокшую насквозь накидку, постелил ее на пол. Свернувшись калачиком, уставший, изможденный переживаниями, юноша моментально заснул.
  Проснулся он от холода, лишь первые лучи солнца стали пробиваться в чрево пещеры. Юноша вскочил и выглянул из пещеры. Небо было по-осеннему глубоко синим. Тучи исчезли с неба, но погода была прохладной. Светоний, засунув рог айнгорна за пазуху, быстрым шагом направился в свое поселение.
  Встревоженная Анния встретила его у ворот своего подворья.
  - Светоний, где ты пропадал целый день и ночь.
   Юноша грустно взглянул на мать, с трудом сглотнул вставший в горле ком.
  - Мама, я принес тебе плохую весть. Айк погиб. Его сразила стрела тунгра. Я срезал рог, а самого его похоронил. - Светоний достал розовый рог айнгорна и протянул его матери, тщательно стараясь не смотреть в ее лицо, по которому потекли слезы отчаяния и сожаления.
  - Ничего, мама, поплачь от горя. А появятся здесь тунгры, я сполна отомщу им и за отца, и за Маоту, и за Айка, и за тебя.
   Анния лишь молча согласно кивнула головой и ушла за перегородку.
  
  4
  Слова Аннии оказались пророческими. Через две недели тунгры снова напали на поселение. В поселении среди уставших от бесконечных нападений брухтеров произошел раскол.
  Часть жителей, услышав о приближении тунгров, поспешили укрыться в ближайших лесах и пещерах. Остальные, которых оказалось около половины, приготовились драться с тунграми не на жизнь, а на смерть. Раз и надолго разобраться с захватчиками.
  В числе последних была и Анния. Она достала сакс своего отца и долго сидела, оттачивая его. Когда Светоний заикнулся, что он уже взрослый мужчина и может встать рядом с взрослыми мужчинами и женщинами, Анния накричала на него и приказала сидеть дома и не высовываться на улицу.
  А с рассветом в поселение пришел густой осенний туман. Возле своих домов застыли в готовности старики и женщины, держа в руках короткие мечи и длинные пики; за спинами некоторых их них висели туго натянутые луки и колчаны с длинными тонкими стрелами.
  Истошный крик ворона со стороны поселковых ворот просигнализировал, что враги пошли в наступление. До замерших в ужасе жителей донесся шум битвы. И этот шум начал медленно, но неуклонно приближаться. Защитники поселения медленно, неся тяжелые потери, отступали под натиском тунгров.
  Светоний, сидя в доме, с ненавистью посмотрел на свои тонкие, дрожащие от волнения руки, с недоразвитыми юношескими мускулами и на его глазах выступили слезы отчаяния. Он услышал, как у ворот громко закричала мать, призывая соседей к бою с ненавистными тунграми.
  Светоний, забыв о наказе матери, вскочил со скамьи и бросился в подворье. Пробегая мимо пня, выхватил из него топор. Выскочил за ворота и увидел толпу соседей, решительно идущих за матерью.
  Он удобнее перехватил топор и, расталкивая соседей, ужом просочился к матери. Анния обернулась, чтобы посмотреть на наглеца, который посмел сильно ее толкнуть.
  Увидев сына, пришла в ярость. Она хотела ему что-то прокричать, но впереди показалась толпа разгоряченных боем тунгров и все ее внимание переключилось на врагов. Она остановилась, высоко подняла сакс и громко закричала вороном. Старики и женщины ответными криками поддержали своего предводителя и ринулись на тунгров.
  Битва была жестокой. Тунгры, разъяренные своим прошлым поражением, бились с небывалой жестокостью. Брухтеры, понимая, что они обречены на неминуемую гибель, бились не на жизнь, а на смерть. Тяжелейшие потери несли обе стороны.
  Анния наносила удары саксом направо и налево, ловко уходя от ударов противника. Рядом с ней махал топором Светоний. Перед юношей возник огромного роста тунгр. В одной руке у него был боевой топор, на другой - висел щит и на ремне из кожи висела огромная дубина, конец которой был утяжелен большими медными шипами.
  Светоний, подпрыгнув изо всех сил высоко вверх, нанес топором удар в лицо противника. Топор со звоном впился в вовремя подставленный щит. Свирепо рассмеявшись, тунгр отбросил далеко в сторону щит, с застрявшим в нем топором юноши, и, подняв вверх свою страшную дубину, нанес удар по голове Светония. Удар пришелся в то время, когда юноша, пытаясь уйти от удара, сделал прыжок в сторону. В глазах у него мгновенно потемнело, и он, как подкошенный, безвольно рухнул в дорожную пыль.
  Очнулся он от того, что его кто-то куда-то тащит. Он застонал от боли и с трудом приоткрыл залитые кровью глаза. Светоний увидел мать, которая, взяв его за штанины, с трудом переставляя ноги, медленно, рывками тащит его куда-то по дороге. С ужасом он увидел торчащую в груди матери тонкую стрелу тунгров, которая, словно живая, шевелилась при каждом малейшем движении женщины. Он попытался разъединить спекшиеся губы, чтобы остановить мать, но снова потерял сознание.
  Когда он очнулся в очередной раз, его поразила гнетущая тишина. Лишь какой-то сип изредка нарушал тишину. Он с трудом разъединил веки и удивился окружающей темнотой.
  - "Я, наверно, уже умер и нахожусь в мире мертвых" - решил юноша.
   Прошло еще немало времени, пока Светоний решился пошевелить рукой. Его пронзила острая боль. И, казалось, боль сливалась к воспаленному мозгу со всех сторон его тела.
  - "Странно, я умер, а боль чувствую. Может, я еще живой?".
   Светоний скосил глаза и увидел странное светлое пятно. Он с трудом слегка пошевелил пальцами и почувствовал под ними холодный камень.
  - "Похоже, что я нахожусь где-то в пещере, но где же мама?".
   Светоний с трудом повернул голову и ему показалось, что в ней что-то переливается из одного сосуда в другой. От пронзившей его мозг боли он закрыл глаза. Когда он решился вновь открыть глаза, недалеко от себя увидел лежащую мать. Анния лежала на спине, со свистом втягивая в себя ставший вдруг таким густым воздух. Юноша, застонав от боли, с трудом, часто останавливаясь для восстановления сил, подполз к матери. С болью он увидел, что в ее груди продолжает торчать стрела. Сцепив от боли зубы, он протянул дрожащую руку и схватился за стрелу.
  - Нет, Светоний, не трогай ее, - неожиданно услышал юноша и вздрогнул от неожиданности. Он, едва сдерживая рвущийся наружу стон, повернул голову в сторону матери. - Уже поздно, сынок, - Анния разговаривала с сыном, не открывая глаз, угадывая действия Светония интуитивно, на уровне подсознания. - Возьми у меня в сумке шкатулку и веревку. Ты помнишь, что я тебе говорила?
  - Помню, мама.
  - Я притащила тебя в пещеру, где лежат твои отец и сестра, - женщина с каждым словом говорила все тише и тише. Светоний был вынужден наклоняться к матери, чтобы слышать ее. - Я давно нашла их последнее пристанище, но не хотела тебя расстраивать. Они... лежат... в глубине пещеры. Не успе... - Анния конвульсивно дернулась несколько раз и застыла неподвижно.
   Светоний оглянулся. В лучах восходящего солнца он увидел сидящих у стены отчима и сестру. Юноша, достав из сумки матери шкатулку с камнем знаний и веревочкой, обессилено замер рядом с ней. Хотел достать рог айнгорна, но сил для таких сложных действий уже не было. Опрокинувшись на спину, пытаясь восстановить быстро растрачиваемые силы, он с удивлением почувствовал дрожь скалы.
  - "Это я дрожу, или началось землетрясение?" - вяло подумал он.
   И словно в ответ на его вопрос земля под ним заходила ходуном, послышался страшный грохот. С вершины скалы покатились камни, засыпая вход в пещеру. Светоний с ужасом смотрел, как каменный поток, заваливая вход, начал засыпать труп матери.
  С криками боли, он с трудом развернулся и пополз вглубь пещеры. Уже в полной темноте, на ощупь, тяжело с хрипом дыша, он дополз до отчима и сестры, облокотился спиной на стену пещеры и обессиленный замер. Вскоре Бог принял его душу.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ
  
  1
  Когда Алексей вошел в кабинет Власова, хозяин кабинета и Венедикт сидели с напряженными от тяжелых раздумий лицами.
  - Наконец-то прибыл, - недовольно пробурчал Венедикт. - Можно подумать, что ты с другого конца света добирался. Давай быстрее располагайся, и приступим к обсуждению имеемых фактов.
  - Я и так несся по трассе, как ужаленный. Даже позавтракать не успел. Не говоря о том, что я немытый, небритый, - виновато оправдывался Алексей, усаживаясь на единственный свободный стул.
  - Ладно, хватит бормотать оправдания, - улыбнулся Венедикт. - Повтори, что ты мне сказал по телефону.
  - Я тебе говорил о двух фактах - а именно, Лариса Карловна поведала мне о встрече ее дочери в параллельном мире с разумными существами, описание которых подпадает под описание одного из преступников, и второй факт касается того, что фамилия дочери по мужу Карелова.
  - Так, с первым фактом нам более-менее понятно. Обсудим подробнее второй факт. Он в данный момент более важный. Итак, судя по словам Ларисы Карловны, ее дочь носит фамилию Карелова. Но у нас уже есть одна Карелова - Тамара Степановна. Какие выводы мы можем сделать из этого? У кого какие есть размышления? - Венедикт вопросительно оглядел своих собеседников.
  - Первое, что приходит на ум, - робко предположил Власов, - что у профессора есть брат, или, может быть сын, соответственно, то же Карелов.
  - А второе, - вставил Алексей, воспользовавшись тем, что подполковник задумался, размышляя над своими собственными словами, - совсем уж криминал. Преступники убивают всю семью Кареловых, и, забрав документы, проживают под их именами.
  - Да, но тут могут быть варианты, например, один из них преступник, второй насмерть запуганный, - Венедикт взглянул на Власова. - Или они просто похитили документы у четы Кареловых. Сергей Павлович, необходимо узнать все о профессоре Карелове - где родился, вырос, какое учреждение окончил, бывал ли за границей? Когда, с какой целью, и на какой срок? Нам нужно знать об этом человеке все и даже больше. Это же касается и Тамары Степановны.
  - Это сделать несложно, - Власов нажал кнопку вызова дежурного по отделу.
  - Алексей, ты сейчас возвращаешься в Крюков. Покажешь фотографии Тамары и Владимира Михайловича Ларисе Карловне. Знает ли она кого-нибудь? Пока не говори ничего о деле. Придумай что-нибудь по дороге для оправдания своего интереса. А я с вашего разрешения хотел бы поговорить с Кареловой. Буду действовать нахрапом. Может она и расскажет нам, что происходило и происходит на самом деле?
  
  2
   В комнату для допросов постучали и полицейский, открыв дверь, ввел Карелову.
  - Присаживайтесь, Тамара Ивановна, - пригласил Венедикт, внимательно рассматривая женщину.
   В какой-то момент Венедикт взглянул в глаза женщины и увидел в них тщетно скрываемый неотступный животный страх за свою жизнь. Тамара слишком хорошо знала, что с ней будет, стоит ей открыть рот и заговорить об этом необычном деле.
  - Тамара Ивановна, вы ничего не хотите рассказать мне об известном вам деле?
  - Нет, Венедикт Игоревич, ничего нового я вам сообщить не могу, - с трудом сдерживаясь, чтобы не зарыдать едва слышно проговорила она, тщательно избегая внимательного взгляда детектива. - Все, что я знала, я вам рассказала.
   Венедикт встал со стула и прошелся по комнате. Остановился у сидящей женщины.
  - Да, нет, Тамара Ивановна. Вы сообщили нам не все. Точнее говоря, вы рассказали нам совсем не то, что соответствует действительности.
  - Я вас не понимаю.
  - Прекрасно понимаете, Тамара Ивановна. Мы все равно докопаемся до истины, с вами или без вас. Не скрою, с вами это будет быстрее. И сами понимаете, если вы будете с нами сотрудничать, суд учтет этот факт при выносе приговора.
  - Вы не понимаете, что это за люди! Стоит мне сейчас заговорить, и моя жизнь на этом закончится. Впрочем, это и не люди вообще.
  - Мы знаем, что один из них существо из параллельного мира, а второй - человек. Если можно так сказать о том, в кого он превратился. Ведь Станислав - суть продукт воспитания Владимира Михайловича, а воспитатель из него весьма специфический.
   Фразу о втором преступнике Венедикт сказал наугад. Почему-то эта мысль постоянно преследовала его с того момента, когда старик в кафе рассказал ему о встрече своего кума с необычной компанией из черного "БМВ". При этой фразе детектив заметил, что женщина вздрогнула и сникла. Ага, значит, и эта его версия была верна.
  - Тамара Ивановна, эти люди действительно серьезные. И если Станислав - алчный, жестокий, не признающий норм человеческой морали, но человек, то второй преступник - существо вообще не из нашего мира. Он обладает теми возможностями, которых лишен человек. Например, он может воздействовать на мозг человека, блокировать некоторые его функции. Воспользовавшись своими необыкновенными способностями, он принял участие в убийстве вашего любовника Кулика, - Венедикт снова высказал лишь свою догадку, но по реакции допрашиваемой, с удовольствием убедился, что и на этот раз он не ошибся. - Но уверяю вас, на каждую силу найдется другая, не менее серьезная.
   Странно, но у Венедикта неожиданно возникло непреодолимое желание отправить женщину в камеру, а самому ехать за Зайцем. Посопротивлявшись недолго этому несвоевременному желанию, он отправил Карелову в камеру, а сам пошел в кабинет Власова.
  Какого же было его удивление, когда, зайдя в кабинет, вместо хозяина кабинета, он увидел в углу кабинета темный силуэт странной фигуры. Странный объект вышел на свет и перед ним возник одноглазый Шешонок. Одет он был в современный костюм. Имел он, не смотря на страшную худобу и лихорадочный блеск глаза, вид вальяжного и довольного жизнью пожилого господина.
  Медленно проплыв над полом, он занял место хозяина кабинета, совсем потерявшись в необъятном кресле. Он повелительно указал рукой Венедикту на стул против стола. Струкачев послушно занял указанное место.
  - Венедикт, я оказал тебе небольшую услугу, предотвратив гибель твоей жены.
  - Нет, нет, Шешонок, - спокойно проговорил Струкачев, - это неприятное событие можно рассмотреть и с другой стороны. Ты просто, выполняя Его волю, спас девочку, которой я должен передать перстень царя Соломона.
   От этих слов Шешонок скривился и его единственный глаз недовольно сощурился. Он бросил быстрый взгляд на собеседника и отвернулся.
  - Хорошо, ты немного прав в своих рассуждениях. Но ты еще не знаешь, что в данный момент убийца Кулика и его сообщник едут за твоим товарищем. Они хотят сделать так, чтобы он не доехал до Верновой.
  - Шешонок, ты можешь помочь мне предотвратить преступление против моего друга? Ты же понимаешь, что моя жизнь и жизнь женщины, что носит под сердцем нужную тебе девочку, зависит от жизни этого мужчины?
  - Венедикт, я помогу тебе спасти твоего друга и приехать к Верновой раньше твоих противников. Но большего от меня не жди.
  - Спасибо, Шешонок. Большего мне не надо от тебя. Все остальное я сделаю сам.
   Венедикт ехал по ночной трассе в Крюков. Внезапно перед ним возникла вибрирующая арка. Осознав, что это помощь старого колдуна, он благоразумно выключил фары и в полнейшей темноте без колебаний въехал в нее. Появился он на трассе в момент, когда существо из параллельного мира потащил на плече Зайца в старинный, одиноко стоящий дом.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
  
  1
   Ольга очнулась, почувствовав, что лежит на твердом полу. Собравшись с духом, она приоткрыла один глаз и увидела, что находится в какой-то пустой комнате. Ее неожиданно захлестнула паника. Она открыла второй глаз, набрала в легкие воздух и хотела заверещать от отчаяния. Громко, чтобы все услышали, как ей сейчас одиноко и плохо. Но ужас так сдавил ей горло, что из него послышался лишь сдавленный хрип. Через несколько мгновений она прокашлялась. Ужас пощадил ее, отпустил, но кричать ей почему-то неожиданно расхотелось. Опираясь на стену, она поднялась на противно трясущиеся ноги и с изумлением увидела, что стоит она в комнате абсолютно голая, прикрытая лишь редкими и жиденькими шапками пены от ее любимого шампуня. На полу под ней уже натекла небольшая лужица ароматной воды. Девушка испуганно оглянулась, не видит ли ее кто-нибудь в таком неприглядном виде. Увидев, что она в комнате одна, Ольга с облегчением выдохнула. Что будет дальше - неизвестно. Но на данный момент один положительный фактор в ее пользу.
  Девушка смутно вспомнила, что последнее, что она делала перед этим необычным происшествием - принимала ванну. Она случайно бросила взгляд на слегка запотевшее зеркало в ванной комнате. И увидела, что оно стало неожиданно темнеть, и потом в нем открылась невероятная картина какого-то иного мира. Ольга хотела удивиться, но в ванной комнате вдруг стало темнеть, воздух неожиданно стал непривычно густым, осязаемым. И ей стало совсем не до этого. И вдруг она с ужасом почувствовала, как неведомая сила подняла ее из воды и неотвратимо потянула к зеркалу. Она, словно перышко, подлетела к нему и ее начало затягивать в зазеркалье. Ольга попыталась схватиться за края рамы зеркала, но силы были не равны. И вот она здесь. Узнать бы еще, где?
  Ольга с любопытством огляделась. Комната была большой, и уныло пустой. Элементарной табуретки и той не было. И было очень странно, что в комнате не было окон. С удовлетворением Ольга заметила дверь. Если есть дверь, значит, возможна связь с внешним миром.
  Стены и потолок излучали приятный бело-голубой свет. Немного холодноватый, но он вселял в девушку спокойствие и уверенность в благополучном завершении этого необычного перемещения.
  - "Уж, не в дурдом ли я попала?" - мелькнула в голове мысль, когда ознакомилась с этим странным помещением, где она находилась, - "А воспоминания о зеркале и прочем, это лишь плод фантазии моего воспаленного мозга? Но с другой стороны, я же не дура. А если и дура, то не с медицинской точки зрения".
   От этих неприятных мыслей Ольга совсем приуныла. Мысли, одна противнее другой цинично терзали ее и так уставший от всех потрясений мозг.
   Ее пытки были бесцеремонно прерваны неожиданным шумом, доносившимся из-за стен комнаты. Ольга с трудом отбилась от терзавших ее мыслей и прислушалась. А ее взор автоматически с ожиданием устремился на дверь. И снова послышался какой-то шум, похожий на щебетание птиц. Девушка очень удивилась и подошла к дверям ближе, чтобы лучше слышать. Но шум неожиданно утих, и дверь бесшумно отворилась.
  В помещение вошло странное существо. Было оно очень похоже на человека, но имело и существенные отличия. Было оно на полголовы ниже Ольги, хотя сама она считала, что ей совсем не мешало бы прибавить сантиметров десять. Голова была без волос и имела грушевидную форму. Большую часть лица занимали огромные ярко-голубые глаза, словно подсвечиваемые изнутри. А вот на нос, рот и уши природа явно пожадничала. Вместо нормальных человеческих носа и ушей жалкие отверстия. А для рта природа просто сделала разрез почти в самом низу лица. Но у этого существа были перед Ольгой одно явное преимущество - он был одет. Ольга с завистью посмотрела на комбинезон оливкового цвета со множеством карманов. Как бы он сейчас подошел ей. А оливковый цвет так подошел бы к ее зеленым глазам.
  Увидев перед собой обнаженную девушку, которая безуспешно руками пыталась прикрыть интимные, по ее мнению, места, существо в изумлении остановилось. Ольга с удивлением услышала со стороны головы существа странную какофонию звуков, словно кто-то быстро-быстро крутит ручку настройки радиоприемника. Но вот до девушки донеслись знакомые слова. Поток звуков прекратился, а существо на обычном человеческом языке обратилось к Ольге.
  - Как ты сюда попала и почему ты обнаженная? - спросило оно, но при этом, как заметила Ольга, его подобие рта даже не сделало и намека, чтобы открыться.
  - Кто? Я? - спросила девушка, глупо улыбаясь.
  - Но как вы могли заметить, здесь больше никого нет, кроме меня и вас.
   Ольга окинула взглядом всю пустую по-прежнему комнату и, взглянув на существо, вяло улыбнулась.
  - Извините, это я от избыточного волнения. Я, видите ли, принимала ванну и вдруг, висящее на стене зеркало, потемнело и меня втянуло в него. Так я оказалась здесь, - Ольга покраснела от смущения и заискивающе попросила:
  - Извините, но вы не могли бы дать мне что-нибудь из одежды. А потом объяснить, где я нахожусь, - насколько могла доброжелательней, произнесла девушка.
   Физиономия хозяина комнаты недовольно скривилось. Но он промолчал. Молча, подошел к стене и взмахнул рукой. Как по мановению волшебной палочки, часть стены бесшумно отошла в сторону, открывая нишу. Существо достало из ниши комбинезон огромных размеров, и бросил его девушке. Ольга, забыв о приличии, оторвала руки со своих интимных мест и бросилась его ловить. Прикинула его на себя и поняла, что он на несколько размеров больше необходимого ей. Она вопросительно посмотрела на существо.
  - У нас одежда с автоматической подгонкой под нужный размер, - ответило существо на ее вопросительный взгляд, и с трудом оторвал взгляд от созерцания прелестей девушки.
   Ольга пожала недоуменно плечами и начала одеваться. Стоило ей влезть в огромный комбинезон, как он начал быстро уменьшаться в размерах, нежно, но настойчиво обнимая все ее тело. Девушка сделала несколько движений, проверяя, не мешает ли ей одежда. Комбинезон послушно выполнял все движения, нисколько им не мешая и не сковывая тела. Ольга с благодарностью взглянула на существо и улыбнулась.
   Хозяин комнаты сделал несколько пасов и посреди комнаты из пола поднялся стол и два очень удобных кресла. Оно сделало пригласительный жест и само заняло одно из кресел. Девушка заняла свободное.
  - Как тебя зовут, человек?
  - Ольга. Ольга Степановна Вернова.
  - Меня зову Вел. И, отвечая на ваш вопрос, сообщаю, что вы находитесь в мире, параллельном вашему.
  - А где он находится, этот ваш параллельный мир?
   Лицо Вела скривилось. Но на этот раз эта гримаса должна была обозначать улыбку.
  - В данный момент вы находитесь, может быть, на месте вашей ванны, из которой какая-то сволочь отправила вас к нам. Просто наши миры сдвинуты по временной фазе относительно друг друга. Поэтому мы никогда не можем пересечься. Но некоторые из людей могут эти фазы синхронизировать и попадать в другие миры. И таких миров в природе существует очень много.
   Ольга широко открытыми глазами смотрела на своего странного собеседника, боясь упустить хоть одно слово.
  - А я могу вернуться в свой мир? - робко спросила она, нетерпеливо дождавшись, когда Вел закончит свои пояснения.
  - Не знаю. Насколько я владею информацией, вас могут вернуть только из вашего мира.
  - Что, я никогда не смогу вернуться в свой мир? - с отчаянием произнесла Ольга и почувствовала, как все ее существо стала охватывать паника.
   Вел неопределенно пожал плечами и задумчиво взглянул на непрошенную гостью.
  - "И что теперь делать с нею? Без нее забот хватает. Тут Лакаш активизировался, к власти рвется".
  
  2
   Ольга открыла рот, чтобы спросить, кто это может сделать, но за стенами помещения снова раздались очень странные звуки, похожие на щебетанье птиц. Девушка вопросительно посмотрела на собеседника и с удивлением заметила, что его и так бледная кожа стала еще бледнее.
  - Что-нибудь случилось, Вел? - встревожилась она. - Что тебя так взволновало?
   Ее новый приятель опасливо посмотрел на стену, подошел к Ольге и зашелестел над ее ухом.
  - Это долгая история, но если сказать коротко, то у нас здесь идет великая битва за власть.
  - Вот возьми этот амулет. Когда тебе понадобится моя помощь, подойди к зеркалу, направь амулет к нему, и я явлюсь.
  
  3
   Ольга открыла глаза и удивленным взором уставилась на склонившегося над ней молодого человека, который держал ее запястье. Она с трудом оторвала взгляд от голубых глаз юноши, опустила голову и густо покраснела, увидев, что совершенно голая. Только медальон висел на шее. Ей неожиданно стало очень, очень холодно, и ее тело стала сотрясать дрожь.
  - "Почему я голая? Совсем недавно я была одета в комбинезон оливкового цвета, в котором мне было так уютно и тепло. И кто этот красивый юноша, что склонился надо мной? И вообще, что со мной происходит?".
  Ольга испуганно вздрогнула и сжалась, когда раздался громкий стук и в комнату с шумом ворвался второй мужчина. Был он значительно старше первого и в милицейской форме. Увидев на полу обнаженную девушку, он бросился к шкафу, достал форменную тужурку и набросил на нее. Юноша, благодарно взглянув на него, легко поднял ее на руки и перенес на диван. Вскоре прибыли медики, ее на носилках отнесли в машину скорой помощи и отвезли в больницу.
  Оказалось, что врачи скорой помощи были излишне оптимистичны, когда обещали, что через несколько дней ее выпишут. Девушка пережила тяжелейший психологический стресс. Да еще и беременность... В общем, в больнице Ольга пробыла около двух месяцев.
  Мама практически постоянно находилась около дочери. А однажды к ней неожиданно пришел Андрей Во. Принес большой букет цветов, целую сумку различных фруктов. Мама с негодованием смотрела на Андрея и наотрез отказалась оставить молодых одних, несмотря на просьбы непрошеного посетителя.
  Андрей сообщил, что он сам уволился из рядов МВД и сейчас он ищет новую, более интересную и престижную работу. Каялся, что очень сожалеет о содеянном. И сам не может никак разобраться, как это произошло. Долго и нудно жаловался, что ему очень плохо без нее, слезно просил простить его и выйти за него замуж, чтобы вместе растить их будущего ребенка.
  Ольга равнодушно слушала разглагольствования мужчины, который еще совсем недавно был ее первой и самой большой любовью. Она смотрела на кукольно красивое лицо мужчины и искренне удивлялась, как она могла его любить. Что в этом мужчине было такое, что могло поразить ее в самое сердце, почему она бросила к ногам этого самодовольного, самовлюбленного мужчины свою женскую честь? Почему позволила ему цинично растоптать ее первое чувство?
  Монолог Андрея продолжался несколько минут, в течение которого Лариса Карловна сидела в ногах дочери на стуле, нетерпеливо ерзала и с тревогой следила за ее лицом. Какое решение примет ее в одночасье повзрослевшая дочь в отношении этого проходимца?
  Ольга слабо пошевелила рукой. Андрей замолчал и вопросительно посмотрел на девушку.
  - Пошел вон, - едва слышно прошептала Ольга.
  - Что ты сказала, любимая? Извини, я не расслышал, что ты сказала.
  - Она сказала, чтобы ты пошел вон отсюда, - торжествующе громко сказала Лариса Карловна. - А ее ребенка мы воспитаем сами, подонок.
  - Ну, знаете ли, попрошу выбирать выражения.
  - Пошел вон, или тебе еще адрес указать, куда надо двигаться?
   Во вспыхнул от охватившего гнева, его ладони сжались так, что побелели костяшки пальцев. На красивом мужественном лице заиграли желваки. Он, ни слова не говоря, резко повернулся и вышел из палаты, громко хлопнув дверью.
   Ольга отвернулась к стене и уставилась на сидящую на ней муху. На глаза навернулись слезы и побежали по щеке, прокладывая на матовой коже мокрую дорожку.
  Мать привстала со стула, погладила дочь по голове.
  - Ничего доченька, ничего. Зато у нас с тобой будет ребеночек. Не переживай, мы сможем его поднять. Нас все-таки двое. Неужели ж мы одного ребеночка не прокормим?
   Уже живя в Германии, Ольга узнала, что ее первая любовь и отец ее дочери был найден в каком-то старом, давно заброшенном здании, убитым. Велось следствие, но убийца, насколько ей было известно, так и не был найден.
  
  4
   Через день в больнице появилась ее закадычная подруга Тамара Корнилова, с которой они все школьные годы дружили и только после окончания ее разошлись их жизненные пути. Ольга пошла в химический институт, а Тамара поступила в университет на механико-математический факультет. Их встречи стали по большей части случайными, но иногда и созванивались. И тогда они целый день бродили по улицам и паркам города и говорили, говорили, забывая иной раз даже зайти в кафешку, попить кофейку.
   Влетела в палату, заохала, заахала, бросилась обниматься, расспрашивать о случившемся. Ольга отделывалась общими фразами, старательно избегая неудобных подробностей. И уж, конечно, ни слова о месте, где она побывала. Тамара, не знающая никаких подробностей об этой необыкновенной истории, вполне удовлетворялась ответами подруги. Было хорошо заметно, что ее одолевали какие-то свои мысли, и вопросы Ольге задавала исключительно ради приличия.
  Несколько успокоившись, села напротив Ольги и покосилась недовольно на мать. Лариса Карловна поняла, что у подруг есть необходимость посекретничать. Смутившись, вскочила и, предупредив дочь, что ненадолго выйдет в близлежащий магазин за продуктами, пока у нее будет подруга.
  Только женщина вышла из палаты, Тамара схватила подругу за руку и, вся зардевшись от радости, затараторила о том, что у нее появился любовник, человек вполне зажиточный и добрый. Он обещал, что, когда его болезненная жена умрет, женится на ней.
  - Она такая мымра, каждый день его поедом ест. Только в моих объятьях он и находит отдохновение от своей жены.
  Ольга смотрела на счастливое лицо подруги и ее собственные тяжелые и неприятные мысли постепенно отходили на второй план.
  - А кто он, Катюша?
  - Он профессор, читает у нас математику.
  - Так он, наверно, старый уже? - удивилась Ольга, приподнявшись на подушке.
  - Ну и что, что старый. Подумаешь, на каких-то тридцать лет старше меня. Зато он очень представительный, солидный мужчина. Так что я надеюсь, что скоро я стану Кареловой Тамарой Степановной. Красиво звучит, правда?
  - Но если он такой старый, то и в постели... - Ольга смущенно замолчала, не находя подходящих слов, чтобы не обидеть свою старую подругу.
  - И что? Подумаешь! Мне бы только женить его на себе, а для постельных утех я найду себе молодого и здорового любовника, - захваченная своими мечтами, она даже внимания не обратила на смущение подруги.
  - Но это же неприлично.
  - Ой, да перестань ты чепуху пороть. В борьбе за благополучие все средства хороши.
  
  5
   Ольга, выйдя из больницы, восстановилась в институте, успешно сдала курсовые экзамены. Жизнь постепенно входила в свою колею.
  Все реже она вспоминала странную жизнь где-то там, за гранью человеческого разума. Какие-то обрывочные фантастические воспоминания о странных существах, очень похожих на людей, но с большими грушевидными головами, с яркими пронзительно голубыми глазами, занимающими большую часть лица.
  Странные это были существа. Были они все поголовно, и взрослые и, наверно, дети, поскольку были значительно ниже других, одеты в одинаковые комбинезоны оливкового цвета, и не было у них ни мужчин, ни женщин. Все были однополые. Впрочем, в этом Ольга не была стопроцентно уверена. Может, и были. Ведь как-то появлялись у них маленькие существа. И общались друг с другом они беззвучно, телепатически. Встанут напротив друг друга и стоят, даже не раскрывая некоторого подобия рта в виде тонкой щели, лишенной даже намека на губы в земном понимании. Постоят так несколько минут и расходятся. Побеседовали, называется! И их, так называемые, лица при этом не выражали никаких эмоций, ни радости, ни горя, ни удовлетворения или сочувствия. Словно это были не живые лица, а лишь биологические маски, в которые их создатель забыл вставить мимические мускулы.
  Ольга поняла, как прекрасен все-таки Человек, умеющий и радоваться, и огорчаться, гневаться и благодушничать. И все чувства, эмоции при желании легко прочитать на его лице.
  И носа у них не было. Лишь две небольшие дырочки, где-то между огромных глаз, через которые поступает в их легкие воздух. А когда они чем-то встревожены, дышат они даже со свистом. Бедные существа! Это же так приятно, в минуту, например, задумчивости почесать свой личный, Богом данный, нос. А эти... Они и этой радости лишены.
   Но говорить они могут и на нормальном человеческом языке. Когда она попала в этот загадочный мир, с ней беседовало одно существо. И, между прочим, на очень грамотном русском языке. Многим жителям нашего мира можно было бы у него поучиться родному языку. В чем, в чем, а в литературном языке Ольга разбиралась очень хорошо. Недаром провела много часов за чтением российской и зарубежной литературы. И она была искренне удивлена безупречному языку этого субъекта.
  На четвертом курсе пришлось взять академический отпуск. У нее родилась дочь. Назвали девочку Александрой. Маме и ей пришлось покрутиться, чтобы не бросить институт. Еще долго Ольга вспоминала бессонные ночи у кроватки малютки и над учебниками.
  После окончания института направили ее на химическое производство. Она пришла в необыкновенное смятение, когда узнала, что начальником ее цеха был инженер по фамилии Карелов. Звали его Станиславом Владимировичем.
  - "Интересно как! Карелов... Кажется это достаточно редкая фамилия. А мне в последнее время второй раз она попадается. Кажется, у профессора, любовника Тамары такая же фамилия. Это однофамильцы, или родственники? Надо будет у Тамары спросить".
   И как нарочно подруга куда-то исчезла. Не отвечала ни на городской, ни на мобильный телефон. Мама Тамары отвечала на ее вопросы неохотно, ничего конкретного не говорила, где дочь, чем занимается. Но однажды вечером уже после работы, Тамара накормила и уложила спать дочь, мама то же отправилась спать, раздался звонок в дверь. Тамара влетела в квартиру шумная, веселая.
  - Тихо, ты! Перебудишь всех!
  - Подруга, - почти шепотом прошипела Тамара, радостно улыбаясь, - можешь меня поздравить. Я теперь Карелова. Жена профессора, наконец, представилась. Представляешь, теперь мы будем жить в деревне. Здесь недалеко. Мы уже купили дом в деревне и приступаем к его ремонту. На меня свалилось столько дел, столько забот, что пришлось уволиться с работы. Но мой муж получает столько бабла, что нам двоим вполне хватает.
   Она подняла пакет, в котором была видна бутылка коньяка и куча каких-то свертков и сверточков.
  - Пойдем на кухню. Это радостное событие надо отметить. На, держи пакет, я пока разденусь.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
  
   Алексей с тревогой увидел в зеркало заднего вида, что огоньки следующей за ним машины, держатся поодаль слишком долго. Он уже и увеличивал скорость и уменьшал, но огоньки по-прежнему сохраняли выбранную дистанцию. И только, когда Алексей выехал из города на трассу и проехал около десяти километров, следующая за ним машина неожиданно резко увеличила скорость. Она легко его догнала и, включив сигнал, пошла на обгон. Алексей пытался высмотреть, кто сидит за рулем, но стекла были так затемнены, что ничего не было видно. И только теперь Алексей узнал автомобиль, что преследовал его, когда он увозил из дома Надежду. Ему стало не по себе. Он каким-то звериным чутьем почувствовал смертельную опасность.
   Впереди идущая машина резко затормозила и, завизжав колесами, встала поперек дороги. Алексей был вынужден резко нажать на тормоз и съехать на обочину, чтобы избежать неминуемого столкновения. Он заглушил двигатель, и его поразила наступившая тишина. Стоящая на дороге, освещенная лунным светом, машина источала непонятную опасность. Алексей приготовил пистолет и стал ждать развития событий.
   Дверь с легким щелчком распахнулась, и на трассу вышел человек. Он захлопнул дверь и направился к Алексею. Он успел сделать несколько шагов, когда Алексей с трепетом заметил, что это был не человек. Это было существо очень похожее на человека, но с большой грушевидной головой и огромными ярко голубыми глазами, неприятно светящимися в темноте.
  Алексей хотел поднять пистолет и выстрелить, но необычная вялость во всем теле неожиданно охватила его. Он вдруг ясно осознал, что как никогда близко находится от последней черты. А необычное существо не спеша подошло к машине, открыло дверь. Своими пронзительными глазами он словно сверлил Зайца. Алексей послушно, подчиняясь мысленно отданному приказу, положил пистолет на сиденье. Существо удовлетворенно хмыкнуло. Что-то негромко пробормотало и как тряпичную куклу легко вытащило Алексея из машины. Он небрежно бросил тяжелого мужчину на плечо и легким шагом направился к своему автомобилю. Открыв багажник, он швырнул туда Алексея. Через мгновение машина плавно тронулась и начала быстро набирать скорость.
  Алексей лихорадочно стал думать, как ему выбраться из захлопнувшейся ловушки. Как назло, ничего путного в голову не приходило. Его мозг все чаще возвращался к мысли о Светлане. Если он погибнет, как она одна сможет вырастить их еще не родившегося ребенка? Машина стала замедлять скорость и вскоре совсем остановилась.
  Крышка багажника открылась. На темном фоне неба Алексей увидел силуэты своего похитителя и еще одного мужчины. Мужчина включил фонарик и направил ослепительный луч света в глаза Алексея. Заяц потерянно прикрыл рукой глаза, чувствуя себя беспомощной букашкой.
  - Обездвижь его и отнеси в подвал. Позднее мы вернемся и узнаем, что им известно о нашем деле, - услышал Заяц, не лишенный приятности баритон.
   Существо выдернуло Зайца из недра багажника, и не успел он что-либо предпринять, как оказался буквально запелёнатым скотчем. Его снова бросили на плечо, и в таком виде несколько минут он двигался в практически полной темноте.
  Послышался скрип ступеней. Существо с Зайцем на плече прошло в дом, уверенно ориентируясь в полнейшей темноте. Оно наклонилось, открыло ляду подвала. Алексей почувствовал затхлый запах плохо проветриваемого подземного помещения, и полетел вниз. Он постарался сгруппироваться, чтобы минимизировать свои травмы. Больно ударившись о какой-то ящик, невольно застонал.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ
  
   Алексей услышал звук открываемой ляды и зажмурился от яркого света.
  - "Ну, сейчас начнется", - грустно подумал Заяц, предполагая, что вернулись его похитители.
  - Леша, ты жив? - с удивлением и радостью услышал он голос Венедикта.
  - Жив я, жив пока. Шеф освободи меня скорее. У меня уже затекли и руки, и ноги. Боюсь, что они долго теперь не смогут полноценно мне служить.
  - Не переживай, никуда они не денутся, будут служить тебе верой и правдой. Сейчас спущусь, потерпи чуток.
   Венедикт спустился в подвал, держа в руках зажженную старинную керосиновую лампу, найденную недалеко от ляды подвала.
   Сидя в "Лексусе" шефа и растирая затекшие руки, Алексей с любопытством осмотрел унылую пустынную местность, освещенную сейчас тусклым светом луны, оглянулся на одинокий старинный дом и, повернувшись к шефу, поинтересовался, откуда в этих забытых людьми местах он появился.
  - Леша, я тебя никогда бы не разыскал, если бы не следовал за тобой.
  - Ты следовал за мной и не вмешался, когда преступники похищали меня? - возмутился Алексей.
  - Леша, давай начнем движение, - заводя двигатель, спокойно произнес Венедикт, - иначе мы можем опоздать. А по поводу твоих обвинений - все происходило не совсем так, мой друг. Ты сначала выслушай меня, а потом решишь, стоит ли обвинять меня в столь неблаговидном поступке.
   Струкачев начал подробно рассказывать своему другу о встрече с Шешонком. Алексей, внимательно слушая шефа, неожиданно легонько хлопнул его по колену.
  - Веня, смотри, там впереди что-то находится непонятное.
   Друзья увидели в нескольких десятках метров от машины большую пульсирующую арку, словно сотканную из уплотненных струй воздуха.
  - Это снова Шешонок нам помогает, - удовлетворенно проговорил Венедикт, не снижая скорости. - И все это ради перстня царя Соломона.
   Не успел Алексей удивиться этой неожиданной помощи, как машина на огромной скорости влетела под арку и ландшафт за окном неожиданно изменился. Исчезли лесополосы вдоль загородной трассы, за окнами замелькали частные дома. Друзья оказались далеко от места своего неожиданного старта в загадочную арку. Они уже въезжали в Крюков. Венедикт начал плавно снижать скорость.
  - Что это было? - ошеломленно спросил Алексей.
  - Да, так, - подчеркнуто равнодушно пробормотал Венедикт, снижая скорость. - Простой пространственно-временной портал. Благодаря ему, мы сэкономили несколько сотен километров и кучу времени.
  - Венедикт, ты так спокойно говоришь об этом, словно для тебя использование этого портала привычное дело. Лично я в такую ситуацию попал впервые.
   Венедикт взглянул на своего друга и беззаботно рассмеялся.
  - Леша, если тебя эта информация несколько успокоит и приподнимет в твоих собственных глазах, могу откровенно сказать, что я, как и ты, сегодня впервые испытал этот портал. Мне он очень понравился.
  - Согласен с тобой. Штука совсем неплохая. Вспомнил!.. Венедикт, а ты совсем забыл, или сделал вид, что забыл. Ты же перемещался на планету Набиру. Значит для тебя это уже второй случай. Какой-никакой опыт в этом деле.
  - Ну, извини, совсем забыл об этом случае. Это было так давно.
  - И ничего не давно, - обиженно произнес Алексей. И спохватившись: - Кстати, куда это мы так торопимся?
  - А ты, Леша, посмотри у себя в карманах. Не замечаешь никаких пропаж?
   Алексей проверил карманы.
  - Ха, у меня пропали фотографии Кареловых! Ну и мобильник, конечно. Мобильник жалко. Хороший был аппарат.
  - Поэтому мы и спешим к Верновой. Надеюсь, мы опередили противника. Во всяком случае, Шешонок обещал мне это. А мобильник... Я тебе подарю другой, если в этой передряге мы останемся живы.
  - Ты думаешь, они направляются к Ларисе Карловне, чтобы убрать ее?
  - Вполне возможно. Я думаю, они постараются оттянуть раскрытие их группы на возможно длительный срок, устранив Вернову.
   Венедикт остановился около панельной девятиэтажки. На четвертом этаже и проживала Вернова.
   Когда детективы подходили к дому Верновой, вдали показались быстро приближающиеся фары автомобиля.
  - Леша, похоже, что это наши преступники. Кажется, мы не ошиблись в своем предположении. Они едут к Ларисе Карловне. Давай-ка, быстрее поднимемся к Верновой и встретим их в квартире.
   Как ни странно, но лифт почему-то не работал. Детективы бросились к черной лестнице. Хорошо еще, что она находилась рядом с лифтом. Не надо было выходить из подъезда.
   Друзья, запыхавшись от быстрого подъема по лестнице, подбежали к квартире и начали трезвонить в звонок. Внизу хлопнула входная дверь, и послышались торопливые шаги по лестнице двух человек.
  - Леша, продолжай звонить, а я поднимусь на этаж выше. Подстрахую тебя.
  - Веня, ты только меня не оставляй одного против этого монстра. Честно говоря, я его конкретно боюсь, - прошептал Алексей. - Я надеюсь, ты додумался прихватить с собой пистолет.
   Струкачев ободряюще улыбнулся и похлопал его по плечу. Легко, не произведя и малейшего звука, Венедикт взбежал на следующий этаж. Прижавшись к стене, он начал наблюдать за лестничной площадкой. На ней через несколько мгновений появились высокий мужчина, черноволосый, одетый в легкую куртку из плащевки и джинсы, и его таинственный товарищ с большой грушевидной головой, в длинном черном шуршащем плаще.
  - Как ты оказался здесь? - удивился мужчина, увидев Алексея. - Вел, я же говорил тебе, что надо было его убить, - обернувшись к своему попутчику, зло проговорил он. - Мертвые всегда доставляют меньше беспокойств, чем живые. Убери эту падаль с дороги.
  - Почему ты так уверен, что ему это удастся? - раздался голос сверху.
   Мужчина удивленно оглянулся и увидел спускающегося детектива.
  - А, и вы здесь, знаменитый детектив Струкачев? Польщен, что мне выпала честь лицезреть вас. Много слышал о вас весьма лестного.
  Венедикт подошел к неподвижно стоящему Алексею. Приподняв за подбородок его голову, он взглянул другу в неподвижные глаза. Тот, словно очнувшись от сна, вздрогнул и с удивлением посмотрел на Венедикта.
   Грушеголовый наклонился к мужчине и что-то прошептал ему на ухо. Венедикт весело рассмеялся.
  - Ваш друг сказал вам истинную правду. На меня не действуют его чары. Как это не печально для вас, но вам придется смириться с этим прискорбным фактом. Так что, господин Карелов Станислав Владимирович, вам придется со мной побеседовать. Даже если вы и не испытываете такого желания. А Вернову прошу оставить в покое. Все ваши грандиозные планы на этот визит просто бессмысленны. И кстати, женщины дома нет. Я ее предупредил, чтобы она провела какое-то время вне Крюкова.
  - Но откуда вы знаете меня? - в голосе мужчины сквозило неподдельное удивление.
  - Сделать такой вывод не представляло для меня особой сложности. Но я не буду утомлять вас цепочкой своих рассуждений. Давайте лучше пройдем в мой или ваш автомобиль и раскроем наши карты. Может получиться интересная комбинация.
   Карелов вопросительно посмотрел на своего соучастника. Тот лишь неопределенно пожал плечами.
  Венедикт и мало что понимающий после воздействия на его мозг странного субъекта в происходящих событиях Алексей сели на заднее сиденье просторного салона "БМВ". Хозяин машины и его соучастник сели на переднее сиденье. Несколько секунд длилось тягостное молчание. Первым не выдержал Карелов.
  - Венедикт, мне нужен конверт, который лежит у вас во внутреннем кармане вашей куртки.
  - Со своей стороны могу сказать, что мне нужен камень знаний, что находится в кармане ваших штанов.
  - М-да, мы попали почти в патовое положение, - самодовольно произнес Карелов. - Я сказал "почти", потому что при количественном равенстве групп, моя группа сильнее, так как мой друг из параллельного мира обладает способностями, которыми вы не обладаете.
  - Ах, Станислав Владимирович, ваш друг, действительно, уникальный экземпляр в нашем измерении. Не каждому в нашем измерении доступны его возможности по внедрению в сознание человека. Но я не советовал бы вам настолько быть уверенным в своих силах, не зная способностей противника.
   Станислав вопросительно посмотрел на своего товарища, потом оглянулся на Венедикта.
  - Что вы хотите этим сказать? Неужели кто-то из вас способен противостоять силе моего друга?
  - У нас есть свои секретные заморочки.
  - Вы блефуете, Венедикт Игоревич.
  - А что вы скажете на это? - Венедикт молниеносно выбросил вперед правую руку. Из ладони быстро вырос небольшой огненный шар, который, разбрасывая искры, шипя разъяренной кошкой, заметался по салону. Ловко лавируя в пространстве, он чудом избегал столкновений и с находящимися в салоне мужчинами и приборами. Он летал и летал, пока Венедикт не приоткрыл окно. Шарик послушно вылетел из автомашины, отлетел на несколько метров и оглушительно взорвался, осветив все вокруг ярким светом.
  - И это еще не весь арсенал моих возможностей, как вы понимаете. Я просто вам продемонстрировал одну из них. Ваш товарищ может подтвердить мои слова.
   Несколько минут в салоне была тишина. Венедикт и Алексей с интересом смотрели на своих противников, ожидая их реакции. Карелов задумчиво тер подбородок, пытаясь адекватно оценить складывающуюся ситуацию, а его товарищ тупо смотрел на него.
  - И что вы предлагаете?
  - Я предлагаю вам отдать мне камень знаний и убираться в Германию. А ваш товарищ пусть отправляется в свой мир. Наш мир для него не очень подходит. Здесь люди не любят, когда кто-то вмешивается в их дела.
  - У меня другое предложение, - намеренно медленно проговорил Станислав Владимирович. - Вы отдаете мне конверт и... В общем дальше почти по вашему сценарию.
  - Вы, как человек неглупый, понимаете всю абсурдность вашего предложения, - Венедикт с усмешкой взглянул на явно обескураженного Карелова.
  - Поскольку консенсус между противниками не достигнут, возникла ситуация, для разрешения которой целесообразно мирно разойтись, - раздался какой-то механический, лишенный малейших эмоций, голос, исходящий от пришельца из параллельного мира.
  - Я согласен, - поспешно произнес Станислав Владимирович.
  - Придется отложить наши разборки до возникновения новой ситуации, - Венедикт приоткрыл дверь и оглянулся на преступников. - Кстати, не пытайтесь искать наших жен. Мало того, что они далеко, но они постоянно охраняются полицией. Это я вас просто предупреждаю. Ах, да. Вовремя это я вспомнил. Верните моему товарищу мобильник. Знаете ли, он очень привязался к нему. И к тому же это немного сэкономит мои личные средства.
   Карелов недовольно скривился, хотел что-то сказать, но усилием воли сдержался. Вынув мобильный телефон, протянул его Алексею.
   Детективы сели в "Лексус" и Венедикт, включив скорость, нажал на газ.
  - Венедикт, мне кажется, что Карелов со своим подельником на этом не остановятся.
  - Правильно мыслишь, Леша. Мы сейчас находим твою Тойоту, и ты едешь на дачу за нашими женами. Ты сможешь опередить преступников. Им надо еще связаться со своим осведомителем и получить информацию, где находятся наши жены.
  - Ты думаешь, он у них есть? - не на шутку встревожился Алексей.
  - Я в этом уверен. И ты знаешь, кого я имею в виду.
  - Думаю, что это Корнилов. Правда, мне не совсем понятно, почему ты так решил.
  - Я тебе потом как-нибудь объясню. Сейчас у нас совсем нет времени. События слишком быстро развиваются. Я позвоню Власову, чтобы охрана тебя не застрелила при попытке проникнуть на дачу. И будь осторожен с Корниловым. Он может предпринять попытку захватить женщин до прибытия своих соучастников. Надеюсь, что ты справишься. А я сейчас отправлюсь к Власову и попытаюсь поговорить с Тамарой.
  - Я постараюсь справиться. Главное, чтобы там не было этого странного субъекта. А уж с человеком я справлюсь. А куда мне ехать с нашими девчонками?
  - Хороший вопрос. Тебе нельзя долго оставаться на одном месте. Придется, Леша, тебе чаще менять ваше местоположение. И первым местом, куда ты отправишься, это отделение милиции в Крюкове. Спросишь там Анохина Юрия Павловича. Звания сейчас его я не знаю. Когда я с ним познакомился, он был старшим сержантом. Может сейчас уже капитан, или около этого. Он в те далекие годы в юридическом институте учился. Я ему позвоню, он будет в курсе. Несколько мест пребывания он вам обеспечит. Ему ты можешь полностью доверять. А вот и твоя Тойота. Стоит, голубушка. Ждет своего папочку.
   Венедикт затормозил и съехал на обочину у стоящей машины.
  - Проверь, все ли с ней в порядке?
   Алексей подбежал к машине, с пол-оборота завел ее и дал знать шефу, что все в порядке.
  - Леша, постоянно держи меня в курсе всех событий.
   Заяц согласно кивнул головой и, выехав на трассу, направился в сторону дачи Власова.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ
  
  Вопрос Ольги о Станиславе Владимировиче поставил Тамару в тупик.
  - Подруга, я совершенно ничего не знаю о каком-то там Станиславе. Мой старичок мне ничего не говорил о своей прошлой жизни. Я только знаю, что у него была жена. А по поводу его детей у меня совсем никаких сведений. На этом мои познания о его прошлой жизни заканчиваются. А тебе, зачем это знать?
  - Я нашла работу на химическом заводе. Так у меня начальником оказался Станислав Владимирович Карелов. Вот я и захотела узнать, не сын ли твоего мужа? Судя по отчеству, я не ошибаюсь.
  - Действительно, по отчеству подходит. Надо будет поспрашивать Володю о его семье. Я, если что-нибудь узнаю, тебе позвоню. Ладно, подруга, разливай коньяк. Давай дерябнем за мое семейное счастье.
   Ольга, тебе, наверно, понравился твой начальник? - Тамара осоловелыми глазами, смеясь, смотрела на смущенную подругу. - Ага, засмущалась! Значит я права. Права, права! Я это чувствую. Слушай, Ольга, а выходи за него замуж. А что? Мы с тобой родственниками станем. Представляешь, ты будешь моей невесткой! - Тамара громко рассмеялась.
  - Да тихо, ты! - испуганно прошептала Ольга. - Ты разбудишь дочь и мать.
  - Ладно, я молчу, - Тамара достала из кармана длинную тонкую сигарету и прикурила от изящной золотой зажигалки.
  - Какая у тебя красивая зажигалка. Ты где такую раздобыла?
  - Мой муж, скажу тебе по секрету, как моей будущей невестке, - Тамара пьяно захихикала, - увлекается всякими артефактами. Это страшно старая зажигалка, принадлежащая какому-то очень важному немецкому кадру. О! Кстати о немцах. Я тут подслушала, что муж разговаривал с кем-то на немецком языке. И знаешь, о чем они говорили? - Тамара оценивающе вглядывалась в подругу, прищурив от дыма один глаз. - Не знаешь, - она безнадежно махнула рукой.
  Опустила голову и словно задумалась о чем-то, или задремала. Но вот она встряхнула копной своих знаменитых рыжих волос, провела по бледному высокому лбу.
  - Они говорили об узелковой письменности, - негромко пробормотала она.
  - Узелковая письменность? Это еще что за чудо такое?
  - Н-не знаю. Об этом они не говорили. Но интересная это штучка - узелковая письменность. Древностью какой-то попахивает. А еще они говорили о какой-то расшифровки этой письменности. Не знаю, зачем ему нужно расшифровывать какие-то узлы?
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
  
   В отделе полиции чувствовалась какая-то непонятная напряженность. Встревоженный Венедикт прошел в кабинет начальника отдела. Власов, увидев входящего Струкачева, запыхтел и, с трудом вытащив свое грузное тело с кресла, тяжело дыша, направился ему на встречу.
  - Что произошло, Сергей Павлович? У нас какие-то неприятности?
  - Неприятности!? - зарокотал Власов, огромной ладонью потирая лысину. - Это вы очень мягко сказали, Венедикт Игоревич. Это не неприятности, это ЧП городского масштаба, или даже районного. Представляете, Венедикт Игоревич, лейтенант Корнилов предпринял попытку захвата вашей жены. Несколько минут назад об этом мне сообщил его напарник, старшина Якимчук. С какой целью он хотел это сделать, пока не понятно?
   Венедикт побледнел, представив, что испытали женщины.
  - И что дальше, Сергей Павлович? Подробности какие? Не томите уж.
  - Да все нормально с вашей женой и женой вашего друга. Якимчук у меня лучший полицейский. Даром он, что ли Афганистан и две чеченские войны прошел. Была небольшая перестрелка, в результате которой Корнилов ранен. Я туда уже направил группу полицейских. Не переживайте, все будет нормально.
  - Сергей Павлович, пожалуйста, позвоните Якимчуку и передайте ему свое указание - женщин передать моему сотруднику Зайцу Алексею. Лешка, судя по времени уже должен подъезжать к вашей даче. Придется нам самим обеспечивать их безопасность.
  - Вы что, Венедикт Игоревич, не доверяете мне и моим сотрудникам, - обиженным голосом спросил Власов и его обвисшие, порозовевшие от волнения щеки задрожали от нанесенной обиды. - И это из-за одного подонка, затесавшегося в наши ряды?
  - Ну что вы, Сергей Павлович. Дело тут совсем в другом. Я понимаю, что ваши сотрудники достойны доверия и высокопрофессиональные. Но среди преступников есть субъект из параллельного мира, который обладает, в частности, способностью гипнотизировать. Ваши сотрудники, сами того не желая, под влиянием чужой воли охотно передадут преступникам женщин и еще благодарить будут, - Венедикт доброжелательно взглянул на Власова, с удовольствием замечая, как с его лица уходит маска обиды. - А у нас нет никакой уверенности, что Корнилов не сообщил преступникам местонахождение женщин. Вы же не могли его допросить из-за его ранения?
  - Нет, допросить его мы пока не могли. Причину вы указали правильно, - Сергей Павлович сокрушенно покачал своей крупной головой. Хотел что-то сказать, но передумал. Махнул сокрушенно рукой и неуклюже повернувшись, потащил свое грузное тело в любимое кресло. Усевшись, он знаком пригласил Венедикта присесть.
  - А цель захвата женщин лейтенантом мне понятна. Она такая же, как и у других членов преступной группировки. Он один из членов банды Карелова, - Струкачев задумчиво постукивал пальцами по столу.
  - Откуда вы это знаете?
  - На самом деле все очень просто. Корнилов - брат Тамары Ивановны Кареловой. Именно Тамара познакомила его со Станиславом Кареловым. Хотя с другой стороны, вполне возможно, что лейтенант вовсе не преступник и действовал исключительно по команде нашего гостя из параллельного мира. Под влиянием все того же гипноза.
  - Выходит, обитатели параллельного мира враждебно настроены против нас?
  - Отнюдь. Подавляющее большинство миролюбивы и, более того, стремятся удержать землян от войн и взаимного уничтожения. Но среди них есть и честолюбцы, стремящиеся к величию. Как и в нашем мире. Наш экземпляр, по всей видимости, относится именно к таким типам. Не факт, что в случае завладения заклинанием формальный глава преступной группы Станислав останется живым.
  - Согласен с вами. Какой резон этому... ну, пришельцу этому загадочному, властью делиться с кем-нибудь? Да, ваша работа, Венедикт Игоревич, удивительная и сложная. И вы прекрасно с нею справляетесь. Не зря о вас так много хорошего говорят.
  - Сергей Павлович, - смутился Венедикт, - вы лучше расскажите, удалось ли вам что-нибудь узнать о профессоре Карелове и его жене?
  - Кое-что моим ребятам удалось раскопать об этой супружеской паре. Карелов - известный в нашем городе, стране и за рубежом ученый. Он блестящий математик-теоретик. Имеет множество различных наград. Часто приглашается на различные симпозиумы и в нашей стране, и за границей. Но... Это его публичная жизнь. Есть и другая жизнь, о которой известно лишь узкому кругу специалистов.
  - И что же это за жизнь? - заинтересовался Венедикт.
  - О ней мы знаем, естественно, значительно меньше. Кое-какие обрывочные сведения. Он увлекался поиском ценных артефактов. Подчеркиваю, ценных. А к ценным он относит артефакты, существующие на земле в единственном экземпляре, позволяющие приобрести какие-то сверх блага. Я так думаю, что все они относятся к миру мистики, который более близок вам. К сожалению, ничего более конкретного нам не удалось узнать. Люди такого рода увлечения о своих находках не афишируют.
  - Согласен с вами. О них широкая общественность узнает лишь по результатам деятельности таких собирателей. И, к сожалению, эти результаты чаще всего бывают весьма печальны, иногда трагичны, и зачастую очень масштабны. Есть и исключения, например работы известного ученого Тесла. Ученые всего мира до сих пор не могут адекватно осознать его работы. Или работы Леонардо да Винчи. Своих высот они достигли не без помощи подобных артефактов. Таких примеров немало.
   В кабинете на несколько секунд повисло молчание.
  - Венедикт Игоревич, а у вас есть версии по артефакту, фигурирующему в нашем деле.
  - Уже не версия. Мы однозначно знаем, что профессор Карелов обладал знаменитым камнем знаний. Иногда его называют диском знаний. Его форма очень похожа на каменный диск. Его он приобрел давно, но не мог воспользоваться им, так как для его активации необходимо знание заклинания. Как это ни парадоксально, ему удалось раздобыть и его. У вас в сейфе лежит узелковое письмо, где оно и написано. Там же лежит и его перевод. Он был в том конверте, который мне передала Лужина.
  - Камень знаний... А что он может дать своему владельцу?
  - Знания! Знания о создании мира, о его устройстве, о законах вселенной...
  - И что, это так важно, что из-за них уже несколько трупов?
  - Да! Да будет вам известно, что знания дают их владельцу власть над миром. И за них идет бескомпромиссная борьба уже многие столетия. Но они могут принести пользу только зрелому владельцу. А среди нас, я имею в виду население Земли, еще нет такого созревшего индивида. Поэтому овладение камнем знаний может принести всем землянам катастрофические несчастья. И этого надо избежать.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ
  
  В допросную комнату ввели осунувшуюся и бледную Тамару. Венедикт терпеливо ждал, пока женщина усаживалась на табуретку, намертво привинченную к полу. Сев, она низко опустила голову и стала безучастно ожидать очередных вопросов детектива.
  - Тамара Ивановна, вы знаете женщину по имени Ольга Степановна Вернова?
   Карелова медленно подняла голову и внимательно посмотрела на Струкачева.
  - Если вы задаете этот вопрос, то наверняка знаете, что знаю. Она моя бывшая одноклассница и подруга, - неохотно проговорила она.
  - Может, вы знаете, где она сейчас проживает?
  - Насколько я знаю, она живет где-то в Германии. - Она пожала плечами. - Я с ней давно не общалась. С тех пор, как она уехала за границу.
  - Скажите, у вас есть фотография вашей подруги?
   Карелова удивленно, не мигая, смотрела на Венедикта.
  - Ну, есть. Правда, она довольно старая.
   Венедикт достал из кармана мобильный телефон и вопросительно посмотрел на женщину.
  - Где она находится?
  - Дома, где же еще, - резко ответила Тамара, не очень понимая, чего от нее хочет этот странный детектив.
  - Это я понимаю. Конкретно, в каком месте она лежит. Или вы хотите, чтобы мы провели у вас полноценный обыск?
  - Зачем вам нужна какая-то старая фотография, - со злостью спросила она, но увидев непроницаемое лицо детектива, глубоко вздохнула и неохотно сообщила: - В фотоальбоме. Альбом находится в секретере в кабинете Владимира Михайловича.
   Венедикт позвонил Власову и попросил его отправить кого-нибудь за фотоальбомом в дом убитого профессора.
  - А пока нам доставляют фотографии, мы поговорим на другие очень интересные темы. Тамара Ивановна, вы по-прежнему настаиваете на своем сообщении, что сына своего мужа Станислава вы видели один раз, и это было уже много лет назад?
   В помещении повисла тяжелая тишина.
  - Тамара Ивановна, вы слышали мой вопрос? Мне его повторить.
  - Я его слышала. Но я не знаю, что на него ответить.
  - Правду. Вы же уже знаете, что у меня на ложь особый нюх.
  - Ладно, я признаюсь, что я позднее несколько раз встречалась с ним, - Тамара снова надолго замолчала.
  - Вы не очень охотно рассказываете мне свою историю.
  - Я стараюсь отвечать на ваши вопросы.
  - Да, только весьма однозначно. Ответьте, вы знаете лейтенанта Корнилова?
  - Он мой младший брат, - низко опустив голову, негромко проговорила Тамара.
  - Тогда вам будет интересно узнать, что несколько минут назад при попытке захвата заложника он был ранен.
   Тамара подняла голову, и Венедикт увидел, что кровь отхлынула с ее лица, и она побледнела.
  - С какой целью вы познакомили своего брата со Станиславом?
  - Об этом меня попросил Станислав, когда узнал, что брат служит в полиции.
  - И вы не задумались о том, для чего ему это было нужно?
   Тамара опустила голову, и слезы потекли по ее осунувшемуся лицу.
  - Когда состоялось это знакомство?
  - Незадолго до гибели моего мужа.
   В дверь допросной комнаты постучали. Вошел дежурный по отделу полицейский и положил на стол фотоальбом. Венедикт взял альбом и начал его листать, бросая быстрые взгляды на сидящую в напряжении Тамару. Найдя фотографию Ольги, сфотографированную вместе с Тамарой, детектив положил на нее ладонь. Холод, исходящий от девушки, пронзил ее. Венедикт с тоской почувствовал, как сжалось от жалости его сердце. Он захлопнул альбом и брезгливо бросил его на стол.
  - Скажите, Тамара Ивановна, а где сейчас дочь убитой вами Ольги? У Ларисы Карловны девочки нет, а ее отец гоняется за мной в надежде завладеть заклинанием.
  - Я не убивала Ольгу. И где ее дочь я не знаю.
  - Тамара Ивановна, - вкрадчиво проговорил Венедикт, игнорируя информацию Кареловой, - а нет ли в этом, весьма запутанном деле, такого, о чем вы предпочли бы промолчать? Даже уже имея за плечами целый комплект обвинений.
   Карелова едва заметно вздрогнула и деланно удивленно взглянула на детектива.
  - Что вы имеете в виду?
  - Знаете, что меня поразило в этом деле? Станислав, постоянно проживающий в Германии, длительное время находится здесь, пытаясь раздобыть заклинание, Ольга мертва, ее дочь сейчас находится непонятно где, а Лариса Карловна проявляет завидное спокойствие. Ведь она регулярно, раз в неделю звонит дочери, и, самое парадоксальное, разговаривает с ней. Я и надеюсь, что вы сможете мне объяснить этот феномен.
  - Я... - Карелова нервно затеребила на груди кофточку. - Я не могу объяснить вам это.
  - Полноте... Вы скромничаете, Тамара Ивановна. Расскажите, как вы маму Ольги обманывали, выдавая себя за умершую подругу?
  - Ну, понимаете...
  - Я понимаю. - Венедикт с презрением смотрел на женщину. - Если что-то вам не понятно, вам объяснят на суде. С вами мне все понятно, поэтому на этом мы с вами прощаемся.
  
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
  
  1
  Венедикт вышел из допросной комнаты в отвратительном настроении. Он зашел в туалет, долго и тщательно с мылом мыл руки. Он словно хотел отмыться от грязи, которую он физически ощущал на себе после разговора с Тамарой. С этой женщиной ему все ясно, но как выйти на Станислава и его необычного партнера? Он отвернулся от раковины и вдруг его озарило. Он обрадованно поспешил в кабинет Власова. Сергей Павлович с удивлением смотрел на ворвавшегося Венедикта.
  - Сергей Павлович, скажите, как себя чувствует лейтенант Корнилов?
  - Корнилов?.. Да что ему станет. Ранение оказалось пустяковым, в руку. Кость не была задета. Сейчас идет на выздоровление. А чего вы так заинтересовались лейтенантом?
  - У меня возникла одна идея. Мне можно с ним встретиться? Кстати, вы его допрашивали?
  - Допрашивали. Но, как вы и предполагали, он ничего не помнит. Совсем ничего. Как он сказал, в какой-то момент времени в его голове как будто что-то щелкнуло. После этого щелчка он ничего не помнит. Действовал, словно слепо выполняя чью-то волю. А встретиться... Почему же нельзя. Я сейчас позвоню, чтобы вас пропустили к нему. А что вы затеваете? - Власов подозрительно взглянул на Венедикта. - Уж не хотите ли снова сыграть роль приманки?
   Венедикт рассмеялся, глядя на вспотевшее порозовевшее лицо Сергея Павловича.
  - Вы правы. Но на этот раз нам ясен состав преступной группы, и... Я думаю, что нам придется иметь дело вообще с одним преступником. И им будет существо из параллельного мира.
   Власов заерзал в своем кресле, которое жалобно заскрипело под его тучным телом.
  - И почему вы так думаете? - Власов достал неохватных размеров носовой платок и начал тщательно вытирать лицо.
  - Это достаточно просто на самом деле. Давайте порассуждаем. У преступников находится камень знаний. Для достижения заветной цели им не хватает только магического заклинания. Они долго за ним охотятся, и теперь счастливый случай дарит им шанс завладеть им. А завладев им, можно стать властелином мира. Как вы думаете, захотят ли преступники делить власть над миром на части? И кто окажется в дамках? Заурядный, в меру расслабленный житель Земли или наделенный необыкновенными способностями житель параллельного мира? Я думаю, ответ очевиден.
  - Да, пожалуй, вы правы. Но... - Власов с удивлением взглянул на Венедикта. - Получается, что только что мы санкционировали убийство Станислава Владимировича.
  - Получается что так. Но что вы можете предложить взамен? Мне кажется, мы не сможем их разделить, хотя...
  - Вот, вот. Пользуясь вашими методами, мы попробуем их разделить. Сыграем на их низменных чувствах. - Власов довольно потер пухленькими ладонями.
  - Вы, Сергей Павлович, правильно поняли мою мысль.
  - Ха, еще бы! - Власов, возбужденно, вскочил с кресла. Оно, несмотря на солидные размеры, с треском отскочило к стене.
  - Сергей Павлович, если с арестом Станислава у нас особых проблем не будет, то с Велом придется повозиться. Давайте-ка, с вами помозгуем, как нам избавиться от этого гуманоида.
   Детектив и начальник отдела полиции еще долго сидели, обсуждая детали предстоящей операции.
  
  2
  Венедикт вошел в палату и увидел сидящего на кровати молодого человека. Мужчина удивленно взглянул на вошедшего детектива.
  - День добрый, Юрий Иванович. Меня зовут Венедиктом Игоревичем Струкачевым. Я - частный детектив, - Венедикт прошел к единственному стулу в палате, поставил его напротив сидящего на кровати Корнилова, и уселся на него.
  - Что вы от меня хотите, Венедикт Игоревич? Если вы по поводу того нападения на женщин, то я полиции все рассказал. Большего я не знаю, извините.
  - Юрий Иванович, я вам охотно верю. Об этом деле я знаю даже больше, чем знаете вы. Сейчас я к вам по другому делу. Вы, как действующий офицер полиции, можете оказать нам неоценимую помощь в поимке преступников.
  - Но что я могу сейчас сделать? - Корнилов едва приподнял раненную руку, поморщившись от боли.
  - О, от вас не потребуются большие физические нагрузки. Мы с вашим начальником предлагаем вам провести следующую операцию. Вы позвоните Станиславу и скажите, что вам удалось похитить у меня заклинание. Назначьте ему свидание. А дальше, это уже наше дело. Мы вас подвезем максимально близко к месту свидания.
  - Это мне понятно. Но они, наверняка, знают, что я ранен. Скорее всего, они были на даче Власова и видели, как меня выносили на носилках.
  - В этом вы правы... А знаете, скажите ему, что ранение было незначительное, совсем пустяковое. И вам было разрешено продолжить службу. Это вполне соответствует действительности.
  - А как объяснить, что мне разрешили продолжить службу после моей попытки захватить женщин?
  - А правду и расскажите. Ведь вы действовали под влиянием гипноза? А в полиции совсем не глупые люди служат. Ваши товарищи сразу поняли, что здесь не обошлось без влияния извне. У вас такой прекрасный послужной список был и вдруг... такой ничем не объяснимый поступок. Это возможно только под влиянием чужой воли. То есть, никаких оснований для отстранения вас от службы у командования нет.
   Корнилов, подойдя к окну, задумчиво глядел на городскую суету. Приняв окончательное решение, решительно повернулся к детективу.
  - Согласен с вами. Все, вроде, очень логично. Мне и врать, почти, не придется. Будем надеяться, что ваш план сработает, - Юрий улыбнулся Струкачеву.
  
  
  ГЛАВА СОРОКОВАЯ
  
  В тот день Станислав проснулся поздно. Выйдя в гостиную, хмуро посмотрел на Вела. Вся операция по добыванию заклинания неожиданно стала давать сбои. Начали возникать неожиданные проблемы. Это раздражало и выводило из душевного равновесия.
  Звонок брата мачехи Юрия прозвучал, как гром среди ясного неба. Говорил Корнилов сумбурно, явно нервничая. Из-за этого речь его была маловразумительной, часто прерывающейся. Но Станислав уловил суть сообщения Юрия - у него находится заветное заклинание. Неужели судьба начинает проявлять к нему благосклонность?
  Станислав тревожно оглянулся на своего товарища. Не слышал ли он сообщение Корнилова? Глупо было бы делиться властью над миром с этим гуманоидом.
  Но Вел, казалось, не обратил на звонок ни малейшего внимания. Он безмятежно лежал на кровати, запрокинув руки под голову и бездумно глядя в низкий потолок.
  Поговорив по телефону с минуту, Станислав отключил телефон и с равнодушным видом сунул его в карман. Через полчаса, он путано промямлил, что ему нужно сходить в магазин, купить продукты на завтра. С видом озабоченного человека, он демонстративно тщательно проверил кошелек с деньгами, взял полиэтиленовый пакет и вышел из квартиры.
  Выскочив из подъезда, Станислав вспомнил свои путаные бормотания и остался очень недовольным своими путаными объяснениями. Вел, вероятно, не поверил ему. Да и ладно. Это уже не столько и важно. Совсем скоро он получит записку с заклинанием, и весь мир покорно ляжет под его ноги. Станислав с удовольствием похлопал себя по карману куртки, где лежал небольшой каменный диск. Он так приятно оттягивает карман. За поясом брюк пистолет успокаивающе холодил разгоряченное тело.
  С великолепным настроением Станислав легко взбежал по ступеням и распахнул дверь подъезда, где была назначена встреча с Корниловым. Он вошел в подъезд, насторожено оглядел пустое помещение. Замер настороженно и чутко прислушался. В подъезде было почти тихо. Лишь откуда-то с пятого этажа доносилась приглушенная расстоянием и дверями музыка. Она подействовала на Станислава неожиданно убаюкивающе.
  И вот он стоит в этом темном, насквозь пропахшем нечистотами подъезде в ожидании свидания со своей судьбой. Станислав зашел под лестницу и замер в ожидании встречи с Корниловым.
  Нахлынули воспоминания, как вместе с Велом, они побывали в дачном поселке, где находилась дача Власова. Они опоздали к месту событий и им оставалось пассивно наблюдать за разыгрываемой на даче трагедией. Они видели, как Корнилов по их приказу попытался захватить жен частного детектива, и его помощника. Видели перестрелку и скорую помощь, которая увозила Юрия. И много, очень много полиции. Они не рискнули туда соваться. Слишком много свидетелей.
  Спутанные объяснения молодого офицера показались ему вполне правдоподобными, а его волнение было вполне объяснимым, учитывая важность события.
  Неожиданно стукнула входная дверь. Станислав от неожиданности вздрогнул, возвращаясь к реальности. В подъезд вошла женщина лет сорока. Она подозрительно бросила взгляд на замершего мужчину. Пробормотала едва слышно: "Устроили тут отхожее место, алкаши проклятые". Переложив тяжелую сумку из одной руки в другую, женщина не спеша подошла к дверям квартиры, погремев ключами, вошла. В безмолвном подъезде громко щелкнул квартирный замок. И снова наступила тишина.
  Станислав ладонью вытер выступивший от волнения пот на лбу и перевел дыхание.
  Через несколько минут с улицы донеслись пьяные голоса, насколько он мог судить, двух мужчин. Они остановились у дверей и горячо заспорили о чем-то своем. Толстая деревянная дверь заглушала слова, не давала возможности понять их смысл.
   Снова, заскрипев несмазанными петлями, распахнулась дверь и в проеме возник Корнилов. Он настороженным взглядом оглядел темное помещение и, увидев Станислава, радостно заулыбался. Шагнул в подъезд и протянул руку для приветствия.
  Станислав протянул руку и с ужасом почувствовал железную хватку своего родственника, лишающую его возможности задействовать правую руку. И в тот же момент дверь распахнулась, и в подъезд ворвались двое мужчин с пистолетами в руках.
  - Карелов, не дергайтесь, вы задержаны, - как сквозь туман донеслись до него слова.
  Станислав почувствовал, как адреналин мощным потоком захлестывает его, наполняя его тело силой. Он со всей силы рванул на себя Корнилова. В движении он развернул офицера, закрывая себя от ворвавшихся мужчин.
  Почти неслышно распахнулась дверь квартиры и на лестничную площадку выскочила женщина с пистолетом в руке. Она подлетела к Станиславу сзади и нанесла удар пистолетом по голове. Ноги у Карелова подкосились, и он рухнул на грязный пол, увлекая за собой Корнилова.
  Когда Станислав очнулся, он с отчаянием почувствовал на руках холод наручников. Но неожиданно его захлестнула радость, что в этой передряге он все-таки остался жив.
  
  
  ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ
  
  Карелов понуро вошел в допросную комнату. Конвойный провел его к столу и, положив тяжелую руку на плечо арестованного, посадил его на привинченный к полу стул. Следом за ним в комнату зашел начальник отдела полиции, и молодой безусый сержант с картонной коробкой под мышкой. Положив на стол коробку с изъятыми у арестованного вещами, сержант удалился из допросной.
  Станислав сидел на стуле, с тоской оглядывая мрачное помещение. А оглядев, нахмурился и искоса взглянул на стоящего у стола Власова.
  Юрий Павлович, вытаскивая из коробки вещдоки, аккуратно раскладывал их на столе. Его заинтересовал необычный предмет, изъятый у арестованного. Он с любопытством взглянул лежащий на столе необычный камень в виде правильного диска и начал его внимательно рассматривать.
  - "Вот передо мной лежит знаменитый магический диск, а в моем личном сейфе спрятан заветный листок с заклинаниями. И стоит мне прочитать это заклинание, и я буду обладать знаниями, которые дадут мне власть над всем миром".
  Взглянул внимательно на задержанного. Почувствовав его взгляд на себе, Станислав поднял голову и посмотрел на растерянного Власова. Глаза Станислава, хоть и глубоко запавшие, сверкнули, и в них появилась искорка заинтересованности.
  - А что, Юрий Павлович, - Станислав привстал со стула и пристально уставился на Власова, - неужели вы не хотите воспользоваться шансом, который выпадает всего один раз в жизни? Вы только задумайтесь - один раз в жизни. Второго раза судьба такого шанса вам не предоставит. Вы поймите, перед вами лежит предмет, который может сделать вас всесильным. Вы только осознайте, всесильным! У вас начнется новая жизнь. Вы сможете позволить себе все, что захотите. Вам будут покорны короли, шейхи, страны. Весь мир будет стоять перед вами на коленях, работать на вас, исполнять каждую вашу прихоть, каждый каприз. - Станислав говорил тихо, почти шепотом, но горячо, едва сдерживая захлестывающее волнение. Его, до этого бледные ввалившиеся, щеки порозовели, а вскоре и вовсе запылали маковым цветом. Глаза горели неистовством. Власов заглянул в них и его словно пронзило током. Он вздрогнул и с трудом отвел свой взгляд.
  Власов почувствовал, как его охватывает необычное волнение. С неудовольствием отметил, как пот начинает заливать глаза. Мгновенно промокшая рубашка неприятно прилипла к спине. Он растерянно окинул взглядом допросную. Беспомощно взглянул на замершего в ожидании Карелова, глаза которого сверкали демоническим светом. Окинул его взглядом, в котором явно засквозило сомнение.
   Власов заметно подрагивающей рукой, достав из кармана платок, обтер неожиданно вспотевшее лицо и почти с ненавистью взглянул на арестованного.
  - Станислав Владимирович! Ты, словно дьявол, искушаешь меня всеми благами мира, считая, что все вокруг такие же, как и ты. Но на этот раз ты ошибаешься...
   Он хотел что-то еще сказать, но громко стукнула дверь. В допросную комнату быстрым шагом вошел Венедикт. Он быстро оглядел помещение, скользнул взглядом по Станиславу, внимательным и долгим взглядом разглядел Власова. Он хотел что-то произнести, замешкался на мгновение. Но, ничего не сказав, подошел к столу, внимательно осмотрел лежащие на столе предметы. Осторожно, словно это был хрупкое стекло, взял в руку каменный диск, накрыл его второй, и, закрыв глаза, замер. В комнате повисла тягостная тишина. Через полминуты Венедикт открыл глаза, и на его лице появилась едва заметная улыбка. Он аккуратно положил диск на стол и повернулся к молчащему и хмурому Власову.
  - Сергей Павлович, здесь нам все понятно. Может, пройдем в ваш кабинет? Нужно кое-что обсудить.
  Мужчины расположились на своих местах. Власов вопросительно уставился на детектива.
  - Сергей Павлович, я вас очень уважаю за совершенный вами поступок. Это я говорю вам совершенно искренне.
  - Венедикт Игоревич, но как... - От удивления Власов даже привстал с кресла.
  - Это не важно, уважаемый Сергей Павлович. Не будем больше возвращаться к этому маловажному эпизоду. Давайте поговорим лучше о деле. Хочу поставить вас в известность, что тот диск, что лежит сейчас у вас в сейфе, не является камнем знаний. Это обычный камень, каких в природе бесчисленное множество. Настоящий камень знаний находится сейчас у другого человека. Настает момент, когда мы должны приступить к заключительному этапу нашей операции. Заяц сейчас доставит сюда наших жен. Пусть они недолго побудут здесь, на всякий случай. А мы с Лешей займемся добыванием камня знаний и арестом преступников.
  Струкачев, достав мобильный телефон, набрал на экране единицу, и отправил СМС Алексею.
  Через минут пятнадцать за окном послышался шум подъехавшей к отделению полиции автомашины. Вскоре в кабинет вошли Алексей и две женщины.
  - Венедикт, а чего ты мне просто не позвонил? - с удивлением спросил Алексей, - Надо было обязательно встречаться?
  - Пойдем-ка, Алексей, выйдем кое-куда.
  Детективы вышли в коридор и, отойдя к торцевому окну, зашептались.
  - Видишь ли, Леша, наша операция подходит к своему концу. Станислав полицией уже задержан. Нам осталось задержать нашего гуманоида. А звонить никак нельзя было. Наш противник - достаточно умный субъект и наверняка он отслеживает все наши звонки. Давать лишнюю информацию Велу нам совершенно ни к чему. Поэтому сейчас мы с тобой поступаем следующим образом. Ты оставляешь женщин в отделе полиции, на всякий случай. А сам приезжаешь на известную тебе квартиру и приступаешь к наблюдению. А потом...
   Детективы еще долго разговаривали, разрабатывая детали предстоящей операции.
   - Леша, вот только что-то подсказывает мне моя интуиция, - уже прощаясь, заговорил Струкачев, - что все произойдет несколько иначе, чем мы предполагаем.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Не знаю! Честное слово, не знаю. Что-то шепчет мне моя интуиция, а что... не разберу. Ладно, время покажет. Все, разбежались.
  
  
  ГЛАВА СОРОК ВТОРАЯ
  
  Венедикт приехал на конспиративную квартиру в два часа дня. Все треволнения последних дней не прошли для него бесследно. Он чувствовал себя измордованным и смертельно уставшим.
  Тяжелые шторы, висящие на окнах, не давали понять, ночь сейчас на дворе или день. Венедикт бросился на диван, давая отдых уставшему телу. С улицы до него доносилось приглушенное оконным стеклом пение птиц. Под их убаюкивающее звучание Венедикт прикрыл глаза и чутко задремал. И вдруг их успокаивающий гомон стих и в комнате повисла нереальная тишина, таящая в себе непонятную опасность.
  Венедикт от неожиданности вздрогнул - в окно кто-то бесцеремонно и настойчиво постучал. Приглушенное стеклом от окна донеслось гневное клокотание. Вскочив с дивана, он бросился к окну, распахнул шторы. За окном на водоотливе, царапая огромными когтями по железу, сидела сова и, злобно сверкая глазами, яростно щелкала клювом.
  Венедикт распахнул створки окон, сталкивая сову с водоотлива. Птица активно сопротивлялась ему, но силы были явно не в пользу совы. Птица, в последний раз злобно щелкнула клювом и, расправив крылья, плавно спланировала вниз. Венедикт с усмешкой проводил взглядом улетающую птицу.
  - "Откуда в центре города взяться сове? Это не иначе, как Шешонок заволновался, что я засну и позволю Велу прихватить меня в беспомощном состоянии. Да не сплю я, не сплю. Просто я что-то очень устал".
  Венедикт выглянул на улицу.
  Был ясный, пропитанный ароматами цветущих роз, вечер. Был час, когда большинство людей, закончив работу на заводах и в офисах, уже добрались домой и сейчас сидели с семьями перед телевизорами, или склонились над учебниками, помогая ребенку выполнить домашнее задание на завтра.
  Улицы были пустынны. Лишь изредка на пустых улицах звучали шаги медленно прогуливающихся влюбленных, да слышался негромкий девичий смех.
  Прикрыв створки окна, Венедикт задернул шторы и вернулся на диван. Сон куда-то исчез. Детектив забросил руки за голову и широко открытыми глазами уставился на почти невидимый в сумраке потолок. Он неподвижно лежал на диване и слышал, как громко пульсировала кровь в его венах.
  Ожидание затягивалось. Неужели Вел почувствовал опасность и не придет сюда, в расставленную для него ловушку?
  Венедикт скосил глаза на часы. Часы показывали уже десять часов вечера. И вдруг его чуткий слух уловил приглушенные шаги, и едва слышный шорох одежды. Венедикт неслышно сел на диване и с ожиданием устремил свой взгляд на дверь.
  Увидев детектива, Вел от неожиданности замер, но, справившись с волнением, полуразвернулся и щелкнул выключателем. Комната залилась ярким светом.
  Венедикт с любопытством взглянул на грушеподобное лицо Вела. Оно от волнения стало еще бледнее и приобрело пронзительно белый цвет. Чтобы меньше привлекать к себе внимание людей своей необычной внешностью, Вел приклеил на лицо усики. Но были они так неумело приклеены, что слегка сползли вбок.
  - Все эти несколько дней я следовал за тобой по пятам, не оставляя тебя ни на мгновение без своего внимания. Я знаю, с кем и когда ты встречался, кому и когда звонил, что ел и пил. Я знаю, что Станислав попался в расставленные тобой сети. Но должен сказать, что от этого я совершенно не расстроен. И даже более того, я рад этому. На этом этапе он мне только мешает, - стучал в голове Венедикта голос Вела.
  - Я знаю, что ты следил за мною. И, если ты заметил, я совсем не скрывался. Совсем наоборот, я хотел, чтобы ты сегодня пришел ко мне. Мне уже порядком надоела эта игра в кошки-мышки.
  Неожиданно Венедикт почувствовал необычную тревогу. Он пристально смотрел на лицо своего противника и никак не мог понять, что же его так тревожит
  Вдруг Вел направился к детективу и просто начал руками толкать его в грудь. Растерявшись, Венедикт сделал шаг назад и уперся спиной в дверь, ведущую в кухню. Под давлением его тела дверь послушно с легким скрипом распахнулась, и в тот же момент в глазах его потемнело, его ноги предательски подкосились, и он рухнул на пол.
   Венедикт судорожно открыл рот, жадно хватая воздух ртом, и закашлялся от попадающей в нос воды. Он открыл глаза и с изумлением увидел стоящую над ним женщину. Одной рукой она опиралась на биту, а второй - щедро поливала детектива из чайника холодной водой. Она стояла, заслонив собой свет, льющийся из люстры. Венедикт, как ни старался, никак не мог рассмотреть ее подробно.
  Венедикт хотел вскочить на ноги, но дернувшись ожидаемо почувствовал, что руки и ноги его крепко связаны.
  - Венедикт, на этот раз ты попался в мою нехитрую ловушку. И в этом мне помогла твоя старая знакомая, - запульсировали в его висках фразы.
   Женщина отошла от детектива, и Венедикт с удивлением узнал Ольгу Ветрову.
   Молодая женщина с любопытством рассматривала детектива.
  - Я очень рад, что вы живы и судя по всему вполне здоровы. Зря, значит, я обвинил вашу подругу Тамару в вашей смерти. И теперь мне ясно, кто в преступной группе был за главного. Плохо, что я не догадался до этого раньше.
  - Ольга, подойди, обыщи его карманы, - зазвучал бесцветный голос Вела, - Может, в этот раз нам с тобой повезет.
  Женщина, отбросив в сторону биту, подошла к детективу, присела на корточки и тщательно осмотрела карманы. Разочарованно выпрямилась.
  - Вел, в карманах ничего нет.
  - Я предполагал нечто подобное. Наш друг в свою очередь устроил нам ловушку.
  Женщина молчала, задумчиво глядя на лежащего детектива. А внимание Венедикта в это мгновение было приковано к лежащей недалеко бите. По ней ползали несколько мух.
  - "Странно, мухи ползают по бите. Вероятно этой битой и..."
  - Вел, - перебил его размышления голос Ольги, - может, ты воспользуешься своими способностями и пороешься в памяти детектива. Выяснишь, где находится заклинание? Честно говоря, мне уже порядком надоело сидеть у тебя в доме.
  - К сожалению, Венедикт заблокировал те участки своей памяти, где находится эта информация.
  - Может, тогда ты его просто убьешь? - женщина вопросительно посмотрела на своего подельника.
  - Нет, Ольга. Я не могу сделать этого. Ты же знаешь, что мне запрещено вмешиваться в ход истории вашего мира. Единственно, что я смог сделать, попытаться оказать помощь тебе. Мне это не удалось сделать. Я очень сожалею об этом.
  Вел достал из кармана своего необъемного плаща золотой диск, засверкавший в свете электрической лампочки. Он начал что-то с ним делать. Венедикт с интересом смотрел на манипуляции. Через несколько мгновений в комнате что-то неуловимо изменилось. Свет судорожно замигал и, погаснув на мгновение, снова ярко вспыхнул. В комнате, озираясь по сторонам, стояла удивительно красивая девочка. Увидев Ольгу, она с криком "мама" бросилась к ней.
  - Доченька, милая! - Ольга обняла дочь.
  - Спокойно! Не дергаясь, поднимите все вверх руки, - неожиданно раздался из коридора спокойный мужской голос.
   Венедикт с удовлетворением увидел стоящего в дверном проеме Алексея с пистолетом в руке.
  Вел повернулся к Алексею. Его глаза загорелись. Он стал пристально смотреть на него. Но к его удивлению ничего не происходило. И вдруг Вел схватился руками за голову и закачался со стороны в сторону.
  - Хватит, хватит, Венедикт, воздействовать на меня! - не выдержав, закричал он от охватившей его боли.
  Краем глаза Венедикт увидел, как со стороны Вела к Ольге в воздухе что-то сверкнуло. Он повернулся к Велу и увидел, как тот спокойно сделал шаг в сторону стены и беспрепятственно прошел в нее.
  - Леша, немедленно забери у женщины диск!
   Алексей бросился к Ольге. Но женщина, толкнув на детектива дочь, нажала на диске какую-то кнопку, сделала шаг назад и исчезла, пройдя сквозь стену. Что-то с грохотом упало на пол. Венедикт и Алексей с удивлением смотрели на темно серый каменный диск, который, упав на пол, покатился и, докатившись до плинтуса, уткнулся в него и замер.
  Оставшаяся без матери девочка растерянно смотрела на стену, через которую только что прошла ее мать. Заплакав, она подбежала к стене и начала кулачками безуспешно бить по ней.
  Алексей, расстроенно посмотрев на девочку, тяжело вздохнул, подошел и, наклонившись над шефом, ножом перерезал связывающие ноги и руки веревки.
  Венедикт, вскочив на ноги, подбежал к диску и схватил его. Через мгновение на лице его заиграла улыбка удовлетворения. Струкачев повернулся к Алексею и показал ему ладонь. На его ладони лежал странный каменный диск темно-серого цвета. По его окружности были видны искусно выгравированные письмена.
  - Вот, Леша, перед нами знаменитый камень знаний! - ликующе воскликнул он.
  - А у Станислава тогда что?
  - А у него всего на всего дубликат, изготовленный нашим умным жителем параллельного мира. Просто кусок бесполезного камня.
   Со стороны входной двери послышался топот множества ног и в квартиру ворвались несколько полицейских.
  - Венедикт, я позволил себе вольность проявить инициативу и сообщить Власову о предстоящей операции.
  - И правильно сделал. Мы свою работу выполнили. Преступников всех выявили и разогнали, - Венедикт заулыбался. - А всякой юридической чепухой пусть занимается полиция.
  - А что с девочкой делать будем?
  - С девочкой?.. Ну, не оставлять же ее одну в этой квартире. Отвезем ее пока Власову. Я думаю, что ее отдадут на воспитание ее бабушке - Ларисе Карловне.
  
  
  ГЛАВА СОРОК ТРЕТЬЯ
  
  1
  В кабинете Власова висела прямо-таки гнетущая тишина. Слышно было лишь негромкое поскрипывание уставшего от своего тучного хозяина кресла, да шорох переворачиваемых страниц какого-то дела, которое изучал Антон Павлович. В углу его большого кабинета сидели, позевывая от усталости и позднего времени, Светлана и Надежда. Хозяин кабинета иногда отрывался от страниц и с сочувствием смотрел на утомленных женщин.
  Неожиданно тишину нарушил телефонный звонок. Власов, слегка вздрогнув всем жирным телом, с готовностью схватил телефонную трубку и приложил ее к уху. Несколько десятков секунд он внимательно слушал собеседника, с усмешкой поглядывая на замерших в ожидании женщин.
  - Прекрасно, други мои! - удовлетворенно воскликнул он. - Поздравляю вас с успешным завершением дела. Давайте приезжайте ко мне. Расскажите мне подробности дела.
  Светлана зашевелилась, разминая затекшее от долгого сидения тело.
  - Антон Павлович, насколько мы поняли, дело над которым работали наши мужья, завершилось. Может вы отправите нас домой? Мы уже порядком устали от этих бесконечных переездов и погонь.
  - Ага, - сонно поддакнула Надежда. - И правда, чего мы тут будем сидеть, если всех преступников вы уже переловили.
  Власов с сомнением посмотрел на женщин.
  - Может вы подождете своих мужей? Как бы чего не вышло плохого.
  - Ну что с нами может случиться, если вы нас довезете до самого дома? - не согласилась Светлана. - Когда еще из города приедут наши ребята? И сколько вы еще будете обсуждать свои скучные дела? Когда они приедут домой, мы уже будем давно спокойно спать.
  - Хорошо, хорошо! Считайте, что уговорили старика. - Он нажал кнопку вызова дежурного по отделу. - Сержант, Якимчука ко мне вызови.
  В ожидании Власов начал что-то записывать в дело крупным размашистым почерком.
  В кабинет, постучавшись, зашел уже знакомый женщинам Якимчук.
  - Степан Гаврилович, возьми мою машину и отвези этих женщин домой. Только осторожнее веди машину, а то их мужья нам с тобой головы пооткручивают, если с ними что-нибудь произойдет.
  - Не переживайте, Антон Павлович, доставлю женщин по указанному ими адресу в лучшем виде.
  Глубоко за полночь Якимчук доставил женщин к подъезду дома, где жили Светлана и Алексей. Женщины подошли к подъезду.
  - Надюша, я вспомнила, что у нас дома нет ни крошки хлеба. Мужики наши приедут голодными, а дома хлеба нет. Они нас с тобой съедят вместо него. Давай решим так, ты поднимайся в квартиру, вот тебе ключи, а я зайду в круглосуточный магазин. Куплю хлеба и сразу же домой.
  - Хорошо, Светочка, - Надежда сладко зевнула. - Ты только не задерживайся, а то я нервничать буду.
  - Нет, нет. Я туда и обратно. Ты и раздеться не успеешь, как я вернусь.
  Надежда зашла в подъезд и на лифте поднялась на четвертый этаж. Подойдя к квартире, достала из кармана ключи
  - Госпожа Струкачева? - неожиданно за спиной услышала она.
  Надежда от неожиданности вздрогнула и быстро повернулась. С пятого этажа по лестнице неспешно спускался мужчина, что-то держа в опущенной руке. Женщина взглянула в его безжалостные холодные глаза и почувствовала, как ужас властно охватывает ее.
  Мужчина, быстро подойдя к обомлевшей женщине, поднял руку с баллончиком и прыснул ей в лицо какой-то жидкостью. Надежда, закатив глаза, медленно сползла по стене на пол. Мужчина наклонился над ней и, взяв руку Надежды, сделал ей укол. Постояв над лежащей неподвижно женщиной несколько секунд, он, проверил у нее пульс и довольный результатом, начал спускаться по лестнице вниз.
  Внизу хлопнула входная дверь. Через несколько секунд зашумел лифт. Двери распахнулись, и на лестничную площадку вышла Светлана.
  
  2
   Детективы сидели в кабинете Власова и обстоятельно докладывали начальнику отдела полиции о проведенной операции.
   Их беседу перебил телефонный звонок. Друзья с удивлением увидели, как мясистое лицо начальника отдела полиции мгновенно стало мертвенно белым. Антон Павлович дрожащей рукой положил трубку на телефонный аппарат и, виновато бросив взгляд на Венедикта, опустил коротко стриженную седую голову.
   - Что случилось, Антон Павлович? - сдавленно пробормотал Венедикт, почувствовав, как в предчувствии беды сжалось его сердце.
   Власов дрожащей рукой, ослабил узел галстука, расстегнул воротник рубашки и сдавленно вздохнул.
   Понимаешь, Веня, тут... не знаю, как и что сказать... - Антон Павлович замолчал, виновато опустив глаза.
   - Что-нибудь случилось с Надеждой?
   - Венедикт, с Надеждой случилась беда.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Примечания
  1. Hominibus impossible (лат.) - Для человека сие невозможно.
  2. Herr (нем.) -Господин.
  3. Moin (нем) - Здравствуй.
  4. Moin, Mein Lieber Freund (нем.) - Здравствуй, мой дорогой друг.
  5. Auf Wiedersehen (нем.) - До свидания.
  6. Frau (нем.) - Госпожа.
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Серганова "Дети Тьмы. Непокорная" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Логвин "Только ты" (Современный любовный роман) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Мамлеева "Отказ - удачный повод выйти замуж!" (Юмористическое фэнтези) | | Валь_С "Дура бестолковая" (Короткий любовный роман) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Морская "Ведьма в подарок" (Любовное фэнтези) | | С.Вайнштейн "Украденная служанка" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Когда землю укроет снег" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"