Старов Анатолий: другие произведения.

Череп Судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередное расследование Венедикта Струкачева. И как всегда - мистика. На этот раз преступление связано с мистическим хрустальным черепом.

  Анатолий Старов
  
  
  
  
   Необыкновенные приключения частного
  детектива Венедикта Струкачева
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
  
  
  ЧЕРЕП СУДЬБЫ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
  Родился и вырос Венедикт Струкачев в семье интеллигентов. Отец его был доктором физико-математических наук. В научной среде человеком известным, вечно занятым, дома появлялся редко. Научная работа, бесконечные конференции, заседания ученого совета, лекции съедали все время. А если и появлялся, то поздним вечером. И тогда его громкий голос гремел по всей квартире, внося сумятицу в обычно размеренную спокойную жизнь квартиры. В редкие минуты общения с сыном он внушал Венедикту, что самое важное в жизни - доводить начатое дело до конца. Эту заповедь своего отца Венедикт запомнил на всю жизнь. И еще он заполнил, что не все измеряется деньгами. В жизни случаются моменты, которые нельзя оценить деньгами.
  Отец был высоким, с крепкими мускулами, мужчиной, с крупной головой, покрытой шевелюрой темных кучерявых волос. Его карие глаза всегда горели то ли весельем, то ли недюжинным умом, то ли и тем и другим вместе. Так сразу и не разобрать было.
  Мать, в отличие от своего мужа была женщиной невысокой, хрупкой, с тихим голосом. Будучи известным в городе терапевтом, тоже была вечно занятой. А когда ее поставили начальником терапевтического отделения, времени на сына совсем не осталось.
  При других обстоятельствах судьба Венедикта сложилась, может быть, совсем иначе. Но судьба распорядилась по-своему. Не находя дома внимания и простого человеческого общения, подрастая, он с каждым годом все больше и больше отдалялся от матери и отца. Жил своей жизнью, не допуская никого в свой внутренний мир.
  Как это ни странно, в браке родители были по-своему счастливы. Своеобразно, но счастливы. Каждый жил своей, закрытой для других, жизнью, вращаясь в своей среде. Вот только Венедикту доставалось все меньше и меньше тепла, вытесняя его из семейной жизни супругов.
  Чтобы как-то разнообразить свое скучное, монотонное существование, он рано начал курить и выпивать. В девятом классе, выпив коньяка, он потерял невинность, переспав с женщиной, которая по годам вполне могла сойти ему за мать.
  В десятом классе он на одном из школьных вечеров вполне осознанно соблазнил молоденькую учительницу по физике, пришедшую в школу в начале учебного года после окончания педагогического института.
  Каким-то образом этот факт стал достоянием всего школьного сообщества. Был крупный скандал. Учительнице пришлось уйти из школы.
  Хотели выгнать и Венедикта. Пришлось вмешаться вечно занятому, но известному в городе, отцу и его оставили окончить школу.
  Он от природы был учтив, одевался дорого и со вкусом, любил пить хороший коньяк, курил дорогие сигареты, когда позволяли денежные средства. Карманные деньги, которыми, откупаясь, его снабжали вечно занятые родители, у Венедикта были всегда, и он охотно тратил их на хорошую одежду, на покупку вещей, недоступных большинству его одноклассникам.
  С детских лет Венедикт был упрямым. Если ему чего-то хотелось, он всегда пытался добиться желаемого, чего бы это ни стоило. С четырнадцати неполных лет Венедикт Струкачев был вовлечен в расследование нескольких убийств, невообразимым образом связанных с мистикой, ведьмами.
  Его первое расследование было связано со смертью друга его дедушки, единственного в районе Героя Советского Союза. И подвигла его на проведение первого расследования ведьма, которая явилась к нему во сне и предложила попробовать свои скромные теоретические знания, почерпанные из детективной литературы, которая была давней страстью юноши, на практике.
  Уже в реальности он познакомился девушкой, представившейся Василисой и утверждающей что она местная. Однако уже через несколько часов Венедикт, познакомившись с местными ребятами, узнает от них, что описанная им девушка в деревне не проживает. Возникает версия, что девушка - приезжая и не хочет этого раскрывать по каким-то причинам и необъяснимое ее появление обусловлено чем-то, выходящим за рамки реальности.
  При второй встрече молодых людей Василиса так же предлагает ему провести расследование убийства старого человека, обещая оказать, при необходимости, помощь. Уже обладая информацией о необычности девушки и начиная подозревать, кем на самом деле она является, Венедикт, воспользовавшись ее необычными способностями, становится обладателем важной информации о расследуемом деле, на которой и построены гипотеза о причинах преступления и основное доказательство причастности к убийству подозреваемого человека.
   Вторым в своей жизни расследованием убийства Венедикт вынужден был заняться, когда его любимого учителя биологии Воронецкого обвинили в смерти молодой женщины Валентины Осиповны Першиной. Все обвинение милиции против него было построено на том, что женщина была отравлена ядом бледной поганки. И это притом, что всему городу была известна страсть Воронецкого к растительным ядам. Станислав Викторович, зная увлечение своего ученика детективами, и его небольшой опыт в расследовании убийства, попросил помощи у Венедикта. Юноша не только доказал невиновность своего учителя, но и раскрыл имя настоящего преступника.
   Как и в первом расследовании, в этом тоже присутствует ведьма. Как выясняется, ведьма достаточно активно помогает юноше проводить расследование, имея на него далеко идущие планы.
   Уже окончив второй курс юридического института, Венедикт по приглашению старшего лейтенанта Ерохина, принимает участие в расследовании таинственного исчезновения из закрытой ванной комнаты девятнадцатилетней Ольги Степановны Верновой. Проведя расследование, Венедикт выясняет, что девушка при помощи зеркала была отправлена в другое измерение, в параллельный мир.
   Молодая красивая Ольга, воспитанная одной матерью, вела скромный образ жизни, активно занималась музыкой, училась в институте. Знакомство с Андреем Во перевернуло всю ее жизнь. Она безумно влюбилась в молодого человека. И, как это часто бывает, вскоре выясняется, что она беременна. Девушка рассказывает об этом радостном событии своему возлюбленному. Молодой человек, вопреки ее ожиданиям, от этой новости запаниковал, считая, что ранний брак, появление малыша перечеркнет его карьерный рост. Чтобы разрешить эту проблему, Андрей обратился к своей матери, ведьме, которая долгие годы опекала Венедикта. С ее помощью он при помощи зеркала отправляет девушку в параллельный мир.
   Венедикту удалось раскрыть это преступление и Андрея Во привлекают к ответственности.
   Когда стало известно, кто является виновником исчезновения Ольги, к Венедикту является ведьма и требует от него закрыть уголовное дело. Венедикт решительно отказывается идти на сделку и тогда ведьма начинает мстить ему. Узнав, что юноша впервые в жизни серьезно влюбился, она коварно убивает девушку.
  Охваченный жаждой мести, Венедикт при помощи своей знакомой выходит на ее бывшую школьную подругу, известную в городе старую ведьму, которая подсказывает ему, как можно противостоять ведьме и дает ему магический амулет, при помощи которого Венедикт уничтожает ведьму, тем самым отомстив ей за смерть своей любимой.
  
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
   Проснулся Венедикт от стука в его комнату.
  - "Ну, кто там еще? В такую-то рань", - вяло пронеслось в его еще спящем мозгу. - "Не хочу вставать, имею право на сон, сегодня воскресенье", - завозмущался весь его организм.
   Он тот же час заснул, но настойчивый стук в дверь вернул его из забытья. Чертыхнувшись, он неохотно встал с постели и побрел к дверям. Распахнув дверь, он очень удивился, увидев отца.
  - Пап, а ты чего дома?
  - Я сегодня уезжаю в командировку, у меня самолет через четыре часа. А тебя, Веня, просят подойти к телефону.
  - Какой телефон в такую рань? Ведь сегодня у меня выходной.
  - Очень настойчиво просили тебя подойти.
   Венедикт недовольно скривился.
  - "Сегодня у меня выходной, не дают поспать", - никак не мог успокоиться он.
   Шаркая домашними тапочками, он, прихрамывая, подошел к столу, на котором стоял телефонный аппарат со снятой трубкой.
  - Алло, - недовольно буркнул в трубку он.
  - Венедикт, - донесся до него знакомый голос, - ты все спишь?
   Сон моментально улетучился, едва он услышал этот голос. Если Ерохин звонит, да еще в такую рань, значит, есть для этого веские основания. По пустякам он не стал бы его беспокоить. В последний раз его телефонный звонок обернулся интересным делом об исчезновении девушки в Крюкове.
  - Так еще только восемь часов, Анатолий Дмитриевич. И заметьте, сегодня воскресенье. Имею полное право поваляться в постели подольше.
  - Воскресенье... - Венедикт явно уловил в голосе собеседника нотки тоски. - Счастливый ты, Венедикт, наверное, всю ночь с девушками кувыркался, а теперь отдыхаешь. А мне приходится работать и после работы, и в выходные, и в отпуске. Впрочем, чего это я разнылся? Давай ближе к делу. Ты, Венедикт, не можешь подойти ко мне в отдел? У меня к тебе разговор есть, - голос Ерохина приобрел знакомую твердость.
   Венедикт почувствовал, как приятно защемило в сердце. Если уж приглашают в отдел милиции, быть новому делу.
  - Не всю ночь кувыркался, а только половину, Анатолий Дмитриевич, - отшутился Венедикт. - У меня есть время, чтобы привести себя в относительный порядок?
  - Нет у тебя этого времени. Его и так уж прошло немало. Надевай штаны и топай ко мне. Я, в отличие от девушки, приму тебя в любом виде. Можешь явиться небритым, взлохмаченным, в помятой одежде. В отличие от девушек мне нужны твои мозги и ничего более.
  - Хорошо, - заулыбался Венедикт, - если вам нужны только мои мозги, я сейчас буду.
  - Жду, пропуск тебе я уже заказал.
   Венедикт быстро оделся, проходя мимо зеркала в прихожей, пригладил взлохмаченные после сна волосы и, на ходу закурив сигарету, выскочил из квартиры. На улице шел крупными хлопьями снег, словно зима, неохотно уступая место весне, торопилась выполнить свой годовой план по осадкам.
  - И когда только весна настоящая наступит? Завтра уже первое марта, а снег валит и валит. И конца этому не видно и края, - ворчал он, неспешно шагая по мокрому снегу, тщательно обходя образовавшиеся уже огромные лужи. Все-таки весна наступала со всех сторон, тесня зиму.
   В отделе милиции он подошел к дежурному по отделу, пожилому сержанту милиции. Дежурный взял паспорт, открыл его и неожиданно заулыбался.
  - Венедикт Струкачев! А я вас помню. Почти три года назад вы проводили расследование по исчезновению девушки в Крюкове. Когда вы с Ерохиным у него в кабинете убивали ведьму, мы все здорово волновались, как бы чего не вышло. Не каждый день сталкиваешься с таким необычным делом. Но вы блестяще с ним справились. Нам оставалось только собрать косточки и тряпье, оставшиеся от ведьмы, и сжечь всю эту пакость на заднем дворе отдела. А сейчас вы к нам по какому делу пожаловали, если не секрет, конечно?
  - Пока не знаю, по какому. Старший лейтенант Ерохин пригласил меня к себе, сейчас, может, и расскажет.
  - Да, видно вы давно не общались с Ерохиным? Он уже капитан давно, и недавно назначен заместителем начальника отдела. Большим человеком стал. Мы все уверены, что у него блестящее будущее.
  - Отлично! Будет повод его раскрутить на ресторан, - рассмеялся Венедикт.
  - Правильно, заодно и за женитьбу его раскрутите, - поддержал его шутку милиционер.
  - Так он еще и женился!? Вот это новость! Застолье обещает быть знатным. Не знаю, выдержу ли я такую нагрузку?
  - Ничего, вы человек молодой, здоровый, выдержите, - поддержал шутку дежурный. - Когда же и выдерживать такие застолья, как не в молодые годы. Вы проходите, он сейчас занимает кабинет 26, на втором этаже.
  - Спасибо. Пойду, послушаю, что мне Анатолий Дмитриевич расскажет, - Венедикт направился к лестнице, засовывая паспорт в куртку.
   На двери кабинета Ерохина висела совсем недавно изготовленная табличка, на которой было написано, что его владелец является заместителем начальника отдела милиции. Постучав в дверь и услышав разрешение, Венедикт распахнул ее и вошел. Навстречу ему, улыбаясь, поднялся с мягкого кожаного кресла слегка погрузневший с их последней встречи Ерохин с новенькими блестящими звездочками на погонах. Капитан обошел свой солидный стол и крепко пожал руку Венедикта.
  - Анатолий Дмитриевич, позвольте вас поздравить со званием капитана, новой должностью, - Венедикт, не выдержав серьезного тона, заулыбался, - и с законным бракосочетанием.
  - Спасибо за поздравления. Я понял твой тонкий намек. В ресторан мы с тобой сходим, обязательно. Вот только давай сначала поговорим о деле. А ты чего хромаешь, дружище?
  - Вчера на занятиях по самбо неудачно приземлился после броска спарринг-партнера.
  - Ты все спортом занимаешься? Когда-нибудь ты изуродуешь себя, или тебя изуродуют. Результат будет один и тот же, - проворчал осуждающе Ерохин. - Садись, Венедикт, - пригласил он гостя. - У меня к тебе есть разговор долгий, серьезный и очень важный, как я тебе и сказал по телефону. Закуривай, - Ерохин пододвинул Венедикту пепельницу. Сам полез в ящик стола, достал сигареты, закурил. Посидели немного, наслаждаясь курением и безмятежно болтая о взглядах на предстоящую весну.
  - Ладно, давай перейдем к делам нашим насущным. Сегодня ночью у нас в городе произошло убийство, - Ерохин, вздохнув, затушил окурок в пепельнице. - Оперативная группа, возглавляемая мною, недавно приехала с выезда. Почти всю ночь провозились. Я не выспался, чертовски устал, но времени на отдых совсем нет, - пожаловался Ерохин и взглянул на Венедикта, словно ища сочувствия. Но встретив беспристрастный взгляд своего старого друга, вздохнул тяжело и с ноткой обиды продолжил: - Кремень ты, Венедикт. Нет в тебе ни грамма сочувствия ко мне. Так вот о деле - в своей квартире был найден убитым известный в городе антиквар Ефим Давидович Ройсман, может, слышал о таком? Впрочем, ты далек от антиквариата, поэтому мог и не слышать о нем. В данном случае это не столь и важно. Милицию вызвали соседи, обеспокоенные шумом, доносившимся с квартиры убитого.
  - Произошло убийство, но причем здесь я? Я так полагаю, что в нашем большом городе изредка происходят убийства, и до сих пор почти за три года вы не обращались ко мне за помощью, - заметил Венедикт.
  - Ты, Венедикт, не торопи события. Выслушай сначала мое сообщение, - Анатолий Дмитриевич достал из пачки очередную сигарету и закурил. - На первый взгляд это было рядовое преступление. Убийства, к сожалению, не редкость в нашем городе. В этом ты прав. Но это только на первый взгляд. Убийство, конечно, как убийство, но вот причина этого убийства мне кажется экзотической. Вот послушай. Когда мы приехали по вызову, квартира была закрыта на замок. Мы его, естественно, аккуратно вытащили и отправили на экспертизу. Сейчас он находится в лаборатории, но, похоже, что взлому он не подвергался, следовательно, открывали его ключом. Либо родным, либо изготовленным дубликатом. В лаборатории определят точнее, каким. Когда мы вошли в квартиру, на полу в одной из комнат у стены лежал труп Ройсмана, все вокруг было залито кровью.
  - Я так полагаю, его убили ударом ножа в брюшную полость, - высказал предположение Венедикт. - Это одно их самых распространенных ранений и очень кровавое.
  - Ты прав, у него была обширная и глубокая рана на животе. Орудие убийства мы пока не нашли. Похоже, что в его качестве использовался нож или другое холодное оружие. Чего-чего, а этого добра в квартире Ройсмана было предостаточно. Все-таки антиквар как ни как. Все стены увешаны холодным оружием самого разного размера и вида. Преступник то ли унес его с собой, то ли сбросил где-то в ближайшую урну. Но что странное в этом деле и на что я сразу обратил свое внимание - умер Ефим Давидович не сразу и перед кончиной он пальцем на стене кровью успел написать две буквы "су". Что это означает, не представляю?
  - Может он пытался написать фамилию убийцы? - невозмутимо высказался Венедикт, нетерпеливо ожидая, когда собеседник дойдет до сути своего рассказа.
  - Может быть, может быть... - задумчиво произнес Ерохин, крутя в пальцах очередную, еще не зажженную, сигарету.
  - Анатолий Дмитриевич, а почему вы меня пригласили? Вроде пока самое рядовое убийство. Отдел милиции и сам может справиться с этим преступлением, - нарушил возникшую паузу Венедикт.
  - Не беги впереди паровоза, я еще не закончил, - неохотно отвлекаясь от своих размышлений, изрек Ерохин. - Мы провели тщательный обыск квартиры убитого. Соседи и вызванные родственники показали, что из квартиры ничего ценного, заслуживающего особого внимания, не исчезло. А брать у антиквара было что, ты уж мне поверь. За долгие годы деятельности в этом бизнесе у Ефима Давидовича в квартире собралось много чего интересного. Его отдельным коллекциям могли бы позавидовать и некоторые музеи. Да, умеют же жить некоторые. Я обомлел, когда увидел такие богатства. Я не специалист, но даже я понимаю, что в гнездышке, оборудованном Ефимом Давидовичем, было чем поживиться грабителю. - Анатолий Дмитриевич тяжело вздохнул, оценивая, видимо, свое милицейское благосостояние. - К тому же в тумбочке на самом видном месте мы даже обнаружили толстую пачку денег. Достаточно большую сумму, чтобы соблазнить убийцу. Но она оказалась нетронутой. Из всего этого можно сделать предположение, что неизвестному преступнику материальные ценности были ни к чему.
   Венедикт со скучающим видом слушал своего товарища, ожидая, когда тот перейдет к самому главному, из-за чего он его потревожил в воскресенье в такую рань. Ерохин, словно не замечая его минорного настроения, монотонно рассказывал все детали этого рядового преступления.
  - А за одной из картин какого-то неизвестного мне художника мы обнаружили встроенный в стену сейф, - понизив голос до полушепота, наконец, произнес Ерохин. - Сейф оказался запертым.
  - А что за сейф там был? - уже заинтересованно спросил Венедикт.
  - Да обычный сейф. Из серии бытовых, дешевых...
  - Это сообщение очень важное, - нетерпеливо перебил Венедикт своего друга. - Оно свидетельствует о том, что убийство совершил не профессиональный налетчик и убийца.
  - Почему ты так думаешь? - искренне удивился Ерохин.
  - Если бы это был профессионал, он бы на раз разыскал сейф и вскрыл его, - предположил Венедикт. - Для профессионала вскрыть бытовой сейф не представляет никакой трудности. Исходя из этого вывода, можно предположить, что орудие убийства нужно искать в ближайших урнах. Непрофессионал, случайный убийца, побоится долго носить с собой орудие убийства и попытается от него поскорее избавиться.
  - Вынужден с тобой согласиться. Об этом я еще не успел подумать, - как бы оправдываясь, произнес Ерохин. - Сейчас дам команду своим бойцам порыскать по мусорным контейнерам, - Ерохин взял телефон и, набрав номер, приказал своим подчиненным самым тщательным образом проверить все мусорные контейнеры, все закоулки, обшарить все кустарники.
  - Так я продолжаю, - обратился он к Венедикту, укладывая трубку на аппарат. - Мы вызвали специалиста, и он за несколько минут вскрыл его. И вот тут начинается то, из-за чего я тебя и пригласил.
  
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
   Венедикт почувствовал, как нешуточное волнение охватывает его. Он даже дыхание затаил, боясь пропустить какую-нибудь важную информацию. Почувствовав волнение своего друга, Ерохин понимающе заулыбался. Желая немного помучить его, он не спеша взял со стола зажигалку. Прикурил сигарету и, выпустив в потолок кольцо, долго внимательно наблюдал, как оно неспешно поднимается вверх, постепенно теряя четкость своих очертаний.
  - Анатолий Дмитриевич, что вы там обнаружили? - не выдержав пытки, почти шепотом поинтересовался Венедикт, чувствуя, как от охватившего волнения похолодели кончики пальцев рук.
  - Когда мы распахнули дверцу сейфа, - Ерохин сделал многозначительную паузу, - в нем мы обнаружили очень странный предмет, - сжалившись над Венедиктом, медленно проговорил Ерохин. - Это был... человеческий череп.
  - Человеческий череп? - искренне изумился Венедикт.
  - Да, мой юный друг. Это был человеческий череп, но не настоящий, а изготовленный из какого-то неизвестного мне прозрачного материала, похожего на стекло. Я могу предполагать, что он сделан из хрусталя. Уж очень он сверкает, словно хрустальная люстра у моей тещи.
  - Анатолий Дмитриевич, ваше счастье, что вы милиционер и старше меня. Я сейчас вас поколотил бы за измывательства надо мной. Вы что, не могли опустить все те подробности, которыми вы кормили меня целых пятнадцать минут, и сразу перейти к главному?
  - Только без рук, - заулыбался Ерохин. - Я тебе почти все рассказал, теперь мне осталось показать его тебе.
  - Он что, у вас? - вскричал Венедикт, в волнении вскакивая со стула.
  - Совершенно верно, он у меня. Лежит в служебном сейфе. Я тебе сейчас его покажу, но прежде хочу сказать. - Ерохин, став серьезным, задумался. - Понимаешь, Венедикт, мне кажется, что убийство каким-то образом связано с этим загадочным черепом. После сделанных тобой выводов о непрофессионализме неизвестного нам пока убийцы, я прихожу к выводу, что преступление совершил некто, кто интересуется этим черепом. Что-то наподобие антиквара или ученого-фаната от археологии. Более того, мне кажется, что этот череп каким-то образом связан с мистикой. Уж больно он какой-то необычный. Весь прозрачный, очень тщательно сделан. Во всяком случае, невооруженным глазом совершенно не видно следов обработки. От него так и веет загадочностью. У нас в отделе нет специалистов по всем этим оккультным штучкам. А потому с разрешения начальника отдела я решил обратиться к тебе. За время нашего знакомства я пришел к двум выводам - к тебе, как к магниту, липнет всякая мистика, и ты в этой области чувствуешь себя, как рыба в воде.
  - Мне, действительно, нравятся дела, где присутствует мистика. Но я к этому не стремлюсь, пока так выходит. Но я, надеюсь, и другие дела могу расследовать, - приняв последнюю фразу друга как сомнение в его способности расследовать и обычные преступления, - возмутился Венедикт.
  - Я и не сомневаюсь, - примирительным тоном произнес Ерохин. - Ты способный детектив, Венедикт. Это я тебе как специалист говорил и говорю. Поэтому мы тебя и приглашаем принять участие в расследовании этого необычного преступления.
  - Анатолий Дмитриевич, но я учусь на четвертом курсе, если вы еще не забыли. У меня занятия теоретические и практические, - юноша намеренно сделал акцент на последнем слове. - Меня не отпустят с учебы. У нас знаете, какой требовательный и принципиальный ректор!?
  - Да знаю я его, знаю. Когда я учился в институте, он уже тогда был ректором. Но ты не забывай, что я профессионал и я все эти нюансы предусмотрел, - добродушным голосом изрек Ерохин и довольный похлопал ладонью по столу. - Приехав с места преступления, я написал письмо ректору института и отправил его нарочным. Специально милиционера для этого выделил. - Ерохин сделал паузу, чтобы Венедикт в полной мере оценил его заботу о нем. - Официальное, с подписью и печатями, все, как полагается. Я не думаю, что он нам откажет. В конце концов, мы общими усилиями куем кадры для наших правоохранительных органов. Завтра, в понедельник, получим официальный ответ. Все оформим в виде практики в нашем отделе. Зато летом, вместо практики - погуляешь.
  - Вот уж погуляю, если к этому времени еще что-нибудь мистическое не случится, - Венедикт негромко рассмеялся. - Давайте уж доставайте, посмотрим на вашу находку, - от охватившего нетерпения голос Венедикта даже слегка завибрировал.
   Ерохин выдержал подобающую возникшему положению паузу и, поднявшись с кресла, повернулся. Открыл сейф, стоящий слева от него, осторожно вытащил картонную коробку, тщательно упакованную скотчем. Судя по предпринятым им усилиям, коробка была достаточно тяжелой. Он аккуратно поставил ее на стол, порывшись, достал из кармана перочинный нож и начал неспешно распаковывать коробку.
  Венедикт с нетерпением смотрел на неторопливые действия своего друга, почувствовав, как его охватывает ни с чем несравнимое чувство азарта. Он даже слегка улыбнулся, сравнив себя с легавой, которая почувствовала дичь и замерла в напряженной стойке в ожидании команды хозяина наброситься на обнаруженную дичь. Открыв коробку, Анатолий Дмитриевич с укоризной взглянул на Венедикта.
  - Придержи коробку хотя бы, если не хочешь помочь иным способом.
  Венедикт вскочил с кресла и прижал донышко коробки к столу. Ерохин, запустив руки внутрь, осторожно извлек из нее череп и поставил его на стол.
  - Тяжелая штуковина, - заметил слегка запыхавшийся Ерохин. - Пожалуй, килограммов тринадцать-четырнадцать весит.
   Венедикт с нескрываемым интересом смотрел на человеческий череп, сделанный в натуральную величину из какого-то прозрачного с едва заметными замутнениями материала. Замутнения были заметны в верхней части черепа. А внизу материал был практически идеально прозрачным. Череп покоился на специальной подставке, изготовленной из неизвестного ему черного камня.
  - Анатолий Дмитриевич, я тоже склонен считать, что сделан он из хрусталя. Если бы не это легкое помутнение в верхней части, я бы сказал, что он просто идеальной прозрачности. И посмотрите, как он сверкает в свете, падающем из окна.
  - И я тебе об этом же говорю, - Анатолий Дмитриевич невольно залюбовался игрой света на великолепно отполированной поверхности черепа.
  Венедикт дотронулся до челюсти и от неожиданности отдернул руку, когда она с легким шелестом плавно опустилась вниз. Оказалось, что эта деталь была подвешена к черепу на идеально гладких шарнирах, прекрасно отцентрирована и приходила в движение при малейшем прикосновении.
  - Я его еще не отдавал в лабораторию, - Анатолий Дмитриевич легким движением вернул челюсть на место. - Хотел, чтобы ты посмотрел на него до того, как я отправлю его. У нас в лаборатории классные специалисты, имеющие... - Ерохин на мгновение замешкался, вспоминая мудреное название прибора, - ...растровый электронный микроскоп, который можно использовать для анализа следов обработки черепа, вот! Надеюсь, там смогут определить, как изготовлен этот череп, когда и, может быть, определят, для каких целей его использовали. Но сам знаешь, работы у нас много, поэтому назад мы его получим не скоро. А время не ждет. Пока они в лаборатории будут мудрить над черепом, ты, глядишь, и нароешь что-нибудь интересное по нашему делу.
  Венедикт и Анатолий Дмитриевич с изумлением посмотрели на череп, когда услышали тихие звуки высокого тона, явно исходящие со стороны удивительного артефакта. Одновременно они увидели, что верхняя часть его стала менять степень прозрачности, словно заполняясь белоснежным туманом, и над ним внезапно возник светящийся нимб. Он был диаметром, не выходящим за пределы черепа, и висел в сантиметрах восьми над темечком, испуская яркий слепящий свет.
  Неожиданно Анатолий Дмитриевич, стоящий у черепа, грузно рухнул в кресло, покачнулся со стороны в сторону, закатил глаза, грудью уперся в край стола, и его голова, обессилено, упала на столешницу.
  Встревоженный Венедикт, отбросив стоящий перед ним стул, кинулся к нему. Нащупав на шее сонную артерию, замер, пытаясь уловить пульс. Пульс явно прощупывался. Схватив стоящий на сейфе графин, он плеснул на руку воды и смочил голову друга. Однако никакой реакции не последовало.
  Венедикт обеспокоенно оглянулся, раздумывая, как позвать на помощь людей. Неожиданно звук, исходящий со стороны черепа, пропал, а через несколько мгновений исчез и нимб. Он стал снова кристально прозрачным, с легким помутнением сверху. Венедикт почувствовал, как под его рукой зашевелилась голова Ерохина. Анатолий Дмитриевич поднял голову и с недоумением посмотрел на Венедикта.
  - Что это со мной приключилось? Я что, сознание потерял? - удивленно произнес он.
  - Есть немножко, - успокоенный за жизнь и здоровье друга, Венедикт сел на стул и закурил, с неудовольствием видя, как подрагивают его пальцы.
  - Я же говорил тебе, что с этим черепом связана какая-то мистика, - пробормотал Ерохин растерянно, приводя себя в порядок. - Значит, не зря я к этому делу привлек тебя. Ты видел, как череп начал заполняться туманом? А нимб над ним ты заметил?
  - Заметил, конечно. Очень интересное явление, - задумчиво сказал Венедикт. - Что же мы с вами только что наблюдали?
  - Черт его знает, что мы наблюдали! Почему в момент этого загадочного явления я потерял сознание? А ты как себя чувствуешь!? - расчесывая у зеркала мокрые волосы, поинтересовался Ерохин.
  - Не могу ответить на ваш первый вопрос. Сам ничего не понимаю. А по второму вопросу - я себя прекрасно чувствую. И даже более того, моя травмированная на тренировке нога, кажется, совсем перестала болеть, - Венедикт с удивлением посмотрел на совершенно здоровую ногу, которая еще совсем недавно довольно ощутимо побаливала.
   Он машинально положил руку на прохладную поверхность верхней части черепа и неожиданно почувствовал отчетливые ощущения тепла, и легкую вибрацию, как будто внутри черепа был скрыт некий мощный источник неизвестной энергии.
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
  Венедикт удивленно смотрел на череп.
  - Интересное явление, очень интересное, - бормотал он, испытывая необычную эйфорию от прикосновения к артефакту.
   Он развернул череп к себе и, заглянув в глазницы, в испуге отпрянул.
  - Венедикт, ты чего там увидел такое ужасное, на тебе лица нет? - Ерохин удивленно посмотрел на Венедикта.
  - А вы сами посмотрите туда, - предложил Венедикт, разворачивая к Ерохину череп.
   Анатолий Дмитриевич, наклонившись, взглянул в глазницы. Несколько секунд он внимательно всматривался, потом вопросительно повернулся к Венедикту.
  - И что? Лично я ничего не вижу. Обычные глазницы, вырезанные в каком-то материале. Вижу, что они очень хорошо сделаны и тщательно отполированы. Надеюсь, какой это материал, наши специалисты определят, - забубнил Ерохин, выпрямляясь.
   Теперь настала очередь удивиться Венедикту. Он повернул череп к себе и с опаской заглянул в углубления. Теперь он отнесся к представшей картине значительно спокойнее, так как уже ожидал увидеть нечто необычное. В глазницах он увидел множество черепов, аккуратно расставленных на какой-то черной площадке, висящей в пространстве. Внимательно присмотревшись, он заметил, что все черепа имели какие-то особенные детали, которые отличали их от других. Он обратил внимание, что черная площадка висит в пространстве немного под наклоном к невольному зрителю и черепа на ней расположены явно не хаотично.
  Венедикт, не отрывая взгляда от глазниц, нащупал и схватил со стола рабочий блокнот хозяина кабинета, ручку и начал лихорадочно перерисовывать их расположение, аккуратно отмечая особенности каждого черепа. Зачем он это делает, он еще не знал, но он торопился зафиксировать эту картину, боясь, что она вскоре может исчезнуть. И тогда он может навсегда потерять, быть может, очень важную информацию, которая поможет ему в дальнейшем расследовании.
  Через несколько минут картина, действительно, начала бледнеть и вскоре совсем исчезла, и все пространство черепа заполнилось мраком. Из неведомых глубин к нему потянулись чьи-то костлявые пальцы, растущие, казалось, неоткуда, освещаемые рассеянным светом, попадающим в череп через глазницы. Они дотянулись до границы черепа и заскользили по гладкой поверхности неизвестного минерала своими страшными длинными ногтями. Затем и они исчезли и на смену им появились искаженные муками нечеловеческих страданий лица неизвестных людей.
  Они хаотично приближались к Венедикту из бездны, постоянно меняя свои черты и что-то громко крича. Их глаза неотрывно смотрели на Венедикта независимо от положения лица, вопреки всем законам анатомии и физики.
  Юноша почувствовал, как по его телу пробежала дрожь, а по позвоночнику пронесся холодок. Усилием воли он заставил себя досмотреть этот ужас до какого-нибудь конца. Он сосредоточился и попытался разобрать, что они ему кричали, но слышал только неясный громкий крик. Вот только слов было не разобрать.
  Только и эта картинка вскоре начала меркнуть. И лица полетели назад, быстро удаляясь в загадочной дали. Теперь юноша видел только молочно-белое безграничное пространство, в котором глазу не за что было зацепиться. Венедикт откинулся на спинку стула и, ладонью вытерев со лба неожиданно выступивший пот, теперь уже совершенно спокойно смотрел на череп.
  Ерохин, не вмешиваясь в происходящее событие, лишь удивленно наблюдал за действиями своего друга.
  - Венедикт, ты можешь мне рассказать, что ты видел? - полюбопытствовал он, когда Венедикт отодвинул от себя череп, вырвал из блокнота лист и, аккуратно его сложив, положил в карман джинсов.
  - Анатолий Дмитриевич, вы, что и не слышали ничего?
  - А что я должен был слышать? Ведь никакого звука не было, - искренне удивился Ерохин.
   Венедикт задумчиво смотрел на череп.
  - "Странная картина вырисовывается, - задумался юноша. - Загадочный череп демонстрирует в своих глазницах картинки одна страшнее другой, но их вижу только я. Человеческие лица кричат мне что-то, но слышу их только я. Ерохин и не видит, и не слышит ничего. Значит, демонстрируемые картинки и тепло, исходящее от черепа и его вибрация доступны не всем. Если вспомнить, что Анна Пантелеймоновна говорила о моем повышенном энергетическом поле, то получается, что все это доступно только экстрасенсам или ведьмам. В том числе и мне. И совершенно недоступны простым людям".
  - Венедикт, ты мне расскажешь, что ты видел и слышал? - донесся до него раздосадованный голос хозяина кабинета.
  - Анатолий Дмитриевич, я предлагаю сейчас убрать найденный вами артефакт в сейф и пока ни в какую лабораторию не отдавать. Я сейчас сбегаю домой за фотоаппаратом и сфотографирую этот череп. Надо будет обратиться к специалистам. Может, они что-нибудь нам расскажут о нем?
  - Зачем обижаешь нас, - неодобрительно покачал головой Ерохин. - У нас что, в милиции, фотоаппарата нет что ли? Сейчас приглашу специалиста, и через полчаса у нас будет изображение этого черепа в самых экзотических ракурсах, какие только пожелаешь.
  - Прекрасно! Давайте, вызывайте вашего специалиста.
   Ерохин позвонил и через несколько минут в кабинете появился молодой парень с фотоаппаратом. Сфотографировав под руководством Венедикта череп с различных сторон, парень удалился, выслушав напутствие сделать, по меньшей мере, четыре экземпляра фотографий.
  - Венедикт, так ты расскажешь мне, что ты там увидел? - поинтересовался Ерохин, когда дверь за фотографом закрылась.
  - Анатолий Дмитриевич, я могу рассказать, но для вас будет лучше, если вы об этом ничего знать не будете. Это не имеет никакого отношения к расследованию убийства, а покой у вас может отобрать. А вам, будущему молодому папе, поверьте это вовсе ни к чему.
  - Черт с тобой! Не хочешь, не говори, - обиженно промолвил Ерохин. - Заботливый какой! Минут через двадцать принесут фотографии и уматывайся из моего кабинета, чтобы глаза мои тебя не видели. А в восемнадцать часов чтобы был у меня в кабинете. Пойдем с тобой в ресторан.
   Ерохин поднялся с кресла и стал упаковывать череп в коробку. Венедикт с улыбкой смотрел на своего обиженного друга.
  - Анатолий Дмитриевич, а когда у вас ожидается пополнение в семействе?
   Хмурое лицо Ерохина разгладилось, и на нем засветилась счастливая улыбка.
  - Ну, ты и зараза. Знаешь, чем отвлечь старика от грустных мыслей. Отыскал мое слабое место. - Ерохин что-то напряженно подсчитывал в уме. Это было ясно по его слегка покрасневшему от усилий лицу и возникшим глубоким морщинам на лбу. - Стало быть, по плану Светка должна родить в июле, - радостно сообщил он, закончив подсчеты.
  - Понятно. Значит, жену вашу зовут Светланой, и в июле старик станет молодым счастливым папой.
  - А я тебе не говорил, что ли, как ее зовут?
  - Да какой там! Я только вошел, как вы набросились на меня со своими дурацкими убийствами, черепами человеческими, ужасами всякими, не к ночи будет помянуто о них.
  - Да...
   Закончить ему не дал настойчивый стук в дверь.
  - Войдите, - благодушно разрешил Ерохин.
   Дверь открылась, и в кабинет вошел фотограф, неся в руках пачку готовых фотографий.
  - Фотографии ваши готовы, Анатолий Дмитриевич, - парень протянул пачку фотографий Ерохину. - Как и приказали, сделал в четырех экземплярах.
  - Молодец, Максим! Быстро справился. Спасибо. Иди, занимайся своими делами.
  - Анатолий Дмитриевич, тогда я пошел искать специалиста, который сможет нам объяснить, что это за черепа и чем они так желанны некоторым людям, а вы, когда результаты обследования черепа будут готовы, сообщите мне, пожалуйста, - Венедикт поднялся со стула и отобрал один экземпляр фотографий.
  - Венедикт, я позвоню тебе завтра утром, сообщу о решении твоего руководства, а ты занимайся по своему плану. Только чаще мне докладывай, не пропадай бесследно. И не забудь о сегодняшнем вечере.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  
   Венедикт вышел из отдела милиции на весеннюю улицу в прекрасном настроении, слегка взволнованный предстоящим интересным расследованием. Единственно, что сейчас его беспокоило, это практически полное отсутствие знаний по той проблеме, в которой ему предстояло вращаться до конца расследования. А выход здесь, пожалуй, один. Необходимо было найти специалиста, который восполнил бы этот пробел в знаниях. А специалиста проще всего искать среди ученых, занимающихся археологией. С этого, пожалуй, и стоит начать.
   Венедикт не спеша шел к археологическому институту, наслаждаясь робким теплом весеннего солнца. Проходя мимо старушки, торгующей маленькими букетиками подснежников, Венедикт приобрел один из них. Он стоял несколько мгновений, вдыхая в себя нежный аромат первоцветов. Взглянув на яркое солнце, прищурился, с удовольствием подставляя ее лучам соскучившееся за долгие зимние месяцы по солнцу, лицо. Очень не хотелось заходить в прохладное, темное нутро института. Если бы не дела, так и стоял бы на теплом солнышке.
  Войдя в институт, он подошел к важной охраннице с окаменевшим от усердия лицом, сидящей за стеклянной перегородкой, преисполненной ответственностью за доверенный пост. Венедикт лучезарно заулыбался хмурой охраннице, а встретив ее холодный взгляд, заулыбался еще приветливей и протянул ей букетик цветов.
  - Это что? - суровым голосом пробормотала растерявшаяся женщина.
  - Это вам первые весенние цветы, и улыбнитесь. Ведь за окном наступает настоящая весна.
  - Ну, вот еще, цветы... - женщина еще пыталась сохранить на лице маску холодности, но в ее глазах против ее воли заплясали чертики радости, а поджатые губы сами собой раскрылись в улыбке. - Спасибо за цветы. - Она поднесла букетик к носу и шумно втянула их аромат.
  - Действительно, весна! - черты ее лица совсем разгладились, и перед Венедиктом предстала доброжелательная женщина средних лет, слегка потрепанная нелегкой жизнью.
  - И что ты хочешь взамен? - прижимая букетик к груди, доброжелательно поинтересовалась она. - Ведь наверняка явился сюда не просто так.
  - Меня зовут Венедиктом, а вас? - зашел издалека юноша.
  - Меня - Ларисой Ивановной, - покосившись на букетик, ответила женщина.
  - Лариса Ивановна, мне действительно нужна от вас помощь. Я в такое затруднительное положение попал, что просто не знаю к кому и обратиться.
  - Что случилось? - поинтересовалась женщина.
  - Мне как-то нужно разыскать специалиста по разным археологическим раскопкам. Нужно получить консультацию по одному найденному предмету.
  - Вот оно что! Так сразу и не скажешь, - задумалась женщина. - Нужно подумать над твоей проблемой.
   Лариса Ивановна задумчиво смотрела на букет цветов, машинально вертя его пальцами, и все ее лицо излучало крайнюю степень задумчивости. Венедикт с интересом наблюдал за ее муками. После томительных минут молчания, женщина вдруг оптимистично взглянула на юношу.
  - Венедикт, я, кажется, знаю, кто тебе может помочь. У нас работает один профессор. Старенький уже. Так он всю жизнь занимается этими самыми артефактами. И что немаловажно, он очень доброжелательный, обходительный, вежливый. Всегда поздоровается, спросит о самочувствии. Знаешь, у нас ученых-то много. Но многие из них такие зазнайки. Иной проходит, так даже не взглянет на тебя, словно ты мебель какая бездушная, - в голосе Ларисы Ивановны явно засквозила обида. - Да возьми для примера его сына. У такого хорошего отца и такой сын... Проходит мимо тебя словно принц заморский. Тьфу!..- в сердцах сплюнула женщина. - Сейчас я тебе телефончик профессора черкну. - Она зашуршала страницами толстого журнала, нашла нужного человека, записала на листе бумаги.
  - Вот его фамилия и телефон. Звони, вон телефон на стене висит, - она протянула Венедикту листок.
   На листе было написано: профессор Алексей Игоревич Бустанов и его рабочий телефон.
   Венедикт поблагодарил охранницу и, набрав телефон, долго стоял, слушая бездушные длинные гудки.
  - Алло, - услышал он, наконец, в трубке не лишенный красоты бархатный голос собеседника.
   Представившись, Венедикт попросил о недолгой встрече. В трубке надолго замолчали. Было только слышно тяжелое дыхание собеседника. До Венедикта донесся глубокий шумный вдох и потом неохотное "Заходите".
  Получив согласие, подошел к охраннице и, протянув паспорт, попросил выписать пропуск. Зажав в кулаке пластмассовый квадратик пропуска, Венедикт поднялся на третий этаж и отправился разыскивать нужный кабинет. Остановившись у кабинета, тщательно привел в порядок свою прическу и, постучавшись, потянул на себя дверь.
   Навстречу ему, поднявшись с кресла, шел невысокий, плотного телосложения мужчина с гривой седых волос.
  - Алексей Игоревич Бустанов, - представился он бархатным баритоном, протягивая для приветствия руку.
  - Венедикт Струкачев, - представился и юноша, отвечая на крепкое рукопожатие.
  - Чем могу вам помочь, молодой человек, - спросил профессор, жестом приглашая Венедикта в кресло напротив себя.
  - Алексей Игоревич, я набрался наглости побеспокоить вас вот по какому поводу. - Венедикт опустился в огромное кожаное кресло, которое с готовностью приняла его в свои объятия. - Милиция сейчас проводит расследование убийства одного антиквара. В его домашнем сейфе при обыске был обнаружен человеческий череп, сделанный из какого-то пока неизвестного минерала. Не могли бы вы проконсультировать в моем лице органы правопорядка, что это такое?
  - Человеческий череп? - профессор, до этого уютно сидящий в огромном кресле, встрепенулся, вылез из его объятий и пододвинулся ближе к столу. - И где же этот череп?
  - Он в милиции. Сейчас специалисты пытаются выяснить, из какого материала он сделан, кем и когда.
   Профессор недовольно поморщился.
  - Ну, хотя бы фотографии у вас есть? - с надеждой спросил он.
  - Конечно, профессор. При первой же возможности я сделал их. - Венедикт полез во внутренний карман куртки и, достав оттуда пачку фотографий, протянул их профессору.
  Алексей Игоревич, приподнявшись, взял фотографии, включил настольную лампу. То, вооружившись большой лупой с массивной металлической ручкой, то близоруко щурясь, он вглядывался в изображения черепа.
  - Интересно, молодой человек, очень интересно, - бормотал он.
  
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  
  Венедикт долго, молча, сидел, ожидая, когда профессор закончит изучение фотографий. Прошло минут пятнадцать томительного ожидания, когда профессор, наконец, оторвался от своего занятия и посмотрел на юношу, внимательно его рассматривая.
  - Что вы можете сказать по этому черепу? - нетерпеливо спросил Венедикт.
  - Молодой человек, череп, фотографию которого вы мне показали, называется, если я не ошибаюсь, Череп Судьбы, если это, конечно, не подделка. Я могу, конечно, и ошибиться. По фотографии сложно делать однозначные выводы. Нам еще повезло, что на фотографию попала пачка сигарет и можно хотя бы приблизительно судить о его размерах. Если бы вы показали мне сам артефакт, я определил бы однозначно. Хотя, честно говоря, я никогда не видел этот череп в реальности. Знаком с ним только по фотографиям и манускриптам. И надо сказать, что фотографии эти были значительно более плохого качества, чем те, что принесли вы. Дело в том, что они делались очень давно, фотоаппаратами значительно менее совершенными, чем сейчас. За черепами идет настоящая охота, поэтому их владельцы держат в строжайшем секрете сам факт владения ими. Последним владельцем этого черепа, насколько я помню, был американский антиквар и меценат Джоан Джексон. А теперь, как вы изволите убедиться, он появился в России. Очень примечательный факт! Да-с!
  - Алексей Игоревич, а почему такая секретность? Ну, имеешь какой-то там череп и что из этого? - полюбопытствовал Венедикт.
  - Чтобы осознать это, необходимо, как говорит современная молодежь, быть в теме. Я сейчас немного введу вас в курс дела. Прочитаю, так сказать, небольшую познавательную лекцию. - Профессор вскочил с кресла и, не выпуская фотографий из рук, зашагал по кабинету. - Согласно существующей легенде в мире существует тринадцать черепов, изготовленных из очень прочного минерала под названием горный хрусталь. Надеюсь, вы слышали о нем?
   Венедикт согласно закивал головой.
  - Прекрасно, молодой человек, прекрасно. Кем они изготовлены и когда, это науке неизвестно. Теорий об их происхождении имеется великое множество. Некоторые считают их ручными работами ацтеков или майя, другие настаивают на том, что они были сделаны загадочным народом, проживающим на затонувшей Атлантиде. Те немногие экземпляры черепов, что на короткое время попадали в руки ученых, были ими тщательно исследованы с применением самых передовых методов. И ни один из этих черепов не раскрыл тайны своего происхождения. У некоторых ученых бытует мнение, что они вообще изготовлены не на Земле. Я хоть и сомневаюсь в этом, но, чем черт не шутит. Мы так мало еще знаем о нашей матушке Земле. Может быть, когда-нибудь они раскроют человечеству свои тайны, но пока... Загадок с этими черепами значительно больше, чем ответов на них. Решение всех этих загадок, это удел ученых. А вас, насколько я понял, больше интересует другой вопрос - почему все так стремятся стать обладателями этих черепов?
  Венедикт, соглашаясь с профессором, охотно закивал головой.
  - Ну да, ну да, молодой человек, - профессор остановился посреди комнаты и поверх очков с интересом взглянул на сидящего юношу. - Согласно этой же легенды, - продолжил он, удовлетворив свое любопытство, - если собрать все черепа, то можно спасти человечество от грядущего апокалипсиса, который предсказывают многие ясновидящие и предсказатели. Вы, наверно, читали предсказания Нострадамуса, майя? - Увидев согласный кивок юноши, профессор продолжил: - Пока этого сделать никому не удалось. По легенде, два из них сделаны в натуральную величину черепа современного человека, а остальные несколько меньшего размера. Один из двух черепов имеет помутнение в верхней части черепа и называется Черепом Судьбы. Второй этого помутнения не имеет и называется Черепом Власти. Тот, кто соберет воедино эти два черепа, добавит три черепа меньшего размера, расположит их в виде правильного пятиугольника или пентаграммы, будет иметь неограниченную власть над всем миром. Э... - профессор остановился напротив сидящего Венедикта и пытливо посмотрел на него. - Вы, молодой человек, следите за ходом моих рассуждений?
  - Профессор, я полон внимания и не пропускаю ни одного вашего слова.
  - Прекрасно, молодой человек, прекрасно, - профессор одобрительно закивал головой. - Так вот, почему именно пентаграмма. Пентаграмма - правильная геометрическая фигура, обладающая пятилучевой симметрией. Следует заметить, что пятилучевая симметрия встречается только в живых организмах и никогда - в неживой природе. Это очень важный факт, заметьте. Только в живой природе! Пентаграмма - очень древний символ. Она встречается в археологических памятниках, датируемых еще седьмым тысячелетием до нашей эры. Но вполне возможно, что пентаграмма возникла гораз ...
   Его импровизированная лекция была неожиданно прервана на полуслове распахнутой дверью кабинета. Профессор остановился и в недоумении уставился на распахнутую дверь, в которую входил крупный мужчина в дорогом костюме, аккуратно постриженный, с холеными руками, пальцы которых были украшены крупными золотыми перстнями с драгоценными камнями.
  - Привет, отец, - красивым баритоном поприветствовал вошедший. - Ах, извини, у тебя, я смотрю, гость. Извините, я за высокой спинкой кресла не заметил вас, молодой человек. Позвольте представиться Кирилл Алексеевич Бустанов, кандидат исторических наук, - подходя к креслу и обращаясь к Венедикту, произнес он.
   Юноша встал с уютного кресла и представился. Кирилл Алексеевич прошел к креслу, на котором совсем недавно сидел профессор, и уютно расположившись в нем, постукивая ногтями по полированной поверхности стола, в ожидании взглянул на Венедикта.
  - И какой же вопрос интересует наши доблестные правоохранительные органы? - внимательно разглядывая юношу, поинтересовался он.
  - Кирилл, мы сейчас очень заняты с молодым человеком, - профессор был явно недоволен вольным поведением своего сына. - Если у тебя есть какие-то дела, будь любезен, зайди позднее.
  - Да, да, конечно. Мои дела могут и подождать, - поднимаясь с кресла, с явным сарказмом произнес Кирилл Алексеевич и бросил внимательный взгляд на фотографии, которые старый профессор держал в руках.
   Взгляд был такой быстрый, что Венедикт едва не пропустил это мгновение. Успел отметить он и мелькнувшее выражение заинтересованности в лице.
  - Мне можно выпить у тебя хотя бы воды? - сквозь зубы произнес Кирилл Алексеевич и, не дожидаясь разрешения, налил из графина в стакан.
   Выпив небольшими глотками воду, он поставил стакан на стол и отправился к двери, бросив еще раз внимательный взгляд на фотографии.
  - "Странно, почему этот неприятный тип так интересуется фотографиями? Может он имеет какой-то свой интерес во всей этой истории?", - мозг Венедикта начал поспешно задавать вопросы, на которые сейчас не было ответов. - "Надо будет попросить Анатолия Дмитриевича, чтобы он узнал все, что возможно о сыне старого профессора", - успел додумать Венедикт, пока Кирилл Алексеевич неспешно двигался к двери.
  
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
   Едва за сыном закрылась дверь, профессор прошел к столу и сел в кресло. Он растерянно взглянул на Венедикта.
  - Извините, молодой человек, это был мой сын. К глубочайшему моему сожалению, уровень его воспитания далек от идеального, - профессор снял очки и пальцами потер усталые глаза. - Так на чем мы остановились? Впрочем, это уже не столь и интересно, - он водрузил очки на место, неподвижно уставился на настольную лампочку и надолго задумался.
   Венедикт терпеливо ждал, стараясь не потревожить размышления старого профессора.
  - Хорошо, давайте продолжим. Э... Я не зря упомянул ранее о размерах черепа. Судя по величине пачки сигарет и затемнения в верхней части черепа, я идентифицировал принесенные вами фотографии как изображение Черепа Судьбы. Исходя из важности упомянутых мною черепов, и наличия на Земле большого количества честолюбцев, желающих обладать властью над всем миром, собрать все пять архи сложно, а уж о тринадцати и говорить не приходится. Кому интересно спасать Землю от возможного апокалипсиса, когда собрав пять можно владеть всем миром? Здесь явное противоречие интересов. М-да...
  Венедикт внимательно слушал старого профессора, впитывая, словно губка воду, все, что он говорил.
  - Это мне понятно. Алексей Игоревич, а вам что-нибудь известно о воздействии черепа на человека? - Венедикт замер, ожидая ответа.
  - Как я говорил, сам я ни одного черепа не видел, а то, что читал в специальной литературе и беллетристике, скорее похоже на легенды. А почему у вас возник этот вопрос?
  - Я совершенно случайно заглянул в глазницы черепа, и кое-что там увидел.
  - А что вы видели, заглянув в глазницы? - профессор, пытаясь скрыть охватившее его волнение, даже снял очки и стал их тщательно протирать большим носовым платком в клеточку.
   Венедикт стал подробно рассказывать профессору об увиденных картинах. Алексей Игоревич слушал внимательно, боясь лишним движением отвлечь рассказчика от его повествования. Когда Венедикт рассказал о наклонной поверхности с расставленными черепами, и о том, что он даже зарисовал увиденную картинку, профессор, даже не пытаясь скрыть волнения, вскочил с кресла, надел на место очки.
  - Вы принесли с собой ваш рисунок? - останавливаясь около Венедикта, поинтересовался Бустанов.
  - Да, профессор. Вот он, - Венедикт достал из кармана вырванный из блокнота Ерохина листок и подал его профессору.
  Алексей Игоревич аккуратно расправил листок на столе, положил его под настольную лампу и углубился в изучение его содержания. На несколько минут в кабинете наступила тишина, прерываемая лишь шумным дыханием явно взволнованного профессора.
  - Все что вы рассказали чрезвычайно интересно, - закончив изучение листка, в волнении сказал профессор. - Вы, конечно, обратили внимание на тот факт, что на рисунке их тринадцать штук? Из этого следует, что в этом легенда не врет. И заметьте, они расположены в определенном порядке. Вероятно, в таком порядке их следует расположить, чтобы предотвратить апокалипсис на Земле. Вы очень точно изобразили особенности каждого черепа и это прекрасно. Венедикт, вы обратили внимание, что они расположены в виде треугольника? - профессор с нескрываемым благоговением смотрел на сделанный Венедиктом рисунок. - А знаете, почему они так расположены?
  - Честно говоря, нет, - признался сконфуженный юноша.
   Профессор весело рассмеялся, увидев смущенного собеседника.
  - Я думаю, что это неспроста. Дело в том, что треугольник - это самая устойчивая геометрическая фигура. По крайней мере, на Земле. Тогда получается, что, расположив черепа в виде треугольника, мы обеспечим на ней стабильность. Стабильность во всем, и этим самым предотвратим хаос, апокалипсис. Черт возьми! - профессор вскочил с кресла и заметался по кабинету. - Молодой человек, ваш рассказ о виденных картинах в глазницах Черепа Судьбы и принесенный вами рисунок заставляет меня, ученого-материалиста, поверить в мистику. Это же ни в какие рамки не лезет! Если все, что вы рассказали, правда, ваше сообщение внесет в науку новую страницу, даст импульс к более активному изучению этого вопроса. Вы понимаете, что это произведет революцию в истории Земли?!
   Взволнованный Алексей Игоревич остановился посреди кабинета, взглянул на Венедикта поверх съехавших на кончик носа очков.
  - Э-э-э... молодой человек, а как вы думаете, после всех ваших, как они там называются?.. следственных мероприятий, милиция отдаст нам, я имею в виду ученое сообщество, этот череп на проведение широких исследовательских работ?
  - Алексей Игоревич, честное слово, я не знаю. Наверно отдадут, если в ходе расследования выяснится, что у него нет официального хозяина.
  - Ну, да, ну, да, - пробормотал явно расстроенный профессор, усаживаясь в кресло и вновь углубляясь в изучение листка.
  - А вот и те два черепа, которые в совокупи с тремя другими даруют их владельцу власть над миром. О них я вам уже рассказывал. Вы видите? Они немного большего размера, чем другие, - взволнованный профессор показывал подрагивающим от возбуждения пальцем на два черепа, расположенные на противоположных сторонах треугольника. - А у одного из них вы очень благоразумно изобразили помутнение в верхней части. Это, наверняка, и есть Череп Судьбы.
   Он откинулся на спинку кресла и внимательно посмотрел на юношу.
  - Венедикт, если вам удастся найти Череп Власти, вы станете владеть всем миром. Представляете? Найти остальные три черепа будет не столь сложно, если поставить перед собой такую цель.
  - Алексей Игоревич, в мои планы не входит овладение всем миром. Они значительно скромнее - найти убийцу несчастного антиквара.
  - Как знать, как знать, молодой человек. Если вам удастся найти второй череп, - профессор сдернул со лба очки и небрежно бросил их на стол, - ваши планы могут и измениться. Мало кто может отказаться от потенциально возможной власти.
  - Зная немного жизнь, я с вами, пожалуй, соглашусь. Но, поверьте, я говорю вам совершенно искренне, меня этот вопрос совершенно не интересует. Алексей Игоревич, мне можно выпить воды?
  - Конечно, пейте, молодой человек.
   Венедикт налил в стакан воды и, поднеся его ко рту, начал медленно пить. Заметив, что профессор отвлекся рассматриванием его рисунка, он разжал пальцы, и стакан со звоном раскололся на ковре на несколько частей.
  - Ой! - воскликнул Венедикт, - я так неловок! Извините, я разбил ваш стакан.
  - Да ладно вам, стоит ли так переживать из-за какого-то там стакана, молодой человек? Бросьте осколки в урну, чтобы случайно не пораниться. Завтра уборщица при уборке вынесет.
  Венедикт достал из кармана носовой платок и аккуратно собрал в него осколки разбившегося стакана. Он отправился к урне и, наклонившись, сделал вид, что выбрасывает осколки, а сам положил платок в карман. Алексей Игоревич, увлеченный разглядыванием рисунка, не обратил на это никакого внимания.
  
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  
  Алексей Игоревич оторвался от изучения фотографий и взглянул на Венедикта.
  - Молодой человек, вы позволите снять копию с вашего рисунка? - с надеждой спросил он.
  - Алексей Игоревич, оставьте себе этот рисунок и фотографии. Их копиями я себя обеспечил, так что мне эти экземпляры не нужны.
   Бустанов взял со стола чистый лист писчей бумаги. Крупным размашистом почерком что-то написал на нем.
  - Вот, Венедикт Игоревич, мой домашний телефон. Если вам потребуется какая-нибудь консультация, не стесняйтесь, звоните в любое время суток. С удовольствием окажу вам посильную помощь. Вы просто представить себе не можете, какой ценности подарок вы только что сделали мне.
  - Спасибо, Алексей Игоревич. Запишите и мой телефон. Может и я чем смогу вам помочь при случае.
   Профессор провожал Венедикта до двери и, прощаясь, долго благодарил за фотографии и рисунок.
  Поздно вечером, когда Венедикт лежал на кровати и читал учебник по криминалистике, Ерохин позвонил ему и сообщил, что специалисты лаборатории провели первичное обследование предоставленного черепа.
  - Даже не знаю, что тебе и сказать относительно результата их работы. Официального заключения они еще не предоставили, а неофициально они много чего мне сказали. Если все систематизировать, опустить нецензурные слова, которые я от них услышал, то кратко их выводы означают, что они не знают, что сказать и какие сделать выводы по представленному объекту, то есть черепу.
  - Как это? - неискренне удивился Венедикт.
  - Очень просто. Исследование, проведенное на растровом электронном микроскопе, показало, что череп был изготовлен из цельного кристалла горного хрусталя очень высокого качества.
  Как они мне сообщили, горный хрусталь столь высокого качества на земле встречается исключительно редко. Используют этот минерал довольно часто, но обрабатывать его невероятно трудно, поскольку он чрезвычайно твердый. По шкале твердости Мооса, кто это такой я, честно говоря, не знаю, ему соответствует число семь. Только три минерала на Земле еще тверже, чем горный хрусталь. При современном развитии технологии ничем, кроме алмаза, горный хрусталь обработать невозможно.
  По словам наших экспертов, в наше время горный хрусталь обрабатывают на специальном высокотехнологичном оборудовании, но основные правила работы с кристаллами остались те же, что и старые времена. Чтобы сохранить целостность кристалла, нужно направлять движение резца вдоль осей роста. Создатель предоставленного экземпляра черепа ухитрился обработать горный хрусталь, не соблюдая этого основополагающего правила. Совершенно непонятно, почему у него этот огромный кристалл не рассыпался на мелкие осколки. Наши современные технологии этого делать не позволяют.
  Еще более невероятно, что из одного целостного куска хрусталя вырезан не только сам череп, но и его нижняя челюсть и шарниры, на которых она подвешена. И непонятно, каким образом она была подвешена на них. По всем законам физики ее не могли подвесить на шарниры. Хрусталь не обладает эластичностью. Челюсть при установке на череп должна была неминуемо рассыпаться. Но она там стоит, вопреки всему, что мы знаем об этом минерале.
  Резюмируя все вышесказанное, профессионалы из лаборатории сошлись во мнении, что этот череп по всем законам физики и минералогии просто не должен существовать в природе. Те, кто его сотворил, не имеют ни малейшего представления о кристаллографии и волоконной оптике. Либо они знают то, что мы, увы, пока не знаем. Представляешь, изготовители этого черепа совершенно игнорировали оси симметрии хрусталя, и эта штука неминуемо должна была развалиться уже при первичной его обработке. Почему этого не случилось, наши лаборанты представить не могут.
  - Анатолий Дмитриевич, а следы шлифовки на черепе были обнаружены? - спросил Венедикт, догадываясь об ответе.
  - Нет, никаких следов шлифовки наш электронный микроскоп не нашел. Абсолютно идеальная поверхность. И это второй фактор, приведший наших специалистов в ступор.
  - Анатолий Дмитриевич, что-то подобное я и ожидал от вас услышать. Думаю, что и возраст черепа ваши специалисты не определили. Не так ли?
  - Венедикт, я смотрю прошедший день для тебя прошел не бесследно. Ты сильно продвинулся в нашем вопросе. Ты прав, возраст они также не могли определить даже с использованием... Подожди секунду. - Венедикт услышал в трубке шуршание страниц. - Ага, вот, нашел. "С использованием анализа частиц, вызываемых рентгеновским излучением, и спектроскопией комбинационного рассеяния возраст предмета не определяется". Эту заумную фразу я тебе полностью зачитал из черновика заключения лаборантов. А что ты узнал у своего профессора?
  - После разговора с Алексеем Игоревичем я уже ожидал услышать от вас то, что услышал. Что интересно вам с точки зрения расследования? - Венедикт ненадолго задумался. - Существует легенда, согласно которой на Земле существуют два экземпляра идентичных хрустальных черепов. Если их собрать вместе и добавить три малых черепа, можно обрести неограниченную власть на Земле, если их поставить в определенном порядке. Я так думаю, что за эти черепа ведется нешуточная борьба, о которой непосвященные, вроде нас с вами, даже не подозревают. Собрать их все вместе будет слишком сложно, потому что очень многие хотели бы стать властителями мира. Поэтому нет ничего удивительного в смерти этого антиквара.
  А если быть ближе к нашему делу, то, вероятно, кто-то узнал, что у Ройсмана есть один из этих черепов и решил его отобрать, чтобы добавить в свою коллекцию и, может быть, обрести эту власть. Во всяком случае, сделать весомый шаг в этом направлении. И этот кто-то очень хорошо был знаком с покойным. Иначе Ефим Давидович никогда бы не открыл дверь. Обладая таким важным артефактом, он не стал бы впускать в дом абы кого. Этим объясняется отсутствие следов взлома замка. Ведь замок не вскрывали?
  - Нет, замок не вскрывали. И этот факт наши сотрудники установили со стопроцентной гарантией.
  - Я предполагаю, что этот неизвестный, которого убитый хорошо знал, пришел к нему и либо угрозой, либо посулами больших денег пытался обрести у Ройсмана череп. Но что-то пошло не так, и этот некто убивает Ефима Давидовича. Кстати, Анатолий Дмитриевич, я могу вам сказать, что означают загадочные буквы, написанные кровью на стене. Ройсман пытался написать нам, что его убили из-за Черепа Судьбы. Но сил его хватило, чтобы написать всего две буквы "су". А этот таинственный Череп Судьбы в данный момент находится в вашей лаборатории.
  - Молодец, Венедикт. За прошедший день ты проделал большую работу. Но мы тоже кое-что сделали. Мои бойцы разыскали в урне недалеко от дома убитого антиквара окровавленный нож. Как это ни удивительно, но на нем мы обнаружили великолепные следы пальчиков. Так что, ты, вероятно, прав, что убийцей был не профессионал. Профессионал отпечатков бы нам не оставил.
  - Кстати об отпечатках, Анатолий Дмитриевич. Я вам завтра занесу разбитый стакан с отпечатками моими и одного типа. Надо бы снять эти отпечатки.
  - А что это за тип?
  - Это сын профессора Бустанова, Кирилл Алексеевич. Может, вы по своим каналам разузнаете подробнее о нем? Что-то он очень внимательно отнесся к фотографиям черепа. Моя интуиция мне подсказывает, что это неспроста.
  - Сейчас, подожди, дай запишу, - Ерохин на другом конце провода зашелестел своим блокнотом. - Все, записал. Ты, Венедикт, завтра часам к восьми сможешь подойти к нам со стаканом? Отдам его в лабораторию. Может, и не надо будет ковыряться в жизни Бустанова. Хоть на этом времени немного сэкономлю. Совсем его у меня нет, - печально пожаловался Ерохин в трубку.
  - Хорошо, до встречи завтра. Спокойной вам ночи, Анатолий Дмитриевич.
  - Твоими бы устами...
  
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  
  Однажды, придя к отцу в гости, Кирилл Алексеевич застал у него его старых друзей, людей уже преклонного возраста, все с высокими профессорскими званиями. Шел серьезный разговор о последних достижениях палеонтологии и археологии. В конце вечера профессора начали делиться легендами о загадочных артефактах. Вот тогда он впервые услышал легенду о тринадцати хрустальных черепах.
  Естественно, Кирилл заинтересовался этими рассказами. Его совершенно не интересовала идея спасти Землю от апокалипсиса, не особо его заинтересовала и информация, что с помощью хрустального черепа можно вступить в телепатическое общение с внеземной цивилизацией и что этот череп загадочным образом вызывает явление ксеноглоссии - свободное говорения на незнакомых языках. А вот легенда о том, что, собрав пять черепов и, расположив их в определенном порядке, можно стать властелином мира, его чрезвычайно заинтересовала.
  Прекрасно осознавая, что одному ему выполнить задуманное, будет не под силу, Кирилл Алексеевич создал тайное общество, в которое он пригласил трех людей, прошедших у него самый строгий отбор. В общество вошел старый антиквар Ефим Давидович Ройсман. Он мог быть очень полезным, так как имел обширные связи среди антикваров, среди которых могли оказаться люди, интересующиеся черепами.
  В общество вошел и Пасюк Виктор Николаевич, который в то время еще работал в археологическом институте и также имел большое количество нужных контактов и большой опыт работы с артефактами.
  Четвертого члена общества Кирилл Алексеевич искал долго. Помог, как это часто бывает, случай. Однажды, поздно вечером возвращаясь с романтического свидания, он подвергся нападению неизвестного грабителя. Вывернув содержимое всех своих карманов и, вручив его мужчине, Кирилл Алексеевич неожиданно даже для себя вдруг сделал грабителю заманчивое предложение, впрочем, не рассказав ему полностью суть предстоящей работы. Мужчину заинтересовало предложение ограбленного им прохожего и вскоре общество приобрело Сергея Сергеевича Зимина. Уголовное прошлое нового члена общества не смущало Бустанова. Именно такой и был нужен для выполнения всякой черновой работы. А черновой работы, связанной с пытками и убийствами несговорчивых конкурентов, могло быть много на той стезе, на которую встало общество.
  Так или иначе, но вскоре начались поиски черепов. Оказалось, что черепов было создано значительно больше тринадцати, о которых упоминали профессора. В результате кропотливых поисков они обнаруживались в запасниках некоторых музеев, в основном зарубежных, и у частных лиц. И только спустя некоторое время, с появлением некоторого опыта, члены общества начали понимать, что не все черепа отвечают их требованием. Многие были сделаны людьми, очень талантливыми или просто сверхспособными, старающимися подделать оригиналы, и получить материальную выгоду при их реализации собирателям артефактов. Такие черепа были интересны лишь рядовым собирателям артефактов, но только не просвещенным уже членам общества.
  Их интересовали подлинные черепа, сделанные неизвестными мастерами так давно, что даже всезнающая история не могла определить, когда. В результате титанического труда всех членов общества было собрано три небольших черепа и лишь два черепа в натуральную величину стали камнем преткновения для достижения обществом мирового господства. Они были известны как Череп Судьбы и Череп Власти.
  С началом поисковых операций Бустанов сильно изменился, стал очень подозрительно относиться к своему окружению, не исключая и своих сотоварищей по обществу. Он внимательно оценивал каждое брошенное ими даже случайное слово. В одном из разговоров Ройсман случайно обмолвился, что группе осталось разыскать только один череп под названием Череп Власти. Никто из его партнеров не обратил на этот факт особого внимания. Ну, оговорился человек, с кем не бывает? И только Бустанов насторожился, хотя вида не подал.
  После собрания, когда Ройсман отправился домой, Кирилл Алексеевич высказал своим товарищам свои подозрения относительно случайно оброненной фразы Ефима Давидовича. Товарищи с ним согласились, что надо бы с ним поговорить, выяснить правду. И вечером того же дня Бустанов отправился к Ройсману. С самого начала разговор у них пошел совсем не по запланированному заговорщиками сценарию.
  Кирилл Алексеевич грузно ходил по комнате, заложив за спину руки. В кабинете царил приятный полумрак, скрывая в темноте расставленные вдоль стен высокие шкафы с полками, забитыми бесценными артефактами. Но мужчин сейчас мало волновало все это богатство. Двое присутствующих в кабинете мужчин, сидя в удобных кожаных креслах, молча, наблюдали за метаниями своего босса.
  Бустанов неожиданно собрал срочное заседание тайной организации, чтобы поведать им о случайном убийстве Ройсмана и о виденных им фотографиях Черепа Судьбы.
  Найденные за эти годы три черепа хранились в тайном месте, глубоко под землей. В период развала Советского Союза Бустанов совсем за бесценок приобрел старый полуразрушенный пункт управления какими-то там силами, ему было совсем не интересно какими. Его полностью удовлетворило то, что пункт управления находится далеко от населенных пунктов, глубоко под землей. Затратив немалые средства, он привел его в порядок и разместил там потайное жилище, оборудованное огромным недоступным сейфом, в котором ждали своего звездного часа три малых черепа.
  Об этом месте знали только члены тайной организации, среди которых был и ныне покойный Ройсман.
  - Да, господа, мы попали в очень неприятную историю. - Кирилл Алексеевич остановился возле небольшого столика, изготовленного из редчайшего в наших краях дерева, искусно украшенного орнаментами из древней слоновой кости. Он достал из инкрустированной драгоценными камнями шкатулки сигару, вынул из кармана золотую зажигалку, привезенную ему в подарок из заграницы одним из присутствующих здесь членов небольшой тайной организации, и прикурил, пуская вверх клубы ароматного дыма. Несмотря на все предпринимаемые им действия, было очевидно, что он очень нервничал.
  - Я не знаю, может мы совершили ошибку, затеяв сейчас весь этот процесс изъятия у Ройсмана Черепа Судьбы? Этот старый маразматик оказался, на редкость, крепким орешком. Ему было наплевать на наши миллионы долларов, которые я ему предлагал. А когда я начал ему угрожать разоблачением перед законом за его темные делишки, он набросился на меня и начал душить. - Кирилл Алексеевич провел ладонью по своей шее, словно он еще и сейчас ощущал на ней неожиданно крепкие пальцы Ефима Давидовича. - Мне пришлось защищаться, и я...
  - Кирилл Алексеевич, вы что, убили его? - ахнул один из пожилых, очень импозантных мужчин с холеным остроносым лицом.
  - Я защищался, Виктор Николаевич, - оправдывался Кирилл Алексеевич. - Ройсман бросился на меня, пытаясь задушить. Я схватил лежащий на столе нож, который он приобрел у какого-то барыги перед самым моим приходом и которым он любовался, когда я пришел, и машинально выставил его перед собой. Ефим Давидович сам наткнулся на него.
  - Где нож, которым вы его убили? - спокойно, даже флегматично, спросил второй мужчина. Он был значительно моложе своего товарища. Очень высокий и плотный. Сшитый на заказ два года назад за границей костюм был ему теперь несколько тесноват, рельефно демонстрирую крепкие мускулы. Внимательный глаз отметил бы, что мужчина тщательно прикрывает ладонью правой руки левую, на которой отсутствовали указательный и безымянный пальцы.
  Только немногие были посвящены, что потерял он их в страшной кровавой драке. Пришлось пожертвовать двумя пальцами, чтобы сохранить себе жизнь. Его противнику повезло меньше, когда ему удалось добраться, истекая кровью, до горла врага. Когда его противник был найден, спустя почти сутки, нашедшие его, в ужасе косились на вырванный из горла кусок, валявшийся рядом с трупом.
  - Я его где-то выбросил, Сергей Сергеевич. Совершенно не помню где. Я запаниковал. Не каждый день мне приходится убивать людей. Я не убийца, - холеное полное лицо Кирилла Алексеевича покрылось испариной и начало дрожать.
   Бустанов неожиданно почувствовал, как в его желудке что-то заурчало, сводя спазмом, и ноги неприятно задрожали.
  - А вот это вы зря сделали, - медленно проговорил Сергей Сергеевич. - Милиция, конечно же, обыщет все вокруг и наверняка найдет орудие убийства. Но в этом убийстве есть и положительные моменты, - Сергей Сергеевич криво усмехнулся. - Претендентов на мировое господство у нашей компании стало на одного человека меньше. Кстати, вы Череп Судьбы нашли?
  - Нет, я просмотрел всю его коллекцию, - Кирилл Алексеевич достал из кармана выглаженный носовой платок и промокнул испарину. - Его нигде нет. Никакого сейфа я тоже не видел. Но я очень спешил, так как наша потасовка могла привлечь внимание соседей. Мне пришлось срочно удалиться. Но я знаю, где находится сейчас череп.
  - Вы знаете, где череп? Что же вы молчали об этом, - от охватившего волнения Виктор Николаевич даже привстал с кресла.
  - Я сегодня днем был у отца. У него был сотрудник милиции. Он пришел консультироваться к отцу и принес с собой фотографии Черепа Судьбы. - Кирилл Алексеевич заискивающе взглянул на Сергея Сергеевича, резонно полагая, что в их небольшой организации лишь этот амбал представляет для него реальную силу, способную его скрутить. - Я не имел возможности подробно рассмотреть фотографии, но думаю, я не ошибся. Это характерное затемнение верхушки черепа. Его не спутаешь ни с каким другим. Полагаю, что сейчас он находится в отделении милиции. У нас есть немного времени, пока он находится там, и предпринять попытку изъять его оттуда. Ведь нам осталось добыть только этот проклятый череп и останется только Череп Власти. И тогда мы станем владеть всем миром. Вы представляете, господа, мы втроем будем всемогущи.
   Виктор Николаевич, успокоившись, опустился в кресло и вполуха слушал разглагольствования своего босса, размышляя о своих дальнейших шагах.
  - "Бустанова придется убрать. Этот идиот, защитивший кандидатскую диссертацию лишь по протекции своего именитого отца, совершает одну ошибку за другой. А теперь еще это убийство... В милиции сидят не дураки. Они найдут орудие убийства, снимут отпечатки пальцев, которые этот недоумок, конечно же, оставил на ручке и вскоре все будет закончено. А уж если его загребут, то и мы окажемся в милиции в ближайшее время", - размышлял он. - "Его надо убирать и делать это очень срочно. Буквально сегодня. Надо будет с Сергеем по этому вопросу переговорить. С его уголовным прошлым найти исполнителя для ликвидации, не составит большого труда".
  - Хорошо, Кирилл Алексеевич, не переживайте вы по этому вопросу. Завтра мы ограбим этот отдел милиции, завладеем черепом, и останется всего один шаг до нашего всемогущества. Не так ли? - Виктор Николаевич, прикрыв рот рукой, сладко зевнул. - А потом нам все эти мелочи будут безразличны. Впрочем, уже поздно. Пора нам и честь знать. Нашему уважаемому боссу после таких треволнений надо как следует отдохнуть. Кирилл Алексеевич, вы отдыхайте, а мы с Сергеем Сергеевичем пойдем, поразмыслим, как нам достать нашу вожделенную мечту из милиции. Может, что и придумаем! Все же не хотелось бы очень сильно шуметь. Нам потребуется еще некоторое время, чтобы разыскать оставшийся череп.
   Сергей Сергеевич удивленно взглянул на своего старшего товарища, хотел что-то сказать, даже рот открыл, но наткнувшись на его жесткий взгляд, закрыл рот и в готовности вскочил с кресла.
  - Да, да! Мы пойдем разрабатывать план нападения, а завтра его с вами обсудим. Встречаемся, как всегда у вас в четырнадцать часов, если вы не возражаете?
   Сергей Сергеевич и Виктор Николаевич, доброжелательно попрощавшись с хозяином, вышли на лестничную площадку.
  - Сергей Сергеевич, я так думаю, что Кирилла пора убирать, - негромко проговорил Виктор Николаевич, усаживаясь в новенький "Форд". - И сделать это надо сегодня же, если не хочешь получить очередную ходку.
  - Виктор Николаевич, я сегодня же все сделаю, - заводя машину, пробормотал Сергей Сергеевич.
  - Ты что, сам хочешь сделать? - удивился Виктор Николаевич.
  - Нечего посвящать в наши дела посторонних. Чем меньше народу будет знать о нас, тем нам лучше.
  - Твое право, ты в этом деле профессионал, - пробормотал Виктор Николаевич и почувствовал, как по спине пробежал холодок. С таким компаньоном надо держать ухо востро. Ему ничего не стоит отправить на тот свет и его, чтобы остаться единственным владельцем четырех черепов.
  
  
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  
   В начале девятого Венедикт заходил в отделение милиции. Когда он вошел в кабинет, Ерохин встретил его взглядом воспаленных глаз.
  - Привет, Венедикт, проходи, садись. Ты принес осколки стакана? Может хоть это убийство раскроем. Оно висит надо мной дамокловым мечом. Но если я тебя правильно понял, на этом наше дело не закрывается. Но ты понимаешь, что милиция раскроет дело об убийстве, а прочая химера нас не будет касаться? Это уже лично твоя забота.
  - Понимаю. Как всегда, спасать мир придется мне в одиночку, - усмехнувшись, произнес Венедикт, уютно устраиваясь в кресле.
  - Не остри! Усвой, что тебя я не брошу до окончания этого дела. Но помогать уже буду не официально. В свободное от расследований время, - Анатолий Дмитриевич потер воспаленные глаза. - Я уже двое суток дома не был. Светлана меня растерзает при встрече.
  - Она знала, за кого выходит замуж, - философски заметил Венедикт, передавая носовой платок, в который были завернуты осколки стакана, Ерохину.
  - Черствый ты человек, Венедикт, - буркнул Ерохин, набирая на телефоне номер лаборатории. - Зайди, возьми на исследование вещдоки, - раздраженно приказал он невидимому собеседнику. - И срочно!
  - Я просто реалист, Анатолий Дмитриевич, - осклабился юноша. - Закурить у вас можно?
  - Кури. А я уже не могу. Столько сигарет выкурил, что ком в горле стоит.
   Венедикт закурил, и в кабинете наступила тишина. Ее нарушил решительный стук в дверь.
  - Войдите! - рявкнул Ерохин.
   Дверь приоткрылась и в кабинет прошмыгнула худенькая девушка.
  - Ирина, возьми вот этот платок с остатками стакана. На нем должны быть пальчики. Сравни их с отпечатками, оставленными на найденном сегодня ночью ноже. Как только получишь результаты, позвони. Задание ясно?
  - Да, - едва слышно пролепетала девушка, взяла со стола носовой платок и почти бесшумно скрылась за дверью.
  - Сейчас мы узнаем, что имеем в итоге. Это дело Ирина быстро нам сделает, - Ерохин достал из ящика стола и закурил, мученически при этом поморщившись.
   Громкий звонок телефона нарушил наступившую гармонию. Ерохин снял трубку и долго слушал, не проронив ни слова. Он раздраженно швырнул трубку на аппарат и уставился на Венедикта. Юноша, молча, ждал, что скажет товарищ.
  - Ты представляешь, мой юный друг? Полчаса назад один бомж обнаружил на территории давно заброшенного завода труп мужчины. При нем оказались документы. Угадай с трех раз, кто этот жмурик.
  - Это - Кирилл Алексеевич Бустанов. Я не ошибаюсь?
   Ерохин с удивлением взглянул на товарища.
  - Ты прав, как, впрочем, и всегда. Я уже перестаю чему-нибудь удивляться, - он положил руки на стол и обессилено положил на них голову.
   Через несколько секунд, впрочем, он поднял голову и взглянул на юношу.
   Объясни мне, старому менту, как ты догадался? - поинтересовался он. - Или ты мне не все рассказал?
  - Ну что вы, Анатолий Дмитриевич! - возмутился Венедикт. - Я вам сообщил все, что имеет какое-нибудь отношение к проводимому расследованию. На самом деле все достаточно просто. Когда я вам раскрою цепочку своих рассуждений, вы поймете, что обвинять меня в сокрытии улик совсем уж лишнее дело.
  Мы убедились, что убийство совершил не профессионал, он сбросил нож, который вы обнаружили. На нем были отпечатки пальцев. Если Ирина сейчас подтвердит, что на нем пальцы Кирилла Алексеевича, то складывается следующая ситуация. Бустанов каким-то образом узнал, что Ройсман является счастливым обладателем черепа. Он явился к Ройсману с целью любым образом его отобрать. По всей видимости, он сначала хотел все решить мирным путем. В конце концов, Бустанов не профессиональный убийца, а вполне законопослушный гражданин. Во всяком случае, был им до совершения убийства. Сначала он предлагал ему деньги, скорее всего. Получив отказ, перешел к угрозам. Ройсман оказался не робкого десятка и напал на Бустанова. Результат нам известен.
  Теперь рассуждаем следующим образом. Бустанов хочет собрать все пять черепов, чтобы обрести власть над всем миром. Принимая во внимание, что в этой области наличествует огромная конкуренция, смог бы Бустанов в одиночку собрать все пять артефактов? Как вы думаете?
  - Ну... наверно нет, - не очень уверенно пробормотал Ерохин.
  - Правильно! В одиночку собрать такое большое количество артефактов архи сложно. Поэтому, скорее всего, существует целая группа людей, или скажем, организация, общество. Их можно назвать, как угодно, но они поставили перед собой цель решить эту задачу.
  - Пока к твоим рассуждениям трудно придраться. Все выходит, вроде как, очень логично. - Ерохин уже уловил смысл рассуждения юноши, и его голос приобрел привычную жесткость. - Если принять во внимание, что один из членов организации совершил вольное или невольное убийство и оставил нам следы, то все прекрасно понимают, что, арестовав Бустанова, мы вскоре выйдем на всю организацию.
  - Да! И в сложившейся ситуации могли ли все так рисковать из-за одного проштрафившегося члена организации? Они приняли самый правильный для них вариант действия - просто убрать Кирилла Алексеевича. - Венедикт ненадолго задумался, затем продолжил: - К сожалению, для нас, если мне не изменяет моя интуиция, на этот раз убийство совершил опытный убийца, который не оставил вам никаких следов. Вам придется начинать расследование практически с нуля.
  - Сдается мне, ты прав, - грустно сказал Ерохин. - Группа следователей уже вые...
   Громкий звонок телефона прервал его на полуслове. Ерохин поднял трубку и с минуту слушал собеседника. Пробормотав в трубку "Спасибо", он аккуратно положил ее на аппарат и взглянул на замершего в ожидании Венедикта.
  - Ирина звонила. Отпечатки пальцев на ноже и на принесенном тобой стакане принадлежат одному и тому же человеку, а именно, Бустанову. Значит, твоя версия подтверждается. - Ерохин потер ладонью лоб. - Давай подождем результатов работы следственной группы. Может, им удастся что-нибудь накопать.
  - Анатолий Дмитриевич, вы ждите результаты работы ваших сотрудников, а я, пожалуй, пойду, займусь этим расследованием с другой стороны. Надеюсь, наши пути расследования пересекутся когда-нибудь.
  - Хорошо, иди, расследуй. Если что-нибудь появится у тебя новое, поставь меня в известность. Если до этого момента я доживу, - грустно завершил Ерохин.
  
  
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  
   Венедикт шел домой и размышлял о том, что сейчас, после убийства Кирилла Алексеевича, хорошо бы встретиться с профессором Бустановым и попытаться у него узнать, с кем в последнее время общался его сын. Возможно, беседа с ним даст ему ниточку, потянув за которую, он обнаружит хотя бы часть этой таинственной организации. Но прежде всего надо зайти домой и, хотя бы, позавтракать. Несколько сигарет вместо полноценного завтрака это, пожалуй, не полноценная замена.
  Едва Венедикт успел снять куртку и надеть домашние тапочки, как настойчиво зазвонил телефон. Юноша почувствовал, как где-то внутри у него все сжалось. Его интуиция уже подсказывала ему, чей это был звонок. Помедлив еще несколько секунд, он со вздохом снял трубку.
  - Алло, здравствуйте, я могу поговорить с Венедиктом Струкачевым? - услышал он встревоженный голос Бустанова.
  - Я вас слушаю, профессор.
  - Венедикт, извините меня за этот телефонный звонок, но мне нужно с вами срочно поговорить. Мы можем встретиться?
  - Конечно, Алексей Игоревич, у меня сейчас есть свободное время, я к вам сейчас приду.
  - Спасибо, Венедикт, - несколько успокоившись, проговорили в трубке. - Но можно нам встретиться на нейтральной территории? Я не хочу с вами встречаться в институте. У меня такое предчувствие, что за мной следят. Я постараюсь выйти незамеченным и оторваться от возможного "хвоста".
  - Давайте встретимся в кафе, что расположено недалеко от отдела милиции. Там сейчас мало народу и нам никто не помешает спокойно поговорить.
  - Прекрасно, прекрасно. Я буду ждать вас в полдень в кафе.
   Венедикт бросил взгляд на большие напольные часы, равнодушно отсчитывающие неумолимое время. До встречи оставалось еще больше часа. Юноша закурил и, забыв о своем намерении позавтракать, расположившись на диване, предался размышлениям.
  - "Пока мои предположения о существовании целой организованной группы подтверждаются. Кто-то убил Бустанова-младшего, кто-то организовал слежку за профессором. Одному человеку сделать это очень сложно. Даже для супер человека необходим отдых, время на еду и сон. Получается, что в организации минимум два человека. Но почему следят за профессором? Может, считают, что Кирилл мог поделиться с Алексеем Игоревичем о своих планах, раскрыть местоположение уже собранных черепов? Это маловероятно. Скорее всего, надеются через профессора выйти на Череп Судьбы. Во всех вариантах нужно профессора обезопасить. Надо будет поговорить об этом с Ерохиным".
   Венедикт неохотно поднялся с дивана и отправился в кухню, чтобы сварить себе кофе. На встречу с профессором ему нужно прийти бодрым и подготовленным к любым неожиданностям.
   За десять минут до полудня Венедикт устроился за столиком кафе у окна и заказал обед на две персоны. В начале первого в кафе вошел слегка запыхавшийся профессор. Окинув взглядом помещение, и увидев сидящего Венедикта, махнул приветливо рукой и направился к нему.
  - Здравствуйте Венедикт, - профессор протянул руку для приветствия.
  - Здравствуйте Алексей Игоревич, - Венедикт, приподнявшись со стула, пожал протянутую руку и пригласил его присесть. - Сейчас нам принесут заказанный мною обед, и мы слегка подкрепимся. Надеюсь, я угадал ваши гастрономические пристрастия.
  Я уже знаю о постигшем вас горе. Приношу вам свои самые искренние соболезнования.
  - Спасибо, в еде я не привередлив. Ем все, что есть. Спасибо и за соболезнования. - Алексей Игоревич вытащил из кармана идеально чистый и тщательно выглаженный носовой платок и промокнул им глаза. - Последние годы Кирилл был совсем никудышным сыном, - заговорил профессор, усаживаясь напротив Венедикта. - Мы с ним почти не общались, после того, как три года назад с нашей помощью он купил себе отдельную квартиру. Но он наш сын. Моя жена Софья очень переживает из-за этого убийства. Как это не цинично звучит, ей еще повезло, что несколько лет назад у нее обнаружили рассеянный склероз, - Бустанов достал платок и вытер выступившие слезы, стыдливо отвернувшись от юноши. - Позвольте, я начну говорить, пока обед не принесли?
  - Пожалуйста. Вы правы. Нечего время зря терять.
  - Чтобы вам было понятно, мне придется начать издалека. В прошлую нашу встречу я вам, скажем так, сказал не все, что знаю об этих, будь они трижды прокляты, черепах. Точнее даже не о черепах, а событиях, которые с ними связаны.
  - Алексей Игоревич, если вы хотите мне рассказать о тайной организации, которая поставила целью собрать воедино пять черепов и стать властителем мира, то об этом я знаю. Также мне известно, что членом этой организации был и ваш сын, и покойный Ройсман.
   Бустанов с удивлением смотрел на Венедикта.
  - Но позвольте, откуда вы это знаете? Кто вам это мог рассказать? - профессор пальцем приподнял сползающие с переносицы очки. - О существовании организации я догадался всего год назад. И свои предположения я строил на основе тщательных наблюдений за жизнью сына и окружающих его людей.
  - Мне никто и ничего не рассказывал. Я дошел до этого путем логических рассуждений. Но, я знаю, честно говоря, не все. Мне неизвестно, сколько человек входит в организацию, их фамилии. Если вам известно, поделитесь своими знаниями со мной. Я все равно все разузнаю, но это потребует какого-то времени.
  - Молодой человек, я преклоняюсь перед вашей прозорливостью. Вероятно, вы на хорошем счету у своего руководства? Вы детектив от бога.
  - Спасибо за добрые слова, но... - его речь была прервана подошедшей официанткой с подносом.
   Мужчины деликатно замолчали, наблюдая, как девушка сервирует стол. Когда официантка отошла, Венедикт, пододвигая к себе заказанный антрекот, продолжил:
  - Профессор, если вы что-нибудь знаете о составе организации, прошу вас рассказать. Если вы умолчите об этом, могут последовать очередные смерти. Вы должны понимать, что смерть вашего сына частично обусловлена и устранением еще одного претендента на мировое господство. И не факт, что это устранение не продолжится.
   Бустанов достал из кармана платок и нервно промокнул неожиданно взмокший лоб.
  - Я, Венедикт, не был посвящен в дела моего сына. И я могу лишь догадываться о людях, входящих в организацию. По моим наблюдениям мой сын часто общался с Пасютой Виктором Николаевичем, Зиминым Сергеем Сергеевичем и Ройсманом Ефимом Давидовичем. Больше я его ни с кем не видел. Но повторяю, это только мои предположения о составе упомянутой вами организации. М-да! Не знаю, насколько мои наблюдения соответствуют истине.
  - Алексей Игоревич, а вы хорошо знаете этих людей?
  - Что мне сказать о них... Ройсмана я знал и довольно хорошо. Он ко мне часто обращался с просьбой проверить тот или иной артефакт, который ему предлагали приобрести. Он всю жизнь, сколько я его знаю, занимался антиквариатом. Это был его бизнес, этим он жил. И должен признаться, в этом деле он был профи.
  Пасюту Виктора Николаевича я тоже хорошо знаю. Он до выхода на пенсию работал у нас в институте, правда, в другом отделе. Но мы с ним часто общались на научной, так сказать, почве. Ушел он от нас раньше положенного по закону срока. Впрочем, я его понимаю. Работать в науке на те жалкие гроши, что нам платит государство, это, знаете ли? Нужно очень любить свое дело, чтобы работать сейчас в нашей стране в научном учреждении.
  Теперь, когда моего сына нет в живых, я начинаю догадываться об истинных причинах его поступка. Испытание деньгами, властью или другими благами, даже потенциальными, не каждый может выдержать. М-да, - профессор промокнул пот со лба. Снял очки и, близоруко сощурившись, взглянул на внимательно его слушавшего юношу. Помолчал, собираясь с мыслями.
  - А вот Зимина я почти не знаю, - после некоторого молчания продолжил Бустанов. - Несколько раз я видел его с сыном. Мне показалось, что они были дружны. По крайней мере, отношения их мне показались дружескими. Честно говоря, мне он не нравится. От него постоянно веет какой-то угрозой. Впрочем, это лично мое мнение, которое я никоим образом никому не навязываю.
  - Алексей Игоревич, вы что-то за разговорами нашими совсем забыли об обеде. Ваш антрекот безнадежно остывает, - дружелюбно заметил Венедикт.
  - Да Бог с ним, с антрекотом. Я его и холодным съем, - ответил Бустанов, тем не менее, пододвигая к себе тарелку с аппетитным куском мяса и беря в руки вилку и нож.
  
  
  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  
   Венедикт грустно смотрел, как старый, утомленный жизнью человек, получивший несколько часов назад сообщение об убийстве своего хоть и непутевого, но родного сына, машинально отрезает кусок антрекота, даже не осознавая до конца, что он делает и зачем он это делает.
  - Алексей Игоревич, а почему вы решили, что за вами следят? - отвлек он профессора от грустных размышлений.
  - Когда сегодня утром я вышел из дома и направился на работу, - встрепенулся Бустанов, - я заметил недалеко от подъезда машину. В ней сидел Пасюта. Когда он меня увидел, он попытался закрыться газетой. Но я-то его хорошо знаю, а глаза мои, слава создателю, видят пока еще очень хорошо, хоть и лет мне уже немало. А когда я подходил к институту, его машина стояла за углом, но в ней никого уже не было. Я предполагаю, что он был где-то рядом. Мне пришлось сейчас выходить из института через запасный выход, чтобы избежать слежки.
  - Вам, Алексей Игоревич, это удалось, - улыбнулся Венедикт. - Я через окно наблюдал за улицей и никакой слежки не заметил. Вернетесь вы тем же путем, что и вышли. Я вас провожу до института, хочу убедиться, что ваши подозрения не беспочвенны.
  Профессор, а вы не хотите поработать над научной статьей, в которой поведали бы миру о тех фактах, что я вам рассказал? Скажем, после похорон сына вы не могли бы с супругой уехать куда-нибудь, пока мы будем ловить преступников? Этим вы обеспечите свою безопасность и развяжите нам руки.
   В тусклых глазах профессора блеснул огонек жизни.
  - А что, это прекрасная идея. В институте я мог бы взять творческий отпуск и отправиться с Софочкой в деревню. У нас там есть чудный маленький домик, река рядом, лес. Поработаю над статьей, заодно отдохнем с женой на свежем воздухе.
  - Вот и прекрасно. А мы пока поработаем над вашими знакомыми. Мы не знаем, с какой целью они установили за вами слежку, но лучше не рисковать. И у меня к вам последний на сегодня вопрос - вы не знаете, есть ли у вашего сына какая-нибудь недвижимость, кроме квартиры?
  - Я, Венедикт, ничего об этом не знаю. Мы ведь последние годы жили врозь. Не хочу вас обманывать, не знаю.
  - Ну и ладно, поработаем мы, выясним. Вы доедайте свой обед и пошлите.
   Струкачев и Бустанов шли по улицам города, подставляя лицо лучам по-весеннему робкого солнца. Не доходя квартала до института, они свернули на боковую улицу, и подошли к институту с тыльной стороны.
  - Алексей Игоревич, вы, пожалуйста, при передвижении по городу избегайте пустынных мест. Старайтесь быть всегда на людях. Будьте до отъезда предельно осторожными, - инструктировал Венедикт, протягивая руку для прощания.
  - Спасибо, Венедикт, за участие. Я постараюсь выполнить ваши указания, - старый профессор пожал протянутую руку.
   Распрощавшись с профессором, Венедикт вышел к фасаду здания института и незаметно внимательно осмотрел улицу. Недалеко от подъезда он к своему неудовольствию заметил припаркованную машину с указанными профессором номерами.
  - "Слежка за профессором, действительно, ведется. Надо бы подстраховать профессора до его отъезда в деревню. Как бы чего не случилось с ним, или его больной женой" - размышлял Венедикт, направляясь к отделу милиции.
   Постучав в кабинет Ерохина, и получив приглашение войти, Венедикт открыл дверь. Анатолий Дмитриевич с удивлением смотрел на вошедшего юношу.
  - Венедикт, а ты какими судьбами здесь! Мне казалось, что мы с тобой все обговорили. Или у тебя новости есть какие-либо? - воскликнул он.
  - Есть, Анатолий Дмитриевич, - усаживаясь в кресло, проговорил Венедикт. - Я только что встречался с профессором Бустановым. Он мне рассказал о том, что за ним установлена слежка. Это соответствует действительности. Я сам лично убедился в этом. Слежка ведется непрофессионально, поэтому обнаружить ее не составило особого труда. В связи с этим я предложил профессору взять отпуск и отправиться с женой в деревню, пока преступники не будут арестованы. Но... Анатолий Дмитриевич, вы можете обеспечить его негласную защиту, пока не пройдут похороны его сына? После похорон он уедет из города, чтобы не подвергать свою жизнь опасности и развязать нам руки.
   Ерохин недовольно поморщился.
  - Венедикт, у меня как всегда острая нехватка сотрудников. Что-то в последние годы преступность начинает медленно, но неуклонно расти, а сотруд...
  - Анатолий Дмитриевич, мне еще раз повторить вопрос? - нетактично перебил его Венедикт.
   Ерохин укоризненно посмотрел на юношу.
  - Тебе хорошо рассуждать, а на мне висит куча нераскрытых преступлений, - с обидой произнес Ерохин, увидев веселый блеск в глазах товарища. - Так и быть, раз уж такое дело, организуем мы его охрану. Только кому нужен этот старик?
  - Когда мы поймаем преступников, вы об этом у них спросите. Пока я могу только догадываться, что они предполагают, что профессор может что-то знать об их делах и каким-то образом вмешаться в осуществление их планов на мировое господство.
  - Ладно, проехали. Есть еще что-нибудь?
  - Да, сэр! - Венедикт, дурачась, приложил руку к голове. - Я знаю фамилии предполагаемых членов преступной группировки.
   Услышав это, Ерохин даже подпрыгнул в кресле.
  - И ты, обладая такой информацией, проедаешь мне мозг по охране профессора!? Давай, выкладывай фамилии, и поедем их арестовывать.
  - Ни в коем случае нельзя этого делать! - воскликнул Венедикт. - Что вы им предъявите. В лучшем случае посадите одного, предъявив ему убийство Бустанова. И это, заметьте, в лучшем случае, если докажите, что именно он совершил убийство. Ведь следов на месте преступления никаких нет? А уж о черепах вообще можно будет забыть. И через короткое совсем время, вы получите новых преступников. А второму преступнику нам вообще нечего предъявить. Ну, арестуете его и что? Да, он знаком с Зиминым, но это законом не запрещается. Его вообще не на чем прихватить. Он нигде не наследил.
  - Прав ты, прав. Нет следов. Ну, никаких следов нет, - раздраженно произнес Ерохин, почти с ненавистью глядя на Венедикта. - И что ты предлагаешь?
  - А вы что предлагаете? Вы же милиция, вы все знаете. А я что? Я всего на всего студент, на время стажировки прикрепленный к вашему отделу милиции.
  - Зараза ты, а не студент. Пристрелил бы тебя, если бы не был мне нужен, - беззлобно пробормотал Ерохин, тяжело вставая с кресла.
  Он широкими шагами зашагал по кабинету, заложив сцепленные руки за спину.
  - Что-то я устал, Венедикт, - спокойно проговорил Ерохин, усаживаясь в кресло. - Поверишь, боюсь садиться в кресло. Думаю, сяду и засну тот же час.
  - Анатолий Дмитриевич, а что же все вы да вы? А где начальник отдела?
  - Уехал он на похороны. Мать у него умерла. Приедет еще только через несколько дней. За эти дни я на нет сойду.
   Венедикт, глядя на усталого товарища, одобряюще похлопал его по лежащей на столе руке.
  - Анатолий Дмитриевич, я предлагаю собрать все имеемые у вас сведения по имеемым у нас персонажам, установить за ними круглосуточную слежку. Их фамилии записаны на листочке, - Венедикт протянул Ерохину лист с предполагаемым списком общества. - Нам нужно выяснить, где находятся имеемые у них черепа, если они у них есть, конечно. А мое шестое чувство подсказывает, что у них есть черепа. Об их количестве оно, к сожалению, молчит. Но об этом мы узнаем, когда накроем преступников в их уютном гнездышке.
  Было бы очень хорошо узнать, есть ли у покойного Бустанова загородная недвижимость. Интуиция мне подсказывает, что именно там они хранят их до поры до времени. Бустанов первым узнал о черепах. Вполне логично предположить, что именно он явился организатором общества, и доверять их хранение кому-либо он не стал бы. Он убит сегодня ночью и будем надеяться, что остальные члены организации еще не успели перепрятать черепа. Тем более что одного из них я сегодня видел в качестве следящего за профессором. И еще одно очень важное мероприятие вам предстоит осуществить сегодня ночью.
  - Что, опять бессонная ночь!? - возмутился Ерохин, до этого внимательно слушавший Венедикта и делавший по ходу разговора записи в рабочем блокноте. - Венедикт, я тебя, пожалуй, сейчас и пристрелю. Чего долго-то тянуть!? А с мистикой этой пусть разбираются, кому положено. Ты меня доконать решил?
  
  
  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  
   Венедикт даже рассмеялся, услышав такую реакцию своего товарища.
  - Анатолий Дмитриевич, вы можете и отдыхать ночью, рядом со своей Светланой, но вы должны обеспечить охрану отдела милиции.
   Ерохин с изумлением смотрел на Венедикта.
  - Ты что считаешь, что возможно нападение на отдел милиции? - после некоторого раздумья спросил он.
  - Посудите сами. Кирилл Алексеевич видел мои фотографии и рисунки. Он гарантированно рассказал о них своим товарищам. Бустанов намеревался хотя бы этим несколько оправдаться перед своими подельниками за невольное убийство Ройсмана. То есть, члены общества знают, что Череп Судьбы находится в отделе. Что им мешает попытаться напасть на отдел милиции, зная, что на ночь в отделе находится один дежурный по отделу, и завладеть желанным артефактом?
  - Похоже, что ты прав. Надо будет сегодня незаметно усилить охрану объекта. Тем более что мы знаем только о двух оставшихся в живых членах общества, но это совсем не факт, что их не больше.
  - Совершенно верно, - согласился Венедикт. - И к тому, даже если их двое, ничто не мешает им привлечь в темную каких-нибудь отморозков.
  - Ты прав. Хорошо, давай шагай домой, отдыхай. А я сейчас организую слежку за указанными тобой типами, усилю оборону, на всякий случай, отдела, да тоже отправлюсь домой. А то, действительно, рухну когда-нибудь от бессилия.
   Венедикт, выйдя из отдела, взглянул на небо. Пока они сидели в помещении, погода изменилась. Солнце стыдливо скрылось за легким облаком, а с другой стороны на него грозно надвигались черные тучи.
  - О, сейчас прорвутся хляби небесные, надо куда-то срочно спрятаться. Не возвращаться же в отдел!? И тут его озарило. Он уже два года не виделся со Станиславом Викторовичем.
  - "Как стыдно, боже мой! Ведь Воронецкий уже совсем старенький. А я, сволочь последняя, никак не мог за два года выбрать несколько минут для старика", - казнил себя Венедикт, сворачивая на улицу, в конце которой жил старый учитель.
   Он остановился у калитки дома, в котором жил Воронецкий. За спиной он услышал стук каблучков. Юноша обернулся. По тротуару шла молодая красивая девушка. Поравнявшись с ним, она с интересом взглянула на симпатичного юношу и многообещающе улыбнулась. Венедикт ответил своей очаровательной улыбкой, тяжело вздохнул и, отвернувшись, постучал в калитку. Через несколько секунд он не выдержал и, повернувшись, с вожделением проводил взглядом удаляющуюся девушку.
  - "А ножки у нее очень даже хорошие. Эх, если бы не дела, пробежался бы я за ней. Не догнал бы, так хоть согрелся. Но нет... Сейчас самое главное - Воронецкий", - Венедикт бросил последний взгляд на стройный стан удаляющейся девушки и огорченный отвернулся.
  Стукнула дверь дома и на пороге возникла фигура старика. Воронецкий смотрел, близоруко сощурившись, на калитку. Венедикт открыл калитку и шагнул во двор. Воронецкий взмахнул рукой, узнав своего бывшего ученика и человека, который четыре года назад спас его честь, и, тяжело опираясь на перила, начал спускаться по ступеням.
  - Венедикт, ты вспомнил обо мне! - бормотал он, совершенно не заботясь о том, слышит ли его юноша. Он бормотал скорее для себя, чтобы убедиться, что это не сон, не фантом.
   Венедикт бросился к Воронецкому и обнял щупленькое тело старого учителя.
   Старик, подняв на юношу глаза, полные слез, долго всматривался в лицо юноши.
  - Станислав Викторович, как вы себя чувствуете? - спросил Венедикт, чтобы хоть как-то скрыть охватившее его чувство вины перед старым человеком.
  - Чувствую себя сообразно прожитым годам, - усмехнулся Станислав Викторович. - Да что же мы стоим на дворе? Пойдем в дом, хоть чаем угощу.
   Воронецкий взглянул на нахмурившееся небо.
  - Вон и дождь сейчас пойдет.
   Как бы в подтверждение его слов с неба на лоб Венедикта упала большая капля дождя и покатилась по его лицу.
   Венедикт рассмеялся и, прихватив за плечи своего старшего товарища, направился к дому. Они расположились в той комнате, где было проведено столько вечеров за беседами о ядах, об устройстве мира и другими.
   Воронецкий поставил на плиту чайник, и пока вода согревалась, сел напротив Венедикта.
  - Чем сейчас, Венедикт, занимаешься?
  - Учусь на четвертом курсе, Станислав Викторович.
  - Я слышал от Ерохина, что ты на втором курсе расследованием занимался. Какое-то дело было, связанное с мистикой, если я не запамятовал? Анатолий подробности мне не рассказывал, прикрываясь тайной следствия.
  - Станислав Викторович, вы помните, я вас о ведьмах спрашивал? Вы мне тогда еще сказали, что не отрицаете стопроцентно факт их существования. Так вот, теперь я вам могу сказать, что ведьмы существуют. Одну из них мы с Ерохиным уничтожили. Только... т-с-с... никому не слова. Это секретные данные.
  - Венедикт, да кому мне и рассказывать-то, при всем моем желании? Но у меня тоже есть новости. Тайного здесь ничего нет, сейчас расскажу, вот только чайку налью.
  - Станислав Викторович, вы сидите, спокойно. Я сейчас все оформлю в лучшем виде. Я еще не забыл, где у вас чашки лежат.
   Венедикт налил две чашки чая и, расположившись за столом, попросил Воронецкого рассказать о своих новостях.
  - Год назад, - весело захихикал Станислав Викторович, - получилось так, что я совершил путешествие за границу. Представляешь, впервые в жизни! Был у меня ученик, он окончил школу, когда ты еще в классе восьмом, по-моему, был. Его отцом был эквадорец. Да, и такое бывает в жизни. И после окончания Федором школы его семья эмигрировала на родину отца. А в прошлом году из Эквадора мне неожиданно пришло приглашение от него.
  О своих впечатлениях от этой поездки я тебе, если интересно, потом расскажу. А вот об одном приключении я не могу тебе не рассказать. Тебе, человеку, увлекающемуся всякой мистикой, наверняка, будет очень интересно. Познакомили меня как-то с одним эквадорским шаманом по имени Арутам. На почве любви к растениям мы с ним вполне подружились. Я ему кое-что рассказал о наших растениях, он меня с местными растениями познакомил. Больше всего меня поразила лиана айявaска или, как ее называют другие, аяхуаскa. Впрочем, это растение имеет много названий.
  Это растение является одним из самых священных растений в Перу, Эквадоре Колумбии и некоторых других странах. Эта лиана, которая произрастает в тропических лесах Амазонки. Растение-Мать, Лиана Души, Проводник Видений, как только местные аборигены ее не называют, используется в основном в мистических и целебных целях. Индейцы почитают ее как Великую Медицину и на сегодняшний день аяхуаска, пожалуй, является самым известным растением среди коренных народов Центральной Америки и Амазонии. Под различными именами это растение силы известно во многих индейских племенах Южной Америки.
  
  
  
  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  
   А используют это замечательное растение шаманы Перу и Эквадора, чтобы обрести связь с Духом, обрести подлинное равновесие внутреннего мира, получить возможность путешествовать по просторам времени. В традиционной индейской культуре шаманов Перу, Эквадора аяхуаска никогда не использовалась случайно или в целях праздного расслабления. Напротив, она использовалась в целях изменения состояния сознания тех, кто решил вступить на путь поиска новых миров.
   Венедикт внимательно слушал своего учителя, а его мозг продолжал работать над решением стоящей перед ним проблемы.
  - Перед тем как, уйти в мир духов, - продолжал Станислав Викторович, - человеку нужно избавиться от всех паразитов, эмоциональных блоков и чувства обиды, происхождение которых лежит в его личном прошлом. Именно поэтому местные жители амазонских лесов называют аяхуаску - "la purga", что значит "чистка, очищение". И только пройдя через процедуру очищения, чувства человека обостряются, и вскоре он начинает воспринимать калейдоскоп видений, сменяющих друг друга. Иногда под воздействием аяхуаски люди могут разделяться со своим физическим телом, переживать ощущение перемещения в иные сферы восприятия, в иные миры. Но такое доступно только шаманам, колдунам, ведьмам. Простому смертному такое путешествие во времени недоступно.
   К сожалению, я не испытал этого чувства, - Воронецкий грустно вздохнул. Помолчав с полминуты, продолжил: Арутам не советовал мне экспериментировать над своим организмом, узнав, что у меня удалена половина желудка. Но он был так любезен, что подарил мне целых три литра отвара этого чудесного растения.
   И тут Венедикта посетила гениальная мысль. А что если использовать этот отвар, чтобы прояснить ситуацию с черепами?
  - А чем сейчас занимаешься ты, мой юный друг? - прервал его размышления голос Воронецкого.
   Станислав Викторович с удивлением смотрел на задумчивого Венедикта, чьи мысли сейчас были заняты совсем другим.
  - Извините, я немного отвлекся. Ваш рассказ натолкнул меня на очень интересную идею. А что если использовать эту замечательную жидкость для выяснения некоторых деталей дела, над расследованием которого я сейчас работаю?
   Станислав Викторович усмехнулся, видя, с какой пылкостью говорит Венедикт.
  - Я и говорил, что мой рассказ тебе будет интересен. А над каким делом ты сейчас работаешь, и чем тебе может помочь аяхуаска?
   Венедикт рассказал Воронецкому легенду о черепах, об убийстве старого антиквара и о гибели Кирилла Алексеевича.
  - То, что я вам рассказал о черепах, это всего на всего легенда. Но, применив ваш чудодейственный напиток, я смогу узнать истину. Ведь согласно вашему рассказу я могу путешествовать во времени, как захочу и куда захочу. Это было бы, наверно, неправильно не воспользоваться такой возможностью. Тем более, скажу вам по огромному секрету, что моя бабушка была ведьмой, как я выяснил несколько лет назад. И сам я мог бы стать колдуном по утверждению ее старой подруги, тоже ведьмы не в первом поколении, кстати. По всем этим показателям я могу попытаться совершить путешествие во времени.
   Венедикт, ожидая ответа Воронецкого, взглянул на него. С удивлением он увидел на лице Станислава Викторовича следы внутренней борьбы.
  - Я вижу, что вас мучат какие-то сомнения, - мягко проговорил юноша.
  - Да, Венедикт. Ты пойми, этот напиток я не проверял на себе. А вдруг он сработает для тебя как яд!? Я не боюсь уголовной ответственности за твою возможную смерть. Я уже пожил свое на этом свете, - грустно сказал Воронецкий. И через мгновение возбужденно продолжил - Но ты для меня очень много значишь. Ты мой любимый и самый талантливый ученик. Я не хочу быть даже невольной причиной твоей смерти.
  - Станислав Викторович, я взрослый человек. Я могу самостоятельно принимать решения, касающиеся моей жизни.
   Воронецкий с сомнением смотрел на Венедикта.
  - А вдруг что-то пойдет не так? Я до конца жизни не смогу себе простить эту неудачу.
  - Все будет хорошо, Станислав Викторович. Ведь шаманы какого-то там племени путешествуют по времени и мирам? Чем мы, люди, обремененные цивилизацией, хуже их? - Венедикт хитро посмотрел на своего учителя, погруженного в сомнения. - И к тому же, ведь никто не знает об этом чудодейственном напитке кроме вас и меня? Если что-то произойдет не по нашим планам, оттащите меня подальше от своего дома, насколько сил хватит, и бросьте. Ну, будет еще один висяк в милиции. Делов то?!
   Воронецкий даже сплюнул с досады, услышав слова Венедикта.
  - А совесть моя?! Как я с этим грузом буду жить дальше? - возмутился он. - Или ты считаешь, что, если я старик, то и совесть у меня спит беспробудным сном?
  - Ничего я так и не считаю, - с обидой произнес Венедикт. - Для успокоения своей совести будете считать, что я погиб ради науки. Вы же ученый до мозга костей. Я не могу понять ваши сомнения. Шаман далекого племени дал вам чудодейственный напиток, я предоставляю вам уникальную возможность применить его в благих целях. И вы еще сомневаетесь! - продолжал увещевать юноша, заметив в лице своего учителя некоторые проблески научного интереса к возможным результатам своего необычного эксперимента.
   Воронецкий надолго задумался.
  - "Может, действительно, рискнуть. Я не думаю, что шаман, уважаемый в племени человек, посмел бы меня обмануть. Но если эксперимент пройдет успешно, это же будет сенсация!", - размышлял Станислав Викторович, широко шагая по комнате.
   Венедикт с интересом наблюдал, как мучился муками сомнения его любимый учитель. В нем сейчас боролись два человека - обычный пенсионер-обыватель с одной стороны и любознательный, жаждущий новых знаний, новых открытий, ученый - с другой. И интересно, кто одержит победу?
  - "Конечно, риск есть. Это - без сомнения. Но упускать такую удачу, которая сама просится к тебе в руки, просто глупо. В конце концов, чем я хуже каких-то папуасов!" - размышлял Венедикт, отслеживая перемещения Воронецкого по комнате.
  - Ладно, - решительно произнес Станислав Викторович, останавливаясь посреди комнаты. - Но ты обещаешь мне, что там в других мирах ты не будешь делать глупости, не будешь делать что-то, что может тебе навредить?
  - Честное пионерское, я буду сама осторожность, - улыбнулся Венедикт. - Давайте уж приступим к эксперименту. Я смотрю, дождь за окном уже закончился, и самое время отправиться в интереснейшее путешествие.
  - Тебе бы все шутки шутить, - забурчал недовольно Воронецкий, доставая из серванта большую пластиковую бутыль с каким-то ярко-желтым содержимым. - Ты садись вот на этот стул, что стоит возле кушетки. После того, как ты отправишься в это неведомое путешествие, твое тело будет, как мертвое. Не хочу, чтобы ты упал со стула и набил себе на лбу шишку. А я стал стар и немощен, чтобы таскать твое немаленькое тело. Надеюсь, мне хватит сил, чтобы со стула сбросить его на кушетку.
   Венедикт пересел на указанный стул, пододвинул его поближе к кушетке и в ожидании замер. Воронецкий поставил у ног юноши ведро.
  - В это ведро ты будешь опорожнять свой желудок. Надеюсь, ты еще не забыл, что нужно как следует очистить свой организм перед путешествием в иные миры. И ради Бога, Венедикт, если ты почувствуешь, что тебе совсем уж плохо станет, прекрати этот эксперимент над собой.
  - Хорошо, Станислав Викторович. Я вам обещаю, что, если мне станет совсем уж плохо, мы немедленно закончим наш эксперимент. Не волнуйтесь вы так. Все будет хорошо.
   Воронецкий со вздохом откупорил бутылку, налил в металлическую кружку ярко желтую жидкость, и подал ее юноше. Венедикт с опаской поднес кружку к носу и понюхал. В нос ударил неприятный, тошнотворный запах. Он передернулся от отвращения. Но, глубоко вдохнув и выдохнув, стараясь не дышать, выпил все содержимое кружки.
  
  
  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  
   Венедикт почувствовал, как его желудок негодующе воспротивился поглощенной им жидкости и срочно изверг ее из себя, прихватив часть своего содержимого. Однако Венедикт с упорством вновь и вновь поглощал эту дурно пахнущую жидкость, а желудок с завидным постоянством послушно выводил ее из организма. Наконец, Венедикт выпил последний глоток аяхуаска и вдруг замер неподвижно, его взгляд остекленел, и он без сомнения упал бы на пол, если бы не Станислав Викторович, стоящий рядом в готовности. Он заботливо подхватил обмякшее тело своего бывшего ученика и аккуратно положил его на стоящую рядом кушетку. Участливо поправил под его головой подушку.
   Венедикт пошевелился и стал вдруг медленно подниматься вверх, словно воздушный шарик, накачанный гелием. Он оглянулся и с удивлением увидел на кушетке свое неподвижное тело, возле которого хлопотал Станислав Викторович.
  Некоторое время он повисел под самым потолком, наблюдая за действиями своего учителя. Однако вскоре ему это наскучило, и он задумался, чем бы ему заняться. Тут он вспомнил о цели проводимого эксперимента и почувствовал, как его куда-то неотвратимо понесло.
  Венедикт со страхом ощущал, как неведомая всепоглощающая сила затянула его в абсолютно темный туннель и понесла по нему в неведомый мир. Вскоре его страх прошел, и он уже спокойно воспринимал разворачиваемые события.
  Через довольно длительный полет он увидел далеко впереди светлый круг, который быстро приближался. Через несколько мгновений Венедикт понял, что это приближается конец его необычного путешествия. Не успел он осознать это событие, как что-то мягко вытолкнуло его из туннеля и мягко опустило на землю.
  Венедикт с любопытством оглянулся. Вокруг, насколько хватало взгляда, расстилался прекрасный умиротворяющий пейзаж. Со всех сторон доносилась прекрасная музыка. С удивлением он увидел, что не одинок в этом таинственном мире. Недалеко от него стояли две человеческие фигуры, повернутые к нему спиной. Было в них что-то до боли знакомое. Смешанное чувство ужаса и радости овладело юношей, когда фигуры повернулись к нему лицом. В нескольких десятках метров от него стояли его давно умершие дедушка и бабушка.
  Бабушка ласково ему улыбнулась, распростерла объятия и шагнула ему на встречу. Однако дедушка схватил ее за руку и потянул назад.
  - Анастасия, очнись! Ты что не видишь, что он чужой? Он не из нашего мира!
  - Венедикт, - обращаясь к внуку, знакомым басом проговорил дед, - ты попал не в тот мир. Сколько раз я тебе говорил, включай свой мозг. Идем отсюда с Богом.
   Дед развернул бабушку, и они медленно побрели в неведомом направлении. Бабушка постоянно оборачивалась и с любовью смотрела на обескураженного внука. Но это длилось всего несколько мгновений.
  Распростертая перед взором юноши картина неожиданно покрылась густым туманом, и когда он рассеялся, перед Венедиктом предстал незнакомый ему мир.
  Он замер неподвижно, очарованный картинами прекрасного пейзажа и красотой незнакомого места. Неожиданно вокруг него появились сонмы ягуаров, змей и других хищных животных, которые окружили его и пытались вступить с ним в контакт. Он в испуге отпрянул от них. Его сознание вознеслось над поверхностью и понеслось дальше.
   Калейдоскопом менялись картины мира, над которым носило Венедикта его сознание.
  С любопытством рассматривал он проносившиеся под ним картины строек плотин гидроэлектростанций, взлеты межпланетных ракет, распахивание тракторами целинных земель. Венедикт от неожиданности вздрогнул, когда до него донеслись взрывы, и он увидел под собой разворачивающиеся баталии второй мировой войны. Но длилось все это всего несколько мгновений и вот уже он наблюдает неукротимую атаку конницы в период первой мировой войны. Кто с кем воюет, времени разобраться не хватило, и перед ним на мгновение всплыли картины революции, балы российской аристократии и еще через несколько мгновений снова раздались взрывы и замелькали под ним баталии многочисленных войн начала девятнадцатого века. Также быстро пронеслись перед ним работорговля, освоение новых земель известными путешественниками.
  И вдруг Венедикт почувствовал, что скорость его движения замедлилась. Пока он осознавал этот факт, пытаясь понять, почему это произошло, картины перед его взором разительно изменились. С удивлением смотрел он на двигающихся под ним людей, одетых в шкуры животных.
  - "Если учесть, что, судя по всему, я двигаюсь вглубь веков, то получается, что я вижу первых людей на земле. А это, если мне не изменяет память, было около трех миллионов лет назад. Как же называлась эта эра? А вспомнил. Это же была кайнозойская эра. А началась эта эра около пятнадцати миллионов лет назад, когда появился наш самый отдаленный предок - полуобезьяна-получеловек рамапитек", - размышлял Венедикт, с любопытством наблюдая, что с каждой секундой, встречаемые им человеческие особи все более приобретают вид обезьяны.
  Издалека полюбовался чудовищно огромными динозаврами, которые не спеша брели по бескрайним просторам буйной растительности. Но вот исчезли и последние следы наших предков, и под ним проносились бескрайние просторы суши, покрытые папоротниками и хвощами. Изредка он видел первых пресмыкающихся, вылезающих из морей на сушу.
  Вскоре и они исчезли. И теперь Венедикт несся над бесконечной водной поверхностью.
   И неожиданно перед его взором промелькнули знакомые очертания черепа. Венедикт от неожиданности еще не успел среагировать, а в его сознании что-то щелкнуло, затуманилось, и он очутился на холодном каменном полу посреди большого весьма мрачного зала.
  
  
  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  
  Венедикт поднял голову, посмотрел в сторону и обомлел от охватившего его ужаса. Вдоль стены стояли угрожающего вида, одетые в тяжелые металлические доспехи воинственные мужчины, вооруженные длинными тонкими копьями с золотыми острыми наконечниками. На появление незнакомца они никак не отреагировали. Юноша услышал какое-то шевеление впереди себя, и взглянул в сторону донесшегося шума.
   Какого же было его удивление, когда он увидел, что на огромном троне, сделанном из красивого цветного камня, уютно откинувшись на спинку, сидела девушка неземной красоты.
   Ее кожа, белее слоновой кости, слабо светилась сквозь ткань нежного янтарного цвета, глаза ее были овальные, чуть сощуренные, египетские, а в глазах плавала глубокая южная полночь. Нос был прямой и несколько большего размера, чем диктовали законы красоты современного Венедикту мира. Как это ни странно, но это не портило общего впечатления, производимого девушкой. Руки ее были тонкими и на удивление гибкими. Над ее правым локтем были золотые браслеты, доходившие почти до плеча. Лишь на мгновение Венедикт бросил на них взгляд, но успел поразиться тонкости ювелирной работы неизвестных мастеров.
  На левом предплечье было сделана искусная татуировка, поразительно реалистично изображающая человеческий череп. Ее маленькие ноги были обуты в высокие, выше колен замшевые сапоги желтого цвета, щедро украшенные драгоценными камнями.
   Она с любопытством смотрела на юношу, распростертого на полу.
  - Здравствуй пришелец, - заговорила незнакомка на языке аймара. - Позволь узнать, с какой целью ты прибыл в наш мир?
   Изумленный Венедикт осознал, что он понимает язык, на котором говорила девушка. Он поднялся с пола, сделал несколько шагов вперед и теперь стоял в нескольких метрах от небольшого возвышения, на котором стоял трон.
  - Прекрасная незнакомка, я хочу больше узнать о черепах, изображение одного из которых я вижу на твоей руке, - успокаиваясь, ответил Венедикт. - "Если сразу меня не прибили, значит, у них нет такого намерения. Иначе сейчас я уже встречался бы со своими бабушкой и дедушкой", - мелькнула в его голове мысль. - "И встреча эта была бы на полном основании".
   Девушка, усмехнувшись, взглянула на свою левую руку.
  - Зачем тебе знать о черепах? - с любопытством спросила она.
  - У нас ходит легенда, что на Земле всего существует тринадцать черепов. И если все их собрать, можно предотвратить на ней апокалипсис. Желающие собрать их, чтобы его предотвратить у нас есть. Но, насколько я знаю жизнь, сделать это никогда не удастся из-за властолюбцев.
  Гораздо проще собрать пять черепов. Их мощи не хватит спасти Землю от апокалипсиса, но вполне хватит, чтобы обрести власть над миром. В мире, откуда я прибыл, значительно больше людей, которые хотят их собрать и реализовать свои честолюбивые планы.
  - Черепов, действительно, тринадцать, - девушка встала с трона и подошла к Венедикту. - И все что ты сейчас сказал, соответствует действительности.
  Юноша с любопытством рассматривал ее стройное тело, лишь слегка прикрытое легкой тканью. Он взглянул в ее бездонные черные глаза, и ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы не прикоснуться к ее соблазнительному телу. Девушка с интересом рассматривала Венедикта. Заметив в его глазах блеск возникшего желания, она понимающе улыбнулась и предостерегающе вытянула вперед правую руку.
  - Не прикасайся ко мне, незнакомец, иначе ты умрешь.
  - Я умру? - Венедикт облизал языком пересохшие губы, - но...
  - Говоря о смерти, - перебила его девушка, - я имею в виду совсем другое, чем то, что знаешь о ней ты. Я знаю, что ты прибыл из далекого будущего. Твое тело сейчас лежит бездыханное, а дух путешествует во времени. Ты неприкосновенен для всех присутствующих здесь, кроме меня. Но самым главным врагом для тебя являешься ты сам. Стоит тебе сделать что-то не так и твой дух никогда не найдет твое тело. И ты будешь вечным скитальцем по времени. Этого я не хочу. А знаешь почему?
  - Нет, - Венедикт вопросительно взглянул на девушку.
  - Чтобы ты меня понял, мне нужно рассказать тебе немного о черепах. Черепа были здесь всегда, сколько существует Земля. Они были доставлены с Немезиды. Правители Немезиды выбрали тринадцать самых достойных колдунов со всех концов света и, вручив каждому из них по одному черепу, наказали передавать их своим самым достойным ученикам, когда придет их час отправиться в мир иной. А когда придет час великого испытания, все Хранители черепов должны собраться все вместе и собрать сакральную фигуру. Но в первый же день один из выбранных колдунов, испугавшись тяжкой ответственности, добровольно ушел в мир иной, и Череп Власти пришлось взять мне.
   Не учли наши правители и черноту человеческой души. Уже на третьем поколении Хранители перессорились и начали бороться за обладание несколькими черепами. Спасаясь от преследования друг друга, они разбрелись по всем уголкам планеты.
  Никому не под силу собрать их все воедино. И это очень хорошо, потому что обитатели Земли до сих пор не осознают сил, которыми обладают черепа, собранные воедино и расставленные в виде треугольника. Уровень их сознания не позволяет им управлять этими силами и трансформировать их по своему желанию для достижения благих целей. С этой точки зрения еще страшней становится обладание пятью черепами. Властолюбцы с их помощью могут внести в существование жителей планеты такой хаос, по сравнению с которым апокалипсис будет не самым страшным исходом.
  Я прилетела на Землю двадцать восемь миллионов лет назад с Немезиды, и за все эти годы я убедилась, что люди алчны и властолюбивы, и с каждым столетием эти их черты становятся все более сильными.
  Очень удивлена, что некая группа людей из твоего времени близка к достижению этой цели. И если ты можешь предотвратить возможную трагедию, ты должен жить и должен выполнить свою миссию.
  - А как тебя звать, прекрасная незнакомка?
  - Зови меня Суарой, - усмехнувшись, ответила девушка.
  - Суара, почему твои грозные воины не обратили на меня никакого внимания?
  - Воины?.. - А эти! Это не люди. Это роботы, - рассмеялась Суара. - Они не обратили на тебя внимания, потому что я им не давала такой команды. И более того, перед твоим прибытием я им запретила к тебе прикасаться.
  - Роботы!? В нашем мире мы еще не можем делать таких совершенных роботов.
  - Наша цивилизация значительно старше вашей. И мы давно прошли те этапы развития, на которых еще находитесь вы.
   Даже с применением аяхуаски ты потратил на путешествие сюда слишком много времени. А между тем мы находимся совсем рядом с вашим миром. Стоит лишь преодолеть временной барьер. О параллельных мирах ты что-нибудь слышал?
  - Слышал. Наши ученые начинают подозревать их существование. Но все это только на этапе гипотез.
  - Я попрошу тебя, когда попадешь в свой мир, никому не рассказывай о том, что слышал здесь. Нельзя торопить события. Все должно идти своим чередом, чтобы избежать непоправимых катастроф.
  У нас еще есть немного времени. Пойдем, я покажу тебе Череп Власти. Ты должен знать, откуда черепа берут энергию.
   Они вышли из зала, и Суара повела юношу по бесконечным коридорам и лестницам. Около одной из дверей девушка остановилась и, проведя пальцем по наличнику, толкнула ее. Дверь бесшумно легко распахнулась, и они вошли в большой и мрачный зал.
  Посреди зала стояло тонкое, но достаточно высокое каменное возвышение, на котором стоял череп, похожий на тот, что видел Венедикт у Ерохина. Он весь светился ярким белым светом и, прислушавшись, Венедикт услышал низкий, иногда вибрирующий гул, словно в нем работал какой-то неведомой мощности агрегат.
   Вдоль стен стояли высокие, более трех метров высотой люди. Все они были светловолосые с голубыми выразительными глазами, с хорошо развитой мускулатурой. Они были почти обнажены, лишь кусок ткани до половины бедра прикрывал их тела. Они были вооружены таким же оружием, что и в первом зале, и выглядели очень воинственно.
  - Суара, это тоже роботы? - поинтересовался Венедикт, кивая на людей.
  - Нет, это люди. У вас их называют атлантами. Именно из них наши верховные правители выбрали Хранителей черепов. Но ты их не бойся. При мне они не позволят сделать тебе ничего плохого.
   Со всех сторон света неслись к залу люди. Они вбегали в него и устремлялись к черепу, не обращая на стоящих Венедикта и Суару ни малейшего внимания. Венедикт решился и, протянув руку, пытался дотронуться до одного из них. Насколько велико было его изумление, когда его рука прошла сквозь тело, не встретив ни малейшего сопротивления.
  Суара рассмеялась, когда увидела удивление на лице юноши.
  - Венедикт, это не физические тела, это души умерших людей. И обрати внимание - это души грешников. При своей жизни на земле они убивали ни в чем не повинных людей, они измывались над животными, развязывали войны и уничтожали природу, пьянствовали и блудодействовали. И Верховное руководство Немезиды определило им участь отдать свои силы для увеличения могущества черепов.
  Души людей подбегали к черепу, рыдали, изрыгали из себя самые страшные ругательства, которые только мог представить себе Венедикт. Подбежав, они останавливались на мгновение, кривлялись и вдруг начинали изменяться личинами. Их тела теряли четкие очертания, искажались, словно в кривом зеркале, а потом вытягивались и тонкой струйкой втягивались в глазницы черепа.
  
  
  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  
  1
  И многие грешники туда попали таким образом. Венедикт прикинул - не одна тысяча туда поместилась, пока они стояли в стороне и наблюдали за этим страшным процессом.
  - За эти мгновения ты увидел лишь малую толику тех людей, которых поглотил этот череп. Вся их сила, весь опыт многих миллиардов людей достанутся тому, кто станет его владельцем. Но чтобы они инициировались, необходимо расположить их в виде сакральных фигур - треугольника или пентаграммы.
  - Значит, это их я видел, когда заглядывал в глазницы.
  - Да, только не каждый может их увидеть. Только человек, являющийся колдуном.
  - Но я не колдун, - воспротивился Венедикт, - я...
  - Ты колдун по сути своей. И ничего не значит перед высшими силами, что ты не прошел всех положенных при посвящении ритуалов.
  И ты, как колдун, заглянув в глазницы любого черепа, можешь увидеть любые тайны - не только то, что происходит в других местах, но и прошлое, и будущее, вплоть до конца света, можешь увидеть в черепах день возвращения Верховного руководства Немезиды.
  Хрустальный череп обладает еще и мистическими свойствами. Он будет навевать тебе особые, почти гипнотические состояния, сопровождающиеся необычными запахами, звуками и яркими зрительными галлюцинациями. Временами ты можешь увидеть, как череп в темноте начнет светиться или наполняться белым туманом, а затем в нем появятся образы людей, души которых ты сейчас наблюдал, а также гор, лесов, храмов и тьмы, которая ждет Землю после апокалипсиса.
  - Суара, но где сейчас находятся черепа? Почему у тебя остался всего один череп?
  - Я долгие годы потратила на то, чтобы разбросать черепа по всему земному шару. Они лежат в установленных им местах и ждут своего часа. И когда настанет этот час, предписанный нашим Верховным руководством, люди найдут их и будут использовать в своих ритуалах в течение нескольких веков. Так будет продолжаться, пока вы не поймете истинное значение этих черепов.
   Большинство хрустальных черепов будут найдены в будущей Центральной Америке и будут они связаны с культурой народности инков. У ацтеков черепа будут иметь большое значение в различных ритуалах и верованиях.
  В храмах, пирамидах, на каменных стелах и местах ритуальных жертвоприношений вы часто будете встречать этот символ. У ацтеков, в их представлениях смерть и мир божественных предков будут важнее кратковременного и хрупкого земного существования. Ацтеки будут специально развязывать войны, чтобы захватить побольше пленников для человеческих жертвоприношений. И, сами того не сознавая, они будут увеличивать их силу.
  Суара замолчала, вероятно, обдумывая, стоит ли посвящать пришельца во все детали своих деяний.
  - Череп Власти я пока оставила себе. Для судьбы Земли он имеет наибольшее значение. Он должен обладать самой большой силой, - с неохотой произнесла она, понимая, что юноша ждет от нее ответа на свой вопрос. - Потом я его куда-нибудь заброшу, когда посчитаю, что он готов для этого.
  Пришелец, ты уже долго находишься в нашем мире. Тебе пора возвращаться в свой, - Суара печально взглянула на Венедикта. - Мне жаль, что ты вынужден возвращаться. Но ты не должен допустить, чтобы кто-то в твоем мире собрал воедино пять черепов. К сожалению, я должна констатировать, что человечество не готово обладать этими черепами даже в таком далеком будущем.
  - А ты? Я удалюсь в свой мир, а куда денешься ты?
  - Я пробуду здесь еще несколько тысячелетий, а потом отправлюсь на свою планету, - девушка взглянула на опечаленного Венедикта и ласково ему улыбнулась.
  - Но мы встретимся с тобой? Потом, когда-нибудь? - юноша был не на шутку взволнован от мысли, что ему пора прощаться с этой необычной девушкой.
  - Обязательно встретимся. Но это будет через много лет. У тебя еще много работы в твоем мире. Мне так хочется побывать в нем, но мне нельзя. Наш устав запрещает это делать, чтобы не вмешиваться в естественное развитие вашего общества. Прощай, мой юный пришелец. - Суара подняла левую руку и легко шлепнула ладонью по лбу Венедикта.
   Венедикта отбросило от Суары, будто по нему прошел ток высокого напряжения. Он упал на каменный пол, и его неотвратимо понесло по нему. Он успел взглянуть на Суару и увидел, как она печально смотрела на него, легко взмахнув прощально рукой. И тьма поглотила Венедикта.
  
  2
  Станислав Викторович сидел на стуле рядом с кушеткой, на которой лежало бездыханное тело Венедикта, и страшно переживал. Не поспешил ли он согласиться на просьбу этого юноши. Ведь он сам не проверил воздействие на организм аяхуаска. Вдруг малознакомый ему шаман обманул его, и эта жидкость является ядом, доселе ему неизвестным.
   Он поднялся со стула и положил руку на лоб Венедикта. С ужасом он почувствовал мертвенный холод, исходящий тела юноши. Станислав Викторович в волнении заходил пол небольшой комнате. Что же делать? Может надо срочно вызывать скорую медицинскую помощь, а самому идти в милицию сдаваться, признавшись в умышленном убийстве. Станислав Викторович остановился и с сомнением посмотрел на неподвижное тело.
  - "Сейчас в последний раз посмотрю, как там Венедикт и пойду вызывать скорую помощь" - решил Воронецкий.
   Он подошел к Венедикту и вдруг к своей радости заметил, как дрогнули ресницы юноши. Он положил руку на лоб Венедикта и почувствовал, что лоб его обычной температуры. Станислав Викторович бросил взгляд на старые ходики, что верой и правдой служили ему уже не первый десяток лет. Они показывали, что юноша не был на этом свете около пятнадцати минут.
   Юноша зашевелился. Веки его затрепетали и медленно стали подниматься. Глаза открылись и с удивлением смотрели на улыбающегося Воронецкого. Венедикт попытался что-то сказать, но его язык отказывался ему подчиняться в пересохшем рту.
  - Сейчас, Венедикт, сейчас. Я так понимаю, тебя жажда мучит, - захлопотал возле него Воронецкий. - Я сейчас тебя напою, - бормотал учитель, наливая в кружку воду из чайника.
   Он поднес кружку ко рту, приподнял голову юноши и начал его поить небольшими порциями живительной влаги. Венедикт с жадностью поглощал предлагаемую жидкость. Выпив целую кружку воды, Венедикт почувствовал себя гораздо лучше. Он приподнялся на локтях и попытался сесть. Однако это оказалось не так просто сделать. С вымученной улыбкой Венедикт виновато посмотрел на Воронецкого.
  - Что-то слабость меня одолела, - произнес он первые слова и удивился тому, как зазвучал его голос. Он был непривычно глухим и слабым.
  - Ничего, Венедикт. Ты полежи, отдохни. А чего же ты ожидал после такого путешествия? Сейчас немного отдохнешь, я тебя покормлю, а потом и расскажешь, как прошло твое путешествие, - Станислав Викторович поспешил на кухню и загремел там посудой. Венедикт откинулся на подушку и закрыл глаза.
  - "Да, путешествие по времени было весьма полезным, но и сил отняло немало. Надо бы Ерохину позвонить. Он, вероятно, волнуется, что от меня давно нет сообщений", - размышлял юноша, с ужасом представляя, что сейчас надо будет поднимать с этой уютной кушетки свое обессиленное тело и тащить его в отдел милиции.
   Воронецкий приготовил поесть и пригласил Венедикта к столу. Подняться с кушетки ему удалось только при помощи Станислава Викторовича. Немного поев, он почувствовал, как его глаза начали предательски закрываться, требуя для его мозга заслуженного отдыха.
  - Станислав Викторович, спасибо вам за ужин. Мне сейчас нужно позвонить Ерохину. Если я этого сейчас не сделаю, завтра этот сатрап расстреляет меня без суда и следствия.
  - Нет, Венедикт. Сегодня ты никуда не пойдешь. Тебя даже шатает от слабости. Подождут ваши дела до завтрашнего дня. Не конец света наступает, слава Богу. Тебе нужно как следует отдохнуть. А позвонить Ерохину я и сам смогу. Ложись и спи. Никаких возражений я не принимаю.
   Венедикт послушно встал и, пошатываясь, побрел на кушетку.
  
  
  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
  
   Почувствовав запах жареной картошки, Анатолий Дмитриевич открыл глаза, но еще несколько минут лежал на диване, наслаждаясь тишиной, домашним уютом. Затем включился его проснувшийся мозг и заработал, собирая воедино разбредшиеся по голове мысли. Венедикт куда-то запропастился, и не давал о себе знать весь вечер. Это могло означать, что он напал на какой-то след и так занят, что у него нет возможности позвонить ему. Только бы он не попал в какую-нибудь историю. Все-таки за время их знакомства, он к нему сильно привык. Как там охрана отдела ведется? Надо будет позвонить, проконтролировать.
   Ерохин посмотрел на светящиеся в темноте часы и с неудовольствием скривился. Придя с работы, прилег на диван на несколько минут, пока жена готовила ужин, и проспал больше часа. Надо встать, поужинать да завалиться, наконец, в кровать. Что-то действительно за эти дни он основательно устал. Надо отдохнуть, как следует.
  Покряхтывая, он сполз с дивана и пошел в ванную. Когда, наконец, умывшись и побрившись, он явился к ужину, Светлана сидела у стола и с укоризной посмотрела на вошедшего мужа.
  - Анатолий, со своей работой ты полностью вымотался. Ты не забыл, что с некоторых пор ты в этом мире существуешь не один? Напоминаю тебе, что скоро нас будет трое, и нам с нашим ребеночком нужен здоровый муж и папа.
  - Светик мой разлюбезный, разве я могу забыть об этом!? Да я денно и нощно только и думаю о тебе и нашем сыне. - Он подошел к жене и, ласково обняв за плечи, поцеловал ее за ушком. - Ты лучше расскажи, как поживает мой подрастающий наследник. - Он нежно положил руку на большой живот жены и почувствовал под ней шевеление. - Ты смотри, - восхитился Анатолий, - он приветствует своего папочку. Какой он у нас с тобой воспитанный ребенок. Этим он очень похож на свою мамочку.
   И тут его посетила несвоевременная мысль, что с его работой он так редко бывает с женой. Их долгожданный и очень желанный ребенок от самого своего зачатия не знает своего отца. Он скоро появится на этот свет, а в их жизни ничего не изменится. Ребенок будет видеть своего отца непозволительно редко, в нечастые выходные дни. Кто его научит делать рогатки и луки, кто покажет ему, как правильно держать в руках молоток и пилу? От этой мысли настроение Ерохина окончательно испортилось.
  Не замечая испорченного настроения мужа, всецело поглощенная в свое предстоящее материнство, Светлана зарделась от счастья. Она подняла на мужа полные любви глаза, в которых неожиданно сверкнули слезинки переполняющего ее счастья. Женщина хотела что-то сказать, но ее перебил требовательный звонок телефона. Это было так неожиданно, что она невольно вздрогнула.
   Анатолий Дмитриевич с неприкрытой ненавистью покосился на надрывающийся от усердия аппарат. В кои-то веки хотел немного пообщаться со своей любимой, но не удается. Он, раздраженный этим прискорбным фактом, поднял трубку.
  - Алло, - бросил он в трубку.
  - Товарищ капитан, звонил Воронецкий, сообщил, что Струкачев сейчас у него. С ним все нормально. Придет к вам на доклад завтра в восемь часов. У него для вас есть какая-то важная информация.
  - Хорошо, я буду в отделе к этому времени. Как дела в отделе, Матвеев? - успокаиваясь, проговорил он.
  - Пока все спокойно, товарищ капитан. По вашему приказанию два вооруженных милиционера сидят в комнате отдыха.
  - Хорошо, если, не дай Бог, что-нибудь случится, немедленно сообщи мне.
  Ерохин виновато посмотрел на жену.
  - Извини, солнышко. Это мне доложили, что с Венедиктом Струкачевым все в порядке. И завтра в восемь у нас с ним будет встреча. Помнишь, я тебе рассказывал об этом интересном молодом человеке?
   Светлана согласно кивнула головой, накладывая в тарелку аппетитно пахнущую жареную картошку с куском жареной рыбы, и наливая мужу горячего чаю.
   Проснулся он от того, что кто-то настойчиво его тормошит. Он открыл глаза и недоуменно уставился на Светлану. В комнате был полумрак от включенного торшера.
  - Толя, тебя срочно просят к телефону, - тревожным голосом проговорила жена, бдительно следя, чтобы муж снова не заснул.
  - А сколько сейчас? - с трудом удерживая глаза в открытом состоянии, спросил Ерохин.
   Светлана бросила взгляд на часы.
  - Пятнадцать минут четвертого.
  - Подай, пожалуйста, трубку, - попросил Ерохин, садясь на кровати.
  - Капитан Ерохин слушает, - хрипловатым со сна голосом пробормотал он в трубку.
   От полученного сообщения сон моментально слетел с него. Он вскочил с кровати и, поспешно поцеловав жену, на ходу натягивая брюки и рубашку, бросился в прихожую.
  - Толя, что случилось!? - Светлана бросилась вслед за мужем.
  - Ничего, Светик. Ты спи спокойно. Я скоро буду, - успокаивал Ерохин жену, поспешно надевая куртку и фуражку.
   Закрыв за собой входную дверь, Ерохин достал из кобуры свой табельный пистолет, передернул затвор и, поставив на предохранитель, положил его в карман. Выйдя из подъезда, он посмотрел на освещенные окна своей квартиры. У окна стояла Светлана и смотрела вслед удаляющемуся мужу.
  
  
  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
  
  1
   Подъезжая к отделу, Ерохин услышал стрельбу, приглушенную толстыми стенами старого здания. Он распахнул дверь автомобиля и почти на ходу выскочил из нее, перевернувшись несколько раз по асфальту. Не обращая внимания на уткнувшуюся капотом в стену заглохшую машину, он вскочил с земли, выдернул из кармана пистолет, снял с предохранителя и, пригнувшись, бросился к двери отдела.
  Он уже протянул руку, чтобы открыть дверь, когда она распахнулась настежь, и на него выскочил...
  
  
  Если вы хотите узнать, чем закончится эта увлекательная детективно-мистическая история, вы можете обратиться в одну из библиотек электронных книг, набрав фамилию автора и название заинтересовавшей книги.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Т.Кошкина "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) А.Вичурин "Ник "Бот@ник""(Постапокалипсис) О.Валентеева "Проклятие лилий"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"