Degreeze St.: другие произведения.

Совсем другой - Часть первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Во сне, наяву и на грани.


Пролог

   Россия, два года назад
  
   - Алиса, сколько можно копошиться, мы же всё пропустим! - молодая, симпатичная женщина заглянула в комнату, где перед зеркалом крутилась пятилетняя девочка.
   - Мам! - возмутился ребёнок. - Ты разве не видишь, что я собираюсь, а не сижу просто так!
   С лёгкой улыбкой женщина покачала головой и прислонилась к косяку, наблюдая за ужимками светловолосого чуда. В прихожей раздалась мелодичная трель замка.
   - Лисёнок, это, наверно, за нами, - бросила на ходу женщина, спеша открыть дверь. - Поторопись!
   - Здравствуйте! - на лестничной площадке нетерпеливо прыгала на одном месте дочка соседей сверху. - Тётя Марина, мы уже готовы, мама с папой ждут вас внизу. А где Алиса?
   - Сейчас она соберётся, Милана, - улыбнулась женщина. - Скажи, что мы тоже почти готовы, сейчас спустимся.
   Вниз по лестнице застучали частым топотом сандалики, а Марина, ещё раз поторопив дочь, прошла на кухню и посмотрела в окно. Действительно, внизу около "Рено" уже стояли Андрей с Викой - семейная пара, жившие этажом выше. Целую неделю две подружки, Милана с Алисой, упрашивали своих родителей сходить на открытие нового детского развлекательного центра. И вот настали выходные.
   - Мама, ну, долго тебя ещё ждать? - раздался из прихожей возмущённый голосок Алисы. - Как маленькая, честное слово!
   - Эй, так нечестно! - воскликнула Марина, выходя в коридор. - Лис, я первой собралась!
   - Да? - задумалась девочка, смешно наморщив лоб, а потом шустро проскользнула мимо мамы и скрылась за дверью туалета. - Ладно! Тогда, жди меня, я быстро.
   Когда через несколько минут они вышли из подъезда, Вика открыла заднюю дверцу машины и поторопила:
   - Где вы тянетесь, договаривались же на десять! Привет, Марин! Привет, Алиска! Мы почти опаздываем, садитесь скорее к Милане.
   - Привет, Вик! Извини, что-то никак собраться не могли.
   - Да ладно вам, успеем, - успокоил их сидящий за рулём Андрей. - Срежем дворами, так быстрее выйдет.
   Выехав со двора, машина влилась в общий резиново-железный поток, заполонивший дороги города ясным субботним утром. Примерно с километр им пришлось ехать за лязгающим автобусом, после чего Андрей увёл автомобиль в неприметный поворот. Словно лыжник на слаломе, он медленно ехал узкими улочками, густо усеянными припаркованными машинами, осторожно лавируя между ними.
   - Зря только с основной дороги ушли, - ворчала на Андрея жена. - Нечего сказать, хорошо срезал!
   Он, выразительно посмотрев на Вику, покачал головой, и не успел вовремя отреагировать на выскочивший сбоку внедорожник. Скорость была небольшая, да и удара никто не заметил, но из перегородившего дорогу джипа вышли два стриженных под ноль парня и критически осмотрели бок своей машины.
   - Ну? Чего глазки-то разеваешь? - обратился один из них к Андрею, подойдя к "Рено". - Выходи, урон будем оценивать!
   - Подождите, я сейчас вызову ГИБДД, - Андрей потянулся за телефоном, опустив стекло и заблокировав двери.
   - Тогда ты оплатишь мне время простоя! Две штуки! - ощерился бритый, с силой хлопая ладонью по крыше "Рено". - Или штуку за помятую дверцу. Выбирай, чертила!
   - Андрей, звони сразу в полицию, - тихонько прошептала Вика. - И вообще давно надо было регистратор купить!
   Бледный Андрей попытался сдать машину назад, но тут же остановился от сильного удара по багажнику - второй из парней успел заблокировать выезд, и выразительно покачивал битой.
   - Мама, я боюсь! - прошептала Алиса.
   Милана, в отличие от подруги, отреагировала громким плачем.
   - Отстаньте, у нас в машине дети, - закричала Вика. - Вы совсем идиоты, что ли?
   Стоящий у двери парень ухмыльнулся и с размаху ещё раз гулко хлопнул ладонью по машине:
   - Давай, выходи, балбес! Береги детскую психику!
   - Я боюсь, мам! - повторила Алиса, зажмурившись, и прижалась к матери.
   - Андрей, не ходи! - взвизгнула Вика, вцепившись в мужа, который решительно потянулся к ручке двери.
   - Нет! - визг Алисы перекрыл плач её подружки и крики взрослых.
   Испуганная Милана, широко раскрыв глаза, смотрела на Алису, словно впервые видя. Женщины инстинктивно закрыли уши, а Андрей мотал головой, держась за неё руками.
   - Чуть не оглох! - пожаловался он в пустоту, приходя в себя.
   Посмотрев по сторонам, он не заметил наглых парней и осторожно объехал джип по тротуару. Женщины в салоне, плохо слыша себя, громкими голосами обсуждали произошедшее. Все дружно решили, что девочка спугнула вымогателей своим криком, и, сменив маршрут, поехали в кафе снимать стресс.
   В десяти метрах от джипа за аккуратно подстриженными кустами акаций, раскинув руки, лежал один из бритоголовых - из носа и ушей стекали струйки крови, одна нога мелко подёргивалась. Второго случайные прохожие обнаружили под окнами дома - судя по его позе, парень с размаху врезался в стену и сполз вниз с разбитой головой. Свидетелей двойного убийства найти не удалось.
  

* * *

   Германия, год назад
  
   Несмотря на середину лета, камин уютно потрескивал дровами и бросал мерцающие отблески на гобелены, украшающие стены. За массивным столом посреди комнаты сидели трое мужчин - двое с одной стороны, и один напротив. Перед каждым стоял серебряный кубок с великолепной чеканкой, такой же кувшин пристроился на краю стола.
   - Итак, уважаемые магистры, - говорил сидевший отдельно человек, одетый в просторную рубашку навыпуск. - Для начала я вкратце сформулирую задачу, которую вам предстоит решить. Отказ меня очень огорчит.
   Один из магистров, массивный и кряжистый, внимательно слушал и кивал, второй, худощавый и изящный, рассеянно крутил кубок, изредка отхлёбывая тёмно-рубиновое вино. Схожести магам придавали одинаковые строгие костюмы.
   - В принципе, мне от вас нужен только исполнитель, способный доставить сюда из России человека, - продолжилось объяснение. - Ребёнка. Девочку шести лет. Вот и всё!
   - Пока не вижу проблем, мастер Тирц, - заметил худой магистр, делая очередной глоток.
   - Первое условие, магистр Виг! - вежливо улыбнулся мастер. - Девочка должна приехать добровольно, и никакой магии.
   - Хм! - крякнул озадаченно второй магистр.
   - Второе условие, магистр Сед! - обратил на него внимание Тирц. - Никто не должен заподозрить в случае провала Орден, а тем более Храм.
   - Наёмники? - густым басом предложил магистр Сед.
   - Именно это я и хотел от вас услышать! - кивнул головой храмовник. - Осталось подобрать кандидатуру.
   - Поясните первое условие, - попросил магистр Виг. - Почему бы не использовать внушение?
   - У девочки необычайно мощная защита, - ответил мастер Тирц. - Её нельзя принуждать, тем более пугать. Она инстинктивно атакует, не подозревая об этом. Кроме того, есть подозрение, что за ней присматривают стражи.
   - Подождите, - остановил его магистр Виг. - А разве вы с ними не вместе?
   - У нас общие цели, но разные интересы, - прищурился храмовник. - Впрочем, к заданию это не относится.
   - А если сломить девчонке защиту и увезти? - предложил прямолинейный Сед.
   - Ни в коем случае! - впился Тирц глазами в магистра. - Последствия абсолютно непредсказуемы. Если ей будет причинён хоть малейший вред, вы с умилением вспомните костры инквизиции.
   - Нет, так нет, - согласился Виг, пока Сед смущённо откашливался. - Получается, она инициированная, поскольку уже владеет магией? Тогда почему не осознаёт этого? Нестыковка!
   - Я знаю! - широко улыбнулся Тирц. - Но по магической части больше мы о ней ничего не знаем. Вся остальная информация здесь.
   Храмовник положил на стол довольно пухлую папку. Магистры в задумчивости переглянулись, и Виг предложил:
   - Иней!
   - Ловец душ? Ну, если обычными путями к девчонке не подобраться, то, наверно, Иней, - нехотя согласился Сед. - Хотя не совсем та специфика работы.
   - Зато в совершенстве знает русский язык, методика внедрения многократно отработана, - возразил ему Виг. - И внешность опять же располагающая к себе.
   - Ну, не знаю, - засомневался Сед. - Да и вряд ли согласится.
   - Это вполне вероятно, - вздохнул Виг. - Иней только по телефону связь держит. И не за всякий заказ берётся
   Слушавший их спор храмовник встал и слегка прихлопнул положенной папкой по столешнице.
   - Не возражаю, пусть будет Иней! Завтра утром вы получите координаты, - он с усмешкой посмотрел на опешивших магистров. - Лично съездите и убедите принять ВАШ заказ. О Храме ни слова.
   С этими словами он выбрался из-за стола и, не прощаясь, пошёл к выходу, одетый в широкие шорты и сандалии.
   - А-а-а...? - удивлённо протянул магистр Виг.
   - Наши базы данных куда полнее ваших, герр Людвиг! - улыбнулся ему храмовник, правильно истолковав невысказанный вопрос. - А вот в костюмах в такую жару ходить неудобно. Зря вы так над собой издеваетесь...
  

Глава 1

  
   Жаркое, майское солнце сквозь густую листву пробивалось в аудиторию, яркие лучи намекали о пляже и прохладной воде, тем самым лишая студентов всякого желания учиться. Преподаватель у доски, повернувшись спиной, увлечённо крошил мел об чёрную поверхность - поглощённый этим занятием, он строил графики, выводил формулы, расчерчивал матрицы, не обращая ни на кого внимание.
   Глеб вертел по сторонам головой, рассматривая людей - некоторых он знал, но так и не понял, что они здесь делают. Попытка вникнуть в написанное на доске ни к чему не привела, формулы и графики не имели для него ни малейшего смысла. Дотянувшись до спины сидящего впереди парня, он слегка хлопнул его по плечу:
   - Пашка! Ты как здесь оказался?
   Тот на миг оторвался от конспектирования, с недоумением посмотрел на него и уткнулся обратно в тетрадь.
   - Иволгин! Как я понимаю, Вы хотите вместо меня читать материал дальше?
   Преподаватель внезапно оказался рядом, хотя только что был у доски - невысокий, плотный, не старый, но уже седой мужчина стоял в проходе и протягивал Глебу кусок мела.
   - Смелее, Иволгин, смелее! - после этих слов мел со стуком лёг на столешницу.
   Ощущая полную абсурдность происходящего, Глеб помотал головой и встал, чтобы объяснить ситуацию - внимание всей аудитории переключилось на него. Взгляды присутствующих были направлены куда-то вниз, Глеб тоже невольно опустил глаза и тут же зажмурился. О, ужас! Просторные семейные трусы вместо выглаженных брюк...
   - Что, опять? - раздался недовольный голос под ухом.
   Глеб открыл глаза и увидел заспанное лицо жены - похоже, снова разбудил её своим ночным метанием по дивану. Вариации на тему возвращения в институт снились довольно часто, на них он реагировал спокойно. Максимум, недоумение по поводу того, что он сидит на парах во время рабочего дня. Хотя, нет, иногда снилось опоздание на экзамен, к которому не подготовился. Но ни в какое сравнение с этим не идёт ситуация, когда оказываешься раздетым в общественном месте... По крайней мере, для него.
   - Сходил бы ты к психиатру, Иволгин! - пробурчала Ирина, повернувшись к нему спиной. - Скоро уже каждую ночь вскакивать начнёшь!
   Посмотрев на мигающее табло электронных часов, Глеб недовольно поморщился - осталось полчаса до противного писка зуммера, попытка снова уснуть уже ни к чему хорошему не приведёт. Невольно ёжась от прохладного воздуха, выбрался из-под тёплого одеяла и прошлёпал тапочками на кухню.
   К тому времени, как он, гладко выбритый и одетый, допивал чай, на кухню вышла Ирина, кутаясь в махровый халат. Неторопливо подошла к окну и оценила погоду:
   - Полный мрак! Ещё и дождь, похоже, зарядил на весь день.
   - Тебе-то что? - пожал плечами Глеб. - Всё равно никуда из дома не выйдешь.
   - Мне достаточно Интернета и ноутбука, чтобы зарабатывать, - парировала жена, заглядывая в холодильник. - В отличие от некоторых, которые должны куда-то уезжать затемно и возвращаться поздним вечером.
   - Очень много денег от твоих статей! - хмыкнул Глеб. - Подумаешь, заплатили пару раз.
   - Иди ты, знаешь куда! - Ирина с силой хлопнула дверцей и покинула кухню.
   Глеб глубоко вздохнул и одним глотком допил содержимое кружки. В последнее время они слишком часто ссорились: он был занят работой, а жена недовольна съёмной квартирой - несмотря на конец сентября, отопление ещё так и не включили. Переезжали они в мае, а потому не обратили внимания на хлипкие окна и тонкие стены панельного дома, что привело к незапланированной покупке двух обогревателей.
   Накинув куртку, он заглянул в комнату, - Ирина укуталась в одеяло и смотрела очередное кулинарное шоу.
   - Ириш, я пошёл, - он присел у дивана и прижался носом к её щеке. - Не дуйся, ладно!
   - Не дуюсь я, - вздохнула она. - Я ж не виновата, что меня нигде в штат не берут, а так только...
   - Возьмут, - шепнул он на ухо. - Обязательно возьмут.
   Она улыбнулась, снова став той прежней, с которой он познакомился полтора года назад. С трудом поборов в себе желание раздеться и нырнуть обратно под одеяло, Глеб оторвался от жены и побрёл в тесную прихожую.
   Не успел он выйти из подъезда, как ветер-озорник неназойливо кинул ему за шиворот крупные капли. Натянув кепку и подняв воротник повыше, Глеб поспешил к метро по разбитой бетонной дорожке сквозь неухоженную аллею - пуповину между станцией подземки и спальным районом. В свете щербатого ряда фонарей он заметил впереди знакомую долговязую фигуру, старательно обходящую лужи.
   - Пашка! - окликнул он парня, живущего этажом выше.
   Когда смены совпадали, они часто ездили на работу вместе - до одной станции, а уж потом расходились в разные стороны.
   - Привет! - удивился тот, подождав соседа. - Ты ж сегодня вроде на выходном?
   - Приятель попросил подменить, - пояснил Глеб и продолжил уже на ходу. - Слушай, сегодня такая ерунда снилась. Будто снова в институт вернулся, и ты почему-то тоже на лекции сидишь.
   - Бывает! - хмыкнул Паша. - Это ещё что! Меня как-то во сне второй раз в армию призвали, это да! Весь мокрый проснулся!
   За разговором длинная аллея оказалась куда короче, и вскоре Глеб сидел в тёплом, сухом вагоне. Мерное покачивание удивительным образом гармонировало с затянувшимся рассказом соседа о своих снах. "Сплошная скука и пошлость", - подумал Глеб, несколько подустав от описания однообразных ночных видений Пашки.
   Ещё один способ скоротать время в поездке - незаметно рассматривать случайных попутчиков. Такие разные наверху, здесь люди обретали еле заметную, неуловимую схожесть, словно невидимая печать накладывалась на лица. Уделив миловидной брюнетке чуть больше времени, чем остальным, Глеб перевёл взгляд вглубь вагона и недоверчиво прищурился. Конечно, он мог ошибаться, мало ли похожих людей, но в другом конце вагона сидел преподаватель из его сна.
   - Паш! - толкнул он локтём соседа, прерывая его монолог. - Глянь, там мужик седой сидит. Прямо, как в моём сне!
   - Где? - тот привстал и вытянул шею, пытаясь высмотреть обозначенного человека.
   - У дверей же! Седой, в тёмной куртке, - Глеб даже показал рукой.
   - Глебыч, ты чего? Нет там никого седого, - Пашка сел обратно и хохотнул. - Разве что бабка, но она в шапке по уши.
   - Как же нет?! - раздражённо ответил Глеб. - Вон он сидит у выхода! Ты ослеп, что ли?
   - Хорош спать, наша станция! - кто-то похлопал его по плечу и Глеб встрепенулся.
   Шея затекла от неудобного положения головы, и он, поморщившись, потёр её ладонью.
   - Не выспался? - Пашка снова похлопал его по плечу и подмигнул с понимающим видом. - Бывает, брат, наше дело молодое!
   Глеб с недоумением посмотрел сначала на него, а потом в другой конец вагона. У дверей привольно расположилась стайка старшеклассниц, с громким смехом и комментариями рассматривая яркие журналы.
   - Задремал что-то, - сказал он, злясь на себя за оправдательные нотки в голосе.
   - Я и говорю, бывает, - с усмешкой повторил Пашка, поднимаясь с сиденья. - Но лучше так не выспаться, чем полька в кровать.
   - Что? - не понял Глеб и бросился за Пашкой, пробирающимся к двери. - Эй, кто там у тебя в кровати?
  

* * *

  
   Глеб с тоской смотрел на спину очередного клиента. Девушка утомила его вопросами по поводу принтера, по её мнению, подозрительно дешёвого, даже волшебные слова "акция" и "скидка" не оказывали на неё воздействие. Именно подобные потенциальные покупатели основательно портили нервы рядовому консультанту в гипермаркете бытовой электроники.
   - Послушайте, Глеб! - вновь начала девушка.
   Он мысленно застонал, поддерживая на лице дежурную улыбку. Невероятно раздражало, когда незнакомые люди называли его по имени, при этом не представляясь. Может, при входе в магазин каждому человеку писать имя на лбу? И желательно, стойким, несмываемым маркером?! В такие минуты Глеба просто переполняла любовь к человечеству, трансформируясь в подобные идеи.
   - Послушайте, - продолжала тем временем возможная покупательница. - У вас принтер с картриджами стоит две тысячи, а отдельно картриджи в соседнем отделе - три тысячи. Как это возможно?
   Прикинув в уме, Глеб решил, что объяснение о стартовых картриджах и заниженном ресурсе повлечёт за собой мастер-класс по пользованию заправочным комплектом. Что, между прочим, не одобрялось руководством, заинтересованным в продажах комплектующих.
   - Ах, да! - Глеб сделал вид, что только сейчас вспомнил. - Это же старая цена, я забыл поменять ценник. Принтер стоит уже пять тысяч, я сейчас исправлю.
   - Ну, уж нет! - покупательница моментально из потенциальной превратилась в реальную. - Между прочим, сумма на ценнике является официальной информацией, так что оформляйте по старой цене. Иначе я пойду к администратору!
   С выражением глубочайшего уныния на лице Глеб пошёл искать коробку, пока девушка бдительно охраняла бумажку со "старой" ценой. Через пятнадцать минут осчастливленный клиент с покупкой покинул магазин, и лицо консультанта приняло обычный вид.
   - Глеб! - из другого зала к нему выскочил Славик, такой же рядовой труженик. - Там человек вопрос по делу имеет, а Светка не сечёт в ноутах. У тебя как с этим?
   - Нормально, вроде, если без заморочек, - пожал плечами Глеб. - Пойдём, глянем.
   - Здравствуйте, молодой человек, - обратился к нему опрятно одетый, пожилой мужчина с аккуратной профессорской бородкой. - Будьте любезны, поясните мне, пожалуйста, зачем в этом ноутбуке две видеокарты.
   - Благодаря наличию одновременно дискретной и встроенной видеокарт, достигается баланс между высокой производительностью и низким энергопотреблением, - заученно произнёс Глеб. - Вы сами можете...
   Он не сказал, что может делать "профессор" самостоятельно, уставившись в другой конец зала. В этом же проходе, в разделе топовых ноутбуков Славик демонстрировал возможности навороченного "Самсунга" седоволосому мужчине в тёмно-коричневой куртке. Короткий ёжик причёски, прямой нос и высокие скулы. Это определённо был он, человек из его снов. "Стоп! - подумал Глеб, - Получается, я опять сплю?"
   - Так что там со встроенной картой, молодой человек? - осторожно дотронулся до его руки "профессор".
   - Что? - рассеянно ответил Глеб. - А! Встроенная карта позволяет подключаться к любой сети, хоть локальной, хоть глобальной, типа Интернет...
   Выражение полнейшего непонимания на лице "профессора" подсказало, что слегка не о том идёт речь. Извинившись, он отвернулся и крепко зажмурился, незаметно ущипнув себя.
   - Глеб! - в уши ворвался раздражённый голос. - Почему всё-таки этот принтер стоит дешевле, чем картриджи к нему? Что с ним не так?
   Перед ним снова стояла особа в розовой куртке, указывая пальцем в ценник. "Получилось", - отстранённо подумал Глеб, вспоминая, как во сне ему удалось отделаться от назойливой покупательницы.
   - Знаете, - начал он, - вероятно, я забыл заменить ценник...
  

* * *

  
   Повиснув на поручне, Глеб безучастно смотрел в темноту окна с мелькающими огоньками фонарей и короткими промежутками освещённых перронов, изредка посматривая на других пассажиров. День выдался напряжённым, несмотря на то, что покупатели, в основной массе, шли адекватные. Но их количество...! Своё дело сделала массовая реклама очередной недели "сумасшедших" скидок.
   Взгляд уже привычно наткнулся на широкую спину в тёмной куртке и короткий ёжик седых волос. Снисходительно улыбнувшись, Глеб зажмурился и чувствительно щипнул бедро рукой в кармане джинсов.
   - Молодой человек! - раздался голос сзади. - Вы выходите на этой?
   Глеб открыл глаза и хотел ответить отрицательно, но не успел, его выбил из колеи вид седого мужчины, направляющегося к двери. "Какого чёрта я не проснулся?!" - мелькнуло в голове. Судорожно кивнув человеку сзади, он, как одержимый, стал протискиваться к выходу, пытаясь догнать незнакомца. Короткое шипение дверей, и Глеб ещё яростнее заработал локтями под ворчание и ругань окружающих.
   На заполненном людьми перроне заметил мелькнувшую между колонн фигуру, сразу бросившись туда. Догнать незнакомца удалось лишь на ленте эскалатора, предварительно выслушав в свой адрес массу нелестных комментариев. Впрочем, во сне это сущая ерунда.
   - Слушай, мужик! - Глеб ухватил рукав дорогой кожаной куртки. - Почему ты...
   Вопрос так и остался невысказанным, потому как на Глеба уставились чёрные, навыкате глаза. В сочетании с ними выдающийся нос и густые брови выдавали весьма не русскую национальность их обладателя. Смущённо пробормотав: "Извините, обознался!", Глеб смешался и отпустил куртку.
   - Канэшьно, ничэго страшьного, - резанула слух гортанная речь.
   Доехав до верха, Глеб тут же перешёл на соседнюю ленту, он не доехал две остановки до своей. Люди с подозрением косились на человека, который постоянно щипал себя за руку и недовольно жмурился.
  

* * *

  
   - У тебя сегодня вид совсем замученный! Много было народа?
   - Угу, - кивнул Глеб с набитым ртом.
   Вкусный ужин привычно и щедро сдабривался щебетаньем жены и бормотанием телевизора. Осведомившись его состоянием, она искренне посочувствовала и продолжила пересказывать содержание дневных сериалов и ток-шоу. От Глеба требовалось внимательно слушать, иногда кивать и вовремя поддакивать. Расправившись с котлетой и подчистив тарелку с салатом, он решил разнообразить беседу:
   - Слушай, у тебя бывают навязчивые сны?
   - Это как? - Ирина ответила от раковины, где начала мыть грязную посуду.
   - Ну, один и тот же человек снится...
   - Ты это про меня? - кокетливо улыбнулась она.
   - Не сравнивай, ты - это мой постоянный сон, - выкрутился он. - Я про другое.
   - Лишь бы не про другую, - погрозила она ему пальцем.
   - Нет же, - поморщился Глеб. - Мне сегодня весь день один мужик снится...
   Весело журчала вода из-под крана, разбиваясь о тарелки в раковине. Вторя ей, за окном стучал каплями по карнизу дождь. Все остальные звуки исчезли, даже телевизор, бубнивший что-то на холодильнике у двери, опасливо затих.
   - Повтори-ка, Иволгин! - обманчиво мягко попросила жена. - Тебе весь день снился какой-то мужик, так? А я, наивная, думала, что ты в поте лица работаешь, не покладая рук. Спим, значит, целыми днями на работе.
   - Ты чего? - опешил Глеб. - Не сплю я на работе, это в метро дремлю иногда...
   - Ты весь день в метро не катаешься, - Ирина уперла руки в бок. - Не усугубляй свою вину, признавайся, где был!
   - Говорю же, на работе, - повысил голос Глеб. - И он мне не то чтобы снится, а будто мерещится. Как тебе объяснить-то?
   - Не надо мне объяснять, не старайся, - жена обиделась и отвернулась обратно к раковине. - Ты бы лучше психиатру хорошему попытался это объяснить.
   Если продолжить спор, неизвестно на какую тему свернёт жена дальше, - это Глеб уже понял и научился бороться. Использование тактики молчания стабильно приводило к выслушиванию получасового монолога, после чего мир обычно восстанавливался. В это время не возбранялось посидеть в Интернете или посмотреть телевизор. Главное, не смеяться, а то один раз он прокололся на особо смешной комедии, и тогда монолог растянулся на целый час.
   Буркнув "Спасибо!", он выбрался из-за стола и отнёс грязную посуду к раковине. Монолог жены находился на самом пике эмоциональности, а потому в ближайшие планы входило, не задерживаясь, идти в комнату, где его уже заждался пульт на подлокотнике уютного кресла. Поставил посуду, повернулся и даже сделал пару шагов, прежде чем остановиться. На экране телевизора диктор читал новости. Коротко стриженный, седой диктор с внимательными серыми глазами. Глеб зажмурился, потом открыл глаза и, глядя на экран, изо всех сил ущипнул себя за ухо. От боли в мочке даже зашипел, но изображение не пропало.
   - Ириш! - негромко позвал он. - Похоже, это всё-таки не сон.
   - Нет, Глеб, это сон, - раздался сзади мужской голос.
   От резкого поворота с одновременным прыжком Глеб не удержался на ногах и после удара о плиту замер на полу. Вместо жены у раковины стоял преследовавший его во снах призрак.
   - Но ты уже сам не уверен, спишь ты или нет, - продолжил тот. - Причинение себе боли не даёт однозначного ответа, а закрывать глаза и подавно бесполезно.
   - Что тебе от меня надо? - настороженно спросил Глеб.
   - Люблю практичный подход, - негромко рассмеялся мужчина, - без пустого сотрясания воздуха. Знаешь ли, часто приходиться слышать "Кто ты?" или, например, "Что здесь происходит?". Непонятно, на что рассчитывают, спрашивая такое.
   - Если ты скажешь, что тебе от меня надо, остальное и так станет понятно или неважно, - рассудил Глеб и поднялся на ноги, не сводя глаз с незваного гостя.
   - Скажу, обязательно скажу, - кивнул головой мужчина. - Но позже.
   Он вскинул руку и щёлкнул пальцами перед лицом у отпрянувшего Глеба.
   - Эй, ты уснул, что ли? С тобой всё нормально, не заболел?
   Надо же, теперь он задремал за столом с ложкой в руке. Глеб посмотрел на встревоженную жену и поспешил успокоить:
   - Ничего, просто день сегодня суматошный какой-то, народ валом пёр! Пойду, я, пожалуй, спать, - Глеб встал из-за стола.
   - Даже не доешь? - огорчилась Ирина. - Не вкусно? Я так старалась...
   - Вкусно, Иришка! - честно признался Глеб, не кривя душой, и поставил тарелку в холодильник. - Но устал я, лучше на утро оставлю, ладно? Плотнее позавтракаю.
   - И правильно, Глеб, - услышал он за спиной. - Самое бестолковое занятие - принимать пищу во сне.
   Дверца холодильника так и осталась открытой, Глеб меланхолично взял с полки бутылку с уксусом и отхлебнул. Подержал во рту, осторожно прополоскал рот и проглотил.
   - Хорошо, убедил, - повернулся он к седому незнакомцу. - Теперь ты скажешь, чего от меня хочешь?
   - Я вижу, ты уже готов к сотрудничеству, - тот сидел за столом и щурился с довольным видом. - Но прежде чем помочь мне, ты должен будешь кое-чему научиться.
   - Я и так частенько во снах снова учусь, - иронично хмыкнул Глеб.
   - Вот именно это нам и предстоит, - кивнул его собеседник. - Я буду обучать тебя во сне.
   - Надеюсь, не матанализу? - притворно ужаснулся Глеб.
   - Нет, - не оценил его шутки седой. - Ты должен научиться управлять своими снами.
   - Было бы неплохо, - согласился Глеб. - А тебе-то это зачем?
   - Затем, чтобы потом ты смог управлять чужими, - абсолютно серьёзно произнёс седой. - Тогда и поговорим о том, что мне от тебя надо. И ещё... меня можешь называть Иней.
  

Глава 2

  
   Глеб проснулся под утро, испытывая непреодолимое желание посетить туалет. Своё коварное действие оказали три чашки чая, выпитые им перед сном. Далеко за полночь лёг он спать, засидевшись на кухне с ноутбуком, но так и не определился, как относиться к событиям прошлого дня. Более всего это походило на полный комплекс галлюцинаций, что неудивительно на фоне хронического недосыпания. Других логичных объяснений он так и не нашёл, просмотрев бесконечное множество форумов, посвящённых психологии и психиатрии. Верить в реальность Инея категорически не хотелось.
   - Глеб, ты уже надоел по ночам ползать! - пробурчала жена сквозь сон.
   Он в очередной раз проклял старый, скрипучий диван, и не только за это, заодно припомнив все скрипучие рапсодии, которыми тот озвучивал их парные телодвижения в минуты радости.
   - А ты не подслушивай! - скорее, для себя буркнул Глеб.
   Не раз он убеждался, что жена не помнит того, что говорит ночью спросонья, - конечно, если не разбудить её окончательно. Иногда закрадывалась мыслишка: "А вдруг я ночью тоже разговариваю с ней, отвечаю, но не помню этого?". Впрочем, он тут же её отгонял, как маловероятную, да и скрывать ему было нечего.
   Щёлкнув выключателем ночника, в его свете из распахнутой двери он добрёл сомнамбулой до туалета, где эстафету приняла другая лампочка. Слегка разлепил глаза и уже сконцентрировался на столь желанном овале, как вдруг...
   - Лучше не доставай его, - заботливо предупредили сзади. - Иногда это может обернуться неприятностью.
   Почему-то он даже не подпрыгнул. И совсем не вздрогнул. Разве что глаз самую малость дёрнулся. Левый.
   - Аминазин, - озабоченно прошептал Глеб. - Пирацетам, афобазол? Или, может, всё-таки сначала к врачу?
   - Воистину, во многом знании много горя, - насмешливо констатировал Иней. - То ли дело раньше?! Явишься к человеку, он уверует, и никаких проблем! А ты, дитя прогресса, чего сомневаешься?
   - Я, это, - растерянно обернулся Глеб. - Мне б облегчиться для начала.
   - Поверь, лучше не надо, - поморщился Иней. - Твоё тело вполне может воспринять это как сигнал к действию.
   - То есть я опять сплю, - отрешённо констатировал Глеб. - И моя галлюцинация утверждает, что не стоит ходить к врачу.
   - Ну, да! - радостно согласился незримый собеседник. - Вот видишь, ты уже начинаешь осознавать.
   Глеб меланхолично подтянул трусы и вышел из туалета, в коридоре никого не было. Вернувшись обратно, он прикрыл дверь и негромко позвал:
   - Иней?
   Почему негромко? Хотя бы по той простой причине, что он не понял, сон это или не сон. Если тебя застанут, разговаривающим ночью в туалете, это, как минимум, любовница. А как максимум, путёвка в дурдом. И ещё неизвестно, что хуже.
   - Чего тебе? - прошелестело из-за решётки вентиляции.
   - Я ведь уже говорил тебе, что согласен на твои условия, - неуверенно произнёс Глеб.
   - Этого мало, - раздался ответный шелест.
   - Чего ещё? - невольно повысил голос Глеб.
   - Произнести это вслух, - пояснил невидимый Иней. - Скажи, что ты согласен, мне помочь.
   - Это бред какой-то, - пробормотал Глеб, опускаясь на унитаз. - Откуда мне знать, что ты попросишь? Может, мне сразу лучше в петельку залезть, чем так маяться?
   Закрытая дверь растворилась, явив за собой зеркальную копию туалета, - единственным отличием являлся седой мужчина, уютно воссевший на унитазе.
   - Интересный случай! - протянул он. - Обычно я людей месяцами довожу до этой мысли, а ты как-то сразу так... Хотя, сейчас я не по этой части работаю, ты не подумай!
   - А по какой? - поинтересовался Глеб.
   - Мне, действительно, нужна твоя помощь, - посерьёзнел Иней и обвёл руками вокруг. - А всё это лишь для того, чтобы ты поверил.
   - Но сказать мне напрямую ты не можешь, - продолжил за него Глеб.
   - Увы, нет, - развёл руками Иней. - Впрочем, и выбора у тебя особого нет.
   - Намекни хоть, - тоскливо протянул Глеб. - Убивать-то никого не надо?
   - Конечно, нет, - всплеснул руками сидящий на унитазе мужчина. - Более того, объекту твоего задания категорически запрещено причинять малейший вред.
   - Тогда, ладно! - устало кивнул Глеб. - Я согласен!
   И гром не грянул с потолка, и договор кровью он не подписал, но чувство возникло однозначное - он согласился, подписался под невидимой чертой. И отныне обязан исполнить условия.
   - Вот и замечательно! - широко улыбнулся Иней. - Можем приступать!
   Декорации сменились резко, будто в полутёмной комнате включили свет, - спарено-зеркальный туалет преобразился в светло-серый параллелепипед комнаты, в которой они сидели на простых стульях вместо унитазов. Оглядевшись, Глеб не обнаружил источник света и вопросительно посмотрел на Инея:
   - Мягко говоря, где мы вообще находимся?
   - Во сне, - кротко ответил тот и сразу уточнил. - В моём сне.
   - Если это не моя галлюцинация, то кто ты такой? - невинно поинтересовался Глеб.
   - Таких, как я, называют ловцами душ.
   - Странно, - задумался Глеб. - Я думал, какой-нибудь сноходец, ну, или маг сна, например.
   - Можешь и так меня называть, не обижусь. Эти понятия тоже верны и имеют место быть, - пояснил Иней. - Но они не отражают сути.
   - Интересно, - хмыкнул Глеб. - Значит, ты ловишь души? А что, тоже, нормальная работа.
   Он встал со стула и прошёлся по периметру помещения, методично обстучав стены без единого намёка на двери или окна. Безрезультатно попытался поскрести ногтем странную шероховатую поверхность.
   - Лучше не спрашивай! - предупредил его Иней. - Я всё равно не знаю, что это такое.
   - Но это же твой сон, - повернулся к нему Глеб.
   - Вот, здорово! - снова всплеснул тот руками. - Ты в своих снах вон уксус спокойно хлебаешь и ведь не спрашиваешь, что это такое?!
   - Ладно, - вскинул руки Глеб. - Тогда начни с основ.
   - Хорошо, - покладисто согласился Иней. - Только позже, а сейчас проснись и сходи всё-таки в туалет. Основные инстинкты, куда от них денешься?!
  

* * *

  
   - Иней? - неуверенно произнёс Глеб, закрыв за собой дверь туалета.
   Проснувшись минуту назад, он безуспешно попытался определить, какая реальность его окружает. И сейчас он бы совсем не удивился при виде тающей двери и унитаза напротив с восседающим на нём мужчиной.
   Можно или нет? А вдруг это опять сон? Чёртов Иней! Теперь уже ни в чём нельзя быть уверенным. Задумчиво прицелившись в центр унитаза, он так и не мог решиться. Всё-таки в последний раз подобный конфуз непроизвольно случился с ним в пятилетнем возрасте, и воспоминания остались смутные и неприятные - не хотелось бы ощутить их вновь.
   - Иней? - повторил ещё раз Глеб в пустоту.
   Сплюнул с досады в манящую белизну фарфора и, опустив крышку, уселся. "Еда!" - вспомнил он. Вот что придаст уверенности, если, конечно, не обманул седой пройдоха, - вдруг еда во сне иногда имеет вкус? Отгоняя от себя эту мысль, Глеб устремился на кухню.
   Ломтик колбасы, извлечённый из недр холодильника, определённо обладал вкусом. Для чистоты эксперимента Глеб вытянул с полки бутылку с уксусной эссенцией и осторожно поднёс к сжатым губам. Едкая жидкость обожгла обветренные губы и заставила сморщиться.
   - Как, оказывается, всё запущено, - раздался от двери ироничный голос жены. - Уксус, значит, хлещешь украдкой!
   - Я это..., - растерялся он. - Только проверить.
   - Что проверить, Иволгин? - жена подошла к нему вплотную. - Качество работы наших реаниматологов? Что с тобой происходит, Глеб? На работе неприятности?
   - Нормально всё, - раздражённо буркнул он, убирая бутылку обратно. - Остренького захотелось!
   Оставив удивлённо-недовольную жену на кухне, он прошлёпал в туалет. Сон или не сон, но прижало уже так, что это не имело значения. Бодрое журчание ознаменовало конец мучительных терзаний.
  

* * *

  
   Утром Глеб впервые за последнее время умудрился проснуться, не разбудив жену. Мало того, она не отреагировала на его довольно шумные поиски носков в полутьме комнаты, мерно сопя в подушку. Не привыкший к такому отсутствию внимания к своей персоне, он собирался ненавязчиво прервать её сон, но одумался, вспомнив ночной разговор. Вряд ли удастся избежать вопросов, а потому лучше и не будить. С такой мыслью Глеб осторожно оделся и выскользнул из дома, аккуратно и почти бесшумно закрыв дверь.
   Спускаясь вниз, он столкнулся с Пашкой, - сосед с жизнерадостной улыбкой тащил вверх по лестнице позвякивающую сумку и симпатичную брюнетку.
   - Привет рабочему классу! - отвратительно бодрым голосом поприветствовал он Глеба. - Батрачить пошёл?
   - И тебе доброго утра, бездельник, - усмехнулся Глеб. - С ночной идёшь?
   - Бери выше, с суток! - хохотнул Пашка и подмигнул. - Сейчас как отосплюсь!
   Перекинувшись с соседом парой ничего не значащих фраз, Глеб поспешил к метро. Занял место в пока ещё полупустом вагоне, по мере приближения к центру постепенно с каждой станцией люди заполняли пустое пространство. Вся эта суета - гомон пассажиров, шум поезда, - обычно оказывала убаюкивающее воздействие, уже не единожды из-за этого он проезжал дальше своей станции, и тогда приходилось возвращаться.
   В какой же момент он засыпает? Как почувствовать эту грань? Глеб изо всех сил боролся с накатывающей зевотой и старался моргать как можно быстрее и чаще, но в рамках приличия. В потоке вялых мыслей мелькнула шальная идея носить с собой флакон с уксусом в качестве индикатора. "Нашатырный спирт! - озарило его. - Простенько и со вкусом!"
   От размышлений по поводу наиболее подходящей тары для постоянного ношения бодрящей жидкости его отвлёк стук в окно. Медленно повернув голову, Глеб увидел в стекле отражение вагона, - отличие состояло в том, что вместо него отражался седой мужчина, а сам вагон был пуст.
   - Давай сюда, - махнул рукой Иней. - Здесь места больше!
   - Куда? - растерялся Глеб. - А как?
   Неопределённо хмыкнув, Иней протянул руку сквозь стекло и перетащил его в "свой" вагон. Глеб с размаху уселся на сиденье напротив, не отрывая взгляда от окна, - за ним осталась плотная толпа людей, спешащих на работу.
   - Забавно, - решил он и спросил у Инея. - Научишь?
   - Чтобы научиться, ты должен осознать кое-что вот здесь, - ловец постучал согнутым пальцем по голове. - Ты находишься в другом пространстве, и всё вокруг смоделировано твоим сознанием. Ну, или чужим сознанием, если это не твой сон.
   Глеб встал и прошёл из одного конца вагона в другой, попрыгал на месте и недоверчиво посмотрел на собеседника:
   - Пространство другое, но физика та же! Значит, мы в параллельном мире?
   Иней ничего ему не ответил, он просто исчез, чтобы тут же похлопать Глеба сзади по плечу. Когда молодой человек обернулся, довольный маг уже снова сидел на скамейке.
   - Твой мозг моделирует это пространство, по примеру обычного, трёхмерного, при этом чудовищно ущемляя возможности.
   - Как же оно тогда выглядит на самом деле? - озадаченный Глеб опустился обратно на сиденье.
   - Откуда мне знать? - пожал плечами Иней. - Я тоже человек, хоть и не совсем обычный.
   - А если взять аналогию с двухмерным пространством? - задумался Глеб. - Нарисованный, плоский человек видит только то, что находится на его безграничном листе бумаге...
   - Не самая лучшая аналогия, но тоже неплохо, - подбодрил его маг. - Ведь даже если этот человечек научится прыгать на другие "листы" или вообще отрываться от них, чтобы свободно перемещаться в трёхмерном мире, он по-прежнему будет видеть всё в одной плоскости. Как ему недоступен наш трёхмерный мир, так и мы можем видеть лишь "срезы" полномерного пространства.
   - Ишь, загнул! - озадачился Глеб. - Я теперь ощущаю себя таким неполноценным.
   - Ерунда, - махнул рукой Иней, - привыкнешь! К тому же можно использовать многие возможности этого мира, даже не видя его в полной размерности.
   - Постой-ка! - воскликнул Глеб. - Получается реальный мир - это только один из срезов полного пространства?!
   - Я же сказал, что твоя аналогия не совсем точная, трёхмерный мир единственен, - поморщился маг. - Эти два пространства связаны совсем другими законами.
   - Какими, например?
   - Если оперировать твоими терминами, то это будет пол в очень большом зале и пространство над ним, - попытался объяснить Иней. - В "реальном мире" ты ползаешь по полу, и только когда спишь, поднимаешься вверх, но при этом не теряешь связь со своей проекцией на полу.
   - А если эта связь прервётся? - тихо спросил Глеб.
   - Подумай сам над этим, - предложил маг. - А сейчас просыпайся, твоя остановка!
  

* * *

  
   - Наелся? Может, ещё положить? - заботливо, но слегка натянуто, поинтересовалась Ирина.
   - Спасибо, вкусно, но мне хватит, - поблагодарил за ужин Глеб.
   Очень настораживало подчёркнуто вежливое отношение жены, - нехороший признак, обычно так она предваряла обсуждение серьёзных проблем. Например, взаимоотношения мужа на работе с коллегами противоположного пола или его привычку разбрасывать носки. Иногда Глебу казалось, что Ирина ревновала его к девушкам намного меньше, чем к носкам. По крайней мере, о носках они беседовали уже три раза, а про девушек - один.
   - Нам надо поговорить! - торжественно начала она.
   - Давай, - уныло согласился Глеб.
   Как он подозревал, сегодня речь пойдёт не о надуманном служебном флирте и не об одиночных носках, заполонивших квартиру. Ирина немного смутилась и продолжила:
   - Глеб, меня пугает твоё поведение. Некоторые твои поступки не имеют объяснения. А твои сны?
   - А что сны? - вяло огрызнулся он.
   - Не сны, а твоё отношение к ним, твоя реакция, - поправилась она и всхлипнула. - Вдруг ты меня спросонок примешь за кого-нибудь. А потом... Потом...
   Глеб прекрасно знал этот тихий звук, имеющий своей целью разжалобить его, но ничего не мог с собой поделать - опять поддался, проиграл ещё не начавшийся спор. Подошёл к Ирине и обнял её за плечи:
   - Схожу я к врачу как-нибудь, - прошептал он ей на ухо. - Вот выйду скоро в отпуск и схожу, ладно?
   Она посмотрела на него снизу вверх, при этом затмив лучших представителей семейства кошачьих своим умилительно-просящим взглядом.
   - Обещаю! - подтвердил Глеб, опуская ладони с её плеч всё ниже и ниже.
  

* * *

  
   Глеб, осторожно ступая босыми ногами по выскобленным половицам, прошёл через полутёмные сени, пропитанные ароматами душистых трав и свежего дерева. "Сосна! - принюхался он. - Или ёлка. Наверно, дед стены подновил". Вот и знакомая с детства скрипучая дверь, которую специально не смазывали, чтобы оповещала о приходе гостей. Пригнув привычно голову, он переступил через высокий порог, и в нос ударил густой запах свежего хлеба.
   - Бабушка? - неуверенно произнёс он, прекрасно осознавая невозможность этого.
   - Увы, Глеб, это всего лишь я, - ответил с кухни знакомый голос. - Проходи сюда.
   Со смешанными чувствами Глеб зашёл в тесную, но уютную кухоньку, где и обнаружил сидящего на колченогом табурете перед печкой Инея.
   - Ничего не замечаешь? - спросил тот.
   - Что я должен... - Глеб осмотрелся по сторонам и не договорил.
   Когда пришло осознание сна, с глаз будто упала пелена, смазывающая детали окружающего. Теперь он видел, что дом только в общих чертах похож на тот, в котором он проводил в детстве почти все летние месяцы. Вместо кровати диван, дверцы шкафа другого цвета, лампочка на потолке заменила люстру.
   - Когда ты поймёшь, что спишь, - разъяснил ему маг, - сможешь различить, в своём сне находишься или в чужом.
   - Это как? - оторвался Глеб от осмотра декораций.
   - Сейчас ты в моём сне, я смоделировал его из твоих воспоминаний, но недостаточно детализировал, и ты это видишь. В своём сне ты формируешь реальность на ходу, например, другая комната не существует, пока ты туда не зайдёшь, или шкаф, пуст, пока его не откроешь.
   - А почему в чужом сне я не могу дополнить реальность?
   - Откуда я знаю? - развёл руками Иней. - Таковы тут особенности, в чужом сне ты беспомощен.
   Каждым своим ответом маг порождал у Глеба два новых вопроса, поэтому молодой человек решил сменить тему, чтобы не быть погребённым лавиной информации. Подойдя к столу, он не удержался и отщипнул кусочек от свежего, душистого каравая. С опаской понюхав, положил в рот и даже зажмурился от удовольствия, - это был именно тот вкус, который он больше нигде не встречал.
   - Подожди-ка, - взглянул он на Инея. - Еда имеет вкус?
   - Позволь я уточню, - слегка улыбнулся тот при виде растерянного лица собеседника. - Еда может иметь вкус, если его заранее создать. Я в данном случае воспользовался твоей памятью.
   - А уксус? - растерялся Глеб.
   - Уксус был в твоём сне, а потому вполне мог иметь вкус, если бы не одно "но". Сам догадаешься?
   - Он имел бы вкус, если бы я пробовал его в реале, - медленно произнёс Глеб, выстраивая мысль, и заключил. - Но я никогда не пил уксусную эссенцию!
   - Делаешь успехи, - похвалил его маг. - Теперь давай рассмотрим ещё чей-нибудь сон. Куда желаете прогуляться?
   - Не знаю, - пожал плечами Глеб. - Давай хотя бы у Ирины посмотрим, у жены.
   - Воля ваша!
   Кухня сразу увеличилась раз в пять, вместо печки возникла газовая плита с вытяжкой, стол скакнул к окну.
   - Это же моя квартира, - удивился Глеб.
   - Это её сон, - обвёл рукой вокруг Иней и предложил. - Открой шкаф или холодильник, попробуй зажечь газ.
   Недоверчиво посмотрев на него, Глеб открыл холодильник, - в нём сиротливо приютилась бутылка шампанского и блюдо с фруктами. Однако во всех шкафах была густая, буквально осязаемая чернота.
   - Она заглядывала в холодильник, - констатировал маг за его спиной.
   Недоверчиво покачав головой, Глеб попытался разжечь газ, но безуспешно, - даже спички не загорались. Но всё остальное выглядело достоверно, и он решил продолжить изучение чужого сна вне стен кухни. В ванной покрутил краны и при виде струйки воды оглянулся на Инея:
   - Руки мыла?
   Получив утвердительный кивок, Глеб прошёл в комнату и, как вкопанный, застыл на пороге. Отсюда он видел лишь спину другого мужчины и искажённое страстью лицо жены. "Странно, а у них диван не скрипит", - возникла ни к месту мысль, тут же сметённая накатившейся злостью.
   От его крика Ирина дёрнулась и растаяла, мужчина же, словно не заметив исчезновения партнёрши, продолжал ритмичные движения.
   - Не кричи, - поморщился Иней, схватив Глеба за руку. - Абсолютно бессмысленно.
   - Какой тебе ещё нужен смысл? - выкрикнул Глеб и, сбросив захват с руки, зашёл в комнату. - Моя жена изменяет мне с этим... Пашка?
   Теперь сбоку он увидел лицо человека на диване. От удара по голове сосед отлетел к стене, но, по-прежнему, продолжал возвратно-поступательные движения, уже лёжа на боку.
   - Остынь, Глеб! - посоветовал ему маг, прислонившийся к косяку двери. - Этот сон скоро растает, если его хозяйка снова не вернётся. Что навряд ли, с учётом того, как она проснулась!
   Тяжело дышавший Глеб обернулся к Инею и кивнул на дёргающегося соседа:
   - Значит, это её вымысел?
   - Конечно же! Готов поспорить, что можно найти множество отличий этого фантома от оригинала.
   Присмотревшись, Глеб вынужден был согласиться, что сходство не столь явное, как ему показалось. Впрочем, легче от этого не стало.
   - Как мне выйти из этого сна? - отводя глаза, спросил он у мага. - Достаточно на сегодня.
   - Хорошо, продолжим обучение в следующий раз, - кивнул тот. - Просыпайся!
   Полумрак раннего утра и стук капель по карнизу, знакомые контуры мебели вокруг. Прислушавшись к дыханию жены, Глеб понял, что она тоже не спит. "Ревновать ко сну? Большей глупости трудно себе представить!". Что он может ей сказать? "Я знаю, чем ты занималась во сне с Пашкой?!". И это после того, как он обещал ей сходить к врачу из-за своих снов! Как же это невыносимо... С удивлением Глеб ощутил скользнувшую по щеке слезу.
  

Глава 3

  
   - С добрым утром! - поприветствовала Глеба жена, заходя на кухню. - Чего хмурый такой?
   Он оторвался от созерцания водоворота чая в кружке и, не отвечая, смерил её долгим взглядом.
   - Да что с тобой? - она подошла поближе. - Не выспался что ли? Или опять что-то снилось?
   - Снилось! - с вызовом подтвердил он. - Ерунда разная снилась, гадости какие-то.
   - Надеюсь, не про меня? - она кокетливо прижалась к нему бедром.
   - Про тебя, - буркнул Глеб и уткнулся обратно в кружку.
   Ирина сразу отодвинулась:
   - Что это значит, Иволгин? Я для тебя уже ерунда?!
   - Ничего это не значит, - разозлился Глеб и вышел с кухни, отодвинув жену. - Вот пристала!
   Он успел накинуть куртку, и шнуровал высокие ботинки, когда она вышла в прихожую:
   - Глеб! - негромко позвала она. - Может, нам надо отдохнуть друг от друга?
   Шнурки остались не завязанными, он поднял голову и по её лицу понял, что это не шутка.
   - Я чувствую, что ты устал от меня, - продолжала Ирина. - Дело не в тебе, и не во мне, но с каждым днём ты отдаляешься от меня всё дальше, отгораживаясь стеной. Я уже скоро физически буду ощущать этот барьер.
   - Давай, обсудим это вечером, - выдавил из себя опешивший Глеб.
   Вся злость куда-то испарилась, оставив ноющую пустоту, такого поворота событий он никак не ожидал. Быстрый взгляд на часы, - времени осталось в обрез.
   - Вечером, ладно? - повторил он суетливо и поспешил выйти из квартиры.
   Спускаясь вниз, прыгая через две ступеньки, едва не столкнулся с девушкой, бредущей навстречу с опущенной головой. Извинившись, он поспешил дальше и на пролёт ниже услышал:
   - Эй! Шнурки завяжи, а то вообще никуда не успеешь!
   Глеб задрал голову и увидел через перила лицо незнакомки, один раз он уже встречал её в компании Пашки. Кивком поблагодарил и, зашнуровав высокие берцы, негромко крикнул вверх:
   - Спасибо!
   - Не за что! - донеслось издалека.
   Глеб улыбнулся и покачал головой, беспричинная тоска немного отпустила. Шагая по тёмной аллее, он подумал, что надо основательно подготовиться к вечернему разговору, найти нужные слова. Может, стоит изменить что-то в жизни, чтобы осенняя хандра не добила их отношения окончательно? Например, отпроситься с работы пораньше и сходить в кино или кафе. А что, неплохая мысль!
  

* * *

  
   После обеда тучи вопреки прогнозу метеорологов уплыли за крыши многоэтажек, уступив небо ласково-тёплому осеннему солнцу. Автоматические прозрачные двери с лёгким шорохом разошлись в стороны, выпустив Глеба наружу из царства бытовой техники, насквозь пропахшего бездушными полимерами.
   Глубоко вдохнув свежий воздух, он задержался на мгновение на крыльце, и лёгкой походкой сбежал по пандусу, - душа пела в унисон с природой. Немногочисленные люди на улицах сняли хмурые маски, подставив лица солнцу. До часа пик оставалось ещё пара часов, и Глеб с наслаждением растянулся на сиденье в вагоне метро. Никто на ногу не наступит, старуха желчная клюкою не пихнёт, мужик не нависнет сверху, дыша вчерашним перегаром с лёгким оттенком принятого с утра.
   От станции он не сразу направился домой, заглянул сначала в супермаркет - прикупить коробку любимых конфет Ирины, фруктов и бутылку вина. Махнув рукой, прихватил ещё фляжку коньяка и сыр. Подсохшие листья под ногами приятно шуршали, как и увесистый пакет в руке.
   Замерев на лестничной площадке, он осторожно достал ключи, стараясь не звякнуть, и неслышно отпер дверь. Проклятый пакет! Казалось, его шуршание разносилось по всей квартире. Чертыхаясь про себя, скинул ботинки, набросил куртку на вешалку и на цыпочках прошёл на кухню. Губы сами растягивались в улыбке, когда сервировал широкий поднос, ему даже удалось открыть без хлопка бутылку вина. Настоящий натюрморт получился, хоть сейчас ложи его на холст, - два бокала с рубиновой жидкостью в обрамлении ломтиков сыра и фруктов.
   Аккуратно неся перед собой это великолепие, Глеб на цыпочках подошёл к комнате и постучал в закрытую дверь, но вместо голоса жены он услышал непонятный шум, шорох ткани, стук мебели. Уже не церемонясь и не таясь, полный дурных предчувствий, пнул ногой дверь и ворвался внутрь.
   У окна, запутавшись в шторах, метался здоровенный рыжий кот в безуспешных попытках добраться до открытой форточки, через которую, судя по всему, он и проник в квартиру. "Ах ты, домушник! - с облегчением выдохнул Глеб. - Шаурма ходячая, мать твою кошачью!". Он опустил чудом не опрокинувшийся поднос на диван и, подойдя к окну, мощным пинком помог бедолаге выбраться из кокона ткани.
   Рыжая молния метнулась на подоконник, в одно движения вылетела через форточку на перила крошечного балкона и лишь там замерла, обернувшись меланхоличным котом. Глеб невольно рассмеялся, когда наглец демонстративно медленно прошёлся к краю и подарил ему полный презрения взгляд, прежде чем прыгнуть на соседний балкон.
   "Наверно, в магазин ушла, - подумал Глеб, поправляя шторы. - Теперь можно нормально, без спешки сервировать стол на кухне". Подняв поднос, залитый расплескавшимся вином, он заметил лежавший под ним лист бумаги, не замеченный им сразу. Сложенный вдвое стандартный лист формата А4. Почерк Ирины.
  
   "Глеб! Извини, но я не верю, что мы сможем что-нибудь решить разговорами, слова ничего не изменят. Я очень люблю тебя, люблю, как и прежде, поверь! Дай мне, пожалуйста, время, прошу тебя. Я уехала к маме, вернусь через месяц.
   Целую!
   Твоя Ирина!"
  
   Глеб отстранённо опустился на диван, поприветствовавший его привычным скрипом, отпил из полупустого бокала. Лист выпал из руки на поднос и медленно менял окраску под цвет пролитого вина. В голове возникла такая глухая пустота, что невольно хотелось проверить, не торчит ли из ушей вата, которая заменила мозг.
   - Иней? - с надеждой позвал он пустоту. - Это ведь сон?
   Как отличить сон от яви, он уже более-менее понял. Но как отличить явь ото сна? С нервным смешком пришла мысль, что чем больше узнаёт, тем больше запутывается.
   - Иней! - со злостью выкрикнул он, расплескав вино. - Вытащи меня отсюда!
   Пронзительная и противная трель дверного звонка, которая всегда раздражала его, на этот раз прозвучала победными фанфарами, разрезая сгустившийся кисель тишины. Глеб поспешил в прихожую, скользя на поворотах по гладкому линолеуму коридора. Открыл дверь и не смог сдержать улыбку:
   - Привет! А я тебя чуть не потерял!
   - Мне уж и в магазин нельзя выйти?! - шутливо возмутилась Ирина. - Ну, ты и сатрап, Глеб! А что это мы с бокалом бегаем, какой у нас праздник?
   - Разве обязательно нужен повод, чтобы устроить себе небольшой праздник? - ввернул Глеб обратный вопрос. - Неужели нельзя сделать что-то просто так?! Потому что захотелось?!
   - Можно, конечно, - Ирина опустилась на тумбочку, внимательно глядя на мужа. - Это так неожиданно с твоей стороны. Какой-то ты сегодня странный. Совсем другой.
   - Ничего не другой. Обычный, - смутился Глеб и метнулся обратно в комнату. - Раздевайся, я сейчас быстренько всё организую!
   Уже на пороге комнаты в глаза бросился наполовину красный лист бумаги на подносе. "А зачем она в дверь позвонила, если меня не должно быть дома?" - запоздало ударило в голову. Проклиная изгиб коридора, он вылетел обратно в прихожую и замер в растерянности, - никого не было.
   - Ирина! - он озирался по сторонам.
   - Ирина!!! - на кухне тоже никого.
   - Ирина!!!!! - ростовые зеркала трельяжа в прихожей разлетелись от удара на мелкие осколки, полосуя руки.
   Глеб присел на тумбочку и спрятал лицо в окровавленных ладонях. С шумом втянул воздух носом и нервно хихикнул, опуская руки, - кровь на них даже выглядела как-то неправдоподобно. Осторожно слизнул каплю и почувствовал терпкий вкус хорошего вина. Оглянувшись вокруг, равнодушно осознал, - он снова сидел в комнате на старом диване. На полу лежал разбитый бокал, содержимое которого и находилось на его ладонях.
   "Сон? Или не сон? Уже проснулся или ещё нет?" - монотонно билось в голове. Как в тумане, он встал и, отодвинув шторы, вышел на балкон. Четвёртый этаж, метров двенадцать до кустов акации под окнами, на скамейках никого. Навалившись на перила, Глеб вяло размышлял, достаточно этой высоты или лучше подняться на крышу.
   - Эй! Ты чего там высматриваешь? - окликнули его с верхнего балкона.
   Вывернув голову, он увидел наверху улыбающееся лицо в обрамлении чёрной копны волос.
   - Ты мне не снишься? - недоверчиво спросил он.
   - Я тебе тоже! - ответила девушка словами старой песни. - Что там увидел интересного?
   - Ничего, - смутился Глеб. - Так, воздухом дышу свежим.
   - Тоже неплохо, - одобрила она и скрылась из виду.
   Глеб осмотрелся по сторонам, - мир снова обрёл краски и звуки, внутреннее напряжение немного ослабло. Судя по всему, соседка оставила дверь балкона открытой, и на улицу вырвались ритмичные удары колонок мощной аудиосистемы.
  
   Закрою глаза, имитируя страх,
   Имитируя стон на застывших губах.
   Имитируя битву своих и чужих,
   Я читаю молитву одну на двоих.
  
   Невольно вслушиваясь в слова, он незаметно для себя отбивал ритм ладонью по облезлым перилам балкона.
  
   Когда я вернусь, будь рядом со мной.
   Я смерти учусь, я буду другой!
  
   Ладонь застыла, не нанеся очередного удара. Эту песню он слышал когда-то, на одной из популярных ныне ретро-дискотек, но именно сейчас слова обрели для него новый смысл.
  
   Я вижу сон, я вижу свет,
   Я жгу костёр больших побед.
   Я вижу сон, где я - герой,
   Где всё - моё, где ты со мной!
  
   Трек вскоре закончился, и Величковский с Рябцевым завёли следующую песню, предлагая нажать на кнопку. Под впечатлением от услышанного Глеб вернулся в комнату. Осколки бокала на полу и залитый вином поднос, однозначно определили нерадостную реальность. По крайней мере, другие мысли он старательно гнал от себя, чтобы окончательно не сойти с ума.
   Следующие полчаса Глеб провёл, бесцельно сидя на кухне перед телевизором с бокалом коньяка в руке. Методично щёлкая пультом, он прокручивал каналы один за другим, не всматриваясь в изображение. На кухонном столе лежали два телефона, - при попытке позвонить жене её "Самсунг" обнаружился на полке в шкафу. Следовательно, следующий сеанс связи будет возможен только утром, именно тогда Ирина должна прибыть на свою малую родину, небольшой городок, один из множества районных центров. Надо будет только найти в её телефоне номер тёщи.
   Потянувшись в очередной раз за фляжкой, он с удивлением обнаружил отсутствие в ней тёмно-янтарной жидкости. Алкоголь растворился в крови, практически не оказав своего должного воздействия. Так, может, он до сих пор спит? Тогда, следующий вопрос - можно ли во сне напиться? Ухмыльнувшись, Глеб вышел в прихожую и начал одеваться. Этот способ проверки реальности показался ему довольно неплохим решением вопроса, куда лучшим, чем прыжок с большой высоты.
  

* * *

  
   Осенние сумерки коварны и всегда подкрадываются незаметно. Вроде, когда заходил в магазин, ещё солнышко слегка выглядывало в просвете между домами. А обратно пришлось идти чуть ли не в темноте, лавируя между лужами, так и не высохшими за день. Около своего подъезда Глеб заметил на лавке ссутулившуюся фигуру, яростно чиркающую зажигалкой.
   - Бросай курить! - поприветствовал он соседа, старательно отгоняя некстати всплывшие воспоминания о его присутствии во сне жены.
   - Сейчас, только лыжи достану, - хмуро отозвался Пашка, мусоливший в зубах незажжённую сигарету. - С работы никак идёшь? Что-то рановато отстрелялся!
   - Нет, я на отгуле сегодня, - протянул Глеб.
   - Повезло тебе с погодой, - равнодушно отметил Пашка, снова пытаясь прикурить.
   - Ага, - также безразлично кивнул Глеб и неожиданно для себя спросил. - Пить будешь?
   Сосед вытащил сигарету изо рта и почесал затылок:
   - Случилось чего?
   - Ага, - снова кивнул Глеб.
   - Ну, пошли, - решительно поднялся с лавки сосед. - Проведём сеанс лечебной терапии, я как раз сегодня с ночи. А твоя-то не будет шуметь потом?
   - Не будет, - грустно усмехнулся Глеб. - Да вообще, можно и у меня посидеть.
   - Замётано! Я только до себя слетаю, у меня где-то ещё вискаря чуток оставалось...
  

* * *

  
   Очень плохой человек, очень. Изобретатель чёртов! Не сосчитать, сколько проклятий ежедневно посылается в его адрес. В сравнении с ним, меркнут самые злобные гении человечества. Сколько ж надо иметь ненависти к людям, замаскированной под заботу, чтобы удумать такое! Вы только вслушайтесь в это слово - "Будильник"! Квинтэссенция зла! Особенно, если забыть отключить его в пятницу вечером.
   Глеб с трудом разлепил глаза и попытался осознать своё положение в пространстве. Скрип пружин помог ему опознать свой диван. Похлопал руками вокруг. Пусто. Значит, вчерашние события ему не приснились. Ну, или он спал во сне. Глупо хихикнул от этой мысли и тут же пожалел об этом. Любая попытка пошевелить головой приводила к чудовищным последствиям, - мозги, похоже, свободно плавали в черепной коробке и при движении ударялись о твёрдые кости. Пришлось на ощупь дотягиваться до электронного негодяя и ублажать его нажатием кнопки.
   Плавно, очень плавно Глеб повернул голову и увидел стакан с водой. С удивлением он заметил руку, тянущуюся к живительной влаге, и ещё с большим удивлением узнал в этой руке свою. Опустошив ёмкость чуть ли не одним глотком, он откинулся обратно на подушку. Состояние заметно улучшилось, но для закрепления эффекта следовало сначала добраться до кухни, а потом снова воссоединиться со скрипучим другом.
   Из коридора донёсся шум спускаемой в туалете воды, а затем поступь лёгких женских шагов в сторону кухни. Глеб ещё раз с недоумением похлопал рядом с собой по одеялу и расплылся в глупой улыбке. Всё-таки сон! Превозмогая головную боль, резво поднялся с дивана и на цыпочках, с трудом соблюдая координацию, пошёл на кухню. Он крался, как мышь, неслышно переставляя ладони по стене и сжимая зубы.
   Только около кухни Глеб почувствовал, наконец, дурманящий запах кофе и жареного хлеба. Попытался сглотнуть вязкую слюну, но не смог, затаил дыхание и высунулся из-за угла. От удивления он икнул, поперхнулся и закашлялся, нещадно сотрясая свои многострадальные мозги.
   Темноволосая девушка испуганно отпрянула от плиты и уставилась на Глеба:
   - Тьфу, Глеб! Ты чего пугаешь так?!
   - Ты кто? - прохрипел Глеб, с трудом прокашлявшись.
   - Я?! Софья! Ты что, забыл? - она с искренним сочувствием смотрела на Глеба.
   Что-то невнятно булькнув, он кое-как уселся за стол, приняв, наконец, устойчивое положение.
   - Вот! Вы вчера себе приготовили на утро, - девушка достала из холодильника бутылку и банку. - Есть пиво, есть рассол. Ты чем лечиться будешь?
   - То есть? - не понял Глеб.
   - То пить! - передразнила его Софья, теряя терпение. - Откуда мне знать, чем вы, мужики, с утра решите похмеляться? Сами вчера засунули в холодильник, типа, пригодится, когда оклемаемся.
   Пиво? От одной мысли ему чуть не стало ещё хуже. Ухватив банку с рассолом, Глеб через край несколькими глотками опустошил её. Да, солоноватая, пряная жидкость пришлась впору.
   - Спасибо! - поблагодарил он, возвращая банку, и предупредил. - У тебя кофе закипает.
   Глядя на хлопочущую девушку, которая из-за него едва не упустила кофе на плите, Глеб безуспешно пытался восстановить в памяти события вчерашнего вечера. То, как Пашка притащил "чуток вискаря" он ещё помнил. Три четверти литровой бутыли. Что же было дальше?
   - А где сейчас Паша? - невинно поинтересовался Глеб.
   - Придёт скоро, пиво-то здесь оставили, куда он без него! - неожиданно резко ответила девушка и, разливая кофе, добавила уже мягче. - Ладно, хоть ты рассол предпочёл.
   - Угу, - кивнул Глеб и тут же пожалел об этом.
   - Держи! - она подвинула ему чашку. - Это тебе быстро мозги прочистит!
   Поблагодарив взглядом, Глеб вдохнул густой аромат и блаженно выдохнул. После первого же глотка голова прояснилась.
   - Что это? - он удивлённо посмотрел на Софью.
   - Кофе, коньяк, сахар и две щепотки тайны, - улыбнулась она. - Пей, пока не остыл.
   Выцедив всё до последней капли, Глеб откинулся к стене, ощущая себя совсем другим человеком.
   - Ты моя спасительница! - сообщил он довольной Софье.
   - Не за что! - усмехнулась она. - Это тебе спасибо!
   Яростное почёсывание щетины никоим образом не способствовало появлению воспоминаний. Она-то его за что благодарит? Глеб смотрел в спину девушки, моющей посуду на его кухне и чувствовал, как сознание опять начинает плыть, но уже не от алкогольной интоксикации, а от нереальности сложившейся ситуации.
   - Пойми меня правильно, - осторожно начал он. - Пашка всё-таки хороший человек...
   - Я знаю, - хмыкнула она. - Только останавливаться не умеет. Что с выпивкой, что с бабами.
   Очередные слова застряли у Глеба в горле, и он закашлялся.
   - Только не надо никого защищать, - повернулась к нему Софья. - Я, конечно, люблю его, но кобель, он и есть кобель! Что трезвый, что пьяный, в любом состоянии.
   Вконец запутавшийся Глеб так жалостно посмотрел на девушку, что та не выдержала и рассмеялась:
   - Неужели совсем ничего не помнишь? Значит, не врал, когда вчера предупреждал. Кстати, раз двадцать повторил!
   Глеб сокрушённо покачал головой.
   - Ну, ладно, расскажу, - она присела рядом. - Мы вчера договорились, что я у тебя поживу, пока не вернётся твоя жена.
   Глеб нервно всхлипнул и потянулся к бутылке с пивом.
  

Глава 4

  
   Глухой лязг внешней металлической двери в прихожей остановил руку Глеба на полпути к бутылке. Он вопросительно посмотрел на Софью, но та лишь фыркнула: "Явился - не запылился!".
   - Подожди, - помотал головой Глеб. - А почему дверь вообще открыта?
   - Ты не разрешил закрыть, - пояснила девушка. - Сказал, чтобы мы с утра тебя не будили и заходили в любое время. Вот я и решила придти пораньше и кофе приготовить.
   - Это я что-то перегнул с гостеприимством, - смущённо пробормотал Глеб.
   - Ого, а я смотрю, вы уже тут вовсю воркуете! - завопил с порога взлохмаченный сосед. - Прямо с утра!
   - Паша! - Глеб поднял успокаивающе руки. - Паша, ты не так всё понял! Давай, сядем и спокойно обсудим, как взрослые мужики.
   Не обращая внимания на присутствующих, Пашка дотянулся до запотевшей бутылки с пивом и ненадолго припал к ней. Поставив на подоконник пустую тару, хмуро посмотрел на Глеба:
   - Ты чего это, Глебыч, обратный ход решил дать? Никто тебя за язык не тянул, сам же и предложил! Некрасиво получается.
   - Погоди, - вмешалась девушка. - Отстань от человека! Я ему память восстанавливаю.
   - Что, серьёзно не помнишь? - сосед уселся на подоконник рядом с бутылкой и погрозил пальцем. - Смотри, никогда больше не признавайся, что ничего с утра не помнишь. Такого наплетут, ещё и должным останешься!
   - Паша, заткнись! - повысила голос Софья.
   - Ещё чего! - возмутился Пашка. - Он вчера обещал приютить тебя на месяц? Обещал! У меня уже планы на сегодня!
   - Я вам не мешаю? - кротко поинтересовался Глеб.
   Выразительно и демонстративно вздохнув, Пашка сел рядом с Глебом, облапив его за плечи.
   - Глебка, ты пойми, она мне за неделю уже всю кровь выпила. Скоро нервный тик начнётся! Причём в самом неприличном месте!
   Софья возмущённо фыркнула и вышла из кухни.
   - Вот, видишь! - показал рукой Пашка. - Мне даже баб некуда привести!
   - Как это? - отрешённо удивился Глеб.
   - Я и говорю, как это?! - подхватил сосед. - Как приводить баб, когда сестра ходит по коридору и постоянно ворчит?!
   - Сестра? - тупо переспросил Глеб.
   - В общем, Глебка, выручай, - взмолился Пашка, не замечая изумленного лица собеседника. - Я тебе раскладушку дам, поживёт здесь на кухне.
   - Подожди, а соседи? - опомнился Глеб. - Они что скажут?
   - Какие соседи?! - рассмеялся Пашка. - Я уже третий год живу, а соседей даже по лестничной клетке толком не знаю!
   Глеб окончательно смешался, не находя веских доводов для возражения. Неловкость его положения обуславливалась ещё и его ночными обещаниями, которые он вполне мог дать.
   - Ладно, - выдавил он из себя и поспешил добавить. - Но если Ирина приедет раньше, сам будешь с ней объясняться!
   - Спасибо, брат! - искренне поблагодарил его Пашка, едва не задушив в объятьях. - За мной не заржавеет!
  

* * *

  
   Ковёр из молодой, нежной травы приятно покалывал босые ступни, так и тянуло повалиться в душистую зелень и смотреть в густую синеву неба. Кусты сирени около палисадника почти скрывали распахнутые окна с резными наличниками. Кажется, вот-вот бабушка выглянет и скажет: "Здравствуй, Глебушка! Как знала, с утра блинов спекла!". Из своей мастерской, отряхиваясь от стружки, выйдет дед, довольно кряхтящий в густую бороду.
   Так явно представилось это Глебу, что он замер перед воротами, боясь спугнуть очарование момента. Осторожно дотронулся до потемневших досок, и дверь плавно отворилась: "Как всегда не заперто!".
   - На этот раз гораздо лучше, - сказал он, увидев во дворе седого мужчину. - Удачно передана атмосфера.
   - Я очень рад, - улыбнулся Иней. - К сожалению, интерьером я ещё не занимался, так что внутрь заходить не будем.
   - Хорошо, - согласился Глеб, присаживаясь на чурку около аккуратной поленницы. - Поговорим здесь. Сначала нам нужно кое-что уточнить.
   - Что именно?
   - Мне нужны гарантии, - отчеканил Глеб. - Я хочу быть уверен, что после выполнения твоего задания, прекратится вся эта чехарда со сном-явью.
   - Чтобы выполнить это задание, - мягко улыбнулся Иней, - ты должен будешь научиться управлять снами. Этого достаточно, надеюсь?
   - Вполне, - ответил Глеб после недолгого раздумья. - И когда же, наконец, я узнаю, что именно от меня требуется?
   - Первым делом тебе надо будет познакомиться с одной маленькой девочкой, а для этого самому пройти в её сон, без моей помощи.
   - Как я это сделаю? - хмыкнул Глеб.
   - Вот! - торжествующе ткнул в него пальцем Иней. - Вот, поэтому мы и продолжаем наше обучение. Ты ещё не готов.
   Глеб разочарованно вздохнул, но вынужден был признать правоту мага. В этом пространстве он, действительно, ориентировался хуже некуда.
   - Почему бы тебе самому не сходить к ней? - проворчал он. - Или отведи меня, ты же можешь?!
   - Мне туда путь заказан, - наклонил голову Иней. - Потому давай ближе к теме.
   Глеб прошёлся по двору, утоптанному до твёрдости камня, лишь кое-где пробивались островки упрямой травы. Заглянул в сарай, потрогав оставленные в ряд у стены лопаты, грабли, вилы и прочий инвентарь. Открыл дверь в курятник и удовлетворённо хмыкнул.
   - Не успел, - признался маг за его спиной. - Но скоро всё будет соответствовать твоей памяти так, что не отличишь.
   - Точно! - вспомнил Глеб. - Сон я уже могу отличить от яви, а как наоборот? Как наяву убедиться, что не сплю? Иней, ты где? Иней!
   - Иди сюда!
   В воспоминаниях Глеба на сеновале всегда было пыльно, душно и темно. Здесь, видимо, маг решил отойти от реальности - в большом светлом помещении стоял лёгкий аромат свежескошенной травы.
   - Забирайся! - предложил ему Иней, стоящий на самом верху.
   Отсутствие лестницы поблизости и хитрый взгляд мага призывали к нестандартному способу перемещения своего тела под потолок сеновала.
   - Подскажи хоть, как? - сдался Глеб.
   - Давно летал во сне последний раз? - усмехнулся Иней.
   Ощущение свободного полёта. Иногда взлетаешь прямо с места, а иногда несёшься гигантскими прыжками по невидимой лестнице с упругими ступеньками. Сразу и не скажешь, когда последний раз испытывал такое.
   - Для этого надо только поверить, - подсказал ловец душ. - В этой части, детям намного легче, их разум чист от предрассудков и вера в чудеса безгранична. Для начала попробуй допрыгнуть.
   Упрямо сжав губы, Глеб сосредоточился, представил под собой гигантский батут и с силой оттолкнулся от дощатого пола. Перед глазами промелькнуло изумлённое лицо Инея, а в следующий миг он с размаху пробил потолок, и тело наполовину высунулось наружу.
   - Слушай, архитектор! - хихикнул он, крутя во все стороны головой. - У тебя шифер, похоже, приклеен к настилу.
   Резкий рывок за ноги, и он уже сидит на душистом сене, рассматривая озадаченного мага.
   - А как должно быть? - абсолютно серьёзно поинтересовался Иней. - В твоих детских воспоминаниях ничего об этом нет!
   - Обычно шифер прибивают к доскам гвоздями в гребень волны, - улыбнулся Глеб. - Естественно, в детстве я этого не замечал.
   - Ладно, исправлю. А вообще, у тебя поразительно хорошее воображение для взрослого человека, - проворчал маг и еле слышно пробормотал в сторону. - Придётся копнуть глубже, залезть в более поздние слои.
   Глеб поднял руки и с довольным уханьем откинулся назад, рухнув в сено. Придирчиво выбрал самую ровную травинку, чтобы тут же зажать её в зубах.
   - Ты это всё заново создал, - он мотнул головой в сторону дома, - или с прошлого сна осталось?
   - Качественно созданная модель способна долго существовать в полной изоляции, - с оттенком гордости произнёс Иней.
   - Ах, да, чуть не забыл, - спохватился Глеб и, выплюнув травинку, сел обратно. - Как мне убедиться, что я уже не сплю, когда тебя рядом нет? Я вчера чуть не прыгнул с балкона и ещё напился в хлам. Ни то, ни другое меня не устраивает!
   - Эти проблемы решаются только одним способом, зато все сразу! - Иней шагнул в пустоту на высоте четырёх метров и медленно опустился на пол. - Тебе нужны якоря привязки!
   - То есть, например, попробовать взлететь?
   Маг снова поднялся вверх, зависнув перед ним в воздухе.
   - Не совсем, - он подплыл к Глебу и опустился рядом с ним. - В чужом сне ты не всегда сможешь летать. Не так уж трудно сделать сон, полностью копирующий физические свойства трёхмерного слоя.
   - И как я должен различать реальность? - Глеба начал раздражать этот разговор.
   - Твоё тело! - Иней ткнул ему в грудь пальцем. - Якоря должны располагаться на теле.
   - Например, татуировка! - начал понимать Глеб. - Она будет только во сне!
   - Как вариант, сгодится, - согласился маг. - Только лучше взять картинку с движением, так надёжнее. Давай попробуем создать твой первый якорь...
  

* * *

  
   - Мам, мне жарко!
   - Алиса, подожди! Мы с папой ещё не собрались.
   - Можно мне пока выйти на улицу?
   - Выйди, только жди нас у подъезда, дальше ни ногой!
   - Ладно, - вздохнула девочка и вышла из квартиры.
   Ох, уж эти взрослые! Не понимают, что она уже не ребёнок, ей целых семь лет! На улице ещё почти светло, она только недавно зашла с площадки, где играли в прятки с ребятами. А теперь - "ни ногой, жди нас". Вечно они долго одеваются, так и в кино можно опоздать!
   Присев на край скамейки, девочка лениво болтала ногой, иногда посматривая на освещённые прямоугольники окон их квартиры, за которыми никак не могли собраться мама с дядей Максимом, - за полтора года Алиса так и не привыкла называть его папой, как ни просила её об этом мама.
   Из подъезда вышел опрятно одетый старичок и, внимательно посмотрев по сторонам, обратился к Алисе:
   - Добрый вечер, - тихий и невыразительный голос не понравился Алисе. - Не могла бы ты помочь мне, девочка?
   Алиса тоже посмотрела по сторонам и, не увидев ничего интересного, так же вежливо ответила:
   - Здравствуйте! Извините, но мама не разрешает мне разговаривать с незнакомыми людьми!
   - Очень правильно, - закивал головой незнакомец. - Твоя мама абсолютно права. Но у меня, к сожалению, выпал из кармана ключ и закатился в угол, откуда мне самому его никак не достать.
   - Я тоже не могу, - пожала плечами Алиса. - Мама запретила мне уходить от подъезда.
   - Не надо никуда уходить, - заискивающе улыбнулся старичок. - Я живу здесь, в этом же подъезде. Мне бы только ключ достать.
   Наморщив лоб, девочка задумалась, - всех соседей она в лицо не знала. Может быть, в самом деле, у человека ключ куда-то закатился.
   - Хорошо, - согласилась она с важным видом. - Только недолго.
   - Конечно, недолго, конечно! - засуетился старичок, открывая перед ней двери. - Это быстро!
   - Странно, - удивилась Алиса, заходя в подъезд. - Когда я спускалась, лампочка горела.
   За спиной глухо лязгнула металлическая дверь, и старичок тут же обхватил её руками, - одной поперёк тела, а второй зажал рот. Не успела девочка испугаться, как цепкая хватка ослабла, и почти сразу раздался звук падающего тела. Вытянув слегка дрожащие руки перед собой, Алиса добралась до стены и уже по ней вернулась к двери. В свете уличных фонарей старичок выглядел неопрятной кучей на грязном полу подъезда. Вместе с запоздалым страхом пришло и любопытство.
   Она хотела подойти ближе, но, услышав шум спускающегося лифта, испуганно бросилась обратно на скамейку. Совсем не хотелось, чтобы её считали виноватой в том, что случилось с неприятным старичком. Ну, в самом деле, он же сам упал, ещё и её чуть не придавил.
   Вскоре из подъезда раздались встревоженные голоса, и на улицу выбежала мама:
   - Алиса! - она подбежала к дочке. - С тобой всё в порядке?
   - Да, мамочка! - честно ответила Алиса. - Со мной всё хорошо!
   - Там какому-то мужчине плохо стало, - Марина присела рядом с ней и обняла за плечи. - Может, в темноте споткнулся, свет был выключен. Ты ничего не слышала?
   - Какой-то шум только, - Алиса даже не слукавила. - Мы скоро пойдём?
   - Надо вызвать скорую помощь и дождаться их, - вздохнула молодая женщина. - Но к следующему сеансу мы точно успеем!
   - Боюсь, как бы это не затянулось, - огорошил их Максим, выглянувший из подъезда. - Марина, подержи пока дверь.
   Притащив откуда-то половинку кирпича, мужчина заблокировал входную дверь и негромко сказал извиняющимся тоном:
   - Мариш, может, без меня сходите? Там у мужика все руки в наколках. Может быть, криминал.
   - И что? - не поняла Марина. - Причём здесь мы?
   - Мы его обнаружили, и, судя по всему, он мёртв, - терпеливо объяснил Максим. - Получается, свидетели. В общем, мне лучше подождать ментов.
   - Наверное, тогда вместе надо остаться? - встревожилась женщина. - Мы ведь вместе его нашли...
   - Им хватит одного свидетеля, - качнул головой мужчина. - Смотри, Алиска вся издёргалась. Вы ещё успеваете в кино.
   - Ты уверен...
   - Уверен, - оборвал он её на полуслове. - Давай, бегите. Мне позвонить надо, хоть вызвать уже кого-нибудь.
   - Пока! Я люблю тебя, - Марина подхватила дочку, и они поспешили к кинотеатру в паре кварталов от дома.
   Сообщив диспетчеру скорой помощи по телефону информацию и адрес происшествия, мужчина зашёл внутрь и присел перед телом. Поводил над ним руками, не притрагиваясь к одежде, и брезгливо отряхнул ладони. Не вставая, вынул из кармана телефон:
   - Бригадир? У нас тут что-то непонятное произошло. Нет, крыло пока не надо высылать, угрозы нет. В подъезде труп нарисовался, и аккурат перед этим девочка во двор вышла.
   Ещё раз взглянув на покойного, Максим поднялся и вышел на свежий воздух, продолжая отвечать невидимому собеседнику:
   - Я его просканировал - педофил, рецидивист, недавно вышел по УДО. Алиса говорит, что ничего не видела. Да, знаю я, что защита могла на опережение сработать. В общем, лучше тебе самому подъехать и посмотреть на это, пока кавалерия не прискакала. Давай, жду.
   Спустя двадцать минут рядом с каретой "Скорой помощи" припарковалась серая иномарка отечественной сборки. Вылезший из неё мужчина, как и Максим, обладал крепким телосложением и неуловимо походил на него чертами лица.
   - Привет! - поприветствовал его Максим. - Магриб, он здесь, на полу валяется. Посмотри, да потом надо доктора отпустить, они раньше тебя успели приехать, пришлось придержать.
   Не обращая внимания на его слова, бригадир сначала осмотрел внимательно всё на улице, только после этого зашёл в подъезд, - около тела неподвижно стоял фельдшер с чемоданчиком, устремив застывший взгляд в стену перед собой. Магрибу хватило беглого взгляда на умершего:
   - Всё, пусть забирают, не будем их задерживать, - бросил он Максиму.
   Двое мужчин сидели на скамейке, словно невидимые для окружающих. Их не заметили медики, вытаскивающие на носилках остывшее тело. Их не видели зеваки, моментально столпившиеся неподалёку и жадно высматривающие подробности. Только пробегавшая дворняжка мимоходом обнюхала брюки непонятных людей.
   - Ты чересчур увлёкся своей ролью, Москит, - негромко отчитывал Максима Магриб. - И матерью девочки, кстати, тоже. Забыл о том, что в первую очередь ты - страж, а уж потом влюблённый мужчина и всё остальное.
   - Я ж для достоверности, чтобы всё было естественно, - пробубнил себе под нос Москит-Максим. - К тому же фон проверил перед тем, как Алиса вышла во двор, тёмных там не было.
   - Ладно, это я так, для порядка ворчу! К сожалению, подобные случаи невозможно предусмотреть, - вздохнул бригадир. - А если бы на её месте оказалась обычная девочка, а? Этого урода бы посадили, а через год снова отпустили за примерное поведение. Сколько у него на счету?
   - Пять девочек и три мальчика, - процедил Максим. - Легко отделался, тварь! Я бы его...
   - А вот это зря, - положил ему руку на плечо Магриб. - Ты опять мыслишь, как человек. Нельзя поддаваться эмоциям, сейчас для тебя это - непозволительная роскошь.
   - Я помню! - кивнул Максим. - Только иногда не получается...
   - К тому же, не исключено, что сейчас нас проверяли, - задумчиво протянул бригадир. - Не верю я, что тёмные не попытаются подобраться к ней.
  

* * *

  
   Шея затекла от долгого пребывания в неудобной позе. Глеб поморщился, когда поднял голову с подлокотника кресла под влажный хруст позвонков. Осенняя хмарь за окном не позволила определить время, - с равным успехом сейчас мог быть и вечер, и обед. Кое-как выбравшись из кресла, он прошёл по комнате, разминая мышцы, в которых нарастало покалывание.
   Осторожно помотал головой, прислушиваясь к ощущениям, - с радостью убедился, что, похоже, похмелье отступило. Наглый будильник, закинутый утром под стол, показывал четыре часа. "Значит, скоро вечер, - подумал Глеб. - Вот, если бы шесть часов, то сразу и не поймёшь!".
   Вместе с осознанием того, что уже вечер пришла и мысль о не сделанном звонке. Он заметался в поисках телефона, - жена давно уже должна была добраться до тёщи. Оба аппарата, его и Ирины, обнаружились на подоконнике.
   - Алло? - услышал он в трубке настороженный голос тёщи.
   - Здравствуйте, Валентина Ивановна, - поприветствовал её Глеб. - Ирина к вам в гости собиралась, доехала уже?
   - И что с того? - хмуро спросила женщина.
   - Мне бы поговорить с ней, - растерялся Глеб. - Передайте ей трубочку, пожалуйста.
   - Ничего я передавать не буду, - раздался из трубки злой шёпот. - Отстань от моей дочери, ирод! Извёл девку, приехала - лица на ней нет!
   - Но мы собирались... - попытался возразить Глеб, но безуспешно.
   - И не звони больше, - словно выплюнула она. - Оставь нас в покое
   Короткие гудки ввинчивались в мозг ошарашенного Глеба, который не мог придти в себя от такого нелестного приёма. Он бросил телефон и судорожно закатал рукав, - во сне на внутренней стороне запястья отныне должен клацать челюстями ухмыляющийся череп, его якорь привязки к пространству сна. Теперь его не было. "Значит, не сплю", - отстранённо подумал он.
   Щёлкнула задвижка двери ванной комнаты. Шлёпанье босых ног, и в проёме двери возникла изящная фигура, закутанная в полотенце.
   - Хорошо-то как! - потянулась Софья. - Давно пора было включить отопление, а то в ванной моешься, как пингвин!
   От её движения небрежно обмотанное полотенце соскользнуло вниз, открывая... Впрочем, что оно открыло, Глеб не увидел, стремительно отвернувшись к окну.
   - Может, тебе халат дать? - предложил он внезапно севшим голосом.
   - Зачем мне халат, Глеб? Ты меня стесняешься? - раздался от двери мужской голос.
   - Иней! - облегчённо выдохнул Глеб, разворачиваясь обратно.
   Впрочем, там по-прежнему стояла обнажённая стройная девушка с полотенцем у ног. Крутнувшись ещё раз, Глеб подвернул ногу и свалился под стол.
   - Ладно-ладно, убираю декорации, - раздался довольный голос. - А ты, оказывается, ханжа!
   - Глупые у тебя шутки, - проворчал Глеб, поднимаясь на ноги.
   - Есть такое, - согласился Иней, развалившийся в кресле.
   - Постой-ка, - Глеб с подозрением посмотрел на него. - А как же якорь? Татуировки ведь нет?
   - Конечно, нет, - улыбнулся Иней. - Потому что я скрыл её. Ведь ты в моём сне.
   - Тогда какой смысл в якорях? - запутался Глеб.
   - Смысл в них есть тогда, - маг назидательно поднял вверх палец, - когда их несколько, и о них знаешь только ты. В этом случае тебя никто не сможет обмануть.
   - Нельзя было сразу сказать? - набычился Глеб. - Обязательно спектакль устраивать?
   - Учитель из меня хреновый, это правда. И методика ещё та, - с довольным видом кивнул Иней. - Привыкай!
   Глеб вышел в коридор и осмотрелся по сторонам, потрогал обои. Ведя пальцем по стене, дошёл до ванной комнаты, проверил кран: "Работает!". Стремительно прошёл на кухню и проверил шкафчики, - в них пустота. Только в холодильнике бутылка шампанского и фрукты. Уже бегом вернулся в комнату и с разбега прыгнул на диван, не выдавший в ответ ни единого скрипа.
   - Это не твой сон! - бросил он в лицо невозмутимому магу и невольно повысил голос. - Где Ирина? Где моя жена?!
  

Глава 5

  
   - Её здесь нет, теперь это мой сон, - спокойно ответил маг. - Я занял основу, созданную когда-то твоей женой. Так легче, чем творить с нуля.
   - То есть, она сюда больше не приходила? - осмотрелся по сторонам Глеб.
   - Нет, - слегка качнул головой Иней. - У людей вообще бывает мало снов, в которые они возвращаются, и ещё меньше тех, что снятся им регулярно. Все остальные созданные ими реальности постепенно рассыпаются.
   - Допустим, - не успокоился Глеб. - Но если это твой сон, значит, и мою тёщу тоже ты придумал? И все её слова?
   - Нет-нет-нет! - погрозил ему пальцем маг. - Не надо меня вмешивать в ваши семейные проблемы. Я на этот сон никаких ограничений не ставил, поэтому всё это ты сам домыслил.
   - Погоди, - растерялся Глеб. - Ты ж говорил, что в чужом сне нельзя ничего менять или дополнять.
   - Если очень хочется, то можно, - прищурился Иней. - К тому же, ты лишь использовал существующие объекты, а вот разговор и своего собеседника уже сам сотворил.
   - Я?! - совсем запутался Глеб.
   - Ты! - подтвердил маг. - Точнее, твои страхи. Ведь ты боялся позвонить тёще, потому решил прилечь и отдохнуть перед важным звонком. Так?
   - Да ну тебя! - окончательно смутился Глеб и решил сменить тему. - Скажи мне лучше, можно ли во сне напиться в хлам, а? Ну, мало ли ни один из якорей не сработает? Всё лучше, чем прыгать с балкона!
   Иней грустно усмехнулся и поднялся из кресла, после чего, поманив Глеба за собой, вышел из комнаты. Заинтригованный молодой человек последовал за ним в коридор. Маг завернул на кухню, а, когда и Глеб заглянул туда спустя пару секунд, Иней уже сидел за сервированным столом. "Садись, будем проверять!" - радушно предложил он.
   Литровая бутыль прозрачнейшей жидкости, гранёные стаканы, тарелка с нежно-белыми ломтиками сала с розовыми прослойками мяса, покрытыми крупинками соли, куски душистого чёрного хлеба и пучки зелёного лука. Наполнив стаканы на треть, маг придвинул один Глебу: "Будем!". Проследив, как Иней с довольным видом опрокинул свой стакан, Глеб решительно повторил его действия и выпучил глаза. Усмехнувшийся маг ловко подсунул ему кусок хлеба с ломтиком сала:
   - Между прочим, это лишь твоё воображение, - констатировал он, наблюдая за тем, как молодой человек уплетает нехитрый бутерброд. - А если вот так?
   Бутылка изменила форму, став квадратной, а сало сменилось тонко нарезанным лимоном. Иней наполнил рюмки, недавно бывшие стаканами, и выхватил их воздуха солонку:
   - Последовательность знаешь? - посмотрел он на Глеба.
   Не удивившись запаху текилы в рюмке, Глеб насыпал соль на руку. Слизнул, выпил, закусил. Повторил. Ещё раз повторил. Потянувшись в очередной раз, обнаружил вместо рюмки пузатый бокал с тёмно-янтарной жидкостью.
   - Слушай, а у тебя, действительно, хорошее воображение, - усмехнулся Иней, наблюдая, как Глеб смакует коньяк.
   - Это почему? - спросил Глеб заплетающимся голосом.
   - Потому что ты не пьян! Прислушайся к себе!
   В самом деле! Как пелена спала с глаз, он абсолютно трезв! Лишь во рту осталось послевкусие, но и оно постепенно таяло.
   - То есть, выпивка помогает отличить сон от реальности?! - обрадовался Глеб.
   - Поначалу, да, - пристально посмотрел на него Иней. - Но потом это перейдёт в привычку, и ты начнёшь ещё больше путаться, грань сотрётся.
   - Что? - не понял Глеб.
   - Делирий, - коротко пояснил маг. - Или "белочка". Ты начнёшь наяву видеть созданий из реальности сна.
   - Такого мне не надо, - после короткого раздумья заключил Глеб. - А почему тогда сначала помогает?
   Иней театральным жестом взмахнул над столом, и сервировка в очередной раз изменилась. На этот раз к наполненной стопке добавились одноразовый шприц, чайная ложка, зажигалка, бинт в железной кружке, горка белого порошка и прямоугольник пластиковой карты.
   - Всё это сначала помогает, - вкрадчиво произнёс маг. - Но ты должен понять, какой ценой!
   - Я и так знаю, - Глеб невольно отодвинулся от стола. - Насмотрелся.
   - Ты знаешь лишь физиологию тела, - продолжил Иней тем же зловещим тоном. - Но что же происходит в истинной реальности, наверху?
   - Что? - послушно спросил Глеб.
   Иней жестом призвал его к тишине и к чему-то прислушался, закрыв глаза.
   - Вот! - воскликнул он спустя полминуты. - Пойдём, посмотрим!
   Недоумевающий молодой человек вышел за магом в прихожую, где тот широко раскрыл дверь и жестом пригласил Глеба заглянуть. Зрелище ему явилось одновременно отвратительное и чем-то завораживающее. В абсолютно чёрном пространстве висел сосед Пашка, заключённый в кокон диаметром примерно в два его роста, - на лице его блуждала блаженная улыбка, растопыренные руки гладили воздух пустоту перед собой. Присмотревшись, Глеб увидел неясные туманные тени, мечущиеся в коконе.
   - Что это? - повернулся он к Инею.
   - Это сон пьяного человека, твой сосед сегодня перебрал с лечением похмелья, - ответил маг. - Со временем, если не повезёт, тени обретут плоть и выйдут за ним в трёхмерный мир. Хотя не факт, может, и обойдётся.
   - А кокон? - Глеб показал рукой на искрящую белую поверхность.
   - Одурманенный разум не может полноценно выйти в истинную реальность и заключает сам себя в кокон, откуда нет выхода. Все его мысли, чувства, переживания материализуются в этом небольшом мирке, не имея выхода наружу. И если это продолжается довольно часто, то...
   - То они становятся материальны, - хмуро продолжил Глеб мысль Инея.
   - Точно! - развёл тот руками. - Так что, не рассчитывай на этот способ. Делай себе срочно якоря, и как можно быстрее.
  

* * *

  
   - Глеб! - кто-то осторожно потряс его за плечо. - Глеб, что с тобой?
   Шея затекла от долгого пребывания в неудобной позе. Глеб поморщился, когда поднял голову с подлокотника кресла под влажный хруст позвонков. Осенняя хмарь за окном не позволила определить время, - с равным успехом сейчас мог быть и вечер, и обед.
   Софья. Она стояла перед ним, закутанная в широкое полотенце, на плечах блестели капельки воды. Глеб кинул взгляд на запястье, проверил языком зубы, потом пошевелил пальцами на левой ноге, - якорей не было, хотя он только что занимался их созданием. Значит, это не сон? Последний из якорей проверять при девушке было неудобно.
   - А что такое? - хриплым спросонья голосом спросил он у Софьи, садясь прямо.
   - Ну, ты мычал так странно, - пояснила она. - Я подумала, может, тебе кошмар какой приснился?
   - У меня бывает иногда такое, - смутился Глеб. - Не обращай внимания, ладно?
   - Ладно, - пожала она плечами, от чего полотенце опасно поползло вниз. - Чай будешь?
   - Ага, - кивнул Глеб.
   Без всякого кокетства девушка поправила свою единственную деталь одежды и вышла из комнаты, бросив назад: "Сейчас поставлю!". Глеб поспешно откинулся на спинку кресла и оттянул резинку спортивных штанов, - последнего якоря тоже не было. Точнее, лишних сантиметров, которые он себе нарастил во сне. Испытывая одновременно облегчение и сожаление, Глеб выбрался, наконец, из кресла в полной уверенности относительно окружающей его реальности.
   Два телефона на подоконнике. И навязчивое воспоминание о неприятном разговоре во сне. Неужели он, в самом деле, подсознательно так боится этого звонка? Решительно взял телефон жены и вывел на экран список контактов. "Алексей Комм", "Андрей Изв". Третьим шло женское имя, но первые двое уже заставили Глеба нахмуриться, - людей с такими именами Ирина никогда не упоминала. Перелистывая довольно обширный справочник, он убедился, что таких незнакомых личностей подавляющее большинство. Неприятное открытие.
   - Глеб! - раздался крик с кухни.
   Рука дёрнулась от неожиданности, и телефон с неприятным хрустом упал на металлический радиатор отопления. Глеб тут же подхватил распавшийся на три части аппарат и сноровисто собрал его воедино. После нажатия кнопки прозвучала приветственная мелодия, и дружно подмигнули кнопки. Впрочем, экран, перечерченный свежей трещиной, отказался что-либо показывать.
   - Глеб, - на этот раз Софья соизволила дойти до комнаты и спросила уже спокойно. - Какие у тебя планы на вечер?
   - Телефон в ремонт сдать! - хмуро буркнул Глеб, пытаясь на глаз оценить ущерб.
   - В субботу вечером? - удивилась девушка. - По выходным дням в сервисах остаются одни неудачники. Испортят только вещь, лучше подожди до понедельника.
   - Всё-то ты знаешь, - вздохнул Глеб, вынужденный признать правоту Софьи.
   - Обращайся, - хмыкнула она. - Хотя вообще-то я хотела вытащить тебя куда-нибудь на прогулку.
   - В такую погоду? - он поморщился при одной мысли об осенних мокрых и грязных сумерках.
   Софья прошлёпала босыми ногами к окну, чтобы, отдёрнув штору, с огорчением признать:
   - Блин, действительно, испортилась, - и тут же предложила. - Тогда, может, в кино сходим?
   Глеб чуть не показал ей на ноутбук и ресивер спутникового ТВ, но сдержался. И совершенно неожиданно для себя кивнул. "Почему бы и нет? - подумал он. - Сама же сказала, что нам надо отдохнуть друг от друга".
   - Думаю, в кино прогуляться можно, - озвучил он своё согласие. - Только посмотрю, что интересного есть на ближайших сеансах. Ты что предпочитаешь?
   - Можно комедию какую-нибудь лёгкую, - Софью опять чуть не потеряла полотенце от пожатия плечами. - Я только переоденусь, а потом чай приготовлю, ладно?
   Усмехнувшись, Глеб посмотрел вслед вышедшей девушке и поразился её непосредственности и отсутствию стыда перед практически незнакомым человеком. Или это он такой заплесневелый консерватор, и теперь такое поведение в обычном порядке вещей? Тут же пришла в голову крамольная мысль, что пусть уж лучше такая стрекоза порхает по квартире, чем целый месяц долгими вечерами хандрить одному с ворохом проблем, а по ночам решать головоломки седого мага.
  

* * *

  
   Глеб не особо вслушивался в поток слов, журчащий под его ухом. Он уже узнал, что Софье скоро исполнится восемнадцать, она провалила вступительные экзамены в технический ВУЗ, промаялась целое лето дома и осенью после ссоры с родителями уехала к старшему брату. Расширенное описание этих событий заняло у девушки примерно пятнадцать минут. Почти столько же она посвятила своим дальнейшим планам на жизнь. Итого полчаса на дорогу до кинотеатра по вечерним улицам.
   - В общем, найду себе какую-нибудь работу до лета, и сниму квартиру, - подытожила она уже в вестибюле и тут же добавила. - А если не найду, то у братца денег попрошу, иначе опять к нему перееду.
   Действительно, это была существенная угроза, и Пашка, скорее всего, выделит любую сумму за свою свободу, лишь бы не делить квартиру с сестрой. Глеб согласно кивнул, скидывая куртку.
   - Давай, я сдам в гардероб, - он помог Софье снять короткий плащ.
   - Хорошо, я тогда иду за билетами!
   Прежде чем Глеб успел возразить, девушка ввинтилась в толпу и устремилась к кассе, оставив его с одеждой в руках. Ничего не оставалось, как идти в другой конец просторного помещения и вставать в конец небольшой, но шумной очереди, состоящей, в основном, из детей, забирающих свою одежду. "Наверно, с мультика какого-нибудь вышли", - подумал он, оглядывая с высоты своего роста галдящую толпу.
   Очередь продвигалась быстро, вскоре Глеб отдал верхнюю одежду пожилой гардеробщице и облокотился на барьер в ожидании номерков. Откуда-то сбоку возникло явное ощущение чужого взгляда, словно его рассматривали, как экспонат в музее, в упор, беззастенчиво и внимательно. Повернув голову, он буквально утонул в широко распахнутых тёмных глазах, - у стены с ворохом одежды в руках стояла светловолосая девочка, в её взгляде странным образом смешались надежда и укоризна. Глеб мог поклясться, что никогда раньше не видел этого ребёнка. Или видел? Чем дольше он смотрел, тем меньше становилась его уверенность.
   - Молодой человек, я вам вместе повесила, устроит? - вернул его к реальности голос гардеробщицы.
   - Что? - не сразу понял Глеб, посмотрев на неё.
   - Я говорю, повесила вашу одежду на одну вешалку, не возражаете? - устало, но вежливо повторила женщина.
   - Нет-нет, всё в порядке, - Глеб схватил пластиковую бирку и, уступив место следующим людям, повернулся обратно.
   У стены, густо увешанной афишами, никого не было. "Так! Спокойно!" - скомандовал себе Глеб. Незаметно глянул на запястье (ухмыляющийся череп отсутствует), языком проверил зубы (четыре клыка, а не восемь), пошевелил пальцами ноги в ботинке (перепонки не ощущались). Он даже засунул руку в карман, чтобы проверить ещё один якорь, но вовремя опомнился - могут и за извращенца принять. Если это не сон, будет очень стыдно и неприятно.
   Трудно сосредоточится посреди хаотично перемещающихся людей. Как можно высмотреть какие-нибудь характерные только для сна детали, если тебя постоянно толкают? Выбравшись из толпы, Глеб встал в сторонке и попытался всё же сконцентрироваться на мелочах.
   Карапуз наступил себе на шнурки и растянулся на грязном полу, за что тут же получил нагоняй от матери. Другой малыш с важным видом жуёт сладкую вату, запивая газировкой. Девочки-подростки крутятся перед зеркалом, поправляя причёски. С улицы ввалилась новая порция детей. Темноволосая девушка с короткой стрижкой машет билетами. Чёрт, это же Софья!
   - Глеб, ты на ходу уже спишь, что ли? Кричу тебе, кричу, - потянула его за рукав девушка. - Пойдём, сеанс сейчас начнётся! Неприлично заставлять даму ждать!
   - Да-да, - растерянно пробормотал Глеб. - Конечно, пойдём!
   Поднимаясь вслед за Софьей по лестнице, он всё же не удержался и посмотрел назад. Как раз в этот момент девочка, выходящая с матерью в темноту осеннего вечера, обернулась в дверях, чтобы помахать рукой кому-то в толпе. "Порядок! - сразу успокоился Глеб. - И чего это я стал таким мнительным?!"
   Прыгая через ступеньку, он с улыбкой он бросился вверх по лестнице. В самом деле, нехорошо оставлять даму одну. Пусть и не свою. И ещё далеко не даму. Всё равно неприлично.
  

* * *

  
   - Спишь? - вкрадчиво поинтересовалась пустота голос Инея.
   - Конечно! - уверенно заявил Глеб.
   Квартира на данный момент соответствовала до мелочей, - даже в коридоре появилась раскладушка, принесённая соседом. Но якоря... Несмотря на все старания Инея, два из них остались на месте и помогли Глебу привязаться к реальности сна.
   - Поздравляю, - маг материализовался в кресле. - Делаешь успехи!
   - Стараюсь, - картинно расшаркался Глеб, помахав невидимой шляпой.
   - Думаю, можно переходить к активным действиям, - продолжил Иней. - Пора тебе прогуляться.
   - Прямо сейчас? - растерялся Глеб. - Но я же ещё...
   Конечно, ему хотелось, чтобы это всё закончилось, как можно быстрее, - выполнить задание и распрощаться с ехидным магом. А с другой стороны, что его ждёт в реальности? Карьерный рост до менеджера зала (унылая, монотонная работа), приветливые коллеги и соседи (абсолютно равнодушные к его делам и проблемам), заботливая и любящая жена (отношения с которой зашли в тупик). Одни сплошные радости.
   - О-о-о, похоже, мы боимся, - заметил его замешательство маг.
   - Нет, не в этом дело, - поспешил объяснить Глеб. - Я не уверен в том, что готов к этому. Вдруг я провалю твоё ответственное задание?
   - Не бойся, пока не провалишь, - усмехнулся Иней. - Сейчас ты попробуешь попасть в сон своей жены. Здесь я могу тебе помочь, и подхвачу, если возникнут проблемы.
   - Лишь бы не встретить там какого-нибудь соседа, - криво усмехнулся Глеб.
   Иней неопределённо пожал плечами: "Можно подумать тебе никогда подобное не снилось?", отчего Глеб впал в глубокую задумчивость. И верно ведь, грешен! Смутно припомнилось, как симпатичная незнакомка один раз во сне разделила с ним тёплый песок пляжа. Если копнуть в памяти ещё глубже, то таких эпизодов было не так уж и мало. Как ни странно, в реальности и мыслей таких не возникало, а сны появлялись.
   - Ладно, уж, - пробурчал он смущённо. - Показывай, чего делать надо.
   - Есть два способа, - менторским тоном начал вещать маг. - В первом ты сам должен переместиться в сон другого человека. Этот способ сложнее, и тебе пока не подойдёт.
   Глеб недоверчиво хмыкнул, но умолк под неожиданно строгим взглядом. Иней медленно встал и, направившись в коридор, поманил его за собой:
   - Или же можно соединить два сна. В данной реальности это проще, чем перемещаться самому.
   Тесная прихожая. Стандартная металлическая дверь из очень толстой фольги с неудобно расположенным глазком. Именно на неё маг указал очень выразительным, приглашающим жестом.
   - Надо соединить двери во снах? - попробовал догадаться Глеб.
   - Почти, - наклонил голову Иней. - Попробуй представить за дверью человека, в чей сон хочешь проникнуть. Если он не спит, и ты всё сделаешь правильно, то за дверью тебя будет ждать чужая реальность.
   - Ладно, если реальность чужая, лишь бы жена в ней была своя, - отшутился Глеб и попытался сконцентрироваться.
   Знакомые черты легко всплыли в памяти, запах её любимых духов, родинка на пояснице. Даже пальцы вздрогнули от сохранившихся тактильных ощущений. Глубоко вздохнув, он протянул руку и с опаской открыл скрежетнувшую дверь.
   Лестничная площадка с тусклой лампочкой сменилась тёмным длинным коридором с грязно-серыми прямоугольниками дверей, за которыми раздавался непонятный гул. Безуспешно попытавшись рассмотреть конец коридора, Глеб сбросил тапочки и заменил их ботинками. "Грязно там, наверно", - словно оправдывая своё промедление, сказал он.
   - Хватит тянуть, - слегка подтолкнул его в спину маг.
   - Что за ерунда ей снится! - проворчал Глеб, решительно заходя в чужой сон. - Нет бы, море, пальмы там разные...
   Сразу из-под ног выметнулась тень, растущая с каждым шагом. Он остановился и неуверенно посмотрел назад, - там, в уютной, безопасной прихожей стоял Иней и качал головой:
   - Глеб, не забывай, это же сон твоей жены, - напомнил он ему. - Чего ты боишься?
   В самом деле, а чего надо бояться во сне? Глеб, подумал, что как-то упустил этот вопрос из вида, вплотную занимаясь отличием сна от яви. Что же произойдёт, если во сне упасть с большой высоты или другим любопытным способом нарушить целостность своего тела? Вот и ещё один вопрос к Инею. Хотя можно будет и самому, наверно, попробовать.
   Тёмный, пустой коридор с безликими проёмами дверей. Единственный источник света, - прямоугольник перехода в его сон, - остался далеко позади, но он всё видел, пусть размыто и только в оттенках серого цвета, но видел. Углубившись в свои мысли, едва не прошёл мимо двери, такой же уныло бесцветной, как и соседние, но с тонкой полоской света, выбивающейся из щели снизу.
   Напомнив себе о том, что это лишь сон, Глеб уверенно потянул на себя ручку, залив коридор брызнувшими лучами света. Едва не зажмурился, но тут же почувствовал, что это не обязательно, глазам не требовалось время, чтобы адаптироваться после темноты.
   Скромная обстановка и специфическая мебель сразу напомнили студенческое общежитие, а обилие цветочных горшочков и занавесок однозначно определяло половую принадлежность обитателей. Сидевшие за столом девушки, что-то весело обсуждали, сначала не заметив его появление. Деликатно покашляв, Глеб шагнул через порог.
   - Стучаться надо! - синхронно повернулись к нему две симпатичные мордашки, обладательницы которых расположились боком к двери.
   Третья девушка, сидящая спиной к двери, развернулась в пол-оборота, посмотрела через плечо и радостно улыбнулась:
   - Глеб!
   Он тоже не смог сдержать улыбки, глядя на искреннюю радость Ирины, когда та, сорвавшись со стула, чуть ли не с места прыгнула ему в объятия.
   - Мы вас тут заждались совсем, - сообщила она. - Остальные-то где?
   - Отстали там, - неопределённо ответил он. - Сейчас придут.
   Крутнувшись, Ирина мягко выскользнула из его рук и, сорвав с вешалки куртку, подошла обратно.
   - Пойдём, - она вышла в коридор и потянула его за руку. - Девчонки здесь подождут их, а потом вместе подтянутся.
   - Ага, - согласился ничего не понимающий Глеб. - Конечно, пойдём.
   Девушка сорвалась с места и побежала по коридору: "Догоняй!". С её появлением на потолке зажглись ровным светом яркие лампы, на стенах обнаружились стенды и плакаты, а на полу, оказывается, лежал длинный палас. Прежде чем последовать за Ириной, Глеб обернулся на пороге и обомлел. Все краски еле уловимо утратили свою насыщенность и продолжали блекнуть, с каждой секундой комната медленно, но неумолимо погружалась в бесцветный сумрак. Задорные хохотушки в полном молчании совершали хаотичные движения руками и головой, словно марионетки в руках неумелого кукловода.
   Стряхнув наваждение, он бросился за женой, которая к тому времени свернула влево. Набрав приличную скорость. Глеб с разбега ударился об чью-то спину, отлетел назад, но не упал, - со всех сторон его плотно окружала толпа. Над головой висело пульсирующее облако разноцветного дыма, по ушам ритмично били синтезированные басы, вся остальная музыка терялась за ними.
   Озираясь вокруг, он пытался отыскать Ирину, но тщетно, - взгляд натыкался лишь на безликие маски фантомов чужого сна. Десятки людей вокруг него совершали простые, повторяющиеся движения, изображая танец. Поняв, что невозможно сориентироваться в этом хаосе, Глеб напролом пошёл вперёд в наугад выбранном направлении, активно расталкивая вялые, инертные тела. Через тридцать (а, может, и триста) человек, отодвинув плечом парня в кожаной куртке, он споткнулся о высокий вращающийся табурет.
   - Глеб, ты куда пропал? Ушёл, и с концами, - сбоку раздался голос жены. - Купи мне ещё мартини!
   Теперь он стоял у барной стойки, потирая ушибленное бедро. Тут же опомнился, сплюнул и осмотрелся, - на этот раз его занесло в полутёмный зал, в глубине которого переминались в медленном танце несколько пар.
   - Хотя, нет! - Ирина спрыгнула с табурета и подхватила его за руку. - Пойдём лучше потанцуем, сколько можно сидеть?!
   Высокая стойка с застывшим барменом рывком отодвинулась, и они оказались в центре зала. Она прижалась к нему и замерла. Глеб, обняв её, тоже молчал, не зная с чего начать разговор. Так много хотелось сказать, но все нужные слова растворились без следа. И что, вообще, значат слова во сне? Если в трёхмерном мире - это средство вербального общения, то зачем они нужны в пространстве, где сознание с лёгкостью моделирует любую реальность.
   "Конечно, можно общаться посредством мысли", - раздался у него в голове голос Инея, и Глеб рефлекторно обернулся по сторонам. От его резкого движения Ирина вздрогнула и исчезла, оставив мужа обнимать пустоту.
   - Поздравляю, - медленно хлопающий в ладони маг возник перед ним. - Для первого прохода просто замечательно.
   - Она проснулась? - утвердительно спросил Глеб.
   - Проснулась, - подтвердил маг. - А ты нет!
   - И что теперь?
   - Теперь я тебя оставлю, а ты попробуй проснуться, - заявил Иней, растворяясь в воздухе. - Сам понимаешь, без умения покидать чужой сон, не стоит туда и залезать. Чревато это!
   - Что делать-то надо? - крикнул Глеб вслед исчезающему магу. - Вдруг не получится!
   - Если кто-то застревает в чужих снах, - прошелестело в полутьме, - внизу это называется кома...
  

Глава 6

  
   - Великолепно, - пробурчал Глеб, осматривая полутёмный зал. - И как отсюда выбираться?
   Ради интереса, не поленился и сходил до стойки с одиноким барменом. Тот плавными движениями протирал полотенцем бокал и, судя по всему, не собирался останавливаться. Обойдя по периметру просторное помещение, Глеб убедился, что ни окон, ни дверей в нём не предусмотрено. Помимо бара в наличии имелись ещё несколько столиков в углу и кружащиеся в безмолвном танце марионетки-фантомы.
   Смахнув с одного из столов тарелки с декоративной едой (не удержался, попробовал!), забрался на него и задумался. С чем обычно связаны были его пробуждения? Испуг, неожиданность, боль, стыд... Больше на ум ничего не приходило. Пугаться в этом сне нечего, стыдиться тем более. Насчёт боли успел убедиться, - совсем не показатель. А что если...?
   От появившейся мысли Глеб подскочил, едва не навернувшись с шаткого столика, и торопливо подошёл к стене. Закрыв глаза, он вспомнил квартиру, ставшую его домом в последнее время. Свои ощущения, когда стоял на лестничной клетке перед дверью и искал ключ в карманах. Потёртую металлическую дверь с облупившейся краской. Амбразуру глазка, врезанного намного ниже, чем обычно.
   Открыл глаза и облегчённо выдохнул при виде знакомой двери. Словно боясь спугнуть наваждение, медленно потянул за ручку и через пару секунд стоял в своей прихожей. И это был его сон! Вода послушно текла из всех кранов, лампочки зажигались, настоящая еда в холодильнике. Радостно засмеявшись, Глеб с разбега рухнул плашмя на диван, поприветствовавший хозяина знакомым скрипом.
   - Неплохо! - похвалил его невидимый Иней. - Пусть и не самый оптимальный способ. Теперь осталось выйти из своего сна.
   Застонав, Глеб перевернулся на спину, бездумно уставившись в потолок.
   - Не могу же я представить себе реальный мир, - пожаловался он в пустоту. - Это опять будет сон?!
   - Конечно, - подтвердил маг, выдавив своё лицо из потолка. - Тем, кто не осознаёт себя во сне, проще, они не задумываются над подобными вещами. Ты же видел, как твоя жена на ходу меняла реальности?! С такой же лёгкостью они покидают свои сны.
   - Тогда зачем мне это всё, если я теперь слабее её, - удивился Глеб.
   - Ты не становишься слабее, - нахмурилось лицо на потолке. - Образно говоря, ты перешёл с автопилота на ручное управление. Возможностей гораздо больше, но надо время, чтоб привыкнуть.
   - Уговорил, - вздохнул Глеб, закидывая руки за голову. - Раз уж пришёл, подскажи, как выбраться, а?
   - Хитришь! - из потолка высунулась рука и погрозила ему пальцем. - Думай сам! Подскажу, поза у тебя уже подходящая.
   Вполне ожидаемый ответ. Маг втянулся обратно в потолок, оставив Глеба в глубокой задумчивости валяться на диване. Вряд ли дело только в позе, причина кроется в чём-то другом. "Надо уснуть!" - осенило его.
   - Нет же! - прошелестел раздосадованный голос мага, материализовавшегося в кресле. - Надо рассредоточиться, а не плодить реальности. Не думай ни о чём, очисти разум и не двигайся.
   - И всё?! - удивился Глеб.
   - И всё! - начал терять терпение Иней. - Тебя выкинет вниз. Не забивай себе голову, просто запомни.
   - Ладно, - проворчал Глеб. - Попробую.
   - И ещё, - маг уже исчез, остался лишь голос. - Сходи сегодня с утра в торговый центр, побудь пару часов в игровой зоне.
   - Зачем? - не понял Глеб.
   - Увидишь, - усмехнулась пустота. - Узнаешь.
  

* * *

  
   - Нет, Макс, это опять не то, - огорчённо вздохнула Марина, вешая на место очередное платье.
   - Знаешь, я так и не понял, чего ты хочешь, - честно признался Максим. - Где можно найти нечто лёгкое, воздушное и сверкающее?!
   - Я не знаю, как ещё описать, - пожаловалась она. - Но я так ясно видела во сне, как ты купил мне это платье!
   - То тебе мультик снится, который ты ещё не смотрела, то платье новое, - шутливо проворчал Максим. - Что дальше?
   - Ну, Ма-а-акс! - протянула Марина, выразительно глядя на него и моргая пушистыми ресницами.
   Алиса сидела в стороне на небольшом диванчике для посетителей и терпеливо ждала. По её мнению, можно было провести время с гораздо большей пользой, - например, в "Детском мире" или кафе. Такой большой торговый центр, а эти взрослые ходят только по магазинам с одеждой. Скука!
   То, что она сейчас услышала, крайне не понравилось ей:
   - Ма-а-ам! - она в точности скопировала интонации матери. - Я устала. Мне скучно.
   - Лисёнок! - беспомощно посмотрела на неё Марина, сражённая собственным оружием. - Я быстро, совсем немного осталось.
   - Тут этих магазинов целая куча, - не поддалась Алиса на уловку. - Ты только начала. Вот если мне подождать вас в кафе...
   - Нет, - сразу ответила Марина. - В кафе пойдём потом все вместе.
   - А в детский городок? - лукаво улыбнулась девочка.
   - Ладно, папа тебя отведёт, - сдалась молодая женщина и посмотрела на своего спутника. - Макс, проводишь её? Я здесь пока поищу.
   - Конечно, - легко согласился тот и протянул руку девочке. - Пошли?
   - Пошли! - вздохнула Алиса, проигнорировав руку мужчины, и еле слышно, упрямо прошептала. - Он мне не папа!
   Утро. Не столь раннее, но и до обеда ещё долго. Просторный зал с игровыми автоматами и аттракционами практически пуст, три десятка детей и несколько взрослых не в счёт, они почти незаметны в большом помещении. Купив Алисе карту и пополнив баланс, Максим отпустил её и задержался около кассы.
   - Следи за девочкой, - негромко приказал он юноше в яркой униформе, накладывая заклинание свободного подчинения. - Из зала не выпускать. Отбой программы по моему приходу.
   - Понял, - механическим голосом произнёс тот.
   Перепроверив заданную установку, Максим напоследок просканировал зал, - тёмные среди посетителей отсутствовали, - и поспешил к Марине. Выбор платья - дело ответственное.
  

* * *

  
   С грустью Глеб подумал, что лет десять-пятнадцать назад его бы не смогли выгнать отсюда, из этого маленького кусочка детского рая. Софья увязалась за ним в торговый центр, но идти в игровую зону не захотела: "Что я, маленькая, что ли?", и предложила просто прогуляться по магазинам. Глебу пришлось срочно выдумать, что у него назначена важная встреча. Впрочем, почему выдумать? Иней же обещал!
   Сначала минут десять ходил кругами среди множества игровых автоматов, пытаясь понять, что же он должен здесь увидеть и узнать. Потом забыл о цели своего визита, и, невольно заинтересовавшись, с преувеличенно равнодушным видом рассматривал разнообразные детские забавы. Скучающе позёвывая, подошёл к кассе и приобрёл карту, отмахнувшись от предложений менеджера о помощи: "Спасибо, сам разберусь!". Гоночный симулятор. Почему бы и нет? Сиденье довольно просторное. Только чтобы время убить. Всё равно делать нечего.
   Через полчаса, с трудом сдерживая шаг, подошёл снова к кассе, - пополнить баланс. Увлечённый своим занятием Глеб не обращал внимания на происходящее вокруг, игра полностью захватила его. Следующие полчаса пролетели так же незаметно. Наконец, он с сожалением выпустил руль из рук и выбрался из симулятора, безуспешно пытаясь натянуть на лицо скучающую маску, - оно так и светилось от полученного удовольствия.
   Затёкшие ноги молили, буквально требовали движения, толчка для застоявшейся в сосудах крови, и Глеб, не торопясь, с наслаждением прошёл по залу, восстанавливая кровообращение. Пройдя очередной ряд, уткнулся в невысокий барьер, отгораживающий игровую площадку, - трёхмерный лабиринт, карусель, качели, домики, и прочие радости для младших детей.
   Улыбка, которую он так и не смог стереть с лица, застыла и осыпалась осколками. Светловолосая девочка из кинотеатра меланхолично раскачивалась на качелях, отталкиваясь одной ногой от мягкого покрытия - "Увидишь!". Глеб попятился назад, молясь, чтобы она не заметила его - "Узнаешь!". Он почти успел. Оставалась пара шагов, и высокий корпус автомата скрыл бы от него качели на площадке.
   Девочка повернула голову и, наклонив голову, внимательно посмотрела на пятившегося Глеба. Резко развернувшись, быстрым шагом, почти бегом, он устремился к выходу. "Неужели всё-таки сон? - стучало в голове. - Или совпадение?". Он не мог понять, почему так спешно ретировался, почему избегает её. Всего лишь маленькая девочка, - та, встречу с которой и пообещал ему ловец душ. Где же всё-таки он мог видеть её раньше?
  

* * *

  
   Во дворе шумной стайкой носились дети под бдительным надзором матерей. Те, кто постарше, например, как Алиса с Миланой, с недавних пор гуляли самостоятельно, без присмотра, чем очень гордились. Девочки забрались на высокую горку и о чём-то шептались, отгоняя от себя других ребят.
   Марина выглянула в окно и, удостоверившись, что с дочкой всё в порядке, вернулась обратно к столу, - тесто подошло, пора начинать стряпать. Максим закончил шинковать лук и отодвинул от себя доску:
   - Мариш, тебе точно понравилось это платье?
   - Понравилось, - она улыбнулась. - Честно-честно! Хоть оно и не такое, но тоже очень красивое.
   - В чём тогда дело? - он подошёл к ней. - У тебя настроение утром было намного выше!
   - Алиска опять к бабушке просится, - досадливо поджала губы Марина. - Не знаю, что на неё нашло?!
   - Скоро же каникулы, - предположил Максим. - Все подруги, наверно, разъезжаются. В гости, кто куда.
   - Знаю я, - вздохнула она. - Что ж теперь, отправить её на Дальний Восток? Мы уже года четыре никуда не ездили. То с отпуском проблемы, то с деньгами.
   - Давай, летом съездим, - он взял её руку. - Я через своё начальство попробую пробить тебе отпуск. У них связи хорошие, не сомневайся.
   - Ты тоже хочешь съездить? - недоверчиво посмотрела она.
   - Почему бы нет?! - он пожал плечами. - Правда, лучше слетать, а не съездить, так будет удобнее. А на поезде, действительно, далеко и долго.
   - Честно? - от удивления она опустилась на табурет. - Мы полетим на самолёте?
   - Самое пионерское! - он улыбнулся и присел, опустив голову ей на колени. - Следующим летом!
   - Это было бы замечательно! - негромко сказала она, перебирая пальцами его короткие, густые волосы.
   Максим лишь тихо посапывал, иногда поворачивая голову, чтобы его и с другой стороны почесали. Трель дверного звонка заставила его огорчённо вздохнуть:
   - На самом интересном месте!
   - Это я - самое интересное место? - уточнила Марина, и он, рассмеявшись, поспешил в прихожую.
   За дверью обнаружилась Алиса, которая, не взглянув на Максима, разулась, скинула курточку и протопала в свою комнату. "Что это с ней?" - недоумённо пожал плечами мужчина, вернувшись на кухню.
   - Алиса! - крикнула Марина вслед дочери.
   Тишина. Фартук на подоконник, тесто может и подождать, Максиму ­- поцелуй, а сама - в комнату. Девочка в кофте и штанах лежала на своей кроватке, отвернувшись лицом к стене.
   - Лис! - Марина присела рядом, положив руку ей на плечо. - Ну, что с тобой сегодня такое?
   - Ничего, - дёрнула та плечом, сбрасывая ладонь.
   - Хватит дуться, - мать наклонилась и обняла её. - Давай, жалуйся.
   - Я не жалуюсь, - всхлипнула в подушку носом Алиса, и тут её прорвало. - Миланка опять во Владимир уезжает, Ксюшка - в Тверь, а мне что делать? Снова одной дома сидеть? Раньше хоть летом только уезжали, а теперь и осенью каникулы, и зимой, и весной...
   - Успокойся, - Марина подняла девочку и посадила себе на колени. - Я тебе обещаю, что мы следующим летом тоже поедем.
   - Ты каждый раз обещаешь! - не поверила Алиса, но хлюпать носом перестала.
   - Даже не поедем, а полетим на самолёте, - продолжала Марина. - Я, ты и папа.
   - Он мне не папа! - пробубнила девочка, снова замыкаясь в себе и скрещивая руки на груди.
   - Ли-и-иска! - протянула Марина. - Но он очень-очень хочет им быть. Максим - хороший, дай ему шанс. У него получится!
   - Не получится, - Алиса взглянула в глаза матери и обняла её. - Он тебе врёт. Я чувствую, что он обманывает тебя.
   - Не выдумывай, фантазёрка ты моя! - Марина прижала дочку и погладила её по голове. - Всё будет хорошо!
   Ничего не ответив, девочка крепче обвила руками шею матери. Как она могла это объяснить, если сама не понимала, каким образом узнала? Мама часто называла её выдумщицей, поэтому Алиса перестала рассказывать ей о своих ощущениях, которые иногда возникали из ниоткуда. Иногда ей казалось, что она, действительно, всё это выдумывает. Но ведь он и в самом деле обманывает! Ещё бы узнать, как она это поняла...
  

* * *

  
   Высокий дом с окнами в резных ставнях, укрытыми кустами сирени. Пронзительно-голубое небо слегка подёрнуто перьями облаков. Два человека непринуждённо сидят на коньке крыши.
   - Ты её видел, - утвердительно сказал Иней.
   - Видел, - Глеб сразу понял, о ком идёт речь. - Кто она?
   - Твоё задание.
   - Это я понимаю, - раздражённо ответил Глеб. - В чём вообще суть задания, кроме того, что я проникну в сон этого ребёнка?
   Иней резко встал и внимательно осмотрел печную трубу:
   - Я так и не узнал, чем она обмазана. Это глина или цемент? - спросил он у Глеба. - Просто спрашиваю, пока не забыл.
   - Цемент, - преувеличенно вежливо и терпеливо ответил Глеб. - И шифер, кстати, у тебя прибит не в гребень волны, а наоборот.
   - Спасибо, - поблагодарил его маг и плавно опустился на траву перед домом. - Спускайся, поговорим здесь.
   Глеб слегка напрягся, с приземлением у него пока были явные проблемы. Тем не менее, он оттолкнулся от крыши, подлетел на десяток метров вперёд-вверх и камнем рухнул вниз. Иней с сожалением поцокал языком, рассматривая распластанное перед ним тело:
   - Прыгать не обязательно, - заметил он. - Можно было представить спуск на планере или парашюте. Впрочем, это дело вкуса. Хочешь прыгать - прыгай, конечно.
   Глеб выплюнул изо рта набившуюся траву и поднялся, отряхивая одежду. Озадаченно посмотрел на крышу, потом себе под ноги:
   - Ладно, учту на будущее, - решил он. - Так что с моим заданием?
   - Садись, - маг опустился на траву и похлопал рукой рядом с собой. - И не перебивай меня, пока не дослушаешь до конца.
   Глеб послушно сел, скрестив ноги, весь во внимании.
   - Итак, её зовут Алиса, - начал Иней. - И по наследству от отца ей достался очень сильный колдовской дар, о котором она не подозревает. Не фыркай, магия существует не только во снах, придётся поверить. Ты же заметил, что с девочкой что-то не так, верно? Например, её взгляд. И не только он, учти. Так вот, маг, к сожалению, покинул этот мир ещё до рождения ребёнка, воспитанием которого занималась мать - хорошая женщина, но без малейших способностей. Мы всегда наблюдали за девочкой...
   - Кто это мы? - не удержался Глеб.
   - Неважно, - уклонился от ответа Иней. - Скажем, организация, объединяющая множество колдунов и магов, в которой состоял и отец Алисы.
   - Множество, но не всех, - пробормотал про себя Глеб.
   - Это неважно, в данном случае, - повторил маг. - У нас другая проблема. Девочка попала под наблюдение храмовников или стражей. Слышал про инквизицию? Это они и есть, просто сменили свои методы работы.
   Глеб кивнул, рассказ заинтересовал его.
   - Они не могут допустить, чтобы девочка обрела силу, - глухим голосом вещал Иней. - Они окружили её своими псами, чтобы заглушить росток, из которого может взойти сильнейшая ведунья. С каждым днём всё больше и больше давит её груз непознанной силы. Только ты можешь помочь ей, освободить...
   - Стоп-стоп! - замахал руками Глеб, стряхивая наваждение. - Что за бред ты несёшь? Сам-то себя слышишь? Это что за реклама нового идиотского фильма?!
   - Согласен, - смутился Иней. - С пафосом перегнул, что-то не туда занесло, но смысл не меняется. Ты нужен мне, чтобы увести девочку из-под колпака, в который её заключили.
   - То есть, похитить, - Глеб присел на корточки перед магом. - Называй вещи своими именами.
   - Можно сказать и так, - не стал юлить тот. - А можно сформулировать по-другому. Вернуть ребёнка в его настоящую семью, не по крови, а по духу. И спасти его, открыв путь силе, которая в противном случае, сожжёт её изнутри.
   - Чёрт с ней, с твоей формулировкой, - задумался Глеб. - Ты предлагаешь мне украсть ребёнка! Не учитывая липкую моральную сторону вопроса, как мне это сделать? Я похож на профессионального похитителя маленьких детей?!
   - Ты сделаешь всё в строгом соответствии с моими инструкциями, - усмехнулся Иней. - И не волнуйся за свою совесть, у тебя просто нет выбора. Или ты выполняешь задание, или учишься никогда не спать.
   - Даже так! - опустил голову Глеб. - Либо я, либо она?
   - Теперь уже ты несёшь бред! - проворчал Иней, толкнув его в плечо. - Это крайние меры, да и ничего плохого с девочкой не случится, она же одна из нас. Есть чёткие указания, запрещено даже расстраивать её.
   - Мне надо подумать, - буркнул Глеб.
   - Думай, - согласился маг. - Только сначала сходи в её сон. Это тебя ни к чему не обяжет.
   - И что я ей скажу? - хмыкнул Глеб.
   - Скажешь, что ты - её отец!
   - ...?
   - Ты очень похож на её отца, в самом деле, - пояснил маг, глядя на ошеломлённого Глеба. - На этом и строится наш расчёт. Ты должен заменить девочке отца. На время.
   - Да ну тебя на... - от удивления Глеб даже вывалился из сна.
   Он смотрел в потолок, подсвеченный проходящим сквозь шторы светом фонарей с улицы. Сколько может провести без сна обычный человек, ни на минуту не смыкая глаз? Его личный рекорд без всяких стимуляторов составлял чуть более тридцати часов. Кофе и энергетики помогут протянуть двое суток. И что дальше? Убежать от сна невозможно, он настигнет везде. А во сне будет ждать Иней.
   Шум на кухне отвлёк его от угнетающих мыслей. На часах пол-второго. Выглянув в коридор, убедился, что Софья не спит.
   - Не спишь? - он постучал в дверь.
   - Заходи, - отозвалась девушка, сидевшая за столом с ноутбуком. - Хотя, вообще-то, вопрос бессмысленный. Можно ответить "Да, не сплю", можно "Нет, не сплю". Есть разница?
   - Кажется, нет, - признался Глеб, наливая себе стакан воды. - Спрошу иначе. Не помешаю?
   - Нет, - улыбнулась Софья. - Всё равно не спится.
   - Кстати, - задумался Глеб. - Почему нельзя ответить "Сплю"?
   - Потому что я не сплю, - хмыкнула Софья. - Как я смогу ответить, если буду спать?!
   - Действительно, как? Мне б такую определённость, - пробормотал Глеб и неожиданно даже для себя спросил. - У тебя случайно сигареты не будет?
   Последний раз курил, кажется, пару лет назад, ещё в другой жизни, по крайней мере, именно так воспринималась им студенческая пора. Теперь сам удивился столь неожиданно возникшему желанию.
   - Лёгкие, - кивнула девушка и смутилась. - Только Пашке не говори, ладно?
   - Мне-то что?! - неопределённо хмыкнул Глеб. - Это твоё дело.
   - Привычка, - вздохнула Софья. - Курить на балкон пойдём?
   Мысленно содрогнувшись и поежившись, представив себя в тапочках на продуваемом всеми ветрами балконе, Глеб решительно отмёл эту идею:
   - Да ну его... В ванной, вроде, вентиляция неплохая, должна вытянуть.
   Тлеющий огонёк на конце тонкой изящной сигаретки. Никогда не курил на ходу или в спешке, предпочитал спокойную обстановку, получая удовольствие от самого процесса. Вот и сейчас настолько погрузился в это действо, что не сразу понял, что ему задали вопрос:
   - Извини, задумался что-то...
   - Я думала, ты задремал что ли? - пояснила Софья. - Сидишь, молчишь, глаза в точку...
   - Не, я не сплю, - заверил её Глеб.
   - Спишь! - уверенно заявила она низким мужским голосом. - Сидишь на корточках в ванной и спишь! Давай, перебирайся в кроватку, пора продолжать.
   - Опять ты, - обречённо выдохнул Глеб.
   - Куда ж ты без меня?! - ухмыльнулась она и толкнула его в плечо.
   Он поднял голову и увидел её встревоженный взгляд:
   - Глеб, ты чего? С сигаретой уснул! С тобой, оказывается, опасно рядом находиться.
   Огонёк почти подобрался к фильтру, угрожая пальцам, и Глеб поспешил затушить окурок, одновременно заверяя девушку:
   - С непривычки, должно быть. Давно не курил, года два уже, - втянул носом воздух и задумчиво добавил. - И, наверно, снова брошу. Вкус совсем не тот, никакой радости.
   - Если будешь так вырубаться, то лучше не кури, - поддержала она. - Хотя бы этот месяц, пока я здесь...
   - Договорились, - улыбнулся Глеб. - Пойду, пожалуй, спать.
   - Я тоже, наверно. Спокойной ночи!
   Спокойной? Это вряд ли. Надо идти знакомиться с "дочкой"...
  

Глава 7

  
   Маленький аккуратный игрушечный домик, покрытый блестящей на солнце краской, укрылся в тени старого тополя. "Надо заглянуть в него, обязательно заглянуть!". Алиса обошла горку, перелезла через качели и осторожно подкралась к двери. К тому времени дом стал раза в два выше её. "Странно, - подумала она. - Откуда такой большой домище в нашем садике?"
   Нет, девочка, конечно, прекрасно помнила, что она уже первоклассница и не ходит в детский сад. Но почему бы не поиграть на площадке своей группы. Тем более, что...
   - Ага! - воскликнула Алиса. - Я тебя нашла.
   Стоящая у окна Ксюша ничего не ответила, лишь поманила подружку пальцем. Чтобы пройти это расстояние, Алисе пришлось сделать не менее десяти шагов. Действительно, там было чем полюбоваться - за окном кружились огромные, яркие бабочки. Счастливо рассмеявшись, Алиса выпорхнула в окно и поднялась вместе с ними над полянкой, покрытой густым ковром из цветов.
   - Лети сюда! - крикнула она, оборачиваясь.
   Со всех сторон полянку окружал густой кустарник с крупными ягодами. "Куда она подевалась?" - слегка огорчилась девочка, но тут же забыла об этом. Подлетев к кусту, она сорвала ягоду и без тени сомнения засунула в рот.
   - А ты уверена, что она съедобная? - раздался голос за спиной.
   - Конечно, - уверенно ответила девочка и, сорвав ещё пару ягод, повернулась. - Я же её съела!
   У другого края полянки стоял мужчина, смутно ей знакомый, высокий и худощавый, в чёрной кожаной куртке и потёртых джинсах. Хотя, может, он только казался ей высоким? Но чёрные волосы и такого же цвета глаза точно не казались, а были такими. Чем-то похожий на взъерошенного ворона, он стоял и смущенно мял в руке сорванный лист.
   - Привет! - Алиса подлетела к нему. - А я тебя уже где-то видела!
   - Я тебя тоже, - неловко улыбнулся незнакомец.
   - Попробуй, - предложила она, протянув ладонь.
   - Спасибо.
   - Ты кто? - спросила его Алиса.
   - Я? - почему-то растерялся мужчина. - Г-г-г-леб.
   - Где-то я тебя уже видела! - повторила она, усевшись в густую траву. - Ты такой непонятный!
   - Почему? - окончательно смутился Глеб.
   - Не знаю, мне так кажется, - она пожала плечиками. - Я много чего не могу объяснить, просто чувствую.
   Глеб замолчал, пытаясь собраться с мыслями, но, увы, те стыдливо попрятались по закоулкам разума. Разговор сразу пошёл не так, как планировали они с Инеем. Попасть в сон девочки оказалось совсем несложно, найти её там тоже не составило труда, но остальное... Общение с маленькими детьми всегда вызывало у него панику. Тем более, наедине.
   - А я Алиса! - не дождавшись вопроса, заявила девочка.
   - А я твой папа, - брякнул невпопад Глеб.
   "Ага, деликатность из меня так и прёт!" - подумал он тоскливо, осматривая опустевшую полянку. Осталась лишь ягода на ладони, которая тут же отправилась в рот: "Вкусно!". Обошел небольшой круг по периметру, сшибая пахучие зелёные листья и ярко-алые ягоды. Наконец, выход сработал, и за одним из кустов обнаружился прямоугольник двери, ведущий обратно в его квартиру. Иней встретил его в прихожей и сразу заглянул за спину:
   - Красивый сон! - он перевёл взгляд на Глеба. - Ну, как? Сказал?
   - Сказал, - уныло подтвердил тот. - Не потяну я, похоже, ищи другого "папашу".
   - Вот ещё, и не пытайся соскочить! - отмахнулся маг и слегка толкнул его в плечо. - Если с первого раза не всё прошло гладко, это в порядке вещей.
   - Ну, не умею я с детьми общаться, - сделал ещё одну попытку Глеб.
   - Именно поэтому ты и выглядишь натурально! - воскликнул Иней. - Сейчас девочка снова уснёт, и повторим. Не бойся, она сама всё домыслит, во сне многие странные вещи воспринимаются, как должное. А после того, как отработаем здесь, можно будет и в нижней реальности познакомиться с ней.
   - Как же ты мне надоел, - протянул Глеб, уставившись в стену.
   - Потерпи немного, - хлопнул его по плечу маг. - Я уверен, из тебя получится отличный папа!
  

* * *

  
   В этом узком проулке потемневшие от времени кирпичные стены густо подёрнулись грязно-зелёным мхом, тёмно-свинцовое небо словно повисло на крышах домов. Немногочисленные двери наглухо забиты толстенными досками, как и окна нижних этажей. Девочка в светло-розовом спортивном костюме осторожно ступала, тщательно выбирая место для каждого следующего шага, но тщетно - белые кроссовки с хрустом давили битое стекло, усеивающее буквально каждый сантиметр брусчатки. Звуки отражались от стен, множились и возвращались с другой стороны, от чего она постоянно вздрагивала.
   Кого мог привлечь этот шум? Она не знала, но от этого её страх лишь усиливался. Свою жуткую лепту в эту зловещую атмосферу добавляли огромные чёрные вороны, неподвижно сидящие на остатках балконов верхних этажей - лишь чёрные, круглые глаза следили за испуганным ребёнком. Одна из птиц переступила с лапы на лапу, и небольшой камешек упал вниз на груду стекла.
   - Ай! - вскрикнула Алиса и закрыла глаза ладонями.
   Впрочем, после неожиданного звука вновь воцарилась тишина, и она несмело отняла руки от лица. На балконе сидел мужчина, чем-то напоминавший недавнего ворона, но в отличие от птицы, совсем не страшный. Потому что знакомый.
   - Ты зачем туда залез? - поинтересовалась Алиса.
   - Честно говоря, я и сам не знаю, - почесал голову Глеб. - Как теперь спуститься-то?
   - Слететь, конечно, - удивилась девочка недогадливости взрослого.
   - Да-да, - проворчал тот. - Летун я ещё тот!
   Шумно вздохнув, он вытянул руки в стороны и соскользнул с полуразрушенной плиты. Алиса взвизгнула и отпрянула, а потом несмело хихикнула - слишком уж мультяшно выглядел полёт, закончившийся ударом об стену. Глеб со стоном отлип от грязных кирпичей и пожаловался девочке:
   - Вот видишь?! Никак не научусь!
   - Какой же ты неуклюжий! - заявила Алиса. - Наклонись, я с тебя грязь уберу.
   Кажется, Глеб даже слегка покраснел, пока ему вытирали лицо маленьким розовым платочком. А, может, только показалось?
   - Подожди-ка! - вдруг остановилась девочка. - Ты ведь мой папа?
   - Д-д-да, - смутился Глеб.
   Алиса отошла на пару шагов назад и пристально рассмотрела его, после чего одобрительно покивала головой.
   - Ты мне нравишься, - заключила она и строго спросила. - Ну и где ты был до этого?
   - Далеко, - растерялся Глеб.
   - Очень-очень?
   - Очень, - вздохнул он.
   Алиса, сорвавшись с места, с разбега запрыгнула на него и крепко обхватила руками и ногами. Она молчала, всхлипывая, и он тоже не мог вымолвить ни слова. "Оказывается, во сне тоже можно плакать", - Глеб с удивлением ощутил слёзы на своих щеках.
   - Не уходи больше, - прошептала девочка и растаяла, оставив Глеба обнимать воздух.
  

* * *

  
   - Тебя можно поздравить с первым успехом? - Иней, по-прежнему, ждал его в прихожей. - Ух, ты, что за руины ей снились? Наверно, на ночь какой-нибудь сериал смотрела?
   - Отстань, - Глеб чувствовал себя очень паршиво. - И без тебя тоскливо, лучше бы она не поверила.
   - Далеко не факт, - заметил маг. - Это единственный вариант, чтобы увести девочку из-под контроля храмовников и спасти её рассудок в будущем.
   - Чурбан бесчувственный, - пробурчал новоиспечённый "папа". - Всё равно не поймёшь...
   - Куда уж мне, - покладисто согласился с ним Иней. - А ты не затягивай, пора пригласить "дочку" в гости.
  

* * *

  
   И снова вокруг эти грязные стены, под ногами битое стекло, а над головой тусклое небо. По-прежнему, вороны внимательно следят за ней влажно поблёскивающими глазами. Существенное отличие - страха на этот раз не было, потому что рядом был ОН.
   - Пойдём отсюда, - Алиса решительно потянула Глеба за руку. - Здесь так неуютно.
   Глеб едва не сказал девочке, что это её собственный сон, но вовремя опомнился - нельзя допустить, чтобы Алиса осознала себя в другой реальности. Иначе у неё возникнет слишком много вопросов, на которые он не сможет ответить.
   - Действительно, - согласился он. - Хочешь взглянуть на мой дом?
   - Конечно! - девочка даже подпрыгнула от нетерпения. - Конечно, хочу!
   - Третья дверь направо, - улыбнулся Глеб. - Добро пожаловать!
   Поднявшись по раскрошенным ступеням, он с сомнением посмотрел на покрытые плесенью плахи досок, окованных железными полосами - лишь бы не ошибиться. Выход должен быть здесь, если, конечно, он всё правильно сделал. Потянул за медное кольцо, заменяющее ручку, и едва не опрокинулся назад от несоизмеримости приложенного усилия - дверь открылась неожиданно легко.
   Пока он восстанавливал равновесие, Алиса проскользнула у него под рукой и заглянула внутрь:
   - Красота! - восторженно прошептала она и несмело спросила. - И мне можно туда зайти?
   - Милости прошу!
   Девочка осторожно спрыгнула с порога двери на траву, утонув в ней почти по пояс, и обернулась:
   - Это твой дом?
   - Можно сказать и так, - неопределённо ответил Глеб. - Давай, зайдём, я тебе всё покажу.
   Пробираясь вслед за девочкой к воротам, он подумал, что с количеством растительности на лужайке Иней слегка перебрал. Стало живописнее, но неправдоподобно - дед никогда не допускал таких зарослей перед домом.
   - А здесь..., - Глеб вытянул руку и замолчал.
   Алиса тоже остановилась и, наклонив голову, рассматривала старушку, открывшую им ворота.
   - Здравствуй, внученька! - улыбнулась та, морщинки брызнули лучиками по лицу.
   Девочка оглянулась на Глеба и шёпотом спросила:
   - Бабушка?
   Глеб сглотнул и кивнул, - похоже, Иней решил форсировать события, они планировали нечто подобное только на третье посещение. Из-за угла дома появился дед, на ходу критически оглядывая косу в руках:
   - Глеб! Алиса! Наконец-то, мы уж заждались! - воскликнул он.
   Алиса попятилась назад и встала рядом с оцепеневшим Глебом, ухватив его за руку:
   - Откуда они меня знают? - удивилась она.
   - А нас Глеб предупредил, что в гости с тобой наведается, - пропела бабушка. - Я уж и блинов напекла, медку достала. Вон и Пират заждался!
   Из-под её ног со звонким лаем выкатился небольшой лохматый пёс, приветствуя гостей. Он подбежал к Алисе и деловито обнюхал её руку, после чего был обласкан и потискан.
   - Как же здесь хорошо! - с чувством произнесла девочка.
   Словно соглашаясь с Алисой, пёс встал на задние лапы и навалился ей на грудь, чтобы лизнуть её в щёку. Опора внезапно исчезла - пёс удивлённо взвизгнул и повалился в траву, не устояв на двух лапах. "Опять проснулась", - вздохнул Глеб. Посмотрел на застывших фантомов и крикнул в сторону дома:
   - Иней! Может, хватит на сегодня?
   - Не ори так! - раздался голос у него из-под ног. - Уши закладывает.
   - Иней?! - Глеб удивлённо воззрился на копошащегося в высокой траве пса.
   - А кто же ещё?! - протявкал тот. - Вот, чёрт, в лапах запутался! Надо бы потренироваться, не то запалюсь в следующий раз.
   - А ты чего собакой-то? - растерялся Глеб. - Неудобно же.
   Пёс наконец-то разобрался с лапами и, довольный собой, оббежал вокруг Глеба.
   - Нормально, - гавкнул он. - Зато нестандартно. Сам придумал!
   - Ладно, - хмыкнул Глеб. - Твоё дело.
   Он не выдержал и подошёл к бабушке, стоящей неподвижно около поленницы. Фантом, однозначно, фантом, - всё равно, жутко и грустно одновременно. Довольно необычное сочетание чувств, но и встреча с умершими родственниками выходит за рамки обыденности. От размышлений о вечном Глеба отвлекли скребущие звуки, - это пёс довольно неуклюже пытался почесать задней лапой за ухом. Чрезмерное усилие привело к тому, что нос собаки уткнулся куда-то в область хвоста, Глеб невольно фыркнул, и Иней встрепенулся:
   - Эй! - как и голос, морда пса выражала крайнюю степень смущения. - Даже не вздумай фантазировать, я всего лишь вхожу в образ.
   - Конечно-конечно! - вскинул руки Глеб. - Это только образ.
   - Да, ну тебя! - обиделся маг. - Иди отсюда, продолжим в следующий раз.
   Глеб моргнул и оказался посреди своей комнаты. С лица не сползала ухмылка - настолько врезался в память образ пса с задранной лапой и его несоответствие с привычно-строгим обликом мага. Молодой человек с наслаждением вытянулся на диване, приготовившись покинуть сон.
   - Чуть не забыл, - на экране выключенного телевизора возникло лицо Инея. - Когда проснёшься, проверь почту, я тебе кое-какие файлы скинул. Изучи на досуге.
   - Аве, Цезарь! - Глеб шутливо отсалютовал рукой, не поднимаясь с дивана. - В смысле, яволль, конечно.
   - И хватит ржать, - раздражённо буркнул маг перед тем, как исчезнуть с экрана. - Говорю же, мне в образ надо было войти.
   Успокоиться удалось не сразу, смех то и дело пробивался наружу, мешая достичь нужного состояния, чтобы выйти из сна. Ну, как, позвольте спросить, можно рассредоточиться в такой обстановке?! Закономерный итог - проспал на работу.
  

* * *

  
   Как начался день с суматохи и неприятностей, так и накрыло чёрной полосой до вечера. Выговор от начальства за опоздание на работу с обещанием лишить премии. Парочка утомительных клиентов, убивших несколько миллионов нервных клеток. Отвратительный, слегка тёплый кофе после китайской лапши в обед. Наглая бабка в метро, буквально тыкающая всем в лицо свой возраст, как будто старость даёт право на безлимитное хамство.
   И неожиданный завершающий штришок, ярко и приятно контрастирующий со всеми этими событиями - вкусный ужин, ожидающий его дома. Запах жареного мяса ударил в нос прямо с порога, густой и насыщенный, от которого рот моментально наполнился слюной. Он торопливо скинул обувь и поспешил на кухню. "Иришка!", - едва не крикнул он, но осёкся.
   - Привет! - радостно и чуть смущённо поприветствовала его Софья.
   - Привет, - растерялся Глеб при виде стола, заставленного блюдами. - Сегодня какой-то праздник? Неужели у тебя день рождения?
   - Нет, до него ещё долго, - помотала она головой. - Нарыла в сети пару рецептов и решила с пользой потратить свободное время. Переодевайся скорее, пока не остыло!
   Проголодавшийся молодой человек не заставил себя долго уговаривать и вскоре сидел перед тарелкой, наполненной... Чем?
   - Кстати, что это? - поинтересовался он, подцепив вилкой кусочек мяса.
   - Если конкретно, то свинина, - ответила девушка, присаживаясь за стол. - А если в целом, то я не помню, как это называется, но обещали яркий и насыщенный вкус.
   - Угум, - одобрительно промычал Глеб набитым ртом.
   Софья положила себе намного меньше, закончила, и теперь сидела напротив, с удовольствием наблюдая, как молодой человек расправляется с ужином.
   - Вкуснятина! - признался Глеб, отваливаясь от стола. - Спасибо, от души наелся!
   Наблюдая, как покрасневшая от похвалы девушка убирает со стола, Глеб почувствовал, что глаза сами собой закрываются. "Надо же, как я сегодня вымотался", - подумал он.
   - Глеб! - спросила Софья, разрывая паутину наваливающегося сна. - Можешь дать мне на ночь свой ноутбук, у моего, похоже, с блоком питания проблемы.
   - Не вопрос, - кивнул он и неожиданно вспомнил про послание Инея. - Но чуть позже, ладно. Мне кое-что в сети надо найти.
   - Ладно, - обрадовалась девушка. - Тогда я попозже заберу.
   Развалившись на диване с ноутбуком на груди, Глеб с интересом изучал присланные ему файлы. Фотографии аккуратной, ухоженной школы. Расписание уроков первого класса. Фотография многоэтажного дома, три окна обведены красной линией. Распечатка спутниковой карты с указанными на ней школой, домом, а также несколькими изогнутыми линиями маршрутов. Также прилагалось расписание дня ребёнка с примерными временными интервалами.
   Особо его заинтересовали два фото с подписью "Стражи". На одном широкоплечий мужчина помогал Алисе выйти из автомобиля, судя по всему, около школы. На втором этот же человек вместе сидел на скамейке рядом с другим мужчиной, оба были неуловимо похожи. "Стражи!", - попробовал слово на вкус Глеб, и оно ему не понравилось. "Храмовники!" - ещё хуже, от него несло кислым запахом страха и засохшей крови. Странно, но раньше это слово у него ассоциировалось с красными крестами на белых плащах и глухими рогатыми шлемами, готическими замками и крестовыми походами.
   Звонок в дверь прервал размышления, и он, нехотя, слез с дивана. "Наверно, Пашка пришёл на ужин, запах в коридоре учуял!". Распахнув дверь, Глеб пару секунд пытался осознать происходящее, но не преуспел в этом. Потому что стоящий на лестничной клетке рыцарь в кроваво-белом плаще сделал шаг вперёд, одновременно нанося снизу косой удар длинным, прямым мечом.
   Издав короткий, приглушённый вопль, Глеб бросился обратно в комнату. Коварный, скользкий линолеум не позволил вписаться в поворот, с размаху приложив бегущего человека плечом об стену. "Откуда у меня такой длинный коридор?!" - мелькнуло в голове, и было от чего - судя по протяженности, его квартира стала длиннее на пару сотен метров. Не оглядываясь, он бросился вперед по длинному тоннелю с полукруглым сводом и сырыми кирпичными стенами. Ноги скользили на гладком полу, а лязгающие шаги за спиной однозначно намекали на отсутствие таковых проблем у преследователя.
   Повернув голову, Глеб с ужасом заметил, что он практически не продвигается вперёд, а просто перебирает ногами, как на беговом тренажёре. Попробовал бежать ещё быстрее, но ноги заплелись, и он повалился на зеркальный пол. Руки также разъезжались в разные стороны по ровной поверхности, и единственное, что он смог сделать - после нескольких неудачных попыток перевалиться с живота на спину.
   Тяжело дыша, Глеб смотрел на возвышающего над ним рыцаря; во все стороны от него распространялся смрад - композиция из запахов застарелого пота, грязной одежды и крови. Отведя меч, храмовник опустился на одно колено и оперся рукой в латной перчатке на грудь молодого человека.
   - Что тебе надо? - прохрипел Глеб, с трудом выдавив воздух из сжатых лёгких.
   Рыцарь наклонился и, подняв вторую руку, постучал по лбу распластанного на полу человека. Глеб сжался от страха и зажмурился, но боли не почувствовал, и вообще звук почему-то оказался деревянный. "Да я Буратино, мать моя полено", - мелькнула мысль не к месту. Стук повторился.
   - Глеб! - раздался осторожный шёпот, и он открыл глаза.
   Увесистый ноутбук на груди, голова на подушке, подушка на диване, диван в комнате. "Всего лишь сон!". Дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель просунулась голова.
   - Глеб, ноут можно забрать? - негромко спросила Софья. - Ты, похоже, спишь уже.
   - Конечно, можно, - опомнился он. - Забирай!
   После того, как довольная девушка удалилась на кухню, Глеб откинулся обратно на подушку и вытер липкий пот со лба. Надо успокоиться. Успокоиться, уснуть и найти Инея. Найти и выяснить, какого чёрта к нему вернулись кошмары.
  

* * *

  
   - Бабушка!
   На этот раз Алиса сама бросилась к гостеприимно распахнутым воротам по ковру из аккуратно скошенной травы. Отпустив девочку, Глеб вертел головой во все стороны, высматривая мага в лохматом обличии. Из-за угла дома суматошно выскочил дед, принял степенный вид и направился к воротам, кряхтя и держась за поясницу.
   - Дед! - негромко окликнул его Глеб, но старик не обратил на него ни малейшего внимания.
   "Фантом", - подумал с грустью. Никак не получается привыкнуть к тому, что близкие тебе люди - здесь лишь порождения чьего-то разума. В глубине двора раздался звонкий лай, Глеб бросился туда, обогнав ковыляющего деда. Алиса у крыльца потрепала загривок скачущей вокруг неё собаке и забежала в дом.
   - Иней! - озираясь по сторонам, прошептал Глей, подходя к псу, застывшему у двери и старательно виляющему хвостом. - Пират, твою мать!
   - Подожди, - скосил тот глаз, не меняя позы. - Она может выйти.
   Глеб вздохнул и присел на выскобленные добела ступени крыльца. Около его ноги усердно молотил хвостом по земле небольшой пёс "дворянской" породы, посреди залитого солнцем двора неподвижной статуей застыл дед. Где-то внутри дома невнятно звучали голоса, раздавался радостный детский смех. Наконец раздался топот маленьких ножек, и Глеб, не поднимаясь, повернулся к открытой двери.
   - Папа! - девочка прижалась к нему и обвила шею руками. - У бабушки такие вкусные блины! И мёд просто объеденье!
   - Медок-то свежий! Я вчера только качал, - дед с появлением Алисы ожил и моментально оказался у крыльца. - Ты его с чёрным хлебом ещё попробуй!
   Тут уж не поспоришь, тягучий зеленоватый мёд, стекающий с ноздреватой краюхи каравая - это, действительно, нечто стоящее. Пока Глеб под наплывом воспоминаний давился слюной, Алиса убежала с дедом смотреть пасеку.
   - Шустра! - одобрительно тявкнул пёс, забравшись на верхние ступеньки. - Эй, потише ты, не забывайся!
   Последние слова относились к Глебу, который машинально протянул руку, чтобы погладить собаку.
   - Извини, вошёл в образ, - усмехнулся молодой человек.
   Он подхватил пса на руки и, резко выпрямившись, взмыл в небо. Сверху, зависнув метрах в пятидесяти от поверхности, он смог оценить масштабность творения мага - местность детально просматривалась метров на триста во все стороны, и лишь дальше всё терялось в тумане. В соседних дворах стояли фантомы в ожидании возможного визита девочки, ради которой они и были созданы. Сама же Алиса направлялась к ульям вместе с дедом, который что-то ей рассказывал; то и дело девочка отбегала, чтобы сорвать особенно красивый, понравившийся ей цветок.
   - Смотри-ка, научился, - ехидно заметил маг. - А как насчёт мягкой и плавной посадки?
   Что ж, попытка - не пытка. Максимум, что грозит, это пара насмешливых шуток от Инея. Вообще-то, сначала Глеб хотел попробовать слететь, как в компьютерных играх, когда специальными кодами включается режим полёта, но в последний момент вспомнил другой метод перемещения, тоже применяемый в играх. Он сконцентрировался на крыше сарая и представил, что он уже находится на ней. В следующий миг возникло ощущение, что земля прыгнула навстречу, настолько быстро всё произошло. Победно глянув на пса, он опустил его на шифер и присел рядом.
   - Ну, как? - с напускной небрежностью поинтересовался Глеб.
   - Неплохо, - вынужден был признать маг. - Сразу перешёл к телепорту, значит?
   - А то! - не смог сдержать довольной улыбки Глеб и похвастал. - У меня ещё куча идей.
   Хотя, идея была одна - скачать пару игр и посмотреть, что в них можно делать с помощью кодов. Так сразу на ум приходили только полёт, телепорты, хождение сквозь стены. Бесконечное здоровье и патроны в этом пространстве, судя по всему, смысла не имели.
   - Главное здесь, не идеи, а твоя вера, - умерил его пыл Иней. - Без веры ни одна идея не поможет.
   - Во что надо верить? - не понял Глеб. - В магию, что ли?
   - Неважно, - маг с наслаждением растянулся на тёплом шифере, вытянув лапы. - Верь, во что хочешь, в конечном итоге ты всё равно поверишь в себя, только придёшь к этому извилистым путём. Впрочем, человек изначально слаб, потому верить во внешние силы куда проще.
   - И всё? - недоверчиво спросил молодой человек, присаживаясь рядом.
   - Конечно, нет, - оскалился пёс, осторожно почесал задней лапой за ухом и блаженно зажмурился. - Многие так и не доходят до конца пути, теряют веру или, что хуже, меняют её. Вера не терпит сомнений или метаний.
   - Философ блохастый! - проворчал Глеб. - Ничего нормально объяснить не можешь, одни загадки! А шифер на крыше до сих пор приклеенный, не можешь на гвозди посадить.
   Иней лениво приоткрыл один глаз и глянул на крышу. Вытянув лапу, он недоверчиво поскрёб шифер перед собой и принюхался. Спокойствие мигом слетело с меланхоличного пса - он вскочил и кругами бегал вокруг Глеба, рискуя свалиться с крыши. Молодой человек, поддавшийся неясному чувству тревоги, тоже встал:
   - Ты чего сорвался, склеротик лохматый? Подумаешь, забыл! Успеешь ещё исправить.
   - Ты не понимаешь! - подскочил к нему маг. - Я переделал крышу, шифер был прибит!
   - И что? - конечно, глупый вопрос, но ничего другого в голову Глеба не пришло.
   - Это не мой сон! - уже в полный голос завопил Иней. - Это не мой сон!
   Сразу за криком последовало падение вниз - Глеб с высоты исчезнувшего сарая упал на что-то тёплое и сыпучее, рядом с глухим стуком свалился маг. Оказывается, умение удивляться ещё не атрофировалось от череды безумных событий. Вытаращив глаза, Глеб смотрел на бескрайнее жёлтое море песка, окружающее их. Пустыня, плоская, как стол, она тянулась сплошным дрожащим маревом до горизонта, насколько доставал взор.
   - Где... - Глеб закашлял, отплёвывая набившийся в рот песок, и повторил охрипшим голосом. - Где мы?
   - Марох, - уныло тявкнул пёс. - Это Марох!
  

Глава 8

  
   - Сам вижу, что это морок! - огрызнулся Глеб.
   - Не морок, а Марох, - поправил его Иней и вздохнул. - Один из самых непредсказуемых и вредных призраков.
   - Разве у призраков бывают сны? - поинтересовался Глеб, оглядываясь вокруг.
   - Для них это не сны, а реальность. Те, у кого нет тела внизу, постоянно обитают в этом пространстве. Впрочем, можно считать это вечным сном.
   "Опять загадки! Только призраков здесь не хватало! Как во всём этом разобраться?" - с тоской подумал Глеб. Окружающий пейзаж подавлял своей унылостью и однообразием. Ни кустика, ни травинки, ни жучка, ни паутинки - полное отсутствие флоры и фауны.
   - Ладно, давай выбираться, - обратился он к магу. - Опять у нас всё сорвалось!
   - Балбес! - обречённо констатировал Иней. - Мы застряли в чужом сне, причём крепко, понимаешь?
   - Да ну?! - не поверил Глеб. - Сам ты балбес! Ну-ка...
   Он привычно сотворил дверь и, распахнув её, широким шестом пригласил мага войти в знакомую прихожую, в его сон. Пёс в ответ демонстративно улёгся на песок, положив морду на лапы.
   - Как хочешь, - пожал плечами Глеб и зашёл в свою квартиру.
   У него нет времени возиться с обиженными псами, надо снова искать Алису и налаживать контакт, наверняка, она уже снова уснула. Вот поразится Иней, когда они с девочкой сами придут в его сон, в уютный деревенский дом. С этими радужными мыслями Глеб бросился на диван, и очень удивился, когда ударился головой и спиной о твёрдый песок. Крайне удивился, после чего высказал то, что он думает обо всех магах, призраках и прочей нечисти, адресовав это лежащей рядом собаке. Квартира со всей обстановкой бесследно растаяла в сухом, колючем воздухе.
   - Закончил? - меланхолично поинтересовался Иней, когда Глеб выдохся. - К сожалению, здесь наложено очень много ограничений: нельзя ни летать, ни менять облик, ни создавать порталы. Вообще, ничего. Так что вставай, нам пора идти.
   - Куда? - с неподдельным интересом молодой человек снова окинул взглядом безжизненную равнину.
   - Неважно куда, - ответил маг. - Абсолютно неважно. Дорога здесь только одна, и если хочешь выбраться отсюда, надо идти по ней. Такие здесь правила.
   - Издеваешься?! - возмутился Глеб. - Какие правила?! Какая дорога?!
   - Почти самая обычная...
   - Так ты уже был здесь? - догадался Глеб.
   - Доводилось, - с неохотой признался Иней. - Вставай, сам всё увидишь.
   Действительно, через пару сотен метров прогулки в произвольном направлении они наткнулись на прилично утоптанную... Дорогу? С некоторой натяжкой можно и так назвать эту бесконечную полосу спрессованного песка, уходящую вдаль. Потоптавшись ногами, Глеб убедился, что по твёрдости жёлтый песок ни в чём не уступает кирпичам. Другое дело, что легко потерять такую "дорогу", отойдя всего шагов на десять - она сливалась с окружающей поверхностью.
   - Направо или налево? - Глеб догадывался, что опять получит вместо ответа очередную неопределённость, но всё же решил спросить.
   - Куда хочешь, это не имеет значения, - подтвердил его опасения маг. - Дорога одна, и ведёт она всегда лишь в одну сторону.
   Абсолютно никакого ощущения, что двигаешься. Конечно, если смотреть себе под ноги, то понимаешь, что куда-то идёшь, но стоит поднять голову, и чувствуешь себя грызуном в колесе. Движение есть, а смысл в нём отсутствует. Не за что зацепиться взору на бескрайней гигантской песочнице.
   - Эй! - окликнул он мага через некоторое время. - А где Алиса? Тоже здесь или проснулась?
   - Наверно, проснулась, иначе крутилась бы где-нибудь рядом, - отозвался Иней. - А вот нам с тобой так легко не отделаться, предстоит пройти до конца.
   - До конца чего? - подозрительно посмотрел Глеб на пса.
   - Дороги, конечно, - как нечто очевидное, пояснил ему тот.
   Набрав воздуха в грудь, Глеб собрался выплеснуть всё, что у него накопилось за последнее время, но маг перебил его, негромко заметив:
   - Смотри-ка, рассвет настаёт!
   Но поперхнулся Глеб не от этого - над горизонтом появилась тусклая светящаяся сфера, разгорающаяся с каждой секундой. В её свете начали проявляться контуры высоких, раскидистых деревьев, обступивших дорогу с обеих сторон, камни у обочины, кусты. Вскоре отчётливо можно было рассмотреть каждый листик, каждую веточку, ягоду на кусте. Последним штрихом лучи новоявленного светила отразились от росы на траве, заиграв мерцающими искорками, и пропали.
   - Не понял, - жалобно протянул Глеб. - Иней, какой же это рассвет?
   - Чего непонятного? - обернулся к нему пёс. - Была ночь, и мы ничего не видели, так? И вот настало утро...
   - Но ведь ночью бывает темно! - всё-таки сорвался на крик молодой человек.
   - В нижней реальности, - покладисто согласился с ним Иней. - А мы во сне скучающего призрака, поэтому, будь добр, заткнись и ничему не удивляйся.
   Продолжая ошарашено поглядывать по сторонам, Глеб двинулся за убежавшим вперёд псом. От прежнего пейзажа осталась только дорога под ногами - утоптанный до состояния камня жёлтый песок. Со всех сторон возвышались величественные деревья, кроны которых сплелись высоко вверху, закрывая путников от лучей солнца. Хотя сразу и не скажешь, как правильно называть эту штуку, сияющую высоко над головой? Впрочем, на подобные мелочи Глеб уже не обращал внимания, вняв совету мага.
   Вскоре дорога выпустила их из леса на широкое поле. "Кукуруза", - равнодушно отметил по себя Глеб. В самом деле, что ж тут необычного - заросли кукурузы посреди густой дубровой чащи. И даже пугало на шесте довольно органично вписывалось в общее безумие, размахивая рваными рукавами под порывами отсутствующего ветра. Единственное, что слегка смущало - разухабистые матерные частушки, разносившиеся над полем.
   - Ишь, как заливается! - проворчал маг. - Зря я его научил, наверно. Хотя тогда это показалось забавным.
   - Кто заливается? - Глеб даже привстал на цыпочки, высматривая невидимого горлопана.
   - Да вон же! - махнул лапой пёс в сторону пугала. - Только не вздумай снимать его, потом не отвяжется, так и будет с нами плестись и ныть о том, какой он тупой. Нудный тип!
   - Постой-ка! Рискну предположить, что дальше мы встретим железного дровосека, так?
   - Не факт, - пёс попытался пожать плечами, но, споткнувшись, уткнулся мордой в жёлтую дорожную пыль.
   - Как это не факт?! - Глеб обвёл вокруг рукой. - Поле, пугало, дорога из жёлтого кирпича. Что ещё?
   - Ещё настроение Мароха, - проворчал, отряхиваясь, маг. - Вполне может какую-нибудь пакость на пути подкинуть. Поэтому, если встретим железяку, возьмём с собой однозначно, а этот балабол пусть дальше торчит на своей палке. Мы и сами с мозгами.
   - Справедливо, - согласился Глеб. - От дровосека пользы больше.
   И всё же пока шёл, не раз оглянулся на возвышающуюся над метёлками кукурузы голову с нарисованным лицом, оглашающую окрестностями непристойными песенками.
  

* * *

  
   - Как думаешь, здесь можно утонуть? Переплыть-то вряд ли получится, - Глеб подошёл к кромке воды и потрогал её рукой. - Тёплая!
   После кукурузного поля дорога провела их через небольшую рощу, а затем коварно ушла на дно широкой полноводной реки. Напрягая зрение, можно было утверждать, что виден противоположный берег, да и то без полной уверенности - мешал густой туман, повисший над водой.
   - Вряд ли, - усомнился маг. - Но не думаю, что можно просто пройти пешком по дну; наверняка, там ждёт что-то не очень приятное. Кстати, раньше реки здесь не было.
   - Надо сделать из чего-нибудь плот! - озарило Глеба. - Это и есть задание.
   - Балбесом я тебя уже называл, - задумчиво протянул Иней, улегшись у воды. - Надо найти какое-нибудь такое же слово. Может, сам придумаешь, а?
   - А тебя я с собой не возьму! - пригрозил Глеб ехидному псу.
   - И не надо! - отвернул тот морду. - Если ты ещё не понял, здесь нет прямых путей.
   Фыркнув, Глеб направился к роще, намереваясь найти там пару-тройку поваленных деревьев. Уже на полпути в голову пришла в голову мысль, что в придуманном кем-то лесу может не оказаться ни валежника, ни сухостоя. "Зубами перегрызу", - мрачно подумал он, петляя между стволов.
   Рощица скоро кончилась, вот и поле уже показалось, приветствуя его покачиванием спелых початков, а на земле даже веточки завалящей не нашлось. Вернувшись назад, он потоптался немного под насмешливым (по крайней мере, так ему показалось) взглядом пса. Бездействие мага, безмятежно взирающего на течение реки, раздражало Глеба, и он, не вытерпев, решительно направился вдоль берега прочь.
   Довольно скоро молодой человек пожалел о своей горячности - ничего пригодного для сооружения плота на берегу также не нашлось. Возвращаться обратно, впрочем, желания не возникло, и он бездумно брёл вдоль воды, изредка бросая по сторонам взгляды, полные угасающей надежды. Сначала скрип, разносящийся над рекой, показался частью естественного фона, как плеск воды или шорох листьев под ногами, но по мере его нарастания Глеб насторожился и не напрасно. В тумане показались явно видимые контуры передвигающегося объекта, и вскоре можно было догадаться, что это человек в плаще с накинутым капюшоном, который, стоя, плыл на лодке, отталкиваясь шестом от дна.
   - Эй! - опасливо и негромко окликнул незнакомца Глеб.
   Тут же молодой человек едва ли не физически ощутил на себе тяжёлый взгляд, направленный на него из глубин капюшона. Его тщательно изучили, оценили и не сочли достойным внимания. По крайней мере, такое у него возникло ощущение, когда лодка развернулась, чтобы погрузиться обратно в туман. Он хотел ещё раз позвать загадочного лодочника, но был остановлен спокойным голосом за спиной:
   - Право, не стоит этого делать, поверь мне на слово!
   Глеб повернулся и тут же забыл о бесцеремонном незнакомце - настолько пасторальное и дисгармоничное зрелище перед ним открылось. Два зайца в шёлковых цилиндрах и фраках благочинно пили чай за длинным столом, накрытым белоснежной скатертью. Подумалось вначале, что кенгуру, но нет, - присмотрелся, зайцы, но очень большие! Сидят на задних лапах и пьют чай из фарфоровых кружечек.
   - А-а-а... - бессмысленно промычал Глеб, переводя взгляд с одного зайца на другого и одновременно тыча пальцем себе на спину.
   - Харон сегодня не в духе, - охотно пояснил один из зайцев. - Надо ждать пока перекинется.
   - Что? - автоматически переспросил окончательно смешавшийся Глеб.
   - Ждать, говорю, надо, - повторил заяц и вздохнул. - Сами вторую неделю тут сидим.
   Это же сон! Настолько всё реально вокруг, что постоянно об этом забываешь. Поэтому надо всё время держать это в голове, твердить себе, что это сон, и ничему не удивляться. Подумаешь, зайцы пьют чай в лесу. Кстати...
   - И кто из вас шляпник? - в шутку спросил Глеб.
   - Я! - церемонно поклонился заяц справа. - Причем, прошу отметить, безумный шляпник!
   - А я заяц! - приподнял цилиндр заяц слева. - Мартовский заяц!
   Одинаковые цилиндры, одинаковые фраки, про усы, лапы и хвост даже речи нет. Так почему? Почему один из них шляпник, а другой - заяц? Словно подслушал мысли Глеба, шляпник пояснил:
   - Я ведь в шляпе?! В шляпе! Следовательно, я безумный шляпник, а он - заяц.
   - Но ведь он тоже в шляпе, - Глеба начали забавлять алогичные умозаключения зверя. - А ты тоже заяц!
   - Верно! - шляпник подпрыгнул и выплеснул содержимое чашки на стол. - Поэтому завтра он будет шляпником, а я зайцем!
   - Смотри, не перепутай! - погрозил лапой Глебу мартовский заяц.
   - Ладно, учту, - ответил сражённый подобными доводами молодой человек. - Вы не будете возражать, если мы с другом присоединимся к вам?
   - С другом? - шляпник подозрительно посмотрел Глебу за спину. - У нас вообще-то раздвоение личности не приветствуется. Дурной тон, понимаете ли!
   - Нет-нет, - поспешил объясниться молодой человек. - Он не здесь, а остался на берегу, чуть выше по течению.
   - Другое дело! - повеселели зайцы. - Совсем же другое дело! Как насчёт пулю расписать?
  

* * *

  
   Скептический взгляд из-под лохматых собачьих бровей, которым был награждён вернувшийся с пустыми руками Глеб, моментально исчез, как только маг услышал про зайцев-переростков и мрачного лодочника.
   - Есть! - воскликнул он, вскакивая на лапы. - Так и знал, что обнаружится нечто подобное.
   - А кто-то в это время грел задницу на берегу, пока другие искали выход, - не удержался Глеб.
   - Правильно, - с довольным видом согласился маг. - Должна же от тебя быть хоть какая-то польза!
   И оставив молодого человека беззвучно разевать рот от переполнявшего возмущения, пёс потрусил вдоль берега, небрежно помахивая хвостом.
   - Эй, стой! Меня подожди, - опомнившийся Глеб бросился догонять мага. - Это я их нашёл!
   Зайцы по-прежнему пили чай, но уже перебравшись на другую половину стола.
   - А где твой друг? - подозрительно покосившись на Глеба, спросил заяц справа.
   Был ли это шляпник? Вполне возможно. Но с той же долей вероятности, это мог быть и мартовский заяц. Поэтому Глеб решил не использовать в разговоре с ними прямых обращений, пока точно не определится:
   - Вот он, - показал молодой человек на собаку.
   - Доброе утро, джентльмены! - учтиво произнёс маг, кивая головой.
   - Говорящая собака! - в один голос завопили зайцы, ныряя под стол и прячась за свисающей до земли скатертью.
   Пёс удивлённо посмотрел на Глеба, но тот лишь развёл руками, - мол, сам в шоке. Подойдя к столу, молодой человек осторожно постучал по столешнице. Из-под стола послышался шорох, и раздался голос:
   - Занято! Приходите завтра!
   - Но мне назначено на сегодня, - не растерялся Глеб.
   - В самом деле? - поразились под столом.
   Из складок скатерти сначала показался нервно подрагивающий розовый нос, затем и вся морда. Большие, навыкате глаза внимательно осмотрели человека с собакой.
   - Надеюсь, твой пёс не кусается? - опасливо спросил заяц.
   - Это мой друг, - решил уточнить ситуацию Глеб. - Я говорил о нём.
   - У каждого свои причуды, - рассудил заяц. - Если я дружу с зайцем, почему бы тебе не дружить с собакой. Всё лучше, чем разговаривать с собой.
   - Безумный шляпник! - обрадовался Глеб, что смог определить собеседника..
   - А я ­- мартовский заяц! - радостно подтвердил второй заяц, выбираясь из-под стола, и снова погрозил лапой. - Смотри, не перепутай!
   Мятые цилиндры, пятна от чая на фраках - безусловно, теперь было несложно отличить шляпника от зайца, о чём Глеб с радостью и подумал.
   - Иней! - решил принять участие в разговоре маг. - К вашим услугам.
   Зайцы нервно дёрнулись под стол, но остановились, переглянувшись друг с другом.
   - Если я разговариваю с зайцем, почему бы мне не пообщаться с собакой, - задумался шляпник.
   - Тебе проще, - вздохнул мартовский заяц. - Я-то с зайцем не разговариваю, только со шляпником.
   - А ты и не разговаривай с собакой! - посоветовал ему шляпник. - Я тебе потом расскажу.
   - Точно! - обрадовался мартовский заяц и попросил. - Только на завтра не откладывай!
   Глеб решил, что это перебор. В связи с тем, что это сон, он смирился с существованием матерящегося пугала и зайцев-джентльменов. Его не смущало присутствие сварливой собаки и причуды местной природы. Болтовня зайцев - вот от чего кругом шла его голова
   - Послушайте! - взмолился он. - Нам только надо перебраться на другой берег.
   - Всем надо, - назидательно заметил шляпник, возвращаясь к чаю. - И вообще с собаками в общественный транспорт нельзя!
   - Это не собака! - промямлил сбитый с толку Глеб.
   - Я - маг! - гордо подтвердил Иней.
   - А это уж вовсе неприлично, - вяло махнул лапой шляпник. - Не хватало ещё, чтоб тебя заяц услышал!
   "Я сейчас сойду с ума, - подумал Глеб, прислонившись к дереву. - Другое дело, останусь ли я сумасшедшим, когда проснусь?" Он стоял и смотрел на зайцев, наводящих порядок за столом и тщетно пытающихся разгладить помятые цилиндры. "Как у них там помещаются такие огромные уши?"
   Заметив боковым зрением какое-то движение, молодой человек повернул голову и глупо хихикнул. С одной стороны, нет ничего необычного (даже в обычной, нижней реальности) в собаке, пометившей дерево. Вполне естественный процесс. А с другой стороны, это было довольно пикантное зрелище, учитывая личность пса.
   - Иней! - негромко позвал Глеб, с трудом сдерживая улыбку. - По-моему, ты чересчур вжился в образ.
   Смущению пса не было предела - он тут же сник и, воровато оглядываясь по сторонам, подбежал к молодому человеку.
   - Кхм! Видишь ли, Глеб, - неуверенно промолвил он. - Меня всегда интересовали аспекты влияния выбранного обличия на разум. В данном случае, я проверял теорию об обратном влиянии...
   Тут маг сделал многозначительную затянувшуюся паузу, должную подчеркнуть важность момента. Впрочем, всё испортило фырканье Глеба, который не смог сдержать душивший его нервный смех. Пёс немедля обиделся и, не слушая извинений, уселся у воды.
   - А говорил, друг! - заметил безумный шляпник, успевший ополовинить чашку чая.
   - Безмолвный друг лучше говорящей собаки! - не к месту вставил мартовский заяц.
   - Иди вы все к чёрту! - взорвался Глеб. - Я лишь хочу перебраться через эту реку, а не слушать ваш бред!
   - Ну, так, позови! - спокойно предложил шляпник, прихлёбывая дымящийся напиток.
   - Кого? - опешил Глеб.
   - Лодочника, - пояснил мартовский заяц и почесал задней лапой цилиндр на голове.
   - А как? - всё равно не понял Глеб. - Как его позвать?
   - Хоть как зови, - равнодушно протянул шляпник. - Всё равно не знаешь, кем он перекинулся на этот раз. Как уж повезёт...
   От обидевшегося мага можно было не ждать помощи, он недвусмысленно выражал это всем своим видом. Поэтому Глеб подошёл к кромке воды и задумался. Как позвать того, кто неизвестно кем окажется?
   - Э-э-э-эй! - робко выдавил он из себя, сложив ладони рупором у рта.
   От стола донеслось сдавленное хрюканье, а сидящий неподалёку пёс вскинул морду и насмешливо оттопырил губу. "Ну, ладно, - подумал Глеб, разозлившись. - Сами напросились!"
   - Ё-ё-о-о-о-о-ж-и-и-и-ик! - разнеслось над покрытой туманом рекой. - Лош-а-а-а-а-а-дк-а-а-а-а! Медведжо-о-о-о-о-о-н-о-ок!
   Он оглянулся, чтоб полюбоваться произведённым эффектом, и остался доволен. Действительно, так-то лучше! Зайцы дружно отвесили челюсти, обнажив пожелтевшие от чая резцы, а во взгляде пса явственно просматривалось уважение. Теперь настала очередь Глеба вкидывать голову и гордо отворачиваться, чем он и не преминул воспользоваться.
   - А... - от удивления его рот тоже непроизвольно приоткрылся, дабы издать этот неопределённый звук.
   На этот раз не было ни скрипа дерева, ни плеска воды - но у самого берега покачивалась лодка, в которой сидел хмурый тип в плаще с нахлобученным капюшоном.
   - Так-так-так, - наперебой скороговоркой задышали Глебу в ухо моментально оказавшиеся рядом зайцы. - Теперь иди к нему, надо проверить.
   - Что проверить? - насторожился Глеб, настойчиво подталкиваемый в спину сильными лапами.
   - Проверить, кого вызвал, - толчки стали сильнее и настойчивее. - Иди, не бойся.
   Глеб беспомощно оглянулся на пса, но тот и сам выглядел донельзя обескураженным. Сбросив с плеч настырные лапы, он взял мага на руки, вошёл в воду и медленно пошёл к качавшейся на волнах лодке.
   - Если Герасим, тоже неплохо, - шептались зайцы за его спиной. - Собаку, конечно, жалко, зато спокойно доплывём.
   - Нам бы на тот берег перебраться, - попросил Глеб, подойдя вплотную к лодке, и спохватился. - Здравствуйте!
   - Ага, - раздался глухой голос из-под капюшона, и тип в лодке достал из-под ног огромный холщовый мешок.
   - Герасим! Точно он! - многозначительно кивнул на берегу безумный шляпник мартовскому зайцу. - Хана пёсику.
   - Зайцы! - просипел лодочник, посмотрев Глебу за спину, и сбросил капюшон.
   - Маз-а-а-ай! - дружно завопили зайцы и, теряя цилиндры, бросились в лес.
   - За-а-айцы! - довольно гудел Мазай, ловко выпрыгнув из лодки и устремившись в погоню. - Спа-а-а-с-а-а-ать!
   Глеб с собакой на руках растерянно замер у качающейся на воде лодки. Из глубины леса доносились затихающие вопли.
   - Лодку лови! - опомнился маг. - Не зевай!
   К счастью, он успел, - метров с трёх кинул пса в лодку (главное, что попал!) и ухватил уплывающее плавсредство.
   - Давай-давай! - подбадривал его Иней, устроившийся на носу. - Хватай вёсла!
   - Без тебя знаю, - пыхтел Глеб, стараясь пристроить вёсла в уключины.
   Грести у него получилось довольно неплохо, и скоро лодка отплыла от берега на достаточное расстояние. Дополнительным стимулом явился страх, что в любой момент из леса может появиться многоликий лодочник.
   - Непонятно, - Глеб посмотрел на опустевший берег. - Почему они так Мазая испугались? Он же спасти их хотел?
   - То есть к зайцам, пьющим чай из блюдец, ты уже привык, и тебя смущает лишь их реакция на бородатого мужика? - хмыкнул маг у него за спиной. - Не пытайся постичь логику этого мира, а то привыкнешь, и тогда в нижней реальности точно сойдёшь с ума.
   Глеб мысленно обругал себя последними словами - зайцы были настолько реальны, что он забыл, что они лишь фантомы чьего-то сна. Подумалось, что в чём-то Иней прав: как бы ни начать разговаривать с зайцами. В таком случае, не исключено, что многие пациенты психиатрических лечебниц не больны, а лишь живут не в том пространстве. Развить дальше эту мысль ему помешал голос мага:
   - Перестань грести, я что-то слышу.
   Подняв вёсла, Глеб тоже прислушался и невольно посмотрел на свои руки, - несмотря на то, что он перестал грести, ритмичный скрип продолжал раздаваться над водой.
   - Кажется, нашли, - удовлетворённо произнёс Иней.
   - Кого? - повернув голову, Глеб понял, что скрип доносится с берега, до которого они почти доплыли.
   - Дровосека, - пояснил пёс. - Он и плот может срубить, и мост сделать. Да и вообще, полезный малый!
   - Это хорошо, - согласился Глеб. - Если что, он ещё и грести будет!
   - Точно! Бери правее; вроде, звук оттуда идёт...
   Словно, насмехаясь над ними, туман сгустился молочным облаком, не проницаемым для взора далее, чем на пару метров, - скрип раздавался то в одном месте, то в другом. Глеб всерьёз начал опасаться, что они могут приплыть обратно.
   - Водит, - огорчился маг. - Суши вёсла, что-то мы не то делаем.
   - Приплыли, - сплюнул с досады Глеб.
   - Вполне возможно ты и прав! - оживился пёс. - Иди-ка сюда, подстрахуешь!
   Не успел молодой человек поинтересоваться намерениями мага, как тот прыгнул за борт.
   - Эй... - взмахнул Глеб рукой, не успев ухватить куцый хвост собаки, и обомлел.
   Пёс с удивлённо-счастливым выражением на морде носился кругами вокруг лодки, поднимая кучи брызг. Несмотря на то, что лодка глубоко сидела в воде, - борта возвышались буквально на пару ладоней, - пёс бегал по реке, как по обычной луже.
   - Мы приплыли! - тявкал он. - Приплыли!
   - Дурдом! - упавшим голосом выразил своё мнение Глеб. - А мне даже пижамку не выдали!
  

Глава 9

  
   - Чего расселся? - пёс подскочил к лодке. - Пойдём, дорога где-то неподалёку.
   - Иду-иду, - проворчал Глеб, опасливо переступая за борт.
   На удивление, поверхность реки была твёрдая, слегка пружинящая, но не прогибающаяся под его весом. Глеб наклонился и потянул лодку на себя, - та неожиданно легко подалась вперёд, от чего молодой человек едва не упал.
   - Хватит развлекаться, - обернулся на его возню маг. - Нашёл время!
   - Что за х...
   Глеб хотел сказать, что он прекрасно понимает, что это сон. Отчего бы во сне не ходить пешком по воде? Обычное дело! Но почему эта чёртова лодка качается рядом, пуская ему под ноги небольшие волны, облизывающие ботинки? Почему? И прекрасно понимая, что именно услышит в ответ, он ограничился коротким, но ёмким ругательством, выражающим нечто непонятное, но удивительное. Как ни странно, маг его понял.
   - Ну, вот как-то так! - буркнул Иней и, не оборачиваясь более, потрусил в туман. - Не отставай!
   Берег обнаружился метрах в двадцати. Глеб не сомневался, что, если бы они пошли в противоположном направлении, то вышли бы на сушу через те же двадцать метров. Он начинал запоминать правила игры. Не понимать, нет! Понимать лишённые всякой логики закономерности этого пространства он и не собирался, но запомнить следовало.
   - Вот и она! - удовлетворённо тявкнул пёс, подбегая к жёлтой дороге
   Туман слегка рассеялся, расширив кругозор метров до ста, и Глеб обнаружил себя посреди болота, покрытого редкой порослью чахлых, кривых деревцев, мелкими кустиками и многочисленными кочками. Видимо, для разнообразия кое-где виднелись убогие хижины, почерневшие и покосившиеся, с заколоченными окнами и дырявыми крышами. Признаться честно, в сплошном тумане было куда уютнее.
   - А если мы пойдём в разные стороны? - полюбопытствовал он, следуя за псом.
   - То через некоторое время встретимся, - ответил маг. - Просто потеряем кучу времени.
   - Всё-то ты знаешь...
   Не очень-то и хотелось знать, просто задал вопрос, чтобы не молчать, не слушать тишину и шорох песка под ногами; поддержать беседу, так сказать.
   - Как я понимаю, раньше дорога проходила по другим местам? - продолжил он расспрос.
   - В общем, да, в тот раз локации были другие. Более дружелюбные, что ли, - подтвердил маг. - Теперь даже боюсь предположить, что ждёт нас в конце вместо Изумрудного города. Как бы не...
   Пёс не договорил и замер, навострив уши, - впереди раздался скрип. Глеб готов был поклясться, что слышал то же самое на реке. Но сейчас звук явно исходил от очередной хижины, которая расположилась у самой дороги и была пока еле видна из-за тумана.
   - Проверим, что ли? - почему-то шёпотом сказал Глеб.
   - Проверим, - неуверенно согласился маг.
   Глебу очень хотелось верить, что неуверенность в голосе Инея ему только показалась. Потому как, если маг чего-то опасается в этом сне, то ему, простому смертному, вообще полагается в таком случае нестись прочь, сломя голову и подвывая от ужаса. С преувеличенной бравадой пёс двинулся вперёд, но молодой человек прекрасно видел нервно подрагивающий хвост, кончик которого смотрел вниз, - маг так и не освоился полностью в новом теле.
   - Там ведь дровосек? - утвердительно спросил Глеб. - Ты говорил, что встречался с ним раньше.
   - С учётом увиденных перемен, я уже не уверен, хочу ли снова увидеться с ним, - признался маг. - Но проверить надо, иначе дальше не пройти.
   - Сам успокаивал, что это только сон! - проворчал Глеб. - Не бойся, говорит, ничего страшного с тобой тут не случится!
   - Я этого не говорил, - возмутился Иней. - Не привыкать к этой реальности, это не значит, что можно ничего не бояться.
   - То есть не принимай близко к сердцу, - съязвил молодой человек, - и руками не трогай.
   - Что-то вроде этого.
   Всё ближе и ближе стены из трухлявых досок с широкими щелями, окна, забитые такими же досками, и наглухо закрытая дверь, подпираемая жердью. Теперь, когда они подошли ближе, к зловещему скрипу добавилось еле слышимое пыхтенье.
   - Может, ну его... - спросил Глеб у мага. - Попробуем дальше что-нибудь поискать?
   - Не понял, да? - вздохнул пёс. - Хорошо, давай пойдём дальше, сам увидишь, что будет.
   Проходя мимо хлипкой двери, Глеб с опаской покосился на неё, - пыхтенье никуда не исчезло. Или, может, это лишь его фантазия разыгралась? В любом случае, когда хижина осталась далеко за спиной, скрывшись в тумане, он испытал облегчение.
   - Ерунда! Сейчас я найду каких-нибудь зайцев или ёжиков, - приободрил он мага. - Там и транспорт, глядишь, появится.
   - Ну-ну, - не разделил его восторга Иней.
   - Не ну-ну, а да-да! Надо просто...
   Никто не узнает, что "просто" собирался сделать Глеб, да и сам он сразу забыл об этом, услышав впереди монотонный скрип; унылый и зловещий, он раздавался с той же неизменной периодичностью. Проступающие из тумана контуры хижины подтвердили опасения, - они вернулись обратно.
   - По кругу, значит, ходим, - насупился Глеб.
   - Браво, какая наблюдательность! - иронично заметил пёс. - Хотя, может быть, это тебе показалось, и это другая лачуга? Желаешь ещё прогуляться или займёмся делом?
   - Займёмся, - вздохнул Глеб. - Куда от него деваться...
   Только сейчас он сообразил, что дверь придётся открывать ему ввиду ограниченной дееспособности мага в собачьем обличии. Похоже, Иней тоже подумал об этом, потому что пропустил Глеба вперёд, галантно махнув хвостом. Тем не менее, к хижине человек и пёс подошли вместе, маг всем своим видом пытался излучать уверенность, насколько это вообще можно сделать в теле небольшой дворняжки.
   Затаив дыхание, Глеб потянул на себя жердь, подпирающую перекошенную дверь. Он был готов к любому повороту событий, - от выпрыгивающего из темноты лачуги монстра и вплоть до огромной руки с небес, пальцем раздавливающей наглеца. "Насчёт руки я, пожалуй, перегнул" - мелькнуло в голове напоследок.
   Наперевес с длинной сучковатой палкой он отскочил от двери и кубарем полетел на песок дороги, споткнувшись об засуетившегося пса. Облегчение и немного разочарования - из-за двери всё равно никто не выскочил, и никакой огромный палец с неба не раздавил их. Дверь медленно и величественно рухнула на землю, потеряв опору, которая держала её в вертикальном положении.
   - Вот же недотёпы! - раздался тонкий голосок. - Нормально-то зайти никак нельзя?
   Глеб удивлённо посмотрел на мага, тот ответил ему не менее удивлённым взглядом. Почему-то воображение нарисовало мальчика-с-пальчик, только железного и с топором наперевес, остальные варианты были более фееричны и непристойны. Пока Глеб размышлял, что можно отсечь у железного дровосека, чтобы превратить голос в фальцет, пёс успел вскочить и сунуть нос в открывшийся проём. "Ишь, каким смелым сразу стал!"
   Воистину, выбранный облик всё-таки сильно влияет на личность. Забавно было наблюдать за псом, который замер, наклонив голову и навострив уши, - и сразу понятно, что Иней увидел что-то непонятное, но не страшное. Глеб присоединился к магу и тоже испытал отчётливое желание наклонить голову, но ограничился наморщенным лбом.
   Потом, конечно, Иней говорил, что сразу всё понял. Что ж там непонятного-то? Впрочем, потом можно сказать всё, что угодно, никак не проверишь. Но тогда, стоя на пороге покосившейся лачуги, маг молчал и смотрел на огромное металлическое яйцо, со скрипом качающееся на полу. Неизвестно, о чём думал Иней, но Глебу на ум пришла бродящая неподалёку огромная Курочка-Ряба, а затем металлический страус. Или даже динозавр?
   - Кхм-кхм! - прокашлялся Глеб и ляпнул не к месту. - Можно войти?
   Где-то под ногами поперхнулся пёс. Внутри яйца кто-то тоже изумлённо хмыкнул с оттенком восхищения:
   - Ну и наглость! То есть, вы сначала уронили дверь, а потом учтиво интересуетесь моим мнением? Получается, вы пытаетесь меня оскорбить?
   - Вовсе нет... - замялся Глеб. - Это как бы...
   - Извините его, он не случайно, - великодушно изрёк маг. - Знаете, эти люди такие неуклюжие!
   Глеб поражённо уставился на вероломного пса, но тот сделал вид, что не замечает его испепеляющего взгляда.
   - Действительно! - неожиданно горячо поддержало Инея яйцо. - Прямо, как та несносная девчонка! Ах, если бы не она со своей глупой и непонятной заботой!
   - Какая девчонка? - пёс аж вытянулся в струнку.
   - Алиса! - скрежетнуло что-то внутри яйца. - Она так боялась, что я разобьюсь!
   - Шалтай-Болтай! - не удержался Глеб.
   Нет, а что? Вполне логично после шляпника с зайцем набрести на говорящее яйцо. Неважно, что поблизости нет стены, с которой оно (или он?) может упасть, - здесь же всё перемешано! Нельзя проводить никакие параллели и сравнения.
   - Вы сговорились или у вас коллективный бред?! - нервно взвизгнул голосок, увеличив амплитуду качания яйца. - Я не знаю никаких шалтаев, никаких болтаев!
   - Извините его, молод да несдержан. Язык доминирует над мозгом, - поторопился объясниться Иней. - Так что насчёт девочки?
   - Ах, да! Девочка, - обитатель хижины вернулся к спокойным интонациям. - Она так забавно напугалась, услышав меня. Ну, всё, думаю, убежит! Теперь мне кажется, что лучше бы так оно и было.
   После этих слов на пару секунд повисла тишина, нарушаемая лишь мерным скрипом. "Что у него там может скрипеть?" - подумал Глеб.
   - Как она выглядела? - пёс нетерпеливо переминался с лапы на лапу, но его голос оставался бесстрастным.
   - Хех, - раздался смешок. - Где ты видишь у меня глаза, говорящая собака? Но если бы они у меня были, я бы тебе сказал, что она носит розовую одежду с белой обувью.
   - Это она! - воскликнул Иней, не в силах более сдерживать эмоции, и забегал кругами вокруг яйца. - Но почему она до сих пор здесь, почему не проснулась?!
   "Вполне нормально, - меланхолично отметил про себя Глеб, - рассказать о том, что ты увидел бы, имея глаза. Ничего необычного".
   - Вот-вот! - поддакнуло яйцо. - Кролик тоже так сказал! Потом долго ругался и закрыл дверь, чтобы никто больше не вздумал меня пожалеть.
   - Какой кролик?! - пёс остановился, как вкопанный.
   - Если бы я его мог увидеть, сказал бы, что он белый, - заметил голос. - Он часто забегает, проверяет, как у меня дела.
   Левое ухо пса начало нервно подёргиваться, а Глеб про себя с удовлетворением заметил, что ему самому это всё уже как-то безразлично. Он в точности исполнял рекомендацию мага - не относиться серьёзно ко всему происходящему.
   - Ты хочешь сказать, что белый кролик выращивает на болоте металлические яйца? - медленно, едва ли не по слогам произнёс Иней.
   - Оно было не металлическое! - в голосе из яйца опять появились истерические нотки. - Ровно до тех пор, пока одна несносная девчонка не вздумала пожалеть какого-то Шалтая-Болтая и сделать его небьющимся! Причём здесь я?! Теперь я даже набок не могу упасть!
   - Что-то здесь не так, - растерянно бормотал себе под нос Иней. - Что-то не так.
   "До чего же они мне надоели!" - досадливо подумал Глеб.
   - Не подскажете ли, как нам пройти дальше? - вежливо поинтересовался он у яйца, пока маг пребывал в замешательстве от полученной информации. - Мы бы не хотели надоедать вам своим присутствием.
   - Разумеется, - оживился голос. - Разумеется, подскажу, хоть это и против правил, но ситуация сложилась не совсем обычная. Если вы столкнёте меня с этой скрипучей крышки, то мы одним выстрелом убьём двух зайцев.
   Глебу послышался вдалеке торжествующий крик Мазая, и он помотал головой, отгоняя наваждение. А, может, и не послышалось - в этом пространстве к метафорам следовало относиться с осторожностью. Яйцо почти доставало ему до груди, оттого молодой человек справедливо опасался, по силам ли ему поставленная задача. Тем не менее, обхватив гладкую шероховатую поверхность руками, удалось переместить яйцо-неваляшку на пару метров.
   В центре хижины, действительно, в полу угадывались контуры люка, до того незамеченного ими. Пёс бодро подбежал и обнюхал появившуюся щель, но, спохватившись, тут же отдёрнул морду от пола и потрогал люк лапой. Глеб великодушно сделал вид, что не заметил очередного проявления собачьей натуры.
   - Но как? - пёс вопросительно посмотрел на человека, после того как не обнаружил нигде ручки, чтобы открыть лаз.
   То же самое сказал один рыбак другому, выбрасывая из лодки русалку. Эта бородатая шутка не к месту пришла в голову Глеба, и маг вместо ответа получил широкую ухмылку.
   - Да ну тебя, - обиделся Иней.
   Презрительно фыркнув, пёс продолжил исследование, - демонстративно опустив морду вниз и шумно втягивая воздух через нос. Глеб хотел пояснить причину своего веселья, но не успел: как только пёс ступил всеми лапами на люк, под ним развёрзлась дыра, и маг провалился, не успев издать ни звука. Если прислушаться, то можно было заметить, что имел место стремительно затухающий жалобный визг, но... Глебу в тот момент было не до этого, а яйцо своё мнение оставило при себе. В центре лачуги опять красовался только неясно очерченный квадратный контур.
   - Чего ждёшь? - сварливо ответило яйцо на недоумённый взгляд человека. - Иди за собакой, да будет тебе счастье!
   - Подожди, с проходом я всё понял, - Глеб решил задать мучавший его вопрос. - Можно у тебя кое-что спросить?
   - Хе, - негромко усмехнулся голос. - Обычно я здесь задаю вопросы, но сегодня, так и быть, отвечу. Валяй!
   - Кто ты?
   - А разве не видно? Яйцо, конечно!
   - Чьё? - невольно выскочило у Глеба.
   - Тьфу на тебя! - обиделось яйцо. - Я к нему со всей душой, а он плюёт в неё с разбега!
   - Извини, я не то хотел сказать, - зачастил Глеб. - Мне просто интересно, зачем в хижине посреди болота лежит яйцо. Согласись, что это необычно, и как-то...
   - Это было нормально, ничего необычного! - перебил его голос. - Лежит в хижине яйцо и задаёт путникам вопросы. Если ответ правильный, то оно откатывается, и освобождает проход. Если неверный ответ, то яйцо раскалывается, и появляются самые затаённые страхи отвечающего, которые гоняются за несчастным по всему болоту.
   - Вопросы... - озадаченно протянул Глеб. - А почему тогда...
   - Потому что, - снова на полуслове прервал его голос. - Потому что одна девочка из жалости сделала скорлупу металлической. И теперь я не то, что вылупиться, с люка не могу самостоятельно откатиться!
   Под конец фразы голос почти превратился в крик, жалобный и беспомощный. Глеб в глубине души порадовался, что не упоминал в разговоре Алису, как свою дочь. Кто знает, что находится на уме у несчастного, и, судя по всему, обезумевшего яйца.
   - Ладно, - пробормотал Глеб, левой ногой осторожно ступая на крышку люка. - Пожалуй, мне, в самом деле, пора.
   Ничего не произошло, и он, затаив дыхание, поднял правую ногу. Как только вторая нога коснулась пыльных досок, в хижине воцарилась абсолютная темнота, и одновременно запахло чем-то знакомым. Он зажмурился и потёр глаза. Это нехитрое действие оказало любопытное влияние на силу гравитации - из вертикального положения тело моментально переместилось в горизонтальное. Подвигав плечами, Глеб убедился, что лежит на чём-то мягком, открыл глаза и убедился в догадке - он находился на диване в своей комнате. Ни о какой полной темноте не могло быть и речи, в окно щедро светили огни ночного города.
   Яркие цифры на табло будильника подсказали, что до утра ещё долго, ночь в самом разгаре. Но, теоретически, могло же тело пролежать на диване целые сутки, пока он был заперт в чужом сне? Вполне возможно. Потрогал колючий подбородок, - судя по длине щетины, прошло лишь пару часов. Но... Это при условии, что сейчас он не спит. Да и вообще, кое-кто пугал, что они крепко застряли в чужом сне.
   Под сводами черепа раздавались гулкие шаги заплутавшей мысли. Поймать её никак не получалось, она постоянно ускользала, остальные же мысли пугливо жались по углам. Бросив это бесполезное занятие, Глеб решил для начала промочить пересохший рот, невзирая на то в какой реальности находится. Так же, как и не единожды до этого, не зажигая свет и слегка касаясь стен, практически на ощупь, он вышел в коридор, зашёл на кухню и едва не свалился на спящую девушку. Привычка подвела, но к счастью тело успело автоматически отреагировать в последний момент на возникшее препятствие.
   - М-м-м, - не просыпаясь, протянула Софья и перевернулась на другой бок.
   Надо же, - за всей этой суетой он совсем забыл о своей нечаянной квартирантке, обосновавшейся на его кухне. Стало ясно, что добраться до графина с водой, как и до раковины, не разбудив девушку маловероятно; габариты кухни были более чем скромны. Утолив жажду в ванной, Глеб вернулся в комнату.
   Наличие в квартире Софьи не добавило ясности: она могла присутствовать в любой из реальностей. "Проход!" - мелькнуло в голове, всё-таки он поймал эту ускользающую мысль. Надо попытаться сделать проход в сон, и сразу станет понятно, где он находится. Прикрыв дверь, Глеб встал посреди комнаты и попытался представить дверь в стене. Неудачно. Ещё раз. Ничего. Проход не открылся.
   Разочарованно хмыкнув, он развалился в кресле и бездумно уставился на пустую стену. Получается, всё-таки его выкинуло из сна, и сейчас надо заснуть, что куда сложнее в его состоянии, учитывая отсутствие снотворного. Иней, наверно, уже ждёт наверху, в уютном деревенском доме, а он застрял в нижней реальности. Задумавшись, Глеб неожиданно для себя глубоко зевнул, зажмурив при этом глаза.
   Самая обычная реакция - рот широко открывается для глубокого вдоха, а глаза закрываются. Не до конца понятный, но привычный механизм зевания в этот раз дал сбой во второй фазе. Глаза открылись, но рот закрылся далеко не сразу. Чуть позже Глеб справился с удивлением и со стуком вернул нижнюю челюсть на место. Он сидел на лужайке возле знакомого с детства дома, навалившись на небольшой стожок свежескошенной травы, у его ног сидел лохматый пёс, колотивший хвостом по земле.
   - Бывало и хуже, - смиренно заключил молодой человек. - Зато точно знаю, что сплю.
   - Спишь! Конечно, спишь, - нетерпеливо подтвердил Иней. - Еле вытащил тебя наверх.
   - Так я не спал?! - удивился Глеб. - А как тогда ты...
   - Потом, всё потом объясню, - пёс вскочил ему на колени и положил передние лапы на плечи. - Сейчас нам надо вернуться в сон Мароха.
   - Зачем? - не понял Глеб. - Нужно было выбраться оттуда, и у нас это получилось.
   - Ничего у нас не получилось, - заскулил пёс. - Нас просто выбросили оттуда. Мы должны вернуться за Алисой, помочь ей.
   Глеб посмотрел на усатую морду у своего лица и аккуратно поставил пса на землю. Довод, несомненно, уважительный, но это не причина, чтобы тявкать и нервно клацать зубами перед его носом.
   - Тогда, действительно, надо вернуться, - согласился он. - Только как туда попасть?
   - Яйцо, - уверенно заявил маг. - Думай о яйце и хижине, откуда нас выкинуло. Учти, что в закрытый сон тебя перенесёт мгновенно, без прохода.
   - Ладно, - пожал плечами Глеб. - Пусть будет хижина.
   Пёс склонил голову, прикрыл глаза и исчез. Ни малейший звук не сопровождал это явление, будто и не было здесь мага, лишь примятая трава плавно расправлялась на том месте. После непродолжительного раздумья Глеб решил, что перед переносом лучше подняться на ноги - совсем не хотелось оказаться сидящим на грязном полу хижины.
   Яйцо. Хижина. Надо сосредоточиться и думать только о них. Вместо этого в голову лезли мысли о маленькой девочке, блуждающей по угрюмым болотам. Яйцо ведь не отодвигалось с люка, освобождая ей проход, - следовательно, Алиса до сих пор находится где-то там, маленькая и напуганная. Глеб зажмурился и представил себе светловолосую девочку, стриженную под каре, её голос. Когда образ стал почти осязаемым до такой степени, что даже послышался вдалеке смех девочки, он решил, что этого достаточно, и осторожно открыл глаза.
   "Может, она всё-таки проснулась?" - подумал он, оглядываясь вокруг, - по-прежнему та же лужайка, никакого переноса не произошло. Глеб слегка огорчился и задумчиво почесал голову. Если Алиса покинула сон Мароха, то и ему незачем туда соваться. С другой стороны, Иней-то уже там, и он будет ждать его, придётся идти.
   На этот раз попытался воссоздать в памяти почерневшую от ветхости хижину и матовые отблески на металлической скорлупе яйца. И опять осечка. Одновременно появились чувство недоумения и лёгкая тревога. Либо его подвело воображение, и он не способен пройти никуда, кроме собственного сна. Либо... Либо... Либо... Увы, нет. Больше причин не нашлось. Значит, он полный бездарь.
   Окончательно расстроившийся Глеб взмахнул рукой, создавая дверь в свою квартиру, и протянул ладонь, чтобы ухватить знакомую потёртую ручку. И в памяти вызвал, и рукой машинально махнул, да только безрезультатно, - проход не открылся. И без того плохое настроение с каждой неудачной попыткой стало усугубляться чувством полной беспомощности, не помогали ни сложные пассы руками, ни крепкое зажмуривание. Глубоко внутри зародился крошечный, но вполне отчётливый огонёк паники, грозящий перерасти в полноценное пламя.
   Где-то за домом послышались голоса. Какими же чудесными показались ему эти звуки! Пусть даже это переговаривались меж собой фантомы, порождения магического разума, но всё лучше, чем оставаться одному и в полной тишине. Глеб забежал в ворота, проскочил двор и, повернув за угол, резко остановился, ровно на стену налетел, только невидимую. Навстречу ему неторопливо шли двое: высокий старик с белоснежной бородой, одетый в ярко-синюю шубу, и маленькая девочка в светло-розовом спортивном костюме.
   - Папа! - завизжала Алиса и бросилась к нему. - Я так и знала, что ты где-то здесь!
   Недоумевающий, но обрадовавшийся Глеб поднял девочку на руки, и увидел, как устало осунулись плечи старика, а по лицу волной прокатилась целая гамма чувств - от лёгкого удивления до ярко выраженного облегчения.
   - Дед Мороз! Это мой папа! - Алиса спрыгнула на землю и, взяв Глеба за руку, потащила его к старику.
   Лицо последнего моментально приняло спокойный и величественный вид, перед ними снова стоял классический дедушка Мороз с новогодней открытки, а не старый, нервный, издёрганный тип.
   - Знаю, знаю! - добродушно прогудел он густым, сочным басом. - Я же Дед Мороз, мне всё положено знать, чтобы к Новому году подарки приготовить!
   - Подарки! - захлопала в ладоши девочка. - И взрослым тоже?
   - А как же! - развёл руками старик. - Но только тем, кто хорошо себя вёл.
   - Он хороший! Он очень-очень хорошо себя вёл, - затараторила Алиса.
   - Будет твоему папе подарок, обязательно будет, - пообещал Дед Мороз и утёр рукавицей лоб. - Принеси-ка ты мне воды, красна девица. Притомился я что-то.
   - Ага! - согласно кивнула Алиса и унеслась в дом.
   Мужчины проводили взглядом девочку и, как только она скрылась за углом, уставились друг на друга.
   - Забери её, умоляю, - лицо старика неожиданно скривилось в жалобной гримасе, он схватил Глеба за руку. - Сил моих больше нет.
   - Дед, ты чего? - опешил Глеб. - Перегрелся никак?
   Дед Мороз воровато огляделся по сторонам и наклонился, шепча почти на ухо:
   - Она мне все сны сейчас разворотит! Уведи её, папаша, по-доброму. Не доводи дедушку до греха!
   - Ты вообще-то, старик, кто такой? - Глеб отодвинулся подальше от бесноватого деда. - Залез в чужой сон, ещё и командуешь!
   Теперь пришла очередь старика изумляться:
   - А я гляжу, наглость, это ваша фамильная черта, - он погрозил пальцем. - Это мой сон, пусть он и точная копия вашего. Я здесь хозяин, я!
   - Марох! - высказал догадку Глеб.
   Значит, он всё-таки перенёсся, причем с первой попытки, когда хотел попасть к Алисе. Вот только девочка к этому времени уже ушла с болот. Этим же объясняются и все его последующие неудачи в создании проходов, - сон-то закрытый! Даже на душе полегчало, не настолько уж он и безнадёжен!
   - Он ещё и издевается! - дед по-своему истолковал его улыбку. - Да, я и есть Марох. Дед Марох, если быть верным.
   - Там нет воды! - донеслось со двора, и дед спешно принял невозмутимо-ласковый вид.
   - Нет воды нигде! - повторила запыхавшаяся Алиса, подбегая к ним.
   - Ничего страшного, потерплю, - нараспев произнёс старик. - Есть у меня к тебе другое поручение, Алиса!
   - Какое? - девочка вытянулась, обратившись во слух.
   "Какая же она доверчивая", - неожиданно с нежностью подумал Глеб. Он чувствовал, что с каждой встречей больше и больше привязывается к этому ребёнку. Скоро и сам поверит, что у него есть дочь.
   - Сплети-ка мне венок из ромашек, - попросил Марох. - Будет мне добрая память о тёплом лете.
   - Я сейчас! - уже на бегу крикнула Алиса, устремляясь к лужайке перед домом.
   Именно к той, на которой Глеб и попал сюда. Вот только...
   - Там же нет ромашек? - обратился он к старику и спохватился. - Ах, да! Это же твой сон, сейчас сделаешь.
   - Если бы! - вновь сникая, пожаловался тот. - Она сама сейчас создаст там целое поле цветов.
   - Это как? - не понял Глеб. - Сон ведь закрыт.
   - А я знаю, как она это делает?! - взвился дед. - Как, например, она вырядила несчастных зайцев во фраки и устроила им вечное чаепитие? Как?! Они же просто бегали кругами по кукурузному полю и дразнили пугало, пугаясь каждого шороха, а теперь их можно пронять только неведомым Мазаем! Которого, кстати, тоже она сотворила, как и реку!
   - Болото тоже она...? - робко поинтересовался Глеб.
   - Нет, - буркнул успокоившийся старик. - Оно вообще находится в другом моём сне, куда вы не должны были попасть. Устроили тут проходной двор!
   - Ну, извини, - растерялся Глеб от такого потока информации. - Я ж не нарочно.
   - Сам знаю, - махнул рукой Дед Марох. - Я вообще-то Гурку ловил, да ты со своей девчонкой заодно ко мне провалились. А ведь сильна, дочурка твоя, ох, сильна!
   - Гурку? - отстранённо поинтересовался Глеб. - Это ещё кто?
   - Как это кто? - настала очередь старика удивляться. - Подружка твоя! Тьфу, только вспомни! Говорю ж, сильна девка, с болота перетащила сюда Гурёнку.
   Оглянувшись, Глеб увидел сияющую Алису, которая тащила в руках небольшого лохматого пса с венком из ромашек на лопоухой голове.
   - Смотрите! - закричала девочка. - Смотрите, кого я нашла!
   - Какая подружка? - нахмурился Глеб. - Хорош бредить, старый!
   - Кха! - гулко крякнул Дед Марох. - Опять шифруется, это в её стиле. Ну-ка, смотри...
   Алиса ойкнула и выронила свою ношу, резко увеличившуюся в размерах, - ещё бы, очень трудно ребёнку удержать на руках взрослую девушку. Глеб ощутил слабость в ногах и тоже опустился на землю, слишком велико было потрясение.
   - Иней?! - полувопросительно прошептал он.
   И встретился глазами со смущённо-растерянным взглядом из-под спутанной чёрной чёлки.
  

Интермедия 1

  
   - Опять они?
   Это был не вопрос, а констатация факта, но ответить всё же требовалось. Стоявший с понурым видом латник кивнул, стараясь не смотреть в глаза рыцарю с красными крестами на белом плаще. Они стояли посреди довольно крупного поселения, но по пустым улицам бродили лишь собаки, да сновали из дома в дом храмовники.
   - И снова ночью? Через дымоходы? - утверждение с вопросительными интонациями в голосе.
   - Да, мастер, - ответил латник. - Те же заклинания. Сначала открывают задвижки, а потом вымораживают всё внутри.
   - Бородатый старик и хрупкая девушка... - мрачно подытожил рыцарь. - Понять бы, для чего они это делают. Где-то они останавливаются на постой, а утром исчезают, оставив после себя щедрые дары. А где-то вот так...
   Латник тяжело вздохнул, всем своим видом изображая, что - да, неплохо бы это понять, но ещё лучше закончить бесполезные поиски, и вернуться в тёплую казарму. Защищённого магией рыцаря, конечно, мало волновали подобные проблемы.
   - Для чего? - вновь вопросил он пустоту.
  

* * *

  
   Кожаные, подкованные сапоги сочно впечатывались в снег, но их владелец не проваливался в глубокие сугробы, лишь под ногами хрустел плотный наст. Ещё вчера вечером снежный покров буквально плавился под лучами яркого солнца, будто предвещая далёкую весну, но за ночь всё изменилось. Холод пришёл неожиданно с северным ветром, вместе с ним небо затянули глухие тучи, закружившие хоровод метелью.
   Путник, укутанный в тёплые шкуры, помогал себе продвигаться массивным посохом с тяжёлым навершием, им же он откидывал с пути тяжёлые, покрытые снегом, лапы елей. Иногда он замирал и внимательно вслушивался в звуки леса, задрав к небу густую, подпалённую бороду. Где-то далеко за спиной, во вчерашнем дне, остались горящие дома и лязг мечей, вспышки заклинаний и крики умирающих, - отряд храмовников выжег очередное гнездо ереси, дорого заплатив кровью своих латников. Маг вслушивался, усиливая свой слух заклинаниями, но не ощущал признаков погони: либо его ведут на длинном поводке, либо ему удалось запутать следы.
   Поднявшись на очередной холм, он неодобрительно хмыкнул при виде открывшегося ему зрелища. Обычная для этих мест картина, часто встречающая в период зимних холодов, а особенно при солнцевороте. Высокая ель с раскидистыми лапами ветвей почти до самой верхушки была причудливо увешана гирляндами внутренностей и накромсанными фрагментами тел, как животных, так и людей.
   - Какие же дикари, и когда им это надоест? - пробурчал себе под нос маг, обходя дерево по кругу. - Где-то здесь должна быть, если волки не успели утащить. Ага, вот она!
   Под нижними ветвями, обхватив колени руками, застыла девушка в простом платье, совсем не подходящим для подобной погоды. Окоченевший труп абсолютно не интересовал колдуна, но обычно на жертвенных красавицах можно было найти довольно ценные амулеты. Простодушные люди верили, что так они отведут беду от своих домов, откупятся от суровой зимы кроваво наряженным деревом и замёрзшей насмерть девушкой.
   Маг сдвинул посохом нависающую ветку, украшенную ожерельем из пальцев, чтобы лучше рассмотреть девушку и оценить возможную добычу.
   - Это кто у нас сидит весь синенький? - приговаривал он, пытаясь снять с тонкой девичьей шеи заговорённый камень на кожаном шнурке. - Это кто у нас такой холодненький?
   - Сиииииннь..., - раздался тишайший шёпот из заиндевелых губ.
   От неожиданности маг ослабил посох, и распрямившаяся ветка бросила его на землю.
   - Дышло мне в гузно, - озадаченно пробормотал он. - Не пойми что...
   Вскочив, он несколько раз оббежал вокруг дерева, внимательно осматривая снег, но не обнаружил ничего странного. Поисковые заклинания тоже не выявили людей поблизости. То есть девушку привели давно, и тщательно замели следы, чтобы не привести духа в селение. Почему же она до сих пор жива?
   Колдун вернулся обратно и присел на корточки; убрав за пояс меховые рукавицы, распростёр над девушкой руки, - магия сможет рассказать намного больше, чем зрение, которое часто обманывает. Да и времени это заняло немного: скоро маг выпрямился с довольным кряхтением и озадаченным видом. Девушка оказалась неинициированной ведуньей, и это было хорошо. К плохим новостям относилось то, что её силы были уже на исходе, жизнь едва теплилась в ней.
   - Ну-ка! - колдун вынес окоченевшую девушку из-под дерева и усадил на меховой плащ из цельной шкуры, скинутый со своих плеч.
   Костёр! Срочно необходим огонь, яркий и согревающий. Вокруг в великом количестве доставало и сухостоя, и валежника, готового обратиться в жаркие угли, но время, время... Оно вместе с холодом стремительно высасывало жизнь из замёрзшей девушки, и огонь был необходим прямо сейчас.
   - Так, так, так, - бормотал себе под нос колдун, сжав в руках посох. - Ни одного артефакта с собой, придётся по старинке. Как же оно работало? Ага, вспомнил!
   Вздев посох, он обратил его на ёлку, из-под которой только что вытащил девушку. Ничего не произошло. Он ещё раз взмахнул, но с тем же результатом.
   - Наверно, лучше со словами, - хрипло произнёс маг и громко выкрикнул. - Зажгись! Ёлка, гори!
   Дерево моментально объяли гудящие языки пламени, и колдун на мгновение невольно замер, залюбовавшись своей работой. После, сосредоточившись, он размашистыми взмахами рук начал гнать волны тепла к девушке, одновременно проводя инициацию её магической сути. "Лишь бы не переусердствовать с огнём", - пришло в голову, иначе можно и поджарить вместо того, чтобы спасти.
   - Синегура.
   Сначала он решил, что это ему послышалось сквозь треск полыхающего дерева. Слишком уж тихо прозвучало слово, практически на грани слуха.
   - Синегура, - раздалось вновь, и маг опустил голову.
   Пристальный взгляд сквозь покрытые инеем ресницы в сочетании с мертвенно-белым лицом мог бы произвести жутковатое впечатление, но после чадящих и пузырящихся на дереве мясных жертвоприношений смотрелся вполне даже мило. Оставив своё занятие, маг присел перед девушкой.
   - Это твоё имя? - спросил он.
   Новоиспечённая ведунья ответила взмахом ресниц, тело её пока не слушалось, но это было лишь вопросом времени. Опасность для жизни миновала.
   - А я магистр Рох, - колдун опустился на шкуру рядом с девушкой. - Вот только клана у меня больше нет.
   - Ма... Рох, - попыталась повторить она, но губы плохо повиновались своей хозяйке.
   - Марох? Так даже лучше, мне нравится, - оживился маг. - Пусть будет Марох.
   Синегура слабо улыбнулась в ответ.
   - Лучше бы нам уйти отсюда, - спохватился колдун. - Пламя, наверняка, заметили. Ну-ка...
   Он завернул девушку в шкуру, на которой они сидели, и легко вскинул себе на плечо.
   - Помнишь, надеюсь, дорогу обратно? - обратился он к Синегуре. - Не наведаться ли нам в гости...
  

Глава 10

  
   - Тебе неинтересно, что было дальше?
   - Отчего же? - вяло возразил Глеб. - Конечно, интересно. С детства подозревал, что с этим бородатым стариком что-то нечисто.
   - Ну, просто у тебя вид такой отрешённый, - виновато улыбнулась Софья.
   "Отрешённый?" - надо же, какое слово-то нашла, сам он приличных эпитетов к своему состоянию подобрать так и не смог. Противоречивые чувства овладели им, овладели грубо и беспощадно, сминая рамки приличий. Седой мужчина из снов и хрупкая брюнетка с кухни - одна и та же личность!!! На фоне этого даже обыденно воспринимался факт, что он приютил на кухне настоящую снегурочку, а во сне только что беседовал с Дедом Морозом.
   - Слушай! - встрепенулся Глеб. - А я при тебе ничего такого лишнего не позволял... Хм, ну, во сне, при тебе, который... Которая...
   Опять заклинило. Чёрт, как же теперь с ней общаться? Как к ней относиться? И вообще - он или она?
   - Которая, - тихонько подсказала девушка. - Во сне был только образ, как и собака. Ещё раз извини, что пришлось напускать такой туман.
   - Да уж, напустила, так напустила, - криво усмехнулся он. - Чего ещё я не знаю? Ну, на всякий случай. Может, ты по ночам кровь младенцев попиваешь, или тебе на шабаш нужно слетать. Ты говори, не стесняйся!
   - Я не ведьма, - твёрдо произнесла Софья, не отводя глаза. - Вся моя сила заключена во снах, в верхней реальности. А здесь я могу колдовать, только используя артефакты. Впрочем, это умение доступно любому, в отличие от настоящих заряженных амулетов.
   - Ясно, что ничего не ясно, - тяжело вздохнул Глеб.
   Последняя фраза повисла в воздухе, сопровождаемая мерным позвякиванием ложки. Он сидел на кухне и размешивал в стакане остывшего чая давно растворившийся сахар. С тех пор, как Алиса уронила на траву пса, превратившегося в девушку, для него прошла субъективно целая вечность. Девочка тогда, по-видимому, от удивления проснулась, после чего обрадованный Марох не замедлил вытолкнуть онемевшего Глеба и смущённую Софью из своего сна. И вот за окном уже робко брезжил хмурый, осенний рассвет, а они, по-прежнему, сидели за столом.
   - Дальше-то что делать будем? - нарушил он затянувшееся молчание.
   - То же самое, - пояснила Софья, как нечто очевидное. - Ты бы в любом случае всё узнал, это всего лишь случилось раньше, чем я предполагала. Задача осталась прежней.
   - Не боишься, что я откажусь? - прищурился Глеб. - Ведь сейчас я знаю, кто ты.
   - Не боюсь, хоть сейчас отказывайся, - покачала она головой. - За операцией следят маги, и в случае провала подчистят все следы. Извини за откровенность, но лучше не питать ложных надежд.
   - Всюду клин! - проворчал он и повторил вопрос. - Что же делать-то?
   - Действовать, - просто ответила она. - Пора переходить к следующей фазе. Теперь, когда девочка привыкла к тебе, можно начинать подбирать варианты.
   Глеб встал из-за стола и подошёл к окну. Поздняя осень, сумрачное небо и постоянная сырость на улице с детства вызывали у него хандру и желание уехать туда, где много солнца и тепла. Вопреки обыкновению в этом году погода показалась ему, напротив, такой уютной - хотелось забраться в кресло с чашкой горячего чая и интересной книгой, изредка переводя взгляд с белоснежных страниц в окно и обратно. Даже та серая череда будней, которой он тяготился, дом-работа-дом, - ведь не так уж и плохо там всё было. А что сейчас? Вокруг одни загадки и ложь, давние тайны и полуправда. Кстати, о маленьких тайнах...
   - И как мне тебя называть? - повернулся он к девушке. - Синегура? Или всё-таки Софья?
   - Если тебе нетрудно, то зови по-прежнему, - попросила она. - Иней. Впрочем, я не настаиваю. Софья мне тоже нравится.
   - Значит, по настроению, - заключил Глеб.
  

* * *

  
   За окном была школа. Одна из многих школ в городе, ничем не отличающаяся от остальных, - в меру ухоженное, трёхэтажное здание с широкими коридорами и светлыми классами. Снаружи, конечно, этого не увидеть, но Глеб так тщательно изучил фотографии и трёхмерную модель строения, что мог дойти до любого кабинета с закрытыми глазами. Он ещё раз осмотрел просторный пустой двор под хмурым осенним небом, раскидистые тополя перед входом и выбрался из машины, чтобы с наслаждением потянуться.
   - Она уже здесь, можно начинать, - окликнула его Иней с водительского сиденья. - Постарайся не затягивать.
   - Как карта ляжет, - буркнул Глеб.
   - Не надо мне здесь этого фатализма, всё ляжет нормально! - подбодрила его девушка. - Только амулеты не перепутай и помни, что я тебе говорила.
   Глеб выразил своё отношение ко всему происходящему громким вздохом и неторопливым шагом направился к школе. "Активируй амулет в левом кармане пиджака".
   За тяжёлой дверью небольшой вестибюль, справа - гардероб с бабулей-пенсионеркой, слева - скучающий охранник с журналом. "Не торопись, делай всё обыденно и спокойно".
   На лице охранника возникла доброжелательная улыбка, старушка из гардероба приветливо поздоровалась. "Сработает эффект узнавания, ты для всех завуч".
   В принципе, ничего сложного, если не задумываться над тем, для чего ты это делаешь. Глеб постарался, как можно глубже, загнать мысли, безжалостно жалящие его совесть, но без особого успеха. "Представь, что ты проходишь квест или экшн в стелс-режиме". Легко сказать, представить трудно.
   Из вестибюля свернул в коридор направо, при этом наклонил голову, словно ища что-то во внутренних карманах пиджака. "Прячь лицо от камер, на них амулеты не действуют".
   Прошёл по коридору, свернул в правое крыло и встал около окна напротив третьей двери. "Придёшь точно к началу перемены. Не допускай праздного шатания по коридору и не топчись около класса".
   Звонок раздался точно по расписанию, через полминуты после того, как он занял свою позицию. "Важно попасть в поле зрения выбегающих детей".
   - Здрасьте, Иван Андреич!
   - Здрасьте, Иван Андреич!
   Глеб кивал в ответ на разноголосые приветствия первоклашек, мощным потоком вырвавшихся из помещения, и искал глазами светловолосую девочку с короткой стрижкой. Наконец, знакомое лицо мелькнуло в стайке весело щебечущих девочек. Алиса тоже увидела его и резко остановилась, недоверчиво рассматривая. "На неё магия не действует, она сразу узнает тебя".
   - Папа? - еле слышно, одними губами прошептала она, не веря своим глазам.
   Остальные девочки поздоровались с "Иван Андреичем" и, не задерживаясь, побежали дальше. Глеб улыбнулся, прижал палец к губам, а потом поманил Алису за собой. Вышедшая в коридор учительница хотела окликнуть девочку, но, узнав завуча, лишь пожала плечами и поспешила в учительскую. "Активируй амулет в правом кармане, он вызовет у всех желание оказаться как можно дальше".
   - Куда мы идём? - по-прежнему, шёпотом поинтересовалась Алиса.
   - В гости, - ответил Глеб. - Бабушка с дедом по тебе успели соскучиться.
   - Но у меня уроки, - растерялась девочка. - Ещё целых два урока!
   - Ты уверена? - наклонил голову Глеб. - А если так...
   Он подвёл её к двери соседнего класса и, напустив на себя загадочный вид, сделал несколько пассов руками. Девочка переводила непонимающий взгляд с Глеба на дверь и обратно:
   - Уроки отменили, что ли? - спросила она и спохватилась. - А как вообще можно...
   Оборвавшись на слове, вопрос повис в воздухе и растворился под порывами свежего ветра из открывшейся двери. Широко распахнутыми глазами девочка смотрела на уютный домик, палисадник которого утопал в кустах сирени. Она обернулась, чтобы удивлённо оглядеть пустой школьный коридор - замкнутое пространство, залитое искусственным светом, ярко контрастировало с широкой улицей и бескрайним синим небом. Из густой пахучей травы на порог выпрыгнул большой зелёный кузнечик, но тут же застыл, словно недоумевая, куда он попал.
   Алиса отвернулась от привычно-серой реальности и расплылась в улыбке, заметив в окне мелькнувшее лицо бабушки. Не раздумывая более, она взяла Глеба за руку и решительно шагнула вперёд.
   - А-а-а-а-а-а-а!!! - приглушённый вопль раздался откуда-то из-под ног одновременно с негромким хрустом.
   От испуга девочка дёрнулась и исчезла. "Проснулась!" - огорчённо выдохнул Глеб и наклонился над порогом.
   - А я говорил, что она тебя не заметит! - сварливо проворчал он, разглядывая размазанные зелёные останки. - Умиляться будет! На ладонь посадит! Эх ты, лучше б собакой оставалась...
  

* * *

  
   - Хватит подкалывать! Поняла я, поняла, - возмутилась она, морщась и массируя виски.
   - Даже и не думал, - развёл руками Глеб. - Я в том смысле, что собака просто более заметна.
   Иней фыркнула и уткнулась обратно носом в кружку, потягивая остывший чай. Глеб деликатно не стал развивать тему далее, несмотря на сильное желание ещё раз указать девушке на её ошибку. Вместо этого он дотянулся до чайника и подлил кипяток в кружку Софьи. Или Синегуры? Эти два имени импонировали ему больше, чем безликий "Иней".
   - Не за что, - буркнул он в ответ на благодарный кивок девушки. - Лучше бы объяснила, для чего мы это делаем.
   - Как для чего? - удивилась она. - Чтобы отработать наши действия и учесть все возможные ошибки.
   - Это и так понятно, - отмахнулся Глеб. - Я имел в виду, как это поможет нам в реале? Во сне я, разумеется, открываю дверь и вместо класса попадаю в деревню. А в нижней реальности я ведь не смогу... Это же... Или...
   Глеб замолчал и уставился на Софью, вернее, на её лукавый прищур. Озарение, внезапное и беспощадное, сложило картину из разрозненной мозаики фактов.
   - Наконец-то догадался, - усмехнулась она.
   - Алиса сделает это сама, - медленно произнёс Глеб. - Она будет думать, что мы снова во сне и откроет проход, так? Неужели это возможно?
   - Это нам и предстоит вскоре выяснить, - вздохнула она. - Но не раньше, чем будем готовы, надо предусмотреть все возможные проблемы.
  

* * *

   - Иван Андреевич! Нам необходимо срочно что-то решать с Аляпьевым. Дальше это продолжаться не может!
   Глеб с тоской посмотрел на пожилую учительницу кубических пропорций, решительно преградившую ему путь. Откуда только Софья берёт все эти ситуации?! Понятно, что она пытается предусмотреть все варианты развития событий, но ведь всему есть предел. В конце концов, пока он не встретится с Алисой, можно вообще развернуться и уйти из школы.
   - Обязательно, эм-м-м, Анна Николаевна, - Глеб с трудом выудил из памяти имя женщины. - Подождите меня в учительской, я буду через десять минут.
   - Хорошо, - та подозрительно посмотрела на него. - Я подожду.
   Мысленно выдохнув и поздравив себя, Глеб поспешил дальше по коридору, но был остановлен окликом:
   - Иван Андреевич!
   - Что ещё, Анна Николаевна? - он повернулся с вымученной, приклеенной улыбкой.
   - Ничего! - всплеснула та руками. - Но ты должен был проследить, что она действительно пошла в учительскую, а не направилась за тобой.
   - Зачем ей тащиться за мной?! - возмутился Глеб.
   - Кто знает, что на уме у этих пенсионерок, - резонно заметила Софья, перевоплотившись в стройную девушку. - Сегодня мы отрабатываем твой проход до класса, девочку не привлекаем, поэтому времени у нас много. И попыток тоже.
   Глеб зажмурился и мысленно застонал, но потом вспомнил, где находится (это ж не настоящая школа!), и последовательно озвучил все свои жалобы вслух, раскинувшись на полу. Когда он открыл глаза, над ним снова хмурилось осеннее небо сквозь кроны тополей.
   - Вставай, чего разлёгся? - окликнула его Софья из машины. - Идём на следующий заход...
  

* * *

   - Извините, Вы к кому? - услышал Глеб за своей спиной и обернулся к охраннику.
   - Игорь, ну что ж ты! - укоризненно воскликнула гардеробщица. - Это же Иван Андреевич, завуч наш!
   И добавила, обращаясь к Глебу:
   - Вы уж извините его, Иван Андреевич, Игорь сегодня первый раз на дежурстве, ещё не всех запомнил.
   Глеб посмотрел на висящий в вестибюле стенд с фотографиями преподавательского состава школы. Да уж, такую ораву с ходу трудно запомнить.
   - Извините, - смущённо пробормотал охранник, возвращаясь на своё место.
   - Ничего, всё нормально, - успокоил его Глеб и направился дальше.
   - Ничего не нормально, - проскрипела гардеробная пенсионерка. - А кто лицо от камеры прятать будет? Хочешь в федеральный розыск попасть? Славы возжелал?!
   - Тьфу на тебя, - чертыхнулся Глеб. - Сбила с толку. Давай на исходную...
  

* * *

  
   - Я больше не могу, - взмолился Глеб. - Уже пятую ночь подряд мы прорабатываем твои ситуации. Невозможно предусмотреть всего, в любом случае останутся шероховатости. Меня потом переклинит на какой-нибудь мелочи!
   Софья внимательно посмотрела на него, потом медленно кивнула:
   - Может, ты и прав. Всего не предусмотришь. В самом деле, что-то мы затянули с этим этапом.
   - Наконец-то! - облегчённо выдохнув, Глеб откинулся на спинку кресла. - Я думал, это никогда не закончится.
   Три часа ночи. Можно даже успеть поспать до работы. Просто поспать, безо всяких сновидений и приключений.
   - Ложись, поспи, - девушка, словно прочитала его мысли. - Утром позвонишь на работу, отпросишься, и мы начнём.
   - Как начнём?! - подскочил Глеб. - Сегодня?!
   - Именно! - подтвердила Софья. - Ты же этого хотел?! И убедил меня, что откладывать более нет смысла.
   - Но я... Я... - он судорожно подбирал веские доводы, но, увы, все они были нелепы и только что отметены им самим в предыдущем разговоре.
   - Ты справишься, я верю, - Софья ободряюще похлопала его по плечу и вышла из комнаты, бросив напоследок. - И попытайся всё же поспать.
   - Уснёшь тут, как же, - пробурчал Глеб, ворочаясь в кресле. - Я, может, не прочь повторить. Подумаешь, пять ночей, это совсем немного, в принципе. В конце концов, повторенье - мать ученья. Там столько вариантов осталось непроработанных, столько прогнать можно. Куда нам соваться...
   Не договорив, Глеб клюнул носом, и вскоре уже посапывал, опустив голову на широкий, мягкий подлокотник. Из коридора в приоткрытую дверь заглянула Софья и усмехнулась:
   - Не уснёт он, как же...
  

* * *

  
   За окном была школа. Одна из многих школ в городе, ничем не отличающаяся от остальных, - в меру ухоженное, трёхэтажное здание с широкими коридорами и светлыми классами. Но именно про эту школу он знал всё.
   - Пока не встретишься с девочкой, можешь вернуться, - напомнила ему Софья. - Но только в крайнем случае, лучше обойтись без этого.
   - Понял я, понял, - пробурчал Глеб, порядком утомлённый постоянными напоминаниями.
   - Время! - поторопила его девушка, взглянув на часы. - Тридцать секунд до входа. Ещё тридцать есть у тебя в запасе до звонка.
   Он кивнул и выбрался из машины, - самое время активировать амулет и выйти, чтоб неторопливым шагом дойти до входной двери школы. Когда преодолел больше половины пути, за спиной раздался негромкий хлопок закрываемой двери. "Чёрт! Куда она лезет?! Мы ж не обговаривали её участие!" - чуть не запаниковал он, с трудом сохраняя невозмутимый вид. Оглядываться и выяснять нет времени, - вот уже и знакомая до боли дверь, к которой он подошёл первый раз в жизни. В первый раз в этой реальности.
   Прежде чем зайти в школу, ещё раз сжал амулет в левом кармане, и лишь после этого потянул отполированную ручку двери на себя. Вот и всё, теперь волноваться и переживать поздно. Нацепив вежливую улыбку, он посмотрел налево, потом направо - никого. От неожиданности даже остановился. Конечно, плохо, что такой вариант не предусмотрели, но хорошо, что это не является помехой. Он сделал шаг вперёд и заметил краем глаза движение у окна. Ага, вот и охранник, который устал сидеть на месте и рассматривал что-то на улице.
   - Добрый день, - поприветствовал его Глеб.
   - Добрый день, Иван Андреевич, - несколько обескуражено ответил тот.
   - Ой, а когда Вы вышли? Я Вас не заметила, - из-за поворота выплыла гардеробщица, на ходу дожёвывая пирожок из буфета.
   - Да, тут столько народа ходит, попробуй уследить за всеми, - неловко отшутился Глеб.
   Окончательно смешавшись, он прошёл в правый коридор, не забыв при этом опустить лицо: камера, в отличие от охранника и гардеробщицы, никуда не отлучалась. Вариант "Завуч в школе" тоже отрабатывался, но как один из маловероятных, тот должен был подойти лишь к следующему уроку.
   Старушка посмотрела ему вслед и покачала головой, сетуя на свою невнимательность:
   - Что-то плоха на память я стала, Миша, - обратилась она к охраннику. - И как не углядела, когда он вышел?! Неужто спутала с кем?
   Тот согласно кивнул, его внимание было приковано к висящему на стене стенду с фотографиями учителей. Достав из кармана телефон, он нерешительно покачал его на ладони, но потом всё же решился и набрал номер.
   - Москит, тут непонятное что-то происходит, - приглушив голос, произнёс он. - Завуч второй раз в школу зашёл. Нет, вроде не выходил. Приехал на машине. Не один. Не уверен. Да. Нет, не тёмный. Но при этом он второй раз со мной...
   Пронзительная трель школьного звонка заглушила его слова, возвещая начало короткой, но шумной перемены. Охранник недовольно поморщился, чуть ли не вдавил телефон в ухо, отошёл к окну, но, увы... Звук наполнил все уголки небольшого помещения.
   - Подожди, - раздражённо ответил он собеседнику, когда в коридорах отзвенело эхо. - Ничего не слышно, повтори ещё раз.
   Пенсионерка из гардероба поджала губы, выказывая своё осуждение к телефонным разговорам на "боевом" посту, и наклонила голову, чтобы лучше слышать. Охранник тем временем слушал и мрачнел на глазах.
   - Нет, не проверил, - угрюмо пробурчал он. - Сам понимаешь, это в другом режиме сканируется, и вообще задача была только тёмных отслеживать.
   Худенькая шея старушки буквально вытянулась, она ловила каждое слово. Так вот для чего им в этом году на пост поставили охрану из крепких молчаливых парней. Защищать от тёмных! Миграционная служба, поди! Будет теперь что обсудить со сменщицей.
   - Ладно, сейчас пойду и проверю, - продолжал охранник, не замечая выпяченного в его сторону уха. - Какое крыло присылать, ты смеёшься?! Это простой человек...
   Остальные слова потерялись в шуме, вестибюль наполнился школьниками, спешащими во двор, и старушка аж крякнула с досады, но тут же встрепенулась, - внутрь спешно вошла, почти вбежала молодая женщина.
   - Я к Ивану Андреевичу, - бросила она на ходу гардеробщице. - Из администрации, по планированию мероприятий на следующий месяц.
   Бдительная пенсионерка опустилась обратно на свой стул, вполне удовлетворившись ответом, а вот охранник, наоборот, явно встревожился при виде посетительницы. Он сразу устремился за ней, но потерял несколько секунд, протискиваясь сквозь толпу детей.
   - Девка прошла, которая привезла завуча. Не тёмная, но амулетами, как ёлка, увешана, - одновременно говорил он в телефон. - Высылай. Нет, не успел. Дети везде, перемена же...
   К тому моменту, как он добрался до поворота, незнакомка уже сворачивала за угол в противоположном конце коридора. Охранник выругался и вскинул руку вверх вперёд открытой ладонью, отчего мгновенно застыли на месте несколько школьников, бесцельно слонявшихся по коридору, и пожилая учительница внушительных форм.
   - Да что же это!!! - изумлённо прошептал он.
   Его удар не оказал на девушку никакого воздействия, она тем же поспешным шагом-полубегом скрылась за поворотом. Бросившись вслед, охранник был вынужден огибать застывшие фигуры людей, вновь упуская драгоценное время, но, тем не менее, успел добежать и заметить закрывающуюся дверь одного из классов.
   - Москит, она зашла в её класс, - сообщил он в трубку, перейдя с бега на быстрый шаг. - Блокируйте периметр с восточной стороны. Я жду две минуты и захожу.
   К двери охранник подошёл уже, не торопясь, и встал перед ней, широко расставив ноги, вновь уверенный в своей силе. Наклонил голову, прислушиваясь, и спустя пару секунд маска спокойствия слетела с него. Распахнув дверь, он ворвался в помещение, - только для того, чтобы растерянно озираться по сторонам и сдавленно шипеть сквозь зубы. Аккуратные ряды столов, на которых разбросаны учебники и тетради, отодвинутые стулья, цветы на подоконнике, наглухо закрытые окна. Никого. Лишь запах свежей травы и сирени.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"