Рул Анастасия: другие произведения.

Код персонажа, глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 9.56*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    2573 год. Прошло почти три века со времен Пандемии вируса Эбола. Численность населения Земли резко сократилась с семи миллиардов до одного. Миром правят нанотехнология, Сеть и роботы. Человек годами сидит в ИСКе - игровой сетевой капсуле, погружая в виртуальные миры свое сознание. В мире, живущем Сетью, завелся хакер, убивающий людей через их игровые персонажи. Ульяна Чайка - обычный представитель эры Глобализации, которой суждено раскрыть личность преступника.

  Глава 1
  Мир, в котором мы живем сейчас, настолько сильно отличается от мира начала третьего тысячелетия, описанного в школьных учебниках, насколько птеродактиль отличается от космической станции, нарезающей круги вокруг нашей планеты.
  Когда-то нас, людей, было семь миллиардов, теперь остался всего один. Триста с лишним лет назад шесть миллиардов жителей планеты унес в небытие вирус Эбола. Мы, люди, живущие в Новом Времени, знаем, что вирус был создан искусственно, в лаборатории исследовательского института. И это было все, что мы знали. Увы, кто, где и зачем создал столь жестокое оружие против себе подобных, оставалось загадкой до сих пор. Три века спустя с момента создания вируса виновники гибели миллиардов, не миллионов, а миллиардов людей(!), остаются безнаказанными. Их имена, их жизни, ежели они были длинными, остались в истории человечества чистыми и незапятнанными. Вероятно, до конца своих дней создатели вируса Эбола продолжали жить обычной жизнью.
  Мы знаем из сводок новостей, что вирус, впервые выпущенный из пробирок на волю в 1976 году в Конго, вспыхнул внезапно и также внезапно прекратился в том же году. Количество первых жертв, умышленно умерщвленных все теми же оставшимися безызвестными учеными, создавшими вирус, составило 431 человек.
  Затем на протяжении нескольких лет игры генетиков со смертью продолжались. Маленькие черви насильно вселяли в тела южноафриканских народов, несчастные жертвы погибали, и спустя какое-то время вирус бесследно исчезал.
  Несколько лет ученые проводили свои ужасающие эксперименты. 1979 год. 1994-1996 года. 2000-2005 года. 2007-2008 года. 2011, 2012, 2014, 2015, 2016 года...
  И вдруг кровавые игры злых гениев закончились. Подобно червоточащему яблоку, человеческая цивилизация начала гнить изнутри уже сама по себе, без вмешательства создателей вируса.
  А случилось это так. В 2035 году в Уганде генетиками проводились очередные опыты местного назначения и вирус, мутировав, вышел из-под контроля. Болезнь, словно лесной пожар, в течение полугода из Кампалы распространилась по всему Африканскому континенту, а затем раскинула свои щупальца по всему миру. Люди начали умирать уже не десятками, а сотнями. За первые полгода, когда оставалась надежда, что вирус уйдет, погибло около десятка тысяч человек.
  Надежда на Божью милость не оправдалась. Эпидемия превратилась в Пандемию. Вспыхнув, она уже больше не покидала человечество на протяжении почти трех веков.
  Лучшие ученые из разных стран, проигнорировав недовольство воюющих между собой правительств, забили тревогу и объединили свои знания в поисках вакцины против болезни. Искали создатели самого вируса лекарство, или же оставались равнодушными к делу рук своих, мы не знаем. В том хаосе, что распространился по всему миру, они затерялись, словно муравьи во взбудораженном муравейнике.
  Все было бесполезно, вакцина против вируса Эбола не находилось. Он был опасен тем, что постоянно мутировал, приспосабливался к изменениям в организме. Любое снадобье против него через пару дней теряло свои лечебные свойства, и сотни тысяч живых тел вновь превращались в мешки с кровью. Люди умирали в жестоких мучениях, и не было от этого никакого спасения.
  Когда вирус в течение трех лет унес один миллион жителей, даже олигархам родов Рокфеллер и Ротшильд, стоящим в тени политических режимов, стало понятно, что миру грозит опасность пострашнее глобального потепления или же падения метеорита из зева Вселенной.
  Потихоньку смолкали бесчисленное количество распрей в ООН, заброшенными оказались планы по развитию стран. Стихли вспышки фотоаппаратов в залах международных собраний, зато началась всеобщая истерия в городах. Многочисленные бунты напуганного населения вспыхивали на улицах горящими покрышками, звенели разбитыми стеклами витрин супермаркетов, взрывались торговые центры. Вздымались костры из подожженного мусора, заволакивая небеса темной пеленой дыма. Более трусливые люди создавали неприступные крепости из бомбоубежищ времен Второй Мировой войны в попытке защититься от вируса, и, в конце концов, умирали в них, а запах их смердящих тел проникал из подвалов на улицы.
  Страх и ужас превращали людей в самых страшных, опасных и лютых тварей, каких еще не было на земле.
  А затем рев городских улиц стих, подавленный грубой физической силой армий своих стран.
  Власть дипломатов сменилась диктатурой военных. На смену пылающей ярости толпы пришел тихий дымок из труб наспех сооруженных крематориев. Высокие, черные, они вздымались в голубое, равнодушное небо и дымились непрестанно. Каждый город превратился в подобие концлагерей времен Гитлеровской Германии. Только в этот раз людей убивали не им же подобные, а маленькие черви, проникающие в геном человека.
  Разговоры о Третьей Мировой Войне смолкли. Забыто было небо и мечты вырваться в Космос. Забыто было все: обучение детей, бизнес, культура, спорт. У людей осталась только одна цель - выжить.
  И мы это сделали. Мы пережили вирус, заплатив чудовищную цену - жизнями шести миллиардов людей.
  Когда я читаю историю человечества, каюсь, испытываю безумную радость от того, что родилась уже после Пандемии Эбола. Мне, человеку 26 века, с трудом представляются все те ужасы, через которые прошли наши предки, и не хотелось бы мне когда-нибудь пережить подобное.
  Вирус Эбола, начавшийся в 2035 году, ушел только в 2299 году, забрав с собой шесть миллиардов людей и почти уничтожив расу. И уже больше никогда не возвращался.
  К началу новой эры, когда Пандемия ушла, численность населения Земли равнялось одному миллиарду.
  С этого времени и началась новейшая история.
  Новое Время, эра Глобализации.
  Сейчас на дворе стоял 2573 год, текущий месяц - июнь, и текущее число - 21.
   Наша численность по-прежнему остается не больше миллиарда по всему земному шару. А ведь когда-то человеческие города горели миллиардами разноцветных огней...
  Столь философские мысли об истории человечества посетили меня весьма неожиданно. А именно в тот момент, когда я сидела за панелью управления автоматикой фермы и получала выволочку от начальника. Когда дорогой мой шеф Сергей Викторович, выплеснув свой гнев на меня в виде десятиминутных воплей, выдохнулся, а я дошла в своих мыслях до воспоминания о том, что сегодня мало того, что 21 июня 2573 года, так еще и среда, в помещении настала тишина. Сидеть перед злым шефом под чириканье птичек из динамиков было еще хуже, чем сидеть под его крики, и я откашлялась.
  - Нас, людей, и так мало, - веско сказала я начальнику, с багровым лицом нависшему надо мной. - Не кричите на меня. Как сказал Пьер Аронакс из романа "Двадцать тысяч лье под водой", "каждый человек - только потому, что он человек, - достоин того, чтобы его ценили". У нас эра Глобализации!
  Исковеркав фразу, звучащую в оригинале как "каждый человек - только потому, что он человек, - достоин того, чтобы о нем думать", я ласково улыбнулась во взбешенную морду начальника.
  - Умная, да? - с сарказмом спросил Сергей Викторович. - Куда бык пропал? Где он? Я спрашиваю, куда ты дела быка?! Вчера там...
  Он ткнул длинным, тонким пальцем в окно напротив нас. Сквозь прозрачное, стеклянное трехметровое отверстие было видно, как по поляне, заросшей травой, вяло бродят коровы численностью около сорока. Флегматичные создания, которых ждала незавидная судьба быть съеденными, проживали свою короткую, спокойную жизнь, наслаждаясь моментом. Жевали зеленую траву, грели бока на солнышке, отмахивались от назойливых мух и время от времени удобряли землю ароматными лепешками экскрементов. Роботы-пастухи, смахивающие на метровых в высоту крабов, аккуратно собирали лепешки в ведра с помощью лопаток, затем относили свой драгоценный груз в общую навозную кучу. По поляне бродили только коровы и роботы. Черно-белого быка среди них не было.
  - Был привязан бык! К палке! Толстым канатом. Не корова, не теленок, а здоровый, матерый бык! Куда он пропал? Ты тут сидела вчера целый день! Кто у нас должен следить за конюшнями? Кто отвечает за работу фермы? ТЫ! Следить за стадом и за быком должна ты! Чем ты здесь занималась? Как быка прокараулила? Ну, не съела же ты его! Он у тебя что, летать научился? Сел на скай и пролетел над пятиметровой стеной?
  Я прыснула в кулак, представив себе такую картину, чем вызвала очередную вспышку гнева начальника.
  - Смешно ей! Ты у меня не первый день работаешь по контракту! Кофеева, я еще раз спрашиваю, куда делся бык?
  - Я Чайка, - поправила я его. - Ульяна Чайка, не Кофеева. И мой, и ваш скайрайдеры стоят на стоянке. Во-он там, видите? Стоят на месте, оба, целые и невредимые. Бык их не трогал.
  Удобные штуки, эти летающие машинки, похожие на древние скейтборды. Встаешь на одну такую и летишь над лесом. При скорости шестьдесят километров в час от города до Закрытой Зоны можно добраться за два часа. Я предпочитаю скайрайдеры подземке. Мне нравится больше летать, чем нестись в темноте под землей на запредельной (по моему мнению) скорости.
  - Так вот, ЧАЙКА! - страшным голосом он повторил мою фамилию. - Это особенный бык! Его семенем было оплодотворено восемьдесят коров! 80 в год! Это рекорд!
   - Не фига себе! - невольно восхитилась я. - Вот это силища! А сидел такой вчера в сторонке, ушами дергал, хвостом помахивал, невинно так мычал. Мол, моя хата с краю. А он, оказывается, ого-го какой! Офигеть, 80 коров! В год! Это сколько счастья в день приходится?
  Я уж было погрузилась в вычисления, сколько коров в день покрывал бык в период случки, как Сергей Викторович прервал мои мысли очередным воплем:
  - Да что это за безобразие? Ты издеваешься надо мной, Чайка? Вчера, значит, был на месте? Лежал в сторонке? А сегодня куда делся? Сквозь землю провалился? В метро в город уехал? Ну, так вот! Бери и просматривай видеозаписи с камер наблюдения за последние сутки! Когда у тебя контракт истекает? Сегодня?
  - Да! - радостно встрепенулась я и посмотрела на часы, мигающие красными арабскими цифрами внутри сенсорной панели.
  Она в длину достигала двух метров и здорово смахивала на столешницу своей ровной, гладкой поверхностью, но ею не являлась. Одно небрежное касание черной глади могло привести к отключению всех видеокамер фермы.
  - Через полчаса моя смена заканчивается! - бодро оповестила я шефа.
  - Так вот, Чайка! Пока ты быка не найдешь, в город не вернешься! Если сбежишь, наложу штраф за некомпетентность! Ты у меня еще месяц пахать на пастбищах будешь, навоз нюхать! И больше ни один отдел не захочет нанять тебя! Будешь всю жизнь на меня работать! Поняла? Всю жизнь будешь коров доить! Чтобы к вечеру нашла быка! Зарплату за две недели не выдам! Быка ищи, Чайка! Я ввожу запрет для тебя на выезд из Закрытой Зоны! Быка не найдешь, домой не улетишь!
  Гавкнув напоследок, взбешенный руководитель коровьей фермы вышел из павильона, хлопнув стеклянной дверью.
   Вообще-то Сергей Викторович до сего дня мне нравился. Такой худенький, невысокого роста, всегда смешливый мужчина пятидесяти лет. Ходил, подшучивал над всем и вся в этом мире. Настолько взбешенным я его впервые в своей жизни увидела.
  На его пастбищах мне приходилось время от времени работать, дабы получать со скидкой свежее молоко и мясо. Работа не пыльная, сидишь возле мониторов, наблюдаешь, как коровы жуют траву, роботы-крабы за ними убирают, по утрам-вечерам доят. Быки ходят вокруг своих колышек, к которым привязаны, мычат во все свое бычье горло. Опять же круглый год на пастбищах лето, солнце, бабочки, травка. Щит погодный зимой согревает, от ветра и снега укрывает. Да и людей здесь работает по одному человеку на каждый участок. Сколько здесь работаю, только с одним Сергеем Викторовичем и общалась, больше ни одной живой души не видела.
  Нас, людей, разбросанных по всей планете, всего около одного миллиарда и осталось. А рождаемость равна смертности. Закон Мирового Правительства запрещает нам плодиться и размножаться подобно кроликам. Так что мое общение с другими людьми ограничивалось мамой, папой и тремя друзьями. Впервые в моей жизни кто-то повысил голос и чуть не настучал по моей рыжей голове в целях наказания за проступок. Поведение Сергея Викторовича поразило меня до глубины души. Как бы сказать, когда в вирте мы с друзьями переругиваемся, такого страха, как сейчас, я никогда не испытывала. У меня сейчас даже ладони в ледышки превратились.
  В играх, которые я выбираю, можно регулировать болевой порог. Существуют такие игры, в которых мозговые клетки в обязательном порядке полностью связываются с созданным персонажем по нейронной сети, то есть можно прочувствовать все в игре, от укуса комара до вкуса мороженого. Но я, будучи глубоко любящим себя человеком, всегда отключаю болевой порог. И, как следствие, не боюсь живых людей. И минуту назад я первый раз в жизни испугалась, что меня ударят.
  Ощущение не из приятных. Чур, меня, чур, еще хоть раз пережить выволочку от начальника!
  Я нажала на пульт, отключила звуки живой природы, и вокруг меня наступила тишина. Начальник появился внезапно, налетел на меня, наорал, я даже со стула встать не успела, до того он меня поразил своими воплями. Словно к седушке стула прибил криками. Сообразив, что крепко сжимаю пульт управления звуками в павильоне, я ослабила хватку, аккуратненько положила его на стол и встала с места. Потянулась, глядя в стеклянную крышу над головой, увитую плющом.
  Как говорят, ничто не предвещало беды, утро начиналось как обычно.
  Я проснулась, встала с кровати, которая находится здесь же, в павильоне, за шторками. Заправила ее, потом умылась, почистила зубы. Включила мониторы, увидела в них, как роботы после утренней дойки выводят коров на поляну пастись. Все десять мониторов работали исправно, видеорегистратор ошибок не выдавал, камеры не глючили. Я надела рабочий комбинезон, скинула в Сеть инфу о том, что к четырем часам вернусь в город. Быстренько пролистала сообщения от друзей. Ждали меня в трех играх сразу. Обрадованная тем, что меня ждут, я даже мурлыкала себе под нос песенку, когда наливала кофе и усаживалась перед мониторами. Вот тогда то и заметила, что на бугорке, где две недели пасся бык, было пусто.
  Сначала думала, что его забыли вывести из конюшни, но камеры показывали, что быка среди деревянных перегородок и кормушек не было. И по поляне он не бегал, отвязанный от колышка. Тогда-то я и позвонила начальнику, интересуясь, не увели ли его на внеплановый забой. Спустя пять минут после звонка он уже подлетел к стеклянному павильону на скайрайдере, забежал внутрь и начал кричать, размахивая руками как ветряная мельница.
  Я опустила взгляд с потолка на широкую стену, представляющую собой сплошное стекло, прошлась по комнате, больше смахивающей на теплицу, чем на рабочий офис.
  Все четыре прозрачные стены увиты растениями. Сергей Викторович - человек крайне меркантильный и прижимистый, то есть две стены помещения у него занимают кусты с помидорами, а две другие стены - кусты с огурцами. Любой другой посадил бы цветы, но, то был Сергей Викторович. Поэтому вместо цветов аппетитно краснеют среди зелени помидоры, огурцы игриво прячутся за листьями. Робот Кот, отвечающий за порядок в павильоне и рост растений, неустанно следит, чтобы некто не стырил с куста созревший овощ. Под некто подразумеваюсь в данный момент я, так как именно мне выпало работать в период созревания урожая.
  Сейчас, глядя на робота Кота, трудно поверить, но когда-то люди жили и существовали без подобных ему. Вместо них были рабы, крепостные крестьяне, слуги, чуть позже - наемники, работающие за гроши ради пухлого кошелька своих хозяев. Помню, как недоумевала, читая в сетевых учебниках историю человечества в период Демократии. Люди искренне верили в свою свободу и... продолжали работать за низкую зарплату на чужих дядей. Пока эти "дяди" отдыхали под пальмами у моря, тысячи проживали свои жалкие жизни, ловя моменты счастья в алкоголе.
  А в мое время все по-другому.
  Никто не выживает, все живут.
  Роботы в моей жизни повсюду. Они появились после резкого сокращения населения в тот период, когда были изобретены игровые капсулы. Немного погодя после того, как вирус Эбола прекратил пожирать людей, в 2318 году.
  Эра Демократии сменилась на эру Глобализации, власть нефти и золота сменилась на власть сетевых игр. Миллиард выживших после Пандемии людей на планете были патологическими лентяями, которым влом было вылазить из своих пока еще первобытных игровых капсул ради подвигов в реальной жизни. Вот им-то, повторюсь, патологическим лентяем, и потребовались роботы. Чтобы строили, убирали, готовили, в общем, делали всю физическую работу за них, пока сами они торчали в виртуальных пространствах в шкурах эльфов, орков, и прочей нечисти.
  Рабочих рук катастрофически не хватало на заводах, рудниках, большая часть оставшегося населения отлынивало от работы, предпочитая полуголодными, полуголыми, вшивыми и обросшими сидеть в Сети.
  В то время и был создан первый интеллектуальный робот командой разработчиков во главе с гением Алимом Хайямом.
  Первый экземпляр носил имя Франкенштейн, в простонародье Франк. Его задачей была охота на зверей, свежевание тушек и рубка мяса.
  Во время демонстрации своих возможностей Франк, облитый кровью и с рукой, складывающейся в пилу, здорово напугал Мировое Правительство. И киборг был срочно пущен на разборку. Этого перепуганному Правительству показалось мало, следом за Франком были разобраны все остальные пробные экземпляры роботов, не столь интеллектуальных и уже не столь сильно напоминающих человека. Был введен запрет на создание киборгов, теперь за нарушение сего запрета могли казнить в собственной же игровой капсуле.
  К слову, Алим Хайям здорово обиделся на сей закон, и на то, как поступили с его Франком люди. В отместку внешний вид последующих роботов сильно пострадал, наш офисный робот-уборщик Кот тому пример. Бочка со шлангом и та выглядела бы посимпатичней, чем он. Урок о том, что гениев обижать нельзя, выжившее человечество до сих пор помнит, знает и на себе ощущает, потому как последующее поколение разработчиков роботехники мстили миру за своего наставника и первопроходца на протяжении многих лет. Со временем создавать уродливых роботов стало традицией. Теперь даже уличные роботы-дворники вызывали чувство омерзения - они были созданы в виде толстых, метровых в длину и полуметровых в толщину устриц без раковины. То еще зрелище, "устрицы", ползущие вверх по стене высоченного дома и оставляющие слизкие следы.
   Роботы в нашей жизни выполняют всю грязную работу. И ни разу за минувшие века с момента их создания не были нарушены правила поведения роботехники, сформулированные Айзеком Азимовым в далеком 1942 году. Правило первое - робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред. Правило второе - робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону. И третье, последнее правило: робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.
  Я проводила взглядом Кота, который поливал кусты с помидорами водой из пластмассовой лейки, облизнулась, представив вкус спелого плода, и подошла к своей прикроватной тумбе. Там стояла баночка с таблетками Е4880, заменяющими мне завтрак. Бросив в рот белый кругляш, я запила его остывшим кофе и посмотрела на часы. Хотелось как можно быстрее разобраться с пропажей быка и вернуться в собственную игровую капсулу.
  Я два года продвигаю одного перса до сотого уровня, мне осталось всего лишь три процента опыта до победы в игре. Если бы не пустой холодильник в квартире, уже бы достигла цели. Но, увы, кушать что-то надо было, и пришлось в срочном порядке идти работать в Закрытую Зону. Эх, три процента, подождите меня, я скоро буду дома! Последний данж, жди меня, и я вернусь!
  А пока надо выполнять приказ начальника.
  Раз шеф сказал поднимать видеозаписи, значит, надо поднимать видеозаписи за вчерашний день.
  Я вернулась на свое рабочее место. Села на крутящийся стул и зависла над гладкой поверхностью, внутри которой встроена сенсорная панель управления всей техникой коровьей фермы. Одним касанием пальца кнопки поворачиваются видеокамеры, направляя свои объективы в нужную мне сторону. Кроме наблюдения, в мои обязанности входит контроль над всей роботехникой - все остальное делают сами роботы. Кормят, доят коров, следят за чистотой и здоровьем животных, за течкой и осеменением, за отелом и весом. Единственное, что не входит в мои обязанности - это забой скота. У меня нет лицензии на управление роботами, убивающими и разделывающими животных. Чтобы получить доступ к подобной технике, нужно пройти с десяток психологических тестов. Я натура нежная, и у меня никогда даже желания не возникало получить подобную лицензию. Да я даже никогда не играю в игры, где много крови! Хотя мясо люблю. Очень.
  Я прикоснулась пальцами к клавиатуре, встроенной в панель. Замигали синие огоньки на черной, гладкой поверхности в ответ на прикосновения, замелькали картинки на мониторах. Все десять экранов были встроены в стеклянный стенд, охватывающий панель управления широким полукругом. Минута, и вот уже передо мной на мониторах появилась запись за вчерашний день, где пока еще целый и невредимый бычок стоит-мычит, уставившись куда-то вдаль своими огромными карими глазищами.
  Тыкаю пальцем по двойной стрелочке, ускоряю просмотр видеозаписи в десять раз.
  Просматриваю записи с четырех видеокамер. Стойло быка, бугорок, на котором он находился, дорогу от конюшни до пастбища, где коровы паслись. И камеру, установленную в павильоне, направленную на рабочее место, за которым восседает моя персона. Когда Сергей Викторович вопрошал, "чем я занималась", я, к своему стыду, не смогла вспомнить, чем же я, собственно, занималась, что проморгала побег быка. Вроде спала ночью. А вдруг у меня открылся лунатизм? Заснула, вышла во сне на поляну, отвязала быка и... И что дальше? Варианты ответа отсутствовали, дальше моя фантазия пасовала. Поэтому решила просмотреть записи камер в павильоне наблюдателя, где жила вот уже две недели я.
  Озадаченная, пялюсь в мониторы, боясь упустить нужный момент. Вот солнце близится к горизонту, роботы заводят стадо в конюшню. Бык по кличке "Гриша" послушно тащится следом за крабом в свое стойло. Робот закрывает дверцу, впустив в него быка, запирает засов. Гришка встал на одном месте, помычал с полчаса, затем пожевал травки из кормушки, вделанной в дверцу. Снова помычал, уставившись на выход из конюшни, и, устав, наконец-то, распевать арии, с чувством выполненного долга улегся спать в углу. То есть в десять часов вечера бык находился у себя дома и крепко спал.
  - Тр-р-р!!! - затрезвонил визор, встроенный среди многочисленных кнопок в столешницу.
  Начальник.
  Нажимаю на прием и вижу щуплую фигурку Сергея Викторовича, стоящего рядом с центральным входом в Закрытую Зону. Его призрачный мини-образ зашагал по черной, стеклянной поверхности как по ледяному озеру. Впрочем, дальше кольца настольного визора, сверкающего золотистой змейкой, фигурка шефа не уйдет.
  - Ну? Нашла что-нибудь? - хмурясь, спросил он.
  - В одиннадцать вечера Гриша мирно почивал в своем стойле, - отчитываюсь я.
  - Смотри дальше! Я узнал, что на территории Закрытой Зоны его нигде нет! Служба Безопасности проверила общие видеокамеры! Сейчас сам к тебе подлечу, теперь уже руководство Зоны заинтересовалось, как мог бык исчезнуть, пройти сквозь пятиметровую стену наружу, в неподконтрольные нам земли!
  - Ладно, - послушно киваю головой. - Жду вас.
  - Лечу!
  Его голограмма исчезла, но я успела увидеть, как начальник ловко запрыгнул на скайрайдер. Плевать на переработку, мне теперь самой стало жутко интересно, куда делся Гришка. Ну, не выросли же у него, в самом деле, крылья! У нас, конечно, полно странных зверей за стеной, но они либо страшные, либо милые. А вот Летающий Бык - это уже смешно. Природа может создавать всякое, но шутовского и нелепого у нее почти нет. У нашей Земли отменный вкус, всю гадость она сотворила мелкими, незаметными созданиями. Даже однотонную землю под ногами она укрыла покрывалом из трав и цветов.
  Гришка на видеозаписи продолжал спать, когда позади меня послышалось вежливое покашливание. От неожиданности я подскочила на месте и резко обернулась. Кто-то вошел так тихо, что я не заметила.
   За моей спиной огромной горой возник мужчина. Я была так занята просмотром записи за вчерашний день, что прокараулила момент в текущих записях с камер, когда незнакомец подлетел к павильону.
  - Добрый день, - ласково поприветствовал он меня.
  Первое впечатление было - скала. Ожившая скала. Мужчина примерно тридцати лет и под два метра высотой.
  А лицо-о-о! Слегка выпуклые голубые глаза, длинные русые ресницы. Невероятно широкие скулы и мясистый, тяжелый подбородок. Пухлые, сексуальные губы, орлиный нос. Русый "ежик" на голове. На всем лице незнакомца лежит печать Альфа-Самца. Причем Альфа-Самца с большой буквы.
  Широченные плечи, мощная грудь, живот без складок жира, - верх прикрыт коричневой, клетчатой рубашкой с закатанными рукавами. Длинные ноги в драных светло-синих джинсах широко расставлены, и стоят так прочно, словно его черные ботинки сорок восьмого размера вылиты из стали. Взгляд невероятно тяжелый, без слов пригвождает к месту, и я сразу почувствовала себя кем-то вроде блохи, посмевшей предстать пред очи Божьи без предварительной записи.
  - Здрасьте, - выдавила я из себя.
  - Вы, должно быть, Ульяна? - вежливый тон голоса, в котором прозвучала мягкая, сексуальная хрипотца настолько не вязался с его внешностью, что мои мозги окончательно поплыли.
  Да весь его вид уже вызывает желание соблазнить и затащить его в постель! Ну и мысли в моей голове вспыхнули... И это после тех игровых персонажей, что были созданы специально мной для меня же самой! Есть у меня муж в одной из игр, которого я создала сама же, исходя из своих капризов и пожеланий. Муж в виртуалке был мужчиной моей мечты, а вот это... Да уж, далеко мне до матери природы и ее богатой фантазии! Мужчина, нависший с обаятельной улыбкой надо мной, был словно создан для того, чтобы любить каждую встречную женщину.
  - М-м-м, - промычала я нечто невразумительное, покраснев, как помидоры, растущие вдоль стен.
  Быстро отвернулась от него, пытаясь скрыть непристойные мысли, овладевшие мною. Реакция собственного тела на незнакомца была для меня дикой. Что такое секс и зачем он нужен нам рассказали еще в Сетевой школе в девятом классе, когда мне было тринадцать лет. И с моим виртуальным мужем у нас далеко не платонические отношения, в той игре я дала разрешение на стопроцентное использование нейронной сети, соединяющей мозг с моим персом. Но, к слову сказать, хоть я и занимаюсь сексом в вирте, в реальном мире я все еще девственница в свои двадцать лет. Запрета на подобные отношения никакого не было, есть лишь запрет на незаконное рождение детей. Впрочем, при всем желании нарушить его у меня не получилось бы. Всем девочкам с рождения вживляют нанороботов, которые позже активно уничтожали сперматозоиды, проникающие внутрь матки. Только после того, как разрешение на рождение ребенка выдавалось, маленькие наниты удалялись из матки.
  - Я Иван Ершов, друг Сергея. Он должен сейчас подлететь. Как продвигаются дела с быком?
  Я тыкаю дрожащим пальцем в один из экранов, на котором Гришка спал. Дар речи ко мне пока еще не вернулся. Сижу, изо всех сил пытаюсь подавить безумное желание, овладевшее мною. А Ваня, чтобы рассмотреть получше изображение, приблизился почти вплотную. Мои рыжие волосы на макушке всколыхнулись от чужого теплого дыхания, а по телу пробежала непроизвольная дрожь желания. Мозги окончательно перестали соображать, внизу живота стало горячо. И это только от того, что он слегка коснулся моей шеи дыханием!
  - Спит, - со смешком сказал мужчина. - А покрупнее увеличить можете? Тут...
  Он осекся, заметив, наконец, что со мной творится. Ваня отскочил от меня, закашлявшись. Краем глаза вижу, как он резко отвернулся и широкими шагами пошел к выходу. Хлопнула входная дверь, безумно сексуальный Ваня вышел.
  Мне стало стыдно от того, что он все понял. Это было так унизительно, что я, деморализованная, уставилась немигающим взглядом на спящего быка. Минут через десять контроль над телом удалось вернуть, дыхание выровнялось, и я с глубокой обидой сказала Гришке на экране:
  - Это ты во всем виноват!
  Изображение на экране дернуло в ответ ухом, словно услышало меня.
  Странный сегодня день. Здесь, в реале, общение с незнакомыми, либо малознакомыми людьми совсем не такое, как в вирте. Все не так. Все непредсказуемо, все происходящее совершенно не поддается контролю или хотя бы предвидению. Это в игре можно все заранее просчитать, предсказать, а вне игровой капсулы события не зависели от моего желания. Чтобы мой мозг в две секунды вышел из-под контроля! В виртах, подобное просто невозможно.
  И мне это совершенно не нравилось.
  Раздраженная, злая, неудовлетворенная, я в таком состоянии и встретила двух мужчин, вошедших в павильон спустя пять минут.
  - Нашла? - с порога накинулся на меня Сергей Викторович, стремительно проходя по коридору.
  Коридор, узкий, с двух сторон стиснутый зелеными кустами, похожий на тропинку в лесу. Он соединяет вход в павильон с круглым возвышением, на котором находится рабочее место.
  За спиной шефа в начале коридора мельтешил Ваня. Опустив глаза к покрытому ламинатом полу, он топтался на пороге, не решаясь пройти вперед. Рядом с ним робот активно затирал грязные, сырые следы, оставленные моим начальником.
   Я отвернулась от завораживающего зрелища смущенного красавца, и любезно ответила шефу:
  - Вон, спит. Время полночь. Ничего необычного.
  Сергей Викторович подошел ко мне, посмотрел на выведенные изображения на экран и со смешком заметил:
  - Свернуть запись с собой не хочешь?
  - А что не так? - озадачиваюсь я, вглядываясь в экран. - Лунатю?
  Не, не лунатила. Просто откинула одеяло в сторону, явив миру свое обнаженное тело. Спала я без одежды, верхнее освещение хоть и было тусклым, но все же позволяло разглядеть родинку на моем животе. Да и не только ее. Я быстро закрыла окошечко с изображением спящей себя, покраснев. Застывшее неловкое молчание между нами прервал Ваня. Он, собравшись с духом, решительно подошел к нам, задавая вопрос на ходу:
  - Что там интересного?
  - Пока ничего необычного, - заметил Сергей Викторович. - Кот, организуй-ка нам кофейку.
  - На троих? - вежливо уточнил робот.
  - На троих, - вспыхнув раздражением, ответил начальник. - А ты видишь здесь четверо людей? Кофеева, отойди в сторону. Мы сами все посмотрим.
  - Я Чайка. Может, мне домой уйти? А? Ну, чего мне здесь стоять, время убивать. Отпустите меня домой, меня друзья ждут.
  - Стой молча и не пикай, - отрезал шеф. - Пока не выясню, что ты невиновна, будешь сидеть здесь. Где я тебя потом искать буду? В Англии? Вот пока детали происшествия не выясним, стой и жди. Кинуть меня на убыток вздумала? Иван Владимирович... Вы уже познакомились?
  - Да, - дружно отвечаем мы с Ваней, стараясь не встречаться взглядом друг с другом.
  Уж очень необычное у нас было знакомство.
  - Иван Владимирович руководит Закрытой Зоной нашего города. Он уже распорядился, чтобы тебя не выпускали до выяснения обстоятельств. Так что присядь где-нибудь, не мешайся под ногами.
  Удивленная, я отхожу от них в сторону. Оказывается, этот ходячий феромон умеет думать, раз занимает столь важный пост. Руководитель Зоны по статусу равен только лишь мэру Города.
  Да-а, этот Ваня просто невероятен. Я, наплевав на приличия, жадно уставилась на мужчину, смотрящего на широкие экраны. Даже отсюда, за десять метров, чувствовалась его сексуальность. Он стоял рядом с Сергеем Викторовичем, который едва доходил ему до плеч. А я в свою очередь едва доходила до плеч своего шефа. Большой Человек и по росту, и по статусу.
  - Ваш кофе, - Кот протянул мне чашечку.
  - Благодарю.
  Забрав кружку, я пригубила напиток и, поторопившись, обожгла кончик языка.
  - Ццц... Горячо!
  Отставив кофе в сторону, я взяла свой смартфон. Мои друзья по играм недоумевали, куда я пропала, и не случилось ли чего. Они ждали моего возвращения еще час назад, а я так и осталась оффлайн. Мой виртуальный муж старательно посылал каждый час сообщения с вопросами "как дела?", "что делаю?", "ты поела?", "на работе все хорошо?", "чего приготовить на ужин?", "ты скоро будешь?", "ты там одна?".
  Отвечать ему не хотелось, хотя обычно я активно с ним переписываюсь. Мой муж ВИП - виртуальный игровой персонаж, за которым стоит только программа из набора букв и цифр. Саморазвивающиеся ВИПы, подобные моему мужу, весьма распространенное явление в игровом мире. Порой к ним привязываются сильнее, чем к реальным людям из плоти и крови. Их ВИП-код мы знаем, потому, как сами их создаем. Зато кода собственных персонажей нам неизвестны. Создав перса и связав его с собой на уровне нейронов головного мозга, мы уже не можем ни удалить его, ни сбросить характеристики, ни поменять настройки. Таковы правила Сетевых Игр. Созданный персонаж, связанный с живым человеком на уровне мозговых клеток, насильному изменению и удалению не подлежит. А вот ВИПа отправить в архив или удалить - легко.
  Мужчины, стоящие вокруг стола, молчали минут двадцать, просматривая записи. Затем, тихо перебрасываясь короткими фразами, начали проматывать запись. Проскакивая каждый час, они пытались определить, в какой момент времени исчез бык.
  Сижу. Жду. Меня как магнитом тянет в их сторону, но вовсе не из желания просмотреть записи. Меня притягивал к себе Ваня, мне вдруг захотелось просто постоять рядом с ним. Как можно подольше.
  Допив кофе, я не выдержала и подошла к ним. Встав между ними, довольно улыбнулась. Вот так-то лучше. Так мне больше нравится, мне чертовски приятно ощущать близко от себя этого невероятно сексуального мужчину.
  Ни один из них не обратил на меня внимания. Шеф прокручивал запись, а Ваня стоял с каменным лицом и просто смотрел.
  Затем он вдруг протянул руку к своей голове и почесал макушку:
  - Забыл сказать жене, что задержусь. Я отойду, позвоню.
  Меня словно холодной водой окатили. Женат! А я-то наивная, размечталась, слюнки пустила!
  Ваня вышел из павильона, на ходу доставая айфон из нагрудного кармана рубашки.
   Сергей Викторович, скосив на меня взгляд, хмыкнул:
  - Не ты первая, не ты последняя.
  Все заметил, господин начальник. И мой интерес к его другу, и осторожный подкат. Что ж ты, зараза, такой наблюдательный-то? Да еще и бестактный! Мог и промолчать. Я резко погрустнела, опустилась на стул и, уперев локти в столешницу, приложила ладони к щекам. Шеф еще раз подколол меня:
  - Что, зубик заболел?
  - Тогда я буду первой за сто лет, у кого зубы болят. Наша медицина на высоте, сами знаете. Вот вы тоже женаты, у вас, наверно, еще и законный ребенок имеется...
  - Нет, - сложив руки на груди, ответил начальник. - Я не женат. И детей нет. И отношусь к тому малому количеству людей, что не любят компьютерные игры.
  - Компьютерные? - удивляюсь я.
  Слово "компьютерные устарело еще лет сто назад.
  - Можно спросить, сколько вам лет?
  - Нельзя, - отрезал начальник.
  Я впервые за три года внимательно пригляделась к нему - совершенно ничего выдающегося в его внешности не было! Незаметный, неприметный, как разведчик двадцать первого века. Пропорциональное лицо, небольшие карие глаза, небольшой нос с горбинкой, слегка узковатые губы. Небольшие скулы, небольшой подбородок. Все какое-то немного резкое, злое и обычное. Выглядит Сергей Викторович лет на пятьдесят. Ну да, а мои родители в возрасте восьмидесяти девяти лет внешне тянут на моих ровесников.
  С изобретением игровых капсул человечество неожиданно для себя открыло долголетие. Погружение в виртуальный мир было похоже на погружение в сон, с замедлением всех процессов старения. То есть, чем больше человек находился в игровой капсуле, тем длиннее становилась его жизнь. Но ведь Сергей Викторович сказал, что не любит игры. Врет, что ли? Наверняка сам днями и ночами в виртуалке торчит.
  - Ну, а все-таки?..
  - Нет.
  - Почему? Сколько вам лет? Что в этом такого? Вот мне - двадцать! И я не делаю из этого тайны!
  Начальник, уже не зная, как от меня отделаться, нервно застучал пальцами по черной глади панели.
  - Не твое дело, сколько мне лет. Ты хочешь домой вернуться? Вспоминай, может, ты что-то заметила необычное вчера? Следов крови на траве не было видно?
  Я чешу нос, задумавшись, затем качаю головой.
  - Говорю же, что все было, как обычно! Коровы паслись, бык мычал, крабы убирали за ними, мухи летали, солнышко светило. Никого постороннего на пастбищах не было.
  Сергей Викторович неодобрительно мотнул головой:
  - Ты уверена? Ты понимаешь, это очень важно, пропажа быка. У нас в Закрытой Зоне ничего пропасть не может, это в принципе невозможно. Воров нет, стена защищает от всяких тварей с земли, сверху стоит зеркалка, снизу - подземные трассы. Он не мог испариться без следа!
  - Я, правда, не знаю, куда этот треклятый Гришка делся! Сергей Викторович, мне самой очень интересно узнать. Вон, смотрите! Уже рассвело, и бык еще с нами!
  Мы просматривали запись за шесть утра, когда крабы выводили коров на поляну пастись. В те часы рассветало, на улице еще было прохладно. Зеркалка (щит над фермой) в это время года представляла собой невидимые лучевые струи, а не сплошной покров. Утренняя прохлада свободно проходила на нашу территорию, опускаясь на траву прозрачными росинками, превращая ее в сверкающее изумрудами полотно.
  Камера засняла даже такую мелочь, как пар изо рта коров, а не только росу на траве.
  Гришка, чем-то недовольный, мычал, время от времени застывая на ходу и отказываясь идти дальше к своему бугорку. Робот, что вел его на привязи, останавливался следом за ним, давал быку промычаться, затем ненавязчиво дергал за веревку, и Гришка вновь продолжал движение.
  Вот они проходят мимо небольшого ручейка, бык устремляется к воде. Жадно пьет, затем вновь лениво идет следом за роботом. Парочка благополучно дошла до места назначения. Краб торжественно привязывает веревку к колышку, а потом вдруг так же торжественно отвязывает ее. Затем началось нечто такое, отчего у нас на пару с Сергеем Викторовичем челюсти отвалились.
  Роботы, что ухаживали за коровами, выглядят точь-в-точь, как метровые крабы. Имеют красную окраску, десять ног, из которых две передние - клешни. Клешни не острые, а гладкоконечные, заменяют пальцы доярок.
  Так вот, краб, что приглядывал за Гришкой, решил по-своему использовать свои клешни. Выставив их вперед себя наподобие рогов, он предварительно отошел в сторону на десять метров, разбежался и со всей силы боднул быка в толстый бок. Тут надо сказать, что роботы-крабы на ферме способны поднять метровагоны весом в восемьдесят тонн и пронести их из одного конца Зоны до другого на своей спине. Другими словами роботы обладают неимоверной силой.
  Бык от удара подлетел вверх, упал на спину краба, что была создана в форме панциря, пару раз подпрыгнул на ней, как мячик на ракетке. А затем краб, подобравшись, отбросил быка в сторону. Полет быка нас впечатлил - он взлетел, по касательной начав набирать высоту. Пролетел над коровами внизу, поднялся до уровня верха стены и с разъяренным воплем скрылся среди высоких елей, растущих уже на свободных землях. Мы услышали треск сломанных веток и дикий рев еще живого быка, очутившегося вне защиты Закрытой Зоны. Ревел он недолго, через пару минут по поляне с коровами, дружно смотрящих в одну сторону - сторону улетевшего за стену быка, поплыла тишина. Мы услышали шелест мохнатых лап елей под ветром, плеск воды в ручейке, ничего более не портило пасторальную картину мирно пасущихся на лугу коров.
  Увиденное меня впечатлило. И моего начальника тоже. Мы, раскрыв рот, увидели продолжение: краб, устроивший корриду, спокойно пошел за лопатой. Затем он старательно подобрал лепешки, вывалившиеся из быка в момент полета, и отвез их в общую навозную кучу.
  - Это... это что сейчас было? - выдавил из себя потрясенный шеф. - Я спрашиваю, это что сейчас было?!
  А мне-то откуда знать? Я развернула свернутую на панель запись камеры в павильоне за раннее утро. Мы увидели, как я сижу за рабочим столом и мирно пью кофе. Я поняла, что проскочила искомый момент, и промотала запись назад. Вскоре выяснилось, что, как раз в тот момент, когда краб начал развязывать быка от колышка, я ушла готовить себе кофе. Вопли быка я не услышала из-за жужжания кофеварки. Когда шум агрегата стих, и краб убрал экскременты быка, я села за мониторы с радостной улыбкой пить кофе.
  - Я сама в шоке, - ответила я.
  В этот момент вернулся Ваня, о котором мы совершенно забыли. Радостно улыбаясь после разговора с женой (чем меня здорово огорчил), он подошел к нам и с удивлением спросил:
  - Что такие бледные? Нашли что-нибудь?
  - Нашли, - отвечает Сергей. - Ула, прокрути запись назад. Ты глянь, Вань, что роботы вытворяют. Ула!?
  Окрик начальника вывел меня из задумчивости, я послушно забегала пальцами по клаве. На видеозаписи ничего не изменилось, все повторилось точь-в-точь, как и было три минуты назад. Нам с шефом ничего не показалось. Робот действительно запустил быка в полет, выкинув его за стену Закрытой Зоны.
  - М-да, - протянул Ваня, подняв брови. - Прокрути еще раз, я чего-то недопонял. Робот вышвырнул быка за стену? Ульяна, повторите.
  Я снова проматываю запись назад и уже в третий раз вижу полет быка.
  - Стоп! - сказал шеф мне в тот момент, когда краб смотрел на парящего, аки птица Гришку. - Увеличь изображение робота. Какой серийный номер на панцире?
  Я увеличила изображение краба. На его спине четко обозначились цифры "355534к".
  - Мне все ясно, - сложив руки на груди, Ваня уверенно начал объяснять нам дальнейший порядок действий. - Мы с тобой, Сергей, сейчас пойдем пробивать информацию по роботу. Кто, где, когда создал его, а особенно, кто программировал. Роботы на фермы простые, созданы не с помощью нанитов. Согласись, чтобы дать крабу подобное задание, нужно самому иметь код доступа к перепрограммированию роботов. Забираем краба в мастерскую, его там осмотрят и дадут нам список тех, кто вносил в последнее время изменения в программу. А вы, Ульяна... Вынужден вас задержать до выяснения причин поломки робота. За последние две недели вы имели неограниченный доступ к крабу. У вас есть диплом нанотехника?
  - Есть, - без особого энтузиазма сообщила я. - У всех людей, работающих наблюдателями, он есть.
  - Какой у вас код личности по паспорту?
  - 6505345999, - еще грустней сказала я.
  - Мне нужна копия вашего паспорта, - потребовал Ваня. - Вы можете мне ее предоставить? Она у вас с собой? И куда только делось все его обаяние? Этот холодный мужчина пугал меня больше, чем взбесившийся робот. Сергей Викторович перебил нас:
  - Я скину тебе инфу о ней. Ула работает на меня не первый день, все данные есть.
  - Да я прямо щас могу все предоставить. Где мой смартфон...
  - Не надо, - остановил он меня на полпути к кровати, на которой лежал смартфон. - Сергей мне все даст. Ульяна, мне не придется ставить здесь охрану? Вы разумная девочка и никуда не убежите?
  - Не надо, я разумная! Я очень-очень разумная, - заверила я его. - Я не виновата! Зачем мне менять программу краба? Да мне даже в голову не придет такое! Это ж надо же... Поставить ему задачу выкинуть быка за стену!
  - А это мы выясним! И скинь видеозапись в мой личный кабинет в Сети.
  Ваня повернулся к клаве, включил пространственный "Word". Набрал свой адрес, в воздухе высветилось черным цветом "ZZRеrshov.world.ru". "ZZR" - надо полагать, это Закрытая Зона нашего города России.
  - Я здесь ни при чем! - жалобно промямлила я.
  До меня только сейчас стал доходить весь ужас сложившейся ситуации.
  Незаконное перепрограммирование любой системы на убийство живого существа - это уголовное преступление. Уж лучше бы я сама быка выкинула за стену, тогда отделалась бы легким штрафом! Наш чокнутый робот явно побывал в руках хакера.
  В нашем мире, где Сеть управляет всем, хакерство карается смертной казнью. В любом из пятисот оставшихся городов во всем мире, несмотря на малочисленность расы, хакеров казнят в их игровых сетевых капсулах, в ИСКах. Все понимают, что ничего не стоит проникнуть в систему игровой кабины и отключить нейронную связь между мозгом человека и его персонажем, находящимся онлайн в Сети. Если сделать это без подготовки, человек, конечно, не умрет, но гарантировано сотрет половину собственного мозга.
  Именно поэтому хакер считается преступником номер один. Да, сейчас нет людей, которые не владели бы языками программирования. Почти все люди, начиная с возраста семи лет, спокойно могут написать программу для робота-уборщика. Но никто этого не делает без официального разрешения. Чтобы вживлять программы в роботов, нужно было получить соответствующий диплом. И у меня есть подобный документ. То есть, я могу менять исходные кода роботов в случае рабочей необходимости. Здесь проходит тонкая грань между законным проникновением в систему и хакерством.
  - Вы меня подозреваете в хакерстве? - с ужасом уточнила я.
  Разумеется, ни шеф, ни Ваня не дали мне прямого ответа. Они культурно промолчали. Еще бы. Как нельзя кричать "убийца" без доказательств, так и нельзя обвинять в хакерстве без веских улик.
  - Не суетись раньше времени, - криво улыбнулся шеф. - Если на тебе нет вины, никто тебя и пальцем не тронет. И завтра ты вернешься домой с зарплатой на карте. В мастерской посмотрят робота, найдут того, кто последний проник в алгоритм его действий, изменил исходник. Ты сейчас вышли парочку коптеров за стену, куда бык приземлился. Посмотрим, осталось от него чего.
  - Думаешь, он еще жив? - криво усмехнулся своими пухлыми губами Ваня. - Он упал с высоты в десять метров, ничего целого не осталось. Скорость полета была как у скайрайдера. Что ты хочешь найти? За стеной твари голодные ходят, уверен, от быка даже костей не осталось. Пару дней назад видел черного медведя с мой рост, когда возвращался из города. Бродит по округе, я хотел пойти поохотиться. Медведи падалью питаются, ему твой бык на один укус. Кроме медведя в тайге есть кому полакомиться парнокопытным.
  - Съели его, думаешь? - задумчиво спросил Сергей. - Согласен. От быка вряд ли что-то осталось. Ула, не надо коптеров. Продолжай наблюдать в обычном режиме. Если с тебя снимут подозрения, доплачу как за переработку. Часа через два сообщу результат обследования робота. Грузовой скайрайдер на месте?
  - Да, - киваю головой. - На общей стоянке.
  - Заряжен? - поинтересовался Ваня.
  - Должен быть, роботы следят за его состоянием. Сейчас глянем.
  Я на всякий случай поворачиваюсь к панели управления, вызываю на один из экранов изображение грузового скайрайдера, внешне напоминающего черную резиновую лодку. Индикатор заряда показал полную готовность.
  - Какой номер сломавшегося робота? - спросил Сергей.
  - 355534к, - я вывожу на другой экран застывший кадр, на котором краб застыл в момент полета быка. - Этот класс роботов полуавтономный, не зависит от Сети. Подчиняется звуковым приказам. В данный момент два человека способны распоряжаться им - я и вы, Сергей Викторович.
  - Понял, - кивнул головой шеф. - Прикажи, пусть подготовит грузовой скайрайдер. Проверим, как робот выполняет текущие команды.
  Я взяла головной микрофон. Надев его, включила громкую уличную связь. Развернула изображения, поступающие онлайн с камер, на все десять мониторов перед нами. Найдя глюканувший робот, вывела картинку с ним на центральный экран. По поляне вокруг павильона разнесся мой голос:
  - Номер 355534к, подготовь грузовой скайрайдер Љ345 к запуску. Номер 355534к, приказываю подготовить грузовой скайрайдер Љ345 к взлету.
  Мы внимательно наблюдали, как краб, перебирая конечностями, подбежал к скайрайдеру. Протянув клешню к кнопке запуска, расположенной с левого бока, он включил его. Завибрировав, машина плавно поднялась на десять сантиметров над землей. Я бросила взгляд на экран с показателями скайрайдера - сбоев в системе не было.
  - Пусть залазит внутрь и ждет нас, - тихо скомандовал Сергей Викторович.
  - Љ355534к, приказываю забраться в грузовой скайрайдер Љ345 и подготовиться к полету. Љ355534к, приказываю забраться в грузовой скайрайдер Љ345 и подготовиться к полету.
  Краб, распрямив свои ноги, перемахнул через покатый бортик машины. Поджав под себя все конечности, он улегся на овальном дне, заняв треть свободного места.
  - Неплохо, - бросив на меня взгляд сверху вниз, заметил Ваня. - Он слушается команды, это хорошо. Для нас это хорошо, проблем с доставкой в мастерскую не будет.
  - Да, - согласился с ним шеф. - Все, пошли. Ула, я запрещаю тебе покидать свое рабочее место. Сама понимаешь, какая ситуация сложилась. Не станем усложнять друг другу жизнь. Поняла?
  - Угу, - ответила я.
  - Что ж... мы пошли, - кивнув мне на прощанье, Сергей двинулся к выходу.
  Следом за ним, ничего мне не сказав, из павильона вышел и Ваня, невероятно сексуальный директор Закрытой Зоны России.
  Я посмотрела через камеры, как они подходят к стоянке с грузовыми скайрайдерами. Там кроме машины с крабом лежали на земле еще три плоских, сверкающих черной, гладкой поверхностью ская. Мой, шефа и Вани.
  Глюканутый робот не препятствовал, мужчины забрались внутрь грузовика. Ваня встал у панели управления, а Сергей склонился над роботом, внимательно разглядывая его панцирь. Через пару минут четырехметровая махина взмыла в воздух, поднялась на десять метров над землей и двинулась на северо-запад, в сторону сервисного центра, обслуживающего роботов.
  Высокое начальство улетело, а я продолжала нервничать. Что-то на уровне подсознания не давало мне расслабиться. Что-то очень важное я упускала из виду.
  Я скопировала видеозапись с полетом быка, выслала ее на адрес Вани, и все это время никак не могла схватить ускользающую, как испуганный котенок, мысль за хвост.
   Выпитые две кружки кофе с утра дали о себе знать, мне захотелось в туалет. Направив свои стопы в нужную сторону, я окунулась в омут памяти, хмурясь. И вдруг остановилась на полпути к туалету, остолбенев посреди узкого коридора, разделяющего растущие кусты огурцов и помидоров. Ну, конечно же! Этот злосчастный номер 355534к! Именно в его программный код мне пришлось залазить две недели назад, когда вернули Гришку в стадо после осеменения коров! Мне пришлось добавить функцию ухаживания за быком в его систему! Чтобы привязывал Гришку к колышку, торчащему в центре небольшого бугорка! Чтобы держал подальше быка от коров!
  Мысли одна вслед за другой, как волны на морской пляж, набросились на меня.
  Это что же получается? Последний, кто влазил в исходный код краба - это была я? И в мастерской это увидят!
  У всех роботов есть такая опция - обмен данными между сервисными службами и им самим. Подключаясь к Сети раз в сутки, роботы получают информацию о кодах личностей, имеющих право на перепрограммирование. Таким образом, они узнают, кому можно давать доступ к своей программе. Мне пришлось набирать свой код личности, чтобы получить доступ к изменению в программе краба. Но не это было главным!
  Главное же заключалось в том, что никто не увидит, что именно я меняла. В журнале управления роботом нет такой функции, которая сообщала бы последовательность действий, совершенных мною в его системе. То есть! Можно легко обвинить меня в том, что именно я запрограммировала робота на безумный поступок! Невозможно было доказать, что я вносила приказы на ухаживание за быком, а не на запуск несчастного создания в полет.
  Мои ноги подкосились, и я плюхнулась на пол. Если не будет выявлен вход в систему еще кого-то после меня, мне вкатят обвинение в хакерстве. И тогда все, миру оффлайн. Вот же я вляпалась! И что теперь делать?
Оценка: 9.56*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Колесникова "Истинная пара: а вампиры у вас тихие?" (Любовное фэнтези) | | Н.Лакомка "Любовная косточка" (Короткий любовный роман) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Любовное фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Чужих детей не бывает" (Попаданцы в другие миры) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Ясная "Академия Семи Ветров. Спасти дракона" (Любовное фэнтези) | | Т.Блэк "Невинность на продажу" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Дурашка в столичной академии" (Городское фэнтези) | | А.Субботина "Мальвина" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"