St.Degreeze: другие произведения.

В тени у Бога - Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Молодой человек, панически боящийся своей тени, после непонятного обряда обнаруживает у себя странный дар - видеть у людей вторые тени. Для чего же нужны эти тени, и чем ему предстоит расплатиться за свои способности? "Лучше быть в тени у Бога, нежели доверяться человеку" Книга Тегилим Псалом 118 Стих 8

В тени у Бога

Annotation

     Введите сюда краткую аннотацию


В тени у Бога

Пролог

     Лампочки в нашем подъезде никогда не светили дольше одной ночи. Соседи бурно выражали негодование и обещали отловить хулиганов. Думаю, Михалыч догадывался, кому они нужны (точнее, НЕ нужны), но не сдал. Хороший он человек, я как-то подарил его жене на восьмое марта такой же хороший фонарик.

     А лампочки все до единой покоились в мусоропроводе, я ж не ради корысти. Лестница – одно из самых опасных мест, сравнимое только с ванной и столом. Люди спотыкаются, ломают руки, ноги, шеи. Между тем, в темноте человек двигается осторожнее, аккуратнее, можно к тому же взять фонарик. Только ни в коем случае не надо светить себе прямо под ноги. Громадная изломанная тень стелется по ступенькам или извивается перед вами. Никто, спотыкаясь, не смотрит на неё. На то, как она притворно взмахнёт руками, потом застынет, наблюдая за летящим вниз телом. И лишь в последний момент стремительно слетит, заняв привычное для неё место.

     Я обожал свой маленький провинциальный город. Я любил его администрацию, которая провела освещение лишь на центральных улицах. На пути от дома до оптовой базы мне попадались лишь два фонаря, которые можно без труда обойти. Луна же, как и солнце, опасений не вызывали – в их свете тени спокойны и предсказуемы. А вот тени искусственного света пакостны и злопамятны. То ли из зависти, то ли от скуки.

     Охранник встретил, как всегда, у ворот. Они уже привыкли, что я прихожу под градусом и в полной темноте. Поначалу не верили, что такое зрение бывает. Когда слегка выпью, я спокоен и чувства обостряются, а вот если нервничаю, такая жуть мерещится! В общем, с учетом того, что за последний год не было ни одной кражи, на мои странности закрыли глаза, даже оклад грозились поднять. Опять же экономия на дежурном освещении.

     Впрочем, место это было примечательно ещё и наличием неподалёку железной дороги с мощными фонарями. Свет от них едва добивал до стен складов, но этого как раз достаточно для экспериментов. Тень слишком слаба, она делала много ошибок, которые не ускользали от меня. Каждый раз потом она пыталась отыграться на мне при малейшей возможности. Но с каждым разом ей удавалось это всё реже и реже, я всегда настороже.

     Иногда я сидел в тени склада и пытался понять, куда прячется моя тень. Здесь её присутствие не ощущалось, так же как и в любом другом тёмном месте. Но стоило выйти на свет, как она чёрной кляксой выползала из-под ног. Вероятнее всего, она таится внутри меня, терпеливо ожидая появления света.

     Бесконечное множество раз я перечитывал "Питера Пэна". Эта сказка не так проста, как и бессмертный мальчик, летающий с феями. Я тоже хотел потерять тень. Иногда наши желания заводят нас слишком далеко…

Глава 1

     01 августа 2008 года
     окрестности Новосибирска

     Олег ещё раз внимательно осмотрелся по сторонам – похоже, никого поблизости не было, не считая любопытной вороны на ближайшем тополе. Это безлюдное место на заброшенной бетонной дороге он присмотрел пару дней назад и теперь убедился в правильности выбора. Вообще-то шансов изначально было ничтожно мало, да и что можно ждать от ритуала, собранного по лоскуткам из преданий, легенд и детских страшилок?! Но и становиться посмешищем для зевак, заполонивших город, как-то не хотелось. Тем не менее, попробовать всё же стоило – зря, что ли он ехал через полстраны?

     Мужчина отошёл подальше от деревьев и встал так, чтобы его тень легла на относительно целый кусок разбитой бетонки. Из кармашка рюкзака был извлечён мел, и на выщербленной поверхности постепенно появился силуэт высокого худощавого человека. Серовато-синий порошок из пакетика замкнул фигуру по контуру. Бросив быстрый взгляд на часы, Олег вынул кисточку с банкой и размашистыми штрихами начал закрашивать мелованную поверхность тёмно-бурой краской.

     К тому времени, как от солнечного диска остался узкий яркий серпик, основные приготовления были завершены и не по разу проверены. Олег сбросил всю одежду и втиснул свою тень в чётко очерченные рамки, попутно подумав, что с погодой ему очень даже повезло.

     А вот слова... Он даже не был уверен, что они нужны. Тем не менее, во всех источниках ритуал обычно сопровождался звуковыми колебаниями, издаваемыми заклинателем, но тексты сильно разнились вплоть до полного несоответствия. А может, будет достаточно сконцентрироваться на своём желании? Впрочем, других вариантов у него и не было.

     – Кхм, – вежливое покашливание за спиной заставило подпрыгнуть его на месте и испуганно уставиться на невысокого полного мужчину в спортивном костюме.

     – Какого... – высказывание Олега было прервано повелительным жестом незнакомца.

     – Молодой человек, при всём моём уважении в проделанной Вами работе допущена грубейшая ошибка, – незнакомец неспешно подошёл поближе. – Будет очень досадно споткнуться на последнем шаге, дозвольте мне чуть-чуть подправить Ваши схемы. Кроме того, в данных условиях резекцию невозможно провести без ассистента.

     – Ошибка? – в голове Олега крутился бешеный калейдоскоп мыслей. "Спортсмен" излучал спокойную уверенность, случайный прохожий при виде обнажённого мужчины посреди дороги вёл бы себя совсем по-другому.

     – Ошибка? – повторил автоматически вслух Олег.

     – Судя по Вашим приготовлениям, да! – незнакомец взглянул на небо, где солнечная дуга уже сходилась в точку. – Но, если Вы  позволите, я ещё могу всё исправить. Только решайтесь быстрей, время на исходе, как ни банально это звучит.

     Олег растерянно покрутил головой, мысли по-прежнему хаотично метались, никак не получалось сосредоточиться.

     – А...

     – Молодой человек, если это для Вас так важно, то можете называть меня Бэрримор. Почему бы и нет, сэр? На остальные вопросы времени, увы, не остаётся. Так Вы готовы принять помощь?

     – Да. – Олег неуверенно пожал плечами и повернулся обратно к очерченной фигуре.

     – Замечательно! – Бэрримор склонился над бетоном и слегка подправил контур. – Тут немного оплыло. Понимаете... Извините мою неучтивость, как я могу называть Вас?

     – Олег...

     –  Так вот, Олег,  Вы совершенно напрасно замкнули контур. Точнее несколько преждевременно. Нельзя налить воду в запечатанный сосуд.

     Бэрримор одним движением отодвинул порошок с линий около больших пальцев Олега, который отрешённо наблюдал за его действиями. Внешний вид "спортсмена" разительно отличался от манеры разговора. А после того, как в его руке с резким щелчком вспорхнул балисонг – нож-бабочка, сходство с бандитом неприятно усилилось. Олег глубоко вздохнул, пытаясь что-нибудь вспомнить из успешно забытых курсов рукопашного боя.

     – Не стоит бояться. Мне нужно будет только немного Вашей крови, ровно столько, чтобы замкнуть контур, – Бэрримор успокаивающе поднял руки и посмотрел за спину Олега. – Время, сэр! И прошу Вас, не шевелитесь!

     Где-то за спиной сияющий диск целиком заполнился темнотой. Олег необъяснимым образом почувствовал движение гигантской тени по солнцу, равно как и ощутил контур на дороге, как частицу себя. Он осторожно скосил глаза вниз, наблюдая за своим неожиданным помощником. Бэрримор, постоянно поглядывая на небо, буквально по крупицам подсыпал порошок обратно, замыкая линию. Спустя долгую минуту он предупреждающе кивнул Олегу и плавно расчертил ему бабочкой подушки больших пальцев.

     Пульсирующее жжение, возникшее в ступнях, распространялось вверх, ритмично стуча по нервам. Бэрримор выпрямился, протирая нож белоснежным носовым платком:

     – Осталось немного, сэр! Скоро всё закончится. Только не двигайтесь.

     "И всё? – подумал Олег, – ничего же не изменилось!"

     Навалилась апатия ко всему происходящему. Он стоял обнажённый посреди заброшенной дороги на окраине чужого города. В компании незнакомого человека. И глупо улыбался.

     Появление солнечного луча Олег ощутил всем своим существом. Ослепительная вспышка полыхнула внутри него, сначала осветив, а затем выжигая самые потаённые уголки сознания. Мир встал на колени и рассыпался мозаикой, погружаясь в темноту.

     * * *

     Сначала вернулся слух. Кто-то рядом насвистывал старый ирландский мотив, непринуждённо выводя мелодию. Слегка приоткрыв веки, Олег убедился, что вокруг снова светло, и, судя по всему, он лежит около старой бетонки, укрытый своей же одеждой. Солнце ещё не село, но уже спряталось за верхушками деревьев.

     – С возвращением, друг мой! Не смею торопить, но, думаю, Вам лучше одеться, иначе мы оба можем попасть в щекотливую ситуацию.

     Олег приподнялся на локтях и взглянул на своего нового знакомого – Бэрримор стоял у обочины и вычищал кончиком ножа остатки порошка из-под ногтей.

     – А что? Вдруг кому-нибудь вздумается прогуляться по этой дороге. Что, по-вашему, может делать около раздетого мужчины джентльмен, типа меня?

     Олег ещё раз взглянул на "джентльмена" в адидасовском костюме с ножом в руке и внезапно для себя хмыкнул. Бэрримор в ответ сверкнул глазами из-под бровей:

     – Абсолютно ничего смешного! И раз уж Вы пришли в себя, соизвольте одеться, мало того, что это неприлично, так ещё и воспаление можно подхватить.

     Смущённо пробормотав "Простите!", Олег спешно натянул на себя одежду под негромкое нотационное ворчание Бэрримора. Как ни странно, но на ногах никаких порезов не было. Отряхнув джинсы и ветровку, он протянул руку толстяку:

     – Большое спасибо, – он немного смущался, не зная, как вести себя с этим странным человеком. – Я, действительно, очень благодарен за Вашу помощь.

     Бэрримор насмешливо взглянул на протянутую руку и приподнял край несуществующей шляпы:

     – Не стоит, Олег. Право же не стоит. Мы должны помогать друг другу. Кстати, Вы не знаете поблизости какого-нибудь приличного паба? Нет? Впрочем, о чём это я! Откуда здесь взяться приличному пабу? В стране, где даже хорошее пиво сварить не могут. Вы идёте или так и будете здесь стоять?

     Последние слова он бросил уже через плечо, удаляясь в сторону города. Олег удивлённо взглянул на свою ладонь и, спохватившись, подхватил на плечо рюкзак и догнал собеседника.

     Некоторое время они просто шли по разбитой дороге, обсаженной по сторонам тополями, под негромкое насвистывание навязчивой мелодии. Вопросы, от которых недавно в голове было не протиснуться, внезапно исчезли, оставив гулкую пустоту. Когда придорожные деревья остались позади, Олег посмотрел себе под ноги и остановился в растерянности:

     – Э-э-э, Бэрримор! А почему она ещё здесь?

     – Кто она, сэр? – Бэрримор тоже остановился, в недоумении подняв бровь.

     – Как кто? Тень! Вот же она, никуда не делась, – Олег переводил взгляд с собеседника на свою тень и обратно.

     – Позвольте обратить Ваше внимание, Олег, что в солнечную погоду тени – довольно частое явление. И Ваша, в том числе, не является исключением.

     Рюкзак с глухим стуком упал на бетон, и Олег почувствовал, что ещё немного, и он последует за ним – в ногах появилась ватная слабость, а где-то в животе возник неприятный холодок.

     – Но как же, – выдавил из себя парень. – Как же ритуал? Вы же провели его по всем правилам...

     Бэрримор подошёл поближе и встревожено посмотрел в глаза Олега:

     – Молодой человек, позвольте поинтересоваться, какого результата Вы ожидали от обряда последнего моста? Вы на каком сейчас цикле?

     – Мост? Цикл? – Олег помотал головой. – О чём вы, Бэрримор? Это был ритуал отделения тени!!!

     Толстяк изумлённо вскинул брови и прокашлялся. Затем он задумчиво потёр переносицу и произнёс:

     – То есть, принимая мою помощь, Вы были уверены, что я избавлю Вас от тени?

     – Э-э-э... – Олег выдавил из себя некое подобие согласия, чувствуя, как перехватило дыхание.

     Бэрримор сошёл с дороги и ещё раз прочистил горло, отвернувшись к зарослям крапивы. Олег смотрел себе под ноги, тщетно борясь с накатывающим отчаянием. Он уже почти поверил, что ритуал получился!!! Несмотря на то, что сам изначально не возлагал на него особых надежд, он почти поверил.

     Погружённый в свои мысли, он не сразу заметил, что Бэрримор подошёл к нему и успокаивающе положил руку на плечо:

     – Послушайте, Олег! Хоть я не понимаю пока, каким образом Вы вообще узнали об этом обряде, но думаю, всё не так  уж и плохо. Это, с одной стороны. А с другой стороны, всё гораздо хуже.

     Олег слышал слова, но их суть ускользала от него. Бэрримор подхватил рюкзак и, ухватив Олега за локоть, увлёк его дальше вдоль по дороге.

     – Хоть в этом городе и нет приличного пива, но оно сейчас Вам и не к чему. Зато можно отыскать вполне приличное виски, и, поверьте мне, пара стаканчиков сейчас нам обоим не помешает!!!

     Ворона, сидящая на покосившемся столбе, с удивлением посмотрела на странную парочку, бредущую по дороге. Шатающихся людей она видела часто, после них обычно на земле оставалось что-нибудь съестное. Ну, по крайней мере, шуршащее или яркое, так необходимое в вороньей жизни. После этих же остались только полоски грязно-синего порошка на бетоне, уже сдуваемого лёгким ветерком.

     Птица разочарованно каркнула вслед людям и сорвалась в сторону тополей. Сегодня положить в гнездо будет нечего.

Глава 2

     – Да, нет же, Бэрри! Это обычный самогон! Ну, что ты мне втираешь!?

     – Олег, позволь не согласиться. Как можно сравнивать старый добрый виски с какой-то, прощу прощения, сивухой!

     – Ты просто не пробовал настоящий самогон! Чистый, как слеза. Да с салом, с чесночком, с хлебушком чёрным!!!

     – Варвары славянские... – протянул Бэрримор, полулёжа в кресле со стаканчиком янтарной жидкости.

     – Сам ты... Варвар. Саксонский! – язык у сидящего напротив в таком же кресле Олега уже слегка заплетался.

     Номер, в котором жил британец, был раза в два больше квартиры Олега. А цена на виски, который они пили, соответствовала его месячной зарплате. Что, в общем-то, и явилось причиной спора – стоит ли этот продукт своих денег?

     Первые порции они выпили, молча – чтобы придти в себя, как настоял Бэрримор. А потом, чтоб нарушить затянувшееся молчание, Олег решил высказать своё мнение о содержимом стакана. Разговора о происшедшем он слегка побаивался, старательно оттягивая его начало.

     – Ещё по одной? – Олег вопросительно побулькал остатками жидкости на дне бутылки.

     – Благодарю, у меня пока есть, – Бэрримор продемонстрировал свой стакан.

     – Эмм... Вообще-то, я имел в виду бутылку, Бэрри...

     – Я ж говорю, варвары! – толстяк закатил глаза в притворном ужасе, одновременно указывая рукой на встроенный бар. – Посмотри, там должна быть такая же. И будь добр, подай мне телефон, надо заказать хоть что-нибудь на ужин. Как ты насчёт отбивной?

     – Нормально, – пожал плечами Олег, рассматривая бутылки в баре. – О, нашёл! Вроде бы она...

     – И пока ты не сел, зажги свет, пожалуйста. Что-то уже совсем темно, стакан даже не видно толком!

     Олег замер посреди холла с бутылкой в руке. Ладони моментально вспотели, и он поставил спиртное на пол. Вытерев руки об футболку, неуверенно взглянул на развалившегося хозяина номера:

     – У меня в последнее время вообще-то проблемы из-за этого и были. Впрочем, сейчас-то мы вдвоём ведь, да? То есть, всё нормально должно быть?

     Бэрримор, неожиданно проворно для своей комплекции, выскользнул из кресла и подошёл к Олегу. Некоторое время он пристально всматривался в его глаза, едва различимые в сгущающихся сумерках. Негромко хмыкнул, включил верхнее освещение и устроился обратно в кресле.

     – Думаю, я понял, что ты имеешь в виду. Сципофобия, так ведь? Отныне можешь забыть про неё. Но вообще-то её лечат у психолога, а не проводят обряд... Как говорят, забить гвоздь микроскопом. Только ты при этом умудрился забить его себе в задницу!

     Олег недоверчиво уставился на Бэрримора – слово "задница" совсем не вязалось с его манерой общения, а потом посмотрел под ноги, тень никуда не делась, но уже не выглядела пугающей и живой.

     – Хм. Шучу, конечно. Эти шарлатаны в любом случае малополезны... Как можно лечить то, сути чего не понимаешь. Впрочем, это беда большинства врачей.

     Присев на краешек кресла, Олег поставил бутылку на столик и ещё раз внимательно посмотрел на тень:

     – Но что же тогда это было, Бэрри? И что ты отсёк мне, отделил?

     – Олег, ты задаёшь вопросы, на которые нельзя ответить двумя словами, – Бэрримор дотянулся до виски и разлил новые порции. – Я тебе всё расскажу. Но не сразу. Нельзя так резко менять представление человека об этом мире. Тем более случайного человека. А теперь, с твоего позволения, я всё-таки закажу нам ужин.

     * * *

     Олег вяло пилил мясо, рассеянно глядя на Бэрримора. Тот аккуратно отрезал кусочки, сразу подхватывая их вилкой. "Какое странное ощущение, – подумал парень, – достичь желаемого и задуматься о цене". Он поднял стакан и посмотрел на свет лампы.

     – Да, действительно! – спохватился радушный хозяин, протягивая свой стакан. – У вас же без тостов неприлично пить. Давай отметим наше знакомство!

     Олег вежливо улыбнулся, коснувшись краем стеклянного цилиндра, и немного отпил. Как всегда, вторая бутылка оказалась намного лучше первой. Он откинулся на спинку кресла – порции еды были огромны, и, несмотря на изумительный вкус, большая часть ужина ещё оставалась на тарелке.

     В том, что тень потеряла свою пугающую глубину, он уже убедился. Но пока оставалось неясным, чем ему пришлось расплатиться. Бэрримор уклонялся от прямого вопроса на этот ответ, моментально изображая живейший интерес к отбивной. Поэтому Олег понемногу потягивал виски, так как, несмотря на столь солидный размер блюд, они были всё же не бесконечны.

     Наконец, Бэрримор прикончил мясо и, вытирая рот салфеткой, жестом попросил Олега наполнить стаканы:

     – У меня родился ещё один тост. Наверно, воздух так влияет, – толстяк плоско сострил и криво улыбнулся. – Хватит грустить, Олег. В принципе, если хорошо подумать, то всё не так уж и плохо. Зато ты больше не боишься своей тени.

     – Это тост? – Олег передал стакан Бэрримору и почувствовал, что спиртное уже достаточно сильно повлияло на его координацию.

     – Нет, сэр! – Бэрримор подошёл к креслу Олега и долил стаканы до края. – Просто попытался тебя успокоить.

     – Ответь тогда мне...

     – Минутку, – прервал толстяк, – сейчас тост! Потом ответ. Согласен?

     – Ещё по одной? А потом ответ? Согласен!

     – Отлично! – Бэрримор свободной рукой поднял Олега из кресла. – Итак, пьём до дна! За последнюю жизнь!

     Олег автоматически выпил до последней капли, мозг уже не успевал усваивать информацию. Он, едва не промахнувшись, поставил стакан на столик.

     – А-а-а, да, за жизнь! Это очень хорошо! Очччень, хорррроший тст...

     Бэрримор аккуратно придержал Олега и опустил в кресло безвольное тело. Поправил голову молодому человеку, удобнее разместив на мягком широком подлокотнике. За открытым настежь окном шумел ночной город. Мужчина нацедил себе ещё полстакана и надолго застыл, глядя на мелькающие огни. На востоке из-за домов уже алел новый день.

     * * *

     Мало приятного проснуться с головной болью в непривычной обстановке. Характерная сухость во рту однозначно намекала на вчерашнее времяпрепровождение, но осторожное рассматривание потолка в течение нескольких минут ясности совсем не прибавило. При попытке выбраться из кресла затёкшие мышцы подвели Олега, и он с грохотом свалился на пол, едва не сбив небольшой столик.

     При дневном свете номер выглядел ещё больше, потому какое-то время парень озирался по сторонам, пытаясь сориентироваться. Если часы не врали, то полдень уже давно миновал. Первая дверь оказалась спальней, вторая – гардеробом, и только за третьей скрывался столь желанный санузел. Вышел он только спустя полчаса, закутанный в удачно подвернувшийся халат:

     – Бэрримор! Эй, Вы... Ты где?

     В полнейшей тишине он обошёл весь номер, с удивлением обнаружив полное отсутствие каких-либо личных вещей хозяина. Но, тем не менее, существование Бэрримора доказывали смятая кровать и три пустых бутылки на кухне. А, следовательно, и всё произошедшее вчера ему не приснилось. Олег налил воды со стоящей на столике бутылки и плюхнулся в кресло. Он пытался припомнить подробности ночного разговора, но в голове плавал густой туман, надёжно скрывающий островки памяти.

     – Вот, чёрт! – молодой человек потянулся, чтоб долить себе воды, и только тут заметил на столике небольшой конверт из плотной бумаги, своим цветом сливающийся с общим фоном.

     На столешницу вывалилась небольшая пачка красно-оранжевых купюр. Увидев среди них аккуратно сложенный листок, Олег нетерпеливо схватил его:

     "Дорогой друг!
     Приношу свои глубочайшие извинения за столь неожиданный отъезд. К сожалению, дела вынуждают меня срочно покинуть Вашу замечательную страну. Оставляю Вам свою визитку и жду звонка, но не ранее, чем через два месяца. К тому времени я рассчитываю разрешить возникшие проблемы и вернуться домой.
     С глубочайшим уважением. С.Бэрримор.

     P.S. Не сочтите за наглость предложить Вам эту небольшую сумму наличных в валюте Вашей страны. Мне они вряд ли понадобятся в ближайшее время".

     Олег задумчиво пропустил через пальцы стопку пятитысячных – на первый взгляд, не менее тридцати купюр. В ладонь выпал небольшой картонный прямоугольник с непривычным номером телефона. Больше на бумаге ничего не было, хотя он чуть ли не обнюхал её со всех сторон, даже на свет пытался посмотреть.

     Из глубокого раздумья его вывел вежливый стук во входную дверь. Олег испуганно дёрнулся, но тут же замер и расслабился, посмотрев на деньги. За дверью обнаружился заискивающе улыбающийся молодой мужчина в униформе:

     – Добрый день! Господин Гардин? Меня зовут Андрей, я – менеджер этой гостиницы.

     Необычное обращение резануло слух, но, услышав свою фамилию, Олег невольно кивнул. И незаметно выпустил из руки в кармане халата пару купюр, ухваченных со столика на всякий случай.

     – Сегодня утром господин Карбелин выехал из нашего отеля, внеся предоплату за три дня и предупредив администрацию о Вашем пребывании в номере. Если желаете, то мы можем забронировать номер и на более длительный срок...

     Менеджер что-то говорил и говорил, услужливо заглядывая в глаза загадочного постояльца, но Олег, не отрываясь, смотрел на его тень, высвеченную солнцем. Липкая и пузырящаяся субстанция распласталась по полу, одним своим видом вызывая чувство брезгливости. Помимо того, тень менеджера Андрея поднималась по его ногам почти до щиколоток. Олег, закрыв глаза ладонью, помассировал переносицу – нет, не показалось. Тень по-прежнему вяло шевелилась на ногах человека в униформе.

     – Что, простите? – Олег вдруг понял, что менеджер его о чём-то настойчиво спрашивает.

     – Извините, я, наверно, не так выразился, – Андрей протянул лист бумаги, – для проживания в нашей гостинице необходимо заполнить эту анкетную карту. Я могу помочь...

     – Нет-нет, – Олег сам удивился своей поспешности, – я сам. Попозже заполню, хорошо?

     – Как Вам будет угодно! Тогда я зайду вечером? Вот карта от Вашего номера! Кстати, Вы можете заказать обед прямо в номер...

     – Большое спасибо, – перебил Олег, закрывая дверь перед приторно-услужливым менеджером, – Я уже в курсе.

     Он уселся обратно в кресло и задумчиво посмотрел на анкету. Карбелин? Или всё же Бэрримор? А, может быть, вообще Смит? Судя по записке, ближайшие два месяца ответ на этот вопрос вряд ли удастся получить. Зато проверить некоторые свои догадки можно было прямо сейчас. Олег допил воду и быстро оделся.

     Администратор в холле вежливо поприветствовал его, но лампы бросали освещение так, что тень скрывалась за высокой стойкой. Олег автоматически ответил, улыбнувшись, и вышел на улицу.

     Хорошо, что он надел солнцезащитные очки – глаза широко распахнулись, уставившись на асфальт. Какие только тени он не увидел! Были и клубящиеся тьмой, и стелющиеся дымкой. Иссиня-чёрные и матово-серые. Чётко очерченные и размытые. Прервали наблюдения колёса со сверкающими дисками, подкатившие прямо к ногам. Олег, наконец, поднял взгляд и увидел молодого человека в подъехавшем такси.

     – Нет, спасибо, – он отрицательно взмахнул рукой на немой вопрос в глазах водителя, – Я никуда не еду!

     "И никуда не иду!" – добавил он про себя, повернувшись обратно к входу в гостиницу. Слишком много впечатлений для одного дня. Администратор, если и удивился странному поведению постояльца, вида не показал, натянув на лицо вышколенную приветственную улыбку.

     Олег вернулся в номер и задумчиво уставился на мини-бар. Пожалуй, даже три дня – это слишком много. Но и уезжать прямо сейчас не хотелось, тем более (он взглянул на часы) его поезд ушёл четырнадцать часов назад. Кучка купюр намекнула, что о пропавшем плацкартном билете не стоит переживать.

     Парень плеснул немного коньяка на дно стакана и поднял трубку телефона:

     – Алло, я хотел бы узнать, каким образом я могу приобрести билет до Б...ова на завтрашний вечер? Нужен фирменный поезд, купе, нижняя полка...

     * * *

     Олег стоял на платформе, уже привычно глядя под ноги. Билет ему с утра принёс липко-вежливый менеджер, радостно сообщив, что это презент в качестве компенсации за оплаченный номер. Даже такси до вокзала было за счёт гостиницы. Довольно приятно, несмотря на отсутствие проблем с деньгами.

     Он разглядывал тени в ожидании посадки. Остальные пассажиры толпились возле проводницы, держа заготовленные билеты, а Олег наблюдал за их тенями. Первоначальный шок давно прошёл, и теперь он с интересом смотрел на разнообразие оттенков и форм. Никакой закономерности выявить так и не удалось. Тени не зависели ни от возраста, ни от пола. Может, они связаны с характером?

     Рассматривание так увлекло, что он не сразу осознал увиденное – в переплетающихся тенях мелькнула одна, до безобразия обыкновенная, точь-в-точь, как у него сейчас. Резко выделяющаяся на фоне остальных. Беглый осмотр перрона показал, что у всех удаляющихся людей "живые" тени. А это означало, что в одном вагоне с ним поедет ещё один обладатель "обычной" тени. Только сейчас Олег понял, что не помнит, как выглядела тень Бэрримора.

     – Мужчина, Вы на посадку? Или провожали? – Олег так задумался, припоминая загадочного британца (британца, ли?), что не заметил, как остался один перед вагоном.

     – Да, на посадку, – Олег протянул билет миловидной женщине в форменной одежде и посмотрел вниз.

     Что ж, одним подозреваемым меньше. А времени впереди достаточно, надо лишь чаще появляться в коридоре. Он широкой улыбкой поблагодарил проводницу за пожелание счастливого пути и скрылся в полутьме вагона.

Глава 3

     – Не-не, Миша, сегодня без меня, – Олег обернулся из коридора в открытую дверь купе, реагируя на призывный перезвон, издаваемый соседом.

     – Ну, ты чего, брат! Бросаешь меня? Давай, хоть пивком разомнёмся, душу полечим, – вчера Олег позволил уговорить себя и сегодня уже раскаивался в этом. Хорошо посидели, душевно, но теперь было жаль потраченного времени. К тому же за Михаилом стелился густой клубящийся полог, по-своему даже красивый, но никак не похожий на тень, которую он видел на перроне.

     Побурчав ещё минут пять, его вчерашний собутыльник выпил обе бутылки пива и немедленно удалился в вагон-ресторан. Олег проводил его взглядом, заодно отметив время на табло над дверью. Сам он проснулся пару часов назад и упорно крутился в коридоре. Ему уже три раза предлагали чай и раз десять – пиво. К сожалению, солнце шло за поездом с другой стороны, и увидеть тень можно было лишь, когда люди открывали двери своих купе.

     Он успел познакомиться с обеими проводницами, а с Аллой, в чью смену вчера сел в вагон, ещё и перекинуться парой незамысловатых шуток. Девушка искренне смеялась, и Олег, который последние пару лет вообще избегал людей, поразился столь резким переменам внутри себя. Он будто заново открывал для себя мир, с чистого листа.

     Из соседнего купе вышел пожилой мужчина с перекинутым через плечо полотенцем и посмотрел в оба конца вагона, вглядываясь в табло. Олег поздоровался, усмехнувшись про себя – похоже, у него появилась новая привычка. Довольно странно во время приветствия смотреть на тень человека, но так трудно удержаться!

     Пока что все тени, увиденные им, отличались лишь насыщенностью цвета и, как он про себя это назвал, фактурой. У кого-то тени клубились лёгким туманом, у некоторых перетекали, как пятна мазута. Чьи-то напоминали сгустки чёрного песка, а чьи-то – кипящую смолу.

     Олег встал в проёме своего купе и задумчиво изучал свою тень. Почему же тени других людей обрели жизнь, а его, наоборот, стала простым силуэтом? Причём для окружающих, судя по всему, ничего не изменилось. Они не видели живую тьму у себя под ногами. Но отсюда следовало, что прежняя «живая» тень Олега не была чем-то из ряда вон выходящим. Проблема была лишь в том, что он каким-то образом её мог видеть. До этого странного обряда.

     – Ой, ты так и стоишь, – проходящая мимо по коридору Алла остановилась напротив парня. – Не устал ещё?

     – Не, шило мешает, – отшутился Олег, подумав, что в какой-то мере это и не шутка.

     В следующий миг то, что он заметил за спиной девушки, заставило его ухватиться покрепче за поручень, чтобы не упасть. Тень девушки перекрыла силуэт Олега, как будто он и не загораживал ей солнце. Мало того, в месте наложения чёрные щупальца начали расползаться по тени парня. Он резко выдохнул и сел, пытаясь унять сердце, выпрыгивающее из груди.

     – Эй, эй, ты чего! – подняв голову, Олег обнаружил перед собой не на шутку встревоженную Аллу. – У тебя всё нормально?

     – Да-да, нормально. Голова что-то закружилась, – парень с трудом выдавил из себя кривую улыбку и успокаивающе поднял руку. – Со мной иногда бывает такое...

     – А! Ну, ладно. Точно всё нормально? – Олег согласно кивнул. – Тогда я пойду?

     Он ещё раз кивнул, и девушка, неуверенно оглядываясь, пошла дальше. Немного придя в себя, парень решил проверить неожиданное открытие, встав опять около двери. Он автоматически здоровался с проходящими людьми, внимательно глядя на стену коридора.

     Через полчаса Олег в полном замешательстве присел у окна. Все люди, вернее, их тени, проходили сквозь его силуэт, будто его и не было в освещённом прямоугольнике двери. Новая порция информации отнюдь не добавила ясности к происходящему. Услышав в коридоре громкий голос соседа, щедро раздающего комплименты встречным женщинам, Олег быстро лёг и отвернулся к стенке, притворившись спящим.

     Михаил, зайдя в купе, огорчённо присвистнул и грузно опустился напротив:

     –  Вот, блин! Ни выпить, ни поговорить не с кем! Хорош спать, соня – я обед нам заказал, уже везут.

     Поняв, что назойливый сосед не отстанет, Олег повернулся, изобразив заспанный вид. Михаил же весь светился изнутри, его буквально распирало от жажды деятельности. "Похоже, перестарался с лекарством" – сделал вывод Олег.

     – Слушай, я тут с девчонками с соседнего вагона познакомился. Они там с какими-то пенсионерами едут, скучно. Ты не против? Вот и ладушки! Вечерком в картишки перекинемся, анекдоты потравим... В ресторане есть красное неплохое. Цены, конечно, дикие, но оно того стоит, поверь! Девчонки – отпад!!! Благодарю!

     Олег, не успевший вставить даже слова, так и не понял, каким жестом он выразил своё согласие. Впрочем, и возразить ему особо было нечего. А последнее восклицание вообще было адресовано уже не ему, а пожилой официантке, возникшей на пороге со столиком, уставленным контейнерами.

     – Так что давай отобедаем, чем повар послал, а потом, действительно, вздремнуть не помешает! Сил подкопить!

     "Как же его много! – тоскливо подумал Олег, глядя на весело суетящегося соседа. – Хоть бы кто-нибудь ещё подсел в купе...". Он отрицательно помотал головой на молчаливое предложение Михаила, продемонстрировавшего серебристую фляжку. "Как же его много!".

     * * *

     – А вы знаете анекдот про ёжика и мёртвую лошадку? Нет? Только сразу предупреждаю, что он немного пошлый. Даже хуже, чем про Машу и трёх поросят...

     Марина с Настей с готовностью изобразили смущение в ответ на очередную тираду Михаила. Олег, поддерживая компанию, сидел рядом с одной из девушек, понемногу потягивая сухое красное. Если не обращать внимания на постоянное словоизлияние соседа и очевидную легкомысленность девушек, вечер был совсем неплох, как и вино.

     При искусственном освещении тени стали почти обычными, особенно если не присматриваться. "Странно, – размышлял Олег. – Моя тень раньше, наоборот, на солнце и при луне была спокойней. А эти другие какие-то, что ли?".

     Громкий заливистый хохот отвлёк от мыслей, ещё и Настя уткнулась ему в плечо, содрогаясь от смеха. Михаил, довольный произведённым на девушек эффектом, заметил тщетные попытки Олега не расплескать вино:

     – Олег, хватит сидеть букой и хлебать в одиночку! Ты чего сегодня мрачный-то такой? Съел чего не то? Тогда надо водочки! Девочки, прощу прощения, я мигом…

     Уже привычно Олег не успел возразить и лишь невнятно промычал что-то в закрывшуюся дверь.

     – Что? – поинтересовалась Настя, удобнее пристраивая голову ему на плечо.

     – Кхм… – Олег прокашлялся и сумбурно пояснил. – Он, это… Забыл! Закуски-то нет толком. Сейчас вернусь!

     Выскочив из купе, Олег вдруг понял, что абсолютно не помнит, в какой стороне находится вагон-ресторан. Выбрав направление наугад, он в узком коридоре перед тамбуром с размаху влетел во что-то мягкое и тёплое. Отойдя на шаг назад, Олег обнаружил, что мягкой была подушка, а тёплой – Алла, которая, широко раскрыв глаза, смотрела на него с пола.

     – Ой, извини, – спохватился Олег, помогая девушке подняться. – Не ушиблась?

     – Нет, не сильно. Ты куда так несёшься, до ближайшей станции долго ещё…

     – Да мне в вагон-ресторан срочно надо. Было… – парень пожал плечами. – Наверно, уже поздно.

     – Работает ещё он, работает. Только в другой стороне, – рассмеялась Алла, подбирая подушку. – Можешь не спешить!

     – А… – дверь перед ним закрылась, и Олег осёкся. – А, ну да…

     Он в задумчивости пошёл в другую сторону, но тут же опять перешёл на бег, заметив в противоположном конце вагона знакомую фигуру.

     – Стой, стой, Миш! – он остановил соседа, радостно тащившего позвякивающий пакет. – Может, тормознём, а? По крайней мере, я – пас. Желудок, в самом деле, что-то прихватило.

     – Да ты чего? Веселье только начинается. Реально, приболел, что ли? Ну, хотя бы, просто поддержи компанию... – Михаил с неподдельным огорчением рассматривал содержимое пакета. – Блин, похоже, многовато будет... Может, хоть рюмашку, а?

     – Чёрт с тобой, одну! Но больше не приставай!

     – Замётано, брат! Спасибо!

     * * *

     Чтобы не шуметь, пели полушёпотом. Невпопад и безбожно фальшивя. Настя, покрутившись с полчаса около Олега и не дождавшись взаимности, подсела к Михаилу с другой стороны. Теперь они втроём пытались исполнить какую-нибудь народно-застольную песню. В большинстве случаев дело не шло дальше первого куплета, который знали все. На этом песня заканчивалась и начиналась викторина.

     – Олег! Как там? Как споймаю, спеленаю... Не, не спеленаю, – Михаил задумчиво нахмурился, – Девчонки, ну, как дальше-то? Что с конём ещё можно сделать?

     Марина неопределённо пожала плечами, а Настя в полусонном состоянии пробормотала:

     – Мы, это... Пойдём с ним. Ага, по полю. Вдвоём!

     – Никуда мы не пойдём, – мотнул головой Михаил. – Давай другую!

     – А я пойду, ладно? Выйду, проветрюсь, – Олег успокаивающе вскинул ладонь на вопросительный взгляд соседа. – Пять сек. Душновато здесь, воздухом подышу.

     – А! Ну, давай! Во, а может, "Ой, то ни вечер..."?

     Олег задвинул дверь и облегчённо выдохнул – отвык он, оказывается, от подобных мероприятий. К тому же с малознакомыми людьми он вообще старался не пить. Память услужливо подкинула образ Бэрримора, заставив поморщиться. Если б он в тот вечер не перебрал этого гадского виски, хитрый толстяк вряд ли ускользнул бы от заданных вопросов. Но тут же Олег признавал себе, что, наверняка, у того были припрятаны ещё парочка трюков, чтобы избежать ответа.

     За перестуком колёс он не услышал тихие шаги, скраденные к тому же постеленными коврами:

     – Не спишь? – Олег дёрнулся, но, узнав женский голос, расслабился. – Опять на боевом посту?

     – Нет, – он улыбнулся шутке, поворачиваясь к Алле. – В купе душно, вышел проветриться.

     – Конечно, душно! У вас же гости там, – с хитринкой посмотрела на него проводница.

     – Это не ко мне! Сосед где-то нашёл, – начал оправдываться Олег, внутренне удивляясь, зачем он вообще это делает.

     – Да уж! Сосед тебе ещё тот попался, – улыбнулась Алла, придвигаясь ближе.

     Олег почувствовал тонкий, еле уловимый запах духов, заставивший сердце забиться учащенно – этому же способствовала и упругая грудь, прижавшаяся к его руке. Следующие несколько минут как будто выпали из памяти. Он не понял, каким образом они оказались в пустом купе с потушенным светом на заправленной постели.

     Алла опрокинула его на спину и, усевшись сверху, прогнулась назад, демонстрируя округлые формы в лунном свете. Олег с удивлением осознал, что одежды на нём уже нет. Девушка ритмично двигалась, прикрыв глаза и наблюдая за партнёром.

     – Тебе хорошо? – она склонилась над его лицом, накрыв облаком душистых волос, и, не дожидаясь ответа, вскинулась обратно.

     Олег почувствовал, что опять выпадает от реальности, но тут же был возвращён в неё ярким светом из рывком открытой двери.

     – Ах, ты ж, мать твою! Пшла вон отсюда, шельма! – Алла с визгом слетела на соседнюю полку, сдёрнутая сильной рукой.

     Узнав голос соседа, Олег вскочил, щурясь на свет, и тут же рухнул обратно, получив точный удар в челюсть.

     – Ну, ни на минуту нельзя оставить, – Михаил щёлкнул выключателем и осмотрел купе. – Чего щуришься? Сказал же, пошла вон!

     Алла, забившаяся в угол, затравленно кивнула и, схватив в охапку одежду, выбежала в коридор. Михаил же сдёрнул с верхней полки одеяло и завернул в него бессознательное тело. Положив сверху подобранную с пола одежду, он с лёгкостью поднял и вынес получившийся свёрток.

     – Так, девчата, концерт окончен. Олежка где-то наклюкался уже, – пока Марина с Настей пытались сообразить, что это означает, Михаил положил свою ношу и ненавязчиво подтолкнул их к выходу.

     – А... Как это? Он же только что вышел! – опомнилась Марина уже в коридоре.

     – Вот такой он шутник! Алкоголик! Латентный... – виновато произнёс Михаил, задвигая дверь. – Вы уж простите его!

     Заблокировав дверь, он устало выдохнул и постоял минут пять, массирую переносицу. Потом подсел к Олегу и быстрыми, уверенными движениями ощупал его челюсть. Удовлетворившись осмотром, хмыкнул про себя и похлопал парня по щекам.

     – М-м-м, – Олег открыл глаза и непонимающе уставился на верхнюю полку. Затем увидел Михаила с легкой усмешкой на губах и вскочил. Точнее, попытался вскочить, так как тот придавил его обратно и закрыл ладонью рот, предупреждая крик.

     – Т-с-с, ты ж всех перебудишь, ночь за окном, – Олег ещё раз дёрнулся и возмущённо замычал.

     – Да! Я скотина и подлец! Мерзавец, каких поискать! – Михаил крепко держал, пресекая все попытки вырваться. – А теперь, будь добр, успокойся!

     – Успокоился? – Олег утвердительно кивнул, тяжело дыша, – Орать и кидаться, точно не будешь? Ну, ладно. Всё, отпускаю!

     Михаил пересел на соседнюю полку, а Олег резким движением сел и, схватив со стола стакан с минералкой, опустошил его в два глотка.

     – Эх, ты! А говорил, желудок у него прихватило! – только тут Олег почувствовал, как в животе разорвалась небольшая бомба, разнося во все стороны мягкое тепло.

     Он расслабленно откинулся на стену, глядя на соседа, и выдохнул:

     – Что за хрень!

     – Какая хрень! Нормальная водка!

     – Миша, не крути! Что ЭТО было? Видишь, я же спокоен. Так объясни мне, что это было? – Олег почувствовал, что начинает повышать тон и остановился, сделав глубокий вдох и выпуская воздух сквозь плотно сжатые губы.

     – Оденься для начала, – Михаил посерьёзнел и присел к столику. – А там и поговорим. До утра ещё время есть...

Глава 4

     Олег спрыгнул на низкую платформу с подножки вагона вслед за Михаилом и оглянулся. Проводница вела себя так, как будто не знала, что произошло с её сменщицей. Хотя, скорее всего, Алла ничего и не рассказывала ей.

     – До свидания! Счастливого пути! – попрощался Олег и повернулся к своему бывшему попутчику. – Может, останешься на пару дней? Или, давай, я с начальником поезда договорюсь – дальше с тобой поеду.

     – Олег, мы же всё обсудили. Ты пока не готов к остальным ответам, – Михаил покачал головой и улыбнулся. – Всему своё время.

     – Чёрт, где-то я уже это слышал, – проворчал Олег. – Может, хотя бы оставишь  свои координаты? Ну, встретимся как-нибудь... По пиву дёрнем, а?

     – Нет, Олег, нет! Вряд ли мы встретимся. Минутку, сейчас поднимаюсь, – проводница предупредила об отправке, и Михаил протянул руку для рукопожатия. – Ну, всё, давай! Береги себя. Помни, что я тебе говорил!

     Олег проводил отправляющий состав и, поправив на плече свой верный рюкзак, направился к переходу железнодорожного моста. Несмотря на то, что водку они ночью всю допили, как и остатки красного, голова была лёгкой и ясной. Части мозаики начали вставать на свои места – это одновременно и радовало, и пугало. Он медленно шёл по опустевшему перрону, в голове крутился калейдоскоп фраз, которые были сказаны в ночном вагоне.

     "Раньше таких, как ты, называли бестиями. То ли от того, что без тени, то ли ещё почему... Хотя как раз тень твоя на месте, а вот шлейфа больше нет.

     Что такое шлейф? Как бы тебе объяснить... Твоя вторая тень, только невидимая. Это то, что ты накопил за все свои жизни, хотя правильнее называть их циклами – жизнь у тебя одна, как и шлейф, оналишь продолжается в разных телах. Каждый твой поступок, каждая мысль и действие – вся эта информация отражается в шлейфе и меняет его. Но и он, в свою очередь, сильно влияет на твою жизнь".

     – Олежка, привет! Сто лет тебя не видела! – девушка, спускающаяся с моста, широко улыбнулась Олегу и звонко чмокнула в щёку. – Хорошо выглядишь!

     – Привет, Элли! Вагончик до Канзаса ищешь? – Олег, действительно, давно не видел одноклассницу, но школьные шутки ещё не забыл.

     – Да ну тебя! – рассмеялась девушка. – Подруга должна приехать, Кэт помнишь? На год младше нас училась.

     – Не знаю, сразу и не припомнить. Может быть.

     – А ты ездил куда, что ли? Или провожал? Что там, уронила что-то? – Эльвира заметила, что собеседник смотрит ей под ноги.

     – Что? Нет, просто показалось... Оказывается, мусор! – Олег показал на валявшуюся обертку от конфеты. "Чуть не спалился, блин! Объясняй потом каждому, чего там внизу высматривал..."

     – Точно, на полтинник мятый похоже. Так откуда ты сейчас?

     – В гости ездил. К другу.

     – А! Здорово... Ну, ладно, пока. Вроде, её поезд подходит!

     – Пока! – Олег смотрел вслед девушке, сбегающей по лестнице. В школе они почти не общались, да и потом лишь иногда встречались на улице. Впрочем, Михаил предупреждал о чём-то подобном.

     "Люди инстинктивно будут тянуться к тебе, особенно противоположного пола. И это совсем не повод для радости. Тебе придётся запомнить несколько простых правил, чтобы кто-нибудь не слил тебе грязь со своего шлейфа. Часто люди делают это неосознанно, наводя сглаз или порчу, но есть те, кто использует совсем другие методы.

     Например, те же шельмы, у которых шлейф забит настолько, что они уже не смогут перейти на следующий цикл, если не передадут часть своего груза кому-нибудь. Это всякие ведьмы и прочая нечисть. С ними вообще лучше не общайся – грязи в них под завязку. Раньше их хоть жечь можно было, а сейчас времена не те, вот и развелось".

     Так и не определив, что за шлейф был у Эльвиры, Олег продолжил путь. Вообще-то, неприятных ощущений он не вызвал, и потому был признан безвредным. Михаил посоветовал больше доверять внутренним ощущениям, чем глазам – так намного надёжней.

     – Алло? Мам, я приехал. Да, нормально съездил. Нет. Нет. Тоже нет. Говорю же, нормально всё. Успокойся. Как-нибудь забегу на днях. Ага, пока.

     Олег неторопливо шёл и пытался смотреть на тени боковым зрением, не вызывая недоумение встречных пешеходов. С удовлетворением отметил про себя, что это не так уж и сложно, если привыкнуть.

     "Миша! Ах, ты ж зараза!!!" – промелькнуло у Олега в голове, когда в конце небольшой аллейки он увидел непривычно обычную тень. Невольно улыбаясь, он ускорил шаг, но, достигнув поворота, разочарованно замер. К нему боком стояла обычная статуя, они во множестве расплодились на уютном бульваре.

     Покрутив головой по сторонам, Олег случайно заметил вывеску ближайшего магазина. Пожалуй, больше не имело смысла ходить по лестнице в темноте, да и в квартире ламп почти нигде не осталось. Пришла пора исправить это.

      * * *

     – Олег, ты молодец! Давно надо было съездить...

     – Михалыч, раньше никак – этот профессор там проездом был. Я вообще случайно узнал!

     – Да, в наше время трудно хорошего врача найти, – сосед сидел напротив Олега, прихлёбывая обжигающий чай. – Шарлатаны одни!

     – Ага, – усмехнулся Олег. – Меня уже предупреждали.

     – В общем, повезло тебе, выходит! А я иду, смотрю, свет горит – думал, вдруг забрался кто, али мать приехала проверить квартиру. Решил вот глянуть.

     – Спасибо, Михалыч!

     – Да ладно уж! И в подъезде светло теперь... – хитро прищурился сосед.

     Олег развёл руки и рассмеялся:

     – Ну, прости, каюсь! Больше не повторится. Профессор гарантию дал. Пожизненную.

     – Верю, верю я тебе, – Михалыч отставил опустевший стакан и поднялся. – Пойду, а то жена потеряет, я ж на минуту в магазин выскочил. Что там у тебя на полу такое? Всё поглядываешь...

     Олег мысленно чертыхнулся и отвесил себе пинка.

     * * *

     Рыжеволосая девушка, тяжело дыша, откинула с лица прилипшие пряди и исподлобья посмотрела на толпу. Все лица объединяло одно – жажда. Люди ждали зрелища. За спиной человек в наброшенном клобуке бубнил слова приговора, который никого не интересовал. Толпа лишь глухо роптала при словах обвинения "порча", "шабаш", "жертвоприношение", с ненавистью вглядываясь в бледное лицо.

     – ... к смертной казни через сожжение! – последние слова глашатай буквально выкрикнул, и они повисли в тишине морозного воздуха, нарушаемой лишь карканьем вороны на флигеле ратуши.

     На помост поднялись два невысоких монаха в серых рясах с откинутыми капюшонами. Один подошёл к привязанной ведьме и, присев, потрогал приготовленные дрова:

     – Сменить. Несите сухое дерево, – слова прозвучали тихо и отрывисто, но охрана, стоящая у помоста, тут же кинулась выполнять указания.

     Ведьма, поняв, что сырой хворост заметили, скривилась и затихла. Можно было и не подкупать жадного стражника. Впрочем, золото с собой не заберёшь, а попытаться облегчить переход стоило.

     Когда пламя начало лизать ткань рваного подола, девушка прикрыла глаза, и по помосту от её ступней распласталась громадная грязно-чёрная клякса, пытаясь дотянуться до людей. Неожиданно она сжалась и прильнула обратно к ногам хозяйки. Ведьма широко распахнула глаза и в ужасе уставилась на двоих инквизиторов:

     "Стражи!!!"

     Те отрешённо замерли на краю помоста с закрытыми глазами. Их тени то становились обычными, то клубились тьмой воронового крыла. Пламя поднималось всё выше, и клякса опять метнулась вперёд, пытаясь дотянуться до людей внизу. Тени стражей моментально растянулись и набухли грозовой чернотой, отчего ведьма зашипела, вбирая в себя обратно свой шлейф.

     Пламя тоже как будто сжалось, но тут же поднялось гудящей стеной. Над площадью раздался дикий визг человека, сгорающего заживо, сразу потонувший в ликующих криках толпы.

     * * *

     Олег рывком сел на кровати, жадно глотая воздух – его только что заживо сожгли во сне. Но ощущения и боль были чересчур реальными. Он недоверчиво ощупал ноги, кожа на которых только что обугливалась.

     "Какого чёрта это было?"

     Выпив на кухне стакан воды, парень открыл окно, наслаждаясь ночной прохладой. Скорее всего, он получил "подарок" от Аллы. Всё-таки успела подгадить! Олег невольно поёжился, представив себе, что могло произойти, если бы ей тогда не помешал Михаил.

     "Значит, он и есть страж. Человек, управляющий своим шлейфом".

     Правда, о том, что ведьмы могут облегчить свой груз не только физическим контактом в лунном свете, но и в момент смерти, Михаил не упоминал. Хотя, напомнил себе Олег, его "неслучайный" попутчик о многом умолчал. Например, о том, что он может не только скрывать свою вторую тень, но и управлять им. Но видеть шлейфы, судя по всему, мог только Олег – остальные их лишь чувствовали.

     Парень уселся на подоконник и помассировал виски. Похоже, он нашёл новый источник информации. Ещё бы знать, чем он расплатился за неё?! Вряд ли, только ночным кошмаром, иначе бы его не предостерегали так от контактов с шельмами. Лучше начать с других вариантов, решил Олег. Тем более, кое-какие мысли по этому поводу у него уже были.

     * * *

     Раньше Олег никогда не заходил внутрь, потому имел весьма смутные представления о том, как себя надо вести. Но за тот час, что стоял у ограды, успел убедиться, что у многих людей, проходящих мимо, шлейфы почти одинаковы – похожие на перетекающий тёмно-стальной песок. Опиум для народа. Подумав с усмешкой, что ещё немного и ему начнут подавать милостыню, парень поднялся по широким ступеням и зашёл в храм.

     В просторном помещении царили полумрак и прохлада. Бесплотными тенями сновали маленькие шустрые старушки, занятые своими непонятными делами.

     – Молодой человек, Вам что-нибудь подсказать? – одна из них ненавязчиво поинтересовалась у Олега причиной его визита.

     – Что? Нет, спасибо, не надо... – от затруднительного ответа его спас небольшой киоск, притулившийся в углу. Пришлось сделать вид, что он очень интересуется иконами и религиозной литературой.

     Потом, заметив, что некоторые люди, просто ходят, рассматривая иконы, Олег тоже пошёл вглубь здания, постепенно приближаясь к центральной стене – из глубин памяти всплыло слово "иконостас". Бдительные старушки искоса посматривали на странного посетителя, но не препятствовали.

     Когда из боковой двери выплыл тучный поп в парадной рясе, Олег повернулся к нему, но тщательно заготовленные слова застряли в горле. В лучах солнца, светившего сквозь высокие окна, сверкнул камнем перстень на руке священнослужителя. А его шлейф напоминал лишь поблёклые мазки туши, разительно отличаясь от песочной стали верующих. В ответ на вопросительный взгляд попа Олег изобразил живейший интерес к иконам за его спиной и через пару минут, развернувшись, пошёл неторопливо в обратном направлении.

     Выйдя за ограду, Олег остановился в задумчивости. Стражи могли кратковременно скрывать свой шлейф, но не видоизменять. Ничего даже отдалённо похожего на клубящийся полог Михаила в храме он не увидел. Очень похоже, что стражи отошли от церкви – вполне возможно, что вместе с инквизицией.

     * * *

     Ради интереса на следующий день Олег съездил в соседний город и посетил ещё одну церковь. Результат был тот же – примерно единообразные шлейфы прихожан и выделяющийся на их фоне священнослужитель. Как вариант, можно было посетить монастырь, но, есть ли вообще они поблизости, парень не знал.

     Вернувшись поздно вечером обратно на электричке, он некоторое время сидел на перроне, коря себя за излишнюю уступчивость. Надо было тогда проехать дальше, несмотря на возражения Михаила.

     – Привет! – погружённый в свои мысли Олег не сразу заметил бывшую одноклассницу. Эльвира шла к мосту вдоль отходящего состава. – Место встречи изменить нельзя?

     – Ага, – усмехнулся Олег. – Ещё одну подругу встречаешь?

     – Нет, Кэт проводила. А ты собрался опять куда-то?

     – Сижу, тебя жду – отшутился Олег. – Темно ведь уже, поздно одной-то гулять.

     – Ах, вот как! – девушка наклонила голову, принимая игру. – Тогда ты просто обязан проводить даму домой. И никакого такси!

     – А, легко! – Олег пожал плечами и подставил согнутую руку. – Прошу Вас, миледи...

     – Благодарю, милорд!

     Спустившись с моста, они не спеша шли по опустевшим улицам – Эльвира жила в новостройках на окраине города. Впрочем, тем для разговора было предостаточно, и путь не казался долгим. Кроме того, Олег незаметно рассматривал тени – в свете фонарей наложение было не так заметно, а в лунном свете шлейф девушки явно выделялся. Но если у Аллы шлейф расползался по его тени щупальцами, то этот вёл себя спокойно, подтверждая внутренние ощущения Олега.

     Он уже и забыл, когда последний раз гулял с девушкой ночью. Пожалуй, лет пять назад – в институте, в пору студенческой жизни. Иногда, когда Эльвира чуть крепче прижималась к нему или, смеясь, утыкалась в плечо, Олег чувствовал цветочный аромат духов, но эти ощущения не сводили с ума – они были просто приятны.

     – Мы почти пришли. Мой подъезд первый – сразу за углом.

     – Как истинный джентльмен, я обязан проводить даму до дверей...

     – Ну, если только до дверей, то можно! Я сейчас у родителей живу.

     Олег не успел придумать достойный ответ – они повернули за угол и увидели четырёх парней на скамейке. Эльвира резко остановилась и потянула Олега обратно, но их уже заметили.

     – Кого я вижу! – глумливо произнёс один из парней, подходя ближе. Остальные трое окружили полукругом. – А что это мы ещё не спим? А-а-а! Дай, догадаюсь! Наверно, перед сном решили прогуляться, да? Чтобы спать крепче!

     – Коля, сколько можно! Мы уже год, как развелись... Отстань ты от меня!

     – Отстану! Вот ножки хахалю твоему сейчас выдерну и отстану!

     – Как же ты достал меня, Булдаков! Только тронь его, я тебя точно ментам сдам...

     Отстранённо слушая разгоравшуюся перепалку, Олег смотрел на шлейфы парней, брошенные луной буквально ему под ноги. У троих они были вполне обычные, а у бывшего мужа Эльвиры чернота поднималась намного выше колен. Увлёкшись рассматриванием, Олег упустил момент, когда разговор начал сопровождаться действиями.

     – Ну, всё, падла! – Коля шагнул вперёд, и в этот момент Олег, как по наитию, с силой наступил на его шлейф в районе головы. Соперник, дёрнувшись, замер, и через мгновенье рухнул плашмя на дорогу.

     – Э, Колян, ты чего? – оставшиеся трое недоуменно переводили взгляды с Олега на распластанное тело. – Хрена ли ты с ним сделал, урод!

     – Заткнись, придурок! – Эльвира отпустила руку Олега и опустилась на колени, проверяя пульс. – Звоните в Скорую, живо!

     – Мы-то причём тут? Зачем Скорая? – парни растерялись и теперь потерянно переминались рядом.

     – Затем, блин! У него давно уже с башкой проблемы были. Долбануло, похоже...

     *  * *

     – Извини, что втянула тебя в это...

     – Нормально всё. Думаешь, лучше, если б ты была одна? – Олег успокаивающе положил руку на плечо девушки. Они сидели вдвоём около приёмного покоя, "верные" друзья в больницу не поехали, оставшись на лавочке.

     Хотя, какое там нормально? Полчаса назад его самого было впору успокаивать. Хорошо, ещё списали на шок. Олег лихорадочно вспоминал, что происходило раньше, если он наступал на чей-нибудь шлейф. Может, это было связано с его желанием причинить боль хулигану? Или необычный шлейф Коляна, переползший на тело, сыграл свою роль. В простое совпадение Олег не верил – слишком уж мала вероятность.

     – Вы родственники? – в приоткрывшуюся дверь выглянул врач.

     – Нет, знакомые, – встрепенулась девушка.

     – Пройдёмте, продиктуете его данные, – Эльвира прошла в кабинет, и сквозь неплотно закрытую дверь Олег уловил отрывки фраз. – Обширный инсульт... Ни единого шанса...

Глава 5

     – Пока, соня! Кофе на столе, вставай, а то остынет, – Олег почувствовал прикосновение мягких губ и, улыбнувшись, негромко заурчал. Приподняв голову, он ответил на поцелуй. Потом, не открывая глаз, обхватил девушку за талию и уронил её на себя.

     – Пусти, мне на работу пора, опять сегодня проспала, – Эльвира уперлась ладошками ему в грудь, шутливо возмущаясь. – Скоро из-за тебя уже отмазок перед начальством не останется.

     – С добрым утром! – Олег подкрепил приветствие ещё одним поцелуем и лишь после этого разжал руки. – Если скажешь правду, любой начальник войдёт в положение и простит!

     – Ну, да! Особенно разведёнка весом за сотню... Так войдёт, что мало не покажется. Пока, я побежала. Позвони мне, ладно?

     Он вернул посланный напоследок воздушный поцелуй и откинулся обратно на подушку. В прихожей скрипнула дверь, и глухо щёлкнул замок. Олег, откинув одеяло, сел на кровати и обвёл взглядом свою холостяцкую берлогу, которая в последнее время начала приобретать признаки жилого помещения. И это, несмотря на то, что Эльвира появлялась не так часто. Даже сосед, зайдя как-то за дрелью, отметил, что наличие женщины благоприятно влияет на дом, хотя сам ни разу этой женщины воочию не видел. Впрочем, от Михалыча трудно было что-то скрыть – если он что-то и не знал, то обязательно догадывался.

     Протянув руку, Олег взял телефонную трубку и набрал уже впечатавшийся в память номер. Опять привычно шли гудки, обрываясь через некоторое время. Ему так ни разу и не удалось дозвониться – впрочем, обещанные два месяца ещё не истекли. О том, что делать, если и потом загадочный телефон будет молчать, он старался не думать.

     Деньги, оставленные Бэрримором, вместе с небольшими собственными сбережениями позволяли пока не думать о финансах и, соответственно, о работе. Олег частенько просто валялся в кровати с ноутбуком, читая различные форумы. Он уже перелопатил кучу информации, но ничего не нашёл о подобных случаях. Даже сайт, на котором он когда-то наткнулся на обряд, был благополучно зачищен в истории браузера и давно запропастился в глубинах сети. И бесполезно теперь корить себя, что не оставил в закладках – откуда было знать, что это сработает.

     Во время завтрака Олег взял с подоконника рекламную газету, вытащенную вчера из почтового ящика вместе с квитанцией на оплату коммунальных услуг. Развернув перед собой газету, он только успел пару раз отхлебнуть окончательно остывший кофе, как телефон разразился назойливой мелодией.

     – Привет, мам! Как это забыл? А кто у тебя в прошлые выходные был? Ну, извини, на этой неделе некогда было, дела... Тебе-то кто сказал?! Не надо меня женить, просто хорошие знакомые... Да-да! Это сейчас именно так называется. Всё, пока, целую! Извини, мне некогда. Позже позвоню.

     Олег отложил трубку и уставился на полосу частных объявлений. Экстрасенсы и маги. Потомственные знахари. Ясновидящие девственницы в пятом поколении. В общем, шлак ещё тот,  но у многих первая консультация бесплатно, так что попытаться стоило.

     – Здравствуйте, я по объявлению. Хотел бы записаться на приём. Что? Хорошо, пусть это называется консультация! Через полтора часа? Устроит. До свидания.

     * * *

     – Лёха, привет! Куда несёшься?

     – О, здорово, брат! Да я вот на работу хочу устроиться – тут неподалёку новый автосалон открывают, может, консультантом возьмут. А что? У меня и опыт неплохой в сервисах, и эта, как её, коммуникабельность, во! А тебе, смотрю, в ту же сторону. Тебе работа не нужна случаем? Может, вместе пойдём? У тебя ж вышка есть! Ну, устроишься юристом каким-нибудь, или бухгалтером, а? Лучше, конечно, бухгалтером. Зарплату мне будешь побольше накатывать!

     Олег шёл рядом и начинал жалеть о том, что окликнул знакомого по дворовой компании парня. Как-то подзабыл, что Лёшка и в школьные годы отличался повышенной многословностью, в просторечии именуемой словесным поносом. С возрастом, похоже, это лишь обострилось.

     – Прикинь, Бубен себе бэху нулёвую взял. В кредит, конечно, но всё равно круто. Рассекает по району – только в путь! А ты, что? Колёсами не обзавёлся пока? Я вот тоже всё присматриваю, выбрать никак не могу. То ли уже корейца взять с нуля, то ли лучше немца подержанного. Ты как считаешь, а?

     Отвечать Лёхе было не обязательно – почти все его вопросы являлись риторическими. И он бы очень удивился, получив на них ответ. А может, и обиделся, кто его знает. Да и как ответить, если слово некуда вставить?

     – Слышь, Лягис, а ты реально сейчас с Элькой, да? Не, я просто слышал тут, но не поверил – мало ли гонят... В школе-то, помнишь, она какая была? Они только со старшаками гуляли, мы для них так, сопляки были – из-за Коляна к ней вообще потом подходить боялись. Он тогда уже был без башни. А как с Чечни вернулся, да из ментов его вышибли, совсем крышняк срывать стало.

     Олег поморщился – Лёха затронул тему, которую они с Эльвирой по обоюдному согласию никогда не поднимали. Мало ли что у человека было в жизни? Заморачиваясь по любому поводу, недолго и с ума сойти. Колян же стал скелетом в шкафу, про которого они знали оба. А потому и не открывали этот шкаф.

     – Конечно, загнёшься тут! Он постоянно уже с утра бухой ходил. У него, поди, печень скоро бы сама отваливалась! Хотя, один хрен, башка раньше печени накрылась. Пару лет назад Ханыч тоже от синьки откинулся – траванулся метилом.

     Разглядывая скользящий рядом и бодро размахивающий руками шлейф приятеля, Олег задумался и внезапно явственно представил себе полосу серого армированного скотча, которая залепила нижнюю часть головы. Раздавшийся рядом сдавленный кашель вернул его к реальности – Лёха остановился и, загнувшись, колотил себя по спине. Олег пришёл на помощь, лихорадочно вспоминая полугодовой курс оказания первой медицинской помощи. Удары по спине ничем не помогли – лицо наливалось багряной синевой.

     Когда задыхающийся человек опустился на четвереньки, паникующий и матерящийся Олег внезапно обратил внимание на его шлейф. Вторая тень, в отличие от хозяина, не опустилась вслед за ним, а продолжала стоять, при этом судорожно пытаясь сорвать что-то с лица. Олег мысленно сдёрнул невидимое покрывало с головы шлейфа, и тут же раздался звук шумно вдыхаемого воздуха. Лёха жадно дышал, широко открыв рот и не пытаясь вставать.

     – Ты как, брат? – Олег тоже с шумом сделал глубокий вдох-выдох и присел рядом на корточки. Сердце выскакивало из груди от избытка адреналина, а в голове шумело от прилившей крови. – Это чем тебя так накрыло-то?

     Лёха медленно поднялся, очумело тряся головой:

     – Да вообще, аут!!! Что это было, а?

     – А я знаю?! Может, тебе домой лучше или в больничку? Давай, провожу!

     – Да. Наверно. Лучше домой. Сам, ладно? Сам дойду. Походу, отлежаться надо. Ну, давай!

     – Ага, давай! Пока... – Олег присел на ближайшую скамейку, испытывая ничуть не меньшее потрясение, чем только что чуть не удушенный им парень.

     Получается, что он воздействует на шлейфы других людей не при физическом контакте, а на расстоянии – своим воображением. Эта мысль никак не могла уложиться в сознании, абсурдность происходящего наводила подозрения на сон. Болезненные щипки, однако, убедили в реальности происходящего, увы, не добавив ясности.

     Любая теория, тем не менее, требует подтверждения практикой. Женщины, дети и пожилые люди, как объекты, были отметены сразу. Тщательно осматривая прохожих, Олег остановил, наконец, выбор на мускулистом бритом парне в кожаном жилете с татуированными предплечьями. Дав отойти бритоголовому от скамейки на несколько метров, он стянул ноги шлейфа воображаемой верёвкой.

     Раздавший удивлённо-испуганный мат полностью подтвердил догадку – упавший человек извивался, не в силах оторвать ноги друг от друга. Олег рассек путы невидимым клинком, и парень на асфальте, не удержавшись, взбрыкнул ногами и потом вскочил, озираясь по сторонам.

     Прохожие, ставшие невольными свидетелями, отводили глаза и шли дальше, по всей видимости, считая упавшего, как минимум, наркоманом. Олег подождал, пока успокоившийся парень не пошёл дальше, постоянно ощупывая ноги, и лишь после этого поднялся со скамейки. Новые возможности ошеломили его, но не приблизили к пониманию происходящего. А потому следовало поторопиться на "консультацию" к магу.

     * * *

     – Расслабьтесь, Олег. Ваше сознание должно быть открыто, иначе я не смогу помочь Вам. Садитесь удобнее.

     Сквозь прикрытые веки Олег наблюдал за дрожащими от свечей тенями. В последнее время он начал замечать, что гораздо лучше стал видеть шлейфы даже при слабом освещении – поверх размытой тени лежало её чётко выраженное повторение, насыщенное анимированной фактурой.

     – Итак, теперь нам надо настроиться на биополе Вашей девушки. Постарайтесь вызвать самые приятные воспоминания о ней. Забудьте о своих подозрениях – ничего этого не было.

     – Ну, как же не было, если мне рассказывали о них! Вместе за руки ходят, обнимаются, никого не стесняясь. Как это забыть?!

     Олег старательно в очередной раз играл роль обманутого влюблённого, внимательно следя за реакцией великого и очень известного (где-то далеко, не здесь, и в очень узких кругах) шарлатана. На сей раз женского рода.

     – Поверьте, я Вас понимаю. Но, тем не менее, чтобы я могла помочь, Вы должны полностью мне довериться и выполнять все мои указания. Наведение корректирующего контура требует точного определения биополя объекта...

     И эта медиум тоже не отличалась чем-то особым, вторая тень тёмно-серой дымкой послушно следовала за своим физическим собратом. Но называть приятную во всех отношениях даму в лицо "шарлатаном" Олегу не хотелось. Поэтому он терпеливо досидел до конца сеанса и, поблагодарив, обещал обязательно заглянуть на неделе.

     Выйдя на улицу, парень присел на скамейку и достал газету. Зачеркнув уже седьмое обведённое объявление, он задумчиво постучал маркером по оставшимся двум. В принципе, рассчитывать изначально было не на что, но обидно получать этому подтверждение.

     Медиум тоже вышла почти сразу вслед за ним, закрывая дверь на ключ – перерыв на обед. Олег хмыкнул и приложил воображаемые ладони к шлейфу женщины чуть ниже спины. Объект приставания коротко взвизгнул, одновременно с разворотом размашистая пощёчина ушла в пустоту – женщина потрясённо замерла на месте, автоматически ощупывая свою юбку сзади.

     Олег наклонил голову, пряча безуспешно сдерживаемую улыбку. Он до сих пор не привык к своим возможностям, и эти мелкие шалости вызывали у него одновременно удивление и смех – единственный же недостаток заключался в отсутствии обратной тактильной связи. Заметив, что неподалёку находится её недавний клиент, медиум густо покраснела и юркнула обратно в свой салон.

     Наконец, что-то положительное от всех этих посещений... Посмотрев ещё раз на газету, он остановил выбор на объявлении с женским именем. Если уж пустышка, так пусть будет хоть смешная.

     * * *

     – Молодой человек, Вы точно уверены, что пришли по адресу? Может быть, Вам для начала стоит просто поговорить со своей девушкой?

     – Нет-нет! Я уверен, у неё появился другой – мне нужен именно приворот. Я хочу, чтобы она любила только меня!

     Олег уже полчаса старательно изображал несчастного влюблённого, незаметно рассматривая "великую ворожею Дарью". В принципе, ничего необычного, но что-то беспокоило, что-то ускользающее от внимания. Когда Олег пытался мысленно воздействовать на шлейф женщины, тот сжимался и растягивался, будто пытаясь отодвинуться.

     К тому же, она постоянно давала советы, как решить его "проблему" обычными методами, не соглашаясь сварить какое-нибудь зелье или поводить руками над фотографией, которую Олег распечатал с сайта знакомств и носил с собой на все визиты. Все остальные чудодеи, напротив, намекали на это всеми доступными способами.

     – Понимаете, если, на самом деле, всё не так, то Вы рискуете окончательно лишиться шансов на возобновление отношений. Накладывая приворот на человека, который и без этого любит Вас, можно получить абсолютно противоположный результат. Подумайте над этим!

     Олег подумал, что ещё немного, и Дарья за руку отведёт его к вымышленной неверной подруге и заставит ту покаяться у него на глазах. Может быть, он нарвался на психолога, решившего заработать на модной ныне магии? Противоречие было в том, что услуги хорошего психолога стоили куда дороже, чем "пляски с бубном". Разве что хобби?

     – Я же говорю, что видел их вместе! Они сидели у фонтана и нежно прижимались друг к другу. Как нежно? Очень! Очень нежно и плотно!!! Верните мне её! Пожалуйста...

     С последней фразой Олег чуть пустил слезу и подумал, что, пожалуй, уже слегка перебарщивает. Тем более, что ворожея и так чересчур подозрительно его рассматривала.

     – Олег, боюсь, мы с Вами не понимаем друг друга. Я не могу приворожить Вашу девушку, – Дарья старательно подбирала слова, глядя в глаза Олегу. – Давайте, заглянем в будущее и посмотрим, кто будет рядом с Вами?

     – Конечно, большое спасибо! – Олег постарался вложить как можно больше сарказма в эти слова. – Я и без Вас знаю, что её там не будет! До свидания!

     Когда за клиентом закрылась дверь, Дарья нажала под столом кнопку вызова охраны. Через несколько секунд, открыв неприметную дверь, из соседней комнаты вышли двое рослых мужчин в чёрных форменных костюмах:

     – Тимурчик! Снимите записи с камеры и пробейте мальчика, который только что был здесь. Мне нужно всё, что сможете найти. От налоговой до больницы. В воскресенье утром я очень хочу увидеть эту информацию на своём столе. Пожалуйста, не разочаруйте меня...

     Один из мужчин кивнул, внутренне похолодев от ласковой улыбки женщины, сулившей большие проблемы в случае неисполнения поручений. Синхронно развернувшись, телохранители разделились – один пошёл на парковку за машиной, а второй, вернувшись в свою комнату, сел перед сервером видеонаблюдения снимать данные.

     Дождавшись, пока второй мужчина тоже уйдёт, ворожея закрыла на внутренний замок входную дверь и прошла в комнату охраны. На одном из мониторов было выведено застывшее изображение недавнего посетителя. Некоторое время она внимательно рассматривала лицо молодого человека на экране, будто ища что-то в нём.

     Вернувшись за свой стол, она небрежно сдвинула в сторону хрустальный шар и массивные подсвечники. Их место на тёмно-вишнёвой бархатной скатерти занял тонкий ноутбук с иконкой огрызка яблока. Дождавшись загрузки системы, женщина запустила сеанс видеосвязи и послала вызов единственному в списке контактов абоненту.

     Спустя пару минут вызов был принят, но окно видеоканала осталось пустым. Дарья сложила руки перед собой на столе и склонила голову:

     – Магистр, нижайше прошу прощения, что посмела потревожить Вас! Но Вы сами просили незамедлительно сообщать о подобных случаях...

     – Хорошо. Я не сержусь, – из динамиков прохрипел изменённый программой голос. – Говори.

     – Сегодня приходил странный клиент. Просил приворот, – голос Дарьи разительно преобразился, теперь он звучал покорно и заискивающе. – Боюсь ошибиться, но он очень похож на стража. Похоже, меня проверяли.

     – Это плохо. Но не в первый раз. Стражи любят провоцировать. Предупреди своих на всякий случай, чтобы не шалили, – механический голос не отражал эмоций, но ворожея поняла, что его хозяин раздражён. – Ты посмела меня беспокоить только ради этого?

     – Нет, Магистр, – голос Дарьи сбился, и она испуганно зачастила. – Я бы никогда не посмела беспокоить Вас по столь ничтожному поводу. Этот человек пытался наложить на меня порчу, причём мне едва удалось её отвести. Поверьте, уж я в этих делах понимаю...

     – Страж пытался наложить порчу? – Дарья впервые услышала в бесстрастном голосе что-то, вроде удивления, – Ты ничего не путаешь, ведьма? Может, к тебе наведался кто-то из наших? Просто не местный?

     – Я уже подумала об этом, Магистр! Мои люди соберут о нём всю информацию. Но защита у него была не ниже уровня стража. У своих мне такая ещё не встречалась!

     – Хорошо, ведьма! Я услышал тебя. Жду отчёт завтра к вечеру.

     – Но, Магистр... – Дарья огорчённо поморщилась, услышав гудки отбоя. Впрочем, скоро ворожея пришла в себя и, пройдя обратно в комнату охраны, взяла трубку радиотелефона:

     – Тимурчик! Условия меняются. Информация нужна к пятнице. Да, ты не ослышался. После обеда жду тебя, хороший мой. Очень прошу, постарайтесь успеть. Порадуйте меня...

Глава 6

     – Гардин Олег Игоревич, 26 лет, холост, образование высшее, за правонарушения не привлекался, в больнице на учёте не стоит, доход за последние три года составил... – высокий мужчина стоял перед столом, опустив голову, и бубнил, как школьник, вызубривший урок.

     – Помолчи, – женщина в кресле перекинула лист в папке и подняла руку. – Помолчи, Тимурчик. Я ещё не разучилась читать. Это всё? Вы везде проверили?

     – Да, в ведомствах на него есть только стандартная информация, как на всех. Обычный человек. Чтоб копнуть глубже, надо аккуратно опросить соседей, знакомых, сослуживцев, подключить связи, попасть в архивы...

     Дарья, захлопнув папку, бросила её на стол и подперла голову рукой. Под её пронизывающим взглядом телохранитель окончательно смешался и замолчал:

     – Я даю тебе неделю. Слышишь, неделю, – Тимур согласно кивнул, не поднимая головы. – Выясни, что необычного было в жизни этого человека. Понимаешь меня? Нестандартные поступки, странности в поведении, любые мелочи. Ищи, Тимурчик. Ищи! И ещё найди хорошего детектива, лучше из бывших ментов, установи наружку. Результаты будешь докладывать мне каждое утро. Свободен.

     После того, как дверь закрылась, женщина снова взяла папку и вынула из неё небольшую стопку листов. Разложив их на столе, она внимательно изучила каждый, всё больше мрачнея – вряд ли Магистра устроит собранная информация. Оставалось лишь надеяться на то, что сегодня он будет в хорошем настроении.

     Сложив листки с распечатками обратно, ворожея оставила перед собой небольшую фотографию, приготовленную когда-то странным клиентом, судя по всему, для паспорта. Потом зажгла свечи и, положив снимок перед собой, занесла над ним ладони. Пламя задрожало, будто пытаясь спрыгнуть с фитиля, несмотря на то, что женщина не шевелилась, лишь по лицу прочертили дорожки капельки пота.

     Наконец, она бессильно откинулась на высокую спинку кресла, сквозь полуоткрытые веки невидяще глядя перед собой; руки опали на подлокотники. Глубоко вдохнув и выпустив воздух сквозь плотно сжатые губы, Дарья снова наклонилась над столом, вглядываясь в лицо молодого человека:

     – Что же ты такое...?

     * * *

     – Кушай, Олежка, кушай! Похудел ведь совсем. Плохо что-то тебя девушка твоя кормит...

     – Мам, ты опять за своё! – от возмущения изо рта у Олега выпал непрожёванный блин. – Сколько тебе можно повторять, что мы просто друзья.

     – Ну, друзья так друзья, как скажешь, – женщина отвернулась к плите, на которой шипела сковородка, но вполголоса проворчала. – Только мы в своё время с друзьями не спали. Неуважительно это! Что за молодёжь пошла...

     Олег лишь усмехнулся и вернулся обратно к еде. Постоянные попытки матери женить его, мотивируя это желанием понянчить внуков, уже давно не воспринимались им всерьёз. Просто иногда это слегка раздражало.

     Субботнее небо с утра было ясным и безоблачным, солнце заливало ярким светом небольшую кухню в старенькой квартире. Наевшись, Олег понемногу потягивал горячий чай и рассматривал шлейф матери, тенью скользящий по холодильнику. Раньше он уже изучал его, не найдя ничего особенного, но сегодня обратил внимание на странные мазки в области живота. Будто ребёнок неумело закрасил тёмно-серой акварелью.

     – Мам, а у тебя со здоровьем как? Нормально всё?

     – Спасибо, Олежка, не жалуюсь, – мать закончила готовку и присела напротив сына. – А что ты вдруг спросить решил? Неужели я так плохо выгляжу?

     – Ну, что ты! Конечно, нет, – искренне возмутился Олег. – Ты у меня лучше всех выглядишь. Просто решил спросить, поинтересоваться... Сын я, в конце концов, или нет?

     – Нормально всё, сынок. Сейчас уже всё нормально.

     – Подожди! Ты хочешь сказать, что я чего-то не знаю? И ты мне не рассказывала? – Олег даже отставил в сторону кружку с недопитым чаем.

     – Да я и сама-то толком ничего не знала. Зачем ещё и тебя расстраивать? С весны что-то желудком хворать стала. Врачи сначала ничего толком не говорили, а потом чуть ли не рак сразу...

     – Ну... Ну, ты, мам, даёшь! – Олег почувствовал, как сердце ухнуло куда-то в желудок и застыло там ледяной глыбой. – Это как... Что за...

     – Успокойся, Олежка, я ж говорю, сейчас всё хорошо! – женщина подошла к сыну и обняла его. – Добрые люди посоветовали съездить в деревню, там есть бабка одна, знахарка. Я уж не знаю, что она сделала, но уже месяц как ничего не беспокоит. Только в больницу идти проверяться не хочу. Я себя хорошо чувствую, и ладно.

     – Это правда или ты меня теперь успокоить пытаешься?

     – Правда это, правда! Давай, пей свой чай, пока не остыл...

     Мать налила себе тоже чай и села обратно за стол напротив сына. Олег искоса поглядывал на шлейф, незаметно пытаясь тщательнее его изучить, особенно в области живота. Странные мазки вызывали непонятную ассоциацию и желание сгладить их, слить с остальным фоном. Задумавшись, он чуть не пролил чай.

     – Слушай, мам, адресок бабки мне не подскажешь? Да, я не для себя, честно! У знакомого тоже какие-то проблемы с животом, а от врачей шарахается. Само, говорит, пройдёт. Может быть, и ему поможет.

     – Конечно, пускай съездит. Посмотри на холодильнике, там блокнот должен быть...

     * * *

     – Привет! Как дела? – Эльвира встала со скамейки перед подъездом и обменялась с Олегом поцелуями.

     – Лучше всех! А ты чего не позвонила? Давно уже сидишь? – краем глаза парень заметил движение за шторкой в окне первого этажа, ухмыльнувшись любопытности соседки.

     – Нет, минуть десять. Решила сама придти, пообещал же, а вдруг передумаешь...

     – Я?!! Передумаю? Конечно же, нет! – Олег судорожно перебирал в памяти последние их разговоры. Но как-то безуспешно. Глядя на его озабоченное лицо, Эльвира не удержалась от смеха:

     – Расслабься, шучу я! Ничего ты не обещал. Просто как-то сказал, что неплохо бы сходить куда-нибудь, в кафе посидеть или ресторанчике. Почему бы не сегодня, а?

     Сегодня вечером Олег предполагал добраться до бабки-знахарки, тем более что деревня, где та жила, находилась совсем недалеко, минут двадцать на такси. Но взглянув в искрящиеся озорством глаза, решил сменить планы:

     – Почему бы не сегодня, в самом деле?! – Олег обнял за плечи подругу, увлекая её в подъезд.

     Старушка в окне первого этажа прижалась щекой к стеклу, выворачивая голову вслед заходящей паре. А из окна припаркованной неподалёку тонированной "девятки" столь же заинтересованно за старушкой наблюдал хмурый человек в кожаном пиджаке. Спустя несколько минут, нацепив дежурную улыбку, он уже стучал в обитую потёртым дерматином дверь. Раздались шаркающие шаги, и он почувствовал на себе изучающий взгляд.

     – Кто там? – продребезжал из-за двери старческий голос.

     Человек уверенным жестом развернул перед глазком заранее приготовленное удостоверение:

     – Капитан Титов! Федеральная служба контроля и наблюдения за государственным оборотом наркотиков. Могу я задать Вам несколько вопросов о Ваших соседях?

     За дверью зазвенела цепочка, и щёлкнули открываемые замки. В открывшуюся щель высунулась остроносая небольшая старушка, внимательно осмотревшая сначала "капитана" и его "удостоверение", а потом лестничные пролёты.

     – Конечно, можно, – понизив голос, хозяйка открыла дверь шире и сделала приглашающий жест. – Проходите, не на пороге ж разговаривать...

     * * *

     – Я так давно сюда не заходила. Помнишь, раньше здесь какая-то забегаловка была, а сейчас уютненько так!!!

     – Мгм..., – согласился Олег с набитым ртом. На обед сегодня ему досталась чашка кофе с бутербродом и Эльвира, поэтому к вечеру аппетит разыгрался нешуточный.

     – И готовят неплохо. А судя по тебе, так вообще изумительно!

     Олег в ответ опять что-то промычал, недвусмысленно указывая на отрезанную половину отбивной, оставшейся на тарелке девушки. Она рассмеялась:

     – Жуй-жуй, я уже наелась, – и парень с довольным видом перетащил к себе кусок мяса.

     Бывшая пельменная, бывшая закусочная – а сейчас это было, действительно, неплохое кафе с хорошей кухней. Неяркий, мягкий свет и ненавязчивая, приглушенная музыка также способствовали хорошему отдыху. Разве что, шумная компания студентов, расположившаяся рядом, иногда заставляла морщиться от громкого хохота и развязных шуток. Впрочем, вспоминая себя, Олег был вынужден признать, что это ещё скромно.

     Прожевав мясо, он вытер губы и взял бокал с красным вином:

     – Давай, выпьем за этот вечер! Как-то так получается, что у нас с тобой сегодня первое официальное свидание!

     – Точно! – Эльвира удивлённо распахнула глаза, но тут же насмешливо прищурилась. – И то я, можно сказать, сама напросилась...

     – Так уж и напросилась?! – Олег встал и перегнулся через стол, нежно сняв поцелуй с раскрасневшихся губ. – Скорее, опередила...

     – Ммм... Ещё хочу! – шепнула девушка, и он с готовностью снова потянулся, но Эльвира увернулась и, обхватив его за шею, слегка укусила за мочку. – Пойдём домой?

     – А как же кофе? – спросил Олег автоматически. – Десерт?

     – Кофе я тебе дома сварю. А сама буду вместо десерта!!!

     – Смотри, чтоб у меня диабет не появился, – пошутил Олег, выбираясь из-за стола. Эльвира подала ему руку и лукаво прищурилась:

     – А ты сразу много не ешь...

     Выйдя из кафе, на повороте они столкнулись с небольшой группой курящих парней, один из которых неожиданно преградил им дорогу:

     – Охренеть! Кого я вижу! Что, сука, Коляна не стало, а ты сразу к другому прыгнула?

     Олег отодвинул девушку за спину, молча осмотрев полукруг людей перед собой. Потом прикинул расположение ближайших фонарей и медленно отступил назад на несколько шагов.

     – А ты, хрена ли, пятишься! Ты у нас рак, что ли? При том ещё и бессмертный, да? – было видно, что парни заводят себя и ждут, пока жертва не даст повод накинуться.

     Олег наконец-то поймал в поле зрения одновременно все шлейфы и, заморозил их, представив себе ледяные фигуры, выставленные на летнем пляже в полуденный зной.

     – Спокойно, парни, спокойно, – лишь после этого он успокаивающе вскинул руки. – Разойдёмся миром, хорошо? Вы же не против? Всё, тогда мы пошли...

     Разыграв этот небольшой спектакль для Эльвиры, Олег увлёк девушку за собой подальше от застывших парней. При этом он крепко держал её под локоть, пресекая настойчивые попытки обернуться.

     – Тише, иди спокойно, не оглядывайся, не провоцируй их, – шептал он ей на ухо, отвлекая от ненужных вопросов.

     Эльвира, не в силах сдержать одновременно любопытство и страх, всё-таки периодически пыталась повернуть голову назад и изумлённо шипела:

     – Ты не понимаешь! Они же отмороженные на всю голову. Бежать надо, пока не опомнились...

     Когда они поворачивали за угол, ей удалось всё же посмотреть назад, после чего девушка потеряла ненадолго дар речи. Пять фигур по-прежнему стояли полукругом неподалёку от фонаря.

     – Олег! Ты... Это было... У меня даже слов нет! – способность говорить, тем не менее, вернулась к Эльвире довольно быстро. – Они же, как бараны, встали! Ты у меня, прямо, волшебник какой-то!

     – Да ну тебя, скажешь тоже! Просто у них какие-то дела, наверно, были. Срочные. – Олег постарался поскорее сменить тему разговора. – И вообще, кто-то обещал мне потрясающий десерт! Надеюсь, ты не забыла...

     * * *

     Подождав, пока парочка свернула в проулок, из стоящей около кафе старенькой "тойоты" вышел мужчина в кожаном пиджаке. Постоянно посматривая в сторону застывших парней, он выкурил сигарету и лишь потом развязным шагом направился в их сторону. За несколько метров он громко окликнул:

     – Мужики! Не подскажете, где беленькой торгуют? Как всегда, пару пузырей не хватило!

     Не получив ответа, он подошёл к группе сбоку и обомлел. Все пятеро стояли абсолютно неподвижно, напоминая статуи, и лишь в глазах плескалось море ужаса и боли.

     – Эээ, братан, ты чего... – мужчина дотронулся до плеча ближайшего парня и тотчас отдёрнул руку. Даже сквозь тонкую кожу куртки он ощутил ледяной холод, исходящий от тела, и твёрдые, как камень, мышцы.

     Внезапно тела всех парней почти одновременно обмякли, а затем они синхронно сложились у ног потрясённого мужчины. Он затравленно оглянулся по сторонам и бросился к своей машине, трясущейся рукой доставая ключи из кармана. Уже проехав пару кварталов, он нервно закурил и достал мобильный телефон:

     – Алло, Тимур...?

     * * *

     – В общем, мужик был в полном шоке, когда заявился сюда, пришлось коньяком отпаивать. Я из его рассказа ничего толком не понял. Попытался ещё пробить через больницу и ментов. Получается, что наш клиент вырубил чем-то нервно-паралитическим пятерых крепких парней. Нестыковка в том, что у них было сильное переохлаждение, а двое слегли с двусторонней пневмонией. Несут такой бред, что менты собираются списать всё на смеси, типа, обкурились неизвестно чем.

     Тимур перевёл дыхание и, деликатно прокашлявшись, взглянул искоса на Дарью, задумчиво вращающую в руках тяжёлый хрустальный шар. Она прикрыла веки, словно пытаясь что-то припомнить.

     – Моментальный паралич... Или ментальный? Это что-то новое. Или очень старое, – прошептала женщина и посмотрела на телохранителя. – А твоему сыщику верить можно?

     – Первый доклад был довольно неплохой, – Тимур пожал мощными плечами, – Ему удалось бабку, соседку с первого этажа, удачно развести на разговор. Там есть пара зацепок, сейчас работаем.

     Мужчина вздрогнул от резкого стука – шар с размаху ударился о столешницу. Ворожея встала и, обойдя стол, подошла вплотную:

     – Тимурчик, нам прошлое этого парня не менее важно, чем его нынешние шалости. Надеюсь, ты это понял. Поэтому любые, слышишь, любые зацепки сразу сообщай мне. И начинай всегда с них, – Дарья села обратно в кресло и велела. – Вот теперь говори.

     – Ну, этот парень недавно ездил куда-то. То ли в июле, то ли в августе. Так вот, до этого в подъезде постоянно воровали лампочки, а сейчас нет. Да и самого его считали странным, типа, безобидного психа.

     – На психа он совсем не похож. По крайней мере, сейчас. Так что, возможно, в этой поездке что-то есть. Молодец, Тимурчик! – Дарья одарила мужчину улыбкой, и он, незаметно выдохнув, расслабился. Похоже, сегодня хозяйка довольна им.

     – Наверно, я даже сама это проверю, а то засиделась, – продолжила ворожея. – Узнай, куда он ездил, где там жил... И не затягивай.

     Тимур с готовностью закивал головой:

     – К обеду сделаю! А с этим что? – он показал рукой в сторону комнаты охраны, где на небольшом диванчике спал незадачливый детектив.

     – Ничего! Отоспится и уйдёт. Он уже засветился, поэтому найдёшь другого. А ты, давай, на вокзал, у тебя четыре часа до обеда.

     Тимур засуетился и выскочил наружу, бросив напоследок на спящего сожалеющий взгляд. Дождавшись пока машина отъедет, Дарья взяла со стола свой шар и подошла к детективу. Присев рядом на диванчик, положила ладонь ему на лоб и одновременно нанесла сильный и точный удар сбоку по голове. Вернув шар на место, она села на стул рядом с диваном. Через несколько минут мужчина открыл глаза, и ворожея приняла встревоженный вид:

     – Вам уже лучше? Вы потеряли сознание прямо на улице, около моего салона... – она внимательно посмотрела в глаза "пострадавшего", с удовлетворением отметив, что последние дни из памяти полностью затёрты. – Голова не болит? Вы так сильно ударились о бордюр...

Глава 7

     – Разумеется, Магистр! Я сама поеду и выясню, что там произошло, – ворожея отвечала почтительно и тихо, склонив голову перед ноутбуком. Хотя на экране не было изображения собеседника, он всё видел, и ему не нравилось, когда смотрели в упор, Дарья прекрасно это усвоила.

     – Ищи любые следы инициации, но нельзя исключать, что это ловушка стражей. За парнем больше не следите, в контакт не вступать ни в коем случае. Пока мы точно не узнаем, кто он, нельзя вызывать подозрений. Необходима небольшая провокация. Подключи сатанистов – организуйте где-нибудь жертвоприношение, только так чтобы стражи не смогли его проигнорировать. Сами не светитесь.

     – Я поняла, Магистр! Мы всё исполним в точности. Позвольте задать Вам вопрос?

     – Говори.

     – Что именно он сделал? Как можно парализовать сразу несколько человек?

     – Это был не паралич, ведьма! Ментальная заморозка широко использовалась в тёмные века. Славное было время! – в искажённом голосе появились ностальгирующие нотки. – Мы годами учились этим заклинаниям, отрабатывали их, бросового материала тогда было предостаточно. Правда, потом стражи почти всех выжгли, но сейчас мы навёрстываем упущенное. Вот только молодняка полно, а учить некому. Поэтому необходимо выяснить, откуда у него старые знания. Появление этого парня может усилить нас, поднять на новый уровень. Или же уничтожить.

     – Я буду очень осторожна, Магистр! – ворожея дождалась, пока не погаснет огонёк контакта, и лишь тогда плавно опустила крышку ноутбука.

      – Ты всё слышал, Глеб, – она обратилась к невысокому, щуплому мужчине, сидящему напротив. – У меня билет на ближайший рейс до Новосибирска, а до аэропорта ещё доехать надо, всё-таки 180 километров. Так что акцию проведёшь сам.

     – Слушаюсь, темнейшая! – мужчина почтительно склонил голову. – Я не подведу тебя.

     – Уж постарайся, мне совсем не хочется терять самого способного своего ученика, – Глеб буквально вжался в спинку стула от угрожающих ноток в голосе ворожеи. – Возьми Тимура с его бригадой, и обработайте сектантов с Автозаводской. Наведи их на староверку, толку от неё всё равно нет, а стражи такое точно не пропустят. И не забудь отвести глаза, чтоб вас не видели. Надо успеть сделать всё до вечера, обязательно днём!

     – Я понял! Всё будет исполнено!

     – Я верю тебе, Глебушка! – ворожея обошла стол и приподняла за подбородок голову мужчины. – И я верю в тебя.

     * * *

     Женщина в разодранном плаще, тяжело и прерывисто дыша, бежала по сосновому лесу, она тщетно искала взглядом густой ельник или, на худой конец, непролазный кустарник. Где-то за спиной дрожала земля под ударами конских копыт – погоня неотвратимо настигала, а высокие деревья не давали возможности оторваться от преследователей. Даже густые кроны корабельных сосен не могли помочь, ветви начинались слишком высоко от земли.

     Постоянно вращая головой по сторонам, она споткнулась об коварное переплетение корней и кубарем полетела на покрытую хвоёй землю. Тотчас вскочив, заметила на уровне груди стрелу, трепетавшую в стволе дереве, и обернулась – меж сосен уже мелькали силуэты конных лучников. Беглянка снова рванулась вперёд, петляя из стороны в сторону. Обратив всё своё внимание назад, она не заметила трёх всадников, выметнувшихся сбоку.

     Сбитая широкой конской грудью, женщина врезалась спиной в могучую сосну и замерла, жадно разевая рот в тщетной попытке сделать хоть глоток воздуха. Гарцующие всадники уже нацеливались остриями пик, но властный голос одёрнул их:

     – Не сметь! Кто прикончит еретичку, сам пойдёт на костёр! Брать только живой, она ещё не успела отречься... Вяжите её!

     В памяти всплыли пропахшие кислым потом, мочой и кровью подвалы, трещащие на колесе сухожилия и раскалённые прутья в жаровне. Спешившись с коня, подошёл монах в чёрной рясе и, откинув капюшон, открыл пылающее ненавистью лицо:

     – Недалеко ж ты убежала... У его святейшества ещё остались к тебе вопросы. А у брата Роше – угли.

     Окружающие с готовностью захохотали над незамысловатой остротой, женщина же, скорчив гримасу, сжала челюсти и ударила себе руками снизу по подбородку. Потом выплюнула в лицо отшатнувшемуся монаху откушенный язык и захохотала, захлёбываясь хлынувшей кровью. Жизнь покидала её, подгоняемая заклинанием, стекая в желудок и разбрызгиваясь по хвое. Где-то далеко остались загонщики и изрыгающий проклятия инквизитор...

     * * *

     Несколько минут Олег просто лежал, наслаждаясь ощущением того, что язык находится на своём месте. Как и предыдущий, этот сон оказался чересчур реальным. Эльвира мирно посапывала, уткнувшись ему в плечо – сосны, уходящие пиками в глубокое синее небо, постепенно таяли, уступая место привычной реальности. Сколько ж раз умирала эта ведьма, чьи воспоминания сейчас таятся в его голове?

     – Доброе утро! – пытаясь уловить обрывки ускользающего сна, он не заметил, как девушка проснулась. – О чём задумался?

     – Ни о чём, – он улыбнулся и поймал её губы. – С добрым утром!

     – Ага, то и сердце бьётся, как у испуганного ребёнка!

     – Приснилась какая-то ерунда, уже и не вспомню о чём...

     – Надеюсь, не про меня, – лукаво прищурилась девушка, медленно стаскивая одеяло.

     – Не-а, – подтвердил Олег, приподнявшись на локтях и откровенно любуясь. – Про тебя только начинается...

     – Нахал! – толчком она уронила его обратно на подушку и уселась сверху. – Извиняться будешь?

     – Ага. Раза три. Мадам ведь до обеда никуда не торопится...?

     * * *

     – Глеб, я чего-то не догоняю, на кой хрен нам сдались эти неформалы, – Тимур лениво отхлёбывал кофе, присев на стол рядом с хрустальным шаром.

     "Самый способный ученик" поморщился, но проигнорировать вопрос не решился. Телохранитель ворожеи только с ней был почтителен и тих, мнение остальных его абсолютно не интересовало. А учитывая его спортивно-уголовное прошлое, подавляющее большинство людей с этим соглашалось.

     – Тимур, оно тебе надо, ребят своих на мокруху подписывать? А это мясо никому не жалко! – Глеб сидел в кресле, но чувствовал себя явно неуютно перед нависающим Тимуром. – И вообще, сядь на стул, а? Вдруг потом опять забудешь с сервера стереть.

     Колдун с удовольствием наблюдал за гаммой чувств, пробежавших по лицу боевика – от возмущения тем, что ему осмеливаются делать замечание, до опасения, что хозяйка, действительно, может увидеть запись. Тем более права доступа к серверу у него были ограничены, и для того, чтобы стереть запись, приходилось выполнять много лишних действий. В качестве компромисса Тимур сделал вид, что ему надоело сидеть:

     – Кофе остыл, падла, – пояснил он Глебу и отнёс чашку в комнату охраны.

     Вернувшись обратно, он развалился на стуле и вопросительно взглянул на собеседника. Тот невозмутимо продолжил:

     – Так вот, твоё дело стоять со своими парнями у меня за спиной, чтоб у чертофилов даже мысли не возникло о непослушании. Потом я промою им мозги и проконтролирую процесс, так сказать.

     – А что за чертофилы? За них разговора не было!

     – Тимур, не забивай себе голову ненужными словами. Кстати, учёные доказали, именно от лишних мыслей снижается реакция и скорость удара.

     – Да ты гонишь?! Сейчас голову тебе отверну, там вообще мыслей не останется! – Тимур резко наклонился вперёд, и Глеб внутренне поёжился. – До хрена у тебя повысится реакция?

     – Ладно, не будем заострять, – примирительно промолвил колдун и сделал пальцами непонятные пассы, от чего телохранитель отпрянул назад. Он категорически боялся того, чего нельзя было понять или увидеть. Глеб иногда этим пользовался, но палку старался не перегибать.

     – Проехали, – буркнул Тимур. – Дальше чего?

     – А дальше ты на минивэне подбросишь меня с этими замечательными мальчиками на точку, за мной вернёшься через час на чём-нибудь неприметном и будешь ждать на трассе.

     – Замётано! Смотри, только не облажайся, волшебник..., – последнее слово в устах Тимура прозвучало насмешкой, но Глеб уже привык к подобным колкостям с его стороны. К тому же, несмотря на все свои недостатки, телохранитель был надёжен и не раз проверен в подобных делах.

     – Не бзди, охрана, иначе латы не отмоешь... – вернул насмешку колдун, и боевик довольно осклабился, взаимные подначки уже давно стали их небольшим ритуалом.

     Глеб открыл рот, но Тимур опередил:

     – Через час выезжаем! Чтоб был готов! – и довольно гоготнув, удалился в свою комнату.

     Колдун лишь вздохнул, покачав головой, и перекатил на место хрустальный шар, который телохранитель сдвинул, когда пил кофе.

     * * *

     – Пока! – Олег с неохотой оторвался от прохладных губ и снял руки с талии девушки.

     – Пока! До вечера... – Эльвира закинула на плечо небольшую сумочку и направилась к автобусной остановке.

     Олег же, проводив её взглядом, пошёл в противоположную сторону – буквально в паре шагов у гостиницы постоянно стояли машины с шашечками, проще было дойти, чем вызванивать их по телефону. В окне первого этажа бдительная старушка одёрнула занавеску и принялась судорожно записывать что-то в блокнот...

     Водитель, услышав адрес, лишь коротко кивнул на сиденье и спросил:

     – К Настасье Петровне собрался, парень?

     – Да, – Олег был слегка обескуражен известностью знахарки. – Неужели так часто приходится к ней клиентов возить?

     – Нет, я своего внука как-то возил, – таксист улыбнулся в густые усы. – Животом всё маялся. Сам бы не поверил, если рассказали, но она полчаса что-то пошептала, помяла и всё...! Просто чудо какое-то!

     – Может, совпадение? – усомнился Олег. – Помассировала и прошло...

     – Куда там, совпадение! – отмахнулся мужчина. – Две недели по врачам таскали, кто его только не тискал... Не, тут бы одним массажом не обошлось. А у тебя-то что стряслось, парень?

     – Мне для начала просто спросить надо, – уклонился Олег от прямого ответа. – Может, и помочь-то уже нельзя.

     – Поможет баб Настя, даже не сомневайся! – водитель ободряюще похлопал его по плечу. – Поможет!

     * * *

     Машина притормозила у высокой избы-пятистенки с причудливыми наличниками. Олег расплатился и, пока таксист отсчитывал сдачу, заметил с досадой:

     – Очередь! Придётся подождать...

     – Какая очередь, парень? – водитель дал ему мелочь и взглянул на дом. – Вроде же нет никого. Ладно, удачи!

     Автоматически поблагодарив, Олег вылез на обочину и уставился на невысокого мужчину, который стоял на крыльце в глубине двора, видимого как сквозь марево. Пройдя за ворота, он окликнул его:

     – Добрый день! Вы не подскажете... – он осёкся, так как мужчина резко взмахнул руками, и в его сторону пронеслась серая дымка, оставив неприятное ощущение.

     – Эй, мужик, ты чего...?  – от неожиданности Олег не придумал ничего лучшего, как задать глупый вопрос.

     Впрочем, и мужик, судя по виду, удивился не меньше. Он снова взмахнул руками, обдав Олега подозрительным облаком, и выпучил глаза. В таком виде он и застыл, стиснутый вместе со своим шлейфом. Парень поднялся на крыльцо и обошёл мужичка вокруг, подозрительно его рассматривая. На этот раз, он представил себе мумию, закутанную полностью, за исключением носа и глаз. И эти глаза сейчас внимательно следили за ним, полные животного ужаса. Щёлкнув "мумию" по носу, Олег с неудовольствием отметил, что возможность мочиться у мужичка не заблокировалась.

     Решив, что после такого "тёплого" приёма стучаться необязательно, Олег неслышно прошёл сквозь небольшие аккуратные сени, увешанные пучками ароматных трав, и заглянул в приоткрытую дверь. Ноги в коленях ослабли, и он привалился к косяку, чтобы не упасть. Посреди широкой горницы на чисто выскобленных полах лежала старушка в исподнем белье. Вокруг неё была аккуратно выведена тёмно-красная пентаграмма с множеством свечей, которые суетливо зажигали одетые в чёрные балахоны типы с длинными засаленными волосами. Они напомнили грифов-стервятников, деловито снующих над добычей.

     Олег почувствовал, как в голове нарастает горячая пульсация, а грудь буквально распирает от злости. Длинноволосые, словно почувствовал что-то неладное, повернули к нему бледные лица с подведёнными чёрным глазами. В сознании сформировалась нереально чёткая картинка, и по комнате обжигающей волной прокатилось жаркое дыхание пустыни, иссушая и сжимая липко-чёрные шлейфы. "Грифы" сложились на полу неопрятными кучами тряпья.

     Неуверенными шагами Олег прошёл к центру пентаграммы, сбивая оплавившиеся свечи. По пути он случайно задел один из балахонов, и из кучи тряпок появилась небольшая высушенная рука. Не обращая на всё это внимание, Олег опустился на колени перед лежащей женщиной, лицо которой застыло искажённой маской. Он осторожно приподнял её голову, и Настасья открыла глаза, замутнённые болью.

     – Потерпите... Я сейчас... Потерпите... – Олег растерянно говорил, повторяя одно и то же, и не зная, что делать дальше. То ли в милицию звонить, то ли в "Скорую"?

     Словно от звуков голоса, глаза знахарки прояснились, и Олег на миг провалился в два светло-серых омута. Лицо расслабилось, на нём появилось выражение покоя и умиротворённости. Она с трудом разлепила ссохшиеся губы, силясь что-то сказать – парень наклонился ближе, пытаясь разобрать шёпот.

     – Ты сам... Пришёл... – еле слышно шелестели слова. – Значит, не зря... Я сумела?

     После этих слов Настасья с трудом повернула голову, и Олег не смог отвести глаза от умоляющего взгляда:

     – Да, ты сумела. Ты всё сумела... – Олег не знал, что это значит, но чувствовал, что не может ответить иначе.

     На губах знахарки появилась улыбка, и взгляд неподвижно застыл. Парень хотел что-то добавить, но промолчал – от тела поднялся и растаял в воздухе волнисто-дымчатый шлейф. Несмотря на то, что он ещё ни разу не видел ничего подобного, понимание пришло сразу. Олег осторожно опустил голову женщины на пол, плавным движением закрыв ей глаза. Руки начали трястись, а потом крупная дрожь захватила всё тело. Только сейчас, оглянувшись по сторонам, он осознал, что целенаправленно лишил жизни нескольких человек. С трудом поднявшись на ноги, парень медленно вышел из избы. В голове царила звенящая пустота.

     На крыльце по-прежнему стоял "спеленатый" мужичок, отчаянно вращая глазами. Олег пустым взглядом скользнул по нему, но тут же в памяти всплыло худенькое тело в пентаграмме. Снова полыхнуло в груди, и на доски крыльца грудой опала одежда, погребая под собой высушенное тело хозяина. Не оборачиваясь, он вышел за ворота и побрёл в сторону трассы. За его спиной почти незаметно, постепенно таяло марево в аккуратном ухоженном дворе.

     * * *

     – Какого...?! – Тимур удивлённо подавился проклятием и пригнулся, хотя с его габаритами сделать это в вазовской "семёрке" совсем непросто. Назначенное Глебом время уже истекло, но нервничал боевик не от этого. По дороге от деревни брёл человек, которого здесь не могло быть. В принципе. Но обознаться Тимур не мог, хоть и протёр для верности глаза.

     Впрочем, человек прошёл мимо машины, даже не обратив на неё внимание. Выйдя на трассу, он шатающейся походкой пошёл по обочине в сторону города. Метров через пятьсот его нагнала пыльная "девятка" с шашечками и после недолгой остановки увезла неожиданного пассажира.

     Тимур решительно завёл свою машину и свернул на просёлочную дорогу. Остановившись у дома знахарки, он распахнул дверь и бросился во двор, но дальше ворот пройти не смог. Чертыхнувшись, мужчина вернулся в салон – на сиденье в барсетке среди прочего барахла лежал защитный амулет, который дала ему хозяйка.

     Поднявшись на крыльцо, он с интересом оглядел кучу одежды. "Вот же извращенец!" – всплыло в голове. Пройдя в избу, он в изумлении застыл на пороге:

     – Эй, придурки, вы где? – полураздетая бабка и скомканные балахоны никоим образом не прояснили ситуацию. – Вы оргию тут замутили, что ли?

     Заметив в одной куче маленькую руку, Тимур вытащил из одежды тело человека, усохшее до размеров небольшой обезьяны. Преувеличенно осторожно он положил труп на пол и, старательно обходя балахоны, прошёл на кухню, где тщательно и долго мыл руки. Пройдя обратно в горницу, сел на табурет и достал телефон:

     – Марат? Слушай сюда! – мужчина невольно приглушил голос, будто мог кого-то потревожить. – Найди пару ребят из команды Глеба, и пулей к староверке. Даю тебе час. Всё!

     Тимур вышел на крыльцо и присел над одеждой колдуна. Полог без поддержки держался часа два, поэтому случайных глаз можно было не опасаться. Он осторожно просунул руку в лежащую сверху куртку и, морщась, вытащил скрюченное тельце с непропорционально большой головой – черты лица были вполне узнаваемы. Сев на ступеньку, боевик посадил жуткую куклу рядом с собой:

     – Ну и облажался же ты, волшебник... – в голосе Тимура прозвучала искренняя досада. – Как же ты облажался!

Глава 8

     – Как тебя, говорю, вообще сюда занесло? Откуда идёшь-то?

     – Кто?

     – Блин! Я кого, по-твоему, спрашиваю? Спидометр, что ли? – Лёха крутил руль, изредка посматривая за сидящего рядом Олега. – Конечно, ты!

     – Я... Это... Автобус ждать не захотел. По делам тут неподалёку был.

     – Ясно, – приятель сразу потерял интерес, – А я тачку вот взял! Правда, с рук, зато не мотор, а зверь! Слышь, как рычит! Таксовать самое то! А потом бабок подниму и уж тогда что-нибудь с нуля возьму!

     Олег сидел рядом с водителем и на ухабах качал головой вместе с фигурой собачки на торпеде. Он чувствовал себя одновременно и Винни-Пухом, и Страшилой – голова была словно набита чем-то деревянным и колючим. К счастью, Лёха принимал его покачивание головой, как участие в разговоре, и потому особо не приставал с расспросами. В основном, сам говорил.

     – А давай сейчас со мной, в гаражи? Ласточку там обмоем. Ты как? – на дороге опять попалась очередная яма, и Олег качнул головой. – Вот и отлично! Сразу и поедем, потом мужики ещё должны подтянуться! В магазин только заскочим, лады?

     * * *

     Сидя в гараже на колченогом табурете, Олег меланхолично рассматривал кирпичную стену. После первой дозы, разлитой по пластиковым стаканчикам, рухнула стеклянная стена, ограждающая его от суеты мира. В результате долгих размышлений он так и не понял, что же произошло в избе. Зачем спалил шлейфы, если можно было просто заморозить или спеленать? Такое впечатление, что его переклинило. Но если произошедшее воспринималось уже как-то отстранённо, то будущее сильно тревожило – в голову полезли мысли о расследовании, уголовной ответственности, да и просто о банальной мести.

     Глядя на довольного Лёху, кромсающего аккуратными кружками палку колбасы, Олег вдруг подумал, что, в принципе, он не так уж и засветился. Единственная реальная зацепка, это пожилой таксист, подвозивший его в деревню. От следующей мысли участился пульс, и лоб покрылся бисеринками холодного пота. Если через шлейф можно воздействовать на физическое состояние человека, то почему бы не проделать то же самое с сознанием?

     После второго тоста за то, чтобы мотор не чихал, он искоса поглядывал на тень приятеля, усиленно думая одно и то же. С наслаждением вытянув полсигареты, Лёха вытянул руку и хлопнул Олега по колену:

     – Ну что, брат, пошли? Ты ж её не заценил даже толком! – объект гордости стоял перед гаражом, вызывая у хозяина нетерпимую жажду действия.

     – Да я и в машинах-то ничего не понимаю, – тем не менее, он встал рядом со счастливым автовладельцем, с умным видом рассматривая двигатель.

     – Прикинь, какой движок, а? Полностью перебирали! – вещал Лёха из-под капота.

     – Круто! – Олег постарался произнести понимающим тоном. – А подвески как? Убитые, поди, трясёт сильно! Особенно за мостом, там все дороги в ямах...

     – Да ну нафиг... – Лёха от возмущения даже вынырнул из чрева машины. – Я сегодня в ту сторону уже гонял, по ямам только так идёт! Кофе пить можно!

     – Ага, гонял он! Ты и сейчас гонишь! – Олег принял скучающий вид, но внутренне замер в ожидании. – Там даже внедорожники пешком ходят, а ты гонял?

     – Ты чего, Лягис, не веришь? – приятель даже дёрнулся к водительской дверце, но остановился. – Блин, выпил уже... Слышь, давай завтра тебя свожу туда, а? Сам увидишь, кофе только возьми.

     – Ладно тебе, Лёха... Верю я, верю, успокойся. Пошли, лучше накатим, – примирительно произнёс Олег, ликуя внутри. "Главное, что сегодня там меня уже не было!"

     Лёха бурчал и обижался минут пять. Пока выпил, пока жевал, пока курил... Потом Олег предложил ему колонки от старого проигрывателя виниловых пластинок, и мир восстановился.

     – Зашибись! Там сколько ватт? – Лёха снова залез в машину, уже ища места для будущей аудиосистемы. – Да у меня машина от басов подпрыгивать будет!

     – Ну ладно, Лёха, побежал я. Дела ещё есть.

     – Какие дела...? – из салона вылезла недовольная физиономия. – После ста грамм дел быть не может! Сиди, сейчас мужики подтянутся, познакомишься. Мы с ними таксуем вместе...

     – Это которые около "Перекрёстка" стоят, что ли? – Олег даже замер. – Ты с ними работаешь?

     – Ну да! – Лёха почувствовал, что Олег замешкался. – Давай-давай, мужики отличные. Хорошо посидим.

     – Уговорил, зараза! Я только позвоню тогда, предупрежу, – Олег отошёл от машины, доставая телефон.

     Он с искренним сожалением сообщил Эльвире, что сегодня вечером будет занят. Впрочем, чувства были двойственными – если придёт подвозивший его таксист, то можно решить беспокоившую проблему. Разобраться с этим всё равно надо сегодня, завтра уже по городу пойдут слухи, а потом и в новостях покажут. И к тому времени свидетель должен всё забыть.

     * * *

     – Ещё раз, Тимурчик! Повтори мне ещё раз, что случилось с Глебом? – Дарья сидела на диванчике в вестибюле роскошного отеля. – Говори спокойней, не тараторь, чтоб тебя!

     Впрочем, успокаивая телохранителя, сама ворожея была не в лучшем состоянии. То, с чем они столкнулись, не поддавалось пониманию – по крайней мере, она о подобном не слышала.

     – Что? Ты посадил Глеба на кухне возле микроволновки?! Да как ты посмел! – женщина была возмущена до самой глубины души. – Немедленно! Слышишь, немедленно положи его в стол, это мой Глеб, и я сама потом решу, куда его поставить. И ещё раз проверь, он точно не портится?

     Администратор за стойкой удивлённо приподнял брови, и Дарья отошла к лифту и продолжила вполголоса, прикрывая телефон рукой:

     – В общем, пока я не вернусь, сиди тихо. То, что у староверки прибрались, молодцы, хвалю! Нельзя ментов на это выводить. Проконтролируй в больнице, чтобы подтвердили сердечный приступ. Будут проблемы, иди прямиком к главврачу и от него звони мне.

     Дарья убрала телефон и, нацепив приветственно-просительную улыбку, подошла к администратору. Впрочем, внешний вид был предназначен для вездесущих камер наблюдения, методы ворожеи не предполагали просьб. Только приказы и подчинение.

     Через пятнадцать минут она стояла посреди шикарного номера, который большую часть времени пустовал. Немногие люди могли себе позволить даже ночь в этих апартаментах. А простой парень из захолустного городка смог. К сожалению, это единственное, что удалось узнать – она ничего не почувствовала, тщательно прислушиваясь к своим ощущениям. Чувства молчали – следовательно, номер был "чист". Либо здесь сработал профессионал более высокого уровня, чем Дарья.

     – Кто его обслуживал? Вызовите мне этого человека! – администратор с невозмутимым лицом заторможено повернулся и вышел выполнять поручение.

     Дарья заглянула в спальню, кабинет и ванную – никаких следов инициации, если она вообще произошла здесь. Раздался осторожный стук и в двери возник администратор:

     – Прошу прощения за задержку, в этот день номер обслуживал Андрей. Поговорить с ним, к сожалению, невозможно. Он уволен неделю назад в связи со скоропостижной смертью. Тромб оторвался...

     – Хорошо! Иди, жди меня внизу, – ворожея не выглядела обескураженной, но внутри пробежал холодок.

     "Кардинально следы заметает!" – она с опаской подумала, что не зря приказала Тимуру залечь на дно. Через телохранителя вполне могли выйти на неё, и рисковать своей жизнью женщина категорически не хотела. До обратного рейса оставались считанные часы, а она так и не нашла ничего конкретного...

     * * *

     Подлый будильник надрывался, впиваясь в мозг назойливой трелью. Олег безнадёжно хлопал по кнопке, похоже, гадский механизм где-то переклинило. Ухватив часы с тумбочки, он со всего размаха запустил их в стену, однако, мелодия не прекратилась. С трудом разлепив глаза, он слез с кровати и уже на полпути к будильнику осознал, что звук исходит от его одежды, грудой лежащей на стуле. Кое-как отыскав телефон, он плюхнулся обратно в кровать:

     – Да? Привет! Нормально всё, а что? Просто вчера у Лёхи задержался, вот и сплю. Сама ты засоня! По магазинам? Вьючно-советная помощь нужна? Ну, ладно, давай через час? Не, лучше через полтора! Ага, буду ждать.

     Отложив телефон, Олег с сожалением зевнул и потянулся до хруста в суставах. Выпитая водка немного давала о себе знать, но вечер прошёл не напрасно – теперь усатый дядь Паша помнит Олега только, как друга Лёхи, а не как своего пассажира. Не помешало бы ещё немного поспать, но спросонок не смог отказать Эльвире в прогулке по торгово-злачным местам. Решительно оторвав голову от подушки, он пошлёпал босыми ногами в ванную, по пути поставив на кухне чайник.

     Контрастный душ, как нельзя лучше, способствует улучшению самочувствия и повышению аппетита. Заварив чай покрепче, Олег слепил трёхэтажный бутерброд и принялся уплетать его, поглядывая в окно – день обещал быть солнечным и тёплым. Решив совместить приятное с безнадёжным, он переставил поближе к себе телефон, активировал громкую связь и набрал номер. Парень поглощал сыр с ветчиной под монотонные гудки, меланхолично качаясь на табурете в полной гармонии с окружающим миром. Поэтому женский голос, спросивший что-то на английском языке, прозвучал для него, как гром с небес. Выбравшись из-под стола, он торопливо выплюнул непрожёванный бутерброд и схватил телефон:

     – Эээ, мисс... Хэллоу... Мне бы... – Олег лихорадочно пытался вспомнить подходящие фразы. – Кэн ай... Не, блин, не то. Ай вонт сэй... эээ... ток виз Бэрримор. А?

     В ответ прозвучала куча непонятных слов. "Говорили дураку, учи язык...!" – Олег аж сплюнул с досады, но предпринял ещё попытку:

     – Мисс, Вы меня не так поняли. Ай нид Берримор, андерстенд, нет? Май нэйм из Олег. Плиз, гив ми Бэрримор! Вы по рашн совсем никак, да?

     Женщина что-то сказала извиняющимся тоном, и в телефоне прозвучали короткие гудки отбоя. Ни в чём не повинный телефон улетел в коридор, сопровождаемый отборным матом. Олег обхватив голову руками, маршировал по кухне и пинал табурет из угла в угол. Он совсем не ожидал такого результата, отчего-то был уверен, что трубку поднимет Бэрримор, безупречно владевший русским языком. Или тот специально дал ему неверный номер?

     Немного остыв, Олег собрал разлетевшийся на несколько частей телефон, но аппарат не включался. С досадой повертев в руках столь же безжалостно разбитый будильник, он включил ноутбук, чтобы узнать текущее время. До назначенной встречи оставалось ещё полчаса, и Олег потратил их на проверку местных форумов и сайтов, однако, никто не обсуждал загадочное массовое убийство в доме знахарки. Впрочем, он не тешил себя ложной надеждой – скорее всего, тела просто ещё не обнаружили.

     Выйдя на лестничную площадку и закрыв дверь квартиры, Олег с трудом сдерживал желание постоянно оглядываться по сторонам – ему казалось, что за ним уже установили слежку. На улице это чувство лишь усилилось, даже постоянно торчащая у окна бабка с первого этажа сегодня вызывала не улыбку, а подозрение. Вскоре из-за поворота показалась знакомая фигура, и Олег постарался глубже спрятать свой страх – не хватало ещё Эльвиру пугать и впутывать в свои проблемы.

     * * *

     – Ни разу не видела ничего подобного, и не скажешь, что это недавно было живым человеком, – Дарья с неподдельным интересом рассматривала уродливую куклу. – Зря остальных сожгли! Хотя... С другой стороны, правильно, от греха подальше.

     Тимур встревожено вскинулся, но тут же расслабился – пока хозяйка одобрила все его действия и была им довольна. Он даже рискнул в её присутствии присесть на край стула, готовый в любой момент вскочить. Ворожея заметила состояние телохранителя:

     – Сиди-сиди, Тимурчик, не дёргайся. С этого момента ты будешь постоянно при мне, так что веди себя спокойней, – Дарья понимала, что толку от этого мало, но так она чувствовала себя спокойней, пусть защита и была иллюзорной.

     Удивленно приподнятые брови телохранителя выразили крайнюю степень изумления, которое он мог себе позволить в присутствии хозяйки. Он почтительно кивнул, принимая её волю, и полностью сел на стул. Женщина тем временем достала из ящика ноутбук:

     – Мне надо связаться с Магистром. Тебе не обязательно знать, кто это. Просто сиди здесь, мне так спокойней. Чтоб ни звука, понял?

     Тимур кивнул и облизал вмиг пересохшие губы. Только что он из простого телохранителя стал доверенным лицом хозяйки. И старался не думать о том, что предыдущее доверенное лицо лежит тут же, на краю стола, и в нынешнем состоянии вполне умещается в обычный пакет из супермаркета.

     Он слушал, как ворожея почтительно общается с кем-то, невидимым из-за развёрнутого экрана. Должно быть, это был очень влиятельный человек, ни с кем хозяйка не говорила таким покорным тоном. Слушая отрывками их разговор, Тимур совсем запутался:

     – Покажи мне его поближе, – командовал из динамиков скрежещущий голос. – Поверни. Да... Давно я такого не видел. Это "самум", причём высшей категории. А учитывая массовость поражения, я боюсь даже предположить, с чем мы столкнулись.

     Дарья то бледнела, то краснела. Ей явно было страшно, и Тимур, незаметно наблюдающий за хозяйкой, так и не понял, кого она больше опасается – Магистра или Гардина. Лично для него все колдуны были одинаково опасны.

     – Он приезжал туда во время затмения? – бесстрастно рассуждал собеседник ворожеи. – Скорее всего, простое совпадение. В затмение обычно стражи инициируют ангелов. А те будто бы видят грехи людские и направляют на путь истинный. В целом, абсолютно беспомощные существа, но на них так хорошо снимать напряжение и скидывать грехи. Жаль, в последнее время, их редко делают...

     – Почему же тогда он изменился после этой поездки? – ворожея робко произнесла, воспользовавшись повисшей паузой. – Или стражи сотворили неправильного ангела?

     – Чушь! – категорично возразил Магистр. – Ангелы только чувствуют каким-то образом магию, но не владеют ей. А "заморозка" и "самум" недоступны даже стражам. Их задача защищать людей от нас, а не наносить вред.

     Тимур совсем запутался в потоке новой информации, какие-то стражи-ангелы. Но судя по всему, и колдуны многого не понимали, вопросов было намного больше, чем ответов. В завершение разговора Магистр пообещал прислать в распоряжение ворожеи "звено" для помощи, после чего женщина ещё несколько минут просидела перед экраном. Лишь потом она закрыла ноутбук и убрала его со стола.

     – В общем, Тимурчик, сидим тихо, – подытожила она. – Ждём звено, а там видно будет.

     – Звено? – нерешительно переспросил телохранитель.

     Вместо ответа она встала из кресла и, взяв Глеба в руки, протянула его Тимуру:

     – Убери его! Что-то мысли дурные в голову лезут. Только не на кухню, понял? Куда-нибудь, чтобы вообще никто не видел...

     * * *

     – Слушай, давай съездим куда-нибудь! – Олег нежно водил пальцами по щеке Эльвиры. – Типа, в Египет или Таиланд? А, может, Дубаи?

     – Ого, ты наследство, что ли, получил? – девушка высвободилась из его объятий и потянулась за долькой мандарина. – Дай угадаю... Умер дядюшка в Америке, и тебе прислали его пенсию за последние три месяца?

     – Я серьёзно, Эль! – Олег долил вино в бокалы и протянул один. – Деньги есть, я подкопил неплохо. Хватит на нормальный тур. А?

     – Если серьёзно, Олежек, – девушка взяла бокал и лукаво сквозь него посмотрела на парня. – Если серьёзно, то я не знаю, что ответить. Не могу даже понять, то ли я знаю тебя со школы, то ли мы знакомы лишь месяц?

     – Хм, с одной стороны, мы знакомы со школы, – Олег изобразил глубокую задумчивость. – А другими сторонами мы знакомы только месяц!

     От неожиданности девушка фыркнула и расплескала вино:

     – Оле-е-ег! – возмущённо протянула она, глядя на красные пятна на одежде и диване. – Нельзя же так шутить с вином и девушкой одновременно! Подожди, я сейчас.

     Олег лишь успел развести руками, как Эльвира вскочила и убежала в ванную. "Извини!" – крикнул ей вслед и, потянувшись, встал с дивана. Не зажигая свет, парень прошёл на кухню – где-то в шкафчике завалялись свечи, купленные в хозмаге на случай отключения электроэнергии.

     Вытащить из связки три штуки и вставить в старинный подсвечник в темноте не так просто. Чтобы было светлее, Олег подошёл к окну и невольно обратил внимание на тёмную иномарку, приткнувшуюся около тротуара. В свете фонарей внутри угадывался силуэт человека, но, взглянув ещё раз, парень уже не был так уверен – скорее, показалось. Он попытался рассмотреть пристальней, но в коридоре раздались лёгкие шаги:

     – Молодой человек, у Вас очень интересный способ раздеть девушку!

     Олег вернулся в комнату с зажжёнными свечами и выключил свет:

     – Девушка, не только раздевать можно интересным способом! В дальнейших действиях фантазия не менее необходима...

     * * *

     Мужчина в спортивной куртке осторожно приподнял голову и посмотрел сквозь лобовое стекло. Ощущение чужого взгляда пропало, а вскоре и в окне погас свет. Он выпрямился обратно на водительском сиденье и выудил телефон из кармана куртки:

     – Он дома. Похоже, заметил, я толком не понял. Утром подмени меня пораньше, ладно? Так, от греха подальше. Подтяни ещё кого-нибудь, чтобы не мельтешить самому. Ага, и тебе спокойной ночи, шутник!

     Спрятав телефон обратно, мужчина достал термос и нацедил кружку крепкого кофе, после чего откинулся на сиденье. До утра ещё долго, ночь только началась...

Глава 9

     – Это совсем не похоже на них, никаких следов не оставили, – двое мужчин топтались посреди светлой, аккуратно прибранной избы, в которой жила знахарка.

     – Действительно, странно – обычно всегда напоказ делают. Измалюют всё, свечей наставят, кур дохлых по углам раскидают. Может, действительно сердце подвело?

     – Сам-то веришь? – один из них, который выглядел моложе, скептически посмотрел на другого. – Здесь такой остаточный фон, что и прислушиваться не надо. Вот только... Не похоже, что обряд доведен до конца. Она ушла спокойно.

     – А, по-моему, Пан, ты уже перегибаешь! Бабка же постоянно здесь людей принимала, вот и осталось...

     – Ну-ка, иди сюда! Вот сюда, да! Встань, закрой глаза... Ну, что? На что это похоже? Эх, ты, Пропан!

     – Эй, я тебя просил меня так не называть! Я... – возмущение старшего было бесцеремонно прервано молодым.

     – Пока ты работаешь со мной, ты будешь Пропан, понял? А я для тебя бригадир, запомни это! И вообще, кто тебе посоветовал это тело, оно уже потасканное всё какое-то?! Вечно за солидностью гонитесь, а главное-то что? Главное – удобство!

     – Да оно ближе всех было, – вяло отмахнулся Пропан. – Тогда такая заварушка была, не до выбора, куда уж забросит. А этот как раз рядом крутился.

     – Эх, молодёжь, молодёжь... – вздохнул Пан и успокоил напарника. – Ладно, научишься ещё. Теперь прижми руки к полу. Ну? Чувствуешь?

     – М-да, – озадаченно протянул Пропан, брезгливо отряхивая ладони. – Туговато бабке пришлось. Что же получается, отступницу свои и приговорили? Столько лет терпели, и вдруг помешала? Или это сделал кто-то другой?

     – Хватит руками трясти, иди, вымой!

     Пропан отошёл на пару метров и вдруг снова приложил ладони к полу:

     – А здесь тогда что? Её по всей избе таскали, что ли?

     Бригадир подошёл, и скептическая улыбка исчезла с лица. Он ещё раз медленно обошёл горницу, часто задерживаясь в некоторых местах.

     – И следы-то свежие, – задумчиво пробормотал он. – Бессмыслица какая-то получается.

     – Кто-то закрыл тех, кто оприходовал старушку? – выдвинул версию Пропан, но тут же сам её отмёл. – Тогда зачем прибирались?

     – Бесполезно гадать! Можно уходить, здесь мы больше ничего не поймём. Лишь больше запутаемся, – Пан сделал пасс рукой в сторону входной двери.

     В проёме возникла соседка знахарки, до того столбом стоявшая в сенях. В руке она сжимала связку ключей, которыми открыла дом для двух незнакомцев, постучавшихся полчаса назад в её ворота.

     – Благодарю тебя! Закрой за нами дверь и возвращайся к себе. Добра тебе и счастья! – Проходя мимо женщины, Пан коснулся её лба открытой ладонью, снимая морок.

     – Аминь! – следовавший за ним Пропан не удержался и перекрестил бабку широким жестом, за что удостоился неодобрительного взгляда напарника.

     – Пошли! Хватит кривляться...

     * * *

     – Олег, а ты вчера серьёзно спрашивал? – Эльвира облокотилась над чашкой кофе и вдыхала насыщенный аромат. – Ну, насчёт поездки?

     – Конечно, нет! Это чтобы развести тебя на волшебную ночь любви, – Олег увернулся от брошенного полотенца и, присев за столом, осторожно выглянул. – Сдаюсь, сдаюсь! Не убивай меня, с кем тогда поедешь?

     – Хм-м, дай-ка подумать! – девушка подняла глаза вверх, демонстративно загибая пальцы на руках. Потом не выдержала и рассмеялась. – Ладно, уговорил, выбираю тебя!

     – То-то и оно, женщина! – назидательным тоном напыщенно произнёс Олег, выбираясь из-под стола. – Куда ты без меня? Кстати, вопрос актуальный! Куда поедем?

     – Знаешь, я с детства хотела побывать в Чехии. Все эти старинные улочки, здания, сама атмосфера, – Эльвира подошла к нему и потёрлась носом об щёку. – Я наглая, да?

     – Нет, ты у меня замечательная! – Олег поймал её нос губами. – Чехия – это великолепно!

     – Правда? – она смотрела на него глазами ребёнка, который боится поверить в чудо, боится спугнуть его. – Честно-честно?

     – Честно-честно, – он не смог удержаться от широкой улыбки, глядя на её счастливое лицо. – Честно-честно!

     Через полчаса на кухне, поднимаясь с пола и собирая разбросанную одежду, Олег заметил:

     – Неплохой способ, уже второй раз сработал, – и тут же взвыл, получив сзади сочный шлепок ладонью. – Эй, больно же!

     – Я тебя тоже люблю, – Эльвира с невинным видом подула на ладонь и тут же послала воздушный поцелуй.

     * * *

     Ещё через полчаса, выйдя на улицу, Олег проводил девушку и внимательно осмотрел все автомобили во дворе. "И что мне это даст?" – мелькнуло в голове, в марках машин он никогда особо не разбирался, номера тоже запоминал плохо. А вот соседка с первого этажа вызывала уже не просто раздражение, а желание швырнуть что-нибудь в окно.

     Олег сплюнул и, мысленно обозвав себя трусом и параноиком, побрёл к автобусной остановке. Через несколько минут из наглухо тонированной "восьмёрки" вылез коротко стриженый мужчина и потянулся, разминая затёкшие мышцы. Со скучающим видом он прошёлся по двору, как бы ненароком остановившись у одного из подъездов, где и присел на скамейку. Рассеяно поглядывая по сторонам, он временами замирал, будто к чему-то прислушиваясь. Пару раз взгляд натыкался на сморщенное лицо за занавеской в окне – лицо моментально пряталось, но потом сухонькая ручка снова потихоньку отодвигала ткань.

     Лениво, словно нехотя, мужчина поднялся и направился в подъезд, однако, открыв дверь, отпрянул назад – в тамбуре стояла маленькая старушка и манила его за собой, одновременно прикладывая палец к губам. Увидев, что мужчина не заходит, она заговорщически прошептала:

     – Товарищ, проходите! Вы от капитана Титова? – он механически кивнул, и бабка ухватила его за рукав. – Пойдёмте! Я всё фиксировала! Абсолютно всё! Оказывается, Смирновы тоже наркоманы, а в девятнадцатой квартире вообще цельный притон! Заходите, я сейчас всё Вам расскажу! Ой, извините, доложу...

     * * *

     – Мам, я ж тебе говорил, что уже позавтракал!

     – Сиди уж, знаю я твой завтрак. Опять кофе с бутербродами, – ворчала мать, колдуя над сковородкой. – Испортишь ведь желудок. Давай-ка тарелку, омлет давно, поди, не ел?

     Она сел напротив, налив себе чай, и Олег приготовился выслушать новости за прошедшую неделю. Он уже успел проголодаться, а потому тарелка быстро опустела под одобрительным взглядом матери. Повернувшись налить ему чай, она поморщилась и прижала одну руку к животу.

     – Ты чего, мам? – Олег попытался взглянуть на шлейф, но пасмурная погода сгладила тени. – Опять болит?

     – Побаливает слегка, – она неловко улыбнулась. – Не долечила, видно, баб Настя, светлая ей память!

     – Что? – Олег аж опешил. – Как ты... А кто... Эээ, в смысле, что случилось?

     – Возраст уже, что ж ещё. Да и сердце не железное, за каждого ведь переживала, – мать не заметила удивление сына. – За каждого, как за своего. Чужую беду близко к сердцу принимала. Вот и отказало сердце.

     Олег слушал в пол-уха, пытаясь осознать услышанное. Понять, как такое возможно? Он сам видел аккуратные линии свечей и тело внутри пентаграммы. А опадающие чёрные балахоны то и дело всплывали в памяти. Теперь же оказывается, что этого не было. Или было?

     – Похоже, дождь будет. Смотри, как потемнело, – мать щёлкнула выключателем и села обратно. – Чего задумался, Олежка? Если про меня, так не стоит. Таблеточку сейчас выпью и отпустит.

     Яркая лампочка высветила шлейф, тусклый, но отчётливо различимый. Мазки на животе разошлись, кое-где образовались щели. Олег смотрел и думал, что вторую такую знахарку мать может и не найти. Не успеет найти. Сосредоточившись, он представил изо всех сил, как повреждённая область сливается цветом и фактурой с основным фоном, затягиваясь в прорехах. Из этого состояния его вывело удивлённо-радостное:

     – Надо же, отпустило. И без таблетки, – женщина прислушивалась к внутренним ощущениям, боясь поверить. – С тобой поговорила, и полегчало. Честно, Олежка, в самом деле, легче стало!

     – Я верю, мам, – Олег с удовольствием разглядывал цельный, без повреждений шлейф. – Верю. Может, просто съела что-то не то?

           – Эх, Олежка, в нашем-то возрасте можно на всё подряд списывать. На еду, на погоду, давление, бури магнитные... Ой, точно! Пойду я давление померяю, сыграло, поди?

     Когда мать вышла, Олег вскочил и подошёл к окну, пытаясь успокоиться. Клубящиеся тучи надвигались из-за многоэтажек, обещая сильный дождь. Он снова получил порцию информации, не вписывающейся в общую картину. Что же произошло у знахарки? Неужели кто-то навёл ему воспоминания, как он проделал это с Лёхой и усатым таксистом. Тут же Олег отогнал от себя эти мысли – у него же не было шлейфа. Значит, это был не морок.

     Ещё больше его взволновала его способность лечить людей посредством шлейфа. И почему он раньше не попробовал на ком-нибудь?! Можно стать известным врачом, лечить безнадёжных больных... Олег поморщился, спускаясь с небес на землю. В таком случае, ему остаток жизни придётся лечить олигархов, политиков и бандитов. Иначе, однажды к нему придут люди в чёрных балахонах.

     Отогнав от себя эти дурные мысли, парень прошёл в комнату:

     – Мам, мы тут с Эльвирой собрались куда-нибудь съездить. Отдохнуть, мир посмотреть.

     – Сто тридцать на девяносто. Совсем неплохо, – мать отложила тонометр. – На какие же, извини, шиши вы собрались ехать? Или невеста с хорошим приданым?

     – Ну, какая невеста, опять ты за своё! – возмутился Олег. – И семья у неё обычная. А деньги я в Новосибирске заработал, там разовые работы хорошо оплачиваются. На скромный тур вполне хватит.

     – Ладно, ладно, не буду прыгать на твоей больной мозоли. Но от внуков бы не отказалась! – проворчала женщина. – Езжайте, конечно, дело хорошее. Только обязательно звони мне, ладно, Олежка?

     – Конечно, мам, обязательно, – он присел рядом и обнял её. – Обязательно.

     * * *

     – Тимурчик, ты опять вечером брал мою любимую сову и пил с ней виски? – несмотря на угрожающий тон, в глазах ворожеи плясали смешинки, и телохранитель сразу уловил это. – И опять стёр на сервере только основные файлы, забыв про зеркало.

     Мужчина недоумённо осмотрел комнату на наличие зеркал, вызвал улыбку Дарьи:

     – Ой, не к добру веселюсь! М-да, зато ты верный!

     Тимур недоверчиво посмотрел на хозяйку, но обидеться не решился. Лишь выдвинул подальше нижнюю челюсть и прищурил глаза.

     – Хватит мне рожи корчить! – Дарья поправила чучело совы на полке и села в кресло. – Садись и запоминай, что нужно сделать.

     Телохранитель удобнее устроился на стуле, всем своим видом выражая крайнюю степень внимания:

     – Слушаюсь, хозяйка!

     – В общем, так, Тимурчик! – она сложила перед собой руки, нервно играя пальцами. – Вечером после восьми поедешь на трассу за депо, надо встретить "звено". Их машину загоните на стоянку, а сами вернётесь сюда. Завтра поступишь в их распоряжение, в качестве водителя. Остальным я это доверить не могу.

     Мужчина даже расцвёл от оказанного доверия, а ворожея с жалостью посмотрела на него и продолжила:

     – Не обольщайся, неизвестно, с чем они едут. Будешь их возить, но сам никуда не лезь, и вообще, держись от них подальше.

     – Могу я узнать, что такое "звено"? – спросил Тимур внезапно севшим голосом и слегка ослабил узел галстука.

     – Звено, Тимурчик, это полевой колдун в сопровождении боевой сцепки – трёх боевиков, увешанных амулетами. Перед заданием их лично накачивает круг Магистров. Вдумайся, весь круг Магистров. Наш парень признан о-о-очень большой проблемой. Но эта проблема теперь уже не наша...

     * * *

     – Он вышел, идёт на проспект к остановке.

     – Понял тебя, Полтава! Мы ещё далеко, до остановки веди сам, потом передашь.

     – Ясно. Опять мне отдуваться. Ладно, хоть дождь стороной прошёл.

     Последние слова человек произнёс, уже сбросив вызов. Он подождал, пока объект наблюдения не завернёт за угол, и лишь потом поднялся со скамейки на детской площадке и быстрым шагом пошёл в том же направлении.

     Нагнал парня он уже на автобусной остановке, встал неподалёку и прикурил сигарету. Потом, изображая праздный вид, принялся рассматривать прохожих и проезжающие машины. Олег стоял с глубоко задумчивым видом, не обращая внимания на окружающих. Поэтому он не заметил, как вслед за автобусом к остановке подъехала машина, из которой окликнули мужчину, курящего в сторонке. Парень залез в салон и, молча заплатив за проезд, присел у окна, по-прежнему погружённый в свои мысли.

     – Где вас носит! Еле успели, – возмущался Полтава на заднем сиденье автомобиля. – Мне с ним потом до дома надо было ехать, что ли?

     – Ой, не шуми, ладно! Успели же, – Пан обернулся и одарил его широкой улыбкой. – Мы этот автобус уже две остановки вели, никуда бы он не делся.

     – Всё-то у тебя предусмотрено, бригадир, – беззлобно огрызнулся новый пассажир. – Что-нибудь нашли, нет?

     – Следы в избе замели, но не до конца, – Пан перешёл на серьёзный тон. – Всё настолько перемешано в кучу, как будто массовое жертвоприношение провели. Ясно только, что отступницу убили, но кто это сделал непонятно. У тебя как?

     – Никак, – пожал плечами Полтава, – Он зашёл к матери, через некоторое время вышел. Поблизости никто не крутился. Ах, да... Звонил Перс, его там бабка какая-то к себе затаскивала, приняла за другого, типа, из службы наблюдения за государственным оборотом наркотиков.

     – А что, такая есть разве? – Пропан даже обернулся, отпустив на мгновение руль.

     – Следи за дорогой, – толкнул его Пан. – Что тупишь-то, развели бабку на красной корочке, они ж падкие на длинные и глупые названия. И дальше чего?

      – Весь мозг, говорит, вынесла, в общем, довела. Сама виновата.

     – Довести Перса, это суметь надо! – хохотнул Пан, – Боюсь представить, кем теперь бабуся себя считает.

     – Да пусть хоть мамой римской, – махнул рукой Полтава. – Главное, что подъезд чист, и квартира, насколько он понял, тоже.

     – Ну и ладно, – подытожил Пан. – Сейчас тогда доводим парня до дома, потом в кафе. Пропан, подменишь Перса. И никаких возражений...!

     * * *

     – Добрый вечер, Оля! Ой, прости, ты ведь у нас теперь Дарья, или как тебя? – сладко пропела вошедшая женщина, но в глазах сквозила лишь насмешка и презрение.

     – Инга! – ворожея наклонилась вперёд, сузив глаза. – Неужели больше некого было прислать! Почему именно ты?

     – Ну как же! Это ведь и мой родной город, надеюсь, ты не забыла, подруга? – Инга обвела кабинет взглядом. – А ты так и ютишься здесь? Скучно, наверно, да?

     – Ага, тут многие умирают от скуки, – процедила ворожея, вставая из-за стола и выходя навстречу гостье, но та обошла стол с другой стороны и села в её кресло.

     – Будь так любезна, позови сюда моих мальчиков, – заявила колдунья опешившей от такой наглости Дарье. – И можешь быть свободна! А завтра не забудь прислать водителя к девяти.

     – Хорошо, темнейшая, – выдавила из себя ворожея и вышла на крыльцо, где, угрюмо насупившись, стояли боевики с её телохранителем.

     Жестом пригласив зайти внутрь трёх худощавых мужчин в широких спортивных куртках, она прикрыла за ними дверь и глазами показала Тимуру на автомобиль. Лишь после того, как машина отъехала метров на сто, она ответила на вопросительный взгляд:

     – Сегодня, Тимурчик, нам будет безопаснее переночевать в гостинице, чем здесь. Так что давай к "Перекрёстку".

     – Но там же...

     – Знаю, знаю! Парень живёт рядом. Я тебе уже говорила, что теперь это не наша проблема. К тому же, в других гостиницах такие кошмарные номера! Так что поехали, завтра будет сложный день...

Глава 10

     – Олег, постой-ка! – он уже спустился на половину лестничного пролёта, когда из двери выглянул сосед.

     – Привет, Михалыч, – парень поднялся обратно и пожал руку.

     – Привет, – сосед продолжил, приглушив голос. – Слушай, ты не знаешь, что с Романовной такое? Может, ей это... Врача вызвать какого-нибудь?

     – А что с ней? Неужели нос прищемила?

     – Ну, зачем ты так? Она ж не всегда такой была, – сосед взглянул укоризненно. – Вчера вечером ничего не заметил странного?

     – Нет, вроде, – задумался Олег. – Я вчера устал что-то, поэтому и не смотрел особо.

     – Ну, тогда не удивляйся, когда будешь выходить. И что с ней такое?!

     Заинтригованный Олег вышел из подъезда и обернулся, чтобы посмотреть в ставшее уже ненавистным окно. Вместо серых, постоянно задёрнутых занавесок красовались яркие, цветастые шторки, аккуратно прибранные по краям. Опершись локтями на подоконник, сидела благообразная старушка в нарядном платке и доброжелательно улыбалась. "Блин, сейчас сказку начнёт рассказывать!" – стряхнул наваждение Олег. Однако, "наваждение" лишь мило улыбалось во все стороны, слегка покачивая головой.

     – Тьфу ты, – сплюнул он, – даже и не поймёшь, что хуже!

     Взглянув напоследок на умильно-глуповатую физиономию соседки в окне, он повернул к гостинице – решил снова съездить до деревни и осмотреться на месте. На стоянке такси он с радостью увидел "девятку" Лёхи. Там же среди потёртых и пыльных машин возвышался блестящий, матово-чёрный джип, около которого возился, протирая стекло, высокий, плотный мужчина. Проходя мимо, Олег ощутил смутное узнавание, но водитель джипа уже залез внутрь и вырулил со стоянки.

     – Здорово, брат! – постучал он в окно "девятки". Лёха читал какую-то газету. – Подбросишь?

     – Не вопрос, Лягис! – встрепенулся приятель, пожимая протянутую руку. – Куда собрался?

     – К знакомой надо съездить, – Олег подмигнул заговорщицки. – В гости!

     – А-а-а! – понимающе протянул Лёха. – То есть это надолго?

     – Как получится, – пожал плечами Олег. – Если что я тебя же наберу, ладно?

     – Не вопрос, брат! Номер запиши...

     * * *

     Тимур припарковал машину за углом, загнав её за газетный киоск. Такси выехало минут через пять и повернуло в другую сторону. "Скорее всего, совпадение!" – подумал он, выворачивая руль и выезжая обратно на дорогу. "Дарье потом скажу, всё равно это уже не наша проблема"

     Ровно в девять часов он остановился у крыльца на привычном месте. Даже к хозяйке он не заходил без вызова, а соваться сам к жуткой колдунье и вовсе не собирался. Поэтому, устроившись поудобнее, достал из бардачка сборник кроссвордов, чтобы скоротать время в ожидании. Отгадав несколько простых слов, он озадачился и в задумчивости занёс ручку.

     – Самшит, – прошелестело у него под ухом в открытое окно, и Тимур нервно ткнул ручкой в бумагу. – Пять по вертикали, самшит.

     Перед водительской дверцей стоял один из боевиков, остальные двое спускались с крыльца, сопровождая Ингу. Тимур всё ещё ошарашено крутил головой, а колдунья уже села рядом с ним, боевая сцепка разместилась сзади.

     – Доброе..., – Тимура подвёл голос, и он прочистил горло. – Доброе утро! Куда едем?

     В ответ колдунья с такой ледяной нежностью взглянула на него, что он с тоской вспомнил свою хозяйку, добрейшей души, оказывается, женщина.

     – Прямо едем, мальчик. А потом я тебе дальше подскажу...

     * * *

     – Лёх, тормозни за поворотом, где кусты кончаются, – Олег обернулся, глядя в заднее стекло.

     – Приспичило, что ли? – гоготнул Лёха, но тут же осёкся, получив новые воспоминания.

     Выскочив из машины почти на ходу, Олег с ходу рванул за придорожные кусты, и буквально через пару минут вслед пролетела "восьмёрка" с глухой тонировкой. "А может, померещилось? Поди, разбери, кто это был" – парень проводил взглядом непонятную машину, ехавшую за ними от самого города. Лёха сейчас поедет в глухую деревню за сотню километров к несуществующему клиенту, а Олег за это время рассчитывал навестить другую деревню, до которой было всего-то ничего – лишь поле колхозное перейти.

     Пройдя к знакомому дому через огороды, Олег в раздумье остановился перед крыльцом – взламывать замки его новые умения никак не помогали. Он обошёл весь дом со стороны двора – окна были плотно прикрыты. Снова подёргал замок, висящий на массивных проушинах, и погрустнел. Осеннее солнце начало припекать, поэтому парень расположился на колоде в тени дровяного сарая. Ключ, наверняка, у кого-нибудь из соседей, но ходить по домам Олегу совсем не хотелось. Заметив в глубине сарая на поленнице старый ватник, подумал, что выдавить окно со стороны огорода – в принципе, осуществимо.

     Встряхивая ватник, Олег услышал шорох шин подъехавшей машины и замер. Послышались негромкие голоса, а затем лязг отбрасываемого засова. Сквозь щели между рассохшимися досками он увидел трёх плавно двигающихся, словно танцующих мужчин в спортивных куртках широкого покроя. Один прошёл в сторону огорода, а двое, осмотрев двор, склонились над замком. Олег на мгновение перевёл взгляд на появившуюся женщину, а когда посмотрел обратно на дверь, замка уже не было.

     Вся компания зашла в дом, и парень в нерешительности замялся. Можно было уйти, но велик шанс, что его заметят из окна, или выйдут на крыльцо. Осторожно ступая, он подошёл ближе к выходу и почти решился пробежать через двор, как в проёме двери показался один из "спортсменов". Олег чертыхнулся про себя и замер, поглядывая в щель. Вскоре вышли и остальные, аккуратно навесили замок обратно. Женщина застыла посреди двора и внимательно осмотрела всё вокруг.

     Когда её взгляд остановился на сарае, Олег инстинктивно пригнулся и сбил висящие на стене грабли. Повелительным жестом остановив дёрнувшихся охранников, колдунья подошла ближе. Она сложила руки на груди, активируя амулеты:

     – Выходи! Не бойся! – мягкий голос струился, обволакивая сознание. – Я знаю, что ты там. Мы пришли, чтобы защитить тебя. Теперь тебе ничего не угрожает.

     Словно в тумане, Олег вышел из сарая и остановился на границе солнца и тени. Инга продолжала что-то говорить, приближаясь, но он молчал, внимательно глядя ей под ноги. Озадаченная колдунья тоже остановилась и посмотрела на плотно утоптанную землю. Ей не понравилось поведение парня – он должен был броситься ей навстречу, заходясь в щенячьем восторге. Вместо этого они на пару разглядывают что-то у неё под ногами. Может, это такой способ противостоять чарам?

     – Кто ты? – Инга вздрогнула от звука его голоса и подняла голову. – Кто вы все такие?

     Круг Магистров поставил перед колдуньей вполне конкретную задачу, и ответы на подобные вопросы в ней не предусматривались – методы полевых колдунов вообще не предполагали бесед с объектом охоты. Быстро найти, аккуратно подавить и бережно доставить. Амулеты, заряженные на подавление воли, давно сработали, но результат не был достигнут. Колдунья незаметно подала знак сцепке – остальные методы подавления аккуратностью не отличались, но действовали не менее эффективно.

     Олег, в свою очередь, не мог сконцентрироваться на шлейфах незнакомцев – у мужчин они расходились в разные стороны, образуя множественные тени, а у женщины вторая тень находилась в постоянном движении, видоизменялась и ускользала от взгляда.

     Краем глаза он заметил, что его заключают в полукольцо, оттесняя к стене сарая.

     – Кто вы? – повторил он вопрос, глядя женщине в глаза, красивые, но бездушные.

     Окружающие его люди вскинули руки и замерли, с перепуга Олег накрыл все их шлейфы заморозкой. У женщины он теперь выглядел тонкой искрящейся инеем змейкой, а у мужчин, как большие тёмно-синие ромашки, в центре которых стояли люди. Парень вытер испарину со лба и с интересом осмотрел застывшие фигуры – до этого ему как-то не удавалось наблюдать результат своих манипуляций.

     Когда он приблизился к колдунье, она с усилием повернула голову и сказала одними губами:

     – Иди с нами. Тебе всё равно не спрятаться. Ты будешь...

     Дёрнувшийся от неожиданности парень, добавил ещё холода, прервав её слова. Фигура женщины, стоящая на залитом солнцем дворе внезапно с громким треском раскололась на несколько частей. Олег попятился назад и ощутил спиной прохладные доски стены, бесцельно ощупывая их руками. Впившаяся в ладонь заноза привела парня в чувство и он, осторожно обойдя застывшие фигуры, выбежал в ворота.

     Тимур отгадывал кроссворд, при этом внимательно поглядывая по сторонам. Ему совсем не хотелось ещё раз услышать под своим ухом шипящий шёпот, подсказывающий слова. Поэтому он сразу заметил парня, выскочившего из ворот, но рука, протянувшаяся к ключу зажигания, замерла неподвижно – от колдуна невозможно убежать, это он давно усвоил. "Чёрт! Ты ведь уже не наша проблема, не наша проблема, не наша проблема..." – как заклинание твердил он про себя, пока парень не открыл дверцу. После этого Тимур понял, что никого рядом нет, он просто выполнял какое-то важное поручение, а сейчас ему срочно необходимо вернуться в город. Большой чёрный джип развернулся на широкой деревенской улице и, поднимая пыль, устремился к трассе.

     * * *

     – Слышь, Перс! Странно это как-то, – Полтава пытался разглядеть пылящую далеко впереди "девятку", но пока безуспешно. – Может, чуть ближе прижмёмся.

     – Чего тебе странно? – Перс меланхолично курил, крутя руль. – Мало ли куда парню понадобилось?

     – Знаю, знаю, – досадливо поморщился Полтава. – Только шепчет мне, понимаешь, шепчет! Что-то мы упустили!

     – Он всё равно через десять километров в тупик упрётся, дальше даже грунтовки нет.

     – Ладно, подождём. Дай сигаретку хоть, что ли...

     Деревня находилась в неглубокой ложбине у реки и прекрасно просматривалась с дороги. "Девятка" с шашками, не заезжая, развернулась у околицы и на той же скорости помчалась обратно. Когда две машины разминулись на узкой дороге, Полтава схватился за телефон:

     – Говорил же тебе, упустили! Как щенков накололи, как щенков! – выговаривал он помрачневшему Персу, а потом уже в трубку. – Бригадир! Парня в машине нет, где-то на трассе спрыгнул. Нет, не заметили, они всю дорогу ровно шли. Давай выезжай со стороны города, а мы с этой стороны пойдём. Может, где зацепим?

     Через пятнадцать минут они встретились на шоссе, и все четверо вышли из машин.

     – "Девятка" точно пустая прошла, – нарушил тишину Пан. – Попались ещё три-четыре тачки, но на скорости не просканируешь, кто внутри.

     – И что дальше, бригадир? – озвучил общий вопрос Полтава.

     – Дальше мы с "молодым" снова наведаемся к отступнице, потом проверим его девушку. Вы разделитесь, один – к матери, второй – у дома. Ждите до вечера. Всё, погнали.

     * * *

     Неплотно прикрытые ворота слегка раскачивались от ветра. Пан предупреждающе поднял руку, и они остановились, прислушиваясь. После отмашки по одному просочились во двор и замерли в удивлении. Трое мужчин изваяниями замерли с поднятыми руками, окружив что-то, напоминающее разбитую статую.

     Пан поочередно подошёл к каждой фигуре и тщательно осмотрел, распахивая ломающиеся куртки и проверяя треснувшие карманы. Всё найденное он, не сортируя, складывал на колоду около сарая. Пропан в это время удивлённо склонился над обломками, поражаясь тщательности обработки.

     – Как живая! – поразился он. – Каждая черточка вырезана, с ума сойти, полная натуральность! Ох, ты ж, ледяная какая!

     – Она и была живая, – пробурчал Пан, закончив с осмотром мужчин и присев рядом. – И судя по срезу, полчаса назад! Видишь, кровь начинает слегка выступать.

     Пропан испуганно отпрянул и с отвращением посмотрел на свою руку, которой только что перебирал обломки.

     – Можешь не вытирать, – заметил его терзания Пан. – Потом возьмёшь в багажнике мешок и сложишь все куски. Понял? Эй!

     Пропан испуганно посмотрел на него после окрика и кивнул. От всех фигур – и стоящих, и разбитой, – исходил лёгкий парок.

     – Э-э-э, бригадир! А кто это вообще такие?

     – Судя по количеству побрякушек, это звено тёмных, типа, нашего крыла. У них здесь цех по утилизации шельм, что ли? – проворчал Пан и невесело ухмыльнулся. – На этот раз придётся нам прибираться.

     – Смотри, эти трое уже отходят, – продолжил бригадир. – Готовься, придётся складывать их на задние сиденья.

     – А-а-а... её куда? – Пропан неуверенно указал на куски замороженной плоти.

     – Это? – Пан задумался на мгновение. – Разве что в багажник? Или, может, на переднее сиденье сложим, а? Только в багажнике тогда поедешь ты...

     После того, как страшный груз был упакован в мешок, а трое дрожащих от холода мужчин втиснуты на заднее сиденье, Пропан решился спросить:

     – Пан, ты тоже думаешь, что это сделал он?

     – Я ничего не думаю, – отрезал бригадир, доставая телефон. – Надо найти парня и проверить. Позвоню, чтоб осторожнее с ним были. А мы сейчас забросим звено на их точку и потом дальше по плану.

     * * *

     Чёрный джип плавно остановился у салона красоты, заехав передними колёсами на тротуар. Олег поморщился, но ничего не сказал водителю, уставившемуся куда-то вдаль с безмятежным видом – похоже, наложенные воспоминания легли не совсем правильно и его слегка переклинило. Парень ухватил с заднего сиденья рюкзак, только что взятый из дома, и вышел из машины, дав последние указания своему невольному помощнику.

     Подождав, пока джип скроется из вида, он поправил рюкзак, и зашёл в дверь под мелодичный перезвон подвешенной побрякушки.

     – Здравствуйте! – в его сторону с приветливой улыбкой направилась девушка-администратор, но на полпути забыла о вошедшем человеке и увлеклась постерами на стене.

     Эльвиру удалось найти с третьей попытки, он не знал, в каком кабинете она работает. Дверь неслышно открылась, и он позволил себе немного полюбоваться её профилем – девушка увлечённо обрабатывала ногти клиентки. Словно почувствовав его взгляд, она подняла голову и удивлённо улыбнулась:

     – Олег! Ты что здесь делаешь? Что-то случилось?

     – Мне надо кое-что тебе сказать, – он зашёл в небольшой кабинет, буквально утопающий в зелени и лучах весеннего солнца.

     – Тебе нельзя сюда заходить, – Эльвира досадливо поморщилась, услышав шаги в коридоре. – Ну, вот, Дюймовочка уже заметила, опять верещать будет.

     Олег подмигнул девушке и повернулся навстречу входившей даме неопределённого возраста и солидной массы. Та осмотрела помещение и, будто что-то вспомнив, произнесла:

     – Эллочка, будьте любезны, отвлекитесь на молодого человека, – и обратилась к клиенту. – Ваш мастер скоро вернётся, надеюсь, пятипроцентная скидка компенсирует эту небольшую задержку? Замечательно.

     Когда шаги Дюймовочки стихли в коридоре, Олег поманил Эльвиру за дверь.

     – Ты такой загадочный, – сказала опешившая девушка. – Что произошло?

     – Ничего, – он обнял её и уткнулся в шею. – Просто у меня ничего не получилось. Я так виноват перед тобой. Прости меня.

     – За что простить? – она отстранилась и в недоумении вскинула брови. – Что не получилось, Олег?

     – Так будет лучше, извини, – он накрыл поцелуем мягкие губы и провёл пальцами по щеке. – Я тебя люблю... Я так тебя люблю...

     * * *

     – Тимурчик! Ты долго ребят на улице держать будешь? – Дарья с приветливо-натянутой улыбкой заглянула в салон джипа. – А где Инга?

     Машина полчаса назад остановилась перед салоном ворожеи, и она с напряжением посматривала на неё через камеры наружного наблюдения. Через некоторое время рядом остановился ещё одни автомобиль, из которого пересели трое боевиков, а в багажник джипа перегрузили объёмный мешок. Когда незнакомцы уехали, женщина решилась проверить подъехавший транспорт.

     – Там! – её верный телохранитель широко улыбнулся и показал назад. Боевики на заднем сиденье мрачно кивнули. – Там!

     Дарья обошла высокий корпус машины и с опаской взялась за ручку задней двери. Рывком открыв багажник, она осторожно развязала большой мешок для мусора, заполненный чем-то тяжёлым. Первым она подняла предплечье с очень знакомым браслетом и тут же бросила обратно. После недолгих поисков Дарья вытащила из мешка женскую голову, держа её за волосы:

     – Тимурчик! Да это просто праздник какой-то! – эмоции били из ворожеи через край, но она тут же опомнилась. – Как же вас так угораздило! Беда-то какая!

     Дарья уложила куски тела обратно и подошла к водительской дверце:

     – Где ты взял эту радость, мой хороший?

     – Самшит!

     – Что? Причём здесь... – ворожея не успела задать вопрос, как Тимур её перебил. Что уже само по себе было весьма необычно.

     – Пять по вертикали! Самшит...

     * * *

     – Бригадир, он не появлялся у матери. Я осторожно прощупал – она ничего не знает.

     – Понял. Перс недавно звонил, он бабку обратно перешил, та сказала, парень заезжал на большой чёрной машине. Буквально на пять минут. Скорее всего, больше там не появится.

     – Так что делаем, Пан? Ждать ещё его или нет?

     – Сиди там, Полтава! Перса можешь к себе подтянуть, смотрите в оба! Мы около салона потрёмся.

     Бригадир крыла бросил телефон на переднюю панель и вопросительно посмотрел на водителя:

     – Ну, что, Пропаныч, подставили нас, причём довольно нехило подставили!

     – Всё-таки, это он, – с понимающей улыбкой кивнул Пропан.

     – Сука, Магриб! Ещё ведь попросил, подстрахуйте бестию, тварь! – бригадир с трудом сдерживал бешенство. – Как он вёл его в поезде двое суток и ни хера не понял! Где, мать его, он видел бестию, которая может наглухо закрыть звено тёмных?!

     – Пан, она выходит, – прервал его пламенную речь Пропан.

     Тот моментально замолчал и потратил пару секунд на осмотр своей внешности в зеркале заднего вида. Потом кивнул водителю:

     – Пошли вместе. Будешь отвлекать её!

     Эльвира вышла из дверей и прищурилась от вечерних лучей ласкового солнца. Из глубины салона донеслось:

     – До свиданья, Эллочка! Пожалуйста, не забудьте завтра подойти к девяти, ну, или к десяти, если, конечно, Вам не сложно.

     – Разумеется, не сложно, Анна Петровна, – девушка обернулась назад. – Я приду.

     Повернувшись обратно, Эльвира обнаружила перед собой двоих мужчин, которые приветливо улыбались ей:

     – Извините, салон уже закрыт! – она приняла их за припозднившихся клиентов.

     – А мы к Вам, Эльвира! – улыбнулся старший из мужчин. – Мы друзья Олега!

     – Олега? – девушка задумалась. – Какого Олега?

     – Как это..., – опешил Пропан, но тут же получил чувствительный толчок в спину. – Это... Олега Гардина!

     – Ах, этого, с которым я вместе училась? – вопросительно улыбнулась девушка и прошла дальше. – Извините, я Олега уже лет пять не видела. Передавайте ему привет.

     Пропан хотел ещё что-то сказать, но замолчал, повинуясь жесту бригадира. Когда Эльвира отошла подальше, Пан отвесил подзатыльник подчинённому:

     – Чего тупишь, молодой? Не видишь, у неё коррекция висит, тотальная. Месяца полтора затёрто, не меньше! Даже через транс ничего не вытянуть – пустота там, понимаешь?!

     – То есть он затёр себя в её жизни?! Кого ж нам Магриб подсунул?

     – Что-то мне подсказывает, что это уже не наша проблема... Вернее, не только наша проблема...

     * * * Конец Первой Части * * *



 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"